Казанков Александр Петрович: другие произведения.

Воин 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 6.74*36  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение первой части "Воин". Та же Дакия с ее внутренними противоречиями и внешними врагами. Александр (выходец из нашего мира) не преклониться ни перед кем. Его выбор побеждать! Книга о попадонцах. Или наши в прошлом


Александр

   Солнце еще только начало подниматься над горизонтом, а молодой мужчина уже сидел у реки и неспешно ловил рыбу. Был он очень высок и крепок. Настоящий великан, но лицо красивое и правильное, маленькие усики и аккуратно подстриженная бородка, не как у местных, на тех растительность длинная, лохматая. Была бы воля чернявого парня, так он бороду вообще бы сбрил, но тут без бороды нельзя. Уважать не будут. Черные волосы уложены назад под красную бандану. Одет мужчина просто: белая рубаха, с разрезом на груди была заправлена в коричневые штаны, с кожаными вставками для конной езды. На ногах остроносые кожаные сапожки расшитые серебряной нитью. Вроде просто одет человек, но каждый кто его увидит, может много сказать о незнакомце. Сразу видно, что богато живет. Рубаха шелковая, сапоги так и вообще загляденье. А самое главное что можно сказать: чужой человек, но воин знатный. Все тело испещрено цепью мощных мышц. Не человек, а настоящая боевая машина.
   Орлов уже три месяца живет в этом странном мире, где нет машин, телевидения, дорогих ресторанов. Хотя, может где-то они и есть, но только не в варварской Дакии, где кельты по выходным, ради развлечения спускаются с гор резать даков. Те в свою очередь тоже отвечают взаимностью, но не кельтам (до них не добраться), а антам и готам. Вот и сейчас царь Децебал собирает всю свою силищу, чтобы опрокинуть непокорных северян, но не может царь покинуть свою столицу, пока в двух поприщах от его города, в горах сидят горные кельты. Уйдет царь, а враги спустятся с гор и ударят по незащищенной столице. Сашка на свою голову пообещал, что побьет кельтов, да только и без них у старшего Орлова дел стало невпроворот. Думал Александр, станет воином, заведет свою дружину и будет он свободен как птица. Никто ему не в указ. Так оно и есть. Относятся к нему все уважительно, даже с некоторым трепетом. А как не уважать? Два десятка кельтов в одиночку побил, самого Снилуса прикончил и со всемогущим Адараном разобрался. Даже старший жрец Заргун от него куда-то в лес убег. Искали всем миром, но так и не нашли. Предал жрец свой народ, ради мести чужаку, отдал Залмоксису грязную рабыню вместо достойного человека. Вот и накликал беду на всех даков, а за такое только одно наказание. Смерть!
   Сашка теперь достойный человек. В той жизни он тоже одним из первых был. В двадцать семь лет, уже третий зам мэра города Москвы. Но та жизнь совсем не его была, пустая жизнь, бессмысленная. Работал с утра до ночи, бабки зарабатывал, а тратить их некогда, да и не на что. Все что можно было купить, у Сашки и так все было. А теперь много чего нет, да только и не нужно этого для счастья. Орлов хоть и устал, проблем выше крыши, да все равно счастлив. Теперь у него дружина верная, аж целых сто двадцать человек. Правда, из них только половина настоящие воины, остальные молодые парни, лет по шестнадцать, но зато очень крепкие. Большинство лет с пяти с луком на охоту ходят. Воин и охотник, конечно совершенно разные вещи. Охотник шагов с тридцати белку в глаз бьет. А воин с двухсот оружного, а тот ведь столбом не стоит. Но и эти ребята знают, с какой стороны за копье взяться, как топором голову смахнуть, все же у даков каждый мужчина, прежде всего защитник, вой! Те же что были настоящими воинами, на дружинников в понимание Орлова не тянули. Что такое дружинник? Это профессиональный воин, который поступая на службу, имеет все, чтобы убивать себе подобных. У этих же, только у пятнадцати имелись доспехи, остальные на бой выходили по пояс голыми. Броней у большинства не было ни потому, что они не могли ее приобрести. Все же все матерые воины, могли и в бою взять. Они ее принципиально не носили, мол позор железом прикрываться от врага. Сашка собирался бороться с такими предрассудками самым координальным способом. Одеть всех в брони и гонять до седьмого пота, пока доспех не станет второй кожей. Щиты же они носят, значит и боевое железо будут. Но все же Орлову повезло, два десятка его воинов были природными скифами, а значит лучшими всадниками, которых только можно найти, а из лука стреляли просто загляденье. Сашка бы на таком расстоянии ни то, что в цель не попал, он бы ее вообще не заметил.
   Вот с этой прорвой народа, новоиспеченному вождю нужно было что-то делать. Во-первых, их нужно кормить и кормить хорошо. Каждый дружинник волен сам выбирать своего господина и если что-то не по нраву может уйти. К тому же воинам нужно где-то жить, каждый отрок, ушедший из рода в дружину, становится "сыном" вождя и живет в его роде, в дружине. С этой проблемой пока кое-как справились. Купили у скифов юрты, получилось дешево и сердито. До зимы и в таких пожить можно, кочевники вон круглый год живут и ничего. Даже крепче становятся. Сашка тоже стал в юрте жить, мог бы у Билиса, но тогда, какой он вождь, если его дружина в поле, а он в "удобной" постельке нежиться. Недавно сторговались с приказчиком Деция о продаже в Империю аж трех тонн железа, которое наплавил за это время Орлов. Все же поэтапный процесс переработки руды дает свои результаты. Сашка скупил всю руду, до которой мог дотянуться, потом в доменной печи переплавил в чугун, из которого уже в другой печи, путем понижения содержания углерода сделал высококачественное железо. Вот за это железо он скоро получит почти пол тонны серебра. Огромное состояние. Больше годового содержания сенатора в Риме. Александр уже нанял артель плотников и выписал из Мезии через Маркуса (приказчика Деция) целую роту строителей. Там и архитекторы есть, каменщики, скульпторы, мастера постройки машин. Все что нужно для постройки крепкой крепости. Штат мастеровых в кузнице возрос аж в четыре раза. Теперь там трудились четыре десятка человек. Пять из них были профессиональные кузнецы. Главным над ними стоял Ульрих сын Сирмана. Того привезли сарматы. Сам Ульрих германец, жил где-то на Рейне. Теперь же служил Александру, как младший родич. Остальные кузнецы были рабами из Рима, разной национальности. В кузнице трудились несколько молодых парней из рода Билиса, главным над которыми был молодой Рахнар. Сам Сашка в кузнице больше не работал, учил остальных. Научил делать чертежи, "изобрел" измерительные приборы, собрали слесарный стол, отлили тиски, сделали напильник и еще кучу инструментов, о которых в этом мире даже не слышали. Чего только стоит ручное сверло: железная коробка, две шестеренки, вал, с размещенной на нем шестерней, простейший патрон для зажима сверла, ручка для вращения и складной приклад. Сверла делали путем отливки, с последующим кручением, закалкой и заточкой.
   Теперь у Сашки была целая куча рабочих рук. Приказал дружинникам окопать кузницу глубоким рвом, за рвом накидали вал, на котором поставили трехметровый палисад. На углах установили смотровые вышки, плотники срубили широкую башенку, в которой установили ворота. Через ров перекинули подъемный мост. Механизм подъемного моста установили в башне, через зубчатые шестерни и большое колесо. Если бы Орлов попытался заставить своих воинов работать в поле, то сразу растерял всю свою дружину, но здесь другое. Осадные работы для воина выполнять не зазорно. За укреплениями, вдоль палисада плотники срубили два больших дома, склад, дровяник, небольшую конюшню, амбар. В общем, получилась небольшая крепость, способная удержать наскок кельтов и сберечь Сашкино добро.
   Большую часть времени Орлов проводил в тренировках дружины. Сашка учил бойцов технике фехтования и рукопашному бою. Именно технике, рубить и колоть умел каждый, а вот фехтовать один Орлов. Матерые воины, их было человек тридцать, схватывали все на лету. Сказывался двадцатилетний опыт уничтожения себе подобных. А вот бою без оружия учились с трудом, даже у молодых лучше получалось. Те знания, что были у ветеранов, мешали им воспринимать новое, тем более что ошибка крылась в самом фундаменте их техники. Все били с размаху, от души. И втолковать в их голову, что это не правильно, было вообще невозможно. В планах Орлова было перевооружение дружины и усиленные строевые тренировки, но пока до этого руки не доходили.
   Орлов задумался. Костыли и ледокол уже сделали и шипы на сапоги изготовили, веревки тоже закупили. Сейчас молодые мастерят веревочные лестницы, как приказал Александр. Все это пригодиться чуть позже. Сейчас же нужно найти место для подъема. Один из местных охотников сообщил, что над крепостью кельтов идет горная тропа, но она идет не в долину, а на юг, вдоль хребта. Если забраться на эту тропу, можно без труда обрушиться с тыла на ничего не подозревающих кельтов. Этот же охотник сказал, что самый низкий участок горы в высоту около одного перестрела. А это без малого сто пятьдесят метров, да еще угол почти девяносто градусов. Много, даже для опытного скалолаза, а Сашка в этом плане совсем зеленый. Брал пару уроков у профи и столько же раз по горам лазил с инструктором. Вот и все, а тут такая круча. Но крепость нужно брать. Раз дал слово Децебалу, нужно выполнять. Большую роль в выборах Орлова в вожди сыграло обещание взять крепость. Хорошо хоть сдуру не пообещал расправиться со всеми кельтами. Вот это был бы облом. Крепость Сашка уже видел, взял десяток Рахнара и с проводником из местных подобрался к стенам. Днем Александр не рискнул, дождался ночи, темнотища, ветер холодный, дорога узкая, не более одной повозки за раз пройдет. Слева скала отвесная, а справа пропасть. Еще тот серпантин, на машине бы Орлов здесь ехать, точно не рискнул. То подъемы крутые, то спуски отвесные, пока до крепости доберешься уже и сил биться нет. Добрались кое-как до верха. Крепость оказалась так себе, но места атаковать совсем нет, небольшой пяточек перед воротами, чтобы телегу развернуть и все. Укрепления представляли из себя: барбакан с воротами, пара башен по бокам и участок стены метров пять, примыкающий к скале. Стена высокая, четыре человеческих роста, башни вообще метров десять, ворота в железо закованы, такие редкий таран пробьет. Повезло хоть метательных машин на стенах не видно, хотя все равно, если крепость в лоб штурмовать не одну тысячу воинов погубишь. У Александра тысячи нет, да он и десяток своих бойцов пожалел бы. За прошедший месяц Сашка хорошо узнал каждого, кто на что способен, чем живет, чего хочет, со многими даже подружился. Так что гробить своих совсем не хотелось.
   Из раздумий Орлова вывел взбесившийся поплавок. Даки на удочку не ловили, не эффективно, но Сашка не ради пропитания, так отдохнуть немного. Александр уже хотел подсечь рыбу, как с дороги послышался топот. Даже не послышался, скорее прочувствовался, легкая дрожь отдавалась от земли. Новоиспеченный рыбак выдернул крючок из воды. Рыба сорвалась, слишком долго ждал. Сашка насадил червячка на крючок и забросил в реку, удочку устроил на рогатине. Всадник уже был совсем близко. Орлов пододвинул к себе меч и стал ждать, кто это решил помешать его уединению. Хотя, это мог быть только один человек, если это не он, значит едет враг. Через Маркуса, удалось найти человека, который торгует с горными кельтами. Редкий купец рискнет связываться с полудикими язычниками. Племена, засевшие в горах настоящие варвары, им даже каннибализм не чужд. Но этот мужик не боялся, выгода от торговли была гораздо больше, чем возможность отправиться к предкам. Кельты с радостью покупали вино, ткани и оружие, а расплачивались железной рудой, притом очень хорошего качества. За один бочонок красного можно было нагрузить телегу руды. Всадник показался из-за пригорка. Орлов закрепил ремень с мечом на поясе и направился к человеку. Это оказался именно тот купец, высокий, жилистый, бородища в два локтя, прямо старец какой-то. Мужик слез с коня, неуклюже так, плохой наездник и поклонился Орлову. Сашка в ответ слегка кивнул и предложил пройтись вдоль реки.
   - У меня есть к тебе дело Фарзас. От тебя не потребуется ни сестерция, а вот твое состояние возрастет сразу на двести динариев, - Александр остановился и посмотрел на своего собеседника. Реакция была нулевой. Может купцу показалось мало двух сотен серебряных монет? Ничего, если нужно добавим.
   - Я внимательно слушаю господин. Сын великого Юпитера не стал бы зря тратить мое время и вызывать из города в такую рань к реке. - Сказано было вообще без эмоций, как будто не человек сказал, а компьютер отчеканил. Сашке купец уже не нравился, не хороший человек.
   - Конечно, не стал. У всех нас есть дела, но мое дело важнее других. Уверен, вы слышали о кельтах в горах, Децебал хочет, чтобы их не стало. Мне нужна ваша помощь, чтобы выполнить волю царя.
   - Я не понимаю, о чем вы говорите. Чем я могу помочь столь грозному воину?
   - Одна птичка напела мне, что ты торгуешь с кельтами. Вот я и хочу, чтобы ты дальше торговал.
   - Птичка поет глупость. Я не торгую с кельтами, царь запретил знаться с дикарями. Господин разве не знает, что за это вешают?
   - Я? Знаю, вот я и предлагаю тебе Фарзас не только тысячу динариев, но и твою жизнь. По-моему хорошая сделка, тем более что от тебя ничего не требуется, только продать кельтам то вино, что я дам тебе.
   Купец задумался. Плохой чужак, хитрый, изворотливый, даже старшего жреца из города выжил, тяжко такого иметь среди врагов. Но рубить дерево на котором сидишь тоже не правильно. Кельты, это постоянный заработок, плохо, если их не станет.
   - Ты не докажешь, что я торгую с дикарями.
   Ну, совсем наглый мужик. Думает, тут кто-то в Шерлока Хомса играть собрался. Голову отрублю и уху сварю.
   - Ты забыл сказать господин! - Пригрозил Орлов, положив руку на оголовье меча. Купец увидел движение чужака и испугался. Зря пришел на встречу один, пустое место, безлюдное, убьет и никто не узнает.
   - Прости господин, не хотел тебя обидеть, но по нашим законам, чтобы обвинить честного человека в предательстве, нужен с десяток послухов.
   Сашка улыбнулся одними губами, страшно так улыбнулся. Как волк оскалился.
   - Ты думаешь, у меня нет десяти послухов. Сотня моих воинов видела, как ты вчера продавал кельтам утварь у старого капища. Хочешь сказать, что я вру? - Рука так и осталась лежать на оголовье меча.
   - Что ты, что ты! Может твои люди обознались. Не было меня там, я в гостях у Зулы был, все докажут.
   - Тебя там не было, твоя правда, но люди все твои были и главный приказчик твой.
   - Так это они без моего ведома. Я такими делами не занимаюсь. Хочешь, спроси с них?
   - Не нужны мне твои слуги, и ты не нужен. Предлагаю последний раз, полторы тысяч динариев и твоя жизнь. Не согласишься, пеняй на себя.
   Купец еще раз посмотрел на собеседника. Огромный как скала, меч в пол человеческого роста, откажешься, прямо здесь зарубит, даже сомневаться нечего. С другой стороны, полторы тысячи динариев, это огромные деньги.
   - Хорошо, я сделаю то, что ты хочешь. - Сашка ухмыльнулся и продолжил идти вдоль реки.
   - Когда ты сможешь продать пять бочек вина?
   - Через три дня. У них будет праздник, пять бочек как раз в самый раз. Пусть ваши люди, господин, подвезут их на мое подворье.
   Сашка кивнул и отвернулся от купца, говоря тем, что разговор закончен. Если бы Фарзас попытался напасть, Орлов без труда бы его зарубил. Но купец не напал, развернулся и пошел проч.
   - Купец! Вино должно быть именно тем, что привезу тебе я, иначе наша сделка отменяется.
   - Я понял, господин. Будьте уверены, на меня можно положиться.
   Фарзас ушел, а Сашка так и остался стоять у реки. Дорого ему обошелся этот купец, но одними угрозами такого человека служить не заставишь. Так безопасней, ведь от того как выполнит свою часть плана купец, зависит, успех предстоящего штурма крепости. Тем более, что платить будет не Орлов а сам Децебал.

..........

   Вино, Сашка выделил кельтам не от широкой и доброй души, а от необходимости. Как доложили разведчики, в крепости сидит большой отряд, раза в два больше чем у Орлова. Так что даже если удастся забраться на скалу и ударить с тылу, все равно потери будут огромны. Потому была придумана хитрость. Удалось разузнать, что некий купец возит товары в крепость, а что это значит? А значит это то, что в крепость можно доставить все что угодно. Даки об этом никогда бы не задумались, но Александр неплохо знавший историю войн и мыслящий совершенно по иному, решил этим воспользоваться. Требовалось крепкое снотворное и несколько бочек вина. Снотворное должно быть "хитрое", действовать не сразу, вроде как напился и уснул. Можно конечно и яд, но зачем позря губить людей, если их можно продать. Вино купили у местного купца, плохонькое, зато дешевое. Маловероятно, чтобы дикие кельты разбирались в винах. А вот снотворное, такое как надо ни у кого не было. Мед с Медвежонком обежали всех лекарок в городе, но дурман травы либо вообще не было, либо была, которая действует сразу, да и со спиртным снотворное не сочетается. Может быть побочный эффект, травонуться воины.
   Билис подсказал Сашке, что царевна Меда училась у старой бабушки Сафоксы. Саму лекарку с огнем не сыщешь, живет где-то в лесах, пару раз ее видели у Сармизигентузы, но искать бесполезно. Проще у Меды зелье попросить, что Орлов решил и сделать. Меда оказалась дома, устроилась под высоким деревом, старательно вырисовывая буквы. Девушка была просто красавица. Тело стройное, бедра округлые, грудка высокая, кожа бронзовая, личико как у ангела. Прямые, длинные черные волосы и такого же цвета большие глаза, обрамленные пушистыми ресницами. Не девушка, сказка. Подчерк у Меды был красивый, каллиграфический, а писала она на латыни. Сашка подошел к дереву и встал напротив царевны, напрочь загородив солнечный свет. Меда подняла головку и недовольно сморщила носик.
   - Ты мне мешаешь.
   - Я думал ты всегда мне рада, - Сашка улыбнулся и попытался заглянуть в письмо. - Ты хочешь, чтобы я ушел? Я уйду.
   Девушка поднялась, подошла к Орлову и, взяв его за плечи "отодвинула" в сторону.
   - Ты обижаешься как девчонка. Ты просто загораживал свет, я не хотела тебя прогонять.
   - Я знаю, - Сашка расплылся в довольной улыбке.
   Когда Орлов был рядом с царевной, дурацкая улыбка вообще не сходила с его лица. Со стороны вроде как сам себе улыбается. Сумасшедший!
   - Если знаешь, зачем спрашиваешь? - царевна сложила ручки на груди и гордо выпятила подбородок.
   Какая же она красавица, а когда сердиться, так вообще загляденье. Сашка с трудом сдержал себя, чтобы не сгрести в охапку эту хрупкую девочку.
   - Не сердись, мне нравиться тебя дразнить. Ты такая горячая...
   Девушка опустила глаза, залившись румянцем. Правильно говорит: молодая, горячая, созревшая женщина, в самом соку. Оба одного и того же хотят, только царевна воспитана по другому, потому до свадьбы не ни. Она же не обычная девка, а дочь царя. Положение обязывает.
   - Не дразни меня, а то обижусь. Нехорошо такие слова чужой женщине говорить.
   - Ты разве чужая? Тебя что хотят выдать замуж? Никому тебя не отдам!
   - Нет, что ты! Никто меня не выдаст, пока сама не захочу. Я отцу принадлежу. А ты, правда, меня никому не отдашь? - Глаза девушки загорелись веселым огоньком.
   Ух, сколько же в этой девочке жизни! Огонь, а ни девчонка.
   - Правда, никому-никому!
   - А вот и не правда.
   - Почему это? Ты считаешь, что я лгу? - Удивился Сашка.
   Бросаться такими словами в здешнем обществе было не принято. Даже женщину можно вызвать не перекресток и спросить за обиду. Биться, конечно, она будет не сама, а поединщик, но если тот проиграет, то вергельд будет платить сама женщина.
   - Нет, ты не лжешь, но и не говоришь правду. Потому что правду ты сам не знаешь. Как ты можешь никому не отдавать то, что тебе не принадлежит? Ты сможешь исполнить обещание, только если я сама тебе позволю.
   Сашка придвинулся ближе, положив правую руку на талию девушки, наклонился к самому лицу красавицы. Их губы оказались совсем рядом. Александр чувствовал дыхание Меды, а та чувствовала желание Орлова. От сына Юпитера за версту тянуло зверем. Еще чуть-чуть и оба вспыхнут...
   - А ты позволишь? - с придыханием выдавил Александр.
   Меда потянула, еще немного справляясь со своими чувствами. Голова кружилась, как осиный улей, сбитый с забора. Так не хотелось отходить от красавца мужчины.
   - Нет. - Меда отскочила и засмеялась. - Я подумаю.
   Сашка подошел к дубу и прижался щекой к прохладной коре. Каким же глупым он становиться при виде этой женщины. От нее пьянеешь как от дорого вина. Сначала трезвый, а потом бац и уже в постели. Совсем забыл, зачем пришел. Хотя, даже бы, если не нужно ему было это зелье, все равно бы пришел. "Ты позови и я приду, Я пройду сквозь злые ночи, чтобы путь мне не пророчил" В общем как в песне.
   - Ты писала письмо? На латыни?
   - Ты думал я дикарка, которая не умеет писать? У меня было много учителей. Латынь не единственный язык, которым я владею.
   - Что ты, я так не думал. Кому ты писала, если не секрет. Не думаю, что так много даков умеют читать на языке цезарей.
   - Твоему брату, Сергею, - с вызовом бросила девушка.
   - Сергею? - Сашка немного удивился. - Не знал, что вы дружны. И давно вы переписываетесь?
   - С тех пор как он уехал в Империю. С ним приятно общаться. Слова его мудры, нежны, он хороший собеседник.
   - Да, мой брат может заболтать любую девушку.
   - Ты не прав. Он хороший, просто сам не знает этого. Я знаю, когда люди говорят правду, он мне ни разу не лгал.
   - Вот бы мне так, хотя бы раз сказал правду. Но ты права. Он хороший парень. Как он там?
   - Хорошо, ему там нравиться. Я тоже хотела бы побывать в Империи. Там красиво, там люди...
   - Там развращенная цивилизация. Предательство, похоть, нищета соседствует с роскошью. Люди красивы, а внутри гнилые. Не то это место куда нужно стремиться.
   - Откуда ты знаешь? Ты разве там был? - Обиделась девушка.
   - Нет, не был. Но там, откуда пришел я именно так. Мы стали такими же, как и римляне. Уверяю тебя, я знаю, о чем говорю.
   - Но ведь и там есть хорошие люди. Ты же хороший и Сергей тоже. Значит и там есть хорошие.
   Сашка улыбнулся девушке и сел под дерево.
   - Конечно, и там есть честные и порядочные мужи, но плохих больше. Даже во мне много нехорошего и мою душу успел подъесть червь цивилизации. Общество потребителей, блин.
   - Я тебя не понимаю. Ты сложный. Со мной добрый и ласковый, а внутри хищник, готовый к броску. Вот и сейчас сидишь под деревом, говоришь со мной о всяких пустяках, а пришел ведь не за этим. В голове у тебя как людей побольше убить. Чувствую что нужно тебе что-то от меня.
   - Значит я все же плохой? - усмехнулся Сашка.
   - Нет, не плохой, ты разный. Ты воином рожден, и удел твой убивать. Ничего хорошего в этом нет, но судьбу не выбирают, ты такой, какой есть. В тебе есть и другие черты. Ты добрый, я знаю.
   Сашка задумался. Не права Меда. Это у здешних ребят выбора не было, либо сам убей, либо тебя убьют. А Орлов стал воином по собственному желанию и ему это нравиться. Не убивать, конечно, хотя некоторых ублюдков очень даже приятно прикончить, а побеждать. Всех, всегда и везде. В этом Меда права, Сашка рожден таким.
   - Ты права. Во всем права. И на счет меня и на счет того, зачем я пришел. Только я бы все равно к тебе пришел, даже бы, если дела не было. Не могу без тебя.
   Меда опять смутилась. Если бы он не пришел, она бы сама прибежала. Сердце так и колотиться в груди.
   - Какое у тебя дело?
   - Мне нужно зелье, чтобы от него в сон клонило, но не сразу, а со временем.
   - Зачем тебе оно?
   - Хочу кельтам гостинец преподнести, - улыбнулся Сашка.
   - Если убить их хочешь, то не дам. Я чужой смерти не хочу, и участвовать в этом не буду.
   - Они же твой народ убивают. Ты никогда не видела диких кельтов? Я видел! Видел, как они режут мужчин, насилуют женщин. Уверяю тебя, неприятное зрелище.
   - Все равно не дам. Боги нас рассудят.
   - Ну, хорошо, я не буду их убивать, по крайней мере, тех, кто не будет сопротивляться. Если они будут все спать, я их просто свяжу. Как тебе такое предложение?
   - Если поклянешься, что сонных убивать не будешь, то дам, - гордо молвила царевна.
   Сейчас она была такой величественной, уверенной в себе. Настоящий лебедь, царица. Приказала бы Сашке в огонь прыгнуть, и прыгнул бы, не задумываясь. Вот что с человеком любовь делает. Болезнь, одним словом. Сильное психическое расстройство. Сашка ушел от царевны только после ужина, остался на трапезу у Децебала. Красавица Меда, угощала молодого полубога. Можно сказать прямо с ручки кормила. Адиоциний, названный брат, был на охоте, так что этого не видел, а то бы мог озвереть. Децебал же к вниманию своей дочери к сыну Юпитера относился благосклонно. Если нравиться, пусть берет. Снотворное зелье к подворью Билиса доставили только к вечеру. Тут же залили в бочки, размешали, как следует и, пронумеровав, отправили к Фарзасу. Первая часть плана была подготовлена. Теперь Орлов перешел к следующей части.

..........

   Не соврал кельт охотник, скала и правда оказалась высока, сложно по такой подниматься. Сашка со своей сотней воинов расположился у подножия горы. Отвесная стена, если с близи смотреть, конца и края не видно. Крупных расщелин мало, самая крупная где-то на середине подъема. Там можно закрепиться и передохнуть. Ничего заберемся как-нибудь. К тому же на вершине виднелось крепкое деревце, за которое можно зацепиться. Проложить дорожку наверх, а уж остальные по веревочным лестницам заберутся. Сам Орлов лесть не рискнул, нашел местного горца. Тот сначала лезть отказался, сказал никто не сможет, но Сашка ему втолковал, как можно подняться. Парень сразу же начал забивать в щели костыли, продевая через кольца веревку. Изобретение костылей и ледокола Сашка присвоил себе. Горец похвалил, только сын бога мог изобрести такое. Хотя если подумать все гениальное просто. Если бы не это, то сорвался бы горец в самом начале пути, а так ничего. Повисел камнем, раскачался, прижался к скале и дальше полез. Теперь горец был больше похож на ящерицу чем на человека, понял, что веревка удержит, не таясь полез. Полпути прошел, можно даже сказать быстро, да только добрался до расщелины, закрепился, а дальше никак. Козырек мешает, да и скала дальше ровная, вообще щелей нет. Одному горцу не пройти, пришлось Сашке лезть. По протоптанной дорожке Орлов мигом долетел до расщелины, а дальше уперся в спину горца. Что делать в такой ситуации Александр знал, видел, как делают профессионалы. Вбил в расщелину костыль, закрепился, забрался на спину бедному напарнику и ледоколом начал выбивать в козырьке отверстие. Дальше шло по плану. Делаешь углубление, вбиваешь в него страховку и, используя костыль, как опору лезешь дальше. Перевалив через выступ ползти стало проще, Сашка расслабился и чуть не поплатился за это жизнью. Пробил щель, подтянулся, чтобы вбить костыль, а тут шип из-под ноги как выскочит и Александр сорвался. Два страховых клина не выдержали такую тушу, и Орлов чуть не ухнул вниз, но горец вовремя ухватил его за шиворот. Рубашка треснула, но сдюжила, а вот бедный спаситель чуть не лопнул от натуга. Весь покраснел, вены выперли, слюна изо рта брызжет. Сашка все же очухался, ухватился за веревку и прижался к скале. Дальше лезли в тандеме, один страховал, другой клинья вбивал. Страховал Орлов, горцу такую тушу не поднять. Как хоть удержал, даже странно. Часть пути прошли по веревке, набросили петлю на небольшое деревце, выступавшее из скалы и, отталкиваясь от камня, залезли наверх. Подъем занял часов пять, специалист залез бы раза в два быстрее, но и так нормально. Время час дня, как раз до вечера все успеем. Дальше закрепили клинья на вершине, к ним лестницы привязали и к дереву несколько веревок с узлами. Вся дружина полезла наверх. Вскарабкались быстро, все как по часам. Устроились на тропе, Рахнара вниз к крепости послали разведать. С ним пошел весь молодняк и Мед с Медвежонком в их числе. Нужно ребятам опыта набираться, а там эксцессов не предвидеться, все нормально должно быть. Так и получилось, ждать пришлось не долго, Фарзас обещание сдержал, бочки подвез в срок. Кельты открыли ворота, завезли вино, а взамен нагрузили восемь повозок с рудой. Купец уехал.
   Вот бы мне эту руду получить, - подумал Орлов, - я бы с нее столько железа взял, что всю дружину в шелка одел.
   Разведчики доложили, что в крепости начался праздник. Все пора. Сашка отдал приказ выдвигаться вниз по тропе. Изнутри крепость оказалась так себе. Три больших дома, конюшня, амбар, у обрыва каменная вышка метров пятнадцать. На вышке дежурит воин, трезвый. А это плохо, подаст сигнал, и прибегут из долины кельты. А там их столько, что если ударят, вмиг дружину Орлова перебьют. Вперед выслали разведчиков по трое. Главная цель башня со сторожем, за ним пошел Рахнар. Прокрался вдоль тропы по кустам, прошел по небольшой рощице и вдоль забора подошел к самой башне. Сторож жевал какую-то краюху. Нельзя часовому на посту ни пить, ни есть. Хотя, какая разница. Так хоть пожевал напоследок. Рахнар вскинул лук, наложил стрелу, зацепил кольцом тетиву и бам. Ушла смерть. Кельт не упал картинно вниз. Мощи стрелы вполне хватило, чтобы отбросить стражника назад. Мужчина закатился под зубчатку и затих. В тройке с Рахнаром шли Мед с Медвежонком. Эти неразлучная компания, лучшие друзья. Ни опыта, ни высокого умения у ребят нет, но за то время что было, Сашка успел их кое-чему научить, да и от других нахватались. Быстро открыли дверь в башню и ворвались внутрь. Неправильно сделали. Окажись там даже трое воинов и конец ребятам, но им повезло. Двое кельтов сидели за столом и играли в кости. Один вообще сидел спиной, а другой жевал окорок. С набитым ртом много не покричишь, да и оружие далеко, на лавке. Тот, который ел, сразу схватил стрелу от Медвежонка. С такого расстояния не увернешься. А вот второй успел развернуться и схватиться за нож. От летящего в него топора мужик увернулся, бросился под ноги, норовя пырнуть снизу, да только Медвежонок выстрелил раньше. Стрела ударила в шею и пробила навылет. Кельт упал на земляной пол и тихо забулькал. Больше в башне никого не оказалось. Рахнар отругал парней за глупость. Не так настоящий воин поступает. Живы они только потому, что повезло, хотя и это не мало. Для воина вся жизнь одно везенье, но в другой раз мажет не повезти.
   С остальными разобрались тихо, по-быстрому. На стене оказалось всего трое часовых, срубили их стрелами, всех разом. Двое у костра услышали шум, вскочили, а тут из тени выскочили четверо матерых воинов. Хвать сзади левой за пасть, а правой удар в сердце. Сашка с воинами спустился по тропе. Шли не таясь, собирались не резать, а вязать. Кельты валялись, кто где. Кто у костров, кто под навесом, в избах прямо за столами, под лавками. Сашка отдал приказ, и воины ловко бросились вязать сонных варваров. Им повезло, для Орлова возможность получить серебро за пленных, гораздо важнее жажды кровопускания. К тому же слово Меде дал, а для Александра данное слово не пустой звук. Пока вязали сонных горцев, из избы послышался грохот. Сашка уже научился распознавать просто шум и шум боя. Там шел бой. Из избы вылетел человек, только по кольчуге удалось понять, что это свой. Кажется, ранили, но живой. В след за дружинником выскочил здоровый лохматый горец. Прямо обезьяна какая-то. В руках фалькаста длинная, видно у даков купил. Опрокинул зазевавшегося отрока, рассек щит, пытавшего прикрыть молодого парня воина и бросился прямо на сына Юпитера. Не повезло кельту. Сашка пропустил его мимо себя, на уходе обнажил меч и ударил. Не попал, горец оказался проворен, развернулся как волк, заметив обнаглевшего пса и кинулся. Град ударов посыпался, как из рога изобилия. Сашка перехватил меч в две руки, отмахиваясь от настырного кельта. Отбивать удары было легко, меч Орлова длиннее и тяжелее. Фалькаста горца отлетала от ударов полуторного меча, как шарики от теннисной ракетки. Да и ловкости с силой у Александра раза в два больше. Проверять, кто выносливее Сашка не стал. Переместился вправо, парировал прилетевший слева клинок, и с шагом вперед, спустил меч вдоль жала фалькасты. Горец вовремя понял, чем это грозит. Руки то всего две, не хочется их лишаться. Да только уже было поздно. Кельт отскочил назад, но не достаточно далеко (проводя прием Сашка сблизил дистанцию), меч Орлова не встретив сопротивления в виде руки, пошел вверх и угодил прямо под мышку. Вжик, и все, острие на целую ладонь вошло меж ребер. Кельт упал и затих. Молодые даки, из Сашкиной дружины, открыв рот, наблюдали за поединком. Никто не вмешивался, хотя могли прикончить прыгуна в тот же момент как увидели. Луки у всех есть. Но предпочли посмотреть своего вождя в деле. Все остались довольны. Повязав всех кельтов, Сашка открыл ворота. Мог бы и раньше, но решил сразу определиться с добычей. Как только ворота открылись, в них хлынули сотни Диагала. Децебал поручил вождю бастарнов и своему брату Диегу разбить кельтов, когда крепость падет. Сашка свою часть плана выполнил. Все защитники крепости лежали полусонные у самой большой избы. А вот идти дальше Александр не собирался. Ночью по горной дороге, а потом по незнакомому лесу, настоящее самоубийство. Мало ли что там горцы приготовили? К тому же Диег еще не подошел, а без его двух тысяч воинов там делать нечего. Кельтов как минимум тысячи три. С семью сотнями даже врасплох всех не побьешь. Своими соображениями Сашка поделился с Диагалом, но тот отмахнулся, мол, без Диега добычи больше возьмем. Глупость сказал, без брата царя только головы сложим. Орлов никогда не был жадным, вот и сейчас из-за добычи своих людей гробить не собирался. Диагал пошел один, а Сашка разместил своих воинов на ночлег в крепости. До утра еще долго, подойдет Диег, и тогда ударим.
   Воины Диагала без труда преодолели горную дорогу. Даже в темноте они неплохо передвигались по горам, а вот выйдя на лесную дорогу попали. Вся тропа была испещрена ловушками. Передовые наскочили на колья и, оставив десятки трупов, откатились назад. Потом пошли осторожней, да только все равно все не углядишь. Искусны кельты в устройстве засад. Тогда два малых отряда попытались обойти ловушки через лес. Сошли с тропы, да там и пропали. Назад вернулись всего несколько человек, все в крови, исцарапанные. Дальше по дороге пошли. Взяли повозку и покатили ее перед собой. Так и катили, пока она не провалилась в яму с кольями. Тяжко по такой дороге идти, но воинов ловушками не остановить. Прорвались и устремились в долину, как стая волков. Ударили сразу с трех сторон. Кельты жили в трех деревнях вдоль реки. Диагал наскочил на самую большую, где жил вождь, носивший рога власти. Ударил славно, дома покрытые соломой запылали как керосин. Улицы и дворы сразу наполнились трупами, даки резали всех в подряд, не разбирая, мужчины ли перед ними или женщины. Все шло как по маслу, пока дело не дошло до подворья вождя. Дом был обнесен трехметровым частоколом. Через такой сходу не залезешь, и ворота закрыты. Ударили и отскочили, из дома и из-за частокола полетел град дротиков и камней. Чтобы взять даже такие слабые укрепления как дом вождя, одних мечей и топоров мало. Дружинники нашли где-то бревно и принялись долбить в ворота. Еще несколько взялись за топоры и начали рубить основания петель, остальные распределились вокруг дома и стали прикрывать штурмующих стрелами. Теперь редкий кельт успевал метнуть дротик, сразу получал стрелу. Пока даки расправлялись с воротами, из-за холма показалась толпа горцев. Уже все оружные. Ударили с ходу. Меж горящих домов завязалась настоящая мясорубка. Ближний бой был именно тем, к чему привыкли даки. Здесь они чувствовали себя как рыбы в воде. К тому же Диагалу служили воины со стажем, настоящие охотники за головами. Но кельтов было раза в два больше, к тому же и они как отделить душу от тела знали не понаслышке. Половина из них тоже были опытными воинами, не такими хорошими как даки, но тоже ничего. Воздух заполнили крики, стоны, гам, лязг железа. Не смотря на подмогу врагу, даки ворвались во двор к вождю и перебили всех. Да только рогатого кельта там не оказалось. Предводитель горцев уехал утром к своему родичу в соседнюю деревню, да так и не вернулся.
   Кельты давили долго и упорно, но так и не смогли сломить даков. Вскоре появился и рогатый вождь. Не смотря на то, что горцев было больше, он протрубил отступление. Кельт понял, что если враг здесь, значит крепость пала, нужно собрать все силы чтобы дать отпор. Диагал дальше не повел своих воинов. Александр был прав. Из-за своей жадности бастарн потерял половину своих людей. Золота и серебра в деревне оказалось не так много, чтобы разменять их на половину своих лучших воинов.
   Диег подошел на рассвете. Две тысячи воев, все в бронях. Кто в кольчугах, кто в римских лориках, в кожанных мускульных, в чешуйчатых латах. В отличие от других даков, воины брата царя боевым железом не брезговали. В боях с римлянами поняли, что одного свирепого нрава мало чтобы побить железные легионы. При прочих равных условия победит тот на ком бронь. Глупо это не понимать. Сашка встретил Диега как лучшего друга, все же врагами они никогда не были. Раньше была некоторая неприязнь, но после совета все прошло. Дак признал Орлова как "равного", по крайней мере, внешне все выглядело именно так. На дворе, у главной избы накрыли большой стол, набили дичи и преподнесли ее Диегу. Тот оценил, сходу бросать своих людей в бой не стал, выслушал, что скажет Орлов. Сашка же загодя послал Рахнара с Мезой разведать, что происходить в долине. Кельты собрали все свое добро и ушли за реку. Вплавь нигде не перейдешь, речка горная, быстрая, да и камней острых хватает. А если на другой стороне враг, тогда точно смерть. Перейти можно только по одному мосту, но он узкий, а на другой стороне враг. Диег задумался, штурмовать мост можно долго, да и людей много потеряешь, можно конечно подождать пока у кельтов припасы закончатся, но за такое Децебал не похвалит. Главный враг сейчас анты и готы, а не эти жалкие горцы. Нельзя зря силы тратить. Нашелся опять Орлов, его хитроумный разум мыслит не стандартно, к тому же в истории войн все было, и все это Сашка читал. Но одно дело в книгах, другое в жизни. Выманить кельтов на бой можно, но сложно. Во-первых, нужно показать, что мы не так уж сильны, но и в этом перебарщивать нельзя. Могут не поверить. Вывести в долину тысячи полторы, зато всех бронных, чтоб кельты поверили. Во вторых нужно разграбить и сжечь деревни, прямо на глазах у горцев. Если у кельтов есть мало-мальски знакомый с воинским делом вождь, то он обязательно ударит по толпе разбойников. Все знают, что во время грабежа воинов можно брать тепленькими. Для полной уверенности у моста нужно поставить малый заслон, чтобы все выглядело натурально. А самое главное, подтащить к реке местных идолов и сжечь на глазах у вождя. Тогда точно не удержится, ударит. Он ведь тоже понимает, что долго ему там не протянуть. Диег посидел, покачал головой, встал, посмотрел в небо, а потом развернулся к Сашке и сказал.
   - Ты Владиморович точно не наш. Вот как ты мог такое придумать? Я всю жизнь воюю, а такое бы не придумал. Конечно, и нам хитрость не чужда, но это настоящее коварство.
   Александр улыбнулся, как хочется брату царя, узнать, откуда появился такой хлопчик. Уж больно странный чужак, может шпион римский? И ведь думает как римлянин и тактику знает, ту которую Цецарь написал. Диегу римские книги тоже читать не чуждо, но он так думать не мог.
   - Это не коварство, это ум. Я же не с неба все беру, мне знания помогают, а их я из книг черпаю. Хотя и с неба кое-что перепадает. К тому же, ты забыл, я же сын бога, а боги все знают. Только для Дакии это во благо. Я же Децебалу присягнул, а значит, мой ум служит общему делу.
   Диег пристально посмотрел на Орлова, пытаясь что-то прочесть в его глазах. Нет, ничего не увидел. В таких глазах много чего можно углядеть, только не то, что нужно. Хитрит чужеземец, а во вранье не уличишь.
   - Сейчас служит, твоя правда. А что потом будет?
   - И потом так же будет. Я лошадей на переправе не меняю. Если ко мне по-доброму, то и я тем же отплачу.
   Диег снова сел и налил Сашке в кружку медовухи. Напоить, что ли решил? Видно о кельтах он совсем забыл. Хотя нет, не забыл. Просто сын Юпитера ему дальше не нужен, как выманить горцев дак уже знает. А вот, правда о происхождении чужака, так и не ведома.
   - А где ты такие книги взял? Может на Востоке, там говорят мудрецов, что эти книги пишут, как звезд на небе.
   Сашка улыбнулся, пригубил слегка из кружки и встал. Незачем позря языком трепать. Нужно дела делать. Орлов был не жадный, но добычу упускать не хотел. Если без него дальше кельтов побьют, то вся добыча Диагалу с Диегом достанется.
   - Нет, не на Востоке. В этом мире эти книги еще не написали. Позже, веков через пятнадцать, долго еще ждать.
   Диег удивился. Через полторы тысячи лет! Это что ж? Чужак и будущее читать умеет? Слыхал Диег о предсказателях, но на столько, никогда.
   - Ты будущее видишь? Можешь сказать, что через пятнадцать веков будет?
   - Могу, только зачем. Не будет в том мире ни даков ни римлян. От того что я знаю тем кто сейчас живет ни тепло ни холодно. Давай лучше с кельтами разберемся, а уж потом я тебе о том что будет расскажу.
   Заинтересовал Орлов брата царя. Уж, каким прожженным политиком был хитрый вождь, но заинтересовался. Природное любопытство никуда не денешь. Оно и к лучшему, теперь хоть можно быть уверенным, что никто в спину не ударит и на смерть не пошлет. Хочется Диегу узнать что будет. Значит, прикроет в нужный момент маленькую дружину Орлова.
   Все сделали, как планировали. В долину к тем трехстам воинам, что были у Диагала, спустилась еще тысяча дружинников Диега. Сашкины остались в лесу, а с ними и все остальные. У Орлова было особое задание. Даки наотрез отказались трогать идола старого бога. Даже Сашкины вои не горели желанием идти на такое дело. Из всех согласились только Мед с Медвежонком, да и то только потому, что считали Юпитера более крутым авторитетом, чем эта деревяшка. Всем понятно, что великий бог солнца защитит своего сына от гнева малого божка, а с ним и двух веселых парней. Сашка никого переубеждать не стал. Ясно дело, он вождь, а значит верховный жрец для своих людей. И старый лозунг: с нами бог! Сработал как нельзя лучше. Сразу подтянулись Рахнар, Меза и еще с десяток матерых воинов. Тут деревяшке сразу наступил большой кердец. Накинули веревки, дружно ухнули и выдернули столб из земли. В деревне уже вовсю кипел праздник. Даки усердно вычищали закрома кельтов. Те в спешке не успели вынести все ценности, а жили горцы богато. За много веков грабежом натаскали столько, что и тысяче воев все не унести. Кельты со злобой смотрели с противоположного берега, как в их домах безобразничают овцы. Именно овцами были даки, для гордых горцев. Спустился с гор, ограбил и ушел. А теперь их грабят. Хотя если подумать и даки были горцами, да и грабить любили не меньше. Сашка со своими людьми, дружно ухая, подтащили идола к реке и начал готовить ему должный трон. Уж что-что, а уйдет старый бог, как настоящий король. По крайней мере, костер будет королевский. Дров натаскали столько, что пламя за версту должно быть видно. Прежде чем запалить, проводник из местных, науськанный Александром, прокричал кельтам все, что о них думал. Сашка даже с этого берега видел, как покраснели рожи горцев. Как бы раньше времени не ударили. А то попадут Орловцы под первый удар и конец всем. С сотней против двух тысяч не повоюешь. А подмога далеко, в лесу. Повезло, не ударили. Видно подумали, что не решаться чужаки бога жечь. А нет! Решились и вспыхнул местный божег, аки трухлявый пень. Аж с треском и искрами до небес. Тут-то как предсказывал Сашка нервы и без того разбитые семейной жизнью не выдержали и вся эта орава, что собралась на противоположном берегу кинулась на мост. Сашка вовремя спохватился и протрубил в рог отступление. Тому заслону, что стоял у моста тоже нужно тикать, к тому же очень быстро. Не все успели, кельты оказались очень злыми. Бежали так, что только пятки сверкали. Налетели на тех кого смогли догнать, изрубили и дальше ломанулись. Получилось так, что войско горцев растянулось от моста до деревни, а это без малого тыща метров. Когда первые налетели на стену щитов, закованных в броню воинов Диега, остальные еще продолжали бежать в ловушку, увлеченные боевым задором. Засадные же силы дождались пока большая часть горцев втянуться в битву и ударили с фланга. Тут-то кельты поняли, что попали в западню. По сигналу рога, который дал Александр, даки которые грабили деревни, перестроились и встретили как надо разъяренных горцев. Диег свою дружину уже давно учил по римскому образцу, так что они и строй знали и бились в нем не хуже чем римляне. Не зря же Диег инструкторов нанимал, а это очень не дешево. Теперь уже даков стало больше чем кельтов и бились они правильно, а горцы кучей. Да и тяжело легкому пехотинцу против бронного биться. Смерть одного дака стоила двух десятков кельтов. Почуяли горняки, что их бьют и кинулись обратно к мосту, да только уже поздно. С противоположной стороны моста Сашка со своими воинами встал. Издали начали закидывать деморализованную толпу стрелами, а как зашел первый кельт на мост, так в него градом полетели дротики. Сашка сам стоял в первом ряду. Точнее в начале толпы. Его-то вои строя не знают. Александр метнул оба дротика, толпа поглотила, и вовремя успел прикрыться щитом. В него сразу ударило три топора, дерево рассекло, но руку не повредило, повезло. Сашка скинул, ставший бесполезным щит и успел вытащить меч. Первый кельт сам наскочил на клинок. Сложно биться, когда тебя в спину толкают свои. А горцев толкали, задние, как можно скорее хотели убежать от строя даков, неотвратимо идущего следом. От этого давка на мосту где разом могут пройти не более двух человек, началась такая, что половина народа сама полетела в воду. А остальные, полупридушенные устремились на мечи дружинников Орлова. Сашкины вои, что стояли по флангам безнаказанно расстреливали из луков, скопившихся на мосту кельтов. Даже быстрая река не успевала уносить трупы людей и смывать кровь. Те же, что падали в воду еще живыми разбивались о острые камни. Сашка же рубил от души. Никакой техники, как дрова. Справа, слева, укол вперед. Из-за спины ему помогали копьями, прикрывая своего вождя. Слева Меза, щитом отводил удары от Александра, справа Рахнар косил все, что попадалось под руку. Его фалькаста погнулась, и тогда скифу пришлось взяться за топор. Правда, от этого кельтам лучше не стало. Топором, бывший сотник орудовал ничуть не хуже. Вскоре подошел строй Диега, справа ударили орхаровцы Диагала. Теперь каждый дротик, каждая стрела, пушенная в толпу кельтов, находила свою жертву. Горцы не знали куда деваться, и там смерть и тут. Те, что были ближе к Диагалу, бросились бежать вдоль реки, туда, где еще не было врага. Бежали ясно дело по своим. Атака на мосту полностью захлебнулась. Кельты уже даже не старались лезть вперед через груды тел, а сами прыгали в воду. Там хотя бы есть шанс, не найдешь острый камень и с течением справишься. Хотя, вряд ли. Бойня закончилась к полудню. Пленных не брали, да они и не просились. Кричали громко, многие плакали, но оружие не бросали. Всех побили. Больше всего кельты потеряли людей в давке, сами своих потоптали больше чем оружие даков. У Сашки всего трое легко раненных. У Диега человек тридцать и троих убили. Диагал потерял всех больше. От его дружины за два дня осталось меньше половины. Вот такой размен получился. Дальше принялись искать женщин и детей с остальным добром. Нашли быстро. Те как овцы сидели за горой и ждали своей участи. Резать никого не стали и насильничать тоже. Добычу нужно прежде разделить, а уж потом можно над ней покуражиться. Сашка всем этим не занимался, дремал в маленькой рощице под присмотром Медвежонка. Тому тоже хотелось пограбить, но удержался. Кто-то же должен сон вождя беречь. Орлов за два часа боя умаялся. Никогда он прежде не видел такой сечи. Своей рукой убил столько, что на двадцать пожизненных сроков хватит, а меч так и не затупился.
   Разбудил Сашку Мед. Сказал, что Диагал наших обижает. Они там добро делят, а нам малую часть и самую плохую. Орлову это ясное, дело не понравилось. Он крепость взял, план придумал, не дал кельтам за реку отойти, а его кинуть хотят. Шиш им, а не варенье с булкой. Сашка влетел в деревню, аки тур, завидев корову. Пленные девки с дитятями от него как ошпаренные шарахались, а воины расступались почтительно. Все знали, кому обязаны такой легкой победе, а главное огромной добыче. Диег с Диагалом стояли у огромной кучи добра. Там же был Гром, один из дружинников Орлова, с ним Меза. Рахнар куда-то пропал. Сашка подошел к вождям и холодным взглядом обвел союзников.
   - Кто-то моего человека обижает? Нехорошо, не по правде это.
   Диег отошел немного в сторону, мол, я тут не причем. Вон Диагал, с ним все и решай.
   - Наглые больно у тебя люди. Ты сколько воев потерял? И сколько у тебя их было? Было мало, а потерял ни одного! А хотят треть добычи. Думать нужно, что говоришь, - уверенный в своей правоте изрек Диагал.
   Сашка насупился. И как же они решили делить его добычу?
   - Да мало у меня людей и не потерял я никого, да только это говорит о моей удаче, а не о том, что моя доля должна быть меньше. Если бы ни я, вас бы вообще тут не было. Так что, сколько у меня воев не в счет, мало, зато сделали больше всех. Вот что ты Диагал сделал, я не знаю?
   Вождь бастарнов бросил гневный взгляд на своего протеже. Пожалел уже, что не сделал его тогда рабом или хотя бы кровь пустил. Как смеет этот щенок сомневаться в его заслугах?
   - Я всю ночь кельтов бил. Всю деревню сжег и заставил их за реку уйти.
   Сашка рассмеялся.
   - Да уж, удружил. Рабов побил, и врагу дал уйти за реку, где его не достать было. Если бы не ты, мы бы их с утра тепленькими взяли, тогда бы ты ни одного воина не потерял. Их твоя жадность погубила.
   Бастарн не сдержался, схватился за меч, да только вытащить его не успел. Кривой кинжал уперся в горло, а Сашкина довольная рожа возникла прямо у его глаз. Охрана Диагала выхватила оружие, но если что-то случиться, то никто не успеет.
   - Только дернись и ты покойник. Зарежу как свинью, - прошептал Орлов.
   Диег с некоторым злорадством наблюдал за происходящим. Любо ему когда заносчивого бастарна окунают в дерьмо. А его окунули самым, что ни есть лучшим способом. Теперь долго вонять будет. Но доводить дело до драки глупо. У Диагала воинов больше и если что, они побьют дружину чужака, а Диег так и не узнает что будет через полторы тысячи лет. Да и пригодиться еще ум чужака.
   - Хватит. Мы вместе пили из одной братины, били общего врага, не гоже нам из-за злата ссориться. Кто кровь братскую прольет, того Децебал накажет.
   Диагал зыркнул злым взглядом на брата царя, но рукоять меча отпустил. Сашка тоже кинжал убрал. Он, в общем-то, и не собирался резать вождя. Просто припугнуть, чтоб не забывал с кем говорит.
   - Нечего спорить у кого заслуг больше. Бились все, и делить будем на всех. Вождей среди нас всего трое, вои же наши всего лишь шуйцы. Если у одного человека три руки, а у другого две, это же не значит что тому, у кого их две добыча полагается меньше. Так и тут. Делить нужно на три части, между вождями, а уж мы в свою очередь наградим своих воинов, как полагается.
   Диагал даже чуть дар речи не потерял. Это значит, его трем сотням дадут столько же, сколько сотне Орлова. Не порядок.
   - Это что ж за обычай такой? Всегда в походы ходили и делили добычу по числу воев, а тут такое, - продолжал возмущаться Диагал.
   - А ты с кем в походы ходил? С тобой, поди, всегда старший вождь был? Если бы с нами Децебал был, то поделили бы добычу, как ты сказал, потому что вся добыча была бы его, а нам бы полагались доли. Вождю обычно десятая. А так мы все равны, и добычу нужно делить на три равные доли.
   Хорошая, правда у этого народа, - подумал Сашка. В общем-то, и правильная. Какая разница сколько у тебя воев? Для победы главное не это. Без него бы и через год и через два кельты тут сидели. Даже спорить не о чем. А мы тут стоим и писюнами меряемся. В общем, поделили все по-братски. Три огромных горы добра, только делить придется не на равные доли. Кроме материальных ценностей взяли аж шесть тысяч единиц живого товара и скота столько же. И чем такую прорву народа кормить? Это ж на Сашкину большую сотню дружинников приходиться две тысячи рабов. Хорошо хоть по большей части бабы да дети, а то бунта не избежать. Кроме того Сашке досталось все что он взял в крепости. Это тоже по правде. Там бились только его люди. Диагалу же перепало добро из первой деревни. Хоть чем-то утешился. Разделить добро Сашка решил прямо при дружинниках Диега и Диагала. Взял себе десять долей, мог бы все себе забрать. Это тоже было бы по правде, только после этого от него все воины ушли бы. Выделил тройные доли особо отличившимся: среди них были Рахнар, Меза, Гром, что спорил с Диагалалом (за это и получил) и Медвежонок (за то, что прикрыл Сашку от дротика). Остальное поделил на равные доли и разделил меж остальных воев. Его воины враз разбогатели. А остальные стояли и смотрели с завистью на своих более удачливых собратьев. Повезло им с таким вождем. Пленных согнали вместе со скотом в загон. Диег оставил часть своих воинов присмотреть за рабами. Скоро приедет купец Деций и тогда увезет пленных в Империю, там их проще продать. Часть, правда, Диег взял с собой (самых красивых девок), часть его люди прямо здесь попользовали, причем выглядело это, как самое жесткое порно. Сашку чуть не стошнило. Да и его даки вели себя ничуть не лучше. Использовали свою долю добычи по прямому назначению, а какое может быть назначение у пленной женщины? Орлов мог бы приказать прекратить насилие, но не стал. Не такой у него сейчас авторитет, чтобы учить людей, как обращаться со своим имуществом. Хотя, если бы приказал, то никто бы не осмелился ослушаться. Сейчас его любили все. А кумира обижать нельзя, а то лишит тебя благосклонности и больше золота не будет.
   Диагал же все свое добро вместе с рабами и скотиной увел. К тому же обиду на Орлова затаил. Мало ему показалось его доли. Ну, ничего, решил вождь, мы еще сочтемся. И за то, что в дружину ко мне не пошел, и зато, что оскорбил и зато что добычу украл. Вот так и закончилась дружба.
   Сашка своих воинов оставил в крепости. У загона посадил большой десяток, чтоб присматривали за людьми Диега. Мало ли что? А сам с десятком молодых отправил осматривать долину. Брали же кельты где-то железную руду? Долго искать не пришлось. К северу за рекой вся гора оказалась грязно рыжего цвета. Вся скала сплошная магнитная аномалия. Здесь железа Сашке на всю жизнь хватит. И река быстрая есть, леса вверх по течению много. Здесь можно такое производство организовать! Ох, какие горизонты открываются. С этими мыслями Сашка пустился в путь в Сармизигентузу. Орлов помнил, что пообещал Децебал, получив меч в подарок. "Если что понравилось тебе, бери не раздумывая. Оно уже твое". Ну, вот и возьмет Сашка эту долину. Кому она нужна? Земля там хорошая, но мало. Золота и серебра нет, а в чистой руде даки не шарят. Им крица нужна. Так что отдаст Децебал долину, даже еще чем-нибудь наградит. Решит что мало такого подарка сыну Юпитера за божественный клинок и верную службу. Деньги сейчас Александру не помешают. Нужно жилье обустраивать, дружину перевооружать. Много всего нужно...

..........

   Сашка прибыл в Сармизигинтузу через два дня. С собой взял сборный десяток, своих любимчиков. Сразу идти к царю не стал, заглянул на подворье к Билису. Скиф учил молодых внуков бить копьем. Это он хорошо придумал, пополнение Орлову не помешает. Старик встретил радушно, пол его рода присягнуло Сашке. Сели за стол, поели чинно, как подобает. Потом Рахнар рассказал, как побили кельтов. Билис остался доволен, слушал, поддакивал. В конце похлопал Сашку по плечу и изрек.
   - Эк, ты умный! Хорошо придумал. Я бы так не смог. Столько добычи взял и не одного воя не потерял. Как подрастут мои, всех тебе отдам и сам пойду. Возьмешь?
   Сашка улыбнулся радушно и обнял старика за плечо.
   - Конечно, возьму. Хоть сейчас приходи, да еще и одарю тем, что есть. Ты мне много добра сделал, а я такое не забываю.
   Билис покачал головой и отпил из кружки зимнего пива. Сашка его любил, почти такое же, как из нашего времени.
   - Нет, сейчас не пойду. Нужно детей подучить, негоже в дружину неумех брать. Ты и так десяток отроков взял. Уважил. Ты лучше, вот что мне скажи: ты, что с пленными делать будешь?
   - Я? - Сашка даже удивился. - А что с ними делать? Продам как все. Пусть Деций их в Империю везет.
   - Не а, лучше мне отдай. Больше пользы будет.
   Сашка задумался. Странно для Билиса так добро выпрашивать. Не в его это стиле. Видно какая-то мыслишка интересная у старика.
   - Зачем тебе столько рабов? Год засушливый был, кормить их нечем, мужчины все вои, рабов настоящих мало. Лишние хлопоты, да и только.
   Билис поскреб бороду, подумал, что жалко Орлову добычу, нужно как-то уговорить.
   - Если не хочешь так отдавать, давай я тебе внучку младшей жонкой дам? Она красивая, молода еще, но женой доброй будет. У нее характер сильный, такие женщины крепких сыновей родят.
   Сашка отмахнулся рукой, мол, не о том говоришь.
   - Да, нет! Не жалко мне. Из полона пять десятков мне полагаются, если хочешь, всех отдам. Ты только скажи, что с ними делать будешь?
   Тут дак закачал головой. Конечно, расскажет, ему же не только рабы нужны, но и серебришко пригодилось бы.
   - На землю посадить хочу. Пахотных участков много, а обрабатывать некому. Мои внуки на место того чтобы воинскую славу искать, землю ковыряют. Негоже это.
   - Ну, с этим я и так помогу. Я твоему роду обязан. За каждого воина серебром заплачу, чтобы родичи его не бедствовали.
   - Деньги бы пригодились...Дом обустроить, приданное собрать, да и на прокором не мало нужно. А люди все равно нужны.
   Сашка нахмурился. Совсем обнаглел Билис. Ему и рабов подавай и серебро отсыпь.
   - Серебро хоть прямо сейчас дам, а вот рабов позже. Мне еще дом обустраивать надо, мастерскую. Рабочие руки нужны. А как все сделаю, всех к тебе отправлю, мне дикари ни к чему. Скоро зима, тебе же они весной понадобятся.
   - Верно, говоришь. Так и поступим. Тебе кстати от этого тоже прибыток. Если у тебя много людей на земле, то ты уже не просто вольный вождь, а считай племенной. А у племенного уже другой вес на совете и воинов есть откуда брать. У твоего сына собственная дружина будет из детских. Осталось только сына сделать, - Билис подмигнул Орлову и пригубил из кружки. - Даная пойди сюда.
   В комнату заскочила молодая симпатичная девчушка. Волосы золотистые, глазки как небо голубое, а талия просто осиная. Рядом с гигантом Александром, она вообще бы смотрелась как дюймовочка. Одна проблема, на вид этой девочке лет пятнадцать. А Сашка на малолеток никогда не засматривался. И даже не потому, что она маленькая. В здешнем обществе это вполне зрелый возраст для замужества. Да и в наше время, в пятнадцать половина девочек девственности лишаются. А потому что нет еще у этих девушек в голове ничего. Глупые они и в постели закрытые. С ними мороки больше чем наслаждения. Это для местных обкатать девственницу самый смак, а для Орлова тяжкая работа. Девочка встала в сторонке, но так и коситься заводными глазками на Сашку. Глазищи бесовские. Такие не у молоденьких девочек бывают, а у застоявшихся кобылок. Сразу видно, огонь девчонка.
   - Ну, что нравиться тебе моя внучка. Мать у нее гречанка. Девчонка на греческом вразумеет, готовит хорошо. Вот то пивко, что ты сейчас пьешь, она приготовила. Возьми ее младшей жонкой, не пожалеешь. Считай, скрепишь союз наших родов. Нам всем от этого только прибыток. И приданное за нее дам. Посмотри, какие у нее бедра, загляденье, подрастет так вообще от ее мокренького места не отойдешь. А каких сыновей родит!
   Сашка присмотрелся повнимательней. Лицо еще немного детское и грудка небольшая, но сразу видно, что подрастет. Хорошенькая очень девочка, даже красивая. Да и не дура, вспомнил, выручила его девчонка словом из обидной ситуации. Только все равно не правильно это. Сашка Меду любит, теперь он это точно знает. А что скажет царевна, если он себе жену возьмет. Пусть язычникам можно брать много жен, но он то христианин. И отказать-то нельзя. Обидится Билис и Рахнар с Мезой обидятся, возьмут и уйдут из дружины, а с ними два лучших десятка. К тому же Сашка в этом мире и правда один, нет у него крепких родичей. Как был чужим, так чужим и останется. А если породниться с Билисом, то сразу своим станет. Конечно, можно найти партию и повыгоднее, но здесь дело не в этом, а в дружбе. Плохо другу отказывать. К тому же Меда не его полета ягодка. Не отдаст царь свою дочь за чужака, да и Адиоциний, побратим, не поймет. Он за Сашку поручился, а это значит, что доверяет ему как брату, нельзя такое рушить.
   - А что твоя дочь скажет. Я никого неволить ни хочу. Люб я ей? - Обратился Орлов к Билису.
   - Ну, так мы у нее сейчас и узнаем. Люб тебе дочя сей витязь славный?
   Девочка опустила глаза, вроде как застеснялась, а потом как брызнет глазищами, да так что у Сашки внутри горячо стало. Давно у него не было женщины. Как Астру убили, так и ходил один. Даже рабынь к себе не подпускал, а ведь организм молодой, просит.
   - Люб. Добрый он воин, хоть и большой, а красивый.
   - Ну, вот все и сладилось. Нужно за это выпить. Давай решим, когда свадьбу играть будем. Скоро в поход уходить, нужно пораньше все устроить, а то мало ли что...
   Сашка засмеялся. Вот хитрый мужик, решил позаботиться о имуществе сына бога. Ну, ничего не только ты от меня выгоду получишь, но и я от тебя.
   - А чего тянуть, давай через недельку и сыграем. Мой брат как раз приедет, столы соберем, гостей пригласим. А потом в поход.
   - Точно. Так и поступим, - обрадовался Билис, и как у него так все ладно получается. - Ты дочка не стой. Садись рядом со своим названным мужем.
   Девушка немного потопталась на месте, решая как поступить, заметила веселые взгляды братьев. Потом ведь подшучивать будут. И раскраснелась, стыдно стало за свои мысли, но решила не останавливаться. Прыгнула Сашке на колени и ручкой вокруг шеи обвила, ласково так. У Орлова даже мурашки по коже пробежали. Не ожидал он такого поведения, но ему понравилось. Наглая, но храбрая девчонка. От таких не только сыновья хорошие рождаются, но и в постели с такими только держись. И жить с ними весело. Правда, с верностью у таких девушек проблемы, уж больно они любвеобильны. Хотя здесь с этим проблем быть не должно. За измену наказание одно, смерть!
   - Сегодня можете подержаться друг за друга. День особенный, но до свадьбы ни-ни. Не обижайся Александр Владимирович, говорю тебе это, потому что ты не наш. Сын бога как-никак. Привык, брать все что вздумается, а у нас обычай другой.
   - А я не обижаюсь, я ваш обычай знаю, да и у нас он такой же. По крайней мере у меня. Хороша у тебя дочь, давай за нее и выпьем.
   Выпили, потом поговорили о разных делах. Все больше о бытовухе: где жить будут, чем кормиться и все такое. Потом Сашка перешел к интересующему его вопросу.
   - Билис, вот хочу у тебя узнать. Ты из древнего скифского рода. Все твои родичи в степи кочуют, а ты что здесь делаешь?
   - Так давно мы сюда пришли. Еще прадед мой привел. Он к царю здешнему в дружину пришел служить, потом здесь и остался. Понравилось ему тут. Сначала мы как предки наши кочевали, а вот дед мой решил изменить обычаю. Дом поставили, хозяйство наладили. Раньше мы скотоводами были. Стада лошадей немалые в степи пасли. А тебе это зачем?
   - Да вот думаю. Не весь же твой род сюда переселился. Кроме прадеда были же у него братья? Вот где они сейчас?
   - Так ясно где. Род наш в степи сейчас крепок. Наш ближний родич малый хан. У него пол тысячи всадников в степи. Скифы крепкий народ.
   - А как думаешь, нашлись бы среди твоих родичей охочие в моей дружине послужить?
   Билис задумался. Пока думал, бороду теребил, чуть косичку не сплел. В конце концов, просветлел, видно придумал что-то.
   - Ну, а почему же не нашлись. Я в нашем роду старший, Карай хоть и хан, а все равно меня слушать должен. Попрошу его, и даст тебе воев. Ты же ему тоже родичем станешь. Дадим ему подарок, тогда он тебе поможет и из других родов воинов набрать. Вон, сарматы сейчас с радостью на службу нанимаются.
   - Хорошо. Мне нужны хорошие воины. Пошли к нему кого-нибудь.
   - Пошлю, но лучше к нему самому съездить. Чтобы Карай своих родичей отдал, должен знать каков ты человек. Увидит тебя, узнает, что у тебя слава великая и даст людей.
   - А о славе-то он откуда узнает? Не так уж я и велик, всего в двух битвах бывал. Здесь... - Добавил Орлов.
   Билис слова Александра мимо ушей не пропустил, но вида не подал.
   - Так я же к нему своего человечка пошлю. Он ему много чего напоет, ты приедешь, а уже герой. - Билис хитро улыбнулся и хлопнул Сашку по плечу. - Не переживай, будет тебе дружина, да такая, что города брать можно. Наш род хоть и не богат, зато все вожди нас знают и уважают, а это немало значит.
   - К твоему родичу после похода поеду. Как готов разобьем, так сразу и отправимся.
   - Обязательно разобьем. Децебал такую силищу собрал, что никому не выстоять.
   - Это ты зря. Против нас не только готы с антами, там еще германцы, племя сарматов. Много против нас воев соберется, протянули мы. Зима скоро, снег выпадет, по перевалам не пройдем, а пройдем там застрянем. К тому же узнал я, что к нам римляне собираются. Уйдем мы бить антов с готами, а тут римляне нагрянут, перевалы замерзнут. Кто женщин и детей защитит?
   Билис прищурился. И откуда сын Юпитера знает о вторжение римлян? Уж очень сильно он осведомлен в делах врага. А вот Рахнар с Мезой не удивились, начали привыкать, что их вождь все знает и все ведает.
   - То, что римляне придут, это точно?
   Сашка усмехнулся. Не то спрашивал скиф, что хочет. Ему бы спросить: откуда знаешь? Да вежливость не позволяет. Обвинить кого-то в предательстве, это верный поединок.
   - Мне человечек один напел. Скоро разузнает, где враг пойдет. Если все хорошо будет, мы римлян как крысят передавим.
   - Хитростью хочешь бить? - Билис прищурился и оскалил пасть.
   Понравилась ему такая идея. Ему вообще нравилось, как Сашка предпочитает воевать. Это только в сказках вожди только и бредят о славных битвах. А умные вожди хотят золото получить и своих людей не растерять.
   - Хитростью, - подтвердил Орлов. - Римлян только так и побьешь. Сильны железные легионы. В открытом поле тяжелая пехота нас растопчет, а я пока на Олимп не собираюсь.
   - И правильно, нечего торопиться. Только Децебала не забудь предупредить, а то плохо может получиться. Растратим мы все силы на антах и готах, а римляне потом нас побьют.
   - Правильно говоришь, затем сегодня и пойду к царю. Много о чем мне с ним поговорить нужно.
   Разговор прервал радостный крик. В горницу вбежала веселая Изида. После смерти Астры, Сашка признал ее как дочь и воспитывал, как мог. Воспитывал, конечно, мало, все больше подарками задаривал. Чувствовал свою вину, да и привязался к маленькой девчонке. Она-то его сильно полюбила. Ребенку обязательно нужно кого-то любить и чтоб его любили. Вот Сашка и старался, как мог. Стал ей и за мамку и за папку. С парнем было бы проще, с ним бы Александр нашел, чем заняться, а с девчонкой тяжеловато. Даная сразу слезла с Сашки, уступая место девчушке. Внучка Билиса детей любила и с Изидой быстро нашла общий язык. Так что ревновать малышку даже не подумала. Маленькая принцесса, запрыгнула Орлову на колени и принялась чмокать в щеки. Как маленький песик языком облизала. Билис покачал головой. Избаловал ребенка сын Юпитера. К работе девчонку не приставляет. Платьев ей накупил, да столько, что можно каждый день новое одевать. Украшения всякие, преданного у нее уже больше чем у девицы на выданье.
   - Папа, а ты привез мне что-нибудь? - девочка с улыбкой до ушей, преданными глазенками уставилась на Александра.
   Вот как тут можно сказать, что не привез? Сашку уже давно никто не любил, и он отвечал людям тем же. А тут сердце размякло, только и остается, что умилятся над милой девочкой.
   - Конечно же, привез. Твой подарок в сумке, вечером приду пожелать спокойной ночи и отдам. Подождешь до вечера? - Сашка легонько стукнул по носу, насупившуюся Изиду. Не понравилось девчонке, что ее подарок запаздывает.
   - Не подожду. Я от нетерпения лопну.
   - Даная тебя зашьет, если что, - Сашка подмигнул своей невесте.
   - Как так? - Испугалась Изида. - Живого человека иголкой?
   - Так ты же лопнешь. Нужно же будет тебя в божеский вид привести. На костер рваным мешком не понесешь, - подыграла Даная.
   - Какой костер? Ой...Не хочу в костер. Я подожду до вечера, не нужно меня зашивать.
   Сашка подхватил Изиду на руки, поднял вверх и начал катать по горнице, как самолет. Девочке это очень нравилось. Тех самых самолетов она никогда не видела, зато знала истории о разных Горынычах. Вот и представляла из себя двухголовую рептилию, поражающую врагов ее родителей. Закончился полет на широкой лавке. Сашка принялся щекотать ребенка. Хорошо получилось, весело. Даже самому на душе легче стало. Правильно говорят, что дети забирают плохую энергию. Все заботы как камнем спали. Хорошо дома, только много всего нужно сделать.

..........

   К Децебалу Александр попал только на следующий день, не смог оставить маленькую Изиду. И так ей мало времени уделяет, все больше со своими отроками, да в кузнице. Ну, ничего, теперь и Даная помогать будет. Девушка и раньше Изиду любила, а теперь вообще за дочь считать будет. Вот и вчера ей перед сном сказки рассказывала. Повезло, хороший она человек, жаль не люба.
   У Децебала кипело застолье. Сашка всегда вовремя приходил. Как носом чуял, что кушать будут. Ясное дело его тоже за стол пригласили. Повар у царя оказался отменный, а еще лучше, что вино Александру сама царевна подносила. По собственному почину. Никто ее это делать не заставлял. Только была она какая-то грустная. Сашка сделал заметку в памяти, решив обязательно разузнать, что случилось и продолжил принимать здравницы. Сегодня чествовали его. На ужине было человек тридцать народа и все знатные нобили. Уже каждая собака знала, что Орлов побил горных кельтов, а из рассказов на торгу, выходило так, что он это вообще один сделал. Такая слава сыну Юпитера нравилась.
   - Вот смотрю я на тебя и удивляюсь. Как мог уродиться, такой человек? Это же кем нужно быть, чтобы тебя царь при каждой встрече хвалил. И не просто хвалил, а еще тебе должен оставался. Славный ты вождь и воин славный. Даже не знаю, как расплачиваться буду, - молвил Децебал.
   Сашка улыбнулся, скорее самому себе, чем царю. Он-то знал, чем его можно наградить, притом дважды. Но попросил не все что хотел. Самый желанный приз был недосягаем.
   - Я знаю. Отдай мне те земли, что кельтам принадлежали.
   - Да зачем тебе они? - Удивился царь. - Там земли раз-два и обчелся. Давай я тебе лучше поближе дам, где земля хорошая и распахана уже. Если нужно и людей дам. Хотя ты рабов говорят много взял.
   Жадный царь. Люди никогда лишними не будут. Раб вещь не из дешевых, это в Империи их много, а здесь человек большая ценность.
   - Нет. Мне та земля понравилась. Там долина, река, а вокруг горы. Благодатная земля.
   Царь как-то напрягся. Почуял звериным чутьем, что что-то не так в этих горах. Зачем сыну Юпитера понадобились эти скалы? Он же не дурак, значит хитрит. Может серебро нашел?
   - Уж не нашел ли ты в этих горах серебро со златом? - Притворно ласково пропел Децебал.
   Остальные даки тоже как-то напряглись. Золото всем по сердцу. Сашка же только улыбнулся одними глазами и рассмеялся в лицо царю. Жадноват Децебал.
   - Нет, нет там золота и серебра нет. А что, если бы было, не дал бы мне эту землю? - Глаза Орлова сверкнули недобрыми огоньками.
   Не привык Сашка, когда его кидают. Для Дакии он уже немало сделал, не выполнить сейчас его просьбу, означает кинуть его. Да еще самым наглым образом.
   Децебал развел руками и положил мощную ладонь Александру на плечо.
   - Ну, что ты. Разве жалко мне камня для такого вождя как ты. Мне и золота не жалко, но если там рудник, то половина принадлежит мне. Это по правде. А коли рудника там нет, то тебе такой награды мало. Видел я, как ты из лука по кольцам в поле стрелял. Лук у тебя был совсем плохонький. Не пристало вождю с таким ходить. Ратуф, - обратился царь к отроку. - Принеси мне из оружейной красный шелковый сверток.
   Парень бросился выполнять приказ Децебала. Ратуф обернулся в одно мгновение, держа в руках большой сверток. Сашка сразу догадался, что там, но о таком даже не мечтал. Это был не просто лук, а настоящее произведение искусства. Скрипка Страдивари, да и только. У лука две выгнутые спинки, сам из какого-то дивного дерева, укреплен стальными пластинами, ручка слоновой костью покрыта, с рефлением. Лук сложный, композиционный. Покрыт красным шелком, обшитым золотыми нитями. А какой тугой оказался и мощи в нем как раз под Орловскую богатырскую руку. Мало кто смог бы натянуть этакую зверюгу. У Сашки даже глаза засветились от такого подарка. Нигде бы Александр такой лук не купил. Хороший мастер за всю жизнь один такой сделает и на покой уходит, потому что лучше уже не сотворить, а хуже не хочется. А этот лук изготовил очень хороший мастер, и, по-видимому, для богатыря ничуть не меньше чем сам Александр, а это большая удача. Где еще такого гиганта как Сашка встретишь?
   - Ну, как нравиться подарок? - С улыбкой спросил Децебал.
   Он и сам видел, что понравился. Ему этот лук достался в подарок от царя скифов, а тот его где-то на Востоке взял. Для Децебала оружие было великовато. Слишком мощный, а вот для сына Юпитера в самый раз.
   Сашка взглянул растроганными глазами на царя и чуть не сгреб того в охабку. Приятно получать такие подарки и не менее приятно их делать, когда одаряемый понимает всю ценность сделанного дара.
   - Очень нравиться! Это же какая вещь?! Шагов за триста бронного можно бить. Лук, похоже, Парфянский, царю их нему принадлежал, или очень знатному вождю. Воистину царский подарок. Я в долгу не останусь.
   Децебал засмеялся.
   - Это я еще перед тобой отдариваюсь. Много ты мне добра сделал, а сделаешь еще больше. Я верных вождей ценю, а особенно удачливых. А ты ох как удачлив! И землю ту, что ты просил, я тебе тоже дарю. Можешь еще просить чего захочешь.
   - Ничего больше не хочу. Достаточно мне всего, но хочется мне поговорить с тобой об одном деле.
   - Так говори, - удивился Децебал.
   - Хорошо бы без лишних ушей.
   - Говори не таясь. Всем кто здесь есть, я доверяю.
   Сашке не оставалось ничего иного как уступить. Наверняка кто-нибудь из собравшихся здесь шпион. Римляне на подкуп денег не жалели.
   - Римляне на нас войной идут. Над ними стоит Оппий Сабина, легат Нижней Мезии. Поход был назначен на вторую седмицу октября. Это по Имперскому календарю. Но поход отложили из-за проблем в Риме. Там говорят заговор, против императора был. Они ударят до холодов, побояться двигаться по заснеженным перевалам. Если мы уйдем бить антов и готов, то можем уже вернуться на пепелища.
   - Может и число врага знаешь? - зло бросил Дурас.
   Дядя Децебала римлян не любил. Даже больше сказать ненавидел. Везде ему чудились шпионы Рима.
   - Может, и знаю, - не стал обращать внимания Орлов на язвительный тон Дураса. - Два легиона и восемь алл, но еще вспомогательные войска будут. Так что число врагов еще нужно уточнить.
   - Откуда знаешь? - спросил Децебал.
   - У меня шпион среди римлян есть. Он много чего знает. Скоро весточка от него придет, и тогда точно разузнаю, сколько их и где пойдут.
   - Предателям веры нет! Может они нарочно хотят, чтобы мы на готов не ходили. Мы тут будем сидеть, а готы с антами нам в спину ударят. Римляне за это им много заплатили, - разозлился Дурас.
   Сашка бросил на дака тяжелый взгляд, нехороший такой. Если бы были они здесь одни, обязательно за мечи схватились.
   - Человек верный. Ему врать незачем. Да мне и брат весточку прислал, подтверждает, что римляне куда-то собираются. А куда еще как ни к нам. Они ведь не просто так антов с готами подкупали, они хотят на нас с двух сторон ударить.
   - И что ты предлагаешь? Ведь не просто так рассказал, у тебя всегда мысли есть, - молвил царь.
   Децебал был совершенно спокоен. Ему как будто вообще было все равно. Ну, собираются там какие-то римляне, ну и что? Эка невидаль. Придут, поваюем.
   - Есть план. В горах заставы нужно выставить, чтобы анты с готами нам в спину не ударили, дождаться пока римляне в поход выступят, пропустить их через перевалы и заманить туда, куда нам надо. Там и побить всех.
   Собравшиеся нобели загудели как пчелиный улей. У каждого было собственное мнение по этому поводу.
   - Это что ж ты предлагаешь? Римлян через перевалы пропустить? Да их потом уже ничем не остановишь. Такое мог предложить только человек, хорошо знающий планы римлян, - пророкотал Дурас.
   Собравшиеся продолжали кричать. Большинство были на стороне дяди царя, остальные считали, что римлян нужно бить на берегах Данубия, и к перевалам не подпускать. Третьи вообще считали, что нужно идти бить антов и готов, а о римлянах даже не думать. Не придут они!
   - Да, я неплохо знаю планы врага, потому всегда побеждаю. И предлагаю я поступить именно так не по своей глупости, а исходя из тактики римлян. Крепости они брать умеют, и перевали все равно возьмут. Римский легионер очень силен в строю, да и в одиночку за себя постоять может, они всю жизнь на войне. Они в себе уверены, Оппий Сабина идет за победой. Пусть он думает, что уже победил. Растеряет бдительность, упадет дисциплина, а это основа римской армии. Пусть думает, что мы бежим перед его величием. На самом же деле мы заманим его в ловушку. Даже если всех разом не побьем, то закроем снова перевали и римлянам уже никуда не деться.
   - Не нравиться мне твой план, чужак, - проворчал Дурас. - Воины не крадут победу, а вырывают ее из рук.
   - Помолчи. Глупости говоришь, Александр дело предлагает. Запрем мы перевалы и что потом? Римское войско останется цело, так и будет грозить моей столице. Мои руки будут связаны, с готами разобраться будет некому. Войско тут будет нужно, чтобы от римлян оборониться, если прорвутся. Нужно их бить, но бить по уму, чтобы всех воинов не потерять. Мне твой план нравиться, Александр. И снова ты мне сослужил хорошую службу. Воистину, божественный у тебя ум.
   Сашка склонил слегка голову и поднялся из-за стола. Захотелось выйти на свежий воздух, подышать. Все, что было нужно он сказал, теперь пусть сами думают. Орлов вышел на крыльцо. Холодный воздух приятно ударил в лицо. Уже осень, дожди зачастили, раньше первых заморозков выступать бесполезно. В грязи завязнем. Александр боковым зрением заметил царевну Меду. Девушка устроилась у колодца и дрожала от порывов холодного ветра. Она даже со спины была прекрасна. Рифленая фигурка, какие прекрасные обводы тела. Даже в свободном платье она была желанна. Не одежда красит человека, а человек одежду. Александр подошел к девушке и накинул ей на плечи верхнюю куртку с короткими рукавами. Меда вздрогнула, но увидев Орлова успокоилась. Когда он был рядом, сердце трепетало, наровя выпрыгнуть из груди. Сегодня же наоборот действовал успокаивающе. Именно так и должно быть. В спокойное время, огнем зажигать, в неспокойное, душу согревать. Хорошо когда он рядом, - подумала Меда. Сашка положил руки девушке на плечи и прижал к себе. В другое время царевна оттолкнула бы нахала, но не сегодня.
   - Что-то случилось, моя лада?
   Меда вздрогнула. Он назвал ее любимой.
   - Моя наставница, она пропала. Бабушка Сафокса куда-то исчезла.
   - Она давно пропала? - Орлов сразу сделался серьезным.
   - Ее уже пять дней нигде не видели. Она не могла никуда уйти.
   - Не беспокойся солнышко, найду я твою наставницу. Кто ее последний видел?
   - Бабка травница. Она в лесу ягоды полезные собирала, там и увидела. Сафокса у реки стояла, как будто ждала кого.
   - Может и ждала, - задумчиво произнес Александр. - Если встреча была с кем, мы узнаем. Коли пропала, найдем, а обидчика накажем. Я тебе это обещаю, моя царевна.
   Из двери вышел пьяный дак, в войлочной шапке на голове. Какой-то мелкий вождь. Напился мужик в хлам, вот и вышел поссать. Меда сразу отстранилась от Александра, отошла на пару шагов. Когда они были вместе, девушка была его, но если на горизонте появлялся чужой, царевна бежала от него как угорелая. Не правильно это.
   - Меда, почему ты убегаешь от меня? Разве я тебе не люб?
   Девушка повернулась к Александру. Глаза ее были полны печали. Тяжко смотреть на любимую, когда ей плохо. Хоть сам в петлю лезь, а еще хуже от того, что скоро женишься на не любимой.
   - Девушке нельзя прикасаться к мужчине. Если кто-то увидит, нас накажут. К тому же отец не позволит нам быть вместе.
   - А ты бы хотела быть со мной? Хочешь стать моей женой?
   Меда даже вздрогнула от слов Александра. Она уже давно ждала, что он скажет это и боялась. Никогда им не быть вместе.
   - Я-я...Да, хотела, но не смогу. Отец хочет выдать меня замуж за Парфянского принца. Мы не сможем быть с тобой вместе.
   - Давай убежим! Далеко-далеко, там, где нас никто не найдет. Я буду беречь тебя, защищать. Может мы никогда, не будем богаты, зато вместе. Мы будем счастливы, - взмолился Орлов.
   Меда отвернулась не в силах выдержать пронзительный взгляд Александра. Как он красив, как пылок и какое чистое у него сердце.
   - Нет, не будем. Если я предам свой род, я никогда не буду счастлива. Я нужна моему отцу, Дакии нужны Парфяне. К тому же, это не твоя судьба. Сафокса заглянула в будущее, ты станешь царем, но не будешь счастлив с женщинами. Мы не будем вместе.
   Александр отвернулся, а потом как разразится громким смехом. Вся челядь, трудившаяся во дворе испуганно встрепенулась и уставилась на обезумевшего великана.
   - Почему ты смеешься? - обиделась Меда. - Я говорю серьезные вещи, а тебе смешно.
   Сашка, откашлявшись, перестал смеяться, но лицо по-прежнему было растянуто в улыбке.
   - Прости моя царевна. Просто я уже слышал эти слова, очень давно. Не везет мне с женщинами. Что же во мне не так? Тех, кого люблю я, не любят меня. А те, кто мне даром не нужен, за меня жизнь готовы отдать. Не правильно это.
   Меда печально улыбнулась Александру и прикоснулась к его щеке мягкой ладошкой.
   - А что такое любовь? - Заинтересовалась царевна. Александр так много говорил о ней, но она так и не знала, что это такое.
   Сашка обхватил ладошку девушки своей и поцеловал ее в запястье. Сейчас их видела не одна пара глаз, но ему было все равно. Может быть, им никогда не быть вместе, но он бы все за это отдал. Влюбился как мальчишка.
   - Ну, это когда смотришь на человека и легко на душе, весело. Прикасаешься к нему, и внутри огонь горит, так что хоть на стену лезь. А когда он близко, то голова кругом. В общем, самый родной человек на белом свете, как будто ты его всю жизнь знаешь.
   Меда улыбнулась. В ее глазах было так много теплоты и ласки, что у Сашки внутри все расцвело. Много у него было женщин, но такое впервые. Была у него любовь в десятом классе, та тоже сказала, что она не его судьба, а им было так хорошо вместе. В один прекрасный день, взяла и ушла, а ведь за день до этого клялась в любви. Такое надолго запоминается...
   - Тогда тебе везет с женщинами, я тебя тоже люблю, но ты не моя судьба, а я не твоя. Род и долг важнее наших чувств.
   В этот момент, Сашке захотелось сделать ей больно. Какую глупость она говорит, а ведь считает что права.
   - Я женюсь скоро. Но если ты захочешь, я откажусь от брака.
   Меда прикусила нижнюю губу и сжала кулачки. Хоть и говорит что не судьба, а отпускать не хочется. Как же это? Чужая женщина будет ласкать МОЕГО мужчину. Никому не отдам! Вот что хотелось сказать царевне, но она усмирила свои чувства и взяла себя в руки. Если не можешь дать человеку то, что он хочет, отпусти. Не терзай ни его, ни себя.
   - Кто она? Она хороших кровей?
   - Какая тебе разница? - Удивился Александр.
   - Чтобы родить могучих сыновей в ней должна течь добрая кровь. А тебе нужны сильные дети, чтобы продолжать твое дело. Я желаю тебе только добра.
   - Добра? Ну, раз так. Да, у нее хорошая кровь. Это Даная, внучка Билиса, его роду уже пять сотен лет. Он кочевал в степи еще до того, как даки спустились с гор.
   - Ты прав, у нее густая кровь и она красива... И молода. Тебе с ней будет хорошо, лучше, чем со мной.
   - Время покажет. Прикажи кому-нибудь проводить меня к жилищу твоей Сафоксы, а потом пусть покажут, где ее видели в последний раз. И с бабкой, которая ее видела нужно поговорить.
   - Я сама тебя провожу, конечно, если ты не против?
   Сашка покачал головой. Вроде как не против, хотя сомневался. Тяжело ему теперь смотреть на Меду, хотя и раньше знал, что ничего хорошего не получится. А что поделаешь, жизнь жестокая штука. Александру сейчас хотелось напиться, и вскрыть парочку кельтов, а не искать старую бабку. Но раз дал слово, нужно искать и не просто искать, а найти.

..........

   До хижины бабушки Сафоксы добрались быстро, большой десяток вооруженных всадников в воротах никто не остановил. Уж больно грозно смотрелся Орлов на таком же, как и он, Скифском коньке. Коня кстати недавно привез Адиоциний из самого Понта. Насколько Сашка разбирался в здешних названиях, привезли его из Крыма. А порода этого конька новая, смесь малых Восточных лошадок с большими Сарматскими. Получилось внушительных размеров животное с пропорциями арабского скакуна. Гордых арабов Сашка видел в прежней жизни: головка маленькая, крупы широкие, ноги длинные. Красота! А этот такой же, только по размерам не уступал более поздним породам рыцарских лошадей. Между прочим, для этого времени, размеры просто феноменальные. Даже Парфянские лошади, носившие катафрактов, в холке едва достигали полтора метра. И получить этого гордого жеребца оказалось очень не просто. Это уже Адиоциний потом рассказывал Орлову.
   Сын царя приехал в Босфорское царство с посольством. Там кстати, сейчас правит скифская династия. Царя зовут Рескупорид I, тот уже стар, а сыновья его еще молоды. Одного зовут Котис, а другого Ремиталик. Если бы не протекция Рима, то Босфорское царство можно было легко подмять под себя. Вот туда и отправился Адиоциний. Столица греков и правда оказалась красива, с Сармизегентузой не сравнишь. Пантикапей город крепкий, стоит на берегу пролива разделявший Понт Эвкомский и Меотиду. Жителей в нем много и живут богато, торговый город и место хорошее. С Севера варвары товары везут, с Востока Китайцы и Индийцы, а они все в Империю переправляют. От того и богатеют. Да и сами много всего производят. А уж, какие искусные ювелиры в Босфоре, украшения просто загляденье. Даже черствый до этого дела Адиоциний оценил.
   А коня увидел совершенно случайно. Прогуливался по рынку, разглядывал всякие безделушки, а тут смотрит, едет повозка, а в ней конь, да такой огромный, что сын царя сразу Сашку вспомнил. Сразу видно в кого такая порода божественная. Адиоциний подошел к греку, который правил повозкой и предложил продать животину, но тот напрочь отказался. Сказал, что хозяин за него голову оторвет. Тогда дак решил наведаться к хозяину этого исполина, чтобы узнать, как получить сие благородное животное. Хозяин оказался знатного скифского рода и приходился дальним родичем Билису. Звали его Софан. В Босфоре он слыл самым влиятельным конезаводчиком. Еще его дед, женившись на гречанке, остался в Понте, а свои знания лошадей пустил в новое дело. Оказалось очень прибыльным. Но этого конька он наотрез отказался продавать. Сказал, что порода эта новая. У него всего два таких жеребчика. Что если один умрет? Никак с одним нельзя. Кобылок немного больше, но они тоже не продаются, разводить надо. Вот станет их побольше тогда приезжайте. К тому же нрав у животных очень буйный, свободу ценят выше всего, как что копытом бьют в лоб. Аид уже трех конюхов погубил, копыта у него толстые, а ноги крепкие. Как дал, так и полетели к богам души. Софан совсем не знал, что делать со строптивым жеребцом. Только уд заправлять и годился. Тогда Адиоциний предложил обкатать непослушного жеребца. Софан сначала отказался, мол помнет тебя конь, а я потом что делать буду. Царь за членовредительство причиненное послу накажет. Но Адиоциний его уболтал. Сказал, если смогу обкатать, то ты мне его продашь, а если нет плачу тебе тысячу динариев. Тогда скиф и дак ударили по рукам. В денежном плане Софан ничего не терял, тем более был уверен, что жеребца не обкатать. Сын царя был очень хорошим наездником. Набросил петлю на шею животного, да как заскочит тому на спину. Аиду это ясное дело не понравилось. Какая-то букашка забралась к нему на спину, да еще пытается им помыкать. Животное зло посмотрело на своего обидчика, прижало уши, да как изогнет шею, чуть ли не на сто восемьдесят градусов и хватануло зубами Адиоциния. Тот конечно тоже не первый раз коня объезжает, увернулся, дал кулаком между ушей. Думал, что конь успокоится, тем более что ноги всадника крепко сжимали бока животного. Но Аид не успокоился, как подпрыгнет задницей, да так высоко, что Адиоциния чуть на Луну не забросило. У него даже в шее что-то хрустнуло, и язык чуть не прикусил. А потом конь как примется скакать и крутиться юлой. Сашка понял, что страсти были, еще похлещи, чем на родео. Коняка и правда, попался очень злобный. Пыхтел, фыркал, бил копытом, пытался спихнуть всадника об забор, но все равно все бестолку. Адиоциний отлично держался на лошади. Победа была уже близка. После бешеной получасовой пляски конь умаялся и начал приходить в себя. Вроде успокоился, пошел ровной рысью и даже понемногу начал слушаться ног. Но как только сын царя расслабился, обрадовался выигранному пари, Аид снова недовольно покосился на Адиоциния, да как повалиться на бок. Такого дак от лошади не ожидал. Перехитрил его конь. Сын царя успел соскочить со спины, а то бы придавила мощная туша, но запрыгнуть назад не успел. Аид так же молниеносно, как упал, вскочил и бросился на своего обидчика наровя, пробить копытами тому лоб. Ну и грозный оказался конь. Сразу видно, что боевой конь. В общем, опростоволосился сын царя, заплатил тысячу динариев, но своей навязчивой идеи, подарить названному брату этакое чудо, не бросил. Правда, способ с покупкой отпадал, но дак не был бы даком, если не попытался украсть. Выполнив все государственные дела, Адиоциний и еще два десятка подельников наведались в поместье скифа. Охранников пришлось прирезать, хорошо, что их было не много, а то были бы проблемы. Аид пасся в отдельном загоне и неспешно жрал пшено. Этакая скотина, весом в пол тонны сжирала в день столько зерна, что два десятка мужей пять дней кормить вдоваль можно. Адиоциний даже задумался, а стоит ли брать этакого проглота? Но, все же решив, что подарок брату сделать нужно, решился. Повезло, что хозяин и большая часть его слуг была в отъезде (рабы не в счет), потому что конь, когда его похищали, поднял такой шум, что все поместье проснулось. Ну, это даже и к лучшему. Побили еще с десяток стражников, а потом поймали раба и заставили его показать ту повозку, в которой возили исполина. На веревке Аид наотрез отказывался куда-либо идти. Раб показал, где находится транспорт и даже поведал, кто может помочь с конем. Это оказалась маленькая девочка - рабыня. Аид не подпускал к себе никого кроме нее. Сначала девочка отказалась помогать, но даки умели уговаривать. Умирать жестокой смертью никому не хочется. Она помогла завести коня в клетку, и воры поспешно покинули поместье, прихватив рабыню с собой. Назад половину пути ехали на корабле. Аиду такое путешествие не понравилось, ему степь бескрайняя нужна, а не дощатая палуба, но коня никто не спрашивал. Зато так ушли от погони. Если бы шли сушей, обязательно бы наткнулись на отряд посланный за грабителями. Софан был не из последних людей в Босфоре. За беглецами пошли не только его люди, но и лучшие всадники царя, Босфорская гвардия. А те на местных племенных скакунах, не таких хороших как Аид, но очень быстрых и выносливых. Обязательно бы нагнали беглецов, но все получилось. На берег высадилисьу Тира. Эта земля принадлежала римлянам, так что раз десять пришлось заплатить налог, чтоб спать спокойно. Но все же добрались до дома. Залмоксис уберег своих детей.
   Адиоциний уже собирался навестить своего побратима, как Сашка сам явился на подворье к Децебалу. Пришел не просто так, во-первых узнал, что приехал друг, во вторых хотел увидеть Меду. И к другу пришел не с пустыми руками. Сашка Адиоцинию был благодарен, зато, что он поклялся на совете перед богами за чужака. Орлов помнил, как сын царя смотрел на меч, который выковал Сашка. Сделал царевичу такой же. Точнее меч был другой, клинок у основания пошире, уже с двумя долами, но к концу резко заостряющийся. Таким и колоть и рубить можно. А рукоять сделал со сложной гардой, так чтобы в две руки брать можно было. У перекрестия накручивалась витая корзинка, с разными крючочками. Это уже не просто полтора-ручий меч, а почти тяжелая шпага. Точнее применять это оружие можно как шпагу. Крючки и корзинка идеально подходили для разных финтов. Выбить оружие из руки противника вообще не составляет труда с такими вот крючками на гарде. Сашка кстати к своему мечу, кроме длинного перекрестия еще витую корзинку с крючками приладил. Решил тоже пригодиться. Адиоциний подарку был очень доволен, а, как известно за дорогой подарок нужно отдариваться еще богаче. Может подарок вышел и не дороже, но тоже очень редкий. Сашка как увидел черного жеребца, так сразу влюбился. Всадник из Орлова был так себе. Из седла не вываливался, но по меркам скифов, или даже дружинных даков, Александр был полный профан. Объезжать сей агрегат сын Юпитера сразу не рискнул. Это Адиоцинию своей шкуры не жалко, а вот Сашке она еще пригодиться. С коньком начал по-доброму. Во-первых взял к себе рабыню, что была в дружбе с Аидом. Повыспрашивал что он любит, что не нравиться, а пока все это время тренировался на других коньках. Заказал у кожевника особое седло и сбрую к нему, по особой конструкции. В этом времени такую снасть еще не придумали. Само собой ко всему прилагались стремена, удила, подпруга и все прочее. Седло, кстати, сделали, спереди, с высокой спинкой, окованной сталью. А сзади спинка была небольшой, но достаточной, чтобы удержать всадника при копейном ударе. Под седло прилагалась кожаная попона. У ювелира сбрую украсили золотыми бляхами и самоцветами. Получилось очень красиво. Кроме того, Сашка изготовил себе шпоры, которые и прицепил к новым сапожкам на высоком каблуке. Позже их назовут кавалеристскими, а сейчас они были только у Орлова. Все это время пока шла подготовка, Сашка уваживал Аида. Кормил его всякими вкусностями, пел ему песни (у коня, кстати, оказался очень хороший слух, всегда отличал, когда Александр фальшивил), мыл, чистил его, правда, в стойле, чтобы тому чего плохого в голову не пришло. Еще Аиду очень нравилось, когда ему всякие ласковые слова говорили. Но так коня все равно не объездить. В первую очередь нужно показать, кто из нас главный и Сашка показал. С помощью девчонки надел на коня седло, а потом как сунет ему в пасть уздечку. Аид от такой наглости даже чуть не подавился яблоком. Но было уже поздно, два аркана разом упали на его шею, а Орлов заскочил в седло. Конь как подобает, с таким положением вещей не смирился. Принялся скакать и грызть метал, бесполезно. Из такого седла выпасть сложно, к тому же стремена и узда. Неприятно когда всадник натягивает кожаный ремень и стальная планка давит на скулы и лезет в пасть. Еще неприятно, когда тебе в бока колют острыми шпорами и плетью по бокам тоже неприятно. Сашка животных мучить не любил, но с богом загробного мира по-другому нельзя. Конь ведь не просто скакал и кусался, он хотел убить настырного всадника, даже не смотря на то, что тот ухаживал за ним. Когда Аид совсем умаялся, а это произошло аж через целый час беспрерывной скачки (хорошо хоть два аркана держали), Сашка пошептал ему ласковые слова, успокоил, как мог взмыленное животное и снял арканы. Потом Александр отпустил поводья и насладился мощью жеребца сполна. Поля пролетали мимо, как из окна Сабсана. Дав коню показать свою удаль, Орлов взял снова поводья и направил коня домой. Теперь Аид не ерепенился, понял кто главный. С тех пор Сашка регулярно занимался выездкой величественного животного. Аид вроде стал не против, хоть и взяли его не честно, но конь был хитрый и хитрость в других уважал. Молодой Мед, который был лучшим всадником в роду Билиса, а это считай потомственный скиф, учил неумелого сына бога как управляться с конем. Как сделать из животного верного друга и послушное оружие убийства двуногих. К этому времени Сашка еще не закончил, но с Аидом у них уже было взаимопонимание. А главное ни один конь не мог догнать жеребца, даже с бронным великаном на спине. Во какая стать у животного!
   Сафокса жила в маленькой хижине, поставленной в небольшом овраге. От Сармизегентузы оказалось совсем не далеко. Трава вокруг хижины оказалась вытоптана и следы во все стороны, как будто тут прошло стадо кабанов. Сашка спешился, приказал своим дружинникам прочесать все вокруг. Мало ли похититель, если ее украли, что-то обронил. А вот Меза принялся распутывать следы. В хижине был страшный беспорядок, никогда старушка не ушла бы, оставив в доме такую грязищу. Впечатление было, как после обыска, которые Сашка видел в детективах. Все вытряхнуто, перевернуто, подушки вспороты, если бы они были. Меда не знала, куда себя деть. Видела, как все стало, и понимала, что с наставницей что-то произошло. Не могла она так все оставить. Царевна отошла в сторонку и заплакала. Сашка же, как истинный джентльмен обнял красавицу и обмакнул глазки хлопковым платочком. Вокруг были только его дружинники, так что опасаться, что кто-то донесет Децебалу, было не нужно. Не в чести у здешних воев придавать своего батьку. Вождь считай отец!
   - Солнышко мое, не плач. Я же сказал, что найду твою бабку, значит найду. Вот скажи, к ней кто-нибудь подозрительный не приходил?
   - Да к ней постоянно подозрительные приходят, - всхлипывая, ответила девушка. - К ней другие и не ходят. К ней же идут когда другие помочь не могут, а дела у всех тайные.
   - Ну, не знаю. Кто из них тебе больше всего не понравился. Отдайся своему чутью, женская интуиция, знаешь, страшная вещь.
   Меда задумалась, припоминая всех, кто приходил к старой лекарке.
   - Римлянин один приходил странный. Он яда просил. А зачем римлянину яд? Ясное дело людей травить. Сафокса не дала, может, обиделся?
   - Может и обиделся, - рассудительно произнес Орлов. - Что за римлянин?
   - Молодой такой, высокий, волосы светлые, короткие и на плече татуировка в виде змеи. Одет он очень хорошо был и по осанке видно, что воин.
   - Ясненько. Найдем мы твоего римлянина. А еще кто был?
   - Еще малец был странный, при мне говорить отказался, сказал, что один на один хочет. О чем они говорили я не ведаю. Но потом Сафокса меня ругала, что я с вами связалась. Сказала, что я зря чужеземцам помогаю, беду могу накликать.
   Так, это могло быть интересным, если бы пришел не малец, а здоровенный мужик. Но сразу ясно, что кто-то против Орловых в наглую плетет грязные козни. С этим тоже нужно будет разобраться. Пока подозреваемый в похищение номер один, гражданин Рима, с татуировкой на плече. Навряд ли тут таких много, да еще воинов.
   Вскоре осмотр окончил Меза и доложил. Хижину обшарили даки, притом не мене десяти. Здесь ничего не взяли, по крайней мере, из крупного (вес не увеличился), ушли в чащу леса. Хижину перерыли они, но Сафоксу от сюда не уносили. Еще обнаружились следы римских калигул. Кто-то долго сидел в кустах, наблюдая за хижиной, потом прошел внутрь, уже скорее после погрома и тоже принялся за розыск, но уже свой. Вот так работают профессионалы. За полчаса Меза распутал все следы и смог показать, куда ушел отряд даков, сколько их было, и еще нашел след римлянина. Хоть он пока и был подозреваемым номер один, но, похоже, переходил в разряд свидетелей. Его следы были оставлены позже, а все то время, что даки шарили в хижине, он провел в кустах. Для воина поступок странный, хотя, всякое бывает. Нужно разыскать этого римлянина. Даже если это не он украл Сафоксу, все равно преступник. Яд просто так не ищут и скорее всего такой терпеливый человек его нашел. А уж против кого отрава, это другой вопрос.
   Теперь нужно было поговорить с бабкой травницей. Старушку нашли быстро, только ничего толком она сказать не могла. Сафоксу видела, та была взволнована, ждала кого-то, больше ничего. Тогда Сашка решил переключиться на римлянина. Здешнее ромейское сообщество было не велико. Деций наверняка должен знать всех, жаль, что он в Мезии, но и его приказчик должен знать не мало. Маркуса Орлов застал за сборами каравана. Двадцать телег, доверху нагруженных добром, отправлялись аж в Армению, где в столице Артаксата, их должен ждать другой купец, который купит их очень по выгодной цене. А сам повезет дальше на Восток. Сашка был уверен, что в возах меха, воск, жир, смола и янтарь, самые покупаемые товары на Востоке. Как слышал Орлов, за них у тех же Парфян можно было выручить в десять раз больше чем в Риме. А это целое состояние.
   Приказчик встретил Александра ласково, сразу предложил зайти в дом, как-никак Сергей, Сашкин брат, является клиентом его господина, а это значит, что старший Орлов тоже приходится родичем Децию. Разговор пошел не торопливый, если римлянин с татуировкой важный человек, то Маркус может его не сдать. Оказалось, что последнее время никаких знатных патрициев из Империи не приезжало. Прощупав почву, Сашка перешел к делу.
   - Я ищу одного человека, он римлянин, или служит вам. У него татуировка на плече в виде змея.
   Орлов внимательно наблюдал за реакцией приказчика. Что-то такое, с трудом уловимое промелькнуло в уголках глаз и скрылось там же. Меда ничего не заметила, а вот Сашка искусный в таких делах заметил понимание на лице римлянина. Человека с татуировкой он знал.
   - А зачем он тебе? - Маркус прищурил глаз и отпил из бокала вина.
   Что это он так разволновался? Странно себя ведете господин управляющий.
   - Он... - Сашка оборвал Меду на полуслове. Не то, что нужно хотела сболтнуть царевна. Маркус хоть и друг, но правду говорить ему нельзя. У него в этом римлянине свой интерес.
   - Поблагодарить его хочу. Он одному близкому мне человеку помог (еще не помог, но поможет), вот хочу сделать его богаче вот на этот мешочек серебра, - Сашка похлопал себя по поясу с кошелем.
   Римлянин сразу расслабился. Серебру Клавдий всегда будет рад, а Орлов человек не жадный, наградит по-царски. Да и пригодиться ему такое знакомство, сын Юпитера вождь, вхож в дом Децебала.
   - Как не знать, конечно, знаю. Со змеем у нас один такой, самый лучший клинок Мезии. Отличный воин, прямо как ты, тебе понравиться.
   - А где мне его найти? - Добродушным тоном спросил Александр.
   - Как где? В нашем конце, это за капищем, там все римляне живут. Спросишь, Клавдия Суллу, тебя к нему и проводят.
   - Вот помог! Спасибо тебе друг, я в долгу не останусь.
   Сашка помог Меде подняться. Десяток воев ждали во дворе. Ехать в одиночку поспрашать этого Клавдия было бы глупо. Александр был почти полностью уверен, что добровольно тот ничего не расскажет. Так что придется поговорить с ним каленым железом, а в этом Рахнар был мостак. Любому язык развяжет. Римская слобода отсюда была не далеко, так что добрались быстро. Старшина узнав, что Сашка хочет поделиться с порядочным воином золотом, сразу впустил гостей в просторный двор. Со всех сторон его окружали колоннады. Все было сделано из камня и облицовано мрамором. Богато живут! Клавдий Сулла очень удивился, когда старшина доложил, что прискакали какие-то варвары и хотят наградить добропорядочного воина серебром. Переубеждать чужаков, что награждать его не за что, римлянин не собирался. Если не знают, как потратить полновестные динарии, то он Клавдий, найдет им достойное применение. Выходя во двор, благородный патриций не забыл захватить с собой меч. В отличие от избалованной римской знати, он большую часть своей жизни провел среди варваров и знал цену доброму клинку. Его родичи уже давно растеряли все богатства, так что Клавдию самому пришлось заботиться о себе. Римлянин вышел во двор и удивился еще больше. Во-первых, среди тех, кто хотел его видеть, была царевна Меда. Он видел ее пару раз в доме Децебала. С ней был полный десяток воев, среди которых был настоящий великан. Рахнар и Меза быстро сообразили что делать. Встали вроде и не враждебно, но понимающему человеку видно, что двор под контролем. Попробует римлянин сбежать или взяться за меч и на него сразу накинется десяток матерых воинов. Сашка римлянина не боялся, ростом не высок и в плечах так себе, правда, жилистый, но до Орлова ему далеко. Плохо недооценить противника.
   - Тебя видели в лесу у хижины лекарки Сафоксы. Я хочу знать, что ты там делал? - Грубо бросил Александр.
   Глаза римлянина так и забегали по сторонам. Стражников во дворе было всего двое. Если варвары нападут, не отбиться.
   - Почему я должен отвечать тебе, варвар? - На ломаном дакийском ответил римлянин.
   Сашка оскалился как волк. Страшная такая улыбка, не предвещающая ничего хорошего.
   - Ты ответишь мне, или я прикажу содрать с тебя шкуру.
   - Хочешь мою шкуру, попробуй возьми!
   В тот же миг в руках римлянина появилась длинная, прямая спата. Сашка даже не успел понять, что произошло. Он инстинктивно подался вбок и вовремя. Блестящий клинок ударил ему в плечо и соскользнул по кольчуге. Попробовал бы отойти назад, как принято в здешней технике и конец. Получил бы удар в сердце. А рука у римлянина была поставлена хорошо. Таким ударом хороший доспех пробить можно. Выхватить меч Сашка опять не успевал. Клинок Клавдия пархнул бабочкой перед глазами Орлова и пошел куда-то вниз. Александр думал, что здесь он самый крутой, даже равного ему бойца здесь нет. А уж лучше и подавно. Но он ошибся. Может техника у Сашки была и лучше, а вот опыта у врага было больше, да и двигался он быстрее. Клинок ткнулся Орлову в бедро. Удар был слабый, римлянин же не знал, что его противник носит кольчужные чулки. В первом веке такая мода еще не вошла в обиход. Повезло сыну Юпитера, что он был в полном боевом облачение. Следующий удар Клавдий нанести не успел, его мигом окружили дружинники. Меда с ужасом наблюдала что происходит. Девушка совсем не хотела, чтобы пролилась чья-то кровь. Она бросилась Сашке под ноги, чтобы тот не лез в драку, но было уже поздно. Орлова было не остановить. Взбешенный сын Юпитера выхватил меч, оттолкнул Меду и бросился на римлянина. Тот уже ранил двух даков и собирался прикончить третьего, как Сашка обрушил на него серию ударов. Первый сверху вниз, целясь в шею, потом двумя руками ткнул в живот, сразу повел клинок вверх в шею. Потому крутанул мечом, сместился вправо и обманным движением ударил в бок, а потом резко провел колющий в бедро. Только римлянин как будто угадывал каждое движение противника. Каждый раз он оказывался быстрее. Его клинок был легче, так что он даже не пытался парировать, отпрыгивал и крутился от Сашкиного меча как юла. Очень быстрым оказался благородный Клавдий. А не успевал Александр не, потому что его реакция была медленнее, а потому что он слишком много думал, прежде чем ударить. В настоящем поединке нет место мыслям. Все должно идти на рефлексе, а это приходит только с опытом. Сашка в очередной раз ударил, и опять с хитростью. Сначала сверху в низ, отвлекая врага, потом крутанулся вперед, вместе с мечом, присел и ударил снизу вверх, селясь в живот. Ну, не мог римлянин знать такой прием! Он и не зал, от удара в голову отскочил в сторону и чуть не налетел на меч варвара. В самый последний миг понял, что его обманули. Клавдий выставил навстречу летящей смерти спату, а из рукава выбросил короткий кинжал. Спата не выдержала удара и лопнула посередине, но римлянин, ловким движением сместил клинок вниз и остановил меч Александра. Добить римского поединщика Орлов не успел. Короткий клинок уперся ему в горло, прямо в пульсирующую точку. Сашка даже шелохнуться боялся. Одно неловкое движение и все. Римлянин и так уже еле на ногах стоит, устал биться, может рука дрогнуть. Александр совсем не устал, мог бы еще долго продолжать в том же темпе, но судьба распорядилась иначе. Сегодня удача была не на его стороне. Дружинники в поединке не участвовали, все были уверены, что их вождь справиться, а тут такое. Но можно не сомневаться, если римлянин убьет Александра ему тоже не жить. Стражников что были во дворе, уже разоружили, а другие не подошли.
   - Ну, что варвар, еще хочешь содрать с меня шкуру? - осклабился Клавдий.
   Сашка натянул дружелюбную улыбку. Кинжал хороший, и заточен отменно.
   - Хорошая шкура всегда пригодиться. Тот же плащ сшить, - на латыни ответил Александр.
   Римлянин рассмеялся. Варвар ему нравился. И выговор у него отличный, ну вылитый испанец.
   - Из меня плаща не получиться, а вот свою голову сложить можно.
   - Твоя тоже не долго на плечах простоит, - елейным тоном ответил Орлов. В подтверждение слов вождя, Рахнар уколол копьем в бок римлянина. Если что, только дернись и в сердце будет сталь.
   - Ты прав варвар. Похоже, нам придется не сладко. Может, мы сможем договориться? - Предлагать варвару сдаться Клавдий не решился. Понимал, что варвар ни за что не унизит себя трусостью. Лучше смерть, чем позор!
   - Можем и договоримся. Расскажи мне, что ты видел у землянки Сафоксы и я уйду.
   Все это время Меда стояла за спиной воинов, боясь даже пошевелиться. Бог с этим римлянином, лишь бы Александр был жив.
   - А что тебя интересует?
   - Кто-то похитил старушку, и я хочу ее найти. Ты видел, как кто-то обшаривал ее жилище. Говори!
   Римлянин засмеялся. Какой наглый варвар. У него нож у горла, а он командует.
   - Гонора в тебе дак, аж на целого царя. Мог бы сразу вежливо спросить, может быть, я тебе и ответил.
   Во двор выбежали два десятка воев из стражи ромейского подворья. Теперь расклад был уже не в пользу Орлова.
   - Знаешь, я скажу тебе кого я видел. Ты мне нравишься дак.
   - Я не дак. Я сын бога Юпитера Александр Орлов.
   - Ну, раз так, не буду спорить. Я кстати слышал о тебе. Занятный вы человек.
   - Скажешь, кого видел? - теряя терпение, спросил Орлов. У него тоже был сюрприз для этого франта. Если резко рвануть вправо, клинок заденет только кожу на шее, артерию не тронет. А вот у Сашки уже в руке швырковый нож (из чехла на поруче вытащил). Если что, метнет в грудь, с такого расстояния римлянину деваться некуда.
   - Скажу. Это были слуги жреца. Я их видел, с прежним страшим жрецом Залмоксиса. Они долго рылись в хижине, но старухи там не было.
   Клавдий убрал клинок от горла Александра и добродушно улыбнулся.
   - Хорош у тебя меч. Никогда такого не видел. У меня клинок тоже славный был, а твоего удара не выдержал. Где ты купил такой?
   - Тебе не по карману, - разозлился Сашка. Его побил коротышка из Рима. Какой позор, теперь все узнают, что сын Юпитера не такой уж и непобедимый.
   - Не серчай на меня. Я тебе не враг, в Империи за твою голову награда назначена, но я бы предпочел с тобой дружить, чем пытаться ее отрубить. Славно ты бьешься, никогда такого не видел.
   Ну вот, теперь еще этот покровительственный тон. Мол, ты крут, но я круче. Далеко тебе еще до меня. И правда, далеко. Вспомнились слова тренера: "не думай, коли". Мысли о противнике, о клинке, о том, что все смотрят. Теперь Сашка понял, в чем его проблема, римлянин таких приемов не знал, а все равно их угадывал. Вот настоящее мастерство.
   - Я и не серчаю. Накопишь золота, приходи ко мне, в моей мастерской их куют.
   Александр взял Меду за руку и вывел с ромейского подворья. Плохое место! И день плохой.

..........

   Мед с Медвежонком приехали в Сармизегентузу вместе с Александром, но мотаться по гостям вместе с вождем не стали, а сразу отправились в кузницу к младшему Рахнару. Их друг под присмотром Ульриха ковал двуручную секиру, да такую что просто загляденье. Лезвие широкое, узкое, с острым шипом, с обратной стороны кривой крючок и длинный граненый шип. На секире планируется выгравировать орла, фамильный знак Александра. Страшное получится оружие. Против такого никакой доспех не спасет. Рахнар очень обрадовался друзьям. Раньше он тоже хотел быть в дружине, но здесь ему нравилось больше. Вот настоящая работа для мужчины. Что поделаешь, тянулась душа молодого скифа к прекрасному. Ему приятней создавать, чем рушить. Топор этот был что-то вроде экзамена для молодого мастера. Рахнар уже неплохо считал, чертил сложные фигуры, а главное чувствовал сталь. Вместе с Ульрихом, по проекту Александра они готовили для того доспехи. Мерки сняли две недели назад. Латы будут просто загляденье. Из передельной стали изготовить их оказалось совсем не сложно. Тем более что листы уже стопками лежали на складе. Такая сталь намного упруже сварной, слегка прогибаясь от ударов, она хорошо гасит колебания. Грудь и спину будет защищать цельная кираса, плечи, миниатюрные наплечники с крыльями, прикрывающими шею от боковых ударов. Руки полностью зашиваются стальными пластинами. Поручи будут со щитком прикрывающим кисть. К доспеху прилагается длинный подол, ниже колен из крупной стальной чешуи на кожаной основе. Все чешуйки с гранью по центру, крепятся на три шелковых шнурка. Каждая чешуйка перекрывает другую, так чтобы пробить подол, нужно разбить разом три пластины. Каждая, из которых в центре толщиной три миллиметра. Сапоги тоже со всех сторон будут закрываться цельными стальными пластинами, повторяющими контуры ноги. Другой оружейник плел кольчугу с длинными рукавами из кованных колец изготовленных из дамасской стали. Весит такая кольчуга совсем мало, но идеально защищает от рубящих ударов. Подол у кольчуги короткий, только-только срамное место прикрыть. Бедра будут прикрывать кольчужные чулки тоже из дамасской стали, но плетение более мелкое, чтобы лучше защищало от колющих ударов. Шею полагается защищать капюшоном из мелкой стальной чешуи. Первый ряд чешуек покрывался позолотой, второй белым серебром. Очень красиво. На голову будет посажен остроконечный витой шлем, с нащечниками и подвижным назатыльником из стальных пластин. Также у шлема будет козырек и выдвижная стальная стрелка. Внутри шлем обошьют войлоком и мягкой кожей. Когда доспехи изготовят, другие мастера примутся за их украшение. Кирасу покрасят красной краской, а сверху покроют лаком, по краям отделают позолотой в виде виноградной лозы. Наплечники и шлем обработают синим воронением и тоже украсят золотом. Поручи и стальные сапоги покрасят красным, а сверху лаком. В лобной части шлема будет золотая пластина, на которой будет изображен орел. Чешуйчатый подол полностью покроют позолотой. Каждая деталь будет украшена травлением и резьбой, все в орлиной тематике. Кольчуга и чулки будут обработаны синим воронением.
   - Во какой красивый будет у нас вождь! Такой доспех не одним оружием не прошибешь. - Пояснил Рахнар.
   Медвежонок и Мед, зачарованно смотрели на детали будущего панциря. И им такой хочется, хоть и не пристало славному воину носить железо, а все равно хочется такую красоту на себя надеть. Все девки твои. Жаль им пока такой не светит. Даже без украшений он будет стоить огромную кучу денег, своим, конечно, продадут подешевле, но все равно дорого. Такой доспех только царю по суме.
   Потом ребята отправились домой. Билис уехал на охоту, так что ребята остались за старших. На подворье зашел какой-то наглый вой. Мед сидел на крыльце перекладывая стрелы. Как любой природный скиф, он был отличным стрелком. И лук у него был что надо, от предков достался. За двести шагов парень свободно с коня клал пять стрел в подряд в кольцо размером пять на пять сантиметров. Дело даже не в мастерстве, а в природном умении. Такому не научишься. Воин подбоченись, подошел к Меду и навис, над парнем загородив свет.
   - Эй, малец, где твои старшие?
   Мед глянул на чужака. Не хорошо так глянул, не понравилось, что его полноправного дружинника назвали мальцом. Воину взгляд парня не понравился. Наглый больно.
   - Ты что оглох, я тебе говорю. Или тебя железом поучить?
   Молодой скиф макушкой едва дотягивал до подбородка чужака, да и в плечах тот был намного больше. Но парень не испугался, не смотря на то, что с грубияном были еще двое воинов.
   - Меня железом таких псов как ты вождь бить учит. Хочешь и тебе покажу.
   Воин даже дар речи потерял. Щенок, а зубами на мишку щелкает.
   - Ну, ты наглый. И кто же у такого хоробра вождь? Или и это тебе сложно ответить? Видно штаны мешают.
   Воин в одно мгновение выхватил кинжал и полоснул по шнурку на штанах Меда. Тот успел отскочить, но штаны все равно попортились.
   - Не сложно, - гордо выпятив подбородок, ответил Мед.
   Его наглость строилась не на пустом месте. Из-за спины уже выглядывали Медвежонок с младшим Рахнаром и у всех в руках луки и стрелы рядышком. Один миг и уйдет бронебойная смерть.
   - Мой вождь сын Юпитера Александр Орлов. А я воин из его личной дружины. Хочешь биться, будем биться, только тебе потом перед ним ответ держать. А за своих он спрашивает оо-х как строго. - Мед нарочно тянул слова, смакуя, как улетучивается боевой задор воина.
   Репутацию Орлова в Сармизегентузе знали все. Дак конечно не испугался, не такой он человек, но он служит царю, а Децебал с сыном Юпитера в дружбе. Убьешь его людей, а виноват перед чужаком будет сам царь, поскольку его человек руку не удержал. Такого позволить себе воин не мог.
   - Ладно, живи пока, отрок. Мне старший нужен, царь приказал люд пересчитать.
   - А ты что считать умеешь? Не знал что такие лешаи грамоте учены, - изобразил удивление Мед.
   Воин считать не умел. И снова его оскорбили. Все конец мальцу, но не сейчас. Надо подстеречь его за городом и поквитаться.
   - Нет, не умею, - буркнул воин. - Другой считать будет, мое дело за такими как ты смотреть, чтобы чего не сперли.
   Мед смотрел, как краснеет воин, и становилось ему от этого только веселее. Как хорошо над чужаком поизголяться.
   - Это ты зря. Чтобы за такими как я уследить и тысячи, таких как ты, не хватит. Мы знаешь, сколько кельтов в горах побили, тебе и не снилось. А богатств взяли столько, что тебе за всю жизнь не взять, так что ступай себе. Здесь воровать некому, мы и так богаты.
   Мед рассмеялся над собственной шуткой. Как он хорошо опустил чужака, а тот даже за меч не схватился. Это ж так уметь надо! Воины ушли, да только обиду затаили смертную. Такое не прощается.
   - А зачем ты с ним так? - удивился Медвежонок. - Он тебе такое не забудет. Поймает и голову оторвет.
   - Наглый он больно. Как будто сам царь, а не служит ему. Мы же теперь дружинники и обращаться к нам нужно как к воинам. А он мне: малец, малец. Вот и получил свое.
   Позже приехал Билис и сказал, что Александр отправился искать лекарку Сафоксу. Ту, похоже, кто-то похитил, и царевна Меда попросила помочь ее найти. Так что вождь будет не скоро, можете гулять. Ребята хотели отправиться помогать вождю, но дед сказал, что и без таких хоробров справятся. Ну и бог с ними. Справятся, так справятся. В дружину взяли, а все равно как к маленьким относятся. Обидно это! Тогда Мед предложил отправиться в харчевню. Домой вернулись, а победу так и не отметили. Нужно исправить. Плохое настроение сразу улетучилось, и ватажка безусых отроков отправилась пить мед. В харчевне оказалось людно, все столы кроме одного были забиты. Стол стоял в самом углу, всех дальше от очага. Ребята о лучшем месте и не настаивали, понимали, что могут и по зубам получить. Сели чинно, заказали сбитень, медовых лепех, маленького кабанчика и ко всему этому аж две крынки с медовухой. Решили: либо их сегодня вынесут, либо они кого-нибудь. И дружно рассмеялись. Хорошо когда тебе пятнадцать лет, ты дружинник у великого вождя и у тебя вся жизнь впереди. Славно, делай что хочешь, лишь род не позорь. Позвали девок, как же без них. Одним сидеть совсем не хочется, организм молодой, просит. Девки лет на десять старше парней, но щедрым юнцам не отказали. Сели на колени, ели, пили, давали под подол лазить и груди мять. Хорошо с такими ребятами: веселые, красивые, серебром сорят, молодые воины. Вот и сейчас пили, веселились, говорили о своем, но все вокруг слышали и примечали. Воин и отличается от простого людина тем, что всегда собран, всегда готов принять бой. Раньше этому их Билис учил, лет с пяти, а теперь Орлов учит. За соседнем столом сидели слуги бывшего верховного жреца Залмоксиса. Куда подевался сам жрец никто не знал, а вот его слуги по городу так и шастали. Мед совершенно случайно услышал знакомое имя. Внимание сразу переключилось на соседей. Пьяные служки говорили о Сафоксе. Насмехались над тем, как старая бабка кричит. Как молодуха, которой подол задирают. Один именно так и хотел поступить, но старший за это крепко дал ему по зубам. Все же не простую лекарку спеленали, а ведьму. Темные боги за такое могут наказать. Еще говорили о том, сколько всякого добра нашли в тайной схронке. Богата оказалась Сафокса, а для всех жила бедно. Странная женщина. Дальше слуги жреца уже говорили о чем-то своем, не интересном, но самое главное уже сказали. Длинный язык далеко доведет, нашли, чем хвастаться, а главное где. Мед спихнул пышную девку с колен и притянул за плечо к себе Медвежонка. Тот в это время плавал в необъятных грудях бабенки.
   - Выплюнь ты сиську, присасался как маленький, - рассердился Мед.
   Он поговорить о серьезном деле хочет, а у того соска во рту. Медвежонку такое обращение не понравилось. Где это видано, чтобы дети бабенок тискали. И совсем он не маленький. У него ох, какой большой, мало какая молодка без криков принять может.
   - Ты кого маленьким назвал? Щас как дам.
   Медвежонок сбросил с себя бабу и замахнулся, чтобы врезать Меду. К наукам Медвежонок был очень способным парнем и воином обещал быть отличным, а вот по жизни был простоват. Да и характер буйный, к тому же медом разбавлен. От такого поведения друга Мед пришел в полное негодование. Он с ним посоветоваться хотел, а этот злодей в рожу дать собрался. Ну, ничего, проучу наглеца. В этой паре все же лучшим был Мед. Медвежонок сильнее и крупнее, но Мед его всегда побеждал. Вот и сейчас, забыл косолапый, чему их Орлов учил. Размахнулся, как мог, а вот его друг размахиваться не стал. Пробил ребром по уху. Удар короткий, не сильный, но очень болезненный. У Медвежонка даже в голове зашумело, но правой все равно пробил. Был бы трезвым, точно бы попал. А так, Мед прижал подбородок и ушел влево, как учил Александр. А потом как пробил с левой, из-за плеча Медвежонка. Ударил прямо в челюсть. Вот тут вложился всем телом, довернул плечо, закрутил торс и все. Медвежонок упал на лавку и уснул. Младший Рахнар испуганно смотрел на друзей. Как так можно? Нельзя по пустякам драться. Мед и сам был раздосадован. Не того он побил кого хотел, обидел Медвежонка. А тот ведь не просто друг, а родной брат, близнец. Правда, не похожи они совсем друг на друга. Девки хлопали глазами, но кричать не стали, все закончилось слишком быстро и без крови. А то такой бы вой подняли. Никто кроме слуг Заргуна на драку даже внимания не обратил, но тем мордобой понравился. Они знали, кому служат парни. Хорошо когда враги друг с другом дерутся.
   - Вы чего? - Изумился Рахнар. - Рожу то зачем бить друг другу?
   - Ничего, - огрызнулся Мед. - Уж и слово ему сказать нельзя. Присмотри за ним, а я за татями одними пригляжу.
   Слуги жреца вышли из корчмы. Нужно было поспешать. Мед выскочил следом и поплелся за ними, отставая шагов на тридцать. Народа на улицах было много. Урожай уже собрали, так что все подались в город. Да и слуги жреца совсем не боялись, что за ними кто-нибудь будет следить. Громко разговаривали, смеялись, подшучивали друг над другом. Подались они на подворье к покойному Адарану. Его брат получил все наследство, но право кровной мести никто не отменял. Так что тут и говорить не о чем, он враг. Мед у ворот топтаться не стал. Зачем привлекать лишнее внимание, а стал обхаживать девчонку из соседнего подворья. Та оказалась рабыней, но очень миленькой, так что парень обошелся с ней ласково. Распинался соловьем, притом в прямом смысле слова. Насвистывал соловьиную трель. А потом еще кольцо подарил, простое, но красивое. Подкопит девка и выкупится у хозяина, правда если он позволит. Все же взяли ее в бою, а это значит, что выкуп будет такой, какой назначит хозяин, а не такой как положен по правде. Когда девушка уже была готова порадовать парня своими прелестями, слуги жреца вышли с подворья купца. Было их пятеро, но для настоящего воина, коим считал себя Мед, это не проблема. Попрощался с девушкой пошел следом. К ней он еще собирался заглянуть, хороша рабыня. Даки направились не на капище, а к западным воротам. Это хорошо знак, жреца в городе нет, может к нему выведут, а может и к похищенной Сафоксе. На улицах укрываться от глупых даков было легко. Мед то был природным скифом, тем самым относил себя на порядок выше местных жителей. Он-то воин в двадцатом поколении. Хотя половину своих предков он не помнил, может и не в двадцатом, но все равно древний род. А вот выйдя за город, слуги жреца стали стеречься. Часто оглядывались, смотрели по сторонам. И опять парню повезло. По дороге ехали несколько повозок римского купца Деция, приказчика, который сидел на козлах, Мед знал. Устроился рядом, вроде как для охраны, дороги сейчас не спокойные. На повозки слуги жреца внимания не обратили. Ну и пусть не смотрят их проблемы. Так и ехали пока даки не свернули с дороги. Мед торопиться не стал. Тут они от него никуда не денутся. Меза его много чему научил, молодой скиф распутывает следы не хуже любого лесовика. Спрыгнул с телеги, поблагодарил за помощь и скрылся в лесу. Шел сторожно, хоть и считал себя раз в десять лучше глупых слуг жреца, но ведь и они не полные дураки, могут что-нибудь заметить. Так и шел по следу, долго очень долго. Даже солнце село за горизонтом, а даки так и не остановились. Значит не далеко идти осталось, так бы привал сделали. Все же недооценил даков Мед. После изрядной попойки прошагать полдня по пересеченной местности, да еще с изрядной скоростью, нужно уметь. А они умели. В конце концов, следы привели к небольшому капищу. Большой дом, покрытый соломой, пару хозяйственных построек и частокол в два человеческих роста. Из дома шел белый дымок, видно кушать готовят. От мыслей о еде, Меду сразу захотелось есть, а внизу предательски забурлил живот. Лезть туром на капище парень не стал. Сначала подкрался так чтобы ветер дул ему в лицо, мало ли во дворе собачки. Учуют, плохо будет. Мед, конечно боя не боялся, но вдруг там кроме увальней есть настоящие воины и тогда конец гордому скифу. Собачек было не видно, раньше точно были, но похоже померли. Одна конура от них и осталась. Понаблюдав за домом, Мед даже смог узнать сколько человек в доме. После ужина все ясное дело бегали к отхожему месту. Оказалось, что кроме тех пятерых слуг, в доме укрылись еще пятеро таких же оболтусов и трое настоящих воев. Конечно не таких хороших, как Мед, он то всяко сильнее (думал парень). А вот жреца и следов пленницы он не видел. Хотя, было бы странно, если бы старушку водили к яме. Наверное, сидит где-то связанная и плачет. Не хорошо поступили.
   Мед подождал, пока в доме погаснут огни, потом еще посидел, давая время уснуть, и полез через ограду. Нашел сухой ствол тонкой елки, уперся им в землю, оттолкнулся и перелетел через забор. Хорошо получилось, о таком мифы слагать надо. Это Александр рассказывал об атлетах, которые с шестом через преграды прыгают. Вот и Мед решил попробовать, получилось. Все же сказки, которые рассказывает вождь нужно слушать, много в них пользного. Во дворе было тихо и темно. Лунный свет загораживало большое дерево, раскинувшее свои длинные ветви во все стороны. Вроде как большой великан навис над капищем. У Меда даже холодок по спине пробежал. Люди, это не страшно, а вот чудища лесные, это да. Ужас... Скиф решил, что, скорее всего пленница должна быть в одной из кладовых. Не положили бы воины старуху в одной с собой комнате, не по обычаю это. Мед подбежал к одному из амбаров, приоткрыл дверь и заглянул внутрь. Там совсем темно. Звать Сафоксу он не стал, мало ли кто чужой услышит. Да и не знает его старуха, примет за слугу жреца и огреет чем-нибудь. Ох и плохо, что один пошел. Вот к чему гордость и самоуверенность приводит. Забрался внутрь, пошарил по сторонам, но никого не нашел. Вылез, прокрался к следующей кладовой. Там дверь была закрыта, притом на приличный замок. Чтобы такой вскрыть, хорошая секира нужна. Мед почесал затылок, обежал по кругу амбар и придумал. Забрался на крышу и принялся ножом ковырять солому. Сухие пучки легко поддались. Высота была не большая, но прыгать внутрь парень не стал. Как потом выбираться? Но и внутри ничего не видно. Пришлось позвать.
   - Сафоска? Бабушка Сафокса? Я Мед, дружинник сына Юпитера Александра. Есть тут кто?
   - Кхе! Я тут есть, а ты чего на крышу забрался? Можешь не ждать ответа, у нее рот связан, а то больно уж срамные слова говорит, - проскрипел Заргун.
   Мед боялся даже пошелохнуться. Воинов он не боялся, а вот жрецов...Зыркнет и пропал молодец.
   - Давай, давай поворачивайся, только медленно. О луке даже не думай, мои вои тебя вмиг к крыше пригвоздят. Ты там как петух на жердочке, далеко тебя видать. - Заргун рассмеялся. Уж очень ему показалась смешной шутка. Дружинник ненавистного ему чужака попался как кур в ощип. Того что хотел не получилось. Зря Сафоксу выкрал. Говорили ему, что она судьбу чужаков ведает, а оказалось ничего она толком не знает. Не показали ей боги их путь, только направление указали. Что ж она сразу все не сказала? Начала гонар свой проявлять, рассказала бы все сразу и разошлись бы полюбовно. А теперь что с ней делать?
   Мед повернулся и увидел жреца. Страшный старик, а в темноте еще страшнее. Весь в морщинах, нос длинный, горбатый, волосы белые, а глаза так и блестят. Страшный такой взгляд, хоть и улыбается. У Меда на спине даже волосы дыбом встали и руки вспотели. Вот и что теперь делать? Никого не спас и сам попался. Герой называется.
   - Ну, чего расселся? Слезай от туда. Или так и будешь на крыше сидеть?
   Мед посмотрел по сторонам, но больше никого кроме жреца не увидел. А где же его вои? Может дать деру. У ворот старая будка собачья, можно оттолкнуться от нее и перескочить через забор. Эх, была не была.
   - Ты хоробр, об этом даже не думай. Пока через забор перелезать будешь, сразу стрелу под лопатку получишь. Эй, Бадай, выйди, покажись парню, а то ему мысли глупые в голову лезут, - добродушно прогудел Заргун. И не скажешь что злой жрец. Хорошо так обращается, по доброму.
   Бадай долго себя ждать не заставил, вышел из тени, как раз оттуда, куда собирался бежать Мед. К тому же вышел не один, с ним еще трое, и у всех дротики. Деваться некуда, Мед спрыгнул с крыши и бросил на землю оружие. С собой у него был топорик, лук и пара кинжалов. Как только он это сделал, все уважение, и доброта исчезли. На него сразу налетели четверо мужиков. Точнее трое из них были профессиональные воинами, один даже в броне, а вот последний, обычный мужик охотник. Но драться Мед с ними не стал, если с оружием не рискнул, то голыми руками и подавно. Спеленали как барашка и поднесли к жрецу.
   - Ты зачем одни пришел? Или еще придут?
   Мед бросил злобный взгляд на Заргуна. Страх уже прошел, осталась только ненависть.
   - Придут, еще как придут. Мой вождь с тебя шкуру спустит. Придет сюда большая сотня воинов и конец тебе и всей твоей подлой своре.
   Жрец засмеялся. Ох и наглые пошли нынче отроки. Кто же их так учит со старшими разговаривать? Совсем не боится кары Залмоксиса.
   - Плохо тебя чужак учит. И воин ты плохой и воспитан жутко. Я ведь по твоим глазам вижу что врешь. Никто за тобой не придет, сам ушел и не ищет тебя никто. А коли и будут искать, это место тайное, ни за что не сыщут. Так что полежи-ка ты пока в кладовке, составь компанию старушке, а я уж утром решу, что с тобой таким делать. Кровушку я богу давно не давал, думаю ему такой подарок понравиться. - Заргун похлопал парня по плечу, вроде даже как-то по-дружески. Да только от этого прикосновения у Меда сразу исчезла воля сопротивляться. Как будто волю вынули.
   Двое воинов схватили Меда и поволокли в кладовку. Один открыл замок, а второй открыл дверь и затолкнал туда парня. В помещение было темно, но Мед почувствовал. Воину глаза не нужны. В комнате кто-то был, в углу. Наверняка Сафокса, кому же еще сидеть в сарае с кляпом во рту. Плохи дела. Не хочется к Залмоксису раньше времени отправляться. А придется, бежать от сюда нет ни сил не возможности. Хотя засопожник они не забрали, даже не подумали о нем. Мед себе в точности такие же сапоги как у вождя заказал. У даков они были совсем другие, там нож спрятать некуда, а в этих специальный кармашек. Да только не добраться до него. Руки за спиной связаны и ноги скручены. Спеленали на славу, даже не шелохнешься. Мед постарался устроиться поудобней. За ним обязательно придут. Александр его не бросит.

..........

   Бывший верховный жрец Залмоксиса сидел у костра, пристально всматриваясь в звезды. Они больше не говорили с ним, но жрец обязательно вернет благосклонность богов. Он знал, что нужно сделать. Те, кто его предал, должны уйти. И он Заргун поможет каждому кто избавит этот мир от осквернителей бога. К жрецу подошел молодой слуга. Когда толпа пришла чтобы растерзать старика, парень испугался и убежал. Но теперь он знал, что жрец намного сильнее любого из смертных. Никому не под силу его убить. Слуга поклонился жрецу и сел рядом.
   - Господин, нам нужно уходить, чужак обязательно придет за своим человеком.
   Заргун посмотрел на парня. Этот глупец говорит, что ему делать. Разве он может что-нибудь понимать?
   - Ты лучше делай то, что я тебе говорю. С такой головой как у тебя думать вредно. Как там чужак? Сказал чего хочет?
   - Просил встретиться с вами, господин. Ему помощь нужна.
   Глаза жреца блеснули не добрым огоньком. Если помощь, то много чего можно за нее потребовать. Главное не продешевить. Хорошо получать награду за смерть своего врага, да еще чужими руками.
   - Откуда знаешь? И чем же я смогу ему помочь? У меня власти нет, я теперь скрываюсь.
   - Так он сам сказал. Ему самому задание своего Императора не выполнить. Не подобраться ему к царю, а вот через вас, господин, сможет. С вами бог и люди. Если нужно, за вас сотни пойдут. Ну, или яд в братину сыпанут.
   Жрец по-новому посмотрел на парня. Что-то он шибко умный. Плохо это, к богам ему пора, а то поговорят с ним каленым железом, и выдаст все. К тому же не только то, что знает, но и то о чем догадывается. А это много, хватит, чтобы голову отрубить.
   - Передай ему, что скоро встретимся. Я его сам найду. Когда передашь, уходи на зимовку, нечего тебе тут делать.
   - Хорошо, господин. А что с пленниками делать? Сафокса ничего полезного не рассказала, а малец навряд ли что-то знает.
   - А это не твое дело. Больно ты любопытный, прямо как шпион ромейский.
   Заргун зыркнул на патцана, у того аж серце йёкнуло. Прикажет, воинам убить и убьют. В доме три волка битых сидят, зубы точат. Ух и страшные они.
   - Не шпион я. Никогда с римлянами не знался, да и с другими тоже. Как вы могли так подумать?
   Жрец усмехнулся. Зло так. Лицо все в морщинах, нос кривой, горбом, а глаза горят.
   - Да верю я тебе. Не боись, своих не оставлю и тебя за верную службу вознагражу. А с этими ты прав, нечего мне с ними делать. Никакого толку. Парня завтра вечером в жертву принесем, пусть отнесет благую весть. Старуху тоже придется кончить. К богу ее не отправишь, стара слишком. Да только и убить ее просто нельзя, ведьма все-таки. Такое только огнем искоренить можно.
   Парень испугался еще больше. Ууу ведьма, вылезет ночью из амбара и сожрет всех. Страсть какая...
   - Ступай, тебя это не касается.
   Слуга охотно покинул своего господина. Боязно здесь, темнота вокруг, ведьма за стеной. А когда жрец глянул, совсем мерзко стало. Плохой такой взгляд, что-то страшное задумал Заргун. Скорее нужно бежать отсюда, а то поздно будет.
   Жрец еще долго сидел у костра. Думал о том, о сем. Ясно, зачем приехал римлянин. Его господин хочет, чтобы великий царь Децебал отправился к своему богу. Заргун этого тоже хочет. Смерть предателю! Сложно добраться до царя, но можно. Клинком его конечно не достанешь. Охрана у него что надо, да и сам он отличный воин. На улицу без брони вообще не выходит. Пищу просто так тоже не отравишь, ее пробует специальный человек. А вот сыпануть в братину можно. Децебала и всех его ближников одним махом прихлопнешь. Да только чтобы в братину сыпануть, нужен не простой слуга, а кто-то важный, кто может сидеть за одним столом с самим царем. Сложно найти такого человека. Ох, как сложно.
   Рано утром бывший верховный жрец покинул тайное капище. Оставаться там было опасно. Чужак обязательно будет искать своего воина, а след к схронке хоть и тайный, а все равно есть. Вдруг сын Юпитера призовет своего отца и тот покажет ему дорогу. Чужаку очень везет, из любой западни выходит невредимым. Плохо получилось, и зачем Орлову эта старуха? Опять все кувырком.
   Молодой слуга выполнил распоряжение жреца. Приехав в Сармизигентузу, сразу отправился на ромеское подворье. Пришлый римлянин жил там. За ворота парня не пустили, недавно даки вломились внутрь и напали на знатного воина. Правда, тот говорят, даже победил. Редко такое бывает, чтобы римлянин побил дака один на один. Видно очень хорош приезжий воин. Стража на подворье знала слугу жреца, потому сразу позвала кого надо. Невысокий мужчина вышел навстречу слуге. Сам приветливый, улыбается.
   - Здравствуй друг мой. Что ты мне принес от своего господина? - римлянин сгреб парня в охабку и потащил в дом. Говорить при всех о таких вещах просто самоубийство.
   Слуга смутился. Где это видано, чтобы благородный человек называл раба другом.
   - Господин просил передать, что найдет вас сам.
   - И все? - Удивился римлянин - Больше ничего не передал?
   - Все, господин. Жрец мало говорит, сказал только то, что нужно.
   Пара остановилась у фонтана. Римлянин задумался. Если жрец не поможет ничего не получится. Как тогда он сможет вернуться домой, наместник обязательно отомстит. А если получиться убить царя, разом можно поправить материальное положение.
   - А сам что думаешь, поможет мне жрец?
   Слуга замялся, не зная, что ответить. Он не просто думал, он знал что поможет. Жрецу нужна смерть царя не меньше чем Риму, а может даже больше. Пока царь Децебал, Заргуну нет места в Сармизегентузе. Из-за него чуть не убили царевну Меду, из-за него царь поссорился со старейшинами. Децебал до сих пор не может забыть речь чужака. Бог больше не слышит вас! А царю очень нужно расположение богов. Это воин может без удачи. Присоединиться к удачливому вождю, вот тебе слава и богатства. А царю без помощи богов никак. Вот и слуга тоже подумал и решил: римлянин более удачлив, значит под его рукой, будет лучше. Да еще тот не добрый взгляд жреца.
   - Поможет, куда он денется. Пока Децебал жив ему не вернуть место верховного жреца. Рано или поздно его найдут и тогда ему конец.
   Римлянин добродушно засмеялся. Вот значит как. Похоже, жрец хочет поквитаться со своими врагами и еще получить за это золото. Это очень хорошо. Оппий Сабина разрешил потратить любые деньги, лишь бы Децебал был мертв. Жрецу и пятидесяти ауреев хватит, а наместнику сказать, что потратил пятьсот. Огромная сумма, но ради такого дела Сабина заплатит.
   - Хорошо, вижу ты умный парень. Я это ценю, когда все закончится, я возьму тебя с собой, конечно если ты захочешь, - Клавдий развел руками, мол, я никого не заставляю. Выбирай!
   Слуга улыбнулся римлянину. Хорошо получилось. С таким хозяином намного лучше, чем со жрецом. С тем никогда не знаешь, сам кого в жертву приносить будешь или тебя. Хотя от жреца уходить тоже страшно, Заргун силен, никто его спихнуть не может.
   - Очень хочу, господин. Я буду верно, служить вам.
   - Я и не сомневался.
   Римлянин похлопал парня по плечу и приказал стражникам проводить его за ворота. Сейчас пусть ступает к себе, там он нужнее.
   Пока у Клавдия Суллы шло все хорошо. Его послали в жалкую варварскую страну, чтобы убить главного варвара. Тяжелое это задание. Клинком к их царю не подобраться, только ядом, да и им сложно. Но если получиться, станет Клавдий Сулла разом богат, поправит благосостояние семейства. Тяжело когда ты знатен, но беден. Приходиться заискивать перед всеми, а ведь совсем не хочется. Да и предки не поймут. Отъезжая на Север, Клавдий думал, что там будет холодно, убого и страшно. А оказалось, здесь чуть холоднее, чем в Мезии, даки и правда, живут в лачугах, но ему Клавдию, предоставили апартаменты ничуть не хуже чем дома. Богато живут граждане Рима в варварской стране. А женщины тут просто загляденье. Косы длинные, блестят на солнце как золото, глаза голубые как бескрайнее море. А груди какие, молочные, хорошо к ним губами припасть, а еще лучше бедра упругие в деснице сжать. Ох, как хорошо. Да и мужи здешние оказались не такими, как представлял их себе Клавдий. Совсем не страшные. Один на один, никто из местных не мог с ним справиться. В свое время Клавдий слыл лучшим поединщиком Италии. Вчера какой-то важный дак пронюхал, что Клавдий ходил к старухе и наведался сюда. Варвар был очень силен, настоящий великан, да еще такой быстрый, что в какой-то момент Клавдий решил, что для него это конец. Но повезло, все же он оказался быстрее дака. Тому не помогли даже страшные уловки, а как он ловко обманывал ложными атаками. Мало кто так умеет сражаться. Хорошо, что он просто искал старуху, если бы прослышал о яде было бы туго. Это один на один Клавдий смог побить варвара, а если бы он пришел со всей дружиной. Было бы совсем плохо.
   Чтобы подобраться к царю, хорошо бы получить доступ к его столу. И идея как это сделать у Клавдия была. Собрав дары, которые он привез из Империи (исключительно дорогое оружие) римлянин отправился с визитом к царю. В воротах представился, как посол божественного Императора Нервы. Римлянина сразу пропустили во двор. Там долго ждать не пришлось. Децебал был любопытен, интересно узнать, зачем пришел к тебе враг. В чертоге царя был только его сын Адиоциний. Царь собирался поупражняться на мечах, а лучшего соперника, чем его сын в Дакии не найти. Клавдий поклонился и преподнес дары царю. Децебалу подарки понравились, царские подарки. Оружие добротное, золотом и самоцветами со всех сторон разукрашено.
   Децебал внимательно изучал посланника Императора. Совсем не похож на послов Рима. Те обычно присылают слуг, а не воинов. Этот же был воином, к тому же не из последних. И держался хорошо, вроде и не заискивающе, но с большим уважением. Неужели Империя хочет мира? Странно, сначала подкупают антов с готами, чтобы те ударили в спину Дакии, готовят свои войска, а теперь тащат дары. Может передумали?
   - Что хочет твой господин от моего народа? - напрямую спросил Децебал.
   Как глупы эти варвары, стоит им показать золото, и они уже верят всему, что скажешь. Хорошо с такими иметь дело. - Подумал Клавдий.
   - Мой господин Божественный Император Нерва хочет мира, с тобой великий царь Дакии. И в знак того он хочет подтвердить прежний договор заключенный Доминицианом.
   - Вы снова будете присылать золото и мастеров? - Даже удивился царь.
   - Да, мой господин. Для нас благо, что наша граница соприкасается с сильным дружественным народом. Мы вместе будем оборонять наши земли от свирепых готов и быстроногих Сарматов.
   Децебал смотрел на чужака и не мог решить, говорит тот правду или лжет. Спросить бы его железом, да нельзя, все же посол.
   - Тогда я рад тебе римлянин. А где же оставшееся золото, что полагается нам по договору?
   - Его везут морем, о великий царь. Скоро его доставят в вашу столицу, а с ним двадцать лучших инженеров.
   Децебал вынул из ножен меч. Пожалуй, это не то слово. Клинок в мгновение ока появился в руке царя. А еще через мгновение, Децебал оказался рядом с римлянином.
   - А теперь говори, кто тебя прислал и что тебе надо? - клинок уперся в горло Клавдия.
   Вот так и бывает. Когда все идет хорошо жди беды. Клавдий Сулла ни капельки не испугался. На лице римлянина не дрогнул ни один мускул. Даже когда кровь посочилась из раны, ему было все равно. Не такой он был человек, чтобы бояться смерти. Неприятно было одно: как его смогли так быстро раскусить, ведь он все продумал. Или не раскусили?
   - Меня прислал император Нерва, я не понимаю, чем я заслужил такое недоверие.
   Децебал тоже кое-что понял. Не такой римлянин человек чтобы бояться. Перед ним настоящий воин. Конечно, и такого человека можно сломать пытками, но сложно и долго. Есть другой способ, более простой.
   - Ты не человек Нервы. Тот бы прислал какого-нибудь толстого сенатора в белой тоге с пурпурной полосой. Ты не из такого теста, в твоем сердце бог воины. Он ведет тебя через этот мир. Я предлагаю тебе сделку: мы будем биться один на один, тот, кто проиграет, ответит на все вопросы победителя.
   Слабозаметная ухмылка пробежала по лицу римлянина. Ага, ответишь на мои вопросы, а потом в яму с кольями сбросишь. Нашел глупца. Децебал как будто услышал мысли чужака.
   - Если победишь ты, даю слово честно отвечать на твои вопросы и позаботиться чтобы ты живой и невредимый добрался до дома.
   А вот теперь римлянин не удержался, улыбка так и расплылась по загорелому лицу. Их царь, похоже, совсем глупец, разве может сравниться с ним, Клавдием Суллой, какой-то дак? До приезда сюда он может быть в это и поверил. Варвары свирепы и огромны, но теперь он был уверен в себе наверняка.
   - Я не против отточить мастерство, о великий царь.
   Адиоциний усмехнулся и дружески похлопал римлянина по плечу.
   - Мужайся чужеземец, сегодня тебя изваляют в грязи.
   Парень веселой поход вышел из заллы. Формально все считалось просто тренировкой. Вышли во двор, обмотали оружие шкуры и изготовились для боя. Оба в латах, римлянин отправляясь к царю облачился в парадный доспех. У одного в руке гладий, у второго спата. Клавдий был самым лучшим фехтовальщиком во всей Италии, но бросок дака был настолько молниеносным, что римлянин не успел уйти в сторону, даже щит уже было не поднять. Выставил меч, жестко, сила на силу и с трудом смог удержать его в руках. Оружие у врага было тяжелее, а силы в ударе больше. Римлянина отбросило назад, да так что он оступился и упал. Дак отошел в сторону, давая противнику подняться. Теперь Клавдию стало понятно, враг очень силен. С таким противником он еще не встречался. Римлянин поднимался медленно, внимательно наблюдая за Децебалом. В какой-то момент он почувствовал, что невидимая струна, натянутая между поединщиками начала провисать, но сейчас он был готов. Быстро ушел в сторону и ударил краем щита. Бил просто по воздуху, но бил верно. В тот же миг, когда Клавдий поднялся, царь сделал бросок, мощный, как тигр. Лязг зубов, скрежет когтей и жертва бьется в агонии. Но римлянина там уже не оказалось, а наоборот. Дак оказался в опасном положение, щит римлянина ударил в плечо. Наплечник смягчил удар, но все равно было неприятно. К тому же за ним сразу последовал следующий. Гладий пошел в левый бок, туда где находится сердце, да только не так то легко застать Децебала врасплох. Он царь не, потому что родился царем, а потому что лучший. Никто не может биться как он, и ни у кого нет такой мудрости как у него. Один миг и гладий наткнулся на спату. Клинок римлянина соскочил с кромки в сторону, да не просто отскочил, а развернул своего хозяина вместе с собой. Ох, и мастерски владеет царь клинком. Клавдий пригнулся к самой земле, понимая, что не успевает уйти из-под удара. Опять вовремя, кромка вражеского щита пролетела над головой, римлянин резко развернулся и выстрелил стальным жалом, целясь в живот. Удар пришелся вскользь. В настоящем бою может быть и не соскользнул клинок, но тряпки прикрыли. Клавдий сразу рванул щит вверх, прикрывая голову, но не угадал. Не помог пятнадцатилетний опыт. Дак пнул ногой в колено, римлянин отвлекся, опустил ниже щит, а когда снова взглянул вперед, врага там уже не было. Децебал зашел, справа и ударил. Мощно так, со всей силы. Червячная сталь, обвернутая в кожу, угодила точно в лоб. Если бы на голове не было шлема, ее половинка отлетела в сторону. А так только шлем просекло, да кожу на лбу. Жить будет.
   Когда Клавдий пришел в себя, над ним колдовала божественной красоты дева. О, как она прекрасна. Царь Децебал со своими ближниками тоже был здесь, но это пустяки. Главное эта женщина.
   - Кто ты, дева? Ты прекрасная валькирия? Я думал встречу Хорона, чтобы отправиться в последний путь по реке Стикс. А тут такое чудо. Ты не можешь быть просто земной женщиной.
   Девушка прикоснулась к голове Клавдия. Резкая боль прожгла мозг, скрывшись в затылке. Благородного римлянина обильно вырвало на пол. Валькирия обтерла губы страдальца и наложила повязку ему на лоб, потом дала какой-то едкий настой и отошла в сторону.
   - Я Меда дочь царя Децебала. - Девушка приятно улыбнулась страдальцу. Милосердие ей было не чуждо.
   - Тогда я не ошибся, вы не простая женщина. Похоже, вы победили, о великий царь. Вы лучший воин кого я, когда-либо встречал.
   - А твой Император, разве не он лучший воин?
   Клавдий попытался изобразить улыбку, но его снова вырвало. Похоже, снова встряхнул мозги. Греческий лекарь говорил, что в следующий раз может быть намного хуже, вот так и получилось.
   - Мой Император юрист, сомневаюсь, что он, когда-либо брал оружие в руки.
   Странно, как такой человек мог получить власть над самым могущественным государством в мире? Воистину, необычен этот мир.
   - Ты очень бледен. У тебя было когда-нибудь такое раньше? - насторожилась Меда.
   Римлянин махнул рукой. Сколько раз его били по голове и не счесть уже.
   - А-а, это, пустяки. Бывало уже и не раз. Скоро все пройдет.
   А в глазах совсем потемнело. И римлянин впал в небытие.

..........

   Оскорбленный Александр сразу с ромейского подворья поехал к Билису. Царевну Меду отправил домой. Сегодня старушку уже не найдешь. Пока сыщешь кого-нибудь из слуг жреца, пока дознаешься где он, много времени пройдет. После разговора во дворе Децебала, Сашке стало тяжко находиться рядом с царевной. Да еще этот бой с римлянином. Раненных сразу перевязали, а вот что делать с поруганной гордостью? Билиса дома не оказалось, по делам уехал. Собрался старый скиф распахать аж целых сто десятин земли, а для этого много чего нужно. Сашка был хмурый, сел за стол и принялся вырезать стрелы. Работа эта очень ответственная и требует всего внимания и сноровки. А у Орлова голова совсем не тем была забита. До старой Сафоксы ему не было никакого дела, только ради Меды и старался. А вот необычный римлянин теперь занял все его мысли. Ну, ничего, мы еще с ним поквитаемся. В зал вошел старший Рахнар, ничего не сказал вождю, просто сел рядом. Так и сидели, Сашка первый не выдержал.
   - Ну что? Что ты так на меня смотришь? Побили меня, ты и сам видел.
   Скиф покачал головой и налил себе в кружку вина.
   - По-обычному смотрю, это только тебе кажется, что что-то изменилось. Ты по-прежнему мой вождь, за тобой бог и удача.
   Орлов рассмеялся и отбросил испорченную стрелу.
   - Какая удача? Я проиграл и старуху не нашел. Из-за меня моих людей ранили.
   Рахнар отпил из кружки. Хорошее вино, крепкое, с кислинкой.
   - Ты жив, остался, наших никого не убили, римлянин рассказал, кто рылся в хижине, теперь мы Сафоксу обязательно найдем. Царевна на тебя смотрит как на изваяние бога, любит очень.
   Сашка бросил грозный взгляд на друга. Ох, не трогал бы он тему с Медой. Обидно очень, что побили его на глазах у любимой. Хотя какой любимой? Она ему отказала. Но ведь все меняется, все можно повернуть вспять. Меда выходит замуж за Парфянского принца, чтобы получить для Дакии армию парфян, а если у Сашки будет своя армия, разве он будет худшей кандидатурой в мужья?
   - Ты прав, друг мой. Все еще впереди. Моя удача сильнее чем у того римлянина и это я еще докажу.
   - Можно еще один совет?
   Сашка даже удивился. И когда Рахнар спрашивал разрешенье, чтобы влезть в чужие дела?
   - Говори, я всегда рад любой помощи.
   - Тогда, римлянин побил тебя, потому что во время боя ты слишком много думал. Ты быстр и силен от природы, потому мало кто может побить тебя, но если ты сможешь очистить дух, ты станешь непобедим.
   Орлов усмехнулся и тоже налил себе вина. Осушил кружку до дна, жажда сразу прошла.
   - Я знаю, просто сложно это. Для тебя все просто, ты с детства учился очищать разум, сосредотачиваться на поединке. Меня же с детства учили думать, в моем мире главное оружие голова, а ни тело. Мне тяжело выбросить все мысли, я даже во сне думаю. - Александр засмеялся и встал с лавки. И правда, была хоть минута, когда он ни о чем не думал? Постоянно в голову лезет какая-нибудь бредятина.
   - Это всем тяжело, не только тебе. Большинство думают о смерти, другие о мече врага, третьи о тех, кто рядом. Так ты можешь стать отличным воином, но не сможешь стать великим. В поединке мы побеждаем не врага, мы побеждаем самих себя. Каждый раз, нанося удар, мы делаем это быстрее, точнее, сильнее. Мы делаем то, что ранее казалось нам невозможным. Вот в чем мой путь.
   Сашка внимательно посмотрел на дака. Как умен этот дак, даже мудр. И кто сказал, что он варвар? В своих речах он скорее подобен философу, чем северному дикарю, как называют их римляне.
   - Знаешь, я уже слышал эти слова. В моем мире тебя бы назвали самураем. Ты идешь путем воина, путем к совершенству. К совершенствованию себя. Там где я жил, к этому еще прибавляют моральное совершенство. Не хочешь стать добрее к людям? - Сашка усмехнулся и снова сел рядом.
   - Доброта это слабость. Воин должен быть сильным. Раз ты слышал эти слова и до сих пор их не понял, значит, ты делаешь что-то не правильно. Подумай над этим, ты ведь много думаешь.
   - Ты меня пугаешь, мой друг. Столько мудрых слов за один вечер. Может, ты знаешь, как очистить мой дух?
   Дак хрустнул костяшками и встал из-за стола.
   - Ты хочешь идти самым простым путем. Он не самый верный. - Рахнар пошел к двери, но вдруг остановился. - Я вспоминаю тот момент когда мне было так хорошо, что казалось что я и жил только ради того чтобы пережить этот момент. Тогда я был свободен от всего.
   Рахнар вышел за дверь, а Сашка так и остался сидеть один. Когда ты абсолютно счастлив, ты растворяешься в этом мире. Нет мыслей, нет страха, есть только тепло, которое переливается по телу. У Александр так было лет двадцать назад, после секса с любимой девушкой, пока она не ушла. Вот и попробуем вспомнить то чувство.
   Сашка глушить обиды в стакане не стал, а собрал всех своих воинов, что приехали в столицу. Оказалось, что одного нет. Самый прыткий из молодежи куда-то пропал. Орлов уже хотел наказать Меда, как тот появиться, но младший Рахнар рассказал, что произошло в питейном доме. Ох, как это Александру не понравилось, оказывается молодой, мало обученный паренек, увязался за целым гуртом приспешников жреца, которые явно были замечены в пропаже Сафоксы. Ну и достанется ему, если останется жив! Вот на счет последнего у Сашки были серьезные сомнения. Если его поймают, то наверняка убьют, даже если Заргун не причастен к пропаже старушки, все равно непременно прикончит дружинника своего врага, да еще на алтаре, как жертвенную овцу. С точки зрения Орлова, хуже смерти не придумаешь. Потому зря терять времени он не стал. Послал людей к харчевне, чтобы расспросили тех, кто живет поблизости, куда направились слуги жреца Заргуна и его воробушек. Еще несколько человек поскакали ко всем четырем воротам, чтобы там узнали, не выходили ли слуги Заргуна или Мед. Быстрее всех вести пришли с Западных ворот, как их называли местные, Орлов не знал. Оказалось, что и слуги жреца проходили и сам Мед тоже, его усадил на повозку приказчик купца Деция и те покатили по дороге к Карпатским горам. Это очень хорошая новость. Сашка сразу же отправил людей к Децию, самого купца там точно нет, а вот его старший помощник Маркус, обязательно должен быть там. Потом прибыли те, кто ушел расспрашивать горожан. Все же Сармизигентуза не такой уж и большой город. Слуг жреца, да и молодого Меда, знала чуть ли не половина города. Вот и сейчас из этой половины нашлись несколько человек, что поведали путь разыскиваемых. Оказалось, приспешники Заргуна отправились к Кнуту, брату Адарана, а уж потом выбрались из города, через Западные ворота. Сашка даже точное время узнал, повезло, что парень к соседской рабыне клинья подбивал, она и поведала, когда Мед ушел. Получалось плохо, у врагов часов пять форы, совсем точно не установить, у девчонки часов не было, да и не придумали их еще. Но по солнцу сказала, был полдень, а сейчас уже солнце садиться. Плохо получилось, не успеваем. Вскоре прибыли люди от Маркуса. Тот сообщил, что сегодня отправился караван в Сурру, назад обернется только завтра, вот тогда и можно будет расспросить приказчика, куда подевался отрок. Сашка признавать, что ничего не может сделать, наотрез отказался. Может он и "не самый симпатичный парень во дворе", но добрую половину местных положит одной правой. Так что право спрашивать он за собой признавал. Вот он и спросит у Кнута: куда отправились слуги Заргуна. А тот пусть попробует не ответить. Хоть Сашка был и против пыток, но за своего парня любого на куски порвет. А если потом Децебал спросит, почто ты пытал моего пиллеата (носящего шапку)? То Орлов спокойно ответит: за пособничество и укрывательство преступника. А если кто-то считает что я не прав, пусть рассудит бог. Ну не может же он проиграть дважды за один день! Так и поступили. Для пущей убедительности, прихватили слуг Деция, против Кнута, Маркус охотно дал помощь. Чем конкурент слабее, тем лучше.
   В подворье купца, как тати ломиться не стали. Вежливо постучали, доложили, что к Кнуту прибыл вольный вождь Александр Владимирович Орлов. Кнут скрываться не стал, а попросил зайти, тут то и увидел, сколько воев прибыло с молодым гигантом. Увидел и испугался, это его брат был хитер и бесстрашен, а вот он был совсем другой породы. Еще лет десять назад ему просекли пузо и с тех пор дак очень опасается новых членовредительств. Да и раньше особой храбростью не отличался, а теперь вообще чуть не описался. Решил, что гигант хочет вырезать весь его род, вот и пришел убивать жадного купца. Сашка страх почувствовал, впрочем как и все воины. Волк всегда чует страх, тот, кто его выказал, уже проиграл. Резать кабанчика Орлов сразу не стал, предложил войти в дом. С собой взял троих: старшего Рахнара, Мезу и Медвежонка. Тот все-таки друга потерял. Теперь кручиниться, что на того драться полез, может не сделай он такую глупость и не ушел бы Мед один. О том, что друг заехал ему в челюсть, Медвежонок уже забыл, он вообще был очень отходчивым парнем. Уселись удобно на небольших лавочках со спинкой и подлокотниками, обитыми бархатом, посередине стол из резного красного дерева, сверху покрытый лаком, все стены в коврах, в углу статуя Адарана. Все это богатство смотрелось довольно странно в таком сарае. Дом был построен в виде огромного барака, бревна не шлифованные, только кору счистили, да и крыша из соломы. Купец мелко подрагивал и усердно лебезил. Пора его брать, пока тепленький. - Решил Сашка.
   - У меня к тебе несколько вопросов. Если ответишь верно, останешься жить, соврешь, прямо здесь на куски порежу. - Александр говорил ровно, четко, с расстановкой, в каждом слове сквозила сталь. Каждый, кто бы услышал Орлова, поверил, что не сделаешь, как он сказал, нарежет из тебя ремней.
   Кнут даже дар речи потерял. Решил, ну все, конец. Но все же, как-то собрал остатки воли и, заикаясь, приниженно вымолвил:
   - Да, как же это так? Чем я накликал твой гнев, о великий вождь? Что делал не так, пес твой?
   Сашке даже смешно стало. И правда, пес, раз так обделался. Адаран ему больше нравился, хоть тот и был еще той сволочью, зато настоящий мужик. Хотя нет, не мужик, благородного мужа назвать мужиком, все равно, что правоверного мусульманина свиньей. Очень обидно, вроде ты мужчина, но очень маленький, притом везде.
   - Да не причитай ты, а сначала реши для себя: жить хочешь или нет?
   Кнут утвердительно закивал головой, да так, что Александр решил, что у дака голова отвалится.
   - Значит, отвечай на мои вопросы. Спрашиваю один раз, солжешь, я почувствую, не забывай кто мой отец.
   Купец свалился с лавки и бросился Орлову в ноги, целовать сапоги. Сашка оттолкнул дака и приказал усадить того на место. Нечего тут комедию разводить, его раболепием не проймешь. Сашка вообще таких людей не уважал. Кнуту поднесли кувшинчик с вином, тот отпил половину и вроде успокоился.
   - Теперь слушай. Стало мне ведомо, что ты знаешься с бывшим верховным жрецом Залмоксиса. - Купец что-то хотел сказать в ответ, но Александр быстро его прервал. - Не спорь, о том я ведаю подлинно (слегка соврал Орлов). Еще я знаю, что сегодня к тебе приходили его слуги. Я по своей натуре, человек очень любопытный, вот и хочу знать, что к чему.
   Сашка вопросительно посмотрел на купца. У того аж холодок по спине пробежал. Чуть сердце не йёкнуло, неужели обо всем знает, - подумалось Кнуту.
   - А что говорить-то? - Промямлил дак.
   - Говори что нужно, но только по делу, а я уж там решу, то говоришь али нет.
   - А если не то?
   Сашка улыбнулся одними губами, а в глазах так и сверкнул недобрый огонек. Ему было даже приятно казаться в глазах этого трусливого человека неким посланцем тьмы, графом Дракулой.
   - Мой брат Рахнар тебя поправит, но тебе это не понравиться, так что не доводи до греха.
   Значит все знает, если не боится пытать носящего шапку без ведома царя. А может и царь уже знает? Тогда точно конец, - подумал Кнут.
   - Так это, если все кажу, поклянись, что меня в живых оставишь?
   Сашка даже удивился. Ну, он, конечно, страшен ну не настолько же, видно кроме Орлова ему есть еще, кого бояться.
   - Клянусь, если все без утайки, то не убью.
   Купец тяжело вздохнул и принялся рассказывать.
   - Заргун всегда был дружен с нашей семьей. Как моего брата убили, а жреца изгнали, тот долго не показывался, а потом пришел. Попросил помощи, ну я и согласился. Как можно отказать жрецу, кара Залмоксиса порой бывает ох как страшна. Сначала просто попросил людишек его собрать, потом денег потребовал, сказал на богоугодные дела. А потом он меня с римлянином свел, через своего слугу. - Дак замялся, боясь продолжать, но Сашка бросил на него тяжелый взгляд и купец продолжил. - Заставили меня обо всем, что слышу у царя, докладывать ему через верных людей. Сначала вообще предложил в братину Децебалу яду сыпануть. - Кнут сразу замолк, заметив напряжение Орлова, того и гляди кинется. - Ты обещал! - Напомнил купец.
   - Я помню, не боись, говори, жить будешь, - выдавил из себя Александр.
   Очень хотелось прикончить этого гада прямо здесь. Ведь он не только Децебала мог отравить, но и всех ближников, вместе с Орловым.
   - Но я отказался, сказал своего царя жизни лишить, последнее дело.
   Ага, а стучать на него, значит самое первостепенное дельце. Ну, погоди гад, ты у меня попляшешь. Храбрости у тебя сволочь яд подсыпать не хватило, вот у твоего покойного брата точно бы хватило. Если посулили такую награду, что перечеркнула бы выгоду от правления Децебала, то сыпанул не раздумывая. Но этого Орлов не сказал, а только благосклонно качнул головой, мол, все правильно сделал.
   - Более ничего я не ведаю. Всего пару раз о том, что на совете было, и рассказал римлянину. Вот только, кажется, идею отравить нашего царя он не бросил, а сам хочет воплотить, а может через жреца.
   Так, интересно, а уж не тот это римлянин что к Сафоксе за ядом приходил? Если так, получается они заодно, но зачем он тогда выдал слуг жреца. Или спихнуть решил ненужного свидетеля. Для него-то такой варвар как Сашка с людьми разговаривать не должен, а сразу их в подземный мир отправлять. Вот и решил, что лучшего способа замести следы ему не представиться. Кнут проведет его к царю, там римлянин сыпанет в братину хитрого яда, который действует, не сразу и смоется к себе в Рим. Так, все равно загвоздка получается. Неужели Заргун был нужен римлянину только для того чтобы выйти на купца? Не правильно это! У жреца, хоть и бывшего власти поболе будет. У того больше шансов найти человека который подсыплет яд. Как то все странно...
   Сашка еще раз посмотрел на жреца. Ага, чуть не забыл, а ведь он не за просто так информацию сливал.
   - Кнут, чувствую в твоих закромах осело тысячи три римских ассов. Позаботься, чтобы их погрузили на повозки. Для защиты Дакии нужно много золота.
   Купец хотел сказать, что не три тысячи, а всего две, но промолчал. Лучше отдать золото, если жив, останешься, еще наторгуешь.
   - Где сейчас жрец, знаешь? Или куда его слуги собрались?
   Дак снова испуганно закачал головой. Жреца он боялся чуть меньше чем Орлова и то только потому, что чужак здесь, Заргун далеко.
   Сашка поднялся с лавки и направился к выходу.
   - Господин расскажет все Децебалу? - опомнился Кнут.
   Орлов развернулся вполоборота и сверкнул хищными глазами.
   - Ты теперь мой, купец. Будешь говорить римлянину только то, что я тебе разрешу, деньги будем делить поровну. Понял меня?!
   Дак снова испуганно закачал головой. Целая глыба упала с плеч. Чужак выполнил данное слово, Кнут будет жить, правда, обошлось это не дешево. Ох, не дешево.
   Теперь оставалось только ждать, пока вернется приказчик Деция. Даже отличный следопыт Меза не сможет отследить место, где Мед спрыгнул с повозки. Это же дорого, а не лесная тропа, по ней уже успели пройти не один десяток повозок. В этот раз, Орлов остался ночевать у Билиса, все равно дружина осталась в горах, зачем тогда в юрту лезть. Спалось не спокойно, то Меда мерещилась, снова и снова повторяя: "я не твоя судьба". То Мед весь в крови. Сашка раз пять за ночь просыпался. С утра встал как медведь шатун, выбравшийся весной из берлоги. Волосы взъерошенные, глаза красные, весь мятый, того и гляди кинется. А на вопросы только рычит и лапами машет.
   Первый посыльный от Маркуса вернулся ни с чем. Приказчик еще не вернулся. Потом послали второго и третьего и четвертого и наконец, ближе к обеду, которого, кстати, тут не было. Дак употребляли пищу два раза в день. Прибежал перевозбужденный Медвежонок, а вместе с собой притащил хмурого приказчика. Не понравилось тому, что варвары тащат его незнамо куда, как беглого раба. Сашка ему грубить не стал, извинился за молодого дружинника, хотя и сам был не в духе. Римлянин быстро рассказал, что к чему. Людей у Орлова здесь мало, но ведь нельзя же оставлять римлянина без присмотра. Теперь же ясно, какая цель у шпиона палатина. Правда, как ему помешать не известно. Ну, приставишь к нему слежку, так все равно их к царю не подпустят. Они даже не увидят, как тот будет подсыпать яд. Так что не зачем распылять силы, еще не известно, может у жреца у самого воинов не мало. Отправились все вместе, конно. Сашка на своем красавце-великане Аиде. У остальных лошаденки так себе, но доехали быстро и пару часов не прошло. Тропка неприметная, но все же была и сворачивала в горы. Дальше всех повел Меза. Парень был просто потрясающим следопытом, каждую травинку, каждый камешек, каждую ветку, все видел и все слышал. Как будто земля с ним разговаривала. Вот Орлову никогда такого мастерства не достичь, даже на треть. Для этого нужно родиться здесь, да еще в семье воинов. Сначала шли конно, но ближе к вечеру тропа стала совсем не проходимой. Пришлось оставить животных, с ними Медвежонка и Гурта. Нечего отрокам в сече делать. Как парень не рвался, но Александр был не приклонен. Кто-то же должен сторожить лошадей. Дальше шли обвязавшись веревками. Тропа совсем забралась в горы, внизу был не то, что бы обрыв, так, огромный спуск под сорок пять градусов, весь заросший деревьями и кустарниками. Если поскользнешься, то покатишься кубарем до самого низа, или не встретишь преграду в виде толстой ели. Подъем занял часа четыре, так что уже начало темнеть. Александр изрядно устал, хоть и не подавал вида, а вот его ребята шли бодро. Для них дневной переход по пересеченной местности совсем не преграда. Они привыкли пешком ходить (машин еще не придумали), да по горам лазать. Сашка бы тоже не устал, да только мешал сушняк после вина и бессонная ночь. Первым дымок учуял Меза, потом Рахнар. Орлов вот ничего не чувствовал, но друзьям поверил. Приказал разделиться на три отряда и обойти с трех сторон. Сам пошел с Мезой и Громом, огибая место, откуда шел дым выше, Рахнар возглавил второй отряд, что пошел со тороны склона, Ратибор, бывший дружинник Диега повел третий, по центру. Сашка очень опасался засады, даже сам не знал почему, но сердце так и ныло. Что-то не так, не так. Меза без труда провел их через лес и вывел прямо к небольшому капищу. Одно длинное здание, два под склад, в центре идол, и все это обнесено небольшим частоколом. Для Орлова со склона эта идиллия предстала как на ладони. Во дворе никого. И куда все подевались? Хотя, уже поздно, может спать легли. Сашка отбросил щит за спину, вытянул из садка лук, из колчана граненую стрелу. Стрелок он так себе, по здешним меркам даже охотник плохой, но расстояние тут никакое, даже для него. С тридцати шагов, пусть не в глаз, но в грудь попадет. Первым показался Рахнар, он вынырнул из-за дерева с противоположной стороны капища, и показал на пальцах, что видит Меда. Вот только остальные его не видят! Даже Меза ничего не понимает. А вот когда из дверей дома вышла, служка жреца с ножом, Сашка все понял. Бедный парень привязан к идолу, а с этой стороны его не видно, из-за огромного каменного столба. Ах ты дрянь. Орлов вскинул лук и выстрелил. Он в самый последний момент увидел команду Рахнара, отбой. Но поздно, скиф видел что-то такое, что не видел Александр. Бронебойная стрела пропела над частоколом вошла в затылок и вынырнула изо рта, вместе с языком мужика, да еще с таким противным причмокиванием. Дальше Орлов действовал на автомате, спасая свою жизнь. Легкая стрела ударила ему в шлем и соскочила в плечо, увязнув в кольчуге. Сашка сразу прыгнул вперед, распластавшись на земле. Пару стрел ударили в щит, еще одна в дерево рядом. Александр даже видел, как она вибрирует после удара. Вот она смерть! Секунда промедления и все. Откуда стреляли он не видел, зато смог заползти за ель. Грому вот не повезло, первая же стрела ударила в плечо. Дружинник повалился на землю, но остальные гостинцы принял на щит, как надо. Правда приложило его крепко, стрела боевая, шило против кольчуги и стрелок хорош. А вот Меза даже успел поймать одну стрелу и отправить назад, притом кажись, попал. Правда после этого и ему пришлось укрыться, стреляли как минимум два десятка лучников. Настоящих воинов было не много. Большая часть стрел легкие, на зверя, такими бронь не пробить. Жаль, что били издали, а то поставленный слух воинов обязательно бы услышал удар тетивы. Но и в этом были свои плюсы, теперь им Сашкин отряд не достать, не видно ничерта. Значит, будут подбираться поближе. Хорошо еще, что Ратибора с Рахнаром не заметили. Те совсем близко подобрались, хоть и позиции они выбрали неплохие, но если бы по ним ударили, всех бы перестреляли. Что нужно делать Орлов знал, обойти противник с флангов, в тыл и ударить, благо два отряда остались не замеченными. Только вот как отдать своим приказ? Да и враг где со своим флангом и тылом? Сашка отполз за другое дерево, с прежнего места, даже высовываться бесполезно. Сразу стрелу в лоб получишь. Укрывшись за новым деревом, Александр все же решился, выглянул и не зря. Меза скакал от одного дерева к другому, щит был истыкан стрелами, как спина дикобраза. Парень отбивал летящую смерть и посылал в ответ свою, при этом искусно используя ландшафт. За ним и уследить то было сложно, не то, что попасть. Наконец Сашка увидел, откуда стреляют. Хитро придумали, нарыли вокруг капища ям, забрались в них и накрыли сверху крышкой с дерном. До поры до времени вообще ничего не видно, а вот у них щели специальные, и видят и слышат. Стрела пропела, они поскидывали крышки и принялись стрелять. Пальнут и опять в яму, потом опять, поначалу вроде и не видно. Сашка выцепил ближайшего, щелк и воин завалился навзничь. В том, что это воин Орлов не сомневался, шлем на голове, и стрелял ловко, да вот не повезло. Каленый наконечник из Орловского лука шлем вместе с черепом насквозь пробил. Плохонький шлем и голова слабая. Потом еще одного, тоже воина. Тому в шею попал. Потом третьего, теперь услышать удар его тетивы враг уже не мог бы, сами щелкают не переставая. А вот с третьим заминка. Нет, его Сашка завалил. Тот щитом прикрылся, да только стрела пробила щит вместе с рукой. Воин его уже не удержал, и вторая стрела попала в грудь. Мужик вскрикнул и тут на Орлова обратили внимание. Закидали стрелами так густо, что с дерева шишки посыпались. А тем временем пока продолжался расстрел вождя, Рахнар и Ратибор вырезали всех до кого могли добраться. Наконец враги прекратили стрелять. Сашка скорее почувствовал, чем сообразил, что у врага закончились стрелы. Орлов выскочил из-за дерева, а внизу уже бой. Десяток ворогов против шестерых наших. Боковым зрением Александр заметил, что слева тоже бьются. Тут-то сзади послышался крик. Мощная такая любовная песнь северного оленя. Только потому, что кого-то не научили держать язык за зубами, сын Юпитера и спасся. Откинул лук и принял первого на щит, как тура. Кинулся ему в ноги, подбил под колени и перекинул через себя. Тут сразу двое набежали, оба воина, матерых таких. Сашка только топорик из петлицы вытянуть и успел. Фалькаста ударила в умбон и с искрами отскочила. Второй кольнул справа, но его клинок перехватил крюк топора и чуть не выдернул из руки. Да только слева снова атаковали. Добрый клинок снес край окантовки. Сашка раскрылся и ударил топором сверху, дак прикрылся, но остроносый сапог в солнышко пропустил. Да только Александр тоже не успел укрыться от бокового. Фалькаста вспорола кольчугу и окрасилась красным. Вот первая кровь, первое ранение. Насколько оно глубоко, оценить было сложно. Враг решил, что противнику конец и насел со всех сторон. И ногу пытался выцепить и шею, но получилось у него только оттеснить Орлова вниз. Сашка отступал пока не запнулся за сучок. Упал на спину, но сразу приподнялся и метнул топор. Железо увязло в круглом щите. Конец, мелькнуло в голове Александра, вот и доигрался в Рембо. Дак прыгнул вперед и вмиг опустил меч на поверженного врага. Сашка прикрылся щитом, клинок увяз, тут Орлов увидел сбоку острый сук. Воин дернул фалкасту, но выдернул только вместе со щитом. Отбросил его в сторону и вытащил кинжал, прыгнул на грудь Александру и получил острой веткой в горло. Прошипел, что-то в последний раз булькая пробитой гортанью и завалился в сторону. У Сашки даже испарина на лице выступила. Вся жизнь перед глазами пролетела. Хотя нет, ничего подобного не было, просто осознание того, как все глупо закончилось. Молодой вождь валяться рядом с трупом не стал, вскочил, вытянул меч. А враг уже далеко, после удара меж ребер побежал Грома добивать. Сашка взял увесистый камень и метнул его в дака. Получилось так себе, шлем защитил, но варвар развернулся и снова устремился к ненавистному противнику. Александр встретил его как надо. Парировал удар, пропустил врага мимо себя, присел уходя от верхнего и кольнул тому в грудь. Удар еле заметный, но дак повалился как подкошенный. С пробитым сердцем много не навоюешь. Последний мужик , что закричал, прежде чем напасть убежал бить Мезу. Так что Сашка пошел на помощь другу. Тот убил уже двоих, остались еще двое. Орлов быстро принял одного. Рукоять двумя руками. Справа слева, укол, пинок в колено и с финтом, боковой в горло. Дак забулькал и упал. Дальше вождь мимоходом кольнул в бок сцепившегося в замок с Мезой воина и побежал вниз. Прикончил еще троих, но те были так себе. Все было кончено. Двадцать пять врагов и двое наших из отряда Ратибора отправились к богам. Еще четверых ранили, в том числе Сашку с Мезой. Грому повезло, стрела насквозь прошла. Наконечник обломили и вытянули деревяшку из раны. Чтобы остановить кровь, прижгли и напихали мха. Уж только потом сделали перевязку и дали целебного зелья. Поначалу Сашка боли вообще не чувствовал, но потом так разболелось, хоть на дерево лезь. А ведь опять повезло, так, можно считать царапнуло. У Александра поддоспешник был стеганый, внутри конский волос, подкладка из шелка в пять слоев, а снаружи кожей обшито. Шелк в двадцать слоев пулю из Макарова останавливает, а тут только меч. Кольчугу Фалькста просекла, а вот в ткани увязла. Всего миллиметра на четыре шкуру прочертило.
   Мёда отвязали от идола. Напоили, накормили, дали плащ. Парень вроде согрелся и перестал дрожать. Потом рассказал что произошло. Из сарая вывели уставшую Сафоксу, ту тоже устроили. Ее тоже опросили. С телами пока разбираться не стали. Разожгли костер, обиходили раненных, выставили часовых и легли спать. Поздно уже, а бой был тяжелым. Правда, сказал Рахнар, везучий у них вождь. Опять повезло.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  

Оценка: 6.74*36  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Дашковская "Пропуск в Эдем. Пробуждение"(Постапокалипсис) LitaWolf "Любить нельзя забыть"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"