Морфеус: другие произведения.

Абсент

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Оригинальный текст принадлежит перу Морфеуса. Вселенная Whateley. Мутанты, супергерои и прочая шушера.

Слушайте, если читаете - напишите что-нибудь!
  
  

Абсент

Оригинальный текст принадлежит перу Морфеуса
  

Absinthe

By Morpheus
  
  
  Что бы вы сделали, будь у вас на хвосте агрессивный мутант, который ломится следом с явным намерением убить или, по крайней мере, безжалостно надрать задницу? В моем случае вы бы мчались сломя голову.
  
  Меня зовут Адам Виллан, и в свои пятнадцать лет я был немного ниже всех парней в моем классе. Впрочем, я легко компенсировал это ловкостью и атлетичностью. Все это было результатом занятий свободным бегом и паркуром, которые я практиковал уже более двух лет. Прямо сейчас все занятия окупались с лихвой.
  
   Я промчался по пешеходной дорожке одной из деловых улиц Сиэтла, перепрыгнул через несколько ступенек небольшой лестницы, приземлился с перекатом и продолжил бежать, не задерживаясь ни на секунду. Мои преследователи тоже не сбавляли оборотов, но им приходилось двигаться в более традиционной манере. Я оглянулся, оценил увеличившееся расстояние, а потом резко сменил направление, перемахнув через капот припаркованной у тротуара машины, словно герой старого полицейского фильма. Я давно отрабатывал этот трюк, и в моем исполнении он выглядел легко и естественно, хотя в процессе тренировок я пролил немало пота и, пожалуй, получил больше синяков, чем можно заработать в столкновении с мутантом.
  
  Моим главным преследователем был Колин Рейнольдс, высокий атлетичный красавец. Ни для кого в школе не было секретом, что он был мутантом, низкоуровневым "экземпляром". В переводе на человеческий язык это означало, что его способности одарили его впечатляющей внешностью и неплохими бонусами к его физическим возможностям. Может, у него были и другие способности, но про них я не знал.
  
  - Хватит убегать! - злобно кричал мне вслед Колин. - Сейчас я втащу тебе по первое число, урод!
  
  - Это плохой аргумент! Как-то не тянет останавливаться! - ответил я на бегу.
  
   Когда у тебя на хвосте висит Колин - это уже достаточно плохо. Но в комплекте к нему прилагался Майк - высокий мускулистый чернокожий парень, который всегда брил свою башку до зеркального блеска. При первом взгляде на него легко было заподозрить, что он тоже экземпляр, но я знал, что это обычный парень, такой же как я. Майк за последние полгода завел моду одеваться как бандит из глубинки, и теперь при каждом взгляде на него меня душили неудержимые приступы смеха. Я прекрасно знал, что его отец - респектабельный юрист, а сам Майк по уровню оценок входит в число лучших учеников школы. Через пару лет он отправится в Гарвард и наверняка пойдет по стопам отца, так что весь этот маскарад с бандитскими прикидами был... ну, маскарадом. Может быть, это был обычный подростковый бунт против отца, но сейчас, когда он гнался за мной, это не имело особого значения.
  
   Колин и Майк оба были в отличной форме, но на самом деле им было слабо тягаться со мной: то, что для них было препятствием, я делал своим преимуществом. Тем не менее, чтобы добавить драмы, я немного замедлился и позволил им приблизиться вплотную. Наверное, они даже почувствовали, что у них есть шанс схватить меня. Сосунки!
  
   Мои преследователи не входили в число школьных гопников, по крайней мере, большинство наших общих знакомых считали их нормальными парнями. Но у Колина был ко мне одна претензия, из-за которой он решил сделать мою жизнь максимально неприятной. Претензия эта была не конкретно ко мне, по крайней мере я сам для него ничего плохого не сделал. Это было связано с моим отцом и тем, как он зарабатывал себе на жизнь. Он работал в Службе по контролю за мутантами - СКМ. Поэтому большинство мутантов, таких как Колин, воспринимали моего отца как врага, ну и меня заодно.
  
   Конечно, я мог нажаловаться на Колина отцу... или даже написать заявление в СКМ, и уж они, конечно же, строго бы поступили с мутантом, который преследует и запугивает обычного человека. И если бы у него не было Идентификационной карты мутанта - ИКМ - или он просто еще не зарегистрировался как мутант (что возможно), это добавило бы ему еще проблем. Да, Колин пытался устроить мне веселую жизнь, но я не думал, что из-за этого стоило разрушить в ответ его собственную. Так что я предпочитал справляться с Колином самостоятельно, в основном поддерживая между нами безопасную дистанцию.
  
   - Ну-ка дуй сюда, маленький уродец! - снова закричал Колин. - Дерись как мужчина, ты, цыпа!
  
   Я бы не стал останавливаться даже ради увлекательной возможности провести пару раундов в бою без правил против Колина и Майка. Во-первых, их было двое, а меня только один, а во-вторых каждый из них был гораздо больше и сильнее. Хотя я и не был цыпой, как думал Колин, но я не видел никак рациональных причин бодаться с ним. Я не боялся драться, но не любил. Точнее, не любил получать по щам.
  
   - Надо отдать ему должное - пробормотал я про себя. - Весьма целеустремленный тип!
   Он немного напоминал мне кота - не вальяжного жирдяя, а подтянутого и опасного охотника.
  
   Наш домашний (хм, а домашний ли?) кот Гозер был великим охотником, и частенько приносил домой свои 'трофеи'. Я давно потерял счет мертвым мышам и птицам, от которых мне приходилось избавляться за четыре года, что он жил у нас. Одним из его любимых занятий была охота на белок на нашем заднем дворе. Он мог проводить бессчетные часы, гоняясь за маленькими пушистыми хвостами только для того, чтобы увидеть, как они взлетают на дерево или ближайший забор и становятся недосягаемы для преследователя. Бывало, белки в конце дня собирались в рядок на ограде и, помахивая хвостами, дразнили уставшего и разочарованного кота. Наблюдая за этим, я вынес для себя важный урок: лучше я буду белкой, чем котом.
  
   - Догони и поймай, если сможешь! - крикнул я в ответ. Обернувшись, я улыбнулся и еще немного сбавил темп.
  
   Колин и Майк были не первыми, кто пытался надрать мне задницу. Но они были первыми, кто так долго не отступал от своих намерений. Я был меньше других парней в классе и привык иметь проблемы с гопотой, пытающейся меня унасекомить. Так что свободный бег и паркур стали для меня способом решения этих проблем. За несколько лет все мои преследователи либо обломались, пытаясь догнать меня, либо благоразумно убедили себя, что на этого отморозка не стоит тратить сил. Все, кроме этих двух.
  
   Когда Колин и Майкл подбежали совсем близко, я резко изменил направление - теперь мой путь лежал вертикально вверх, прямо по стене здания, которое я облюбовал еще неделю назад. Это была заранее подготовленная ловушка. Если ты заранее не запомнил, куда ставить руки и ноги, то подъем по такой стене может занять вечность. Поэтому мои преследователи беспомощно остались топтаться внизу, а я спокойно влез на карниз второго этажа и показал им кукиш. Если бы у меня был хвост, я бы непременно торжественно помахал им.
  
   Пока-пока, котятки! - напутствовал я неудачливых охотников, шагая с карниза в открытое окно. Сегодня я больше не планировал с ними встречаться.
  
   - Да будь ты проклят! - раздраженно выругался Колин. - Этот маленький ублюдок сделал нас снова.
  
   - А ты уверен, что он не мутант? - спросил друга Колин. - В смысле, то, как он двигается...
  
   - Нет. - ответил Колин. - Иначе этот крысюк, его папашка, сделал бы все, чтобы он исчез навсегда.
  
   Я проигнорировал комментарии Колина по поводу моего отца. Привык. Некоторые люди думали, что раз мой он работает в СКМ - значит он герой, который сражается, защищая нормальных людей от злобных агрессивных мутантов. Другие - такие как Колин или Майкл - считали, что он типа фашистского штурмовика, у которого одна радость в жизни - терроризировать невинных мутантиков. Как по мне, так он не был ни тем, ни другим. Он был просто моим... отцом. Что тут еще скажешь.
  
   Голоса моих преследователей затихали. Пока Колин и Майкл проклинали меня, я прошел через холл, спустился по лестнице и вышел на соседнюю улицу. Интересно, что думают жильцы этого дома о моих восхождениях по их стенам? Или они вообще не ничего замечают? Скорее последнее. А все-таки, хорошо получилось с Колином и Майклом! Мне не то, чтобы нравилось делать из них дураков... по крайней мере, это было не главное. Я просто так устал от разных недоумков, которые пытаются бычиться и унижать меня ради своего удовольствия, что решил получать удовольствие сам. Вместо того, чтобы просто убегать в страхе, я превратил все это в увлекательную игру!
  
   - Надо исследовать другие районы. - пробормотал я себе под нос. Ясно было, что на этот трюк они уже не попадутся, по крайней мере, в том же самом месте. Когда ты уходишь от погони, нельзя полагаться только на скорость и маневренность, необходимо также знание местности. Так мне сказал отец, а он служил в Морских котиках, и знает, что говорит. Это одна из немногих вещей, сказанных им, которая действительно запомнилась мне. - Хорошо, что у меня уже есть на примете несколько новых 'полигонов'!
  
   Подходя к нашему дому, я бросил взгляд на часы. Да, из-за последнего приключения я пришел несколько позже, чем предполагал. Это не было большой проблемой. Точнее, не было БЫ, если б перед домом не стояла отцовская машина. Отец почти всегда отсутствовал по неотложным делам, но когда он был дома... Я покачал головой и, мысленно смирившись с тем, что меня ждет, распахнул дверь.
  
   - Ты поздно. - констатировал отец, как только увидел меня.
  
   Он производит весьма внушительное впечатление: шесть с лишним футов роста дополняются атлетичным сложением. К тому же он не сидит на стуле перед монитором, а частенько работает в поле и еще каждый день минимум час посвящает интенсивной тренировке. Он производит весьма внушительное впечатление: шесть с лишним футов роста дополняются атлетичным сложением. К тому же он не сидит на стуле перед монитором, а частенько работает в поле и еще каждый день минимум час посвящает интенсивной тренировке. Может быть, в Морских котиках он был лучше накачан, но честно говоря, куда уж лучше. Когда отец надевает униформу СКМ, это выглядит жуть как убедительно - он просто воплощение авторитета. Коротко постриженные темные волосы, в которых с недавних пор проступила седина, придают ему еще более убедительный вид.
  
   Отец наградил меня тяжелым взглядом и указал на часы на стене.
  
   Отец наградил меня тяжелым взглядом и указал на часы на стене. Одно из наших главных семейных правил - комендантский час наступает ровно в 17.00. И в это время я железно должен быть дома, потому что в 17.30 - святыня. Семейный ужин. После этого и до - ты сам себе хозяин. Но 17.00... Маму мои задержки не сильно заботили, тем более, что я как правило вовремя успевал к столу. Но отец...
  
   На часах было шесть минут шестого, так что он просто сказал: - Наказание тебе известно.
  
   - Да я просто бегал - и меня немного задержали друзья! - я знал, что домашнее заточение теперь неотвратимо, но все-таки не хотел сдаваться просто так. Но если отец уже принял решение, то заставить его сменить гнев на милость можно только если у тебя железные аргументы. Конечно, я мог честно сказать, что меня преследовал мутант, и это наверняка сработало бы, но каким бы засранцем ни был Колин, все-таки мне не хотелось его подставлять.
  
   К сожалению, мой отец из тех, кто всегда делал все 'по учебнику', и его девиз - 'для всего на свете есть правила, а правила следует исполнять неукоснительно'. Он никогда не повышал голос и не распускал рук, да и не было причин. Если он сейчас убежден, что я нарушил правила и знаю последствия, значит не стоит лишний раз заострять на этом внимание. Он уверен в том, что его воля будет исполнена и никогда не станет злоупотреблять проявлениями эмоций. Самым большим наказанием для меня всегда было его разочарование во мне. Впрочем, это не новость. Я привык к его разочарованию.
  
   Я знаю, отец любит меня, любит по-своему, никогда не говоря об этом вслух. Но трудно представить себе двух более непохожих людей, чем мы с ним. Вместо того, чтобы вырасти сильным и внушающим почтение, я унаследовал мамины черты и оказался невысоким и худощавым. Вместо того, чтобы закалять бойцовский характер и встречать каждый новый вызов лицом к лицу, я предпочитаю избегать прямой конфронтации. И если он гордится тем, что поддержал семейную традицию и посвятил значительную часть жизни военной службе, то у меня и в мыслях нет ничего такого. Ну и конечно главное различие заключается в нашей философии: я-то считаю, что правила создаются для того, чтобы их нарушать.
  
   Когда я был младше, отец часто подталкивал меня к тому, чтобы я вел себя более мужественно. Он возил меня на стрельбище и пытался заинтересовать футболом. Стрелять мне в целом понравилось, но футбол... не очень. В конце концов у матери был с ним долгий разговор, после которого он оставил меня в покое и по большей части позволял делать то, что я хочу - ну, по крайней мере, пока я не нарушал одно из многочисленных семейных правил.
  
   Несмотря на то, что у нас с отцом были противоречия почти во всем, наши отношения нельзя было назвать плохими. Он никогда не орал на меня, и если я совершал какой-то идиотский поступок, все равно старался обращаться со мной уважительно. Он в целом одобрял мои занятия свободным бегом, - в конце концов, я не сидел дома и занимался активными физическими упражнениями. И каждый месяц мы ездили с ним практиковаться на стрельбище. Пожалуй, этим наши совместные мероприятия по линии отец/сын и ограничивались.
  
   - Если вы двое уже закончили сидеть тут и хмуриться в тишине, - сказала мама, входя в прихожую, - То ужин уже готов.
  
   Отец снова глянул на часы, возможно для того, чтобы отметить, что ужин сегодня на несколько минут раньше, чем должен быть. Я мысленно усмехнулся, представив, как он отчитывают маму за нарушение одного из правил. Было бы забавно на это посмотреть, но отец знал, что есть границы, которые лучше не переходить даже ему.
  
   Нет, в моей маме нет ничего устрашающего. Она выглядит настолько же скромно, насколько отец - подавляюще. У нее такой же рост, деликатное телосложение и темно-русые волосы, как и у меня. И хотя большую часть времени она кажется воплощением спокойствия и говорит мягко и негромко, она также единственный человек на свете, который может позволить себе безнаказанно спустить пар на моего отца.
  
   За ужином началась обычная вечерняя беседа. Это был разговор на общие темы, о том, кто как провел день... Отец отделывался общими фразами, стараясь избегать деталей - по крайней мере поначалу. Интересно было наблюдать, как мама искусно, капля по капле выцеживает из него подробности.
  
   - Я полдня проторчал в офисе - заполнял бумаги после того инцидента в аэропорту. - ворчал отец. - И все из-за того, что один мутант решил устроить представление из обычной процедуры досмотра.
  
   - Скверная история... - сочувственно прокомментировала мама.
  
   - То, что мутанты обязаны проходить дополнительный осмотр на наших контрольно-пропускных пунктах - это не дискриминация. - отчеканил отец. - Это просто здравый смысл. Всем известно, что на борт не пустят человека с ножом или пистолетом, по крайней мере без специального разрешения и дополнительной проверки. Так почему же для мутантов должно делаться исключение только потому, что их оружие является частью их самих? Эти процедуры проводятся в интересах всеобщей безопасности, в том числе безопасности самих мутантов.
  
   - А что с тем мошенником, которого ищет весь ваш офис? - мимоходом полюбопытствовала мама. - Как его там... Проныра?
  
   Отец кивнул с недовольным видом. - Мы думали, что сумели загнать Проныру в угол в 'Королеве Анне', но он сумел ускользнуть. Опять. В этот раз он использовал личину Джимми ди Гриза. Ему постоянно сопутствует удача, так что мы начинаем подозревать, что вдобавок ко всем его талантам он еще и Манипулятор реальности. Честно говоря, мне кажется, что даже если мы изловчимся его поймать, у нас не получится надолго удержать его.
  
   - А почему бы не предложить парню работу? - негромко предложила мама, воспользовавшись паузой, чтобы немного приложиться к своему ужину. - Если он настолько хорош, как ты говоришь, не лучше ли будет убедить его работать на вас?
  
   Отец нахмурился и пробормотал под нос что-то неразборчивое, но явно неодобрительное. Что ж, неудивительно, что эта мысль не вызвала у него восторга. В конце концов, давать работу преступникам-мутантам - это не то, ради чего создавали СКМ.
  
   Посвятив несколько минут доверительному допросу отца, мама переключилась на меня: - Ну что, как прошел твой день, Адам?
  
   - Нормально! - я пожал плечами и на всякий случай поспешил заткнуть себе рот большим куском курятины.
  
   - И никаких проблем с хулиганами, не так ли? - спросила она с ироничными нотками в голосе.
  
   Я вздохнул. И как у нее всегда получается угадывать, что сегодня стоит на повестке дня? Если бы я не знал точно, то давно считал бы, что она мутант с какими-то особыми психическими способностями.
  
   - На свете нет ни одной проблемы, которая могла бы угнаться за мной. - ответил я с улыбкой.
  
   Отец нахмурился и слегка покачал головой, демонстрируя неодобрение моей коронной тактики. Он всегда считал, что если у тебя проблемы с бычьем - то их надо решать в прямой конфронтации, лицом к лицу. И в рамках правил. Даже если у тебя нет шансов на победу, лучше вступить в схватку, чем убегать, трусливо поджав хвост.
  
   Последний раз, когда гопота доставила мне какие-то серьезные проблемы, был почти два года назад. Несколько парней подкараулили меня после школы и хорошенько отметелили. Надо сказать, это было не таким уж великим подвигом, учитывая мои боевые характеристики. Этот инцидент вдохновил меня с еще большим усердием вкладываться в паркур и свободный бег.
  
   Отец тогда был взбешен, причем не столько подлым поведением парней, сколько моей беспомощностью. Чтобы продемонстрировать свое разочарование, он даже попытался преподать мне урок, демонстративно записав меня на курсы самообороны для женщин. Возможно он рассчитывал на то, что мое самолюбие будет задето, и я потребую перевода в секцию реальных боевых искусств. Но это так никогда и не произошло.
  
   Эта мысль заставила меня улыбнуться. Я откинулся на стуле и мои мысли плавно перетекли к утренней пробежке с Колином и Майклом. Хотя отец и не знал об этом, именно ему я был обязан своими 'спортивными' успехами. По иронии судьбы, именно его попытка уязвить мое самолюбие в конечном итоге сделала меня виртуозом по избеганию проблем.
  
  
  
   * * * * *
  
   Это древняя и освященная веками традиция: учителя должны делать школьные занятия настолько скучными и нудными, насколько это вообще в человеческих силах. Ее сопровождает вторая, не менее древняя традиция, которую обязаны поддерживать студенты: благополучно дремать на занятиях.
  
   В данный момент я был не единственным, кого атаковал сон. Клайв Боуэн, сидевший позади меня, покачивался на своем стуле и периодически клевал носом.
  
   - Мистер Боуэн! - строго сказала учительница, глядя прямо на него.
  
   - Я... странно себя чувствую. - ответил Клайв. - Я словно в тумане.
  
   Миссис Морган пристально уставилась на Клайва поверх очков. Сперва она выглядела весьма скептично. Но затем, видимо, решила, что для притворщика парень действительно выглядит плоховато.
  
   - Тогда идите в медицинский офис и проверьтесь. - в ее голосе даже проступили нотки сочувствия.
  
   - Мне кажется, в воздухе носится какой-то вирус. - сказал я Клайву. - На прошлом уроке два парня, которые сидели рядом, тоже жаловались, что чувствуют себя херово и все как в тумане. Надеюсь, я не следующий...
  
   Клайв медленно поднялся из-за парты. Потом вдруг дернулся и удивленно распахнул глаза: - Там!... Там обезьяна!
  
   - Что? - оторопел я.
  
   Клайв указал вперед, прямо туда, где стояла кафедра миссис Морган. - Вон там! Обезьяна сидит на вашей кафедре!
  
   Миссис Морган посмотрела на кафедру и нахмурилась: - У меня нет времени для ваших шуток, мистер Боуэн. Если вам кажется, что это забавно...
  
   - Еще обезьяны! - воскликнул Клайв, оглядывая класс удивленным и недоверчивым взглядом. - Откуда они все берутся?
  
   Послышались смешки. Класс наслаждался развлечением - это было куда интереснее урока. Миссис Морган выглядела раздраженной - шутка Клайва явно начинала выходить за рамки. Но я внимательно наблюдал за ним, и начинал понимать, что парень не шутит. С ним и правда было что-то не то.
  
   Клайв внезапно отскочил вбок, озираясь по сторонам. Выражение удивления на его лице сменилось откровенным испугом. Он попятился назад, запнулся ногой о ногу и свалился на пол. Уже вся комната откровенно потешалась над ним.
  
   - Мне кажется, с ним действительно что-то не так. - сказал я, обращаясь к миссис Морган. - Он не притворяется!
  
   Учительница еще раз внимательно посмотрела на Клайва и медленно кивнула. Потом она подозвала к себе одного из учеников: - Дэвид, пожалуйста, помоги Клайву дойти до кабинета медсестры.
  
   Дэвид не стал отказываться от возможности улизнуть с занятия. Без лишних слов он подошел к Клайву и помог ему подняться на ноги. Тот пошатывался и продолжал шарить глазами по углам комнаты, но, кажется, начинал успокаиваться.
  
   - Обезьяны пропали! - сказал он с явным облегчением, когда Дэвид выводил его за дверь.
  
   - Ладно, класс! - произнесла миссис Морган с деланной улыбкой. - Мы немного развлеклись, а теперь продолжим с того места, на котором остановились...
  
   Я посмотрел на опустевшее место Клайва. Это начинало меня немного беспокоить. Что бы с ним ни случилось на самом деле, до этого урока он не показывал никаких признаков болезни. А вот, кстати, и девушка на передней парте начала как-то странно покачиваться на стуле...
  
   Когда прозвенел звонок, возвещавший окончание учебного дня, я вздохнул с облегчением. Клайв не вернулся обратно в класс после своего маленького шоу, так что я не знал, в порядке он или нет. Это беспокоило меня. И дело было не только в нем. Странно. Сразу несколько человек сегодня почувствовали себя неважно, и все они сидели рядом со мной.
  
   - Похоже, я становлюсь заразным. - пошутил я сам для себя, выходя из дверей школы. Сбежал по ступенькам, прошел вдоль здания, свернул за угол и внезапно дорогу мне заблокировал Колин. Майкл тоже был здесь, он вышел из-за дерева и перекрыл путь к бегству. Чему-то они все-таки учились, эти парни!
  
   - Далеко собрался? - спросил Колин с ухмылкой. - Мы так и не закончили вчерашний разговор.
  
   - Конечно! - я выдавил из себя натужную улыбку. Краем глаза я пытался найти направление для отступления. Хотя обычно эти двое вели себя как персонажи фильма 'Тупой и еще тупее', но на сей раз им удалось продумать засаду так, чтобы не оставить мне никаких лазеек. - Я всегда рад возможности пообщаться!
  
   - Дальше будет вот что. - холодно сказал Колин, глядя мне прямо в глаза. - Мы будем биться. Ты можешь либо защищаться, либо играть роль груши. Тебе выбирать.
  
   - Если ты не возражаешь, - сказал я, одарив его новой улыбкой, - Я выберу вариант три и постараюсь избежать первых двух.
  
   - Такой опции нет. - Майк принял эффектную позу, пытаясь выглядеть максимально крутым. Честно говоря, из него и позер-то был никудышный, что уж тут говорить о крутости... Имидж отличника, которого он придерживался раньше, шел ему гораздо больше, чем вся эти закосы под деревенского гангстера.
  
   - Значит, вы двое против меня одного? - спросил я вкрадчиво. - Что-то выглядит не очень честно. То есть, вы так меня боитесь, что решили объединиться, чтобы выбить пыль из старого доброго хилого меня?
  
   Колин ухмыльнулся и покачал головой. - Скажу так. Мы в равных условиях. Майк здесь только для того, чтобы ты не выкинул очередной трюк и не сбежал от разговора. Он останется в стороне - но только если ты не будешь жульничать. Так что все честно. Только ты и я... А знаешь, я даже дам тебе право нанести первый удар совершенно безвозмездно!
  
   Я скептически посмотрел на него и спросил: - Правда, что ли? Первый удар безвозмездно?
  
   - Да, валяй! - ответил Колин со снисходительной улыбкой. Он явно высоко оценивал свои шансы.
  
   Я кивнул, а затем нанес 'неожиданный' удар в лицо. Как раз чего-то подобного Колин и ожидал. Он легко отклонился вбок, так что мой кулак промахнулся, зато локоть - нет. Я резко изменил направление удара и ткнул ему локтем прямо в нос. Потом мой крепкий кожаный ботинок вонзился ему в коленную чашечку. Колин согнулся от боли, а я, не теряя времени, от души добавил ему коленом в солнечное сплетение. Затем я, наконец, все таки завершил первую атаку и хорошенько приложился к его носу кулаком. Мой незадачливый противник упал на четвереньки и закашлялся, пытаясь восстановить дыхание после удара в 'солнышко'. Из расквашенного носа на асфальт закапала свежая кровь.
  
   - Ух ты #б ... - удивленно выдохнул Майкл.
  
   - Если я предпочитаю не драться, - прокомментировал я сложившуюся ситуацию, - это совсем не значит, что я не знаю, как это делается.
  
   Майкл бросил на меня свирепый взгляд, но надо отдать ему должное: первое, чем он озаботился,- это помощь Колину. Хотя по законам жанра мне полагалось ненавидеть этих парней, но я уважал их за то, что они на самом деле были друзьями и всегда прикрывали товарищу спину. Что ж, раз мои оппоненты заняты, значит я могу идти. Я познакомил их со своей точкой зрения, и теперь мне совершенно незачем торчать тут дальше.
  
   Я отошел на несколько шагов и перешел на бег. Ну, во-первых, для того, чтобы все-таки оказаться подальше от Колина с Майклом, если моих предыдущих доводов оказалось недостаточно. Ну а во вторых потому, что это быстрейший из известных мне способов передвижения, не связанных с мотором. Я практиковал свободный бег во время любой прогулки, вот и сейчас я срезал углы и использовал препятствия в своих интересах. Я улыбнулся, когда увидел новую скамейку рядом со знакомой стеной. Оттолкнувшись от нее, как от трамплина, я легко забрался на макушку забора и мягко спрыгнул с другой стороны, сэкономив как минимум минуту пути.
  
   Общественным транспортом я добирался бы полчаса, а передвигаясь на своих двоих, потратил совсем немного времени, чтобы достичь своей цели - широкого трехэтажного здания, на первом этаже которого были различные офисы и магазины. Меня интересовала неприметная дверь, ведущая на цокольный этаж. Рядом с ней висела скромная табличка 'Самооборона'.
  
   Именно сюда пару лет назад привел меня отец. Он хотел устыдить меня, устроив на курсы самообороны для женщин и тем самым мотивировав на занятия реальными боевыми искусствами. Но шутка обернулась против него, потому что после первого занятия я пришел на второе, третье... и продолжал ходить до сих пор. Тренировки стали для меня практически единственной легальной отмазкой от жесткого графика семейных ужинов, и это тоже было небольшой победой.
  
   Над окном рядом с дверью висел яркий баннер: 'Научись защищать себя. Отлично подходит для женщин!' Именно на эту надпись клюнул мой отец, когда замышлял против меня карательно-воспитательные меры. Скорее всего, он не удосужился прочесть маленькие надписи пониже, и уж наверняка не утруждал себя разговором с инструктором. Возможно, после такого разговора он все равно привел бы меня сюда, но уже не шутки ради.
  
   Я спустился вниз и увидел инструктора посреди небольшого зала, устланного японскими татами. - Приветствую вас, сенсей! - сказал я, согнувшись в глубоком поклоне.
  
   - Весь этот сенсейский мусор можешь засунуть себе в задницу. - ответил он, медленно оборачиваясь с угрожающим видом. - Сколько раз я говорил тебе, мелкая шпана, называть меня просто Дуг?
  
   Дуглас Чемберс был огроменным здоровяком. Он выглядел даже убедительнее, чем мой отец. Шесть футов четыре дюйма роста, накачанные мышцы и шрам через все лицо. Вообще, большие и маленькие шрамы были у него по всему телу, именно поэтому он взял себе прозвище Франкенштейн в те дни, когда выступал в смешанных единоборствах.
  
   Ни для кого не было секретом, что помимо официальной карьеры он часто и охотно участвовал в нелегальных подпольных боях, где может произойти абсолютно все что угодно. И хотя сам Дуг никогда не подтверждал это, ходили слухи, что он работал костоломом у одного финансового воротилы, имевшего свои взгляды на методы выбивания долгов. До тех пор, пока его не сменил на этом благородном посту один мутант.
  
   Дуг всегда подчеркивал, что преподает самооборону, а не боевые искусства. Когда я пришел к нему на занятия в первый раз - а надо сказать, что сделал я это весьма неохотно - он произнес перед классом речь, которая здорово зацепила меня. В первый раз на моей памяти кто-то говорил об искусстве ведения боя действительно осмысленные вещи.
  
   'Я здесь не для того, чтобы учить вас боевым искусствам. От меня вы не услышите ни слова про античную философию и кодекс чести. Мне глубоко покласть на правила и традиции, которые мертвы уже много столетий. Меня не беспокоит эстетичность и правильность ваших движений. Мы не будем участвовать в соревнованиях. Все это бычье дерьмо, которое липнет к ногам и отвлекает вас от главного.'
  
   В тот момент слова Дуга оказались для меня полным сюрпризом - я никогда не слышал, чтобы кто-то рассуждал о самообороне подобным образом. До сих пор люди всегда говорили, что мне надо изучать боевые искусства, чтобы защищать себя, но все эти восточные замуты никогда не казались мне привлекательными. Боевые искусства - это что-то связанное с тем, чтобы круто выглядеть и демонстрировать свою силу напоказ, а еще их адепты всегда распинаются о дисциплине и необходимости поддерживать традицию. Но каким образом традиция помешает тому, кто вознамерился хорошенько выбить из меня дерьмо?
  
   '... Сразу перейду к главному: я здесь для того, чтобы научить вас защищаться. Я расскажу вам, как помочь другим людям воздержаться от нанесения вам ущерба. Моя работа будет успешной, когда я буду уверен, что если вы окажетесь втянуты в реальный бой, то именно вы, а не ваш противник, покинете место схватки на своих двоих.'
  
   'В реальном бою нет места таким вещам как честь или игра по правилам. Не стоит давать другому парню честный шанс укокошить вас. Надо использовать каждый доступный предмет и любое преимущество, потому что ваша жизнь, мать ее, может зависеть от этого! Запомните, в бою есть только одно важное правило: никаких правил!'
  
   Боевая философия Дуга пришлась мне очень по душе, так же, как и его уроки. Когда я признался, что вообще терпеть не могу драться и предпочитаю убегать, он, вопреки моим ожиданиям, не был разочарован и не стал дразнить меня цыпой. Вместо этого он сказал, что отступление - это вполне заслуживающая уважения стратегия.
  
   - Лучший способ выжить в схватке - это полностью избежать ее. - сказал он мне. - Просто иногда иногда у тебя нет выбора.
  
   После этого Дуг дал мне контакты группы местных фанатов свободного бега, которые и познакомили меня с основами этого искусства и объяснили все, что нужно знать об этом спорте. И я до сих пор бегал в компании этих ребят несколько раз в месяц. Ну, по крайней мере каждые выходные, и иногда даже чаще.
  
   Первоначально отец оплатил только месячный курс самообороны, но мне так понравился подход Дуга, что я решил остаться. С тех пор вот уже больше года несколько вечеров в неделю я возвращался в этот зал. Родители, наверное, думали, что меня манит сюда возможность пообщаться с девчонками. У меня не было желания их разубеждать.
  
   Глядя на Дуга, я невольно улыбнулся своим мыслям. Интересно, что бы сказал отец, если бы увидел, кто ведет эти классы? Было бы определенно интересно проследить за его реакцией, если бы он разок удосужился посмотреть, чем тут занимается его сын. Но мне нравилось держать эту информацию в секрете. Хоть какая-то иллюзия личной жизни.
  
   Я повернулся и пошел в раздевалку. Я обычно занимался в старой футболке и тренировочных штанах. Дуг не верил в кимоно, карате-ги и прочую униформу, так что мы могли заниматься в любой удобной одежде. Было только одно ограничение - мы тренировались босиком, чтобы случайно не порвать маты.
  
   Пару минут спустя я уже был на татами вместе с семью другими учениками. Наверное, каждый из нас пытался угадать, что же такое выдумает Дуг сегодня. У него не было никакого особенного стиля - он говорил, что суть важнее внешней формы. И плана занятий как такового у него тоже не было. Обычно он просто показывал нам, как вести себя в той или иной ситуации, причем брал движения и техники из самых разных боевых искусств, обильно приправляя их грязными уличными приемами.
  
   На прошлом занятии Дуг все время посвятил отработке бросков и навыков мягкого приземления. А до этого мы тренировали приемы при борьбе лежа, заломы и освобождение от захватов. Как я уже сказал, у нашего инструктора не было учебного плана, и он каждый день выбирал тему, которая сегодня показалась ему особенно важной или интересной, и не успокаивался, пока не видел, что донес до нас самые важные нюансы. Его стиль обучения был таким же разнообразным и непредсказуемым, как и материал, который он преподавал.
  
   - Сегодня, - объявил Дуг, - мы пройдемся по техникам, которые обычно преподают только на уроках самообороны для женщин.
  
   - Разве это боевые искусства? - удивленно воскликнул Тайсон.
  
   Он был в секции новеньким, и единственным, кто надел сегодня традиционную форму для боевых искусств. Наверное, он носил ее там, где занимался раньше, до переезда в Сиэтл. Это было только третье его занятие здесь, и он явно еще не до конца понял, куда попал.
  
   - Неа. - покачал головой Дуг. - Ваще ни разу. Ну, по крайней мере, не такие боевые искусства, к которым ты привык. Но это очень важные приемы и техники, и они прекрасно действуют против тех, кто больше и сильнее тебя. - С этими словами Дуг скорчил еще более свирепую мину, чем та, что обычно красовалась на его лице. - Ну, например. Что ты будешь делать, если пришел в бар, чтобы хорошенько расслабиться, а тут парень типа меня подошел и схватил тебя сзади?
  
   У Тайсона не нашлось достойного ответа, и Дуг перешел к практике, показывая нам, как освобождаться от захватов сзади. Также в план занятия на сегодня входил удар локтем в солнечное сплетение, ребром ладони по горлу и - на десерт - коленом в пах. Этот комплекс Дуг давал нам чаще всего, примерно раз в месяц, так что я уже неоднократно проходил его, но все равно уделял отработке максимум внимания. В конце концов, так уж сложилось, что почти каждый парень, с которым мне приходится драться, оказывается больше и сильнее меня.
  
   Тайсон по-прежнему выглядел недовольным. Что ж, обычная реакция обычного 'честного' паренька. Наверное, мой отец был бы рад, реагируй я подобным образом. Когда Дуг велел перейти к отработке ударов коленом в пах, Тайсон снова не выдержал: - Но ведь это обман!
  
   Дуг холодно посмотрел на него, а затем рявкнул: - Не обманываешь - значит, плохо стараешься! Похоже, парень испугался Дуга. Хотя это как раз было разумно. У меня сложилось впечатление, что сегодня была последняя тренировка Тайсона в этой секции.
  
   Вообще, я считался тут старожилом. Мало кто занимался у Дуга дольше меня. Большинство тех, кто приходили на его классы впервые, не были готовы изучать реальное боевое искусство и через пару тренировок отчаливали в какое-нибудь другое место. Вообще, я считался тут старожилом. Мало кто занимался у Дуга дольше меня. Большинство тех, кто приходили на его классы впервые, не были готовы изучать реальное боевое искусство и через пару тренировок отчаливали в какое-нибудь более подходящее место. Некоторых отпугивали грубые манеры и необычные принципы инструктора, а некоторые, наоборот, быстро усваивали основы Дуговой науки и, уходили через несколько месяцев, считая, что уже достаточно сильны, чтобы постоять за себя.
  
   Дуг поставил меня в пару к Хавьеру, одному из немногих парней, кто был здесь почти так же долго, как я. Дуг поставил меня в пару к Хавьеру, одному из немногих парней, кто тусил здесь почти так же долго, как я. Он был крупнее меня - тоже мне, редкость. Так что я с удовольствием предоставил ему право работать 'первым номером', а сам сосредоточился на практике уклонения и уворачивания. Но поскольку за несколько месяцев совместных занятий Хавьер неплохо изучил мои уловки, работать с ним было интересно и мне приходилось выкладываться по полной.
  
   К концу спаррингов Хавьер неожиданно начал пошатываться и жаловаться на головокружение. А я начал серьезно нервничать - ведь то же самое уже происходило сегодня со Стивом и другим парнем в школе.
  
   Через некоторое время Хавьер замер и уставился в точку на стене. На его лице проступило выражение удивление и страха. Он потер глаза и помотал головой, бормоча под нос: - Не, не... Этого не может быть. У меня глюки...
  
   - Эй? - спросил я своего спарринг-партнера. - Ты вообще норм?
  
   - Даже не знаю... - пробормотал Хавьер и выдавил из себя неестественный смешок. - Либо на стене действительно растут розовые цветы, либо кто-то подмешал кислоты в мой утренний кофе...
  
   - Я бы поставил на второе. - Дуг подошел неслышно. Он внимательно посмотрел на Хавьера, заглянул ему в глаза. Потом повернулся ко мне: - Ты случайно не попадал ему в голову?
  
   - Ну, сегодня точно нет... - задумчиво ответил я. Я положил ладонь Хавьеру на плечо и спросил: - Дружище, может, вызвать доктора или еще как-нибудь помочь?
  
   На его лице появилась странноватая улыбка. - О, смотрите, котята! Котята растут прямо из розовых цветов!
  
   Мы с Дугом переглянулись. Потом тренер пожал плечами и сказал мне: - Ладно, на сегодня достаточно. Иди домой, парень. А я позабочусь о мистере Кислотном...
  
   Я кивнул и пошел раздевалку, чтобы переодеться обратно в цивильные шмотки. Принял душ, натянул одежду. Потом вдруг поежился и потер плечи... странно, мышцы как будто забиты и даже немного ноют. А ведь мы не то, чтобы сильно напрягались сегодня. Да и вообще, с моим тренировочным графиком мышцы давно привыкли к постоянным нагрузкам.
  
   - Ладно. - пробормотал я себе под нос. - Сейчас самое время пойти домой и хорошенько отмокнуть в горячей ванной... Да, это была хорошая идея. Да и времени до ужина оставалось еще полно.
  
   Внезапно по моему телу пробежала волна мурашек. Когда она схлынула, я удивленно сглотнул: прямо передо мной в воздухе складывался узор из разноцветных сияющих линий. Всё, что я мог - это стоять и растерянно смотреть, как ниоткуда в воздухе передо мной возникают разноцветные ухоры. Только некоторое время спустя до меня дошло, что я просто вижу галлюцинации - так же как Клайв и Хавьер.
  
   - Ну зашибись. - прошептал я. - Теперь это добралось и до меня. Чем бы ЭТО ни было.
  
   Тут что-то ёкнуло у меня внутри и все сияющие линии схлопнулись, а на их месте появилась сияющая зеленая фея, порхающая на уровне моих глаз на расстоянии вытянутой руки.
  
   Она была крохотная, ростом дюйма четыре, и выглядела как очень сексуальная... и очень голая девушка. У нее были деликатные черты, заостренные ушки, а также зеленая кожа и волосы. Слабая зеленоватая аура окружала ее и двигалась вместе с ней, когда она кувыркалась в воздухе, ловко управляясь изящными крылышками, похожими на стрекозиные.
  
   - Что ж, спасибо хоть, что не обезьяна. - сказал я, вспомнив Клайва. Конечно, я был не в восторге от того, что начал видеть несуществующие вещи.
  
   Мгновение спустя маленькая фея описала вокруг меня пару фигур высшего пилотажа, а затем отлетела в сторону и растворилась в воздухе. Потеряв галлюцинацию из вида, я потряс головой, а затем вздохнул с облегчением. Может, еще все образуется. В любом случае, лучше всего сейчас отправиться домой и хорошенько отдохнуть. Похоже, мне это действительно нужно.
  
  
  
   * * * * *
  
   Уроков на сегодня больше не было, так что я просто неторопливо шел по улице. Даже не пытался бежать, хотя этот способ передвижения стал для меня в последнее время основным. Небо еще с утра покрылось облаками, а теперь они наконец прорезались противным моросящим дождем. В этот момент погода идеально соответствовала моему сумрачному настроению.
  
   Когда я вернулся в школу после тренировки у Дуга, то с облегчением узнал, что Клайв быстро восстановился после своего утреннего приступа. Да и вообще, все, кто сегодня обращались к школьному доктору с жалобами на галлюцинации, вполне себе оклемались. Но... ситуация получила развитие.
  
   Учеников, сидевших в классе рядом со мной, быстро одолевало головокружение и им приходилось отправляться к врачу. Еще двое словили глюки в стиле Клайва или Хавьера. Один парень кричал, что по всему классу носятся серебряные саблезубые белки, а девушка утверждала, будто с ней разговаривает призрак прабабушки. Оба были порядком напуганы. Могу их понять.
  
   Разумеется, я быстро сложил два и два и понял, что это происходит с теми, кому повезло сидеть рядом со мной достаточно длительное время. Разумеется, это беспокоило меня. Разумеется, я не мог толком думать ни о чем другом. Но так и не понял, что происходит. Я каким-то образом вызываю все эти галлюцинации? А почему? А как? И что делать?
  
   Одним из самых неприятных сюрпризов было то, что я тоже стал жертвой галлюцинаций. Несколько раз краем глаза я ловил движения той самой зеленой феи. Такое ощущение, что она преследовала меня. Слава богу, видение быстро развеивалось.
  
   В конце концов я со вздохом пришел к непростому решению: когда я приду домой, придется рассказать родителям обо всех этих событиях. Если они будут настаивать - что ж, пойдем к доктору. Насколько я понимаю, я подхватил какое-то странное заболевание и начинаю заражать им людей, а с этим не шутят.
  
   - По крайней мере, Колин сегодня уже не доставит мне проблем. - пробормотал я, вспоминая странные взгляды, которые бросал на меня Майк в перерыве занятий. Колин отсутствовал. По понятной причине. Думаю, они, наконец, поняли, что если я преуспел в искусстве ускользать от опасности - это не значит, что стоит загонять меня в угол. Несколько других бычков уже усвоили этот урок в жесткой форме. - Есть хороший шанс, что они теперь оставят меня в покое.
  
   Дождь усилился. Я зарычал в ответ и натянул капюшон своего костюма поглубже, чтобы хотя бы голова осталась сухой. Но это уже не помогало. Если так пойдет дальше, пока я доберусь до дома, промокну до костей. Что ж я так протупил и не сел на автобус от школы? Но когда я выходил, дождь еле-еле капал. А теперь уже было поздно.
  
   И тут я опять уловил краем глаза зеленое свечение. Резко повернувшись, я увидел знакомую фею. Теперь она сидела на вывеске Старбакса, явно наблюдая за мною. Я потряс головой, но это не помогло.
  
   - Мне точно нужно проверить голову. - пробормотал я. Мне пришлось приложить максимум усилий, чтобы проигнорировать глюк и продолжить движение к дому.
  
   Я уже был в паре кварталов от дома, когда рядом раздался громкий лай собаки. Я быстро обернулся, чтобы быть готовым к неожиданному сюрпризу. Но когда я увидел источник звука, мне не удалось сдержать удивление.
  
   На другой стороне улицы стояло существо, которое ужасно напоминало волка-оборотня. Только это, скорее, был далматинец-оборотень. Размером и формой тела он напоминал человека, но вот его голова определенно принадлежала далматинцу. На нем были черные брюки и пара армейских ботинок, но рубашкой или хотя бы майкой он пренебрег, и было видно, что верхняя часть его туловища покрыта короткой белой шерстью с черными пятнами.
  
   - Это точно он. - сказал далматинец низким рычащим голосом. - Щенок Виллана.
  
   Меня прошибло в пот. Внутренняя сигнализация заорала в полную мощь. Мой отец - сотрудник СКМ, а это значит, что я всегда в группе риска. Это значит, что какой-нибудь озлобленный мутант может воспользоваться шансом сделать мне больно, чтобы достать отца. Вот Колин - отличный пример!
  
   - Я узнаю его запах. - сказал далматинец своим спутникам, которых я заметил только сейчас. - Это точно он.
  
   - Хорошая работа, Пятно. - ответил мужчина, который выглядел совершенно обычным. В его комплекции и одежде не было абсолютно ничего запоминающегося, так что он легко мог раствориться в любой толпе.
  
   - Я же говорил, что найду его для тебя, Проныра! - радостно сказал человек-собака. - Видишь? Видишь?! Я же говорил тебе! - он просто плясал от возбуждения.
  
   Я сглотнул. Я вспомнил, что как раз вчера отец рассказывал нам про мутанта по прозвищу Проныра. Правда, он описывал его как вора и авантюриста, а не как злобного костолома. Но этого все равно было мало, чтобы позволить себе расслабиться.
  
   Последним членом этой странной группы была молодая девушка, одетая в мрачный черный костюм. Из-за этого она очень сильно смахивала на гота. Розовая прядь в иссиня-черных волосах только дополняла этот образ. Что-то было не так с ее кожей... она была чересчур гладкой и отсвечивала неестественным светом, как будто ее сделали из пластика.
  
   - Ничего личного, парень. - сказала девушка, направив на меня холодный взгляд. - Просто мы должны преподать СКМ небольшой урок. И ты вызвался добровольцем.
  
   - Вот дерьмо! - я не стал тратить времени на выяснение подробностей. Я развернулся и помчался на максимальной скорости, на которую только был способен.
  
   Троица мутантов помчалась за мной. Несмотря на серьезную опасность, я не мог не подумать о том, как сильно это напоминает мои игры с Колином и Майклом. Но на сей раз я не мог позволить себе роскошь замедляться и играть в кошки-мышки. Приходилось отчаянно выжимать из тела всё, на что оно было способно.
  
   Пятнистый оказался чертовски быстр. Он уже готов был схватить меня, но я резко вильнул в сторону и перекатился через капот стоящей у обочины машины. Дальше мой путь лежал наперерез транспортному потоку. Пятнистый бросился за мной и чуть не попал под колеса.
  
   - Не дайте этому долбанному ублюдку уйти! - злобно прокричала девушка с пластиковым лицом.
  
   - Не боись, Виндиго! - спокойным голосом отозвался Проныра. - Не дадим.
  
   И мгновение спустя Проныра оказался прямо передо мной. Он схватил меня за руку и швырнул на землю, используя энергию моего движения. Я вскрикнул скорее от удивления, чем от боли, а потом мне оставалось только ругаться - остальные двое тоже навалились на меня.
  
   - Сорри, паренек. - произнес Проныра почти с сочувствием. - Я вообще-то не люблю насилия, но СКМ нуждается в хорошем уроке. Пусть запомнят, что если они приходят за нами, значит мы придем за их семьями.
  
   - Хватит трепаться. - оборвала его Виндиго. - Давайте просто прикончим сосунка. Она подняла руку, и в ее ладони сформировался оранжевый энергетический шар жутковатого вида.
  
   И в этот момент моя галлюцинация снова проявила себя. Сияющая зеленая фея промчалась прямо перед носом Пятнистого и закружилась вокруг головы Виндиго. К моему удивлению, убийца обратила на нее внимание: - Это еще что за хрень?
  
   - Ты тоже видишь ее? - удивленно выдохнул я.
  
   Виндиго ударила по фее ладонью, и та внезапно развеялась. Это краткое мгновение дало мне шанс. Я изо всей силы пнул Пятнистого в колено, оттолкнул Виндиго, перекатился через спину и вскочил на ноги.
  
   Пятнистый немедленно прыгнул на меня, и я, конечно же, пнул его в пах, поймав на встречном движении. Далматинец взвыл и рухнул на колени. - Плохая собака! - крикнул я и снова бросился бежать.
  
   Проныра опять возник передо мной, но я уже знал, что он телепортатор, и был готов. Когда он схватил меня за руку, я тут же ударил его свободной рукой в лицо. Я целился пальцами в глаза, но успел только слегка коснуться - он исчез прежде, чем я сумел нанести более серьезный урон.
  
   - Возьмите это сученыша! - снова заорала Виндиго. - Да будь я проклята, если какой-то пустышка обставит меня!
  
   Я снова развил максимальную скорость, несмотря на то, что с неба лил дождь, и дороги с тротуарами промокли насквозь. Всё стало ужасно скользким, и я рисковал гораздо больше обычного - любой неверный шаг был чреват падением и травмами. Но любое промедление грозило мне еще более серьезными травмами.
  
   То, что на хвосте у меня висели ДЕЙСТВИТЕЛЬНО агрессивно настроенные мутанты, пугало меня до чертиков. Но в моей крови сейчас была, наверное, тонна адреналина, и, к тому же, мне постоянно приходилось контролировать, куда я ставлю свои ноги, так что времени, чтобы наложить в штаны, просто не оставалось. И что самое странное, какая-то крохотная часть меня, спрятанная глубоко внутри, наслаждалась этой ситуацией.
  
   Погоня была вызовом. Проверкой на прочность. Шансом доказать, что то, чему я учился последние два года, действительно чего-то стоило. Интересно, белки, которые в последний момент ускользали от лап Гозера, чувствовали то же самое?
  
   Пятнистый снова нагнал меня и даже нацелился схватить, но я резко сменил направление бега, прыгнул, оттолкнулся ногой от стены, вскочил на уступ и вспрыгнул на пожарную лестницу. Быстро перебирая руками и ногами, я очень скоро достиг крыши и перевалился через край. Хорошенько разогнавшись, я перескочил на крышу соседнего здания и ушел в перекат, чтобы погасить инерцию. К этому моменту я вымок насквозь, дышал как паровоз и вдобавок наверняка заработал несколько синяков. Но я даже начал получать своеобразный кайф от процесса!
  
   Проныра опять появился прямо передо мной и, не теряя времени, шарахнул бейсбольной битой, целясь прямо в голову. Если бы я стал приседать, то, наверное, не успел бы. Но инстинкты не подвели, я резко выбросил вперед ноги и шлепнулся на задницу. Бита просвистела над головой, а я тут же оперся на руки и ударил ногой вверх, целясь в пах. Увы. Противник исчез раньше, чем я успел его коснуться.
  
   И тут же появился на другом краю крыши. - А ты упорный. - сказал он с явным одобрением. - Мне нравятся те, кто не дают себя поймать. - тут, пожалуй, были даже нотки уважения.
  
   Через мгновение он снова был рядом со мной, замахиваясь своей битой. Я уклонился и попытался схватить его за руку, чтобы использовать инерцию его удара и швырнуть противника на землю. Он не стал исчезать, но у меня все равно ничего не вышло. Это было все равно как пытаться ухватить воду. Его рука просто выскользнула из моих ладоней.
  
   Я поменял тактику и снова бросился бежать. Но тут дорогу перекрыла Виндиго. Она повисла прямо в воздухе передо мной. На ее лице было выражение бешенства, а в каждой руке - по яркому оранжевому шару. Пятнистый тоже не заставил себя ждать, он спрыгнул с соседней крыши и пошел ко мне, злобно рыча и подвывая.
  
   Ну и где кайф от процесса? Куда-то делся, оставив меня наедине со страхом... Дуг всегда говорил, что если ты начал психовать - то считай, твоя голова уже в тумбочке. Если хочешь выжить в схватке, держи эмоции в кулаке.
  
   Я оглянулся вокруг в поисках лазейки для бегства - без шансов. Значит, надо обеспечить такую лазейку, вырубив кого-то из них. Но я окружен с трех сторон, и эти ребята настороже - они уже знают, на что я способен. Похоже, мне не дадут уйти...
  
   Внезапно мои галлюцинации проявились опять. Я увидел, как вокруг трех мутантов возникло сияние. Оно окружало каждого как нимб, и от этих нимбов уходили куда-то в небо сияющие нити. Да к черту, у меня остались считанные мгновения, чтобы выбраться из этой жопы...
  
   Проныра схватил меня. Он сказал: - Я постараюсь сделать это без боли.
  
   И тут внутри меня как будто что-то взорвалось. Я не смог удержать крик. Внезапно я обнаружил, что окружен двумя десятками крохотных зеленых фей - таких же, как и та, первая. Они закружились в стремительном водовороте и, к моему удивлению, Виндиго стала отмахиваться от них, а Пятнистый носиться по кругу и радостно гавкать.
  
   - Это Чемпион! - воскликнул Проныра. На его лице проступило выражение страха. Он в ужасе уставился на какую-то точку в небе. А потом исчез.
  
   Я понятия не имел, откуда взялись эти феи, но упускать шанс было нельзя. Я бросился на отвлекшуюся Виндиго и ударил ребром ладони в горло. А потом еще добавил коленом в живот. Отец всегда говорил, что женщин бить нельзя, но Дуг учил нас, что нельзя делать как раз другое: недооценивать противников из-за их пола.
  
   Пятнистый по-прежнему носился кругами, сгорбившись и уже практически опустившись на все четыре. Я почти ощутил чувство вины, когда шарахнул ему ногой в лицо, а потом еще раз зарядил промеж ног. Он свалился, я добавил ему пару пинков, а потом повернулся, добежал до края крыши, скатился по лестнице и помчался домой так быстро, как только мог.
  
   Когда я распахнул входную дверь и ввалился в холл, я уже практически задыхался, ноги и руки схватило судорогой. Со мной что-то было не так, совсем не так. Я чувствовал это с того самого момента, когда оказался в облаке зеленых фей.
  
   - Адам! - закричала мама. Она уронила сковородку и бросилась ко мне. - Что с тобой?! Твои волосы...
  
   - На меня напали по дороге домой... - слова приходилось выплевывать. Я сделал шаг и плюхнулся на диван, хотя был грязный и мокрый насквозь. Мне просто необходимо было упасть куда-то... Я очень устал.
  
   - Кто? Что произошло? - мама справилась с собой, и ее голос звучал спокойно, но в глазах была тревога и агрессия. Она взяла паузу, оглядела меня с ног до головы, вздохнула и сказала: - Давай-ка ты сперва переоденешься во что-нибудь сухое. А я пока сварю какао, и мы поговорим обо всем этом.
  
   Я кивнул. Я понял, что она просто дает мне возможность успокоиться и собраться с мыслями. Мне это действительно было нужно. К тому же мокрые шмотки совсем не прибавляли комфорта.
  
   Я с трудом поднялся и поплелся в ванную. Там я начал сдирать с себя грязную одежду, бросая ее на пол. Прежде, чем одеться в сухое, нужен будет хороший горячий душ. Всё мое тело пробила дрожь. - Стресс. - подумал я. То, что случилось со мной сегодня, и правда было суровой проверкой на прочность.
  
   Я уже собрался было залезть в ванную, но тут что-то произошло с моими мышцами. Как будто они превратились в резину. Я чуть не свалился на пол, но сумел ухватиться за умывальник и кое-как удержался на ногах. В этот момент я увидел свое отражение в зеркале...
  
   - Мои волосы... - я сглотнул, глядя на зеркало в полной прострации. Мои волосы были... зелеными.
  
   Миллионы вопросов заполонили мой ум. Но главный ответ я уже знал.
  
   С самого утра со мной происходили необъяснимые вещи, и это началось задолго до атаки мутантов. А потом, во время погони, зеленые феи удивили их так же сильно, как и меня. Совершенно точно, это не мутанты причина моих глюков. А теперь мои волосы поменяли цвет и каким-то образом стали зелеными. Да, головоломка сложилась...
  
   - Я мутант... - прошептал я своему отражению. Да, другого объяснения не было. Потом меня охватила паника. - МАМ! - заорал я.
  
   - Адам? - откликнулась она. - Ты там в порядке?!
  
   Нет, я не был в порядке. По моему телу прошла новая волна слабости, и я свалился на пол. Я едва мог шевелиться. Стало трудно дышать, приходилось бороться за каждый вздох. Внезапно стало очень жарко, как будто меня начали сжигать живьем. А ведь всего минуту назад меня бил озноб...
  
   - Адам! - мама распахнула дверь и не смогла сдержать крик. Она шагнула и склонилась надо мной, бессильно лежащим на полу. - Боже, боже мой!
  
   Жар и боль... Не просто жар - пламя. Мне было так трудно сфокусироваться, даже думать было тяжело. Мама суетилась вокруг. Она положила руку мне на лоб, и глаза ее расширились от удивления. Я застонал и закрыл глаза. Тяжело было держать их открытыми.
  
   Мама говорила что-то, пыталась о чем-то спросить, но смысл слов ускользал от меня. Сознание постепенно уходило, и последнее слово, которое я услышал, было 'Трансформация'*!
  
  
  
   * * * * *
  
   Когда я проснулся, над головой был белый потолок больничной палаты, а нос щекотал запах стерилизующих химикатов. Когда я попытался оглядеться, голова закружилась и изображение поплыло куда-то в сторону. Я поспешил опустить веки. Мне понадобилось несколько минут, чтобы унять головокружение и снова открыть глаза.
  
   Пока я лежал в темноте, я пытался сообразить, что со мной произошло. Потом вспомнил: троица мутантов. Они подстерегли меня по дороге к дому. Я вспомнил бешеную погоню под дождем, скользкие мостовые, энергетические шары и злобный прищур Виндиго. Всё это было достаточно жутко, но всё-таки страшнее всего был момент, когда я увидел в зеркале свое изменившееся отражение
  
   Скоро дверь палаты открылась. Вошла сиделка. - О, ты уже в сознании! - сказала она. Потом почему-то наградила меня нервной улыбкой и скрылась за дверью со словами: - Пойду схожу за доктором!
  
   Доктор прибыл пару минут спустя. Он посмотрел на меня и тоже улыбнулся. Думаю, он был примерно ровесником отца, но большие залысины на голове делали его старше. На бэджике на его халате было написано Доктор Хаскинс.
  
   - Как чувствуешь себя? - осторожно начал доктор Хаскинс.
  
   - Странно. И страшновато немного.
  
   - Хм. Ну, этого следовало ожидать. - сказал он мне мягко. - Учитывая твои обстоятельства.
  
   - А что за обстоятельства? - спросил, стараясь, чтобы голос звучал ровно и спокойно. - Я мутант, верно?
  
   Доктор неторопливо кивнул, прежде чем ответить. - Боюсь, что так.
  
   Я вздохнул. Потом тихо спросил его: - Кажется, сиделка нервничала в моем присутствии... Если честно, доктор тоже выглядел немного настороженным, просто он лучше справлялся с этим.
  
   - Это тоже ожидаемо. - голос доктора стал еще более мягким. Наверное, так дрессировщики ищут подход к опасным животным. - Пойми, мы не знаем, какие силы в тебе пробудились. И тем более не можем знать, чем это чревато для людей рядом с тобой. Надо сказать, у меня и у двух сестер, которые дежурили в твоей палате, уже несколько раз были приступы головокружения. У одной даже начались галлюцинации. Похоже, что это твои новые силы, какими бы они ни были, так действуют на людей, которые находятся рядом достаточно долго. Так что мы стараемся свести контакты с тобой к минимуму. Боюсь, что это необходимо.
  
   Я закрыл глаза и вспомнил про Хавьера, Клайва и других моих одноклассников. Теперь стало окончательно ясно, что их проблемы не были случайным совпадением. Это было из-за меня.
  
   - Есть хорошая новость. - продолжил доктор Хаскинс. - Симптомы быстро проходят, и мы не выявили никаких последствий.
  
   - Почему я здесь? - тихо спросил я. - У меня была взрывная трансформация, да?
  
   Доктор Хаскинс машинально кивнул, а потом удивленно посмотрел на меня - понял, что я произнес эти слова до того, как он сам сказал их мне. Еще бы. Не зря же мой отец работал в СКМ. Я знал о мутантах и природе их сил куда больше, чем обычный школьник. Мне было известно, что многие мутанты, когда у них впервые проявляются новые способности, подвергаются серьезной угрозе. Часто трансформация происходит слишком быстро, и тело не готово к новым возможностям. Нередко перестраивается и сама структура тела, а это огромный шок для организма. Взрывная трансформация - опасное состояние, которое вполне может привести к смерти.
  
   - Да, у тебя была трансформация третьей степени. - сочувственно покачав головой, подтвердил доктор Хаскинс. Я кивнул в ответ. Это было достаточно серьезно для того, чтобы загреметь в больницу, но, слава богу, недостаточно, чтобы отправиться на тот свет. - К счастью, твой организм хорошо справился с перестройкой, и вообще быстро восстанавливается.
  
   Что-то в голосе доктора Хаскинса было не так. Мне показалось, что я вижу на его лице тень смущения и неуверенности. Я замер, внимательно глядя на доктора и гадая, что же он может от меня скрывать. Доктор молчал. Мне пришлось начать первым.
  
   - У меня... У меня ГСД? - спросил я его, не сумев унять дрожь в голосе.
  
   ГСД - Генеральная структурная деформация, обычно этим термином описывают все ситуации, когда тело человека при мутации подвергается серьезным изменениям. Тот мутант, Пятнистый, который выглядел как оборотень-далматинец, - вот прекрасный пример ГСД.
  
   Доктор Хаскинс помедлил еще несколько мгновений, а потом подарил мне сочувственный взгляд, подтверждая мои худшие подозрения. - Ты в госпитале со вчерашнего вечера. - сказал он осторожно. - И за это время твое тело заметно изменилось... и, похоже, продолжает меняться.
  
   Я застонал от ужаса: - Нееееет!
  
   В ответ доктор Хаскинс склонился ко мне и ободряюще сжал мою руку.
  
   - Поверь, все не так плохо, как ты думаешь. - мягко сказал он мне. - Но... многое изменится. - он вздохнул, потом отпустил мою руку и выпрямился. - Я принесу тебе зеркало, чтобы ты сам посмотрел. Подожди пару минут.
  
   Доктор вышел. Вернулся, как и обещал, через две минуты. Не говоря ни слова, он протянул мне круглое зеркало диаметром примерно фут - вполне достаточно, чтобы хорошенько разглядеть свое лицо.
  
   Не знаю, что я ожидал увидеть, но явно не то лицо, которое взглянуло на меня из зеркала. Мне было пятнадцать лет, и мои черты еще не успели загрубеть. Я был похож скорее на маму, чем на отца, и совершенно не парился по этому поводу. Но теперь мое лицо стало выглядеть куда более деликатно и... женственно. Оно было похоже на лицо девушки. И очень хорошенькой притом.
  
   Первое, на что я обратил внимание, - это были глаза. Они были непривычно большие и слегка раскосые. Зрачки, как и все глаза в целом, стали крупнее и приобрели яркий изумрудный оттенок с проблесками золота.
  
   Вчера вечером я увидел, что мои волосы позеленели. Что ж, они так и остались зелеными, только стали длиннее и опускались теперь ниже плеч. Я машинально пробежался рукой по моим новым шелковистым волосам и случайно обнажил ухо - оно стало заостренным.
  
   - Не может быть. - ошеломленно выдохнул я. Я выглядел как какой-то эльф. Как будто бы я появился прямиком из фильма Властелин колец.
  
   Если так выглядело мое лицо... Мне захотелось увидеть, что случилось с остальными частями тела, но под больничными простынями трудно было что-то разглядеть. Да и к тому же доктор Хаскинс стоял рядом. Но сквозь эти простыни и ткань больничной рубашки я чувствовал свою грудь, и на ней добавилось что-то... эээ... пухлое.
  
   - Боюсь, что все твое тело становится женским. - доктор Хаскинс подтвердил мои опасения. - Это еще не закончилось, нам еще предстоит сделать несколько анализов, но общая тенденция изменений очевидна.
  
   Я не знал, что тут можно сказать, так что просто сидел в оглушающей тишине, пытаясь впитать всё, что сейчас увидел и услышал. Безуспешно. Мне с головой хватало превращения в мутанта, а тут еще превращение в девушку... Всё это казалось шуткой - и весьма дебильной притом. Но причин сомневаться в словах доктора не было. В мире, где мутация может превратить тебя в полу-далматинца, перемена пола выглядит не такой уж страшной перспективой.
  
   - Твои родители уже давно здесь и ждут, когда ты очнешься. - сказал доктор Хаскинс, вырывая меня из плена мрачных мыслей. - Я скажу им, что ты готов принять их, но учти: им тоже нельзя оставаться с тобой слишком долго.
  
   - Из-за этих головокружений? - спросил я.
  
   Доктор кивнул. - И не торопи события. Тебе нужно хорошенько восстановиться, прежде, чем мы сможем отпустить тебя домой.
  
   Несколько минут спустя мама и отец вошли в комнату. Мама немедленно бросилась ко мне и крепко обняла, отец же остался стоять позади, глядя на меня с мрачным выражением лица.
  
   - Я... кажется, я мутант. - сказал я с виноватой интонацией. Я не знал, как отреагирует отец. В конце концов, он ведь работал в СКМ, и его работой было не давать разгуляться опасным мутантам.
  
   - Да, похоже на то. - спокойно ответил отец. Невозможно было понять, что он думает по этому поводу.
  
   - Ты... как ты? - спросила мама, стискивая мою руку. - О, Адам, прости, что не смогли тебя уберечь...
  
   - Ну это же не ваша вина. - ответил я. Я почему-то сам чувствовал себя немного виноватым. - Ну, если только вы сами не мутанты и скрывали это от меня.
  
   - Нет. Увы... - ответила она с легкой усмешкой.
  
   Мы с мамой проболтали несколько минут, впрочем, не касаясь важных тем. Она продолжа спрашивать, как я себя чувствовать и старательно убеждала меня - и в первую очередь себя - что все будет хорошо. Я видел, что на самом деле она сильно переживает за меня, но пока просто не знает, что можно сделать.
  
   - Есть и плюсы. - слабо попытался пошутить я. - Ты всегда говорила, что мечтала о дочери.
  
   - Да, бывало такое. - ответила она с болезненной улыбкой. - Но не беспокойся, эту проблему мы будем улаживать все вместе.
  
   - Надеюсь... - тихо ответил я. - Знаешь, если бы не эта дикая усталость, я бы сейчас, наверное, бился головой о стены. - я не стал уточнять, что практически уверен: битье головой еще ждет меня впереди. Но сейчас шок и изнеможение были даже на пользу.
  
   Мы продолжали разговаривать еще несколько минут, и все это время мать держала меня за руку. Отец стоял за спиной, и вставил не больше пары фраз, предоставляя маме возможность вести разговор. Но вскоре у нее на лице проявилось какое-то странное выражение, она несколько раз встряхнула головой и даже взялась свободной рукой за сидение стула. Было очевидно, что у нее развивается головокружение.
  
   Мама отпустила мою руку, медленно поднялась и сделала шаг назад. Было видно, что она чувствует себя виноватой. Доктор Хаскинс, появившийся в дверях, прокомментировал: - Это чем-то похоже на алкогольное опьянение. Но не волнуйтесь, скоро все развеется. По крайней мере, у меня и сестер, с которыми я работаю, было так.
  
   И вот теперь отец подошел ближе и посмотрел на меня с выражением, которое трудно было расшифровать. - Мать сказала, что когда ты пришел домой, то заявил, что тебя атаковали. - это был не вопрос, это было утверждение. - Мне также докладывали, что свидетели заметили, как несколько мутантов преследовали по улицам Сиэттла подростка, по описанию чрезвычайно похожего на тебя.
  
   Мама ахнула, она явно слышала эту информацию впервые. Я кивнул и ответил, стараясь, чтобы мой голос звучал поспокойнее: - Да. Они сказали, что хотят преподать СКМ хороший урок.
  
   Лицо отца приобрело еще более угрюмое выражение. Я и не представлял, что такое возможно. - Расскажи мне обо всем, что случилось... И всё, что ты запомнил про этих троих.
  
   Я рассказал ему всё, что знал про атаковавшую меня троицу, и его глаза сузились при упоминании имени Проныры. Я рассказал о том, как убегал от них, и что им пришлось изрядно повозиться, чтобы загнать меня в угол. В процессе рассказа я понял, что меня спасло чудо - то что мой собственный потенциал мутанта раскрылся именно в этот момент, и это застало их врасплох.
  
   - На Виндиго уже висит несколько убийств. - мрачно сказал отец. - Она известна тем, что охотится за людьми, которые открыто высказывают свои анти-мутантские взгляды, однако сами при этом никакой опасности не представляют. Довольно подлая тактика. Сама по себе она считается магическим пользователем не слишком высокого уровня и не считается угрозой для серьезных противников.
  
   О боже! - всхлипнула мама, бросив на меня тревожный взгляд. - И это существо охотилось за тобой?
  
   - Про Пятнистого я раньше никогда не слышал. - продолжил говорить отец. Было такое ощущение, что он обращается в первую очередь сам к себе. - По Проныре мой отдел работает последние два месяца. Он известный авантюрист и вор, Но никогда до сих пор он не пачкал себя кровью. Кстати говоря, ты дал мне сейчас больше информации о его способностях, чем мы когда-либо имели.
  
   Прошло совсем немного времени, и отец тоже начал демонстрировать признаки головокружения. Но вместо того, чтобы отойти подальше, он придвинулся ко мне и посмотрел мне в глаза со странным выражением, которое я не знал, как толковать.
  
   - Ты очень хорошо сопротивлялся этим подонкам. - ого! Он сумел меня удивить. - Немногие тренированные агенты могли бы справиться лучше. - с этими словами он пожал мне руку и встал.
  
   - Думаю, время визитов подошло к концу. - сказал родителям доктор Хаскинс. - Вы оба подверглись воздействию её... его сил, и мы не хотим рисковать. Нам хватает пациентов. - улыбнулся доктор. Ну а главное - Адам тоже нуждается в отдыхе после всех этих испытаний.
  
   Родители попрощались и обещали скоро вернуться. Доктор Хаскинс внимательно посмотрел на меня, кивнул и тоже вышел за дверь. Я откинулся на подушки и вздохнул с облегчением. Вся скопившаяся усталость теперь навалилась на меня. Я чувствовал себя подавленным и измотанным.
  
   Не знаю, как долго я оставался в таком положении. Я лежал, глядя в потолок, и слезы стекали по моим щекам. Наконец я сел и вытер слезы простыней. Я вспомнил, что так и не исследовал изменения в моем теле до конца. Если меня так вышиб из седла один взгляд на свое новое лицо, то что же будет дальше? Так нельзя. Надо идти до конца.
  
   Я выкарабкался из постели, одетый в одну больничную рубашку, и поплелся в маленькую ванную, примыкавшую к палате. Там я мог рассчитывать хоть на какую-то интимность. По крайней мере, не было риска, что доктор Хаскинс или кто-то из сестер наткнутся на меня.
  
   Больничные тряпки упали на пол и я стал рассматривать свое тело, стараясь сохранять спокойствие и просто фиксировать новую информацию. Да, мое тело действительно изменилось, стало мягче и женственнее. Больше всего бросалось в глаза, что я обзавелся парой небольших аккуратных грудок.
  
   - Никогда не думал, что первые сиськи, которые я смогу потрогать руками, будут мои собственные. - горько пошутил я. Шутка не слишком подняла мне настроение.
  
   Потом я усилием воли заставил себя посмотреть вниз. К моему облегчению, привычное оборудование было еще там. Надолго ли? Пенис и яички были на своих местах, хотя и уменьшились в размерах. Но что-то странное продолжало происходить там, я чувствовал какой-то непрекращающийся зуд в области мошонки.
  
   - Это сумасшедший дом... - прошептал я, глядя в маленькое зеркало на стене ванной. В нем отражалась та же девушка с зелеными волосами и прекрасными изумрудными глазами. - Как я могу быть мутантом? Как я могу быть девушкой? Это не со мной! - но я уже понимал, что у этого мира на меня другие планы, и мое мнение его не интересует.
  
   Закончив осмотр, я снова натянул рубашку и вернулся в кровать. Даже такая незначительная активность оставила меня почти без сил, а мышцы по-прежнему стонали и ныли как после многочасовой тренировки. Пожалуй, сейчас было не время для новых подвигов. Не прошло и пары минут, как я провалился в глубокий сон.
  
  
  
   * * * * *
  
   По дороге домой из госпиталя я нервничал. Но мама нервничала еще сильнее. Она вела с открытыми окнами, на случай, если мое 'головокружительное' воздействие распространяется посредством феромонов или как их там. На полпути мы съехали на обочину и вышли наружу 'размять ноги', хотя было понятно, что мама просто хочет некоторое время побыть подальше от меня - опьяняющее воздействие уже начало давить на нее. Но что я мог с этим поделать? Вот интересно: если нас остановят, есть ли вероятность, что маму оштрафуют за езду в состоянии опьянения?
  
   Когда мы подъехали к дому, я уже был на грани депрессии. Мало того, что мутация превращала меня во фриковатую девушку-эльфа, но ко всему прочему мои дурацкие способности заключались в том, чтобы отравлять жизнь людям вокруг меня! Да, все, кто попал под действие моей 'ауры', довольно быстро приходят в себя, стоит им отойти подальше. Ну а что, если это копится? Что, если в итоге кто-то из близких заболеет по моей вине? Да даже если нет, то что же получается: мне теперь всю жизнь жить в добровольном карантине, избегая близкого общения?
  
   - Я уверена, мы найдем способ контролировать это. - начала убеждать меня мама, догадавшаяся о причине депрессии. Точнее, об одной из причин, потому что на самом деле их было предостаточно.
  
   Вчера утром, после того, как я опять проснулся в больничной палате, доктор Хаскинс решил продержать меня там еще сутки для наблюдения, и чтобы убедиться, что рецидивов не будет. Всё это время мое тело продолжало меняться, хотя уже не так резко и более деликатно, в основном просто завершая необратимый процесс. Любой посторонний человек, посмотревший на меня, увидел бы экзотическую, но очень миловидную девушку. На самом деле, изменения еще не завершились.
  
   Как только мы вошли в дом, я пошел к себе в комнату и со стоном плюхнулся на кровать. Пришло время подумать, как быть дальше. Я понятия не имел, как быть девушкой. Я ничего не знал о том, как быть со способностями мутанта. Я абсолютно не хотел иметь дела ни с тем, ни с другим. Такое ощущение, что большой парень наверху решил хорошенько разыграть меня, но сильно перегнул палку.
  
   Я знал, что для отца это тоже непросто. В конце концов, я и так сильно разочаровывал его своим немужественным поведением, а теперь, с этим превращением, могу себе представить, о чем он думал. А если вспомнить, что он ещё и высокопоставленный офицер СКМ, то моя мутация для него всё равно что пощечина.
  
   Через полчаса мама постучалась в дверь моей спальни и вошла внутрь, не дожидаясь ответа. Она остановилась в проеме, и в её глазах было сочувствие, хотя она и пыталась замаскировать его улыбкой. - Адам, - сказала она осторожно. - Я знаю, что тебе сейчас непросто. Бог знает, я даже не могу представить, через что тебе приходится пройти. Но знай - я сейчас здесь для тебя.
  
   - Спасибо, мам. - смущенно ответил я.
  
   Она подошла, обняла меня и отстранилась, прежде чем моя странная сила начала давить на нее. Я уже заметил, что достаточно было пару минут находиться рядом со мной, чтобы она начала действовать. Но физический контакт многократно ускорял и усиливал воздействие.
  
   - Вчера ночью мы с отцом долго говорили об этом. - по ее лицу я понял, что это был серьезный разговор. - Теперь, когда ты стал мутантом, придется ко многому приспосабливаться заново. И не только тебе. Всем нам. Чтобы облегчить тебе адаптацию, мы с отцом составили список вещей, которые тебе понадобятся.
  
   - Ну да, понятно. - промямлил я. Я был уверен, что вся эта возня со списком - идея отца. Это единственный знакомый мне человек, который в ситуации, когда жизнь перевернулась с ног на голову, в первую очередь думает о том, как сделать ее удобной, комфортной и хорошо организованной.
  
   Кстати, было характерно, что это мама вела со мной непростой разговор, в то время как отца даже не было поблизости. Он был на работе, возможно гнался за Пронырой с пистолетом в руках или даже просто заполнял бумаги, чтобы доложить о том, что его родной сын стал мутантом. Делать подобные вещи, вероятно, проще, чем общаться со мной сейчас.
  
   - Я знаю, что ты наверняка еще не готов к большинству этих вещей. - сказала мама с мягкой улыбкой, - но тебе все равно придется иметь с ними дело, и мы считаем, что чем скорее - тем лучше.
  
   Я сглотнул и приготовился к худшему. Я был уверен, что могу угадать большинство этих вещей. Вчера, лежа в больничной кровати, я имел массу времени, чтобы обдумать ситуацию, в которую попал, и понять, чем это всё чревато. И, хотя я ни за что не признался бы в этом отцу, я составил собственный список вещей, которые предстоит изменить.
  
   - Тебе нужно новое имя. - мама сказала это так просто, как будто речь шла о ничего не значащей формальности. - Ты больше не выглядишь, как Адам. И мы с отцом оба пришли к выводу, что женское имя поможет тебе освоиться в новой ситуации.
  
   Некоторое время я растерянно смотрел на нее. Нет, я уже думал о том, что надо будет выбрать новое имя, которое больше подходит к моей новой внешности. Я просто не ожидал, что это произойдет так скоро. - Полагаю..., у тебя уже есть идеи? - я ответил осторожно, стараясь сохранить голос спокойным и ровным, хотяна самом деле мне хотел орать во весь голос, что никакого нового имени мне не надо.
  
   - Действительно, есть. - ответила она с легкой улыбкой. - Вчера я думала об этом. Что ж. Я остановилась на имени Гвендолинн Адель Виллан. Это имя, которое мы дали бы тебе, если бы ты родился девочкой.
  
   - Адель - в честь бабушки. - тихо сказал я. Мама кивнула. У меня были очень теплые воспоминания о бабушке, из раннего детства. Потом она умерла. Некоторое время спустя я кивнул. Улыбнулся маме в ответ и добавил: - но надо сказать, что я никогда не думал о себе как о Гвен.
  
   - Это нормально. Гвен. - ответила мама. - Ты привыкнешь.
  
   - Давай угадаю. - продолжил я со вздохом, вспоминая кое-какие другие вещи из своего списка. - Еще мне понадобится новая одежда.
  
   Я посмотрел на себя. Вот уж никогда не думал, что буду носить вещи из маминого шкафа. Хорошо, что она привезла мне в больницу на выписку пару слаксов и свитер, а не что-то более девчачье. Но я все равно смущался. По крайней мере, на мне были мои кроссовки, хотя они стали немного великоваты.
  
   - Боюсь, что так. Гвен. - мягко ответила мама. - У нас с тобой похожие размеры, и пока ты можешь надеть что-то из моих вещей. А попозже сегодня мы отправимся за покупками. Есть только одна вещь, которая, пожалуй, не ждёт. - я ответил непонимающим взглядом. Мама вздохнула и продолжила: - Тебе точно нужно начинать носить лифчик.
  
  
  
   На мгновение я просто застыл, глядя на нее. Потом неохотно кивнул, признавая неизбежное. Что поделаешь, теперь у меня была пара грудей с задорно торчащими сосками, и одна из медсестер в больнице оценила, что они тянут на размер B. Нет сомнений, что если бы вместо свитера я надел футболку, они бы весело проглядывали сквозь тонкую ткань. Внезапно я понял, почему в довольно теплую погоду мама привезла в больницу свитер вместо футболки.
  
   - Да. Я видел, что бывает с девчонками, которые решили его не надевать... - смущенно признал я. В школе над ними глумились довольно грубо.
  
   Мама была одновременно опечалена и довольна моим ответом. Она вышла из комнаты и вернулась через минуту с несколькими лифчиками на выбор. - У нас с тобой похожие размеры. - сказала она. - Пока попробуем эти, а вечером подберем тебе более подходящие.
  
   Я снял свитер и встал перед мамой топлесс. Это было ужасное унижение. Мои новенькие груди были бесстыдно выставлены на обозрение. Но она, разумеется, не стала высмеивать меня. Она посмотрела с сочувствием, а потом подошла и стала объяснять, как мне лучше натянуть на себя это высокотехнологичное устройство. Было заметно, что она старается не прикасаться ко мне. Но после того, как я провозился целую минуту и не достиг видимых результатов, она вздохнула и помогла мне застегнуть лифчик.
  
   Он сидел неплохо, ну, разве что, был малость великоват. Почему-то я почувствовал небольшое облегчение - всё-таки я бы чувствовал себя неловко, будь мой размер лифчика больше, чем у мамы. Ну что ж, Рубикон был пройден, на мне был бюстгальтер. Это было немного неудобно, но всё-таки терпимо.
  
   - Ну как тебе, Гвен? - спросила мама после того, как я подвигал плечами и поправил чашечки.
  
   - Ну как тебе, Гвен? - спросила мама после того, как я подвигал плечами и поправил чашечки.
  
   Я посмотрел на нее, осознав, что она настойчиво зовет меня Гвен, используя для этого каждую возможность в разговоре. Наверное, она думала, что делает это деликатно и незаметно, но мне были понятны её намерения. Она пыталась помочь мне привыкнуть к новому имени. Что ж, я не стал разочаровывать её и сделал вид ,что не заметил простенькой уловки.
  
   - Ну неплохо. - признал я со вздохом, понимая, что мне, так или иначе, надо привыкать к такой одежде. - Только зудит почему-то.
  
   - Зудит? - удивилась она.
  
   Я кивнул и почесал плечо. Потом грудь. От этого зуд только усилился. В итоге через минуту почесываний и ёрзаний я - о чудо! - стащил с себя чертов лифчик, впервые в жизни сделав это самостоятельно. Я бросил его на пол и вздохнул с облегчением. И только тут заметил, что мама пристально смотрит на мою грудь.
  
   - Твоя кожа! - она подошла и аккуратно коснулась моего плеча.
  
   Я посмотрел вниз. Вот дела - мои плечи и грудь были покрыты красными аллергическими пятнами в тех местах, где лифчик касался кожи. Я всё еще ощущал зуд, но в сравнении с тем, что было минуту назад, это был пустяк.
  
   - Как такое могло случиться? - воскликнула мама, с тревогой глядя на меня. - Я схожу за кремом для кожи.
  
   Она быстро вернулась и помогла мне втереть крем. Это действительно помогло мне избавиться от остатков неприятных ощущений. Да и вообще, к моему облегчению, раздражение быстро уходило само по себе. Вот только какого черта этот трабл свалился на мою голову безо всякого объяснения причин?
  
   - Похоже, у меня аллергия на лифчики. - вяло пошутил я.
  
   - Или, скорее, на материал, из которого они сделаны. - серьезно ответила мама. У нее на лице была какая-то странная мина. Она нерешительно улыбнулась мне и сказала: - Гвен, прости пожалуйста... С этими словами она вышла из комнаты, бормоча что-то про фиолетовых белок.
  
   Прошел почти час, прежде чем мы смогли возобновить разговор. К этому моменту я снова натянул свитер. Разумеется, без лифчика. После последнего происшествия моя тяга к экспериментам стала еще меньше.
  
   - Нам еще нужно решить проблему с учебой. - теперь она начала с другой темы. - Мы связались с учебной частью, чтобы они переслали нам учебный план и текущие задания на дом. Но я сильно сомневаюсь, что ты вернешься в старую школу. Даже если учителя и студенты нормально воспримут, что ты теперь мутант, твои изменения слишком заметны. Это может вызвать... различные социальные проблемы и плохо скажется на учебе.
  
   Ну, эту новость я воспринял даже с некоторым энтузиазмом. Мне как-то не улыбалась мысль возвратиться в школу в таком виде. Встретить моих друзей и пытаться им объяснить, что я теперь А: девушка и Б: мутант... Когда я представил это, то содрогнулся от ужаса.
  
   - Мы с отцом ищем другие варианты. - продолжала мама. - Возможно, придется даже перейти на домашнее обучение.
  
   - Домашнее обучение - звучит неплохо. - сказал я самому себе. Если я буду учиться дома, это избавит меня от тупых школьных правил и от еще более тупого школьного бычья.
  
   - Вот. А теперь, Гвен, - сказала мама, глядя на меня с виноватым выражением, - хотя нам и пришлось прерваться, но тема лифчиков никуда не делась.
  
   - Но ясно же, что я не могу их носить! - напомнил я, содрогнувшись при воспоминании о противном зуде.
  
   Мама задумчиво посмотрела на меня и ответила: - Может быть, и нет, но я хочу кое-что проверить
  
   Поэтому после этого мы пошли к ней в комнату и выпотрошили все ящики с одеждой. Мама передавала мне одну вещь за другой, и, прикасаясь ко многим из них, я почти немедленно начинал ощущать неприятный зуд. В таких случаях мы откладывали эту одежду в сторону и продолжали эксперимент. Через некоторое время выявилась закономерность: всё, что было сшито из хлопка, шерсти или кожи, не доставляло мне никаких хлопот, но любая вещь из полиэстера или других синтетических материалов немедленно вызывала раздражение на коже.
  
   - Похоже, у тебя развилась гиперчувствительность к синтетике. - сказала мама, роясь в своих лифчиках. Она выудила из недр ящика один, сшитый из шелка. - Почему бы тебе не попробовать вот этот? А я пока сделаю паузу...
  
   Мама поспешно покинула комнату, немного пошатываясь и бросая встревоженные взгляды в дальний угол. Меня подмывало спросить, что же она там увидела, но ей явно не хотелось беспокоить меня рассказами о своих галлюцинациях. К сожалению, на самом деле это только увеличивало мое чувство вины.
  
   Я некоторое время подержал в руках шелковый бюстгальтер, но не почувствовал никаких неприятных ощущений. Незадолго до этого мы уже проводили эксперимент с шёлковым шарфом, и выяснили, что этот материал не вызывает раздражения. Я провозился несколько минут, мысленно подбадривая себя, и, в конце концов, водрузил лифчик на положенное место без посторонней помощи.
  
   - Поверить не могу, что я теперь должен надевать эту идиотскую хрень. - пробормотал я сам себе, зная, что все-таки придется к этому привыкнуть. Ведь, скорее всего, мне предстоит носить лифчики всю жизнь.
  
   Справившись с бюстгальтером, я посмотрел на себя в ростовое зеркало, стоявшее в углу маминой комнаты. Честно говоря, вид красивой девушки-эльфа, глядящей на меня в ответ, не очень-то вдохновлял. Но, по крайней мере, никто не скажет, что лифчик не на месте.
  
   - Парни меня просто уничтожат... - сказал я отражению в зеркале, вспомнив о своих товарищах по свободному бегу. Потом я потряс головой, представив себе, что скажет Дуг. Впрочем, я ведь и не планировал сообщать о своих изменениях кому-то из них... В этот момент меня прошибло осознание: возможно, я больше никогда не увижу своих старых друзей. А даже если увижу, не смогу подойти. - Ах ты ж, грёбаная мутация...- горько подытожил я.
  
   Я снова натянул свитер и вышел в холл, где обнаружил маму. Она сидела в кресле, потирая виски. Перед ней дымилась одинокая чашка кофе. Увидев меня, она чуть-чуть поморщилась. Чуть-чуть. Но я все равно почувствовал боль. Как будто она отвергает меня. Я уже привык к тому, что стал разочарованием для отца, но что делать, если и мама отвернется от меня...
  
   - Это не твоя вина! - воскликнула мама. Как она сумела угадать, о чем я думаю? - Я люблю тебя так же сильно, как и раньше, просто когда я нахожусь рядом с тобой слишком долго, я начинаю чувствовать себя...
  
   - Пьяной? - подсказал я со вздохом. Я вспомнил, что говорил мне доктор Хаскинс и одна из его медсестер.
  
   Она кивнула, потом усмехнулась: - Сперва начинаешь чувствовать себя как будто пьяным, а потом это больше становится похоже на кислотный трип.
  
   Я удивленно уставился на нее, удивленный таким сравнением. Она сказала это так, что можно было подумать - она в теме. Я потряс головой. В нее как-то не укладывалось, что моя мама могла пробовать ЛСД.
  
   - Ну, по крайней мере, голова быстро проветривается. - добавила мама с улыбкой. - Пожалуйста, постой там еще немного, и скоро всё пройдет.
  
   - Прости. Прости. - в который уже раз повторил я. Я чувствовал себя виновато и подавленно. Что, если так и останется всю жизнь? Всю жизнь я буду вызывать у людей болезненное состояние просто потому, что нахожусь рядом? Слезы потекли по щекам вопреки моей воле: - Я не хочу, чтобы люди страдали из-за меня!!
  
   О, малыш... - мама поднялась, шагнула навстречу и крепко обняла меня, несмотря на то, что только что просила держаться подальше. - Да я не то, чтобы страдаю. Нельзя сказать, что это неприятно. Просто очень... дезориентирует.
  
   Тут я не выдержал и разревелся. Мои ответные объятия были похожи, на попытку утопающего ухватиться за соломинку. И в этот момент я ощутил внутри какую-то странную пульсацию, и когда я огляделся вокруг - то снова, как тогда, на крыше, увидел сияющие линии в воздухе... и вокруг мамы. Я отпрыгнул назад в ужасе, что как-то навредил её этими своими идиотскими способностями, которые не мог не только контролировать, но даже просто понимать. Потом я почувствовал давление в животе и какой-то толчок изнутри. В тот же миг передо мной в воздухе возникла знакомая зеленая фея.
  
   - Оооо... нет. - застонала мама, отступая на шаг назад. - Мне явно надо проветриться. - она уставилась на фею, которая начала нарезать круги по комнате.
  
   - Ты тоже видишь её? - изумился я. Тут до меня дошло, что это не первый раз, когда кто-то другой видит этих сияющих зеленых фей, которые возникают рядом со мной. Те мутанты, напавшие на меня, точно так же видели их.
  
   Мама повернулась ко мне в замешательстве: - Подожди... А что, ты тоже?
  
   Я, раскрыв рот, наблюдал за феей. Потом сглотнул. - Я не думаю, что это галлюцинация... - мне захотелось, чтобы она подлетела поближе и я мог её лучше рассмотреть.
  
   К моему удивлению, фея действительно подлетела и зависла передо мной на расстоянии, с которого я мог разглядеть эту маленькую зеленую девушку во всех деталях. Я долго растерянно рассматривал ее, а потом вдруг увидел, что к ней тянется одна из светящихся зеленых нитей. А другой конец этой нити тянулся прямо ко мне. Мы были каким-то образом связаны!
  
   - Ты говоришь? - спросил я фею, но не получил ответа. Я протянул руку и она, к моему удивлению и восторгу, опустилась прямо на ладонь. - Ух тыы!
  
   - Это действительно происходит? - спросила мама, подходя ближе и аккуратно касаясь феи. Она тут же отлетела сторону и закружилась по комнате, а потом уселась на стенные часы и стала с интересом наблюдать за нами оттуда.
  
   - Я не знаю. - честно ответил я. - Но очень похоже, что она настоящая.
  
   Мы вдвоем наблюдали за феей еще с минуту, а потом мама помотала головой. - Скажи, ты тоже видишь, что стены движутся? - спросила она. - Если нет, то мне уже ОЧЕНЬ надо выйти проветриться.
  
   Я снова испытал укол вины: - Сорри...
  
   Мама устало вздохнула и пожала плечами. - Когда моя голова прочистится, мы подумаем, как достать тебе новый комплект собственной одежды.
  
   - Ты всё еще планируешь шопинг? - удивился я. - После всего этого?
  
   - Тебе по-прежнему нужны вещи. - напомнила она, рассеянно глядя на фею. - Или ты хочешь и дальше промышлять налетами на мой гардероб?
  
   - Да не особо. - признал я. Носить мамины вещи было... странно. Даже если они подходили мне больше, чем мои собственные.
  
   Между тем мама вышла на улицу подышать свежим воздухом, а я уселся на диван в холле, наблюдая за феей, которая успела перебраться на абажур. Когда я поднял руку, она немедленно слетела вниз и опустилась на ладонь. Я не смог удержаться от улыбки. Некоторое время я разглядывал её, а потом начал хихикать - мне пришло в голову, как бы наш кот Гозер отреагировал на подобное существо. Если уж у белок получалось довести его до белого каления, воображаю, насколько хуже может быть фея.
  
  
  
   * * * * *
  
   Меня разбудил один из самых мерзких звуков в мире - звон моего будильника. Сегодня мне не нужно было идти в школу, и от этого инфернальный девайс почему-то звучал еще отвратительней, чем обычно. К тому же он вырвал меня прямо из середины сна. Его подробности уже стремительно рассеивались, но я смутно помнил образ прекрасного, но совершенно незнакомого города.
  
   - А ещё там, кажется, был дракон. - пробормотал я, отметив, что у меня в голове завалялось слишком много мусора из Властелина Колец.
  
   - Ну давай, Гвен. - позвала мама из холла. - Пора вставать. Я слышала твой будильник и знаю, что ты уже не спишь.
  
   - Просто у тебя галлюцинации. - угрюмо буркнул я.
  
   А потом я сел в кровати и потянулся рукой туда, где должен был быть маленький Адам. Что ж, я даже не удивился, когда вместо привычного хозяйства обнаружил девичью щелку. Вчера, когда я ложился спать, было ясно, что всё к тому и идет. Но ожидать чего-то и столкнуться с этим на самом деле - совершенно разные вещи.
  
   - Теперь это официальный факт. - сказал я с горьким вздохом. - Я девчонка.
  
   Я выбрался из кровати и внимательно осмотрел себя. Встряхнул головой - и запутался в каскаде длинных волос, спадающих на лицо. Трудно было поверить, что всё это - я.
  
   - Могло быть хуже. - напомнил я себе, зная, что многие мутанты столкнулись с гораздо более радикальными формами ГСД и стали настоящими монстрами. По крайней мере, я в целом выглядел почти человеком и после небольшой маскировки мог сойти за обычную девушку.
  
   Вчера мы с мамой посвятили шопингу почти всю вторую половину дня. Я использовал волосы, чтобы замаскировать свои острые уши. Добавьте к этому солнечные очки, скрывающие глаза - и в результате никто не думал обо мне кроме как о миленькой девушке с крашеными в необычный цвет волосами.
  
   Мне потребовалось несколько минут, чтобы с грехом пополам замотивировать себя выйти из комнаты. Я накинул халат, который мы вчера купили в моле, а потом в состоянии полузомби побрел на кухню за завтраком. Уже в холле я почувствовал сладкий запах блинчиков.
  
   Мама была на кухне и готовила завтрак. К своему удивлению, отец тоже оказался дома и сидел за столом с огромной кружкой кофе. Вообще-то, ему давно полагалось быть на работе, в офисе СКМ. Вместо обычной формы на нем был черный строгий костюм, который он, впрочем, тоже изредка надевал на службу. Он обернулся, и некоторое время пристально смотрел на меня. Выражение его лица при этом, как обычно, оставалось совершенно нечитабельным.
  
   Когда я уселся напротив, мне в голову внезапно пришла очень неприятная мысль. Ведь с этой способностью вызывать у людей галлюцинации меня теперь, наверное, могут зачислить в 'опасные мутанты'. А по долгу службы мой отец должен иметь дело как раз с опасными мутантами. Я сглотнул. Стало как-то нервно и очень неуютно.
  
   А он в это время отхлебнул кофе и снова пристально уставился на меня. - Гвен, - сказал он, наконец, будто бы пробуя новое имя на вкус, - Думаю, ты прекрасно понимаешь, что твои новые силы создают определенные... трудности.
  
   - Угу. - я кивнул. Не выдержав его взгляда, я опустил глаза и стал смотреть на свои руки. Черт. Мои пальцы выглядели теперь такими женственными, даже деликатными.
  
   - Это силы, природу которых ты не понимаешь полностью и не можешь контролировать. - продолжил отец тем же ровным тоном. Вчера тем же спокойным тоном он в пух и прах разнес идею шопинг-тура, в который мама вытащила меня вечером. - Они могут быть очень опасны и для тебя самой, и для людей, которые окружают тебя. Там, в молле, только по чистой случайности вы не нанесли никому вреда.
  
   Я снова кивнул, не в силах поднять глаза. Я видел, что он прав, и чувствовал себя виноватым. Да, я действительно не контролировал своих новых возможностей, и кто-то мог пострадать из-за этого. Я представил себе, что могло бы случиться, и понял, что ни за что не простил бы себя за несчастный случай по моей вине.
  
   - Это настоятельная необходимость - протестировать твои силы как можно скорее. - вел свою линию отец. - И мы займемся этим сегодня. Чем быстрее ты начнешь понимать, откуда происходят твои силы и как они работают, тем раньше ты начнешь работать над их контролем.
  
   - Не пугай бедного ребенка. - предупредила мама мягким, почти приятным тоном, в котором сквозили стальные нотки.
  
   Я представил себе перспективу пройти тест способностей, и испытал смешанные чувства. Я знал, что у локального офиса СКМ есть специальная клиника для тестирования, и они приглашают туда свежеинициированных мутантов для проверки и регистрации. Затем они получают свой КИМ - Карту Идентифимации Мутанта. Но хотя мне не терпелось узнать побольше о своих новых возможностях, предстоящее исследование заставляло нервничать. Слишком много ходило зловещих слухов о том, что 'на самом деле' происходит во время тестов СКМ.
  
   Мама припечатала отца взглядом и продолжила: - Ей сейчас и так непросто, а теперь ты еще сделаешь так, что она будет бояться СКМ.
  
   Отец пробормотал под нос нечто похожее на извинение, непонятно только - передо мной или перед мамой. Затем мама начала расставлять на столе тарелки, и это немного сняло напряжение, поскольку все переключили внимание на еду.
  
   Зеленая фея, которая болталась по дому со вчерашнего утра, приземлилась на край стола и принялась разглядывать меня. Отец с подозрением посмотрел на нее, но не стал ничего говорить. Мама просто взглянула с любопытством и вернулась к трапезе. Я предложил маленькому существу кусочек пончика с сиропом, но она не проявила интерес к пище и вскоре улетела опять. Она мелькала тут и там, время от времени попадая в поле нашего зрения.
  
   Вчера, пока мы с мамой ездили за покупками, эта крохотная фея все время сопровождала нас. После того, как я заметил это и забеспокоился, что кто-нибудь другой увидит ее, она начала прятаться и стала более незаметной. Наверное, самая первая зеленая фея тоже следовала за мной целый день, просто я тогда не знал, на что смотреть, и почти не замечал её, пока она не пришла на помощь, спасая от загнавших меня в угол мутантов.
  
   Несмотря на бесплатное развлечение (которое явно доставляло мало удовольствия моему отцу), я постарался как можно быстрее покончить с завтраком и выбраться из-за стола прежде, чем мои загадочные силы начнут серьезно воздействовать на родителей. Я вообще сомневался, что нам стоит есть вместе, но вроде бы вчера вечером, когда мы ужинали всей семьей, опьяняющий эффект начал действовать на них только в самом конце. А значит, какое-то небольшое время можно находиться рядом со мной без особых последствий.
  
   Отец четко обозначил планы на день, так что у меня не было времени лениться и копаться в себе. Я сразу отправился в ванную комнату, чтобы принять душ и приготовиться к поездке. Я немножко нервничал по этому поводу, но прекрасно понимал, что мне так или иначе придется преодолеть дискомфорт, связанный с моим обновившимся телом. Иначе это сведет меня с ума.
  
   Когда я забрался в душ, то первым импульсом было помыться как можно быстрее и покончить с этим. Мое тело - всё в нем было ужасно неправильно, и сейчас я совсем не хотел разбираться в этом. Но с другой стороны, какими бы странными ни были новые ощущения, с этим можно было жить. Да, конечно, моя грудь выдавалась вперед больше, чем следовало, кожа стала более чувствительной, и пустота между ног была более чем очевидной. Но в целом я ведь всё равно был... собой. Всё это были только детали, топинги на торте. Получается, я так сильно сфокусировался на деталях, что не заметил: главное осталось прежним. Я так сильно распереживался из-за того, что мой сладкий батончик превратился в клубничку, что упустил из вида, что сам-то торт не изменился.
  
   Вот так я примерно и размышлял все то время, пока был в душе. Я заставлял себя не отлынивать и как можно тщательнее промыть каждый сантиметр кожи. Уделять такое пристальное внимание моему новому телу было неловко и стыдно, но я должен был через это пройти. Всё новые и новые отличия представали передо мной во всей своей наготе. Но надо признаться, это оказалось не так страшно, как можно было ожидать. Как ни странно, к тому времени, как я выкарабкался из душа, мое настроение уже приближалось к хорошему.
  
   Взявшись за фен, я быстро обнаружил, что, оказывается, длинные намокшие волосы прилично весят, и их не так-то просто высушить. Подумав о том, как много проблем они могут доставить мне в будущем, я начал впадать в панику. К счастью, мама пришла мне на помощь и провела ускоренный мастер-класс по расчесыванию и сушке длинных волос, надавав кучу советов, которые я, конечно, не запомнил.
  
   - Может, лучше вообще обрезать их покороче? - раздраженно сказал я ей наконец. Мама с ужасом посмотрела на меня и быстренько перевела разговор на другую тему.
  
   И вот, несколько минут спустя, я уже был одет в свои новые, только вчера купленные шмотки. Разумеется, не обошлось без шелковых трусиков и шелкового же лифчика, которые подходили мне заметно лучше, чем те, которые вчера пришлось одолжить у мамы. К счастью, она не стала давить на меня и заставлять надевать что-то чересчур девчачье типа юбок или платьев. Видимо, ее удовлетворило и то, что я вообще согласился носить женские вещи, и в первую очередь лифчики. Сейчас на мне были простые джинсы и футболка, которая не слишком подчеркивала мои новые формы. А поверх всего этого я натянул еще и новую худи, темно-зеленого цвета, хорошо гармонирующую с цветом моих волос. Я производил впечатление красивой эльфийской девушки-томбоя.
  
   Оставалось еще довольно много времени до выхода. - Я вот думаю, - задумчиво сказал я родителям, - Может, я еще успею выйти на небольшую пробежку?
  
   С самого момента трансформации у меня толком не было свободного времени и возможности проверить, на что теперь способно мое тело. Короткий забег мог помочь разобраться с этим. Мне было реально интересно, как изменились мои результаты и координация в сравнении с тем, что было до мутации.
  
   - Нуу... не знаю. - в голосе мамы сквозило сомнение.
  
   Мгновение спустя я чихнул - и тут же прямо передо мной возникла еще одна светящаяся зелёная фея. Она выглядела точной копией первой, и, кстати, не замедлила присоединиться к ней, устроившись на плафоне люстры. Никто из моих родителей не сказал ни слова, но лицо отца приобрело какую-то особенную непроницаемость, и я понял, что о пробежке пока стоит забыть.
  
   Двадцать минут спустя я уже сидел в отцовской машине: пришло время отправиться туда, где специально обученные люди протестируют мои способности. Я порядком нервничал по этому поводу, и когда отец остановил машину и вышел наружу, чтобы стряхнуть опьяняющий эффект моего присутствия, я, грешным делом, подумывал о том, чтобы выскочить в другую дверь и бежать, куда глаза глядят. Но любопытство и желание узнать о себе всё до конца перебороли страх. Когда мы продолжили движение, я быстро сообразил, что мы направляемся вовсе не в лабораторию СКМ. Мы повернули на второстепенную дорогу и теперь вообще двигались в противоположном направлении. Но поскольку отец хранил молчание, я тоже прикусил язык.
  
   Мы подъехали к трехэтажному зданию с фасадом из красного кирпича и высоким забором вокруг парковки. Когда мы остановились перед металлическими воротами, отец проговорил в переговорное устройство: 'Майлз Виланн, СКМ'. Последовала довольно долгая пауза, затем из устройства раздался мелодичный звук и ворота раскрылись, пропуская нас внутрь.
  
   Парковка была наполовину пуста, там было всего чуть больше дюжины машин, включая автодом со здоровенным прицепом, на котором крепилась моторная лодка. По-прежнему не говоря ни слова, отец вышел из машины и взял с заднего сиденья серый металлический кейс. Подарив мне еще один странный взгляд, он двинулся к подъезду с угрюмым выражением на лице. Начинал накрапывать дождь, так что я натянул капюшон толстовки и поплелся за отцом, всё больше недоумевая, что же на самом деле происходит.
  
   Вход в здание охраняла солидная металлическая дверь без каких-либо окошек, но со встроенной камерой. Отец потянулся к звонку на переговорном устройстве, но прежде, чем он успел коснуться кнопки, раздался еще один мелодичный звук, и дверь открылась.
  
   - Позволь мне вести беседу. - сказал отец прежде, чем мы шагнули внутрь.
  
   Вестибюль или, скорее, зал для гостей, выглядел гораздо уютнее тех официальных приёмных, которые я привык видеть в разных общественных местах. Во-первых, кресла и стулья выглядели действительно удобными и вполне уместно смотрелись бы в гостиной перед семейным телевизором, чем в вестибюле государственного учреждения. На стенах был книжные полки, и на них стояли настоящие книги, а не дешёвые потрёпанные журналы. Но у меня уже не было времени рассматривать помещение, потому что в другом его конце появилась женщина.
  
   Высокая, лет двадцати пяти - тридцати, со светлыми волосами до плеч и атлетичным телом, которое источало сексуальность и просто кричало: 'экземпляр!' На ней был красно-серый костюм из материала, который выглядел как спандекс, но я подозреваю, что на самом деле был каким-то пуленепробиваемым чудом науки. Её костюм дополняла красная накидка, крепившаяся на застежках из желтого металла, пара отливающих золотом наручей и золотой пояс.
  
   - Круцибелль... - отец церемонно поклонился женщине, которую я и сам уже узнал. Во-первых, её лицо частенько мелькало на телеэкранах, а во вторых я лично делал доклад о ней на одном из прошлогодних уроков.
  
   Круцибель была одним из самых известных местных героев и возглавляла целую команду под названием 'Супер-Сиэтл'. Лично я всегда думал, что это название гораздо лучше подошло бы для какой-нибудь спортивной команды, но моего мнения никто не спрашивал. И всё же, хотя я немало знал про неё, оказаться в одной комнате с супергероем было для меня большим сюрпризом. Сама Круцибель при этом выглядела не слишком радушно.
  
   - Агент Виланн, - она поприветствовала моего отца с выражением лица человека, который твёрдо вознамерился разгрызть лимон. - Чем мы можем быть полезны для СКМ сегодня?
  
   Прошло несколько томительных секунд, прежде чем мой отец медленно произнёс: - Сегодня я здесь... не как представитель СКМ.
  
   - А как кто? - выражение лица Круцибелль стало подозрительным.
  
   - Сегодня, - отец махнул рукой в мою сторону, - Я здесь, как отец.
  
   Я не слишком хорошо понимал, зачем папа привёл меня сюда, но каким-то образом почувствовал, что сейчас мой выход. Я стянул с себя капюшон, чтобы Круцибель могла разглядеть мои зелёные волосы и острые уши. Она удивлённо посмотрела на меня, потом перевела взгляд на отца.
  
   - Я не знала, что у тебя есть дочь... - осторожно начала она.
  
   - Обычно я предпочитаю разделять работу и личную жизнь. - ответил отец. - Но несколько дней назад группа опасных мутантов атаковала её, пытаясь таким образом нанести удар по мне. - Круцибель нахмурилась. Было видно, что эта новость зацепила её. Отец продолжал: - Способности Гвен проявились во время атаки. Наверное, только поэтому ей удалось спастись.
  
   - Кто это был? - резко прервала его Круцибель.
  
   - Проныра, Виндиго и собакоголовый парень с ГСД, которого они зовут Пятнистый. - удивительно, но чуть ли не впервые в жизни я услышал в голосе отца злобу. - Сейчас мы ищем их.
  
   - Не сомневаюсь. - прокомментировала Круцибель, скриви губы в усмешке. Потом она снова посмотрела на меня и сказала: - Привет. Я Круцибель.
  
   - Ад... - привычно начал отвечать я. Но вовремя спохватился и почувствовал, что краска заливает моё лицо. Я быстро поправился: - Гвен.
  
   Она удивлённо приподняла бровь. Кажется, мне удалось заинтересовать её. У меня возникло сильное подозрение, что она догадалась, кто я на самом деле, и вообще в курсе личной жизни отца гораздо сильнее, чем ему хотелось бы. Еще бы. Будь я мутантом-супергероем, которому приходится часто сталкиваться с местным офисом СКМ, я уж точно провёл бы исследование и побольше разузнал о тех, с кем имею дело.
  
   - Пооонятно... - задумчиво протянула Круцибель. Затем она ободряюще улыбнулась мне и продолжила: - Рада встрече с тобой, Гвен!
  
   - Я привёз Гвен к вам, потому что надеюсь, что ваши люди смогут протестировать её способности. - отец предпочёл сразу перейти к сути дела. Непохоже, что это делало его счастливым.
  
   Некоторое время Круцибель пристально глядела на него, потом ехидно улыбнулась и спросила: - А что же стряслось с хвалёной тестовой лабораторией СКМ в центре города?
  
   После долгой паузы отец всё же ответил: - Есть определённые личности, от которых я хотел бы скрыть результаты её тестов. Предосторожность будет не лишней.
  
   - Ага! Значит, ты всё-таки не всем доверяешь в СКМ! - в голосе Круцибель звучало такое торжество, будто она только что выиграла приз в лотерею или нашла решающий аргумент в важном споре. Отец скривился, но не стал ничего отвечать. - Ну что ж..., - продолжила Круцибель. - По крайней мере, ты всегда был честен с нами..., в отличие от многих твоих коллег.
  
   Она повернулась ко мне, пару секунд изучала меня своими золотистыми глазами, а затем кивнула. - Да не вопрос. Мы поможем. Проходите за мной.
  
   Мы вышли из вестибюля и некоторое время шагали по коридору, а потом зашли в комнату, которая напоминала кабинет доктора, напичканный всяческим хай-тек оборудованием.
  
   Некоторые агрегаты выглядели так, будто только что прибыли сюда со съемочной площадки фантастического сериала... или из лаборатории сумасшедшего учёного. Странным контрастом смотрелась новенькая мишень для дартса на боковой стене.
  
   - Побудьте здесь. Я сейчас позову нашего доктора. - выходя за дверь, Круцибель подарила мне ещё одну ободряющую улыбку. Отцу не досталось даже взгляда.
  
   Мы остались одни. Я растерянно посмотрел на отца, не понимая, чего ожидать дальше. Он ничего не ответил, а просто положил руку мне на плечо и легонько сжал кисть. Отец никогда не был особо экспрессивен, так что подобное проявление чувств было, пожалуй, эквивалентом крепкого объятия у нормальных людей.
  
   Минуту спустя в комнату вошёл мужчина, одетый в тёмный сине-серый костюм в том же стиле, что и у Круцибель. Но вместо накидки он носил серый плащ с капюшоном. И его наручи и пояс были не золотыми, а серебристыми. Его я тоже узнал почти сразу. Это был Доктор Шторм.
  
   - Вы на самом деле доктор? - удивился я. - Мне всегда казалось, что это просто прозвище, ну, чтобы круто звучало!
  
   Доктор Шторм усмехнулся. - Да, до того, как податься в супергерои, я был педиатром. Но это не я буду тестировать твои способности. Я просто проведу общий физический осмотр. После мутации часто проявляются физические проблемы или аномалии, так что проверка врача не помешает.
  
   После этого отца выставили из комнаты, а Круцибель, наоборот, вернулась в неё, чтобы ассистировать Доктору Шторму во время осмотра. Он попросил меня раздеться до нижнего белья, что уже само по себе поставило меня в очень неловкое положение. А затем последовал осмотр, который тоже доставил мне мало удовольствия. Впрочем, поначалу он делал примерно то же самое, что и врачи в госпитале. . Необычные вещи начались, когда он взял анализ крови, а затем еще и просканировал меня, пользуясь какими-то очень хитровыделанными девайсами.
  
   - У нас есть специалист, которому мы заказываем эти сумасшедшие устройства, - попытался объяснить Доктор Шторм. - Я понятия не имею, как работает большинство из них, но, по крайней мере, знаю, как ими пользоваться.
  
   - Основную работу по тестированию проводит доктор Освальд, - объясняла мне Круцибель, пока я торчал в центре странного вида штуковины, издававшей подозрительное гудение и жужжание. - Но раз уж Шторм все равно уже начал физический осмотр, мы уже сейчас можем параллельно проверить кое-какие моменты.
  
   - Я как раз собирался сказать ей об этом, - сказал Доктор Шторм с шутливым негодованием. - Ты украла мою молнию!
  
   Вскоре мне разрешили одеться, Доктор Шторм вернул аппараты в исходное состояние, и они вместе с Круцибель вышли из комнаты. Их тут же сменил отец в компании темнокожего мужчины в яркой гавайской рубашке.
  
   - Вы доктор Освальд? - спросил я немного скептически. Он не был похож ни на доктора, ни на супергероя, и в лучшем случае сошёл бы за раздолбая на каникулах.
  
   - Надеюсь, да! - жизнерадостно ответил 'гаваец', - По крайней мере, на мне его одежда. - коротко посмеявшись, он добавил: - Я не доктор медицины. Я специалист по теории сил, так что мне нет нужды всё время ходить в официальных шмотках.
  
   - У него хорошая репутация. Внимательный и аккуратный специалист. - поспешил успокоить меня отец. В его устах это была довольно высокая похвала.
  
   Доктор Освальд уселся за компьютер и начал сканировать взглядом таблицы с какой-то информацией. Судя по всему, это были результаты тестов, которые успел провести Шторм. Изучив колонки цифр, Освальд откинулся на спинку кресла и пробарабанил пальцами по столу. - Необычная физиология... - сказал он наконец, причём скорее себе, чем мне. Затем он с любопытством посмотрел на меня и сказал: - Что ж, для начала расскажи мне о своих силах. О тех, которые тебе известны, разумеется. Просто расскажи, что ты можешь делать и что необычного с тобой происходило в последнее время. Может, были какие-то проявления энергии и у тебя есть идеи, как это всё работает?
  
   Я обернулся на отца. Он одобрительно кивнул. - Ну, начнём с того, что... - я задумался, потом продолжил: - Моё тело изменилось СИЛЬНО. Это позволяет предположить, что я экземпляр с необычным импринтом, ну или у меня редкая форма ГСД. Я не думаю, что я теперь сильнее, чем раньше, так что если я экземпляр, то весьма скромного уровня. Возможно, уровень один. Однако изменения последних дней были очень быстрыми, а так быстро мутировать могут только экземпляры высокого уровня.
  
   Выражение любопытства на лице доктора Освальда сменилось удивлением. На лице отца появилась легкая улыбка, которую при желании можно было бы интерпретировать как гордость. Но, скорее всего, мне показалось.
  
   - Интересный анализ. - сказал мне доктор Освальд. - Продолжай, пожалуйста.
  
   Внезапно я почувствовал себя как в школе, когда учитель зовёт к доске и надо выступать перед всем классом. Но я постарался не показать смущение и продолжил: - Я подозреваю, подобные изменения могут происходить, если ты аватар. Но у меня не было ощущения присутствия какого-то чужого сознания или голосов в голове... - я постучал себя пальцем по лбу и пожал плечами.
  
   - Дальше. - подбодрил меня Освальд.
  
   - У меня нет назойливой потребности чинить вещи, разбирать их или мастерить что-то, - продолжил я, решив пробежаться по списку суперспособностей, которых у меня точно не было. Просто чтобы показать, что понимаю, о чём говорю. - Так что вряд ли я супермеханик или гаджетер.
  
   - Окей. А что тогда ты умеешь? - спросил доктор Освальд с искренним интересом.
  
   Я немного нахмурился. Он сбил меня с мысли. Я как раз собирался объяснить, почему я практически уверен, что не отношусь к категории манипуляторов реальностью. - Я могу создавать их. - я махнул рукой в сторону двух зелёных фей, которые словно по команде сорвались со шкафа и закружились под потолком. Подумав немного, я приказал им спуститься вниз и сесть мне на плечи. И они послушались! - Наверное, я еще манифестор.
  
   Доктор Освальд с интересом посмотрел на моих фей, - Занятно! Немного позже я попрошу тебя показать, как ты их создаёшь, а пока, пожалуйста, продолжай свой анализ.
  
   - А еще у людей начинает кружиться голова, когда они слишком долго находятся рядом со мной. - сказал я с извиняющейся интонацией и посмотрел на Освальда: понял ли он, что это было предостережение? Непонятно. - А потом, - продолжил я, - у них начинаются галлюцинации. Может быть, на них действуют какие-то феромоны или это такой психический эффект.
  
   - Даже если ты сидишь у открытого окна под включённым кондиционером, это не ослабляет воздействие, - вмешался отец, - Я сомневаюсь, что это феромоны.
  
   - Тем не менее, аргументация вполне на уровне. - поддержал меня доктор Освальд. Он выглядел довольным. - Я смотрю, ты хорошо изучила тему суперспособностей мутантов.
  
   Я скромно пожал плечами, но на самом деле комплимент был приятен. Поскольку мой отец работал в СКМ, мне хотелось знать, чем же он занимается, и я частенько зависал в Сети в поисках любой полезной информации. Я встречал множество анти-мутантских сайтов, которые подробно живописали бесчинства изменённых и объясняли, почему они - отвратительные чудовища. Но были и сайты в поддержку мутантов, - не так много, но они тоже оставляли неприятный осадок, поскольку пропагандировали идею, что мутанты - это следующая ступень эволюции, так что обычным людям стоит смириться с неизбежным и позволить мутантам занять полагающееся им по праву место на вершине пищевой цепочки. Продираться через всю эту пропаганду и контрпропаганду в поисках объективной информации было настоящим геморроем, но зато я много узнал о людях со сверхспособностями и неплохо ориентировался в мешанине людских мнений о мутантах.
  
   - А, и еще! - я вспомнил, о чём еще стоило сказать. - Я время от времени вижу сияющие линии в воздухе и светящиеся ауры вокруг людей. Сначала мне казалось, это галлюцинации, но теперь я думаю, что, наверное, у меня какие-то энергетические способности. Ну, раз уж я вижу потоки энергии или что это такое...
  
   - Возможно! - доктор Освальд охотно согласился со мной. - А теперь проверим, насколько близко ты подобралась к истине.
  
   Он увёл меня в смежную комнату и предложил переодеться в комбинезон из спандекса, напичканный различными датчиками. И началось тестирование. Сначала проверяли мои физические возможности. Освальд заставлял меня бегать на дорожке, поднимать веса, проверял мои рефлексы и всё это время отслеживал частоту сердцебиения и ритм дыхания. Ни один из моих физических показателей существенно не отличался от результатов обычного человека.
  
   Закончив с проверкой физических возможностей, мы быстро провели пару тестов на способности механика и гаджетера. Никаких талантов в этой области у меня не обнаружилось. Собственно, никто и не ожидал. Но что поделаешь, это была необходимая часть процедуры проверки, так же, как и тест на псионические таланты. С ними тоже было по нулям.
  
   Наконец, мы перешли к тестированию способностей, которыми я действительно обладал. Начали с моего таланта кружить людям голову. За время теста Освальд проверил это на своей шкуре, так что нам пришлось даже сделать пару перерывов, когда он выходил проветриться. Что интересно, во время тестирования доктор был одет в полный комплект защитного снаряжения - и всё равно не смог противостоять галлюциногенному воздействию. Теория феромонов, таким образом, оказалась несостоятельной. А поскольку к этому моменту мы уже точно знали, что у меня нет способностей к психическому воздействию, ситуация стала весьма запутанной.
  
   - Так, - сказал доктор Освальд, в очередной раз вернувшись в комнату. - Давай-ка мы повнимательней изучим твоих фей.
  
   - Без проблем, - ответил я, подзывая к себе вившуюся неподалёку парочку.
  
   Когда они подлетели ближе, я вдруг понял, что одна из них сильно ослабла, - не пойму, откуда я получил это знание. Просто понял и всё. Я был уверен, что это та самая фея, которую я создал первой, еще дома. Когда они опустились на подставленную ладонь, 'старшая' фея внезапно исчезла с лёгким хлопком. Осталась только одна.
  
   - Ага. Твои 'творения' ограничены по времени. - пробормотал себе под нос Освальд. - Это нормально! Большинство таких 'сотворённых' вещей и существ развеиваются или исчезают через какое-то время. Хотя и не все.
  
   У меня оставалась ещё одна подопытная фея, и доктор Освальд решил просканировать её. Но когда мы поместили зелёную летунью в одно из странных футуристических устройств, она тоже исчезла с негромким хлопком. Я почувствовал укол вины, хотя даже не знал на самом деле, живые они или нет.
  
   - Ты не могла бы сейчас специально для меня создать ещё одну? - спросил доктор. Он умоляюще улыбнулся, и сразу стал похож на мальчишку, которому не терпится увидеть новый магический трюк.
  
   - Ну... Я попробую. - сказал я неуверенно. До сих пор феи появлялись случайно. Но раз это получилось случайно, то, может быть, выйдет и намеренно?
  
   Следующие несколько минут я пытался вспомнить, что делал в те моменты, когда появлялись новые феи. Но между этими случаями не было ничего общего. Разве что... каждый раз незадолго до возникновения нового крылатого питомца я начинал видеть эти странные световые линии. Я попытался увидеть их снова и - надо же! - они появились у перед глазами без особых усилий. А когда я взглянул на отца и доктора Освальда, обоих окружала сияющая аура.
  
   - Давайте посмотрим... - пробормотал я, мысленно потянувшись к одной из линий.
  
   И тут я внезапно ощутил пульсацию энергии. Как будто тёплый камушек упал в центр груди и волны побежали по всему телу. Я резко вздохнул от удивления - и поспешил отпустить напряжение. И тут же в воздухе передо мной возникли еще две феи. - Ну вот, - сказал я немного растерянно, - типа того...
  
   Я повторил свой эксперимент еще несколько раз, и в результате минуту спустя по комнате носилось с полдюжины фей. Теперь я видел, что их связывают со мной тоненькие светящиеся нити. Я ощутил, что каким-то образом могу чувствовать каждую фею и понимать, где она находятся, даже когда её не видно.
  
   Мы как раз собирались проверить, сколько фей я могу создать и поддерживать одновременно, когда на сцене появился еще один персонаж. Это была прелестная девушка с каштановыми волосами, примерно моего возраста. На ней был красно-золотой костюм в том же стиле, что у Круцибель и Доктора Шторма, и её голову венчала красная ведьмовская шляпа.
  
   - Знакомьтесь, Ведьмочка! - представил её Освальд.
  
   Я с любопытством воззрился на новоприбывшую. Её я тоже частенько видел по телику, и знал, что хотя она выглядит моей ровесницей, на самом деле ей намного больше лет. В команде 'Супер-Сиэтл' она была уже лет десять, и всё еще была точно такой же, как в самом начале.
  
   - Она любезно согласилась быть моим ассистентом во время следующей фазы тестирования. - продолжил Освальд с кошачьей улыбкой. - Мы будем определять твои магические способности!
  
   Всё это время Ведьмочка глядела на меня с таким же любопытством, как и я на неё. Когда доктор закончил представлять нас, она повернулась к нему и сказала: - Ты не говорил, что у нас гость из народа Сидов.
  
   - Чего?! - вырвалось у меня. Эта реплика заставила Ведьмочку удивиться еще больше. Она посмотрела на меня, потом молча воззрилась на Освальда.
  
   - Эээ... Гвен - мутант, и у неё только недавно произошла трансформация.
  
   Ведьмочка посмотрела на моего отца. Её взгляд стал недобрым и подозрительным. - И что, это повод держать её под присмотром агента СКМ?
  
   - Этот объект находится у меня под присмотром уже долгие годы. - холодно ответил отец. У меня аж глаза расширились от удивления. Это что... мой папа только что пошутил? Да ладно?! Нет, такое случалось и раньше, но в последнее время что-то совсем уж редко. Отец, наконец, снизошёл до объяснения: - Эта юная леди - моя дочь. - Ведьмочка от удивления даже открыла рот. И посмотрела на меня с новым выражением... что это было, сочувствие?
  
   - Как вы меня только что назвали? - переспросил я.
  
   - Сид. Ты - из народа Сидов. - ответила она, глядя на меня всё с тем же странным выражением. - Это одна из рас фейри... но их очень редко можно встретить. Я абсолютно уверена, что ты одна из фейри, и почти наверняка ты - Сид.
  
   - Фейри? - растерянно переспросил я. - Если не считать острых ушей, то из меня такой же фейри, как Капитан Америка. Я просто... мутант.
  
   Освальд задумчиво покачал головой а Ведьмочка фыркнула в ответ: - Сейчас я пользуюсь магическим видением. И тут не может быть никаких ошибок - ты абсолютно точно из народа фейри. - она говорила с непреклонной уверенностью.
  
   - Твоя физиология весьма необычна, - подтвердил доктор Освальд. - Скажем так: в тебе гораздо меньше человека, чем кажется.
  
   - ЧТО?!!
  
   Освальд задумчиво смотрел на меня, очевидно подбирая варианты ответов. - Тут дело такое... - он начал издалека, - У нас сейчас как раз по плану тестирование способностей к магии. И я думаю, мы сумеем разобраться с большинством вопросов.
  
   - Магия? - пробормотал я растерянно. Хотя всё, что происходило со мной в последние дни, было более, чем странно, версия магического объяснения как-то не приходила в голову. Да, я теперь выглядел как эльф, но объяснить это тем, что я и вправду эльф было бы как-то слишком по киношному.
  
   - Так. С этого момента твоё тестирование провожу я. - взяла дело в свои руки Ведьмочка. Повернувшись к отцу и доктору Освальду, она добавила: - Постарайтесь не вмешиваться и не отвлекать нас, пока мы не закончим.
  
   Она повела меня в другую комнату, оформление которой настойчиво говорило: здесь практикуют магию. Повсюду - на полу и на стенах были нарисованы различные типы кругов и загадочных символов, и всё это выглядело жуть как оккультно. Несколько полок были заполнены диковатыми предметами - от магических кристаллов до человеческих черепов.
  
   - Расскажи, что это у тебя за эскорт такой. - сказала Ведьмочка, махнув рукой в сторону стайки фей, увязавшихся следом.
  
   - Я... Я могу их создавать. - сказал я не без оттенка гордости. - Наверное, я манифестор!
  
   Ведьмочка немного поразглядывала фей, а потом сделала шаг вперёд и ткнула пальцем в ближайшую летунью. Я увидел, как вокруг феи возник водоворот светящихся нитей, а в следующий момент она схлопнулась и исчезла без следа.
  
   - Хобгоблины... - констатировала Ведьмочка с оттенком пренебрежения в голосе.
  
   - Вообще-то это, скорее, феи. - возразил я. В них не было ничего похожего на гоблинов. По крайней мере, на гоблинов, какими я себе их представлял.
  
   - Когда пользователь теряет контроль над своей магией, - моё замечание развеселило Ведьмочку. Объясняя мне расклад, она широко улыбалась, и эта улыбка делала её ужасно похожей на мою ровесницу. - Когда он не может правильно использовать магическую энергию, она иногда начинает жить своей жизнью. Такие побочные порождения магии называются 'хобгоблины'. Они могут принимать практически любую форму, и иногда ведут себя очень противно. Начинающие маги частенько создают хобгоблинов по случайности. Так что эти твои феи - явный признак способностей к магии.
  
   - Правда, что ли? - я был удивлён. В который уж раз.
  
   Феи разлетелись по комнате, устраиваясь на карнизах и полках. Ведьмочка продолжала изучать их. - Занятно, - сказала она. - Они все похожи как две капли воды и, судя по всему, слушаются тебя. Такой уровень контроля над хобгоблинами необычен, особенно для начинающего. Достойно!
  
   - То есть, я никакой не манифестор? - спросил я, не зная, что еще сказать.
  
   Она покачала головой и улыбнулась: - Неа. Это магия. Хобгоблины обычно считаются результатом ошибки мага или нежелательным побочным эффектом. - тут она снова стала серьезной и мигом повзрослела. - Теперь я хотела бы протестировать тебя обстоятельно. Но мне нужно твоё разрешение.
  
   - Ааа... окей. - согласился я, гадая, что же у нее в планах. Надеюсь, она не заставит меня снова раздеваться догола.
  
   Ведьмочка указала мне на один из кругов на полу и велела встать в центре. Я послушно исполнил указание и с удивлением увидел, как контуры круга наполняются ярким сиянием. Оторвав взгляд от пола, я снова увидел в воздухе сияющие линии. Ведьмочка коснулась одной из них, и было видно, что она очень хорошо понимает, что делает. Линия изогнулась в воздухе и потянулась к яркому контуру моего круга. Всё это выглядело так красочно и волшебно, что я почувствовал: дело и правда пахнет магией.
  
   - Интересно, интересно... - промурлыкала Ведьмочка. - Даже поразительно! м - Что? Что такое? - нервно спросил я. Я не был уверен, хочу ли на самом деле слышать ответ.
  
   - Согласно моим тестам, - ответила Ведьмочка, - Ты, несомненно, относишься к Сидам. Процентов на 95. Может быть, в тебе есть еще кровь других родов фэйри, но тут уже сложно определить.
  
   - Но как это вообще может быть? Ведь мои родители - оба! - обычные, нормальные люди!
  
   Наградив меня снисходительным взглядом, Ведьмочка объяснила: - Заклинание, которое я использовала, показывает, что ты унаследовала кровь Сидов. Это мог быть кто-то из твоих давних-давних предков. Похоже, что мутация пробудила спящий ген, и он заявил о себе в полную силу.
  
   Всё, что я мог, - это стоять с разинутым ртом и надеяться, что она ошиблась. Да, я может быть и выгляжу, как эльф, но какой из меня эльф, чёрт побери? Что за хрень? Ведьмочка продолжила какие-то магические манипуляции, но я был настолько поглощен своими мыслями, что не замечал ничего вокруг. Так что, когда она попросила меня выйти из круга, я даже не сразу сообразил, что всё уже закончилось.
  
   Ведьмочка еще некоторое время задумчиво разглядывала меня, а потом подвела резюме: - Все твои способности и их проявления, о которых ты мне рассказывала, - это следствие либо магического дара, либо твоей принадлежности к роду Сидов.
  
   - Что, и то, что я вызываю у людей галлюцинации? - скептически спросил я. И тут же заметил, что она, похоже, не проявляет никаких симптомов 'опьянения'.
  
   Она кивнула. - Из того, что я знаю о магических расах (а это не так уж и много), мне известно, что некоторые из них обладают 'гламором' - магической аурой, которая представляет собой естественный защитный механизм и по-разному воздействует на тех, кто вокруг. Иногда гламор притягивает людей к фейри, иногда делает более сговорчивыми, иногда заставляет бежать в ужасе или попросту не даёт людям замечать представителей магического народа. Похоже, что твой гламор работает по-особенному: искажает у людей восприятие реальности.
  
   - У них кружится голова и начинаются глюки. - подтвердил я с горечью.
  
   - К счастью, эффект не такой уж сильный, - добавила Ведьмочка, сочувственно глядя на меня. - Нужно доольно много времени, чтобы эффект накопился и воздействие стало сильным. Если бы твой гламор действовал сразу...
  
   - Да уж. - я поёжился, представив, что было бы, если б мои 'чары' начинали действовать сразу, как только я подхожу к человеку. Сейчас я хотя бы мог немного поговорить с людьми, пока их не начинало колбасить. Это, конечно, уже было неплохо, но тоже не давало поводов для восторга. Вся эта мутотень с галлюцинациями была очень уж... раздражающей.
  
   - Ты знаешь, - продолжила Ведьмочка с оттенком самодовольства в голосе. - У меня довольно легко получается защититься от твоего гламора. А значит, скорее всего, ты тоже научишься контролировать его. Пока, правда, не знаю, как.
  
   Это уже было большим облегчением. Я надеялся, что теперь мы вплотную займемся решением моей проблемы, но Ведьмочка больше не стала тратить время на разборки с этим 'гламором' и вместо этого провела серию новых тестов, смысл которых от меня ускользал. Она показала мне дюжину камней, на каждом из которых был нарисован особый символ, а потом попросила указать, какой из них светится. Затем я должен был указывать ей на светящиеся полосы в воздухе - она называла их силовыми линиями. Устроив мне еще с полдюжины проверок, она, наконец, успокоилась.
  
   Хотя нет.
  
   - Я попрошу тебя сделать еще одну вещь. - с этими словами Ведьмочка вручила металлическую сферу со странными символами, выгравированными на гадкой поверхности. Я хочу, чтобы ты зацепила самую мощную силовую линию, какую увидишь, и перевела её энергию в этот шар. Этот артефакт накапливает энергию, и покажет, сколько магии ты можешь 'зачерпнуть'.
  
   Она дала мне еще несколько инструкций, а затем я попытался исполнить задание. Вообще-то я сомневался в успехе, потому что все мои предыдущие манипуляции с силовыми линиями заканчивались только появлением новых фей. Ведьмочка объяснила, что раньше я вообще не имел представления о контроле магической энергии, а теперь знаю, что делаю, и к тому же сфера поможет мне. Что ж. Я потянулся к одной из линий и вновь почувствовал тёплую пульсацию сырой энергии при контакте. Никаких новых фей не появилось. Похоже, шар забирал всю энергию и абсорбировал её, заряжаясь, как батарейка. Наконец я понял, что больше не могу удерживать силовую линию и отпустил её.
  
   - Вот это поток! - прокомментировал я. Почему-то я чувствовал радостное возбуждение.
  
   - Спасибо! - сказала Ведьмочка, принимая из моих рук сферу. Она выглядела довольной. - Ты собрала почти столько же энергии, сколько я потратила на проведение этих тестов. Неплохо! Ну, думаю, на этом закончим.
  
   Затем она перевела меня в еще одну смежную комнату, которая, судя по удобным диванчикам и столикам, служила для отдыха. Здесь была даже небольшая кухня и солидный холодильник в углу. На одном из столов стояла полупустая упаковка с блинчиками и дымящаяся чашка кофе, а рядом сидел мой отец, печатая что-то одной рукой в своём рабочем ноутбуке. В другой руке он держал блинчик с джемом.
  
   Заметив нас, он положил блинчик на блюдце и закрыл крышку ноутбука. - Вы закончили? - я не понял, к кому он обращается, к Ведьмочке или ко мне.
  
   - Мы завершили магическое тестирование. - ответила Ведьмочка, наградив отца холодным взглядом. - Никаких сомнений, у неё есть магические способности. Но прежде, чем мы сможем подвести итоги, мне надо обсудить кое-что с Освальдом.
  
   Когда Ведьмочка вышла, отец посмотрел на меня странным взглядом и сказал: - Итак, ты обладаешь магией. И ты - Сида.
  
   Его тон и выражение лица, как обычно, были нечитаемы.
  
   Я смущенно кивнул, а потом, чтобы смазать неловкость, начал рассказывать отцу о тестах, которые устраивала Ведьмочка. Я даже повторил, что она рассказывала о возможных далёких предках-сидах, которые обеспечили ДНК для моего нового 'лука'. Отец слушал молча и только хмурился.
  
   Скоро вернулись Ведьмочка и доктор Освальд. Они принесли с собой здоровенный планшет. У Ведьмочки на лице было профессионально-серьезное выражение, которое плохо вязалось с её юным обликом. Освальд, по-прежнему одетый в гавайскую рубаху, широко улыбался, как будто вся его жизнь - сплошные каникулы.
  
   - Я полагаю, тебе не терпится посмотреть на свой рейтинг силы? - прямо с порога начал жизнерадостный Освальд. - Ну так вот, ты волшебник, уровень четыре.
  
   Я кивнул. Ведьмочка во время тестов уже сказала, что у меня есть неплохие способности волшебника, причём серьезнее, чем это обычно бывает у новичков. Хотя уровень четыре... неплохо! Я ожидал, что будет меньше. Рейтинги силы мутантских способностей рассчитываются от одного до семи, и семь - максимум. Мой четвёртый уровень - это впечатляюще, но не сказать, чтобы уж слишком.
  
   - Четвёртый уровень - это достаточно серьезная сила, и тебе точно понадобятся тренировки, чтобы контролировать свою магию. - добавила Ведьмочка с тем же официальным выражением лица. - В противном случае... неконтролируемая магия может быть ЧРЕЗВЫЧАЙНО опасна для тебя и для людей вокруг. - тут она пристально посмотрела на отца, словно не рассчитывая, что я сумею воспринять её слова всерьёз: - А кроме того, - и это тоже очень важно - ваша дочь может стать мишенью для нечистоплотных магов, которые захотят воспользоваться её магической энергией.
  
   Я застонал. Неожиданно обретённая возможность пользоваться магией не очень-то перевешивала опасности и риски, которые прилагались к ней. В отличие от большинства способностей мутантов, магия - это не то, что ты можешь просто взять и начать делать. Полагаю, мой рейтинг 'волшебника' означал только возможный потенциал, и, чтобы хоть как-то соответствовать ему, мне предстояло еще много долгих упорных тренировок с необязательным результатом.
  
   - Теперь о том, как жить с тем, что ты теперь - Сид, - продолжила Ведьмочка. - Основываясь на имеющейся у меня информации, Сиды очень чувствительны к синтетическим тканям и краскам, что может сильно ограничивать тебя в выборе одежды.
  
   - Это мы уже выяснили... - пробормотал я, вспомнив жуткую сыпь, которую заработал, пытаясь надеть мамин лифчик. Слава богу, она быстро прошла.
  
   - А еще для всех рас фейри в целом свойственна плохая реакция на холодное железо. - добавила Ведьмочка. - Во-первых, оно разрушает их магию, а во-вторых даже обычный физический контакт с железом может быть болезненным.
  
   - Вот дерьмо... - прошептал я, делая мысленную зарубку: нельзя прикасаться ни к чему, созданному из железа. Было неприятно осознавать, что это может стать серьезной проблемой, учитывая, как много вещей из железа в нашей повседневной жизни. Надо будет всегда таскать с собой пару перчаток. - Железо, одежда, галлюцинации у каждого, с кем я пробуду дольше пяти минут... Есть вообще хоть что-то хорошее в том, чтобы быть Сидом?
  
   Вместо ответа Ведьмочка подарила мне долгий странный взгляд. Наконец, поняв, что имеет дело с невежей, продолжила: - Продолжительность жизни Сидов исчисляется не годами, а столетиями. Если исключить болезни, несчастные случаи и что там еще может произойти..., ты можешь рассчитывать на ОЧЕНЬ долгую жизнь.
  
   Я уже приготовился рассмеяться, понимая, что всё это может быть только шуткой. Но ведьмочка выглядела убийственно серьёзной. Выражение её лица сейчас не сильно отличалось от отцовского. На фоне этой мрачной пары доктор Освальд был похож на небольшое солнце. Он излучал доброжелательность и просто сиял от удовольствия.
  
   - Ну а теперь, когда мы покончили с базовыми тестами, - сказал доктор, поворачиваясь к отцу, - Я думаю, вам нужно озаботиться получением КИМ. 'Карты идентификации мутанта' - пояснил он мне, хотя я не нуждался в пояснении.
  
   - Об этом я позабочусь сам. - ответил отец.
  
   Наконец-то пришёл черёд загадочного металлического кейса, который он принёс с собой. Когда он положил его на стол и открыл, перед нами предстал какой-то хитрый высокотехнологичный девайс. Не говоря лишних слов, с помощью короткого толстого кабеля отец подключил к этому девайсу свой ноутбук и начал печатать. Взглянув на экран, я с удивлением обнаружил, что он заполняет форму для создания КИМ.
  
   - Так. Вы сказали, что она 'Волшебник 4'? - отец по очереди посмотрел на Освальда и Ведьмочку. Они подтвердили кивками. Он продолжил: - Есть еще какие-то способности, заслуживающие рейтинга?
  
   - Ммм... - она продемонстрировала определённую ментальную чувствительность. - отозвался доктор. Но это не потянет даже на 'Менталист 1'. Скорее я назвал бы это просто очень хорошей интуицией.
  
   - Женская интуиция лучше мужской. - вставила свои пять центов Ведьмочка. Интересно, к чему это она?
  
   - Отец еще немного постучал по клавишам, а потом повернулся ко мне и спросил: - Гвен, ты уже выбрала кодовое имя, которое будешь носить?
  
   - Вообще-то нет... - растерянно ответил я, понимая, что об этом стоило подумать. Ведь это обязательная традиция для всех мутантов. Очень часто мутанты вообще пользуются только кодовыми именами, оставляя настоящее для близких друзей и родственников. И на идентификационной карточке обычно пишут ник.
  
   - Как насчёт 'Кислотный трип'? - вмешался доктор Освальд, сразу выдав себя с головой. - У тебя ведь довольно интересная способность, особенно если ты сфокусируешься на её развитии...
  
   - Не очень-то хорошие коннотации! - Ведьмочка смерила его холодным взглядом. - А что, если 'Гламур'?
  
   Я аж фыркнул от возмущения: - Это что, все будут думать, что я собираюсь быть супермоделью или телезвездой?
  
   Ведьмочка пожала плечами: - А что. Данные есть.
  
   Отец спокойно произнёс: - Абсент. - оценив мой непонимающий взгляд, он пояснил: - Абсент - это крепкий алкогольный напиток с репутацией галлюциногена. В качестве его символа часто изображают зелёную фею. - он махнул рукой в сторону одной из моих крылатых спутниц. Она как раз наблюдала за ним, усевшись на откинутую крышку чемоданчика.
  
   Я задумался. В принципе, мне нравилось. С одной стороны, звучало довольно круто, с другой стороны - действительно неплохо подходило к моим способностям. Я кивнул: - Хорошо. Пусть будет Абсент.
  
   Отец еще постучал по клавишам, затем что-то зашумело внутри машинки из кейса. Через минуту мой персональный агент СКМ вынул из недр устройства и вручил мне тёплую ламинированную карточку размером с водительскую лицензию. Это была моя официальная карточка КИМ.
  
   Взглянув на карточку, я с удивлением обнаружил, что она содержит не так уж много информации. То есть, вообще. Там было моё кодовое имя - Абсент, моя специализация и рейтинг - Волшебник 4, но во всех остальных разделах, которые должны были содержать информацию обо мне, стояла интригующая надпись 'засекречено'. В графе моих слабостей вместо надписи 'железо' тоже стояло 'засекречено'.
  
   А в графе 'организация' было - ого! - написано 'СКМ'. Я внимательнее пригляделся к своему удостоверению, и с удивлением обнаружил, что это не КИМ, а КИМВ. То есть версия удостоверения личности мутанта, которая обычно выдаётся только тем, кто состоит на военной службе или сотрудничает с вооруженными силами.
  
   - Хотя это и редко применяется, - прокомментировал отец, - Но регламент позволяет СКМ выдавать КИМВ мутантам, которые работают на нас.
  
   - Мутант, у которого в графе 'работодатель' написано СКМ... - заметила Ведьмочка, - Это нечто!
  
   - Однако, с таким документом гораздо проще проходить контроль СКМ в аэропортах и вокзалах! - заметил Освальд. Он с любопытством посмотрел на отца, и собрался добавить какую-то шутку, но тут его глаза расширились от удивления: - Стоп! - сказал он, - Так вы устроили тестирование у нас, чтобы нигде в базах СКМ не было точных данных? И этот ваш КИМВ - из него же тоже нельзя получить всю информацию!
  
   - Так вы не доверяете собственным людям! - в устах Ведьмочки это звучало как обвинение.
  
   - Если дело касается безопасности моей дочери, то нет. - холодно ответил отец. Мгновение спустя совершилось очередное поразительное событие: он обернулся ко мне, посылая лёгкую одобряющую улыбку.
  
   - У нас существуют правила и ограничения, - продолжал он, - Для предотвращения злоупотреблений служебным положением. Однако я думаю, вы в курсе, что в наших рядах есть те, кто хотели бы пересмотреть их. К сожалению, среди этих людей могут найтись желающие нанести Гвен вред просто за то, что она - такая, какая есть.
  
   Ведьмочка и доктор Освальд во все глаза смотрели на отца. Только что произошло нечто невероятное - он признал, что СКМ - не идеальная организация, в которой есть место коррупции и злоупотреблениям. Я тоже был удивлён, и в первую очередь потому, что только что отец пошёл против правил - ради меня. Я вообще представить себе не мог, что он способен пойти против правил!
  
   - А ваши боссы разве не будут задавать вам вопросы? - поинтересовался Освальд.
  
   - Вполне возможно. - ответил отец. Было непохоже, что это хоть как-то беспокоит его. - Но на самом деле я не сделал ничего нелегального или нарушающего принципы организации. Тесты Гвен были проведены в лаборатории, имеющий официальный статус, а особенности КИМВ позволяют закрыть свободный доступ к информации, если это необходимо.
  
   Некоторое время я просто пялился на отца, пытаясь переварить новую информацию. Забавно - даже встав на путь бунтаря, он бунтует в строгом соответствии с правилами. Но я даже не представлял, что он может быть таким пронырливым. Всё-таки мой старик реально заслуживает уважения!
  
   - Теперь перейдём к следующей теме. - сказал отец, отключая ноутбук и закрывая кейс с машинкой для документов. Он посмотрел на Ведьмочку и перешёл в атаку: - Вы говорили, что Гвен нуждается в обучении, чтобы контролировать свою магию. Где она может пройти это обучение?
  
   - Нну... На Востоке есть специальная школа. - осторожно начала Ведьмочка. - У них крутая магическая программа.
  
   - Хогвартс существует?! - спросил я.
  
   - Немного не та страна. - прокомментировал с улыбкой Освальд.
  
   - Если вы говорите о той школе, про которую я думаю, - сказал отец с хитрой улыбкой, - То я, пожалуй, кое-что знаю о ней. - игнорируя удивлённый взгляд Ведьмочки, он продолжил: - Я провёл какое-то время в их кампусе - брал интервью у студентов для оформления КИМ. - затем отец посмотрел на меня и сказал: - Вообще-то я рассчитывал на что-то поближе и побыстрее. Если магия Гвен действительно настолько опасна, как вы думаете, то чем скорее она начнёт учиться контролировать свои способности и этот... гламор, тем лучше для всех нас.
  
   - Согласна. - задумчиво ответила Ведьмочка. - Что ж, я могу объяснить ей принципы, но у меня слишком мало свободного времени, и к тому же моя сфера магии не очень-то совпадает с её способностями.
  
   - Не совпадает? - удивился я.
  
   Ведьмочка кивнула. - Чтобы было понятнее, - сказала она, - Представь себе, что магия - это мощный источник света, который распадается на множество спектров. Некоторые адепты магии имеют склонность к одним цветам, а некоторые - совсем к другим. В моём направлении используют для контроля артефакты и строгие ритуалы. У тебя предрасположенность к другому типу магии, и тебе понадобятся совсем другие методы. - некоторое время она молча стояла с выражением глубокой задумчивости на лице, а потом воскликнула: - А ведь я знаю кое-кого подходящего!
  
   - Этот 'кое-кто' сможет научить Гвен контролю над магией? - уточнил отец.
  
   - Без сомнения. Уж она-то сможет. - ответила Ведьмочка. - Но я не могу дать гарантию, что она согласится. Но я всё равно свяжусь с ней сегодня, чтобы назначить встречу. - затем она посмотрела на отца с почти зловещей улыбкой и добавила: - И вы должны это знать. Она ОЧЕНЬ не любит СКМ.
  
  
  
   --------------------
  
   На улице было холодно и влажно, но мама всё равно опустила передние стёкла, утверждая, что свежий воздух в машине помогает ей бороться с эффектами моего 'гламора'. Похоже, она не до конца уловила мысль, что наведённые мною галлюцинации - на самом деле эффект магии, и подсознательно продолжала думать, что это передаётся воздушно-капельным путём. Что ж, я не мог винить её за это, я ведь и сам раньше особо не верил в существование магии, хотя последние дни изрядно поколебали мою картину мира.
  
   Прошло уже два дня с тех пор, как я прошёл тест в офисе 'Супер-Сиэтл', а я всё еще пытался уложить у себя в голове новую информацию. Ведь одно дело - быть мутантом со странной формой ГСД, а совсем другое - внезапно превратиться в кого-то из фейри. Когда я шутил на тему того, что мутация превратила меня в эльфа, я и подумать не мог, что это никакая не шутка!
  
   По предположению Ведьмочки и доктора Освальда моя мутация пробудила дремавший ген кого-то из давным-давно забытых сидских предков и сделала его доминантным. Я-то думал, что быть мутантом - уже достаточно странно, а теперь я, оказывается, и вовсе перестал быть человеческим существом. Это было настолько дико, что даже и не воспринималось мозгом. Я всё равно продолжал считать себя человеком. И парнем, если уж на то пошло.
  
   - А всё-таки придётся привыкать... - пробормотал я себе под нос. Мне в голову пришла одна из любимых поговорок Дуга: 'Адаптируйся или умри'. Интересно, что бы он сказал по поводу всего этого? Вряд ли я это когда-нибудь узнаю - возвращаться в секцию самообороны не входит в мои планы. Это было бы... жёстко.
  
   Я уставился в окно, наблюдая, как медленно приближается гора Ренье. Мы с мамой ехали на ту самую встречу, которую при посредничестве Ведьмочки назначили два дня назад. С той самой загадочной женщиной, которая должна была стать моим наставником в магии, ну или по крайней мере научить меня, как избежать больших магических проблем. Вообще-то, лучше было бы, если бы меня повёз отец, но Ведьмочка несколько раз повторила, что ему не стоит рассчитывать там на тёплый приём. Поэтому мы решили, что за рулём будет мама - чтобы не создавать лишних проблем.
  
   Поездка заняла больше времени, чем мы планировали - нам много раз пришлось останавливаться по пути, чтобы мама могла 'размять ноги'. Ну а заодно очистить голову от эффекта гламора. Я старался не принимать это на свой счёт, но всё-таки от того, что самый близкий человек поневоле старается держаться подальше от меня, было немного больно. Почему изо всех возможных способностей я приобрёл именно ту, которая заставляет людей держать со мной дистанцию?
  
   - Ты можешь контролировать эти создания? - спросила мама, когда троица моих фей устроила игру в салки по всей машине. Я дал им мысленную команду, и они уселись на подголовник переднего сиденья и стали наблюдать за пейзажами за окном. - Большое спасибо.
  
   С грехом пополам мы добрались-таки до цели путешествия - это была маленькая ферма, спрятанная на опушке леса. Сперва я подумал, что Ведьмочка дала нам неправильные координаты или мы где-то свернули не туда. Но затем я сместил своё восприятие (я уже начал привыкать к этому), чтобы видеть силовые линии и ауры - и ахнул от удивления. Мощные силовые линии окружали всю территорию фермы по периметру, будто электрический забор, а остальные потоки тянулись к домику на опушке, словно спицы гигантского колеса. Место было то самое, без сомнения. Я даже ощутил легкую пульсацию в груди, когда мы миновали границу участка.
  
   Когда мы с мамой вышли из машины, я заметил старую женщину, которая вышла из дома, чтобы встретить нас. То есть, это я вначале решил, что она старая, но когда мы приблизились, я уже не был так уверен. Она была одета в длинное старомодное платье, а белые волосы были убраны в замысловатую причёску, какие носили в прошлом веке, но кожа её лица была гладкой, и вблизи она выглядела лет на тридцать с небольшим
  
   - Гвендолин Адель Виллан! - беловолосая женщина шокировала меня, неожиданно поприветствовав полным именем. А ведь я не называл его в офисе 'Супер-Сиэтла'. Я вообще его нигде не называл. Да что там, я и сам не сразу сообразил, что обращаются ко мне. Откуда же тогда моё имя знает она? Вот чертовщина! Пока я растерянно соображал, женщина добавила с чопорной интонацией: - Добро пожаловать в моё жилище. Входите с миром, и будете приняты с миром.
  
   - Эээ... Спасибо - мой ответ прозвучал несколько нервно.
  
   - Можете называть меня миссис Лориант. - представилась женщина.
  
   - Меня зовут Джойс. - вступила мама. Как и я, она выглядела немного нервно.
  
   - Приятно с вами познакомиться, - торжественно произнесла миссис Лориант, прежде чем снова перевести внимание на меня. Внимательно осмотрев меня, она кивнула и сказала: - Пожалуйста, следуйте за мной.
  
   Мы двинулись к двери дома, но по дороге движение застопорилось - массивное дерево, росшее посреди двора, настолько привлекло моё внимание, что я поневоле сбился с шага. Оно так сильно влекло меня, что я уже на автомате переключился в режим магического видения и понял, что магические линии от охранного контура тянутся на самом деле не к дому, а к этому вот дереву, а само оно просто переполнено магией.
  
   - Не приближайтесь к дереву. - хмуро прокомментировала миссис Лориант, проследившая направление моего взгляда.
  
   Я пристально разглядывал дерево. Не знаю, почему, но в мою голову внезапно закралась мысль о том, что неплохо было бы взобраться на его вершину. Я городской мальчишка, эээ... девчонка, и мне не так уж часто доводилось залезать на деревья, но когда тебе говорят даже не думать о чём-то, это внезапно становится таким привлекательным...
  
   Мама посмотрела на меня и вздохнула. - Миссис Лориант, - осторожно начала она, - Я уверена, что у вас есть веские причины для запрета, но не могли бы всё же объяснить, почему?
  
   Миссис Лориант смерила маму холодным взглядом, прямо-таки демонстрирующим, что она с трудом переносит её присутствие. Затем всё-таки ответила: - Это дерево... чтобы вам было понятнее, назовём его магической батареей. Я использую его для того, чтобы аккумулировать энергию и применять её по мере необходимости. Разумеется, такое ценное хранилище энергии защищено многочисленными охранными заклятиями. Если рискнуть и подойти к нему слишком близко... это может быть весьма болезненно.
  
   - Ооо... - уважительно выдавил я, когда мама посмотрела на меня с выражением: 'Вот видишь, я же говорила?'
  
   - Я уже давно выяснила, - мама решила прояснить расклад для миссис Лориант, - Что когда говоришь Гвен не делать что-либо, аргументация 'потому что я так сказал' не работает. Вернее, вызывает противоположный эффект. Если вы хотите, чтобы она сделала так, как надо, необходимо логичное объяснение.
  
   Теперь беловолосая женщина подарила хмурый взгляд уже мне. Но, помолчав некоторое время, всё же ответила: - Понимаю. Спасибо за предупреждение.
  
   Дальше она сделала приглашающий жест в сторону дома и пошла, не оглядываясь. Внутри она приготовила нам три чашки чая. Мы уселись за стол, и начался привычный уже разговор о том, как проявляется моя магия и как я пытаюсь справиться с этим. Впрочем, миссис Лориант не слишком долго мучила меня расспросами. Быстро удовлетворив любопытство, она замолчала, и просто долго смотрела на меня, облокотив руки на стол и подперев подбородок ладонью.
  
   - Минуло... довольно много лет с тех пор, как я последний раз видела Сида. - сказала она после паузы.
  
   - Я почти ничего не знаю про Сидов. - смущенно прокомментировал я. - И про магию тоже. Для меня это что-то совсем чужое.
  
   - Невежество поправимо. - мягко и в то же время как-то величественно ответила хозяйка дома. - Гвендолин и мне потребуется некоторое время для общения с глазу на глаз. - сказала миссис Лориант с холодной вежливостью. - Вы можете подождать здесь в гостиной, пока мы будем работать. Вода для чая стоит на плите, в шкафу есть свежие булочки, а если вам понадобится отвлечься, на книжной полке есть неплохой выбор современных книг.
  
   - Мм... Хорошо. - мама по-прежнему выглядела немного неуверенно.
  
   Миссис Лориант повела меня за собой. Мы вышли через заднюю дверь и направились в сарай. Я пишу 'сарай', потому что не очень хорошо разбираюсь в деревенских зданиях. Но когда мы оказались внутри, я был сильно удивлён. Название 'сарай' подходило этой постройке весьма условно. Всё помещение было очень уютным, чистым, и даже деревянные полы были отполированы до блеска - чего, кстати, не было в гостиной, где осталась мама.
  
   - Вау! - я не нашёлся, что ещё сказать.
  
   Треть помещения была заставлена книжными шкафами, на полках которых стояли не только книги, но также бутылки, фиалы и какие-то странного вида артефакты. Другую треть занимали большой стол и камин, перед которым стояло удобное большое кресло. Оставшаяся треть была пуста.
  
   - Я практикую магию природы или же древесную магию. - начала миссис Лориант, жестом приглашая меня сесть на стул у большого стола. - Сестра сказала, что у вас есть предрасположенность к магии фейри или магии природы, а значит именно я лучше других сумею помочь вам научиться контролировать свою силу.
  
   - Сестра? - я не понял, о ком она говорит.
  
   - Вы называете её Ведьмочка. - ответила миссис Лориант с легкой улыбкой. Я удивился. Но я удивился ещё сильнее, услышав продолжение фразы: - Она моя сестра. Старшая.
  
   - Старшая?!
  
   - Мне рассказывали, что у вас необычные хобгоблины, - хозяйка дома предпочла сменить тему. - Пожалуйста, продемонстрируйте их для меня!
  
   - Я кивнул и послал импульс трём оставшимся у меня феям, чтобы они подлетели поближе. Но к моему удивлению, из этого ничего не вышло. Я только сейчас осознал, что они не последовали за нами в 'сарай'. Сфокусировавшись на них, я понял, что феи просто не могут влететь внутрь и кружатся у проёма двери, как будто их не пускает невидимая стена.
  
   Что ж, раз я не мог призвать сюда своих фей-хобгоблинов, значит создадим новую! Теперь, после стольких попыток, это было для меня уже несложно. Момент - и новая фея возникает в воздухе передо мною.
  
   Некоторое время они с миссис Лориант изучали друг друга. Затем беловолосая женщина сказала: - Очаровательно! ! - в этот момент в выражении её лица было что-то такое, что напомнило мне Ведьмочку. Хотя по-прежнему трудно было поверить, что они - сёстры.
  
   - Я уже начинаю привыкать к присутствию этих 'подружек', - я махнул рукой в сторону феи. - Они что-то вроде домашних питомцев.
  
   - Или фамильяров. - добавила миссис Лориант. - Для большинства магов хобгоблины - досадный побочный эффект и напрасная трата магической энергии. Но ты каким-то образом управляешь ими - это больше похоже на связь мага и его фамильяра. Может, тебе стоит попробовать использовать их в этом качестве... - она снова принялась задумчиво разглядывать новую фею, а затем добавила: - Но об этом в другой раз. Сейчас нам следует начать с основ, чётко определить твои недостатки и сильные стороны, чтобы я ясно представляла, с чем предстоит работать.
  
   Дальше меня ждала серия тестов, которые были очень похожи на тесты в офисе 'Супер-Сиэтла', но миссис Лориант проводила их как-то иначе и интересовалась совсем другими показателями. Наконец, спустя почти полтора часа она решила, что с меня хватит и объявила отдых.
  
   - На сегодня достаточно. - решила она. Задумчиво оглядев меня с головы до ног, она повернулась и пошла к выходу, поманив меня за собой: - Следуй за мной, Гвендолин. Мне необходимо поговорить с твоей матерью.
  
   Мы вернулись в дом, и нашли там маму с чашкой чая в одной руке, книгой в другой руке и с выражением жесточайшей скуки на лице. Увидев нас, она улыбнулась с облегчением.
  
   - Я полагаю, что мне по силам обучить Гвендолин основам контроля. - заявила миссис Лориант своим фирменным чопорным тоном. - Таким образом мы заложим основы для её дальнейшего развития как мага. Однако для достижения истинного мастерства ей потребуется серьезный курс обучения, а также недюжинные усилия с её стороны.
  
   - Но... она будет в безопасности? - похоже, вопросы просто теснились в её голове, и она решила задать первый попавшийся.
  
   Прежде, чем ответить, миссис Лориант смерила её очередным высокомерным взглядом: - Я научу её избегать случайных выплесков энергии. Также я полагаю, что мы сумеем обуздать эффект её гламора.
  
   - Круто! - я не смог сдержаться. Наконец-то хорошие новости!
  
   - О, это было бы большое облегчение! - добавила мама.
  
   - Однако, - оборвала нас миссис Лориант, - Мне потребуется забрать её у вас на три дня. Начиная с этого момента.
  
   - Что? - произнесли мы с мамой хором.
  
   Нахмурившись, Миссис Лориант нехотя пояснила: - Мне потребуется три дня наедине с Гвендолин. Мы будем закладывать основы магического контроля, и ничего не должно отвлекать нас. Оставьте её здесь и возвращайтесь через три дня.
  
   Мы с мамой удивлённо переглянулись. Никто не планировал, что моя поездка превратится в долгосрочную отлучку. Вообще-то мы думали, что уже через час-другой отправимся в обратный путь, а я просто получу что-то типа тренировочного плана или домашнего задания.
  
   - Со мной всё будет хорошо! - сказал я маме, понимая, что этот шанс нельзя упускать, даже несмотря на несколько неожиданные условия. - Я чувствую, что мне это необходимо.
  
   Мама позволила поуговаривать себя еще несколько минут, а потом мы обнялись и она пошла к машине. Я стоял в дверях, испытывая странную смесь эмоций, когда завёлся двигатель и мамина машина скрылась за деревьями. Я остался наедине с совершенно чужим мне человеком.
  
   - Вернёмся в мою мастерскую. - на плечо мне легла холодная рука миссис Лориант. - Пришла пора начать обучение.
  
  
  
   ______________________________________
  
   Мы сидели в мастерской миссис Лориант. Под моей задницей был неудобный твёрдый стул, а мои глаза были плотно закрыты. Я пытался сконцентрироваться на задаче: полностью сосредоточить свою волю и внимание, наблюдая силовые линии и узлы энергии, а затем постепенно расширять сферу своего контроля. Наставница сидела неподалёку в удобном глубоком кресле, наблюдая за моими усилиями и периодически давая дополнительные инструкции и советы.
  
   Вчера начался наш краткий, но весьма интенсивный курс погружения в магический мир. С момента маминого отъезда не прошло и нескольких минут, а миссис Лориант уже начала загружать меня информацией, перемежая её практическими занятиями - и это длилось до позднего вечера, с небольшими перерывами на ужин и чай. К тому моменту, когда я, наконец, добрался до кровати, я был вымотан на 146 процентов и моя голова, казалось, готова была взорваться. Утром всё продолжилось в том же неумолимом темпе.
  
   В животе у меня урчало - я ведь даже позавтракать не успел. Но я старался не замечать этого и полностью сосредоточиться на уроке. Миссис Лориант придерживалась кощунственного мнения, что не следует приступать к завтраку, пока не нагуляешь хороший аппетит, так что всё, что мне оставалось - отсекать все мысли о еде на стадии зарождения. К тому же то, чем я сейчас занимался, было интересно, а главное - очень важно для моего будущего.
  
   В основном моя наставница всё это время объясняла, как работает магия и как манипулировать ею на базовом уровне. Она показывала, как вытягивать энергию из силовых линий, удерживать её и даже создавать простенькие прикладные плетения вроде магической сигнализации, предупреждающей о присутствии других людей с магическим даром. Сегодня утром мы, наконец, перешли к работе с моим гламором.
  
   Благодаря урокам миссис Лориант, я уже научился ощущать его, как энергию, которая выходит из моего тела и циркулирует вокруг, вплетаясь в ауру. Теперь я даже мог чувствовать, насколько далеко он распространяется, и кто из находящихся рядом людей успел попасть под воздействие. Прямо сейчас я работал над тем, чтобы научиться отключать его, как-то остановить эти выбросы энергии. Надо сказать, что успехи мои были весьма скромными. Мне удавалось блокировать гламор минут на пятнадцать, но затем я терял контроль и энергия вырывалась наружу. Это было всё равно как пытаться дышать, не выделяя углекислый газ.
  
   - Возможно, сработают щиты... - задумчиво сказала миссис Лориант, наблюдавшая за моими мучениями. - Если ты сумеешь создать щит, направленный внутрь, а не наружу, чтобы оградить от твоих энергий окружающих, - она задумчиво побарабанила пальцами по ручке кресла, прежде чем прийти к заключению: - Да, это возможно. Но сперва придётся немного подготовиться.
  
   В этот момент большая серая белка проскакала по полу мастерской и вскочила на стол перед миссис Лориант, свернув с него массивную чернильницу. Хозяйка мастерской не обратила никакого внимания на проделки белки, - ничего удивительного, ведь это был её собственный фамильяр. Она говорила мне, что с какого-то древнего языка его имя переводится как 'Охотник за Большой Едой'. Нетрудно было в это поверить, Охотник и в самом деле в основном проводил время, шастая вокруг дома в поисках, чем поживиться. Не говоря ни слова, наставница протянула Охотнику орех, который он тут же схватил своими цепкими лапками.
  
   - Интересно, - продолжила миссис Лориант, попеременно разглядывая то Охотника, то моих фей, весело кружившихся под потолком мастерской. В процессе утренних экспериментов с энергией я случайно успел создать целую стайку. Кстати, я заметил, что несмотря на то, что феи были довольно хрупкими и сами по себе развеивались через сутки или чуть более, в целом они стали более устойчивыми, - Да, интересно. Эти твои хобгоблины... возможно, они тоже нам пригодятся.
  
   - Что вы имеете в виду?
  
   Она продолжала разглядывать моих фей с каким-то новым выражением на лице. Если раньше это было что-то среднее между раздражением и пренебрежением, то теперь этот спектр эмоций обогатился задумчивостью. До сих пор миссис Лориант хоть и отмечала, что мои хобгоблины необычайно послушны мне, но в целом всё равно считала их ошибкой и нежелательным побочным эффектом магической практики. А мне они нравились. С ними было как-то... весело и безалаберно.
  
   Наконец, миссис Лориант решила поделиться своими соображениями: - Твои хобгоблины, конечно, не имеют ничего общего с настоящими фамильярами, - она неодобрительно покачала головой, - но связи, которые существуют между вами, немного похожи на обычную связь мага и его животного-спутника. Не исключено, что мы сумеем использовать это в той или иной степени.
  
   Вчера наставница немного рассказала мне о фамильярах и о том, на что они способны - сразу после того, как представила меня Охотнику. По её словам, фамильяр - это особое животное, которое магическим образом привязано к своему хозяину и есть много способов использовать его, чтобы творить магию. Не уверен, что я полностью воспринял всё, что она мне рассказала, но с её слов я понял, что это что-то типа магического ассистента.
  
   - Наблюдай. - сказала мне миссис Лориант не терпящим возражений тоном.
  
   Я поспешил переключиться на магическое видение - тот самый особый взгляд, который позволял мне видеть силовые линии, ауры и вообще магическую энергию в целом. Затем я осторожно перевёл глаза на Охотника и заметил сияющие линии, которые связывали его и миссис Лориант, похожие на те, что тянулись от меня к моим феям. Конечно, они сильно отличались, связующие линии между наставницей и её фамильяром были гораздо мощнее и ярче, и к тому же энергия двигалась по ним в обоих направлениях.
  
   - Сейчас я собираюсь передать немного Эссенции Охотнику с тем, чтобы он сохранил её для меня. - начала объяснять миссис Лориант. - Благодаря этому, Охотник сможет поддерживать меня при создании некоторых заклятий и даже применять некоторые из них - простенькие - сам. Я уверена, что его возможности намного превышают всё то, на что когда-либо будут способны твои хобгоблины. Однако между ними и тобой существует связь, и принцип действия у неё тот же.
  
   Я внимательно наблюдал за тем, как наставница посылает магическую энергию Охотнику, используя сияющую нить, которая связывала их словно электрический кабель. Постепенно белка начинала сиять всё ярче и ярче - словно батарея, которую заряжают электроэнергией. Завершив демонстрацию, миссис Лориант поставила передо мной новую задачу.
  
   Выслушав её, я выбрал наугад одну из своих фей и начал практиковаться, собирая мою энергию и посылая её по связывающему нас каналу. С первой феей вышло нехорошо, как, впрочем, и со второй. Я перестарался и послал слишком много Эссенции, что привело к мгновенному уничтожению моей подопечной. Затем я попробовал отправить небольшую порцию энергии, но сделал это слишком резко и на выходе получил тот же эффект. Но с третьей попытки у меня получилось. В магическом видении порхавшая передо мной фея светилась как маленькая летающая батарейка.
  
   - Крайне маловероятно, что в обозримом будущем эти хобгоблины смогут творить заклятия для тебя, - подытожила миссис Лориант, довольная моим прогрессом, - но они вполне способны хранить небольшие объёмы Эссенции, если тебе это потребуется.
  
   Я невольно почувствовал гордость за своё достижение, хотя понимал, что использование фей в качестве магических батареек - это только промежуточный шаг на пути к цели. Но самое главное было впереди. Я вернулся к практике, однако теперь алгоритм действий стал другим. Вместо Эссенции я начал пробовать собирать и посылать фее свой гламор. После нескольких попыток это сработало.
  
   - Сработало! - я выбросил кулак вверх в жесте триумфатора. На первый взгляд, фея, порхавшая передо мной, не отличалась от своих подружек, но в магическом зрении я видел, что она отсвечивает цветами ауры моего гламора. Причём я не только сумел передать ей часть гламора - по мере того, как моё тело излучало новые порции энергии, они немедленно передавались фее по тонкой нити, связывающей нас. В отличие от меня, фея не распространяла гламор, а держала его внутри своей энергетической оболочки, накапливая её как аккумулятор. Было похоже на то, что так вот просто, за несколько минут решилась проблема, которая мучила меня столько дней, - я нашёл, наконец, средство взять свой гламор под контроль! Теперь люди не будут страдать просто от того, что присутствуют со мною рядом.
  
   - Достойная работа, Гвендолин! - миссис Лориент подарила мне одобрительный кивок. - Что ж, займёмся завтраком! - Как по мне, более уместно было бы говорить про ранний обед, но спорить было не в моих интересах.
  
   Вместе с миссис Лориант мы вернулись в дом, а вся многочисленная свита из фей последовала за нами. Моя наставница принялась готовить завтрак, состоявший из яичницы, бекона и домашней выпечки, а моя задача свелась к тому, чтобы стоять и наблюдать. По результатам наблюдений я с облегчением сделал вывод, что хозяйка дома, слава богу, не считает, что для завтрака достаточно миски с кукурузными хлопьями.
  
   Мы поели в абсолютной тишине, но я не испытывал по этому поводу никаких неудобств. Я всё ещё был в эйфории от того, что нам удалось сладить с моим идиотским гламором. А ещё от того, что у меня получилось управлять магией! И неважно, что это были сущие пустяки, всё равно в тот момент я чувствовал себя по меньшей мере Гарри Поттером, а то, глядишь, и Гендальфом! Хотя, сказать по-честному, у меня теперь было гораздо больше общего не с Гендальфом, а с Галадриэлью.
  
   Пока мы ели, я исподтишка продолжал изучать миссис Лориант. Всё-таки мне было очень трудно поверить, что она - сестра Ведьмочки, и притом младшая! Хотя, если вдуматься, у каждой из них были свои странности, и в этом они походили друг на друга. Ведьмочка выглядела как девушка-подросток, но вела себя иначе. Я бы сказал, она производила впечатление взрослой женщины в теле тинейджера. Миссис Лориант, в свою очередь, выглядела как женщина немного за тридцать, и притом в хорошей форме. Но её одежда, особенности речи и манера поведения больше подошли бы чопорной старушке. Как и Ведьмочка, она обладала телом, которое выглядело намного младше её психологического возраста.
  
   Когда завтрак подходил к концу, Охотник внезапно заскочил на стол и с хозяйским видом огляделся по сторонам. К моему удивлению, миссис Лориант это совершенно не обеспокоило. Странно, ведь она производила впечатление человека, которому необходимо, чтобы всё было 'правильно', а гигантская белка среди аккуратно сервированных блюд явно не относится к категории 'правильных' вещей. Прежде, чем я успел открыть рот, Охотник принялся носиться по столу, совершенно не заботясь о поддержании на нём 'правильного' порядка. Кончилось тем, что он опрокинул вазочку с кленовым сиропом, и вся эта клейкая масса полетела прямо на мою рубашку, а затем пролилась через край на колени.
  
   - Блин! - я с трудом удержался от словечка покрепче. Секунду спустя до меня дошло, что проблема серьёзнее, чем кажется на первый взгляд. Запачканная одежда - это полбеды, учитывая, что я не планировал задерживаться у миссис Лориант надолго и поэтому не взял с собой запасной одежды.
  
   - Охотник! - миссис Лориант произнесла это почти ласково, - Ты же знаешь, что твоё место никак не на обеденном столе, - затем она перевела взгляд на меня и сказала: - Похоже, тебе придётся переодеться.
  
   - Но у меня с собой ничего нет... - растерянно пробормотал я.
  
   Мне показалось, что глаза миссис Лориант блеснули от плохо скрываемого удовольствия. - О, не беспокойся по этому поводу, Гвендолин. У меня найдутся вещи, которые подойдут тебе.
  
   Когда хозяйка вышла, я не мог избавиться от ощущения, что этот инцидент на самом деле не был 'инцидентом'. Скорее уж наоборот, моя наставница подстроила эту ситуацию, заручившись помощью фамильяра. Я тут же припомнил, что вчера она высказывалась на тему, что юным леди следует одеваться подобающим образом. Мои подозрения подтвердились минуту спустя, когда она вернулась с темно-зелёным платьем в руках.
  
   - К сожалению, у меня несколько ограниченный выбор сменной одежды, - сказала она елейным голосом, - Но полагаю, что вот эта вещь тебе подойдёт.
  
   Некоторое время я молча глядел на неё, не говоря ни слова. С одной стороны, я уже освоил главное - контроль над моим гламором. С другой стороны, я еще многому мог у неё научиться, так что не стоило портить отношения. Учитывая всё то, что было поставлено на карту, платье было не такой уж большой ценой за науку.
  
   - Благодарю вас. - проговорил я, наконец, с преувеличенной вежливостью. Сомневаюсь, что мой фальшивый энтузиазм её обманул. Но поскольку в этой увлекательной игре участвовали двое, она не стала комментировать. Выждав еще немного и не дождавшись продолжения, я добавил: - Э... полагаю, сейчас самое время переодеться?
  
   Я поплёлся в ванную и стал стаскивать пострадавшие от сиропа шмотки. Я попытался замыть пятна, но быстро убедился, что сопротивление бесполезно. Я с тоской посмотрел на платье и покачал головой: неужели сейчас меня ждёт это? Хорошо хоть родители не увидят... Ругаясь под нос, я натянул платье и посмотрелся в зеркало. Нда, как ни досадно было это осознавать, с новым телом платье не просто подходило, а смотрелось чертовски хорошо.
  
   - Чччёрт. Я этого не переживу... - пробормотал я себе под нос. Дело и правда принимало скверный оборот. Ну да, я типа как смирился с тем, что теперь я девчонка, по крайней мере на физическом уровне. Но я крепко надеялся, что мне удастся гармонично вжиться в роль томбоя, носить мальчишеские шмотки и не париться. Похоже, у миссис Лориант были свои планы на этот счёт. Я горько вздохнул и напомнил себе: 'Это всего лишь на пару дней'.
  
   Когда я вернулся обратно, одетый в платье, миссис Лориант встретила меня одобрительным кивком и сказала: - Ну вот. Теперь ты выглядишь как настоящая юная леди. Я прикусил язык, чтобы не сказать лишнего.
  
   Затем моя наставница велела мне возвращаться в мастерскую и подождать там, пока она закончит прибираться на кухне. С кривой рожей я поплёлся на задний двор, стараясь вести себя так, будто носить платье для меня обычное дело. То есть, держать язык за зубами и делать вид, что всё нормально, тем более, что я чувствовал - вся эта ситуация весьма забавляет хозяйку дома. Так что нечего баловать, жалоб от меня она не дождётся. Вот ирония судьбы: в этот момент носить платье с достоинством стало для меня знаком того, что я владею собой, и предметом гордости!
  
   Вернувшись в мастерскую, я решил, что пока я буду ожидать миссис Лориант, вполне можно потратить время на то, чтобы оглядеться. Я остановился у стола, посреди которого возлежал огромный чёрный гримуар. Вчера миссис Лориант сказала мне ни в коем случае не трогать его без её разрешения, а затем вышла из комнаты. Разумеется, я не стал следовать инструкциям по безопасности, за что был немедленно награждён мощным разрядом вроде удара электричеством. Подозреваю, она специально спровоцировала меня, чтобы преподать урок. Что ж, сработало. Сегодня я ограничился созерцанием огромного тома со стороны.
  
   Отвернувшись от гримуара, я продолжил изучение мастерской. Почти сразу мое внимание привлекла скамеечка для ног, стоявшая у стены. Обычная скамеечка, но что-то с ней было не так. Когда я внимательно пригляделся, то вдруг понял, что там вовсе нет никакой скамеечки, а вместо неё стоит увесистый металлический сундук с мощным замком. Я удивлённо заморгал - как это я мог перепутать здоровенный металлический ящик со скамейкой?
  
   Я сидел на корточках, внимательно рассматривая подозрительный сундук, когда вошла миссис Лориант. Она вошла и смерила меня оценивающим взглядом, прежде чем требовательно спросить: -И чем же ты занимаешься?
  
   - Просто разглядываю сундук, - ответил я. - Интересно, что в нём?
  
   - Там нет ничего, что должно тебя волновать на данный момент, - холодно ответила хозяйка. Потом, покачав головой, всё же ответила: - там хранятся несколько книг, содержащих весьма опасные заклинания. Опасные в первую очередь для практикующего мага.
  
   Я удовлетворённо кивнул и отошёл назад. Во-первых, объяснение было убедительным, а во-вторых, хотя наше знакомство с миссис Лориант было недолгим, я уже мог предположить, что защитные чары на её сундуке могли быть куда как опаснее тех, что внутри. Моё магическое видение показывало, что заклинаний на сундук наложено изрядно. Я, конечно, еще не мог их распознать, но понимал: если тронуть, мало не покажется.
  
   - А теперь, дитя, - сказала миссис Лориант, сверля меня внимательным взглядом, - Ответь: каким образом тебе удалось разглядеть то, что было спрятано под иллюзией?
  
   - Иллюзией? - переспросил я. Оглянувшись на сундук, я понял, что она имела в виду. - А, так значит, та скамеечка, которую я увидел вначале, не была моей галлюцинацией?
  
   - Нет. Не была. - ответила миссис Лориант. На её губах образовалась лёгкая улыбка. - Она не была реальной, но также не была игрой воображения. Что ж, вчера наше тестирование показало, что у тебя есть способности к сверхвосприятию и заклинаниям иллюзий. И лёгкость, с которой у тебя получается смотреть сквозь иллюзии, подтверждает наши выводы. Пожалуй, теперь нам стоит углубиться в эту тему.
  
  
  
   * * * * *
  
   Замаскировавшись на краю скалы над обрывом, я наблюдала, как ветер колышет бесконечное море леса. Лес выглядел прекрасным и безмятежным, но я знала, что он полон незримых опасностей и монстров, угрожающих покою наших границ. Здесь, на самом краю наших земель, на максимальном удалении от столицы и сердца нашей цивилизации, нечасто можно было встретить путешественников и даже стражей.
  
   Моим долгом было патрулировать границы и предупреждать любые опасности, которые могли угрожать им. Да, я не так уж много могла сделать против наших врагов в одиночку. Но теми, кто возложил на меня тяжелую миссию стража, всё же двигали снисхождение и доброта. Для меня, как для изгнанника, это была единственная возможность не покидать свою родину насовсем. Либо так, либо жить среди людей.
  
   Возвратилась первая из моих разведчиц, искоркой сверкнув на фоне леса и зависнув перед моим лицом. Фея, как и большинство её сородичей, была крохотной и хрупкой на вид. Из-за этого многие недооценивали их как противников, но я хорошо знала, чего они стоят как союзники. Они всегда казались шумными, озорными и игривыми, поэтому многие считали их слабоумными. Но я-то знала, что на самом деле они весьма смышлёные и, если надо, могут быть тихими и незаметными, избегая лишнего внимания. Они были прирождёнными разведчиками, а заодно идеальными шпионами и диверсантами.
  
   Одна за другой мои разведчицы-феи возвращались, чтобы сообщить о своих находках. Некоторые нашли явные следы тёмной твари, но самого чудовища не видели. Мы выслеживали непрошенного гостя уже много дней, но каким-то образом ему удавалось ускользнуть. Вернулась последняя фея-скаут. В отличие от остальных, чтобы сообщить о результатах разведки, она приземлилась мне прямо на плечо. Кс'Ркси была моим ближайшим помощником и сами феи считали её своим лидером. А ещё она была моим самым близким другом, наверное, последним другом, который остался у меня после позорного изгнания.
  
   Кс'Ркси была похожа на любую другую фею, хотя её отличала зелёная кожа и волосы тёмно-зелёного оттенка. Возможно, именно то, что цвет наших волос совпадает, заинтересовало её и заставило подлететь ко мне в первый раз. Сперва я воспринимала её как надоедливую прилипалу, но постепенно поняла, что она умна, проницательна, обладает острейшим язычком и совершенно бестактна. Короче, она очень напоминала уменьшенную версию меня самой.
  
   Внезапно воздух наполнился криками ужаса моих фей. Крутанувшись на месте, я увидела тварь, которая не могла быть ничем иным, кроме той самой добычи, на которую мы охотились. Она напоминала большого медведя, только вместо шерсти её тело покрывала чёрная слизь, а глаза излучали тёмную нерассуждающую ненависть. Я знала, что это одно из тех противоестественных порождений мрака, которые враги натравливают на наш мир, но до сих пор мне не приходилось сталкиваться с ними во плоти.
  
   Каким-то образом эта мерзость умудрилась незаметно подкрасться вплотную, превратив нас из охотников в добычу. Одну из моих разведчиц, оказавшуюся слишком близко, тварь убила одним стремительным щелчком чудовищных челюстей. Феи начали стремительно разлетаться в стороны, и тогда тварь взревела и испустила изо рта зловонное тёмное облако. Те из фей, которые коснулись его хоть краем крыла, тут же упали на землю мёртвыми. А затем тварь перенесла внимание на меня и хищно облизнулась.
  
  
  
   Я с криком вскочил с постели, сердце бешено колотилось. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что я был во власти ночного кошмара. И хотя страх еще оставался в моём сердце, подробности видения начинали уже рассеиваться и меркнуть. Я глубоко вздохнул, и попытался убедить себя, что я цел и невредим и нахожусь не в дремучем лесу, а в уютной гостевой комнате миссис Лориант.
  
   'Тот, кто сочиняет мои сны, пересмотрел 'Властелина колец', - пробормотал я себе под нос. Похоже, новое тело и вся эта магия вокруг оказывали плохое влияние на мою неокрепшую психику.
  
   На столике у кровати стояли старомодные часы, ну, те самые, у которых стрелки вместо цифрового дисплея и заводной ключ вместо батареек или сетевого шнура. Эта вещь больше походила на антиквариат, но по замыслу миссис Лориант именно она должна была в нужный час разбудить меня громким боем. Я посмотрел на циферблат и понял, что доисторический будильник должен сработать через 20 минут, так что не случись со мной этот кошмар, спать в любом случае оставалось недолго.
  
   Что ж. Раз поспать мне уже больше не светило, я отключил будильник и выкарабкался из постели. Мои феи, рассеянные по всей комнате, тут же пробудились и поспешили ко мне. С полдюжины из них опустились мне на голову и принялись аккуратно расплетать спутанные после сна волосы. Остальные просто кружили вокруг, видимо, ожидая распоряжений. Я заметил, что их стало меньше, чем когда я укладывался спать, - наверное, некоторые просто развеялись за ночь. Я уже высчитал: продолжительность жизни моих фей-хобгоблинов - примерно сутки, хотя я заметил, что если подзаряжать их энергией гламора, они могут продержаться больше.
  
   С лёгкой улыбкой предвкушения чуда я потянулся к одной из силовых линий, вобрал немного магии, а затем тут же выбросил её в пространство перед собой. Миссис Лориант сказала, что практикующие маги обычно не любят растрачивать энергию таким образом, но я уже понял, что именно так я создаю своих фей, и не считал их пустой тратой сил. Две новых феи присоединились к моей шебутной компании.
  
   Я отправился в ванную, облегчиться и умыть лицо, но в душ залезать не стал. Это был мой последний день у миссис Лориант и сегодня после полудня мама должна была забрать меня домой. Я решил, что лучше помоюсь дома и надену на чистое тело чистые трусы. С самого приезда сюда мне пришлось носить одни и те же, и, честно говоря ситуация меня уже немного бесила. Ну, спасибо и на том, что миссис Лориант обеспечила меня чистой одеждой, хотя, честно говоря, я бы предпочёл, чтобы она дала мне возможность постирать ту, в которой я приехал.
  
   Одевшись и расчесав волосы, я отправился искать миссис Лориант и обнаружил её рядом с магическим деревом. Я тихонько встал сзади и стал наблюдать, как она маленькими порциями черпает магическую энергию из ауры дерева и добавляет её в собственную ауру. Мне пришло в голову, что, наверное, она так пополняет запасы, потому что готовится к сегодняшнему уроку.
  
   - Гвендолин, - поприветствовала она меня, не оборачиваясь, - Хорошо, что ты уже поднялась. Я опасалась, что сегодня утром нам может не хватить времени. Похвально, что ты так стремишься к знаниям!
  
   - Ну разумеется, - ответил я, решив не говорить, что моей реальной мотивацией к раннему подъему был ночной кошмар. - Это ведь в моих интересах. - Сказать по правде, мне и правда не терпелось продолжить уроки.
  
   Мы вернулись в мастерскую, и началась череда различных упражнений, которые я повторял вслед за миссис Лориант, чтобы научиться контролировать свои силы. Большинство из них были довольно монотонными, но каждый раз, когда мне становилось скучно, я напоминал себе, что всё это серьёзно пригодится мне, когда я начну заниматься магией всерьёз.
  
   Было ясно, что миссис Лориант хочет использовать оставшееся нам время с максимальной эффективностью, так что она сократила практические упражнения и перешла к новым урокам. Ура! Она решила показать мне, как работать с простейшими заклинаниями. Это привело меня в восторг, и я занимался с удвоенным вниманием. Настолько прилежно я раньше не брался ни за один предмет, если не считать уроков Дуга. Уж там-то невнимание каралось сразу, и причём очень болезненно.
  
   Мы упорно занимались до обеда, а потом, наконец, приехала мама. Мы были в мастерской и работали над очередным упражнением, когда миссис Лориант подняла голову и просто сказала: - Твоя мать уже здесь. - Я не стал спрашивать, откуда она это узнала, - уже успел насмотреться, как работают её охранные чары. Я вообще подозреваю, что от внимания миссис Лориант не ускользало ничего, что происходит на её земле. Некоторое время я сидел в прострации: что, уже всё? И что делать теперь? Мисс Лориант дала мне подсказку: - Почему бы тебе не пойти встретить её?
  
   Я кивнул и медленно поднялся, оправляя платье. Миссис Лориант настаивала на том, чтобы я не только одевался, но ещё и сидел как настоящая леди. По какой-то причине она решила, что должна меня научить меня всей этой фигне в комплекте с магией. Интересно, что бы она сказала, узнав, что ещё совсем недавно я был парнем? Так или иначе, я старался поддерживать игру, делая вид, что всё в порядке вещей.
  
   Когда я вышел и встал в дверном проёме, мама как раз выбиралась из машины. Она остановилась как вкопанная и воззрилась на меня с выражением крайнего удивления: - Ты в платье??
  
   - Я не виноват... Меня заставили... - смущенно пробормотал я.
  
   Мама подошла ближе и внимательно оглядела меня, а потом улыбнулась и произнесла: - Ты выглядишь прекрасно!
  
   На это я мог ответить только глубоким вздохом. Хотел бы я поспорить с ней и заявить, что суров, могуч и мужественен, но за последние дни я много раз видел себя в зеркало и знал, что это очень далеко от истины. Если смотреть правде в глаза, теперь я был симпатичнее любой девчонки из нашей школы. Да что уж там, я и раньше не был олицетворением брутальной мужественности, к огорчению моего отца.
  
   - Тебе стоит надевать платья почаще! - жизнерадостно заявила мама с хитрой улыбкой. - Они тебе определённо идут. - оценив мою кислую реакцию, она поспешила переключить тему: - Ну что, многому удалось научиться?
  
   - Ага! - ответил я с торжествующей улыбкой. - Например, отключать мой гламор. Как тебе новость? - строго говоря, это была не совсем точная формулировка, потому что я скорее научился не отключать гламор, а переносить его в моих фей. Но к чёрту детали, главная проблема была под контролем!
  
   Мама обняла меня и воскликнула: - Ого! Поздравляю! И добавила, выпустив меня из объятий: - А вы изучали магию?
  
   Мне оставалось только улыбнуться. Я понимал, чего она ждёт - демонстрации. Что ж, я вытянул руку и мысленно активировал одно из простых заклинаний, которым обучила меня миссис Лориант. В тот же миг в моей руке возник шар зелёного огня. От неожиданности мама ахнула и отскочила назад. Я старательно делал вид, что такие штуки для меня теперь в порядке вещей, хотя на самом деле внутри я ликовал: 'Круто! Круто! Круто!'
  
   - Твои руки... - обеспокоенно сказала мама.
  
   - Ничего опасного, - снисходительно ответил я, запуская шар в небо и наблюдая, как он растворяется. - Это просто иллюзия!
  
   Миссис Лориант показала мне этот трюк одним из первых и рассказала, что это разновидность иллюзии, которую называют призрачным огнём, лисьим огнём, ну и, конечно, огнём фэйри. Разумеется, она сразу добавила, что на самом деле такие заклинания годятся только для того, чтобы подсвечивать путь ночью и производить впечатление на профанов, а практической пользы от них немного. Но я всё равно считал, что это очень крутая штука, и мама, судя по выражению лица, тоже.
  
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Минаева "Фаворитка проклятого отбора" (Любовное фэнтези) | | Кин "Новый мир. Цель - Выжить!" (Боевое фэнтези) | | Д.Соул "Замуж в кредит или Займ на счастье" (Любовное фэнтези) | | Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | | К.Грицик "Не ходите по ромашкам без бахил" (Постапокалипсис) | | А.Невер "Сеттинг от бога" (Киберпанк) | | Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | | Д.Владимиров "Киллхантер" (Боевая фантастика) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Э.Тарс "Мрачность +1" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"