Казимиров Евгений Дмитриевич: другие произведения.

Внеочередной отпуск

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.96*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Выставлялся на внеконкурс "ВНЛ-15". На "Нереальной новелле -17" по отметкам - 12 место из 21 финалиста.

   Не отрекайся от любви!
   Жизнь - не простая, братец, штука,
   И пусть горька годов наука,
   Смерть раньше смерти не зови!
   Не отрекайся от любви!
   В теченьи скором серых будней
   Пусть часа нежности не будет,
   Но ты - мгновения лови!
   Не отрекайся от любви!
   Пускай убийственным зарядом
   Сражен тот, кто с тобою рядом,
   Его из нети позови!
   Не отрекайся от любви!
  
   Целых две недели! Позади - гиперскачок, в ушах еще грохот атмосферных двигателей, подвывание приводов шлюзовых дверей карантинной зоны, под ложечкой колышется непередаваемая муть после волнового душа и санобработки. А впереди - целых две недели развлечений! Долгожданный отпуск, наконец, настал! После трех лет нуднейшего труда! Если кто не в курсе - я служу плановиком, правда - на майорской должности, у черта на куличках, на дальней базе. Годах, эдак, в трехстах от Земли, естественно световых. А как же! Хочешь на пенсию выйти в звании подполковника - покоптись в провинции. Гулкие стены крохотной каюты, читанина без разбора, осточертевшие стрелялки, как напоминание о юности - велотренажер. Вот между чем я делил свободное от службы и быта время. А теперь!...
   Так, сначала, проведать родителей, потом по театрам, по концертам живой музыки. Ой, гитаристов люблю! А пока - ныряю в инет. Посмотрим, что у вас здесь творится?. О! Сайт велоклуба. Что за события? "Green Rabbit - 2034"! Ты смотри-ка, все еще проводят! Это - да! Сутки "ловим зеленого кролика" нон-стоп в лесу и в поле (140 км на байке, плюс 20 км на своих двоих, плюс разные вкусненькие приколы, заготовленные организаторами). Ночь на маршруте, парти на природе - такой кайф! Везет же ребятам! А собственно... А почему бы и нет?!
   Вот, например, пост: какая-то Элеонора (стиль катания "Совсем недавно") ищет напарника в команду в классе "Я попробую!". Эх, прокатиться, что ли?... Ни к чему ж не обязывает! Зря я что ли чуть не ежедневно на тренажере потел? Ну и что, что уже за пятьдесят и в Космодесанте коленки подпорчены! Никто ж не неволит жилы рвать. Пару этапов пройду, зато сколько позитива. Свежий земной воздух, натуральная, не оранжерейная, зелень, задорные молодые лица! Решено! Отписываюсь. Надо ж, регистрация не устарела за два с лишним десятка лет... А сколько еще всего купить надо успеть! Шопинг - вот еще одно развлечение, о котором за годы службы на окраине обитаемого мира успел насмерть позабыть.
  
   Вечереет. Город укрылся низкими тучами. Тусклое голубое свечение бордюров только подчеркивает безнадежное увядание природы. Накрапывает мелкий дождик. Конец сентября на Земле - это вам не благоустроенная рубка пограничного базового комплекса. Мимо, нахохлившись, спешат редкие прохожие. Под ногами шуршит жухлая листва. По ажурной эстакаде просвистел очередной маршрутник, на пару секунд осветив бликами от окон верхушки деревьев. Я, как дурак, гордо восседаю на новеньком "Мерседес Файр-Кросс 2е", в серебристо-голубой командной мембранке(1) спортклуба Космического корпуса и красном велошлеме. Моя визави, конечно, опаздывает. Спохватываюсь и бросаюсь к мини-маркету за цветами. Из колонок на фронтоне магазина негромко льется древняя мелодия: "Georgia, Georgia in my mind..." - выводит с задушевной хрипотцой голос Рэя Чарльза.
   А вот и еще одна идиллическая фигура на веле. Ба, да моей сокоманднице не больше семнадцати! Вот будет команда - Дед Мороз и Снегурочка!...
   - Привет, я - Кирилл... э-э.... Владимирович, - смущенно протягиваю букетик.
   - Привет. Спасибо, - она слегка удивлена, но не более. Сегодняшняя молодежь не то что мы - дети Перестройки. Раскована, мила, элегантна, ни тени смущения. Серые внимательные глаза. Светлые короткие волосы. Легкая улыбка трогает уголки губ.
   - Ну что, покрутим?
   - Да я не знаю... Я недавно байк купила. А вообще-то, художественной гимнастикой занималась... На велосипеде в детстве каталась, да только... - а она хорошенькая: фигурка невеликая, но гибкая и сильная, на своем "Сириус-3 МТБ" в розовой обтягивающей форме - внушает...
   - Надо бы изучить местность, полазить в горочки, сработаться, тактику прикинуть.
   - Какую тактику? Я думала просто покататься немного, в тусу встрять. Да и карту еще не выкладывали.
   - Да ну! По фоткам я и так узнал этот березняк. Приволжское - это. Я еще в школе туда гонял, за грибами. Помнишь, там, на первой голограмме, здоровенный такой трехствольный пень, около которого еще - кострище. Раньше с этой березы я любил на Волгу глядеть. Там с горы такая ширь открывается - птицей взлететь хочется.
   - И Вы поэтому в дальний космос подались, - в голосе легкая издевка. Я смутился.
   - Да нет, там другая история была... - я помолчал - А знаешь, меня в десанте научили не помирать раньше смерти. Ладно, у меня - колени, а ты-то - молодая девчонка, резервы есть по-любому! Давай лучше проедем, сколько вытянем, но - по полной. Хоть будет, что вспомнить. Может, и приз какой сорвем, утешительный? А может, и сверкнем на каком-нибудь этапе? Контингент-то, в подавляющем большинстве, - любители. А я что-нибудь вспомню из читанного. На дежурстве я от скуки, было, даже эриданские письмена расшифровывать пробовал. А про велогонки, вообще, немало интересного прочел. И навык ориентирования у десантника, пусть и бывшего, куда крепче, чем у какого-нибудь студента. Ты, вообще-то по горам-долам сколько-нибудь гоняла?
   - Вы Кирилл Владимирович, не сомневайтесь, я не хилячка. Но, страшновато все же, поначалу.
   - Давай, просто - Кирилл. Не боись! Прикинем педалирование и посадку на тренажере, а потом можно и на природу. Ведь, интересно-то как!
   - Да я, Кирилл..., трудностей не боюсь. Но, все равно...
  
   И понеслось! У Сашки Перова, я с ним с "Кролика-2009" не виделся, в клубе пристроил ее на приличный тренажер. Ничего! Не велосипедистка, конечно, но координация - на уровне, дисциплина спортивная заложена. Конечно, круговому педалированию и нормальному каденсу(2) она вряд ли за две недели научится, но все понимает, а значит - толк будет. На общефизическую налегли, побегали чуть-чуть. Кстати, бегом я за ней не успеваю, резвая девка. Питание свое подправили, химии кой-какой покушали. Чай, не 2009-й на дворе, есть препараты заслуживающие доверия. "Сириус" ее я перебрал. Рама и колеса - ничего, а вот обвеска(3) - хлам. Поставил все чуть ниже среднего класса, ей хватит. Упирал в основном на надежность, особенно - цепь. Ну, и резину поменял. Понакатистей поставил - полуслики(4). Погода к началу октября установилась солнечная, безветренная, дождей не предвидится. Так, нафига нам злой протектор, по крайней мере, на чисто гоночных этапах. Проще расколоться на две пары дополнительных колес с тракторной резиной в сборе. Пусть в заброске, в базовом лагере лежат. Нужно будет - пять минут делов, только тормоза подрегулировать.
   Ну и, конечно, каждый день крутили. Сначала она на десятом километре уже кисла. Но, на удивление быстро адаптировалась - сказалась доходчиво преподанная ей Перовым техника езды. Да и физическая форма у дивчины завидная. Так что, уже к концу недели, мы натужно, но таки вкручивали полтинничек. Меж тем, на сайте появилась карта, и можно было выехать обкатывать трассу. Первая же горочка, не слишком затяжная, но все же, выбила из нас всю уверенность. И из нее, и из меня. Когда, пыхтя, как паровозы, мы выползли на холм, я увидел на глазах Элеоноры слезы.
   - Нет, Кирилл, не смогу я так ездить! На первой же горе - сдохнуть?! На фиг такая гонка нужна! - Ее нытье мне не понравилось, хотя я и сам решил - без бандажей больше ни километра, в коленях уже накапливался, пока легкий, отек. Но вот то, что девочка уже не мыслит себя вне гонки, меня, ох как, обрадовало!
   - Работай Норочка, работай и будет тебе счастье. На массажик сходим - полегчает. Тебе на гимнастике разве проще было?
   - Ну, это совсем другое... - девушка задумалась. Мы стояли на безлесном гребне горы. Сверкающая серебром Волга лежала метров на триста ниже. По реке, оставляя за собой легкий пенный след, спешил туристский экраноплан. Справа серебро реки дугой перечеркивал голубоватый гравитоннель федеральной грузовой почты. За Волгой, в туманной дали, отсверкивали циклопические конструкции Гагаринского атмосферного порта. Позади нас расстилалось покрытое свежей, несмотря на осень, травой плато. То тут, то там плато перерезали лощины. Вдали виднелся грандиозный, выходящий к реке овраг с крутыми склонами и изрядно залесенным дном. Все как в памятном 2009-ом, как будто и не было этой четверти века... В районе оврага должен проходить четвертый этап гонки - трекинг, то есть - пешее ориентирование. Дистанцией около двадцати километров, это - если повезет сразу КП(5) найти. На прошлогодней гонке некоторым "повезло" набегать на трекинге километров до пятидесяти. "Вот там и решится все", - с грустью подумал я. - "Там мы и ляжем, героями". Я еще забыл сказать, что первые четыре этапа: два заезда с ориентированием, какой-то секрет, который участники пока не обнародовали, и трекинг, проходят ночью, что отнюдь не облегчает задачи участникам.
   Что там Элеонора себе надумала, я не знаю, но в следующую горку она перла так, что мои бедные колени трещали от натуги. При этом, что особенно обнадежило, я увидел, как перейдя на крутом участке на пониженную передачу, девчонка неуверенно начала педалировать вкруговую(6). Ай, да дева! Ай, да, молодца! Да, надо бы не забыть, научить ее на спуске поворот проходить управляемым юзом.
  
   Оставшиеся дни пролетели в неустанных тренировках и хлопотах об экипировке. Я боялся, что Элеоноре трудно будет работать со спутниковым навигатором, ведь, по условиям соревнований, на прибор подавалась не вся информация. Во времена моей юности этого еще не было, да и ездили мы чаще с компасом и картой. Но девушка не подкачала, сказалась блестящая компьютерная подготовка. А по географии, похвасталась Нора, у нее всегда была пятерка.
   Ну, все! В последний перед соревнованиями день я посоветовал ей отдохнуть и хорошенько выспаться. Да и мне надо бы, наконец, к родителям добраться. Они и не знают еще, что их блудный сын, свинья безродная, уже почти две недели пребывает на родной планете. Может и Светке позвонить? Нет, ни к чему, пожалуй, нарываться на обиды двадцатилетней закваски. Лучше, прямо Сереже звякну, посидим где-нибудь.
   Родители повели себя предсказуемо. Отец шумно обвинял меня в бездушии, одновременно разливая "Земля-стандарт", мама собирала на стол и только покачивала головой. Когда я рассказал, чем занимался эти полторы недели, отец развеселился и, позабыв обиду, тут же признал, что дело это - стоящее, и после трех лет протирания штанов не грех размяться на природе. Мама начала расспрашивать меня про Элеонору, и я вдруг с удивлением понял, что ничего о ней не знаю. Ни - где она живет, ни - кто ее родители, ни, даже, фамилии! По видеообоям начали показывать матч по трехмерному футболу. Наши рубились с шотландцами. Папа, после третьенькой, целиком ушел в игру и только азартно вскрикивал, когда защитники особенно жестко встречали наших форвардов, только броня трещала. Ма сидела подперев рукой щеку, и в глазах ее была бесконечная жалость к моей неудавшейся, одинокой жизни. Зря! Со Светкой мы расстались, пусть и без особых скандалов, но решительно и навсегда. Я человек не злой, но измены простить не могу. Да и ей без меня живется, в общем-то, неплохо, насколько позволяет ее неординарная натура. Нет, надо бы все же позвонить и выспросить у нее, что можно Сережке подарить на прошедший день рожденья.
  
   С самого начала все пошло не так! Старт в 22-30. Завзятые лоси рванули на предельной скорости и моя дурында в компании других вилков увязалась за ними. Куда?! Там мастера и участники европейских туров! Прошли первый КП. На горке перед вторым КП начался естественный отбор. Мы сдюжили, чего не сказать о многих. И тут, гонцы, одурев от адреналина, прозевали поворот, и ушли прямо по трассе. Я врезал Элеоноре по шлему, и она ввалилась в куст. На все обидные сентенции заметил, что если бы я в десанте так лопухался, то сегодня у нее был бы другой напарник. Короче, остальные три КП взяли с пелотоном(7), а гонцы на финиш этапа добрались с получасовым опозданием.
   Промежуточный сюрприз упоминать не буду - это была простая хохма. На третий этап ушли матрасным(8) темпом плотной кучей. У КП фотографировались в три шеренги, ясно было, что раздергивать группу будут на убийственном втором тягунке(9). Я предупредил партнершу, что если мы резво въедем в гору, то автоматом попадаем в группу лидеров по зачету трех этапов, что уже шедеврально для класса "Я попробую!". Перед началом тягуна был приличный спуск с крутым поворотом внизу. В овраге не было видно ни зги. Мечущийся свет фар и налобных фонарей только мешал разглядывать дорогу. Но тренировки не прошли зря, каждый бугорок помнился и облизывался без скачков. Мы не тормозили. Я крикнул Элеоноре, что если она удачно юзанет на повороте, то начало подъема сможет пройти на тяжелой передаче. А про себя додумал: "А если неудачно - пожалте в песочную яму!"
   И в это время случился завал. Потом выяснилось, что какой-то иногородний, не зная толком местности, влетел в продольную промоину. Блин, ну так бы и ехал по ней до низу! Так нет, решил выскочить и ... Я едва успел уйти по склону влево, заднее колесо вжикнуло в пыли, потеряв сцепление, но я удержался. Вот тебе и полуслики. Бросил взгляд назад, ожидая увидеть летящую кубарем Нору. Оп-па! Из клуба пыли, метрах в трех позади меня, вынырнула характерная вилка "Сириуса". Остального я увидеть не успел, Заметил только, как вел рыскнул, но выправился, и мои лодыжки подсветила его фара.
   Несемся по целине. Скорость - не ниже полтиника. Вел страшно бросает на ухабах, но я не торможу, постепенно уходя вправо. Внимание! Прыжок, сзади - лязг приземляющегося "Сириуса". Мы на дороге! Ору, что было силы: "Поворот!". Сползаю с сиденья назад, рывком торможу и сразу отпускаю рычаги. Сильный удар, меня кидает влево, смещаю тело, еще тормоз, бросок вправо и я начинаю подъем, имея на спидометре 27 км/час.
   Сопим, вкручиваем. По лицу, несмотря на холодрыгу, обильно стекает пот. На дороге мы одни. Свет фонарей далеко внизу на дне оврага. Но вот - одно пятно, за ним второе и третье отделяются от общей кучи. Как девочка прошла поворот, я не видел. Когда на подъеме оглянулся, она нервным тычком сбила шлем на затылок и показала мне "Q'key!" колечком пальцев. Оба понимаем - нам неслыханно повезло. Не упустить бы теперь свой шанс. А я устал... Напугался что ли? По склону сползает холодный воздух, рождая неприятный мордник, встречный ветер. Задыхаюсь, как астматик... Да, сокол, отлетался уже, твой удел - теперь ползать. Элеонора обходит меня стоя(10). Машина, не девочка! И вот, сглотнув досаду, сижу у нее за спиной и наблюдаю шикарные бедра и неплохое круговое педалирование.
   Гребень. Я совсем сдох, а крутить еще двенадцать километров. Оглядываюсь. Преследователи замерли на середине склона. Что-то у них там не ладится. Зато снизу поднимается целая толпа. Элька бледная, на щеках - лихорадочный румянец, но глаза блестят. Что-то негромко говорит мне. Я киваю, не расслышав. Она дышит тяжело, но разгоняется. Доходит, что она должна была сказать: дальше - под уклон. Надо ломать себя! Я тоже переключаюсь. Еще, еще задний, теперь - передний переклюк. Дыхание успокоилось. Живу! Сильный встречняк, почти лежим на рулях. Но дорога твердая и полуслики раскатываются по ней куда резвей, чем зубастые покрыхи наших соперников. А вот и финиш. Переодеваемся. Очень холодно, а нам еще двадцать километров в ночи лазить. Надеваем рюкзачки, берем палки. Все! Готовы к дальнейшим подвигам. Минуты через две появляется ожидаемый лидер. Форма в пыли, щека окровавлена, переднее колесо восьмерит, еле в вилке умещается! Как он, бедняга, только доехал?! Выдох! Бегом марш!
  
   Не хочется вспоминать, как, замерзая в тонких ветровках, мы бродили в ночи в поисках КП. Дело пошло только к рассвету. В серой предутренней мгле мы взяли почти все пункты. Что особенно радовало, при встречах с другими бродягами мы выяснили наше значительное преимущество. Эх, знать бы заранее весь расклад, в класс "Спорт" заявились бы!
   Рассвело. За шесть часов блужданий по пересеченному рельефу мы измотались до крайности. Мои колени пульсировали болью, отекли и плохо сгибались, и шел я только потому, что впереди порхала легкая фигурка Элеоноры. В поисках последнего знака мы уже два раза сгоняли вверх-вниз по 80-метровой осыпи, но успеха так и не достигли. Вот, она вскрикнула и опустилась на землю. Я подковылял поближе.
   - Что? Ногу подвернула?
   - Все, Кирилл... Не могу я больше! Ноги не держат... - девушка тихо заплакала. Мое сердце растроганно екнуло. Но, жалость сейчас - плохая подмога. Я вспомнил свое боевое прошлое. Не нюнить тут надо, а шокировать.
   - Встать! - грубо заорал я - Остался один знак, а она разнылась! Работать, работать! - у девушки моментально просохли слезы, на лице явственно проступила обида. Нора рывком поднялась и не оглядываясь торопливо стала карабкаться вверх по склону оврага. Ужасно жаль девчонку, но ночевать в пятистах метрах от финиша было бы крушением всех надежд.
   - Вон он, гад! - вскрикнула Элеонора, указывая рукой, и побежала, оскальзываясь на камнях. Теперь и я увидел КП. Он почти совершенно скрывался за кустами в яме буквально в трех метрах от нас. Вдруг из-под ноги моей партнерши вывернулся камень, она оступилась, секунду балансировала, а затем неестественно тяжело упала навзничь, головой вниз по склону. Осыпь пришла в движение, и тело в тучах пыли покатилось вниз. Меня охватил ужас.
  
   Элеонора лежала поперек древесного ствола, неестественно прогнувшись в пояснице. Лицо было смертельно бледным. Неужели - позвоночник! Я осторожно погладил ее по щеке. Девушка открыла глаза.
   - Как ты? Очень больно?
   - Грудь болит... И ног не чувствую - она закашлялась, на губах вдруг надулся и лопнул розовый пузырек. Черт, похоже, кровотечение! У меня есть от силы двадцать минут, чтобы дотащить ее до медпункта. Надо бы скорее интубировать(11) и кислород...
   - Потерпи, миленькая... - я взвалил легонькое тело на плечо. Девушка громко закричала и потеряла сознание.
   Проклиная свои немощные колени, я карабкался по крутой тропке. Казавшееся вначале легким, тело Элеоноры уже после полусотни метров превратилось в тяжеленную неудобную ношу. Было так жгуче больно, что я невольно плакал и поскуливал сквозь сжатые зубы. Но еще больнее было на душе, когда щеки касалась болтавшаяся рука Элеоноры. Она была очень горячей. У девочки высокая температура. И черт меня дернул командовать! Норочка, ведь я погубил тебя! Выбравшись наверх, я рванул неуклюжей трусцой. Как нарочно, никто не попадался по пути. Однако палатки базового лагеря уже виднелись впереди, и это согревало сердце.
   - Снимай, снимай скорее! Лидеры! Вот это - финиш!! - небольшая толпа шумно приветствовала нас, многие смеялись видя наше нелепое положение. Никто и не думал помочь. Я повалился на землю и прохрипел: Врача! Кислород! Меня не расслышали, но врач, который аплодировал тут же, увидел пену на губах Элеоноры и заорал на всех. Народ уложил недвижное тело на носилки и поволок в медпалатку. А я свернулся в позу эмбриона на финишной черте и подвывая баюкал колени. Начали финишировать другие участники гонки. Некоторые тут же садились на землю, другие брели к своим палаткам, недоумевая - куда девались организаторы. Но постепенно, врубаясь в происходящее, народ подтягивался к медпункту. Наконец и я смог встать и захромал на негнущихся ногах туда же.
   Вышел врач, оглядел толпу, сказал, что все в порядке. Народ стал шумно расползаться по лагерю. Разговоры от темы травм сошли на обсуждение перипетий этапа. Крутой спортсмен с заклеенной пластырем рожей попросил мой "Файр-Кросс", и я отдал без лишних разговоров. Потом разрешил кому-то взять Элин велосипед. Помедлив, зашел в палатку. Врач сидел у раскладушки, на которой распласталась Элеонора. Она тяжело дышала, под глазами чернели круги, но все же смогла молча успокаивающе махнуть мне рукой. Доктор говорил, что девчонке очень повезло, что не сломала позвоночник, но в целом все неплохо, только переохлаждение и истощение, да вот щеку прикусила... А я не слушал его и только смотрел в серые глаза Норы, и улетал в них, и тонул в них... Очнулся я только, когда врач начал выпроваживать меня из палатки. Нора улыбнулась мне вслед.
   Весь день я просидел в компании других сошедших с гонки, у кухни. После прохождения этапов финишировали участники, вновь уходили - на очередные этапы. Уже в темноте появились мокрые после заплыва участники класса "Спорт" и это означало окончание гонки. Потом было награждение, и мне даже пришлось выйти и получить две медали за лидерство по итогам четырех этапов. Звучала музыка, взрывались аплодисменты, вокруг мелькали утомленные но довольные лица... Но реальность проходила мимо меня, и где бы я не был и что бы я не делал, я не сводил взгляда с синего полога палатки медпункта. Можно было подумать, что этим гипнозом я как-то мог помочь Элеоноре. А перед глазами все стоял ободранный березовый ствол и неестественно прогнувшаяся в талии фигурка на нем.
  
   Темноту ночи разорвало буйное полотнище костра, похожее больше на восход Солнца на Меркурии. И вот тогда настало время главной награды: из палатки показалась она! Немного заспанная, неуверенными шагами Элеонора шла по направлению к костру. Я подлетел и взял ее под руку.
   - Ну, ты как?
   - Да неплохо... Спина побаливает, ребра. А так - ничего...
   - Эля, милая, прости меня... Пожалуйста! Тоже, командир нашелся...
   - Да ладно. Я сама не пойму, как ухитрилась на ровном месте чебурахнуться. Прямо, как будто леший пихнул! А как твои коленки? Ты ж мою тушку в гору бегом пер! - ее лицо озарилось улыбкой, носик сморщился. Это была прекраснейшая из всех улыбок, какие я только видел. Сердце мое тихо млело.
   Мы расположились у костра, уже похолодало. Элеонора угнездились на моих коленях, я запахнул ее полами куртки. Кто-то из темноты протянул фляжку с коньяком и мы с удовольствием приложились к ней. Вокруг галдел подвыпивший народ. Неподалеку какой-то чернокожий парень с надписью на куртке "Chicago Bike Hawks" перебирал струны гитары и, не обращая внимания на шум, тихонько пел "Georgia, Georgia in my mind..."
   - А помнишь, тогда тоже была эта песня?.. - голова Элеоноры легла на мое плечо. Я хотел сказать, что никогда не забуду вечера, который познакомил нас с ней, повернул голову, но наши губы встретились и слова остались невысказанными. Пару секунд, которые показались мне вечностью, мы сидели замерев, потом девушка повернулась, и обняла меня руками за шею. Поцелуй был сладким и таким долгим, что мы чуть не задохнулись. Прямо перед нами полыхнула фотовспышка. Я передвинулся в густую тень куста. Потом были еще поцелуи, жаркие как огонь, и ласки, от которых сладко томилось тело. Голова моя шла кругом. В разгоряченном мозгу всплывали и тут же тонули какие-то морализмы. Так не должно было быть, но так - было! И это было прекрасно! Потом она горячо шепнула мне в ухо: "Пойдем в палатку..."
  
   Сквозь тонкую ткань полога виднелась поразительных размеров и яркости лунища. Лагерь еще не спал. По поляне бесцельно болтались отдельные пьяные. Где-то звенела гитара. В спальнике было жарко. Элеонора откинула полу, навалилась на меня грудью и ласково водила пальцем мне то по бровям, то по губам, то по носу. Я лежал неподвижно, тихонько поглаживая ее спину. Я был потрясающе, необыкновенно счастлив. Даже не помню, когда последний раз посещало меня подобное чувство.
   - У тебя давно не было женщины? В дальнем космосе, наверное, с этим строго? - нарушила молчание она.
   - Да нет, не строго... Но в десанте была постоянная ротация, боялись к кому-то привыкать.... А позже... Возраст все же дает себя знать...
   - Возраст? Что-то я не заметила! - Нора тихонько рассмеялась - Что за ротация... Текучка кадров?
   - Нет... Потери были большие... Кибы тупили и поэтому частенько самим приходилось лезть в горяченькое... - мы надолго замолчали.
   - Кошмар! А мы здесь, на Земле, даже и не помним о том, что кто-то где-то умирает за наше благополучие...
   - Работа такая. Сами взялись, никто не заставлял...
   - А зачем ты записался в десант? Что, других профессий мало?
   - Да нет... Понимаешь... Я учился в Космолетной Академии Жуковского, на последнем курсе... Вместе с Перовым и Светой...
   - Это, который...
   - Ага, из велоклуба...
   - Это было еще в 2009-м. Мы также гоняли "Кролика"... Он в "Элите" Мы со Светкой - в "Туризме". Я порвал цепь и добрался до финиша на четыре часа позже них. Ну и когда ввалился в палатку... Вот я и психанул! Бросил академию и завербовался в десант! - Нора даже дышать перестала и глядела на меня круглыми глазами - Я так и не знаю, чей сын - Сережка...
   - Бедненький ты мой - она быстро заморгала и стала целовать мне грудь. В первый раз было приятно, что тебя пожалели. Я крепко сжал объятия.
  
   Все время, пока лифт нес меня вверх, к атмосферному челноку, я разглядывал ту фотку, что подбросили к нам в палатку. Голограмма вышла - не очень. Мы, с ввалившимися щеками, кутались в грязноватую куртку на фоне полуоблетевшего куста. Только глаза наши сияли каким-то ангельским светом... Или это были блики от вспышки?
   Когда я проснулся утром - Элеоноры рядом не было. Найти в лагере ее тоже не удалось. Кто-то вспомнил, что рано утром ушли несколько каров, но это не был кто-либо из знакомых. Позже, когда я прощался с родителями, мама все поняла. Она тыркнула отца и тот торжественно пообещал через знакомых полицаев перерыть всю округу, но так как я кроме имени ничего не знал, задачка была не рядовая. Светка конечно же, как всегда, бухтела, но мы с Перовым и отцом раздавили-таки 0,7л "Абсолюта по Кельвину". Сергей очень обрадовался "Мерседесу". Все же - модель не из дешевых, а с наклейкой "Leader of Green Rabbits-2034" на улицах за крутого сойдешь.
   Лифт остановился. Пока люди выходили в пассажирскую галерею, я глянул еще раз на фото и твердо решил: ну его это звание, перевожусь на Землю. В конце концов-то город не такой уж большой - всего двенадцать миллионов жителей, из которых тысяч двадцать молодых спортивных блондинок. А глаза эти - всего одни. Опять же, на форуме может, что-то в личке осталось...
  

***

   - Какая еще художественная гимнастика, какие воспоминания о счастливом детстве?! Вы что, охренели там все, что ли?! Что у вас там с двадцать четыре пятьдесят шестым?! - генеральный директор раздраженно хлопнул на стол пачку отчетов - Ринат Ибрагимович, что у Вас в лаборатории творится?
   Разговоры в зале техсовета стихли, Ринат Сагайдуллин, начальник отдела перспективного программирования, пожал плечами.
   - А, что? Спонтанный тест прошел успешно. Модель зарекомендовала себя на все сто. Я думаю, можно начинать расширенные испытания.
   - Вы мне это - бросьте! Как Вам пришло в голову снабжать киборга воспоминаниями о детстве?
   - Николай Ильич, но ведь, в настоящее время, на стадии внедрения психо-физиологического комплекса шестого поколения, интеллект модели настолько возрастает, что у субъекта, внедренного в человеческое общество, при отсутствии реликтовой памяти, может возникнуть комплекс неполноценности. Это разрушительно повлияет на мобильность вычислительного процесса и, хуже того, может ввести мозг в шизофреническое состояние при попытке бессознательного генерирования базового прошлого.
   - Ага. Ты мне еще про противоречие Ольдермана-Гросса расскажи...
   - Да знаю я тему вашей докторской - досадливо отмахнулся Сагайдуллин.
   - Сам и писал - вполголоса послышалось с дальнего конца кабинета. Присутствующие заулыбались. Генеральный не обратил на это никакого внимания, бесцельно перекладывая папки с отчетами.
   - Николай Ильич, Сагайдуллин прав. Невозможно оставлять багаж воспоминаний современной модели на прежнем уровне. Она готовится для дальнего космоса, а в условиях совместимости малых сообществ, сами понимаете... - главный координатор нервно вытряхнул сигарету из пачки, в наступившей тишине громко щелкнул пьезоэлемент прикуривателя. Курение в кабинете директора было исключительной привилегией координатора, курить он бросал уже много лет, но так и не смог окончательно этого сделать.
   - Нет, Василий Алексеевич. Я считаю, вопрос еще недоработан, хотя и не отрицаю, направление - перспективное. Копируйте АИ(12), и сдавайте в архив. Месропян, пороешься в данных, может, что пригодится. А то, твой дурак дальше грузца на товарном дворе не уйдет. Он хоть чему-то научился?
   - Как же, научился! "Яблочное" хлестать и чирики сшибать с выходящих грузопланов! - доложил все тот же молодой радостный голос с конца стола. Присутствующие засмеялись.
   - Яковлев, кончай хохмить. - директор тоже улыбался. Неудачи отдела производственных моделей стали притчей во языцах.
   - 24-55 при программировании сбоит... - Месропян зло уперся взглядом в столешницу.
   - Ладно. АИ 24-56 изучай, Ринат постарался на славу. На этом - закончим!
   - А "физику" куда? - "физикой" на производственном жаргоне называлась конструкция, то есть - тело модели. - В отстойник? - Сагайдуллин собирал бумаги.
   - Зачем, в отстойник? Утилизировать.
   В комнате повисла длинная пауза. Тишина была мертвая. Слышно даже было, как билась поздняя муха между звукоизолирующими рамами окна. Директор с беспокойством поднял голову.
   - Что?
   Главный координатор зло раздавил сигарету в пепельнице.
   - Николай Ильич, на 394 ФЗ напоремся.
   - Но раньше-то проскакивали?
   - Шестое поколение ПФК уже настолько встраивает модель в человеческое общество, что закон о роботехнике может нас задеть. Очень больно задеть.
   - Ничего, отобъемся. Яковлев, прекрати шептаться! У тебя, вроде бы, теща в Министерстве юстиции работает? Проконсультируйся там, как разрулить обстановку. И нечего спорить, утилизировать сегодня же.
   - Но это невозможно! Она беременна! - Сагайдуллин в отчаянии бросил бумаги на стол. Листы разлетелись по кабинету.
   - ???
   - Кто беременна???
   - Ну, она, Элеонора...24-56, то есть... На пятом месяце!
   - Что-о-о?!. Да что здесь творится?!. Вы, что, с ума посходили?! Объясните мне кто-нибудь, ради Бога, как робот может забеременеть!
   - Николай Ильич, бионики - не роботы. Это искусственные создания, но они чрезвычайно близки к человеку.
   - Это я и без тебя понимаю. Но, объясните мне, как может киб..., хорошо - бионик, синтетическое существо, зачать ребенка?
   - Как, как... Кверху каком. - шуточка Яковлева, хоть грубоватая, отчасти разрядила атмосферу.
   - Николай Ильич, это - информация для ограниченного пользования, - координатор пытался достать новую сигарету.
   - Что?! Чего это от меня скрывают в моем собственном хозяйстве! Обнаглели вконец!! Уткин почему отсутствует?!
   Да, здесь я! - дверь распахнулась, и в зал широким шагом вошел начальник департамента безопасности, полковник Уткин.
   - Ты что, под дверью подслушивал?
   - Зачем, мне и микрофона в пепельнице вполне хватает, - шутку не оценили, уж больно было похоже на правду. - Доложено верно! Некоторая информация по последним моделям - ограниченного пользования, в соответствии с Постановлением Совета Федерации N 48 от 23 года - допуск "А-1", только для разработчиков. Но сейчас, в условиях возникновения конфликтной ситуации, получено разрешение понизить допуск до "А-2".
   - Ох, и шустро же ты сработал!
   - Это - моя обязанность.
   - Ну, давай, Ринат Ибрагимович, раз уж дозволили, просвети своего директора. А то, похоже, я тут, как обманутый муж, все узнаю последним!
   - При проектировании модели 24-56, сообразно с ее назначением и применением шестого поколения ПФК, остро встал вопрос с адекватностью адаптационно-приспособительных реакций. Скорейшая обучаемость модели и как можно более самостоятельное мышление являются необходимым условием для ее успешного функционирования. Появилась необходимость максимального приближения ПФК к человеческому типу. Это было решено путем программирования базы случайных знаний, эквивалента реликтовой памяти и широкого комплекса эмоций. Как побочное явление расширения КЭ, проявилась влюбчивость субъекта женского пола, находящегося в условиях репродуктивного периода.
   - Ну, это-то понять нетрудно, хотя, честно признаюсь, и выходит за рамки моих знаний. Но - беременность!
   - Да, действительно, часть органов биоников являлись до 2021 года чистой атрибутикой, но ведь они всегда были органическими образованиями. Так вот, уже с типоряда моделей 22-20 были отмечены массовые неконтролируемые мутации синтезированного организма. А быстрое развитие таламуса и проявление секреторных функций органов, ранее являющихся, по большей мере, простой бутафорией, повергло ученых в недоумение. Чтобы избежать неадекватной реакции общества, данные исследований необходимо было засекретить, особенно после того, как, при подробнейшем изучении архива, были выявлены вялотекущие изменения органов уже у моделей, начиная примерно с тысячной серии.
   - А как мутации повлияли на физическую устойчивость искусственного организма и его способность к регенерации?
   - О, тут полный порядок! Расширение базы знаний благотворно повлияло на усиление работоспособности, как мозга, так и системы внутренней секреции. На сегодняшний момент можно смело заявить, что регенерационные способности физического тела модели просто поразительны. В период теста 24-56, Регистратором была искусственно создана аварийная обстановка. После падения с большой высоты, "физика" получила, кроме ссадин и ушибов, смещение позвонков поясничного отдела с раздроблением остистых отростков и частичным разрывом спинного мозга, а также переломы двух ребер, одно из которых, проткнув легкое, спровоцировало внутреннее кровотечение. Регенерация тяжелых повреждений в неблагоприятных климатических условиях прошла менее чем за двенадцать минут. Что особенно удивило, повреждения устранялись в весьма разумной последовательности: сначала были регенерированы оболочки и обновлена межтканевая жидкость, затем, почти в идеальных условиях, восстановлены ткани спинного мозга, и лишь позднее отреставрированы легкое и ребра. Программой такие подробности технологии регенерации не предусматривались. Еще одной удивительной особенностью стало то, что вместо вывода остатков тканей и крови, была произведена их абсолютная утилизация на нужды организма. У нас даже и в планах не было наработок подобного уровня.
   - Но это же совершенно другое дело! Я бы сказал - революция в создании биоорганизмов!
   - А я о чем? И еще. Уже в процессе теста, Регистратор отметил поразительнейший факт: в условиях крайнего снижения энергосодержания организма после проведения регенерации тело перешло на естественный обмен веществ. Элеонора... то есть 24-56 принимала какое-то питание и даже - алкоголь. Причем, эта мутация прошла в полевых условиях в исключительно короткие сроки. Это, во-первых, делает реальной возможность энергоснабжения бионика как от базового топливного элемента, так и в процессе обмена веществ животного типа. Это, во-вторых, предельно интегрирует искусственное существо в человеческую среду. И это, в-третьих, позволяет утверждать, что с такой скоростью мутаций, синтетический организм может приспособиться к самому широкому диапазону агрессивных сред. Очень хотелось бы знать, на что будет способен малыш...
   - Вы уверены, что... - директор неопределенно крутанул пальцами.
   - Пристальное наблюдение не отмечает неблагоприятных изменений в развитии плода... - все в зале навострили уши.
   - Вы что-то недоговариваете?
   - В формирующейся костно-мышечной системе обнаружены следы биополимеров с цепочками тантала. Похоже, малыш вырастет пуленепробиваемым.
   - Ни фига себе! И кто же отец ребенка? - это, конечно, встрял Яковлев.
   - Очень приличный человек, служащий Дальнего Космоса, бывший космодесантник. Между прочим, доступ секретности - "А-2"! - Уткин приоткрыл допотопную обтрепанную папку с надписью "НКГБ СССР. Для служебного пользования", он слыл любителем раритетов. - Недавно ему досрочно присвоено звание подполковника.
   - Голубые Береты своих на войне не бросают - так, что ли? - впервые за все время улыбнулся Месропян. Полковник ухмыльнулся в ответ и поправил орденские планки.
   - Подводим резюме! - Генеральный хлопнул ладонью по столу, встал. Все затихли - Модель 24-56, из среды людей не изымать. Полковник, Вашей службе следует озаботиться легендой внедрения Элеоноры... - тут директор усмехнулся - ну, скажем,.. Ринатовны Сагайдуллиной. У Вас, Пигмалион Вы наш, насколько мне известно, детей нет? Подготовьте жену. Скоренько допрограммируйте бионика на необходимые воспоминания. Показания Регистратора сохраняйте, на всякий случай, в пяти экземплярах. У меня все.
   - А может, Элеонору в брюнетку перекрасить? - предложил кто-то. Присутствующие оживились и, шумно обмениваясь мнениями, направились к выходу. Яковлев, сверкая глазами, что-то тараторил соседу, сопровождая свою речь неприличными жестами, и жизнерадостно ржал.
   - Ну, уж нет! Наши влюбленные - достаточно разумные люди, чтобы принять действительность таковой, какова она есть. - перекрывая гам, заявил Уткин.
   - Уже, и человек? - нахмурился Месропян, с ненавистью вспомнив своего туповатого 24-55.
   - Да, Уткин, не забудьте официальный пост счастливому папаше отправить. Ему же время понадобится, чтобы выхлопотать внеочередной отпуск!
  
  ____________________________________________________
  (1) мембранка - спортивная куртка не пропускающая дождь, но испаряющая пот;
  (2) каденс - скорость вращения педалей, подбирается сообразно с пульсом спортсмена;
  (3) обвеска - тормоза, переключатели скоростей, звездочки и т.п.;
  (4) полуслики - покрышки с неярко выраженным протектором, слики - вообще гладкие;
  (5) КП - котрольные пункты, там надо фотографироваться на фоне таблички;
  (6) круговое педалирование - особая техника, когда педали не только нажимаются, но и тянутся, осуществима только с пристегнутыми ногами, предъявляет дополнительные требования к коленным суставам, т.к. природой сухожильная сумка не предназначена для растягивания, дает значительный выигрыш в мощности, за счет включения дополнительных мышц, но требует больше кислорода;
  (7) пелотон - основная группа, исключая сбежавших вперед лидеров и отставших;
  (8) матрасный - прогулочный темп, местный жаргон;
  (9) тягун - затяжной подъем;
  (10) стоя - имеется в виду педалирование полностью поднявшись с седла;
  (11) интубировать - в каком-то фильме даже корпус от шариковой ручки воткнули в трахею;
  (12) АИ - жаргон, точнее AI (artistic intellect) - искуственный интеллект;
  

Саратов. 2009 год.

  
Оценка: 8.96*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Н.Опалько "Я.Жизнь"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"