Казаков Олег Вячеславович: другие произведения.

Альтерра 1-5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 6.73*22  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Группа горожан из начала 21 века попадает в дикую незаселенную местность, в которой им придется выживать, восстанавливать цивилизацию и раскрывать тайны и секреты нового мира...


 [Никс

Ход 1. Племя

   Одинокая яхта неуверенно продвигалась по узкому заливу. Уикенд не удался. Летний отпуск, который впервые за много лет удалось выкроить в плотном рабочем графике, и сбывшаяся мечта любого жителя приморского городка, покупка собственной, пусть не океанской, но прогулочной яхты, были в первый же день омрачены внезапным штор-мом. Яхту пришлось прятать между двумя маленькими островками, но качало так, что даже мысли причалить к берегу не возникало. К утру ветер ослаб и качка почти прекратилась, но измученному бессонной ночью капитану и в голову не пришло остаться в море. Домой, только домой. Первое же чувство, испытанное им после выхода из узкого проливчика между островами, было схоже с шоком. Подбирать челюсть с палубы не пришлось, экипажу из одного человека всегда есть чем заняться в плавании, но вид берегов, открывающийся в лучах восходящего солнца, вводил в изумление. Складывалось впечатление, что все навигационные знаки смыло волной, сорвало с мест или унесло ветром. Берега, открывающиеся по мере отступления утреннего тумана, казались более заросшими лесом, чем это было вчера, да и признаки цивилизации - многочисленные коттеджи, трубы заводов, портовые краны пропали бесследно. Кое-где виднелись столбы дымов, но это были скорее костры рыбаков и туристов, которых летом на заливе всегда хватало. Видимо, они еще не заметили произошедших изменений.
   Яхта с гордым названием "Непревзойденная" медленно пробиралась по теперь уже незнакомому фарватеру. Залив и раньше изобиловал многочисленными мелями и скрывающимися под водой скалами, а теперь, в отсутствие надежных указателей, стал во много раз опаснее для мореплавания. Очертания берегов в целом сохранились, но сверяться с картой было бессмысленно. Многие мелкие островки исчезли, но вместо них появились новые. На одном из плоских, едва выступающих из воды камней грелись на солнышке несколько длинных и лоснящихся зверей с ластами вместо передних лап и похожими на рыбий хвост сросшимися задними лапами. Один из зверей поднял голову и лениво оглядел проплывавшую мимо яхту. "Балтийские тюлени! Их уже лет двадцать никто в заливе не видел!" Очередной шок капитан испытал, пройдя последний поворот перед городом. Вместо знакомой линии порта на берегу высились пологие холмы, заросшие дикой травой. Белая, накрытая полукруглым куполом и заметная за десятки километров башня замка пропала. Не было и часовой башни, стоявшей на самом высоком холме в городе, и сама городская территория оказалась заросшей старым лесом. Капитану стало страшно. Чем ближе он подплывал к тому, что еще вчера было его родным городом, тем хуже ему становилось. Семья, интересная работа, друзья, вечно ломающийся автомобиль, причалы яхтклуба - все это осталось во вчерашнем дне. Впереди ждала неизвестность.
   Замковый остров все же сохранился. Бурой грудой развалин стал сам замок, но главная башня, как и раньше вздымающаяся на сорок метров вверх, осталась. Побелка и штукатурка с нее давно слезли, купол, скорее всего, прогнил и обрушился, но стены стояли. "Чего им будет, пять метров толщиной... Но что же все-таки случилось с городом?" Стены главного корпуса частично сохранились, но все постройки и стены по периметру острова превратились в груды камней, заросших деревьями и кустарником. "Сколько же лет надо, чтобы обитаемая местность так одичала? Что случилось ночью, временной переброс? Но где все люди, куда ушла цивилизация?" Ответов не было. Замок, точнее его остатки, был единственным знакомым ориентиром в этом новом и неизученном мире. Яхта причалила к остаткам старого каменного моста, ранее выходившего с острова и соединяющего замок с Крепостным мостом, пересекающим весь пролив. Теперь моста не было, даже остатков бетонных блоков не виднелось под поверхностью воды. "Похоже, бетон столько не живет..."
   Остатки внутреннего двора, когда-то выложенного брусчаткой и спиралью поднимающегося на холм к главной башне, заросли травой. Кое-где старый камень был пробит деревьями. Тишина, пенье птиц, свист ветра и старые руины - все, что осталось от процветающего райцентра на границе страны.
   - Эй, на острове!
   Капитан выбежал на берег. С моря шла большая двухмачтовая яхта. Несколько человек стояли на борту, кто-то снимал окрестности на камеру. Яхта пристала рядом с "Непревзойденной". Люди начали спускаться на берег. К капитану подошел молодой высокий мужчина в тельняшке.
   - Андрей.
   - Олег.
   - Что у вас здесь произошло? Мы шли из Питера, вчера вечером вошли в залив, получили по рации штормовое предупреждение, встали на якорь. Сегодня с утра ничего узнать не можем...
   - По рации что-нибудь слышно?
   - Тишина, треск один. Так что случилось?
   - Похоже, я сейчас единственный житель данной местности.
   - То есть вы стали местным мэром, забавно. Позвольте тогда временно вступить под ваши знамена, может быть нужна будет помощь, пока не прибудут спасатели.
   - Скорее воевода. Боюсь, что спасать уже некого. Ставьте палатки, если есть, будем разбираться. Когда вы вышли из Питера?
   - Три дня назад. Это же не пароход. Под мотором не шли, спешить некуда. Ночевали на островах, позавчера встретили пограничный катер. Мы шли вдали от берега, слушали радио. Телевизоров с собой не было. У кого-то из ребят ноутбук...
   - Выход в Интернет есть?
   - Раньше был, но с утра как обрезало. Может, шторм.
   - Может быть...
   На берегу выросли три палатки, две больших для мужчин и, отдельно, для женщин, и одна поменьше для молодой семейной пары.
   - У них вроде как свадебное путешествие...
   - Это хорошо, что вы все вместе и друг друга знаете. С друзьями любая беда легче.
   - Олег, вы меня пугаете. Да, у вас тут чертовщина какая-то творится, но скоро прилетят вертолеты спасателей, пограничники подойдут, выберемся.
   - Ваш оптимизм обнадеживает, но как по-вашему, сколько лет деревьям на берегу?
   - Ну не знаю, вон тем березам лет по двадцать, ива старая, ей, наверно, за сотню...
   - А вчера здесь стоял город. Вы были у нас раньше?
   - Нет, не доводилось. Да вы не беспокойтесь, мы завтра же отправимся обратно и, если никто не появится до этого, пришлем вам помощь из Петербурга.
   - Ну-ну. Давайте доживем до завтра...
   Лагерь туристов потихоньку обживался, загорелся костер, кто-то уже кашеварил, дети убежали купаться, молодожены тихо ворковали в стороне, не обращая внимания на окружающих. Олег помог заготовить дрова для костра, посоветовал экономить спички и батарейки, побродил по берегу.
   - Эй, люди! Есть кто!? Эгей!
   Со стороны бывшего парка на берегу пролива появилась небольшая группа молодежи с рюкзаками. Все они кричали и махали находящимся на острове. "Еще туристы!" Олег подошел к Андрею. Два капитана вышли к яхтам.
   - Андрей, вы оставайтесь, расчистите место под палатки, похоже, у ребят жилье с собой. Я их заберу. У вас есть рыболовы в команде. Кормить придется много народа, я думаю, к вечеру еще кто-нибудь подтянется.
   - Организуем.
   Олег отчалил и отправился за "пополнением". На том берегу уже надували небольшую резиновую лодку. "Молодцы, быстро соображают". Лодка была двухместной, а группа большой, но можно было всех перевезти зараз. Поляна на берегу, где стояли туристы, раньше называлась Петровской площадью. Сейчас ее окружал густой лес. "Надо будет сходить на гору, посмотреть, сохранился ли памятник".
   - Привет, орлы! Кто такие?
   - Альпинисты, ночевали в парке, да берег водой залило, пришлось по скалам наверх уходить. А утром огляделись, ё! Поселков вокруг нет, дорог нет, людей нет, залив до горизонта, как будто вся Финляндия под воду ушла. Струхнули малость, решили в город рвануть, вдруг поезда еще ходят. А вы-то здесь как?
   - Обживаемся помаленьку. А в парке ночевать запрещено, ай-яй-яй. Ладно, не смущайтесь, жаловаться все одно некому. Там, за парком, два моста, железнодорожный и автомобильный, вы должны были видеть, там трасса международная...
   - Нету ничего, вчера точно были, а сегодня как корова языком... Жутко как-то. Может, на нас бомбу какую-то сбросили. Мы тут уже и Матрицу вспомнили... И про терроризм поговорили, пока шли. Но главное, что мы вас нашли, все ж не одни.
   - Ладно поплыли, пока погода позволяет... А то у нас ведь с утра жара, потом снег. Шутка! Не робей, народ, прорвемся.
   Население острова выросло до двух десятков человек. Все держались неподалеку друг от друга, разговаривали тихо, дикая местность вокруг пугала необычной для городских жителей тишиной. Только двум ребятишкам-школьникам все было нипочем. Они носились по острову, играя в рыцарей. В обед Олег собрал всех взрослых у костра.
   - Вот что. Я прошу прощенья за то, что вами командую, но надо обсудить, в какое дерьмо мы вляпались. Вчера здесь был город, а сегодня... сами видите. Завтра с утра яхта Андрея пойдет в Петербург. Я предлагаю взять минимальную команду, остальным остаться здесь. Андрей, согласен?
   Тот кивнул.
   - Возможно, помощь оставшихся понадобится тем, кто до сих пор бродит по лесу. Альпинисты! Вы сможете забраться на башню?
   Отозвался парень, командовавший группой:
   - Что тут лезть-то, камень, трещины. Зачем только?
   - Толщина стен наверху около полутора метров. Там есть небольшая каменная площадка. Надо ее расчистить и разжечь костер. Днем дымовой, ночью - чтобы огонь был виден.
   - Маяк?
   - Маяк. Кто-то мог заблудится в лесу. На островах рыбаки. В окрестностях туристы, дачники, грибники всякие. Сегодня воскресенье, народ мог выехать из города...
   - Какое воскресенье? Сегодня среда!
   - Какая среда? Сегодня пятница!
   Группа "яхтсменов" и группа альпинистов ожесточенно заспорили, выясняя текущий день недели.
   - Так, стоп, стоп! Всем молчать! - Олег вскочил на ноги, успокаивая молодежь. - Молодожены! Когда у вас была свадьба?
   - В субботу, на той неделе. И мы сразу с ребятами на яхту поехали...
   - Дата свадьбы!
   - 21 июля 2007 года. - Кто-то охнул.
   - Тихо все! Альпинисты! Когда прибыли в город?
   - 8 августа... 2012 года... - Теперь заволновались яхтсмены.
   - Значит, все-таки временной переброс, - подвел итог Олег, - я из 2006-го...
   - Но как же... А как же дома... А у меня мама не знает... Что же делать... - Над островом медленно поднималась паника.
   - Тихо все! Парни, девушки, ребята, поймите! Мы пока не знаем, что случилось, мы не знаем, сможем ли мы вернуться. Посмотрите вокруг! Этот замок простоял семьсот лет до и неизвестно сколько после этой катастрофы. Что-то случилось! Но пока мы не знаем что. Давайте выживать. Давайте держаться вместе. Соберем всех в округе, разведаем дороги, найдем связь. Если это локальный катаклизм, в каком-нибудь десятке километров начнется нормальная жизнь. Я видел костры на берегах. Тут есть еще люди. Надо их найти! Нам всем есть чем заняться. И в первую очередь маяк!
   Шок осознания медленно спадал, молодежь достаточно восприимчива к переменам, и яхтсмены уже начали выяснять у альпинистов, что произошло в мире за пять лет после 2007-го. "Эх, мне бы узнать, что случилось у меня, - Олег разослал всех рубить дрова, - где мы, сколько нас, когда придет помощь... Надо держаться".
   Общее дело заняло всех до вечера. Дров на острове хватало. На башню протянули "веревочную дорогу". Двое парней остались наверху со спальными мешками, поддерживая костер. Снизу им подавали вязанки хвороста и поленьев. На большой яхте оказалась бензопила, но Олег запретил ею пользоваться из экономии топлива. Как ни странно, его послушались. К его мнению прислушивались как к бывалому аборигену. "Можно подумать, что я всю жизнь здесь прожил в этой глуши". Но скорее всего, молодые люди перекладывали на Олега ответственность за происходящее, скрывая кто как мог свой страх перед неизвестным. Меньше всего ему хотелось кем-то руководить, но выбора уже не было.
   Перед самой темнотой на берег со стороны бывшего города вышла женщина с двумя детьми. Их переправили на остров. Выяснилось, что они ушли за грибами и заблудились в грозу... в 2008-м. Кое-как проплутав всю ночь по лесу, утром вышли на берег в совершенно неизвестной местности. Перепугавшись до смерти, пошли на юг и к вечеру вышли к замку. Жили они в Южном поселке. Сейчас на том месте было огромное, полузаросшее и покрытое островами болото.
   На ночь Олег назначил дежурных, чтобы следили за кострами и сменили ребят на башне. Никто не возражал. Темнота пугала. Хотя туристы народ привычный, но было вокруг что-то странное, не объяснимое чувствами, носилось в воздухе. Олег попробовал успокоить людей, взяв со своей яхты фонарь и поймав в его лучи несколько летучих мышей. Бесшумными призраками маленькие грызуны метались в воздухе, как ни странно, комаров было мало. Демонстрация никого не успокоила. "Нервозная у нас тут обстановка, как бы не сорвался кто. А что делать?" Но ночь прошла спокойно.
   К утру на берег, отчаянно сигналя и моргая дальним светом, выехали два "джипа". Пару дней назад две питерских семьи выехали на природу, отдохнуть, организовать шашлыки, пострелять по банкам. Сначала у них отказали сотовые телефоны. Ночь была ясная, и далеко за полночь они увидели необычное полярное сияние, розовой волной прошедшее по всему небосклону с запада на восток. На следующий день выяснилось, что они потеряли дорогу. День прошел в бесплодных поисках. Вторая ночь в лесу, без связи, без еды, мясо кончилось, прошла напряженно. Потом они заметили огонь. На последних каплях горючего они выехали на берег. Женщины, увидев развалины замка, впали в истерику. Мужчины стойко держались, но и им было не легко. Радовались только дети, увидев сверстников. Общими усилиями женщин отпоили валерьянкой и корвалолом. У питерских оказалась с собой бутылка коньяка, которую и разобрали по каплям для всеобщего успокоения. Олег даже не пытался забрать ее для медицинских нужд. Его бы не поняли. Но его предложение построить плот и перегнать машины на остров поддержали все.
   Яхта Андрея ушла. Оставшиеся принялись сооружать плот. У водителей оказались с собой две УКВ-рации, одну отдали Андрею, вторую - Олегу. Через пару часов он связался с островом и передал, что встретил и отправил к замку несколько рыбацких лодок. Часть рыбаков была пьяна в стельку, но те, кто мог держать весла, были полны решимости добраться до острова. Бензин в моторах у них кончился, пока лодки метались по заливу в поисках родных домов. "Плохо дело, надо начинать экономить ресурсы". Олег вдруг понял, что не знает, когда наступит зима и как, а главное, что заготавливать к холодам. К вечеру плот был готов, и один из джипов удалось переправить до темноты. Из второго забрали все ценное и оставили на берегу. К этому времени подтянулись рыбаки, матеря все на свете от президента до жен, кошек и собак. Тех, кто был полностью невменяем, положили в приготовленные шалаши. Население росло, палаток на всех уже не хватало. Олег ночевал на яхте. Маяк на башне горел, альпинисты оборудовали наверху небольшой навес и, похоже, довольно уютно там обустроились. Сверху, в дополнение к "канатной дороге", скинули веревочную лестницу, связанную за день.
   Среди ночи над водой раздался звук разбитого стекла, и джип на берегу завыл всеми сиренами, моргая лампами. Один из водителей выскочил на берег, крича дурным голосом, и пальнул вверх из охотничьего ружья. Несколько человек бросились к плоту. Кто-то бегал по острову с фонарем. У кого-то хватило мозгов выхватить из костра головню и бежать с ней, как с факелом, к берегу. Альпинисты на башне попробовали изобразить прожектор, подсвечивая джип сразу несколькими фонарями. "Только бы не сожгли ничего", - думал про себя Олег, крича, матеря и успокаивая всех, кто метался по острову. Пара мужчин осталась на берегу, охраняя поврежденную машину. Остальные вернулись на остров.
   Утро началось и проходило крайне тяжело и напряженно. Проспавшиеся рыбаки требовали немедленно отправить их домой, женщины начали впадать в истерику, молодежь крысилась с рыбаками и понемногу зверела. Дети, которым все было нипочем, носились по острову и создавали еще большую суматоху. Женщина из Южного поселка замкнулась в себе и, как статуя, сидела у костра, не реагируя на окружающих. Олег метался по острову, пытаясь хоть как-то восстановить выходящую из-под контроля ситуацию. На его сторону вдруг встали питерские водители, которым тоже хотелось прояснить обстановку, а самое главное - забрать машину с берега. Общими усилиями им с Олегом удалось согнать всех на площадку у костра между палатками.
   - Слушайте все! Тихо! А ты вообще заткнись! Кто-нибудь, надавайте этой тетке по щекам, пусть очнется! Тихо! Слушай меня. Дело плохо. Все, успокоились! Связи нет. Помощи нет. Где мы, никто не знает. Или мы сидим здесь и как-то налаживаем жизнь, или те, кого это не устраивает, выматываются с острова! Какой сейчас месяц?
   - Похоже, август, в лесу грибы, вон береза уже желтеет...
   - Правильно! Если помощь не придет до зимы - мы тут все перемерзнем в этих шалашах! Не время раскисать, надо строить дома, печи, заготавливать дрова, зимой что-то жрать надо! Рыбаки, сети есть?
   - Мы что, браконьеры?
   - Я спрашиваю, сети есть!?
   - Есть.
   - Чудно. Надо начинать ловить и заготавливать рыбу, сушить, вялить, коптить, лишь бы не испортилась. Про добровольцев не спрашиваю, это надо всем...
   - Мы отказываемся! - Несколько рыбаков встали со своих мест. - Мы уходим.
   Один из питерских схватился за ружье, но Олег придержал его за руку. Рыбаки ушли.
   - Пусть уходят. Скатертью дорога! Нам сейчас раздоры ни к чему, - пояснил он окружающим, - или мы действуем как одна команда, или погибнем все в первую же зиму. Сейчас важнее выжить. Споры оставим на потом. Надо ставить дом. Нас уже много, и, скорее всего, придут еще...
   Встал один из водителей, примерно одного возраста с Олегом.
   - Я вообще-то строитель, правда, прорабом работал давно. Но по поводу дома... Мы вчера осмотрели корпус около башни. Там раньше что было?
   - Музей. А до этого жилой корпус.
   - Понятно. В общем, первый этаж если расчистить, там перекрытия каменные, ну, может, усилить бревнами кое-где, то можно жить. Окна на зиму забьем, печь поставим. А на следующий год, может, и второй этаж в порядок приведем, только надо мусор и обломки вынести.
   Кто-то из ребятишек выскочил ближе к костру:
   - Там еще подвалы есть, только они землей засыпаны...
   - Значит можно погреба устроить. Отлично. Народ, - Олег почувствовал, что люди успокоились и начали прислушиваться более внимательно, - надо работать. В первую очередь тащим сюда джип...
   - На кой он нам сдался, - вякнул кто-то из оставшихся рыбаков.
   - Во-первых, колеса, деревянные мы еще делать не научились, стекла тоже, песок еще никто не плавит, аккумуляторы, свет и какое-никакое, а электричество, железо, да мало ли. Вдруг бочку с бензином найдем.
   Питерские водители с неприязнью покосились на Олега, осознав вдруг неизбежность "располовинить джипы на всех", но промолчали, только один из них погладил приклад ружья. Олег заметил и это.
   - Я уже говорил, кому не нравится - до свидания! Может быть, вам повезет больше. Но здесь мы все - одна стая. Мы все в равном положении, и поодиночке нам не протянуть. Несогласные есть?
   Все молчали. Тишина была тяжелой, но было ясно, что Олег прав.
   - Дальше. Я вчера заметил двух девушек, которые что-то штопали. Вот вы и вы, да. Вы там что-то шилом протыкали и веревочками связывали. А еще мне сказали, что иголок мало и, если сломаются, новых не найти. Я хочу назначить вас ответственными за наши ресурсы. Ну, завхозами. Нитки, иголки, спички, ножи, ружья тоже. Все невосполнимые запасы должны быть собраны и расходоваться только под контролем. Возможно, это глупость, а может, мы так протянем дольше. Кто против?
   - Я ружье не отдам! Хватит с вас и джипа.
   - Хорошо, только поставьте девушек в известность, где оно будет храниться, и не стреляйте без необходимости. Еще возражения есть? Дальше. Нам придется всем заняться делом. Жилье и запасы на зиму - сейчас первоочередное. Грустить будем потом, долгими зимними вечерами...
   - Яхта возвращается, - прокричали с башни.
   - Народ, тянем джип, потом рыбаки, берите молодежь и в море, женщины рубят кустарники и освобождают территорию. Строитель наш с другом, возьмите еще пару ребят и осмотрите внимательно корпус, подвалы и башню, может, и ее перекрыть. Я наверх.
   Лезть по веревочной лестнице на сорокаметровую высоту, даже по внутренней стороне пустой, как труба, башни, было страшновато. "Ничего, зато живот подрастрясу, хотя скоро все будут стройные и красивые, а если не найдем доктора... н-да, хреновато тут у нас..." Олег с тоской вспомнил спиральную лестницу, по которой когда-то поднимался наверх, и вид на город, открывавшийся с площадки под куполом. Все это осталось где-то в прошлом, в далеком и непонятно куда подевавшемся прошлом.
   Яхта уже виднелась на повороте между островами.
   - Андрей, ответь. Андрей, почему возвращаешься?
   - Батарейка садится... Приду, расскажу... - прорвалось сквозь треск помех.
   Олег огляделся вокруг. Вода и лес. Синее море и зеленое. Ничего больше. Только на Бобовом мысу, в том месте, где были фундаменты старой береговой батареи, вился дымок от костра. "Уж не они ли бомбили ночью джип, надо бы сходить, проверить, там еще каземат стоит, вполне можно заселить".
   - Парни, дым видите?
   - Да, он там с утра. Мы думали, оттуда кто придет, но пока никого.
   - Понятно. Надо бы навестить соседей.
   Внизу под традиционное "давай-давай" заталкивали джип на плот. "А машины им все-таки жалко. Да мне и самому жалко, такие красавцы, а что делать..."
   - Олег, а вы действительно думаете, что дела настолько плохи?
   - Не то слово, насколько плохи. Все, кто здесь очутился, примерно из начала двадцать первого века. Других пока нет. Вы думаете, мне не хочется проснуться и забыть этот кошмар? Здесь стоял красавец-замок, там был город. Где все, куда делось? Видите те кучи камней, заросшие. Похоже, это руины домов...
   - Так, может, раскопаем чего?
   - Может, но это маловероятно. У нас сил не хватит весь город раскапывать. И к тому же этот мыс напротив, да и все эти холмы остались после ледника. Видите вон там гранитный выступ блестит, как отполированный. Это "бараньи лбы", скалы, сглаженные ледником. Все эти холмы - это кучи гранитной крошки, булыжников, валунов, куски скал. Они воду в себя тянут как губка. Все, что под землей, просто сгниет в сырости. Здесь всегда было очень много родников с чистейшей водой. В городе еще с девятнадцатого века была дренажная система, которая воду отводила обратно в залив. Без нее подвалы просто заливало. А родники даже в водопровод в домах заводили. Правда, это еще при финнах было. Наши-то после войны в основном всё порушили. Так что сомневаюсь я, что найдем что-то. Может, попробуем библиотеку раскопать... Или банк какой, вдруг золото найдем.
   - А зачем нам золото, куда его девать?
   - Мягкий металл, легко обрабатывать. Пустим на пуговицы, наконечники для стрел...
   - Шутка?
   - Ни в коем случае! Зеркало есть? Дай-ка, сейчас я им посигналю, как раз и солнце вышло. Только бы не спали, а то до них идти без моста через бухту, да еще по болотам...
   Олег поймал солнечный зайчик и навел его на стену перед собой, пристроил угол, чтобы зайчик убежал по направлению к дыму на мысу, и начал "качать" вверх-вниз. Через несколько минут столбик дыма прервался, а потом вверх взлетел большой клуб дыма.
   - Индейцы, блин! Ладно, я пошел. Вас когда меняют?
   - Перед обедом. Да вы за нас не волнуйтесь.
   - Ну, удачи.
   Олег обвязался поясом и пристегнул карабин к канату. Спуск вниз оказался быстрым и захватывающим, только в конце, не рассчитав по неопытности расстояние, Олег пропустил место последнего торможения и, пролетев последние метры, солидно ударился ногами. "Хорошо, что не заметил никто, а то сказали бы: "Командор-то наш... того...", парашютист, на фиг. Надо им лифт придумать какой-нибудь". К нему подошел один из рыбаков:
   - Слышь, начальник, а в чем рыбу хранить будем? У нас есть с собой пара бочонков, но их намного не хватит. Да и с солью напряженка...
   "Вот и началось, - подумал Олег, - теперь проблемы, требующие решения, будут расти как снежный ком".
   - Я пойду в город. Там на территории порта были склады, может, найдем что. На озерах вроде глина была, будем горшки лепить. Не боись, выкарабкаемся.
   - Скажи, командир, а ты всегда такой, знаешь, что сказать, как послать, если надо, и в морду дать. Уж больно ты невозмутимый, мужики тебя побаиваются.
   - Больно ты любопытный, батя. У тебя семья есть?
   - Ну, есть.
   - И у меня есть. Хочешь к ней вернуться? И я хочу. Только пока не знаю как. А видишь, вон дети бегают, парни, девушки молодые. Думаешь, им не хочется... Телевизор, сауна, пиво, дискотеки... Если мы им не поможем, то и сами пропадем. Некогда нервничать. Так что давайте в море, но можете кого отправить за глиной. Горшки действительно понадобятся.
   Олег спустился к яхте. По дороге его пару раз отвлекли по мелким вопросам, и он постарался как-то помочь. Но довел до всех, кого встретил, и просил передать остальным, чтобы сегодня с острова никто не уходил. Яхта, ставшая родным домом, привычно заскрипела, отходя от берега. Жаркое солнце, необыкновенно синяя вода, легкий ветерок, тишина вокруг. Захотелось бросить все, повернуть в море и плыть, плыть, пока весь этот ужас не скроется за горизонтом. Но навстречу уже шла яхта Андрея. Олег встряхнулся, сбросил наваждение и спустил парус. Андрей подошел вплотную, и яхты встали, пришвартовавшись борт к борту.
   - Ну, что у нас плохого...
   - Не знаю, но хорошего тоже мало. Как вы на острове?
   Олег коротко рассказал о последних событиях, о склоке с рыбаками, о неизвестном костре на берегу.
   - А чего один идешь, дать кого с собой?
   - Да нет, Андрей. Мне бы их не спугнуть. А то разбегутся, ищи их потом по всему лесу... Джип, похоже, они стукнули, больше некому. У тебя-то как?
   - Плохо. Похоже, что помощь ждать неоткуда. Карту помнишь? Так вот, берег идет на юго-восток, а потом резко заворачивает к северу, это километров в пятидесяти отсюда... Дальше только открытое море... Похоже, Питера больше нет.
   - Покажи на карте. Вот здесь? По линии озер. Да, похоже, что местность опустилась и море соединилось с Ладожским озером. На западе то же самое, Финляндия как будто провалилась. Альпинисты говорили, да и с башни видно. Но на севере большой массив, и на юг какая-то полоска уходит. Раньше там не было ничего. Придется тебе, Андрей, пока погода позволяет, покрутиться по окрестностям. Карты рисовать умеешь?
   - Если только игральные!
   - Они нам тоже пригодятся, но позже. Сейчас надо понять, где мы, что вокруг, собрать всех, кого найдем, и все, что найдем...
   - По поводу что найдем. Там, к югу, километров двадцать. Пароход на мель сел, похоже, лет пятьдесят, ржавый весь. А рядом катер пограничный, почти новый. Помнишь, я говорил, мы их встречали. Только людей никого нет. "Мария Селеста", блин. Мы там пошарились немного. Держи, пригодится. Пистолетик не бог весть какой, но уверенности придает. Мы там еще пулемет сняли и два ящика патронов. На пароход не поднимались, но там тоже нет никого, мы бы заметили.
   - Что ж, неплохо. Пулемет и патроны на башню сразу. Надо бы там перекрытие наверху делать, как бы не сорвался кто. К пароходу придется еще не раз сходить. Но на яхтах много не увезешь. Может быть, зимой по льду на джипах? Придумаем волокуши какие-нибудь... Ладно, давай на остров, а я еще к порту заверну.
   Яхты разошлись. "Да, с оружием будет повеселее, - подумал Олег, - можно охоту организовать, пока не научимся луки да копья делать..." Яхта обошла Бобовый мыс. На Втором пляже, как ни странно, сохранились остатки старого каменного пирса. К нему Олег и отправился. На берегу, с независимым видом засунув руки в карманы, стоял юноша, с любопытством разглядывая подходившую яхту. "Так, что у нас здесь, бейсболка, футболка навыпуск, широченные брюки унисекс, бутсы как у клоуна, с огромными тупыми носами. Шпана городская, обыкновенная, одна штука".
   - Прими конец, ё!
   Парнишка подхватил брошенную петлю и обмотал вокруг камня. Олег спрыгнул на пирс и проверил крепление швартова.
   - Под негра косишь!
   - Ты, батя, не обзывайся, а то мы твою яхту быстро в оборот возьмем.
   - Да я и не сомневаюсь, - Олег откинул полу легкой летней куртки, чтобы была видна рукоятка пистолета, заткнутого за пояс. - В джип зачем полезли?
   - Жрать охота, мы тут неделю уже сидим. Вышли на пляж с компанией, ё! Девок по кустам растащили, потом у костра курнули, на мыс забрались - города нет!
   - Хорошая трава! - подколол Олег, а про себя подумал: "Наркоманов нам только и не хватало".
   - Мы тоже так думали! - Парнишка сорвался в крик, напускное равнодушие смыло с лица, стало заметно, что он страшно перепуган. - Два наших конкретных нарика ушли куда-то, пропали с концами, третий день найти не можем. У девки одной ломка начинается. Мы-то так баловались только. Жрать нечего, спички кончились, была удочка, сломали по дури...
   - Сколько вас в каземате?
   - Семнадцать человек. Слышь, дядя, а куда все делось? Парни-то ладно, а за девчонок родители голову снимут. Чё делать-то?
   - У тебя, похоже, голова пока на месте. Значит, так, оболтус, могу предложить идти к нам на остров...
   - С дедами нам делать нечего, мы сами по себе. Может, наладится еще... А от вас народ и так бежит. Вон вчера лодки ушли.
   - Что наладится? Глазастый ты наш... - Олег вскипел. - Горе-рыбаки с похмелья решили до дому добраться! Где он, дом-то. Яхту видел, с юга пришла. Там нет ничего, море одно. Ни одной трубы, ни одного дома. Ничего. За мысом садоводство, вы там были?
   - Там пара-тройка огородов, даже растет что-то. Картошка вроде, только зеленая еще. Домов нет. А дальше бухта в болото уходит.
   - Не хотите на остров, не надо. В каземате вы зимой перемерзнете все. А жрать что будете? Пуговицы от штанов! В городе были? Там около порта средневековый домик стоял, может, уцелел.
   Парнишка задумался, припоминая.
   - Нет, там стены есть, а крыша обвалилась.
   - А около рынка? Там двухэтажный домик стоял, отреставрированный...
   - Там дверь давно сгнила, но на первом этаже вроде можно обосноваться. Почистить только.
   - Дверь сделать поможем. Перебирайтесь туда. И пришли кого-нибудь, едой поделимся.
   Олег запрыгнул на яхту. Парнишка отвязал конец.
   - Эй, батя, а на что мы тебе?
   - Глаза и уши! Скаутами будете! Приходи вечером - перетолкуем. Да, и скажи своим, чтобы предохранялись, акушеров у нас нет!
   - Пошел ты!
   - Сам такой! Ну, бывай...
   Олег повернул яхту к бывшему порту. На месте судостроительного завода громоздились заросшие лесом холмы. "Цеха, что ли? Интересно, осталось ли там железо?" На берегу, там, где раньше был терминал сыпучих грузов, высились ровные конусообразные возвышенности. Деревья на них не росли, только дикая трава. Олег причалил и прихватил с яхты небольшую лопату. Неподалеку бежал ручей, но вода в нем была ржавой и мутной. Олег прошел по ручью вверх и подошел к ближайшему отвалу. От портовых кранов не осталось и следа. "Что же это может быть", - подумал Олег, начиная копать. Заметно углубившись, он наткнулся на слежавшуюся и закаменевшую бурую массу. Немного подолбив лопатой, удалось выломать небольшой кусок, на изломе оказавшийся сложенным из больших округлых гранул. "Руда какая-то, окатыши, кто бы нам еще доменную печь построил..." Но кусок Олег все же взял с собой. Соседняя гора порадовала неожиданной и потому очень приятной находкой. "Уголь! Нам его лет на десять хватит!" Олег отметил про себя, что надо бы как-то отправиться к порту и нефтяному терминалу, находившимся в пятнадцати километрах к югу. Там тоже могли быть и горы угля, и рудные отвалы. Нефть, если она там и была когда-то, скорее всего, уже давно слежалась до асфальта и вряд ли была пригодна.
   - Сынок, сынок, подожди!
   Из невысокого подлеска выходили женщина и мужчина явно предпенсионного возраста. В руках у женщины были какие-то котомки, а мужчина тащил за собой двухколесную тележку с привязанным к ней мешком.
   - Сынок, скажи, где мы? Места вроде знакомые, а никак к дому не выйти, плутаем, плутаем. Куда идти, не поймем.
   - А вы вроде из садоводства?
   - Да. Вчера, вечером уже, темнеть стало, погода портилась, ну мы домой и засобирались. На остановку вышли, а автобуса все нет и нет. Потом ливень пошел. Мы под навес спрятались, да так всю ночь-то там и просидели.
   - Ну, садитесь на яхту, отвезу вас к людям.
   - Сынок, так там же на остановке еще десятка полтора народу, мы к тебе все не влезем...
   Олег достал рацию.
   - Андрей! Ты еще на острове?
   - Да, что случилось?
   - Надо дачников забрать. Иди вдоль берега, увидишь мою яхту. Мы сейчас остальных приведем. Бабуля, вы здесь останьтесь. За яхтой посмотрите и вещи свои постережете, а мы с дедом вашим за остальными сходим.
   Олег и его провожатый углубились в лес. Вокруг действительно было очень много грибов, явно не тронутых ни одним человеком. Лес разросся, не оставив ни одной тропинки или дорожки, которых всегда так много около небольших городков. Небольшие полянки и привычные в здешних лесах гранитные валуны никак не напоминали когда-то городскую территорию. Зрелище, открывшееся на очередной поляне, поражало воображение. Прямо из леса выходила уже полуразрушенная асфальтовая дорога, которая в центре поляны приобретала вид недавно отремонтированной, и снова уходила в лес, постепенно разрушаясь. Прямо посреди поляны стоял стандартный навес автобусной остановки с таблицей расписания. Под ним кучковались люди разных возрастов с мешками, сумками, тележками, кто-то даже с велосипедом. "Как же вас всех угораздило?"
   - Граждане дачники, садоводы, пенсионеры и прочее население! Эвакуация! Прошу всех следовать за мной!
   - А куда идти-то! Лес кругом...
   - Кто хочет, может остаться! Насильно никого тащить не будем! Если вам нравится ночевать в лесу...
   Немного поворчав для приличия, дачники все же засобирались в дорогу. Олег обратил внимание, что многие были в осенних куртках, резиновых сапогах, теплых шапках...
   - А что у вас в мешках? - обратился он к ближайшему дачнику.
   - Урожай, что! Сентябрь месяц, сам не выкопаешь, бомжи помогут. Картошка, яблоки, у кого тыква, кабачки. Помидоры отошли уже, но огурцы еще есть.
   - Сентябрь, значит... Ну-ну! - Олег не стал никого расстраивать раньше времени, и так скоро все узнают.
   Яхта Андрея уже подошла, и люди начали погрузку. Поход к острову не занял много времени, и люди, узнав замок, заволновались. На яхте Андрея кто-то заголосил, но быстро умолк. Олега дернула за рукав какая-то женщина:
   - Милок, а что война какая? Разруха кругом...
   - Может, и война, связи пока нет, вот собираем всех, кого можем.
   Высадив пополнение, Олег собрал все население, которое охотно сбежалось, узнав о мешках с урожаем. Рассказав о встрече с будущими скаутами и дачниками, Олег спросил, есть ли среди присутствующих медики. Врачей не нашлось, но одна женщина сказала, что работала фельдшером.
   - Назначаетесь министром здравоохранения! Соберите все медикаменты, какие найдете, особенно сильнодействующие. Выберите себе пару ребят помоложе в помощь. Вечером надо будет еще к юным наркоманам сходить, посмотреть, может, сможем чем помочь.
   - Чего им помогать, пусть хоть все передохнут!
   - Завтра у вас кончится табак, и через пару дней вы будете готовы дубовую кору курить. Посмотрю я тогда на вас. Они тоже люди! И уже сейчас им нужна помощь. Это всего лишь дети. У многих, оказавшихся здесь, есть внуки. Подумайте, поможет ли им кто в трудную минуту!
   Распределив людей на очистку главного корпуса и подвалов под ним и на корчевку кустарников под будущие огороды, Олег подозвал девушек-завхозов, попросив их проследить за работами в подвале и созданием там "закромов родины". Потом он подошел к Андрею:
   - Твоя задача самая сложная. Морская разведка. Нам надо знать, что где находится, какие места сохранились и в каком состоянии, есть ли в окрестностях еще люди. Может быть, на финской территории что-то осталось. К югу было много крупных поселков. Потом эти новые земли - мы о них вообще ничего не знаем. Пока отдыхайте, а с утра в путь. День туда, день обратно. На берег высаживайтесь осторожно. Не забывайте оружие. И еще хотел спросить - у кого-то из ваших был ноутбук. Пришли мне его владельца.
   К Олегу подошел один из строителей:
   - Мы начали расчищать помещение, через пару дней можно будет вселяться. Пол пока земляной, окон нет, навесим ставни. Стены крепкие, еще не одну сотню лет простоят. Поставим временные перегородки, разделим на комнатки. Каменная лестница на второй этаж почти не повреждена, только завалена обломками, мусором всяким. Но доберемся и до него. Нам бы инструмент, лопаты, кирки. Одними топорами только Кижи можно построить, мы уже так не умеем. Гвозди нужны, скобы.
   - Посмотрите, я в порту нашел, что за руда? - Олег показал кусок, привезенный с берега.
   - Вообще похоже на медь, мягкий металл, гнуться будет, но на первое время сойдет. Много его там? Если бы было олово, попробовали бы бронзу сляпать. В древние времена за оловом в Британию ездили.
   - Это нам пока не светит. Если это действительно медь, то на наш век ее хватит. Там целая гора. А рядом такая же угольная. Вы сможете организовать кузню и хотя бы молотки и гвозди делать?
   - Попробуем. Выбора у нас все равно нет.
   - Спасибо. Там со стороны города в здании главного корпуса был старый каретник. Ворота, наверное, сгнили давно, но, может, его еще можно использовать под гараж для машин. Посмотрите. И еще одна просьба. Тут кто-то велосипед притащил. Мы не можем использовать его и один из ваших генераторов для подзарядки ноутбука и аккумуляторов на машинах? Ребята-студенты вам помогут. Другого способа добыть электричество я пока не вижу. Если только ветряную мельницу построить... И не смог бы кто-то из вас подняться на башню? Надо перекрыть свод и сделать наверху нормальную караулку.
   - Посмотрим, делать все равно что-то надо. Олег, а вы сами как считаете, какие у нас шансы?
   - Если честно, близкие к нулю. Если переживем первую зиму, дальше будет легче. В основном здесь городские жители, привыкшие к горячей воде в кране, теплым батареям, стабильной зарплате, магазинам с продуктами. А здесь мы все начинаем с пустого места. Если люди одичают, начнут болеть, к весне превратимся в стадо обезьян. Вы думаете, почему я сейчас никого с острова не отпускаю? Вокруг дикий лес. Это не пригородная зона, здесь могут быть и медведи, и лоси, и волки. Зимой волки будут особенно опасны. У нас нет ни собак, ни профессиональных охотников. Придется ставить частокол вокруг острова. А ведь и на берегу есть еще люди...
   - Да, вам не позавидуешь, за все голова болит.
   - Я эту роль на себя не тянул, сама прилипла. Если хотите, можете рулить сами.
   - Нет уж. Увольте. Вы мне и так задач накидали, на полгода хватит. Вы меня тут на мысль навели... Теперь ведь и баню придется ставить.
   Олег отправился искать студента - владельца ноутбука. Тот рубил кусты, занимаясь с остальными очисткой острова. Как выяснилось, ноутбук он честно сдал завхозам, которые, по правде, и не умели им пользоваться.
   - Забери. Поговори с водителями, организуйте подзарядку. Пока это единственная возможность вести хоть какой-то учет. Бумагу варить мы еще не умеем. На компе что-то ценное есть?
   - Немного книжек, пара фильмов, программки всякие. Правда, больше по обработке графики. Несколько игрушек. Да, "Цивилизация", только третья, последние версии комп не тянет.
   - Ну и отлично, покажешь детям, как жить в первобытном мире. Но не это главное. Надо собрать базу данных обо всех наших жителях, кто, откуда, возраст, профессия, сколько лет, любимое дело. Все, что может быть полезным, даже то, что пока кажется ненужным. Идея ясна? Дальше, весь учет завхозих наших, все что есть у медика, все должно быть записано и отслежено, куда уходит. Чем быстрее и точнее ты это сделаешь, тем больше наши шансы. Вплоть до места, где что лежит и где кто ночует. Ну, с кем, наверное, не надо. Давай действуй. Умные головы нам нужны позарез, а кусты есть кому рубить. А у вас в 2007-м какая Цива последняя?
   - Четвертая, есть, правда, несколько самодельных игрушек интересных, но с собой не взял...
   Солнце клонилось к западу, приближался вечер трудного дня (спасибо, "Битлз"). Вернулись рыбаки, и одна из дачниц вдруг узнала в одном из них своего сына. Весь остров ржал, наблюдая, как мамаша-пенсионерка гоняла вокруг башни своего сорокалетнего сына, матеря его на все лады и обвиняя чуть ли ни в том, что тот устроил конец света. Пришла лодка с глиной, на следующий день решили мастерить гончарный круг. Уставший за день народ подтягивался к кострам, где уже весело бурлила уха с картошкой, которую завхозы выдавали, скрипя зубами, чуть ли не поштучно. "Надо бы отложить на весну семенной запас", - подумал Олег и вспомнил о найденных "скаутами" огородах. - "Посмотреть надо. Все надо. На Петровской горе пушка бронзовая стояла, может, сохранилась". К Олегу подошли парень с девушкой из группы альпинистов.
   - Босс, у нас тут просьба, не совсем обычная. Похоже, приключение затягивается.
   - Ну, и что.
   Девушка вздохнула и беспомощно оглянулась на спутника. Парень насупился, но все же сказал:
   - В общем, мы хотим пожениться!
   - А гражданский брак вас что, не устраивает? - Олег был удивлен и слегка озадачен. - Я ведь не капитан корабля, и таких полномочий у меня нет.
   - Как же нет, как руководитель общины, как мэр поселения, пусть и временного, вы же общепризнанный лидер, вас все слушают, ваши распоряжения выполняются...
   - Да, кто не хотел этого делать, просто встал и ушел. У вас что, проблемы?
   - Мы хотим официально зарегистрировать наши отношения. К тому же, если мы отсюда не выберемся, ближе к весне у нас будет ребенок. Только я прошу вас пока не говорить никому.
   В голове у Олега будто колокол ударил. "Только этого нам и не хватало для полного счастья. И что мне теперь делать?"
   - И вы надеетесь, что я к весне построю роддом? Как вы себе представляете роды?
   - Говорят, в воде не так больно и рожать легче, - девушка уже чуть не плакала.
   - Ладно, не бойся, поможем. А ты, альпинист, блин, если с твоей красавицей что-то случится, я тебя сам на башне повешу! Дайте мне полчаса подумать, я вас позову.
   Олег сходил на яхту и нашел там бутылку шампанского, запрятанную на всякий случай. Похоже, наступил как раз тот самый случай. Водителей он попросил вытащить из одной машины аккумулятор, колонки и магнитолу и повесить пару лампочек на площадке у костров.
   - Что, дискотеку будем устраивать?
   - Хуже, свадьбу!
   - Все шутки шутим.
   - Да нет, я серьезно.
   Прибежал ноутбуковладелец:
   - У меня в записях есть вальс Мендельсона!
   - Вы чего все сегодня, решили меня дружно в могилу загнать! Ладно, тащи, подключи свой комп к магнитоле.
   Подружки невесты уже суетились вокруг новобрачной, которая светилась счастьем. Жених смущенно улыбался, выслушивая поздравления друзей. Народ собирался, привлеченный всеобщей суматохой. Олег подошел к одной из пенсионерок, которая что-то шептала и время от времени крестилась.
   - Молитесь, бабушка?
   - Молюсь, сынок. За молодых, чтоб жилось им хорошо... Я ж, когда в лесу очутились, думала все, померла клюшка старая, сейчас в рай поведут. А тут надо ж, свадьба.
   - Бабуль, да тебе до ста лет еще жить да жить. Не своих, так чужих внуков еще на ноги поставишь. Да мы теперь, считай, уже все свои...
   - Верно говоришь, сынок. Иди уже, ждут.
   Олег вышел на площадку к новобрачным, народ замолк. Тихо шипели колонки. Где-то плеснула по воде рыба. Ветер стих. "Венчаются раба Божия и страх Божий, тьфу, всякий бред в голову лезет..."
   - В эти тяжелые для нас времена, когда наша жизнь висит на волоске и зависит от любой случайности, двое из нас решили создать новую семью! Я восхищаюсь их мужеством и их уверенностью в счастливом будущем как их самих, так и всех нас. Я думаю, все мы поддержим молодых в их первых шагах в семейной жизни. - Народ одобрительно загудел. - От имени народа, доверившего мне власть и как командор нашего поселения объявляю вас мужем и женой! Горько!
   Олег хлопнул пробкой шампанского, и грянул вальс...

Ход 2. Общий сбор

   Веселье продолжалось, пока батарея почти не сдохла. Лампочки начали тускнеть, а колонки играли все тише. Народ, взбудораженный необычным событием, начал расходиться по шалашам и палаткам. Только сейчас Олег осознал, насколько велика опасность резкого увеличения населения. А в том, что это неизбежно, он уже не сомневался.
   - Люди на берегу! - сообщил дозорный с башни.
   Олег взял с собой минздрава, одного из водителей с неизменным ружьем и молодого парня, которому Андрей выдал карабин, найденный на погранкатере. Еще двое парней с шестами переправили их на плоту через пролив. "Первый боевой отряд, на фиг".
   Тройка пацанов стояла на берегу, неподалеку сидела и стояла группа людей постарше. Олег подошел к "командиру скаутов".
   - Докладайте!
   - Докладаю! Вот привел вам колхозников. Нашел по дороге.
   - Мы не колхозники! Мы из совхоза. Мы сами к вам шли. Я агроном. А это наши работники. Кого нашли... - вмешался мужчина с портфелем в руках.
   - В портфеле-то у вас что, документы?
   - Да нет, веник, полотенце. Я в баню собирался, - мужчина вдруг осекся.
   - Какое в баню! Кто в баню! Этот урод! - вскочила вдруг молодая дородная женщина. - Да он годами не моется! К любовнице наладился! Вон она стоит, лыбится! У, тварь! Я тут с детьми его вошкаюсь...
   Окружающие начали подсмеиваться, видимо уже привычные к происходящему.
   - Тихо! - Олег отошел от внезапного напора. - Вы кто, жена? Дети где?
   - Дети! Дети дома. Ой, деточки мои-и-и... - запричитала вдруг женщина.
   - Так, агроном, бери в охапку своих жен-истеричек, любовниц и остальной гарем, грузитесь на плот и у... короче, живо все на остров. С бабами твоими потом разберемся.
   Совхозники дружно потопали на берег.
   - Фу! Надо ж, привалило счастья.
   - Да у вас, я погляжу, весело, - вступил скаут, - танцы до утра.
   - Поговори у меня! Соскучитесь - приходите, мы и вам дискотеку организуем. Как переселились?
   - Нормально. Потери - одна вывихнутая нога, пришлось на руках нести. Да девчонке нашей какую-то поганку по дороге сунули, вроде утихла.
   - Вы чё, совсем сдурели! Медик, берите мужиков, вон тех парнишек и живо туда. Проверьте ногу и девочку откачайте. Ну, вы клоуны!
   - А чё мы, чё мы! Ее трясет, колотит! На народ кидается. Что нам делать-то было. Все равно помрет. Она тяжелыми кололась. У нас таких и нету. Мне так вообще пива хватало. Что мы, совсем дураки! - Парень явно переживал за своих.
   - Ладно, успокойся. Присядь, остынь. На вот, собрали вам, здесь буханка хлеба в целлофане, еще не зачерствела. Картошка печеная, горячая еще. Сколько-то огурцов. Мяса нет. Пару щук сегодня поймали, вам бросили. Пожарьте. Спички, сковородка, масло, правда, растаяло, на сковородку бросите. А то, может, передумаете, к нам пойдете?
   - Нет, мы сами...
   - Ну, сами так сами, дело ваше.
   - Слышь, дядя, а что ты там про глаза и уши говорил? - парень подсел поближе.
   - А что, интересно?
   - А то! Делать-то что?
   - А ты думаешь, мы вас кормить бесплатно будем! У меня пенсионеры на острове пни корчуют, а вы тут жировать будете? - Олег встал. - Будешь командиром скаутов. Наземная разведка, исследование территории, сбор артефактов...
   - Каких фактов? - "командир скаутов" выпучил глаза.
   - Ты "Властелина колец" смотрел?
   - Нет!
   - Фиг с ним! Будете собирать все, что плохо лежит! А что лежит хорошо, будете выкапывать, откатывать в сторону, выколупывать, чтобы лежало плохо. Понятно?
   - Понятно! Это мы можем! - Глаза скаута засветились пониманием. - С чего начинать?
   - Сегодня отдыхайте. Утром придешь, скажу, куда для начала сходить. Ты в каком классе... был?
   - В девятом. А что?
   - Да так. Похоже, учеба кончилась.
   - Это, командир, - парнишка стушевался, - а оружие нам дадут?
   - Только бойцам постоянных войсковых соединений! Вам - саперные лопатки. Самое страшное оружие... в умелых руках. Потом, когда научимся делать, луки, копья, томагавки. Топоры и ракеты... Скоро все будем с мечами и саблями ходить... Ладно, иди к своим, накорми, успокой.
   Вернулась медик с охраной.
   - Ну, как там?
   - Да ничего, в основном школьники. К нам не хотят, вроде боятся. Домик крепкий. Дверь они валуном завалили, в углу очаг сложен. Ногу я мальчику забинтовала, ничего страшного. Девочке укол сделала, ее бы под капельницу... - женщина замялась.
   - У нас что, есть капельницы?
   - Нет. Мы ей больше ничем помочь не сможем. Если только сама не выкарабкается. Надо ее забрать к нам...
   - А вы ей сможете помочь?
   - Нет. Но оставлять ее в таком положении жестоко, - у женщины набежали слезы на глаза, она заморгала, пытаясь их согнать.
   - Жестоко, но это их выбор. Представьте, что завтра кому-то из нас раздавит бревном ногу и надо будет отрезать ее простой пилой, без наркоза, по живому. Вы сможете это сделать?
   - Нет! Да. Да, смогу. Я понимаю. Мы не можем поступать по-другому.
   - Вы сможете выдрать зуб?
   - Да.
   - Вы сможете принять роды?
   - Я... Я попробую... А вы думаете... - женщина опять замялась.
   - А вы сомневаетесь! А вырезать аппендицит?
   - Я не знаю. Нужна хотя бы литература, я ведь не хирург.
   - Ладно, извините меня, док. Я слегка вспылил. Найдем мы вам литературу. Здесь была хорошая библиотека, может, что и осталось.
   - Я хотела бы остаться с ребятами...
   - Нет! Вы у нас одна, и заменить вас пока некому. Идите на плот. Студент вас проводит.
   Медик ушла. Строитель подсел рядом с Олегом. Помолчали.
   - А ты уверен, что прав?
   - Я ни в чем не уверен. А что, есть другие предложения? - Олег повернулся к водителю.
   - Не знаю. В голову ничего не идет. Молодежь, пацаны. Странно, что они решили обособиться.
   - Может, и хорошо. Чем быстрее их жизнь обломает, тем умнее будут в дальнейшем.
   - А если кто-то из них погибнет?
   - Кто-то из них погибнет наверняка. - Олег собрался с мыслями. - Но если они не предупредят нас об опасности, то погибнут все. В этой глуши люди быстро одичают. Я почти уверен, что скоро здесь будут новые фюреры, царьки, завоеватели. Кто-то найдет автомат, а кто-то займется людоедством. Поэтому я не настаиваю на их переселении. Это жестоко, да. Но я готов подставить их под удар, чтобы спасти остальных. Позже, когда мы будем готовы, мы их заберем. Да они и сами поймут, что без нас не прожить. К сожалению, я не могу думать о каждом отдельно, вопрос стоит о выживании всех. И девочку эту, как ни жаль, случись что - придется бросить.
   - На съедение волкам?
   - Вы сможете забрать их насильно на остров? Наверное, да. А у вас есть уверенность, что на следующий день они не сбегут? Так давайте использовать сложившуюся ситуацию с максимальной отдачей. Пока они согласны сотрудничать, пока мы можем предложить им то, что они умеют делать...
   - Бегать и высматривать?
   - Бегать и высматривать!
   - Похоже, мы поторопились, признав вас командиром, - мужчина нервно вертел в руках ружье.
   - Хотите занять мое место? - Олег посмотрел на водителя и ухмыльнулся. - Так пристрелите меня, а потом пойдите и выберите парламент. И пока вы две недели будете обсуждать судьбу девушки-наркоманки, она сама помрет, или кто-нибудь вырежет весь остров однажды ночью, просто потому, что будет голоден. Сейчас нужен деспотизм. Один решающий голос и беспрекословное подчинение. Только это будет гарантией выживаемости. Молодежь на острове это уже поняла.
   - Но вы тоже можете ошибиться!
   - Могу! Именно поэтому я назначаю помощников, чтобы исключить возможные ошибки. О, я вам обещаю, у вас еще будет масса времени для дворцового переворота. Хотите царствовать? Вперед! Барабан на шею, флаг в руки!
   - Да идите вы!
   - Иду-иду. Да и темнеет уже. Спать пора. Завтра рано вставать. Забудьте про выходные...
  
   ... Небольшой отряд пробирался по холмистой и изрезанной оврагами равнине. В центре шли лучники с оружием на изготовку. По бокам их конвоировали меченосцы, а впереди небольшая группа копейщиков. Олег обратил внимание на то, что одеты все были кто во что: кожаные штаны или старые джинсы, кожаные сапоги, меховые накидки, у кого-то потертые холщовые рубахи. У меченосцев - что-то вроде кожаных доспехов, обшитых медными бляхами. Такой же наряд был и на Олеге. Короткий меч на бедре, скорее даже очень большой кинжал, в кожаных ножнах чуть выше колена был притянут ремешком и не болтался при движении, но одна нога делала шаг с большей силой, чтобы компенсировать лишнюю тяжесть. На левую руку был надет круглый щит, прикрывавший корпус от шеи до середины бедра. За спиной на ремнях висела длинная, но не тяжелая сабля. На внешней стороне правого сапога - ножны с коротким, но широким ножом. Все оружие было медным или бронзовым. "Да, много мы так не навоюем..." - подумал Олег, но вслух прокричал:
   - Подтянись, не отставай! Войску императора нужна наша помощь! Марш-марш!
   Отряд шел сосредоточенно и молча. Гнать людей в бой бегом, теряя силы, было безумием, и Командор, понимая это, не ускорял шаг. Это только в ТоталВарах отряд меченосцев мог бегать через полкарты, не теряя выносливости. В жизни все было гораздо тяжелее. Но ощущение того, что отряд опаздывает, сильно опаздывает к битве, не проходило, а становилось все сильнее. На ближайшем холме показались люди. Копейщики дружно сбились в небольшую, но плотную и хорошо организованную фалангу, лучники подбежали и заняли место за ними, а мечники слаженно развернулись в два фланговых прикрытия.
   Олег оказался на небольшом бугре позади лучников, и с двух сторон к нему побежали командиры мечников. Он постарался запомнить их чем-то знакомые лица, которые, быть может, видел в первый и последний раз. Потом пригляделся к людям, бежавшим с холма.
   - Цвета императора, отставить боевую тревогу. Идем вперед!
   Не меняя строй, фаланга двинулась вверх по холму. Остальные отряды пошли следом.
   - Левый фланг разбит! Наша пехота отступает! - Бежавшие навстречу притормозили, но продолжали спускаться.
   - Фаланга! На холм, бегом! Лучники - занять вершину! Мечники - собрать дезертиров! Живо! - Командор побежал наверх. Неприятель явно был где-то неподалеку. "Только бы успеть, только бы попасть наверх раньше их кавалерии..." Часть меченосцев рассыпалась по склону, сгоняя имперцев к Олегу...
  
   Он открыл глаза. Низкий подволок каюты давил непонятной тяжестью. "Приснится же такое!" На палубе было свежо. Утренние сумерки и легкий туман скрывали море и часть берега. Было очень тихо, но по острову уже кто-то ходил, разжигали костер, кто-то прокашливался. Командор не раздумывая разделся и прямо с борта нырнул в воду. Приятная прохлада охватила его, смывая остатки сна. "И все же, где я мог видеть этих мечников? На рыцарском турнире? Нет. В замок каждый год одни и те же команды приезжали..." Память фотографа на этот раз пасовала. Яхта Андрея уже уходила, из тумана были видны только верхушки мачт. "Что у него там, локатор, что ли..."
   Неожиданно рядом с ним вынырнула девушка, которую он раньше замечал на острове.
   - Ой, извините, я вам не помешала?
   - Да нет, наоборот, одному плавать скучновато. Составите компанию?
   - Пожалуй. Куда поплывем?
   - Туда, - Олег махнул в туман, - там метрах в пятидесяти большой камень торчит. Доплывете? Отдохнем и обратно.
   Они не спеша заскользили в спокойной воде, погружаясь все больше в окружающее их белое безмолвие.
   - А вы не боитесь? - спросила девушка. - Плыть вот так неизвестно куда, не чувствуя дна под ногами? Вдруг мы потеряемся и будем так плыть и плыть до самого горизонта...
   - А вы? Не боитесь?
   - С вами нет.
   - Ладно. На самом деле это трезвый расчет. Не попадем в камень, еще метров через пятьдесят длинный мыс, там раньше был городской пляж. Мимо него мы никак не проплывем. Потом туман разойдется и вернемся.
   Тут из воды показался камень. Олег выбрался на него, но девушка осталась в воде. Только сейчас он заметил ее обнаженные плечи. Под прозрачной, мало что скрывающей водой виднелись два больших полушария грудей... Эх! Командор быстро перевернулся на живот, почувствовав некоторое возбуждение в определенной части тела. Потом он боком сполз в воду.
   - Ну, поплыли обратно.
   - Вернемся к нашим баранам?
   - И к ним тоже.
   Обратный путь был посложнее, сказывалась легкая усталость, вода все же была холодноватой, да и "руль" тормозил движение. Олег попытался вспомнить, что же он хотел сделать сегодня, но перед глазами все стояло видение двух колышущихся в воде полушарий. Наконец показался борт яхты. Он уцепился за якорную цепь.
   - Фу, это, спасибо за компанию.
   - Ну, я пошла.
   - Да, буди ребят.
   Олег посмотрел, как девушка выходила на берег, как показались из воды ее плечи, узкая прямая спина, тонкая талия, большие округлые... Девушка оглянулась, но командора в воде уже не было. Вздохнув, она подобрала на берегу одежду и исчезла в тумане.
   Командор оделся и попытался привести в порядок с вечера замоченную и выстиранную рубаху, но та еще не просохла и была мятой до крайности. Гладить было нечем, и Олег повесил ее на плечики досыхать. В старой футболке и куртке, пропахшей дымом, он вышел на берег. Кто-то из рыбаков удил прямо с причала. "Для удовольствия, что ли?" Старики-дачники уже бродили по берегу, кто собирал порубленные сучья и ветки, кто умывался. Командор подошел к рыбаку.
   - Что это за запах?
   - Какой запах?
   - Ну, вы что, не чувствуете? Ветер вроде с берега...- Олег нахмурился.
   - А, это. Дым, куревом несет, ну и дерьмом пахнет...
   - Каким дерьмом?
   - Ну, как же. Кусты, считай, почти все повырубили, баб вы с острова не отпускаете. Вот и ходют, где могут. Кто за камень спрячется, кто с берега в залив. Хорошо, течением все уносит.
   - Твою мать! А сортир соорудить самим слабо! Живо ко мне строителя этого, умника жалостливого, того, что с ружьем. Бегом! - "Блин, гормоны играют, надо бы успокоиться..." - подумал Олег, но рыбака уже как ветром сдуло.
   Буквально через пару минут пришел рыбак, ведя за собой заспанного, но уже вполне одетого водителя. Тот заметно нервничал, снова вертел в руках ружье, но молчал.
   - Так, как вас, Дмитрий Николаевич! Вы вчера хотели покомандовать. Так вот, - Олег повысил голос, чтобы все, кто был на берегу, его услышали, - назначаю вас комендантом острова! Ваши обязанности - обеспечение населения жильем, по мере возможности пищей и санитарными удобствами. В первую очередь - гальюн. Чтобы выгребная яма к вечеру уже была! Во-вторых, баня. Наверху, видели, родник пробивается. Глина теперь есть. Устройте умывальни, потом подумаем насчет бака под воду и водопровода.
   - Зимой замерзнет...- попробовал сказать строитель, ошарашенный навалившимися заботами.
   - Зимой из проруби возьмем, надо будет, насос поставим! Будите людей, начинайте работать! - Старики на берегу одобрительно загудели. Новоиспеченный комендант ушел, бурча что-то под нос...
   - Рыбак! Рыбак, стой! Ты куда? Удочку забыл, - командор понемногу успокаивался.
   - Так это, в море пора... - рыбак попытался уйти.
   - Стой, говорю. Вы вчера рыбы наловили, на три дня хватит. Откуда здесь течение?
   - Да, видать, река вернулась. Мы до старого русла не доходили, но тянет оттуда.
   - Ладно, разберемся. Передай мужикам, пусть сегодня остаются, надо на острове помочь. И поговори, может, кто большую лодку или шхуну построить. На юге за поворотом пароход стоит и катер пограничный. На лодках, да на яхтах оттуда много не привезешь, а плот на море разобьет.
   - Можно плоскодонку... Вдоль берега потихонечку доползем. Только лес нужен, пакля, смола, гвозди. Пилораму бы еще, из бревен не построишь.
   - Поговори. А может, из двух лодок катамаран сладить? Корпуса зашьем, сверху настил да мачту. В общем, поговори. На катере вроде много интересного. Сам бы пошел, да вас тут бросать неохота.
   - Поговорю, начальник. Думаешь, нам охота какие сутки у костров задницы отсиживать...
   Остров просыпался, уже стучали топоры, гремели крышками котлов кашевары, ругала мужа агрономова жена. Жизнь продолжалась. Пока...
   К Олегу подошел ноутбуковладелец:
   - Я тут с народом пообщался, интересная картина вырисовывается. Я сегодня на башне дежурю, посижу, помозгую, вечером расскажу, что нарыл.
   - Добро. А кто организует дежурство?
   - А у альпинистов главный, Денис. Его они слушают как вас. Да, я чего пришел, там, на берегу, иностранцы какие-то.
   - Пойду, взгляну. А что, шпана спит еще, почему не предупредили...
   Студенты переправили командора через пролив. На берегу стояла колоритная группа молодых людей в длинных плащах. Выделялся среди них высокий юноша с огромным начесом на голове и разукрашенным черным и белым гримом лицом. Черный плащ закрывал его до колен. В руках он держал большой посох с резным набалдашником. В группе было два парня с мечами на перевязях и Олег узнал меченосцев из своего сна! Он подошел поближе и обратился к высокому юноше с начесом:
   - А вы, значит, верховный маг? И как заклинания, действуют?
   - Вы издеваетесь? Какие тут заклинания...
   - Жаль, они бы нам не помешали. Значит, вы - ролевики?
   - Ролевики, а как вы догадались?
   - Да по вам сразу видно. Верховный маг, два воина, фея, и это - не то гоблины, не то орки. Эльфы среди вас есть? Нам нужны лучники.
   - Эльфов нет, но к северу, километров пять, стоит лагерь спортивной школы, там секция лучников точно есть. Мы вчера мимо них прошли, - высокий набрался духа и выпрямился, - мы хотели бы занять замок и начать руководство всеми, кто сочтет возможным стать нашими вассалами!
   - Ну, ты наглец! Место занято! Если хотите, можете войти в нашу общину, на правах рядовых членов. Хотя, можете сразиться за право занять командную должность. Мечи у вас вроде текстолитовые? - Командор достал из-за пояса пистолет и передернул затвор. Ролевики переглянулись, но вид оружия давно перестал пугать "уважаемых россиян". Хотя с мечами против пистолета не пойдешь.
   - Мы согласны. Но на правах отдельного клана.
   - Да как хотите. Переправляйтесь на остров, наш медик выдаст вам кусок мыла, отмойтесь, постирайтесь. Грим отскобли, засох уже, наверное. Да и хайр свой причеши как-нибудь, а то ходишь пугалом. Потом найдете коменданта, он выделит вам жилье и фронт работ. Магия нам, скорее всего, не понадобится, но могу предложить заняться организацией кузницы и изготовлением мечей. Настоящих. - Олег заметил, как загорелись глаза у "воинов", - Там, в спортивном лагере, не было фехтовальщиков? Помнится, в городе была секция...
   - Нет, их мы не заметили. Байдарочники есть, еще кто-то. У них там какие-то проблемы, так что мы не стали задерживаться. А я смотрю, вы здесь неплохо устроились.
   - Стараемся. Ладно, отправляйтесь на остров, - Олег обратился к одному из плотовщиков, - разберитесь там с медиком и комендантом. И пришлите пару ребят с оружием. Пора немного попутешествовать. Я пока к пацанам схожу.
   Плот ушел, было слышно, как заохали пенсионерки-дачницы, разглядев новое пополнение. Командор направился вдоль берега к тому месту, где раньше был городской рынок. От большинства кирпичных зданий остались только груды развалин, густо заросшие травой, кустарником и деревьями. Но кое-где возвышались каменные стены средневековых домиков. Время их не брало. Мусор, завалы, сгнившие и обрушившиеся крыши, но стены стояли. Правда, было их очень мало, не больше десятка на весь Старый город. "Сколько же времени нужно, чтобы все разрушилось до такого состояния? Блочные пятиэтажки и хрущовки - понятно, им и ста лет хватило бы, чтобы рассыпаться, но дома из старого кирпича..."
   Старый двухэтажный домик с обрушившейся кровлей, но целым первым этажом под каменным сводом, стоял по-прежнему на небольшой ровной площадке рядом с огромной гранитной скалой. "Домик на скале", когда-то местная достопримечательность, давно сполз к ее подножию и рассыпался кучей камня. "По крайней мере, стройматериал здесь валяется под ногами". Командор обошел сохранившийся дом. Из-за валуна, прикрывавшего вход, несло псиной давно не мытых тел.
   - Эй, народ, подъем! Пора отрабатывать угощение.
   Валун отвалился, и из домика в узкий и невысокий проем полезли на солнце молодые девчонки-школьницы, парни явно восьмой-девятый класс. К Олегу подошел "главарь нарков".
   - Как тебя зовут-то?
   - Санька-Гоголь!
   - Ну, Гоголь, так Гоголь. Слушай, от тебя воняет... Как ночь прошла?
   - Да нормально, наелись и спать завалились. А воняет... Наша дура, ее знобит, не узнаёт никого, под себя гадит. Проще ее прибить, чем терпеть! - Санька, похоже, был настроен серьезно.
   - Это твой человек, тебе и решать. Ты же сам сказал, что вы сами по себе. Или ты хочешь, чтобы мы ее пристрелили, а ты чистеньким остался! Да, про чистеньких. Оставь здесь двоих, пусть в доме наведут порядок, веников наломают, выметут все, потом их смените. Остальных веди к острову. Там маленький пляжик песочный. Отмывайтесь. Наркоманку свою с собой прихватите, тоже отмойте, может, ей полегчает малость. Давай, собирай всех, по дороге поговорим.
   Санька начал раздавать "ценные указания", пинками и затрещинами подгоняя особенно неторопливых. Школьники засобирались. Правда, выделяя людей на приборку, он все же проявил демократичность, предложив вызваться добровольцев. Жить в вонючем домике не хотелось никому, и несколько человек остались. Остальные отправились на пляж. Из дома вытащили девушку и положили на собранные из жердей носилки. Пробираясь по густым кустарникам, ее периодически роняли, но она ни на что не реагировала. Школьницы пытались положить ее поровнее, было видно, что они переживают за свою подругу. "Дети и дети, - подумал Олег, - вырвались на свободу, а тут такой облом..." Он подошел к главарю:
   - После пляжа переправитесь на остров, вас покормят. С комендантом возьмете у завхозов три лопаты и три ножа. У них запас еще был...
   - Комендант - это тот водила с ружьем? А он нас за джип не постреляет?..
   - Он не идиот. Подумаешь, стекло разбили. Неприятно, конечно, но нового взять негде. Предложи ему помощь, прояви внимание. Глядишь, и найдете общий язык. Слушай дальше, организуешь три тройки из парней, девчонок пока отправишь обратно, пусть уют наводят. Не забудь сменить тех, кто остался. Поодиночке по лесу не ходить, девок без охраны не оставлять. Тройки пойдут - одна на тот берег, там, на горе, если помнишь, памятник стоял и пушка бронзовая. Пусть покопаются, может, пушка сохранилась. Вторая тройка пойдет в парк и дальше по берегу. Альпинисты там были, но пусть твои ребята все осмотрят. Там четыре поселка было, не может быть, чтобы ничего не осталось. Последняя тройка пойдет на юг, за Бобовый мыс. Жилья там и раньше не было, но по берегу могут быть рыбаки, туристы. Идите фронтом, лопата слева, тот, кто с ножом, справа. В конфликты не вступать, не пререкаться, если что, лучше уходите.
   - А центральный без ничего пойдет? - Санька заволновался. - А если драться придется?
   - Вы же дворовая банда! - По реакции Саньки Олег понял, что угадал, - мне вас учить, как на улицах драться? Центральный заводит разговор, тот, что слева, замахивается лопатой, а тот, что с ножом, забегает за спину. У него будет один удар. Но лучше до этого не доводить. Нашли кого, говорите, что все собираются на острове, организуем лагерь, ждем спасателей.
   - А когда нас вытащат?
   - Если честно, я не знаю. Я не уверен, что кто-то вообще будет нас вытаскивать. Похоже, мы влипли по самые помидоры. Вы сами-то откуда?
   - Из южного поселка. Мы все с одной школы, жили рядом. Нарики с нами тусовались, пытались на иглу посадить, да у нас денег не было. Одна вот села. А дальше-то что будем делать?
   - Прочешем окрестности, соберем всех, кого сможем, будем строить дома, раскапывать руины. Для вас детский сад построим... - командор усмехнулся, - да не тушуйся, работы всем хватит. Если не хотим тут сдохнуть...
   Вышли к пляжу, с острова уже переправлялась минздрав. Девчонки-школьницы полуголые плескались в воде. На берегу сидели два студента с карабинами, один жадным взглядом следил за девушками.
   - Куда пойдем?
   - Прогуляемся. Эй, лицо попроще сделай! А то девушек перепугаешь. Может, невесту присмотришь? - Парень судорожно сглотнул. - Еще будет время познакомиться. Кто там по берегу мечется?
   - Жена агрономова.
   - Чё хочет?
   - Да боится, что он к нарикам переметнется...
   - Ну-ну. Пошли, однако. Санька, будь! - Олег протянул руку и почувствовал ответное крепкое и уверенное рукопожатие. - Вечером доложишь.
   Командор с сопровождающими направился вдоль берега. На повороте он оглянулся и посмотрел на остров. Уже почти голый, с несколькими оставшимися деревьями, с покрывавшими его шалашами и палатками, с дымом маяка на башне, остров всего за несколько дней стал для командора домом и единственным местом, привязывавшим его к прошлому, к той жизни, что била и кипела здесь всего неделю назад или несколько столетий... С острова доносился стук топоров, и опять что-то кричала жена агронома. "До чего голосистая баба! Надо будет их куда-то отселить..."
   Олег помнил, где примерно находился спортлагерь, но куда ушли из него сами спортсмены, он, конечно, не знал. По счастью, ролевики изрядно наследили, то ли мечами баловались, то ли специально дорогу отмечали. Сломанные ветви, ободранная кора на деревьях, вытоптанная поляна, еще не поднявшая траву. Идти было не сложно. Было похоже, что ролевики заметили башню и шли прямо на нее. Лагерь спортсменов открылся на берегу небольшой бухты. Несколько палаток с лежащими рядом с ними байдарками, кто-то возился у костра, кто-то ловил рыбу с берега. Заметив вышедших из леса вооруженных людей, от палаток поднялись несколько взрослых. "Похоже, все-таки придется строить детский сад... И здесь одни школьники. Интересно, хотя бы кто-то с родителями или только тренеры?"
   - Добрый день! - обратился Олег к подходившим. - Мы собираем всех уцелевших на Замковом острове, предлагаем вам присоединиться.
   - Вы думаете, что придет помощь? - спросил молодой мужчина с хорошо накачанной фигурой, скорее всего борец или боксер.
   - Нам пока не ясна картина происшедшего. - Олег подумал, обнадежить спортсменов или сразу разочаровать. - Проведенная нами разведка показала, что вся местность в округе заросла лесом и давным-давно необитаема, жилье практически не сохранилось, по лесам разбросаны небольшие группы людей. Шансы на выживание поодиночке очень малы. Наша яхта ходила на юг. Там море, так что помощь из Питера, скорее всего, не придет. Я считаю, что надо обосноваться здесь и попытаться наладить более-менее нормальную жизнь.
   - И много вас? - вступил в разговор еще один тренер.
   - Уже больше сотни, думаю, будем расти и дальше. У нас есть медик, какой-никакой водный транспорт, немного оружия, инструменты, налаженный быт. Мы готовы предоставить вам жилье и пропитание.
   - У нас своя медсестра. А что потребуется от нас?
   - Байдарочники будут строить шхуну с нашими рыбаками, лучники - охотиться и охранять поселение, кто тут у вас еще есть?
   - Борцы.
   - Могу предложить организовать отряды самообороны. Но это не освободит вас от участия в общественных работах - строительстве домов, дорог, распашке земель. А то у нас всего десятка полтора дачников и совхозники с коровьей фермы. Они даже сено накосить без трактора не смогут. Хотя лошадей у нас нет и коров тоже. У вас-то здесь как, пока спокойно?
   - Какое там спокойно! - заговорил еще один мужчина. - Утром из леса выскочили два каких-то отморозка, пытались нашу девочку утащить. Хорошо, наши лучники тренировались, пришлось стрелять. Одного зацепили, похоже, серьезно. Они опять в лес ушли.
   - Здесь по окрестностям два наркомана бродят, возможно, это они и есть. Так что вам еще повезло, что никто не пострадал. Вы же знаете, какие сдвиги в психике у них во время ломки...
   - Да, похоже, с вами будет безопаснее, у нас же в основном дети.
   - Давайте решим так, - сказал Олег, - все, кто может держать лук и подстрелить из него зайца, уже не дети. Все, кто может держать топор или лопату - тоже. Детство кончилось для всех. Сворачивайте лагерь, собирайтесь. Я оставлю вам одного студента для охраны. С ружьем все-таки спокойнее. Он вам и дорогу покажет. Байдарочники могут по воде дойти. Остальные по берегу. Согласны?
   - Конечно. А что, у нас разве есть выбор...
   Олег отправился в обратный путь. "Чего вокруг много, так это камня и кирпичей. Можно фундаменты класть, а сверху деревянные дома ставить. Леса много, вон сосны, частокол будет из чего ставить". На острове было спокойно, студенты валили последние деревья. Рыбаки действительно взялись строить катамаран. Кто-то из команды яхты Андрея им помогал. Дачники просились в лес за грибами, на острове все уже выбрали.
   - Нет у нас сейчас людей, чтобы вас охранять. По лесу всякая шваль ходит. Подождите до завтра. Скоро еще люди подойдут.
   Олег выпросил у завхозов топор и пошел помогать лесорубам. "Все, мозги отдыхают. Все разговоры, все распоряжения вечером..." Тихий спокойный полдень разливался над заливом. "Солнце как высоко стоит, да и жара не по нашей северной стороне. Надо студентов поспрашивать, может, кто Жюля Верна читал, как там определяли географические координаты?" Народ на острове занимался делом, выносили остатки битого камня из главного корпуса, затаскивали легкие жердины на башню, где уже наполовину был готов настил, перекрывающий пролет. Вырубленные кусты и валежник собирали в кучи для костров, рос штабель бревен для будущего строительства. Из осколков кирпичей и камня собрали небольшую печь, и кто-то из девушек уже лепил из глины чашки, миски, горшки. Опыта по обжигу не было, но часть посуды не рассыпалась и становилась крепкой и звонкой. "Вроде надо перед обжигом сушить пару дней? Ничего, научатся, предки наши жили без света, без канализации, и мы проживем..." Вспомнилась и завертелась в голове песенка из уже далекого прошлого:
   А где-то в Крыму девочка в розовом сарафане,
   И мама ее не отпускала гулять...
   Мы просили ее - отпусти, мама, девочку с нами,
   Ведь мы подводники, мы силачи...
  
   После обеда подошли спортсмены, приплыли байдарочники. Количество школьников и молодежи на острове стремительно увеличивалось, и это совсем не радовало Командора. Взрослыми, более сознательными людьми управлять проще, хотя с ними тоже возникали свои трудности. К вечеру к острову вышли еще две группы. Туристы увидели ночью огонь и самостоятельно отправились к замку, вторую группу обнаружили в лесу скауты. К ужину подтянулась и "городская банда". Санька-Гоголь нашел Командора:
   - Пушка на горе, ее подмыло малость, и она в яму свалилась, но откопать можно. На островах нет ничего, лес да камни. От железной дороги даже шпал не осталось, только в скалах проход вырубленный. В парке ни усадьбы, ни беседок, но на острове Мертвых стоит усыпальница, даже странно, почти целая, только штукатурка обсыпалась кое-где. Людей там нигде нет. На юге, помните, я про огороды говорил. Вот принес, - Санька вытащил из широких штанин несколько колосьев. - Зерно какое-то, может рожь. Там поле небольшое. Еще кусок посевов горчицей пахнет. Ну и огороды - картошка, деревья какие-то, слива, яблони. Кусты ягодные. Больше от садоводства ничего не осталось.
   - Завтра отведешь туда агронома, пусть посмотрит.
   - Да, там, похоже, кабаны по ночам роются...
   - Значит, придется охрану выставлять. Завтра попробуйте в городе в руинах покопаться, может, чего найдете. Ну, ужин готов. Пойдем, подкрепимся...
   У общего костра опять стояла какая-то ругань. У рыбаков закончились папиросы, и они огрызались по каждому поводу. Снова завелась агрономша.
   - Люди, что деется! Эти стервы тут будут грудями трясти, наших мужиков сманивать! Оно мене надо! Гнать их надо, гнать! Они ж, наркоманы эти, у себя бордель откроют, будут парней всякими болезнями заражать!.. Мы тут будем вкалывать, а они дурака валять!
   - Ну-ка, тихо! - вмешался Олег. - Вот только не надо здесь крыльями махать! Твоего дурака сколько ни валяй, а он все равно налево смотрит. Тебе самой сколько мужиков надо? Двух-трех? Добровольцы есть? Тут женщина страдает!
   Окружающие со смехом отодвинулись, отмахиваясь и открещиваясь от такого "подарка".
   - У меня муж есть!
   - Вот и молчи, не позорь его и сама не позорься. Остальные сами разберутся, что им делать. И посмотри на этих детей. Это ж школьники! Какой бордель! Ты что, совсем дура!
   Кое-как восстановился порядок, но скауты все же отсели в сторону, хотя кто-то из студентов составил им компанию. "Дело молодое, пусть знакомятся..." - подумал Олег. Рядом оказалась девушка, с которой он купался утром. В руках она держала миску с чем-то дымящимся.
   - Вот поешьте. Уха с грибами. Не особо вкусно, зато много.
   - Спасибо. Тебя как звать-то?
   - Татьяна.
   - Ты вроде на яхте была?
   - Да, меня случайно пригласили. Место оставалось, кто-то отказался. Вот, теперь здесь.
   - Где училась?
   - Герцена. Педагоги мы, ну не все, там ребята и из техвузов. В основном старшие курсы. Мы после практики собрались, перед началом учебы...
   - Понятно. Спасибо, вкусно. Поговори с ними, никто не может металлоискатель сделать? Надо по городу походить, хоть утюг найдем, а то рубашки гладить нечем.
   - А у рыбаков есть один, чугунный, они его вместо грузила использовали. Его почистить только. Хотите, займусь? Где ваши рубашки?
   - На яхте висит, сохнет. Она у меня одна. Я не думал, что так надолго застряну... Найдешь?
   - Найду!
   Командор подошел к строителям. Те сидели у отдельного костра с семьями и детьми. Женщины молчали, уставшие после дневной работы. Мужчины о чем-то переговаривались вполголоса. "Строят планы по свержению власти, - подумал Олег, - что-то меня на паранойю пробивает, вроде рано еще". Дети бурно рассказывали друг другу про борцов и лучников, один из них пытался показать другому подсмотренный прием. "А неплохая мысль, надо будет организовать курсы выживаемости..."
   - Мужики, тут такое дело. Планы меняются. Народа на острове все больше, а он не резиновый. Всем нам здесь не прокормиться. К тому же на берегу есть места, которые нам необходимы, порт, огороды, развалины города. Я думал кузницу здесь на острове поставить, но проще ее ближе к отвалам перенести.
   - Так в порту и поставим.
   - Есть предложение лучше. Вот смотрите, - Олег разровнял песок под ногами и подобрал с земли веточку, - это линия берега, здесь наши кучи. А вот здесь, как раз порт прикрывает, старый земляной бастион, две каменные стены острым углом сходятся, засыпан доверху, там ровная площадка, заросла правда. Перегораживаем подходы частоколом, по краям над стенами ставим две сторожевые вышки, в треугольнике - сарай, кузницу, сторожку для охраны. Кузнец с помощниками может и приходить по утрам, а охрану надо держать постоянно. Форпост, форт, как хотите назовите, но это наше первое производство. Наладим выпуск инструмента и оружия, будем жить дальше. Где-то в километре к югу остатки садоводства и полей совхозных. Здесь надо строить защищенный хутор и переселять туда дачников и агронома с женами.
   - Да, она уже всех достала.
   - И я думаю. Но там работы больше. Надо ставить дома, баню, опять же частокол. Печи класть. Народ там и зимой будет жить. Ходить туда далеко. К этим двум точкам надо проложить дорогу и поддерживать ее в хорошем состоянии. Среди студентов технари есть, подберите себе помощников, организуйте дорожную бригаду.
   - А что там про город?
   - В городе уже есть одна точка, нуждающаяся в защите...
   - Это наркоманы-то?
   - Послушайте, забудьте про наркоманов, это всего лишь дети, школьники. К тому же они, в отличие от островитян, бродят по окрестностям и ищут все, что может нам пригодиться. Сегодня они нашли бронзовую пушку. Ее станину, тоже бронзовую, можно использовать как наковальню. Так что польза от них уже есть. Но, кроме того, нам нужны места под расселение. Место обитания скаутов ничуть не хуже всех остальных. К тому же на мысе напротив замка, на самой высокой точке, недалеко от скаутов, стояла часовая башня. Фундамент наверняка сохранился. Поставим там для начала дозорную башню. Потом вокруг обстроимся, со временем дорастем до города. Будем развивать сеть форпостов и хуторов. В наиболее важных точках - ставить крепости...
   - Это с сотней человек? У вас планы наполеоновские! С кем вы собираетесь воевать?
   - Пока не знаю. Хочешь мира - готовься к войне. Лучше быть вооруженными до зубов, чем попасть под внезапное вторжение неподготовленными. А людей добавится. Наши медики умеют принимать роды...
   - Вы серьезно решили здесь задержаться надолго?
   - Завтра придет яхта, расскажут, что найдут...
   Скауты засобирались на берег. Кто-то из студентов напросился их проводить. Олег остановил парня:
   - Один не ходи. Возьми кого-нибудь за компанию. Найди еще одного одинокого. И оружие возьмите. Мало ли. Долго с ними не сиди, проследите, чтобы на ночь забаррикадировались, и возвращайтесь.
   - Да мне там одна девушка...
   - Я догадываюсь, приглянулась. У тебя еще будет время и пообщаться, и познакомиться поближе. Ты пойми, я не против. Но лучше пригласи ее на остров, там на ночь не оставайся.
   Командор отправился на поиски компьютерного гуру. Тот сидел в кругу альпинистов, и сосредоточенно что-то жевал. "Что же он такой озабоченный, видать нарыл большие неприятности". Там же были тренеры спортшколы.
   - Хорошо, что я вас увидел. У меня к вам есть предложение. Вы ведь борец? Да? Надо организовать курсы по самообороне для всех. В обязательном порядке. Особенно для детей. Пенсионеров можно в это не втягивать, но им нужна охрана. Завтра они пойдут в лес, дайте им своих ребят. Один борец охраняет двух дачников. Набрали полные корзинки и домой. Нечего по лесу зря шарахаться. Теперь лучники. У вас луки спортивные?
   - Не у всех. У большинства самодельные. Хотите организовать стрельбище?
   - И это тоже, но еще хотелось бы, чтобы вы организовали изготовление, пока хотя бы охотничьего оружия. Потом дойдет и до боевого. У каждого нашего жителя должен быть лук, неважно, большой, маленький, главное, чтобы стрелял. И все должны уметь им пользоваться.
   - А зачем, у вас же есть карабины?
   - Огнестрельное оружие только на случай серьезного боевого конфликта. Скажу больше, у нас на башне пулемет стоит, но это не значит, что мы должны из него лосей отстреливать. Придется делать копья и учиться ими пользоваться.
   - Для детей можно пращи делать. Ничего сложного, ремень да камень...
   - Отличная идея! Вот и займитесь.
   Компьютерщик доел и встал. Олег понял его желание отойти подальше и поговорить без свидетелей.
   - Там на берегу кусок стены сохранился, пойдем туда.
   Под трехметровой каменной кладкой стены проходила тонкая полоска берега, по которой были разбросаны обвалившиеся камни. Место было достаточно уединенное.
   - С людьми я поговорил, - начал ноутбуковладелец, - и с яхтсменами вчера. Картинка складывается мрачная. Лучше бы ее пока особо не разглашать. Народ, конечно, и сам дойдет со временем, но лучше позже. Карту района помните? Так вот, в радиусе десяти-пятнадцати километров территории почти те же. Изменились только реки, озера, заросло все. Перенос прошел лет пятьсот-семьсот назад. Деревянные дома давно сгнили. Каменные - рассыпались. Вот замок - строили на века. Как стоял, так и стоит.
   - Да, ему и раньше было больше семисот лет. А теперь, значит, за тысячу...
   - Зона переноса не ровный круг, конечно, где-то больше, где-то меньше. Дальше начинаются серьезные изменения. Но что там, скажут только яхтсмены, когда вернутся. С людьми тоже непонятности. Попали сюда все примерно в одно время, но разброс все же есть где-то в неделю. И попали из разных времен. Но все из начала тысячелетия, разница в пять-шесть лет. Рассыпало их по территории примерно равномерно, это мне пока не проанализировать, но пока похоже на брызги после падения камня в воду. В центре поменьше, по краям побольше.
   - То есть сначала "упала" территория, а потом уже люди. Затянуло, что ли?
   - Возможно. Я думаю, что кто-то мог и в море попасть, за пределы зоны...
   - Как считаешь, возможны продолжения "падений", может, еще не все "брызги" долетели.
   - Вряд ли. Тогда люди продолжали бы появляться. Скорее всего, это был какой-то единичный катаклизм. У вас никакой войны не намечалось?
   - Да вроде нет. А что значит "у вас"? Вы же вроде позже меня из своего времени "выпали"...
   - Не совсем так. Вы "выпали" из Российской Федерации, и для вас на юге был Петербург. Дачники и совхозники - из Советского Союза, я даже не знал раньше, что была такая страна. У них был Ленинград. Мы - из Российской империи. У нас как был Петроград, так больше не переименовывался. У нас октябрьский переворот не удался. Керенский остался в Питере и разгромил большевиков. Возможно, кто-то еще откуда-то.
   - Другие отличия есть?
   - Наверное, надо разговаривать с людьми. Но пока три основных отправных момента. У нас войны не было, у вас тоже. Может, в Союзе что не так было.
   - Да, они могли, - Олег припомнил ввод войск в Афганистан, - изобрели какую-нибудь бомбу и жахнули не глядя. Или само рвануло по недосмотру.
   - Такие дела... Так что надеяться не на кого. Если бы это был локальный прорыв, здесь давно бы были и военные, и спасатели, и ученые. Но если это глобальная бомба...
   - Взрыв на спутнике, например! Я тут вспомнил про полярное сияние, водилы рассказывали, да и заштормило как-то резко. Наверное, это взаимосвязано...
   - Возможно. Но тогда вся земля сейчас покрыта такими "брызгами", большими и малыми. Территориями размером с крупный город и "каплями" людей... И все они пытаются понять, где очутились, как сюда попали, что делать дальше...
   - Большинство не выживет. Кончится провизия, начнется зима. Вымерзнут, вымрут от болезней. Кто сможет - соберется в стаи, как мы. Вот уж раздолье всяким наполеонам. Тем более надо собрать как можно больше людей. Если везде так же, то будут страшные войны. За территорию, за ресурсы, за женщин, за истинных пророков... - Командор задумался, представляя грядущие проблемы.
   - Да проживем, зверье в лесу непуганое, вон, спортсмены, пока шли, пару зайцев подстрелили. Почему-то здесь птиц мало, но и они есть. Чаек, правда, есть не будешь, но на мысу голуби были, а в лесу куропаток видели.
   Сверху посыпался мусор и веточки. Олег поднял голову и встретился взглядом с высунувшимся из-за стены командиром ролевиков.
   - Это, верховный маг, тебе не говорили, что подслушивать нехорошо!
   Ролевик скрылся. "Вот еще один кандидат в цари..." С башни закричали:
   - Рыбаки возвращаются!
   - Какие рыбаки? Наши все на острове!
   - Вчерашние, те, что ушли...
   Командор вышел на пирс. Действительно, с моря шли лодки. Но было их гораздо больше, чем ушло на днях. И сидели в них не только мужики, но и женщины, дети. Кто-то даже шел под парусом. "Пополнение прибыло". С ближайшей лодки выпрыгнул на берег уже знакомый рыбак.
   - Мы тут это, потолковали и решили вернуться. По дороге вот еще народ собрался. Баб с дитями на островке нашли. На деревьях сидели, от лося прятались.
   - Лось где?
   - Там остался. А что, надо было и его привезти?
   - Да нет, не надо. Хотя мясо нам не помешало бы.
   - Чем я его, пальцем застрелю! Так ты нас берешь или мне присягу принести?
   - Ты должен встать на колено, я отрублю тебе ухо за непослушание и признаю своим вассалом...
   - А ухо-то за что?
   - Ладно, шутка юмора. Выгружайтесь...

Ход 3. Разведка

   ...Лучники заняли вершину. "Успели...- облегченно подумал Командор, - теперь бы отбиться". Копейщики встали впереди на противоположном склоне, прикрывая длинный и пологий подъем. Мечники замкнули каре вокруг лучников, прикрывая их щитами. Воины императора собрались беспорядочной толпой позади. Олег повернулся к ним:
   - Там позади ваш город, ваши семьи. Мы пришли к вам на помощь и видим, что наши союзники бегут! Должен ли я оставаться здесь, на этом холме, и закрыть дорогу к вашему городу? Или мне лучше отступить?
   Имперцы понурили головы, кто-то начал молиться. Несмотря на беспорядочное бегство, оружие они не бросили.
   - Кто у вас старший? Ты? Слушай приказ! Сейчас займете вершину вон того холма, чуть сзади и левее, видишь. Стойте там, держите оборону. Я смотрю, лучники у вас есть. Перед нами овраг, там конница не пойдет, иначе мы устроим им мясорубку. А если сунуться между холмами, попадут под двойной удар. Если нападут на нас, вы ударите с тыла. Если пойдут на вас - нападем мы. Вопросы есть? Нет? Бегом на холм!
   Имперцы умчались, их гордость была задета. "Теперь они все умрут, но не отступят", - подумал Командор.
   - Командир лучников! Самого быстрого гонца ко мне!
   Подбежал юноша лет восемнадцати.
   - Беги назад, к городу. За нами следом идет катапульта с охранением. Пусть встают на холм справа. Передашь приказ и пулей в город...
   - Что такое пуля?
   - М-да. Стрелой! Про пули я тебе потом расскажу. В городе пусть готовятся к обороне, закрывают ворота, выходят на стены. Долго мы не простоим. Кавалерия может и проскочить. Если с ходу ворвутся в город, будет резня. Выполняй.
   "Надеюсь, катапульта тащит горшки с маслом, а не камни. Хорошо, если их хватит на пару выстрелов. Пехота пойдет на них, может, удастся разделить врага и разбить по частям". За холмами впереди уже поднимались клубы пыли, подходила конница противника. "Если пойдут с ходу, сомнут и пройдут мимо. Если встанут - то мы еще повоюем". Первые всадники появились на соседнем холме и начали спускаться. Их становилось все больше и больше. Первая шеренга копейщиков встала на колено, и, закрывшись щитами, выставила копья. Вторая, уперев копья в землю, наклонила их под углом. Третья - положила копья на плечи передних воинов. Фаланга ощетинилась и стала похожа на большую колючую гусеницу. Лучники приготовились дать залп. Командир конников, видимо, оценил грозящую опасность, и громкая команда остановила всадников. Они начали разворачиваться и подниматься обратно на вершину. "Дать залп сейчас?" - Олег обернулся. Катапульта медленно ползла по склону, но охранение уже занимало оборону. "Нет, рано, только разозлим. Подождем, пока пойдут в атаку", - он махнул лучникам, отменяя залп. Противник замер на холме через лощину, прорезанную оврагом. Наступать кавалерией в лоб, через крутой овраг было уже поздно. С налета, пусть с большими потерями, это могло бы привести к успеху. Но всадники стояли. Возможно, командиры врага и поняли свою ошибку, но они тоже берегли своих людей, которых и так мало осталось в этом мире. Открывающаяся им картина не внушала оптимизма. Три холма, три вооруженных, хорошо организованных отряда на вершинах, изрезанная местность между ними. Бой предстоял жаркий и, похоже, долгий. Катапульта, рядом с которой уже вился дымок, явно была готова швырнуть горшок "греческого огня", что могло сразу ввести лошадей в панику. Но наступать на нее, сразу открыв свой фланг жуткой фаланге на среднем холме, никто не решился.
   - Чего они ждут? - спросил Командора подошедший командир меченосцев.
   - Большого босса. Главнокомандующего. Они не решились атаковать сразу и теперь не знают, с кого начать.
   - А с кого бы начал ты?
   - С имперцев. И отвлекающую группу на нас. Катапульта через холм может выстрелить, но вряд ли будет это делать. Но это я знаю, что на том холме разбитый и деморализованный отряд. А они думают, что мы подставляем им катапульту, чтобы ударить по флангу. На три направления сразу их не хватит.
   - Пошли гонца к катапульте, как только начнется атака, пусть стреляют по вершине того холма. - Распорядился Командор. - Они все пойдут через нее и, похоже, командиры все там. Дальше по обстоятельствам, как сложится.
   На холм выехала группа всадников с высокими плюмажами и флагами за спиной. Один из них, быстро оценив обстановку, начал спускаться к оврагу. "На переговоры идет".
   - Я пошел, побеседую с этим самураем. Только нового Тамерлана нам и не хватает.
   - Смотри, осторожнее, по бокам пехота собирается.
   - Вижу.
   Командор пошел навстречу всаднику. По дороге он разглядывал "самурайские" пехотные отряды, строившиеся по флангам справа и слева от холма. "Легкие мечи, почти без доспехов, должны быстро бегать. Не удивительно, что они разбили имперскую пехоту. Ничего, вверх по склону особо не пробежишься, отобьемся. А кавалерию он делить вроде не решился. Еще бы, лошади сейчас дороже золота". Командиры сошлись на краях оврага на небольшом поле между двумя приготовившимися к бою войсками.
   - У ваших людей хорошая выучка! - начал самурай. По-русски он говорил с легким акцентом. Лошадь под ним стояла как вкопанная.
   - У твоей лошади тоже! - подколол его Командор. - А вот твои люди сплоховали. Не надо им было останавливаться.
   - Виновные понесут наказание. - Самурай был невозмутим. - Ты хороший воин, я предлагаю тебе перейти на нашу сторону. Я отдам тебе город, тот, что лежит за этими холмами.
   - А если я откажусь?
   - Вы все умрете!
   - Ты забыл сказать ключевую фразу!
   - Какую же?
   - В прошлой жизни ты видел фильм "Три мушкетера" с Боярским? Помнишь, там в первой серии гвардейцы кардинала схлестнулись с мушкетерами. Перед тем как умереть, они сказали: "Мы имеем честь атаковать вас!"
   - Наглец! - Самурай все же потерял свою выдержку, и стало заметно, что это просто пожилой кореец, которых было полно на просторах России. - Я дам тебе время вернуться к своим! Потом я лично найду тебя!
   "Тамерлан" развернул лошадь и поскакал наверх. Олег пошел к отряду. "Как там императорские войска? Если был разбит только левый фланг, то где все остальные". Император, старый учитель истории, любил дисциплину и римский строй, легионы, манипулы, шахматный порядок. Его войска были неповоротливы, но хорошо защищены. Очевидно, все войска "самураев" ударили в одну точку. Если бы им удалось прорваться в город, император остался бы отрезан на равнине, без обозов и возможности получить подкрепление. "Что ж, будем стоять..." Командор поднялся на холм.
   - Лучникам - приготовиться. Сигнал на катапульту! Сейчас они пойдут.
   Внезапно где-то далеко справа заревел рог, к нему присоединился еще один, и еще. "Император! Перегруппировался и идет в атаку!"
   - Уходят! Уходят!
   - Лучники - залп! Катапульта - залп! Фаланга в атаку! Вперед! Бога душу в вашу мать! Бегом! Мечники марш-марш!
   С соседнего холма, увидев отступающего врага, уже бежали в атаку имперцы. Лучники дали залп и перешли на беглый огонь, стараясь выпустить как можно больше стрел. Дымный след прочертил небо, и в вершину холма прямо посреди отряда всадников, разворачивающихся для отступления, ударил большой снаряд, тут же взорвавшийся. Пламя охватило всю вершину. Катапульта поспешно заряжалась, но для второго выстрела уже не хватало времени.
   - Гони! Гони! Гони!..
  
   ...Что-то мягкое и теплое толкалось в бок. Олег проснулся и попытался понять, где же он. "Яхта, опять сон... А это кто?" Он пригляделся.
   - Татьяна? Я вроде тебя не приглашал...
   - Я сама. Холодно стало, одиноко. Вот пришла...
   - Нашла бы кого помоложе. У нас разница лет двенадцать...
   - Да хочется мне! Понимаешь? У меня же никого, а тут ты - сильный, волевой... Если ты меня гонишь - я уйду.
   - Ладно, оставайся. "Жена командора"... А что, уже началась борьба за привилегии?
   - Глупый, если ты не хочешь, никто не узнает, - Татьяна обняла своего мужчину...
   Утро началось по обычному уже распорядку. Подъем, распределение на работы, часть людей с охраной ушла в лес, строители сколотили из студентов и рыбаков дорожную группу. Решили сначала прорубить просеку до вершины холма к фундаменту часовой башни, потом повернуть к бастиону возле порта, и дальше вести дорогу к садоводству. Скауты пришли за агрономом и притащили собаку со щенками.
   - В лесу прибилась. Видели еще двух кошек, но они в руки не дались.
   - Кошки быстро дичают. Но, может, найдете котят. От крыс надо тоже спасаться.
   Несколько человек со скаутами отправились откапывать найденную пушку. Решили сначала на катках спустить ее с горы на берег, а потом переправить на остров. Катамаран был почти готов, крепили мачту. "Эх, сколько портов вокруг было, и ни одного портового буксира не осталось! Сейчас бы уже катер притащили..." Олег решил для начала подняться на башню. Настил наверху был уже готов, и из центрального проема свисала веревочная лестница и канат для спуска. "Удовольствие не для слабонервных! Надеюсь, они пристегиваются, когда спускаются..." Но сверху уже сбросили страховочный канат. Поднявшись наверх, Командор оглядел настил. Сделан он был добротно и прочно. Станина пулемета стояла на стене, обращенной к мысу, рядом лежали ящики с патронами, заботливо накрытые какой-то рогожей.
   - Мы тут думаем столбы поставить и крышу навести. Шатром поставим, чтобы снег сдувало. Между столбами можно и пушки, и лучников, в центре открытый очаг сложим, он же маяком будет.
   - Вы и так почти все гвозди извели. Зимой маяк будет уже не нужен. Вряд ли кто по льду будет в летних куртках ходить. Да и здесь придется все закрывать. На такой высоте ветер постоянный, вымерзнете сразу, от простуды у нас лекарств нету.
   - Будем чаще меняться...
   - Вам бы тут лифт организовать. Катамаран на днях к пароходу пойдет, если привезут бухту троса стального, можно будет сделать. В стенах видели квадратные выемки? Там раньше балки были, тут можно этажей пять или шесть выстроить. Будет первый небоскреб. Лестницу винтом вдоль стены пустить... А это что у вас?
   - Часы солнечные. Мы же не знаем, какой сейчас день. Полдень примерно определили, вот на этой линии. И тень все растет каждый день, мы здесь риски ставим. Как расти перестанет, значит 22 декабря. А там и Новый год.
   - Здорово, молодцы! А я вот до этого не додумался. Ну, а примерно на какой широте находимся?
   - Не шестидесятая точно! Там даже в середине лета солнце так высоко не поднимается. Мы сейчас гораздо южнее, но точно сказать трудно. Где-то между сороковой и пятидесятой.
   - Ничего себе, это ж полторы-две тысячи километров! Почти субтропики. То-то такая жара стоит. А так как вокруг море, зима вряд ли будет особо суровой. Ладно, хоть с этим повезло.
   - С мыса бежит кто-то!
   Вниз по склону мимо уже начавшей подниматься вверх просеки бежал один из скаутов.
   - Что кричит-то?
   - Се-ейф нашли-и-и!
   - Вот уроды! Я им сказал, в городе покопаться, а они, видно, решили с банка начать! Цепляйте меня к веревкам вашим, я вниз пошел! - Олег ухватился за канат, на нем защелкнули страховочный карабин, и соскользнул в проем.
   По берегу нервно ходил скаут. Командор переправился через пролив.
   - Мы решили начать с чего поближе, смотрим, подвал почти целый, кирпичный, разбирать легко. Вы не подумайте, мы кирпичи аккуратно в кучи собирали. Потом, смотрим, железо торчит, колупнули, а там сейф, на боку правда, но целый...
   - Конечно, банковское хранилище, строили надежно. А на кой нам сейф, если только на кузницу оттащить... - Олег поспешил следом за скаутом.
   - А вдруг там деньги?
   - И что ты здесь на них купишь? На бумажные тем более.
   Действительно, полузасыпанный обрушившимися стенами, в подвале лежал натуральный банковский сейф.
   - Поднять пробовали?
   - Нет, тяжелый очень. - Скауты побросали работу, сгрудившись у взволновавшей их находки.
   - И что с ним делать? Большой кусок металла, это здорово. Но нам его не поднять, не передвинуть и даже не открыть.
   - А петли срезать?
   - Чем? Автогена у нас нет. Взорвать разве. Вот что - один из вас пусть сбегает на просеку, найдет кого-нибудь из строителей, может, кому доводилось подрывным делом заниматься, среди рыбаков кто-нибудь наверняка на карьере работал, на острове спросите у аналитика, который с компьютером ходит. Если из патронов порох натрясти, может, и удастся что сделать. А остальные идите дальше ковыряйтесь. Сейф никуда не убежит. Вон рядом жилой дом стоял. Там в подвалах наверняка у жильцов клети были. Если повезет, найдете банки стеклянные, бутылки. Стекло не гниет. А лучше бы вы пошли библиотеку раскапывать...
   День прошел спокойно. Пришло еще несколько групп. Их сразу отправляли к "аналитику", который знакомил их с обстановкой и предлагал ту или иную работу. Несколько человек из новичков ушли. Их не задерживали, лишнего они не взяли, а все свое как принесли, так и унесли. Прибежал гонец от скаутов. В двадцати километрах на севере нашли пасеку с хозяйством. Людей там уже собралось больше трех десятков, командовал ими какой-то милиционер.
   - Ходит в форме, при пистолете. Гордый весь, - рассказывал скаут, - переселяться они отказываются, им пасеку жалко бросать. Но сказали, что готовы торговать медом за инструменты.
   - Пасека, значит, - Командор подумал про себя, что и мед пригодится, но вслух сказал, - лучше бы вы конезавод нашли. Сгоняйте как-нибудь на восток по бывшей автотрассе, там что-то было такое. А пасека? Наладим выпуск инструмента, сходим, приценимся...
   Вечером на уже традиционном сборе у костров народ ужинал, развлекал себя байками, обсуждал планы на завтра. Командор, проходя мимо одной из групп, услышал про глиняную мину из пороха, охотничьего патрона, гвоздя над капсулем и чугунного утюга в качестве бойка.
   - Стакан глиняный набиваем порохом, потом всю конструкцию обмазываем глиной, чтобы ударная волна вниз пошла, утюг на веревке подвесим и за углом перережем. Утюг падает на гвоздь, гвоздь по детонатору, и бабах! Сейф вскрыт! Только надо будет вторую петлю также взорвать...
   Командор задержался.
   - Я тут услышал случайно, в целом идея хорошая, если вам пороха хватит. Боевых патронов я не дам, берите у строителей... Только если веревку резать будете, утюг начнет раскачиваться, лучше аккуратно пережечь. И посчитайте со студентами, сколько надо пороха, чтобы петлю сорвать... - И пошел дальше.
   У другого костра рассказывали, как агрономова жена вышла на огороды садоводства и, увидев там пасущихся лосей, схватила какую-то жердину и гоняла все стадо, пока лоси, перепуганные ее напором, не ушли в лес. Поступок ее вызвал всеобщее восхищение, но вот то, что она с мужем решила остаться в наспех собранном шалаше, не было одобрено. Агроном, может, и болел за урожай, но не до такой же степени, чтобы остаться в лесу без охраны. Командор сразу дал приказ тренеру борцов с утра собрать небольшую группу и отправить к агроному. Раз уж все равно было решено строить там хутор, то придется начинать уже завтра. Гипотеза "капель и брызг", видимо, уже начала проникать в умы людей, потому что дальше разговор уже шел за политику, федералы утверждали, что Союз все равно бы развалился, "советские" были убеждены, что остальным просто не повезло, "имперские", наоборот, считали, что все остальные пути развития - только ответвления от главного пути.
   - Это я-то ответвление! - уже кричал кто-то. - Да мой отец за товарища Сталина кровь проливал! За Родину, за Сталина!
   - За Царя и Отечество!
   Ситуация начинала напоминать небольшой дурдом. "Покричат и успокоятся", - подумал было Командор, но все же снова остановился.
   - Эй, эй! Народ! А в Великой Отечественной у вас кто победил? А какие танки у вас были?
   В общем-то простой вопрос заставил людей отвлечься от правильных и неправильных госстроев. Оказалось, что во всех трех основных "местах отправки" Россия победила, пусть с разными результатами, с разными потерями... Народ начал рассказывать, кто что помнил о войне, и спор постепенно затих, начались сравнения действий разных военачальников, кто на кого и как напал, чья техника лучше, чьи автоматы надежнее. Все это было очень интересно, но Командор решил все же встретить яхту Андрея, о чьем приближении ему уже доложили. Дальше у отдельного костра сидели ролевики, было видно, что "верховный маг" их в чем-то убеждает, но ребята отказываются. Олег подошел ближе, и разговор стих, все хмуро уставились на подходившего Командора.
   - Выделите завтра двух бойцов на охрану огородов. А то агроном наш не смог оттуда вернуться, видать урожай не пускает. Завтра со спортсменами с утра сразу и отправитесь... А чего все такие угрюмые? Дизелисты есть среди вас, а то мы завтра пойдем катер пограничный добывать, нужно мотор проверить. Так есть или нет? Ну, до утра подумайте...
   "Что-то там не так, что-то верховный маг мутит, не затеял бы ненароком путч какой, а то ведь ума хватит пулемет на башне захватить и всех под прицелом построить. Надо альпинистов предупредить. Только ведь и сам он недолго после этого проживет..."
   Яхта Андрея уже подошла к пирсу, и Олег перебрался на нее. Команда уже сошла на берег, а капитан остался один.
   - Привет, Командор, проходи, присаживайся...
   - У тебя тут просторно, не то что на моей скорлупке. - Олег огляделся, скромная и чистая кают-компания не блистала украшениями, но отделка была достаточно дорогой. - Это у вас студенты так живут?
   - Нет, что ты. Моей жене, бывшей, муж подарил, тоже бывший...
   - Красиво живете. - Олегу вспомнился старый, еще с советских времен фильм. "А кто у нас муж? - Волшебник! - Предупреждать надо!.."
   - Да она мне ее сама отдала после развода, за квартиру.
   - Так ты у нас еще и бомж...
   - Прости, я не понял твоего юмора, - Андрей вроде пытался понять смысл иронии, но незнакомое слово его путало...
   - Клошар, только русский, без определенного места жительства...
   - А, клошар, - Андрей рассмеялся, видать дошло. "Да иногда и с русскими нелегко найти общий язык, - подумал Олег, - вроде все из одного народа, а уже сколько отличий..."
   - Ладно, давай к делу, - Андрей достал новенькую карту, - это все уже устарело. Я тебе прямо сверху сейчас общую картину обрисую, а со временем перенесем на чистый лист, у меня промеры сняты кое-где, в целом будем правильно понимать. Когда картографов заведем, поправим...
   - Или спутник запустим...
   - Или спутник... Олег, я не понимаю, ты шутишь или серьезно? Вроде шутишь, но тон у тебя такой, хоть иди и сразу вешайся!
   - Шучу. Просто я устал очень...
   - Я понимаю. Но мы все тебя поддержим. Мы с тобой.
   - А от инфаркта вы меня будете искусственным дыханием откачивать?
   - А не рано ты про инфаркт-то? Откачаем, когда время придет. Вот, смотри, - Андрей развернул карту. - Мы здесь в центре, несколько крупных островов, часть материковой линии, ну и мелочь всякая, камни, скалы. Все, что сохранилось от старого мира, вписывается где-то в двадцать-тридцать километров.
   - Да, наш компьютерный гуру примерно тоже самое говорил. Что снаружи?
   - Все "наше" лежит на южной оконечности какого-то большого массива, это или очень большой остров, или материк. Он расходится от нас на северо-запад и на северо-восток, мы далеко не ходили, так что это пока все, что мы знаем о тех местах. Лес там широколиственный, хвойных пород, как здесь, нет и не было изначально. Здесь они сохранились как-то. Границы выделяются резко, даже по берегу видно - скальные разломы, резкие перепады высоты, эрозия их сгладила слегка, но все равно заметно. Как будто наш "орешек" надкусил зуб какого-то крупного грызуна... Некоторые острова в море просто пополам перерублены, с одной стороны пологий склон, а с другой - крутая скала, голый гранит.
   - Трупы людей в море не попадались?
   - Нет, но ты мне напомнил! Мы пошли на запад, Южной Финляндии просто нет. Там архипелаг, довольно большой, но мы далеко и не заходили. На островах кое-где хутора финские. Странно, но по-русски они совсем не говорят, только некоторые по-английски, а мы на чухонском и в жизнь не учились. Кое-как на инглише друг друга поняли. Они там все про какую-то независимость лопочут...
   - А Ленина не вспоминали? В связи с независимостью?
   - А это кто? - Андрей опять задумался, пытаясь припомнить какого-то крупного политика из своего времени.
   - Проехали, я тебе о нем потом расскажу, - Олег понял, что рассказ будет длинным, а сейчас не время и не место, - или аналитик наш поделится информацией. Что там с людьми в море?
   - А, ну вот, на один из хуторов уже после того, как Финляндия под воду ушла, выплыли несколько человек, без лодки, еле откачали. Говорили, что ехали на пикник и вдруг оказались в море, повезло, что машина была с открытым верхом, они только успели заметить, в какой стороне ближайшая земля... Про других не знаю. Ты считаешь, что часть людей могла утонуть?
   - Наверняка. Рыбаки привезли людей с острова. Им просто повезло оказаться на суше. Я был в яхте, меня перебросило вместе с ней. Мог и посреди пустыни "проявиться". Вообще даже мысль появилась для будущих картографов. Наложить карту Земли на местную и искать, где море заменилось сушей. Можем найти пароход прямо посреди леса! Или лодку подводную. Ладно, а что на юге?
   - На юге от нас пара новых островов, больших, потом очень плотно еще один массив, тоже остров, и затем, через узкий, как трещина, пролив начинается большой континент. Берега немного забирают к югу, но в целом идут на восток и на запад. Там настоящие джунгли. Мы высаживались, нашли апельсины, представляешь, дикие.
   - Здорово, витамины нам нужны, с собой-то привезли?
   - Да пару ящиков, я их на берег отправил. Похоже, зима здесь будет не особо суровой. Море, джунгли.
   - Зато мокрой, и от сырости попростужаемся все... А если еще дожди зарядят, то вообще кошмар. По мне так морозы лучше. Микробов меньше. Только не спрашивай кто такие микробы! - Олег наконец улыбнулся. - Все равно не скажу. Завтра с утра народ разведем по работам, потом берем катамаран, твою яхту и пойдем к пароходу. У тебя среди студентов есть хоть один дизелист-моторист, хотелось бы катер прибрать, пока он себе другого хозяина не нашел...
   Отряд поддержки ушел к агроному с первыми лучами солнца. Пошли ролевики, спортсмены и несколько человек из совхозных. Решили сразу валить лес и начинать строить, для начала сторожевую вышку, затем дом и частокол. Остальные островитяне еще только просыпались и готовились к завтраку, а яхта Андрея уже отчалила. На катамаран срочно грузилась "призовая команда", его парусность была больше, чем у яхты. "Догонят по дороге, если что, подождем..." Командор, освобожденный от управления, пристроился на корме, разглядывая окрестности. Лесистые острова, безмятежная природа, редкие чайки, журчание воды под бортом, тишина на многие километры вокруг. Как приятно было просто сидеть, смотреть на воду, на поднимавшееся солнце, на паривших за кормой чаек, на уходивший вдаль остров с незыблемой башней некогда великого замка. "Сегодня вроде собирались сейф взрывать... Ничего, справятся сами..." - даже мыслям стало лениво, и они медленно ползли по извилинам, постепенно теряясь в их глубинах. Приятная оцепенелость и полная расслабленность охватила Олега, полное желание ничего не делать. "Если бы я умел медитировать, сейчас было бы самое время...". Андрей сменился у штурвала и подсел к Командору.
   - Все хотел тебя спросить, а кем ты был в прошлой жизни?
   - Да кем только не был, - Олег стряхнул оцепенение, - у нас после развала страны столько судеб поломало. Ну и меня тоже покидало из стороны в сторону...
   - А вот интересно, у нас Империя, с большевиками тоже все понятно, они пусть по-своему, но построили новый мир "под себя". А вы? Что вызвало еще одну революцию?
   - Ну, революций было много, а в двух словах и не ответить. Политический кризис, гонка вооружений, "железный занавес", отгородивший от нас культуру остального мира. Все те редкие фильмы, что прорывались на наши экраны, воспринимались как шедевры, да это и были шедевры. Книги, которые переводились, если это не были идеологически выверенные тексты, тоже были высшего качества. Те работники культуры, которые бывали за границей и действительно старались донести до нас все то хорошее, что там было, создали иллюзию прекрасной забугорной жизни. И окружающая повседневность казалась серостью, а нам хотелось туда, где прекрасные девушки скачут на лошадях и их защищают благородные ковбои. Мне просто повезло, что я родился и вырос в пограничном городе. Телевидение не глушили, и я смотрел программы на чужом языке и импортные фильмы с субтитрами, прерываемые бесконечными рекламами. Я видел, что там такие же люди, как и у нас, я видел их фильмы, пусть я не все понимал, но там были продукты разного качества. Возможно, поэтому я был равнодушен к какой-либо политике и спокоен, когда кто-то восторгался "прекрасной западной культурой" или "таинственным востоком". Та маленькая щелочка, что мне открылась, показала, что за бугром не намного лучше, чем у нас. А потом стены рухнули, и на нас хлынуло все это всесокрушающим грязевым потоком. Массовая культура, сексуальная революция, популяризация наркотиков, унижения русских, которые одни оказались вдруг виноваты во всех бедах. Многие захлебнулись в этом дерьме, многие смирились и стали теми, в кого их превращали. Кто-то стремительно богател, где-то делили рынки, кого-то убивали. Разорялись финансовые компании, и миллионы людей лишались последних сбережений. А я просто плыл по течению. Больших денег не заработал, мое маленькое дело умерло без денег заказчиков, пропавших в лопнувшем банке. Остались одни долги. В последнее время казалось, что вроде все приходит в норму, так теперь это! Мне не хочется рассказывать про прошлую жизнь...
   - Да, - Андрей задумался о чем-то своем, - у России всегда было много врагов. Но твой опыт тоже важен. Мы жили в благополучной богатой стране, а ты и остальные "федералы" знаете, как жить в эпоху трудностей и перемен.
   - Да ничего я не знаю, - взорвался Олег, - я дилетант широкого профиля, знаю обо всем по чуть-чуть, ни одну науку не изучал глубоко, ни в одной технологии не имею узкой специализации. Я даже не знаю, как сера выглядит и в какой пропорции порох смешивать, не отличу клубнику от земляники, иностранный язык только со словарем, молодежь смеялась, читая мои переводы...
   - Зато ты универсал, сейчас это важнее, - Андрей оставался спокоен, - кадровый военный сейчас будет строить крепость и собирать армию, лодырь - рвать бананы с пальмы, сельские жители попытаются распахать какую-нибудь поляну, они без этого не проживут. А ты видишь общую картину и направляешь всех в нужную сторону. Это сейчас самое важное.
   - Да ну тебя, - отмахнулся Командор, - ты мне еще про чувство долга напомни...
   За очередным поворотом открылось море. В нем еще были отдельные островки, но синяя гладь до горизонта уже притягивала взгляд. Но Командор, мельком оглядев окрестности, уже смотрел в другую сторону. На берегу, глубоко засев в прибрежном песке, лежал большой теплоход. Его корма с высокой надстройкой была полностью на суше, а нос по самую палубу опустился под воду. Проржавевшие борта, обсыпавшаяся краска, все говорило о том, что судно стоит на последнем приколе уже многие годы. Несколько чаек, заметивших приближающиеся кораблики, сорвались с полусогнутой мачты и принялись кружить в воздухе, наблюдая за людьми. Около теплохода качался на легкой волне стоявший на якоре катер пограничников. Невысокие борта, на носу башенка с легкой пушкой, в середине рубка с мостиком и большим зенитным пулеметом сверху, прикрытым легкими щитами. Защитой от реактивных истребителей эта пукалка быть не могла, но дать сигнальную очередь была в состоянии. За рубкой, ближе к корме на бортах были еще два пулеметных гнезда. Одно из них уже пустовало.
   - Это вы отсюда пулемет сняли? Ну, высаживай специалистов, да обойдем сухогруз с того борта.
   - С чего ты решил, что это сухогруз?
   - Да подрабатывал как-то в порту. У нас тогда безработица была, а одна питерская фирма предложила временную занятость без оформления. С той поры немного разбираюсь...
   - И во многих ты местах так "подрабатывал"? - Андрей казался слегка удивлен.
   - Ты что, решил, что я там докером работал? Ты мои руки видел! Это ж руки художника или музыканта. Я отслеживал качество груза, порядок закладки, ну и мелочи всякие. В плотном контакте с командой и докерскими бригадами. Помогал им найти общий язык. Эй, орлы! Вам эта конструкция знакома? - Командор махнул в сторону катера. - Нет! Я так и думал. Значит, там за рубкой машинное отделение, вход или из рубки, или люк на палубе, а скорее и то, и другое. В машинном длинный дизель, стоит вдоль корпуса, найдите, откуда подается топливо, и проверьте, чтобы масло было во всех местах, там лючки специальные. С одной стороны вал выходит, а с другой должен быть маховик. Там или движок вспомогательный для запуска, или ремень какой-то для ручной раскрутки. Если и аккумуляторы еще не сдохли, можете на зеленую кнопку нажать, проверить. Хотя в этот кораблик могли и два движка засунуть. В общем, разбирайтесь, хотелось бы домой на нем отправиться.
   "Абордажная группа" перепрыгнула на катер, и яхта пошла вдоль борта сухогруза. Катамаран пристал к борту теплохода в месте его наибольшего погружения в воду. Команда легко перешла на судно.
   - Откуда ты так хорошо знаешь про дизель? - спросил Андрей. - Тоже "подрабатывал"?
   - Нет, просто хорошо учился в школе, а уже позже, на Дальнем Востоке, у нас один парнишка как раз такой агрегат запускал посреди зимы, две недели бился. Наш батальон, все эти две недели в шинелях под двумя матрасами ночевал. Было весело. Потому и запомнил. Ну и к тому же я автомобилист, российский. Тут хочешь не хочешь, устройство мотора выучишь. А дизель от бензина только деталями и отличается...
   Тем временем яхта обогнула нос судна.
   - Андрей, смотри. Видишь, вдоль борта пробоина идет. "Титаник", блин. Они, видно, только из порта вышли и разогнались на открытой воде, когда их "перекинуло". Тут они на скалу и напоролись. Прошла боком, но скулу и часть борта разворотила. Балластные цистерны начало заливать, может, в первый трюм вода пошла. Связи нет, навигации ноль. Локатор только и остался. Пластырь заводить у них народа не хватило, да и большая пробоина, не успели бы. Дали "полный назад", чтобы вода не так сильно заливала, и поперли кормой к ближайшей суше, да видно не рассчитали и со всей дури и вылетели. Хорошо пополам не переломился. Давай высаживаться.
   - Красиво говоришь, как будто своими глазами все видел... Ты тонул когда-нибудь?
   - Да нет, пока не доводилось. А тут все просто, особо додумывать не надо. Трюм - это большая коробка, если его пробьет, судну крышка. По-любому надо на мель выбрасываться. Это ведь не океанский пароход, обычный "река-море". Три тысячи тонн, может, четыре. Пойдем, по мостику побродим. Ребятам скажи, пусть яхту на ту сторону перегонят, поближе к катеру.
   Андрей с Олегом перебрались на борт и пошли от носа к корме. Всеобщее запустение наводило тоску. Грязь, мусор, птичий помет, ржавые расползающиеся листы бортов, изъеденные непогодой.
   - Вот, видишь? Крышка переднего трюма. Похоже, ее пытались закрыть брезентом, вон лохмотья болтаются. Может, у них тоже штормило и заливало. На втором пытались открыть переднюю половину. Здесь крышки как две створки, одна из них поднимается и накатывается на вторую. Полтрюма загрузили, крышки перекатили и вторую половину грузят. Гляди, створку приподняли и даже успели передние ролики накатить на вторую половину, а потом или заклинило, или уже от удара сорвало. Но щель большая, надо будет туда залезть, поглядеть. Не знаю, что там внутри, но здесь тоже придется форпост ставить. Здесь железа нам до конца жизни хватит. Сначала разберем надстройку...
   Командор прошел через выбитый люк и поднялся наверх по заметно прогнившему трапу. На мостике было пыльно, но сухо, даже стекла целы, все наружные люки были задраены. Часть "призовой команды" уже была здесь.
   - Командор, мы вам тут презент обнаружили, - сказал кто-то, протягивая большой футляр.
   - Ничего себе, это же цейссовский бинокль. Быстро вы тут освоились. Там у задней стенки шкаф с картами и документами, вскройте осторожно, может, уцелело что. Здесь еще инструмент навигационный должен быть, поищите. И кто-нибудь пойдемте за мной. За мостиком по левому борту радиорубка, видите, запечатана, там тоже что-то могло сохраниться. А с этой стороны каюта капитана. Вскрывайте!
   Старый ржавый металл быстро уступил напору молодых и сильных мужиков. Кто-то ввалился внутрь, подняв тучу пыли, и тут же, ахнув, выкатился обратно.
   - Ты что, там привидение увидел? - спросил Командор, отмахиваясь от пыли.
   - Нет, там, там - капитан!
   Командор заглянул в проем. На неширокой койке в полной форме торгового флота лежал капитан. За долгие годы его тело мумифицировалось и покрылось толстым слоем пыли. Лишь тускло поблескивали крабы на фуражке. Командор вышел к людям. Задумчиво оглядел собравшихся.
   - Закройте пока, потом похороним. Кто-нибудь заметил, на корме есть спасательный катер? Или, может, он на земле валяется, если после удара сорвало.
   - Нет, нет там ничего.
   - Значит, он знал, на что шел. Сначала сбросил команду, а потом, когда катер отошел, направил судно на берег. Видно, его сильно приложило, он добрался до каюты, задраился и умер. Вместе с пароходом.
   - А где же команда?
   - А Бог ее знает... Может, утонула, может, вернулась в свое время... Все, пошли трюм исследовать.
   На камбузе, среди остатков старых холодильников, вдруг обнаружился большой тюк табака. Кому уж его везли и зачем сунули в холодильник, было непонятно, но прочная полиэтиленовая упаковка выдержала испытание временем. Табак быстро разобрали заядлые курильщики, большинство из которых уже вырезало себе новенькие трубки. Командор еще на острове усмехался, наблюдая, как какой-нибудь рыбак идет по берегу, посасывая пустую трубку. Но это как-то помогало курильщикам спасаться от отсутствия предмета их желаний. Теперь трубки пригодились. Народ сразу повеселел. "Как дети малые, честное слово. Там наверху труп валяется, а им бы только дымом занюхать, и дальше хоть трава не расти... Что они будут делать, когда и этот табак закончится?"
   Двигатель на катере уже чихал, но все еще никак не заводился.
   - Олег, а зачем мы его заводим? Я что-то никак не пойму... - Андрей действительно не понимал, - поставили бы мачту, и под парусом потихоньку доползли.
   - А срок годности у соляры какой? Год-два. Нефтезаводов в округе никогда не было. Это у аналитика нашего в компьютере нефть сама на болотах растет. А что нам делать еще с солярой? Землю ею удобрять нельзя, шашлыки жарить - только отравишься. Переработать мы ее не можем. Я не знаю, как ее использовать по-другому. Хоть напоследок прокатимся. Потом и мачты поставим, будет у нас свой боевой корабль. А если мы его не заберем, через неделю сюда придет другая банда, и тогда не мы, а они будут наводить стволы и ставить условия. А так мы к этому пароходу в любой момент вернемся, даже под парусами. "Глядите-ка, у нас гости! А что вы делаете на нашем пароходе? Нет, я так не слышу, вы вот сюда, в ствол, скажите..." И любой боевик скиснет. Так что катер наш. А будет на ходу - и все, до чего дотянемся, тоже наше будет. Помнишь, что в циве стояло на первом месте? Территория.
   - Тебе бы еще пару танков! Стратег ты наш недоученный...
   - Ты поязви, поязви... Назначу тебя адмиралом флота, тогда и поглядим, кто был прав.
   Около открытого трюма началась какая-то суета. Командор с Андреем подошли поближе.
   - А мы можем крышку сдвинуть? - Андрею сегодня все было любопытно. Видимо, студент никогда раньше не бывал на месте кораблекрушения, да еще такого масштаба.
   - Двести тонн! Можем, только лебедку надо, домкраты с электроприводом. Можно катером дернуть, если на нем стальной трос найдется. Придумаем что-нибудь.
   В щель трюма спустили одного из мужиков.
   - Ну, что там? - крикнул кто-то из рыбаков.
   - Да мешки какие-то!
   Услышав это, Командор заглянул в щель. В трюме было темно и после солнца ничего не видно.
   - Эй, стой где стоишь! Ты сейчас куришь? Если куришь, затуши немедленно, понял?
   - Понял, ща заткну...
   - Так, все вокруг, быстро загасили трубки, цигарки, и где только бумагу нашли... Ты, внизу! Что за мешки?
   - Большие баги, по полтонны.
   - Пластиковые? Плетеные такие!
   - Да, как плетенка.
   - Белые или желтые?
   - А хрен его... Грязные они, сейчас посмотрю.
   - А что цвет имеет значение? - это снова подошел Андрей.
   - Да, в общем, нет, это скорее признак завода-изготовителя. Похоже, там удобрения...
   - А почему ты запретил курить, разве удобрения горят?
   - Скоро узнаем, может я и не прав...
   - Желтые! - донеслось из трюма.
   - Разрежь один сверху! Там внутри еще один мешок, только прозрачный, внутри белые гранулы!
   - Точно, только они в камень слежались!
   - Поищи там же бирку деревянную с текстом! Ну вот, - обратился Командор к Андрею, - а ты говорил, зачем нам катер. Ты про нитраты слышал что-нибудь? Нет. Счастливчик. А мы ими пол-Европы завалили. А потом их овощи отравленные жрали. Это вот они и есть. Будущие овощи, зерно и все такое прочее.
   - Не по-русски тут... - крикнули из трюма.
   - Но на "аммоний нитрат" похоже? Тащи бирку сюда!
   - Вроде похоже!.. - Мужик уже вылезал.
   - Так, внимание все! Вызовите всех, хватит камбузы грабить, народ с катамарана позовите! Все сюда собираемся! - Командор собрал всех на палубе, - Слушай меня! Курить и использовать открытый огонь на пароходе запрещаю! Здесь как минимум две тысячи тонн аммиачной селитры! Никогда не видели, как горят и взрываются пароходы с удобрениями? Вот и я не хочу увидеть! Это не только удобрения, из него можно сделать взрывчатку охренительной силы! Ввоз аммиачной селитры был запрещен в Ирландию как раз по этой причине. А что с ней сделалось за пятьдесят лет, никто не знает. Может, тут как на динамитной бочке, чихнешь - и все взлетим на воздух! Так что продолжаем работать - быстро, аккуратно и без огня! И металлом об металл не стучим без причины! Р-разойдись!
   Олег отошел к Андрею. Тот опять заволновался, пытаясь что-то спросить.
   - Давай, спрашивай уже.
   - А ты не перегнул с пожаробезопасностью?
   - Нет, все, что я сказал, чистая правда. И пароходы горели, не у нас, правда. И взорваться может. Сейчас это просто отсыревший камень, но пластик все же немного воздух держит. Начнут долбить, будут попадаться сухие места, появится пыль. Кто-нибудь забудется и закурит. Ты про объемный взрыв слышал когда? Здесь будет примерно то же самое. Бахнет так, что на острове башня закачается. Ну, пойдем, катер осмотрим...
   Пограничный кораблик оказался чистеньким и надраенным до блеска. Моряки всегда ухаживали за своими посудинами так же тщательно, как и за своей формой. Небольшая башенка на двух артиллеристов с пушкой-полуавтоматом, по стенам закреплены кассеты по пять снарядов, люк в палубе, прикрывающий подачу боезапаса из погребов. Легко бронированная надстройка, с общей кают-компанией и двумя офицерскими каютами. Наверху рубка управления и место радиста. Под палубой общий кубрик, камбуз, но непохоже, что катер ходил в море больше чем на два-три дня. Для этого были корабли побольше. В машинном отделении оказалось два дизеля по бортам. Чумазые "кочегары" возились вокруг них, пытаясь понять, чего же еще надо упрямым агрегатам. Три пары сверкающих белками глаз на черных лицах с надеждой уставились на вошедшего Командора. "У нас появились негры..."
   - Откройте люки в палубе, иначе просто задохнетесь тут. Чего не получается? Вон ту кнопку нажимали? Замечательно. Топливо поступает. Насос качает. А подача воздуха есть? Еще не проверяли. Ну-ну. Материть пробовали? Не помогло. Тут, может, баллон с кислородом для первоначального запуска, проверьте. Потом, на скорости, воздух самотоком идет. А по очереди пробовали завести. Откуда я знаю, какой сначала? Вон на стене инструкция моториста висит, почитайте. Там всего десять страниц. Нет, я не читал. Почему десять? А больше в такой узкий пенал не влезет. По ящичкам и шкафчикам не смотрели, может, там книжка по дизелям завалялась. А вы пошарьтесь, не стесняйтесь... О, и книжечка нашлась. Ну, удачи...
   Олег вышел на палубу. На катамаран уже что-то грузили. "Может, бухту канатную нашли..." Из иллюминатора рубки высунулся Андрей.
   - Я тут связь наладил с машинным и с башней артиллеристов. А что это за звук?
   Со стороны замка что-то тарахтело. Из-за поворота вылетела рыбацкая лодка. Под мотором! Командор схватился за подаренный бинокль. Лодка была своя. Что заставило рыбаков слить остатки бензина в один мотор? Человек в лодке махал руками и что-то кричал. На пароходе тоже заволновались люди.
   - На остров! Напали-и-и!
   Командор вихрем влетел в рубку.
   - Связь! Машина! Заводитесь мигом, вашу мать! Быстро, нах..! Наших бьют!
   Мотор зачихал и вдруг заревел и завыл на все более и более высоких тонах.
   - Сбросьте обороты, идиоты! Агрегат загубите!
  

Конец стратегической фазы 3-го хода.

Переход на тактический экран.

Ход 4. Тактический экран.

Нападение на остров

   - Андрей, найди мне громкую связь и ревун. Быстрее!
   - Вот микрофон, на проводе болтается, кнопка сирены рядом, включать?
   - Давай!
   Оглушительный вой забил уши, ревун дал два коротких и один длинный сигнал, заглушая все разговоры и все звуки вокруг. Мужики на пароходе столпились у борта. Командор взял микрофон.
   - Внимание! На остров совершено нападение! Катер уходит на помощь. Требуются добровольцы, по два на каждый пулемет и двое на пушку, желательно с опытом использования. Два стрелка с карабинами - займите кубрик. Добровольцам - пять минут на определение и сборы. Можем взять еще пять-шесть человек для усиления, но оружия для них нет. Оставшиеся грузят все, что уже нашли, на катамаран и выдвигаются следом за нами к замку. Все, время пошло!
   Олег отключил громкую связь.
   - Андрей, поднимите сюда этого орла с моторки, а потом спустись в машину, через пять минут они должны дать ход.
   Андрей выскочил из рубки. "Итак, что мы имеем? Напали на остров, если захватили плот, то всем хана. Может, кто и остался на берегу... Если плот на острове, значит, идет осада. А если напали с моря? Бред, тогда моторка бы не ушла... Где этот рыбак!" В это время в рубку зашел пожилой мужчина, коренастый, плотный, в дождевике, тяжело дыша после карабкания по крутым трапам. "И как у него здоровья хватило до нас добраться?"
   - Что на острове?
   - Не знаю...
   - Что?!
   - Да я на пирсе был! - Мужик явно заволновался, задергался. - Слышал, бабахнуло, это в развалинах сейф подорвали, но мы все об этом знали, никто не беспокоился. А потом, минут через двадцать, в лесу очередь автоматная, затем еще одна, народ с берега на остров ломанулся. Только перебрались да за камнями залегли, тут с башни кто-то из карабина стрельнул, может, увидел кого. Мы уже бензин сливали. Мужики сразу решили, гони, говорят, Петрович, к командиру, может, еще отобьемся, да только ему знать все положено...
   "Блин, а я рацию на яхте забыл, ну не урод ли..."
   - Ну, вот тут и понеслось! С берега как начали садить, то одиночными, то очередями. Я в лодку и сюда.
   - С острова отвечали?
   - А то, наши с карабинов, водилы из дробовиков своих. С башни из пулемета очередь пустили, да их заткнули быстро, по краю стены лупили, головы не высунуть. Мне вон борт пробили, когда из-за острова выплыл. Видно, поняли, что я за помощью рванул.
   - Сам-то цел?
   - Да что мне будет, не задело...
   - Считай, повезло. Если там снайпер башню держит, то мог бы тебя легко снять... Пойдешь с нами, по дороге расскажешь, кто, откуда, что за люди.
   - Да я не знаю, - рыбак опять заволновался, - их же не видел никто!
   - Ты знаешь, - Командор криво усмехнулся, - в призраков я пока не верю, а ниндзя у нас отродясь не водились. Да и не стали бы они из автоматов палить, просто ночью перерезали бы... Это какая-то военная часть на берег вышла, только с чего они стрельбу начали, непонятно... Ничего, скоро узнаем.
   Ожил динамик на стене. "Командор, это машина, готовы дать ход!"
   - Андрей, поднимайся в рубку! - отозвался Олег, а сам вышел на борт. С яхты на катер уже перебиралась группа хмурых и обозленных мужиков, явно с желанием порвать всех, кто попадется им по дороге.
   - Народ, если кто в себе сомневается, еще не время передумать! - Командор оглядел новоиспеченную команду, все молчали. - Ну и славно. Пулеметчики есть? Всего двое. Возьмите себе по напарнику и займите посты, бортовой перенесите на правый борт, мы к острову подходить будем, берег как раз по правому борту окажется. Артиллеристы? О, есть один. Возьми двоих, идите в башню, посмотри, сможешь ли справиться. Остальные вниз в кубрик. Вопросы есть?
   - Командор, народ хочет с нами...
   - Перегрузим катер, опоздаем. Да и куда они безоружные полезут под автоматы, перестреляют всех. Я понимаю, там женщины и дети! - Олег повысил голос. - И мы идем им на помощь! Отобьемся! Все по местам!
   Люди разбежались по катеру, командор вернулся в рубку. Андрей уже был там.
   - Вставай на штурвал. Видишь, справа от тебя ручка телеграфа. Посмотри там, на сколько делений куда двигать, потом придется не глядя вперед-назад дергать, как в автомобиле рычаг коробки. Да не боись, все просто, как в трамвае. Ты на трамвае ездил? Стоишь позади вагоновожатого и смотришь, как он ручку хода дергает... Здесь то же самое. Я командую, ты рулишь...
   - Слушай, Олег, ты так ловко перекладываешь ответственность на других, оставляя полную уверенность, что на самом деле все лежит на твоих плечах, как тебе это удается?
   - Врожденная лень, очень распространенная болезнь на постсоветском пространстве... Привыкайте, адмирал, теперь это ваш флагман. Ну что, двинулись?
   - А ты ничего не забыл? - Андрей ухмыльнулся, предвидя какой-то прокол.
   - Я? Забыл? О чем... А, да! Дай микрофон. Эй, на баке! Артиллеристы, мать! Поднять якорь! - Командор отключил громкую связь. - Андрей, а питание на моторы дали? Машина! Генератор подключен?
   - Подключен! Энергия идет, аккумуляторы подзаряжаются, лампы горят, - отозвался динамик.
   Загрохотала якорная цепь, наматываясь на брашпиль.
   - Ну, вот, якорь выбран, может, локатор включим? Ты умеешь им пользоваться? - Андрей отрицательно помотал головой. - И я не умею. Ну и фиг с ним. Малый вперед, лево руля. Пошла, родимая...
   Олег вдавил кнопку сирены, прощаясь с оставшимися. Под звуки ревуна люди на пароходе прервали погрузку и засуетились, маша руками и что-то крича на прощание. Но командор их уже не слышал.
   - Лево руль, еще лево, прямо держи.
   - Как я узнаю, что руль прямо?
   - Перед тобой что-то типа угломера, видишь?
   - А, теперь вижу... - Андрей успокоился, катер немного порыскал вправо-влево и лег на курс.
   "Молодец, сообразил, как рулить, а я даже не знал, что там что-то такое есть..."
   - Держи прямо. Перед тобой катушка компаса, видишь. Отслеживай по нему.
   - Вижу. И правда, управлять несложно.
   - Подожди, сейчас скорость добавим, посмотрю я на тебя. Лучше скажи, ситуация с необходимостью принятия оптимального решения с ограниченными данными и малым временем для размышлений тебе ничего не напоминает?
   - Экспертная оценка? Ты считаешь, что мы можем совершить ошибку из-за неправильных действий?
   - Бездействие - тоже ошибка. Или мы что-то делаем, или ошибаемся...
   Олег вышел на борт, держа в руках микрофон громкой связи, оглядел нос и корму. Пулемет уже переставили на правый борт.
   - Внимание, мы увеличиваем скорость! Всем не занятым по боевому расписанию покинуть палубу! При передвижении держаться за леера, если кого смоет, возвращаться не будем! Люки задраить!
   Командор вернулся в рубку. Андрей уже освоился за штурвалом и с нетерпением взглянул на Олега.
   - Вперед средний. - Моторы завыли чуть выше. - Хорошо, полный вперед!
   Катер рванул, набирая скорость, бурун за кормой вырос, волна разбегалась в стороны, чайки, пристроившиеся было за кормой, отстали.
   - Хорошо идем! - Андрею, видимо, нравилась скорость. - Минут за сорок доберемся...
   - Вряд ли, это же не торпедный катер, и не на подводных крыльях! Не забывай, нам еще маневрировать! А после поворота по заливу на полном ходу не пойдешь, надо смотреть, как бы на камни не налететь. Ну, давай, минут пять еще есть. Самый полный вперед!
   Моторы взревели, катер задрал нос, не моторка, конечно, но ощущение мощи огромной и сильной машины, подчиняющейся желаниям людей, проникло в души экипажа.
   - Охренеть, какая дура! - закричал Андрей. - Жаль, соляра скоро кончится!
   - Хорош! Малый ход, к повороту приготовиться! А то проскочим еще...
   Катер аккуратно вошел между двух островов, берега которых раньше обозначали самое узкое и мелкое место на всем фарватере. К тому же здесь был поворот, именно здесь суда, идущие с юга, поворачивали к порту. Из-за мелководья до города никогда не доходили большегрузные пароходы, останавливаясь в новых портах на морском берегу. Катер не успел полностью погасить набранную скорость и при повороте дал большой крен. Но к счастью, на палубе не было лишних людей, никто не упал за борт, не попал под волну. Олег подумал, смог бы он действительно бросить человека, упавшего за борт...
   - Полный ход, выпрямляй. Кубрик! Одного человека на бак следить за камнями! Андрей, резко руль не перекладывай, иди ровно, если что, лучше сбрось скорость или дай задний, только не рывком, а то сорвет кого еще. Я пойду, проверю пулеметы и пушку. - Командор вышел на палубу. На корме за небольшим бортовым ограждением сидел за пулеметом молодой человек, Олег его не помнил, видимо из одной из последних групп, присоединившихся к островитянам. Борт защищал от волны, но брызги и водяная пыль уже промочили парня насквозь.
   - Дождевик бы взял!
   - Ничего, лето, тепло.
   - Напарник где?
   - Я его вниз отослал, он сейчас без надобности. Бой начнется, будет ящики с патронами подтаскивать...
   - Будем надеяться, что одного ящика хватит. Ты где служил?
   - Мотострелковый полк. Там и научился с оружием обращаться.
   - И как тебе на флоте?
   - Пока нравится!
   - Пока время есть, пойди, переоденься, куртку возьми какую-нибудь, тепло - не тепло, на ветру продует, станешь инвалидом, девки любить не будут. Дуй в кубрик! Поищи по кондейкам, там плащи должны быть.
   Командор поднялся наверх. У зенитного пулемета стояло двое. Здесь было посуше.
   - Ну как, освоились?
   - Да, вот, бойца обучаю заряжать. Тут круговой обзор, только сзади мачта мешает. Он слева на зарядке, я справа - кручу прицеливаюсь, стреляю. А кто на нас напал - известно?
   - Похоже, армейские с перепугу палят во всё. Они же привыкли к порядку, а тут вдруг раз, и ни одного генерала. Я бы тоже перепугался до смерти. Без команды не стреляйте, ждите приказа...
   Олег заглянул в рубку. Андрей уже окончательно вошел в роль рулевого. Следя за сигналами впередсмотрящего, он то добавлял, то убавлял ход, легко подворачивая штурвалом. Катер шел мягко и ровно.
   - Ну, точно, быть тебе адмиралом! Сейчас выйдем на чистое пространство, вызови из кубрика того рыбака, пораспрашивай, может, еще чего припомнит. И пусть кого-нибудь тебе в помощь пришлют, надо рулевых обучать. Ты же не будешь всю жизнь за штурвалом стоять. Сейчас не самое плохое время для проверки на вшивость.
   В орудийной башне было два человека, командор еле-еле протиснулся в узкий люк.
   - Как дела, разобрались, как стрелять?
   - Да тут просто все. Вставляем кассету, вот этот рычаг, снаряд пошел, после выстрела гильза выбрасывается, пошел следующий. Как стрелять, понятно, не ясно, как наводить...
   - Ты же сказал, что артиллерист?
   - Но не наводчик! Вот дальномер, но я не умею им пользоваться.
   - А прямой наводкой, через прицел или через ствол? Нам через холмы стрелять и не придется. Наша задача напугать, а не уничтожить. По линии ствола наводи!
   - Это можно попробовать, - артиллерист оживился, - а чем стрелять будем?
   - А что, есть выбор? - Командор огляделся. - Ну, вот это холостой выстрел, это даже я понимаю, а эти цветные головки что значат?
   - Сигнальный, простой, скорее всего, осколочный, бронебойный...
   - Бронебойный отставить. Зарядите в кассету один холостой, остальные осколочные. Когда подойдем к острову, я дам сирену, задерешь пушку повыше, дашь холостой, потом наводи на берег и жди сигнала или приказа по интеркому.
   - Понял, сейчас все сделаем.
   - А третий где?
   - В трюме, тут ручная подача...
   Командор поднялся на рубку к пулемету. Катер уже вышел на открытое пространство и прибавил ход. На горизонте уже была видна башня замка. Даже в бинокль не было заметно какого-то движения ни на острове, ни на берегу, заросшему лесом. "Видимо, все попрятались, а тем в лесу через пролив не на чем перебраться. Патовая ситуация. Осталось только отстреливать друг друга поодиночке. Будем надеяться, что на острове хватило мозгов под пули не лезть..." Издалека доносились сухие щелчки выстрелов, глухо бухнуло охотничье ружье, раздалась короткая автоматная очередь. Бой явно свелся к пассивной перестрелке. "Чего патроны зря жгут, и так каждый кусок металла на счету..." Остров приближался, стало заметно, что под прикрытием башни копошится группа людей. Олег спустился в рубку. За штурвалом довольно уверенно стоял молодой парнишка, Андрей разбирался с интеркомом, не забывая поглядывать за рулевым.
   - Тут флага нет какого-нибудь? Может, поднять?
   - Есть Андреевский с зеленой полосой, пограничный, поднимать?
   - Пожалуй, не стоит. Могут не так понять. Андрей, дай сирену, пусть нас заметят.
   Завыла сирена, и, как только она смолкла, орудийная башня задрала ствол и дала залп. Оглушительный для непривычных людей грохот холостого выстрела прокатился над заливом. Облако дыма, вырвавшееся из ствола, четко обозначило местоположение катера. На острове восторженно махали руками, как же - "Командор пришел на помощь!". Артиллеристы и пулеметчики развернули стволы в сторону берега. Правда, в кого стрелять, было не видно.
   - Андрей, подходим к острову и встаем носом к городу, если начнется стрельба, даем задний и прячемся за замком, иначе нам пулеметчиков снимут, если на том берегу стрелки хорошие. В кубрике! Найдите какую-нибудь белую тряпку и прибейте к швабре, что ли. Дайте мне громкую связь. Внимание всем! Прекратить стрельбу! На острове, прекратить огонь! На берегу, ждем вашего командира на переговоры!
   С берега ударила по рубке автоматная очередь. Пули защелкали по бронированной обшивке. На зенитном пулемете, видимо, заметили, откуда стреляют, и дали по кустам прицельную очередь. Артиллеристы засекли следы трассеров, подвернули башню и бахнули боевым снарядом. Попали в берег чуть выше. Грохнул взрыв, выворотивший пару деревьев...
   - Прекратить огонь! Отставить! - надрывался командор. - Стволы в землю, мать вашу!
   Из кубрика поднялся карабинер со стволом за плечом. В руках он держал подобие белого флага, наспех сделанного из куска наволочки и обрезка какой-то палки.
   - Дай сюда! Андрей - старший на мостике! Машина - стоп, якорь отдать, огонь не открывать! - Командор выскочил на борт и стал размахивать белым флагом.
   - Пулеметчикам покинуть посты! В кубрик все!
   С острова уже отходила лодка с комендантом на борту. Берег молчал...
  

Конец тактической фазы 4-го хода.

Конец ознакомительного фрагмента Книга ушла в издательство "Альфа-книга". Выход ориентировочно в мае 2017. Спасибо за понимание.
Оценка: 6.73*22  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Владимиров "Киллхантер" (Боевая фантастика) | | А.Ардова "Господин моих ночей" (Любовное фэнтези) | | C.Возный "Последний шанс палача" (Боевик) | | В.Соколов "Прокачаться до сотки 2" (ЛитРПГ) | | E.Rork "Сомневаясь в своей реальности" (Научная фантастика) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Д.Гримм "Формула правосудия" (Антиутопия) | | Ю.Риа "Обратная сторона выгоды" (Антиутопия) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. (трилогия)" (Антиутопия) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список