Риз Катя: другие произведения.

В погоне за мечтой

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 4.71*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Молодёжный роман Полностью


   В погоне за мечтой
  
  
   1.
  
   - Саша!- голос отца слышался уже совсем близко, и он уже готов был открыть дверь в мою комнату. Открыть без стука, он никогда не утруждал себя излишними церемониями. Конечно, что может скрывать от него его любимая маленькая дочурка? Ничего, кроме сумки с вещами, которую складывает впопыхах, собираясь сбежать из дома.
   Я поспешно засунула оставшуюся одежду обратно в шкаф, а спортивную сумку задвинула ногой под кровать. Очень вовремя!
   Папочка распахнул дверь и посмотрел на меня весьма недовольно.
   - Санька! Сколько ещё мне придётся за тебя объясняться с Максимом?
   Я вздохнула.
   - Папуль, ну в чём опять дело?
   - В том, что он уже телефон оборвал, пытаясь до тебя дозвониться, а ты трубку не берёшь!
   - Я трубку не беру, потому что с ним не разговариваю, и ты это прекрасно знаешь!
   - Опять! Как же мне надоели все ваши разборки! Сколько можно? Поговори с ним, наконец, иначе он меня с ума сведёт своими звонками!
   - Хорошо, хорошо,- пошла я напопятную, надеясь, что он отстанет от меня и уйдёт.- Я с ним поговорю. Если ты так настаиваешь.
   - Я настаиваю?- изумился отец.
   - Папочка!- устало воскликнула я и бросилась ему на шею.- Всё у меня хорошо!
   - И в кого ты такая,- посетовал он и покачал головой. Потом всё-таки подобрел и поцеловал меня в лоб.- Подлиза ты, Сашка. Упустил я тебя.
   - Я у тебя самая лучшая, ты сам говорил. Что же, теперь от своих слов отказываешься?
   На столе запрыгал мой мобильник.
   - Не отказываюсь я,- вздохнул отец.- Иди вон, опять звонит твой телефонный террорист! Поговори с ним, наконец!
   Отец вышел, я проводила его настороженным взглядом, а потом недовольно покосилась на трезвонивший телефон. Вот ведь действительно террорист! Упрямый, никак не успокоится!
   На Максима я злилась уже третий день. Отказывалась с ним разговаривать, видеться и уж тем более стараться понять. Мы встречались почти два года, но я до сих пор задавалась вопросом, зачем мне это нужно. Иногда он просто страшно меня раздражал, хотелось завизжать и затопать ногами в бессильной злобе. Но в тоже время у Максима было одно качество, которое я очень ценила - он умел меня удивлять. Делал что-то такое, от чего у меня перехватывало дыхание, и от восторга кружилась голова. И, наверное, я его любила. Мне так казалось, хотя, что можно знать о любви в мои годы?
   Максим был надёжный, воспитанный, из хорошей семьи, просто идеальная пара для дочери солидного человека, одного из ведущих бизнесменов нашего города. Придраться не к чему. Студент юрфака, практически взрослый человек. И симпатичный. Да мне все девчонки в школе завидовали, когда он заезжал за мной на собственной машине после уроков. А я, наслаждаясь ситуацией, не спеша спускалась по ступенькам школьного крыльца, под завистливыми взглядами окружающих, такая красивая и уверенная в себе и гордилась собой в этот момент чрезвычайно.
   Наш город, конечно, не столица нашей родины, но довольно крупный областной центр, а вот для меня как был провинцией, так и остался. Мне хотелось большего, мне хотелось в Москву, ощутить жизнь по полной. Чтобы вокруг всё крутилось в бешеном темпе, менялось, а я была бы в эпицентре. Я прочитывала от корки до корки все глянцевые журналы, особенно те, в которых рассказывалось о частной жизни звезд, и представляла себя на их месте или рядом с ними. И я собиралась поехать в Москву и добиться всего этого. Сама.
   Я посмотрела на стену напротив и улыбнулась. С плаката на меня смотрела ослепительно красивая блондинка, холодный, даже немного высокомерный взгляд фиалковых глаз приводил в смятение, уж слишком он не сочетался с ангельской внешностью, но именно это мне в ней и нравилось. Завораживало как-то. Впервые я увидела её лет пять назад, в каком-то французском фильме и просто влюбилась в эту актрису. Начала изучать её биографию, и каково же было моё удивление, когда я узнала, что она русская. Из небольшого городка нашей области. Бывает же такое совпадение!
   Она снималась в России, во Франции, в Германии, просто потрясающе! Я скупала все журналы и газеты, где были её интервью или малейшее упоминание о ней. Её фотографии, плакаты, всё я собирала и трепетно хранила. Старалась быть похожей на нее, даже как-то сделала такую же прическу, но выглядела я, прямо скажем, смешно и быстренько перестриглась.
   Отец называл это манией, даже к психотерапевту меня водил. Несколько раз срывал плакаты со стен, выкидывал фотографии и кассеты с фильмами, но ничего не помогало. Я упорно покупала всё вновь. Папа только головой качал и становился очень грустным. А потом так тяжело махал рукой и уходил в свой кабинет.
   Его реакция на моё увлечение Тиной Луганской всё-таки была слишком болезненной и как-то в пылу ссоры я посоветовала отцу самому сходить к психиатру и поговорить об этом. Как он тогда на меня посмотрел!.. Я думала - убьёт! Но нет, опять смолчал и ушёл к себе, а потом вообще уехал. Я тогда почувствовала себя безмерно виноватой.
   Но сама мысль о том, что Луганская смогла пробиться наверх, взойти на пьедестал, вселяло в мою душу надежду. Раз она смогла, то чем я хуже? Я тоже смогу.
   Поэтому и решила сбежать из дома сразу после выпускного.
   Именно сбежать, потому что по доброй воле папа никогда бы меня не отпустит. Лет в пятнадцать я сделала глупость, рассказав ему о планах на свою будущую жизнь, о том, что собираюсь стать актрисой. Он тогда пришёл в ужас, долго кричал и топал ногами, а потом категорически запретил даже думать о поступлении в театральное и о Москве. Его реакция меня тогда серьёзно напугала и я затаилась, планами своими больше не делилась, и он успокоился, решив, что моя юношеская блажь прошла. А вскоре в моей жизни появился Максим, и папочка окончательно расслабился.
   А зря.
   Я своего привыкла добиваться. И в этот раз будет так же.
   И вот когда я получу "Оскар"... хотя нет, "Оскар" это не у нас... "Нику" получу, приеду сюда, меня будут встречать с оркестром и красной ковровой дорожкой, как настоящую кинозвезду, тогда папочка и поймёт, какую ошибку он совершал все эти годы.
   Размечталась я не на шутку, присела на кровать, перестав обращать внимание на упрямо пиликавший телефон, но палец случайно соскользнул и нажал на кнопку приёма. Голос Максима даже без громкой связи заставил меня вздрогнуть.
   - Санька! Не смей вешать трубку, я поговорить хочу!
   Я вздохнула и недовольно нахмурилась. Но телефон к уху поднесла.
   - Я слушаю вас, Максим Викторович,- произнесла я официальным тоном.
   - Опять Максим Викторович,- безнадёжно вздохнул он.- Ты долго дуться-то будешь?
   - Я не дуюсь. Просто мне некогда с тобой разговаривать. Мне ещё собираться надо. У меня сегодня выпускной, не забыл?
   - Не забыл. Я заеду за тобой в семь, да?- в его голосе звучала надежда.
   Я же только мстительно усмехнулась. Нашёл дуру! Чтобы я просто так тебе всё простила! Гадкий изменник!
   - За Галкой Лесновской поезжай,- язвительно предложила я ему.- Ты к ней в последнее время очень большую симпатию испытываешь.
   - Саш, ну ты опять начинаешь,- заныл он.- Нужна мне эта Галка! Мы же уже говорили с тобой об этом, тебе всё это показалось. У меня в принципе не могло с ней ничего быть!
   - Что так?
   - Не будь гадкой! Я только тебя люблю, Сашуль!
   - Не верю я тебе, Большаков, вот что хочешь, со мной делай, а не верю!
   Но я уже начала сдаваться и он это понял. И обрадовался.
   - Значит в семь?
   Я помолчала пару секунд, испытывая его терпение, потом как бы нехотя сказала:
   - Ладно уж, приезжай. Но смотри у меня, Большаков, если я узнаю...
   - Санечка, всё будет, как ты захочешь!
   Как захочу! Если бы!
   Я выключила телефон и легла на кровать, стала задумчиво разглядывать потолок.
   Большаков всё-таки гад. Думает, что я такая дура, что вот так сразу ему поверила и простила этот финт с Сорокой. Не успела я уехать на выходные на дачу, как он тут же свернул налево. А папа его ещё оправдывает!
   Я бы не сказала, что я ревновала его, но всё равно было неприятно, что тебе так подло изменяют. А потом ещё и врут. И прощения просят. И нет бы какую-нибудь путную нашёл, а то Сороку Лесновскую! Да она всю жизнь мне завидовала и подделывалась под меня.
   Галку мне, конечно не жалко, хочется ей быть лишь моей заменой, ради Бога, а вот коварство Большакова повергало в раздумья. А что будет, когда я уеду в Москву? Конечно, после моего триумфального возвращения, он раскается во всех своих гадких поступках, но захочу ли я его простить, вот в чём вопрос!
   В дверь деликатно постучали, и заглянула наша домработница.
   - Саш, там к тебе парикмахерша пришла, пускать?
   - Не парикмахерша, Зоя, а стилист!- по привычке поправила я её.
   - Ой, господи!- в раздражении выдохнула девушка.- Стилистка пришла, пускать?
   - Пускать!- воскликнула я, и села на постели. Зоя стояла у двери, подбоченившись и посматривала на меня весьма снисходительно. Как я подозреваю, она вообще считала меня несмышлёным ребёнком, хотя сама была не намного меня старше. Но зато мудрости и жизненного опыта, по её же словам, у неё было с лихвой, о чём она постоянно мне напоминала и пыталась учить меня жизни. Причём собственная необразованность и даже дремучесть в некоторых вопросах её совершенно не смущали. Она считала, что образование - это ни что, а вот жизненный опыт - это да.
   - Папа где?- заинтересовалась я.
   - Уехал. Ворчал на тебя, ворчал, а потом позвонил ему кто-то и он улетел. О здоровье совсем не думает.
   Я лишь усмехнулась украдкой. Какая забота!
   Зоя недовольно огляделась, бросила выразительный взгляд на новый плакат с Луганской и нахмурилась.
   - Опять картинок понавешала! И нет бы путных каких, с природой, с кошками, так нет, опять эту...
   Я лишь отмахнулась.
   - Зоя, чего ты начинаешь?
   - Не начинаю я. Папа опять расстроится... Не бережёшь ты его!
   - А ты на что? Вон как за ним тенью шмыгаешь, к чему бы это?- я хитро ей подмигнула.- Уж не влюбилась ли ты, Зоя?
   Она покраснела, вот честное слово! Я едва не расхохоталась. Они что, на самом деле меня ребёнком считают? Или слепой?
   - Ты, Александра, с кровати-то слезай давай,- не очень любезно проговорила Зоя, пытаясь скрыть смущение за грубостью.- Парикмахерша от нечего делать нам, наверное, уже все кактусы подстригла. А у неё ещё главный фикус впереди!
   - Ой-ой-ой!- выкрикнула я ей вслед, и даже язык показала.
   Время до вечера пролетело незаметно. И с пользой. Я всегда любила ухаживать за собой, а ещё лучше, когда ухаживают за мной. Парикмахер, визажист, массажист, даже собственный дизайнер... Папа только головой качал, но оплачивал всё без вопросов. К тому же надо мне чем-то заниматься и имидж поддерживать тоже надо.
   К семи часам я была почти готова. Повертелась перед зеркалом, осмотрела себя со всех сторон и осталась довольна. Всё-таки красота - страшная сила! И платье это мне очень идёт. И за что Большакову такое счастье?
   - Саш, я приехал,- послышался его голос из-за двери. Какая скромность, даже в дверь стучать научился!- Ты готова?
   - Готова, входи.
   Дверь приоткрылась, и сначала появился огромный букет цветов, а потом уже сам Максим. Весь такой виноватый и пристыженный. Смотрел на меня с надеждой и протягивал букет.
   Я сложила руки на груди и посмотрела на него насмешливо.
   - Подхалим.
   - Сашуль, ну чего ты? Мы же с тобой уже...
   - Ничего не уже, Большаков! Если бы не выпускной, ты бы ко мне близко не подошёл! Но не могу же я прийти одна? И ты это прекрасно понимаешь!
   Максим совсем сник.
   - Цветы-то хоть возьмёшь?
   Я милостиво кивнула.
   - Возьму. На стол положи, Зоя в воду поставит. - И опять отвернулась к зеркалу.
   - Очень красивая,- прошептал он мне на ухо и попытался обнять. Я хотела его отшить, но потом передумала. Его руки скользнули по моей талии, и он уткнулся носом мне в шею. Поцеловал, а на губах уже появилась улыбка победителя.
   Мне захотелось испортить ему настроение.
   - Платье помнёшь,- цыкнула я на него и легонько ударила по рукам. Руки он убрал и вздохнул.
   - Совсем тебе на меня наплевать, Санька.
   - И он на меня ещё обижается!- засмеялась я. Обернулась, потянулась к нему и поцеловала в губы.- Поехали, обиженный! Опоздаем.
  
  
   Если честно, особого желания ехать на выпускной у меня не было. Но и проигнорировать данное мероприятие я не могла. Зря, что ли столько лет убила в этой школе?
   К выпускному готовились долго, почти весь учебный год, вгрохали кучу денег, но и развернулись не по-детски. Папа принимал в этом активное участие, правда, в основном, в финансовом плане. Ему очень хотелось, чтобы у его любимой дочурки был настоящий праздник. Тоже мне праздник, прогуляться в шикарном платье по школьным коридорам в компании своих глупых одноклассников.
   По дороге Большаков просто извёл меня комплиментами. Было приятно, хоть я и знала, что он просто подлизывается. Настроение у меня было просто отличным. Я знала, что выгляжу великолепно, рядом лучший парень в городе, я буду самой красивой девушкой на вечере, к тому же совсем скоро сбудется моя мечта. Практически сегодня, если всё пойдёт по плану.
   Входя в зал, я придержала любимого за руку.
   - Максим, я тебя предупреждаю, если ты опять будешь пялиться на Сороку...
   - Саша, ты меня удивляешь. Ты, вообще, не слушаешь, что я говорю, что ли? У меня с ней в принципе ничего быть не могло и не может!
   - Ну-ну. Ладно, можешь меня поцеловать.
   Он даже растерялся от неожиданности.
   - Здесь?
   - А в чём дело? Боишься, что она увидит?
   - Да что же это? Саша...
   - Хватит, причитать, Большаков! Целуй!- взяла его лацкан пиджака и притянула к себе.
   - А макияж?
   - Сейчас пошлю тебя к чёрту,- предупредила я.
   Он тут же завязал с глупыми вопросами, наклонился и поцеловал меня. Я покрепче обняла его и прижалась к нему всем телом. Большаков немного удивился такому внезапному проявлению чувств, я это почувствовала, но постепенно начал увлекаться и, кажется, всё остальные мысли начали из его головы уходить. Мы увлечённо целовались, пока кто-то не открыл дверь, заехав при этом Максиму по плечу. Он охнул и недовольно обернулся.
   - О, а вот и наши голубки! Вы чего не заходите?
   Я облизала губы и выразительно посмотрела на Гошку Кудрявцева, нашего футболиста доморощенного. Он мнил себя Рональдо и вечно пинал всё, что попало. На этот раз досталось Максиму.
   Большаков потёр плечо и болезненно поморщился.
   - В самый интересный момент,- посетовал он.
   - Пардон!- Гошка пошленько заулыбался и посмотрел на меня, я же в ответ показала ему язык и потянула Максима в зал.
   - Мы последние,- сказал Большаков, оглядывая обстановку.
   - Подумаешь,- фыркнула я и взяла его под руку.
   И завертелось. Умные речи учителей, поздравления присутствующих родителей, ответные речи отличников. Потом стало полегче, когда взрослые начали расходиться, и пошло основное веселье. Из-под полы появилось спиртное, всех потянуло танцевать, счастливые выпускники теряли голову от ощущения свободы и вели себя всё развязнее и развязнее.
   Максим смотрел на всё это с насмешкой, а я начала скучать. Мы потанцевали, потом ещё потанцевали, и ещё, он начал мне шептать на ухо о том, что пора уже отсюда свалить и лучше к нему на квартиру. В принципе я сама не возражала, если бы у меня в сумке не лежал билет на скорый поезд до Москвы. В пять мне надо было быть на вокзале, а ещё домой за вещами. И сделать это надо было так, чтобы никто не заметил моей суеты.
   Галка Лесновская крутилась неподалеку от нас, посматривала со значением, все больше на Максима, а я когда замечала очередную вспышку интереса с её стороны, обнимала любимого с ещё большей страстью и прижималась к его руке весьма откровенно, заглядывая ему в глаза.
   - Саш, прекрати,- замялся Большаков, когда я повторила свой манёвр в третий раз.
   - Я тебя смущаю, что ли?
   - Не смущаешь, ты меня заводишь. Может, всё-таки поедем?
   Я лишь усмехнулась.
   - Думаешь, я не понимаю, чего ты мнёшься? Из-за Сороки.
   Он покачал головой.
   - Ты меня с ума сведёшь! Я говорю, что хочу тебя, а ты мне опять глупости повторяешь!- и вдруг схватил меня за руку.- Пойдем, я тебе докажу!
   - Куда?- я даже испугалась. Но он практически тащил меня за собой, а так как Лесновская оказывалась всё ближе к нам, я начала вырываться. - Не хочу я, отпусти!- и тут же начала улыбаться, оказавшись лицом к лицу с ненавистной соперницей.- Привет, Галь!
   - Привет, привет,- Сорока натянуто улыбнулась и посмотрела на Большакова, и только что не облизнулась. Я вдруг почувствовала, как что-то сильно кольнуло в груди и захотелось вцепиться ей в волосы.
   Максим обнял меня за талию и улыбнулся совершенно спокойно и дружелюбно.
   - Как дела?- спросил он.
   - Что у неё может случиться?- прошипела я себе под нос, а в глаза улыбнулась.
   - Всё в порядке,- мило улыбнулась Галка и сверкнула глазами в мою сторону. Я нахмурилась. А Большаков вдруг сказал:
   - Галь, я вот тут Саше рассказывал о том вечере в клубе. Она вся испереживались, что её не было с нами. Надо как-то всем вместе собраться и гульнуть, как предложение?
   Лесновская посмотрела на меня и улыбнулась, но как-то невесело. Я же от такой наглости Большакова онемела на некоторое время и посмотрела на него, подозревая, что он надо мной издевается. Он тоже смотрел на меня, со значением.
   Я заставила себя улыбнуться.
   - Конечно, милый, как хочешь,- сладко мяукнула я и обняла его, а сама, пока никто не видит, шарахнула его кулаком между лопаток. Он крякнул и отодвинулся.
   - Какой же ты гад, Большаков,- не уставая, повторяла я по дороге к машине. Выдёргивала руку, старалась перегнать его.- Какой гад!
   - Что такое? Я хотел, как лучше, чтобы ты успокоилась!
   - Я успокоилась, не видно?
   - Саш, мы просто встретились в клубе, вот и всё. А ты раздула из этого проблему, а её нет!
   Я остановилась и гневно посмотрела на него.
   - Не ври мне! Ты с ней целовался!
   - Я?- вышло довольно фальшиво. Он сам это понял и стал смотреть себе под ноги.
   - Ты! Мне Людка всё рассказала!
   - Твоя Людка слишком много знает и видит! Я был немного пьян и не совсем понимал, что делаю.
   - Вот это меня и беспокоит! А теперь Сорока ещё будет думать, что я тебя к ней ревную!
   - А ты не ревнуешь?
   Я растерянно замерла, сбившись с мысли, а он смотрел на меня очень серьёзно.
   - Ты меня не путай...- заволновалась я.
   - Я не путаю, Санька, я просто хочу понять.
   - Что?
   - Надо ли тебе всё это. Давно хочу понять и не понимаю. Ты же знаешь, как я к тебе отношусь. А тебе всё это надо? Я тебе нужен, Саша?
   Я смутилась.
   - Ну, ты чего?
   Он вздохнул.
   - Ничего. Садись в машину.- Открыл мне дверцу. Я стояла и смотрела на него и не знала, что сказать. Он на меня рассердился, я чувствовала, но как исправить ситуацию - не знала.- Садись,- поторопил он меня.
   Я села в машину.
   - Максюш, ты на меня злишься?- я попыталась к нему подлизаться.
   Он громко хлопнул дверцей, садясь за руль.
   - Я? Ну что ты!
   - Злишься,- кивнула я.- Но я же тебя люблю, ты знаешь!
   - Откуда мне это знать? Если ты сама этого не знаешь.
   - Я знаю,- воскликнула я.- Знаю! Я тебя люблю!- я потянулась к нему и попыталась обнять и поцеловать, он увернулся. Потом покосился на меня и посмотрел как-то очень уж печально, у меня даже сердце зашлось.
   - Любишь?
   - Люблю. Ты у меня самый хороший, как я могу тебя не любить?
   - Вот и я удивляюсь, как?
   Я засмеялась, а потом украдкой посмотрела на часы. Время-то, время!..
   - Поедем ко мне?- прошептал Максим, стараясь прижать меня к себе посильнее.
   - Максюш, я сегодня не могу, честно,- мой голос был полон сожаления, я надеялась, что искреннего.- Давай через пару дней, хорошо?
   Большаков посмотрел на меня с томлением, а потом помотал головой.
   - Что ты со мной делаешь?
   Я потрепала его по волосам.
   - Я теперь взрослая, совершеннолетняя и теперь всё будет по-другому. Я буду вести себя очень хорошо, честное слово.
   - И я должен в это поверить?- усмехнулся он.
   - Поехали домой,- подтолкнула я его под руку.- Я устала.
  
  
   На последнем этапе я заволновалась не на шутку. Всё-таки происходило очень важное событие в моей жизни, решающее. И я вдруг задумалась, а не совершаю ли я ошибку? Но потом быстро взяла себя в руки. Посмотрела на плакат Луганской и ободряюще улыбнулась. Ей или себе, сама не поняла.
   - Я тоже смогу,- прошептала я.
   Подхватила сумку и осторожно выглянула в тёмный коридор. В доме царила сонная тишина, ни звука, всё тихо и мирно. Я на цыпочках пробежала по коридору, приостановилась перед дверью в комнату отца, поцеловала кончик указательного пальца и приложила его к двери.
   - Я люблю тебя, папочка,- прошептала я.
   В гостиной споткнулась о пуфик и вполголоса отругала Зою. У неё привычка всё время его передвигать с места на место.
   Выйдя за ворота, я обернулась и посмотрела на дом. Сердце защемило, а на глаза навернулись слёзы. Как же я решилась-то? Но ничего, я смогу, у меня всё получится, и я вернусь домой.
   Как же папа-то завтра разозлится...
   Я вздохнула, посмотрела на часы и почти бегом бросилась по дороге. На проспекте сейчас поймаю такси - и на вокзал.
  
  
  
  
   2.
  
   - Москва.
   Я оторвалась от журнала и посмотрела на своего попутчика, интеллигентного седовласого дядечку, очень похожего на профессора. Он смотрел в окно, потом обернулся на меня и улыбнулся.
   - Москва?- в волнении выдохнула я и бросилась к окну.
   - Москва, Сашенька, Москва. Вот и добрались.
   - Ой, Николай Степанович!- я заметалась по купе, собирая свои вещи.- Как же я рада!
   Он засмеялся.
   - Я когда в Москву первый раз приехал, тоже радовался. Только давно это было! Уж лет сорок назад.
   - Но у вас ведь всё получилось?
   Тот задумался на минуту, а потом кивнул.
   - Можно сказать, что получилось.
   - Вот и у меня получится!- и я счастливо засмеялась.
   - С вашим темпераментом и характером? Обязательно получится!
   Когда поезд, наконец, прибыл на вокзал и остановился, я уже минут пятнадцать как подпрыгивала от нетерпения в тамбуре. Мне хотелось поскорее выйти из вагона и ступить на столичную землю. Тяжёлая спортивная сумка с вещами оттягивала плечо, но я этого не замечала.
   - Волнуетесь?
   Я обернулась и увидела за своей спиной Николая Степановича. Кивнула.
   - Немного.
   - Удачи вам, Сашенька.
   - Спасибо,- шёпотом ответила я.
   Проводница распахнула дверь, я спрыгнула с подножки на перрон, вдохнула полной грудью густой столичный воздух и улыбнулась. Мимо меня проходили люди, кто-то нёс вещи и торопился на поезд, другие приезжали. Кто-то плакал, прощаясь с любимыми, кто-то смеялся, радуясь долгожданной встрече, все спешили по своим делам, и на меня никто не обращал внимания. Даже не замечали, насколько я счастлива!
   Я опять улыбнулась, обернулась и увидела, как Николай Степанович обнимается с импозантной женщиной в годах. Видимо жена, подумала я и порадовалась теперь за него. Навязываться, чтобы просто сказать "до свидания", я не стала, и уверенной походкой пошла по перрону к зданию вокзала.
   Шла и улыбалась. Улыбалась своим надеждам на будущее, своей смелости и решительности. Вот и начинается моя новая жизнь!
   На вокзале тоже было многолюдно, я купила газету в киоске, присела на подоконник и открыла её на странице с объявлениями. Мне нужна была квартира. Отметила несколько, достала телефон и начала методично обзванивать. И чем больше объявлений вычёркивала, тем больше росло томление в душе. Даже радость стала понемногу проходить, уступая место волнению. Похоже, что кое-что я не рассчитала. Цены на жильё в Москве оказались запредельными. Я не думала, что они будут настолько высоки.
   Деньги у меня были. И как я думала, сумма не маленькая. По моим расчётам мне должно было хватить на пару месяцев с лихвой, пока не поступлю в институт. А уж после поступления я рассчитывала, что позвоню отцу, во всём покаюсь, и он, узнав о моём удачном поступлении, всё простит и пришлёт денег. А теперь встал вопрос о том, как продержаться эти злосчастные два месяца. С такими расценками мне хватит только за квартиру заплатить, а кушать я на что буду?
   - Квартиру ищешь?
   Я испуганно подняла глаза и увидела перед собой высоченную худющую девицу в невероятном наряде. Серебристые штаны в обтяжку, коротенький топик, который только подчёркивал полное отсутствие груди, и в довершение нелепости образа, в чёрных, как смоль волосах, заколка, в виде искусственной алой розы. Она была очень высокой, да ещё и на каблуках и мне пришлось закинуть голову назад, чтобы посмотреть ей в лицо. На лице не макияж, а скорее боевая раскраска. Она смотрела на меня с прищуром и жевала жвачку.
   Я осторожно кивнула.
   - Ищу, а тебе-то что?
   - Могу предложить хороший вариант. И недорогой.
   - Спасибо, не нуждаюсь,- вежливо, но довольно холодно ответила я и отвернулась, надеясь, что она уйдёт.
   Девица ещё пару секунд таращилась на меня, её нисколько не смутило то, что я не хочу с ней разговаривать, а потом бесцеремонно подвинула мою сумку на подоконнике и присела рядом. Помолчала, потом толкнула меня плечом. Я удивлённо дёрнулась и покосилась на неё.
   - Да ладно тебе,- хмыкнула она.- Я же вижу, что на нормальное жильё у тебя денег нет.
   - Что ты ко мне пристала, а?
   - Так я тебе дело предлагаю! Кстати, я Изольда.
   - Кто?- фыркнула я.
   Девица скривилась.
   - Ладно, Ирка. И почему мне никто не верит?
   Я лишь головой покачала.
   - А тебя как зовут?
   Я на секунду замялась, а потом всё же ответила:
   - Саша.
   - Вот и чудненько!- обрадовалась "Изольда".- Вот и познакомились. Так что, поедем ко мне жить?
   - Не знаю...
   - Да чего тут не знать-то? Квартирка супер, в центре, правда, комната одна, зато большая. Разместимся.
   - Вдвоём?
   - Ну да. Понимаешь, деньги нужны, а кого я к себе пущу? Не мужика же! А мы с тобой девушки молодые, уживёмся. Ну что?
   Я неуверенно пожала плечами.
   - Ох, ты горе!- порывисто поднялась, схватила мою сумку и закинула себе на плечо.- Пошли!
   И твёрдым шагом направилась к выходу. Я растерянно похлопала глазами ей вслед, а потом поспешила за ней. И никак не могла придумать, как теперь избавиться от этой особы. Повезло же нарваться на чокнутую!
   - Куда ты несёшься?- набросилась я на неё и решительно отобрала свою сумку.
   - Как куда?- удивилась она.- К машине! Она у меня на стоянке, а здесь оплата почасовая!
   - У тебя машина есть?
   - Конечно, есть!- гордо отозвалась она.- При моей работе без машины нельзя!
   Я ничего не ответила. Спрашивать, где она работает, я сочла неуместным.
   Когда я увидела машину, я просто обомлела. Такой развалины я ещё не видела. Жигулёнок был в таком ужасном состоянии, что было удивительно, что он ещё ездит. Правое крыло помято, кое-где виднелись пятна ржавчины, зато сиденья были шикарно обшиты искусственным мехом.
   - Это твоя машина?
   Ирка остановилась и тоже присмотрелась к своему авто, с удовольствием присмотрелась, надо сказать.
   - Да, это моя красавица! Я её в прошлом году купила, за штуку баксов!
   Я опять с сомнением покосилась на свою новую знакомую и задумалась, а стоит ли мне с ней куда-либо ехать?
   - Садись, садись,- поторопила она меня.
   Я вздохнула, беспомощно оглянулась на здание вокзала, и мысленно махнула рукой. Всё равно деваться больше некуда.
   И я села в машину.
   Мне показалось, что за время этой поездки, у меня даже восприятие окружающего мира поменялось. Воистину, когда смотришь на мир из окна "Мерседеса", то всё кажется другим. А тут мне каждую минуту казалось, что эта машина вот-вот развалится. Жигулёнок дребезжал всеми частями своего механического тела, что-то гудело и ревело, я даже саму себя с трудом слышала. Да ещё Ирка гнала на максимальной скорости, и у меня сердце в груди замирало каждый раз, когда она обгоняла очередной "джип", да ещё язык им в окно показывала или кулаком грозила.
   - Приехали,- в какой-то момент возвестила она, и я с облегчением вздохнула.
   Вылезла из машины с гудевшей от шума головой, огляделась, и поняла, что поездка на этой жуткой колымаге - это только начало. Испытания грядут.
   Это был не совсем центр, как она уверяла меня на вокзале, но и не окраина, так что на это жаловаться я не собиралась. Но всё остальное...
   Двор выглядел не просто плохо, а паршиво. Кое-где жиденький кустарник, кособокий стол для домино и ржавый "запорожец" без колес. Через весь двор тянулись провисшие верёвки с сушившимся на них бельём. Короче, чистый совдеп. Я была просто в шоке.
   Сам дом тоже был в плачевном состоянии. Старой постройки, облезлые двери подъездов, ни о каких домофонах тут даже речи не шло, стёкла в подъездных окнах почти везде отсутствовали.
   - Ты здесь живёшь?- тихо спросила я.
   Ирка кивнула, радуясь неизвестно чему.
   - Ага. Я же говорила, почти центр!
   Заподозрив её в топографическом кретинизме, я всё же промолчала. Подозревала, что сюрпризы ещё не кончились. И видимо не зря.
   Мы поднялись на третий этаж по грязной лестнице, Ирка по пути шутливо цыкнула на тощего рыжего кота и всё чему-то радовалась, чем приводила меня в недоумение. Мы остановились у двери, явно нуждавшейся в срочной покраске, а ещё лучше, замене, и моя хозяйка достала из кармана связку ключей. Пока она возилась с замками, я продолжала осматриваться и вдруг заметила, что рядом с дверью три звонка. Нахмурилась, но тут Ирка открыла дверь, схватила меня за руку и втянула в квартиру.
   - Проходи. Осваивайся!
   Вместо того чтобы осматриваться, я принюхалась. Пахло чем-то... тошнотворным.
   - Что за запах?
   Ирка тоже принюхалась, театрально зажала нос двумя пальцами, и даже язык высунула.
   - Опять Варварка солянку готовит,- гнусаво проговорила она.
   - Кто?- шёпотом переспросила я.
   - Варварка, соседка моя.
   Я замерла.
   - Подожди. Это что, коммунальная квартира?
   - Нет. Просто с подселением.
   - С чем?- вытаращила я глаза.
   - Потом объясню. Пойдём в комнату, я сейчас задохнусь!
   Но уйти мы не успели, из кухни показалась женщина странной наружности и неопределённого возраста. Неопрятная, грузная, в выцветшем ситцевом фартуке, с растрепавшимися седыми волосами. Было трудно определить её возраст с первого взгляда. Ей можно было дать как пятьдесят, так и семьдесят лет, наверное, из-за выражения глаз. Они были такими же бесцветными и вылинявшими, как её фартук, и недобро поблёскивали.
   Она вышла в коридор, увидела нас и подбоченившись, ткнула в "Изольду" закопчённой поварёшкой.
   - Явилась, вредительница!
   - Это я вредительница?- ахнула Ирка и тоже приняла угрожающую позу.
   - Конечно ты, дылда с фотоаппаратом! Кто мне всё бельё перепачкал? А ведь почти высохло!
   - Да нужно мне твоё бельё!
   - А кто утром в ванной почти час сидел? Что ты там делала?
   - Да не трогала я твоё бельё! Откормилась на своей солянке, панталоны на верёвке не помещаются!
   - Ах, негодяйка!- возмущённо воскликнула соседка и потянулась к Ирке поварёшкой, с явным намерением треснуть её по лбу.
   Я стояла, ни жива, ни мертва, и не знала, что делать. До этого момента, участвовать в соседских скандалах мне не приходилось.
   Ирка сумела вовремя отскочить, опять схватила меня за руку и потянула за собой к ближайшей двери. Втолкнула меня внутрь, зашла сама и быстренько заперлась изнутри.
   - Ах, Варварка-злодейка!- и грозно потрясла кулаками в воздухе.- Стирать лучше надо!- крикнула она в закрытую дверь.
   Потом обернулась ко мне и улыбнулась, как ни в чём не бывало.
   Но меня так просто не проведёшь!
   - Что это было?- строго поинтересовалась я.
   А она лишь ручкой махнула.
   - Не обращай внимания, с ней иногда бывает!
   - Ты же говорила, что квартира для нас двоих!
   - Комната,- невозмутимо поправила она меня.
   Я лишь руками всплеснула. У меня даже слов не было.
   - Ты меня обманула!- всё же воскликнула я.
   - Ничуть не бывало,- воспротивилась Ирка.- Квартира есть? Есть. В центре? Почти. Цена умеренная. Что не так?
   Да всё не так, хотелось воскликнуть мне, но я лишь беспомощно огляделась.
   Понятие о больших комнатах, у нас с Иркой явно было разное. Метров двадцать, два больших окна и тяжёлая люстра под потолком. Мебели минимум. Два дивана, круглый стол у окна, старинный дубовый шифоньер, а вся техника стояла прямо на полу, даже компьютер. Зато все стены были обвешены фотографиями. Снимки были везде, куда их только можно было приляпать, там они и висели, иногда даже один на одном.
   Я ещё раз обвела всё это взглядом и вздохнула.
   А что я надеялась увидеть в квартире подобной девицы?
   Ирка прошлась по комнате, быстренько собрала свою одежду, разбросанную то тут, то там.
   - Можешь выбирать любой диван, какой больше нравится,- сказала она.- Мне всё равно.- Посмотрела на меня, уловила сомнение и усмехнулась.- Лучше ты всё равно ничего не найдёшь. Это Москва, деточка! Здесь ничего так просто не бывает! А ты, как я посмотрю, девочка домашняя, жизни не знаешь. Пропадёшь одна! Так что, не дури, оставайся! Идти тебе всё равно больше некуда!
   С этим нельзя было не согласиться. Я ещё постояла посреди комнаты в полной растерянности, а потом опять вздохнула, сдаваясь на волю обстоятельств, села на ближайший диван и подтянула к себе поближе сумку.
   Ирка присела рядом со мной и посмотрела с сожалением.
   - А ты ждала оркестра и бурных восторгов по поводу твоего приезда? Не дождёшься. Даже, когда уезжать будешь. Это Москва.
   - Ничего я не ждала,- огрызнулась я, а самой вдруг очень захотелось домой. И стало так тоскливо, так горько... Я с трудом взяла себя в руки, загнала обратно слёзы обиды.
   - Ну-ну,- насмешливо хмыкнула моя хозяйка и поднялась.- Я освобожу тебе полку в шифоньере, разбирайся.
   Сидеть и жалеть себя дальше, было глупо, и я решила последовать её совету и начать понемногу обустраивать свой быт. Первым делом извлекла из сумки, скрученный в трубочку плакат Луганской и аккуратно развернула. Посмотрела на её красивое лицо, встретила холодный уверенный взгляд синих глаз, и вроде стало немного легче. Сразу вспомнилось, зачем я сюда приехала, и стало стыдно за свою минутную слабость.
   Любопытная Ирка заглянула через моё плечо, увидела Луганскую на плакате, и еле слышно фыркнула.
   - Ё-моё...
   - Что?- разозлилась я.
   Она тут же пошла напопятную.
   - Ничего,- и пожала плечами.- Это не моё дело!
   Зато моя одежда её очень заинтересовала. Ещё бы!
   Она с интересом всё разглядывала, а потом схватила красный топик с огромной розой и бросилась к зеркалу.
   - Вау! Дашь поносить?
   Я благосклонно кивнула. Жадиной я никогда не была.
   - Бери.
   - Я не насовсем,- заверила она меня.- На свидание схожу и отдам.
   - Мне не жалко, бери. Лучше расскажи мне про соседей. Мне же здесь жить придётся.
   - Да чего рассказывать? Варварку ты видела. Начнёт придираться по пустякам, пошли её куда подальше, не церемонься. Скандальная баба! А ещё Валерка есть. Нормальный мужик, только пьющий. Но безотказный. Что ни попросишь, всё сделает.
   - Двое соседей...
   - Ну да. А чего? Нормально живём, главное, к открытой конфронтации не переходить. А для этого, я слишком редко бываю дома. Всё время на работе.
   - А где ты работаешь?- заинтересовалась я.
   - Я фотокорреспондент. Причём на вольных хлебах. Куда продам, там, в данный момент, и работаю. А волка, как известно, ноги кормят. Вот и бегаю.
   Я обвела взглядом комнату.
   - Это всё твои фотографии?
   Она кивнула.
   - А я поступать приехала,- сказала я.
   - Великие актрисы нам нужны,- вполголоса хохотнула Ирка.
   Я услышала и обиделась.
   - С чего ты взяла, что я в театральный?
   - А куда интересно, с портретом Луганской в сумке? Уж не на физмат ли?
   Я не ответила, отвернулась.
   - Да ладно, не обижайся,- примирительно проговорила Ирка.- Вдруг у тебя получится? Кто знает?
   Я смяла в руках платье и прижала его к груди, задумчиво посмотрела на плакат Луганской и тихо прошептала:
   - У меня получится.
  
  
  
  
   3.
  
   - О, Санька, здорово!- Валерка оторвался от созерцания полупустой бутылки водки, стоящей перед ним на столе, и пьяно заулыбался, завидев меня.
   - Здорово,- со вздохом отозвалась я, входя на кухню. Открыла холодильник и заглянула внутрь.- Ирка была?
   Валерка всерьёз задумался над этим вопросом, нахмурил лоб, а потом неуверенно кивнул.
   - Прибегала. Борщ сварила и опять усвистала.
   Я покачала головой.
   - Какой борщ, Валера? Мы его на прошлой неделе варили.
   - Да?- без всякого интереса переспросил он и потянул в рот кусок колбасы сомнительного качества. Я поморщилась.- Выпить хочешь?- поинтересовался он и повертел бутылкой в воздухе, пытаясь видно таким образом меня соблазнить и выпить с ним.
   - Не хочу,- буркнула я себе под нос, отошла к окну и с тоской глянула вниз, во двор, где мужики играли в домино и громко матерились при этом.
   - А денег дашь?
   - И денег не дам. Нет у меня денег.
   И сама усмехнулась. Как странно было это говорить. У меня нет денег.
   Я жила в Москве уже полтора месяца и за это время в моей жизни абсолютно ничего не случилось. Поначалу я ещё на что-то надеялась и верила, что обязательно случится какое-нибудь чудо и всё изменится к лучшему, но увы. День проходил за днём, и ничего не менялось.
   Ирка помогала мне, чем могла. Возила по училищам, даже иногда приходила поддержать меня на вступительных экзаменах, за что я была ей очень благодарна.
   Ещё на первом туре я поняла, что шансов у меня практически нет. Не знаю, на что я рассчитывала, когда ехала в Москву, но точно не на такие трудности. В моих мечтаниях всё было по-другому. Всё было легко и просто. Но в жизни всё оказалось намного сложнее.
   Первый тур я преодолела, и уверенность в себе вернулась и взлетела на прежние высоты. Я радовалась, как ребёнок. А затем было падение с огромной высоты. Падение болезненное и сокрушительное, как всегда и бывает, когда рушатся мечты.
   На втором туре я провалилась и мне даже "до свидания" никто не сказал. Никому не было до меня дела. Вокруг было полно других мальчиков и девочек, наверное, намного талантливее и достойнее меня.
   После оглашения неутешительных для меня результатов, я целый день бесцельно слонялась по городу, пытаясь не опуститься до истерики и хоть как-то зализать душевные раны. Никак не могла поверить, что такое со мной случилось. А ещё пыталась понять, что мне делать дальше. Как жить. Я одна в чужом огромном городе без денег, мечты и надежды на будущее. Что делать? С позором возвращаться домой? Я всерьёз подумывала об этом.
   Домой я звонила раз в неделю из какого-нибудь уличного автомата. Слышала голос отца или Зои, быстро говорила, что у меня всё в порядке и вешала трубку. Они начинали что-то кричать, а я не слушала. Зачем ещё больше расстраиваться?
   Но душевное томление не проходило, с каждым днём становилось всё тягостнее,
   и в один из вечеров, сидя с Иркой на кухне и разговаривая, я сказала ей, что, наверное, поеду домой.
   - Решила, значит?- спросила она, прикуривая новую сигарету.
   Я уныло посмотрела за окно.
   - А что ещё делать?
   - Вот приспичило же тебе в актрисы!
   - У Луганской же получилось,- продолжала я стоять на своём.
   - Луганская!- фыркнула Ирка.- У Луганской любовник богатый был, он ей и помог, об этом все знают! Ты бы тоже для начала спонсора себе нашла, а потом бы уже в Москву ехала!
   Я поморщилась.
   - Что ты говоришь?
   - Ой, прекрати из себя девочку-дюймовочку строить! Сейчас жизнь такая. За всё платить надо!
   Я вздохнула.
   - Не хочу я домой,- призналась я.- Папа меня убьёт, да и что там делать? Замуж выходить? Не хочу.
   - А что? Есть за кого выходить?- заинтересовалась Ирка.
   Я совсем приуныла. О Максиме я старалась лишний раз не думать, становилось очень тоскливо. Несколько раз я порывалась позвонить ему, но останавливала себя. Характер у Большакова ещё тот, в запале может много чего наговорить. А я почему-то очень боялась этих слов. Боялась, что он меня не простит.
   - Теперь, наверное, уже нет...
   Ирка с минуту испытывающе смотрела на меня, потом хмыкнула.
   - Тогда и правда возвращаться не стоит. К тому же, я знаешь, что думаю? Ну, зачем тебе этот институт? Тут ведь главное, засветиться. Если повезёт, никакого института не надо. Сколько таких актёров? Оказались в нужном месте в нужное время - и всё, звезда.
   Я посмотрела на неё с проснувшимся интересом.
   - И что ты предлагаешь?
   - Попытаться познакомиться с нужными людьми. Вдруг тебе повезёт?
   - И где же я познакомлюсь с этими людьми?- скептически усмехнулась я.
   - Это мы устроим. Помотаешься со мной немного. Мне иногда везёт.
   Везло Ирке редко. Она таскала меня за собой без всякого толка, а я за ней сумку с аппаратурой. С каждым днём смысла я видела в этом всё меньше, но ездила с ней по одной простой причине - хоть чем-то себя занять. Денег становилось всё меньше и меня это очень беспокоило. Выходило так, что либо я ищу работу, либо отправляюсь домой. Где и кем я могу работать, представлялось довольно смутно. Что я вообще умею делать?
   Ничего, ответил ехидный голос внутри, и я окончательно приуныла.
   Вздохнула.
   - Чего ты всё вздыхаешь?
   Я обернулась и посмотрела на Варварку. Она прошла к своему холодильнику, с неудовольствием глянув на пьяного Валерку, открыла дверцу и стала дотошно изучать его содержимое. Видимо беспокоилась, что закуска на столе соседа из её закромов.
   - Ирка приходила?- спросила я у неё.
   - Не приходила, вредительница! Шатается ночами, а потом удивляется, почему её никто замуж не берёт! Носится всюду со своей камерой! Вот мы в своё время!..
   - В твоё время!..- фыркнул Валерка, быстро влил в себя остатки алкогольного суррогата и громко крякнул, от чего меня саму перекосило.- В твоё время ещё фотоаппаратов не было, перечница старая!
   Варварка разозлилась и треснула его полотенцем.
   - Замолкни, пьянчужка! Надоел, как собака! Когда уж допьёшься только!
   Я уже хотела вмешаться, Валерку мне стало жалко, но тут хлопнула входная дверь и через пару секунд на кухне появилась сияющая Ирка. Отняла у Варварки полотенце и заулыбалась ещё шире, глядя на меня.
   - Пляши, душа моя! Я тебе работу нашла!
   Все замерли, а я даже рот приоткрыла от удивления, а Ирка продолжала сиять от гордости.
   - Какую работу?- тихо спросила я. Зная Ирку, можно было ожидать чего угодно.
   - Вот-вот,- влезла опять Варварка и с сомнением посмотрела на свою молодую соседку.- Ты чего тут напридумывала? Девчонку с толка сбиваешь!
   - Какого толка?- возмутилась Ирка.
   - Какую ты работу ей нашла? Тоже по ночам бегать?
   - Ты чего говоришь-то?
   Они зло смотрели друг на друга, уперев руки в бока, а Валерка замер, видимо ожидая кровавой развязки.
   - Хватит вам!- воскликнула я.- Что за работа?
   - Няней!- крикнула в ответ Ирка и показала Варварке язык.- В очень приличном доме! Отличная работа.
   Я удивлённо замерла.
   - Няней? С ума сошла? Какая из меня няня?
   - Да боже ты мой! Ты памперс не поменяешь, что ли?
   - Да я даже не знаю, как он выглядит, этот самый памперс!
   - Вот и узнаешь! Это в жизни пригодится!
   - Ира!
   - Что? Я старалась, бегала, ноги в кровь сбивала, чтобы тебе, дуре, помочь, а она ещё выкаблучивается! Где твоя благодарность?
   Я немного устыдилась. Ведь и правда старалась, хоть её об том никто и не просил.
   - Извини.
   - Вот! Только кричать!
   Я присела на стул у окна и задумалась.
   - А они меня возьмут?
   - Возьмут,- кивнула Ирка, отрезая себе бутерброд.- Им нужна воспитанная, неглупая девушка без лишних закидонов и заморочек. Чтобы не пугала своей провинциальной дикостью, не окала, не хекала и не говорила "покласть" и "положить". Как с тебя писали!
   Я не сдержала нервной усмешки.
   - Спасибо.
   - К тому же, я уже поговорила с кем надо. Я знакома с девушкой из бюро, которое помогает им с наймом персонала. Так вот, они с нянями уже намучились, не держится никто.
   - Что так?- осторожно осведомилась я.
   Ирка пожала плечами, активно двигая челюстями.
   - Говорят, семейка непростая, с запросами. Но ты особо не высовывайся, лишнего не говори, вообще, молчи побольше и улыбайся.
   - Они подумают, что она малохольная,- не к месту вставила Варварка, а Валерка хмыкнул.
   - Да пусть думают, что хотят!- фыркнула Ирка.- Тут другое. Их главный, в смысле, хозяин дома, иногда выступает спонсором. Парочку артистов уже профинансировал, в люди вывел. Любитель искусства!
   Я посмотрела на неё с интересом.
   - Серьёзно?
   - Ну,- с набитым ртом проговорила Ирка.- Цени! Я плохого не посоветую! Вдруг повезёт и он тебя заметит? Получишь шанс!
   - В смысле, заметит?- насторожилась я.
   - Ой, да брось! Я же не об этом! У него жена - ого-го!
   Я улыбнулась.
   - Ирка, ты настоящий друг! Я тебя обожаю!
   Она немного смутилась.
   - Ладно, ладно, не надо преждевременных оваций! Потом поблагодаришь. Будешь "Оскара" получать и скажешь со сцены - если бы не Изольда Тихомирова, и так далее. Речь я тебе потом напишу.
   Я кивнула и посмотрела на неё с благодарностью.
   - Договорились.
  
  
   4.
  
   Я нажала на кнопку звонка на домофоне и оглянулась, ожидая ответа.
   - Кто?- раздался сухой женский голос, и я почему-то заволновалась.
   - Здравствуйте,- поспешно ответила я.- Я - няня. Вас должны были предупредить...
   Щёлкнул замок, и голос резко сказал:
   - Входите.
   Я вздохнула. Что-то мне подсказывает, что не просто так отсюда служащие бегут. Никакой вежливости, даже для начала...
   Дом на меня впечатления не произвел. Обыкновенный коттедж, ничего особо выдающегося. Два этажа, веранда, правда, очень красивая и ухоженный сад. Всю картину портили странные керамические фигуры собак, расставленные по саду то тут то там. А так, ничего особенного. У моего папули фантазия побогаче будет.
   Папа... если бы он знал, что в данный момент его любимая набалованная дочурка идёт наниматься няней, с ума бы сошёл!
   Дверь мне открыла женщина в униформе горничной. Окинула меня оценивающим взглядом, и как-то нехотя пропустила внутрь. Я вежливо с ней поздоровалась, но она лишь кивнула в ответ.
   - Вы няня?
   Я обернулась на голос и увидела очень красивую женщину, лениво спускавшуюся по лестнице. Такой внешности можно было только позавидовать. Высокая, стройная, по всей видимости, натуральная блондинка. Глаза зелёные, но очень холодные. Я даже отсюда видела, как они неприязненно сверкали, как две льдинки. И из-за этого взгляда её лицо казалось неприятным, и становилось обидно, что вот так неразумно используют такую красоту. Она смотрела на меня без всякого любопытства, скорее настороженно, словно с первого взгляда пыталась угадать, каких неприятностей от меня ждать.
   Я кивнула.
   - Да, няня.
   Женщина приблизилась ко мне и осмотрела придирчивым взглядом. Мне стало очень неуютно, я даже глаза вниз опустила.
   - Вы слишком молодо выглядите. Сколько вам лет?
   Томление и неуверенность в моей душе усиливались.
   - Восемнадцать.
   Хозяйка хмыкнула, причём не очень довольно.
   - А образование?
   - Я закончила школу в этом году.
   Она заметно поморщилась, я испугалась, что она даже разговаривать со мной дальше не будет, и тут же продолжила.
   - Спецшкола. В совершенстве владею английским и французским. Прекрасно разбираюсь в литературе, стажировка в Англии.
   Её взгляд стал заметно мягче.
   - Это нам вряд ли пригодится, но... Как с детьми обращаться, знаете?- прозвучало насмешливо.
   Я постаралась сохранить спокойствие.
   - Конечно, опыт у меня небольшой, но я буду очень стараться. А ребёнок... совсем маленький, да?
   Хозяйка о чём-то задумалась, переглянулась с горничной и опять посмотрела на меня.
   - Пойдёмте,- наконец решилась она.
   Она провела меня в гостиную, я с интересом осматривалась.
   - Как вас зовут?
   - Александра. Саша.
   - Меня зовут Анна Аркадьевна. Я возьму вас, Саша, с испытательным сроком. В данный момент у меня нет другого выхода. Няня уволилась, а нам с мужем надо срочно уехать. Ребёнка оставить не с кем.
   Хорошо, что она стояла ко мне спиной и не заметила, как я на неё посмотрела в этот момент. Уж насколько я безответственна, как говорят все вокруг, но и я бы никогда не оставила своего ребёнка с первым встречным. Какими бы ни были обстоятельства! А этой мамаше это вроде не в новинку!
   Но Анна Аркадьевна продолжала совершенно невозмутимо.
   - Нас не будет дня три, всё это время вы должны будете неотлучно находиться с Олесей. В доме с вами останется прислуга и охрана, так что одна вы не останетесь, но вы должны будете следить за Олесей, и вся ответственность за ребёнка ляжет на вас. Надеюсь, вы справитесь. Если в эти три дня всё будет хорошо, после этого мы поговорим с вами о постоянной работе. Вы согласны?
   Я кивнула. Что мне оставалось? Нервозность не отпускала, но я надеялась неизвестно на что, на какое-то чудо, что всё получится и будет хорошо, несмотря ни на что.
   - Олесе четыре года, она сложный ребёнок, вы должны это учитывать.
   Четыре года. Я вздохнула с облегчением. Всё-таки не четыре месяца! Не надо кормить шесть раз в день и менять памперсы. Но тут же с тревогой переспросила:
   - Что значит сложный?
   - Слишком самостоятельна, за ней нужен глаз да глаз. Она загоняла уже не одну няню. Вы должны следить за её распорядком, он у неё очень строгий. Не позволяйте ей садиться вам на шею. Вы должны быть с ней постоянно, чтобы у неё не оставалось времени хулиганить.
   Я смотрела на свою новую хозяйку с всё возрастающим смятением. Ничего себе, добрая мамаша!
   - Вы понимаете меня?
   Я опять кивнула.
   - Вот и отлично. Приступаете завтра. Олесю привезут к десяти, в восемь вы должны быть здесь.
   - Хорошо.
   Анна Аркадьевна посмотрела на меня и холодно улыбнулась.
   - До свидания.
   Пошла вон, - перевела я для себя, но тоже улыбнулась.
   - До свидания,- и без лишних слов пошла к двери.
   Да, нанимать интереснее, чем наниматься!
  
  
  
   Девочка, действительно, оказалась сущим бесёнком. Выходные, которые я провела, присматривая за ней, превратились в кошмар. Я глаз не сомкнула! Прислуга, которой оказалось в доме больше, чем достаточно, только посмеивались надо мной. Помочь никто не пытался.
   Нет, сама по себе девочка оказалась очень милым ребёнком, развитая, любознательная, дружелюбная, но уж очень шумная и резвая. Мы нашли с ней общий язык, она нормально меня приняла, но умучилась я, да ещё с непривычки, очень сильно. Она носилась по всему дому, как заведённая, хватала всё, что видела, всё ей было интересно, готова была залезть под потолок, если бы смогла, а я за ней по пятам, надеясь, что она выдохнется, наконец, и успокоится. Но куда там! Энергии у неё было на две меня.
   К концу второго дня я была настолько измучена, что, наконец, уложив свою подопечную спать, просто рухнула на диван в гостиной, вытянула ноги и блаженно закрыла глаза.
   - Леська совсем загоняла, да?
   Бархатный мужской голос раздался прямо у меня над ухом, я открыла глаза и резко обернулась. Прямо за моей спиной стоял молодой парень, лет 25, и снисходительно улыбался, глядя на меня.
   При первом взгляде на него у меня захватило дух. Раньше я думала, что подобные экземпляры показывают только в кино. Высокий, красивый и уверенный в себе. Наглый, вот это более подходящее слово. Неотразим, и он явно об этом знает и пользуется этим вовсю. Это было понятно по его взгляду, позе и выражению лица. Сам собой гордится.
   А гордиться было чем, с этим не поспоришь.
   Он тоже разглядывал меня с интересом, взгляд скользил по мне совершенно бесстыдно, оценивая, и улыбка не исчезала с его лица, наоборот, как бы расцветала, из чего я заключила, что увиденным он остался доволен.
   Я глупо таращилась на него, а у самой сердце почему-то заколотилось.
   - Вы кто?- спросила я. Вышло почти испуганно.
   Он улыбнулся уголками губ.
   - Меня зовут Стас, я здесь живу. А вы новая няня, я правильно понимаю?
   Я кивнула.
   - Да, я няня.
   - И как вас зовут, няня?
   - Саша,- я почему-то смутилась.
   - Прекрасно,- хмыкнул он.- Каждая новая няня у Леськи всё моложе и прекраснее.
   Я вдруг покраснела. Он так на меня смотрел...
   Глупость какая-то! В последний раз я краснела лет пять назад, да и то от злости. С тех пор я научилась справляться со своими эмоциями и не выставлять их на показ. А тут на тебе!
   - Кто вы вообще такой?- разозлилась я, но скорее на саму себя.
   - Несчастье этого семейства,- залихватски улыбнулся он.- Я Леськин дядя, брат Анны Аркадьевны,- и шутливо поклонился.
   Я нахмурилась. Брат, значит. Видно красота - это у них семейное. Как же мне это не нравится!
   - Что-то вы слишком молоды для няни,- продолжал посмеиваться Стас.
   - Это пройдёт.
   - Ого! Огрызаться умеем! Мне это нравится!
   Он прошёл к дивану и сел рядом со мной. Алкоголем от него несло так, что я поневоле скривилась. Пьяный... Я отодвинулась, а он усмехнулся.
   - В чём дело? Вы меня боитесь?- и схватил меня за руку, стал тянуть на себя.- Или я вам не приятен?
   У меня дыхание перехватило. Я с трудом вырвала руку, так как он вцепился в меня железной хваткой, вскочила с дивана и посмотрела на него дикими глазами.
   - Вы в своём уме? Что вы делаете?
   - Что? Я просто хочу познакомиться. Ничего лишнего.
   Я смотрела на него и чувствовала полную растерянность. Он сидел, расслабленно откинувшись на диванные подушки, и смотрел на меня с интересом и каким-то странным удовольствием. Как на нежданный подарок, который он вдруг обнаружил под своей дверью. И теперь гадал, с какой бы стороны его лучше развернуть.
   - А ты красивая,- вдруг сказал он.- Очень красивая.
   - Это плохо?- усмехнулась я, но всё же отошла на пару шагов, стараясь держать дистанцию.
   Стас слегка пожал плечами.
   - Это никак.
   - Тогда почему вы ко мне пристаёте?
   - Я пристаю?- он откровенно расхохотался.- Если бы я к тебе пристал, ты бы почувствовала.
   Я изобразила пренебрежительную смешку.
   - Вы слишком большого о себе мнения.
   - А ты о себе, как посмотрю,- хмыкнул он. А потом рывком поднялся с дивана и приблизился ко мне. Его взгляд скользил по моему лицу, потом опустился ниже, и опять вернулся к лицу. Вглядывался пристально, а у меня мурашки по всему телу бегали, я с трудом удерживала маску невозмутимости на лице. Давно на меня никто так не смотрел. Большаков не в счёт, ему положено.- Красивая,- повторил Стас.- Но глупая, как и все. Я таких, как ты, насквозь вижу.
   - И что же вы видите?- я попыталась изобразить пренебрежительную усмешку.
   - С такой внешностью и в няни? Брось, никогда не поверю!
   - Да ради Бога!- фыркнула я.
   - Да ты ещё и смелая!
   - Слушайте, что вам нужно от меня, а? Вам что, больше приставать не к кому? Со своими идиотскими вопросами!
   - Может, ты мне понравилась?- пошловато усмехнулся Стас.
   - Что за чушь?
   - Чушь?
   - Конечно, чушь! Мы с вами знакомы минут десять!
   - Иногда для этого достаточно и пяти минут.
   Я выразительно поморщилась.
   - Какая пошлость!
   - Ну, пошлость или не пошлость, но такова уж жизнь. А разве с тобой такого никогда не было?
   Я покачала головой.
   - Для этого я слишком себя люблю!
   Он кивнул.
   - Сильно сказано.
   Я вздохнула.
   - Мне всё это надоело, я пошла спать.
   Стас удержал меня за руку.
   - Да подожди ты!
   Я остановилась и посмотрела на него, потом на его руку на своём локте. Он всё понял правильно и меня отпустил.
   - А ты мне действительно нравишься,- проговорил Стас очень тихо.- Красивая, смелая, вроде, не глупая...
   - Вот спасибо,- не удержалась я от язвительности.
   - Нет, я серьёзно. Откуда ты такая взялась?
   - Из дома,- хмыкнула я.
   - Ясно,- усмехнулся он.- Провинциалка. В погоне за мечтой, да? Покорять Москву приехала, да?
   Я гордо вздёрнула подбородок и посмотрела на него с вызовом.
   - Не твоё дело!
   - А вот и когти в ход пошли,- удовлётворённо хмыкнул он.- Значит, я угадал. И что мы делать умеем? Чем будешь забавлять народ? Петь, плясать, басни рассказывать? Что?
   - Да пошёл ты!- и направилась к двери.
   - Зря ты так!- насмешливо крикнул Стас мне вдогонку. - Я мог бы тебе помочь!
   Я даже не обернулась. Слишком много чести для такого самодовольного нахала!
   Ушла к себе в комнату и на всякий случай заперла дверь. Мало ли что...
   Но успокоиться долго не могла. Ворочалась в постели и прямо видела его высокомерный и насмешливый взгляд. И помнила, как сердце колотилось под этим взглядом.
  
  
   5.
  
   Когда следующим утром я спустилась вниз, чтобы позаботиться о завтраке для Олеси, первым кого я увидела, был Стас. Он спокойно завтракал и листал какой-то журнал.
   Я вошла в столовую, стараясь принципиально на него не смотреть. Хотела молча прошмыгнуть мимо, но он меня заметил. Поднял глаза от журнала и улыбнулся, как ни в чём не бывало.
   - Доброе утро.
   Я лишь кивнула.
   - Дуешься?
   Я сделала удивлённое лицо.
   Стас легко поднялся и приблизился ко мне. Вид у него был раскаивающийся.
   - Хорошо, я признаю, я виноват. Извини меня.
   Я посмотрела на него с проснувшимся интересом, но продолжала молчать.
   Он вздохнул.
   - Упрямство не красит женщину, запомни. Но я всё же попрошу прощения. Я вчера немного перегнул палку. День был очень гадкий, перебрал немного, вот и понесло. Я тебя напугал?
   Я отвела взгляд и покачала головой.
   - Я умею признавать свои ошибки. Давай дружить?
   И протянул мне свою руку. Этот простой жест был настолько искренним, что я поневоле заулыбалась и, посомневавшись всего секунду, протянула свою в ответ.
   Он обрадовался. Честно, обрадовался, я заметила это по его глазам.
   - Давай всё сначала начнём? Меня зовут Стас, а вас, красавица?
   Я засмеялась.
   - Александра. Очень приятно познакомиться!
   - А мне-то как!- засмеялся он в ответ.
   Мы как-то очень быстро сдружились. Весь день провели вместе, гуляли с Олесей в саду, она играла, а мы болтали. И ни разу не вспомнили вчерашний инцидент. Мне было очень легко со Стасом, я сама от себя такого не ожидала. Обычно я так быстро с людьми не схожусь. Мы болтали обо всём на свете, смеялись. Он оказался приятным и интересным собеседником. Я даже рассказала ему о своём неудачном поступлении в театральное. Он искренне посочувствовал, а я повздыхала в ответ.
   Я смотрела на него, а в душе появлялось какое-то необычное чувство волнения, трепета. Хотелось вот так и сидеть с ним на лавочке, разговаривать неспеша, неважно о чём и наслаждаться новизной ощущений.
   Он тоже рассказал мне о себе. Рассказал, что мечтает открыть свой ночной клуб, но весь вопрос на данный момент упирается в деньги. Когда он говорил о клубе, у него даже глаза загорались, я это заметила. У человека тоже была мечта, такая же большая и заветная, как у меня, и мне это нравилось. Я почувствовала родственную душу, и после всех своих потрясений и неудач, потянулась к ней. Готова была открыть ему всю себя, не задумываясь, особенно, когда он смотрел на меня очень пристально своими серыми, очень проникновенными глазами. Под этим взглядом я буквально таяла и чувствовала, как заливаются румянцем щёки. Я смущённо отводила взгляд, а он лишь понимающе улыбался.
   - Москва большой город,- сказал Стас, когда мы сидели в гостиной и наблюдали, как Олеся, высунув язык от усердия, рисует, сидя прямо на полу.- Здесь куча возможностей.
   - Ты о чём?- не поняла я.
   Он пожал плечами.
   - Здесь можно пробиться разными способами. Почему именно актриса?
   Я ответила просто.
   - Хочу.
   Стас весело засмеялся.
   - Это уже не упрямство, это упёртость.
   - Я знаю, мне все так говорят. Но ведь это хорошо?
   Он задумался.
   - Может быть.
   Стас хотел ещё что-то добавить, но в холле послышались оживлённые голоса, и через пару секунд в гостиной появилась миловидная девушка в моём платье. Нет, конечно, не именно в моём, но у меня было точно такое. Мне его Большаков привёз из Мадрида, когда ездил туда с родителями в прошлом году. Платье мне очень нравилось, одно из любимых, и я тут же вспомнила о доме и Максиме, и в душе что-то кольнуло, и я едва заметно поморщилась.
   Девушка прошла в комнату, посмотрела на нас горящим взглядом, и бросила сумку на ближайшее кресло. Она выглядела такой недовольной и смотрела на нас так, что я сразу решила, что это невеста Стаса, о которой он забыл мне рассказать, и даже испугалась. Сейчас мне достанется ни за что. Или уже есть за что? Приготовилась отразить атаку и защитить себя, но всё повернулось по-другому.
   Девушка лишь мельком взглянула на меня без всякого интереса и повернулась к Стасу.
   - Ани нет ещё?
   - Ты бы хоть поздоровалась, Соня.
   - Здравствуй,- с сарказмом протянула гостья.- Так, где Аня?
   - Они ещё не приехали. А ты что, денег приехала просить?
   Мне показалось, что она не сдержится и ударит его. Но лишь улыбнулась, правда, улыбочка была, как у барракуды.
   - На себя посмотри, дорогой братик! Сам-то здесь из милости живёшь!
   Мне захотелось исчезнуть, стало очень неловко. Я отвернулась и сделала вид, что внимательно наблюдаю за Олесей.
   - Ты язычок-то прикуси,- понизив голос, и угрожающе проговорил Стас.
   - Ой, я уже испугалась! А кого это мы так стесняемся?
   И я спиной почувствовала её любопытный, испытывающий взгляд. Притворяться дальше, что ничего не слышу и не понимаю, было глупо, и я обернулась.
   - Вы кто?- бесцеремонно поинтересовалась сестра Стаса.
   - Соня!
   - Я няня,- спокойно ответила я.- Меня зовут Саша.
   - Няня?- с пренебрежением повторила она и кинула недоверчивый взгляд на Стаса. Тот лишь головой покачал и посмотрел на меня извиняющимся взглядом, мол, не обращай внимания.
   - Няня,- повторила я и независимо вздёрнула подбородок.
   - Господи, Аня совсем с ума сошла! Приводит в дом всех подряд!
   - Соня, может, ты успокоишься?
   - Стас, скажи ей, чтобы ушла, я не могу разговаривать при ней!
   Я вздохнула.
   - Не надо мне ничего говорить, я сама уйду.
   Я взяла Олесю за руку и повела её к лестнице. Но, проходя мимо Сони, опять зацепилась взглядом за её платье. Та это заметила, и взгляд стал насмешливым.
   - Нравится?
   Я посмотрела на неё без лишних эмоций.
   - Платье? Да, нравится. Но это прошлогодняя коллекция, если вас это не смущает.
   Её взгляд тут же стал злым, а я едва не рассмеялась ей в лицо. Не на ту ты напала, дорогая, я таких, как ты финтифлюшек, как семечки щёлкаю.
   Уже на лестнице я обернулась и поймала весёлый и ещё более заинтересованный взгляд Стаса.
  
  
  
   Вечером вернулись хозяева. Я даже не знаю, с волнением я ожидала их приезда или нет. Просто ждала.
   Соня до самого вечера просидела у нас, и я старалась лишний раз не попадаться ей на глаза. Сидела в детской и возилась с Олесей. Стас ко мне не заходил, а мне почему-то было весело. Давненько со мной не происходило таких интересных событий. Хоть какое-то разнообразие.
   Вскоре после их приезда меня призвали в кабинет и я, наконец, познакомилась с хозяином дома. Смешной такой дядечка, пухленький, с блестящей лысиной и маленькими глазками. Глазки-пуговки смотрели бессмысленно, и оставалось только догадываться, чем подобный тип может зарабатывать деньги. При чём, по всей видимости, не малые.
   Анна Аркадьевна разговаривала со мной холодно, но предельно вежливо.
   - Стас сказал, что вы прекрасно справились со своими обязанностями.
   - Спасибо.
   - Я думаю, вы можете остаться, я вами довольна,- и посмотрела на меня выжидательно.
   Чего она от меня ждала? Что я в ноги ей упаду и благодарить буду?
   Я просто спокойно сказала ей ещё раз "спасибо".
   Её муж посматривал на меня без всякого интереса, и казалось, совершенно не интересовался происходящим. Отношение к ребёнку в этой семье не переставало меня поражать. Такое ощущение, что всем наплевать, лишь бы не мешала.
   Вопрос о зарплате решился быстро, а точнее, меня поставили перед фактом, озвучили сумму, да ещё таким тоном, что спорить было бессмысленно. Если буду возражать, скажут "до свидания" и даже не засомневаются. Мне терять эту работу было не резонно, и я согласилась. Лучшего варианта всё равно не предвидится.
   Перспективы, которые мне рисовала Ирка, о том, чтобы заинтересовать хозяина, как очередное вложение денег, после знакомства с этим лысым пухликом, казались теперь совершенно не реальными. Не похож он на истинного любителя искусства, если только кулинарного. Совершенно аморфное и безликое существо. Надеяться на него глупо, а так хоть зарплата будет какое-то время. Всё полегче.
   На этот вечер меня отпустили домой, а завтра утром я должна была быть на работе. Мне самой очень хотелось вернуться к Ирке и немного привести мысли и чувства в порядок. Устала я в последние дни.
   - Уезжаешь?
   Я обернулась и увидела Стаса.
   - Да, отпустили до завтра.
   - Понятно... Хочешь отвезу?
   Я немного растерялась.
   - Да я сама...
   - Откуда эта ненужная скромность?- усмехнулся Стас.
   Я не сдержалась и улыбнулась.
   Стас тоже разулыбался, подошёл ко мне и дружески приобнял за плечи.
   - Поехали. Я не могу позволить, чтобы ты ехала так поздно через весь город. А мне не трудно.
   Отказываться я не стала. В душе опять появилось уже знакомое томление, и я послушно села в его машину. Стас пытался произвести на меня впечатление, галантно помог сесть в машину, поддерживал под локоток и при этом улыбался так соблазнительно, что я поневоле засмущалась.
   Я глаз от него оторвать не могла и как себя не ругала, не могла спрятать глупую улыбку. Стас явно хотел показать мне всю шикарность происходящего, но мне до шикарности было мало дела. Меня волновало другое - то, что я чувствовала рядом с ним.
   Кстати, машине Стаса до большаковской было далеко. Да сейчас не об этом.
   Я старалась не смотреть на Стаса откровенно-голодными глазами, глядела в окно, а сердце прямо бухало в груди. И я боялась, что он услышит. И почему он меня так взволновал? Самой смешно. Красивый, конечно, но в любовь с первого взгляда я никогда не верила.
   Стас тоже на меня посматривал с определённым интересом, я это чувствовала, а пару раз даже столкнулась с ним взглядом, когда сама украдкой на него косилась.
   Когда мы подъехали к Иркиному дому, Стас с любопытством выглянул, а потом быстро взглянул на меня.
   - Ты здесь живёшь?- попытался скрыть удивление и пренебрежение, но получилось не очень.
   - Я снимаю здесь комнату. У подруги.
   - Ясно,- и замолчал, пристально вглядываясь в моё лицо. Смотрел с удовольствием, и глаза таинственно поблёскивали. Я вроде даже дышать перестала, понимая, к чему всё это ведёт, и что он меня сейчас поцелует.
   Он улыбнулся, жадно впитывая моё волнение, потом наклонился и поцеловал меня. Легко, едва прикоснувшись губами к моим губам. Я закрыла глаза, приготовившись почувствовать что-то необыкновенное, а Стас понял, что я готова ответить ему и углубил поцелуй.
   И ничего не случилось.
   Небо не упало на землю, и даже я в обморок не упала. Просто поцелуй. Я была немного разочарована, но когда он от меня оторвался, выдала счастливую улыбку. Надо было соответствовать моменту.
   Потом мы целовались у подъезда, с увлечением, но фейерверка, которого я ожидала с таким трепетом, так и не почувствовала.
   Стас обнял меня и улыбнулся.
   - Сашка, ты мне очень нравишься,- жарко прошептал он мне на ухо.
   Я не ответила. Пошла банальность...
   - Что молчишь?- засмеялся он, видимо решил, что я от счастья, свалившегося на меня, дар речи потеряла. Я подняла на него глаза.- Ничего не хочешь мне сказать?
   - Ты мне тоже очень нравишься,- послушно произнесла я, как можно искреннее.
   Он опять наклонился и потянулся к моим губам.
   Прервала нас Ирка. Громким, "деликатным" покашливанием. Я вздрогнула, оторвалась от Стаса и посмотрела на неё через его плечо.
   Ирка стояла подбоченившись и насмешливо смотрела на нас. Я сделала страшные глаза, умоляя её придержать свой острый язычок.
   Стас обернулся, посмотрел на Ирку и его взгляд стал немного удивлённым, потом он перевёл вопросительный взгляд на меня. Мне почему-то стало смешно.
   - Знакомьтесь, это Ира, моя подруга. А это Стас...
   Ирка протянула ему руку и улыбнулась со всей старательностью, на которую была способна.
   - Мне ОЧЕНЬ приятно!
   Мне захотелось её пнуть, но сделать это незаметно возможности не было, и я незаметно показала ей кулак.
   - И мне,- ответил Стас, осторожно пожимая её руку.
   С появлением Ирки настроение у него изменилось, и он засобирался домой. Я его удерживать не стала, хоть и расстроилась немного для вида. Он быстро поцеловал меня на прощание и пошёл к машине. Мы с Иркой стояли и смотрели ему вслед, я даже рукой помахала, когда он обернулся.
   - Это кто такой?- весело поинтересовалась Ирка, продолжая наблюдать за Стасом, как он садится в машину.
   - Брат моей хозяйки,- тихо ответила я.
   Ирка хмыкнула.
   - Быстрая ты!..
   - Но ведь хорош, скажи?
   - Лишь бы толк был.
  
  
   6.
  
   В субботу у меня был выходной, и Стас пригласил меня в клуб. Я отказываться не стала. Зачем? Да и я, привыкшая к бурной культурной жизни, уже порядком заскучала. Требовалась разрядка.
   Наши с ним отношения остановились на конфетно-букетном периоде и дальше как-то не продвигались. И я сама не понимала - почему. То ли я не особо хотела слишком бурного продолжения, то ли он прикладывал слишком много усилий, чтобы скрыть наши отношения от сестры. Я на это не обижалась, это были его проблемы, и делать их своими мне не очень хотелось.
   Мы целовались по углам, мило ворковали, но на этом всё и заканчивалось. И меня это в какой-то степени устраивало. Да у нас просто не было возможности остаться наедине надолго. Да и вряд ли я смогла бы просто лечь с ним в постель, к этому я ещё не была готова. К тому же я всё чаще стала ловить себя на мысли, что когда остаюсь со Стасом наедине, думаю о Максиме. Чувство вины становилось всё тягостнее.
   Со Стасом мне было легко, и он даже волновал меня, хотя острота первоначальных ощущений уже прошла. Я не могла сказать, что влюблена в него, мне просто было с ним легко и просто. Я не знаю, чего он ждал от меня, мне иногда казалось, что он старается меня поразить или вызвать восторг, но у него не получалось и его это немного раздражало. Но я понимала и спохватывалась уже поздно, и он опять оставался ни с чем.
   Сегодняшний вечер я ждала с нетерпением, но скорее потому, что истосковалась по выходам в свет. Долго принаряжалась, крутилась перед большим зеркалом в прихожей, чем жутко раздражала Варварку. Ирка лишь посмеивалась себе под нос.
   - Ты с нами пойдёшь?- спросила я у неё.
   - Развлекаться в обществе богатеньких мальчиков и девочек? Нет уж, увольте.
   - Ну, чего ты?
   - Это не мой стиль.
   Я в отместку показала ей язык.
   Стас привёз меня в довольно модное местечко. Распахнул передо мной дверцу машины и помог мне выйти, и при этом улыбался так гордо. Опять тот же номер. Пытается поразить моё воображение.
   Зря стараешься, милый, до тебя это уже сделали.
   У входа стояла довольно внушительная очередь из желающих попасть внутрь, а бдительные секьюррити проводили тщательный отбор. Но нас пропустили без всяких проволочек, из чего я сделала вывод, что Стас здесь частый гость.
   Он по-хозяйски обнял меня за талию и притянул к себе. Я не оттолкнула.
   Народу в зале было очень много, не протолкнуться. Звучала громкая музыка, кто-то кричал, кто-то смеялся, кто-то просто выяснял отношения. В общем, обычная клубная суета. Я даже зажмурилась от удовольствия. Как же я скучала по всему этому.
   - Тебе нравится?- прокричал мне на ухо Стас.
   Я кивнула.
   А вот его друзья мне не понравились. Снобы. Посматривали на меня с явным пренебрежением, но это девушки, а вот парни, наоборот, с интересом. Я не обращала внимания ни на тех, ни на других, мне было фиолетово, что они обо мне думают. К завистливым и оценивающим взглядам я давно привыкла.
   Я оглядывала зал, потягивала коктейль и наслаждалась музыкой. Рука Стаса приятно обнимала за плечи, и он время от времени наклонялся и целовал меня. В общем, я наслаждалась своим времяпрепровождением.
   А потом увидела ЕЁ.
   Сначала подумала, что мне показалось. Даже глаза прикрыла на секунду. Но, открыв и посмотрев в ту же сторону, опять увидела её.
   Тина Луганская.
   Просто невероятно. Я столько лет восхищалась этой женщиной, что мне стало казаться, что она миф, сон, её нет на самом деле, потому-что такой идеал не может существовать в реальной жизни.
   Но она существовала и в данный момент сидела через несколько столиков от меня в компании друзей и весело хохотала, прижимаясь к плечу статного красавца.
   Я смотрела на неё во все глаза и никак не могла придти в себя от потрясения.
   - Саш, Саша, ты меня слышишь?
   Я повернулась на голос Стаса, посмотрела на него полубезумным взглядом и схватила его за руку.
   - Стас, посмотри, кто там сидит!
   Он удивлённо посмотрел на меня.
   - Кто?
   - Луганская! Посмотри!
   Стас глянул без всякого интереса.
   - Луганская, и что? Она часто здесь бывает.
   Я неприлично вытаращила на него глаза.
   - Ты с ней знаком?
   Он пожал плечами.
   - Да так, постольку-поскольку. А что, ты хочешь с ней познакомиться?
   - А ты можешь нас познакомить?- в волнении выдохнула я, глядя на него восторженными глазами.
   - Если хочешь.
   Я взвизгнула так, что все за столом замолчали и удивлённо посмотрели на нас. Но мне было всё равно. Взвизгнула, кинулась ему на шею и начала целовать.
   - Стасик, я тебя обожаю! Обожаю!
   Он засмеялся, но как-то неуверенно.
   - Да ладно, Саш, успокойся! Я тебя познакомлю, если для тебя это так важно.
   Важно! Да он даже не подозревает, насколько это для меня важно! Самая заветная мечта сбывалась совершенно неожиданно и от этого я чувствовала ещё больший восторг. Я меня даже мурашки по телу побежали, так я разволновалась.
   Стас за руку подвёл меня к столу, за которым сидела Луганская с друзьями, и спокойно поздоровался. Он был знаком со всеми присутствующими, что-то говорил, смеялся, но мне было не до его шуточек, я смотрела только на Тину.
   А она на Стаса. На меня не обращала внимания, смотрела на него с проникновенной улыбочкой.
   - Это Саша,- услышала я голос Стаса и он слегка толкнул меня локтем в бок, чтобы я пришла в себя и перестала таращиться на Луганскую с совершенно глупейшим видом.
   Я попыталась скинуть с себя оцепенение и улыбнулась.
   - Здравствуйте.
   Тина перевела на меня взгляд и отстранённо улыбнулась в ответ.
   - Здравствуй, деточка.
   Я на её пренебрежительный тон совершенно не обиделась. Она звезда, её, наверное, донимают толпы поклонников, а тут ещё я нарисовалась. Надо постараться держать себя в руках, чтобы она не решила, что я лишь очередная сумасшедшая фанатка!
   - Я очень давно хотела с вами познакомиться,- произнесла я, как можно спокойнее.- Мне очень приятно.
   Луганская продолжала молча смотреть на меня. Я растерялась под этим надменным взглядом холодных синих глаз, и решила продолжить:
   - Вы прекрасная актриса.
   Тина милостиво кивнула.
   - Спасибо.
   И больше сказать было нечего. Я уже было расстроилась, что вот и всё, надо уходить, вежливо попрощавшись, но неожиданно Луганская схватила Стаса за руку.
   - Садитесь к нам!
   Мы со Стасом переглянулись, а потом сели. Мне было немного неловко, я постоянно ловила себя на мысли, что происходит что-то странное. Неправдоподобное. Луганская была, как картинка с плаката, такая же ослепительно красивая и недосягаемая. И вроде смеялась, разговаривала со всеми, улыбалась открытой и дружелюбной улыбкой, но у меня было такое чувство, что я смотрю новый фильм с её участием. Сижу в зрительном зале и оцениваю.
   На меня никто не обращал внимания, я тихо сидела и прислушивалась и приглядывалась к происходящему. Стас вовсю общался и обо мне вроде забыл. Но оказывается, я ошиблась, не забыл.
   - А Саша на театральный поступала,- вдруг сказал он.
   Луганская изобразила заинтересованность. Именно изобразила.
   - Правда? И как успехи?
   Я скромно улыбнулась.
   - Никак. Провалилась на втором туре.
   - Досадно,- проговорила она и опять потеряла ко мне интерес, продолжила гипнотизировать Стаса своим знаменитым взглядом.
   - А вы с первой попытки поступили?- я специально спросила. Тина оторвалась от созерцания Стасика и посмотрела на меня почти изумлённо. И растерянно. Мне показалось, что в этот момент с неё спала маска холодности и превосходства над всеми, хоть и на одно мгновение, но спала и растерянность её была искренней.
   - Конечно,- сказала она и посмотрела на меня уже более внимательно. Всматривалась в моё лицо, и мне даже показалось, что вдруг немного нахмурилась и по её лицу пробежала тень. Видимо, что-то во мне её напрягало.
   Я улыбнулась, как можно проще.
   - А мне не повезло.
   - И что теперь?- неожиданно заинтересовалась Тина и вроде сама удивилась своему вопросу.
   Я пожала плечами.
   - Пока не знаю. Попытаюсь на следующий год.
   - Правильно,- кивнула Луганская.
   Я вдруг осознала, что она уже говорит со мной почти, как с равной. Что она ГОВОРИТ со мной! Слушает и видит меня, а не просто улыбается отрепетированной улыбкой, как обычно при общении с малознакомыми людьми.
   Стас обнял меня за плечи и улыбнулся.
   - У неё получится!
   Мы с Луганской обменялись странными взглядами и ничего не ответили.
   Больше она со мной не заговаривала, только иногда бросала на меня задумчивые взгляды. Я этих взглядов не понимала, даже представить не могла, чем я её так настораживаю.
   Эта неожиданная встреча с моим идеалом оставила странный след в моей душе. Я даже не знала, рада этому или нет. Вначале, только увидев её в досягаемой близости, мне показалось, что сбылась моя мечта, я почувствовала восторг, а потом... Какая-то опустошённость внутри.
   Лучше бы я с ней не встречалась, вдруг подумалось мне. Тогда бы это осталось лишь мечтой и приносило радость, а не разочарование.
   Но я хотела встретиться с ней ещё раз. Хотела.
   Правда, пока не знала зачем.
  
  
   7.
  
   Я хотела встретиться с Луганской?
   Пожалуйста!
   Судьба словно специально сталкивала нас. Куда бы Стас меня не пригласил, куда бы мы вечером не шли - везде была она. В клубе, ресторане, даже в театре. Это уже превращалось в некий ритуал. Мы встречались, здоровались и, в конце концов, вечер заканчивался в общей компании.
   Ирка даже подшучивала надо мной по этому поводу. Мол, это тебе высшие силы показывают, что тебе не следует становиться актрисой. И так общества Луганской наешься до конца жизни.
   Я только морщилась в ответ.
   Наши отношения с Тиной явно не складывались. Со стороны ничего особенного не происходило, мы улыбались друг другу, даже разговаривали по долгу, но какое-то внутреннее напряжение витало между нами, но никто этого не замечал. Я постоянно ловила на себе её задумчивые взгляды, когда она думала, что я не замечаю. И это меня злило. Я не понимала, почему это происходит, почему она относится ко мне так настороженно. Оценивала каждое моё слово, каждое движение, всё время присматривалась ко мне. Это нервировало.
   - Может, она тебе завидует?- предположила Ирка.
   - Что?- я даже яблоком подавилась и закашлялась.
   - А что?- пожала она плечами.
   - Чему завидовать? Работе няни?
   - Молодости. Она уже не девочка.
   - Брось! Ей тридцать с небольшим и она прекрасно выглядит!
   - А тебе восемнадцать и у тебя всё впереди.
   Я только головой покачала. Бред! В такое я не могу поверить!
   Моё смущение и восторженность при общении с Луганской прошли довольно быстро. Я могла сказать ей всё, что думала, а не лебезить, как другие. А она всё прощала и принимала, чем приводила меня во всё большее недоумение. И я продолжала вести себя совершенно свободно, в душе надеясь вывести её из себя и, наконец, узнать, почему она так себя ведёт. Но она лишь улыбалась в ответ на все мои выпады, хоть я и видела, как трудно ей это даётся.
   И отрывалась на других. О её истериках и скандалах на съёмочных площадках говорила вся Москва. И я неожиданно поняла, что она меня боится. Непонятно почему, совершенно невероятно, но чем-то я её пугала. Я, приезжая молоденькая девчонка, пугала Луганскую! Это было даже смешно!
   Когда я это поняла, то поначалу растерялась, а потом мне стало неприятно. И я решила прекратить с ней общаться, а для этого пришлось поговорить со Стасом и сказать, что больше никуда с ним ходить не буду. Он очень удивился. Устроил мне целый допрос, но я лишь нетерпеливо отмахивался. Не хочу и всё.
   А через неделю Стас передал мне привет от Луганской.
   - Она интересуется, куда ты пропала.
   Я посмотрела на него с интересом.
   - Правда?
   Он кивнул.
   - Скучает, что ли?
   - Саш, что с тобой происходит? Что вдруг случилось?
   Я загадочно улыбнулась и покачала головой.
   - Ничего.
   А в остальном всё шло по накатанной. Я сидела с Олеськой, на выходные ездила к Ирке и скучала по дому. И уже сама не знала, что меня держит в Москве. Я уже поняла, что моя мечта стать актрисой вряд ли когда-нибудь осуществится. А если быть до конца честной, то после встречи с Луганской это желание стало стремительно тускнеть. А может, я и мечтала-то не об актёрской карьере? Не о славе, а о встрече со своим идеалом?
   Я подумывала уехать домой, всерьёз подумывала, но ожидание чего-то важного в моей жизни держало меня в Москве. Не могла объяснить, просто ждала.
   В один из дней Стас приехал домой во взбудораженном состоянии, увидел меня в гостиной и незаметно поманил рукой. Я вышла, и он тут же зажал меня в углу.
   - Ты что делаешь?- зашипела я на него, отталкивая его руки.
   - Сашка, мне надо с тобой поговорить!
   Я нахмурилась.
   - Жениться надумал, что ли?
   - Что?- растерялся он, а я отмахнулась.
   - Ничего. Что случилось?
   - Говорю же, надо поговорить! Есть дело!
   - Что-то мне не нравится твоё настроение, Стасик.
   - Ой, Сашка, не будь занудой! Дело верное!
   Я вздохнула.
   - Хорошо. Приходи вечером, поговорим.
   Стас улыбнулся.
   - Идёт,- и уже наклонился, чтобы поцеловать меня, но был остановлен резким голосом сестры.
   - Стас, в чём дело?
   Он отлетел от меня, как ужаленный, и я увидела Анну Аркадьевну. Она смотрела на нас очень пристально и подозрительно, прямо ощупывала взглядом. Я ответила ей спокойной улыбкой, а вот Стас спасовал. Прятал глаза и вроде даже покраснел. Я его понимала, в его положении злить сестру последнее дело, а уж интрижка с няней...
   В этой семье вообще всё было не просто. Если их, конечно, можно было назвать семьёй. Осиной гнездо просто.
   Как я и думала, Дмитрий Степанович, хозяин дома, пухлый, лысый дядечка с глазами грустного поросенка, зарабатывать деньги был просто не в состоянии. У него не было для этого никаких данных - ни характера, ни деловой хватки, ни просто желания. Богатство свалилось на него неожиданно и совершенно незаслуженно. Досталось от двоюродного дядюшки. Тот полжизни потратил на то, чтобы заработать капитал и заработался до того, что забыл жениться и родить собственных наследников. Вот всё и досталось почти чужому человеку, дальнему родственнику. Тот в свою очередь заморачиваться не стал и просто жил в своё удовольствие, на всю катушку.
   С такими деньгами он стал лакомым кусочком для охотниц за приданным и вскоре оказался женатым на Анне Аркадьевне. Потрясающе красивая женщина рядом очень льстила самолюбию Дмитрия Степановича, и ей не стоило почти никаких усилий женить его на себе. Вот она и не растерялась в нужный момент. Он смотрел стервозной и хваткой жене в рот, а она крутила им, как хотела. И все прекрасно понимали, что если бы не дядюшкино наследство, она бы даже не взглянула в его сторону. А так и замуж вышла и ребёнка поспешила родить, чтобы ещё больше упрочить своё положение.
   После свадьбы в жизни Дмитрия Степановича появилась не только молодая жена, но и целая толпа прихлебателей в виде её любимого младшего брата и ещё кучи родственников, включая Соню, двоюродную сестру.
   От общей кормушки кормились все, но "щедрой дарящей рукой" была всё же Анна Аркадьевна. От неё зависела сумма ежемесячной дотации и вообще её наличие. Её муж видимо с трудом понимал, какой капитал находится в его руках, и наслаждался жизнью, не задумываясь о мелочах. Всем крутила его жена.
   Меня эта ситуация немного забавляла. Но только меня.
   Стас боялся хоть чем-то разозлить сестру, и я его понимала. Мальчик привык к сладкой жизни, и полебезить для этого перед сестрой, не такая уж и большая жертва.
   Соня тоже старалась изо всех сил, но любимцем Анны Аркадьевны всё же оставался Стас. Оно и понятно, своё же, родное. И я даже предполагала, что у Анны Аркадьевны были свои планы на будущее брата. И роман с няней в них явно не входил. Не даром она сейчас так на меня смотрит.
   - Что происходит?
   Я покачала головой.
   - Ничего, Анна Аркадьевна. Мы просто разговариваем.
   - А я вам разве за разговоры плачу?
   Я с трудом сдержала вздох.
   - Не стойте, Саша, идите к ребёнку. Я же вам говорила, что её нельзя оставлять одну!
   - Я помню, я уже иду.
   Кинула на виноватого Стаса быстрый взгляд и вернулась в гостиную.
   Уж что ему говорила Анна Аркадьевна, как учила его жизни, я не знаю, но вечером он появился у меня в комнате, как мы и договаривались. Осторожно вошёл и быстро прикрыл за собой дверь. И выражение лица у него было, как у разведчика в кино. Я фыркнула от смеха.
   - Не смешно,- хмуро отозвался он.
   - Получил сегодня, да?
   - Давай не будем об этом!
   - Слушай, Стас,- заинтересовалась я,- а ты у сестры денег на клуб просил?
   Он нахмурился ещё больше.
   - Она не даст.
   - Что так? Если всё правильно закрутить, то приблизительно через год, клуб начнёт приносить реальный доход.
   - Она не будет рисковать. Слишком о большой сумме идёт речь.
   - Понятно,- протянула я и посмотрела на него с искренним сочувствием.
   Стас поднял на меня глаза и вдруг улыбнулся.
   - Сашка, хочешь заработать?
   Я насторожилась.
   - В смысле?
   - Хорошие деньги!
   - А что делать надо?
   - В этом-то и суть! Ты и деньги получишь и хороший шанс засветиться.
   После этого я забеспокоилась ещё больше, его задор не внушал доверия.
   - Стас, мне всё это не нравится. Бесплатный сыр, как известно...
   - Да прекрати! Выслушай сначала!
   Я вздохнула.
   - Слушаю.
   Стас присел ко мне на кровать и погладил меня по коленке.
   - У меня друг в одном журнале работает и им нужны хорошие мордашки. Сделаешь несколько фотографий и получишь хорошие деньги. Ну что?
   Я усмехнулась.
   - А ты что получишь?
   Он заметно стушевался, отвёл взгляд и пожал плечами.
   - Я тоже получу свой процент.
   - Ясно,- кивнула я.- Что за журнал?
   - Мужской.
   Я вытаращила на него глаза.
   - Спятил? Я голой сниматься не буду!
   - Почему сразу голой?
   - А что, в вечернем платье для мужского журнала?
   - Не будь такой, Саша! Я же серьёзно! Это шанс, чтобы тебя заметили. И не голой, а полуобнажённой. Это же не порнография!
   Я задумалась, а он начал меня тормошить.
   - Подумай, детка! Солидный журнал, отличный фотограф и гонорар будет соответствующий. Второй раз такого шанса ты не получишь! Да с твоей внешностью тебя сразу заметят!
   - Не знаю...- покачала я головой.- Это всё... как-то неправильно. Всё-таки это обнажёнка, и я...
   - Что ты?- Стас как-то пренебрежительно усмехнулся.- Слишком хорошо воспитана? А как же ты собиралась в кино сниматься? Обойтись без постельных сцен? Так не бывает!
   Меня это задело. Я понимала, что он прав, но переступить через себя... сложно. Это был бы очень смелый, я бы даже сказала, безрассудный поступок.
   - Я не знаю, Стас,- продолжала я сомневаться.- Но я подумаю.
   Он недовольно посмотрел на меня, но лишь пожал плечами.
   - Подумай. Но только не долго. За такое предложение многие схватятся без лишних сомнений. И тебя никто ждать не будет.
   - Я понимаю.
   Он опять окинул меня взглядом, пробежался глазами по моему телу и потянулся ко мне.
   - Сашка, ты очень красивая. Ты ведь это знаешь, правда?
   Мне вдруг стало не по себе от его взгляда и тона, но я заставила себя улыбнуться. А в голове металась только одна мысль - что он в моей комнате, уже почти ночь и у мальчика появились определённые желания.
   Стас целовал меня всё более настойчиво, руки бродили по моему телу, а я пыталась быстренько придумать, как от него избавиться. Спать с ним мне почему-то не хотелось. Да, он мне нравится, поначалу мне даже показалось, что я влюбилась в него, но только поначалу, и лечь с ним в постель... Нет, к этому я точно не готова! Да и Максим... Это будет настоящее предательство с моей стороны по отношению к нему. У меня ведь никого кроме него не было, и я прекрасно знаю, сколько это значит для Большакова.
   - Стас...- я попыталась его оттолкнуть, но куда там! Он уже вошёл во вкус, и останавливаться явно не собирался. Навалился на меня всем телом и придавил к кровати.- Стас, остановись!
   Он поднял голову и посмотрел на меня мутным взором.
   - В чём дело?- голос звучал хрипло.
   Я попыталась выбраться из-под него и при этом не выглядеть абсолютной идиоткой.
   - Ни в чём... просто я не могу... сегодня. Извини.
   Стас нахмурился и посмотрел на меня почти зло.
   - Что не так?
   - Всё так, Стасик. Просто... Ты же взрослый мальчик, должен понимать...
   Он посверлил меня взглядом, от которого у меня под ложечкой засосало, а потом откатился от меня и развалился на кровати, заложив руки за голову и начал смотреть в потолок.
   - Вкручиваешь ты мне, Сашка.
   Поглядите, какой догадливый, мысленно скривилась я. Тоже мне, знаток женской души!
   - Стас, я, правда, не могу. Сегодня...
   В коридоре послышались чьи-то шаги, и мы с ним замерли, прислушиваясь. Когда человек прошёл мимо моей двери, и шаги стихли, Стас вскочил с моей кровати и осторожно, почти на цыпочках, подошёл к двери. Приложился к ней ухом.
   Я не сдержала усмешки. Испугался...
   Стас обернулся, бросил на меня смущённый взгляд, и как бы извиняясь, проговорил:
   - Я пойду... Вдруг меня Аня ищет?
   Я кивнула.
   - Иди, конечно.
   Он ушёл, а я вздохнула с облегчением.
   Что ни делается - всё к лучшему!
  
  
   8.
  
   С Луганской я не встречалась. Стас передавал мне от неё пару раз приветы, но на этом всё и заканчивалось. Мне даже легче было от того, что я её не вижу. И спокойнее. Я с каждым днём как будто выздоравливала. Излечивалась от неё.
   Сам Стас каждый вечер куда-то пропадал, мне не рассказывал, да я особо и не интересовалась. После того вечера я вообще старалась держаться от него подальше, боялась, что решит повторить попытку затащить меня в постель и проявит в этот раз чрезмерную настойчивость. Но он больше не приставал, я даже решила, что он завёл себе новую подружку. Ничего кроме облегчения я от этой мысли не почувствовала, и окончательно успокоилась.
   Спокойно работала, даже успела первую зарплату получить, что мы с Иркой хорошенько обмыли. Накупили кучу вкусностей, а потом ещё отправились в клуб и оторвались там по полной. Очень весело было. Я уже начала привыкать к такой жизни и казалось, что та жизнь, которая была у меня до приезда в Москву, нечто нереальное.
   Я звонила домой, слышала голос отца и не верила, что он так далеко. Он на меня кричал, потом уговаривал вернуться, даже умолял, и я обещала. Через неделю, потом ещё через неделю, все откладывала и откладывала. Он опять злился и начинал кричать. А когда я спрашивала о Максиме, замолкал, и меня этот факт очень настораживал. Я, конечно, представляла насколько Большаков на меня злится, но чтобы он решился вычеркнуть меня из своей жизни... нет, в это я не могла поверить. Но отец продолжал упорно отмалчиваться, и про Максима я так ничего и не знала. А вдруг он без моего надзора решил жениться на Сороке? Эта нелепая мысль, внезапно пришедшая мне в голову, так меня взволновала, что я потом всю ночь уснуть не могла, а утром, плюнула на всё и позвонила ему. Номер оказался недоступен. Я набирала и набирала, но телефон у него был постоянно выключен. Тогда я опять позвонила домой, попала на Зою и выслушала всё, что она обо мне думает. Когда мне, наконец, удалось её прервать, вклиниться в её гневный монолог и задать интересующий меня вопрос, она холодно ответила мне, что Максим сменил номер, а новый она не знает. После этого я окончательно расстроилась и всерьёз решила вернуться.
   Но не успела.
   В тот ужасный, кошмарный, чёрный день, всё с самого утра не заладилось. Я была на взводе, всё меня раздражало, и я сохраняла видимость спокойствия из последних сил. Но всё было ничего, до появления Сони. Она в последнее время вообще зачастила, всё шушукалась с сестрой о чём-то и ходила очень довольная, почти счастливая. И это очень благоприятно сказывалось на её вредном характере. Она перестала хамить слёта, теперь видно сначала думала, как бы получше это сделать и побольнее кольнуть человека, и даже улыбаться научилась. И цвет лица у неё немного поменялся, стал более ярким. По всем признакам было понятно, что девочка не на шутку влюбилась. Я только удивлялась про себя, кого так угораздило вляпаться.
   А сегодня она заявилась с самого утра, почти ворвалась в гостиную и обвела всех торжествующим взглядом.
   - Он сегодня придёт!
   Все удивлённо переглянулись, включая меня, и опять посмотрели на неё.
   - Ты его пригласила?- переспросила Анна Аркадьевна.
   Соня кивнула, прошла и села рядом с сестрой.
   - Он придёт на ужин. Аня, нужно что-то восхитительное!
   Сестра погладила её по голове и улыбнулась.
   - Конечно. Ты не волнуйся, всё пройдёт очень хорошо.
   - Ты что, и правда подцепила стоящего мужика? - удивился Стас и подмигнул мне украдкой. Я спрятала улыбку.
   Лицо Сони сразу стало злым.
   - Заткнулся бы ты, Стасик!
   - Соня,- укоризненно покачала головой Анна Аркадьевна и посмотрела на брата.- Стас, перестань её задирать!
   - Так это не я, это природа!
   Соня швырнула в него диванную подушку.
   - Заткнись! И веди себя вечером прилично, понял?
   - Ещё бы! Я непременно буду, не пропущу такое шоу! Очень хочется посмотреть на придурка, который на нашу Соньку польстился!
   Мне тоже было любопытно, и я ждала вечера почти с нетерпением.
   Ждала, ждала и дождалась, как говорится.
   Когда Соня вошла в дом под руку со своим кавалером, и я увидела его, даже не знаю, что почувствовала. Насколько помню, в первый момент едва сдержала истерический смех, а потом... у меня земля под ногами покачнулась. Как я устояла - не знаю. Смотрела на него и чувствовала себя дура дурой. Нет, не так. Преданной дурой, вот так вернее.
   Подлец, мерзавец, кобель, бабник и потаскун!
   И всё это он! Большаков Максим Викторович!
   - Что с тобой?- толкнул меня кто-то в бок.
   Я повернула голову и бессмысленным взглядом посмотрела на Стаса, а потом опять на Максима.
   - Сашка, очнись! У тебя такое лицо, словно на тебя "Камаз" несётся,- вполголоса проговорил Стас.
   "Камаз" не то слово! Товарный поезд!
   Я смотрела на Большакова, а он меня будто и не замечал. Мило улыбался, разговаривал с хозяевами, жал ручку Анне Аркадьевне, а Соня просто висела на другой его руке. И меня он прекрасно видел, как я стою в сторонке, рядом со Стасом, я была в этом уверена. И делал всё это нарочно, назло мне!
   А я, как я должна поступить в данной ситуации?
   Подойти к нему и при всех начать выяснять отношения? Или вцепиться Соне в волосы и расцарапать её милое и такое лицемерное личико? О, это я могу, особенно сейчас - просто с удовольствием!
   Чего он от меня ждёт?
   - А это мой брат, Стас,- представила их Анна Аркадьевна. Стас вышел вперед, и они с Большаковым пожали друг другу руки. Я почувствовала, что краснею.
   Познакомить его со мной никто не догадался, даже не вспомнили обо мне. Конечно, кто я такая?
   А то, что я за этого гада ещё недавно замуж собиралась...
   Потом дорогого гостя пригласили в столовую. Проходя мимо, он одарил меня таким взглядом, что я только нервно сглотнула. Все прошли в столовую, а я осталась в холле, из последних сил справляясь с эмоциями. Мне очень хотелось завизжать и затопать ногами. Истерика была на подходе.
   Не зная, что ещё сделать (не метаться же по холлу, подобно разъярённой тигрице?), я поднялась в детскую, проверила спящую Олесю и ушла к себе. Немного побегала по комнате, грозно потрясая в воздухе кулаками, и посылая на голову Большакова все мыслимые напасти.
   Но, судя по весёлому смеху, который слышался снизу, Господь не торопился исполнять мои угрозы.
   Да где это видано, чтобы я спокойно отдала СВОЁ какой-то крашенной гадкой лицемерке? Он что, действительно, надеется, что я просто так всё это прощу и забуду? Да конца жизни буду помнить!
   Так со мной поступить!..
   А потом вдруг вся злость куда-то исчезла, и я устало опустилась на кровать.
   Максим здесь. В этом доме, я его видела и только в тот момент поняла, насколько соскучилась по нему. Как я тосковала, как мне было плохо без него. Господи, какая же я была глупая!
   А он... он так сильно зол на меня, что завёл интрижку с другой. Или он специально?
   Конечно, специально! Никогда не поверю, что Большакову на самом деле могла понравиться Соня. Она совершенно не в его вкусе!
   А кто в его?
   Я!
   Едва дождалась окончания этого дурацкого ужина. Тихонько вышла в сад, подозревая, что Соня пойдёт провожать Максима, и притаилась у большаковской машины.
   Ждать пришлось довольно долго, за что я была вознаграждена созерцанием пламенного поцелуя в исполнении "сладкой парочки". Они целовались пару минут, а я морально готовила себя к самоубийству. И моя смерть будет на совести Большакова!
   Наконец, Максим пошёл к машине, а Соня помахала ему на прощание ручкой и скрылась в доме. Он обошёл машину, достал из кармана ключи и только тогда заметил меня. Я сидела на корточках, привалившись спиной к дверце машины. Резко остановился, словно споткнулся и окинул меня тяжёлым взглядом.
   - Удобно?- поинтересовался он, а я кивнула, не глядя на него.- Жаль, но придётся тебя побеспокоить. Мне ехать надо.
   Я подняла на него несчастные глаза.
   - Максим...
   - Что?!- тут же разозлился он, но быстро взял себя в руки.- Мне, правда, ехать надо. Вставай.
   Я упрямо покачала головой.
   - Поговори со мной...
   На него было страшно смотреть. Бледный, глаза злые, смотрит на меня, как на врага, почти с ненавистью.
   - Поговорить с тобой?- сорвался он на крик, но потом оглянулся на дом и сбавил тон.- Что же ты со мной не поговорила, прежде чем в Москву сбежать? А то: "Максим, я устала, давай не сегодня!". Дрянь!
   Я сжалась в комок и закрыла глаза, безмолвно принимая все его упрёки. Вот именно этих слов я и боялась. Знала, как он отреагирует...
   По моим щекам текли слезы, но его уже было не остановить.
   - Хоть бы об отце подумала! Ладно я, а он чуть с ума не сошёл от беспокойства! Всю Москву перевернули!
   Я всхлипнула и вытерла слёзы.
   - Но ты же меня нашёл...
   - Нашёл! Но как, я тебе рассказывать не буду, ладно? И как посмотрю, с тобой всё в порядке. Руки-ноги целы, и голова на месте. Хоть она тебе и без надобности!
   - Я просто хотела попробовать! Как она!
   - Мне это неинтересно. Вставай, сказал!
   Я опять всхлипнула и протянула ему руки. Он даже не шелохнулся, просто стоял и смотрел на меня. Вот из-за этого я разозлилась, даже реветь перестала.
   - Гад,- буркнула я себе под нос и поднялась сама.
   Вот в этом весь Большаков.
   Максим замечательный человек - добрый, нежный, ласковый, практически на руках меня носит. Сквозь пальцы смотрит на мои капризы и некоторую безответственность, готов выполнить любое желание, и я сама прекрасно понимаю, что лучшего мужа мне не найти. И, как оказалось, люблю я его намного больше, чем сама думала. Но характер у него... Если он злится и знает, что он прав - это всё, туши свет, сливай воду! Он становится очень жёстким. Не жестоким, нет, а именно жёстким. Он ничего не слышит, и понимать не хочет. И никогда от своего не отступится. Наверное, поэтому он всегда добивается того, что ему нужно. И я не раз ловила себя на мысли, что они с папой в этом очень похожи, поэтому, наверное, и души друг в друге не чают.
   - Что, так и уедешь?- не поверила я.
   - А что, нам есть, о чём говорить?
   - Не разговаривай со мной так!
   - А как, Саша? Ты хоть сама-то понимаешь, что натворила?
   - Но ты же знаешь, как это для меня было важно!- в отчаянии выкрикнула я.- Я всю жизнь об этом мечтала!
   - Да ты что?- насмешливо протянул он.- Наверное, твоя мечта сбылась? Поздравляю!
   Я смотрела на него в полном бессилии и беспомощности. Как он открывает машину и садится за руль.
   - А я с Луганской познакомилась.
   Максим ещё не успел захлопнуть дверцу, замер и посмотрел на меня с удивлением.
   - Познакомилась? Как?
   - Случайно,- и нервно рассмеялась.- А знаешь, мы с ней характерами не сошлись!
   Большаков смотрел на меня не меньше минуты, и в его взгляде я даже заметила растерянность.
   - И что?
   Я покачала головой.
   - Ничего. Мне просто хотелось тебе это рассказать.
   Максим отвернулся и вздохнул, побарабанил пальцами по рулю.
   - Саша, я знаю все твои фокусы и прекрасно понимаю, чего ты сейчас добиваешься. Но я не могу простить тебя. И забыть всё так просто, тоже не могу. Ты перешла все границы, так нельзя было поступать!
   Я покаянно кивнула.
   - Я знаю. Но, Максим... Что у тебя с Соней?- вопрос вырвался сам собой.
   Большаков нехорошо усмехнулся.
   - А какое право ты имеешь спрашивать меня об этом?
   - Как это?- опешила я.- Да я тебе почти жена, Большаков!
   Максим потемнел лицом.
   - Жена не сбегает ночью из дома!- рявкнул он и громко хлопнул дверцей машины.- Ты сама всё решила, Саша! Сама поставила точку в наших отношениях! Так что, все свои вопросы оставь при себе!
   - Да как ты можешь!- в гневе воскликнула я и в порыве чувств даже пнула колесо его машины.- Ну и оставайся со своей Сонечкой! Будь счастлив, Большаков! Пошёл к чёрту!
   И он уехал. Завёл машину и уехал. Я была просто в шоке.
   Раньше он себе такого не позволял. Всегда оставался со мной, чтобы не случилось, а сейчас уехал...
   Бросил меня!
   Максим меня бросил.
   У Большакова роман с другой.
   Я топнула ногой и заревела.
   Ревела долго и с чувством. Заперлась в своей комнате, уткнулась лицом в подушку и наревелась в волю. До икоты.
   Когда слёз уже не осталось, я перевернулась на спину и уставилась в тёмный потолок. Собственные мысли не радовали.
   Расставим всё по полочкам.
   Большаков от меня отказался.
   Ужасно, кошмарно, очень больно и обидно. И с этим нужно что-то делать. Конечно, можно побежать за ним и попытаться вымолить прощение, но из этого ничего хорошего не выйдет. Я Максима знаю, он только ещё больше удостоверится в своей правоте, упрётся рогом, и слушать меня не будет.
   А он тоже хорош! Долго же он страдал, ничего не скажешь! Быстро нашёл себе утешение. И ведь не важно кто, Сорока или Соня, лишь бы пожалели его, маленького и несчастного!
   Соне я, конечно, весёлую жизнь устрою, тут даже речи о другом быть не может. А Большаков... он сам пожалеет, что бросил меня, ещё локти будет кусать!
   Я вскочила с кровати и вышла из комнаты.
   Весь дом уже спал, я тенью прошмыгнула по коридору и осторожно постучала в дверь спальни Стаса. Он долго не открывал, я стучать замучилась. Потом дверь всё же приоткрылась, и я увидела его сонную физиономию. Волосы всклокочены, глаза с трудом открываются. Посмотрел на меня и зевнул.
   - Ты чего?
   Я глубоко вздохнула, как перед прыжком, и выдохнула:
   - Стас, я согласна.
   Он непонимающе смотрел на меня.
   - На что согласна?
   - Сниматься. Я согласна.
   Стас потёр лицо и опять посмотрел на меня уже более осмысленно.
   - Саш, что за разговор среди ночи? С чего вдруг?
   - Я просто решила. Ещё не поздно?
   - Нет, конечно. Если решила - хорошо. Молодец.
   И мы оба замолчали.
   Стас покосился за свою спину, потом с интересом на меня.
   - Войдёшь?
   Я смешалась. Прекрасно поняла, о чём он. И конечно его можно понять. Девушка приходит к тебе среди ночи, естественно, что ей что-то надо от тебя.
   Вот я дура, а? Не могла до утра подождать!
   Но как бы я не злилась на Большакова и не хотела ему насолить, но это уже слишком!
   Я отступила назад.
   - Нет, Стас, я просто хотела тебе сказать, что решила...
   Он понимающе улыбнулся, правда, немного насмешливо.
   - Ну-ну.
   А я поспешно ретировалась.
  
  
   9.
  
   Следующие два дня Стас меня постоянно спрашивал, не передумала ли я. Я уверенно отвечала, что нет, не передумала. Хотя на самом деле лукавила, я уже пожалела о данном обещании и с удовольствием забрала бы его назад, но желание доказать Большакову, что я не зря приехала в Москву и вполне могу состояться, пересиливало.
   Максим, как специально, приезжал каждый день, трепетно держал Соню за ручку и улыбался ей своей лучшей улыбкой, чем доводил меня до бешенства. На меня не обращал никакого внимания, зато я очень даже замечала и не упускала возможности стукнуть его или запустить в него чем-нибудь, пока никто не видел. Мне не везло, я ни разу не попала.
   Устроить Соне весёлую жизнь тоже не получалось. Её практически не бывало, а когда приезжала, то всегда с Максимом и не отходила от него ни на шаг. Мне очень хотелось сделать ей какую-нибудь пакость, но возможности не предоставлялось, что приводило меня в ещё большее раздражение.
   Накануне съёмок у меня начался небольшой мандраж, к тому же я задумалась, о том, что у меня нет никакой приличной одежды для такого важного события. Надо же красивое бельё, купальник, да и вообще привести себя в порядок. Уже и не помню, когда просто была в салоне красоты и в солярии. Не была по очень банальной причине - денег на это важное и нужное дело у меня не было.
   И сейчас их тоже не было и надо было где-то их достать. А где? В голову приходил только один источник.
   Большакова я выловила в холле. Он стоял в одиночестве и, по всей видимости, ждал Соню. У меня в голове тут же созрел коварный план. Я подкралась к нему сзади на цыпочках и закрыла своими ладошками ему глаза. В первое мгновение он напрягся, потом его руки взметнулись вверх, и он прикоснулся к моим рукам.
   Я затаила дыхание. Узнает или нет?
   - Сашка...
   Я не сдержала победной улыбки. Да куда ты от меня, Большаков?
   - Прекрати,- нетерпеливо проговорил он, отводя мои руки.
   А я, боясь упустить момент, схватила его за руку и потянула за собой под лестницу. И тут же повисла у него на шее и начала целовать. Максим нелепо вырывался, пытался меня оттолкнуть, но в какой-то момент сдался и прижал меня к себе ещё сильнее. У меня сердце от радости зашлось.
   Мы целовались, теряя голову, а я уже готова была забыть обо всем, простить и его и себя, и уехать с ним хоть на край света прямо сейчас.
   Но Большаков вдруг меня оттолкнул.
   - Санька, прекрати!
   - Что?- я обиженно посмотрела на него и облизала губы.
   - Сама знаешь что!
   - Да и ради Бога!- фыркнула я и отодвинулась ещё дальше. Было очень обидно, но я старалась ему этого не показать.- Иди к своей Сонечке! Она, наверное, лучше меня!
   Большаков только головой покачал, потом развернулся и уже готов был уйти, но схватила его за рукав.
   - Максим!.. Денег мне дай!
   Он обернулся и посмотрел на меня удивлённо.
   - Что?
   - Мне нужны деньги,- терпеливо повторила я.
   - Саш, а ты не обнаглела?
   - Большаков, не жмись! Мне деньги нужны.
   - Насколько я знаю, ты зарплату получаешь,- насмешливо хмыкнул он.
   Я скривилась.
   - Как смешно!- а потом решила пригрозить.- Не дашь - я папе нажалуюсь! Что ты мне не помог в трудной ситуации!
   Максим зло посмотрел на меня, но ответить ему на это было нечего, он вздохнул и полез за бумажником. Я только усмехнулась.
   Пока он отсчитывал купюры, я протянула руку и вытащила его кредитку. Максим только проводил её растерянным взглядом.
   - Спасибо, милый!- улыбнулась я.
   - А тебе плохо не будет?- возмутился Большаков.
   Я подошла к нему близко-близко, приподнялась на цыпочки и легко поцеловала его в уголок рта.
   - Любимый, ты же знаешь, от денег мне никогда плохо не бывает!
   Он вздохнул, а я подумала поцеловать ещё раз, чтобы уж он не очень возмущался, но послышались голоса, и я поспешила выйти из под лестницы и скрыться с глаз хозяев.
   На следующий день у меня был выходной, и Стас договорился с фотографом на послеобеденное время. Утро я провела в магазинах и салоне красоты. Вышла оттуда обновлённой и довольной жизнью, словно заново родилась. Кредитка Максима значительно потеряла ценность, ворчать, наверное, будет, но зато для меня какая радость!
   Перед съёмками я волновалась, всё-таки в первый раз, но прошло всё довольно легко и спокойно. Лучше, чем я ожидала. Правда, поначалу я была немного зажата, очень быстро платье, и так откровенное, меня заставили снять. Слава Богу, что дальше дело не пошло! На это я бы не согласилась.
   Фотограф оказался приятным парнем, мне показался профессионалом, и я постепенно расслабилась. Ничего настораживающего не происходило, мне давали дельные советы, какую позу принять, как и куда посмотреть.
   Стас внимательно следил за происходящим, и его присутствие меня успокаивало.
   - Всё, закончили!
   Я даже расстроилась немного. Я только вжилась, так сказать, в образ... Но поспешно накинула на себя плед.
   - Вот и всё, а ты боялась,- сказал Стас, подходя ко мне.
   Я кивнула и улыбнулась.
   - Думаешь, фотографии хорошие получатся?
   - Конечно. Кирилл прекрасный фотограф.
   - Хорошо. А мне копии дадут?- заинтересовалась я.
   - Если хочешь.
   - Хочу.
   - Я договорюсь, не волнуйся.
   Потом Стас предложил мне отметить это событие в ресторане. Я посомневалась совсем недолго, а потом согласилась. Требовалась какая-то разрядка...
   Он привёз меня в шикарный ресторан и вёл себя так, словно собирался сделать мне предложение. Держал меня за руку, улыбался так зазывно, в глаза мне постоянно пытался заглянуть. Меня всё это настораживало.
   - Давай выпьем за тебя,- лучезарно улыбаясь, сказал он.
   Наполнил мой бокал и подмигнул мне. Я хотела отказаться, пить я не привыкла, но он настаивал.
   - Давай, давай! За себя надо обязательно!
   Я подавила вздох и поднесла бокал к губам. А Стас вдруг взял меня за руку и стал гладить большим пальцем мою ладонь, при этом проникновенно глядя мне в глаза. Я чуть не поперхнулась. О как мальчика разобрало!
   -Ты чего?- на всякий случай спросила я.
   - Сашка, ты такая красивая,- выдохнул Стас, продолжая гипнотизировать меня взглядом.- Я сегодня словно впервые тебя увидел по-настоящему!
   Я не сдержалась и хихикнула.
   - А раньше куда смотрел?
   - Не смейся, я серьёзно! Слушай, кажется, я влюбился!
   Только этого мне не хватало!
   - Кажется?
   - Влюбился,- уверенно кивнул он.
   - Стас...
   - Подожди, подожди! Я знаю всё, что ты хочешь мне сказать! Я тебя не тороплю, но у нас ведь всё хорошо, да?- и опять уцепил меня за руку.
   Да уж, просто отлично...
   Я попыталась сохранить спокойствие.
   - Стас, понимаешь, в чём дело, я...
   Но тут заметила, что он смотрит куда-то в сторону, а не на меня. Заметно нахмурился.
   - Чёрт принёс,- процедил он сквозь зубы, и я повернулась, проследив за его взглядом. И замерла от ужаса. Через три столика от нас сидели Большаков и Соня. И если у Сони было такое же небрежно-недовольное выражение лица, как и у её брата, то Большаков просто пригвоздил меня взглядом к месту. Смотрел так, словно собирался меня убить. Я испуганно выдернула свою руку из ладони Стаса, чем вызвала его удивлённый взгляд, да и Максим, конечно, заметил мою суету и нервозность. Я нервно сглотнула и отвернулась.
   - Саш, ты чего?
   Я покачала головой, не удержалась и опять посмотрела на Максима. Он уже отвернулся, разговаривал с Соней, даже улыбался, но я-то его знала. Он едва держал себя в руках, я это видела. Мне стало очень плохо, даже слёзы на глаза навернулись.
   - Стас, давай уйдём.
   - Да в чём дело?
   - Ни в чём, я просто устала.
   - Устала?- усмехнулся он, откинулся на спинку стула и посмотрел на меня очень насмешливо.- Ты что, запала на Сонькиного франта?
   Я вскинула на него встревоженный взгляд.
   - Что ты говоришь?
   - Я? Я ничего не говорю, это ты так себя ведешь. Краснеешь, бледнеешь... Уж не влюбилась ли? И где только спеться успели...
   - Слушай, отстань, а?- разозлилась я.- Я тебе что, жена, что ты мне допрос устраиваешь?
   - Огрызаешься, детка? Значит, я прав. Зря. Ты хоть знаешь, чей он сын?
   Я мелкими глотками допила шампанское, пытаясь успокоиться, посмотрела на него и улыбнулась.
   - А ты знаешь?
   - Я всё знаю,- самодовольно усмехнулся Стас.- Его папочка - банкир, и у мальчика очень большое будущее. Так что, тебе ничего не светит!
   - А Соне светит?- съязвила я. Его осведомлённость приводила в недоумение.
   - Соньке? Да я скорее поверю, что он на тебе женится! Но для наследников подбирают подходящих жён, из хорошей семьи, с хорошим приданным.
   Мне это почему-то не понравилось. Конечно, он был прав, но мне не хотелось смотреть на наши отношения с Максимом с такой позиции.
   - А вдруг он влюбится?
   Стас хохотнул.
   - Мечтай, мечтай!
   Я опять посмотрела на Большакова, на этот раз задумчиво.
   Как-то всё странно сложилось в моей жизни, уж слишком правильно и понятно. Родилась, хорошо училась, правильно влюбилась. И никаких проблем со мной никогда не было, кроме мелких капризов, которые всегда исполнялись. Если бы не мой побег в Москву, вообще, в старости вспомнить нечего было бы.
   Максим вдруг повернул голову и посмотрел прямо на меня, словно почувствовал, что со мной что-то не так. Нахмурился, а я отвернулась.
   - Стас, отвези меня домой,- попросила я.
   Он выразительно вздохнул, потом кивнул.
   - Отвезу. Не смотреть же весь вечер, как ты на другого парня пялишься. Что ты в нём нашла, не понимаю...- Стас оглянулся.- Я тут знакомого углядел, сейчас поговорю с ним, и поедем. Закажи десерт, если хочешь.
   Я покачала головой.
   - Не хочу.
   - Прекращай истерику,- фыркнул он и поднялся.
   Он ушёл, а я сидела, грустно разглядывая своё отражение в зеркале напротив. Думала о чём-то невесёлом и чувствовала на себе почти постоянный, внимательный взгляд Максима. От ощущения его взгляда становилось теплее, но не легче.
   Когда зазвонил телефон, я сначала подумала, что это мой. Привычно потянулась рукой к сумке, но вспомнила, что свой-то я выключила. И тут заметила, как вздрагивает салфетка на столе. Это Стас снял её с колен, когда вставал, небрежно бросил на стол и видимо не заметил свой телефон.
   Он звонил и звонил, привлекая внимание, и некоторые посетители ресторана уже недоумённо косились в мою сторону. Я посомневалась немного, а потом решила ответить. В крайнем случае, скажу, чтобы перезвонили позже. Взяла телефон и увидела на дисплее высветившееся имя. Тина. Я не удивилась, не засомневалась, мне просто стало любопытно. Какая это именно Тина, я не сомневалась. Луганская.
   Нажала на кнопку приёма и приложила телефон к уху. И даже сказать ничего не успела, как послышался её щебечущий голосок:
   - Стасик, ты где? Я тебя жду, не забыл?
   Я замерла на секунду, не зная, что делать, а потом меня так и потянуло сделать ей гадость. Улыбнулась сама себе и сладким голосом проговорила:
   - А Стасик сейчас не может, он со мной в ресторане, Тина. Кстати, здравствуй.
   На другом конце провода повисло напряжённое молчание, а потом мне в ухо полетели лихорадочные гудки. Трубку бросила.
   Я усмехнулась.
   Когда появился Стас, я протянула ему телефон, и хитро улыбнувшись, сказала:
   - А тебе Тина звонила. Спрашивала, не забыл ли ты о вашей с ней встрече!
   Стас выхватил у меня телефон и зло сверкнул на меня глазами.
   - Я не забыл,- проворчал он, присаживаясь.
   А мне было очень весело. Узнать такое!.. Настроение поневоле поднимается!
   - И каково это, спать с Луганской?
   Стас посмотрел на меня очень пристально, а потом усмехнулся.
   - А с чего ты взяла, что я с ней сплю?
   - Ой, ради Бога!
   Он вдруг перегнулся через стол и посмотрел мне прямо в глаза.
   - Саш, одно твоё слово... Я ей прямо сейчас позвоню и всё...
   - Стас, я, что похожа на дуру, да?- почти пропела я, улыбаясь.- Да и к тому же, зачем я тебе? Луганская - вот это да! Звезда, красавица, а я?.. Няня!
   Он сел обратно на стул и тихо засмеялся.
   - Что-то в тебе не так, Сашка. Что-то есть такое, что не укладывается в стереотип провинциальной девчонки.
   - Больше не пей,- посоветовала я.
   - Нет, правда! Ты необычная.
   - Приму это, как комплимент и напомню, что ты обещал отвезти меня домой. Я очень устала, правда.
   Стас смотрел на меня несколько секунд, а потом кивнул.
   - Конечно.
   Выходя из зала, я обернулась и посмотрела на Максима. Он тоже смотрел на меня и как-то очень встревожено. Я не стала его успокаивать ни жестом, ни улыбкой.
   Пусть поволнуется.
  
  
   10.
  
   Странный вечер...
   Когда Стас подвёз меня к Иркиному дому, то обнаглел до такой степени, что полез целоваться. Я его оттолкнула и выразительно покрутила пальцем у виска. Он недовольно поджал губы, но мне уже было всё равно. Я не собиралась подбирать за Луганской потрёпанные вещи.
   В голове царил полный сумбур, я всё время думала о Максиме и даже боялась предположить, какой скандал он устроит мне после сегодняшнего вечера. Теперь просто так с ним не помиришься. С ума сведёт своей ревностью. И доказывай теперь... что ничего у меня со Стасом не было! Ох, горе горькое!
   Когда я вошла в комнату, то увидела Ирку, которая зачем-то разлеглась на полу, слушала плеер и смешно дёргала ногой. Меня не замечала, вся была в музыке. Я аккуратно обошла её, присела на свой диван и вздохнула. Ирка, наконец, обратила на меня внимание, сняла наушники и подмигнула мне.
   - Ну как? Ты уже зазвездела?
   - Не смешно,- фыркнула я. И кратко рассказала ей о событиях сегодняшнего дня. Фотосъёмка её заинтересовала, она подробно меня допросила, а вот мои приключения в ресторане её рассмешили. Хорошо, что хоть кому-то весело! Мне лично совсем не до смеха! Как вспомню лицо Максима... так жуть берёт!
   - Так тебе и надо,- смеялась Ирка.- Нечего от законного жениха бегать! Тем более с другим парнем по ресторанам!
   - Ты специально, что ли?- разозлилась я.- Мне и так плохо! И не было ничего, просто ужин!
   - Не было?- Ирка села и посмотрела на меня с весёлым изумлением.- А кто целовался с ним по машинам и подъездам? А теперь невинность изображаем?
   Я швырнула в неё подушку.
   - Как тебе не стыдно, а? Я тебе душу изливаю, а ты надо мной издеваешься!
   - Кто издевается?- засмеялась она, а потом хмыкнула.- Надо будет посмотреть как-нибудь на твоего Ромео. Я Большакова имею в виду. Мне очень интересно.
   - Да я сама бы не отказалась,- вздохнула я.- В смысле, увидеть в непосредственной близости. Скучаю.
   - Как трогательно,- умилилась Ирка, а я показала ей язык, и мы обе расхохотались.
   Потом я рассказала ей о Стасике и Луганской, мы вместе подивились чужому коварству и бесстыдству, а потом решили, что они стоят друг друга.
   Укладываться спать стали уже поздно, долго болтали и пили чай. И вообще мне очень нравилось жить с Иркой. Мы прекрасно ладили, понимали друг друга, и всё у нас было просто, никаких недомолвок и обид. Даже к жизни в коммуналке я почти привыкла, и Варварка с Валеркой стали, как родные. Я, конечно, понимала, что рано или поздно и этот период моей жизни закончится, и как могла, пыталась его продлить.
   Беспокойные мысли по поводу Большакова меня не оставляли, да ещё ревность сводила с ума. Как только вспоминала об этой стервозе Соне, так внутри всё переворачивалось. Пока мы с Иркой болтали, я старалась загнать эти мысли подальше и не обращать на них внимания, но как только легли спать, ревность волной накатила на меня, не давая дышать. Я ворочалась с боку на бок, изводила себя ужасными мыслями и, в конце концов, не выдержала и полезла за мобильным.
   - Ты чего?- удивилась Ирка, сонно тараща на меня глаза.
   - Я ему позвоню,- сказала я, включая телефон и с нетерпением ожидая, когда он начнёт нормально работать.
   - Кому?
   - Максиму! Я так больше не могу! Я ему сейчас всё объясню и...
   - Ты же говорила, что номер не знаешь?
   - Я не знаю? Шутишь?- фыркнула я.- Думаешь, я не смогу узнать номер собственного парня? Я уже давно всё выведала!
   - Ты спятила,- пожаловалась Ирка и залезла с головой под одеяло.
   Едва дождавшись, когда можно будет набирать номер, я стала лихорадочно тыкать кнопки. Но телефон неожиданно сам зазвонил. У меня рука дрогнула и я изумлённо, и в тоже время испуганно уставилась на фотографию Большакова, появившуюся на дисплее.
   Ирка выглянула из-под одеяла и с интересом посмотрела на меня.
   - Кто?
   - Максим,- прошептала я и подняла на неё ошарашенный взгляд.
   Ирка многозначительно хмыкнула.
   - По-моему ему тоже не терпится узнать, с кем ты проводишь сегодняшнюю ночь.
   Я в волнении прикусила губу и нажала на кнопку приёма.
   - Что за манера отключать телефон?- рявкнул мне в ухо Большаков, и я поморщилась.
   - Не кричи, пожалуйста,- попросила я его, как можно спокойнее.
   - Не кричи!- зло передразнил он меня.- Ты где?
   - Дома. То есть, у Иры.
   Максим помолчал немного, а потом глухо спросил:
   - С кем?
   Я растерялась даже.
   - Большаков, ты не в себе, что ли? О чём ты спрашиваешь?
   - А что я должен спросить?- опять заорал он.- Не зря же ты весь вечер с ним за ручку держалась! Всё краснела и бледнела от умиления!
   - Не от умиления, а от злости! На тебя, между прочим! И вообще, какое право ты имеешь задавать мне подобные вопросы, да ещё в таком тоне? Ты сам-то в ресторане что делал? И сейчас ты где и с кем? А-то ты может, только с Сонечки слез и решил мне свою бдительность продемонстрировать?
   - Саша!
   - Что? Скажешь не так? Ты мне ещё скажи, что ты мужчина и тебе можно!
   - Между прочим, это ты меня бросила!
   - Я тебя бросила?- повторила я, задохнувшись от возмущения.- Да как тебе не стыдно, Большаков? Я за мечтой своей поехала! А ты, вместо того, чтобы меня поддержать, меня бросил!
   - Ты что вообще говоришь?- поразился Максим.
   - Правду! Не удивлюсь, если ты после моего отъезда загулял по полной! Как там, кстати, Сорока поживает?
   - Ты меня сейчас не путай!- окончательно взбесился он.- При чём здесь вообще Галька? Я тебе про твоего Стасика говорю! Нашла достойную партию! Жиголо и альфонс!
   - Зато он меня поддержал!
   - Я даже догадываюсь, за что он тебя поддержал!
   Я оскорбилась до глубины души.
   - Ах ты, негодяй! Да как ты можешь? Я папе нажалуюсь!
   - Давай, давай! Посмотрим, что дядя Витя на это скажет!
   Некоторое время я просто хватала ртом воздух в полном бессилии и возмущении.
   - Какая же ты сволочь, Большаков,- наконец выговорила я дрожащим голосом.- Всё, не звони мне больше! Всё с тобой ясно! Оставайся с Соней, с Галькой Лесновской и с кем хочешь! Мне всё равно! И я им не завидую!
   - Саша!- по его голосу я поняла, что он испугался.- Ты что надумала? Я тебе серьёзно говорю, если ты...
   - Я тебе тоже говорю серьёзно! Прощайте, Максим Викторович, и не звоните мне больше!
   - Не смей отключаться!- опять закричал он, но я уже нажала на кнопку, и его голос смолк. Я мстительно усмехнулась. Вот так тебе!
   Внутри всё клокотало от злости и не высказанных упрёков и за это досталось телефону. Я со злостью швырнула его на пол.
   - Мне прямо не терпится с ним познакомиться,- услышала я насмешливый голос Ирки и посмотрела на неё. Спать ей было уже неинтересно, она сидела на постели, по-турецки поджав под себя ноги, и посматривала на меня с любопытством.
   - С кем?- хмуро переспросила я, хотя прекрасно поняла, о чём она говорит.
   - С твоим будущим мужем.
   - Я не знаю, чей он муж,- презрительно фыркнула я,- но уж точно не мой. Я ещё не совсем спятила, чтобы выйти замуж за такого лживого, лицемерного и скандального изменника!
   - Выйдешь, куда ты денешься?- вздохнула Ирка и зевнула.- Сейчас поругаетесь, потом помиритесь. Так всегда бывает.
   - Вот ещё! Я его даже не люблю! И не ревную!
   И заревела от обиды.
  
  
   11.
  
   На работу я на следующий день опоздала, за что получила нагоняй от хозяйки. Но восприняла его безразлично. Во-первых, мне было не до неё с её гневными речами, а во-вторых, это её ребёнок и провести с ним лишний час ей не повредит.
   Стас выловил меня сразу, как я вышла из кабинета, и стал приставать с глупыми вопросами по поводу моей влюблённости в Большакова. Я в свою очередь поинтересовалась у него, как прошла ночь в объятиях Луганской, и он всерьёз вознамерился мне рассказать всё в подробностях, при этом пошло улыбаясь, но появилась Соня и мы замолчали. Я оглядела её с ног до головы придирчивым взглядом, стараясь угадать, где она провела эту ночь. Понятно, конечно, ничего не было, и мне стало ещё хуже, глядя на её сияющее лицо. Она тоже смотрела на меня не просто так, а с тенью превосходство. Конечно, женщина всегда нутром чувствует соперницу.
   Стас же вовсю веселился, наблюдая за нами. Меня раздражала его ухмыляющаяся физиономия, так и хотелось сделать ему какую-нибудь гадость. Но гадости и удары судьбы приходилось терпеть мне.
   Соня посмотрела на брата, приложила ручку к кулону на груди и лучезарно улыбнулась.
   - Стасик, посмотри, что мне вчера Максим подарил.
   Стас наклонился и стал с интересом рассматривать украшение, на котором и, правда, сверкал какой-то зелёный камешек, потом глянул на меня и подмигнул.
   - Хочешь посмотреть?
   Я насмешливо скривилась.
   - У меня не настолько хорошее зрение, чтобы разглядеть сей драгоценный камень!
   Стас хохотнул, а Соню аж перекосило всю.
   - Тебе и такого не светит!- сказала она мне, презрительно кривя голос.- Стасик у нас тратиться не любит, наоборот, стараеться за чужой счёт вылезти!
   Тут уже возмутился Стас, и они привычно начали препираться, а я пошла наверх, в детскую, весьма довольная собой.
   День покатился вперёд, ничего необычного не происходило и я, забегавшись с Олеськой, даже позабыла на некоторое время о собственных проблемах. Никто меня больше не трогал, и я была этому очень рада. Устала я ото всех с их проблемами и разговорами.
   Через некоторое время снизу до меня долетел голос Большакова. Явился, значит, негодяй! Я старалась не думать о нём, но вниз потянуло, как магнитом. К тому же, что-то происходило в доме. Говорили на повышенных тонах, и мне было до жути любопытно, что же там такое интересное случилось.
   Оставив Олеську с кстати заскочившей горничной, я отпросилась у неё на пять минут, и поспешила вниз.
   В гостиной был семейный совет, как я поняла, с присутствием Большакова. Он говорил что-то, при этом в его голосе звучали металлические нотки, и я вдруг расслышала своё имя. Нахмурилась, и дальше не раздумывая, вошла в гостиную.
   - Что происходит?- поинтересовалась я таким тоном, словно имела на это все права.
   Большаков замолчал и посмотрел на меня, и мне даже показалось, что в его взгляде проскользнула неловкость. Это мне совершенно не понравилось.
   - Чего молчишь?- спросила я у него. Максим вздохнул.
   - Мне тоже интересно, что происходит,- возвысила голос Анна Аркадьевна.- Максим, что вы ходите вокруг да около, и я совершенно не понимаю, что вы хотите сказать.
   Стас посмотрел на меня, потом на Максима и вдруг засмеялся, противненько так.
   - Да, Сонька, кажется, тебе и тут ничего не светит!
   Максим наградил его тяжёлым взглядом, но ничего не сказал. А Соня явно забеспокоилась. Зло посмотрела на меня и поспешила подойти к "любимому".
   - Максим, в чём дело?
   Он опять вздохнул и маетно так на меня глянул. И тут я услышала звонок в дверь, потом мужские голоса и внутри у меня всё сжалось от дурного предчувствия. Посмотрела Большакову в глаза и всё поняла.
   Но бежать уже было поздно.
   - Предатель!- воскликнула я. Если бы у меня под рукой было что-нибудь тяжёлое, обязательно швырнула бы в него.
   Максим нетерпеливо выдернул свою руку из цепких пальчиков Сони и двинулся ко мне.
   - Саша, послушай меня...
   - Не хочу!
   - Она меня сейчас послушает!
   При первых звуках этого голоса меня почти парализовало. Я вся сжалась и даже глаза закрыла от ужаса. Что сейчас будет...
   - Вы кто?- встрепенулся Дмитрий Степанович и с удивлением и непониманием посмотрел на жену.- Что вам нужно в моём доме?
   Я продолжала стоять, не шевелилась и даже старалась не дышать. Присутствие отца чувствовала спиной и каждой клеточкой своего существа. И его тяжёлый взгляд, и всё его недовольство. Мне даже смотреть на него не надо было, чтобы представить его грозно-сдвинутые брови и угрожающую позу.
   Отец не обратил никакого внимания на возглас хозяина, в данный момент его интересовала только я, да это и понятно. Подошёл ко мне, оглядел с головы до ног, видимо, отыскивая возможные повреждения и раны, не нашел, успокоился и тут же разозлился вновь.
   - Может, ты на меня хоть глаза поднимешь?
   Я подняла. Но чего мне это стоило... Кровь стремительно отлила от щёк, и в голове зашумело. Но глаза подняла и посмотрела на отца, надеюсь, получилось проникновенно и трогательно.
   - Здравствуй, папочка,- пробормотала я одними губами.
   Мой тон и вид невинной Красной шапочки настолько его разозлил, что он на меня замахнулся. Я сжалась, ожидая удара, хотя раньше он никогда на меня руку не поднимал. Но раньше я такого никогда и не творила.
   - Дядя Витя!- сразу раздался предостерегающий возглас Максима.
   Отец вздохнул и этой же рукой притянул меня к себе. Я, на радостях, что удалось избежать суровой участи, прижалась к нему, как можно крепче.
   - Живая?- дрогнувшим голосом спросил отец, а я лишь кивнула.
   - Да что, в конце концов, происходит в моём доме?- почти выкрикнула Анна Аркадьевна, и все посмотрели на неё. Все так засмотрелись на трогательную сцену воссоединения семьи, что временно забыли обо всём.
   Папа отпустил меня и, наконец, обратил внимание на обескураженных хозяев дома.
   - Извините за вторжение, так уж получилось. Дочь вот увидеть торопился... нерадивую,- и пошёл к Дмитрию Степановичу, протянув тому руку для рукопожатия. Тот неуверенно, почти испуганно пожал её в ответ.- Меня зовут Виктор Горянов. Хочу вас поблагодарить вас за то, что помогли Саньке. Не дали девчонке пропасть.
   Сыровы смотрели на него совершенно ошарашено, и было видно, что до сих пор не могут понять, что происходит.
   Я вздохнула. Всё происходящее выглядело очень глупо, мне стало тошно. Я посмотрела на хмурого Максима, он с готовностью перехватил мой взгляд, видимо, пытаясь снискать мою благодарность и прощение, но я гордо вздёрнула подбородок и отвернулась от него. Предатель!
   И только в этот момент углядела ещё одного человека, всё это время стоявшего у двери и невмешивающегося в происходящее. Костя, начальник папиной охраны. Огромный, как двустворчатый шкаф мужик, с лицом Терминатора и прекрасным чувством юмора. Заметив мой взгляд, он мне подмигнул и улыбнулся едва заметно.
   Папа продолжал жать руки то Анне Аркадьевне, то Дмитрию Степановичу, благодарил, а они только ошалело кивали, пока Анна Аркадьевна, не проговорила:
   - Горянов... Я что-то слышала о вас!
   И пошли разговоры пустые и многозначительные.
   Я от нечего делать села на диван и откровенно закинула ногу на ногу. Теперь можно было не притворяться, и я решила вести себя так, как привыкла, а не как вела себя, когда была в этом доме няней. Огляделась и заметила, что за мной наблюдают сразу несколько человек. Выразительные взгляды Большакова я продолжала стойко игнорировать, а вот Стас и Соня... Вторая буквально буравила меня своими злыми глазками, видно, надеялась, что я распадусь на части, раскачусь по углам и стану всем неинтересна. А Стас посматривал насмешливо, словно ощупывал взглядом и решал, может ли всё это оказаться правдой.
   Сонин взгляд очень нервировал, я недовольно покосилась на неё, потом на Большакова.
   - Почему твоя подруга так на меня смотрит? Мне это не нравится.
   Максим поморщился.
   - Сань, не начинай.
   - Это я начинаю?- изумилась я.
   Отец прервал светскую беседу и зыркнул на меня.
   - Ты Максима слышала? Помолчи немного!
   Я обиженно надула губы, но замолчала. Краем глаза заметила, как Соня оттащила Большакова в сторону и начала что-то ему втолковывать. Я с неудовольствием наблюдала, как она гладит его по руке и заглядывает ему в глаза. Максим недовольно хмурился, но её не отталкивал, молча слушал. Я готова была взорваться в любой момент, захотелось завизжать и затопать ногами, а ещё лучше, выцарапать глаза Соне.
   На диван рядом со мной кто-то сел, я отвлеклась от кровожадных мыслей, повернула голову и к своему неудовольствию обнаружила Стаса. Он положил руку на спинку дивана за моей головой, наклонился ближе и заговорил тихо, чтобы никто не слышал:
   - Значит, дочка богатого папика,- усмехаясь, проговорил он.- Я как чувствовал. А по тебе видно!
   - Правда?- я старалась на него не смотреть.
   - Да, и я тебе это уже говорил. И как я понимаю, всё это сокровище достанется ему?- и взглядом указал в сторону Большакова.
   - Не твоё дело, Стасик.
   - Да брось, мы с тобой не чужие люди!
   Я кинула на него удивлённо-насмешливый взгляд.
   - С каких это пор?
   Он улыбнулся ещё шире.
   - Я ведь обидеться могу! Только не говори, что ты всё забыла!
   И в этот момент я поймала на себе недовольный и подозрительный взгляд отца. Он хмурился, разглядывая Стаса, и я невольно отодвинулась от него, на всякий случай.
   - Значит, Саша ваша дочка!- в очередной раз "умилилась" Анна Аркадьевна, а я чуть не фыркнула в ответ.- Что же ты, деточка, надо было просто сказать, кто твой папа, и мы бы с удовольствием помогли тебе просто так! Знаете, Виктор, ваша Саша так подружилась с моим братом и сестрой! Но это и понятно, они молодые!
   Я смотрела на Анну Аркадьевну и гадала, всерьёз она это говорит или нет. Я подружилась? Бред какой-то!
   Отец улыбнулся, продолжая сверлить взглядом наглую физиономию Стаса.
   - Да, молодые... Не знаешь куда деваться от этой молодости. Надеюсь, замуж выйдет и успокоится!
   - Папа!- всё же не выдержала я.
   - Что?
   - Я замуж не собираюсь,- сказала я очень уверенно и посмотрела на мрачного Максима с мстительной улыбочкой.
   Отец перехватил мой взгляд, нахмурился и вопросительно взглянул на будущего зятя.
   - Максим, в чём дело?
   - Да, Максим,- с готовностью поддержала я тему,- объясни папе, в чём дело!
   Большаков почти уничтожил меня взглядом.
   Отец вздохнул и решил пожаловаться новым знакомым, которые удивлённо наблюдали за нашими переглядываниями.
   - Опять поцапались! Вот натуры вздорные! А уж и к свадьбе всё готово, осталось только платье купить. Чего опять не поделили?- и вздохнул.
   Мы с Максимом смотрели друг на друга, и я понимала, что ещё чуть-чуть и не смогу сдержать улыбки. С приездом папы всё как-то сразу изменилось, и вся моя жизнь вернулась на круги своя и все обиды и недоразумения московской жизни отошли на второй план. И я теперь опять я, Александра Горянова, дочь известного бизнесмена и невеста завидного жениха. И я теперь опять хозяйка положения.
   Потом перевела взгляд на зелёную от злости Соню и едва не расхохоталась. Какая я всё-таки гадкая!
   - Ладно, поехали домой, заноза,- сказал отец.- Зоя, наверное, с ума сходит!
   Я удивлённо посмотрела на него.
   - Зоя в Москве?
   - А как я мог её не взять? Она сказала, что пока тебя не увидит - не успокоится. Поехали.
   Я поднялась.
   - Максим, поехали,- поторопил его отец, а я, подхватив любимого папочку под руку, язвительно усмехнувшись, сказала:
   - А он здесь останется, папа. У него здесь дела.
   - Какие ещё дела?- нахмурился отец.
   - Личные!
   Максим не знал, куда глаза деть. Папа странно на него посмотрел, но промолчал.
   Попрощавшись с хозяевами, я кинула несчастному Большакову высокомерный взгляд и мы, наконец, вышли из дома.
   На улице отец приобнял меня за плечи и я почувствовала, как сжалась его рука, мне даже стало немного больно.
   - Пап, мне же больно!
   - Это ещё что! Вот сейчас домой приедем и я тебя выпорю, как сидорову козу! Вот тогда будет больно!
   Я испуганно покосилась на него, пытаясь понять, всерьёз он говорит или нет. Выглядел он очень решительно, и я забеспокоилась по-настоящему.
   - Думаешь, не сделаю этого? Ещё как сделаю!
   - Как ты можешь? Я почти замужняя женщина!- возмутилась я.
   - Будешь битая и почти замужняя,- кивнул отец, переглянулся с Костей, и они оба многозначительно хмыкнули.
   Я окончательно приуныла.
  
   12.
  
   Порки удалось избежать. Но беседа тоже не порадовала.
   Отец кричал так, что у меня уши закладывало. На каком-то этапе к нему присоединилась Зоя, и стало совсем невмоготу. Они высказали всё, что думали о моём эгоизме, безответственности и безрассудности. Я всерьёз застыдилась и даже прощения попросила. Очень искренне получилось.
   Когда меня, наконец, отпустили в свою комнату, у меня голова гудела, как церковный колокол. Я приняла ванну, лежала в горячей воде очень долго, налив в воду все, что только было. И бальзам, и пену для ванны, насыпала морской соли и набросала ароматических шариков. Давно мне не представлялось такой возможности, просто поблаженствовать, ни о чём не думая и никуда не торопясь.
   Вышла из ванной полностью умиротворённой, накинула халат и решила наведаться на кухню. Зная Зою, можно с уверенностью предположить, что там много вкусного. Она готовит много и часто, особенно, когда нервничает. От стресса спасается таким образом.
   Но на кухню идти не пришлось. В гостиной я обнаружила Большакова, который самым наглым образом развалился в кресле, смотрел телевизор и уминал Зоины пироги, запивая их чаем. Когда я вошла в комнату, он поднял на меня абсолютно невинный взгляд и даже посмел улыбнуться.
   Я решила сразу спустить его с небес на землю.
   - Чего припёрся, предатель?
   - Саш, ну чего ты?- тут же надулся он.
   - Ничего, просто не понимаю цели твоего визита.
   Я подошла к нему и наклонилась, пытаясь дотянуться до блюда с пирогами. Большаков быстренько освободил руки от недоеденного пирога и чашки, отложив их на стол, и потянулся ко мне. Обхватил руками за талию и усадил к себе на колени. Я почти не сопротивлялась, только так, для вида.
   - Цель у меня вполне понятная,- его руки бесстыдно проникли под мой халат, и у меня поневоле перехватило дыхание. Как же я, оказывается, по нему соскучилась!- Сашка, как от тебя пахнет!- проговорил он севшим голосом.
   - Отпусти меня,- прошептал я ему в губы, а руки вместо того, чтобы оттолкнуть, запутались в его волосах.
   - Что, совсем не соскучилась?- со смешком спросил Максим, словно прочитал мои мысли.
   - Вот ещё,- фыркнула я чуть слышно, а он тихо рассмеялся.
   - А я так соскучился, Санька... Упрямица моя!
   Я уже готова была его поцеловать в ответ, но в комнату вошёл отец, и я оттолкнула Большакова. И чтобы скрыть собственное смущение, решила наябедничать.
   - Папа, он ко мне пристаёт!
   Отец только головой покачал.
   - Хоть бы постыдилась мне такое говорить! А ты руки не распускай, женись сначала.
   - Так я готов,- тут же откликнулся Большаков.
   - Щас!- зло хохотнула я, вставая с его колен.- Я никогда не выйду замуж за такого подлого изменника!
   - Это я изменник? Да ещё подлый?- возмутился Максим.
   - А-то нет!- воскликнула я и посмотрела на отца, ища помощи, но тот воспротивился.
   - Не хочу ничего знать,- предупредил он и потянулся за пирогом.
   - Конечно!- воскликнула я.- Все только мои ошибки видят! А то, что он у меня на глазах интрижку с этой дурой крашенной завёл, это ничего, да? Нормально?
   Отец с интересом глянул на скривившегося Максима и усмехнулся. Я возмутилась до глубины души.
   - И это всё? Ты ему даже ничего не скажешь?
   - А что я должен ему сказать? У него свой отец есть, пусть он ему и говорит!
   Я только руками всплеснула.
   - Ну конечно! Вот она, мужская солидарность! Зоя, ты слышала?- крикнула я в сторону кухни.
   - Что ты кричишь?- цыкнул на меня отец.
   - Между прочим, папочка, я твоя единственная дочь, а ты хочешь выдать меня замуж за этого бабника!
   - Я не бабник,- покачал головой Максим и очень серьёзно посмотрел на будущего тестя.- Честно.
   - Я тебе верю, сынок,- кивнул отец, а я заподозрила, что они оба надо мной издеваются. Даже ногой топнула в бессильной злости.- Мало ли что в жизни бывает? В следующий раз думать будешь, прежде чем очередную глупость сделать.
   - Так значит, это я виновата?- ахнула я.
   - А кто из дома сбежал? Зря я тебя не выпорол, надо было, на будущее.
   - А я этим займусь,- пообещал Большаков с подлой ухмылочкой.- Сразу после свадьбы.
   Я швырнула в него диванную подушку.
   - Убирайся вон! Тебя Соня заждалась!
   - Сань...
   - Идите спать, наконец,- вздохнул отец,- я от вас устал.
   Большаков посмотрел на меня с улыбкой победителя, но я поспешила остудить его пыл и указала на дверь.
   - Выход там.
   - Сань...
   - Иди, иди! Сонечка, душа наша, заждалась!
   Улыбка на его лице померкла, он посмотрел на моего отца в поисках поддержки, но тот только плечами пожал. Максим со вздохом поднялся и пошёл к двери, всё время косясь на меня и пытаясь разжалобить взглядом. Я была непреклонна.
   Когда он ушёл, в гостиной появилась Зоя с чашкой чая и подала её отцу. Потом глянула на меня исподлобья и покачала головой.
   - Смотри, Сашка, разбросаешься.
   Я перестала жевать и посмотрела на неё с недоумением.
   - Что?
   - Вот тебе и что,- передразнила она меня.- Упустишь парня, где ещё такого найдёшь?
   - Вот,- с готовностью поддакнул отец,- слушай, что тебе умные люди говорят!
   - Подумаешь!.. Куда он от меня денется?
   - Будешь так себя вести - сбежит!
   - Но от тебя же папка не сбежал,- брякнула я, не подумавши, за что тут же была вознаграждена диким взглядом отца.
   - Так, я сейчас всё-таки тебя выпорю!
   - Молчу, молчу,- заверила я смутившуюся парочку, вскочила с дивана и поспешила ретироваться. Но потом всё же вернулась, заглянула в комнату и с невинным видом проговорила.- Зоя, можно тебя кое о чём попросить? Роди, наконец, отцу ребёнка! Может, он тогда успокоится и оставит меня в покое?
   Несколько секунд они молчали в полном потрясении, а потом отец взревел:
   - Сашка!
   Но я уже неслась к своей комнате, подхватывая длинные полы халата, чтобы не упасть. Вбежала в комнату и заперла дверь. И засмеялась. Какие же они всё-таки нелепые!
   И милые. Вот что любовь с людьми делает!
   С сомнением покосилась на телефон. Может, позвонить и вернуть Большакова? Да, соблазн большой...
   Но нет, он наказан, а наказание надо доводить до конца.
   Только я, кажется, и себя наказала.
  
  
   Утром я позвонила Ирке и рассказала ей всё, что случилось. Она похмыкала, а через час уже расхаживала по квартире, придирчиво оглядывая интерьер.
   - Я всегда знала, что с тобой что-то не так,- сказала она, в конце концов. Мне это почему-то показалось обидным.
   - Всё со мной так!
   - Да я не об этом,- отмахнулась Ирка.- Уж слишком ты не от мира сего! Всё для тебя было в новинку. Ты вспомни, как ты первый раз пошла у меня мыться!
   Я прыснула от смеха. Да уж, к общественной ванной я так и не привыкла!
   Папе Ирка понравилась. Он с интересом прислушивался к тому, что она говорила, и кивал частенько, соглашаясь. Я только радовалась. Может, теперь успокоится, и не будет особо переживать по поводу того, чем я занималась в Москве без его присмотра.
   Потом я уговорила Ирку пройтись по магазинам. Она долго отнекивалась, но я напомнила ей о бирюзовом платье, и на которое та тщетно пыталась накопить, и она сдалась. Я обрадовалась и побежала звонить Большакову. Должен же кто-то за нами пакеты с покупками носить? И ему трудовая терапия не повредит!
   В общем, день прошёл замечательно, несмотря на нудёж Большакова время от времени. Ему покупки надоели почти сразу, а мы разошлись не на шутку. Я даже на Максима злиться перестала и спокойно отнеслась к тому, что в какой-то момент он обнял меня и прижал к себе.
   А вечером мне позвонил Стас. Его звонку я не удивилась, знала, что позвонит. После того, как он узнал, чья я дочь, интерес к моей персоне с его стороны только усилился.
   И интерес действительно усилился, но совсем по другой причине. Такого я не ожидала.
   Позвонил он уже довольно поздно, Максим с Иркой к тому времени уехали, а я, если честно, уже собиралась спать. Его звонок вызвал небольшое раздражение, не вовремя.
   - Привет, Сашуль!
   Я вздохнула. Его тон был уж слишком довольным и играющим.
   - Привет. Чего так поздно? Я спать собираюсь.
   - С кем?- поинтересовался он без тени смущения.
   Мне очень захотелось отключить телефон.
   - Стас, что тебе нужно?
   - Ладно, ладно, не злись! Я же понимаю - ты почти замужняя женщина,- и засмеялся.
   - А не пошёл бы ты?
   - Не пошёл бы... Слушай, мне встретиться с тобой надо и срочно.
   - Зачем?
   - А я бы тебе фотки отдал. Или тебя это уже не интересует?
   - Фотки?- переспросила я.- Уже готовы?
   - Ну да. Так что?
   - Хорошо,- решила я.- Подъезжай к моему дому, я спущусь.- Я назвала адрес и выключила телефон.
   Потом накинула на плечи кофту и вышла из комнаты.
   - Ты куда?- удивилась Зоя, поймав меня уже входной двери.
   - Я ненадолго. Знакомый приехал, скоро вернусь.
   Она посверлила меня подозрительным взглядом, а потом кивнула и я поспешила выскользнуть за дверь.
   Стас подъехал быстро, я прождала всего несколько минут. Вышел из машины и заулыбался.
   - Привет, солнышко,- и полез целоваться.
   Я его оттолкнула, а он усмехнулся.
   - Ах да, я опять забыл! Я снова в пролёте!
   - Прекрати!- одёрнула я его.- Где фотографии?
   Стас странно посмотрел на меня, а потом полез во внутренний карман пиджака. Достал довольно пухлый конверт и подал мне.
   Я сразу же его вскрыла и вытащила фотографии и начала их просматривать, сгорая от любопытства. Поначалу меня ничего не напрягло. Платья, пусть и откровенные, но платья! А потом пошли фотографии, где одежды на мне оставалось всё меньше, а дальше... У меня сердце остановилось. Я не думала, что выглядеть буду настолько бесстыдно! И дело было даже не в почти полном отсутствии одежды, а в моём взгляде! Я выглядела, как... прости Господи!
   - Это что?- еле слышно прошептала я и подняла на Стаса ошарашенный взгляд. Посмотрела на него и поразилась. Он глядел на меня насмешливо и с презрительным превосходством.
   - Что?- переспросил он и иронично приподнял бровь. Получилось красиво, но меня не впечатлило.
   - Стас, ты же говорил, что это будут нормальные фотографии!
   - Солнышко, ты сейчас так возмущаешься, словно это не ты снималась! Ты сама раздевалась, забыла?
   - Стас!- выкрикнула я, не в силах сдержать эмоции.- Ты что, с ума сошёл?
   - В чём дело? Что не так?
   - Что не так? Да отец меня убьёт!
   - А моё какое дело? Раньше надо было думать. А сейчас уже поздно, дело сделано, так что, в следующем месяце ищи себя в журнале. Слушай, а вдруг ты на обложке будешь? Думаю, вон та фотка, где ты грудь руками закрываешь - очень подойдёт!
   Я поняла, что он надо мной откровенно издевается.
   - Сволочь!- с ненавистью выдохнула я и стукнула его по плечу кулаком.
   Он потёр ушибленное место и погрозил мне пальцем.
   - Не хулигань! Разговор простой, Сашуль! Деньги против негативов. Если ты не соглашаешься, то я продаю их журналу, и в следующем месяце выходит журнал, где ты полуголая на развороте, я уж постараюсь.
   Я смотрела на его красивую, довольно-ухмыляющуюся физиономию и у меня от негодования всё внутри тряслось. Вот гад, а? Он меня шантажировать вздумал!
   - Стас, ты что, больной?- поинтересовалась я, как можно спокойнее.
   Он лишь усмехнулся.
   - Нет, я говорю совершенно серьёзно. Ты хоть представляешь, какой будет скандал? Дочь Виктора Горянова голая, на развороте мужского журнала!
   Я даже глаза от ужаса закрыла.
   - Ну, ты и сволочь...
   - Да брось, детка! Каждый крутится, как умеет. Не всем же с папочкой так повезло, как тебе!
   - Сколько ты хочешь?
   Стас хмыкнул.
   - Вот это уже серьёзный разговор,- достал из кармана клочок бумаги и подал мне.- Это чтобы ты не забыла.
   Я развернула, глянула и посмотрела на Стаса изумлённо.
   - Ты в своём уме?
   - Что ты всё время меня об этом спрашиваешь? В своём. И это та сумма, которая мне нужна.
   - Но это нереально, ты понимаешь? У меня нет таких денег!
   - Попроси у папочки,- пожал плечами Стас.- Или у своего супермена. Он мальчик не бедный, раскошелится ради любимой. А если нет, то на фиг он тебе нужен?
   - Да иди ты!- окончательно разозлилась я.
   Стас неприятно рассмеялся.
   - Да я-то пойду, но от этого ничего не изменится! У тебя три дня. Если за это время не позвонишь, то будет поздно. Поняла?
   - Не дура!
   - Вот и отлично! Фотки можешь забрать, дарю на память. А я себе другие напечатаю!
   Вести с ним дальнейшую беседу, я сочла излишним, развернулась и пошла к подъезду.
   - Саш!- окликнул он меня. Я с неохотой обернулась.
   - Что тебе ещё?
   - Тина тебе привет передавала!
   Я лишь презрительно скривилась.
   - Я счастлива!
  
  
  
  
  
  
   13.
  
   Всю ночь я не спала. Думала, что теперь делать.
   Такой подлости я от Стаса не ожидала. Конечно, о его порядочности я всегда была небольшого мнения, но то, на что он решился, меня просто потрясло. И хотел он много, очень много. С одной стороны я его понимала, где ещё он найдёт деньги на открытие своего клуба, но и мне дойной коровой становиться совсем не хотелось. У меня самой таких денег нет, да и быть не может, так что, как ни крути, а придётся обращаться за помощью. У отца просить у меня смелости не хватит. Когда он узнает о моей очередной глупости - убьёт. В этот раз точно, без лишних разговоров.
   И есть только один человек, на которого я могу положиться в этой ситуации.
   Надеюсь, у Большакова есть такие деньги...
   Не в силах успокоиться, я вскочила с утра раннего и поехала к Максиму.
   Квартира, где он жил, мне была хорошо знакома. Мы всегда останавливались в ней, когда приезжали в Москву, она принадлежала его родителям. Я поднялась на седьмой этаж, позвонила в дверь и вдруг испугалась. И испугалась не предстоящего разговора, а того, что сейчас застану в квартире. А что если там... Соня? Или ещё кто-то?
   Что за мысли? Надо больше верить своему собственному жениху! И в его любовь к тебе!
   Максим открыл дверь осторожно, выглянул в щель, и я увидела его заспанную физиономию. Углядел меня и распахнул дверь.
   - Господи, Сань! Ты чего так рано?
   Я вошла в квартиру, закрыла за собой дверь и подозрительно оглядела Большакова с головы до ног.
   - Ты один?
   Он зевнул и потёр лицо рукой.
   - Кроме тебя в такую рань никто не ходит...- потом видимо осознал, о чём я его спрашиваю, весь сон с него слетел, и он возмущённо на меня уставился.- Ты чего спрашиваешь-то?
   Я тут же пошла напопятную. Потянулась к нему и обняла.
   - Прости, милый!- и поцеловала его в обнажённое плечо.
   Максим недоумённо нахмурился, но тоже меня обнял.
   - Ты сегодня какая-то странная... Что-то случилось?
   Я отстранилась и кивнула, спрятав глаза.
   - Да, Максюш. Мне твоя помощь нужна.
   Он настороженно посмотрел.
   - Вот когда ты так меня называешь, я окончательно пугаюсь.
   Пугайся, мысленно согласилась я и пошла в комнату. Максим за мной.
   - Саш, что случилось?
   Я вздохнула, маетно посмотрела на него.
   - Может, ты хоть штаны наденешь? Ты меня отвлекаешь!
   - Чёрт,- разозлился Большаков.- Саша!
   - Что?
   - Ладно,- махнул он рукой, сходил в спальню и надел джинсы.- Теперь нормально? Говори!
   Я присела на самый краешек дивана, прикусила губу и загрустила. Как ему сказать?
   - Я тебя сейчас убью,- сказал он очень тихо.
   - Ладно, ладно!- воскликнула я и даже руками всплеснула. Посмотрела на него очень серьёзно.- Я вляпалась.
   - Что? Куда?
   - В дерьмо, Большаков. Вляпалась очень серьёзно. И мне нужны деньги. Много.
   Максим некоторое время смотрел на меня напряжённым взглядом, потом сел в кресло и кивнул.
   - Понятно. Рассказывай.
   Я даже на секунду глаза закрыла, а потом полезла в сумку за фотографиями. Дрожащей рукой подала их Максиму. Он нахмурился ещё больше и стал просматривать снимки. И чем больше темнело его лицо, тем хуже мне становилось. Я затаила дыхание и мелко тряслась.
   - Это что такое?- проговорил он, запинаясь.
   - Максюш...
   Большаков поднял на меня дикий, горящий взгляд.
   - Я тебе вопрос задал!
   - Не кричи, пожалуйста! Всё не так, как ты думаешь!
   Он швырнул фотографии на пол в мою сторону, и они разлетелись по полу. Вскочил.
   - А что тут думать? Ты голая на этих фотографиях!
   - Не голая,- пискнула я, с ужасом наблюдая, как наливается кровью его глаза.
   - Откуда... Кто посмел?
   Я закрыла лицо руками.
   - Я... думала... Это были фотографии для журнала! Понимаешь? Я не думала, что так получится!
   - Ты не думала?- взревел он.- Ты снималась голая для светского журнала?!
   - Да не голая!
   - Я сам видел! И ты посмотри! Посмотри!
   - Максим, успокойся!- я даже заревела с перепугу. Честно.
   Но его это не впечатлило и не разжалобило.
   - Дура! Ты хоть понимаешь, во что вляпалась?
   Я покаянно кивнула.
   - Папа меня убьёт...
   Большаков вдруг страшно расхохотался, схватился за голову и забегал по комнате. Я испуганно наблюдала за ним, гадая, чем же всё это закончится.
   Он остановился неожиданно, как будто споткнулся, грозно сдвинул брови и посмотрел на меня.
   - А негативы где?
   Я с трудом перевела дыхание.
   - В этом и проблема... Мне предложили их купить.
   Максим помолчал, обдумывая мои слова, а потом спросил:
   - Кто?
   Я удивлённо посмотрела на него.
   - Лучше бы спросил - сколько!
   - Меня больше интересует - кто! Я сейчас пойду, башку ему оторву, и платить ничего не придётся!
   В другой ситуации я бы рассмеялась на его самонадеянность, но сейчас его злить было нельзя, и я лишь жалобно всхлипнула.
   - Саша, кто?
   Та-ак, мы подошли к самому интересному моменту...
   - Стас,- тихо проговорила я, а у Максима на скулах желваки заходили.
   - Я так и знал! Вот урод! Гадёныш! А ты ещё с ним роман крутила!
   - Ничего подобного!- вскричала я, как можно искреннее.
   - Не ври!
   - Я не вру, Максим! У нас ничего не было! Так, пару раз в клуб сходили! Мы даже не целовались ни разу!
   Большаков как-то странно посмотрел на меня, а потом тихо проворил:
   - Вот ты мне сейчас врёшь и даже не краснеешь. И меня это беспокоит.
   Надо было, конечно, придерживаться выбранной тактики и ещё поплакать, это было бы правильно, но для этого надо знать меня! Я не сдержалась и язвительно усмехнулась.
   - Кто бы говорил! Я-то со Стасиком не спала! А вот ты Соню наверняка со всех сторон опробовал!
   Сказала и испуганно отшатнулась, потому что уже в следующую секунду он выбросил руку вперед, и я подумала, что уж после этого он меня точно ударит.
   - Дрянь!
   - Сам выбирал!- в запале выкрикнула я.- Значит, тебе такая и нужна!
   После этого мы оба выдохлись и замолчали, обиженно косясь друг на друга.
   Я заговорила первой. Не выдержала, да и виновата больше была я, как ни крути.
   - Большаков, делать-то что?
   Он мрачно глянул на меня исподлобья.
   - Отцу ничего не говорила?
   Я покачала головой.
   - Я подумала, что ты денег дашь. И папа ничего не узнает.
   Максим вздохнул.
   - Сколько он хочет?
   Я сказала. Большаков вскинул на меня изумлённый взгляд.
   - Сколько?..
   Я терпеливо повторила и тут же забеспокоилась.
   - Только не говори, что у тебя нет!
   Он только руками развёл.
   - Санька, ты что? Конечно, нет! Откуда?
   Я опять села на диван и всерьёз пригорюнилась.
   - И что теперь делать? Если я не найду денег, в следующем выпуске журнала, там будут мои фотографии... И их увидит вся страна!
   - Не льсти себе,- фыркнул Большаков, но потом помотал головой и хохотнул.- Такие бабки... Он что, спятил?
   - Не спятил, он хочет открыть свой клуб.
   - Лучше бы открыл контору по обучению шантажу!
   - И что теперь?
   - Я с ним поговорю.
   - Максим!
   - А что ты предлагаешь?
   - Деньги искать!
   - А ему плохо не будет?- огрызнулся Большаков.
   И вот тут я заревела. По-настоящему, всхлипывая и размазывая слёзы по щекам. Так мне стало себя жалко.
   Большаков испугался.
   - Саш, ты чего?- присел рядом со мной на корточки, с тревогой пытаясь заглянуть мне в глаза, но я отворачивалась.- Ну не плачь ты! Я что-нибудь придумаю. Обещаю.
   Я заревела с новой силой.
   -У меня ничего не получается! Всё, как не у людей! Почему всё не так? Я урод, что ли?
   - Ну какой ты урод? Что ты говоришь?- и обнял меня и погладил по голове. Я прижалась к нему, продолжая всхлипывать.- Ты - девочка моя! Самая лучшая...
   - Я так тебя люблю, Большаков!
   Он замер на секунду, а потом ещё сильнее сжал меня.
   - И я тебя, малыш... Я что-нибудь придумаю, обещаю.
  
  
   14.
  
  
   Стас как сквозь землю провалился. Я звонила ему на мобильный, но он был выключен. Дома его тоже не было с самого утра, как мне любезно объяснила Анна Аркадьевна. Она вообще говорила со мной очень ласково, почти пела сладким голосом. Неужели и правда думала, что я без ума от её братика-шантажиста?
   - Ну что?- Максим нетерпеливо бегал вокруг меня и зло сверкал глазами.
   - Да нет его нигде!- я в раздражении бросила телефон на диван и вздохнула.- Где его искать?
   - Ты меня спрашиваешь?
   - Ладно, не злись,- попыталась я остудить его пыл.- Где-нибудь проявится. На другое надеяться не приходится.
   Весь день мы пытались придумать выход из положения, но кроме как набить морду Стасу, от Максима ни одного путного предложения не поступило. Я только морщилась.
   А потом мне подумалось.
   - Слушай, а может он в клубе?
   Максим заинтересовано посмотрел на меня.
   - В каком?
   - Там, где я с Луганской познакомилась. Он там постоянный гость.
   Большаков задумчиво посмотрел в окно, потом кивнул.
   - Поехали.
   В клуб нас пропустили сразу, видимо нужную роль сыграла машина Максима, на которой мы шикарно подкатили к входу, на глазах у охраны.
   Стаса я увидела за одним из столиков, и не одного. Чертыхнулась вполголоса и приостановилась.
   - В чём дело?- прокричал Максим, наклоняясь ко мне.
   Я покачала головой.
   - Ничего... Он с Тиной!
   Большаков отыскал взглядом Стаса и нахмурился.
   - И что?
   - Ничего, нормально,- отмахнулась я и даже улыбнулась. Но внутри что-то неприятно сжалось. Почему я так на неё реагирую?
   - Максим, я тебя прошу, держи себя в руках!
   Он лишь кровожадно усмехнулся.
   Стас заметил нас ещё из далека. В первое мгновение слегка изменился в лице, но быстро взял себя в руки и выдал самоуверенную ухмылочку. Тина тоже меня заметила и недовольно нахмурилась. Не радовало её моё присутствие.
   - Какие люди! Сашуль, привет!- Стас откровенно насмехался. Я почувствовала, что Максим готов ринуться на него с кулаками, и я едва успела удержать его за руку.
   - Привет, Стас,- отозвалась я, вцепившись в руку Большакова. Посмотрела на Луганскую.- Тина. Давно не виделись.
   Та сдержанно кивнула в ответ, украдкой оглядывая и оценивая Максима.
   - Вы тоже решили расслабиться?- продолжал Стас.- Так садитесь!
   - Я тебя сейчас расслаблю!..- начал Большаков.
   - Максим!
   - Ого! Ты бить меня, что ли пришёл?- засмеялся Стас, но во взгляде я уловила проснувшуюся тревогу.
   - Буду я ещё о тебя мараться!- выплюнул Максим, с пренебрежением оглядывая соперника.- Неужели ты всерьёз думаешь, что мы тебе заплатим? Я тебя ментам сдам и заморачиваться не буду!
   Тина переводила недоумённый взгляд с одного на другого и продолжала хмуриться. Потом почему-то остановила взгляд на мне.
   - Что происходит? Мне кто-нибудь объяснит?
   Я пожала плечами и закусила губу.
   А между Стасом и Максимом шла постоянная борьба, слава Богу, пока словесная и взглядами, кулаки в дело не шли, но, зная Большакова, можно было сказать, что это только начало.
   - Сдай, сдай!- продолжал нарываться Стас.- Ты думаешь, это проблему решит? Во-первых, ничего не докажите, а во-вторых, скандал будет грандиозный. Журнал-то тогда точно выйдет! А кому это надо?
   - Да я тебя!..
   - Максим!- я опять ухватила его за руку.- Не надо!
   - Правильно, детка! Ты, как я погляжу, умнее своего Ромео! Мы же всё уже с тобой обсудили, ты согласилась, что за непонятки?
   Я с трудом перевела дыхание, пытаясь совладать с эмоциями.
   - Стас, у меня нет таких денег, ты можешь это понять?
   - Конечно, могу,- с готовностью кивнул он.- Но так не хочется, если честно!
   Я вздохнула, потом посмотрела на Максима.
   - Пойдём, с ним бесполезно разговаривать!
   Большаков с сомнением посмотрел на меня.
   - Пойдём,- настаивала я.
   Когда мы уходили, я поймала на себе странный взгляд Луганской. Она смотрела на меня очень встревожено... и насторожено, как всегда.
   - И что теперь?- спросила я, когда мы вышли из клуба.
   Максим пожал плечами.
   - Попробую у папы попросить,- решила я.
   - Столько он тебе не даст!
   - Ты видишь другой выход?
   Он безнадёжно махнул рукой.
   Когда мы приехали к нам домой, то застали папулю в очень благодушном настроении. Он поедал очередной Зоин кулинарный шедевр и довольно улыбался. А уж когда увидел нас с Большаковым вместе, на лице появилась совершенно счастливая улыбка.
   - Помирились? Слава Богу! Ужинать будете?
   Я только головой покачала.
   - Папа, ну как так можно? Нельзя же столько есть! Зоя зря тебя столько кормит, ты так никогда ни на что не решишься. Тебя надо на голодный паёк посадить, тогда ты сразу про ЗАГС вспомнишь!
   - Ну, чего ты,- толкнул меня в бок Большаков и присел за стол к моему отцу. Придвинул к себе тарелку.
   - Ты язык-то попридержи, Александра,- незлобиво проговорил отец,- не забывайся!
   - Подумаешь,- хмыкнула я. Бросила сумку на диван, присела на соседний с Максимом стул и задумалась. Как начать интересующий меня разговор, я не знала. Ничего умного не придумала и просто сказала,- пап, дай денег.
   Большаков перестал жевать и замер, а отец глянул на меня исподлобья и вытер рот салфеткой.
   - Сейчас, что ли? Завтра дам, и находишься со своей Иркой по магазинам.
   - Пап, ты не понял, мне много надо.
   Его взгляд стал пронзительным.
   - Как много?
   Я на секунду замялась, потом сказала. Под взглядом отца стало очень тяжело и неприятно. Краем глаза я заметила, как нервно покраснел Максим.
   Отец посмотрел на меня, на него, опять на меня, потом крякнул.
   - Думаю, мой следующий вопрос будет весьма логичным. Зачем?
   Я опустила глаза в пол.
   - Надо.
   - Это не ответ.
   - Папа!..
   - Что? Максим!
   - Дядя Витя, я здесь вообще ни при чём!
   Я наградила "любимого" испепеляющим взглядом.
   - Спасибо тебе!
   Большаков насупился и отвернулся.
   Я под пристальным взглядом отца совсем загрустила.
   - Саш, скажи правду,- вдруг проговорил Большаков, а я в изумлении на него установилась. Он вздохнул.- Мы сами ничего не решим. Мы попробовали - у нас не получилось. Скажи.
   Отец заметно забеспокоился.
   - Что? Сашка! Что ты натворила?
   Я даже застонала в голос, и даже лицо руками закрыла.
   А потом всё рассказала, как есть.
   Что делал отец!..
   Кричал, ногами топал, ругался, даже ремень под конец достал и всерьёз вознамерился меня выпороть. И главное, его никто не собирался останавливать! Ни Большаков, ни Зоя, которая бегала за отцом с корвалолом. Я сидела, насупившись, вжавшись в диван и сложив руки на груди. И молча слушала всё, что мне говорили.
   В конце концов, папочка выдохся и мрачно замолчал. Я мысленно вздохнула с облегчением. Зоя всё-таки всунула ему лекарство и он, морщась, выпил.
   - Когда-нибудь ты меня своими выходками убьёшь, Санька!
   - Папочка...- трепетно начала я.
   - Не подлизывайся!
   - Дядя Витя, и что теперь?- подал голос Максим.
   Отец вздохнул.
   - Найду этого гадёныша и вытрясу из него негативы, что ещё?
   - Мы сегодня с ним говорили... Наглый сукин сын!
   - Ничего, обломаем,- многозначительно пообещал отец, а я почему-то поёжилась.
   - Вы только поосторожнее,- решила предупредить я.- Он сейчас на виду.
   - В смысле?- не понял Максим.
   - А-то ты сам сегодня не видел?- усмехнулась я.- Он с Луганской спит! Стас её новое приобретение!
   Большаков приподнял брови и весело хмыкнул.
   Я посмотрела на отца, ожидая от него похожей реакции, но к своему ужасу увидела, как он побледнел. Смотрел на меня в полном шоке и безмолвно шевелил губами. Это было очень страшно.
   - Папочка, тебе плохо?- встрепенулась я.
   - Витя, что?- Зоя схватилась за его плечо, но он отмахнулся. Смотрел только на меня безумными глазами.
   - Что ты сказала?
   - Что?- окончательно перепугалась я.
   - Про Луганскую... Ты познакомилась с Луганской?
   Я осторожно кивнула, не совсем понимая его странную реакцию.
   - Да... А я тебе не сказала?- получилось довольно фальшиво.
   Большаков выразительно закатил глаза.
   Отец нетерпеливо оттолкнул руки Зои и медленно, я бы даже сказала угрожающе, поднялся.
   - Когда?!
   Вот тут мне по-настоящему стало страшно. Таким я его ещё не видела. Он был не зол, он был потрясён, при чём, неприятно потрясён.
   - Папочка... Да давно уже! Совершенно случайно... Да что в этом такого?- наконец вскричала я.- Подумаешь! Мы с ней вообще характерами не сошлись!
   Он замер и как-то странно посмотрел на меня.
   - Что, значит, не сошлись?
   Я пожала плечами.
   - Откуда я знаю? Не сошлись и всё! Как обычно бывает? Я ей почему-то не нравлюсь!
   - Не нравишься?- тихо повторил отец и опять сел на стул.
   - Витя, давай "Скорую" вызовем?
   Он махнул рукой, отказываясь, а сам уже думал о чём-то другом. Задумался, глядя в одну точку перед собой, но в какой-то момент очнулся и опять посмотрел на меня, но как-то устало.
   - Иди спать.
   - Папа...- я совершенно не понимала, что происходит.
   - Иди! Максим!
   Большаков потянул меня за руку с дивана и вывел из комнаты. Я всё время оглядывалась на грустного отца.
  
  
   15.
  
   Большаков остался ночевать у меня. Мы с ним долго говорили, обсуждали сложившуюся ситуацию, ничего путного не решили и уснули уже поздно, глубокой ночью.
   И проснулись, соответственно, тоже поздно.
   Я проснулась первая, открыла глаза и тут же ощутила какое-то странное чувство тревоги. Как будто что-то в моей жизни случилось, что-то важное, но я об этом ещё не знаю. Посмотрела на спящего Максима, вздохнула и осторожно вылезла из постели, стараясь его не разбудить.
   На кухне я обнаружила Зою. Она сидела у окна и пила чай.
   - Доброе утро,- пробубнила я.
   - Обед уж скоро,- не вежливо отозвалась она.
   - Не ругайся на меня!- попросила я её.- Мне и так плохо!
   - Плохо ей!- разозлилась Зоя.- Отец всю ночь не спал! Таблетки глотал! А ей плохо! Совести у тебя нет, Сашка!
   Я искренне застыдилась и опустила глаза в пол.
   - Я не хотела... А где он?
   - Уехал чуть свет. Наверное, твои проблемы решать!
   Я вздохнула и присела к ней за стол.
   - Думаешь, всё уладится?- с надеждой спросила я у неё.
   Она уверенно кивнула.
   - Конечно. Если твой папа взялся за это дело...
   Я внимательно на неё посмотрела.
   - Зоя, а ты сама не пробовала?
   - Что?- не поняла она.
   - Предложение ему сделать,- удивилась я её недогадливости.
   Она застыла с чашкой в руке и изумлённо посмотрела на меня.
   - Ты что, Саша?
   - А что?- пожала я плечами.- Сам он никогда не соберётся, ему всегда некогда, а вот сама и займись этим.
   Зоя со стуком поставила чашку на стол и смахнула с лица непослушную прядь волос. Было видно, что она очень нервничает.
   - И что я, по-твоему, должна сделать?- она нервно усмехнулась.- Кольцо ему купить? На одно колено опуститься? Господи, с кем я это обсуждаю?..
   Я даже обиделась немного.
   - А с кем ещё тебе поговорить о моём отце?
   Зоя отмахнулась.
   Мы помолчали немного, потом я примирительно улыбнулась и спросила:
   - А куда он уехал не сказал? Я бы к нему съездила, прощения попросила.
   Зоя пожала плечами.
   - Не сказал. Разве он когда-нибудь говорит?
   - Надо Косте позвонить и узнать,- осенило меня.
   Разъяснительные работы заняли у меня минут десять. Оказалось, что папа обедает в своём любимом ресторане, у него какая-то деловая встреча. Меня его дела касались мало, для меня было застать его и поговорить о том, что происходит. А для этого надо было поторопиться, и я побежала собираться. Своими суетливыми метаниями по комнате, разбудила Большакова и он сонно, и недовольно наблюдал за моими сборами.
   - Куда ты?
   - К папе,- сказала я, собирая волосы в хвост.- Он пока в ресторане, мне надо его застать.
   Большаков зевнул.
   - Когда ты успокоишься, а?
   Я защёлкнула заколку, подошла к нему, наклонилась и поцеловала.
   - Что ты с утра заводишься? Всё хорошо. Я недолго, туда и обратно.
   До ресторана я добралась на такси, вышла из машины и тут же заприметила на стоянке машину отца и его охрану. Махнула им рукой.
   У дверей меня встретил Костя.
   - Зачем ты ездишь на такси?- в лоб спросил он меня.
   - И тебе здравствуй,- съехидничала я.
   - Ничему тебя жизнь не учит, Александра,- посетовал Костя.
   - Папа где?
   - В зелёном кабинете. У него встреча, просил не мешать.
   - Ко мне это тоже относится?
   Он хмыкнул.
   - После вчерашнего? Думаю, да.
   Я с трудом заставила себя смолчать. И почему меня все жизни учат? Ведь все кому не лень! Неужели я такое впечатление произвожу?
   Этот ресторан я прекрасно знала. Это был не просто любимый ресторан отца, а он ещё и принадлежал его другу, так что мы здесь были частыми гостями, когда бывали в Москве.
   Я свернула за угол и уверенным шагом направилась к кабинету. Уже готова была сделать шаг в коридор, но тут увидела, что мне навстречу идёт Тина, и я опять нырнула за угол. Видеться мне с ней после вчерашнего совсем не хотелось, но выбирать не приходилось. Не прятаться же от неё за фикусом?
   Я навесила на лицо дежурную улыбку для встречи с ней и уже готова была выйти ей навстречу, но вдруг услышала голос отца, и замерла.
   - Подожди! Мы ещё недоговорили!
   Я решила, что он говорит с кем-то другим и то, что Луганская находится рядом с ним, простое совпадение, но потом...
   - Валя, ты слышишь?
   Послышалась какая-то возня, я осторожно выглянула и увидела поразительную картину. Мой отец грубо схватил Луганскую за плечо и практически швырнул о стену.
   - Отпусти меня,- зашипела она, глядя на моего отца, как на врага. У меня в голове всё перемешалось, я смотрела на них и не понимала, что происходит. Просто в голове не укладывалось.- Что тебе нужно?
   - Ты сама прекрасно знаешь что!- в голосе отца звучало столько металла, что у меня внутри всё затряслось.- Не смей к ней приближаться! Я тебя уже предупреждал об этом, разве нет?
   - Ты спятил, Горянов! Ты и раньше был не в себе, а с возрастом!..
   - Мне плевать на все твои слова и оскорбления! Меня интересует только одно! А если ты не хочешь понимать по-хорошему, я устрою тебе показательное выступление! Или ты забыла, кто оплачивает твою красивую жизнь?
   - Да не встречалась я с ней!- как-то особенно отчаянно воскликнула Луганская и всё-таки оттолкнула его от себя. Отошла на пару шагов и одёрнула платье.- Я всё помню!
   - Помнишь? Короткая у тебя память, Валя!
   - Не называй меня так!- поморщилась она.
   - Вообще-то, это твоё имя,- нехорошо усмехнулся отец.
   Луганская помотала головой. Именно помотала, а не покачала, словно хотела избавиться от кошмара.
   - Я не хочу тебя слушать! Я сделала всё, что ты хотел! Подписала всё, что ты хотел! И я не нарушала договор!
   - Договор? Да как ты!..
   - Всё, хватит! Мне надоело! Оставь меня в покое, Горянов!
   Я вжалась в стену, когда поняла, что она сейчас выйдет прямо на меня, но Луганская пролетела мимо на такой скорости, что меня и не заметила. Вылетела за дверь, а я так и продолжала стоять, боясь даже вздохнуть.
   Никак не могла понять, что происходит...
   Отец знаком с Тиной? И судя по их разговору, довольно давно.
   Что за бред?
   - Ты что здесь делаешь?- испуганный голос отца вывел меня из раздумий, я повернула голову и посмотрела на него.
   - А я тебя искала, папочка,- тусклым голосом проговорила я.
   Он смотрел на меня почти со страхом.
   - Что ты слышала? - напряжённым голосом спросил он.
   Я закусила губу.
   - Что ты слышала?- заорал он, а я вздрогнула.- Отвечай!
   У меня на глаза слёзы навернулись.
   - Папа...
   Он вдруг схватился за голову, а потом порывисто притянул меня к себе и обнял. Его тяжёлая ладонь легла на мой затылок, он прижал мою голову к своему плечу, и мне стало тяжело дышать. Зато сразу стало спокойно.
   Отец поцеловал меня в висок.
   - Всё это неправда, слышишь? Чтобы ты не услышала - это всё неправда! Ты моя девочка, я ведь ради тебя живу...
   Я поняла, что случилось что-то страшное, непоправимое. Вцепилась в его плечи и затихла.
   - Саша. Саша, ты меня слышишь?
   - Я ничего не понимаю,- прошептала я.- Ты с ней знаком? Знаком с Луганской?
   Отец напрягся, я это почувствовала, отстранился немного. Его взгляд посуровел.
   - Саша, поезжай домой.
   - Папа...
   - Поезжай. Ничего здесь не случилось. Просто забудь.
   - Но я видела, как ты с ней разговаривал!- настаивала я.
   - И что? Мы просто разговаривали!
   - Просто разговаривали?
   - Всё, хватит!- окончательно разозлился отец.- Костя!
   Тот незамедлительно появился в поле зрения хозяина и посмотрел на него выжидающе.
   - Отвези её домой!
   - Но, папа...
   - Домой, я сказал!
   Что мне оставалось делать? Я вздохнула, посмотрела на него негодующе, но вышла из ресторана вместе с Костей.
   - Тебе что, понравилось его злить?- сказал Костя, придерживая для меня дверцу машины.
   - Хоть ты не начинай,- взбеленилась я.
   Домой я вернулась в ужасном настроении. Мало того, что отец не захотел со мной разговаривать, так ещё и врал. Или всеми силами пытался уйти от ответа, что почти одно и тоже.
   - Что с тобой?- спросил меня Большаков, когда увидел, как я швырнула свою сумку на диван.
   Я остановилась посреди комнаты, с трудом перевела дыхание и посмотрела на него с едва сдерживаемым раздражением.
   - Ничего, ответная реакция на плодотворный разговор с папочкой!
   - Вы поругались?
   - Если бы... Максим, он знаком с Луганской!
   - Кто?- не понял Большаков.
   - Папа!- в отчаянии выкрикнула я.- Они обедали вместе!
   Он помолчал, потом пожал плечами.
   - И что? Может, он встречался с ней из-за Стаса?
   Я покачала головой.
   - Нет! Ты бы слышал, как он с ней говорил! Они явно давно знакомы!
   - Я не понимаю, из-за чего ты так нервничаешь! То, что дядя Витя с ней знаком, так в этом нет ничего удивительного. Он часто бывает в Москве, мало ли где они могли познакомиться? На приёме каком-нибудь...
   Я села на диван и задумалась.
   - Но почему он мне не сказал? Он ведь знал, насколько это важно для меня!
   - Поэтому и не сказал.
   Я опять вздохнула.
   - Нет, Большаков, тут что-то другое, я чувствую...
   Максим лишь хмыкнул.
   - Из-за пустяков папочка так бы нервничать не стал.
   - Ой, Сашка, вечно ты придумываешь проблемы на пустом месте!
   Я не ответила. В душе появилось какое-то щемящее чувство, томление. Я понимала, что папа что-то недоговаривает, скрывает от меня. Что-то важное.
   И я собиралась это выяснить.
  
  
   16.
  
   Отец приехал домой поздно, я даже заподозрила, что он сделал это специально. Наверное, надеялся, что я его не дождусь и лягу спать. Но я прекрасно знала все его уловки.
   Сидела в гостиной, в темноте, и ждала его.
   Он вошёл тихо, даже свет не включил. Прошёл в комнату, положил портфель на стол и вздохнул. Я наблюдала за ним, как он снял пиджак, подошёл к окну и потянулся.
   - Чего не спишь?
   Я вздрогнула. Вот так всегда! Думала, что я его перед фактом поставлю, а не наоборот.
   И как он меня разглядел в темноте?
   - Тебя жду,- тихо ответила я.
   Отец обернулся ко мне.
   - Свет включи, конспираторша!
   Я протянула руку и включила торшер.
   - Максим где?
   - Я его домой отправила.
   - Ого! Готовишься к серьёзному разговору? Зря.
   - Почему?
   - Потому что я не вижу повода для этого.
   - Разве? А я вижу.
   - Ой, Сашка, брось! Что тебе в голову далось? Глупость какая-то! Ну, поговорил я с Луганской и что?
   - Ты с ней не просто поговорил,- мой голос звучал глухо и напряжённо.
   Отец посверлил меня тяжёлым взглядом, а потом отошёл к бару. Плеснул себе в стакан виски и залпом его выпил. Я видела, что он нервничает, но изо всех сил старался этого не показать.
   - Знаком я с ней и что?- нервно начал он.
   - Ты мне не сказал...
   - Саша, ты помешалась на Луганской! А если бы я тебе сказал!.. Ты бы меня в могилу свела своими вопросами!
   Я отвела взгляд и помолчала, обдумывая его слова.
   - Папа, мне почему-то кажется, что ты мне врёшь...
   - Да чёрт возьми!- разозлился он.- Какая же ты упрямая! Что ты хочешь от меня услышать?
   - Правду!
   Он с трудом перевёл дыхание.
   - Саша, я тебя очень прошу, давай прекратим этот разговор! Он бессмысленен!
   - Она была твоей любовницей?- я сама не знаю, как у меня вылетел этот вопрос. И откуда он взялся. Просто спросила.
   Отец замер, мне даже показалось, что он покачнулся. Смотрел на меня в полном шоке.
   - Сашка...
   Мне стало стыдно.
   - Пап, прости!
   - Всё, чего я хочу, это чтобы ты забыла всё, что связано с Тиной Луганской. Забудь! Ты не встречалась с ней, незнакома!.. Выброси из головы и забудь!
   - Как это - забудь?- растерялась я.
   - А вот так! Что, тебе много радости принесло это знакомство? Она стервозная и лицемерная...
   - Папа!
   Он только рукой махнул.
   - Иди спать, Саша!
   - Хорошо,- кивнула я и поднялась.- Если ты не хочешь мне ничего говорить, я спрошу у неё.
   Отец вздрогнул и посмотрел на меня неверящим взглядом.
   - Что?
   - А что?- я дёрнула плечом.- Думаю, я смогу её разговорить. Особенно, после того, как она узнает, чья я дочь!
   - Александра!- взревел отец, но я стойко встретила его гневный взгляд.
   В гостиную заглянула встревоженная Зоя.
   - Что случилось? Почему вы так кричите?
   Отец с неудовольствием посмотрел на неё.
   - Что вы все ко мне пристали? Идите обе спать!
   - Зоя, скажи ему, чтобы он мне всё рассказал!- не преминула я воспользоваться лишним шансом надавить.
   - Саша, замолчи!
   - О чём рассказал?- заинтересовалась она.
   - О Луганской!
   Зоя бросила на отца удивлённый взгляд. И посмотрела так, что я сразу поняла, что удивление её вызвано не тем, что эта тема вообще возникла, а тем, что я об этом говорю. Я заподозрила заговор.
   - Ты знаешь, да?- шёпотом и возмущённо спросила я.
   Она отвела глаза, а я лишь руками развела.
   - Отлично! Сговорились!
   - Ты забываешься!- рявкнул отец.
   Зоя странно посмотрела на него, а потом сказала:
   - Витя, скажи ей.
   Он растерянно замер, замолчал и даже головой помотал.
   - Ты что, Зоя?
   - Скажи ей! Она ведь не успокоится! Ты что, её не знаешь? Она же пойдёт к ней... и сама...
   Отец схватился за голову.
   - Зоя...
   Я переводила взгляд с одного на другого, а сердце колотилось в груди, как сумасшедшее. Происходило что-то очень важное и серьёзное, это я понимала.
   - Витя, ты хочешь, чтобы ей Луганская рассказала, да?
   Отец посмотрел на меня, и у него во взгляде было столько отчаяния, что я испугалась.
   - Папа, в чём дело?
   Он отвернулся.
   - Я не могу...
   - Витя!
   - Что?- он заорал так, что я испуганно замерла, а потом тоже закричала:
   - Да в чём дело? Может мне кто-нибудь объяснить, в конце концов? Что с Луганской?
   - Она твоя мать!- выкрикнул отец и побледнел. Замолчал, но было уже поздно.
   Мне показалось, что на меня в одну секунду небо рухнуло. Рухнуло и погребло меня под обломками. Дыхание сбилось, и кровь зашумела в ушах. Я посмотрела на бледного и взволнованного отца, потом на испуганно притихшую Зою и вдруг засмеялась, хотя чувствовала, что в горле уже стоит ком, а глаза застилают слёзы.
   - Что за бред?
   - Саша...- это отец.
   Зоя тоже тихо заплакала и отвернулась. Папа хотел подойти и обнять меня, но я отступила, глядя на него очень серьёзно.
   - Папа, это ведь не может быть правдой! Она не может быть моей матерью! Это просто невозможно! Да ей... ей лет тридцать с небольшим! Как это возможно?- я уже кричала, не в силах справиться с эмоциями.
   Отец помрачнел, но больше обнять меня не пытался.
   - Насколько я знаю, в этом году ей будет тридцать девять!
   Я удивлённо посмотрела на него.
   - Тридцать девять?
   Он кивнул.
   Мой мозг тут же произвёл быстрый подсчет, и я опять усмехнулась, хотя внутри всё разрывалось от боли.
   - Да уж,- прошептала я,- за эту информацию, любая газета душу бы продала...
   - Господи, о чём ты думаешь, Саша?!
   Я только грустно покачала головой и села на диван.
   Зоя подошла и погладила меня по голове.
   - Я ничего не понимаю,- потерянно пробормотала я, а потом посмотрела на отца.- Ты же говорил, что... она умерла?
   - А что я должна была сказать? Что она променяла тебя на карьеру актрисы? Да она фактически продала тебя!
   - Витя!
   Отец спохватился и замолчал, а я вздохнула.
   - Почему ты мне раньше не рассказал?
   - Да кто же знал, что вас судьба столкнёт?
   - И так бы не рассказал?- не поверила я.
   - А зачем? Разве она тебе мать?- он начал злиться.- Она тебя растила, воспитывала?
   - Луганская - моя мать,- повторила я, пытаясь в это поверить, но никак не могла. Какой-то кошмарный и нереальный сон!
   - Расскажи мне,- потребовала я.
   - Что?- он прекрасно меня понял, но говорить не хотел, я это видела.
   - Всё. Я хочу знать.
   Отец кинул быстрый взгляд на Зою и поморщился.
   - Да что рассказывать? Обычная история. Встретились, поженились - не сложилось. Вот и всё.
   - Всё?- не поверила я.
   Он едва сдержался, чтобы не выругаться.
   - Саша, это правда, не трогательная история!
   - Как вы познакомились?- меня это почему-то очень интересовало.
   Мне казалось, что это какая-то невероятная история, но отец лишь саркастически усмехнулся.
   - А она жила в общежитии ткацкого техникума напротив моего дома.
   - Где?- поразилась я.
   Папа кивнул.
   - Да, она по образованию швея. Училась в техникуме. Познакомились случайно, начали встречаться, потом поженились.
   - А потом?..
   - А потом родилась ты.
   Я подняла на него глаза.
   - Папа, ты специально, что ли?
   - Да Боже ты мой!- всплеснул он руками.- Она всю жизнь мечтала стать актрисой. Бредила этим! В кружок театральный ходила, всё мечтала, как в Москву поедет поступать! А тут ты родилась! Какая уж тут Москва? Я на её бредовые мечты мало внимания обращал, не до этого было. Работал, тебя растил, думал, что у неё это со временем пройдёт... Но не прошло!
   - Ты её выгнал?
   - Я? Ну что ты? Она сбежала сама. К нам в город приехала новая театральная труппа на гастроли, и она с ними спелась. И, в конце концов, вещи собрала и уехала.
   Бросила нас, мысленно проговорила я. Меня бросила.
   - А ты?
   - А что я? Мне не до её выкрутасов было. Мне жить надо было.
   - И она... никогда?..
   Отец с сожалением посмотрел на меня.
   - Саша... Она появилась лет через пять. Проездом... Хотела показать, какая она стала! Поняла, что получилось не только у неё, и изъявила желание вернуться. Ко мне! Наглости ещё хватило!.. Пришлось откупаться!
   Я вытерла слёзы, но улыбнулась.
   - И что, до сих пор откупаешься?
   - А ты думаешь, она из-за своего таланта так востребована?- зло хохотнул отец.- Да кому она нужна?
   - Надо же,- проговорила я тихо,- а я-то считала, что у меня жизнь скучная... И ничего в ней нет оригинального...
   - Саша,- отец подошёл и сел рядом,- я тебя только об одном прошу - не наделай глупостей! Я понимаю, то, что ты сейчас узнала... это тяжело, но это не твои ошибки. Не надо взваливать на себя чужие грехи. И она... да, она твоя мать, но это чисто биологический факт и не более...
   Я посмотрела на него.
   - Я ей не понравилась.
   Отец прерывисто вздохнул и обнял меня.
   - Ну и чёрт с ней! Она тебе очень понравилась?
   Я заревела, уткнувшись носом в его плечо, и покачала головой.
   - Тогда о чём ты плачешь? Не плачь, принцесса моя!- он погладил меня по голове, а потом поцеловал в лоб.- У нас ведь всё хорошо, правда?
   Я кивнула и вытерла слёзы.
   - Всё хорошо, папочка.
   Всё хорошо. Но с Луганской... нет, с "мамой", мне встретиться надо. И выяснить всё до конца.
  
  
   17.
  
  
   Было уже поздно, когда я подъехала к дому Большакова. Вышла из машины и махнула рукой Косте. Охрана дождалась, пока я войду в подъезд, и только после этого уехали.
   К Максиму я собралась как-то спонтанно. Не могла никак успокоиться, металась по квартире, ещё больше пугая папу и Зою. Душа разрывалась от боли и непонимания, я просто не знала, куда себя деть. Надо было выговориться, а кому нужны мои проблемы, как не Максиму? Я сказала отцу, что мне надо к нему и он нехотя, но отпустил.
   И вот сейчас я звонила в дверь Максима, он долго не открывал и я опять начала нервничать, даже заревела и забарабанила кулаком в дверь. Испугалась, что его нет, что не смогу его увидеть. Он мне сейчас так нужен!
   Максим распахнул дверь, увидел меня зарёванную и остолбенел. Я к этому моменту уже ревела вовсю, размазывая слёзы по щекам и хлюпая носом.
   - Саш, что случилось?- испуганно спросил он.
   Я заревела в голос, переступила через порог и обняла его. Максим прижал меня к себе, ногой захлопнул дверь, а потом приподнял меня от пола и отнёс в комнату. Усадил на диван, а сам присел передо мной на корточки и с тревогой заглянул мне в глаза.
   - Саша, что случилось?
   Я опять всхлипнула, вытерла слёзы и сказала:
   - Я поговорила с отцом.
   - И... ты из-за этого такая?- осторожно поинтересовался он.
   Я кивнула и почувствовала, что к горлу опять подкатывает горький комок.
   - Что он тебе сказал? Ты меня пугаешь, не плачь!
   - Не могу я не плакать!- воскликнула я.- Ты даже не представляешь, что он мне сказал!..
   - Что?
   Я замолчала. Язык не поворачивался произнести это. Да и не верилось до конца... До сих пор не верилось!
   - Саша, что? Что он тебе сказал?
   - Она моя мать,- еле слышно произнесла я и облизала пересохшие губы от волнения губы.
   Максим непонимающе смотрел на меня, потом помотал головой.
   - Кто?
   Я подняла на него несчастные глаза.
   - Луганская.
   Большаков неприлично вытаращил глаза, а потом странно покачнулся и сел на пол. А я опять заревела.
   Так прошло несколько минут.
   Когда слёзы иссякли, я взглянула на потрясённого Большакова и нахмурилась.
   - Что молчишь?
   Он потряс головой по-собачьи, а потом усмехнулся.
   - Что за бред?
   Я кивнула.
   - Я так же отреагировала. Действительно, бред...
   Максим подался ко мне.
   - Саш, это что, правда?
   Я закусила губу и пожала плечами.
   - Откуда мне знать? Папа сказал, что да...
   Большаков удивлённо присвистнул.
   - Ничего себе!
   Я немного разозлилась.
   - Это всё, что ты можешь сказать?
   - Сань, я просто в шоке!..
   Я пригорюнилась.
   - Я тоже. Она меня бросила, Максим! И меня, и папу... И никогда обо мне не вспоминала! Я не нужна ей!
   Большаков меня обнял, и я опять разревелась у него на плече.
   - Значит, она дура,- вдруг сказал он и очень уверенно сказал, я даже растерялась.
   - Что?
   - Дура, говорю. Если ты ей не нужна, значит, она тебя не стоит!
   - Максим, что ты говоришь?
   - Правду,- кивнул он, серьёзно глядя на меня.- Ты умница, красавица, она сама не понимает, что она потеряла!
   Я от умиления опять заплакала и обняла его за шею.
   - Я так тебя люблю, Большаков!
   Через какое-то время он попросил:
   - Расскажи мне.
   Я рассказала. Что сама знала. А знала я немного, только то, что рассказал мне отец. Максим молча выслушал, а потом только головой покачал.
   - Бывает же такое...
   - Он столько лет скрывал!
   - Его можно понять.
   Я удивлённо посмотрела на него.
   - Ты можешь?
   Он кивнул.
   - Я могу. Он защищал тебя. Думаешь, тебе было бы легче, если бы ты росла с мыслью, что она тебя бросила?
   Я вздохнула, откинулась на спинку дивана и задумалась.
   - Не знаю... Я сейчас ничего не понимаю. И не знаю, что делать дальше.
   - А что ты собралась делать дальше?- Максим продолжал сидеть на полу, у моих ног, облокотившись на диван, и смотрел на меня.
   - Мне надо с ней поговорить...
   - Надо?- усомнился он.
   - Да, иначе я не смогу дальше жить, понимаешь? Мне надо с ней поговорить, услышать, что ОНА мне скажет. Мне это нужно.
   Максим вздохнул, и устало потёр лицо.
   - Тогда поговори. Только отца не расстраивай, ему сейчас и так плохо.
   - Я знаю,- тихо проговорила я, потом потянулась к нему и обняла сзади за шею, прижавшись щекой к его щеке.- Я так рада, что ты у меня есть... Чтобы я без тебя делала?
   А я ведь чуть тебя не потеряла, пронеслось у меня в голове, и я прижалась к нему ещё крепче.
   Максим тихо, но как-то надрывно засмеялся.
   - Странное у тебя настроение, Санька! Мне как-то не по себе, когда ты такое говоришь!
   - Скажи, что ты меня любишь,- попросила я.
   - Ты же знаешь...
   - А ты скажи!
   - Я тебя люблю.
   Я с трудом сглотнула и даже глаза закрыла.
   - Я тоже тебя люблю... Очень-очень!
   - О Боже!- простонал Большаков и поцеловал мою открытую ладонь.- Успокойся!
   - А что у тебя с Соней?- спросила я.
   Он заметно напрягся и даже отодвинулся немного.
   - Вот я так и знал!
   - Я просто спросила!
   - Саша, почему ты всегда умудряешься портить такие моменты?
   Я пожала плечами.
   - Я просто хочу, чтобы между нами всё было ясно.
   - Между нами и так всё ясно! Мы друг друга любим, скоро поженимся, что не так?
   - Тебе трудно ответить?- продолжала настаивать я, причём совершенно спокойно.
   - Нет, мне не трудно! Ничего у меня с ней нет!
   - Максим!- решила пожурить я его.
   - Правда, Сань! Ничего! Я ничего ей никогда не обещал! Всё было ясно с самого начала!
   - Спал с ней?- сурово сдвинув брови, спросила я, хотя и так знала ответ. Он отвернулся и не ответил. Я поджала губы, но решила эту тему не развивать. Всё-таки я исправляюсь, мысленно похвалила я себя. Да и знать подробности мне не очень хотелось.
   - Ладно,- решила я,- давай забудем. И вообще, эти московские приключения нам обоим ничего хорошего не принесли. Предлагаю забыть и не вспоминать.
   Большаков повернул голову и недоверчиво посмотрел на меня, даже нахмурился немного.
   - Правда?
   Я кивнула.
   - И скандала не будет?
   Мне его тон не понравился.
   - Я что, такая скандальная? Я сейчас обижусь!
   Большаков радостно заулыбался, подался ко мне и обнял.
   - Ты у меня самая лучшая!
   Я притворно надула губы.
   - Не подлизывайся ко мне!- но позволила себя обнять и даже с удовольствием ответила на его поцелуй. В какой-то момент немного отстранилась и тихо прошептала ему на ухо:
   - Ты ведь поедешь со мной?
   Максим поднял голову, посмотрел на меня слегка ошарашено, а потом поспешно кивнул.
   - Конечно, милая, если хочешь.
   Я спокойно улыбнулась.
  
  
   18.
  
  
   Утром позвонил отец, поинтересовался моим самочувствием и настроением, а потом начал осторожно выведывать мои планы. Я его заверила, что со мной всё хорошо и ничего предпринимать я не собираюсь. Лукавила, конечно, но и беспокоить его заранее не хотела.
   Стас тоже пропал. Видно, до него дошёл слух, что его разыскивает служба безопасности Горянова, и он поспешил укрыться в укромном месте. Я не знала, радоваться этому или нет, но теперь это не имело особого значения. Папа, так или иначе, не позволит появиться в свете этим фотографиям. А Стас не сможет прятаться всю жизнь, рано или поздно появится и тогда проблема окончательно решится.
   Меня сейчас волновало другое, более серьёзное дело. Разговор с "матерью". Именно так, в кавычках. Просто мамой у меня язык не поворачивался её назвать.
   Я не знала, где её искать, кроме как в клубе. Где она живёт, я не знала, да и не поехала бы к ней домой. Я пыталась дозвониться до неё, но ответить мне она не пожелала, чему я не удивилась. Пришлось ждать вечера, чтобы поехать в клуб и надеяться на встречу с ней там. Если повезёт...
   Но везение ли это? И хочу ли я этого?
   Не хочу, честно. Не хочу с ней больше никогда встречаться, видеть, слушать, что она мне скажет, но и просто так всё оставить не могу. Не по мне это. Буду думать, гадать, а так сразу всё выясню, и буду жить дальше.
   Пока мы ехали к клубу, я очень нервничала, даже зубы стучали, вот до какой степени. В какой-то момент Максим протянул руку и погладил меня по щеке.
   - Не волнуйся ты так! Хочешь, не поедем?
   Я покачала головой.
   - Поедем. Всё нормально, я сейчас успокоюсь.
   Луганской в клубе не было. Мы заняли свободный столик и решили её подождать. Вокруг шло веселье полным ходом, люди пили, смеялись и танцевали, а мне было так паршиво, что слов не было. Хорошо, что Максим рядом был, а точно истерику устроила бы.
   - Вон она,- сказал Большаков, указывая куда-то за мою спину. Я вздрогнула и испуганно обернулась.
   Это действительно была Тина. Опять в весёлой компании и ослепительно красивая. Смеялась, была весела и, по всей видимости, счастлива. Мне стало очень горько.
   Мой взгляд поневоле скользил по её лицу, фигуре, теперь очень придирчиво присматриваясь к ней и выискивая хоть что-то, чем я была бы на неё похожа. Но ничего не находил. Интересно, это хорошо или плохо?
   - Саша,- Максим приобнял меня за плечи и заглянул в глаза,- поедем домой. Не надо...
   - Надо,- упрямо кивнула я.- Я с ней поговорю.
   И решительно поднялась.
   Луганская с друзьями к тому времени уже заняли один из столиков, а меня она так и не замечала.
   Я шла к ней, и каждый шаг давался мне с великим трудом. Ноги словно окаменели. Сердце колотилось в груди, дышать было нечем и перед глазами всё плыло. Да ещё эта музыка!.. Я даже собственные тревожные мысли не слышала!
   Подошла, остановилась в нескольких шагах от неё и замерла. Никак не могла решиться заговорить. Смотрела на неё и глаз отвести не могла. Сколько раз я смотрела на её фотографии в журналах, на плакаты и мечтала, мечтала хоть издалека увидеть. А вот как жизнь повернулась. Раньше я её боготворила, а сейчас сделала бы всё, чтобы никогда даже не слышать об этой женщине.
   Она моя мать!
   Женщина, которая меня родила. Она... она должна была всегда быть рядом со мной, любить, поддерживать, а вместо этого предпочла мне карьеру. Светскую жизнь и беспричинное веселье...
   Обидно. Больно и обидно.
   Тина вдруг повернула голову и посмотрела прямо на меня. В её взгляде проскользнуло лёгкое удивление, а потом она изобразила улыбку.
   - И ты здесь? Привет.
   Я поняла, что не могу дышать. И глаз от неё отвести не могу. Стою дура дурой и пялюсь на неё. И Луганская уже начала понимать, что что-то не так. Нахмурилась.
   За моей спиной возник Большаков, и я с облегчением оперлась на его руку. Иначе бы упала, наверное.
   - Саша, поедем домой,- тихо попросил он, но я упрямо покачала головой.
   - Пусть она со мной поговорит,- сказала я и даже не поняла кому именно.
   Большаков недовольно вздохнул, а потом сказал, обращаясь к Луганской:
   - Вы можете с ней поговорить? Это правда, очень важно.
   Тина переводила непонимающий взгляд с него на меня и продолжала хмуриться.
   - В чём дело?
   - Давайте просто выйдем и поговорим. Здесь разговаривать невозможно. Тина, пожалуйста.
   Она ещё больше нахмурилась, но видимо мой странный, и я бы даже сказала, страшный взгляд не давал покоя и интриговал, и она поднялась из-за стола.
   - Надеюсь, это действительно важно!- в лёгком раздражении проговорила она.
   Мы вышли из зала и поднялись по лестнице на второй этаж, где находился зал для отдыха VIP-клиентов. Там никого не оказалось, и я вздохнула свободнее.
   - Так в чём дело?- пошла в атаку Луганская.- Если вы ищите Стаса, то я не знаю, где он.
   Максим посмотрел на меня, а потом отошёл к окну, чтобы нам не мешать. Тина проводила его вопросительным взглядом, а потом посмотрела на меня.
   Я нервно сглотнула.
   - Я хотела с тобой поговорить.
   Ей явно не нравилось всё происходящее, но она сама согласилась сюда придти, и теперь уходить было глупо.
   - Я слушаю.
   Я растерялась. Она меня слушает! И что я должна ей сказать? Здравствуй, мама?
   - Я просто хотела узнать...- у меня язык заплетался и голос дрожал.- Неужели ты так никогда и не раскаялась? Тебе когда-нибудь хотелось вернуться?
   Тина непонимающе посмотрела на меня, а потом обернулась на Максима, но тот отвернулся.
   - Я тебя не понимаю... Ты о чём?
   - О тебе. И обо мне.- Помолчала, а потом добавила.- Папа мне всё рассказал.
   Она смотрела на меня долго, и взгляд некоторое время ещё оставался непонимающим, а потом стал проясняться. Появилось мучительное понимание, а затем вдруг промелькнул ужас. Всего на секунду, но я заметила. Догадалась. Осмотрела меня с головы до ног с болезненным интересом, с таким же, с каким я смотрела на неё совсем недавно.
   - Значит, это ты?
   У меня даже сил не было кивнуть.
   - Хотя, странно, что я раньше не догадалась. Ты вылитая Горянова.
   - А, по-моему, догадалась...- прошептала я.
   Мне было очень плохо. Оказывается, всё это время я на что-то надеялась. Что она, когда узнает, расплачется и во всём раскается. Но делать этого она не собиралась.
   Тина слегка пожала плечами.
   - Возможно. Что-то меня настораживало.
   - Ты мне не ответила,- напомнила я.
   - Что? Ах, это? Как я могла раскаяться? Я добилась всего, о чём мечтала. Останься я с твоим отцом, стала бы домохозяйкой. Изнывала от тоски и изводила его истериками. Я бы так не смогла!
   - А я?
   Она легко взмахнула рукой.
   - Ты так говоришь, словно я тебя на вокзале оставила! Ты с отцом, всё у тебя есть, слышала, замуж собираешься! Тебе грех жаловаться!
   - Я не об этом!
   Тина поморщилась.
   - Ну, брось! Я ничего не могла тебе дать! Какая из меня мать?
   Я отвернулась от неё и вытерла слёзы.
   - Папа говорил, что ты умерла...
   Она пожала плечами и вздохнула.
   - Я не могу отвечать за него. У нас был договор, и я старалась его соблюдать, вот и всё.
   С минуту я молчала, собираясь с мыслями и пытаясь успокоиться.
   - Я всё равно не понимаю!.. Как так можно? Взять и всё бросить! Сколько мне тогда было?
   Она задумалась на секунду.
   - Три. С небольшим.
   - Три года,- повторила я.- А ты взяла и уехала. И даже не интересовалась, как я и что!- я никак не могла в это поверить.
   Она посверлила меня взглядом, потом вздохнула.
   - По-моему, ты слишком трагично смотришь на ситуацию. Поверь, я реально оцениваю свои материнские качества, и без меня тебе было намного лучше. Да и твой отец... он очень тяжёлый человек! Я вообще не понимаю, как мы с ним...
   - Прекрати!- не выдержала я.- Не тебе судить его!
   - Саша!- это Максим забеспокоился.
   - Конечно, конечно, детка,- попыталась успокоить меня Тина.- Я понимаю, он тебя вырастил.
   - Не называй меня деткой! Господи, зачем я вообще с тобой говорю? Я просто подумала, что... Глупость!
   - Но я же не отказываюсь от тебя!- вдруг заявила она, а я изумлённо вытаращила глаза.- Зачем вспоминать прошлое? Мы можем встречаться иногда, обедать... Всё-таки ты моя дочь, мы не чужие люди!..
   Я даже расхохоталась.
   - Что ты говоришь?
   - А что?
   - Да ты не понимаешь!- закричала я в негодовании.- Ты даже понять не можешь, зачем я сюда приехала, да? Тебе даже в голову не приходит, что я всё детство мечтала о том, чтобы меня из школы мама забрала! Сходить с мамой в магазин, просто поболтать! А у меня этого не было! У всех было, а у меня нет! Я не знаю, что такое - мама! Я просто хотела узнать - почему! Почему ты всего этого меня лишила! А ты предлагаешь мне пообедать?
   Тина недовольно поджала губы, но осталась при своём мнении, я это поняла по её взгляду.
   - Саша, успокойся,- рука Большакова легла на мою талию, и я перевела дыхание. Кивнула.- Уезжаем?- я опять кивнула.
   Посмотрела на Тину, и стало очень горько. Мама...
   - А знаешь, ты потеряла намного больше меня. Моё детство прошло и у меня есть семья. А у тебя что есть? Вот это?- я развела руками.- Клубы, молодые любовники и призрачная слава, за которую платит мой отец? И больше ничего. Ты потеряла семью, дочь и своё будущее. У тебя даже внуков не будет! Неужели такие, как Стасик, делают тебя счастливой?
   Она обиделась. И возмутилась. Но мне было всё равно. Я очень хотела уйти, сказать мне больше было нечего.
   Когда мы вышли, Максим обнял меня и прижал к себе, видимо ожидая, что я разрыдаюсь у него на груди, но слёз у меня не было. Я постояла с минуту, тяжело дыша, как после драки, а потом отступила.
   - Поедем домой, я очень устала.
  
  
  
  
  
  
   19.
  
  
   Дома был папа, была Зоя, было тепло, уютно и вкусно пахло моим любимым яблочным пирогом. Я с удовольствием вдохнула этот аромат и зажмурила глаза от счастья.
   Это мой дом, моя семья.
   И что мне ещё нужно?
   У меня есть всё, чтобы быть счастливой, а мама... Что ж, не у всех есть мамы. Не сложилось. Зато у меня есть многое другое.
   - Папка, я так тебя люблю,- я обняла отца и прижалась к нему, чувствуя, как на душе становится спокойно.
   Он обнял меня в ответ, но послал Максиму вопросительный и недоумённый взгляд. Тот лишь вздохнул в ответ.
   - Что случилось?- тогда спросил он у меня.
   Я улыбнулась.
   - Всё хорошо! Кстати, где Зоя?
   - На стол накрывает...- отец продолжал смотреть на меня насторожено.- Сашка! В чём дело?
   Я всплеснула руками.
   - У меня хорошее настроение, что в этом такого удивительного? Всё хорошо!
   Он вздохнул.
   - Папа, успокойся! Я не притворяюсь, и не сошла с ума! У нас всё хорошо, разве нет? Вот ещё свадьбу сыграем - и всё будет просто отлично!
   Папа стал заметно успокаиваться, даже улыбнулся.
   - Хорошо так хорошо... А со свадьбой значит решили? День назначили?
   Максим удивлённо посмотрел на меня.
   - Назначили?
   Я усмехнулась.
   - Большаков, расслабься, я не про нашу с тобой свадьбу говорю!
   Они оба растерялись и непонимающе посмотрели на меня.
   - А чью?- заинтересовался отец.
   Я села на диван и посмотрела на него очень серьёзно.
   - Зоину. Пора уже, засиделась она в девках.
   Лицо отца немного вытянулось, а Максим попытался спрятать улыбку.
   - Не понял...- пробормотал папа и даже покраснел немного.
   - Папочка, ну что тут непонятного? Вы тяните и тяните! А точнее, ты! Она уже извелась вся! Ты что, ждешь, чтобы она сама тебе предложение сделала?
   - Это она тебе сказала?- окончательно замялся отец.
   - Я не слепая! К чему говорить? Морочишь девушке голову!
   - Я морочу?- испугался он.
   - А кто? Сами вы ещё долго будете кругами ходить, вот я и решила вмешаться! Так, когда свадьба?- заинтересовалась я.
   Отец наградил меня обжигающим взглядом, но в этот момент в комнату вошла Зоя и он растерянно и даже испуганно замер. Посмотрел на неё и засмущался.
   Я чуть не расхохоталась. Переглянулась с развеселившимся Большаковым и покачала головой.
   - Зоя,- торжественно начала я,- папа хочет тебе кое-что сказать!
   Она удивлённо посмотрела на меня, на него и покачала головой.
   - Опять придумываете глупости! Ужин стынет, идите за стол!
   - Зоя, я серьёзно! Папа, начинай!
   Тот заметно побледнел.
   - Я сейчас сниму ремень и по заднице тебе...
   - Да в чём дело?- забеспокоилась Зоя, переводя взгляд с одного на другого.
   - Хорошо, я это сама сделаю,- решила я. Поднялась, чтобы выглядело посолиднее и заговорила.- Зоя! Мы с папой очень тебя любим! Без тебя мы умрём с голода и погрязнем в хаосе и беспорядке, но это не главное. Главное, что мы тебя очень любим! И поэтому просим твоей руки...- я обернулась и посмотрела на отца.- Я всё правильно говорю?- он не ответил. Стоял, замерев, и смотрел на меня.- И сердца,- добавила я.- Ты согласна?
   Зоя стояла в полной растерянности, смотрела на отца, и вроде не дышала.
   - Ну, Сашка...- прошептал отец и посмотрел на Зою.
   А я стояла и улыбалась, весьма довольная собой. Я бы так и стояла, мне было очень интересно, что они будут делать дальше, но всё испортил Максим. Он схватил меня в охапку и вытащил из комнаты. Я вырывалась, так мне было любопытно, но Большаков вытащил меня и закрыл дверь.
   - Ну что ты делаешь?- захныкала я.- Теперь мы не узнаем, что он ей сказал!
   - Ты и так сделала, что могла! Дай им теперь поговорить спокойно!
   Я вздохнула, понимала, что он прав, но как же было любопытно!
   - Я думал, дядю Витю удар хватит,- хохотнул Большаков.- Такого он явно не ожидал! Зачем ты это сделала?
   - Ну, а сколько можно?..- потом замолчала и тихо добавила.- Я просто хочу, чтобы у меня была семья!
   Максим обнял меня и поцеловал в макушку.
   - Думаю, они договорятся. А что у нас с ужином?
   Я недовольно покосилась на него.
   - Как ты можешь думать о еде в такой момент?
   - А я и не думаю. Просто есть хочу.
   Я покачала головой, приложилась ухом к двери и прислушалась. Слышно ничего не было, и я решила, что это хороший признак. И только после этого отправилась на кухню вслед за Максимом.
  
  
  
   Отец с Зоей решили пожениться, о чём сообщили за ужином. Я удовлетворённо кивнула, а Большаков искреннее их поздравил. Они сами были довольны принятым решением и о том, что это я подтолкнула их к этому не совсем корректным способом, не вспоминали. И слава Богу!
   И сегодня утром Зоя встретила меня с сияющим лицом, и буквально летала между столом и плитой, готовя нам с Большаковым завтрак. Я только головой качала и улыбалась.
   Мысли о Луганской я старательно гнала от себя. Пыталась делать вид, что ничего не случилось в моей жизни. Абсолютно ничего. О нашей с ней встрече и разговоре, я отцу рассказывать не стала, не желая портить ему такой важный день. Но рассказать надо, я понимала, чтобы он не изводил себя ненужными мыслями и переживаниями.
   Рассказать, облегчить душу и продолжать жить, как раньше. Без присутствия Тины Луганской в моей жизни.
   Получится ли? Хотелось бы верить...
   Но пока судьба решала за меня.
   Я была у себя в комнате, когда услышала звонок в дверь. Слышала Зоины шаги, как она с кем-то говорит, а через минуту она заглянула ко мне. И лицо у неё было очень встревоженное.
   - Саш, там к тебе пришли!
   - Кто?- удивилась я.
   Она хотела что-то сказать, но передумала и просто поманила меня рукой.
   - Иди сама... посмотри.
   Я ощутила неясную тревогу, поднялась и пошла за Зоей в гостиную. И к своему ужасу увидела там Луганскую. Она спокойно сидела в кресле, закинув ногу на ногу, и равнодушно оглядывала интерьер.
   На несколько секунд я сильно растерялась, не понимая, зачем она пришла, а потом почему-то испугалась. Не знаю чего, но испугалась. Ничего хорошего от её появления я не ждала.
   Заметив меня в дверях, она несколько мгновений присматривалась ко мне, а потом улыбнулась. Но улыбка была дежурной, так же она улыбнулась мне при нашей первой встрече.
   - Здравствуй, дорогая.
   Я сдержанно кивнула. Совершенно не знала, как себя вести. Обернулась и посмотрела на Зою, но та ничем мне помочь не могла.
   Я вошла в комнату, но садиться не стала. Остановилась напротив неё и посмотрела выжидательно.
   - Не смотри на меня так,- сказала она и чуть ли пальчиком не погрозила.- Я пришла с миром.
   - С миром?- удивилась я.
   - Может, ты сядешь? Не люблю, когда над душой стоят...
   Я подумала и села.
   - Я действительно не хочу с тобой ссориться. У нас с твоим папой свои разногласия, и прошу заметить, что это он был против наших встреч с тобой.
   Я только хмыкнула.
   - Да, да! Я не говорю, что была бы хорошей матерью, но... Я бы постаралась!
   - Тина, ради Бога! Это смешно!
   - Почему?- обиделась она.- Мы с тобой могли бы... попытаться наладить отношения. Встречаться иногда, разговаривать... Ты ведь бываешь в Москве? Ты моя дочь и...
   - Ты готова об этом рассказать?- спросила я у неё, глядя ей прямо в глаза.
   - Что?- растерялась она.
   - Ты готова всем рассказать, что я твоя дочь?- терпеливо повторила я.
   Тина заметно напряглась и поджала губы.
   - Ты не понимаешь, о чём говоришь,- покачала она головой.- Я актриса, у меня имидж. У меня не может быть детей, да ещё таких взрослых!
   Я ждала подобного ответа, но всё равно стало обидно.
   - Я очень даже понимаю, о чём говорю,- возразила я.- И я прекрасно понимаю, что именно тебя сподвигло прийти сюда. Не я. Ты просто испугалась, что теперь, когда я всё узнала, папа перестанет оплачивать твои счета. Но хочу тебя расстроить, я это не решаю, и от меня ничего не зависит. Как папа решит, так и будет.
   Тина долго смотрела на меня, сверлила взглядом, уж не знаю, что пыталась во мне увидеть и понять, а потом сказала:
   - Да, ты очень похожа на него. И внешне, и характером. От меня ничего нет.
   - Я этому рада...- не удержалась я, но Луганская лишь дёрнула плечом.
   - Придётся поговорить с ним.
   Значит, я права! Я права...
   Постаралась удержать лицо.
   - Поговори.
   Мы неловко замолчали, а потом она неожиданно нахмурилась.
   - Неужели тебе совсем не льстит, что твоя мама знаменитая актриса, у которой есть море поклонников?
   - Ты правильно сказала, ты ЕСТЬ у поклонников. А матери у меня нет. Она меня бросила. И становиться в очередь с твоими поклонниками, чтобы удостоиться хоть какого-то внимания, я не собираюсь.
   Она внимательно меня выслушала, а потом выдала спокойную улыбку.
   - Что ж, это твоё решение. Спорить не буду.
   И поднялась.
   - Я действительно ничего не могла тебе дать. Я призналась в этом самой себе и твоему отцу. И, по-моему, это было честнее, чем врать все последующие годы. Тебе так не кажется?
   Я не ответила. Мне очень хотелось, чтобы она поскорее ушла.
   Тина полезла зачем-то в свою сумку, а потом протянула мне пакет.
   - Вот, это единственное, что я могу сделать. Тут все фотографии и негативы, копий нет. Я забрала это у Стаса.
   Я недоверчиво и ошарашено смотрела на неё, а потом протянула руку и взяла пакет.
   - И он отдал?- не поверила я.
   - Я не спрашивала.
   Что мне оставалось? Я кивнула и сказала:
   - Спасибо.
   Она тоже кивнула в ответ.
   - Передай отцу, что я хочу с ним встретиться.
   - Передам,- согласилась я.
   - Может, и с тобой ещё встретимся... И я не буду возражать, если ты мне позвонишь и мы пообедаем вместе. Ну а если нет, то нет... Решай сама.
   Я отвела взгляд. Не знала, что ей ответить.
   Попрощались мы скомкано. Прятала глаза, а когда она, наконец, вышла за дверь, я облегчённо вздохнула. Хоть и почувствовала себя после этого довольно паршиво.
   Испытывать облегчение оттого, что долго, а возможно и никогда больше не встречусь со своей матерью...
   Неправильно это...
   Такое ощущение, что какой-то сбой произошёл во вселённой, нужные шестерёнки перестали крутиться, и я лишилась мамы. Вот просто так. Мы разошлись с ней в разные стороны, в разные жизни.
   И уже не склеишь и не вернёшь...
  
  
   20.
  
  
   - Что это?
   Я открыла глаза и посмотрела на отца. Он стоял надо мной и держал в руках пакет с фотографиями.
   Я вздохнула.
   - Фотографии, папа. И негативы тоже там.
   Он помрачнел ещё больше.
   -Откуда?
   - Тина принесла.
   Мне показалось, что он покачнулся.
   - Она приходила? Зачем?
   Я села на кровати и потёрла сонные глаза.
   - Папочка, успокойся. Мы просто поговорили. Хотя, больше меня, её интересовали деньги.
   Отец замер, а потом разозлился, я видела.
   - Она просила у тебя деньги?
   Я покачала головой.
   - Нет. Сказала, что встретится с тобой и обсудить это.
   Отец устало вздохнул и присел рядом со мной на кровать.
   - Что она тебе сказала?
   Я поняла, о чём он и пожала плечами.
   - Что поехала за мечтой, а всё остальное тогда казалось неважным. И что она не раскаивается.
   - И... ты её понимаешь?
   - Нет. Но я не имею права её судить. Это её жизнь.
   Папа обнял меня и поцеловал в висок.
   - Я очень рад, что ты всё поняла правильно.
   Я кивнула.
   - Мне её жаль, она, по сути, несчастный человек.
   - Она сама решила. Пусть, как хочет...
   - Ты дашь ей денег,- сказала я.
   Отец удивился.
   - Что?
   - Дашь, папа. Она по-другому не сможет. А я... я несмотря ни на что, не желаю ей зла. Дай ей денег.
   - Хорошо,- согласился он,- мы этот вопрос с ней обговорим. Не беспокойся по этому поводу.
   В комнату заглянула Зоя.
   - Саша, Максим приехал, пойдёмте ужинать.
   - Пойдём,- сказал папа, поднимаясь.
   Я кивнула.
   - Сейчас, только умоюсь.
   Он вышел, а я отправилась в ванную. Открыла кран с холодной водой и плеснула себе в лицо. Посмотрела в зеркало на своё отражение и улыбнулась.
   Странно, но у меня было такое чувство, что вот сейчас начинается новый этап в моей жизни.
   Детство кончилось, вдруг подумала я. Вот сейчас окончательно. Ушли все детские мечты и надежды, но зато появились новые. Конечно, грустно немного и где-то даже обидно, но того, что ушло, не вернёшь. Надо жить дальше. Мечтать о новом счастье и надеяться на лучшее!
   Слава Богу, что мечты и надежды не беспочвенны!
   Надо только оставаться верной своим близким и любимым. И верить в себя!
   Когда я вошла на кухню, все уже сидели за столом, что-то обсуждали и смеялись. Я остановилась в дверях, глядя на них и любуясь СВОЕЙ СЕМЬЁЙ!
   Максим поднял глаза, увидел меня в дверях и недоумённо приподнял брови.
   - Ты чего?
   Я улыбнулась.
   - Я хочу домой!
  
   КОНЕЦ
  
  
  
   Сказка про маленькую девочку
  
   Жила-была маленькая девочка. И каждую волшебную новогоднюю ночь, и каждый свой день рождения, задувая свечи на праздничном торте, и просто каждый вечер, ложась спать, она загадывала только одно желание - чтобы у неё была мама.
   У неё был папа, самый прекрасный папа на свете, который очень её любил, а вот мамы не было.
   И тогда она решила сбежать из дома и отправиться на поиски своей мамы. Она долго бродила по тёмному лесу, повстречала очень много разных лесных жителей, и хороших, и плохих, и в какой-то момент ей показалось, что мама нашлась. Но это было не так.
   Она долго плутала, спотыкалась, падала, но опять вставала. Научилась многому и поняла многое. А главное, насколько она любит папу и свой дом.
   И когда еле заметная тропка вывела её к дому, она бросилась внутрь, обняла отца и сказала, как сильно его любит. И пообещала себе, что когда сама станет мамой, то будет любить своего ребёнка сильно-сильно, больше всех на свете. И никогда его не бросит.
  
  
  
  
   2007 год
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

Оценка: 4.71*18  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"