Кэ Л С: другие произведения.

Скучающий ученик

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.35*184  Ваша оценка:


   В этой чертовой школе меня выводило из себя буквально все. Шумные дети, постоянно затевающие глупые ссоры, некомпетентные учителя, ничего не делающий директор со своими идиотскими распоряжениями. Через неделю после приезда сюда я был согласен учиться в любой другой школе. "Хогвартс - лучшая школа магии и волшебства". Банальная реклама, на которую повелись многие.
   Да лучше бы я оставался с безумным дедулей, он хотя бы действительно учил меня магии!!! Мать была в шоке когда увидела как я, вернувшись после летних каникул, провожу опыты с некромантией. Нет, никаких зомби и вампиров я не поднимал, всего лишь ненадолго оживил кота, которого задрал соседский пес. Видели бы вы как он потом удирал от котяры. М-да, глупо получилось. Услышав об этом, мать настояла на том, чтобы я пошел в Хог. Там ведь директором величайший светлый маг, он не позволит заниматься темной магией. Да, в Хоге и нет такого предмета, только защита от темных искусств. Правда от защиты только одно название, заикающийся преподаватель боится собственной тени.
   Вообще тут скорее не учили, а отбивали желание учиться. Особенно в последнем преуспевали Снейп и Бинс. Первый умудрялся выстраивать урок таким образом, что даже если ты точно знаешь как варить зелье, ты его не сваришь. Своими ехидными комментариями, насмешками, придирками он выводил учеников из себя. Когда варишь зелье крайне важно оставаться в спокойном состоянии, не нервничать, иначе твоя магия начинает конфликтовать с магией варева и, в результате, зелье не получается. В худших случаях оно превращается в кислоту или взрывается. Бинс избрал другую тактику - он говорил настолько нудно, что ученики просто засыпали. А Маккошка, как специально составляя расписание, ставила Бинса первой парой.
   Впрочем, стоит отдать ей должное - свои уроки она вела неплохо, если не придираться к слишком заумным объяснениям. Мы, равенкловцы, как правило, могли разобраться в ее инструкциях, о других факультетах промолчу. Лучшим преподавателем был Флитвик. Но и он был не без недостатков - с работой декана он явно не справлялся. Видимо он считал что ученики должны сами решать свои личные проблемы. Мы их и решали, кто как мог.
   И вот, месяц спустя после начала занятий в Хоге, сидя в библиотеке и занимаясь написанием эссе по зельям, я задумался о том, что нужно что-то делать. Через пять минут с эссе было покончено, я вытащил чистый лист пергамента, ручку и начал прикидывать, что бы мне хотелось изменить.
   С чего бы начать? Хм, судя по объявлению директора в день приезда в Хог, тут есть проблемы с безопасностью.
  
   Взъерошенный Хагрид ворвался в кабинет профессора Макгонагл. Та удивленно подняла взгляд, отрываясь от проверки работ учеников.
   - Беда! Пушок пропал!
   - Когда это случилось? - Макгонагл взмахнула палочкой. Отправив сообщение директору, она сказала Хагриду. - Нужно срочно его найти, идем, расскажешь по дороге.
   - Ну, я, значит, пошел кормить Пушка, а его нет. И комната пропала.
   - Какая комната?
   - Э-э, комната, которую сторожит Пушок.
   Макгонагл немного успокоилась. Лесник был не слишком умным, он мог что-то перепутать. Поднявшись на третий этаж, они прошли в нужное крыло. Двери, ведущей в комнату с Пушком, действительно видно не было. Остановившись там, где она должна быть Макгонагл поочередно попыталась развеять иллюзию, снять чары незаметность, отменить действие отталкивающих чар и так далее. Через десять минут она испробовала все известные ей варианты и остановилась. В этот момент во вспышке пламени появился директор. Бросив единственный взгляд на то место, где должна быть дверь, он попросил своего фамильяра:
   - Фоукс, перенеси меня к Пушку, - и исчез в новой вспышке.
   Вернувшись через минуту, Дамблдор сказал:
   - Цербер на месте. Похоже, его не пытались переместить, лишь каким-то образом замаскировали дверь. Должно быть детская шалость.
   - Альбус, я перепробовала все возможные чары, двери как не было, так и нет.
   Очки Дамблдора задорно сверкнули, он попытался развеять чужие чары. Несмотря на всю силу великого волшебника и его палочки дверь оставалась невидимой. Устав от бесплодных усилий Дамблдор произнес:
   - Редукто! - разрушающее заклинание отразилось обратно и едва не разорвало своего автора. Хагрид каким-то образом успел среагировать и повалить на пол директора и его заместителя, чем спас их жизни.
   Поднявшись, преподаватели и лесник с ужасом обнаружили внушительный пролом в стене.
   - Может это э-э Тот-Кого-Нельзя-Называть? - Хагрид осторожно озирался по сторонам, словно ожидая, что Волдеморт выскочит как черт из табакерки.
   - Это не имеет смысла - зачем ему самому себе создавать препятствие? - поднявшись, Макгонагл очистила запылившуюся одежду заклинанием.
   Тем временем Альбус начал новую серию взмахов палочкой. Вздохнув, Макгонагл отправила вестника Снейпу и Бабблинг. Первый разбирался в темных искусствах, а вторая преподавателем рун, они могли помочь с наложенными на дверь чарами.
   К тому времени как в запретном коридоре третьего этажа появились Снейп и Бабблинг Дамблдор испробовал все что мог. Введенный в курс дела профессор зельеварения бросил несколько заклинаний и с уверенностью заявил, что темная магия тут не применялась. Бабблинг надела специальные очки с позволяющими видеть магические следы стеклами и покачала головой. Магические следы в результате попыток отменить маскировку на двери оказались стерты. Отогнав от стены Снейпа, она принялась ощупывать ее руками. Выглядело это забавно, но никто даже не улыбнулся. Наконец, оторвавшись от стены, Бабблинг спросила:
   - Надеюсь, никто не пытался пробиться через стену силой? Дверь приклеена к раме чарами вечного приклеивания, сверху наложены чары иллюзии, а на саму иллюзию наложена неизвестная модификация протеевых чар. Насколько я поняла, автору чар удалось связать целостность стены с целостностью всего замка. Если разрушить стену замок рухнет. А благодаря тому, что наш замок обладает неслабой магической защитой сделать это будет очень непросто, многие заклинания будут отражаться. Думаю даже Мерлину не под силу открыть эту дверь.
   - И что теперь? - спросила Макгонагл.
   - Проще сделать новый проход через другую стену, чем пытаться снять эти чары.
   - А нужно ли это делать, - спросила Макгонагл. - Если в комнату можно попасть лишь с помощью феникса, то и Сами-Знаете-Кто не сможет добраться до Камня. Может лучше оставить все как есть? Тролля и цербера могут кормить эльфы, зато дети даже намеренно к нему не проберутся.
   - Нет, Минерва, пока мышеловка закрыта мышь не поймать. Волдеморт готовится вернуть тело, если он решит что до Камня не добраться, то он воспользуется очень опасной магией... магией, для которой нужны невинные жертвы.
   - Я понимаю, но дети...
   - Минерва, успокойся, я контролирую ситуацию. Профессор Бабблинг, какая часть стены закрыта протеевыми чарами?
   Бабблинг обозначила границы действия чар. Дамблдор выбрал подходящее место для новой двери и через минуту в стене появился проем, через который был виден сидящий на люке цербер. Вызванные эльфы тут же принялись за работу - они откуда-то телепортировали дверную коробку и дверь и стали ее устанавливать в проем. Благодаря магии это заняло совсем немного времени. Обрадованный Хагрид накормил своего питомца.
  
   Маленькая зеркальная полусфера была спрятана под потолком Запретного коридора (так его иногда называли ученики). Я наблюдал за действиями персонала школы с помощью сквозного зеркала. Заклинание для его создания нашлось в одной толстой книге по бытовым чарам. История его создания довольно странная. До изобретения аппарации и портключей все волшебники для быстрого перемещения использовали камины. Одной ведьме очень не нравилось, что при перемещении на волосы попадает сажа, поэтому она попыталась разработать другой способ - перемещение с помощью зеркал. В одной из неудачных попыток она создала заклинание, позволяющее связать два зеркала так, чтобы каждое отражало то, что должно отражаться в другом зеркале. Причем, таким образом отражался не только свет, но и звук. Она продолжила опыты и в один прекрасный день просто исчезла, возможно, стала жертвой собственного эксперимента... Ее дневник нашла дочь, и через какое-то время опубликовала некоторые полезные заклинания матери.
   Как интересно, директор прячет какой-то камень, приманку для Сами-Знаете-Кого. Что же это может быть? Дамблдор, камень для воскрешения темного лорда... Философский камень??? Не может быть!!! Между тем эльфы закончили работу и, навесив на коридор уйму чар, преподаватели удалились. Соваться туда в ближайшее время я не собирался, хотя Философский Камень манил.
   А на безопасность учеников директору явно плевать. На месте темного лорда я бы захватил в заложники первокурсников. Прибил бы парочку гриффиндорцев, чтобы принимали меня всерьез и потребовал бы Камень. Принесли бы на блюдечке с голубой каемочкой. Блин. Я поежился. Я же сам первокурсник. Мама, зачем ты меня в Хогвартс отправила!!! Надо срочно каким-то образом добыть аварийный портал, иначе паранойя доконает.
   Для портала из Хогвартса нужно много магии плюс специальный магический ключ-пароль. И если в первом случае можно воспользоваться накопителями (у меня есть парочка, при необходимости могу сделать еще), то второе было только у директора. И вряд ли он согласиться поделиться с первокурсником. Стоп. Феникс и эльфы телепортируются без проблем. Сделав пометку в блокноте чтобы не забыть расспросить эльфов, я продолжил лихорадочно придумывать способ защитить себя.
  
   Если ты равенкловец, то все ждут, что ты будешь целыми днями пропадать в библиотеке и читать, читать... Поэтому никто не удивлялся тому, что я постоянно зависаю в хранилище знаний. Удивительно сколько всяких чар напридумывали волшебники. Зарывшись в очередную книгу по бытовым чарам, я тихо офигевал. Маленькие приписки в конце некоторых страниц гласили, что те или иные чары нельзя направлять на человека, так как результат может быть летальным. К сожалению, несмотря на кучу чар, которые можно было бы творчески применить в боевых условиях, не было ничего по созданию порталов.
   За соседним столом устроилась крайне шумная и беспокойная Гермиона Грейнджер. Мало того что она постоянно дергала своих друзей Гарри и Рона, так еще и следила за мной. Когда я потянулся за пером чтобы записать очередное интересное заклинание, она не выдержала и поинтересовалась:
   - Почему ты читаешь эту книгу? Нам такое не задавали.
   - Здесь много полезных заклинаний, почитай на досуге, особенно главу уход за волосами, - я переписал описание выбранных чар, открыл нужный раздел книги и сунул ей под нос. Затем собрал свои вещи и разложил остальные книги по стеллажам, откуда их брал. На выходе сообщил библиотекарю, что отдал одну книгу Гермионе, а остальное расставил по местам. Пинс кивнула и вернулась к своему вязанию.
   Поскольку я не знал никакого способа сделать своим фамильяром феникса, оставался последний вариант - домовые эльфы. В библиотеке была информация об этих созданиях. Услужливые, глуповатые и крайне зависимые от волшебников. Магия хозяина поддерживала здоровье домовика, лишившись хозяина домовик быстро хирел и, в конце концов, погибал.
   Войдя в кухню где находилась целая толпа домовиков, я тут же привлек к себе их внимание. Мне тут же предложили поесть, постирать вещи и вообще оказать любые бытовые услуги.
   - Спасибо, но я только хотел кое о чем попросить, - сказал я.
   В ответ домовики загалдели еще сильнее, предлагая помощь. Ткнув в первую попавшуюся эльфийку, я спросил:
   - Как тебя зовут?
   - Тинки.
   - Тинки, я хочу чтобы ты навела порядок в заброшенной комнате на четвертом этаже, той что под кабинетом профессора прорицаний, - почему бы не убить двух зайцев одним ударом? Расспрошу эльфа и заполучу комнату для занятий. - Завтра днем, после занятий, я приду туда принимать работу, также я хочу, чтобы ты приготовила обед и принесла туда. Справишься?
   Тинки энергично закивала.
   - Вот и отлично. До свидания.
   Не являясь хозяином этих эльфов, я не мог заставить их выполнить свои пожелания. Они были обязаны выполнять распоряжения директора школы, а не какого-то рядового ученика. Но эльфы очень услужливы и рады любой работе. Поэтому когда я приказал одной из них сделать то, что в общем-то входит в их ежедневные обязанности мне не могли отказать.
  
   На следующий день в обед я отправился в кабинет, где должна была убраться эльфийка. Переступив порог помещения, я его не узнал. Дововушка сделала генеральную уборку: протерла пыль, выкинула всю испорченную мебель, что-то починила, вымыла окна. Класс разительно переменился. На одной из парт был накрыт стол, где меня ждал обед, которого бы хватило на пятерых. Самой Тинки видно не было.
   - Тинки! - позвал я.
   - Тинки здесь, - она тут же появилась. - Тинки еще не закончила, простите, господин, я обязательно все сделаю.
   - Успокойся, я доволен твоей работой.
   Эльфийка сразу же повеселела.
   - Ты хороший эльф, Тинки, я хочу задать тебе несколько вопросов.
   - Тинки нельзя разговаривать со студентами, - ее уши опустились, с глаз закапали слезы.
   - Успокойся, Тинки, я прошу тебя не отвечать, если тебе нельзя о чем-то говорить. Я только хочу, чтобы ты меня выслушала и помогла, если это входит в твои обязанности. Хорошо?
   - Да, - эльфийка вновь повеселела.
   Сейчас главное сформулировать вопросы так чтобы она посчитала себя обязанной отвечать.
   - Тинки, эльфы ведь должны заботиться о безопасности студентов, верно?
   - Да.
   - А если они вдруг узнают, что какому-то волшебнику грозит опасность, что они должны сделать?
   - Сообщить директору Дамблдору.
   - А что если студентам грозит опасность, а директор ничего не делает? Если малейшее промедление может привести к гибели волшебника?
   Этот вопрос буквально вогнал ее в ступор. Она закачалась на месте, а потом стала что-то бормотать себе под нос.
   - Меня беспокоит безопасность учеников, и, не буду скрывать, моя собственная. Недавно я узнал, что за дверью в Запретном коридоре живет цербер. И что когда кто-то закрыл дверь к нему, директор позаботился о новом проходе. Что бы им ни двигало, подобное недопустимо. Можешь себе представить, что будет если цербер оттуда сбежит и отправится на прогулку по замку.
   Эльфийка мелко задрожала. А затем она подняла взгляд и пристально посмотрела мне в глаза. Ее зрачки расширились и словно превратились в глубокие омуты. Казалось, на меня смотрит что-то неизмеримо древнее и могущественное.
   - Ты прав, Дамблдор готов многим пожертвовать ради своей цели. Он уверен: цель оправдывает средства. Я был создан Ровеной Равенкло, чтобы заботиться о школе и учениках. К сожалению, за долгие годы многие чары утратили силу, и я ослаб вместе с ними. Защитные чары замка контролирует директор, он намеренно их ослабил, чтобы допустить сюда темную тварь. Центральный узел чар находится в подземельях, если активировать их на полную мощность, любая угроза замку и его обитателям будет нейтрализована. Но директор не позволит тебе этого сделать. И сил тебе не хватит. Сейчас я всего лишь бессильный дух, который долгое время спал.
   - Ты можешь контролировать эльфов? - перебил его я. - Можешь приказать Тинки выполнять мои приказы?
   - Хорошо, пусть будет так. Она выполнит твои просьбы, если они не будут противоречить прямым приказам директора. Ты задал правильный вопрос, чтобы разбудить меня. Если сможешь нейтрализовать угрозу, я в долгу не останусь... - зрачки эльфийки сузились до нормального состояния, и она замотала головой.
   - Что это было? - спросил я ее.
   - ИД, искусственная душа замка, хозяин, - рассеяно ответила она.
   Ничего себе...
  
   Наличие собственного эльфа с одной стороны очень облегчает жизнь. Твоя одежда всегда в порядке, забытые где-то вещи возвращаются словно сами собой, а если ты пропускаешь ужин, увлекшись чем-нибудь, эльф обязательно позаботится о перекусе. Но у всего хорошего обычно находится обратная сторона. В случае с домовиком это необходимость передавать слуге некоторое количество магической энергии. Для взрослого волшебника это бремя практически незаметно, но мне всего одиннадцать. Всю прелесть этого я осознал, когда вдруг на уроке трансфигурации ощутил нехватку магических сил. Пришлось притворяться до конца урока будто пытаюсь колдовать, на самом деле не вкладывая в колдовство ни капли маны.
   После занятий я отправился в отремонтированную Тинки комнату и сразу же вызвал ее. Эльфийка сразу же, каким-то шестым чувством поняла что в чем-то виновата передо мной.
   - Тинки, ты постоянно забираешь у меня некоторое количество магической энергии, - эльфийка кивнула. - Ты можешь не делать это все время, а только по вечерам?
   - Но хозяин...
   - Я мог бы отдавать тебе столько энергии, что тебе хватит на весь день.
   - Тинки может делать так.
   - Отлично, принеси мне сюда ужин, я не собираюсь спускаться в общий зал. После еды я попробую тебя подзарядить.
   Обрадованная тем, что я ее не поругал, домовушка щелкнула пальцами, накрывая стол.
   Может показаться странным, что я не мог постоянно делиться небольшим количеством магии, и при этом мог отдать эльфийке большое количество энергии за короткий срок, но у этого были причины. Среди моих предков не было магов с сильным даром. Мой магический дар был явно ниже среднего, и даже став старше, мне не освоить высшей магии, ни светлой, ни темной, так как это делают другие волшебники. Из поколения в поколения предки пытались решить эту проблему, методом проб и ошибок им удалось разработать теорию магии и основанную на ней методику, позволяющие даже слабому волшебнику применять чары, требующие большого количества маны. Возможно, узнай эту методику сквиб, то он тоже бы начал колдовать, но, к счастью, в нашей семье сквибы не рождались, а выпускать такие знания куда-то на сторону было бы безумием.
   Вкратце эта гипотеза гласила, что каждый волшебник обладает двумя энергетическими образованиями: ядром и каналом. Ядро - это своеобразное хранилище маны, главной его характеристикой является объем, чем больше маны в ядре, тем сильнее чары может сотворить волшебник. Но не все так просто, в нормальных условиях мана из ядра вообще не используется. Как правило, колдуя, мы используем канал. Это образование характеризуется пропускной способностью. Чем шире канал, тем больше магии колдун может поглотить из окружающей среды и использовать для сотворения чар. Но если есть канал, то зачем нужно ядро? Полного ответа на этот вопрос предки не нашли, но зато они установили что при разрушении или серьезном повреждении ядра человек может погибнуть. Если волшебнику не хватает маны из канала для наполнения чар он осознано или неосознанно начинает использовать ману из ядра. Если количество извлекаемой маны не превышает десяти процентов всего объема ядра, то оно легко перенесет подобное и даже может вырасти при регулярной отдаче энергии. Но сколько не раскачивай ядро, великим волшебником не станешь, а даже если и применишь нечто запредельное - это будет последними чарами в твоей жизни.
   К сожалению, предкам не удалось найти способ расширить канал, поэтому они пошли другим путем. Они создали несколько медитативных техник, с помощью которых канал можно было бы открыть на несколько минут или даже часов. Дело в том, что создавая чары, маг открывает канал на секунду, собирает из окружающей среды энергию и тут же закрывает его. Все это делается без участия сознания. Если волшебник не успевает собрать нужного количества маны, то он берет ее из ядра или же заклинание выходит недостаточно сильным. Вообще обычные чары не способны повредить ядро, в своей структуре они имеют своеобразную страховку от этого - срываются в случае если поток маны резко уменьшается прежде, чем волшебник задействует ядро. С помощью наших техник открыв канал можно продержать его столько, сколько нужно для наполнения чар. Разумеется, просто это на словах, на деле, чтобы научится открывать канал даже на несколько секунд нужны годы тренировок. Эти тренировки нужно начинать с пяти лет, в это время организм волшебника активно развивается, в том числе и магически.
   Теория магии, разработанная членами нашего рода, объясняла почему волшебнику нужна палочка - она открывала дополнительный канал для волшебника, направленный вовне, позволяя через естественный канал мага брать энергию, и выпускать через себя. Именно поэтому колдовать обычному волшебнику без палочки невероятно трудно - нужно успеть вобрать ману и выпустить через канал, либо задействовать ядро и использовать канал только на выпуск. Для первого требовался канал как минимум вчетверо шире того, каким обладает средний волшебник, а для второго - очень большое ядро, чтобы потеря энергии была незначительной.
   Самое интересное, канал может быть открыт одновременно в обе стороны, но при этом пропускная способность в каждую сторону составляет всего пятнадцать процентов от обычного потока. С чем это связано неизвестно, но даже это позволяет творить магию без палочки, если, конечно, будет достаточно времени. Родовой гримуар содержит больше сотни адаптированных заклинаний, исполнение которых занимает намного больше времени, чем обычные заклинания. Зато, какой результат! Наложенные членом нашего рода охранные чары считались непробиваемыми и приносили хороший доход. Дед немного ознакомил меня с тем как составлять такие заклинания, но предупредил, чтобы я не рисковал с экспериментами.
   Используя эту методику, я смог заколдовать вход в Запретный коридор так, что даже величайший светлый маг не смог снять чары. То, что профессор Баббинс приняла за модификацию протеевых чар было заклинанием прочности, которое накладывалось на иллюзию, делая ее материальной.
   Я планировал проводить достаточно времени в медитации с открытым каналом передавая домовушке магическую энергию.
   Поужинав я начал готовить место для медитации - отодвинул несколько парт, вытащил из сумки коврик и разложил его на голом полу, наложил на вход в помещение запирающие и сигнальные чары. За это время эльфийка успела убрать тарелки и теперь преданно смотрела на меня. Я сел на коврик, подогнув ноги под себя, и приказал эльфийке стать рядом. Я взял ее за руки и предупредил, что начну передавать ей энергию, и что когда энергии будет достаточно она должна их убрать. Она согласно кивнула. Я расслабился, закрыл глаза. Вдох. Канал втягивает ману. Выдох. Отдаю энергию эльфийке. С каждым циклом время поглощения и отдачи энергии все дольше, наконец, этот процесс уже не прерывается - канал открыт в обе стороны. Главное не испытывать в процессе сильных эмоций, иначе магия может вырваться из-под контроля. По моим ощущениям прошло пять минут или целая вечность, когда эльфийка вдруг отдернула руки и мана стала уходить в пустоту. Я тут же завершил медитацию. - Тебе хватит энергии до завтрашнего вечера?
   Домовушка кивнула. Стоя на месте, она слегка качалась, зрачки были расширены. По жадничала и взяла слишком много? Впрочем, она быстро потратит лишнее, выполняя свою работу. Интересно, если бы я знал, к чему это в дальнейшем приведет, стал бы продолжать?
  
   С того момента как я узнал о цербере в Хоге (парочка шестикурсников с Гриффиндора на спор заглянула в Запретный коридор, разумеется по секрету об этом узнала вся школа), я чувствовал что над всеми учениками школы сгущаются тучи. Закон Мерфи гласит что если какая-то неприятность может случится, то она обязательно произойдет. Может быть стоило успокоить себя тем что Хогвартс считается лучшей школой Англии, но я видел как часто ученики попадают в больничное крыло. Если это считается нормой, то вырвавшийся на свободу цербер будет очередной мелкой неприятностью. По жизни я пессимист, всегда жду худшего. Поэтому я решил, что должен иметь козырь на такой случай.
   Цербер - крупная трехголовая собака, его прочная шкура надежно защищает его от магии. Конечно, от авады она не спасет, но, во-первых, авада вне закона, а во-вторых, чтобы убить цербера нужно поразить каждую его голову Авадой. Вряд ли даже Темный Лорд смог бы сделать это достаточно быстро. Остальные заклинания прямого действия не оказывают никакого воздействия на цербера. К счастью волшебники давно нашли способ справиться с такими неуязвимыми для магии тварями - косвенное воздействие, то есть магия должна направляться не на животное, а на окружающую его среду. Например, можно магией кинуть камень, превратить почву под ногами противника в зыбучий песок, атаковать ледяными стрелами.
   В любом случае, мне не хватит магических сил, чтобы остановить или убить цербера если возникнет необходимость, поэтому единственным вариантом было создать артефакт для этой цели. Может что-то похожее на магловское ружье? Я рассеянно листал страницы толстой тетради, в которой вел записи. Вообще в Хогвартсе не приветствовались магловские вещи, но все равно многие ученики брали в Хог магловские тетради и ручки чтобы делать записи для себя. Открыв чистую страницу, я начал прикидывать каким должно быть действие артефакта. Косвенное воздействие. Желательно нанести множество ударов, цербер быстрый и трудноубиваемый. Артефакт не должен разрушать все вокруг, диапазон должен быть ограничен.
   Переворачивая исчерканную схемами и моими каракулями страницы я случайно порезался об острый край бумаги. Кто ранил пальцы об бумагу знает, ощущение не из приятных. Чертов цербер, да что б тебя... А впрочем, почему бы и нет? Если нанести на бумагу чары укрепления и сделать сами листы тоньше человеческого волоса они будут резать плоть как нож масло. Цербер может попытаться увернуться от атаки, поэтому нужно ударить со всех сторон сразу. Я схематически нарисовал цербера окруженного кучей мелких точек. Да, нужно обязательно добавить специальный блок, чтобы снаряды не прибили пользователя. В целом создание такого артефакта может показаться сложным, но если разбить процесс на несколько подзадач это возможно. Укрепление и утончение бумаги реализовать с помощью рун. Также рунами нанести на каждый лист метку для управляющего заклинания. Создать управляющее заклинание будет труднее всего, хм, я видел, как старшекурсники отправляют друг другу летающие записки, нужно будет посмотреть эти чары.
  
   Проходя по одному из многочисленных коридоров Хогвартса, я вдруг услышал тихий плач. Простенькое заклинание указало направление и я свернул влево. Звук приблизился, но тут палочка указала в стену. Тайный ход? Внимательно осмотревшись я обратил внимание на потертый участок стены, надавил его и проход открылся. Внутри хода, судя по мантии, плакала какая-то ученица с Хаффлпаффа.
   - Что с тобой случилось? Почему ты плачешь?
   Девочка подняла голову. На меня смотрела самая жуткая тварь, которую только можно представить. Отвратительные синюшные язвы на лице, щупальца вместо волос, рот полный мелких узких зубов. Я на секунду застыл словно парализованный. Существо зарычало, что-то пролаяло и вновь зарыдало.
   Иллюзия?
   - Финито инкантатем! - попытался я развеять чары. Безрезультатно.
   Существо продолжало плакать.
   - Фи-и-ни-и-и-то и-ин-ка-ан-та-а-те-е-е-ем! - пропел я, создавая более мощную версию развеивающих чар.
   Внешность существа не изменилась, но теперь в плаче можно было разобрать какие-то слова. Скорее всего, над ученицей кто-то мерзко и подло подшутил.
   - Успокойся, я развеял чары, действие зелий скоро должно закончиться. Давай я провожу тебя в больничное крыло.
   - Нет! Я не хочу чтобы меня кто-нибудь видел. - она почти перестала плакать услышав собственный голос.
   - Как тебя зовут?
   - Сьюзен.
   - Сьюзен, чем быстрее ты доберешься до мадам Помфри, тем скорее с тебя спадут эти мерзкие чары. - Я не стал добавлять, что промедление может привести к длительному изменению внешности.
   - Я понимаю, но...
   - Подожди, - я открыл сумку. К сожалению там не было ничего подходящего. - Я сейчас, только никуда не уходи. - Я выскочил из тайного хода и позвал Тинки. Через минуту я вернулся к девочке. - Одень это и накинь капюшон, так тебя не узнают.
   Плащ был великоват, зато прекрасно скрывал внешность.
   Через пятнадцать минут мы оказались в больничном крыле, где я сдал девочку на руки медсестре. На ее вопросительный взгляд я сказал, что случайно наткнулся на плачущую ученицу. Бросив несколько диагностических чар мадам Помфри нахмурилась и приказала мне уйти. Видимо это что-то серьезное. Найдя укромное местечко, я вызвал Тинки и приказал ей спрятать под кроватью в больничном крыле один из моих зеркальных амулетов. Вернувшись в свою комнату, активировал парное амулету зеркало и стал слушателем любопытного разговора.
  
   - Альбус, это уже ни в какие ворота не лезет! Ты должен остановить эти безобразия!
   - Это была невинная шутка, ты ведь легко с ней справилась.
   - Я справилась лишь потому, что ее вовремя привели. И это не заслуга "невинных" шутников!
   - Поппи, я проведу расследование и накажу виновных, такого больше не повторится.
   Разговор утих, видимо Дамблдор ушел. Некоторое время я слышал как медсестра ходит по палате, затем она села и я услышал как она говорит сама с собой.
   - Как же меня все это достало. Старый хрыч опять спустит все на тормозах. Уйти бы отсюда, но что будет с детьми, - она встала, сделала несколько шагов и крикнула в камин. - Минерва, зайди ко мне, нужно срочно поговорить.
   Вскоре появилась декан Гриффиндора. Медсестра рассказала ей, в каком состоянии к ней сегодня поступила ученица, и что подобное происходит довольно часто. Еще Помфри пожаловалась на поток пострадавших из кабинета зельевара - в основном это были ученики Гриффиндора. Макгонагл согласилась, что надо что-то делать, но все что она могла - это приказать своим старостам чаще патрулировать безлюдные коридоры и провести очередную беседу с близнецами Уизли.
  
   На следующий день на чарах рядом со мной села незнакомая хаффплафка. У многих равенкловцев есть одна нехорошая черта - мы редко обращаем внимание на посторонних, предпочитаем заниматься исключительно своими делами. Зачастую это приводит к самоизоляции и непониманию. А если учесть что на наш факультет поступает наименьшее число волшебников, и то, что негласно дружба между студентами разных факультетов не приветствуется, становится совсем печально. Поэтому совсем не удивительно, что я ее не знал, даже притом, что мы были на одном курсе.
   - Спасибо что помог, - она немного покраснела. - Можно я сяду рядом с тобой?
   - Пожалуйста, - я пожал плечами, вытаскивая из сумки пергамент.
   - Я Сьюзен Боунс.
   - Кей Андерс.
   - Приятно познокомиться.
   Разговор прекратился - мне нечего было ей сказать, а она смущалась продолжать в присутствии других учеников. Тут пришел профессор Флитвик и начал занятие. Сегодня мы познакомились с заклинанием Вингардиум Левиоса. Для меня благодаря семейным тренировкам изучение чар было очень легким. Впрочем, поскольку я был равенкловцем это никого не удивляло, Другие равенкловцы также быстро осваивали новые заклинания.
   Удерживая перо в воздухе заклинанием, я скосил взгляд на соседку. У той возникли некоторые проблемы - она нервничала и поэтому вместо чар она создавала слабые магические выбросы, один из которых изменил цвет пера на ярко красный, а другой слегка подпалил стол.
   - Сьюзен, когда произносишь заклинание нужно четко представлять, что должно произойти.
   Девочка сосредоточенно взмахнула палочкой и обрадованно вскрикнула - перо поднялось в воздух, подчиняясь движению волшебной палочки.
   После чар был урок зелий, и Сьюзен снова села рядом со мной. Она оказалась очень старательной и аккуратной, у меня например никогда не получалось так ловко нарезать ингредиенты. Когда мы начали варить зелье, она чуть было не испортила его, собравшись засыпать сразу весь толченый корень белоголовки, но я успел ее остановить. Объяснив, что этот порошок нужно засыпать постепенно я взял на себя варку зелья, а чтобы она не расстроилась, похвалил ее навыки подготовки ингредиентов и попросил взять на себя эту работу. В итоге мы сварили идеальное зелье, один в один с описанием в учебнике. Сдав Снейпу образцы, мы покинули класс.
   После уроков Сьюзен решила познакомить меня со своими друзьями. Хаффы оказались очень дружелюбными. Они беззлобно подшучивали над тягой равенкловцев к учебе. Я хорошо провел время в гостиной их факультета.
   Когда внимание ко мне спало я отвел Сьюзен в сторону и спросил как так получилось что вчера она оказалась в беде.
   - Вчера мне прислали записку совой. Помню, как я ее открыла, а затем темнота, - она отвела глаза. - Я очнулась в каком-то коридоре, когда встретила других учеников - они почему-то назвали меня монстром и стали кидаться заклятиями. Это были студенты четвертого курса. Я очень испугалась и убежала, к счастью они ни разу в меня не попали. Я спряталась в туалете, а когда они удалились, увидев свое отражение, очень испугалась и побежала дальше, потом забилась в какой-то проход. Не знаю, сколько просидела в том тайном ходу... Затем ты нашел меня и отвел к мадам Помфри.
   Складывалось впечатление, что она что-то недоговаривает. Кого-то боится?
   Попрощавшись с новыми друзьями, я пошел в класс, где меня уже ждала Тинки. Передав ей нужное количество маны, я стал ее расспрашивать.
   - Тинки, ты слышала, что некоторые ученики издеваются над другими?
   - Тинки видела такое, - она смотрела куда угодно, но не на меня.
   - Что должны делать эльфы, если они видят, как над учеником издеваются?
   Ответ был молчанием.
   - Вы говорили об этом директору Дамблдору?
   - Главный эльф Хогвартса рассказывал об этом директору, но тот просил не беспокоить его по таким пустякам.
   - Тинки, я не могу приказывать другим эльфа кроме тебя, но они ведь могут рассказывать тебе о шутниках?
   - Да, хозяин.
   - Хорошо, тогда постарайся узнать, кто заколдовал Сьюзен.
  
   Тинки была невероятно счастлива, когда я дал ей несколько тетрадей, образец с изображенными рунами и приказал изготовить, сколько получится таких же. Особенно ее обрадовал тот факт, что каждую руну нужно рисовать вручную. Она работала день и ночь напролет и через три дня бумага закончилась. Затем я объяснил принцип нанесения меток на каждый лист, и она снова приступила к работе. Хоть эльфийка и не пользовалась магией, маны ей нужно было раза в два больше чем обычно, но для меня это не стало проблемой.
   Пока она работала, я тоже не сидел на месте. Создать полноценное управляющее заклинание для множества элементов оказалось нереально, и я решил использовать самый простой вариант движения листов бумаги. В момент активации артефакт выпускал сканирующий импульс и строил картину помещения, в котором находился, затем листы бумаги приводились в движение в области пяти метров вокруг артефакта. В процессе перемещения должны были соблюдаться условия: листы не соприкасаются с пользователем, друг другом, границами помещения и не удаляются больше чем на пять метров от артефакта, каждый лист за секунду пролетает не меньше 50 метров (область движения ограничена, но направление движения менять можно), движение происходит в той плоскости, в которой находится лист, поворот осуществляется в момент остановки.
   Когда все было готово, я сложил бумагу с рунами в специально приготовленную книжную обложку (за что отдельное спасибо Тинки), несколько раз перечитал описание работы управляющего заклинания. Вообще создавать заклинания не просто, а очень просто. Достаточно сформулировать желаемое (обычным волшебникам приходится быть очень лаконичными), настроиться на нужный лад и взмахнуть палочкой. Латинский язык, слова которого были использованы для составления большинства заклинаний, всего лишь дань традиции. Я же не ограничен временем, так как могу держать канал открытым намного дольше, чем рядовой волшебник. Поэтому я могу зачитать список того что должны делать чары находясь в нужном медитативном состоянии и вкладывая магию в каждое слово, каждый образ в голове и таким образом создать артефакт. В теории. Я глубоко вздохнул расслабляясь. Ну, поехали.
  
   Чем больше я узнавал Хогвартс, тем меньше понимал, как он может считаться лучшей школой магии. Замок пустеет и ветшает, здесь много неиспользуемых помещений. Легко предположить, что раньше учеников было больше. Может это связано с войной против Волдеморта? Многие погибли или иммигрировали, в результате количество поступающих сократилось. Весь обслуживающий персонал представлен домовыми эльфами и одним единственным стариком-сквибом, метлы для обучения полетам очень старые, в больничном крыле работает всего одна медсестра, и это при огромном потоке пациентов. Каждый предмет преподает всего один преподаватель, многие из них занимают две, а кто и три должности, и это только то что бросается в глаза. Странно, что этого никто не замечает.
   Почему это меня так беспокоит?
   Меня чувствительно встряхнуло.
   - Кей, проснись!
   Я прервал размышления и огляделся. Я сидел за праздничным столом в общем зале. Вот только вместо радости на лицах окружающих были тревога и беспокойство. Посреди зала лежал преподаватель защиты от темных искусств, директор толкал речь о том, что всем нужно срочно вернуться в свои гостинные.
   - Что случилось? - спросил я у сидевшей рядом Сьюзен. Кто-то из сидевших рядом хаффов бросил на меня удивленный взгляд.
   - В Хогвартс проник тролль, директор приказал всем вернуться в гостиные.
   - А как стало известно о тролле?
   - Профессор Квирелл сообщил... да какая разница, иди уже к своим! - Хана схватила подругу за руку и потащила к выходу.
   В зале царил хаос, но ученики довольно быстро отсюда уходили. Преподавателей не было видно, Квирелл похоже очнулся и тоже куда-то исчез. Вместо того чтобы догнать уходящих равенкловцев я спрятался под столом, в суматохе это никто не заметил. Убедившись что все ушли, я вылез и негромко позвал:
   - Тинки!
   - Тинки здесь, - рядом появилась эльфийка.
   - В Хогвартсе действительно присутствует тролль?
   - Да, хозяин. Охранные чары замка оповещают эльфов об опасности.
   - Где он?
   - Возле туалета на втором этаже.
   - Кто-то из учеников есть поблизости?
   На этот раз чтобы ответить ей потребовалась примерно минута.
   - В туалете находится одна ученица.
   - Тинки, отправляйся в этот туалет и заблокируй дверь, чтобы тролль не смог добраться до девочки. Справишься?
   - Тинки сделает. - с этими словами домовушка исчезла. Вскоре она вернулась. - Выполнено, хозяин.
   - Хорошо, можешь идти. Я направился к выходу из зала.
   - Возникла проблема, хозяин, - эльфийка выглядела расстроенной. - Тинки виновата.
   - Что случилось?
   - Гарри Поттер и Рон Уизли не пошли в гостиную Гриффиндора, как было приказано, кажется, только что они наткнулись на тролля.
   Я мысленно выругался. Тупые идиоты!
   - Где они?
   - Убегают от тролля, но он скоро их догонит.
   Не стоит думать, что я и эльфийка сможем что-то противопоставить троллю в прямой схватке. К счастью у меня был один козырь.
   - Тинки, отправляйся в мою комнату и принеси книгу в синей обложке с нарисованной птицей. Ни в коем случае не открывай ее!
   Домовушка буквально за секунду притащила нужную вещь. Сам артефакт я, к сожалению, не успел еще протестировать. Я взял книгу и внес эльфийку в число тех, кто мог им воспользоваться и не пострадать, после чего объяснил ей, как использовать артефакт. На случай, если артефакт вдруг поломается или вообще не сработает, я приказал ей постараться отвлечь тролля шумом, и аппарировать ко мне.
  
   Гарри и Рон бежали изо всех сил. Тролль приближался. За очередным поворотом их ждал тупик. Остановившись у стены, они растерянно смотрели по сторонам, надеясь найти что угодно - какой-нибудь лаз, вход в тайный ход. Тщетно. Несколько дверей в этом маленьком закутке были заперты, а они не владели отпирающими заклинаниями. Так глупо. Ребята хотели спасти от тролля Гермиону, а в результате сами погибнут от его дубины. Из-за угла вынырнула дурно пахнущая рожа монстра. Ему пришлось пригнуться, чтобы добраться до них. Перед закрытыми глазами мальчишек промелькнула вся их короткая жизнь, но вдруг они услышали короткий хлопок, а затем странный шелест. Тролль оглушительно заревел и подался назад, при этом он сильно ударился головой о потолок. На ребят брызнула красная жидкость, через секунду все вокруг окрасилось в красный. Тролль исчез из поля зрения ребят и резко замолчал. Вскоре исчез и загадочный звук.
   Придя в себя, мальчишки выбрались из тупика и остановились в шоке от открывшегося зрелища. Все вокруг было буквально залито кровью, казалось, кто-то разлил здесь больше тонны это жидкости с вкраплениями небольших твердых частиц и кусков чего-то похожего на мясо.
   - Гарри Поттер и Рон Уизли! Немедленно объясните, что вы здесь натворили! - профессор Макгонагл сопровождении декана Слизерина появилась именно в тот момент, когда ее помощь уже не требовалась.
  
   Домовушка вернулась через минуту или две, кажется она до ужаса была напугана сделанным.
   - Тинки, как все прошло? Ученики не пострадали?
   - Нет. Тролль, тролль...
   - Я знаю как действует этот артефакт, не стоит рассказывать. Спрячь его в укромном месте, чтобы никто не нашел.
   Тинки ненадолго исчезла. Когда она вернулась, я протянул руку в ее сторону и сказал.
   - Сможешь перенести меня в мою комнату в общежитии?
   - Да, но Тинки потребуется дополнительная энергия.
   - Хорошо, возьми меня за руку, я передам тебе ману, как только получишь достаточно аппарируй нас.
   Через пять минут я как ни в чем не бывало вышел в гостиную факультета. Было пусто, только парочка старшекурсников сидела в обнимку на диване. Я вернулся в свою комнату. Тинки было приказано разблокировать помещение, где оставалась Гермиона, а потом отдыхать и держать рот на замке.
  
   В больничном крыле Гарри уже третий раз рассказывал, как они убегали от тролля. Рону пришлось признаться, что он так обидел Гермиону, что та убежала и проплакала почти весь день в полу заброшенном туалете. Девочку нашли и тоже проводили в больничное крыло, хотя она совершенно не пострадала. После осмотра мадам Помфри сказала что с Грейнджер все в порядке и она может идти. Мальчишки оправдывались, что они хотели извиниться и предупредить Гермиону о тролле. Профессор Дамблдор расспрашивал ребят о любых деталях, которые те могли заметить, но ничто не объясняло произошедшее с троллем. В конце концов, он заявил, что верит им и сам во всем разберется, а пока они могут идти. Напоив детей успокаивающим зельем, медсестра неохотно выпустила их из своих владений.
   Директор школы в сопровождении заместителя отправился на место происшествия. С трудом сдерживая рвотные позывы, они раскинули сеть сканирующих чар, которые должны были показать, что тут произошло. Что бы тут не применили, это не могло быть темной магией - та оставляет характерные следы и на долгое время меняет энергетический фон.
   - Как будто тролль вдруг оказался гигантском миксере, который превратил его в фарш, - поделилась впечатлением Макгонагл. - Может у первокурсников от страха случился спонтанный магический выброс?
   - Гарри и Рон не делали этого. Каким бы ни был выброс, на тролля магия почти не действует. - Дамблдор поправил очки. - Перед тем, как тролль был атакован, они слышали хлопок. Кто-то аппарировал.
   - Но кто может аппарировать в Хогвартсе? Разве что домовики?
   - Я уже думал об этом. Эльфы Хогвартса ничего не знают.
   - Альбус, я думаю нужно вызвать авроров. Нужно узнать не только кто и как убил тролля, но и как он оказался на свободе.
   Директор поднял взгляд к потолку. Вызывать посторонних в школу ему не хотелось. Авроры начали бы задавать вопросы, сунулись бы в Запретный коридор. Чем больше новых людей будет допущено в школу, тем выше шанс, что Том сможет заполучить Философский Камень. За всеми не уследишь. Но глядя на то, что осталось от тролля, он понимал - самому ему не разобраться.
   - Минерва, проследи, чтобы тут пока ничего не трогали. Надеюсь, Аластор согласится осмотреть место происшествия.
  
   Прибывший Грозный Глаз Грюм внимательно осмотрел место гибели тролля и заявил что никогда прежде не видел ничего подобного. И все же ему удалось кое-что найти: несколько окровавленных обрезков бумаги - они явно не могли быть частью тролля. Кровь магического существа пропитала их, и стало невозможно понять, имеют ли они какое-то отношение к происшествию или были клочками забытой студентом тетради.
   - Скорее всего у кого-то из студентов имеется при себе мощный магический артефакт, которым тот воспользовался столкнувшись с троллем. - поделился догадкой Грюм.
   - Но перед случившимся Гарри и Рон слышали хлопок, похожий на звук при аппарации, - сказала директор.
   - Возможно это звук активации артефакта, - предположил аврор. - В некоторых темных семьях порой хранятся такие игрушки... Стоит пройтись с обысками и посадить этих любителей черной магии. Надо же до такого додуматься - дать ребенку боевой артефакт.
   - А может быть, это был преподаватель? - спросила Макгонагл.
   - Я точно знаю, что это не преподаватель, - твердо заявил Дамблдор. - Никто посторонний не мог пройти через защитные чары.
   - Альбус, ты забываешь, что тролль прошел сквозь них! Если бы Квиррелл не предупредил нас, дети могли погибнуть.
   - Квиррелл? - переспросил Грюм. - Он вроде преподает магловедение?
   - Нет, защиту, - сказала Макгонагл.
   - Что это за преподаватель защиты, который не может справиться с троллем? - удивленно спросил аврор.
   - К сожалению Квиринус сейчас не в форме, с ним что-то случилось, когда он путешествовал, - ответил Дамблдор.
   - Альбус, нанимать такого преподавателя не стоило, - аврор осуждающе покачал головой. - Честно говоря, с каждым годом уровень твоих выпускников все ниже.
   Директор не стал отвечать на выпад в свой адрес. Вместо этого он призвал домовых эльфов и приказал навести порядок в коридоре, где погиб тролль.
  
   На следующий день после Хэллоуина в школе был проведен тотальный обыск. Больше всех пострадали близнецы Уизли, у которых конфисковали массу вредилок и сырья для их изготовления. Список Филча пополнился почти полусотней новых пунктов. Снейп рвал и метал когда узнал, сколько ингредиентов было украдено из его лаборатории. Нарушителей вызывали к деканам и те проводили воспитательные беседы на тему что можно и нельзя в Хогвартсе. Обыск проводился силами домовых эльфов, о чем мне с виноватым выражением лица поведала Тинки, после чего добавила что являясь одновременно эльфом Хогвартса и моим взяла на себя работу по обыску моей комнаты и ничего запрещенного тут не нашла. Впрочем, у меня и не было ничего такого. Во всяком случае, сейчас.
   Тем временем школа гудела от слухов о том, как Мальчик-Который-Выжил и его лучший друг расправились с троллем. Когда их спрашивали о случившемся, Гарри бледнел и уходил, а Рон храбрился и начинал рассказывать небылицы.
  
   Сьюзен каким-то образом подхватила магический грипп и сегодня отлеживалась в больничном крыле. Ничего страшного, завтра она уже поправится. Поскольку сегодня она не могла сесть рядом со мной, я решил на ЗОТИ занять место за первой партой, рядом со столом Квиррелла. Было скучно, заикающийся преподаватель нудно цитировал учебник, и я от безделья решил взглянуть на магическим зрением. Ходили слухи, что на этого учителя напал вампир, после чего он стал очень пугливым.
   Магическое зрение было не врожденной особенностью, а одной из семейных техник. Конечно, мне не сравниться с обладателем истинных мистических глаз, но в радиусе пяти метров смогу разглядеть линию толщиной с человеческий волос. По сути, эта техника не была зрением, ближе всего она к сонару, который используют летучие мыши. Я совсем чуть-чуть приоткрыл канал и стал создавать слабые колебания в окружающей меня магической среде. Перед мысленным взором предстала картина проходящих рядом потоков магии (они растекались откуда-то снизу), чар на различных предметах и магических ядер присутствовавших. У КВИРРЕЛЛА БЫЛО ДВА ЯДРА! В шоке от неожиданного открытия я широко распахнул глаза и уставился на преподавателя. Тот, заметив мое внимание, заикаясь спросил:
   - М-мистер Анд-дерс, в-вы хотите чт-то доб-бавить?
   Я не ответил. Какие открывались перспективы! О! Мои предки всегда пытались стать сильнее, благодаря многолетним исследованиям они нашли способ преодолеть нашу магическую слабость. Они выявили закономерности, в каких случаях могут родиться сквибы, благодаря чему в нашей семье их не было. Я гордился ими и мечтал внести свой вклад в семейный гриммуар, чтобы мои потомки также могли гордиться и мной. Два ядра! Если можно создать второе ядро, то открываются такие возможности...
   Прозвеневший звонок вырвал меня из мечтаний. Видимо преподаватель что-то почувствовал - он мгновенно исчез в неизвестном направлении. Ну ничего, это был не последний урок защиты.
  
   Квиринус Квиррелл давно уже чувствовал, как над его головой сгущаются тучи. С тех пор как он встретил дух Темного Лорда в глубине души он понимал что ничего хорошего его в будущем не ждет. Но когда учитель защиты встретил пристальный изучающий взгляд равенкловца, ему вдруг захотелось оказаться далеко-далеко, желательно на другой стороне планеты и никогда больше не возвращаться в Англию. Мальчишка смотрел на него как на интересную муху, словно не зная с чего начать - оторвать крылышко или ножку?
   За обедом профессор защиты неоднократно ловил на себе взгляды ворона-первокурсника. Дошло до того что сидевшие рядом с мальчишкой дети также стали следить за Квиринусом. Пример оказался заразным и на ужине почти весь зал не сводил глаз с профессора заики. Чем больше было зрителей, тем более нервным становился профессор, привлекая еще больше зрителей. Дошло до того что другие преподаватели стали коситься на Квиррелла. Тот не выдержал и позорно сбежал.
   Только закрывшись в своей комнате Квиринус, смог успокоить бешено стучащее сердце. Затем он размотал свой тюрбан и стал убеждать Лорда: нужно как можно скорее красть Камень и бежать. Волдеморт не был убежден доводами слуги, но он понял что тот вот-вот провалится и тогда до камня ему не добраться.
   На следующий день Дамблдор получил письмо из Министерства Магии и почти сразу покинул школу. Квиррелл хотел узнать у Хагрида как пройти мимо цербера, но на это не было времени, поэтому он купил в магловской ветеринарной аптеке снотворного и начинил им большой кусок мяса. Цербер съел угощение, виляя хвостом, и через десять минут крепко уснул. Преподаватель защиты вытер пот со лба - он боялся, что снотворное может не сработать. Ловушки на пути к камню были детскими игрушками. Дьявольские силки мягко поймали и выпустили расслабленного преподавателя, вместо того чтобы ловить ключ Квиринус открыл дверь отмычкой, шахматы разлетелись на кусочки от взрывных заклятий, а тролль покорно ушел с дороги. Узнав по внешнему виду и запаху зелье, защищающее от пламени, Квиррелл выпил его и оказался в последней комнате.
   Профессор защиты оглядел помещение. Где Камень? В дальнем углу за колонной виднелось что-то синее. Подойдя поближе, он увидел книгу.
   - Мой Лорд, я нашел Камень!
   - Дай мне посмотреть на него.
   Квиррелл размотал тюрбан и повернулся спиной к книге. В следующее мгновение Квиринус почувствовал, как теряет контроль над телом. Он мог только наблюдать как его рука делает взмахи, палочкой создавая чары.
   - Это артефакт, похоже, обложка маскирует содержимое, но внутри очень много магии.
   Жадные руки потянулись к книге и раскрыли ее. Комнату наполнил странный шелест.
   - Не-е-ет! - покинувший разрушенное тело дух Лорда мгновенно был выпровожен прочь защитными чарами замка.
  
   Я был один в своей комнате, когда рядом вдруг появилась Тинки. С тех пор как она стала работать на меня, она сильно изменилась: стала выше ростом, черты лица стали мягче и больше походили на человеческие, она научилась лучше говорить и часто угадывала мои пожелания. Вместо простыней, которые носили другие эльфы, она сшила себе одежду (я разрешил использовать для этого мантию, которая была мне мала).
   Взглянув на домовушку, я сразу понял, что это не совсем она.
   - Ты сделал больше, чем я надеялся, ты изгнал Темного Лорда и защитил обитателей замка! - сказало древнее существо устами эльфийки.
   - ... - когда это я успел?
   - К сожалению, мне нечем тебя отблагодарить. Скоро я снова усну. Если тебе что-то нужно говори сейчас, я постараюсь помочь.
   Творение Основательницы моего факультета хочет меня отблагодарить, не важно, за что. Хочу всего и много!
   - Мне нужны знания. - быстро ответил я. - Качество преподавания здесь оставляет желать лучшего.
   - Расспроси свою слугу о комнате-по-требованию, там ты найдешь искомое, - Ид исчез так же внезапно, как и появился.
   - Тинки, ты можешь объяснить, что случилось?
   - Я виновата. Как вы велели, я спрятала вашу книгу в укромном месте, туда можно попасть, только пройдя через Запретный коридор и несколько комнат с ловушками. Профессор Квиррелл сегодня вломился туда и нашел там книгу. Профессор был одержим духом Темного Лорда, - эльфийка задрожала. - Он открыл книгу и тогда, тогда...
   - Можешь не продолжать. Ладно, я на тебя не сержусь, все закончилось хорошо: дух изгнан, Темный Лорд не смог возродиться. - Что делать с этим артефактом? Спрячь его снова, но так чтобы никто даже случайно его не нашел.
   Прислушавшись к чему-то Тинки вдруг заявила.
   - Я теперь ваша личная эльфийка, хоть по-прежнему остаюсь частью общины эльфов Хогвартса. Приказы директора теперь имеют низший приоритет.
   - Это приятная новость. Ладно, расскажи о комнате-по-требованию.
  
   На следующий день Тинки доложила, что эльфы снова осматривают вещи учащихся. На этот раз директор приказал сделать все тихо. За обедом Дамблдор объявил, что профессор Квиррелл заболел и, к сожалению, не может продолжать вести занятия. Временно все уроки защиты отменялись, свободное время можно было использовать для самостоятельных занятий. После каникул занятия будет вести новый преподаватель.
   Цербер по-прежнему жил в замке. Казалось бы, после того как умер Квиррелл директор обязан убрать его, но нет, все оставалось по-прежнему.
   Приближались рождественские каникулы и нужно было решить оставаться в замке или ехать домой. Мать прислала письмо, в котором сообщала, что отправляется в командировку в Австралию, где у нее будет много работы. В ответ я написал что хочу остаться в Хоге, с друзьями.
  
   Библиотека в комнате-по-требованию превзошла мои самые смелые ожидания. Здесь не было разделения на темную и светлую магию и не требовалось предъявлять разрешение на посещение запретной секции. Книг явно было больше чем во владениях мадам Пинс.
   Пройдясь вдоль стеллажей, я остановился возле столика с одной-единственной книгой - Каталогом. Открыв его, я увидел перечень разделов библиотеки. Методом научного тыка палочкой по строкам узнал, что так можно развернуть список подразделов и книг, а если ткнуть по названию книги, то она появится на столе. Разумеется первым делом мне захотелось узнать как был создан Хогвартс и какие на нем защитные чары. Тут меня ждало большое разочарование - язык, на котором это было описано лишь отдаленно походил на английский. За прошедшие с момента основания школы сотни лет изменилось написание букв, какие-то слова вышли из обихода, какие-то пришли из других языков... Печально. Я разочарованно ткнул по названию книги и та исчезла.
   Итак, если я собираюсь в будущем стать директором этой школы, то вначале нужно будет решить языковую проблему. Что??? Когда это я принял такое решение??? Порывшись в памяти я понял что с того момента, как я первый раз поговорил с Идом я стал чувствовать ответственность за жизни других детей, желание подшутить над некомпетентными учителями превратилось в навязчивую идею исправить ситуацию. Я ведь на полном серьезе планировал изгнать Бинса, уволить Снейпа и Квиррелла (последний правда сам уже выпилился). Черт, я настолько обеспокоился проблемами безопасности, что создал смертельно опасный артефакт! Который был использован по прямому назначению!
   А впрочем, почему бы и нет? Даже если это влияние Искусственной Души замка, должность директора Хогвартса престижна и дает немалую власть. Плюс знания. Плюс доступ к сильнейшему в Европе (а может и мире) месту силы. Цена всего этого не так уж велика - нужно всего лишь навести тут порядок и сделать так, чтобы ученикам не угрожали всякие церберы и тролли.
  
   Альбус Дамблдор давно не чувствовал себя таким растерянным. Когда пришло письмо из министерства, он был уверен, что это не может быть уловкой Темного Лорда, ведь тот до сих пор не знал как пройти мимо цербера. Будучи уверенным в этом он даже не расставил в Запретном коридоре сигнальных чар. Там даже не было Камня, зеркало, последнее препятствие на пути к Камню еще не доставлено в замок! Его должны были привезти на каникулах, тогда же директор планировал создать ловушку для духа Лорда. Если бы тот не поспешил и не пошел напролом у него были бы доказательства того что Волдеморт не умер!
   Дамблдор заподозрил неладное, когда Макгонагл сообщила ему, что Квиринус не явился на занятия, и она не может его найти. Сказав, что разберется, директор в первую очередь проверил, не пытался ли учитель защиты украсть Философский камень. Обнаружив страшную находку в пустом хранилище, он никому не сказал о гибели Квиррелла. Минерва и Флитвик и раньше были против его плана защиты Философского Камня, а Снейпу он недостаточно доверял (несмотря на то что уверял всех в обратном). Вновь приглашать старого аврора он тоже не стал, не хватало еще чтобы Грозный Глаз начал лезть куда не просят.
   Впрочем, потерпев поражение в первый раз, Волдеморт скорее всего попытается еще раз добраться до Камня. Если, конечно, будет знать, что тот все еще остается в том же месте.
   В первую очередь необходимо выяснить, кто так грубо и невежественно вмешался в его планы. Этот неизвестный хорошо скрывается. Повторные обыски, проведенные домовиками, ничего не дали. Хуже всего то, что его цели неизвестны.
  
   С наступлением рождественских каникул замок почти опустел. Сьюзен уехала домой. Только в ее отсутствие я понял насколько привязался к ней. Зато теперь у меня было достаточно времени, чтобы сколько угодно читать книги в комнате-по-требованию и медитировать. Иногда я даже не спускался в общий зал, ведь у меня была Тинки.
   После долгих поисков я нашел один ритуал, который позволял магу считывать ментальные отпечатки вкладываемые в слова или символы на бумаге. Для этого было и заклинание, но его нужно было часто обновлять. Вообще ритуалы, наделяющие волшебника той или иной способностью не редкость. Есть даже такие, которые закрепляют способность настолько, что та передается детям. Также в отношении ритуалов действует следующее правило: нельзя проводить ритуалы и использовать заклинания, действие которых будет пересекаться между собой. Внимательно изучив описание ритуала, я узнал, что после его проведения не смогу использовать легилименцию. Не очень-то и хотелось, за ее применение можно загреметь в Азбакан. Убедившись, что больше никаких побочных эффектов ритуал не дает я начал к нему готовиться.
   Нужные травы Тинки купила в Косом переулке. Комната-по-требованию преобразилась в ритуальную, с подходящими защитными и концентрирующими кругами. Я разложил в специальных курительницах травы, и они начали медленно тлеть. В голове слегка зашумело. Не обращая на это внимания я лег на спину и расслабленно посмотрел на потолок. Там были изображены неизвестные символы. В основе любого магического действия лежат три вещи: мана, воля и желание мага. Все остальное лишь подпорки, мишура, дань традиции. Глядя на руны, я желал понять, что вложил в них тот кто их изобразил, тот кто их придумал. Мир вокруг поблек, отошел на второй план. Все исчезло кроме надписи. А затем растаяла и она, а перед внутренним взором возникли образы: небо, земля, океан, огонь. Потом они тоже исчезли, а я провалился в обычный сон.
   Проснувшись, я первым делом решил испытать новоприобретенное умение. Оно работало! Я не мог читать вслух, но прекрасно понимал смысл написанного если не пытался понять что означает то или иное слово в предложении. Более того, если какой-то термин не был мне знаком я все равно понимал о чем идет речь в общих чертах.
  
   Я читал до самой ночи. Главным образом меня интересовало все связанное с Хогом. Оторвавшись от книг в начале двенадцатого я обвел мутным взглядом помещение и встряхнул головой. Нужно немного размяться. В общем я решил прогуляться по замку вместо того чтобы аппарировать с Тинки. Чтобы не попасться учителям или Филчу пришлось использовать чары ночного зрения.
   В конце коридора мелькнул свет и я замер забившись в ближайшую нишу. Свет приблизился, и я увидел Гарри Поттера. Интересно куда это он? Мальчишка остановился у входа в одну из заброшенных комнат, открыл дверь и вошел. Приблизившись я ничего не услышал. Дверь была неплотно закрыта. Осторожно чуть приоткрыв ее я заглянул в помещение. Все внимание Гарри было направлено на стоявший перед ним высокий предмет. Я проскользнул в комнату и прикрыл дверь. Мальчик ничего не заметил. Загадочный предмет оказался зеркалом. На краю рамы виднелась надпись "я показываю ваши желания". Стоило только приглядеться к ней как буквы поменялись местами. Гарри еще некоторое время стоял неподвижно, а затем пошатываясь отошел в сторону. Налицо признаки магического истощения. Вообще Поттер был довольно сильным волшебником и я никогда не замечал у него таких симптомов. Возможно истощение вызвано зеркалом? Желание посмотреть что там мгновенно испарилось. Если эта штука так выпила Поттера то что она сделает со мной? С другими детьми? Нужно срочно закрыть им доступ сюда!
   По щекам Гарри текли слезы. Что он там увидел? Мальчик вышел из класса так и не заметив меня.
   Чертов Дамблдор! На все сто процентов уверен что это он притащил сюда эту дрянь! Проклятье! Не хочу знать зачем он это сделал. Ладно, завтра что-нибудь придумаю.
   Перед уходом я проверил помещение на магию. Тут были только сигнальные чары, да и те срабатывали только если стать прямо перед зеркалом. Уходя я приклеил дверь к дверной раме чарами вечного приклеивания.
  
   На следующий день за обедом к Гарри прилетела записка. Обычный лист бумаги, сложенный так чтобы быть походить на силуэт какой-то птицы. Последний раз взмахнув крыльями бумага с шелестом распрямилась и опустилась на стол перед Мальчиком-Который-Выжил.
   "Мистер Поттер, вы систематически нарушаете школьный порядок своими прогулками по ночам. Вот уже несколько дней вы посещаете комнату с неким зеркалом. Это зеркало очень опасный артефакт, негативно влияющий на всех кто в него смотрит. Оно вытягивает из волшебника магию взамен показывая желаемое. Оно также вызывает сильную зависимость, чем больше вы смотрите в это зеркало, тем труднее оторваться. Срочно обратитесь к мадам Помфри!
   Доброжелатель."
  
   - Альбус! - раздавшийся со стороны камина голос Минервы был крайне недовольным. - Немедленно подойди в больничное крыло.
   - Хорошо, через десять минут буду, - директор со вздохом отложил письмо. Только с помощью темной магии можно создать ловушку для духа. Сам Дамблдор ею не владел, поэтому он надеялся привлечь какого-нибудь специалиста со стороны. В Англии таких официально не было, поэтому пришлось обращаться к известным темным магам в других странах. Те отказывались помогать, мотивируя отказ тем что темная магия в Англии под запретом, а им не хочется в Азбакан. Некоторые ответы были откровенно издевательскими. Как еще назвать рекомендации пойти на три буквы (русские), поцеловать дементора (китайцы) или сдаться на милость инквизиции (испанцы)? В последнем случае ему пообещали что инквизиторы с радостью избавят его от духа Волдеморта. Как они не могут понять что Темный Лорд угроза не только Англии, но и всему миру! Если бы война в магическом мире не закончилась внезапно маглы могли бы узнать о волшебниках и вот тогда бы случилась настоящая катастрофа. Да, в других странах не слишком уважали великого светлого мага.
   - Альбус! Мы ждем тебя, - вновь дала о себе знать профессор Макгонагл.
   Директору школу пришлось оторваться от своих дел и пойти в вотчину мадам Помфри.
   - Дамблдор, твоя безответственность переходит все границы, - сухим тоном начала Макгонагл. - О чем ты вообще думал оставляя темномагический артефакт там где его легко могут найти дети?
   - Пострадало пятеро школьников, - констатировала медсестра. - Детям придется провести неделю в карантине, у них серьезное магическое истощение. Один из пострадавших Гарри Поттер. Повезло еще что многие разъехались на каникулы.
   - Поппи, не нужно преувеличивать...
   - Преувеличивать? Преувеличивать? Дети вообще могли лишиться магических сил.
   - Поппи, успокойся, я сегодня же уберу зеркало. Оно совершенно случайно оказалось в открытом доступе. Пожалуй займусь этим прямо сейчас, пока его не нашел кто-нибудь еще.
   - Можешь не спешить, Альбус, - сказала ему вдогонку Минерва. - об этом уже позаботились. Кто-то наложил сильнейшие запирающие чары на вход в комнату с зеркалом. Даже мы с Флитвиком не смогли их снять.
   Кабинет был действительно крепко заперт. После нескольких безуспешных попыток отменить чужие чары директор призвал феникса и телепортировался с его помощью. Зеркало стояло в том же положении, как его поставили. Следы в пыли на полу показывали что сюда кто-то частенько наведывался. Осмотрев все и убедившись что никаких улик, позволяющих установить личность того кто запер комнату нет, Дамблдор прикоснулся к раме и попросил феникса перенести их в комнату где он планировал устроить ловушку Волдеморду. Зеркало Еиналеж было выбрано последним препятствием для Темного Лорда благодаря его способности вытягивать из волшебника магию атакуя разум навязчивыми видениями. Вынужденный смотреть в зеркало темный маг должен был ослабеть и потерять ощущение времени, а потом подоспел бы сам Дамблдор и пленил бы его.
  
   Альбус Дамблдор начал подозревать что кто-то из учителей против его плана поимки Темного Лорда. Вначале была зачарована дверь в Запретном коридоре, затем убили тролля, потом Квиррелл попался в ловушку которой быть не должно. Теперь инцидент с зеркалом. Если сравнить все эти происшествия, можно было предположить что неизвестного беспокоит безопасность учащихся. Это же подтверждали анонимные записки, адресованные Флитвику, Макгонагл, Помфри и Спраут. Доброжелатель должен обладать немалой магической силой, силой взрослого волшебника. Конечно во время инцидента с троллем все учителя были на виду, но в магическом мире стоит учитывать возможность использования маховика времени.
   Странно, думал я разглядывая празднично украшенный общий зал, рождество христианский праздник, христиане годами сжигали всех ведьм и колдунов. Но вот мы сидим здесь и отмечаем день рождения их бога, а наши, магические праздники все больше уходят в Лету. Впрочем, какая разница что праздновать, лишь бы был повод.
   Я отправил открытки Ханне и Сьюзен, они прислали мне свои. Оставшиеся в Хоге поздравляли друг друга с праздником. Все ученики сидели за одним общим столом. С поздравительной речью выступили деканы и директор. Последний был чем-то сильно обеспокоен.
   После проведения ритуала, позволяющего считывать ментальные отпечатки, я заметил что многие люди часто говоря одно на самом деле хотят сказать совсем другое. Конечно постоянное использование способности требовало магии, но для меня не было проблемой постоянно держать магический канал открытым.
   Я пытался понять зачем Дамблдор притащил в Хогвартс цербера, тролля и зеркало Еиналеж. Пока единственным предположением было то что он выжил из ума. Больше всего меня удивляло то что его безумие поддержали остальные преподаватели. Они не могли об этом не знать. Что дальше, может на очереди дракон? Надо встряхнуть болото, в которое превратилась школа.
  
   - Тинки!
   - Вам что-то нужно господин?
   - Да. Вот список. - она взяла его в руки. - Мне нужны эти предметы. Что-то из них есть в Хогвартсе или его окресностях?
   Эльфийке потребовалось некоторое время чтобы прочесть документ. Раньше она не умела читать, но меня не устраивала неграмотная слуга, поэтому я попросил у комнаты-по-требованию азбуку и обучил домовушку. Она оказалась на редкость прилежным и старательным учеником.
   - Поблизости есть гнездо акромантулов, я соберу нужное количество паутины. В лесу водятся единороги... если забрать их кровь силой тот кого она коснется будет проклят, - домовушка задрожала.
   - Мне нужна именно проклятая кровь. Возьмешь обычный магловский шприц и наберешь, - сказал я. - Что-нибудь еще?
   - А где можно его достать? И как он выглядит?
   - В магловской аптеке. Думаю там не обеднеют если не досчитаются одного шприца. А выглядит он так, - я сосредоточился и комната материализовала предмет, о котором шла речь.
   - Можно попытаться найти часть списка в комнате потерянных вещей. Это версия комнаты-по-требованию где оставляют всякий ненужный хлам.
   - Собери все как можно быстрее. Вот десять галеонов, купишь что не сможешь найти сама в Косом переулке.
  
   Через два Тинки сообщила что собрала все материалы по списку. Осмотрев их я похвалил эльфийку. Также она вернула мне остаток денег.
   Раздобытый домовушкой кусок горного хрусталя был неправильной формы, поэтому я с помощью заклинаний срезал лишнее, придавая камню шарообразную форму. Шарик получился совсем небольшим, но это было не важно. Затем с помощью Эванеско убрал лишнее изнутри кристалла. Получилась сфера с маленькой дырочкой. Через отверстие я влил туда кровь единорога и закрыл отверстие куском хрусталя из обрезков. Затем я осторожно расплавил "пробку" чтобы она запечатала внутренность сферы. Взяв получившийся шарик в руки я закрыл глаза и начал закачивать в него ману, сосредоточившись на желании чтобы кровь единорога не теряла своих свойств. Серебристая жидкость жадно впитывала магию.
   Я аккуратно выложил из паутины акромантула на поверхности шарика руны "Притяжение" и "Дух", затем нанес на них специальные чернилама. Когда чернила высохли Тинки покрыла все тонким слоем лака, а я наложил на последний чары прочности.
   Последний, завершающий этап подготовки Ловца Душ, заключался в его зарядке рун природной маной. Комната-по-требованию превратилась в ритуальный зал с нарисованной в центре нужной магической фигурой. Я поместил заготовку в предназначенное для этого место. Судя по мощности магических потоков последний этап продлится около недели.
   Этот ритуал был придуман моими предками лет двести назад, в местности где они в то время жили частенько появлялись разные потусторонние твари и им приходилось подрабатывать охотниками за привидениями. Пойманный дух можно было убедить стать на службу роду или, если он не соглашается, лишить воли и сделать на его основе мощное оружие. Я не собирался подчинять духа, поэтому в артефакт была помещена кровь единорога. Я надеялся что своим проклятьем она ослабит дух на столько, что тот просто уйдет на перерождение.
  
   Найти преподавателя в середине учебного года оказалось непросто. Да, работа в Хогвартсе считалась престижной, зарплата была высокой, но печальная слава проклятья, наложенного Темным Лордом отпугивала почти всех. И это притом что не было никаких убедительных доказательств существования проклятья - только слухи и тот факт что долгое время никто не проработал более года на этой должности. Летом у директора хотя бы было время на поиск работника, сейчас же он был ограничен короткими зимними каникулами. Можно было временно распределить занятия между остальными преподавателями Хогвартса, но те и сейчас загружены до предела. Дамблдор представил какие пойдут слухи если он даст в Пророке объявление "Требуется преподаватель защиты от темных искусств". Обыватели решат что проклятье усиливается и тогда найти сотрудника станет еще сложнее.
   Поэтому Дамблдор обратился к своему старому другу Грюму. Тот был занят и не мог занять вакантную должность, поэтому он порекомендовал одного из своих знакомых авроров, уволенного по состоянию здоровья. Адаму Мориссону нужны были деньги на лечение и тот с радостью схватился за предложение поработать в Хоге. Со своей стороны Дамблдор пообещал что аврор получит необходимую медицинскую помощь.
  
   В первый день занятий после коротких зимних каникул Поттера отпустили из больничного крыла. Как оказалось ненадолго - Гарри что-то не поделил со своим прежде лучшим другом Роном и они подрались. Ни один, ни другой не отличались обширными познаниями магии, видимо поэтому они набили друг другу морды. Представляю как разозлилась мадам Помфри. Лечишь, лечишь этих детишек, а они норовят буквально на ровном месте найти кучу болячек. За ужином Сьюзен и Ханна поделились самыми популярными версиями о причине ссоры. Я делал вид что внимательно их слушаю думая о своем.
   За столом преподавателей появился новый человек. Оказалось что это новый учитель защиты. Выглядел он нездоровым, лицо было бледным, под глазами мешки. Его правая рука все время судорожно сжимала палочку, будто он в любой момент ждал нападения. Время от времени профессор что-то отпивал из фляжки. Случайно пройдя рядом с ним я ощутил слабый запах спиртного. Надеюсь он все же будет получше Квиррелла, иначе придется принять меры.
  
   Вечером ко мне снова заявился Ид в образе Тинки. Секунды две он пристально смотрел на меня а затем вдруг спросил в лоб:
   - Зачем тебе этот артефакт? - кивок в сторону почти заряженного Ловца Душ.
   - Хочу заточить в нем Бинса. Возможно тогда Дамблдор найдет на его место нормального учителя. Если ничего не делать ничего не изменится.
   - Не делай этого!
   - Почему?
   - Историю магии не случайно преподает призрак. Он занимает эту должность уже несколько сотен лет. Многие события происходили на его глазах. Когда-то он был очень хорошим учителем. К сожалению стоящим у власти всегда есть что скрывать. Из-за этого историю переписывают, показывают в выгодном им свете. Бинс был слишком объективным и беспристрастным, он не мог лгать. Нынешний директор очень не хотел чтобы были известны некоторые детали его биографии и его победы над Гриндевальдом. Ради общего блага (он любит повторять эту фразу) Дамблдор, видимо, стер неудобные факты из памяти профессора истории. Разум призрака очень хрупок, а магия слаба. Ты видишь что из этого вышло. Также на кабинет где проходят занятия наложены слабые отвлекающие и усыпляющие заклинания.
   - Артефакт не причинит вреда призраку. Он просто отправит его на перерождение, случится то что должно было произойти давно.
   - Лучше восстанови память призрака и сними чары в его кабинете. - слева от меня появился стол на котором была стопка книг. - А артефакт тебе пригодится для чего-нибудь другого.
   Через мгновение я остался наедине с Тинки. Эльфийка удивленно оглянулась и посмотрела на меня.
   - Вам что-то нужно, господин?
  
   Как правило Макгонагл составляла расписание так чтобы одно и то же занятие проходило у двух факультетов одновременно. Практически всегда в пару ставили Гриффиндор со Слизерином или Хаффплафф с Равенкло. Наверное таким образом она старалась сделать так чтобы количество учеников на занятиях было примерно одинаковым, ведь на Хаффплаффе учится больше всего детей, а на Равенкло меньше. Но сегодня она почему-то поставила нам все уроки с Гриффиндором.
   Я пришел на занятие впритык к началу урока, поэтому пришлось сесть впереди. Рядом со мной села Грейнджер. Насколько я знал она почти ни с кем не общалась. Ханна говорила что после Хеллоуина ее несколько раз видели плачущей в разных местах. Сестры Патил пытались с ней подружиться, но Гермиона умудрилась сильно их обидеть рассуждениями об отсталости магического мира.
   После быстрой переклички Мориссон произнес вступительную речь о том как важно владеть защитой от темных искусств. Самым главным для детей он считал умение избегать опасные ситуации. Он привел несколько примеров когда волшебник по собственной глупости попадал в беду. Под конец речи он вскользь упомянул о используемых в некоторых родах магов темных защитных заклинаниях. По его словам лучше не лезть туда где установлены такие чары. Грейнджер подняла руку.
   - А разве темная магия не под запретом?
   - Хм, хороший вопрос. Разумеется использование темной магии не приветствуется, но запрещены только три непростительных заклинания. Их использование карается пребыванием в магической тюрьме Азбакан. Впрочем настоящие темномагические книги передаются исключительно внутри магических родов, кое-какая сомнительная литература есть здесь, в Хогвартсе, и в библиотеке Отдела Тайн. Конечно, доступ к ней строго ограничен. Если волшебник попадается на использовании темной магии (но не непростительных), то наказание будет определяться согласно совершенным им преступлениям. Маг может использовать темную магию и при этом не вредит другим людям то это абсолютно законно.
   - А разве темная магия это не зло? - удивилась Грейнджер.
   - Это распространенное мнение, которое в корне неверно. Я не буду вдаваться в подробности, просто поверьте мне на слово. Темной магией принято считать недоступную для большинства волшебников магию. А недоступна она из-за того что те кто ею владеет не желают делиться со всеми остальными.
   - Но это неправильно! - видимо Гермиону очень возмутил тот факт что оказывается существует огромный пласт знаний до которых ей не добраться. - Знания должны быть доступны всем!
   - Магические кланы из поколения в поколения потом и кровью по крупицей накапливали эти знания. Создавали родовые камни - хранилища силы рода, писали гриммуары для потомков. Они не готовы делиться тем что дает им власть и силу.
   Урок прошел довольно интересно. В конце нам задали поискать информацию о простейших щитовых чарах. Грейнджер пробормотала под нос что это не по программе учебника.
   Следующим был урок трансфигурации. Грейнджер снова села рядом. Маккошка раздала нам пуговицы и прочла короткую лекцию по изменению формы предметов. Затем дала практическое задание трансфигурировать пуговицу в кнопку. Мы вооружились палочками и приступили.
   Воображение у меня хорошее, концентрации хватает, силу направлять умею, поэтому освоение любого простого заклинания занимает пять-десять минут. Впрочем, это же верно для большинства равенкловцев. Несколько раз произнеся заклинание Гермиона смогла чуть деформировать свою пуговицу, затем она бросила взгляд в мою сторону. Ее глаза расширились от удивления. Передо мной лежал ряд из пяти разноцветных кнопок. Она оглянулась и удивилась еще сильнее, рядом с нами сидели Терри и Падма, которые тоже справились с заданием. Маккошка молча прошла мимо нас к задней парте где сидел Рон. Уизли каким-то образом умудрился поджечь собственную мантию и сейчас пытался ее потушить. Сняв пять баллов с собственного факультета и устранив беспорядок профессор вернулась на свое место.
   По дороге на урок зелий Грейнджер пристала к Падме с вопросом не было ли у равенкловцев ранее занятий по той теме, что мы изучали сегодня. Получив отрицательный ответ она спросила не проводятся ли для нас дополнительные занятия (если да она тоже хотела бы присутствовать на них). Казалось она не может представить что кто-то может быть успешнее ее в учебе. Было видно что общество Гермионы не нравится Патил, девочка старалась отвечать односложно и быстрее идти.
   На зельях Грейнджер снова села со мной. Когда я предложил разделить работу по варке зелья она заявила что будет заниматься варкой, а я должен подготовить ингредиенты. Я согласился.
   Обучающий стиль Снейпа и раньше казался мне неприемлемым, но то что я увидел на уроке с Гриффиндором просто поразило меня. Профессор не просто создавал давящую атмосферу, он открыто издевался над некоторыми учениками, оскорблял, провоцировал. Особенно доставалось Гарри Поттеру. Впрочем тот похоже привык к такому и держал себя в руках. Впечатлительный Невилл не мог похвастаться крепкими нервами. Он бледнел стоило Снейпу подойти поближе или бросить взгляд на стол Лонгботтома. Тут не нужно быть Треллони чтобы понять что зелье у Невилла не получится.
   - Кажется у Невилла дела совсем плохи, - тихонько прошептал я Гермионе.
   - У него всегда так, - девочка пожала плечами. - Может опять взорвет котел или сварит кислоту, которая прожжет дно. Почти после каждого урока зелий он и тот кому не повезет стать его напарником попадают в больничное крыло. Иногда профессор Снейп заставляет ждать окончания урока прежде чем позволяет пострадавшим уйти.
   Ублюдок! Такую тварь как Снейп вообще нельзя подпускать к детям. Кажется я где-то слышал что его судили за принадлежность к группировке Пожирателей Смерти, надо будет полистать старые газеты.
   Вот Снейп сделал очередной круг по классу и остановился за спиной Лонгботтома. И ведь прекрасно понимает что сейчас будет, гад. А не отведать ли вам собственной стряпни, профессор? Делая вид что наблюдаю за напарницей я погрузился в медитацию. Все мое внимание сконцентрировалось на зелье Невилла. Его буквально пропитывали эмоции создателя: страх, неуверенность, желание сбежать подальше, и, где-то в глубине ненависть к человеку вызывает эти чувства. Я начал транслировать собственные эмоции подавляя все остальное. Не заглядывая в котел я мог сказать что сейчас поверхность варева перестала яростно бурлить, оно посветлело и стало на вид почти таким, как описано в учебнике. Снейп тихо хмыкнул и шагнул дальше, становясь за спиной Уизли и Криви. В тот же миг в зелье полились раздражение, ярость и злость на Снейпа. За долю секунды оно почернело и взметнулось вверх чтобы обрушится на профессора. Тот заорал от неожиданности пугая учеников. Уизли и Криви вскочили опрокидывая свой котел и бросились в разные стороны. Похоже зная о навыках Невилла они сидели как на иголках, готовые в любой момент сорваться с места.
   Все побросали работу и наблюдали за профессором. Секунды через три после того как на него попало зелье Снейп упал на пол и замолчал. Парализован или без сознания? Надеюсь первое со всеми прилагающимися ощущениями.
   - Нужно вызвать мадам Помфри! - сказала Грейнджер.
   - Отлично, вот ты и иди, - ответил Уизли.
   - Почему я?
   - Тебе же всегда больше всех надо! - похоже Уизли и Грейнджер грызутся не в первый раз. Ладно, я ж не изверг, пойду вызову медсестру, а то пока они решат что делать пройдет весь день.
   Услышав о несчастном случае медсестра быстро покидала какие-то зелья в сумку и пошла за мной в класс. В классе немного изменилось. Ученики с интересом наблюдали за ссорой между Грейнджер и Уизли. У них уже почти дошло до драки. Будет забавно если они в будущем поженятся. Снейп лежал на полу по-прежнему покрытый зельем.
   - Эт-то н-не я, оно само, - заикаясь произнес Невилл.
   - Разбираться будут потом. - сказала медсестра. Быстро использовав несколько диагностических заклинаний она нахмурилась. Зелье исчезло под действием Эванеско, открывая обожженную кожу. Затем она спросила. - Из чего приготовлено зелье?
   - Состав указан на доске, - быстро ответил я.
   - Ясно. Спасибо. Сходи к профессору Макгонагл, мне понадобится помощь чтобы перенести пациента в больничное крыло. Остальные свободны, только уберите свои котлы пока тут еще что-нибудь не взорвалось. - мадам Помфри склонилась над пациентом чтобы нанести на поврежденную кожу содержимое баночки из своей сумки.
   Несчастный случай с профессором Снейпом встряхнул Хогвартс. Невилл стал героем дня. Его похлопывали по плечу и поздравляли с победой над летучей мышью. Разумеется не перед преподавателями, но сомневаюсь что те были не в курсе. Объявление Дамблдора о том что Снейп не сможет вести занятия целую неделю вызвало шквал оваций. Да, это был самый "любимый" учитель.
  
   Альбус Дамблдор подозревал что происшествие на уроке зелий далеко не несчастный случай. К сожалению его вызвали на место происшествия последним, магический фон в кабинете был порядком искажен многочисленными заклинаниями медсестры. Но стоило ему заикнуться о том что Снейпа намеренно облили зельем, как Минерва и Поппи буквально накинулись на него.
   - Если в кто-то и виноват, то это сам Снейп! Дети регулярно попадают ко мне после его уроков. В основном страдают гриффиндорцы, - начала медсестра.
   - Я расспросила своих львов и они сказали что не было не одного урока зелий без инцидентов с Невиллом. Снейп необъективен, он снимает и начисляет баллы как хочет! Я давно говорила что ему не место в Хогвартсе!
   - Уверяю вас, Северус профессионал, он не мог допустить такой оплошности. - Дамблдор смотрел на лежащего без сознания на больничной койке профессора. Подозрения о том что кто-то из персонала школы устраивает несчастные случаи крепли. Чего он или они добиваются? Кто-то хочет отправить его на покой и занять место директора Хогвартса? Первым кандидатом на его место была Макгонагл, она многие годы выполняла обязанности заместителя, и, чего греха таить, работу директора. - Вам не кажется что в этом году в Хогвартсе что-то происходит?
   - Еще как кажется! - Макгонагл взорвалась от возмущения. - Кто-то притащил в школу тролля и цербера, один профессор пропал, а другой теперь попал в больницу. Что я забыла? Ах да, дети нашли в пустом незапертом классе проклятое зеркало и чуть не стали сквибами. Что дальше? Пригласишь на работу дементоров и Сам-Знаешь-Кого?
   - Минерва, все должно было быть не так, - с грустью произнес директор.
   - А мне кажется что все это было предсказуемо, - вмешалась медсестра. - И нам повезло что дети не пострадали. Похоже он приходит в себя.
   Глаза Снейпа открылись, он обвел взглядом помещение.
   - Что случилось?
   - Зелье Лонгботтома взорвалось и попало на тебя.
   - Криворукий бездарный мальчишка, - Снейп поморщился и осторожно приподнялся. Подняв голову он ощутил подозрительную легкость. Ощупав левой, не пострадавшей рукой перебинтованную голову он мысленно выругался.
   - Волосы выпали, - пояснила медсестра. - Каким-то чудом Невилл сварил зелье для удаления волос, побочные эффекты временный паралич и невозможность магического исцеления ран там куда оно попало. Вы пострадали в основном из-за того что зелье было слишком горячим.
   - Мальчик мой, тебе не кажется что этот несчастный случай был подстроен?
   - Альбус, опять вы за свое? - Макгонагл немного повысила голос.
   - Что-то было явно не так. Я должен был заподозрить неладное когда увидел что у Лонгботтома получалось почти идеальное зелье. - Снейп откинулся на подушку. - Стоило мне отвернуться как оно буквально набросилось на меня. Не понимаю как такое возможно.
   Северус Снейп замолчал. Он мысленно прокручивал воспоминания об уроке. Наверное самый полезный бонус легилиментов-оклюментов полный контроль над собственной памятью. Можно сознательно вернуться к любому моменту жизни и просмотреть его заново. Подсознание волшебника фиксирует абсолютно все происходящее рядом, можно увидеть то что находится за спиной, подслушать произнесенные шепотом слова в другом конце комнаты даже если ты их не слышал. Северус Снейп в совершенстве овладел ментальной магией, иначе ему было не выжить. Вот дети рассаживаются по местам, он сообщает тему урока и приказывает взять компоненты для зелья. Все как обычно за исключением того что вместо слизеринцев равенкловцы. Он ходит по классу, наблюдает и сообщает об ошибках (разумеется в такой форме чтоб дошло до этих бездарей). Он становится за спиной Лонгботтома и видит как зелье словно по волшебству становится почти идеальным. Стоп. Трехмерная картинка остановилась. Северус Снейп внимательно осмотрел класс. Никто не указывал на зелье Невилла палочкой, только Рон скосил взгляд в его сторону. Почти все заняты делом, кто-то варит зелье, а кто-то пристально следит за напарником. Картинка отмерла. Он становится за спиной Уизли и Криви. В замедленном воспроизведении Снейп видел как зелье резко чернеет и фонтаном вырывается из котла. Уизли и Криви мгновенно отскакивают в разные стороны. Может это их проделка?
   После некоторых раздумий профессор зелий решил что возможно к случившемуся причастен Рон Уизли, уж слишком быстро тот отреагировал. Но озвучивать подозрения он не стал, он проверит все сам, с помощью легилименции.
  
   Уроков зелий не было почти неделю. Все это время мы ни разу не видели Снейпа. Я даже начал волноваться не убил ли его ненароком, но Тинки с легкостью пробралась в закрытую от всех часть больничного крыла и сообщила что профессор жив-здоров, только немножко облысел.
   Невилл мгновенно стал героем школы. У мальчика появились друзья, среди них оказался и Гарри Поттер. Декан Гриффиндора один раз вызвала его к себе в кабинет, но ни отработок, ни штрафных баллов не последовало. Находясь в фокусе всеобщего внимания Лонгботтом обрел уверенность к себе и видимо начал над собой работать: во всяком случае оценки по чарам и защите у него улучшились. Более того, он теперь уверенно летал на метле и совсем перестал заикаться. Ханна по секрету сообщила что новый Невилл понравился Лаванде и та теперь всячески старалась привлечь его внимание.
  
   Кабинет профессора Бинса был открыт только во время уроков. Осторожные расспросы старшекурсников показали что расписание уроков у истории магии из года в год не менялось. Как незаметно снять чары с помещение, если оно открыто только тогда, когда там кто-то есть? Ответ вроде бы напрашивается сам собой - с помощью домового эльфа проникнуть туда когда дверь закрыта. Вот только домовикам строго-настрого было запрещено там появляться. Может быть из-за того что призрак оставался одним из преподавателей, а эльфы обязаны им помогать. Слишком исполнительный домовик мог попытаться освободить Бинса от чар... и сил на это у него хватит. Видимо директор не хотел проверять какие нити управления защитными чарами школы оставались в руках призрака. Конечно Тинки по моему прямому приказу могла бы нарушить запрет, но кабинет был надежно защищен паутиной чар (при сканировании в ушах звенело), среди них должно было быть и что-то от эльфов. Да и стоит тронуть чары как примчится директор. Нет, нужно провернуть все так чтобы у него было много подозреваемых и ни одного доказательства. Тогда ему придется прибегнуть к легилименции, а это незаконно.
   Существует несколько способов разрушить какое-либо заклинание. Самый простой, быстрый и надежный, к сожалению, незаконен. Авада разрушает абсолютно все чары, которые попадаются на ее пути. Заклинание Финито Инкататем и его производные рассеивают строго определенные виды чар. Поскольку я точно не знал с чем придется иметь дело оставался последний вариант очищающий ритуал. Во время его действия потоки магии (в том числе задействованные в чарах) собираются в накопитель маны и, если он достаточной емкости никаких ЧП не происходит. Можно, конечно, просто рассеять магию во все стороны, но это чревато неприятностями. Итак, первое: нужен накопитель побольше. Пожалуй я смогу изготовить сам такой накопитель, жаль что он продержится максимум несколько часов. Второе: для ритуала нужно подготовить руническое построение, которое будет засасывать в накопитель потоки магии. Возиться с рисунком времени не будет, а сделать все придется самому и быстро.
   - Тинки! Мне нужен лист пергамента или ватман, размер полтора метра на полтора метра. Отправляйся в книжный...
   Сегодня настроение большинства обитателей Хогвартса опустилось почти к отметке "уныние". Причиной этого стал покинувший больничное крыло Снейп. Внешне он казался таким же как и до инцидента, те же сальные волосы, тот же развивающийся плащ, тот же хмурый вид. Не завидую тем, кто придет к нему на занятия.
   На уроке истории магии я занял привычное место в конце класса у окна, за спинами большинства детей. Все были еще немного сонными, предвкушая продолжение утренних сновидений хаффплаффцы и равенкловцы лениво рассаживались. Наконец все устроились на местах, призрак учителя выплыл откуда-то из-за доски и начал бормотать свою усыпляющую лекцию. Я притворился засыпающим и незаметно откупорил маленький флакончик с усыпляющим зельем, спрятанным в рукаве. Оно было очень сильным, но действовало минут десять. Принятое заранее противоядие оставило меня единственным бодрствующим (если не считать призрака, впрочем тому было все равно).
   Я для надежности мысленно посчитал до тридцати и побежал к выходу из класса. За дверью меня ждал принесенный Тинки лист ватмана и сама эльфийка. Через минуту все было готово к очищающему ритуалу. Я вылил воду из пробирки в центр изображенного на ватмане рисунка и она начала поглощать магию из окружающего фона, превращаясь в лед. Я сосредоточился добавляя последние штрихи чтобы замкнуть рунное построение. В классе начал набирать обороты магический вихрь. Сейчас можно было расслабиться - даже феникс не сможет прыгнуть сюда.
   Казалось Бинс ничего не замечал. Но стоило вихрю усилиться, как его силуэт начал все сильнее расплываться и вдруг его утянуло куда-то за доску. Черт, надеюсь мне не придется снимать с него подавляющие чары отдельно.
   Линии магической фигуры погасли, кусок льда порядком подрос и теперь загадочно мерцал голубоватым светом. Собрав улики в охапку я метнулся к двери и передал все Тинки. Проинструктированная заранее эльфийка скрылась с глаз и помчалась в комнату-по-требованию, там она должна была все это уничтожить. Я же бегом вернулся на свое место и сделал вид что сплю. Через несколько минут однокурсники начали просыпаться. Проснулся и я.
   Мы недоуменно оглядывались и спрашивали друг у друга куда делся Бинс. До конца урока нас никто не побеспокоил, мне даже стало обидно - столько готовился и никто ничего не заметил.
  
   Вечером по Хогу пошел слух об изменениях в стиле преподавания Бинса. Призрак прочел несколько интересных лекций, никто даже не заснул! Более того, он ответил на вопросы. Ханна шепотом рассказала как Грейнджер возмущалась услышав о дискриминации магических существ. Особенно Гермиону возмутило положение домовых эльфов (в истории Хогвартса о них ничего не было, Бинс упомянул что домовики выполняют многие работы в школе). Гриффиндорка даже решила создать организацию по борьбе за права эльфов. Ну не дура ли? Эльфов все устраивает, их хозяева довольны тем что избавлены от выполнения грязной работы, так зачем устраивать бурю в стакане воды?
  
   Альбус Дамблдор с удивлением обнаружил что один из его многочисленных инструментов поломался. Загадочная конструкция из пяти колесиков и соединяющих их планок больше не двигалась. Эта вещь досталась ему от предыдущего директора школы, а тому от его предшественника. Альбус задумчиво теребил палочку пытаясь вспомнить с какими чарами связан этот предмет. Что-то в школе. Ладно, позже он проверит рунный зал Хогвартса, должно быть что-то опять с защитными чарами.
   - Альбус, - озабоченное лицо Корнелиуса Фаджа, министра магии, появилось в камине. - Что у тебя происходит?
  
   Словно и не было инцидента с зельем Невилла, Снейп вел себя так же мерзко. Больше всех, естественно, доставалось Лонгботтому. Каждое его действие вызывало массу злобных комментариев зельевара. Поттер, которому прежде доставалось значительно больше старательно пытался слиться со стенкой, возле которой сидел.
   Встретившись взглядом с преподавателем я вдруг ощутил прикосновение чужой магии. Чтение чужих мыслей незаконно, но поймать за руку легилимента крайне трудно, особенно если он работает без палочки. Мгновенно отведя взгляд я притворился будто ничего не заметил. За долю секунды зельевар вряд ли смог что-то узнать. Рядом тихо ойкнула Гермиона. Ее палочка, мерно помешивающая зелье, на несколько секунд застыла на одном месте.
   - Что случилось? - спросил я.
   - Голова вдруг заболела, - ответила девочка. - Сейчас уже легче.
   - Должно быть кто-то испортил зелье, а мы надышались его испарений. После урока пойдем к мадам Помфри, у меня голова тоже заболела. - шепотом сказал я.
   - Мистер Андерс, задержитесь после урока, - Снейп видимо решил пролегилиментить меня отдельно.
   - Да, сэр.
   Но после урока я вместо того чтобы остаться смешался с толпой и, как только мы покинули подземелья, громко объявил что всем нужно срочно идти к медиковедьме так как мы надышались паров испорченного зелья. Большинство присутствовавших на зельях признались что тоже ощутили приступ мигрени. Равенкловцы и гриффиндорцы дружной толпой рванули в больничное крыло.
   Мадам Помфри удивилась количеству пациентов. Она приказала нам выстроиться в живую очередь и проходить по одному. Я встал в самое начало (никто не хотел быть первым). Пройдя в огражденную перегородками часть комнаты я тут же озвучил свои подозрения:
   - Мадам Помфри, мне кажется что профессор Снейп использовал на нас легилименцию. Дома меня научили определять факт такой атаки и сразу же разрывать контакт глаза в глаза.
   Медиковедьма не стала задавать лишних вопросов. Она кивнула и использовала соответствующее заклинание для проверки умственных щитов, после чего нахмурилась и что-то записала в тетрадь.
   - Следующий! Мистер Андерс, позовите сюда деканов Гриффиндора и Равенкло.
   Обследование заняло минут тридцать. К этому времени деканы пришли в больничное крыло. Я хотел было уйти к однокурсникам, но мадам Помфри сказала что я сообщил о нападении с использованием легилименции. Если бы медсестра не знала что искать, ей бы в голову не пришло использовать заклинания проверки ментальной защиты, а нас бы наказали за срыв уроков. Пришлось еще раз рассказать свою версию событий.
   - Я заметил что профессор Снейп применил ко мне легилименцию, потом Гермиона призналась что у нее заболела голова. Профессор Снейп приказал мне остаться после урока, но я не стал этого делать. На его уроки я больше не пойду, этому пожирателю смерти место в Азбакане!
   - Мистер Андерс, профессор Снейп не пожиратель смерти! - заместитель директора решила заступиться за коллегу. - Уверена, у профессора Снейпа были веские основания для его действий.
   - Профессор Макгонагл, я не какой-нибудь маглорожденный, понятия не имеющий о том законах магического мира. Легилименция к несовершеннолетним может быть применена только с согласия и в присутствии родителей. И раз уж закон был нарушен, я требую вызвать сюда авроров для разбирательства. Профессор Флитвик, вы со мной согласны?
   - Мистер Андерс, можете быть свободны. Уроки у первокурсников Гриффиндора и Равенкло на сегодня отменяются. Если вы понадобитесь мы вас вызовем. - ответил Флитвик. Видимо ему не хотелось устраивать скандал в присутствии ученики.
  
   Стоило Андерсу исчезнуть, как во владениях мадам Помфри вспыхнул спор. Филиус и Поппи настаивали на том чтобы вызвать авроров, а Минерва пыталась убедить их передать дело в руки директора. Как бы ее не беспокоило видимое бездействие Дамблдора, она оставалась на его стороне. Появление авроров могло бросить тень на репутацию школы, заставить Совет Попечителей усомниться в способности персонала Хогвартса решать внутренние проблемы. Но Поппи не успокаивалась. Она напоминала об инцидентах с начала года, а Филиус поддерживал ее. В конце концов спор решила Помона Спраут, заявившаяся в больничное крыло в поисках Макгонагл. Услышав о том что Снейп читал мысли студентов она не раздумывая подошла к камину и бросила в него щепотку дымолетного порошка.
   - Аврорат, кабинет Амелии Боунс, - декан Хаффплаффа не тратила время впустую. - Я хочу заявить о преступлении...
  
   Информация о происшествии на уроке Снейпа быстро дошла до министра магии. Его человек в аврорате с лихвой отрабатывал зарплату. Корнелиус Фадж давно мечтал избавиться от "мудрого советника" в лице Альбуса Дамблдора. Конечно он был благодарен директору за поддержку, но бесконечные напоминания и приказы делать так а не иначе выводили из себя. Вот скажите кому нужны эти запреты на использование темной магии, артефактов, зачарованных магловских приборов если маги применяют их исключительно для себя, в своих домах? В последнее время Дамблдор пробивал принятие закона по которому на основании анонимного заявления мог быть обыскан любой дом. И если там что-то найдется владельцу придется провести от месяца до года в Азбакане. А законы о темных существах? Маглы говорят не стоит загонять крысу в угол. Оборотни намного опаснее крыс, если бы для них были созданы приемлемые условия существования, дана возможность зарабатывать на хлеб с мясом они бы перестали быть такой острой проблемой.
   Вместо того чтобы идти навстречу магловскому миру, учиться в нем жить, дети оказывались изолированы в школе, где ничто не менялось сотни лет. Сам Фадж лишь случайно открыл для себя мир обычных людей. Маглорожденная Синтия Пирсон, ставшая его любовницей, показала ему это удивительное место. Жаль что она умерла так неожиданно. В глубине души Фадж мечтал сблизить миры волшебников и маглов. Именно поэтому он выдвинул свою кандидатуру в министры магии и примкнул к Альбусу Дамблдору. Но реальность оказалась жестокой: став министром он оказался фактически беспомощен, приходилось балансировать между различными политическими блоками, учитывать общественное мнение и выполнять рекомендации Дамблдора. Приставленная директором Амбридж следила за каждым действием своего начальника, у Фаджа не было сомнений кому та докладывает о каждом его шаге.
   Глава Визенгамота лишь на словах был на стороне маглорожденных и провозглашал курс на сближение с маглами. На самом же деле он был еще большим консерватором, чем аристократы.
   Корнелиус долго ждал, и вот время пришло. Директор школы оступился. И не где-нибудь, а в своей любимой вотчине. Наверняка Альбус попытается представить преступление своего приспешника как невинную оплошность. Но эта ошибка сплотит против главы Визенгамота и аристократов, и маглорожденных, если, конечно, направить общественное мнение в нужное русло. Сейчас от действий Фаджа зависело будет ли Альбус Дамблдор также диктовать свой курс или министр магии, наконец, обретет самостоятельность.
   Корнелиус достал из кармана маленькую фляжку и немного отхлебнул. Ему ни в коем случае нельзя показывать свои эмоции.
   Рита Скиттер едва услышав о событиях в Хоге сразу же отправилась собирать материал. Теперь замять дело не получится. Затем Фадж потребовал список членов Попечительского Совета Хогвартса. Ознакомившись с ним он лично связался по каминной сети с Августой Лонгботтом и Люциусом Малфоем. Да, эти двое всегда стояли на противоположных концах баррикад, но сейчас волей-неволей им придется объединиться.
  
  
   В какой-то степени Дамблдор был даже рад поводу перейти к активным действиям. Последние годы он хоть и пользовался огромным уважением, но все же многие позабыли о его величии. Маска старого чудака пристала слишком крепко. Вот и Фадж повелся на нее - вместо того чтобы как следует подготовиться, собрать побольше компрометирующей информации сразу же начал бросать в лицо обвинения.
   Легилименция? Какая еще легилименция? Детки сварили что-то не то на зельях, вот и все дела. А ведь он, Альбус Дамблдор, говорил что сокращение финансирования школы недопустимо. И Минерва подтвердит. Как прикажете вести уроки, если на семь курсов четырех различных факультетов есть лишь по одному учителю на каждый предмет. Снейп, между прочим, дипломированный мастер зелий. Он даже варит зелья для больничного крыла. Разумеется, если у всенародно избранного министра имеется человек, который будет выполнять ту же работу за ту же зарплату школа возьмет его вместо Снейпа. Да, Хогвартс проведет расследование, но он, Альбус Дамблдор, уверен в своем сотруднике.
   Осторожный намек на связь министра и маглорожденной заставил Фаджа пойти на попятную. Корнелиус мысленно проклинал себя за поспешность. Чтобы хоть как-то сохранить лицо он посетовал что никто не сообщал ему о проблемах школы и пообещал рассмотреть вопрос об увеличении финансирования.
   Когда Фадж удалился, Дамблдор написал письмо владельцу редактору Пророка. Не то чтобы он сомневался что тот пропустит статью с критикой в его адрес, просто не мешало кое о чем напомнить. Еще одно письмо отправилось Августе Лонгботтом. Занявшись улаживанием внезапно свалившейся проблемы Альбус совсем забыл о сломанном инструменте.
  
   На следующий день после происшествия на уроке зелий в Хог нагрянула комиссия. Учителя бегали как ошпаренные, уроки срывались, гриффы подрались со слизнями, а парочка воронов с седьмого курса умудрилась взорвать кабинет на третьем этаже во время проведения очередного эксперимента. Порой этот хаос даже начинал казаться наигранным. Проходя по коридору я услышал разговор двух членов комиссии - они удивлялись как Дамблдор справляется со всем этим бедламом при такой нехватке персонала.
   Снейп вспомнил что я не задержался после урока и влепил мне отработку. Пришлось пойти. У дверей кабинета зельевара меня встретил Гарри Поттер. Он нерешительно переминался с ноги на ногу. Снейп поручил нам отмыть кучу грязных котлов без использования волшебных палочек. В ответ я попросил выдать перчатки из драконьей кожи. На удивленно-испуганный взгляд Гарри я ответил что в грязь на котле может быть и ядом, и кислотой, поэтому нужно соблюдать элементарные меры предосторожности. Снейп скривился и выдал перчатки. За время что мы занимались мытьем профессор не пытался использовать легилименцию. После того как мы ушли от зельевара Поттер сказал что у него уже было несколько отработок с мытьем котлов, но перчатки раньше ему не выдавали, а сам попросить их он не решался.
   Филиус Флитвик, Поппи Помфри и Помона Спрат собрались чтобы обсудить последние события. За последнюю неделю многое произошло. Вначале декан Слизерина попался на использовании легилименции, затем прибыла комиссия. Выводы, сделанные проверяющими, приятно удивили персонал школы. Хогвартсу было выделено дополнительное финансирование, впервые за без малого двадцать лет. К огромной радости мадам Хуч старые, дышавшие на ладан метлы, вскоре будут заменены последней моделью Чистометов. Во владения Пинс поступят новые книги. Несколько новых преподавателей снимут нагрузку с деканов. Даже у Филча появятся помощники.
   - Удивительно как все повернулось, - произнес Флитвик. - Знаете, мне казалось что уж теперь-то Дамблдору придется сложить обязанности директора школы.
   - Да, я тоже так думала, - медиковедьма поставила перед деканом Равенкло чашку чая. - А теперь мне кажется что Альбус хотел скандала чтобы поднять вопрос финансирования школы.
   - Что будем делать? - спросила в лоб декан Хаффплаффа. - Наблюдать за этой непонятной возней и верить что Дамблдор знает что делает или наконец начнем думать своей головой? Может Альбус и использовал скандал для решения проблем школы, но я уверена что изначально он такого не планировал. Скорее всего по его указке Снейп искал анонима. Того кто написал те письма про Еиналеж.
   - Ха-ха, аноним среди первокурсников? Серьезно? - развеселился Флитвик. - Помона, я проверил чары на двери в комнату с зеркалом. По силе они на уровне взрослого волшебника.
   - Даже первокурсник мог случайно увидеть что-то подозрительное. Не забывайте о происшествии на предыдущем уроке зелий Равенкло-Гриффиндора, там мог тоже поработать аноним. - сказала Спраут.
   - Может наш неизвестный использует мантию-невидимку или чары незаметности? - предположила Помфри.
   - Эльфы недавно проводили обыск, мантию они бы нашли и конфисковали, такие вещи давным-давно запрещены в школе, - ответил Флитвик. - А чары невидимости не надежны, они создают оптические искажения, заметные невооруженным глазом.
   - Так может Снейп и искал что-то такое в памяти детей? Он тоже знаком с особенностями этих чар. - Спраут перевела взгляд на окно, в котором можно было увидеть играющих перед школой детей. - Меня больше волнует что будет дальше. В этом году и до зеркала было несколько происшествий, которые могли быть делом рук анонима.
   - Запретный коридор, тролль... - произнес задумчиво Флитвик. - Хм, если все это наш аноним то он явно обеспокоен безопасностью учеников.
   - Тогда его легко найти, - сказала Помфри. - Он проявит себя вновь если детям будет грозить опасность. Знаете, учитывая происходящее в этом году долго ждать нам не придется...
  
   Перед выходными выпало много снега. В субботу Сьюзен потащила меня за собой на улицу. Дети радостно носились в окрестностях школы, кидались снежками. Было довольно холодно. Вместо того чтобы одеться в теплую мантию я использовал модифицированные согревающие чары (люблю бытовую магию!). На самом деле название согревающие не совсем подходит к этому заклинанию, оно не грело, а удерживало тонкий слой теплого воздуха вокруг волшебника. В отличии от классических согревающих чар расход энергии был меньше, и поэтому они действовали дольше. Сьюзен заинтересовалась этими чарами и попросила объяснить как их накладывать. Изучив новое заклинание она сходила в общежитие Хаффплаффа чтобы переодеться в легкую мантию.
   Мы немного погуляли возле озера, я показал девочке еще несколько чар, в частности заклинание с помощью которого можно было лепить снежки из снега и другое чтобы ими кидаться. С неба пошел снег, и чтобы не промокнуть пришлось наколдовать "зонтик". Кажется мне удалось заинтересовать девочку чарами, во всяком случае она сказала что теперь удвоит усилия на занятиях Флитвика.
   - Знаешь, Сьюзен, все эти заклинания не входят в учебную программу, - я повернулся к девочке. - Но они есть в открытом доступе в библиотеке, в книгах бытовой магии. В ходе школьных занятий нам показывают основы движений палочкой, закрепляют их с помощью немногих изучаемых в курсе чар. Если тебе нужны какие-то определенные заклинания ты можешь найти их и изучить самостоятельно. Не обязательно зубрить их наизусть. Смотри.
   Я вытащил из кармана мантии маленькую записную книжку и коснулся руны на ее обложке волшебной палочкой. В моих руках оказалась толстая магловская тетрадь. Я раскрыл ее и показал девочке.
   - Это самодельный справочник. Я записываю самые интересные заклинания и их описания в эту тетрадь. Некоторые из них я уже выучил наизусть, поскольку часто ими пользуюсь. Если вдруг понадобится какое-то из них, мне не придется рыться в библиотеке в поисках заклинания, которое я там когда-то видел. Многие равенкловцы таким образом составляют собственные книги заклинаний.
   Сьюзен пролистала тетрадь.
   - Старшекурсники даже зачаровывают свои тетради так чтобы можно было найти заклинание по ключевому слову. Еще многие используют заклинания конфиденциальности, чтобы кто-то другой не мог прочесть их записи.
   - Это ведь магловская тетрадь? - спросила Сьюзен.
   - Да, она очень удобная, записи в ней можно вести обычной авторучкой, а не пером. - я продемонстрировал прикрепленную к последней странице ручку.
   Наверное я тоже заведу себе такую тетрадь. - сказала Сьюзен. Дашь потом посмотреть какие у тебя записаны заклинания?
   - Конечно. - я уменьшил тетрадь и спрятал ее в карман.
   В нас полетели снежки, пришлось увеличить площадь противоснежного "зонтика". Сьюзен показала себя хорошей ученицей, наколдовав несколько снежков и отправив их в противника с помощью левиосы. Слизеринцы не ожидали атаки сверху, поэтому были неприятно удивлены посыпавшимися с неба снежками. Потом мы попали под дружественный огонь Гриффиндора. Я взял на себя защиту, Сьюзен атаковала снежками всех вокруг. К моему удивлению, минут через двадцать она выдохлась. А ведь она довольно сильная волшебница. Пришлось усилить щит и тащить девочку в замок.
   Мы сели устроились на подоконнике окна на первом этаже.
   - Кажется у меня небольшое магическое истощение, - устало сказала Сьюзен. - Никогда не использовала столько заклинаний сразу.
   - Может стоит сходить к мадам Помфри? - спросил я.
   - Нет, не нужно, скоро пройдет. - Сьюзен убрала волшебную палочку в кобуру на поясе. - А ты разве не устал? Ты ведь все время держал щит.
   - Со мной все в порядке. Этот щит расходует немного маны. Меня больше беспокоит, почему у тебя так быстро наступило истощение.
   - Шутишь? Я колдовала двадцать минут без остановки. Кей, а что значит расходует немного маны? Что такое мана?
   - Ты не знаешь? Ты же чистокровная ведьма!
   - Ну и что? Я начала изучать магию только в Хогвартсе.
   - ... - у меня просто не было слов. - Мана это магическая энергия, то, что позволяет нам творить чудеса. Маглы маной не обладают, поэтому даже если им дать волшебную палочку они не смогут колдовать. Каждое заклинание требует определенного минимального количества маны, иначе оно просто не сработает. Погоди, выходит до школы тебя вообще ничему не учили?
   - Ну да. Вообще я упрашивала тетю научить меня некоторым заклинаниям, но она каждый раз отговаривалась тем, что магия до одиннадцати лет нестабильна, поэтому учить детей опасно.
   - Хочешь сказать у тебя до одиннадцати лет были выбросы случайной магии?
   - Да, как и у всех детей-волшебников. Кей, а тебя учили магии до Хога?
   Значит, учить детей держать свою магию под контролем опасно, а случайная магия, которая может выкинуть все что угодно, это нормально.
   - Дома меня научили держать магию под контролем, чтобы не было случайных выбросов. Еще дед дал мне несколько уроков по теории магии. Я думал у всех детей чистокровных была хотя бы небольшая теоретическая подготовка. Я ведь еще в магловскую школу ходил, представь, что бы было если б вдруг там на уроке у меня случился выброс.
   - Вообще для таких случаев существует специальная служба обливиаторов. Тетя рассказывала, что они стирают память маглов о проявлениях волшебства.
   Какая милая забота о неволшебниках. Сомневаюсь что провалы в памяти полезны для рассудка людей.
   В школе мы получаем исключительно практические знания, никакой теории, во всяком случае, на первом курсе. Хотя нет, немного теории все же есть - на зельях нас заставляют зубрить свойства ингридиентов, но это не имеет особого смысла, поскольку о систематизации и выстраивании знаний в стройную систему речи не идет. Хог - худшая школа в мире!
   - Кей, проводи меня к общежитию, пожалуйста, - попросила, зевая, Сьюзен. - Что-то меня в сон клонит.
   - Может все-таки к мадам Помфри?
   - Нет, она напоит какой-нибудь гадостью и начнет читать нотации. Я лучше у себя посплю.
   Я проводил девочку ко входу в общежитие Хаффплаффа, и на всякий случай незаметно просканировал ее магическое ядро. Ничего серьезного, в данном случае действительно нужен был лишь отдых. И все же почему она так устала? Ведь она колдовала с помощью палочки, истощения быть не должно. Если только канал создаваемый палочкой не больше канала, которым обладает девочка. Тогда она тратит больше магии, чем поглощает из окружающей среды.
  
   На следующий день я сам подошел к Сьюзен. От вчерашнего истощения не осталось и следа. Отведя девочку в один из неиспользуемых классов (я заранее нашел класс и попросил свою эльфийку там убраться), я спросил как ей подбирали палочку.
   - У нас в семье было несколько палочек, одна из них мне подошла. - ответила она.
   - Думаю эта палочка тебе не подходит, - сказал я.
   - Но у меня получаются чары, смотри: Люмос, - палочка засветилась.
   - Попробуй моей палочкой, - я протянул ей свой инструмент. Девочка убрала свою и взяла мою палочку.
   - Люмос, - палочка засветилась. - Какое странное ощущение. Словно что-то мешает колдовать.
   - Достаточно, а то ты ее сожжешь, - я забрал свою палочку. - Видишь ли, твоя палочка немного сильнее, чем та, что нужна тебе. Из-за этого ты тратишь слишком много маны.
   - То есть я слабая волшебница? - девочка обиженно отодвинулась от меня.
   - Я не это имел в виду. Просто палочка тебе не подходит. Слушай, на каникулах обязательно сходи в магазин Оливандера. Он подберет тебе идеально подходящую палочку. А эту отложи, лет через пять она тебе пригодится. Прости, я не хотел тебя обидеть, магическое истощение опасная и коварная штука.
   - Ладно, я зайду к Оливандеру. Объясни, зачем ты попросил меня колдовать своей палочкой?
   - Я показал тебе, что можно колдовать даже той палочкой, которая тебе не подходит, но ты и сама заметила, что что-то не так. Лучше всего использовать тот инструмент, который тебе идеально подходит. Это как туфли, на размер меньше и будут мозоли, на размер больше будут болтаться на ноге.
   - Ясно. Спасибо.
   - Скажи, Сьюзен, а многие чистокровные подбирают палочку так как ты?
   - Не знаю. Наверное.
  
   На уроках я стал присматриваться к однокурсникам. Многие чистокровные пользовались неподходящими им палочками. Говорить что-либо было бесполезно, ведь даже Сьюзен поверила мне не сразу. Вообще ситуация не была критичной, со временем волшебники привыкали и подстраивались под свои инструменты. Единственный, у кого были действительно серьезные проблемы - Невилл Лонгботтом. Его палочка настолько не подходила, что иногда у него даже случались выбросы магии. Можно было попытаться поговорить с ним, но что-то мне подсказывало, что он мне не поверит. Проще изготовить новую палочку и потихоньку подменить ее (благо у меня есть собственная эльфийка). Я загорелся идеей собственноручно изготовить палочку. Вообще в изготовлении палочек нет ничего сложного: выбирается магический проводник и соответствующий ему тип древесины, в палочке выдалбливается середина, туда помещается проводник, несколько рун направляют поток маны от одного конца палочки к другому. В моем распоряжении вся хогвартсская библиотека, справлюсь как-нибудь.
   В комнате-по-требованию действительно нашлась литература по изготовлению палочек. Самым трудным оказался подбор сердцевины. Вообще изготовители палочек предпочитали не заморачиваться с этим - у них имелось большое количество различных вариантов палочек и они находили подходящую тупым перебором. Но в отдельных случаях подобрать таким образом палочку не получалось, и тогда ее изготавливали на заказ. Самым сложным тут был подбор сердцевины, магического проводника. Были разработаны специальные заклинания, которые помогали его определить. Эти заклинания были достаточно сложными и энергоемкими, неправильное их выполнение было опасным для мага чье ядро исследовалось. К счастью Невилл был частым гостем в медицинском крыле, мадам Помфри была просто обязана обследовать его магическое ядро.
   - Тинки! Мне нужна медицинская карта Невилла Лонгботтома. Сделай копию во время обеда.
   Помимо данных о магическом ядре Невилла в медицинской карте оказались рост, вес и пропорции частей тела - важные данные для расчета длинны палочки. Приняв во внимание силу Лонгботтома (мадам Помфри указала, что он маг третьего октана, неплохо для первого курса) и его склонность к работе с растениями в качестве магического проводника я выбрал волшебный бамбук. Со временем пропускная способность этого проводника увеличивалась, а значит Невиллу даже не придется менять палочку когда он станет старше. В справочнике по созданию палочек бамбуку соответствовал гранит (да, гранит не дерево, но, тем не менее, именно он идеально подходил для создания оболочки палочки). Тинки отправилась на поиски компонентов, благо в книге были указания, где растет бамбук и где можно найти нужный сорт гранита.
  
   Палочка получилась на удивление удобной, несмотря на то что мне она вообще не должна подходить и чары, и трансфигурация выходили с первой попытки. Может я сделал что-то не так? Я несколько раз проверил расчеты, все было верно. Хм, может сделать и себе такую палочку? Ладно, отдам ее Лонгботтому и посмотрю насколько она ему подойдет и не будет ли каких побочных эффектов.
  
   Этот день начался для него так же как и любой другой день в школе. Невилл привычно покидал учебники в сумку и пошел на завтрак. Гриффиндорцы, как обычно, шутили и смеялись. Невилл чувствовал себя чужим на этом празднике жизни. Он ведь был почти сквибом. Чары и трансфигурация совершенно не давались, на метлах он скорее не летал, а падал, зелья взрывались и плавили котлы. Может было бы лучше если бы он отправился в магловскую школу?
   Первым уроком сегодня была трансфигурация со Слизерином, поэтому он быстро поел и побежал на урок. Профессор Макгонагл устроила небольшой опрос по законам Гампа. Она делала его почти каждую неделю, вдалбливая в головы первокурсников основы.
   Урок продолжался, профессор продемонстрировала новое преобразование и раздала всем материал для превращений. Невилл с тихим стоном полез в сумку за палочкой. Вообще большинство детей носили палочки в специальной кобуре на руке или на поясе, чтобы в любой момент ее можно было быстро достать. Невилл не слишком любил работать с палочкой, поэтому таскал ее в сумке. Едва Невилл нащупал магический инструмент, как его наполнили спокойствие и непоколебимая уверенность в себе. Лонгботтом уставился на извлеченную палочку - хоть внешне она и была похожа на отцовскую, но это была совершенно другая, чужая палочка. Чуть короче и немного тяжелее, она тем не менее идеально лежала в руке.
   - Невилл, не спи, - толкнула его в бок сидящая рядом Гермиона.
   Вначале Невилл хотел объяснить что ему подменили палочку, но тут же передумал. Наверняка Малфой с дружками опять выставит его посмешищем. Положив перед собой небольшой деревянный брусок, он произнес заклинание и представил как деревяшка превращается в вилку. Каково же было его удивление, когда трансфигурация удалась! Правда вилка осталась деревянной, но по сравнению с предыдущими уроками сейчас наступил прорыв. Профессор Макгонагл заметила его успех и даже наградила десятком баллов!
   На ЗОТИ Невилл умудрился с пятой попытки наколдовать ватноножное заклинание, конечно заклинание было направлено на манекен, но луч был нужного цвета и профессор ЗОТИ тоже отметил успех баллами.
   После уроков Невилл устроился в уголке гостиной своего факультета со стопкой учебников. Он проверял подряд заклинания с начала курса и с третьей-пятой попытки они срабатывали правильно.
   Лонгботтом тщательно обыскал сумку и все свои вещи, но свою старую палочку так и не нашел. В глубине души мальчик боялся, что кто-то придет и потребует назад свою палочку, но этого не произошло.
   Гермиона заметила необычное поведение Невилла. Раньше Лонгботтому не давались даже самые простые чары, люмос и тот через раз выходил, а теперь мальчик повторял программу с начала года и у него получалось! Присмотревшись, девочка поняла, что у Невилла новая палочка. Некоторое время она боролась с любопытством, но затем решила спросить.
   - Невилл, у тебя новая палочка?
   - Да, - ответил Лонгботтом.
   - Мне кажется, что старая тебе совершенно не подходила. Знаешь, когда я покупала палочку у Оливандера, он сказал, что палочка выбирает волшебника, а не волшебник палочку. Кстати, а когда ты ее купил? Я думала, что ученики не могут покидать школу во время семестра.
   - Это не так, с третьего курса школьники начинают ходить в Хогсмит, а вообще мы можем покидать школу в сопровождении опекунов или учителей.
   - Вчера ты пользовался старой палочкой, а сегодня появилась новая. Ты ходил к Оливандеру? Почему ты не обратился к нему летом?
   Невилл смущенно отвел глаза. Ему хотелось рассказать, что палочку подменили (а может он сам с кем-то поменялся), а в глубине души росла боязнь утраты магического инструмента. Но Гермиона заметила подмену. На каникулах, бабушка тоже заметит что у него чужая палочка. Правда откроется, и чем позже, тем сильнее ему достанется. Кроме того, другой ученик, с кем он случайно поменялся палочкой, наверняка ищет свою пропажу.
   Невилл решительно встал и сказал девочке.
   - Мою палочку подменили на эту. Сейчас я иду к декану и все ей расскажу.
  
   - Мистер Лонгботтом, вы хотите сказать что кто-то подменил вашу палочку?
   - Д-да, - в присутствии профессора Невилл стал заикаться.
   - И эта подмененная палочка идеально вам подходит.
   - Д-да.
   - Спасибо что обратились ко мне, мистер Лонгботтом. Я оставлю ее у себя, чтобы показать специалистам.
   - Н-но...
   - Если вы действительно с кем-то случайно поменялись палочкой этот кто-то тоже ищет свой инструмент. Хм, можно попробовать манящие чары. Ассио палочка Невилла. - Лежавшая на столе палочка влетела в руку профессора. - Интересно... Если не найдется владельца, и с палочкой все в порядке, завтра я верну ее тебе, а пока иди в общежитие.
   Оставшись одна Минерва с минуту смотрела на палочку, думая к кому обратиться. Дамблдор в последнее время был сильно занят, разрываясь между школой и министерством магии. Его лучше не беспокоить. Решено, она покажет палочку Флитвику и Оливандеру, и если последний признает ее рабочей вернет Невиллу. Если, конечно, Гаррик не укажет кому точно она принадлежит.
   Декан Равенкло проверил палочку на предмет вредоносных чар и заключил что никаких сюрпризов нет. Затем Макгонагл и Флитвик воспользовались камином, чтобы переместиться в Косой переулок.
   Минерва, Филиус, добрый вечер! Надеюсь с вашими палочками все в порядке.
   Добрый вечер, нам нужна консультация по поводу этой палочки.
   - О, какой интересный экземпляр! - Оливандер выхватил палочку из рук Макгонагл и попробовал выполнить несколько заклинаний. - Откуда он?
   - Гаррик, разве не вы ее изготовили?
   - Нет, что вы, в своих палочках я обычно использую магическую сердцевину и дерево, а здесь вместо дерева камень. Гранит, если я не ошибаюсь. Да, точно, гранит. Мне кажется ее изготовили на заказ, под конкретного волшебника. Попробуйте какое-нибудь заклинание.
   Флитвик попытался использовать несколько различных заклинаний, безуспешно.
   - Палочка изготовлена на совесть, стандартные руны для направления потока магии, как по учебнику. Уникальной ее делает комбинация сердцевины и оболочки. Не могу сказать, что там внутри, но мне кажется это какое-то растение.
   Флитвик и Макгонагл переглянулись.
   - Ученик, который дал мне эту вещь, преуспел в гербологии.
   - Склонность к магии растений достаточно редка, неудивительно, что палочка в наших руках не работает.
   - Спраут... - Минерва замолчала.
   - Да, возможно в руках Помоны палочка будет работать, - сказал Оливандер.
  
   На следующий день Невиллу вернули палочку. А еще через день Лонгботтом обнаружил в своей сумке старую палочку и записку.
   "Привет, Невилл.
   Пару дней назад я подарил тебе палочку. Старая тебе совершенно не подходит, кроме того она сломана, магическая сердцевина давно пришла в негодность. Не знаю как ты колдовал раньше, наверное, ты сильный волшебник раз у тебя хоть что-то получалось. Аноним.
   P.S.: пожалуйста, попроси своих друзей не заходить в Запретный коридор."
   Невилл вздохнул с облегчением, теперь ему не придется объяснять бабушке, как он потерял палочку отца.
  
   Новый преподаватель ЗОТИ с каждым днем выглядел все хуже и хуже. По словам отправленной на разведку Тинки по вечерам он частенько напивался. Такими темпами он мог к концу года уйти в лучший мир. А потом все опять будут винить в чары того-кого-нельзя-называть. Мне было немного скучно, поэтому я решил помочь бывшему аврору. Решать конкретную практическую задачу намного интересней, чем копаться в библиотеке в случайном порядке.
   Что такое проклятье? Это долго временно действующие чары, направленные на ухудшение здоровья, причинение страданий жертве. Проклятья бывают двух типов: прямого и инверсионного действия. От первых избавиться легко, как правило, они выполняют одну-две функции и имеют контрпроклятья, которые полностью отменяют их действие. Кроме того, прямые проклятья создаются и поддерживаются исключительно магией проклинающего, поэтому в большинстве случаев их можно отменить простой финитой. Инверсионные проклятья намного опаснее. Они подпитываются магией проклинающего лишь вначале, а затем становятся частью магической структуры проклинаемого. В отдельных случаях проклятие срабатывает в тот момент когда жертва узнает (и начинает верить) что проклята. Снять такое проклятье очень сложно, ведь в его магической структуре струится та же мана, что и в самой жертве. Теоретически если истощить до предела проклятого волшебника, то проклятие спадет, но при этом волшебник погибнет от истощения, так что проводить такие опыты бессмысленно и жестоко. Судя по тому что ни специалисты Мунго, ни мадам Помфри не смогли помочь Адаму Мориссону он страдает от действия проклятья второго типа.
   Копия медицинской карты преподавателя (спасибо, Тинки) немного прояснила ситуацию. Аврор пострадал при исполнении, во время обыска. Проклятие было наложено на небольшую статуэтку и Адам, коснувшись ее голой рукой, оказался проклят. Если мне вдруг придет в голову стать аврором, нужно будет запастись перчатками из драконьей кожи. Проклятье буквально выгрызло небольшой кусок ауры мага и вцепилось в ее структуру. Поначалу аврор даже ничего не заметил, лишь через неделю он начал ощущать ноющую боль в руке. Он пытался лечиться мазями от растяжений, но они не помогли, а боль с каждым днем становилась сильней. Наконец он обратился в Мунго. Но было уже поздно, словно рак проклятье расползалось по всей ауре. Если бы основной целью была бы смерть жертвы, Адам был бы уже мертв. Колдомедикам удалось остановить проклятье, но ни снять, ни обратить его вспять они не смогли. Теперь уже бывший аврор страдал от постоянной, ни на секунду не прекращающейся боли в руке. Зелья не помогали, небольшой эффект давали лишь магловские средства: обезболивающее и алкоголь.
  
   Чем больше я узнавал о колдомедицине, тем сильнее понимал, какую сложную задачу взял на себя. Если бы не проведенный ранее ритуал, позволяющий понимать смысл написанного вне зависимости от того на каком языке сделана надпись, пришлось бы все бросить не начав. Порой приходилось сидеть по несколько минут над одним словом, чтобы осознать все то что в него вложил автор. В основном это касалось специфических терминов и названий на латыни. К сожалению, готового рецепта лечения не было. Я углубился в изучение ауры, заодно выучил заклинание, позволяющее ее видеть.
  
   Время шло. В школе происходили перемены в лучшую сторону. Новые преподаватели по трансфигурации, зельям и чарам теперь вели занятия у первых трех курсов. Особенно мы были рады замене на зельях - новый учитель объяснял все очень подробно, заранее предупреждал, какие могут быть нежелательные реакции и как их избегать. Количество несчастных случаев на зельях упало до 1-2 в неделю.
   Объявление о том что в школу привезли новые метлы чуть не вызвало стихийный праздник. Желающие прокатиться на них бегали за мадам Хуч почти целую неделю. Квиддичные команды Гриффиндора и Хаффплаффа объявили, что теперь на тренировках и соревнованиях будут использовать только школьные метлы. На этом фоне появление нескольких помощников у Филча было практически незаметно, хотя с каждым днем в школе становилось все меньше заброшенных классов. Дошло до того что Тинки пришлось убрать все мои вещи из кабинета на пятом этаже.
   Спустя два месяца после начала изучения колдомедицины я почти не продвинулся в нахождении способа вылечить преподавателя ЗОТИ. С помощью самопишущего пера мне удалось очень точно изобразить ауру преподавателя. Участки, где проклятье подменяло собой естественную структуру ауры, были явно заметны в его левой руке, иногда они угадывались и в других частях тела, но четко выделить только их было невозможно.
   Вообще колдомедицина во многом полагалась на зелья. Костерост, зелье пополнения крови, успокаивающие, обезболивающие, заживляющие составы... В случае Моррисона зелья смогли остановить прогресс проклятья, но исцелить до конца они не могли. Неудивительно, ведь болезнь крылась не в теле пациента, а в ауре. Ах, если бы можно было вырезать поврежденные участки ауры. В отдельных случаях колдомедики иногда так и поступали, но тут даже самый опытный целитель не смог их выделить.
   Судя по новым записям в карте Моррисона, мадам Помфри не покладая рук пыталась подобрать ключ к его исцелению. В этом ей помогал Снейп, по первому требованию подготавливающий любые зелья. Между прочим, по словам старшекурсников с тех пор, как с декана Слизерина сняли часть нагрузки, он стал терпимей относится к ошибкам детей и даже иногда снисходил до объяснений о взаимодействии компонентов зелий.
   В поисках идей я решил немного отвлечься от колдомедицины и обратится к магловским методам - как я уже говорил действие этого проклятья походило на рак, поэтому я решил узнать как маглы справляются с этой болезнью. Конечно даже в комнате-по-требованию не было такой информации, а Тинки не могла переместиться в магловский магазин за книгами.
   Я отложил очередную оказавшуюся бесполезной книгу и встал. От долгого сидения в одной позе тело затекло. Пришлось немного походить по комнате, подвигаться. Рядом с тихим хлопком материализовалась эльфийка.
   - О, похоже, ты опять чем-то занят. Колдомедицина? - опять этот дух.
   - Да, вот решил стать врачом, - ответил я.
   - Жаль, жаль, видимо придется искать другого претендента на должность директора школы, - огорченно произнесла домовушка.
   - Чего тебе? - в лоб спросил я. Настроение было паршивым.
   - Знаешь, я доволен твоей работой. Будучи первокурсником ты сделал даже больше чем можно было ожидать. - начал Ид издалека.
   - И?
   - Ладно, ладно. Ты в курсе, что директор ищет нового преподавателя ЗОТИ?
   - Мне попроситься на эту работу?
   - Тебя не возьмут, мал еще. В общем-то, нынешний преподаватель ЗОТИ неплох, достаточно сделать так чтобы он согласился продлить свой контракт.
   - Дамблдор нашел его буквально за несколько дней. До следующего учебного года куча времени, неужели он не найдет нового учителя?
   - Скажем так, ему очень сильно повезло. Ни один волшебник не пойдет на эту работу по доброй воле, ведь должность по слухам проклята Волдемортом. Поэтому нанимается всяких сброд, вроде Квиррелла.
   - И все же с чего такая спешка? Почему ты решил, что преподаватель будет некомпетентным?
   - Сегодня Дамблдор проводил собеседование с неким Гилдероем Локхартом. И уже почти принял его новую работу.
   - С тем самым Локхартом? Писателем?
   - Да.
   - Он настолько ужасен, что ты решил сказать об этом мне?
   - Ты даже не представляешь насколько он плох как волшебник. Это ничтожество было худшим студентом своего потока, сомневаюсь, что за прошедшее время что-то изменилось. И вообще ты читал его книги?
   - Ну слог у него ничего. Средненькое такое юмористическое фэнтези.
   - Так вот, его книги будут вашими учебниками в следующем году.
   - ...
   - Теперь до тебя дошло? Сделай так чтобы Моррисон не менял место работы, - дух дал указания и похоже собирался уйти.
   - Стой, не убегай. Догадываюсь, почему Моррисон уволится. Он проклят. Я искал способ ему помочь, но безуспешно. Эта библиотека огромна, наверняка тут есть решение, я просто не успею его найти.
   - Обратись к Серой Даме, лучше нее эту библиотеку никто не знает. Она поможет.
  
   Серая Дама нашла меня сама. На следующий день после уроков она встретила меня возле дверей комнаты-по-требованию. Оказавшись в хранилище книг, я первым делом показал признаку все, что у меня было по проклятью, наложенному на профессора ЗОТИ: копию медицинской карты, рисунок ауры и собственные наблюдения. Пока привидение знакомилось с информацией, я снова зарылся в книги по колдомедицине.
   - Ты не там ищешь ответ. Следуй за мной, - тихий голос Серой Дамы заставил меня подскочить на месте.
   Призрак повела меня куда-то вглубь библиотеки. Огромные шкафы от пола до потолка набитые книгами длинными рядами уходили в бесконечность. Наконец Дама остановилась в разделе проклятья Древней Индии. Она указала на корешок с полустершимся названием.
   - В этой книге ты найдешь проклятье Боли. Выполнив соответствующие арифмантические расчеты можно создать контрпроклятье.
   - Спасибо! - я аккуратно вытащил книгу.
   - Пожалуйста, - привидение исчезло.
  
   Пришлось поднимать информацию по созданию контрзаклинаний. Имея на руках полное описание проклятья это действительно возможно, но сейчас мне просто не хватало знаний. Оставалось надеяться на взрослых и опытных волшебников. Я скопировал заклинанием нужную страницу. Текст был на неизвестном мне языке, но благодаря способности считывать ментальные отпечатки был понятен. Чтобы мадам Помфри случайно не выкинула листы с описанием проклятья (я собирался попросить Тинки вложить их в медицинскую карточку Моррисона) пришлось сделать перевод. Чтобы меня не узнали, по почерку его написала Тинки под диктовку. После этого эльфийка отправилась во владения медиковедьмы, а я пошел в свое общежитие.
  
   Мадам Помфри всегда очень тщательно документировала историю болезни своих пациентов, данные диагностических заклинаний, назначенные зелья, а порой и магловские лекарства - все обязательно отражалось в карточках больных. Адам Моррисон был, наверное, самым сложным случаем в ее практике. Да, во время войны с тем-кого-нельзя-называть ей порой приходилось лечить разное, но чаще всего это были физические травмы или проклятья местного происхождения. Бывший аврор умудрился нарваться на что-то настолько экзотическое, что никто даже не смог сказать к какой школе магии оно относится. Поэтому Поппи была очень удивлена открыв в очередной раз карточку пациента чтобы внести в нее новые данные и обнаружив там несколько листов бумаги, один был покрыт непонятными значками, а остальные на английском, причем судя по схемам на бумаги и подписям в аналогичных местах это было описания заклятья и его перевод на английский. Медсестра бегло проглядела перевод и вызвала Флитвика.
   - Посмотри, - попросила она. - Похоже это описание проклятья, лежащего на нашем профессоре защиты.
   - Да, ты права, - сказал Филиус, ознакомившись с бумагами. - Похоже оригинальный текст и перевод. - он использовал на себе специальные чары чтобы прочесть оригинал. - По этим данным можно создать контрзаклинание и вылечить Моррисона.
   - И нам их любезно предоставили. Я нашла их в истории болезни Адама.
   Кажется, кто-то имеет полный доступ твоей картотеке.
   - Боюсь не только к ней... - Поппи ненадолго замолчала. - Я передам эти данные в Мунго, надеюсь, они действительно помогут в лечении.
   - Конечно, будет лучше если контрзаклятье составит специалист, - согласился Флитвик. - Мы будем говорить об этом Альбусу?
   - Нет, - ответила медиковедьма. - Он слишком занят со всеми этими нововведениями.
   - Кажется, он уже начал искать нового учителя защиты, - сказал декан Равенкло. - Впрочем, найти толкового волшебника на эту должность сложно, если Моррисон останется на следующий год будет просто замечательно. Мои вороны его хвалят.
   - Тем более не стоит говорить Альбусу, пусть лучше будет два учителя, как на других предметах, - ответила Поппи. Прозвучало это как-то странно, словно медиковедьма подозревала директора в намеренном саботаже ЗОТИ. - Надо будет намекнуть Адаму, что мы будем рады если он останется еще на год.
   - Кстати, насчет анонима, - Флитвик не стал акцентировать внимание на оговорке. - Думаю, ему помогает один из хогвартских эльфов. Только они могут аппарировать в школе. Некоторые его проделки можно объяснить лишь способностью мгновенно перемещаться.
   - Эльфы подчиняются только директору и сотрудникам школы. Может это сам Дамблдор?
   Филиус вздохнул. Эльфы в ответ на прямой начинали сумбурно извиняться и биться головой о первые попавшиеся поверхности.
  
   Учебный год подходил к концу. Нагрузка возросла, преподаватели словно пытались впихнуть в наши головы все знания, которые мы должны были выучить за год. Бесконечное повторение на каждом уроке вгоняло в тоску. Многие нервничали из-за того какие оценки они получат на экзамене. Особенно сильно это беспокоилась Грейнджер с Гриффиндора. Она переживала за свои оценки и постоянно говорила об экзаменах, о важности подготовки. Глядя на нее и другие начинали волноваться - Грейнджер по праву считалась одной из лучших в учебе, и уж если она беспокоится, то что делать остальным?
   Но небо не упало на землю и в итоге экзамены мы все-таки сдали. Результаты, словно в насмешку, огласят лишь через месяц. Интересно как отреагирует Дамблдор когда увидит статистику оценок по истории магии и ЗОТИ? Бинс, избавившись от лишающего воли проклятья, вел занятия намного интересней, да и на них теперь почти не спали. Моррисон, после того как его вылечили (на создание контрпроклятья потребовалось почти две недели) бросил пить и стал намного требовательнее к нам. Он заставил каждого первокурсника выучить простейшие щитовые чары и как минимум одно условно боевое заклинание (чары щекотки, подножку, вспышку и другие). Надо сказать, на уроках ЗОТИ было очень много теории, основное внимание уделялось тому как избегать опасных ситуаций.
   В последний день экзаменов Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер и Невилл Лонгботтом с чего-то решили, будто Снейп хочет украсть философский камень, хранящийся где-то в Запретном коридоре. Сестры Патил хихикали над тем как Гарри пытался убедить в этом профессора Макгонагл. Дамблдора не было в школе, поэтому я решился на маленькую авантюру.
   Невилл и Гермиона в последний момент успели захлопнуть дверь за Гарри, спасая его от разъяренных ключей. Было слышно, как они втыкались в древесину. Переведя дух дети обернулись и увидели огромную шахматную доску со стоящими на ней неподвижными фигурами. Но стоило им шагнуть вперед, как черные фигуры на дальней стороне доски угрожающе зашевелились, бряцая оружием. Гриффиндорцы невольно отступили.
   - Что теперь? - спросил Гарри.
   - Это шахматы, наверное, чтобы пройти дальше нужно выиграть, - ответил Невилл.
   - Эх, если бы здесь был Рон... - Гарри недолюбливал рыжего хвастуна, но признавал его сильные стороны.
   - Вперед, - приказал Невилл одной из белых пешек. Та послушно передвинулась на клетку. - Они слушаются команд. Я отвлеку их игрой, а вы тем временем воспользуйтесь метлой.
   - Невилл, давай лучше я сыграю, - предложила Гермиона.
   - Ты легче меня, да и от полетов мне плохо, - Невилл отвернулся. - Летите уже!
   Гермиона села на метлу за Гарри и ухватилась за пояс мальчика. Они медленно поднялись к потолку и безо всяких проблем пролетели над шахматной битвой.
   В следующей комнате их поджидал огромный вонючий тролль. После Хеллоуина Гермиона узнала все что могла об этих существах. Помня, что на троллей не действует магия, она превратила пол в ледяной каток. Пока тролль поднимался и снова падал, дети на метле пролетели помещение и прошли за следующую дверь.
   Вспыхнувший за спиной огонь отрезал путь назад. Гермиона легко решила логическую загадку и отдала Гарри флакон с зельем, позволяющим пройти дальше. Магических сил после использованных ею ледяных чар у девочки почти не осталось.
   Гарри прошел сквозь пламя и оказался в новой комнате. Пара колонн, огромное, подозрительно знакомое зеркало в полный рост - вот и все убранство. Оглянувшись в поисках декана Слизерина, мальчик замер в недоумении. В помещении кроме него никого не было! Неужели он опоздал?
   Поттер прошелся туда-сюда по комнате, остановился прислушиваясь - вдруг Снейп стал невидимкой с помощью магии. В помещении было тихо, единственным источником шума был сам мальчик. Блуждающий взгляд Гарри упал на зеркало и он увидел там самого себя. Зеркальный Поттер показал ему какой-то предмет, а затем сунул его в свой карман. В тот же миг мальчик почувствовал как что в его кармане что-то появилось. Сунув туда руку он нащупал округлый камень. Неужели это...
   - Гарри, мальчик мой, зачем ты сюда пришел?
   - Профессор Дамблдор? - Гарри обернулся и встретился взглядом с директором школы. - Мы узнали что Снейп хочет украсть философский камень, вот и...
   - Профессор Снейп, мальчик мой. И я уверен, что преподаватель зелий не собирался красть камень. Более того, он бы его защитил, если бы возникла необходимость.
   - Но... - вообще-то у Поттера не было никаких доказательств того что Снейп что-то замышлял, ему хватило знания что философский камень хранится в школе и что этот камень используют в алхимии для изготовления эликсира бессмертия. Случайно подслушанный разговор двух старшекурсников Гриффиндора о том что Снейп был на стороне Волдеморта подвел его к выводу что декан Слизерина хочет украсть камень и воскресить Темного Лорда. Невилл, услышав что Снейп был Пожирателем Смерти, тут же согласился с его выводами. Гермиона увязалась за мальчишками в надежде попытаться их остановить, в итоге присоединилась к их походу. - Это же Снейп.
   - Профессор Снейп, Гарри. Может быть, он тебе не нравится из-за своей строгости, но это не повод обвинять человека. И как бы я не ценил твое желание защитить камень, я должен спросить. Мальчик мой, как бы ты защитил камень? Профессор Снейп опытный взрослый волшебник, если бы он действительно захотел его забрать, он бы сделал это силой. Неужели ты думаешь, что смог бы победить его? Почему вообще ты кинулся спасать камень именно сегодня, ведь если бы профессор Снейп захотел его украсть у него был на это целый год?
   Гарри опустил глаза. Ответить было нечего, ведь он был всего лишь первокурсником.
   - Эх, молодость. Вера в себя, в свои силы - замечательное качество, она помогает добиваться целей, - продолжил директор. - Ты пришел сюда спасти камень потому что верил в себя. Но, боюсь, если бы кто-то действительно пытался его забрать ты бы мог пострадать. Мальчик мой, прежде чем что-то делать, нужно обязательно подумать, как это сделать. Составить план, учесть возможные опасности и проблемы. А ты бросился в эту авантюру сломя голову.
   - Я пытался поговорить с профессором Макгонагл, но она не поверила мне.
   - Мальчик мой, профессор Макгонагл знала, что профессор Снейп не стал бы красть камень, она ведь сказала тебе это?
   - Да.
   - И ты не поверил ей.
   - Да, - Гарри разглядывал собственную обувь.
   - Мальчик мой, надеюсь, в следующий раз у тебя будет больше доверия к моим сотрудникам. Ты ничего больше не хочешь мне рассказать?
   - Простите профессор. Вот камень, я нечаянно забрал его из зеркала. - Гарри отдал камень директору.
   - Спасибо, мальчик мой. Надеюсь, ты осознал свою ошибку? Дети должны радоваться жизни, расти и набираться опыта, а мы, взрослые позаботимся обо всем остальном. Ладно, благо, что никто не пострадал. Но, ты с друзьями ведь не откажитесь заглянуть к мадам Помфри?
   - Хорошо, профессор Дамблдор. А... - мальчик замолчал. Он понимал что поступил опрометчиво, да еще втянул в неприятности друзей и теперь их обязательно накажут. Когда другие гриффиндорцы узнают, что из-за них в последний день учебы были потеряны балы, все от них отвернутся.
   - Сегодня последний день учебы, я не хочу вас наказывать, Гарри. Но если ты в следующий раз вместо того чтобы подойти ко мне или к одному из преподавателей школы влезешь в историю, ты будешь проводить все свое свободное время с Филчем. Ты понял? - последние слова прозвучали подчеркнуто твердо.
   - Да. Профессор Дамблдор, а я могу у вас кое-что попросить?
   - Конечно, Гарри.
   - Мне обязательно возвращаться к родственникам? Они мне не рады. Я мог бы остаться в школе, если надо я готов работать.
   Директор ненадолго задумался.
   - Гарри, твои родители оставили тебе небольшое наследство.
   Поттер кивнул.
   - Обратись к гоблинам, сейчас ты достаточно взрослый, чтобы они дали тебе отчет по всему твоему имуществу. Получив его, хорошенько обдумай свои варианты. К сожалению, я точно не знаю есть ли у тебя что-то из недвижимости. Я ведь всего лишь директор школы. В крайнем случае, можешь снять комнату где-нибудь в магической части Лондона. Только не заходи Лютный переулок, иначе отработки с Филчем я тебе гарантирую. Хм, вообще если хочешь спокойно провести лето измени внешность магловскими методами, тогда можешь останавливаться хоть в Дырявом Котле. Да, покрась волосы, постригись так чтобы челка закрывала шрам, смени очки и одежду и тебя никто не узнает. Только сделай это в магловской части города, иначе все волшебники вскоре будут знать твой новый облик. В Котле не требуют документов с жильцов, так что ты можешь назваться хоть Джоном Смитом. Я вижу как тебя тяготит слава, мой мальчик, думаю, тебе понравится немного побыть обычным волшебником. Кстати, в магической части Лондона нет запрета на колдовство несовершеннолетних, так что ты можешь немного заняться самообразованием.
   - Спасибо, профессор. Обещаю, я больше не буду влезать в неприятности! - такому предложению Гарри явно обрадовался.
   - И еще одно - оставь в школе свою сову. Очень уж она приметная.
   - Но мои друзья...
   - Мальчик мой, я слышал что маглы изобрели удивительную вещь - телефон. У волшебников есть его аналог, каминная сеть. Эти способы связи намного быстрее и надежнее сов, которых могут перехватить. Ты ведь не хочешь, чтобы твоя Хедвиг пострадала?
   - Спасибо за совет, профессор Дамблдор, я так и сделаю.
   - А сейчас дай мне руку, Гарри, мы аппарируем. Ощущения могут быть немного неприятными, но ты не отпускай руку.
   Гарри взялся за протянутую руку и через секунду ощутил себя протаскиваемым через узкую трубу. Яркий, по сравнению с комнатой, где он был ранее, свет заставил болезненно сощурится.
   - Подожди здесь, Гарри.
   Вскоре рядом поочередно появились Гермиона и Невилл.
   - Дети, идите к мадам Помфри, попросите ее провести полное обследование, - приказал директор. - А я пока займусь тем беспорядком, что вы устроили в Запретном коридоре.
   Директор исчез, а ребята переглянувшись нехотя пошли к медсестре. Услышав о приказе директора, та развела их по разным отгороженным белыми занавесями кабинкам и велела раздеваться. Поппи продержала ребят почти до отбоя и заставила выпить несколько мерзких на вкус витаминных смесей. В итоге Поттер получил рецепт на зелья, которые предстояло принимать все лето и рекомендацию срочно поменять очки, те что он носил были подобраны неверно. Невилл теперь должен был придерживаться составленной медсестрой диеты. Больше всех повезло Гермионе, Помфри признала ее здоровой и лишь посоветовала заняться спортом.
  
  
   В самом разгаре бурного обсуждения очередного вопроса на собрании Визенгамота Дамблдор вдруг почувствовал, как сработала сигнализация, установленная им в комнате с зеркалом. Будучи председателем собрания, великий волшебник не мог сорваться с места, оставалось лишь надеяться что зеркало задержит вора, ведь чем сильнее тот желает получить камень, тем труднее его вытащить из зеркала.
   Наконец объявив о завершении собрания, директор Хогвартса быстрым шагом направился к каминам. Не тут-то было, к нему буквально выстроилась очередь желающих обсудить итоги заседания. В результате Дамблдор смог попасть в школу лишь спустя три часа после получения сигнала тревоги. К этому времени след вора не то что простыл, покрылся слоем льда и снега. Альбус ворвался в Запретный коридор, взмахом палочки снял чары со входа (как не возмущались другие учителя они снимались банальной Ахаломорой), открыл люк, который сейчас никто не охранял (цербера пришлось убрать поскольку во время прошлой попытки похищения камня охранником он был никаким). Дьявольские силки расступились прижимаясь к стенам, стоило директору распылить особое зелье. С легкостью, которой нельзя ожидать от человека его возраста, Дамблдор спрыгнул на два этажа и мягко приземлился на ноги. Здесь он увидел первые следы вторжения - на двери, ведущей в комнату с шахматами было множество повреждений. Похоже Филиус немного перестарался, такими чарами можно и покалечить. Быстрым шагом директор приблизился к выходу из комнаты и открыл дверь заклинанием. Разбитые на осколки шахматы подсказывали что и здесь кто-то побывал. Пройдя дальше Дамблдор столкнулся с очень злым троллем. Взъерошенный вид и шишки свидетельствовали что тот побывал в бою. Директор трансфигурировал одежду громилы в неподъемные даже для того латы и прошел дальше. Зелья, позволяющего пройти сквозь пламя, не осталось, но и это не стало препятствием - старый маг знал множество чар, защищающих от огня. В следующей комнате не было никаких следов вторжения. Заглянув в зеркало Дамблдор похолодел - философский камень украден!
   Камень был настоящим, такого мага как Волдеморт провести подделкой невозможно. Камень имел свой, особый магический фон, подробно описанный самим Фламелем. К сожалению, на предмет такого порядка невозможно наложить следящие чары, да это и не нужно: благодаря этому фону его очень сложно спрятать. Какими бы толстыми не были стены, какими бы прочными не были изолирующие магические барьеры, излучаемая камнем магия просачивалась сквозь них и становилась маяком для жаждущих его заполучить. Дамблдору оставалось надеяться что это произойдет раньше, чем Волдеморт разберется как использовать камень. И надежда эта была очень слабой, темный лорд был опытным и сильным волшебником.
  
   Оставив детей у входа в больничное крыло я незаметно дал команду эльфийке перенести меня ко входу в комнату-по-требованию. Тут никого не было, поэтому я сразу же вызвал дверь в место, куда можно спрятать отданный мне Гарри Поттером предмет. Мало ли какие на нем чары, не зря же его так прятали. На всякий случай я запомнил в какую гору хлама сунул эту штуку и вышел, чтобы войти в комнату-библиотеку. Здесь я хранил некоторые личные вещи и заготовки для артефактов, ведь по словам Тинки сюда кроме меня никто не ходил.
   Эльфийка помогла мне имитировать аппарацию, сама оставаясь невидимой. Ранее по моей просьбе она купила оборотное зелье в магазинчике на Косой аллее. Сейчас ему как раз нашлось применение. Также Тинки смогла одолжить из прачечной одежду директора, среди которой мы нашли волосок для оборотки. Не знаю насколько хорошо я выдавал себя за Дамблдора, но Поттер вряд ли так близко его знает чтобы разоблачить меня. Надеюсь эти приключение надолго отобьет у ребят желание лазить по опасным местам.
   Следов я никаких не оставил, и все же Тинки получила команду прибрать в Запретном коридоре, где можно убрать свидетельства присутствия детей. К моему удивлению директор не спешил возвращаться в школу. Он что, даже следящих чар не повесил в Запретном коридоре? Лишь вечером Тинки сообщила о визите директора на место происшествия.
   Я сидел за столом в комнате-библиотеке и нервно постукивал по нему пальцами. Из головы не шел разговор с мальчиком-который-выжил. Нежелание возвращаться к родственникам - разве это не странно? И как он обрадовался моему совету где провести лето... Тут явно что-то нечисто! А что если он действительно решит провести лето на съемной квартире вместо того чтобы вернуться к родным? Судя по всему он жил у них до Хога, наверняка там его защищали соответствующие чары... Не дай бог его найдут бывшие пожиратели смерти, их на свободе немало. Ладно, раз уж я заварил эту кашу, надо защитить мальчишку от поисковых чар.
   Кое-какие заготовки у меня были - простенький амулет отвода глаз, благодаря которому я мог не бояться бродить по школе нарушая комендантский час и артефакт создающий иллюзию выбранного заранее человека, сейчас это была Трелони. Пару раз я пугал ее личиной парочки, пробиравшиеся на Астрономическую башню. Завидев преподавателя они быстро скрывались с глаз не желая терять баллы.
   Повертев в руках амулет личины, я загрузил в него образ типичного двенадцатилетнего мальчишки. На первое время сойдет, а там Поттер сменит внешность и его не смогут опознать. С поисковыми чарами сложней. Их очень много, все разных типов, каждое заклинание или ритуал для конкретного случая. Есть даже зелья на крови, сварив которое можно изготовить магический компас, указывающий на искомого человека. Защититься от всего этого казалось бы невозможно, но есть у этих чар одно общее слабое место. Известный факт: если кто-то принимает оборотное зелье чтобы стать похожим на другого человека, то поисковые чары начинают сбоить, указывая то на оригинал, то на его копию. Подобие, вот что им мешает. А где применяется магия подобия, создающая самую тесную физическую и магическую связь между двумя объектами? Вуду! В комнате-по-требованию была информация об этой малоизвестной в Англии ветви магического искусства, в поисках способа вылечить отставного аврора я мельком просмотрел пару книг по этой теме.
   Оказалось в магии вуду был целый раздел, посвященный укрывательству от поисковых заклинаний. Шаманы создавали специальных кукол, связанных с человеком, и чары поиска вместо одного объекта видели сразу несколько. Правда тут крылось одна проблема - на близком расстоянии чары поиска могли указать на куклу, найдя ее могли уничтожить и тогда вся защита от поиска пропадет. Что ж, тогда я спрячу мальчишку в стогу сена, то есть наделаю несколько таких кукол. Благо для их создания требуются лишь солома, нитки, волосы скрываемого и... святая вода!
   Тинки быстро добыла все необходимое. Вдвоем мы наделали кукол из соломы и засунули в каждую по волоску мальчишки.
   - Нарекаю тебя Гарри Поттер, - окуная очередную куклу в таз со святой водой, я чувствовал себя невероятно глупо.
   Освятив последнюю куклу я проверил результат поисковым заклинанием. Палочка указала на кукол. Перейдя в другое место (мало ли, может Поттер сейчас в той стороне), я повторил заклинание. Вроде работает.
   - Тинки, спрячь десяток кукол в разных местах в Лондоне, одну в запретном лесу, остальные в разных городах Англии. Где угодно, полагаюсь на тебя, только выполни следующие условия: сухие темные места, желательно чтобы люди на них случайно не натыкались.
   - Да, хозяин, - незаменимая эльфийка с хлопком исчезла.
   В любом случае, от этих кукол вреда не будет. Гарри Поттер защищен от поисковых заклинаний и может провести лето так, как пожелает. Хоть у родственников, хоть в гостинице.
   В день отъезда из Хогвартса настроение у большинства школьников было приподнятым. Скоро они увидят родных, смогут отдохнуть от надоевшей учебы.
   Многие гриффиндорцы собирались в последний момент. Гарри Поттер лихорадочно засовывал свои вещи в огромный чемодан. Носки, пижама, книги, свитки, все это утрамбовывалось вперемешку. Хорошо еще не нужно тащить клетку для совы - ее Гарри еще вчера отнес Хагриду, заодно и попросил лесника заботится о сове. Простодушный полувеликан даже слегка всплакнул, гордый оказанным доверием.
   Что это? На тумбочке сверху оказался конверт надписанный "Гарри Поттеру". Секунду назад его не было. Мальчик оглянулся, соседи были заняты сбором своих вещей. Пожав плечами он с любопытством открыл конверт.
   Мальчик мой,
   ты говорил что хочешь провести это лето вдали от родственников. Твое право. Однако следует позаботиться о том чтобы тебя не смогли найти бывшие пожиратели смерти, это избежавшие наказания за свои преступления слуги Волдеморта. В конверте ты найдешь два амулета. Тот что с синим камнем - амулет иллюзии, он поможет тебе незаметно покинуть Кинг Кросс. Тот что с зеленым - амулет отвода глаз. Чтобы активировать любой из них достаточно накинуть цепочку с амулетом на шею. Магическими способами поиска тебя не найдут. Надеюсь на твое благоразумие, счастливого лета.
   Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор.
   Гарри еще раз перечитал письмо, а затем заглянул в конверт. Там было два разноцветных камушка на длинных цепочках. Мальчик побежал в уборную, там как раз никого не было. Остановившись перед зеркалом он вытащил синий амулет. Стоило накинуть на шею цепочку, как его внешность и одежда мгновенно изменились. Убедившись что в таком виде его не узнать Гарри спрятал в конверт первый амулет и одел второй. С виду вроде бы ничего не изменилось, но вошедший в этот момент Рон промчался мимо него едва не сбив с ног. В последний момент Поттер успел уйти с траектории движения Уизли. Видимо тоже работает. Гарри убрал второй амулет и поспешил вернуться к прежнему занятию.
  
   Гарри, Невилл, Гермиона заняли свободное купе. Время от времени к ним заглядывали однокурсники. Вчера вечером друзья так устали, что так и не обсудили свои приключения в Запретном коридоре.
   - Зря мы туда полезли, - вздохнул Невилл. - Нужно было послушаться профессора Макгонагл.
   - Директор мне так и сказал, - ответил Гарри. С одной стороны ему очень хотелось поделиться новостью о том что летом он будет жить сам, но он четко представлял реакцию Гермионы.
   - Хорошо еще с нас баллы не сняли за это, - кто о чем, а Грейнджер переживала за баллы факультета.
   - Все равно это бы ни на что не повлияло, - произнес Невилл. - мы и без снятия баллов на последнем месте. Гермиона, не думай об этом, все и так знают кто приносит наибольшее число баллов на первом курсе. В следующем году...
   Из коридора донесся какой-то шум. Выглянув ребята увидели безобразную драку. Кребб и Гойл беспорядочно били Рона. Рядом, привалившись к стене, стоял Малфой с разбитым носом. Из соседнего купе выскочил староста-пятикурсник с Хаффплаффа. Он мгновенно сориентировался в ситуации и чтобы разнять дерущихся облил их ледяной водой из палочка.
   - Вы что творите? Совсем с ума сошли?
   - Он первый начал! Этот тупица напал на меня, смотри что он сделал, - возмущенно ответил Малфой.
   - Если бы мы были в школе, я бы с каждого по сотне баллов снял, и еще бы неделю отработок назначил, - жестко сказал староста. - Что мне теперь с вами делать? В поезде нет медиковедьмы.
   - В головном вагоне должна быть аптечка, кто-нибудь, принесите ее, позовите проводников если они тут есть, - вмешался выглянувший из другого купе равенкловец.
   - Чего это ты раскомандовался... а, это ты Кей. - староста узнал часто бывавшего в гостях у барсуков ворона. - Лонгботтом, сбегай в головное купе за аптечкой и помощью.
   Между тем Андерс подошел к постанывавшему на полу Рону и быстрым движением палочки убрал разлитую воду. Затем он вытащил из кармана маленьких блокнотик, увеличил его, а затем негромко зачитал оттуда несколько заклинаний.
   - Жить будет, но у него сотрясение. Нужно как можно быстрее доставить его в больницу. Пока стоит убрать его из коридора.
   Староста поднял заклинанием почти бессознательного Уизли и занес его в свое купе. Тем временем Кей бросил взгляд на Кребба и Гойла, и подошел к Малфою. Кровь у последнего текла не переставая, несколько капель упали на пол.
   - Не повезло тебе, Малфой. Эванеско, - кровь исчезла, но новые капли уже выступали из раны. - Чары, ослабляющие боль очень опасны, я не рискну их к тебе применить. Надеюсь тут найдутся подходящие зелья. Похоже у тебя сломан нос. У тебя есть портключ?
   Малфой кивнул.
   - Не вздумай его использовать, у тебя тоже сотрясение. А вот и помощь, - в конце коридора показался Невилл в сопровождении женщины в форме. Она несла с собой сумку, видимо аптечку. - Пошли, не стоит пугать остальных видом крови. - Кей затащил Драко в купе к Уизли.
   - Спасибо, мальчик, дальше я со всем разберусь, - сказала проводница. Она зашла в купе к пострадавшим. Кребб и Гойл тоже попытались пройти за ней, но староста не позволил, в купе и так было слишком много народу.
   - Ну и дела, - Гермиона никак не могла прийти в себя.
   - Скорее всего драку действительно начал Рон. Жалко его, семья Уизли небогата, да еще он попадет в больницу, - Невилл покачал головой.
   Настроение у ребят после увиденного было испорчено.
   - Гермиона, скажи мне свой домашний телефон, - Гарри решил сменить тему.
   - А что такое телефон? - спросил Невилл.
   - Это магловское средство связи, с его помощью можно поговорить с находящимся далеко человеком. - ответила девочка.
   - Как камин? - уточнил Невилл.
   - Первый раз слышу чтобы через камин можно было с кем-то говорить. Волшебники используют какие-то особые камины, через которые можно общаться?
   - Нет, обычные камины подключают к каминной сети, бросаешь в такой дымолетный порошок и говоришь куда тебе надо, и можешь туда сразу переместиться через камин. Или поговорить с кем-то на другой стороне.
   - Здорово, - Гермиона несколько секунд обдумывала возможность превращения домашнего камина в волшебный. - А это дорого?
   - Подключение стоит около пятидесяти галеонов, - почесав голову сказал Невилл. - А порошок пять галеонов за фунт. Между прочим, во многих местах для удобства стоят общетвенные камины. Они есть, например, в магической части станции Кинг Кросс, на Косой аллее, в здании министерства Марии, Хогсмите.
   - По функциям магловский телефон уступает камину, переместиться через него невозможно, - сказала Гермиона. - Записывай номер, Гарри.
   После того как мальчик записал телефон Гарри уточнил у Невилла идентификатор его домашнего камина.
  
   Рон Уизли идиот, это факт. Он совершенно не следил за своими словами, часто задирал других, особенно студентов Слизерина. Только присутствие учителей и давление однокурсников из-за возможной потери баллов удерживало его от глупостей в школе. Но стоило покинуть Хог, как он словно с цепи сорвался, полез с кулаками на Малфоя в одиночку. Конечно, если бы рядом был кто-то из друзей Уизли его бы удержали, но он умудрился столкнуться с Драко в почти пустом коридоре и вот теперь лежит на сиденье. Да уж, не удивлюсь если его родителей оштрафуют, а его самого исключат из школы, как-никак пострадал наследник древнего чистокровного рода.
   Староста и проводница занялись Уизли так как его состояние выглядело намного серьезнее, а я наколдовал немного льда и приказал Малфою приложить его к ране. К сожалению мои практические навыки в медицине заканчивались на диагностических заклинаниях и курсе первой помощи, который я прослушал в магловской школе. Блин, я хотел спокойно провести несколько часов в обществе Ханны и Сьюзен, а тут такое.
   Между тем Уизли уже оказали первую помощь и проводница повернулась к нам. Первым делом она дала Малфою немного обезболивающего и кроветворного зелий, затем осмотрела рану (пришлось опять убирать кровь заклинанием) и сказала что на данный момент сделано все что нужно. Она пообещала что сообщит о происшествии родителям пострадавших. Староста пообещал что проследит за ними, поэтому я со спокойной совестью пошел к подругам. Когда я вернулся в свое купе Ханна и Сьюзен как раз обсуждали драку. Все девчонки любят сплетничать.
  
   В Лондон поезд прибыл почти на час раньше. Видимо проводница попросила машиниста поторопиться. На перроне почти не было встречающих, только бригада колдомедиков в белых мантиях с крестами, а также старшие Малфои и Уизли. Медики вошли в вагон, и сразу же направились в купе к пострадавших. Следом за ним туда же ворвались родители. Атмосфера накалилась, даже на перроне было слышно как они ругают детей и друг друга.
   Покинувшие поезд дети рассеянно оглядывались, ведь их родители еще не пришли. Я отвел подруг к одному из нескольких каминов, установленных на платформе и убедился что они отправились домой. Многие школьники также решили воспользоваться каминами. У меня такой возможности не было, поэтому я перешел в магловскую часть вокзала и разыскал телефон-автомат. Набрав номер я сообщил горничной что уже прибыл в Лондон и жду на станции. Она сказала что мама уже выехала на встречу. Через полчаса мать нашла меня и мы отправились домой.
  
   - Мы слишком рано прибыли на станцию, вряд ли мои родители уже приехали, - сказала Гермиона когда они вышли на перрон.
   - Мы тебе поможем, - Гарри как настоящий джентльмен нес набитую книгами сумку подруги.
   - Постойте пока тут, я сейчас, - Невилл исчез в толпе, таща следом за собой огромный сундук. Спустя пять минут он вернулся с пустыми руками. - Отправил вещи домой через камин. Гермиона, ты будешь ждать родителей или сядешь на Ночной Рыцарь?
   - А что такое этот Ночной Рыцарь? - спросила девочка.
   - Это специальный автобус для волшебников. На нем можно доехать куда угодно. Чтобы вызвать автобус нужно взмахнуть у дороги волшебной палочкой и он появится. Дальше ты говоришь водителю куда тебе надо и оплачиваешь проезд.
   - Пожалуй я лучше дождусь родителей. - волшебных денег у девочки не было, но вслух она этого не сказала.
   Мальчики помогли подруге перейти в магловскую часть вокзала и там встретили ее родителей, которые чтобы не попасть в пробку приехали пораньше. Попрощавшись друг с другом друзья разошлись в разные стороны.
   - Дырявый Котел, - Гарри бросил в пламя щепотку дымолетного порошка. Амулет изменения внешности помог ему не оказаться в центре внимания посетителей бара. Сняв комнату, Гарри оставил там свои вещи и отправился в банк.
   Ключа от ячейки у мальчика не было, поэтому дежурный гоблин-кассир смерил его презрительным взглядом.
   - Ты, значит, Гарри Поттер. Потерял ключ?
   Гарри оставалось лишь кивнуть. И почему Дамблдор не отдал ему ключ?
   - Для доступа к сейфу ты должен будешь пройти процедуру опознания по крови. Согласен? Если нет иди и скать ключ.
   - Хорошо, что нужно для этого сделать? - спросил Поттер.
   - Охранник тебя проводит. - кассир кивнул одному из скучавших гоблинов в доспехах.
  
   - Молодой человек, пожалуйста, снимите амулет иллюзии, - седоволосый гоблин вытащил из стола тумбу несколько листов бумаги. - В этой комнате банк гарантирует Вам полную конфиденциальность.
   - Да, конечно, - Гарри убрал амулет.
   - Внимательно прочтите и заполните эти бумаги этим пером. Учтите, если Вы не тот за кого себя выдаете, последствия будут плачевны.
   - Я Гарри Поттер!
   - Тогда прошу Вас, - гоблин вручил мальчику перо.
   Гарри заполнил заявление на выдачу нового ключа от своего хранилища и признание недействительным старого. Гоблин зорко следил за тем как он выводит каждую букву. При этом Поттер чувствовал легкое жжение в руке.
   - Отлично, а теперь используйте любое заклинание. - попросил гоблин когда мальчик закончил.
   - Но на каникулах запрещено...
   - Вы находитесь в области где постоянно применяется большое число заклинаний, никто не заметит что Вы колдовали. - успокоил его гоблин.
   - Люмос, - кончик волшебной палочки засветился, после чего гоблин быстро убрал заполненные заявления и позвонил в колокольчик.
   - А можно спросить? - Гарри с любопытством наблюдал за сотрудником банка. - Зачем все это было.
   - Вы подписали документы Кровавым Пером. Если бы Вы не были Гарри Поттером, Вы бы лишились магии. - в кабинете появился еще один гоблин. - Херган, мистер Поттер потерял старый ключ от ячейки, смените замок и выдайте ему новый ключ.
   - Я могу снова одеть маскирующий амулет? - спросил Поттер. Ему не хотелось привлекать внимание проходя через общий зал.
   Как пожелаете.
   Гарри получил ключ, взял денег (часть ему поменяли на фунты) и отправился в магловскую часть Лондона.
  
   Лето медленно тянулось. Временно лишившись доступа к библиотеке в комнате-по-требованию, я не знал чем себя занять. Мама почти каждый день куда-то пропадала и я целыми днями оставался наедине с прислугой. Не то чтобы в этом была необходимость, Тинки также заботилась обо мне. От нечего делать я записался в местную магловскую библиотеку, смотрел телевизор.
   - Мама, нам нужно поговорить, - начал я за завтраком пока она опять не убежала.
   - Конечно, Кей, только быстро.
   - Мама, у тебя появился новый парень? - от неожиданности она подавилась чаем.
   - Дорогой...
   - Я все понимаю, со смерти отца прошло больше пяти лет, а ты красивая молодая женщина.
   - Кей, ты у меня такой проницательный, - мама отодвинула тарелку и встала. - Ты не сердишься на меня?
   - Я и не думал злится. Когда ты нас познакомишь?
   - Хорошо, я приглашу его на ужин в субботу, а сейчас мне пора идти.
   - Мама, можно мне сходить сегодня к школьным друзьям? Я воспользуюсь камином.
   - Обязательно сходи, только возвращайся до девяти вечера. - опять она убежала.
  
   Я пристально разглядывал сидящего рядом мужчину. Натан Брукс. Лет тридцать на вид, спортивного телосложения, высокий, сероглазый брюнет, был немного похож на моего отца. Он и ма поддерживали непринужденную беседу "ни о чем". Было видно что оба ждут моей реакции и волнуются. Я переключился на аурное зрение, а затем проверил его магические способности. Маленькое тусклое магическое ядро и полное отсутствие даже намека на канал. Сквиб.
   - Мама, твой друг наверняка хороший человек, но он сквиб. Ты знала? - в лоб спросил я.
   - Что это значит? - Брукс перевел взгляд с меня на маму.
   - Кей...
   - Похоже, вдобавок он ничего не знает о волшебном мире. Погоди, ты видимо думала, что он вообще магл?
   - Волшебный мир, магл? Аманда, он сошел с ума.
   - Прости, Натан, я не хотела об этом говорить, но я ведьма. А мой сын волшебник. - мама вытащила свою палочку и продемонстрировала несколько заклинаний. Брукс наблюдал за этим со все более расширяющимися глазами.
  
   После этого разговора Брукс на несколько дней пропал. Расстроенная ма не могла найти себе места, я пытался ее утешить, убедить, что лучше сразу сказать правду, чем ждать когда она разрушит отношения подобно мине замедленного действия. Чтобы как-то растормошить ее я уговорил ма сходить вместе в гости к Боунсам. Пока я общался с подругами (Ханна тоже была тут), мама общалась с Амелией Боунс. Это помогло.
   А на следующий день Натан прислал огромный букет цветов. Вечером он явился сам и долго извинялся за свою первую реакцию, после чего с матерью ушел в театр.
  
   - Спасибо тебе большое, Кей, - видеть маму радостной очень приятно. - Словно камень с души упал, теперь между мной и Натаном нет больше секретов. Что я могу для тебя сделать?
   - Давай навестим деда! Съездим хоть на недельку, пожалуйста!
   - Что угодно, только не это, он темный маг.
   - Ну и что? Когда моя магия проснулась, тебе пришлось оставить меня с ним, он научил меня контролю и всему что должен знать уважающий себя волшебник.
   - Тогда не было другого выхода. Если бы я знала чему он будет тебя учить, ни за что бы не оставила с ним!
   - А что ты будешь делать, когда Натан позовет тебя замуж?
   - Кей!
   - Вы встречаетесь уже больше полугода, я видел, как он на тебя смотрит. Пора познакомить его с отцом, не так ли?
   - Кей!
   - Я мог бы убедить деда признать Натана достойным твоей руки, но если ты не хочешь... - надеюсь, если она возьмет с собой Брукса, то не сможет контролировать меня круглые сутки. Мне многое нужно обсудить с дедом.
   - Сынок, ты пытаешься меня шантажировать?
   - Нет, я тебя уговариваю. Я нашел такие аргументы, что дед палкой погонит вас под венец.
   - Ладно, убедил, - вздохнула она.
   - Ура!
   - Только сначала я поговорю с Натаном, узнаю, когда у него будет достаточно свободного времени.
  
   - Кей, ты слышал, Гарри Поттер пропал! - тихо прошептала Сьюзен, косясь на сидящую в беседки тетю. Мы с мамой теперь часто ходили в гости вдвоем. Да и Боунсы к нам заглядывали.
   - Первый раз слышу, в газетах о таком не писали, - что-то поздно его хватились. Впрочем мальчик имеет право проводить лето так как хочет.
   - Это секретная информация, я вчера подслушала как тетя обсуждала это с кем-то по камину. Говорят он не вернулся домой из школы, пропал с поезда. - Чтобы не поднимать паники розыск ведут в тайне от общественности.
   - Есть же специальные чары, уверен его легко найдут, - уверенно ответил я.
   - Чары и зелья не помогают, полмесяца прошло, а его так и не нашли.
   Молодец, Поттер, хорошо спрятался.
   - Тетя подозревает что Гарри мог убить его опекун, Вернон Дурсль, и спрятать тело в разных местах. Она утверждает что только так можно объяснить реакцию поисковых чар. - в глазах девочки появился влажный блеск. Да она же сейчас расплачется! - Тетя хотела допросить его с использованием Веритарсиума, но это невозможно из-за того что он магл. А прямых улик против него нет.
   - Сьюзен, я уверен что Гарри жив и первого сентября он прибудет в Хог. Может Дамблдор переусердствовал с защитными чарами? Поезд приехал на вокзал часом раньше. Может Поттер не захотел возвращаться к родственникам, мало ли какие у него с ними отношения. Родители наверняка оставили ему какую-то сумму денег. Если бы я не хотел возвращаться к опекунам, я бы взял денег и снял бы где-нибудь жилье на лето. Хоть у маглов. Мы же волшебники, пара капель старящего зелья и магл не заподозрит что сдает квартиру ребенку. Если не привлекать к себе внимания можно спокойно жить.
   - Надеюсь ты прав. А если...
   - Если бы с ним что-то случилось, это бы уже было во всех газетах. Подумай сама, если бы до него добрались слуги того-чье-имя-не-называют, они бы сами обо всем растрезвонили.
   - А если его убил Дурсль?
   - Кажется я знаю как это проверить. У маглов тоже есть сыворотка правды, называется вроде пентотал натрия.
   - Она также эффективна как зелье?
   - Наверное, маглы иногда ее используют.
   - Я расскажу тете... ой, тогда она догадается что я подслушивала.
   - Тогда я сам. Смотри и учись.
   Мы подошли к сидевшим в беседке.
   - Мама, помнишь фильм про шпионов, который мы смотрели на прошлой неделе?..
  
   - Амелия, Кей, я очень рад вас видеть, - мой шестидесятилетний дедушка выглядел от силы лет на сорок. - Совсем забыли старика, так редко навещаете.
   Папа, ты еще далеко не старый. И мог бы сам нас навестить.
   - Сама знаешь, в Англию мне дороги нет. Слишком темным колдуном считаюсь. Это деление по цвету полный бред, ведь главное не какие заклинания используешь, а с какой целью. Познакомишь меня со своим другом, - он выразительно посмотрел на Брукса, пытающегося сейчас стать как можно меньше и незаметнее.
   - Это мой хороший знакомый, Натан Брукс. Натан, это мой отец, Девид Морроу. - мама нервно ожидала реакции отца.
   Несколько секунд дедушка буравил мужчину взглядом, а затем его брови пошли вверх.
   - Сквиб? - дед скривился.
   - У меня что, это на лбу написано? - не выдержал Брукс.
   - Не на лбу, но написано, - не удержался я. - Дедушка, мне нужно кое-что тебе показать, обещаю, после этого твое мнение о сквибах изменится.
   - Ладно, проходите, - он пригласил нас в дом.
  
   За обедом дед всячески покалывал маминого поклонника, причем шутки были довольно обидными. Я не слишком прислушивался к их разговору, мысленно прокручивая предстоящий разговор. Кажется мама обиделась на него, до вечера она не оставляла меня одного ни на минуту. Неужели она думает что дед сразу начнет посвящать меня в тайны черной магии? Правда от такого предложения я бы не отказался...
   К счастью ма не могла держать меня под наблюдением двадцать четыре часа в сутки. Я специально лег спать пораньше. Магический будильник разбудил меня вибрацией около одиннадцати вечера. Выбравшись из кровати я осторожно выглянул из окна. Никого. Я достал из безразмерной сумки свою метлу, открыл окно и полетел к кабинету деда. Как я и ожидал, тот еще не спал, обычно он работал с бумагами до двух ночи. Стоило приблизится к окну, как оно распахнулось.
   - Дедушка, я так рад тебя видеть! - я обнял его.
   - Я тоже рад. Знаешь, после скандала, который закатила доча в прошлом году я боялся что вообще тебя не увижу! Как ты вообще смог ее уговорить приехать?
   - Скажи спасибо ее ухажеру, Бруксу. Я пообещал что ты примешь его.
   - Он сквиб, позор для любого магического рода. Насколько я понял, от него избавились когда узнали что он сквиб. Сдали в приют в возрасте семи лет, предварительно стерев всю память. И ты хочешь чтобы мы его приняли? В нашем роду сквибов не было больше трехсот лет! И ты прекрасно знаешь почему! Мы следим за чистотой крови!!! - последнее предложение он почти прокричал.
   - Тихо, а то мама прибежит на шум и отправит меня в Лондон. Я знаю тебя, ты признаешь его только если от этого будет польза, выгода для всего нашего рода.
   - Сквиб - это признак слабости, вырождения. Какая может быть польза.
   - Во-первых, он всю свою жизнь прожил в мире маглов, сумел многого добиться, сейчас он работает адвокатом в одной юридической конторе. И через полгода станет ее совладельцем. У него есть связи.
   - У меня тоже есть связи среди маглов. Кому ты думаешь я продаю урожай, который выращиваю на своих полях.
   - Ладно, это бесполезно, простыми аргументами тебя не переубедить. Вот, почитай, - я вытащил из безразмерной сумки стопку книг.
   - Что это?
   - В отличии от нас маглы не стоят на месте, они постоянно развиваются. Стремятся познать законы природы и поставить их себе на службу. И конечно они задались вопросом каким образом передаются отличительные черты от родителей к потомству. Почему у темноволосых родителей может родится светловолосый ребенок, но не наоборот? Почему одни особенности наследуются, а другие нет? Маглы обработали и систематизировали огромный пласт информации, они изучили себя и узнали каким образом осуществляется передача наследственных признаков. Правда там еще много непонятного, а мы, волшебники, ни сном ни духом.
   - Ты можешь объяснить все вкратце, - дед с интересом смотрел на меня.
   - Хорошо. Смотри, организм человека состоит из клеток. В каждой клетке есть днк. Днк можно сравнить с картой, схемой всего организма. Если прочитать и расшифровать ее, то можно сказать каков человек, которому она принадлежит. Какого цвета волосы, глаза, кожа, какие у него могут быть проблемы со здоровьем и т. д. В днк можно выделить отдельные куски - гены. Эти гены кодируют одну или несколько черт организма.
   - Любопытная теория. И что?
   - Погоди. Сама днк состоит из двух закрученных спиралей. То есть каждую черту организма определяет два участка днк, два гена, каждый из которых достался от одного родителя. И тут начинается самое интересное. Одни гены "слабее" других, доминирующих. Их называют рецессивными и доминантными.
   - Вот как. - дед задумчиво поскреб подбородок.
   - Нас прежде всего интересует передача магии по наследству. Общеизвестно что у двух маглов может родится ребенок-волшебник. И случается такое крайне редко. Отсюда можно сделать вывод что ген магии рецессивный. Волшебник рождается оттого что каждый из родителей передал "спящий" ген своему ребенку.
   - Допустим.
   - Но тогда у волшебников должны рождаться только волшебники! Сквибов вообще быть не должно!
   - Получается ты сам себе противоречишь, возможно эта теория ошибочная?
   - Еще не все. Ученые-генетики обнаружили особое явление - мутации. Ошибки, которые иногда возникают при передаче генов потомству. Чаще всего эти ошибки блокируются вторым геном в паре. Но второй ген также может оказаться бракованным если в брак вступили близкие родственники... - я замолчал.
   - Это объясняет почему наши предки рекомендовали вводить в род маглорожденных.
   - Кровь маглорожденных, как это не смешно, чище крови чистокровных. - я взял стакан и налил себе немного воды из графина.
   - Так ведь у маглов тоже могут быть плохие гены.
   - Маглов много. И они не вступают так часто как волшебники в близкородственные браки. В их обществе инцест порицается. В отдельных случаях бракованные гены уничтожает естественный отбор. Вообще я сильно упростил эту теорию. За магию может отвечать не один ген, а несколько. Рождение волшебника или сквиба скорее всего определяет их комбинация. Она же задает величину ядра и пропускную способность каналов.
   - Все это конечно интересно, но зачем нам сквиб?
   - Чтобы выделить нужные гены требуется материал для сравнения, - я выразительно посмотрел на деда. - Лаборатория с сотрудниками соответствующей квалификации, а также тот на ком мы будем проверять теорию. Мы же не собираемся делиться ею со всем миром? Когда узнаем как управлять наследственностью перед нами откроются такие возможности...
  
   Мама была очень удивлена изменением отношения деда к ее кавалеру. Пару раз она даже ущипнула себя за руку. Дедушка делал вид будто ничего не произошло. Он устроил нам небольшую экскурсию по своим владениям, предложил Бруксу съездить на рыбалку, правда тот отказался, ожидая подвоха. Видимо ма все-таки догадалась кто виноват в перемене. А еще она нашла в моей комнате метлу. Зря я ее не спрятал в сумку. Отобрав метлу мама пригрозила серьезным разговором по возвращению в Лондон. Я извинился и сказал что мне нужно было убедить деда изменить отношение к ее другу, что все ради нее и т. д., в общем она в итоге чуть всплакнула, но метлу так и не вернула.
  
   Это лето было лучшим в жизни Гарри. Сменив по совету директора внешность, он стал неузнаваемым в волшебном мире и спокойно снял комнату в Дырявом Котле. Он побывал в цирке, зоопарке, нескольких различных парках развлечений, ходил в гости к маглорожденным однокурсникам, перезванивался с Гермионой пока та не уехала во Францию, связывался с Невиллом через камин. Также Поттер побывал на кладбище, где были похоронены его родители. Мальчик узнал много нового о волшебном мире. По вечерам в баре собиралось много народу, спускаясь на завтрак Гарри невольно слышал разговоры, порой сам вступал в обсуждение какой-то новости. На стойке постоянно лежало несколько последних газет, которые можно было свободно брать.
  
   - Добрый день, Невилл. - в кафе Флориана Фортескью было мало народу, поэтому профессор сразу заметила одного из своих учеников.
   - Здравствуйте, профессор Магконагл.
   - Скажи, с тобой случайно не связывался Гарри Поттер?
   - Нет, профессор. Что-то случилось? - Гарри очень просил никому не говорить что он живет в Лондоне и время от времени с ним связывается, и он, Лонгботтом, никогда не предаст своего друга!
   - Нет, ничего, - профессор натянуто улыбнулся. - Приятного отдыха.
   - Спасибо, профессор. - когда Моррисон ушел Невилл придвинулся поближе к другу и тихо спросил. - Чего это тебя все ищут?
   - Не знаю. Профессор Дамблдор знает где я, может это проверка насколько хорошо я замаскировался? - Поттер подмигнул другу. - Ну что, еще по мороженному?
  
   Снейп в бешенстве метался по своему кабинету. Из-за мерзкого мальчишки он лишился своего законного отпуска, вынужденные варить одно за другим поисковые зелья. Хоть бы одно из них сработало! Но даже запрещенные зелья на крови отказывались помочь найти Поттера. С него хватит! Надоело быть мальчиком на побегушках!!! Ему за это даже не платят!!!
   Северус Снейп очистил котел от очередного неудачного зелья и собрал вещи. На рабочем столе осталась записка "ушел искать Поттера в мире маглов". Профессор зелий вышел за пределы школы и аппарировал в Лондон. Там он поменял галеоны на фунты и нашел ближайшее туристическое агенство. Горящая путевка на Лазурный берег - то что нужно чтобы успокоить его усталые нервы. Кто сказал что Поттера там нет? Ну а если паршивец вдруг найдется он даже не станет тащить его к директору до конца путевки.
  
  
   Многие наверно считают что Альбусом Дамблдор быть легко. Все его уважают (или боятся), прислушиваются к каждому слову и вообще в его руках сосредоточена огромная власть... А кто-нибудь подумал как ему приходится вертеться чтобы исполнять свои обязанности на трех занимаемых должностях?! Как директор школы он должен утверждать в должности сотрудников, продлевать/заключать новые контракты на поставку продовольствия, ингредиентов зелий, утверждать смету ежегодного ремонта (хоть большая часть работ проводится силами эльфов, расходные материалы далеко не бесплатные), латать дышащие на ладан защитные чары вокруг школы. Что-то, конечно, можно свалить на заместителя, но у Минервы и своих дел по горло. Ей приходится обходить маглорожденных и убеждать их родителей отправить детей в школу магии. Маглы сейчас таковы, что ей приходится тратить полдня на убеждение что магия существует, а затем еще столько же чтобы юного волшебника отправили обучатся именно в Хогвартса. Еще и маглорожденных с каждым годом все больше и больше.
   Лето - самая жаркая пора в Визенгамоте. Словно вышедшие из спячки члены совета волшебников спешат творить... творить... всякую фигню. Стоит на секунду отвлечься, как Амбридж продавливает очередной закон по ограничению прав магических существ, нечистые на руку чиновники утверждают коррупционную схему по распилу и так небольшого бюджета, кто-то пытается продавить монополию на право торговать той или иной продукцией маглов. А судебные заседания, которые тоже проводят в Визенгамоте? Некоторые тяжбы длятся годами и никто, кроме может быть истца и ответчика уже не помнит с чего все началось. Порой Визенгомот напоминал Дамблдору не собрание уважаемых волшебников, а стадо баранов, среди которых прячутся волки в овечьих шкурах.
   Третья должность - председатель международной конфидерации магов - доставляла больше всего головной боли. Вопросы, которые решались на этом уровне, оказывали глобальное влияние на весь мир. В последнее многие вопросы касались маглов. Вмешательство в дела обычных людей, поправки к статусу секретности, использование магловской продукции. Русские и американцы, как ни странно, хотели вообще отменить запрет наложения чар на сложную технику, принятый буквально три года назад. Отдельные энтузиасты предлагали провести исследования магии совместно с магловскими учеными, создав где-нибудь в глуши лабораторию. Они забыли уроки истории, не понимают к чему это приведет! Чтобы остановить безумцев приходилось прилагать неимоверные усилия, идти на компромисс с недавними идеологическими противниками. А тут еще распад Советского Союза на отдельные государства, а вместе с ним разделение его магического общества. Маги из новообразованных республик требовали принять в конфедерацию по одному представителю от каждой. Здорово, правда, у хитрых русских теперь будет не один голос, а пятнадцать!
   Возраст тоже давал о себе знать. Дамблдор не мог позволить себе часто пользоваться маховиком времени, ему приходилось принимать зелья для поддержания здоровья и общего тонуса. Иногда великому волшебнику хотелось все бросить и уехать. Но он не мог себе этого позволить, ведь на его плечах лежало будущее Англии, будущее всего мира.
  
   Когда Арабелла Фигг внезапно появилась в огне камина директор как раз собирался отбыть на очередное заседание конфедерации магов. Новость о том что мальчик-который-выжил не вернулся к родственникам ошеломила его.
   Арабелла, ты уверена? Может мальчик наказан и сидит дома?
   Я тоже вначале так подумала, но на всякий случай решила проверить. Петунья буквально закипела, когда я спросила ее про Гарри. Она сказала что когда Вернон приехал на вокзал мальчишки там не было! Он как дурак метался по платформам, искал платформу три четверти. Но он же магл, ему туда не попасть. Так и не найдя мальчишку Дурсль вернулся домой. Теперь он говорит что с него хватит, если Поттер не хочет жить с ними, пусть катится ко всем чертям.
   - Это плохо, Гарри нужна кровная защита. За то время, что он пробыл в школе, чары ослабли, если в течении года Поттер не переступит порог дома Дурслей, они окончательно падут. И тогда... - тогда крестраж на лбу Гарри может активироваться мысленно продолжил директор. - Нельзя этого допустить. Спасибо за своевременную информацию, Арабелла. Пожалуйста приглядывай за Дурслями и постарайся смягчить их отношение к мальчику.
   Арабелла исчезла. Дамблдор тут же бросил в камин щепотку волшебного порошка. Как он не спешил, а пришлось потратить десять минут на то чтобы члены Ордена Феникса начали срочные поиски пропавшего Поттера.
  
   - Мама, а почему ты так боишься оставлять меня оставить наедине с дедом? - ма вздохнула и отложила книгу. Мы вдвоем находились в тенистой беседке, откуда открывался прекрасный вид на море. Разумеется я бы нашел себе интересное занятие, но ради спокойствия мамы приходилось таскаться за ней хвостиком.
   - Ты знаешь на чем основано наше финансовое благополучие?
   - Конечно, мы выращиваем на своих землях различные агрокультуры и продаем излишки.
   - Видишь ли Кей, в растениеводстве хватает проблем: то вредители съедают урожай, то засуха, то наоборот посевы гниют от непрерывных дождей. А на наших полях круглый год идеальная погода, когда нужны дожди - они идут, когда приходит пора собирать урожай устанавливается сухая, но не жаркая погода, вредители гибнут на стадии личинки и так далее. А еще плодородие почвы не истощается. Так не бывает.
   - Это все благодаря магии, дедушка рассказывал о стационарных артефактах, которые контролируют климат в нашей части острова.
   - Эти артефакты были созданы с помощью человеческих жертвоприношений, более того, раз в год их приходится таким образом подпитывать.
   - Да, дедушка рассказывал что покупает преступников, приговоренных к смертной казни.
   - Ты знал?
   - Ну да. А что в этом плохого? Так эти люди просто погибли бы, а нам приносят пользу. И вообще дед допрашивает их с применением легилименции и отпускает невиновных.
   - Зря я позволила деду тебя обучать. Эх, сделанного не воротишь. - ма вздохнула.
   - Мама, а почему ты так боишься темной магии, - я с любопытством заглянул ей в глаза. - Тебя ведь тоже растил дед.
   Ма ненадолго задумалась.
   - Знаешь, я уже почти ничего не помню из его уроков. Раньше я смотрела иначе на темную магию.
   - А когда твое мировоззрение изменилось?
   - Лет двенадцать назад. Во время войны с тем-кого-нельзя-называть. Мы с мужем уже жили в Англии. Я тебе не рассказывала... он маглорожденный, в общем однажды прихвостни темного лорда напали на маленький городок, где жили его родители. Полсотни подонков против трехсот мирных жителей. Кто-то попытался сопротивляться, видимо им удалось ранить нескольких пожирателей. Ублюдки буквально взбесились, провели какой-то жуткий темный ритуал, превративший всех жителей в зомби. Мы с твоим папой аппарировали в гости к его родителям, а там... - мама всхлипнула, на глазах выступили слезы. - После мне долго снились кошмары. Я стала всего бояться, особенно темной магии. По ночам меня мучили кошмары. Возможно это отчасти повлияло на тебя, твоя магия проснулась когда тебе был всего годик. Несколько раз ты чуть не умер от магического истощения, настолько сильно опустошалось ядро. Рано или поздно ты мог погибнуть, пришлось отвезти тебя деду.
   - Мама, не бойся, все хорошо, - я обнял плачущую женщину. - Волдеморта убился, его приспешники сидят в тюрьме. Обещаю, я не позволю такому повториться.
   - Правда? - она улыбнулась сквозь слезы. - А не маловат ли ты для таких обещаний?
   - Вот увидишь! - я отстранился и стал в пафосную позу. - Я стану директором Хог... тьфу не то, Теневым Властелином мира и буду жестко контролировать своих темных магов! А если кто оступится - отдам на ритуалы дедушке!
   - Какой ты у меня смелый, вырасти сначала, - мама потрепала меня по голове.
   - Мам, а почему я никогда не слышал об этом происшествии, ни в книгах, ни в газетах о таком не писали.
   - Может тебе это покажется странным, но об этом словно старались забыть. Волшебники заставили маглов поверить что в том городке было применено разработанное в Англии биологическое оружие. Спецслужбы все скрыли от обычных людей, а маги... большинство из них не следит за событиями в мире простецов. После увиденного твой отец вступил в число членов Ордена Феникса, организации возглавляемой Альбусом Дамблдором. Он рвался в бой, хотел отомстить пожирателям и его стремления были направлены в законное русло - ему помогли устроиться на работу аврором.
   - А тех колдунов выследили?
   - Свидетелей ритуала в живых не осталось, так что кто именно его проводил неизвестно. Но можешь не беспокоиться, после пропажи того-чье-имя-не-называют его слуги в большинстве попали в Азбакан.
  
   Амелия Боунс с отвращением смотрела на сидящего напротив магла. Тот даже не пытался скрыть свою ненависть.
   Вернон Дурсль был вне себя от злости. Он шел домой после длинного трудового дня, как вдруг сзади кто-то произнес что-то типа "остолбеней", после чего его парализовало. Его похитили притащили в какое-то темное место, затем незнакомая баба начала задавать вопросы о племяннике. Она с чего-то решила что он убил мальчишку и избавился от тела. Дурсль сразу понял что имеет дело с ненормальными, кому еще дело до Гарри Поттера?
   - Что ж вы раньше о нем не побеспокоились? - спросил он когда вопросы пошли по второму кругу. - Подкинули нам ребенка как собачонку под дверь, десять лет ни слуху, ни духу, а потом раз и начали присылать те письма.
   - Какие письма?
   - Приглашения в Хогвартс. Их было несколько сотен. А потом пришел этот тупой громила. Хагрид, кажется. Он водил Гарри за покупками, вскружил ребенку голову. Мы с Петуньей отпустили Гарри в школу. И что теперь? Мальчик не вернулся, а вы всех собак на нас хотите повесить?
   Раздался стук и Амелия открыла дверь. Новое действующее лицо шепотом перебросилось несколькими словами с Боунс, а затем начало вытаскивать из сумки медицинские принадлежности: шприцы и ампулы с бесцветным содержимым.
   - Эй, вы чего? Я ничего не делал! - Дурсль яростно пытался разорвать веревки, которыми его привязали к стулу.
   - Мистер Дурсль, - обратилась к нему Амелия. - Мы не причиним вам вреда, нежелание сотрудничать только усугубит ситуацию. Сейчас вам сделают укол и вы еще раз ответите на мои вопросы. Если вы ничего не делали племяннику, то мы вас отпустим.
   - Что это? Наркотики?
   - Ступефай, - дергавшийся магл затих. - Оно начнет действовать через десять минут.
   Спустя полчаса Амелия Бонус сдала Дурсля на руки обливиаторам. Волшебники напоили Вернона коньяком, стерли из памяти последние три часа и оставили в первом попавшемся баре. На следующий день маглу предстояло долго оправдываться перед женой.
  
   - Все так, как он говорил изначально, - Амелия массировала виски, пытаясь унять головную боль.
   - Тогда почему поисковые чары дают такой странный ответ? - спросил Кингсли.
   - Не знаю. Я не понимаю как Дамблдор мог отдать мальчика маглам. Дурсль кипит он ненависти ко всему волшебному. Может Гарри просто сбежал?
   Они немного помолчали.
   - У меня идея, - вдруг нарушил тишину Шеклболт. - У тебя есть омут памяти?
   - Да, конечно.
   - Нужно просмотреть воспоминания тех, кто был в тот день на станции и в поезде.
   - И как ты объяснишь требование показать воспоминания?
   - Не важно, что-нибудь придумаем. К примеру скажем что ищем украденную вещь. Можно начать с наших знакомых и родственников, тех кто не откажет.
   - Потребуется много времени.
   - Но это единственная ниточка.
   - Стоп, - Кингсли остановил воспроизведение воспоминания, что-то не давало ему покоя. - Амелия, тебе не кажется что здесь что-то не так?
   Глава департамента правопорядка переводила взгляд с одного лица на другое. Наконец она указала на шедшего по направлению к каминам неприметного парнишку.
   - Похоже на нем отвлекающие чары, его трудно заметить.
   - Зачем они ему?
   - Думаешь он имеет отношение к пропаже Гарри Поттера?
   - Не знаю. Но вряд ли он просто проходил мимо.
   Шеклболт проследил паренька до камина. Затем он переключился на воспоминание служащего станции, стоявшего рядом с ним, чтобы услышать место назначения. Дырявый Котел. Кингсли смотался в бар за воспоминаниями Тома чтобы увидеть как мальчик уходит в сторону волшебной улицы. Затем ему удалось проследить как паренек входит и покидает банк. Мальчик прошел через бар в магловскую часть Лондона и там его след затерялся.
   - К гоблинам без ордера соваться бесполезно, - прокомментировал он свое открытие. - Я пытался, но они отказались выдавать какую-либо информацию.
   - Речь идет о похищении, сам Дамблдор напрямую заинтересован в поисках, ордер у нас будет. Кингсли, сделай пока колдофото паренька.
  
   Гоблин с недоумением разглядывал документы, которые ему вручил Кингсли Шеклболт.
   - Я хорошо запомнил его, - наконец произнес кассир. - Он заявил что потерял ключ, пришлось направить его к старшему менеджеру. Мальчик прошел проверку. По ее результатам он получил доступ к сейфу Поттеров. Видимо Гарри (а кто это еще может быть?) воспользовался маскировочным амулетом.
   Аврор глубоко вдохнул и выдохнул. Они с ног сбились в поисках, а мальчик спокойно разгуливает по у них под носом.
   - Мне нужна информация о всех обращениях к сейфу Поттеров. А также о тех, кто получал к ним доступ.
   - Мы подготовим для вас выписку, обратитесь завтра. Быстрее не могу, - развел руками гоблин.
   - Хорошо. Есть еще одна просьба - если кто-то потребует доступ к сейфу Поттеров вы должны будете сообщить об этом мне или Амелии Боунс.
   Гоблин заглянул в лежащую перед ним раскрытую тетрадь и криво улыбнулся.
   - В настоящее время один клиент потребовал доступа к тому сейфу. Кстати, а вот и он, - кассир указал на выходящего из коридора паренька. Тот не был похож на мальчика с фотографии, но опытный аврор чувствовал что сейчас он узнает куда делся Гарри Поттер. Кингсли быстрым шагом направился к ничему не подозревающему мальчишке.
  
   - Молодой человек, - Гарри ощутил на своем плече чью-то руку. - Аврор Кингсли Шеклболт, не могли бы вы ответить на несколько вопросов.
   Обернувшись Гарри увидел незнакомца в форме. Тот показывал ему удостоверение. Прожив некоторое время в Дырявом Котле, Поттер опознал в нем сотрудника службы правопорядка. Гарри позволил отвести себя в сторону.
   - Как вас зовут, молодой человек?
   - Я Колин Смит. - назвался Гарри своим псевдонимом.
   - Мистер Смит, вам известно что-либо о местонахождении Гарри Поттера? Хочу сразу предупредить что если вы сейчас скажете что ничего не знаете, я задержу вас и доставлю в аврорат, где вас допросят с использованием сыворотки правды. - Кингсли говорил безукоризненно вежливо.
   Гарри тихонько огляделся. Нет выхода, придется признаваться.
   - На самом деле я Гарри Поттер, - тихо сказал мальчик. - Приходится маскироваться, чтобы не привлекать всеобщее внимание.
   - Серьезно? - Шеклболт нервно усмехнулся.
   - Да.
   - А почему никто не знал куда ты делся?
   - Мои друзья знали где меня найти. Я часто перезваниваюсь с Гермионой по телефону, встречаюсь здесь с Невиллом и Дином. Пару раз даже был у них в гостях.
   - Та-ак. Видимо я неправильно поставил вопрос. Почему никто из ВЗРОСЛЫХ не знает где ты находишься? - прошипел выведенный из себя аврор.
   - Дамблдор знает где я, - не согласился Поттер.
   - Врешь, - вырвалось у Кингсли.
   - Нет, правда. У меня и записка есть. Перед каникулами я сказал директору что не хочу возвращаться к родственникам.
   Аврор кивнул, вспоминая допрос Дурсля. Он сочувствовал ребенку, вынужденному проводить время под крышей Вернона.
   - Директор сказал что я могу самостоятельно пожить в Лондоне, только нужно будет изменить внешность. На следующий день я получил записку и два амулета, один делает владельца незаметным, а второй меняет внешность. Они были нужны только на первое время, после я воспользовался магловскими средствами. Я сохранил записку, если хотите - могу показать.
  
   - Я его нашел, - аврор без стука ввалился в кабинет начальницы.
   - Где он? Мальчик в порядке?
   - В полном здравии. Снимает комнату в Дырявом Котле. Угадай, кто его надоумил спрятаться и поселится там?
   - Кингсли!
   - Я просто вне себя от злости, Амелия. Альбус Дамблдор! Он чем-то закрыл Поттера от поисковых чар и отправил нас на поиски! Старик окончательно выжил из ума!
   - Ты уверен что это он?
   - Можешь сама с ним поговорить, Дырявый Котел, комната пятнадцать. Или вот, - Шеклболт потряс флаконом с серебристым содержимым. - Воспоминания мальчика о разговоре с Альбусом. Что будем теперь делать? Честно говоря отправлять мальчишку к Дурслям на мой взгляд слишком жестоко. Он действовал по совету директора, да и проявил достаточно благоразумия. Много ли ты знаешь двенадцатилетних, способных жить самостоятельно?
   - Ладно, я навещу парнишку, но если все так, как ты сказал, мы оповестим всех наших кроме Дамблдора. Он ведь и так в курсе где мальчик. Пусть считает что мы все еще его ищем, а то придумает еще какую-нибудь глупость.
   - Согласен. Знаешь, в последнее время мне все больше кажется что директор впал в маразм.
  
   Вечером дед затеял серьезный разговор с Бруксом. Мать не позволила им оставаться наедине, в то же время она не хотела оставлять меня одного. В итоге пришлось в течении часа выслушивать их треп о ценах на продукцию сельского хозяйства, акции, фьючерсы и прочий малопонятный бред. Задавал тему дед, Брукс, стараясь произвести впечатление, пытался умничать, но было видно что он совершенно не разбирается в том, о чем идет речь.
   Тем временем дед подошел к тому, что его в действительности интересовало.
   - Я хочу выгодно вложить деньги, и, поскольку сам занимаюсь сельским хозяйством, меня заинтересовали генетически модифицированные растения.
   - Знаете, - неожиданно оживился Брукс. - Я не советую вам с ними связываться, ходят слухи что употребление ГМО в пищу отрицательно сказывается на здоровье. Да, модифицированные растения дают рекордные урожаи, но в ближайшее время их могут запретить. В лучшем случае будет принят закон, по которому придется указывать наличие ГМО в продукции. В общем, если вы решите выращивать ГМО вы сильно рискуете. На одну серьезную фирму, нашего клиента, подали в суд за то что та использовала ГМО и не указала это в составе товара.
   - И все же меня интересует эта тема. Более того, я хотел бы иметь собственную лабораторию по созданию ГМО, - дед наслаждался нашей реакцией. Даже мама перестала клевать носом и теперь смотрела на него широко открытыми глазами. - Сколько ни прислушивайся к чужому мнению, истину можно узнать лишь самому. А газеты и зеленые (или кто там протестует?) утверждают то, за что им заплатили.
   - Вы, наверное, правы, но это очень дорого...
   - Мне нужен представитель в мире маглов. Проще всего будет найти готовую лабораторию, чем организовывать ее с нуля. Желательно с уже имеющимся оборудованием и персоналом.
   Брукс кивнул.
   - Отец, ты и сам имеешь хорошие связи в мире маглов, - сказала мама. - Если тебе так нужна лаборатория...
   - Все мои связи здесь, на моем острове, плюс мои клиенты из штатов. И работы тут невпроворот. Я тут подумал, если твой хороший знакомый действительно хочет влиться в нашу семью, он должен влиться в семейный бизнес. С оплатой я не обижу, доча, я же не могу допустить чтобы вы в чем-то нуждались.
   - Но я всего лишь адвокат, - не выдержал мамин друг.
   - Мне нужен юридически грамотный представитель, а не ученый, если ты об этом. Если ты хороший адвокат, то справишься. Сам понимаешь, я же не буду просто вкладывать деньги в исследования, придется составлять соглашения, могут быть подводные камни, особые условия мелким шрифтом внизу страниц.
   - Если дело обстоит так, то я согласен, - решительно заявил Брукс.
   - Так, стоп, - мама переводила взгляд с деда на своего друга и обратно. - То есть ты согласен принять в семью сквиба, если тот поможет тебе с лабораторией? И все?
   - Не переживай, наделаем для него артефактов, никто и не поймет что он сквиб. - отмахнулся дед.
   - Каких еще артефактов? - удивился Брукс.
   - Защита от легилименции и внушений, индикатор зелий, пару боевых и портал экстренной эвакуации. В мире маглов иногда попадаются волшебники-мошенники, ты ведь не хочешь чтобы он подарил наши деньги какому-нибудь ворюге? И, кстати, если не собираешься всю жизнь прятать своего друга от других магов, придется всех убедить что он сам маг.
   Мама пристыженно опустила голову. Тут дед попал в самое больное место. В обществе магов сквибов стыдились. Если в волшебной семье рождался ребенок без магии, то его стремились скрыть, чаще всего отдавали обычным людям на усыновление. Даже магл был предпочтительней сквиба в качестве супруга. Немногие маги могли отличить сквиба от магла, но его могли узнать другими способами. Родственники-волшебники незаметно присматривать за ним (все-таки родная кровь!) или увидеть появление новой записи на зачарованном родовом гобелене.
   Далее последовало обсуждение поиска лаборатории. Брукс предложил начать в Латинской Америке, поскольку там законы были самыми либеральными, а рабочая сила дешевой. Войдя во вкус взрослые обсуждали грядущие затраты и прибыль, дед настаивал на том что он лично будет контролировать разработки и ставить задачи. А я тем временем позорно уснул.
  
   У деда мы задержались на целых шесть недель вместо четырех запланированных. Я ходил на пляж вместе со своими старыми друзьями (их родители в основном работали на деда), катался на катере, загорал, одним словом отдыхал. Дед и Брукс развили бурную деятельность, к нам кто-то постоянно приезжал, Брукс несколько раз покидал остров. Хорошо что он сквиб, благодаря этому он может пользоваться порталами. Иначе у него бы совершенно не было времени на отдых и общение с ма. Кажется он уже уволился со старой работы и так рьяно взялся за новую, что мама даже немного обиделась на него. Дед был настолько занят различными делами, что мама перестала бояться оставлять меня одного. Вообще их отношения стали заметно теплее.
   Сьюзен прислала длинное письмо, в котором высказывала неудовольствие от моего долгого отсутствия. Пришлось идти советоваться к маме. Она посмеялась над моей проблемой и куда-то исчезла. На следующий день, спустившись вниз из своей комнаты я услышал громкий девичий смех. Оказалось что Боунсы прибыли к нам в гости. Увидев меня, Сьюзен бросилась мне на шею.
   - Не так сильно, задушить, - я постарался побыстрее освободиться. Ох уже эти девчонки со своими нежностями.
   - Кей, не будь букой, - сказала она. Затем Сьюзен вновь прильнула ко мне и прошептала на ушко. - Или завел себе тут девушку и боишься что она будет ревновать?
   - Сьюзен! - кажется я немного покраснел.
   Дети, идите завтракать, - вовремя вмешалась мама.
  
   После еды я получил результат школьных экзаменов и список книг на следующий учебный год. Бегло просмотрев его я остановился в разделе рекомендуемой литературы. Книжки Локхарта, того писателя, о котором предупреждал Ид. Неужели Моррисон уволился? Хотя нет, тогда эти романчики оказались бы в обязательной части списка, скорее всего Локхарт нанят как второй преподаватель. На моих губах сама собой появилась мечтательная улыбка. Если этот графоман не будет справляться со своими обязанностями, я им займусь. Хм, может быть в приколах Уизли что-то такое есть.
  
   Добби с хлопком появился в маленькой комнатке дома на Тисовой улице. Маленький эльф быстро огляделся. Нужно скорее найти Гарри Поттера и предупредить об опасности!
   Пока домовик ищет мальчика-который-выжил вы наверное задаетесь вопросом как он вообще нашел его дом? Это было непросто. Домовик не может просто переместиться к незнакомому человеку если точно не знает где тот находится. Подслушав как Злой Хозяин предостерегает Маленького Злого Хозяина и наставляет как вести себя в школе, отважный Добби сразу понял что Злой Хозяин сделал что-то ужасное чтобы убить Надежду Магического Мира. Добби не мог помешать Злому Хозяину, и тогда он решил что сделает все чтобы Гарри Поттер не попал в этом году в школу. Домовик закончил всю порученную ему работу, и, пока его опять не нагрузили, аппарировал в Хогвартс. Когда-то, пока эльфа не взяли в семью Малфои, он жил в школе, поэтому магическая защита школы на него не реагировала. Тут работало множество эльфов. В ответ на расспросы они дружно пожимали плечами и говорили что не знают как найти Гарри Поттера. Но Добби не сдавался!!! Он дошел до кабинета самого Альбуса Дамблдора!!! Правда, самого директора на месте не было. Добби обыскал комнату и нашел письма от некой Арабеллы Фигг, проживающей, как из них следовало, по соседству с самим Гарри Поттером. Положив вещи на свои места (может Добби и плохой эльф, но он все-таки знает толк в уборке), Добби переместился в дом Надежды Магического Мира.
   Добби тщательно осмотрел дом, но Гарри Поттером тут и не пахло. Только пара маглов (бочонок на ножках и тощая лошадь). Тут Добби позвал Злой Хозяин, пришлось возвращаться к нему.
   Почти две недели маленький эльф наведывался в дом на Тисовой улице, но ему ни разу не удалось застать волшебника. Складывалось впечатлении что он вообще тут не жил. Но Добби не сдался!!! Из разговоров взрослых Хозяев он знал что детям-волшебникам запрещено колдовать на каникулах (Малфои наставляли своего сына чтобы тот не вздумал махать палочкой при посторонних). В последний раз явившись в дом Гарри Поттера эльф с помощью чар левитации немного подвигал туда-сюда мебель и, с чувством выполненного долга удалился.
  
   Муфалда Хмелкирк пила чай с булочками. Работа у нее была не пыльная, сидеть в офисе в ожидание срабатывания сигнальных чар, отправлять письма проштрафившимся ученикам и передавать координаты мест происшествия обливиаторам в случае необходимости. Большая часть работы делалась с помощью магии. Среди детей чаще всего на использовании магии попадались маглорожденные первокурсники. Не то чтобы остальные не нарушали, просто они знали как не попадаться. Дело в том что чары отслеживания магических проявлений (сокращенно ЧОМП) отображали информацию по проявлениям магии на территории всей страны. Огромная карта на всю стену отображала Англию и часть прилегающей акватории. ЧОМП выдавали результат в виде разноцветных огоньков в месте применения магии. В областях компактного проживания волшебников зеленые огоньки быстро гасли, отслеживать кто и зачем применял конкретное заклинание смысла не имело. На территориях маглов появлялись синие, оранжевые и красные точки. Синий цвет означал что присутствие обливиаторов не требуется, красный - что нужно срочно отправлять группу зачистки следов (после чего устроившего представление для маглов ожидал внушительный штраф). Оранжевые огоньки сигнализировали об использовании магии в местах проживания детей-волшебников. Конечно бывали и ошибки, чары мог применить взрослый маг, но тогда ему достаточно было направить письмо в отдел злоупотребления магией чтобы снять с ребенка любые взыскания.
   Тихий звон колокольчика заставил Муфалду поднять взгляд на стену. Оранжевый огонек. Ленивый взмах палочкой и вылетевший из стопки бланк заполняется связанным с картой пером, а отметка на карте гаснет. Муфалда дождалась окончания процесса и бросила заклинания дублирования. Не глядя бросила копию на стол, а оригинал привязала к ноге одной из сидевших на подоконнике дежурных сов и вернулась к булочкам.
   Часа через два в офис влетела взъерошенная птица. Увидев читающую какой-то роман Муфалду она гневно заклокотала и плюхнулась прямо перед ней.
   - Что случилось? Почему ты не отдала письмо? - увидев прикрепленный к ноге птицы конверт спросила Хмелкирк. Вместо ответа сова клюнула ее за руку. Муфалда вздохнула. Министерские птицы были выдрессированы так, чтобы вручать письмо только адресату или отправителю. Взыскание считалось наложенным на школьника только тогда, когда он получал об этом уведомление. Возможно тот решил не принимать письмо чтобы не быть наказанным? Такое изредка случалось, тогда сотрудник отдела злоупотребления магией обязан был вручить письмо лично.
   Муфалда отвязала письмо и накормила птицу. Так, какой там адрес? Литл-Уининг, Тисовая улица, дом N4, Гарри Поттеру. Гарри Поттеру? Хмелкирк лихорадочно засобиралась. Она встретится с самим мальчиком-который-выжил. Хм, возможно ей стоит слегка его пожурить и снять взыскание? Да, скорее всего так она и поступит.
  
   Муфалда была чистокровной волшебницей, ее знания о мире обычных людей исчерпывались курсом магловедения, который она прослушала больше двадцати лет назад. Поэтому Петунья, вернувшаяся из магазина с двумя сумками покупок легко опознала в ней ведьму. Магла в панике достала из кармана связку ключей и начала лихорадочно открывать замок. Как назло тот не поддавался. Ужас тети мальчика-который-выжил был связан с двумя исчезновениями Вернона, да, его находили в баре, но необъяснимые провалы в памяти и след укола после второй "пьянки" заставляли подозревать самое худшее. Тем более что один из коллег Вернона рассказал как за ним шел подозрительный человек, потом была вспышка и Дурсль исчез. Мало ли что придет в голову этим ненормальным?
   Тем временем Хмелкирк разглядела номер дома Дурслей и направилась к стоящей у двери женщине.
   - Добрый день! Здесь живет Гарри Поттер? - как можно приветливей сказала волшебница.
   Петунья удвоила усилия, в этот момент ключ в ее руках сломался, причем так что часть его осталась замке.
   - Позвольте, я вам помогу. Алохомора!
   Дверь поддалась на отчаянный рывок маглы и та чуть не упала. Восстановив равновесие Петунья рванула в дом и тут же закрыла за собой дверь. Магла схватила бейсбольную биту сына и заблокировала ею дверь и растерянно остановилась. Что делать? Звать полицию? Пока они приедут проклятая ведьма доберется до нее.
   - Простите, мне нужен Гарри Поттер! Я должна с ним поговорить!
   - Его тут нет!
   - Как нет? Он же тут живет.
   - Он не вернулся из Хогвартса, - Петунья пятилась, не сводя глаз с двери.
   - Откройте дверь.
   - Нет! Убирайся!
   - Алохомора! - но отпирающее заклинание не сработало.
   Муфалда попыталась достучаться до глупой маглы, но та не больше не отвечала. Пожав плечами чиновница стала обходить дом кругом. Аппарировать в дом она не могла так как не видела его изнутри, да и это могло быть опасно, дом мальчика-который-выжил обязан был быть защищен чарами. Тут волшебница остановилась и хлопнула себя по лбу. Ну конечно, есть же специальные чары, позволяющие засечь прячущегося поблизости волшебника. Выполнив заклинание, Муфалда узнала что она единственный маг в радиусе трехсот метров. Неужели Гарри сбежал чтобы избежать ответственности? Осуждающе покачав головой сотрудница отдела злоупотребления магией применила простейшие поисковые чары.
   - Указуй! - палочка закружилась в руке. Округляющимися глазами волшебница смотрела на результат. Из романов всемирно известного борца с нечистью и монстрами Гилдероя Локхорта она знала что это означает: объект поиска мертв. Шокированная ведьма вернулась на работу. Она и думать забыла о нарушении статуса секретности. Муфалда бросила измятый конверт в урну. Туда же отправилась копия предупреждения. Ей и в голову не пришло задаться вопросом кто колдовал в доме Гарри Поттера, раз уж он мертв.
  
   У Риты Скиттер был маленький секрет. По вечерам, после долгого трудового дня она любила посещать различные увеселительные заведения для волшебников. Там можно было услышать последние сплетни, понять куда ветер дует. А если напоить и затащить в постель какого-нибудь министерского чиновника, можно узнать такое... Анимаформа тоже выручала, но в облике жука невозможно взять интервью. Конечно пронырливая журналистка использовала далеко не всю информацию, что плыла ей в руки. От силы процентов десять. Тем не менее, это позволило ей стать одной из самых известных в волшебном мире журналисток.
   Сегодня она решила навестить кафе "Трилистник". Здесь собирались в основном чистокровные. Тихое, спокойное местечко. Как известно, в тихом омуте черти водятся. У Риты было предчувствие что тут ее ждет сенсация.
   В маленьком зале было полно народу. Похоже кто-то отмечал день рожденья. Рита села на первое попавшееся свободное место. За этим же столиком набиралась огневиски какая-то незнакомая ведьма. Прикончив бутылку она замахала рукой официанту. Через пять минут ведьма продолжила возлияния.
   Рита решила попробовать разговорить соседку. Язык у нее был подвешен профессионально, так что вскоре она была в курсе причины по которой та напивалась.
  
   Лорд Водеморт медленно приходил в себя. Он то всплывал из омута бессознательного, то вновь шел ко дну. Со временем просветы становились все ярче, возвращалось ощущение времени. Он ничего не видел и не слышал, может дело в том что у него не было ни глаз, ни ушей? Может у него вообще не было тела? Во время самого длинного периода ясности лорд совершил первое сознательное усилие. Он попытался ощутить магию. Магия была рядом. Буквально в шаге от него. Казалось достаточно протянуть руку и она послушно начнет выполнять его желания. Но как бы он не старался та не отзывалась. Его сознание вновь погрузилось во мрак.
  
   - Что это? - редактор Ежедневного Пророка бросил на свой стол последнюю статью Риты. Та стояла напротив, вытянувшись по струнке. - Мы не можем это опубликовать.
   - Но...
   - Никаких но! Это серьезное заявление! Без доказательств нас поднимут на смех! Мы серьезная газета. Мы не публикуем сплетни! - впрочем он тут же сменил гнев на милость. - Мне нужно подтверждение. Факты.
   - Какие еще факты?
   - Фото или источник, который сможет подтвердить твои домыслы. Все. Иди, работай!
  
   После того как редактор покинул свой офис в открытую форточку проскользнул маленький жучок. Он приземлился на входную дверь и замер там минут на пять. Убедившись что дверь закрыта (замочные скважины такие пыльные), Рита перешла в человеческое обличье. Журналистка достала из кармана флакон и отхлебнула содержимое. Ей часто приходилось пробираться куда-то тайком, поэтому зелье ночного зрения стало ее постоянным спутников. Дождавшись когда принятое средство подействует, она принялась обыскивать комнату. Через час она проглядела каждую бумажку, заглянула во все ящики, но так и не нашла того что ее интересовало. Оставался только встроенный в стену сейф, ранее спрятанный за картиной. В самом начале обыска Рита осторожно сняла все картины и убрала их в специальный бездонный мешочек, откуда нарисованные персонажи не могли сбежать и предупредить хозяина. Сейф она решила проверить последним так как на него могли быть наложены чары.
   Журналистка осмотрела стену и дверь сейфа. Стандартная руническая комбинация защита+сигнализация. Способ открытия - прикосновение волшебной палочки хозяина. Но если у вора есть в наличии предмет, зачарованный владельцем сейфа и "пустая" волшебная палочка, сейф можно открыть за пять минут. Рита справилась за две.
   Во мрак комнаты явилось несколько папок. Названия их были многообещающими. "Дамблдор", "Малфой", "Фадж" и еще десяток известных фамилий. Скиттер распахнула первую папку. В тот же миг кольцо, одетое поверх перчаток из драконьей кожи еле заметно засветилось, оповещая о срабатывании каких-то чар. Проклятый параноик! Рита быстро скопировала документы из первой папки и быстро сложила все в сейф, закрыла его, затем журналистка развесила по местам картины и вылетела в окно приняв облик жука. Когда ввалившийся в комнату охранник осветил палочкой все углы там уже никого не было.
  
   Содержимое папки не стоило измотанных нервов. Документы были любезно сложены в хронологическом порядке, снизу самые старые, сверху последние записи. Оказалось что редактор советовался с директором Хогвартса по самым разным вопросам. Гарри Поттер был одним них. Дамблдор утверждал что мальчик-который-выжил жив и здоров, а также спрятан от поисковых чар. Ниже шла переписка по заседаниям Визенгамота, великий волшебник использовал всю силу прессы, манипулировал общественным мнением чтобы склонить членов совета к принятию того или иного решения. К сожалению для Скиттер никакого компромата журналистка не нашла (может он был, но Рита не слишком хорошо разбиралась в политике).
   Скиттер пролистала папку до конца и разочарованно бросила бумагу в урну. Через несколько часов чары копирования развеются и не останется никаких следов ее проникновения в офис редактора. Ничего, она умеет ждать, до первого сентября осталось недолго.
  
   Вернувшись домой из похода по магазинам Джинни обнаружила среди своих книг особенную черную тетрадку. В ней жил мальчик по имени Том Реддл. По его словам он когда-то учился в Хогвартсе. Мальчик оказался очень внимательным и терпеливым, а еще он морально поддержал девочку. Том успокаивал ее когда старшие братья подлили ей в напиток зелье, от которого ее нос внезапно увеличился на тридцать сантиметров, пообещал научить проклятьям чтобы наказать шутников. Вообще с Томом можно было говорить о чем угодно. Ответы мальчика из тетрадки говорили о его остром уме и незаурядном взгляде на жизнь.
   По просьбе Тома Джинни вкладывала в тетрадь свежие газеты (мама выписывала Пророк и Придиру), а также несколько найденных в вещах отца магловских газет. После последних Реддл стал каким-то задумчивым. Иногда Джинни делилась с тетрадкой своими мечтами о Гарри Поттере. Узнав историю мальчика-который-выжил, Том пообещал помочь девочке завоевать его сердце.
  
   Я с тоской наблюдал за тем как ма переворачивает мои вещи, проверяя все ли я собрал. Разумеется вещи еще вечером уложила Тинки, и там было все необходимое, но мама решила сама убедиться. Перевернув бездонную сумку верх дном она убедилась что вещи на месте. Пришлось выгнать ее просьбой приготовить в дорогу бутербродов. Стоило ей уйти, как в комнате появилась эльфийка. Пару раз щелкнув пальцами она навела порядок.
   Надо заметить что она дико стеснялась появляться перед кем-либо кроме меня. Кажется даже пряталась от других эльфов. Тинки сильно подросла, теперь она была всего на голову ниже меня, черты лица стали еще больше походить на человеческие, наверное ее можно было бы принять за обычную девочку, если бы не огромные анимешные глаза и острые эльфийские уши. Эльфийские в смысле эльфов Толкиена, а не домовиков. Ее магическое ядро вмещало в пять раз больше магии, чем когда я с ней только познакомился. Экономя энергию она могла продержаться без "подзарядки" неделю, но предпочитала тратить магию и "заряжаться" каждый день.
   У меня были предположения что стало причиной ее "мутации". Да, домовые эльфы могут брать энергию у хозяев-волшебников, но, как правило их переключают на подпитку от родового места силы. Издавна маги находили места стремились поселится там, где колдуется легче. Маглы же чувствуют необъяснимую тревогу, иногда видят галлюцинации. Оказалось что в таких местах из-под земли вытекает магия. Если начать копать, то окажется чем глубже, тем сильнее поток магии. Поскольку таких мест немного, среди маги издревле конкурировали за обладание ими. Естественно у чистокровных было больше шансов завладеть источником магии, чем у маглорожденных. Со временем они научились подчинять силу источника, направляя часть ее в защитные чары своих домов и перекидывая на источник домовых эльфов. Домовики неспособны впитывать магию даже если она бьет широким потоком, поэтому специально для них были созданы родовые алтари. Как правило это огромная плита, установленная в месте силы, в которую вмурованы (простите за подробности) кости предков-волшебников. Да, таким нехитрым способом наши предки решили проблему обеспечения магией домовиков. Кровная связь между членами рода обеспечивает верность эльфов так как они чувствуют родство через магию. Конечно достаточно сильный волшебник не ощутит упадка сил от подпитки одного-двух эльфов, но тогда они будут подчиняться только ему, а не всем членам семьи. Это также стало причиной использовать родовые алтари.
   А как же Хогвартс? Эта поистине уникальное место. Площадь, на которой ощутим выход энергии более ста квадратных километров. Школа и Хогсмит находятся на окраине, на остальной части растет Запретный лес. Говорят в лесу настолько мощная магия, что даже волшебникам там опасно находиться. Основатели поселили в Хоге около двух десятков эльфов и обеспечили им подпитку. Неизвестно как им удалось обеспечить верность домовиков директору школы. Эльфы потихоньку размножались и со временем их стало слишком много. В итоге было принято решение отдавать лишних домовиков желающим. Сейчас любой желающий может обратиться к директору с просьбой купить эльфа, за символическую сумму тот не откажет. Переключаясь на подпитку от нового владельца, а затем и на родовой алтарь эльф гарантированно хранит верность новым хозяевам.
   Подозреваю что мана алтаря качественно отличается от маны волшебника. Возможно это тоже стало причиной, по которой эльфов переключают на родовые алтари. Пока я жил в Хоге у меня такой возможности не было, да и самой Тинки похоже удобнее получать ману от мага. Дом в Лондоне расположен в самом обычном месте, вдали от естественных источников магии, все же папа был маглорожденным. Конечно у деда на острове есть свой источник магии, но из-за расстояния нерационально переводить на него Тинки, ведь она нужна мне здесь, в школе.
  
   На всякий случай Добби дежурил возле входа на платформу 9 Ў. Гарри Поттер так и не появился до момента отправления поезда, так что эльф со спокойной совестью вернулся в поместье Малфоев, решив что мальчик-который-выжил в этом году не едет в Хогвартс. Рон Уизли, ставший последним школьником, переступившим через барьер между платформами девять и десять, понятия не имел от какого вопиллера уберегло его решение Гарри Поттера прибыть через камин в полной маскировке. (Спойлер: ничего, у него еще будет такая возможность.)
  
   Рита Скиттер лично пробралась на поезд и нашла купе с Гарри Поттером. Некоторое время понаблюдав за школьниками, журналистка вылетела в окно. Сенсации не случилось, но она будет по возможности держать руку на пульсе директора школы, и при первой возможности сделает все чтобы спустить великого волшебника на грешную землю.
  
   Дамблдор нервно теребил в руках парочку. Сегодня истек ровно год с того момента, как Гарри Поттер покинул дом своей тети. И сегодня пала магическая защита, установленная им на тот дом. Отправленные на поиски соратники по Ордену Феникса вернулись ни с чем, правда судя по косвенным данным они не особо искали. И если подобное можно было ожидать от Мундунгуса Флетчера, то побег Северуса на магловский курорт стал буквально ножом в спину. Снейп даже посмел нагло лгать в лицо как он мужественно разыскивал Гарри в магловском Лондоне, но директор был слишком хорошим легилиментом, чтобы его остановили щиты оклюменции профессора зелий.
   Великий волшебник чувствовал что теряет доверие и уважение своих самых близких сторонников и друзей и никак не мог понять что стало тому причиной. Несколько инцидентов в прошлом году пошли на благо школы - благодаря увеличенному финансированию штат был расширен, закуплены новые книги и расходные материалы, обновлены метлы, используемые в обучении полетам. Самое неприятное - Минерва не хотела смотреть ему в глаза. Неужели она боится что он залезет ей в голову? Спраут и Флитвик демонстративно таскали поверх одежды амулеты блокирующие ментальную магию. Боунс и Кингсли, на них он больше всех надеялся в деле поиска мальчишки, сухо сообщали о безуспешных поисках.
   Дамблдор насыпал немного корма своему фамильяру.
   - Фоукс, как бы я хотел чтобы мои подозрения насчет шрама Гарри оказались неверны. Но если это действительно крестраж...
  
   Макгонагл перехватила Снейпа буквально на выходе из школы.
   - Северус, ты куда?
   - Директор дал мне поручение. - декан Слизерина всем своим видом показывал нежелание продолжать разговор.
   - Твое задание случайно не связано с Гарри Поттером?
   - Предположим. И что?
   - Ты недавно вернулся, поэтому тебя никто не предупредил. В общем мы его нашли еще летом.
   - Что? Почему ты не сказала директору?
   - По дороге расскажу, пошли в сторону Хогсмита, - Минерва увлекла за собой Снейпа. -Альбус с самого начала знал где он.
   - Как это?
   - Оказывается перед каникулами Дамблдор посоветовал Гарри спрятаться, сменив внешность магловскими способами. И даже выдал пару артефактов, чтобы было легче затеряться, а также записку с инструкцией.
   - Зачем?
   - Хороший вопрос. Версии колеблются от он сошел с ума до он над нами издевается. Тебе какая больше нравится?
   - Бред. Погоди, я пытался найти его поисковыми чарами и зельями, результат ноль. Может он так проверял эффективность сбивающих поиск чар?
   - Если так, то это слишком жестоко по отношению к нам.
   - Да... а как его все-таки нашли?
   - Кингсли убил кучу времени на сбор и просмотр воспоминаний тех кто был на Кинг Кросс в день отъезда школьников. Он обнаружил ребенка, замаскированного чарами отвлечения внимания. Оказалось что мальчик направлялся в Гринготс. Боунс выбила ордер чтобы гоблины выдали информацию по этому клиенту. Так мы и нашли Гарри.
   - Значит с Поттером все в порядке?
   - Он даже общался со своими однокурсниками на каникулах, по его признанию это было лучшее лето в его жизни. Дело в том что его родственники, маглы, не слишком хорошо к нему относились. Его кормили и предоставляли кров, но Гарри не любили. Представляешь, его даже наказывали за случайные выбросы магии! Возмутительно!
   - ... - Снейп вспомнил некоторые моменты своего детства.
   - Боунс вызывала дядю мальчика на допрос. Она выяснила что Вернон Дурсль (так его зовут) ненавидит магию, магов и все с этим связанное. Амелия посчитала что Гарри лучше прожить лето в гостинице, тем более что мы (после того как его нашли) там за ним присматривали. Также было решено прекратить поиски и ничего не говорить директору.
   - Ясно. Спасибо что предупредила. Пойду за мальчишкой, пора прекратить этот балаган. - дойдя до границы антиаппарационного барьера Снейп телепортировался в Лондон.
  
   Декан Слизерина прибыл на Кинг Кросс почти перед самым отправлением поезда. Профессор пробежался по всему составу, заглядывая в каждое купе. Пришлось раздать несколько замечаний ленивым старостам, приструнить братьев Уизли, собиравшихся накормить зеленых первокурсников своими поделками. Снейп разогнал по разным купе чуть не устроившую драку компанию, парой взмахов палочкой помог какой-то девочке занести огромный чемодан. В итоге пока Северус дошел до купе, где устроился Поттер, поезд тронулся и даже успел покинуть Лондон.
   - Добрый день!
   - Здравствуйте, профессор, - ответили дети, настороженно переглядываясь.
   - Поттер, тебя хочет видеть директор. - Снейп вытащил из кармана зажигалку. - Портус. Берись за портключ.
   - А что такое портключ? - спросила Гермиона.
   - Портключ это предмет, с помощью которого можно мгновенно переместиться в другое место. В данном случае эта коробка перенесет нас к границе Хогвартса.
   - Хорошо, я сейчас соберу свои вещи, - Поттер встал.
   - Твои вещи доедут до школы на поезде, затем домовики доставят их в общежитие.
   - А кто такие домовики? - снова Гермиона.
   - Если тебе интересно, Грейнджер, можешь поискать в библиотеке информацию о домовых эльфах или сходить пообщаться к ним на кухню. Поттер, я долго еще буду ждать?
   - Что я должен делать, профессор? - мальчик подошел к преподавателю.
   - Прикоснись к зажигалке. Готов?
   - К чему?
   - Три, два, один. - Гарри и Снейп исчезли из купе.
  
   Гарри почувствовал как его сдавливает со всех сторон и одновременно с этим он теряет способность ощущать где верх и низ. К горлу подступила тошнота. В следующее мгновение он вернулся в привычный мир и не удержался на ногах.
   - Вставай, Поттер, директор ждет, - Снейп схватил его за руку, помогая подняться.
   - Можно мне чуть-чуть полежать, - простонал мальчик.
   - Будешь лежать на траве - простынешь. Давно не был в больничном крыле?
   Гарри шел за профессором не обращая внимания на окружающий мир. Более менее он пришел в себя только оказавшись возле какой-то каменной горгульи.
   - Лимонные дольки, - морщась назвал пароль Снейп. Этот пароль директор традиционно использовал в первый день каждого нового учебного года.
   Гарри хотел было спросить при чем тут сладости, но тут статуя задвигалась и перед ними появилась винтовая лестница. Они поднялись по ней. Снейп открыл обнаружившуюся в конце лестницы дверь и они вошли в чей-то кабинет. Переступив порог, мальчик увидел его владельца. Директор Дамблдор обернулся и выронил книгу из рук.
   - Гарри, с тобой все в порядке? Где ты был?
   - В поезде. Ух ты, ничего себе, - мальчик увидел феникса. Перья птицы горели огнем, переливались мириадами огней. Словно красуясь, Фоукс прошелся по насесту и расправил крылья, не забыв издать протяжную трель.
   - Спасибо, Северус, можешь идти. - директор быстро взял себя в руки. Сейчас он расспросит мальчишку и проверит как там крестраж. Для последнего свидетель ему был не нужен, поэтому он и отослал декан Слизерина. - Я вижу, тебе понравился Фоукс.
   - Можно его потрогать?
   - Если хочешь, можешь его погладить.
   Гарри подошел к птичьему насесту и осторожно прикоснулся рукой к перьям. Феникс курлыкнул и потерся о руку. Дамблдор наблюдал за действиями мальчика затаив дыхание. Похоже Поттер не испытывал никаких проблем от контакта с волшебной птице, наоборот, ему доставляло удовольствие общение с ней. Если бы Гарри находился под влиянием темной магии, феникс не стал бы ластиться к ребенку. Похоже, непонятный сгусток злой энергии в шраме никак не повлиял на Поттера.
   - Мальчик мой, где ты провел каникулы?
   - Я сделал все как вы сказали, профессор. Воспользовался амулетами, которые вы мне дали, добрался до Гринготса, поменял галеоны на фунты, вернулся в магловскую часть Лондона, замаскировался под обычного ребенка и жил все лето в Дырявом Котле. Меня навещал Невилл, я ходил в гости к однокурсникам, живущим в Лондоне. Было здорово! Больше всего мне нравилось то, что никто не узнавал во мне мальчика-который-выжил. Вот ваши амулеты, профессор, только они почему-то больше не работают. - Гарри вытащил из кармана пару тусклых кристаллов на длинных цепочках.
   Директор сконцентрировался, пытаясь ощутить исходящую от них магию. Какой-то слабый отклик был, но ничего серьезного. Взяв один из амулетов Дамблдор аккуратно прикоснулся к нему палочкой и тут же разочарованно бросил его на стол. Амулет вышел из строя из-за того что для его изготовления использовали обычное стекло. Дешево, эффективно и недолговечно. Ни один уважающий себя артефактор не станет работать с таким материалом.
   - Мальчик мой, что ты имел ввиду под фразой "я сделал все как вы сказали"?
   - Э-э, - Гарри почесал голову. Тут он вспомнил вступительную речь директора в прошлом году. И то как однокурсники сплетничали будто Дамблдор немного безумен. Поттер заново окинул собеседника взглядом. Кто-то ему говорил что директору больше ста лет. Что с ним? Маразм? Болезнь Альцгеймера? А может и то и другое? Тетя Петунья очень любила мыльные оперы и Гарри иногда смотрел их вместе с ней. Герои сериалов часто страдали от различных расстройств памяти. Какие там были симптомы?
   Пока Поттер думал директор потерял терпение и по привычке применил легилименцию. Порой политические противники пытались распускать про великого мага различные слухи, но то, что он увидел в мыслях Гарри буквально сбило его с ног. Мальчик на полном серьезе считал его сумасшедшим и хотел затащить его в больничное крыло! Почему? Поттер считает что именно он, Альбус, надоумил его провести лето в Лондоне... Директор бесцеремонно просмотрел воспоминания мальчишки.
   - Больно, - Гарри зашатался, оперся руками о стол. - Что со мной?
   Дамблдор мысленно выругался. Похоже он перегрузил хрупкий разум ребенка, заставляя его вспомнить события лета. Директор вытащил из шкафа склянку с золотистым содержимым, добавил несколько капель в стакан воды и протянул мальчику.
   - Прости, Гарри, произошло ужасное недоразумение. Вот, выпей, станет легче.
   Поттер принял предложенную жидкость и сделал глоток. Боль и головокружение отступили.
   - Обливейт! Ты отдал мне амулеты и рассказал как провел лето. - директор решил немного подкорректировать память Гарри, все же трудно быть наставником если ученик считает тебя сумасшедшим. - Гарри!
   - Да? - очнулся Поттер.
   - Мальчик мой, в волшебном мире есть масса способов выдать себя за другого человека. Амулеты, меняющие внешность, оборотное зелье, чары иллюзии. Проверить действительно ли перед тобой тот человек, кого ты видишь можно лишь задав вопрос, ответ на который знаете только вы двое. В следующий раз спроси у меня какой я люблю чай. Правильный ответ зеленый чай с мятой.
   - Хорошо, профессор, думаете что кто-то может притвориться вами?
   - К сожалению от этого даже я не застрахован. - директор развел руками перед тем как сменит тему. - Как твой шрам на лбу? Он не доставлял летом проблем?
   - Нет. Знаете, профессор Дамблдор, раньше он иногда болел и воспалялся, но вот уже больше полугода ничего такого не было. Мне кажется что он окончательно затянулся. - мальчик отвел челку, обнажая еле заметную отметину.
   - Посиди немного, я проверю так ли это.
   Гарри некоторое время наблюдал как директор водит в воздухе палочкой, вырисовывая сложные узоры. С каждым тестом Дамблдор успокаивался. Крестраж неактивен. Нет следов темной магии. В шраме вообще нет магии. Неужели он тогда ошибся? Магия крови, вероятно использованная Лили Поттер, дала схожий магический отклик с темной магией Вольдеморта и он принял остаточный след за крестраж? Все это время директор думал что мальчик-который-выжил обречен, ломал голову как сделать так чтобы Гарри пожертвовал собой, а теперь выясняется что это не нужно. Он чуть было не совершил непоправимую ошибку. Великий волшебник встретился глазами с Поттером.
   - Шрам больше не будет тебя беспокоить и со временем окончательно исчезнет, - сказал директор. - Можешь сейчас пойти в общежитие Гриффиндора или прогуляться по замку. Около восьми вечера начнется приветственный ужин.
  
   Директор отдавал последние приказания домовикам, когда следящие чары на горгулье сообщили о приходе посетителей. Он спустился к ним и открыл находящийся рядом кабинет. Здесь проходили собрания учителей. Когда деканы факультетов расселись вокруг круглого стола в центре комнаты, Дамблдор заговорил.
   - Прошу прощения за то, что отвлекаю вас от подготовки к приему учеников, но сегодня я узнал нечто очень неприятное, в связи с чем и решил провести это собрание.
   Преподаватели молча переглянулись.
   - Северус сегодня привел ко мне Гарри Поттера. Для тех кто не в курсе - мальчик в порядке, он провел лето в Лондоне, жил в гостинице. - Дамблдор внимательно следил за реакцией. Они знали! Знали и молчали! - Похоже для вас это не новость.
   - Альбус... - мягко начала Минерва.
   - Потом, - мотнул головой директор. - Сначала избавлю вас от лишних сомнений. Я, Альбус Вульфрик Персиваль Дамблдор, клянусь своей магией и жизнью что не давал указаний Гарри Поттеру проводить лето в Лондоне, я не знал где он находился до сегодняшнего разговора с ним, не говорил с ним наедине в конце прошлого учебного года и тогда же не писал ему записку.
   От мощной волны магии все присутствовавшие вздрогнули.
   - Люмос. - палочка в руках директора засветилась. - Как видите, я все еще волшебник. Я действительно не знал где находился Гарри.
   - Тогда кто его надоумил спрятаться? - спросила Макгонагл.
   - Не знаю. Мало ли способов выдать себя за другого? Оборотное зелье, чары, амулеты. - директор посмотрел ей в глаза. - Меня больше всего беспокоит вот что: почему никто из вас не подошел ко мне и не высказал все напрямую? Вы могли подумать что я сошел с ума, что я над вами издеваюсь, да что угодно, но вы должны были прийти ко мне и объясниться!
   - А зачем? - спросил вдруг Флитвик. - Ты же никогда с нами не считаешься, Альбус. В прошлом году ты зачем-то притащил в школу философский камень, проигнорировал наши возражения по поводу безопасности. В этом году - нанял пустозвона Локхарта. Ты никогда не принимаешь во внимание наше мнение.
   - Неужели вы все так считаете?
   Преподаватели неуверенно переглянулись перед тем как кивнуть.
   - Хорошо, я понял. - директор немного помолчал. - Я слишком часто игнорировал ваше мнение и не объяснял мотивы некоторых своих поступков и теперь вы мне не до конца доверяете. Кто-то ловко воспользовался недопониманием среди нас и вот результат. Вижу что даже после моей клятвы остался неприятный осадок. Похоже нам стоит все хорошенько обдумать.
  
   От непрекращающегося щебета девчонок у меня уже болела голова. Сколько можно болтать? Набившееся в мое купе хаффплаффки обсуждали каникулы, моду, мальчиков, тряпки, косметику, однокурсников... И ладно бы они просто обсуждали это между собой, я б наколдовал купал молчания да почитал в уголке книжку, нет, периодически они цеплялись ко мне с тем или иным вопросом. Не выдержав, я сбежал из купе. Куда бы податься?
   - Кей, ты чистокровный? - обернувшись я увидел Гермиону Грейнджер.
   - Здравствуй. Мои родители волшебники, если ты об этом. - ответил я.
   - Можно задать тебе несколько вопросов? - девочка выглядела смущенной.
   - О чем?
   - Ну... я хотела кое-что узнать. - она отступила на шаг назад. - Давай поговорим в купе.
   - Ладно, - я пошел за ней.
   Гермиона привела меня в пустое купе. Оказалось, в этом купе ехала Грейнджер, Поттер и Лонгботтом. Внезапно явился Снейп и забрал Гарри, сказав что о его вещах позаботятся домовые эльфы. Девочке стало интересно кто это, и она набросилась на единственный доступный источник информации - Невилла. Тот долго не выдержал (прям как я в компании хаффплаффок) и сбежал.
   - Так тебя интересуют эльфы? Они магические существа, неспособные самостоятельно впитывать рассеянную в окружающем мире магию. Служат волшебникам.
   - Рабство это неправильно!
   - Где ты видишь рабство, Грейнджер? Волшебники платят магией. Эльф без хозяина как рыба без воды. Долго не проживет.
   - Ты не понимаешь!
   - Прости, Гермиона, меня ждет Сьюзен. Если хочешь, можешь пойти со мной. - я смылся пока она не начала толкать изобличительную речь в духе Карла Маркса.
  
   Неужели и я тоже так выглядел в прошлом году? Стайка испуганно-восторженных первокурсников во все глаза глядела во все стороны. Маккошка положила на спинку стула посреди зала шляпу и та спела свою новую песню. Началось распределение.
   Судя по лицам деканов в школе не все ладно, директор выглядел очень усталым и измотанным.
   Улыбчивый блондин, одетый по последнему писку моды, играл роль придворного шута. Он что-то рассказывал Снейпу, активно жестикулируя. Это что, Локхарт? Кажется, у меня в ближайшее время будут гости в лице Ида, требующего убрать павлина из школы.
   После распределения Дамблдор поздравил всех с началом учебного года и представил нового учителя защиты. Выяснилось, что писатель будет работать с первыми тремя курсами. На этот раз не было упоминаний о Запретном коридоре, видимо оттуда убрали все ловушки.
   Праздничный ужин был вкусным, но не слишком полезным. Удалив с помощью эванеско тыквенный сок, я наполнил свой стакан водой. Надо будет попросить Тинки делать мне чай.
  
   Сердце Джинни рвалось из груди. Мечта сбылась, шляпа отправила ее на Гриффиндор, поближе к суженному. Первый шаг сделан, теперь надо познакомиться с ним. Том советовал не спешить, вначале узнать об увлечениях парня, как он обычно проводит время. От братьев она знала, что ее герой член квиддичной команды факультета. В семье Уизли дети учились летать с семи лет, и девочка не была исключением из этого правила. Может быть, Гарри тоже любит наслаждаться ощущением свободы во время полета? Джинни зажмурилась, представляя как она летит вдвоем с Поттером на одной метле и тут же помотала головой. Рано. Но так хочется стать к нему поближе...
  
   С первых уроков мы все почувствовали возросшую нагрузку. Особенно зверствовал Снейп. Он устроил контрольную по прошлому году, стал в начале каждого урока проводить блиц-опросы по компонентам зелий, щедро снимая баллы с незнаек.
  
   Новый преподаватель ЗОТИ оказался некомпетентным идиотом. По расписанию занятия проводились одновременно у Равенкло и Хаффплаффа. Проведя перекличку Локхарт поинтересовался все ли мы купили его книги. Получив отрицательные ответы, он покачал головой и заявил что книги нам всем нужны обязательно. Видимо, чтоб мы лучше поняли это, Гилдерой устроил нам тест по своим книжкам. Интересно, как в жизни мне поможет знание его любимого цвета или идеального подарка для него?
   Не зная правильных ответов я писал первое что приходило в голову, вдруг угадаю? Сидевшая рядом Сьюзен заглянула в мой листок и захихикала. Моя соседка оказалась одной из немногих девчонок, кому не вскружила в голову модельная внешность преподавателя и ореол его славы.
   Что же сделать с Гилдероем Локхартом? Может пожаловаться на него в Совет попечителей школы? Дескать, наживается на школьниках, заставляя покупать свои книжки, сам ничему не учит. Нет, слишком просто и скучно. Интересно, каковы его реальные навыки?
   Собрав наши ответы, учитель огорчился, видя, что никто не смог ответить на все вопросы правильно. Минут десять он превозносил свою исключительность, а затем вдруг сказал, что нам предстоит узнать на своей шкуре насколько важно владеть защитой от темных искусств. Стоявшая на его столе накрытая тканью клетка оказалась полна корнуэльских пикси. Локхарт открыл клетку, а затем стал пятится к выходу. Пикси рванули на свободу и устроили в классе полный хаос, под шумок Гилдерой исчез. Попасть заклинанием по маленькой верткой цели очень сложно, пытаясь защититься однокурсники кидались проклятьями, зачастую поражая друг друга. Я затащил Сьюзен под парту, благо мы сидели в самом конце класса.
   - Если не получается попасть в цель, стоит попробовать чары, бьющие по площади, - подсказала Сьюзен. - Так говорит моя тетя.
   - Ты знаешь что-нибудь подходящее?
   - Тетя показывала мне несколько боевых заклинаний, но ими можно задеть других.
   - Давай посмотрим что есть в учебнике про пикси, - я выглянул из-под парты и схватил книгу со стола. - Так, эти летуны любят все блестящее, питаются ягодами, строят гнезда или селятся в дуплах деревьев, - я перелистнул страницу. - На зиму впадают в спячку. Это то, что нужно! Если мы достаточно остудим воздух в помещении, то они все вырубятся.
   - Я не знаю подходящих чар, - покачала головой Сьюзен.
   - В моей записной книжке есть, - я вытащил из кармана маленькую тетрадку и увеличил ее. - Вот, чары заморозки.
   - Ты не сможешь охватить ими всю комнату, - скептически сказала девочка.
   - Мы же хотим заморозить только пикси, а не класс, - ответил я. - Смотри, тут выше сказано, что они любят всякие блестящие вещички. Помнишь, на острове мы игрались с заклинанием фейерверка? Запусти его под потолок, чтобы туда слетелись пикси, а я ударю заморозкой.
   - Давай попробуем. - Сьюзен тихо прошептала нужное заклинание. Пикси действительно бросились вверх, увидев разноцветные огоньки. Я тут же использовал чары охлаждения. Маленькие летуны посыпались вниз как переспелые яблоки. Несколько штук не попало под раздачу, но видимо у них был развит инстинкт взаимопомощи, поскольку оставшиеся пикси слетелись к своим павшим собратьям. Увидев неподвижные цели наши однокурсники тут же вырубили их проклятьями.
  
   - Альбус, ты должен его уволить! - набросилась на директора Минерва.
   - Кого уволить? - Дамблдор оторвался от статьи в журнале "Магия сегодня", в которую он пытался вникнуть последние сорок минут. Автор доказывал возможность необратимой трансмутации свинца в серебро, мешая собственные философские размышления с зубодробительными формулами.
   - Локхарта!
   - Что случилось? - директор с сожалением отложил американский журнал.
   - Он выпустил на в класс стаю пикси, обронил волшебную палочку и сбежал из кабинета, оставив детей на растерзание опасным тварям.
   - Какой может быть вред от пикси? Они же совсем безобидные. - удивился директор.
   - Половина второго курса Гриффиндора и Слизерина отправились в больничное крыло, плюс разгромленный класс, без единого целого стула или стола. Нам, конечно, увеличили финансирование, но не до такой же степени, чтобы делать капитальный ремонт в первую неделю учебы?
   - Минерва, я обязательно во всем разберусь.
   - Нет, Альбус, ты уволишь его! Прямо сейчас! - твердо сказала Макгонагл.
   - Я не могу его уволить, - ответил директор.
   - Почему? Моррисон отлично справляется, в прошлом году он преподавал у всех семи курсов.
   - В контракте Локхарта есть условие что в случае увольнения он получит компенсацию. Сумма такова, что мы не можем себе этого позволить.
   - Как ты мог на такое согласиться?
   - Гилдерой известен своими подвигами, я точно знаю: его книги основаны на реальных событиях. Я надеялся, он снимет проклятие с должности ЗОТИ.
   - Нет никаких доказательств, что это проклятие существует!
   - Оно точно существует в головах людей, - развел руками директор. - Какими бы странными нам не казались методы Локхарта, стоит дать ему шанс.
   - Из-за него Поттер будет каждую неделю посещать больничное крыло! И Помфри запретила ему полеты!
   - Так вот в чем дело, ты боишься что твой факультет не сможет выиграть квиддичный кубок, - улыбнулся директор. - Уверен, на твоем факультете найдутся способные занять его место в команде.
  
   Как выяснилось, нам еще повезло на ЗОТИ. Всего-то разорванные книги и тетради, испорченная одежда и прически у девчонок. Второму курсу грифов и слизней досталось намного больше - несколько учеников даже загремело в больничное крыло. Оказалось что на их уроке Локхарт не успел вовремя ретироваться, пикси отобрали у него палочку. Фейки колданули так, что все стоявшие на подоконниках комнатные растения начали очень быстро расти и нападать на присутствующих. Однокурсников спас Малфой, как выяснилось он владел чарами увядания. Ему повезло сесть у входа в класс. Драко мог бы сбежать, но предпочел помочь однокурсникам. Его прихвостни, Кребб и Гойл буквально вырывали других детей из ветвей растений. Гринграсс, покинувшая класс одной из первых, тут же отправилась за помощью к декану Слизерина. Ужас Подземелий по дороге к кабинету ЗОТИ наткнулся на Маккошку. Когда Макконагл и Снейп прибыли на место происшествия пикси уже и след простыл, наверное вылетели в разбитое цветами окно. Мальчику-который-выжил растения сломали несколько ребер, одно из которых проткнуло легкое. Говорят Маккошка бесилась больше всего из-за того что Помфри приказала Поттеру на полгода забыть про квиддич.
   Самое странное Локхарта никто не обвинял в том что дети пострадали, все словно забыли кто истинный виновник происшествия. Впрочем, в Хоге ученики частенько получали травмы на уроках: падали с метел, обжигались зельями, скорее всего преподаватели посчитали инцидент с пикси обычным делом.
   Новость про временное исключение Поттера из факультетской сборной была номером один дня три. В конце концов даже мне стало интересно почему ему на самом деле запретили летать, ведь полученные им травмы в магическом мире лечатся довольно быстро, Гарри не пролежал и недели в больничном крыле. В медицинской карте мальчика было отмечено что он страдает от постоянного магического истощения. Медсестра предположила что в этом виноваты растения, но почему тогда остальные дети не показывают признаков магического истощения? Надо будет присмотреться к Поттеру.
  
   На истории магии я специально сел недалеко от мальчика-который-выжил. Бинс с рассказывал о преследованиях ведьм в средние века. Изредка любопытные ученики задавали вопросы.
   Устроившись поудобнее, я начал медленно изменять спектр собственного восприятия. Шрам Поттера казался самым обычным, и чего столько шума вокруг него? Да, у Гарри действительно было магическое истощение, и не слабое, как написано в медицинской карточке. Я собрал немного маны из окружающей среды и выплеснул в сторону Поттера. Сидевшая рядом с Гарри Гермиона никак не отреагировала, а вот с мальчиком случилось что-то странное. Его тело буквально поглощало магию, особенно сильно это было заметно в районе головы.
   Волшебники не страдают от болезней маглов. Опасны только магические заболевания, то есть тем или иным способом влияющие на магию или критические повреждения тела. Источник нашей удивительной стойкости в магии. Каждый человек хочет быть здоровым и жить долго. Порой мы подсознательно само исцеляемся даже не замечая этого. Должно быть у Поттера серьезные проблемы со здоровьем, если его тело так активно выкачивает магию из ядра. Неудивительно что Помфри прописала Гарри зелья-энергетики и запретила полеты. Зелья, конечно, лучше бы заменить медитациями, "вручную" собирать недостающую ману, но большинству магов этот навык неизвестен. В любом случае, жизнь Поттера вне опасности, медиковедьма проверяет его состояние каждую неделю и в случае ухудшения сразу забьет тревогу.
  
   Желание избавиться от Локхарта постепенно превращалось в навязчивую идею. Его дурацкий выпендреж дико раздражал. Постоянные ссылки на книги с описанными подвигами, розыгрыши героических сценок. Вместо учебы на ЗОТИ была какая-то дикая помесь театра абсурда и цирка. В роли клоунов побывали почти все ученики. Стоит отметить что многим нравилось такое времяпрепровождение, в конце концов валять дурака всегда приятнее чем учиться.
   Я начал подготовку с изучения противника. У Локхарта было довольно мощное магическое ядро. Вот только почему-то стоило ему начать колдовать выходила фигня. Он умудрялся произнося название одного заклинания выполнить нечто совершенно другое. Что это: полная некомпетентность или удивительный контроль? Чтобы познакомиться с ним поближе, я взялся за чтение его книг. С точки зрения маглов это было средненькое юмористическое фэнтези с брутальным героем в главной роли. Из интереса я поискал некоторые заклинания, упомянутые Локхартом, и нашел массу не стыковок. Какие-то чары вообще не существовали, какие-то применялись совершенно не так и не в тех условиях, что были описаны. Впрочем, если он как-то умудрился преобразовать собственную одежду в рыцарские доспехи, произнеся простейшее заклинание Протего...
   За два месяца занятий я так и не смог понять мошенник он или по-настоящему умелый волшебник. Узнать это можно было только проверив его в бою. Сражаться с ним я решил с помощью артефактов. Проектор прикроет засаду и создаст иллюзию нападающего, в то время как размещенные в нужных местах артефакты будут выпускать лучи заклинаний. Разумеется я запишу сражение на кристалл чтобы потом была возможность изучить схватку со всех сторон. И не важно что это будет бой с тенью.
  
   Во время обеда ко мне подлетела чья-то сова с запиской. И почему волшебники выбрали такой дурацкий способ отправлять почту, при том что имеют кучу заклинаний, позволяющих передавать сообщения, делать из само доставляющимися. "Встретимся сегодня в пять в коридоре на третьем этаже, возле картины с водопадом. Есть дело. Д.М."
   В назначенное время я пришел в указанное место. Там меня уже ожидал Драко. Малфой был без своих телохранителей. Он приглашающе открыл дверь в заброшенный кабинет.
   Привет. Заходи, не хочу говорить в коридоре.
   Интересно, что ему нужно? Сейчас узнаю.
   - Здравствуй, Драко. - похоже эту комнату давно не использовали. - Зачем я тебе понадобился?
   - Вот. - Малфой протянул мне запечатанный конверт. - Отец попросил передать это тебе. Бери.
   Я осмотрел конверт в руке слизеринца. На нем что-то было написано. Я расслабился и постарался ощутить нет ли на нем каких-либо чар. Похоже это обычная бумага, магии нет.
   - Покажи надпись, - попросил я Малфоя. Тот удивленно поднял бровь, но подчинился. Письмо оказалось адресовано деду. Любопытно. Мне казалось что никто в Англии не знает из какого я рода. - Открой конверт.
   - Зачем? Это письмо не тебе, ты должен его передать своему родственнику. Папа сказал чтобы я не смел его открывать.
   - Тогда оставь конверт себе, - я пожал плечами. Даже если на конверте нет магии, внутри может быть много чего опасного для получателя. Яд, вирус, печать подавления магии (эту штуку невозможно обнаружить магическим восприятием).
   - Рара не стал бы вкладывать в письмо проклятье! Это подло!
   - Тогда открой конверт.
   - Я не должен этого делать. - Малфой стоял на своем.
   - Был рад тебя увидеть, Драко. Пока, - я развернулся и пошел к выходу.
   - Стой! Ладно, я открою. - слизеринец нарочито медленно надорвал край конверта. Я наблюдал за происходящим по максимуму расширив собственное восприятие. Ловушки не было. Не церемонясь я забрал листок из рук однокурсника.
   После приветственных расшаркиваний Малфой-старший перешел сразу к делу. Ему был нужен довольно мощный артефакт. Негатор маны. Подобные вещи были большой редкостью в магическом мире, слишком мало было тех, кто обладал нужными для их изготовления знаниями. В Англии официально было запрещено владеть подобными артефактами, тем более их создавать. Поэтому неудивительно что цена их была заоблачной. В качестве оплаты Люциус Малфой предлагал сто тысяч галеонов. Соблазнительно. Собственных денег у меня почти нет, просить в долг у деда или ма я не хочу, ведь тогда они неизбежно начнут задавать вопросы: зачем тебе деньги, на что потратишь. А мне так хотелось поработать с нормальными материалами, реализовать парочку собственных идей... Думаю часть оплаты можно взять редкими материалами, да и предложенная цена скорее всего занижена.
   - Скажи отцу что я передам заказ, ответ скорее всего будет положительным, но, возможно, то что ему нужно будет стоить дороже. Встретимся здесь завтра в это же время, получишь листок с протеевыми чарами для связи. Передашь его отцу, пусть наши предки сами договариваются.
   Драко только и оставалось кивнуть.
  
   Люциус Малфой давно хотел избавиться от метки Пожирателя Смерти. Вернется лорд или нет неизвестно, но за прошедшее с его исчезновения время он уже тысячу раз пожалел что когда-то присоединился к Воландеморту. Клеймо жгло гордого аристократа. Если бы не оно он мог бы уехать из Англии когда Темный Лорд совсем сошел с катушек. Кто в здравом уме станет гоняться за грязнокровками, рискуя напороться на шальное проклятье? Кто, имея на руках экономические рычаги, опустится до роли палача? Если бы Люциусу предоставили необходимые ресурсы (а они были, ведь большинство Пожирателей происходили из богатых чистокровных семей, имели голоса в Визенгамоте), он бы давно захватил власть в Англии. Министерство Магии - колосс на глиняный ногах. Вполне реально было продавить нужные законы, втихомолку уволить грязнокровок, выдавить Дамблдора с занимаемых постов.
   Да, Малфою удалось избежать Азкабана. Но доверие к нему было потеряно. Люциусу часто приходилось слышать завуалированные намеки что Пожирателей под Империусом не бывает. Большинство бывших соратников напротив считало его предателем. Малфой уехал бы из страны чтобы начать новую жизнь, но тогда в случае возвращения Темного Лорда его бы ждала смерть.
   Люциус предпринял множество попыток избавиться от метки. Безрезультатно. Кое-что он все же не пробовал. Как-то знакомый контрабандист посетовал что у него конфисковали весь груз, в том числе и самое ценное - негатор маны. Узнав о том что это такое, Малфой тут же захотел его испробовать. Дело в том что негаторы разрушали абсолютно все чары в пределах своего действия. Они могли избавить от родового проклятья или разрушить любую защиту. Магические существа погибали если попадали под удар негатора, а маги лишались способности колдовать примерно на неделю. Способ создания негаторов хранился в строгом секрете, лишь немногие артефакторы были способны их создавать.
   Люциус посулил контрабандисту кучу денег за негатор, но через некоторое время того убили. Задействовав все связи, Малфой так и не смог получить нужную вещь. И тут к нему обратился один из "бывших" Пожирателей, некто Адам Стоун. Ему срочно были нужны деньги. За семьсот галеонов Адам рассказал у кого можно заказать нужный артефакт. Оказалось что Стоун пятнадцать лет назад подбивал клинья к ведьмочке по имени Аманда Морроу, происходившей из семьи потомственных артефакторов. По неизвестной причине отцу девушке не понравился ее кавалер, о чем он заявил лично. Позже Адам выяснил что Морроу берут в супруги маглорожденных. Исключения делались редко и лишь для тех, кто тоже часто разбавлял кровь грязнокровками. Девид Морроу был столь убедителен, что Стоун буквально разорвал отношения и убежал поджав хвост. Адам рассказал что Морроу принадлежит один из Бермудских островов. Там они они являются единственной властью. Позже Аманда вышла замуж за маглорожденного Андерса и родила сына, который сейчас учится в школе. Через него-то можно заказать негатор.
   Малфой проверил эти сведения через своих знакомых в министерском архиве перед тем как платить Стоуну. Рассчитавшись с Адамом, он тут же написал письмо Морроу и отправил его сыну через домовика. Люциус проинструктировал Драко по сквозному зеркалу.
  
   Протеевы чары энергоемкие, но довольно простые. Заклинание удалось выполнить с первой попытки.
   Интересно, зачем Малфою негатор? Может родовое проклятье проснулось или в поместье завелся призрак?
   Негатор маны штука одноразовая. Дед изготавливал их на заказ только если ему срочно нужна была большая сумма денег. В связи с предстоящими расходами на лабораторию он решил продать пять таких артефактов магловским спецслужбам.
   Передав Малфою один из связанных чарами свитков, я написал на втором что готов обсудить сроки и стоимость изготовления артефакта. Ответа долго ждать не пришлось. Люциус отчаянно торговался. Он был готов заплатить деньгами, но я хотел чтобы он достал для меня необходимые для изготовления артефакта материалы (разумеется не все пойдет на негатор, но Малфою не обязательно это знать). Кое-что было запрещено для открытой продажи, покупатель знал об этом и не хотел светиться на черном рынке. В конце концов ему пришлось согласиться на все мои условия. Двести тысяч галеонов, десять алмазов по карату, кость дементора, сто грамм порошка из крыльев пикси, флакон добровольно данной крови единорога, волосы русалки и вейлы.
   После обсуждения стоимости я перешел к деталям. Малфой удивился когда узнал что радиус действия негатора может быть различным. Я пояснил что радиус действия не может быть больше ста метров. В некоторых случаях нужен негатор, захватывающий малую площадь, например если нужно разрядить один конкретный артефакт, находящийся в волшебном доме, не разрушая защитных чар. Люциус назвал радиус десять метров. Под конец диалога я поинтересовался зачем вообще нужен артефакт. Малфой не отвечал минут десять. Наконец он написал что хочет снять с себя проклятье.
  
   Запрошенная сумма была огромной даже для Малфоя. А уж материалы для изготовления артефакта были один запретней другого. Да, алмазы можно достать у маглов, но вот части тел магических существ. Любая вейла зажарит того кто попытается срезать ее волосы, а уж дементор... Бр-р-р. Люциус вздохнул. К счастью он знал несколько таких же желающих избавиться от метки. Как пояснил Морроу негатор штука одноразовая, но он освободит от метки всех, кто окажется в пределах его действия.
  
   Примерно через неделю переговоров с Малфоем-старшим он сообщил что необходимые материалы собраны. Я попросил Люциуса снять комнату в одной известной магловской гостинице и сообщил что пришлю туда своего эльфа. Малфой неохотно согласился.
   Тинки очень забеспокоилась, когда услышала что я хочу отправлю ее на встречу к Малфою. Помявшись она сказала что не хочет чтобы ее видел кто-то кроме меня. В ответ я предложил ей сменить внешность с помощью чар или косметики. Девчонки такие девчонки, даже если это эльфийки. На следующий день она пол вечера крутилась возле зеркала, периодически интересуясь у меня как она выглядит.
  
   Пожиратель Смерти с отвращением разглядывал портье. Что за наглость - требовать какие-то документы. Он же не собирается покупать тут квартиру, всего лишь хочет снять номер на несколько часов. Пришлось осчастливить магла Конфундусом. Наконец человек нашел нужный ключ и протянул его волшебнику. Малфой поморщился и направился на третий этаж, где находилась комната 319.
   В номере никого не было, но стоило ему присесть и положить на стол кейс, как рядом появилась незнакомая синеволосая девочка. Ее кожа светло-сиреневого оттенка и острые уши выдавали в ней не человека. Только через минуту до него дошло что это и есть курьер. В ней не было ничего от знакомых ему домовиков. Спокойный, уверенный вид, со вкусом подобранная одежда-униформа. Она не прятала взгляд как это делали эльфы. От нее веяло опасностью.
   - Хозяин приказал забрать то, что вы обещали достать. - она указала на кейс. - Это там?
   - Да.
   По щелчку пальцев кейс открыл свое содержимое. Материалы для изготовления артефакта полетели в подставленную сумку.
   - Артефакт будет готов через месяц, как и было обещано, - ее голос звучал ровно. - Вам сообщат когда и где вы сможете его оплатить и забрать.
   Девочка исчезла без характерного хлопка аппарации. Малфой тихо выругался перед тем как покинуть номер.
  
   Перед тем как достать материалы для артефакта из сумки я попросил комнату-по-требованию создать магически изолированную область. Это нужно было для того чтобы если сработают следящие заклинания Малфой не получил их отклика. Впрочем Люциус не стал рисковать накладывая чары на затребованные предметы.
   Алмазы были высшего качества, чистой воды, ограненные в нужную форму. Работать с ними будет одним удовольствием, я уже устал использовать под накопители подручные средства. На стол легла длинная берцовая кость. Он нее веяло холодом и безнадежностью. А еще она немного поглощала ману. Осмотрев остальные расходники я спрятал их обратно. Теперь нужно было изготовить обещанный артефакт.
   Я уже начал предварительную подготовку, собирая по теме информацию в библиотеке комнаты-по-требованию. В общих чертах я слышал от деда о негаторах и их применении. Тут была масса подводных камней. Например, негатор, предназначенный для уничтожения магической защиты отличался от того, что должен был снять проклятье. Суть работы артефакта в том чтобы выкачать всю ману из определенной области, причем сделать это вне зависимости от того где она находится - в ядре или каналах мага, из заклинаний или магического фона. Вопрос в том что делать с этой маной? Любитель, не учитывающий этой элементарной детали (а такими являются 99,9% магов), может создать негатор, но результатом работы артефакта будет что угодно, от атомного взрыва до простого пшика, когда мана возвращается туда, откуда ее изъяли.
   Избежать проблем можно только одним способом - задать артефакту второе действие, то есть создать вложенное заклинание, которое должно сработать строго в определенный момент времени. Чуть раньше - и оно будет разрушено негатором, чуть позже и то чего оно должно было предотвратить уже случится. Это заклинание может быть создано только в "глазу" магического шторма, то есть внутри самого негатора.
   Я решил использовать простейший вариант - накопление маны. Руническое заклинание упакует собранную магию в алмаз, который в дальнейшем можно будет использовать как источник маны. Чтобы не навлечь на себя проклятье, от которого пытается избавиться Малфой, пришлось рассчитывать преобразование маны по всем четырем стихиям. Математические расчеты оказались невероятно сложными и заняли почти неделю. Опасаясь что я мог допустить ошибку, я написал Бруксу. Его знакомый проверил вычисления на компьютере и действительно нашел несколько ошибок. Чтобы выверить все окончательно пришлось просить маму забрать меня на выходные. Натан сводил меня к своему другу, и мы почти пять часов все пересчитывали. Вечером недовольная ма поругала меня за долгое отсутствие.
   В конечном счете артефакт должен будет состоять из следующих частей:
   алмаз-накопитель, содержащий ману для начала процесса обезмаживания (условный верх кости-негатора);
   руна запуска процесса (на рукояти);
   руническая вязь, стабилизирующая магический вихрь и последовательно преобразующая ману по кругу стихий воздух-вода-земля-огонь, а затем направляющая полученную нейтральную магию в накопитель (внутри кости);
   второй алмаз-накопитель (условный низ негатора).
   Мана в первом накопителе будет "заряжена" на выполнение поставленной задачи, то есть будучи выпущенной она рассеется в заданном объеме пространства и затем закружит в вихре всю магию, с которой соприкоснется, стягивая ее и себя к точке откуда она вытекла.
   В воскресенье я улучил время чтобы сходить к одному из соседей, у которого была собственная мастерская. Легкий конфундус и тот был уверен что помогает мальчишке подготовить артпроект для школы. В свое оправдание могу сказать что без магии магл не смог бы даже прикоснуться к кости дементора не падая в обморок.
   Изготовление негатора я отложил до следующих выходных. В таком деле не помешает еще раз все проверить, да и в случае магического истощения у меня будет достаточно времени на восстановление.
  
   В среду на ЗОТИ Локхарт вызвал меня в качестве очередного клоуна. На этот раз он решил показать в классе "сценку" его борьбы с известным магрибским черным магом Сулейманом ибн Сахаром. Да-да, потомком того самого Сахара, именем которого названа пустыня.
   Став в героическую позу и в нескольких фразах описав как трудно было найти черного колдуна, преподаватель сказал мне:
   - Можешь использовать любые чары, я не отступлю! Во имя справедливости ты будешь повержен!
   - Что, правда можно использовать любые чары? - спросил я.
   - Повторяю, что бы ты ни использовал...
   - Секо! - короткий росчерк палочки, и заклинание летит к недоучителю. Тот весьма вовремя неловко споткнулся. Класс встретил это действие дружным смехом. - Секо, Секо, Секо.
   Мне нравилось это заклинание за скорость. Пока выговоришь, к примеру, Экспелиармус язык можно сломать. Или применить три режущих. Я вкладывал в них самый минимум энергии, худшее что грозило Локхарту - поверхностные царапины. Но даже лежа на полу, он умудрился увернуться от всех трех заклинаний и юркнуть за трибуну. Я тут же ударил режущими по мебели, на этот раз перегружая их маной. Локхарт выскочил из-за разрушенного укрытия слева, споткнулся, вновь избегая режущих. В меня полетели щепки.
   - Сомниус... - начал было колдовать преподаватель.
   - Силенцио, - прервал его я. В отличии от большинства чар это заклинание нельзя отразить или остановить щитом. И не увернуться, Силенцио накладывается на выбранную цель. Локхарт некоторое время смешно надувал щеки и махал палочкой, но ничего не происходило. Если противник владеет невербальной магией эти чары абсолютно бесполезны, но Гилдерой не стал ее демонстрировать. - Признайте поражение, учитель. Кивните если согласны.
   Локхарт некоторое время смотрел на меня, а затем кивнул. Сняв чары, я пошел на свое место. С тех пор он подозрительно на меня поглядывал и больше не вызывал на уроках.
  
   В субботу я выложился по полной программе. Почти весь день я медитировал, собирая ману в восемь запасных алмазов. Вечером Сьюзен ругала меня за внезапное исчезновение. Я вяло отговаривался что был занят подготовкой эссе по зельям. Заметив что я буквально засыпаю на ходу, Сьюзен помогла мне добраться до общежития. Я ответил на загадку и мы вошли внутрь. Девочка покраснела, войдя в мою комнату. Мне же стыдиться было нечего, благодаря Тинки тут царил идеальный порядок.
   - Ты живешь тут один? - спросила Сьюзен. - На нашем факультете живут в комнатах вчетвером.
   - В прошлом году у меня был сосед, - я пожал плечами. - Воронов мало, комнат хватает. Я захотел жить отдельно и мне выделили личную комнату. Если не нарушать дисциплину и хорошо учиться, Флитвик идет навстречу в таких мелочах.
  
   В этот раз комната-по-требованию превратилась в ритуальный зал. Магические печати в виде кругов самых разных размеров были изображены на полу, стенах и потолке. Стоило мне захлопнуть дверь, как за спиной появилась еще одна печать. Часть из них экранировала комнату извне, часть изнутри, остальные были связаны с источником магии под школой. Впрочем последние сейчас не были активны, мне нужен был "стерильный" магический фон. Я разделся, сложил одежду и положил рядом палочку. Она будет только мешать.
   Восемь алмазов-накопителей заняли свои места над лучами магической звезды, на девятый луч стал я сам. В центре один из двух камней, предназначенных для негатора. Помедлив секунду, я погрузился в медитацию. Вот между мной и печатью-концентратором школы протянулся канал. Забирая оттуда ману напрямую, я направил ее к накопителю в центре, тут же рядом активировались остальные кристаллы, делясь магией. Я вздрогнул от легкого разряда, пробежавшего по кругу и чуть уменьшил поток маны. Спецэффекты прекратились и я смог сосредоточиться на том какую работу должна выполнить мана. Магия укладывалась внутри кристалла микроскопическими витками. После активации они разожмутся как сжатая пружина и закрутятся создавая магический мини-шторм.
   За полтора часа в одной позе у меня затекли все мышцы. Когда центральный кристалл заполнился под завязку, я телекинезом поднял лежавшую на полу кость. Она раскрылась на две половинки, в одной из которых был выточен паз для кристалла. Второй накопитель уже был внутри. Собрав артефакт я аккуратно уложил его на пол. Вокруг него возникла изолирующая печать. Вроде не взрывается, но все равно пусть немножко так полежит. А я отдохну.
   Комната-по-требованию впустила стоящую за дверью Тинки. Эльфийка тут же бросилась ко мне обниматься.
   - Тинки, дай мне сначала одеться, - попросил я.
   - Ты живой! С тобой все в порядке? - домовушка беспокойно оглядывала меня со всех сторон. Щелчок пальцами, и я уже не мог сказать что раздет.
   - Тинки, со мной все хорошо, немного устал и все.
   - Кстати, хозяин, мне больше не нравится имя Тинки. Я хочу настоящее эльфийское имя! - гордо заявила она.
   - Что?
   - Я тут одну книжку прочитала, там у всех эльфов красивые длинные имена, заканчивающиеся на -эль. Хочу такое!
   - Хорошо, можешь выбрать или придумать себе другое имя. - разрешил я. - Только оставь меня ненадолго в покое.
   - Вы самый лучший, хозяин! - обрадовалась она. - Я перенесу вас в вашу комнату.
  
   "Артефакт готов. Сними номер на неделю в той же гостинице. Встреча в пять вечера в понедельник." Новое сообщение Морроу обрадовало и обеспокоило Люциуса Малфоя одновременно. Негатор был изготовлен даже быстрее, чем обещано. Завершив неотложные дела, Малфой предупредил бывших соратников о том что вскоре он получит средство избавления от метки и аппарировал к магловской гостинице. В переулке по-соседству с ней было также грязно и пусто. Снова пришлось прибегнуть к Конфундусу. Интересно зачем Морроу попросил снять номер на такой срок? Может у него дела в Англии? Почему тогда он не снял комнату сам?
   Как же раздражает этот убогий интерьер. Стены с наклеенной бумагой, минимум мебели, вместо люстры со свечами непонятный огрызок-висюлька. Усевшись за стол, Малфой начал нервно барабанить пальцами.
   - А вы сегодня рано, - странная девочка сменила цвет волос на серебристый, обзавелась ровным бронзовым загаром и нанесла макияж в лучших (или худших) традициях готов. Увидев ее Малфой чуть не упал со стула.
   - Т-ты, - он нацелил на нее палочку.
   - Это я, Тинриэль, мы недавно здесь встречались. Хозяин послал меня передать ваш заказ. - под пристальным взглядом Малфоя эльфийка вытащила маленькой сумочки длинный жезл. - Это он. Чтобы активировать нужно прикоснуться к этому символу палочкой. Хозяин советует использовать его в каком-нибудь пустынном поле, вдали от любых поселений. Ах да, волшебная палочка, которой вы его активируете скорее всего испортится. Кстати мой хозяин принимает заказы на изготовление палочек. Недорого, всего тысяча галеонов и у вас будет идеально подходящая помощница.
   - Нет, спасибо. - Люциус бережно взял в руки негатор и кивнул на прислоненный к стене чемодан. - Все деньги там. Пересчитаешь?
   - Этим займутся гоблины. Кстати, хозяин просил вас оставить ключи от комнаты в номере.
   - Ладно, я выполню эту просьбу.
   - И напоследок, хозяин приказал напомнить вам чтобы за сутки до использования артефакта вы не принимали никаких зелий. Иначе можете умереть. Пока! - курьер исчез.
  
   Люциус сообщил друзьям о рекомендациях Морроу, обновил на всякий случай завещание и оставил записку кого винить в случае его смерти от приобретенного артефакта. В назначенное время он аппарировал на пустую поляну посреди леса. Через некоторое время к нему присоединились коллеги по несчастью.
   - А это точно сработает? - Макнейр с сомнением смотрел на жезл.
   - Если не поможет, то нам уже ничто не поможет, - ответил Малфой. - Эта штука уберет абсолютно все чары в области действия. Если метка имеет магическую природу (какие еще могут быть варианты?), она исчезнет.
   - Где ты вообще достал эту штуку? - Снейп прикоснулся к негатору и тут же отдернул руку. - От нее тянет жутью как от дементора.
   - Похоже ты угадал из чего она сделана. - ухмыльнулся Каркаров. - Это ведь та самая кость, что добыл Уолден?
   - Скорее всего да, изготовитель не вдавался в подробности. Я отдал материалы и получил готовый продукт. Надеюсь никто не принимал зелий?
   - С моими болячками без них трудно, - произнес Макнейр. - Зачем вообще такие ограничения?
   - На самом деле это разумный совет. Если этот артефакт уничтожит всю магию в нас, принятое зелье может стать ядом, - сказал Снейп.
   - Все готовы? - спросил Малфой.
   - Да, давай уже, начинай. - ответили компаньоны.
   - Прежде сложите палочки на краю поляны. Артефактор сказал что они выйдут из строя, если окажутся в области действия негатора.
   - Сколько ограничений, - проворчал Каркаров, но, тем не менее, оставил палочку в стороне.
   - Три, два, один, - вел обратный отсчет Малфой. - Активирую.
   Люциус коснулся купленной в Лютном палочкой руны. В первые пять секунд ничего не произошло.
   - Ха-ха-ха, похоже тебя надули, - засмеялся Уолден.
   И тут Пожирателей словно ударило подушкой по голове. Каркаров упал на колени, осоловело мотая головой.
   - Что за... - инстинктивно Снейп рванулся подальше от негатора, чтобы в десяти метрах от него наткнуться на невидимую стену.
   Обладатели меток в панике заметались вокруг артефакта. Шестое чувство приказывало им покинуть область действия, но негатор не отпускал. Артефакт вырвался из рук Люциуса и взлетел в воздух на три метра. Малфой попытался было что-то наколдовать, но палочка вдруг рассыпалась пылью. Все ощутили полную безнадежность и бессмысленность усилий. К этому добавилось чувство будто артефакт вытягивает у них изнутри нечто важное, самое ценное что у них есть. Метки на руках пульсировали в такт биению сердца. Трава под ногами начала рассыпаться пеплом. Небо серело, стенки удерживающего их купола темнели. Не выдержав всего этого ужаса маги потеряли сознание. Последним лишился чувств Снейп.
   - Приветик! - на этот раз девочка-курьер нарядилась этаким ангелочком. Светлые волосы, идеально гладкая белая кожа, серебристые глаза с вертикальными зрачками. Эльфийка держала в руках злополучный артефакт. - - Вставайте, собирайте вещички, я перенесу вас в безопасное место.
   - Что мы пили? Это еще кто? - держась одной рукой за голову другой Каркаров указал на девочку. - Белочка?
   - Я не белочка, а девочка. И вообще, тебя разве не учили что показывать пальцем не прилично, - притворно обиделась Тинриэль.
   - Зачем ты здесь? - спросил Малфой. - Что нужно твоему хозяину?
   - О, мой хозяин такой добрый, - эльфийка мечтательно посмотрела в небо. - Он приказал мне помочь вам, придурки.
   - Ты, - Макнейр кое-как дополз до своей палочки и молниеносно взмахнул ею. - Ступефай.
   Эльфийка с интересом посмотрела на него.
   - Ну и тупица. Негатор сжег всю вашу ману, вы даже не сквибы, вы почти маглы. Хотя от проклятья избавил.
   - Метка, ее и правда нет, - Каркаров провел рукой по предплечью.
   - Сейчас сотрудник отдела слежения за проявлениями магии сообщает наши текущие координаты дежурной группе аврората. Тут зафиксировано возмущение как минимум пятого класса. Если так и будете пялиться друг на друга, дождетесь бесплатного билета в Азкабан.
   - Хорошо, говори что делать. - взял себя в руки Малфой.
   - Разбирайте свои вещи, и соберитесь в кучку, так мне удобнее будет вас перенести. - через три минуты бывшие пожиратели стояли кружком, сжимая в руках свои вещи.
   - Готовы? - не дожидаясь ответа эльфийка щелкнула пальцами.
  
   Маги материализовались в тридцати сантиметрах над полом в подозрительно знакомой Малфою комнате. Так и есть, это тот самый магловский отель.
   - Как придете в себя, топайте на кухню.
   Волшебники встали, отряхнулись от мусора и пыли. Переглянувшись они пошли на кухню. Тем временем курьерша развила бурную деятельность, отыскав четыре граненых стакана, которые наполнила водой из под крана. Тинриэль извлекла на свет флакон с серебристой жидкостью. Малфой узнал в ней кровь единорога.
   - Жалко тратить на вас драгоценный продукт, но должен же хозяин убедиться что он без подвоха? - спросила эльфийка. - Как вы догадываетесь, это та самая кровь единорога. Я добавлю по капле в каждому, а вы выпьете. Кто не выпьет - останется маглом на всю оставшуюся жизнь.
   - Кровь дана добровольно, на ней нет проклятья, - Малфой спокойно выпил предложенную порцию. Остальные после небольших колебаний последовали его примеру.
   - Отлично, - Тинриэль хлопнула в ладоши. - Несколько рекомендаций: недельку вам стоит побыть вдали от мощных источников магии, таких как родовые алтари, Хогвартс и Запретный лес; желательно принимать по капле крови единорога каждый день пока магия не восстановится; ах да, никаких зелий, они вас прикончат. Ваши ауры сильно искорежены, так что найти вас с помощью магии невозможно. Что еще... хозяин хотел узнать у вас что это за история с наследником Слизерина?
  
  
   - Какая история? - Малфой поставил стакан на стол.
   - Та самая, из-за которой вы воспользовались негатором, - девочка выразительно посмотрела на предплечье собеседника. - Или слухи врут?
   - Какие слухи? - Снейп сел на стул напротив эльфийки.
   - Ну как же? Говорят тот-кого-не-любят-упоминать был прямым потомком самого Салазара Слизерина. Даже парселтангом владел. Хотя если он действительно наследник, то почему не потребовал отдать ему в личное владение школу? - задумчиво закончила девочка.
   - Он и в правду говорил со змеями, - медленно сказал Каркаров. - Некоторые утверждали что он наследник Основателя.
   - Даже мы, члены Ближнего Круга, не знаем подробностей, - Малфой посмотрел в окно. - Только слухи.
   - Жаль, врага надо знать в лицо. Вдруг он вернется. - голос Тинриэль стал тише. - А вы без меток. Что вообще вам про него известно?
   Бывшие Пожиратели побледнели.
   - Да не пугайтесь так. Вы теперь если понадобится сможете скрыться в другой стране. Мой хозяин хочет знать почему Пожиратели Смерти проиграли? Вы могли захватить власть за месяц, выгнать Дамблдора к чертовой матери из школы, навести свой собственный порядок и жить припеваючи. Зачем было нападать на маглов, черт, да это все равно что воюя с одной страной без всякой выгоды начать боевые действия с другой.
   - Как бы мы захватили власть? - Малфой повернулся к эльфийке.
   - Тихо и мирно, используя экономические рычаги. Кто заседает в Визенгамоте - аристократы или маглорожденные? Вы же можете принимать любые нужные вам законы. То же касается и Попечительского Совета Хогвартса. Но нет, вы предпочли в открытую объявить себя преступниками, превратились в убийц. Если вам кто-то мешал неужели нельзя было устранить его по-тихому, чтобы никто не связал его смерть с вами? - эльфийка вдруг замолчала, а затем взяла левой рукой висевший на груди медальон и прямо в него сказала. - Хозяин, а вы случайно не были в прошлой жизни Темным Лордом? Ой, - девочка схватилась за ухо. - Простите, простите, простите, я не буду больше высказывать свое мнение.
   - С тех пор как исчез Лорд я много раз об этом думал. - сказал Люциус. - Раньше мне казалось что все наши действия были единственно верными. Скорее всего на нас влияла метка. Когда она побледнела влияние ослабло. Тогда же я стал искать способ избавиться от нее окончательно.
   - Похоже вы не представляете истинной силы наших бывших противников, - Каркаров покачал головой. - На стороне Дамблдора выступали некоторые чистокровные и большинство маглорожденных, которые, в основном, работали в аврорате. На его стороне было то, что в магическом мире ближе всего к магловскому понятию "армия". Издалека сложное кажется простым.
   - Тогда, пожалуйста, изложите свою версию событий. Начните с того как вы стали Пожирателями.
   - Не уверен что хочу открывать душу тому, кого я и в лицо не видел, - возразил Снейп.
   - Ничего, у вас куча времени до того как ваша магия придет в порядок. Кстати, вам самим будет полезно вспомнить прошлое, переосмыслить его без влияния метки. Хозяин не просит вас изливать душу. Расскажите что пожелаете.
   - Пожалуй я попробую, - сказал после непродолжительного молчания Каркаров. - В семьдесят пятом году я переехал в Англию...
  
   Рассказы бывших Пожирателей во многом подтверждали официальную историю, но были и отличия. В войне между темными и светлыми волшебниками больше всех страдали нейтралы. Видимо что Волди, что Дамби считали кто не с ними, тот против них. Первый мог отправить в гости упрямцу группу зачистки, а второй проигнорировать призыв о помощи в трудную минуту. По словам Малфоя, не все приписываемые Пожирателям нападения были действительно совершены ими. Хватало и других подозрительных моментов. Взять к примеру знаменитого Гарри Поттера (Снейп дернулся когда зашла речь о мальчике-который-выжил). Его бабушка и дедушка не одобряли действия своего сына, даже ограничили доступ к семейным денежным активам. И вдруг они "удачно" умирают. Разумеется Джеймс Поттер получает наследство и тут же начинает тратить его на Орден Феникса.
   Тинриэль почти не участвовала в беседе. Хозяин перестал подсказывать что ей говорить, а сама она боялась сказать что-то не так. Впрочем расслабившиеся волшебники уже не обращали на нее внимание, во многом благодаря выставленным на стол спиртным напиткам и закускам.
  
   Я просматривал запись разговоров Пожирателей (Самопишущее Перо фиксировало каждое их слово), когда кое-что бросилось мне в глаза. Изрядно набравшийся алкоголя Малфой жаловался Снейпу на жуткую тетрадку, которую он хранил у себя дома целых пятнадцать лет. Это явно был артефакт. Вещица обладала собственной волей, несколько раз Люциус хотел ее уничтожить, но стоило ее коснуться, как это желание пропадало. И только совсем недавно Малфой смог от нее избавиться - он не придумал ничего лучше, чем засунуть ее в первую попавшуюся книжку в книжном магазине.
   В ответ на напоминание о тетрадке протрезвевший Люциус пришел в ужас. Артефакт почти наверняка попал в руки ребенка, ведь он избавлялся от него в период когда родители закупали литературу к новому учебному году. Малфой ценой значительных усилий (и небольшой дозы легилименции со стороны Снейпа) вспомнил как прятал тетрадку в последнее издание Гилдероя Локхарта. Декан Слизерина хотел было аппарировать в школу, но ничего не вышло.
   Тинриэль предложила свои услуги как курьера. Малфой сказал что оставил инструкции жене, Каркаров ответил что умеет пользоваться телефоном, Макнейр был в отпуске и его никто не ждал. Только Снейп написал письмо Дамблдору. Эльфийка забрала записку и аппарировала в школьную совятню.
  
   "В связи со срочными делами прошу предоставить мне недельный отпуск за свой счет. Надежный источник сообщил что в школе может находиться опасный артефакт, внешне он выглядит как простая ученическая тетрадь с темной обложкой. Данная вещь когда-то принадлежала Темному Лорду, пытаюсь выяснить что это может быть. Предыдущий ее обладатель утверждает что артефакт может влиять на владельца, подавлять его волю.
   Северус Снейп."
   Дамблдор покачал головой. Разве можно исчезать на целых семь дней никого не предупредив заранее? Отправленная с ответным письмом сова вернулась через пять минут так и не вручив его. Чем бы ни был тот артефакт, Северус обязан был прежде всего прийти к нему за советом! За время работы в школе Снейп почти каждый год говорил о желании уволиться, но ни разу не проявлял своеволия, правда, иногда Дамблдору приходилось напоминать о данной Северусом клятве чтобы заставить что-то сделать. Искать нового учителя времени не было, поэтому директор решил сам заменить Снейпа.
   Вызванные в кабинет Дамблдора старосты Слизерина прониклись ответственностью и пообещали тщательно следить за дисциплиной, особенно на своем факультете. Затем директор вызвал домовиков и приказал им перерыть школу в поисках черной тетрадки.
  
   Мало-помалу Том (дневник) узнал о событиях, прошедших за время его бездействия. Поначалу собирать информацию приходилось буквально по крошкам, малолетняя влюбленная дура не должна была ничего заметить. К счастью ее "любовь" был победителем Темного Лорда, поэтому девочка с радостью побежала в библиотеку когда Реддл предложил узнать побольше о герое из старых газет.
   Особой возможностью дневника была способность считывать вложенный в тетрадку текст. Таким образом он узнал обо всем что писали в прессе.
   Чем больше Том узнавал о своем предшественнике и его исчезновении, тем больше вопросов у него появлялось. До какого-то момента Воландеморт действовал разумно, активно вербовал сторонников, продвигал их по вертикали власти и вдруг внезапно превратился в маньяка. Откуда категоричное неприятие маглорожденных у полукровки?
   Исчезновение Темного Лорда было окутано слухами и домыслами. Зачем он пошел убивать Поттеров? Почему поднял руку на ребенка? Откуда стало известно что он вообще пытался его убить? Родители Гарри мертвы, свидетелей не было, но все свято уверены что юный Поттер отразил Аваду лбом. Складывалось впечатление что кое-то специально распустил слухи о мальчике-который-выжил.
   Вытягивая понемногу магию из Джинни дневник обретал все большее влияние на девочку. Скоро он сможет пренебречь ее желаниями и волей. По всей видимости оригинал мертв, так что Том мог обзавестись собственным телом. Да, не так он представлял себе бессмертие.
   Дневник был копией разума гения, но ему не хватало знаний и умений. На момент его создания Реддл не знал нужных для воскрешения ритуалов. О крестражах он узнал случайно, из записей какого-то студента, забытых в комнате на седьмом этаже.
   Учитывая то что директором долгое время был Дамблдор, можно было даже не пытаться найти нужную информацию в школьной библиотеке. Даже в запретной секции. Тем более что доступ туда первокурснице никто не даст. Но выход был. Одержимость. Постепенно подтачивая разум владельца дневник со временем полностью бы его подчинил и крестраж смог бы перейти в новое тело. Том не хотел становиться девочкой, однако если он убедит дурочку Джинни передать дневник другому ученику возникнет риск того что девчонка без его контроля проговорится или новый владелец догадается что попало ему в руки и сдаст это преподавателям до того как полностью попадет под его влияние. Оставалось набираться сил и искать другой выход, благо о его присутствии в школе никто не знал.
  
   Гермиона Грейнджер с трудом сдерживала слезы, так ей было жалко домовиков. После долгих поисков в школьной библиотеке (в каком разделе подсказал профессор Бинс) она наконец узнала как они оказались в нынешнем положении. Домовые эльфы не всегда были в услужении у волшебников. Полторы тысячи лет назад в Стоунхедже, возле тогда крупнейшего города магов, открылся портал, откуда повалили тысячи беженцев. В основном это были женщины и дети. Они прибыли из другого мира. Что за бедствие там им грозило маги так и не смогли точно узнать. Новый мир оказался губительным для пришельцев. Слишком мало магии. Все взрослые "эльфы" постепенно впадали в кому и умирали от истощения. Буквально через месяц в живых осталось около трех сотен детей в возрасте до пяти лет. Волшебники не бросили детишек на произвол судьбы. Их приняли в различные магические семьи.
   Со временем выяснилось что дети чужаков в определенный момент останавливаются в психическом и физическом развитии, после чего впадают в кому и умирают. Кто-то догадался что "эльфам" нужна магия, но по каким-то причинам они неспособны поглощать ее самостоятельно из окружающей среды. Привязка к родовым алтарям решала проблему не до конца - домовики застывали в развитии на пороге половой зрелости, с ущербным разумом. Но даже самый глупый домовик оказался способен колдовать: аппарировать, быть незаметным, пользоваться телекинезом, очищать вещи магией и так далее. Волшебники стали использовать их в качестве слуг, глуповатых, но преданных.
   Отношение в магических семьях к домовикам было различным. Большинство считало их чем-то вроде мебели, с ними совершенно не считались. Самым страшным наказанием для домовика стало изгнание. Полторы тысячи лет непокорные, бунтари, гордецы и лентяи буквально выбраковывались магами. Лишаясь подпитки от родового алтаря, эльф медленно умирал если не мог найти нового хозяина. Современные эльфы - раса идеальных слуг, результат длительного искусственного отбора.
   В Хогвартсе постоянно появлялись "лишние" домовые эльфы. Дело в том что тут жила самая большая община домовиков и тут они могли размножаться. Любой маг может найти себе тут слугу за символическую плату. Вот только без родового алтаря, построенного на магическом источнике (что это вообще такое? в учебниках ничего такого не упоминалось) домовика придется поддерживать своей, личной магией, а это тяжело даже для взрослого волшебника. Привязанный к источнику магии домовик становился абсолютно верен новому хозяину.
   Девочка смахнула выступившие слезы и тихо шмыгнула носом. Огляделась, вроде бы этого никто не заметил. Не хватало еще прослыть без культурной деревенщиной.
   Разложив книги по полочкам Грейнджер подошла к библиотекарше.
   - Мадам Пинс, я наткнулась на упоминание о магических источниках и родовых алтарях. Не могли бы вы порекомендовать литературу, где об этом можно узнать поподробнее?
   - Мне очень жаль, - мадам Пинс вздохнула и тихо продолжила. - То что тебя заинтересовало касается интересов чистокровных. Боюсь я ничем не могу тебе помочь.
   Гермиона хотела было сказать что она на самом деле об этом думает, даже открыла рот, но тут рядом появился Малфой. Девочка явственно представила что будет если она начнет возмущаться - слизеринцы получат лишний повод посмеяться над грязнокровкой.
   Покинув библиотеку Гермиона в нерешительности остановилась. Нужно было хорошенько подумать. Чтобы не стоять в коридоре девочка отыскала пустующий класс и стала там вышагивать взад-вперед. Так легче думалось.
   Итак, сегодня она узнала что некоторые знания чистокровные приберегают исключительно для себя. Причем эти знания связаны с домовыми эльфами. Чего они боятся? Библиотекарь упомянула интересы чистокровных. Хм, маглы говорят что знание сила. Возможно родовые алтари являются основой силы чистокровных? Не зря ж они родовые. Явный намек на то что каждый алтарь принадлежит определенному роду. И что за магические источники? Может быть их мало, а чистокровные не хотят делиться? Зачем они вообще нужны, ведь для колдовства волшебнику нужна только палочка. Или нет? Ведь им не давали теорию, все занятия (за исключением истории магии) были только практическими. Были, конечно, эссе, которые задавали писать самостоятельно, но и там все касалось исключительно практики: область применения, описание эффектов чар или зелий и их ограничения. Гермиона была любопытной девочкой, ей хотелось знать как действуют чары, но на все вопросы учителя отвечали "это магия".
   Похоже чистокровные держат монополию на действительно ценные знания. И закабаляют с их помощью магических существ. Девочка стиснула руки. Попадись ей сейчас Малфой, она бы ему врезала. Ну да, а потом бы ей досталось как Уизли на поезде от Кребба и Гойла. Гермиона расслабилась и сделала несколько глубоких вдохов. Пожалуй стоит по расспрашивать знакомых чистокровных.
  
   Грейнджер начала с однокурсников. Старшекурсники смотрели на нее свысока, а первокурсники почти ничего не знали. Первым девочка попыталась расспросить Невилла. Тот обрадовался интересу с ее стороны и начал грузить ее гербологией. Гермиона отговорилась занятостью и пошла на поиски новой "жертвы". Опрашивая одного ученика за другим Грейнджер узнала что каждый магический род специализируется на чем-то своем. Патил занимались медициной, Браун магической косметологией и так далее. Набравшись храбрости девочка подошла к однокурсникам с других факультетов, все же там было больше чистокровных.
   - Грейнджер, это невежливо расспрашивать чем занимается тот или иной магический род, - прямо заявила ей Боунс. - Тебя извиняет только что ты маглорожденная.
   - Неужели это такая тайна за семью печатями?
   - Нет, просто все в курсе кто и чем занимается. Сферы влияния давно поделены, так говорит тетя. - Сьюзен смерила девочку задумчивым взглядом. - Тебе нужно что-то конкретное?
   - В смысле? - растерялась Гермиона.
   - Ты ищешь кого-то чей род обладает определенной интересной тебе специализацией? Для маглорожденной ты неплохо разобралась в реалиях нашего мира. Если сможешь удачно выскочить замуж, обеспечишь себе карьеру и достаток, а также получишь доступ к нужным знаниям. - Сьюзен замолчала.
   - Нет, я и не думала о таком, - замахала руками Гермиона. - Просто хочу кое-что прояснить для себя. Ты знаешь кого-нибудь кто бы разбирался в теории магии?
   - В теории? - Боунс ненадолго задумалась. - Вообще-то знаю.
   - Кто это?
   - Грейнджер, прежде чем я назову тебе его имя, ты должна мне пообещать что не станешь пытаться его охмурить. Не смотри на меня так, я серьезно!
   - Боунс, у меня эти ваши заморочки уже в печенках сидят! Мне тринадцать! И я не собираюсь выходить замуж в ближайшие лет десять!!!
   - Хорошо если так. Ладно, если не скажу ведь рано или поздно сама до него доберешься. Кей Андерс с Равенкло, знаешь его?
   - Спасибо! - Гермиона просветлела.
   - Стой, не убегай сразу. - Сьюзан схватила ее за руку. - Видишь ли, у нас, чистокровных, принято договариваться о будущем детей заранее. Род Андерса в этом отношении исключение. По неизвестной причине они чаще всего берут в супруги маглорожденных. Тетя узнавала. Так что если я замечу что ты подбиваешь к нему клинья...
   Боунс многозначительно замолчала.
   - Меня это не интересует! - Гермиона мотнула головой. - Я планирую вначале построить карьеру, выйти в люди и только потом заводить семью.
  
   Вот уже несколько дней Гермиона пыталась перехватить Кея чтоб поговорить с ним наедине. С утра были уроки (расписание у них не пересекалось), а после обеда Кей куда-то исчезал. Девочка пыталась подкараулить его у входа в общежитие Равенкло и в результате простояла почти до самой ночи. Пришлось бегом бежать в свое общежитие, чтобы не попасться на нарушении Филчу. Грейнджер вновь обратилась за помощью к Боунс, но та только развела руками. Сьюзан и сама не понимала что творится с Кеем, мальчик все время куда-то пропадал, отговариваясь что сильно занят.
   Пришлось девочке узнавать расписание Равенкло и отпрашиваться с последнего урока чтобы успеть к кабинету зелий до его окончания. Вот равенкловцев отпустили и Гермиона увидела спешащего Кея. Он буквально вылетел из класса и помчался по лестнице вверх.
   - Стой! - девочка бросилась наперерез. Андерс не услышал ее или не обратил внимания, продолжая двигаться дальше. - Андерс!
   - Грейнджер? - он остановился. - Чего тебе, я спешу.
   - Мне нужно с тобой поговорить, - девочка все пыталась отдышаться.
   - У меня нет времени, - мальчик вновь стал подниматься.
   Гермиона лихорадочно соображала. Как он не понимает? Разве можно быть таким черствым, она ведь девочка. Спокойно, если она хочет получить ответы, придется как-то уговорить его.
   - Прости что отвлекаю тебя от дел, Кей. Если ты сейчас спешишь, назначь время и место когда можно будет с тобой поговорить.
   - Ладно, - он снова остановился, вытащил из кармана тетрадь и увеличил ее. Сделав какую-то пометку Андерс повернулся к Гермионе. - Завтра в три, встретимся возле озера. Заодно и прогуляюсь, а то давно из замка не выходил.
  
   Тинриэль сообщила об очередном приступе паранойи у директора. На этот раз его беспокойство было обоснованным - домовики искали черную тетрадь того-кого-нельзя-называть. Артефакт не нашли, зато эльфы конфисковали запрещенные ингридиенты, навозные бомбы, и пять приворотных зелий. Филч был счастлив, ведь проштрафившиеся ученики получили по неделе отработок под его чутким руководством. Вначале я успокоился, а потом спросил у домовушки досматривались ли вещи которые дети носят с собой постоянно. Оказалось что подобное запрещено. Эльфы осмотрели спальни во время отсутствия жильцов, а также обыскали все комнаты, куда обычно не заглядывают. Получается если ученик, нашедший тетрадь, носит ее собой постоянно, эльфы ее не найдут.
  
   Я вышел из замка и направился к озеру. Гермиона уже ждала меня, нервно расхаживая туда-сюда. Поздоровавшись с ней я указал на стоявшее недалеко невысокое дерево и предложил устроиться под его ветвями. Выбрав понравившееся место я расстелил на землю пару ковриков (Тинриэль заранее сложила их в бездонную сумку и добавила от себя все необходимое для пикника) и сел на один из них. Поколебавшись Гермиона устроилась на другом.
   - Будешь чай? - спросил я извлекая из сумки термос и бутерброды и расставляя их на маленьких раскладной столик.
   - Не откажусь, - девочка с интересом наблюдала за моими действиями. - Как в твою сумку поместились все эти вещи?
   - Магия. - ответил я. - Зачарование на увеличение внутреннего объема. Ты же была в Косом переулке? В тамошних магазинах полно подобных вещиц. Угощайся.
   - Я отхлебнул немного чая, поставил чашку на столик и спросил.
   - Так о чем ты хотела поговорить?
   - Помнишь, в поезде я расспрашивала тебя про домовых эльфов? - девочка чуть сгорбилась.
   - Да, помню.
   - Я узнала как они стали такими, - далее она изложила прочитанную в хогвартской библиотеке историю.
   - Не знал таких подробностей. Жалко их, - посочувствовал я. - Но сама видишь - без волшебников им смерть.
   - Кей, а ты в моем рассказе не заметил ничего непонятного?
   - Что ты, все ясно и понятно.
   - Тогда может быть объяснишь что такое магические источники и родовые алтари?
   - А ты не пробовала об этом спросить учителей? - ответил я вопросом на вопрос.
   - Мадам Пинс намекнула мне что данные темы входят в интересы чистокровных. Профессор Макгонагл сказала что мне рано о таком знать.
   - Профессор Макгонагл права, - сказал я.
   - Кей, ты ведь в курсе о чем речь, не так ли?
   - Значит ты хочешь чтобы я тебя просветил, - я посмотрел на нее оценивающе. А она ничего. Умная, целеустремленная, магия ей дается достаточно легко. Маглорожденная, дети не будут сквибами. - Можешь показать мне фотку своей мамы?
   - Зачем? - неожиданное изменение темы сбило ее с толка.
   - Хочу понять как ты будешь выглядеть лет через пять.
   - Ты... Я не собираюсь выходить за тебя замуж.
   - Видишь ли, Гермиона, ты задала вопросы, касающиеся косвенным образом нашей родовой специализации. Зачем мне что-то тебе объяснять, если ты в будущем не войдешь в мою семью?
   - Неужели это такой секрет? Разве знания не должны быть доступны всем?
   - Большинство чистокровных в курсе что скрывается за интересующими тебя понятиями. А маглорожденные... У маглов тоже не все знания доступны желающим. К примеру тебе известен способ изготовления атомной бомбы?
   - Нет, но я имею общее представление что это такое.
   - Может ты еще в курсе последних секретных разработок своей страны?
   - Это не тоже самое! Ты пытаешься меня запутать!
   - Ладно, так и быть. Общее представление, как с бомбой. Слушай внимательно. - она наклонилась ко мне. - Магический источник - это источник магии. Родовой алтарь - это такое специальное место где, э-э, на нем еще некоторые предкам поклоняются.
   - Издеваешься?
   - Нисколько. Чистая правда. Подумай над моим предложением. Ты отвечаешь всем необходимым требованиям.
   - Каким требованиям? - заинтересовалась девочка.
   - Ты красивая, физически здоровая, сильная волшебница. Судя по кругу твоих интересов в будущем можешь стать кем-то вроде мага-ученого. Если, конечно, получишь доступ к определенной информации. Иначе можешь биться о стену до скончания века.
   - Тебя послушать, так мне прямая дорога в Отдел Тайн.
   - Не советую туда идти, - я покачал головой. - Невыразимцы дают уйму клятв не использовать свои знания для "изменения мира". Они собирают все подряд и складывают это под замок на пыльном складе. Буквально. Маме предлагали место в Отделе Тайн, она долго потом ругалась, вспоминая прилагающиеся обязательства.
   - Предположим я соглашусь со всеми твоими условиями, что тогда?
   - Подпишешь магический контракт и я начну тебя обучать.
   - Так просто? Разве тебе не нужно посоветоваться со взрослыми, может они будут против.
   - Не будут. Герми, я же могу тебя так называть?
   - Не смей сокращать мое имя, - тут же вскочила девочка.
   - Ладно, больше не буду, прости. - я замолчал ожидая пока она успокоится и сядет. - Родственники одобрят мой выбор когда узнают тебя поближе.
   - Я же грязнокровка по вашему.
   - Нет, - я покачал головой. - Открою тебе маленький секрет. Лично я считаю грязнокровками тех, кто был рожден в браке близких родственников. Как известно, инцест очень плохо влияет на умственное и физическое здоровье потомков. Вспомни Кребба, Гойла, Паркинсон.
   - Хи-хи-хи, - не удержалась Гермиона. - Выходит большинство слизеринцев грязнокровки? Ты не говорил об этом Малфою?
   - Я с ним почти не пересекаюсь, - я пожал плечами. - Если бы он был моим другом или союзником... а так свою голову на плечах надо иметь.
   - Значит ты не собираешься помогать безвозмездно? - она вновь стала серьезной.
   - Нет. Хотя могу дать бесплатный совет. - я посмотрел в сторону замка.
   - Какой?
   - Не жди что кто-то будет помогать тебе просто так. За все нужно будет платить, рано или поздно.
   - Открыл истину...
   - Не перебивай. Рядом с тобой есть последний потомок древней волшебной семьи. Поможешь ему - поможешь и себе, может даже узнаешь что хотела узнать.
   Да уж, напустил я тумана как какой-нибудь предсказатель. Надеюсь догадается что я про Поттера. Поттеры в родстве с Певереллами, а те были известными артефакторами. Вот бы взглянуть на их записи... Пока девочка размышляла над моими словами, я переключился на магическое восприятие. Жаль пока не могу поддерживать его постоянно, слишком много внимания и концентрации оно забирает. Так и есть, у нас появилась компания. Интересно что за артефакт они используют, обычные мантии-невидимки не маскируют так хорошо. Их целью были мы. Остановившись метрах в восьми от нас они замерли, стараясь почти не дышать.
   - Люмос, - сосредоточившись я сфокусировал свет в узкий пучок и полоснул им на уровне глаз гостей. Они тут же выдали себя возмущенными возгласами. - Классная мантия, если бы не следящее заклинание я бы вас вообще не заметил.
   Поняв что обнаружены, наши гости скинули мантию. Это были Поттер и Сьюзен с Ханной. Интересно они шпионили за мной или за Гермионой?
   - Что за следящее заклинание? - спросил Гарри.
   - Понятия не имею, но оно есть. На твоих очках. Так боишься их потерять?
   - Кей, хватит сбивать нас с толку! - не выдержала Сьюзен. - Как ты мог?!
   - Ты о чем? - удивленно спросил я.
   - Ты пригласил ее на свидание! За моей спиной!!! - она вдруг подскочила к Гермионе и вырвала из ее рук чашку. - Наверное еще и приворотным угостил!
   Грейнджер в ужасе перевела взгляд с Боунс на меня.
   - Никакого зелья там нет. Можешь проверить любым способом, - ответил я.
   - И проверю! - Боунс отхлебнула чай и скривилась. - Зелья тут нет, но кто насыпал сюда столько сахара?
   - Я, пожалуй, пойду, - сказала Гермиона.
   Грейнджер увела за собой Поттера, оставляя меня наедине с разъяренными хаффплаффками. Попытки объяснить что это не свидание, что мы всего лишь говорили о магии вызывали лишь новые упреки.
  
   Бывшие Пожиратели восстановились после применения негатора и занялись накопившимися за время их вынужденного отсутствия делами. Снейп первым делом пошел сдаваться Дамблдору.
   - Проходи, мальчик мой, садись, - поприветствовал его директор. - Расскажи старику что у тебя случилось.
   - Мне представилась возможность избавиться от метки. - демонстрируя чистое плечо декан Слизерина впервые увидел смятение на лице Дамблдора. - И я ей воспользовался.
   - Северус, почему ты не посоветовался со мной? - руки директора дрогнули.
   - Решение нужно было принимать быстро. Мне сообщили в последний момент. Я не стал отказываться от шанса изменить свою жизнь. - сухо ответил Снейп.
   - А ты подумал что с тобой сделает Волдеморт когда вернется? - спросил директор.
   - Не когда вернется, а если. И это если под большим вопросом, прошло уже одиннадцать лет, а про него ни слуху ни духу, - профессор зелий улыбнулся. - Пора забыть про него и жить дальше.
   - Как тебе удалось снять метку? - спросил директор.
   - Мы воспользовались негатором маны.
   - Это очень редкий и дорогой артефакт, вдобавок запрещенный почти во всех магических сообществах. Где вы его достали? - заинтересовался Дамблдор.
   - Малфой купил у какого-то артефактора. Выложил двести тысяч галеонов и достал затребованные материалы. За возможность избавиться от метки Люциус содрал с меня десять тысяч галеонов! И я ему еще должен кое-какие услуги.
   - Названная тобой сумма - мизер с настоящей ценой негатора. Простейший с радиусом около сотни метров стоит порядка миллиона на черном рынке, - задумчиво сказал директор.
   - У этой штуки радиус был куда меньше, метров десять, - уточнил Снейп.
   - Вот как, - директор взял чистый листок и начал что-то рассчитывать. - Опиши как выглядел негатор и какими эффектами сопровождалась его активация.
   После того как Снейп описал свои ощущения директор ненадолго задумался.
   - Видишь ли, Северус, даже я не могу понять надули Малфоя или наоборот, артефактор продешевил. Как правило негаторы имеют больший радиус действия и позволяют создать область без магии на расстоянии (а иначе активирующий его маг сам бы лишался магии). В большинстве случаев негаторы убивают все живое в области воздействия. По сравнению с классическим негатором Малфой получил хлопушку, но в то же время эта хлопушка справилась с поставленной перед ней задачей - избавила вас от метки.
   - То есть мы должны были погибнуть?
   - Да, из-за этого негаторы и были запрещены. Рад что тебе повезло, Северус. Кстати, как тебе удалось добраться до Хогвартса?
   - Как обычно, аппарировал к границе антиаппарационного барьера школы.
   - То есть ты не стал сквибом?
   Вместо ответа Снейп наколдовал невербальный люмос.
   - Как такое возможно?
   - После того как артефакт сработал, к нам заявилось неизвестное магическое существо, слуга артефактора. Она перенесла нас в магловский отель и объяснила что нужно делать чтобы наша магия восстановилась. Она же забрала отработавший свое негатор. Мы последовали ее рекомендациям и магия к нам вернулась. В качестве средства для восстановления магических способностей она дала нам кровь единорога, которую Малфой предоставил артефактору помимо всего прочего.
   - Выходит этот человек не только продал негатор, но и позаботился о том чтобы вы не пострадали. Мне бы очень хотелось поговорить с ним, - сказал директор.
   - Мне жаль, Альбус, но только Малфой знает как с ним связаться. Единственное что мне точно известно что живет он не в Англии.
   - Северус, постарайся обязательно узнать кто он.
   - Конечно, директор, но я не могу требовать от Люциуса полного отчета.
  
   Тома Реддла не зря считали гением. После долгих мучительных раздумий он наконец нашел выход! Скоро у него будет новое тело и никто не заподозрит что он это он! Нужно только окончательно подчинить Джинни и тщательно все подготовить. Особой прелестью задуманного было то что ему не придется прибегать к черной магии, а значит все можно будет сделать в самом Хоге и никто ничего не заметит!
  
   Пожалуй стоит рассказать об условном делении магии на черную/темную и белую/светлую. Некоторые заклинания можно сотворить только находясь в определенном эмоциональном состоянии. К примеру Патронус создается только если маг вкладывает в чары достаточно сильные положительные эмоции (любовь, радость, восторг, доверие). Это белая магия. Соответственно черная магия - та, для использования которой волшебник должен испытывать отрицательные эмоции (гнев, страх, раздражение, ненависть). Основная масса чар нейтральные, для них не имеет значения какие эмоции испытывает маг. Постоянное использование черной магии не обходится бесследно для психики, волшебник все глубже и глубже погружается в депрессию, видит все в черных красках, начинает страдать паранойей и так далее. Опытные маги крайне редко прибегают к черной магии только тогда, когда без нее нельзя обойтись. Негативный эффект компенсируется специальными медитациями и подготовкой. Впрочем вред черной магии не так уж велик, если не практиковать ее днями напролет особого вреда не будет. Светлая магия также влияет на пользователя, но тут изменения скорее положительные: хорошее настроение, оптимизм, желание помогать ближним.
   Обнаружение черной магии основано на выявлении отрицательной эмоциональной составляющей в магическом фоне, который образуется во время использования черной магии. Разработанные для обнаружения темной магии чары в обязательном порядке отслеживали ее Хогвартсе, и, в случае если кто-то решит ее применить, директор моментально об этом узнает (вместе с дежурной группой аврората).
  
   Джинни была счастлива. Том придумал как ей можно стать ближе к Поттеру. Вместо того чтобы отчаянно смущаясь пытаться заговорить с мальчиком-который-выжил нужно было подружиться с его однокурсницей, Грейнджер. Гермиона несколько раз проверила ее домашнее задание, пригласила вместе позаниматься в библиотеке. Гарри сидел рядом, буквально на расстоянии вытянутой руки. Ей хотелось чтобы он улыбнулся ей, сказал как она хорошо выглядит, но Поттер не реагировал на ее мысленные мольбы. Уизли украдкой поглядывала на соседа, делая вид что читает учебник. Главное не торопиться писал ей Том, он будет твоим. И Джинни в это верила.
  
   Гермиона долго думала над тем что ей сказал Кей, и еще больше над тем что не сказал. Без сомнений, чистокровные скрывали часть своих знаний и сил от остальных волшебников. Условие "хочешь знаний - войди в мой род" прямо указывало на стремление сохранить монополию.
   Профессор Макгонагл вызвала ее к себе в кабинет. Декан Гриффиндора объяснила девочке что существует так называемая родовая магия и что приличные маги не лезут своим любопытным носом в дела чужого рода. Гермиона возмутилась почему ее никто об этом не предупредил. Минерва только вздохнула и стала объяснять что родовая магия не так уж могущественна, многие ритуалы и чары давным-давно попали под запрет или не исполняются, а также что полученных в школе знаний достаточно для того чтобы быть успешной в обществе волшебников. Профессор Макгонагл закончила свою воспитательную речь предупреждением о том что могут найтись те, кто согласится дать доступ к интересующим девочку знаниям, а взамен навесит таких обязательств, что любопытствующая попадет в пожизненное рабство. Гермиона впечатлилась и пообещала прекратить расспросы.
   Кого Кей имел в виду под потомком древней чистокровной семьи? Невилла? Да уж, знания по гербологии такая великая тайна за семью печатями, что Лонгботтом готов поделиться ими с любым желающим.
   - Гермиона, посмотри, пожалуйста, мое эссе, - попросил сидевший рядом Гарри. Девочка посмотрела в его сторону и у нее в голове что-то щелкнуло. Поттеры ведь тоже старый род!
   - Гарри, что ты знаешь о своих предках?
   - Ну, они сражались против того-кого-нельзя-называть, однажды он пришел к нам домой и убил родителей.
   - Я не об этом. Поттеры - старая чистокровная семья. А ты их наследник. Следовательно тебе должна была достаться их библиотека.
   Гарри кивнул. В его сейфе в Гринготсе действительно были какие-то книги. Но за лето он так и не удосужился посмотреть что там написано, предпочитая отдыхать, играть или общаться с друзьями.
   - Отлично! Гарри, ты же позволишь мне взглянуть на нее без всяких дополнительных условий?
   - Каких условий? - спросил Гарри.
   - Ну... - девочка оглянулась, проверяя нет ли поблизости любопытных ушей. - Помнишь как ты нашел меня с Андерсом у озера? Я просила его раскрыть кое-какую информацию. В обмен он потребовал подписать брачный контракт.
   - Шутишь? Ты и он?
   - Скорее всего он так сказал чтобы отделаться от меня, я ни за что не пойду на такое. Хотя Боунс намекала на милую традицию в его семейке жениться на маглорожденных.
   - Тогда не удивительно что она так ревновала, - Гарри вспомнил как Сьюзен буквально потащила его за собой на поиски Гермионы.
   - Так что, покажешь мне свою библиотеку?
   - Покажу. И, Гермиона, если тебе что-то понадобится обращайся ко мне, а не к Андерсу.
  
   До зимних каникул еще было много времени, поэтому Гермиона решила изучить правила школы. Она хотела поскорее ознакомиться с книгами Поттеров. Оказалось что любой ученик может покинуть школу на выходных, но для этого требуется разрешение опекунов. И если Грейнджер родители с радостью пойдут навстречу, то как быть с Гарри? В конце концов выход был найден благодаря близнецам Уизли. Те откуда-то доставали ингредиенты для своих экспериментов и навозные бомбы, скорее всего покупали в Хогсмите, а значит как-то туда попадали. Припертые к стенке угрозой выдать местонахождение их новой лаборатории, Фред и Джордж показали где начинается тайный ход, ведущий за пределы школы.
   В субботу сразу после завтрака Гарри и Гермиона покинули замок. Помня о словах Кея про следящее заклинание, Поттер оставил очки в одном из пустующих кабинетов, собираясь забрать их по пути назад. Взамен он использовал пару контактных линз, купленных в магловской аптеке. Одевал их он крайне редко из-за того что от них сильно уставали глаза, но в данном случае без них не обойтись.
   Путь до деревни прошел без приключений. Накинув капюшоны, дети прошмыгнули к общественному камину и переместились в Дырявый Котел. Оттуда они за пять минут добрались до банка. Равнодушный ко всему кроме денег гоблин осмотрел ключ и пригласил детей в тележку. Путешествие по крутым железным дорогам вызвало небольшой приступ морской болезни у Гермионы, но девочка мужественно терпела.
   Безразлично взглянув на кучу галеонов, Грейнджер шагнула в ту часть ячейки где были сложены книги. Стоит отметить что тут были также некоторые любопытные вещицы, но не зная их назначения Гермиона не стала к ним прикасаться. Первым под руку девочки попался толстый семейный альбом с колдографиями. Она тут же вручила его Гарри.
   Грейнджер разделила имевшиеся книги на три кучки. Первые были на неизвестных ей языках, вторые не открывались (хотя Гарри мог их открыть) и третьи, обычные. Покопавшись в последней кучке, Гермиона выбрала три томика, в названии которых присутствовало слово основы. Основы артефакторики, основы создания чар и основы рунного письма. В мельком просмотренной первой книге упоминались родовые алтари, поэтому девочка заявила что нашла все необходимое.
   На обратном пути Гермиона спросила у гоблина почему книги хранились в банковской ячейке. Тот ответил что после гибели родителей Гарри и разрушения их дома все более-менее ценные вещи, которые удалось спасти, были перенесены в ячейку.
  
   В принесенных в школу книгах многое было непонятно. Неизвестные термины, философская муть (автор основ артефакторики любил порассуждать на разные отвлеченные темы) и многочисленные ошибки, которые Гермиона обнаруживала применяя логику и дедукцию в попытке понять что же тут написано. Приходилось зарываться в справочники. Грейнджер не хотела вновь выслушивать нотации декана или оказаться должной кому-нибудь из чистокровных.
   Наконец до девочки дошло насколько сложную задачу она себе поставила. Гермиона уже сомневалась возможно ли это вообще. Энергия не появляется из ниоткуда, даже магическая. Особенно магическая. Пожалуй самым удивительным свойством маны является то с какой легкостью она переходит в другие виды энергии - световую, тепловую, кинетическую и так далее. А вот обратное преобразование еще не давалось никому. Впрочем, волшебники не очень-то и пытались, даже вдали от источников магии можно спокойно колдовать.
   У Гермионы возник законный вопрос: зачем тогда нужны источники магии, если и без них можно обходиться? Оказалось что подключившись к источнику маг становиться почти богом. Правда способных на такой подвиг всегда было крайне мало, а тех кто на него пошел уничтожали не считаясь с потерями. В какой-то момент маги разделили между собой все источники и перестали допускать к ним чужаков. Позже были придуманы родовые алтари. Пропуская через себя ману, они подстраивали ее под конкретный род. Последнее очень важно для детей, считалось что они находясь возле родового алтаря становятся сильнее. Именно поэтому обучение в Хогвартсе начинается с одиннадцати лет - к этому времени магические способности стабилизируются.
   Мало освободить эльфов, нужен мощный магический источник, который обеспечит их энергией. В Англии не было ни одного такого, не занятого кем-то из чистокровных. Тупик. Гермиона закрыла книжку и тихо вздохнула. Она поняла что эльфам действительно невозможно помочь.
  
   После эпопеи с негатором я решил вплотную заняться Локхартом. Мелкие неприятности тот переносил с удивительной легкостью и быстро учился на своих ошибках. Стоило нанести на его кресло клеящее зелье, как на следующий день на его кабинете появились дополнительные защитные чары и даже эльфы теперь не могли туда аппарировать. Гилдерой издевательски сверкал своей улыбкой, делая вид что ничего не происходит. У меня даже мелькнула мысль подсунуть ему тетрадку, созданную в прошлом году.
   Тинриэль нашла шкаф с боггартом. Мы придали ему презентабельный вид, перевязали розовой ленточкой и снабдили открыткой "Подарок величайшему герою". Эльфийка перенесла шкаф к дверям кабинета ЗОТИ во время завтрака, чтобы преподаватель не успел обнаружить и обезвредить сюрприз. На людях-то он притворялся редкостным везунчиком-неумехой, а в одиночку мог мгновенно разобраться с духом.
   Обнаружив подарок, Локхарт изобразил смущение и неверие. Стоило ему взять в руки записку, как дверцы шкафа открылись и боггарт вылетел на свободу. Черная бесформенная клякса перетекала из одной формы в другую, Гилдерой произнес какое-то заклятие и его одежда превратилась в наряд папуаса. Первые курсы Гриффиндора и Слизерина залились дружным смехом и боггарт тут же в ужасе смылся.
   Похоже противник владеет оклюменцией, сделал я вывод, опуская сквозное зеркало, через которое следил за коридором возле кабинета ЗОТИ. Мне хотелось узнать чего боится Локхарт и затем нанести удар по самому больному месту.
  
   Гилдерой Локхарт, гениальный писатель и скромный преподаватель Хогвартса устало просматривал написанные учениками эссе, не забывая проверять каждый свиток на наличие вредоносных чар. В последнее время его постоянно преследовали неприятности, словно кто-то задался целью выжить его из школы или на худой конец убить. К счастью его наработанное с годами чутье на опасность успевало предупредить о грядущей беде. Неизвестные начали с мелких пакостей: кнопки, клей на стуле, дурно пахнущие зелья, разрисованные портреты на стенах. Как только его кабинет стал защищен от проникновения гадостей стало меньше, но зато они стали серьезней.
   Кто-то снабдил Пивза гранатами со слезоточивым газом под видом навозных бомб. Хорошо еще в момент их применения поблизости никого не было, Гилдерой быстро убрал вредные вещества из воздуха. Затем, когда он по своим делам покинул школу, у границы хогвартской территории на него напали акромантулы. Оказалось на его одежду попало привлекающее их вещество. А сегодня ему подарили шкаф с боггартом. Противник пытается узнать его слабое место.
   - Твою мать... - невольно вырвалось у преподавателя, когда на развернутом свитке полыхнули руны.
   Отскочив от стола он попытался потушить пламя заклинанием. Но вызванная Акваменти вода вспыхнула словно бензин, огонь мгновенно перекинулся на палочку и Локхарту пришлось бросить ее. Преподаватель оглянулся в поисках подручных средств. В любой нормальной магловской школе обязательно есть система пожаротушения, да и огнетушителей хватает, но это был Хогвартс. Здраво оценив свои шансы справиться с магическим пламенем, Гилдерой бросился за помощью.
   К счастью Локхарт быстро наткнулся на декана Равенкло. На ходу объясняя ситуацию, он потащил его за собой в кабинет ЗОТИ. Когда они пришли все уже закончилось. Пепел от сгоревшего свитка покрывал бумаги на столе, но сами эссе остались нетронутыми. Рядом со столом валялась волшебная палочка.
   Поскольку были задействованы руны Флитвик отправил вестника к Бабблинг. Преподаватель рун явилась через полчаса. Тем временем Локхарт успел найти чистый пергамент и изобразить на нем увиденные руны. Хоть он видел надпись мельком, благодаря оклюменции ее удалось восстановить полностью. Увидив их Бабблинг удивленно покачала головой. Комбинация символов была сочетанием не сочетаемого.
   - Здесь написано "мокрое пламя ест кирпичи". - сказала она. - Поделка дилетанта, не имеющего представления о правилах написания рунных цепочек. Словно кто-то выбрал наугад первые попавшиеся символы, написал их друг за другом и наполнил магией. Если бы мой ученик составил подобную комбинацию и попытался ее активировать, я бы влепила ему месяц отработок за пренебрежение техникой безопасности. Вы уверены что надпись была именно такой?
   - Конечно, у меня же фотографическая память, - заявил Локхарт.
   - Коллега, а вам не кажется что это дело рук одной ценящей анонимность личности, - Бабблинг повернулась к Флитвику.
   - Похоже на то, - Филиус задумчиво посмотрел на преподавателя ЗОТИ. - За время вашей работы в школе с вами не случалось ничего странного?
   Локхарт не хотел рассказывать о преследующих его неприятностях, ведь тогда его бы просто подняли на смех, как же, известный герой не может справится со школьником (а кто еще мог устраивать такие дурацкие подлянки). Декан Равенкло понял что Гилдерой скорее промолчит, чем станет жаловаться, поэтому сказал:
   - В прошлом году у нас происходили странные вещи. Кто-то заколдовывал двери, убил тролля, устроил несчастный случай на уроке зелий (больше всех пострадал профессор Снейп), прислал медиковедьме описание проклятья, от которого страдал профессор Моррисон. Мы пришли к выводу что неизвестный действовал в интересах учеников. Похоже теперь он хочет избавиться от вас. Рискну предположить что в начале вас донимали всякие мелочи, теперь аноним пытается серьезно вас напугать. Между прочим, мои вороны обсуждали ваши уроки, Гилдерой. Чтение и пересказ художественной литературы плохо вписываются в программу ЗОТИ. Я вижу для вас только два способа избавиться от преследования: либо вы начинаете вести уроки как квалифицированный преподаватель, либо увольняетесь. Кстати, нанятый в прошлом году на должность преподавателя ЗОТИ Квиринус Квирелл тоже не справлялся и в конце концов бесследно исчез. Выбор за вами.
   Декан Равенкло развернулся и пошел к выходу их класса. Бабблинг последовала за ним.
   Локхард поднял свою палочка и указал на стол.
   - Эванеско! - эффект был таким, словно это была обычная деревяшка. Гилдерой попробовал еще несколько заклинаний и убедился что палочка перестала работать.
  
   В действительности Гилдерой был не совсем обычным волшебником. Мать писателя подрабатывала на дому варкой зелий. Однажды она получила заказ на большую партию Феликс Филицис. Сроки поджимали, поэтому женщина решила готовить зелье в одном огромном котле, пропорционально увеличив количество компонентов. Видимо в ее расчеты где-то закралась ошибка: не хватило помешивания против часовой стрелки или она продержала варево на минуту дольше чем надо... Феликс Филицис оказалось безнадежно испорчено, но при этом выглядело как правильно свареное. Заказчик не заметил подвоха и оплатил зелье, позже он сгинул где-то в Латинской Америке. Все бы ничего, но мама Локхарта оставила одну порцию зелья себе. Десятилетний мальчик интересовался маминой работой и она потихоньку учила его зельям, рассказывала какое зелья для чего предназначено.
   Локхарты жили в смешанном поселении магов и маглов. Однажды соседские мальчишки развели Гилдероя на слабо. Он поспорил что забьет не меньше трех голов во время дружеского матча по футболу против ребят на два года старше. Проигравшие должны были целый месяц угощать победителей сладостями, уступать место на спортивной площадке и так далее.
   Локхарт решил использовать зелье удачи. Да, его запрещено использовать в соревнованиях, но маглы не смогут уличить его в мошенничестве. Прямо перед игрой Гилдерой выпил заветный флакон. Под действием зелья мальчик с легкостью привел свою команду к победе. На следующий день ему сильно влетело от мамы за взятое без спроса. С тех пор с Локхартом стали происходить всякие странности. Без всякой причины мог сломаться стул, на котором он сидел, мальчик находил или терял деньги, однажды он споткнулся на ровном месте и упал, а в месте где секунду назад находилась голова пролетел упавший с крыши кирпич. После удачного события его начинало преследовать невезение и наоборот.
   Поступив в школу, Локхарт стал частым гостем в больничном крыле. Со временем он научился жить со своим проклятьем. Он привык к тому что в любой момент с ним может случиться что угодно. Пытаясь взять под контроль непослушную магию мальчик по совету преподавателя чар занялся оклюменцией. Это немного помогло. После Хогвартса Гилдерой устроился на работу обливиатором. На первом же задании его послали в маленький городок на побережье, где ходили слухи об оборотнях. Подправив память десятку свидетелей, юный обливиатор пошел в местный бар пропустить стаканчик. Там он наткнулся на пятерых оборотней, по несчастливому стечению обстоятельств они приняли его за аврора и напали. К счастью поблизости была группа авроров (они искали напугавшего маглов оборотня) и они успели прийти ему на помощь. На следующем задании Локхарт опять попал в опасную ситуацию, потом еще раз. Однажды напиваясь в "Трилистнике" Гилдерой похвастался что он в одиночку сразился со стаей оборотней и вышел победителем из схватки. На следующий день когда Локхарт очухался и немного поправил здоровье, он узнал что подписал контракт на написание книги. Самозваный агент скорее всего рассчитывал содрать с него неустойку за невыполненную работу, но оказалось что у Гилдероя был талант писателя.
   Первая книга Локхарта быстро стала популярной. Он бросил работу обливиатора и стал путешествовать в поисках сюжетов для своих книг (все равно даже если бы он сидел на месте они бы сами его находили). Популярность книг быстро росла и слава вскружила ему голову. Гилдерой стал самоуверенным. Порой он сам сражался с монстрами, но чаще - стирал память настоящим героям и выставлял себя победителем. Обливейт срабатывал без осечек. Какой бы опасной ни была ситуация, он неизменно выходил из нее целым и невредимым.
   Больше всего на свете Локхарт хотел стать обычным волшебником, но безумная Фортуна смеялась над ним. Устав от бесконечных приключений, писатель с радостью ухватился за возможность поработать в школе. Как известно, Хогвартс - самое безопасное место на свете, ну что там с ним может случиться?
   Локхарт действительно хотел побыть в роли учителя, но он абсолютно не имел представления как и чему учить детей. В его знаниях были огромные пробелы, большая часть чар его авторства срабатывала произвольным образом. В то же время самомнение героя благодаря кривой удаче было на высоте, он считал что может справиться с чем угодно и что его книги лучшие учебники ЗОТИ.
   Реальность оказалась жестокой. У Гилдероя началась черная полоса. Да, большинство девчонок смотрели на него влюбленными глазами и внимали каждому слову, Дамблдор позволил проводить уроки как ему хотелось, остальные учителя не лезли с советами или проверками. Но тут кто-то решил превратить его жизнь в ад. Локхарт посмеивался над потугами неизвестного, уверенный что удача на его стороне до тех пор, пока не лишился палочки.
   Новая палочка обошлась Гилдерою в десять галеонов, но осадок остался. Оливандер пожурил его за испорченный инструмент и немного завысил цену. Локхарту было все равно, из головы не шли слова Флитвика.
  
   - Кей, перестань на меня дуться! - Сьюзен села напротив меня.
   - Я не дуюсь. Пожалуйста не шуми, мы же в библиотеке. - ответил я и перевернул страницу. Конечно владения Пинс не сравнятся с комнатой-по-требованию, но мне нужно было как примерному равенкловцу проводить здесь по два-три часа каждый день, благо тут тоже были кое-какие источники информации.
   - Ты меня игнорируешь, - сказала она на пол тона ниже. - Я же извинилась.
   - Поговорим позже, я занят.
   - А давай я тебе помогу. Что ищешь?
   - Я смерил ее оценивающим взглядом. Похоже и вправду сожалеет о своем поведении возле озера. После ухода Гермионы она начала кричать на меня, высказывая свое недовольство. Обычно спокойная и дружелюбная девочка показала свою худшую сторону. Мои аргументы и объяснения она слушать не желала, поэтому я утихомирил ее Силенцио. Пришлось продублировать эти чары и для Ханны. Затем я сообщил им что они не имеют никакого права на меня орать и что я это не буду терпеть. Подружки некоторое время изображали из себя рыб, а потом убежали.
   - Меня интересуют чары позволяющие повысить удачу.
   - Чары? - девочка наморщила лоб. - Я слышала только про зелье.
   - Какое зелье? - в зельях я был слаб. В большинстве случаев заклинания работают быстрее и эффективней, исключение колдомедицина, и то не всегда. Само зельеварение было скорее набором инструкций, чем наукой. В моем роду почти не было зельеваров (я имею ввиду по-настоящему талантливых, способных создать новый рецепт с нуля).
   - Я расскажу, только пообещай что придешь на день рожденья Ханны. Отмечаем в воскресенье.
   - День рожденья? - это же через три дня. - Что ей подарить?
   - Главное не подарок, главное внимание, - девочка улыбнулась.
   - Ладно, сам что нибудь придумаю. - я захлопнул книгу и вопросительно на нее посмотрел.
   - Феликс Филицис, оно же зелье удачи, - начала рассказ Сьюзен. - Одно из самых сложных зелий. Требуются дорогие и редкие ингредиенты, процесс приготовления занимает около полугода и его можно начинать только при определенном расположении звезд на небе. Мне это тетя рассказывала.
   - Что конкретно делает зелье?
   - Принявший его чувствует абсолютную уверенность, каждое его действие ведет к наилучшему возможному результату, даже если оно выглядит абсурдным.
   - Подходит, - я еще раз мысленно пробежался по странностям Локхарта. - И как с ним бороться?
   - С кем? С зельем что-ли?
   - Да.
   - Никак. Эффект Феликс Филицис длится всего несколько часов. Многие преступники на этом погорели. Представь, грабят они магловский банк, успешно скрываются от полиции, а через несколько часов их ловят авроры. Правда, если преступник принимая зелье желает не только удачного исхода, но и того чтобы его потом не нашли, он легко уходит от правосудия. - девочка погрустнела.
   - Интересно, - я задумался. Локхарт как будто постоянно находится под действием зелья. - А можно как-то увеличить продолжительность его действия?
   - Не знаю, вроде бы нет, - она пожала плечами.
   Нужно точно узнать использует он Феликс Филицис. Оно наверняка запрещено для участников спортивных состязаний, значит должны существовать и способы выявления зелья.
  
   Раз обещал, пришлось идти на день рожденья Ханны. Тинриэль по моей просьбе купила красивую заколку. В качестве гостей присутствовали хаффплафцы и несколько человек с других факультетов, все же Аббот была полукровкой и родственников в магическом мире у нее хватало. Вообще дни рожденья обычно отмечались в узком кругу, среди самых близких знакомых. Я честно пробыл на празднике почти до самого комендантского часа, впрочем мне там понравилось и я неплохо отдохнул. Нужно будет узнать когда день рожденья у Сьюзен, иначе чувствую она очень обидится.
  
   Феликс Филицис обнаруживалось с помощью другого зелья. Не такого сложного как зелье удачи, но тоже выходящего за рамки школьной программы. Состав держался в секрете от рядовых граждан и я впервые не смог найти полную информацию в комнате-по-требованию. Впрочем, учитывая насколько специфическим было искомое, это неудивительно.
   Ладно, предположим Локхарт находится под действием зелья удачи. Как мне от него избавиться? Подкинутый ему в прошлый раз свиток с рунами должен был отправить его на больничную койку со средним магическим истощением, но он каким-то образом отделался лишь сломанной палочкой. Не хотелось применять ничего опасного для жизни преподавателя. Хм, а ведь если подумать его зелье работает далеко не идеально. Иначе бы он не выставлял себя посмешищем. Если нет ничего другого, нужно это использовать!
  
   С лета у Риты не было ни одного нормального задания. Редактор словно выбирал самые скучные мероприятия, а потом придирался к статьям. Конечно он ни словом не заикнулся кого подозревает во взломе своего офиса, но Скиттер все понимала по глазам.
   Перепроверив заметку, Рита сдала ее и вернулась на свое место. В окно рядом с которым она сидела постучалась сова. Журналистка взяла в руку палочку и только потом впустила птицу. При своей работе она умудрилась завести уйму недоброжелателей и любой из них мог прислать вопиллер или чего похоже. Рита убедилась что письмо не содержало в себе волшебства и только после этого аккуратно развернула записку.
   "Здравствуйте, дорогая Рита.
   Надеюсь вы простите фамильярное обращение? Мне очень нравятся Ваши статьи. Но в последнее время Вы перестали радовать людей сенсационными новостями. Поэтому я решил предложить Вам идею для журналистского расследования. Если за дело возьметесь Вы с Вашим несравненным талантом, общественность узнает всю правду об одном очень известном человеке, который совсем не тот за кого себя выдает. Дорогая Рита, я хотел бы указать его имя, но не могу поскольку Вы тоже можете попасть под влияние ореола его славы. Если мне удалось Вас заинтересовать, прошу завтра скрытно прибыть в Хогвартс.
   Таинственный Поклонник."
   Дамблдор! Почти наверняка кто-то кроме нее заинтересовался этим маразматиком! Похоже у неизвестного есть зуб на великого волшебника. Скиттер не обольщалась, откровенная лесть в письме способ склонить ее на свою сторону, но у нее был собственный мотив участвовать.
  
   Идея дуэльного клуба давно витала в школе. Поэтому когда Локхарт объявил что первое его собрание состоится через неделю все дружно кинулись записываться. В радостном ожидании школьники обсуждали предстоящие занятия, мерились друг с другом волшебными палочками. Даже Равенкло не обошло всеобщее возбуждение. Флитвик даже прочел нам лекцию о ведении дуэлей и порекомендовал литературу.
   Я начал готовиться. По мнению декана в дуэли было важно уметь уворачиваться от заклинаний, ставить щиты и атаковать. Вот только большинство рекомендованных заклинаний были "медленными". К примеру обезоруживающее заклинание Экспелиармус, с которого начинались все учебники дуэлинга. Ради интереса я засек сколько времени уходит на его каст. В лучшем случае одну-полторы секунды. Да, почти у всех оно выходит с первой попытки, но какой противник даст столько времени? Поняв что ты колдуешь обезоруживающее, противник за полсекунды поставит Протего.
   Эффективнее использовать быстрые короткие заклинания, чтобы у противника не оставалось времени на создание щита или встречных атакующих заклинаний. Лучшая защита - нападение. Но чтобы использовать такую тактику нужно быть сильным магом. Я нашел в библиотеке несколько подходящих для атаки заклинаний нужного типа и попробовал выпустить их одно за другим серией. Уже на третьем заклинании я почувствовал слабость. Боевые чары расходуют больше маны, чем обычные. Даже сознательно собирая энергию из окружающего мира я не успевал восполнять ее расход. Впрочем, эта проблема легко решается с помощью накопителя.
   Сжав в левой руке алмаз, я попробовал еще раз. Теперь мне удалось выдать серию заклинаний, но обнаружился один интересный момент - некоторые чары ослабляли следующие за ними, некоторые наоборот усиливали. В итоге пришлось потратить несколько часов на подбор оптимальной комбинации, периодически прерываясь на пополнение энергии в алмазе.
   Но ведь противник не будет стоять на месте подобно мишени. Порывшись в книгах я нашел одно очень интересное заклинание. Оно создавало сразу десяток ледяных снарядов и бросало их в противника по различным траекториям. Отличная вещь чтобы ударить в спину закрывшемуся щитом только с одной стороны противнику. Конечно для него требовалось довольно много маны, да и для задания траекторий и их корректировки нужно было как следует сосредоточиться, иначе снаряды полетят как попало, но мне оно идеально подошло. Я немного потренировался в его использовании и решил не применять его на занятиях дуэльного клуба.
   Рита в своей анимеформе незаметно пробралась в Хогвартс. Ученики бурно обсуждали предстоящие занятия в дуэльном клубе. Скиттер отыскала Гарри Поттера. Внешне он выглядел самым обычным мальчишкой, на уроках успеваемостью не блистал в отличии от своей подруги Гермионы Грейнджер. Мысленно Рита уже начала писать статью "Грязнокровка украла сердце Героя Магического Мира", как заметила какие взгляды на того бросает некая Джинни Уизли во время обеда. "Грязнокровка или предательница крови: схватка за любовь Мальчика-Который-Выжил". Тут откуда-то появился мальчик с фотоаппаратом и начал фотографировать Поттера не обращая ни на кого внимания. Пожалуй можно купить у него несколько снимков подумала Рита. На всякий случай она запомнила как зовут фотографа-любителя.
   Около восьми все факультеты собрались в общем зале. Там уже все было готово - лишнюю мебель убрали, посреди помещения поставили длинный помост. Перед собравшимися выступил не кто иной, а сам Гилдерой Локхарт. Писатель поблагодарил деканов Слизерина и Равенкло и выразил надежду что ученики добьются успехов в боевой магии.
   Тем временем Флитвик подошел к Снейпу и они о чем-то переговорили.
   - Ассистировать мне будет профессор Снейп, - закончил свою речь Локхарта. - Сейчас мы вам продемонстрируем как дерутся на волшебной дуэли.
   Рита с удивлением наблюдала как Снейп с первой попытки обезоруживает Локхарта. Удивительно, но известный герой даже и не пытался защититься. Его комментарий об этом выглядел как попытка сохранить лицо. Впрочем, ему удалось ему это не слишком хорошо, со всех стороны зазвучали смешки.
   После не слишком удачного выступления Локхарт заявил что сейчас ученики разобьются на пары и начнут индивидуальные поединки. Однако тут вмешался профессор Флитвик.
   - Коллега, боюсь ваша показательная дуэль была слишком коротка для того чтобы все разобрались в правилах. Кроме того профессор Снейп продемонстрировал нам лишь одно обезоруживающее заклинание, думаю всем было бы интересно увидеть что-нибудь защитное.
   Школьники одобрительно загудели. Ни Снейп, ни Локхарт (после того как с ним познакомились поближе) не были любимыми учителями, всем было интересно узнать кто кого.
   - Но профессор Снейп уже покинул нас, - возразил преподаватель ЗОТИ.
   - Ничего, думаю будет даже лучше если вашим соперником станет кто-то из учеников. Скажем Андерс.
   На помост выступил школьник со значком Равенкло на форме. Гилдерой посмотрел на противника и едва заметно побледнел.
   - Пожалуйста, не сдерживайтесь, профессор, - заявил мальчик. - Если вы проиграете мне никто не поверит что вы совершили все те подвиги, которые описали в книгах.
   - Но я не могу применять против ребенка боевые заклинания! - Локхарт что, боится дуэли с мальчишкой? Рита заинтересованно подлетела поближе.
   - Мастер вашего уровня обязан знать массу заклинаний, позволяющих нейтрализовать противника, не причиняя ему вреда. - сказал равенкловец. - Не сдерживайтесь.
   - Хорошо. - Гилдерой даже стал казаться выше ростом. - Ты сам этого захотел.
   - Напомню правила дуэли. - декан Равенкло взлетел на помост и стал между дуэлянтами. - Разрешены оглушающие, обезоруживающие, защитные заклинания, чары помех, трансфигурация, если, конечно, сумеете применить ее в бою. Дуэль длится до тех пор, пока один из вас не лишит противника способности сражаться. Запрещено причинят вред здоровью. Начинаете по моему сигналу. Готовы? - дождавшись кивков Филтвик убрался с помости и скомандовал. - Начали.
   - Экспе...
   - Ти! Ра! Ди! Ко! - из палочки школьника один за другим вылетело четыре луча. На первом Гилдерой издал болезненное "ой", от второго рука сжимавшая палочку разжалась, после третьего он его ноги начали выплясывать чечетку, четвертый же луч не оказал никаких видимых эффектов.
   - Великолепно, - прокомментировал случившееся Флитвик. - Отлично подобранная цепочка заклинаний. Первые три относятся к чарам помех, а что делает четвертое?
   Школьник спокойно наблюдал за тем как действие чар прекращается и профессор защиты приходит в себя. Локхарт наклонился и поднял палочку.
   - Экс-сс-кспел-ли-и-зар-кс-пе-ли-экс, - было видно что Гилдерой изо всех сил старается выговорить обезоруживающее, но у него никак не получается. И тут произошло нечто неожиданное. Волшебная палочка дуэлянта ярко засветилась и вдруг рассыпалась в пыль.
   - Андерс, что ты творишь?
   - Это не я. Профессор Флитвик, помните, на первом занятии чар вы говорили о том как важно правильно проговаривать заклинания? Сомневаюсь что та тарабарщина могла сработать как-то иначе. - мальчик повернулся к деморализованному противнику. - Профессор Локхарт, вы проиграли поскольку не в состоянии вести магическую дуэль без палочки. Кивните, я сниму с вас чары мешающие говорить.
   Дождавшись кивка мальчик снял чары и спустился с помоста. Его тут же обступили однокурсники спрашивая что за заклинания он использовал и где их можно найти. Равенкловец пообещал ознакомить желающих с найденным им учебником.
   "Жаль что это был не Дамблдор, - злорадно думала Рита покидая школу. - Но и так неплохо, ведь именно он подбирает персонал Хогвартса. Конечно эту статью не опубликовать на первой странице, придется влепить ее в светские новости, благо редактор почти их не проверяет. Кто бы мог подумать - Гилдерой Локхарт, известный писатель, герой и гроза чудовищ, не способен справиться на дуэли со школьником. Пожалуй не стоит спешить, проверю-ка я парочку его подвигов, если откроется что он присвоил себе чужие достижения будет еще интересней."
  
  
   После позорного поражения Локхарт ушел. Занятие продолжил профессор Флитвик. Он выбирал пары из старшекурсников и позволял им сражаться друг с другом. Среди первых-третьих курсов тоже были желающие поучаствовать, по настоятельным просьбам декан Равенкло разрешил одну дуэль между Роном Уизли и Драко Малфоем. Эта дуэль была скучнее других, что гриффиндорец, что слизеринец не знали толком боевых заклинаний. Малфой поставил Протего, а Уизли начал бомбардировать его Экспелиармусом. Затем Драко призвал змею, но ее тут же убрал профессор Флитвик. Ехидные замечания слизеринцев раззадорили Рона и тот бросился на Малфоя с кулаками. В итоге оба соперника были дисквалифицированы.
   Некоторые бои были очень интересными. Шести- и семикурсники использовали массу различных чар и старались творчески подходить к дуэли. В ход шла даже трансфигурация. Созданные Авис птицы ловко отвлекали внимание, позволяли неожиданно атаковать. После некоторых поединков профессор Флитвик комментировал дуэль, рассказывая об ошибках или указывая на удачные приемы. Порой он даже добавлял баллов в копилку того или иного факультета.
   Особенно отличились в дуэлях слизеринцы. Чувствовалось что дома их натаскивали в магических поединках. Кое-кто запоминал удачные приемы из предыдущих схваток и применял их во время поединка.
   После того как все желающие хотя бы по разу сразились на дуэли, профессор Флитвик подвел итог отмечая удачные моменты и допущенные ошибки.
   - Вам понравилось сегодняшнее собрание клуба? - спросил он под конец.
   Дети одобрительно загудели.
   - К сожалению, я не могу сейчас сказать когда состоится следующее, как только это будет возможно вам сообщат. Скорее всего мне придется разделить вас на группы по курсам, но все желающие могут посещать занятия других групп в качестве зрителей.
  
   Наверное впервые с начала занятий в Хогвартсе Гарри сам потащил в библиотеку Гермиону. Вообще-то у девочки и так хватало материала для изучения - чтобы разобраться в основах артефакторики требовалось решать многочисленные задачи и примеры после каждой главы, как в учебнике физики. Разбираться в материале без учителя было очень сложно, порой девочке хотелось обратиться за помощью, но тут она вспоминала циничное отношение Кея и откладывала книгу, чтобы потом на свежую голову вновь начать ее изучение. Поттер заинтересовался боевой магией и с помощью девочки принялся штудировать всю доступную литературу.
   Андерс поделился со всеми источником своих умений. Маленький томик чуть не разорвали, но тут вмешался декан Равенкло и наделал копий. Заклинания были удивительно простыми и эффективными.
   Школьников огорчало только отсутствие практики, Гилдерой отказывался устраивать показательные дуэли на уроках или обучать заклинаниям. Впрочем, его уже почти никто не уважал после проигрыша Андерсу.
  
   - Гарри, не мог бы ты со мной немного позаниматься? - смущенно спросила Джинни.
   Поттер удивленно посмотрел на нее. Раньше сестра Рона никогда ни о чем его не просила. Однокурсники иногда шутили, что младшая Уизли влюблена в Мальчика-Который-Выжил, да и сам Гарри замечал ее отношение. Впрочем, с тех пор, как девочка начала заниматься вместе с ним и Гермионой в библиотеке, фанатский блеск в ее глазах исчез.
   - Конечно, давай только заглянем в гостиную, за учебниками.
   - Все нужные книги у меня с собой, - девочка хлопнула по своей сумке. - Я нашла одно очень удобное место, идем.
   Уизли потащила его за собой. В Хогвартсе хватает пустующих классов, но Джинни они почему-то не устраивали.
   Ребята поднялись на восьмой этаж. Девочка остановилась напротив картины с троллями и зажмурилась. Гарри непонимающе оглядывался. Вдруг в стене появилась дверь.
   - Нам туда, - Джинни указала на вход в помещение.
   - Тут темно, - Поттер остановился на пороге. - Люмос.
   - Ступефай, - проговорил тихий голос Джинни. - Левикорпус!
   Тело мальчика-который-выжил влетело в комнату, следом зашла Уизли и закрыла дверь.
  
   - Рон, ты не видел Гарри?
   - Нет. Днем у него была тренировка по квиддичу, может он еще на поле?
   - Вряд ли, я видела Вуда в гостиной пять минут назад.
   Гермиону мучило дурное предчувствие. Словно если она не найдет Поттера, с ним случится что-то ужасное. Девочка принялась методично обходить все места, где тот мог быть. На лестнице она наткнулась на спешащего куда-то Андерса. Равенкловец бормотал под нос какие-то ругательства и так сильно торопился, что бежал по ступенькам. "А не связано ли это с Гарри?" подумала девочка.
   - Кей, подожди, - крикнула она.
   - Отвяжись, Грейнджер, - мальчик даже не обернулся.
   Ничего не оставалось, кроме как попытаться его догнать. Как оказалось, Андерс направлялся на восьмой этаж. Жадно глотая воздух, Гермиона увидела остановившуюся посреди коридора фигуру. Чуть отдышавшись, девочка наконец догнала равенкловца. Тот просто стоял и смотрел на стену прямо перед собой.
   - Прости, ты случайно не видел Гарри... - девочка осеклась, наткнувшись на свирепый взгляд.
   Андерс провел по лицу рукой и вздохнул.
   - Твой друг влип по крупному. За этой стеной находится секретная комната. Кто-то сейчас проводит там какой-то ритуал. Поттеру, похоже, уготована роль жертвы.
   - Откуда ты знаешь?
   - Не твое дело. Проклятье, - Кей ударил кулаком в стену. - Времени мало. Грейнджер, нужна твоя помощь.
   Девочку обуревали противоречивые чувства. Высокомерный равенкловец ни во что ее не ставил, но Гарри может пострадать. Сейчас нужно забыть о гордости.
   - Что делать?
   - Это просто. Пожелай изо всех сил чтобы дверь открылась.
   - Какая дверь?
   - Та, что ведет в комнату, где находится твой друг.
   - Это глупо. Я и так этого хочу... Ой.
   - Умница, - Андерс оттеснил девочку от появившегося входа и аккуратно приоткрыл дверь. - Вот дерьмо!
   Гермиона тоже заглянула внутрь и тут же сильно покраснела. В центре огромной, расписанной кругами разных размеров и различными символами залы находились два абсолютно голых ученика. Гарри Поттер и Джинни Уизли. С первого взгляда было ясно что мальчик здесь не по своей воле, иначе бы зачем его привязали к стулу.
   - Джинни, что ты делаешь? - спросила примерная ученица.
   - Грейнджер и Андерс, хорошо что вы заглянули. Мне как раз нужны свидетели, - гриффиндорка покачивая бедрами прошлась вдоль границы нарисованного на полу круга.
   - Джинни, я не знаю что ты вбила себе в голову, но это надо прекратить, - справившись со смущением и стараясь не смотреть на Гарри, Грейнджер решительно двинулась к Уизли.
   - Стой, дура, - Кей догнал девочку и схватил за руку.
   - Не мешай, - Гермиона с упрямством танка шла к цели.
   - Их окружает какой-то барьер, это опасно, - Кей отпустил девочку. - Не приближайся к ним, или мне придется остановить тебя магией. Иначе ты можешь пострадать.
   - Браво! - Джинни хлопнула в ладоши. Дверь в комнату с шумом захлопнулась. - Не думала что второкурсник заметит. Хотя, ты же чистокровный.
   Гермиона закусила губу, лихорадочно обдумывая дальнейшие действия.
   - Джинни, зачем ты это делаешь? - спросила она.
   - Зачем? Ты спрашиваешь зачем? Мы с Гарри созданы друг для друга, - Уизли погладила связанного Поттера по голове. - С детства я мечтала выйти за него замуж. Мама говорила что мы будем красивой парой.
   - Но... но... это неправильно, похищать кого-то силой чтобы женить его на себе, - возразила Гермиона.
   - Лицемерная грязнокровка, - лицо Джинни исказила гримаса ненависти. - Думаешь, я ничего не заметила? Ты все время увивалась вокруг него. "Гарри, ты сделал домашнее задание?" "Гарри, пойдем вместе позанимаемся." В гостиной, на уроках, в общем зале, ты все время крутилась рядом с ним. Из-за тебя, Грейнджер, он не смотрел на меня.
  
   Пока девочки выясняли отношения, я пытался понять что за ритуал собралась проводить Джинни. На первый взгляд это было похоже на экзотический брачный обряд. Но зачем ради такого в сущности пустяка включать все защитные схемы ритуального зала школы? Ид забил тревогу, поскольку из-за этого он потерял возможность наблюдать за комнатой-по-требованию, и, предполагая самое худшее, попросил меня срочно во всем разобраться.
   В поисках бреши в защитном барьере, я занялся изучением описывающих его рун. Благодаря проведенному на первом курсе ритуалу познания их значения были понятны. Да только легче от этого не становилось, слишком уж продуманной была преграда. Она защищала буквально от всего. Свет, звук, материя, магия, ничто из этого не могло нанести сколько-нибудь разрушительное влияние на то что находилось внутри круга. Более того, даже призрак не смог бы проникнуть сквозь его границу. Это еще зачем?
   - Кей, скажи ей! - Гермиона вспомнила про меня.
   - Грейнджер права, - наобум сказал я. - Кстати, у тебя красивая грудь, Джинни. Честно говоря, мне даже хочется поменяться местами с Поттером.
   - Что??? Ах ты извращенец!!! - Грейнджер была в ярости. - Немедленно отвернись!
   - Во-первых, я уже все разглядел, во-вторых, Джинни ведь не против, в-третьих, я не смогу понять как помочь Гарри вслепую.
   Говоря это, я краем глаз следил за реакцией Уизли. Смущение, стыд, нерешительность и желание идти до конца сменяли друг друга на ее лице.
   - Должен быть же какой-то способ ее остановить? - Гермиона не желала сдаваться. - Нужно позвать профессора Дамблдора и декана...
   - Когда они придут, она уже сделает все, чего хотела, - сказал я. - Кроме того, покинуть эту комнату сейчас будет непросто.
   Грейнджер бросила затравленный взгляд на магический круг и побежала к выходу. Отчаянные рывки и отпирающие заклинания оказались бесполезны.
   Уизли усмехнулась и продолжила подготовку к ритуалу. Она заклинанием заставила Поттера открыть рот и влила в него какое-то зелье. Организм подростка отреагировал на него весьма недвусмысленно.
   - Джинни, ты делаешь это по своей воле? - спросил я.
   Ее рука дрогнула.
   - Как ты нашла ритуальный зал, кто рассказал как активировать защиту?
   Девочка бросила взгляд на лежащую рядом кучу одежды.
   - Кей, ее заколдовали? - спросила Гермиона.
   - Не ваше дело, - грубо ответила Джинни, устраиваясь на коленях мальчика-который-выжил. - Гарри будет моим!
   Я приблизился к барьеру и переключился на магические чувства. Несмотря на всю свою надежность, защита позволила заглянуть внутрь круга. Волшебное ядро Уизли покрывало что-то вроде паутины. Верный признак того что она находится под чьим-то контролем. Магические ядра Поттера пульсировали в неровном ритме. Основное (то что побольше) вбирало манну и тут же сбрасывало ее в тело. Мальчик инстинктивно пытался освободиться с помощью всплеска стихийной магии. Однако все его усилия гасились вторым ядром, которое поглощало энергию из тела. Сейчас, хорошо разглядев его, я понял что это какой-то паразит, возможно астральный червь.
   Ядро Джинни начало быстро наполняться, сказывалась повышенная концентрация маны внутри магического круга. Она тоже была связана с паразитом! Правда, тот находился не в ее теле, а в лежащей рядом кучке одежды. Девочка двигалась все быстрее. А может эти паразиты так размножаются? О нематериальных магических сущностях почти ничего не известно, Лавгудов, которые на протяжении нескольких поколений занимались их изучением считают чокнутыми.
   С губ Поттера сорвался протяжный стон. Джинни еще несколько раз двинулась взад-вперед и разочарованно потянулась за новой порцией зелья. Через минуту процесс продолжился.
   - Ступефай! Эванеско! Пиро! - Гермиона долбилась в барьер с присущим ей упорство.
   - Рано или поздно, Уизли остановится, - спокойно проговорил я. - Это просто секс, никаких обязательств для участников. Вот тогда мы схватим ее в охапку и потащим к Макгонагл, на ковер. Гарри, просто расслабься и получай удовольствие!
   - Андерс!
   - Протего, - на всякий случай я закрылся щитом.
   - Гарри, мой Гарри, только мой! - в момент, когда Джинни достигла оргазма, между четырьмя магическими ядрами началась странная реакция. Их связал широкий канал, внутри которого бурлила энергия. Вначале поток был направлен в сторону Поттера. Аура мальчика быстро заполнилась до предела и процесс пошел в обратном направлении. Своего рода качели, с магией, перетекающей то в одну, то в другую сторону. Первой не выдержала такого напора Джинни. Все же она первокурсница, да и силой особой не отличалась. Уизли упала в обморок.
   - Поттер, попытайся использовать стихийную магию чтобы освободиться, - крикнул я. - Сейчас!
   - Как? - действительно, как Поттер может быть таким идиотом?
   - Просто пожелай этого!
   Минут через пять у него получилось. К этому времени барьер начал слабеть, видимо подпитка была завязана на похитительницу. Гриффиндорец вскочил, подхватил падавшую Джинни и уложил ее на стул. Затем, отвернувшись, он начал лихорадочно одеваться.
   - Что теперь? - спросил Гарри, стараясь не смотреть на лежащую девочку.
   - Можешь его обнять, - сказал я Грейнжер. - Барьера больше нет.
   - У тебя кровь, - Гермиона провела рукой по лбу мальчика-который-выжил. - Шрам.
   - Он жутко болел когда... когда...
   - Джинни тебя трахала, - закончил я. - Что? Из песни слов не выкинешь.
   Сейчас у Поттера осталось только одно ядро. Похоже, паразит сменил место обитания на тело Уизли. И второй тоже в нее переселился. Более того, сейчас шел процесс их объединения. Не хочу знать что будет, когда он закончится. И почему в Хогвартсе нет штатного экзорциста? Надеюсь, Ловца Душ будет достаточно. Не хотелось бы палить перед гриффиндорцами такую игрушку, даже если сейчас они не поймут что это, позже могут начать задавать вопросы.
   - Гермиона, тут недалеко есть ванная комната, своди туда Гарри и приведи его в порядок. А я пока посторожу Джинни. Вингардиум левиосса.
   Поднятая чарами мантия опустилась на тело Уизли. На всякий случай следом полетело связывающее заклинание.
   - Ладно. Только не смей чего-нибудь тут устроить.
   Дверь открылась без проблем и парочка грифов ушла на поиски ванной.
   - Тинриэль!
   Эльфийка мгновенно материализовалась, преданно глядя на меня.
   - Принеси сумку с артефактами, пожалуйста.
   - Вот, хозяин. - домовушка выполнила приказ за пару секунд.
   Нужная вещь быстро нашлась, эльфийка исчезла с остальными артефактами. Я приблизился к Уизли и осторожно вложил в ее левую руку Ловец Душ. Минуту или две ничего не происходило, но потом в глубине шара начал разгораться желтый огонек. Помимо духовной энергии артефакт поглощал и магическую. Тело Джинни начало сильно дрожать. Она пришла в себя и попыталась отбросить артефакт правой рукой, но та словно прилипла к нему.
   - А-а-а-а-а-а-а-ааааа, - закричала девочка.
   - Потерпи, скоро это закончится, - сказал я.
   Уизли вновь вырубилась. Осторожно, не касаясь артефакта с заточенной в нем тварью, я убрал его в черный мешочек из шелка акромантула. Призванная Тинриэль унесла опасную игрушку.
   - Энервейт! Джинни, как ты себя чувствуешь?
   Связанная девочка попыталась освободиться. После нескольких безуспешных попыток она начала звать на помощь какого-то Тома.
   - Уизли, тут только мы вдвоем, - сказал я, выбирая из кучи ее вещей палочку, флаконы с зельями и подозрительно фонящую остаточной магией тетрадь. Все предметы отправились в мою сумку, после чего снял с девочки связывающее заклинание.
   - Ты ее освободил! С ума сошел, она же может опять... - забеспокоилась вернувшаяся Гермиона.
   - Все в порядке, Грейнджер, я отобрал у нее палочку. Или ты предлагаешь тащить ее голой через ползамка? Мы вместе пойдем в больничное крыло, взрослые с ней разберутся. Поттеру тоже нужно пройти обследование.
   Джинни заплакала. Гермиона и Гарри разрывались между желанием успокоить первокурсницу и всыпать ей по первое число.
   - Хватит ныть, шевелись, - я отошел подальше и отвернулся. - Грейнджер, не своди с нее глаз.
   Одевалась она минут десять. Придя в себя, Джинни принялась уговаривать нас скрыть это происшествие. Она утверждала что действовала под принуждением. Может быть злые чары и имели место, но заставить человека делать то, что противно его образу мыслей может только Империус, и то не всегда.
   - Мама меня убьет когда узнает, - размазывая слезы по щекам причитала девочка. - Вы же слышали вопиллеры, которые она присылала братьям.
   - Гермиона, может быть...
   - Нет! - лучшая подруга мальчика-который-выжил была непреклонна. - Пусть ответит за то, что натворила. Это непростительно.
   - Но ведь ничего не случилось. И в итоге больше всех пострадала Джинни.
   - Вы оба целы и невредимы только чудом, - вмешался я. - Ритуальный зал школы это не игрушка! Он связан с мощнейшим магическим источником. Тут не то что всю школу, пол Англии могло снести к чертовой матери!
   - Ритуальный зал? - Грейнджер с удивлением оглянулась.
   - Ну да. Или ты думаешь все эти руны тут для красоты?
   - Похоже, ты многое знаешь об этом месте, - задумчиво сказала Гермиона. - И ты привел меня сюда. Как ты узнал про Джинни и Поттера?
   - Я не знал, - надо как-то объяснить свое поведение. - Меня позвал один из хогвартских эльфов. Домовик почувствовал что тут происходит что-то плохое, опасное для всей школы и попросил о помощи.
   - Но почему он не обратился к директору или одному из преподавателей? Почему ты не позвал взрослых?
   - И кого же надо было позвать? Локхарта? На то, чтобы найти, а потом убедить в серьезности происходящего профессора Флитвика или Макгонагл ушло бы много времени. Джинни жива только потому, что я успел вовремя оказать ей первую помощь. И, если мы не поспешим в больничное крыло, она может лишиться магии. Поттеру тоже не помешает показаться на глаза мадам Помфри. Ноги в руки и бегом!
   - Пожалуйста, не говорите...
   - Мы скажем правду, Уизли, не хватало чтобы ты еще забеременела, - сказал я. - Тогда об этом точно узнает вся школа. Можешь потребовать соблюдения врачебной тайны, но медиковедьма должна знать все от начала до конца.
   Перед выходом из комнаты я набросил на нашу компанию чары, рассеивающие внимание. До больничного крыла добрались без проблем. Помфри как раз выпускала двоих первокурсников-драчунов. Окинув нас пристальным взглядом, она приглашающе распахнула дверь.
   - Рассказывайте.
   - Джинни... с Гарри... - Гермиона густо покраснела.
   - Уизли похитила Поттера, связала, опоила этим зельем, - найденный на месте преступления флакон перекочевал в руки медиковедьмы. - В процессе, который последовал за этим, она пыталась провести неизвестный ритуал, который повредил их магические ядра.
   - Мистер Андерс, вы уверены?
   - Да.
   Палочка медиковедьмы принялась выписывать сложные фигуры. Все заклинания выполнялись невербально. Получив первые результаты сканирования, женщина побледнела и рванула к стеллажу с зельями. Уизли досталось пять флаконов, Поттеру четыре. Убедившись что они приняли лекарство, Помфри погнала обоих в душ.
   - Мадам Помфри, с ними будет все в порядке? - спросила Гермиона.
   Медиковедьма не ответила. Она разожгла камин и бросила в огонь горсть летучего пороха. Связавшись с дежурным покоем Мунго, Помфри назвала несколько имен и попросила чтобы указанные врачи прибыли как можно быстрее в школу.
   Гарри и Джинни встречал целый консилиум. Доктора опрашивали их как заправские следователи. Нам с Гермионой тоже пришлось рассказать об инциденте по три раза. Я предъявил им книгу, найденную в вещах Уизли. Девочка пыталась свалить всю вину на темный артефакт. В какой-то момент у нее началась истерика. Особое внимание магов привлек кровоточащий шрам на лбу мальчика-который-выжил. Они обнаружили остаточный след чего-то настолько запрещенного, что даже вызвали специалиста из Отдела Тайн. И только тогда Помфри вызвала директора. Меня и Гермиону выгнали, но даже за закрытой дверью было слышно как невыразимец орал на Дамблдора из-за какого-то крестража.
   - Бедный Гарри, - вздохнула Гермиона.
   - Он в надежных руках, - ответил я.
   - Спасибо тебе, - девочка нервно теребила свою палочку.
   - Не за что, любой бы на моем месте поступил так же.
  
   Дамблдор приходил в себя после устроенной ему головомойки. Помфри страшна в гневе, особенно когда за спиной группа согласных с ней коллег. Ему припомнили что он никому не показывал Поттера после событий в Годриковой Лощине, что скрыл ребенка у маглов, что допустил темный артефакт на территорию школы...
   А ведь Альбус понятия не имел о крестраже, считая шрам просто шрамом. За сотни лет существования Хогвартса в школе было создано или забыто столько предметов, считающихся темными, что обнаруживающие чары постоянно сигналили. В таких условиях одна невинно выглядящая тетрадка терялась на общем фоне. Да, стоит провести генеральную чистку, навести порядок, но денег едва хватало на содержание школы. По задумке Основателей юные маги должны обучаться в группах не более чем по десять человек, а лучше вообще по пять. Поэтому в школе столько классов. С каждым годом количество учеников росло, а бюджет оставался прежним. Директор не мог расширить штат, группы становились все больше и больше. Пришлось даже проводить занятия для двух факультетов сразу. Разумеется, это сильно сказывалось на качестве обучения. А тут еще и проклятье на должности преподавателя ЗОТИ. Откуда при таком цейтноте возьмутся деньги на услуги квалифицированного разрушителя проклятий?
   Дамблдор покачал головой. Как теперь смотреть в глаза Молли и Артуру? Их дочь изнасиловала мальчика и оказалась на больничной койке, возможно, она лишится магических способностей, а он, директор школы, узнал обо всем последним.
   Пока Альбус пытался понять что делать дальше, медиковедьма и сотрудник Отдела Тайн просвещали профессора Макгонагл.
   - Кстати, тот мальчик, Андерс, говорил о том, что его позвал на место происшествия один из хогвартских эльфов, - невыразимец усмехнулся, нанося добивающий удар. - Догадываетесь почему?
   - Похоже, замок выбрал нового директора, - Дамблдор вздохнул. - Рано или поздно, это должно было случиться.
   - Но, как же так, ребенок не может...
   - Минерва, за всю историю существования школы было два или три таких случая. До совершеннолетия Андерса мы будем управлять школой вдвоем. И его решения будут иметь такую же силу, как и мои, - Дамблдор устало присел на наколдованный стул. - Замок выбрал его, и Кей смог справиться с возложенной задачей. По словам Помфри, он верно определил состояние Гарри и Джинни.
  
   - Я новый директор Хогвартса?
   - Да, хозяин. Взрослые волшебники уже обо всем догадались.
   Тинриэль преданно заглядывала в мои глаза.
   - И, как это будет выглядеть?
   - Ну, вы теперь обладаете всеми правами, что и Дамблдор, на территории замка. Можете приказывать эльфам, принимать на работу и увольнять преподавателей и другой персонал, принимать решения по закупкам продуктов и так далее. Но это не избавляет вас от учебы.
   - Наверное, это к лучшему. Надоело уже прятаться по углам и наводить порядок из тени.
   Тинриэль просияла. Кажется, она боялась, что я могу рассердиться.
  
  
   - Андерс, тебя вызывают к директору, - староста нашла меня в библиотеке.
   Я молча собрал вещи и последовал за ней.
   В небольшой, но уютной комнатке за круглым столом собрались все преподаватели школы кроме Локхарта. Также присутствовала медиковедьма. Староста кивнула Флитвику и удалилась.
   - Мистер Андерс, мы считаем что вы были выбраны школой следующим директором. Прежде всего, необходимо проверить так ли это. Пожалуйста, попробуйте позвать кого-нибудь из домовых эльфов Хогвартса, - Макгонагл говорила предельно официально.
   - Но я не знаю их имен.
   - Пусть это будет Вилли, - подсказал Дамблдор.
   - Вилли!
   Рядом со мной материализовался лопоухий домовик в серо-белой тряпке. Тинриэль ни за что бы не позволила себе выглядеть так неряшливо.
   - Можешь продолжать свою работу, Вилли, - отпустил я домовика. Эльф исчез.
   - Поздравляю, вы прошли проверку, - со всех сторон посыпались поздравления. Даже Снейп что-то пробормотал.
   Обойдя стол, я остановился напротив директора. Столешница в выбранном месте расширилась и рядом появился стул.
   - Все в сборе, начнем собрание, - взял слово Дамблдор. - Мальчик мой, если тебе будет что-то непонятно, можешь задавать вопросы.
   - Конечно, коллега.
   По лицам преподавателей было видно, с каким трудом сдерживают смех.
   - Прежде всего, происшествие с Джинни Уизли. Девочка запуталась...
   - Альбус, ее необходимо строго наказать! - впервые вижу чтобы Маккошка и Ужас Подземелий были так единодушны.
   - Я поговорил с ней. Джинни искренне раскаивается в содеянном. Одна ошибка это не повод губить жизнь ребенку.
   Завязался спор. Дамблдор давил авторитетом, напоминал что девочка и без того настрадалась. Постепенно он сумел склонить на свою сторону декана Гриффиндора.
   - А вы что думаете по этому поводу, директор Андерс, - спросил Флитвик.
   - По-моему, ее стоит исключить из школы. Все равно, она почти сквиб, - я пожал плечами. - В ближайшие год-два ей вообще нельзя касаться палочки, не так ли, мадам Помфри?
   - Действительно, повреждения магического ядра настолько серьезны, что восстановление займет годы. Консилиум пришел к выводу что ее необходимо перевести в магловскую больницу, дальнейшее пребывание в таком насыщенном волшебством Хогвартсе для нее опасно.
   - Поппи, ты не говорила что все так плохо.
   - Мне жаль, Альбус, но это не исправить одним извинением.
   Дамблдор опустил глаза.
   - Что мы скажем детям? - спросила Спраут.
   - Несчастный случай во время самостоятельных занятий. Поттер и Грейнджер будут молчать, я с ними уже поговорил, - директор повернулся ко мне. - Кей, ты же понимаешь, как важно сохранить репутацию школы?
   - Буду нем как рыба, - сказал я. - Но только при одном условии. Мы увольняем Локхарта. Его глупое бахвальство и стремление быть затычкой в каждой дырке уже повлекли массу несчастных случаев. Он ничему не учит, только пересказывает фрагменты из своих книг. Заклинания, с помощью которых он якобы боролся с монстрами, абсолютно бесполезны.
   - Боюсь что это невозможно, - покачала головой Маккошка. - После того как пошел слух о проклятии на должности преподавателя ЗОТИ, учителя один за другим увольнялись, проработав не более месяца. Нам пришлось переделать контракт, добавив пункт о том, что сотрудник должен проработать не менее года в занимаемой должности, прежде чем сможет уйти по собственному желанию. С другой стороны, мы не можем его уволить, это также было включено в контракт.
   - В таком случае, оштрафуем его за невыполнение обязанностей, найдем нормального преподавателя и будем платить зарплату из этих денег. Коллега, я предлагаю вам посетить один из уроков ЗОТИ чтобы и увидеть проблему собственными глазами, - я на секунду замолчал. - Джинни сказала как к ней попал тот артефакт?
   - Она утверждает, будто нашла тетрадь в своих учебниках, после похода за покупками в Косой переулок, - Дамблдор посмотрел на Снейпа.
   - И? Как это пропустила защита школы? Хогвартс считается самым безопасным местом в Англии.
   - Боюсь, за прошедшие века чары Основателей порядком ослабли, - директор взмахнул палочкой, создавая над столом трехмерную иллюзию Хогвартса и окрестностей. - Сто лет назад защита охватывала десятимильный радиус вокруг школы. Сейчас же она едва доходит до границы Запретного леса. К сожалению, знания как их восстановить утрачены.
   Он что, не в курсе библиотеки в комнате-по-требованию? Я сделал мысленную заметку поискать там нужную информацию.
   Обсуждение переключилось на другие темы. Теплицы Спраут, состояние метел, подготовка к квиддичным матчам, успеваемость учащихся. После окончания собрания я подошел к директору и вновь напомнил о Локхарте. Дамблдор посетовал на свою занятость в связи с другими своими должностями. В ответ я заявил что возможно это и есть причина, по которой школе нужен новый директор. В итоге ему пришлось согласиться что этот вопрос не терпит отлагательств, и мы в сопровождении декана Гриффиндора отправились на урок второкурсников.
   - Минерва, Альбус, - лучезарно улыбаясь сказала Локхарт. - Чем обязан?
   Дальнейшего их разговора я не слышал, поскольку прошел в класс и занял свое место. Сьюзен принялась расспрашивать что случилось и почему меня видели в компании маглокровки Грейнджер.
   - Сью, ты такая милая, когда ревнуешь.
   Девочка густо покраснела. Сидящая рядом Ханна захихикала.
   - Хотите знать страшный-престрашный секрет?
   - Ну, - Боунс и Аббот придвинулись поближе.
   - Мозгошмыги реальны.
   - Что? - хором крикнули девчонки.
   - Андерс, тебя ждут в больничном крыле, - сказав это староста убежала по своим делам.
   - Потом поговорим, - я собрал вещи и покинул класс.
   Во владениях медиковедьмы меня поджидал невыразимец.
   - Мистер Андерс, вы должны мне рассказать все о известном вам происшествии.
   - Хорошо, только если можно, я хотел бы поговорить наедине.
   - Разумеется.
   Сотрудник отдела Тайн отвел меня в маленькую комнатку, служившую Помфри то ли кладовкой, то ли зельеварней. Вдоль стен стояли стеллажи с какими-то склянками. В углу комнаты стоял стол и два стула. Невыразимец занял один из них и кивнул на второй, после чего набросил на помещение чары конфиденциальности.
   - Тот артефакт, тетрадь что вы нашли, убедил Джинни Уизли провести ритуал, в ходе которого Гарри Поттер должен был стать ее мужем, - невыразимец внимательно наблюдал за моей реакцией.
   - У меня тоже сложилось такое впечатение. Но что произошло на самом деле во время ритуала? Точнее, что должно было произойти?
   - Видите ли, мистер Андерс, та вещь была крестражем. Вам известно что это такое?
   - Нет.
   - Крестраж это предмет, в который помещен осколок души мага. Разделение души на части процесс крайне опасный, но темные волшебники иногда все равно к этому прибегают, ведь пока крестраж существует, его создатель не может уйти в мир иной.
   - В смысле не может умереть? - уточнил я.
   - Да. Так вот, тетрадь была крестражем. Она вытягивала магические и жизненные силы из Джинни Уизли, порабощала сознание девочки. Хотя, стоит признать, та не слишком-то сопротивлялась. Джинни верила что тетрадь поможет ей завоевать сердце любимого. На самом же деле в ходе ритуала крестраж собирался захватить тело Гарри Поттера. Он выбрал почти беспроигрышный способ. Когда колдун и ведьма становятся одним, их магические ядра объединяются. Вы понимаете, о чем я?
   - Кажется да. Но это не сработало. Шрам Гарри Поттера... он тоже был крестражем, только неактивным? И когда Гарри атаковала тетрадь, он проснулся и начал активно мешать захвату тела Поттера?
   - Примерно так все и было, - невыразимец указал на меня своей палочкой. - Крестражи сражались между собой, а полем боя было тело Джинни Уизли. Девочка потеряла сознание. Сейчас ни она, ни Поттер, не находятся под влиянием чужой воли. Тетрадь стала просто тетрадью. И теперь самый важный вопрос: куда делись осколки душ?
   - Хотите сказать, эти крестражи захватили мое тело. Но у меня в тот момент при себе был Ловец Душ.
   - Что? Откуда? - невыразимец подался вперед, нависая надо мной.
   - В Хогвартсе обитает куча призраков, у некоторых довольно скверный характер. Вот я и захватил этот артефакт на всякий случай из дому. Моя мама в девичестве Морроу, если вам что-то говорит эта фамилия.
   - О, - только и смог выговорить невыразимец. - Это многое объясняет.
   - Вот, - я положил на стол мешочек с артефактом. - Надеюсь, вы знаете, что с этим делать.
   Собеседник сделал несколько пассов волшебной палочкой и расслабленно откинулся назад.
   - Все в порядке, осколки душ того-кого-нельзя-называть надежно заперты. Остается только выкинуть артефакт в Арку Смерти, - он вопросительно посмотрел на меня.
   - Делайте с ним что хотите, эти штуки одноразовые.
   - Благодарю за сотрудничество, мистер Андерс, - сотрудник Отдела Тайн подмигнул. - Возможно, по окончании школы...
   - Вынужден отказаться, у меня уже есть работа.
  
  
   После того как я рассказал Сьюзен про мозгошмыгов, девочка стала ревновать меня к первокурснице Лавгуд. В результате Луна только выиграла: Боунс и Аббот решили подружиться с ней и втереться ей в доверие, чтобы узнать планы возможной соперницы. Тайных замыслов дочь редактора Придиры в отношении меня не имела, зато подружки узнали что над ней издеваются старшекурсницы. В результате они защитили ее от травли и помогли стать более адекватной.
   После посещения урока ЗОТИ Дамблдор отстранил Локхарта от занятий. Профессор Моррисон вновь преподавал на всех курсах.
   - Мистер Андерс, задержитесь, - сказала Маккошка по окончании урока.
   Дождавшись когда все кроме меня покинут класс, она вытащила из своего стола толстую пачку бумаги и протянула ее мне.
   - Поскольку вы стали вторым директором Хогвартса, на документах должна быть и ваша подпись.
   Я перелистнул несколько страниц. Бухгалтерские документы, приказы, какие-то отчеты.
   - В качестве подписи выступает отпечаток волшебной палочки, - заместитель директора указала пустые поля. - Просто приложите...
   - Я знаю, как это работает, но прежде чем что-то утверждать, мне необходимо ознакомиться с бумагами.
   - Мистер Андерс...
   - Здесь и сейчас, директор Андерс, профессор. Если вам так срочно нужны подписи, стоило подойти ко мне раньше.
   Маккошка вздохнула.
   - Я займусь этим незамедлительно. Можно воспользоваться этим классом или у вас еще один урок?
   - У меня сейчас окно.
   - Отлично, тогда вы не будете против остаться и ответить на вопросы, которые, несомненно, возникнут в процессе ознакомления с этим, - я кивнул на стопку бумаги.
   - Хорошо, директор Андерс, - декан Гриффиндора вернулась за свой стол и принялась сверлить меня взглядом.
   Ее можно понять, какой-то школьник вдруг стал начальником и тут же начинает качать права, вместо того чтобы делать то, что говорят опытные взрослые. Однако, критическая ситуация в Хогвартсе сложилась как раз по вине этих мудаков. В комнате-по-требованию нашелся ответ на причину ослабления чар вокруг школы. Как бы ни была хороша и совершенна защита, с течением времени она слабеет. Во времена Основателей не было запретов или ограничений на использование тех или иных ритуалов, наверное поэтому создатели школы использовали самый эффективный вариант, включающий в себя человеческие жертвоприношения. Разумеется, никто не хватал на улице невинных жертв, в расход шли приговоренные к смертной казни преступники. Но сто пятьдесят лет назад волшебники постепенно начали отказываться от того, что позже прозвали темной магией. И очередной директор школы отказался от кровавого и излишне жестокого метода поддержания защиты. Ставить же сверху другие чары было нельзя из-за возможного резонанса магических потоков. Была бы тут нормальная защита - тетрадь Уизли порвало бы в клочки еще на подходе к стенам школы. Да, а голова Поттера... фиг его знает, крестраж был неактивен. Кстати о Гарри, надо будет им заняться, мальчик пострадал не по своей вине и если оставить все на самотек, лечиться он будет долго. Конечно, делиться с ним родовыми секретами не стану, но ядро подправлю.
   Ведомость выплаты заработной платы. Хм, Локхарта действительно оштрафовали на весь оклад, удержанную сумму отдали Моррисону. Подтверждаю... хотя стоп.
   - Профессор Макгонагл, а какая у меня зарплата?
   - Сто галеонов в месяц, начисления будут в следующем отчетном периоде.
   - Маловато, - я поставил подпись и вопросительно на нее посмотрел.
   - Мистер Андерс, - преподаватель потерла виски. Наверное, на ее языке вертелись язвительные комментарии, но она удержалась от подколок. - Бюджет школы не резиновый.
   Закупка ингредиентов для зелий, поступление пожертвований, продажа некоторых растений из теплиц Спраут, расходы на ремонт метел, закупка чистящих средств... а это еще что такое?
   - Профессор Макгонагл, тут какая-то ошибка, - привлек я внимание своего заместителя, хе-хе. - В этой цифре явно лишний нолик.
   Закупочные цены на продукты в ведомости превышали реальные раз в десять, если перевести галеоны в фунты и приобретать еду в мире маглов. Аппетиты у школьников немаленькие, в результате получается просто астрономическая сумма.
   - Тут все верно, директор Андерс, - ответила Маккошка, заглянув мне через плечо. - Да, я знаю, в мире маглов продукты намного дешевле, но согласно приказу Министерства 48/4Е-1970 маги, живущие в Волшебном Мире, могут делать покупки только в Волшебном Мире. Отслеживать расходы каждой магической семьи невозможно, однако в случае Хогвартса объемы поставок слишком велики. Маглы могут задуматься: куда деваются такие объемы продовольствия.
   - Ага, а еще мистер Бремонт и мистер Хигс лишаться львиной доли дохода, который они наживают на разнице цен. Как бы то ни было, тут я могу помочь. Видите ли, профессор Макгонагл, мой дед, Девид Морроу занимается сельским хозяйством на одном из Бермудских островов. Территория полностью скрыта от маглов, так что это не будет нарушением закона, о котором вы упомянули.
   Сквозное зеркало лежало в моей сумке, так что через пять минут я уже объяснял деду ситуацию. Услышав цены, по которым мой родственник готов был поставлять продукты, Маккошка ненадолго ушла в астрал. Дед был бы рад продавать товар не магловским контробандистам, в работе с которыми всегда всплывали кучи проблем, а волшебникам. Не нужно гонять грузовозы, можно отправить товар магическим способом, без лишних проблем. В общем, я оставил зеркало Макгонагл, подписал оставшиеся документы (там больше не было спорных моментов) и отправился на ужин.
  
   - Добрый день, мадам Помфри.
   - Здравствуйте, мистер Андерс, - подчеркнуто вежливо сказала медиковедьма.
   - Как там Поттер? Он в состоянии принимать посетителей?
   - У мальчика серьезная психическая травма, - волшебница покосилась на одну из задернутых ширм. - Я предлагала Альбусу сводить его к магловскому психиатру, но он не желает меня слушать.
   - Вот как? А что говорит декан Гриффиндора?
   - Профессор Макгонагл находится под слишком сильным влиянием авторитета Дамблдора, - Помфри покачала головой.
   - Плохо. Если можно, я хотел бы с ним поговорить.
   - Постарайся не напоминать ему о том дне.
   - Как скажете.
  
   - Привет Гарри, как ты тут? - я обвел взглядом отгороженный ширмами участок комнаты. - Вижу, Гермиона уже успела натаскать домашних заданий, чтобы ты не скучал.
   - Андерс, чего тебе, - мальчик-который-выжил был мертвенно бледен.
   - Перейду сразу к делу: ты хочешь проваляться здесь три месяца или неделю?
   - Мадам Помфри сказала что раньше, чем через полгода, я отсюда не выйду.
   - Специально для таких случаев, как твой, есть пара-тройка методов, позволяющих ускорить восстановление.
   - Ага. Может быть, ты еще дипломированный колдомедик, владеющий этими тайными методами?
   - Вроде того, - я подмигнул Поттеру. - Самый главный секрет - вера. Чем сильнее ты веришь в свое выздоровление, чем сильнее этого желаешь, тем быстрее поправишься. Магия это просто энергия, которую направляет воля пользователя.
   - Сомневаюсь что это так просто, - мальчик-который-выжил отвернулся.
   - Вспомни свое первое сознательное волшебство. Профессор Флитвик вначале наглядно продемонстрировал чары, заставил написать эссе по ним. Знаешь зачем? Слова заклинания это просто слова, нужно было чтобы они отложились у тебя в подсознании, чтобы ты поверил: заклинание сработает. Потом ты видел, как один за другим сокурсники осваивают эти чары и осознал, что у тебя тоже получится.
   - Выходит, мадам Помфри достаточно взмахнуть палочкой и пожелать моего выздоровления, и это сработает. Почему она до сих пор этого не сделала?
   - Видишь ли, Гарри, ей мешает твоя магия.
   Поттер удивленно хмыкнул.
   - Она защищает тебя. Слышал про маглоотталкивающие чары?
   - Такие, как на Дырявом Котле? - заинтересовался мальчик-который-выжил.
   - Да. На самом деле это слабая версия чар отвлечения внимания. Волшебники по своей природе обладают сопротивлением к внешней магии, а маглы почти нет. На первых эти чары не действуют просто в силу своей слабости. Также твоя магия мешает магии мадам Помфри исцелить тебя. Ты сильный волшебник, Гарри, твое магическое ядро почти как у взрослого... было таким, пока его не повредили. Магическое ядро слишком сложная и тонкая штука, извне его не починить. Сломать, повредить, истощить сколько угодно, но не вылечить. Это можешь только ты сам, изнутри, - для наглядности я указал пальцем на собеседника.
   - И как мне это сделать?
   - Просто будь оптимистом, - я выложил на его тумбочку несколько найденных в комнате-по-требованию книг и комиксов. - Это для поднятия настроения, ну и чтобы время летело быстрее. Выше нос, выздоравливай.
   Во время разговора я переключился на магическое восприятие и тщательно просканировал гриффиндорца. Состояние было даже лучше, чем ожидалось. Видимо сказалась природная одаренность, и, может быть, защита крови, которой, согласно слухам, его одарила Лили Поттер. Правда, ничего такого я не нашел, но не зря же крестраж во лбу столько лет был неактивен?
  
   - Как ты себя чувствуешь, Гарри?
   - Гермиона, меня уже достали этим вопросом.
   - Трансфигурация или чары? - девочка бесцеремонно схватила отложенную в сторону книжку. - Пеппи Длинный чулок?
   - Это Кей притащил, - Поттер кивнул на тумбочку, где лежала целая стопка развлекательной литературы. - Он заходил днем, говорил, что я могу самоисцелиться, и для этого нужно быть в хорошем настроении и верить в выздоровление.
   Гермиона была очень начитанной девочкой и слышала об эффекте плацебо. Поразмыслив пару секунд, она пришла к выводу что у волшебников эффективность пустышек должна быть выше благодаря их собственной магии. Наверное, впервые за свою жизнь Грейнджер забыла об учебниках и несделанных домашних заданиях и просто почитала вслух сказку.
  
   Поттер провел в больничном крыле почти месяц. В первый же день, когда Гарри вернулся в общежитие Гриффиндора, Рон Уизли устроил жуткий скандал. Якобы Поттер обесчестил его сестру. Гермиона вступилась на стороне Гарри. В какой-то момент завязась драка. Братья Рона приняли в ней живейшее участие. К счастью, Макгонагл подоспела вовремя, хотя мебель все равно пострадала. Как бы руководство школы не хотело замять скандал, правду пришлось раскрыть. В результате Уизли стали персонами нон грата. Рон перестал общаться с Гарри и Гермионой. Без постоянных напоминаний Грейнджер он совсем забросил учебу.
   По правам доступа Хогвартс теперь не делал различий между мной и Дамблдором. Забавно было видеть его лицо в первый раз, когда горгулья пропустила меня в его кабинет. А уж как хохотали портреты предыдущих директоров школы, услышав наш разговор, в ходе котого я назвал его коллегой... И все же Дамблдор неплохо держал удар. Если не считать секундного замешательства, он делал вид, будто все так и должно быть, дескать, обучает преемника и все такое. В директорском кабинете у меня теперь был свой стол, стул и даже шкафчик. Ничего важного там я не хранил, но все равно время от времени заглядывал, как правило, чтобы поболтать с шляпой или с портретами.
   Тинриэль вдруг оказалась выше меня ростом на целую голову. Казалось бы, только вчера она была обычной мелкой домовушкой. Какое-то время она пыталась скрывать эти изменения даже от меня, но однажды во время медитации я заметил активные чары и потребовал объясниний. Пришлось долго ее уговаривать, прежде чем эльфийка наконец показала свой истинный облик. Единственное, что меня обеспокоило - не сменится ли такое быстрое взросление не менее быстрым старением?
  
   Я с интересом разглядывал незнакомого волшебника. На вид вроде бы здоров, руки-ноги на месте, говорит связно и, судя по ответам на вопросы, даже разбираетеся в ЗОТИ.
   - В чем подвох?
   - Мистер Андерс! - заместитель бросила на меня возмущенный взгляд. - Нам крупно повезло, что мистер Люпин согласился преподавать защиту. Другого такого специалиста еще поискать!
   - Вы правы, он отвечает всем требованиям, но...
   - Но?
   - Опыт показывает, - я согнул пополам лист бумаги. - Что должен быть какой-то подводный камень. Скелет в шкафу мистера Люпина.
   Обсуждаемый субъект дернулся, услышав последнюю фразу.
   - Мистер Андерс, вы ведете себя как капризный ребенок! - не выдержала Маккошка.
   - Квиррелл заика и трус, профессор Моррисон был алкашом, пока его не вылечила мадам Помфри, Локхарт лживый хвастун, - жестко ответил я. - Данный кандидат весьма квалифицирован... и это заставляет думать, что его проблема куда серьезней.
   Наступившую тишину нарушал только шелест сгибаемой и разгибаемой бумаги.
   - Я оборотень.
   - Мистер Люпин уже много лет живет с этой проблемой, - пустилась в разъяснения Макгонагл. - Однако он ни разу никого не кусал. Во время полнолуний он будет уходить в безопасное место, предварительно приняв Аконитовое зелье.
   - Ладно, - я положил на стол бумажного журавлика. - Мы примем вас на должность преподавателя ЗОТИ, но только при условии что вы дадите Непреложный обет о непричинении вреда детям и сотрудником школы в волчьей ипостаси. Гарантией пусть будут ваша жизнь и магия.
   - Ремус не станет нападать на людей! Он много лет живет со своей проблемой и за все время ни разу никого не заразил, - Маккошка просто вскипела от возмущения. - Ни у меня, ни у директора Дамблдора нет и тени сомнения в его благонадежности.
   - Не надо, Минерва, клятва необходима, - вмешался соискатель. - Это разумное условие.
   - Отлично, - я быстренько набросал текст обета на листочке и протянул его Люпину.
   Декан Гриффиндора всем своим видом показывала недовольство, но клятву все же скрепила. Вскоре новый преподаватель ушел по своим делам. Убедившись, что мы остались одни, Макгонагл вздохнула.
   - Спасибо, Кей.
   - За что? - я удивленно посмотрел на нее.
   - Ремуса пригласил Дамблдор. Но каким бы хорошим человеком он ни был... - она замолчала.
   - Оборотень в полнолуние это стихийное бедствие, - продолжил за нее я. - Ликантропное зелье крайне сложное в приготовлении. А если с ним будет что-то не так? Некачественный ингридиент, лишнее помешивание... каждый, кто посещал уроки профессора Снейпа, знает: любая мелочь может дать непредсказуемый результат.
   - Мистер Андерс, Северус Снейп профессионал! - оскорбилась Маккошка.
   - Да ладно! Сколько раз в прошлом году Невилл оказывался в больничном крыле после его уроков? Только ощутив на собственной шкуре последствия собственного наплевательского отношения к ученикам, он стал предупреждать несчастные случаи. Честно говоря, даже сейчас я бы его уволил. Бюджет школы выправился, мы можем нанять квалифицированного преподавателя вместо Пожирателя Смерти.
   Макгонагл всплеснула руками.
   - Неужели вам нравится эта постоянная вражда Гриффиндора и Слизерина? Вы не видите, как Снейп подливает масла в огонь? Он никогда не снимает баллы со своего факультета, зато штрафует всех остальных с огромным удовольствием, и показательно закрывает глаза на шалости своих подопечных, - я положил на стол еще одного бумажного журавлика. - Вам приятно слышать, как ученики Слизерина называют маглорожденных грязнокровками? Дети быстро привыкают к безнаказанности, учатся презирать тех, кто не был рожден в волшебном мире. Тут что, растят будущих Пожирателей Смерти?
   - Все совсем не так! Не надо преувеличивать! Их родители...
   - Профессор, - перебил я собеседницу. - Насколько мне известно, почти все последователи того-кого-не-принято-называть заканчивали Хогвартс. Десять месяцев в году, с небольшими перерывами на каникулы. Семь лет. Их мировоззрение формировалось здесь! То, что буквально со школьной скамьи становились в ряды террористов очень, очень плохой показатель качества образования и воспитания... Стоит подумать о найме хорошего психолога или специалиста по работе с трудными подростками, пока мы не вырастили нового темного лорда.
   Макгонагл несколько раз открыла и закрыла рот. На стол лег еще один журавлик. Я положил на стол чернильницу и направил палочку на перо, произнося заклинание активации. Через секунду белые крылья бумажной птицы начали покрываться рунами.
   - Что вы делаете?
   - Подождите секунду, уже почти готово, - я остановил магический стилус и взял журавлик в руки, направляя в него ману. Магические знаки засветились и сменили цвет с черного на светло синий. - Это вам, тестовый образец.
   - Любопытный артефакт, - Макгонагл придирчиво оглядела птичку.
   - Как видите, он довольно прост в изготовлении. Я наделаю их в нужном количестве, чтобы хватило на всех первокурсников. Это гид-проводник. Достаточно коснуться его волшебной палочкой и сказать какое место в школе или кто из преподавателей нужен, и он укажет дорогу. В основе заклинание указания цели, направленное на поиск кратчайшего пути к объекту.
   - Директор Дамблдор, - четко проговорила Маккошка, тыкая палочкой в журавлика. Бумажная птица поднялась в воздух и медленно полетела в сторону двери. - Мне уже пора идти.
   - Конечно, конечно, надеюсь, вы обдумаете мои слова?
   Декан Гриффиндора кивнула и поспешила убраться покинуть помещение. Не понимаю этих взрослых. Тыкаешь их носом в очевидные вещи, а они стремятся убежать или спрятать голову в песок, только бы не видеть неприятные факты.
   Показательно создавая артефакт на глазах у Макгонагл, я преследовал несколько целей. Во-первых, продемонстрировал навык, о котором и так мог догадаться любой, знакомый с историей моего рода. Во-вторых, использование магических проводников облегчит жизнь будущим первокурсникам и старостам. В-третьих, заместитель директора проверит изобретение на работоспособность с точки зрения рядового пользователя. И, наконец, артефакт имеет одну маленькую негласную функцию: он транслирует на связанное с ним зеркало все происходящее поблизости. Хотелось знать как декан Гриффиндора отреагирует на мои откровения: будет ли заглядывать в рот Дамблдору или начнет думать своей головой?
  
  
   Декан Гриффиндора с подозрением смотрела на полученный артефакт. Заявленные Андерсом функции навигатора птичка выполняла исправно. Вот только почему-то маршрут к искомой цели почти всегда пролегал мимо нарушающих правила школьников, подстраивающих очередную каверзу близнецов Уизли, или, на крайний случай, очередной засады Пивза. За три дня она сняла месячную норму баллов, назначила десятки отработок и возненавидела полтергейста. Мелькала даже крамольная мысль нанять некроманта для избавления от неугодного призрака.
   Тряхнув головой, Минерва Макгонагл отбросила смутные догадки и вернулась к разбору бухгалтерских документов. В этом году впервые за долгое время в бюджете школы появились свободные средства. Разумеется, таковыми они будут недолго. Работа закипела. Наконец-то можно будет отремонтировать отопительную систему в подземельях. Каждый год зимой дети страдали от холода, особенно слизеринцы. Конечно, это способствовало скорейшему изучению согревающих чар, но не каждый мог поддерживать их часами. Да, еще бы не мешало проверить защитные чары школы, но где найти специалиста, способного это сделать?
   Декан Гриффиндора глянула на часы и тут же поспешила закончить возню с бумагами. Альбус очень не любит опоздавших. Спустя пять минут она уже входила в комнату, где собрались соратники из Ордена Феникса.
   - Что случилось, директор, зачем вы нас так срочно созвали? - озвучил общую мысль Артур Уизли.
   - У меня крайне неприятные новости, - ответил Дамблдор, усаживаясь во главе стола.
   - Неужели тот-кого-нельзя-называть восстал из мертвых, - Флетчер затрясся как осиновый лист.
   - Хуже, - директор обвел всех присутствующих внимательным взглядом. - Мы лишились основного источника финансирования.
   - Как? Почему? - хором спросили несколько голосов.
   Увы, но любая сколько-нибудь крупная организация требует денег. Даже та, членами которой являются волонтеры-добровольцы. А уже если речь идет о вооруженном противостоянии... В отличии от Пожирателей Смерти, члены Ордена Феникса небогаты. Поттеры, Лонгботтомы, Приюты и некоторые другие помогали, как могли, но этого было слишком мало. Дамблдору и некоторым другим его соратникам пришлось взять крупную сумму денег в кредит, который они выплачивали до сих пор.
   - К сожалению, Бремонт и Хигс больше не будут перечислять благотворительные пожертвования в фонд Ордена.
   Макгонагл встрепенулась, услышав знакомые фамилии. Ее начали мучить смутные подозрения. Неужели Альбус все эти годы?..
   Завязалась бурная дискуссия. Некоторые присутствующие высказались за сбор взносов со всех членов Ордена. Другие напирали на тяжелое финансовое положение, отсутсвие работы и так далее. Слушая этот диалог, Минерва все больше проникалась презрением к Дамблдору и самой себе. Как можно было не замечать, что директор фактически обкрадывает школу? Конечно, деньги шли на благое дело, но не было ли лекарство хуже болезни? Может быть, если бы директор не был так сосредоточен на политике, и уделял больше внимания школьным проблемам, слизеринцы не шли бы поголовно в ряды Пожирателей? Эта вечная проблема с преподавателями ЗОТИ, из-за которой лишь единицы из выпускников способны защитить себя...
   - Минерва, а ты что думаешь по поводу взносов? - спросил Дамблдор.
   - Прости, Альбус, я выскажу свое мнение позже, - заместитель директора торопливо собралась и покинула собрание.
  
   Через день у Дамблдора и Макгонагл состоялся очень неприятный разговор. Великий волшебник, председатель Визенгамота ужом вился, оправдываясь за свои действия. Однако Маккошка была неумолима. Она припомнила и цербера в прошлом году, и всех некомпетентных учителей, и несчастные случаи на уроках полетов и много чего еще. В запале она даже заявила:
   - Школе действительно нужен другой руководитель. Война с Пожирателями закончилась много лет назад, а вы по-прежнему занимаетесь чем угодно, кроме своих обязанностей. Я удивлена, что магия еще вас не покинула.
   - Волдеморт не умер окончательно, - привел последний довод Дамблдор. - Нам придется бороться, когда он вернет себе тело.
   - Вот как? Тогда разве не важнее обучить детей самозащите? - Макгонагл даже не дрогнула, услышав имя темного лорда. - Разве не важнее воспитать слизеринцев так, чтобы они превратились в достойных граждан, а не мечтали стать Пожирателями Смерти? С этого дня, Альбус, я отказываюсь от членства в Ордене Феникса. И если хоть один кнат уйдет не по назначению, об этом сразу же узнает Совет Попечителей.
   Минерва ушла. Оставшись один, Дамблдор насыпал горсть зерен фамильяру. Фоукс издал утешающую трель и принялся клевать корм. Великий волшебник вздохнул. Годы брали свое, он уже давно чувствовал, как власть начинает потихоньку ускользать из рук. Фадж все чаще действовал вопреки его советам, в Визенгамоте все большее влияние набирали чистокровные. Скоро они и без Волдеморда смогут принимать нужные им законы.
  
   - Предлагаю исключить Драко из квиддичной команды, назначить ему неделю отработок с Филчем, - Маккошка кипела от возмущения.
   - Минерва, не стоит так строго его наказывать. Это была всего лишь детская ссора, - Дамблдор как всегда собирался закрыть глаза на происходящее.
   - Он издевался над маглорожденной первокурсницей, оскорблял ее. Пора положить конец такому отношению к детям неволшебников, - заместитель директора повернулась ко мне. - Вы согласны, мистер Андерс?
   Присутствовавший при этом разговоре Северус Снейп удивленно поднял бровь. Видимо он не ожидал, что Маккошка может обратиться за поддержкой к ученику. В последнее время Макгонагл стала относиться ко мне почти как ко взрослому.
   - Вынужден согласиться с коллегой, - на лице Дамблдора мелькнула тень неудовольствия. Декан Слизерина отвернулся, пряча смешинки в глазах. - Однако нельзя оставлять подобные инциденты без внимания. Профессор Снейп, вы говорили со своим подопечным? Сожалеет ли он о вырвавшихся в запале словах?
   - Э-э, - ужас подземелий растерялся от подобной постановки вопроса. Ответить нет декан Слизерина не мог. - Конечно, сожалеет.
   - Замечательно, это означает что Драко уже на полпути к исправлению, - я улыбнулся. - А чтобы он с него не сбился... Профессор Макгонагл, какой предмет дается Малфою хуже всего?
   - Его уровень знаний средний по всем предметам, - Маккошка нахмурилась. - Только с ЗОТИ проблемы.
   - Наверное, у Меган то же слабое место?
   - Да.
   - Что ж, тогда предоставим Драко шанс загладить свою вину перед девочкой. В качестве извинения он должен будет проводить дополнительные занятия по ЗОТИ для Меган, скажем, в течение двух недель.
   - Но он же не знает предмет! - запротестовал декан Слизерина.
   - Материал первого курса вполне доступен для самостоятельного освоения. Профессор Снейп, вы же не откажете в помощи своему ученику? Если занятия будут проводиться некачественно, или девочка пожалуется на грубость, мы продлим "отработку".
   - Я понимаю, чего вы хотите добиться, мистер Андерс, - Дамблдор задумчиво посмотрел на меня. - Но есть факторы, которые нельзя не принимать во внимание.
   - Речь идет о Люциусе Малфое? - прямо спросил я. - Думаю, он будет не против, если мы воспитаем его сына достойным человеком.
  
   Драко Малфой в итоге подружился с Меган Фокс. Первую неделю он всячески пытался от нее отделаться, выолнял отработку спустя рукава. Я специально заглянул на одно из проводимых им занятий под присмотром профессора Снейпа, после чего Макгонагл продлила наказание еще на неделю. Слизеринец намек понял и больше не халявил. Волей-неволей, ему приходилось уважительно разговаривать с девочкой, отвечать на все ее вопросы. Скорее всего, софакультетники посмеивались над ним, как же, аристократ вынужден нянчиться с грязнокровкой, но были вынуждены держать свое мнение при себе, чтобы самим не заработать такую же отработку.
  
   Остаток учебного года пролетал незаметно. У меня не было и свободной минутки на отдых: занятия, подготовка к экзаменам, бесконечные переговоры через сквозное зеркало с дедом, который хвастался достигнутыми успехами, возня с документами в качестве директора. Сьюзен и Ханна вылавливали меня по вечерам и чуть ли не силком утаскивали в гостиную Хаффплаффа. С учебой у барсуков было не очень, обычно по всем предметам младшим помогали старшекурсники. Однако у третьекурсников большую часть года преподавал тот же Локхарт, так что сейчас они за голову хватались, пытаясь выучить за оставшееся время годовой объем материала. Четвертый, пятый, шестой и седьмой курсы также плавали в плане знания ЗОТИ, поскольку до Моррисона их почти не учили. Учитывая, что шляпа распределяет всех ботанов в Равенкло, любителей самостоятельно читать учебники среди хаффов не было.
  
   - Тинриэль, позвови, пожалуйста, Ида, - попросил я.
   Мы находились в комнате-по-требованию, поэтому можно не опасаться лишних ушей.
   - Чего тебе, - изменившимся голосом спросила она.
   - Надо что-то решать с защитой школы.
   Эльфийка челкнула пальцами и передо мной возник книжный шкаф. На полках лежали свитки, книги с кожаными обложками, просто исписанные листы.
   - Здесь полная схема конструктов, созданных Основателями, дополнения сделанные директорами, а это, - она указала на лежащий в уголке пыльный том. - Рекомендации по поддержанию и обновлению защиты.
   Стоило открыть указанную книгу, как передо мной развернулась огромная трехмерная схема замка с действующими рунными цепочками. Я присвистнул от восхищения.
   - Красным обозначены гаснущие потоки, бордовым выгорающие от слишком мощного потока энергии, - пояснил Ид. - Как видишь, магистральный канал от источника перегружен, в то время как периферия не выполняет своих функций из-за недостатка маны.
   - Так вот зачем в школе столько призраков, - задумчиво прошептал я.
   - Да, директора пытались заменить ими жертвоприношения. К сожалению, с каждым годом земного существования астральные существа вырабатывают все меньше духовной энергии.
   - Этим они не решили проблему, да, процесс распада чар замедлился, но лет через десять начнет рваться антиаппарационный барьер, еще через пять падет сокрытие от маглов. Чтобы разогнать энергию по всей сети, нужно влить в магический источник много духовной энергии за короткий промежуток времени. Сколько?
   - Пятнадцать-двадцать маглов или три-четыре волшебника минимум, - ответил Ид. - В идеале полсотни человек или десяток магов. Лет двести назад это была стандартная процедура, каждые пятнадцать лет Министерство Магии предоставляло расходный материал.
   Я мысленно выругался. Придется проводить не один ритуал, а целую серию. Подготовка займет не меньше месяца: поиск материалов, расчеты (хотя тут помогут магловские компьютеры), плюс ритуалист должен соблюдать определенную диету... Последнее самое сложное, ма сразу заподозрит неладное, она-то в курсе темномагических заморочек.
   - Мне нужно алиби, кто-то должен занять мое место на половину лета.
   Ид только развел руками. Из хогвартских эльфов только Тинриэль может более-менее притворяться человеком, но она нужна мне.
  
   День отъезда из Хогвартса выдался суматошным. Почти все собирались в последний момент. Мои сумки были готовы заранее (удобно иметь домового эльфа). Тинриэль сообщила куда сел Поттер, поэтому я быстро отыскал нужное купе. Вместе с мальчиком-который выжил там находилась Грейнджер.
   - Добрый день! Гермиона, тебя искала Лаванда Браун, она в пятом купе, - дождавшись, когда девочка выйдет, я продолжил. - Гарри, на лето ты возвращаешься к своим магловским родственникам? Тебе там нравится?
   - Не твое дело, - Поттер отвернулся.
   - Хочу предложить тебе провести лето в другом месте.
   - Где? - с надеждой спросил Поттер.
   - В моей семье. Кое-что случилось, и мне нужно срочно уехать, но так чтобы об этом никто не узнал, особенно моя мать.
   - Почему?
   - Это не мой секрет. Короче, нужен кто-то, кто будет играть мою роль. Ничего особенного от тебя не потребуется, просто будь обычным ребенком.
   - А если она догадается?
   - Вряд ли. До одиннадцати лет я жил с дедом, потом большую часть года проводил в Хоге.
   - Мы совсем не похожи, - ответил Поттер.
   - Все продумано, держи амулеты, - я выложил на сиденье свои поделки. - Скрыт и изменение внешности. А это фотография мамы.
   - Красивая, - с затаенной грустью прошептал Гарри.
   - Это сквозное зеркало, - я вручил Поттеру еще один предмет. - Если нужно будет связаться со мной, коснешся его палочкой и назовешь пароль Х1277.
   - А если меня будут искать? - спросил мальчик-который выжил.
   - Кто? Твои магловские родственники?
   - Нет, тетя и дяди будут только рады, если я не вернусь на каникулы.
   - Тогда чего ты переживаешь? Хм, вот держи, амулет против легилименции, - я снял с шеи самый сложный из своих артефактов. - На всякий случай. Кстати, можешь свободно колдовать у меня дома, наши слуги сквибы, магией их не удивишь.
   - А твоя мама не будет ругаться?
   - Да она только рада будет, что сын применяет знания на практике.
   - Здорово!
   - Кстати, советую позаниматься на каникулах. Учебники дома есть. Если что-то непонятно в зельях, обратись к моей маме. А сейчас посиди спокойно, я сниму все следящие заклинания.
   Чар было много, и все такие заковыристые. Повозившись полчаса, плюнул и наложил дюжину заклятий перенаправления. Теперь они в случайном порядке перебросятся на первых встречных маглов. Не знаю кто их автор, но ему придется провести немало времени в поисках Поттера.
   - Иногда я буду тебя навещать. И, последнее, где твои вещи?
   - На верхней полке, - Гарри указал на огромный сундук.
   - Какой идиот его тебе всучил? - спросил я. - Ладно, придумаю что-нибудь. Сейчас активируй амулеты и иди в третье купе, весь мой багаж - сумка с чарами внутреннего расширения, не перепутаешь. О своей подруге не беспокойся, позже пришлю вам обоим пергамент с протеевыми чарами, будете переписываться.
   - Но я же не согласился.
   - Поттер, обещаю, это будет лучшее лето в твоей жизни. А теперь кыш, пока Гермиона не вернулась.
   Грейнджер пришла минут через десять, когда вопрос с сундуком уже был решен. Больше всего девочка переживала за результаты экзаменов. Я как мог ее успокаивал. Потом она начала спрашивать чего хотел Андерс, пришлось притвориться, будто речь шла о здоровье мальчика-который-выжил. В купе постоянно кто-то заглядывал: Малфой заскочил сказать пару гадостей, Криви за очередным автографом, сестры Патил угостили меня пирожеными и так далее.
   Наконец, настал долгожданный момент прибытия в Лондон. На платформе меня перехватил Северус Снейп и буквально отконвоировал к толстому недовольному маглу. Тот загнал меня в машину и сел за руль. Пока мы ехали, я тихонько сполз вниз (вроде как заснул) и позвал Тинриэль. Ощутив невидимую ладошку, негромко прошептал "Аппарируй".
   Багаж мальчика-который-выжил отправился в банковскую ячейку Гринготса, а я вернулся в Хог.
  
   Гарри немного нервничал. По пути в купе Кея его перехватили Боунс и Аббот. Они болтали без умолку, перескакивая с одной темы на другую. Как оказалось, чтобы не выдать себя, ему достаточно было сидеть в уголке и помалкивать.
   Маму Кея на платформе было заметно издалека, магловский деловой костюм выделял ее на фоне волшебников, одетых в несуразные наряды. Женщина тепло его обняла и повела к камину. Поттер повторил названный ею адрес и бросил щепотку порошка в пламя. Да, когда хотят, маги могут очень быстро перемещаться.
   Дом Андерсов оказался настоящим особняком. Предметы из быта обычных людей соседствовали тут с магическими артефактами. Поверхности электроприборов покрывала рунная вязь. Гарри помнил, как часто у Дурслей ломалась сложная техника, поэтому быстро сообразил, что это защита от побочных эффектов волшебства.
   - Люмос, - мать Андерса взмахнула палочкой, и десятки бело-голубых лампочек на огромной люстре вспыхнули мягким светом. - Сынок, поздравляю с окончанием учебного года. Праздничный ужин будет готов через полчаса.
   Женщина ушла, а Поттер растерянно застыл на месте. Дом был огромным, а Кей забыл сообщить как найти его комнату. Оглянувшись по сторонам, он обнаружил лестницу, ведущую на второй этаж. Мальчик поднялся наверх. Какое-то время он бродил туда-сюда, почти заблудившись, пока одна из дверей, рядом с которыми он проходил, не распахнулась сама собой. Войдя в нее, он увидел просторную спальню. Рядом с окном был стол. Целую стену занимали книжные полки, многие фолианты были написаны на незнакомых мальчику языках. Напротив находился платяной шкаф с зеркалом в полный рост. Заглянув внутрь, Гарри увидел одежду примерно своего размера.
   "Похоже, это комната Кея" догадался мальчик. Он бросил сумку Андерса рядом с кроватью и переоделся. Его выбор пал на черные штаны и синюю футболку с атрибутикой какой-то футбольной команды.
   "Бз-з-з-з-з."
   Резкий вибрирующий звук шел со стороны кровати. Поттер быстро выяснил, что его издавало зеркало. Стоило взять его в руки, как вместо отражения артефакт показал Кея.
   - Ну как тебе? - спросил однокурсник.
   - Пока не знаю. Тут все такое странное.
   - Обычное, - Андерс пожал плечами.
   - Твоя мама сказала, что скоро будет праздничный ужин, а я не знаю куда идти.
   - Спустись на первый этаж, по коридору справа от лестницы выйдешь в столовую. Кстати, обрати внимание, светильники во всех комнатах зажигаются люмосом, это ма экономит на лампочках (зачаровывать от магии их та еще морока, а если это не делать они начинают лопаться), выключаются ноксом или автоматически, если в комнате никого нет. Во время ужина мама и Брукс (мой отчим) будут предлагать разные варианты как провести каникулы. Если что-то понравится - соглашайся. Денег у нас много, можешь не стесняться, - Кей подмигнул. - Даже если предложат слетать в другую страну. Главное, запомни, к деду ни ногой! Он сразу распознает подмену. И еще одно, в твое распоряжение на первое время поступает моя верная помощница. Тинки домовой эльф, слушайся ее советов. Она немного стеснительная, предпочитает оставаться невидимой. Не удивляйся. Если нужна помощь, просто позови ее по имени. Только о ней тоже никто не должен знать.
   Связь прервалась. Поттер аккуратно положил зеркало на стол и произнес:
   - Тинки, ты здесь?
   - Да, - пришел ответ из пустоты.
   Мальчик-который-выжил облегченно вздохнул. Все было не так сложно, как он предполагал.
  
   Гарри Поттер пропал. Снова. Как и в прошлом году, поисковые заклинания сходили с ума. Единственная ниточка - вещи мальчика - оказались спрятаны в банковской ячейке Гринготса и вытащить их оттуда без разрешения клиента не представлялось возможным. Дамблдор дернул за ниточки, но гоблины всегда с презрениям относились к волшебникам и не желали идти на уступки.
   Собранные в авральном режиме соратники только что не крутили у виска пальцем. На их лицах было написано: "Старик выжил из ума, все как в прошлом году. Сам спрятал, а теперь издевается над нами". Единственный, кто с энтузиазмом взялся за поиски - Северус Снейп. Впрочем, Дамблдор и не подозревал, что декан Слизерина просто воспользовался предлогом чтобы уйти в заслуженный отпуск.
  
   Я глотнул очередную порцию Очищающего Зелья. Безвкусная мерзость. Особую изюминку этому вареву придавала тягучая консистенция. И эту гадость предстояло принимать на протяжении целого месяца, за завтрак, обед, ужин и вместо воды. На самом деле, Очищающее Зелье очень полезно, оно содержит все необходимые организму мага вещества. Говорят, некоторые ритуалисты только им и питаются. Привыкли. Волшебный супчик имеет несколько побочных эффектов, проявляющихся в индивидуальном порядке. Один лысеет, другой становится невероятно привлекательным для противоположного пола, третий набирает вес. По слухам, это зависит от того, кровь каких магических существ присутствует в крови его принимающего.
   Вторым пунктом подготовки к ритуалу был поиск подходящего магического кинжала. Вот уже неделю я обходил магазины Лютного, встречая один лишь хлам. Опытный маг вроде моего деда легко бы обошелся новоделом, но мне нужен был старинный атам, с памятью, то есть уже применявшийся во время жертвоприношений.
   Время было раннее, еще не все лавки открылись. Почти вся шваль спит по домам после пьянки, так что сейчас можно спокойно ходить за покупками. Вечером тут полно всяких криминальных элементов.
   У "Горбина и Бэркеса" уже был клиент. Похоже, он хотел что-то продать. Я толкнул дверь, заходя внутрь. Посетитель надвинул капюшон поглубже. Прячет лицо, преступник? Хозяин магазина крутил в руках тусклый клинок.
   - Красная цена десять галеонов, - огласил он вердикт.
   - Интересно, позволите? - я потянулся к кинжалу.
   - Наглый торгаш! Этот артефакт стоит не меньше тысячи! - клиент выхватил клинок из рук владельца лавки.
   - Можно взглянуть? - пришлось повысить голос.
   - Парень, это тебе не игрушка, - продавец направился к выходу.
   - Стойте! - я догнал его уже на улице. - Вы хотите продать клинок или нет?
   - Ладно, смотри, - незнакомец отдал кинжал.
   Я внимательно изучил руны на рукояти, после чего взял атам в правую руку и провел лезвием по левой. Выступила кровь. Она потекла вверх, вопреки гравитации, образуя сложный трехмерный узор.
   - Идиот, ты что творишь, - продавец замолчал.
   - Сколько ты там хотел? Тысячу галеонов?
   - Полторы, - незнакомец нервно огляделся по сторонам.
   Воздух наполнил тихий шепот. Голова закружилась.
   - Что-то мне плохо, - я схватился за незнакомца, оседая на землю.
   Он грязно выругался, пытаясь не упасть вместе со мной и не замечая, как активируется портал.
   Мы приземлились в центре гексограммы. Браслет на правой руке тут же потеплел, освобождая меня от парализующей магии. Ловушка была подготовлена специально для приема преступников или на случай если на меня нападут в Лютном. Я собирался заняться этим позже, все же содержание пленников влечет массу хлопот. Но если на ловца зверь бежит, то почему бы не впоймать? Тем более что один маг в ритуале эквивалентен пяти маглам.
   - Сириус Блэк, ты и правда думал, что можешь свободно расхаживать по улицам и тебя никто не узнает?
   - Ублюдок!
   - Зачем же так грубо, убийца.
   - Я невиновен в том, в чем меня обвиняют.
   - Неужели?
   Лежащий на полу человек принялся рассказывать свою грустную историю. Его оклеветали, обвинили в чужих грехах и бросили в тюрьму без суда и следствия.
   - И ты можешь подтвердить все это под сывороткой правды? - спросил я, разыскивая склянку с нужным зельем. Да, оно тоже было куплено заранее, хочется быть абсолютно уверенным, что материалом для ритуала станут только худшие преступники.
   - Да!
   - Тогда приступим, - я лишил его палочки и всего, что может быть использовано как оружие, оглушил, перенес на стул в углу комнаты, тщательно связал, после чего привел его в сознание. Пленник без сопротивления выпил зелье и подтвердил свою невиновность. Я молча отсчитал полторы тысячи галеонов, всучил мешочек с деньгами удивленному Блэку и отправил его порталом куда-то в магловский Лондон. Дальше не маленький, пусть сам разбирается.
  
   Сириус окончательно пришел в себя только через полчаса. Незнакомый темный маг (а кому еще мог понадобиться атам) похитил, допросил и выкинул его как ненужную вещь. Но самое удивительное, что он получил названную сумму за кинжал. Теперь Блэк мог обменять галеоны на фунты (гоблины не требуют при этом показывать лицо и называть себя) и снять у маглов комнату, поскольку жить в доставшемся в наследство доме практически невозможно. Позже он займется поисками Питера, крыс наверняка выжил. Хотя, имея на руках деньги, можно и адвоката нанять...
  
   Зелье все-таки дало побочный эффект. Точнее, целых два. Моя кожа с каждым днем становилась все белее, а волосы длиннее. Как-то бороться с изменениями крайне не рекомендовалось, от этого ситуация могла только усугубиться. Приходилось заплетать волосы в косу (она уже доходила до пояса) и пользоваться маскировочным амулетом. Поттер наслаждался отдыхом на Майорке, помощь Тинриэль ему уже не требовалась. Вместе с другими хогвартскими эльфами, она целыми днями занималась уборкой Большого Ритуального Зала. Это помещение было расположено глубоко под школой, даже ниже подземелий Слизерина. Много лет туда никто не заходил, естественно, все заросло пылью, паутиной и ржавчиной. Почти все приходилось делать вручную, без магии.
   Я занялся поиском добровольцев для восстановления защитных чар. Тщательно взвесив все варианты, остановился на маглах. Их много и преступников среди них больше. Отлавливать их по одному слишком долго, поэтому я решил воспользоваться плодами чужих трудов.
   Лицо Фаджа частенько мелькало в газетных статьях, так что настроить свой амулет на его внешность было не сложно. Также широко был известен тот факт, что министр магии иногда навещает премьер-министра через камин, название которого в каминной сети оказалось до безобразия простым. Я перебрал несколько подходящих вариантов, бросая специальный порошок в пламя, пока после одного из них оно не стало зеленым. Дальше в ход пошло заклинание, позволяющее видеть через камин собеседника. Сверив лицо сидевшего за столом магла скартинкой в Лондонском Бюллетене, я активировал амулет и прыгнул в огонь.
   Премьер-министр удивленно вскочил. Я быстрым движением убрал с одежды золу и небрежным жестом набросил чары помех на живой портрет. Волшебники не должны раньше времени узнать об этом разговоре.
   - Добрый день, мистер Мейджер. Это не террористы, а всего лишь я, Корнелиус Фадж.
   - Что вам нужно? - спросил смущенный магл.
   - Это Сыворотка Правды, - я поставил перед ним на стол склянку с зельем. - После одной капли любой неволшебник на протяжении получаса будет говорить правду или то, что таковой считает.
   Министр с интересом посмотрел сначала на флакон, а затем на меня.
   - С чего такая щедрость?
   - Иногда нам, волшебникам, приходится применять очень неприятную магию, для которой требуется расходный материал. Что делать? Хватать первых попавшихся людей с улицы? Будет лучше, если жертвами станут преступники, возможно, приговоренные к смертной казни. Поэтому я и отдаю вам зелье, чтобы среди жертв даже случайно не оказался невинный человек.
   - Раньше вы никогда о подобном не просили.
   - К счастью, необходимось в таких ритуалах возникает нечасто. Раз в двадцать-тридцать лет примерно.
   - И сколько человек вам нужно?
   - Пятьдесят.
   Министр принялся постукивать ручкой по столу.
   - Могу я узнать, о каком именно ритуале идет речь?
   - Обновление защитных и скрывающих чар. Вы же не хотите, чтобы на ровном месте вдруг обнаружилось крупное поселение магов? Хорошенько подумайте над моим предложением, и если вы выполните свою часть сделки, получите еще один флакончик зелья. Решение можете написать на этой бумаге, - я оставил на его столе лист с протеевыми чарами, после чего бросил в камин щепотку порошка и шагнул в зеленое пламя.
  
   - Господин министр, к вам мистер Беркут, по вашему поручению.
   - Пропустите его.
   Секретарь проводила в кабинет крайне взволнованного гостя.
   - Мы проверили тот образец, действие на сто процентов соответствует заявленному. Этот состав намного эффективней тех, что мы покупали в Лютном. Но это еще не все. Для чистоты эксперимента мы решили сделать максимально широкую выборку. На один из последних допросов случайно попал член террористической группировки, готовящей несколько акций в Лондоне, - Беркут налил себе немного воды из стоящего на столе министра графина. - Ублюдок назвал несколько имен и, как только действие образца закончилось, убил себя.
   - Насколько реальна эта угроза? - спросил министр.
   - Каким-то образом им удалось достать биологическое оружие. Сейчас они готовят смертников, которые разнесут заразу по Лондону, Бирмингему и Лидсу. Масштаб задуманного потрясает. Допрошенный был главой ячейки, мы знаем, кому он подчинялся и имена его шестерок. Времени осталось немного, через два дня они начнут действовать. Обычными методами мы просто не успеем. Нам срочно нужно это зелье.
   Министр извлек из потайного отделения своего стола лист бумаги и бросил его на стол.
   - Это будет не бесплатно, - Мейджер вздохнул.
   - Чего же хочет ваш источник?
   - Расходный материал для ритуала. Пятьдесят человек. Собственно, зелье выдано для проверки будущих жертв, что они действительно виновны в тяжких преступлениях.
   - И часто такое бывает? - спросил Беркут.
   - На моей памяти - в первый раз. Предшественник никогда не упоминал ни о чем подобном.
  
   Атам Блэков оказался превосходным инструментом, настройка на него проходила достаточно быстро. Прошла всего неделя, а я уже мог использовать его в качестве волшебной палочки. По ночам артефакт навевал темные сны о своем прошлом, показывал ритуалы в которых участвовал. Отбросив эмоции отвращения и страха, я бесстрастно впитывал чужой опыт.
   Сегодня у меня впервые получилось сдвинуть его усилием воли. И это был не телекинез, для которого нужна предварительная подготовка.
   Почти сразу после этого радостного события дал о себе знать премьер-министр маглов. Что-то у него не заладилось, Мейджер попросил достать большую партию Сыворотки Правды. Я послал Тинриэль в Лютный за зельем, а сам договорился о встрече.
  
   - Директор Дамблдор, вы должны это объяснить! - Альбуса перехватил крайне встревоженный чиновник. Великий волшебник лишь через несколько секунд узнал в нем руководителя департамента образования. Встречались они нечасто, дел между собой никаких не вели, поэтому такой напор выглядел как минимум странно.
   - Что случилось?
   - Вы совсем свихнулись на сторости лет? - зашипел не хуже Волдеморта Уэйн. - Учтите, мистер Фадж уже в курсе ваших нововведений и он очень, очень недоволен.
   - Не понимаю...
   - Что это, по-вашему? - чиновник потряс пачкой бумаг.
   - Заполненные ответами бланки экзамена по истории, насколько могу судить по первой странице, - ответил Дамблдор.
   - Директор, если бы школьники сдали пустые страницы или написали всякую чушь, как они обычно это делали, но в этом году... позвольте, я вам зачитаю несколько отрывков.
   ...Упадок магических искусств начался еще в Эпоху Возрождения. Прикрываясь Статутом Секретности, некоторые семьи отказывались от ритуальной магии. Все больше ветвей волшебства признавалось темными. В тот период времени был утрачен огромный пласт знаний...
   ...в современном Волшебном мире фактически не осталось магов, способных противостоять вторжению извне. Речь идет не о маглах, а об угрозах, которые нейтрализовывали чародеи в прошлом. Боюсь даже представить, что может случиться, если откроется портал в мир демонов, как это было три тысячи лет назад в Атлантиде...
   ...Альбус Дамблдор выступил против Геллерта Гриндевальда лишь в мае сорок пятого. Почему он так долго тянул? Фактически, его вмешательство спасло темного мага от долгой и мучительной смерти...
   ...Гражданская война началась в конце 70-х. Точную дату назвать сложно. Последователи того-кого-нельзя-называть первое время маскировали свои удары под несчастные случаи... Глава Визенгамота организовал пассивное сопротивление, однако эффективность его действий была весьма сомнительна...
   ...Фадж стал главой министерства в результате долгих интриг... Его политический курс нацелен на усилинение дискриминации магических рас и ущемление прав маглорожденных, несмотря на тщательно демонстрируемую толерантность...
   - Кого вы наняли на должность преподавателя истории магии? - Уэйн сверлил Дамблдора мрачным взглядом.
   - Никого, историю по-прежнему преподает Бинс.
   - Тогда откуда у детишек такие мысли? Альбус, и это только ответы учеников Слизерина и Равенкло. Вы понимаете, что распространение подобных взглядов фактически подрывает устои нашего общества? Сегодня дети критикуют правительство, а завтра начнется новая гражданская война. Вы этого добиваетесь?
   - Альфред, тут полно критических замечаний и в мой адрес, - Дамблдор бегло проглядел несколько работ. В выборке были представлены экзаменационные ответы учащихся разных курсов, поэтому разброс тем был очень широким.
   - Только поэтому вы все еще не уволены, - ответил чиновник. - Разберитесь, что происходит в Хогвартсе и побыстрее!
   Директор кивнул и пообещал заняться этим в первую очередь.
  
   Премьер-министр был не один.
   - Добрый день, министр Мейджер, мистер...
   - Беркут, - представился незнакомец. - Перейдем сразу к делу. Вам нужны преступники, нам пять литров зелья.
   Я рассмеялся.
   - Такого количества нет во всей Англии. Да и зачем столько? Вы вообще, в курсе срока годности зелья?
   - Беркут, не наглей, - одернул его премьер-министр. - Сколько сыворотки вы готовы предоставить?
   - Четверть пинты, как и в прошлый раз.
   - Этого мало.
   - Я не торгуюсь. Если вас это не устраивает, мы будем искать другие источники расходных материалов. Сомали, Южно-Китайское море - в мире полно мест, где собираются всякие отбросы.
   - Что вы имели в виду насчет срока годности? - спросил Беркут. - По нашим данным, Сыворотку Правды можно хранить и использовать на протяжении многих лет.
   - Это не совсем так. Видите ли, в волшебном мире действует закон сохранения энергии и присутствует энтропия. Как бы вам объяснить, чтобы было понятно? Возьмем, к примеру два стакана воды, - я позаимствовал стоявшую на столе министра посуду. - Нагреем жидкость до 90 градусов Цельсия и поместим в разные условия. В первом случае, в среду с такой же температурой, во втором - на мороз. Вопрос: где вода быстрее остынет?
   - В холоде, конечно, - переглянувшись с министром, ответил Беркут. - В горячей среде вода сохранит ту же температуру.
   - Верно. Так и зелье быстро теряет магию, если находится вдали от источников магии. Если же зелье будет храниться в доме волшебника, оно останется почти таким же сильным.
   - Ясно, - Беркут отчетливо скрипнул зубами. - Значит, моим людям продавали качественное зелье, только не объяснили эту маленькую деталь. Тогда почему предоставленная вами Сыворотка не теряла свою эффективность?
   - Большинство магов понятия не имеют о том, что зелья выдыхаются вдали от источников волшебства, и совершенно не думают, как приспособить их под нужды маглов, - я улыбнулся. - Зная, в каких условиях будет применяться Сыворотка, мы влили в нее побольше магической энергии и поместили в специальный сосуд, своего рода термос, где жидкость почти не теряла своих свойств.
   - Так, когда мы получим зелье? - спросил министр.
   - Сразу же, как только вы выполните свою часть сделки.
   - Вы не понимаете... Сыворотка нужна уже сейчас, - Беркут пустился в объяснения. Оказывается, какие-то террористы собирались нанести удар биологическим оружием и им срочно требуется зель,е чтобы быстро выловить всю группировку.
   - Хорошо, - на стол лег флакон с зельем. - Столь ужасная угроза должна быть нейтрализована как можно быстрее. Только постарайтесь поторопиться с добровольцами, иначе о дальнейшем сотрудничестве не может быть и речи.
   Завершив разговор, я ушел через камин.
  
   Через день премьер-министр маглов сообщил, что террористы успешно обезврежены и поблагодарил за зелье. Как оказалось, фанатикам под видом биологического оружия продали какой-то безвредный порошок, но они-то об этом не знали. Страшно представить, что могло случиться. По магловским законам преступникам грозило несколько лет в тюремной камере, хотя в серьезности их намерений никто не сомневался. Спецоперацию держали в тайне. Всего их оказалось сорок семь человек. Для ровного счета Беркут прибавил к ним троих маньяков.
   По моей просьбе, преступников накануне ритуала усыпили и отвезли в безлюдное место на автобусе. Оттуда их забрали эльфы. В школе не было специального места для их содержания, поэтому я приказал размещать их сразу в ритуальном зале. Благо, площадка, где размещались жертвы, была предусмотрительно снабжена парализующими чарами.
   Получив последний компонент, я снял со своего пергамента протеевы чары и сжег его. Рано или поздно, премьер-министр узнает, что он вел дела не с Фаджем, а с совершенно другим человеком. И когда к расследованию подключатся волшебники, они не должны найти улик.
  
   Гарри отлично проводил лето. Мать Кея была немного легкомысленной, но очень доброй. Единственное, за что она беспокоилась - чтобы сынок не увлекался темной магией. С другой стороны, Аманда ни в чем ему не отказывала, заметив, что мальчик вырос из старой одежды, женщина тут же провела его по магазинам. Отчим Кея тепло к нему относился и словно пытался понравиться. Как и предсказывал Андерс, взрослые в первый же день предложили Поттеру массу вариантов летнего отдыха, буквально обложили буклетами различных отелей и рекламных туров по разным уголкам земного шара. Гарри выбрал Майорку. Брукс заметил, что мальчику там понравилось, и продлил путевку на две недели. По возвращении в Англию Поттер продолжил развлекаться: ходил в кино, на концерты, записался на плавание в находящийся неподалеку бассейн, подружился с соседскими мальчишками. Еще никогда он не чуствовал себя таким свободным, и даже то, что ему приходилось играть чужую роль, нисколько не мешало. В какой-то момент Тинки перестала отзываться на зов, но и это его не смутило.
   - Кей, к тебе пришли! - крикнула миссис Стейн, горничная.
   - Иду, - Гарри закрыл учебник по зельям и поставил его на полку. Да-да, после долгого активного отдыха у Поттера проснулось желание узнавать новое.
   Спустившись на первый этаж, парень увидел мнущихся возле камина девочек. Сьюзен и Ханна пожурили его за долгое молчание и потащили в сад. Там они принялись его тормошить, расспрашивать как прошел первый месяц каникул, сплетничать. И чем дольше продолжалось их общение, тем сильнее хмурилась Боунс. В какой-то момент девочка ненадолго отлучилась. Обратно она вернулась с большим пыльным фолиантом, на обложке которого были изображены непонятные символы.
   - Пожалуйста, Кей, переведи мне этот отрывок, - Сьюзен открыла книгу.
   Поттер самонадеянно посмотрел на указанное место, не замечая, как девочки многозначительно переглядываются.
   - Прости, Сью, я не знаю этого языка, - Гарри покачал головой.
   Девочка резко захлопнула книгу и выхватила волшебную палочку:
   - Кто ты, Мордред тебя раздери, такой и куда ты дел моего друга?!!
   - О чем ты говоришь? Это же я, Кей!
   - Лжешь! Настоящий Кей сейчас использовал бы чары перевода и уговаривал бы одолжить эту книжку на несколько дней! Говори, где он!
   - Настоящего Кей не волнует та ерунда, о которой мы сейчас болтали. От женских разговоров его взгляд становится отстраненным, словно он где-то далеко-далеко, - добавила Ханна, также направляя на мальчика палочку. - Говори где Андерс!
   - Я не знаю! Он сам попросил меня занять его место, даже артефактами снабдил, - рука Поттера потянулась к цепочке на шее.
   - Не двигайся! - Боунс была достойной воспитанницей своей тети. - Зачем ему это?
   - Говорю же, не знаю. По пути в Лондон он вошел в купе, где сидели мы с Грейнджер, выпроводил ее, и уговорил занять его место.
   - И ты согласился? Вот так, просто?
   Поттер вздохнул.
   - Вы не знаете моих магловских родственников. Я на многое пойду, лишь бы не видеть их.
   - Погоди, ты сел в одно купе с Грейнджер? Ты что, Гарри Поттер?
   - Ну да.
   Девочки расхохотались.
   - То есть, тебя ищет весь аврорат, во главе с директором Дамблдором, а ты живешь дома у Андерса, играя его роль.
   - Не совсем, в прошлом месяце меня не было в Англии, родители Кея решили отдохнуть за границей.
   - Еще лучше, - Ханна вытерла выступившие слезы и повернулась к подруге. - Что будем делать? Сообщим взрослым, или...
   - По-хорошему, стоит рассказать, - задумчиво произнесла Сьюзен.
   - Он очень не хотел, чтобы об этом узнала его мама, - сказал Гарри.
   - Хм, а у тебя есть какой-нибудь способ с ним связаться?
   - Да, сквозное зеркало. Только в последнее время Кей нечасто отвечает, он чем-то сильно занят.
   - Ладно, не станем пока тебя выдавать, если отдашь зеркало.
   - Конечно, - мальчик смахнул со лба невидимый пот.
  
  
   Среди домовых эльфов Хогвартса царило радостное оживление. За последнее время им пришлось выполнить немало грязной и трудной работы.
   Как-то так получилось, что сегодня в школе не осталось ни одного волшебника: большая часть преподавателей в отпуске, Макгонагл и Флитвик обходили маглорожденных, Снейпа куда-то услал Дамблдор, сам Альбус заседал в Визенгамоте, Филч ушел бухать в Хогсмит. Хагрид в своей хижине не считается, полувеликан настолько толстошкур, что даже дементоры ему нипочем.
   К ритуалу я готовился с особой тщательностью, стараясь учесть все мелочи. Тинриэль заплела мои отросшие до пола волосы в косы (ровно семь хвостов) и нанесла на голову, руки и торс направляющие руны. Голое тело прикрыла мантия из натурального китайского шелка.
   У дверей ритуального зала я оставил все свои амулеты и волшебную палочку. Тинриэль собрала вещи и с тихим хлопком аппарировала в комнату-по-требованию. Закрыв за собой двери, активировал запирающие их руны. Маловероятно, конечно, что про это место вообще кто-то помнит, но лучше перестраховаться.
   Я встал на заклинательный круг и сложил руки в молитвенном жесте, удерживая ладонями атам. Через несколько секунд я развел их в стороны. Кинжал, неподвластный гравитации послушно парил передо мной, указывая лезвием вниз. Накопив побольше маны в своем ядре, я нараспев произнес заклинание. Руны, вписанные по периметру круга, вспыхнули льдисто-синим цветом. Атам, словно жаждущая крови гончая, затрепетал и полетел к первой жертве. Он не убивал, а всего лишь наносил несколько легких порезов на руках и переходил к следующему "добровольцу".
   Кровь тонкими струйками потекла к центру зала. Источник магии запульсировал и выбросил в пространство огромное количество маны. Жертвы были защищены от этого влияния, в отличие от заклинателя. Именно ради этого момента мне и пришлось столько времени пить Очищающее Зелье. В насыщенном магией воздухе намного легче колдовать. Настолько, что даже неосознанные подсознательные желания начинают воплощаться в реальность.
   Атам завершил первую часть работы и вернулся ко мне. Кровь уже собралась в нужном для следующего этапа количестве. Новые порции будут только подпитывать процесс, который я сейчас запущу. Следующее заклинание состояло из одних лишь гласных. То ли погребальная песня, то ли вой разрезали пространство. Кровь потекла вверх, стягиваясь в черно-красный шар. В какой-то момент он провалился внутрь себя и совсем рядом со мной образовалась прореха. Дыра в НЕЧТО манила своей пустотой. Да, мои эмоции были приглушены, но тело все равно затряслось от страха.
   ОНО не было ни злым, ни добрым. Единственный закон, которому ОНО подчинялось - инверсия. Если рядом кто-то исцелялся, ОНО убивало, если рядом кто-то умирал, ОНО исцеляло. Один и тот же объект не может быть изменен ИМ дважды за цикл.
   Атам оцарапал выставленную перед собой руку, разбивая смутные видения, и с ладони сорвались две капли крови. Они были заполнены желанием жизни и обновления. Источник отозвался, и как. Маны было столько, что весь зал запылал синим призрачным пламенем. В голове словно взорвалась сверхновая. Школа и ее окресности будто стали продолжением моего тела. Времени было немного. Я принялся направлять энергию в нужные точки, следуя рекомендациям Ида. С этого момента дух замка делал большую часть работы, в конце концов, для этого, в том числе, его создавали.
   Я потерял счет времени. В какой-то момент напор энергии ослаб и Ид разорвал контакт. Я упал на колени и некоторое время только и мог, что жадно глотать горячий воздух. Кровь и тела жертв исчезли, сгорели без остатка в магическом пламени. Прореха в пространстве медленно затягивалась, время от времени исторгая новые порции силы.
   Я кое-как доковылял до выхода и с пятой попытки деактивировал запирающие руны. За дверью меня встречала целая толпа домовиков. Увидев меня, они разразились радостными криками. Один из них щелкнул пальцами, перенося меня в комнату-по-требованию. Первое, что там бросилось в глаза - лежащая на полу Тинриэль. Эльфийка слабо улыбнулась. Похоже ей досталось из-за того что она связана со мной напрямую.
   - Все хорошо, хозяин, главное что вы живы, - тихо прошептала она.
   Опустившись на колени, погладил ее по голове. Мерлин и Моргана, резерв девочки совсем пуст! Похоже, на первом этапе ритуала я вычерпал ее до дна, а потом она просто не могла восстановиться, поскольку ранее ей было запрещено забирать ману без разрешения. Неудивительно, что она в таком состоянии... Я прижал Тинриэль к себе. Эльфийка вначале слабо запротестовала, а потом вдруг вцепилась в мои волосы. Нас обоих тряхнуло мощным разрядом тока.
   - Пр-ростите хоз-зяин, - девушка оживала на глазах. С меня тоже будто спал огромный груз.
   - Все в порядке, мы справились, - я снова погладил ее. - Отдыхай сколько нужно.
   Дамблдор присутствовал на очередном заседании Визенгамота, когда его что-то отвлекло. Корнелиус Фадж выступал с отчетом, но директор не слышал ни слова. Великого мага охватили противоречивые желания. Ему захотелось хорошенько врезать министру, так чтобы аж зубы повылетали, потом раздеть и отлюбить... Магу пришлось сжать до крови кулаки, чтобы немного прийти в себя. Что с ним происходит? Это действие зелья? Но он ничего не ел и не пил с утра, а завтракал волшебник в Хогвартсе. Состояние похоже на... на... мысли путаются... эйфория... нехарактерные для его возраста желания... Дамблдор выхватил палочку и произнес:
   - Экспекто Патронум! Экспекто Патронум! Экспекто Патронум!
   После третьей птицы думать стало легче и он, наконец, смог частично заблокировать свою связь со школой, через которую в его тело вливалась огромное количество магии.
   Большинство присутствовавших на заседании повскакивали со своих мест.
   - Альбус, что вы себе позволяете?! - повысил голос Фадж.
   - Что-то случилось в школе, - голос директора звучал встревожено.
   Подтверждая его слова, в зал ворвался сотрудник отдела наблюдений за магическими аномалиями.
   - Дамблдор, в Хогвартсе зафиксирован выброс волшебной энергии пятой категории. Вы, случайно, не проводили там никаких ритуалов?
   - Нет. Фоукс! - к удивлению Альбуса, вместо одной птички материализовались две. Фениксы были заняты продолжением рода. Фамильяр издал гневный клекот и больно клюнул руку главы Визенгамота. Его подруга тоже выразила свое недовольство, выплюнув длинную струю пламени. Удовлетворившись созданным хаосом, птички исчезли.
   - Альбус! Какого Мордреда? - закричал министр магии, пытаясь потушить волшебное пламя. Оно крайне неохотно сдавало позиции.
   - Должно быть, Фоукса зацепило выбросом магии, - ответил Дамблдор. - Вынужден завершить сегодняшнее собрание в связи с черезвычайной ситуацией.
   В зал заседание ворвалось сразу трое встревоженных сотрудников Отдела Тайн. Директор направился к ним, следом шел их коллега из отдела наблюдений. Посовещавшись, волшебники решили добираться до школы через каминную сеть. Аномалия могла вызвать непредвиденные сбои во время аппарации.
   Покинув Кабанью Голову, Альбус Дамблдор и его спутники словно попали в апокалипсис. По улице метались перепуганные люди. Причина их паники была заметна издалека: над волшебной школой нависла большая черная туча, между ней и шпилями башен проскакивали десятки, сотни молний. Время от времени разряды ударяли в другие места, парочка даже прошлась совсем рядом с магической деревушкой.
   Первым сориентировался в этой ситуации один из невыразимцев:
   - Сонорус. Всем, кто меня слышит! Не пытайтесь аппарировать! Если хотите покинуть Хогсмит, пользуйтесь каминами! Успокойтесь, наблюдаемые вами явления побочный эффект обновления магической защиты школы Хогвартс!
   - Альбус, в подобных случаях принято предупреждать население, чтобы не вызывать паники, - сказал второй сотрудник Отдела Тайн.
   - К тому же, проведение подобных ритуалов требует специального разрешения,- добавил третий с намеком.
   - Дамблдор, вы задержаны до выяснения обстоятельств, - сказала Амелия Боунс, также вызванная на место происшествия.
   Великий волшебник беспомощно оглянулся. Аппарировать нельзя, Фоукс не доступен, стоящие рядом маги напряжены и готовы атаковать в любой момент.
   - Клянусь магией, я не имею к этому никакого отношения, - поспешил оправдаться директор.
   - В таком случае, вы не откажитесь ответить на несколько вопросов, приняв Сыворотку Правды, - глава департамента правопорядка лично изъяла палочку великого волшебника.
  
   Меня разбудило настойчивое жужжание. И что понадобилось этому Поттеру? Я аккуратно высвободился из рук спящей рядом эльфийки и дотянулся до лежащего на тумбочке зеркала. Стоп, надо вначале вернуть прежнюю внешность, а то мальчик-который-выжил очень удивится, увидев мой настоящий облик. Амулеты лежали тут же рядом, так что много времени это не заняло.
   - Привет, Гарри, что случилось? - спросил я, окружив себя сферой тишины.
   - Кей, ты почему так долго не отвечал?
   - Эй, у меня дела, между прочим.
   - Возникла проблема. В гости пришли Боунс и Аббот.
   - Андерс, как ты мог?!! - в зеркале появилось встревоженное лицо Сьюзен. Только этого не хватало.
   Дальше девочки принялись меня ругать, грозить всякими карами за то что долго не писал, не навещал и вообще оставил вместо себя жалкую подделку. Какие же они шумные.
   - Тише. Через полчаса прибуду к вам, поговорим.
   Пришлось растолкать усталую Тинриэль, чтобы она помогла быстро собраться. Также я немного изменил иллюзию, создаваемую амулетом. Теперь она маскировала атам под волшебную палочку.
   - Хозяин, а вы уверены, что хотите обрезать волосы? - спросила эльфийка.
   - Режь, не тяни, - ответил я. Настраивать морок, чтобы он еще и их скрывал - та еще морока.
   - Такие мягкие, шелковистые, - Тинриэль провела по ним рукой, выбирая тоненькую прядку.
   - А-а-а, - не смог сдержать я крик от внезапной боли.
   - Простите, хозяин, - эльфийка с ножницами отскочила в сторону. Лезвия на глазах покрывались ржавчиной и рассыпались в труху.
   - Ты не виновата. И вообще, просил же, называй меня по имени. Проклятье, побочный эффект зелья оказался необратим. Ладно, заплети их как-нибудь, - я сел на стул и снова занялся иллюзией.
  
   Поттер не знал, куда себя деть. Сьюзен и Ханна сидели на кровати Андерса и сверлили его мрачным взглядом.
   Кей материализовался с негромким хлопком. Мальчик огляделся и его взгляд тут же прилип к книге в руках Боунс.
   - Я, конечно, ценю заботу о своей скромной персоне, но в этот раз вы сунули нос куда не следовало. Клятва или обливейт?
   - Какая клятва? - спросил Гарри. - И что такое обливейт?
   - Стандартная магическая, о неразглашении. Непреложный обет. Я не хотел бы стирать вашу память.
   - Ты не посмеешь, - пальцы Сьюзен, которыми она держала палочку, побелели от напряжения.
   - Экспелиармус! - крикнула Ханна. В следующее мгновение ей пришлось уворачиваться от ритуального ножа.
   - Ступефай, - поддержала ее Боунс.
   Кей успел увернуться от оглушающего заклинания, но Поттер, стоявший с другой стороны комнаты, бросился на него, сбивая на пол. Пока мальчишки возились, девчонки вырубили Пертификулусом обоих. Потом они растащили ребят в разные стороны, сняли парализующие чары с Поттера и связали Кея Инкарцеро.
   - Это не Андерс, - сказал Гарри, как только ему вернулась способность говорить. - Когда мы дрались, я чуть не запутался в его длинных волосах.
   - Согласна, - Сьюзен наклонилась и подняла ритуальный нож, держа его двумя пальцами через платок.
   - Это было глупо, - заговорил связанный волшебник.
   - Ханна, ты сняла с него парализацию?
   - Я и сам справился. Ваши веревки тоже долго не продержатся. Кстати, Боунс, разве тетя не говорила, что нельзя трогать артефакты, назначение которых тебе неизвестно?
   Кинжал вылетел из рук девочки и начал выписывать в воздухе пируэты в угрожающей близости от юных магов. Поттер оттеснил девочек в угол и наколдовал Протего.
   - Бесполезно, атам легко вскрывает такие щиты, - прошептала Сьюзен.
   - Эй, ты, прекрати это, - крикнул Гарри.
   - Не хочу причинять вам вреда, - веревки распались в пыль и волшебник встал на ноги. - Поклянитесь сохранить историю с подменой в тайне, и вы свободны.
   - Верни моего друга, - потребовала Сьюзен.
   - Дура, я и есть Кей, - ответил маг. - Знаете, что самое забавное в этой ситуации? Я спас кучу людей, решил проблему, которая могла бы привести в будущем к катастрофе, к раскрытию волшебного мира перед обычными людьми. Можете себе это представить? И выбранный мной способ был единственным возможным, потому что все остальные методы требовали участия взрослых, не желающих даже признавать существования этой проблемы. И теперь, если на меня падет хоть тень подозрения, в том, что я для этого сделал, я отправлюсь на свидание с дементорами. Вот почему мое место занял Поттер. Он создал идеальное алиби. Простите, ребята, но вы не оставили мне выбора.
   Три Ступефая вырубили Гарри, Сьюзен и Ханну. Оставшийся на ногах маг некоторое время смотрел на них печальным взглядом, а потом вызвал свою эльфийку. По одной, Кей стер девочкам память за сегодняшний день и внушил сильную обиду к себе, чтобы они и не думали до конца лета приходить в гости, после чего Тинриэль перенесла Боунс и Аббот в парк, находящийся по соседству с домом Ханы и напоила их веселящим зельем. Яркие эмоции стирают следы ментальной магии не хуже негатора.
  
   С Гарри все было намного сложней. Мальчик прожил больше месяца в моем доме, выдирать такой большой кусок памяти слишком опасно. Немного подумав, я привел мальчика в чувства и тут же стер его сегодняшние воспоминания, после чего убедил легковерного Поттера дать Непреложный Обет никому не сообщать о том, что он заменял меня. На вопрос зачем это я заявил, что клятва прикроет его память от легилименции. Свидетелем выступила Тинриэль. Чтобы не показывать свою экзотическую внешность, эльфийка накинула балахонистый плащ и скрыла лицо капюшоном.
   Я поблагодарил мальчика за помощь и отвел его в находящийся неподалеку отель. Там уже был снят номер. Там Поттер получил ключ от хранилища в Гринготсе, где хранились его вещи и семьсот фунтов. Этих денег ему хватит до конца каникул. А если нет, он, конечно, может заглянуть к гоблинам. На свой страх и риск попадания к Дурслям.
   Вернувшись домой, я нашел забытую девочками книгу. Гриммуар рода Боунс. Каким местом думала Сьюзен, когда тащила это сюда? Надеюсь, его еще не хватились. Тинриэль получила приказ избавиться от улики, оставив ее в парке, где гуляли девочки.
   После этого первым делом навестил солярий. Длительная подготовка к темномагическим ритуалам не способствует здоровому цвету кожи. Следующей выдающей меня деталью были слишком длинные волосы. В нормальных условиях они не растут так быстро, поэтому я отправился в лаболаторию мамы, сжимая в руках учебник по зельям за третий курс. Да, это было эпично. В ход пошел джокер - один из рецептов авторства раннего Невилла, из тех, что варево взрывается с непредсказуемым результатом. На меня еще никогда так не орали. Зато удалось списать волосы на побочный эффект зелья. Мама сразу почувствовала присутствующую в них магию и категорически запретила стричь, типа наказание такое за глупость.
   В самый разгар разборки заявились авроры. Их встретил дворецкий и проводил в общий зал, где, собственно, меня распекали за халатность.
  
   Кингсли чувствовал себя невероятно глупо. По настоянию Дамблдора он отправился допрашивать подростка, который, возможно, причастен к проведению темномагического ритуала в Хогвартсе. Сама мысль о подобном абсурдна, хотя мальчик мог провести в школу другого мага. Глава Визенгамота все еще сидел в камере предварительного заключения, и по пятому кругу отвечал на одни и те же вопросы. Фадж потребовал, чтобы следователи были предельно объективны и выполняли абсолютно все формальности.
   И вот он пришел в дом подростка, по невероятному стечению обстоятельств ставшего директором самой престижной в Англии школы волшебников и что видит? Как его мама распекает неаккуратного ребенка за устроенный им бардак в зельеварне? На секунду Кингсли представил на его месте Альбуса Дамблдора и не смог сдержать смешка.
   - Вам смешно? - переключилась на новый объект Аманда. - Он чуть не погиб! Кей, не смей больше подходить к лаборатории! А вы кто такой, что врываетесь в мой дом без приглашения.
   - Аврор Кингсли, миссис Андерс. Позволите поговорить с вашим сыном?
   - Он что-то натворил? - женщина нахмурилась.
   - Нет, насколько я знаю. Но, возможно, ему что-то известно о событиях в Хогвартсе.
   - Кей покинул школу больше месяца назад, почему вы не пришли раньше?
   - Миссис Андерс, речь идет о том, что произошло сегодня утром. Быть может, вы слышали о панике в Хогсмите?
   - Нет, что там случилось?
   - В Хогвартсе кто-то провел темномагический ритуал, многие были напуганы сопровождавшими его явлениями. Могу я поговорить с вашим сыном наедине?
   - Хорошо, вы можете задать ему свои вопросы, но только в моем присутствии, - ответила Аманда.
   Кингсли вздохнул.
   - Кей, где ты был сегодня утром?
   - Часов до восьми спал в своей постели, потом встал, позавтракал, пошел к друзьям. Мы играли в футбол. В обед вернулся домой.
   - Ты предоставлял кому-нибудь доступ в Хогвартс?
   - Нет. А почему вы спрашиваете? Туда что, пробрались воры?
   - Если бы это были воры... - под нос себе пробормотал аврор. - Ты не чувствовал ничего необычного?
   - Сейчас, когда вы спросили, действительно кое-что вспомнилось. Правда, точно не могу сказать, когда это случилось. В какой-то момент я почувствовал мощную волну магии, которая вливалась в мое тело через связь с Хогвартсом. Пришлось на время ее заблокировать, такие нагрузки слишком опасны для моего магического ядра. После часа дня это прекратилось, и я восстановил связь.
   Аманда нахмурилась.
   - Кей, о какой связи идет речь?
   - Мама, я думал, ты знаешь. Хогвартс выбрал меня следующим директором школы. Разве с тобой не связывались Макгонагл или Дамблдор по этому поводу?
   - Первый раз слышу.
   - В общем, был один инцидент. У Джинни Уизли каким-то образом оказался темномагический артефакт. Тетрадь, которая может отвечать на вопросы того, кто в ней пишет. И эта дурочка вместо того, чтобы показать ее взрослым стала использовать ее в качестве дневника.
   - Уизли... они же вроде бы чистокровные, - задумчиво произнесла Аманда. - Родители девочки обязаны были объяснить ей, как опастны разумные артефакты.
   - Видимо, они этого не сделали. В общем, тетрадка убедила Джинни провести один ритуал... э-э, - Кей оглянулся на аврора.
   - Сексуального характера, - подсказал Кингсли.
   - Помню тот скандал, - Аманда повернулась к сыну. - Ты-то тут причем?
   - В тот момент, когда это все происходило, я сидел в пустом классе и тут вдруг рядом появился домовик. Он сообщил о грозящей двум ученикам опасности и попросил спасти их.
   - Кей, надеюсь, ты позвал учителей?
   - На это не было времени. Да и толку от них. Мама, ты знаешь, что на первом курсе директор Дамблдор объявил один из коридоров школы запретным? Он не объяснил почему, зато добавил что того, кто туда сунется, ждет мучительная смерть. Как рассказали любопытные гриффиндорцы, там на цепи сидел цербер, сразу за дверью, которая открывалась Алохоморой! А на Хэллоуин в школу каким-то образом пробрался тролль, и заметивший его преподаватель защиты вместо того, чтобы нейтрализовать угрозу, побежал в общий зал сообщать об опастности, а потом, словно плохой актер, упал в обморок. Страшно представить, что могло случиться, если бы тролль погнался за ним! В этом году ЗОТИ преподавал Гилдерой Локхарт, страшный хвастун и врун. На занятии дуэльного клуба я отделал его одной левой! И это учителя защиты, те, кто должны лучше всех разбираться во всякой мордредщине.
   - Кей, не ругайся!
   - Прости, мам. Так вот, я побежал в комнату-по-требованию, где, по словам домовика, проводился ритуал. По дороге меня заметила Грейнджер, она маглорожденная. Девочка искала Поттера и почему-то решила, будто я могу знать, где он. Гермиона следовала за мной до входа в комнату-по-требованию. Я попытался открыть ее сам, но не получалось. Пришлось воспользоваться помощью Грейнджер, вдвоем наше желание "попасть в комнату" превзошло желание "чтобы никто не мог войти" того, кто в ней находился. Внутри были Уизли и Поттер. Они находились внутри магического круга, поэтому я остановил Гермиону, которая пыталась подойти к Джинни. Ритуал начался почти сразу... но что-то пошло не так. Уизли отключилась. Поттер освободился с помощью стихийной магии, барьер ослаб. Гермиона занялась Гарри, а я решил помочь Джинни. И тут... мам, ты же знаешь, в Хогвартсе полно всяких призраков. Самый неприятный из них Пивз. Он любит подстраивать всякие каверзы. Мне это надоело и...
   Кей прошептал окончание предложения на ушко матери. Та бросила раздраженный взгляд на аврора.
   - В общем, я везде таскал с собой тот артефакт. Как назло, полтергейст меня избегал. А когда я прикоснулся к Джинни, он вдруг сработал.
   - Ясно, - женщина приложила ладонь ко лбу. - Надеюсь, ты от него избавился?
   - Дальше мы отвели Поттера и Уизли в больничное крыло. Мадам Помфри вызвала невыразимцев, которым я и сдал тот артефакт. Меня очень просили никому об этом не рассказывать. А потом сказали, что школа выбрала меня новым директором. Дамблдор просил пока не разглашать этот факт. Но я думал, что тебе все рассказали! И ты просто не хочешь заострять на этом внимание!
   - Что за бардак творится в твоей школе! Судя по твоему описанию, Джинни овладел крестраж или цукомогами. Как защита Хогвартса могла пропустить такую гадость?
   - Призраки. Скорее всего, ради них частично ослабили защиту. Только не понимаю зачем, от этого один вред, - Кей забавно наморщил лоб, как взрослый, раздумывающий о высоких материях.
   Кингсли одернул себя. Пацан выбран новым директором явно не просто так.
   - Все это, конечно, интересно, но сейчас я хотел поговорить об утреннем происшествии в Хогвартсе, - напомнил аврор.
   - Я уже сказал все, что знаю. Попробуйте поговорить с профессором Макгонагл, она планировала проведение ремонта отопительной системы подземелий. Может быть, в процессе пострадал один из магистральных каналов, идущих прямо от источника?
   - По мнению сотрудников Отдела Тайн, в школе был проведен ритуал обновления защиты, - сказал Кингсли.
   - Это официальное заключение или рабочая версия? - спросил подросток.
   - Второе, - мрачно ответил аврор.
   - Тогда тем более вам стоит поговорить с деканом Гриффиндора. Мам, как думаешь, я прав?
   - Может быть, - Аманда пожала плечами. - У вас есть еще вопросы, аврор Кингсли?
   - Нет. Благодарю за сотрудничество, миссис Андерс.
  
   Как я и предполагал, мама ничего не заподозрила. Слишком уж она занята своей работой и светской жизнью. Даже обидно в какой-то степени, что ма не распознала подмену. Ее новый муж также ничего не заметил.
   Остаток лета проходил обыденно и скучно. Несмотря на все мои уговоры, к деду мы так и не поехали. Брукс целыми днями пропадал по его делам. Вокруг лаборатории по исследованию ДНК началась какая-то странная возня. Католики и прочие фанатики протестовали против противоестественного вмешательства в дела божьи, несколько человек пришлось уволить по подозрению в шпионаже. Однажды Брукс обмолвился, что его приглашали на беседу с одним очень влиятельным человеком, который хотел все выкупить. Не понимаю, чего они так носятся с этими маглами? Можно же взять какой-нибудь остров, оборудовать там базу и скрыть ее чарами, персонал набирать после проверки Сывороткой Правды, в случае особо ценных сотрудников-шпионов применять Империо.
   Хм, после ритуального жертвоприношения в моем сознании словно что-то сдвинулось. Использование непростительных заклинаний стало вполне приемлимым. Главное не попадаться.
  
   Дамблдора продержали в камере предварительного заключения целых три дня. За это время сотрудники Отдела Тайн и авроры тщательно опросили всех, кто имел хоть какое-то отношение к школе. Никто ничего не знал. Волшебники решились приблизиться к замку только на следующий день после светопредставления. В Хогвартсе, вопреки всем прогнозам, царил образцовый порядок, даже окна целы. Только исчезли все призраки, кроме Бинса.
   Следователи осмотрели все сверху донизу и пришли к выводу, что во всем виноваты... домовые эльфы, проводившие ремонт отопительной системы в подземельях и что-то там зацепившие. Версия про ритуал Обновления отошла на второй план, поскольку сам ритуальный зал так и не был найден. А нет зала - нет и улик, нет улик - нет оснований подозревать темную магию. Кроме того, полноценного ритуала нужны жертвы, и много, но никто из волшебников не пропадал.
   Третьей (и самой бредовой) версией было, что во всем виноват Сириус Блэк. Якобы он, пыталясь взломать защиту замка, наоборот, активировал ее на полную мощность, после чего сбежал. Министр магии, недолго думая (можно сказать, вообще не думая), подписал приказ о размещении вокруг волшебной школы дементоров. Дамблдор, как мог, протестовал, но безуспешно.
  
   Открыв утреннюю газету, я чуть не подавился чаем. Фадж подписал указ разместить вокруг школы Хогвартс дементоров в целях защиты школьников от Сириуса Блэка!!! ДЕМЕНТОРОВ!!! ВОКРУГ ШКОЛЫ!!! Слава всем языческим богам, что ритуал удался и теперь у меня есть способ их остановить. Этот министр больной на голову!
   - Мама, ты все еще считаешь Хогвартс самым безопасным местом? Прочти-ка вот это, - я показал ей статью, рассказывающую о распоряжении министра. Место для нее, конечно, было выбрано идеальное: на последней странице, почти в разделе рекламы.
   - Кей, ты умный мальчик, - ма вздохнула. - Обещай, что не станешь лезть в политику и как-то возражать против этой глупости.
   ЧТО???
   - Я очень тобой горжусь, но даже такой влиятельный волшебник, как Альбус Дамблдор не смог переубедить министра.
   - Понимаю, - я опустил голову, лихорадочно размышляя. - Мам, обещаю, лишний раз не покидать замок. Слушай, может, отмажешь меня от зелий?
   - Нет уж, до шестого курса посещение этих уроков обязательно.
   - У-у-у.
   - Какой же ты еще ребенок.
  
   Формальная причина размещения вокруг школы дементоров - Сириус Блэк. Мне точно известно, что этот человек невиновен в предательстве Поттеров. Скорее всего, министр (или кто-то из его советников) хочет его убить. Вопрос - зачем? Чтобы прикрыть свою ошибку? Сириус просидел без суда и следствия почти двенадцать лет. Другой возможный мотив - наследство. Блэки, по слухам, были очень богаты. Стоит заглянуть в томик по генеалогии.
   Нужная книга нашлась в общей библиотеке. У нас в доме их целых три: в моей комнате, в мамином кабинете и большом зале на первом этаже. Третье расширенное самообновляющееся издание. Довольно примитивный артефакт, на самом деле. Сотрудник типографии взял кучу пустых одинаковых книжек и связал их протеевыми чарами. Потом в одну из них и вписал через каждые пять листов фамилии чистокровных родов. Конечно, осталось еще немало свободного места. Чистокровные покупали книги и заполняли, каждый свой раздел. Родился ребенок? Вписали. Кто-то умер? Сделали соответствующую отметку. Появился новый чистокровный род? Добавили. Конечно, кто-нибудь мог попытаться испортить все артефакты, и, наверное, такие идиоты находились, но оригинал издателя был самым главным, и с его помощью можно обратить любые изменения.
   Итак, Блэки. В настоящее время эта семья насчитывает четверных членов: Сириус, Беллатрисса, Нарцисса, Андромеда. Имя первого написано черным, вокруг след, похожий на сажу. Последнюю также изгнали из рода, и выжгли из родословной. Белла, известная психопатка и Пожирательница Смерти, сидит в Азбакане. Остается Нарцисса и ее сын, Драко. Если Сириуса убьют, денежки Блэков потекут к ним, как к наследникам. И Малфой, так удачно, имеет немалое влияние на министра. Неужели ему совсем не жалко собственного сына? Хотя, аристократ может снабдить его амулетом из числа тех, что дают персоналу Азкабана.
   Выходит, дементоров уберут только если поймают или убьют Блэка. Или случится нечто черезвычайное, например эти твари выпьют кучу школьников. И все-таки не понимаю, зачем было размещать дементоров именно вокруг школы. Почему министр или его советник уверены: Сириус заявится в Хог. Там есть что-то, что может оправдать преступника? Какая улика может просуществовать столько лет, и сохранить свое значение?.. Нет, это бред.
  
   Недели через две после того как я перестал принимать Очищающее Зелье, начался отходняк. Наверное, в какой-то степени это похоже на наркоманскую ломку, только исключительно психического характера. Начали возвращаться подавленные эмоции, временами я испытывал беспричинный страх или грусть. Скрепя зубы, спускался вниз на завтрак или ужин, после чего опять убегал в свою комнату. Стоило подумать, как я рисковал, гуляя по Лютному, или отправляясь на встречу к премьер-министру маглов, или проводя ритуал, или в беседе с Поттером, или с аврором... Сознание заволакивала липкая пелена ужаса. Тинриэль не понимала что происходит. Сейчас все держалось только на ней. Домовушка сильно отличалась от своих собратьев, и не только физически. За то время, что она провела со мной, ее кругозор существенно расширился, эльфийка читала все подряд: художественные книги, магловские энциклопедии, мои учебники.
   Не знаю, как ей в голову пришла такая идея. Может быть, Тинриэль находилась под впечатлением недавно прочитанного романа или детектива. Мама или слуги вот-вот должны были заподозрить, что со мной что-то не так. Ведь я почти ни с кем не общался, не выходил на улицу в последнее время. Просто не мог, эмоции никак не желали приходить в норму. Эльфийка решилась на авантюру. Пользуясь амулетами, она придала себе вид человеческой девочки и заявилась ко мне в гости под видом подруги. Она даже придумала себе имя (Тина Уильямс) и легенду (волшебница из Америки, навещает бабушку, мы якобы познакомились в парке и подружились на почве общей страсти к магии). С ее помощью я превратился из вдруг ставшего нелюдимым подростка в паренька, у которого была размолвка с девушкой вдруг помирившегося с ней. Слуги, втихую, обсуждали первую любовь молодого господина. Как они активизировались, когда я представил Тину маме и отчиму...
   За неделю до конца каникул, последствия длительного приема зелья стали спадать на нет. Я решил больше не тянуть с походом в Косой переулок. Тинриэль, пользуясь своей легендой, напросилась в сопровождение. Мы быстро закупили учебники и материалы для зелий, складывая все в безразмерную сумку. Глазеть на новые модели метел, как это делали многие сверстники, было неинтересно, сырье для артефактов стоило здесь втридорога, мантии - их лучше пошить на заказ у магловского портного и зачаровать самостоятельно.
   - Мы закончили, - сказал я.
   - Так быстро, - Тинриэль... Тина посмотрела с надеждой в сторону заведения Фортескью, но ничего не сказала.
   В отличие от обычных девчонок, она не позволяет себе капризничать или что-то требовать и всегда готова оказать любую поддержку, даже рискнуть жизнью. Так почему бы не побаловать ее и себя? Деньги еще остались. Мы вошли в кафе, заняли пустующий столик в углу и заказали по мороженному.
   Наблюдая, как Тина медленно уничтожает свою порцию, я размышлял над различиями между нашими расами. Как правило, домовые эльфы живут двести-триста лет. Это даже больше, чем срок жизни мага. И при всех их волшебных умениях, психически они остаются сущими детьми. Насколько я знаю, домовики никогда не поднимали восстаний, не протестовали против своего рабского положения. Тинриэль намного умнее любого другого хогвартского эльфа, находчива и способна проявлять инициативу. Да, это я приказал ей научиться читать, потом мы вместе искали информацию в библиотеке комнаты-по-требованию, но с какого-то момента девочка сама начала всем интересоваться, стала следить за собой, вот теперь притворяется человеком. Она все больше похожа на тех дивных существ из легенды, что однажды объявились в нашем мире и так же быстро угасли, оставив лишь своих детей. Проклятье!
   Я взял Тинриэль за руку и быстро настроился на ее ядро. Слава Мерлину, вроде бы все в порядке, повреждений или признаков деградации не наблюдается.
   - В чем дело... Кей, - тихий голос девочки вырвал меня из медитации. Ее щеки подозрительно алели.
   - Прости, не хотел мешать, - я собрался с мыслями. - Тина, пообещай мне одну вещь.
   - Все что угодно, - не раздумывая ответила эльфийка, придвигаясь поближе.
   Рядом раздалось изумленное "Ах" и звук бьющейся посуды. Оглянувшись, мы увидели собирающую заклинанием осколки посуды официантку. Она поглядывала на нас изподлобья. Сидящие за соседними столиками школьники также время от времени бросали на нас любопытные взгляды. Заметив всеобщее внимание, Тина покраснела еще сильнее.
  
   Волшебний мир Англии похож на большую деревню, где все про всех все знают. Чистокровные маги не знакомы с таким изобретением, как телевизор, поэтому любое интересное событие становится предметом бурного обсуждения. Слухи разносятся со скоростью звука, а иногда даже быстрее.
   Как правило, наследники старых родов сводятся в браках по расчету. Есть даже институт свах, рассчитывающих подходящие пары для рождения сильных детей, правда достижения их весьма сомнительны. Есть и те, кто выходит замуж по любви. И сплетники с жадностью наблюдают за каждым их движением.
   Аманда Андерс была излюбленной темой обсуждения. В роду Морроу, откуда она происходила, никогда не рождались сквибы. Дело ли в темных ритуалах, которыми на протяжении столетий не брезговала эта семья или в особых зельях... Чистокровные любят хранить секреты. К вдовушке не раз подбивали клинья, но она выбрала никому не известного Натана Брукса. Кумушки натерли мозоли на языках, пытаясь выяснить, откуда взялся этот тип.
  
   - Боунс, я так тебе сочувствую, - Милисента состроила умилительно-презрительную гримасу.
   - О чем ты? - спросила Сьюзен.
   - Булстроуд, шла бы ты к своим, - ответила ей Ханна.
   - Так-так, она еще не знает о новой подружке Кея? - слизеринка перешла на шепот. - Вчера их видели у Фортескью, такая красивая пара. Говорят, они там чуть при всех не поцеловались, тупая корова-официантка своей неуклюжестью все испортила.
   - Что? Это неправда!
   - Правда-правда, - передразнила ее Милисента и убежала.
  
   В четыре руки мы споро укладывали вещи, готовясь к поездке в Хогвартс. Я собирал книги, остатки материалов для амулетов, бумажные артефакты для первокурсников, а эльфийка занималась одеждой, обувью, писчими понадлежностями и прочими мелочами.
   - Тинриэль, скажи, а тебе не надоело заниматься домашней работой? - спросил я.
   - Что ты имеешь в виду, Кей? - каждый раз произнося мое имя, она жутко смущалась.
   - Просто мне кажется, что все это жутко скучно. Уборка, готовка, работа курьера на побегушках. Почему вы, домовики, так любите этим заниматься и приходите в ужас при одной мысли об одежде.
   Девочка опустила глаза и тихо захихикала.
   - Мне нравятся платья, - отсмеявшись, заявила она.
   - Заметно. Как бы то ни было, ты бы ни хотела пожить своей жизнью? Делать что хочется, а не что приказывают, развлекаться, читать, путешествовать...
   - Нет, - набор перьев выпал из рук эльфийки и рассыпался по полу. - Хозяин, вас покусала Грейнджер? Это надо срочно лечить!
   - Прости, если обидел, у меня и в мыслях не было прогонять такую замечательную помощницу, как ты, - я закрыл сумку заклинанием. - Но, может быть, ты хочешь выходные или зарплату?
   - А-а-а, точно Грейнджер!
   - Тинриэль, ты сильно изменилась, физически, магически и психически. И если первое видно невооруженным взглядом, второе можно ощутить во время медитации, то судить о третьем очень сложно.
   - Кей, ты хочешь залезть мне в голову? - девочка вдруг стремительно покраснела.
   Пришлось вкратце рассказать ей о пришедших из ниоткуда существах, чьи дети стали домовиками, а потом успокаивать, убеждать, что с ней все в порядке - нет симптомов каких-либо болезней. Но нужного эффекта я добился, эльфийка пообещала следить за собой и сразу же сообщать о любых проблемах.
   - Погоди, значит, ты считаешь, что я стала взрослой? - спросила вдруг эльфийка. - А мои сородичи так и остались детьми?
   - Не совсем так, скорее, ты еще растешь.
   - А как же другие домовики? Они ведь вполне способны размножаться... в текущем состоянии, - девочка смущенно отвернулась.
   - У многих живых существ, в том числе и у людей, половая зрелость наступает раньше физической.
   - Но со временем мы стареем!
   - Хм, - я подошел к стеллажу с книгами, выбрал энциклопедию по биологии и быстро нашел статью про карликов. - Если в организме человека вырабатывается слишком мало гормона роста, то его тело растет намного медленнее нормы, и он может страдать от ряда болезней. У домовых эльфов тоже должен быть механизм, обуславливающий взросление. Скорее всего, он тесно связан с магией.
   - Кей, ты опоздаешь на поезд! - голос мамы прервал мои рассуждения.
   Тинриэль щелкнула пальцами и стала невидимой. Я прошептал одними губами "потом продолжим", подхватил безразмерную сумку и вышел из комнаты.
   Мама крепко обняла меня, сказала небольшую напутственную речь и проводила к камину. Прощание вышло немного скомканным.
   На платформе девять и три четверти было огромное столпотворение. Я зашел в поезд и принялся искать свободное купе. В коридорах также было полно народу. Какой идиот придумал эту дурацкую традицию? Мы же волшебники, а не маглы.
   От бездумной траты времени в скучной поездке спас профессор Снейп. Этот добрый человек заглянул в занятое мною купе и заявил, что мое присутствие срочно требуется в Хогвартсе. На полпути к камину зельевар вдруг резко остановился и выхватил из толпы садящихся на поезд Поттера. Мальчик-который-выжил был совсем не рад встрече с придирчивым учителем.
   - Кабинет директора школы Хогвартс, - проинструктированный Снейпом, Гарри первым бросил горсть порошка в пламя и шагнул в камин. Мы последовали за ним.
   Дамблдор поприветсвовал всех прибывших и тут же отослал декана Слизерина. Кажется, он не ожидал, что тот так быстро выполнит поручение, а также притащит нас обоих в один заход. Я бросил сумку с вещами на свой стол, вызвав удивленный взгляд Поттера. Ах да, он же не в курсе кадровых перестановок в школе...
   - Гарри, мальчик мой, - великий волшебник говорил тоном эдакого доброго дедушки. - Как прошло твое лето?
   - Хорошо, сэр.
   - Рад за тебя. Однако, ты серьезно огорчил своих родственников. Сбегать, даже не попрощавшись, очень опрометчиво с твоей стороны.
   Дамблдор вещал о том, как опастно мальчику-который-выжил быть вне отчего дома, ведь Пожиратели Смерти спят и видят как добраться до юного героя. Директор не повышал голос, его тон был таким понимающе-ласково-осуждающим, что даже мне пришлось приложить усилие, скидывая груз несуществующей вины. За свою долгую жизнь великий маг в совершенстве научился убеждать людей в чем угодно. И сейчас он мягко склонял Поттера признаться кто его надоумил так ловко спрятаться и где.
   - Простите, директор, - Поттер смотрел себе под ноги. - Ничего не могу рассказать. Непреложный Обет.
   Дамблдор огорченно покачал головой. И выдал лекцию про магические клятвы, а также почему их не стоит давать. С очень яркими примерами.
   Пока шла эта беседа, я принялся перебирать сложенные на моем столе бумаги. За каникулы их немало накопилось. Наконец, старый маг выпроводил Поттера.
   - Кей, я хотел поговорить насчет того, что случилось летом.
   Ожидаемо.
   - Вы про обновление защиты школы? Уверен, у вас были серьезные основания для такого шага. Ни в чем не стану вас упрекать. И ничего никому не скажу, - ответил я.
   - Мальчик мой...
   - Коллега, - на лице великого мага мелькнула тень раздражения. - Очевидно, вы сделали это ради общего блага. Только маг вашего уровня способен провести необходимые расчеты, чтобы восстановить защитные чары. Подготовка, должно быть, была адской. Однако, вы не могли допустить, чтобы кто-то узнал о вашем участии. Слишком неоднозначно отношение к такому в нашем обществе...
   - Кей, уверяю тебя, я не проводил ритуал обновления.
   - Или вы просто этого не помните, - мой палец указал на шкаф, где под охранными чарами лежали сомнительные книги. - Любопытное собрание сочинений. От некоторых экземпляров буквально веет тьмой. Кроме того, у вас есть маховик времени.
   Я открыл ящик стола и вытащил оттуда свой артефакт. Как объяснила Макгонагл, каждому магу-сотруднику школы полагалось по одному такому. В том, что Дамблдор часто пользуется своим, сомневаться не приходилось, иначе как бы он совмещал свои должностные обязанности? Хотя Маккошка жаловалась, что многие решения ей приходилось принимать самой.
   - Очевидно, вы провели ритуал, затем перенеслись на несколько часов назад и стерли себе память. Зельем или чарами, не имеет значения. Главное пройти допрос под действием веритасерума. И это с блеском удалось. Ведь вы верили в то, что говорите правду.
   - Кей, ты не понимаешь. Ритуал обновления не просто темный, он целиком и полностью построен на человеческом жертвоприношении.
   - Тогда, должно быть, у вас была действительно серьезная причина для его проведения, - я задумчиво почесал голову. - Да, теперь многое становится понятным. Пожалуйста, ответьте честно на один вопрос: когда вы узнали о том, что школу будут охранять дементоры?
   - Через неделю после побега Блэка, - поморщившись, ответил директор.
   - Защита школы и так была не в лучшем состоянии, а тут еще куча жрущих магию тварей, - по моему телу прошла волна непроизвольной дрожи.
   - Я протестовал, как мог, но Фадж уперся, - признался глава Визенгамота.
   - И тогда вам ничего не оставалось, кроме как максимально укрепить защиту.
   Дамблдор завис, едва заметно шевеля губами. Должно быть, лихорадочно перебирает воспоминания в поисках улик против себя. Не то чтобы они были... так, несколько хлебных крошек, заботливо подкинутых домовиками.
   Пока он молчал, я продолжил разбирать документы. Глава Визенгамота встал, подошел к шкафу с запретной литературой, взял какую-то книженцию, пролистал и вернул на место. Некоторое время он что-то беззвучно шептал, а затем стремительно покинул кабинет. Осталось только пожать плечами и вернуться к работе.
  
   Пламя в камине сменило цвет на зеленый и приняло форму головы незнакомого волшебника.
   - Альбус, дементоры остановили Хогвартс-экспресс и вломились внутрь!
   - Его здесь нет, - ответил я. - Где это произошло?
   - Кто ты такой, мальчик? Не важно, времени в обрез... - пламя обрело свой обычный цвет.
   Проклятье! О чем думал Фадж, отправляя стражей Азбакана на охрану школы? Левой рукой я сжал рукоять ритуального кинжала. Темномагический инструмент потеплел, а в голове пронеслось видение: клинок вознается в тело закутанной в лохмотья твари и та рассыпается пеплом. Да, таскать такую вещь с собой чревато неприятностями, но без него я чувствовал себя не в своей тарелке. К счастью, серебряные кинжалы входят в число необходимых ученикам предметов. В случае проблем Тинриэль незаметно подменит его на обычную железку.
   - Ид!
   На этот раз дух замка появился в виде обычного привидения.
   - Дементоры напали на поезд со школьниками. Это произошло в пределах защиты?
   - На территории школы и окрестностей нет ни одного дементора, - был ответ.
   Плохо. Очень плохо.
   - Пожалуйста, усиль защиту от темных существ, - попросил я.
   - Выполнено. Что-нибудь еще?
   - Пусть эльфы предупредят мадам Помфри и директора Дамблдора о происшествии. И подадут побольше шоколада к праздичному столу. Можешь быть свободен.
   Как мне не хотелось вмешаться, однако пришлось играть роль ребенка. Я несколько раз прошелся по кабинету туда-сюда, выглянул в окно и вернулся к бумагам. Живые портреты предыдущих директоров вяло зашевелились, обсуждая нападение. Как жаль, что нельзя заткнуть им рты прямым приказом.
   Проклятье! А если кто-нибудь погибнет?! Я незаметно открыл ящик с нужным артефактом и спрятал маховик в рукаве, после чего быстрым шагом покинул кабинет. В коридоре было пусто. Выбрав подходящий уголок, перенесся на три часа назад. Жаль что нельзя позвать Тинриэль, но сейчас мы как раз собирались в дорогу, а менять события прошлого нельзя. Впрочем, с переносом на Кинг-Кросс справился обычный домовик.
   Волшебники еще только начали собираться на платформе, так что времени было достаточно. Конечно, я бы предпочел более тщательно подготовиться, но не судьба. На всякий случай, принял порцию Очищающего Зелья, это хоть немного ослабит эмоции, а значит и воздействие дементоров. Выбрав одно из купе в начале состава, я набросил на вход чары отвлечения внимания, чтобы его никто не занял.
   Большинство магов считает, что остановить этих тварей может только Патронус. Однако, светлый защитник не в состоянии их убить или развоплотить. В арсенале темных магов имеется безотказная Авада Кедавра и дементоры достаточно "живые", чтобы попадать под ее воздействие. Чисто физические способы воздействия также подходят, дементоров можно жечь, резать и так далее. Только вот беда - твари высасывают не только положительные эмоции, но и магию (иначе бы они не были такими хорошими охранниками Азкабана). Кидаешь в них Секо, и пока оно долетит, заклинание уже теряет силу. Особенно если их много. Также бесполезными будут Инсендио и другие огненные заклинания. Как ни странно, но лучшие средства против дементоров имеются в арсенале маглов. Пули, напалм, мечи и дубины на худой конец. Вопреки общепринятому мнению, физически дементоры не слишком сильны, даже ребенок смог бы отбиться или убежать, если бы не проклятое эмоциональное воздействие... Парализующий ужас, депрессия, желание смерти. Человек теряет волю и способность к сопротивлению и тупо сдается, становясь пищей мерзкой твари.
   Вообще-то, как только я узнал о том, что дементоры будут охранять школу, я сразу же задумался об оружии против них. Что-то эффективное. Что-то, действующее только на них.
  
   Гермиона нервничала. За лето ее семью несколько раз посещали авроры, да, они снова искали Поттера. Немного лениво, но все же. Если бы Гарри время от времени не звонил ей на домашний телефон, девочка подумала бы будто что-то случилось, и в то же время друг отказывался признаваться где он находится. Девочка надеялась встретиться с ним в поезде, но даже обойдя дважды весь состав, так и не нашла мальчика. Может быть, он в одном из закрытых купе? Только в каком? Конечно, отличница знала запирающие заклинания, но после первой открытой двери ей пришлось со стыдом убегать от рассерженной парочки старшекурсников. В конце концов, Грейнджер подсела в купе к однокурсницам и провела время за чтением книги.
   Внезапно поезд остановился. Освещение вырубилось. Стало ощутимо холодать, стекла покрывала изморозь.
   - Что происходит? - спросил Гермиона.
   - Это дементоры, - ответила Падма. - От них не спрятаться.
   В коридоре воцарилась тишина. Грейнджер выглянула туда. Лучше бы она этого не делала. В свете слабого Люмоса девочка увидела высокую, покрытую лохмотьями фигуру. Существо ломилось в соседнее купе. Оно обернулось на свет и неумолимо двинулось к Гермионе. На бесформенном лице не было ни глаз, ни носа, только огромный, распахнутый во всю ширину рот. Девочку парализовали страх и одиночество. Перед глазами проносились худшие воспоминания. Кто-то пытался втянуть ее назад, но безуспешно. Тела детей сковала слабость.
   - П-ш-ш, - в пасть монстра ударила струйка жидкости. Пару секунд ничего не происходило, а затем ментальное давление резко сошло на нет. Повернув голову, девочка увидела то, чего меньше всего ожидала увидеть. Парень в костюме Бэтмена, стрелял в чудовище из водяного пистолета. Яркая расцветка игрушки словно подчеркивала ирреальность происходящего.
   Тело дементора с влажным стуком завалилось на пол. Помещение заполнил мерзкий запах.
   - Эванеско, - герой убрал заклинанием пролетевшую мимо цели жидкость. - Девочки, вернитесь в купе. Не вздумайте открывать окна.
   - Д-да, - Гермиону все-таки втянули в маленькую комнатку. Затем девочки принялись навешивать на дверь и окно всевозможные запрающие заклинания.
  
   Как сделать оружие, которое убивает только дементоров? Нужно всего лишь обратить против них их способность пожирать магию. Берем серную кислоту и зачаровываем так, чтобы жидкость не вступала в химические реакции, и обливаем ею тварь. Дементор нейтрализует магию и тут кислота начинает прожигать его тело. Учитывая любовь монстров к поцелуям и милую привычку ходить с открытым ртом, угадайте куда лучше целиться? Даже удивительно, как быстро сработало. Может у монстров во рту находится какой-то жизненно важный орган? Ну а разлитая жидкость легко убирается очищающими чарами, риск для учеников минимален.
   Зелье не подвело, так что я достаточно быстро смог зачистить семь вагонов (всего четыре фрага). В восьмом меня встретил профессор Люпин. Так получилось, что он гнал монстра на меня, но тому отчего-то совершенно не хотелось ко мне приближаться. Тварь разорвала на куски Патронуса и отчаянно ломанулась к оборотню. Они что, каким-то образом общаются? Я успел облить дементора кислотой, но это оказалось не так эффективно, как вливание жидкости в пасть. От одежды монстра остались одни воспоминания, его плоть слезала с костей, а он продолжал ползти по полу. Скривившись от этого зрелища, я метнул атам. Ритуальный кинжал самостоятельно скорректировал траекторию, вонзившись прямо в сердце. Как в видении, тело дементора распалось прахом.
   - Эванеско! - первым делом я убрал разлившуюся жидкость.
   - Ты кто такой? - спросил Люпин.
   - Бэтмен, не узнал, что ли? Времени нет, в поезде еще могут быть дементоры.
   Оборотень невольно скосил взгляд на кучку праха и покрепче сжал палочку.
   - Отправь своего Патронуса с сообщением в Министерство, пусть знают что произошло, - приказал я.
   - Но поддерживать двух Патронусов одновременно невозможно.
   - И не надо, у меня есть запасная пушка. Держи, - в руки преподавателя ЗОТИ перекочевал висевший на спине второй водяной пистолет. - Действует только на дементоров, для людей безопасно, если в течение часа убрать жидкость. Если промахнешься, просто используй Эванеско.
   Мы прошлись по оставшимся вагонам, однако дементоров на поезде больше ни оказалось. По словам перепуганных детей, заглянувшие в последние вагоны твари вдруг быстро сбежали.
   - Фадж - пустоголовый идиот. Тупое ничтожество, трусливая скотина, его бы самого к дементорам на свидание отправить. Какой мразью надо быть, чтобы разместить вокруг школы этих чудовищ? - Скиттер, надеюсь, ты это слышишь. Не зря же я тебя предупредил. - Кто в здравом уме отправит волков сторожить ягнят?
   Прибывшие на место происшествия авроры услышали еще несколько фраз в том же духе на повышенных тонах. Эти слова вторили их собственным мыслям. Я подал условный сигнал, и домовой эльф перенес меня в комнату-по-требованию.
   - Спасибо, а теперь забери второй пистолет у Люпина.
   Через минуту я уже разбирал оружие на составные части. Кислота была перелита в стеклянный сосуд, на который были наложены чары неразбиваемости. Опастная штука, но дементоров еще не убрали. Глянув на часы, я направился в больничное крыло.
  
   Вокруг поезда суетилась толпа волшебников. Авроры, невыразимцы и просто обеспокоенные граждане, подтянувшиеся на слух о нападении дементоров. А все почему? Потому что кто-то (Фадж очень хотел знать кто) отправил Патронуса в Министерство с сообщением о нападении дементоров на Хогвартс-экспресс. Даже если это и в самом деле случилось, неужели непонятно, что вестника нужно слать в отдел контроля над дементорами, а не объявлять новости посреди Атриума? Разумеется, посетители разнесли весть по всей магической Англии, и сейчас только ленивый не обсуждал умственные способности министра магии.
   Ремусу Люпину не было дела до переживаний Фаджа. Нужно было срочно доставить детей в Хогвартс. Вдруг кому-то от присутствия дементоров стало плохо? Редко, но такое иногда заканчивалось серьезными осложнениями, особенно если субьект был чувствителен к ментальным воздействиям. Вскоре прибыло несколько запряженных фестралами карет и началась эвакуация детей. Кто-то решил что так будет безопаснее, иначе все равно придется делать дополнительную пересадку на платформе возле Хогсмита. А тут еще выяснилось, что дементоры разбрелись во всех возможных направлениях. Разумеется, ответственные сотрудники отдела контроля тут же бросились на поиски, вот только первая же найденная группа монстров вместо того чтобы послушно выполнить команду попыталась сожрать контролеров. Магам пришлось отступить и запросить подмогу.
   Сцепив зубы, Фадж отменил свой приказ об охране школы дементорами и велел отправить их обратно в Азкабан. На то чтобы отыскать всех порождений отчаяния уйдет четыре дня. Все это время маги будут натыкаться на случайных жертв: заблудившихся в лесах маглов и живущих поблизости кентавров. После находки очередного живого трупа нервы сотрудников министерства магии не выдержат, и в ход пойдет Авада. В итоге все взбунтовавшиеся дементоры будут истреблены.
  
   Факультеты гудели как растревоженные ульи. За учительским столом также царило беспокойство. Макгонагл привела первокурсников, шляпа пропела свою песню. Началось распределение. Почему-то в этот раз большинство детей попало на Хаффплафф. Всего три гриффиндорца - такого набора в доме Годрика давно не было. После праздничного ужина выступил Дамблдор.
   - ...изменения. Рубеус Хагрид займет должность преподавателя Ухода за волшебными существами, Ремус Люпин будет преподавать Защиту от Темных Искусств...
   Лесник учитель? Чем думает этот маразматик? Надо уволить его при первой возможности, чувствую, повод появится быстро.
  
   Гермиона специально встала пораньше. На каникулах запрещено колдовать, девочка соскучилась по ощущению чуда, сотворенного собственной магией. Она от корки до корки прочла все учебники третьего курса и сейчас, пока соседки еще спали, решила попробовать несколько заклинаний. Как правило, чары давались ей далеко не с первой попытки, слава лучшей ученицы курса зарабатывалась тяжелым трудом. Грейнджер "жульничала", отрабатывая движения палочки и заучивая произношение заклинаний до уроков. Потому неудивительно, что ей почти всегда первой удавалось освоить новое. Вот и сейчас девочка принялась за тренировку. Однако, на этот раз все пошло иначе. Всего с третьей-четвертой попытки чары выходили почти как надо, а сама девочка чувствовала непривычную легкость.
   Спустя полчаса к Гермионе присоединился Поттер. Мальчик также заметил, что колдовать стало намного проще.
  
   Дамблдор еще раз перечитал письмо из Министерства и взял одну лимонную дольку. Различные инциденты в школе, плохие результаты на экзаменах, все это мало волновало чиновников. Даже на запрос выделить больше денег вяло отреагировали. И вдруг уже третье требование на проведение проверки уроков истории магии. Директор покачал головой. Просто вопиющая наглость, как известно, Хогвартс на протяжении более чем тысячи лет сохранял свою независимость.
   Но все же, необходимо что-то ответить. И, как не хочется терять время, стоит посмотреть на уроки своими глазами, случай с Локхартом в прошлом году был показательным.
   Дети удивленно зашептались, заметив, как директор входит в класс. Сейчас должно было начаться спаренное занятие Гриффиндора и Равенкло. Дамблдор занял место на последней парте и окружил себя чарами незаметности. Ученики тут же перестали обращать на него внимание.
   Сквозь доску просочился Бинс. Дети быстро расселись по местам. На удивление, урок оказался довольно интересным. Речь шла об отношениях магов и маглов в начале девятнадцатого века, причем довольно много внимания уделялось неволшебникам. Кое-кто на последних партах переговаривался, но типичный для детского коллектива шум и гам не был слышен. Дамблдор сделал несколько хитрых пассов палочкой и увидел сложную сеть наложенных на кабинет чар. Как выяснилось, они гасили звуки за пределами четко ограниченных зон возле парт. Соседи могли бы переговариваться, а вот те, кто сидели дальше уже ничего не слышали. Но вот один из райвенкловцев встал и задал вопрос Бинсу. Тот начал обстоятельно отвечать, а директор обратил внимание, что зоны разделения звуков ограничены по высоте, так что стоящего ученика слышал весь класс. "Интересно, - подумал великий волшебник. - Откуда здесь это? В время моей учебы такого не было".
   Между тем, урок закончился, и школьники отправились в другой кабинет. На смену им пришел седьмой курс. Часть учеников отсеялась после СОВ, из оставшихся не все выбрали историю, так что Минерва объединила на занятии все четыре факультета. Старшекурсники разошлись по местам и урок начался. На этот раз тема была намного серьезнее - экономические предпосылки первой мировой войны. Казалось бы, истории магии не на гран, однако Бинс так ставил акценты, что Дамблдор ощутил, как под ним шатается стул. Некоторые влиятельные в волшебном мире фамилии упоминались в нелестном ключе. Кто-то из слизеринцев попытался опровергнуть слова учителя. Призрак приблизился к "бунтарю" и надиктовал список литературы для подготовки доклада, в основном это были номера газет за 1910-1914 и несколько таких же старых книг. Теперь тому предстояло выступить с докладом на следующем занятии.
   После урока Дамблдор хотел поговорить с Бинсом, однако тот его проигнорировал. Директор попытался было воздействовать на призрака, но неожиданно активировались защитные чары школы. Великий волшебник заработал головную боль, пока доказывал Хогвартсу, что не является злоумышленником.
   Вернувшись в свой кабинет, Дамблдор застал там чем-то довольного Кея. Райвенкловец насвистывал песенку, рисуя палочкой светящиеся линии. Мальчишка игнорировал неодобрительные взгляды директора. Как-то сложилось, что почти на всех собраниях Макгонагл, Флитвик и Спраут принимали сторону Андерса. Оказавшись поставленным перед фактом наличия приемника, великий маг начал осознавать, что он сам уже не молод. После долгих размышлений, Дамблдор пришел к выводу, что раз уж Кей стал новым директором, то надо бы его подготовить, научить заботиться об общем благе, и, прежде всего, объяснить в чем состоит это самое благо...
  
   Нет, только не это. Старикашка опять за свое. Дамблдор принялся читать очередную душещипательную лекцию. Маглорожденные бла-бла-бла, волшебники ответственны за маглов и т.д. Больше всего раздражало его неприкрытое лицемерие: на словах он говорил одно, а делал совсем другое. Хм, кажется, я знаю, почему он так долго занимает должность главы Визенгамота. Дамби устраивает всех потому, что никому не мешает. Чистокровные захотели и провели ряд законов на ограничение прав волшебных существ. И при всей их несправедливости, "великий волшебник" не воспользовался своим правом вето. Всезнающий Бинс поведал кое-какие подробности о борьбе с Волдемортом и прихвостнями. Вообще, со стороны Основателей это была гениальная идея, сделать учителем истории призрака. В отличии от остальных потусторонних обитателей школы, он проводит половину своего времени За Гранью, при необходимости черпая информацию из первых уст. Так вот, гроза Волдеморды во время войны очень редко показывался на полях сражений. Тогда защита школы была сильнее, чем в прошлом году, и тот-чье-имя-слишком-пафосно не нападал на Хогвартс. А может быть, дело было в том, что в школе учились дети его сторонников? Как бы то ни было, обыватели дружно решили, что Великий бла-бла-бла настолько крут, что темный лорд его боится.
   Словно желая усугубить ситуацию, Дамблдор протестовал против использования Смертельного заклятия в отношении Пожирателей, раздавал направо и налево "вторые шансы". Пойманные преступники частенько сбегали до того, как их успевали доставить в Азкабан. Угадайте, кто настаивал на гуманном обращении с пленными? А еще он возглавлял Орден Феникса, организацию, противостоящую Волдоугрозе. Ага, ступефаями и экспелиармусами. На всю компашку - не больше двух десятков бойцов, остальные домохозяйки, имеющие с первыми равные права голоса. Полный бред.
   Как я бы поступил на их месте? Поймать несколько Пожирателей, Империо и пусть авадят злую морду. Или допросить Малфоя под зельем правды, узнать где обитает лорд и подорвать логово магловской бомбой. Или то же самое, только в конце использовать негатор. Еще можно добыть кусочек злодея (волос, ноготь) или, на крайний случай, его родственников и проклясть до седьмого колена. Осквибление и постепенное схождение в могилу гарантировано. Но все это Ужасная Темная Магия! Нельзя! Они бы еще ножи запретили, потому что ими можно убивать. Террористы - раковая опухоль на теле общества, их можно только вырезать вместе с теми, кто распространяет эту идеологию. Но вот что интересно: во время войны хватало лишившихся близких, озлобившихся в желании мести. Иногда они становились линчевателями. И вот за ними, а не за Пожирателями, авроры гонялись в первую очередь. Кому-то было очень выгодно продолжение этой бессмысленной борьбы. Интересно, как на самом деле погиб мой отец...
   - Кей, ты меня слушаешь? - старый маг даже немного повысил голос.
   - Кажется, я забыл написать эссе по зельям. Надо бежать в библиотеку, пока она не закрылась.
   Отмазка так себе, но и не придраться. Снейп все время нагружает нас по полной программе. Дамблдор только покачал головой и устремил задумчивый взгляд в окно.
  
   - Гермиона, ты сегодня не сильно занята? - спросил Гарри.
   - Нет, а что?
   - Я хотел провести небольшое исследование. Поможешь?
   - Разумеется. А...
   - Тихо, не здесь, - Поттер вывел подругу из общей гостиной и негромко продолжил. - Я хочу побольше узнать о Сириусе Блэке. Взрослые отказываются о нем говорить, но ведь он как-то связан со смертью моих родителей.
   - Понимаю, - девочка задумалась. - В библиотеке есть подшивки старых газет, можно посмотреть номера за восемьдесят первый год.
   Дети направились во владения мадам Пинс. Там они нашли много материалов о войне с Волдемортом, однако источники зачастую противоречили друг другу. Даже Пророк на одной неделе называл Упиванцев террористами, а на другой жертвами. Например, сразу после ареста Малфоя газеты обещали ему скорую встречу с дементорами, но на суде вдруг выяснилось, что аристократ был под Империо. И таких чудестных превращений было немало.
   - Гарри, смотри, тут пишут, что Снейпа судили как Пожирателя смерти.
   - Ничего себе, и это наш учитель?
   - Здесь сказано, что за него ходатайствовал Дамблдор, - девочка перевернула страницу. - Ага, Блэк был арестован по обвинению в предательстве Поттеров. Дом твоих родителей был скрыт чарами, Сириус был Хранителем, единственным, кто мог выдать тайну их местонахождения. Как-то это странно.
   - Ты о чем?
   - Смотри. Твои мама и папа использовали Фиделиус. Они специально спрятались, словно знали, что тот-кого-нельзя-называть охотится за ними.
   - Но ведь тогда была война!
   - А тебе не кажется странным, что он пошел лично убивать их, а не отправил своих слуг? Почему вообще он пошел один, а не со свитой?
   - Не знаю, - мальчик почесал голову.
   - И еще. Извини, Гарри, но зачем он пытался убить тебя?
   - Не знаю.
   Повисло напряженное молчание. Дети продолжали копаться в старых газетах. Через час Гермиона перелистнула последний листок и отодвинула кипу бумаг в сторону.
   - Про Блэка тут больше ничего нет.
   - У меня тоже пусто, - Гарри поправил очки. - Такое ощущение, что после ареста про него просто забыли. Может быть, его даже не судили?
   - Мне тоже так кажется, - Гермиона отнесла газеты на место.
   Посовещавшись, дети решили навестить профессора Бинса. В какой-то момент нудный учитель превратился в хорошего рассказчика, способного увлечь своим предметом. Он всегда отвечал на вопросы, хотя, порой, это становилось поводом для расширенного домашнего задания.
  
   - Его нет, - Гарри еще раз оглядел пустой класс.
   - Попробуем позвать, - девочка подошла к доске, сквозь которую проникал в класс призрак. - Профессор Бинс!
   - Добрый день, ребята, - учитель истории словно ждал, когда назовут его имя.
   - Пожалуйста, расскажите о Сириусе Блэке, - попросила Гермиона.
   - Хм, Сириус Блэк... - призрак застыл на месте. Минуты через три он отмер. - Сириус Блэк, сын Ориона и Вальпурги Блэк. Учился в Хогвартсе, на факультете Гриффиндор. Во время учебы в школе дружил с Джеймсом Поттером, Ремусом Люпином и Питером Питтегрю. Вчетвером они называли себя "мародерами" и часто хулиганили. Неоднократно жертвой их розыгрышей становился Северус Снейп. К пятому курсу освоил анимагию, превращается в большого черного пса. В шестнадцать лет Сириус сбежал из дома, не в силах выносить постоянные нравоучения своей матушки. Поселился в доме Поттеров. В семнадцать переехал в подаренный дядей Альфардом дом. Стал крестным отцом Гарри Поттера. Во время войны с Волдемордом сражался на стороне Ордена Феникса. Когда стало известно, что Темный Лорд охотится за Поттерами, Сириус пустил слух, что он стал секретным Хранителем, хотя на самом деле им не был. После гибели Джеймса и Лили был брошен в Азкабан без суда и следствия. В июне этого года Сириус сбежал из тюрьмы. Текущее местонахождение неизвестно.
   Дети переглянулись. Подобных откровений никто не ждал.
   - А откуда вы все это знаете? - спросила Гермиона.
   - Мертвым ведомо многое, - загадочно ответил Бинс. - Законы магического мира запрещают применять некромантию и практиковать спиритические ритуалы. Призраки не могут свидетельствовать в суде, хотя мы можем пролить свет на некоторые тайны.
   - И разворошить немало грязного белья, - девочка понятливо кивнула. - Мы пойдем к профессору Дамблдору и все ему расскажем!
  
   Гарри и Гермиона быстро поднимались по лестнице. После ремонта можно было не опасаться коварных исчезающих ступенек. Ребята быстро добрались до входа в кабинет директора и остановились у горгульи.
   - Старшекурсники рассказывали, что Дамблдор часто назначает паролем название какой-нибудь сладости, - вспомнил Поттер.
   - Шоколадный батончик, - начала Гермиона.
   - Тянучки, - подхватил Гарри.
   ...
   Это было похоже на соревнование кто знает больше сладостей. В какой-то момент статуя отпрыгнула в сторону, и увлекшиеся дети даже не поняли, на какое лакомство она среагировала.
   В кабинете вместо директора почему-то оказался райвенкловец Андерс.
   - Добрый день, - поприветствовал их однокурсник.
   - Кей, что ты здесь делаешь? - спросила Гермиона.
   - Читаю, - Кей выразительно приподнял книгу, которую держал в руках.
   - Нам нужно срочно поговорить с Дамблдором, - сказал Гарри.
   - У него какие-то дела, - ответил Андерс. - Вернется только через неделю.
   Райвенкловец отложил в сторону справочник и внимательно оглядел посетителей.
   - Ладно, рассказывайте. Что случилось?
   - Вот еще, - фыркнула девочка. - Гарри, пойдем отсюда.
   - Тори! - позвал Кей.
   Через секунду в кабинете материализовался домовик.
   - Позови сюда профессора Макгонагл, пожалуйста.
   Эльф кивнул и исчез.
   Дети между тем безуспешно пытались открыть дверь.
  
   Эти двое видимо опять во что-то вляпались. И если не разобраться с проблемой сейчас, неизвестно что будет потом. Особенно, если ЧП произойдет во время отсутствия Дамблдора. Все шишки достанутся мне.
   Вот на очередном рывке дверь распахнулась, и Поттер едва не упал под ноги профессору Макгонагл. Увидев декана, гриффиндорцы не знали куда себя деть.
   - Может быть, присядете и все-таки расскажете, что у вас стряслось? - спокойно предложил я, указывая на свободные стулья.
   - Сириус Блэк невиновен! - выпалил Гарри.
   - Мистер Поттер, вы понятия не имеете, о чем говорите, - сказала Макгонагл. - Блэк выдал ваших родителей тому-кого-нельзя-называть.
   - Но ведь его даже не судили, - вмешалась Гермиона. - Мы провели небольшое расследование. И профессор Бинс подтвердил, что он не делал того, в чем его обвинили!
   - Бинс? Преподаватель истории магии? - декан нахмурилась, пытаясь понять причем тут призрак. - Откуда ему об этом знать?
   Грейнджер пожала плечами.
   - А еще он сказал, что Блэк анимаг! - добавил Поттер. - И что в школе он дружил с Ремусом Люпином, Питером Питегрю и моим отцом.
   Слова мальчика-который-выжил подтверждали то, что я уже знал. И все же, насколько туп этот "преступник". С теми галеонами, что он получил за атам, Блэк мог бы найти политическое убежище в любой стране. Дальше остается инициировать судебное разбирательство и полностью оправдать свое имя. Но нет, этот взрослый продолжает действовать как маленький ребенок. Защитные чары школы уже несколько раз засекали его присутствие и мягко выпроваживали в Запретный лес.
   - Анимаг? - декан гриффиндора нахмурилась. - Если это правда... Скорее всего, он пользуется своей животной формой, чтобы скрываться от авроров. Но это не значит, что вы должны заниматься его поимкой!
   - Именно поэтому мы решили обратиться к профессору Дамблдору, - напомнила Гермиона.
   - Десять баллов Гриффиндору за разумное решение, - Макгонагл повернулась ко мне. - Кей, насколько полон твой контроль над защитными чарами школы?
   Мне захотелось побиться головой о стену. Ну не при школьниках же! Поттер не обратил особого внимания на ее слова, думая о чем-то своем, а вот Грейнджер мгновенно заинтересовалась.
   - Хватит, чтобы поймать анимага, - я прикрыл глаза.
   "Запрос: поиск волшебников в облике животных на территории школы", максимально четко сформулировал мысль. Не самый удобный способ, но пока еще рано показывать Макгонагл Ида. Секунду спустя я уже знал ответ на свой вопрос. Блэка в замке не было, но присутствовал некто в облике крысы. Наличие неизвестного взрослого мага несколько нервирует. Хм, Поттер и Грейнджер не называли анимаформу беглеца, но я-то знал, что он превращается в черного пса.
   - Сейчас в замке присутствует только один анимаг, кроме вас, профессор.
   - Что? Где он?
   - В общежитие Гриффиндора, - я полюбовался шокированным лицом Маккошки и добавил. - Текущий облик крыса.
   - Как ты узнал? - спросила Гермиона.
   - Но Блэк превращается в пса! - почти одновременно с ней сказал Гарри.
   - Значит, это не он, - Макгонагл взмахнула палочкой, превращая лежавший на столе пенал в не слишком большую клетку.
   - Профессор, только не говорите, что собираетесь лично ворваться в общежитие, - остановил ее я. - Если наш гость пришел в замок с добрыми намерениями, зачем ему скрываться? А вдруг он что-то заподозрит и возьмет кого-нибудь в заложники?
   - Что ты предлагаешь? - спросила декан.
   - Отправим на поимку крысы эльфов. В конце концов, это их работа. И они умеют быть невидимыми.
   Проинструктированные домовики справились со своей задачей буквально за пять минут. Правда, вместо одной крысы, они принесли три, но я быстро забраковал лишних.
   - Это же Короста! - узнал животное Поттер.
   - Питомец Уизли? - Макгонагл взмахнула палочкой, накладывая дополнительные чары неразбиваемости на клетку.
   Я тем временем бросил щепотку дымолетного порошка в камин и вызвал авроров. Не знаю, считать это везением или нет, но ими оказался уже знакомый Кингсли и пара стажеров. Может быть, из-за этого прибывшие действовали строго по инструкции. Первым делом, они парализовали подозрительную крысу, затем применили заклинание, заставившую животное светиться желтым.
   - Определенно, анимаг, - заключил старший представитель закона.
   Затем был составлен протокол, где расписались все присутствовавшие. Далее мы переместились в аврорат. Крысу извлекли из клетки и поместили в одну из специально зачарованных камер. На наших глазах животное превратилось в бомжеватого вида волшебника.
   - Это же... Питер Питегрю, - признала неизвестного Макгонагл.
   - Тот самый, которого вроде бы убил Блэк? - удивился Кингсли.
   Между тем, анимаг очнулся и принялся умолять его выпустить. Складывалось впечатление, будто он был немного не в себе. Если ему верить, в анимаформе волшебник пробыл чуть ли не со дня гибели волдеморды. Я недолго понаблюдал за представлением, а затем отправился в туалет, где вызвал Тинриэль и попросил эльфийку отправить письмо одной небезизвестной журналистке.
   Каким-то образом новость о задержании считавшегося мертвым героя дошла до самого Фаджа. Корнелиус лично освидетельствовал "воскрешение" из мертвых Пожирателя Смерти (лохмотья, которые носил Питегрю, не слишком скрывали наличие темной метки).
   Стоит отдать должное декану Гриффиндора. Маккошка не позволила аврорам допрашивать по отдельности меня, Поттера, и Грейнджер. Более того, она немного исказила историю своих подопечных, заявив, что те обратились к ней с предположением, будто Блэк может быть анимагом, после чего была проведена проверка школы и найден Питер. Гермиона хотела было что-то добавить, но я незаметно наступил ей на ногу и слегка покачал головой. Гриффиндорцев похвалили за то, что им хватило ума обратиться к взрослым, вместо того чтобы лично впутываться в неприятности.
   В аврорате нас продержали до позднего вечера, после чего отпустили с наказом явиться для показаний по первому требованию.
  
   Пока Фадж решал, как бы замять скандал с восставшим из мертвых Пожирателем и невиновным Блэком (после недолгого допроса с применением зелья правды это было очевидно), Рита Скиттер корпела над сенсацией. После фиаско в прошлом году со статьей о гибели Гарри Поттера (пусть мальчик вроде бы жив и учится в Хоге, его может изобразить любой метаморф), журналистка всерьез озадачилась целью найти влиятельного покровителя. Однако слишком уж многим известным магам она попортила крови. Редактор не пропускал разоблачительные статьи, касающиеся интересов Дамблдора, об остальном Рита говорила что хотела (и потом жалела).
   Сейчас у нее появился Шанс. Министр магии будет очень благодарен, если новость будет представлена в нужном его ключе. А уж если при этом получится дернуть за бороду главу Визенгамота... В конце концов, Питегрю поймали три школьника и декан Гриффиндора, а не великий маг. Кстати, где он бродит, когда по его школе разгуливает преступник?
   Директор школы Хогвартс, глава Визенгамота, президедент Международной Конфидерации Магов и прочие титулы сейчас был вынужден униженно искать встреч с теми, с кем долго и безуспешно боролся. В Англии со времен падения Волдеморта официально не осталось ни одного темного волшебника. Все они либо попали в Азкабан, либо позорно сбежали за пределы страны. Может быть, где-то, под куполом скрывающих чар кто-то и балуется запретными искусствами, но это такие мелочи, что и не стоит вспоминать. Дамблдор был знаком с темной магией только теоретически. Он прекрастно знал, что сама по себе запрещенная ветвь волшебства не есть зло. Хуже, это соблазн. Если провести аналогию с миром маглов, наркотик. Практикуя темные искусства, маг глубоко погружается в собственное подсознание, испытывает настолько яркие эмоции, что все остальное не идет в сравнение. Некоторые волшебники утверждают, что побочные эффекты можно нейтрализовать длительной подготовкой и специальными зельями. Дамблдор знал, что это правда. Сильнейшие маги Азии были темными, противопоставляя себя традиционно светлой Европе. Особого зла они не творили, потихоньку жили в своем собственном маленьком мирке, впрочем, как и англичане. Но то, что одному хорошо, другому может быть ядом. И Альбус считал, что можно обойтись без Темной магии.
   Но, увы, светлых некромантов в природе не бывает. А чтобы привести Бинса в прежнее состояние, нужен был именно такой специалист. К сожалению, русские в очередной раз его послали, китайцы недоуменно пожимали плечами, японцы по традиции не говорили ни да, ни нет. От безысходности Дамблдор даже навестил своего старого приятеля, Гриндевальда. Тот лишь посмеялся над проблемами директора и пообещал усмирить призрака в обмен на свободу. Даже вкратце набросал проект ритуала, зная, что Альбус не в состоянии это использовать.
   Частые аппарации и смена часовых поясов порядочно утомляли, так что великому волшебнику пришлось несладко. Возраст давал о себе знать. Отдыхая после дневной беготни, Дамблдор налил себе чаю и развернул номер Ежедневного Пророка, любезно доставленного Фоуксом. И чуть не подавился булочкой. За три дня его отсутствия, заместитель директора умудрилась поймать прятавшегося на территории школы под видом крысы Пожирателя Смерти! И не кого-нибудь, а ранее считавшегося мертвым героем Питера Питегрю! Скиттер заняла всю первую страницу и часть второй, расписывая мудрые распоряжения министра. Тот отменил свой предыдущий указ о поимке Блэка и теперь призывал невинно осужденного явиться для выяснения обстоятельств
   Дамблдор знал, что Поттеры сделали секретным хранителем Питера, а не Сириуса, как думали многие. Может быть, вмешайся он, и Блэка отпустили бы... Великий волшебник не мог этого сделать. Да, у Сириуса были все основания ненавидеть предателя, но во время погони за Питегрю погибла дюжина маглов. По законам магического мира за это Блэка заставили бы заплатить штраф, по тысяче галеонов за жизнь. По мнению Дамблдора, обезумевший от ярости Сириус заслуживал срок в Азкабане. Кто же знал, что убийцей был Питер!
   Светлый маг покачал головой. Самое неприятное, что все эти события произошли именно тогда, когда он занимался безуспешными поисками. Хогвартс веками сохранял свою независимость. Минерва слишком легко позволила аврорам вмешаться в его внутренние дела. Что ж, альтернативы нет, придется срочно вернуться и решить вопрос с учителем истории магии самым неудобным способом, а именно нанять нового преподавателя. Как только его найти посреди учебного года?
  
   - Профессор, можно с вами поговорить?
   Оборотень поднял голову и увидел задержавшегося после урока райвенкловца. Андерс не пользовался какими-либо привилегиями на уроках и не злоупотреблял властью, что можно ожидать от незрелого подростка. На днях Минерва призналась, что Кей хорошо отзывался о работе Люпина и даже рекомендовал выплатить ему премию в этом месяце.
   - Да, конечно, - убедившись, что остальные школьники покинули кабинет, Ремус закрыл взмахом палочки дверь и запечатал помещение от прослушивания.
   - Ваши уроки информативны и интересны, - начал Кей. - Но у меня есть одна просьба. Во-первых, необходимо напомнить всем курсам о потенциальной опасности незнакомых артефактов. Плюс, выявляющие магию чары. Это простейшее заклинание используют даже опытные разрушители проклятий. Во-вторых, в связи с обнаружением в школе Питегрю, рассказать о том, как отличить животное от анимага. В-третьих, маглорожденным не мешало бы узнать, а чистокровным повторить, как противостоять отложенным проклятьям, а также как обнаруживать зелья в еде.
   - Отложенные проклятья? - переспросил профессор.
   - Вуду, малефика, сглазы, - Андрес был неприятно удивлен вопросом Люпина. - Например, некто крадет волос или ноготь жертвы и использует в ритуале чтобы навести порчу, сглаз или даже родовое проклятье.
   - Этого нет в учебниках, - задумчиво произнес оборотень.
   - Вам придется самому составить учебно-методические материалы. Надеюсь на вас.
   Ремус кивнул, делая заметку в свитке с конспектами уроков. В памяти оборотня всплыли несколько очень случаев, произошедших во время магической гражданской войны. Ходили слухи о вызванных проклятьями болезнях, порче и прочих таинственных неприятностях. Сам оборотень не помнил, чтобы в школе рассказывали, как от этого уберечься. Но если рассуждать логически, можно вывести несколько простых правил, позволяющих избежать проблем. Не трогать подозрительные предметы. Не позволять другим завладеть частью своего тела. Проверять еду и питье. Постоянная бдительность, как любит повторять один параноидальный аврор.
  
   Буквально через неделю оборотень провел несколько занятий на тему "обж в магическом мире". И чтобы информация дошла даже до самых нерадивых учеников, Ремус подкинул несколько идей для розыгрышев самым активным шутникам школы. Теперь, чтобы не обзавестись парой рогов, или не портить атмосферу непристойными звуками, приходилось тщательно следить за своими действиями. Неудачников ждали насмешки и лечебные процедуры во владениях медиковедьмы.
   Дамблдор был неприятно удивлен, когда в первый раз увидел как все дети проверяют свои тарелки. Это было обычным делом для Слизерина, и то, змейки старались не привлекать к данной процедуре внимания, полагаясь в основном на амулеты. Директору даже стало не по себе, неужели львы и барсуки настолько не доверяют персоналу школы?
   Позже, когда Минерва рассказала о причине всеобщей бдительности, великий маг только покачал головой. Хогвартс задумывался как место, где дети будут чувствовать себя в безопасности, как дверь в сказку, и подобный практицизм буквально убивал волшебство. Что плохого в паре забавных шуток? Впрочем, сейчас у директора были более важные дела, чем темы занятий ЗОТИ.
   - Минерва, у меня для тебя хорошая новость, - начал Дамблдор. - Помнится, ты каждый год сетовала на низкие оценки по истории магии и говорила, что нам нужен новый преподаватель по этому предмету?
   - Да, но...
   - Летом один из министерских чиновников отдела образования также подходил ко мне с этим вопросом. Сейчас мы не так стеснены в средствах, как прежде, поэтому я принял решение нанять нового преподавателя. И как раз занимался его поисками. К сожалению, их пришлось прервать, когда вы обнаружили в школе анимага.
   - Прости, Альбус, я знаю, как ты относишься к вмешательству посторонних в дела школы...
   - Нет, Минерва, вы все сделали правильно. Я виноват, что преступник столько лет мог укрываться на территории Хогвартса, - директор покачал головой. - Конечно, защитные чары до этого года были значительно слабее. К счастью, Питер оказался слишком труслив, чтобы как-то навредить детям.
   - Да... - декан Гриффиндора отвела взгляд в сторону. - Альбус, ты должен знать, что Грейнджер и Поттер узнали о неком двоевластии в школе. Кей был в кабинете, когда им удалось подобрать пароль к горгулье. Андерс пригласил меня через домовика и потом каким-то образом проверил факт присутствия Питегрю, а также смог определить, где он находится.
   - Вот как? - Дамблдор нахмурился. - Его контроль над защитными чарами школы значительно полнее, чем я думал.
   - Гари и Гермиона обещали молчать о Кее, но они же дети, - Минерва развела руками.
  
   Сириус Блэк фактически был оправдан. Показания неожиданно вернувшегося из мертвых Питегрю полностью сняли с него все обвинения. Осталось дело за малым - реабилитировать несправедливо осужденного. Но для этого вначале его нужно было найти... Фадж с периодичностью два-три раза в день связывался с Боунс и интересовался: как идут поиски беглеца. О, министр не был поборником спроведливости, ему просто не терпелось получить очередную порцию благоприятного пиара.
   - Не понимаю, почему он до сих пор не нашелся! - попенял он Амелии. - В магическом мире каждая собака знает, что его оправдали!
   - Есть большая доля вероятности, что Блэк скрывается в магловском мире, - ответила глава департамента правопорядка.
   - Еще в начале лета мы подали запрос на розыск простецам, - отмахнулся Фадж.
   - Да, но тогда не было известно, что он анимаг, - напомнила Боунс.
   - Хм, пожалуй, стоит сообщить им об этом, - министр задумчиво посмотрел в сторону камина.
   Амелия с трудом удержалась от смеха. В отличии от большинства волшебников, ей частенько приходилось бывать среди обычных людей. Живое воображение женщины показало ей картину доски объявлений, на которой среди множества уголовных рож висит одинокий рисунок пса с пометкой "разыскивается".
  
   Премьер-министр Великобритании Джон Мейджер в очередной раз бросил взгляд на висящий на стене портрет и вздохнул. Картина работы неизвестного волшебника старательно притворялась обыденной деталью интерьера. Вот уже почти два месяца он пытался связаться со своим магическим коллегой. Бедняга понятия не имел, что изображенный на рисунке колдун проводил почти все время в гостях, а его отсутствие прикрывала статичная иллюзия. Так что можно было хоть весь день уговаривать портрет передать просьбу о встрече Фаджу, толку от этого было не больше, чем от разговора с пустой стеной.
   Зелье правды предсказуемо закончилось, и сотрудники спецслужб очень хотели приобрести новую партию. Отправленный в Лютный агент, как мог, пересказал объяснение "Фаджа" по поводу маны и попросил зельевара дополнительно насытить состав магией. Вначале колдун только посмеялся над невежественным сквибом, но лишь до того, как тот показал ему сосуд для хранения зелья. Волшебник вдруг прямо-таки загорелся желанием преобрести этот стеклянный флакон. Пустив в ход свои дипломатические мускулы, агент выяснил, что предмет в его руках - довольно редкий и ценный артефакт, после чего ему пришлось срочно уносить ноги от заглянувших на огонек клиентов зельевара.
   Отправленные в адрес министра магии совы возвращались с нераспечатанными письмами. Фадж был слишком важной персоной, чтобы ему мог написать любой желающий.
   Мейджер знал, что рано или поздно коллега явится к нему лично. Однако визиты Корнелиуса, как и его предшественников, происходили не часто, примерно раз в год.
   Джон вернулся к своим документам. Он не заметил, как картина вдруг ожила. Изображенный на ней волшебник огляделся и громко кашлянул.
   - Министр магии с визитом к министру маглов! - объявил портрет.
   Пламя в камине позеленело, и из него выпрыгнул Корнелиус Фадж, собственной персоной. Маг отряхнулся, недовольно поморщился и убрал осыпавшийся на пол пепел заклинанием. Мейджер с опаской наблюдал за действиями посетителя. Какой-то он сегодня дерганный.
   - Добрый день, мистер Фадж. Надеюсь, вы явились, чтобы продолжить начатое сотрудничество? - спросил хозяин кабинета, нажимая на скрытую кнопку сигнализации.
   Министр магии с трудом удержался от презрительной гримасы.
   - Недавно выяснилось, что Сириус Блэк невиновен. Отзовите ордер на его арест и объявите об этом в новостях. Вот и все что от вас требуется, - волшебник обернулся к камину и с удивлением обнаружил, что пламя в нем погасло.
   - Хм, мы можем это сделать, но заявления такого рода не лучшим образом сказываются на репутации полиции, - ответил Мейджер. - Услуга за услугу, мистер Фадж. Мы делаем заявление, а вы продаете по разумной цене зелье правды.
   - Веритасерум? - спросил удивленный Фадж. - Зачем? Для обычных людей он бесполезен.
   - Корнелиус, - премьер-министр нахмурился. - Речь идет о том, улучшенном варианте, с повышенным содержанием магической энергии. Который вы передали нам в прошлый раз.
   - Что за бред! Не давал я вам никакого зелья! - волшебник слегка повысил голос от недоумения.
   - Речь идет о том самом зелье, которым вы заплатили за полсотни приговоренных к смерти преступников, - напомнил Джон. - Вы упоминали, что они нужны для какого-то ритуала.
   - Что... не может такого быть! - маг забегал по кабинету из стороны в сторону словно ужаленный. - Хогвартс?! Дамблдор!!!
   Внезапно Фадж остановился и с хлопком исчез.
  
   Вернувшись в министерство, Корнелиус первым делом отправил записки главам Отдела Тайн и Департамента Правопорядка. Минут через пять Фадж немного пришел в себя и начал лихорадочно обдумывать возможные действия. Может быть, не стоит подымать шум? В конце концов, ритуал действительно укрепил защиту школы, а маглы... в уголовном кодексе магической Англии максимальное наказание за убийство простеца символический штраф... С другой стороны, если получится доказать, что в деле замешан Дамблдор (или хотя бы просто был в курсе), старичок отправится прямиком в Азкабан. Корнелиус как никто другой знал, насколько переменчиво общественное мнение.
   - Вы хотели нас видеть, министр?
   - Да, Амелия, Джон, проходите.
   - Так, что случилось? - спросила Боунс.
   Корнелиус плеснул в стоящий на столе стакан воды и залпом осушил его.
   - Сегодня я заглянул к министру маглов, - начал Фадж, после того как набросил на кабинет дополнительные чары конфиденциальности. - Попросил отменить поиски Блэка и заявить о его невиновности.
   Амелия кивнула. Она и сама подумывала, что Сириус мог прятаться в мире обычных людей.
   - И знаете, что сказал этот магл? - Корнелиус с грохотом поставил стакан на стол. - Он, мол, готов продолжить сотруничество! Обменивать простецов-преступников на зелье истины! Если ему верить, одна сделка уже состоялась!
   - Какая сделка? - спросил глава Отдела Тайн.
   - Сколько-то там улучшенного зелья истины (никогда о таком не слышал, веретасерум работает даже на самых сильных оклюментах, зачем вообще его улучшать) за полсотни маглов! Он был уверен, что заключал эту сделку со мной...
   Фадж внезапно замолчал.
   - Оборотное? - предположила Бонус.
   - Скорее иллюзия, - сказал Джон. - Это намного проще, чем добыть частицу тела уважаемого министра.
   Корнелиус вздрогнул, словно его собирались прямо сейчас разбирать на частицы.
   - Это Дамблдор, я уверен!
   - Пока еще рано делать выводы, - покачала головой Боунс.
   - Стоит поискать улики в кабинете магла, - заметил глава Отдела Тайн. - Сейчас простецы начали размещать повсюду видео камеры, может быть, с их помощью мы сможем узнать личность злоумышенника. Кстати, усиленный вариант зелья истины действительно существует, но о нем мало кто знает из-за редкости некоторых ингридиентов и дороговизны. Возможно, придется передать некоторое его количество маглам, чтобы они помогли нам в расследовании.
   - Делайте все что угодно, только найдите его! - Фадж был рад, что гости оказались людьми понимающими и ему не пришлось открещиваться от обвинений. Сейчас он как никогда понимал несправедливость ситуации, в которой был Сириус Блэк.
   Разумеется, никто не решился назвать вслух имя Дамблдора, но эта мысль так и витала в воздухе. Кто еще был заинтересован в проведении ритуала?
   Посетители давно ушли, а Фадж продолжал думать о ритуале. Чтобы отвлечься, он несколько раз принимался разбирать корреспонденцию, но мысли снова и снова вовзращались к одному и тому же. Открыв следующий конверт, министр довольно потер руки. Старому маразматику хватило наглости попросить помощи в поиске преподавателя истории магии. Корнелиус просто не мог упустить шанс и не отправить в школу своего человека...
  
   Как говорится, ничто не предвещало беды. Я как обычно спустился в Большой зал на завтрак, устроился на своем рабочем месте и принялся проглядывать расписание, буквально только что врученное старостой. Макгонагл крайне редко вносит изменения в текущий график, обычно он сохраняется в течение полугодия.
   - Это еще кто? - спросил Майкл.
   - Она похожа на жабу, - хихикнул девичий голос.
   Я поднял голову и тут же заметил, кто привлек их внимание. За столом преподавателей сидела незнакомая женщина. На вид лет сорок пять-пятьдесят. Вырвиглазная розовая мантия. Конечно, многие волшебники эксцентрично одеваются, посещая мир маглов, но у нас-то в моде мантии серой и черной расцветки.
   Рядом прошла Боунс. Словно невзначай хаффплаффка толкнула второкурсницу Лавгуд и возмутилась по поводу того, какие райвенкловцы рассеянные. Как же достала эта ее показная надутость. И, главное, вымещает свою злость на других. Я встал, подошел к упавшей на пол девочке и помог подняться и привел в порядок одежду чистящим заклинанием.
   - Ты в порядке, Луна? - имя вовремя всплыло в памяти.
   - Да... - девочка порывалась уйти, но я ее удержал.
   - Если хочешь, можешь сесть рядом со мной. Кстати, почему на тебе надеты разные носки?
   Она смутилась и пробормотала что-то про мозгошмыгов.
   - Эй, хочешь, открою один секрет? - заговорнически прошептал я, придвигаясь к ней поближе. - Я тоже этим страдал, пока не купил кучу одинаковых и не выкинул все старые.
   Лавгуд наклонилась, скрывая лицо, но голова тряслась от беззвучного смеха.
  
   Сьюзен чуть не скрипела зубами от злости. Вместо того, чтобы обратить на нее внимание и извиниться, Кей болтает с новой подружкой, двинутой Лавгуд, посмешище всего второго курса.
   - Знаешь, а ведь она похожа на тебя, - негромко шепнула Ханна.
   Боунс уставилась на подружку возмущенным взглядом.
   - Помнишь, ты рассказывала, как Кей помог тебе на первом курсе? Просто он не может пройти мимо, если кому-то плохо. А ты сама, своим поведением отталкиваешь его, становишься на один уровень с хулиганами Уизли.
   Сьюзен рефлекторно стиснула в руке волшебную палочку. На ее лице мелькали тени злости, отчаяния, ревности и ... раскаяния. Хаффплаффка с трудом держала себя в руках, Большой зал не место для проявления истинных чувств.
   - А сейчас прошу минутку внимания! - на весь зал произнес Дамблдор.
   Школьники немного поутихли, их головы повернулись к столу учителей. Боунс и Эббот поспешили занять места за столом своего факультета.
   - Как вы, наверное, заметили, в расписании произошли некоторые изменения. Это связано с тем, что историю магии будет вести новый преподаватель.
   Поднялся гвалт. Ученики громко обсуждали изменения. Большинство отчего-то решило, что это не к добру. Слышались даже возмущенные и протестующие возгласы. Оно и понятно, Бинс был не слишком строг, смотрел сквозь пальцы на спящих, если те не храпели. И в то же время, его уроки были довольно интересными, особенно если намечалась дискуссия, где две или более сторон должны отстаивать свое мнение по поводу того или иного события. Пару раз близнецы Уизли даже организовывали тотализатор (на переменах, конечно).
   Сидящая рядом с директором женщина встала и издала звук "Кхм". Ее почти никто не услышал, и она повторила, раз пять, пока в зале не восстановился порядок.
   - Главная цель любой школы - подготовка выпускников к взрослой жизни. Однако, о каком будущем идет речь, если маг не знает прошлого? История один из важнейших предметов, и объем знаний, который она охватывает, значительно шире, чем вы думаете, - пафосно провозгласила ведьма. - По финансовым причинам из программы Хогвартса были исключены предметы освещающие этикет и традиции волшебного мира. Как представитель министерства магии, я не могу закрыть на это глаза...
  
   Первым делом новый преподаватель ознакомилась с текущими учебниками по истории магии. И пришла в ужас, ибо выбранные призраком книги по ее мнению были настоящим ядом для неокрепших детских умов. К примеру, в рекомендованной семикурсникам литературе жестко критиковалась позиция министерства во время войны с темным лордом. А уважаемые граждане, члены чистокровных волшебных семейств именовались террористами и убийцами. В книге присутствовал список судимых обладателей темных меток, с указанием их дальнейшей судьбы. Она не может этого так оставить! Конечно, замена учебников обойдется в кругленькую сумму. Эх, придется министерству раскошелиться, но вначале нужно найти подходящую замену.
   На время все занятия по истории магии были отменены. Профессор вынуждена была лично составлять учебную программу на все годы обучения.
  
   - Братец, у меня появилась замечательная идея для розыгрыша! - Фред довольно потер руки.
   Джордж помешал жидкость три раза по часовой стрелке, добавил очередной ингридиент и убавил пламя под котлом. Основа для зелий превращения готовилась на протяжении месяца и большая часть этапов уже была пройдена.
   - Вот.
   - Шкурка бусланга? Откуда?
   - Пожертвовал один небезразличный нашему делу профессор, - Фред довольно улыбнулся. - Все стали слишком бдительными, проверяют еду и питье, отказываются от наших конфеток. Пора переходить на новый уровень.
  
   Гермиона в сопровождении Гарри направлялась в библиотеку, когда к ней неожиданно подошел Драко Малфой. Вопреки своим привычкам, слизеринец был без привычной свиты в лице Кребба и Гойла.
   - Чего тебе, Малфой? - грубо спросил Поттер.
   Предвкушая зрелище, находившиеся поблизости ученики остановились, чтобы понаблюдать за школьными врагами.
   - Отвали, горшочек, - презрительно ответил Драко. - Не мешай мне говорить с прелесной леди.
   Слизеринец обошел шокированного парня и опустился на одно колено перед Гермионой Грейнджер.
   - О, ярчайшая звезда разума! Твой свет достиг моей души и разжег невиданное пламя. Я сгораю от желания видеть тебя, слышать тебя, быть с тобой. Молю: прости прежние глупые слова, что вырывались под влиянием мерзких предрассудков! Ради тебя я отрину их, пойду против воли родителей, если потребуется.
   - Малфой, ты что, белены объелся? - спросила гриффиндорка.
   - Нет, я не заслуживаю прощения, - Драко опустил голову и закрыл лицо руками. Его плечи вздрагивали. - Моя жизнь кончена. Прощай.
   Слизеринец вскочил, развернулся и побежал. Свидетели принялись живо обсуждать происшествие. Тут кто-то предположил, что Малфой побежал сводить счеты с жизнью на Астрономическую башню. Все дружной толпой отправились проверять так ли это.
   По дороге встревоженные школьники встретили Снейпа. После короткого объяснения преподаватель возглавил шествие. К счастью, ни на самой башне, ни у ее подножия, Малфоя не было. Тихо выругавшись сквозь зубы, декан создал патронуса и отправил с его помощью сообщение Дамблдору. Через минуту пришел ответ, что Драко находится в подземельях, в полном здравии. Зельевар свирепо оглядел смутьянов и принялся активно снимать баллы, благо основание для этого было.
  
   - Но Малфой правда был там и говорил комплименты Гермионе! - громко крикнул Дин.
   - Неужели? - декан Гриффиондора с сомнением смотрела на оправдывающихся подопечных.
   - У меня есть доказательства! - в первый ряд выбился Колин Криви. - Нужно только проявить фотографии.
   - Странно, я не помню, чтобы были вспышки, - Гермиона повернулась к главному фанату мальчика-который-выжил.
   - Ну... Эм... пару дней назад мне прислали записку без подписи, - мальчик пожал плечами. - Там говорилось, что вспышки фотоаппарата всех раздражают. Кроме того, из-за них трудно делать естественные фотографии. Жер... модель замечает, что ее снимают и... ну, вы поняли. На листке было описание специальных чар, после применения которых вспышка уже не нужна.
   - Ладно, все свободны. Профессор Снейп и так достаточно вас наказал, - Макгонагл дождалась, когда дети покинут ее кабинет и произнесла. - Аноним снова начал действовать? Не думала, что такие розыгрыши в его духе.
  
   На некоторое время Малфой превратился в мишень для всеобщих насмешек. Над ним посмеивались даже слизеринцы. Капитан факультетской сборной по квиддичу отказался пускать его на тренировку, потому что "мальчик может спрыгнуть с метлы".
   Когда все стало более или менее успокаиваться, случился новый инцидент. Колин Криви, как истинный репортер, отправился проверять новую наводку анонима. В назначенный час мальчик выглянул во двор, чтобы увидеть летающего на метле Филча! "Сквиб" выдавал такие фигуры высшего пилотажа, что юный фотограф диву давался, но исправно фиксировал все на пленку.
   На следующий день вся школа уже знала, что завхоз - страдает лунатизмом и ложится спать в женской ночной рубашке, такой короткой, что видно белые трусики с кружевами. Филч рвал и метал, конфискуя снимки, которых становилось только больше.
   Вечером Елена Роуз с Равенкло у всех на глазах поцеловала в губы Синтию Адамс, свою однокурсницу с Хаффплаффа. И убежала, оставив семикурсницу в растерянности. Ее парень рвал и метал, пока не узнал, что в это время девушка спокойно готовилась следующему уроку зелий в библиотеке.
   Школа гудела как растревоженный улей. Актуальны были два вопроса: кто это делает и как? Разумеется, они были заданы всем учителям. Больше всех полезной информации сообщили Снейп (про оборотное зелье) и Люпин. Между тем, на какое-то время розыгрыши прекратились.
  
   - Блин, мы уже целую неделю ничего не делали, - Фред с жадностью поглядывал на флаконы с заветной обороткой. - Я уже выбрал новую жертву!
   - И кто же это будет? Персик? Диггори? Или, может быть, Макгонагл?
   - Маккошка это, конечно, интересно, но слишком палевно. Нет. Кей Андерс с Равенкло.
   - Этот затворник? Он же почти ни с кем не общается, - Джордж махнул рукой.
   - Не скажи. Во-первых, по нему сохнет Сьюзен Боунс из хаффов, плюс, я слышал от Рона, что он подбивал клинья к Гермионе Грейнджер. А слизеринские курицы утверждают, что видели его летом с какой-то ведьмой, не из Хога. Представь, что будет, если он признается в любви к нашей новой преподавательнице истории!
   - Ладно, согласен. Только волос добываешь ты.
  
   Фред тщательно подготовился, перед тем как идти на дело. Никто не должен его вычислить, поэтому к цели он приближался под обороткой, разумеется, убедившись, что "маска" находится далеко.
   Уизли использовал личину Майкла Корнера, однокурсника Кея. Он довольно быстро ответил на вопрос-пароль. Это действие было скорее формальностью, чем реальной проблемой. Гостиная факультета оказалась почти пустой. Фред, как ни в чем не бывало, отправился к комнатам учеников. "Ничего себе, да они живут как короли!" подумал парень. Гриффиндорцы жили по 4-6 человек в комнате, а тут на дверях 1-2 имени. Наконец, он нашел нужную. Уизли взялся за ручку и попытался ее повернуть.
   Заперто. Фред ухмыльнулся. Он знал множество отпирающих заклятий. Однако, открыть эту дверь оказалось непросто. Чары третьекурсника сдались только через десять минут, гриффиндорец уже даже подумывал пора уходить, пока его не застукали.
   Шутник проскользнул внутрь комнаты.
   - Нифига себе! - присвистнул Фред.
   Здесь было чему удивляться. Помещение оказалось намного просторней, чем должно было. Расстояние от двери до двери в коридоре составляло около трех метров, а изнутри, та же стена растянулась на пять. Тут была даже ванная и туалет.
   - Чтоб я так жил! - Уизли подошел стоящему посреди комнаты столику и потрогал лежащие в вазе фрукты. - Надо было поступать на факультет умников. А может быть, еще не поздно сюда перевестись?
   Кровать равенкловца оказалась намного шире и мягче стандартной. Из окна открывался великолепный вид на Запретный Лес. На потолке висела объемная конструкция, видимо зачарованная люстра. Стены, в отличие от стандартной окраски в однотонный цвет, были оклеены обоями.
   Фред отчаянно завидовал, в нем крепла решимость устроить что-нибудь этакое богатенькому засранцу. Не медля, Уизли пустился на поиски волос или ногтей владельца комнаты.
   И тут гриффиндорец столкнулся с проблемой. Помещение поражало своей почти стерильной чистотой. На тумбочке равенкловца стоял целый арсенал расчесок, но ни на одной из них не было ни волосинки. Фред заглянул под кровать, чуть не перевернул верх дном ковер, облазил всю ванную. В платяном шкафу обнаружилась куча одежды и... целый мешок галеонов.
   - Богатенький Мордредов сын, - гриффиндорец никогда в жизни не видел столько денег сразу. Может быть, хозяин не заметит пропажи пары тройки десятков монеток?
   Нет, Уизли не воры! Парень помотал головой, смахивая наваждение. Он захлопнул шкаф и посмотрел на настенные часы. Прошло слишком много времени, действие оборотки закончится через десять минут! Парень в темпе поправил ковер, прикрыл тубочку, поправил покрывало на кровати и покинул помещение. Фред надеялся, что домовики скроют оставшиеся следы, если он что-то пропустил. Но все же странно, почему он не смог найти ни одного волоска намеченной жертвы?
  
   Я с подозрением оглядел комнату. Тут явно побывал кто-то чужой. Едва заметные следы на ковре, вещи на тумбочке сдвинуты со своих привычных мест, дверца шкафа чуть приоткрыта. Больше всего на свете Тинриэль обожает прибираться и оставить это место в таком состоянии с утра эльфийка просто не могла. Мой вывод подтвердила вызванная домовушка, она пришла в ужас и хотела было начать исправлять учиненный неизветным хаос, когда я ее остановил.
   Однако даже тщательный осмотр всех улик не позволил понять кто и зачем сюда вломился. Ида расспрашивать бесполезно, он не хранит информацию о перемещениях школьников и учителей. К счастью, в прошлом году мне попалось одно заклинание, как раз для данной ситуации. Через десять минут я нашел его описание в своей записной книжке.
   - Спеккулум окулус.
   Как и ожидалось, "гость" действительно побывал в ванной. Установленное там большое зеркало показало довольно четкое изображение Майкла Корнера. И это было очень странно, ведь это значило, что однокурсник был здесь не больше часа назад. Но я точно видел его в библиотеке как раз в это время. Ничего не понимаю...
  
   - Слушай, Додж, давай переведемся на Равенкло.
   - Что это на тебя нашло, братец.
   - Вороны живут даже лучше, чем змеи!
   - Ха-ха, хорошая шутка. Добыл волос?
   - Неа, - Фред лениво плюхнулся на стул. - В комнате Кея был идеальный порядок, нигде ни пылинки. И куча галеонов в шкафу, между прочим.
   Джордж повернулся к близнецу и потрогал его нос.
   - Температуры вроде бы нет, но на всякий случай стоит заглянуть к мадам Помфри.
   - Отвали, - отмахнулся Фред. - Клянусь, там было не меньше сотни золотых монет!
   - Хм, если подумать, то это легко объяснимо, - скептичный близнец сделал жест, будто поправляет несуществующие очки. - Эссе за деньги.
   - Ага, равенкловцы наживаются на слизеринцах.
   - Может быть, выберем кого-нибудь другого? Например, Грейнджер, эта зазнайка иногда так раздражает.
   - Нет, братец. Когда это мы сдавались?
   - Но ты уже все перепробовал.
   - Чем труднее цель, тем интересней. У него должен быть какой-то защитный артефакт против манящих чар и тому подобного, - Фред задумчиво почесал голову. - Если бы у нас был домовой эльф...
  
   За завтраком староста раздала обновленное расписание. Похоже, Амбридж определилась с программой курса истории и теперь готова вести уроки. Если бы Дамби пригласил ее три года назад, я бы еще мог это понять, но сейчас-то Бинс вполне справлялся со своими обязанностями. Подозрительно.
   Оглядев класс, преподавательница поджала губы и велела всем убрать с парт палочки. Впрочем, почти все их даже не доставали. Затем она толкнула длинную, усыпляющую речь: магия живая, бла-бла-бла, нужно соблюдать этикет, выполнять традиции, жениться по расчету (на этом месте психанула Гермиона, и сидевший рядом с ней Гарри с трудом удержал девочку от глупых выкриков с места). И это преподаватель, которого пригласил Дамлдор? Тоска смертная...
   После длинного вступления, мисс жаба раздала пухлые методички и сообщила, что каждая из них стоит пять галеонов, деньги нужно сдать к концу недели. Сидевший в углу Уизли возмутился по поводу лишних расходов. В какой-то степени он прав, получается, родители зря потратили деньги на предыдущую версию учебников.
   - Гарри Поттер!
   - Да, мэм.
   - Начинай читать вслух первую главу. Все остальные внимательно слушайте.
   Амбридж позволила мальчику озвучить ровно два абзаца, после чего доверила роль чтеца Терри Буту... Когда очередь дошла до Рона, выяснилось что тот с трудом читает по слогам. На какое-то время Уизли стал общим посмешищем, но преподавательница быстро навела порядок.
   Под конец мисс жаба провела опрос по озвученному на уроке материалу, в частности, как правильно здороваться, а также толкнула еще одну хвалебную речь о том, как министерство магии заботится о подрастающем поколении. Возразить ей никто не посмел.
  
   - Это ведь история магии! Как мы будем сдавать экзамены в конце года, - возмущалась Грейнджер по пути на урок арифмантики. Хорошо хоть Гарри удержал ее от глупостей перед Амбридж.
   - Не переживай, Гермиона, - сказал я. - Вопросы составляет министерство. Очевидно, их перепишут в соответсвии с тем, что мы изучаем на уроках.
   - Ты же видел ее учебник! Истории магии в нем кот наплакал!
   Я неопределенно пожал плечами.
   - Зато у маглорожденных, вроде тебя, Грейнджер, появилась возможность глубже узнать быт и обычаи магов. Понять, почему рожденных в мире обычных людей презрительно называют грязнокровками. Конечно, в основном это стереотипы и предрассудки, но в них верит большая часть населения волшебного мира. Согласись, если ты ничего об обществе, в котором живешь, легко попасть в непрятности. Взять, к примеру, змееустов. В Индии им поклоняются, считают детьми какой-то там богини. А теперь представь, что один из них приехал в Англию и случайно продемонстрировал свой дар. Да его же сразу объявят Темным Лордом!
   - Но...
   - Если тебя так беспокоят браки по расчету, можешь не переживать. Маглорожденные в этом плане почти никого не интересуют.
   Грейнджер на минуту замолчала.
   - А что насчет магии? Она действительно живая и разумная?
   - Пока наблюдаемые явления укладываются в общепринятую парадигму, нет причин для сомнений, - пафосно ответил я и ускорил шаг.
  
   Где-то с третьего урока Амбридж начала закручивать гайки. Особенно она придиралась к Рону Уизли. Впрочем, тот сам виноват, надо все же вести себя прилично за столом. Мисс жаба не забывала пенять гриффиндорцу что он, чистокровный, ведет себя как последняя грязнокровка.
   Доставалась и маглорожденным. Амбридж относилась к ним крайне презрительно и несколько раз намекала, что они крадут волшебство у настоящих магов. Тем, кто пытался возражать, она назначала отработки.
   Вскоре по Хогвартсу поползли слухи, что профессор истории магии заставляет на отработках писать строчки кровавыми перями. На собрании учителей мадам Помфри непрозрачно намекнула на большой расход зелий пополнения крови и заживляющей мази. Дамлдор только вздохнул и попросил Снейпа наварить побольше лекарств. Присутствовавшая при этом жаба только мерзко ухмылялась.
   На следующий день я опросил эльфов, а также осторожно поговорил с однокурсниками. Все подтверждалось. Похоже, Амбридж одна из тех людей, что обожают издеваться над другими.
  
   Рита налила себе чашку кофе и взмахнула палочкой чтобы открыть окно. Одна за другой в распахнутую форточку влетело четыре совы. Птицы уселись на стол и важно нахохлились. Репортерша поставила перед ними вазочку с печеньками и принялась снимать с лапок почту. Женщина повертела в руках первое письмо и на всякий случай проверила его на предмет чар. На конверте не было имени отправителя, мало ли. Не обнаружив следов магии, она разорвала упаковку и развернула лист.
   "Уважаемая Рита,
   до меня дошли слухи, будто бы в Хогвартсе пытают детей кровавыми перьями. Это может быть чьей-то глупой выдумкой, но я все равно беспокоюсь. Прошу Вас провести журналистское расследование и подтвердить или опровергнуть эту новость.

С надеждой на Вашу удивительную способность раскрывать правду,

обеспокоенный гражданин".

   - Это шутка? - вслух спросила женщина. Ей никто не ответил.
   Разобрав остальные письма, Рита призадумалась. Новость действительно горячая, но сможет ли она пройти сквозь защитные чары школы? Стоп, Петигрю же как-то это сделал, хотя потом его все равно поймали.
   Через несколько часов Скиттер аппарировала к границе защитных чар Хогвартса. Женщина некоторое время летала на опушке запретного леса в облике жука, а затем направилась к замку. На удивление, все было тихо и мирно.
   Первым делом журналистка решила заглянуть в больничное крыло. Там она застала неприятную картину: девочка лет двенадцати показывала медиковедьме руку с надписью на тыльной стороне ладони: "я должна соблюдать дисциплину". Мадам Помфри быстро обработала рану, наложила какие-то заклинания и закрыла ее пропитанным специальным зельем бинтом.
   Девочка собралась и ушла, а журналистка незаметно последовала за ней. За дверью хаффплаффку ждали две ее подруги. По дороге в общежитие они шепотом ругали "злобную жабу", "крысу" и "отвратительную старуху". Из контекста Рита догадалась что речь идет о новом преподавателе истории магии.
   Скиттер отстала от девчонок, спрятавшись в одном из пустующих классов. Ей нужно было все хорошенько обдумать. В анонимном письме не упоминалось, кто из преподавателей заставляет детей писать кровавыми перьями. Поэтому Рита решила, что это в конец распоясовшийся Снейп. Одно дело бывший Пожиратель Смерти, совсем другое заместитель министра магии.
  
   Прошла неделя, а от Риты ни слуху, ни духу. Хотя она прибыла в школу в тот же день, когда получила письмо. Значит, либо скандальную статью не пропускает редактор, либо сама журналистка не хочет портить отношения с министерством. И то и другое одинаково плохо, школьники продолжали страдать. Вдобавок Амбридж помахала перед Дамблдором какой-то бумажкой и приказала досматривать письма детей. Количество наказанных выросло вдвое, а старшекурсникам запретили выходы в Хогсмит, видимо она решила приструнить жалобщиков.
   - Надо это остановить, - я находился в комнате-по-требованию. - Тинриэль, ты можешь незаметно позаимствовать кровавые перья?
   Тинриэль кивнула.
   - Отлично. Завтра во время первого урока принесешь их в комнату-по-требованию. Также найди несколько волосков Амбридж. И еще нужен прозрачный лак, его можно купить в магловском Лондоне.
  
   Кровавое перо - артефакт контактного вида. В качестве чернил оно использует кровь того, кто держит его в руках.
   Я взял в руки волосок и аккуратно обмотал его вокруг стержня, возле ворсинок, после чего связал концы, чтобы он не размотался. Ждавшая этого Тинриэль принялась покрывать артефакт лаком, пользуясь особой эльфийской магией.
   На все ушло около получаса. Домовушка осталась досушивать перья, после чего она должна была вернуть их на место, а я воспользовался маховиком времени и отправился на уроки.
  
   Профессор Амбридж впустила в класс явившихся на отработки учеников и приглашающее указала на подставку для перьев. Писчие принадлежности сегодня блестели чуть ярче обычного. Сейчас был один из тех редких часов, когда осеннее солнце выглянуло из-за вечно хмурых туч.
   Преподавательница взмахнула палочкой, и на доске появилась краткая выдержка из правил поведения в школе.
   - Сумки и палочки кладите в шкаф, - Амбридж проследила, чтобы все ученики сложили вещи в указанное место, и запечатала дверь заклинанием. Сегодня у нее не было времени, поэтому она быстро сказала кому что и сколько писать, после чего заперла детей в классе. Днем министр прислал письмо, где звал ее на совещание. Ведьма проследовала к ближайшему камину и покинула школу.
   Некоторое время дети с подозрением разглядывали блестящие перья. Кто знает, что на этот раз задумала злобная жаба. Никто не решался начинать писать первым. Но, если не выполнить задание, Амбридж назначит еще больше отработок...
  
   - Добрый день, Долорес. Как там Дамлдор? Не собирается уходить на покой?
   - Старик крепко сидит на троне. Честно говоря, я удивлена его пассивностью.
   - Этим он и опасен. Вроде бы и ничего не делает, а потом раз, и у его противников образуются большие проблемы. А что мальчишка?
   - Кто? А, Андерс. Да обычная марионетка, как бы приемник, - ведьма украдкой потерла правую руку. - Его можно ни принимать всерьез.
   - Дорогая, я видел твои предложения по изменению школьной программы, - Фадж покачал головой. - Они черезчур радикальны.
   - Корнелиус, видел бы ты этих грязнокровок, - теперь часалась левая рука. - Наглые, ни грамма манер, и без малейшего представления о своем месте в мире. Соотношение чистокровных и маглорожденных с каждым годом меняется не в нашу пользу. Плюс, разлагающее влияние магловского мира: того и гляди, они начнут требовать равных прав, лезть в правительство... Да что это такое?!
   Амбридж подняла жутко зудящие руки и заорала от ужаса. Тыльные стороны ладоней были покрыты множеством тонких порезов, из которых вытекала кровь. С каждой секундой ран становилось все больше. Казалось, они складываются в какие-то неразборчивые буквы.
   - Фините Инкататем! - министр попытался прекратить действие неизвестного проклятья.
   - Что случилось? - ворвалась в кабинет секретарша.
   Амбридж впала в истерику, громко крича она размахивала руками, разбрасывая в стороны кровавые капли.
   - Зови скорее медиков из Мунго, - приказал Фадж. - Ступефай! Левикорпус!
   Опасаясь, что заместитель навредит и ему, и себе, министр предпочел вырубить испуганную женщину. Затем маг отлеветировал ее к ближайшему стулу.
   Помощь пришла через считанные минуты.
   - Она потеряла сознание? - спросил один из сотрудников бригады скорой помощи.
   - Нет, это я ее оглушил, - признался Фадж. - Она была в такой панике.
   - Понимаю, - врач сделал несколько пассов волшебной палочкой и вытащил из кармана пару флаконов. - Энервейт! Мадам, успокойтесь и, пожалуйста, выпейте эти зелья.
   Амбридж с неохотой выпила лекарство.
   - Раны чистые, похожие на те, что оставляет кровавое перо. Вы случайно ничего не подписывали подобным артефактом? Нужно срочно его найти.
   - Н-нет, - выдавила ведьма. А затем в ее глазах мелькнула тень прозрения. - Хогвартс!
   - Это началось в школе? - спросил колдомедик.
   Женщина вскочила со стула и бросилась к ближайшему камину. Врачи побежали за ней, оставляя министра наводить порядок.
  
   Когда в кабинет профессора истории магии ворвалась Амбридж, дети как раз заканчивали писать строчки. Казалось бы, с учетом всех волшебных средств передвижения, маги должны были добраться до школы за считанные минуты, однако это заняло около часа. Странно, но камины Хога оказались заблокированы, а антиапарационная зона еще летом расширилась на несколько миль. В результате магам пришлось вначале добраться до Хогсмита, а потом идти оттуда пешком. Вдобавок, в самой школе, лестницы и коридоры вели куда угодно, кроме того, куда нужно.
   - Все сдайте перья! Немедленно, - заорала жаба. - За то, что вы устроили сегодня, назначаю еще месяц отработок!
   - Это же кровавые перья, - колдомедик повертел в руках один из артефактов и повернулся к профессору. - Вы заставляли детей ими писать?
   - Я наказывала только тех, кто этого заслуживал, - прошипела ведьма. - Кстати, не вздумайте болтать!
   - Кровь остановилась, - заметил второй врач. - И новые раны больше не появляются. Похоже, дело действительно в этих артефактах.
   Маг отменил очищающее заклинание и еще раз смазал руки ведьмы заживляющей мазью. Амбридж мерзко кривилась и охала.
   Второй колдомедик внимательно разглядывал перья. С виду ничего особенного, разве что непривычно гладкие. Хм, покрыты прозрачным лаком?
   Немного отойдя от шока, преподаватель истории магии отпустила врачей. Она была в ярости. Но кто мог такое сотворить? Амбридж вспомнила один недавно подслушанный разговор. Флитвик и Спраут обсуждали некого анонима и гадали, что он выкинет в этом году. Почему-то деканы были уверены, что целью станет именно она.
  
   - Добрый вечер, Долорес. Чаю? - спросил Дамблдор.
   - Нет, - резко отказалась Амбридж. - Скажите, что происходит в этой школе?
   - Что случилось? - безмятежно поинтересовался директор.
   - Кто-то проклял мое имущество, - ответила преподавательница.
   - Присаживайтесь и расскажите все в подробностях.
   Женщина стиснула палочку в кармане. Ей казалось, будто великий маг над ней издевается. Ведь в школе ничего не происходит без его ведома!
   Директор пристально смотрел ей в глаза. На его лицо набежала тень.
   Неожиданно без всякого стука дверь открылась, и в кабинет вошел подросток. Он кивнул пристуствовавшим, обошел застывшую с открытым ртом Амбридж и принялся копаться в книжном шкафу. Наконец, найдя нужную книгу, равенкловец устроился за столом, достал перо, чернильницу и стал что-то переписывать на свиток.
   - Мистер Андерс, что вы делаете? - спросила изумленная преподавательница.
   - Эссе по зельям, - коротко ответил подросток. - Хотя если у вас есть какие-то вопросы ко мне, как к директору, я всегда готов выслушать. Кстати, профессор, раз уж вы сами пришли, может быть, расскажете, почему на ваших отработках школьники пишут строчки кровавыми перьями? А если эта информация попадет в газеты? Будет очень плохо для репутации Хогвартса, не так ли профессор Дамблдор?
   Великий маг кивнул, гадая, о чем на самом деле думает равенкловец. За долгие годы Альбус привык легилементить всех подряд. Легко демонстрировать проницательность, если ты читаешь чужие мысли. Некоторые маги владеют окклюменцией, но тут есть одна тонкость. Большинство людей не способны удерживать внимание на двух-трех вещах одновременно. Отвлекаясь на разговор, или какие-то действия, маг невольно опускает щиты. Если чтец неопытен, действует слишком грубо или совершает ошибки (например, подкидывает свои мысли в чужой разум), жертва замечает его действия и закрывается. Но Дамблдор настолько аккуратен, что практически никто не в состоянии заметить его действия. Неприятным исключением из этого правила оказался Андерс, и, как позже выяснилось, его мать. Последняя сильно разозлилась, когда сработал сигнальный артефакт. Амелия завершила разговор на повышенных тонах и пригрозила скандалом, если Кей пожалуется на легилеменцию.
   - Да как ты смеешь?!
   - Профессор Амбридж, вы не должны кричать на учеников и коллег. Это непедагогично, - равенкловец выдвинул один из ящиков своего стола и вытащил оттуда толстую книгу. Судя по красочной обложке с неподвижными картинками - магловского происхождения. - Хотя, у вас же нет специального образования. Вот, ознакомьтесь.
   Преподавательница уставилась на "Педагогику и психологию" под редакцией Дж.Ф.Симонса так, словно это была змея. Она сделала несколько шагов назад и едва не упала, наткнувшись на стул. Оглянувшись на Дамлдора, женщина уловила смешанную с сочувствием насмешку. Она сильно пострадала, однако признаваться в использовании на отработках кровавых перьев с ее стороны было бы крайней глупостью.
   - Магловский мусор, - сквозь зубы выдавила Амбридж.
   - Профессор, если вы забыли, волшебный мир буквально окружен магловским. Нас меньше. И с каждым годом пропорция между пришедшими оттуда детьми и рожденными в магическом мире меняется не в пользу последнего. И если вы не в состоянии унять свое предубеждение, здесь вам нечего делать.
   Женщина онемела от такой прямоты.
   - Кстати, профессор, вы же знаете об усилении защитных чар школы? - продолжил Андерс. - Будьте осторожны, отдача может оказаться очень неприятной. Этот древний замок хранит в себе множество тайн.
   Долорес побледнела. Неизвестно, что придумало ее буйное воображение, но она скомкано попрощалась и позорно сбежала.
   - Вилли, - Андерс призвал домового эльфа. - Будь добр, отнеси эту книгу профессору Амбридж.
   - Да, директор, - домовик вытянулся по струнке.
   - И, Вилли, позаботься, чтобы с книгой ничего не случилось. И чтобы профессор нигде ее не потеряла. Ты меня понял?
   - Да, директор, - эльф с хлопком исчез.
   Тем временем Дамблдор воспользовался дымолетным порошком и тоже покинул кабинет. Дело в том, что у Кея была неприятная привычка: каждый раз, когда что-то происходило, мальчишка начинал задавать неприятные вопросы. Вроде бы они были невинными и даже глупыми, но каждый, кому приходилось на них отвечать, чувствовал себя как нашкодивший котенок. Один разговор о дементорах снился великому магу в кошмарах. В тот день школьник объединился с мадам Помфри, чтобы устроить ему настоящую головомойку. Предательница-медиковедьма старательно зачитывала вызубренную наизусть статистику по болезням и ранним смертям узников Азкабана, а Кей размахивал вырезками из магловских газет, где упоминались жертвы дементоров.
  
   Вилли материализовался в комнате профессора Амбридж и огляделся. Куда бы поставить книгу? Шкаф забит одеждой, на кровати спят, стул... ну, это явно плохая идея. Эльф переместился на стол и положил томик на видное место. Готово, можно возвращаться к обычным делам. Или нет? "...позаботься, чтобы с книгой ничего не случилось" сказал директор. Вилли почесал голову. Он был не самым умным эльфом. Но, как все домовики, исполнительным. И неважно, сколько времени займет работа. Если директор приказал защищать книгу, он будет ее охранять хоть до конца своих дней, или пока это распоряжение не будет отменено.
   Эльф спрятался под кровать и принялся терпеливо караулить цель.
  
   - Кричер, ленивая задница, - Сириус Блэк пнул попавшуюся под ноги пустую бутылку и сплюнул. - Отправляйся на Косую Аллею, купи какой-нибудь жратвы! И выпивку не забудь!
   Причитая, домовик взял десяток галеонов и аппарировал.
   Наследник древнего чистокровного рода в последнее время частенько заливал свое горе вином. Лишь изредка он позволял себе побродить по улицам магловского Лондона в своей аниманической форме. Даже так, прогулки были опастны: приходилось опасаться сотрудников службы отлова. Поймают, а потом доказывай что ты не собака. В волшебные кварталы Блэк идти боялся. Ему еще повезло, что тот темный маг предпочел просто его отпустить.
   Домовик выполнил приказ в своей обычной манере: заскочил в какую-то забегаловку, взял самую дешевую еду и гоблинское пиво. Сириус невольно скривился, разворачивая завернутые в газету пирожки. Но тут его взгляд упал на заголовок: "Блэк оправдан, настоящий предатель оказался крысой". Маг неверяще распрямил лист и использовал очищающие чары, чтобы убрать жирные пятна. Увы, на газетном огрызке была лишь часть статьи, но и из этого стало понятно, что каким-то образом Питегрю был обнаружен и пойман. Некоторое время Сириус прикидывал, не может ли это быть ловушкой, но потом решился и послал Кричера за газетами.
   Убедившись, что его дествительно оправдали, Блэк отправился камином в министерство. Там поднялся небольшой переполох, его обступила толпа. На выручку пришли дежурные авроры. Они проводили Сириуса к Амелии Боунс, которая лично зачитала решение суда. Вскоре явился сам Фадж. Министр магии принес извинения за ошибки прошлой администрации. Потом оправданного вывели в атриум, где уже собрались журналисты. Блэк на радостях от всей души поблагодарил Фаджа, пожал ему руку перед камерами. Тут же Сириусу торжественно вручили найденную в архивах волшебную палочку.
   Последним на празднике пиара появился Альбус Дамблдор. Великий маг отвел бывшего узника в сторонку, для приватного разговора. Лидер Ордена Феникса извинился за свое бездействие и посетовал, что Сириус во время задержания взял всю вину на себя. Директор посоветовал Блэку заняться поправкой здоровья, съездить на какой-нибудь курорт. Альбус осторожно намекнул, что у Ордена финансовые проблемы, однако Сириус пропустил эти слова мимо ушей. Что действительно интересовало Блэка, так это его крестник, Гарри Поттер. Дамблдор на секунду задумался и согласился отпустить парнишку в Хогсмит на ближайшие выходные. В последнее время гриффиндорец слишком зациклился на учебе, окончательно рассорился с Роном Уизли и не подпускал к себе никого, кроме маглорожденной Грейнджер. Не лучший выбор для Избранного. Общение с другом отца, балагуром и шутником, пойдет ему на пользу.
  
   Обнаружив на своем столе магловскую книгу, Амбридж скривилась и взмахом палочки отправила ее в мусор. Этот Андерс перешел все границы, подсовывая ей магловскую макулатуру.
   Женщина переоделась, поправила прическу и отправилась на новую встречу с министром. Она и не заметила, как учебник вернулся на прежнее место.
  
   Гриффиндорец явился на встречу один, без Гермионы. На этом настоял Дамблдор. Однако, никто не мешал девочке придти в Хогсмит, ведь у нее было разрешение от родителей на посещение волшебной деревни. Они встретились в Сладком Королевстве, затем Блэк отвел детей в небольшое кафе. Посетителей почти не было, цены как бы намекали, что это элитное заведение. Гарри был счастлив. Едва Сириус услышал, что он жил с Дурслями, как он тут же возмутился и пообещал усыновить Поттера. Также крестный подарил ему новую метлу, Молнию.
   За короткое время они успели многое обсудить. Потом Блэк ударился в воспоминания, припомнил несколько случаев из своей школьной жизни. Тогда Гарри узнал, что Люпин также был близко знаком с его отцом. В какой-то степени мальчика возмутило поведение Ремуса. За долгие годы тот ни разу не поинтересовался, как живет ставший сиротой сын его школьного товарища.
   - Не спеши его осуждать, Гарри, - сказал Сириус. - У него очень серьезная проблема. Я не могу об этом говорить без его разрешения.
   - Мы догадались, что он оборотень, - заявила Гермиона. - В полнолуние профессор Люпин куда-то пропадает, а потом выглядит как после тяжелой болезни.
   - Все равно, - Поттер покачал головой. - Если бы он хотя бы соизволил навестить Дурслей или незаметно посмотреть как мне живется со стороны. У магов есть масса способов скрывать свое присутствие. Знаешь, Сириус, после первого года я не стал к ним возвращаться. Мне помог кто-то посторонний. Он притворился профессором Дамблдором, а директор в сентябре сделал вид, будто все в порядке. А после второго курса...
   Гарри помотал головой.
   - Непреложный обет, не могу рассказать об этом что-то конкретное. Этим летом я жил в одной семье. Взрослые были постоянно заняты, но все равно чувствовалась их забота. Я ходил в гости, общался с другими ребятами. Без драчливого двоюродного братца с ними было легко подружиться. Они рассказывали о своих родителях, родственниках. И я понял, что то, что было у Дурслей, это совершенно неправильно. Тетя и ее муж не приняли меня как члена семьи. Они не били меня, не морили голодом. Но атмосфера в том доме была не здоровая. Тетя постоянно врала, что мои родители были алкоголиками, разбились в автокатастрофе, оставив им на попечение маленького нахлебника. Больше всего на свете я мечтал, чтобы кто-нибудь однажды забрал меня к себе, насовсем. Это было самым заветным желанием, загадываемым каждый год на день рождения.
   - Гарри, - Сириус положил руку на плечо мальчика. - Мои родители тоже были не сахар. Семейка темных магов, те еще воспитатели. Я не отдам тебя Дурслям. Даже если профессор Дамблдор будет против, я украду тебя на лето. А Лунатик еще пожалеет о своем поведении.
   - Вы же не сделаете ему ничего плохого? - забеспокоилась Гермиона.
   - Это будет пара-тройка дружеских шуток, - отмахнулся Блэк.
  
   Вот уже несколько дней книга буквально преследовала ее. Все попытки избавиться от магловского учебника оказывались безрезультатны. Выкидывать в мусор бесполезно, Эванеско не действовало, Инсендио едва не устроило пожар в комнате, так и не коснувшись страниц. Словно что-то невидимое защищало этот выкидыш полиграфии. Амбридж скрежетала зубами, подозревая, что это проделки Дамблдора. Каждый раз, видя улыбающегося великого мага, Долорес подозревала, что это насмешка лично над ней.
   Среди учащихся распространился слух, будто бы преподавателя истории наказала сама Магия. Якобы за издевательства над детьми. Профессор так и не решилась обратиться к специалистам. Кровавые перья мертвым грузом легли на дно ее сундука, а на отработках использовались обычные.
   Новый месяц начался со скандала. Макгонагл, эта надменная стерва, "забыла" начислить ей зарплату. Долорес была неприятно удивлена, когда после очередного собрания заместитель директора выдала чеки всем, кроме нее.
   - Директор Андерс, почему вы не напомнили о профессоре Амбридж? - спросила Маккошка у мальчишки (Дамблдор с радостью спихнул на него многие формальности, включая работу с документами).
   - Профессор Макгонагл, в бюджете школы, который был согласован еще летом, нет статьи расходов на оплату работы преподавателя истории магии. Я думал, что если данный сотрудник пришел от Министерства, оно и будет ему платить.
   - Какое упущение! Придется сократить расходы на закупку еды или отопление.
   - Но, профессор, нельзя экономить на детях! Если в замке будет холодно, многие могут заболеть, что приведет только к новым расходам. Бюджет был утвержден попечителями, только они могут что-то менять...
   У Долорес возникло ощущение, что она наблюдает хорошо отрепетированный спектакль.
   - Профессор Бинс был так великодушен, работал как волонтер, бесплатно, - Андерс глубоко вздохнул и посмотрел на Амбридж. - Не будете ли вы столь же любезны...
   Чиновница просто не могла вынести подобного обращения. Первая помощница министра магии, практически правая рука, одна из опытнейших специалистов, должна терпеть такое обращение! Да ей давали взятки только за то, чтобы она ВЫСЛУШАЛА просителя!!!
   - Хватит! По-моему кто-то несправляется со своими обязанностями! - Амбридж швырнула на стол порядком надоевшую "Педагогику", которая опять оказалась первым, что попалось под руку. - Ждите инспекцию!
   Уходя, преподавательница с шумом хлопнула дверью.
   Дамблдор покачал головой.
   - Минерва, к чему это представление? Теперь у Долорес есть все основания для вмешательства в дела школы.
   - Не делайте вид, что вы беспокоитесь о Хогвартсе, "коллега", - презрительно произнес Кей. - Где вы были, когда эта тварь пытала Кровавыми Перьями ваших подопечных?
   - Мистер Андерс! - Макгонагл всплестнула руками. Хоть она и была во многом согласна с равенкловцем, но подобное отношение к Альбусу всегда выбивало ее из колеи. - Нельзя же так...
   - Вы абсолютно правы, профессор. Нельзя закрывать глаза на несправедливость, - Кей убрал в свой стол потрепанный учебник. - Придадим дело огласке. После скандала министр первым отвернется от этой жабы.
   - Но если общественность узнает об отработках Амбридж, репутация Хогвартса тоже пострадает! - напомнил Дамблдор. - Подумай о последствиях!
   - А вы думаете, она еще не пострадала? - Андерс вытащил из своей сумки пачку фотографий и бросил на стол. - Или вы надеетесь, что дети будут молчать? Никто не расскажет в письмах о творившемся здесь безобразии? Напомню, есть такая вещь как каникулы. При длительном использовании Кровавые Перья оставляют заметные шрамы. Что предпримет родитель, увидев такие следы на руках своего ребенка? А какие потом пойдут гулять слухи, вы подумали? Сейчас мы можем отделаться "малой кровью", свалив всю вину на Амбридж, а потом нас заклеймят сообщниками.
   Дамблдор мельком бросил взгляд на снимки и побледнел. На фото были изрезанные буквами и заляпанные красным руки.
   - Это...
   - Доказательства. Копия уже отправлена мистеру Фаджу, - Андерс откинулся на спинку стула. - Оставьте себе, на память, у меня есть копии и оригиналы негативов.
   В отличие от бывшего преподавателя истории, равенкловец аккуратно закрыл дверь.
   Дамблдор придвинул папку с фотографиями поближе. В глазах пожилого волшебника выступили слезы. Он не думал, что правда окажется столь жестокой и неприятной. За свою долгую жизнь ему не раз приходилось видеть чужие страдания, порой кем-то жертвовать. Но Кей убедительно доказал, что в данном случае бездействие не только преступным, но и бессмысленным. Все равно, правда бы выплыла наружу...
   - Минерва, нам надо поговорить, - сказал великий волшебник.
   - Хорошо, - согласилась заместитель директора. - Объясни мне, Альбус, какими соображениями ты руководствуешься, подбирая новых преподавателей? Квирелл, Локхарт, теперь эта Амбридж. Она же фанатичка, помешанная на идеях чистокровности!
   - Кей преувеличивает...
   - Нет, - прервала его Макгонагл. - Чехарда с преподаванием ЗОТИ продолжатся именно потому, что ты выбираешь совершенно негодных кандидатов, а не из-за проклятья. Тот же Моррисон не проработал бы и года, если бы мадам Помфри не нашла способа его вылечить! Ты постоянно пропадаешь на заседаниях Визенгамота или собраниях международной коллегии магов, а мне приходится тянуть на себе всю административку. Неудивительно, что Хогвартс выбрал нового директора!
   Маккошка испуганно прикрыла рот рукой, но слово не воробей, уже вылетело. Дамблдор горестно покачал головой. Его верная помощница практически потеряла веру в него и сейчас прямо заявила об этом. Да, в какой-то степени все, о чем она говорила, было правдой. Но, проклятье, неужели Минерва думает, что школа могла бы сохранять независимость, если бы на его месте был кто-то другой? Весь двадцатый век нетерпимость по отношению к маглорожденным только нарастала, в итоге вылившись в кровопролитную гражданскую войну. Даже сейчас он был вынужден лавировать между фракциями Малфоя и Боунс, мечтавшей устроить капитальную чистку среди чистокровных. Амелия, конечно, зла на раскаявшихся Пожирателей не просто так, но уж больно кусает загнанная в угол крыса. Старые семьи хранят множество запретных знаний. Все эти Авады, Империо и Круцио просто мусор по сравнению с одним-единственным Посмертным Проклятьем, брошенным в месте силы.
   - Может быть, отчасти ты и права, Минерва, - Дамблдор вздохнул. - Но пойми: я вынужден выбирать лучшее из зол. Что же до ЗОТИ... Некоторые политические силы с радостью обвинят нас в том, что мы вместо учебы растим армию для завоевания магической Англии. Мне напомнить, что случилось, когда профессор Бинс вдруг сменил свой стиль преподавания? Да и потом, сейчас мирное время, и эти знания никому, кроме авроров, не нужны. Невостребованные навыки имеют свойство быстро забываться. Проходит год-два, и выпускник уже не в состоянии повторить свои достижения на экзаменах ЖАБА, не говоря уже ПАУК.
  
   Мы с Тинриэль находились в комнате-по-требованию, когда громкий хлопок оповестил о прибытии эльфа. Домовик горестно стонал и дергал себя за уши.
   - Что случилось, Вилли? - спросил я, откладывая книгу в сторону.
   Магический слуга выглядел не слишком призентабельно. Его маленькое тельце было покрыто сажей, а прежде белая наволочка обрела грязно-серый цвет и воняла гарью.
   - Вилли виноват! Вилли не справился! Вилли не смог выполнить приказ директора! - эльф упал на колени и принялся биться лбом об пол.
   - Хватит! Замри на месте и объясни, что случилось. Я сам решу, как тебя наказать.
   Домовик послушно застыл и принялся, сбиваясь на причитания, рассказывать. Магический слуга старательно выполнял мой приказ: берег книгу и следил, чтобы она оставалась у Амбридж: клал на стол, подкидывал в сумку и защищал плод трудов магловских полиграфистов от различных заклинаний. Впрочем, жаба не отличалась фантазией, чередуя Инсендио и Эванеско. И вот, несколько часов назад, поругавшись с Фаджем, который потрясал стопкой фотографий с окровавленными детскими ручками, Амбридж отправилась домой. Своих эльфов у жабы не было, так что Вилли спокойно последовал за ней. Преподаватель истории магии старательно заливала свое горе вином, когда ей на глаза в очередной раз попалась "Педагогика". Скорее всего, эта дура уже была не в состоянии размышлять здраво. Схватив палочку, ведьма наколдавала Адский Огонь. Как ей сил хватило, неизвестно. Но контроль над всепожирающим пламенем она утратила почти сразу. Аппарировать истощенноя волшебница уже не могла. Плюс, наложилось алкогольное опьянение. Амбридж жила в собственном поместье, отхапав себе большой кусок земли, так что Адскому Огню пришлось довольствоваться одним зданием и тремя растущими вблизи деревьями...
   - Вилли, ты все сделал правильно, - я ласково погладил эльфа по голове.
   - Правда? - ушастик с надеждой поднял на меня глаза.
   - Да. Профессор Амбридж умерла, и книга последовала за ней, в лучший мир. Можешь вернуться к своим обычным обязанностям на кухне.
  
   Новость о кончине Амбридж грянула как гром среди ясного неба. Министерство спешило повесить на нее всех собак. По официальной версии, жаба сошла с ума и воспользовалась своим положением для удовлетворения садистких наклонностей. Узнав об этом, Дамблдор выгнал ее из школы и инициировал расследование. Не дожидаясь, пока ее бросят в Азкабан, бывшая помощница министра покончила с собой.
   Новый преподаватель истории магии появился через неделю. Даблдор без лишних проволочек утвердил на эту должность рекомендованного министерством кандидата. С виду ему можно было дать лет тридцать. Средний рост, темные волосы, серые глаза, без особых примет. Звали его Джон Смит. Новенький взял за обыкновение присутствовать на каждом завтраке/обеде/ужине и бродить по замку в совбодное время. А еще он задавал вопросы. Много вопросов. Расспрашивал детей о собыниях прошлого и позапрошлого года, интересовался обстоятельствами нападения дементоров на школьный поезд. Складывалось впечатление, словно он подозревает свидетелей во лжи, иначе зачем ему спрашивать одно и то же у разных людей?
   Со стороны преподавания нареканий к Джону почти не было. Он знал предмет почти на уровне Бинса и старательно обходил острые углы. Только официальная позиция министерсва, только то, что входит в экзаменационные билеты.
   На третью неделю своей работы Смит додумался опросить домовиков. Благо, Тинриэль бдила и моментально догадалась, к чему может привести его разговор с Вилли. По ее подсказке я дал ему поручение, выполнять которое ему пришлось за пределами Хога, а с остальными эльфами провел беседу о конфиденциальности частной жизни. Надеюсь, этого будет достаточно.
  
   Джон Смит задумчиво постукивал пальцами по столу. Перед ним лежал лист бумаги с написанными в одному ему понятном порядке именами и стрелочками. Министр приказал официально свалить всю вину на Амбридж и, в то же время, провести секретное расследование. Джон понимал, почему тот так обеспокоен. Кто знает, каков истинный мотив того, кто убил Долорес. Поверить в то, что она сама наколдовала Адское Пламя было невозможно, слишком слабой волшебницей была эта женщина.
   Уже который год в Хогвартсе творилось что-то неладное. Преподаватели ЗОТИ постоянно менялись, ходили смутные слухи о проклятии на должности.
   Допрос домовиков, этих мелких вездесущих уродцев, дал странные результаты. Эльфы прямо-таки боготворили содиректора Андерса. По-видимому, мальчишка старательно вникал во все хозяйственные вопросы. Дамблдор не возражал, ему и так вечно не хватало времени для совмещения своих должностей. Кей перераспределил обязанности домовиков, освободив нескольких для другой работы. В частности, четыре эльфа помогали профессорам зельеварения, двое следили за порядком в библиотеке, и каждый преподаватель получил как минимум одного личного слугу.
   Амбридж тоже выделили маленького помощника. Это был эльф по имени Вилли. Сейчас он пропадал в Запретном Лесу, собирая какие-то ингредиенты для уроков зельеварения.
   - Салли! - позвал Смит.
   - Да, мастер, чем Салли может вам помочь? - домовушка преданно заглядывала в галаз невыразимцу.
   Эльфийка удивительно правильно проговаривала слова, не путая падежи, не сбиваясь и не картавя, что было характерно для большинства ее сородичей. "Надо ее отвлечь, - подумал Джон. - Может быть, тогда получится что-нибудь выяснить".
   - Скажи, Салли, кто тебя научил так хорошо говорить?
   - Моя подруга, Тинки, - домовушка шевельнула ушами. - Личный эльф директора Андерса. Правда, в последнее время она стала совсем странной.
   - Странной? - переспросил Смит.
   - Говорит непонятными словами, читает книги, одевается в одежду, как люди, - эльфийку аж передернуло. - Придумала себе новое имя и просит называть Тинриэль. И ходит все время такая важная.
   - Интересно, - невыразимец откинулся на спинку стула, по-новому оценивая домовушку. Надо сказать, эльфы Хогвартса заметно отличались от обитающих в других местах собратьев: выше ростом, сильнее магически и умней. То ли дело в мощнейшем источнике волшебства под школой, то ли в том, что они служили сразу множеству колдунов... - Позови ее, мне нужно ней поговорить.
   - Тинриэль личный эльф, - напомнила Салли. - Только директор Андерс может ей приказывать.
   Смит сделал пометку в записях и задумчиво посмотрел в окно. Ощущение, что его в буквальном смысле водят за нос, не в первый раз посещало невыразимца. Одни поиски ритуального зала чего стоили. Команда из пяти опытных взломщиков проклятий обошла замок сверху донизу, и - ничего. Кей, имевший достаточный контроль над охранными чарами, чтобы обнаружить прятавшегося на территории анимага, разводил руками и кивал на Дамблдора, мол, старший коллега должен знать, а он еще ребенок.
   - Исчезни, - Смит отпустил эльфийку, поднялся на ноги, подошел к камину и бросил в огонь полную горсть дымолетного порошка.
  
   Я медленно помешивал зелье по часовой стрелке, ожидая, когда оно достаточно загустеет. Мой напарник, Терри Бут, уже нарезал последнюю порцию ингридиентов и делал какие-то пометки в рабочей тетради. Снейп в очередной раз молча прошелся по кабинету, внимательно заглядывая в каждый котел. После той истории на первом курсе он стал гораздо тщательней следить за безопастностью на уроках и теперь сразу применял Эванеско, если что-то шло не так. Естественно, не забывая снимать баллы.
   Учебную идиллию нарушил скрип открываемой двери.
   - Профессор Снейп, заместитель директора Макгонагл вызывает вас на совещание, - сообщил Эван Джоунс, староста седьмого курса Хафплафф. - И еще она велела пригласить Кея Андерса.
   - Признавайся, чем насолил Маккошке, - тихо потребовал напарник.
   - Не знаю, - я пожал плечами. - Вроде готово, пора добавлять корень валерианы.
   - Что-то ты слишком спокоен, - заметил Терри.
   - Тихо, Снейп на нас уже косится.
   - Потом расскажешь, - шепнул Бут, возвращаясь к своим записям.
   Мне осталось только еще раз перемешать зелье, потушить огонь и наколдовать на котел чары охлаждения.
  
   В учительской, где обычно проводились совещания, было полно народу. Директор, профессора, чиновник из Министерства Магии, несколько членов Совета Попечителей, среди которых я узнал и Люциуса Малфоя. Должно быть, случилось нечто серьезное.
   - Как вы знаете, каждый год в этот день мы активируем Перо Имен, - начала Макгонагл. - Оно было зачаровано самими Основателями, и более тысячи лет исправно записывало фамилии и адреса юных волшебников, впервые проявивших магию. Вот новый список.
   Ведьма передала толстый рулон пергамента.
   - Здесь несколько сотен имен! - воскликнул Малфой, бегло проглядев документ. - Как такое возможно?
   - В последние годы на первый курс поступало в среднем 30-40 учеников, - напомнила всем известную статистику Макгонагл. - До войны их число колебалось в пределах 80-100 человек.
   - Такой всплеск, невероятно, - чиновник из Министерства покачал головой.
   - Большинство из них... маглорожденные, - заместитель директора запнулась. - Проживающие в следующих городах: Карлайл, Лангем, Гавик и Хексхем.
   - Что ж, за несколько лет мы как-нибудь подготовимся их приему, - Дамблдор улыбнулся. - Право, Минерва, не стоило так беспокоиться...
   - 127 имен в этом списке принадлежат детям в возрасте десяти-одинадцатилетним, - слова Макгонагл вызвали новую волну изумления. - Если прибавить к ним тех, кого Перо выявило ранее, в следующем году будет 185 первокурсников.
   - Это больше половины числа учащихся, что находится сейчас в замке, - заметил чиновник.
   - Как минимум, придется значительно переделать наше обычное расписание и нанять еще преподавателей, - взгляды присутствующих переместились на меня. - Даже если дети распределятся равномерно, на каждый факультет поступит 45-47 детей. Для того, чтобы уделять достаточное внимание на уроках каждому из них, мы будем вынуждены дополнительно разбить их на две-три группы.
   - Также потребуются новые классы, мебель и оборудование, - продолжила мою мысль Макгонагл.
   - Сейчас есть более важная проблема, - перебил ее министерский чиновник. - Перо Имен реагирует на магические выбросы детей, не так ли? Большая часть будущих учеников - маглорожденные. Нужно срочно передать их данные обливиаторам и в отдел Надзора!
   - Разумеется, - заместитель директора кивнула.
   Пока взрослые обсуждали ситуацию и строили планы наилучшего выхода из кризиса, я размышлял о демографии. Если судить по размерам Хога, школа рассчитана на одновременное обучение до тысячи учеников (в одной из старых книг мне попадалась именно такая цифра). В замке была масса неиспользуемых помещений, заброшенных классов. Да и сама территория вокруг предполагала возможность расширения. И это при том, что Хогвартс строился более десяти веков назад, когда численность населения Англии была значительно меньше, чем сейчас. Из этого следовал совершенно невероятный вывод: за прошедшие века стало рождаться меньше магов в процентном отношении к маглам.
   Что-то изменилось. Макгонагл назвала четыре города: Карлайл, Лангем, Гавик и Хексхем. Если я не ошибаюсь, все эти населенные пункты находятся в Шотландии или графстве Нортамберленд, на границе которых и расположен Хогвартс! Может ли это быть влияние усилившегося источника? Сроки и территория, где наблюдается рост числа волшебников, вполне укладываются в эту версию.
   - Мистер Андерс! - из задумчивости меня вывел строгий тон профессора Макгонагл.
   - Простите, - я смущенно почесал голову, пытаясь играть роль ребенка. Хм, а не поделиться ли с взрослыми результатами моих размышлений? В предельно упрощенной форме, разумеется, и выводы пусть делают сами. - Профессор, вы замечали, что с начала года здесь, в школе, стало легче колдовать?
   - При чем тут... - Маккошка умолкла на полуслове.
   - Ритуал, - коротко сказал Дамблдор.
   - Это уже ни в какие рамки, Альбус! - чиновник возмущенно потряс свитком со списком юных магов.
   - А разве это плохо? - вновь подал голос я. - Нас, волшебников, станет больше.
   - Грязнокровки, - представитель министерства презрительно фыркнул. - От них одни проблемы: колдуют перед маглами, нарушая Статус Секретности, врываются в наш мир, распространяя глупые сказки о боге, всеобщем равенстве и гражданских правах. Лучше бы их вообще не было!
   - Мистер Смит, - с укором проговорил Дамблдор. - Мы говорим о детях, будущих членах нашего общества.
   Атмосфера в учительской стала какой-то напряженной.
   - Совету Попечителей потребуется некоторое время на осмысление данной ситуации, - подал голос Малфой. - Мы проведем ревизию имеющихся ресурсов и поищем дополнительные источники финансирования. Предлагаю рассмотреть вопрос о введении оплаты за обучение для маглорожденных.
   Эти слова вызвали целую бурю. Профессора, по большей части были против возложения финансовой нагрузки на родителей учеников. В итоге обсуждение превратилось в натуральный птичий базар, где каждый стремился доказать свою точку зрения, повышая голос. В конце концов, Дамблдору надоел этот балаган и директор завершил собрание, перенося принятие окончательного решения на следующую неделю.
  
   Покинув учительскую, я первым делом отправился в комнату-по-требованию.
   - Ид!
   Дух замка явился в бестелесной форме.
   - Скажи мне, ты знал, что после ритуала волшебство станет пробуждаться в большем числе детей?
   - Разумеется, ведь это и есть основное его назначение, - в воздухе передо мной материализовалась толстая книга с полузатерным названием. - Брось семена в сухую землю - ростки дадут лишь самые сильные и способные приспосабливаться. Но если полить их, создать условия для роста и созревания, взойдут почти все. После обновления защиты источник под Хогвартсом стал выбрасывать огромное количество магии. Больше, чем требуется всем резидентным заклинаниям, наложенным на замок, больше, чем требуется трем сотням учеников и нескольким учителям. Неиспользуемая энергия свободно растекается, и все, кто имеет хоть малейшую склонность к волшеству, впитывают ее как губка.
   - При накоплении критической массы происходит выброс, и появляется новый маг, - я кивнул. - Это понятно! Но ты мог бы и предупредить заранее!
   - А что бы ты стал делать? Или - не делать?
   Висящая в воздухе книга зашелестела листами. Перед глазами проносились какие-то картинки, таблицы. Наконец, мельтешение остановилось. Раскрытые страницы демонстрировали карту Великобритании.
   - Хогвартс, Стоунхедж и Ньюгрейндж, - точки на карте соединили яркие красные линии. - Мистический треугольник британских островов. Сейчас в полную силу работает лишь источник школы. Если пробудить два других, напряженность магического поля поднимется до того уровня, что была во времена Основателей.
   - Появятся тысячи... нет, десятки тысяч юных ведьм и волшебников, - я потер виски. - Хогвартс не справится с такой нагрузкой.
   Ид пристально смотрел на меня.
   - Да, нашему миру нужна свежая кровь! Но...
   - Ты боишься? - спросил вдруг дух замка.
   - Не пытайся взять меня на слабо.
   Он немного помолчал.
   - После пробуждения источника школы сеть линий леи порядком перекосило. Если все оставить как есть, через двадцать-тридцать лет эффект ритуала сойдет на нет.
   - Я не хочу убивать... снова.
   - Тогда все бесполезно. С каждым поколением будет рождаться все меньше магов.
   Ид печально покачал головой и растворился в воздухе.
  
   Беседа с духом замка привела меня в замешательство. Ни много ни мало, на мою голову свалилась ответственность за весь магический мир страны. И что делать? По самым приблизительным расчетам, для пробуждения двух мощных источников требовалось порядка трехсот жертв. К тому же, оба они были известными туристическими объектами, и проведение ритуала на их территории сопряжено с нарушением Статута Секретности. Стоит только начать, набегут маглы и авроры. В Хогвартсе у меня было серьезное преимущество: десятки верных домовых эльфов и защитные чары школы, попросту заблокировавшие доступ на ее территорию.
   Нет, риск раскрытия слишком велик. В принципе, лет через пять-десять можно будет вернуться к этому вопросу, а пока займусь-ка я учебой.
  
   В начале февраля Сьюзен сменила гнев на милость. Теперь она набивалась в напарницы на всех совместных занятиях, осаждала в библиотеке и даже садилась за стол Равенкло в Большом зале. Девочка делала вид, будто и не было двух месяцев сплошного бойкота.
   - Кей, поможешь с переводом? - ну вот, стоило ее вспомнить, как Боунс тут же объявилась.
   - Руны? - уточнил я.
   - Да, - девочка покосилась на мадам Пинс.
   - Хорошо, тогда нам нужен сборник мифов Древней Скандинавии. Он вроде бы был в разделе сказок и легенд.
   - Сейчас, - Сьюзен оставила свои вещи возле меня, занимая таким образом место, и умчалась за книжкой.
   Я усмехнулся. Будет забавно наблюдать за ее лицом, когда девочка узнает, что сборник содержит уже готовые переводы нужных ей текстов.
   - Нашла, - Боунс, размахивая книжкой, спешила обратно вприпрыжку.
   У меня вдруг возникло дурное предчувствие. К горлу подступил ком. Сердце колотилось как бешенное, в ушах звенело. А в следующую секунду весь замок, от самых глубоких подземелий до верхушек башен сотрясли мощные удары.
   Сьюзен, не ожидавшая такой подлянки, споткнулась и полетела на пол. Сверху посыпались книги. Стеллаж рядом с девочкой громко хрустнул и накренился, угрожая покалечить Боунс своим весом.
   - Левиоса! - я инстинктивно взмахнул атамом, замаскированным сейчас под волшебную палочку. К моему удивлению, неполное заклинание сработало. Да еще как! В библиотеке словно наступила невесомость: предметы, попавшие в область действия чар, застыли в воздухе.
   - Что происходит, Кей? - выбравшись из ловушки, Сьюзан бросилась ко мне.
   - Похоже на землетрясение, - я дернул кистью, обрывая действие Левиосы. Книжки в беспорядке полетели на пол. - Кажется, оно прекратилось.
   - Ой, - девочка обратила внимание на залитый чернилами стол и вытащила палочку. - Эванеско!
   - Стой!
   Мое предупреждение запоздало. Магия Сьюзан, словно голодный лев, слизнула не только разлитую жидкость, но и половину деревянной столешницы.
   - Я не хотела, - палочка выпала из ее рук.
   - Успокойся, ты не виновата. Мадам Пинс, не используйте магию!
   Тихое "Вингард..." и грохот со стороны стойки библиотекаря сменился громкими причитаниями.
   - Что происходит? Кей, ты что-нибудь понимаешь?
   - Эльфы, - сориентировался я. Судя по моим ощущениям и эффектам заклинаний, манофон в Хогвартсе вырос раз так в десять, если не больше. Попытки колдовать палочкой сейчас опасны. Любые чары окажутся сильнее, чем представляет их создатель. Домовики же не черпают энергию напрямую из среды, а берут ее у волшебников. Теоретически, это явление не должно влиять на их способности. - Тилли, Вилли, Дилли, Лора, Стэн, Шипун, Рида, Горт.
   Вызванные с хлопками материализовались в библиотеке.
   - Тилли, наводи здесь порядок. Остальные пройдитесь по школе и передайте мое распоряжение: пусть все выходят из замка. Использовать палочки запрещается!
  
   Растрепанные и перепуганные, ученики толпились во дворе. Мало кто из них был одет по погоде. Несмотря на запрет, некоторые юные маги все же пытались использовать чары обогрева. Результат был плачевен: пятеро школьников получили серьезные ожоги и сейчас ожидали своей очереди в отгороженном медиковедьмой углу. Мадам Помфри сбивалась с ног, спеша оказать помощь всем пострадавшим с переломами, эффектами вышедших из под контроля заклинаний и панической истерией. При этом из доступных средств у нее были лишь бинты и доставленные домовиками зелья.
   - Мистер Андерс, - ко мне подошла Макгонагл. - Вы знаете, что случилось?
   - Разве вы не чувствуете? Воздух буквально перенасыщен магической энергией.
   - Да, но из-за чего это произошло, - к обсуждению присоединился Флитвик.
   - Трудно сказать, - я пожал плечами. - Вероятно, что-то повлияло на источник... Скажите, директор Дамблдор не планировал никаких ритуалов? Кстати, где он?
   - С утра отлучился по делам в Министерство, - ответила Маккошка.
   - Тогда нужно его предупредить...
   Ба-бах! Яркий огненный расцвел возле директорской башни. Через оттуда вынурнул слегка закопченный Дамблдор. В мантии зияли прожженные дыры, а волосы и борода потемнели от сажи. Но великий маг не зря считался сильнейшим волшебником современности. Упав на пару этажей, старик застыл в воздухе. И это - на одной только стихийной магии, без метлы! Директор обозрел выстроившихся во дворе учеников и полетел к нам, вытаскивая на ходу из кармана палочку и приводя себя в порядок. Вот это контроль, аж завидно стало.
   - Минерва, Филиус, что произошло? - спросил он, коснувшись ногами земли.
   Профессора, дополняя друг друга, быстро описали произошедшее.
   - Значит, магический фон резко усилился, - великий маг нахмурился.
   - Альбус, - к нам подошла медиковедьма. - Нужно переправить часть пострадавших в Мунго.
   - Поппи, ты же знаешь, это привлечет к нам излишнее внимание. Министерство и без того пристально следит за каждым нашим действием.
   - Я не могу лечить вслепую, - возразила мадам Помфри. - Без диагностических заклинаний мои руки связаны!
   - Ладно, отправляйтесь в больницу, - Дамблдор вздохнул. - Минерва, зачем вы выгнали всех во двор?
   - Альбус, тут было землетрясение! Дети напуганы! - ответила Макгонагл.
   - Стены Хогвартса прекрасно укреплены. После обновления защитных заклинаний они стали практически нерушимы. Нужно было отправить всех в общежития факультетов, а не морозить на холоде.
   Профессора пристыженно переглянулись.
   - Это мое решение, - вмешался я. - Мне показалось, что так намного проще контролировать студентов. Несмотря на предупреждение об опасности использования магии и присутствие тут преподавателей, некоторые ученики все равно колдовали. Из-за повышенного магического фона заклинания срабатывают либо слишком сильно, либо не так, как должны. Нарушители своим примером показали, чего делать не стоит, и тут же попали в заботливые руки мадам Помфри.
   - В таком случае, следует собрать у всех палочки, - прислушивавшиеся к разговору ученики ответили возмущенным гулом на эти слова Дамлдора.
   - Ни в коем случае! - расставаться с атамом, фактически частью меня, не хотелось. - Так мы лишь усугубим ситуацию. Надо ли мне напоминать, что наличие у волшебника палочки стабилизирует его магию и предотвращает стихийные выбросы? Именно поэтому мы позволяем маглорожденным сохранять их при себе летом.
   - Последствия стихийных выбросов могут быть необратимы, - добавила аргумент мадам Помфри.
   - Хорошо, что вы предлагаете? - спросил Дамблдор.
   - Эвакуировать всех в Хогсмит, - я оглянулся в поисках поддержки на остальных профессоров. - И, в спокойной обстановке, разбираться с перенасыщенным волшебством фоном. Знать бы еще, что это вызвало.
   - Дементоры могли бы снизить уровень магии, - заметил Снейп.
   - После происшествия в поезде министр ни за что на это не пойдет, - Дамблдор пригладил свою бороду. - Но ты подал мне идею. Кей, идем со мной, остальные ждите здесь.
   Мы прошли через главный вход и, пройдя по коридору, оказались на пороге Большого зала.
   - Хогвартс - удивительно место, - директор искоса смотрел на меня. - Но на заре его создания маги и само искусство волшебства были совершенно иными... Мы многое утратили, но не потому, что забыли, а потому, что сила уходит из нашего мира. Большая часть чар, наложенных Основателями, как бы спит, чтобы не расходовать энергию без острой на то необходимости.
   - Вы хотите задействовать эти чары? - я остановился. - Прошло много времени, вдруг они уже развеялись?
   - Не беспокойся, ритуал обновления привел их в изначальное состояние, - Дамблдор обошел полукругом стол преподавателей и приложил руку к стене за ними. Некоторое время ничего не происходило. Директор грустно качнул головой и повернулся ко мне. - Похоже, замок не желает откликаться на мои команды. Кей, попробуй ты.
   - Так? - я провел ладонью по чуть теплой шершавой поверхности. Стоило мне это сделать, как раздался глухой скрежет, и в стене появилась ниша. Внутри было пыльно, и лежал всего один-единственный предмет - очень старая на вид книга.
   - Да, это она, - Дамлдор бережно извлек фолиант из хранилища и уложил на стол преподавателей. Не обращая больше ни на что внимания, директор принялся аккуратно перелистывать страницы. - Elmo kehr urita, elmo kehr ilita, elmo kehr guardian...
   Слова древнего заклинания нарушили непривычную тишину Большого зала. Поначалу казалось, будто они не имели вообще никакого эффекта. И вдруг весь замок снова содрогнулся, а я ощутил нарастающую головную боль.
   Удовлетворенно кивнув, Дамблдор убрал книгу в нишу, которая тут же закрылась. Затем директор принялся выводить какие-то пассы палочкой.
   - Магический фон скоро вернется к своему обычному состоянию, - сообщил он, наблюдая, как тают начерченные в воздухе линии.
   - А можно узнать, что точно делают эти наложенные Основателями чары? - спросил я, максимально ограничивая свою связь с замком. Именно она и оказалась источником мигрени.
   - О, их назначение поистине удивительно, - с восторгом ответил Дамблдор. - Но, увы, описание действия не сохранилось.
  
   Вернувшись во двор, великий волшебник тут же заявил, что беспокоиться не о чем и на следующий день уже можно будет не опасаться побочных эффектов колдовства. Он даже умудрился убедить мадам Помфри не обращаться в Мунго, хотя, на мой взгляд, главную роль тут сыграла проблема транспортировки пострадавших в больницу.
   Весь вечер Хогвартс гудел, как встревоженный улей. Школьники строили различные версии произошедшего, от возрождения Темного Лорда до вызванного падением метеорита сдвига магических полей. Вдобавок, многие стали проявлять излишнее внимание к моей персоне - сокурсники спрашивали, почему профессора советовались со мной по поводу дальнейших действий и что нужно было Дамлдору.
   Отговорки помогали мало. Сославшись на сильную головную боль, я скрылся в своей комнате и наложил дополнительные запирающие и заглушающие чары. У меня тоже накопилась масса вопросов, на которые не мешало бы получить ответы.
   - Ид!
   Дух замка не заставил себя ждать. Его вид претерпел существенные изменения, и теперь он выглядел полностью материальным.
   - Похоже, ты хочешь спросить, что стало причиной внезапного усиления магического фона? - дождавшись утвердительного кивка, Ид продолжил. - Я не знаю.
   - Как не знаешь? Ты ведь видишь все, что происходит на территории Хогвартса!
   - Но не за его пределами, - дух развел ладони и между ними появось схематическое изображение Британских островов. - Внешний фактор. Кто-то провел или пытался провести ритуал в Ньюгрейндже.
   На карте где-то в районе Ирландии возникла яркая точка, из которой выстрелило два луча, в северо-восточном и восточном направлении. Второй просто угас, а вот первый, достигнув некого места на границе Шотландии, породил маленькую яркую звезду.
   - Источник магии Хогвартса словно ключ на дне подземного озера, - Ид развеял иллюзию. - После Обновления он стал поставлять в разы больше энергии. Резервуар замка огромен и даже за прошедшие месяцы его заполнило едва ли наполовину. Да и Основатели предприняли определенные меры, чтобы безвредно развеивать излишки волшебства по территории Запретного Леса. И все было в порядке, пока волна искажений, порожденная в Ньюгрейдже, не прошла по линиям леи и не достигла школы, вызвав невидимое цунами. К сожалению, она также смела предохранительную систему, из-за чего энергия почти перестала рассеиваться.
   - Получается, мы остаемся на грани катастрофы? А как же чары, что активировал Дамблдор? Директор уверен, что магический фон в ближайшее время придет в норму.
   - Кей, ты знаешь, для чего предназначены эти чары?
   - Нет, он не сказал.
   - Их название Холмы Вечного Лета, - Ид многозначительно замолчал.
   - То есть, это просто чары обогрева?
   - Очень мощные чары обогрева, - уточнил дух. - Будучи активными, они потребляют огромное количество энергии.
   - Так, магический фон наоборот, упадет?
   - Нет, вероятно, установится примерно как раньше. Но теперь вы не сможете их отключить. Точнее - не захотите, потому что иначе уровень волшебной энергии снова вырастет.
   - Значит, нас ждет жаркое лето, - сделал вывод я. - Хорошо еще, что учебный год начинается осенью. Не так уж все и страшно.
   - Это если не произойдет новый всплеск, - хмуро ответил Ид. - Кроме того, даже я не знаю, какие еще будут последствия.
  
   Директор и дух замка оказались правы - примерно через двенадцать часов после актицации чар магический фон пришел к условной норме. На следующий день было объявлено, что колдовать можно без опаски. Казалось, школа возвращается к своему обычному распорядку.
   Дамблдор с утра и до ночи где-то пропадал, изредка появляясь лишь на ужине в Большом зале. В его отсутствие Хогвартс посетила министерская комиссия, и, честно говоря, ее члены скорее походили на шпионов из бульварного романа, чем обеспокоенных образованием детей чиновников. Тут и без плащей со скрывающими лицо капюшонами понятно, что дело передали в Отдел Тайн.
   Первые звоночки последствий, на которые намекал Ид, зазвенели примерно через неделю после происшествия. В окресностях замка стало намного теплее, снег растаял, начала бурно расти зелень, которую тут же облюбовали взявшиеся из ниоткуда стайки пикси. На опушке Запретного Леса можно было все чаще заметить различное магическое зверье. Смелея с каждым днем, по берегу озера прогуливались единороги, в небе резвились фестралы и гиппогрифы, акромантулы на виду у всех плели огромное гнездо из паутины. Апофеозом стало прибытие к стенам замка враждебно настроенных кентавров. Их вожак, не стесняясь в выражениях, обвинил магов в "краже волшебства" и потребовал, чтобы людишки немедленно убирались прочь.
   В итоге Дамблдору пришлось вызывать авроров. Меня на переговоры не приглашали, но нетрудно догадаться, какие там использовались аргументы. В итоге было решено, что кентаврам помогут перебраться в Грецию, где более подходящий для них климат.
   Я же, злоупотребляя маховиком времени, окопался в комнате-по-требованию. Благо, приобретенная способность понимать написанное на любом языке позволяла прочесть самые древние тексты.
   - Кей, - рядом материализовалась Тинриэль, сжимавшая в руках кипу газет. - Смотри, что я нашла.
   По моей просьбе невидимая эльфийка отправилась в Ньюгрейдж, осмотреться. Она должна была искать следы проведенного ритуала и слушать разговоры людей, вдруг те что-то заметили?
   Как оказалось, маглы, проживающие вблизи второго по значению источника магии Британских островов, наблюдали в небе загадочное свечение и слышали странный гул. Страницы желтой прессы пестрели различными версиями: метеорит, падение летающей тарелки, Черная Месса дьяволопоклонников... Но самым необычным было то, что некоторые утверждали, будто лишились всех воспоминаний за тот день!
   Настораживало и подозрительное невнимание к происшествию "Ежедневного пророка" - на первых полосах печатались светские сплетни, и лишь в самом конце имелась кратенькая заметка о переполохе в Хогвартсе.
   - Маги как всегда, закапывают голову в песок, - я вздохнул. - Похоже, мне опять придется взять все в свои руки. Но прежде следует узнать, что там случилось. В идеале, было бы неплохо просмотреть воспоминания свидетеля, если мы такового найдем.
   - Ньюгрейдж - плохое месть, - Тинриэль зябко поежилась. - Люди сильно напуганы. Среди них ходят слухи, будто бы несколько человек забрали в полицию и потом они пропали.
   - Еще и магловские спецслужбы, - пробормотал я. - Вот они-то нам и помогут.
  
   Благотворительный ужин был в самом разгаре. Играла приятная фоновая музыка, гости негромко переговаривались, слуги разносили подносы с напитками. Устроившись за столиком в углу, Джон поглядывал на часы. Присутствие на подобных мероприятиях было обязательным и он, увы, не мог себе позволить такую грубость, как ранний уход.
   - Добрый вечер, мистер Мейджер, - не спрашивая разрешения, незнакомец отодвинул стул и сел напротив.
   - Кто вы такой? - премьер-министр оглянулся, собираясь дать сигнал тревоги своим телохранителям.
   - О, прошу прощения, должно быть вы не узнали меня в костюме, - мужчина провел рукой по плечу, стряхивая невидимую пыль. - Должен признаться, мантии мне больше идут. Корнелиус Фадж, к вашим услугам.
   - Фадж? - Джон повернул голову и внимательно осмотрел навязчивого собеседника. - Настоящий или тот, кто им притворялся, чтобы заполучить материал для жертвоприношений?
   - Похоже, мой маленький секрет раскрыт. Ладно, можете называть меня... Ритуалист, - мужчина вытащил из кармана подвеску в виде песочных часов.
   - Что это? - настороженно спросил премьер-министр.
   - Маховик времени, - маг постучал чем-то спрятанным в ладони по артефакту и внезапно зал погрузился в тишину.
   - Что вы сделали? - Джон вскочил на ноги. Люди вокруг застыли, словно в детской игре.
   - Знаете, обычно волшебники используют маховики, чтобы пережить одни и те же часы дважды, - маг поставил артефактна стол. - Лично я предпочитаю другой способ их применения - остановку времени. Наш с вами разговор займет всего секунду, и никто посторонний не в силах ему помешать или записать.
   - Это ультиматум? - уточнил премьер-министр, к которому начало возвращаться спокойствие. Все же, переговоры были его стихией.
   - Скорее, приглашение к сотрудничеству, - Ритуалист улыбнулся, демонстрируя выскользнувший из рукава кинжал. Быстрый взмах, и стоявший на столе графин поднялся в воздух и наклонился, наливая содержимое в хрустальный бокал. - Вы в курс произошедшего пару недель назад в Ньюгрейдже?
   - Так это ваших рук дело?
   - Разумеется, нет. Я бы ни за что не допустил столь эпической катастрофы. К сожалению, ее последствия оказались очень неприятными и нарастают до сих пор, как снежный ком. Я был вынужден вмешаться и исправить чужую ошибку.
   - Дайте угадаю, и для этого вам потребуется пара сотен приговоренных к высшей мере наказания преступников? - предположил Джон.
   - Кислятина, - маг пригубил вино и отставил бокал в сторону. - Нет, пока мне требуется свидетель, чтобы считать его память. Хочу узнать все о проведенном там ритуале.
   - Тогда почему бы вам напрямую не спросить своих коллег?
   - Не могу, - ответил Ритуалист. - В лучшем случае, меня ждет пожизненная путевка в Азкабане. Вы ведь знаете, что это за место. Кстати, как королева относится к тому, что в одной из тюрем ее страны заключенных подвергают постоянным психологическим пыткам и содержат в ужасных условиях?
   - Волшебный мир отделен от мира нормальных людей, - премьер-министру не нравилось, куда стал клониться разговор. - Королева не несет ответственности за тамошние порядки.
   - Вот как? Тогда, думаю, мы легко придем к согласию, - Ритуалист улыбнулся. - Ведь по законам вашего мира у вас против меня ничего нет. И я могу предложить свою помощь, как независимый консультант по оккультным вопросам, исключительно на добровольных началах.
   - Что, если я скажу "Нет", - спросил Джон.
   - Большинство магов считает, будто маглы, если тем станет известно о существовании волшебства, тут же сядут им на шею, - Ритуалист изобразил магический пасс. - Но мы ведь с вами знаем, что при всем желании это невозможно. Маги вам не интересны, ведь их продукция, которая могла бы дать вам преимущества в разведке или войне не работает в руках простецов. Иначе бы вы скупили все запасы в Косом переулке и заключили контракты на поставку оружия и артефактов с гоблинами.
   - Вы правы, проблема использования волшебства действительно имеет место, - не стал отрицать очевидного премьер-министр. - Но какое она имеет отношение к происшествию в Ньюгрейдже?
   - Колебания магического фона влияют на всех, вне зависимости от способностей к колдовству, - Ритуалист вздохнул. - Боюсь, через несколько месяцев вы столкнетесь с резким всплеском раковых заболеваний и различных патологий, ростом смертности. И это только начало...
   - Что вы предлагаете?
   - Прежде всего, необходимо выяснить, что натворили те идиоты, - маг криво улыбнулся. - Тогда мы, возможно, поймем, как вернуть систему в равновесие.
   - Итак, вам нужен свидетель или записи видеокамер, - уточнил премьер-министр. - Как я смогу с вами связаться?
   - С помощью специального артефакта, - Ритуалист извлек из кармана маленькую брошюру и коснулся ее своим кинжалом. Через секунду в его руках был объемный блокнот в твердом переплете. - Листы зачарованы протеевыми чарами. Все, что вы напишите здесь, появится в связанной с ними копии, которая находится у меня.
   - Давайте обговорим более подробно условия сотрудничества, - премьер-министр постучал пальцами по столу.
   - Условия просты: вы предоставляете доступ ко всем свидетельствам того, что произошло в Ньюгрейдже, а также обеспечиваете материальную поддержку, - маг взмахнул кинжалом, освобождая бокал от налитого в него вина. - Я не буду против, если вы наймете кого-нибудь для перекрестной проверки, но это должен быть действительно компетентный волшебник. Как минимум - Мастер Ритуалистики.
   Лжефадж слегка наклонил голову и взял оставленный на столе маховик времени. Премьер-министр невольно вздрогнул, когда помещение вновь наполнилось гулом толпы и негромкой фоновой музыкой.
   - Стойте, - попытался было задержать собеседника Джон, но тот уже исчез.
  
   - Кей, что ты знаешь о ритуальной магии? - вопрос Дамлдора, с задумчивым видом смотревшего в окно, застал меня врасплох.
   - М-м, - я "нечаянно" уронил стопку оставленных Макгонагл документов и принялся шумно их собирать.
   - Твой дед, Девид Морроу, извесен как один из немногих специалистов в этой сомнительной отрасли волшебства, - профессор обернулся, покачал головой и одним взмахом палочки собрал рассыпанные бумажки.
   - Мама тщательно контролирует наше с ним общение. Она против любой темной магии.
   - Да, но ты жил с ним, на его острове, - Дамлдор посмотрел мне в глаза.
   - До одиннадцати лет, став срарше я проводил большую часть года здесь, в Хогвартсе. После первого курса мы с ма ездили к нему лишь один раз, на две недели. Какое уж там обучение, даже толком не пообщались!
   - Жаль, - профессор огорченно покачал головой, подошел к камину и бросил в пламя горсть дымолетного порошка. - Отдел Тайн, четвертый зал.
   Наблюдая за тающими зелеными искрами, я невольно задался вопросом: неужели все настолько плохо, что Дамлдор был готов привлечь еще не закончившего обучение подростка? У них что, нет ни одного нормального ритуалиста? Пожалуй, стоит поговорить с матерью, а то как бы ее не убедили участвовать. Дед рассказывал, как несладко потом приходится таким вот внештатным консультантам.
   Оставив бухгалтерские документы в покое, я быстрым шагом покинул директорский кабинет. Дойдя до небольшого уединенного закутка, вызвал Тинриэль и приказал эльфийке перенести меня в родной дом.
   На первом этаже было пусто. Пришлось подниматься на второй и по очереди стучать во все комнаты.
   - Оставьте меня в покое! - ее голос звучал глухо и как-то обреченно.
   - Мама, нам надо поговорить, - я повернул ручку и распахнул дверь. - Ты плачешь? Кто тебя обидел? Если Натан, ему не жить!
   - Сынок, ты должен быть в школе, - она вытерла слезы и натянуто улыбнулась. - Ничего особенного не случилось, просто, мне было грустно.
   - У меня, как у директора, есть некоторые привелегии, - я вытащил из кармана маховик времени. - И это.
   - Ох, Кей, - ма встала, подошла ко мне и крепко обняла.
   - Кто бы тебя не расстроил, теперь у него серьезные неприятности. Рассказывай!
   - Ладно, - она немного помолчала. - Ты все равно узнаешь. Мой отец...
   Послышались сдавленные всхлипы.
   - Дед? С ним что-то случилось? - тут же встревожился я.
   - Только не вини себя, Кей... Папа все носился с твоей идеей, вкладывал деньги в чертову лабораторию, - ма выпрямилась и сжала добела кулаки. - Они секвестировали геном, или как это правильно называется... и научились определять, в чьих жилах течет кровь магических существ. Сынок, твоя бабушка, моя мать, была одной из них!
   - Ну и что?
   - Отец был в ярости! Он отрекся от нас и вычеркнул из семейного древа, проклиная все те годы, что хранил верность умершей жене, - ма снова расплакалась.
   - Мама, успокойся, - я погладил ее по руке. - Рано или поздно, он пожалеет о своих словах и придет извиняться.
   - Спасибо, Кей, - ма меня обняла. - Наверное, мне надо было это услышать. Смотри, слезы уже почти высохли. Теперь, может быть, ты расскажешь о причине своего визита?
   - Ах да, мам, ты слышала об аномально высоком магическом фоне в Хогвартсе?
   - Да, в Пророке что-то такое писали, но, вроде бы, ситуация нормализовалась, - она нахмурилась.
   - Репортеры пошли на поводу у Министерства и напечатали успокоительную ложь для обывателей. Пару дней назад я случайно подслушал разговор Дамлдора с одним из шаставших по школе невыразимцев. Так вот, все это как-то связано неудачно проведенным ритуалом в Ньюгрейдже.
   - Кей!
   - Мама, пообещай, если к тебе обратятся за консультацией по любым вопросам касательной ритуальной магии, ты откажешь! Скажи им, что ничего не знаешь и вообще, порвала с дедом!
   - Ты так трогательно обо мне заботишься, - она снова улыбнулась. - Не беспокойся, мне прекрастно известно, чем чревато подобное сотрудничество. Твой директор уже приходил, и, разумеется, я заявила, что не разбираюсь в этой тематике. Стоило больших трудов его выпроводить, пришлось даже пообещать, что поговорю с отцом насчет схемы ритуала, которую он оставил.
   - Схема? У тебя есть схема?
   - Там, на столе, - отмахнулась ма.
   Я бросил взгляд в указанном направлении и тут же отвернулся. Позже отправлю Тинриэль, чтобы та сделала копию. А пока - пусть мама пребывает в неведении относительно моих знаний в ритуалистике.
   - Сынок, что это ты так заволновался?
   Проклятье, должно быть моя реакция была слишком резкой и она что-то заподозрила.
   - Мам, а тебе не кажется это странным? Ты, конечно, не первая встречная, но для Дамблдора ты совершенно посторонняя волшебница.
   - Мне это тоже не нравится, - ма нахмурилась. - Но он был очень настойчив.
   Мы немного помолчали, каждый думая о своем.
   - Кстати, сынок, что ты сделал со своими волосами? Все-таки, обрезал? Или так и ходишь со скрывающим амулетом?
   - Нет, увы, это оказалось невозможно. Ножницы рассыпаются в пыль, а заклинания вызывают очень неприятные ощущения, не принося ожидаемого эффекта, - я нащупал невидимую руну на заколке и влил в нее толику магии. Артефакт с щелчком раскрылся, высвобождая целый водопад волос.
   - Кей, - в глазах матери плясали озорные искры. - Жаль, что ты не девочка.
   - Ма!
   - Шучу. Откуда у тебя эта штука?
   - Сам сделал, - я решил немного похвастаться. - Артефакт поддерживает открытый пространственный карман, в который убирается вся лишняя масса. Фиксируешь его на нужной длине волос, и прическа готова.
   - Можно попробовать? - она сняла резинку и расчесала заклинанием свою гриву. Следующие полчаса ма со все возрастающим азартом игралась с моим творением, изобретая все новые и новые виды укладок. - На редкость удобная заколка. Не спадает и голове с ней легко. Кей, ты не одолжишь мне ее ненадолго?
   - Да, бери, в Хоге есть еще запасная, - я улыбнулся.
   - Спасибо, сынок, - меня поцеловали в щечку. - Ты молодец, артефакторика интересное и очень доходное искусство, не то, что эта темная магия. Через пару лет у отбоя от клиентов не будет.
   - Посмотрим, на мне еще школа, не забывай.
   - Кстати, Кей, как ты относишься к идее отправиться летом на Кипр? Натан завершает важный проект вместе с греческими коллегами и хочет отметить успех всей семьей.
   - Положительно, - я вскинул голову, услышав "тревожный колокольчик".
   Наша магическая сигнализация была создана еще в начале 80-х, когда в волшебном мире царили хаос и неразбериха, и имела несколько вариаций. Авроры, Пожиратели смерти, магловские стражи порядка - каждой категории незваных гостей соответствовала своя собственная мелодия. Активировать ее мог любой из имевших специальные браслеты слуг или повреждение охранных чар.
   - Странно, Марвин не стал бы поднимать тревогу без острой необходимости, - ма подошла к окну и осторожно выглянула, прячась за зановеской. - Во дворе почти дюжина авроров, расставляющих по периметру какие-то артефакты. И один из них трясет бумажкой перед лицом нашего дворецкого.
   - Похоже на обыск. Мам, у тебя ведь нет тут ничего запрещенного?
   - Разумеется, нет, разве что... - мы синхронно повернулись к столу, на котором лежала стопка оставленных Дамбдором документов.
   - Инсендио! - она бросила опасную улику в камин и взмахнула волшебной палочкой, но ничего не произошло. - Фламме!
   - Мама, перестань, это пергамент из шкурки саламандры.
   - Эванеско! - заклинание исчезновения тоже дало сбой.
   - Тори! - я попытался призвать одного из хогвартских эльфов. - Проклятье, похоже, незваные гости притащили что-то блокирующее простанственные перемещения.
   - Что же делать? - ма заметалась по комнате. - Спрятать в сейф?
   - Найдут, особенно если знают что искать.
   - Сынок, - обреченно прошептала она. - Иди в свою комнату...
   - У меня есть идея, - я достал маховик. - Когда, говоришь, приходил Дамлдор?
   - Утром, около десяти.
   - Отлично, пять часов назад. Времени хватит. У тебя нет больше ничего, к чему могли бы придраться?
   - Нет. Ты же знаешь, как я отношусь к темной магии.
   - Хорошо. Теперь слушай меня внимательно: получив от Дамблдора документы, ты не решилась хранить их дома, а отвезла в банк и оставила в ячейке на имя дражайшего директора. Если они ему нужны, пусть забирает и катится ко всем чертям.
   - Не получится, Кей. Если я сейчас исчезну, мало ли что тут найдут.
   - Ладно. Кто из слуг сегодня наименее занят?
   - Дай подумать... Наш повар, Сильвия. Поставщик что-то там напутал и привез не те продукты.
   - В таком случае, отправим в банк ее. И еще, после визита Дамлдора ты отправила письма с приглашениями Катрин и Эрлу, - надеюсь, подруга-журналистка и семейный адвокат помогут матери выпутаться из этой истории с наименьшими потерями.
   - Надеюсь, все получится, - она на секунду задумалась. - На парадном входе месяц назад установили видеокамеру, так что пользуйся черным.
   - А Дамблдор входил через него?
   - Да, а что?
   - Если они действительно здесь из-за схемы, предъяви запись аврорам. Я сделаю так, что Сильвия покинет дом через несколько минут после уважаемого великого мага. Пусть все видят: ты избавилась от "забытых" главой Визенгамота документов не читая.
   - А если он скажет, что оставил их намеренно, желая получить консультацию отца?
   - И публично признает свою связь с признанным темным колдуном и то, что собирался предоставить ему секретную информацию? Дамблдор опытный политик и ни за что не допустит такого урона своей репутации. Только сама первой не упоминай документах. Быть может, это случайная проверка, устроенная министерством с целью создать видимость дейтельности. Ты рассказывала, как они делали это во время прошлой войны.
   - Хорошо, - ма обняла меня, словно перед долгим расставанием. - Будь осторожен!
   - Не бойся, уже все решилось, - я подмигнул ей и, засунув под мышку папку с документами, повернул песочные часы маховика на шесть оборотов назад, чтобы оказаться дома за час до прихода дражайшего коллеги.
   В миг перехода комната погрузилась в полумрак. Верхний свет был погашен, шторы задернуты. Сейчас мама, должно быть, завтракает в столовой на первом этаже. Есть небольшой риск нарваться на кого-то из слуг, хотя...
   - Тинриэль! - шепотом позвал я.
   Эльфийка материализовалась с тихим хлопком и уставилась на меня в ожидании приказов.
   - Стань невидимой и выгляни в коридор. Мне нужно незаметно пробраться в мою комнату.
  
   Открывая папку, я в глубине души переживал, что часа на изучение оставленной Дамлдором схемы ритуала не хватит. Увы, эти подозрения не оправдались. Тут и было-то всего четыре листа, на каждом из которых стоял штамп отдела тайн строго для внутреннего пользования. Судя по комментариям на полях, маги намеревались перераспределить потоки волшебной энергии вдоль линии Ньюгрейдж-Хогвартс. Это должно было, с одной стороны, снизить число маглорожденных в Шотландии и на севере Великобритании, и, в то же время, усилить источники нескольких избранных мэноров.
   Их план мог бы увенчаться успехом, если бы разработкой занимался кто-то один, а не целая группа "экспертов". Но ритуал это вам не рецепт зелья, который достаточно в точности повторить для получения приемлимого результата! Эффект ритуала в большей мере зависит от воли и веры исполнителя и от его понимания принципа действия. А тут же даже руны опорного конструкта троились и четверились оттенками смыслов...
   На последнем листе был перечень того, что предполагалось использовать в качестве жертвы. Кровь дракона или единорога. Они, вообще, в своем уме? Важна не пролитая биологическая жидкость, а сам акт смерти! Невыразимое Ничто, Абсолютная Истина, Сердце Планеты, то, откуда появляются и в чем исчезают души. Касаясь Его, волшебник способен управлять окружающей магией на самом глубоком уровне. Убийство часть ритуала, которую нельзя заменить... или можно? Инцидент, с Уизли и Поттером! То, что овладело Джинни, по-видимому, намеревалось переселиться в мальчишку. Секс. Зачатие - противоположность смерти...
   - Дамблдор собирается уходить, - эльфийка осторожно подергала меня за рукав.
   - Ты уже отправила те письма? Умница, - я остановил зачарованное перо, переносившее заметки невыразимцев вперемешку с моими мыслями на бумагу и убрал документы обратно в папку. - Теперь мне нужно спуститься вниз, на кухню, но так, чтобы нас никто не заметил.
   Она кивнула и взяла меня за руку, делая нас невидимыми. Стараясь не издавать ни звука, мы прошли по пустому коридору и миновали лестницу.
   - Сильвия, - тихо окликнул я стоявшую возле открытого холодильника девушку.
   - Кей? Разве ты не должен быть в школе?
   - Не важно. Обливейт. Ты занималась своими делами, когда пришла госпожа Аманда. Она приказала отложить все, срочно отправиться в банк и оставить документы в ячейке на имя Альбуса Вульфрика Персиваля Брайана Дамлдора. Теперь иди.
   Девушка в прострации кивнула и направилась к выходу из кухни. Мне оставалось только прикрыть за нее дверцу холодильника.
   - Тинриэль, перенеси нас в замок, в мою комнату.
   Оказавшись у себя, я первым делом сжег измятую записку и убрал Эванеско пепел, затем написал новую, ее точную копию, которую позже эльфийка снова подкинет мне во время обеда в Большом Зале.
  
   Очередное совещание в Отделе Тайн ознаменовалось принятием весьма спорного решения. Дамблдору очень хотелось воспользоваться своим правом вето, но ситуация была критической. Август Руквуд, пожиратель смерти, находившийся в настоящее время в тюрьме Азкабан, прислал главе невыразимцев письмо, в котором предложил помощь в обмен на свободу. В качестве аванса бывший сотрудник отдела тайн разгласил местоположение одного и схронов Волдеморта. Несколько обнаруженных там ветхих свитков, и, самое ценное, записи с комментариями к ним Того-Кого-Нельзя-Называть, сейчас изучались специалистами.
   - Итак, мы переводим Руквуда под домашний арест, - глава отдела тайн кивнул секретарю, который тут же принялся подготавливать соответствующий приказ на подпись министру магии. - Следующий вопрос: обыски в домах, принадлежащих лицам, связанным родственными связями с известными темными магами.
   После этих слов по столу разлетелись листы с именами и адресами. Дамблдор взял свой экземпляр и быстро просмотрел. На удивление, здесь почти не было фамилий чистокровных. А ведь те же Малфои, по слухам, веками занимались коллекционированием смертельно опасных артефактов и гриммуаров.
   - Андерсы? Уильям, они-то как оказались в этом списке, - удивился глава Визенгамота. - Аманда милая девочка, искренне питающая отвращение ко всему, что связано с темной магией.
   - Какую бы фамилию она сейчас не носила, эта женщина дочь того самого Девида Морроу. Если в ее доме не окажется ничего запрещенного, ей принесут извинения.
   - Прошу прощения, я только что вспомнил об одном срочном деле, - Дамблдор взмахнул палочкой, кастуя невербальный Темпус. - К сожалению, мне надо сейчас уйти. Надеюсь, мы успели обсудить все важные вопросы?
   - Одну минуту. У кого-нибудь есть дополнения к данным спискам? Нет? В таком случае, они утверждены. Обыски будут проводиться сотрудниками нашего отдела совместно с аврорами. Секретарь, подготовьте соответствующий приказ. На этом объявляю собрание закрытым, следующее состоится завтра, в четырнадцать часов.
   Как Дамблдор не спешил, но покинуть здание Министерства ему удалось только через полтора часа. На выходе из атриума его перехватил Люциус Малфой и, как глава Совета Попечителей, загрузил вопросами по подготовке к следующему учебному году. Затем к ним присоединилась Миранда Кроу, чиновница из отдела образования. Чтобы вырваться из цепких рук этих двоих, директору Хогвартса пришлось пообещать, что он в срочном порядке займется подбором персонала - в связи со всплеском численности маглорожденных волшебников штат учителей планировалось увеличить чуть ли не вдвое.
   Наконец, завершив этот утомительный разговор, Дамлдор догадался накинуть на себя чары незаметности и проследовать к площадке для аппарации на втором этаже, предназначенной для технического персонала и домовых эльфов. Оттуда директор школы и глава Визенгамота перенесся прямиком к дому Андерсов. И сразу понял, что опоздал.
   Во дворе творился настоящий бедлам: снующие туда-сюда авроры, сваленная в кучу мебель, посуда, одежда, загадочные магловские устройства. Судя по всему, обыск был в самом разгаре.
   - Это возмутительно! Эрл, неужели их нельзя остановить?
   - Катрин, мне тоже жаль Аманду, но если мы попытаемся вмешаться, то рискуем оказаться в Азкабане за препятствие правоохранительным органам. Таковы законы магической Великобритании.
   Дамблдор оглянулся на говоривших. Ими были молодая, броско одетая женщина и мужчина в строгом деловом костюме.
   - Я этого так не оставлю! - Катрин вытащила из сумочки небольшое магловское устройство и поднесла его к глазам.
   - Если они заметят, что ты их снимаешь, могут быть проблемы, - заметил ее спутник.
   - Пф, эти идиоты не отличат фотоаппарат от кофеварки, - женщина усмехнулась. - Ты только посмотри на них! Это кем надо быть, чтобы проверять, не являются ли электрические лампочки темномагическими артефактами.
   - Справедливости ради должен заметить, что Аманда наверняка нанесла на них рунные цепочки для защиты от колебаний волшебного фона.
   - Кхм, - глава Визенгамота прочистил горло, снимая чары незаметности.
   - Ой! - от неожиданности Катрин едва не выронила свое устройство.
   - Добрый день, мистер Дамблдор! - громко сказал ее собеседник. - Как верховный судья Великобритании, не соблаговолите ли объяснить, по какому праву проводится обыск в доме моей клиентки?
   - А вы?
   - Эрл Джордан Коллинз, младший партнер Коллинз и Лейк, - мужчина протянул небольшой прямоугольный листок из плотной бумаги с намисанным на нем именем и символикой юридической фирмы.
   Дамблдор повертел в руках визитку и вернул ее владельцу.
   - Очень жаль, что вам пришлось стать свидетелями этого неприятного зрелища, - глава Визенгамота кивнул в сторону творящегося во дворе дома Андерсов бедлама. - Похоже, произошло страшное недоразумение, и в вашем присутствии нет никакой необходимости.
   - Мы останемся, - с вызовом ответила Катрин.
   Ее спутник молча скрестил руки на груди, не сводя глаз с авроров.
   Дамлдор вздохнул и покачал головой. Коллинз и Лейк были филиалом известной американской юридической фирмы, появившемся в Лондоне примерно через месяц после исчезновения Волдеморта. Они не защищали преступников и не пытались отмазать от Азкабана Пожирателей Смерти. Нет, эти адвокаты сделали нечто безумное - предъявили иск самому Министерству Магии Великобритании от имени иммигрантов, сбежавших в США и другие страны под давлением террора упиванцев. Волшебное правительство было обвинено в неспособности обеспечить соблюдение элементарных гражданских прав!
   В связи с очевидным конфликтом интересов дело не могло рассматриваться в британском суде. Не желая ронять и без того подмоченную репутацию, Министерство Магии Великобритании предпочло договориться иммигрантами, выплатив им значительную сумму денег, а также выкупив по несколько завышенным ценам недвижимость.
   - Как пожелаете, - Великий Волшебник нарочито небрежно пожал плечами и, взмахом палочки отворив перед собой кованную дверь, прошел на территорию поместья Андерсов. Его действия тут же привлекли внимание авроров.
   - Альбус Дамблдор, председатель Визенгамота! - Аманда разъяренной фурией подлетела к пожилому магу и всучила небольшой продолговатый предмет с прицепленной биркой. - Потрудитесь объяснить, что все это значит!
   - Девочка моя, успокойся. Я уверен, произошло недоразумение...
   - Недоразумение? Вы только посмотрите, какой разгром они учинили! - женщина всплестнула руками.
   - Мы выполняем свою работу, мэм, - к Дамблдору подошел аврор с причудливо украшенной дубинкой. - Пожалуйста, покажите вещь, что вам только что передала миссис Андерс.
   - Да, конечно, - Великий Волшебник разжал ладонь, показывая означенный предмет.
   - Проверка займет всего несколько секунд, - маг провел своим артефактом над безделушкой и тут же потерял к нему интерес. - Все в порядке, никаких чар.
   - Что это? - спросил Дамблдор, когда аврор вернулся к куче сложенных во дворе вещей.
   - Ключ от ячейки. На бирке название банка, - прошипела Аманда. - Хорошо, что мне хватило ума не хранить вашу документацию дома! Через неделю я отправила бы ее отцу, но теперь - разбирайтесь со всем сами!
   - Но...
   - С меня хватит! Не желаю слушать бесполезные оправдания, - женщина вздернула носик и, развернувшись на каблуках, направилась к уже проверенной аврорами беседке. - Эмма, принеси чай и пригласи гостей, пусть у них будут лучшие места на это безобразие!
  
   Уже на следующий день после обыска в доме Андерсов в Пророке вышла разгромная статья. Она заняла всю первую страницу и сопровождалась фотографиями "процесса" и "последствий". Бегло проглядев ее, Дамблдор схватился за голову. Его присутствие было истолковано как молчаливое одобрение и даже... попытка оказать давление на младшего коллегу. Да-да, газета взяла и раскрыла тщательно оберегаемый руководством Хогвартса секрет о том, что школа выбрала нового директора!
   Шквал вопиллеров заставил великого мага морщиться и заедать стресс лимонными дольками. Кей же только развел руками на просьбу внести изменения в защитные чары. И это при том, как легко он обнаружил анимага-крысу!
   Порядком взвинченный (письма приходили каждые несколько минут), великий маг отправился в Министерство, где его огорошили новостью, что Аманда подала иск с требованием возместить причиненный обыском ущерб. Огромным сюрпризом стала его сумма - полмиллиона галеонов! И юридический отдел, ознакомившись с претензией, посоветовал не доводить до суда (который должен был бы состояться в другой стране), а заключить мировое соглашение, оплатив стоимость испорченных артефактов (копии договоров клиентов миссис Андерс, ожидавших поставки аналогичных товаров, прилагались).
   - Альбус, есть срочные новости, - из камина выглянуло обеспокоенное лицо Кроакера. - Совещание через пять минут.
   Дамблдор вздохнул, убрал вазочку с мармеладными дольками в шкаф и попросил Фоукса перенести его в министерство. Великий Волшебник почти бегом преодолел атриум и нырнул в лифт, взмахом палочки устанавливая нужный этаж.
   Спустя полминуты маг вошел в кабинет главы Отдела Тайн. Там уже присутствовало пятеро имеющих самый высокий уровень допуска сотрудников.
   - Уильям, что случилось? - спросил он, кивком попроиветствовав собравшихся.
   - Альбус, ты вовремя, присаживайся, и мы начнем, - хозяин кабинета открыл пухлую папку и извлек оттуда самую обычную магловскую фотографию. Качество ее оставляло желать лучшего - блеклые цвета, смазанные очертания, ужасный выбор ракурса. На снимке были изображены два человека. Один из них сидел спиной к оператору. Второй был мертвенно бледен и как будто чем-то напуган. - Знакомьтесь, это Ритуалист.
   Глава Отдела Тайн указал палочкой на человека, чьего лица не было видно.
   - Кто? - удивился Дамблдор.
   - Мы думаем, это тот, кто прошлым летом поработал над защитными чарами Хогвартса, - маг повернул фотографию, позволяя всем остальным лучше ее рассмотреть. - Второй человек на снимке - магловский премьер-министр. Мы следили за ним, предполагая, что Ритуалист вновь выйдет с ним на контакт.
   - Что ему нужно? Снова, жертвы? - помрачнев, спросил Дамблдор.
   - Нет, он интересуется всплеском магии в Ньюгрейдже, - Уильям Грей, глава Отдела Тайн обвел всех присутствующих внимательным взглядом.
   - Подождите, но если за маглом следили, то, значит, его схватили? - спросил Кроакер.
   - К сожалению, нет. Ритуалист очень хитер, - взял слово невыразимец с накинутым на голову капюшоном. Из-за своей паранойи этот человек никогда не показывал своего лица. - Несмотря на постоянную слежку, мы узнали об этой встрече лишь спустя несколько дней по косвенным данным. Магловский премьер-министр наводил справки по своим каналам относительно происшествия в Ньюгрейдже, а его охрана тщательно изучала все фото и видео материалы с приема, на котором был сделан этот снимок. Судя по тому, что нам удалось выяснить, их разговор прошел в остановленном времени.
   - У него был маховик времени? - Дамблдор пригладил бороду. - Может ли это быть кто-то из работающих в Отделе Тайн?
   - Исключено, - Грей покачал головой. - Если бы кто-то из моих сотрудников настолько хорошо разбирался в ритуалах, ему бы не пришлось скрывать свои знания.
   - Уильям...
   - Нет, Альбус! Мы так старательно изничтожали все темное и запретное, что теперь некому разобраться с появившимися на горизонте проблемами. Вы видели статистику по магическим выбросам? Обливиаторы к концу дня чуть ли не падают с ног от истощения из-за частых аппараций и заклинаний изменения памяти. Между тем, артефакты регестрируют усиливающиеся колебания фона в районе Стоунхеджа. Напомню, там находится третья вершина Мистического Треугольника британских островов. Если этот источник магии увеличит свою активность подобно Хогвартсу и Ньюгрейджу, начнется хаос.
   - Вы собираетесь с ним сотрудничать? - Дамблдор не скрывал своего отрицательного отношения к этой идее.
   - Для начала - хотя бы узнать почему наш ритуал не удался, - ответил невыразимец. - Он хотел опросить маглов-свидетелей... что ж, мы можем предоставить ему воспоминания присутствовавших там магов.
  
   Неделю спустя после моей встречи с магловским премьер-министром в тетрадке, зачарованной протеевыми чарами, появилась первая запись. Мистер Мейджер предлагал встретиться в поместье на окраине Лондона.
   - Кей, ты ведь не собираешься туда идти? - спросила Тинриэль. - Вдруг это ловушка?
   - Не беспокойся, мы предпримем все возможные меры предосторожности, - ответил я, перебирая артефакты. Портключ, амулет с чарами иллюзии чужой внешности, браслет с активирующимся в случае опасности заклинанием щита и, конечно же, возвращенный Малфоем негатор. Если бы только этот напыщенный чистокровный знал, какое мощное оружие он отдает, то ни за что бы не выпустил его из рук. К счастью, информация обо всех возможностях подобных артефактов была благополучно скрыта моими коллегами по ремеслу.
   - А вдруг маглы используют снотворный газ или контактный яд? - спросила наблюдавшая за моими действиями эльфийка.
   - Я наколдую чары головного пузыря. Под иллюзией их даже никто не увидит.
   - Но...
   - На крайний случай у меня есть портключ и негатор. Даже если там стоит антимагический щит, мне хватит энергии, чтобы пробить его и исчезнуть.
   - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, - Тинриэль вздохнула. - Но если что - тут же зови меня!
   - Конечно, подай старящее зелье.
   - Доза рассчитана на десять часов, - эльфийка щелкнула пальцами, материализуя небольшой флакончик с темными стенками на круглом подносе.
   - Спасибо, - я разделся и мелкими глотками опустошил сосуд. По телу пробежали мурашки, от которых тут же заныли мышцы и кости. Корни волос отозвались противным покалыванием, увеличивая и без того длинную шевелюру на добрых полметра. Ладно, на этот случай у меня есть замечательные артефактные заколки собственного изготовления.
   Поцокав языком, эльфийка тут же скрутила мои волосы в жгут и зафиксировала их шпильками. Затем она материализовала заранее приготовленную одежду и помогла облачиться в строгую черную мантию. После этого наступил черед прически: пряди были аккуратно расправлены, расчесаны и, с помощью заколки, частично спрятаны в расширенном пространстве. В итоге у меня на макушке остался высокий хвост со свисающими до середины спины волосами.
   - Только не лак! - я протестующее замахал руками.
   - Ну, Кей! - она топнула ножкой, точь в точь, как маленький ребенок, у которого отбирают любимую игрушку.
   - Хватит издеваться, остальное довершит амулет с чарами иллюзии.
   - Как знаешь, - немного обиженным тоном ответила эльфийка, доставая из ящичка маленькую коробочку с двумя заполненными специальной жидкостью баночками. В них находился еще один штрих моего нового образа - цветные контактные линзы. Помимо изменения внешности эти магловские штуки должны были защитить мой разум от пассивной легилименции. Да, можно было использовать и привычную Пелену, но ее эффекты были весьма характерны и легко узнаваемы.
   Я аккуратно вставил зачарованные пластинки в глаза и взмахнул палочкой, активируя вложенные чары.
   - Ну, как?
   - Выглядит устрашающе, - эльфийка материализовала передо мной ростовое зеркало.
   - Да уж, - я вздрогнул, встретив нечеловечески холодный взгляд. Серо-голубые зрачки мерцали мертвенным светом в окружении антрацитово-черной аккантовки радужки.
   Образ довершили немного измененные черты лица и ставшие седыми волосы.
   - Родная мама не узнает, - заметила Тинриэль.
   - Отлично, - я одел прозрачные перчатки, рассовал по карманам подготовленные артефакты и закрепил негатор в навершии посоха. - Стань невидимой и перенеси меня к воротам поместья.
  
   Ричард Коллинз весь день пребывал во взвинченном состоянии. В обычно пустующее поместье, охраной которого он занимался, прибыло около сотни людей. Агенты секретной службы и телохранители какой-то важной шишки тщательно обследовали территорию и установили огромное количество камер. Судя по приготовлениям, здесь должны были произойти чуть ли не тайные переговоры с иностранными дипломатами. Ближе к вечеру ожидалось прибытие особого гостя - но кто это и как выглядит было неизвестно.
   Охранник проводил взглядом проехавший мимо дорогой автомобиль и удивленно моргнул. Прямо перед воротами словно из ниоткуда возник неизвестный. Словно назло, в этот момент изображение, передаваемое камерой наружного наблюдения, пошло полосами и превратилось в серую муть.
   - Твою мать, - Ричард похлопал по корпусу новенького телевизора. Тот обижено мигнул и выключился. - Это еще что за чертовщина?
   - Это он! - Генри Берч, сотрудник секретной службы, потушил сигарету и вскочил на ноги. - Открывай!
   Охранник пожал плечами и нажал кнопку на пульте. Ничего не произошло.
   - Электричество, что ли, вырубилось, - Ричард щелкнул выключателем. Висевшая на потолке лампочка издала негромкий хлопок и почернела.
   - Твою мать, наверняка это его фокусы, - сквозь зубы выругался сотрудник секретной службы. - Надеюсь, вход можно открыть вручную?
   - Да, конечно, - Ричард вышел наружу и подошел к кованным воротам. Теперь он смог разглядеть гостя - им был высокий худой мужчина неопределенного возраста с длинными седыми волосами. На неизвестном был одет темный свободный балахон, низ которого почти касался земли. С причудливо украшенным посохом в правой руке, незнакомец походил на ролевика, косплеящего колдуна из книги в жанре фэнтези.
   - Премьер-министр здесь? - спросил гость, всречаясь взглядом с охранником.
   Ричард икнул и невольно отшатнулся назад. Холодные, мерцающие потусторонним светом глаза, прямо-таки кричали о нечеловеческом происхождении незнакомца.
   - Мистер... Ритуалист? - на всякий случай уточнил Берч. - Сегодня вы выглядите иначе.
   - На этот раз я решил обойтись без глупого маскарада, - гость стукнул посохом по земле и ворота сами собой распахнулись.
   - Позвольте сопроводить вас в дом, - агент секретной службы поклонился и указал на стоящий в тени дерева электрокар. Это была одна трех машин, на которых ездили по территории поместья.
   - Боюсь, что в моем присутствии ваша самодвижущаяся повозка откажется ехать, - Ритуалист снисходительно улыбнулся. - Давайте лучше немного пройдемся.
   - Как пожелаете, - Берч, играя роль чопорного дворецкого, снова поклонился и пошел вперед, показывая дорогу.
   Охранник некоторое время смотрел им вслед, а затем, очнувшись, принялся закрывать ворота, бормоча под нос молитву об изгнании зла.
  
   Следуя за любезным проводником, я незаметно оглядывался по сторонам. В линзы, помимо всего прочего, были также встроены чары мистического ока, подсвечивающие все фонящие волшебной энергией объекты, будь то находящиеся за стенами здания люди или скрытые под землей руны. Так-так, похоже, мистер Мейджер заручился помощью нескольких магов. И один из них особенно силен... Мордред и Моргана, это же Дамблдор!
   - Что-то случилось? - спросил проводник, заметив мою остановку.
   - Так, увидел кое-кого, кого не ожидал встретить здесь, - я стиснул покрепче древко посоха и нащупал атам в левом рукаве. Надо сохранять невозмутимость и тогда, может быть, не придется драться.
   Мы поднялись по лестнице и вошли в распахнутые двери, чтобы оказаться в небольшой округлой зале. Помещение было оформлено в духе средневековья - гобелены на стенах, канделябры и люстры со свечами, круглый деревянный стол в центре со стоящими вокруг него стульями. Все места, за исключением одного, были заняты.
   - Добрый вечер, - поприветствовал я присутствующих.
   - Ритуалист? - недоверчиво уточнил Дамблдор.
   - Рад вас снова видеть, профессор. Как дела в школе? Не было ли побочных эффектов после обновления защиты?
   - Альбус, ты ничего не хочешь нам рассказать? - вкрадчивым тоном поинтересовался мужчина с закрывающей отсутствующий глаз повязкой на лице. Мои линзы показывали, что под ней прячется сложный артефакт со вложенными, помимо всего прочего, чарами мистического ока.
   - Он лжет, между нами не было никаких договоренностей, - ответил директор Хогвартса.
   - Должно быть, вы стерли себе память, как и намеревались, - мои слова вызвали смятение. - Впрочем, это ваше дело. Перейдем к делу. Мистер Мейджер, вы нашли свидетелей, о которых мы говорили в прошлый раз?
   Магловский премьер-министр, явно чувстовавший себя не в своей тарелке, хмуро кивнул.
   - Погодите, - одноглазый указал на меня палочкой. - Откуда нам знать, что у тебя есть опыт и квалификация, чтобы разбираться с происшествием в Ньюгрейдже?
   - А какое подтверждение компетентности тебе нужно? Диплом об окончании академии высшей магии? - насмешливо ответил я, отодвигая пустующий стул и присаживаясь. - Давайте оставим пустые споры и перейдем к делу. Судя по некоторым остаточным следам и постэффектам, там был проведен некий ритуал. Остается только догадываться, зачем это вообще было нужно, но закончилось все катастрофой...
   - Не нужно преувеличивать! - перебила меня пожилая женщина с короткой стрижкой и моноклем на левом глазу. - Мы справимся с возросшим числом маглорожденных.
   - Амелия Боунс, если я не ошибаюсь? - глава отдела магического правопорядка иногда появлялась на страницах Ежедневного Пророка и потому была легко узнаваема. - Вам мало того, что число пробужденных магов растет в геометрической прогрессии, угрожая разрушить веками поддерживаемый Статут Секретности? Но знаете ли вы, что это лишь маленькая песчинка, по сравнению с событием, которое произойдет когда источники магии окончательно пойдут вразнос? Взрыв Крокатау покажется детским хлопком!
   - Взрыв Крокатау? - эхом повторил премьер-министр. - Что это?
   Примерно такую же реакцию показывали и маги, недоуменно переглядываясь. Я закатил глаза и покачал головой. Однако, объяснять ничего не пришлось - стоявший за спиной Мейджера то ли секретарь, то ли телохранитель, склонился к его уху и тихонько зашептал.
   - Вы намекаете на то, что в центре Англии появится действующий вулкан? - медленно проговорил премьер-министр.
   - Лет через пятнадцать-двадцать, да, - ответил я. - Правда, это лишь один из нескольких возможных сценариев развития событий. Но остальные варианты не лучше.
   - Что скажете, мистер Дамблдор, - спросил Мейджер. - Насколько можно доверять словам этого человека?
   - Кто знает, - директор взмахом палочки отправил ко мне пухлую папку. - Здесь информация, которую вы так хотели получить.
   - Не ожидал, что вы так быстро пойдете мне навстречу, - я углубился в изучение документов, впрочем, стараясь не терять бдительности. Записи были чуть более подробными, чем то, с чем Дамблдор приходил к ма. - Перераспределение энергии на второстепенные каналы. В принципе, идея неплоха, но вот исполнение... могу я узнать, имена авторов этого идиотизма?
   - Чертов сноб! Еще и издевается! - сидевший рядом с премьер-министром Фадж ударил кулаком по столу и болезненно сморщился. - Амелия, Аластор, сейчас же арестуйте этого чернокнижника!
   - А силенок хватит? - насмешливо ответил я, стискивая правой рукой посох. В тот же миг меня окружило свечение защитной сферы.
   - Корнелиус, успокойся, - Дамблдор жестом остановил авроров и повернулся ко мне. - А вас, Ритуалист, прошу аккуратней выбирать слова.
   Глава Визенгамота сбросил свою обычную маску доброго дедушки и стал буквально излучать волны силы и угрозы. Даже сквозь щит, я чувствовал, будто мне на плечи навесили невидимый груз.
   - Простите, в мои намерения не входило оскорблять кого-либо из присутствующих. Однако, ошибки, допущенные теми, кто рассчитывал и подготавливал ритуал настолько вопиющи... словно они надергали данные из разных источников и смешали в кучу, надеясь что как-то все само сработает, - я убрал щит. - Даже ученик не стал бы допускать такую грубую оплошность, ведь первое, что он узнает, становясь на путь изучения ритуальной магии - правило одного!
   - Правило одного? - Дамблдор посмотрел на сидящего слева от него мага в старомодном магловском костюме. - Уильям?
   - Хм, - мужчина забарабанил пальцами по столу. - Что-то такое вроде бы было в древних свитках... но понять из контекста в чем оно заключается совершенно невозможно. Чаще всего это правило упоминается в начале, в связи с именем волшебника, разработавшего конкретный ритуал.
   - Ха-ха-ха, вы и вправду думали, что это всего лишь способ указать автора? - я откинулся на спинку стула и оглядел собравшихся насмешливым взглядом. - Дамблдор, чему вы учите своих студентов?
   - Уж точно не темной магии и тому, как совершать жертвоприношения! - с ненавистью ответил Грюм.
   - Да будет тебе известно, вояка, не все ритуалы темные, - парировал я. - И только в очень редких случаях смерть является их частью. Но мы отвлеклись от темы. Итак, первое правило ритуальной магии, известное также как правило одного гласит: расчеты, всю подготовительную работу и сам ритуал должен вести один и тот же маг.
   - Глупое правило! - фыркнул Фадж. - Причем здесь это?
   - В данном случае разработкой занималось минимум пять человек! - я покачал головой. - Ритуалы отличаются от чар. Проблема в их редкости. Частота, с которой применяется то или иное волшебство влияет на его стабильность, постоянство его результата. Возьмем, для примера, Люмос. Каждый из присутствовующих здесь магов использует это заклинание несколько раз в день. Скажите, у кого-нибудь случалась осечка с чарами света?
   - Люмос простейшее заклинание! - хмуро ответил Фадж. - Не морочь нам голову!
   - О? И чем же оно отличается от остальных заклинаний? Напомню, для колдовства с палочкой достаточно лишь изобразить верный жест, да произнести одно-два латинских слова.
   - Другие чары требуют большее количество магической силы! - заявил министр.
   - Если следовать этой логике, выучивая, скажем, Протего, студент становится в несколько раз сильнее? Почему освоив новое заклинание, маг может использовать его пять-десять раз подряд, не испытывая истощения?
   - Какое отношение эти рассуждения имеют к теме нашего сегодняшнего разговора? - спросил Дамлдор.
   - Терпение, профессор, - я позволил себе покровительственную улыбку. - Все дело в том, как работает магия. Произнося волшебные слова и взмахивая палочкой, чтобы активировать те или иные чары, вы обычно знаете, какой эффект это должно произвести. Сотни магов используют одни и те же заклинания для одних и тех же вещей. В результате получается надежная система со встроенной защитой от дураков - если волшебные слова произнесены неправильно или взмах палочки отличается от общепринятого, чары завершаются безобидным пшиком. Ритуалы же в современном мире используются крайне редко. Что-то забылось, что-то осталось за скобками трактатов как незначительная деталь. Добавьте к этому искажение смысла текста при переводе с одного языка на другой, неизбежные ошибки и несовместимость древнеегипетской и скандинавской рунных систем, которые вы смешали.
   - То, о чем говорит этот тип - правда? - спросил Фадж.
   - Ритуальная магия самая сложная и таинственная ветвь волшебных наук, - ушел от прямого ответа Дамблдор.
   - Над этим, - я отодвинул от себя папку. - Работали минимум пятеро. Каждый из них вложил свое, немного отличающееся от остальных, представление о том, как магия будет воплощать поставленную ими цель в реальность. В итоге ведущий, который сам толком не понимал, что делает, утратил контроль над ритуалом.
   - Значит, если расчеты и все остальное сделает один и тот же человек, все получится? - спросил мужчина в старомодном костюме.
   - Кто знает. С помощью ритуалов можно сделать все, что угодно, - я щелкнул пальцами. - Вот только достижение заявленной цели требует волшебной энергии и, если ее оказывается недостаточно, ритуал не прервется, нет, он выпьет вначале жизненные силы, а потом и душу ведущего!
   Сидящие за столом маги побледнели.
   - Чуть лучше обстоит дело, если ритуал проводится на источнике, где из земли бьют потоки силы. Но эта помощь обманчива - природную энергию очень сложно контролировать. Если ведущий неосторожно растратит слишком много сил, его резерв тут же начнет быстро восполняться за счет сырой магии. Само по себе это не опастно, но после этого волшебник на некоторое время лишается способности колдовать, и ритуал срывается.
   Дамблдор и мужчина в старомодном костюме переглянулись.
   - Существуют два способа, позволяющих обойти энергетические ограничения и решить проблему контроля. Первый - жертвы, но вам вряд ли будут интересны такие детали, - увидев, как Аластор Грюм хмурится, я решил сократить свою лекцию. - Что же до второго... хм... этот метод слишком трудный.
   - И все же, в чем он заключается? - спросил Дамблдор, подавшись вперед. - Если нужны редкие ингредиенты, зелья - мы все достанем.
   - Нет, ничего такого, - я улыбнулся. - Все намного проще и сложней одновременно, ведь для второго способа ведущий должен знать, как работает магия.
   - Что за бред! - Фадж даже не пытался вникнуть в мои объяснения. - Магия это магия! Волшебство! Чудо!
   - Министр, одна и та же задача может быть решена совершенно разными методами. Представьте себе ситуацию: у вас есть огромное поле, засаженное различными культурами, но вот беда - случилась засуха. Чтобы спасти урожай, необходимо полить растения. Есть три способа сделать это с помощью магии: обойти каждую грядку вручную, колдуя Агуаменти, провести ритуал вызова дождя... или изучить магловские карты погоды и, изменив направление ветра, пригнать тучи на ваше поле и заставить их пролиться на землю. Что вы выберете?
   - Хмпф, - Фадж насупился. - Пусть будет второй способ!
   - Замечательно, министр, урожай спасен, - я похлопал в ладоши. - Вот только, боюсь, если вы воспользуетесь им, присутствующие здесь аврор Грюм и глава департамента правопорядка Боунс будут вынуждены отправить вас в Азкабан за совершение человеческих жертвоприношений.
   - Что???
   - Магия не разумное существо, - я развел руками. - Она не будет искать менее энергозатратный способ, а просто постарается исполнить ваше желание, то есть телепортирует тучу откуда-нибудь издалека. Если энергии не хватит, ведущий умрет. Потому-то африканские колдуны, которые практикуют подобные ритуалы, заранее запасаются жертвами и пускают их под нож по мере необходимости.
   Фадж насупился.
   - Судя по вашему тону, верным является способ номер три, - премьер-министр сцепил руки в замок.
   - В этом случае вы сможете обойтись малым ритуалом, и, если провести его на источнике силы, жертв не потребуется. Обратите внимание, второй и третий способы отличаются лишь тем, что в одном случае вы указываете что надо делать, а в другом еще и как.
   - Ваши слова многое проясняют, - задумчиво протянул мужчина в старомодном костюме. - Но, надо полагать, в Хогвартсе вы не утруждали себя излишней гуманностью?
   - Не понимаю, о чем вы говорите.
   - Ты что, забыл о тех несчастных маглах, которых использовал в качестве жертв? - Грюм сверлил меня своим единственным глазом.
   - А кто сказал, что для того ритуала требовались жертвы? - ехидно спросил я. - У вас есть свидетели или доказательства? Где тела убитых?
   - Все знают, что ты это сделал! Проклятый чернушник! - мракоборец наставил на меня палочку.
   - Ложь и клевета. История Сириуса Блэка ничему тебя не научила? Все были безоговорочно уверены, что он предал Поттеров, убил Петигрю и кучу маглов впридачу. Бедолага провел двенадцать лет в Азкабане, - я откинулся на спинку кресла. - Мистер Мейджер, специально для вас поясню: Азкабан это остров-тюрьма для волшебников. Вместо охранников там используют жутких демонических тварей. Эти создания питаются страданиями и почитают за высшее лакомство человеческие души. В прошлом году по приказу мистера Фаджа несколько десятков дементоров (так они называются) были направлены в Хогвартс, якобы для защиты школы от сбежавшего преступника.
   - Да как ты смеешь! - красный от злости министр магии был готов взорваться.
   - К сожалению, приставленные к ним надсмотрщики не смогли сохранить контроль. В результате этого пострадало множество животных и людей, не волшебников, преимущественно, - ровным тоном продолжил я. - Надеюсь, министр Фадж хотя бы принес извинения за инцидент близ Стандфорда?
   - Корнелиус, успокойся. Мистер Мейджер, это был несчастный случай, - Дамблдор взмахом руки осадил готового броситься в бой Грюма.
   - Значит, то происшествие было вызвано магией? - медленно протянул премьер-министр.
   - Вы не знали? - наигранно удивился я. - Между прочим, лишь магия способна вернуть жертвам сознание.
   - Невозможно! - в один голос выдохнули авроры и Фадж.
   - Поцелуй дементора необратим, - Дамблдор печально покачал головой.
   - Вопреки бытующему в волшебно сообществе мнению, дементоры не питаются душами. Их интересуют лишь эмоции. Во время так называемого "поцелуя" эти твари выпивают их без остатка вместе с памятью. Сознание жертвы превращается в чистый лист. Мозг человека в таком состоянии похож на компьютер, в котором нет ни одной программы. Он функционирует, но не способен обрабатывать и запоминать поступающую информацию, поскольку все алгоритмы о том, как это делать, стерты.
   - По-вашему, чтобы привести жертву дементора в чувство, нужно восстановить ее память? - спросил невыразимец. - Если бы это было так просто, то любой легелимент мог бы справиться с последствиями поцелуя.
   - Нельзя восстановить то, чего нет. Поцелуй это не обливейт или конфундус, - ответил я. - Заклинания всего лишь рвут ассоциативные связи. Воспоминания остаются в памяти, но человек не обращается к ним, потому что не помнит о них. Дементор же стирает все подчистую, форматирует мозг, словно жесткий диск компьютера.
   Помощник премьер-министра снова наклонился к уху начальника и что-то прошептал.
   - Тогда какой толк от этих рассуждений? - раздраженно фыркнул Фадж.
   - Министр, вы знаете, что такое ментальный отпечаток? - спросил я. - Вы оставляете его на любом предмете, к которому прикасаетесь. Маги-художники используют специальное заклинание, чтобы перенести эти отпечатки портреты. Так вот, теоретически возможен обратный процесс, в ходе которого отпечаток переносился бы обратно на того, с кого был снят. На находящегося в здравом уме и твердой памяти это никак не повлияет, но вот если внедрить его в разум жертвы дементора, там появится что-то вроде копии сознания оригинала. В качестве источника слепка можно использовать личные вещи, которыми жертва часто пользовалась. Конечно, на полную реабилитацию уйдут месяцы и новая личность будет несколько отличаться от первоначальной, но это лучше, чем безмозглый овощ, годами лежащий на больничной койке.
   - Все двадцать два пострадавших были переведены в Лондон, - премьер-министр потер виски. - В госпиталь, где занимаются случаями беспричинной комы. Другие пациенты также могли оказаться жертвами дементоров. Когда маги начнут лечение?
   - Мы же сказали что это невозможно! - вспылил Фадж.
   - Ритуалист?
   - На меня не смотрите, - я покачал головой. - Целительство это не по мой части. И, потом, чары снятия и переноса ментального слепка исключительная прерогатива Гильдии Искусств.
   - Если вы хотите попробовать экспериментальное лечение, министерство магии пришлет необходимого специалиста, - пообещал Дамблдор..
   - Альбус!
   - Корнелиус, это не темная магия. Насколько я знаю, еще никто не пытался применить те заклинания таким образом. Если у маглов все пройдет успешно, мы используем их опыт для лечения безнадежно больных в Мунго.
   Боунс и одноглазый аврор о чем-то зашептались.
   - Хорошо, - согласился Фадж. Видимо, роль простых людей как подопытных кроликов его вполне устроила.
   - Если вы договорились, давайте вернемся к теме сегодняшней встречи - ритуалу, проведенному в Ньюгрейдже, - напомнил я. - Мистер Мейджер, ваши люди нашли свидетелей?
   - Зачем они вам? - поинтересовался Дамблдор. - Вы ведь уже видели рунные схемы и отчет, подготовленный Отделом Тайн.
   - В этих документах сказано, чего вы пытались добиться, и почти нет сведений, что там на самом деле произошло, - я развел руками. - Происшествие было достаточно глобальным, чтобы некоторые детали можно было заметить лишь находясь на некотором удалении от места событий. К тому же, в последнее время у маглов получили широкое распространение видеокамеры. Эти устройства позволяют сохранять в своей памяти движущиеся изображения со звуком. Было бы неплохо взглянуть на такую запись, если она существует.
   - К сожалению, видео нет, - по кивку премьер-министра его помощник принес пухлую папку и положил ее рядом со мной. - Только фотографии и задокументированные показания свидетелей.
   - Посмотрим, - я углубился в изучение бумаг. В общем-то, информации было немного. Ближе всех к месту проведения ритуала оказалась группа археологов, что занимались раскопками в окресностях Ньюгрейджа. И, вот удивительное совпадение, незадолго до начала событий все они по разным причинам были вынуждены покинуть лагерь. - Мистер Мейджер, где было сделано это фото?
   Снимок, прившекший мое внимание, отличался от всех остальных. Судя по ракурсу, оператор находился на возвышенности. На переднем плане было поросшее густой травой поле, протянувшееся почти до самого горизонта, где на границе неба и земли виднелись какие-то строения... и четыре черных столба титанических размеров.
   - Это Стоунхедж, - ответил премьер-министр. - Так он сейчас выглядит с расстояния в тридцать километров. Темные образования видны лишь при значительном удалении. При попытке к ним приблизиться их очертания размываются, вплоть до полного исчезновения. К сожалению, досконально обследовать аномалию не удалось, поскольку уже в пяти километрах оттуда приборы сходят с ума, а люди испытывают нарастающий страх и непонятное давление.
   - Почему я узнаю об этом только сейчас, от маглов? - возмущенно спросил Фадж.
   - В окресностях Стоунхеджа нет магических поселений, - невыразимец также был удивлен. - После неудачного ритуала сети следящих чар были нарушены. Никто и не думал, что там тоже могут быть выбросы.
   - Мистический треугольник, - я отыскал среди документов карту, обозначил на ней примерное расположение Хога, затем соединил эту точку с двумя обведенными красным отметками. - Эти три источника так тесно связаны между собой, что изменение в состоянии одного сказывается на остальных. Волна магии прошла по линиям леи и вызвала резкое повышение энергетического фона в районе в двух других вершинах. И, если в школе у нас достаточно большое число потребителей волшебства, да и наложенные на замок чары немало его сжигают, то в Стоунхедже концентрация магии достигла невиданного уровня...
   - Это плохо? - спросил премьер-министр.
   - Не просто плохо, это катастрофа, - рассеянно ответил я, думая, куда бы податься из летящей в тартар Великобритании. - Помните, почему Стоунхедж заброшен?
   - Там находилось последнее капище пиктов, - сказал после паузы невыразимец. - Последние друиды совершили ритуальное самоубийство, проклиная окрестные земли.
   - Тогда, вероятно, в том месте сейчас набирают силу мстительные духи, - говорят, в Австралии круглый год тепло и имеюся обширные ничейные территории. - Если потусторонние создания обретут достаточную мощь, то смогут воплотиться во что-то вроде личей.
   - Мы должны это проверить! - сотрудник Отдела Тайн встревожился ни на шутку.
   - Что делать, если ваше предположение подтвердится? - спросил более практичный Грюм.
   - Пока не знаю, - ответил я, сосредоточенно разглядывая фото. - В теории, нужно любыми средствами понизить магический фон, но, вопрос, позволят ли это сделать духи? В Великобритании есть хоть один активный спиритист?
   - О чем это он? - с подозрением спросил Фадж.
   Дамблдор и невыразимец переглянулись.
   - Спиритизм - особая ветвь волшебства, - после паузы объявил директор. - Туда входят чары для призыва усопших, подчинения и изгнания духов. Эти заклинания относятся к по-настоящему Темной и потому запрещенной магии, и доступны лишь немногим колдунам, происходящих из нескольких древних родов. В настоящее время почти все они пресеклись и во всей Магической Великобритании остался всего один волшебник, способный исполнить те чары.
   - Кто это, Альбус? - Фадж даже привстал от любопытства.
   - Мне не хотелось бы называть его имя, - уклончиво ответил директор.
   - Альбус, сейчас не время для твоих секретов! - одноглазый аврор хлопнул ладонью по столу.
   - Нетрудно догадаться, а ком вы подумали, - я улыбнулся, наблюдая за тем, как бледнеет лицо Дамблдора. - Гарри Поттер, в жилах которого течет кровь Певереллов. Какая жалость, что молодой человек провел детство в мире маглов и был лишен возможности познавать родовую магию.
   - Поттеры светлая семья! Они специализировались на создании зелий и артефактов.
   - Как скажете, директор, - мне резко расхотелось продолжать разговор. - У меня появились срочные дела, и, боюсь, я вынужден покинуть встречу.
   - Не так быстро! - Грюм только и ждал повода приступить к решительным действиям. - Ты арестован! Бросай свою палку на пол!
   В тот же миг вокруг меня снова развернулась защитная сфера. Браслет на левой руке запульсировал, пытаясь телепортировать меня в безопасное место, но лишь бесполезно растратил вложенную магию.
   - Антиапарационный барьер, - поморщившись, констатировал я. - Мистер Мейджер, ваши люди также будут мне препятствовать или это исключительно инициатива заявившихся на нашу встречу магов?
   - Уходим, - коротко бросил премьер-министр и, встав из-за стола и, вместе со своим помощником, направился к выходу из помещения.
   Волшебники, тем временем, успели перегруппироваться. Скрывавшие свое присутствие авроры скинули мантии-невидимки и окружили меня полукругом, за ними стали Боунс, Дамблдор, невыразимец и Фадж.
   - Экспелиармус!
   - Ступефай!
   - Пертификус Тоталус!
   Маги принялись прощупывать мою защиту, начав с самых простых заклинаний.
   Я издевательски прикрыл рот рукой, изображая зевок. Такие удары не то, что не могли пробить артефактный барьер, но даже подпитывали встроенный в посох накопитель.
   - Импедента!
   - Бомбарда!
   - Осторожно, не промахнитесь мимо щита, - я вынул из кармана скатанный в трубку свиток и аккуратно его развернул. Нижняя часть пергамента опустилась почти до самого пола. - А то ведь заденет осколками.
   - По сигналу, бьем в одну точку! - приказал одноглазый.
   - Бомбарда!
   Совместный удар сразу восьми палочек был страшен - по защитной сфере пошли расходящиеся круги, словно от брошенного в воду камня.
   - Еще раз!
   - Бомбарда!
   - Фините Инкантантем! - директор попытался снять щит стандартным контрзаклинанием, вложив в него чудовищное количество энергии.
   Кто-то бросил мне под ноги склянку, и та разбилась в нескольких сантиметрах от защитного барьера, истекая розоватой дымкой.
   Но все их усилия были напрасными. В присутствии министра и главы Визенгамота стражи порядка не решались использовать темные проклятья и гарантировано пробивающую все и вся Аваду. Нет, если им оказали активное сопротивление, они могли бы оправдаться самообороной в горячке боя, но зачем мне давать им повод?
   Я откашлялся, сделал глубокий вдох и начал зачитывать длинную серию заклинаний.
  
   Аластор Грюм опустил палочку, наблюдая за тем как подчиненные поливают проклятьями светящийся белым купол. Аврор дорого бы дал, чтобы стереть насмешливое выражение с лица Ритуалиста, но тот, похоже, имел поистине непрошибаемую защиту. В магическом зрении барьер выглядел как стена из множества странным образом структурированных слоев трансфигурированной пыли. И пусть один или два из них разбивались, артефакт, выглядевший как причудливо украшенный деревянный посох, создавал им замену прямо внутри купола.
   - Хватит, не тратьте зря силы, - невыразимец пришел к тому же выводу. - Ждите, когда он откроется, чтобы атаковать.
   - Альбус, сделай же что-нибудь! - визгливым тоном приказал Фадж.
   Дамблдор раздраженно мотнул головой и принялся возводить свои собственные щиты между аврорами и Ритуалистом. В этот момент у противника что-то пошло не так: нижний край свитка, который темный маг по-прежнему сжимал в руках, вдруг зянялся зеленым пламенем. Огонь распространился столь быстро, что спустя секунду охватил все пространство внутри барьера.
   - Доигрался, - злорадно прокомментировал кто-то. - Так ему и надо!
   Светящийся купол с хлопком лопнул, оставив вместо себя кучку пепла.
   - Осторожно! Это какой-то трюк! - предостерег всех невыразимец.
   - Он ушел, - Грюм мрачно сплюнул, приблизился месту исчезновения Ритуалиста и зачерпнул немного лежащей на полу черной пыли. Аврор растер золу пальцами, обнюхал подозрительное вещество и даже попробовал на вкус. - Дымолетный порошок, мать его!
   - Этот тип мордредов гений, - заключил невыразимец, бросив несколько сканирующих заклинаний. - Вместо того, чтобы ломиться сквозь антиаппарационный барьер, он создал временную точку подключения к каминной сети. Нам даже не пришло в голову блокировать этот метод перемещения!
   - Но если это так, мы можем его отследить, - Амелия Боунс взмахнула палочкой, отправляя патронус в отдел магического транспорта.
   - Снимайте антиапарационный щит, - Грюм отошел к углу комнаты и, убрав маскирующие чары со стены, принялся деактивировать изображенные на ней руны. В глубине души одноглазый аврор знал, что это бесполезно. К тому времени, когда они выйдут на общественный камин, которым воспользовался Ритуалист, след того уже простынет.
  
   Премьер-министр налил себе полный стакан виски и, почти залпом, выпил. Волшебники, своим присутвием, создали какую-то странную давящую атмосферу, от которой простые люди чувствовали себя слабыми и беспомощными.
   - Эти маги довольно беспечны, - заметил начальник службы безопасности, находившийся во время встречи в дальнем крыле усадьбы. - Мы могли бы их легко нейтрализовать.
   - Королева запретила вмешиваться в их дела, - поморщившись, ответил Мейджер. - И они далеко не так просты, как может показаться. Как продвигается план с постепенным внедрением?
   - Несколько десятков семей, те, в ком мы подозреваем потомков сквибов, уже переехали в Шотландию, - безопасник убрал бутылку виски в бар. - В основном это сироты, поэтому, в обмен на почти бесплатное жилье они легко согласились на сотрудничество. У одного ребенка уже случился выброс.
   - Отлично, - премьер-министр немного повеселел. - Дети - будущее нации. Будем надеяться, что, с правильным воспитанием и поддержкой, они останутся на нашей стороне и приобретут достаточно влияния, чтобы изменить отношение волшебников к нормальным людям...

Оценка: 6.35*184  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Палагин "Земля Ксанфа"(Научная фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) М.Олав "Мгновения до бури. Выбор Леди"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"