Катарсис: другие произведения.

Под Раздачу

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вольный перевод штатовского креатора AJ James. Два парня из курортного городка вмешиваются в разборки древних богов и проводят время весело и со вкусом! Волшебные трансформации, логичный сюжет, прикрытое насилие.

Слушайте, если читаете - напишите что-нибудь!
  
  
  
  
  
  
  
   Wrong place, wrong time
  
   ПОД РАЗДАЧУ
  
   Tribute to AJ James
  
   Зак и Майкл не были плохими парнями. Им просто стало скучно. Они жили в ленивом курортном городке в Северной Калифорнии. Пятнадцать роскошных и ужасно дорогих отелей, 200-летняя церковь, окультуренные пляжи, маленькая река, впадающая прямо в океан, отличные волны для серфинга и множество до неприличия живописных видов. Большинство местных обитали в разбросанных по городу без особого плана викторианских домах, окруженных тенистыми садами, полными фруктовых деревьев. Половина дорог были из грунта или гравия. Погода всегда была идеальна, воздух - неизменно чист, а большинство людей жили в достатке. В городе практически не случалось преступлений. И вообще ничего не случалось. Вот почему ребята из местной школы вечно искали приключений на свою задницу. Зак и Майкл были ребята из местной школы.
   Зак - высокий и смуглый, с кудрявыми черными волосами и зелеными глазами. Майкл был высокий и светлокожий, голубоглазый, с прямыми светлыми волосами. Небольшая стайка веснушек рассыпалась по его щекам и носу. Большинство местных жителей были весьма привлекательны. Все они ели здоровую пищу и находили время для занятий спортом. Туристы, которые останавливались в отелях, отмечали, что местные очаровательны и дружелюбны и вообще отлично вписываются в сценарий прекрасного летнего отдыха.
   Поскольку весь городской бюджет зависел от туризма, существовало молчаливое соглашение о том, что даже скучающие школьники не трогают туристов. Несмотря на это, мелкие недоразумения все-таки случались. Вот и сейчас Зак и Майкл собирались вылить ведро ледяной воды на голову девчонки-гота с густым слоем макияжа вокруг глаз.
   Зак и Майкл знали друг друга чуть ли не с рождения. Они вместе играли в лесах красного дерева, окружавших город, шлялись по бесконечным каменистым пляжам, во время каникул вместе зарабатывали карманные деньги, помогая убирать урожай на местных фермах, и даже большинство классов в школе были у них общими. Они часто ходили на двойные свидания, но никогда не ухаживали за бывшей подружкой товарища. В общем, они были нормальные ребята, просто им иногда становилось скучно. И у них было свое представление о реально крутых шутках - таких, чтобы хорошенько развеяться в погожий весенний день. Например, взять ведро ледяной воды, встать на небольшом мостике, который нависал над пешеходной дорожкой, дождаться, пока под ними пройдет девчонка в облегающей футболке (и желательно без лифчика), а затем опрокинуть ведро вниз.
   Этот маршрут нечасто использовали туристы. Вот и сейчас по дорожке шагала девушка готичного вида с щедро накрашенными тушью веками, очень похожая на Шерил Верц - одноклассницу Зака и Майкла. На ней была стандартная городская униформа -футболка, серферские шорты и прогулочные сандалии. Ребята, сидевшие в засаде, были одеты примерно так же. Зак прятался с одной стороны моста, Майкл - с другой, и когда он увидел, что жертва приближается, то махнул приятелю рукой и шепнул: - Шерил идет, приготовься!
   Зак поднял ведро и аккуратно поставил его на перила моста. Затем сделал безупречную паузу и в тот момент, когда добыча оказалась в нужной точке, опрокинул ведро. Расчет оказался безупречным. Ледяной поток обрушился прямо на голову девчонки, промочив ее до нитки. Футболка облепила грудь и стала совершенно прозрачной, а соски затвердели от прикосновения холодной воды. Девушка взглянула вверх, и в ее глазах была смерть.
   - Вот черт! - пробубнил Зак. - Это не она?
   Готичная девушка злобно прошипела что-то на языке, напоминающем змеиный. Зак не понял ни слова, но это явно не были слова ласки.
   - Бежим! - воскликнул Майкл и, схватив Зака за руку, потащил его на другую сторону моста. - Пора убираться отсюда!
   Они бросились бежать в сторону окраинных домов, зашвырнув на ходу ведро в кусты. Когда они наконец остановились, то несколько секунд хранили молчание. Затем Зак начал смеяться. Майкл присоединился к нему секундой позже.
   - Вот блин. - сказал Зак. - Я уж думал, она убьет нас прямо на месте.
   - Да не то слово! Господи Исусе, я и не думал, что эти готичные цыпочки могут появляться на поверхности при свете дня. По ходу мы ее взбесили!
   - Нам лучше не показываться в городе пару дней. Если она увидит нас снова, думаю, может даже позвать копов.
   - И в чем она нас обвинит? - возразил Майкл. - Это ж была просто вода.
   - Она турист. И нам не стоит их трогать. Ну да ладно. Пойдем ко мне порубимся на приставке?
   - Не вопрос.
  
   Дом был совершенно пуст, и неудивительно - брата Зака отправили в скаутский лагерь, а родители уехали по делам в соседний город. Друзья устроились в гостиной, достали X-box и вступили в горячую схватку. Они играли дольше, чем собирались, и заметили, что уже поздно, только когда солнце коснулось верхушек деревьев.
   - Можно я останусь? - спросил Майкл.
   - Конечно! - ответил Зак и лукаво улыбнулся.
   Майкл позвонил домой и получил разрешение. Зак слышал, как он говорит своей матери: - Да, конечно, они здесь... Ну разумеется, в гостевой спальной... Затем он вернулся в гостиную к Заку.
   - Все нормально?
   - Еще бы! - ответил Майкл.
  
  ...Парень шагнул вперед и нежно обнял подругу. Она была почти на голову ниже, так что он мог зарыться носом в ее кудрявую шевелюру. Они стояли так целую минуту, прежде чем девушка тихонько поцеловала парня в шею. Она почувствовала, что тот возбудился почти мгновенно. По ее собственному телу пробежала сладкая волна мурашек, когда он притянул ее к себе, заставил приподняться на цыпочки и нежно укусил за мочку уха, а затем опустился вниз, касаясь шеи, плеч, выстраивая нежную лесенку из поцелуев...
   Минуту спустя парень опрокинул девушку на подушки дивана. Она обвила ноги вокруг его талии, он всем весом прижал ее к поверхности, а твердый бугорок в его шортах плотно соприкоснулся с пустым пространством между ее ног. Они начали двигаться, понемногу увеличивая скорость, и вот она уже ощутила пульсацию, пронзившую ее насквозь, рывком выгнула спину и издала резкий стон - оргазм промчался по ее телу, словно табун обезумевших лошадей. Парень кончил секундой позже, и теплая влага впиталась в ткань его серферских шорт.
   - Мне понадобится новая пара... - шепнул он, захватывая губы девушки в плен своих губ.
   - Ты можешь одолжить папины... - улыбнулась она. Упругим движением она стянула и отшвырнула прочь свою футболку, а затем проделала то же с футболкой друга. Их обнаженные груди соприкоснулись и начали общение, а потом парень опустил голову вниз, чтобы приласкать соски подруги и свободной рукой стащил с себя влажные щорты. Момент - и оба они, совершенно голые, оказались на полу. Парень уже был готов начать все сначала.
   На сей раз девушка была сверху. Прервав поцелуй, она мягко оседлала парня, медленно впуская в себя разгоряченную плоть друга. Легкий стон удовольствия сорвался с ее губ, когда ее вагина полностью приняла упругий член, немедленно ответивший пульсацией. Девчонка хорошо вжилась в роль наездника, и безумная скачка продолжалась в течение нескольких минут, которые потребовались парню, чтобы снова достичь оргазма. Они опять кончили вместе, и девушка в изнеможении сползла вниз, свернувшись под боком друга довольным клубком.
   Они еще дважды сделали это на полу в гостиной, и еще раз наверху, в комнате родителей. Потом они собрали свою одежду и, закинув ее в стиральную машину, вернулись в спальню, чтобы заснуть в объятиях друг друга.
  
   *****
  ...Ребят разбудил звонок будильника Зака. Не просыпаясь, Майкл движением зомби протянул руку и прихлопнул ненавистную коробочку. Минутой позже Зак сел на кровати и хорошенько потянулся. Затем взял таблетку из прикроватной тумбочки и утопил ее во рту с помощью чашки с водой, стоявшей рядом с будильником. Затем он обернулся простыней и в таком наряде спустился вниз проверить одежду, которую они с Майклом носили накануне. Вещи уже высохли, так что Зак взял их в охапку и понес наверх. Пора было одеваться и идти в школу.
   Утро было прекрасным - впрочем, как и всегда. Зак понимал, что после событий прошедшей ночи он должен бы чувствовать себя просто великолепно. Так оно и было. Тело излучало энергию, как будто получило супер-заряд бодрости. Куда ни глянь - сплошной позитив! Но в то же время что-то было не так. Причем каждый раз, когда он пытался сосредоточиться на этом "не так" - ощущение рассеивалось. Заку показалось, что Майкл тоже чувствует это. Время от времени он бросал на друга недоумевающие взгляды - и Майкл отвечал тем же. Но понять, в чем же дело, было пока выше их сил, так что за всю дорогу к школе они так и не обмолвились ни словом на эту непонятную тему.
  
   День прошел без приключений. Добравшись после урока физкультуры до своего шкафчика, Зак обнаружил, что накануне забыл в нем все свои кольца. Простое серебряное колечко привычно скользнуло на палец правой руки, а обручальное кладдахское кольцо, подаренное Майклом - на левый безымянный палец. Судя по тонкой полоске незагорелой кожи, именно на этом месте кольцо проводило большую часть года. Несколько секунд Зак внимательно рассматривал свои руки - вновь возникло ощущение неправильности происходящего. Он не понимал, связано ли это с кольцом или с тем, что у него были обкусаны ногти. Он понимал, что это скверная привычка, но все равно принимался грызть ногти, когда впадал в задумчивость. Сейчас ему почему-то хотелось привести их в порядок. Но это было не главное, а главное никак не хотело вылезать на поверхность. Странное ощущение вновь помаячило на краю сознания и исчезло. Вздохнув, Зак быстро переоделся и отправился в следующий класс...
   Родители Зака уже вернулись из поездки, так что Майкл просто проводил его до дома. Затем они разошлись, обоих ждали домашние задания и семейный ужин. Во время ужина Зак внимательно наблюдал за родными: не заметили ли они, что Майкл ночевал у него прошлой ночью? Но все было нормально. Он помог матери вымыть посуду, поднялся в свою комнату и чатился с Майклом по домашнему компьютеру, пока не пришло время ложиться спать. Они поговорили о том, как долго им стоит избегать района отелей прежде, чем стремная девчонка уедет из города. Затем покинули чат, променяв его на уютные постели.
  
   Проснувшись на следующее утро, Зак ощутил твердую уверенность: что-то не так. Он автоматически, шаг за шагом, разделался со всеми этапами утренней рутины, но каждое действие отзывалось тревожным колоколом в его голове. К тому времени, когда Майкл зашел за ним, чтобы вместе идти в школу, у него уже вся голова гудела от этих колоколов необратимой судьбы. И вновь, как и вчера, Зак заметил, что Майкл тоже чем-то встревожен. Они взялись за руки, чтобы чувствовать себя комфортнее, и наконец на полпути к школе, Майкл решился-таки поднять эту тему.
  
   - Ты чувствуешь? - он сформулировал фразу так, что вопрос получился открытым.
   - Чувствую, что что-то неправильно? - завершил вопрос Зак, - Да. Еще как!
   - Я тоже. Думаешь, дело в этой девчонке? Мы просто беспокоимся, что она устроит так, чтобы нам досталось звиздюлей?
   - Нам уже доставалось за подобные вещи и раньше. Это не такая уж большая проблема. Нет, здесь что-то еще... Какая-то фигня типа конца света ну или я не знаю...
   - Конец света. Звучит чертовски похоже.
   - Но ведь на самом деле ничего не произошло! - сказал Зак
   - Знаю! - ответил Майкл. - Я схожу с ума со вчерашнего вечера, перебираю в голове все, что мы делали с тобой за последние два дня, пытаюсь понять, что же мы упустили - и ничего не выходит. Я могу это чувствовать, но не могу осознать. Все вроде выглядит так, как и должно быть.
   - Это срывает мне крышу. - сказал Зак
   - Мне тоже.
   - Может, дело все-таки в девчонке. - сказал Зак, помолчав минуту. - Может, мы просто боимся, что у нас будут проблемы.
   - Может быть. - откликнулся Майкл. Но едва ли сам верил в это.
  
   Весь оставшийся день Зак провел в тревожном ожидании, но ничего не происходило. Погода была прекрасная, воздух - чистый, как никогда. Все были здоровы и счастливы. Когда завершились последние уроки, друзья встретились перед школой и вместе побрели домой.
   - Позвони мне, если поймешь, в чем-таки дело. - сказал Зак, когда пришло время расходиться.
   - Аналогично. - ответил Майкл. Они коротко поцеловались и обнялись. Объятия получились неожиданно жаркими - оба они чувствовали непонятный испуг. Затем каждый отправился к себе домой.
   Этим вечером Зак заперся в комнате и вместо того, чтобы делать домашние задания или помогать матери на кухне, смотрел на компьютере DVD. Он сидел на кровати и смотрел один за другим старые фильмы, пока время не перевалило за полночь. Затем он погасил свет. И снова зажег. И опять погасил. И еще долго ворочался в постели, прежде, чем заснуть.
  
   *****
  
   На следующее утро Зак проснулся от звона в ушах. Странное ощущение, чем оно ни было, захватило его целиком. Дела были плохи, и все происходило прямо здесь, прямо сейчас, и он ничего не мог с этим поделать. Он лежал на постели, укрывшись одеялом с головой, в полном сознании и полном ужасе минут двадцать, пока не сказал себе, что ничего не в силах изменить и лучшее решение сейчас - просто начать новый день. Он сел, свесил ноги с кровати и открыл прикроватную тумбочку.
   Вчерашние тревожные колокола превратились в оглушительный рев. Зак разглядывал пластиковый диск, полный разноцветных таблеток и вспоминал, что принимал одну из этих них накануне. И за день до этого - тоже. Пачка была уже наполовину пуста, но он был совершенно уверен, что никогда не принимал этих таблеток раньше. Он вообще впервые увидел их только два дня назад. Как и кольцо.
   В одной дрожащей руке он держал полупустую упаковку противозачаточных таблеток. А ирландское обручальное кольцо было на безымянном пальце другой руки. Его собственной руки. Те же вечно обкусанные ногти. Тот же шрам на указательном пальце, оставленный разбитым окном когда ему было шесть... Но было какое неуловимое отличие. Очень-очень неправильное отличие.
   Внезапно он вновь провернул в памяти события двух последних дней и понял, что это произошло почти мгновенно. Та девчонка... Что бы она ни сказала на этом шипящем языке, она говорила не просто так. Он вспомнил охватившее его ощущение и удивился, как мог игнорировать его. Как он мог не почувствовать потоки изменений, змеящиеся в его животе, как мог не заметить, что все вокруг внезапно стало больше? Как плавно смещаются его кости, как тело становится мягче и нежнее? Как он мог не заметить этого?!
   Он вспомнил как бежал вслед за Майклом - и тот был быстрее, чем обычно. Вспомнил новые - и странные движения в области груди. Необычную плавность своих движений. Звук своего голоса, когда они говорили друг с другом. И как они отправились домой. Майкл стал выше. Или Зак - ниже. И... секс. У них был секс. Зак вспомнил, как направлял пенис Майкла в свою вагину. Вспомнил, как сильно ему это нравилось. Вспомнил, что думал о том, что они много раз делали это раньше и сладко предвкушал, сколько еще раз впереди... Вспомнил чувство любви к Майклу, наполнявшее его. Вспомнил, как закрывал глаза, когда тот был внутри, и представлял, что они будут вместе вечно: свадьба, дом, беременность, забота о детях... В этом же самом городке, где они вместе росли.
   Он с трудом сумел подняться. В воздухе повис тонкий, тихий и беспокойный стонущий звук, и Зак внезапно понял, что звук исходит из его собственных губ. Нетвердой походкой он вошел в ванную и уставился в зеркало. И увидел то же, что видел два последних дня: высокую, подтянутую, атлетичную девушку. Кудрявые черные волосы кольцами падали на ее плечи и опускались ниже, достигая лопаток. Тонкий нос, полные губы, длинные ресницы. Несколько сережек и маленьких серебряных колечек в каждом ухе. Ее скорее можно было назвать спортивной, чем фигуристой. Она не нуждалась в лифчике. Но это явно была девушка. Безо всяких сомнений. Округлые бедра, изящные плечи. Крупный чувственный рот и пронзительно зеленые колдовские глаза. И ужас в глазах - казалось, что она готова умереть в любой момент.
   А вот и стикер в углу зеркала. Он наклеил его туда, когда ему было десять. Он получил его в подарок от владельца магазина игрушек, во время поездки в столицу штата. Закари. На стикере было его имя: Закари.
  
   Зои. Теперь на стикере была надпись: Зои.
  
   *****
  
   Она вздрогнула, услышав звонок мобильного телефона. Машинально, не думая, подошла и взяла в руки трубку. На экране высветилось: Майкл. Она нажала на прием и поднесла мобильник к уху.
   - При... - она начала говорить, но звук собственного голоса заставил ее умолкнуть. Ее голос уже звучал так раньше. Лет шесть назад. До того, как начал ломаться.
   - Привет. - сказала она снова.
   - Зак? - спросил Майкл.
   - Майкл?
   - Господи...
   - Думаю, теперь я знаю, в чем дело. - обреченно сказал Зак.
   Майкл ничего не ответил.
   - Похоже, я теперь девчонка. И я был девчонкой уже несколько дней.
   Тишина.
   - И я думаю, ты был здесь, у меня дома и поимел меня в прошлое воскресенье.
   - Заак?
   - Раз пять.
   - Зак.
   - Кстати, я не отказался бы и от шестого, вот какое дело. Я помню, что думал именно так. Что шестой раз не помешал бы, но мы оба устали, и нам нечасто удается поспать в одной постели вдвоем, так что я согласился, что пора поспать немного...
   - Зак, прости меня...
   - Не надо.
   - Я...
   - Я не знаю, что происходит, - прервал его Зак. Но что бы это ни было, произошли... Изменения. Моя комната стала немного другой. И вещи тоже.
   Девушка посмотрела на шкаф с одеждой. Дверь была открыта.
   - Моя одежда. В основном та же, но есть и новые вещи... Другие. Все немного другое. Мои фотографии на стене - другие. А родители как будто и не беспокоятся. По крайней мере, не видно, чтобы они беспокоились. Я боюсь, только ты и я знаем.
   - И та девчонка. - сказал Майкл.
   - Да, и возможно та девчонка.
   - Что нам делать?
   - Если я думаю правильно, никто не поверит нам. Так что я собираюсь сделать эксперимент. Я оденусь и спущусь вниз к завтраку. И если я спущусь вниз и родителей переклинит - значит я скажу им правду. А если они ничего особенного не заметят - тогда встречаемся на углу и идем в школу.
   - Как мы можем пойти в школу? - изумился Майкл.
   - А как мы можем не пойти? Если мы правы насчет того, что происходит, никто не поймет, почему мы прогуляли школу без реальных причин. А если мы ошибаемся - то сразу это поймем. И свалим оттуда.
   Майкл молчал почти целую минуту, а потом сказал: - Окей.
   - Договорились.
   - Зак. Я реально чувствую себя виноватым, прости меня..
   - Знаешь что! ... Давай просто не будем об этом говорить, ладно?
   - Да.
  
   Зои отключила телефон и упала на кровать. Минут пять она просто глядела в потолок и дышала, ощущая незнакомый вес на своей груди. Странную пустоту в области паха. И все остальные вещи, которые надо было заметить раньше - ощущение от сережек, касавшихся ее шеи, когда она поворачивала голову на бок. Легкость в руках и тяжесть в бедрах...
   Через пять минут она села, стащила с себя пижаму и натянула футболку и шорты. Когда она надевала сандалии, то заметила остатки черного лака, почти уже сошедшего с ногтей на ногах. Почти минуту она пыталась отковырять его своими коротко остриженными ногтями, а потом пошла в ванную взглянуть на себя в зеркало. Она обратила внимание на то, что соски вызывающе натягивают ткань футболки и решила вернуться в спальню. Покопавшись в ящиках шкафа, она нашла один, в котором хранились лифчика с чашечками размера Б. Немного повозившись, умудрилась натянуть один из них. Вернулась в ванную - да, так выглядит лучше. Она нашла в ванной цветную резинку и собрала волосы в хвост на затылке. Затем вытащила свой школьный рюкзак (черный с розовыми полосками вместо черного с желтыми) и спустилась в кухню.
   Родители посмотрели, как она спускается по лестнице... и вернулись к своей газете и кукурузным хлопьям.
   Зои помахала им рукой - рукой незнакомки - и сказала: - Я не хочу есть сегодня. И потом меня уже ждет Майкл.
   Мама Зои ответила: - Хорошо, милая. Хорошего дня в школе!
   А отец добавил: - Угу.
   Зои поглядела на них секунду-другую, а потом вспомнила кое-что из программы курса здоровья: мужская сперма может оставаться активной в женской вагине вплоть до пяти дней. Она снова поднялась наверх и проглотила таблетку из противозачаточной пачки. А затем поспешила на улицу, где ее ждал Майкл.
   Она не глядела на него первые несколько десятков шагов. Потом взглянула краем глаза. Он смотрел в сторону. Он тоже не смотрел. Его взгляд был направлен прямо вперед.
   - Что, никакой реакции не будет? - спросила она наконец.
   - Я вспомнил. - ответил он. Когда я проснулся утром, то вдруг сообразил, что ты выглядишь так уже два дня. Как будто все это время я видел - и не мог заметить. Но теперь, когда я заметил, то понял, что все это время видел. Блин, как будто в этом есть хоть какой-то смысл...
   - Угу. А ведь должен быть. Хоть какой-то
   - Да. Так что извини, никакой реакции. Я это вижу уже два дня.
   - Ясно.
   - Твои родители тоже не отреагировали?
   - Нет.
   - Я так и думал. - продолжил Майкл. В моей комнате есть фотография, прямо над кроватью. С прошлого зимнего бала. На этой фотке ты - девушка. На тебе платье.
   - Эта фотография была там раньше? Со мной... еще парнем... и без платья, надеюсь?
   - Нет. Это совершенно новая вещь. Мы там... обнимаемся. Так как обнимаются парень с девушкой. Я думаю, здесь у нас с тобой... отношения. И уже довольно долго.
  
   Зои пристально посмотрела на Майкла. "Здесь". Как противопоставление "там". "Здесь" Зои - девушка, и у них "отношения". "Там" осталось место, где Зак был парнем, и они были лучшими друзьями. Такое ощущение, что они и правда оказались в другом мире, где все совсем иначе.
  
   - Что нам делать? - спросил Майкл.
   - Я не знаю. Я точно хочу исправить это, но единственный способ, который я вижу - это выследить ту девчонку. А если она сумела сделать это со мной всего лишь парой слов, то что она сделает с нами, если у нее будет вдоволь времени? Стоит ли так рисковать?
   - У нас немного времени на раздумья. - сказал Майкл. - Даже если она в городе, то может уехать в любой день.
   - Да понимаю я. Часть меня ужасно хочет совершить что угодно, чтобы вернуть все как было. Но здравый смысл подсказывает, что скорее получится наоборот. Она может сделать это с тобой, Майкл. Кто знает? Может, она способна стереть нас полностью, совсем. Заменить другими людьми. По крайней мере, сейчас мы все еще мы. У меня от одних мыслей об этом живот начинает болеть. Может, и правда, забить сегодня на школу? Кажется, мне нужно сперва хорошенько перетряхнуть все в голове.
  
   - Ну, может быть. - сказал Майкл. - Но тебе уже удалось убедить меня, что нам надо идти. Наверное, будет правильно разведать все и посмотреть, какие есть изменения. Может, тогда мы поймем, что нам нужно искать.
   - Ладно. Но на физкультуру я не пойду. На другие уроки - да, но на физкультуру ни за что.
   - Почему нет? - удивился Майкл.
   - Я переодевался в женской раздевалке. Два дня подряд.
   Судя по тому, что Майкл не ответил, Зои сделала вывод, что он не понимает, что в этом такого.
   - Я ничего не заметил. Я переодевался в девичьей раздевалке два дня подряд, и ничего не заметил. Не обращал внимания на девушек. Совершенно никакого интереса. Будто так и надо.
   - Опа... - сказал Майкл. - И ты боишься, что и сейчас... не будет интереса? Когда ты уже знаешь?
   - Черт его знает. Я боюсь с этим столкнуться. На это моих сил сейчас не хватит. Я не справлюсь.
  
   *****
  
   За исключением того факта, что ее прежняя личность была по большей части уничтожена, школьный день складывался для Зои неплохо. По крайней мере, интересно. Когда на первом уроке она уселась за парту и открыла свою тетрадь, то обнаружила, что почерк в ней отличается от того, что был раньше. Она написала на пробу несколько слов на полях - да, точно, это был ее новый почерк. Какая бы сила не стояла за последними событиями, она изменила даже это. Неприятное открытие. С другой стороны, в тетради по крайней мере не было маленьких сердечек и цветочков. Инициалы Майкла не были написаны рядом с инициалами Зои, никто не соединил их маленьким плюсиком и не обвел рамочкой. Да, почерк был другой, но в целом оказалось лучше, чем можно было ожидать.
   В углу тетрадного листа она прочитала свое имя - Зои Уотсон. Достала бумажник и вытащила оттуда водительские права. Они были выписаны на имя Зои Элизабет Уотсон. Внизу стояла ее подпись. Почти такая же, как была. Она задумалась: откуда взялось "Элизабет"? Ее прежнее второе имя было Данкан. Как это Данкан превратилось в Элизабет? Потом отодвинула в сторону права и посмотрела на бумажник. По-прежнему бумажник. Не сумочка и не клатч. Она засунула его в задний карман своих шорт и начала записывать то, что диктовал учитель. Сфокусировавшись на уроке, можно было почти полностью забыть обо всем остальном.
  
   Она и в самом деле пропустила урок физкультуры. В остальном это был нормальный день. До шестого урока, когда Зои показалось, что Шерил Верц бросает в ее сторону странные взгляды. Майкл тоже обратил на это внимание, и они с Зои не раз обменялись тревожными взглядами, пока не грянул звонок, означающий окончание учебного дня. Они похватали сумки и направились к выходу из кабинета, оставив Шерил за спиной. Та все еще собирала свои вещи в дальнем углу класса.
   Они шли домой вместе, в полной тишине. У Майкла сегодня были в основном такие же классы, как и у Зои, так что он наблюдал то же, что и она: учителя спокойно вызывали Зои Уотсон по списку; в шкафчике Зои висел фотография, на которой они были вместе с Майклом; девушки, с которыми Зак когда-то ходил на свидания, обращались с Зои как со старой подругой, а вот парни, с которыми дружил Зак, воспринимали ее как бывшую девушку... Все это было чертовски дико. У Зои так и не появилось ни одного ответа на большие-большие вопросы, мучавшие ее: что теперь делать? что будет дальше? кто она теперь?
   Друзья шагали в полной тишине, полностью погрузившись в свои невеселые мысли. Внезапно из-за угла дома выступила и преградила им дорогу Шерил Верц.
  
   - Дело дрянь. - пробормотала Зои
   - Эй ребята! - обратилась к ним Шерил. - Как дела?
   - Так, ничего себе - дипломатично ответил Майкл, пытаясь сманеврировать так, чтобы обойти старшеклассницу.
   Шерил училась классом старше. Кроме того, она была крепкой, здоровой и привлекательной. Как и все жители города. За исключением готичного макияжа, внешность ее была ничем ни примечательна: темные волосы, карие глаза, среднее телосложение. Но сегодня казалось, что весь ее облик дышит какой-то стремительной и неуловимой опасностью, так что Зои и Майклу просто хотелось оказаться от нее подальше. Двигаясь бочком, они аккуратно обошли ее и надеялись продолжить путь...
   - Зак. - произнесла им вслед Шерил, и Зои с Майклом застыли на месте.
   Минуту или больше Шерил с интересом разглядывала их.
   - Я так и думала. - произнесла она наконец. - Что случилось?
   - Что случилось? Что ты имеешь в виду? - ответила вопросом Зои. - Откуда ты вообще знаешь, что что-то случилось?
   - Ты имеешь в виду, откуда я знаю то, что никто больше не замечает?
   - Ну да. - кивнул Майкл
   - Давайте оставим это на потом. А сейчас мне нужен ваш рассказ о том, что произошло.
  
   В другом, менее сумасшедшем мире, Зои потребовала бы хоть какого-то объяснения. Но тут она просто начала рассказывать. Она не понимала, почему делает это, просто рассказывала и все. Шерил сошла с дороги и предложила им усесться под фруктовым деревом. Они не возражали и, плюхнувшись на траву, оставались в тени древесной кроны, пока история Зои не закончилась.
   - Что ж. - подытожила Шерил. Это очень интересно.
   - Интересно?! - возмутился Майкл.
   - Что именно интересно? - потребовала Зои.
   - Что произошло с нами? - спросил Майкл. - Что произошло с ней?
   - Вы слышали историю Актеона? - ответила Шерил.
   - Чего-чего? - деликатно осведомилась Зои.
   - Не "чего", а "кого". Актеон был охотником в древней Греции, и однажды отправился за добычей вместе со своими собаками. Ему повезло увидеть греческую богиню Артемиду, купавшуюся в источнике. На свое несчастье, Актеон стал подсматривать за ней, и когда она обнаружила это, то превратила его в дикого оленя. А поскольку собаки были натренированы охотиться на оленей - они тут же разорвали его на части.
   - Господи. - сказала Зои. - Это ужасно. Но какое отношение это имеет ко мне?
   - Проклятие, которое пало на тебя - вариант проклятия Актеона.
   - Эээ...
   - У него много названий. Но то, которое применили к тебе... Ты говоришь, оно звучало для тебя как змеиный язык? Это древнее проклятие, и с оригинала оно приводится примерно как "И тебе того же самого, ублюдок". Проще говоря, оно превращает тебя в того, на кого ты охотишься.
   - Я не понимаю. Тогда какого черта оно превратило меня в цыпу?
   - Чем вы занимались, когда выливали воду на ту девушку?
   - Ну, просто развлекались. - ответил Майкл.
   - Верно. Но чего вы старались добиться? Вы лили воду на всех подряд?
   - Нет. Мы дожидались девчонки без лифчика, так, чтобы можно было устроить конкурс мокрых маек...
   - Вот мы и пришли. - сказала Шерил.
   - Пришли к чему? - спросила Зои.
   - Вы охотились на девчонок без лифчиков, чтобы поглазеть на их тела.
   - Да, но... - начала возражать Зои.
   - Смотри. - прервала Шерил. Это не всегда действует одинаково. Ты думаешь, в тот момент, когда Артемида наложила на Актеона проклятие, он думал об оленях? Нет. Да он позабыл про всех оленей на свете, когда увидал обнаженную богиню в ручье. И про собак, которые были с ним он тоже не думал. Этот парень пребывал в божественном охренении, когда она заметила его. Но в заклинании был элемент... ммм, "поэтического возмездия". Так что - бадабум! - и он олень. А ты девчонка. Подумай, ведь можно сказать, что тебя "разорвала твоя собственная собака", когда вы с Майклом в итоге занялись любовью. Вот так это работает.
   - И как же нам исправить это?
   - Вам? Скорее всего, никак. - ответила Шерил.
  
   *****
   - Что значит "никак"?
   - Для вас - никак. Исправить случившееся может только та, кто сделала это. А она не станет.
   - Почему?!
   - Ну, тут сразу несколько причин. И самая главная - это не та личность, которая раскаивается в своих поступках. И заставить ее тоже невозможно. Так что вариантов я не вижу. Я вообще-то уверена в том, что если вы попробуете убедить ее сделать, как было - все кончится для вас гораздо хуже.
   Зои и Майкл синхронно вздохнули и обменялись взглядами типа "так мы и думали". И вновь насели на Шерил.
   - А откуда ты вообще так много знаешь обо всем этом? - спросила Зои.
   - Вот. Это как раз третья причина, по которой она вряд ли вернет все обратно. На самом деле все очень просто. Видите ли, я - богиня. Женщина, которая прокляла вас - тоже богиня. И я собираюсь найти эту суку и убить ее.
   - Повтори еще раз? - хором выдохнули Зои и Майкл.
   - Поймите, когда я покончу со всеми проблемами, вы, ребята, будете помнить эту беседу не совсем так, как она происходила. Вы будете помнить, что говорили с Шерил Верц. Но я - не Шерил. Вы вряд ли когда-нибудь сможете понять, кто я на самом деле. Для смертных созданий достаточно знать, что я - богиня, живущая среди людей, выдающая себя за одну из вас и взявшая на себя заботу об этом городке. Вот почему здесь нет бедных, почти никто не болеет всерьез, и все вы, детишки, такие симпатичные и здоровые. Это мой город. Я забочусь о нем сотни лет. На месте этой древней церкви раньше был маленький храм, посвященный одному из моих аспектов. Поэтому у вас есть фруктовые деревья, которые плодоносят целый год, чистый воздух и вода, никто не беспокоит вас здесь - пока вы не покидаете город. Я установила правила игры и придерживаюсь их.
   - Круто... - выдавил из себя Майкл.
   - Точно, "круто". Иногда некоторые божки пытаются пробраться сюда и открыть тут собственную лавочку. Но большинство из них не могут даже приблизиться к городу. Я поставила в лесах вокруг города и даже в океане мощные щиты, которые сбивают с толку магические существа, так что они даже забывают, куда собирались идти. Но эта тварь - особый случай. Очевидно, она очень могущественна и очень пронырлива, раз сумела незаметно проникнуть сюда. Судя по всему, у нее в планах медленно разрушить мое влияние и вытеснить меня отсюда. И знаете, у нее вполне могло получится, если бы не два интеллектуальных гения, которые решили вылить на нее ведро холодной воды, чтобы поглазеть на титьки...
  
   Зои и Майкл не знали, что и сказать в ответ.
   - Сколько раз вам было сказано - НЕ ТРОГАТЬ ЧЕРТОВЫХ ТУРИСТОВ?!!
   - Ну, мы думали, что это была ты... - выдавила из себя Зои.
   - Да уж. - сказала Шерил. - Это было бы куда лучше. Ладно. В любом случае ваша водяная атака застала ее врасплох, и она нанесла ответный удар, не подумав о том, что это разрушит ее прикрытие. Так что теперь я намереваюсь найти и уничтожить ее и прощаю вас за идиотский трюк с водой, потому что получается, что вы спасли весь город.
  
   - Но если ты богиня, почему ты не можешь вернуть мне прежний вид? - спросила Зои.
   - Потому что это так не делается. Только она может вернуть тебе прежней вид, а она не сделает этого. Против тебя применили тяжелую магическую артиллерию. Кстати, странно, что вам понадобилось два дня, чтобы осознать изменения. Это хитрая магия. Она хотела, чтобы ты побыл девчонкой несколько дней, пока не осознаешь, что происходит и наделал вещей, которые намертво свяжут тебя с новой личностью и разрушат твою самоидентификацию. У меня есть ощущение, что последняя часть проклятия сработала не до конца. Ты, наверное, крепкий орешек. Однако факт остается фактом - она использовала очень мощную магию. Теперь ты девчонка. И будешь девчонкой всю оставшуюся жизнь - с этим уже ничего не поделать. Но если хочешь, я сотру вашу память, и вы оба будете думать, что так и было с самого начала. Это возможно.
   - Господи! - вскрикнула Зои. - Нет!
   - Окей. - сказала Шерил, пожав плечами. - В таком случае просто смиритесь с тем, что вас поимели. Без вазелина. А сейчас извините, мне нужно пойти и убить богиню.
  
   Шерил встала, оправила юбку и решительно двинулась в сторону района отелей. Зои и Майкл молча глядели ей вслед.
   - Интересно, а настоящая Шерил все еще в школе? - спросил наконец Майкл.
   - Понятия не имею. - ответила Зои. - Но теперь я понимаю, что произошло. И знаешь, похоже могло быть гораздо хуже.
   - Даа... - протянул в ответ Майкл. - Я тоже думал об этом, только не решался сказать. Ведь со мной-то ничего особенного не случилось...
   - Если не считать оленьих рогов на макушке.
   - Каких рогов?! - руки Майкла взлетели ко лбу.
   Зои некоторое время наблюдала, как он лихорадочно ворошит свою шевелюру и только потом улыбнулась.
   - Ах ты жопа! - облегченно выдохнул Майкл.
   - Ой, прости меня пожалуйста... - притворно извинилась она.
  
   Оба расхохотались. Но через некоторое время вновь погрузились в молчание и слушали, как ветер шумит в кронах фруктовых деревьев. Кажется, приближалась буря. Они нечасто случались здесь, но все-таки случались. Зои подумала, что это наверное связано с двумя богинями, которые вот-вот должны были начать битву в районе отелей, и задумалась, не стоит ли им с Майклом смыться из города. Но было уже, пожалуй, поздно. Заварушка уже началась.
   - С тобой все в порядке? - спросил Майкл.
   - Я не знаю, честно говоря. Прямо сейчас я в порядке. Я думаю, что стоит пойти домой, и чувствую, что это неплохой вариант. Я представляю ужин с родителями - и это тоже о'кей. Я думаю о том, как проснусь завтра - и это уже меня тревожит. Представляю, как пройдет следующий месяц - и становится еще тревожнее. Я думаю о том, как пойду потом в колледж, устроюсь на работу, буду взрослеть и буду стареть - и это ужасно. Прикинь, ведь когда-то мне придется стать старой женщиной. Мне не особо нравилась идея, что когда-то я стану стариком, но я никогда не представлял себе жизнь в качестве старухи. Но если оставить все эти страхи в стороне, я - все-таки я. Да, я девчонка, но изменения все-таки не слишком большие. Я по-прежнему таскаю бумажник, а не сумочку. В моем шкафу по большей части нормальные шмотки. Я не ношу макияж и платья и не одеваюсь в розовое. Ну, по крайней мере, пока не придет время Зимнего бала. А в остальном я - это я, и большинство людей вроде воспринимают меня как раньше, и это хорошо.
   Но если мы сейчас уедем - все будет иначе. Или станет иначе, когда мы повзрослеем. Люди будут ожидать, что я выйду замуж, рожу детей и все такое... Или представь, когда я устроюсь на работу, они станут рассчитывать, что я буду одеваться определенным образом, говорить и вести себя в определенной манере... и это будет женская манера. Я не представляю, что буду чувствовать тогда. Это меня пугает до смерти!
   - Слушай, а ты... - Майкл начал вопрос, потом запнулся и все-таки продолжил: - Ты будешь лесбиянкой?
   Зои задумалась, прежде, чем ответить.
   - Не знаю. Не думаю. Сейчас я в полном раздрае и мне никак не до секса. Но подозреваю, что люди правы, когда говорят, что это на уровне генетики. Думаю, что сексуальная ориентация зависит не от сознания, а от тела. А этому телу нравилось заниматься с тобой любовью. А еще я провел два дня в женской раздевалке и даже не смотрел на других девчонок. Похоже, этому телу нравятся парни, но я не знаю, как будет дальше. Если у меня будет секс с парнями... или мужчинами - потом, позже, они будут ждать, что я буду вести себя как девушка. Или женщина. А я не буду. Да, я теперь женского пола, и кажется, этому телу нравятся мужчины. Но я не думаю, что когда-нибудь буду настоящей девушкой. Не знаю, понимаешь ты меня или нет...
   - Кажется понимаю.
   - Слушай, мы должны разойтись.
   - Чего?
   - Нам надо разойтись. Не то, чтобы мы сейчас связаны друг с другом. Но у тебя должна быть возможность встречаться с кем-то, если захочешь.
   - Нет. - ответил Майкл.
   - Это почему?
  
   Теперь была очередь Майкла задуматься перед ответом.
   - Если мы разойдемся, я смогу встречаться с кем-то еще. Но ты-то останешься одиночкой, и другие парни начнут подкатывать к тебе. А еще людям покажется странным, если мы разбежимся, но продолжим общаться и обмениваться какими-то секретами. Но если мы останемся парой, ну, официально, то парни не станут тебя домогаться и никому не покажется странным, что мы проводим время вместе. Я единственный человек, кто знает тебя на самом деле, Зак. Я не могу тебя покинуть.
   - Спасибо. - промолвила Зои. И еще она подумала, что настоящая девушка захотела бы плакать или броситься Майклу на шею или что-то в этом роде... Ей не хотелось делать ничего подобного, но она чувствовала глубокую благодарность к другу, что-то очень сильное и теплое там, внутри.
   - Погода ухудшается. - сказал Майкл, глядя на сгущающиеся штормовые тучи.
   - Да, пошли домой. - согласилась Зои.
   Они поднялись с земли, отряхнулись и подхватили свои рюкзаки.
   - Хочешь, пойдем ко мне, порубимся на приставке? - спросила Зои.
   - Конечно. - ответил Майкл. - Отличная идея!
  
   *****
  
   Глава вторая
  
   Brave New World
   Прекрасный новый мир
  
   Шторм безумствовал пять дней. Старики, собиравшиеся в торговом центре, сравнивали его со штормами, о которых рассказывали их отцы, но все сходились на том, что на памяти нынешнего поколения это самая жуткая буря. Упавшие деревья блокировали дороги, корежили машины и обрывали линии электропередач. Окна разлетались вдребезги от неистовых ударов ветра. Черепица облетала с домов как осенняя листва, старые сараи лишились крыш, урожай на полях подвергся жесткой цензуре. Уцелевшие деревья выглядели полуголыми оборванцами. Телефоны не работали, река вышла из берегов, а океанские волны разрывались о скалы, поднимая фонтаны 200-футовой высоты, долетавшие до самого сердца города. На второй день бури пляж возле устья реки покрылся ковром дохлой рыбы. На четвертый день рыба исчезла. По официальной версии ее унесло приливом, но ходили слухи о странных животных, похожих на морских львов, которые выплывали по ночам из глубин океана и словно пылесосы пожирали всю рыбу на своем пути, а затем поднимались вверх по течению реки, легко одолевая взбесившиеся дождевые потоки.
   Местные жители и неудачники-туристы, которым повезло застрять в этом некогда тихом северокалифорнийском пляжном городке, сидели по домам, вцепившись в радиоприемники, работающие от батареек. Но основных новостей было лишь две: буря оказалась А) непредсказуемой и Б) беспрецедентной. Она была мощнее всех стихийных бедствий, обрушивавшихся на Западное побережье за последние 100 лет, и при этом концентрировалась на удивительно маленьком участке побережья. Почти все в городе провели эти пять дней, нервно вслушиваясь в панические радиопередачи, сидя на рюкзаках с консервами и питьевой водой в ожидании того, что крыша в любой момент может рухнуть на голову.
  
   Зои и Майкл до того, как шторм разбушевался по-настоящему, успели совершить набег на городскую библиотеку и провели остальное время в комнате Зои, за тяжелыми ставнями, не закрывавшимися со времен Второй мировой. При свете свечей и ручных фонариков они вгрызались в гранит теологических наук.
   Они изучали Мифологию Булфинча, глотали мифологические словари. Сканировали Илиаду и Одиссею. Читали про Одина и его потерянный глаз, Осириса и Изиду, про всех богов и богинь древнего мира, про их приверженцев и про их войны. Говорили мало. Ели тоже. Даже двигались только для того, чтобы обменяться друг с дружкой прочитанными книгами. Дремали они прямо там, где сидели, хотя на ночь Майкл честно уходил в гостевую комнату. Наверное, если бы ураганный ветер сорвал крышу старого викторианского дома, они взглянули бы в небо в поисках божественного знака, а затем снова вернулись к чтению. Родители Зои время от времени заходили проведать их. Отец Майкла во время одного из кратких затиший добежал до дома Зои, проверить, как дела у сына, а затем убежал обратно, пригибаясь под порывами ветра как солдат под огнем артиллерии. От него обитатели дома узнали, что некоторые жители ищут укрытия в старинной городской церкви. Зои и Майкл обсудили эту новость шепотом, ведь они лучше других знали, что церковь в этом городе - не просто убежище. Но решили, что лучше остаться дома, вместе с родными, книжками, баллонами с питьевой водой и запасом батареек, достаточным для недельного похода в лес.
  
   Утром шестого дня шторм внезапно прекратился.
  
   Майкл постучался в дверь Зои, дождался ее тихого "Заходи" и проник внутрь. Она сидела на кровати в своей мешковатой пижаме, скрывающей поджарую фигуру.
   - Буря кончилась. - сказал Майкл. - По радио сказали, что небо очистилось и облаков не видать на сто миль в округе.
   - Значит, все кончено. - ответила Зои. - Как думаешь, она победила?
   - Судя по всему что мы прочли, у нее почти не было шансов проиграть. - сказал Майкл. - Она богиня. Здесь ее место силы. Ее храм лежит в основании церкви. Весь город посвящен ей. Она не подпускала сюда никаких конкурентов столетиями.
   - Надеюсь... - отозвалась Зои, правда с гораздо меньшей уверенностью, чем Майкл.
   - Наверно нам стоит пойти в школу. По радио сказали, что она сегодня открыта. Уроки начнутся позже, но они будут.
   - Лады. - Зои свесила ноги с кровати. Когда Майкл просто остался стоять, где стоял, она взглянула на него, подняла брови и сказала: - Закрой дверь, пожалуйста.
   - Ой, прости. - Майкл попятился за дверь и закрыл ее за собой.
  
   Восемь дней назад дела обстояли иначе. Восемь дней назад они были Зак и Майкл, лучшие друзья с детского сада, которые миллион раз переодевались на глазах друг у друга. Они были словно негатив и позитив: оба чуть выше шести футов ростом, оба стройные и мускулистые; Зак с кудрявыми черными волосами, смуглой кожей, зелеными глазами, Майкл с прямыми светлыми волосами, бледной кожей и голубыми глазами. Но восемь дней назад им повезло разозлить богиню, и Зак стал мишенью ее заклинания. Проклятие успешно стерло его из реальности и заменило девушкой по имени Зои. Только Зои и Майкл помнили, как обстояли дела до проклятия. Хотя многое осталось как прежде. Зои одевалась в том же стиле, что и Зак, ходила как Зак, носила его бумажник, слушала ту же музыку, играла в те же компьютерные игры и даже как раньше обкусывала ногти. Но в остальном... изменения были катастрофическими.
   В новой реальности Майкл и Зои уже который год были парой. У них были общие фотографии со школьных танцев, и все знали, что они всегда были вместе. И еще после трансформации, оказавшись под влиянием мощного заклятия, они провели ночь страстной любви, которую оба прекрасно помнили, но предпочитали не обсуждать.
   Затем им встретилась безымянная богиня, которая объявила себя сверхъестественным защитником города. Это благодаря ей погода почти всегда была прекрасной, люди - здоровыми, а урожай - хорошим. Она сообщила им, что богиня, поразившая Зака свои проклятием, явилась сюда, чтобы украсть город. Затем местная богиня отправилась уничтожать захватчицу и вскоре на город обрушилась буря...
  
   *****
  
   ... Майкл вернулся в гостевую комнату и оделся. Затем спустился в кухню и налил немного молока в чашку с хлопьями. Родители Зои с утра ушли в церковь и еще не вернулись.
   Зои спустилась вниз спустя пару минут, одетая в такую же свободную футболку и серферские шорты, что были и на Майкле. Так одевалось все молодое поколение горожан практически в любое время года. Майкл обратил внимание, что на безымянном пальце левой руки Зои надето кладдахское обещальное кольцо. Майкл из альтернативной реальности подарил его Зои из альтернативной реальности в знак серьезности отношений. Они договорились, что она продолжит носить его, ведь пока они "официально" остаются парой, другие парни не будут пытаться подкатывать к ней. И никто не сочтет странным, что они все время держатся вместе, обмениваясь какими-то секретами. Волосы Зои были стянуты в хвост, открывая взору маленькие серебряные колечки в ушах, еще неделю назад не существовавшие в природе. Она молча насыпала себе в тарелку кукурузных хлопьев и начала планомерно уничтожать их, время от времени бросая на Майкла испытующие взгляды из-под длинных ресниц.
   - Ну что? - не выдержал Майкл.
   - Мы так и не поговорили по-настоящему... об этом. С тех пор как началась буря. Мы как будто отправили мозги на каникулы, отдохнуть от эмоциональной перегрузки.
   - Угу.
   - Мы хотим поговорить об этом?
   - Если ты хочешь.
  
   Кажется, это был не тот ответ, которого она ждала. Она вновь сконцентрировалась на хлопьях и пару минут они молча жевали, сидя напротив друг друга.
   - Слушай. - сказал Майкл, когда молчание стало невыносимым.
   Зои взглянула на него.
   - Из нашего разговора в конце прошлой недели я понял, что ты хочешь оставить все как есть, настолько привычно, как только возможно. Ну будто ты по-прежнему Зак, а я тот же самый Майкл, и что _мы_ все те же Зак и Майкл, заправские кореша. И я делаю все, что могу, потому что ты этого хочешь, а я целиком на твоей стороне. Но... если пытаться делать как раньше, когда мы оба были парнями, то я не представляю себе ситуацию, чтобы я спросил, как твое эмоциональное состояние, не хочешь ли ты рассказать, что у тебя на душе... Так что пока я пытаюсь общаться с тобой как парень с парнем, и ты хочешь поговорить со мной об этих новых... вещах, беседу начинать тебе. Ведь честно?
  
   Зои задумалась.
   -Да. - сказала она наконец. - Это честно.
   - Здорово. Ты хочешь поговорить об этом?
   - Думаю, нет.
   - Нет??
   - Ладно, ладно. Я типа как хочу, потому что все так странно и, несмотря ни на что, я до сих пор не могу поверить, что это происходит со мной. Так что мне хотелось поговорить об этом, чтобы мы - ну хорошо, Я - мог хотя бы как-то высказать, что чувствую сейчас...
   - Это нормально. Если б я проснулся утром и был... зеленым, например, - я бы предпочел сперва немного похохмить на эту тему. Чтобы быть готовым к хохмам других людей.
   Зои удивленно приподняла брови.
  
   - Блин. Просто пытаюсь представить, что чувствовал бы в твоей ситуации. - сказал Майкл.
   - Ннуу... да, окей. - сказала Зои. - Чем-то похоже. Только я знаю, что никто не знает, что я не всегда был в таком виде, так что никто не станет шутить на эту тему. Но я девчонка. И если по какой-то причине кто-то назовет меня сукой или пошутит, что у меня течка, ну или хотя бы придержит для меня дверь или сделает еще какую-то галантную хрень..., я боюсь, моя голова просто взорвется. Наш пятидневный "отпуск" во время шторма - это было круто, но сегодня мы возвращаемся в школу, и я не готов играть Зои для всех этих людей. Кем бы ни была Зои.
   - Я думаю, что в основном Зои - это ты. Я имею в виду, что Зои это почти тот же самый человек, что и Зак. С небольшой поправкой на девчонковость.
   - Угу, охренеть как круто. И спасибо, что поправка на "девчонковость" небольшая. Но вот пожалуйста тебе первый же факт, который точно не имеет отношения к Заку. Я твоя ДЕВУШКА, чувак. Прокрути это у себя в голове. Представь, что люди называют тебя моей ДЕВУШКОЙ. Спрашивают, как дела у твоего бойфренда. Спрашивают: "А ты случайно не ДЕВУШКА Зака?" ДЕВУШКА. Твою мать! Это такое... нелепое слово. "Приветик, я Зои Элизабет Уотсон! Я ДЕВУШКА шестнадцати лет! Я ДЕВУШКА Майкла МакКая!" Врубаешься?! Вот, смотри, у меня есть груди. А не сиськи. Пусть у других девчонок - сиськи. А у меня вот груди. Я писаю сидя. Знаешь, почему? Потому что я ДЕВУШКА.
  
   ... - Хорошо, ну... да. Это действительно звучит странно. Но знаешь, любое слово звучит странно, если талдычить его без конца. Например, "дом". Вот скажи "дом" десять раз подряд, только медленно, с расстановочкой. Начнет звучат странно!
   Зои растерянно пожала плечами.
   - Но ведь именно поэтому мне и хотелось поговорить об этом. Тут ведь наоборот. Все это УЖЕ очень странно. Так что чем больше раз я это скажу, тем МЕНЕЕ странно оно прозвучит. Нет, я не то, чтобы капитулирую перед "девчонковостью" или назови как хочешь. Это как... ну вот как мое противопоставление грудей и сисек. Я не понимал, что это заботит меня, пока не сказал вслух. Теперь я, по крайней мере, знаю, как называть их. Назвать вещи - это мой способ справиться с ними.
   - Хм.
   - Что "хм"?
   - Ну, не то, чтобы я хочу этим заниматься, но нам предстоит много разговоров. Я в хорошем смысле, ну ты понимаешь. То, о чем ты говоришь - это такая терапия. Типа как беседовать о чем-то до тех пор, пока наконец не станет лучше. Так что нам предстоит еще миллион разговоров обо всем, что тебе еще даже в голову не приходило.
   - Да, это точно.
   - Ты не пойми меня неправильно, я тоже очень хочу тебе помочь. Я просто сказал...
   - Да, я тебя слышу.
   Они еще немного помолчали над кукурузными хлопьями.
  
   - Вот еще одна вещь. - сказала Зои.
   Майкл выжидал.
   - Мои ноги.
   Он посмотрел на ее ноги.
   - Я... то есть Зои... до того, как я попал сюда, - она делала эпиляцию воском. Нет, она не то, чтобы волосатая... Тут все в порядке, как у нормальной девушки. - Зои сделала неопределенный жест в сторону своего тела. - Но все равно она... эпилировала ноги. Ну так... надо ли мне делать это?
   Майкл задумался.
   - У тебя вроде и раньше не было особенно много волос на ногах.
   - Нет. Но немного было. Достаточно. Я не знаю, как они у меня растут сейчас, но если бы я увидел девушку с таким же количеством волос на ногах, как у меня раньше, я бы точно обратил внимание.
   - Тогда эпилируй. Или брей, что ли.
   - А подмышки?
   - Ну, наверное. Я ж не знаю... ммм... какой девушкой ты хочешь быть. В конце концов, у нас и хиппи в школе есть.
   - Нее, это не вариант. Если не считать бритья ног, эти девушки самые женственные из женственных девушек. Нет, правда. Они всегда носят платья и сережки как у цыганок, и... сиськи у них всегда напоказ. А кроме того, все считают, что они ненормальные.
   - Не все.
   - Но многие. Ну хорошо, МЫ всегда считали, что они ненормальные.
   - Но мы же никогда не задумывались раньше о бритье подмышек. Теперь, когда я думаю об этом, я начинаю их немножко понимать.
   - Ну слава богу, наконец-то ты просветлел, и я очень ценю твою заботу, но знаешь, я не хочу быть волосатой девушкой-хиппи в цыганской юбке с хайратником и акустической гитарой. Мне уже достаточно быть просто девушкой.
   Майкл пожал плечами.
   - Тебе не обязательно быть хиппи. Ты можешь быть просто... волосатой девушкой.
   - Я подумаю. Я уже не могу выбирать, кем хочу быть. Только кем НЕ хочу быть. Или казаться.
  
   *****
   ...Занятия в школе начинались только после полудня, так что Зои и Майкл некоторое время шлялись по окрестностям, оценивая разрушения. Дома рядом со школой выглядели так, словно наступила глубокая зима - деревья ободраны, все промокло до нитки, окна закрыты наглухо. Но ведь на самом деле это был самый разгар весны - и ребята понимали, что разрушения, вызванные бурей, создадут большие проблемы для очень многих людей. Почти никто в городе не зависел целиком от сельского хозяйства, но все были связаны с ним в той или иной степени. А ущерб, который шторм наверняка нанес гостиницам, мог вызвать коллапс всей туристической индустрии и грозил городу очень тощим летом безо всяких туристов.
   У входа в школу собиралось все больше учащихся. Появилась Элисон Уокер со своими подружками Мэгги Дуган и Барбарой Рифкин, но Зои уклонилась от участия в их оживленной трескотне, отвечая односложными репликами. А при первом удобном случае и вовсе слиняла в сторону.
   - В чем дело? - спросил Майкл, отошедший следом.
   - У меня с ними были свидания. - ответила Зои. - Отношения со всеми тремя, более или менее серьезные. С Мэгги мы даже спали.
   - И?
   - Это нечестно - говорить с кем-то, с кем у тебя был секс, когда она даже не знает об этом. Я мог на равных общаться с нею раньше, потому что мы оба знали об этом. Но теперь я знаю, а она не знает, что я знаю. Понятно? Черт, может она вообще девственница в этом мире и наверняка даже не знает, что я знаю, что она не знает, что я об этом знаю.
   Зои сделала паузу и взглянула на Майкла. Он выглядел немного перегружено.
   - Ну и... - закончила она неохотно, - Мы теперь все одинакового роста. В этой голове хранятся воспоминания о том, как я целую их, и они смотрят на меня снизу вверх. Когда я теперь смотрю им прямо в глаза - это сбивает меня с толку.
   - Наверное, странно быть ниже меня?
   - Точно.
   - Ты можешь носить высокие каблуки. Поднимешься на мой уровень.
   - Я лучше ноги тебе сломаю. И ты опустишься на мой.
   - Тоже ничего идея...
   Наконец прозвенел звонок и школьники потянулись внутрь.
  
   *****
  
   Зак, до того, как стать Зои, был записан во множество дополнительных кружков и секций. Так что когда выпала свободная минута, Зои залезла в библиотечный компьютер и зашла на свою ученическую страничку - узнать, как обстоят дела теперь. Она по прежнему была участником шахматного клуба, но вместо мужской школьной футбольной команды числилась в женской команде по соккеру. А еще - в команде лучников. Что было странно сразу по нескольким причинам.
   - Я не знал, что у нас есть кружок по стрельбе из лука. - сказал Майкл, когда по окончании учебного дня они шагали домой.
   - Я тоже. - отозвалась Зои.
   - Они участвуют в соревнованиях?
   - Судя по сайту - да.
   - А с кем соревнуются?
   - Давай попробуем угадать. Как тебе вариант - с другими школьными командами?
   - А, да. И когда занятия?
   - Послезавтра. А завтра у меня тренировка по соккеру. Я в соккере - ни в зуб ногой.
   - А разве со стрельбой из лука иначе?
   - Да, но соккер - командный спорт. Если я облажаюсь с луком - это моя проблема. А когда ты подводишь команду, где люди рассчитывают на тебя - это гораздо хуже.
   - Понимаю. По-прежнему шахматный клуб?
   - Да. Мы встречаемся завтра в обеденное время.
   - Это будет интересно.
   - С чего бы?
   - Да так, ни с чего. Может быть, я ошибаюсь.
   Она выжгла в нем дырку взглядом, но Майкл притворился, будто ужасно заинтересован формой перьевых облаков.
  
   *****
   Жизнь города медленно возвращалась в обычную колею, и Зои пыталась привыкнуть к своей новой роли в школе, но когда на следующий день после ланча она плюхнулась на стул рядом с Майклом, он сразу понял, что дела плохи.
   - Шахматный клуб? - предположил он.
   - Эти фрики не давали мне ни секунды покоя! Они дрались друг с другом за право сыграть со мной.
   - Я предполагал что-то подобное.
   - А я-то нет!
   - А можно было бы догадаться. Это же _шахматная_ команда. Когда ты был Заком, они просто мирились с тобой, как со спортивным пацаном, который еще неплохо играет в шахматы. Но то, о чем мечтает и чего никогда не может найти любой ботаник - это девушка, которая разделяет его интересы. Да эти несчастные мозги на ножках всю жизнь провели в ожидании кого-то вроде тебя!
   - Да к черту такие игры! С этого момента я вычеркиваю себя из шахматного клуба.
   Майкл состроил кислую рожу
   - Что?!
   Он пожал плечами.
   - Чувак, ну ЧТО?
   - Это из тех вопросов, которые мы обсуждаем, только если ты начинаешь разговор.
   - Твою м... Блин, да скажи же!
   Майкл посмотрел на часы. До начала урока оставалось еще несколько минут.
   - Окей. - сказал он. - Ты состоишь в шахматном клубе. У тебя к тому же все хорошо с математикой. Ты круто шаришь в компьютерах. Штука в том, что это области, где царят ботаники. Если ты хочешь изучать науку или математику или получить диплом в какой-то технической области, тебе придется привыкнуть к обществу ботаников и...
   - И?
   - Ну тут же все понятно.
   - Нет, ничего не понятно. Какого хрена? Не заставляй меня вытягивать из тебя щипцами!
   - Хорошо. - Майкл придвинулся ближе, стараясь говорить как можно тише. - В колледже ты не только будешь одной из немногих девчонок в классе, но и... короче, вспомни тех девушек, которых тебе пришлось встречать в шахматном клубе за эти годы. Хотя бы одна из них выглядела как ты сейчас? Подумай о них свои Заковским мозгом и сравни их с Зои. Теперь ты понимаешь, о чем я говорю?
   - Ойй... - сказала Зои секундой позже. - О, нееет...
   - Есть контакт. Так что если ты откажешься ото всего, что у тебя есть из за того, что какие-то ботаники пытаются заглянуть тебе под футболку, то кончишь филологическим колледжем или чем-то похлеще.
   - Да. Это аргумент.
   - Урок начинается.
   - Ты что, злишься на меня?
   - Урок начинается - повторил Майкл.
   Прозвенел звонок.
  
   *****
  
   ...Майкл вел себя так, будто все в полном порядке, и Зои решила пока оставить его в покое. Когда прозвенел последний звонок, оба отправились на тренировку: Майкл - на футбол, а Зои - на соккер. Она обнаружила, что играет на весьма среднем уровне, что одновременно было лучше и хуже ее ожиданий. Когда занятия окончились, у дверей раздевалки ее ожидал Майкл. По дороге домой они трепались на спортивные темы и сказали друг другу "пока" на том же углу, где привычно расходились вот уже десять лет.
   На следующий день у Зои было первое занятие в секции лука. Команда собиралась за футбольным полем, на площадке для легкой атлетики. За три года в старшей школе и два года в футбольной команде Зои ни разу не видела, чтобы лучники занимались на этом поле. Хотя от других ребят, состоявших в секции, она знала, что их уже давно тренирует миссис Мэсси, преподаватель истории. Лучный инвентарь хранился в специальном домике на задворках легкоатлетической площадки. Перед началом практики Зои поучаствовала в переноске тяжеленных соломенных мишеней, а затем вернулась к домику, где ребята из лучного клуба хранили свое снаряжение.
  
   У большинства членов команды были современные композитные луки с различными хитрыми прицелами и стабилизаторами. Но Зои оказалась хозяйкой длинного цельного лука весьма анахроничного вида, напоминающего лук Купидона, только намного больше. Она не больно-то много знала о луках, но на ее взгляд он был сделан из дерева, кожи и какого-то пластика - а может даже слоновой кости. Не зная толком, как натягивать лук, Зои сделала пробную попытку: накинула петлю тетивы на один из рогов лука, уперлась ногой, перекинула лук через бедро и плечо и, потянув обеими руками, согнула его в дугу и вставила вторую петлю на место. Покончив с подготовкой, попыталась продолжить эксперимент и попробовать тетиву. Лук оказался на удивление тугим: пришлось напрячь все силы, чтобы натянуть тетиву до уха. Зои хотела уже отпустить ее, сделав холостой хлопок, но что-то подсказало ей, что это плохая идея, и она медленно вернула лук в исходную позицию.
   Она не стала торопиться, и когда первая группа вышла на стрелковые позиции, осталась сзади посмотреть. Ребята один за другим выпускали стрелы по большим соломенным щитам, стоявшим на расстоянии 80 ярдов. Мишени на них казались совсем маленькими, и трудно было понять, как вообще можно ухитриться попасть с такой дистанции. Чтобы отогнать эти мысли, она сосредоточилась на том, чтобы надеть защитные браслеты и странную перчатку о трех пальцах, предохранявшую левую кисть во время стрельбы. Колчан и стрелы Зои сильно отличались от снаряжения других ребят: колчан был сделан из толстой промасленной кожи, а стрелы были деревянные, с оперением из настоящих птичьих перьев. Пяточки были из того же материала, что и часть лука, - плотного пластика или слоновой кости. Наконечники - длинные, стальные, очень хищного вида.
   - Уотсон! - дала команду миссис Мэсси. - Не пропусти свою очередь!
   Зои заторопилась и уронила на землю предмет, который сперва приняла за что-то типа обмотки колчана. Оказалось, что это необычной формы куртка. Бросив взгляд на девушек-товарищей по команде, она заметила, что почти все они надевают плотно сидящие куртки, вероятно, чтобы защитить грудь от нечаянного удара тетивы. Быстро накинув свою, она встала в линию с другими стрелками. Еще минуту потратила на то, чтобы разобраться, куда повесить колчан, пока не приладила его слева, у бедра, как герои фэнтезийных фильмов носят мечи.
   - Готова? - спросила миссис Мэсси.
   - Да, извините.
   - Окей. Начинаем с Аллана. Поехали!
  
   Аллан Джефферсон, гигантский черный полинезиец, с руками, похожими на железнодорожные шпалы, поднял мощный композитный лук и прицелился. Зои наблюдала за ним и заметила, что его перчатка снабжена чем-то вроде пистолетного курка, которым он натягивает тетиву. А лук оборудован сложной системой прицеливания. Взглянув на свой простой изогнутый лук, она подумала, что возможно это аналог тех дешевых инструментов, которые ребята из школьных рок-групп арендуют у учителя музыки для репетиций. Аллан мягко выдохнул и спустил тетиву. Звук, сопровождавший выстрел, был похож на хлопок из дробовика, только дыма не хватало. Графитовая стрела понеслась к мишени со скоростью молнии. Секунду спустя до них донесся звук стрелы, поразившей цель. Зои посмотрела на мишень Аллана и увидела, что стрела вонзилась в двух дюймах от центра круга.
   Двое других ребят стреляли перед ней - она стояла в конце линии. Каждый из стрелков пользовался новым композитным луком с колесчатой системой разгрузки, снимавшей лишнее напряжение. Каждый тщательно целился перед выстрелом. Зои знала, что у нее нет шансов удерживать натяжение так долго.
  
   Когда наконец пришла ее очередь, она вытянула стрелу из колчана, насадила пяточку на тетиву и посмотрела на мишень, стоящую на расстоянии почти в целое футбольное поле. Сделала глубокий вздох, позволила воздуху свободно вытечь из легких, затем натянула лук и выстрелила одним движением, зная, что это максимум того, на что она способна.
   Звук, с которым стрелял ее лук, полностью отличался от звука композитных луков: гулкое деревянное "тумм" вместо резкого хлопающего звука современных образцов.
   Она услышала как Аллан Джефферсон прошептал себе под нос: "классный выстрел" в тот момент, когда стрела воткнулась в мишень почти в самом центре. Зои уставилась на нее в удивлении, но Аллан явно ждал продолжения. Она бросила взгляд на две еще не пораженные мишени и, действуя почти инстинктивно, вытянула и послала в цель еще две стрелы, одну за другой, даже не дожидаясь, пока первая воткнется. Несмотря на боковой ветер, обе легли куда надо - в самое яблочко.
  
   Аллан сокрушенно помотал головой и вытащил новую стрелу. Судя по всему, такой результат был для Зои в порядке вещей. Она посмотрела на лук в своих руках и заметила, что в том месте, где ее пальцы сжимали обмотку, на коже была протерта полоска. Она медленно разжала кисть и увидела, что след на коже остался именно там, где к ней прижималось обещальное кладдахское кольцо. Такое ощущение, что она стреляла из этого лука и носила это кольцо всю жизнь.
  
   *****
  
   - Тут что-то не так. - сказала Зои, когда они встретились с Майклом у дверей спортзала.
   - В чем дело? - спросил он.
   - Я до сих пор серьезно не задумывался об этом... Но ведь фруктовые деревья по всему городу уничтожены бурей, отели повреждены. Не могу поверить, что мы до сих пор не придавали этому значения.
   - А ведь богиня сказала, что защитит город. - подхватил Майкл.
   - А город - в полной заднице. - подытожила Зои
   - Даа... И что тебя натолкнуло сегодня на эту мысль?
   - Стрелковый клуб.
  
   Майкл посмотрел на нее выжидательно.
   - Я стреляю подозрительно круто. Реально круто. Усраться, как круто! Я выбиваю яблочко с 80 ярдов. Даже когда мы отодвигаем мишени дальше, - я промахиваюсь один из десяти. На два дюйма. Это шиза. За одно мгновение я успеваю оценить расстояние, сделать поправку на ветер и вогнать стрелу в центр. Я подозреваю, что могу попасть и за двести и за триста ярдов. Да, и мой лук: по хорошему, ни одна девушка моих габаритов не сможет не то, что стрелять - даже натянуть его.
   - Ну у тебя по-прежнему неплохая мускулатура.
   - Это сверхестественно, Майкл. Аллан Джефферсон дал мне попробовать свой лук - я могу стрелять из него. Там сила натяжения - 100 фунтов! Я сомневаюсь, что ты натянешь его. А мой лук - это вообще какой-то жуткий антиквариат. У всех остальных дорогие композитные луки, а мой выглядит так, будто его притащили со съемок "Властелина Колец".
   - Впечатляет. И какая тут связь?
   - Ты думаешь, это чертова злючка-богиня превратила меня в гребаного Робин Гуда? Нет. Тут что-то еще. Ставлю сто баксов, что это проделки НАШЕЙ богини. И стоило мне начать думать об этом, - я начал осмыслять то, что происходит с городом. Тут что-то не так.
  
   - Верно. - согласился Майкл. - Я думаю об этом со вчерашнего дня, но не хотел поднимать вопрос, пока у меня не будет каких-то доказательств. И я по-прежнему не понимаю, что мы можем с этим сделать.
   - Ничего. - сказала Зои. Мы никогда не замечали старую богиню, пока она сама не захотела этого. У нас нет ни малейшего представления о том, где сейчас новая богиня и чего она хочет. Думаю, нам просто надо держать ушки на макушке. Но даже если ничего не случится, стоит подумать о том, как свалить из города. Я подозреваю, здесь вряд ли что-нибудь останется как прежде...
  
  
   *****
   Глава третья
  
   Things fall apart
   Мир разваливается
  
   Три дня спустя после того, что в газетах назвали "Бурей столетия", последние туристы, пережившие в маленьком курортном городке в Северной Калифорнии неистовый шторм, селевые потоки и ураганный ветер, погрузились в чартерный автобус до ближайшего аэропорта. "Золотое Яблоко", последний отель в городе, в котором еще оставались отдыхающие, распростился с ними и закрылся на ремонт.
   Все соглашались, что ситуация - хуже не придумаешь. Поздняя весна и раннее лето были пиком туристического сезона. Но отели стояли в руинах, а многие из городских смотровых площадок уничтожил шторм. Пешеходные маршруты смыло ливнем, пляжи лишились песка, а лодочные станции - лодок. Все, что оставалось городу - это закрыться на целый сезон и молиться, что к следующему сезону удастся восстановить потери.
  
   Мария Сент-Клод, хозяйка Золотого Яблока, махала рукой вслед уходящему автобусу. Маркус, ее управляющий, стоял рядом в мрачном молчании. Когда автобус свернул за угол, Мария опустила руку и вздохнула с глубоким облегчением.
   - Ну, дело сделано. - сказала она.
   Маркус кивнул.
   - Как только они выедут - закрой город. - продолжила Мария. - Пусть никто не сможет приехать и уехать без моего разрешения.
   Новый кивок.
   Тебе уже удалось обнаружить ее жрецов?
   - Ни одного. - хрипло пророкотал Маркус. - Возможно, у нее их вообще не было. Или были, но не знали, что они - жрецы.
   - Для нее это был бы крайне инновационный подход.
   - Она продержалась тут больше двухсот лет. Наверняка научилась каким-то новым трюкам.
   - Что ж, хорошо. - подытожила Мария. - Выясни, кто заботился о деревьях. Мы начнем с них, и постепенно размотаем всю цепочку.
   - Как пожелаете. - сказал Маркус, и с коротким поклоном отступил в тень гостиничного вестибюля. Мария Сент-Клод окинула взглядом открывавшуюся перед ней панораму города, презрительно хмыкнула и отправилась следом.
  
   *****
   Уолтер Нельсон почувствовал что-то нехорошее, едва переступив порог дома. Перед тем, как войти, Уолтер оставил инструменты в сарае и теперь внезапно пожалел, что под рукой нет садовой лопаты. Дом был слишком, слишком тихим. Он шагнул в коридор старого викторианского коттеджа и машинально опустил ключи в ящик стола рядом с дверью. Он не следил за своими движениями, а напряженно вслушивался, пытаясь уловить голос жены или хоть какое-то движение в стенах старого здания. Все лампы не работали из-за шторма, дом был погружен в темноту. _Слишком_ темно и _слишком_ тихо.
   Несколько секунд он стоял, прислушиваясь, а затем неуверенно позвал:
   - Конни?
   Ответа не было, и он сделал шаг вглубь дома. Вызывать полицию не было смысла - телефоны до сих пор не работали, а ближайшая контора шерифа в двадцати милях. К тому же в доме нечего красть. Все, что он сейчас хотел - это знать, что его жена в порядке.
  
   Он нашел ее в библиотеке. Позади нее стоял чудовищных размеров человек в черном плаще. Его пальцы были сомкнуты на горле Конни и полностью контролировали ее дыхание и жизнь. В углу комнаты стояла женщина, которая показалась Уолтеру подозрительно знакомой. По их взглядам он понял, что его давно уже ожидают. Он взглянул на Конни. В ее глазах были ужас и паника. Черный человек железной хваткой приподнимал ее над полом, она держалась на кончиках пальцев, пытаясь удержать равновесие.
   - Мистер Нельсон? - нарушила молчание подозрительная женщина.
  
   Уолтер осознал, что уже несколько секунд стоит в немом молчании, замерев от ужаса. Он оторвал взгляд от жены и посмотрел на говорившую. Его поразила чернота вокруг ее глаз. У нее были яркие голубые зрачки и бледное лицо, но область вокруг глаз была то ли густо окрашена черным, то ли имела такой цвет сама по себе и напоминала маску киношного злодея.
   - Да. - ответил он слабым голосом. - Отпустите, пожалуйста, мою жену.
   - Всему свое время, мистер Нельсон. Сперва скажите мне, это Вы заботитесь о городских деревьях?
   - Да.
   - Но не обо всех.
   - Да... Нет. Нет, не обо всех.
   - Кто отвечает за остальные?
   - Я не знаю... А кто-то заботится? Я ухаживаю за сотней или около того... подстригаю, окучиваю, убираю упавшие фрукты, чтобы они не сгнили или еще что-нибудь...
   - На кого Вы работаете, мистер Нельсон?
   - На кого? - повторил Уолтер. - Ему трудно было поддерживать нить разговора. Сейчас он мог думать только о жене. - Ни на кого. Я просто делаю это. Мой отец так делал. Он передал заботу о деревьях мне.
   - А кто велел Вашему отцу заниматься деревьями?
   - Наверное, его отец...
   Человек в черном угрожающе засипел и взгляд Конни в панике стал метаться по комнате - ее ноги оторвались от пола.
   - Иисус! - закричал Уолтер - Пожалуйста, убейте меня, не ее!
  
   Мрачная женщина и гигант обменялись взглядами.
   - Иисус. - сказал мужчина. Это был не возглас - просто комментарий. Он просто повторил то, что сказал Уолтер.
   - Хорошо. - сказала женщина. - Вы заботитесь о деревьях, потому что так делал отец, а прежде - его отец. Что ж, Вы будете последним в роду, кто имел дело с деревьями, но зато Ваша судьба будет связана с ними дольше, чем у всех предков.
   При этих словах огромный человек опустил Конни на пол, но не отпустил, а потащил ее к двери, выходящей на задний двор. Она беспомощно подергивалась в его руках, и Уолтер бросился следом, умоляя черного человека отпустить ее. Когда они вышли наружу, гигант вытащил Конни на середину двора и выжидательно посмотрел на мрачную женщину, застывшую в дверях позади садовника. А тот умоляюще смотрел то на гиганта, то на женщину - и не видел никакой надежды.
   Тогда Уолтер постарался поймать взгляд жены.
   - Прости... - прошептал он и приготовился броситься на черного человека. Он понимал, что скорее всего это смерть для него, но было ясно, что зловещая пара уже решила судьбу их обоих. Так что пока есть шанс, можно попробовать спасти хотя бы Конни.
  
   Женщина в дверях сказала что-то на странном шипящем языке, и внезапно гигант отпустил свою жертву. Какую-то секунду - не больше - казалось, что все кончится хорошо. Конни схватила ртом воздух и сделала пару заплетающихся шагов в сторону Уолтера, а тот рванулся ей навстречу. Внезапно ее лицо изменилось. Его перекосила гримаса нечеловеческого ужаса, спина выгнулась в жуткой агонии, руки Конни резко взметнулись к небесам. Она разинула рот для крика, но ее лицо будто смыло стремительным потоком изменений. И вот - одежда одеревенела, тело рванулось ввысь, ноги впились в землю и через мгновение на том месте, где была жена Уолтера, стояло небольшое дубовое дерево.
   Уолтер вцепился в кору дерева и замер. Ему хотелось кричать, взорваться от этого невыносимого ужаса, но глубина потери была так велика, что полностью парализовала все чувства.
  
   Едва ли он слышал, как женщина позади него заговорила вновь.
  
  
   *****
   0x08 graphic
   Зои Уотсон и Майкл МакКай наконец-то установили огромный щит из сена в углу заднего двора, и отошли в противоположный угол, где на садовой скамейке лежал лук Зои вместе со стрелами, стрелковыми браслетами и перчаткой. Майкл молча наблюдал, как Зои надевает свое снаряжение. Как насаживает стрелу на тетиву, целится и стреляет - все одним плавным движением. И попадает, разумеется. Майкл видел, что она не целилась долго и вообще не особо старалась. Стрела преодолела 20 ярдов стремительно, словно недобрая мысль, и воткнулась прямо в центр намалеванного на щите круга. Она ушла в солому почти по самое оперение.
   - Вау. - сказал Майкл. - Это была единственная адекватная реакция.
   - Теперь ты. - сказала Зои, стаскивая браслеты и передавая их другу.
   Его пальцы были слишком велики для ее перчатки, так что для защиты кисти Майкл взял кожаную перчатку из папиных запасов. Затем он поднял лук, насадил стрелу и попытался оттянуть тетиву.
   Ему удалось продвинуться на несколько дюймов, а потом пальцы задрожали и Майкл вернул тетиву в исходную позицию.
   - Ни фига себе. - пробормотал он.
   Он сделал глубокий вздох, закрыл глаза и резко толкнул лук от себя, одновременно пытаясь изо всех сил натянуть тетиву к щеке. И снова деревянные рога изогнутого лука послушно подались назад, но тут же упрямо застыли на месте, а ведь тетива преодолела едва полпути.
  
   Честно признаться, Зои было приятно наблюдать, как Майкл сражается с луком. Еще пару недель назад ее имя было Закари Дункан Уотсон. Зак и Майкл были лучшими друзьями с детского сада. Они словно дополняли друг друга: оба выше шести футов ростом, стройные и мускулистые; Заку от матери достались черные кудри, зеленые глаза и смуглая кожа, а Майкл был белокожий блондин с голубыми глазами. Ребятам повезло: своими невинными шутками они взбесили настоящую богиню и нарвались на проклятие, которое почти полностью стерло из реальности Зака, заменив его Зои. Черные волосы и зеленые глаза никуда не делись, но Зои была на голову ниже Майкла, и, как девушка, конечно же не обладала прежней мощью и силой. Снова оказаться сильнее Майкла, пусть и по сверхъестественной причине, было на удивление приятно.
   - Бред какой-то. - сказал Майкл после очередной безуспешной попытки. - Я не могу с ним справиться. Какая тут сила натяжения?
   - Точно не знаю. - пожала плечами Зои.
   - А разве в школе нет способа это измерить?
   - Есть. В стрелковом клубе установили что-то типа весов с крюком. Ты накидываешь тетиву на крюк и тянешь лук вниз, пока он не натянется до предела. Тогда смотришь на шкалу и видишь результат.
   - Ну и?
   - Ты понимаешь... После превращения я вешу всего около 125 фунтов. Но даже повиснув на этом луке всем весом, я не могу натянуть его до конца. 125 фунтов есть точно, а сколько еще - бог знает. Или богиня.
   - Это ведь много?
   - Для современного лучного спорта это - неслыханно. Я тебе говорю, Аллан Джексон, этот монстр-полинезиец, стреляет из лука с натяжением 100 фунтов.
   - ... Слушай... Ты весишь всего 125 фунтов?
  
   Такая перемена темы заставила Зои замолчать на минуту. Девушка опустила глаза на свое тело, скрытое под мешковатой футболкой и серферскими шортами. Подняла голову и снова взглянула на Майкла.
   - Ну да. А что? Сколько, по-твоему, мне весить?
   - Да не знаю я. - ответил Майкл. Я не привык угадывать вес девчонок. Какой у тебя рост?
   - Судя по студенческой карте - пять футов шесть дюймов.
   - То есть, ты теперь меньше примерно на семь дюймов и семьдесят фунтов?
   - Типа того.
   - Интересно, куда это все делось. - задумчиво сказал Майкл.
   - Угу. - продолжила Зои. - Мне тоже интересно. Перемена произошла почти мгновенно. По идее, должно было быть облако пара, взрыв или что-то такое, но я не помню никаких внешних эффектов. А ты?
  
   Когда это все случилось, они были на пешеходном мосту. Шутки ради они вылили ведро ледяной воды на голову проходившей снизу девушки, и не их вина, что под этой личиной скрывалась мстительная богиня. Она не только превратила Зака в Зои мгновенно, прежде, чем друзья успели удрать прочь, но также изменила вселенную так, чтобы в ней нашлось место для Зои. Никто из ее семьи, никто из друзей, одноклассников и учителей не знал, что Зои когда-то была Заком. Более того, они не знали, что такой парень вообще когда-то существовал на свете. Даже сами Зои и Майкл прожили в этом новом мире, не осознавая перемен, почти три дня, и только потом врубились, что с ними произошло жовольно скверное чудо.
   - Не помню ничего такого... - ответил Майкл. - Вообще не помню ничего необычного. Мы просто вылили воду и дали дёру.
  
   Майкл смотрел теперь Зои прямо в глаза и думал о том, что было дальше. После бегства неудачливые "террористы" укрылись в доме родителей Зака и... весь вечер занимались любовью. В новой реальности они были парнем и девушкой уже не первый год. Через три дня, осознав, что произошло, оба заключили молчаливое соглашение больше никогда не говорить об этом первом вечере. И вот теперь как никогда близко подошли к тому, чтобы нарушить заговор молчания.
   Зои держала свои стрелы в колчане, который для удобства повязывала вокруг бедер, словно ножны с мечом. Пояс колчана стягивал ее футболку на бедрах и подчеркивал фигуру. И сейчас, стоя в лучах закатного солнца с руками, сложенными на груди, она казалась похожей на богиню из греческих мифов. Ее густые черные волосы были собраны сзади в простой хвост и каскадом падали на плечи. Она спокойно смотрела на Майкла из-под длинных ресниц своими изумрудно-зелеными глазами. Будучи парнем, Зак выглядел вполне симпатично, даже несмотря на высокие скулы и тяжелый подбородок. Но превратившись в девушку, Зои стала пугающе красива. Она не носила никакой косметики, но это было и не нужно. Косметика только испортила бы чистые линии ее чувственного рта и мягких губ. В то же время нельзя было сказать, что в ее облике есть излишек мягкости или женственности. Под мешковатой футболкой проступали очертания небольших упругих грудей, а пояс колчана очерчивал тонкую талию и округлые бедра. И еще у нее были крепкие плечи, сильные руки с длинными ловкими пальцами, а мышцы ног - упругие, в отличном тонусе. Это было тело хищника, потери в росте и весе ни капли не испортили его.
  
   Майкл знал Зака как хорошего и преданного друга, честного и умного человека, прекрасного атлета. Все это несомненно относилось и к Зои... но было что-то еще. За всеми привычными качествами Зака проступало что-то новое, непривычное, похожее на незримый стальной стержень. И Майкл гадал: не та ли магия, которая сделала Зои непревзойденным стрелком, превратила ее в какое-то новое существо, куда более опасное и целеустремленное, чем старый добрый Зак. Или это просто сладкая галлюцинация, навеянная чертовски приятным воспоминанием о прикосновении этих упругих грудей? Может быть, Майкл просто позволил гормонам тинейджера морочить ему голову?
   - Возможно, потеря веса произошла уже после того, как мы пришли домой? - предположил Майкл. Он заметил, что на щеках Зои, несмотря на смуглую кожу, проступила краска, и понял, что зашел слишком далеко.
   - Дай-ка мне лук. - сказала она, протягивая руку.
   - Он передал ей лук, затем защитный браслет. Она натянула на руку плотную кожаную перчатку, немного расставила ноги, и примерилась взглядом к мишени. Затем... это была серия стремительных, четких, будто механических движений - и поток стрел устремился к цели практически со скоростью автоматной очереди. В колчане Зои оставалось еще дюжина стрел, когда она остановила стрельбу так же неожиданно, как и начала. Майкл взглянул на мишень и увидел, что первая стрела стала частью большого смайлика.
   - Это... - выдохнул Майкл
   - Безумие?
   - Фантастика!
   Когда Зои взглянула на него вновь, на ее лице была хитрая усмешка.
  
   - Штука в том, - начала она, - Что эта магия дает мне способность стрелять из любого лука, даже если его сила натяжения больше, чем мой вес. Но магия не наделяет меня силой вытаскивать стрелы из мишени. Так что...
   Майкл обреченно кивнул и поплелся в угол двора - на свидание с глубоко засевшими в дереве стрелами.
  
   *****
  
   В понедельник, через шесть дней после завершения бури, Джейкоб Стейн по своему обыкновению прибыл в городской почтовый офис в 5.30 утра. К семи утра почтовый фургон из соседнего города все еще не прибыл, так что Джейкоб просто разгреб старые рекламные листовки и покидал их в багажник своей машины. Фургон не появился и в девять, когда на службу явилась другая работница, кассирша Анетт. Джейкоб провел еще целый час, болтая с ней о последних событиях, но так и не дождался свежей почты. Что ж, делать нечего, - он забрался в машину и включил старый радиоприемник. Покрутив ручку туда-сюда, он не услышал ничего, кроме монотонного шипения. Не работала даже местная радиостанция. Стало ясно, что никаких развлечений, кроме работы, не предвидится. За неимением других вариантов почтальон решил пока развезти по домам рекламный мусор. Он двинулся по своему привычному маршруту, объезжая по кругу район отелей и близлежащие кварталы.
  
   Было ужасно жарко. Во время движения ветер в окно машины давал иллюзию свежести, но стоило остановиться - и пот градом катился со лба. Джейкоб быстро покончил с районом отелей, затем отправился в квартал моллов. Большинство магазинов все еще были закрыты. Но хозяйственный вовсю торговал батарейками и товарами первой необходимости, завезенными сразу после шторма: свечами, масляными лампами и прочей полезной мелочевкой. Работала и кофейня, в кои-то веки угощавшая нормальным кофе, сваренным на огне, а не помоями из кофейной машины - электричество-то не работало. Почтальон обменялся приветами со всеми встречными и поперечными, а затем направил машину в сторону жилых кварталов.
   Буря сурово обошлась с городом, но кое-что осталось без изменений. Дети играли на улицах и во дворах. Родители, которых электрический коллапс освободил от работы, телефона и Интернета, посвящали себя починке домов. Джейкоб приветственно махал знакомым из окна машины, постепенно превращавшейся в раскаленную кастрюлю.
  
   Так он добрался до дома Оливии Торрес, стоявшего в самом конце одной из центральных улиц. Почтальон выбрался из машины и, утирая пот рукавом, поднялся по крыльцу дома, чтобы бросить почту в щель для писем. Оливия была загадочным персонажем. Женщина средних лет, она перебралась в городок лет двадцать назад. У нее не было работы, она жила одна и редко общалась даже с соседями. Она не была ни богатой, ни бедной. Джейкоб, благодаря своей профессии, знал, что она заказывает по Интернету очень много книг. Больше никаких занятий у нее, судя по всему, не было.
   Джейкоб почувствовал запах, едва только приоткрыл щель для писем. Две недели назад он и не догадался бы, что это, но поскольку все холодильники в городе вышли из строя, ему довелось неплохо познакомиться с вонью протухшего мяса. Обычно почтальон уважал право людей на частную жизнь, но во-первых ему все равно было нечего делать, а во вторых ситуация в городе все-таки была чрезвычайная. И он решился действовать.
  
   Он осторожно постучался в дверь и подождал. Ничего. Огляделся по сторонам - нет ли кого из соседей. Но ближайший дом стоял ярдах в тридцати и выглядел запертым на все замки. Он снова постучался и нажал на дверную ручку. Открыто! Он отворил дверь, и запах залепил его ноздри словно облако мошкары. Он отшатнулся, сделал глоток уличного воздуха и крикнул в дверную щель:
   - Оливия! Вы дома?
   Не услышав ответа, он просунул голову внутрь и огляделся. Запах окутал его зловонным облаком.
   - Оливия? Хеллоу?
  
   И опять никакого ответа, и только отвратительный запах, исходивший, казалось, изо всех углов. Повинуясь внутреннему импульсу, Джейкоб сперва обследовал гостиную, потом спальню, потом двинулся на кухню. Еще до того, как открыть кухонную дверь, почтальон понял, что сейчас увидит что-то скверное. В давящей тишине, окутавшей дом, сквозило что-то еще... Не гудение мух, не скрип половиц, не крики беспечных птиц. Что-то совсем потаенное, похожее на тихий вздох. Когда дверь кухни подалась и с тихим скрипом отошла в сторону, Джейкоб использовал прием, который усвоил почти двадцать лет назад, во время войны в Персидском заливе. Вместо того, чтобы успокаивать себя, он сделал свой разум пустым. Что бы он сейчас не увидел - это просто информация. Она ничего не значит.
  
   Конечно, она была мертва. И более того, убита. Кто бы ни сделал это, он жестоко пытал ее перед смертью. Интересно, что же это за информация, ради которой стоит пытать одинокую безобидную женщину? И вообще, почему молодая женщина переезжает в маленький заштатный городок, живет в нем одна много-много лет, не выходит замуж, почти не имеет друзей, не работает, непонятно, откуда получает деньги? И все, что она делает - это читает и на добровольной основе ухаживает за городским садом.
   Он опустился на колени рядом с телом, приваленным к стене, и заглянул в широко открытые, затянутые дымкой глаза.
  
   - Ты была чем-то вроде шпиона, Оливия? - спросил он непонятно у кого.
   - Нет. - прозвучал хриплый шепот из перерезанного горла.
  
   Джейкоб удивленно моргнул. Должно быть, ему...
   Женщина повернула обезображенную голову и равнодушно взглянула на него бессмысленными, покрытыми поволокой смерти глазами. И прохрипела.
   - Не шпиона, но служителя. Теперь слушай, Джейкоб Стейн, есть послание, которое ты должен доставить любой ценой. Иначе и я, и ты, и все жители этого города обречены навеки. Слушай меня, посланник, и делай так, как я тебе скажу...
   Он не побежал. Не двинулся с места. Просто застыл как статуя и слушал, а теплая влага расползалась по его серым слаксам. Он обмочился в тот момент, когда мертвая женщина заговорила с ним.
  
   *****
  
   Большинство зданий в городе были родом из доброй старой эпохи, но местную школу строили в начале шестидесятых, и в ней ощущалось влияние южно-калифорнийской архитектуры. Огромное здание отличалось изобилием изгибов, переходов и блоков, покрытых единой плоской крышей. Здание такого типа отвечало любым требованиям и задачам, но в случае жары - особенно такой жары, как сегодня, внутренние помещения школы превращались в доменную печь. Без действующих кондиционеров - а вы встречали кондиционеры, работающие без электричества? - это было невыносимо. Когда прозвучал обеденный звонок, все ученики ринулись прочь из школы, чтобы укрыться за спортивными площадками в тени потрепанных деревьев.
   Когда Майкл и Зои устроились на порыжевшей от солнца траве у подножья чудом пережившего бурю дуба, они заметили Алана Джонсона и некоторых других ребят из футбольной команды, хаотически слонявшихся от одной группы школьников к другой. Друзья обменялись взглядами. Зои пожала плечами. Это броуновское движение могло обернуться проблемами, но что-то предпринимать сейчас не хотелось - слишком жарко. Ребята съели полурасплавленный ланч, запили горячей водой и стали наблюдать за одноклассниками издалека.
   Через некоторое время скучающие футболисты прибрали к рукам несколько баллонов с водой и начали совершать набеги на отдельные группы учеников. Боевые действия проходили по одной и той же схеме: налетчики появлялись из-за угла, окатывали толпу водой, а когда народ начинал возмущаться, футболисты становились в угрожающую стойку и обвиняли присутствующих в отсутствии чувства юмора. Дождавшись, когда страсти утихнут, они совершали новый налет. В какой-то момент Зои заметила, что внимание одного из водяных террористов привлекли они с Майклом. Поймав взгляд Алана Джексона, она выразительно качнула головой из стороны в сторону. Алан понял намек и утащил друга в сторону. Зои потянулась за недоеденным сэндвичем, но в этот момент снова раздался свист и улюлюканье футболистов.
   - Венди Нельсон, нимфоманка с Нэйл Роуд! - крикнул Алан.
   Майкл и Зои оглянулись. Ну конечно, это была Венди Нельсон в зеленом комбинезоне и шляпе садовника. Как раз сейчас она разматывала длинный садовый шланг, присоединенный к ближайшему гидранту. Вообще-то в это время дня ей не полагалось быть в кампусе, но Майкл подумал, что, наверное, в такую жару она сочла своим долгом полить засыхающие деревья.
   Услышав крики, Венди вздрогнула и затравленно огляделась по сторонам. Когда один из парней швырнул ей под ноги баллон с водой, она в ужасе отскочила в сторону и замерла. Казалось, она находится в таком глубоком шоке, что не может даже ответить на подначки подростков.
  
   - Зои. - произнес Майкл.
   - Я вижу.
   - Тебе ничего не кажется странным?
  
   Зои задумалась. Венди Нельсон присматривала за окрестными деревьями по меньшей мере три года - все то время, что ребята учились в старшей школе. Ей не было и двадцати, и она слыла дикаркой. В городке, где практически каждый человек был состоятельным, нормальным и скучным - и гордился этим, - Венди Нельсон красила волосы и брови густой зеленой краской, пользовалась зеленым лаком для ногтей и даже зеленой губной помадой - для полноты картины. Ее кожа была очень белой, и в сочетании со всей этой зеленью она была похожа на березу. Сходство усиливали зеленые лиственные татуировки, покрывавшие ее руки и плечи. Обычно, исполняя работу садовника, она старалась надевать минимум одежды, открывая свои выдающиеся достоинства всем любопытным взглядам. И хотя Зои не могла представить себе человека, который польститься на такое сокровище, Венди пользовалась довольно распутной репутацией.
   Однако в этот раскаленный добела летний день на ней была одежда, закрывающая с ног до головы и застегнутая на все пуговицы. А игривые комментарии старшеклассников ввели ее в полный ступор.
   Зои опустила взгляд на свою футболку. Не особый избыток одежды, но в такую жару даже это казалось чересчур. Почти на всех остальных девушках в школе были легкие топики, чуть ли не бикини. По такой погоде подобный наряд был бы в самый раз, но Зои еще не настолько освоилась в новом теле, чтобы вот так выставлять его напоказ.
  
   - Эй! - окрикнула она Алана и его компанию. - Отвалите и оставьте ее в покое!
   - А то че? - нагло усмехнулся один из корешей Алана.
   - Точно не скажу, - Майкл поднялся на ноги и встал, заслоняя Зои. - Но обещаю, что тебе это не понравится, Дэниэл Поттер.
  
   Зои снова попыталась поймать взгляд Алана. Удалось. Что-то в ее глазах, видимо, заставило его задуматься.
   - Забей. - сказал Алан, потянув Дэниэла за рукав. - Оставим Зелёнку в покое.
   - Забей?! - возмутился Поттер. - Этот кекс считает, что он крутой пацан только потому, что у него клёвая подружка? Давай-ка опустим парня на землю!
   - Дэнни! Я сказал - забей. Пошли. Нечего тратить наше время на такую фигню.
   Дэниэл позволил утянуть себя в сторону. Еще бы. Алан был на сто фунтов тяжелее любого из игроков футбольной команды, и считался главным заводилой во всех заварушках. Так что Дэниэл просто продемонстрировал Майклу средний палец и двинулся вместе с Аланом и другими ребятами в сторону школы.
   Майкл еще минуту напряженно глядел вслед футболистам... Между тем Зои подошла к Венди, застывшей над полуразвернутым шлангом с выражением тотального шока на лице.
  
   - Ты в порядке? - спросила Зои, приблизившись достаточно близко, чтобы хорошенько рассмотреть другую девушку.
   Венди всем телом повернулась к ней, и Зои увидела, что ее глаза тоже были зелеными, только более светлого оттенка. Зои никогда не оказывалась так близко к Венди, и теперь увидела, что ее волосы вовсе не выглядят окрашенными. Не было заметно корней. Такое ощущение, что они были зелеными от природы. Так же, как ногти, брови и губы. На них не было никаких признаков краски или лака... Они просто БЫЛИ зелеными.
   - Я нормально. - ответила Венди. Ее голос журчал словно весенний ручей: - Я просто... Не ожидала этого.
   - Ну да. - сказала Зои, подвигаясь чуть ближе. - Они могут быть довольно назойливыми.
   - Ну да... - согласилась Венди, делая шаг назад.
   - Мне кажется, мы раньше не общались. - произнесла Зои. - Я Зои Уотсон.
   - А я... - Венди запнулась. - Венди. Вэнди Нельсон.
   - Угу. Ммм... Слушай, Венди. Ты знаешь, все время, что я учусь тут, ты ухаживаешь за школьными деревьями. Но мне кажется... ты ведь не намного старше меня. Ты тоже училась здесь?
   - Нет. - напряженно ответила Венди и начала сворачивать шланг. - Я училась... где-то в другом месте.
   - А когда ты закончила? Ну в смысле - я ведь вижу тебя уже три года, и теперь вспоминаю, что раньше ты тоже жила где-то здесь...
   - Я... - помолчав секунду, Вэнди бросила шланг и со всех ног понеслась прочь. Майкл, появившийся из-за плеча Зои, даже не успел поздороваться.
  
   Они стояли и смотрели вслед Венди. Тяжелые рабочие ботинки и мешковатая одежда превращали ее бег в какую-то замысловатую прыжковую дисциплину. Венди удалялась большими скачками, а Зои думала о том, насколько все это не похоже на обычную манеру поведения садовницы.
  
   - Что это было? - недоуменно спросил Майкл.
   - Наверное, - осторожно сказала Зои, - ты прав. Она странная. Она - как я.
   - Думаешь?
   - Дело не в том, как она одета. А в том, как отреагировала, когда ребята подкатили к ней. Она не ожидала этого - потому что ничего подобного с ней раньше не случалось. Я подозреваю, она раньше была мужчиной. Взрослым мужчиной, судя по привычке одеваться.
   - Похоже на то. Одна проблема: я помню, что она всегда суетится здесь и ухаживает за деревьями.
   - Да, такое ощущение, что это длится с незапамятных времен.
   - Но ведь Венди всего на два-три года старше нас, значит этого не может быть!
   - Верно.
   - Ну так... Пойдем за ней?
   - Не думаю.
   - Почему нет?
   - Тут... есть какая-то загадка, и мне кажется, нам не стоит ходить за ней, пока не поймем, в чем дело.
   - Что за... - начал Майкл.
   - Смотри. Диковатая молодая девушка, с зелеными волосами, заботится о деревьях...
   - "Венди-нимфоманка..." - продолжил Майкл мысль Зои.
   - Или Венди - нимфа лесов? - подытожила Зои.
   - Бинго. - сказал Майкл. - Но все равно, почему бы нам не поговорить с ней?
   - Кем бы она ни была раньше, нимфы - не люди. Так что мы не знаем, как она отреагирует, если загнать ее в угол. Кроме того, они же духи плодородия. Не знаю как ты, а меня сейчас не тянет вынашивать какие-либо плоды. Я хочу разобраться, что происходит, прежде чем браться за дело.
   - Нда. - согласился Майкл. - Это аргумент.
  
   *****
   ...Возвратившись домой, Зои шлепнула рюкзак на пол у входной двери и прежде, чем пойти к себе в комнату, решила проверить почтовый ящик. Среди вороха рекламного мусора ее ожидал простой белый конверт, на котором было написано ее имя - "Зои". Ни адреса отправителя, ни марки. Только имя. В задумчивости девушка поднялась по лестнице, вскрыла на ходу конверт, уселась на край кровати и развернула письмо:
   "Битва продолжается. Твоя богиня всё еще борется".
  
   Зои несколько раз перечитала эти строки. Проверила конверт: нет ли чего-то еще? Нет, пусто. И никаких концов: не понять, откуда пришло, кто написал... Ее размышления прервали шаги на лестнице. Зои пихнула письмо под подушку, резко поднялась и распахнула дверь. На лестнице застыл Майкл.
   - Было убийство. - отрывисто произнес он. - И не одно.
  
   *****
   Когда ребята выскочили на улицу, то обнаружили, что многим соседям тоже не сидится дома. Все собирались в небольшие кружки - во дворах, у садовых калиток, даже на проезжей части. Дети сновали между группками, пытаясь подслушать, о чем шушукаются взрослые. Зои и Майкл присоединились к ближайшей группе и вскоре ознакомились с краткой сводкой событий. В городе за последние сутки обнаружились четыре мертвеца: Оливия Торрес, Шон Райли, Уэйн Брайотта и Барбара Мэсси. Все - со следами пыток. Джейкоб Стейн нашел утром первое тело и тут же сообщил об этом мэру. Мэр немедленно отправил его на ближайшую полицейскую станцию в 20 милях от городка. С тех пор про Стейна не было ни слуха, ни духа. Тела Райли и Брайотты обнаружили ближе к полудню соседи. А вслед за ними нашлась и Мэсси.
   Майкл и Зои быстро поняли закономерность, на которую пока никто еще не обратил внимания: Торрес, Райли и Брайотта были садовниками-любителями и заботились о городских деревьях. Возвратившись обратно к Зои, друзья закрылись в ее комнате, поговорить наедине. Но окно оставили открытым, чтобы наблюдать за движением людей на улице - вдруг что еще случится.
  
   - Кто еще присматривал за деревьями? - спросил Майкл.
   - Насколько я помню... а на память сейчас полагаться нельзя, - мало кто. Венди, пара ее кузин и тот парень на костылях, у него еще кожа в плохом состоянии...
   Майкл задумался на секунду, и вдруг прищурился с подозрением:
   - Кузин Венди зовут Роберта Танака и Чарлин Андроновски, и у них обеих такие же зеленые волосы и странная репутация?
   - Ага, и у каждой есть собственный дом! - подхватила Зои. Просто не верилось, как она не замечала это раньше. - У всех трех есть свой собственный дом, они все живут одни, а ведь никто из них не выглядит старше двадцати лет!
   - Точно. А имена? Странные какие-то.
   - Роберта. Чарлин...
   - Роберт. Чарльз. - подытожил Майкл.
   - Вот блин... - выдохнула Зои.
   - А что с тем парнем?
   - У него костыли и кожа в каком-то непонятном состоянии, он из-за этого все время обматывает бинтами лицо и руки. Бог знает, во что она его превратила, но из того, про что мы читали, больше всего похоже на сатира.
   - У него репутация сексуально озабоченного. - добавил Майкл.
   - И все про это знают! Вот это промывка мозгов!
   - А что там с миссис Мэсси?
   - Она... была тренером моего стрелкового кружка.
   - Кружка, которого две недели назад и в помине не было - скептически подытожил Майкл.
   - Фаааак. Это похоже на мистический государственный переворот. Слушай. А мне ведь прислали письмо.
   Она вытащила конверт из-под подушки и протянула Майклу. Он тоже прочитал письмо несколько раз, а потом пристально посмотрел на Зои.
  
   - Тебе надо уходить из города. - тихо сказал он.
   - Что?
   - Уходить тебе надо. Злая богиня убивает или трансформирует всех союзников или служителей прежней богини. Я не знаю, почему одних она убивает, а других превращает, но я не хочу, чтобы с тобой произошло ни то, ни другое. А тот факт, что эта злая сучка убила миссис Мэсси, говорит о том, что стрелковый клуб - или что это на самом деле - серьезная тема. А магический супер-лучник - это, пожалуй, самая серьезная тема в стрелковом клубе.
   - Но мы же не уверены, что ее убили из-за этого?!
   - Черта с два мы не уверены! Она никогда не имела дела с деревьями. Она была учителем истории. Наверняка у нее была какая-то связь со старой богиней, и поэтому новая взялась за нее всерьез. Сперва пытала, чтобы получить ответы. А потом убила. Короче, тебе нужно сматываться, пока эта стерва не пришла за тобой.
   - А ты?
   - А я пока останусь здесь и пригляжу, как пойдут дела. Мы можем использовать старый тайник. Помнишь рощу красных деревьев на краю города, возле фермы Кули? Там есть пещера под корнями, где мы прятали наши игрушки, когда были маленькие. Я буду оставлять там тебе записку каждые два дня. Так, нам нужно две одинаковых копии одной книги...
   - Для буквенного шифра?
   - Ага. Давай, собирай пока походные шмотки, а я перетряхну книжный шкаф твоих родителей.
  
   Зои паковала вещи, а Майкл рылся в книжном шкафу на первом этаже. Когда через несколько минут он вернулся в комнату, все уже было собрано. В небольшой рюкзак влез летний спальник, бутылка с водой, сухой паек, водный фильтр, походный котелок и несколько других мелочей, которые держит под рукой каждый уважающий себя турист. Вместо обычных шорт и сандалий Зои натянула джинсы и походные ботинки. Вокруг пояса она повязала дождевик, а на кровати лежали наготове лук, стрелы, перчатки и стрелковая куртка.
   - Вот. - сказал Майкл, протягивая другу томик "Хоббита". У твоих родителей есть две книги одного издания.
   - Прямо то, что нужно. - сказала она, засовывая книгу под клапан рюкзака.
   - Если я захочу передать что-то особенно важное, я воспользуюсь шифром. В других случаях я буду просто оставлять записку. Я буду стараться приходить в сумерках. А ты тогда проверяй тайник после заката.
   - Ладно. Ну, пошли что ли? Выберемся через задний двор.
  
   Они вышли из дома через черный ход и долго шли по тихим аллеям и боковым улицам, срезая углы, пролезая через одним им известные дырки в оградах, и вот они уже стояли среди лесистых холмов, с трех сторон окружавших город.
   - Ты давай, будь осторожен. - прервала молчание Зои. - Не надо подвигов. Просто держи глаза открытыми и сообщай мне, что происходит.
   - Ты что, моя мамочка? - спросил Майкл с усмешкой.
   - Нет. - ответила она. Я твоя... девушка.
  
   Она помедлила немного, и вдруг поднялась на цыпочки и притянула его к себе для быстрого неловкого поцелуя. Он так удивился, что даже не сразу ответил. Но затем, повинуясь внутреннему порыву, приоткрыл губы и впустил ее язык, и то, что поначалу было неуклюжей попыткой, превратилось в глубокий и страстный поцелуй.
   Когда минутой позже они оторвались друг от друга, он увидел в глазах Зои смущение и испуг, но никак не сожаление.
   - Если тебя превратят в нимфу, мы ведь наверное уже не сможем это повторить. - сказала она наконец.
   - Я постараюсь... избежать. - хрипло ответил Майкл.
   Зои подняла руку и показала ему кольцо с зеленым камнем. Он улыбнулся и кивнул в ответ. Она повернулась и зашагала по тропинке, крепко сжимая в левой руке ненатянутый лук. Колчан со стрелами покачивался у нее на бедре в такт ходьбе. Майкл смотрел вслед, пока ее фигура не растаяла среди деревьев. А потом решительно двинулся обратно в город.
  
  
   Глава четвертая
   Становится слишком жарко
  
   На следующее утро Майкл услышал в школе, что Джейкоб Стейн поздней ночью все-таки вернулся в город. По слухам, он так и не сумел добраться до полицейской станции. И вообще не смог уехать из города дальше, чем несколько миль. Леса тянулись бесконечно. За несколько часов он так и не нашел ни одного знакомого поворота или перекрестка, и в конце концов решил повернуть обратно. Меньше чем через час он был у дома мэра. Некоторые другие люди тоже пытались уехать - с тем же результатом. И похоже, что ни один радиопередатчик в городе не работал, хотя сигналы извне проходили. Кажется, никто за пределами городка не подозревал о том, что в нем происходит. А если и подозревали, то ничего не собирались делать.
   Никто из горожан не понимал, как быть дальше, так что все просто продолжали жить, будто ничего не происходит. Это касалось, в том числе, и школы - уроки продолжались, как и раньше. Но никто не слушал учителей, да и сами они не особо старались делать вид, будто всерьез заняты делом. Майкл ощущал в воздухе зловещее напряжение, и время от времени ожидание чего-то жуткого прорывалось нервной истерикой среди девчонок или ребят похлипче. Наконец во время третьего урока безумие вступило в свои права решительно и бесповоротно.
  
   Было занятие по химии. Майкл сидел в центре класса, рядом с Аланом Джексоном и другими ребятами из школьной команды. Внезапно дверь тихо отворилась и в комнату спокойно вошла она, Зловещая богиня. За ней вдвинулся, пригибаясь, человек чудовищного роста в черном плаще, а следом - тощая женщина в черном платье и с обезьянкой на поводке. На саму богиню невозможно было взглянуть прямо. Что-то в ее облике заставляло отводить взгляд и опускать голову. Но эти голубые глаза в оправе густого макияжа Майкл не мог забыть - они врезались ему в память в тот самый момент, когда Зак был превращен в Зои. Майкл чертыхнулся про себя. Хотя лучше было бы помолиться о том, чтобы эта фурия тогда была полностью сконцентрирована на Зои и не запомнила другого "террориста".
   Итак, богиня со своими слугами вторглась в класс. Мистер Аквилар, учитель химии, запнулся и выжидательно посмотрел на нее. Не обращая внимания на учителя, она повернулась к ученикам и спокойно сказала:
   - Я ищу учеников миссис Мэсси. Стрелковый клуб.
  
   Майклу не давал покоя вид обезьянки - что-то с ней было жутко не так. Такое ощущение, что у нее было лицо мэра. Не в том смысле, что обезьянка была похожа на мэра или мэр - на обезьянку. Нет, это была нормальная обезьянка, она двигалась и издавала звуки так, как положено обезьянке, но лицо мэра было словно приклеено к ней. Майкл очень сильно пожалел, что не последовал за Зои в лес.
   Школьники тупо глазели.
   - Вы выдаете мне членов стрелкового клуба. - отрывисто повторила богиня. - Сейчас.
   - Я ... - это все, что успел сказать мистер Аквилар. Богиня резко взмахнула рукой в его сторону, и голос учителя резко смолк, словно кто-то выключил звук. Он ошеломленно продолжал открывать рот, но не мог издать ни звука.
  
   - Стрелковая команда! - прокричала богиня. - Ну?!
   Комната наполнилась шепотом, студенты переглядывались друг с другом, пытаясь понять, что происходит - какой-то дурацкий перформанс, розыгрыш, да что это вообще такое?! Затем, прежде чем Майкл успел сделать хоть что-нибудь - да он и не представлял, что тут можно поделать - Алан Джексон поднялся двухметровой черной глыбой. Огромный полинезиец был почти такого же роста, как и служитель богини в черном плаще, а плечах и вовсе не уступал ему.
   - Ну я из стрелковой команды. - спокойно сказал он. - Что дальше?
   - Какой атлетичный экземпляр! - с притворным восхищением ответила богиня. - Что ж, ты принесешь мне клятву верности, и мы станем друзьями.
   - Чего-чего? - ехидно переспросил Алан. Класс прыснул. Было видно, что парень явно работает на публику. Майкл подавил предупреждающий крик и остался сидеть на месте.
   - Клятву. Верности. - с нажимом повторила богиня.
  
   Майкл ощутил, как зловещее напряжение, наполнявшее школу с самого утра, моментально сгустилось и прорвалось наружу в тот момент, когда лицо Алана Джексона скривилось в презрительной гримасе, а губы выплюнули слова: - Иди и трахни сама себя, маленькая белая сучка.
   Майкл с трудом удержался от настойчивого позыва спрятать голову под парту. Богиня лишь приподняла бровь, обозначив легкое удивление и улыбнулась.
   - Нет. - сказала она. - Это тебя будут трахать. И ты насладишься этим сполна. Ты, маленькая, белая СУЧКА.
   И только она произнесла свои слова - как все случилось. Не успело отзвучать последнее слово, как гудящее напряжение последних часов словно разорвалось в комнате и там, где только что стоял Алан Джексон, оказался маленький белый Тибетский терьер. Весь класс обезумел. Школьники повскакивали со своих мест. Некоторые начали кричать и метаться. Собачонка лаяла и взвизгивала, пытаясь увернуться от человеческих ног. А великан в черном плаще вышел на середину класса, отшвыривая в сторону стулья, взревел и обратился в минотавра.
   От быка-монстра исходила такая жуткая звериная угроза, что все ученики внезапно замолкли и застыли на своих местах. Богиня заливисто рассмеялась.
   - Ну, так есть здесь еще другие члены стрелкового клуба? - почти ласково спросила она. Дайте мне клятву - и я отпущу вас. Если попробуете спрятаться или не окажете мне должного уважения - только хуже для вас.
   Ученики были слишком напуганы, чтобы что-нибудь говорить.
   - Итак? - спросила богиня.
  
   - Нет. - хрипло произнес Майкл. - Здесь нет других членов стрелкового клуба.
   Богиня пристально взглянула на него.
   Майкл прокашлялся и повторил: - Их здесь нет. Он был один.
   Майкл указал рукой на белую собачонку, которая тряслась в углу комнаты.
   - Замечательно. - ответила богиня и повернулась, чтобы уйти.
   - ... Подождите. - воскликнул Майкл прежде, чем успел подумать.
   Она сделала театральную паузу и повернулась, чтобы снова взглянуть на него. Минотавр угрожающе засопел. Обезьянка начала дергать дверную ручку. Майкл вспомнил про свое обещание Зои. Ему захотелось проглотить язык.
   - Алан... - начал он нерешительно. - Он... пожалуйста. Я Вас покорнейше прошу... Собаки не живут долго. Он просто... он же не знал. Пожалуйста. Не оставляйте его так. Умоляю Вас.
   - Ты умоляешь... - сказала богиня с легкой презрительной улыбкой. - Чудесно. Эта сучка сейчас в течке. Теперь ты хозяин своего бывшего друга и отвечаешь за все, что случится дальше. Полнолуние через три дня. Если ты сможешь уберечь своего дружка от случки, лучи Луны вернут собаке человеческую форму. Если ты потерпишь неудачу - вы оба проведете короткую собачью жизнь, вынашивая щенков и глодая косточки.
   И она ушла.
  
   Возникло короткое замешательство. Потом кто-то открыл окно, и в углу комнаты образовалась дикая давка - школьники вываливались в окно на зеленую школьную лужайку и бежали прочь без оглядки. Мистер Аквилар беззвучно разевал рот, а Майкл схватил в охапку Аллана и, помедлив немного, выскользнул в коридор.
  
  
   *****
   Учитывая обстоятельства, Майкл рассудил, что лучше всего в буквальном смысле не выпускать Алана из рук, пока не настанет полнолуние. Ему повезло - некоторые магазины еще не были закрыты и он успел купить нейлоновый ошейник и короткий поводок (чуть ли не единственные товары в магазине, которые никто не успел разобрать в ожидании грядущих катаклизмов), затем отнес собачонку домой и заперся в комнате. Он усадил Алана в коробку рядом с кроватью и стал пристально рассматривать собаку, которая, несмотря на жару и длинную шерсть, дрожала как в ознобе.
   - Ты понимаешь меня? - неуверенно спросил Майкл. Собака нерешительно вильнула хвостом.
   - Гавкни один раз, если ты понимаешь меня.
   Алан гавкнул.
   - Отойди назад. - продолжил Майкл. Алан попятился назад и уперся в дверцу шкафа.
   - Теперь три шага вперед и два влево.
   Алан исполнил все, что было сказано. Майкл подумал и достал свой ноутбук, в котором оставался еще процентов 15 зарядки. Он открыл Word и поставил компьютер на пол.
   - Ты можешь печатать?
   Собака гавкнула дважды.
   - Потому что клавиши слишком маленькие?
   - Гав-гав!
   Логично. Лапки у собаки-Алана тоже были маленькие. Наверное, такие же, как у кошек. Значит, проблема не в этом. Майкл задумался на минуту. Алан вильнул хвостом.
   - А ты можешь читать буквы? - спросил наконец Майкл.
   - Гав-гав!
   - Не можешь? - удивился Майкл. Но ведь ты же понимаешь речь. Странно.
   Алан снова помахал хвостом.
   - Ладно. - сказал Майкл. - вот что мы сделаем. Я уверен, что ты сделаешь все. О чем я попрошу тебя, чтобы держаться подальше от других собак, но если что-то пойдет не так, то нам обоим труба. Так что извини, - мне придется надеть на тебя ошейник, чтобы я мог оттащить тебя, если вдруг какая-нибудь другая собака решит... ну... изнасиловать тебя. Дома мы можем снимать ошейник, но есть одна вещь, которую мне обязательно надо сделать, поэтому я надену на тебя ошейник с поводком и возьму с собой. Только так я буду полностью уверен, что с тобой все в порядке. А потом мы вернемся обратно и проведем три дня в комнате, взаперти. Только в туалет будем выходить. Окей?
   Алан вильнул хвостом и гавкнул один раз.
   - Хорошо. Сначала мне надо написать кое-что.
   Майкл вырвал лист из блокнота и коротко описал все события дня, очень быстро и без шифра. Затем взял ошейник в поводком - Сорри, Алан, - и надел собачке на шею. Взяв Алана подмышку, он вышел на улицу и быстро зашагал в сторону старой рощи у фермы Кули.
  
   * * *
   В записке, которая осталась лежать в тайнике, было сказано, что Майкл намерен сидеть дома до тех пор, пока Алан снова не станет человеком. Сказано - сделано. Вернувшись домой, он запасся стопкой книг и пачкой сухого собачьего корма, после чего заперся в комнате в компании белой лохматой собачонки.
   Большинство жителей города, похоже, выбрали аналогичную тактику. Никто толком не понимал, что происходит, но было ясно, что ничего хорошего ждать не приходится. Многие пытались покинуть город, и никому это не удалось. Так что единственное, что оставалось - это запереться по домам и молиться, пока зловещая Богиня и ее прислужники рыскают по улицам, вынашивая свои разрушительные планы.
   Время от времени Майкл выглядывал в окно - улицы были пустынны. Ночью в отдалении слышались крики и плач. Однажды над соседним кварталом поднялся густой дымный столб, и у Майкла не возникло никаких сомнений, что чей-то дом был предан огню. Один раз он даже видел злую богиню и ее слугу-гиганта. По городу ходили и другие чужаки - непременно одетые в черное и вечно спешащие по своим черным делам. Родители Майкла время от времени заглядывали к нему в комнату проверить, как дела, но почти не говорили о том, что происходит снаружи. И ни разу не задали вопроса про собаку. Даже если они и слышали о том, что случилось с Аланом Джонсоном, то не подавали вида. Просто тихо говорили о том, что город находится в осадном положении, и что лучше всего не высовывать нос на улицу. Майкл был с ними полностью согласен.
   Алан сначала облаивал сухой собачий корм, но Майкл терпеливо объяснил, что это лучше, чем жидкий собачий корм, а все мясо, оставшееся в городе, сгнило после того, как отключились холодильники. Также Алану не нравилось справлять свои собачьи дела в лоток, и это выводило Майкла из себя:
   - Знаешь, что! Я тут рискую своей задницей ради тебя, так что давай либо пользуйся лотком, либо я буду держать тебя над унитазом, пока ты не закончишь. Выбирай, что тебе менее противно. Вперед, за дело!
  
   И вот наконец настала ночь третьего дня. Как только солнце село, Майкл раскрыл пошире ставни и выглянул посмотреть, где сейчас находится луна.
   - Все будет в ажуре! - ободрил он Алана, сидевшего на покрывале кровати. Я понимаю, тебе охота выйти наружу, чтобы закончить побыстрее с этим делом... Но знаешь, я за последние дни прочел уйму историй про злых античных богинь, и там вечно в последний момент происходит какая-то мистическая срань, так что давай лучше останемся тут и дождемся, когда луна будет светить прямо в окно.
   Алан спрыгнул на пол и уселся на ковер посреди комнаты, глядя в раскрытое окно. Майкл присел на край кровати, но на душе было неспокойно, он поминутно поднимался, чтобы проследить за движением луны, а затем снова садился, нервно подрагивая ногой. Он еще раз вскочил проверить, не забыл ли он снять с Алана ошейник. Отлично, не забыл. Тут ему пришла в голову другая мысль: одежда! У Майкла не было ничего, что подошло бы Алану в его человеческой форме, так что он просто взял из шкафа запасную простыню и обернул ее вокруг собачонки. Алан удивленно посмотрел на него.
   - Ну, так ты по крайней мере не будешь голым после изменения. - объяснил Майкл.
  
   Затем он опять уселся и начал терпеливо ждать. Ждать и снова ждать. Пока наконец на стене погруженной во мрак комнаты не появился бледный квадрат лунного света. Квадрат неторопливо опускался по стене все ниже и ниже и вот он уже оказался на полу. Алан стряхнул с себя простыню и переместился в пятно лунного света.
   Майкл ожидал чего-то вроде компьютерной трансформации с перетеканием пикселей из одной формы в другую. Но вместо этого, как и в первый раз в классе, изменение произошло мгновенно: раз! - и все кончено. Там, где только что сидела белая собачонка, была теперь... маленькая белокурая девушка. Это было настолько не то, чего ожидал увидеть Майкл, что он на минуту выпал в осадок; будто бы ты поставил DVD- диск с одним фильмом, а на экране появилось что-то совершенно неожиданное и нелепое.
   Она была маленькая - не больше пяти футов ростом - с большими темно-карими глазами, маленьким вздернутым носом и округлым дружелюбным лицом с легким налетом веснушек на щеках. Спутанная копна светлых волос спадала на ее плечи, гармонируя с цветом треугольника волос внизу живота. Она была тоненькой, но с широкими округлыми бедрами и неожиданно крупной и хорошо оформленной грудью для такой изящной девушки. Ее ногти на руках и ногах были черными, словно ноготки собаки, а брови и ресницы - удивительно темными в контрасте с платиновыми волосами.
  
   - Ты... КТО, черт возьми??! - ошарашено спросил Майкл.
  
   - Чувак, ты чо... - начала говорить девушка, но при первых звуках своего голоса осеклась и вскинула руки, чтобы зажать рот. Резким движением она коснулась груди и тут же отдернула руки, словно бы обожглась... Майкл пришел в себя как раз в тот момент, когда она набирала в легкие воздух для истошного крика. Одним прыжком он преодолел расстояние между ними и зажал девушке рот ладонью. Она отчаянно пыталась вырваться, но Майкл был тяжелее фунтов на сто.
   - Тихо! - прошипел он. - Тихо, успокойся!
   И в тот же момент она прекратила сопротивляться...
  
   ...Майкл заглянул в ее широко раскрытые глаза и обнаружил, что выражение паники в них сменилось откровенным любопытством. Ее руки, которые только что тщетно пытались разорвать его крепкую хватку, расслабились и скользнули вниз, пока не оказались на бедрах Майкла. В следующий момент она подалась вперед и прильнула к его телу, ее соски коснулись его живота сквозь ткань футболки.
  
   - Ты будешь вести себя тихо? - спросил он.
  
   Она молча кивнула. Он осторожно убрал руку с ее губ. Она выглядела сконфуженной и испуганной - и было еще что-то, что он заметил, но не успел еще осознать. Он сделал шаг назад. Она последовала за ним. Не понимая, что происходит, он сделал еще несколько шагов назад - она неотступно следовала за ним. Наконец он уткнулся в кровать, потерял равновесие и неуклюже упал навзничь. Девушка тут же напрыгнула на него сверху и прижалась к его торсу. На ее лице невыразимым образом мешались страх, смущение и страсть. Секунду спустя она приникла своими губами к губам Майкла.
   Он пытался было ее оттолкнуть, но не нашел на обнаженном теле девушки места, куда можно было бы безопасно упереть руки - без ущерба для общественной морали. Так что Майкл попытался просто выставить ладони так, чтобы они оказались между его и ее лицом.
   - У меня уже есть девушка. - пробормотал он.
   Она хищно фыркнула, просунула голову под руки Майкла и задрала на нем футболку, чтобы поцеловать его грудь.
   - Я говорю, у меня есть девушка! - зашипел он, решившись, наконец, схватить ее за плечи и оторвать от себя.
   Но девушка просто молча продолжала свое дело. Чем больше он сопротивлялся, тем энергичнее она развивала свою атаку. Майкл почувствовал, что вопреки воле у него начинается эрекция, и от этого разозлился и на себя, и на девушку.
   - Да стой ты, господи! - воскликнул он наконец.
   К его изумлению, так она и сделала.
  
   - Ччерт возьми, да что это с тобой? - прорычал он.
   Она только растерянно помотала головой - этот жест Майкл успел изучить за три дня жизни с собачьей версией Алана. Ее состояние легко можно было понять по выражению лица: тотальная паника!
  
   - Алан. Ведь ты же Алан?
   Она кивнула, посмотрела вниз, на свое тело, снова посмотрела на Майкла - с выражением беспомощного смущения.
   - Почему ты не говоришь? Говори! - потребовал он.
  
   - Я не понимаю, что со мной - произнесла она охрипшим тонким голоском.
   - Почему ты пытаешься... пытаешься делать то, что делаешь?
   - Я не знаю... Я изменился, а потом увидел вот это... - она показала на свое тело. Потом у меня снесло крышу, а ты сказал мне успокоиться и я... успокоился, да. И как только мне стало лучше, я понял, что все, что я ужасно хочу... ужасно хочу...
   - Окей - прервал ее Майкл. Дай мне немного подумать.
   Он прикрыл глаза, но приятное ощущение ее тела, прильнувшего к его эрегированному члену, никак не давало думать.
   - Слезь с меня. - сухо бросил Майкл. Она поднялась и отступила на шаг, не спуская с него глаз.
  
   - Вот черт. - сказал Майкл через минуту. - Я допер. Господи. Она же ведь превратила тебя в маленькую белую сучку. Маленькую белую собаку женского пола. И она сказала, что тебя будут трахать, и тебе это будет нравиться. Но потом я попросил ее вернуть тебя обратно, и она ответила, что ты снова станешь человеком, если... если я не допущу, чтобы тебя поимели до полнолуния. Так что теперь да, ты человек, но вся остальная часть проклятия все равно работает. Ты по-прежнему белое существо женского пола, которому нравится... когда его трахают. Прости, Алан.
  
   - Нееет... - простонала она. - Твою мать, НЕЕЕЕТ!
   - А я... - внезапно осенило Майкла, - Я твой хозяин. Вот почему ты делаешь все, что я приказываю тебе.
   - Никакой гребаный придурок не будет приказывать мне! - возмутилась девушка.
   - Тихо! - оборвал ее Майкл
   Она выглядела удивленной и смущенной. Майкл подождал.
   - Работает? - осторожно спросил он.
   Девушка-Алан хранила молчание.
   - Ты веришь в то, что я говорю?
   Она упрямо помотала головой.
   - Тогда почему ты ничего не можешь сказать?
   Она пожала плечами. Оба молча смотрели друг на друга несколько секунд.
  
   - Испытай оргазм. - приказал Майкл.
   И тут же глаза Алана резко расширились, она упала на колени, рывком вдохнула воздух и запрокинулась на спину. Секунд десять ее тело сотрясала крупная дрожь, она выгнула спину и большими глотками хватала воздух. Когда все прекратилось, Майкл был в таком шоке, что не сразу понял, что все это время она кричала - молча.
   - О... О господи. Прости меня. Я сделал ужасную вещь. Пожалуйста, забудь, что сейчас случилось. Просто поверь мне, что тебе приходится делать все, что я тебе приказываю.
   Всхлипывания Алана постепенно утихли. Она приподнялась на локте, коснулась пальцами своих век и удивленно уставилась на слезы на подушечках пальцев.
   - Ты снова можешь говорить. - спохватился Майкл.
   - Что... она запнулась и потрогала пальцами свой клитор - он был возбужденным и влажным. - Что, мать твою, сейчас произошло?
   - Не беспокойся об этом. Забудь.
   - Хорошо - задумчиво произнесла она и неуверенно поднялась на ноги. - Знаешь, я чувствую себя лучше...
   - Отлично. На вот, одень что-нибудь.
  
   Майкл открыл свой шкаф с одеждой и протянул девушке футболку и какие-то шорты. Шорты подвязывались шнурком, который удерживал их на бедрах, но штанины свисали до середины голени, а футболка доставала ей почти до колен.
   - Это офигеть как странно... - сказала девушка-Алан. Из шкафа выкатился баскетбольный мяч Майкла, она подняла и сжала его своими изящными руками. - Я привык держать эту штуковину одной рукой. Какого черта мне теперь делать? Я как маленький ребенок. Если не считать этих дурацких титек. Жесть. Если бы ты не приказал мне успокоиться, я бы наверное вышиб свои гребаные мозги прямо сейчас...
   Она отпустила мяч и посмотрела себе на руки.
   - Ногти-то почему черные, а?
   - Я не... - начал отвечать Майкл. - А! Твои когти. Когда ты был... собакой, у тебя были черные когти.
   Она опустила взгляд на свои ступни - тоже с черными ногтями.
   - Господи. Ты погляди на мои ноги. Они тоже как у ребенка!
   Усевшись на пол, она внимательно осмотрела свои ступни:
   - Смотри, подушечки пальцев твердые. Как у собаки!
   - Серьезно? - Майкл присел рядом на корточки, и она вытянула ногу, чтобы он мог потрогать. В самом деле, подушечки пальцев на ощупь были словно сделаны из дубленой кожи.
   - А может, у тебя еще и магический супер-нюх? - несмотря на тяжесть ситуации, в Майкле проснулось любопытство.
   - Не знаю. - ответила она. Сейчас самые яркие запахи, которые я чувствую - это ароматы твоего бака с нестиранной одеждой и запах моей вагины. Б..я. У меня есть вагина.
   - Могло быть хуже. - заметил Майкл.
   - Куда уж?
   - У тебя могла быть собачья вагина.
   - Как мне превратиться обратно?
   - Мм... Не беспокойся об этом сейчас.
   - С чего бы это мне не беспокоиться?
   Майкл взял паузу, чтобы подумать о том, что ему стоит сказать сейчас. Простой вариант ответа - это объяснить, что ей незачем волноваться, потому что обратное превращение невозможно. В конце концов можно просто приказать ей не беспокоиться, но это неправильно. По крайней мере, надо попробовать объяснить.
   - Окей. Тут дело такое. Я знаю кое-кого еще, с кем случилась похожая штука. Мы говорили с одной, мм, личностью, которая хорошо разбирается в подобных вопросах, и она нам сказала, что ловить нечего. Единственный способ вернуть все, как было - это попросить ту, которая устроила нам этот фокус, но только это, кажется, самая плохая идея. Вообще не вариант.
   - Значит... Я теперь всегда буду так?
   - Ну да.
   - Я буду белой девчонкой-малявкой всю оставшуюся жизнь?
   - Не стал бы так формулировать, но насколько я знаю - да.
  
   Она задумалась на несколько минут. Все это время Майкл не знал, куда себя деть. Он старался не смотреть на нее лишний раз.
   - Здесь зеркало есть? - спросила она наконец.
   - Ага. - он открыл шкаф для одежды и показал ей ростовое зеркало на обратной стороне двери.
   Она подошла ближе и уставилась на свое отражение.
   - Встань рядом со мной. - сказала она, немного подумав.
   Майкл встал рядом. Макушка девушки едва доставала ему до солнечного сплетения. Она кивнула и легонько оттолкнула его одной ладонью. Майкл отошел. Девушка продолжала разглядывать себя в зеркало. Взъерошила соломенные волосы. Приоткрыла рот. Посмотрела на свои зубы с немного заостренными клыками. Потрогала нос, Состроила рожу, другую. Задрала футболку и оценила свою грудь. Спустила вниз шорты и посмотрела на себя обнаженную. Потрогала пупок. Поэкспериментировала с грудями. Повернулась влево, вправо, чтобы оценить задницу. Провела руками по животу. Дотронулась до клитора. Провела пальцем по самой щелке, запустила палец внутрь. С интересом понюхала палец. Бросила быстрый взгляд на Майкла, виновато пожала плечами и облизнула палец. Подняла обе руки на уровень глаз и стала рассматривать свои запястья.
   - Во мне нет больше ничего от меня. - сказала она медленно и чуть хрипловато. Я даже не белая уменьшенная женская версия Аллана. Это лицо ни разу не похоже на мое лицо. Мой голос. Я говорю как... девушка. А что будет, когда люди узнают? Они ведь догадаются.
   Майкл беспомощно смотрел на нее, пока она медленно натягивала обратно мешковатые шорты.
   - Я знаю, мне нельзя беспокоиться. - продолжила она. - Ты приказал мне. И я вроде как не беспокоюсь. Но мне кажется, я просто не смогу жить... вот так.
  
   Где-то в глубине сознания Майкла металась тревожная мысль: он и так уже слишком много времени провел в этой комнате, а в это время Зак... Зои в лесу совершенно одна, а по всему городу творится черте что. У него совершенно нет времени, чтобы устраивать жизнь Алана - а ведь совершенно ясно, что пройдет очень много времени, прежде чем новорожденная девушка сумеет адаптироваться. Если вообще сумеет. Майкл принял непростое решение. Если он останется жив - еще будет время все исправить.
   - Алан, посмотри на меня.
   Она вцепилась в него глазами.
   - Я приказываю тебе чувствовать себя в этом теле абсолютно комфортно. Приказываю никогда не наносить себе никакого вреда из-за того, кто ты теперь, и даже никогда не думать об этом. Если будет какая-то другая причина - я не буду лишать тебя такого шанса, жить или умереть - твой выбор. Но ты никогда не навредишь себе из-за того, что ты девушка, что ты маленького роста или из-за цвета кожи. Я приказываю тебе примириться с этой трансформацией и жить своей жизнью.
   Этого оказалось достаточно. Выражение страха и беспокойство покинуло ее лицо, сменившись любопытством.
  
   - Но я все равно помню, что это ты успокоил меня. - сказала она. - Я вовсе не думаю, что всегда было... так.
   - И не надо. Вдруг у тебя будет возможность вернуться обратно? Может, есть какой-то шанс, который мы не учли - ну кроме обращения к этой злобной сучке, которая сотворила это с тобой. Тогда ты сам примешь решение. Но сейчас, раз у меня есть возможность облегчить тебе жизнь, я пользуюсь ею.
   - Окей. Типа спасибо.
   - Не за что. А теперь я хочу попробовать избавиться от своей власти над тобой. Эта такая вещь, которая просто просит, чтобы ее использовали во зло. Я боюсь, что не выдержу искушение. Ни у кого не должно быть такой власти над другим человеком. Так что я собираюсь приказать тебе не принимать от меня больше никаких команд. Вот. А пока я не сделал это, может быть есть что-то, что ты хочешь попросить? Ну, типа такое программирование по запросу пользователя.
   - Я хочу не хотеть, чтобы ты трахнул меня.
   - Это мысль. Ты хочешь, чтобы я сделал тебя... лесбиянкой?
   - Угу. Наверное, это сработает.
   - Ладно. Что-то еще?
   - Неа.
   - Окей. Лучше сделаем это сейчас и не будем ждать, пока придет в голову какая-то идея получше. Так. Алан, я приказываю тебе не хотеть, чтобы я тебя трахнул...
   Девушка-Алан отчего-то нахмурилась.
   Майкл продолжил: - И я...
  
   - Стой! - резко сказала она.
   - Ну что?
   - Подойди на секунду. - она поманила его к себе. Майкл шагнул. - Поцелуй меня.
   - Чего?
   - Просто хочу проверить. Один раз.
   Майкл нерешительно наклонился. В любую секунду он был готов оттолкнуть ее, если понадобится. Она поднялась на цыпочки и поцеловала его. Это был неожиданно нежный поцелуй. Без языка, но очень теплый. Она опустилась обратно и все так же хмуро посмотрела на Майкла.
   - Ага. Так и есть. Я все еще дико хочу, чтобы ты меня поимел.
   - Оё-ё... именно я или любой парень?
   - И так, и так. - сказала она неуверенно. - Мысли о Бреде Питте или о том, как я в последний раз был в душе с футбольной командой - это все тоже заводит меня, но тебя я хочу особенно сильно. Наверное, это потому, что ты реально позаботился обо мне и даже рисковал стать собакой, чтобы спасти меня и все такое... Или просто потому, что это ты сейчас со мной в комнате. Блин, я не знаю.
   - Черт, это погано.
   - Ты мне говоришь?
   - Окей. - задумался Майкл. - Что ж. Хм. Это... такая ситуация, что я просто не знаю, как быть. И что делать...
   - Раньше - прервала его девушка-Алан, - я много раз мечтал о том, чтобы оказаться в положении типа этого. Только в моих фантазиях было не так: я по-прежнему был парнем, а твоя девушка - Зои - делала все, что я ей прикажу. Если тебе от этого будет легче, сейчас эта мысль меня вообще не вдохновляет.
   - Знаешь, это была лишняя информация. - резко ответил Майкл.
   - Ну извини. Честно говоря, мне сейчас на это совершенно наплевать. У меня другие проблемы.
   - Ладно. Давай зайдем по-другому. Она сказала, что тебя будут трахать и тебе это понравится. Наверное, это были условия проклятия или типа того. Ну то есть, надо, чтобы тебя трахнули, и тебе это понравилось, а до тех пор тебе будет все время дико хотеться этого.
   - Похоже на правду. - ответила она. Не могу объяснить почему, но есть такое чувство, что если я пересплю с тобой, мне будет легче себя контролировать.
   - Так. У меня есть идея. Я читал историю, в которой происходило что-то похожее. Я хочу попробовать одну вещь. Стой здесь, никуда не уходи.
   - Стою. Можно подумать, у меня есть выбор. - иронично ответила она.
  
   Майкл спустился по лестнице в холл - проверить, там ли его родители. Оба они сидели у камина, погруженные в чтение.
   - Мам. - спросил Майкл. - Можно я возьму швейный набор из вашей комнаты?
   - Ладно. - ответила она без тени удивления. Даже не оторвалась от книги. - Только положи потом на место.
   Майкл задержался и посмотрел на мать. В ней было примерно 5 футов 6 дюймов роста - намного выше, чем нынешний Алан, но заметно ниже Майкла.
   Он поднялся наверх и зашел в родительскую комнату. Подошел к ночному столику, взял швейный набор, но не остановился на этом, а открыл верхний ящик шкафа - он по случайности знал, что там его мать прячет свой вибратор. Достал, проверил батарейки - вроде все нормально. Потом шмыгнул в ванную и тщательно помыл прибор с мылом. Тщательно вытер, сунул в карман и вернулся к себе в комнату.
  
   - Что происходит? - требовательно спросила девушка-Алан.
   - Все под контролем. Ты все еще хочешь, чтобы я тебя трахнул?
   - Ну конечно! - она ответила с выражением "сколько можно повторять?"
   - Что ж, хорошо. Дай мне правильно сформулировать. Так. С этого момента и до тех пор, пока я не скажу слово "метакарпалс"...
   - Это что за хрень?
   - Неважно. Не перебивай. Так вот, пока я не скажу "метакарпалс", каждую мою команду ты будешь принимать как свою собственную мысль. Кроме того, ты не воспримешь ни одну из них как команду и даже не запомнишь, что слышал это. То есть, если я скажу тебе снять футболку, ты сделаешь это, и будешь думать, что тебе просто так захотелось. А моих команд ты не запомнишь. Вот.
   Она просто смотрела на него, будто ничего особенного не происходит. Майкл сложил ладонь так, будто держит в ней что-то круглое.
   - Ты должен увидеть яблоко в моей руке.
   Она посмотрела на его ладонь и скептически изогнула бровь:
   - Не, спасибо. Я есть не хочу.
   - Отлично. - сказал он и сделал вид, что положил яблоко на стол. - Теперь я приказываю тебе поверить в то, что я подошел и начал целовать тебя...
  
   На ее лице проступило выражение удивления. Затем она приподнялась на цыпочки и осторожно поцеловала воображаемого Майкла.
   - Веди себя тихо, чтобы мои родители не услышали нас. Я приказываю тебе пережить весь мм... сексуальный сценарий, который я тебе сейчас расскажу, причем по полной программе, со всеми ощущениями и чувствами. Для тебя это должно быть абсолютно реально. Теперь я приказываю тебе представить, что твои соски коснулись моей груди через ткань одежды. Тебе это ощущение очень нравится. Ты хочешь прямо сейчас снять футболку...
   Так она и сделала, нетерпеливо стащила футболку через голову, выпустила на свободу свои округлые холмики и вновь жадно впилась в губы воображаемого Майкла.
   - Мы продолжаем целоваться, и ты чувствуешь через шорты, как сильно я возбуждаюсь на тебя. Ты стаскиваешь мои шорты вниз и начинаешь нежно поглаживать мой член.
   С этими словами Майкл осторожно протянул ей вибратор. Ее изящные руки начали исследовать его, сперва нерешительно, потом все с большей уверенностью. Майкл чувствовал, как растет его собственное возбуждение, но он ни за что не позволил бы себе предать Зои.
  
   - Мы медленно отступаем к кровати, ты ложишься на спину и увлекаешь меня за собой. - продолжил он, неотступно следуя за девушкой. - Ты стягиваешь свои шорты.
   Она приподнялась и, покрывая поцелуями грудь воображаемого Майкла, стянула с себя шорты. Как только ее руки освободились, девушка вновь взялась руками за вибратор и продолжила ласкать его с растущим энтузиазмом. А затем, прежде, чем Майкл успел что-то сказать, она выдохнула "Давай сделаем это!" и направила кончик вибратора себе в устье. После этого она сделала жест, смысл которого Майкл понял только секунду спустя: она ухватилась за ягодицы воображаемого партнера и притянула его к себе. Майкл включил вибратор и направил прямо в вагину.
  
   - О, фак! - зашипела она, впиваясь пальцами в нежную кожу собственных бедер. - О боже...
   Майкл с оторопелым видом водил вибратором туда-сюда, размышляя о том, что если бы не очевидный и крепкий стояк, его самоконтролю в подобной ситуации мог позавидовать и святой угодник.
   Ритм дыхания девушки резко изменился, она резким движением развела ноги шире и закусила нижнюю губу, чтобы удержаться от крика. Майкл уже готов был приласкать свое естество свободной рукой, но усилием воли убедил себя, что это будет некошерно. Соски Аллана стали твердыми как камень, ее мягкие груди прыгали вверх и вниз в такт содроганиям ее тела. Она еще крепче вцепилась пальцами в собственные бедра, словно желая впитать воображаемого партнера.
   - Быстрее - зашипела она сквозь стиснутые зубы. - Ну быстрее же! Я не знаю, сколько еще выдержу...
   Майкл укусил сам себя за щеку, чтобы сохранить рассудок, переключил прибор на максимальную вибрацию, издал глухой стон и постарался ввести свое орудие так глубоко, как только было возможно: - Ты чувствуешь, что я разряжаю в тебя огромную порцию спермы.
   К его изумлению, в тот момент, когда он сказал это, она кончила еще один раз.
  
   - Теперь, - продолжил Майкл, переведя дыхание, - представь, что я в изнеможении опускаюсь на тебя сверху.
   Она изо всех сил обхватила воображаемого Майкла руками и ногами и расплакалась. Потом запустила руки в невидимые волосы, осыпала поцелуями несуществующее лицо и приникла лицом к щеке.
   - Я беру все свои слова обратно. - прошептала она. - Быть телкой офигенно круто. Это был самый крутой долбанный секс в моей жизни. Лучший секс, какой я только мог себе представить ...
   "Это уж точно" - подумал Майкл. Но вслух произнес другое:
   - Усни. И не просыпайся, пока я тебе не скажу.
  
   Уже через пару секунд она отключилась. Майкл тихо поднялся с колен и отправился в ванную, где тщательно очистил вибратор, в холодной воде, но с большим количеством мыла. Потом прокрался в родительскую комнату и положил вещь обратно в шкафчик. А заодно захватил старые мамины джинсы и одну из футболок. Они все равно были велики, но все-таки подходили Аллану лучше, чем одежда Майкла. Обувь подходящего размера можно было даже не пытаться искать, но похоже, что Аллан в ней особо и не нуждался.
   После того, как Майкл собрал все необходимые вещи, он вернулся в ванную и плотно занялся мастурбацией. Он счел, что это единственный верный способ преодолеть накопившийся "стресс". "Взяв себя в руки" столько раз, сколько это можно было сделать без ущерба для здоровья, он решил, что теперь, когда напряжение спало, можно вернуться в комнату.
   Майкл опустился на колени у кровати с мирно спящей девушкой. Он задумался о том, какое огромное количество вещей можно запросто устроить с нею. Легко можно приказать ей сделать ему минет, а потом забыть об этом. Или не забывать, ведь стоит только приказать - и ей понравится!
   - Вот почему я должен избавиться от этой связи. - сказал он сам себе. Затем сосредоточил свое внимание на Аллане.
   - Окей. - начал он. - Когда ты проснешься, я приказываю тебе знать следующие вещи. Во-первых, хотя ты и думаешь, что это был лучший секс в твоей жизни, ты понимаешь, что я пошел на это только ради того, чтобы избавить тебя от проклятия. И эта мысль совсем не будет тебя расстраивать. Наоборот, ты будешь думать, что я настолько хороший друг, что сделал это для тебя. Ты будешь так глубоко уважать Зои и мои отношения с Зои, что никогда и никому не расскажешь об этом событии. Никому вообще и Зои в особенности. Это будет наша тайна.
   Майкл уже собирался разрешить ей проснуться, но в последнюю секунду ему в голову пришла еще одна мысль.
   - Когда ты проснешься, я дам тебе влажные салфетки, чтобы почиститься. Я приказываю тебе думать, что из твоей вагины выливается мое семя... много, и что тебе нужно стереть его как можно аккуратнее, чтобы не запачкать простыни.
   Майкл прервался и сделал глубокий вздох, прежде чем произнести слово-ключ.
   - Метакарпалс! Проснись.
  
   Девушка-Аллан открыла глаза и с любопытством огляделась. Заметив Майкла, она тепло улыбнулась и потянулась взять его за руку. Майкл вложил ей в руку влажные салфетки, которые принес из ванной комнаты.
   - Я подумал, ты захочешь почиститься. Не уверен, что получится провести тебя в ванную так, чтобы родители не заметили. Тем более, что электричества нет, а значит вода будет только холодная.
   Она снова улыбнулась и приподнялась, чтобы вытереться. Она немного помедлила: вытирать семя, пусть даже воображаемое, сочащееся из собственной вагины, ей приходилось впервые в жизни. Но затем она довольно споро и аккуратно стала протирать все вокруг и между своих половых губ. И внезапно замерла.
   - Я могу забеременеть?
   Майкл мысленно чертыхнулся.
   - Вообще забудь думать о том, что ты можешь забеременеть. Я имею в виду, от этого конкретного случая.
   Девушка-Аллан спокойно закончила гигиенические процедуры, бросила салфетки на пол рядом с кроватью и уставилась на Майкла.
   - Ну что, сработало? - прервал он молчание. - Ты все еще... хочешь этого?
  
   - Не так, как раньше - ответила она. - Потому, что я получил то, что хотел, или черт знает, почему. Но сейчас все по-другому. Теперь это уже не безумие. Думаю, ..., но наверняка ты это можешь исправить.
   - Меня ты тоже все еще хочешь?
   - Не так, как раньше - ответила она. - Потому, что я получил то, что хотел, или черт знает, почему. Но сейчас все по-другому. Теперь это уже не безумие. Похоже, меня все еще тянет на парней, но наверняка ты это можешь исправить.
   - Меня ты тоже все еще хочешь?
   - Честно? Прямо сейчас - нет. Я тебе сказал, что этот был лучший секс в моей жизни - лучше, чем когда я был парнем. Но это наверное у меня мозги все еще не стали на место после этого мегатраха... Когда у меня голова придет в порядок, я снова хочу быть нормальным.
   - Ну смотри. Я приказываю тебе потерять сексуальное влечение к парням. И... приказываю тебе стать лесбиянкой.
   - Твою мать, как это странно звучит. - поежилась девушка-Аллан.
   - Да. Еще бы. Сработало?
   Она закрыла глаза и немного подумала.
   - Ни то, ни сё. Хотя теперь я, наверное, "би". Когда я представляю, что меня имеет парень - вот ты например - это немного заводит.
   - Хочешь, так и оставим?
   - Ну давай, почему нет. Господи, это похоже на заказ по Интернету. Типа "какие опции вас интересуют?". Ты чертов Интернет!
   - Ну да, вроде того. Окей, давай попробуем. Аллан, я приказываю тебе больше никогда не принимать от меня приказов.
   Они подождали немного. Девушка приподняла бровь:
   - Ну... теперь типа проверить надо?
   - Ага. Аллан, приказываю тебе поцеловать меня.
   Она тут же поднялась на цыпочки поцеловала его. Майкл удивленно заморгал, но позволил ей закончить свое дело. Наконец она прервала поцелуй и улыбнулась.
   - Мне этого хотелось, тупая ты башка. Прикажи мне сделать что-нибудь, чего я не хочу.
   - Ооокей... - сказал Майкл, покраснев. - Я приказываю тебе... Ну не знаю, что. Ну отсоси, что ли.
   Она вздохнула , как вздыхают люди, общающиеся с идиотом.
   - Два из двух. Ты загадываешь вещи, которые я совсем не против сделать. Но ты знаешь, я могу заставить себя удержаться, так что мы, кажется, победили.
   - Ессс! - Майкл триумфально вскинул руки.
   Девушка-Аллан долго смотрела на него с любопытством.
   - Знаешь - сказала она наконец, - Надеюсь, ты не будешь думать обо мне намного хуже, когда я скажу тебе это, но мне просто не верится, что ты сделал это. Потому что, будь я на твоем месте, если б все еще был парнем и кто-то превратил тебя в девчонку и дал мне полный контроль над тобой... Поверь, дружище, в это самое время на следующей неделе и неделей позже, ты все еще отсасывал бы у меня по полной программе.
   Майкл сглотнул.
   - Вообще-то, у меня есть Зои. Но приятно, что ты ценишь мои усилия. Не буду врать, искушение было сильное.
  
   - Ладно. И что теперь?
   - Теперь я пойду найду Зои, мы вдвоем спрячемся в лесах и попробуем придумать какой-то план.
   - Мы втроем.
   Майкл запнулся.
   - Аллан, спасибо, конечно, но мне это нафиг не надо.
  
   - Еще как надо. Есть еще одна штука, до которой я допер только сейчас, когда ты решил меня бросить. Это другая часть проклятия, мы сначала не обратили на нее внимания, а теперь уже поздно. Я был собакой, а ты - моим хозяином. Может, ты и не можешь теперь давать мне команды, но я-то все равно стану делать то, что хочу. Я буду охранять тебя! Буду защищать любой ценой - и насрать, что я теперь малявка и все остальное!
   - Уммм...
   - И дело не в сексуальных заморочках, ясно? Это вопрос верности. И раз уж Зои твоя девушка, я буду верен ей тоже.
   - Я что-то не догоняю. - удивился Майкл. - С какого это боку я по-прежнему твой хозяин?
   - Знаешь, чо? - оборвала его девушка-Аллан. - Выкини это все из башки. Забудь. Ты рисковал из-за меня превратиться в долбанную собаку, только из-за тебя моя жизнь не превратилась в бесконечную возню с щенками. У тебя была надо мной тотальная власть - и ты от нее отказался. Все команды, которые ты мне дал, были только для моей же пользы. Если вся эта херня про хозяина и собаку действительно херня, я все равно пойду за тобой куда угодно. У меня на это есть все причины, ясно? Я должен так поступить.
   - Да ничего ты мне не должен!
   - Не тебе решать. - она была непреклонна. - Это я решаю, кому я должен, а кому нет. Две минуты назад ты отпустил меня на свободу, и теперь уже я выбираю, что делать. Я пойду туда, куда пойдешь ты. И если надо - прыгну за тобой хоть с чертовой скалы. И не вынуждай меня это доказывать.
  
   Майкл вздохнул и пожал плечами.
   - Окей. - ответил он. - Сегодня ночью все равно нет уже смысла куда-то идти. Мы переночуем здесь, а завтра утром решим, что делать.
   Девушка натянула на себя шорты и футболку.
   - Я буду спать на полу. - сказала она.
   - Нет. - возразил Майкл. - Это я буду спать на полу. А ты на кровати.
   - Мы и об этом будем спорить?
   - Я просто... Ты же типа мой гость.
   - Если бы я все еще был пацаном, у нас был бы такой же разговор?
   - Думаю, нет. - признал Майкл.
   - Вот и ладненько. У тебя еще одно одеяло есть?
   Майкл вытащил из шкафа еще одно одеяло и протянул Аллану. Девушка демонстративно улеглась на пол, завернулась в одеяло и почти сразу отключилась. Некоторое время Майкл озадаченно смотрел на нее, потом почесал в затылке, закрыл дверь на ключ и устроился на кровати.
  
   *****
   Утром они проснулись от резкого удара колокола. Майкл подскочил на постели и завертел головой из стороны в сторону. Девушка-Аллан была уже на ногах. Она забралась на стул у окна, наблюдая за тем, что происходит на улице, сквозь щель в ставнях.
   - Это одна из шестерок этой чокнутой суки! - прошептала она
   Майкл поднялся и подошел к окну. Точно, по улице шествовал мрачный тип в длинном черном плаще. В руке он нес впечатляющий шест с крюком на конце. С крюка свисал неслабых размеров колокол. Каждые несколько шагов человек в черном от души прикладывался к нему колотушкой. Выйдя на перекресток, человек остановился, поставил шест на асфальт, и заговорил голосом, который не уступал по мощности хорошей аудиосистеме:
   - Слушайте меня, люди города! Слушайте! Слушайте! Вам велено явиться сегодня утром к девяти часам на школьный стадион. Всем без исключения! В десять утра мы обыщем город. Каждого, кто попробует ускользнуть или спрятаться, ожидает жестокое наказание!
   Он двинулся дальше по улице и через минуту снова повторил свое сообщение.
  
   - Что будем делать? - спросила девушка.
   - Думаю, что проходы в лес теперь перекрыты. - задумчиво ответил Майкл. - Все идет к тому, что нам придется явиться на митинг. Если он не кончится массовой резней, у нас будет шанс ускользнуть потом.
  
   С помощью охотничьего ножа, купленного для прошлогоднего похода, Майкл обрезал штанины старых джинсов, которые утащил накануне из материнской спальни. Мамина футболка была Аллану великовата, но тоже пошла в дело. Джинсы хорошо держались на широких бедрах девушки, но штанины, конечно, смотрелись ужасно. Она использовала нож Майкла, чтобы укоротить штаны до середины голени, а затем еще и закатала их до колен. На этом работа самозваных модельеров была окончена.
   - Обувь нужна? - спросил Майкл.
   - Не думаю. - ответила девушка, разглядывая свои твердые ступни.
   В этот момент мать Майкла постучалась в дверь.
  
   - Майкл. Нам... нам надо идти на стадион
   - Да, мам, мы знаем. - сказал он, открывая дверь.
   - Мы?
   Шаг в сторону - и мать увидела Аллана. Она явно была удивлена, но было что-то еще в ее взгляде, что привлекло внимание Майкла. Но было не до предчувствий. Он набрал воздуха в легкие:
   - Мам. Это Аллан Джонсон. Помнишь Аллана? Из футбольной команды.
   - О Господи...
   Молчание.
   - Значит, слухи были правдой? - снизу, из холла, донесся голос отца. - Та собака. Это был...
   - Угу. - кивнул Майкл.
   Мать Майкла явно была потрясена.
   - Мам? - вытолкнул из себя слова Майкл. - Что такое?
   - Майкл, уммм... Это... это сложно объяснить.
   - Таша! - подошел отец. Его возглас звучал как предупреждение.
  
   - Вы меня, конечно, извините, - продолжил Майкл после паузы. - Но у нас не слишком много времени. Так что давайте самую короткую версию.
   - У меня... - мать нерешительно оглянулась на отца. Затем встряхнула волосами и продолжила с интонацией человека, которому нечего терять. - ... У меня были проблемы с тем, чтобы зачать. К нам пришла женщина и сказала, что может помочь. Что она поможет. Но что будешь и ее сыном тоже.
   - И что она сделала, чтобы помочь?
   - Ничего! - поспешила ответить мать. - Ничего. То есть, не очень много. Она дала нам травы - развесить вокруг постели. И какие-то маленькие статуи. Нам нужно было читать специальные молитвы перед этими статуями каждый вечер перед тем, как... попробовать. И нам пришлось... так странно говорить это сейчас. Но не было странно, когда мы делали это. В общем мы... Нам пришлось убить оленя и поднести его ей в жертву. Этой леди. Но все остальное мы делали сами. Ты мой сын, Майкл!
  
   - Эта леди... - повторил Майкл. - Как она выглядела?
   Родители Майкла обменялись взглядами.
   - Мы не помним. - ответил отец. - Это было трудно, смотреть прямо не нее. Даже тогда.
   Где-то минуту все молчали. Девушка Аллан отошла в сторону и тихо села в углу комнаты.
   - Наш город - начал Майкл, - это особенное место. Вы знали? Есть одна женщина, которая делает его особенным. Защищает его. Это та женщина, которая помогла вам тогда?
   - Думаю, да. - ответил отец.
   - Мда. - задумчиво сказал Майкл. - Думаю, дня четыре назад это была бы очень полезная информация. Ладно, что там. Похоже, нам надо идти на этот митинг. И знаете что... Что бы ни произошло там со мной - держитесь, пожалуйста, в стороне.
   - Но.. - начала мать.
   - Мама! - повысил голос Майкл. - Такая цена. Вы же знали, что покупаете очень странный товар, так что и цена у него такая, странная. И бог знает, - или точнее богиня - что будет дальше. Я видел, на что способна эта женщина. Если вы попытаетесь вмешаться, то смерть - это минимальная проблема, которая может у вас быть. И это факт. И он не зависит от того, как сильно вы меня любите.
   В доме снова воцарилась неприятная тишина.
  
   - Но уж я-то пойду с тобой в любое пекло. - нарушила тишину девушка по имени Аллан.
   Майкл повернулся и строго посмотрел на нее. Это не помогло. Оставалось только пожать плечами.
   - Ладно. Ты пойдешь со мной.
  
   *****
   Весь город собрался на футбольном поле. Это был огромный зеленый прямоугольник, окруженный трибунами, где могли разместиться все горожане. Но такого аншлага стадион не видывал даже тогда, когда в гости к местной команде приезжали лидеры региональной лиги. Здесь был почти каждый мужчина, каждая женщина и каждый ребенок, - в общем, почти все жители курортного городка. Трибуны были битком, народ полностью заполнил пространство за восточными воротами, многие вышли на поле. Зато противоположная сторона была пуста. Там стояла зловещая Богиня со своими приспешниками. Тридцать или около того человек на одной стороне поля - и почти шесть тысяч на другой. Но горожане все равно старались при этом жаться как можно ближе друг к другу, чтобы оказаться подальше от этой мрачной тусовки.
  
   Наступило назначенное время. Шорох голосов скомкался и утих. Женщина в черном, в которой многие узнали - или думали, что узнали - Мэри Сент-Клод, владелицу отеля Золотое Яблоко, подняла руку вверх. Над полем повисла мертвая тишина. Стало тихо настолько, что горожане могли слышать отдаленные крики тех немногих глупцов, которые понадеялись спрятаться от слуг Богини в своих подвалах или сараях.
   - Люди Баронии! - воззвала (иначе и не скажешь) черная женщина. - Почему и ради чего я пребываю ныне здесь, перед вами, - это не ваша забота. Уверена, все вы уже наслышаны о том, что я могу совершить. И если понадобится - совершу, будьте уверены!
   Выдержав паузу, она продолжила:
   - Я явилась сюда, чтобы уничтожить культ, который незримо процветал среди вас в течение не одной сотни лет. Моя работа уже почти завершена. Осталось только одно дело. Я ищу юношу по имени Майкл МакКэй. Выдайте мне его, и я закончу свои дела в этом городе...
  
   Тишина, которая последовала за ее словами, была оглушительной. Но это было скорее удивление, чем отказ.
   - Майкл МакКэй! - повторила женщина.
   - А я Спартак! - прокричал невпопад Даниэль Поттер. Над его шуткой, как всегда, посмеялся только он сам. А потом и Поттер прекратил смеяться. После того как один из слуг Богини вогнал ему в грудь с сорока метров стрелу из лука. Это произошло так быстро, и звук стрелы, проткнувшей тело, был таким громким и грубым на фоне тишины, покрывшей футбольное поле, что никто сперва даже не понял, что произошло.
   - Майкл МакКэй! - вновь воскликнула женщина.
   - Я Майкл МакКэй! - Майкл стоял в самом центре толпы. Шесть тысяч человек одновременно обернулись посмотреть на него. Те, кто стояли впереди, мгновенно расступились, чтобы не оказаться на линии выстрела из лука. Майкл сглотнул и двинулся вперед по образовавшемуся коридору. Аллан - следом за ним.
   Он вышел из толпы и физически ощутил тяжесть тысяч взглядов, упирающихся ему в спину. Все, кого он когда-либо знал, смотрели на него, как на мертвеца. Парень по имени Майкл уже умер для них, а тот, кто шагал сейчас по зеленому полю, был угрозой, змеей, прятавшейся среди людей все это время.
  
   Он сделал еще несколько шагов и остановился.
   - Я Майкл МакКэй. Делай со мной, что хочешь, но не трогай больше никого. И не трогай Аллана, если получится. Хотя я думаю, что она сделает все, что только сможет, чтобы защитить меня.
   - Это, б@#%ь, точно. - прошипела девушка у него за плечом.
   К удивлению Майкла, зловещая Богиня не обратила на него особого внимания. Вместо этого она подняла голову и громко закричала, обращаясь куда-то к небесам.
   - Артемида! Все кончено. Где бы ты ни пряталась - выходи. Ты потеряла всё. Твой сын у нас. Выходи!
  
   - Я здесь. - раздался голос позади. Майкл обернулся через плечо и увидел, как из толпы выходит Шерил Вюрц. Конечно, это не была настоящая Шерил. Настоящая наверняка тряслась от страха где-то в задних рядах. Но эта выглядела в точности как Шерил. Она смотрела на Майкла и улыбалась знакомой улыбкой.
   Она подошла, встала рядом и просто сказала:
   - Привет. Прости, что так вышло.
   - Ты... моя мать? - спросил он растерянно.
   Она пожала плечами:
   - Это сложно объяснить.
   - Блин. Когда же мне перестанут говорить, что "это сложно объяснить"? Кажется, я задал предельно простой вопрос.
   - На простые вопросы не всегда есть простые ответы.
  
   - ДОВОЛЬНО! - вскричала другая богиня. - Артемида, мы обе знаем, что я не могу тебя убить просто так. Без твоего согласия. Даже сейчас ты все еще слишком сильна для этого. Но мы убьем твоего сына и всех этих людей, если ты не покоришься мне здесь и сейчас.
   Шерил - то есть, богиня Артемида - усмехнулась.
   - Эрида, милая, мне следовало бы догадаться. Ты всегда была долбанной любительницей мелодрам.
   - И не только я. - прошипела Эрида. - Посейдон, Афродита и Гера. Ты только и умеешь, что заводить врагов, Охотница.
   Артемида снова пожала плечами.
   - Афродита и Гера - да, вполне возможно, но мне трудно представить, чем я могла насолить Посейдону. В его море и так слишком много соли. Вряд ли у него есть серьезные причины желать мне зла и рисковать навлечь на себя гнев моего брата. Похоже, ты просто крепко держишь бедного ублюдка за член, а, Эрида? Да ладно, неважно. Я думаю, все дело в Яблоке. Многие не могут его забыть. Но ведь Яблоко досталось Афродите, и Гера может ненавидеть ее за это, сколько угодно. А я покончила с этим делом еще две тысячи лет назад, и никак не думала, что ваша смешная грызня продолжается до сих пор.
   - Слишком поздно извиняться. - ответила Эрида. - Они дали мне своих лучших слуг, и наделили меня правом охотиться на тебя. Это конец, Артемида.
  
   - Ну хорошо. - сказала Артемида. - Я покорюсь тебе. Но на одном условии. Битва чемпионов. Мой - против твоего. Если побеждает твой - отлично. Я умру. Голову долой. Но если побеждает мой - ты покинешь этот город. Съ@#$шься обратно в свой океан. Или где ты там торчала последние шесть сотен лет? И ты больше никогда не сделаешь ничего плохого людям, которые собрались здесь сегодня. Если ты откажешься - хрен тебе, а не моя голова. Убей их всех, если хочешь. А я спрячусь где-нибудь и буду зализывать раны. А вся ваша компашка несколько сот лет будет озираться на каждый шорох и ждать, когда я приду снова, чтобы отомстить. Посмотрим, как тебе это понравится.
   - Что ж. - промолвила Эрида. - Я согласна на твои условия. У меня ведь есть минотавр, Артемида. Только Тезею удалось когда-то убить одного из их племени, а ведь спину ему прикрывал Посейдон. Посмотрим, как твой сынок выдержит битву с человеком-быком!
  
   Человек в черном плаще, сопровождавший Эриду еще тогда, в школьном классе, отделился от группы ее приспешников и встал на линию тачдауна на противоположном конце поля. Он и так выглядел огромным, но когда с него спала иллюзия человеческого облика, показалось, что он вырос как минимум вдвое. Его черные рога, острые как иглы, были не меньше ярда длиной, а размах плеч у него, наверное, был больше, чем рост Майкла. Восемь футов роста и не меньше четырехсот фунтов мышц, похожих на паровые поршни.
   Майкл оглянулся на свою мать-богиню, а она одарила его улыбкой человека, который задумал хорошую шутку, но пока не спешит поделиться ею с другими.
   - Итак, твой чемпион - минотавр, верно? - спросила Артемида.
   - Именно. Пускай твой сын вооружится - и покончим с этим.
   - Нет, не мой сын. - спокойно ответила Артемида. Потом она указала пальцем через плечо: - Она!
  
   У Майкла все словно рухнуло внизу живота, когда он услышал ритмичное позвякивание и обернулся, чтобы увидеть, как люди расступаются вновь. Из-за толпы еще не было видно, кто приближается. Людское море, словно флаг, рассекал наконечник бронзового копья. И когда дорога, наконец, расчистилась, он увидел Зои. Она бежала мерной неторопливой трусцой - так же, должно быть, двигались античные воины на поле боя.
   Да, это была Зои, но не такая, какой она была четыре дня назад, когда они расстались на краю леса. Вместо джинсов и футболки на ней был доспех древнегреческого гоплита: бронзовый шлем, нагрудник и поножи, юбка из кожаных полос и кожаные наручи, тоже усиленные бронзой. На спине она несла большой выгнутый деревянный щит-каплю. На поясе у нее висел короткий меч и колчан со стрелами. В руках она держала лук и длинное копье с острым как бритва наконечником.
   Лицо было скрыто в тени шлема, но когда Зои пробегала мимо Майкла, он увидел, что она улыбнулась ему.
   Зои пробежала еще пару десятков шагов и остановилась. Она воткнула щит в землю, и его заостренный конец глубоко ушел в мягкую почву. Рядом вонзилось длинное копье. Девушка натянула на лук тетиву и стала ждать.
  
   - Девчонка? - удивилась Эрида. - Так это ее, значит, обучала твоя жрица искусству лука? ДЕВЧОНКУ?!
   - Ну извини. - ответила Артемида. - А ты-то, небось, думала, что мой ученик вот? - она указала на Аллана.
   - Неважно. - ответила Эрида. Ее лук не поможет выиграть битву.
   - Все последние дни мы провели в лесах вместе, Эрида. Она знакома не только с луком. Она больше, чем мой чемпион. Это мой аватар.
  
   - Мы не должны допустить это! - прошипел Майкл.
   Аллан вонзила ногти в его запястье и зашептала:
   - Кому-то из вас придется умереть сегодня. Может быть, обоим. Но твоя мамочка выбрала ее, потому что для нее ты важнее. И я бы тоже так поступил на ее месте. Так что, пока ты не сделал какой-нибудь дебильный подвиг, и не превратил все ее усилия в полное дерьмо, спроси-ка себя, что в тебе такого особенного. Да, она девчонка, Майкл. Но это не значит, что девчонки не бывают героями.
   - И вообще. - добавила маленькая девушка. - Я много раз видел, как стреляет твоя подружка. Этот парень Минотавр станет подушкой для иголок секунд за тридцать.
  
   Поле накрыла гнетущая тишина. Единственным звуком было дыхание Минотавра. Его грудь расширялась и сжималась как кузнечные меха. Зои спокойно ждала с луком в руке.
   - Ладно, поехали! - закричала Эрида. - Маркус, убей сучку!
   А дальше все стало происходить быстро. Очень быстро...
  
   Минотавр рванулся вперед. Майкл не знал, как могут двигаться подобные твари, но человек-бык оказался быстр, очень быстр. Намного быстрее, чем можно было ожидать от существа такого размера. Он рванулся вперед прямо к Зои так, словно его выстрелили из пушки. Он издавал бешеный рев, и этот звук прокатился по позвоночнику Майкла, словно электрический разряд. Зои даже не вздрогнула. Она успела выстрелить четыре раза, ее рука, вытаскивавшая стрелы из колчана, двигалась так быстро, что невозможно было уследить. А потом она отбросила лук в сторону, схватила копье и щит и словно вросла в землю - за мгновение до того, как в нее врезался минотавр. Раздался страшный жесткий звук - будто две машины столкнулись на полной скорости. Некоторые горожане закричали от ужаса. Страшные черные рога вонзились в лакированную древесину и блестящий металл, и воительница кувырком полетела по воздуху. Столкновение отбросило ее далеко в сторону, но еще в полете она умудрилась извернуться и, словно птица, воспользовалась щитом как крылом, чтобы погасить скорость. Она приземлилась на ноги, нагнулась, чтобы подхватить копье, упавшее рядом, и тут же снова встала в боевую стойку, прикрывшись щитом и выставив вперед жало копья. Майкл начал подозревать, что слово "аватар" означает, что Зои теперь больше, чем человек. Она двигалась не как человек. Она двигалась как магическое существо.
  
   Минотавр пробежал еще несколько ярдов, остановился и смерил противника взглядом. Он выпрямился во весь свой рост и неторопливо вытащил стрелы, вонзившиеся в плечи и грудь. Он будто бы выдирал назойливые колючки, которые подцепил, пробираясь через кустарник. А потом монстр снова взревел и пружинистыми шагами двинулся по кругу, стараясь обойти Зои. Зои тоже начала кружиться, и скоро они оказались в центре поля. Копыта минотавра глубоко врезались в мягкий дерн футбольного газона. Сандалии Зои, казалось, не оставляли вовсе никаких следов.
  
   Маркус атаковал снова, намного стремительнее, чем мог ожидать Майкл. Он рванулся вперед и обоими кулаками нанес разящий удар по своему маленькому противнику. Зои уклонилась в сторону, чтобы избежать чудовищных кулаков, но у нее даже не было времени на контратаку: человек-бык, который, казалось, уже пролетел мимо, резко повернулся вокруг своей оси и отмахнулся от нее огромной ручищей. Удар пришелся в центр щита, Зои потеряла равновесие и едва успела заслониться от нового удара, обрушившегося на щит, словно пушечное ядро. Казалось, сейчас огромный монстр растопчет свою жертву, смешает ее с землей...
  
   И тут копье Зои ударило врага, словно жало змеи. Лезвие вонзилось в голень минотавра, рванулось обратно с фонтанчиком крови, а затем, прежде чем враг успел опомниться и снова броситься в атаку, еще раз клюнуло его в ногу. Новая атака отбросила девушку далеко назад. Но она тут же восстановила равновесие и танцующими движениями закружилась вокруг минотавра. Двигаясь в низкой стойке, она подняла щит на уровень плеча и держала его почти параллельно земле, используя как опору для копья. Каждый раз, когда Маркус бросался в атаку, Зои стремительно уклонялась в сторону и жалила врага острым лезвием. И вот уже толпа взорвалась торжествующими криками - копье Зои нашло лазейку в защите монстра и глубоко рассекло мышцы его живота, выпустив на волю кровавый ручеек...
  
   Человек-бык взревел и атаковал с еще большей яростью, презирая кровотечение и боль от ран. Удар невероятной силы сломал окованное железом копье, словно тонкую ветку, проломил край щита и обрушился на бронзовый шлем Зои. От удара она снова кубарем покатилась по полю, но тут же вскочила на ноги, готовая к бою. Только теперь из оружия у нее остался только прямой короткий меч, и еще Майкл заметил, как из-под покореженного шлема потекла струйка крови, окрасившая нагрудник багровым цветом. Большой щит выгнулся под странным углом, и когда Зои бросила его на землю, Майкл увидел, что лямки, которыми щит крепился на руку, тоже разорваны последним ударом.
  
   Ни копья, ни щита, ни лука... Теперь на поле были только девушка и монстр. Зои взяла меч наизготовку - минотавр медленно приближался. Короткая черная шерсть, покрывавшая все его тело, теперь блестела от крови в тех местах, где оставили свой след стрелы и копье. Рана на животе сочилась кровью, за человеком-быком по зеленой траве тянулась алая дорожка. Но, несмотря на это, его движения оставались быстрыми и выверенными. Когда между врагами осталось несколько шагов, Маркус что-то негромко сказал Зои. Она ответила легким кивком и отсалютовала противнику мечом.
  
   И тут же минотавр обрушился на врага, словно лавина. Зои отчаянно танцевала какой-то невероятный боевой танец, уклоняясь от смертоносных ударов кулаками, оставлявших дыры в зеленом газоне поля. Несколько раз, уворачиваясь от жутких кулаков, она успела полоснуть врага мечом по запястьям, а в какой-то момент резко сократила дистанцию и, проскользнув под гигантской рукою, снова рубанула монстра по животу. Но мгновение спустя гигантская ладонь сомкнулась на ее запястье, и девушка взлетела в воздух. Меч выпал из руки Зои, и она закричала от боли - странно, что такой резкий рывок вообще не вырвал ее плечо из суставной сумки. Однако прежде, чем минотавр успел со всего размаху ударить противника о землю, шипастый наколенник Зои врезался ему прямо в нос. Брызнул фонтанчик крови, монстр пошатнулся и выронил девушку. Но его замешательство не длилось и доли секунды, Маркус резко наклонился и попытался пришпилить врага к земле острыми рогами. Зои откатилась в сторону, и только один из смертоносных шипов с мерзким скрежетом скользнул по бронзовому нагруднику.
  
   Противники двигались невероятно быстро. Тело минотавра на мгновение загородило Майклу обзор, и в следующий момент, когда монстр распрямился, Зои внезапно оказалась наверху. Она оседлала человека-быка, крепко сжимая его шею ногами и ухватившись за рог левой рукой. Минотавр вскинул руки, чтобы стряхнуть "наездника", но воительница вытащила стрелу из колчана, болтавшегося у нее на бедре, и глубоко всадила ее в шею врага. А затем изо всех сил оттолкнулась ногами и прыгнула в сторону, вырывая стрелу из раны. Струя крови вырвалась из шеи человека-быка, но он снова с кошачьей ловкостью повернулся лицом к противнику. Зои сделала кувырок в воздухе, приземлилась с перекатом и успела подхватить с земли свой меч, прежде чем монстр опять атаковал ее. Сердце Майкла чуть не прекратило биться, когда вместо того, чтобы уворачиваться, Зои бросилась навстречу минотавру... За полсекунды до столкновения она вложила всю энергию своего движения в бросок и метнула меч в грудь несущегося во весь опор человека-быка. В то же мгновение девушка бросилась ничком на землю, и огромная туша минотавра пронеслась над ней как ревущий и громыхающий грузовой состав.
  
   Над стадионом повисла абсолютная тишина - тысячи людей затаили дыхание. Посреди поля неподвижно лежали два тела - маленькое и большое. А затем Зои пошевелилась, приподнялась, опираясь на руки, и помотала головой. Когда она поднялась на колени, вся толпа разразились торжествующими криками. Девушка неуверенно встала на ноги и похромала туда, где лицом вниз лежал на земле человек-бык. Она подняла валявшийся неподалеку щит и, пользуясь им как рычагом, перевернула огромное тело на спину. И Майкл увидел рукоять меча, торчащую из груди мертвого монстра.
  
   Толпа взорвалась громовыми аплодисментами. Зои уперлась ногой в ребра минотавра, вырвала из тела окровавленный меч и торжествующим жестом вскинула его над головой. Эрида и ее приспешники повернулись и, склонив головы, молча потянулись к краю поля. Девушка-Аллан от радости прыгала чуть ли не выше собственного роста и выкрикивала имя Зои прямо в ухо Майкла.
  
   Но Майклу было не до того. Сейчас он видел только тонкие ручейки крови, сочившиеся по доспехам Зои, по ее смуглым стройным ногам. Кровь стекала на сандалии и пятнала изумрудную траву футбольного поля.
  
   Две недели ужаса, сомнений и магии. Финальная битва длилась меньше трех минут...
  
   И вдруг поле опустело. Остались только Майкл, Зои, Аллан и Артемида, богиня-победительница.
   - Ну, - подытожила она. - Вот и всё.
   - Куда все подевались? - спросила девушка-Аллан.
   - Отправились по домам. - пожала плечами Артемида. - Я улажу вопросы со всеми погибшими и измененными. Кое-что придется подтасовать. Спишем всё на последствия шторма. Да, цинично. Но иначе никак.
  
   - Последствия шторма? - воскликнул Майкл. - Миссис Месси? Мисс Торрес? Все они просто жертвы шторма? А как быть с Венди Нельсон - уж не знаю, кем она была раньше? А ее кузины, которые на самом деле не кузины? А Аллан, в конце концов?
   - Нимфы... что ж, мне придется объяснить им весь расклад. Все-таки они теперь бессмертные, положение обязывает. Не знаю, как они отреагируют на первых порах, но уверена, что со временем приспособятся. Алана Джонсон по-прежнему живет со своей семьей. Она приемная дочь, но родители любят ее не меньше, чем братьев. Сатир... Ну, с ним мы что-нибудь придумаем.
   - А-ла-на... - девушка-Аллан покатала на языке свое измененное имя.
  
   - А что насчет нас? - спросила Зои. Она покачнулась, и Майкл подставил ей плечо для опоры. - Мы все забудем?
   - Нет. - ответила Артемида. Никто из вас троих ничего не забудет.
   - Тогда что же с нами будет? - настаивал Майкл.
   - Вы пойдете в колледж.
  
   - Куда-куда?! - воскликнули они хором.
   - Я устроила так, что теперь вы на год старше. И можете поступать в колледж. Если другие боги полагают, что я спущу все на тормозах - они сильно заблуждаются. Я вовсе не хотела ворошить старые обиды, пока они не полезли в мой огород. Но то, что произошло, - это слишком. Такое нельзя просто взять и простить. Я отправляю вас троих во внешний мир, вы станете моими агентами и поможете вернуть кое-кому должок.
  
   - Стоп-стоп. - сказала Алана. - Мы теперь на год старше? То есть, это значит...
   - ... Что на следующей неделе у вас выпускной. - кивнула Артемида.
  
   - Йоу! - добавила она после небольшой паузы. Это не помогло. Трое подростков пялились на нее в немом шоке.
  
   * * * * *
  
   По официальной версии Зои побывала в автомобильной аварии. То есть, де-юре она закончила школу, но побывать на выпуском у нее все равно не получилось бы никак. Большую часть недели она провела в больнице с переломом четырех ребер и трех пальцев, сотрясением мозга, глубоким рассечением скулы и частичным вывихом плеча.
  
   Алана привыкала к своей новой жизни и новой репутации разбитной девочки-тусовщицы, на которую мало кто решается положить глаз, а уж тем более руку - из-за трех огромных братьев-полинезийцев, способных в буквальном смысле разорвать обидчика на части. Она прослыла провокаторшей и сквернословкой, плевавшей на мнение окружающих в самом лучшем хипповом стиле. Она никогда не носила обувь и почему-то на дух не переносила сильных запахов. Она была лучшей приятельницей Майкла МакКая и партнером Зои Уотсон по хулиганским задумкам. Они ходили на ланч вместе с Майклом и обсуждали, как чертовски странно все сложилось, и что они будут делать, когда распрощаются со школой и отправятся а колледж в конце июня.
  
   В конце концов, неделю спустя, Зои отпустили из госпиталя и Майклу разрешили навестить ее дома. Мама Зои открыла ему дверь, улыбнулась и кивнула наверх. Майкл поднялся по лестнице в знакомую комнату. Зои полусидела в постели на холме из подушек. Ее рука была подвязана, а на скуле расцветала радуга из разноцветных синяков. Но когда Майкл вошел, она широко улыбнулась. Майкл сам не понял, почему, но его это очень удивило. А потом вспомнил: ведь с момента превращения она ни разу не улыбалась вот так. Даже ее редкие смешки выглядели какими-то неуверенными - до этого момента. Он тихо прикрыл за собой дверь и сел на стул рядом с кроватью.
  
   - Мой герой... - сказал он негромко.
   Помолчали. Зои продолжала спокойно улыбаться.
   - Я... - нерешительно начал Майкл...
   - Я люблю тебя. - ответила она.
   Оба теперь выглядели немного ошарашенными.
  
   - Знаешь,... когда я собиралась на поединок, я страшно жалела, что не успела сказать тебе это раньше. Да я и не могла, мы же все-таки были друзьями, то есть мы и сейчас по-прежнему друзья, но... После того поцелуя, ну, тогда... - мне хотелось, чтобы это повторялось снова и снова. И чем больше я думала об этом, тем больше хотелось об этом думать. И потом я вдруг представила, что ты же вполне можешь делать это с кем-то еще... и в конце концов я задумалась, чего хочу на самом деле. И чего я вправе хотеть. А то, чего я хочу - это ты. Весь. Целиком и полностью. И только для меня. Но ведь мы же на самом деле ничего не обещали друг другу. Я даже не знаю, может быть, я даже не интересую тебя... в этом смысле. Ты никогда не говорил ничего такого, и представляю, как это для тебя странно и стремно. Но я поняла главную вещь. Когда ты готовишься к тому, что тебя скоро растопчет в пыль огромный человек-бык, такие вещи понимаешь особенно четко. Мне просто НУЖНО было, чтобы ты знал, что люблю тебя. И хочу тебя. Ты можешь делать с этим все, что хочешь, но сказать тебе это... было необходимо.
  
   Майкл вздохнул. Помедлил.
   - Есть кое-что, что тебе лучше узнать сразу. - решился он наконец.
   Краска отлила от лица Зои.
   - Алана. - выдохнула она.
  
   - Да нет... То есть, да. Но это не то, что ты думаешь. Проклятие, которое Эрида наложила на нее... в общем, это сложно объяснить. Но штука в том, что она думает, будто у нас был секс. На самом деле нет, и я могу тебе объяснить, как такое могло получиться, но она все равно... думает. Но вряд ли когда-то скажет тебе об этом. Она никогда не навредит ни нам, ни нашим с тобой отношениям. Но она считает, что у нас был секс - у меня и у нее - из-за проклятия Эриды.
   - Стой. - сказала Зои. - Из-за проклятия... Это в каком смысле?
   - Она была... Ну короче. Очень странно говорить это вслух, но побочный эффект проклятия - она должна была подчиняться любой моей команде и хотеть, чтобы я ее... поимел. Ну я и использовал силу своих приказов, заставил ее поверить, что у нас все было. Хотя на самом деле нет. Потом я приказал ей примириться с тем, что она теперь девчонка. А потом скомандовал больше не подчиняться никаким моим командам. Вот.
  
   Зои долго смотрела на Майкла. И только когда она вдруг прикрыла дрожащие губы ладонью, Майкл понял, что она плачет. Это было последнее, чего он мог ожидать в такой ситуации, поэтому он просто растерянно опустился на колени рядом с кроватью и молча глядел на девушку - намного дольше, чем требовали приличия.
  
   - Так это значит, что ты не... - начал он.
   - Боже ж мой... - сказала она, улыбаясь сквозь слезы. - А ведь правду говорят. Господи. Парни такие тупые! Я не понимаю, как могла быть одним из них шестнадцать лет - и не замечать этого.
   - Эээ...
   - Я плачу из-за нее, ты, дятел. То есть, о ней, Алане. Что она оказалась в такой жуткой, унизительной ситуации. И что ей очень повезло, что рядом был ты... и не повезло одновременно. Потому что она не может получить тебя. Она стала чертовой сексуальной рабыней единственного парня на Земле, который при таком раскладе умудрился использовать эту возможность, чтобы помочь ей заново принять себя, а потом взял и отпустил на свободу. И теперь она влюблена в тебя без шансов на взаимность, и это очень грустно.
   - Да ну нет, я не думаю, что Алана...
   - Она не будет нам мешать, тут ты прав. Она нас уважает и не будет становиться между нами. Но... она любит тебя. Я это чувствую.
   - Мда... Это реально грустно.
  
   - Да ничего, она справится.
   - Да ты же только что говорила... - удивился Майкл.
   - Слушай, а почему ты на самом деле не переспал с ней? - прервала Зои.
   - Я не мог. - Майкл пожал плечами. - Даже если забыть про этические проблемы, у меня уже есть девушка.
   - Есть?
   - Да. Есть.
  
   Молчание. Потом Зои продолжила.
   - Еще про Алану... Ты в начале сказал, что я должна узнать это сразу... Сразу перед чем?
  
   Молчание. Глубокий вздох.
   - Перед тем, как я скажу, что тоже люблю тебя. И что мы можем двигаться... медленно. И что наверняка для тебя это все непросто. И что ты навсегда мой лучший друг и при этом такая красивая девушка, что больно смотреть. И что ты самый смелый человек из всех, кого я знаю. Ты, может быть, вообще смелее всех на свете. И что я просто восхищаюсь тобой.
  
   И они снова молчали. Теперь еще дольше.
  
   - Ты прав, мне непросто. - сказала Зои наконец. - И стрёмно. И да - мы будем двигаться медленно. Но прежде, чем начать двигаться медленно... Короче, иди сюда, надо сделать кое-что быстро.
  
   Майкл осторожно сел на край кровати, наклонился и поцеловал девушку. Когда их губы встретились, Майкла ощутил электрический разряд, пронзающий все его тело. Зои внезапно остановилась.
   - Ой. - сказала она. - Подожди.
  
   Он отстранился. Зои неловко приподнялась и левой, здоровой рукой, вытащила из-под футболки цепочку, на конце которой оказалось то самое кладдахское кольцо, которое Майкл подарил ей в их альтернативном прошлом. Их обещальное кольцо.
  
   - Я сняла его перед боем. - сказала она. - С кольцами в схватке всякое случается. Они могут зацепиться за какую-нибудь хрень, и всё - до свидания, палец. Так что я нацепила его на цепочку и надела под доспехи. Но потом этот бычара мне не то что палец, а всю руку чуть не оторвал, в общем теперь я не могу надеть кольцо обратно одной рукой... Короче, ты понял.
  
   Майкл потянулся к ней, окунул руки в мягкие кудри, нащупал цепочку и расстегнул замочек. Когда его холодные пальцы прикоснулись к нежной коже, девушка поежилась и хитро улыбнулась. Майкл потянул за концы цепочки, плавно высвободил ее из-под водопада волос и позволил кольцу соскользнуть в ладонь. Потом он нежно взял ее левую, здоровую руку, поцеловал кончики пальцев и с улыбкой заметил, что Зои так и не избавилась от привычки Зака обгрызать ногти. Помедлив, Майкл осторожно надел кольцо ей на палец.
  
   Зои потянула его к себе и они, наконец, поцеловались так, как это делают влюбленные.
  
  
   КОНЕЦ.
  
   (Примечание от автора: я могу продолжить эту вселенную - и возможно даже этих героев. Позже. Когда-нибудь позже. Но сейчас мое внимание занимают несколько коротких историй, которые надо довести до конца, так что эта повесть пока будет последней в данном цикле. Впрочем, вы и сами можете писать продолжения. Надеюсь, вам, ребята, понравилась история!)
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) А.Эванс "Дочь моего врага"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Вода: Наперегонки со смертью."(Постапокалипсис) И.Арьяр "Лунный князь. Беглец"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"