Трисмегист: другие произведения.

Исидочка.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    Все, что вы хотели узнать про колдовство, но почему-то стеснялись спросить.

  ПРИСКАЗКА.
  
  Неподалеку от города Фордингбридж, в графстве Гемпшир, растет густой лес. Посреди леса есть древний курган, в котором обрел вечный покой кто-то из фэйри. А на вершине кургана имеется небольшая поляна, удобная для колдовства.
  Наступил сентябрь. Приближался Мабон, день осеннего равноденствия. Возле кургана в лесу с факелами в руках неторопливо собирались люди в длинных, теплых плащах, ниспадающих до земли. Многие давно не виделись и радостно обнимались, заводя разговор.
  - Вот что я думаю, сэр Хантер, - поклонившись богатому соседу, сказал один из мужчин. - Пока моего сына не забрали в армию, он может поработать у вас на ферме.
  - Он совсем мальчик, его не скоро заберут, сэр Стивенс, - кивнул сэр Хантер.
  - У вас отличный бычок. Вот бы такого бычка для моей коровы.
  - Я одолжу вам бычка.
  - Большое спасибо, - обрадовался сэр Стивенс. - От такого бычка ни одна телочка не откажется.
  При свете шипящих факелов лес вокруг казался заколдованным местом. Со всех сторон из полумрака вырастали вязы, дубы и ясени. Мхи и папоротники заполняли глубокие овраги. Постепенно люди начали подниматься на вершину кургана, поросшую мягкой травой, образуя круг посреди поляны.
  - Как дела между вашей малюткой Грейс и сыном мельника? - спросила леди Алиса у леди Джейн.
  - Что-то у них не заладилось, - вздохнула леди Джейн. - Бедняжка Грейс даже заболела от горя и провалялась в постели целую неделю.
  - Какой ужас, - посочувствовала чужой беде леди Алиса, - Вот как бывает, когда влюбляешься в парня со стороны. Он навещал ее, или нет?
  - Ни разу не навестил.
  - А вы пытались его приворожить?
  - У нас так не принято.
  - Как же вылечить бедную девушку от несчастной любви?
  Леди Джейн шепнула леди Алисе на ухо пару слов, после чего женщины засмеялись и зафыркали, покосившись на мужчин.
  Заметно похолодало. Ближе к полуночи стал накрапывать мелкий дождик. Однако, в назначенный час все ведьмы и колдуны кроме Мастера скинули на землю теплые плащи.
  Мастер Мюррей зашел в центр круга ковена и учтиво поклонился в сторону города, где была ближайшая церковь.
  - Не преследуй вольный народ, сэр Христос.
  - Не преследуй вольный народ, сэр Христос, - поклонились за своим предводителем все ведьмы и колдуны.
  - Ты великий король христиан, - признал Мастер Мюррей.
  - А мы скромный вольный народ, - не поднимая лиц, хором добавили люди ковена.
  - Но мы чтим кодекс силы и не враги твоим добрым поданным, - заметил Мастер Мюррей.
  Ведьмы и колдуны осторожно выпрямили спины, с опаской озираясь по сторонам. Старики рассказывали, что после такого признания, случалось, кого-нибудь убивала молния. Мастер Мюррей выдержал паузу, чтобы сэр Христос наказал грешника, если захочет. Но великий король всех христиан не был слишком придирчив.
  Прекрасная леди Маргарет с облегчением перевела дух.
  Мастер Мюррей удовлетворенно кивнул и приказал людям ковена взяться за руки. Мужские и женские ладони соединились. В каждой руке была могучая природная сила, доставшаяся от предков, укрепленная амулетами и усиленная магическими упражнениями. Колдовской ковен вздрогнул, покачнулся и завертелся вокруг Мастера против часовой стрелки, справа - налево, повторяя вращение звездного неба над головой.
  Мастер Мюррей достал из-под плаща длинные, потертые ножны, вынул из ножен старинный английский меч и направил его на восток.
  - Сэр Гитлер! - сердито воскликнул он. - Ты безумный убийца и лжепророк. Тебе не переплыть через море. Тебе не покорить англичан.
  - Сэр Гитлер! - громко закричали все люди ковена, все более разгоняясь в магическом хороводе. - Ты безумный убийца и лжепророк. Тебе не переплыть через море. Тебе не покорить англичан.
  - Тебе не поможет армия. Тебе не поможет дьявол. Британия наша навеки большая зубастая пасть. Дрожи, сэр Гитлер, дрожи.
  Мастер Мюррей почувствовал, как где-то далеко-далеко в роскошном имперском дворце маленький, слабый человечек, возомнивший себя всесильным, вздрогнул и обернулся к открытому окну, с ужасом вглядываясь в темноту.
  - Британия непобедима, смертельна, как когти льва. Дрожи, сэр Гитлер, дрожи, - настаивал Мастер Мюррей.
  От его слов повеяло такой силой, что ведьмы и колдуны сами застучали зубами от страха, поскольку под ногами у них заворочалось огромное, слепое чудовище, пробуждаясь от векового сна.
  - Британия сильна как медведь и сломает любой хребет. Дрожи, сэр Гитлер, дрожи, - уверенно подтвердил Мастер Мюррей. - Будите Британию, ведьмы! Будите Британию, колдуны! Ее щупальца вырастают под водой во все стороны. Они топят германские корабли. Ее крылья расправляются до самого неба. О них разбиваются германские самолеты.
  Люди ковена принялись изо всех сил топать ногами по земле. Потом они закрыли глаза, опустив лица вниз. И мужчины и женщины были обнажены. Их крепкие тела блестели в темноте под толстым слоем гусиного жира, который по традиции втирали в кожу, спасаясь от холода. Колдовской ковен превратился в единый организм, в котором каждый человек оказался лишь частью целого. Люди понимали, что сейчас кто-то из них, мужчина и женщина, совокупляются в центре круга, чтобы сила земли вырвалась на свободу. При других обстоятельствах это было бы мерзко. Только не сейчас. Ведь грешная страсть стала чистым топливом мести. Никто кроме Мастера и самой магической пары, не мог наверняка угадать, кем были двое любовников. Честно зажмурив все тринадцать пар разноцветных глаз, английский ковен думал лишь о ненавистном германском вожде, который угрожал свободному острову.
  Когда рыжеволосая женщина, подпрыгивающая на коленях у мужчины, застонала от наслаждения, Мастер Мюррей прищурился и увидел сэра Гитлера прямо перед собой. Англичанин толкнул фюрера в грудь. Сэр Гитлер упал. Мастер Мюррей двинулся вперед, размахивая старинным мечом. Бросившись наутек, сэр Гитлер растворился в темноте.
  - Я почуял врага, ему не сбежать, - рассмеялся Мастер Мюррей. - Спасибо братья и сестры.
  Не открывая глаз, любовники поспешно разорвали объятия и попятились в общий круг. Освободившись от тяжелого плаща, маг тоже остался обнаженным. Однако, его старое тело почему-то оказалось сухим, без малейших признаков согревающей мази. Не долго думая, Мастер Мюррей уверенно зашагал вниз, преследуя сэра Гитлера с мечом в руках, и скрылся в лесу.
  Люди ковена подняли головы, провожая его глазами, полными слез.
  - Прощайте, Мастер Мюррей, - закричали они, выдергивая из земли горящие факела.
  - Задайте сэру Гитлеру хорошую трепку! - воскликнул Сэр Хатнер.
  - Напугайте его до посинения! - замахала факелом леди Джейн.
  Леди Маргарет кричала вместе со всеми, лишь бы никто не догадался, что в центре круга снова оказалась она.
  А Мастер Мюррей решительно шагал через лес, навстречу собственной гибели, чтобы долго бродить в одиночестве по осеннему лесу, добровольно замерзнуть и возродиться бесплотным призраком посреди Германии, преследуя там еще живого врага.
  В ту ночь тринадцать английских ковенов одновременно провели свой страшный обряд. Позднее в разных уголках Великобритании обнаружили тринадцать насмерть замерзших тел.
  Семнадцатого сентября одна тысяча сорокового года сэр Гитлер принял решение отложить вторжение на Британские острова. Двадцатого сентября фюрер отдал приказ о рассредоточении десантных кораблей в районе пролива Ла-Манш. Двенадцатого октября операция "Морской лев" была перенесена на весну сорок первого года, а в январе сорок первого года окончательно отменена.
  
  ЧАСТЬ 1
  
  Колдовские ковены с неба звезд не хватают. Но и пренебрегать их силой никак нельзя. Поэтому, если у вас на уме очередная всемирная революция, то сперва загляните на чашку чая хотя бы к леди Джейн, или к сэру Хантеру, и поинтересуйтесь: одобряют ли ковены ваш план?
  Вольный народ всегда жил по собственным правилам, но никогда не навязывал их другим. Ведь если все начнут жить как люди ковена, наступит хаос. И в ответ на вашу пылкую речь леди Джейн, неторопливо позвякивая ложечкой в чашечке, лишь вежливо предложит: "ну почему вам понадобилось спасать целый мир, лучше я познакомлю вас с одной милой девушкой, которая живет в доме напротив". А потом леди Джейн, возможно, даже поднимет трубку телефона, подавая достойный пример: "алло, милочка, добрый вечер, у меня сэр Гитлер в гостях, интересный и очень впечатлительный молодой человек, мечтает нарисовать твой портрет".
  И вам еще повезет, если сэр Хантер не захочет вас потом подвезти. Поскольку когда вы сядете в его старенький бентли, автомобиль непременно остановится возле леса, и сэр Хантер грозно закричит, выпучив глаза: "ни в коем случае, никогда, даже если очень сильно захочется, не беритесь за колдовство, сэр, если вы по самой сути своего естества не принадлежите к колдовскому ковену".
  Не все колдуны настолько категоричны, хотя расхлебывать ошибки дилетантов не по душе никому.
  Через пять лет война в Европе закончилась. Германия потерпела поражение.
  Малютка Грейс, та самая девушка, которой не повезло с сыном мельника, заметно подросла, влюбилась в другого парня, заделалась леди Грейс, нарожала мужу детей и немного состарилась. Один из ее взрослых сыновей однажды оказался в России. В Москве он познакомился с юной студенткой по имени Оксана, которая бредила древней историей и училась на археолога. А когда сын леди Грейс вернулся в Великобританию, он оставил этой студентке на память о себе красивую дочку, которую маргинальная мама в состоянии аффекта назвала Исидой.
  Чтобы незадачливая студентка Оксана могла учиться дальше, бедную девочку переправили на Урал, к дедушке с бабушкой. Там она и прожила много лет, пока ее мама получала образование, училась в аспирантуре и делала карьеру.
  После школы Исидочка наотрез отказалась переезжать в Москву, закончила ближайший пединститут и стала скромной учительницей английского языка. Всю жизнь ее терзала обида на маму, которая так легко отказалась от нее, и на отца, которого никогда не видела. Даже его фотографий почему-то не сохранилось.
  Мама Исидочки посвятила себя египтологии и не упускала ни одной возможности побывать в стране фараонов. Даже ее родителей соседи похоронили без нее. В первый раз Татьяна Петровна не смогла найти возможность прервать важную экспедицию, а в другой раз ее вообще не смогли найти - раскопки были в Судане.
  В аспирантуре Татьяна Петровна выскочила замуж за москвича, через пару лет развелась и отсудила у него однокомнатную квартиру. Но ведь это было сделано не для себя, а во имя науки. Получив от мужчин абсолютно все, чем они могут пригодиться порядочной женщине, Татьяна Петровна поставила на своей личной жизни большой, жирный крест. Вместо мужа она завела дома копию бюста Рамсеса Второго в натуральную величину.
  А ее забытая дочь Исидочка, прозябающая в провинциальном уральском городке, тоже почему-то не испытывала никакого желания влюбиться. После смерти бабушки с дедушкой, Исидочка начала так отчаянно избегать всех мужчин, что они вообще перестали ее замечать. И уже казалось, что на ней закончится род ее матери, которую Исидочка так и не сумела простить.
  Но однажды в жизнь одинокой девушки вмешалась семья невидимого отца.
  Наступила холодная, уральская осень. Вершины далеких гор побелели от первого снега. Резкий, пронизывающий ветер злобно срывал последние листья с обнаженных деревьев. Лишь алые кисти рябин, будто капли невинной крови, раскачивались воздухе за окном, взывая о мщении.
  Вечером тридцать первого октября в квартире Исидочки было невыносимо холодно. Отопление еще не включили. Вернувшись под вечер с работы домой, Исидочка зажгла на кухне все четыре конфорки и уселась перед газовой плитой с чашкой чая в руках. Любовь к хорошему чаю, наверное, досталась ей по наследству от отца-англичанина. Исидочка согрелась и размечталась, будто дремлет в фамильном английском замке возле камина. Ведь иногда она все же надеялась, что английские родственники ее найдут.
  Внезапно Исидочка поняла: рядом кто-то стоит.
  Справа громко скрипнула половица. Потом на полу перед девушкой выросла длинная тень. Исидочка испуганно обернулась, однако никого не увидела. Вздохнув с облегчением, Исидочка уставилась под ноги, искренне удивляясь, что означала эта тень на полу? Тень покачнулась. Девушка мгновенно окаменела от страха. У нее над ухом послышался сдержанный мужской кашель. Скосив глаза, Исидочка заметила высокую человеческую фигуру, которой совершенно точно здесь не было еще секунду назад. А потом этот человек шагнул в сторону газовой плиты, протягивая озябшую руку к огню.
  С этого мгновения реальность стала похожей на кошмарный сон. Только крепкие нервы спасли Исидочку от истерики. В двух шагах от себя девушка увидела абсолютно голого старика с седыми волосами до плеч. Старик стоял к ней спиной, дрожа от холода. В правой руке у него был огромный меч, а левую руку старик держал над огнем. Потом он небрежно перехватил этот меч и принялся греть над огнем правую руку. Но самое удивительное случилось дальше. Незнакомый старик оглянулся через плечо, ласково улыбнулся и вежливо заговорил на превосходном английском языке.
  - Добрый вечер, прекрасная госпожа. Приношу свои извинения за внезапное вторжение в этот уютный дом. Я Мастер Мюррей, только что из Германии, и мне срочно необходимо связаться с главным магом ковена.
  Исидочка, не мигая, уставилась на него исподлобья, сжимая чашку чая в руках.
  - Что за глупые шутки? - пискнула она.
  В ее голове начали быстро возникать фантастические версии по поводу того, кто мог решиться на подобный сюрприз - подбросить в чужую квартиру голого, англоговорящего старика, да еще с таким длинным мечом? Но никто из знакомых Исидочки не выглядел экстремалом.
  - Не понимаю... - смутился упрямый шутник, беспомощно пожимая плечами. - На каком языке вы говорите?
  - На человеческом, - возмутилась девушка.
  Опять услышав незнакомую речь, старик немного прикрыл мужское достоинство эфесом меча и впервые забеспокоился:
  - Где я? Кто вы?
  Исидочка промолчала, предположив, что перед ней сумасшедший. Старик взмахнул рукой в сторону окна.
  - Как называются эти горы?
  - Урал, - усмехнулась Исидочка.
  Синие глаза старика стали огромными от ужаса.
  - Россия?
  Побледнев, он бешено сжал эфес, заставив девушку взвизгнуть от страха, но опомнился и лишь бессильно заскользил голой спиной вдоль стены, медленно опускаясь вниз. Усевшись на пол, старик уткнулся бородкой в блестящее лезвие меча и пробормотал:
  - Не повезло.
  Очевидно, наступило подходящее время для вызова санитаров. Привстав, Исидочка осторожно дотянулась до телефона. Старик оживился:
  - Можно позвонить в Фордингбридж?
  Исидочка замерла с трубкой в руках. Старик встал перед девушкой на колени и умоляюще повторил:
  - Великобритания. Графство Гемпшир. Один звонок.
  - Нельзя, - сердито ответила Исидочка тоже по-английски. - Перестаньте притворяться. Признавайтесь, кто вы на самом деле?
  Она в сердцах бросила трубку, ушла в соседнюю комнату и вернулась на кухню с большим халатом в руках.
  - Комедия окончена. Одевайтесь.
  - Говорите по-английски? - обрадовался старик, с трудом вдевая ручищи в узкие рукава.
  - Я учительница английского языка, а вы?
  - Колин Коннор Мюррей, - представился старик, гордо добавив: - Ветеринар.
  - Исида Патриковна, - кивнула Исидочка, покраснев.
  Вот при каких обстоятельствах познакомились скромная уральская девица и мастер ковена города Фордингбридж.
  Не будем вдаваться в подробности очень долгого разговора, который произошел между ними потом. Но без сомнения эта холодная ночь на первое ноября оказалась самой удивительной в жизни Исидочки. Лишь позднее она узнала, что встретила так самайн, языческий праздник, во время которого мертвые иногда оживали, чтобы присоединиться к живым.
  Рассудительная девушка недолго сопротивлялась здравому смыслу, который вынудил ее поверить рассказу английского старика, чье чудесное появление голышом посреди закрытой квартиры невозможно было объяснить по-другому.
  В ответ она рассказала про свою нелегкую жизнь.
  - Теперь все понятно! - заулыбался Мастер Мюррей и заявил, что английский отец Исидочки был как минимум колдуном, и может быть даже из Гемпшира.
  - Вот почему я материализовался здесь. В твоих жилах тоже кровь вольного народа. Как называется ваш ковен?
  Исидочка развела руками. Она даже не поняла значения слова "ковен". Мастер Мюррей закатил глаза.
  - Без ковена нельзя! Очень опасно! Ты обязана согнуть силу в круг, иначе... - колдун принялся сыпать незнакомыми английскими идиомами, после чего с досадой закончил: - иначе сила испортит людей вокруг, и все станут злыми, как собаки.
  Догадавшись, что его не понимают, Мастер Мюррей заговорил проще.
  Еще древнегреческие философы обратили внимание на существование в природе парных противоположностей. Жизнь вселенной напоминает раскачивание маятника. День уступает место ночи, лето - зиме, за бурей следует затишье. Все, что рождается, неизбежно обречено на гибель. Все, что укрепляется, рано или поздно начнет слабеть. Поэтому нетрудно догадаться, что в мире есть нечто более фундаментальное, чем противоположности. Нечто, поддерживающее гармонию между ними и не дающее маятнику остановиться. Нечто единое, частью которого и являются противоположности.
  Это нечто есть главный источник силы ковенов. Пережить все и управлять всем позволяет овладеть противоположностями - добром и злом, духовным и плотским, свободой и необходимостью, рассудком и страстями. Духовное развитие мага подразумевает примирение тезиса и антитезиса в возвышающемся над ними синтезе.
  Теория казалась убедительной. Практика выглядела немного хуже. От первого колдовского обряда, который предложил Мастер Мюррей, Исидочка благоразумно отказалась. Тогда потешный старик вонзил в половицу меч и заявил, что меч - фаллический символ, который обязан быть либо в ножнах, либо в вертикальном положении, чтобы с хозяином не вышло беды.
  Ночью он спал в гостиной на раскладушке, успокоив девушку перед сном:
  - Мужское тело - всего лишь плоть, а дух мой беспол как андроген.
  Исидочка всю ночь не смыкала в комнате глаз, прислушиваясь к могучему храпу хвастливого андрогена. А утром сняла деньги со счета, сбегала на рынок и купила одежду для старика.
  С этого дня у Исидочки началась другая жизнь - интересная, волшебная, яркая. Мастер Мюррей несколько раз пробовал звонить в Фордингбридж, но ему не удалось найти свой ковен. Все старые знакомые куда-нибудь переехали - одни по другому адресу, другие в лучший мир. Заметив, что колдун приуныл, Исидочка, с трудом преодолевая смущение, объяснила ему, как долго мечтала о верном друге, похожим на отца, которого у нее никогда не было.
  - Спасибо, - обрадовался Мастер Мюррей.
  На другой день к Исидочке заглянула соседка по дому - спросить таблетку от головной боли.
  Мастер Мюррей спрятался в ванной. Соседка была высокой, активной женщиной тридцати пяти лет по имени Роза. Не успела Исидочка открыть дверь, как бойкая соседка забежала на кухню и начала рассказывать девушке про свою новую несчастную любовь, с удивлением разглядывая английский меч, который по-прежнему гордо торчал их половицы.
  - Что это? - наконец, не выдержала Роза.
  - Меч, - спокойно объяснила Исидочка.
  - Откуда?
  - Это меч моего дяди из Гемпшира.
  - Из Гемпшира?
  - Так называется графство Великобритании.
  Исидочка опустила глаза, еле сдерживая веселый смех, поскольку дядя из Гемпшира с лицом, полным детского любопытства, уже стоял у Розы за спиной в новом банном халате.
  Соседка выпучила глаза.
  - У тебя живет дядя из Гемпшира?
  Она вздрогнула, медленно обернулась и наткнулась на изучающий взгляд пугающе синих глаз старого колдуна. Роза побледнела, втянула голову в плечи, напоминая кролика глядящего на удава, и нервно заиграла верхней пуговкой своей веселенькой блузки, то расстегивая ее, то опять застегивая.
  - Здравствуйте.
  Мастер Мюррей молча поклонился в ответ. Соседка белой уточкой проплыла мимо седого старика, как будто это был юный, прекрасный принц, и нерешительно обернулась лишь на пороге.
  - Ой, заболталась я что-то, пироги сожгу. До свидания, Исидочка, - Роза запнулась и густо покраснела, гадая как назвать старика, - До свидания... молодой человек.
  Дверь за Розой захлопнулась. Исидочка упала на стул, содрогаясь от смеха. Мастер Мюррей пожал плечами.
  - Кто она?
  - Соседка, - еле выговорила девушка, вытирая слезы. - Ее зовут Роза.
  - Роза, - мечтательно повторил старик незнакомое имя. - У нее венец безбрачия. Я могу его снять.
  - У Розы венец безбрачия? - поразилась Исидочка. - Роза ненавидит мужчин! Говорит, они все обманщики, тунеядцы и пьяницы. А замуж Роза не выйдет, потому что семейная жизнь - это каторга.
  Сморщив нос, Мастер Мюррей небрежно махнул рукой, как бы избавляясь от чего-то второстепенного.
  - В какой квартире она живет? - спросил старик.
  Исидочка перестала хохотать.
  - Роза?
  - Да-да. Я ее навещу.
  - Зачем? - заволновалась Исидочка. - Ведь Роза почти не знает английского, а ты по-русски не разговариваешь.
  Снисходительно поджав губы, Мастер Мюррей снова изящно отмахнулся.
  - Нет-нет. Разговаривать не придется.
  Добившись необходимой информации, колдун деловито переоделся в приличный костюм, покинул квартиру и вернулся только под утро, когда Исидочка уже готовила завтрак, собираясь на работу. Девушка подняла на него испуганные глаза. Старик выглядел таким же аккуратным и свежим, как обычно.
  - Будешь омлет? - спросила Исидочка.
  - Я сыт, - ответил Мастер Мюррей, ушел в гостиную, рухнул на раскладушку и захрапел.
  Вечером того же дня Роза вновь навестила квартиру Исидочки. Соседка невероятно преобразилась - сделала новую прическу, сменила мешковатые брюки на красное платье и смыла всю косметику с белого как утренний снег, лица, которое будто бы осветилось изнутри.
  - Колин дома? - спросила Роза.
  - Колин в ванной, - ответила Исидочка.
  - Зачем? - растерялась Роза.
  Исидочка пригласила ее войти.
  Через пять минут все действующие лица вчерашней комедии уже собрались на кухне, устроив традиционное английское чаепитие. Во время чайной церемонии маг Колин Коннор Мюррей демонстрировал чудеса галантности. Соседка Роза совсем растаяла от удовольствия и была полна самых смелых надежд. Исидочка молчала, поджав губы.
  И вот отважная Роза, отодвинув дымящуюся чашку, решительно приказала Исидочке:
  - Переводи.
  - Сейчас будет речь, - предупредила Исидочка старика.
  Мастер Мюррей покорно склонил седую голову и скрестил длинные пальцы у лица.
  - Колин! Исида! Вы мои самые близкие друзья! - сказала Роза.
  Исидочка перевела.
  - Сегодня один хороший человек... - голос Розы немного задрожал, - очень хороший и добрый человек, с квартирой, разведенный... непьющий... - Роза вздохнула. - Мне сделали предложение руки и сердца. Или сердца и руки? Не знаю, как правильнее сказать. - Роза усмехнулась. - Короче, позвали замуж. И при любых других обстоятельствах я бы конечно согласилась, но... - Глаза у женщины сделались нежными, как маслины, - Дорогой Колин! После всего, что между нами было, после того как мы с тобой...
  - Я женат, - сказал по-английски Мастер Мюррей.
  Роза запнулась и посмотрела на Исидочку. Девушка опустила глаза.
  - Переводи, - приказал ей Мастер Мюррей.
  Исидочка перевела. Немного подумав, соседка судорожно вцепилась в свою чашку и начала огромными глотками пить обжигающий чай.
  - Бесценная леди Роза, - торжественно произнес старик, - Наша встреча не была ошибкой. Она была одной из тех волнующих встреч, которых еще немало ждет меня в будущем.
  Оскорбленная Роза стрельнула глазами в сторону его седой бороды:
  - Вы очень романтичны, молодой человек.
  Широко улыбнувшись, Мастер Мюррей с важностью поднял палец, призывая Исидочку поточнее переводить его слова.
  - Бесценная леди Роза. Послушайте, что я вам скажу. Доверяйте своим инстинктам и верьте в щедрость создателя. Ни одно качество характера не дано человеку в наказание. А наши недостатки - просто неправильно реализованный потенциал.
  Исидочка с трудом перевела эту речь и вопросительно взглянула на Розу. У соседки задрожала рука.
  - Если загонять свои страсти внутрь, то они все равно вырвутся наружу, но злыми и уродливыми, как черти, - назидательно объяснил старик. - Однажды я тоже всей жизнью своей, всей душою и плотью убедился, что грех мне необходим. Я нуждался в похоти, в стремлении к наживе, в тщеславии и в безмерном отчаянии, чтобы наконец сломить в себе сопротивление, научиться любить мир, не сравнивая его ни с каким воображаемым, выдуманным миром, а предоставив ему право быть таким, каков он есть, любить его и радоваться своей принадлежностью к нему.
  Колдун замолчал. Наступила мертвая тишина. Обе женщины окаменели, потрясенные первобытной яростью его слов. И хотя у каждой нашлось бы немало возражений, но красота дьявольской философии поразила их в самое сердце.
  - Единственное поражение в жизни - это отказ от сражения, - закончил старик.
  Практичная Роза опомнилась первой.
  - В каком смысле? - переспросила она. - Кажется, нам советуют немного расслабиться?
  Весело подмигнув, Мастер Мюррей приложил палец к губам.
  - Да так, чтобы не привлекать внимания, - подсказала Исидочка.
  Роза картинно закатила глаза.
  - Ну и родственник у тебя.
  Сверкнув глазами, Исидочка вдруг начала о чем-то спорить с колдуном по-английски. Любопытная соседка заерзала на стуле от нетерпения. Наконец, Исидочка развела руками и объяснила Розе:
  - Колин запрещает тебе выходить замуж сейчас.
  - Почему? - испугалась Роза.
  - Потому что сейчас ты никого не любишь. Зато в следующий раз твоя любовь окажется настоящей.
  - Какой проницательный человек, - заметила Роза с уважением. - Наверное, он психолог?
  Исидочка усмехнулась:
  - Ветеринар.
  Через неделю благодарная соседка подыскала для англичанина работу на ветеринарной станции.
  Эта станция располагалась в глубине заброшенного парка. Вокруг одноэтажного домика, окруженного высоким забором, стояли лишь сосны да дубы. Каким-то чудом Розе удалось убедить бывшего одноклассника, что никому и в голову не придет проверять документы у англичанина. Вот если бы Колин Коннор Мюррей оказался узбеком или чеченцем, тогда бы она за него не просила.
  Мастер Мюррей охотно взялся за дело. Он быстро освоился в роли звериного санитара. Главный ветеринар по достоинству оценил его талант и у англичанина завелись собственные деньги. Но потом его чуть не уволили после разговора с дамой, которая приволокла огромного дога, еле переставляющего длинные ноги. Как на грех, дама знала английский и разговорилась с необычным санитаром.
  - Ваш пес тяжело болен, - огорчил ее Мастер Мюррей. - Сердце может не выдержать.
  - Какой ужас, - прослезилась дама. - Ведь он такой умный. У него человеческие глаза.
  - Совершенно верно, - согласился Мастер Мюррей. - В прошлой жизни он был человеком, который слишком много ел и совокуплялся.
  - Я тоже всегда в это верила, - понизив голос, пылко призналась дама. - Рекомендуете срочную операцию, чтобы непременно его спасти?
  - Нет, советую скорее его усыпить, чтобы он снова стал человеком.
  В ответ хозяйка едва не усыпила жестокого старика.
  Домой Мастер Мюррей вернулся мрачный как туча. Он уселся на кухне за столом, с тоской глядя в окно. Исидочка быстро приготовила его любимый омлет. Потом услышала за спиной странный звук. Обернувшись, девушка обнаружила, что Мастер Мюррей громко хохочет, хлопая себя по ляжкам.
  - Я понял! - воскликнул колдун. - Это смешно. Ведь юмор и заключается в том, что люди отказались от простоты и стыдятся самих себя. Когда создателю надоели животные, он сотворил клоунов. Ты когда-нибудь видела кошку, которая стеснялась быть кошкой?
  Исидочка встала напротив, лаская сияющими глазами наивного, доброго старика.
  - Милый друг. Некоторые люди обладают настолько скверным характером, что превратятся в чудовищ, если перестанут стесняться.
  - Нет, прежде чем превратиться в чудовищ они отказались от судьбы, которая им показалась чудовищной. Одних испугала бедность, другим помешала мораль, третьих остановил здравый смысл. Хотя ни один из этих миражей не способен отменить естественного предназначения человека. Вы просто не верите в бога. Страдаете, но не верите. Даже ведьмы и колдуны доверяют ему больше, чем вы.
  Исидочка села за стол, подперев ладошками подбородок. Ее собственный здравый смысл как будто воскрес и опомнился. Девушка взглянула на ситуацию другими глазами и ужаснулась. Уже две недели она живет под одной крышей с незнакомцем, который голышом материализовался из воздуха с мечом в руках. Старик оказался опытным гипнотизером, который с первого взгляда соблазнил соседку. А Исидочка, как наивная девочка, все еще верит в его мудрость и благородство. Разве мало на свете фокусников, способных на ловкий обман?
  - Колин, я целыми днями слушаю сказки про колдовство, хотя ничего волшебного в нашей жизни не происходит, - не скрывая иронии, заметила девушка.
  Мастер Мюррей перестал смеяться.
  - Я ждал, когда ты созреешь.
  - Созрею? - возмутилась Исидочка.
  Колдун закивал.
  - Нужен ковен.
  - Зачем?
  - Раскрывая секреты непосвященным, колдун лишается магической силы. Ты даже не представляешь, милая девушка, как много я от тебя скрываю. А тринадцать магов ковена согнут силу в кольцо.
  Тут Мастер Мюррей, как библейский змей-искуситель, начал с восторгом рассказывать Исидочке, как хорошо жить в ковене. Как весело проходят летние праздники в ночном лесу, как приятно ощущать энергию пустоты, предсказывать будущее, бегать босиком по углям, петь заклинания, встречать русалок, леших и домовых.
  - Тебе понравится, - пообещал он.
  Услышав новую басню, здравый смысл скорчился, ослабел и забормотал из последних сил:
  - Откуда же ему взяться, магическому ковену?
  - Щедрые силы судьбы повсюду окружают тебя, - объяснил Мастер Мюррей. - Они ждут лишь согласия. И едва ведьма разрешит, как нужные события, вещи и люди сами начинают притягиваться. Что ты решила?
  - Я должна подумать, - испугалась Исидочка.
  На другой день Мастер Мюррей принес с работы деревянный ящик с небольшими отверстиями по бокам. Внутри царапалось и пищало что-то живое.
  - Кто там? - улыбнулась Исидочка. - Котенок или щенок?
  Мастер Мюррей с улыбкой достал из ящика шустрого, серого зверька, посадив к себе на ладонь.
  - Крыса! - взвизгнула девушка. - Какая противная!
  - Раз согласилась стать ведьмой, терпи, - заявил старик.
  - Не согласилась! - Исидочка топнула ногой.
  - Тогда откуда взялась эта крыса? Согласие было получено.
  - Я передумала!
  Крыса с любопытством уставилась на нее черными бусинками глаз. Отвратительный голый хвост извивался вдоль руки колдуна, как розовый, огромный червяк. Исидочка почувствовала, что сейчас ее вырвет. Как вдруг за спиной у старика открылась входная дверь, и на пороге квартиры возник высокий, импозантный мужчина атлетического телосложения с интеллигентным лицом.
  - Можно войти? - печально спросил незнакомец по-английски.
  Исидочка потеряла дар речи.
  - Познакомься, это Артур, - кивнул в сторону гостя Мастер Мюррей. - Это его крыса.
  - Ей нездоровится, - вздохнул Артур.
  Девушка с трудом поборола приступ дикого хохота.
  - Как мило, когда мужчина так любит свое животное.
  Мужчина вдруг прослезился.
  - Осторожно! - забеспокоился Мастер Мюррей, - Артур недавно развелся. Душевная рана еще свежа. Он занимается бизнесом. Имеет сеть чайно-кофейных магазинов по всему городу. Играет на хомусе. Есть взрослая дочь.
  - Хомус - это якутский варган, - объяснил Артур. - Его держат во рту и дергают пальцами вот так.
  - Артур мечтает вернуть жену назад, - добавил колдун. - А крыса напоминает ему про счастливую семейную жизнь. У крысы тоже депрессия. Я ее полечу. Развлеки дорогого гостя.
  Пока Мастер Мюррей носился по дому с крысой, Исидочка и Артур пили на кухне чай.
  - Ваш дядя талантливый ветеринар, - сказал Артур. - Он надолго из Гемпшира?
  - Надолго, - улыбнулась Исидочка. - Откуда вы знаете английский?
  - У меня с детства способность к языкам, - пожал плечами Артур, - Знаю еще французский и чуть-чуть немецкий.
  - Вы замечательный человек, - восхитилась Исидочка.
  - Возможно, - уныло ответил Артур. - Не все так думают.
  Исидочка прикусила язык, но Артур не унимался.
  - Когда супруга ушла к другому мужчине, я не пытался ее удержать. Каждый имеет право на свободу выбора. Хотя разочарование в любви оказалось для меня жестоким ударом.
  Исидочка покачала головой.
  - Сочувствую.
  Артур воровато оглянулся через плечо и заговорил полушепотом.
  - Ваш дядя сказал, будто знает волшебный способ вернуть жену. Ведь он немного колдун, как считаете?
  - Почему бы нет?
  - Ваш дядя сказал, я тоже немного колдун, и надо найти подходящую ведьму для сложного ритуала.
  Исидочка опустила глаза, скрывая иронию.
  - Не уверена, что ритуал окажется слишком сложным.
  Артур взглянул на нее в упор.
  - Я готов на все.
  К счастью, в этот момент на кухню с крысой в руках ворвался Мастер Мюррей. Ошеломленная крыса громко икала как ребенок, заметно присмирев.
  - Все в порядке, - воскликнул колдун, - Депрессия отступила. Я сбегал к соседке Розе и показал крысе кота.
  Прощаясь перед уходом, Артур долго сжимал Исидочке руку, как будто крысу спасла она.
  - Вы такая добрая, красивая девушка, - признался он. - Как жаль, что мы искренне влюбляемся в людей, которые нас не заслуживают.
  Подбежав к окну, Исидочка долго провожала взглядом его мощную, одинокую фигуру, с деревянным ящиком в левой руке, пока Артур не залез в свой огромный, блестящий джип и не выехал со двора.
  - Ну и как он тебе? - спросил Мастер Мюррей.
  - Красивый, богатый, благородный, интеллигентный, талантливый однолюб. Чудеса все-таки начались.
  - О, да, - согласился маг.
  - Зачем ты его привел? - игриво прищурилась девушка, предвкушая ужасный ответ.
  Но Мастер Мюррей вновь оказался непредсказуемым.
  - Вовсе не для того, о чем ты подумала.
  От огорчения Исидочка даже не стала притворяться.
  - Разве я не подходящая ведьма для ритуала?
  - Если ты вообразила, будто ковены занимаются сексом для удовольствия, вынужден тебя разочаровать. В колдовстве гениталии так же естественны, как руки и ноги.
  - Фу! - возмутилась Исидочка.
  Глубокой ночью Артур внезапно перезвонил и пообщался с Мюрреем. Положив трубку, колдун заглянул к девушке в спальню.
  - Ты будешь смеяться, но Артур тоже настаивал, чтобы его ведьмой оказалась ты.
  - Идите вы к черту оба! - рассвирепела Исидочка.
  Желая поскорее привыкнуть к жизни в чужой стране, Мастер Мюррей стал ходить с Исидочкой по магазинам.
  Поначалу девушка нервничала, стесняясь соседей. Потом начала стыдиться окружающих. Ведь район, в котором жила Исидочка, не был благополучным. Высокий старик с добрыми, ясными глазами на благородном лице выглядел инопланетянином на фоне злых, серых лиц прохожих людей. Повстречав старика, многие даже оборачивались. Исидочка не выдержала и спросила у англичанина, нравятся ли ему люди вокруг?
  - Они хорошие, - успокоил старик, - но запутались. Женщины лучше отражают энергетику земли, поэтому красивее. Мужчины точнее воспринимают давление социума, вот и пьют. Ваше общество конфликтно и несправедливо. Власть слишком долго подавляла свободу. Из униженных мужчин не получаются удальцы.
  Однажды в хлебном отделе Исидочка попросила продать оригинальную булочку за двенадцать рублей. Печальная, полная продавщица принесла стандартный белый батон.
  - Мне булочку за двенадцать рублей, - повторила Исидочка.
  - Это батон стоит двенадцать рублей, - раздраженно ответила продавщица.
  Исидочка указала на прилавок.
  - Видите ценник под булочкой? Двенадцать рублей.
  - Здесь цена батона. Неужели непонятно? - саркастически усмехнулась продавщица и махнула рукой в другую сторону. - Вон где ценник для булочки.
  - Но там даже булочек нет.
  - А надпись на ценнике для чего?
  - Принесите булочку, - ледяным тоном сказала девушка.
  - Булочек много, - злорадно заявила продавщица. - Вам по какой цене?
  - Что произошло? - заинтересовался Мастер Мюррей, который уже давно внимательно разглядывал продавщицу.
  Исидочка объяснила. Старик подмигнул.
  - Покупатель всегда неправ.
  Исидочка перевела. Вспыхнув от обиды, продавщица заплакала, убегая в подсобку.
  - Ведьма, - со знанием дела заключил Мастер Мюррей, выйдя из магазина.
  - Чепуха, - фыркнула девушка.
  - Я никогда не ошибаюсь. Эта женщина ведьма, хотя упрямо избегает колдовства. Заметила, какие измученные у нее глаза? Если ведьма отказывается от призвания, ее жизнь с каждым днем становится все ужасней. Но это секрет, - спохватился Мастер Мюррей, приложив палец к губам. - Приду домой поздно, ужинай без меня.
  Неугомонный старик позвонил в дверь только под утро.
  - Омлет на столе, - пробормотала сонная Исидочка, открывая дверь.
  Мастер Мюррей резво промчался мимо нее. Удивленная девушка прошла следом. Напевая веселую песенку, колдун быстро уничтожал на кухне омлет. Он был в превосходном настроении.
  - Жаль, ты не видела, как испугался Артур, увидев толстую продавщицу, - засмеялся старик.
  Исидочка схватилась за голову.
  - Только не Артур! - простонала она.
  Мастер Мюррей обернулся.
  - Ты совершенно не разбираешься в колдовстве, - огорчился он. - Обряд еще не закончился, когда бывшая жена позвонила первый раз. Артур свистнул в трубку, вот так. - Колдун оглушительно засвистел. - А потом продавщица Катя плясала голышом, дразня соперницу через волшебное зеркало.
  Исидочка ахнула.
  - Через Интернет!
  - Да-да, - оживился колдун. - Ты тоже так делаешь?
  - Неужели Артур разрешил?
  Мастер Мюррей самодовольно взглянул на Исидочку.
  - Артур перестал страдать, - ответил он. - На самом деле жена ему не нужна. Он держался за жену, как за здравый смысл. Артур дракон. Он познал свободный полет. Он открыл себя в магии.
  С этого дня уральский ковен начал стремительно увеличиваться в размерах. Англичанин не обманул. Теперь разные люди возникали в жизни Исидочки непонятно откуда. Все были безумно интересны и всерьез мечтали научиться колдовству. Квартиру регулярно навещали: Островский - остроумный шестидесятилетний тантрик, Андрей - начинающий поэт и сексуальная рыжая бестия по имени Альфия.
  Реже заглядывала Лизавета. Пылкая, одинокая девушка обладала потрясающим воображением. По вечерам она совершала странный обряд, который простодушно считала монашеским. Лизавета надевала на голое тело длинную белую рубаху, зажигала повсюду свечи, ела простую еду, а потом медленно танцевала в честь Иисуса Христа под пение православных псалмов. Заканчивая танец, Лизавета садилась на шпагат, испытывая такую страстную любовь к Богу, что ее трепетное тело редко обходилась без оргазма.
  - Она христианка? - растерялась Исидочка.
  - Хорошему христианину все впрок, - пошутил Мастер Мюррей.
  Вскоре появились даже семейные пары.
  Костик и Анечка, интеллигентные супруги в возрасте около тридцати, русоволосые, голубоглазые и прекрасные как славянские боги, решительно заявили, что обожают колдовство, однако не признают сексуальной распущенности в связи с ним.
  - Я тоже, - согласился Мастер Мюррей.
  - Что за наглая ложь, - развеселилась Исидочка, когда супруги ушли.
  Мастер Мюррей попросил сварить себе кофе.
  - Ковен значительно крепче, если ведьмы и колдуны не связаны узами брака, - объяснил он. - Но в данном случае требуется особый подход. Знаешь, кем эти милые люди были в прошлой жизни?
  Сгорая от любопытства, Исидочка включила кофеварку.
  - Ромео и Джульеттой?
  - Анечка была ведьмой, а Костик ее палачом.
  - Ужас, - ахнула Исидочка.
  - Да-да. Сперва палач пытал несчастную ведьму. Потом в тесной, тюремной каморке лишил ее девственности. И наконец собственноручно сжег на площади перед ратушей. Перед смертью ведьма прошептала мучителю, что в его объятиях было сладко, как в раю. Потрясенный палач сбежал на войну и в первом же сражении нашел свою смерть.
  Подавая старику свежий кофе, Исидочка чуть не уронила чашку на стол.
  - Ты рассказал им эту историю?
  - Ни в коем случае, - возмутился Мастер Мюррей. - Они еще не готовы взглянуть правде в глаза.
  Другая семейная пара оказалась еще более удивительной. Семен Аркадьевич, солидный сорокапятилетний мужчина, спокойно признался, что весь смысл его жизни заключается в наслаждении любимой жены. Он ни в чем свою Сонечку не ограничивает - ни в расходах, ни в капризах, ни в удовольствиях, и очень одобряет ее молодых любовников. Услышав такое, Исидочка на время потеряла дар речи. Потом долго представляла себя на месте тридцатипятилетней Сонечки.
  - Ничего удивительного, - пожал плечами Мастер Мюррей. - В прошлой жизни наш либерал сам был замужней женщиной. Угадай, кто был его мужем?
  - Понятия не имею, - улыбнулась Исидочка.
  - Его мужем была Сонечка! - заявил Мастер Мюррей. - В прошлой жизни, будучи мужчиной, Сонечка влюбилась в соседку. А Семен Аркадьевич, будучи женщиной, проклял свою соперницу. Соседка заболела и умерла. Тогда Сонечка, будучи мужчиной, взяла да повесилась. И Семен Аркадьевич в теле несчастной вдовы казнил себя за ревность до самой смерти.
   - Ревность ужасна? - спросила Исидочка.
  Мастер Мюррей развел руками.
  - Трудно постигнуть некоторые вещи, опираясь лишь на привычные представления о добре и зле.
  Последним волшебный порог квартиры Исидочки переступил юный Ванечка Бородин, студент-девственник.
  - А он кем был в прошлой жизни? - заинтересовалась Исидочка.
  - Внешность обманчива, - поморщился Мастер Мюррей. - Держись от него подальше.
  Среди новых знакомых Исидочки английский знали немногие. Девушка терпеливо переводила длинные речи колдуна. Но вопреки всеобщему ожиданию, англичанин не спешил с посвящением.
  - Запомните главное, - говорил он. - Магия естественна, как дыхание. Она не меньше соответствует человеческой природе, чем изготовление орудий труда. Если сжечь все книжки по колдовству, люди заново изобретут эти обряды и ритуалы с точностью до мельчайших нюансов.
  - Можно ли научиться читать чужие мысли? - спросил однажды студент Ванечка Бородин.
  Мастер Мюррей рассмеялся.
  - Какой смысл летать на метле, читать мысли или проходить сквозь стены, оставаясь несчастным? Это деструктивно, - заявил он. - Я научу вас искусству быть счастливым. Я подскажу, как окружить себя магическим личным пространством, в котором все события окажутся радостными. Глупцы, злодеи и проходимцы, которые никому не нужны, будут лишь изредка мелькать на экране телевизора. А мудрые, яркие, щедрые люди сами начнут искать вашей дружбы. Колдовство похоже на искусство скользить по гребню волны, до самой смерти получая от жизни наслаждение.
  Ванечка заволновался.
  - Но разве...
  - Если кто-то попутно начнет читать мысли или летать на метле, нисколько не возражаю, - успокоил юношу Мастер Мюррей.
  Других новичков мучили сомнения иного рода.
  - Всегда мечтала о наслаждении до самой смерти, - призналась Лизавета. - А после смерти?
  - Хороший вопрос, - прищурился Мастер Мюррей. - Ведь я дважды умирал наполовину, но так и не умер по-настоящему.
  - Колдуны попадают в ад?
  Старик вздохнул.
  - Если придется расплачиваться за колдовство, ничего не поделаешь. Герой имеет право на ошибку. Есть что-то отвратительное в том, когда человек слишком преданно смотрит в рот даже истинному пророку.
  - Почему? - удивилась Лизавета.
  - Не все грехи происходят от слабости. Некоторые, наоборот, от избытка жизненной силы. Нелепо осуждать грешника, пока не превзойдешь его в храбрости или таланте.
  - Значит, мы не попадем в ад? - попыталась уточнить Лизавета.
  - Понятия не имею, - ответил Мастер Мюррей. - Кому нужны твердые гарантии, рекомендую христианство.
   Не смотря на кошмарную трагедию в прошлой жизни, супруги Костик и Анечка показались Исидочке наиболее симпатичными. Постепенно она с ними подружилась. Супруги пригласили ее посидеть в уютном кафе. Во время разговора импозантный красавец Костик не выпускал из широкой ладони изящного запястья жены, а иногда даже целовал ее в шейку, будто нарочно вызывая черную зависть официанток.
  - Какой у вас все-таки потрясающий дядя из Гемпшира! - сказал Костик Исидочке. - Но иногда мне кажется, будто он всех разыгрывает.
  Исидочка вежливо улыбнулась.
  - Мастер Мюррей не раз говорил, что магия напоминает ролевую игру.
  - Неужели? - поразилась Анечка.
  - Сперва приходится самозабвенно играть в колдовство, посвящения, обряды, мистерии. И лишь позднее сама природа начинает вам невольно подыгрывать, с каждым днем все сильней.
  Пораженный Костик откинулся на спинку стула.
  - Гениально.
  Супруги переглянулись и громко расхохотались.
  - Как хорошо, что вы недоверчивы, - закивала Исидочка. - Мастер Мюррей считает, что главная черта вольного народа - сомнение. Из доверчивых людей получаются только сектанты.
  Костик и Анечка перестали смеяться.
  - Мне казалось, важнее уметь концентрироваться, - признался Костик.
  - Чем же сектанты хуже колдунов? - заинтересовалась его жена.
  - Не подумайте, будто мне все известно, - предупредила Исидочка. - Но я бы сказала так. Сектанты служат пищей для иерархов, а вольный народ живет в свое удовольствие. И про концентрацию внимания Мастер Мюррей тоже не любит говорить. Ведь если не очистить сознание, мыслеобразы получатся вредными. Что важнее всего? Свобода. Но разве сейчас мы свободны от влияния общества, которое исказило нашу природу? Вот начнете вы, Костик, концентрироваться на престижных вещах, которые на самом деле вам не нужны, и счастливей не станете, только разочаруетесь.
  Костик сделал страшные глаза и спросил:
  - А вдруг, очистив сознание, я чего-нибудь мерзкого захочу?
  - Так не бывает, - заявила Исидочка. - Наши недостатки это нереализованный потенциал.
  - Вот и хорошо, - обрадовался Костик, - потому что больше всего на свете я хочу любить свою Анечку.
  С этими словами Костик непринужденно посадил жену на колени и начал предельно откровенно ее ласкать.
  - В кафе мы еще не пробовали, - прошептала ему жена.
  По старой школьной привычке Исидочка подняла руку.
  - Можно встречный вопрос? Почему вы обожаете целоваться на глазах у всех?
  - Ой, - покраснела Анечка.
  Пожилой тантрик Островский тоже приглашал Исидочку в кафе. Да почему же только в кафе? Он приглашал ее в цирк, в кино, в ресторан, и даже к себе домой - посидеть, поболтать чисто по-человечески. Но Исидочка избегала его внимания. Тогда Островский задумал соблазнить девушку через Интернет, и завалил ее почтовый ящик длинными, мудрыми письмами. Вот оценит их упрямая красавица, проникнется и порадует тантрика.
  В последний раз Островский прислал пылкий текст следующего содержания:
  "Все новое - хорошо забытое старое. Не случайно Мастер Мюррей подчеркнул, что герой имеет право даже на заведомую ошибку. В древние времена у греков, кельтов и арийцев человек считался игрушкой во власти могущественных сил, и самым достойным поведением был героизм. Героизм это мужественное преодоление любых препятствий с предельным напряжением сил, без тщетной надежды облегчить судьбу. Ведь наградой за героизм служило бессмертие. Представь, что кто-то невидимый в поисках острых ощущений изобрел виртуальный мир, а его персонажи вдруг вышли из-под контроля, отказавшись драться, путешествовать и грешить. Кого заинтересует игра, в которой все ведут себя хорошо? Мы обязаны искать приключения, иначе нам не видать призовых очков и второго уровня этой честной игры. У щедрого демиурга для каждого придумана превосходная роль. И лишь изменение сценария приводит к печальным последствиям. Единственное поражение в жизни - это отказ от сражения. Возлюбленная моя, чего ты боишься? Приглашаю вечером в театр на спектакль Романа Виктюка. Целую ножки моей богини."
  Прочитав письмо до конца, Исидочка сморщила нос.
  - Героический тантрик!
  Ведь настоящим, страстным и тонко чувствующим тантриком, наверное, был Андрей.
  Этот талантливый, черноглазый юноша с детства сочинял удивительные стихи. Но разве подобным ремеслом заработаешь на жизнь в наше время? Жизнь современного поэта похожа на лотерею, в которой выигрывают немногие. Родители заставили Андрея взяться за ум. Он получил диплом инженера-химика, поработал пять лет на огромном заводе, а потом вдруг без видимой причины переехал жить в другой город, где никто его прежде не знал, прошел экспресс обучение и стал профессиональным массажистом.
  - Почему именно массажистом? - удивилась Исидочка.
  - Захотел стать настоящим поэтом, - объяснил Андрей.
  - Неужели это взаимосвязано?
  Во время своего разговора они пили на кухне чай при свечах. Мастер Мюррей задержался на работе. Исидочка оказалась с Андреем наедине, отчего ее сердце билось чаще обычного. Движения Андрея казались девушке сильными и красивыми. Особенно пристально ее любопытный взгляд изучал мужские руки, которые выглядели просто божественными. Девушка никак не могла определить: она уже влюблена в молодого, прекрасного поэта, или настоящая любовь еще впереди?
  Андрей потер пальцами виски и заглянул в женские глаза.
  - Актеру для работы нужна публика, банкиру - деньги, политику - толпа. А поэту для вдохновения необходимы женщины, причем разные. - Лицо Андрея сделалось пылким, ноздри затрепетали. - Обожаю прикасаться к обнаженному женскому телу. Мой массаж редко переходит в настоящий секс. Но поверь, что ладони тоже умеют наслаждаться. Я долго боролся со своей страстью. Потом заметил, каждая новая женщина превращается в свежие, звонкие стихи. И чтобы не влюбляться по-настоящему, теперь играю в любовь, да еще за деньги. - Андрей усмехнулся. - Как ты считаешь, я чудовище?
  Исидочка лишь судорожно вздохнула, пожирая его глазами.
  - Хочешь, помассирую тебе спинку? - предложил Андрей.
  - Я еще не готова, - испугалась Исидочка. - Лучше почитай мне стихи.
  Андрей благодарно закивал.
  - Вот мое новое стихотворение, которое называется "Райский ад".
  - Очень оригинально.
  Поэт вошел в образ и заговорил уверенно, как пророк.
  - Тесто человеческое пресно,
  Ведь важней - бессмертная душа.
  И Творцу не очень неинтересно,
  Чем моя закваска хороша.
  Но моя природа просит много.
  Чтоб душа вслепую не брела,
  Я хочу так внятно слышать Бога,
  Чтобы вера в Бога умерла.
  Я хочу, чтоб тело было сильным,
  А душа звенела, как струна.
  Чтобы красавец-Солнце был обильным,
  А Луна-красавица нежна.
  Летом я хочу побольше лета,
  А зимой с восторгом жду мороз,
  За морозом - нового расцвета,
  И опять - ветров, дождей и гроз,
  После смерти я хочу вернуться,
  Чтобы вновь сгореть, как мотылек,
  Чтобы каждой тварью обернуться,
  Чтобы влиться в каждый стебелек.
  Я хочу заслуженно, геройски
  Выиграть приз - еще одну игру.
  Чтобы Бог простил меня по-свойски
  И позволил вечно жить в миру.
  Закончив стихотворение, Андрей гордо засиял, напрашиваясь на комплимент. Девушка покачала головой.
  - Потрясающая жажда жизни! Какая любовь к природе! Странно, ведь прежде ты сочинял христианские стихи.
  - Идеология утомляет, - признался Андрей. - Дороже эстетика. Заметив красоту, я отражаю ее в стихах, вот и все. Хотя ощущение красоты наверняка подразумевает интуитивное восприятие скрытой правды. Разве любовь к природе противоречит христианству?
  - В христианстве природа - суть грехопадения. Природа есть дьявол, а не заботливая мать.
  - Но как человеку познать самого себя, не зная всей правды о себе? - возмутился Андрей. - Неужели божественным источником радости станет тот, кто не способен порадовать даже собственную природу? Вот почему мое стихотворение называется "Райский ад".
  Исидочка схватилась за голову.
  - Какая потрясающая у меня теперь жизнь! Ну откуда в нашем маленьком городе столько интересных людей? Я скоро с ума сойду. Давно хотела у тебя спросить. Тебе нравится Альфия?
  От неожиданности у поэта вытянулось лицо.
  - Альфия? Рыжая татарская ведьма? Почему ты о ней заговорила?
  - Она выглядит подозрительно.
  - Самый подозрительный человек это студент Бородин, - заявил Андрей.
  Теперь удивилась Исидочка.
  - Ванечка просто ребенок, невинный ангел!
  - Человек, который что-то скрывает, не будет грешить напоказ, как Альфия. Вот невинность выглядит подозрительно.
  - Какая извращенная логика.
  - Нисколько не удивлюсь, если студент в душе презирает нас, грешников, - усмехнулся Андрей. - А вернувшись домой, встает перед зеркалом, торжествуя что опять вынырнул чистеньким из самой бездны зловонного ада.
  - Я не мужчина, мне трудно смеяться над невинностью, - ледяным тоном заявила Исидочка. - Альфия очень соблазнительна?
  Андрей лукаво прищурился.
  - Альфия соблазняет лишь семейные пары.
  Исидочка вздохнула.
  - Вот теперь я точно сойду с ума.
  - Не паникуй. Среди успешных мужчин среднего возраста свободных практически не осталось. Зато есть много богачей, уставших от верных жен. Альфия обожает быть третей. От порядочной семьи редко чем-нибудь заразишься, да и законная жена не закатит скандал, раз все по-честному. Не знаю, как ей это удается, но Островский рассказывал, однажды Альфия познакомилась в театре с его друзьями, приличной семейной парой, а к полуночи уже резвилась с ними в одной постельке. - Андрей покачал головой. - Настоящая ведьма. В нее влюбляются и мужчины и женщины.
  - Я в шоке, - призналась Исидочка.
  Подчас выбор Мастера Мюррея шокировал не только ее. Хотя сам колдун объяснял его просто. Он утверждал, что мистика привлекает лишь сильных людей, стоящих на пороге нового качества жизни. Не беда, если человек противоречив. Замечательно, когда у человека проблемы. Ведь любая проблема - приключение. Только настоящее приключение способно дать толчок для дальнейшего развития души.
  Такой взгляд на мистику абсолютно противоречил всему, что прежде знала о ней Исидочка. Девушка с детства запомнила стишок кого-то из знаменитых поэтов: "есть более реальные задачи, а мистика - есть признак неудачи".
  Однако, взамен ортодоксальная религия предлагала чудо из чудес: "хочешь быть хорошим - будь им". Но разве легко избавиться от вредных привычек, мешающих совершенству? Человека попросту ставят перед сильным противником, имя которому - Дьявол, и предлагают: "одолей его, в тебе дух Божий, ты самый сильный!" Воодушевленный человек с восторгом бросается вперед, и вскоре падает на спину. Потом опять пытается победить свои недостатки, но вновь проигрывает. В результате поединок с Дьяволом обычно заканчивается лицемерием: "о, непобедимый Дьявол, давай сделаем вид, будто я тебя победил", - либо мазохизмом: "именно в тот момент, когда я, падая навзничь со сломанным носом, стукнулся затылком о грязный пол, мне вдруг открылось, что я победил".
  Знаменательный день, когда уральский ковен впервые собрался в полном составе, наступил двадцать первого декабря. Соседка Роза договорилась с директором санатория, который еще не открылся после ремонта. Колдунам пришлось скинуться, чтобы немного заплатить.
  - Дайте срок, и нашей резиденцией станет волшебный дворец, - размечтался Мастер Мюррей.
  - Простите, что не могу повеселиться с вами, - извинилась соседка Роза, загадочно улыбнувшись: - дела...
  - Вот видишь, выполнив свою миссию, лишние люди исчезают сами собой, - шепнул Исидочке Мастер Мюррей, и девушка впервые усомнилась в его благородстве.
  Санаторий располагался за городом в живописном месте возле горной реки. Официальный заезд начинался лишь послезавтра. Впереди была самая длинная ночь. Немногочисленный персонал встретил тринадцать бодрых пришельцев равнодушно, почти не попадаясь им на глаза.
  Увидев окрестности, Мастер Мюррей долго восхищался.
  - Какая ровная и мощная энергетика! - высказался колдун. - Уральские горы похожи на развалины древнего храма, который гораздо старше, чем современное человечество. Этот храм, покидая по ночам теплые воды мелкого, сибирского моря, освящали еще мудрые великаны, покрытые чешуей.
  Потом все чинно поужинали за одним длинным столом, во главе которого восседал Мастер Мюррей. На этот раз, вопреки своему обыкновению, колдун оказался на редкость молчалив.
  - Концентрируется, - понимающе шепнул Костик Анечке, незаметно лаская под столом круглое колено жены.
  Рыжая бестия Альфия уже шепталась о чем-то с Сонечкой, избалованной супругой Семена Аркадьевича. Тантрик Островский галантно ухаживал за толстой продавщицей по имени Катя. Исидочка поглядывала на Андрея, Андрей любовался Лизаветой. Остальная публика была настроена посерьезней и не сводила глаз с Мастера Мюррея в ожидании ценных указаний. В конце ужина англичанин красиво бросил салфетку груди на стол.
  - Спасибо, я сыт.
  - Аристократ, - восхитился тантрик Островский.
  После ужина Ванечка Бородин, вспотевший от волнения студент-девственник, уединившись в пустом коридоре, чтобы отрепетировать магический хоровод, подробное описание которого Мастер Мюррей раздал накануне. Непривычные движения напоминали ускоренный танец сиртаки. Фигуры были несложными, но разнообразными. Вскоре Ванечка услышал за спиной серебристый смех. Обернувшись, студент увидел позади Лизавету переодетую в фантастическое белое платье, напоминающее длинную рубаху.
  - Шаги должны быть уверенными, - улыбнулась Лизавета. - Показать?
  С легкостью повторив все фигуры, девушка по привычке раздвинула ножки в шпагате, взглянула на студента, вздрогнула, заморгала и покраснела.
  - Помоги встать, - простонала она.
  Великое посвящение состоялось ночью в спортивном зале.
  Мастер Мюррей приказал плотно занавесить окна, расставить повсюду горящие свечи и запереть дверь. Артур включил музыку. Просторное помещение наполнилось волшебными переливами кельтской арфы. Англичанин уверенно встал в центре магического пространства, которым неумело окружил его новорожденный ковен. Исидочка приготовилась переводить.
  - Время пришло, - многообещающе улыбнулся Мастер Мюррей. - Обнимите друг друга за талию.
  Мужчины и женщины неуверенно обнялись. Англичанин поморщился.
  - Магия опирается на силу природы, - сказал он. - Природная сила сосредоточена в материальных вещах. Она скрыта в древности дома, в красоте пейзажа, в буйстве стихии. На земле есть такие места, где даже самые бестолковые начинают колдовать. Хотя проще всего добыть силу в собственном теле. Любые физические упражнения помимо видимых мускулов развивают невидимые. Но кроме привычных движений есть тайные, напрямую управляющие магическими энергиями. Их оставили со времен сотворения вселенной на тот случай, если мир срочно понадобиться переделывать или спасать. А чтобы усилить верный жест, необходим твердый дух. - Мастер Мюррей повысил голос. - Обнимитесь покрепче. Мы вольный народ, а не общество благородных девиц.
  Голос колдуна стал таким угрожающим, что люди прижались друг к другу, как любовники на свидании. Глаза англичанина тускло осветились изнутри. Мастер Мюррей медленно обвел свой ковен напряженным, презрительным взглядом.
  - Самое явное проявление магической силы - сексуальность, в которой каждый из вас намного выше среднего уровня, так или иначе. Сексуальность напрасно теряется в плотской любви. Очищенную от похоти сексуальность можно направить куда угодно. Но чтобы научиться ей управлять, перестаньте ее бояться.
  Исидочка все более неохотно переводила слова колдуна. Они показались ей отвратительными. И вдруг Мастер Мюррей предложил такое, что девушка решительно замолчала, закрыв рот. Старик нетерпеливо топнул ногой.
  - Переводи!
  - Ни за что, - побледнела Исидочка.
  - Я переведу, - вдруг хрипло сказал Артур. - Мастер Мюррей предупредил, что пора поклониться Дьяволу.
  Наступила мертвая тишина. Даже самые смелые фантазеры не могли такое предположить.
  - Зачем? - удивился Костик.
  Мастер Мюррей принялся яростно что-то доказывать по-английски.
  - Он говорит, что не обязан ничего объяснять, - перевел Артур. - Мы сами поймем, но попозже.
  - Попозже? - взвизгнула Лизавета. - Надеюсь, не слишком поздно?
  - Я отказываюсь, - заявил Андрей.
  Люди заволновались. Мастер Мюррей угрюмо опустил голову. Как вдруг вместо него заговорил студент-девственник.
  - Подождите, - робко промямлил Ванечка Бородин, - кажется, нет ничего страшного в том, чтобы разок поклониться Дьяволу.
  - Почему? - сверкнула глазами продавщица Катя.
  - Потому что боксеры всегда кланяются противнику перед боем, - простодушно объяснил Ванечка.
  Все опять замолчали, глубоко задумавшись.
  - Гениально, - первым восхитился Островский.
  Взволнованная Исидочка перевела фразу студента английскому колдуну. Пораженный старик развел руками, закатил глаза и демонстративно захлопал в ладоши. Щепетильные маги оживились.
  - Ну хорошо, - вздохнул Мастер Мюррей. - Давайте поговорим. Разве есть способ стать сильным без тренировки? Разве бывает тренировка без противника? Даже христианам известно, зло существует благодаря божьему попущению. Но что это за штука такая, объяснять не спешат. Вот что, дети мои, Господь сказал Дьяволу: искушай, преследуй и бей, иначе у рода человеческого не будет ни малейшего шанса однажды дать тебе сдачи. Одни трусы падают перед Дьяволом на колени, умоляя себя не бить, какой позор. Отказ от битвы тоже поражение. Нет-нет, я научу вас драться. Но перед дракой возблагодарите своего верного врага. Встаньте спиной к центру круга и поднимите обе руки вверх.
  На этот раз ему подчинились.
  - Слава тебе, Дьявол, - громко воскликнул Мастер Мюррей.
  - Слава тебе, Дьявол, - повторили хором дрожащие голоса.
  - Слава тебе, Дьявол, за то что ты жесток и неутомим, ловок и силен, хитер и вездесущ, - продолжил Мастер Мюррей. - Спасибо тебе за то, что не оставляешь нас в покое, преследуя с лютой ненавистью, которая равна бескорыстной любви. Аминь. Теперь поклонитесь.
  Люди неуверенно поклонились. Поднимая тяжелую голову после самого трудного в жизни поклона, Островский с ужасом ощутил, как у него на лысине прорезались молодые, острые рожки.
  - Вот влип, - испугался тантрик, ощупывая голову, - нет, все в порядке, ну и галлюцинации у меня.
  Мастер Мюррей снял длинный плащ и остался в зеленой рубахе, заправленной в шотландский клетчатый килт. Его талию поверх широкого ремня опоясывали отрезки бечевки. Под протяжную музыку волынки Мастер Мюрей обошел двенадцать человек, снимая для каждого с пояса по бечевке и завязывая ее узлом на груди неофита, наподобие медальона.
  - Вот ваши колдовские мерки, - приговаривал он. - Если ведьма хочет убить человека, она вяжет узлы на смерть. Избавляя от горя или болезни, маг тоже вяжет узлы. В Египте колдовские мерки называли пряжкой Исиды. А от узла бессмертия произошел анх - древнеегипетский крест с петлей. Радуйтесь, вы посвящены.
  Когда последний колдун получил свою мерку, как по команде забили барабаны и запищали флейты. Мастер Мюррей вернулся в центр круга.
  - Скоро вам откроются чудесные возможности, недоступные для обычных людей. И поначалу возникнет сильное искушение похвастаться этим перед друзьями, - англичанин усмехнулся. - Запомните главное. Открыв свою тайну непосвященным, вы лишите свой ковен магической силы. Только с вольным народом безопасно делиться секретами мастерства. Обнимитесь за плечи и принимайтесь за танец, который должны были выучить. А я прочту самое древнее заклинание из всех, которые известны колдунам.
  Музыка стала громче. Ковен неуверенно покачнулся и начал ритуальное движение по кругу против часовой стрелки. Танцоры с удивлением обнаружили, что их ноги танцуют сами собой, будто вспоминая движения, хорошо знакомые раньше. Вскоре они уже перемещались настолько уверенно, то низко приседая, то высоко подпрыгивая, то делая одновременный взмах ногой с резким выкриком заветного слова, что даже не заметили, как музыка сделалась очень быстрой.
  "Кайф", - мелькнуло в голове у потрясенной до глубины души Лизаветы.
  Мастер Мюррей протяжно запел что-то страшное на незнакомом языке. Ковен все стремительнее вращался вокруг него. Лицо Артура покраснело от напряжения. Семен Аркадьевич бешено скалил зубы. Островский испуганно таращил глаза. Женщины оказались в состоянии, близком к трансу. Одна Исидочка задыхалась от напряжения. Рука Лизаветы внезапно соскользнула с ее плеча. Исидочка взглянула в ее сторону, но заметила только студента Бородина, который с таким же недоумением смотрел на Исидочку. Они наспех соединили руки, и лишь через несколько кругов догадались: случилось что-то невероятное. Девушка взвизгнула.
  - Где Лизавета?
  - Лизавета исчезла! - ахнул студент Бородин.
  Постепенно все остановились, с недоумением озираясь вокруг. Мастер Мюррей нахмурился.
  - Кружитесь в обратную сторону, - отрывисто приказал он.
  Его послушались. Через несколько минут напряженного ожидания в центре круга прямо из пустоты явилась завывающая от восторга женская фигура с растрепанными волосами, в разорванном белом платье. Это была Лизавета. Ее огромные, черные глаза на пугающе бледном лице горели неземным вдохновением.
  - Я видела Бога, Бога! Он любит меня! - кричала она.
  Потом Лизавета самозабвенно заплясала свой знаменитый монашеский обряд. Невольные зрители смотрели то на нее, то на английского колдуна, не зная как поступить. Не дожидаясь окончания танца, Мастер Мюррей поймал девушку за плечи.
  - Нет не Бога.
  Лизавета ожесточенно затрясла головой.
  - Я всю жизнь ждала этой встречи, вы мне просто завидуете!
  - Опомнись, ведьма, - рявкнул Мастер Мюррей. - Взгляни на себя. Кому ты такая нужна кроме Дьявола?
  Лизавета вздрогнула, замолчала, сгорбилась, опустила голову и заплакала.
  - Действительно, очень обидно, - с жалостью закивала Анечка, жена Костика.
  Колдуны недовольно загудели. Англичанин пожал плечами.
  - Ни разу не видел подобного чуда в первую ночь.
  - Нас пугает другое, - объяснила Исидочка. - Неужели мы все теперь нужны только Дьяволу?
  Старик поджал губы.
  - Девочка моя, разве прежде ты не читала, как вредно колдовать?
  - Я думала, это неправильные книги, - понизив голос, призналась Исидочка. - Мы все так думали.
  - Священные книги не бывают неправильными, лишь недопонятыми или незавершенными. Человеку дозволено все, если честно за все расплачиваться. Только доблести хватает не всем. Прежде Господь освящал ваш путь, а теперь вы в тени, где острее зрение демонов. Бога нельзя увидеть. Даже во сне вместо него возникает лишь восходящее солнце, или горный ручей, или плывущие облака. Бога можно только почувствовать. Когда длинноволосый красавец скажет во сне: я Бог, - не верь ему, это демон. Тем более, если красавец разрывает на девушках платье. Переведи мои слова.
  Исидочка перевела.
  - А Христос? - возмутился тантрик Островский.
  Всплеснув руками, Мастер Мюррей громко расхохотался.
  - Какая прелесть.
  Англичанин не принял вызов, не поддержал дискуссию. Ведь не было никакого смысла в том, чтобы переспорить простого смертного по поводу сущности Бога, если Бога нельзя потом препарировать, как лягушку, подтвердив свое мнение. Вместо этого Мастер Мюррей приказал собираться в обратный путь и дал полчаса на сборы.
  - Зачем? - поразились все.
  Старик прищурился.
  - Надеялись всласть понежиться в теплых постельках? Не забываете, отныне все силы ада преследуют вас по пятам. Но к счастью вы гораздо умнее, чем они. Опытный маг не позволит себе косность мышления или лень. Ваше сознание должно стать подвижным, как ртуть.
  В глазах людей отразилось странное чувство между отчаянием и восторгом.
  - Пойду, заведу машину, - вздохнул Артур.
  - Нет-нет, - запротестовал англичанин. - Все машины придется оставить здесь. Потом заберете. И не надо на меня так смотреть.
  - А на чем мы поедем? - растерялся Костик.
  - На автобусе.
  - Но откуда ему взяться посреди ночи в такой глуши?
  Мастер Мюррей привычно махнул рукой, как бы избавляясь от чего-то второстепенного.
  - Вас ждет удивительная ночь.
  Приблизительно через час угрюмые колдуны уже шагали по безлюдной зимней дороге, вдоль которой мела поземка. Далекие огни уютного санатория скрылись за горой. Вокруг простиралась такая первобытная тьма, что приходилось все время смотреть себе под ноги, чтобы не сбиться с дороги. Унылая вереница покорителей вселенной представляла жалкое зрелище. Первой не выдержала толстая продавщица Катя.
  - Где проклятый автобус? - сварливо закричала она.
  Мастер Мюррей остановился. Позади вспыхнул свет фар, потом послышался шум мотора. Через несколько минут с англичанином поравнялся уазик. Пожилой водитель остановил машину и добродушно спросил:
  - Подвезти?
  Потрясенные колдуны молча полезли в салон через гостеприимно открытую дверь.
  Устроившись на заднем сиденье, Мастер Мюррей снова заговорил с присмиревшими учениками.
  - Взращивайте невозмутимость, стремитесь к ответу на вопрос "кто я есть?", чтобы достигнуть невозмутимости, слиться воедино с происходящим, умалить себя в столь крайней степени, чтобы ваша мнимая форма исчезла в недрах вашего "я", и тем самым обрести неодолимую мощь. Говорите себе "я ничто" и вас ничто не пересилит.
  - У меня вопрос, - сказал вдруг Семен Аркадьевич.
  - Замечательно, - обрадовался колдун.
  - Можно мне искупаться в проруби?
  В салоне наступила мертвая тишина.
  - Вам жарко? - спросила рыжая Альфия.
  - Мое сознание стало подвижным, как ртуть, - меланхолично объяснил Семен Аркадьевич.
  Мастер Мюррей промолчал. Двигатель уазика зарычал и закашлял. Автобус остановился. Водитель со вздохом пошел открывать капот. Поманив пальцем Семена Аркадьевича, англичанин небрежно кивнул в окно. Автомобильные фары осветили возле дороги аккуратные деревянные мостки, уходившие в застывшую гладь реки. Лишь возле берега зияла впадина, в которой плескалась чуть прикрытая свежим снегом черная вода.
  - Он говорит, это прорубь, - перевела Исидочка побледневшему Семену Аркадьевичу.
  Семен Аркадьевич взглянул на англичанина исподлобья, как бы спрашивая: думаешь, победил? Потом вышел из автобуса, хлопнув дверью.
  - Эй! Ты куда? - удивился снаружи водитель уазика.
  Пассажиры автобуса, прижавшись носом к холодному окну, созерцали эту картину изнутри, как завороженные. Семен Аркадьевич уверенно спустился к реке и погрузился в ледяную воду с головой, не снимая одежды. Его жена Сонечка громко запричитала.
  - Герой! - крякнул тантрик Островский.
  Вернувшись в салон, Семен Аркадьевич уселся напротив английского колдуна. Речная вода ручьем лилась с него на пол под яростный мат перепуганного водителя.
  - Теперь я умру, - зловещим тоном предупредил Семен Аркадьевич. - Заболею и умру. Двигатель заглох. До ближайшего жилья километров десять.
  Мастер Мюррей снова поманил его пальцем. Семен Аркадьевич встрепенулся. Возле уазика затормозил пустой рейсовый автобус, водитель которого высунулся из окна, предложив:
  - Помочь?
  - Пассажиров моих забери! - завопил водитель уазика. - Один так напился, что в прорубь упал, дурак.
  - Насколько здесь оживленное движение в темное время суток, - заметила Людмила.
  В новом автобусе Семена Аркадьевича посадили у печки. Он смирился с неизбежным и поник мокрой головой. Заламывая руки, Сонечка уговаривала его снять пальто. Рыжая Альфия задумчиво посмотрела на их комический дуэт.
  - Если одежду не высушить, воспаление легких гарантирую, - пообещала она.
  - Вы врач? - испугалась Сонечка.
  - Сестра милосердия, - улыбнулась Альфия. - Хорошо бы растереть ему спиртом грудь.
  Исидочка взволнованно заговорила со своим расшалившимся колдуном по-английски. Мастер Мюррей равнодушно пожал плечами. Откуда ни возьмись, на ночной трассе появились милицейские машины с мигалками. Они догнали автобус и начали его сопровождать, сзади и спереди. Пассажиры посмотрели на них в окно.
  - Почетный эскорт, - определил Артур.
  Потом колонна машин вместе с автобусом внезапно свернула с трассы в сторону незнакомого городка.
  - Эй, куда нас везут? - забеспокоилась продавщица Катя.
  На городском КПП милиция выстроилась вдоль дороги по стойке смирно, чтобы отдать им честь. Радостные лица сотрудников ГИБДД показались очень подозрительными. Пассажиры с недоумением уставились друг на друга.
  - Что происходит?
  - Снова фокусы англичанина, - догадался Вовочка Бородин.
  Мастер Мюррей безмятежно улыбался, как сфинкс.
  В городе автобус встречал духовой оркестр и ликующая толпа с цветами. Посреди ночи такая пышная церемония выглядела попросту дико. Казалось, они въехали в населенный безумными духами город-призрак, который с первыми лучами утреннего солнца растворится в воздухе без следа. Особенно нереально выглядел плакат, который местные жители держали над головой:
   "Слава героям-хоккеистам!"
  Прислушавшись к шуму толпы, Костик догадался:
  - Нас принимают за местную команду по хоккею.
  - Неужели снаружи не видно, кто мы? - удивилась Анечка.
  Артур поскреб пальцем окно и предположил:
  - Наверное, стекла тонированные.
  - Представляю, какой будет скандал, когда мы выйдем, - поежился Островский.
  Автобус остановился перед гостиницей. На первом этаже, справа от главного входа, был ресторан. Симпатичные официантки уже встречали их на крыльце хлебом-солью. Двери автобуса открылись. Злополучные хоккеисты с тоской уставились на них, не мигая. Костик решительно встал.
  - Давайте покончим с этим.
  Робко улыбаясь, все вышли наружу. При виде своих кумиров толпа ликующе закричала:
  "Шайбу! Шайбу!"
  - Вы что-нибудь понимаете? - спросил Островский у Семена Аркадьевича.
  Но Семен Аркадьевич, усталый мокрый и злой, только прищурился.
  - Кажется, героев-хоккеистов приглашают в ресторан.
  - Вот бы и впрямь перекусить, - вздохнула продавщица Катя.
  - А что? - осмелел Костик. - Дают - бери, бьют - беги.
  - Может быть, здесь все близорукие? - догадался Ванечка Бородин.
  - Или слепые? - усмехнулся Семен Аркадьевич.
  Сделав страшные глаза, рыжая Альфия завыла низким голосом:
  - Мы попали в город слепых, за который играет слепая хоккейная команда...
  Она не договорила, поскольку Мастер Мюррей, непринужденно поднявшись по ступенькам, уже принимал у красавиц хлеб-соль. Его догоняла испуганная Исидочка. Не долго думая, остальные колдуны тоже поплелись в ресторан.
  Банкетный стол посреди широкого зала поразил их в самое сердце. Дорогих гостей немедленно усадили на почетные места. И пока дорогие гости тупо насыщались, опустив пониже лица в тарелки, лучшие люди города вставали и поздравляли команду "Магний" с выходом в высшую лигу. Местные жители не выглядели слепыми или сумасшедшими. Но по какому-то странному капризу природы они смотрели на чужих людей, а видели знакомых хоккеистов. Продавщицу Катю даже разок похлопали по широкой спине, обозвав вратарем Трубниковым.
  - Молчи, молчи, - зашипела Лизавета, когда продавщица покраснела от злости.
  Колдуны выпили. Колдуны закусили. Потом еще разок выпили. А после вручения ценных подарков колдуны начали пить по-настоящему.
  - Как в Шотландии! - глядя на англичанина, воскликнул тантрик Островский в новеньких швейцарских часах.
  Поэтому когда хоккеистам предложили отдохнуть наверху, в роскошных номерах класса люкс, некоторым пришлось помочь. Особенно скверно себя почувствовал Семен Аркадьевич, который так и не переоделся в сухую одежду. Справа его поддерживала супруга Сонечка с бутылкой виски в руках. Слева к страдальцу почему-то прижалась рыжая Альфия. А за спиной у Семена Аркадьевича тянулись по красному ковру позорные, мокрые следы.
  Мастер Мюррей не обманул. Ночь пролетела ярко, как в кошмарном сне. Семену Аркадьевичу даже запомнилось, как в полутьме шикарных апартаментов, посреди огромной кровати две обнаженные ведьмы долго и сладострастно растирали его волосатую грудь шотландским виски, по очереди прихлебывая спиртное из горлышка.
  На другой день колдуны целый час собирались в вестибюле. Лица у всех были мрачными и помятыми. А Семен Аркадьевич выглядел как Лазарь, который уже воскрес, но еще не разобрался, хорошо это или плохо.
  Окинув взглядом свою потрепанную команду, Мастер Мюррей укоризненно покачал головой:
  - Нельзя сказать, будто колдунам спиртное вовсе запрещено. Нельзя только напиваться.
  Гостиницу покинули без проблем. Вольный народ попросту спустился с крыльца и оказался на улице. Никто не потребовал денег или документов. Прощальных мероприятий тоже не было. Про героев-хоккеистов как будто забыли. Лишь одинокий постовой на углу зачем-то пялил на них глаза, разговаривая по телефону.
  Здоровый, морозный воздух немного всех освежил.
  - Что дальше? - с любопытством спросил Артур.
  Колдуны посмотрели на англичанина. Интересно, какой сюрприз он приготовил на этот раз: белый лимузин или дирижабль? Как угодно, лишь бы поскорее вернуться домой. Но их транспорт почему-то задерживался, и колдуны начали проявлять признаки нетерпения.
  - Я замерзла, - сообщила Лизавета, капризно поджав губки.
  Зловеще улыбаясь, постовой спрятал мобильный телефон и решительно направился к ним. Все уставились на него с недоумением: мол, чего тебе, служивый? Никто не заметил, когда сзади подкатил потрепанный милицейский фургон без окон.
  - Попались, - обрадовался постовой.
  Из автобуса вразвалку спустилось несколько хмурых верзил в милицейской форме.
  - Граждане, проедем в отделение, - предложил главный верзила.
  Мастер Мюррей молчал. Колдуны забеспокоились.
  - За что? - возмутился Костик.
  - Проедем в отделение, - повторил капитан милиции.
  У Сонечки началась истерика. Услышав женский визг, милиция озверела и начала силой заталкивать колдунов в тесный, темный фургон.
  - Мы здесь не поместимся! - испугалась продавщица Катя.
  - Поместишься, - засмеялся капитан.
  Чтобы заглушить вопли внутри автобуса, водитель включил рок-н-ролл. Когда последний маг с перекошенным от страха лицом оказался в фургоне, автобус рванул с места, запрыгал по кочкам, и началось настоящее светопреставление. Под веселую музыку во мраке чрева фургона слуги закона, будто беспощадные демоны преисподней, отобрали у дорогих гостей ценные подарки хоккеистов. Причем они совершенно точно знали, кому что досталось. Хуже всех пришлось Островскому, который забыл швейцарские часы в гостинице. Тантрика даже били кулаками под дых с громкими криками:
  - Отдавай часики, гад!
  Кошмар прекратился, лишь когда позвонили из гостиницы и подтвердили, что часики нашлись.
  Водитель резко затормозил. Железная дверь открылась. Магов выставили наружу.
  - И чтобы духа вашего не было в моем городе, - процедил сквозь зубы капитан.
  Потрясенные, избитые колдуны, сжимая в руках свои вещи, только жмурили от яркого света заплаканные глаза. Милицейский фургон стоял посреди главной площади их родного города. Это было чудом, ведь с тех пор как они оказались в плену, прошло минут десять, не больше.
  Фургон неторопливо развернулся и спокойно уехал.
  - Фашисты, - всхлипнул Островский.
  Мастер Мюррей невозмутимо откашлялся.
  - Не пытайтесь понять, что произошло. Есть границы, за которые рассудку не проникнуть, - поучительно сообщил он. - Достигнув этих границ, маг обязан продолжить путь. Но если его обуяла гордыня, если он преисполнился чувства собственной важности, то погибнет сам и погубит все, к чему прикоснулся. Поэтому не удивительно, что в высших сефирах мирового древа воле сопутствует смирение, и что единственный путь, ведущий к истинной силе, есть самозабвение. Вам понятно?
  Поеживаясь от холода, колдуны уныло топтались посреди заснеженной площади. Случайные прохожие на всякий случай обходили их стороной.
  - Ни разу не слышал ничего понятнее, - буркнул Семен Аркадьевич.
  - Зря мы, короче, не сконцентрировались, - поник головою Костик.
  - Вы долго скользили по гребню волны, но все-таки захлебнулись, - подтвердил англичанин. - Вам казалось, что все приключения организовал непосредственно я. Нет-нет. Отныне ваша собственная природа получила магическую способность выстраивать события в удобном порядке. В полном составе ковен может достичь крайних пределов могущества. Следите, чтобы тело и мысли были чисты.
  Сонные, больные, униженные и уставшие как собаки колдуны молча разъехались по домам.
  
  
  
  
  
  ЧАСТЬ 2
  
  Добравшись до своей кровати, Мастер Мюррей рухнул на нее лицом вниз и сразу же захрапел. А Исидочке сперва пришлось ответить на несколько телефонных звонков.
  Первым позвонил Артур и взволнованно рассказал, что вернувшись домой обнаружил свой джип во дворе. Километраж на спидометре не изменился. Даже журнал, который вчера случайно остался на сиденье водителя, оказался нетронутым. Короче говоря, его джип мгновенно исчез в санатории, и материализовался здесь, что и требовалось доказать.
  Затем по тому же поводу позвонил Семен Аркадьевич. Только Семен Аркадьевич начал издалека. Он спросил: какова вероятность того, что один здравомыслящий человек спокойно приехал на машине домой, после чего ему ловко внушили, будто он провел фантастическую ночь, полную приключений, оставив машину за много километров от города?
  - Посоветуйтесь с Артуром, - ответила здравомыслящему человеку Исидочка.
  Девушка приняла душ, почистила зубы, распустила волосы и только собралась немного вздремнуть, как раздался телефонный звонок от Островского. Вежливо извинившись, тантрик долго сопел в трубку, не зная как сформулировать свое неожиданное открытие, и наконец выразился так:
  - Не смейся, но у меня на лысине опять растут волосы.
  Потом его трубка почему-то оказалась у продавщицы Кати.
  - А я похудела на целых пять килограмм! - восторженно сообщила она.
  - Исидочка, - снова заговорил Островский, - будь добра, узнай у дяди: эти изменения произошли благодаря его магии, или из-за моей Тантры?
  - Дядя спит, - вздохнула Исидочка.
  - Спроси попозже, это принципиальный вопрос.
  - Катя уже приобщилась к Тантре? - не удержалась от сарказма Исидочка.
  - Мы вольный народ, а не общество благородных девиц, - напомнил Островский.
  Островский и Катя оказались не единственными счастливчиками. Все маги ковена начали заметно меняться, внутренне и внешне.
  Мастер Мюррей объяснил, что их новый образ жизни называется викка. Название происходит от староанглийского слова "сила", которая в форме глагола означало "сгибать в круг", а в идиоматическом смысле - "ведьма". Женщина ковена тоже называется викка. Мужчина ковена называется виккан. Каждый колдун, в знак глубокого уважения к другому колдуну, использует обращение - леди или сэр.
  Викка не религия, а естественный дар природы, поскольку человек - это существо, изобретающее символы. Виккане могут исповедовать любую религию, поскольку Бог говорит с разными людьми по-разному. Мы живем в мире, где даже снежинки отличаются друг от друга. Ведь если бы Всевышний не смог внушить истинную веру какому-нибудь народу, тогда бы он не был Всевышним. Но поскольку он Всемогущий, значит уже явил себя повсюду именно таким, каким захотел, и незачем людям лезть в его дела.
  Но что бы не говорили ортодоксы, никто из людей изначально не ищет Бога. До такого понимания нужно еще дорасти. Все ищут радость. А на пути к радости полным-полно препятствий, для преодоления которых нужна сила. В жизни каждого человека наступает время, когда сила нужна, а ее нет. Викка дарит такую силу в избытке.
  Временами Мастер Мюррей говорил еще более странные вещи. Мол, нет причины выбирать между многобожием и единобожием. Бог един, но чем ближе он к грешной земле, тем сложнее ему оставаться единым. Ведь материальный мир разделен во времени и пространстве. Поэтому тот, кто не замечает гармоничного единства религий, попросту невысоко оторвался от земли, извините. Воюют одни фанатики, мистики всегда заодно. Викка не призывает к мировому господству. Если кто-то начнет проповедовать, будто все люди обязаны объединяться в ковены, значит он шарлатан. Викка стремится лишь к радости личного бытия и проповедует эгоизм. Но поскольку каждый посторонний человек - тоже ты, хотя в другой жизни, значит незачем умному человеку вредить самому себе. Последний тезис больше всего раздражал Семена Аркадьевича.
  - Как это понимать? - допытывался он.
  - В прямом смысле, сэр, - объяснял Мастер Мюррей. - Нет никакого различия между единицей и множеством. Существует лишь одно "я", общее для всех существ во вселенной, которое только на материальном уровне выглядит разными "я". Но если ваше самосознание поднимется на высший астральный план, то обнаружит себя великим актером, одним и тем же в бесчисленных ролях. Индусы называют такого актера - Атман, мировая душа.
  - Тогда чем объяснить существование бесплотных духов, сэр?
  - Их уровень выше нашего, но не предельный.
  - Значит, черной магии не бывает?
  - Черная магия - это отсроченное самоубийство, - усмехнулся Мастер Мюррей. - Черная магия слепо верит, будто ненавистная личность врага существует вне личности мага. Между тем, ничего абсолютно отдельного в реальности нет, это иллюзия. Белая магия исходит из более точного представления. Любая личность есть другое проявление твоей души, поэтому человеческие взаимоотношения допустимо лишь гармонизировать.
  Мастер Мюррей не признавал строгих ритуалов. Он считал, что важнее сохранить непосредственное восприятие жизни. Каждый маг получил от него индивидуальные рекомендации, настолько нелепые, что никто бы не стал их выполнять, если бы они не приносили ощутимую пользу. Его викка предлагала упражнение или танец - нечто среднее между йогой и забавными волшебными пассами.
  Англичанин утверждал, что к магии нельзя относиться слишком серьезно. Для колдовства больше подходят эпитеты, наподобие: "фантазия", "иллюзия", "сказка". И все, что делает маг, в некотором роде действительно - лишь игра его воображения. Хотя любому человеку известно, насколько успех зависит от настроения. Ибо что такое судьба? Это - характер. Человеческий характер имеет застывшую часть в виде врожденных рефлексов. Однако, у характера есть и легкое, эфирное тело, вполне доступное для воздействия, которое называется настроением.
  Два человека в одинаковых условиях добиваются поразительно разных результатов лишь потому, что один упрям и оптимистичен, а другой пассивен и уныл. Поэтому магия прежде всего должна изменить характер самого мага.
  Если магу удалось добиться полезных мыслеобразов, то незачем анализировать, насколько они реальны. Важнее научиться регулярно их воспроизводить. И лишь истинный маг однажды поймет, что привычная реальность - тоже мыслеобраз, но очень сильный.
  - Человеческие мысли подобны потоку воды, которая со временем пробивает даже самую твердую скалу, - говорил Мастер Мюррей. - Вода викки просто более плотная, вот и все.
  Самые неприличные инструкции получили от него Костик и Анечка, которые вскоре достигли невиданных высот в сексуальной магии. Викка настолько усилила их естественный, природный талант, что даже все соседи по дому у супругов стали добрее, успешней и здоровей. Ну а сами Костик и Анечка, погрузившись до дна в волшебную страсть, вынырнули обратно настолько обновленными, что начали сочинять потрясающие исторические романы из жизни средневековых людей. Эти романы до такой степени были пронизаны духом искренней веры и неподдельного целомудрия, что внезапно заинтересовали официальную христианскую церковь.
  - Отрадно видеть в творчестве молодых людей столь высокое понимание сокровенной сути христианства, - порадовался за супругов один влиятельный диакон, после чего поучительные романы помогли опубликовать. И даже серьезные ученые поразились тому, насколько хорошо авторы были осведомлены о мельчайших нюансах средневековой жизни. Если какой-то историк находил в романе неточность, то позднее всегда выяснялось, что ошибался все-таки он. Об истинной причине такого успешного творчества догадывались только Исидочка и Мастер Мюррей.
  - Ты собираешься когда-нибудь рассказать, кем они были в прошлой жизни? - допытывалась Исидочка.
  Но Мастер Мюррей в ответ добродушно жмурился, как огромный кот.
  - Я жду. Однажды Костик и Анечка сами опишут свою историю в новом романе. Вот когда они воистину вспомнят все. Поначалу это обернется для них кошмарным, мучительным испытанием. А потом они придумают для своей мрачной трагедии счастливый конец и полюбят друг друга еще сильней. Ведь каждый настоящий писатель - немного маг.
  Тантрик Островский, вопреки своим ожиданиям, почему-то не получил от Мастера Мюррея сексуальных инструкций, хотя это не помешало Островскому организовать платную школу Тантры. Учениками Островского оказались исключительно женщины. Главной жрицей была назначена продавщица Катя, которая худела не по дням, а по часам, уверенно превращаясь в секс-бомбу. Для Кати и для себя изобретательный тантрик даже придумал научное название: хорошо сбалансированная пара. Островский заметно помолодел, его голова покрылась густой шевелюрой, про которую он неохотно рассказывал, будто ее пересадил один искусный пластический хирург.
  - Где же работает такой хирург? - восхищались завистливые знакомые.
  - Нигде, - темнил тантрик, - это странствующий хирург.
  Узнав про школу Тантры, Семен Аркадьевич в гостях у Исидочки однажды ехидно спросил Островского:
  - Почему вы занимаетесь только с женщинами, сэр?
  - Суть тантрических отношений в слиянии двух начал, женского и мужского, через образование единой энергетической сущности, которая дает мощный толчок в развитии обоих партнеров. Исходя из того, что я представляю собой мужское начало, то и Тантрой я занимаюсь исключительно с женщинами, - возмутился Островский.
  - А я слыхал, что настоящие мастера Тантры занимаются и с мужчинами и с женщинами, - не унимался Семен Аркадьевич. - Не означает ли это, что ваше мастерство находится на более низком уровне?
  - О, да, - вдруг согласился Мастер Мюррей. - Тантре надо учить мужчин. Ведь женщине достаточно просто раскрыться. А мужчина обязан ее удовлетворить, угадать как этого добиться, и сообразить, откуда взять столько сил. Зато обычное удовольствие не идет ни в какое сравнение с тантрическим, не говоря уже про магические последствия.
  - Какие еще последствия? - насторожился Семен Аркадьевич.
  - Вот вы, Семен Аркадьевич, колдуете целый месяц, а в колдовство не поверили, - злорадно захихикал Островский. - Парадокс!
   Мастер Мюррей пожал плечами.
  - Повсюду принято исполнять волю богов, - заявил он. - Христиане служат Христу, мусульмане - Аллаху, евреи - Иегове. Когда-то язычники ублажали своих многочисленных идолов кровавыми жертвоприношениями. Но прежде воплощением дикой природы считалась любимая женщина, которую надо было порадовать сексуально. Удовлетвори жену - и природа тебя отблагодарит. Твои поля будут самыми тучными, твои леса наполнятся дичью, твои реки начнут кишеть рыбой. Женщина - божий дар, живой идол, посредством которого опытный тантрик всегда мог поправить свои дела.
  Семен Аркадьевич лукаво склонил голову набок.
  - Удобно.
  - Тантра подразумевает не только секс, - поспешно добавил Островский. - Ведь невозможно целыми днями совокупляться, как бы не хотелось. Зато нам остаются ласки, поцелуи, слова, взгляды, массаж, отношения, подарки и ритуалы. Любая деятельность может стать символическим ложем любви, если ты настоящий тантрик...
  - Шестидесяти лет, - отметил Семен Аркадьевич.
  - Не извольте беспокоиться, сэр, - ядовито прошипел Островский.
  - Досточтимый сэр. Раньше вы говорили, что деньги служат злу, однако школа у вас не бесплатная, - заинтересовался Артур. - Как это понимать?
  - Я не говорил, что деньги это зло, - рассердился тантрик. - Жить ради денег - вот зло. Плата, которую я беру за тантрические сеансы, означает, что человек, который пришел ко мне, готов обменять свою энергию на знание. Знания никогда не доставались бесплатно.
  - Полюбуйтесь на этого сэра просветителя! - всплеснул руками Семен Аркадьевич. - Завел гарем, да еще и деньги с женщин берет! Даже мусульманин, который имеет четыре жены, честнее нашего тантрика!
  Но пока мужчины спорили о том, как удовлетворять женщин, самих женщин волновали более важные дела.
  Например, леди Лизавету, которая окончательно отдалась своей возвышенной страсти, интересовал исключительно танец. Ведь во время волшебного танца ее легкое, гибкое тело делалось невесомым и взлетало. Мастер Мюррей научил способную викку путешествовать по другим мирам, откуда Лизавета возвращалась в наш мир, увидев еще более удивительные танцы. Вскоре магических танцев в ее репертуаре оказалось настолько много, что Лизавета захотела их кому-нибудь показать. Первое же ее выступление в обычном Доме Культуры закончилось настоящей сенсацией. Особенно публике понравилось, как эффектно Лизавета исчезла со сцены в конце представления. Никто не подозревал, что викка испарилась по-настоящему, а не благодаря секретному трюку.
  Само собой, Лизавете пророчили карьеру оригинальной танцовщицы. Но девушка проявила странное безразличие к такой завидной судьбе. Она использовала громкую славу лишь для того, чтобы стать скромным учителем танцев в детской школе искусств.
  - Много лет назад меня исключили из этой школы, как неуклюжую, бесперспективную девочку, - заявила Лизавета ошеломленным журналистам и улыбнулась. - Но это в прошлом. Ведь у меня перспективными девочками и мальчиками будут все.
  Викка не обманула. Не прошло и месяца, как весь город приезжал взглянуть на выступление ее группы. Профессиональные учителя возмущались и завидовали. С их точки зрения, хореография Лизаветы не представляла ни малейшего интереса. Но, боже мой, насколько красивыми оказались простые движения этих танцев! Насколько гармоничными становились на сцене прекрасные детские фигурки! Родители в зале рыдали от счастья, при малейшей опасности горой вставали на защиту Лизаветы, а дома на своих детишек надышаться не могли. Дети от чрезмерного обожания нисколько не портились, поскольку все поголовно влюбились в Лизавету, а Лизавета была по уши влюблена в них.
  Эта невероятная идиллия могла стать сюжетом для отдельной истории, хотя сама Лизавета в гостях у Исидочки рассказала о ней очень простыми словами:
  - Я нашла своего Бога. Спасибо, Мастер Мюррей.
  И покрасневший от удовольствия старый английский циник только смахнул со щеки слезу, впервые не зная, что ответить.
  Ну а рыжая бестия по имени Альфия оказалась виккой иного рода. После посвящения она пришла к Исидочке и решительно заявила:
  - Надо поговорить.
  Исидочка молча поставила перед ней чашку чая.
  - Бесценная леди Исида, - усмехнулась Альфия. - Мне хорошо известно, как я вам не нравлюсь, хотя вы мне наоборот, очень нравитесь. Ведь у меня из головы не идут слова вашего мудрого дяди: следите, чтобы тело и мысли были чисты. Я боюсь.
  - Чего боится прекрасная леди Альфия? - осведомилась Исидочка.
  - Боюсь, что мои мысли недостаточно чистые, отчего всем будет плохо.
  Исидочка гордо вскинула подбородок.
  - Просто голову надо очистить от грязных мыслей, разве не так?
  - Не так, - заупрямилась Альфия. - Я уже пробовала. Не помогает.
  - Тогда всем действительно будет плохо, - вздохнула Исидочка. - Ведь леди Альфия теперь викка и ее грязные мысли изменяют реальность. Спасибо, что предупредила.
  Альфия покачала головой.
  - Бесценная леди Исида! А вам известно, что наши недостатки - это нереализованный потенциал?
  - Глупо выдумывать оправдания для разврата.
  Альфия обиделась.
  - Тогда зачем Бог сотворил меня развращенной? Почему меня нисколько не привлекает обычное семейное счастье? Разве я виновата в том, что не такая как все? В чем же мое предназначение, леди Исида?
  Исидочка поджала губы.
  - Неужели твое предназначение в том, чтобы губить чужую любовь?
  Рыжая викка взглянула на нее с интересом.
  - Ошибаетесь, леди Исида, - мягко возразила она. - Семейные пары, которые я соблазняю, любят друг друга крепче прежнего.
  - Не болтай глупостей.
  - Ну хорошо, - отложив чашку чая, Альфия устроилась поудобней. - В первый раз это случилось три года назад. Я медсестра, работаю в больнице. Однажды к нам в отделение поступил приличный дяденька лет пятидесяти и лег в отдельную палату. Он сразу же на меня запал, хотя пытался выглядеть равнодушным. Как видите, я молода, хороша собой, но без денег. Богатый любовник не повредит. Дождавшись позднего вечера, зашла сделать ему укол, а потом начала потихоньку массировать его попку. И видели бы вы, как он напрягся. Дяденька гордо заявил, что любит только жену. Ну и ладно. Я посадила лгунишку на кровать, сама села напротив, скрестив ноги, и улыбнулась, не отводя глаз. А глаза у меня зеленые и бесстыжие. Потом, сама не знаю зачем, предложила дядьке исправить ауру, якобы экстрасенс. И начала водить руками вокруг, как в кино, не прикасаясь к клиенту. Молчит дяденька минуту, другую. Как вдруг начинает страстно сопеть, хватая меня за коленки.
  - Банально, - фыркнула Исидочка.
  - Нет, я ему отказала, - заявила Альфия. - Терпеть не могу лгунов. Так и объяснила: раз любишь только жену, не буду мешать вашему счастью. Дяденька сильно приуныл. Через неделю выписался. А через две недели примчался сообщить, что жена не против.
  - Бред какой-то.
  - И вновь вы не угадали, бесценная леди Исида, - ласково ответила Альфия. - У него с женой много лет ничего не получалось. А от моего бесстыжего взгляда член подскочил, как кобра. Я все-таки медик. Если один мой взгляд помогает, то почему бы беднягу не полечить? Пришлось мне смотреть на них, пока они кувыркались, как двадцатилетние.
  - Это надолго помогает? - недоверчиво спросила Исидочка.
  - Навсегда! - Альфия гордо выпрямила спину. - А теперь объясните, леди Исида, чем ваше целомудрие полезнее моего легкомыслия?
  Исидочка невольно улыбнулась.
  - Ведьма!
  - Вот именно, - закивала рыжая Альфия. - Не всегда меня любят вприглядку. Иногда удовлетворяют по-настоящему. Беспокоит другое. Я абсолютно довольна таким сексом, совершенно не тянет влюбиться всерьез. Как быть?
  Исидочка призадумалась.
  - Хорошо, я спрошу у дяди, - пообещала она.
  Узнав про эту историю, Мастер Мюррей оживленно затряс головой.
  - А у нас в Гемпшире от похожей проблемы страдала леди Маргарет, - сообщил он, - которая тоже была ярко-рыжей, но получила строгое воспитание. Бедняжка так мучалась, что приходилось специально изобретать сексуальные обряды, лишь бы Мэгги сбросила напряжение.
  - И конечно ты сейчас скажешь: все в порядке, ничего страшного, - рассердилась Исидочка.
  - Нет-нет, - англичанин задумчиво поджал губы. - Леди Альфия незаметно превращается в безвольное зеркало для посторонних людей. Это болезнь самых чутких женщин, воспринимающих чужие эмоции, как свои. Хотя вылечить ее нетрудно. Леди Альфия должна увидеть себя со стороны. Ведь теперь, кажется, проще воспользоваться фотоаппаратом и кинокамерой?
  Исидочка немедленно перезвонила Альфие и рассказала ей про рецепт Мастера Мюррея. Рыжая викка долго молчала в трубку.
  - Вот бы никогда не подумала, - призналась она.
  - Сэр Мастер сказал, что болезнь опасна в первую очередь для тебя. Оказывается, подсознательно ты себя нисколько не любишь, считаешь неинтересной. Знаешь, кем ты была в прошлой жизни?
  - Кем?
  - Бездомной горбатой нищенкой, которая умерла под мостом. Учти, что мой дядя не каждому раскрывает секреты реинкарнации.
  - Спасибо.
  Голос у рыжей бестии взволнованно задрожал, и вдруг она начала рыдать прямо в трубку.
  - Боже правый, - растерялась Исидочка.
  - Я всегда это подозревала! - завизжала Альфия. - Меня никто не любил! Никто не открыл мне дверь, когда я насмерть замерзала от холода! Ты даже не представляешь, какими злыми бывают люди! Умирая, я так мечтала оказаться под крышей, у теплой печки, согреться под одеялом, и чтобы добрые люди крепко обнимали меня!
  А потом началось такое, отчего Исидочка впервые поняла, почему Мастер Мюррей не спешит рассказывать людям о прошлой жизни. Почти минуту из ее телефонной трубки доносились то нечленораздельные звуки, то картавая французская речь.
  - С тобой все в порядке? - волновалась Исидочка.
  - Не беспокойтесь, леди Исида, - наконец ответила Альфия, гораздо спокойней. - Я справлюсь.
  И действительно, справилась. Уже на следующий день рыжая викка вошла в лучшее рекламное агентство, где по счастливому стечению обстоятельств как раз объявили кастинг новых фотомоделей.
  - Хочу стать звездой, - уверенно заявила Альфия.
  Ей снисходительно объяснили, что она поздно спохватилась, немного полновата и что таких как она - миллион.
  - Больше дела, меньше слов, - улыбнулась Альфия. - Слова - всего лишь вторая сигнальная система. Предпочитаю язык действия. Я уже уволилась из больницы. Не стану звездой - умру от голода.
  Она понравилась. Ее попробовали. Потом дали шанс. Вскоре подписали контракт. А через месяц головокружительная карьера бесстрашной викки в модельном бизнесе стала бесспорным фактом.
  И только тантрик Островский немного сомневался в выборе Альфии.
  - Ах, леди, вы слишком поторопились, - сокрушался Островский. - Ведь ваше тантрическое искусство могло спасти от отчаяния огромное множество людей.
  - Вот еще, - возмутилась рыжая бестия. - Я не собираюсь спасать весь мир ценою собственного здоровья.
  - Правильно, - согласился Мастер Мюррей, - У нас в Гемпшире человека, который хочет спасти весь мир, даже на порог не пускают.
  Жизнь других магов ковена тоже сложилась хорошо, просто замечательно.
  Андрей начал сочинять заклинания. Ведь ему вовсе не казалось, что слова - просто вторая сигнальная система. Древние кельты высоко ценили мед поэзии, дар великого Одина. Складное поношение или восхваление было у кельтов разновидностью колдовства. Заклинания египтян назывались словами власти, а все сущее в нашем мире считалось словами власти Всевышнего.
  Оценив силу своего магического искусства, Андрей долго не решался его развивать. И только со временем начал пробовать колдовать, удивляясь, насколько трудно, оказывается, избежать в заклинании двойного смысла, который немедленно проявит себя превратно.
  - Нелегко избежать напасти, обладая словами власти, - пожаловался поэт Исидочке.
  - Как я тебе сочувствую, - покраснела Исидочка.
  Андрей заулыбался и начал читать свои стихи, кокетничая, как молодой бог.
  - Мне никто не простит беспечности.
  В расточительном звуке голоса
  Вырастают слова из вечности
  Как побеги хлебного колоса.
  Каждой буквой душа исколота
  Ибо корни у них из золота.
  В этом золоте - семя сущего.
  Мир снаружи всегда меняется,
  Но внутри колоска растущего
  Неизменное сохраняется.
  Все грядущее и минувшее
  В нем едино, как в сновидении.
  Я способен будить уснувшее,
  А реальность скрыть в наваждении.
  Все прекрасное и зловещее,
  И любая вещь - слово вещее.
  Все что слышите - вам рассказано.
  Все что видите - вам показано.
  Все что надвое разделяется
  Изнутри воедино связано.
  - Очень красиво! - похвалила мага Исидочка.
  Андрей прикоснулся губами к розовому, женскому ушку и прошептал:
  - Только избранных душ сближение
  Даст единое отражение.
  Лишь немногих людей сознание
  Освещает тайное знание.
  
  Всего пару месяцев назад Мастер Мюррей услышал от Исидочки упрек, что разговоров о чудесах много, хотя чудес на удивление мало. Зато теперь никто не мог пожаловаться на отсутствие чудес. Чудеса бывали так часто, что когда рано поутру, в самое неподходящее время, вдруг позвонила Соня, любимая супруга Семена Аркадьевича, Исидочка спросила ее напрямик:
  - А у вас что за чудо?
  - Это не телефонный разговор, - засмущалась леди Соня.
  - Сгораю от любопытства, - призналась Исидочка, - с нетерпением жду на чай.
  - Нет, было бы лучше, если Мастер Мюррей сам навестил бы нас.
  Исидочка перезвонила на ветеринарную станцию, где работал Мастер Мюррей. Выслушав девушку, старый колдун многозначительно изрек:
  - Свершилось.
  - Что свершилось?
  - Они нашли пострадавшую... не клади трубку, - Мастер Мюррей отвлекся и начал ожесточенно спорить с кем-то по работе, потом вновь заговорил по телефону, - сейчас некогда, вечером расскажу.
  Еле дождавшись окончания рабочего дня, Исидочка прилетела из школы домой, как на крыльях. Англичанин тоже вернулся пораньше. Они молча уселись на кухне пить чай. Девушка взглянула на старика, и у нее возникло стойкое впечатление, будто Мастер Мюррей действительно приходился ей дядей или отцом.
  - Кажется, я забыла тебя поблагодарить за волшебную сказку, в которую ты превратил мою жизнь, - опустив глаза, призналась Исидочка.
  - Я тоже тебя люблю, солнце мое, - спокойно ответил англичанин, и женское лицо засияло.
  - Итак, - весело воскликнула девушка, - теперь рассказывай, в чем проблема у леди Сони?
  Мастер Мюррей пожал плечами.
  - Уже рассказывал.
  - Неужели? - сморщила носик Исидочка.
  - А как же! - улыбнулся старик.
  - Наверное, опять что-то из прошлой жизни? - предположила девушка.
  - Вот именно, - кивнул англичанин. - В прошлой жизни, будучи мужчиной, леди Соня влюбилась в соседку. А Семен Аркадьевич, будучи женщиной, проклял свою соперницу. Соседка заболела и умерла. Тогда Соня, будучи мужчиной, взяла да повесилась. И Семен Аркадьевич в теле несчастной вдовы казнил себя за ревность до самой смерти.
  - Вспомнила, - обрадовалась Исидочка.
  - Они нашли пострадавшую, - повторил Мастер Мюррей. - Им повстречалась женщина, в которую леди Соня была влюблена в прошлой жизни. Время пришло.
  Исидочка ахнула:
  - Что теперь будет?
  - Действительно интересно, - согласился Мастер Мюррей.
  Надев парадный костюм, англичанин надушился одеколоном и отправился в гости к злополучным супругам. Исидочка приготовилась к скучному, одинокому вечеру, как вдруг раздался телефонный звонок. Как ни странно, звонил Ванечка Бородин.
  - Привет, можно к тебе?
  Девушка невольно поморщились. Студент ей не очень нравился.
  - Только ненадолго, - предупредила она.
  Поднявшись в квартиру, сэр Бородин сразу же уселся за стол в ожидании традиционного чаепития.
  - А где сэр Мастер? - спросил он.
  - На задании, - пошутила Исидочка.
  Студент быстро опустил глаза. Девушке тоже почему-то стало неловко.
  - Ты очень красивая, - сказал Бородин.
  - Спасибо, - насторожилась Исидочка.
  Студент покраснел.
  - Это совсем не то, что ты думаешь, - объяснил он. - Это правда. Ты не похожа на других женщин.
  - Разве другие женщины некрасивые? - удивилась Исидочка.
  Студент ответил не сразу.
  - Они подлые.
  Рухнув на стул, девушка с тревогой взглянула на него.
  - Ванечка, откуда такие мысли?
  Студент нахмурился.
  - Давай не будем спорить. Я пришел посоветоваться. Когда вернется сэр Мастер?
  - С минуты на минуту, - обманула его Исидочка.
  Из-за странного поведения Бородина в ее памяти всплыло предупреждение английского колдуна: держись от него подальше.
  - Я подожду.
  - Рассказывай прямо сейчас, - предложила Исидочка. - Все равно мне переводить.
  Студент послушно кивнул и сказал:
  - Одна нехорошая женщина может из-за меня умереть.
  Девушка долго молчала, собираясь с мыслями.
  - Ты ее проклял?
  - Нет, - твердо ответил Бородин. - Но я о ней думаю.
  - И думаешь очень плохо? - догадалась Исидочка.
  - Конечно, - усмехнулся студент. - Она сама виновата.
  - Немедленно перестань, - тихо приказала Исидочка.
  - Не получается.
  Девушка вспомнила, что рыжая Альфия ответила так же. Похоже, что колдуны получаются из очень страстных людей. Тогда Исидочка спросила:
  - Что же натворила нехорошая женщина?
  Глаза студента недобро вспыхнули.
  - Она меня опозорила, как... - сэр Бородин заморгал, подбирая подходящее слово, - как последнего дурака.
  - Это не преступление.
  - Знаю. Я не собирался ей мстить. Просто возненавидел, и все.
  - Неужели тебе непонятно, как это опасно, если ты маг?
  - Понятно.
  Исидочка сокрушенно вздохнула.
  - Что конкретно произошло?
  - Мы познакомились на дискотеке. Ее зовут Оксана. Она старше на десять лет, и сразу же пригласила меня к себе. Только из этого ничего не вышло. - Бородин опустил голову. - Надеюсь, ты понимаешь, что я имею ввиду. Оксана сказала, что все равно меня полюбила, потому что я молодой и красивый мальчик. - Студент нахмурился. - Вранье. Когда мы встречались, Оксана часто жаловалась на мобильный телефон. Сначала не отвечает на звонок, а потом говорит, мол, телефон старый, сигнала нет, пора менять, а у нее денег мало. Мне стало Оксану так жалко. Ну почему эта добрая, красивая женщина живет одна, с ребенком, без мужа который должен о ней позаботиться? И у меня в голове случилось короткое замыкание. Я захотел немного стать ее мужем. Выпросил у родителей деньги и подарил Оксане самый дорогой телефон. Как она благодарила!
  Бородин замолчал.
  - Что потом? - спросила Исидочка.
  - А потом позвонил один друг, тоже гораздо старше, и объяснил, что я лох. Ведь Оксана со всеми своими мужиками знакомится лишь ради подарков и денег. А недавно похвасталась, что даже зеленого, нищего импотента раскрутила на стильный телефон и показала мою фотографию. Оксана не знала, что мы друзья.
  Исидочка покачала головой.
  - Печально, но это не повод для ненависти.
  Студент поднял на нее прозрачные, голубые глаза.
  - Абсолютно с тобой согласен, - спокойно ответил он. - Но Оксана все равно заболела.
  Устав ждать сэра Колина Коннора Мюррея, сэр Бородин молча оделся и ушел. Исидочка начала раздраженно мыть посуду, пытаясь собраться с мыслями. Как странно, что признание Вани Бородина совпало с какой-то важной проблемой у леди Сони. Неужели это случайно? Когда вернулся Мастер Мюррей, Исидочка не выдержала и бросилась навстречу, остановив англичанина на пороге:
  - Ну как? Все в порядке? В семье Семена Аркадьевича никто не пострадал?
  Старый колдун широко улыбнулся, снимая тяжелые, зимние сапоги.
  - Наоборот, - успокоил он. - Скоро одним пострадавшим будет меньше. А то и двумя... - Англичанин задумался, подняв глаза к потолку. - Нет, тремя.
  - Кем оказалась та женщина из их прошлой жизни, как ее звать теперь? - В голове у Исидочки мелькнула страшная мысль, и она сама испугалась своей догадки. - Может быть, Оксана?
  - Сказать по правде, еще никому наверняка неизвестно, как ее будут звать, - удивленно ответил англичанин. - Что произошло?
  - Сначала расскажи про семью Семена Аркадьевича. Им действительно повстречалась бедняжка, которую Соня полюбила, а Семен Акадьевич проклял?
  Мастер Мюррей сделал знакомый жест, как бы небрежно отметая рукой что-то второстепенное.
   - Леди Соня ее родит. - Англичанин выдержал паузу, наслаждаясь произведенным эффектом. - Да-да. Леди Соня беременна. И скоро душа ее бывшей возлюбленной воскреснет в теле ее ребенка. Сегодня мы убедились в этом наверняка. Я понимаю, насколько дико это звучит. Но логика реинкарнации настолько парадоксальна, что однажды ты можешь стать любящим сыном заклятого врага, или родить собственного мужа.
  - Леди Соня ее родит? - переспросила потрясенная Исидочка, с трудом привыкая к парадоксальной логике реинкарнации. - Какое счастье!
  - Семен Аркадьевич так не думал и предлагал аборт.
  - Какой ужас!
  - Кое счастье, какой ужас, а потом снова - какое счастье, - Мастер Мюррей вздохнул. - Суета сует, все суета. Теперь рассказывай ты.
  Но узнав про отвратительные похождения мстительного студента Бородина, англичанин невольно воскликнул сам:
  - Какой ужас!
  Девушка расхохоталась. Мастер Мюррей нахмурился.
  - Этот парень просто мастерски ненавидит. Вот его главный талант. Недаром я говорил, держись от него подальше.
  - Как же нам поступить?
  - Боюсь, что никак, - печально ответил англичанин. - Я хорошо разбираюсь в магии. Иногда приходится смириться с неизбежным. Вашу Оксану не спасти. Она умрет.
  Глаза Исидочки стали круглыми от ужаса.
  - Разве можно говорить о смерти так спокойно? - ахнула она.
  - Она умрет, но это послужит для нее хорошим уроком в следующей жизни.
  Зажмурив глаза, девушка прижала ладони к ушам.
  - Слушать тебя не хочу! Умереть за какой-то телефон!
  - Наверняка в жизни Тани было немало ошибок, прежде чем ей повстречался Ванечка Бородин. Даже самые подлые колдуны не попадаются нам случайно, - объяснил Мастер Мюррей. - Люди - единая система, где все взаимосвязано. Обида нашего Вани стала последней каплей. Есть хорошая русская сказка: мышка пробежала, хвостиком махнула...
  Открыв глаза, Исидочка спокойно ответила:
  - Это бред. Оксана просто вернет телефон, и все.
  Англичанин не стал ее разубеждать. Он замолчал и ушел в свою комнату. А девушка твердо решила спасти обреченную женщину. Но для успеха нужен помощник, надежный и сильный. Исидочка призадумалась. Поначалу она вспомнила про Андрея, но потом испугалась, что слишком к нему неравнодушна. Любовь лишит ее хладнокровия. А что, если поможет Артур? Тем более, что у него есть машина. Идеальный вариант. Исидочка немедленно созвонилась с Артуром.
  На следующий день поздно вечером она уже непринужденно пила кофе из термоса в его джипе. Красавец Артур, предупредительный и элегантный как король, предлагал ей то шоколад, то пирожное. Девушка только оживленно кивала, набив шоколадом рот. За спиной у Исидочки на заднем сиденье автомобиля скорчился студент-девственник. Ему было очень неловко. Бесспорное величие Артура нагоняло на него тоску. На фоне благородного рыцаря в блестящих доспехах, Ванечка ощущал себя маленьким скунсом, который способен лишь испортить кому-нибудь жизнь.
  Они сидели в засаде у дома, где жила Оксана, и ждали ее с работы. Оксана задерживалась. Артур все более бесцеремонно расспрашивал студента про подробности его личной жизни. Студент нервничал. Исидочка молча улыбалась. "Так тебе и надо", - думала она.
  Когда из-за угла в темноте показалась высокая женская фигура, сэр Бородин вздохнул с облегчением.
  - Она.
  Глядя в зеркало, Исидочка деловито освежила помаду на губах.
  - Ждите в машине.
  На проверку Оксана оказалась не самой красивой женщиной. Ее лицо даже не выглядело добрым. На нем застыла гримаса благородного страдания, открытый лоб прорезали ранние морщины, под глазами виднелись чуть заметные синяки. Зато фигурка была на высоте.
  - Здравствуйте, вас зовут Оксана? - спросила Исидочка, когда эта женщина поравнялась с ней.
  Оксана вскинула испуганные глаза, хотя ее голос оказался резким и грубым.
  - А вы кто?
  - Я сестра Вани Бородина.
  Оксана перевела дух с заметным облегчением. На ее губах заиграла насмешливая улыбка.
  - У мужиков одна хромосома недоделанная, - сообщила Оксана. - Женщина может каждого обмануть. Но ей никогда не обмануть другую женщину. Мы видим друг друга насквозь. Ну какая из тебя сестра? Говори, чего надо?
  - Верните, пожалуйста, телефон, который Ваня вам подарил, - вежливо попросила Исидочка, поражаясь цинизму приличной на первый взгляд женщины.
  Лицо у Оксаны вытянулось от удивления.
  - Какой еще телефон? Не было никакого телефона.
  - Неправда, - улыбнулась Исидочка.
  В этот момент женщина напротив показалась ей большим, забавным животным, который подчиняется лишь инстинкту, наивно принимая его за здравый смысл.
  - Ах, этот? - Оксана с пренебрежением достала из сумочки маленький, красный аппарат. - Разве это телефон?
  - Вы напрасно посмеялись над Ваней. Так нечестно.
  - Нечестно требовать подарки назад.
  - Он думал, вы его любите.
  - И до сих пор люблю, вот тебе крест, - Оксана спокойно перекрестилась. - Верни студента, разлучница.
  Внезапно у Исидочки пропала к ней всякая жалость. Природным, женским нутром она отчетливо поняла, как низко упала эта глупая самка, и что теперь неизбежно окажется в тупике, рано или поздно. Девушка тяжело вздохнула, пытаясь настроиться на прежний лад.
  - Почему вы такая злая? Вас кто-то обидел?
  Глаза у Оксаны стали безжалостными и сухими.
  - Не то слово, - процедила она сквозь зубы. - Тебе известно первое правило Дао Любовницы?
  - Дао Любовницы? - заинтересовалась Исидочка.
  - Один психолог придумал, - почти дружелюбно объяснила Оксана. - Первое правило Дао Любовницы гласит: "ты абсолютно не виновата в том, что осталась не замужем, в этом виноваты мужчины, которые вырождаются".
  Потом Оксана задумчиво посмотрела на свой телефон, как бы решая его судьбу, и предложила Исидочке.
  - Давай расстанемся по-хорошему. Забирай своего дурака, и чтобы я вас больше не видела. А не то опять уведу, так и знай.
  От подобной наивности Исидочка даже руками развела.
  - Вы даже не представляете, какая вы сами дура.
  Оксана усмехнулась.
  - Так не доставайся же ты никому, - сказала она телефону и с размаха запустила им в стену дома.
  Злополучный аппаратик разбился. Его разноцветные детали разлетелись в разные стороны. Исидочка поняла, что ей осталось лишь развернуться и молча уйти. Англичанин прав. Оксана обречена. Она не совершила серьезного преступления, но все ее мелкие, бесчисленные грешки уже были исчислены, взвешены и сочтены. "Мене, текел, упарсин", - вспомнила Исидочка страшную библейскую фразу, предвещавшую смерть царя Валтасара. Интересно, какой конец ждет бедную Оксану: порок сердца, иммунодефицит или рак? Проще, конечно, иметь слабое сердце, ведь сердечники умирают за пять минут.
  Исидочка посмотрела на глупую женщину в последний раз, как вдруг у нее за спиной послышался веселый голос Артура.
  - Девушки, не ругайтесь.
  Лицо у Оксаны стало кокетливым.
  - Здесь никто не ругается, молодой человек.
  - Нет, ругаются, даже телефончик разбили, - настойчиво повторил Артур.
  - Вот телефон действительно разбился, - вздохнула Оксана. - Таких денег стоил. Где теперь новый взять?
  - Как где? Магазин через дорогу, - удивился Артур.
  - Я не настолько богата, чтобы покупать дешевые вещи, - с достоинством ответила Оксана. - Лучше подожду до зарплаты.
  Артур прижал руки к груди.
  - Зачем столько ждать? Давайте я подарю.
  Захлопав глазами от удивления, Оксана покосилась на Исидочку. Но девушка уже поняла, началась какая-то хитрая игра, поэтому просто развернулась и молча пошла прочь. Оксана посмотрела ей вслед. Интуиция подсказывала: так не бывает. Но девятый пункт Дао Любовницы недвусмысленно рекомендовал: "никогда не отказывайся от денег или подарков, любовник мечтает их тебе подарить".
  - Так прямо и подарите? - тихо спросила Оксана, заглядывая Артуру в глаза.
  - Конечно, - улыбнулся Артур.
  Восьмой пункт Дао Любовницы предупреждал: "даже у самых жадных любовников сохранился инстинкт заботы о женщине, которому надо лишь помочь проявиться". Поэтому, ситуация не показалась Оксане принципиально невозможной. А второй пункт напоминал: "чтобы наслаждаться фруктами, не обязательно иметь свое блюдо, ведь пройдя вдоль стола можно собрать гораздо больше фруктов из чужих блюд"
  Оксана вздохнула.
  - Я вам не верю, но в магазин все равно пора заглянуть.
  - Значит, нам по пути, - обрадовался Артур.
  Обернувшись в конце улицы, Исидочка увидела, как Оксана и Артур, весело перебежав через дорогу, скрылись за дверью магазина. Рядом с Исидочкой бесшумно возник Ваня Бородин и обиженно засопел.
  - Видела? - мрачно спросил он. - За любую безделушку готова поверить даже дьяволу.
  - Дьявола больше напоминаешь ты, чем Артур.
  Ваня сделал вид, что ему наплевать.
  - Что происходит? - спросила Исидочка.
  - Звонил сэр Мастер и сказал, что нашел способ спасти эту...
  - Я всегда в него верила.
  - Но способ какой-то исключительный, - хмуро добавил студент. - Оксана сама должна участвовать в ритуале.
  - Вряд ли она согласится, - усомнилась Исидочка.
  Ваня усмехнулся.
  - Артур сказал: обязательно согласится. Поехали в Рощу, нам пора.
  Каждый приличный ковен должен иметь свою Рощу. Так издревле называется место для проведения наиболее важных ритуалов. Поначалу Рощей была квартира Исидочки. Потом Роща переехала в большой зимний сад, который можно было занимать по ночам. Об этом позаботился Семен Аркадьевич, который был директором сельскохозяйственного НИИ, имевшего зимний сад.
  Когда Ваня с Исидочкой подъехали к институту на автобусе, озабоченный Семен Аркадьевич встретил их возле входа.
  - Ну, наконец-то. Артур уже позвонил.
  - Как у него дела? - улыбнулась Исидочка.
  - Артур возит свою даму по магазинам, делая ей подарки.
  - Еще немного, и дама свихнется от жадности, - предположил студент Бородин. - Начнет выбрасывать подарки из машины и хохотать.
  - Ситуация под контролем, - успокоил Семен Аркадьевич.
  Охранники на проходной покосились на посторонних, но промолчали. Семен Аркадьевич провел Ваню с Исидочкой по главному корпусу института, сперва вниз по лестнице, а потом через выставочный зал, мимо экспонатов и стендов, гарантирующих высокий удой. Незаметно пожав Семену Аркадьевичу руку, Исидочка прошептала:
  - Сэр Мастер уже рассказал про вас и про леди Соню. Поздравляю. Все будет хорошо.
  - Поверьте, я очень благодарен вашему дяде, - улыбнулся Семен Аркадьевич в ответ.
  Он открыл своим ключом дверь в конце зала и пропустил гостей вперед, в зимний сад. Это было просторное помещение, где в огромных клумбах и кадках росли тропические растения, между которыми летали канарейки и попугайчики. В центре зимнего сада бил небольшой фонтан, возле которого оказалось довольно места для двенадцати человек. Потолок над головой был стеклянным, поэтому обычно зимний сад заливали лучи яркого света. Но сейчас повсюду царил полумрак, лишь у фонтана горели большие, красные свечи.
  В мерцающем круге огня неподвижно стоял Мастер Мюррей, молчаливый, зловещий и сосредоточенный. Взглянув на старика, Исидочка поежилась. Английский колдун был непредсказуем. У Исидочки до сих пор не прошел вчерашний шок от его безразличного отношения к смерти. Кто знает, на какие сюрпризы Мастер Мюррей способен еще?
  Не считая Артура, весь уральский ковен был в сборе. Люди сидели и стояли по обе стороны от англичанина, переглядываясь с легким недоумением. Андрей, заметив Исидочку, заулыбался и подошел к ней.
  - Звонил Артур, - сообщил он.
  - Я знаю.
  - Не знаешь. Артур только что снова перезвонил и рассказал, что женщина, которую надо спасти, наконец, не выдержала и спросила, за что же ее так балуют? Артур ответил: это от жалости, ведь скоро она умрет от рака. Женщина на полном ходу чуть из джипа не выпрыгнула, поскольку уже была у маммолога, но надеялась, что диагноз ошибочный. Потом женщина спросила, откуда Артур узнал про ее больную грудь? Артур как бы нехотя признался, будто экстрасенс, знает все наперед и может свои способности доказать. Он немедленно остановился у бара, зашел в зал игровых автоматов и через пару минут прямо у дамы на глазах выиграл джек-пот. Ведь тебе известно, в чем проявился его магический талант. Теперь деньги сами липнут к Артуру, как мухи на дерьмо. Хотя человек искренне мечтал стать отшельником, играть посреди диких гор на хомусе. Парадокс.
  - Что будет дальше? - спросила Исидочка.
  - Артур еще чуть-чуть подождет, пока глупая женщина досыта наревется в туалете, а потом доставит ее сюда.
  - Ну почему же глупая? - взволнованно спросила леди Соня, услышав слова Андрея. - Бедняжке так тяжело.
  - Глупая, потому что жадная, - мстительно усмехнулся Ваня Бородин.
  Тогда за спиной у студента возник возмущенный тантрик Островский.
  - А вам, юноша, советую не иронизировать, а как следует подготовиться к ритуалу, - зловеще прищурился он.
  - Зачем? - насторожился студент.
  Исидочка с удивлением обнаружила, что все лица вокруг нее почему-то загадочно заулыбались.
  - Не бойся, это не больно, - хлопнув Ваню по плечу, покачал головою Костик. - Знаешь, как говорили в старину? Умел воровать, умей и ответ держать.
  - Мы принесем тебя в жертву, - спокойно пообещала студенту рыжая Альфия.
  Глаза у Бородина стали беспокойными.
  - За что?
  - Это послужит для тебя хорошим уроком в следующей жизни, - мрачно кивнул Островский.
  - Минуточку, - испугалась Исидочка, но замолчала, когда Андрей ей весело подмигнул.
  Тут в сумочке леди Сони зазвонил мобильный телефон. Она поднесла трубку к уху, что-то негромко ответила, потом взглянула на мужа.
  - Приехали.
  И Семен Аркадьевич заторопился на проходную встречать гостей.
  Властным жестом Мастер Мюррей подозвал Исидочку к себе, чтобы она переводила его слова.
  - Эй, ведьмы и колдуны, мои братья и сестры! - воскликнул англичанин. - Пора спасти одного глупого человека. Хотя мы вовсе не обязаны его спасать. Но таково горячее желание леди Исиды. Три чувства делают мага всесильным: любовь к Богу, любовь к людям и любовь к справедливости. Но ни одно из них, отдельно взятое, не пестует силу. Любовь к Богу без любви к людям плодит фанатиков. А любовь к людям без любви к справедливости побуждает спасать от расплаты людей, которые своих ошибок еще не осознали, превращая милосердие в попустительство скорее вредное, чем полезное.
  Люди окружили англичанина. Таких слов от него еще не слышали. Превратившись в проповедника, Мастер Мюррей вновь оказался непредсказуем. Исидочка вспомнила, как однажды не захотела переводить его призыв поклониться Дьяволу. А теперь помогать колдуну было легко и приятно.
  - Любая неприятность - это урок, который надо усвоить, - продолжил Мастер Мюррей. - Преждевременно избавляя человека от расплаты за ошибку, в которой человек еще не раскаялся, можно быть уверенным, что вскоре он получит второй урок на ту же тему, еще более трудный, а за ним и третий, возможно фатальный. Особенно вредно заставлять расплачиваться за свои ошибки других людей, потому что это есть дополнительная ошибка. - С этими словами Мастер Мюррей посмотрел на притихшего студента. - Стыдно, сэр Бородин. Ты проявил свой талант не самым достойным способом. Зло неизбежно проникнет в мир, но горе тому, через кого. Пока не поздно, попробуй исправить свой грех.
  - Как же его исправить? - угрюмо пробормотал студент. - Чего я только не пробовал.
  - Сейчас твой ковен направит энергию по-другому. Вставай в центр круга.
  Ваня нерешительно подчинился. Зазвучала старинная, страстная мелодия. Ведьмы и колдуны, обнявшись за плечи, начали медленно переступать ногами, кружась в магическом танце вокруг студента и англичанина, то приседая, то подпрыгивая высоко вверх. В дверях зимнего сада показались Семен Аркадьевич, Артур и Оксана, с опухшим от слез лицом. При виде зловещего хоровода глаза у Оксаны стали круглыми от ужаса.
  - Колдунов в хоровод, женщину ко мне, - уверенно скомандовал Мастер Мюррей.
  Не задавая лишних вопросов, Семен Аркадьевич и Артур присоединились к танцорам, а дрожащая Оксана оказалась возле студента, хотя смотрела только на англичанина. Внезапно она упала перед стариком на колени, умоляюще сложив ладони на груди:
  - Я все сделаю, абсолютно все, только спасите меня!
  Очевидно, Артур уже объяснил Наташе смысл ритуала.
  - Почему ты так сильно боишься смерти? - спросил Мастер Мюррей.
  Исидочка перевела.
  - Да кто ж ее не боится? - взвизгнула Оксана.
  - Очень многие люди, - уверенно ответил англичанин. - Но ты живешь в параллельном мире существ слабых и недалеких, которые все же догадываются, какая кошмарная расплата ждет впереди, поэтому готовы на все, лишь бы ее оттянуть. А для сильных духом героев смерть - освежающий сон.
  - Что он говорит? - взволнованно спросила Оксана.
  Исидочка объяснила.
  - Я слишком молода, чтобы умирать, - испугалась Оксана.
  - Тогда добейся прощения у него, - приказал женщине англичанин, показывая на Ваню Бородина.
  Оксана покорно протянула руки к студенту.
  - Прости меня, Ваня, прости!
  Мастер Мюррей усмехнулся.
  - Что за балаган? Как ты узнаешь, что прощена? Доделывай, чего не доделала.
  Тогда без тени смущения и даже не вставай с колен, Оксана начала расстегивать на Ване штаны. Студент обреченно закатил глаза. По его лицу нельзя было сказать, будто он счастлив. Ситуация не располагала к тому, чтобы удачно завершить то, что в более спокойном месте закончилось так плачевно. Исидочка отвернулась. В последнее время она привыкла видеть в сексе какую-то процедуру, наподобие медицинской операции, и уже немного удивлялась, что в нем вообще находят хорошего? С новой силой грянула старинная ирландская плясовая. Скрипки и флейты завыли, будто на похоронах любви. Ковен бешено завертелся по кругу.
  - Стоп! - сердито воскликнул Мастер Мюррей.
  Люди остановились, тяжело дыша. Англичанин покачал головой.
  - Так не пойдет. Леди Альфия, займите мое место.
  И с этими словами он решительно встал в круг. Это произошло так неожиданно, что все переглянулись. Только рыжая бестия понимающе усмехнулась. Леди Альфия подошла к вспотевшему студенту, почти не обращая внимания на Оксану, готовую забиться в истерике, и подняла на Бородина свои бесстыжие, ярко-зеленые глаза.
  - Мальчики, девочки, все в порядке, давайте сделаем это вместе. Жизнь так коротка! Зачем обижать друг друга? Зачем считать наши отношения неприличными? Давайте признаем, что обиженного отличают от обидевшего лишь обстоятельства. - Лицо леди Альфии осветилось вдохновением. - Все люди, как слепые котята, ползают по жизни и ошибаются, одни больше, другие меньше. Каждому бывает больно и стыдно. Почему мы так редко помогаем друг другу избавиться от боли и стыда?
  - А у нее талант, - восхищенно шепнул Исидочке Андрей.
  Оксана не выдержала и зарыдала. Студент опустился на колени, неумело обнимая ее за плечи, целуя в мокрые щеки. Рыжая леди Альфия склонилась над ними, как добрая богиня любви.
  Исидочка заметила на Наташе длинную, шуршащую юбку, про которую Оксана потом сказала, что под ней ничего не было, кроме теплых чулок, хотя леди Исиду мало интересовали подробности. Каждый маг ковена в этот момент подумал: "а не слишком ли далеко я зашел?", - но никто не остановился, боясь все испортить. Мастер Мюррей успел приобрести такой авторитет, что польза от его затей уже не подвергалась сомнению.
  И лишь когда все благополучно закончилось, леди Исида постепенно пришла в себя, хотя долго молчала, как и все остальные. Никто не пытался выглядеть циником, которому все нипочем. Только англичанин остался невозмутимым.
  В машине Артура по дороге домой, оказавшись на заднем сиденье рядом с притихшей Оксаной, Исидочка все-таки спросила: разве у Оксаны не возникало подозрений, что над ней издеваются?
  Оксана отрицательно покачала головой.
  - Я встретила свою бабушку, - ответила она.
  - Где?
  - В зале игровых автоматов, куда меня затащил Артур. Его выигрыш можно было подстроить. Но моя бабушка умерла от рака три года назад. И вдруг мне почудилось, будто она стоит рядом с Артуром, кивая головой, - ровным голосом объяснила Оксана. - Потом я заметила ее за деревом в зимнем саду. И стало понятно, что мир мертвых реально приблизился ко мне вплотную, это не шутка. Кто бы не испугался на моем месте?
  Исидочка помолчала.
  - Какие планы на будущее? - поинтересовалась она.
  Оксана насмешливо фыркнула.
  - Планы на будущее? Сначала сдам анализы. Вдруг, ничего не изменилось? А если все-таки изменилось, и жизнь моя будет долгой, - голос у Оксаны дрогнул, но она быстро взяла себя в руки, - то попробую выйти замуж. Ведь я, кажется, недавно влюбилась, как назло. Думала, уже не успею. Знаешь последнее правило Дао Любовницы?
  - Откуда мне знать? - развела руками Исидочка.
  Оксана улыбнулась и сказала:
  - Влюбившись, срочно бросай Дао Любовницы, и никогда не обманывай себя, будто Дао Любовницы - это все, что тебе необходимо для счастья.
  Глаза Исидочки заблестели.
  - Удачи.
  Оксана пожала ее сухую ладонь и кивнула. Остановив джип во дворе, Артур галантно предложил:
  - Я провожу.
  - Это нам ни к чему, - властным жестом остановила его Оксана, с трудом вытаскивая за собой из машины огромный пакет с подарками. - Спасибо, милый, ты просто супер.
  - Угодишь женщине - повезет в делах, - подмигнул Артур.
  - Ты даже не представляешь, как тебе повезет, - вздохнула Оксана, исчезая в подъезде.
  Сэр Артур взглянул на Исидочку.
  - Вот и все, моя прекрасная леди.
  - Почему Мастер Мюррей не приказал ей помалкивать? - задумалась Исидочка.
  Артур захохотал,
  - Потому что Оксана сама не дура, чтобы про такое рассказывать.
  После ритуала Семен Аркадьевич и леди Соня увезли английского колдуна с собой. Кажется, им понадобилась дополнительная консультация по личным делам. Поэтому неутомимый старик вернулся домой гораздо позже Исидочки. Однако, потихоньку открыв дверь своим ключом, Мастер Мюррей с удивлением обнаружил девушку в теплом халате на кухне возле окна, за которым торжественно сияла полная луна.
  - Не спится? - спросил англичанин.
  Леди Исида с чашкой чая в руках медленно обернулась к нему.
  - Бессонница, - объяснила она. - Уже два раза ложилась в постель, но беспокойные мысли так и вертятся в голове.
  - Что за мысли? - спросил сэр Мастер, присаживаясь.
  Исидочка посмотрела на луну.
  - Прошло несколько месяцев с тех пор, как мы объединились в ковен. У каждого из наших друзей открылся какой-то талант. А я по-прежнему обыкновенная переводчица при твоей персоне. Почему?
  Мастер Мюррей налил себе чаю и спокойно ответил:
  - Потому что до сих пор это тебя устраивало.
  Леди Исида нахмурилась.
  - Я должна была захотеть?
  - Ну конечно.
  Девушка недоверчиво улыбнулась.
  - Хорошо, уже захотела, и что?
  Мастер Мюррей быстро заглянул в ее глаза. Взгляд колдуна оказался настолько тяжелым, что Исидочка едва не упала со стула, как от внезапного удара в лоб.
  - Эй, полегче, - испугалась она.
  Англичанин глубоко задумался.
  - Тебе известно, кем была Исида для египтян? - спросил он.
  - Ну конечно. Исида была женой царя Осириса.
  Лицо колдуна стало задумчивым и вдохновенным.
  - Много лет назад Исида жила в долине Черной Земли как простая, смертная женщина, - сказал он. - Однажды ей были открыты заклинания магической силы. Сердце Исиды отвернулось от миллионов людей, и она предпочла им миллионы бесплотных духов. Призадумалась Исида, а нельзя ли стать равной богу Ра на земле и на небесах, самой могущественной богиней, используя тайное имя бога?
  Мастер Мюррей осторожно провел рукой по распущенным волосам леди Исиды, любуясь переливами каштановых прядей. Девушка вздрогнула, ее ресницы опустились, губы заулыбались.
  - Я для тебя твой бог Джехути, - признался англичанин.
  - Какое странное имя, - прошептала леди Исида, не открывая глаз.
  - У него много имен, поскольку давно забыто верное произношение. Тот, Тевтат, Джехути. Греки называли этого духа Гермес Трисмегист. В средние века он считался тайным наставником всех великих алхимиков. Одни называли его другом Исиды, другие даже любовником. Но если судить по преданиям, то сама богиня Исида считала Джехути своим добрым отцом.
  Девушка поцеловала нежную руку англичанина.
  - Ты мне действительно как отец.
  - А ты для меня как дочь, - кивнул англичанин. - Пришло время для посвящения в сан, бесценная госпожа. Ничего не бойся. Бог Джехути знает, что делает.
  С этими словами Мастер Мюррей поймал девушку за ладонь и повел за собой. Исидочка повиновалась, как завороженная. И вдруг она увидела под ногами густую, черную бездну, а себя - идущей босыми ногами по холодному небу, похожему на гладкий, хрустальный пол дворца, в окружении сверкающих животных и людей, изображающих созвездия и планеты.
  - Взгляни на небесную тропу, по которой Ра-Хор-Ахет проходил во главе своей свиты к престолу двух горизонтов, - послышался резкий голос англичанина. - Состарился Ра-Хор-Ахет и дрожал его рот, из которого слюна часто стекала вниз. Исида растерла в ладонях его слюну с земной пылью, сотворила могучего змея и положила на дороге. Змей ужалил несчастного бога в пятку. Челюсти Ра-Хор-Ахета задрожали, члены затряслись, ибо яд залил его тело подобно тому, как Хапи заливает землю. Никогда еще Ра не испытывал боли подобной этой.
  Тут леди Исида вновь увидела сэра Мастера перед собой, но незнакомого и пугающего - с птичей головой на плечах. И лишь по знакомым жестам девушка угадала, что это чудовище по-прежнему ее верный друг. А Мастер Мюррей поднял обе руки вверх, запрокинул свой длинный клюв и протяжно запел:
  - Ра владыка, сын владыки, семя бога! Ра многоликий, сущность которого в каждом! Когда измыслил его отец имя его, то скрыл это имя в теле Ра с самого рождения, чтобы не дана была власть колдовская тому, кто станет колдовать против Ра. Но пришла Исида со всеми чарами и дыханием жизни, которое отгоняет болезнь. Она спросила: "Что с тобою, отец небесный? Одно из твоих творений подняло голову против тебя? Воистину, змей будет повержен моими чарами! Открой только имя свое, ибо выживет любой, если я произнесу его имя!" Яд жег тело несчастного, и жар от яда был страшнее огня. Застонал Ра-ХорАхет: "Пусть обыщет меня Исида, пусть заберет мое тайное имя себе." И свершилось чудо. Опустело место Ра в ладье миллионов лет. А Исида сказала: "Ра связал себя божьей клятвой и отдал свое Око. Око Ра, золотись теперь на моих губах! Вытекай яд, выходи из Ра!" Так сказала Исида, великая чарами, госпожа богов.
  Услышав это, Исидочка наконец очнулась и обнаружила, что стоит в ванной под теплым душем, а Мастер Мюррей любовно моет ее обнаженное тело, что-то ласково бормоча. Потом англичанин выключил воду, тщательно высушил ее волосы, завернул девушку в длинное полотенце, подхватил на руки и понес в спальню. В спальне колдун посадил леди Исиду на постель, уселся рядом на ковер, скрестив ноги, поставил ее ступни себе на бедра и принялся гладить девичьи ножки, приговаривая.
  - Девочка моя, радость моя, богинька моя. Пусть твои ножки всегда будут легкими и принесут Исидочку к счастью. - С этими словами колдун поцеловал ступни ее босых ног. - Пусть бедра Исидочки будут полными и упругими, чтобы все мужчины любовались их красотой. - Колдун поцеловал девичьи колени. - Пусть лоно Исидочки будет цветущим и плодородным, чтобы каждый мужчина мечтал о нем, как о рае, куда входят лишь самые достойные. - Англичанин поцеловал девушку в упругие завитки волос внизу живота. - Пусть тело моей Исидочки будет здоровым и крепким. Пусть сердце моей Исидочки будет чутким и любящим. Пусть губки моей Исидочки узнают все тайные заклинания. Пусть разум моей Исидочки станет быстрым и проницательным. Да простит тебя Ра-Хор-Ахет, наш небесный отец, - говорил Мастер Мюррей, продолжая целовать девушку в разные части тела, закончив долгим поцелуем в макушку головы.
  - Мне очень нравится Андрей, - доверчиво призналась леди Исида.
  Англичанин понимающе покачал головой.
  - Нет-нет, только не Андрей. Твой Осирис еще в пути.
  - Но я уже влюблена.
  - Это не любовь, бесценная леди Исида, а предчувствие настоящей любви.
  И положив девушку на спину, колдун склонился над ней и начал поглаживать с головы до ног, негромко напевая английскую колыбельную и еле прикасаясь к нежной коже своими жесткими ладонями.
  - Боже мой, боже мой, боже... - застонала леди Исида и вдруг сладкие слезы хлынули из ее глаз в два ручья. - Я сейчас умру.
  - Умирай, - шепнул Мастер Мюррей. - Утром воскреснешь. Тебе всегда не хватало отца, девочка моя.
  Леди Исида почувствовала, как на ее лоб капнула мужская слеза, и мгновенно провалилась в сон, в котором увидела себя сидящей на берегу спокойного, соленого, теплого моря. Мелкий белый песок щекотал ее колени. Ветер весело играл в ее волосах. А со стороны горизонта к берегу уже приближался сверкающий, огромный корабль ее волшебной судьбы.
  Лишь рано поутру этот прекрасный сон прервал долгий и бесцеремонный звонок в дверь.
  Исидочка открыла глаза. Как обычно, она лежала в своей постели одна под пестрым одеялом из верблюжьей шерсти. Мастер Мюррей храпел за стеной. Яркие солнечные лучи освещали комнату через окно. Наступило воскресение. В дверь позвонили еще раз. Интересно кого принесло в такую рань? Девушка накинула халат, нашла шлепанцы и уныло побрела встречать незваных гостей.
  На пороге стояла мама.
  Девушка протерла глаза, но приведение не исчезло. В коридоре стояла незабвенная Татьяна Петровна собственной персоной - умница, красавица, кандидат исторических наук, известный московский археолог, но очень плохая мать, которую дочка Исидочка не видела много лет. Татьяна Петровна смущенно прищурилась, надела очки, поправила прядь пепельно-серых волос, робко улыбнулась и сказала:
  - Привет!
  Леди Исида уставилась на нее.
  - Какими судьбами?
  Татьяна Петровна застеснялась еще сильней.
  - Я долго звонила, но твой телефон не отвечал.
  - Наверное, его англичанин отключил, чтобы я выспалась, - догадалась Исидочка.
  - Кто отключил?
  Леди Исида равнодушно махнула рукой.
  - Привет, мама. Добро пожаловать. Одевай тапки. Только я не одна.
  С облегчением перешагнув через заветный порог, Татьяна Петровна заметно повеселела.
  - Не одна? - игриво улыбнулась она. - У тебя появился парень?
  - Почти угадала, - усмехнулась Исидочка, прикрыв дверь, которая вела в комнату спящего колдуна.
  Прислушавшись, Татьяна Петровна недовольно покачала головой.
  - Он храпит. Сколько ему лет?
  - Мама, - строгим голосом сказала Исида.
  - Извини-извини, - испугалась Татьяна Петровна. - Конечно, это не мое дело. Зато мой парень никогда не храпит.
  Леди Исида остановилась как вкопанная и с удивлением обернулась.
  - Твой парень?
  Татьяна Петровна радостно закивала.
  - Он необыкновенный человек. Остался внизу с вещами. Но сейчас ты его увидишь.
  Озадаченно наблюдая, как ее отчаянная мать, упрямая амазонка, помолодевшая и похорошевшая, звонит какому-то парню по мобильному телефону, девушка попятилась, оказалась на кухне, нащупала за спиной стул и присела, собираясь с мыслями.
  - Мама, разве ты меня не учила, что от мужчин надо побольше брать и поскорее сбегать, пока они сами тобой не воспользовались?
  Татьяна Петровна чуть не выронила телефон от неожиданности.
  - Глупости. Мужчины такие милые.
  - Тебе понадобилось прожить сорок лет, чтобы это заметить, - недоверчиво сказала Исидочка. - Он богат?
  - Ну конечно, мой любимый очень богат, но лишь в прямом значении индийского слова "бхагават", - рассмеялась Татьяна Петровна. - От него исходит сила, радость и благо. Ты учила санскрит? - В коридоре за дверью послышались шаги, и Татьяна Петровна весело предупредила. - Это он. Хорошо, что ты присела. Приготовься к сюрпризу - айн, цвай, драй...
  На пороге квартиры с двумя огромными рюкзаками в руках возник высокий, красивый и молодой парень лет двадцати пяти.
  - Ап! - воскликнула Татьяна Петровна, хлопнув в ладоши. - Познакомься. Его зовут Никита.
  - Доброе утро, - улыбнулся Никита. - Наверное, вы Исида?
  Девушка медленно вышла навстречу, пожирая глазами необычное мужское лицо.
  - Исида Патриковна... благодаря ей, - хрипло представилась она, небрежно кивнув на Татьяну Петровну.
  - Никита тоже археолог, - поспешно заговорила Татьяна Петровна. - Он разыскивает на Урале, как раз в наших краях, один древний курган, вот мы и вспомнили про тебя.
  - Спасибо, мама, - кивнула леди Исида. - Прошу к столу.
  С самого первого взгляда Никита вдруг показался Исидочке ее собственным, долгожданным принцем на белом коне, воскресшим Осирисом во плоти. Только она никогда не думала, что принц прискачет к ней с любовницей за спиной. Девушка украдкой взглянула на Никиту еще раз. По всему телу расплылось приятное тепло. "Мое", - уверенно шепнуло женское сердце. Накрывая на стол, девушка с мрачным удовлетворением заметила, что могучий храп старика за стеной, наконец, оборвался.
  - А вот и мой парень проснулся, - небрежно заметила она.
  - Интересно, - вскинула подбородок Татьяна Петровна.
  Послышались тяжелые шаги, но Исидочка даже не обернулась. Она лишь жадно следила за выражением лица своей мамы и была щедро вознаграждена. Мама побледнела, как смерть.
  - Он? - Татьяна Петровна приоткрыла рот. - Он... - Татьяна Петровна схватилась за голову и угрюмо спросила. - Сколько ему лет?
  - Ты уже спрашивала, - напомнила ей Исидочка.
  Заспанный Мастер Мюррей непринужденно присел к столу, наспех заворачивая в халат свое могучее тело.
  - Чем порадуешь, дорогая? - спросил колдун по-английски.
  - Вот салат из кальмаров, дорогой, - ответила леди Исида, тоже по-английски.
  Татьяна Петровна высоко подпрыгнула, как пружина.
  - Что за глупые шутки? Почему твой парень говорит по-английски?
  - Не знаю, - задумчиво ответила Исидочка. - Наверное, такова наша фамильная карма - спать с англичанами, мама.
  Мастер Мюррей понимающе закивал, доброжелательно поглядывая на Татьяну Петровну.
  - Мне семьдесят лет. Я не стесняюсь своего возраста. Я гораздо старше, чем выгляжу.
  - Я тоже, - внезапно добавил Никита, подмигнув Исидочке.
  Девушка поняла, ее принц далеко не глуп.
  - А тебе сколько стукнуло, мама? - небрежно спросила она.
  Татьяна Петровна медленно опустилась на стул.
  - Не иронизируй, - ровным голосом ответила она. - Никита в курсе, сколько мне стукнуло. Но мы все равно любим друг друга.
  - Обожаю свободные нравы, - оживилась леди Исида. - Ведь жизнь одна. Скучно жить только по правилам. Вот и мы с моим парнем собирались стать свингерами, да все откладывали. Так называются люди, которые обмениваются женами. Но теперь нам, кажется, повезло.
  Закинув ногу на ногу, Мастер Мюррей игриво покачал тапком.
  - Никита, нам лучше остановиться в гостинице, - ледяным тоном произнесла Татьяна Петровна.
  Но молодой археолог поймал ее за руку.
  - Таня, неужели тебе непонятно, что нас разыгрывают?
  Тут все заговорили одновременно: Исида, Татьяна Петровна, Никита и даже Мастер Мюррей, мешая русские фразы с английскими. Далеко не сразу им удалось выговориться. Татьяна Петровна бессвязно рассказывала, как горько раскаялась в прежнем образе жизни, как только сейчас поняла, что всю жизнь гонялась за миражами. Работа, наука, деньги, престиж - чего стоят эти зыбкие фетиши материального мира, когда в душе нет любви? Леди Исида, покраснев от обиды, яростно выплескивала на нее все упреки, которые накопились за долгие годы одиночества. Никита пытался кому-то объяснить, что прибыл ненадолго, никого не побеспокоит, никому не надоест, и если это не так, то готов испариться прямо на глазах. Ну а Мастер Мюррей излагал вымышленную историю своего появления в доме Исидочки. Ничего личного - просто снимает у одинокой девушки комнату. Что делать? В этой стране учителя живут очень бедно. Вот и приходится бедным учителям пускать в дом квартирантов, выдавая их за любовников.
  - Только не выдавайте меня за круглую дуру, - ехидно ответила англичанину Татьяна Петровна. - Наверняка вы гораздо моложе, максимум - пятьдесят пять.
  - Семьдесят семь, - бойко ответил старик. - Будем торговаться, пока не согласитесь на мои условия.
  Никита захохотал. Из коридора послышался еще один звонок.
  - Какое многолюдное утро, - удивилась леди Исида, выходя в коридор.
  Открыв дверь в квартиру, она замерла на месте от удивления. На пороге стоял невысокий, абсолютно лысый человек - без шапки, но в дорогом спортивном костюме, с необычайно серьезным лицом, который, не обращая на девушку внимания, пытался проскользнуть мимо нее в квартиру.
  - Эй, вам кого? - встав у лысого на пути, рассердилась леди Исида.
  С лицом, выражающим крайнюю степень удивления, незваный гость молча уставился на нее. Из-за хрупкого телосложения мужчина не выглядел опасным. Поэтому девушка, равнодушно пожав плечами, просто закрыла дверь. Вернувшись обратно, леди Исида застала английского колдуна очень оживленным. Мастер Мюррей, развернувшись лицом в сторону коридора, зачем-то приглядывался, прислушивался и даже чуть-чуть принюхивался.
  - Кто приходил? - поинтересовался колдун.
  - Квартирой ошиблись.
  Татьяна Петровна, спокойная и подобревшая, мирно пила чай, любовно поглядывая на своего замечательного парня.
  - Никита, пожалуйста, расскажи им про курган.
  Археолог смущенно покачал головой.
  - Это не очень интересно.
  Как будто легавая, почуявшая верный след, Мастер Мюррей мгновенно изменился в лице и с любопытством обернулся к археологу.
  - Очень интересно, - запротестовал колдун. - Можете рассказать по-английски?
  - Нет проблем, - обрадовался Никита. - Думаю, всем известно, какой народ три тысячи лет назад жил в этих степях?
  - Немного запамятовал, - вздохнул англичанин.
  - Скифы? - спросила леди Исида. - Сарматы?
  - Это более поздние названия, - ответил археолог. - Хотя они никогда не обозначали определенный этнос. В древности люди больше ценили трудолюбие, ловкость и харизму, чем национальную принадлежность. Удачливый степной клан мог возглавить целое племя инородцев для победоносного набега на юг. Достаточно вспомнить, как много лет спустя варяги объединили славян. Три тысячи лет назад южно-уральскими степями владели арийские племена, которые первыми научились использовать боевые колесницы так, что их атаку по эффективности можно было сравнить с танковой атакой времен второй мировой. До тех пор, пока другие народы повсеместно не приняли боевые колесницы на вооружение, натиску арийских племен никто не мог противостоять, что позволило им свободно перемещаться по огромной территории - от Индии до Египта.
  - А еще арийцы были самым мудрым народом на земле, - радостно закивала леди Исида, но смутилась, заметив скептический взгляд Никиты. - Или нет?
  - Вот по поводу цивилизаторской миссии древних ариев можно поспорить, - усмехнулся археолог. - Я тоже слышал такие сказки, но судя по фактам - арии были типичными северными варварами, наподобие кельтов и германцев в эпоху римлян. Даже гиксосы по уровню цивилизации явно уступали египтянам конца среднего царства, однако боевые колесницы быстро сделали гиксосов господами Египта.
  - Гиксосы были арийцами? - удивился англичанин.
  - Я считаю, что захватчиков возглавляли арийские князья, - уверенно уточнил Никита. - Это южное направление того нашествия, в результате которого на севере возникло царство хеттов и Митани, а в южном междуречье - города шумеров. В восемнадцатом веке до новой эры попросту неоткуда было взяться другим завоевателям на колесницах. Особенно подозрительно происхождение еврейской пасхи, название которой производят от семитского корня "проходить мимо". Еще за две тысячи лет до новой эры арии чествовали пшеничными булочками и крашеными яйцами богиню Остару - день весеннего равноденствия, а египтяне и арабы не имели такого обычая.
  - Какие поразительные вещи вы рассказываете, - восхитился Мастер Мюррей.
  - Это общеизвестные факты, но историки очень консервативны. Причем самая консервативная часть истории - египтология. Даже древнеегипетское изображение грифа по традиции называют коршуном, поскольку коршуном по ошибке назвал эту птицу один из незыблемых авторитетов. До сих пор так и пишут: символ верхнего Египта - коршун Нехебт, североафриканский гриф.
  Татьяна Петровна одобрительно закивала.
  - Какое вам дело до египтологии? - спокойно спросил Мастер Мюррей. - Ведь ваша специализация - урало-алтайский регион. Или вы ищите на Урале могилу египетской королевы?
  Исидочка серебристо засмеялась, но вновь осеклась, увидев, как вытянулись лица у Татьяны Петровны с Никитой. Археологи молча переглянулись.
  - Откуда вы знаете? - хрипло спросил Никита.
  - Девочка моя, напомни, я тебе прежде рассказывала про работу Никиты? - упавшим голосом поинтересовалась Татьяна Петровна. - По телефону или через Интернет?
  - Нет, ты мне даже про себя сто лет ничего не рассказывала, мама, - ответила леди Исида.
  - Но ведь это общеизвестный факт, - подмигнул археологам Мастер Мюррей. - Кажется, я даже сумею вспомнить имя египетской королевы. Так-так. - Англичанин ненадолго задумался, наморщив лоб, потом уверенно ткнул пальцем в сторону Никиты. - Нефрусебек Себеккара! - сэр Мастер удовлетворенно откинулся на спинку стула. - Уф, какие у них ужасные имена... Угадал?
  Взгляд Никиты потух, как будто в его голове кто-то выключил лампочку. Молодой археолог стал несчастным и грустным.
  - Откуда вам все известно? - уныло повторил он.
  Заиграла веселая музыка. Татьяна Петровна достала из сумочки телефон и сказала в него пару фраз.
  - Пиццу привезли, - убитым голосом сообщали она.
  - Какую еще пиццу? - удивилась Исидочка.
  - Которую я заказала нам всем по дороге сюда, - раздраженно ответила Татьяна Петровна. - Ведь реклама на каждом шагу. Кто-то не любит пиццу?
  Не получив никакого ответа, Татьяна Петровна встала и молча пошла в коридор встречать продавца.
  - Нефрусебек Себеккара! - повторил Мастер Мюррей. - Последняя королева двенадцатой династии, если не ошибаюсь? Правила пять лет и бесследно исчезла.
  Никита решительно вскинул подбородок.
  - Так не бывает, - сказал он, взглянув англичанину в глаза. - Вы могли узнать про Нефрусебек только от меня или от Тани. Конечно, я должен был заподозрить Таню, но слишком хорошо ее знаю. Значит, вы умеете читать чужие мысли. Угадал?
  Мастер Мюррей поперхнулся чаем и громко закашлял.
  - Ну знаете, - восхищенно воскликнул он, - вы сказали такую глупость, которой я никогда в жизни не слышал от здравомыслящих людей.
  Исидочка посмотрела на археолога сияющими глазами. Никита заметил этот взгляд и с улыбкой спросил у девушки:
  - А вы как считаете?
  - Маловероятно, - весело ответила леди Исида.
  - Тогда покажите газету, в которой можно прочесть: мировая сенсация, королева Нефрусебек вышла замуж за простого уральского пастуха, - предложил археолог.
  Входная дверь громко хлопнула. Татьяна Петровна вернулась на кухню с большими коробками в руках.
  - Мы такие напряженные. Давайте поедим и расслабимся, - предложила она.
  Мастер Мюррей стремительно обернулся к Татьяне Петровне.
  - Кто здесь? - возбужденно воскликнул он.
  Англичанин вскочил. Татьяна Петровна взвизгнула. Коробки с пиццей посыпались на пол. И вдруг за спиной у Татьяны Петровны леди Исида заметила знакомую лысую голову странного человека в спортивном костюме, который недавно уже пытался проникнуть в ее квартиру.
  - Кого ты с собой привела, мама? - испугалась девушка.
  Татьяна Петровна оглянулась.
  - Что за странные шутки? Я расплатилась, и продавец ушел, - закричала она. - Я одна, немедленно прекрати меня пугать!
  Мрачный, лысый гном у нее за спиной неуверенно заморгал. Никита с любопытством привстал.
  - Вы кого-то заметили? - шепотом спросил археолог у леди Исиды.
  - А вы разве нет? - поразилась девушка.
  - Нет.
  - Тогда почему шепчете?
  Никита приложил палец к губам.
  - Боюсь спугнуть того, кого вы заметили.
  Не говоря ни слова, лысый незнакомец развернулся и бросился в коридор. Мастер Мюррей метнулся за ним, но задел Татьяну Петровну и едва не сшиб с ног. Входная дверь распахнулась. Незнакомец исчез. Побледнев, Татьяна Петровна уставилась на открытую дверь.
  - Дверь открылась сама собой, даже замок отчетливо щелкнул. Чудеса.
  Промчавшись мимо нее, англичанин выглянул из квартиры, сокрушенно махнул рукой и задвинул на двери надежный засов. Вернувшись на кухню, он заботливо обнял Татьяну Петровну за плечи.
  - Спокойно, - сказал старик, - Обычный гипноз, детские фокусы. Колдун входит в дом, но остается невидимым. Иногда шалит, разбрасывая по дому посуду.
  - Но почему гипнотизера заметили вы вдвоем? - заинтересовался Никита.
  - Я ничего не понимаю! - воскликнула Татьяна Петровна. - Я сейчас взорвусь!
  Мастер Мюррей задумчиво взглянул на нее.
  - Я тоже ничего не понимаю, хотя это случается крайне редко, - признался он. - Вас давно преследуют колдуны?
  - Зачем? - с улыбкой пожал плечами Никита.
  - Иногда вы называете их экстрасенсами, йогами, гипнотизерами, пророками, - хладнокровно пояснил англичанин, - хотя прежде они назывались одинаково - колдунами. К магам относятся все, кто способен подменять искусственной реальностью ту, которую сотворил Всевышний. Вы получали навязчивые или необычные предложения по поводу вашей работы?
  
  ЧАСТЬ 3.
  
  В древней Индии, когда мораль была еще не столь совершенной, существовало строгое правило, позволявшее обходится без морали. Это правило требовало от благородного человека одного - правдивости. Брахман никогда не лгал. Любой человек вправе был жить как угодно, но при одном условии - когда его спросят, он обязан был честно признаться во всем, что успел натворить. Задумайтесь: многие ли из современных, высокоморальных людей, способны на подобную доблесть?
  Вот и я, подобно древним брахманам, никогда не лгу. И все, что я рассказал в этой книге про магию и ковены - чистая правда. А теперь разговор пойдет уже совсем откровенный.
  Я мистик и знаю множество фактов, подтверждающих это мировоззрение. Но разве можно заслоняться выдумкой от реальности? Фанатик запрягает телегу впереди лошади. Паранояльная идея для фанатика настолько важна, что все неподходящие факты попросту игнорируются. Хотя со временем неподходящих фактов накапливается так много, что человек из исследователя превращается в маньяка, вынужденного жить с "широко закрытыми глазами".
  А смысл?
  Дополнительно вызывает неприязнь тот факт, что фанатизм редко возникает сам по себе. Чаще он является следствием хронического житейского неблагополучия или болезни. Поэтому становление фанатизма прочно связано с неблагополучием, подобно тому, как тараканы разводятся от грязи.
  Самые фанатичные активисты обожают устраивать лекции на тему: "каким я вижу мир". Хотя почему его взгляд на мир правильнее чужого ни один самозванец не объяснит. Однако, самозванцам подчас удается собрать вокруг толпы людей, в основном обездоленных и больных, мечтающих стать здоровыми и богатыми.
  В книгах такие учителя пишут ужасные вещи, проповедуя очередную войну против злонамеренных "темных тварей". К счастью, мистики-экстремисты редко получают реальную возможность повлиять на историю, поскольку существует естественный закон, согласно которому они вскоре умирают от собственных испражнений из ненависти и глупости, испортив лишь настроение. Экстремистам невдомек, что они и являются теми "темными тварями" от которых мудрая природа сама нас вовремя избавляет. Но прежде чем сгинуть без следа, экстремисты успевают разбогатеть, торгуя баснями и надеждой. Ведь самые легкие деньги делаются на пороках. А когда нелегальный денежный поток становится обильным, его берут под контроль обычные банды, поскольку нечестные деньги не могут обойтись без бандитов. Вспомните, какие суммы исчезают в карманах гуру. Неужели вы всерьез полагаете, будто их соблазнительная наличность останется незаметной?
  Много лет назад в рабочем районе Новосибирска родился обыкновенный мальчик Сережа. Он подрастал незаметно, учился плохо, не имел особых талантов. Но его скучную, банальную жизнь преобразила сильная страсть к выдающейся девушке, которая была старше и опытнее его.
  Красавицу звали Мария. Она училась в Сережиной школе и была из семьи оседлых цыган. Цыгане, даже оседлые, остаются цыганами. Их нравы, уклад жизни и обычаи отличаются от общепринятых. У цыган свои представления о том, что хорошо, что плохо.
  Цыгане славятся тем, что не церемонятся с детьми. Они позволяют детям раньше столкнуться с жестокой реальностью. Ведь в современном мире родители стремятся оберегать детей от всевозможных опасностей, хотя рано или поздно ребенок сталкивается с безжалостной жизнью лицом к лицу. И еще неизвестно в каком возрасте такую встречу легче пережить. Есть немало примеров, как уже совсем взрослые люди, даже имеющие своих детей, целиком зависят от родителей. А у Марии зависимость длилась совсем не долго. Если цыганка что-то просила у родителей, ей отвечали: "иди и возьми". И она воровала или отбирала игрушки у других детей во дворе. Но вскоре она научилась зарабатывать деньги по-другому.
  - Эй, как твоя фамилия, коротышка? - однажды спросила цыганка на школьном дворе, заметив восхищенный взгляд незнакомого мальчика.
  - Руднев, - ответил Сережа, замирая от восторга.
  - Трутнев? - насмешливо переспросила Мария.
  - Нет. Моя фамилия от слова "руда", - обиделся Сережа.
  Цыганка сморщила нос. Ее пронзительные, черные глаза сделались страшными и большими.
  - Ошибаешься, коротышка. Быть тебе трутнем. И бабы будут тебя кормить, пока ты будешь их ублажать, а когда разучишься, бабы тебя съедят.
  Судя по выражению лица юной ведьмы, это был окончательный диагноз. Но в те далекие времена Сережа еще не верил в такие вещи.
  А время было лихое - Советский Союз разваливался. Жадная Мария, не взирая на ум и талант, не придумала ничего лучше, чем стать проституткой. Профессия оказалась нелегкой - цыганку унижали и били. Но психология типичной женщины устроена так, что чем больше она опускается, тем сильнее мечтает доказать окружающим, будто преуспевает.
  Самым доверчивым слушателем оказался Сережа. С утра до вечера мальчик слушал хвастливые истории, как Мария соблазняет и дурачит бесчисленных кавалеров. Дешевые безделушки цыганка выдавала за драгоценности, тряпки с рынка за эксклюзивные наряды из фирменных магазинов. А когда на лице или на бедре у цыганки наливался синяк, Мария рассказывала про падение со скутера или про веселую перестрелку в престижном пейнтбольном клубе.
  Постепенно русский мальчик и девушка-цыганка привыкли жить в секретном, выдуманном мире, который был лучше настоящего. Мария как бы учила Сережу своей премудрости, а Сережа якобы становился от этого сильнее. И хотя на самом деле в жизни ничего не менялось, Сережа научился пересказывать любой факт своей биографии таким образом, чтобы он превращался в бесспорный пример успеха.
  - Большинство людей боятся брехать, - объясняла цыганка, - и думают, что другие боятся. А ты не бойся. Бреши им, глядя в глаза. Ведь люди не понимают, как можно так бесстрашно брехать, вот и поверят наверняка. Да и ты себе верь, если брешешь. Никогда не сознавайся, будто брехал. Выкручивайся, Сережка, выкручивайся!
  Такая философия была бесконечно далека от учения индийских брахманов. Это была звериная, цыганская эзотерика. Не нужно умному человеку гнуть спину, подобно тем серым мышам, которые целыми днями снуют по маршруту: работа-дом-работа. На свете есть легкие деньги и красивая, беззаботная жизнь. Счастье рядом - стоит лишь руку протянуть. Секрет счастья в том, что любого встречного человека надо научиться использовать. Если человек слаб - используй его слабость. Если он силен - используй его силу. Угадай, чем каждый конкретный человек может оказаться полезным, и найди к нему подход. Иначе это лишний человек - забудь про него.
  Взаимная зависимость друг от друга привела молодых людей к особому, радостному чувству, которое при других обстоятельствах стало бы светлым и чистым. Но Сережа не заблуждался. Хитрость цыганки не годилась для людей, которые мечтают стать инженерами или космонавтами. Эта была школа вампиров, способных выследить жертву, чтобы намертво присосаться к ней. И по ночам Сережа с Марией, подражая ночным диким хищникам, забирались на крыши домов и гуляли над бездной, воображая, будто обыкновенные люди по сравнению с ними как муравьи. Именно там, на крыше, цыганская ведьма впервые отдалась своему юному Дракуле, не забыв уточнить:
   - Что ты подаришь мне за любовь?
  - Украду деньги у отчима, - пообещал ей Сережа.
  Он навсегда запомнил эту первую женскую нежность, под воркование сонных голубей, резкие сигналы автомобилей далеко внизу и свист ночного, холодного ветра.
  Когда растрепанная цыганка привела в порядок прическу и оправила длинную юбку, она деловито сказала:
  - Иди, воруй.
  Сережа лукаво улыбнулся.
  - Я тебя обманул.
  Смуглое лицо Марии стало злым и чужим. Девушка с размаху отвесила парню хлесткую пощечину, от которой он едва не опрокинулся на спину.
  - Думаешь, я тебя бью, за то, что ты меня обманул? - спросила Мария. - Я тебя бью за то, что ты сказал правду. Ты должен был ответить: хорошо, а потом придумать, будто украл для меня деньги, но потерял. Вот тогда бы я тебя похвалила. Выкручивайся, Сережка, выкручивайся!
  На следующий день какой-то местный авторитет проиграл Марию в карты. Цыганке сообщили, что она должна переехать в Барнаул. Когда девушка зашла к Сереже попрощаться, то сказала:
  - Я выхожу замуж за иностранца. Прощай.
  Глаза парня сделались жалкими, как у больной собаки.
  - Не надо, - тихо попросил он.
  Мария пожала плечами.
  - Не реви. Или ты успел ко мне привязаться? Мужики козлы, бабы стервы, а счастье в деньгах.
  Сережа сверкнул глазами.
  - Я его убью.
  - Только попробуй! - засмеялась цыганка. - Я два года его выслеживала.
  - В какой стране будешь жить? - вздохнул Сережа.
  - Тебя не касается, - отрезала цыганка.
  Сережа опустил голову.
  - Понял. Пока.
  Мария деловито поцеловала любовника и ушла.
  Конечно, позднее Руднев догадался, как часто Мария его обманывала. До него дошли слухи и факты, которые даже хитрая цыганка не в состоянии была скрыть. Ведь все тайное рано или поздно становится явным. Но сознание Руднева получило главный урок - научилось раздваиваться. Часть личности Руднева впоследствии вспоминала только лживую и продажную девку. А другая, не менее важная часть, с благоговением чтила могучую и прекрасную богиню, которая шутя внушала каждому любовь, разрушая судьбы людей.
  Так Руднев после этой истории и зажил, оборачиваясь к реальному миру то одной, то другой половиной своей души.
  От армии Сережа решил закосить. Он раздобыл учебник по психиатрии и научился мастерски изображать слабоумие. Однако, первая попытка всерьез одурачить человека не удалась, поскольку военные врачи видели фокусы и пострашнее. Тогда Сережа догадался: для успеха помимо виртуозной лжи необходимо упрямство. Задумав обман, истинный мастер не будет менять своего решения до тех пор, пока в обман не поверят, или пока обман не превратится в правду. Руднев не смирился. Прибыв в учебную часть, он продолжил косить под дурачка. Его начали бить. Руднев терпел, всерьез рискуя не только здоровьем, но отчасти даже жизнью. В его голове, после чтения какой-то книги, прочно засела идея: надо создавать подробные мыслеобразы того светлого будущего, которого хочешь достичь. Прикрыв глаза, Сережа незаметно, как из-под маски, присматривался к новобранцам и командирам, замечая их слабые места. Наконец ему повезло. Один молоденький лейтенант, выпускник военной кафедры гражданского вуза, имел доброе сердце. Сережа начал попадаться лейтенантику на глаза - избитый, беспомощный и убогий. В ответ на вопросы, Сережа никогда не жаловался, а лишь безумно улыбался, болтая всякую чепуху.
  - Черт знает что! - возмутился лейтенант. - Эти полковники в своих военкоматах уже совсем озверели. Прислали явно больного парня.
  Однажды лейтенант вызвал Сережу к себе. Войдя в комнату командира, Руднев понял: время пришло. За одним столом с лейтенантом сидел незнакомый мужчина в белом халате. И хотя врач был навеселе, ситуация показалась серьезной. Не дожидаясь лишних вопросов, Руднев начал излагать лейтенанту подробный план обустройства Российской Армии, включая родную учебную часть. Улыбаясь разбитым ртом, Костя доверчиво рассказал, как ему сказочно повезло, какие хорошие люди здесь повсюду вокруг, и для райской жизни в учебной части не хватает сущей чепухи - командиры должны стать сэнсеями, а солдаты - их почтительными учениками, наподобие шаолиньских монахов. Всем следует отказаться от водки, мяса и табака, чтобы не терять энергию Ци, которая в результате сконцентрируется на усиленном изучении воинского искусства ради победы мира во всем мире.
  - Похоже, ты прав, - кивнул знакомому лейтенанту военврач.
  Через неделю Сережу отправили в сумасшедший дом. Это было не вполне то светлое будущее, мыслеобраз которого он создал. Однако, в сумасшедшем доме Сережу перестали бить, не заставляли работать и хорошо кормили. Поэтому Руднев охотно остался в образе слабоумного юноши, незаметно выплевывая все таблетки. В ожидании выписки Сережа часами валялся на кровати, глядя в потолок и размышляя о том, чем заняться на гражданке. Работать Рудневу не хотелось, поскольку в те окаянные годы люди, которые честно работали, влачили жалкое существование.
  Как-то раз, проснувшись поутру, Руднев увидел на соседней кровати грузного, бородатого мужчину лет тридцати пяти со странным лицом. Сережа принял его за уголовника.
  - Здорово, братан, - сказал Руднев, - Меня Сережкой зовут, а тебя?
  Мужчина окинул юношу таким взглядом, от которого у Руднева душа ушла в пятки.
  - Гуру Вар-Раван, - тем не менее, представился незнакомец.
  - Как это? - растерялся Сережа.
  Мужчина неторопливо перевернулся на спину и закинул за голову тяжелые руки с могучими бицепсами.
  - Я гуру Вар-Раван, - повторил он. - Через меня великие боги говорят с другими людьми.
  Руднев притих, медленно соображая.
  - Ага, - наконец опомнился он. - Возьмете меня в ученики?
  Мужчина удивился и задумался.
  - Православный? - строго спросил он.
  Сережа кивнул.
  - Отрекись, - решительно заявил юноше Вар-Раван. - Ни к чему русскому парню быть рабом духа-инородца. Ведь существуют же исконно славянские боги, например - Кришна. Мы рождены счастливыми и свободными. Еврейское христианство погубит Русь.
  Руднев по-дурацки заржал, исподволь показав мужчине крепкие, белые зубы.
  - Так вот почему христианская Русь распухла от Балтики до Аляски. Тысячу лет гибнет, родимая.
  Гуру Вар-Раван приоткрыл от удивления рот.
  - Зато язычники всегда процветали, - ехидно добавил Руднев. - Чукотка. Огненная Земля. Папуа Новая Гвинея...
  Вар-Раван захохотал.
  - Ты не дурак, - признался он, интимно понизив голос, - только какой смысл быть умным и бедным?
  - Понимаю, - прошептал в ответ Руднев. - Если правильно угадать, что люди хотят услышать, люди признают тебя пророком.
  Гуру Вар-Раван даже поперхнулся от такой проницательности.
  - Пошел в задницу, чертов поп! - выругался гуру и отвернулся к стене.
  - Да пребудет с тобой астрал! - перекрестил его Руднев.
  Однако, повадки и убеждения нового пациента психбольницы произвели на Сережу сильное впечатление. Прежде, мечтая разбогатеть, Руднев вспоминал только про спекуляцию, рэкет и воровство. Но все эти способы казались трудными и опасными. И вдруг, откуда ни возьмись, в сумасшедшем доме появляется гуру, бездарные проповеди которого почему-то внимательно слушают не только больные и санитарки, но даже дипломированные врачи, особенно русые и голубоглазые.
  Сережа рассуждал так. Пусть Вар-Раван болтает чепуху, которую нетрудно разоблачить. Однако, какую пользу получит Руднев от разоблачения? Ведь не на деньги же они будут спорить! Предположим, Сережа посрамит Вар-Равана и заставит доверчивых людей отвернуться от него. Но будут ли потом доверчивые люди слушать Сережу? Никогда! Ведь Руднев начнет проповедовать философию противоположную той, которую они мечтали услышать. Лишившись привычного кайфа, люди заскучают и разойдутся.
  Допустим, Руднев разоблачит Вар-Равана бескорыстно. Спасет ли он слабых людей? Не спасет. Все равно эти люди, как овцы, начнут бродить по житейскому пастбищу в поисках пастуха, который погонит их именно туда, куда они заранее захотели попасть. Ведь идеология не направляет слабых людей, а лишь создает удобный предлог для удовлетворения их рефлексов. И если кому-то втайне хочется заноситься и презирать, то рано или поздно ему повстречается учитель презрения.
  Во времена социализма эзотерика была досужим развлечением редких интеллектуалов. Но с началом перестройки повсюду возникло множество обездоленных людей, напрягающих последние силы, чтобы не сойти с ума от стыда. Они, как слепые котята, отчаянно искали учителей, которые могли доказать: нет, вы не хуже, а значительно лучше других людей. Это было главным желанием всех адептов. Ну а причину, по которой он лучше, красивее или мудрее более успешных сограждан, каждый адепт подбирал согласно индивидуальным наклонностям.
  Сережа начал присматриваться к Вар-Равану. Его интересовало все: как гуру говорит, как ходит, что отвечает скептикам. Руднев подглядывал, как ведет себя Вар-Раван, оставшись один. Сережу поразил его бесспорный талант. Гуру напомнил Рудневу цыганку Марию, поскольку тоже никогда не сознавался в ошибке или обмане. Даже когда объяснения Вар-Равана делались абсурдными, рядом все равно оставались единомышленники. А вот если бы гуру сдался, от него сбежали бы все. Следовательно, сила пророка не в логике.
  - Не суетись, умник, - усмехнулся Рудневу Вар-Раван, когда отношения между ними наладились. - Моя сила в вере.
  Постепенно, шаг за шагом, Руднев начал понимать, что означает вера с точки зрения мистики.
  Сильная вера, которая на санскрите называется Шраддха, вовсе не ведет к истине, как думают иногда, а создает истину. Шраддха - главная животворящая сила во вселенной, которая заведомо сильнее всего, что может считаться истинной. Оказывается, индивидуальный мир является субъективным и целиком зависит от сознания. Законы природы лишь кажутся неизменными, поскольку усреднены с точки зрения мира профанов с низким уровнем осознанности. Однако, параллельно существует мир, который управляется исключительно верой. Индусы называют его Шраддха-Майам-Локан. Просветленный человек, попав в мир Шраддха-Майам-Локан, обретает полную свободу над обстоятельствами, которые начинают складываться только так, как ему угодно.
  Высочайшим удовлетворением человека является удовлетворение сердца, а не удовлетворение разума. Поэтому Сат, вечное существование, Чит, сознание, и Ананда, то-есть блаженство, являются тремя составляющими человеческого предназначения. Воспринимая их в качестве цели, человек будет все дальше и дальше продвигаться в духовной жизни.
  - В Ману-самхите говорится следующее, - поучал юношу Вар-Раван, - только в сердце мы можем оценить: выиграли мы или проиграли. По мере того, как человек прогрессирует в своем сознании, его карма, означающая связь с материальным миром, испаряется с головокружительной быстротой, и великое могущество будет приходить, чтобы удовлетворить просветленного. Когда он почувствует, что к нему пришло удовлетворение от жизни, просветленный увидит, что все в пределах его окружения помогает ему. Просветленный может уже не заботиться о личных интересах, поскольку мир вокруг сделается настолько благоприятным и доброжелательным, что просветленный даже будет не в силах этому помешать!
  От такой перспективы у Сережи захватило дух. Блистательное параллельное царство свободы и счастья, лишь тенью которого является его прежний, унылый мирок - что может быть лучше?
  Поняв ключевой принцип, открывающий золотые ворота Шраддха-Майам-Локан, Сережа навсегда похоронил прежний скептицизм и начал жить так, будто стал героем волшебной сказки. Под руководством гуру, он начал медитировать и осваивать азы какой-то "славянской йоги", которая мало отличалась от индийской.
  В голове у Руднева учение Вар-Равана соединились с цыганской эзотерикой. Все очень просто: лгать надо не для того, чтобы кого-нибудь обмануть и использовать, а для того чтобы однажды ложь стала правдой. Оказывается, Шраддха-Майам-Локан - это заново сотворенный мир из самой восхитительной лжи, воплощенной в субъективную реальность через какое-то высшее измерение. Отныне Руднев вдохновенно выдумывал необычные ощущения и переживания во время медитации, отчего его чувства действительно предельно обострились, временами переходя в настоящие галлюцинации, для которых Сережа изобретал мистический смысл.
  Через месяц Руднева наконец комиссовали. Вскоре освободился из-под стражи и гуру Вар-Раван. Его уголовное дело по факту мошенничества закрыли, и вольные мистики отправились в город Новосибирск.
  Для Руднева Новосибирск был родным городом. Сережа вернулся в дом матери. Мать успела завести нового мужа, тоже пьяницу. А у гуру в Новосибирске нашлась старшая сестра, у которой подрастала дочь Наташа. Племянница Вар-Равана оказалась странной, запуганной и хромой. При ходьбе ее левая ступня выворачивалась почти перпендикулярно другой. Но гуру еще не научил Сережу всему, что умел, а Рудневу нравилось презирать мнение социума. Поэтому Сережа соблазнил Наташу и начал повсюду брать калеку с собой. Вар-Раван одобрил их союз, и хромая девушка была вне себя от счастья, получив такого достойного кавалера.
  Вар-Раван умело организовал несколько платных лекций и семинаров, которые вскоре дали жизнь небольшой секте. Адептов было немного, но денег на жизнь хватало. Постепенно гуру восстановил прежние связи в Екатеринбурге, Тольятти и Москве. Жить стало веселей. В Новосибирск начали заезжать странствующие волшебники, якобы обладающие невероятной целебной силой. Вар-Раван верил в кооперацию, поэтому гастроли таких целителей всегда сопровождались шумной рекламой. Поначалу Сережа все-таки боялся, что однажды их арестуют, или побьют. Но покорные люди, как овцы, собирались вокруг ловких пастухов. Ведь вера, то есть Шраддха, вовсе не ведет к истине, как мы уже говорили, а создает истину, будучи главной животворящей силой во вселенной. Удобная философия.
  Гуру Вар-Раван от природы тяготел к аскетизму, поэтому радовал паству лишь туманными рассуждениями о славянском национализме, великой силе язычества и энергетической йогой, напоминающей боевые стойки каратэ. Сережа оказался другим. Сережа искал удовольствий. Ортодоксальное христианство, которым он прежде интересовался, напоминало скучную инструкцию по технике безопасности: не греши и будет тебе удача. Хотя грешить было так сладко! Сережа даже всерьез присматривался к кришнаитам, которые верили: любой грех перестает быть вредным, если совершается в состоянии транса, которое называется сознанием Кришны. Во имя любви к Кришне они призывали отрекаться от всякой привязанности и долга.
  - Глупости, - смеялся над кришнаитами Вар-Раван. - Ленивые чурки просто курят и колются, а в оправдание ссылаются друг на друга. Они выдумали Кришну, которого никогда не существовало. На самом деле в Махабхарате, когда Арджуна испытал отвращение к ужасам войны и хотел покинуть поле боя, Кришна призвал Арджуну исполнить долг воина. Ведь именно Бог налагает на нас обязанности. Пренебрегать долгом - все равно, что отрекаться от воли Божьей. Отважные самураи и наши славянские предки это понимали.
  В любом случае, не взирая на спасительный транс, кришнаиты неизбежно становились грязными, бедными и больными. А Сереже хотелось быть здоровым и богатым, поэтому его выбор все более склонялся к Тантре.
  Основными клиентами мистиков были женщины средних лет. Мужчины, которые тоже изредка приходили, представляли собой жалкое зрелище. С них нечего было взять. Зато женщины почти всегда выглядели энергичными и красивыми. Не случайно в средние века сожгли больше ведьм, чем колдунов. Ведь вульгарная мистика противоречит логике, особенно мужской.
  Руднев сообразил: выгодней ориентироваться на тайные женские пороки. Если молодая, здоровая женщина попала в секту, значит, в мыслях она уже грешница. В ее душе успела завестись неприличная страсть, которая ищет оправдания, иначе бы женщина не пришла. Отсюда вывод: надо угадать, в чем ее грех, чтобы помочь женщине оправдаться. Начав грешить, женщина еще крепче привяжется к человеку, авторитет которого стал ее оправданием. И такая женщина уже ни за что не позволит развенчать своего наставника, поскольку разоблачение превратит ее в банальную, бесстыжую дуру.
  Получив опыт длительных медитаций, Руднев заглянул в самую сердцевину своего естества и осознал, чего он хочет на самом деле: славы, денег и власти. И никакая сила уже не сможет задушить в его душе эту страсть. Для этого надо перестать быть Сережей Рудневым, став кем-то другим. Но медитируя, Сережа постиг наслаждение от решимости быть просто самим собой, а не выдуманным героем чужого романа. Смелость была философским камнем судьбы. Овцам, которые припадали к стопам наставников и гуру, всегда не хватало смелости.
  Ведь тантра требовала отваги. Мужчинам запрещено прикасаться к незнакомому женскому телу. Но женщины жаждут ласковых прикосновений. Даже самые мудрые слова для женских ушей - только шум, если не сулят ласку или комфорт. Женщины похожи на кошек, которые всегда согласны, чтобы их погладили. Однако, общество осуждает вольности. Поэтому надо дать людям повод ласкать и гладить друг друга. Таким поводом стала Тантра.
  Хронический дефицит мужчин превратил Сережу в турецкого султана, окруженного наложницами. Его скромная секция по изучению тантрической йоги становилось все более популярной. Чтобы не рыться в скучных книгах по истории и психологии, Сережа сам выдумывал практики и асаны, утверждая, будто про них ему рассказал какой-то таинственный индус. Чтобы избежать привязанности, Руднев призывал учениц меняться партнерами, отчего возбужденная сексуальность учениц привыкла щедро струиться в адрес любого лица напротив. Но особенно сильно их сексуальность грела самого Сережу. Женщины, оказавшись за пределами моральных правил, забывали про осторожность и соглашались на все. А, вкусив запретный плод, уже не хотели возвращения в прежнюю, черно-белую жизнь. Тантрический секс напоминает наркотик, к которому быстро привыкаешь.
  Кризис в отношениях Руднева с Вар-Раваном наступил неожиданно. Вар-Раван заупрямился, когда какой-то незваный друг вызвался помочь мистикам в решении досадных проблем с правоохранительными органами, которые придирались, обвиняя их то в мошенничестве, то в экстремизме, то в незаконной предпринимательской деятельности. Великий славянский гуру не заметил, что времена переменились и отныне любой группе лиц, занимающейся сбором денег у населения, полагается какой-нибудь покровитель. Вар-Раван настолько увлекся, что искренне положился на волшебную силу, применил черную магию и астральноое карате, после чего колдуну пришлось срочно бежать из Новосибирска. С тех его пор популярность пошла на убыль. Вар-Раван лишь изредка мелькал в небольших городах, оскорбленный и непреклонный как вымирающий динозавр.
  А Руднев, в отличие от Вар-Равана, быстро смекнул что к чему, вошел в доверие к нужным людям, решил все вопросы и унаследовал доходное предприятие Вар-Равана, придумав себе звучное имя - Шри Чайтанья Сарасват. С Наташей, племянницей беглого колдуна, пришлось конечно расстаться, отчего бедная девушка немного повредилась в уме.
  С тех пор Руднев неузнаваемо преобразился. Как и подобало великому игроку, Шри Чайтанья Сарасват решительно сжег все мосты, и с головой погрузился в зыбкий мир человеческих мыслеобразов, подобно Бхактивиноду Тхакуру, который выразился про это состояние так: "Бесстрашный и уверенный в Твоей защите, я буду пить воду Йамуны независимо от того, является она отравленной или нет. Я - твоя собственность. Ты обязан позаботиться обо мне! Ты не должен меня оставить!"
  Став Сарасватом, Руднев отчетливо ощутил присутствие в своей жизни чего-то невидимого, страшного и могучего, и полностью положился на эту силу.
  Прежде всего, великий тибетский гуру Шри Чайтанья Сарасват еще плотнее окружил себя гопи. Так в древней Индии называли пастушек, влюбленный в Кришну. Ведь мужчины, даже самые завалящие, умели мыслить критически и поневоле составляли конкуренцию. А женщины беззаветно влюблялись в прекрасного тибетского наставника той нижней чакрой, которая называется Свадхистаной и расположена на уровне гениталий. Руднев выстроил вокруг себя иерархию степеней посвящения, где в конце каждой ступени впереди всегда маячила еще более таинственная цель, опьяняющая неискушенных гопи. Представьте, кем они были раньше? Простыми среднестатистическими единицами женского пола, которых миллионы. И вдруг, о чудо, их никчемная жизнь стала частью мистической мистерии великого просветителя, наподобие Иисуса Христа!
  Великий наставник Уддхава сказал о гопи следующее:
  "Гопи отвергли своих детей, мужей и семьи, отчего очень трудно бывает отказаться, и пожертвовали даже своими религиозными принципами ради того, чтобы принять убежище у лотосообразных стоп Кришны, к которым стремятся даже Веды. О, даруй мне, пожалуйста, счастливую возможность родиться травинкой, чтобы я мог поместить пыль с лотосных стоп этих великих душ на своей голове."
  Риск усиливает чувство экстаза. Риск является неотъемлемой частью высших форм любви. Обезумевшие от любви женщины жертвовали Сарасвату накопленные деньги, семейные драгоценности и даже квартиры. Шри Чайтанья Сарасват милостиво принимал все дары. Из-за этого у него опять начались неприятности с правоохранительными органами, что заставило тибетского гуру временно скрыться в деревне неподалеку от лесных склонов Южного Урала, где он и повстречал удивительную женщину, вновь круто изменившую его судьбу.
  По какому-то странному совпадению ее тоже звали Марией, как девушку-цыганку, которая много лет назад научила Руднева искусству великой лжи. Руднева познакомил с Марией местный житель, тунеядец и пьяница. При виде Марии у тибетского гуру Шри Чайтанья Сарасвата впервые за много лет перехватило дыхание. На заднем дворе деревенского дома у поленицы дров Сережа заметил молодую женщину, неряшливо одетую, но очень красивую, с бездонными черными глазами и такими же черными, как безлунная ночь, волосами, струящимися двумя длинными косами вдоль спины. Невзирая на зимний холод, Мария стояла на улице без шапки. Наверное, шапку ей заменяла пышная копна взбитых на затылке волос, делающая ее похожей на египетскую царицу.
  - Она ведьма, - вполголоса предупредил Руднева местный житель.
  Великий тибетский гуру Шри Чайтанья Сарасват только рассмеялся в ответ.
  - А там ее колдовские письмена, - невозмутимо продолжил местный, махнув рукой в сторону сарая. И смех застрял в горле у Шри Чайтанья Сарасвата. На деревянной покосившейся стене он увидел четкий ряд искусно вырезанных египетских иероглифов.
  - Откуда здесь эти знаки? - поразился Руднев.
  - Мария сама их режет, когда камлает, - объяснил местный житель.
  Руднев покачал головой.
  - Замужем? - деловито осведомился он.
  Мужик захохотал.
  - Ну да! Ее же вокруг все боятся, как смерти!
  Руднев небрежно толкнул рукой дверь калитки и направился к ведьме. Вздрогнув, Мария обернулась к нему и обожгла великого мистика таким пронзительным взглядом, что Руднев споткнулся и рухнул на колени, зарывшись голыми ладонями в снег.
  - Ну, здравствуй, милый друг Сарасват! - усмехнулась Мария. - Давно тебя дожидаюсь.
  Сережа поднял на нее белый от снега нос.
  - Откуда вы меня знаете? - спросил было он, но осекся. Не пристало великому тибетскому гуру удивляться дешевым фокусам простой деревенской дуры.
  - Про тебя мне рассказала эта стена, - объяснила Мария, показав на иероглифы за спиной.
  - Красиво, - признал Шри Чайтанья Сарасват, поднимаясь с колен и отряхиваясь. - Давно увлекаетесь?
  - Давно. Только ты зря привстал, Сарасват, забыл поздороваться, - сказала ведьма, и после этих слов Руднев, черт его знает как, снова споткнулся и уткнулся лицом в снег.
  - Тетенька, да у вас тут не двор, а полоса препятствий какая-то - одни пеньки под ногами, - рассмеялся он и на всякий случай добавил: - Здравствуйте, Мария.
  - Будь здоров, Сарасват, - кивнула женщина в ответ.
  Местный мужичок, который привел Руднева к ведьме, благоразумно исчез. А Руднев остался. Мария проводила его в дом, усадила за стол возле печи и налила стакан водки. Руднев оглянулся по сторонам. Изба была грязной, но крепкой. Мария скинула телогрейку и уселась за столом напротив.
  - Ты красив, - сказала она. - Ох, и любят тебя за это бабы.
  - Не жалуюсь, - ответил Руднев. - Только мне вся эта мирская любовь ни к чему. А вы б меня, например, полюбили, тетенька?
  Ведьма отрицательно покачала головой.
  - Тебя прежде звали Сережа. Теперь твое имя Сарасват, - почему-то произнесла она.
  - Ну и что? - насторожился Руднев.
  - А меня все зовут Марией. Угадай, как меня звали раньше?
  Руднев сердито пожал плечами.
  - Какое мне до этого дело?
  - Ошибаешься, милый друг Сарасват, - ласково пропела Мария. - Хорошенько запомни мое тайное имя, которое я тебе назову.
  - Говорите, я уже слушаю, - снисходительно усмехнулся великий тибетский гуру.
  - Меня зовут Нефрусебек Себеккара, - сказала ведьма.
  - Как? - после непродолжительной паузы переспросил Руднев.
  - Прекрасная для Себека, который есть образ Ра, - перевела женщина и повторила: - Нефрусебек Себеккара.
  - Язык сломать можно, - признался Сережа. - А Себек это древнеегипетский бог крокодил?
  - Бог в образе крокодила, - сердито поправила ведьма.
  - Вы кто? - не выдержав, спросил Руднев. - Незачем мне лапшу на уши вешать, тетенька, я ученый. А мужик, что нас свел, наверное, в сговоре?
  Глаза ведьмы мрачно сверкнули.
  - За такие слова я могла бы тебя погубить, Сарасватушка, только ты еще пригодишься.
  Перегнувшись через стол, Руднев поймал Марию за плечи, пытаясь поцеловать. Ведьма жалобно взвизгнула, совсем по-женски. И вдруг кто-то невидимый ухватил со спины за плечи самого Руднева, да с такой силой, что мигом оторвал его от Марии, проволок за шиворот через горницу, потом через сени и под оглушительный женский смех вытолкал тибетского мага во двор. Руднев оглянулся, но никого не заметил. Зато почувствовал, как его злобно пнули чуть пониже спины, отчего кубарем полетел по направлению к калитке и распахнул ее головой.
  Мария стояла на крыльце, провожая Руднева насмешливым взглядом.
  - До встречи, милый друг Сарасватушка. И запомни, не все люди брехуны. Некоторые никогда не лгут, а силушку имеют.
  Убедившись, что ссориться с ведьмой небезопасно, тибетский маг побежал прочь, увязая в снегу. Когда Шри Чайтанья Сарасват оглянулся, Мария исчезла. Лишь ее пугающий дом одиноко стоял у леса, где предгорья Урала плавно вздымались ввысь.
  - Ну и баба! - восхитился Руднев. - Настоящая, первобытная ведьма! А я то думал, что это сказки... Только при чем здесь иероглифы на стене, древний Египет да еще какой-то крокодил? Непременно надо сюда вернуться, Мария может многому научить.
  Но вышло так, что уже на следующий день Рудневу вновь понадобилось срочно поменять местожительства, и встречу с ведьмой пришлось отложить.
  В Магнитогорске Сережа вспомнил ее секретное имя, зашел в Интернет-кафе и вскоре узнал, что Нефрусебек Себеккара - реально жившая в древности египетская царица, последняя из рода фараонов великой двенадцатой династии. Прекрасная для Себека который есть образ Ра, сначала была номархом, управляющим одной из областей страны. Потом Нефрусебек возглавила победоносный поход в Нубию, завоевала славу и власть, вышла замуж за фараона Аменемхета, после смерти которого взошла на престол как регент собственного сына, но впоследствии загадочно исчезла или была убита наемником нового мужа, решившего стать фараоном вместо нее. Могила царицы не обнаружена. Египет, лишившись Нефрусебек, распался на части, потерял былое величие и вскоре был с легкостью захвачен гиксосами.
  - У них там, в райцентре тоже, наверное, интернет провели, - поморщился Руднев. - Не может быть никакой связи между Марией и Нефрусебек. Ведьма бредит, - Руднев поднял глаза к потолку. - Но бредит красиво и убедительно. Какая разница, правда это, или обман? Ведь я сделаю правдой любой обман, если захочу.
  В Магнитогорске была подпольная секта тантра-йоги, основателем которой считался великий тибетский учитель Шри Чайтанья Сарасват. Фактически сектой управлял Красько - маленький, необычайно серьезный человечек без намека на чувство юмора и патологический лгун. Однако, Красько понимал, что без личных связей учителя его моментально закроют. За такую понятливость Красько был у Руднева на особом доверии. И поскольку одному возвращаться к ведьме было неприятно, Руднев решил захватить Красько. Разбудив его посреди ночи оглушительным телефонным звонком, великий тибетский учитель спросил оробевшего тантрика:
  - Брат мой, ты когда-нибудь видел ведьму?
  - Я вижу их каждый день, - ответил Красько.
  - А по-настоящему?
  Красько замолчал, гадая над тайным смыслом вопроса.
  - Мне только что поступила информация свыше: поблизости живет ведьма, которую я обязан посетить. - Голос Руднева стал уставшим, как бы от многочисленных забот, но твердым, будто бы от нечеловеческой силы воли. - Ты будешь меня сопровождать.
  - Учитель, для меня это большая честь! - заволновался Красько.
  - Ты ее заслужил, - небрежно кивнул Шри Чайтанья Сарасват своему придворному карлику. - Машина на ходу?
  - Конечно.
  - Значит, до завтра.
  Дрожащими руками Красько повесил трубку и долго ворочался под одеялом, размышляя, каким все-таки великим человеком является его учитель. Не успела к нему поступить информация свыше, а Шри Чайтанья Сарасват уже решил действовать. Вот что значит абсолютная отрешенность и покорность судьбе!
  Из Магнитогорска новенькая серебристая десятка выехала после полудня. Красько сидел за рулем. Великий тибетский учитель пристроился рядом, изучая карту дорог.
  - Значит так, - сказал он. - Сначала едем через Агаповку, потом свернем на село Кизильское, за ним будет поселок Обручевский, следом - село Измайловское...
  - Мы едем в Аркаим? - вдруг спросил Красько.
  Руднев удивился.
  - Почему в Аркаим?
  - За Измайловским поворот налево, - объяснил Красько. - Я там был.
  Руднев уставился на карту.
  - Интересно. Я этого не учел... Нет, нам южнее, - Шри Чайтанья Сарасват наморщил светлое чело, призадумавшись. - А знаешь, брат, наверняка между ведьмой и вашим знаменитым Аркаимом есть какая-то связь.
  - Я там был, - повторил Красько. - Скучновато. Голая степь и макеты. Реконструкция стены, реконструкция кургана. Ничего натурального. Только сопки вокруг хороши.
  - Так ведь сопки это природа. А в природе, брат, и заключена главная сила, - поучительно заметил Руднев. - Расскажи мне про Аркаим.
  - Будто сами не знаете? - недоверчиво ответил Красько.
  Руднев многозначительно усмехнулся.
  - Расскажи, что известно тебе.
  Красько пожал плечами.
  - Археологи назвали Аркаимом город древних арийцев. Городские стены имели форму двух колец. Раньше вокруг добывали медь, а в городе из нее делали всевозможные орудия производства.
  Руднев снисходительно закивал.
  - Почти правильно. Но ты повторяешь лишь сухие научные факты. А ученым, сам понимаешь, верить нельзя. Нужна интуиция. Сколько лет назад построили этот город?
  - Не знаю, - растерялся Красько. - Одни говорят, четыре тысячи лет назад. А другие утверждают, будто гораздо раньше.
  - А время это абсолютная категория или относительная, как считаешь? - хитро прищурился Шри Чайтанья Сарасват.
  Красько покраснел.
  - Я вас не понимаю, учитель, - застенчиво прошептал он.
  - Предположим, ты в пустой комнате, где скучно и абсолютно нечем заняться, но ты обязан провести в этой комнате два часа. Они покажутся тебе вечностью. А теперь, представь, будто ты в клубе, танцуешь с красивыми девочками, - Руднев ободряюще подмигнул оробевшему Красько. - Не заметишь, как вся ночь пролетит. Усек?
  - Усек, - обрадовался Красько.
  - А раз усек, тогда попытайся ответить еще раз: сколько лет городу Аркаим?
  Красько заморгал.
  - Сколько?
  - Столько, сколько дадут. Этот город как женщина. Он скрывает свой истинный возраст. Теперь понятно?
  Красько замолчал, потрясенный великой мудростью слов учителя.

Популярное на LitNet.com Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) М.Боталова "Принесенная через миры"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"