Трисмегист: другие произведения.

Парень из Вриндавана.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
  • Аннотация:
    Реальная история Кришны.

  Ах, в кого же так пылко влюблена пышная природа Вриндавана?
  Почему распускаются цветы на бескрайних полях, отчего склоняются до земли под тяжестью созревших плодов ветви зеленых деревьев? Для кого веют прохладные ветерки, журчат лесные ручьи, поют небесные птицы, томно жужжат медовые пчелы? Где тот великий возлюбленный, от которого вечно рожает плодородная мать-земля? Ведь никакая женщина не способна родить без мужчины.
  Ибо парит над природой могучий дух - прекрасный, мужской, вездесущий. Это его приветствуют пчелы, птицы и ветерки. От его любви на земле произрастают все растения и созревают плоды. Наш вселенский возлюбленный отважен и силен как тигр, ласков и щедр как корова. В его власти все мировое плодородие, так что такого молодца надо вовремя соблазнить и удержать.
  Вот что рассказала царица Яшода юной девушке по имени Радха про магический смысл обряда.
  - Как же его соблазнить? - удивилась Радха.
  - Нетрудно ответить, - усмехнулась Яшода. - Как любого мужчину. Надо красиво нарядиться, раскрасить лицо, долго плясать и петь, а потом сбросить с себя всю одежду, чтобы засверкала женская нагота.
  - А имя у него есть?
  Яшода приложила палец к губам.
  - Его зовут Черный!
  - Какое страшное имя.
  - Черного можно встретить только в ночном лесу, вот и почернел.
  - Черный!
  - О, да! У него полные губы, огромные глаза, толстые руки и ноги. Черному ничего не стоит растоптать стадо слонов или познать тысячу женщин!
  - Тысячу женщин? - испугалась Радха.
  - Шестнадцать тысяч сто лучших красавиц вселенной Черный ласкает каждую ночь, причем всех женщин одновременно.
  - Чудеса!
  - Только не говори про Черного никому из мужчин. Это великая женская тайна.
  Радха по-детски захихикала.
  - На юге живет немало черных людей, но они не выглядят всемогущими.
  - Бесстыжая, - рассердилась царица Яшода, - нельзя смеяться над божеством! Черный услышит, обидится, покинет наш Вриндаван, и земля Вриндавана засохнет, а его стада оскудеют.
  Дверь стремительно распахнулась. В дом вошел Баларама, единственный сын царицы Яшоды. Радха невольно залюбовалась на его смелое лицо. Баларама расправил плечи и подозрительно посмотрел вокруг.
  - Здравствуйте, матушка, вы куда-нибудь собираетесь? - спросил царевич.
  Яшода поджала губы.
  - Собираюсь.
  - По всему Вриндавану рыщут разбойники, - предупредил Баларама. - Мужчины советуют переждать.
  Яшода вздохнула.
  - Лучше сделайте так, чтобы разбойники не рыскали по всему Вриндавану.
  Баларама покраснел и ушел.
  - А вдруг мужчины все-таки разузнают про великую женскую тайну и начнут за нами подглядывать? - спросила Радха.
  Глаза царицы Яшоды осветились недобрым блеском.
  - Речь идет о жизни и смерти целого племени. Мужчину, который решится подглядывать за женщинами в лесу, потом убьют другие мужчины. - Радха от страха закрыла лицо руками. Взгляд царицы смягчился. - Не волнуйся. Такое случается редко. Разве наши мужчины не хотят, чтобы травы росли, а деревья плодоносили?
  С этими словами царица погладила Радху по голове и вышла из дома по делам.
  Между тем, солнце уже закатывалось за горизонт. В Гокулу, под надежную защиту высокого частокола, со всех сторон возвращались пастухи, погоняя стада коров и овец. Не отрываясь от прялки, младшая дочь царицы Яшоды по имени Дрона ревниво спросила у Радхи:
  - Эй, толстозадая, а тебе известно, откуда взялся обычай?
  - Я не толстозадая! - обиделась Радха.
  - Толстозадая, - повторила Дрона. - Только ты не горюй. Черному нравятся толстозадые.
  - Отстань от девчонки, Дрона! - нахмурилась Амбика, старшая дочь царицы.
  Дрона закусила губу.
  - Почему наша мать привечает чужих детей?
  - Потому что у бедняжки нет собственной матери. Как тебе не стыдно? - возмутилась Амбика.
  - Черному нравятся толстозадые, так что это не оскорбление, - усмехнулась Дрона.
  Вздохнув, Амбика посмотрела на Радху.
  - Не слушай мою сестру, Радха. Ты красивая девочка. Тебя полюбит великий бог, которого мы увидим ночью.
  - Без сомнения! - взялась за старое Дрона. - Потому, что Черному...
  Но Амбика лишь кротко напомнила:
  - Не кощунствуй.
  И Дрона прикусила язык.
  С улицы в двери дома внезапно заглянул Нанда, добрый царь пастухов.
  - Где моя жена? - тревожно спросил он у девушек.
  - Ее здесь нет, - ответила Амбика.
  Немного помедлив, Нанда погрозил девушкам пальцем.
  - Воины Кансы вновь рыщут в округе, похищая детей. Царь Канса, владыка Матхуры, приносит детей в жертву Кали. Вы не дети, но будьте начеку. Не выходите за частокол.
  - А Баларама назвал злодеев разбойниками, - заметила Дрона.
  Царь Нанда непонимающе взглянул на нее.
  - Нет, это знатные воины из Матхуры.
  Отважная Амбика в сердцах отбросила прялку.
  - Наши трусливые пастухи сами похожи на стадо овец! - воскликнула царевна. - Или теперь женщинам пора взяться за лук и стрелы?
  Нанда опустил глаза и быстро скрылся за дверью.
  - От кровожадного Кансы совсем житья не стало. - Дрона покосилась на Радху. - Обожает мучить ребятишек.
  - Мать царя Кансы родила его от ракшаса, - опустив глаза, сказала Амбика.
  - Неужели? - ахнула Дрона. - Да где же они познакомились?
  - Огромный и страшный, весь покрытый шерстью ракшас напал на царицу Матхуры в лесу.
  - В каком лесу? - дрожащим голосом спросила Радха.
  Царевны переглянулись и расхохотались.
  - В другом лесу, - объяснила Амбика. - Мы в него не пойдем.
  - Ночью? - уточнила Радха.
  Амбика всплеснула руками.
  - Ну вот еще! По ночам царица Матхуры не гуляла в лесу одна. Ракшас напал на женщину среди бела дня, подобно жестоким воинам ее проклятого сына, которые сами как ракшасы. Даже жители Матхуры прячут от Кансы своих детей. Это очень скверный обряд, за который Кансе пора срубить голову.
  Дрона понизила голос.
  - Наша мать говорит, что с таким могучим царем, как Канса, справится только Черный.
  - Черный! - мечтательно улыбнулась Амбика. - Этот бог не обидит ни одну женщину на земле, зато свирепо накажет любого мужчину.
  - Черный терпеть не может мужчин, - подмигнула Дрона сестре, - потому что пылко любит всех женщин.
  Царевны разрумянились и начали шептаться, не обращая внимания на Радху.
  - Дрона! - робко воскликнула Радха.
  Дрона обернулась.
  - Чего тебе, толстозадая?
  - Ты забыла рассказать, откуда произошел обычай прославлять Черного бога в ночном в лесу.
  - Ах, ты об этом? - вспомнила Дрона. - Ну так и быть, расскажу. В незапамятные времена какие-то женщины задумали искупаться в реке, а чтобы парни за ними не подглядывали, забрели в лес подальше и дождались темноты. Но по счастливому совпадению в ту осеннюю ночь было полнолуние. Едва красавицы обнажились и затеяли в воде веселую кутерьму, как услышали на дереве у реки мужской смех. Женщины завизжали, кинулись за одеждой. Куда там! Вся одежда исчезла. Тогда красотки нырнули обратно в реку и спрятались в ней по шею, пытаясь разглядеть мужчину на дереве.
  - Это был страшный, волосатый ракшас? - спросила Радха.
  Царевна Амбика улыбнулась и тоже начала свой рассказ.
  - О, нет. На дереве сидел Черный, самый прекрасный мужчина из всех, кого только можно вообразить.
  - Хотя сначала его не было видно, - уточнила Дрона. - Лишь белки двух огромных глаз да крепкие зубы сверкали в темноте.
  - Зато потом, едва из-за тучки выкатилась луна... - Амбика восторженно зажмурилась. - Запомни, малышка, все наиважнейшее, что мы ищем в мужском поколении, а это сила, ум, доброта, нежность, забота и защита, до самой предельной степени сосредоточено в Черном.
  - И что случилось потом? - нетерпеливо спросила Радха.
  - Обнаженные женщины вышли из реки и начали танцевать вокруг дерева, - сказала Дрона.
  Амбика покачала головой.
  - Неправда.
  - Почему? - фыркнула Дрона.
  - Ни одна женщина не покажет незнакомцу добровольно свою наготу, - усмехнулась Амбика. - Но Черный всех перехитрил. Это он украл женскую одежду и развесил ее на дереве. Поэтому Черный сказал, мол, если красавицы выйдут из воды и согласятся подчиниться ему, как богу, он вернет одежду.
  - Ты бы согласилась? - с сомнением спросила Дрона у Радхи.
  Радха задумалась.
  - Все женщины согласились, - ледяным голосом сказала Амбика. - Абсолютно все. Дрожащие от страха и холода, прикрыв руками сокровенные части тела, они вышли на берег одна за другой, позволив Черному богу любоваться своей красотой. Однако, не все женские прелести открылись его вожделеющему взору. Поэтому Черный бог попросил женщин поклониться. Женщины так и сделали. Подымите кверху руки, соедините вместе ладони, возложите на темя и согнитесь до самой земли.
  Под звонкий девичий смех Амбика изобразила такой поклон.
  - Но почему женщины догадались, что перед ними бог плодородия? - засмущалась Радха.
  - Потому что бог превращался в различных животных, а потом послал урожайный год, - объяснила Амбика.
  - С тех пор, если женщины не приходят в назначенный срок к реке, наступает засуха, - добавила Дрона. - Так что кланяйся, кланяйся толстозадая.
  Дрона шутливо схватила Радху за шею и согнула в пояснице пополам. В дверях за спиной у девушек показалась удивленная царица Яшода.
  - Что за глупые выходки?
  - Наш привет Черному богу, мама, - давясь от смеха, объяснила Амбика.
  - Напрасно вы расшалились, - рассердилась Яшода. - Все гораздо серьезней. Кончилась осень. Близится полнолуние. И едва в лесу заиграет свирель, ни одна женщина или девушка не должны остаться в Гокуле. Даже молодые жены убегают с брачного ложа! Даже кормящие матери бросают своих детей! Ибо пришло время чтить Черного бога, который для женщины превыше всего.
  Царевны притихли. Яшода молча прошла по дому.
  - Наряжайтесь, - приказала она.
  Девушки отчаянно засуетились. Царица неторопливо открыла сундук, достала их лучшие наряды и новое платье для Радхи. Потом, не говоря ни слова, переоделась сама, присела на лавку у стены, словно перед дальней дорогой, и жестом усадила девушек возле себя.
  - Уже скоро, - наконец вымолвила Яшода.
  Дверь скрипнула. В дом вернулся царь Нанда и тоже уселся на лавку, грустно поглядывая на жену. В наступившей тишине стало отчетливо слышно, как за частоколом завыли волки.
  - Яшода! - окликнул Нанда неподвижную царицу.
  - Чего тебе, Нанда? - обернулась к нему жена.
  - Волки завыли, - заметил царь.
  - Волки не посмеют на нас напасть, - уверенно ответила Яшода.
  Царь Нанда вздохнул.
  - А еще злые воины Кансы вновь рыщут вокруг Гокулы в поисках детей.
  - Мы же не дети, - улыбнулась Яшода.
  - Ты хотя бы понимаешь, какую глупость сказала? - возмутился Нанда. - Эти люди способны на все!
  Глаза царицы засверкали, но голос остался ровным и тихим.
  - Воины Кансы тоже нам не страшны, - медленно сказала она. - Как мало истинной веры осталось у мужчин. Вы надеетесь лишь на силу и ум, хотя и то и другое вас подводит. Наступила священная ночь, когда всем женщинам Вриндавана безопаснее оказаться в глухом лесу, чем в крепости со своими трусливыми мужьями.
  Лицо царя исказилось, как от боли.
  - Яшода! - воскликнул он.
  - С полуночи до утра нас защитит Черный бог! - объяснила ему жена.
  Царь Нанда не выдержал и убежал на улицу, хлопнув дверью. Царица спокойно посмотрела в окно, потом на заплакавших от жалости к отцу дочерей и сказала:
  - Так надо. Потерпите чуть-чуть.
  Юная Радха представила, что вскоре окажется в ночном лесу, по которому рыщут голодные волки и жестокие люди. Ее глаза сделались круглыми от ужаса. Больше всего на свете девушке захотелось отказаться от обряда.
  Как вдруг, сквозь пугающий волчий вой, до нее донеслась веселая мелодия на свирели. И словно по волшебству волчий вой немедленно прекратился.
  Лицо царицы Яшоды просияло.
  - Вот и позвал нас в лес Черный бог, - торжественно произнесла она. - Не пугайтесь. Черный бог настолько велик, что весь грозный мир для него подобен беззаботной игре. Даже волки нам не страшны и воины Кансы бессильны. Пришло время самой большой любви.
  Царица Яшода, Амбика, Дрона и юная Радха вышли во двор. По улице в свете луны торопливо шли нарядно одетые женщины. Их кольца тускло сверкали, а браслеты звенели на ходу. Они молча выбегали из всех домов, не обращая внимания на жалкие причитания близких. Пастухи до смерти боялись воинов Кансы. Ведь один такой воин, закаленный в бесчисленных битвах, стоил десятка пастухов. Но их жены и дочери верили в силу Черного бога. Только дети, старухи и рабыни остались с мужчинами.
  Бесстрашно покинув частокол, женщины побежали знакомой дорогой по холмам в сторону реки. Ясное осеннее небо было усыпано яркими, далекими звездами. Желтая луна поднималась над лесом. А в поле у земли загорелись другие тусклые огоньки. Это были волчьи глаза. Голодные волки уже следили за женщинами, но пока действительно не решались напасть.
  В лесу опять заиграла свирель. Красавицы засмеялись. Царица Яшода протяжно запела старинную мантру. Другие женщины немедленно подхватили ее. Их лица наполнились воодушевлением, глаза стали зоркими, как у диких зверей, некоторые начали пританцовывать не бегу. Женщины так спешили навстречу Черному богу, что даже теряли на ходу свои украшения и одежды. Так велика была эта любовь. Все быстрее и быстрее бежали разгоряченные женщины, пока не углубились в пальмовый лес, не промчались гуськом по узкой тропинке и не оказались на широкой поляне у берега реки Ямуны, которая ниже по течению впадала в священную Гангу. Лишь тогда женщины остановились как вкопанные, переводя дух.
  Невидимая свирель заиграла совсем близко, хотя поляна выглядела совершенно пустой. Зато вслед за музыкой вдруг послышался мужской голос - ласковый, мудрый, смелый и немного насмешливый.
  - Привет вам, красавицы. Уж не случилось ли беды в ваших домах? Здоровы ли родные и близкие? Что привело вас сюда в столь поздний час? Ночь темна, непроглядна, лес полон хищными зверями и очень опасен для слабых женщин. Что подумают ваши мужья и братья, матери и отцы? Тревога погонит их ночью из дома - искать вас повсюду. Ступайте, лотосоглазые, обратно, возвращайтесь домой к вашим детям.
  Пастушки молча слушали Черного бога, не поднимая глаз от земли. В воздухе раздался веселый смех.
  - Или вы забыли, каким бывает лес в ночную пору и пришли взглянуть на мою рощу? Но вы уже видели ее не раз. Благоуханные цветы украшают деревья, лунный свет серебрит их стволы и ветви, тихий ветерок с Ямуны шелестит листвой. Не в диковинку вам эта роща в лунные осенние ночи. Так поспешите домой, непорочные жены, к мужьям вашим и подарите им радость и покой. Дома ждут дети, коровы, телята. Ступайте, дайте грудь своим малышам и подоите коров.
  Радха удивленно взглянула на Амбику и шепнула:
  - Мы и так каждый день доим этих коров.
  - Я знаю, - усмехнулась Амбика.
  - Нам пора уходить?
  - Вот уж нет, - заволновалась Амбика, - он всегда нас испытывает.
  А озорному Черному богу вздумалось продолжить обучение женщин скучным домашним обязанностям:
  - Нет для женщины ничего важнее, чем забота о муже и детях. А если жена хочет быть вместе с мужем после смерти, тогда пусть и в этой жизни никогда его надолго не оставляет. С искренним сердцем жена обязана угождать мужу, даже если он стар, болен и беден. Нет большего зла на земле, чем измена мужу! - Голос Черного бога зазвенел от вдохновения. - Это великий грех, расплата за который бывает тяжкой! Осуждение, позор, несчастье - вот что ждет женщину за измену мужу! Нет изменнице пути в небесное царство! Так ступайте же домой к своим детям и мужьям непорочные, мудрые жены.
  Щеки пастушек от горя и досады побледнели, алые губки сомкнулись, по щекам потекли слезы, орошая груди, украшенные шафраном и цветами. Не говоря ни слова, пастушки тяжко вздыхали и рисовали на речном песке пальцем ноги непонятные узоры. Им почудилось, будто на этот раз Черный бог гонит их прочь всерьез.
  Тогда царица Яшода вышла вперед, протянула руки к реке и страстно заголосила:
  - О, господин, нас влечет к тебе бог любви, всемогущий Кама! О тебе одном наши помыслы, по тебе одному тоскуют наши сердца. Ты наша душа, наш друг, наша радость и любовь. Мы все ради тебя позабыли лишь бы на миг коснуться твоих ног, любимый. Что проку в мужьях и детях? Они - лишь источник тяжких страданий. Ты один сулишь нам отраду и забвение.
  Рядом с царицей встала другая женщина с мощными, широкими бедрами и зарыдала навзрыд.
  - Так будь же милостив к нам, любимый, не лишай надежды! - взмолилась она. - Целый год наши сердца и руки были отданы дому, заботам о близких. А теперь светлоликий Кама лишил нас последних сил. Наши ноги совсем ослабели, где уж им повернуть обратно. Да и что мы будем теперь делать дома? Там теперь для нас все чужое.
  Третья женщина была первой красавицей Вриндавана. Она имела самое роскошное платье и самые дорогие украшения. Робко потупив взор, красотка тоже вышла из толпы, сбросила с головы платок и принялась медленно распускать тугие, черные косы, приговаривая приятным голосом:
  - О, возлюбленный! На губах твоих таится услада. Твоя улыбка, твои очи и напевы волнуют душу, пробуждая лишь радость. Все любят тебя в лесу Вриндавана, все стремятся к тебе, даже дикие звери. Ты утоляешь печаль и веселишь сердце. Так можем ли мы думать о других мужчинах? О, любимый, нет женщины на земле и во всей вселенной, которая не нарушила бы ради тебя все запреты, зачарованная твоей свирелью. Так не отвергай же нас, Черный бог, позволь служить тебе, любоваться тобой, сопровождая повсюду. Мы твои верные рабыни и лишь тебе одному преданы всей душой.
  Над поляной пронесся томный, протяжный вздох любовного восхищения. Видно жалобные слова и женские прелести, наконец, растрогали Черного бога. И тогда Радха вдруг разглядела его перед собой.
  Черный бог возник на песчаном берегу прямо из пустоты, как будто прежде его почему-то не замечали. Его гладкая кожа действительно оказалась смуглой, как у дикарей с далекого юга, зато сила, красота и огромный рост посрамили бы лучшего мужчину из Ариев. Радостно смеясь, пастушки окружили Черного бога со всех сторон. Бог улыбнулся, поднял свирель и вновь заиграл, а влюбленные пастушки, закружившись в хороводе, хором воспевали его красоту и доблесть. Белозубую улыбку Черного бога они сравнивали с луною на звездном небосводе, танец Черного бога - с поступью павлина, его бесчисленные победы над асурами - с подвигами самого бога Вишну. Этой лунной ночью на берегу Ямуны господином стал всемогущий Кама, и женщины покорились ему во всем.
  Черный бог начал по очереди танцевать с каждой пастушкой, крепко обнимая их тонкий стан. Нежно улыбаясь и заглядывая в глаза, Черный бог говорил женщинам слова, полные неги и любви, весело шутил и смеялся. И каждой пастушке, упоенной своей любовью, показалось, будто бы ей одной дарит всю нежность их Черный бог, только с нею танцует и лишь для нее поет свои песни.
  Дрона торжествующе взглянула на Амбику. Амбика, не скрывая сожаления, окинула взглядом заметно постаревшую мать. Царица Яшода безжалостно рассмеялась над надеждами первой красавицы Вриндавана, которая уже раздулась от важности и надменно поглядывала на всех сверху вниз. Среди пастушек одна лишь юная Радха оставалась спокойной, поскольку не успела познать ни ревности, ни любви.
  - Как тебя зовут? - одобрительно улыбнулся ей Черный бог, танцуя под женское пение.
  - Радха, - смутилась девушка.
  Черный бог печально вздохнул.
  - Взгляни, как упрямы эти пастушки из Вриндавана. Не успев оставить прежних мужей, они уже размечтались выйти за меня, чтобы другая женщина не позарилась на законного мужа. Или пастушки воображают, будто из богов получаются удобные мужчины? Семейная жизнь с богами трудна и полна невзгод. Мы гораздо больше едим, страшнее гневаемся и подолгу исчезаем из дома в поисках приключений.
  - А я нисколько не надеюсь увидеть тебя своим мужем, - честно призналась Радха.
  Глаза Черного бога сверкнули в темноте.
  - Тогда давай куда-нибудь убежим, - предложил он, - прямо сейчас, только ты и я.
  - Куда? - испугалась девушка.
  На глазах у изумленных пастушек Черный бог бесследно исчез вместе с Радхой.
  -Что случилось? Что произошло? - всполошились женщины Вриндавана.
  Их радость сразу померкла, руки бессильно опустились, в сердцах поселилась печаль. Как слонихи без вожака остановились пастушки на берегу, горько плача и не зная как быть. Царица Яшода первой догадалась, в чем дело.
  - Прекратите жалобно визжать! - воскликнула царица. - Или забыли, как бог презирает ревность? Мы все виноваты в том, что он нас покинул. Бог увидел вокруг лишь надменных дур, мечтающих присвоить его любовь себе одной. А кому нужны надменные дуры?
  Пастушки смущенно переглянулись. Но вскоре глупость вернулась к ним.
  - Вот следы Черного бога на песке! - радостно закричала первая красавица Вриндавана, показывая под ноги. - Если мы пойдем по следам, то догоним Черного бога.
  И под громкий смех царицы Яшоды, которая решительно осталась на берегу, женщины гурьбой устремились в лес.
  Поначалу следы Черного бога были отчетливо видны на траве. Но потом они вдруг исчезли. Пастушки растерялись. Одни начали спрашивать у деревьев:
  - Здравствуй, ашока, не проходил ли мимо тебя Черный бог? О манго! О кадамба! Ведь вы не живете для себя, а дарите путникам тень и прохладу. Так скажите нам, куда ушел наш любимый?
  Другие пастушки заметили в лесу стадо ланей.
  - О, лесные красавицы, не встречался ли вам Черный бог со своей свирелью? Ведь вы так любите ходить за ним следом! Может быть, он говорил с вами и гладил своей ладонью? Здесь так пахнет цветами из его гирлянды.
  А некоторые пастушки поклонились самой земле.
  - О, великая мать, кормилица людская, - взмолились пастушки, - по тебе ступали недавно ноги Черного бога. Расскажи, куда ушел наш любимый?
  После этой молитвы Дрона радостно вскрикнула, заметив знакомый след, но ее горе тут же сменилось отчаянием, поскольку рядом Дрона увидела след от маленьких женских ножек. Пастушки сбежались к ней.
  - Кто та счастливица, - опять заволновались они, - чьи следы рядом со следами Черного бога? Кого он обнимал здесь за плечи, кому улыбался, кому пел свои песни?
  - Это Радха! - вспомнила Дрона.
  - Радха? - рассердились женщины. - Так это Радха разлучила нас со счастьем, для себя одной украла самую большую любовь? Посмотрите, здесь бог рвал для нее цветы на поляне. А вот здесь следы женских ножек исчезли, хотя мужские следы стали глубже.
  - Неужели бог носил девчонку по лесу на руках? - завопила первая красавица Вриндавана.
  Пастушки бросились напрямик через лес и вновь очутились на берегу реки Ямуны, где их встретила царица Яшода.
  - Ну как? - спросила она. - Догнали Черного бога?
  Позабыв о приличиях, пастушки окружили царицу, осыпая ее бранью.
  - Это ты привела Радху в лес, значит, ты все испортила!
  И от обиды женщины подняли такой шум, что вместо Черного бога их услышали те, кого хуже всего было встретить в ночном лесу. Как тигры, бесшумно проскользнув по лесу между деревьев, на берегу показались свирепые воины Кансы и мигом окружили пастушек, выставив копья и мечи.
  - Какая удача! - захохотали мужчины.
  Ужасные пришельцы из Матхуры могли напугать кого угодно. На головах эти знатные разбойники носили тугой, замотанный в несколько слоев тюрбан с медной сеткой, на теле - кольчужные рубахи. На ногах у воинов Кансы были стеганые штаны и кожаные сапоги с загнутыми носками. Толстые наручни защищали их локти от ударов мечей и тетивы. У одних мужчин были огромные луки из бамбука. Другие сжимали могучими руками палицы, копья, искривленные мечи и остро заточенные диски-чакры. За плечами у воинов висели круглые щиты.
  Пастушки отчаянно заметались.
  - Незачем волноваться, вас не принесут в жертву Кали, - пообещал предводитель воинов. - Ибо Канса убивает только детей, а хорошеньких женщин приносит в жертву своему сладострастию.
  После остроумной шутки предводителя его бородатые подчиненные тоже захохотали.
  Но громче всех веселился темнокожий юноша, внезапно возникший на берегу реки Ямуны неизвестно откуда. Предводитель воинов сердито уставился на него.
  - А ты кто такой?
  - Я взялся охранять этих женщин, - объяснил безоружный юноша.
  Воины вновь затряслись от смеха, хотя юноша по-прежнему смеялся громче, чем они. Его беспечность не понравилась предводителю.
  - Убирайся, пока живой, - пробурчал он юноше.
  - Да ведь это наш Черный бог! - догадалась царица Яшода. - Взгляните хорошенько!
  И все женские глаза с любопытством уставились на красавца, который почему-то не проявлял никакого желания вступить в бой. Наоборот, учтиво склонившись перед пришельцами из Матхуры, юноша простодушно объяснил:
  - Я бы и рад убраться подобру-поздорову, да другие пастухи убьют меня за измену.
  - Вот как? - удивился предводитель воинов. - Ну и что? После смерти на поле боя кшатрии попадают в Вайкунтху, загробное царство Индры. Поэтому кшатрии ничуть не боятся смерти. - Он приосанился. - А куда попадают мертвые пастухи?
  - Мертвые пастухи никуда не попадают, поэтому наша жизнь ценится подороже, - объяснил простодушный юноша. - Сделайте милость, привяжите меня к крепкой пальме, чтобы люди подумали, будто я все же сопротивлялся.
  - Ладно, - согласился предводитель и взялся лично привязать его к пальме.
  Но тут начались какие-то чудеса. Предводитель выбрал самую длинную веревку, но двух вершков ему не хватило. Удивившись, предводитель воинов Кансы привязал к своей веревке другую, и снова ему не хватило для связывания юноши двух вершков длинны. Тогда озадаченный предводитель собрал у воинов все веревки, усердно связал их вместе, опоясал кольцом пастуха и только начал привязывать его к пальме, как оказалось, что опять ровно двух вершков не хватает.
  - Молчать! - зарычал предводитель на пастушек из Вриндавана, которые скорчились от смеха.
  - Какие странные у тебя веревки, - посочувствовал злодею красавец. - А что если засунуть меня в мешок?
  - В мешок?
  - Ну да! Сними пустой мешок со спины своего коня и посади меня внутрь.
  Чуя подвох, предводитель воинов Кансы погрозил пастуху пальцем.
  - Мешок слишком маленький, ты в него не поместишься.
  - Обязательно помещусь! - пообещал юноша. - Сделай одолжение.
  Предводитель неохотно послушался. Высокий юноша расправил его мешочек и вдруг без труда залез в него с головой. Не веря своим глазам, предводитель подскочил к мешку, крепко его завязал и обернулся к пастушкам.
  - Видели? Чья взяла?
  Пастушки попадали на песок от хохота. Воины Кансы попятились. За спиной предводителя воинов послышался характерный треск. Обернувшись, он с ужасом увидел, что пастух разорвал мешок и стремительно вырастает у всех на глазах, вздымаясь до исполинских размеров.
  - Ты прав, твой мешок слишком маленький, ибо вся вселенная мала для меня! - воскликнул великан громким голосом, занося огромную ногу над головами побледневших врагов.
  Мгновенно позабыв про небесную страну Вайкунтху, пришельцы кинулись наутек. За ними, ломая высокие деревья как щепки, погнался огромный слон, громко трубя в свой хобот. Это юноша превратился в слона.
  Не слишком стараясь кого-нибудь растоптать, черный слон вбежал на высокий холм, прыгнул с обрыва вниз и превратился в черного орла, который поднялся в небо, уменьшаясь в размерах. Сделав над лесом круг, орел вернулся на берег реки Ямуны, уселся на пальму и обернулся забавной обезьяной. А потом этой обезьяне вздумалось кидаться в пастушек кокосами и дразниться.
  - Люблю только Радху! Люблю только Радху! - заверещала черная обезьяна человеческим голосом.
  Женщины радостно обступили пальму со всех сторон.
  - Делай, что вздумается, только вернись к нам, желанный, - попросили они.
  Обезьяна капризно склонила голову набок.
  - А вы будете меня уважать?
  - Ну конечно, ведь нам известны все твои подвиги, Черный бог.
  - И про то, как я расправился с Тринавартой? - усомнилась обезьяна. - Наверняка вам про Тринаварту ничего неизвестно.
  Тогда пастушки устроили веселое представление. Желая изобразить Тринаварту, царица Яшода, приподняв дочь Дрону руками, пробежала с нею по берегу, а потом упала и замерла, раскинув руки и ноги, как глупый асур, которого Черный бог, еще будучи младенцем, лишил жизни.
  - Про мою победу над Бакой тоже слышали? - заинтересовалась обезьяна.
  Дрона и Амбика разыграли бой Черного бога с асуром Бакой.
  За ними первая красавица Вриндавана показала, как Черный бог расправился со стоглавым змеем Калией. Красавица поставила ногу на голову другой пастушке и сказала:
  - Убирайся отсюда, гад ползучий! Разве не знаешь, как безжалостно Черный бог карает злых и нечестивых?
  Обезьяна на пальме захлопала в ладоши.
  - Молодцы! Я словно в зеркале себя увидел. Ваше веселое представление воодушевляет как колдовство.
  Пастушки смутились. Обезьяна оживленно завертелась.
  - Пожалуй, я все-таки прыгну вниз.
  - Скорей сделай это! - обрадовались пастушки.
  - А земля меня выдержит? - спросила обезьяна.
  Вряд ли до женщин дошел скрытый смыл этих слов. Лишь царица Яшода откликнулась на вопрос Черного бога, хотя внезапная просьба царицы не стала ответом.
  - О, великий жених всех женщин, избавь нас от Кансы!
  Другие пастушки быстро сообразили, насколько удачная мысль пришла в голову мудрой Яшоде, и попытались ей помочь.
  - О, великий жених всех женщин, наш непобедимый защитник и покровитель, избавь своих верных поданных от царя Кансы! - подтвердили они.
  Обезьяна на пальме умолкла, созерцая ночные звезды.
  - Канса! - оценивающе произнесла она, как будто это было название новой захватывающей игры.
  - Избавь нас от Кансы! - повторили женщины в третий раз.
  - Хорошо. Но знайте: я спрыгну в ваш мир с небес, как падает в реку тяжелый камень. Огромные волны от моего падения изменят все будущее и прошлое, - предупредила обезьяна.
  И с этими словами Черный бог отважно прыгнул в Ямуну, подняв тучу брызг.
  - Ах! - восхитились женщины.
  Срывая с себя одежды, пастушки тоже бросились в воду. Черный бог вновь принял человеческий облик. Как молодой слон посреди дружного стада плавал и резвился прекрасный, могучий юноша в чистых водах Ямуны, обрызгивая водою пастушек и затевая в реке веселые игры. Дождавшись удобного момента, Амбика повисла на шее у него.
  - Какой ты огромный! - засмеялась она.
  Все тело девушки превратилось в вибрирующий от наслаждения орган, который на время заменил ей даже бессмертную душу. Вслед за сестрой к обнаженному богу прижалась Дрона. За ней - другие пастушки. Казалось, счастью не будет конца.
  Но вскоре небо на востоке заалело, предвещая наступление утра. А вместе с зарей возвращались к женщинам дневные заботы и труды. Пришла пора покинуть волшебный лес.
  Одно время года неизбежно сменяет другое. Так и во Вриндаване осень быстро сменилась зимой, которая принесла с собой обильную влагу.
  Когда Черный бог похитил юную Радху, она увидела окружающий мир как во сне. Мимо девушки проносились чудесные видения, то прекрасные, то пугающие, то сложные, то понятные. Веки Радхи налились свинцом. Длинные ресницы слиплись. И когда наступил новый день, она с трудом откликнулась на призыв утреннего солнца. Когда юная Радха наконец открыла глаза, то вышла из темного леса и вновь увидела плодородные поля Вриндавана.
  Невдалеке по зеленым холмам Кришна и Баларама дружно гнали на луг свое коровье стадо.
  В волосах царевича Кришны были воткнуты павлиньи перья. Его уши украшали живые цветы, а желтые одежды отливают золотым блеском. Алые губы Кришны исторгали медовые звуки из волшебной свирели. Эта сладкая музыка похищала сердца всех женщин племени Нанды.
  Рядом с Радхой встала гордая царица Яшода.
  - Как прекрасен Кришна, мой сын, - гордо сказала она.
  - Разве теперь у вас двое сыновей, ваше величество? - удивилась Радха.
  Царица не поняла.
  - У меня всегда было двое сыновей, Радха, - обиделась она.
  Тем временем с ними поравнялся Кришна.
  - Здравствуй, Радха, - подмигнул Кришна девушке.
  - Приветствую тебя, Черный бог, - ответила она.
  Кришна понимающе улыбнулся.
  - Так назвали меня родители, когда увидели темнокожего младенца, - объяснил он. - Черный! Черный! Вот как закричали они. Я спрыгнул с дерева в жизнь, как падает в реку тяжелый камень. Кришна! Кришна! Это не простое имя, красавица. От одного звука моего грозного имени огромные волны разбежались в будущее и прошлое. И только ты, Радха, еще помнишь, как все началось.
  Радха опустила глаза.
  - Ты превратился в простого смертного из любви ко мне?
  Кришна покачал головой.
  - Я превратился в простого смертного, чтобы поиграть с царем Кансой.
  - А потом?
  Кришна ласково закивал.
  - А потом ты испытаешь бремя самой большой любви.
  Все поля и леса на земле завидовали сейчас Вриндавану, ибо по нему ступали нежные ноги Кришны. Звуки свирели Черного бога приносили счастье не только женщинам. Даже дикие звери в горах испытали радость и выходили к нему без страха. Павлины танцевали под музыку Кришны. Пятнистые лани бежали за ним, не отводя глаз.
  О, подружки! Даже речные потоки, внимая его свирели, не могли скрыть любви к богу Кришне. Все воды устремились к его стопам, а их быстрое течение остановилось от страсти.
  О, подружки! Даже тучи небесные пожелали к нему прикоснуться, пролившись живым дождем, когда Кришна прогнал свое стадо под палящими лучами солнца.
  О, подружки! Даже подвижницы запылали любовью к Кришне, украшая себя цветами с шафраном в ожидании встречи с любимым.
  Вот почему Радха задрожала как лист на ветру, испугавшись бремени самой большой любви. Хотя каждая из вас, о, подружки, может догадаться, насколько сладким стало для юной Радхи ее любовное бремя.
  
   []

Популярное на LitNet.com Е.Флат "Свадебный сезон"(Любовное фэнтези) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 3"(Любовное фэнтези) A.Delacruz "Real-Rpg. Ледяной Форпост"(Боевое фэнтези) Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) Я.Малышкина "Кикимора для хама"(Любовное фэнтези) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) О.Дремлющий "Тектум. Дебют Легенды"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"