Samiel Юлия В: другие произведения.

Танар

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если Вы сможете изменять мир вокруг вас, увидеть варианты развития будущего и будете оказываться в точке изменения событий всегда

ТАНАР

О происхождении Орденов Границы



В общем, это было давным-давно, миры были молоды, идеи еще моложе. Очень давно, сейчас о таких событиях вряд ли кто помнит, время просто легендарное в прямом смысле этого определения.
Великие хайши - которые не знали смерти, тогда основали свой первый город Эстатикон, вышли к звездам обшарили всю Вселенную. Их утомила яркая и блестящая игрушка, подчиняющаяся законам, прочитанным хайшами в течение первых 15 столетий, они ударились в философию, религию, психологию и социологию.
Каждый новый мир открытый неуемными искателями приключений вызывал всплеск эмоций у прагматичных скептиков хайшей, новые расы и народы с удовольствием изучались и принимались в ряды партнеров, очень часто не смотря на их открытую враждебность.
Жили хайши долго, безумно долго, по человеческим меркам. Неизвестно по каким причинам они стали меняться, у них стали обнаруживаться странные способности, которые больше походили на магию, чем на науку. В Эстатиконе организовали целую школу, где граждан обучали управлять таким богатством. Прагматики прекрасно понимали, что неконтролируемые способности могут убить их обладателей.
Одного из хайш, наделенного совсем не ординарными способностями звали Тха СИ А Рен (Идущий за звездой, так переводится это имя), в наследство он получил довольно приличную сумму денег, умудрившись выгодно вложить её, но его всегда утомляли долгие перелеты из одного мира в другой. Исследуя феномены пространства и времени, он тогда и открыл возможность пересечения миров через Границу и Врата.
Поэтому космические всякие транспорты стали не нужны, и толпы желающих бросились использовать новый вид транспорта.
С проводником - умеющим видеть Границу и пересекать её, можно было попасть в любое место, пронеся с собой лишь то, что сможешь унести. Но все в мирах должно быть уравновешено, поэтому эти путешествия привели к открытию врат Тьмы, которая тоже здраво рассудила, что Граница лучшее место для распространения своей власти.
Тьма начала пожирать миры с помощью войн и насилия, топя их в крови. Ликон (знающий Путь - такое имя получил Тха СИ А Рен) вынужден был создать отряды по охране Границы между мирами, но через некоторое время адепты границы начали сходить с ума от долгого нахождения на Границе. Так было создано первое правило Рыцаря - дозор на границы стоит всего месяц стандартного исчисления.
Страх перед мирами и побочными эффектами Границы заставил большую часть путешественников вернуться к традиционным способам. Затем были сконструированы пространственные врата, мало, чем отличающиеся от врат Границы, но более безопасные, так как их пересекали на космическом корабле и грузы тоже они пропускали. Мирами завладела теория пространственного скачка.
Но Граница продолжала жить и шесть бывших пограничников создали шесть Орденов Границы.
Для её охраны со стороны Света и. Со стороны Тьмы. Ордена разошлись: три на Светлую сторону, а три на Темную. Вот так и появились Ордена Атриад, Тайш и Эксен.
Постепенно всплеск способностей среди хайш заметно спал, так как часть хайш причудливо смешало свою кровь в других мирах, дав начала нескольким сотням, а может быть тысячам королевских домов. Со временем Эстатикон пришел в упадок, а война с миром Дженекки стерла его с лица земли.
А дальше.. дальше Ликон ушел, никогда никто не узнает куда. Его призрак видят Магистры трех Орденов светлой части мира.
Вероятно, произошло это после того, как он назвал свое настоящее имя на Границе, и Глава Совета Преисподней Итакар получил над ним определенную власть. Посему всегда на Границе называют прозвище.
С Итакаром связано ещё одно правило. Итакар вообще любил логические вопросы, по слухам инквизицию придумал он для собственного развлечения. Чтобы не потеряться в паутине Итакара создано такое правило
- Задав вопрос Рыцарю Ордена, ты либо получишь ответ либо не получишь ничего. Сам Итакар был убит в Первой войне Границе Магистром Ордена Эксен Айтмиаром, которого поддерживали три темных Ордена Границы.

"Под Путем Воина понимается смерть

Он означает стремление к гибели

Всегда, когда есть выбор

между Жизнью и смертью.

И ничего более..."

"Книга пяти колец"

Пролог

Над озером проплывали облака, легкие как пух. Девушка лет двадцатипяти сидела на черном с серебром плаще, расстеленном на берегу, она смотрела на воду. За ее спиной подобно зверю возвышался корабль "Идре".
Девушка расплела косу и волосы как мантия укрыли ее. Шальной ветерок попытался их подбросить и запутать, но это оказалось ему не под силу. Отражающееся в воде лицо девушки было слегка не верным. Черно-карие глаза задумчиво обращались в прошлое. Над левой бровью почти на виске, иронично подергиваясь в воде, стоял знак: римская пятерка в кольце из двух стрелок. Чуть загорелую кожу подчеркивала белоснежная блузка с ажурным воротником и широкими манжетами. Ее странный наряд дополнялся черными брюками с широким поясам, которые были заправлены в высокие сапожки, не доходящие до колен. Странный серебряный узор покрывал всю переднюю часть этой обуви. На левой руке девушки был одет перстень с камнем, который отражал свет. Его хозяйка знала многое, границ ее знаниям и умениям не определил никто.
У нее было множество имен на многих языках Вселенной. Чаще всего она представлялась - Юноми (вечный ученик мира). Ее боялись и уважали, любили и ненавидели. За глаза называли Арвиде (правда космоса), враги говорили о ней -Танар (обреченная). Юноми прекрасно знала об этом.
Не боясь ничего, она боялась саму себя. Иногда ее возможности подходили к Пределу. Но никогда и никому она не могла сказать об этом. Юноми была Магистром Атриад и это обязывало ко многому.
Она сидела у воды и мысленно начинала все с нуля. В который раз?

Пройдешь сквозь искушения -

Появятся знамения,

Судьбу тебе откроют

Сквозь ложь и сеть обманов,

Все планы перекроят

Как тысячи туманов...

Эпизод первый "Начало"

Арде ушла из дома. Мать с отцом - королем, больше любят брата; все равно больше чем Арде, их не любит никто. Причина этого всего в появлении Арде в этом доме. Старая няня рассказывала, будто Арде нашли в пустом корабле, продрейфовавшем к планете. Сначала домом маленькой девочки стал приют в Ликсе. Туда случайно заглянули наследник престола с женой. Девочка со сложным именем Эдриса-Альтерес покорила их. Может, тогда у них и возникло чувство, напоминающее любовь. Няня говорила, они были счастливы, и взяли Арде к себе, сменив имя на более короткое, сохранив смысл.
Через пять лет, появился брат. Сравнивая детей, все говорили, что Арде "не от мира сего", а тихий и безвольный Деррик - идеальный ребенок.
Арде поняла, что она лишняя в этом доме и поступила в школу навигаторов. Родители даже не интересовались Арде. Как назло, она закончила школу лучшей в выпуске.
Вручали медали после школы Эльхель во дворце, в том году это в первый раз делал Деррик. Арде представила еще раз его ошарашенную физиономию и улыбнулась. Потом была большая ссора с родителями, результат который бал налицо - Арде шла куда глаза глядят - подальше от этих мест. В кармане лежал патент на должность младшего навигатора крейсера Вольной Конфедерации "Брайт".
Конечно, лучше бы на имперский, там плата больше, но куда с таким образованием. По дороге она собиралась зайти к Алеку и сказать, где искать ее в случае..., хотя зачем?
Арде вышла на автостраду, мимо не касаясь земли, пронеслись две или три машины. Она пошла по направлению к порту, который шумел далеко отсюда. Ее догнал симпатичный высокий парень в серо-черном одеянии, которое развевалось на ветру.
-Привет, не подскажешь как до порта добраться?
-Иди со мной, если хочешь, - Арде было все равно, и попутчик и устраивал, и не устраивал ее.
Пытливый взгляд его серо-голубых глаз заставил остановиться. Он спрашивал! Спрашивал, не открывая,рта! Арде подумала: "Хоть бы для приличия губами пошевелил."
- Как зовут такую красивую девушку? - спросил парень вслух.
- Арде, - фыркнула девушка свое имя.
- Я, Тарик, - представил парень, - Зачем ты идешь в порт?
- По делу.
- А, младший навигатор на "Брайт". Ты, зря ,так на меня злишься, я всего лишь командир эскадрильи исследователей.
Арде удивилась:
- Как ты это делаешь?
- Секрет, но если будет плохо, найди меня. Может, научу.
- Где тебя искать во Вселенной?
- В Лакрисе всегда знают, где искать Тарика Авенора.
- Спасибо за Совет.
Из-за гор показался шпиль контрольной башни.
- Порт там, - Арде сворачивала левее к Алеку.
-Спасибо,- Тарик улыбнулся, но как-то грустно.
Арде встретила мать Алека, которая рассказала, что Алек погиб. Арде заплакала в последний раз в жизни (тогда ей так показалась). Быстро схватив свои вещи, она буквально помчалась на "Брайт".
На свою удачу она вновь встретила Тарика. Его серьезный вид абсолютно не смутил Арде, она уткнулась в его плечо и дала волю слезам. Тарик молча завернул ее в свой плащ и усадил в машину, которая отвезла их в какой-то домик на окраине.
Тарик дал время выплакаться, затем, убрав со лба свои светлые , с чуть завивающимися концами, волосы, сказал:
- Больше никогда не плачь.
Он указал на зеркало, где отразилась Арде. Восемнадцатилетняя девченка с растрепанными волосами, которые сохранили следы косичек, не доходивших до плеч.
- Не порть такие выразительные черно-карие глаза, - Тарик взял ее за подбородок, - Обещай мне больше не плакать.
Арде кивнула. Тарик указал на зеркало еще раз:
- Смотри.
В зерколе отразилась Арде... Только... Волосы в косу на плече. Форма сохранила архаичность Империи. Мейнкори!
Арде обернулась, Тарик развел руками:
- Каждый видит в нем то, что хочет.
Он отвел Арде на "Брайт". А через год Арде сдала вступительные экзамены в Карст.
После пяти лет Арде вернулась в Лакрис, где без труда нашла Тарика. Он предложил сходить на одно собрание. Арде согласилась.

Эпизод второй "Перекресток"

Много лет спустя Арде тщетно пыталась вспомнить свое первое впечатление о собрании Вольницы. Сознание всегда раздваивалось перед необходимостью понять происходящее.
Дело даже не в том, что пещера отнюдь не подходила под лекционный зал, хотя в этом возможно был дополнительный смысл, который ускользал от Арде...
Впервые Арде увидела Тарика в роли Наставника. Талантливый оратор, как оказалось позднее,Учитель Сандзары верил в то, о чем говорил и вера наполняла его Светом...
Сила Учителей давала слишком много и защищала от большинства неприятностей... Вся атмосфера собрания настраивала на философское понимание происходящего, здесь нет определенной темы, есть только этика и мораль, хотя странное чувство, что это только вершинка айсберга не покидало Арде.
Вольница считалась кузницей кадров для Орденов. Именно на таких собраниях проверялась "годность" кандидатов. И только Вольнице скрыто подчинялся знаменитый корпус Рейнджеров, снискавший славу в мире Империи и Первой Конфедерации...
"Выбор - это то, что отличает человека от иных существ во Вселенной, способность ограничить выбор моральными рамками, тоже есть только у человека"- Тарик сходил с импровизированной кафедры, произнеся эти слова специально для Арде..

Эпизод третий "Тарик"

Арде сидела в проеме окна разрушенного здания. Перед ней в лучах восходящего солнца дымился город.
Корпус Рейнджеров взял Артену. Где-то в душе что-то пыталось опротестовать это безумие. Гнев подкрался к горлу и застрял где-то на полпути. Руки непроизвольно сложились в знак...
На стену рядом облокотился Тарик.
- Зачем?
Тарик с грустью посмотрел на Арде:
- Этого никто не знает. Этот путь не для тебя. Я знал это с того момента, когда встретил тебя. Эхсе артите (Ты выше). Гнев не лучшие в этом мире. Покой лучше гнева. Извини, я ухожу.
Тарик рассыпался. Откуда-то снизу раздалась команда. Арде нехотя спустилась по лестнице. Ее взгляд был готов испепелить офицера, стоявшего перед строем и желавшего отчитать Арде.
Трайдена год спустя....
Тот же офицер пытается расстрелять старушку...Арде выбивает у него из рук оружие. От ее взгляда офицер готов сделать все что угодно, ради спасения своей шкуры. Арде собиралась уходить, но спасенная преградила ей путь: -На тебя будут сыпаться неприятности, но каждая из них будет добавлять тебе пять лет жизни. Это будет и тяжело и просто.
Арде готова была сказать нечто не цензурное, но старушка довольно проворно исчезла в развалинах.
Арде посмотрела на небо и подумала, что это все бред. В дальнейшем ей пришлось осознать это предсказание.
Дела корпуса шли все хуже и хуже. Ненависть к нему была безгранична; хотя все признавали, что Корпус, совершая свои подвиги, не нарушал ни одну из норм морали Вселенной. Данные нарушения он предоставлял остальным соединениям.
При налете на Кострену Арде была ранена. Лежа в местной клинике, она мечтала. Правое плечо, крепко перебинтованное врачами, периодически давало знать о себе высокой температурой и потерей сознания.
Выйдя из очередного забытья, Арде с удивлением увидела у своей постели Тарика. Поговорить не удалось- очередной приступ заставил забыть всё на свете. Тарику пришлось остаться на две длинных недели:
Арде, придя в сознание (сколько прошло времени?), нашла в себе силы спросить:
- Почему ты со мной возишься?
- Я не могу тебе этого объяснить. Это нечто необычное.
- То есть?
- Ты видела зеркало... По-моему оно вполне красноречиво.
Через двое суток забытья разговор касался Орденов.
Ордена это выше чем Вольница. О них мечтают все. Говорят что в Орден берут за уникальные способности. Быть кандидатом в какой-нибудь Орден - высшая честь. Если бы Арде могла объяснить это Тарику, как об этом пел астере. Хорошо, что он понял все без слов.
Но у Магистра были другие вопросы:
- Кстати, Арде, каково мнение местных эскулапов?
- Безнадежна!
- Это глупость. Я попробую тебе помочь. Ты сильнее всех своих неприятностей.
Выпей это, - Тарик протянул стакан с чем-то странного зеленого цвета.
- Что это?
- Трава, название знать пока не стоит...
Арде подчинилась и расслабилась под действием напитка. Где-то в полусне она видела парящие над ней руки Тарика. От них исходил голубой свет дарящий покой.
Арде спустя много лет попробует этот метод в полную силу и сможет понять как чувствовал себя Тарик после этого действия. Но время бежало дальше, и через месяц Арде отправилась в "любимый" корпус. С ней произошло нечто странное, нет, Арде не "сломалась"; просто теперь она терпеть не могла лжи. Самое странное она часто "слышала" мысли, окружающих её людей. Именно этим поразил её Тарик при встрече.
Арде с удивлением узнала что переводиться в ИКИ (Имперскую спецкоманду). Не сказать чтобы данный факт обрадовал Арде, но смена обстановки могла разннобразить жизнь..
Карист, производивший досмотр вещей Арде, неосторожно заметил вслух, что лейвист могла бы и по-больше вещей собрать за год службы...
Уже в Лакрисе, Арде долго держала нераспечатанное письмо Алека. Когда-то, в прошлой жизни, его привез Тарик спустя год после смерти автора...
Тарик всегда живет вне времени и вне Мира. Отчасти, это правда, но только отчасти... Тарик, Магистр Атриад, обретал себя в Эктерде - городе без времени и места...
Арде без сожаления выбросила нераспечатанное письмо, с прошлым покончено. Sabien (Все будет так как ты пожелаешь).

Эпизод четвертый "Чаша Аксилан"

Империи всегда везло на почве нахождения неприятностей. Чтобы выжить, молодое государство устраивало небольшие войны. Они составляля все её существование.
Корабль Арде сбили над Аксиланами. Попытка выбраться из местных джунглей не дала результатов. Так что вопрос пленения оставался делом некоторого времени. Арде ловили две недели.
Может поэтому, когда её привязывали к колонне в каком-то полуразрушенном здании трое местных в черных балахонах, Арде смотрела на них как на своеобразное спасение. Местное начальство пыталось выяснить причины появление Арде в этом Мире, но безрезультатно.
Потом были очередные голодные сутки, под проливным дождем. Какая-то женщина принесла ей стакан чистой воды (глиняная кружка с отбитыми краями). Вот уж вид этой самаритянки никак не соответствовал обстановке. Слишком длинная хламида путалась в лесных зарослях, а волосы странного цвета были впутаны в невообразимый гребень, соответственно точный возраст женщины Арде не в состоянии была угадать. Следующий раз вода была принесена в причудливо украшенной чаше. Вода или все же нечто другое? Арде отпила и началось нечто невообразимое...
Из голубого тумана появилась комета, прочертившая черное беззвездное небо, затем она пропала в пустоте... Небо стало голубым с белыми безмятежными облаками и практически ярким солнцем. Солнце слилось с Луной, мгновенно вспыхнули звезды, а на их фоне скрестились два меча.
Арде очнулась. Сильный невесть откуда взявшийся ветер трепал изодранную "имперку".
Было зябко, сырость напоминала осеннюю. Стража терпеливо мерзла у входа в развалины.
Тарик не откликался на зов...
Хлынувший дождь заставил девушку собраться в комок от холода. В этом буйстве стихии появилась женщина, поившая Арде, и протянула страже какую-то трубочку.
Арде была развязана и отведена в храм, где правила жрица, спасавшая девушку. Уже через много лет Юноми попытается найти в мирах Аксилан этот храм, но, проплутав в джунглях месяц вернется ни с чем.
Пока же Арде уложили спать, вручив вместо "имперки" тунику, в очередной раз напоив травяным настоем. На этот раз обошлось без видений.
Утром форму вернули, вместе с оружимем, чему Арде поразилась, плюс к этим чудесам форму привели в более или менее сносное состояние. Ей приказали следовать за жрицей в глубины храма, где на алтаре стояла уже знакомая Арде чаша, светившаяся в темном помещении.
Заглянув внутрь, Арде увидела точную копию зеркала Тарика. Почему в этот момент она думала о Магистре? Вызов по-прежнему не срабатывал...
Стоило Арде так подумать, и к потолку рванулся столб света, жрица благоговейно упала на колени.
По световому столбу пробежала рябь, превратившаяся в две спирали, которые начали вращаться в противоположных направлениях.
Легкое касание вывело Арде из состояния очарованности происходящим. За её спиной стоял Тарик собственной персоной, как всегда спокоен до безразличия. Если бы кто-нибудь заглянул в душу Магистра - он бы понял каких усилий это ему стоило.
Арде не понимала происходящего, в памяти осталось лишь объяснение Тарика, касающиеся феномена чаши. Империя страстно желала обладать таким артефактом, так как она могла дать возможность подчинить Врата Эктерда, Ордена и Вольницу. Она хранила мир Аксилан от вторжений, если она попадала в руки человека достойного, то могла усилить его мысли и способности. Так сюда попал Тарик. Сейчас чаша была и экраном и кратчайшим путем в Эктерд. У жрицы не хватит сил "запустить" чашу... Но в Эктерд можно пройти только через неё.

Эпизод пятый "Эктерд"

Эктерд - город в Бесконечности, Есть выход, вход и Врата. Тарик впервые показал Арде Эктерд после лечения. У входа всегда дежурит недремлющий Страж. Его появление всегда ознаменовывается ветром в лицо и мысленным вопросом о личности пришедшего.
В кромешной тьме Арде не видела и не ощущала ничего. Ей удалось лишь "поймать мысленно" кусочки ответа Тарика.
В темноте, повинуясь невидимому приказу, вспыхнула дорога, освещенная с двух сторон звездами, которые гасли за спиной. Такими же звездами освещались на мгновенье контуры зданий. Позади всегда оставалась темнота вечная как Вселенная. Арка с символом Ордена Атриад ярко вспыхнула и властно потянула к себе. Перед Арде предстал огромный зал, его величие всегда будет вести за собой. Магистр усадил Арде в кресло с высокой спинкой. "Закрой глаза,"- взмах руки Тарика в жесте Дороги и перед Арде открылась Граница. Граница Тарика.
Багровые всполохи окружали лестницу в Бесконечности, и начало и конец лестницы терялись в сумрачных глубинах. По обеим сторонам ступенек тянулись две алые линии.
Тарик объяснил, что отступивший за эту линию исключен из чреды путников Границы и будет выброшен в любом из ближайших миров. Миры соскальзывают вниз по этой лестнице, редко поднимаясь по ней. Идти по лестнице необходимо, иначе теряется смысл жизни... Тарик спокойно осмотрелся, он был дома и это чувство передавалось Арде.
Очнувшись от наваждения, она знала чуть больше, чем раньше, но такой поворот дела означал лишь начало.
Магистр указал на Врата, чья серебристая светящаяся арка имела власть над городом, местом и временем, которого в Эктерде нет...
Первый проход был болезненным, казалось, что все тело ломает невидимый мучитель, кружилась голова, эти ощущения еще долго будут преследовать Арде. Врата были самым кратчайшим путем из пункта А в пункт Б. Принцип их действия не мог объяснить никто...

Эпизод шестой "Разочарование"

Арде шла по мощеной дороге к Милькору, старинному замку, где раньше располагались резиденции правителей разных государств. Сейчас в Милькоре правил банк, в котором можно было получить свое жалование. У Арде за пять лет набралось прилично.
Хотелось вернуться домой, посмотреть на братца. Но объявление, извещавшее об окончании финансовых операций в некоторых мирах, привело Арде в состояние шока... Её родной мир "за сопротивление протекторату" был вычеркнут из списка цивилизованных миров.
Арде забрала деньги и устроилась в маленьком отельчике на берегу моря, которое простиралось за Лакрисом. Она понежилась на солнышке, стараясь обходить стороной наемников и прочие военизированные личности. Это было единственное спокойное лето в жизни Арде. И оказалось одним из счастливых... Нат был специалистом по взрывчатым веществам в одном из многочисленных корпусов Имперского Флота. Что это было? Любовь красивая и практически идеальная, но идеальные вещи не могут существовать долго.
Они хрупки как человеческая жизнь... Нат погиб чере полгода по нелепой случайности.
Арде почувствовала пустоту вокруг себя, одиночество и страх. Ей хотелось найти место поопасней и сложить там свою голову. Но... Из пустоты появился Магистр и ЕЁ Величество Граница...
Граница Тарика всегда была из скал и огня. Лестница среди всего этого казалась висящей в воздухе. Несмотря на её размеры, перемещаться по ней страшновато. Тарик этого не замечал. С ним всегда было хорошо на Границе - его боялись. Тогда Чарридаш и компания были пойманы Тариком на незаконном переходе. Арде, которую взяли стажером, Чарридаша увидела впервые. Впечатление он оставлял двойственное, как и положено нарушителю Границы.
Разговор Тарика и Чарридаша велся на одном из диалектов, не доступных стажерам. Судя по жестам, последнему очень хотелось попасть в людские миры, но Тарик не давал своего разрешения на переход Границы.
Внезапно оба собеседника перешли на стандартный:
- Я не дам тебе пройти здесь. Это мой долг,- Тарик, давал понять - Чарридашу здесь делать нечего.
- А я хочу попасть в Миры и попаду любой ценой, - Чарридаш подал знак спутникам. В их руках оказались... мечи, странные по форме и содержанию.
Большая часть из огня, ветра и черного металла.
Меч Тарика, его загадка. Это поименованный клинок, то есть тот кто знает его имя сможет использовать всю его мощь. Эта традиция, которой сотни и тысячи лет.
Тарик кивком выпроводил стажеров за черту. Стажерам Орденов оружия не полагалось, поэтому от них на границе реальной помощи практически нет.
Они еще не Рыцари Орденов, а просто послушники Итриса (дороги трех испытаний). С Тариком в тот день дежурили стажеры: от Ордена Эксен некто Марк, от Ордена Тайш Латир, от Ордена Самадхи Иссен и стажер Ордена Атриад - Арде. Черта на лестнице отделяет Миры друг от друга и от границы. Идущий по черте всегда обязан не вмешиваться в события на границе и в Мирах. Отослав стажеров за черту, Тарик настоял на их непричастности к происходящему.
Бой на Границе зрелище заурядное, путники не обращают на него внимания, как, впрочем, и оставшиеся на охране Границы...
Тарику везло просто фантастически - спутники Главы Совета преисподней ощущали его силу, свои раны они уползали зализывать куда-то вниз по лестнице. Стажеры просто стояли и ждали, развязка могла последовать любая.
Тарик и Чарридаш смотрели друг другу в глаза, один ненавидел, а Магистр казался холодным.
После изматывающего поединка мечи скатились куда-то вниз по ступеням, и поединок продолжался уже по иным правилам. Противники катились вниз по лестнице, пытаясь удушить друг друга.
Страх в глазах стажеров давал о себе знать. "Страх убивает,"- шептал строки Наставления Латир. Иссен и Марк поспешно покинули границу. Все, Итрис для них закончен. Сейчас за их жизнь никто не даст мелкой монетки. они потеряют всё чему учились, способности и знания.
Тяжелый кортик, обладал великолепной балансировкой, поэтому в полете он был прекрасен. Бросая его, Арде переступила Черту. Поэтому рана Чарридаша с легкостью оказалась на её счету. В ответ она ожидала всего, что причиталось обидчикам в этих мирах.
Одновременно два жеста были сделаны сражавшимися. Один- вызывал огненный смерч, а другой - открывал Врата Миров для переступившей черту.
Она очнулась на берегу озера. Озера Тарика. Здесь лечили синдром Предела, бич всех членов Орденов. Места ощущались нетронутыми и безумно красивыми. Они дарили покой и тишину, заставляя забыть всё прошлое, стать собой.
Тарик всегда поражал Арде способностью сочувствовать и помогать. Тарик спасал её самым натуральным образом, у него было право прочитать ей лекцию о ней самой. - Тарик, скажи, почему все чего я касаюсь разлетается в пыль?
- Когда-нибудь ты полюбишь одиночество. Оно спасает определенным образом. Все остальное лишь домыслы твоей милой головки. Одиночество даст шанс выполнить кое-какие задачи, принять некоторые решения. Это тяжело не иметь друзей, хотя есть предостаточно врагов. Ни принадлежать, ни к белому, ни к черному, - Тарик вынул из ножен меч:
- Он одинок и в этом его сила и его слабость. Если на его острие сила сердца, то нет против него оружия.
- Постой, ты хочешь сказать, что собирая на себя все неприятности этого мира я спасаю себя?
- Не подходи к Пределу, и всё будет отлично.
- Что это? - Арде ничего подобного не слышала.
- Момент, когда человек сходит с ума или может натворить глупостей.
- Ты предупреждаешь?
- Да, об опасности, грозящей всем.
- Я могу её избежать?
- Есть два выхода: или отступить, или найти такое место, где можно оставить свой груз навечно.
- Отступать поздно. Скажи, откуда взялась дорога к Пределу?
- Скорее всего это побочный эффект действия Врат, хотя я лично считаю что виновны не только они. Ведь к Пределу близки не Послушники и Рыцари, а прежде всего Вольница.
Арде подумала о том, как преодолевает тягу к Пределу сам Тарик. Умный, добрый Магистр, возможно, иногда слишком строгий и требовательный, но никому это пока не помешало.
Тарик снял с пальца кольцо с ярким голубым камнем:
- Оно покажет тебе, когда начнется твой Путь к Пределу. Он будет темнеть. Кольцо будет всегда на её левой руке, как знак прошлого и настоящего, как символ Магистра.
Тарик предложил взять в руки меч. Довольно тяжелый с лезвием украшенным вязью рунических символов. Магистр чему-то улыбнулся, и, Арде впервые увидела хитрющий взгляд его серых глаз.

Эпизод седьмой "Нет выбора"

Арде бежала по равнине, следом неслись Каратели Лутары, порождение зла, люто ненавидящие имперских офицеров и все живое в их лице. Рядом помощник Никки, а впереди - скалы, плато, где в кровь разбиваются руки и ноги, в клочья рвется "имперка".
Каратели не отставали, умудряясь избегать хитроумных ловушек Арде и Ника. Эти люди выскочили из рабовладения, получили мощное оружие, но остались детьми своего времени. Еще не выветрилась из голов мысль о кровной мести, перенесясь на неместных. Поэтому представители и Империи и Первой Конфедерации гибли здесь чаще всего. Но Империя все же построила здесь базу... А Каратели стали бичом номер один.
Арде удалось забраться выше чем Нику, пытаясь ему помочь, девушка чуть не выронила пакет для Флота. Каратели оказались на скалах под ними. Они быстро и упорно нагоняли беглецов, приближаясь к Нику. Он кричал, чтобы Арде уходила прочь, от гибели обоих нет смысла.
Потом Арде видела, как Ника практически съели живьем, согласно местным традициям. Чувство острой ненависти охватило её. Оставшиеся в сумке две гранаты отправились в костер... Будь проклят мир Лутар с её сырьем для Флота!
Где-то внутри проскальзывала мысль о самоубийстве, но пакет жег руки и был слабый шанс, что никто больше сюда не вернется..
Кольцо почернело, оставляя на руке след, не стиравшийся, но напоминавший ожог.
Только один человек мог сейчас совершить невозможное и его звали - Тарик. Ему можно было задать любой вопрос и либо получить ответ, либо не получить ничего.
- Ну почему, почему это случается со мной?
- Это твой Путь...
- Я не хочу, чтобы из-за меня гибли люди!
- Ты же сама можешь их спасти.
- Как, Магистр?
- Ценой своей жизни. Поверь мне, это будет тяжкая ноша.
Можно получить все и не получить ничего одновременно. - У меня уже есть одно проклятье, почему бы, не добавить к нему еще одно?- усмехнулась Арде.
- Ты не торопишься?
- Тарик! Я не принадлежу к неженкам.
- Ты странный человек, Арде, ради погибшего человека отказываешься от всего..., - взгляд Тарика изменился, став жестоким.
- Но согласись, получаю чуть больше, и так не плохо, получается. Ты ведь проверяешь, гожусь ли я в Послушники, не так ли?
- Ты не догадываешься, насколько долог срок послушания. Пока не погибнет кто-то из Рыцарей, тебе в Орден не войти
- Я знаю, Магистр.
- Ты не сможешь воспользоваться Вратами Эктерда, пока не пройдешь по Итрису (Путь трех испытаний). Я не смогу тебе помочь.
- Что значит Итрис, Магистр?
- Путь Искушений, никто никогда не знает, какими они будут для конкретного Послушника.
- Пусть будет так. Я хочу пройти по этой дороге.
Тарик оглянулся, за его спиной сиял Эктерд, непреступный и вечный. Магистр внимательно всматривался в знакомые очертания, принимая решение. Он догадывался, что Арде суждено превзойти его. Со вздохом он начал читать Посвящение Послушника:
Идущий осилит когда-то Дорогу
Сомненья ведут за собою тревогу
Надеждам судьба рассыпаться во прах
А вера убивает посеянный страх.
От имени Мира и силы Границы
Я предрекаю что это случится
Когда подойдешь ты к незримой черте
Найдешь ты дорогу в сплошной пустоте.
Эктерд померк, как видение, Арде увидела Вселенную и приняла её куда-то внутрь себя. Над ней пел астере - древний и прекрасный, он звал ввысь всей своей гармонией, хотя Тарик почему-то грустил..

Эпизод восьмой "Искушение первое - Власть"

Вечность... Как Арде ненавидела ждать. Она наблюдала за отражением света местного солнца в стеклах приборов своего корабля.
Город чистенький, сложенный из серого камня местных скал, начинал свой день. Из доков не видны улицы, может это и хорошо... Арде размышляла над тем, что первая часть посвящения лишь слабая надежда попасть в Ордена, мир которых начинается в Эктерде. Пакет командующего несказанно мешал, и Арде про себя ругала нерасторопного дежурного на Тере.
Местные техники неторопливо подтащили свои инструменты для проверки. Арде следила за ними взглядом. Неожиданно техники о чем-то разговорились, их речь наполнилась жестами.
Ну наконец-то соизволил явиться дежурный, Арде протянула ему пакет, заставив расписаться в табеле курьера с указанием датыи времени прибытия курьера и даты и времени собственно появления дежурного. Дежурный извинялся, но при этом намекал на то, что ответ придется подождать. Если бы не эта волокита, то через двадцать часов можно было бы играть в шахматы в Лакрисе. Но с этим ничего не поделаешь Пусть техники возятся с корабликом, у него слишком большой налет, и никто еще толком его не обслуживал. Арде же решила осмотреть местную столицу Террит.
Странный город лежал у подножья холмов, на самом высоком из них расположился королевский дворец. Его шпили и башенки казались сложенными из мелких камешков.
Узкие улочки города обязательно пересекали площадь, над которой реял символ Теры- флаг с черной имперской полосой. Жители спешили по своим делам, военных на улице было до удивления мало.
Арде сравнивала город с Лакрисом, и главный порт Империи проигрывал. На одной из улиц к Арде подошел офицер... "Гвардия дворца," - почему-то подумала Арде. ей приказали следовать за ним.
Она не помнила улиц, по которым её вели, но ощущала пристальные взгляды на себе. Её мучил вопрос, успеет ли она выпутаться из возникших неприятностей и вернуться вовремя. Наконец-то она сообразила, в какой район её ведут. Перед ней была дорога, выложенная чем-то странным. Оно светилось! Дорога, естественно, вела во дворец. Все вопросы Арде офицер оставлял без ответа.
Её ввели в зал, потолок которого поддерживали мозаичные колоны. Сверху вниз по ним шли столбцы значков. Оставшись в одиночестве, Арде внимательно рассматривала письмена, её удивило, что они сложились в слова:
В тот год, когда ветер
Наш город отметил
бурями в жизни
Россыпью слез..
Арде сначала подумала, что это наваждение, вызванное недосыпанием. Это точно не астере, не ивитр и не истези, но она его знает...
Где-то это уже было услышано:
Нигде ни во что
Не поверит никто
Когда королева в свой город войдет,
И будет счастлив Террита народ...
Арде резко обернулась. За её спиной стояли старцы. Арде почему-то подумала, что они братья.
- Мы приветствуем тебя, в твоем доме, - произнес один из них.
Происходящие казалось сном, Арде с трудом подобрала слова:
- Здесь какая-то ошибка..
- Мы приветствуем тебя Эльвира-Мария, - настаивал старец.
- вы меня с кем-то путаете, моё имя Эдрисаальтрес...
Троица переглянулась, пряча улыбки, офицер, появления которого ошеломленная Арде не заметила, принялся объяснять:
- На нашем языке королева зазвучит как "эдриса", её дочь -"эдрисарес", если дочь единственная получиться - "эдрисаальтрес".
- Все это слишком безумно, чтобы поверить..
Собеседники предложили присесть. Старший вновь начал объяснение: - Милая девушка, за свою жизнь человек зачастую меняет тысячи ролей и масок. Он не в силах изменить лишь свою сущность. Я уверен, что в скором времени ты получишь неоспоримые доказательства всего вышесказанного.
- Почему бы и нет?
- Тогда у меня к тебе вопрос: Ты смогла прочесть написанное на колонах этого зала?
- Да, но я знаю слишком много языков и диалектов...
- Остановись, наш язык относится к последним языкам Риманд, он старше ивитра, даже старше астере. Взять и понять его так просто нельзя. Его надо чувствовать.
- Почему я не могу быть просто совпадением?
Старец поймал на себе возмущенный взгляд соратников, но все же произнес:
- Анжей, принеси... еще одно доказательство.
Офицер принес портрет, выполненный в стиле предначальной эпохи. Сходство между Арде и женщиной на портрете было очевидным.
- Мы убедили тебя?
- Честно говоря, нет.
- Ты останешься здесь на неделю и получишь еще одно доказательство
- Увы, я человек подневольный и не могу в полной мере располагать собой.
- Мы будем считать этот вопрос уже решенным, хотя мы не понимаем, почему человек не может распоряжаться своей жизнью.
- Это сложно, - улыбнулась Арде.
- Я считаю, что мы касаемся твоего личного дела. Анжей проводит тебя.
Троица многозначительно переглянулась. Анжей сделал приглашающий жест и, пропустив Арде вперед, проследовал до дверей.
За ними оказалось три лестницы, просто интуитивно Арде выбрала левую.
- Вы кажется получили еще одно доказательство, - произнес Анжей, - те лестницы напичаканы ловушками...
Арде обернулась и встретилась с ним взглядом:
- Если Вам что-нибудь будет необходимо, позовите меня, - офицер собрался оставить Арде перед дверями комнаты в одиночестве.
- Я не справлюсь...
- Нет, Вы.. Вы справитесь с любой ситуацией, я пока своей интуиции доверяю, - уверенность офицера была потрясающей.
Арде вошла в комнату, огромную даже по сравнению с её реальным домом. Роскошь поражала искушенный ум и представления.
На кровати лежало платье из зеленого шелка с белыми украшениями Рядом кто-то положил ожерелье и корону.
Арде взяла в руки это тончайшее кружево из камней и просто любовалась работой неведомого мастера. Стук в дверь прервал её мысли о бренности мира.
- Войдите, - Арде положила корону на постель.
В дверь вошел Анжей, он скромно опустил глаза:
- Я должен проводить Вас к ужину. Я прошу Вас, переоденьтесь, большая часть людей нуждается в видимых знаках власти.
- Будь- по-твоему.
Через десять минут она стояла перед зеркалом, пытаясь уложить непослушние волосы. Наконец-то результат удовлетворил её самолюбие и позволил выйти за дверь. Анжей остановился напротив, после минутного замешательства, он произнес:
- Вы кое-что забыли..
Он принес из комнаты корону и возложил её на голову ошарашеной Арде.
Он стоял и смотрел на неё, не опуская своих зелено-серых глаз. Странно, но форма ему абсолютно не подходила. Арде поняла, что если ей суждено выпутаться из этой истории, то только с помощью Анжея.

Эпизод девятый "Искушение второе - деньги"

Арде осматривала дворец, положение привилегированной особы её не устраивало. Вся эта роскошь точно не для неё, архаические сокровища дворца не имели для неё ценности.
Доложили о прибытии имперского посла. Арде обернулась к Анжею, пытаясь прочесть его мнение о визите чиновника. Офицер не знал ответа.
Арде просто необходимо было знать запутанную дипломатическую ситуацию, в которой единственным помощником мог стать только Анжей.
Империя давно предлагала Тере договор, соответственно торговый и союзнический, но первый одобрял захват Теры магнатами из Империи, а второй был прикрытием откровенной аннексии территории. И согласие, и отказ означали по сути одно - войну в чистом виде. Совет Посвященных просто тянул время и набирал свою армию.
- Это всё принадлежит Вам, - практически бесцветным голосом заметил Анжей, вырвав Арде из забытья.
Они стояли посередине зала, наполненного поистине драгоценными предметами. Если когда-либо в мирах Империи и было подобное собрание, то только в императорском дворце.
Взгляд Арде привлек меч, без украшений и изысков, Анжей почтительно взял его со столика на причудливой ножке. Вязь рун по лезвию свидетельствовала о древности меча.
- Откуда здесь подобное?
- Меч принадлежит Мастеру. Он отдал его на хранение, чтобы не искушать судьбу. Иногда он приходит сюда чтобы поговорить с ним. Он - его песня.
"Мастер поет, единственное, что заставляет человека петь, это астере. Он может быть... учеником Древних Мастеров".
- Его песня звучит примерно так?- Арде воспроизвела благодарственную песнь мечу.
Мой меч души моей порыв
Ты вновь откликнись на призыв
Верни мне душу силу свет
И на вопрос найди ответ.
Глаза Анжея расширились от удивления.
- Я слышала её очень давно... Познакомь меня с Мастером.
- Он не захочет говорить ни с королевой, ни с имперским офицером.
После минутного замешательства Арде попросила:
- Передай ему записку, - на клочке бумаги она воспроизвела начальные строки просьбы ученика, так просили Знаний.
Меч вообще-то был необычен: слишком легкий и короткий по сравнению с мечом Тарика.
- Передай послу, что завтра он будет принят мной, - Арде усмехнулась.
Совет должен приготовить настолько сложный союзнический договор, что Имперцам просто не хватит сил его не нарушить! Подготовка к приему посла оказалась довольно сложным делом, прежде всего из-за платья. Местная модистка снимала мерки и качала головой. Конечно, Имперский Флот не мог довести человека до полного истощения, но в определенных рамках держать заставлял.
В дверь постучали, после разрешения войти, в дверь проскользнул Анжей с ответом Мастера, который содержал ритуальное разрешение, место и время.

Высокие горы за холмами, с них стекает множество рек и речушек. Арде стояла напротив Мастера, олицетворения опыта и знаний прошлого. За её спиной шумел водопад.
- Ты просила меня о встрече по старинным правилам. Мне хотелось бы кое-что узнать о тебе, прежде чем принять решение.
- Спрашивайте, вы либо получите ответ либо не получите ничего.
- Я вижу, что с правилами игры ты знакома. Вопрос первый: звание в Эктерде и на обычной дороге?
- За Вратами Послушник, перед ними Странник...
Мастер, казалось, взвешивал ответ на незримых весах:
- Славен ли род твой делами противными, целями необратимыми?
- Я мало знаю о мире меня породившем и еще меньше о мире меня принявшем. В любом случае человек отвечает сам за себя, за свои поступки, за мысли и дела.
- Вопрос последний: держала ли ты в руках меч ранее, и славен ли он был?
- Меч я держала, о его славе судить не мне, а Ордену. тяжесть его ответственности перед Орденом и мной различна, как и слава.
взгляд Мастера остановился на камнях под ногами:
- Ты прошла испытание... Ты честная со мной... В тебе нет зависти, но есть терпение.. Amita ne Arviide askoj (Поистине правда Вечности). Я согласен тебя обучать, но с условием: никто никогда не узнает имени твоего учителя..
- Да, Мастер.
- Меч принесешь сама...

В огромном зале Арде устроилась на троне, а Анжей выставив караулы, занял свое место за троном. Арде сама не подозревала, насколько великолепна в алом платье, обнажавшем плечи. Непослушные волосы были собраны кверху по корону из множества мелких алмазов. Её ножки в легких туфельках скрывала длинная юбка до пола. Анжей понимал ювелира, принесшего колье, впечатление было незабываемым.
Под звук фанфар вошел посол, мгновенно вызвавший неприязнь у Арде. Невысокий человечек преклонного возраста с жадным взглядом и массою кружева вокруг шеи напоминал Арде сморчка. Его глазки обшаривали одежду гостей, оценивая их богатство. От него не отставали и сопровождающие: два высоких секретаря с явной армейской выправкой и тупым выражением лица. Арде сообразила, что перед ней Служба внешнего наблюдения императорского двора.
Посол произнес наспех подкорректированную речь, в которой практически открыто предлагалась сделка за продажу Теры, все это перемежалось с угрозами военного вторжения, настолько очевидными, что у некоторых в зале руки тянулись к оружию.
Арде отвечала вежливо, ей казалось, что голос дрожит от волнения. Но к середине речи пришла уверенность. Протянутый лист с условиями - привел посла в замешательство. Он не представлял, что такое возможно, тщетно пытаясь выглядеть галантным, Арде хотелось вытереть руку после его поцелуя.
Анжей, возможно, догадался об этом и, когда помогал королеве взойти и присесть на трон, умудрился вложить ей в руку салфетку. Где он успел найти её для Арде, осталось загадкой.
Вечерний бал устроенный в честь посла Советом стал еще более неприятным испытанием. Танец с послом испортил Арде все настроение - имперец был лишен слуха абсолютно.
Так что Арде с удовольствием устроилась на возвышении. Если бы не стоявший рядом Анжей, делавший остроумные замечания по поводу происходящего, Арде умерла бы от скуки. плюс она с легкостью вычислила среди гостей всех подчиненных Анжея, чем очень удивила начальника гвардии. Анжей отвечал на вопросы Арде спокойно, хотя взгляд его блуждал по залу.
Никто не догадывался, как Арде хотелось сбежать отсюда подальше, хотя вопрос Анжея застал её врасплох:
- Скучаете, моя королева?
- Не люблю подобные увеселения.
- Особенно, если не танцуете?
- Анжей, прошу, перестань так называть меня. Такое ощущение, что я старуха, я же разговариваю с тобой нормально.
Анжей слегка смутился, но при этом в его глазах промелькнуло нечто среднее между восхищением и плохо скрываемой радостью.
- Спрашивай, - Арде наклонила голову, назад, чтобы расслышать сказанное.
- Подари мне танец.
Ему удалось удивить её, даже обрадовать. В тот момент просьба не была нахальной.
Юноми часто признавалась себе, что абсолютно не помнит дальнейших событий вечера, так как после нескольких кругов по залу абсолютно забыла про все на свете

Эпизод десятый "Предел"

Арде стояла на холме, в долине дымились развалины. Запах гари все еще носился в воздухе. Чудный дворец был стерт в прах. Последние жители бежали из города.
"Вот так, сделав для спасения все возможное, теряется множество жизней. Ради чего? Кому-то вновь нужна власть над миром"
Девушка оглянулась, там ждал своего часа курьерский корабль, а за ним кто-то сложил из камней памятник-пирамиду. Арде закрыла глаза.
"Анжей... Всегда готовый помочь, рискнуть. Почему? Почему обязательно он? Бесконечность! Ради чего ломается столько всего прекрасного!"
Анжей спокойный, как всегда стоял перед глазами:
- Ты знаешь, что мы будем сражаться до конца за свой дом, за свой мир.
- Я не могу посылать вас на смерть. Это очевидный проигрыш.
- Я с удовольствием погоняю разжиревший имперский контингент по нашим местным достопримечательностям. И не доставлю им садисткого удовольствия вырезать этот город без боя.
Арде вновь смотрела на пирамиду, затем вынула из сумки корону. Прекрасную и легкую, как паутинка. Резким движением она сломала её над могилой, наблюдая, как мелкие камешки пропадают в щелках между камнями.
Внизу имперские солдаты растаскивали имущество жителей города, расстреливали раненых и ровняли город с землей спецтехникой. Без права на восстановление.
Никто из них не обратил внимания на взмывший вверх курьерский корабль, мало ли их носиться по просторам Вселенной.

Лакрис не менялся никогда, в этом Арде убедилась, идя по порту. В руках была сумка, в которой лежало свернутое платье - как память о Тере, среди всего прочего оно явно было лишним.
Кафе около порта встретило её обычным сумеречным светом в зале и дымом сигарет. Арде устроилась в самом темном углу со стаканом коктейля. На столе валялась вчерашняя газета. За месяц отсутствия здесь не изменилось практически ничего.
За столик кто-то бесцеремонно уселся. Арде подняла глаза, намереваясь сообщить нежданному гостю все, что она он нем думает.
Но делать этого не пришлось, так как напротив оказался Тарик:
- Напиваться в одиночку я бы тебе не советовал. Да, я знаю, что тебе плохо, но завтра будет лучше, чем вчера. Изменить прошлое ты уже не в силах.
- Ты знал. Знал все заранее с момента нашей встречи.
- Тебе и мне разговаривать здесь не о чем. Пошли.
Арде пришлось подчиниться, Тарик практически поволок её к двери. Но только она переступила порог... Знакомая головная боль - Врата Эктерда.
Перед ней было озеро, похожее на сказку, безупречное по форме. И довольно холодное летом (Тарик окунул её в озеро невзирая на протесты).

Эпизод одиннадцатый "Озеро Тарика"

Арде смотрела на воду. Рядом в молчаливом созерцании присел на траву Тарик. Может быть это был его крест- спасать Арде в те моменты, когда она подходила к Пределу. Он четко знал эту границу её возможностей, и каждый раз пытался отодвинуть её как можно дальше. Арде понимала это. Позже разгром корпуса Амалфи вновь приведет её к Пределу, но Тарика рядом уже не будет.
Арде вспоминала Анжея, именно его гибель привела её сюда. Озеро должно её вылечить..
- Все проходит и уноситься, как вода в реке уносит опавшие листья. Все прошлое должно уйти в никуда, чтобы когда-нибудь стать чьим-то настоящим... Так будет всегда, ты человек достойный любви, радости, который в будущем наживет множество друзей и врагов.
- Знаешь, о чем я думаю?
- Знаю, но ты скажешь сама, - улыбнулся Тарик.
- Почему меня приняли Врата?
- Тобою пройдены два испытания, включавших в себя множество... я назову тебе третье..
- Тарик, ты не можешь этого делать!
- Долгая жизнь, Арде, поэтому я дарю тебе это озеро. Я хочу, чтобы ты не подходила к пределу никогда...
Арде чувствовала, что видит Магистра в последний раз. Откуда взялась такая уверенность Арде не знала..
Через три недели он погиб при взлете.... Арде получила известие об этом, сидя в изоляторе за очередной дерзкий выпад в сторону начальства. Известие принес Астарт, тоже Послушник, роль Вестника была для него испытанием.
Арде не осознавала, что с ней происходит. Её бросало то в жар, то в холод. В голове началась путаница, а то, что она видела перед глазами, раздваивалось. Все предметы окружало свечение, иногда голубое, иногда красное. Вокруг своих рук Арде увидела золотистый ореол.
Значительно легче дался её и проход через Врата, он не вызывал неприятных ощущений, как раньше. Арде была поражена той легкостью, с которой она попадала в то место, о котором думала.
Еще более её удивило, что она могла "слышать" о чем говорят за стеной три парня заключенных за несвоевременное возвращение.
Арде задумалась над просьбой Вестника.
Прибыть на прощание с Магистром - огромная честь для не прошедшего испытание.
Место прощание была избранна Астхана, площадь где-то за Эктердом. Арде много слышала о неё от Тарика, каждому она виделась по-разному

Эпизод двенадцатый:"Астхана"

Темное небо украшено множеством звезд, под их безразличным светом на каменном столе лежит тело Тарика, накрытое черно-серым плащом. Его лицо обращено к звездам, которые он любил и ценил. Ветер играет прядями его светлых волос, кажется, что он сейчас улыбнется и наваждение пропадет...
Арде ощущала вокруг себя тени Рыцарей Ордена, хотя может быть, здесь присутствуют и Послушники. Вокруг стола горят свечи, бесконечный поток свечей, огонь памяти и клятва верности.
Таинство началось с явления фигуры в темном плаще, которая возложила на грудь Тарику диадему - обруч с алым камнем. Голос, откуда-то сверху пел высоко и торжественно:
Пока вся скорбь сольется в плач
Пока живой души палач
Мы провожаем в прошлое силу,
Которая нам счастье всегда приносила
Магистру даем под начало мы Вечность,
И силу его обретет Бесконечность

Много лет спустя её заменит другой гимн:

Нас пламенем сожжет Граница,
До степени "не помню лица",
Стоявших рядом строем вечным
Когда-то юным и беспечным
Нас соблазняет Тьма на службу,
Мы верим лишь в Границы дружбу
Нас Свет соблазнами измучит
Но сердца вновь он не получит
Сквозь боль и радугу мучений
Идем мы прочь от приключений
Усталость прогоняя вновь
Лишь веря в дружбу и любовь.
Разочарованы судьбою
Порою бьемся мы с собою
На поле битвы Свет и Тьма
Извечная в душе война
В нас часто верят априорно
Что мир спасаем чудотворно
Мы жизнь теряем чаще всех
И это не всегда успех
Мы в ночь Свечей несем молитву
Мы помним Ринамала битву
Тейджин, Айнтейн и Виндамар
И сила воли, сердца жар...

Затем вокруг каменного стола засветились на земле крохотные точки, они вбирали в себя свет всех свечей и образовывали круг. Через какое-то мгновенье яркий столб света поднялся к небесам. Он унес эпоху.
Свет резко погас, оставив на камне лишь диадему. К камню подошли четверо. И снова вверх взвился напев на астере:
Во всех реалиях, где б не скрыться,
Над нами властвует Граница,
Деля на Свет все и на Тень,
От ночи отделяя день.
Через нее, как ветра планы
Миров дрейфуют караваны,
Склоняясь к Свету чаще к Тьме,
От мира уходя к войне...
На тонком острие ножа
Стоим, как будто не дыша,
Рассвета ожидая силы,
В бою спасаясь от могилы.
Наш страх - скольжение во Тьму,
Не спрашивайте почему,
Умом, мечом его разбить
И это значит победить.
Вот Знанье - Света порожденье,
Гордыни редкие явленья,
Здесь переход Границы Светом,
Не дай забыть себе об этом.
Нам мир изменчивой Границы
Не разу не дает забыться,
Мы четко чувствуем Предел
И наших сил и наших дел
Оружье наше меч и слово,
Неотделимы от иного,
Так пусть и сила и совет
Нам силы даст на много лет
Во всех реалиях, где б не скрыться,
Над нами властвует Граница,
Она хранит покой и Мир,
Кровавый часто видя пир
Обруч поднялся и повис в воздухе. В тишине он подплыл к одному из стоящих.
Человек был чуть младше Тарика. Выбор был, возможно, лучшим из всех возможных. Насколько Арде знала, его звали Игорь. Страннно и одновременно грустно: Тарик - переводилось как "безнадежность", и тем не менее на Магистра можно было положиться; Игорь, переводилось, как упорство в Пути...
Далее из Послушников необходимо выбрать пятого Рыцаря. Для этого Магистру требуется знать результаты испытаний всех Послушников... Время... Время
Арде чувствовала нерешительность Нового Магистра и поняла, что стоит наведаться к озеру.
Вот чувствовала она сегодня себя ужасно. Вместе с гибелью Тарика появилось что-то новое, будто пройден какой-то рубеж. Вода с рябью уносила время...
На берегу появился Посланник Ордена, Арвиде обернулась:
- Чем могу служить?- ритуальная фраза.
- Тебя просит прибыть Магистр.
- Передо мной закрыты Врата Эктерда. Я не прошла испытания и не могу исполнить эту просьбу.
- Твоя честность будет вознаграждена, Арвиде, вознаграждена по заслугам.
Арвиде заметила, что Посланник назвал её не по имени. Это косвенно говорило о смене её статуса.
Она снова стояла перед столом. Магистра все оставили в одиночестве. За ним россыпью звезд светился Эктерд.
Магистру не ловко было разговаривать, Арде была старше его, и на много. Она знала, что он не знает с чего начать.
- Арвиде, ты прекрасно меня понимаешь, я делаю это в первый раз в жизни.
- Я знаю.
- Ты умна, честна. Перед тобой стояли два испытания, но в них было множество. Рыцари называли тебя Арвиде аской, поверь мне это уже много.
- Магистр, ты забываешь, что я так и не прошла последнего испытания, - Арвиде наклонила голову.
-Тарик говорил, что есть испытания, которые бесконечны. Арвиде, я знаю, ты будешь сейчас отрицать, и надеяться.. Послушай меня... У тебя будет будущее. О тебе будут говорить... Не стоит убегать от судьбы. Ты не знаешь своих возможностей...
Арвиде смотрела на Магистра, он прав, тысячу раз прав. Пусть её не устраивают только значки на рукаве... Банальность в этом Мире... Он же спрашивает её лично, хотя знает, что она согласится..
Следующее мгновенья стали сном. В памяти остались лишь светлый луч, отразившийся от меча Магистра, очертивший над головой Арвиде круг. Двумя пальцами он коснулся точки над левой бровью, почти на виске.
На следующий день там появился символ Ордена, он не стирался, а место нанесения болело как от сильного ожога

Эпизод тринадцатый:"Арвиде"

Арде очнулась в Лакрисе. единственное, что напоминало о странной церемонии, это плащ на плечах.
Синее небо над головой и такой привычный Лакриский порт.
Керри Анхари-Тан (Род Анхари-знать Эстлейна, известен, благодаря повторным бракам с представителями других семейств Империи. Основная линия отмечается приставкой -ТАН, для определения линии мажоритарного наследования) застыл в ожидании. Бывший рейнджер, возможно, догадался обо всем, но на всякий случай отчитал Арде за два дня отсутствия.
Керри уважали, он ненавидел вещи не совместимые со старинными понятиями чести. Его сводный брат, тоже Керри, носивший материнскую фамилию Амалфи, только начинал службу в звании лейтенанта...
На следующий день, когда Арде, прижав мокрое полотенце к значку, усиленно пыталась перебрать свои вещи, Керри присел рядом:
- Почему ты ничего мне не сказала? Я бы понял все.
- Керри, я должна это пережить сама.
- Тогда прими совет человека, прошедшего хорошую школу. Боль можно успокоить, - Керри отстранил полотенце рукой, - М-да, понять это сможет только посвященный. Водой ты его не успокоишь, хотя твои руки гораздо лучше с этим справятся, тем более способ тебе известен и на тебе же опробован.
- Я не совсем понимаю тебя, Керри.
- Подумай, у тебя есть час до старта, - Керри поднялся и направился в сторону ангаров.
Арде осталась одна, размышляя над словами Керри. Как всегда - ты либо получишь ответ, либо не получишь ничего.
Откуда-то из небытия вспомнились руки Тарика над телом. Тепло и свет тысячу раз отраженные в касании.
"тыои руки могут спасти тебя и тех, кто рядом. Расслабься и представь, что в твоих руках лед. Проведя льдом, ты заметишь, что боль исчезнет. Затем сожги лед в огне,"- голос Тарика был осязаем каждой клеточкой тела.
Сама Арде применяла этот способ впервые, в её памяти всплыл голубой лед Мистры, она почувствовала, как немеют руки от внезапного холода. Руки коснулись значка, забрав боль, кожа онемела. Арде опустила пальцы в стакан с водой, оставленный Керри. На дне образовалась льдинка.
Представленный Арде костер - привел к ожогу...
Много лет спустя дважды так будет спасена жизнь

Через год на Астхане снова были похороны. Игорь погиб на Границе - так и должно произойти. Колесо история совершило свой оборот, и опять Орден выбирал Магистра.
Эту ношу суждено было понести Мильтару Справедливому, не любившему вмешиваться в политику. Поэтому из послушников онт выбрал Астарта. Рыцари были согласны с выбором - Астарт много раз был Спасителем и Вестником. Такие вещи накладывают на человека определенный отпечаток..
Арде с грустью подумала, что за два года она слишком изменилась. Но пока для Рыцаря не хватает оружия - меча...
В руках у Мильтара остался лишь фолиант на астере с описанием жизни Игоря, как символ Вечности.
По традиции Астарту должны были рассказать четыре легенды - тцеры, с определенным намеком.
В свое время Арде слышала легенду о происхождении Империи, Кодекс Основателей и две истории об Императорах.
Астарту пришлось услышать о первой Конфедерации, о происхождении человека и о дороге в космос. Арде рассказала бадайхеймскую песнь. Она в свое время нравилась Тарику.
Арвиде сменила Арде навсегда. Мильтар слушал Арвиде, но происходящее его бесило.

Эпизод четырнадцатый:"Бариет"

Армия осаждала город. Не важно, где это происходило, и, не так серьезно ради чего, так казалось в прошлом. Город сопротивлялся с обреченной отчаянностью, но, увы, нет такой крепости, которую невозможно сдать и взять. Великий Магистрат укрепил нападающих своим благословеньем и своими эмиссарами - Рыцарями трех дружественных Орденов (Ордена Тайш (информации), Ордена Эксен (суда и справедливости) и Ордена Атриад (охраны границ и поддержания порядка)).
Город был взят через трое суток после начала осады, сдан предателями, которые вместе с ключами сложили к ногам победителей свои головы. Еще долго их тела болтались на рыночной площади, собирая стаи ворон и толпы любопытных.
Никто и не подозревал, что Рыцари использовали часть своих знаний не во благо жителям, а против них, нарушив свод неписанных правил этого Мира. Победители начали свой пир во время чумы, не задумываясь о последствиях...
Рыцарь Атриад смотрела на разгул армии с высоты чудом сохранившейся башни. Будучи единственной женщиной среди магистров, она прекрасно осознавала последствия своих действий, так же как и то, что не выставленная охрана неминуемо приведет к гибели победителей. Само участие в этом походе было большой ошибкой, оплачивать которую рано или поздно придется всем.
Собиралась гроза, которую уже не замечали победители вошедшие в раж.
Магистр оторвала взгляд от бойницы, заменявшей ей окно, её обостренное восприятие подсказывало перемены. На ступенях стоял старик с посохом в руках...
- Приветствую тебя, Ликон, - с жестом почтения произнесла Магистр.
- Мир тебе, Магистр. Какое право у тебя находится здесь?
- Никакого, Великий. Я лишь исполняю волю Магистра
- Он нарушил один из наших основных Постулатов!
- Я знаю, и готова понести наказание из прошлого. Старик задумался. Конечно, он был первым Магистром Атриад много лет назад, и это давало ему некоторые права. Но он жил теперь в другом измерении, ему с каждым приходом тяжелее становилось судить своих последователей. Рыцарь, стоящая перед ним, была, пожалуй, самым лучшим воплощением его идей. Она достигла многого, в обращении с оружием ей не было равных, умение решать пограничные споры сделало её известной по всему этому Миру. Слава её учителю....
- Он понесет свое наказание так же как ты понесешь наказание Границы!

Полгода спустя Мильтар поставил перед Арвиде вопрос о нарушении правил Ордена. Хотя он сам нарушил старый как мир закон. Фактически он мстил за тцеру, до него никто не мог подумать о разгоне института Наставников. Теперь кандидатов в Орден мог отобрать только Магистр, которого найти было фактически невозможно. Если Тарик и Игорь назначали Наставника, то Мильтар напрочь забыл об этом.
Все предыдущие споры Арвиды и Мильтара заканчивались неизбежной ссорой. Сегодняшняя не была исключением. Магистр четко обозначил свои позиции - Орден не вмешивается в дела Границы. Противостояние в данной ситуации ничего хорошего не принесло...
Арвиде предложила собрать Совет Ордена, но Мильтар не оценил рациональность предложения. Его гордость взяла верх - этот порок и приведет его к Гибели...
Сгоряча Магистр пообещал закрыть для неё Врата Эктерда, но это было не в его власти. Он мог лишь запретить Арвиде появляться в Эктерде, чем не замедлил воспользоваться.
Плюс к этому он объявил на Арвиде охоту, которой суждено будет закончиться очень не скоро. Теперь любой мог убить её. Поэтому стоит бежать как можно дальше...

Бариет - Созвездие пути. Граница Империи и неизвестных миров. Нхоро - поселок старателей.
Отвратительная - сырая погода. Арвиде, накрывшись плащом, ведет беседу со старостой поселка - Дайреном.
- Вы продадите мне старый txor в южной части?
- Без земли?- удивился Дайрен.
- Это далеко отсюда и ветер с камнями вряд ли меня заинтересуют.
- От кого ты скрываешься?
- От Судьбы.
- Плохо я поговорю с остальными. За едой сама придешь? - осведомился Дайрен.
- Назови цену.
- Если ты обещаешь не вмешиваться в наши дела, то все решиться быстрее. Еду будет приносить моя родственница.
Арвиде подумала: "Сколько шума из -за пустого здания без обстановки", и всё же дала согласие.
Староста Нхоро засеменил в строение...
Арвиде вспомнила, что мировоззрение этих людей не укладывается в традиционные рамки Империи.Странность обычаев этого района отталкивала от него всех. здесь верили, что через много лет придет Судья, который будет судить и мертвых и живых. Здесь боялись полетов по Вселенной, поэтому местный порт находился достаточно далеко; так же жители никогда не нанимались в армию, тем более запрещен для них был доступ во Флот. Их держал на земле знак креста (даже Нхоро сверху был похож на крест).
Староста вернулся с удовлетворяющим обе стороны ответом.
Txor в южной части территории поселка, явственного напоминал о том, что кто-то был сослан сюда. Двухэтажное здание с заколоченными окнами, сложенное из серого камня.
Дайрен открыл навесной замок на двери, и Арведе вошла внутрь. Внешний вид оказался обманчивым. Мебель, конечно, стояла в нежилом порядке, накрытая полотном. Самое удивительное, что освещение сохранилось полностью. Второй этаж нуждался в ремонте, но при определенных стараниях жить можно.
Дайрен оставил Арвиде одну. Из окон были видны камни и слышен шум водопада. Романтичное и подходящее для уединения место. Арвиде решила разобрать вещи, может выбросить часть и посмотреть, что из этого получиться.
Вдоль стен бывший хозяин устроил полки, где разместил библиотеку. Судя по книгам, он мог быть и инженером, и философом. Хотя Арвиде подозревала, что суть книги не всегда соответствовала названию. На кухне в ящиках обнаружилось кое - что из посуды.
Остатки былой роскоши воскрешали в памяти другое место... В раздумье она случайно выронила коробку и обнаружила... книгу. Подойдя к окну она с трудом прочитала титульный лист:"Isvide askaar" (Традиции Содружества).
Книга была легендой Орденов, только в ней содержались знания старых Орденов. Её потеряли лет сто назад. Тонкие почти призрачные страницы со старинной вязью тянули к себе. Именно, этот фолиант стал другом Арвиде на следующие три месяца. Пока на пороге дома не появился Вестник...

Эпизод пятнадцатый:"Снова золото"

Арвиде в "централку" корабля. Навстречу ей поднялся человек с наглой рожей, поигрывающий ножиком.
- И что здесь надо такой красотке?
- С этой минуты я являюсь капитаном этого корабля!
- Смотрите-ка какая кошечка. А что ты будешь делать, если я этим предметом перережу эту тонкую шейку?
- А ты попробуй, - Арвиде понимала, что добром это не кончится.
Нож полетел неровно, пару раз перевернувшись в воздухе. Арвиде медленно отступила в сторону. Нож воткнулся в верхнюю часть дверной панели. Арвиде вытащила его без усилий:
- Теперь, я надеюсь, мы будем сотрудничать. Начать стандартную процедуру!
Команда без особого желания взялась за дело.
Арвиде осмотрела корабль, и, её взбесил полнейший беспорядок, повсеместно царивший на нем.
Задача у Арвиде была не простая: эвакуировать персонал с Лутары. Ирония судьбы и больно и смешно...
Арвиде была приятно удивлена тем, что команде удалось посадить корабль в затишье междоусобного столкновения...
Персонал посольства эвакуировался с трудом... вокруг все буквально горело и рассыпалось в крошку. Жители пытались выбраться из некогда богатого и красивого города. Может быть, так же пытались спастись родители и Деррик...
Арвиде смотрела на жителей с жалостью и сочувствием. Внезапно она увидела женщину с девочкой, замыкавших цепочку людей, бредущих к кораблю. Женщина держалась за плечо спутницы и шла крайне медленно. Арка над ними должна была вот-вот рухнуть.
Арвиде спустилась вниз и через несколько метров оказалась рядом. Женщина была Слепа! Арвиде схватила её за руку и потащила к кораблю. Сил у девочки явно не было, поэтому она, споткнувшись, отстала. Арка с грохотом падала вниз.
Арвиде, не задумываясь, схватила девочку за руку и резко дернула на себя. Арка упала вниз, совсем чуть-чуть не задев ноги девочки. Девочка от испуга заплакала, размазывая ручонками грязь по лицу.
Женщиина, услышав грохот, произведенный аркой при падении, лишилась чувств и испустила дух.
Пришлось брать девочку на руки и бежать под знакомый до боли свист - Карателей Лутары.
Спасенную звали Дана...
Посольский груз занимал половину трюма, Арвиде перевела надпись на ящиках. Чертово золото. Поиманый сигнал бедствия от такого же корабля с тем же грузом - еще раз доказал, что от презренного металла одни неприятности.

Эпизод шестнадцатый:"Авантюра"

Над её головой сиял Эктерд - Символ Вечности.
Тарик, Игорь, Мильтар - их Пути уже описаны для будущего. Арвиде отстраненно смотрела за проходящим обручем. Астарт?! Беспрецедентный выбор.


Арвиде сидела на земле и держала в руках вызов в Имперский колледж разведки - Киате. Придется проститься с ребятами, которые были в подчинении и бросить запыленно-скучный городок на границе, где вечно спорят три религиозные общины, которые приходиться растаскивать силой и разумом, величия имперской армии данные действия не прибавляют.
Резные ворота Киате... Его покровительницей в те годы была княжна Дебора. У неё были довольно тесные родственные связи с правящим домом Империи. В двадцать с небольшим у княжны хватало ума и здравого смысла, не вмешиваться во дворцовые интриги и искать себе пару подальше от дворца. Об этих поисках знали, но деликатность их ведения вскоре заставила забыть о них. Они перешли в раздел выдумок дворцовых олухов.
По традиции Дебора приезжала в Киате и смотрела на успехи подопечных. Надо отметить, что княжна обладала потрясающей внешностью: высокая блондинка с очень красивым почти кукольным личиком и отменной фигурой. Одежда лишь подчеркивала красоту, а не мешала Деборе.
В очередной приезд красавица было рассеяна и озабочена, она даже не слышала заверений начальства Киате и их лести.
Арвиде устроилась в парке, пытаясь настроить кальситрин. Мелодия Арвиде привлекла внимание прогуливавшейся по аллеям княжны.
- Простите, я не знала, - Арвиде сделала попытку подняться.
- Играйте, карист, мне нравиться.
Арвиде продолжила настройку кальситрина, честно говоря, для настройки использовался далеко не лучший вариант знаменитой "Сентенции", но, погруженная в свои мысли, княжна не замечала пропущенных аккордов и неровного ритма.
- Карист, вы могли бы мне помочь?
Арвиде от неожиданности остановилась на половине мелодии:
- Вы влюблены, и ваш выбор не устраивает родственников... У них свой кандидат на должность вашего супруга.
- Откуда вы знаете, карист?
- Это Киате, вроде здесь обучают всю имперскую разведку, - улыбнулась Арвиде.
- Вы бы помогли мне спасти человека?
- Я хотела бы знать подробности.
- Мой дядя Кастор, давно мечиаеи выдать меня за своего двоюродного кузена - Локки, которому нужен мой титул. Человека, которого я люблю зовут Кан Тайнери. В данный момент он заключен в крепости Ванешти. Я испробовала все способы, но у меня нет доступа в крепость. - Не существует закрытых дверей. Я согласна.


Арвиде устроилась в зарослях. Перед ней возвышалась крепость Ванешти. Древнее здание похоже неплохо справлялось со своими обязанностями. Высокие восстановленные стены удерживались дополнительными экранами. Арвиде не бралась судить об их мощности, но её должно быть достаточно для поджаривания двух молодых особ, находящихся в кустах.
Дебора собственной персоной оценивала шансы. Охрана состояла из наемников, человек тридцать. Опытные вояки, грамотно выставляли караулы и вели наблюдение за окрестностями.
Попасть во внутреннее простанство было довольно сложной задачкой, но Арвиде вдруг осенило. Скальды! Их впустят даже наемники, скальды вне войны...
К вечеру в ворота крепости постучал довольно молодой скальд с помощником, тащившим на себе практически все пожитки. Дебора, конечно, поупрямилась, что не княжеское это дело - мешки таскать, но после недолгих объяснений на тему "Кому это больше всех надо", смирилась и лишних телодвижений не делала.
Радость наемников была безмерна, на пустоши и такое развлечение довольно дорого стоит.
Арвиде не ошиблась в своих расчетах. Наемники даже вещи не проверили. Дебора тряслась от страха, раскладывая вещи, Арвиде же чувствовала себя абсолютно спокойно, подстраивая кальситрин.
Деборе удалось успокоиться лишь к моменту раскладки ветхих листков с текстами баллад.
Двор, в котором расстелили ковер, был построен так, что темница о которой говорила Дебора, оказалась за спиной слушателей, которых собралось около двадцати человек.
Старший из наемников, исполнив необходимые обряды, попросил исполнить песнь о любви.
Арвиде, чтобы не потерять авторитет, осведомилась, есть ли, у наемников любимая. Единства мнений не получилось, поэтому Арвиде выбрала "Aggera", кстати посвященную Деборе Даатсаан, и не требовавшую особого напряжения для исполнителя.
В узком окошке мелькнуло лицо, песня дошла по назначению.
Дебора не теряла времени даром, она вытащила ключи у зазевавшегося охранника и направилась к темнице. Никто бы не догадался что в рукавах её драного одеяния прятались два стилета.
Арвиде закончила баладу в тот момент, когда княжна преодолела три пролета подземелья. Княжна слышала начало баллады о Сариденской битве. Как и Арвиде она прекрасно понимала, что очарования песен на долго не хватит, и, если Арвиде хоть раз ошибеться, то вся троица окажеться в этой подземной темнице.
Под плащем Арвиде лежал меч и парочка заготовок из арсенала старых Орденов. Особого желания умирать у неё не было. Где-то внутри веселился не хороший задор будующей драки. Его абсолютно не хотелось выпускать наверх.
"Скорее, скорее. Я долго не смогу играть, мои силы не бесконечны. Голос не выдержит такой долгой нагрузки, для меня это уже пятая баллада.Ну наконец-то, идите к воротам, хорошо," - Арвиде заканчивала очередную песню.
Начальник, к великому разочарованию всех присутствующих, остановил скальда.
Арвиде мысленно его поблагодарила. Началась рутинная проверка присутствующих. К счастью, Дебора успела выпустить Кана и вернуть ключи хозяину.
Арвиде устроилась на ковре, чтобы подремать. Дебора воззрилась на неё с недоумением и только после дополнительного приглашения устроилась рядом.
Утром их разбудила беготня, связанная с обнаружением побега. Арвиде, конечно, была вне подозрений, а вот Дебора... Пришлось переубеждать с помощью Орденских "шуточек".

"Смешно, все время помогать другим, и, при этом, пытаться не сойти с ума. Жаль Тарика не воскресишь. С ним было проще смиряться с ситуацией,"- Арвиде шла по аллее Киате.
Все местные газеты расписывали свадьбу княжны Деборы Аэс с лейвистом Флота.

Эпизод семнадцатый:"Амир"

Арвиде стояла перед князем Амиром и его невестой - Стефани. Отец Амира - князь Порджари попросил испытать их. Он не верил в искренность чувст разгульного, тщеславного, гордого и слабовольного сына, тем более выбор не отличался разумностью - о эгоистичности Стефани в мирах Айнховейна ходили легенды. Этой даме необходимо было лишь полложение в свете, её любовь к Амиру была равна чувствам к занимательной игрушке, способной удовлетворить её прихоти.
Арвиде стояла на пустоши Морхейм и размышляла о том дне,когда эти двое дойдут до конца пути.
- В должны отнести эту шкатулку в Ольмерк на Дарсене и передать её Серджио Цебсту, - говоря это Арвиде понимала, что в шкатулке лишь чистый лист и он никогда не попадет к Магистру Ордена Тайш.
Арвиде посмотрела на скривившуюся Стефани:
- В этой сумке необходимые вам вещи и деньги. С этого момента вы должны полагаться только на себя. На Дарсене вы должы оказаться самое позднее через две недели. Теперь поручение выполнено и остается ждать новостей от Магистра Тайш, Арвиде медленно шла к кораблю князя.
Произошедшее далее не удивило её. Так и должно было случиться. Стефани по дороге сменила Амира на удачливого авантюриста, который лишил её остатков денег и в довершении всего подстроил её смерть.
Амир опоздал на Дарсену ровно на месяц, зарабатывая на жизнь уборкой трюмов транспортников, и, не пропуская ни одного смазливого личика.
Отец соответственно заставил сына пройти в наказание семь кругов персонального ада. Таким вот образом Арвиде приобрела еще одного врага.
Сама Арвиде в очередной раз отказалась вести свою команду на карательную акцию.
"Самое смешное, что они все спасают свой мир. Цена их не интересует. Жизнь для них ничто. Опять деньги и власть становятся выше судеб людей. В этом никто не сможет помочь. Интересно, а если за имперско-конфедератскими склоками появиться государство, которое возьмет эстафету в свои руки...Нищая и голодная армия сама сметет империи не способные их прокормить. Будет гражданская война до тех пор пока не наступит время перемен... Хороший же я начальник, из-за меня двадцать пацанов могут поплатиться жизнью за невыполнение приказа," - сырой доисторический каземат навел Авиде на закономерную мысль о побеге.
"Подкоп здесь невозможен, окно высоковато. Стоп. Что там в книге говорилось? Забыть о существовании преграды и пройти сквозь неё. Пусть она станет водопадом, через струи которого лежит твои путь. Если я, конечно, ничего не напутала. И мне придется сделать это впервые."
Моури, город за пустошью Морхейм. Гостиница с странным названием "Два часа полета". Арвиде устроилась в номере на втором этаже. Впервые за это время она вытащила из сумки алое платье. Местная традиция не допускала оголенных плеч и коротких юбок, поэтому придется подправить его, прикрыть плащом и побродить по городу. Хорошие и плохие новости - их надо знать.
Её все так же ищут за побег, но в Моури итак полно авантюристов с подобным прошлым. Выходя из гостиницы, она наткнулась на старика, таких взглядов не бывает - пронизывающих и опасных. Судя по тому как он засеменил вдоль улицы, дело было совсем не чисто...
Арвиде знала, именно с пустоши Морхейм можно попасть на Бариет, где можно обдумать ситуацию. Отметив про себя существование этого странного старика, Арвиде отправилась к контрабандистам.
Их тогда возглавлял Арсен, оспаривавший главенство у властей. При всей его молодости, и, даже наглости, с ним можно было общаться, но не всем это удавалось. Арвиде пришлось использовать весь дар убеждения, чтобы получить право проезда до дома. Спор с Арсеном вымотал её окончательно.
На сборы у неё оставался лишь час. Стук в дверь оторвал её от этого занятия. За дверью лежал сверток, перевязанный черной лентой. Интуиция подсказывала, что сверток безопасен, поэтому он занял место в сумке, чтобы попасть на Бариет.

Арвиде вошла в дом, единственное место, где её ждал покой среди вещей и миров, понятных только ей. В них было нечто дарящее покой.
В открытом свертке находилась "Аркона ди Анове" - вторая и последняя книга из наследия старых Орденов.
Кто бы ни был автор подарка, ему надо было переломить себя, чтобы расстаться с этим сокровищем.

Эпизод восемнадцатый: "Лорга"

Дорога состояла из пыли. Она поднималась выше колен и попадала в укороченные форменные сапоги. по обеим сторонам дороги тянулся ввысь лес, который очень быстро сменялся болотом. так выглядела единственная дорога из Дассета в Лоргу, последняя и была пунктом назначения Арвиде. По отрывочным сведениям Логра являлась странным местом, на всем побережье это был единственный лагерь рейнджеров. Хорошее место, в котором бунтовали, отнюдь не самые слабые специально обученные убивать войска Империи.
Дассет был городом с высотными зданиями, вечно шумящими улицами, и отвратительными дорогами ближе к окраинам. В противовес ему Лорга состояла из нескольких домов на высоких опорах, порой гораздо выше роста обычного человека. Их крыши покрывала смесь листьев и чего-то непонятного.
Арвиде вежливо осведомилась у местного жителя о расположении лагеря. Тот шарахнулся в сторону, как испуганная лошадь. вид у Арвиде был отнюдь не самый благовоспитанный6 в своем плаще она скорее напоминала палача, чем благонравного выпускника Киате. Пришлось поискать в Лорге армейский патруль, который оказался невменяем, хотя и смог синхронно ткнуть пальцем в нужном направлении.
Лагерь оказался довольно унылым местом. Множество палаток разбитых в пределах условных квадратов, ограда была чисто формальной: столбы, вбитые в землю через каждые двадцать шагов. Постов, в понимании Арвиде, не оказалось совсем, похоже, что рейнджеры нарочно издевались над начальником лагеря, происходившем, судя по досье из интендантов. Начальник лагеря, принеприятнейший субъект, возлежал в единственном доме на сваях. После взаимного представления выяснилось, что рейнджеров лишили выходного пропуска в Дассет. На этом злоключения не закончились, так как именно на этот выходной день выпадал день особо почитаемого рейнджерского святого. В итоге - весь состав лагеря напился до беспамятства (Арвиде подозревала, что это было сделано в знак протеста). Сколько их находиться здесь? Сотня или две, в противном случае здесь была бы уже пустыня. На ровной площадке в довольно живописных позах застыли рейнджеры. Её явно не доверяют, еще больше ненавидят, в меньшей степени опасаются.
Глав мятежа вычислила сразу. Двое более старшего возраста, в чем-то дополняющее друг друга. Таких называют Хранителями традиций. В них бьется серый гнев, боль утраты и зов памяти, подхлестывающий скрытые силы. Смешно, стоять перед этой толпой, готовой сорваться с цепи ради удовлетворения гнева.
Слов не будет, оружие скажет все что необходимо...
- Неужели вы не можете найти более простого решения? Подмочили репутацию "великие воины"... Может, остановимся у этой черты? Молчите? Сказать ВАМ явно нечего, - Арвиде тянула время.
Толпа повскакивала с мест и медленно приближалась, обнажив сталь. Стая волков, голодных и злых, они готовы стереть все с лица земли. Это их и погубит, превратив видимую победу в поражение.
Арвиде вытянула руки ладонями к толпе. С ладоней сорвался сияющий вихрь, превратившийся в щит между ней и толпой. Голова закружилась до звона в ушах. Нападавшие потеряли часть своего нахальства, а через секунду исчезло и само желание нападать. Руки перед лицом ладонями к себе, под звон падающего оружия. на колени в позу подчинения, позорную для большинства. Противно, но необходимо. Похожи, на марионеток. Правая кисть непроизвольно складывается в знак силы Мира, и Арвиде машинально произнесла гимн забвенья...
В лагере никто и ничего не помнит о бунте... Местный сапожник попытался привести обувь Арвиде в порядок, но бросил это мероприятие через сутки. вот тогда-то он и принес новые сапоги со странным серебристым узором.
Арвиде пообещала себе, что никогда больше не воспользуется подобными умениями.
Всё тело болит, из него словно выпили все силы, но надо идти прочь, и, как бы ни было, плохо, возвращаться в Дассет.
Много лет спустя, она бы много отдала, чтобы заново решить задачу в Лорге, но будет уже поздно.

Эпизод девятнадцатый "Меч хайшей"

Астарт стоял на холме близь Иошинда. Магистр бурь и перемен. Он очень сильно походил на Тарика. Как и Тарик, ему судьбой предназначено ждать Арвиде. Её корабль с белоснежными парусами крыльями прибыл из Изморья, кажется, она была в Дассете.., хотя возможно и дальше...
Арвиде не удивлялась таким встречам, поднимаясь по холму она думала лишь об одном: с кем ей придется говорить с Магистром или с другом. Магистра заставило появиться нечто серьезное.
Астарт мягкой, почти кошачьей, походкой, подошел ближе и помог Арвиде устроиться на расстеленном плаще.
Три знака... Двое смотрели в глаза друг другу, каждый из них знал о собеседнике все. Общаться придется с Магистром.
- Было пророчество, - начал Магистр. "Не спрашивать, не думать об этом", - Арвиде пыталась слушать.
- Тебе придется идти на берега Сарелы в мире Ауенкон. Найди там оружейника- одиночку и проси меч.
- Как я понимаю, Магистр, ты освещаешь своим приходом Даркар...
- Я не могу остановить уже идущего по нему, Рыцарь...
- Но можешь помочь советом.
- Бойся меча закалки странной
Гнева, страсти чуть спонтанной
Слов что в гнев облачены
Пламененм другой войны.
Магистр опустил глаза и появился Астарт:
- Я не хочу ни гибнуть, ни разламывать Пути Границы. Я видел в Эктерде "Зеркало Тарика". Оно говорит мне о ветре перемен. Рискни побывать на острове призраков, это где-то в мире Ляодин. Возможно, тебе повезет.
- Что бы я без тебя делала Астарт?
- Я твой друг, и ты это прекрасно знаешь. Жаль, меня ждут Врата, а тебя- Дорога. Может, когда-нибудь, я захочу сойти с Границы и попрошу помощи у тебя. Теперь уходи... мне пора возвращаться.
Арвиде подняла с земли сумку и ушла не прощаясь. Она видела колебания Астарта, решавшего дилемму: то ли вызвать Врата, то ли догнать её и составить компанию... Он никогда не придет с просьбой...
Арвиде вызвала силу Врат Эктерда, Астарт скорее всего все еще сомневается и это шанс не столкнуться с ним на Границе.


Его звали Дарел, никто и никогда не спрашивал его о прошлом. Он пришел в долину Сарелы много лет назад. Всё это время он создавал клинки для искателей приключений всех миров.
Арвиде удивилась, услышав подробности, странно отправлять Рыцаря Атриад к изгою на край земли. Хотя еще никому не приходило в голову сравнивать оружие авантюриста и Рыцаря.
В этом мире не было ничего необычного. Айнкоон - край цветущих равнин, мир гармонии и спокойствия. Арвиде должна была найти здесь кузнеца - одиночку, который смог бы выковать меч. Так сказал Магистр Тарик Авенор, для вечно идущего по Итрису Рыцаря. Река Сарела бурным потоком низвергалась с гор и превращалась в мирный поток у городов Суантавейн и Лесавар.
Чтобы отыскать мастерскую Дарела, большого труда не потребовалось - дорога к ней была обрамлена оградой из сломанных мечей, воткнутых в землю практически по самую рукоять. Странное это было место, идешь по дороге и чувствуешь прошлое, цепляющееся за остатки былого, и оплакивающее самое себя. Пыль проносилась над всей этой торжественной пустотой, заметая следы когда-то кровавых битв. Иногда она бессильно падала на дорогу, утоптанную сапогами тысяч искателей приключений.
Кузнец был высок и жилист, что никак не соответствовало его профессии. Перед Арвиде был хайша (раса, не старевшая внешне, но часто умиравшая от душевных страданий).
- Мне необходим меч, Мастер,- ритуальный жест уважения и приветствия.
- Странная просьба. Женщине подошел бы кинжал, пара метательных ножей.
- Мастер, мне необходим именно меч.
- Ты умеешь с ним обращаться?
Арвиде отбросила прядь своих волос со лба, и посмотрела прямо в глаза кузнеца:
- Почему бы и нет, Мастер.
- Капитану Имперского Флота вряд ли потребуется столь ничтожное оружие.
- А Рыцарю Ордена Атриад?
- Покажи руки, - кузнец придирчиво осмотрел кисти, измерил длину руки от локтя до кончиков пальцев.
Мелодичный звон прервал его действия. Кузнец на мгновение обернулся.
- Жди снаружи, - хайши скупы на слова.
Странно, Арвиде увидела Ночь Свечей во всем её великолепии. Так принято в Империи и Конфедерации, Свободных мирах и просто Мирах - ставить по свече за каждого погибшего друга, за каждого неотомщенного товарища во всех армиях. Всегда холмы и горы озаряются трепетным пламенем Свечей памяти, здесь они стояли вдоль дороги, освещая призрачным светом мечи. Арвиде задумалась, и, поставила рядом с мечем Ивташера свою свечу.
"За моих друзей, которых мне не суждено увидеть", - перед глазами все отчетливей проступали контуры Теры.
Шаги за спиной оповестили о приходе Мастера, Арвиде резко обернулась.
В руках кузнеца был меч, меч хайши - с характерными рунами по по ножнам.
- Он звал Тебя, и ему суждено быть твоим.
Странное чувство как будто меч говорил с Арвиде.
Хайша одиночка прячущийся в мире одиночества мог быть только одним человеком - полководцем выигравшим битву на равнинах Бадайхема и убившим в неравном бою свою любовь...

Кровь медленно стекала к кончикам пальцев и тяжелыми каплями падала на мозаичный пол храма.
Храм богов Атры - единственное место во Вселенной, где вошедший с оружием не будет наказан. Ибо за его жизнь отвечают пять великих богов Атры: Ксидиан -бог лучников, Истан - бог мечников, Альеран- бог огнестрельного оружия, Тайсиан - бог конницы и Эристания - богиня врачевания.
Никто и никогда не знал сколько долгих лет просили у них помощи воины Атры, но до сих пор лучших воинов не нашли спецвоиска Конфедерации и Империи. Мир Атры всегда выставлял только одно воинское подразделение именовавшееся - "Рейнджеры Атрира", которая растворялась в небытие после очередной удачной операции.
Арвиде крайне неудобно ощущать себя неумехой под ледяным взором древних богов. Получать порезы от собственного меча... Хотя, какой к черту собственный? Это меч хайшей и даже сила Истана не поможет совладать с ним, подчинить его песню воле новой хозяйки. Может быть, Арвиде и не права. Она медленно поднялась с пола и позвала Силу Границы.
Двух стихий волшебный звон
Тьмы и Света вечный сон
Я зову вас в этот мир
Чтобы он меня любил
Я зову Границы силу,
Чтоб признанием открыла
Он покориться до конца, как не покорялся никому.

На равнине возвышался город. Кое-где его великолепие было подпорчено пожарами.
С воздуха, земли и воды его атаковали армии, волны полчищ то приливали к стенам, то оставляя тела, уходили прочь. Земля пропитана кровью, тела и разложенные останки говорили о том, что битва шла уже не один месяц или год.
Атакующие вновь пошли на приступ грозно, вопя "Смерть Виндамару!". С высоты стен им в ответ вторили: "Да славится Виндамар!".
Как всегда Виндамар усиленно сопротивлялся, сторожевая крепость Конфедерации, теперь боролась с Империей. Жители города давно покинули город, лишь отряд Вольницы прикрывал их отступление. Вольница всегда обладала способностью изображать повиновение Империи, но в нужный момент её призывали фанатики Равновесия - Ордена Границы.
Западная стена превратилась практически в крошево, на её месте были горы трупов, четыре кольца мин. Защитники Виндамара должны были продержаться неделю.
Обе армии устали за две недели непрерывных боев, блаженный отдых был нужен всем.
Поэтому на человека в черном никто не обращал внимания - форма атакующих ,тоже была такого цвета. В принципе обе стороны были измотаны настолько, что даже охрану не выставляли... Это позволило человеку беспрепятственно проникнуть в город. Первую, кого он увидел была ...
Тайрен, лейтенант Вольницы, послушник Ордена Тайш, при помощи Алдара и Ванара заделывли бреши и ремонтировали технику. В городе жило около 18 тысяч человек, а обороняло в данный момент едва ли больше сотни.
Разбудив спавшего под надписью "Наемникам - смерть" пацана, человек выяснил, что командира найти можно в здании Ратуши. Её найти не сложно, высокое с часами. Арвиде лежала, закрыв глаза на скамейке. В ней чувствовалась неимоверная усталость. Даже выглядела она в этом мире иначе: шикарная коса, уложенная короной, делала её младше и беззащитнее. Над окончанием левой брови чернел символ Ордена, резко выделяясь на фоне бледной кожи. Длинные ресницы трепетали, отбрасывая тени на щеки. Руки украшали запястья, рассеченный ударами мечей, форма выдавала звание - карист или капитан. Она казалась беззащитнее, если бы не меч. Таких в мире не было.
Серебро клинка украшала вязь переливающихся рун, от золотого к алому и назад. Меч спокойно вонзенный в каменный пол! Тут было о чем поразмышлять, но шорох, который невольно произвел человек, разбудил Арвиде. Такой реакции не должно быть не у кого! Меч у шеи пришельца подтвердил - может:
- Кто ты? Что ты здесь делаешь? - в глазах холодная уверенность в своих силах и праве жестоко карать.
- Я тот, кто пытается помочь, - оружие брошено к ногам.
- Я не верю тебе, зачем ты сюда пришел?
- Я хочу помочь, разреши мне сделать это.
- Кто бы Виндамар помог отстоять. Ты умрешь быстро и чисто. Раз уж тебе не терпится узнать - жителей здесь нет. Мы только прикрывающие их отход. Твой бред забавен, пришелец. Мне стало даже интересно. Тайрен! Дай пришельцу свой меч, посмотрим, чего он стоит в круге до первой крови.
Пришелец понимал всю абсурдность ситуации: он предлагал помощь, и мог потерять жизнь, правду он должен был доказать сразившись на мечах с девчонкой.
Начавшаяся схватка подтвердила, что Арвиде нет равных в обращении с холодным оружием.
Трижды чудом не прирезала, несмотря на раны, усталость. Её каскады пришелец отражал с трудом. Все утонуло в безвременьи. Осада продолжалась, на стене распоряжалась Тайрен, а в ратуше двое вели свой поединок до первой крови.
Арвиде уставала, но меч в её руках продолжал жить своей отдельной жизнью. Противник с удивлением смотрел на это чудо. В ратушу вбежала Тайрен:
- Капитан, они просят тебя для переговоров, - Арвиде обернулась и.... кончик меча пришельца прошелся по щеке. В ответ его меч перелетел через все помещение, и ударившись о пол, сломался на две части.
Тайрен мгновенно скрутила пришельца и отправила в подземелья.
Арвиде выслушала генерала говорившего о периговорах, и выставила свои условия: Вольница покидает город при оружии, её сопровождают до того момента, пока отряд не покинет Виндамар. Генерал предупредил, что он подумает- три дня. Этого вполне хватит, чтобы беглецы надежно спрятались.
Наемники при оружии покидали Виндамар, остатки осаждавшей армии почетным караулом салютовали сотне наемников. Злых, уставших, но не побежденных. Их капитан с мечом на перевязи последней покидала развалины некогда цветущего города. Покидала НАВСЕГДА.

Эпизод двадцатый "Прошлое и будущее"

Айнховейн... Тонкие башни тянулись в голубые небеса. От их серебристых поверхностей отражалось солнце... Рыцарь Ордена Атриад (до Магистра было еще 15 стандартных лет) представляла себе Границу миров совсем не так красиво. Здесь надо было просто дождаться транспорта до Лакриса. Рыцарю просто не повезло - встреча с Вестником Ордена Эксен не была желанной. Ритриса довольно ясно предупреждали об этом Рыцаре, но выхода не было, тот, к кому он был послан - погиб. Почему же Рыцарь изгнанник хуже чем труп? Миссия была важна - задержать князя Тирса на пути к власти Айнховейна любыми способами, вплоть до поддержки местного сопротивления. Для последней цели Вестник располагал значительными средствами.
- Ты, сможешь это сделать, - Ритрис, объяснял ситуацию, его данные были мягко сказать не полными.
- Почему ты думаешь, что я подойду для этого? - звон семи серебряных цепочек, вплетенных в волосы, служил странным аккомпониментом этому голосу. - У тебя самые лучшие рекомендации, - Ритрис лгал, - И у повстанцев с тобой связаны самые лучшие воспоминания.
- Здесь ты не прав, вырезать отряд местного генерала, это не подвиг. Тем более, он сам напрашивался на данный инцендент - зачем на торговый караван нападать? - Возьмись за эту работу и тебе...
- Будет даровано прошенье. А меня кто-то спорсил хочу лия этого, - фыркнула Рыцарь.
- Тогда спаси меня... - Ритрис был на грани паники, - Средства неограничены... - Ради тебя, Вестник, тоже нет, - Рыцарь на мгновение посмотрела в даль, очень Вестнику такие взгляды знакомы. Так во многих Орденах могут просматривать варианты будущего.
Ритрис настроился на долгое ожидание, но напрасно, Рыцарь готова была продолжить разговор:
- И все же я соглашусь...
- На каких условиях?
- Без всяких условий и денег. Считай, что во имя высших целей...- Рыцарь поднялась из-за столика, за которым состоялся этот разговор и вышла на улицы Айнховейна...
Затянувшиеся распри между двумя группировками Айнховейна и длившаяся затяжная война принудила обе стороны искать выход из положения. Поскольку к компромиссу шли долго и трудно, то и решение выбрали не простое. Поединок, в котором должны были сойтись представитель князя и поединщик повстанцев...
Кое-кому было не до этого события... В развалинах на окраине Айнховейна пытался повеситься молодой человек, испытавший массу разочарований, и, прошедший дорогой потерь. Рыцарь медлено шла по руинам, именно звук падающих камней привлек её внимание. Сцена была явно недостойной...
- Ты кто?
- Эфрайн, так меня звали родители, - петля была наброшена на шею.
- Покоряющий дорогу. Умно, хотя вряд ли достойно, - Рыцарь присела на подоконник.
Эфрайн осмотрел её с ног до головы. Больше похожа на Наемника, чьими услугами пользуются обе стороны конфликта. И все же в ней есть что-то не от мира сего. Петлю он снял, часом раньше, часом позже, какая разница. А женщина с оружием это совсем неординарное событие.
- Зачем ты здесь? - Эфрайну было не по себе в её присутствии.
- Жду рассвета, - собеседница посмотрела на небо.
- А я не хочу его видеть,- чуть ли не выкрикнул Эфрайн.
- Боль затуманивает рассудок. Расскажи мне свою историю и часть твоей ноши уйдет в никуда...
Почему-то Эфрайн решил, что ей можно доверять. Слова потекли из него потоком...
Она слушала и молчала. Когда рассвет окрасил своими лучами небо в сиреневые и розовые тона Эфрайн остановился. Женщина вытащила из кошелька билет и деньги:
- Ты едешь в Лакрис и находишь там Учителя Сандзары Барриша.
- А что потом?
- Потом ты решишь сам, - она поднялась с подоконника и направилась к центральной площади.
Эфрайн догнал её, но идти за ней решил на расстоянии. Видела ли она его? Возможно, скорее чувствовала, чем видела.
Центральная площадь города была заполнена народом. Судьи поединка - четыре старика из Империи, рисовали на площади Круг смерти красной краской. Суеверно перешептывались представители различных религиозных концессий. Никто не делал ставок на победу...
Князь Тирс на вороном коне при поддержке десятка слуг и вассалов наблюдал за процессом. За его спиной маячил поединщик - Мурад, глава княжеского войска. Его внешность была довольно примечательна. Черноволосый крепыш с голубыми глазами. О нем было достоверно известно лишь одно - он владел холодным оружием лучше, чем кто-либо, непомерная жестокость дала ему дурную славу в Айнховейне и его пределах. Часы пробили десять. Стражи встали по границе Круга, чтобы никто не смог помочь или помешать сражающимся. Мурад гордо встал в центр, опираясь на тяжелый двуручный меч. Если он и думал о поражении, то о бескровном.
Тишина заполнила все свободное пространство, ибо никто не знал, кто выйдет в центр защищать Айнховейн.
Она вошла в Круг, как домой, за его пределами, казалось, осталось все, что делало её собой. В её взгляде появился холод, сравнимый лишь с чернотой космоса.
Мурад оценил своего противника слишком поспешно. Приняв выбор противника, как насмешку, он заранее решил, что много сил для победы не потребуется. Вероятно, с толку его сбили чисто женские атрибуты - цепочки в волосах и серебрянные широкие запястья. И всё же из приличия он задал единственный вопрос:
- Ты кто?
- Идущий по Пути Рыцаря, - практически перевела свое тогдашнее имя Рыцарь. Мурад ухмыльнулся и сделал первый выпад в этом поединке...
Как много лет спустя, рассказывали очевидцы, творившиеся в Круге смерти нельзя было назвать просто поединком. Это был скорее смертельно опасный танец, в котором потеря бдительности или ориентации оказалась бы смертельной для жизни. Мурад несколько раз пытался вывести Рыцаря из равновесия и заставить нервничать, но это ему не удавалось. Он только вышел из себя, его начал раздражать звон цепочек, аккомпанирующий каждому удару противницы.
Эфрайн, который не смог удержаться от наблюдения от столь великолепного зрелища, наблюдал за происходящим с нескрываемым восхищением.
Всеобщий вздох восхищение и вопли возвестили об окончании поединка. Рыцарь выиграла его, и страже князя пришлось лишь утащить из Круга тело. Всеобщая эйфория, привела к бурном проявлениям восторга, в которых Рыцарь не принимала участия.
Вероятно, её уход был замечен позднее, но Эфрайн видел это. Такое чувство, что с её плеч упала тяжелая ноша.
Ему оставалось лишь догнать её по дороге...

Остров Призраков - Тара Тайджен Аон. Здесь нельзя вспоминать прошлое, иначе оно становится реальностью. Единственные люди здесь живут у монастыря в Аоне. Они бичуют себя прошлым. Арвиде шла через эти места с командой рейнджеров, он проходили проверку прошлым.
Леса Тары были безупречно подходили для испытаний, густота лесов не позволяла осматривать их с деревьев. По подсчетами Арвиде - дорога до конечной точки со странным названием Проклятье странников Аона займет сутки. Поэтому ночь пришлось провести в лесу.
Отряд разошелся в поисках дров для костра. Арвиде шла по странному лесу, в котором не было живых существ, стараясь сообразить, каким образом здесь найти дрова для костра.
Тарик вероятно просто бы улыбнулся.
Туман поднялся неизвестно откуда, из него вышел карист Тарик Авенор, Арвиде остановилась. Тарик улыбнулся:
- Пути вновь сыграли с тобой злую шутку, Юноми?
- Тарик, ты не прав, хотя я преклоняюсь перед твоим искусством biare (зеркало), хотя я этого не понимаю. Свой путь я выбираю сама. И вообще, зачем ты вновь меняешь имя?
- То что ты держишь в руках слишком важно для будущего. Кстати охота началась. Все, что я говорю, в данный момент имеет мало смысла, но в будущем...
Арвиде заметила:
- Ты как всегда. Либо получишь ответ, либо не получишь ничего.
Глаза Тарика слегка расширились на мгновенье, а затем приобрели вполне отсутствующее выражение:
- А вспомнить не хочешь?
Арвиде не успела ответить- у её ног лежало огромное зеркало:
- Что ты хочешь сказать, Тарик?
- Вот такой я тебя не видел! Ты в ярости! Урок не выучен до конца - доучи его на Калсахане.
- Ради чего?
Ответом был смех. Призрак растаял. Арвиде дала себе слово больше не связываться с прошлым и собственной памятью. Подобрав сучья, она вернулась к костру.
Арвиде попыталась уснуть, но эта попытка успех имела относительный. Появился Анжей. Просто присел на край плаща:
- Я рад тебя видел.
- Почему ты здесь?
- Я вызвала меня из памяти. Но уже не для танца. Зачем ты сломала корону? Я не стою этого. ты всегда могла заявить о своем родстве с Императором. Тебя ждет самое больше в мире приключение, моя королева. У тебя в руках меч хайшей он может собрать воедино и Свет и тень.
- Таким я тебя не видела...
- Ты изменилась. Прощай, - Анжей растаял в темноте.
Утром Арвиде обнаружила свой черный с серебром плащ, чудесным узором расшитые сапоги...
Оставшийся день прошел как-то просто. Призраков не было. Команда благополучно дошла до места.

Эпизод двадцать первый "Три шанса"

- Asta dara ava kon din, - Тан Корлунг читал древнее заклинание, говорят, дарующее силу.
Именно здесь на Кинсе можно было купить корабль и получить право свободного перемещения. Именно в этом праве так нуждалась Арвиде.
На Кинсе существовало три клана, каждый контролировал мир по четыре месяца, но самые важные вопросы решали сообща.
Клан Корлунгов - Байе должен был помочь решить вопрос с кораблем, так как в их ведении находилось местное кораблестроение, лучшее в Империи. Сложные внутриклановые отношения привели к практически жестокой враждебной обстановке, для этого пришлось постараться дочери главы клана Да Армане. В феодальном обществе Кинсе дочь главы клана считалась непререкаемым авторитетом и её непогрешимость не оставляла сомнений, доверие тана к дочери практически безграничное создало довольно сложную обстановку. Приглашение гостьи на внутриклановый праздник, взбесило Арману. То, что окончание нового корабля ,несомненно, великий праздник Арвиде не сомневалась. Примерно такой же кораблик построят и для неё. Сотый оплаченный заказ для Кинсе действительно праздник. Имперцы должны кланам Кинсе практически годовой бюджет, назревал обычный кризис, так что здесь были рады любому оплаченному заказу.
Арвиде разбиралась в условностях праздника только благодаря своему опыту.
Тан просил даровать благополучие своему клану.
От песни меч Айенкона дрожал под рукой, казалось, он чувствовал неприятности. Арвиде сразу поняла, что Армана будет делать гадости. Пройдя по множеству дорог, довольно прилично закончив Киате, Арвиде знала не так мало, правила королевских игр везде одинаковы, иногда, правда, попадаются нюансы, но общая канва всегда одна и та же.
Армана будет мешать всеми силами, хотя.. Скорее всего, просто ревнует. Бредя по каменным плитам от резиденции тана к доками, Арвиде пыталась найти всему логическое объяснение. Но, видимо, оно лежало где-то в области чувств Да-Арманы.
Вот уж её в доках встретить большая неожиданность!
- Я не знаю ничего о тебе, но прошу убраться отсюда. Я прикажу и твой заказ закончат завтра.
- Спасибо, конечно. Чем заслужила такую честь?
- Я была у прорицательницы. Она приказала отпустить тебя с миром. Не знаю ради чего.
- В моем Мире это называется Даркар.
- Идре...
- Что?
- Она просила передать тебе это "Учитесь жить в Мире" (Idashi ressat).
Арвиде внимательно посмотрела на Арману. В её памяти смутно маячил образ женщины, несомненно под маской скрывалась другая сущность. Выбирая первый курс Арвиде вспомнила о Калсахане.

Калсахане - мир, где правят легенды, чаще всего здесь обучают скальдов.. эту школу Арвиде Астарту не простит никогда, хотя в сущности он лишь следует знамениям, а Тарик, возможно с самого начала решил её загнать в шкуру Магистра.
Кстати как он сказал? "Ю-Но-Ми", сокращение... в одних языках обозначает вечно учащийся, в других идущий по пути, но чаще всего - ты знаешь меня... Что хотел сказать Магистр?
Неизвестно.
Из сладкого забытья оторвали два события: Амир видел Стефани в объятьях очередного искателя приключений и визит, о котором лучше не помнить бы...
Вспышка озарила комнату, заставив Рыцаря открыть глаза. Перед ней стоял Вестник в черном, Вестник её мира.
- Чего ты хочешь, слуга Магистрата? - Арвиде поднялась со своего места и по дуге начала обходить Вестника.
- Исполнить волю Магистрата! - капюшон откинут, и Вестник узнан. Тайрен, послушница Ордена Тайш. Чуть ниже Арвиде, гибкая, как лоза, опасна, очень. Плащ сброшен, он задел кубок, который со звоном упал на пол.
Тарен предстала во всем своем прекрасном и опасном облике: перевязь с мечом странно смотрелась на тонкой талии, обнаженные руки со множеством браслетов привели в смущение вбежавшую стражу.
Арвиде усмехнулась. Тайрен как всегда увлеклась внешними эффектами, уж на ноги сандали одела, только лентами под коленями закрепила, неудобно в бою, очень неудобно. Да ножки у неё от ушей растут, загорела, тунику выбрала по светлее, не доживет она до посвящения в Рыцари. Как пить дать не доживет.
Стража замерла в смущении у дверей, остановленная знаком Арвиде:
- Чего хочет Магистрат, Тайрен?
- Твою жизнь!
- Многовато, ты же была в Виндамаре и знаешь, что у тебя нет шансов выжить, - Рыцарь спокойно остановилась напротив противницы.
- Я попытаюсь! - меч со свистом вылетел из ножен. Тайрен приняла боевую стойку.
Арвиде усмехнулась, терпения не на грош, думает взять все с наскока, впрочем, быстрее умрет. Она спокойно взяла меч у стражника, всем видом показывая, что все происходящие, её просто утомляет.
Тайрен нервно размяла запястья, как бы заново привыкая к тяжести меча. Слишком хорошо она знала Арвиде. Даже сейчас опыт мог сыграть дурную шутку с Тайрен. Уж Арвиде производила впечатление соответствующее её уровню и в том и в этом мире.
Умудряется держать тяжелый, видимо плохо отбалансированный меч, одной рукой.
На ней слишком много одежды, все так же любит черное с серебром.
Тайрен психанула, и сделала выпад, Рыцарь усмехнулась и отбила его таким движением, что Тайрен чуть не умерла со смеху. Лениво, как муху согнала. И это лучшая? Подрастеряла она, видать, свои качества за три года.
Тайрен сотворила целую вязь ударов, которые были с легкостью отбиты. Кошка играла с мышью, прекрасно понимая, что конец будет одинаков. Удар, выпад, защита, удар, защита.
Так продолжалось минут сорок.
Тайрен порядком вымоталась, Арвиде еще раз оценивающе окинула Вестницу взглядом.
Не быть ей Рыцарем. На очередной, достаточно медленный выпад Тайрен, она ответила фирменным каскадом ударов, умудрившись перерезать ленты, державшие сандали Тайрен.
Та поскользнулась, потеряла равновесие и упала, меч выскользнул из рук и оказался вне досягаемости.
Арвиде наклонилась, встретившись с затравленным взглядом Тайрен, и приставила меч к горлу Вестницы.
- Так убивай же! Поторопись! - воскликнула Тайрен, - Подари мне чистую смерть.
Лезвие меча врезалось в кожу, оставляя кровавый след, шрам будет заметен очень долго, а как болеть будет...
- Ты не стоишь этого мразь,- Арвиде ударила Тайрен по лицу. Вреда особо не причинила, но губы разбила основательно. Хорошо еще, что не мечом плашмя, - А теперь прочь, падаль!- Рыцарь подняла Тайрен за щегольскую тунику и швырнула в сторону упавшего плаща.
- Я еще вернусь! - прошипела Тайрен, ненависть исказила её миндалевидные глаза.
- Только попробуй, и я отдам тебя страже на потеху. Думаю с этого момента твоя жизнь ничего не стоит, - Арвиде бросила меч оторопевшему стражу, который поимал его на лету.
- Да ты, ты... - злилась Тайрен, она бы еще долго причитала, но точный выстрел , ускорил её отбытие.

Она сдаст экзамен на скальда, но сорвет голос на Границе и не сможет петь очень много лет.

Они стояли друг против друга, готовые в любой момент схватиться за оружие.
Астарт подошел к Амиру и осведомился:
- Ты уверен, что поступаешь правильно?
- Всегда И не боюсь погибнуть за это!
- Может тебе стоитподумать? Юноми гораздо сильнее тебя и ты это знаешь. Признай свою неправоту, ведь это так и есть. Иначе Юноми придеться убить тебя! Она погрешить против своих правил и будет права! Такого осла, как ты не во всей вселенной, Амир!
- Знаешь, Рыцарь, я своих решений не меняю.
- И очень зря!- Астарт перешел к Юноми.
- Ты говорил с ним?- с надеждой спросила она, - Вижу, что результатов нет. И мне предеться его убить... Это будет поединок, исход которого предрешен... В отлличии от него я не могу признать свое поражение, ибо это заставит его возгордиться и в скором времени принесет много Зла. Чести мало в таком конце и мало чести мне и Ордену.
- Но ты можешь ранить его. Он должен жить, Юноми, и ты это знаешь лучше меня.
- Астарт, гнев даже раненого зверя заставляет сражаться с удвоенной, утроенной силой. Пусть дело решит случай.
-"И омочив свой меч в крови
За звездной россыпью дождей
Смотри внимательней мой друг
Путь свой снова одолей"
Если ты уверена в Пути, то да будет так. Я желаю тебе удачи, - Астарт отошел от Юноми и несколько мгновений стоял, наклонив голову, прижав ко лбу пальцы в знаке Скорби. Затем он резко поднял голову и почти крикнул:
- Ainsaare deimar! inare La! (Да свершиться правосудие вечное! не мешайте им!)
Астарт прекрасно знал чем закончиться поединок. Вспыльчивый Амир не контролировал себя в гневе, а Юноми помогал опыт.
Астарт мог посмотреть в будущее, но не хотел этого, зачем спорить с судьбой?
Поэтому когда Амир, истекая кровью, упал, Астарт не удивился.
Теперь у Юноми был шанс - бежать, и Астарт приказал (или все же попросил?) бежать.
Сама Юноми знала, что после этого поединка можно рассчитывать только на наказание. Хотя Астарт будет отстаивать её жизнь в Магистрате до самого конца по праву дружбы, но он обречен. Он мог спасти её только одним способом- забыть на время об её существовании. Но он этого не сделает по необъяснимым причинам. Останеться верным себе, своим скромным способностям и силе своего духа.
Таким он останется в памяти Юноми навечно.

Эпизод двадцать второй "Магистр"

Колесо событий совершило безжалостный оборот. Что Арвиде знала о случившимся?
Астарт был приговорен к саатине - испытанию веры. доподлинно известно, что за последние сто лет ему не подвергался никто. О сути его знал Магистрат. По непонятным причинам истина считалась доказанной только в одном случае - когда испытуемый умирает.
Астарт доказал свою правоту... Это странно осознавать, что живешь судьбою, купленной такой ценой, хотя ни один Даркар не был легким, подобная ситуация была впервые.
Арвиде держала в руках диадему. Принять этот дар Магии Атриада означала довести до конца или.. нечто подобное она ожидала после первого круга диадемы...
Она знала - положительный ответ выведет из этого зала с символом Ордена на полу, выйдет совершенно иной человек. Магистр.
Арвиде устроилась в кресле с высокой спинкой. Внешний круг, обводивший символ на полу, перевернулся, став рамой зеркала, отражавшего мысли.
Лес. снова Тара-Тайджен Аон. Арвиде поднялась и переступила через раму. Теперь она знала о ком думать и что спрашивать.
Его имя Тха Си ар ен, он Магистр Атриад первый и единственный. Почитаемый всеми Орденами и Магистратом. Чаще всего известен как Ликон. Его ипостась для людей - старик с длинной белой бородой и посохом в руке. Мудрый, практически неощущаемый взгляд глаз, цвет которых неопределим. Изображение слегка дрожит из-за разницы во времени
- Стоит ли принимать дар Судьбы?
- Путь дает и берет единожды. Любой поиск должен закончиться.
- Каков мой Дар Магистра на этом Пути?
Улыбка Ликона была загадочна:
- Часть души подаренная кому-то - даст совершенно непредсказазуемые результаты.
Арвиде улыбнулась в ответ, но Ликон продолжил:
- Тебе суждено быть Легендой. Даркар станет ивдерой. Это будет боль и страдания
Арвиде поняла, что Колесо Судьбы сыграло свою шутку. Проверка будет рутинной и может быть интересной.
Ликон взял в руки диадему и возложил на голову Арвиде:

Холодным Светом, Жаркой Тьмой,
Огнем согласия, Судьбой
Под развращенный вой толпы,
На бой опять выходишь ты.
Ты ясно видишь Суть Игры,
Горят жестокости костры,
Для них Ты мразь, Ты - пепел, тлен,
Попытка вновь создать проблем.
Ты - вызов трусости толпы,
Сторонник собственной игры,
Опасность их забытых снов,
Кошмар, стоящий выше слов.
И Ты опять идешь на битву,
Но не читаешь Ты молитву,
Слова Устава на устах,
Готовые развеять страх.
Пусть враг боиться в тишине,
Пусть он сгорит в своем огне,
Он создал АД и там живет,
Но не заманит, ПУТЬ УМРЕТ!

Старик вошел в диадему, и, все вокруг превратилось в незримые ранее цепочки. Она стояла над Эктердом. Он виделся Юноми лабиринтом света, который стремительно уносился к серебристой арке Врат. Сама арка все больше походила на кристалл, в котором преломлялись лучики прошлого и будущего

Эпизод двадцать третий "Амалфи"

Империю потрясала война протеста и мятежей. "Союз спасения" будоражил умы людей, распространяя свое влияние на Флот и армию. Император терял управление над отдельными частями своей некогда великой Империи, иногда, правда, обретая их вновь, если у "Союза" не хватало сил подхватить управление. Сила уже не удерживала государство крови, идея давно стала мифом. Последним обстоятельством пользовались националисты, анархисты и прочие лже-патриоты. Миры скользили по Границе то к Тьме, то к Свету, Ордена теряли практически 80% своего прежнего состава. Битвы становились все более обширными и беспощадными.
Каждый раз возвращаясь из мира Границы Юноми падала от бессилия и усталости, она видела даже главу сил Тьмы в ходе одной из битв, но не смогла поймать его на длину своего меча.
А в дециме (юбилейном году) вспыхнуло восстание одного из лучших подразделений Флота - корпуса Амалфи, официально установив паритет между Империей и Новой Конфедерацией. Но затяжная война не прекратилась. Естественно симпатии общества были на стороне конфедератов, но слишком сильны были противоречия внутри их лагеря. Последствия в какой-то момент стали необратимыми. Но нити будущего - пропущенные сквозь Врата, говорили, что где-то в этом конфликте рождается нечто новое и потрясающее.
Юноми помнила начало конца.. Кажется это был Реномал-перекресток дорог. Их слишком много во Вселенной, здесь всегда стоит какое-нибудь воинское подразделение, настолько запутанного подчинения, что становиться не по себе, охраняет его спецальное формирование Флота, со столь же туманными правами.
Молодой лейтенант Джеральд Аберс сидел у компьютера и очень быстро стучал по клавишам. Юноми никогда не ожидала от Аберса такой прыти:
- Как дела, Джерри?
- Ннничччеееггго иннтеррестного ддд-ля тте-ббб-я,-заикаясь Джерри старался закрыть собой экран.
- Всё-таки я посмотрю,- Юноми чувствовала опасность.
- Не делай этогго!- Джерри успел-таки нажать на клавишу.
Юноми всё же успела прочитать донос на Керри Амалфи. Джерри понял это, оставшись стоять словно прикованный к месту, с которого безузпешно пытался убраться.
- Зачем? Зачем ты сделал это?
- Не твое дело!
-Всякое действие должно иметь смысл, - Юноми приготовилась применить знаметитый Орденский допрос.
- Оставь свою философию другим! Я не подчиняюсь никому и теперь свободен как птица!
-Сомневаюсь. Я могу пристрелить тебя, мразь..
В этот момент вошел Керри Амалфи:
- В чем дело?
- Карист превышает свои полномочия!
- Заткнись, Джерри! Твоя глупость сейчас будет иметь такие последствия, о которых ты и не мечтал. С каким бы удовольствием я бы тебя ударила!
- Сейчас ты не имеешь на это права, светлейшая Юноми, - Аберс гордо поднял голову и под пристальным взглядом Керри, улыбаясь, направился к двери. - Карист, объясните что здесь происходит? - Керри обратился к Юноми.
- Мейнкори, этот подонок отправил донос. Корпус будет уничтожен.
- Этого не может быть! Мы же... Мы же свои. Конфедераты должны нам больше чем кому-либо.
- Не все любят отдавать свои долги. Особенно Аберс. Когда ты взял под честное слово сына разорившегося банкира на Кенре, ты же догадывался что за деньги он готов родную мать продать.
- А корпус причем здесь?
- Керри, ты в свое время умудрился наступить на хвосты многим имперским чиновникам, но теперь они служат конфедератам, поэтому свести счеты с образцово-показательным корпусом для них - дело чести.
- Юноми, но это же глупо. Уничтожать корпус завоевавший им победу. Хотя если это произойдет, я останусь его командиром. Может это глупая шутка?
- Керри, когда ты вырастишь? Ты такой же романтик, как и все мы. Сколько лет ты боролся за этот корпус?
- Долго очень долго, Юноми. В любом случае я остаюсь. А ты попробуй спасти стажеров - они должны жить дальше. Это приказ. Без вопросов и обсуждений.
- Будь осторожен. Я слишком долго живу в этом мире. Я выполню приказ. Ты командуешь тремя тысячами людей, ты знаешь предателя в лицо, но не веришь в его предательство до конца. Накажи предателя и спаси ребят.
Вошедшие Итан Исхольд и Русто Левский посмотрели на эту парочку, Русто заметил:
- Как это не печально, но она права. У нас тут на подходе команда стирателей с тяжелым вооружением.
Керри посмотрел на Юноми:
- Берите "Амалфи-Аодеру" и бегите.
Юноми знала, что больше половины корпуса погибнет:
- А как же ты?
- Я буду отстаивать свою честь и имя Амалфи.
Итан остановил Юноми:
- Ты помнишь? Помоги моему сыну.
- Итан, слово Рыцаря вечно.
Через пять лет от корпуса Амалфи останется в живых примерно сто человек. Часть погибнет, часть будет никем и ничем на задворках Конфедерации.
Но это будет только часть истории. Пройдет семь лет в суете Мира Границы. Окончательно будет разгромлена Империя в битве, по иронии судьбы, произошедшей при Риномале. Придут новые послы, которые попросят королеву вернуться вновь, но это буде невозмжно.
Расплата для Аберса придет от рук корпуса Амалфи. Юноми попросят спасти мальчишку из тюрьмы Аберса, по иронии судьбы это будет сын Итана - Сандре. И месть свершиться, восстановив Равновесие на Границе.
Магистр погрешит против правил - вмешавшись в ход судьбы, и предсказав будущее.
"Амалфи-Аодера" разобьется о скалы Альегеди, а из её остатков пиратский синдикат соберет свои флагман "Алькастру", которая совершит множество разбойничьих рейдов на Конфедерацию.
Юноми выбрала одиночество - пока есть шаткое Равновесие - Магистр может отдохнуть. И вспомнить беседу с Тариком - sinhaan (философия Ордена):
- Ты веришь в справедливость?
- Да только с ней тяжело жить.
- Что будет после Никогда?
- Вечность и Бесконечность, иногда Смерть.
- Куда уходит караван Времени?
- Он всегда на шаг впереди тебя, ты никогда его не догонишь.
- Можно ли нарушить Устав?
- Нельзя, на нем держится Равновесие на Границе.
- Что убивает человека?
- Зависть, низость, подлость, гордость, деньги, власть.. Можно еще долго перечислять. Хорошего всегда не много.
- Что бежить перед человеком?
- Судьба, раскладывающая указатели на перекрестках времени и фортуна их путающая.

Эпизод двадцать четвертый "Дорога в облака"

Граница встретила Юноми алыми всполохами по обеим сторонам лестницы.
Незримую грань перешагнул человек.. Он привык повелевать, его выдавали манеры. Тяжелый меч угадывался под плащом. Где-то это уже было давно.
Юноми внимательно всматривалась в его освещенное неверным светом лицо. Она уже видела его под стенами Виндамара, кажеться что в прошлой жизни.
Двумя руками пришелец откинул капюшон, Юноми отметила, что правая рука облачена в калючужную перчатку. Сколько ему лет? Тридцать стандартных максимум.
Вид у него впечатляющий: ярко-голубые глаза, коротко подстриженные волосы, черты лица будо выточенные умелым скульптором. Он безумно красив на посторонний взгляд, но он безумно опасен, это чувствуется в его взгляде, ощущение не проходит, а въедается в сознание
- Вы пересекли Границу без разрешения Ордена. Кто вы такой и с какой целью нарушаете Равновесие?
- Insaade, тебе Рыцарь Границы, - голос пришельца ровный со странными нотками. "Мир тебе,"- фраза почти архаичная для Империи и Конфедерации.
- Кто ты?- рука легла на меч просто для уверенности.
- Просто твое отражение, я ДОЛЖЕН нарушать Границу, это мой устав и мой крест.
- Орден Тасендари, - выдохнула Юноми. Она должна была это предвидеть, рано или поздно так должно было случиться. Тарик всегда говорил, что в мирах все уравновешено
Три Ордена охраняют Границу (Тайш, Эксен, Атриад) и вечные их визави нарушают Границу (Ардвейн, Тасендари, Сувейн). Вечные соперники, иногда, безумно редко соратники.
- Почему в твоих глазах страх? - пришелец изучал Юноми.
- Чего ты хочешь? - архаичная фраза "Погибать так с музыкой" назойливо вертелась в сознании
- Просто посмотреть на тебя. Ты бы оценила этот жест?
- Польщена. Но не стоит нарушать традиции
- А если я именно этого и хочу?
- Давай закончим этот философский диспут. Я еще раз спрашиваю: чего ты хочешь?
- Я уже сказал- познакомиться с тобой лично. Кажется забыл представиться - Влад Синклер - Магистр Ордена Тасендари
- Тебя называют Мистиком, - Юноми начинала бить дрожь, происходящее явно выходило из-под контроля. Порывшись в памяти, она выудила из её недр все что могла об Ордене Тасендари.
Они разрушают Границу, срывают печати, сеют Хаос, но хранят дорогу прошлого и будущего. Никто никогда не знает каков Дар Магистра Тасендари, ибо он отличается от Дара его предшественника.
- Меня знают как Юноми Магистра Ордена Атриад, - она приняла решение.
Жест Влада приглашал подняться вверх по лестнице. Мистик добивался своего галантностью, давно потерянной в песках веков.
Юноми опиралась на его правую руку, ловя на себе восхищенные взгляды путников Границы и дежурной смены Орденов.
- Нам сюда, - Влад улыбнулся, а на встречу открывалась незримая дверь.
Интуиция подсказывала, что за ней опасности нет.
В этом Мире шел снег, мягкий, пушистый и прекрасный, как сон, как сказка. На возвышенности стоял дом, вероятно скопированный со старинных картин.
Взявшийся из неоткуда ветер, заставил Юноми набросить капюшон на голову, но её, спутник, привыкший к погоде гораздо быстрее, повел её прямо к дому, дверь которого толкнул с бесцеремонностью хозяина
Тепло от огромного камина заполняло комнату, Юноми осматривалась.
Массивные стол стоял перед камином, два стула с высокой спинкой составляли ему компанию. Просто жалко было вступать на белоснежный ковер с длинным ворсом.
Влад бросил плащ на оленьи рога, украшавшие стену за дверью. Хорошо, что хватило ума не вступать с ним в схватку на границе. Против такой кольчуги не всякий меч будет эффективен.
Влад принял плащ и тоже оценил соперницу, усмешка сказала сама за себя. На что она могла рассчитывать без доспехов?! На ловкость, ум или нечто более?
- Разреши поухаживать за тобой, тебе вино белое или красное?
- Красное, - Юноми присела на отодвинутый стул, стараясь привыкнуть к полутьме. Как это она сразу не обнаружила проход в другое помещение? Хотя Влад демонстративно повесил перевязь с мечом на спинку стула напротив, особого успокоения жест не принес. Ощущение нереальности не проходило.
Из темного проема вернулся Влад с подносом полным всякой всячины. Все это великолепие венчала бутылка вина и два хрустальных бокала. С легкостью запавского официанта Влад разместил все содержимое на столе. Театральность действия заставила Юноми улыбнуться
- Ваш бокал, миледи, - реплика Влада заставила Юноми рассмеяться, видимо догадался о чем она подумала.
- За нашу личную встречу.
Да уж тост был двусмысленен, если не вызывающ по сути. Вино наоборот, находилось на той хрупкой грани, когда вкус очаровывал, но не пьянил сразу, оно было старым, очень старым...Глядя на наполненную всякими вкусностями тарелку, Юноми спросила:
- Почему Тасендари?
- По той же причине, что и Атриад. Ты мне не доверяешь?
- Честно? Нет. Ты бы на моем месте поступил бы так же, - Юноми смотрела в глаза собеседнику.
- Ты права. Возможно Учителя Сандзары слишком преувеличивают роль Тасендари в деле разрушения Равновесия. В какой-то момент для прогресса важно нарушить его.
- Но ведь у Вечности само понятие "равновесия" относительно.
Влад поставил бокал и снял с руки перчатку. Рука казалась была собрана из клочков кожи, сшитых наспех неумелым мастером. Юноми мыслено вернулась к началу этого дня. Влад - левша, вот что её насторожило.
Приняв её состояние за шок, Влад поспешил объяснить:
- Примерно такую плату я внес за Веру в Границу.
- Прости, я не хотела...
- Расскажи лучше о себе.
- Я, Магистр, еще мейнкори Флота, - Юноми смотрела, как изменяется цвет вина в хрустале под разными углами к свету огня.
- А для себя?
- Не знаю скорей всего ISS-na-sinar.
- Искательница приключений. Забавно.
- Мне кажется, я зря сюда пришла. Спасибо за всё, но мне пора возвращаться.
- Интересно, куда ты пойдешь в метель? Прости, но твои лоскутки не выдержат ветра.
- Что-то ты не в восторге от имперской военной формы.
- Не люблю вещи обезличивающие людей. Кстати, при предыдущей встрече волосы у тебя были гораздо длиннее.
- Мешают, знаете ли, - Юноми вспомнила как обрезала волосы мечом, избавляясь от постоянной головной боли.
- По части ехидства мы равны. Хороший знак или хорошее вино. Теперь тебе стоит отоспаться в соседней комнате. Я провожу
Влад галантно поцеловал руку и покинул комнату, оставив Юноми в одиночестве принимать решения.
Принадлежности для умывания обнаружились быстро, чем-то напоминает достославную Трайдену, где был один кувшин воды на всех.
Форма заученными до автоматизма движениями была уложена на стул, поверх, как обычно, меч в ножнах.
Постель заставила впасть в забытье, из которого Юноми вышла только на следующее утро...

Эпизод двадцать пятый "Конец игры"

Снег искрился всеми цветами радуги, Юноми, привыкшая к более темным мирам с восхищением любовалась этим великолепием.
Влад не мешал ей наслаждаться просторами, тем более что с холма открывался потрясающий вид.
Река бросала прихотливые изгибы по равнине внизу, даже скованная ледяными цепями она была прекрасна. Рощи укутанные снегом, служили лишь ожерельем, для величавой красавицы.
Маленький городок, похожий на игрушку, терялся в белоснежном великолепии. Даже три парусника - пленники причала добавляли великолепия всему пейзажу.
- Интересно, почему мы оцениваем мгновенья не так дорого, как всю жизнь
Влад нахмурился:
- Для Вечности мгновение - ничто. И останови свои наблюдения - я не хочу, чтобы ты умерла с голоду.
Юноми понимала, что каким бы дружелюбным не был этот мир, без меча в нем делать нечего.
Тяжелый мех защищал от холода, но одежда была непривычной.
Город ничем не отличался от старых, очень старых городов Всемирья. Узкие улочки с каменной сказкой домов, площадь с мозаичным кольцом из храма, ратуши, суда и школы.
Примерно через улицу находиться ainsitar - нечто среднее между рестораном и гостинницей.
Устроившись в полутьме зала Влад сделал заказ. Завтрак был великолепен: нежное филе, обжаренное в сухарях, сладкое вино и много чего еще. Юноми уже начинала забывать, что кроме суррогатов флота существует нормальная еда. Поесть не дали...
Истерический смех наполнил комнату. В центре материализовалась Тайрен в сопровождении двух парней. Юноми без труда узнала наемников, спасшихся после Виндамара:
- Ты еще не успокоилась?! Мне это уже начинает надоедать! Алдар, Ванар, вы чего сюда навязались. Вроде вы со мной связаны клятвой вечного подчинения и ваши жизни - мои до конца ваших дней. Я приказываю вам уйти, хотя без этой вы не сможете пройти Врата Миров.
Наемники скромно отступили на шаг, оказавшись за спиной Тайер.
Влад медленно подходил к гостям:
- Шли бы вы отсюда в свой мир, пока мое настроение окончательно не испортилось.
- Не твое дело парень, - Алдар вытащил свой клинок, - Не вмешивайся, пока молоко на губах не обсохло..
- У нас дело к ней, - Ванар кивнул в сторону Магистра.
Тайрен, худо бедно залечившая свое лицо, ухмылялась, теребя перевязь меча.
- Да, ребятки, перевес на вашей стороне, - Юноми с ужасом смотрела как голубые глаза вновь темнеют... Силы не равны, кинжал в противоположной стене... Тайрен сегодня облачена в кожу - змея и есть змея. Но у нее на лбу написано - труп, сколько раз говорить не быть ей Рыцарем никогда. Итак, трое против двоих - оружия нет. Юноми искала выход и не находила его. Наемники видели её в бою, и это сводило на нет все навыки, которые замедлялись в этом мире от месяца к месяцу.
Влад сделал последнюю попытку примирения:
- По молодости, я вас могу простить на первый раз, проваливайте из моего дома!
- Сказано же тебе - не лезь! - оскалилась Тайрен.
Покашливание за спиной заставило Юноми обернуться. В комнате стоял еще один гость. Парень с восточной внешностью, довольно симпатичный. Девки от него должны быть без ума.
- Привет, я не опоздал? - вид абсолютной невинности смутил даже Тайрен.
- Привет, дружище, - Влад был рад видеть гостя, - Юноми, это...
- Сейджен, к Вашим услугам, госпожа, советник и друг этого влюбленного, - парень поцеловал Юноми в щеку,- Что тут у нас? Трое ненормальных из другого мира, качают права в доме моего молодого повелителя. Нехорошо как-то.
Остолбеневшая Тайрен переглянулась с товарищами.
Сейджен оценивающе осмотрел Тайрен, сделал свои выводы, при этом он не переставал перетасовывать колоду карт Таро.
Вполне четко было ясно, что наемники не сдадуться, и, придется оставить их бренные тела здесь. Магистр осторожно вытянула из колоды Сейджена карту (кажется 13 аркан). Покрутив её пальцами, Юноми метнула её в Тайрен (режущий край прошел с нескольких сантиметрах от уха Тайрен). Вестница Тайш увернулась, открыв взгляду Юноми посуду на столе.
Её руки сами собой сложились в чашу, из которой начала угрожающе раскручиваться спираль...
Сейджен и Влад поспешно выставили силовые щиты, ибо знали, что перед ними - Самум - Ветер Смерти. Это вызывать в тесных пространствах опасно, для этого надо слишком сильно жаждать смерти врага. Вся мощь с песком и ветром пыльной бури была направлена на Тайрен, которая в отчаянии пыталась найти выход.
Её ударило о стену, центробежная сила вырвала кинжал из стены и неимоверным усилием по идиотскому совпадению вонзила в шею Тайрен, как раз в том месте, где не так давно оставался след от меча Магистра. Мгновенно ветер стих. Алдар и Ванар медленно поднялись на ноги. Сейджен и Влад синхронно выхватили мечи. Через мгновенья от бывших наемников не осталось и следа.
Тайрен, выпонила меч, и прошептала:
- Спасибо за Виндамар, спасибо за избавленье...
Юноми подняла меч и с легкостью переломила его:
- И тебе спасибо за Виндамар, ты - лучшее прикрытие для меня тогда...Пусть Вечность будет нежна к тебе, Тайрен.
В глазах Магистра не было слез, она не испытывала ни жалости, ни скорби. Фатализм? Нет, скорее просто примирение.
Влад ждал друга только на следующее утро, новости Сейджен привез далеко не хорошие.
Еда просто притягивала к себе и, наблюдая за уборкой, Владу и Юноми удалось поесть. Сейджен ушел где-то в середине трапезы.

Дорога назад заняла гораздо больше времени. Путешествовать по холмам не самое легкое дело, но у Юноми была неплохая компания. Шуточки Влада просто веселили, так хорошо Юноми уже давно не было. Тишину нарушил протяжный вой, леденящий душу...
- Беги!- голос Влада практически пробирал до костей.
Юноми поняла, что здесь лучше не спорить. Вой приближался, Влад обернулся. Вероятно направление он все же определил не точно. Врата Границы иногда смещались в сторону от своего нормального положения. Бежать придеться еще до следующего холма.
Интуиция подсказывала, что источник воя сжимает кольцо.
Обернувшись Юноми рассмотрела силуэты. Damian ksidarisha - демоны преисподней. Результат необычного эксперимента местного климата. Смертельно опасные из-за своей прыти.
Их появление удивило Влада в свое время - они не проявляли агрессии, поэтому мир он счел безопасным.
Бледный свет звезд, отраженный снегм, очертил силуэты готовящиеся к атаке. Они похожи на волков и ирбисов одновременно.
Уйти от этих тварей не возможно.
Юноми грустно улыбнулась. Все верно, так и должно быть. Силе Аенкона суждено вновь вырваться на свободу.
Рыцари Границы понимают друг друга без слов, для некоторых действий слова излишни. Особенно когда на свободу вырывается сила двух мечей. Становяться не важным Свету или Тьме принадлежит их сила и мудрость. Они поют песню, страшную, старинную песню смерти, которой суждено прерывать нити Бытья.

Первые лучи солнца коснулись холмов, перебрав их, как руки умелого пианиста клавиши, предоставляя жителям равнины страшную картину ночного боя. Два тела на потемневшем от крови снеге. Вокруг кольцо из остатков изрубленных тел демонов. Никому не удалось уйти от песни смерти.
Тела захоронили там же на мести битвы, положив в могилу все личные вещи и один меч на двоих. Аенкон - меч хайшей снова пропал из виду.

Эпилог

Я, Магистр Атриад, Сандре Катрен-Ассия, прошу в Ночь Свечей всех членов Ордена ставить свечу за Магистра Ордена Атриад Тарика Авенора, за Магистра Ордена Атриад Юноми, за Магистра Ордена Атриад Астарта. Своим распоряжением я запрещаю вести дела на Границе с Орденом Тассендари. При попыике нарушить Равновесие- рыцари Тассендари будут уничтожены
Я видел сон ил явь. По дороге шла девушка в черно-серебристом плаще и мечом за поясом. Её волосы трепал ветер, а взгляд был таким, что аж мурашки бежали по моей коже. Она не говорила со мной, а лишь заглянула мне в душу и написала на песке "Тара-Тайджен Аон". Затем она просто растворилась в ветре времени и пыли из доклада Послушника Ордена Атриад Сандро Беоти Магистру Ассия.
Даркар не пройден тобою до конца, поэтому по праву Магистра Ордена я, говорю, что до тех пор, пока Путь не будет завершен, и тебя будет помнить огромное число людей. До тех пор ты будешь жить. Чем сильнее будет их память, тем более часто ты будешь возвращаться в Миры из Вечности Ликон.

1994 год


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"