Кейлин Коул: другие произведения.

Танец со Смертью

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


   0x01 graphic
   Я всегда чувствовала его присутствие. Эта особенность была мне не подвластна. Где бы я ни находилась, чтобы ни делала, мне всегда было известно, где в этот момент побывал Смерть.
   Не подумайте неправильно. Я могла чувствовать его только неподалеку от себя. Но я никогда его не видела. Но знала, что он где-то рядом. И еще я была полностью уверена, что Смерть мужчина.
   Я не знаю, откуда у меня эта уверенность. Может быть, с того памятного дня, когда чуть не погибла.
   Мне было семнадцать, когда это произошло. Золото и багрянец уже облагородили городские деревья. Долгие дожди сделали стволы и почву темными. Лужи на асфальте отражали серое свинцовое небо. Природа готовилась к последнему месяцу осени. 
   Стоя на остановке в ожидании автобуса, я никак не ожидала, что пьяному водителю захочется проверить свои навыки вождения и не справиться с управлением, лишив жизни нескольких человек. До сих пор не могу связать свои эмоции, чувства и увиденное вместе, так чтобы не оставалось никаких вопросов и белых пятен.
   Все было похоже на какой-то медленный танец: действия пластичны и растянуты во времени. Я помню каждое лицо всех действующих лиц этой трагедии. Помню ужас и страх, отраженные их мимикой. В мою память врезались все звуки, крики и стоны.
   И уже на последнем вдохе, как мне казалось от испытываемой боли, все изменилось. Внутри образовался какой-то холод, и все внутренности будто скрутило. Резко распахнув глаза, я увидела, как какой-то мужчина перемещался между пострадавшими и нежно, можно даже сказать ласково, прикасался к ним. После его прикосновений мученики затихали и больше не издавали ни звука.
   Мужчина поражал своей массивностью, бледностью и грацией. Его движения были легки, размеренны. В них чувствовалась отточенность и уверенность. И его никто не замечал. Ни один прохожий, что судорожно пытался помочь пострадавшим, не обращал внимания на неизвестного.
   В какой-то момент незнакомец перевел на меня свой взгляд. Когда наши глаза встретились, воздух судорожно ворвался в мои легкие, изнутри обжигая их холодом. Радужки имели какой-то совершенно необычный бледный оттенок голубого. Глаза были потусторонне нереальны. Именно в этот момент я поняла кто передо мной. Смерть.
   От осознания этой мысли я не испугалась. Я никогда не боялась умереть, но то, что почувствовала в тот момент, совершенно не соответствовало ситуации.
   Мне стало очень спокойно. Я наслаждалась видом этого мужчины. По коже пробегали приятные мурашки. Мне казалось, что он ласкал мое тело своим взглядом.
   И я наслаждалась этим. Тянулась к нему всем своим существом. И нужен мне был только Он...
  
   Междумирье. Вне времени, вне пространства.
   - Брань! - женский вопль сотряс до основания весь дворец. Черноволосая бестия металась из комнаты в комнату в поисках своего спутника. - Я что-то не поняла, куда ты запропастился, мой милый?
   - Меня искала, Ведьма? - сильные руки сомкнулись на хрупкой талии, лишив ее владелицу возможности двигаться. Мужские губы коснулись нежной раковины ушка, заставив девушку испытать знакомый трепет.
   - Кого же я еще могу звать? - притворно насупившись, ответствовала плененная. - Поясни, что это такое?
   В нос мужчины уткнулся свернутый пергамент. Война поморщился, но проигнорировал вопрос своей женщины и продолжил исследовать ее шейку.
   - Азиель! - Ведьма в сердцах даже топнула ногой. - Я не шучу! Что это?
   Брань неохотно оторвался от своего занятия и выхватил из женской ручки свиток. Пробежав глазами послание, он хмыкнул и перекинул его через плечо, возвратившись к прерванному наслаждению.
   - Ничего серьезного, - пробубнил Война, уткнувшись в волосы ведьмы и вдыхая ее аромат. - Глад как всегда устраивает одну из своих вечеринок.
   - Голод пишет, что ты можешь придти туда со своей пассией. Я чего-то не поняла? Или просто чего-то не знаю? О какой пассии речь?
   Ведьма говорила очень спокойно. Но ее размеренный говор не мог обмануть мужчину. Он прекрасно знал характер своей женщины. Одно слово. Взрывной. И Веркате совершенно не понравилось упоминание "пассии". Голод за это еще поплатится.
   Война резко развернул ведьму лицом к себе и припечатал ту спиной к стене. Вздернув ее руки вверх, он ухватил тонкие запястья одной рукой, а второй, подхватил под попку и заставил оседлать себя. Мужские губы властно овладели женскими устами. От нахлынувших эмоций девушка выгнулась навстречу этой агрессивности.
   - Нет, это уже ни в какие ворота не лезет: как ни приду, а вы тут спариваетесь, как кролики. Вам еще не надоело? - прервал их скучающий мужской голос.
Визави вальяжно облокотился о косяк двери, скрестив на груди руки. Он был высок и худощав. Белые штаны и такого же цвета рубашка, выгодно подчеркивающая мускулатуру, великолепно смотрелись на нем. Черные волосы, зачесанные назад, контрастировали с небольшой бледностью лица. Серебристые зеркальные очки полностью скрывали глаза мужчины.
   - Смерть? - Брань удивленно уставился на своего собрата. Последний не переносил белый цвет. - Ты чего так вырядился?
   - Тебе не нравится мой прикид? - Поверх обода очков изогнулась смоляная бровь. - А я так старался тебя покорить.
   - Бесспорно тебе это удалось, - подала голос ведьма. - Видишь, он даже не может совладать с полным отсутствием мыслей в голове по этому поводу.
   - Тебе виднее, человечка, - хмыкнул неожиданный визитер, и его лицо искривила легкая ухмылка.
   - Так куда ты намылился в столь пестром для тебя наряде?
   - А вас Голод не приглашал? Все как всегда: разгульная вечеринка с вечно голодными до всего созданиями всех миров и наш собрат Всадник во главе всего этого безобразия.
   - Ага, мы как раз сейчас и обсуждали его приглашение, - недовольно насуплено прокомментировала ведьма.
   - Точно! А я думал, чем вы тут занимаетесь? А вы приглашение Глада обсуждаете! Вот как все было, а я грешным делом подумал... - на лице Смерти появилась настоящая широкая улыбка.
   - Именно этим мы и занимались. А тут ты, - пробурчал Война, совершенно не довольный тем, как эта улыбка подействовала на Веркату. - Сейчас идем.
   - Конечно. Только выясним о какой "пассии" шла речь, - подтвердила девушка, смотря на своего мужчину грозно сощурив глаза.
   Смерть покачал головой. Голод опять взялся за свое. Сколько раз Брань говорил, что для него существует только одна женщина: его человечка, и не стоит намекать или говорить напрямую, что могут существовать любовницы. Таковых нет, и не будет. А Гладу все нипочем. Уж очень он любит всякие подстрекательства. Что сказать: этот демон голоден до всего.
   Наблюдая, как парочка воюет между собой, выясняя в очередной раз отношения, мужчина решил отправиться на вечеринку один. Разборки могут продолжиться не один час и скорее всего большее время эти двое проведут не в полемике, а постанывая в объятьях друг друга.
  
   Наш мир. 31 октября. Вечеринка Хэллоуина.
   Зал был полон всякой нечести. Тут были вампиры, гоблины, зомби, ведьмы, ведьмаки, демоны и демоницы, кто-то еще, а так же пчелки, феи, ангелочки и всевозможные сторонники добра и зла.
   От этой пестроты, а еще от вечно сменяющих цвет софитов, начинали болеть глаза и раскалываться голова. Не люблю такие мероприятия, но муж и его друзья чувствовали себя здесь как дома, приходилось соответствовать. Поэтому облачившись в воздушный белоснежный наряд, я бы сказала, падшего ангела, моя персона находилась среди этой оголтелой толпы. Почему "падшего"? На мой взгляд, не может ангел носить такой фривольный наряд. Но речь не об этом. А о том, что я как никогда чувствовала себя здесь не в своей тарелке. Мне что-то мешало. Какое-то непонятное чувство тоски одолевало все мое существо. Я чего- то ждала...
   - Лайф. Лайфи, детка, почему такой вид? - Ко мне подошел Фред.
   - Все хорошо, - вымученно улыбнулась я. - Немного задумалась
   - Это ты совершенно не вовремя. На выпей, и пошли танцевать. - Фред протянул мое любимое мартини и широко улыбнулся.
   Пригубив немного терпкого напитка, я постаралась отрешиться от нахлынувших эмоций.
   - Так не пойдет. Я хочу, чтобы ты выпила до дна, - коварно улыбнулся Фред.
   - Ты хочешь, чтобы я напилась?
   - Ага, я тебя искушаю этим бокалом, - мужчина поиграл бровями и заговорщицки подмигнул.
   Звонко рассмеявшись, я сделала еще один глоток, но пить до дна не захотела.
   - Могу сказать, что ты соответствуешь своему образу, - мне показалось, что в голосе мужа проскользнули нотки недовольства.
   - Спасибо, - не стала обращать внимания на подозрения. - Ты от меня не отстаешь.
   Я оглядела наряд Фреда. Он изображал из  себя демона-искусителя. С его фигурой и лицом он мог себе это позволить, хотя мне было известно, что кое-где уже появлялся жирок, а лицо обезображивалось в моменты гнева. Но я люблю его. Или думала, что люблю...
   Все-таки, сегодня ко мне в голову лезут какие-то странные мысли. И как-то становится не хорошо. Головокружение, пришедшее во время танца, повлекло за собой бунт желудка, и стало совсем плохо.
  
   Наш мир. 31 октября. Та же вечеринка.  VIP зона.
   - Я все же не понимаю, зачем ты устраиваешь эти мероприятия? - Смерть стоял на балконе, распростершимся над большим танцполом, и наблюдал за веселившийся толпой.
   - Это моя суть. Голод. - Глад подошел к другу и тоже обратил свой взгляд вниз. - Здесь всюду люди одержимы этим пороком. Вот там в том углу, видишь, настоящая жажда дозы, а вон там внимания. Видишь ту парочку на танцполе? Ангел и демон? Там, как раз, мое любимое: похоть. Он ее хочет прямо там, при всех. А еще ему очень хочется, чтобы к ним кто-нибудь присоединился. И вот именно для этого он ее опоил.
   Погибель перевел свой взор в ту сторону, куда указывал Голод. Там среди извивающихся под музыку тел стояла пара. Они двигались медленно, совершенно не попадая в ритм музыки. Мужские руки по-хозяйски двигались по женскому телу. Они то сжимали мягкие округлости, то пощипывали и очень редко пробегались в нежной ласке. Женщина тесно прижималась к партнеру, и было не понятно: нравится ли ей такое обхождение или нет. Возбуждающая картина, ничего не скажешь.
   Девушка была невысокой, не слишком худой, но в тоже время что-то в ней выдавало ее хрупкость. Белые, что удивительно в этом мире, полном крашенных блондинок, натуральные волосы опускались до самой талии, цепляясь за небольшие ангельские крылышки. Красивые ноги в полуботинках на очень высоком каблуке вызывали в голове пикантные картины, как они обвиваются вокруг мужской талии.
   Женщина возбуждала. Смерть не помнил, чтобы испытывал такого желания, а он даже не видел ее лица. Удивительно для мужчины, которому бы лучше не смотреть в глаза партнерше, если не хочет заниматься сексом с трупом, любить женское лицо.
   - Господину требуется помощь? - К нему подошла "демоница". Ее рука пробежалась по поясу брюк и опустилась к ширинке, которую оттопыривала внушительная эрекция.
   Смерть через плечо взглянул на девушку. Темные очки совершенно не мешали ему видеть в призрачной темноте помещения. Она была красива. Тонкие черты лица, высокие скулы, переходящие в чуть заостренный подбородок. Темные кудрявые волосы, забранные в замысловатую прическу на затылке. И черная непроницаемая повязка скрывала глаза.
   Выгнув бровь, он посмотрел на друга, беззвучно выражая свое удивление. Глад на это просто усмехнулся и ушел вглубь комнаты. Через мгновение Всадник покинул помещение.
   Тем временем девушка продолжала свои манипуляции. Ее ладошка добралась до ширинки и расстегнула ее. Возбужденная плоть вырвалась наружу и тут же попала в плен тонких пальчиков. Незнакомка теснее прижалась грудью к мужской спине и провела языком по массивной шее.
   Смерть отвернулся и снова посмотрел на танцплощадку. Картина, представшая перед ним, изменилась. Среди бешено извивающихся тел под зажигательную музыку пара ангела и демона практически не двигалась. Девушка уже оседлала мужчину, скрестив ноги у него на талии. Ее голова покоилась на плече партнера так, что она носом утыкалась ему в шею. Руки безвольно свисали по бокам.
   Парень не терял времени даром. Его руки уже забрались под белоснежную юбку и мяли мягкую плоть. А движения красноречиво говорили о том, что он уже на пределе и стремится как можно скорее оказаться в жарких глубинах женщины.
   От умелых действий рядом стоявшей девушки Погибель застонал. Краем сознания он представлял, что его ласкает ангел с танцпола. Что это ее умелые ручки пробегают по возбужденной плоти, нежно сжимают ее, ласково поглаживают головку. Мужчина вновь застонал, не отрывая взгляда от блондинки, отдающийся другому среди толпы.
   Голова девушки безвольно запрокинулась, и Смерть осознал, что она без сознания и совершенно не понимает, что творится вокруг, да и с ней в частности. В свете ярких вспышек света он отметил бледность лица и посиневшие губы. "Демон" так увлекся своей похотью, что не замечал состояния своей партнерши. А ей было плохо, очень плохо.
   Мужчина рванул с места, отпихивая от себя несостоявшуюся любовницу. Девушка, потеряв равновесие, оказалась на полу, в удивлении пытаясь сорвать черную повязку с глаз. Не замечая этого, Смерть поспешил покинуть комнату, на ходу приводя свои брюки в порядок.
   Очутившись в коридоре, он просто переместился на танцплощадку совершенно уверенный, что его появление останется незамеченным. Отпихнув незадачливого вуайериста, Погибель подхватил белокурого ангела на руки.
   - Эй, ты чего творишь, ублюдок?! Она моя жена! Отвали, гаденышь! - возмутился "демон", хватая оппонента за плечо.
   Смерть остановился и очень медленно повернулся к разгневанному мужу. Его глаза за стеклами очков блестели так, что этот блеск был отчетливо виден. И он устрашал. Фред отпрянул и предпочел во благо своего здоровья отступить. Его обуял безотчетный страх, заставлявший бежать, спасая свою жизнь.
   Оказавшись со своей ношей в одной из полутемных комнат VIP-зоны, Всадник положил ее на кожаный диван. Он методично старался привести девушку в сознание. Она практически не дышала. Кожа стала постепенно синеть: ангел медленно умирала. Но призыва не было. Его не тянуло забрать ее душу и отвести к соответствующим вратам.
   Незнакомка стала приходить в себя. Она металась по дивану и размахивала руками. Вырываясь из его объятий, девушка задела Смерть по лицу и сбила очки на пол. В этот же самый момент ее глаза распахнулись, и мужчина окунулся в зеленые омуты ее зрачков. Судорожно втянув в себя воздух, она затихла и блаженно улыбнулась.
   - Ходок, - не веряще выдохнул Погибель.
  
   Один из Миров. Казематы. Далекое прошлое того Мира.
   Каждый человек обладает неограниченными способностями. Только нужно их уметь использовать. Мы чувствуем, понимаем и умеем преодолевать любые границы.
   Это трудно. И порой не каждому удается путешествовать между Мирами по собственному желанию в любое время. Однако в году существует всего три дня, в которые даже самый слабый из нас может отправиться куда угодно.
   Мы Ходоки, рожденные по воле случая. Мы представители разных Миров и народностей. Просто мы другие, умеющие чувствовать грани и находить Пути.
   Мы видим то, чего не видят другие. Мы чувствуем то, что не чувствует никто отличный от нас. Мы знаем... Знаем многое...
   Нас разыскивают. Некоторых убивают сразу, некоторых используют в своих корыстных целях. Малую часть нас не надо ни заставлять, ни уговаривать, просто посулить большой куш. Но все только ради единственной цели: попасть туда, куда сам добраться не можешь.
   Мы опасны, так как наши знания не всегда использовались во благо. Любым неосторожным действием мы может нарушить Равновесие, помешав или оказав помощь Демону или Ангелу. Мы нужны и тем и другим. И в то же время мы их враги, которых методично уничтожают.
   Мое последнее утро. Последний рассвет. Мне некуда уходить. Куда бы я ни отправился, меня найдут. Мое время пришло. Смерть придет за мной. И я могу посмотреть ему в глаза прежде, чем умру. Мы можем многое...
  
   Наш мир. 31 октября. Вечеринка Хэллоуина. Комната в VIP зоне.
   Туман постепенно рассеивался. Голова переставала кружиться, а желудок бунтовать. Кто-то настойчиво тряс меня за плечи и звал глубоким бархатистым голосом. Это точно был не Фред. Мне не хотелось приходить в себя. Я видела совершенно необычные картины, будто воплощение мира какого-то гениального фантаста предстало передо мной. Но постепенно я приходила в себя и видение отступало.
   На меня смотрели очень необычные глаза с бледно-голубыми радужками зрачков. Мужчина, нависший надо мной, был худощав, бледен, но это не портило его красоты. Он завораживал. И я его знала. Я так давно его не видела. И была несказанно рада встрече, хоть многие его и боятся. Смерть.
   Не отдавая никакого отчета своим действиям, я потянулась к нему. Он что-то удивленно прошептал, я не поняла что именно. Мои губы прильнули к его немного холодным, но мягким. Ответа не последовало, видимо был поражен моими действиями. Но мне было все равно. Я хотела его, даже если это всего лишь очередная моя фантазия. Сейчас меня не волновало ни то, что я замужем, ни то, где мы находимся, ни то, кем мы являемся. Мы просто есть. И мы рядом. И я намерена осуществить свое желание.
   Мой язык нежно прикоснулся к его губам, провел по их краю, стараясь проникнуть между ними, затем отступил. Пока велась эта игра, я поглаживала его плечи, стремясь притянуть к себе и оказаться как можно ближе. Слегка толкнув его, я изловчилась и опустилась на его колени, жадно упиваясь губами. Мужчина подо мной не двигался. Он, будто оцепенел, и, открыв глаза, я посмотрела в бледно-голубые озера полного недоумения. Он явно был в шоке от моих действий. Но отступать я не намеревалась.
   - Как твое имя? Оно же у тебя есть? - выдохнула я, облизнув губы. Хоть он мне и не ответил, а малую долю его вкуса мне удалось распробовать.
   - Ты ведь знаешь кто я. Догадайся сама.
   - У тебя много имен, но какое из них ты предпочитаешь?
   Мужчина пожал плечами.
   - Имя всего лишь имя, оно не изменит моей сути. Я Смерть, и ты это прекрасно знаешь. Только вот откуда?
   - Я тебя видела. Несколько лет назад. На остановке, в которую врезался пьяный водитель. Я тогда думала, что умру.
   В его глазах полыхнул огонь узнавания. Смерть схватил меня за плечи и приблизил свое лицо к моему. Он изучал меня, пристально разглядывал, будто убеждаясь, что не обманулся, потому что в полумраке комнаты и ярких вспышек софитов на танцплощадке не так трудно и обознаться.
   - Ты мой Ходок, что провел меня. Ты та, кто увел парнишку в другой Мир, а ведь ему было суждено умереть в том.
   Я отпрянула. О чем он говорит? Ходок? Провела какого-то парня в другой мир? Обвела его вокруг пальца? Что за бред?
   - Не помнишь? - Его глаза недобро вспыхнули. - Сейчас вспомнишь. Дейз. Именно так ты любила называть меня. Именно это имя ты выкрикивала в экстазе.
   Его губы обрушились на мои в грубом, требовательном поцелуе. Рука, вцепившаяся в затылок, не давала возможности увернуться. Вторая, обхватившая бедро, резко дернула и припечатала к торсу мужчины. Я вся оказалась в его власти. Хоть и была сверху, возможности как-либо управлять происходящим у меня не было. Он полностью контролировал ситуацию.
   Дейз был настойчив, безжалостен. Мужской язык проникал сквозь губы и исследовал, жалил, приносил болезненное удовольствие. Мужские руки мяли, впивались в плоть. Они приносили боль, но приятную. Так поступает мужчина, который безмерно скучал по своей женщине.
   Он был безудержным. Его поцелуи самозабвенны. И на них невозможно было не отвечать. Да мне этого и не хотелось. Мое собственное желание рвалось навстречу его. И мои действия были столь же лихорадочны, как и его. Это была страсть. Всепоглощающая, толкающая на безумства.
   Вцепившись в плечи, стала отвечать на ласки языка, попутно делая волнообразные движения бедрами. Благо мужская рука не мешала этому. Через трусики и ткань брюк я отчетливо чувствовала его возбуждение. Ладони пробрались под рубашку и стали ласкать бархатистую кожу. Смерть застонал.
   Сильная рука прошлась по спине и наткнулась на измятые крылья. Дейз прервал поцелуй и посмотрел мне в глаза. В них плясали чертики.
   - Какой из тебя ангел? Ты явно ошиблась с костюмом, милая, - он резко дернул и откинул бутафорию на пол.
   - Тебе тоже белое не к лицу, - в ответ я схватила полы рубашки и сильно потянула, так что пуговицы разлетелись в разные стороны.
   Мужчина только усмехнулся и щелкнул пальцами. Вмиг наша одежда истлела, и мы оказались полностью обнаженными. Я же сидела на очень твердой и горячей плоти Дейза.
   -Ммм, так намного лучше, - он толкнулся бедрами, лаская своим естеством клитор.
   Волна дрожжи прошлась по телу. Наслаждение пронзило самую глубину и стало нестерпимо пусто. Хотелось поскорее вобрать его в себя, чтобы он оказался как можно глубже.
   Слегка приподняв меня над собой, Дейз впился губами в отвердевший сосок и стал его посасывать. От острого наслаждения, зарядом пробежавшего по венам, я выгнулась и запрокинула голову. Его действия исторгали из моего горла стоны вперемешку с хриплым дыханием.
   Он пировал моим телом. Упивался им. Все ласки Смерти были продуманы, и он четко знал, как нужно прикасаться, где ущипнуть, а где пройтись в нежнейшей ласке. Дейз будто знал мое тело, его реакцию, его отклик. Но сейчас для меня это было не важно. Сейчас имело значение только одно: я хотела, чтобы он вошел в меня, хотела чувствовать его глубокие, резкие толчки в своей глубине.
   Словно прочитав мои мысли, Дейз медленно опустил меня на себя так, чтобы только прикоснуться к входу. Откинув голову на спинку дивана, он дождался, пока я открою глаза и посмотрю на него. Наши взгляды скрестились, и он резко насадил меня на себя до самого основания. От этого я протяжно застонала, вытянулась, слегка прогибаясь в спине. Его руки крепко держали меня за бедра, не давая пошевелиться и заставляя испытать весь восторг наполненностью им.
   В какой-то момент он не выдержал и, зарычав, припал к моей шее, стал совершать резкие глубокие толчки. Он вбивался в меня, преодолевая сопротивление моих внутренних мышц, не желавших выпускать его плоть. Его пальцы впивались с мои бедра, оставляя на них кровоточащие царапины.
   Продолжая двигаться, Дейз обхватил мой затылок рукой и прислонился своим лбом к моему. Наши глаза вновь встретились.
   - Вспоминай, - прохрипел Смерти, резко и глубоко входя в меня. - Вспоминай.
   От его движений я взорвалась. Наслаждение раскололось внутри меня на множество мелких осколков, заставляя каждую клеточку искриться. И я начала вспоминать...
  
   Наш мир. Несколько лет назад. Автобусная остановка. Место трагедии.
   - Ага, очень интересно, - он подошел ко мне и опустился на корточки. - Ходок. Что ты тут делаешь? Почему не избежала всего этого, а валяешься вся переломанная?
   - О ч-чем т-ты? - заикаясь, выдавила я.
   - Ммм, еще интереснее. Ты даже не знаешь кто ты, - на его губах расцвела ехидная ухмылка.
   - Б-больно, - почему-то захотелось ему пожаловаться.
   - Еще бы. Пройдет. Пока не твое время, - он поднялся и вознамерился уйти.
   - Нет, не уходи, - я безотчетно рванула за ним. Боль оглушила так, что я стала задыхаться, но все равно тянулась к нему.
   Смерть не обернулся. Он просто медленно, размеренным шагом удалялся от меня, постепенно растворяясь в пространстве. Не обращая на боль и стремление всего организма остановиться и не делать больше никаких движений, я продолжала целенаправленно следовать за ним. Это удавалось с большим трудом, но мне не хотелось отпускать его. Безотчетное чувство возможной потери душило и приносило нестерпимые мучения.
   Сопротивлялось не только мое тело, но и само пространство. Все вокруг будто выталкивало меня назад, но я шла напролом, стараясь не упускать силуэт мужчины, к которому меня так тянуло, из виду. Я продиралась через все препятствия, потому что внутренним своим потаенным чутьем чувствовала, что моя жизнь без него просто ничто. И не имело значения кто он и кем является.
   Окружение потеряло очертания, размылось. Но это ничего не значило. Погибель шел впереди все тем же медленным, размеренным шагом. Он шел уверенно, не оборачиваясь, просто проходил Миры, стремясь попасть в определенный нужный ему. А я брела ему вослед.
   Не знаю, сколько прошло времени, но пространство обрело очертания, и стало понятно, что мы оказались в большой светлой комнате. Свет через большие окна заливал все вокруг. Дубовый стол занимал большую часть помещения. За ним сидел огромный бритоголовый мужчина. Расположив ноги на столешнице, он увлеченно читал какой-то фолиант.
   - Вернулся, - не отрываясь от книги, констатировал он.
   - Неужели ждал? - усмехнулся Смерть.
   - Еще чего. Хвост зачем привел?
   Погибель резко обернулся и встретился со мной глазами. На этом моя выдержка оставила меня, и я медленно стала оседать на пол. Совершенно неожиданно мужские руки не дали мне упасть, а, обвившись, прижали к массивному телу.
   - Дейз, - прохрипела я, вжимаясь в мужчину. - Мой Дейз.
   - Оригинальное имечко, - услышала реплику бритоголового прежде, чем потерять сознание.
  
   Наш мир. 31 октября. Вечеринка Хэллоуина. Комната в VIP зоне.
   Постепенно я приходила в себя. Воспоминания накатывали на меня волнами, которые невозможно было остановить. Вспоминала, как обосновывалась в Междумирье, как привыкала к его порядкам, как обретала себя и того с кем хотела быть вечно. Только вот вечность оказалась не такой длинной, как надеялась.
   Я все еще сидела на Дейзе, а его плоть была внутри меня. Лбом я прижималась к его плечу, а мое тяжелое дыхание опаляло кожу. Я не могла посмотреть ему в глаза, потому что прекрасно понимала, что он чувствует. Именно поэтому я заставила себя забыть, чтобы не иметь возможности соблазниться и вернуться, стремясь все объяснить.
   Мое возращение было чревато последствиями и в первую очередь для него...
   - Наш сын? Как он? - проявление слабости, но я не могла не спросить этого.
   - Ты вспомнила о ребенке, которого так легко оставила? - Он сбросил меня на пол и вмиг оказался полностью одетым. Его голос был грубым, и в нем сквозил горький сарказм. - Отлично. Ты все помнишь. Значит, будешь понимать за что понесешь заслуженное наказание.
   Погибель нагнулся и схватил меня за шею, слегка приподнимая с пола. Я стала задыхаться от его крепкого захвата.
   - А ты должна быть наказана, - зло бросил он.
   В дверь забарабанили.
   - Да?! - Одежда оказалась на мне в тот же миг, как прогрохотал его приглашающий окрик.
   В комнату вошел Голод, а вслед за ним Фред.
   - Этот человек утверждает, что ты тут с его женой, - Глад сделал акцент на слове "человек", понятный только Всадникам и тем, кто достаточно долго прожил с ними вместе.
   - Неужели? - съехидничал Дейз.
   - Ты, падла, увел ее! Что ты с ней сделал? - кинулся к нему Фред, хватая за ворот рубашки.
   - Я сделал? - Смерть выгнул бровь. - Это ты опоил ее. А ее сердце не выдержало. Она умерла.
   - Нет! - прокричал Фред, бросаясь к дивану.
   Я видела, как мой муж в этом Мире убивается над мороком моего мертвого тела. Я знала, для чего это было сделано. Теперь я не смогу вернуться и продолжить эту свою жизнь. Для нее и всех родных и знакомых в ней я умерла. По правилам Ходоков попробуй я появиться перед Фредом живой, меня неизбежно казнят. Нарушать ход истории и понятий Миров мы не имеем право.
   Ну что ж, клятва выполнена в буквальном смысле: быть вместе, пока Смерть не разлучит нас. Я посмотрела на единственного мужчину, которого любила и за которым по законам любых Миров была замужем. Дейз тоже смотрел на меня. И впервые за все то время, что мы были знакомы, его истинное обличие внушало мне страх. Впервые настоящий облик Всадника Смерти заставлял холодеть мою кровь.
   0x01 graphic
   Междумирье. Вне времени. Вне пространства.
   Меня приволокли в такой знакомый Мир. Когда-то я считала его своим домом. Здесь было все, чего мне так не хватало в той реальности, где родилась. Но теперь все изменилось.
   Я изменилась. Изменился мужчина, которого я любила. Изменилось его окружение, хоть это все прежние существа, что я знала до этого.
   А причиной тому мой поступок. Мое решение пойти наперекор Смерти. Удивительно, как одно решение может быть по-разному воспринято. Для них я предательница. Для себя... я не знаю.
   Итак, Дейз притащил меня в нашу спальню, чему я сильно удивилась. Думала, что меня ждет подвал с его клетками. Однажды я побывала там, когда исследовала свой новый дом. Местечко не из приятных, но учитывая отношение Погибели ко мне, самое приемлемое.
   Спальня осталось прежней. Тут ничего не изменилось, будто здесь никто и не жил. Даже колыбелька стояла на прежнем месте, хотя я была уверена, что мой сын давно уже вырос из нее.
   Удивительное место Междумирье. Время тут неосязаемо. Здесь может пройти минута, а в другом Мире тысячелетие и наоборот. И угадать невозможно. Да и в каждом Мире время течет по-разному.
   Я бродила по когда-то нашим покоям и поражалась. Здесь время будто остановилось. Словно я ушла отсюда только сегодня. Однако чувство возвращения к чему-то потерянному давало о себе знать и предавало помещению состояние покинутости.
   Я обошла все, заглянула почти в каждый уголок. Не знаю, зачем мне это понадобилось. Может, внутреннее чувство стремления наказать себя? Потому что увидела какую боль доставило мое решение любимому человеку.
   Обессиленная, упала на кровать. Даже запах постельного белья остался прежним. Это добило меня до конца, и я разрыдалась. Истерика наступила от безысходности, когда человек понимает, что поступить иначе он не мог, но до сих пор боль, принесенная этим решением, врезается в сердце. И уже ничего не исправить. Даже, если попытаться объяснить, из моих уст никакие доводы не будут услышаны.
    
   Междумирье. Вне времени. Вне пространства. Покои Всадника Войны.
   - Она сделала это не просто так! - Безапелляционно заявила Вертака, когда Брань просветил ее на счет новой-старой обитательницы дворца Всадников.
   - Это все женская солидарность. Лайф пошла против Смерти сознательно. Ее никто не принуждал к этому. Уж поверь мне, было сделано все для того, чтобы выяснить причины такого поступка. Погибель был сам не свой, когда застукал ее в тех казематах. Они уже уходили через созданный ею портал, когда появились мы. Думаю, она вообще надеялась, что о ее вмешательстве в это дело никто не узнает. Однако просчиталась, мы решили не тянуть и покончить с тем Ходоком побыстрее.
   - Ты не понимаешь. Что-то было причиной. И вы ее не обнаружили.
   - Да с чего ты это взяла! - Не выдержал Брань. Он до сих пор болел душой за друга. Воспоминания о том, как тот топил свое горе не только в вине, женщинах и адских пороках, но и просто истлевал на глазах, больно врезались в мозг и сердце. И сейчас, когда у него появилась Верката, он еще больше понимал все мучения Смерти.
   - Я видела по ее глазам. Так не смотрят на человека, которого предали. Предательство несет за собой ненависть, презрение. А она его любит. Истинно любит. Что-то послужило веской причиной, чтобы отважиться на такой шаг и покинуть мужа и только что родившегося ребенка.
   Наступило молчание. Каждый думал о своем и прекрасно понимал, что мысли другого диаметрально противоположны.
   - А что случилось с тем Ходоком, которого увела Лайф?
   - Через несколько лет мы его все же нашли. Девчонка умеет искусно менять как внешность, так и маскировать сущность. За это время парень многое сотворил. Смерть забрал его душу, - Война передернул плечами. Даже для него та жестокость была чересчур.
   - А ее вы так и не нашли?
   - Первое время искали. А потом оставили это занятие. Погибель сам запретил даже вспоминать о ней. Крах ничего не знает о своей матери.
   - Он ничего не рассказывал сыну о матери! - взвилась ведьма. - Это бесчеловечно!
   - Ведьма, мы наполовину демоны, так что, не говори мне о человечности. Она предательница и понесет наказание за свой поступок во время Всеобщего Собрания.
   - Ты хочешь сказать, что сойдутся представители Ада и Рая?
   - Да, Высшие. Всадники нейтральны. Мы отвечаем как перед теми, так и перед другими. И наши предатели должны нести наказание в присутствии обоих сторон.
   - Что за наказание?
   Война замялся. Не хотелось ему вдаваться в подробности.
   - Ничего хорошего, - попробовал увильнуть он.
   - Ну, вы же наполовину демоны, могу себе представить, - фыркнула Вертака. - Правильно я понимаю: она может не выдержать?
   - Никто не выдерживал, - неохотно признался Азиель.
   - А таких было много?
   - Вот тебе оно надо? - всполошился мужчина. - Все выспрашивает и выспрашивает. Сколько можно этих вопросов?
   Он еще что-то бурчал по поводу женского любопытства и неуместных вопросов, пока шел по направлению в ванную и запирался там. Вертака не слушала его. Она была погружена в свои размышления по поводу того, как бы докопаться до правды. Девушка совершенно была уверена, что Лайф не просто так отправилась спасать того Ходока.
  
   Один из Миров. Казематы. Далекое прошлое того Мира.
   Я заключил сделку. Он возник неожиданно. Впрочем, демоны всегда так появляются. Именно в тот момент, когда больше никого не ждешь. И именно в этот момент разум мутится от страха, и ты соглашаешься на все, лишь бы еще денек пожить на свете. Увидеть солнце, почувствовать его тепло. И не важно, в каком мире, но ты будешь жить.
   Мне было все равно на что соглашаться. Я хотел жить. Да и не впервой мне иметь дело с демонами. Вот и ожидая своей участи, не веря, что мое спасение реально, согласился на его предложение. Принял кабалу переправлять между мирами всех, кого ни скажут, без лишних вопросов.
   А потом появилась девчонка. Она была бледна и запугана. Странно, не думал я, что меня будет спасать такое тщедушное создание. Видимо, незнакомка совершенно не понимала, где находится, потому что долгое время лезла на стены, обламывая ногти, стараясь найти выход.
   В какой-то момент эта помешанная оцепенела, и только по щекам ее текли слезы. Странно было наблюдать за ней. Было похоже на то, что она ведет с кем-то беседу. Ее губы шевелились. И по мере этого беззвучного разговора она все больше бледнела, хотя казалось, что дальше уже не куда.
   А потом ее плечи опустились, и она совершенно поникла. Я понял, что нежданная визави сдалась и приняла нужно для ее собеседника решение. Девушка подошла ко мне, коснулась моей головы, и я почувствовал тепло. Портал открылся незаметно. Я шагнул в него. Только переступив границу, я почувствовал, что за спиной открылся еще один проход. Обернувшись, заметил двоих здоровенных демонов. Девчушка вскрикнула, а потом нас стало засасывать в открытый ею портал.
   Мы расстались в том же Мире. Она просто ушла. Ничего не говоря. Только в глазах безмерная боль и мучение большой потери.
  
   Междумирье. Вне времени. Вне пространства.
   Я очнулась от громкого хлопка захлопнувшейся двери. Подскочив с постели, посмотрела в направлении дверного проема. Смерть пришел либо навестить меня, либо уже отвести на казнь. Я прекрасно знала, чего ожидать. Только вот никак не хотелось умирать от руки любимого человека.
   - Отдыхаешь? - Сарказм в его голосе отдавал ядом.
   Я промолчала, осматривая, отмечая все изменения в его облике. Я впитывала наслаждение от его присутствия, ведь я так сильно скучала по нему. Но даже это не могло заставить меня пасовать перед ним. Знала, что понимание всей ситуации придет к нему с моей смертью, и от этого было еще больнее.
   - Почему ты предала меня? - Мне послышалось или в его голосе промелькнула боль?
   - Ты все равно не поверишь мне. Ведь ты так уверен в моем предательстве.
   - Ты была там! И от этого тебе не отвертеться!
   - А я и не утверждаю, что меня там не было.
   - Как ты могла?! Ты сама притащилась за мной! Ты сама утверждала, что я твой! Ты заставила меня поверить в это! А потом, бросила, спасла ублюдка, из-за которого в дальнейшем погибло половина населения того Мира, куда ты его препроводила. Ты оставила ребенка. Нашего ребенка! Зачем тебе надо было рожать в таком случае?
   - Ты уже осудил меня. Я вижу это по твоим глазам. Слышу это по тону твоего голоса. И теперь ты хочешь, чтобы я объясняла тебе мотив своего поступка? Хочешь, чтобы я оправдывалась перед тобой? Никогда! Ты знаешь меня, что я никогда не буду делать того, на что нет шансов. Что бы я тебе ни сказала в свое оправдание, ты не примешь. Так что, этот разговор бесполезен.
   - Тогда что это было? Что ты там делала?
   - Спасала то, что мне было дороже собственной жизни.
   - Значит, быть с нами тебе было не так важно?
   - Было кое-что поважнее этого, - я горько усмехнулась.
   Дейз отвернулся. Конечно же, он ничего не понял. Точнее, понял только то, что хотел понять.
   - Нам пора. Пошли, - бросил он. Голос был безразличен.
   - Стой! - отчаяние затопило так, что просто было невозможно промолчать.
   Подойдя к нему, я ухватилась за мускулистое плечо и повернула его к себе лицом. Маска полного отстранения от ситуации не могла меня обмануть, слишком хорошо я его знала и слишком сильно любила. Обхватив ладонями дорогое лицо, посмотрела в глаза.
   - Любимый, я знаю, что сейчас ты не поверишь мне, но я не могла иначе. Просто не казни себя потом. Я люблю тебя и Руйна.
   - Пошла ты, - он сбросил мои руки и больно схватил за запястья. - Настало время наказания.
  
   Междумирье. Вне времени. Вне пространства. Зал Собраний.
   Погибель притащил меня в Зал Собраний. Он уже был полон Демонов и Ангелов. Все высших рангов. Дежавю. Когда-то они также собирались, только по другому поводу. Смерть отстаивал свое право быть со мной. И отстоял. Только теперь все совсем по-другому.
   Посередине зала стоял столб с цепями. Моя Голгофа. Тут я и умру. Рядом с ним находились несколько бочек. Видимо с соленой водой, чтобы приводить меня в чувство. Костерок неподалеку раскаливал клейма и пруты. Да, казнь предстоит долгой и мучительной.
   Дорогу нам преградил высокий, статный демон. У него был странный цвет волос: белые пряди перемешивались с черными. Небольшие черные рожки затерялись среди этого бело-черного буйства. Кожа обтягивала череп так, что казалось, ее совсем не существует. Массивное мускулистое тело поблескивало загаром в свете факелов. Две серебряные цепи, крепившиеся на поясе кожаных брюк, перекрещивались на мощной груди. Он пристально смотрел на меня бледными чуть зеленоватыми глазами, разглядывая каждую черточку.
   - Это она? - прохрипел юноша.
   - Она, - лицо Дейза окаменело еще больше.
   Демон немного улыбнулся. И я его узнала. Рванув свои запястья из захвата супруга, мне удалось освободиться и броситься в удушающем объятии на своего сына.
   - Руйн, - рыдала я у него на плече. - Мой мальчик.
   Некоторое время он совершенно не шевелился, но потом его руки сомкнулись у меня на талии и притянули к себе так крепко, что я могла задохнуться. Но меня это не волновало. Я вижу его, я его обнимаю. Это было больше того, чего я могла желать перед смертью. Мой мальчик. Мой сын. Малютка, которого я баюкала на руках, вырос в красивого мужчину. Он походил на отца, но и что-то мое было в нем. Хотя бы те же белые прядки.
   - Довольно! - прогрохотал Погибель, отрывая меня от сына. - Она предательница! Ее вина доказана!
   - Дай ей оправдаться! Выслушай, что скажет она, а не эта кучка Высших.
   - Я уже выслушал.
   - И ты не веришь?
   Дейз замялся. Я пораженно посмотрела на него. Неужели в нем есть зачаток сомнения? Могло быть так, что он не верит всему тому, что обо мне наговорили?
   - Мать, скажи мне. Скажи, ты предавала? - Руйн вновь посмотрел на меня.
   - Я люблю тебя, сынок. Нет, никогда. Больше я ничего не могу сказать, - я опустила голову, молча глотая свои слезы.
   Я чувствовала на себе их взгляды, полные сомнения и ожидания продолжения моей исповеди.
   - Лайфи...
   - Всадник! Ты привел ее? Все ждут! - прогрохотал голос Архангела.
   Меня вывели на середину и поставили рядом со столбом. Дейз отошел к костру. Монотонный голос зачитывал статьи моего прегрешения и приговор. Все это время я смотрела в пол. Мне не хотелось видеть своих судей, среди них вполне мог быть и тот, кто заставил меня пойти на этот шаг.
   Бурчание закончилось, и меня, как марионетку, повели к столбу. Вдев запястья в оковы, вытянули на дыбу и приковали ноги так, что я не могла пошевелиться и хоть как-то избегать хлестких ударов кнута.
   Как я и ожидала, моим палачом выступил сам Дейз. Первое, что он сделал - это выжег на лопатке какое-то клеймо. Наверняка, что-то на подобие "предательница", "отступница" или еще что-то в этом роде. От боли сознание помутилось, но меня быстро привели в чувство соленой водой и продолжили истязание.
   За клеймением последовал кнут с широкими шипами, которые впивались в кожу и выдирали целые куски мяса. Каждый удар сменялся ведром воды с солью. Так и чередовалось: вода, удар, вода, удар. Я не знаю, сколько прошло времени, сколько это длилось. Боль затапливала меня волнами, опаляя разум, душу. А потом совсем исчезла. Я свыклась с нею, она стала частью меня. Или я просто перестала приходить с себя после "омовения"? Я размякла, перестала бороться, перестала ожидать ударов, только в голове всплывало все, о чем я не смела рассказывать из-за Проклятия Крови.
  
   Один из Миров. Казематы. Далекое прошлое того Мира.
   Я очутилась в совершенно незнакомом месте. Только что находилась в своей спальне и укладывала сына спать, как какая-то неведомая сила вытянула меня в неизвестный мне Мир. Вокруг было темно и сыро. По запаху плесени и застоялого воздуха мне удалось понять, что я нахожусь в темнице. Только вот где и почему я здесь было не понятно.
   Отчаяние накатило на меня. Я пыталась выбраться от туда, используя все свои знания и умения. Только что-то мне мешало. Будто все ходы и коридоры были запечатаны, и дороги назад уже не было. Я металась от стены к стене, прощупывая их, карабкаясь на них, в кровь обламывая ногти, но все было бесполезно. Я не могла найти ту грань, через которую можно было пройти, чтобы оказаться хоть где-нибудь, но не здесь.
   - Убедилась, что здесь ты бессильна? - проговорил голос у меня в голове.
   Мне он был не знаком. Монотонный, без каких либо эмоций. Ни мужской и ни женский. Совершенно бесплотный. Устрашающий.
   - Убедилась. А теперь послушай меня. Мне нужно, чтобы ты увела человека из этой камеры в другой Мир и сделала все, чтобы его не смогли найти. Ты это можешь, девочка. Только тебе подвластно изменить сущность до полой неузнаваемости.
   - Ты сам сказал, что выхода мне здесь не найти. Так куда же я его уведу? - ощетинилась я.
   - А ты его измени, и я сниму блок. Вы отправитесь в нужный Мир. Тебе стоит только немного поработать.
   - То, что ты запер меня с ним здесь, не означает, что я пойду против правил. Он Ходок и, если находится здесь, значит, нарушил Закон. Мне нет резона ему помогать и идти у тебя на поводу.
   - Есть, милая, и очень большой резон.
   - Что ты можешь сделать? Я не буду помогать тебе.
   - Посмотрим. Ты ведь любишь своего сына и мужа Всадника Смерть? А так же ты знаешь, что такое Проклятие Крови. Так вот, ты умная девочка, сопоставь эти две вещи. И твоя кровь у меня есть.
   Он прав. Ее хоть отбавляй на стенах этих каземат. Да и сейчас она капает из моих пораненных пальцев.
   - Ты не посмеешь! Всадники неприкосновенны.
   - Но не их дети и не их жены. Пойми, милая, Смерть допустил большой промах, обменявшись с тобой кровью. Теперь прокляв тебя через твою кровь, я могу добраться и до него и до вашего сына. Да, мне не удастся убить Всадника, но помучить его в моей власти. Ну, а Крах не жилец, если ты не сделаешь, как я тебе велю. Мы ведь договорились, сладкая?
   - Нет, не договорились. Кто мне даст гарантию, что пойди я на этот шантаж, то им ничего не грозит? Тебе я верить не могу.
   - А ты действительно умна. Что ж, Клятва на крови подойдет?
   - Как все банально. Вы так любите кровь. Нет, я не принимаю такой клятвы.
   - Тогда что?
   - Душу. Даже у такого подонка, как ты, она есть. Случись, что с моим сыном или мужем, даже чисто случайно, и ты перестанешь существовать. Только так.
   - Ммм, да, достойная жена Всадника. Тогда я тоже увеличиваю цену. Ты не посмеешь рассказать ничего из того, что с тобой случилось здесь и сейчас, никому и никогда. Иначе я воспользуюсь твоей кровью, и моей душе ничего не будет грозить.
   Ситуация была безвыходной. Я знала, что Проклятье Крови нельзя разрушить. Никак и никогда. А кровь Ходока была сильна. Ее можно было использовать даже для наложения заклятия совершенно незнакомых друг другу людей и существ. Что уж говорить о соединенных Обрядом?
   - Согласна.
   После этого у меня на шее оказался замысловатый кулон, содержащий в себе душу моего мучителя. Я понимала, что ведется какая-то игра, но никак не могла понять: для чего им нужна была я. Одно утешало, когда вернусь к Дейзу, спрошу у него совета.
   Подойдя к пленнику, я изменила его сущность до неузнаваемости, так что уже никто не сможет его найти. В тот же миг, когда я закончила, мне удалось вызвать портал. Узник рванулся туда. А затем открылся еще один проход и в нем показались Смерть и Война.
   Я хотела броситься к Дейзу, но меня стало утягивать в первый туннель. Я сопротивлялась, как могла, но ничего не получалось. Смотря в глаза своего мужа, я видела, как там растет осуждение и признание моей вины. Он считал, что я предаю его. Все то, что он дал мне. Он отрекался от меня. Он не верил мне, в нас...
   Силы были неравны, и как бы я ни старалась, но оказалась вместе с незнакомым мужчиной в Мире, куда отправил нас неведомый мне демон. Я оставила тот Мир и пошла бродить по другим. Я изменилась, немного внешне и очень сильно внутренне. Понимая, что не могу вернуться в Междумирье, заставила себя забыть, кто я и кем была.
   Может как раз в этом я и ошибалась. Но никогда я не жалела и не считала, что была неправа, когда шла на сделку с бесплотным голосом в своей голове.
  
   Междумирье. Вне времени. Вне пространства.
   Кто-то нежно гладил меня по лицу, будто опасаясь, что может разбудить. Было тихо и совершенно спокойно. Так было всегда по утрам, когда мы с Дейзом только просыпались, а весь Дворец еще спал. Нега сна еще не совсем покинула наши тела, и мы просто прижимались друг к другу. Вот и теперь кто-то лежал рядом. Я не могла определить кто это. Все мои чувства были притуплены и практически не отзывались.
   Медленно открыла глаза и встретилась с бледно-голубым взглядом своего мужа. Дейз. Видимо, от боли я совершенно перестала что-то соображать и просто представляю себе какой-то не реальный, иллюзорный мир. Но от него не хотелось отказываться. Пусть лучше так. Просто наслаждаться, блаженствовать.
   - Милая, ты очнулась. Я боялся, что этого не произойдет. Руйн с ума сходит от мысли, что мог опоздать.
   О чем он? Опоздать к чему? Или куда?
   - Верката, женщина Войны, была совершенно уверена, что ты ни в чем не виновата. Ей как-то удалось убедить в этом и Руйна. Они вдвоем благодаря твоему кулону нашли того демона. И в купе с твоими воспоминаниями, что заполнили головы всех Высших, когда ты стала отключаться на столбе, стало понятно, что ты защищала меня и сына. К сожалению, не удалось выяснить, кто стоит за тем уродом, что тебя шантажировал. Его убили в то же мгновение, когда привели в Зал Собраний.
   - Жаль, - только и смогла выдавить я.
   Я не ощущала этого чувства в себе. Вообще ничего не чувствовала. Просто какое-то полное безразличие и ничего больше. Апатия. Даже боли не было. Ничего не было. Только осознание, что я жива. И теперь не знаю, что делать. Раньше понимала, что, не имея возможности оправдаться, я буду казнена. А вот теперь, когда реальность того, что любимый человек не доверяет, не верит и может легко осудить, обрушилась всей своей массой, я оказалась в тупике.
   Прикрыв глаза, я почувствовала, как по щеке скатилась одинокая слеза. Дейз поймал ее кончиком пальца. Тяжело вздохнул и прикоснулся губами к моему лбу.
   - Поспи, родная. Тебе нужен отдых. А потом будешь принимать решения.
   Я восстанавливалась очень быстро. Всадники умели лечить. За то время, что я провалялась в постели, меня почти не оставлял Руйн. Я расспрашивала его обо всем: как рос, кто воспитывал, какие шалости совершал, как наказывали, какие достижения и успехи были в его жизни. Мне было интересно все. А так же было больно понимать, что обо мне он не знал ничего. Ему просто запрещали расспрашивать о матери.
   Я познакомилась и подружилась с Веркатой. Это была взбалмошная, но очень добродушная ведьма, до самозабвения любящая своего мужа, а так же еще не родившегося ребенка. Она скрашивала мое одиночество, когда Руйн не мог быть рядом.
   Дни пролетали быстро, практически не заметно. А вот ночи... Ночи были мучительны. Дейз приходил каждую ночь и проводил ее на кресле подле кровати. Делал он это только полностью убедившись, что я заснула. Но мне не составляло труда его обмануть. Но, по правде говоря, я не могла заснуть, пока он не появлялся в комнате и не усаживался напротив меня.
   Так проходило мое лечение, к концу которого ни один шрам не напоминал о жестокости наказания. Даже клейма не было. Мое выздоровление означало, что пора было принимать решение. А я до сих пор не могла ни с чем определиться. В действительности, я устала доказывать Смерти, что выбрала его по собственной воле. И мне совершенно не важно, кем он является. Он мой мужчина, и этим все сказано. Но жить с ним и знать, что мне не доверяют, я не могла. Это слишком больно. Слишком мучительно осознавать, что в тебе сомневаются.
   Дейз появился совершенно неожиданно среди дня, когда мы с Веркатой в очередной раз обсуждали дизайн детской. На его лице была написана решимость. Он был не многословен, когда просил ведьму оставить нас одних.
   - Пойдем со мной, - Смерть протянул ко мне ладонь в приглашающем жесте.
   В полном недоумении я вложила свои пальцы и крепко сжала его руку. Он провел меня в совершенно незнакомую комнату, к которой шли мы достаточно долго. Я даже почувствовала, что мы покинули границы Междумирья. Помещение было отделано кафелем от пола до потолка. На дальней стене виднелись оковы.
   Погибель, расстегивая на ходу рубашку, направился прямиком к этим железным обручам. Подойдя к стене, он запрокинул руки за голову и застегнул на запястьях браслеты.
   - Там кнут, - обернувшись, кивком головы он указал на стол по правую руку от меня.
   Направившись туда, я действительно обнаружила длинный широкий кнут с шипами. Погладив рукоять, обхватила ее ладонью. Кнут развернулся с небольшим щелчком и, извиваясь, застыл у моих ног.
   - Что ты хочешь, чтобы я сделала?
   - Наказала меня. По крайней мере, я этого заслужил.
   - Почему? - Еле слышно выдохнула я.
   - Это мое недоверие лишило тебя возможности вернуться назад. Будь я уверен в тебе, а не погрязшим в самоистязании, что ты не можешь любить меня просто так, не было бы ни той казни, ни тех лет, что мы провели порознь, ни твоей разлуки с сыном. Я виноват в том, что не мог принять возможность твоей любви просто так, а не за что-то.
   - Но ты ведь меня любишь? - с надеждой спросила я.
   - Люблю, - как просто теперь даются ему эти слова, хотя раньше он никогда не произносил их.
   - Почему? Почему ты меня любишь? - Слеза скатилась по щеке.
   - Потому что ты моя.
   Я шагнула к нему. Он вновь отвернулся, ожидая наказания. Кнут щелкал по полу с каждым моим шагом. Подойдя к нему вплотную, одной рукой погладила по спине, заставив его дернуться от неожиданной ласки. Отбросив кнут, второй рукой обвила талию и прошлась по животу. Я стала целовать его кожу, прослеживая позвоночник.
   - И я люблю тебя, потому что ты мой, - прижавшись щекой, проговорила я.
   В миг Дейз оказался на свободе. Он схватил меня в объятья и стал самозабвенно покрывать мое лицо поцелуями.
   - Прости меня, - между ними выдыхал он. - Прости.
   Мы оказались в нашей спальне. Совершенно обнаженными посередине огромной кровати. Его ласки становились более настойчивыми. Губы нежно пробегались по шее. Зубы покусывали кожу плеч. Руки путешествовали по бедрам, животу и груди.
   Я извивалась, стремясь оказаться ближе и подарить такое же удовольствие, что и он мне. Ласковые поцелуи превращались в лихорадочные, дышавшие страстью и нестерпимым желанием.
   Желание бежало по венам, принося с собой нестерпимый голод друг по другу. Пустота разрасталась внутри меня и требовала наполненности. Больше не выдержав такой муки, я обвила его торс своими ногами, толкаясь навстречу его плоти.
   Дейз заполнил меня одним толчком, исторгнув стон удовольствия. Поначалу он двигался медленно, не спеша выходя и резко врываясь обратно. Я могла только стонать и выгибаться ему навстречу. Затем его толчки усилились. Быстро погружаясь в меня, он разносил по мои венам огонь наслаждения. Долго такого темпа я не выдержала и взорвалась мириадами осколков. Я выкрикивала его имя, двигаясь вместе с ним в агонии обоюдного завершения.
   Именно в этот миг в нас что-то сдвинулось, перевернулось, раскололось и объединилось. Это был иной Обряд. И теперь мы стали единым целым. Неотъемлемыми частями друг друга. Теперь я и наши дети так же неприкосновенны, как и Всадник Смерть.
    
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Максим "Рисс – эльф крови"(ЛитРПГ) Р.Брук "Silencio en la noche"(Антиутопия) B.Janny "Берег мёртвых "(Постапокалипсис) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 7. Перековка"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"