Кавалли Нина: другие произведения.

Дотянуться до звезды [роман издан]

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 7.32*72  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В четырнадцать лет Рита осталась круглой сиротой. И детский дом "гостеприимно" распахнул бы перед ней двери, если бы известнейший киноактер России Руслан Видич, вся жизнь которого проходит под прицелом теле- и видеокамер, не согласился стать опекуном несчастной школьницы.
    Повзрослев, Рита влюбилась в своего благодетеля. Но нужна ли Руслану, красавцу, сердцееду и обольстителю, неопытная наивная девушка? И так ли просто любить кумира миллионов женщин? Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
    Дорогие друзья! Заключен договор с издательством. По договору в свободном доступе можно оставить лишь 20% книги.
    Купить роман на ПМ и Lady.webnice!


    Елена Матиас, verа, Масяня, спасибо огромное за отлов опечаток и неточностей, которые ускользнули от моего внимания! С вами очень приятно работать. ^_^


  
   Кавалли Нина "ДОТЯНУТЬСЯ ДО ЗВЕЗДЫ"

ЧАСТЬ 1

Глава 1

   Пятнадцатилетняя Рита не могла оторвать глаз от огромного плазменного телевизора в полстены. Один из известнейших мировых клипмейкеров, красивейшая певица и самый желанный мужчина-актер воплотили на экране очередной музыкальный шедевр. Четырехминутная баллада о несчастной любви, прочно удерживающая лидирующие позиции на радиостанциях всей Европы, теперь приобрела визуальное воплощение. Сколько же денег потратили, чтобы сделать такой шикарный клип? Бушующее темное море с огромными пенными волнами, мрачные выступы гор с высоты птичьего полета. Идеальная картина надвигающейся бури, бьющаяся в унисон с разбитым сердцем героини музыкального видео - певицей Армой. И вот камера крупным планом выхватывает слегка надменное лицо красавца-актера, по которому сходят с ума миллионы девушек возраста Риты и старше, считая его самым неотразимым и сексуальным мужчиной. Тонкие аристократические черты, густые черные волосы и глаза! Как он умеет менять выражение глаз! Вот в них отражаются невероятные решимость и сила - секунда, и они наливаются такой болью, что сердце рвется наружу, заставляя сопереживать герою. Еще секунда - и в них столько эротизма и соблазна. Он заключает в объятия прекрасную женщину так уверенно, будто имеет на нее все права. Даже не верится, что это актерская игра. Невероятно. И вот - прощальный поцелуй.
   Рита схватила пульт и выключила плазму. На поцелуй кумира миллионов и мужчины, которого она сама так хорошо знает, смотреть совершенно нет желания. Перебор. Словно подглядывать в замочную скважину. Однако Рита поймала себя на странной мысли: надеялась, что отношения Руса с Армой начались на съемочной площадке и там же закончились. Хотя... ее ли это дело? "Впрочем, Рус хорош уже тем, что женщин домой не водит. Бережет мою детскую - наверное, так он думает - психику".
   Девочка тяжело вздохнула и, сев за большой письменный стол, начала делать уроки. Семь часов вечера, а у нее еще и конь не валялся: все время после школы гуляла с подругой. Болтали, сплетничали, обсуждали мальчиков и школьные дела, да так увлеклись, что не заметили, как время пролетело.
   Желудок вскоре напомнил Рите, что она толком не пообедала. Прискакала домой, бросила портфель, сжевала сникерс с чаем и вприпрыжку унеслась на улицу. Надо бы поужинать, но самой суп греть лень, а Ирина Михайловна, их домработница, уже ушла.
   Рита нехотя поднялась и побрела на кухню. Когда вернулась, часы уже показывали без четверти восемь. "А завтра зачет по биологии и контрольная по истории. Убиться веником! Ну что ж, приступим".
   Девочка оторвалась от учебников, когда за окном уже стемнело. Двенадцатый час. В замке тихо повернулся ключ, и в квартиру вошли. Рита так хорошо знала эти уверенные шаги. Увидев свет в комнате, молодой мужчина заглянул и прошептал:
   - Привет, Марго! Я думал, ты уже спишь.
   - Да щаз тебе! Время детское, - хмыкнула девочка, невольно вспомнив поцелуй, на котором она выключила телевизор.
   Перед ней стоял тот самый красавец-брюнет, актер, всеобщий кумир, живое воплощение девичьих грез и так далее и тому подобное. А по совместительству ее чертов попечитель Рус, он же Руслан.
  

***

   Он постоянно получает главные роли в фильмах самых именитых режиссеров, неизменно влюбляет в себя красавиц с экрана и разбивает им сердца. Но не только амплуа героя-любовника по плечу Руслану Видичу - он занят в серьезных драматических постановках. Он будто и не играет вовсе, а живет на съемочной площадке, отдавая всего себя роли. Критики захлебываются от восторга, отдавая должное его актерскому таланту и превознося мастерство молодого дарования. Продюсеры знаменитых певиц один за другим присылают Русу предложения сняться в клипах их подопечных. Барышни готовы на все за один его взгляд, за автограф. Глянцевые журналы наперебой просят интервью, пресса ходит по пятам. Чего еще может желать молодой, красивый, обласканный славой и вниманием слабого пола мужчина? Покоя. Уединения.
   И афера с переездом в новую пятикомнатную квартиру рядом с центром, занимающую целый этаж дома, ему удалась. Вот уже полгода минуло, а журналисты так и не пронюхали о новом жилище звезды экрана. Правда, и Рите пришлось сменить школу. В прежнем классе все прекрасно знали о давнем знакомстве с Русом. Знали, что после смерти ее матери он взял девочку к себе, отбив у органов опеки и попечительства, угрожавших отдать Риту в детдом. Деньги решают многое, а у Руса их оказалось достаточно. У красавца не осталось никого ближе хрупкой сероглазой школьницы.
   Прислугу в новую квартиру выбирали тщательнейшим образом. Ирина Михайловна имела отличные рекомендации не только от агентства, но и от знакомых актера. Женщина бы скорей умерла, чем распрощалась со столь высокооплачиваемой работой.
   Впрочем, и она не знает всего о Рите и Руслане. Для домработницы девочка - его младшая сестра по матери. Отцы разные. Пришлось воспользоваться такой отговоркой. Во-первых, фамилии отличаются - Королёва и Видич. А во-вторых, Рита внешне не имеет ничего общего со своим новым родственником. Они, как раннее солнечное утро и темная ночь. У девочки светлая кожа, русые с рыжиной кудри, уложенные в пышную прическу, нежное личико, которые окружающие ошибочно считают признаком беззащитности, но свое заблуждение понимают слишком поздно. Рус же всегда загорелый, волосы прямые цвета воронова крыла. Не похожи на родственников. Совсем. Единственное, что их объединяет, - грустные серые глаза, видевшие смерть родных людей.
   Почти три года назад умерла та, кого Руслан любил больше жизни, - его молодая жена Лена. Не перенесла родов. А спустя двое суток покинул этот мир и их малыш. Рита с Леной, несмотря на пятилетнюю разницу в возрасте были очень дружны. К тому же их мамы - подруги детства. Поэтому девочки стали почти неразлучны, делились секретами, вместе переживали радости и невзгоды, смеялись и плакали.
   Рита первой узнала, что Руслан сделал Лене предложение. В глазах девочки эта прекрасная пара стала живым воплощением Ромео и Джульетты. Но никто не мог предугадать столь трагичного шекспировского финала.
   Узнав о смерти Лены, Рита долго ревела, закрывшись в своей комнате, не ела, не пила и не впускала никого. Но потом вспомнила о Руслане. Вот кому хуже, чем ей. Она пошла выразить соболезнования и разделить горе на двоих, но... дверь в его квартире оказалась незапертой. Девочка, трепеща от страха, боясь столкнуться лицом к лицу с грабителем, неслышно вошла и обнаружила Руса в большой комнате с пистолетом у виска. Он собирался уйти из жизни вслед за Леной и малышом. Как Рита смогла упросить, умолить не делать этого, сама не поняла.
   После девочка каждый день наведывалась к молодому человеку, приносила продукты и следила, чтобы современный Ромео не наделал глупостей. У Руслана хватило сил справиться с тяжкой потерей во многом благодаря заботе и вниманию девочки-подростка, подруге его обожаемой жены.
   Тогда он только начинал актерскую карьеру. Уйдя с головой в работу, красавец за короткий срок добился недосягаемого успеха.
   А спустя год трагедия случилась у Риты. Первым, кому она сказала о смерти мамы, стал Руслан. Он отменил съемки и тотчас же примчался к девочке. Организовал похороны, уладил дела с наследством, оформил над Ритой попечительство. И вот уже второй год они не только близкие люди, но и семья.
   И лишь одна проблема. Девочка начала осознавать, что влюбляется. Однако изо всех сил противится этому чувству, ведя отчаянный бой с собой и своим сердцем.
   Она знает, что у Руса были женщины после смерти Лены и есть сейчас: по телефонным звонкам, по вкрадчиво-эротичному тону, которым мужчина отвечает на них, а потом исчезает на несколько часов. После подобных отлучек Рита безумно злится на Руслана и либо огрызается, либо вообще с ним не разговаривает.
   Поначалу она совершенно искренне гневалась, что своими свиданками Рус предает память о Лене, но спустя некоторое время будто унаследовала чувство умершей подруги. "Так не должно быть! Это неправильно", - твердила себе девочка. Но так случилось, и Рита была полна решимости покончить с новым чувством.
   Первые попытки не блистали оригинальностью. Девочка начала грубить попечителю, надеясь, что он разозлится, резко ответит, скажет что-нибудь колкое или даже жестокое. Но Руслан спокойно, с достоинством, свойственным далеко не всем взрослым, пропускал мимо ушей едкие комментарии. И по-прежнему оставался добрым и заботливым, принимая изменения в ее поведении, наверное, за обычные выкрутасы переходного возраста. А Рите все труднее и труднее давалась борьба с собственными чувствами, но она не отчаивалась.
   "Оставь надежду", - внушала она себе. "Его подружки, должно быть, так красивы, опытны и обольстительны, а ты? А ты школьница с личиком, которое принято считать милым, симпатичным. И без намека на опыт в сердечных делах. Еще не целовалась даже. Он лишь считает себя обязанным, поэтому пригрел сиротку. Не обольщайся".
  

***

   В Ритиной новой школе никто не знал, что она живет со знаменитостью. Впрочем, это для них он знаменитость, а для нее Рус, Руслан. Тот, кто уберег ее от детдома, после того, как она спасла ему жизнь и заполнила внутреннюю пустоту, образовавшуюся после трагедии три года назад.
   На большой перемене к подруге Риты Элле пристала их одноклассница Оля Ветрова, первая модница класса, девушка с идеальной фигурой и неидеальным лицом. Ветрова тараторила про какие-то новые шмотки, совсем недавно купленные, от которых, по ее заверению, у всех парней челюсти попадают, а девки позеленеют от зависти, как лягушки. Модница уговаривала Эллу зайти к ней после школы, чтобы заценить обновку. Хотя уговаривала - это громко сказано. Оля лишь предложила, а Элька тут же закивала в знак согласия.
   - А можно Рита тоже придет? - спросила подруга.
   - Ну, конечно! - расплылась в улыбке Ветрова. Видимо, решила, что чем больше завистниц и восторгов, тем веселее.
   Рита натянуто улыбнулась. Идея совсем не привлекала, какая-то пустая трата времени, но с Элькой за компанию - хоть к черту на рога.
   Рита искренне не понимала увлечения подруги шмотками и косметикой. "Неважно, какой бренд у одежды и есть ли он вообще, главное, чтобы она нравилась и шла. А если она еще и удобная - это вообще мечта. И пусть Шанель, Валентино и новомодный Майкл Корс идут лесом. А зачем в пятнадцать лет накладывать на лицо тонны косметики, если достаточно подкрасить губы?"
   Эле же все это было безумно интересно и важно. Она точно знала, где какие бутики и сети парфюмерии и косметики находятся, что и сколько там стоит и как получить желанные скидки. Однажды Эля повела Риту в один из крупных салонов-магазинов парфюмерии, где продемонстрировала, как можно пользоваться духами на халяву. Причем, подруга вела себя так уверенно, что менеджеры зала даже не подумали вежливо указать школьницам на дверь.
   Ветрова же настолько помешана на дорогих шмотках, что небедные родители три месяца назад отказались спонсировать ее шопинг. Сей казус совершенно не смутил модницу. Оля тут же нашла два источника дохода: начала распространять фирменную косметику среди старшеклассниц за комиссионные и пристроилась уборщицей. Три раза в неделю мыла полы в собственной школе. И что самое удивительное, никому из учениц даже в голову не приходило поиздеваться над Ольгой, когда та в перчатках по локоть, с грязной тряпкой в руках намывала линолеум.
   Оля недолюбливала Риту: считала, что некоторые одиннадцатиклассники уделяют новенькой неоправданно много внимания. Рита же испытывала к Ветровой смешанные чувства. С одной стороны, не любила модницу в ответ, с другой - уважала за характер и решимость в достижении цели.
  
   После школы они пришли к Оле домой. Девочки скинули в прихожей сапоги, сняли куртки и направились в комнату хозяйки. Шикарная трешка с новеньким евроремонтом. Почти вся квартира шоколадно-коричневого цвета: паркет, стены, оклеенные пенопленом, дорогая лакированная мебель. Эффектная квартирка. Ольгина комната - в том же стиле. Но войдя туда вслед за Элей, Рита обратила внимание не на это. Над аккуратно застеленной кроватью хозяйки висел плакат, на котором... красовался Руслан. В черном элегантном костюме, голова слегка запрокинута, соблазнительный взгляд и лишь намек на улыбку. Образ из последнего шпионского боевика. В его облике столько шарма и коварства. Настоящий соблазнитель. Но он не манит, а бросает вызов. Его звездная роль.
   К реальности Риту вернул недовольный голос Ольги:
   - Эй, Королёва! Перестань пялиться на моего принца.
   - Чьего принца? - с недоумением переспросила Рита.
   - Моего, конечно, - Ветрова запрыгнула на кровать, жеманно поцеловала свою ладонь и демонстративно прижала к губам Руса. - Я ходила на премьеру "Шпионских игр", и Руслан там был, - разоткровенничалась одноклассница. - Дал мне автограф и так смотрел, так смотрел. Сто пудов, на меня запал.
   Рита не могла сдержать снисходительной улыбки.
   - Что? Не веришь? - не унималась модница. - Гляди, - указала на нижний край плаката, где красовалась подпись Руслана. - Ах, он такой красавчик! Наши самые крутые старшеклассники, включая Игоря Александрова, ему в подметки не годятся.
   - Ах, как тебе повезло, Оля, - запричитала Эля. - Ну? Какой он вблизи? Давай же! Расскажи.
   И Оля, усевшись на кровать и поджав под себя ноги, начала с важным видом описывать подробности встречи с кумиром, как реальные, так и выдуманные. Эля слушала, раскрыв рот, а Рита не могла дождаться, когда повествование прервется, пройдет показ шмоток, и можно будет смыться в свою квартиру.
  

***

   Придя домой и заперев массивные входные двери, Рита первым делом крикнула:
   - Ау-у! Я тут!
   Но ответом была тишина. "Значит, Ирина Михайловна куда-то ушла. А может, спит?" Девочка решила удостовериться, начав поиски домработницы. Отодвинула в сторону непрозрачную дверь из закаленного стекла с зелено-желтыми крупными линиями, похожими на огромные листья осоки, заглянула в первую, нежилую, комнату и огляделась. Белоснежный натяжной потолок с замысловатым узором, лепнина, хрустальная люстра, два миниатюрных бра в форме рогов изобилия, светлая, поблескивающая мебель, шкафы из непрозрачного стекла чайного цвета, плазма в обрамлении полукружьев, выступающих из стены. "Все-таки дизайнер потрудился на славу", - невольно подумала Рита. "Такая красота".
   Ее комната, комната Руса и вторая нежилая комната имели тот же дизайн. И ни в одной домработницы не оказалось. Гостиная с огромным диваном, обтянутым крашеной белой кожей, тоже пустовала.
   Кухня несколько отличалась от остального интерьера. Огромный круглый кусок тугоплавкого стекла чайного цвета вмонтирован в потолок, с которого спускаются три лампы-цветка. Вся мебель - шоколадного цвета с металлическими вставками. Ирины Михайловны нигде не было.
   Рита забросила портфель в свою комнату, но переодеться в домашнее помешал телефонный звонок. Она вышла в коридор и взяла белый радиотелефон.
   - Алло! - звонко сказала девочка в трубку.
   - Здравствуйте! - ответил незнакомый мужской голос. - Могу я услышать Руслана Видича?
   - Здесь такие не живут, - привычно солгала девочка и приготовилась нажать кнопку "сброс".
   - Я знаю, что живут. И знаю, что тебя зовут Рита, - услышала она, не успев прервать разговор.
   Ни слова не говоря, девочка снова поднесла трубку к уху.
   - Передай брату: если не уберет свои грязные руки от Марины - горько пожалеет.
   Гудки.
   Рита уставилась в стену невидящим взглядом. Трубка в руках стала тяжелее молота. Она начала сползать по кофте девочки ниже и ниже, пока не ударилась об пол.
  

***

   Поздно вечером, когда ключ только начал поворачиваться в дверном замке, Рита стрелой вылетела из комнаты в прихожую.
   - Марго, привет! Что случилось? На тебе лица не...
   - Кто такая Марина? - перебила Руслана Рита.
   Они расположились в гостиной на длинном белом диване. Рус включил подсветку потолка, отчего комната ночью стала голубовато-синей, будто кто-то взмахнул волшебной палочкой, и у маленького мира появился свет, мерно меняющий оттенки.
   Несмотря на внутреннюю тревогу, Рита не могла не любоваться своим попечителем. Как на свете могли появиться столь совершенная красота и доброе сердце, слившись в одном человеке? Мысль о том, чтобы приблизиться к Руслану и коснуться его, вызывала у девочки одновременно трепет и страх. "Разве можно испытывать подобные эмоции: когда хочешь быть как можно ближе и в то же время бежать за тридевять земель?"
   - Марго, расскажи, что стряслось? - мягко попросил Рус.
   Девочка встряхнула головой, отгоняя сладкие и неуместные мысли. Она слово в слово повторила сегодняшний телефонный диалог, который, пока актера не было дома, прокрутила в голове сотню раз.
   - Что за Марина? - повторила она свой недавний вопрос.
   Рус задумчиво потер указательным и большим пальцами гладко выбритый подбородок. Он знал несколько Марин. Которая?
   - Девушка, с которой ты встречаешься? - продолжала выспрашивать Рита.
   Актер отрицательно покачал головой.
   - Думаю, Марина Фирсанова.
   Марина Фирсанова - белокурая молодая актриса с ангельским лицом, появившаяся на экранах недавно, но уже приобретшая большую известность и массу поклонников. В жизни совсем не такая милая, как на экране. По трупам пойдет, но своего добьется. Подставит, обманет, перехитрит. Из тех людей, к которым лучше не поворачиваться спиной, - всегда есть риск получить удар меж лопаток.
   - По сюжету нового фильма у нас с ней роман, - продолжил Рус.
   - Объятия и поцелуи, понятное дело, прилагаются, - прошептала Рита, и ее пальцы добела впились в кресло. Но осознав, как это выглядит со стороны, девочка мгновенно ослабила хватку.
   Руслан кивнул и отвел глаза. Он чуть не выпалил, что на завтра намечены съемки постельной сцены, но вовремя одумался. "Зачем говорить о таком невинной пятнадцатилетней девочке? Правда, сцена - лишь имитация. Главное, чтобы на экране выглядело правдоподобно. Но говорить действительно не стоит".
   Рита заочно возненавидела Фирсанову. Пусть это всего лишь игра, но актрисе знакомы прикосновения его рук, тепло дыхания, прикосновения его губ. Девочка зажмурилась от боли и ревности. Боже, как она хотела оказаться на месте Фирсановой.
   - Я спрошу Марину завтра, нет ли у нее какого-нибудь особо навязчивого поклонника.
   - Ага, - машинально согласилась девочка. - Я проверила, - продолжила она. - Самая свежая база ЕГТС, которая валяется на торрентах, четырехлетней давности. Мы с тобой там есть, живем раздельно по нашим старым адресам. И номера еще тех лет.
   - Да ты провела настоящее расследование, - улыбнулся Рус.
   - А то! - не без гордости в голосе заявила девочка. - Вот только...
   - Что только?
   - А он сумел раздобыть самую свежую инфу. И раз он знает телефон нашей новой квартиры, выяснить, где мы обитаем, - это фигня на постном масле.
   - Значит, говоришь, он нас легко найдет?
   - Да!
   Глаза Руса сощурились, губы стали тонкой полоской, ноздри затрепетали, а кулаки сжались. Он злился на гада, который так напугал Марго. "Почему бы всем не оставить их в покое? Должна же быть у девочки нормальная счастливая жизнь. Только-только все наладилось: она отошла от смерти матери - и вот, на тебе!"
   - Может, не пойдешь завтра в школу? - предложил Руслан, запрокинув голову на спинку дивана и расслабленно вытянув ноги. Так он пытался скрыть свои истинные эмоции и переживания.
   - Думаешь, мне что-то угрожает?
   - Если бы я действительно так думал, просто запер бы тебя дома, - заявил Рус тоном, не терпящим возражений.
   - О-о-о, тирания в действии? - улыбнулась Рита. - Решил показать родительскую власть?
   - Если понадобится, - отрезал мужчина. Сейчас его лицо из доброго превратилось в хищное. От Руслана исходила бешеная энергия и сила. Он и правда не потерпит возражений.
   Рита поднялась с дивана. - Лады. Я все поняла, осознала, приняла. Пока выбор за мной. Завтра с утра решу: идти на занятия или нет, - и развернулась, чтобы скрыться в своей комнате.
   - Постой, - Рус встал, поймал девочку за запястье, притянул к себе и обнял.
   Сердце Риты бешено заколотилось. Она забыла, как дышать. Силы мгновенно покинули ее. Рита даже не смогла поднять руки, чтобы обнять свою мечту в ответ. Осталось место лишь невыразимому восторгу и панике. Девочка страстно желала, чтобы сладостные объятия длились вечно, чтобы его сильные мускулистые руки никогда не отпускали ее, и в тоже время от переизбытка эмоций хотела бежать, куда глаза глядят. Рите казалось, что еще чуть-чуть, и она лишится чувств от счастья.
   Девочка сама не поняла, как вывернулась из рук Руса, вбежала в комнату и закрыла дверь. Прижавшись спиной к холодной стене, приложила ладонь к бешено стучащему сердцу. Рита готова была прыгать, танцевать и петь от счастья и нахлынувших чувств.
   Девочка не сомкнула глаз всю ночь, каждая клеточка тела вспоминала эти неземные прикосновения, эту яркую близость к Русу.
   И лишь с первыми лучами солнца Рита поняла: объятия - братские. В них - сочувствие, поддержка, стремление защитить, но не любовь. Нет, любовь, но не та, о которой она неосторожно грезит. Точно так же Рус обнимал Риту на похоронах ее матери. Но тогда девочке было не до его проявлений нежности и заботы. Да и чувства к нему в ту пору испытывала совсем другие.
   "Опять все придумала себе. Вот дура!"
  

***

   События развивались с головокружительной быстротой. Марина Фирсанова рассказала, что да, есть у нее один псих-фанат. Когда она отказалась с ним встречаться, начал присылать в подарочной упаковке крыс и выпотрошенных котят. Полиция так его и не поймала. Рус понял, что опасность куда реальнее, чем казалось сначала.
   Съемочный день быстро подошел к концу, и молодой мужчина без промедления поехал домой. Едва он вошел в квартиру, телефон затренькал.
   - Слушаю вас, - взял трубку Руслан.
   Незнакомый мужской голос, переполняемый злобой и ненавистью, прорычал:
   - Я видел сегодня вас обоих в постели. Если не отвалишь от Марины, я прирежу твою маленькую сестренку, а потом - и тебя. Это было последнее предупреждение! - закричал сумасшедший.
   Гудки.
   Руслан со всей силы сжал трубку в руке. Выражение лица стало жестким, почти жестоким. Казалось, еще секунда - и он разобьет телефонный аппарат к чертовой матери.
   С трудом совладав с нахлынувшей волной гнева, молодой мужчина начал рассуждать. "Раз фанат видел постельную сцену, значит, есть свободный доступ на съемочную площадку. Звонок раздался сразу, как я вошел в квартиру. Значит, за мной следят. Как уберечь Марго? Этот фанат - конченый псих. Что он может ей сделать? Что?!
   Как сказать ей о звонке? Как не напугать до смерти, но уговорить остаться дома и быть предельно осторожной?"
   Руслан повернул голову и только сейчас заметил стоящую рядом Риту. Губы девочки посинели, румянец исчез с лица, глаза полны ужаса. Она слышала каждое сказанное этим ублюдком слово. Каждое. Она знает все.
   Глядя на перепуганную до смерти Риту, Руслан выругался и со всей силы швырнул радиотелефон в стену. "Я первым доберусь до тебя, мразь!" - решил он. Повернулся к Рите, притянул испуганную девочку к себе и пошептал, прижавшись губами к ее волосам:
   - Все будет хорошо, Марго. Обещаю.
  

Глава 2

  
   Под подозрение попали все, кто присутствовал при съемках постельной сцены. Но таких - единицы. Режиссера, его помощника, оператора и осветиля пришлось отмести сразу. Молодой человек давно их знал, много раз с ними работал. Но если речь идет о сумасшедшем, кто сможет поручиться? Марина. Она знала своего фаната в лицо.
   Самым ненадежным казался худенький паренек с длинным носом и наивными глазами. На съемочной площадке его прозвали "сцена первая - дубль два": он с таким важным видом произносил эти слова перед тем, как хлопнуть своей колотушкой. В остальном его работа сводилась к подай-принеси. Руслан даже навел справки. Юнец оказался студентом театрального, которого дядя-режиссер привел работать на съемочную площадку, чтобы тот видел труд киношников изнутри. И снова партнерша Руслана подтвердила, что Сцена-Дубль - ложный след.
   - Ты обратился в полицию? - решила узнать Марина.
   - Да, - безразличным тоном ответил молодой мужчина. - Они меня послали подальше. Сказали, вызывать их только после реального нападения. А если псих-фанатик будет лишь угрожать ножом или другим оружием Марго или мне, то нужны два свидетеля, которые это подтвердят.
   - Материально заинтересовать пробовал?
   - Дал на лапу, - Руслан еще не знал, что совершил роковую ошибку и о сделанном горько пожалеет. - Приехали, поставили телефон на прослушку и уехали. Людей им, видите ли, не хватает, чтобы нас охранять. Гадство!
   В перерыве между сценами молодой человек решил наведаться в комнату, где проходили вчерашние съемки, и как следует осмотреться. Стоя в дверях, он глядел на огромную кровать, реквизит, который работники не успели забрать. Ничего примечательного. Руслан подошел к окну и отдернул одну из штор. В здании напротив, в окне на четвертом этаже, что-то блеснуло. Вот, что нужно было выяснить: сумасшедший не на съемочной площадке. Он следит из соседнего здания. Скорее всего, в подзорную трубу. Иначе как узнаёт обо всем?
   Руслан уже бежал со всех ног к дому напротив. Восемь лестничных пролетов - четыре этажа вверх. Здание оказалось заброшенным. И было слишком поздно: псих исчез. Лишь пыль с одного из подоконников полностью стерта. Руслан провел рукой по одной из потрескавшихся рам и ударил кулаком так, что дерево раскололось пополам, расцарапав руку.
   В мучительном ожидании несчастья минули три дня. Съемки фильма продолжались, Рита сказалась больной, в школе не появлялась и каждый вечер ждала Руслана дома. Безумно за него боялась. Ближе к вечеру начинала бегать к окну каждые пять минут, надеясь увидеть, как он выходит из автомобиля и направляется к дверям подъезда, живой и невредимый.
   И вот сегодня, сразу после того, как Руслан припарковал под окнами свой черный "Бентли-Континенталь" и нырнул в здание, к подъезду подошел подозрительный широкоплечий тип, натянувший капюшон на голову и спрятавший за воротом серого пуховика все лицо, кроме глаз.
   Перед тем, как попасть внутрь, он поднял голову и посмотрел прямо на Ритино окно. Увидев девочку, выставил руку вперед, большой палец поднял вверх, указательный вытянул и сразу сжал, одновременно приподняв предплечье, будто нажав на воображаемый курок пистолета и получив отдачу.
   Ненормальный скрылся в подъезде. Сердце Риты упало, в груди появился холодок, который, нарастая, перешел в колющую боль, руки задрожали. "Боже, что делать? Позвонить Русу на мобильный? Но если он отвлечется на входящий звонок, беда неминуема. Как предупредить? Поступить-то как?"
   Девочка в отчаянии начала метаться по комнате, не понимая, что и зачем делает. Ее охватывала паника. Все, что Рита смогла - вспомнить: она ходит гулять в парк с шилом, потому как пару месяцев назад там нашли трупы двух женщин. Носит оружие скорее для уверенности, чем для самообороны. Но не стоять же и не ждать, пока Руса убьет какой-то сумасшедший там, внизу.
   "Где? Где же шило?!" Рита отчаянно наматывала круги по комнате. Предмет с деревянной рукояткой и длинным тонким заостренным металлическим стержнем отыскался на стуле у окна под полиэтиленовым пакетом. Девочка схватила находку и выбежала из квартиры навстречу Руслану.
   В это время молодой актер все еще стоял на первом этаже. Сколько не жал на кнопку, ни один из лифтов не приезжал. "Не могут же сломаться сразу оба?" Руслан бросил бесполезное занятие и стал подниматься по белой витой лестнице с фигурными перилами пешком.
   Рита запрятала шило в карман спортивной формы, придерживая его правой рукой. Левой столь же безуспешно пыталась вызвать лифт. Один стоял на пятом, второй - на двенадцатом. Приложила к дверям первого ухо. Ни намека на звук внутри шахты. Но и борьбы тоже не слышно, что хоть как-то обнадеживает. Сердце бешено колотилось, гоня по телу адреналин вместе с кровью, пульс отдавался в ушах и висках.
   Рита кинулась к лестнице и смогла пробежать всего полтора этажа вниз. Когда спрыгнула на очередной пролет, ее встретил человек с ножом в руке. Девочка не успела даже вскрикнуть.
   - Один звук - убью!
   Крупный мужчина лет тридцати с жиденькой козлиной бородкой, широким одутловатым лицом, плохой кожей и безумными глазами зажал ее в углу между пролетами лестницы. В правой руке держал нож, и по взгляду Рита понимала, что псих готов им воспользоваться. "Попытаться дернуться, чтобы его ранить? Даже если не вынимать руки с шилом из кармана, а бить напрямую - не получится. Не успею ударить. Глупая была затея", - лихорадочно проносились мысли в мозгу перепуганной девочки. "Есть шанс, что соседи этажом выше или ниже посмотрят в глазок и вызовут полицию? Никакого. Через глазок не видно эту часть лестницы".
   Тем временем психопат подошел совсем близко, из угла рта подтекала слюна, глаза расширись от возбуждения. Он занес нож, Рита зажмурила глаза и съежилась, надеясь, что все кончится мгновенно. Резкий удар. Крик. "Почему не больно?" - не понимала девочка. "Ну, когда?.. Когда все прекратится?" Она открыла глаза и закричала, что есть сил. Точнее, сделала для этого все возможное, но голосовые связки от страха не смогли выдать ни звука.
   Рус завел руку психопата, в которой был нож, ему за спину, надавив на болевые точки пальцами, и холодное оружие зазвенело, падая вниз по ступенькам. Здоровяк каким-то чудом вывернулся, и его кулак полетел в челюсть Руса, но тот увернулся, резко наклонился и подсек ноги ненормального, дернув их на себя. Обидчик Риты с воплем полетел вниз по лестнице, считая ребрами ступени. Руслан был в такой ярости, какой Рите прежде видеть не доводилось. Перешагивая через две ступени, он спустился вслед за здоровяком. Крепко схватив ненормального и встряхнув, что есть сил, прорычал, скрепя зубами:
   - Говоришь, зарежешь мою сестру, ублюдок?!
   Развернул обмякшего сумасшедшего спиной к себе, обхватил рукой его голову, еще секунда - и раздастся предсмертный хруст: шея фанатика сломается.
   - Русла-а-ан! Не на-а-адо! - наконец смогла закричать девочка, сбегая по ступенькам вслед за своим спасителем.
   Молодой человек уже дернул руку, чтобы покончить с обидчиком Риты раз и навсегда, но успел остановиться. Отшвырнул здоровяка в сторону, присел на корточки, обхватив Риту за плечи и, с тревогой вглядываясь в лицо девочки, выпалил:
   - Что он тебе сделал? Ты не пострадала? Где болит?
   Рита тут же рассмеялась, а по ее щекам потекли слезы. Но то были слезы радости и облегчения. Теперь все хорошо. И с ней, и с Русланом. Какое счастье - он жив. Жив! Большего девочка сейчас и не желала.
   - Все... все хорошо. Я нормально... - отвечала Рита дрожащим голосом, улыбаясь и вытирая слезы.
   Лицо Руслана прояснилось. Молодой мужчина улыбнулся, и из его груди вырвался вздох облегчения. Казалось, гора упала с плеч. Но тут...
   - Сзади!!! - не своим голосом завопила девочка.
   Не успела. Здоровяк вонзил в спину Руслана нож прежде, чем тот смог развернуться.
   Молодой человек медленно осел на одну из ступеней, не сводя взгляда с Риты. Глаза живые. Не стекленеют. Есть надежда.
   - Не бросай меня! Не уходи! - закричала девочка, падая на колени рядом с мужчиной и беря его руки в свои. Лицо. Лицо Руса. Такое бледное, но улыбающееся.
   И тут ее глаза налились бешенством. Она уже потеряла отца, бабушку, потом - маму. Тот, кто пытается отнять последнего дорогого человека, здесь, в двух шагах. Она не спеша повернула голову, переводя взгляд на психа. Теперь жили лишь глаза девочки, все ощущения разом покинули тело, уступив место неведомой доселе легкости. Если бы Риту сейчас ударили, ранили, начали избивать, девочка бы не ощутила боли. Состояние аффекта. Его Рита испытала впервые.
   Сумасшедший не видел метаморфоз, произошедших со школьницей всего за несколько секунд. Он лежал на полу, и лицо кривилось от нестерпимой боли, на лбу выступил пот. Псих потратил на рывок последние силы, но сдаваться не собирался. На штанах защитного цвета чуть выше колена - карман. Ненормальный пытается до него дотянуться: оттуда торчит черная рукоятка. "Еще один нож", - поняла девочка. Здоровяк не может согнуться до конца, чтобы вытянуть свое "сокровище": не дают сломанные ребра, но еще чуть-чуть, и ему удастся.
   Рита встала, взяла шило, подошла к тому, кого ненавидела сейчас сильнее всех на свете, и заглянула в его глаза. Насмешка и безумие в них тотчас же поблекли, уступив место ужасу. Психопат понял: девочка способна на все.
   Рита молча замахнулась и проткнула шилом кисть здоровяка. Он взвыл. Подошла к его ногам и проткнула каждую по разу выше щиколотки. Крика не было: псих-фанат потерял сознание от боли. "Теперь он точно дождется приезда полиции", - с облегчением подумала девочка. Рита сквозь пелену гнева вспомнила фразу "отпечатки пальцев", поэтому прежде, чем вытащить нож из кармана сумасшедшего, обхватила рукоятку краем спортивной кофты.
   Стерев с шила кровь, спрятала его в своем кармане. Держа уголком кофты нож, девочка поднялась на несколько ступеней к потерявшему сознание Руслану, вытащила из его брюк мобильник, вызвала скорую и полицию и приготовилась ждать.
  

***

   "Белый потолок. И Стены. И оконные рамы. И белье на кровати. Запах лекарств. В вену на правой руке поставлена капельница. Где я? В больнице?" - первые мысли Руслана, когда он очнулся.
   Спустя несколько секунд понял, что не чувствует левой руки. Совсем. Резко повернув голову, актер увидел Риту, которая, вцепившись мертвой хваткой в его локоть и плечо, спала, примостившись на самом краешке кровати. Ее пышные волосы рассыпались по краю одеяла, плечики приподнимались в такт дыханию, густые черные ресницы беспокойно подрагивали. Такая трогательная, хрупкая и беззащитная. На губах Руса заиграла улыбка, полная нежности. Он осторожно провел рукой по кудрям девочки, стараясь не разбудить. Однако Рита тут же открыла глаза, сонно моргая.
   - Здравствуй, спящая красавица, - ласково поприветствовал он.
   - И тебе не хворать, - смущенно улыбнулась девочка, покраснев.
   - Ты не пострадала?
   - Нет. И все благодаря тебе.
   Девочка привстала, сладко потянулась, выгнулась почти по-кошачьи и нехотя, не желая покидать Руса, переместилась в зеленое кресло - единственное, что было в палате не белым.
   Молодой человек потерял много крови, но, как уверяли врачи, родился в рубашке. При достаточно глубоком ранении не задет ни один жизненно важный орган. Операция прошла успешно, и теперь все, что требовалось от актера и кумира миллионов, не делать резких движений, чтобы не разошлись швы, и набираться сил.
  

***

   Минули сутки. На часах было пятнадцать ноль-три, когда мимо палаты, где лежал актер и постоянно дежурила Рита, прошел мужчина в штатском. Едва увидев его через стекло, вмонтированное в стену, смежную с больничным коридором, девочка вцепилась в свой пальчиковый плеер и выдернула из него наушники, тут же спрятав их в карман. Нажала пару кнопок на черном корпусе маленького прямоугольного прибора, превратив его из плеера в записывающее устройство, и бросила под кровать, сказав Русу:
   - Разговор лучше записать.
   Молодой человек одобрительно кивнул.
   Высокий мужчина лет сорока с тонкими жестокими губами и алчными глазками вошел в палату и закрыл за собой дверь.
   - Приветствую! Я капитан Смирнов.
   - Нет нужды представляться, капитан: мы знакомы, - ответил Руслан холодным тоном. Перед ним стоял человек, отказавшийся помочь, когда Рите грозила опасность, и взявший деньги за прослушку телефона в квартире.
   - Что ж, тогда приступим, - заявил служитель правопорядка, усаживаясь на стул. - Так как Маргарита несовершеннолетняя, я должен беседовать с ней в присутствии ее родителей или других законных представителей. Раз вы ее попечитель, наш разговор пройдет при вас.
   Руслан кивнул. Тело Риты напряглось, она смотрела на полицейского исподлобья. Казалось, будь девочка кошкой, ее спина вот-вот выгнулась бы дугой, шерсть встала дыбом, и она бы угрожающе зашипела.
   - Но я уже все рассказала вашим коллегам... - Рита попыталась изобразить на лице наивное недоумение, и ей удалось. Хотя девочка прекрасно знала, что нужно дать официальные показания, которые будут записаны на бумаге, подшиты в дело и станут фигурировать на судебном процессе.
   - Сейчас вы расскажете мне все еще раз, я зафиксирую это на бумаге, - мужчина достал из синей папки белый лист и ручку, - и вы подпишите протокол. Хорошо?
   Девочка кивнула. И повторила все еще раз. "На бис", - подумала она. "Странно, что ты берешь у меня показания, а не капитан Гаврилин".
   - То есть вы, Маргарита, утверждаете, что, когда преступник пытался извлечь второй нож, вы проткнули его руку шилом, а потом и ноги?
   - Да.
   Руслан взял слегка подрагивающую от волнения кисть девочки в свою, как бы говоря: "Мы вместе, я с тобой".
   - Мда-а, - протянул полицейский и цокнул языком.
   - Это нехорошо? - насторожилась девочка.
   - Попахивает превышением пределов необходимой обороны, статья...
   - Тридцать седьмая уголовного кодекса, - закончила за него Рита.
   Смирнов не мог скрыть своего изумления.
   - Да, капитан, я уже наизусть эту статью знаю. Если бы преступник воспользовался ножом второй раз, он либо добил Руслана, либо убил меня. Прямая угроза жизни, не находите? Я, чтобы предотвратить это, нанесла ему незначительные телесные повреждения. Они не представляли угрозы его жизни, преступник полностью поправится. Вам не удастся приписать мне уголовную статью и посадить за решетку, - Рита поражалась, как в ее голове всплывают такие заумные слова и откуда берется уверенный спокойный тон, ведь внутри она натянута, как струна.
   Глаза капитана от удивления начали вылезать из орбит. Сказать, что он поражен, - значит не сказать ничего. Впрочем, мужчина довольно быстро справился с эмоциями.
   - Весь вопрос в том, действительно ли преступник смог бы применить оружие во второй раз, если принять во внимание его падение с лестницы? - произнес капитан, ехидно улыбаясь и явно провоцируя девочку на необдуманные слова.
   Однако Рита не попалась на его удочку.
   - Падение с лестницы не помешало ему применить оружие в первый раз, против Руслана.
   - Хорошо, - капитан оскалился, протянув ей листок бумаги. - Подпишите показания. А уж применима ли в вашем случае статья уголовного кодекса или нет, пусть решает суд. Я имею право задержать вас...
   - Стоп! - резко прервал его Руслан. И не сводя тяжелого взгляда со Смирнова, добавил: - Марго, будь добра, купи мне кофе. И не торопись назад.
   Девочка послушно покинула палату, давая мужчинам возможность переговорить с глазу на глаз.
   - Что вы пытаетесь доказать, капитан? Ее не могут осудить ни по тридцать седьмой, ни по какой другой статье, - заявил Руслан спокойным тоном.
   - Да как сказать... - нагло улыбнулся человек, смеющий носить гордое звание служителя законности и правопорядка. - Это такая скользкая статья... - неопределенно добавил он. - По ней не одного человека упекли за решетку. Тут как дело повернуть. Ну, вы меня понимаете.
   "Понимаю. Шантаж", - подумал Руслан. Он прекрасно знал, что у вымогателя на поводу идти никогда не стоит. Его аппетиты будут расти с каждой врученной суммой. А вот контрмеры лишними не будут.
   - Так вы денег хотите?
   - Я этого не говорил.
   - Зато громко думали.
   - Поаккуратней с заявлениями, господин Видич, я при исполнении...
   - А знаете, что... - на губах Руслана заиграла дьявольская усмешка, отчего капитану показалось, что актер сейчас поднимется с постели и придушит его собственными руками. Служитель порядка нервно сглотнул, сам не понимая, что на него нашло и откуда взялся этот непонятный назойливый страх. - Я человек известный, но журналистов по моей же просьбе сюда не пускают.
   - К чему вы клоните? - насторожился Смирнов.
   - Как только за вами закроется дверь, я созову пресс-конференцию, где расскажу, как вы отказали в помощи, когда нам с Марго угрожала опасность; как вы установили на моем телефоне прослушивающее устройство - не бесплатно, заметьте. Хотя это входит в ваши служебные обязанности. Распишу в красках, чем обернулась для нас некомпетентность и наплевательское отношение правоохранительных органов в целом и ваше в частности. Поведаю, как вы третируете несчастную девочку, сироту, пережившую тяжелейшее душевное потрясение и шантажируете меня.
   Глаза капитана наполнились неподдельным ужасом, лицо вытянулось, а Руслан продолжал:
   - После такого вас быстро турнут из органов. Более того, вы даже охранником устроиться не сможете. Но и это еще не все. На улице ни журналисты, ни простые люди не дадут вам проходу. Будете вздрагивать днем и ночью от телефонных звонков с требованиями прокомментировать очередное мое заявление в прессе и просто от угроз тех, кто вас возненавидит. А таких будет немало.
   - Ты ничего не докажешь, - от страха прохрипел Смирнов, переходя на "ты" и нервно посмеиваясь.
   Руслан победно улыбнулся и продолжал уверенным голосом:
   - И не придется. Вот вам маленький подарок - наш разговор записывается.
   И вдоволь насладился смятением и нарастающей паникой на лице капитана. Капля пота, скользящая по лбу, означала полную капитуляцию.
   Вернувшись в палату, Рита подписала слегка измененные собственные показания, где говорилось, что она проткнула руку преступника шилом, когда тот выхватил нож с целью напасть на нее. А после ранила мужчину в ноги, чтобы он не смог подняться и убить ее.
   Классическая самооборона. Теперь все в порядке.
   "Как в пятнадцать лет девочка может быть настолько предусмотрительной, умной и отважной?" - подивился про себя Руслан.
  

***

   В первые дни после операции Руслана Рита ходила счастливая, просто радуясь тому, что он жив, что он поправится. Но эйфория быстро улетучилась, оставив место внутреннему самоедству. "Будет ли все, как прежде? Ведь в том, что его ранили, есть и моя вина". Если бы девочка не остановила Руса тогда, если бы дала свернуть сумасшедшему шею... Впрочем, из трагедии Рита вынесла урок: никогда не щадить врага. Добивать, что бы ни случилось. Иначе противник поднимется и всадит нож в спину.
   Руслан быстро заметил перемену в настроении девочки, но поначалу решил, что это последствия стресса.
   Однако прошла неделя с тех пор, как его выписали, а Рита все ходила понурая, погрузилась в себя, стала отстраненной и еще более молчаливой, чем обычно.
   "Надо выяснить причину ее тревог", - решил Руслан.
   Заглянул вечером в комнату Риты, когда она готовилась к урокам, занял кресло, стоящее недалеко от плазменного телевизора и начал расспрашивать о повседневных вещах: об уроках, учителях, друзьях. Узнавал, есть ли в новой школе враги или просто недоброжелатели. Рита отвечала с большой охотой. Ведь он интересуется ее жизнью: ее радостями и проблемами.
   - Марго, а теперь расскажи, что тебя так беспокоит в последнее время? - попросил Руслан, когда девочка расслабилась и повеселела.
   - Ничего, - голос и выражение лица Риты мгновенно изменились. На смену задорному звону колокольчиков пришел иной звук: капли дождя, барабанящие по крыше. Улыбка девочки пропала, губы поджались, прямая спина сгорбилась. Рита отвернулась к письменному столу.
   Руслан поднялся с кресла, приблизился к ней и еще раз ласково попросил:
   - Не замыкайся в себе. Поговори со мной. Пожалуйста.
   - Руслан, ты иди. Мне к зачету готовиться надо, - едва слышно прошелестел голос девочки.
   Молодой человек мастерски изобразил на лице обиду, покинул комнату и стал поджидать за дверью. Маленькая хитрость. Когда на твоих глазах близкий уходит, расстроенный неосторожным словом или поведением, появляется непреодолимое желание пойти следом. И Рита не смогла противостоять психологическому приему. Не успел Рус досчитать до десяти, как девочка выбежала из комнаты, и слова сами сорвались с ее губ:
   - Почему не накричишь на меня? Не упрекнешь ни разу? Почему?!
   - За что? - искренне изумился молодой человек.
   - Если бы я не остановила тебя тогда, на лестнице... Нож в спину... - путалась Рита в словах. - Тебя ранили из-за меня! Я в этом виновата!
   - Кто тебе внушил такую глупость?
   - Никто, - глаза девочки заблестели от подступивших слез.
   - Неужели ты правда хочешь, чтобы я на тебя сердился?
   - Я... - Рита опустила голову и уставилась в пол, - не могу тебе в глаза смотреть. Если бы не я...
   - Хватит! - молодой человек крикнул так, что девочка невольно вздрогнула. Прижал ее к стене и надавил руками на хрупкие плечи. - Посмотри мне в глаза, Марго. Слышишь? Посмотри, - потребовал Руслан.
   Рита послушалась и увидела, что он действительно зол. Но злится на что-то другое. И самое удивительное - гнев совсем не пугает. Нисколько. Руслан не обидит ее. Никогда.
   - Почему ты меня остановила? Боялась, я убью человека?
   Девочка отрицательно покачала головой.
   - Тогда в чем дело?
   - Испугалась, если убьешь его, тебя могут посадить. По той самой статье.
   - То есть ты боялась не за его жизнь, а за мою свободу?
   - Да.
   Руслан опустил голову, стараясь сдержать улыбку, но не получилось.
   - Что смешного? - обиженно пробубнила Рита.
   - Тогда я должен тебя благодарить. Рана быстро заживает. А если бы ты меня не остановила, казенный дом стал бы родным. Похоже, спасать меня от бед - твое истинное призвание.
   - А на что разозлился, если не винишь ни в чем? - голос Риты стал совершенно спокойным, а в глазах вместо слез блеснуло любопытство.
   - Пообещай запомнить кое-что на всю жизнь, - сказал молодой человек серьезным тоном.
   - Обещаю. Но что?
   - Вина - очень плохое чувство. Сжигает человека изнутри, лишая воли и объективного восприятия действительности. Не говоря уж о том, как легко манипулировать теми, кого она гложет.
   Тебе не в чем передо мной оправдываться. Ты не сделала ничего дурного и даром предвидения не обладаешь. Виноват тот, кто воткнул нож. Больше никто. Запомни.
   Если ты когда-нибудь совершишь поступок, за который тебя действительно начнет грызть совесть, оступишься - у тебя два пути. Первый - исправить это. Если такой возможности нет, принять произошедшее, как урок, и никогда подобного не повторять. Но не мучить себя виной всю жизнь. Ты поняла?
   Девочка кивнула. Она была так счастлива, что ни в чем не виновата, что Рус не сердится.
   - Руслан, я...
   - Да?
   Девочка едва удержалась, чтобы не выпалить: "Руслан, я люблю тебя!" Как только удалось остановить неразумный порыв? Но сейчас очевидно одно: пути назад нет. Она любит Руса и уже ничего не сможет с собой поделать.
   Рита убрала его руки с плеч и тут же выпустила их, словно обожглась, едва коснувшись.
   - Спасибо! - вырвалось у девочки. Не осталось никаких сил, чтобы сдержать волну эмоций, и Рита прижалась к его груди, сжимая ткань белой рубашки и жадно вдыхая запах терпкого сладковатого парфюма. Объятия стали для любви девочки единственной отдушиной, единственной возможностью быть к Руслану так близко, как хотелось.
   Молодой человек нежно прижал ее к себе и... Ни одна песня не ласкала слух, как бархатный голос, шепчущий имя:
   - Марго!
  

Глава 3

  
   Весна вступила в свои права. Даже у берега снег почти стаял, остались лишь небольшие серовато-белые замерзшие островки. Реке в считанные дни удалось сбросить ледяные оковы, и после пятимесячного заточения заблестела водная гладь под весенним солнцем. Пока мутная, смешанная с донным песком, илом, кусками пенопласта и детских досок для катания с ледяных горок, позабытых зимой ребятишками. Но даже печальный мутный цвет реки не мог спугнуть жизнь, шедшую рука об руку с весенними лучами. Кое-где пробивалась трава - первые ростки пробуждения природы после долгого сна, некоторые деревья уже радовали маленькими почками. И воздух наполнялся силой и ароматом весны, энергией теплого ветерка, восторженным щебетом птиц и предвкушением любви и счастья.
   Рита осторожно шла по самому краю берега реки, опасаясь оступиться и упасть в воду, поднявшуюся минимум на метр. Но как не рискнуть? Девушка впервые в жизни видела половодье и не могла отвести глаз от уверенного течения, уносящего накренившиеся за зиму деревья, не могла не ощутить энергии, которую таит ожившая природа. И не могла не порадоваться, что послезавтра ей исполнится шестнадцать. Руслан вел себя необычно: просил ничего не планировать в день рождения и узнал, какой ее любимый цвет. "Конечно, цвет весеннего ясного неба - ярко-голубой. Но к чему это?" Молодой человек лишь загадочно улыбнулся, ничего не ответив. А Рита уже предвкушала что-то необычное и интригующее.
   Мысли девушки невольно возвращались к их сегодняшнему с Русом разговору, вызывая невольное волнение, пока Рита фотографировала первые почки и свою любимую буну, почти полностью скрывшуюся под водой. Летом девушка приходила сюда, чтобы посидеть, освободиться от тягостных мыслей, насладиться голубым цветом воды, который дарило реке безоблачное небо. А сейчас любимое место Риты захватила блажь весны - половодье, вольная вода. И это восхитительно.
  

***

   Наступил долгожданный день шестнадцатилетия. Занятия в школе прошли довольно сносно, если не считать, что дочка завучихи Шурочка Агапова, регулярно портившая Рите настроение, расстаралась и сегодня. Пришла на большой перемене в ее класс - Агапова училась в параллельном - подсела к Рите за парту и стала втирать во всеуслышание, мол, проще надо быть, Королёва, и народ к тебе потянется. Довольно мерзкая ситуация.
   Рита не понимала, чем насолила толстухе, обладательнице непомерного самомнения. Но помогла разобраться вездесущая и всезнающая Элька.
   - Прошел слушок, - сообщила подруга. - Из-за того, что Шурка в химии ни бе ни ме ни кукареку, старшая Агапова ставит ей в пример тебя и твои успехи. Типа, подстегнуть пытается дочу свою необъятную. Поэтому Шурку ты ужасно бесишь со своими вечными пятерками.
   Рита действительно была сильна в предмете. Ее родители окончили химико-технологический университет, отец стал кандидатом химических наук. Наверное, гены. Впрочем, никакого чуда не было. Весь восьмой класс с девочкой занималась мама по учебникам для поступающих в ВУЗы. Отчего Рита, заканчивая десятый, стала, пожалуй, лучшей ученицей школы по химии.
   Если все из-за предмета, который завучиха ведет, то Шурка от Риты не отвяжется до самого выпускного. Надо как-то с этим бороться. Но не сегодня. "Сегодня день рождения, и грустным мыслям скажу "нет", - решила девушка.
   С порога Риту встретил бодрый голос Ирины Михайловны, добродушной, слегка полноватой - что немудрено, ведь она сказочно готовит - женщины лет сорока с крашенными каштановыми волосами, собранными в тугой пучок, широковатым носом и смешливыми карими глазами.
   - Рита, раздевайся быстрей, мой руки и бегом обедать! - позвала женщина с кухни, едва девушка закрыла за собой двери.
   - А что сегодня на обед? - крикнула из прихожей Рита, расшнуровывая ботильоны.
   - Твой любимый плов.
   - Ура! Спасибо! - обрадовалась девушка.
   Рита с наслаждением уминала блюдо, которое домработница готовила ну просто божественно: рисинка к рисинке, нежнейшее мясо, а какой аромат специй! - мечта.
   - Руслан велел тебя накормить, напоить, и сразу после я могу быть свободна.
   - Так это ж здорово, Ирина Михайловна! Только я радости в ваших глазах не замечаю, - изумилась девушка.
   Женщина неопределенно мотнула головой:
   - Не могу сказать. Да, кстати. Приходил курьер, принес три коробки. Положила тебе на кровать.
   Глаза Риты расширились от удивления. "Что за коробки? Что в них?"
   - Допивай сок, проводишь меня и посмотришь, - будто читая мысли, заявила женщина.
   Поздравив Риту с днем рождения и поцеловав в щеку, домработница ушла. А глаза ее все равно остались грустными. "Почему?" - недоумевала девушка.
   У них с Ириной Михайловной сложились очень теплые отношения. Женщину удивляло, как сестра знаменитости может быть не капризной, не заносчивой, не высокомерной. Вежливая добрая девочка. Ирина Михайловна не догадывалась, что Рита не привыкла к роскоши, ее собственная семья была не богата. Девушка искренне не понимала, как один человек может прислуживать другому, ее смущала иерархия, поэтому Ирину Михайловну Рита воспринимала как вновь приобретенную тетю, а не как домработницу.
   Они окончательно сдружились, когда у женщины после осенних хлопот на дачном огороде вышла из строя спина. Рита без стенаний и причитаний две недели пылесосила за нее всю пятикомнатную квартиру. А что окончательно покорило Ирину Михайловну - мастерски делала уколы, благодаря чему женщина избавилась от необходимости бегать каждый день в поликлинику по промозглой осенней погоде.
   Бабушка Риты работала врачом: у нее внучка и переняла полезный навык.
  
   Сейчас на кровати лежали три коробки. Одна - большая и узкая, две другие - поменьше и пообъемней. Рита взяла большую золотую коробку, на которой красовались буквы D&G, открыла и ахнула. Так вот к чему Руслан спрашивал про ее любимый цвет. Она вынула подарок из упаковки и не могла не залюбоваться. Шелковое небесно-голубое платье. Длина - чуть выше колена. Бретельки и лента под грудью из нежно-голубого атласа. От зауженной талии вниз - изумительный рисунок: россыпь белых и синих цветков, окаймленных серебряными нитями.
   Девушка бережно положила первый подарок на кровать и открыла высокую желтую коробку. В ней оказались восхитительные серебристые босоножки от Джимми Чу.
   На последней коробке - эмблема неповторимой Коко. Сумочка-клач из натуральной мягчайшей кожи серебристого цвета - того же, что и новая обувь - на изящной длинной цепочке. Внутри лежала записка.
  
   С днем рождения, Марго!
   Надень подарки и будь готова к семи вечера. Я за тобой заеду.
   Руслан.
   P.S. Это лишь начало.
  
   Девушка прижала к губам листок бумаги и закружилась по комнате. Она не выносила все эти вычурные бренды, но не могла не признать, что подарки великолепны. Платье от Дольче и Габбаны, босоножки от Джимми Чу, сумочка дома Шанель. А может, дело в том, что их купил Руслан? Специально для нее?
   Рита кинулась примерять обновки. Вдруг размер не подойдет? Опасения оказались напрасны.
   Девушка крутилась перед большим зеркалом, вмонтированным в вещевой шкаф в ее комнате. Платье сидело идеально, босоножки были в пору. Сумочка гармонировала с нарядом. Рита видела, как хороша. Платье не скрывает длинных стройных ног, облегает девичью фигуру, подчеркивая тонкую талию и высокую грудь.
   Несмотря на худобу, грудь Риты никак нельзя назвать маленькой. Формы появились всего в одиннадцать лет, из-за чего девочка страшно комлексовала: ни у одной из одноклассниц их еще не было - только у нее. Бабульки у подъезда без устали донимали бедного ребенка: "Как тебе не стыдно ими трясти?", "Пусть мама купит тебе более плотный лифчик!". Тогда маленькая Рита прибегала домой почти в слезах, а сейчас настала пора гордиться своей фигурой.
   Только волосы... Пышная химическая завивка совершенно не подходила к образу хрупкой, нежной красавицы. Рита переоделась в домашнее и накрутила волосы на бигуди - получились золотистые локоны. Собрав часть волос над затылком и закрепив их серебристой заколкой, девушка осталась довольна. Такая прическа идеально подходила к наряду.
   Без десяти семь замок в двери повернулся. "Это Руслан", - поняла Рита и выбежала из комнаты навстречу.
   Она замерла в коридоре и не могла отвести глаз. Элегантный костюм благородного темно-серого цвета поверх черной футболки с треугольным вырезом. Смелое сочетание, смотревшееся на Руслане сногсшибательно. С его безупречной фигурой, высоким ростом, аристократическими чертами лица... Он прекрасен, как на экране. Нет, еще лучше, чем на экране. Живое воплощение девичьей мечты. "Но что случилось? Почему он смотрит на меня так, будто никогда раньше не видел?" Глаза широко распахнуты, губы слегка приоткрыты. "Что это? Восхищение? Какая глупость: быть не может".
   - Марго, ты сегодня прекрасна! - выдохнул Руслан, не сводя глаз с юной принцессы, которую до недавних пор воспринимал лишь как милого ребенка, не заметив, что она выросла и превратилась в очаровательную девушку.
   - Только сегодня? - притворно изумилась Рита.
   - Ах, простите мою неучтивость, принцесса, - улыбнулся Руслан, неожиданно потянувшись за ее хрупкой кистью и взяв девушку под руку, отчего сердце Риты застучало, как сумасшедшее, и она едва устояла на ногах. По телу разлилась сладостная слабость и нега. "Этого не может быть!" Мечта сбылась. Ее держит под руку самый красивый мужчина на свете, в которого Рита так безоглядно влюбилась. "Мы на равных!" - Вы прекрасны всегда, но сегодня - особенно, - продолжал молодой человек.
   - Переигрываешь, - подсказала девушка, изумившись, что голос не выдал внутренней дрожи и волнения.
   - Даже не пытаюсь, - искренне ответил Руслан, глядя на нежное беззащитное личико. - Можем идти?
   - А куда?
   - Это сюрприз.
   - Если на улицу - погоди, я куртку надену, - едва Рита подошла к шкафу в прихожей, на плечи мягко легло прелестное короткое манто из натурального меха цвета горького шоколада. Руслан все предусмотрел.
   На улице стемнело. У самого подъезда стоял огромный белый лимузин с яркой подсветкой. Такие автомобили Рита видела только в кино. Водитель в фуражке и черной униформе вышел и чинно, с достоинством открыл дверь. Только сейчас девушка поняла: лимузин ждет их с Русланом, дверь открыта для них.
   - Прошу вас! - учтиво сказал шофер.
   - Благодарю! - ответил Руслан, принимая происходящее, как должное. Он заботливо помог юной спутнице устроиться на заднем сиденье и мгновенно оказался рядом.
   - С-спасибо! - только и успела с плохо скрываемым смущением крикнуть водителю девушка. Тот вежливо кивнул и закрыл дверь со стороны улицы.
   - Тебе удобно? - как сквозь сон, услышала Рита теплый низкий голос Руса.
   Девушка машинально кивнула, пораженная размерами и роскошью салона. Вся внутренняя отделка - из бежевой кожи и лишь кресла из черной. Между многочисленными окнами вмонтированы динамики - по три с каждой стороны. Рита, все еще не веря глазам, машинально пересела в длинное кресло в середине огромного салона. Теперь напротив был зеркальный бар с красно-оранжевой подсветкой. В нем сверкали и переливались хрустальные бокалы, фужеры, графины. Шампанское пряталось в ведерке со льдом. Вино. Красное? Или это игра света? Коньяк.
   Но самый большой сюрприз был выше. Рита подняла голову: на нее смотрели мерцающие звезды и ночное сине-черное небо. Сначала девушка приняла увиденное за искусно сделанную иллюзию. Но нет. Ночная высь - настоящая. Оказалось, в крышу вмонтировано прозрачное стекло.
   Тем временем водитель занял свое место, поднял звуконепроницаемую перегородку между собой и салоном, белый лимузин мягко тронулся, прежде чем Рита успела заметить широкий плазменный монитор прямо по центру.
   "Слушайте музыку, смотрите ТВ, угощайтесь напитками из бара, любуйтесь ночным небом, словом, чувствуйте себя, как дома", - подытожила мысленно девушка.
   Она перевела взгляд на Руса. Похоже, все это время актер с упоением наблюдал за ее молчаливым восторгом, даже не пытаясь скрыть лукаво-ласковой улыбки.
   Рита хотела поблагодарить Руслана, сказать, как все необычно, неожиданно, красиво и удивительно, но слова не сорвались с губ. Он сидел в кожаном кресле, такой загадочный, неотразимый, его совершенное лицо, на которое падал приглушенный свет, гордая осанка, сила и невероятная энергия, волнами исходящие от него. Рита почувствовала себя влюбленной школьницей на первом свидании, когда не знаешь, что сказать, как себя вести и справиться с нарастающим волнением от того, что рядом Он. Девушка мысленно усмехнулась тому, что отчасти это правда, ведь она и есть влюбленная школьница. Только сейчас, увы, не свидание. Попечитель устраивает ей грандиозный праздник по случаю шестнадцатилетия, дарит волшебный незабываемый вечер. Но лучше ей держать себя в руках, не придумывать того, чего нет, и успокоиться наконец.
   - А сейчас чего бы ты хотела? - Руслан первым прервал молчание.
   - Больше всего?
   - Да.
   - Узнать, куда мы едем.
   Руслан снова улыбнулся и, сделав в воздухе неопределенный жест рукой, сказал:
   - А-а-а, не все сразу. Кроме этого?
   - Ты не сможешь, - хитро сморщила носик именинница.
   - Ну-ка! Чего я не смогу?
   Когда Рита была счастлива, у нее возникало непреодолимое желание послушать любимые песни. Она даже подобрала целую коллекцию дорогих ее сердцу композиций и записала их на диск. А как она любила под них танцевать, когда никто не видит! Жаль, что в первом классе не пошла на уроки танцев, куда ее записала мама. Кто знает, может, из затеи любимой родительницы что и вышло. Мама видела, с каким упоением дочка, слушая музыку, танцует. Рита любила мир звуков и ритма с младых ногтей. С каких пор она не могла без музыки и танцев? С четырех лет? Раньше?
   В первом классе мама записала дочь на танцы. Именинница как сейчас помнила: первое занятие - пятого сентября. В тот вечер она гуляла с подружками во дворе. Было так весело! А идти на уроки танцев страшновато: новый коллектив, новые порядки. Для не слишком общительной Риты это всегда казалось проблемой. Мандраж, противный холодок в груди, неприятное волнение. По мере взросления девочка привыкла, но тогда ее страх стал непреодолимым препятствием. Бабушка вышла во двор, чтобы проводить внучку, а та заявила, что никуда не пойдет. Тремя днями позже, играя с подружками в догонялки, Рита упала и сломала ногу. Точнее, одна из девочек, бежавшая за ней, споткнулась и, падая, увлекла Риту за собой, всем весом шлепнувшись на ее несчастную конечность. После перелома о танцах пришлось забыть. Будто в наказание: она отказалась учиться тому, что любила больше всего.
   - Не сможешь поставить музыку, которая мне нравится, - уверенно заявила именинница.
   Руслан повел плечом, извлек из внутреннего кармана диск и, нажав несколько кнопок над сиденьем лимузина, поставил его. На лице красавца-актера появилось выражение, которое Рита окрестила про себя "если бы все проблемы так просто решались".
   И салон тут же наполнился звуками одной из самых любимых песен Риты. Энергичной, жизнеутверждающей, сильной, страстной музыкой, всегда дарующей девушке уверенность и отличное настроение.
   Именинница откинулась на спинку кресла, прикрыла глаза от удовольствия и стала дирижировать рукой, искусно вторя музыкальному ритму. Взмахи, пасы, движения маленьких хрупких пальчиков не были произвольными: она словно попадала в ноты, чувствовала музыку, забывалась, отдавалась ей без остатка.
   Наблюдая за движениями кисти юной подопечной, Руслан подивился ее врожденному чувству ритма. "Откуда в ней это?" - удивленно подумал молодой человек. "Никогда прежде не замечал".
   Он и не мог. Все знали, что Рита жить не может, не слушая музыку. Но тайна оставалась за закрытыми дверями ее комнаты.
   Заиграла следующая композиция, и тут именинница поняла, что за диск прихватил с собой Рус. Тот, что она сама записала: диск с любимыми песнями.
   - Хитрец! - воскликнула Рита. - Ты взял его у меня на столе.
   - Да. Но ведь тебе нравится? - в этот раз губы его не дрогнули, но глаза лукаво улыбались. Предугадывая ее желания и даря праздник и удовольствие, он почему-то чувствовал себя самым счастливым человеком на свете.
   - А можно мне шампанского?
   - Конечно, Марго! Твой праздник - твои правила.
   Лимузин привез их в самый дорогой и шикарный ресторан - "Купаж": трехэтажное здание, на верхнем этаже которого в теплое время года открывалась летняя веранда.
   Швейцар открыл перед гостями дверь, и они оказались внутри. Рита под руку с Русланом спускалась по массивной каменной лестнице, при одном лишь соприкосновении с которой каблучки девушки звонко постукивали.
   Внизу их встретил хорошо одетый юноша с папкой в руках.
   - Добрый вечер, господин Видич!
   - Добрый! - кивнул Руслан, и юноша поприветствовал Риту, слегка склонив голову.
   - Здравствуйте! - ответила именинница.
   - Я забронировал столик.
   - Да-да, я провожу вас, - поспешно ответил молодой работник ресторана.
   - Не стоит, - жестом руки остановил его актер. Я всегда ужинаю за одним и тем же столом. Мы сами найдем.
   - Как пожелаете! - расплылся в улыбке юноша.
   - Вы позволите? - раздался женский голос за спиной Риты. - Ваше манто.
   Девушка вопросительно посмотрела на Руса. Тот лишь улыбнулся, глядя на растерянное личико - еще бы, она впервые в таком месте. Он заботливо помог девушке снять верхнюю одежду, которую отдал в гардероб. Женщина повесила манто на вешалку-плечики, аккуратно расправив его, и вручила Рите маленький серебристый номерок.
   Рита под руку с Русланом неспешно поднималась вверх по лестнице. Девушка оглядывала стены, будто выточенные из горной породы: слегка неровные, с поблескивающими на свету темными и светлыми вкраплениями. "Сланец и слюда", - всплыло в голове девушки. Как же удалось создать такую иллюзию? Будто они поднимаются не к столику в ресторане, а к самой хозяйке медной горы, в ее владения. И тут Рита невольно вспомнила погрустневшие глаза Ирины Михайловны. Ну, конечно! Женщина знала, что они поедут ужинать, и как повариха от бога была недовольна: в день рождения Риты Руслан предпочел не ее угощения и разносолы.
   На втором этаже оказалось три зала. Первое, чему поразилась именинница, - над каждым столиком разное освещение. Где-то яркое, кое-где приглушенное или вовсе интимное. Они ступали по прозрачным прямоугольным пластиковым вставкам в полу, сантиметров на двадцать возвышавшимся над грудой гладких камешков, перламутра и ракушек разных форм и размеров, освещаемых то голубыми, то синими, то зелеными лучиками - абсолютная имитация морского дна. Иллюзия была столь яркой и умело созданной, что Рите казалось: если пластик треснет, ее ноги окажутся в соленой воде.
   - Какие люди! Здорово, Рус! - услышала Рита приятный мужской голос, когда любовалась "морским дном". По пути к столику они столкнулись с высоким темноволосым молодым человеком. Ростом он оказался чуть ниже Руслана. Карие глаза с хитрецой. Худой, изящный. Пока незнакомец и ее спутник пожимали руки, приветствуя друг друга, обменивались ничего не значащими фразами, Рита внимательно наблюдала. Он тоже известный актер. В паре фильмов играл вместе с Русланом. Ему всегда доставалась вторая главная роль - ведущую, конечно, получал Рус. "Как же его зовут? Алекс Барс, вроде. Интересно, Алекс - Алексей или Александр? В титрах никогда не уточнялось".
   Несмотря на кажущееся дружелюбие, между двумя актерами совершенно явственно чувствовались напряжение, холодность и недоверие. "Они не друзья", - быстро смекнула Рита. А еще при взгляде на манеры, поведение и мимику Барса у девушки само собой в голове всплыло слово "ловкач".
   - Кто эта прелестная особа? - ни капли не смущаясь, решил узнать Алекс.
   Рита уже открыла рот, чтобы привычно солгать, сказав "сестра", но Руслан ее опередил.
   - Девушка, которая мне дороже всех на свете, - к огромному изумлению Риты ответил он. Именинницу тут же обдало жаром, краска бросилась в лицо. Девушка в тайне надеялась, что в приглушенном свете яркий румянец останется незамеченным. Обоими.
   - Ты нас не представишь? - хитро улыбаясь, спросил Барс.
   "Какой же бесцеремонный", - раздосадовано подумала Рита.
   - Марго. Алексей, - познакомил их Руслан.
   - Очень приятно! - отозвалась девушка, слегка склонив голову.
   - Марго, вы так красивы.
   - Спасибо! Я знаю, - сами собой сорвались с губ девушки слова. Наверное, бокал шампанского, выпитый в лимузине, придал ей здорового нахальства.
   Алексей рассмеялся.
   - Если бы внешне не были такими разными, я бы решил, что вы родственники. Рус, она принимает комплименты, как должное. Прямо как ты.
   Видич снисходительно улыбнулся, поджав губы, и окинул молодого актера холодным взглядом, недвусмысленно намекая, что пора бы и попрощаться.
   - Что ж, рад был встрече, Рус. Рад знакомству, Марго, - расплылся в улыбке Алексей и тут же, нагнувшись к самому уху Видича, прошептал:
   - Скажи, а как отреагирует пресса, если пронюхает, что ты встречаешься с несовершеннолетней?
   - Еще интересней, если они прознают, что твоя девушка, после того, как ты узнал о ее беременности, совершенно случайно упала с лестницы и потеряла ребенка, - прошептал в ответ Видич.
   К счастью, Рита не слышала "обмена любезностями", иначе ее настроение на остаток вечера изрядно бы подпортилось.
   Никто из них даже предположить не мог, что эта встреча впоследствии станет для каждого ее участника роковой.
  

Глава 4

  
   Их столик оказался в самом конце третьего зала рядом с мозаикой во всю стену: бесконечная морская даль и синее ясное небо с пышными белыми облаками. По краям мозаики - ракушки и перламутр. Воображение подсказало Рите, что сочетание камня, водных глубин, гладких камней, ракушек, всех оттенков синего неслучайно. Ресторан навевал мысли о дивной морской пещере, величественной, влюбленной в прибой, белую пену и соленый бриз.
   Девушка быстро поняла, почему Руслан предпочитает именно этот столик. Во-первых, он в самом конце зала, скрыт от посторонних глаз ширмой, что помогает актеру избегать назойливого внимания посторонних почти наверняка. Во-вторых, подле других столов - массивные стулья, а здесь - уютные мягкие диванчики морской тематики.
   Руслан помог удобно устроиться Рите, а после сел сам - напротив именинницы. Оказалось, свет специально не включают во всем зале. Над каждым столом в потолок вмонтированы три лампы в металлической окантовке. Можно включить одну, две или три, регулируя интенсивность освещения. Рус выключил две из трех, и свет стал почти интимным.
   К ним тут же поспешил официант. Вежливо поприветствовав гостей, оставил два меню в тяжелых обложках из натуральной кожи, винную карту и удалился. Он явно узнал знаменитого актера. Но даже если юношу удивил возраст его спутницы, он не подал вида.
   Рита не могла успокоиться. Девушка была счастлива оказаться в "Купаже", но как она боялась сделать что-то не так, повести себя, как не подобает. А вдруг Русу придется за нее краснеть? Прежде девушке не доводилось бывать ни в одном ресторане, а этот - самый шикарный. Его название на слуху у каждого жителя города: даже у тех, кто может лишь мечтать о том, чтобы попасть сюда.
   Увидев, как дрожат пальчики его спутницы, листающие меню, Руслан сжал их в своей теплой ладони. Риту будто ударило током. Она приложила титанические усилия, чтобы не выдать бури чувств, которые пробудило его прикосновение.
   - Не волнуйся, Марго. Тебя здесь никто не съест. Ты же со мной. Но если хочешь уйти, только скажи.
   Девушка замотала головой.
   - Нет, что ты, мне здесь очень нравится.
   - Точно? - молодой человек отпустил руку Риты.
   - Точно.
   Девушка сделала глубокий вдох, буквы в меню наконец перестали расплываться перед глазами от волнения, и она смогла начать выбирать.
   Рите принесли настоящий корабль на блюде. Над кальмаром, фаршированным яйцом, рисом, зеленью, черной икрой и специями, реял парус из листа зеленого салата, закрепленный на деревянной шпажке-мачте. Очень необычно. Икра в сочетании со специями придала блюду неповторимый солоновато-сладкий вкус, а яйцо сделало начинку нежной.
   Руслан заказал стерлядь в сливочном соусе с черной икрой и креветки в хрустящем тесте с имбирем и кинзой.
   Вместе они выбрали шампанское и свежевыжатый апельсиновый сок, а на десерт - горячий шоколадно-миндальный торт с шариками ванильного мороженого.
   К концу ужина, когда они с Русланом, болтая и смеясь, доедали десерт, Рита услышала за соседним столиком знакомый голосок, жеманно растягивающий слова. "Только не это!" - испугалась именинница. Она сама полностью скрыта ширмой, но Рус... Из-за соседнего стола его можно увидеть, если постараться. Что же делать?
   - Что с тобой? - забеспокоился Руслан. - Секунду назад веселилась и вдруг побледнела.
   Рита наклонилась ближе к молодому человеку и зашептала:
   - За соседним столом моя одноклассница. Наверное, с предками сюда пришла. Если увидит нас вместе, можем начинать подыскивать другую квартиру.
   В этот момент раздались преувеличенно раздосадованные возгласы:
   - Ой-ёй, укатилось, - первая модница класса Оля Ветрова нагнулась к ножке дивана, который занимал красавец-актер, и подняла что-то блестящее.
   - Вот мое кольцо, - приподнимаясь, модница ловко нацепила его на палец. - О боже, Руслан, это вы? - притворно удивилась Ветрова. Хотя трудно не догадаться, что "случайно" подкатившееся к их столу кольцо - лишь попытка разыграть спектакль, чтобы получше рассмотреть: он или не он сидит за ширмой. Ветрова углядела своего кумира гораздо раньше.
   - Разве мы знакомы? - вежливо поинтересовался красавец.
   - Ой, нет! То есть да! Я была на премьере "Шпионских игр", и вы дали мне автограф.
   - Появляться на премьере фильма, где я снимался, - моя работа. Но сегодня я отдыхаю, - улыбнулся Рус, тонко намекая на разницу в обстоятельствах.
   - Неужели вы не помните меня, Руслан? - не унималась модница.
   - Признаться, не припоминаю.
   "Уходи. Уходи", - мысленно приказывала Рита однокласснице, но та развернулась и... не моргая и разинув рот, уставилась прямо на именинницу. Этого девушка боялась больше всего. "Что делать? Куда бежать? Может, лучше было под стол забраться, когда эта надоеда подошла?" - мысли беспорядочно сменяли одна другую в голове не на шутку перепуганной девушки.
   - Ритка?! Королёва Ритка?! - выпалила модница, ошалело глядя на одноклассницу.
   - Девушка, не знаю, кто вы и за кого меня приняли... Но не могли бы вы оставить нас с Русланом одних? Мы бы хотели провести этот вечер только вдвоем, - внутри Риты спрятался дрожащий от страха заяц, но снаружи... уверенный, слегка высокомерный тон, спина выпрямлена, плечи гордо расправлены. От испуга девушка даже ухитрилась изменить собственный голос: из звонкого и веселого он стал густым, низким и зазывно-эротичным, речь из быстрой превратилась в неспешную. Сердце Риты замерло в ожидании. Ничего не выйдет. Зачем она только все это сказала? Зачем?!
   Ветрова, слегка отстранившись, часто заморгала, переваривая услышанное. Оглядев Риту еще раз, она машинально произнесла:
   - Ой, извините. Обозналась, - развернулась и пошла прочь.
   Именинница громко выдохнула, зажала рот рукой и сползла на край стола. Казалось, пульс, отдававшийся в висках, никогда не утихнет.
   - Ну, ты и актриса, - не скрывая восхищения, похвалил Руслан.
   - Да какая из меня актриса? - Рите едва хватило сил, чтобы отмахнуться. - Думала: все, конец. Чемодан, вокзал... в смысле, прощайте прежняя квартира и новая-старая школа.
   - Забудь. Все ведь обошлось. Кстати, у меня для тебя есть еще один подарок, - попытался ободрить ее Руслан.
   - Как? Еще не все? - округлила глаза девушка. Наряд, поездка на лимузине, дорогущий ресторан. Что еще можно придумать?
   - Птичка мне напела, что ты потеряла часы, - начал молодой человек.
   Дней десять назад Рита обронила их где-то в школе - видимо, ремешок ослаб - и так и не смогла найти. Они с Элькой все этажи оббегали и дорожку возле учебного здания вдоль и поперек прочесали. Придя домой, Рита, сокрушаясь, пожаловалась Ирине Михайловне. Девушка в тайне надеясь, что, может, дома отыщутся. Но нет. Домработница выспросила, как они выглядели, но найти пропажу так и не удалось. Досаднее всего то, что покупала их мама Риты. Это память о ней. Такие аккуратненькие, с позолоченным корпусом и небольшим овальным циферблатом. Они так изящно смотрелись на ее руке.
   Руслан положил на стол бело-черную коробочку. Ее верхушка не открывалась, а поднималась с одной из сторон, а затем съезжала, убираясь под низ коробки. Внутри лежали прелестные часики, похожие на те, что Рита потеряла, но гораздо красивее. Тот же черный ремешок, ромбовидный корпус цвета золота с переливающимися всеми гранями камушками и круглым циферблатом внутри.
   - Не нашел старых, зато купил новые, похожие. Описание мне дала Ирина Михайловна.
   Рита смущенно улыбалась. "Надо будет обязательно ее поблагодарить завтра", - подумала девушка и потянулась за подарком.
   - Я не великий мастер подбирать слова благодарности, - призналась именинница, - но спасибо тебе огромное! Они великолепны! - девушка попыталась надеть их, но новый замочек никак не хотел слушаться.
   - Давай помогу, - Руслан, придерживая ее запястье, быстро справился с задачей. Но пока он регулировал длину ремешка, Рита закусила губы почти до крови, а ее правая рука под столом сжала со всей силы подол платья. Теплые пальцы, нежные касания, ласковая улыбка на лице, пока он держит ее руку - все это было чересчур, слишком... невыносимо и чудесно.
   Домой они возвращались на том же шикарном лимузине. Когда вошли в квартиру, большие настенные часы показывали десять минут двенадцатого. Самый чудесный день в жизни Риты подходил к концу. Но оставалось еще чуть-чуть счастья, всего пара минут до того, как они с Русланом разойдутся по комнатам. А сейчас его руки заботливо снимали с ее плеч манто. Пара смеялась, вспоминая конфуз в ресторане, когда они столкнулись с Ритиной одноклассницей. В эту минуту происшествие казалось веселым, но тогда было отчего заволноваться.
   Рита и Руслан подошли к комнате девушки.
   - А знаешь, это был самый лучший день рождения в моей жизни, - слегка краснея, призналась именинница. - Все подарки, лимузин, ресторан - так чудесно, неожиданно, волшебно, будто в сказке побывала.
   Руслан молчал, не отводя взгляда от нежного девичьего личика. Он поднял руку и неспешно погладил большим пальцем подбородок девушки, отчего та вздрогнула.
   - Я желаю, чтобы всю жизнь ты была такой счастливой, верящей в чудеса, не теряющей надежды, как сегодня, - прошептал он низким бархатным голосом, ласкающим слух. - Ты настоящее чудо, но даже не подозреваешь об этом, - взгляд Руслана скользнул по губам девушки. Рита едва сдерживала дрожь. Казалось, еще секунда - и он поцелует ее. По-настоящему. Руслан наклонился к юной спутнице. Его лицо впервые было так близко. А серые глаза, всегда скрывающие какую-то тайну и дарящие тепло... перед ними невозможно устоять.
   - Ах! - выдохнула Рита, когда его губы нежно коснулись ее щеки, обжигая и дразня. Сильные руки обвили тонкую девичью талию, и Рита тут же выдала себя, обвив его шею, выгнувшись под жаркими прикосновениями и заглянув красавцу прямо в глаза.
   Наваждение во взгляде Руслана мгновенно исчезло. Он по-братски обнял девушку и сказал уже ровным, безмятежным тоном:
   - Спокойной ночи, Марго! Сладких снов.
  

***

   Рита не спала всю ночь. Смертельно переживала, что выдала себя с головой, и не понимала, как теперь смотреть в глаза Руслану, как с ним разговаривать. Да как вообще себя вести?! Выпитое шампанское сыграло с ней злую шутку, ослабив внутренний самоконтроль. "Как? Ну как можно было выставить себя такой идиоткой в его глазах?"
   Переживаний, треволнений и вопросов оказалась целая уйма, а ночь не бесконечна. Когда Рита покинула свою комнату, Руслана уже и след простыл. Девушка позавтракала и поплелась в школу, не переставая себя корить.
   Однако новый день готовил очередные сюрпризы.
   Ольга Ветрова косилась на Риту все утро. К большой перемене вчерашняя именинница утвердилась в мысли, что та не подойдет и ничего не скажет. А что она, собственно, может? Спросить: "Эй, Королёва! Не ты ли ужинала в ресторане с Русланом Видичем?" - или сообщить, что видела в компании кумира девчонку, выглядящую точь-в-точь, как Рита, только в дорогих шмотках? Предположить, что это оказалась Королёва, ей не позволят гордость и самолюбие. Те же качества помешают рассказать о невероятном сходстве не только самой Рите, но и любому другому. Она же несравненная Оля Ветрова, на которую запал сам Руслан, едва ее увидев. С подобными легендами девчонки просто так не расстаются. Можно дышать свободно: модница не сможет выдать тайны.
   - Сколько до конца большой перемены? - шепнула Эля на ухо задумавшейся Рите. - Ах, да, ты же без часов...
   Но девушка убрала с запястья край алой водолазки и ответила:
   - Еще шесть минут.
   Они сидели в классе истории за третьей партой среднего ряда, уплетая завтрак и надеясь, что училка задержится, а лучше - вовсе не придет. Рита всегда носила в школу шоколадные батончики, напрочь игнорируя просьбы одноклассников дать откусить, чтобы вовсе не остаться голодной из-за их тяги к сладкому. Элька уплетала за обе щеки бутерброд с вареной колбасой.
   Риту с первого дня знакомства поражала красота подруги. Густые темно-русые волосы, ниспадающие волнами на плечи, огромные широко распахнутые серо-голубые глазищи, красивый рот с хитренькой, но невероятно милой улыбкой, рост под метр семьдесят. Как оказалось, среди дальней родни Эллы были азербайджанцы, что добавляло ее красоте экзотики, а еще мешало окружающим адекватно воспринимать ее внешность. Рита уже раза три слышала от разных людей: "Ну, та кареглазая брюнетка, с которой ты всегда ходишь". Рита недоумевала, как русоволосую светлоглазую девушку могли принимать за темноглазую и черноволосую. Но то был неоспоримый факт. Видимо, азербайджанские корни подруги создавали иллюзию для тех, кто не давал себе труда приглядеться внимательнее.
   - Покажи-ка свои часы, - выпалила Элла, и ее огромные глаза стали еще больше, что казалось невероятным. - Показывай, говорю!
   - Чего пристала? Часы как часы. Похожи на предыдущие, - Рита встала со стула, прошлась по классу, чтобы выбросить обертку от шоколадного батончика в мусорную корзину под раковиной, и вернулась к подруге. - На, смотри, - обнажила она запястье.
   - Я фигею, дорогая редакция, - простонала Элька. - Как прошлые, говоришь? Эти из золота с бриллиантами. К тому же швейцарские.
   - Ты что несешь? Какое золото? Позолота. Какие бриллианты? Хрусталь. Ну, в лучшем случае, искусственные бриллианты. Как там они называются?
   - Фианиты.
   - Вот, точно.
   Однако Элька была непреклонна. Она заставила Риту снять часы и гордо продемонстрировала непрактичной подруге пробу на внутренней стороне корпуса часов.
   - А это никакой не хрусталь, это реально брюлики. Я точно такие же часы видела в одном шикарном каталоге, - не унималась Элька.
   Когда Рита услышала цену подарка, ее в жар бросило. "Наверное, какая-то ошибка. Приду домой - проверю", - решила девушка.
   - Кто подарил? Колись.
   - Брат, - поморщилась Рита, снова вспомнив неловкую сцену перед дверями
   своей комнаты.
   - Ой, а он у тебя богатенький Буратино? - любопытствовала подруга.
   - Ну, деньги у него водятся, - уклончиво ответила Королёва. Разговор приобретал опасное направление. Девушка боялась, что следующий вопрос будет: "А кем он работает?"
   - А он что, не сказал, из чего часы?
   Рита облегченно выдохнула:
   - Нет. Зачем?
   - Зачем, - передразнила подруга. - Чтоб знать. И откуда такие непрактичные, как ты, Ритка, берутся? С другой планеты, что ль? Вот подарят тебе когда-нибудь золотую цепочку, а ты даже не будешь ее длину в сантиметрах знать.
   - А что, еще и длина важна?
   Элька обреченно вздохнула:
   - Ну, вот, что и требовалось доказать. Ты об этом, небось, впервые слышишь?
   - Ты будешь смеяться, но... да.
   - Все понятно, - махнула рукой подруга. - Ты безнадежна.
   - Думаю, это подделка, - показывая на часы, соврала Рита. - Я видела, такие продают много где, но цена гораздо ниже.
   - Ну, не знаю, - недоверчиво покосилась подруга. - Хотя, наверное, ты и права. Я не спец и не ювелир. Откуда ж у твоего брата полторы сотни тысяч на часы.
   Не успела Элла закончить фразу, как в класс вошла историчка. Начался урок.
  

***

   Придя домой, Рита первым делом спросила Ирину Михайловну, не прилагался ли к часам гарантийный паспорт или еще какой документ, и не видела ли она его?
   - А как же? Самолично в пакет с другими паспортами положила.
   Получив долгожданную малюсенькую черную книжечку, Рита закрылась в своей комнате, отыскала страничку на русском языке и прочла:
   Часы наручные электронно-механические торговой марки Tissot. Золотой водозащищенный корпус, инкрустированный двадцатью бриллиантами. Сапфировое покрытие стекла. Ремень из натуральной кожи.
   Произведено в Швейцарии.
   - Золотой корпус с двадцатью бриллиантами и сапфировым покрытием стекла. Фирма Tissot. Швейцария, - повторила Рита. "Элька оказалась права. И раз они баснословно дорогие, в школу их лучше не носить. А если станут расспрашивать, клясться, что подделка. Китайская".
   Расстегивая ремешок, Рита прикрыла глаза, и в памяти сразу всплыли обжигающе-нежные прикосновения Руслана, когда он надевал подарок на ее тонкое запястье.
  

Глава 5

  
   Со дня шестнадцатилетия Риты Руслан делал вид, что ничего не произошло. Они с удовольствием вспоминали и поездку на лимузине, и поход в ресторан, но не то, что случилось после. Рите даже начало казаться, что она все придумала. Постепенно и ее жизнь, и жизнь красавца-актера вернулась в обычную колею.
   Заканчивался май. В десятом классе шли последние дни занятий. Один из однокашников Риты, Серега Терехин, чья мать работала в школе медсестрой, пугал окружающих каким-то неестественным, чересчур резким кашлем и поблескивающими от температуры глазами. Когда классная руководительница Ольга Алексеевна при всех сказала, что в его состоянии бы дома посидеть, тот гордо ответил, что погода хорошая, тепло, а полугодие надо закончить.
   - Мы тебе сами все оценки выставим, только не заражай никого - дома сиди, Терехин! - почти взвизгнула учительница математики. Рита аж вздрогнула от ее интонаций.
   - Чё с нашей Алексевной? Ты что-нибудь понимаешь? - нагнулась к уху девушки Элла.
   Королёва лишь недоуменно заморгала и замотала головой.
   Других странностей под конец учебного года не наблюдалось. Второе полугодие подошло к концу, оценки выставили и - о, счастье! - начались долгожданные каникулы.
   Правда, Элла тут же смоталась на все лето на дачу, а Рита осталась в городе, предоставленная самой себе.
   По утрам она бегала гулять в парк, где с упоением наблюдала за шустрыми белками; скрытными и пугливыми мышками с коричневой полоской на спине - девушка понятия не имела, как их называют - которые прыгали из норки в норку; за резвыми синицами и забавными воробьями, чьи отпрыски, пища и грозно потрясывая крыльями, требовали еду у старшего поколения пернатых.
   Рита твердо решила, что будет поступать в университет, который окончили ее родители. Запись на подготовительные курсы начиналась только в августе, а сами занятия - с первого октября. Так что можно не торопиться.
   В этот беззаботный июнь нашлась лишь одна причина для огорчений. Рита простыла под кондиционером, пока стояла в очереди в сберкассу, чтобы положить очередную сумму денег на свой личный счет.
   Она сдавала свою квартиру, пока жила с Русланом. И каждый месяц ходила в сбербанк, оставляя деньги. Надо думать о будущем. Ведь меньше, чем через два года, когда ей исполнится восемнадцать, по закону Руслан перестанет быть ее попечителем. Девушка вернется к себе домой и начнет жить самостоятельно, только источника дохода от сдачи квартиры тут же лишится. А ведь учиться и работать - очень тяжело. Поэтому Рита твердо решила откладывать деньги, на которые сможет прожить первое время, пока будет получать образование. А когда освоится, войдет в ритм студенческой жизни, приноровится к ее правилам и законам, тогда можно подумать и о поисках работы. Тем более третьекурсницу возьмут с большей охотой, чем первокурсницу.
   Простуда, однако, оказалась слишком липучей. Сколько Рита не грелась на теплом июньском солнце, трахеит никак не желал проходить. Так обидно заболеть летом.
   Когда легкое недомогание продлилось неделю и не произошло никаких улучшений, Руслан отловил девушку в коридоре и фактически приказал:
   - Марго, вот тебе антибиотики, - протянул он ей бело-желтую пачку ампициллина. - По две таблетки каждые восемь часов. Будешь принимать с нистатином, - теперь в ладонь девушки упала еще и бело-зеленая пачка.
   - Ну, Рус, - заканючила Рита, - у меня даже температуры нет. Лето на дворе, все само пройдет. Зачем травиться?
   - Не спорь и делай, что говорю, - заявил Руслан и направился к шкафу с бельем.
   - Чё злой-то такой? - взвилась девушка ему вслед.
   Молодой человек достал свежее полотенце, закрыл дверцу и ответил через плечо:
   - Я не злой, я просто о тебе забочусь.
   - Ну, бли-и-ин!
   - Марго, я когда-нибудь желал тебе плохого? - бровь Руслана вопросительно изогнулась.
   - Никогда.
   -Тогда не хнычь и сделай то, о чем прошу.
   - Ты не просишь! - продолжала бунтовать девушка.
   - Хорошо, - Руслан развернулся, забросив на плечо большое синее полотенце, и изобразил на лице жемчужно-белую киношную улыбку, невольными жертвами которой стали тысячи девушек и женщин. Знали бы они, что Рус по природе своей далеко не самый улыбчивый мужчина в мире. - Марго, сделай это ради меня. Пожалуйста.
   Рита надулась, как мышь на крупу, и выдохнула. Все-таки безотказный прием. Действует на раз, и молодой человек - елки зеленые! - прекрасно об этом знает.
   - О'кей.
   - Вот и молодец, - Руслан скрылся в ванной, и тут же послышался звук льющейся воды. А Рита поплелась на кухню за чаем, чтобы запить таблетки.
   Умом Руслан понимал, что доводы Риты абсолютно логичны: нет никакого смысла пить антибиотик при легкой простуде, да еще летом. Но молодого человека не оставляло предчувствие надвигающейся беды. С Ритой не все в порядке. Она стала капризной, раздражительной. Для недомогания такое поведение обычно, но есть что-то еще. Но что?
   И похоже, интуиция Руслана не подвела. Уже через два дня Рите стало хуже. Обычный сухой кашель усиливался, стал почти непрекращающимся, изматывающим, непереносимым. Многочисленные приступы могли длиться до получаса. Во время них девушку выташнивало, а после - подкрадывалось удушье. У Риты не получалось нормально дышать: хрипы, сипы, и наступала паника. Каждый следующий глоток воздуха мог оказаться последним. Кроме того девушка не могла есть. Все, что Ирина Михайловна давала больной, через пару минут оказывалось в уборной во время очередного приступа.
   Еще через два дня Рита уже была не в состоянии встать с постели. Слабость и неизвестная болезнь сделали свое черное дело.
   Стоило Руслану вечером появиться на пороге квартиры, домработница поспешила ему навстречу. Молодой человек хотел спросить: "Как она?" - но Ирина Михайловна его опередила.
   - С Риточкой совсем плохо, - с тревогой в голосе говорила женщина, качая головой. - Уже с постели не встает, бедняжка.
   - Так почему же вы мне сразу не позвонили, а ждали, пока я дома появлюсь? - возмутился Руслан, с беспокойством поглядывая на комнату Риты.
   - Я звонила, но ваш мобильный отключен.
   Молодой человек выругался. Сегодня снимали несколько сложным сцен, и ему пришлось отключить телефон. Включить его он забыл. Мысленно кляня себя, он извинился перед женщиной за несдержанность.
   - Надо вызвать скорую. Срочно, - решил Руслан и, забыв снять уличную обувь, направился к радиотелефону, стоявшему на тумбочке в коридоре.
   - Уже, - едва слышно прошептала женщина. - Приезжали.
   - И что? Что сказали? - Руслана трясло от волнения.
   Ирина Михайловна опустила глаза в пол. - Да сволочи они. Приехали два бугая, поржали, пошептались и уехали. Я бы таких... - она не стала договаривать, что бы с ними сделала.
   Молодой человек крайне редко терял самообладание, но сегодня был один из тех случаев:
   - Ирина Михайловна, говорите толком! - сорвался на крик Руслан.
   - Я и говорю толком, - недружелюбно буркнула женщина, теребя в руках край фартука. - Сказали, простыла Риточка. А что ее рвет, так это... беременна она. И прям при ней сказали. Мрази, а не люди. Как таких земля носит?
   В глазах молодого мужчины вспыхнула такая ярость, что, казалось, он сейчас перевернет тумбочку, на которую опирается рукой. Однако кулаком в стену красавец все же ударил, даже не поморщившись от боли.
   - Убил бы скотов! - прошипел он. - Как?.. Рита как отреагировала?
   - Да до слез довели, - тяжело вздохнула домработница, отпустив наконец край передника. - У нее и так сил нет, а эти...
   Но молодой мужчина уже не слушал. Он зашел в комнату девушки и затворил за собой дверь. Почти вся двуспальная кровать была свободна. Рита забилась к самой стенке и едва слышно плакала в подушку. Когда дверь закрылась, плечи девушки непроизвольно вздрогнули. Она подняла бледное, измученное болезнью лицо с синими губами и заплаканными глазами и прошептала осипшим от кашля голосом:
   - Руслан, я не берем...
   Молодой человек не дал ей закончить. Он опустился на колени рядом с кроватью и прижал девушку к груди.
   - Знаю, малыш, знаю. Не обращай внимания на этих скотов из скорой.
   - Думала, ты мне не поверишь.
   - Какая же ты еще глупенькая. Я всегда тебе поверю. Запомни.
   - А откуда знаешь? - по лицу девушки продолжали катиться слезы - следы горькой обиды на несправедливое подозрение. Хотя плакать она перестала. Руслан слегка отстранился, внимательно посмотрел в глаза Риты и улыбнулся.
   - Я неплохо разбираюсь в женщинах, - только и ответил он. Но этого оказалось достаточно, чтобы Рита облегченно вздохнула и успокоилась. Все остальное перестало иметь значение. Важно, что Руслан верит ей. Другие пусть думают, что хотят.
   Молодой человек достал из упаковки, лежащей рядом с кроватью, одноразовый носовой платок с запахом клубники, и начал вытирать слезы девушки.
   Рита прижалась к его груди и прошептала:
   - Что со мной, Руслан? Чем я больна?
   Молодой человек сжал ее в объятиях, не зная, как ответить. Ее надо спасать. Рите все хуже, а он не может помочь.
   - Я боюсь, - едва слышно сказала Рита.
   Выйдя из комнаты девушки, Руслан тут же позвонил режиссеру и сообщил, что сестра тяжело больна, поэтому его не будет. Ни завтра, ни послезавтра, ни послепослезавтра. Его не будет, пока она не пойдет на поправку.
   Режиссер ругался, угрожал, орал в трубку, но актера переубедить не смог. Молодой человек остался непреклонен. Тогда разъяренный мужчина заявил, что пока будет снимать сцены, где Руслан не задействован. Приказал позвонить сразу же, как ситуация изменится и швырнул трубку.
   На следующее утро Рите вызвали участкового терапевта. Пришла невысокая щуплая женщина лет сорока с властным характером и хмурым лицом. Она, не задумываясь, поставила диагноз ОРВИ и на все возражения и возмущения по поводу необычного течения болезни и перманентного ухудшения самочувствия отвечала, что люди, ездя на экзотические курорты, привозят оттуда столь же экзотическую простуду, о которой в наших краях слыхом не слыхивали. А то, что девушке так плохо, так это она адаптируется к подобной необычной заразе, подцепленной на улице. Организм молодой, сильный - справится. Требовала отменить антибиотики, но Руслан и слышать не желал, даже не подозревая в тот момент, что от его решения зависит жизнь Риты.
  

***

   Казалось, самочувствие девушки уже не может стать хуже, но болезнь продолжала преподносить неприятные сюрпризы. Рита стала так слаба, что просыпаясь, плакала от бессилия и ужасающей слабости. Даже малейшее шевеление давалось ей с огромным трудом. Она отказывалась от пищи, не могла и смотреть на еду.
   Руслан стоял в Ритиной комнате у самой двери и страдающими, невыспавшимися глазами смотрел на муки девушки. Чем ей помочь? И первый ответ нашелся.
   Молодой мужчина не помнил, как дошел до кухни, где заваривала чай Ирина Михайловна.
   - Рита любит черешню и клубнику. Очень любит, - прошептал он. - Я схожу в ближайший магазин.
   - Вы с ума сошли! - вскинулась домработница. - Еще не хватало вам на улице появляться, где куча зевак и любительниц автографов найдется. Я сама схожу, - заявила женщина, уверенно хлопнув ладонями по столу.
   И Рита поела. Совсем чуть-чуть, но поела. На радостях Ирина Михайловна сделала из молока нежнейший домашний творог, надеясь, что к вечеру девушка сможет если не съесть его, то хотя бы попробовать. А Руслан сумел взять себя в руки. Надо вырвать девушку из когтистых лап неизвестной хвори.
   Возникла идея, что Рита могла слечь не одна. Вдруг в ее классе или школе есть еще заболевшие. И молодой человек позвонил классной руководительнице Ольге Алексеевне.
   - Неужели Рита тяжело заболела? - обреченно вздохнула математичка в трубку.
   - Да.
   - Опишите симптомы, - как заправский врач, потребовала женщина.
   Когда Рус подробно рассказал обо всех проявлениях неизвестной болезни, "трубка" ответила:
   - У нее коклюш. Ритин одноклассник перед каникулами подцепил и больным в класс ходил.
   - Так почему ж карантин не объявили? Родных не предупредили?! Как его вообще в школу могли пустить?! - заорал молодой человек.
   "Трубка" снова вздохнула, объяснив, что диагноз "коклюш" никто из врачей ставить не хочет: карантин, все дела. Думают, что с прививками пройдет.
   Оказалось, Сергей Терехин тоже заработал диагноз ОРВИ, как и Рита. А Ольга Алексеевна умоляла парня не появляться в школе, потому что коклюшный кашель отличала на раз. Ее сын переболел этой дрянью два года назад. Классная руководительница дала Руслану несколько советов по уходу за больной, пожелала терпения, выдержки и сил, а Рите - поправляться.
   Следующий, кого Руслан потревожил своим звонком, как ни странно, был его лучший друг Илья:
   - Слышь, Илюх, у Марго, похоже, коклюш. Найди врача. Нормального врача, а не идиотов, которых в институтах не доучили! - кричал Руслан: он уже не мог разговаривать иначе. Постоянно на взводе, ночи почти без сна. И страх за Риту становился все более удушливым и непереносимым. - Где? Ну, ты же мастер делать невозможные вещи. Вперед, покажи себя. Нет, на дом, только на дом. Она с постели встать не может. Такси и любые другие расходы я оплачу. Всё, отбой!
   Ближе к ночи в доме Видича раздался телефонный звонок. "Трубка" говорила мужским, слегка дребезжащим старческим голосом с очень уверенными интонациями. Это оказался тот самый врач. Он заверил, что подъедет завтра к полудню, но потребовал добыть карту больной.
   На следующее утро Ирина Михайловна, устроив грандиозный скандал в районной поликлинике и дойдя до заместителя главного врача, все же получила карту на руки.
   Ровно в полдень на пороге появился седовласый высокий мужчина - стариком его назвать язык не поворачивался - поджарый, жилистый, уверенный в себе. Он сразу же прошел в комнату девушки. Потратив час на осмотр больной, подробные расспросы о ее самочувствии, состоянии, питании и чтение ее карты, он подтвердил диагноз и выписал назначения.
   Покинув комнату Риты, врач позвал в гостиную Руслана и Ирину Михайловну.
   - Вы болели коклюшем? - спросил он сначала у молодого человека.
   - Да, года в четыре.
   - Что ж, это хорошо. А вы? - обратился он к женщине.
   - Тоже болела.
   - Как я понял, вы здесь приходящий работник, так?
   Ирина Михайловна кивнула.
   - Одна живете?
   - Нет, с мужем и двумя сыновьями.
   - Если есть возможность, останьтесь жить здесь на время болезни девочки, чтобы не передать коклюш родным. Он крайне заразен, - заявил врач покровительственным тоном.
   - Мы уже обговорили это с Ириной Михайловной. В квартире целых три свободных комнаты, - перебил седовласого мужчину Руслан.
   - Рад, что встретил сознательных и понимающих людей, - обратился врач к обоим и продолжил: - То, что нельзя заболеть повторно, - миф. Очень даже можно. Как только кашлянете по поводу или без - сразу антибиотики. Немедленно.
   Ирина Михайловна послушно закивала в знак согласия.
   - А теперь я бы хотел поговорить с вами наедине, молодой человек.
   - Ухожу-ухожу, - заторопилась домработница и исчезла за кухонной дверью.
   - Вы ведь единственный родственник?
   - Да, - глухо ответил Руслан. Он сидел в белом кресле, бессильно опустив локти на колени и сложив пальцы рук в плотный замок. Врач пристроился рядом.
   - В больницу девочку отправлять не рекомендую. Там за ней не будет такого ухода. Кормить ее черешней, клубникой, домашним творогом никто не станет. Денно и нощно дежурить у ее постели - тоже.
   - Я и не отдам ее никуда.
   - Но боюсь, у меня для вас не самые хорошие новости.
   - Поясните, - Руслан будто пребывал в оцепенении. Он еще не понимал, к чему клонит врач, но отчаянно заталкивал тревожные мысли вглубь сознания.
   - У матери девочки были сложные роды, малышка появилась на свет в асфиксии... Короче, сразу после рождения ваша сестра получила отвод от некоторых прививок по рекомендации невролога.
   - Что?! - не выдержал Руслан. - У нее нет прививки от коклюша?
   - Да. Вместо АКДС, прививки от коклюша, дифтерии и столбняка, которую колют большинству детей, ей сделали АДСМ, прививку от дифтерии и столбняка, из которой исключен компонент, ответственный за иммунизацию против коклюша. Иммунная система девочки столкнулась с этой болезнью впервые.
   - И чем это грозит Рите? - Руслан до крови прокусил губу и почувствовал во рту металлический привкус.
   - Она... может не пережить болезнь, - прямо ответил врач. - На ее стороне молодость. Очень повезло, что вы ей быстро начали давать антибиотики. Без них ее уже... в общем, вы поняли.
   - Каковы ее шансы? - лицо Руслана стало белее мела.
   - Не берусь сказать точно, но они не велики. Все зависит от ее желания жить. Если ей хватит сил и мотивации, ваша сестра может выздороветь.
   - Я понял, - глухо ответил Руслан, уставившись в одну точку прямо перед собой. Он не слышал ни как врач ушел, ни как Ирина Михайловна закрыла за ним двери. В голове крутилась только одна фраза: "Может не пережить".
  

Глава 6

  
   Войдя комнату Риты, молодой человек устроился в кресле рядом с ее кроватью. После таблетки снотворного, она забылась мучительно-тревожным сном. Пушистые волосы разметались по подушкам. Тяжкое слабое дыхание тут же напомнило о болезни. Бледное девичье личико, синие губы, впавшие от недоедания и обезвоживания щеки. Хрупкая, будто прозрачная рука лежала поверх одеяла, слегка поднимаясь в такт дыханию, ее сестра-близняшка пряталась под подушкой. И это чувство. Невыносимое. Что Рита уходит на ту сторону, что у нее не хватает сил бороться. Сил или желания? Ведь на той стороне ее ждут родные мать, отец, бабушка, а на этой удерживает лишь он, Руслан. Как перетянуть ниточку, за которую пытается цепляться Рита, на свою сторону? Как оставить девушку в мире живых?
   "Все зависит от ее желания жить", - вспомнил молодой мужчина слова седовласого доктора. Надо помочь ей обрести желание жить и бороться, как сделала когда-то она сама, заставив его отложить пистолет в сторону.
   Руслан чувствовал, как глаза вопреки воле слипаются: три ночи почти без сна напомнили о себе. В кресле спать невозможно, но Риту оставлять нельзя. Ни в коем случае. Очередной приступ кашля - она проснется, начнет задыхаться и снова запаникует. Надо остаться с ней.
   Руслан решил взять пример с Риты, когда она охраняла его сон в больнице после ранения ножом. Прошло меньше пяти месяцев. Молодой человек откинул тяжелое одеяло и лег с краю кровати, рядом с Ритой. Девушка всегда спала у стены. Засыпая, он смотрел на ее несчастное невинное личико и думал о том, что, быть может, стоит сказать все, как есть. Искренность уж точно не повредит, а помочь вполне может.
   Рита открыла глаза, когда уже совсем стемнело. На улице только листья шелестели от ветра. Ни машины не ездили, ни люди не ходили. В комнату пробивался слабый свет уличного фонаря. "Значит, уже глубокая ночь", - поняла она, не сводя глаз с белого потолка. И тело тут же напомнило ей о тяжкой слабости и бессилии. С каждым днем, с каждым пробуждением, с каждым часом по капле, понемногу остатки сил покидали ее. И так продолжится до тех пор, пока их вовсе не останется, а тогда она...
   По щекам девушки снова покатились слезы. Не хотелось умирать: это так страшно. Но она чувствовала, как с каждой каплей потерянных сил смерть подкрадывается к ней ближе и ближе. Неужели скоро теплая постель сменится холодной могилой? Она хочет жить, так хочет жить, но у нее не остается энергии. Ее забрала проклятая болезнь: выкачала, высосала и продолжает тянуть. Каждое пробуждение - настоящая пытка. Так хочется спать, спать и не просыпаться. Во сне она не помнит о боли, бессилии... Девушка с трудом повернула голову набок и... если бы смогла, вздрогнула бы. Лицом к ней, размеренно дыша, спал Руслан. Руслан? В ее постели? Если бы она была здорова - интересно: обомлела от счастья или закричала от смущения?
   Вот только сейчас все это неважно. Почти. Оказывается, чтобы испытывать вихри эмоций, которые раньше были ее вечными спутниками и не всегда добрыми друзьями, тоже нужны силы. А если их нет, тебе все равно. Почти. Больше всего Рита хотела снова забыться сном. И тут начался очередной приступ кашля.
   Руслан мгновенно проснулся. Девушка потратила остаток сил, чтобы отвернуться к стене. Он не должен видеть ее красное от напряжения лицо, испарину на лбу. Момент, когда она станет задыхаться, хватая воздух, будто рыба, выброшенная на берег. Рита ощутила, как руки Руслана коснулись ее содрогающейся от кашля спины, стали нежно поглаживать ее плечи. И впервые за все время болезни в конце приступа Рита не почувствовала страха. Теперь она уверена: эти судорожные вдохи не последние в ее жизни. Неужели все благодаря тому, что Рус так близко? Что она чувствует его сопереживание, тепло и сочувствие?
   С той ночи молодой мужчина почти не покидал комнаты девушки. Однако самое страшное оказалось впереди.
  

***

   Снова поздняя ночь. Руслан лежит рядом. Свет фонаря, пробивающийся в окно, падает на его лицо. Уставшее, но прекрасное. Черные волосы успели отрасти, пока он почти неотлучно сидел с Ритой. И так ему идет гораздо больше. Щетина. Интересно, какая она на ощупь? Губы. Как она мечтала их коснуться!
   Девушка старалась сохранить в памяти каждую его черточку, потому что чувствовала: болезнь победила. Да, пришла, отобрала все силы, волю, высосала энергию, и скоро кошмар закончится. Очень скоро.
   "А что будет с Русланом, если меня не станет? Как я оставлю его одного?" - на эти вопросы у Риты не нашлось ответов.
   - Руслан... - прошептала девушка осипшим от постоянных приступов удушающего кашля голосом, - я больше... не могу.
   Они не говорили о смерти, не упоминали вслух, но каждый из них понимал, что костлявая с косой близка. Вернее, как она близка.
   Прежде такой взгляд у Руслана Рита видела лишь однажды: когда застала с пистолетом у виска. Нет, в них не боль. Даже слов не подобрать. Страдание? Слишком мелко. Обреченность? Да, но если усилить в тысячу раз. Чего в них точно нет - смирения. Серые глаза не желают мириться с потерей, уступать, отдавать. Не ее. Ни сейчас и никогда.
   Ладонь Руслана мягко опустилась на ее голову, погладила волосы, и молодой мужчина прошептал:
   - Останься со мной, Марго.
   Рывок - и он уже крепко прижимает Риту к себе. В этом жесте - бездна отчаяния. Теплое дыхание согревает ее ухо, бархатный низкий голос шепчет:
   - Марго, я люблю тебя...
   - Да... любишь... но не так... как я хочу, - еле слышно ответила Рита.
   - И так, как ты хочешь, - тоже.
   Лицо девушки уткнулось в подушку. "Какая сладкая ложь. Я почти поверила", - хотела сказать она, но сил не осталось даже на это.
   Руслан отчаянно сжимал ее в объятиях, даже не думая отпускать. Сильные руки скользили по спине в шелковом халатике.
   - Останься со мной, - повторил молодой мужчина. Его сердце разрывалось на части. Он не отпустит ее. Нет, не отпустит. - Девочка моя. Маленькая. Хорошая. Сладкая. Навсегда останься. Прошу тебя. Как только станет лучше, мы поедем на юг, к морю. Ты же так любишь море! Там ты поправишься, наберешься сил. Я буду рядом.
   Больше Рита ничего не слышала. Она впала в какое-то подобие забытья. Ни страха, ни боли - лишь отрешенность: от болезни, от мира, от себя.
  

***

   Минуло три дня. Руслан сидел за кухонным столом, уставившись на чашку кофе и не понимая, что с ней делать. Его лицо больше походило на маску без намека на эмоции. Бледное, с проступившими скулами, болезненными синяками под глазами. Он сгорбился и обреченно опустил голову на сомкнутые в замок руки. Что же дальше?
   Ирина Михайловна за эти дни похудела. Она бессмысленно бродила по кухне, не зная, как себя занять. Кончилось тем, что женщина попросту начала перекладывать ножи, вилки и ложки с места на место, передвигать банки с кофе, чаем и специями в шкафу и искать, куда приткнуть прихватку, совершенно не замечая крючка, который висел прямо перед глазами.
   Едва слышная нетвердая поступь.
   - Какие у вас лица трагичные, - не нашла более подходящих слов девушка, войдя на кухню слегка пошатываясь. На ней был фиолетовый шелковый халатик, на ногах - сиреневые шлепанцы. Но цвет щек, как и цвет губ, с ними уже не гармонировал. Посиневшие уста стали чуть розовыми, на белом, как мел, лице робко начал проступать румянец. - А дайте мне, пожалуйста, черешни, клубники и творога. Я голодная, как волк. Можно? - неуверенно спросила она.
   Ирина Михайловна возвела руки к потолку, запрокинула голову и воскликнула:
   - Благодарю тебя, господи!
   Руслан сорвался с места, подхватил Риту на руки и закружил по кухне.
   - Ай-яй, Рус, отпусти! - взмолилась девушка. - Или меня стошнит прямо на тебя. Я не так крепка, как мне хотелось бы, - пожаловалась Рита, виновато поджав губы, когда мужчина поставил ее на пол.
   - С возвращением, Марго!
   Глядя на счастливую улыбку Руса, девушке показалось, что на его глазах вот-вот проступят слезы. Чего только не почудится из-за болезни. Глупости какие.
   Кризис миновал. Она пошла на поправку.
  

***

   Рита сквозь сон услышала тоненькое позвякивание. Перевернувшись на другой бок, она стоически решила не обращать внимания на посторонний звук, пытавшийся прервать ее сладкое сновидение. Ночь. Море. Она плывет вдоль лунной дорожки навстречу...
   - Да что за черт! - ругнулась девушка, вскочив на кровати. Это будильник не давал ей спать. Восемь утра ровно. Завтрак начнется только через полчаса. Можно поваляться еще минут десять. Рита упала на подушки и сладко потянулась, сквозь полуоткрытые веки оглядывая шикарный номер люкс отеля. Чего тут только нет. Над ее двуспальной кроватью - кондиционер. Очень кстати. На улице жара, а в номере приятное тепло. Плотные занавески загораживают окно, чтобы утреннее солнце не мешало сну.
   Повезло, что есть небольшой балкон. Можно выйти ночью на прохладу, полюбоваться на курортный город с высоты пятого этажа, увидеть горы и море, освещаемые луной, вдохнуть морской воздух полной грудью. Вынести на балкон стул и почитать с планшета или послушать музыку.
   А кроме этого здесь и мини-бар, и плазменный телевизор, и телефон. В ванной каждый день меняют полотенца, приносят новое мыло, одноразовые зубные щетки и шапочки для душа. Ковер, в котором утопают ноги, пылесосят ежедневно. Райская жизнь: почти как дома, но еще теплынь и рядом море.
   Руслан сдержал обещание. Сразу же, как Рите стало лучше, он в считанные дни доснялся в оставшихся сценах фильма "Против мира" и по совету своего друга Ильи Инсарова согласился на главную роль в драме "На самом дне", которую снимают на побережье. Так что остаток лета девушка проведет у моря, долечивая коклюшный кашель, который у некоторых людей не проходит годами.
   Рита глянула на большие электронные часы еще раз. Восемь-пятнадцать. Пора чистить зубы, принимать душ, одеваться идти на завтрак.
   Спустившись на лифте на первый этаж, девушка показала на входе в столовую карточку гостя и устремилась к шведскому столу, больше похожему на витрину: стеклянные навесы предохраняли подносы с только что приготовленной, пышущей жаром и ароматами едой от остывания и заветривания.
   Здесь было все, что душе угодно: различные салаты, фаршированные перцы, лечо, яичница с беконом, сосиски в тесте, лимонный пирог, пирог с курагой, макароны по-флотски. Рита взяла творожную запеканку, два слоеных пирожка с капустой и подошла к столику, уставленному графинами с апельсиновым и виноградным соками и круглыми баночками, по которым рассыпаны несколько сортов кофе и чая. Девушка заварила чай каркаде, взяла сахар, и, разложив их на металлическом подносе, быстро решила, что на веранде завтракать не станет: слишком жарко. Лучше - в зале столовой.
   К половине девятого мало, кто приходил, поэтому почти все столики, укрытые бордовыми скатертями, оказались свободны. В зале сидел мужчина и две подруги-болтушки лет двадцати пяти. Рита пристроилась за столиком под плазменным телевизором. На музыкальном канале крутили клипы - то, что нужно, чтобы встретить утро.
   Девушка бодро налегала на еду, стремясь смыться отсюда как можно скорее. Вот-вот может прийти Илья Инсаров, лучший друг Руслана и ее мучитель по совместительству. Чертов блондин не упускает случая уколоть ее гордость, поставить в неловкую ситуацию, просто посмеяться над ней. Как же она от него устала! И несмотря на отвратительное к ней отношение, девушка многим обязана Илье. Именно его в школе учителя и ученики считают ее братом, потому что он ходит на родительские собрания вместо Руслана. Именно Илья нашел врача, который поставил ей верный диагноз и назначил лечение. И он же посодействовал, когда Риту понадобилось долечить на юге. Благодаря его хлопотам девушка живет в номере люкс, в том же отеле, что и вся съемочная группа.
   Илья - оператор-постановщик, на экранах не мелькает, поэтому без труда может появляться в людных местах, не возбуждая нездорового интереса у окружающих. Прийти, например, в Ритино учебное заведение или в столовую отеля для него, в отличие от Руслана, не проблема.
   Рита знала, что Илья с Русом дружили еще со школы, потом вместе учились в институте кинематографии, и слышала, что Инсаров помог Руслану в начале карьеры. Благодаря лучшему другу ее попечитель получал свои первые роли, после которых его заметили и зрители, и именитые режиссеры.
   Допив обжигающе горячий чай, Рита опрометью выбежала из зала, радуясь, что Илья не успел прийти на завтрак до ее ухода. Однако когда она выглянула в холл отеля, Инсаров выходил из лифта. Как такого демона бог наградил ангельской внешностью? Высокий блондин с огромными голубыми глазами в обрамлении пушистых ресниц, с нежным румянцем на щеках и - что невероятно! - подкупающе доброй улыбкой. Слегка отстраненное лицо, будто витающее в облаках. Ага, пока не увидит цель или не наметит возможную добычу. Тогда его взгляд тут же становится цепким, а улыбка - хищной и опасной.
   Рита, двигаясь боком, подобралась к лестничной клетке, открыла тяжелые прозрачные двери и понеслась вверх по ступенькам. Глаза Инсарова довольно сощурились, когда он заприметил улепетывающую по лестнице девушку.
   Добежав до второго этажа, Рита вызвала лифт и преспокойно доехала до пятого, где был ее номер. Побросав вещи для пляжа в прямоугольную летнюю сумку, которую она носила через плечо, надев купальник, а поверх - сарафан, девушка направилась на свидание с морем.
   Бойко пробежав по нескольким пролетам ступенек, ведущих от отеля к кипарисовой аллее, Рита присоединилась к группкам отдыхающих, вереницей стекавшихся к пляжам.
   Родители пытались отловить неугомонных детишек, ухитрявшихся не только топать, восторженно кричать, но и нарезать круги около мам и пап. Влюбленные парочки, обнимаясь, воркуя и секретничая, вызывали зависть у чисто женских и чисто мужских компаний, рассчитывающих познакомиться с кем-нибудь на курорте на время отдыха, а то и на всю жизнь. Мелькали и пожилые пары, чьи чувства проверены временем, тяжкими испытаниями и наверняка скреплены поддержкой, уважением, совместными детьми и счастьем, которое нет-нет, да выпадало на их долю.
   А Рита в гордом одиночестве шествовала на частный пляж, выделенный специально для актеров и съемочной группы, чтобы те могли позагорать и искупаться, не привлекая внимания других людей. Нет, девушка не страдала: ей нравилось быть одной, но иногда так хотелось пройтись к морю вдвоем с Русланом, не ожидая, что окружающие начнут подходить к нему, задавать вопросы, просить сфотографироваться вместе с ним на память или дать автограф. Все-таки сложно быть знаменитостью. То ли дело она: ходит, где хочет, делает, что нравится. Девушка невольно остановилась, чтобы потрогать одну из здешних бесчисленных "пирамид" - кипарис. Темная хвоя оказалась на удивление мягкой, а шишки... Забавно, что светло-коричневые, гладкие, поблескивающие на солнце неровные шарики так называют. Вот еловые, которых здесь днем с огнем не сыщешь...
   За кипарисами начиналось поле. Бледные колоски и жухлая трава, высохшие на июльском солнце, таили в себе массу сюрпризов. Рита, проскочив между двумя южными "пирамидами", устремилась за кузнечиком. Ловко схватив зеленого прыгуна за задние ноги, она осторожно погладила пальцем светлое брюшко, за что кузнец-удалец тут же изрыгнул на нее капельку коричневой жидкости. Это ничуть не смутило охотницу. Она просто вытерла палец о ближайшую травинку, отпустила перепуганного прыгуна, тут же оторвав от колоска колорадского жука. Вот говорят вредитель, а какой красивый. Яркая полосатая спинка, цепкие черные лапки, беспокойные усики. Ну, ведь правда, симпатяга. Девушка хотела повертеть в руках виноградных улиток, но наконец вспомнила, что идет на пляж. Метрах в пятидесяти, если продолжать путь по аллее, высились настоящие камышовые заросли, окружавшие крохотный водоем. Лягушки приветствовали дружным кваканьем отдыхающих.
   Кипарисовая аллея оборвалась, и Рита вышла к многочисленным пляжам. Двести метров влево, вдоль розовых кустов, мимо мужчин, предлагающих сфотографироваться кто с какаду, кто с обезьянкой, кто с пони, и она на месте.
   Пара ступенек вниз, опустить пропуск в специальное считывающее устройство, забрать его, проскочить турникет, и вот оно, счастье.
   Рита скинула шлепки на танкетке и понеслась по одинокому пляжу, радостно цепляя ногами горячий песок и подбрасывая его в воздух. Море. Девушка вдохнула полной грудью, ощутив нежный аромат йода, соли, озона и влаги. Водная синь, огромная, целующаяся с безоблачным небом на линии горизонта, уходящая в бесконечную даль, сегодня на удивление спокойная: на неспешных гладких волнах нет и намека на белые пенные барашки.
   Скинув с плеча сумку, Рита расстегнула на ней боковые молнии, превратив ношу в лежак. Сбросив сарафан и спрятав его в пакет с полотенцем, понеслась навстречу водной стихии.
  

***

   Время после ужина Рита тоже посвятила плаванию. А когда солнце склонилось к горизонту, и стало слишком прохладно, чтобы купаться, девушка переоделась во все сухое - фиолетовый топ и белые брючки с карманами - и, уютно устроившись в шезлонге, зачаровано смотрела, как огненный шар сближается с водной гладью, меняя цвета. Лучи дневного светила становились все слабее, и солнце из пронзительно-белого превратилось сначала в желтое. Когда к месту заката подплыли белые пышные облака, будто невидимый художник стал добавлять по капле рубиново-алой краски. Светило обрело воздушно-оранжевый оттенок, а соприкоснувшись с линией горизонта, за компанию с облаками обдало водную гладь розовым цветом, предвестником ветра, плавно переходящим в нежно-сиреневый. Даже радуга могла бы позавидовать такой плавной перемене оттенков-настроений, коими восхищал закат.
   - Любуешься? - спросил до боли знакомый низкий бархатный голос.
   Рита вздрогнула. Она не видела, как Руслан пришел на пляж. Более того, даже не заметила, как он вплотную подошел к шезлонгу. Вечерний ветерок играл с его черными, как смоль, волосами, бросая на лицо прямые пряди, которые молодой человек неспешно, лениво закидывал рукой назад.
   - Привет! - радостно воскликнула Рита, приподнявшись в шезлонге.
   - Купалась сегодня?
   Девушка кивнула.
   - Я тоже хочу, - лукаво сощурив глаза и с улыбкой покосившись на девушку, сообщил Рус.
   Рита одобрительно махнула в сторону воды, как бы говоря: "Вперед!".
   Руслан потянул за края футболку и сбросил ее через голову. Девушка покраснела. Только сейчас она поняла, что никогда прежде не приходилось видеть попечителя раздетым. Помня, что с ним живет несовершеннолетняя девочка, молодой человек был щепетилен в подобных вопросах. Он даже в ванную заходил в одежде и покидал ее в длинном махровом халате.
   А сейчас Рита резко повернула голову в другую сторону, делая вид, что в песке нашлось что-то невероятно интересное. Тем временем Руслан сбросил светлые штаны свободного кроя и, оставшись в одних плавках, направился к воде.
   Девушка смотрела ему вслед, радуясь, что он не видит ее глаз. Кожа Руслана приобрела насыщенный бронзовый оттенок в первые же дни пребывания на море. Не то, что Ритина: светлая, склонная к солнечным ожогам. Его телом нельзя было не залюбоваться: мускулистые широкие, гордо расправленные плечи, прямая спина, узкие бедра, сильные руки и длинные спортивные ноги. Идеальная мужская фигура. Образцовая.
   Руслан неожиданно и резко повернулся в Ритину сторону, поймав ее восхищенный взгляд. Боже! Девушка готова была сквозь землю провалиться. Молодой человек видел, как она глазела на него. Рита не знала, куда спрятать взгляд. Она непроизвольно сжалась и зажмурилась от стыда. Руслан увидел реакцию девушки, и на его устах заиграла довольная улыбка. Он тремя широкими шагами зашел в море и, вытянув вперед руки, нырнул.
   - Нельзя же так плотоядно разглядывать собственного попечителя, - послышался насмешливый голос за спиной.
   Что? Когда Руслан заметил ее разглядывания, девушка была готова сквозь землю провалиться? Тогда сейчас она мечтала прорыть подземный тоннель до самой Америки, лишь бы не сгореть со стыда. Илья, как всегда, застал ее в самом неподходящем месте в самый неподходящий момент.
   - Что-что я делала? - огрызнулась Рита, в тайне надеясь, что блондин не подойдет достаточно близко, чтобы увидеть ее пылающие ярче розового заката щеки. Но он удивительным образом ухитрялся делать именно то, чего она больше всего опасалась.
   - Раздевала его взглядом, - приблизившись вплотную и воззрившись на алеющее лицо, заявил Илья.
   - Да что раздевать, он уже раздет... - попыталась протестовать Рита, не успев вовремя наступить себе на язык.
   Инсаров громко рассмеялся.
   - Вот видишь! Ты даже не отрицаешь. Сама призналась.
   - Я ни в чем не признавалась, - бессильно буркнула девушка. Ей хотелось вскочить с шезлонга и убежать, куда глаза глядят. Было стыдно до смерти. Почему он не щадит ее чувств? Даже не подумает сделать вид, что ничего не заметил. Зачем надо выудить на свет что-то глубоко личное, раздуть это до размеров преступления и насмехаться?
   Но экзекуция еще не кончилась.
   - Небось, и плавки стаскивала мысленно? - не унимался жестокий насмешник.
   - Ты совсем охренел?! - взвилась Рита, вскочив ногами на шезлонг, выпрямившись во весь рост и уперев руки в бока.
   - Ладно-ладно, остынь, - примирительно начал Илья. И стоило Рите облегченно вздохнуть, добавил:
   - Я никому не скажу, что ты по нему сохнешь.
   Чередуя ложные, абсурдные и обидные высказывания с правдой, которую девушка больше всего на свете хотела скрыть, Илья ловко манипулировал ее эмоциями и настроением.
   Такой "пощечины" Рита снести не могла. Она, рыча, как раненый зверь, спрыгнула с шезлонга, подхватила правой рукой шлепки и, широкими шагами меряя песок, пошла прочь с пляжа. Ей хотелось сохранить гордую осанку и изящную походку - она понимала, что Илья смотрит вслед и, наверное, хохочет и чуть не прыгает от восторга. Чучело! - но ноги утопали в песке, делая поступь неуверенной и переваливающейся.
   Ты (цензура)! - непечатно выругался Руслан, выходя из моря и приближаясь к Илье. - Какие плавки? Совсем с башкой разругался?
   - Да ладно, не парься, - вальяжно растягиваясь на освободившемся шезлонге, ответил вредный блондин. - Вернется сейчас твоя Ритка, а ты ее приголубишь. Она вон вещи свои забыла, убегая от меня, - указав на зеленую прямоугольную сумку, небрежно доложил Илья.
   Руслан с перекошенным от гнева лицом, рывком схватил брюки, лежавшие на песке, натянул их и, достав из кармана мобильник, набрал номер Риты, надеясь, что ее сотовый в кармане брюк, а не в сумке, которую она оставила.
   - Марго!
   - Чего те... бе?! - рявкнула в трубку девушка, но голос ее предательски дрогнул от подступающего к горлу кома.
   Руслану понадобилось несколько минут, чтобы успокоить Риту. Она не хотела возвращаться на пляж ни за какие коврижки, чтобы не видеть этого "белобрысого удава"...
   - Слышь, кролик! Будешь так ругаться, тебя никто замуж не возьмет, - ехидно пропел в трубку Илья, вынырнув из-за плеча Руса, и тут же получил локтем в солнечное сплетение.
   Руслан клятвенно пообещал принести сумку и попросил дождаться в его номере.
   - Я из моря слышал не все, но достаточно, чтобы захотеть съездить тебе по физиономии, - прошипел Видич согнувшемуся пополам Илье, когда телефонный разговор закончился.
   - Узнаю старого-доброго Видича, школьного хулигана, который лез в драки и квасил носы направо и налево, - ловя ртом воздух, примирительно сказал Илья. - Ну, извини, не рассчитал. Перегнул палку, признаю.
   - Это ты перед Марго извиняться будешь. Что на тебя вообще находит в ее присутствии?
   Инсаров снова устроился на шезлонге, потирая ладонью нижнюю часть груди, куда пришелся удар.
   - Да достали меня все эти актрисули, - с досадой признался блондин, - которые спят с кем угодно, чтобы получить роль: с папиками, продюсерами, режиссерами. Они в принципе не знают, что такое стыд или хотя бы смущение. А тут такое чудо, которое в краску вгоняешь на раз. Ну, как я могу удержаться от соблазна и не постебаться над Риткой?
   - Горбатого могила исправит, стебщик хренов, - мрачно заключил Руслан.
   - И не надо думать, что я не понимаю твоей привязанности к ней. Очень даже, - проигнорировав реплику друга, продолжил Илья. - Пока остальные красотки хотели от тебя одного: чтобы ты их завалил побыстрей - она и от суицида тебя отговорила и шилом за тебя пырнула, - блондин повернул голову к стоящему рядом Русу, чуть подался вперед и внимательно стал следить за реакцией на свои слова. - Поэтому и ты ради нее идешь на все. Ваши отношения и чувства - особые. Совершенно очевидно.
   Другого не понимаю... Почему ты считаешь, что ваш этот... дух романтики - или как его еще обозвать? - не может стать началом близких отношений?
   - Ты предлагаешь мне Марго в постель затащить? В своем уме, Инсар?
   - И что такого? Она нравится тебе, ты - ей. Здоровое продолжение отношений.
   Руслан вызверился, но Илья лишь махнул рукой, продолжив:
   - Ой, вот только не надо делать вид, что все не так, и буравить меня взглядом. Я не слепой: эти романтичные оглядки друг на друга, как только один из вас отворачивается, заметил.
   - Она ребенок! Ей всего шестнадцать! - не выдержав, заорал на друга Руслан.
   - И? Ленке на год больше было, когда она забеременела, и ты повел ее к алтарю.
   Видич схватился за голову.
   - Черт тебя дери! Ты не понимаешь! Она не Лена: у нее другие представления об отношениях сейчас. Лена в ее возрасте уже сознательно хотела семью и ребенка, а для Марго отношения - это поцелуи, романтика, прогулки под звездами. Она психологически не готова к большему и к близости в том числе.
   - Она-то, может, и не готова, зато те, кто вокруг, очень даже.
   - Ты о чем вообще?
   - Задурит какой-нибудь старшеклассник голову твоей Ритке романтиШными, - намеренно коверкая слово, говорил Илья, - прогулками под луной и звездами, а потом раз - и на заднее сиденье машины ее. Уверен, ему будет абсолютно фиолетово, что это у девчонки в первый раз и ей очень больно. И на элементарные средства предохранения - тоже, - и как бы невзначай продолжил, косясь на друга. - Большинство девушек и женщин свой первый опыт вспоминают если не с содроганием, то с неохотой. Мало кому везет. А вот твое отношение мне известно. Ритка для тебя, как хрустальная. Ты с нее пылинки сдувать будешь.
   - Ну, ты и... не буду повторяться, - еле сдержал рвущееся наружу ругательство Руслан.
   - Хорошо-хорошо, можешь считать меня сволочью и даже извращенцем...
   - Люблю самокритику! - надменно усмехнулся Видич.
   Однако Инсаров, достав из кармана рубашки зажигалку и сигарету, закурил и продолжил, поглядывая в сторону горизонта:
   - Но ты не можешь отрицать, что я прав.
  

Глава 7

  
   - Гляди-ка! Сама пришла, - расплывшись в довольной улыбке и многозначительно приподняв бровь, выпалил Илья, глядя на спящую в постели Руслана Риту.
   Придя, а вернее, примчавшись с пляжа, девушка послушно поднялась в номер Руса и сразу забралась в ванну, чтобы смыть с себя налипший песок. Струи теплой воды, как и добрый голос молодого мужчины по телефону, так расслабили девушку, что ее потянуло в сон. Она закуталась в длиннющий белый мужской халат, который горничные ежедневно меняли в номерах люкс вместе с комплектом полотенец, нацепила ванные шлепанцы Руса, сваливающиеся при ходьбе с ее маленьких ножек, и дошаркала до дивана. Жестко и неудобно. Кошмар какой-то. Промучившись минут пять и послав приличия к черту, Рита зашла в спальню и рухнула прямо на застеленную кровать актера. Через минуту она уже спала.
   - Или ты заткнешься, или... - яростно прошептал Руслан, боясь разбудить девушку.
   - Молчу, - примирительно выставив вперед раскрытые ладони, заверил Илья, с трудом сдерживая смех.
   Выпроводив Инсарова, Руслан выудил из стола в гостиной сценарий, устроился на большом полукруглом диване и стал повторять реплики, которые пригодятся ему завтра на съемочной площадке.
   Красавец-актер поселился в трехкомнатном гранд-люксе, где были гостиная, столовая и спальня. Сначала он искренне не понимал, зачем ему одному такой огромный номер. Почему нельзя поселиться в люксе, как Рита? Инсаров прямо сказал, что статус звезды обязывает заказывать самые лучшие апартаменты. "А почему в трехкомнатном номере нельзя остановиться с Марго?" - спросил актер у Ильи, когда их самолет подлетал к аэропорту. Руслан узнал, что в гранд-люксе всего одна спальня, и вопрос был исчерпан.
   Девушка проснулась около полуночи и, выглянув из спальни, увидела заснувшего в гостиной на диване Руслана, а потом и свою пляжную сумку, стоявшую у ближайшей стены. Рита выскользнула, взяла одежду, которая все это время валялась на кресле рядом с ванной, переоделась в спальне и отнесла халат на место. Закинув на плечо зеленую сумку, она приблизилась к Русу. Его голова покоилась на спинке дивана, губы плотно сомкнуты, дыхание спокойное. Правая рука выставлена вперед, а под ней лежит переплетенная кипа отпечатанных листов в прозрачной блестящей обложке. Девушка отнесла сценарий на письменный стол и снова вернулась к Руслану. Она простояла рядом минут пять, любуясь своим попечителем и не желая его будить. Молодой человек проснулся сам, будто почувствовав на себе пристальный взгляд. Едва он приподнял веки, Рита прошептала:
   - Извини, что заснула в твоей постели. Я уже ухожу. Сумку нашла. Сценарий там, - кивнула она в сторону стола. - Отсыпайся. Ты устал. А мне пора.
   - Погоди, Марго, - жестом руки остановил ее Руслан и прогнал остатки сна, приложив ладони к глазам. - Илья просил передать, что он сожалеет о сегодняшнем вечере.
   - Угу, пусть сам мне это скажет, - буркнула девушка, вспомнив из-за чего сыр-бор.
   - Он скажет, - заверил молодой человек уверенно и спокойно. - И в качестве извинения предлагает тебе прийти к нему на фотосессию. Сделает твои снимки. Ты же знаешь: он классный фотограф.
   Рита знала о хобби блондина, не раз видела его работы и поражалась, где он подыскивает таких красивых моделей. Умеет найти и выразить индивидуальность каждой в одном единственном статичном кадре.
   "Опять поиздеваться хочет", - решила Рита. "После коклюша я выгляжу, как жертва Освенцима".
   - Не нужны мне снимки, - гордо ответила девушка. - И вообще, у меня кости отовсюду торчат после... ты знаешь.
   - Скажи ему сама.
   - Он же опять засмеет.
   - Ну-у, - молодой человек многозначительно помолчал. - Дня на три я его успокоил. - А дальше - сразу говори мне.
   Как же! Будет она жаловаться Русу на его лучшего друга. Придется стиснуть зубы и терпеть подколки. В конце концов, ее цель - долечить кашель. А Инсаров - попросту неизбежное зло.
  

***

   На следующее утро Илья таки успел застать Риту в столовой во время завтрака. Врасплох. Она чуть не подавилась лимонным пирогом, когда кто-то сказал над ухом:
   - Привет, птенчик!
   Инсаров бесцеремонно оккупировал со своим подносом место напротив нее.
   - Короче, я сожалею и бла-бла-бла. Рус наверняка лучше меня выразился. Приходи на фотосъемку сегодня к семи вечера, - оттарабанил он.
   Рита тяжело вздохнула. Опять издевается.
   Блондин протянул листок с нацарапанным на нем адресом.
   - Вот, покажешь на стойке регистрации вечером, и тебя на машине отвезут туда.
   - Не поеду я, - буркнула Рита, открывая бумажный пакетик с сахаром и высыпая содержимое в чай.
   - Почему это? - притворно возмутился блондин.
   - Ехать не пойми куда, да еще оставаться с тобой вдвоем? Спасибо, сказку "Красная шапочка" не про меня писали.
   Илья сначала замер. А потом, поставив локоть на стол и подперев ладонью подбородок, спросил с улыбкой:
   - А ты, Шапочка, боишься, что я тебя съем или стану покушаться на твою девичью честь?
   Девушка поперхнулась чаем, забрызгав вокруг себя скатерть каплями ароматного каркаде, и зашлась кашлем. Илья поднялся и, заботливо похлопывая ее по спине, другой рукой стал промакивать стол одной из салфеток.
   - Как честный человек обязан предупредить, - ни секунды не смущаясь, продолжил блондин, - на второе даже не рассчитывай: ты не в моем вкусе.
   - Да что ты за человек-то такой! - выкрикнула девушка, позабыв, что в зале они не одни. Грохнув чашкой о стол и забыв про кусок пирога, она поспешила к выходу.
   - Рита, стой! - девушка поняла, что Илья в момент догнал ее и сейчас стоит за спиной. Если она дернется, блондин схватит за локоть. Еще чего! Девушка прерывисто дышала, губы сжались, крылья носа трепетали. Еще секунда - она развернется и двинет этому пошлому индюку. Да-да, и скажет, что так и было.
   - Я правда сожалею. Приезжай, - без тени иронии продолжил голос почти ласково. - И не переживай: фотография слегка полнит, так что твой теперешний вес не помеха. Наоборот. Должно получиться хорошо, - Илья взял ее руку в свою, вложил листок бумаги и отпустил.
   Значит, после ее ухода Илья и Рус разговаривали. И попечитель рассказал о ее тревогах.
   - Не приеду, - гордо ответила Рита, не поворачиваясь.
   - Мне не веришь - Руслану поверь.
   Девушка встала к мучителю лицом. Ни намека на улыбку. Спокоен. Полуопущенные веки, грустный взгляд. Действительно, похоже на искреннее сожаление. Где он научился так играть? У Руслана? Очень правдоподобно. Или это не игра? Непонятно. Однако гнев прошел. Ни слова не сказав, Рита зашагала к лифту.
  

***

   - Лицо на свет! Все время стремись к нему, будто мотылек. Подбородок чуть выше, взгляд на меня. Резче! Резче взгляд! Хорошо, - Илья делал снимок за снимком, отрывисто произнося слова, а Рита, сама того не желая, выполняла все, что он говорит. Она так легко приняла правила игры, и это удивляло.
   - Теперь расслабь лицо. Поработаем с позой. Ко мне спиной. Взгляд через плечо. Ногу. Правую. В колене. Так, молодец! Чуть откинься. Отличный кадр!
   В принципе, девушка любила фотографироваться. Не так, чтобы очень-очень, но ей нравилось. И Илья наверняка об этом прознал.
   "Она хватает на лету", - удивлялся про себя блондин. "А что если попробовать дать задачку посложнее?" Илья мягкой бесшумной поступью кошки перемещался по студии, к своему изумлению наслаждаясь процессом съемки. Рита не модель, нет, но понимает с полуслова. Да и фотоаппарат ее любит.
   - Птенчик, изобрази гнев. Молодца! Высокомерие? Да, так. Нежность? Шикарно. Я тебя обожаю! Секс? Желание? - Илья опустил фотоаппарат. Полный провал. Так вот, о чем толковал Руслан. Она не думает о сексе. Любые чувства и эмоции выдаст, только не секс. Беда.
   Рита приехала к семи вечера в небольшой двухэтажный коттедж. Вошла внутрь. Скрипнут паркет. Новая деревянная лестница с резными столбиками, видимо, ведет на второй этаж. За входом небольшой закуток со столом, на котором набросана какая-то аппаратура, ремешки, бумаги, а посередине возвышается - кто бы мог подумать! - термос.
   - Ау! Я пришла! - крикнула Рита, но ответом ей было только гулкое эхо. В чем дело?
   И тут навстречу гостье выбежала черноволосая стройная девушка лет двадцати двух с бронзовым загаром, чувственными губами и томными карими глазами.
   - Привет! Ты Рита? - заулыбалась незнакомка, с интересом разглядывая ее.
   - Я? Да, - неуверенно ответила гостья. - А вы...
   - Меня зовут Карина, - протянула руку. - Рада познакомиться. Илья много о тебе рассказывал...
   Рита крепко сжала ладонь брюнетки.
   - А сам он где?
   - Сейчас освободится. Пойдем пока со мной. Нужно тебя подготовить.
   - К чему? - отступила на шаг недоверчивая девушка.
   - К фотосессии, - как ни в чем не бывало, отозвалась новая знакомая, цепко ухватив старшеклассницу за руку и ведя за собой. Рита попала в комнату с кучей зеркал, кресел на колесиках, вешалок, париков, разнообразной одежды. На столиках, за один из которых ее усадила Карина, лежала гора самой разной косметики.
   Разговорчивая брюнетка успела поведать, что это одна из съемочных площадок фильма "На самом дне", а конкретно коттедж, где живет главная героиня. А сейчас они пришли в гримерку. О последнем Рита сама догадалась. "Странное дело", - подумала старшеклассница. "Я считала, что весь дом деревянный, а тут вон как все хитро". Пока Карина тянула ее по коридорам, гостья успела разглядеть два зала. Из какого материала там стены? Непонятно. Но точно не из дерева.
   Рита еще не закончила осматриваться, когда в гримерной появился Илья.
   - Все-таки пришла. Хорошо, - машинально сказал он, встал рядом с Ритой и начал смотреть то на нее, то в зеркало.
   - Что будем делать? Какой макияж? - весело поинтересовалась Карина. Любопытно, она всегда такая позитивная?
   Илья взял Риту за подбородок, но она тут же вырвалась.
   - Не ершись! - сделал он замечание и снова прикоснулся к низу ее лица, повертев из стороны в сторону. - Так. Глаза зрительно увеличь. Кожа хорошая. Только припудри, чтоб не блестела. На губы - блеск, никакой помады. Пусть останется нежной.
   - А прическа?
   - Длинные волнистые пряди вплети. Ей пойдет объем. Длина? От плеча до локтя. Действуй, - и исчез. В кои-то веке серьезный. Интересно, почему? Внушение Руслана? А, нет. Фотография - хобби Ильи. Уж к чему - к чему, а к увлечению он относится серьезно.
   Блондин с фотоаппаратом в руках на минуту задумался. Как можно сделать ее желанной без сексуальности, которой в ней нет.
   - Ритка, разожми слегка губы.
   "Нет, не то".
   Девушка чувствовала эмоции Ильи. Впервые она его понимала. От блондина волнами шел интерес, съемка взбудоражила его, завела. Но сейчас он озадачен.
   Между ними протянулась какая-то ниточка, связь, которую Рите отчаянно хотелось удержать. Ну, не любила она быть с кем-то в контрах. Особенно, если видишь этого кого-то постоянно. Поэтому Рита готова сделать все, что Илья предложит. В разумных пределах, разумеется.
   "А что если пойти от противного?"
   - А изобрази мне холодность. Неприступность, - попросил он.
   Рита слегка опустила пушистые ресницы, снова разжала губы, сверкнула глазами, изящно повела плечом...
   - Замри! - крикнул Илья.
   Кадр. Еще. Еще.
   - Гениально, - прошептал он себе под нос. - Настоящая снежная королева.
   Рита его не слышала. Ей удалось стать желанной через холод, отстраненность, послушно следуя указаниям блондина, но она об этом не знала. Фотоаппарат выхватил гордую, неприступную красавицу, загадочней и притягательней которой и быть не могло.
  

***

   Стук в дверь. Рита посмотрела в глазок. На пороге ее номера Илья.
   - Привет! Заходи.
   Блондин отрицательно покачал головой и протянул ей белый непрозрачный конверт.
   - Здорово, птенчик! Я на секунду. Принес твои снимки.
   - Спасибо, - кивнула Рита, взяв пухлый конверт.
   - Что? Даже не посмотришь? - удивленно изогнул бровь гость.
   Девушка отмахнулась.
   - Да ладно. Представляю, какой там кошмар. Я на фотках редко хорошо выхожу, - совершенно искренне поделилась она. Не хотелось давать блондину лишнего повода посмеяться над ней. Там, наверное, две-три удачные, на остальных - чучело.
   Илья открыл рот, чтобы что-то сказать, но передумал.
   - Просто некоторым горе-фотографам надо руки обрывать при рождении, - добавил молодой человек через секунду. Рита посмотрела ему в глаза. Серьезен. Странно. И в тот же миг в них появились недобрые искорки, а на губах - усмешка. - У тебя неплохие задатки, Ритка, но, увы и ах, моделью тебе не стать.
   Пауза. Блондин рассчитывал, что заденет ее самолюбие. Расстроит. Все девушки возраста Риты хотят дефилировать по подиуму, появляться на обложках глянцевых журналов. Нет, ничуть не бывало. Нулевая реакция. Стена и та более эмоциональна.
   - У тебя для модели нехватка роста, - пояснил он.
   - И избыток мозгов! - отпарировала девушка.
   - О! Котенок показывает коготки, - рассмеялся Илья. И вдруг взгляд его погрустнел. Будто молодой человек ушел в себя, вспоминая что-то. - Смешная фраза. Но ты стереотипно мыслишь, Ритка. Не все они глупышки. Для такого бизнеса нужны и характер, и хватка, и мозги. Гибкость, умение приспосабливаться и выживать, - словно самому себе говорил Илья: так глухо звучал его голос. - Впрочем, ты не поймешь. Да и ни к чему.
   - Ладно, мне пора, - он повернулся спиной и пошел к лифту, высоко подняв руку на прощание.
   "Какой-то Илья сегодня странный", - решила девушка, закрывая дверь.
   Она включила магнитолу, выбрала радиостанцию и забралась в кресло, перекинув стройные ноги через один подлокотник, а голову положив на другой. Раскрыв конверт, Рита ахнула.
   - Неужели это я? Быть не может. Невероятно, - шептала она, быстро перекладывая фотографии из начала стопки в конец. На нее смотрела совершенно неотразимая красавица с длинными русыми волосами, ниспадающими на плечи и руки густыми волнами, и огромными глазами. То нежная и хрупкая, вызывающая непреодолимое желание защитить, то агрессивная и гневная, готовая к прыжку, словно пантера.
   - А вот эта! - Рита замерла с той самой фотографией в руках, которую блондин назвал гениальной. - Неужели я могу быть такой? - девушка не узнавала себя совершенно, но образ... Илье удалось сотворить чудо.
   Рита решила перебрать снимки еще раз. Теперь медленно. Внимательно рассматривая и оценивая каждый. Может, ей только почудилось, что они так хороши. Но нет, теперь фото казались еще лучше. Вдумчивей, ярче, экспрессивней. Ни одного лишнего жеста, ни единой пустой позы. Они жили, они говорили с ней, рассказывали историю. Каждая фотография - свою.
   Рита не знала, сколько времени провела так. Пятнадцать минут? Час? Два? Надо немедленно поблагодарить Илью, ведь она ограничилась сухим "спасибо", да еще и заподозрила, что снимки ужасны. Но он потрясающий мастер.
   Девушка распахнула дверь и выбежала в коридор. Нет, пожалуй, к нему она не пойдет. Неудобно как-то. Да и вдруг он занят. А вот в номер позвонить - самое то.
   Рита сняла трубку гостиничного телефона, выбрала знак решетки, дальше - цифры 503.
   - Алло, Илья! Это я, Рита. Они потрясающие, великолепные! У меня слов не хватает, чтобы выразить, как твои снимки мне понравились. Ты просто гений фотографии, - восторженно выпалила девушка.
   - Что ж, спасибо! Я рад, что ты довольна. Теперь мы в расчете.
   Немногословен, но Рита слышала, как он улыбается в трубку, какой у него довольный голос. Попрощавшись, он еле слышно промурчал себе под нос:
   - Значит, Котенок любит только тех, кто гладит по шерстке. Запишем. Запомним.
   - Что ты там шепчешь, мой сладкий? - спросил женский голос.
   На широкой двуспальной кровати его ждала Карина, та самая загорелая брюнетка, которая помогала Рите с макияжем и прической.
   - Да так... - легкомысленно ответил он, с вожделением поглядывая на красотку. - На чем мы остановились? - Илья неторопливо двинулся к кровати, соблазнительно улыбаясь.
   Тем временем Рита решила, что без музыки не сможет справиться с нахлынувшим восторгом. Песни ей помогут. Диджеи самозабвенно болтали на радиостанции, которую некоторое время назад выбрала девушка. Зато на следующей вовсю звучал летний хит молдавского бойз-бэнда. Рита подпевала им, не зная слов, вновь и вновь пересматривая фотографии. В эфире поставили песенку модного российского трио. Обрадовавшись, что знает текст, девушка запела во весь голос. Она снова устроилась в кресле и полностью слилась с мелодией. А дальше на радиоволнах зазвучала лирическая композиция Армы. Рита не слишком жаловала баллады, даже суперпопулярные. Но в клипе именно на эту песню снялся Руслан. Девушка закрыла глаза, отрешилась от всего, перед ее мысленным взором возникло то самое видео с величественными видами природы: высокие отвесные скалы, бурлящий пенный океан. Прекрасный молодой человек и девушка, которые расстаются навечно. Рита отдалась музыке, ее голос звучал чисто, высоко, громко, переполненный восторгом и вдохновением. Песня Армы закончилась, по радио начали передавать новости, а Рита не могла остановиться. Она спела песню второй раз. Третий. Сердце ее трепетало. Грусть, боль, потеря. Слезы навернулись на глаза - так сильно она сочувствовала лирической героине.
   Все это время Руслан стоял в номере Риты, прислонившись к стене. Он был поражен, потрясен, сбит с толку. Еще идя по коридору, он услышал знакомую песню. Молодой человек и саму композицию, и голос знаменитой исполнительницы знал наизусть: во время съемок клипа запись прокрутили бессчетное множество раз. Но сейчас песню пел другой голос. Сильнее и эмоциональней, пронзительней и проникновенней, чем профессиональная певица на записи. Кто это может быть? Войдя в номер Риты Руслан остолбенел. Полулежа в мягком кресле девушка пела с закрытыми глазами, дирижируя рукой. На радиостанции лирическую балладу прервали новости, а Рита продолжала и продолжала.
   Пережив целую гамму чувств, девушка остановилась, глубоко прерывисто вздохнула и открыла глаза.
   - А-а-а! - закричала она и покраснела от смущения до самых ушей. Ее песни и танцы никто не должен видеть: застенчивость не позволяет. - Как ты вошел?
   Но Руслан даже не слышал вопроса. Он встряхнул головой, чтобы отогнать наваждение и прийти в себя.
   - Как ты попадаешь в ноты? Ты же никогда не училась музыке?
   - А я попадаю? - изумилась девушка, распахнув глаза. - Да я просто пою то, что слышу. И всё.
   "У нее абсолютный слух, а Марго даже не подозревает об этом. Вот почему тогда, в лимузине, она лихо вторила ритму песни пальцами рук", - подумал Руслан и совершенно серьезно заявил:
   - Тебе надо в музыкальный ВУЗ поступать, а не в химический. У тебя талант.
   Рита вытаращила глаза, глядя на попечителя, как на умалишенного. Какой музыкальный ВУЗ? Она поет для себя, и точка. На сцену никогда не выйдет - лучше смерть.
   Они спорили полтора часа до хрипоты. Руслан стоял на своем, но и Рита не уступала.
   В конце концов молодой человек вышел из себя, сказал: "Делай, как знаешь!" - и хлопнул дверью, отчего Рита аж подпрыгнула.
   За что он так? Она ведь не преступление совершила, а просто пела. Если бы не услышал, не поссорились бы.
   И только сейчас Рита поняла, как Рус без стука и ключа попал в номер. Когда она выбегала в коридор, чтобы поблагодарить Илью, а потом все же решила ограничиться звонком, то забыла запереть дверь. Впредь стоит быть внимательней.
  

Глава 8

  
   Рита с Русланом помирились на следующее же утро, к разговору о музыкальном образовании возвращаться никто из них не хотел и не стал.
   Остаток лета был полон моря, солнца, веселых забот и курьезных ситуаций.
   Руслан и Илья проводили большую часть времени на съемочной площадке. Блондин, встречая Риту, снова не упускал случая ее поддеть, посмеяться. Она реагировала так же бурно, как и раньше: иногда убегала, иногда огрызалась.
   В свободное от водных процедур и солнечных ванн время девушка самозабвенно бегала за жуками, кузнечиками, бабочками, стрекозами и даже ловила лягушек. За день до отъезда она приволокла в номер ежика, завернутого в кофту, чем несказанно повеселила Руслана с Ильей и довела горничную до белого каления.
   Вернувшись в родной город, Рита записалась на курсы в университет, в котором когда-то учились ее родители. По средам ей нужно было ездить на занятия по химии, а по пятницам - на математику.
   Наступил сентябрь. Снова школа. Но на этот раз выпускной, одиннадцатый, класс.
   Те, кто учился в одиннадцатом классе год назад и окончил родную школу в конце июня, частенько наведывались сюда снова и снова. В основном, парни. Кто-то хвастался удачным поступлением, кто-то приходил навестить свою девушку, которая была на год-два младше, кто-то бегал к учителям с просьбой объяснить институтский или техникумовский материал. Захаживал и прежний школьный король Игорь Александров. Девчонок тянуло к нему, как магнитом. Даже восьмиклассницы, проходя мимо него, смущенно подхихикивали, а потом спорили, на кого из них он с большим интересом смотрел.
   Александров обладал весьма необычной и притягательной внешностью. Смуглая кожа, столь редкая для наших краев, цвет волос темнее русых и светлее каштановых, точеный профиль, лукаво прищуренные глаза и снисходительная улыбка. Вальяжно шагая по школьным коридорам, засунув руки в карманы джинсов, он прекрасно сознавал и свою популярность у противоположного пола, и превосходство над остальными. Никто никогда не слышал его смеха. Александров усмехался лишь одним уголком губ, отчего улыбка получалась презрительной. Сейчас он уже студент первого курса. И к тому же без девушки. Сплетни быстро распространились среди учениц, так что в школе старшеклассницы постоянно мелькали перед его глазами, надеясь попытать счастья.
   Рита его знала. Игорь жил в том же доме, что и Элла. Все трое гуляли в одном дворе. Парень иногда подходил к подружкам перекинуться парой фраз или поболтать. Во время таких разговоров Рита неизменно была весела и даже порой удачно шутила, а Элла выглядела немного грустной и отстраненной, редко вступала в разговор. В его отсутствие все было с точностью до наоборот. Элла болтала без умолку, а Рита чаще молчала.
   Александров явно выделял Риту среди других девушек. Проходя мимо нее в школе, он просто не мог не обронить любой, даже малозначимой фразы, чтобы привлечь ее внимание. Девушка иногда фыркала, иногда огрызалась, а иногда и улыбалась, слегка краснея.
   Вслед за Александровым на Риту еще год назад стали обращать внимание и другие старшеклассники. Всем было интересно, чем она сумела зацепить самого популярного парня школы. Именно тогда Риту и невзлюбила Ольга Ветрова, как, впрочем, и некоторые другие девчонки.
   Сначала издевки были тайными: то пакет со сменной обувью перевешивали в дальний угол раздевалки, откуда его невозможно извлечь через запертую решетку, то неизвестно куда пропадала спортивная форма. А дальше - обидчицы перестали скрываться. То наезжали с фразами типа "Ты кто ваще такая?! Неужели не допирает, что парни над тобой просто прикалываются?". То пытались внушить Рите, что она неправильно себя ведет и не уживается в коллективе. Девушка искренне недоумевала, из-за чего сыр-бор, пока Элла честно ее не просветила. Тогда-то они и сдружились.
   Терпение Королёвой лопнуло, когда одна из девчонок предательски схватила ее сзади за портфель и столкнула с лестницы, из-за чего Рита серьезно повредила связки на ноге.
   Отсидев неделю дома с распухшей посиневшей конечностью, забинтованной под девяносто градусов, девушка, вернувшись в школу, первым делом разыскала обидчицу и разодрала ей ногтями все лицо. Тогда от Риты резко отстали. И правильно сделали: теперь она стала носить в портфеле крупный камень горного хрусталя. В драке он дал бы неслабое преимущество: обидчику даже кости можно было переломать.
   Впрочем, все давно позади. Девушка часто слышит за спиной злобный шепоток, но с ним можно мириться и стараться не обращать внимания.
   К началу нового учебного года произошло еще кое-что. Завучиху сняли с должности, и ее дочь Шурочка Агапова, периодически достававшая Риту и успевшая насолить многим, сама теперь объект издевок и насмешек со стороны учеников.
  
   Как-то раз, когда Рита, Эля и Оля Ветрова болтали в коридоре, ожидая очередного урока, зашедший в школу Игорь Александров, направился прямо к их компании.
   Ветрова замерла, Эля прервала свой рассказ на полуслове, Рита смотрела с интересом. Неожиданно Игорь схватил Королёву за руку и поволок за собой, прочь от одноклассниц.
   - Эй! Ты чего? - девушку возмутила бесцеремонность короля школы, и она выдернула кисть из его ладони. Не подействовало. Он ухватил ее за руку еще крепче и продолжал тащить к лестнице как ни в чем не бывало.
   - Так в чем дело? - девушка начинала терять терпение.
   Остановившись на площадке между первым и вторым этажами, Александров отпустил ее, улыбаясь уголками глаз (отчего Рите показалось, будто она кролик, которого гипнотизирует удав) и спросил без обиняков:
   - Прогуляемся сегодня вечером?
   Девушка непонимающе потрясла головой:
   - В смысле, свидание?
   - Если хочешь, назови это так, - усмехнулся он.
   Рита была достаточно миловидной, чтобы привлечь внимание Игоря, достаточно интересной в общении, чтобы заинтриговать, и абсолютно невлюбленной в него, короля школы, что одновременно раздражало, задевало самолюбие и увлекало новоиспеченного студента.
   Она не бегала за ним, как остальные школьницы - напротив, ему приходилось искать ее внимания. Ни с кем не встречалась, никем не была увлечена - так все думали - и это будоражило воображение Александрова, да и других парней, окончивших школу этим летом. Но позвать ее на свидание решиться мог только он, не сомневаясь, впрочем, что девушка с готовностью согласится.
   Соблазн, конечно, велик. А что, собственно, она теряет? Но в то же время гордость не позволяла ей ответить "да". Что же получается: он пришел, увидел, победил, а она... должна прикинуться собачкой и радостно завилять хвостиком, как только он позвал? Да ни в жизнь!
   Есть и другая причина, главная - Руслан. Девушка подспудно понимала, что с ним рассчитывать ей совершенно не на что. Но одно обстоятельство не давало покоя. Примерно со дня ее рождения молодой мужчина перестал встречаться с девушками. То есть они звонили на мобильный, Рус говорил с ними своим завораживающим вкрадчивым голосом, смеялся, но... никуда не уезжал после. Он оставался дома, с Ритой.
   Вел он себя так, будто ни в день рождения, ни во время ее болезни, ни тогда, на пляже, ничего не произошло, но Рита была рада ухватиться и за иллюзию. Девушке казалось, что раз Руслан ни с кем не встречается, то и ей не стоит идти на свидание.
   И отказала Александрову, даже не догадываясь, как сильно ранила его самолюбие. Возвращаясь к девчонкам, Рита, наученная горьким опытом, придумывала правдоподобную ложь. Не говорить же Ветровой, что Игорь звал ее гулять? Это как красная тряпка на быка подействует.
  

***

   Руслан Видич сидел в гостиной и запоминал реплики своего нового персонажа. Молодой человек глянул на циферблат. Первый час ночи. Глаза слипаются. Рита еще полтора часа назад пожелала ему спокойной ночи и ушла спать. Наверное, и ему пора. Руслан небрежно бросил сценарий на диван из белой кожи, погасил свет и пошел в свою комнату, расстегивая по пути пуговицы белоснежной рубашки.
   Непонятный шум у двери. Молодой человек замер. Кто-то ковырялся в замке. Он опрометью кинулся к двери и посмотрел в глазок. Не может быть! Этого еще не хватало!
   В коридоре темно, хоть глаз выколи. Открытый дверной проем высветил стройную фигуру блондинки, волосы которой были собраны в длинный конский хвост. Как только она закрыла за собой дверь, Руслан тут же включил свет. Нарушительница спокойствия слегка сморщила носик и сощурила голубые глаза. Ее тонкие губы, выдававшие склонность к жестокости, едва дрогнули.
   - Ты что здесь забыла? - не слишком дружелюбно, но в то же время тихо, стараясь не потревожить сон Риты, поинтересовался молодой человек. - Откуда у тебя ключи от моей квартиры?
   - Я соскучилась, - совершенно проигнорировав второй вопрос, заявила блондинка, кокетливо вытянув губки. - Ты так давно не приезжал...
   - Арма, мы уже полгода, как расстались, - напомнил Руслан. Протянув руку ладонью вверх и нетерпеливо махнув пальцами, добавил:
   - Ключи на родину, и пока.
   - Ну, да, я поступила опрометчиво. И это мягко говоря, - продолжала щебетать знаменитая певица, подкрадываясь к красавцу-брюнету.
   Рита, разбуженная разговором в коридоре, открыла дверь своей комнаты.
   - Но нам же так хорошо вместе, правда? - блондинка положила руку на обнаженную грудь Руслана и потянулась, чтобы его поцеловать.
   Рус стоял спиной к своей подопечной, так, что полусонная девушка не видела, как он схватил непрошенную гостью за запястья, намереваясь убрать ее руки от себя. Он почуял неладное, лишь когда глаза Армы победно сверкнули, заглянув ему через плечо.
   Продолжая держать запястья певицы, он резко обернулся и увидел на пороге комнаты Риту в ее любимом шелковом халатике. Белая, как мел. В глазах боль, как от резкой пощечины. Губы поджаты. Но всего через секунду лицо девушки превратилось в непроницаемую маску. Она слегка опустила ресницы, выпрямилась, гордо вскинув голову, и почти с достоинством закрыла дверь изнутри.
   - Марго! Марго! - Руслан подбежал к комнате девушки, но та его уже не слышала. Колени подогнулись, и она съехала по стене на пол. Пришло оцепенение. Нужно сделать что-то - что угодно - чтобы убить эту звенящую тишину. Взгляд Риты остановился на одном из стульев. "А если швырнуть его в стену, станет легче? Оцепенение исчезнет? Рвущая грудь боль пройдет?"
   Страдание растекалось по телу неторопливо, но уверенно. Вслед за сердцем заболели виски, после заломило руки, мышцы ног начало выкручивать. "За что? Почему так больно и гадко? Арма... Это же она..."
   Тем временем молодой человек отобрал у незваной гостьи ключи, слепок с которых прислуга певицы несколько месяцев назад сделала в тайне от него, и выставил блондинку за дверь, несмотря на протесты и недовольный тон.
   - Марго! - Руслан вошел, а вернее сказать вбежал в ее комнату.
   - Уходи, - глухо ответил ему голос откуда-то снизу. Благодаря узкой полоске света, пробивающейся из коридора, он увидел, что девушка сидит на полу и смотрит в одну точку, прямо перед собой, не моргая.
   - Марго!
   - Уходи!!! - грозно крикнула Рита. Она повернула голову, и глаза ее яростно сверкнули. Руслан решил: пусть уж лучше она злится, выпустит гнев, чем вот так страдает на полу, ко всему безучастная. Молодой человек взял ее в охапку и понес к столу.
   Вспомнив, как его касалась другая, Рита яростно закричала, колотя Руслана кулаками по плечам.
   - Пусти! Пусти меня! Я тебя ненавижу!!!
   - Это что? Сцена ревности? - невозмутимо спросил он, усаживая подопечную на стол.
   Рита сразу притихла, беспомощно озираясь, будто ища глазами ответ и не находя.
   - Мне казалось, для нее нет оснований, - продолжил красавец-брюнет. - Ведь я все сказал тебе, когда ты болела.
   "Сказал. Конечно", - кипела внутри себя девушка. "Тебе нужна была причина, чтобы я захотела жить, и ты ее придумал. Классная причина, надо сказать. А мне нужен был повод, чтобы остаться". Но вслух не проронила ни звука.
   - Хорошо, я объясню иначе. Не вижу другого выхода, - совершенно серьезно заявил Руслан.
   Рита вздрогнула, как от удара током: его руки начали ласкать ее плечи, лицо. Они касались то ее ключиц, то едва дотрагивались до подбородка. Сильные ладони поглаживали изгибы шеи, горло, запуская бешеным ритмом пульс. Все тело Риты обдавало жаром, но она не смела пошевелиться: настолько ей стало хорошо. Боялась лишиться нежных прикосновений. Но тут взгляд девушки упал на обнаженную грудь Руслана, его рельефные мышцы, загорелую кожу. Волна ярости поднялась с новой силой. "Пальцы Армы... касались..." Рита надавила ногтями на те места. Она нажимала сильнее и сильнее, видя, как молодой человек прикрывает глаза и поджимает губы, покорно терпя боль.
   Когда ногти прошли сквозь кожу, красавец-брюнет резко вдохнул:
   - Марго, я не люблю, когда мне делают больно, - голос ровный и абсолютно спокойный. Рус взял ее тоненькие запястья и больше не отпускал, удерживая их только одной рукой. Рита попыталась высвободиться, но его хватка оказалась слишком сильна.
   Свободной рукой молодой человек снова дотронулся до ее лица, поглаживая щеку тыльной стороной ладони, проводя пальцем по нижней губе. Рита, дрожа всем телом, неотрывно смотрела на его губы. "Как он целуется? Нет, не когда играет роль. По-настоящему. Какой он? Нежный или грубый? Властный или терпеливый? Напористый или заботливый?" Их взгляды встретились, и в ту же секунду Рита пропала: потерялась в глубине его серых глаз.
   Дыхание Руслана уже обжигает лицо. Он все ближе. Секунда, другая - прикосновение его горячих губ к ее губам и... О боже! Она готова забыть все на свете, лишь бы этот миг длился как можно дольше. Теперь она знала, каковы его поцелуи. Ласковые, нежные, дарящие бездну соблазна и подчиняющие своей воле.
   Краешек сознания подсказал Рите... Руслан может догадаться, что это ее первый поцелуй. А красавец словно знал. Он как будто учил ее первой эротической премудрости, а девушка повторяла каждую обжигающую ласку губ, танец языка.
   Тело уже не принадлежало Рите. Оно жило отдельно, потеряв контроль сознания. Девушка снова попыталась высвободить запястья, и Рус отпустил. Тогда хрупкие руки обвили его шею, и сознание девушки пришло в ужас от такой смелости. То, что она творила дальше... невозможно. Рита прижалась к Руслану всем телом, ее обнаженные ноги обвили талию молодого человека. Внизу живота разливалось сладкое тепло искушения.
   Руки Руслана продолжали ласкать, но теперь с жадностью. Красавец прошептал ей прямо в губы:
   - Марго, останови же меня, - он почти умолял.
   - Не могу, - ответила она. "И не хочу", - пронеслось в голове.
   Тогда молодой человек со всей силы ударил запястье о выпирающий край стола и начал приходить в себя, испытав резкую противную боль.
   - Умоляю, не делай больше так, - возбужденно прохрипел его голос в темноте.
   - Как? - стараясь отдышаться и унять сердцебиение, спросила девушка.
   - Ты поняла, о чем я, - он облизнул губы и исчез из комнаты в мгновение ока.
   Рита, вспомнив, что творила, согнулась на столе в три погибели и обхватила голову руками, сгорая от стыда. "Что Руслан теперь обо мне подумает? Идиотка! Что учудила! Да больше никогда!.. Никогда!"
   Ни один из них даже не подозревал, что все это время в доме напротив их снимал фотоаппарат с мощным объективом, воруя каждый миг невольной страсти.
   - Ну что, Видич? Вот ты и подписал себе приговор. Теперь я тебя уничтожу, - произнес довольный голос, и руки резко выключили фотоаппарат.
  
  

Оценка: 7.32*72  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  К.Амарант "Будь моей судьбой" (Любовное фэнтези) | | Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов 4" (Любовное фэнтези) | | М.Славная "Как снять миллионера" (Юмор) | | Д.Дэвлин, "Мужчина с Огнестрелом" (Любовное фэнтези) | | А.Рай "Большая проблема" (Романтическая проза) | | В.Мальцева "Искупление любовью" (Современный любовный роман) | | Zzika "Вакансия на должность жены" (Любовное фэнтези) | | Н.Новолодская "Грезы в его власти" (Любовное фэнтези) | | У.Соболева "Восемь. Знак бесконечности" (Психологический триллер) | | Т.Блэк "Статус: в поиске" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"