Кельм Крис: другие произведения.

Отвергнутые Боги Годвигула. Книга вторая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
  • Аннотация:
    Условно закончено. Возможны незначительные исправления и дополнения.


   Глава 1
  
  
   Мертвый город был огромен, а населявшие его чудовища - бесчисленны. Они лезли из всех щелей, подкрадываясь, хватали меня за ноги, обрушивались сверху, норовя выцарапать глаза, повались на землю, вцепиться в горло своими огромными клыками. Если бы не приобретенные за полгода Навыки, если бы не меч Карракша и изрядная доля везения, задание, полученное от Матушки Тени, было бы давно провалено. И тогда...
   От жутких перспектив волосы вставали дыбом, но винить в этом было некого.
   Сам виноват...
   Передышки между атаками были настолько редки и коротки, что я едва успевал поправить пошатнувшееся Здоровье полученными от Альгоя зельями Исцеления, прежде чем снова вступить в неравный бой. Нервы были на пределе. Так и хотелось забиться в какое-нибудь укромное местечко, отдышаться, переждать. Но в этом городе не было безопасных укрытий. Да и некогда было отсиживаться. Мне во что бы то ни стало, нужно было найти чертов Портал, ведущий в привычный для меня мир Годвигула.
   Где же он? Где?!
   Шкала Маны заполнялась слишком медленно, поэтому активные Навыки были большую часть времени заблокированы. Оставалось полагаться на катану, давно превратившуюся в остро отточенное разящее продолжение правой руки. Без нее меня давно бы уже разорвали на мелкие кусочки и сожрали.
   Этот город не был разрушен. Он умирал сам - медленно, день за днем, год за годом на протяжении столетий. В нем не уцелело ни одного здания. Узкие извилистые улицы были засыпаны строительным камнем, который, рассыпаясь, превращался в песок. Завалы то и дело преграждали мне путь, поэтому часто приходилось возвращаться назад в поисках прохода.
   За стеной слева от меня что-то зашуршало. Я повернул голову, и в этот момент мне на плечи откуда-то сверху обрушился черный гоблин и тут же впился зубами в шею, урезав шкалу Здоровья почти на тысячу пунктов. Он был слишком мал для кьяр-ни - то ли подросток, то ли какой-то недомерок от рождения. Но силы и ловкости ему было не занимать. Как я ни вертелся, как ни старался ослабить хватку, содрать его со своей спины - ни малейшего шанса. А тут еще появились его приятели. Эти трое были стандартно рослыми гоблинами, с кривыми изрядно проржавевшими мечами в когтистых лапах. Когда они приблизились почти вплотную, я заметил, как дрогнула шкала Маны, увеличившись на считанный миллиметр. Но этого оказалось достаточно, чтобы вспыхнул символ одного из Навыков, который я тут же активировал.
  
  
   Смертоносный вихрь
  
  
   Державшая меч рука пошла вперед, я крутанулся волчком, и на засыпанную битым камнем улицу упали три уродливые гоблинские головы. Тела же сделали по инерции еще пару шагов, заставив меня попятиться назад. Одно из них едва не налетело на меня, разбрызгивая во все стороны кровь из обрубка тонкой шеи. Я оттолкнул его ногой. Остальные упали самостоятельно. Упали и тут же исчезли без следа.
   Осталось лишь избавиться от коротышки. Я активировал компактный арбалет на предплечье, согнул руку в локте и, не целясь, выстрелил назад. Стальная хватка тут же ослабла, шкала Здоровья перестала сокращаться, я обрел желанную свободу действий и обернулся.
   Низкорослый гоблин лежал на земле, из его пасти торчал короткий дротик. Когда кьяр-ни исчез, я поднял стрелку, перезарядил арбалет и направился дальше в поисках затерянного среди руин Портала.
   Следующими на очереди были крысы - крупные, размером с годовалого щенка овчарки. Целый выводок ринулся на меня из развороченного отверстия дождевого стока. Самую торопливую я проткнул катаной, другую отправил пинком в полет, третью подстрелил из арбалета, а потом мне пришлось спасться бегством. К счастью, крысы, в отличие от меня, не умели лазать по вертикальным поверхностям. Воспользовавшись оконным проемом в качестве ступеньки, я запрыгнул на фасадную стену полуразрушенного дома, и, ловко прыгая через провалы в полу второго этажа, перебрался на соседнюю улицу.
   Крысы отстали, а я снова получил короткую передышку...
  
   Я крался среди руин, шаря взглядом по сторонам...
   Где же Портал?
   Я понятия не имел, как он выглядит, но был уверен - если увижу, сразу пойму, что это он и есть.
   Глянув на шкалу Здоровья, я едва удержался от того, чтобы принять зелье Исцеления: у меня оставалась последняя склянка, которую я решил приберечь на крайний случай. Еще пару часов назад у меня был приличный запас снадобий, но бесконечные схватки с разнообразными противниками сократили его до критического минимума. Позади остались мертвые волки, разъяренный медведь-убийца, десяток пауков, туча гнуса, едва не отправившего меня на Перерождение, уродливые карлики-дуэргары, все те же вездесущие крысы, группка людоедов, попортивших мой доспех стрелами... Всех и не упомнишь.
   И казалось, конца не будет этому кошмару.
   Нет, зелье лучше приберечь...
   Здоровье, благодаря чудесной способности моего доспеха, восстанавливалось само, правда, очень медленно. Со стороны я был похож, наверное, на человека, пропущенного через мясорубку: весь в крови, в искореженных доспехах, усталый и злой.
   В последнее время я брел целеустремленно, ориентируясь на возвышавшиеся над остальными руинами развалины, пожалуй, самого высокого в городе здания. Забравшись на его вершину, я мог бы осмотреться в поисках Портала.
   И вот, скрывшись от крыс, я оказался у его подножия. Однако забраться наверх было непросто. Сплошная стена, и лишь на высоте примерно пяти метров дыра, до которой мне ни за что не дотянуться.
   Грустно вздохнув, я развернулся, собираясь вернуться назад: чтобы подобраться к этому зданию с другой стороны, мне придется обойти целый квартал. И в этот самый момент рухнула одна из боковых стен, и в густом облаке кружащейся пыли, отрезая мне путь к отступлению, появился огр с дубиной в руке.
   Ну-у, нет, только не это!
   Огромная тварь ринулась на меня, и я едва успел увернуться, когда гигант нанес сокрушительный удар своим оружием. Дубина угодила в стену, выбив кусок приличных размеров, мою спину посекло мелкими осколками, мигом уничтожив сотню хитов, восполненных за время затишья. Огр не остановился на достигнутом, поспешил развить успех, и мне снова пришлось уходить из-под удара в изящном перекате. Дубина обрушилась на то самое место, где я только что стоял, превратив в пыль пару объеденных эрозией кирпичей. Еще один удар заставил меня перекатиться под самую стену, а следующий обещал оставить от меня мокрое место. Но в последний момент призывно вспыхнул один из Навыков, и я тут же воспользовался единственным шансом на спасение, активировав Рывок. Мое тело ужом проскользнуло между расставленных ног чудовища, я подскочил с земли и тут же ткнул мечом ему в спину. Шкура у огра оказалась слишком прочной, а полученная рана - несущественной. Заревев, он начал оборачиваться, а я не стал дожидаться развязки, воспользоваться его подогнутой голенью в качестве подножки, схватился за прочную веревку ожерелья, собранного из обглоданных черепов, запрыгнул твари на спину, с нее перебрался на стену, а потом еще выше и дальше.
   Разъяренный огр продолжал бушевать где-то позади, я же, перемещаясь в трех плоскостях, забрался на самый верх башни и осмотрелся.
   Куда ни глянь - сплошные руины, границы которых тонули в запыленном мареве размытой линии горизонта. А Портал - вот он, прямо подо мной, посреди площади перед частично разрушенной башней: оконтуренный огненным сиянием овал, преломляемый зыбью, похожей на водную поверхность в ветреную погоду. Оставалось только спуститься вниз...
   Но как?
   Стена башни со стороны площади отсутствовала полностью, превратившись в кучу битого камня у ее подножия. Спрыгнуть - однозначно свернуть себе шею, а спуститься...
   Пока я прикидывал, как это лучше всего сделать, мое Здоровье медленно восстанавливалось. Шкала Маны росла быстрее, но, к сожалению в моем багаже не было ни подходящего Навыка, ни соответствующего заклинания, позволявшего вернуться на грешную землю без существенных потерь.
   Все это время настырный огр упрямо долбил стену башни - то своей дубиной, а то и просто кулаком. И его старания не прошли даром. Я почувствовал, как задрожала площадка под моими ногами, башня заметно накренилась и, покрываясь сетью трещин, начла складываться.
   Твою дивизию!
   На площадь я спустился гораздо быстрее, чем рассчитывал. В последний момент я оттолкнулся от площадки и, потеряв три тысячи хитов, приземлился на кучу мусора, смягчив падение перекатом. Секундой позже рядом со мной рухнул многотонный кусок башни, подняв в воздух густое облако пыли...
  
  
   Осторожно! Уровень вашего "Здоровья" ниже 20%
  
  
   Я бы сказал - намного ниже.
   Приземление вышло слишком жестким. Жизнь едва теплилась в моем искалеченном теле. В глазах стоял кровавый туман, а в ушах - пронзительный писк, не предвещавший ничего хорошего. Шкала Здоровья стала почти полностью бледной и пустой, и лишь на самой границе сохранилась крошечная полоска, удерживавшая меня в этом мире. Она дрожала, то увеличиваясь на едва заметное для глаза значение, то снова укорачивалась, рискуя сойти на нет. Боль и полученные раны настойчиво стремились отправить меня на Точку Возрождения, но доспех Изоранский Бархат со скоростью 1 хит в секунду регенерировал Здоровье, оставляя мне последний шанс закончить задание Матушки Тени.
   Правая рука все еще сжимала рукоять меча, поэтому за зельем Исцеления я потянулся левой, попутно заметив торчавшую наружу кость предплечья. Слабые пальцы едва не выронили драгоценный сосуд, поднесли горлышко ко рту. Я опустошил склянку и с облегчением отметил, как Жизнь взяла верх над Смертью - полоска Здоровья начала удлиняться.
   Пыль все еще кружила в воздухе, когда я заметил некое размытое движение среди обломков рухнувшей башни...
   Неужели огр?
   Нет, действительность оказалась гораздо хуже смутного предположения. Распластавшись по земле, ко мне крался микренский ползун.
   А этот что здесь делает?!
   Бросив взгляд на шкалу Здоровья я отметил, что полоска медленно приближалась к отметке 20%. Предсмертные эффекты стали едва заметны - пелена перед глазами почти исчезла, как и шум в ушах, переломанные кости начали срастаться, а глубокие раны затягиваться плотью. Но этого было слишком мало, чтобы оказать достойное сопротивление столь грозному противнику.
   Превозмогая слабость, я поднялся с земли. И в этот момент ползун прыгнул на меня, вытянув вперед костлявые лапы. Пользуясь возможностью, я активировал Щит Смилион - Навык, полученный от признательной Богини взамен утраченного Застывшего Времени. С час назад он помог мне пережить бой с дуэргарами, и я надеялся, что и теперь от него будет толк.
   Мое тело окутала непроницаемая аура Щита, когти ползуна бессильно царапнули по нему, не причинив мне ни малейшего вреда, но прочность защиты серьезно просела, а полоска Маны сократилась до минимума. Однако хуже всего было то, что ползун сбил меня с ног, тут же оседлал и успел нанести еще пару мощных ударов лапами, пытаясь разорвать мое горло. Прежде чем погас Щит, я ударил мечом наотмашь и отсек ему одну из конечностей. Ползун тут же исчез, телепортировавшись в безопасное место.
   Я не спешил праздновать победу: ползуны были маниакально настойчивы и мстительны. А значит, он появится снова. Хуже всего, что, благодаря своей способности к мгновенной телепортации, он мог появиться когда угодно и откуда угодно. Я снова встал на ноги и, приготовив к бою меч, завертел головой по сторонам...
   Где же он?
   Ползун появился из ниоткуда в десяти метрах от меня. Появился на миг, но этого оказалось достаточно, чтобы отметить: у него обе лапы были на месте...
   Не понял...
   Он исчез, а секундой позже я увидел его уже позади себя и - что за ерунда?! - у этого отсутствовала правая лапа. Он прижимал к груди обрубок и испепелял меня взглядом кровавых от ярости глаз.
   Понимание происходящего появилось лишь тогда, когда я увидел сразу трех ползунов, пытавшихся отрезать мне путь к Порталу.
   Трех?!
   - Это не честно!- закричал я, надеясь, что Матушка Тень - где бы она ни была - услышит мои слова.
   Я выстрелил в одного из противников из арбалета. Он исчез прежде, чем снаряд достиг цели. Вторым выстрелом я заставил телепортироваться еще одного ползуна, а потом тупо рванул к Порталу.
   Я бежал словно подбитая птица, хромая на покалеченную ногу, согнув в локте сломанную левую руку. Позади слышались хлопки телепортации - ползуны устремились следом.
   Я бросил через плечо последнюю Шутиху, надеясь, то это хоть как-то отсрочит неизбежное. Позади меня раздался хлопок, сопровождаемый яркой вспышкой, недовольно заурчали ползуны. А я продолжал бежать, метр за метром сокращая расстояние до Портала.
   По спине прошлись острые когти, обрушив мое Здоровье ниже опасного показателя...
  
  
   Осторожно! Уровень вашего "Здоровья" ниже 20%
  
  
   Я отмахнулся мечом и продолжил бег.
   И вот, когда до Портала оставались считанные метры, прямо на моем пути появился...
   О, нет, о-о нет...
   ... припорошенный инеем слуа.
   И не просто слуа, а колдун, закованный в прочные доспехи, держащий в левой руке хрустальный щит. В правой не было оружия, да оно ему и ни к чему - колдун все-таки. Протянув в мою сторону длань в кованной перчатке, он собирался воспользоваться каким-то заклинанием, но я опередил его и обрушил на слуа свой меч, вложив в удар все оставшиеся силы.
   Колдун успел прикрыться щитом. Раздался звон, от которого заложило уши, а Здоровье упало еще на пару сотен хитов. И тут же слуа ударил меня щитом. Я отлетел в одну сторону, а меч Карракша в другую.
   Снова кровавая пелена застила глаза, а слабость лишала подвижности и силы воли. Но я превозмог немощь, встал на ноги, рванулся было к упавшему на камни мечу. Но слуа был начеку. Он обернулся и протянул руку в кованной перчатке. Я заметил, как на кончиках пальцев заискрилась магия...
   ...К черту!
   Выход был совсем рядом. Мощно отталкиваясь от земли, я рванул к нему. Вдогонку полетели Ледяные Иглы. Но прежде чем они ударили мне в спину, я прыгнул и влетел в зыбкое марево Портала...
  
  
   ...Кувыркнувшись, я довольно живо поднялся на ноги и тут же понял, что нахожусь на пустыре, к северу от которого возвышались стены Вальведерана. Чувствуя забытую легкость во всем теле, я осмотрел себя с ног до головы. Ни единой раны, ни единой свежей царапины на доспехе. А главное - меч Карракша висел на поясе.
   Я облегченно вздохнул.
   И тут же краем глаза заметил мелькнувшую на границе зрения субстанцию, именуемую Матушкой Тенью. Я завертелся, пытаясь излить накопившуюся ярость ей в лицо, но и на этот раз она ловко избежала моего пристального взгляда.
   - Это не честно!- крикнул я, смирившись с тем, что мне не удастся заглянуть в ее глаза.- Откуда взялись ползуны? А колдун?! Его прикончил Урсус, а не я!
   - Это мой мир,- спокойно ответила Матушка Тень.- Мой мир - мои правила...
  
  
   Она появилась на следующий день после знаменательной встречи у Старого Колодца.
   Я как раз размышлял над предложением Богини Смилион, гарантировавшей мне убежище в Имале, и думал о том, что именно удерживает меня в Вальведеране?
   Задание Ветератора?
   Нет уж, довольно!
   Для отказа от квеста "Лучезарные Доспехи" у меня был целый ряд причин. Во-первых, я не хотел иметь ничего общего с тем, от кого получил задание - с Ветератором. Во-вторых, с тех пор, как у меня возникли разногласия с Пакин-Чаком, родилась тупиковая ситуация, потому что именно этот шаман должен был произвести ритуал Призыва, возможно, способный пролить свет на судьбу некоего Арвена Гурита, знавшего о Доспехах, если не все, то многое. В-третьих, поход за мечем Карракша лишний раз доказал, что добыть легендарные артефакты очень непросто. А после того, как часть из них оказалась в руках Богоборца - практически невозможно.
   Других заданий, привязанных к столице Карнеолиса и ее окрестностям, у меня не было. Значит, можно было со спокойной душой отправляться в Изумрудный лес?
   Но что я там буду делать?
   Так и не приняв окончательного решения, я вышел прогуляться по крышам... и тут же почувствовал тугую петлю на горле и ледяные щупальца, пронзившие мою грудь. И лишь потом услышал ЕЕ вкрадчивый голос, прозвучавший у самого уха:
   - Две недели прошли. Готов ли ты пройти Испытание Достойного?
   Черт, совсем забыл об этом испытании!
   Оно не входило в мои ближайшие планы, но, похоже, Матушка Тень не оставляла мне выбора.
   - Готов,- прохрипел я, глядя, как стремительно сокращается Здоровье.
   Хватка ослабла, я снова смог свободно дышать.
   - Завтра... Мы встретимся завтра. В полдень приходи на пустырь к югу от города. Я буду ждать...
   Она исчезла, а у меня появились новые проблемы...
  
   Отказать Матушке Тени было невозможно. К назначенному часу я выбрался из города и пришел на пустырь. Она появилась ожидаемо неожиданно.
   - Объясни для начала, в чем заключается Испытание Достойного?- спросил я.
   - Тебе предстоит снова победить своих недругов... или хотя бы уцелеть в схватке с ними.
   - Что это значит?- не понял я.
   - Каждый, кого ты убил в своей жизни, вернется, чтобы отомстить.
   Я тут же попытался прикинуть, скольких мне пришлось "утихомирить" за прошедшие полгода... Немного, но и немало.
   Могло быть и хуже.
   - Бой с каждым по очереди или как?- решил я уточнить.
   - Как получится,- усмехнулось Древнее Божество.
   Если они все навалятся кучей... Хм...
   Впрочем, теперь у меня в руках был меч Карракша, и я мог за себя постоять.
   - Я готов,- решительно сказал я.
   - Не здесь,- осадила мою прыть Матушка Тень.- Я не могу призвать столько умерших в этот мир. Поэтому тебе придется пройти испытание на моей территории.
   И прежде чем я успел что-либо сказать, меня поглотил туман. А когда он рассеялся, я обнаружил себя стоящим посреди каких-то развалин.
   - Это Мертвый город,- услышал я голос Матушки Тени. Он доносился отовсюду, подчеркивая ее могущество в этом неведомом мне мире.- Чтобы выбраться отсюда, тебе предстоит найти Портал. Найдешь и уцелеешь в схватке со своими противниками - считай испытание пройденным.
   - А если нет?- спросил я настороженно.
   - А если нет, то ты навсегда останешься в Мертвом городе.
   От ее слов мне стало как-то неуютно. В них чувствовалась нескрываемая угроза, а их смысл заставлял задуматься о том, что я угодил в очередную ловушку, выбраться из которой будет непросто.
   А потом началось "веселье"...
  
  
   Хорошо еще, что я своевременно позаботился о вспомогательных зельях. Хоть и впритык, но их хватило на все испытание.
   Нужно будет отблагодарить Альгоя.
   А сейчас...
   - Я прошел испытание,- уверенно заявил я.
   - Да,- неохотно признала Матушка Тень.
  
  
   Задание "Испытание достойного" - выполнено!
  
   +7000
  
  
   "Теперь ты оставишь меня в покое?"- подумал я, но, зная, что это невозможно, вслух спросил:
   - Значит, теперь у меня есть Право Выбора?
   - Ты заслужил его... А вместе с ним и мою признательность.
  
  
   Вы получили Право Выбора!
  
   + Прыжок в тень
  
   Ознакомится с новым Навыком вы можете в Таблице Навыков
  
  
   - И вот тебе мое первое задание: Ария Малзани, Нуриан Пандрагаст, Этель Киантель. Один из трех должен умереть. Кто именно - выбор за тобой. Даю тебе две недели времени.
  
  
   Получено новое задание: "Кто-то должен умереть!"
  
   Задача: устранить одну из перечисленных персон: Ария Малзини, Нуриан Пандрагаст, Этель Киантель.
  
   Срок: две недели
  
   Помните о том, что у вас есть право выбора.
  
  
   И только сейчас я понял, что особого выбора у меня, в общем-то, и не было.
   Как всегда...
  
  
   Вальведеран... Город исполнения желаний, город героев, город грехов. Здесь сходятся все дороги королевства Карнеолис, сюда стекаются товары со всего мира Годвигул, тут тратится большая часть золота, добытого праведным - или не очень - путем. Или хранится в сокровищницах, банках, тайниках, кубышках...
   Раздолье для воров всех мастей и навыков.
   Когда-то я тоже интересовался содержимым чужих кошельков и карманов, "работал" ради прибыли и в свое удовольствие до тех пор, пока не совершил ошибку, призвав на свою голову гнев Богини Правосудия Смилион. Как результат - Проклятие, перевернувшее с ног на голову всю мою прежнюю жизнь.
   Не могу сказать, что оно принесло одни лишь неприятности. Были и свои плюсы, к которым я с легкостью готов отнести увлекательное путешествие в Арсвид и Лимс, знакомство с интересными людьми, приобретение верных друзей, новых навыков и, что тоже немаловажно - одной из частей Лучезарных Доспехов - меча Карракша.
   Лучезарные Доспехи... Легендарный набор, обладание которым сулило власть, богатство, а главное - могущество, сравнимое с Божественным. Собрать все части воедино пытались многие, но пока что это никому не удалось. Наибольшего успеха добились Отступники - секта почитателей Богоборца Малангира, убитого сотни лет назад представителями клана Леверленгов, в преданности которых тот ничуть не сомневался. Отступникам удалось не только раздобыть три из двенадцати легендарных предметов, но и вернуть к жизни своего кумира. Теперь артефакты находились в его распоряжении, и вряд ли Богоборец согласится расстаться с ними по доброй воле.
   В самом начале эпопеи я принял задание, согласно которому должен был собрать весь набор. Не то, чтобы я отличался завышенным самомнением... Просто у меня - как это часто случается - не было выбора: я задолжал одному из постоянных клиентов приличную сумму, и мне пришлось принять его условия игры. Однако по ходу событий и конъюнктура претерпела серьезные изменения, да сам заказчик оказался не тем, за кого я его принимал. Поэтому я с полным правом имел все основания считать контракт разорванным, а свои обязательства недействительными. И единственное, что могло меня заставить продолжить поиски - это собственная прихоть.
   Но как раз таки она была против.
   В качестве апофеоза всех моих злоключений была ссора с Богиней Яри - покровительницей человечества и негласной хозяйкой королевства Карнеолис. Эта вздорная дамочка возжелала смерти последней дриады Калеоприс, которой благоволила проклявшая меня Смилион, и не придумала ничего лучшего, как поручить это щекотливое дельце именно мне. Я вынужден был согласиться, потому как отказ сулил еще большие неприятности, нежели те, что уже имелись в наличии. Однако в последний момент - так уж получилось - я изменил намерения и сдал с потрохами Яри ее "любимой" сестричке. В результате я избавился от одного Проклятия, но тут же приобрел новое - не менее суровое, а вместе с ним испортил отношение со всеми обитателями Карнеолиса, что никак не могла компенсировать благожелательность со стороны Смилион и подопечных ей эльфов. Впрочем, Богиня Правосудия предложила мне убежище в Изумрудном лесу. Я обещал подумать.
   Если честно, несмотря на ссору с Яри, в моей жизни почти ничего не изменилось. Я уже привык к тому, что мне постоянно приходилось скрываться. Кому другому это могло бы доставить серьезный дискомфорт. Я же находил в подобном образе жизни свою прелесть. Так что мне было не привыкать. Я и прежде не часто показывался на городских улицах при свете солнца, а теперь мне и вовсе пришлось стать неотъемлемой частью ночного Вальведерана. Впрочем, при необходимости, я мог выйти в город и днем. В моем распоряжении были недоступные взору крыши и скрытые от посторонних глаз подземелья столицы королевства. В крайнем случае, я всегда мог воспользоваться браслетом Равнодушия, гарантировавшим лимитированное по времени безразличие относительно моей скромной персоны со стороны горожан. Главное, не попадаться на глаза тем, кто точил на меня зуб и знал меня в лицо.
   А таковых в Вальведеране в последнее время стало немало. В первую очередь хочется упомянуть Сатаниэля. Несмотря на то, что с некоторых пор обитатели Изумрудного леса перестали считать меня своим врагом, эта условность не касалась эльфа, давно мечтавшего спустить с меня шкуру. Хотя бы потому, что он был Звездным, а значит, жил по другим законам, нежели остальная ушастая братия. А еще, как оказалось, он был доверенным лицом Богини Яри, которая поклялась приложить все усилия, чтобы испортить мне жизнь. Наложив на меня Проклятие, теперь она сама не могла причинить мне вреда, зато была в состоянии натравить на меня своих почитателей. Что она и сделала сразу же после разборок у Старого Колодца, посулив за мою голову 500 золотых монет и личное расположение. Изображение моей физиономии появилось на каждом углу, и теперь меня искали все, кому не лень: охотники за головами, поисковые группы верных Яри кланов, Темное Братство и многочисленные добровольцы, прельстившиеся блеском золота и дополнительными благами, обещанными мстительной Богиней.
   Я же нашел приют в таверне "Поющая рыба" и раздумывал о том, а не сменить ли мне каменные джунгли Вальведерана на благодать Изумрудного леса, когда появилась Матушка Тень и все испортила.
   Ссориться с ней было не с руки, а значит, мне придется задержаться в столице Карнеолиса на некоторое время, а кому-то из трех названных ею персон - в скором времени умереть...
  
  
   Глава 2
  
  
   В Вальведеран я вернулся поздним вечером по подземному ходу и направился в свое временное Убежище, расположенное в портовом районе.
   В таверну я попал уже за полночь. Осмотрелся, прислушался, открыл дверь...
   ...и сразу же почувствовал присутствие постороннего.
   Я машинально выпустил Когти.
   - Не делай глупостей, Кириан!- услышал я голос из темноты.
   И этот голос был мне знаком.
   Ветератор...
   Я замер на пороге, заметив темный силуэт у окна.
   Вообще-то, считается, что никто не может проникнуть в помещение, занятое Звездным, без его добровольного согласия. Наверное, когда-то так оно и было. Но с тех пор, как я застал в моем прежнем жилище Сатаниэля, я уже не был столь легковерен. А раз проникновение удалось Звездному эльфу, то уж Ветератора и подавно не могли остановить никакие запреты и условности. Потому что... Потому что он был не совсем обычным... хм... человеком.
   - Я сейчас зажгу огонь, а потом мы поговорим, хорошо?- оповестил он меня.
   Сама собой вспыхнула свеча на столе, и я смог воочию убедиться в том, что незваным гостем был именно он - мой бывший клиент и в некотором роде покровитель Ветератор.
   Он совсем не изменился с тех пор, когда я видел его в последний раз. Случилось это не так давно, в пещере Последнего Вздоха, где мой знакомец едва не сцепился с магом Сарвансаром и его Отступниками. На первый взгляд силы были неравны, и Ветератору пришлось уступить. Правда, чуть позже я получил кое-какие сведения, которые опровергали мои предположения насчет некоей несостоятельности моего клиента. И, кажется, пришло время интересных вопросов.
   Лично я всячески пытался избежать этой встречи, но раз уж он сам пришел...
   - Что ж, поговорим,- сказал я и, закрыв дверь, прошел в комнату.
   Мы встали напротив, скрестились взглядами, словно пытались прочитать мысли друг друга. Не знаю насчет Ветератора, но мне это не удалось.
   - Ты был в Пещере Последнего Вздоха,- сказал он, наконец, бросив взгляд на меч Карракша на моем поясе.
   - От вас ничего не скроешь... Ваша Божественность.
   Судя по тому, как взлетели вверх его брови, мне удалось удивить моего бывшего клиента. Но он быстро справился с замешательством.
   - Ты знаешь... Сам догадался или кто подсказал?
   - Сам. Мне всегда приходится все делать самому. Раздобыть кристалл Богини Смилион, например... Это ведь ты все подстроил не так ли? Это по твоей милости я приобрел Божественное Проклятие... Почему?
   - Так было нужно,- признался Ветератор или, если называть вещи своими именами, Янагор - один из тринадцати Богов Годвигула. Правда, его имени не было в Божественном Пантеоне. Братья и сестры не только отодвинули его в сторону, когда этот мир делился остальными двенадцатью на сферы влияния, но и постарались стереть даже малейшее упоминание о нем.
   Интересно почему?
   - Нужно? Кому? Мне? О-о, нет, мне это было ни к чему!- воскликнул я.
   - Это нужно было мне...
   - Ну, конечно! А мое мнение никого не волнует!
   - Со временем я бы все тебе рассказал.
   - И, кажется, это время пришло.
   - Не думаю... Однако ты не оставляешь мне выбора.
   - Вот как?!- усмехнулся я.- Приятно слышать, что не я один такой - лишенный выбора. Хотя, не скрою, меня это очень удивляет. Мне казалось, что у кого-кого, а у Бога неизмеримая масса возможностей.
   - Это только так кажется,- нахмурился Янагор.- Разве ты не заметил, что потенциал Богов тоже ограничен? Твое Проклятие яркое тому доказательство.
   - А мне кажется, как раз наоборот. Если капризное Божество в порыве гнева может испортить жизнь человеку - это ли не показатель его могущества?
   - А потом оно теряет власть над этим человеком. Поэтому нет в мире более свободного существа, чем Проклятый.
   - Это только так кажется,- поморщился я.
   - Нет, это на самом деле так.
   - Скажи еще, что я должен быть тебе благодарен за то, что ты помог мне стать Проклятым.
   - Меня не интересует твоя благодарность. Мне нужна твоя помощь,- сказал он, уставившись на меня.
   - Странно это слышать... от Бога.
   - Ничего странного. Боги всегда нуждались в помощи Смертных... и Звездных. А я - в особенности.
   - Что так?
   Он ответил не сразу, прошелся по комнате, остановился у окна.
   - Не знаю, что тебе обо мне известно и насколько эти сведения соответствуют действительности...- сказал он.
   - Ты бы мог значительно расширить мой кругозор,- ответил я.
   - Наверное. Ведь мы знакомы не первый день. И все же я не до конца уверен, что ты уже готов услышать ПРАВДУ. Эти твои заигрывания... Сначала с Яри, теперь со Смилион. Могу ли я на самом деле тебе доверять?
   - Это не заигрывание. Это стечение обстоятельств, которые, кстати, сложились именно так по твоей милости.
   Возможно, я был слишком дерзок в общении с Богом, но, во-первых, я был все еще зол на него. Во-вторых, как он сам только что сказал - мы были с ним знакомы не первый день. А в-третьих,- это ОН ко мне пришел, и это ЕМУ нужна была моя помощь.
   - А все потому, что ты попытался использовать меня втемную. И, подозреваю, не меня одного... Кстати, Отступники тоже не знают, кто ты на самом деле?
   - Только Сарвансар. Он сразу догадался, поэтому и взялся выполнить мое поручение...
   - ...а потом предал,- закончил я за него.- По сути, это он использовал тебя, а не ты его.
   - И он за это еще ответит,- скрипнул зубами мой собеседник.
   - Там, в Пещере Последнего Вздоха... Почему ты не прикончил его, когда у тебя была такая возможность?
   - Так ты все еще не понял?!- он резко развернулся ко мне лицом.- Да потому что я почти бессилен в этом мире!
   - Но ведь ты же Бог!- удивился я.
   - Бог...- эхом ответил он и добавил потухшим голосом.- Бог, утративший свое Божественное могущество.
   - Как это?- не понял я.
   Он еще долго колебался, а я не торопил его. Наконец, он заговорил:
   - Ты слышал историю о Поясе Анаис?
   - Это тот самый Пояс, который ты украл?
   - Перестань нести чушь!- взъярился он.- Я к нему даже не прикасался! Меня подставили... Знать бы еще - кто? Но когда он исчез, в его пропаже обвинили именно меня. Конечно, кто же еще?! Во всех бедах виноват Янагор!
   - Насколько мне известно, Пояс нашли в Годвигуле,- блеснул я эрудицией.
   - Не сам Пояс, а лишь двенадцать Звезд, его составлявших.
   - Двенадцать? Но ведь, кажется, их изначально было тринадцать?
   - Молодец, быстро соображаешь!- горько усмехнулся Янагор.- Тринадцатая исчезла. И это была МОЯ Звезда. А без нее я почти никто. Но я знаю - она где-то здесь, в этом мире. Я хочу найти ее. И надеюсь на твою помощь.
   - Еще и Звезду? Совсем недавно ты хотел, чтобы я нашел Лучезарные Доспехи,- напомнил я ему.
   - Они нам тоже понадобятся, потому что помогут в поисках Звезды... Есть у меня одно подозрение... Но об этом рано еще говорить. Сначала нужно собрать двенадцать частей Лучезарных Доспехов, а уж потом...
   - Ты все еще хочешь...- насторожился я.
   - Да! Ты должен продолжить поиски!
   - Ты сам-то веришь в то, что мне это удастся?- скептически поинтересовался я.
   - Да. И меч у тебя на поясе яркое тому подтверждение.
   - Ага, осталась лишь малость - найти остальные одиннадцать предметов,- усмехнулся я.
   - Я верю, у тебя получится.
   - Послушай...- я собирался задать вопрос, который интересовал меня с тех пор, как я узнал, кто на самом деле Ветератор.- А почему ты сам не займешься их поисками? Я так понимаю, свое могущество ты утратил не полностью. Кое-что ты все-таки можешь. И я подозреваю, это кое-что во сто крат больше всех моих возможностей вместе взятых.
   - Я не могу. Никто в этом мире не должен знать о моем присутствии...
   - Я знаю. И Сарвансар.
   - Ты... Ты ведь не станешь трепаться об этом каждому встречному?- с надеждой спросил он. Я промолчал, желая сохранить интригу.- А Сарвансар... Он никому обо мне не расскажет. К тому же у него теперь совсем другие планы.
   - Какие?
   - Ты сам об этом скоро узнаешь... Но это не единственная причина, по которой я не могу заняться поисками Лучезарных Доспехов. Каждый из Двенадцати волен распоряжаться лишь той частью Доспеха, которую он создал своими руками. Но никто из Богов не может воспользоваться силой всего комплекта. Понимаешь, что я имею в виду? Я - один из НИХ, хотя и не принимал участия в создании Доспехов. Поэтому мне от них не будет никакого прока.
   - Если не ты, то кто же?
   - Ты.
   - Я?!
   - Почему бы и нет?
   И в самом деле - почему бы и нет?
   - Раз уж мы говорим начистоту...- замялся Янагор.- Ты не единственный, кому я поручил поиски Лучезарных Доспехов. Есть лишь одно условие - претендент должен быть Проклятым. Остальное - неважно.
   - Это почему?
   - Узнаешь в свое время... Вначале я отдавал предпочтение Сарвансару. Он, хоть и не Проклятый, но вполне мог сгодиться для задуманного. К тому же именно ему удалось собрать три из двенадцати частей. Четвертую я получил от одного Звездного... Это тоже был толковый парень вроде тебя. Правда, гном...
   - Был?
   - Да. Его больше нет в этом мире. Его забрал Последний Зов.
   - Последний Зов?- спохватился я.- Что ты знаешь о нем?!
   - Не больше, чем остальные. Знаю лишь, что он забирает самых лучших... Вот... Ты раздобыл пятую часть комплекта - меч Карракша. Оставалось еще семь. И тут Сарвансар предал меня.
   - Сердце Защитника находится теперь в груди Малангира,- оповестил я Янагора, вспомнив, что самое интересное он пропустил.- Ему же Сарвансар отдал кольцо Танносы и ожерелье Яваллы.
   - Я знаю,- кивнул мой собеседник.- И вернуть их теперь будет труднее всего.
   - Я рад, что ты это понимаешь. А значит, должен понять и то, что я не тот человек, на которого ты можешь в этом рассчитывать.
   - Да, ты еще слишком слаб для того, чтобы бросить вызов Малангиру. Но ты быстро растешь, и, может быть, когда-нибудь...- Кажется, он и сам не верил в то, что говорил.
   А я даже не попытался его в этом разуверить:
   - Я не воин. Я - вор, помнишь?
   - Помню. Во всяком случае, стоит попробовать... Ну, так как - поможешь мне?
   Ох...
   Мне не хотелось снова браться за это задание. Не по зубам оно мне. Я готов был довольствоваться одним лишь мечом. Но...
   - Расскажи, хотя бы, где искать остальные части Доспеха. А то у меня возникли кое-какие затруднения.
   - Жезл Смилион находится в Имале у Патриарха эльфов. Щит Удкуша следует искать в Кра-Кьяре. Плащ Канарока в последний раз видели у оборотней. Об остальном мог знать Арвен Гурит.
   То-то и оно. Оставалось лишь найти самого Арвена Гурита.
   Да и три артефакта, о которых упомянул Янагор, добыть будет непросто...
   Да что уж там - практически невозможно!
   Ах, да, чуть было не забыл о браслете Яри. Теперь он находился во владении клана Пролесков. Попробуй, доберись до него!
   Оставалось еще три предмета. А значит, поиски Арвена Гурита были по-прежнему актуальны. Возможно - хотя и сомнительно, - что именно их добыть будет проще всего.
   - Кстати, как она выглядит - твоя Звезда? Может быть, увижу где?
   - Это вряд ли,- вздохнул Янагор.- Я бы ее почувствовал. А раз нет, значит, она находится в недоступном месте. Но... Если вдруг на самом деле тебе доведется... Ты сам поймешь, что это она и есть. Только не приближайся к ней! Никто, кроме меня не может к ней прикоснуться. Ослушавшегося ждет смерть.
   - Я Звездный,- напомнил я ему.
   - Это не имеет значения. При определенных условиях умирают все: и Звездные... и Боги.
   Даже так?
   - Ладно, я продолжу поиски Доспехов,- сказал я и тут же добавил: - И вот что: меч Карракша останется у меня.
   - Хорошо,- не стал спорить Янагор.- Значит, мы договорились. И помни: никто не должен знать о том, кто я такой.
   Кажется, он собрался уходить...
   - А ты, значит, следил за мной все это время,- констатировал я факт.
   - И даже помог тебе пару раз. Помнишь огра? И в Долине Грез тоже... Не скажу, что это было просто, поэтому...- он протянул мне кольцо.
   - Зачем это?
   - Мне будет спокойнее, если я буду знать, где ты и что с тобой,- ответил он, глядя мне в глаза.
   Заметив, как я поморщился, он добавил:
   - Кроме того, магия этого кольца скроет тебя от бдительных очей Богини Яри.
   Что ж, это меняло дело. Я взял кольцо с условием:
   - Только не лезь в мою личную жизнь.
   - А у тебя есть личная жизнь?.. Не беспокойся. Оно лишь отмечает твое местоположение на карте. Не более того... Все, мне пора. У меня еще много дел.- Но вместо выхода он направился к столу, раскрыл пустую ладонь, и из нее невесть откуда упал упитанный мешочек с деньгами.- Это тебе на текущие расходы. Немного, но для начала хватит. До следующей встречи. И... береги меч.
   Сказал он и исчез...
  
  
   Что ни говори, а иногда приятно иметь дело с благодарными Богами. Триста реалов от Смилион. Теперь вот пять сотен от Янагора. Хотя... Если честно, я рассчитывал на более существенную помощь моего квестодателя. И речь шла не о деньгах. Несмотря на утверждения Янагора о том, что он утратил свое могущество, оно был несравненно выше моего. И одно личное его участие в поисках Доспехов значительно повысило бы мои шансы на успех. Однако он, как это бывало и прежде, предпочел взвалить все тяготы бытия на мои хрупкие плечи.
   Лучезарные Доспехи...
   Честно сказать, я с легким сердцем уверовал в то, что это тема мне больше неинтересна. Но снова вмешалось провидение в лице опального Бога. Ему, в отличие от Матушки Тени, я мог бы и отказать. Но в какой-то момент мне стало его жалко. По сути, он был таким же Проклятым, как и я - проклятым и отвергнутым собственными братьями и сестрами.
   Да и сама история закручивалась настолько лихо и непредсказуемо, что я не мог остаться в стороне.
   А кроме того, у меня появился еще один повод задержаться в Вальведеране, который я, несмотря на подстерегавшую меня в этом городе опасность, никак не хотел покидать.
   Обнадеживая Янагора в деле Арвина Гурита, я подумал о Коль-Каре. Теперь, когда Пакин-Чак остался не у дел, рассчитывать я мог только на своего бывшего компаньона. Кажется, он кое-что понимал в гоблинской магии и - не исключено - мог помочь с ритуалом Призыва.
   Если, конечно, он не отдал жезл Доминатора своему учителю...
   Так или иначе, но это был единственный шанс, и я не собирался его упускать.
   Пришлось повременить с возвращением в Междумирье. Я покинул свою комнату через окно и потратил пару часов на то, чтобы добраться до Северных ворот и оставить для гоблина метку...
  
  
   На следующий день, в ожидании весточки от Коль-Кара, я первым делом решил заняться насущным, а именно - заданием Матушки Тени. Для начала я собирался навести справки о тех, кого она назначила в жертву. Раз уж у меня было Право Выбора, я просто обязан был им воспользоваться.
   Вот так, сам того не заметив, я из обычного вора превращался в наемного убийцу.
   Оставалось только сожалеть о возникших с Пакин-Чаком разногласиях. Старик знал способ избавиться от влияния Древнего Божества. Но о примирении с шаманом не могло быть и речи: я не собирался отдавать ему меч Карракша, который он хотел вернуть оркам.
   Еще чего!
   А значит, придется искать выход самому.
   Интересующие меня сведения я рассчитывал получить из источника, с которым и прежде не раз имел дело, которому доверял.
   Его звали Жига, и он был нищим.
   Попрошаек на вальведеранских улицах было предостаточно. У каждого из них имелась душетрепещущая и поучительная история о том, как он докатился до такой жизни. Хотя на самом деле причины были довольно тривиальные: один влез в долги, другой проигрался, третий пришел из деревни в большой город, но так и не смог встать на ноги. Было среди нищих немало ветеранов, утративших работоспособность по причине полученных в сражениях увечий. И мой знакомый Жига относился именно к последним. В бою с орками он лишился обеих ног, и теперь зарабатывал на жизнь подаянием у ворот, ведущих в порт. В своем роде он был достаточно талантлив: он пел, был отменным рассказчиком, но главное - он был в курсе всего, что творилось в Вальведеране. А то, что не знал - мог разузнать. Я не раз обращался к нему с различными вопросами, и пока что ни один из них не остался без ответа.
   Поэтому около полудня, вернувшись в Годвигул, я сразу же направился к портовым воротам - благо они располагались неподалеку.
   Жига сидел под стеной частного дома, прямо на углу, поэтому мне не составило труда подобраться к нему, не привлекая особого внимания прохожих.
   - Привет, Жига! Как нынче подают?
   Он даже не обернулся - узнал мой голос и тут же ответил:
   - Худо-бедно... А что - решил сменить свое ремесло?- Несмотря на испортившиеся отношения со Смертными Карнеолиса, Жига не проявил ожидаемой агрессии. И это хорошо.- Хо-хо! Я бы замолвил за тебя словечко перед нашим старшиной. Звездных побирушек у нас еще не было. Так что тебя ждал бы успех. Да вот только рожа твоя... Нет, таким как ты не подают. От таких, как ты, шарахаются, как от чумных. Или бьют, если силенок хватит. Так что не быть тебе богатым попрошайкой.
   Это он намекал на украшавшую мое лицо светящуюся татуировку, которая досталась мне вместе с Проклятием.
   Жига сидел ко мне спиной и ни разу не оглянулся. Глаз у него на затылке тоже не было...
   - Откуда знаешь?
   - Я ВСЕ знаю. Иначе ты бы ко мне не пришел. Ведь так?
   - Верно, верно,- согласился я.- Меня интересуют три человека: Ария Малзани, Нуриан Пандрагаст и Этель Киантель. Знаешь кого-нибудь из них?
   - Скажу больше - я знаю всех троих.
   -Здорово! Расскажи, что за люди?
   - Тебе известны мои расценки,- пробормотал нищий, и я тут же бросил в его деревянную миску горсть монет. Жига ловко ссыпал золото в карман, словно их и не было.- Отлично! С кого начать?
   - Начни по списку.
   - Хм... Ария Малзани... Могу не только рассказать, но и показать... Вон она идет - дамочка в черном платье....
   Я скользнул взглядом по толпе и увидел девушку - совсем юную обворожительную красотку с лицом невинного ангелочка. Она шла по улице, рядом с ней смазливый слуга нес корзину, полную покупок, сделанных на рынке.
   - Хороша,- отметил я.
   - Не то слово,- поддержал меня Жига.- Умница, скромница, красавица - чем не пара для лихого молодца вроде тебя, а? Да только не советую,- в голосе нищего послышался лязг стали.
   - Это почему?
   - Есть одно обстоятельство. Не так давно запал на нее купец местный - Магард Малзани. Богатый, преуспевающий. Одно плохо - стар он был и уродлив, как будто его матушка согрешила с огром. Его даже портовые шлюхи обходили стороной. Да и он их особо не жаловал. Давно уже смирился с тем, что не быть ему примерным мужем и счастливым отцом. А тут такая деваха стала строить глазки. Ну, он и растаял. Женился... и помер через неделю после пышной свадьбы, хотя до этого на здоровье не жаловался.
   - Ты думаешь...- начал догадываться я.
   - Кто ж их знает? Появилось такое подозрение. Особенно после того, как нашли завещание старика. Он все свое состояние записал на имя Арии. Но тут появились какие-то дальние родственники Магарда, которые до этого его и знать не хотели. Шум подняли, гам. Наняли толкового лекаря и опытного мага, но ни тот, ни другой злого умысла не обнаружил. Чистая смерть, случившаяся во сне. Говорят, Магард умер с улыбкой на лице. А Ария унаследовала все его имущество.
   Вот как...
   Трудно было поверить, что за кроткой ангельской внешностью могло скрываться коварное чудовище.
   Впрочем, в жизни всякое бывает. Старики - они, как известно, рано или поздно умирают.
   Все.
   Я проводил взглядом Арию.
   Хм...
   - Дальше,- попросил я Жигу.- Нуриан Пандрагаст.
   - Неужели не слышал о нем? Известная в Вальведеране личность. Отвратительно богат, знатен, но при этом милосердие ему не чуждо. На его деньги был построен приют для бездомных детей. Заботится, значит, о сиротках. А каждое воскресенье на центральном рынке от его имени устраивают бесплатную кормежку для малоимущих. Я и сам, чего греха таить, частенько харчуюсь за его счет.
   Теперь и я вспомнил это имя. Как-то собирался навестить один роскошный особняк на Рубиновой улице, но, когда узнал о щедрости и человеколюбии его хозяина, решил оставить его в покое. Не так много в Вальведеране состоятельных людей с большим сердцем.
   - Значит, человек без темных пятен,- отметил я.
   - Пятна есть у каждого,- проворчал Жига.- Только одни выставляют их напоказ, а другие тщательно скрывают за красочным фасадом.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Было дельце пару лет назад... Может быть, помнишь переполох в Вальведеране, когда одно время бесследно пропадали красивые девушки? Их поисками занималась вся городская стража, а потом и магов подключили. Так вот, они вышли на след, который привел их... к Пандрагасту. Даже какой-то свидетель нашелся...
   - И что?- насторожился я.
   - Ничего. Следствие установило, что произошла ошибка. Тем более что свидетель тот в скорости сам отказался от показаний. Уверял, что из корысти и по глупости решил опорочить имя честного и порядочного человека. А потом и сам король вступился за Пандрагаста... Так что дело замяли... А девушки, между прочим, пропадают до сих пор.
   Да, да, да, было дело...
   И хотя в те годы меня еще не было в Годвигуле, о нем рассказывали другие Звездные, которые в рамках полученного задания занимались поисками пропавших красавиц, но так никто никого и не нашел: ни жертв, ни виновного.
   И никто не связывал происходившее с именем Пандрагаста.
   Понятно...
   - Этель Киантель?
   - Это эльф,- тут же ответил Жига.- Жрец из старого храма.
   Вот как?
   - Неужели и у него есть свои скелеты в шкафу?- спросил я и отметил: забавное выражение, нужно запомнить.
   - Если и есть, то он и сам о них не ведает. Ты ведь знаешь этих ушастых - чистоплотные до отвращения. А уж жрецы - тем более... Хотя...
   - Да-да?
   - Говорили, будто по его вине погиб его родной брат. Только было это давно. Да и было ли?
   Вот теперь все на своих местах!
   Выходит, Матушку Тень интересовали жизни лишь тех, кто сам однажды запятнал свои руки кровью.
   Что ж, это значительно облегчало мою миссию.
   - Не знаю, что ты там задумал,- заговорил Жига,- только все, что я тебе рассказал - сплетни и домыслы. Имей это в виду. Может, и не было ничего. Может, эти трое непорочные, как утренняя роса.
   - Спасибо, Жига, ты меня здорово выручил.
   В качестве благодарности я бросил в его миску еще пару монет.
   - Рад был помочь. Если что - ты знаешь, где меня найти.
   На этом разговор был закончен. За все время беседы нищий так ни разу и не обернулся...
  
  
   Один из трех... Но кто?
   С Арией было труднее всего. Я не был уверен в том, что смог бы ее убить, даже если бы на сто процентов был уверен в ее виновности. Да и с эльфами не хотелось портить отношения - Смилион могла быстро сменить милость на гнев.
   Оставался Нуриан Пандрагаст...
   Но заслужил ли он на самом деле смерть? Ведь даже опытные маги-сыскари не смогли в свое время доказать его вину. Да и король не стал бы заступаться за человека, в котором не был бы уверен.
   Я решил не спешить. У меня было достаточно времени, чтобы удостовериться в виновности Пандрагаста.
   И уж тогда моя рука не дрогнет...
   Вот только с чего начать? В роли сыщика мне еще не доводилось выступать. У меня был, скорее, противоположный профиль. И посоветоваться не с кем. Альгой еще вчера покинул город, отправившись на поиски каких-то редких трав. Я бы с ним пошел, если бы не задание Матушки Тени. Эллис я не видел с тех пор, как мы расстались в окрестностях Лимса, и я понятия не имел, где она сейчас и чем занимается. Сэнвен выполняла какое-то поручение Светлоокой, а Кареока...
   Я был рад, что мы остались друзьями. Было в этой девчонке что-то... особенное, отличавшее ее ото всех других, встречавшихся на моем пути. И мне не хотелось посвящать ее в мои темные делишки.
   Да и остальным друзьям не следовало знать о том, чем мне приходилось заниматься не по своей воле.
   Так что снова все придется делать самому.
   Не зная, чем заняться, я открыл список незавершенных заданий:
  
   "Лучезарные Доспехи"
   "Таинственное послание"
   "Призраки прошлого"
   "Долг платежом красен"
   "Младший брат"
   "Эльфийская благодарность"
   "Реалы, реалы..."
   "Кто-то должен умереть"
  
   С заданием Матушки Тени было все более-менее понятно. С "Доспехами" - тоже. Местонахождение семи из них было мне известно, но добыть их будет непросто. Кроме того я был счастливым обладателем меча Карракша, а Янагор - еще одного неназванного артефакта, который добыл для него исчезнувший гном. Осталось узнать, где находятся еще три части Доспеха, и в этом я рассчитывал на помощь Коль-Кара.
   "Таинственное послание" было как-то связано с Огненным озером, которое случайно обнаружилось в подземельях Везимара. При всем моем желании добраться до него будет непросто: слишком далеко. К тому же это озеро священно для кобольдов, и я подозреваю, они будут против моего появления на его берегах.
   Задание "Призраки прошлого" было как-то связано с исчезновением Арвена Гурита, знавшего все о местонахождении Лучезарных Доспехов. Для его выполнения следовало провести ритуал Призыва. Пакин-Чак обещал помочь, но с тех пор, как испортились мои отношения с шаманом, я мог надеяться только на Коль-Кара.
   "Долг платежом красен", "Эльфийская благодарность", "Реалы, реалы..." - три задания, связанные с обогащением. Два первых проще не придумаешь: мне нужно было навестить казначея в Арсвиде и эльфа Арсоля в Имале, чтобы получить причитающееся мне вознаграждение. Третье - это поиск сокровищ капитана Лири...
   Существенный минус в том, что все три были связаны с путешествием в дальние края. Но я мог сэкономить время, раскошелившись на руны телепортации... или воспользовавшись магией перемещения кобольдов.
   Впрочем, в деньгах я пока не нуждался, так что с этими заданиями можно было повременить.
   "Младший брат"...
   Квест был завязан на Янагоре. Требовалось установить его связь с появлением в Годвигуле Звездных. Жаль, что я не вспомнил об этом во время нашей недавней встречи. Но в следующий раз я обязательно спрошу об этом опального Бога.
   Было еще одно задание, которое я в свое время так и не активировал: "Последний зов". Но в свое время Эллис отговорила меня ввязываться в это дело, связанное с исчезновением высокоуровневых Звездных. Всякого, кто интересовался этой темой, ожидали большие неприятности.
   Таким образом, особо неотложных дел у меня не было. Я решил в ближайшие дни по мере возможностей разузнать как можно больше о Нуриане Пандрагасте и дождаться появления Коль-Кара. А сегодня... Раз уж все равно пока нечего делать, я решил выйти в Междумирье и там, в тишине единственной комнаты более тщательно обдумать дальнейшие шаги. Чтобы обезопасить себя от неожиданностей во время возвращения в Годвигул, я направился в таверну. Каково было мое удивление, когда, закрыв за собой дверь, увидел лежавший на столе лист бумаги. Кто-то посторонний оставил для меня записку.
   Не Убежище, а какой-то проходной двор!
  
  
   "Встретимся в полночь у третьего причала".
  
   И подпись: "Сын Тени".
  
   Других детей Тени, кроме Коль-Кара, я не знал. И я был рад, что он откликнулся столь оперативно. А значит, очень скоро можно будет вернуться к поискам Арвена Гурита.
   С другой стороны, хоть я ждал появления гоблина, все равно его визит оказался для меня неожиданностью. Раз уж ему удалось с такой легкостью меня найти, неровен час - пожалуют и охотники за моей головой. Вывод: нужно было менять приют.
   Вот только Альгой вернется...
  
  
   Незадолго до полуночи я снова был в Годивгуле. Спешить мне было некуда: третий причал находился в паре сотен метров от моего временного жилища, аккурат за складами купеческой гильдии. И хотя они охранялись, портовые стражники были настолько беспечны, что коротали время в сторожке. Тем не менее, я шел не по главной Складской улице, а задками, поросшими бурьяном. Свернув за угол, я заметил, как ко мне метнулась огромная тень, но было слишком поздно. Мне на голову обрушилось что-то твердое и тяжелое, ноги подкосились, и я рухнул на землю...
  
  
   Осторожно! Уровень вашего "Здоровья" ниже 20%
  
  
   Превозмогая слабость, я потянулся к мечу и даже вытащил его, но воспользоваться не успел: мне на руку опустился тяжелый сапог. Затрещали кости, а Здоровье просело еще на несколько сот хитов.
   Повернув голову, я увидел размытые контуры нападавшего. Это был здоровый орк. И, кажется, я узнал его: Роршах - один из Избранных. Позади него мелькнул силуэт тощего гоблина...
   Коль-Кар?!
   Предатель...
   Я активировал арбалет и попытался застрелить орка, но он отбил руку ногой, а потом двинул мне по ребрам так, что полоска жизни почти исчезла.
   Мне пришлось недолго томиться в неведении того, что задумали эти ребята. Был еще и третий, но я его не разглядел. Он склонился надо мной, однако орк грубо остановил его, оттолкнув в сторону:
   - Не смей к нему прикасайся!
   Разумеется, он имел в виду не меня, а меч Карракша.
   Я видел, как Роршах достал светящуюся магической аурой перчатку, нацепил ее на свою лапу и лишь после этого взялся за рукоять меча. И, как ни странно, его не поразило молнией, не отшвырнуло в сторону, не разорвало в клочки от того, что он завладел принадлежавшей мне реликвией. Зато я увидел неописуемое удовлетворение на его уродливой физиономии - торжество, сравнимое разве что с исполнением самого заветного желания. Наверное, так оно и было на самом деле, ибо орку, завладевшему мечом Карракша, суждено было стать повелителем Хартлана. Цель - достойная, чтобы к ней стремиться, идя по трупам врагов и друзей.
   Катана тоже претерпела разительные перемены. Изменив форму, она увеличилась в размерах, превратившись в грозный орочий меч. Выходит, он признал своего нового хозяина.
   Я же все еще пытался разглядеть гоблина, прятавшегося в тени строения.
   Интересно, какая награда ему была обещана за предательство?
   Или он вынужден был выполнять приказ своего учителя?
   Иуда...
   - Уходим,- сказал орк коротко.
   - А с этим что?- спросил третий, которого я так и не увидел. Голос у него был сухой, хриплый.
   Орк молча развернулся, бросил прощальный взгляд и опустил мне на голову кованый сапог...
  
  
   Вы мертвы
  
  
   Глава 3
  
  
   Я снова был в мертвом городе. Правда, это был какой-то другой город, но такой же мертвый и дышащий безнадежностью. Не сразу, но я узнал его: Камельсол - древняя эльфийская столица, расположенная севернее Ярма на левом берегу реки Курон. Я побывал там, когда направлялся с друзьями в Долину Снов. В тот раз мы обогнули его по западной границе, а теперь я оказался на его восточной окраине. И снова я был не один. При свете луны я увидел Малангира, стоявшего на холме, господствовавшем над местностью. Точнее, он парил в метре над землей в столбе света, пронзавшего сам холм и уходившего высоко в небо. Вскинув руки и задрав подбородок, он говорил без устали. Его слова, произносимые на неизвестном мне языке, резали слух, пробирая до самого нутра. Голос становился все громче, а бивший из-под земли свет - все ярче. Понятия не имею, как я здесь оказался и что делал, но я не мог сойти с места, не мог даже пошевелиться. А хотелось бежать без оглядки, и чем дальше, тем лучше. Атмосфера, царившая в этой части Камельсола была не просто угнетающей - она выворачивала наизнанку, причиняя чувствительную боль. Я заметил, как бесповоротно тает мое Здоровье, но продолжал стоять и смотреть на бесновавшегося колдуна.
   И вот, когда он, наконец, заткнулся, опустил голову и распростер руки в стороны, отовсюду из-под земли полезли призрачные тени, в которых я сразу же признал леверленгов. Извиваясь подобно змеям, они струились над руинами черным дымком, зависали, приобретая отчетливые очертания, а потом и вовсе обрастали плотью, превращаясь в воинов и магов. Их были сотни. По окончании ритуала, они направлялись к холму и, опустившись на одно колено, отдавали дань уважения своему повелителю.
   А Малангир... Он смотрел на меня пронзающим взглядом. Когда я это заметил, меня потряс невероятной силы ментальный удар. Полоска Здоровья, медленно укорачивавшаяся до сих пор, резко сошла на нет и...
   Я проснулся...
  
  
   После предательства Коль-Кара и потери меча Карракша я чувствовал себя совершенно опустошенным. Не то, чтобы предательство само по себе было для меня чем-то новым и небывалым. Тем более что уже давно этот гоблин демонстрировал непредсказуемость и нескрываемый эгоизм. И все же его поступок оказался для меня неожиданностью. И черт бы с ним, с Коль-Каром... А вот меч было жаль. Особенно на фоне того, что я вознамерился собрать полный комплект Лучезарных Доспехов. Мне с превеликим трудом удалось раздобыть один из предметов. А теперь что - все начинать сначала?!
   А тут еще этот сон...
   Он был таким ярким, отчетливым... словно и не сон вовсе.
   Так или иначе, но на следующий день после нападения в порту я проснулся разбитым и выжатым. Наверное, впервые за полгода мне не хотелось возвращаться в Годвигул - мир, где предавали те, кому я верил.
   И лишь острое желание наказать предателя заставили меня активировать переход. Несмотря на сложные отношения с Избранными, я собирался посетить Приют, чтобы взглянуть в глаза Пакин-Чаку, высказать все, что я о нем думаю. Ведь, наверняка, именно по его наущению действовали Коль-Кар и Роршах.
   А терять мне теперь было нечего.
   Распахнув окно, я собирался покинуть таверну, но замер, сначала услышав шум, а потом увидев неприятную сцену избиения одного человека тремя другими. Били моего старого приятеля Альгоя. Алхимик лежал на земле, а его топтали трое дюжих молодцов, одетых в одинаковые ливреи. Били не только ногами, но и палками, били от души, без сожаления. Альгой при этом совсем не сопротивлялся, проявляя подозрительное равнодушие. Он, конечно, алхимик, а не воин, и не привык махать кулаками, но меня все равно удивила его пассивность.
   Пока я не заметил двух других персонажей, стоявших чуть в стороне.
   Один из них сидел в карете и наблюдал за происходящим из-за приоткрытой шторки. Судя по гербу на дверце - большая шишка из придворных. Рядом с каретой стоял второй, по внешнему виду - маг. Именно он "спеленал" Альгоя, лишив его подвижности и воли к сопротивлению.
   Нужно было выручать приятеля...
   Я выпрыгнул в окно, прокрался вдоль дома и, оказавшись за спиной мага, схватил его за ворот и продемонстрировал свои Когти. Клинки оказались аккурат перед его глазами.
   - Только дернись!- предупредил я его.
   Зашевелился было господин за шторкой, но я был начеку и тут же направил в его сторону автоматически взведенный арбалет.
   - Тебя это тоже касается!
   Шторка резко задернулась. А я обратился к молодцам, мутузившим Альгоя:
   - Оставьте парня в покое, или я прикончу вашего мага.
   Те замерли, косясь то на меня, то в сторону кареты.
   Из-за шторки послышалось властное и ворчливое:
   - Довольно с него!
   Лакеи послушно опустили палки и робко приблизились к карете.
   Шторка сдвинулась в сторону, и я увидел господина в нелепой, но чрезвычайно модной нынче шляпе. Он смотрел на меня так, словно запоминал. Страха в его глазах не было - одно лишь презрение:
   - Отпусти моего мага, Проклятый!- сухо проговорил он.
   - Проваливай!- сказал я, подтолкнув чародея к карете. Тот начал было разворачиваться, кипя в праведном гневе, но я направил ему в затылок арбалет, а секундой позже подал голос его хозяин:
   - Не сейчас, Финст.- Следующие слова снова предназначались мне: - Мы еще встретимся... Проклятый!
   Маг скрылся внутри кареты, лакеи облепили ее со всех сторон, кучер стегнул лошадей кнутом, и мы с Альгоем остались одни на вмиг опустевшей улице.
  
  
   + 1500
  
  
   Негусто, если учесть, что я только что спас товарища.
   Алхимик стряхнул оцепенение, морщась, поднялся с земли, принял зелье Исцеления, отряхнулся, виновато посмотрел на меня и сказал:
   - Спасибо, конечно, но, наверное, не стоило тебе вмешиваться в это дело. У тебя и без меня проблем хватало, а теперь...
   - Кто это был?- спросил я его.
   - Лорд Гальперис, советник короля.
   - С каких это пор советники короля нападают на беззащитных Звездных алхимиков?- удивился я.
   - А я его не виню и в какой-то степени даже понимаю,- неожиданно ответил Альгой.- А как бы ты поступил, если бы твоя жена провела незабываемую ночь с безродным алхимиком - пусть даже Звездным?
   - Ты?!- выпучил я глаза. Только что Альгой открылся для меня с незнакомой стороны.
   - Ну, не сдержался!- развел тот руками.- Между прочим, это она затащила меня в свою кровать. Та еще дамочка... Но, не скрою - горячая штучка,- зажмурился он, грезя приятными воспоминаниями.
   - А я думал, ты травы собираешь.
   - Одно другому не мешает! Люблю, знаешь ли, совмещать полезное с приятным.
   - А как же Эллис?
   - А что Эллис? Причем здесь Эллис?!- воскликнул он.
   - Я думал...
   - Эллис в прошлом, а я живу сегодняшним днем.
   - И этот день у тебя, кажется, не особо удался,- усмехнулся я.
   - Да уж, наваляли неслабо,- поморщился он.- Но нам ли Звездным быть в печали?! Правда, придется линять из города. Гальперис этого так не оставит. Уверен, уже сегодня обо всем станет известно королю, а он не дает в обиду своих приближенных.
   - Подумаешь... Одним "доброжелателем" больше, одним меньше,- пожал я плечами.
   - Ну, да, тебе-то все равно. Тебя итак ищет полгорода... А мне уж точно придется на некоторое время покинуть Вальведеран... Может, все-таки со мной пойдешь?
   - Не могу,- покачал я головой.- У меня здесь есть пара незаконченных дел.
   - Что за дела?
   - Нужно оторвать голову одному подлому гоблину. И так, по мелочам...
   - Гоблину? Это ты про Коль-Кара? Ну вот, то вы братья навек, то ты ему голову собираешься оторвать... Кстати, а где твой меч?
   - Поговорим об этом, но не здесь,- сказал я, заметив, что из окон окружавших нас домов смотрят десятки глаз.
   Мы направились в порт примерно тем же путем, каким я минувшей ночью добирался до третьего причала. На месте нападения не осталось ни малейших следов происшествия. Да я и не рассчитывал там что-либо обнаружить. Просто местечко здесь было глухое, и мы с Альгоем могли спокойно поговорить.
   Почему я решил ему обо всем рассказать?
   А кому еще, если не ему?!
   К тому же на душе накипело, хотелось поделиться наболевшим. Так Альгой узнал об Избранных, и в частности - о Пакин-Чаке, о предательстве Коль-Кара и потере меча Карракша. А так же о том, что артефакт оказался в руках орка, и к чему это все могло привести.
   - А я говорил тебе: не связывайся с этим гоблином!- принялся укорять меня алхимик.- Сразу же было видно, что гнилой товарищ!
   - Возможно, у него не было другого выхода,- пробормотал я.
   - И ты его еще защищаешь?! После всего, что он натворил?
   - Хрен с ним, с гоблином... Что МНЕ теперь делать? Я рассчитывал на его помощь. Без ритуала Призыва мне ни за что не узнать, где находятся части Лучезарных Доспехов.
   - Дались тебе эти Доспехи! Как будто в Годвигуле заняться больше нечем?
   - Например? Соблазнять жен королевских советников?
   - Да хотя бы! Если бы я был чуточку внимательнее, когда покидал ее уютный домик на окраине Вальведерана, хрен бы меня выследил ее ревнивый рогоносец! А так... Все было очень даже ничего,- оскалился он. Но заметив, что мне совсем не весело, стер улыбку и спросил: - Что за ритуал, о котором ты говорил?
   - Я точно не знаю. Месяц назад в Аквине я нашел табличку...- чтобы не быть голословным, я достал из рюкзака означенный предмет и показал его алхимику. Табличка оставила Альгоя полностью равнодушным.- Пакин-Чак сказал, что это ловушка, в которой заключена какая-то сущность. Он готов был провести ритуал Призыва, но для этого ему нужен был жезл Доминатора...
   - Тот самый, который мы тащили в Арсвид?- припомнил алхимик.
   - Он самый. Снорфу Рыжей Бороде удалось его починить, но жезл остался у Коль-Кара. И теперь я понятия не имею, кто сможет провести этот ритуал,- вздохнул я.
   - Эллис,- пробормотал Альгой.
   Я даже не понял, к чему он это сказал.
   - Что?
   - Эллис сможет провести ритуал Призыва,- уверенно сказал он.
   - Шутишь?
   - Очень часто, но не сейчас. Она же - ментальный маг. А ментальные маги имеют дело с ментальными сущностями - с духами, призраками разными. Они способны их призывать или, наоборот, изгонять. И хотя это не основная специализация Эллис, я думаю, она справится.
   - Причем здесь духи?- не понял я снова.- Я почти уверен, что в этой ловушке находится Арвен Гурит, который знает все о Лучезарных Доспехах. А он, насколько я знаю, человек, а не дух.
   - Какая разница?!- нахмурил брови Альгой.- Дух... Человек... Тебе нужен маг, способный провести ритуал Призыва? Свяжись с Эллис. Она, если сама не сможет, обязательно подскажет, к кому лучше всего обратиться. У нее обширные связи среди вальведеранских магов.
   - Что ж, спасибо за наводку... Кстати, я, кажется, знаю, где бы ты мог перекантоваться, не уходя далеко от столицы. В Аквине.
   - Я понятия не имею, где это,- буркнул Альгой.
   - А еще говоришь, что хорошо знаешь окрестности Вальведерана! Это недалеко отсюда. Небольшая деревушка на побережье. Правда, от нее мало что осталось, но один дом вполне сносно сохранился. Можешь в нем пожить.
   - Что за дом?
   - Обычный дом. Раньше в его подвале обитало чудовище, но я его прикончил с месяц назад, так что тебе нечего бояться.
   - Умеешь ты успокоить,- поморщился алхимик.
   - Поступай, как знаешь,- пожал я плечами и все же добавил: - Кстати, в окрестностях деревни я видел немало редких трав.
   Альгой подумал и сказал:
   - Отметишь на карте этот Аквин?
   - Легко.
   Альгой предоставил мне доступ к его интерактивной карте, заполненной, не в пример моей, более основательно - это что касалось Карнеолиса. За пределами королевства он тоже бывал не часто. Я поставил жирный крест там, где находились руины деревни.
   - Может, тебя, все же, проводить?- спросил я его, когда он собрался уходить.
   - Сам дойду. А ты занимайся своими делами. На всякий случай оставайся на связи. Мало ли? И вот что... Если найдешь гоблина - дай ему как следует и от моего имени.
   - Договорились...
  
  
   Для начала я связался с Эллис. Девушка откликнулась, хотя и не сразу:
  
   "Привет! Слышала, тебе так и не удалось избавиться от Проклятия. Мои сожаления".
  
   Не думаю, что королевские герольды объявляли об этом на городских площадях. Узнать она могла только от Альгоя...
   Балабол!
  
   Я ответил:
  
   "Могло быть и хуже. Но в данный момент меня беспокоит другой вопрос. У тебя как со временем?"
  
   "Хочешь пригласить меня на свидание?"
  
   "Исключительно по делу".
  
   "Фи, как неромантично! Ну, да ладно... Сейчас я занята. Встретимся часа в четыре. О месте договоримся позже: я пока не знаю, где окажусь через пару часов"...
  
   До четырех еще было немало времени, и я решил навестить своих заклятых друзей в Приюте Избранных. Что они мне сделают? Убьют? Не исключено. Но к четырем я в любом случае успею вернуться в Годвигул... Вот только...
   Точка Возрождения была привязана к комнате в таверне "Поющая рыба", куда мне после недавней стычки с лордом Гальперисом не стоило возвращаться. Не исключено, что меня там уже будут встречать. А значит, мне следовало сменить местожительства и - соответственно - Точку Привязки.
   Сначала я пожалел о том, что не отправился в Аквин вместе с алхимиком: лучшего убежища не придумаешь! Но потом вдруг вспомнил...
   Было у меня в Вальведеране укромное местечко. И находилось оно здесь же, в порту.
   Чтобы добраться до Убежища, мне пришлось отправиться в западную часть квартала. Когда-то здесь жили рыбаки, но потом их селение начало подтапливать, и они переселились выше, на холм. А деревня с тех пор пустовала. Впрочем, не совсем деревня - всего с десяток дощатых лачуг, часть из которых стояла в воде. Да и остальные выглядели настолько убого, что оттуда сбежали даже вездесущие крысы. Одно время лачуги облюбовали вальведеранские нищие, но потом и они ушли, потому как по ночам - если верить попрошайкам - на берег выползало морское чудовище. И горе тому, кто окажется на его пути. Звездные в одиночку и группами охотились на монстра и, вроде бы, даже прибили кого-то, но нищие все равно обходили это место стороной.
   Впрочем, само селение меня не интересовало. Я направился к колодцу, расположенному на возвышенности. Он был вырублен в скальном грунте и окантован бревенчатым срубом. Цепь и ведро стащили и продали. Да и воды, судя по всему, в этом колодце никогда не было. Зато у меня в рюкзаке всегда имелся моток веревки. Привязав один конец к стойке ворота, я сбросил другой в жерло колодца и, осмотревшись, начал спускаться вниз...
  
   На это необычное убежище я наткнулся случайно, когда удирал от стражи. Мы столкнулись, когда я покидал один из складов в самом начале своей воровской картеры. Стражники загнали меня на пирс - пришлось прыгать в воду. Вдогонку полетели арбалетные болты. Я нырнул, хотя и понимал, что не смогу просидеть под водой бесконечно долго. И тут я разглядел просторную дыру аккурат под причалом. Я сунулся внутрь, а там проход, ведущий сначала вниз, а потом резко вверх. Из последних сил сдерживая дыхание, я рванулся вверх и скорее вынырнул в небольшой пещерке, имевшей проход, уводивший в неизвестность. Я мог бы пересидеть, дождаться, пока стражники уйдут восвояси, посчитав меня утонувшим. Но мне захотелось осмотреться. Я вошел в проход, и он вывел меня на дно того самого колодца. Выбраться из него было проблематично. Смирившись с неудачей, я направился обратно, и только сейчас заметил еще один проход. Любопытство привело меня в еще одну пещерку, обжитую и обустроенную. Здесь имелся Личный Шкаф, в котором я мог хранить свои пожитки, кровать - а значит, и возможность использовать жилище в качестве Точки Привязки. Были еще стол, табурет, сундук - к сожалению, пустой, небольшой запас провианта. Судя по покрывавшей его плесени и пыли вокруг, потайное место уже давно никто не посещал. То есть, я мог назвать себя его новым хозяином...
  
   Я бывал в нем еще пару раз. Одно время даже собирался оборудовать здесь Убежище. Но потом отказался от этой идеи: не хотелось всякий раз спускаться и подниматься по веревке. Да и сыровато было под землей.
   А теперь вот пригодилась давняя находка. Уж здесь меня никто не найдет. И сюда я мог возвращаться из Междумирья без опасения быть застигнутым врасплох.
   Я не собирался задерживаться в Убежище надолго, закрепился на случай внезапной смерти и снова выбрался на земную поверхность...
  
   В Приют Избранных вело два входа. Возможно... нет, наверняка, были и другие, но я о них ничего не знал. Еще раз спросив самого себя - уверен ли, что поступаю правильно, я направился к ближайшему, расположенному почти в центре города. Идти пришлось по крышам, лишь временами спускаясь на улицы.
   Вот и та самая бочка, в которой однажды исчез Коль-Кар после визита в архив. Вход не самый удобный, но зато самый близкий. Я надавил на замаскированный в стене механизм. Должен был раздаться щелчок, оповещающий о том, что открылся лючок, заменявший бочке дно. Однако ничего не произошло. Я нажал еще раз - результат тот же.
   Или механизм вышел из строя, или...
   "Проклятье!"- я в отчаянии ударил по стене кулаком, разбив костяшки и потеряв пару сотен хитов.- "Неужели Избранные заблокировали вход в подземелье?!"
   Вряд ли они испугались моего гнева. Просто Пакин-Чак, если у него была хоть капелька совести, таким образом надеялся избежать неприятного разговора.
   Я мог, наверное, прогуляться к другому известному мне входу, но, подозреваю, результат будет тот же...
  
   "Я освободилась. Где встретимся?"
  
   Получив сообщение от Эллис, я невольно взглянул на часы: время пролетело незаметно и неумолимо приближалось к четырем.
  
   "Встретимся на задворках нового храма Светлоокой",- ответил я и добавил: - "Если тебя это устроит".
  
   "Вполне. Буду через полчаса".
  
   После того, как я по поручению Яри посягнул на жизнь Калеоприс, храм так и не был освящен. Возникшие разногласия между Богинями остались неразрешенными, и входные ворота снова были заперты до лучших времен.
   Мне понадобилось двадцать минут, чтобы добраться до храма, а потом я еще примерно столько же времени дожидался в роще появления Эллис.
   - Привет еще раз!
   Девушка сменила походный наряд на более легкий городской, в котором она выглядела еще обворожительнее.
   О чем только думает Альгой?
   Они были бы великолепной парой.
   Но вместо этого алхимик искал приключения на стороне и сегодня едва не поплатился за пристрастие к дамам из высшего общества.
   - У тебя снова возникли какие проблемы?- поинтересовалась девушка.
   - Что значит снова? Они никогда не исчезали. Обо всех не стану рассказывать, чтобы не утомлять. Но с решением одной, возможно, ты мне сможешь помочь. Речь идет о ритуале Призыва. Альгой сказал, что ты в этом кое-что понимаешь.
   - Так и сказал: кое-что?- прищурилась Эллис.- Ну, в общем-то он прав: это не моя специализация, но кое-что... Да. А конкретнее?
   Я показал ей табличку и пояснил:
   - Один мой знакомый шаман сказал, что это ловушка, и в ней заключена какая-то сущность. Извлечь ее оттуда можно с помощью ритуала Призыва, но это может быть опасно.
   - Он трижды прав,- кивнула магичка.- Да, это ловушка. Да, она не пустая. Да, Призыв может быть опасен. И вот тут заключается основная проблема. Я могу провести ритуал - его принцип мне известен. Но я понятия не имею, что или кто появится на свет и как уберечься, если эта тварь окажется достаточно сильной и агрессивной?
   Что ж, каждая проблема порождала следующую.
   И все же я решил не сдаваться.
   - Я не могу с уверенностью сказать, что за сущность угодила в эту ловушку,- сказал я.- Но у меня есть подозрение, что это человек. И, кажется, он не особо опасен.
   - А если ты ошибаешься?
   - Всякое может быть,- пожал я плечами.- Шаман тоже решил перебдеть. Поэтому и послал меня в Арсвид, чтобы я отнес на починку его жезл Доминатора.
   - Классная штучка!- согласилась Эллис.- Будь у меня жезл Доминатора - не возникло бы проблем с защитой. А так...
   - Увы, жезла у меня нет... Может быть, есть какие-то другие варианты?
   - Защитная пентаграмма,- не задумываясь, ответила Эллис.- Но тут не все так просто... Понимаешь, это настоящее произведение искусства, к тому же очень индивидуальное. Есть, конечно, универсальные сдерживающие пентаграммы, но опытные маги не советуют прибегать к их помощи. Возможны сбои и побочные эффекты. А чтобы создать индивидуальную, нужно принимать в расчет массу факторов: классификацию призываемого существа, его имя, класс, ранг, уровень...
   - Как я уже сказал, это, скорее всего, человек, хуманс. Зовут его Арвен Гурит, если тебе это поможет...- сказал я, и тут же вспомнил: - Погоди! Есть такая пентаграмма, уже готовая! Именно в ней я и нашел эту табличку.
   - Здорово! Я могу на нее взглянуть?- оживилась Эллис.
   - Думаю, да. Но она находится не в Вальведеране, а за городом.
   - Так даже лучше. В пределах городских стен, за исключением особых мест, запрещено проводить ритуалы Призыва. Если королевские маги почувствуют выброс негативной энергии, у нас могут возникнуть серьезные неприятности... Далеко идти?
   - Не больше часа. Есть на побережье деревушка Аквин...
   - Ты уверен?- удивилась Эллис.- Я в Годвигуле уже больше года, а окрестности Вальведерана знаю, как содержимое собственного рюкзака, но никогда не слышала об этой деревне.
   Странно все это...
   - Есть, есть, можешь мне поверить. Пойдем, сама увидишь. А заодно и с Альгоем повстречаешься.
   - А ОН там что делает?!
   Я решил не вдаваться в подробности: пусть свои проблемы решают сами. Сказал лишь:
   - Травки собирает.
   - Ладно, идем...
  
   Из города мы выходили порознь, а потом встретились на пустыре. Как я и обещал, через час мы добрались до деревни.
   - Не было ее здесь!- уверенно заявила Эллис.- Маяк - был. Рядом с ним пара рыбацких хижин, а деревни не было, клянусь!
   Я не стал спорить: ну, не было, значит, не было.
   Мы прошли через развалины до единственно сохранившегося дома. Я заблаговременно решил предупредить нашего друга, чтобы не наделал глупостей:
   - Альгой, это мы! Ты где?
   Дом ответил тишиной. Наверное, алхимик уже занялся сбором трав и бродил где-то в окрестностях Аквина.
   Мы вошли внутрь. Сразу бросилась в глаза охапка свежесрезанной зелени, возвышавшаяся на прогнившем столе. Не иначе Альгой постарался. В остальном же ничего не изменилось с тех пор, как я побывал здесь в последний раз.
   - Ну, и где твоя пентаграмма?- спросила Эллис.
   - В подвале.
   Мы спустились по лестнице. Дверь в подвал была распахнута. Запах плесени немного выветрился за месяц, но все равно дышать спертым воздухом было трудно. Эллис запустила Крылатую Лампадку, стало светло. Я прошел вперед и уверенным шагом направился к проему, ведущему в потайную комнату. Перешагнул через порог... и замер, увидев стоявшего у стены алхимика. Он смотрел на меня, но будто бы не видел. Выражение лица - напряженное и, пожалуй, напуганное, рот слегка приоткрыт, словно он хотел что-то сказать, но не мог.
   - Альгой?- тихо позвал я его почему-то дрогнувшим голосом.
   Он не ответил.
   Сердце екнуло.
   Я медленно приблизился к нему, обходя начерченную на полу пентаграмму по краю, протянул руку, собираясь прикоснуться к плечу. Но мои пальцы свободно прошли сквозь его призрачное тело.
   Я резко одернул руку.
   - Что за...- пробормотал я и посмотрел на подошедшую ко мне Эллис.
   - Кажется, у нашего ботаника серьезные неприятности,- констатировала она, тяжело вздохнув.
  
  
   Глава 4
  
  
   - Что с ним?- шепотом спросил я.
   - Не знаю,- так же тихо ответила девушка.- Никогда не видела ничего подобного. Определенно, это какая-то магия, но что именно... Не знаю.
   - Это я во всем виноват,- пробормотал я, разглядывая застывшего в неподвижности алхимика. Издалека он выглядел вполне обычно. И только вблизи становилось заметно, что его тело слегка просвечивает.
   - Ты-то здесь причем?!- удивилась Эллис.
   - У Альгоя возникли неприятности, и я посоветовал ему переждать в Аквине, в этом доме... Может быть, можно с этим что-то сделать?- кивнул я на своего приятеля.
   - Понятия не имею. Нужно поговорить со знающими людьми в Вальведеране. Возможно, кто-то уже сталкивался с подобным?
   - Может быть, Арвен Гурит в курсе?- предположил я и достал каменную табличку.
   Эллис взяла ее в руки, осмотрела, после чего бросила взгляд на рисунок на полу.
   - Да, это защитная пентаграмма. Правда, она серьезно повреждена,- сказала девушка и, присев, провела пальцами по прерванной линии внешнего круга. К сожалению, таких прорех в рисунке было немало.
   - Ничего нельзя сделать?- не терял я надежды.
   - Почему же? Основные контуры прекрасно сохранились, восстановить остальное проще простого. Но, знаешь... После того, что случилось с Альгоем... Я даже не знаю, чем может закончиться Призыв.
   - Что ж, если ты не уверена в себе...
   - Для уверенности у меня недостаточно навыков. Я всего пару раз имела дело с призванными существами, да и то - под строжайшим присмотром опытной наставницы. Правда, тогда у меня все получилось, но и призываемые сущности были безобидными духами, которые сами развеялись сразу же после ритуала.- Она посмотрела на Альгоя.- Когда мы с ним познакомились, я думала, что наша дружба перерастет в нечто большее. Но он сам все испортил. Именно тогда мне захотелось стать могущественным магом и превратить этого балбеса в крысу.- Она неловко улыбнулась, вспоминая несбывшиеся планы.- Потом я надеялась, что мы с ним больше никогда не встретимся. К сожалению, этот мир слишком тесен для нас двоих. Однако, столкнувшись с ним в Стоке, я поняла, что все уже позади. Злость прошла, а жизнь продолжалась. Наше совместное путешествие лишний раз доказало, что нет ничего постоянного, старая любовь таки ржавеет.
   - А я думал, что вы...
   - Нет, все в прошлом, и ничего не вернешь... Но подобного,- она кивнула на алхимика,- он все же не заслуживает... Я постараюсь обновить пентаграмму, а потом будь, что будет.
   Понятия не имею, насколько обоснованны были опасения Эллис, однако своей нерешительностью она нагнала столько жути, что я и сам начал сомневаться в целесообразности проведения ритуала Призыва. Впрочем, стоило попробовать. И это нужно было не столько для меня, сколько для Альгоя. Ни я, ни Эллис понятия не имели, во что вляпался алхимик, как такое могло произойти и что теперь делать, чтобы все исправить. Возможно, ситуацию удастся прояснить существу, угодившему в магическую ловушку? И очень хотелось надеяться, что это на самом деле был Арвен Гурит.
   Эллис занялась подготовкой к ритуалу. Для начала она решила "подлатать" пентаграмму. На свет появилась баночка с густой темно-красной жидкостью...
   - Это...- начал я неуверенно.
   - Кровь,- закончила за меня магичка.- Ритуал Призыва базируется на магии крови. Именно поэтому он не одобряется высшей коллегией магов Карнеолиса.
   - А вы, маги, стало быть, не всегда придерживаетесь установленных правил?- кивнул я на баночку.
   - Тому, кто соблюдает все правила, никогда не удастся достичь чего-то большего, чем отмерено судьбой... Да и скучно это.
   Чтобы воссоздать все линии, Эллис понадобилось не меньше часа. Она работала медленно, но основательно, отвлекаясь лишь на то, чтобы запустить очередную Лампадку, когда готова была погаснуть предыдущая:
   - Если ошибусь, если что-то пропущу, ритуал может не получиться,- пояснила она, видя, как я маюсь от безделья.- А то и что похуже.
   - Например?
   - Самая незначительная прореха позволит существу вырваться из защитного круга.
   - Я все еще надеюсь, что в ловушку угодил Арвен Гурит.
   - Скоро мы это узнаем.
   - Скорее бы,- проворчал я, в который раз прислонившись к стене.
   Я то и дело бросал взгляд на Альгоя, пытаясь понять, жив ли он? Что чувствует? Слышит ли он нас? И то, что я заметил, мне очень не понравилось.
   - Мне кажется, или тело алхимика становится все более прозрачным?- обратился я к Эллис.
   - Не мешай!- рявкнула она, но, все же, прервала работу, посмотрела на Альгоя.- Да, пожалуй.
   - И что это значит?
   Она взглянула на меня с упреком: мол, а я откуда знаю?!
   Наконец, пентаграмма была полностью восстановлена. В ее центр магичка поместила каменную табличку-ловушку - туда, где она находилась до моего появления в подвале. Потом Эллис заменила огарки новыми свечами и подожгла их. Мне показалось, что линии стали насыщенно-кровавыми и начали переливаться.
   - Теперь держись подальше от пентаграммы,- посоветовала Эллис и вытащила из-за пояса жезл, добытый в бою со слуа в Долине Снов. Кажется, он мог восстанавливать запас маны владельца, отбирая ее у жертвы.
   Девушка опустилась на колени, положила жезл на пол перед собой, закрыла глаза, сосредоточилась, а потом произнесла:
   - Вотрос имэни амос тверигелла вени...
   Я продолжал стоять у стены и вначале заворожено смотрел на магичку, произносившую текст заклинания Призыва - четко, внятно, размеренно, без запинок. Однако потом что-то начало происходить в центре пентаграммы, я переместил взгляд и увидел сизое облачко, сгущавшееся над каменной табличкой. Сначала это было нечто бесформенное, размытое, колеблющееся. Но постепенно вытягиваясь, оно мало-помалу начинало приобретать человеческие очертания...
   "Все-таки, это Арвен Гурит",- подумал я с облегчением, а уже спустя несколько секунд понял, что поспешил с выводами.
   Было в этом зыбком силуэте что-то знакомое и... тревожное. Зазвеневшие в голове колокола забили набат, внутренний голос потребовал прекратить это безумие, остановить вошедшую в раж магичку. Но слова застряли в горле, и я, раскрыв рот, наблюдал, как в центре пентаграммы зарождается наша новая проблема.
   Эллис замолчала, открыла глаза, увидела призванное существо и произнесла одно лишь слово:
   - Леверленг...
   Вот именно!
   Это был самый настоящий леверленг - дух представителя цивилизации, исчезнувшей сотни лет назад.
   Кланом Леверленгов правил могущественный колдун Малангир, не признавший власти Новых Богов и объявивший им войну. Одно время он был даже близок к победе, но его предали те, кому он безгранично доверял, и, умирая, Малангир проклял предателей, обрекая их на вечность, несущую смерть и разорение этому миру. Иными словами перед нами был дух...
   Проклятый дух.
   Мне уже доводилось встречаться с леверленгами. Не знаю как, но власть над некоторыми из них получил другой колдун - духовный наставник Отступников Сарвансар. А вернувшийся к жизни Малангир наделил леверленгов способностью принимать телесные формы, что позволяло им кроме ментальных атак использовать силу боевой магии и холодного оружия.
   Тот, которого призвала Эллис, оставался духом, гораздо более прозрачным, чем тело Альгоя. Несмотря на его аморфное состояние, можно было с уверенностью сказать, что при жизни это был мужчина лет пятидесяти, облаченный в магическую робу. Он неподвижно висел в воздухе, лишь за малым не касаясь пола, его глаза были закрыты, а тело полностью расслаблено и безвольно.
   Так было до тех пор, пока Эллис не открыла рот. Но стоило ей произнести единственное слово, как глаза леверленга распахнулись, вспыхнули ослепительным блеском. Он поднял голову и посмотрел на призвавшую его магичку... И тут же Эллис отпрянула назад и распласталась на полу, застигнутая врасплох ментальной атакой. Леверленг протянул к ней свои руки, и я увидел, как от кончиков пальцев, словно дымок от костра, к телу девушки устремились извивающиеся призрачные щупальца.
   Выходит, где-то ошиблась магичка, что-то проглядела, чего-то не учла. Пентаграмма не смогла защитить ее от атаки призванного существа.
   Пришло запоздалое раскаяние:
   "Не нужно было начинать этот ритуал..."
   Прекрасно понимая тщетность затеи, я активировал Щит Смилион, выпустил Когти и ринулся на леверленга, который меня пока что не заметил. Но он отреагировал мгновенно, взмахнул рукой, и меня отбросило обратно к стене. Щит не выдержал удара и лопнул, опустив показатель маны до нуля.
  
  
   Здоровье - 1450
  
  
   Чувствительно, но не смертельно. Поднявшись с пола, я решил повторить попытку, однако призрак был начеку. Оставив на время в покое магичку, он развернулся ко мне, взмахнул руками, и я почувствовал, как мои ноги оторвались от пола, а голова врезалась в потолок...
  
  
   Здоровье - 1200
  
  
   Потом меня снова припечатало к стене, выбив еще пять процентов хитов, а призрачные путы, опоясавшие мое тело, надежно приковали меня к каменной кладке, заодно сдавив горло тугой удушающей петлей.
   Но и это было еще не все! Тонкое щупальце пронзило мою грудь, и тут же Здоровье медленно покатилось вниз. Напротив, тело леверленга, старательно выкачивавшего из меня жизнь, начало наливаться силой и становиться менее призрачным и бесплотным.
   Тем не менее, оттянув на себя внимание леверленга, я дал возможность Эллис оправиться от удара. Встав на ноги, девушка метнула в духа Заклинание Шока. Леверленг задрожал, теряя концентрацию. Я почувствовал, как путы ослабли. А Эллис накрыла нашего противника ментальной Сетью. В тот же миг тело леверленга заметно потяжелело и рухнуло на пол, почти утратив бесплотность. Он упал на одно колено, безвольно уронив голову на грудь и замер.
   Почти одновременно с этим порвались и путы, приковывавшие меня к стене, и я оказался на полу следом за леверленгом.
   - Бей его!- закричала Эллис, а сама, подняв с пола жезл, направила его на духа. Поток маны устремился к хозяйке жезла, а тело леверленга опять начло бледнеть.- Скорее!!
   Я подбежал к призраку и, размахнувшись, ударил его Когтями. Клинки легко прошли сквозь тело, почувствовав лишь незначительное сопротивление, но леверленг вздрогнул, а значит, цель была достигнута. Я, ударил еще несколько раз. С каждым ударом сопротивление становилось все менее ощутимым. И вот тело противника снова стало призрачным, и он, поднявшись с пола, опять поднялся в воздух, широко взмахнув руками. Нас с Эллис выбросило из пентаграммы, значительно урезав показатель Здоровья...
  
  
   ...- 4200
  
  
   К нам снова устремились призрачные щупальца. На этот раз досталось и Альгою Один из жгутов пронзил его макушку, и я заметил, что тело алхимика начало таять. Меня самого спеленало на полу так, что я не мог пошевелиться и с сожалением наблюдал за тем, как укорачивается полоска Здоровья. Зато Эллис успела поставить Щит, пробить который щупальцам оказалось не по силам. Они оплели мерцающий кокон, окутывавший тело магички, словно пытались его раздавить. А девушка бросила в противника следующее Заклинание.
   Однако на этот раз и леверленг ожидал ментальной атаки, и отразил заклинание взмахом руки.
   Некоторое время маги сверлили друг друга взглядами, после чего девушка достала из-за пояса свою знаменитую плеть и, размахнувшись, стеганула леверленга, оставив на его призрачном теле заметный пламенеющий след. Дух выгнулся дугой, и в этот момент Эллис набросила не него Путы.
   Начавшее было насыщаться существо, снова рухнуло на пол.
   - Бей!!!
   Двигаясь к пентаграмме, я принял зелье Исцеления и попутно взглянул на Альгоя. Тянувшееся к нему щупальце лопнуло, но его тело... Теперь оно было уже почти совсем прозрачным, будто бы стеклянным.
   Я обрушил на леверленга всю свою ярость. Я бил его Когтями, а Эллис стегала плетью, вырывая куски плоти, которые, разлетаясь в стороны, таяли, словно снежинки. Призрак вздрагивал от каждого удара, теряя плотность. Когда он готов был снова воспрянуть, Эллис набросила на него очередное Заклинание Пут, и мы продолжили избиение. Мы лупили его до тех пор, пока не услышали утомленное и покорное:
   - Довольно, я повинуюсь!
   Эллис замерла, а мне нелегко было остановиться, и я еще пару секунд продолжал полосовать его Когтями.
   - Остановись!- девушка прикоснулась к моей спине.
   И лишь после этого я опустил руку.
   Подозреваю, что мне удалось бы его прикончить. Но... Эллис права: леверленг нужен был нам живым.
   Он стоял на коленях и выглядел покоренным и жалким. Он символично склонил голову, предавшись на милость победителей.
  
  
   Вы подчинили своей воле леверленга!
  
   + 4500
  
   Задание: "Призраки прошлого" обновлено. Новая задача: Узнайте, что известно леверленгу о судьбе Арвена Гурита?
  
  
   Значит, не напрасны были старания!
   Что ж, попробуем...
   - Как тебя зовут?- спросил я для начала.
   - Агобар.
   Арвен Гурит мог подождать, поэтому я спросил о главном:
   - Ты знаешь, что случилось с этим человеком?- кивнул я на Альгоя.
   - Он стал пленником Башни Теней,- тут же ответил леверленг. Его голос звучал звонко, я бы даже сказал - объемно. На общем языке Годвигула он говорил чисто, без малейшего акцента.
   - Что это за Башня?
   - Она охраняет вход в Город Призраков.
   Я взглянул на Эллис - девушка отрицательно покачала головой. Она, как и я понятия не имела, о чем идет речь.
   - Как наш друг стал пленником Башни?- прозвучал мой следующий вопрос.
   - Не знаю, я этого не видел.
   - Хорошо, я спрошу иначе: что могло произойти, чтобы он стал пленником Башни?
   - Возможно, он повстречался с Хозяином Башни Теней.
   - Кто это?- спросила Эллис. Девушка держала наготове свою плеть - мало ли, что мог выкинуть леверленг?
   - Раньше у него было имя. Его звали...- Агобар задумался, а потом покачал головой.- Нет, я не помню его имени. Уже давно его зовут Хозяином Башни Теней... А когда-то он был велик и могуч. Он верой и правдой служил Янсатху - Древнему Божеству, особо почитавшемуся в Годвигуле. Но пришли Новые Боги и низвергли своих предшественников. Одни из побежденных вынуждены были покинуть этот мир, другие смирились и утратили могущество, третьи же притаились, дожидаясь своего часа. Янсатх ушел в Город Призраков, а его верный слуга стал Хозяином Башни Теней, бдительно стерегущим вход во владения своего господина.
   - Зачем он напал на нашего друга?
   - Я не знаю. Возможно, тот попытался проникнуть в Башню Теней... или просто попался на глаза ее Хозяину.
   Альгой не отличался чрезмерным любопытством, но он мог неосознанно сунуть свой нос туда, куда не стоило. Впрочем, я не исключал и случайной роковой встречи.
   - Как мы можем ему помочь?
   - Никак. Хозяин Башни Теней не упустит своей добычи. Утратив былое могущество, он нашел иной способ восполнить таящие силы: он отнимает ее у живых существ, которые имели неосторожность приблизиться к Башне. Вашему другу не повезло. Забудьте о нем. Потому что вы слабы и не в силах победить Хозяина.
   - Но с тобой-то мы справились,- заявила Эллис.
   - Я слишком долго пробыл в заточении этой ловушки,- кивнул он на каменную табличку,- и потерял слишком много сил. Иначе вам бы не удалось так просто меня одолеть.
   - Почему он становится все более прозрачным?- поинтересовался я, заметив, что контуры бесплотного тела Альгоя стали совсем уж размытыми.
   - Его пожирает Хозяин. Пройдет немного времени, и от него не останется и следа,- спокойно ответил леверленг.
   - А что будет потом? Он вернется? Он же Звездный!- воскликнула Эллис.
   - Он не вернется. Он навсегда останется бесплотным и отправится в Город Призраков... Звездный... Хорошее приобретение для Янсатха.
   Эллис резко повернулась ко мне и в ужасе воскликнула:
   - Нет, нет, нет! Мы должны что-то сделать!
   А говорила, что все осталось в прошлом...
   Должны... Но что?
   - Может быть, все-таки есть возможность как-то выручить нашего друга?- спросил я леверленга.
   - Вы спасете его, если уничтожите Хозяина Башни Теней прежде, чем он окончательно поглотит его сущность. Но для этого вы слишком слабы, а он для вас недосягаем, потому что находится в ином мире - в Мире Теней. Да и времени у вас осталось совсем мало...
   - Постой!- мне пришла в голову безумная мысль.- Я - Сын Тени. Тебе это о чем-то говорит?
   Агобар пристально посмотрел на меня, выразительно хлопнул глазами и сказал:
   - Да, теперь я вижу печать Мрака на твоем челе. Она слишком бледная, но, возможно, этого будет достаточно, чтобы проникнуть в Башню.
   Заглянув в глаза Эллис, я увидел в них отчаяние... и надежду.
   - Где она находится?- я решил не тратить понапрасну время. И хотя в это верилось с трудом, но что, если леверленг не лгал? Что, если Альгой на самом деле исчезнет навсегда?!
   - Она недалеко отсюда, на оконечности мыса рядом с маяком,- покорно ответил Агобар.
   - Но там нет никакой башни, там только руины!- воскликнула Эллис. Девушка всей душой переживала за своего бывшего.
   - Прежде чем окончательно разрушиться, Башня оказалась в мире Теней, поэтому ее невозможно увидеть невооруженным глазом,- проворчал Агобар.
   - Как, в таком случае, в нее можно попасть?- не понял я.
   - Есть способ...- сказал леверленг и замолчал.
   Мы затаили дыхание в ожидании продолжения.
   - Я помогу вам, но в ответ вы должны будете помочь мне,- произнес, наконец, Агобар.
   - Что ты хочешь?- спросил я его.
   - Я помогу тебе попасть внутрь Башни, а ты принесешь мне оттуда... один предмет. Шкатулку, которая находится в комнате на третьем этаже. Она моя.
   - Ты жил в Башне?
   - Я был пленником Хозяина и... выполнял для него... кое-какие поручения. Но однажды появился человек. Он обманул меня, заманил в ловушку и вместе с ней вынес меня из Башни. Но он оказался слишком нетерпелив, и, вместо того, чтобы уйти от Башни как можно дальше, решил провести ритуал Призыва в этом доме. Он не успел: появились слуги Хозяина и увели его с собой, а я на долгие годы остался пленником ловушки.
   - Этого человека звали Арвен Гурит,- догадался я.
   - Да,- кивнул леверленг.
  
  
   + 1500
  
   Задание: "Призраки прошлого" обновлено. Новая задача: Узнайте о дальнейшей судьбе Арвена Гурита.
  
  
   - Что с ним стало потом?- спросил я.
   - Не знаю. Возможно, его больше нет в живых. А может, Хозяин отправил его в Город Призраков. Не знаю.
   Какой-никакой, но ответ я все же получил. Однако на этот раз задание не обновилось, но и не было признано проваленным. А значит, поиски авантюриста придется продолжить самому.
   - Вам не кажется, что вы отвлеклись от темы?- нетерпеливо напомнила нам Эллис.
   Да, она права: тело Альгоя таяло на глазах.
   Я указал на это леверленгу. Тот обернулся к Эллис и сказал:
   - Ты могла бы удержать его в этом мире, поделившись запасами своей маны.
   - Как?!
   - Я помогу. Я стану посредником между вами. Я заберу у тебя ману и отдам ему.
   Лично мне эта затея показалась слишком подозрительной, но Эллис долго не раздумывала:
   - Забирай, сколько надо!
   Леверленг поднялся на ноги, воспарил над полом и вытянул в стороны руки. Тот час же к пальцам его правой руки устремился колеблющийся поток сизой субстанции, которую он отнимал у Эллис. Точно такой же поток вырывался из кончиков пальцев левой руки, перетекая в Альгоя. И, да, "стеклянность" нашего приятеля начала исчезать, контуры тела стали более четкими, а краски - более насыщенными. Вместе с тем изменялась прозрачность и самого Агобара. Могу поспорить, что часть маны он нахально присваивал себе.
   Как бы чего не вышло...
   Спустя пять минут Эллис выглядела совершенно опустошенной, зато леверленг заметно воспрял и снова посматривал на нас свысока. Тело Альгоя почти утратило прозрачность - оно стало примерно таким же, каким мы его обнаружили полтора часа назад.
   - Ты хотел рассказать о том, как я могу проникнуть в Башню,- напомнил я Агобару.
   - Это будет непросто. Башню охраняют слуги Хозяина. В обычных условиях они не могут навредить существу, не принадлежащему их миру. Но переступив порог Тени, ты станешь для них лакомой добычей. Ты не сможешь их одолеть, потому что их слишком много, а ты слаб. Не избавившись от Слуг, тебе не суждено проникнуть внутрь Башни.
   - Хорошо,- кинул я.- Что нужно сделать, чтобы от них избавиться?
   Если бы не было приемлемого решения, Агобар не стал бы заводить этот разговор.
   - Они боятся Истинного Огня,- ответил дух.- Его свет обратит их в бегство.
   - Истинный Огонь...- пробормотала Эллис.- У меня есть его рецепт. Думаю, что мне удастся наскрести необходимые ингредиенты из собственных запасов.
   - Это хорошо,- подал голос леверленг, обратившись к девушке.- Как только соберешь все необходимое, разведи огонь на вершине маяка и направь его свет на Башню. Сделать это, разумеется, ты сможешь с наступлением темноты.
   - Что дальше?- спросил я.
   - Свет Истинного Огня разгонит Слуг, и тогда, оказавшись в тени Башни, ты сможешь проникнуть внутрь нее. Но будь осторожен! В Башне обитают Призраки Прошлого. Они коварны и жестоки. Они не любят непрошенных гостей и сделают все, чтобы ты не достиг своей цели. Но больше всего остерегайся Хозяина и его Свиту! Не попадайся им на глаза, иначе ты навсегда останешься пленником Башни.
   Леверленг замолчал.
   - Ты не сказал главного,- напомнил я ему.- Где мне искать Альгоя и как я смогу ему помочь?
   - Пленники содержатся в верхней части Башни. Найди там своего друга и освободи его от оков. Только после этого он утратит связь с Хозяином и сможет вернуться к жизни... И вот еще что... Ни за что не спускайся в подвал! Там находится вход в Город Призраков, и его охраняет могучий Страж. Если он тебя увидит, ты умрешь. Навсегда...
  
  
   Получено новое задание: "Узник Башни Теней"!
  
   Задача: Вызволить из плена Звездного Альгоя. Ближайшая цель: развести на маяке Истинный Огонь и осветить им Башню Теней.
  
  
   Получено новое задание: "Шкатулка Агобара"!
  
   Задача: Найти шкатулку в Башне Теней и вернуть ее законному владельцу.
  
  
   Задание "Призраки прошлого" обновлено: отыщите следы Арвена Гурита в Башне Теней.
  
  
   Глава 5
  
  
   - Не ходи туда,- сказала мне Эллис, когда мы вышли из подвала. Агобар, хотя ему и удалось воздействовать на окружающий мир из пентаграммы, не смог покинуть ее границ и остался на месте. Эллис пообещала выпустить его лишь после того, как я вернусь из Башни.
   - Если я не пойду, мы никогда не увидим нашего алхимика.
   - Ты поверил леверленгу?! Звездный не может умереть!
   Раньше я тоже так думал. Но все течет, все меняется.
   - Агобар и не сказал, что алхимик умрет. Он превратится в бесплотного духа и станет по ночам пугать прохожих.
   - Это не смешно... И в это трудно поверить.
   - Не знаю. Но мне хватило полгода пребывания в Годвигуле, чтобы понять - в этом мире возможно даже невозможное.
   - Не ходи!- не сдавалась девушка.- У меня в Вальведеране много знакомых. Можно собрать группу из сильных магов и воинов...
   - У нас слишком мало времени. Если Альгою не помочь сейчас, через пару часов будет уже слишком поздно. К тому же я сомневаюсь, что среди твоих знакомых есть те, кто способен уйти в Тень и проникнуть в Башню. А значит, все равно идти придется мне.
   Не думаю, что Агобар лгал или преувеличивал. Поэтому мой внутренний голос тоже вопил о том, что опасность слишком велика, что я на самом деле могу не вернуться. Но...
   Глаза боятся, а руки делают...
   - Готовь Истинный Огонь,- сказал я, глядя, как садится солнце.
   Эллис молча направилась к столу, на котором подвядали собранные алхимиком травы, и приступила к работе.
   А я снова спустился в подвал.
   Леверленг продолжал висеть над пентаграммой, слегка разведя руки в стороны. Время от времени он подпитывал алхимика маной, не давая ему окончательно растаять. И за это я был ему благодарен.
   - Зачем вернулся?- спросил он.
   - У меня есть несколько вопросов.
   - Спрашивай. Я отвечу, если смогу.
   - Что случилось с деревней Аквин? Почему она превратилась в руины? И как вообще местные столько лет жили рядом с Башней Теней?
   - Они заключили договор с Хозяином. Они завлекали в деревню неосторожных путников и приносили их в жертву взамен на неприкосновенность и прочие блага.
   - Вот оно что...
   - Но со временем их алчность стала непомерной. Они начали требовать невозможного, и Хозяин в порыве гнева уничтожил деревню и ее обитателей.
   - Понятно... А как Арвен Гурит оказался в Башне?
   - Этот глупец желал попасть в Город Призраков!
   - Зачем?!- удивился я.
   - Не знаю. Об этом он мне ничего не говорил.
   - Хм... Возможно, Хозяин Башни исполнил его желание.
   И я не смогу завершить квест и, возможно, никогда не узнаю, где находятся последние три части Лучезарных Доспехов.
   - В таком случае, я ему не завидую,- подал голос Агобар.
   - Почему? Что такого страшного в Городе Призраков?
   - Это место вечного пребывания тех, кого в свое время погубил могучий Янсатх. Он питается их болью и страданиями и мечтает вернуться в Годвигул, чтобы низвергнуть Новых Богов.
   - И что ему мешает это сделать?
   - Новые Боги. Они слишком сильны. И пока они правят миром, Янсатху не суждено вернуться.
   Ну и хорошо...
   Понятия не имею, кто такой этот Янсатх, но того, что я о нем узнал, было достаточно, чтобы не испытывать к нему ни малейших симпатий...
   - Кстати, ты знаешь, что Малангир вернулся?- спросил я вдруг.
   - Что?!- воскликнул Агобар, и меня окатило волной ментального удара, серьезно урезавшего полоску Здоровья.
   - Полегче, приятель!- сказал я, машинально выпустив Когти.
   - Прости, я не хотел причинить тебе боль... Но... Малангир вернулся? Ты уверен?
   - Я видел это собственными глазами. Его оживил маг по имени Сарвансар, воспользовавшись силой четырех могущественных артефактов, созданных руками Новых Богов. И вот что странно: в ритуале принимали участие леверленги.
   - Что в этом странного? Леверленги всегда были преданы Малангиру, как никто другой.
   - Но ведь именно они... то есть, вы... предали своего повелителя и убили его! За что он вас и проклял на веки вечные.
   - Не все. Это была небольшая группа заговорщиков. И... я был один из них.
   - Ты?! Ты убил Малангира?
   - Я был одним из Десяти Преданных, которые оберегали повелителя от любых возможных посягательств. Мы были верны ему, как никто другой, и готовы были пожертвовать ради него своими жизнями. Но когда мы узнали, что он задумал, мы просто обязаны были его становить. Маги лишили его сил, воины обезоружили его и отнесли в укромное место. Вначале мы не собирались его убивать. Мы все еще любили нашего повелителя и надеялись убедить его отказаться от безумного замысла. Но появились непосвященные леверленги. Они и слушать не хотели наших доводов. Они попытались освободить своего господина и кумира. И не оставили нам иного выбора...
   - Ты так говоришь, будто жалеешь о содеянном,- заметил я.
   - Я жалею лишь о том, что случилось так, как случилось. Все могло быть иначе, будь у нас больше времени.
   - А что такого страшного задумывал Малангир, что вам пришлось его убить?
   - Он собирался уничтожить Старых Богов.
   - Вот как?! И этих тоже?! Не так давно я слышал о нем кое-что другое... Хм... А вы, значит, остались верны Старым Богам и поэтому убили Малангира?
   - Ты ошибаешься. Мы ненавидели Старых Богов так же, как и наш повелитель. Ко времени появления Новых Богов их предшественники полностью выжили из ума. Ты даже представить себе не можешь, во что они превратили этот мир! Это было время беззакония и произвола. Закон заменило право сильного и жестокого. Кровь лилась рекой на радость обезумившим Богам... Они и сами не заметили, как превратились в чудовищ, и тянули весь мир в бездну.
   - Не понимаю... В таком случае вы должны были с радостью воспринять появление Новых Богов, которые избавили вас от этих чудовищ! А вы объявили им войну. Почему?!
   - Ты на самом деле не понимаешь...- вздохнул Агобар.- Мы устали от власти Богов. Нам не нужны были ни Старые, ни Новые. Избавившись от одних, мы не нуждались в других. Они приходят и уходят. Они клянутся править этим миром по справедливости, но рано или поздно забывают о данных обещаниях. И тогда зарождается хаос, царящий до тех пор, пока не появятся новые претенденты на власть в Годвигуле. Так было всегда. И каждый раз повторяется одно и то же. Мы устали... Мы хотели сами править нашим миром.
   - Если вас не устраивали ни Старые, ни Новые Боги, и вы были в этом взаимны с вашим повелителем, тогда зачем вы убили Малангира?!- никак не мог я понять.
   - Да потому что он сам захотел стать Богом! А стать им сможет только тот, кто собственными руками убьет другого Бога.
   Вот так история...
   Позади меня раздался предупредительный кашель.
   - У меня все готово,- сказала Эллис, когда я обернулся.- Наверное, будет лучше, если мы поднимемся на маяк прежде, чем стемнеет.
   - Согласен,- я направился к выходу.
   - Постой!- окликнул меня Агобар.- Вот, возьми!
   Он протянул руку, и на пол упал большой ключ - настоящий, а не прозрачный, как сам леверленг.
   - С его помощью ты откроешь врата, ведущие в Башню... И не забудь о моей просьбе: принеси мне шкатулку,- напомнил он.
   - Что в ней?- спросил я.
   - Кое-что принадлежащее мне по праву,- уклонился от прямого ответа Агобар.
   - Слишком мало информации,- посетовал я.- Как я пойму, что это она и есть?
   - Она помечена моим именем, так что не перепутаешь... И не задерживайся там. Я вижу, что ты не в состоянии находиться в Тени слишком долго. Как только истечет время, ты уже не сможешь покинуть Башню.
   Спасибо, "успокоил"...
   У выхода я обернулся. Эллис мешкала, глядя на Альгоя.
   - Иди, я присмотрю за ним,- сказал ей Агобар.
   Она обожгла его решительным взглядом, мол, если с ним что-то случится, я вернусь, и тогда...
  
   - А вы, я вижу, неплохо поладили друг с другом,- заметила девушка, когда мы вышли из дома.
   - Он не такой ужасный, каким кажется на первый взгляд.
   - Я бы на твоем месте ему не очень-то доверяла. Жизненное предназначение любого леверленга - вредить Смертным и Звездным. Такова уж их сущность.
   - Леверленги - они, знаешь ли, разные бывают.
   Мы направились к маяку.
   Взобравшись на холм, я глянул в сторону мыса. Когда-то давным-давно там на самом деле стояло какое-то грандиозное сооружение, от которого к настоящему времени остались лишь руины. Верхняя часть рухнула в воду и уже едва виднелась над поверхностью. Остальное рассыпалось и не представляло никакого интереса ни для ценителей старины, ни для любителей поживы. Моей фантазии не хватало, чтобы представить, как Башня выглядела в период расцвета...
   Но очень даже может быть, что скоро я увижу ее в первозданном виде...
   Мы приблизились к маяку и остановились перед входом. Дверь отсутствовала - лежала в стороне, основательно присыпанная песком. Внутри сумрачно и затхло.
   - Идем?- спросила меня Эллис.
   Я кивнул и первым переступил порог. Эллис шагнула следом и... тут же вцепилась мне в плечо пальцами. Я проследил за ее взглядом и увидел под лестницей две светящиеся красным точки.
   Глаза?
   Под руку подвернулся камень. Я схватил его и бросил в сумрак, метя в мерцающие угольки. Раздался визг, и мимо меня прошмыгнула...
   - Крыса...
   - Ненавижу крыс!- фыркнула Эллис и запустила Крылатую Лампадку.
   Внутри маяка стало светло. Нет, здесь определенно не было ничего примечательного: ветхий стол у стены, табурет без двух ножек, осколки глиняной посуды, прочий мусор.
   Я посмотрел на круто уходящую вверх лестницу, вздохнул и начал подниматься по каменным ступеням...
  
   До верхней площадки мы добрались только минут через двадцать. Подъем дался нелегко. Ни моей, ни ее Выносливости не хватило, чтобы преодолеть несколько сот ступеней за один рывок. Пришлось установиться у небольшого окошка, чтобы перевести дух.
   С вершины маяка открывался великолепный вид. С одной стороны - море и видневшийся вдалеке остров Эрех, пара маячивших на горизонте парусов и спешащие к берегу рыбацкие лодки. С другой - пустырь и холмистая степь, ограниченная на западе лесным массивом, а на севере крепостной стеной Вальведерана. С расстояния в шесть километров она была похожа на тонкую цепочку, протянувшуюся вдоль линии горизонта.
   Солнце не спеша опускалось над водой, и у нас еще было около часа до наступления темноты. Чтобы не терять понапрасну время, мы занялись делом. Посреди площадки стояла каменная жаровня, доверху засыпанная спрессованным с годами пеплом. Ее округлые бока огибало массивное бронзовое кольцо, похожее на огромный подшипник, к которому вертикально крепилось бронзовое же зеркало. Приспособление потускнело и позеленело от времени и двигалось с превеликим трудом.
   - Этим смажь валики, а этим протри само зеркало,- распорядилась Эллис, поставив на край жаровни две баночки. В одной из них я обнаружил какой-то жир, а в другой густую темно-зеленую пасту и прилагавшейся к ней кусок плотной ткани.
   Я обильно смазал валики жиром. Потом занялся зеркалом: наносил пасту на поверхность и растирал тканью, с удовлетворением отмечая, как начинали сверкать отчищенные места.
   Сама Эллис тем временем занималась разведением костра. На первый взгляд ничего особенного: она вычистила жаровню от пепла, сложила колодец из дров, припасенных на вершине маяка, полила все это какой-то жидкостью и подожгла выбитой из пальца искрой.
   Это и есть Истинный Огонь?!
   Он ничем не отличался от обычного.
   А потом мы ждали, когда, наконец, окончательно стемнеет, время от времени подбрасывая в огонь сухие дрова и обмениваясь ничего не значащими фразами.
   Как только солнце утонуло в море, девушка поднялась со скамьи и сказала:
   - Пора.
   Она достала из рюкзака склянку с белым порошком и сыпнула немного в костер. Пламя полыхнуло... и стало белым.
   Такого я точно никогда не видел.
   Огонь был настолько ярок, что на него невозможно было смотреть. Отраженный от зеркала, он пронзал темноту толстой раскаленной иглой, направленной в сторону моря. Все еще не веря в чудо, я начал медленно поворачивать бронзовый диск против часовой стрелки. И чудо свершилось: столб света уперся в стену Башни Теней на уровне четвертого этажа. Она, как и следовало ожидать, была призрачной, полупрозрачной, но все же видимой и величественной. Я смог убедиться в этом, поводив зеркалом из стороны в сторону, вверх-вниз. Настоящий замок, выполненный в форме усеченной башни высотой не менее тридцати метров, с небольшими стрельчатыми окнами и причудливой лепниной, украшавшей стены по всей окружности. Не стану говорить за весь Годвигул, но могу с уверенностью сказать - подобных сооружений в современном Карнеолисе не было.
   Две трети Башни занимали оконечность каменного мыса. Остальная часть возвышалась над водой. Накатывавшие волны беспрепятственно проходили сквозь призрачную каменную кладку, лишний раз подчеркивая иллюзорность объекта. С существованием Башни мне пришлось смириться по причине очевидности. Но поверить в то, что мне удастся попасть внутрь нее, я был все еще не готов.
   Особенно, если учесть сновавших туда-сюда существ, похожих на черные размазанные тени. Свет Истинного Огня потревожил их покой, и они, покинув насиженные места, принялись кружить над Башней, удирая от медленно ползущего по стенам раскаленного пятна. Огонь не причинял им заметного вреда, даже когда они неосторожно попадали в поток света. И все же они старались не задерживаться на одном месте, а стремились удрать в сумерки, где чувствовали себя более комфортно. Впрочем, самые наглые подлетали к маяку, но на площадке было слишком ярко, и они не осмеливались атаковать тех, кто потревожил их покой. Мы с Эллис слышали лишь их близкий шелест и хлопки, похожие на трепет крыльев, от которых девушка всякий раз вздрагивала. Да и я чувствовал себя как-то неуютно.
  
  
   +2000
  
   Задание: "Узник Башни Теней" обновлено. Новая цель: Проникнуть в Башню Теней.
  
  
   - Ты твердо решил туда идти?- спросила меня Эллис.
   Нет, но идти придется.
   Я уступил ей место за зеркалом.
   - Направишь свет на вход, когда я подойду к развалинам,- попросил я ее.
   - Какой у тебя запас времени?
   - Ровно полчаса.
   Эллис поежилась, подумав о том, что полчаса ей в одиночку придется поддерживать огонь на маяке в окружении обеспокоенных призрачных существ.
   - Если я не вернусь через полчаса...- начал было я и замолчал, потому что не знал, что ей посоветовать на этот случай. Помочь она мне все равно не сможет.- Ну, я пошел.
   - Береги себя и не рискуй понапрасну,- бросила она мне вслед.
   - Это как получится,- пробормотал я и начал спускаться вниз по лестнице.
   Внутри маяка было совсем темно, и мне пришлось активировать медальон, свет которого разгонял темноту на три-четыре шага вперед. При этом он потреблял мою ману - немного, но зато на постоянной основе.
   Спускаться было гораздо легче, чем подниматься, и уже через пять минут я стоял у подножия маяка. Задрав голову, я увидел яркий луч света, вычерчивавший на черном полотне ночи причудливые зигзаги. Должно быть, Эллис гоняла призраков, которых я снизу не видел. Временами луч Истинного Огня выхватывал кусок Башни, выглядевшей снизу еще более внушительной, чем с маяка.
   Освещая дорогу медальоном, я направился к скалистому мысу. Давным-давно к Башне вела широкая дамба, по которой, наверняка, могла проехать карета. Но со временем она обветшала и разрушилась, так что мне пришлось изрядно поскакать с камня на камень.
   Вот и руины. Меня ослепил яркий свет с маяка, метнулся в сторону. Но потом снова вернулся назад и замер. Эллис выполнила мою просьбу. Секунду назад я стоял перед грудой битого камня, а когда в глазах перестали плясать черные пятна, я обнаружил, что нахожусь под стеной, уходящей вертикально вверх. Стена эта была призрачной. Я смог убедиться в этом, прикоснувшись к ней рукой - пальцы беспрепятственно прошили ее насквозь.
   Теперь, чтобы попасть внутрь, мне нужно было уйти в тень Башни.
   Я дезактивировал медальон.
   Тень, тень, тень... Вот она! Как и полагается - со стороны, противоположной источнику света.
   Тень была, четкой, густой, почти черной. Как только я пересек ее границу, значок Навыка Сын Тени стал активным. Глянув на круживших где-то в вышине призраков, я актировал Навык и ушел в Тень.
   И тут же заметил произошедшие перемены.
   Мир, окружавший меня до сих пор, стал размытым и призрачным, а стены Башни, напротив - реальными и осязаемыми. Я прикоснулся к шершавому камню, и на этот раз моя рука не провалилась внутрь. Мелькавшие над головой существа тоже преобразились. Теперь я понял, что имел ввиду Агобар, когда предупреждал меня держаться от них подальше. В мире Теней они были отдаленно похожи на рыб семейства скатов - огромных, уродливых и опасных. Издавая леденящий душу скрежет, они разевали свои пасти, усаженные частоколом мелких острых зубов и размахивали из стороны в сторону длинным хвостом, оканчивавшимся шипами. Их тела покрывала прочная чешуя, а острым когтям на передних лапах мог позавидовать любой хищник. Встреча даже с одним из Слуг Хозяина Башни была чревата осложнениями, а над Башней кружили десятки подобных чудовищ. Пока они меня не заметили, я решил проникнуть внутрь строения.
   Обогнув округлую стену, я оказался перед большими двустворчатыми дверьми и машинально дернул за свисавшее из бронзовой пасти льва кольцо. Дверь не шелохнулась. Тогда я снял с пояса массивный ключ и вставил его в замочную скважину. Больше мне не пришлось себя утруждать: ключ самостоятельно провернулся... и исчез. Громко щелкнул замок, привлекая внимание крылатых чудовищ. Заметив меня, они заверещали и, сложив крылья, устремились вниз. Я надавил на медленно распахивавшуюся дверь, но она оказалась слишком тяжелой. Поэтому, косясь на приближающихся Слуг Хозяина Башни, я протиснулся в образовавшийся зазор и навалился на дверь с обратной стороны. Как только она закрылась, послышался грохот налетевших на нее чудовищ. Дверь вздрогнула, но устояла. Спустя несколько секунд преследователи оставили меня в покое, и я смог обернутся.
  
  
   +2500
  
   Задание: "Узник Башни Теней" обновлено. Новая цель: Добраться до верхнего этажа Башни Теней и освободить Звездного Альгоя.
  
  
   Я стоял на пороге просторного холла. Справа - лестница, ведущая на верхние этажи. Слева - точно такая же, но уходящая в подвал. Прямо передо мной - две закрытые двери. Пожалуй, больше ничего примечательного. Мраморный пол покрывал толстый слой грязи, некогда белые стены, нынче чернели от плесени...
   Слишком мрачно и неуютно...
   Свет Истинного Огня едва пробивался сквозь замутненные стекла зарешеченных стрельчатых окон, но другого освещения в Башне не было.
   Не было видно и "радушных" хозяев. И очень хотелось надеяться, что наши с ними пути не пересекутся...
   "Здравствуй".
   Бесцветный голос - то ли мужской, то ли женский - прозвучал в голове, заставив меня от неожиданности вздрогнуть. Глаза забегали по сторонам, но я никого не увидел. А раз приветствовавший меня решил сохранить инкогнито, я тоже не стал ему отвечать.
   "Зачем ты сюда пришел?"
   Я снова проигнорировал вопрос и шагнул к лестнице ведущей наверх.
   "Ты пришел за сокровищами Башни?"- спросил незнакомец, и в тот же миг пол под моими ногами стал прозрачным, и я увидел комнату, основательно забитую богатствами. Центр помещения занимала высокая куча золотых монет. По периметру стояли тяжелые сундуки, заполненные дорогой посудой и всевозможными украшениями, и высокие кувшины, едва не лопавшиеся от распиравших их драгоценных камней...
   Сердце вора трепетно забилось в груди.
   "Бери, сколько хочешь, сколько сможешь унести! Мне сокровища ни к чему".
   Щедрость-то какая...
   Но ведь каждому известно, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. А сокровища находились в подвале, куда не советовал соваться Агобар.
   Поборов искушение, я сделал еще один шаг к лестнице...
   Прямо у меня над головой что-то заскрежетало, а потом раздались тяжелые размеренные шаги, послышалось натужное сопение. И тут же я почувствовал, как запульсировала кровь в висках, сердце пустилось в бешенный пляс, дыхание стало частым, прерывистым, глаза замутнила пелена, а полоска Здоровья начала медленно укорачиваться. Кто бы это ни был, но его аура подавляла даже на расстоянии, и встречаться с ним нос к носу мне очень не хотелось.
   А он приблизился к лестнице и начал спускаться на первый этаж.
   Неужели разговаривавший со мной доброжелатель решил лично сопроводить меня в подвал?!
   Я запаниковал. Первым делом потянул за ручку входной двери. Заперто...
   И как я теперь выберусь из Башни?!
   "Ни за что не спускайся в подвал!"- предостерегал меня леверленг.
   Я метнулся к дверям в противоположном конце холла. Дернул одну, затем вторую.
   Заперто!
   Глянув на лестницу, я увидел обширную тень, заскользившую вниз по стене. Если это человек, то росту в нем было не меньше трех метров. И, думаю, это была не игра моего воображения: его шаги грохотали так, что каменная лестница осыпалась песком, рискуя обрушиться в холл.
   Что ж, делать нечего - я приблизился к лестнице, уводившей в подвал...
   "Ни за что не спускайся..."
   ...и тихо зашагал вниз по каменным ступеням.
   Я решил не заходить слишком далеко, если к этому меня не вынудит неизвестный ночной бродяга. Правда, существовала опасность, что он знал, где я, и направлялся следом за мной.
   Но нет, он прошелся по холлу, остановился у двери, засопел.
   Я не удержался, выглянул из-за перил...
   У дверей никого не было. Но на стене отчетливо виднелась огромная замершая тень - напряженная, согбенная - словно она к чему-то прислушивалась.
   Я затаил дыхание.
   Прошло несколько секунд, тень двинулась с места, и снова по лестнице, поднимавшееся наверх, загрохотали тяжелые шаги невидимки.
   От сердца отлегло. Давление на психику исчезло. Здоровье начало медленно восстанавливаться.
   Утерев с лица выступивший пот и чувствуя слабость в ногах, я прислонился спиной к перилам...
   ...и снова камень - на этот раз слагавший стену напротив - стал прозрачным. Я увидел все ту же сокровищницу, но уже сбоку.
   "Это все твое. Забирай!"- прозвучало снова в голове.
   Пожалуй, откажусь...
   Я развернулся, чтобы подняться на первый этаж... и уперся в стену. Выхода не было, а лестница вела только вниз.
   Мое раздражение порадовало бы щедрого незнакомца, поэтому я хмыкнул, спустился вниз и потянулся к ручке.
   За дверью раздалось глухое басовитое урчание. А потом прозвучал такой глубокий протяженный рык, что волосы на голове зашевелились.
   "...вход в Город Призраков... охраняет могучий Страж. Если он тебя увидит, ты умрешь"...
   ...умрешь...
   ...УМРЕШЬ...
   Что-то мне перехотелось туда заходить...
   Но мой доброжелатель тут же поспешил меня успокоить:
   "Не бойся его! Он стар и уже не опасен".
   Серьезно?!
   - Нет!- решительно сказал я, отвернулся от двери и снова увидел выход из подвала.
   То-то же...
   Я вернулся на первый этаж и бросил взгляд на секундомер, отсчитывавший время нахождения в тени: оказывается, я потерял четыре драгоценных минуты из тридцати. А мне еще следовало добраться до пятого этажа, не считая побочных заданий, связанных с поисками шкатулки Агобара и следов Арвена Гурита.
   Я шагнул к лестнице и начал не спеша подниматься. Где-то там, наверху, притаился невидимка...
   Кто это был: Хозяин Башни или кто-то из его Свиты?
   Так или иначе, но мне не стоило с ним встречаться. С тех пор как я остался без меча Карракша, я мог рассчитывать только на Ловкость и Скрытность. И на Когти в критической ситуации. Поэтому - по возможности - никаких стычек с местными обитателями!
   Достигнув второго этажа, я оказался в полукруглом коридоре. Справа - несколько окон, выходивших на "темную сторону" Башни - свет с маяка сюда не проникал. Зато украдкой заглядывала луна. Я решил не активировать свой медальон, полагаясь на Воровское зрение, с помощью которого мог различать контуры близких предметов даже в кромешной темноте.
   Слева по коридору находилось несколько дверей, ведущих, наверное, в жилые помещения. Между ними - глубокие ниши, предназначение которых было мне непонятно. Но их наличие серьезно напрягало воображение. В каждой из них, как, впрочем, и за каждой из дверей, мог находиться невидимка. Или иной обитатель Башни.
   Я прошел мимо первой двери...
   Позади что-то глухо загрохотало. Я резко обернулся...
   Никого.
   Дальше...
   Когда до второй двери оставалось всего два шага, мне показалось, будто где-то совсем рядом заплакал ребенок. Я снова остановился, взглянул на часы: прошло семь минут с тех пор, как я переступил порог Башни. Оставалось двадцать три, а я добрался только до второго этажа.
   Нужно было поторапливаться.
   Еще один шаг - и снова плач ребенка.
   Третья дверь по коридору медленно, со скрипом приоткрылась.
   Мое сердце замерло.
   Я увидел, как из комнаты за приоткрытой дверью пробивается тусклый свет.
   И снова детский плач.
   Теперь я с уверенностью мог сказать, что он доносится из ТОЙ САМОЙ комнаты.
   Я осторожно приблизился и заглянул за угол.
   Это была ухоженная спальня. Стены покрыты бархатной драпировкой в розовых тонах. У стены стояла ковать под балдахином, напротив - большой платяной шкаф, слева, у окна - трюмо, на котором горели свечи, и удобный мягкий пуфик. Между ним и кроватью на двух табуретах покоилась вытянутая деревянная бадья. Наверное, ванная, но такая маленькая, что могла вместить разве что ребенка. А вот и он сам - лежит и плачет в колыбельке справа от кровати...
   Мой опыт общения с детьми ограничивался парой подзатыльников, отпущенных молодому воришке, вознамерившемуся проверить содержимое моих карманов. А с грудничками я вообще дел не имел. Но этот ребенок... Он был один. И он плакал...
   Я вошел в спальню и шагнул к колыбели, едва не наступив на погремушку...
   Так вот почему он плачет!
   Я нагнулся, поднял игрушку с пола, выпрямился...
   ...и увидел стоящую у окна женщину.
   Могу поклясться - только что ее там не было!
   "Это Сорвина. Нянька",- услужливо пояснил мне Голос. Я-то думал, он оставил меня в покое после того, как я обидел его, отказавшись от сокровищ.- "Она появилась в Башне за месяц до рождения Катрионы и сразу же положила глаз на Хозяина. Но он не замечал ее, счастливый тем, что очень скоро на свет появиться долгожданный ребенок... Роды прошли успешно. А спустя неделю вполне здоровая мать внезапно умерла. Говорили, что это было воспаление легких... Но я-то знаю... Сорвина... Змея прокралась в этот дом и отравила его благоухающий воздух своим ядом! Она готова была на все ради того, чтобы стать Госпожой Башни Теней. Она не оставляла попыток очаровать Хозяина. Но он был раздавлен смертью любимой женщины и находил утешение только у колыбели своей дочери..."
   Ребенок снова захныкал, и женщина у окна обернулась. Она была молода, хороша собой, утонченна, изящна. Наверняка, аристократка, немногим уступавшая в знатности Хозяину Башни. Единственное, что портило общее впечатление - глаза. Красивые, но холодные. Взглянув на плачущего ребенка, она наморщила носик, подошла к колыбели, не обращая на меня, застывшего у двери, никакого внимания, и аккуратно взяла Катриону на руки. Как это ни странно, ребенок не успокоился, а наоборот - разрыдался в голос. Женщина попыталась его успокоить, но сделала только хуже. Покачивая девочку на руках, она прошлась по комнате. На лице - отчаяние, постепенно сменяемое раздражением.
   Я заворожено наблюдал за ней, понимая, что негласно присутствую при событиях, произошедших в прошлом. Зачем?
   Понятия не имею.
   Сорвина остановилась у окна. Снова прошлась по комнате, пытаясь убаюкать ребенка.
   Тщетно.
   Она приблизилась к ванночке. Остановилась, посмотрела на Катриону...
   В ее глазах я увидел нескрываемую ненависть к ребенку.
   - Не смей!- закричал я, догадавшись о ее намерениях, но она меня не услышала, опустила ребенка в ванную и обеими руками прижала хрупкое тельце ко дну.
   Крик внезапно оборвался.
   Даже понимая, что не в силах изменить прошлое, я выпустил Когти, решительно пересек комнату и вонзил клинки в ее спину. Ткань платья, а вместе с ней и плоть Сорвины распалась с треском пересушенной корки, осыпалась на пол мелкой крошкой, похожей на пепел.
   Я резко отдернул руку, удивленно глядя на огромную дыру в спине девушки. А она становилась все больше. Я видел, как чернела ткань, как расползалась по телу раковой опухолью - и осыпалась на пол тонким пеплом. Прошло секунд двадцать, и от Сорвины осталась лишь горстка праха у моих ног.
   Я заглянул в ванночку, и в то же миг из нее вылетел яркий светлячок, заливающийся заразительным детским смехом. Он закружил по комнате, словно узник, только что обретший свободу. Огонек полетел ко мне, радостно завибрировал на месте, а потом метнулся к картине, на которой была изображена женщина. Не Сорвина - другая. Кроткая и застенчивая. Огонек беспрепятственно прошел сквозь полотно, спустя мгновение выскочил наружу, подлетел ко мне - снова вернулся к картине, будто...
   ...звал меня?
   Я присмотрелся и только сейчас заметил характерные признаки тайника.
   - Ты хочешь...- пробормотал я.
   Светлячок радостно закружился на месте.
   Что ж...
   Я приблизился к картине, привычным движением ощупал раму, отыскал замок. Раздался щелчок, и картина открылась, словно дверца. В неглубокой выемке в стене я обнаружил медальон. Он тоже таил в себе секрет. Всковырнув ногтем крохотную застежку, я раскрыл его и увидел два миниатюрных изображения - мужское и женское. Мужчина выглядел лет на тридцать. Девушка же была совсем юной. Но я узнал в ней особу, изображенную на картине.
   Я взглянул на светлячка.
   Дальше что?
   А он сделал круг по комнате и исчез, ослепив меня яркой вспышкой.
   Когда вернулось зрение, я увидел, как преобразилась комната, в которой я находился. Она представляла собой пепелище. Сгорело все - и кровать, и трюмо, и колыбель, и драпировка на стенах...
   "Сорвине не удалось скрыть убийство наследницы, и она попыталась сбежать. Но слуги Хозяина настигли ее, вернули в башню и сожгли заживо... Лично мне ее не жаль. А тебе?"
   Только сейчас я понял, что продолжаю сжимать в руке детскую игрушку. Я опустил глаза и увидел, что это и не погремушка вовсе, а обгорелая кость...
   Я брезгливо отбросил ее в сторону.
   - Кто ты?- обратился я к моему неожиданному гиду.
   "Я прошлое Башни Теней",- ответил бесцветный голос.
   Даже так? Ну-ну...
   Не зная, что делать с медальоном, я убрал его в свободный кармашек на поясе и вышел из комнаты.
   Часы показывали начало двенадцатого. В Тени я находился уже одиннадцать минут. А мне еще предстояло так много сделать...
   В конце коридора я обнаружил лестницу, ведущую на третий этаж. Прислушался, поднялся по ступеням и замер перед дверью.
   Она была заперта.
   Проклятье!
   Ключа у меня не было. Зато имелся набор отмычек, которыми я в последнее время почти не пользовался. Что ж, придется вспомнить старые навыки.
   Я присел перед замком, заглянул в скважину, воспользовавшись тем, что свет с маяка заглянул в окошко за моей спиной.
   Ничего особенного, обычный замок...
   Чтобы вскрыть его мне понадобилось двадцать секунд. Дверь открылась, и я шагнул на третий этаж.
   Где-то здесь должна находиться шкатулка, которую просил забрать леверленг.
   Но стоит ли тратить время на ее поиски?
   Я оказался в очередном коридоре. Снова в окна бил Истинный Свет с маяка. Эллис медленно водила зеркалом по сторонам, то ли разгоняя крылатых чудовищ, то ли в расчете на то, что это мне как-то поможет. Дощатый пол под ногами поскрипывал при ходьбе, выдавая мое присутствие...
   Ладно, поищу шкатулку, раз уж я все равно здесь.
   Я приблизился к первой двери. Она оказалась запертой, вернее, заколоченной, так как замочной скважины я не обнаружил. Подергав, пришел к выводу, что здесь мне ничего не светит, и направился ко второй двери. Она находилась в центре коридора и, в отличие от других, открывалась наружу. Я потянул ее на себя, распахнул... и увидел каменную кладку. Кто-то замуровал проход. И внутренний голос подсказывал, что именно за этой стеной могла находиться искомая шкатулка. Но я не умел проходить сквозь стены, а значит, леверленг останется без гостинца.
   Что ж, я сделал все, что было в моих силах. Правда, существовала еще одна дверь, в самом конце коридора. И она оказалась открытой. Но за ней я обнаружил лишь небольшую и абсолютно пустую кладовку.
   Все...
   У меня оставалось еще больше четверти часа времени, которое я собирался посвятить поискам Альгоя.
   Я направился к двери, за которой надеялся отыскать лестницу, ведущую на четвертый этаж. До нее оставалось всего с десяток шагов, когда в голове послышался тревожный Голос:
   "Берегись! ОН идет сюда!"
   А через секунду я увидел в конце коридора человека с лампой в руке. Это была какая-то странная лампа. Она светила двумя желтыми концентрированными лучами, бросавшими на пол и стены круглые блики. Да и ее владелец был, мягко говоря, необычен. Невысокого роста... По крайней мере, мне так показалось, и лишь приглядевшись, я понял что в нем необычного. У незнакомца не было головы. Обрубок шеи торчал над белым воротником и, все еще сочился кровью. Поняв это, я догадался, что за предмет он нес в руке: собственную голову, которая освещала путь ярко горящими глазами.
   Не знаю, откуда он взялся - дверь, вроде бы, не открывалась,- но мне понадобилось нескольких секунд, чтобы все это понять. И когда два луча заскользили в мою сторону, а голос Прошлого закричал: "Берегись!!!", я успел ретироваться назад. Посчитав ниши в стене недостаточно надежным убежищем, пришлось возвращаться в противоположный конец коридора, потому что безголовый неспешно шел следом за мной.
   Если он направляется на первый этаж, мне придется отступить, а потом начинать все сначала.
   Но другого выбора у меня не было.
   Или?
   - Кто это?- тихо спросил я, приближаясь в двери, ведущей на лестницу.
   "Дворецкий Варви Цондар. Ты видел, сколько золота хранится в подвале? Его могло быть гораздо больше, если бы не этот человек. Хозяин доверял ему, как никому другому, а он крал понемногу, но регулярно на протяжении нескольких лет. Был пойман на месте преступления и обезглавлен рукой Хозяина. После смерти он стал Хранителем Башни. Тот, кто заглянет в его глаза, тут же умрет".
   Исчерпывающий ответ.
   Я подошел к двери, потянул за ручку, открыл... и уперся в каменную стену.
   Проклятье!
   Медлить было нельзя - безголовый дворецкий был уже совсем рядом. Стараясь не шуметь, я успел добраться до ближайшей ниши, прежде чем он появился из-за изгиба стены. Да, не самое надежное убежище, но другого здесь не было.
   Вжавшись в стену, я смотрел в пол и ждал, когда появится Хранитель Башни. Была надежда, что он меня не заметит, пройдет мимо. Адреналиновый всплеск был не таким мощным, как при встрече с невидимкой, но сердце все равно колотилось так, что его мог услышать Варви Цондар.
   Возможно так и случилось. Или же Хранителя привлекло что-то еще, но именно перед моей нишей он остановился и начал поворачивать голову, которую он держал сухими пальцами за густые волосы. А тут еще, как назло, Эллис направила свет с маяка именно на третий этаж. Я видел, как с разных сторон к нише приближаются два световых пятна...
   Черт, черт, черт...
   Свет Истинного Огня залил нишу за мгновение до того, как на меня посмотрели глаза отрубленной головы. Я зажмурился. Казалось, время остановилось, словно я активировал полюбившийся мне Навык, подаренный, а потом отнятый Богиней Яри. Свет был настолько ярким, что, казалось, будто он просвечивал меня насквозь.
   А потом стало невероятно темно, и только яркие радужные блики плясали перед глазами, лишив меня на некоторое время зрения. Но я услышал удаляющиеся шаги, а значит...
   Варви Цондар меня не заметил?
   Словно причитав мои мысли, Голос Прошлого ответил:
   "Хранитель провел долгие годы в сумраке Башни, и теперь солнечные лучи могли бы его убить. Поэтому в темноте он видит хорошо, но на свету становится слепым".
   Жаль, что у меня не было карманного солнца...
   Я выглянул из-за угла, увидел сгорбленную спину Хранителя, направлявшегося к замурованному проходу на второй этаж...
   Интересно, как ему удастся преодолеть это препятствие?
   Впрочем, я решил не терять времени даром, вышел в коридор и...
   ... под моей ногой скрипнула половица.
   Варви Цондар резко обернулся, а я бросился к двери на лестницу, ведущую на четвертый этаж. И не особо удивился, когда узнал, что она заперта.
   Слишком мало времени, чтобы рассчитывать на воровской Навык вскрытия замков...
   Искоса глядя как скользят по стенам бьющие из глаз лучи, я бросился к кладовке, распахнул дверь, закрыл за собой и навалился на нее всем своим весом.
   Может быть, удастся сдержать натиск безголового дворецкого...
   Я увидел, как свет пробивается сквозь щель под дверью, а мгновение спустя сильный удар едва не отбросил меня к противоположной стене. Но я устоял и снова навалился на дверь.
   А потом произошло неожиданное. В кладовке стало заметно светлее. Скосив взгляд, я увидел Хранителя, медленно просачивавшегося сквозь ставшую полупрозрачной стену, отделявшую кладовку от соседней комнаты - я даже успел разглядеть интерьер смежного помещения. Его голова занимала привычное место над плечами, а костлявые руки тянулись к моему горлу.
   Я отмахнулся Когтями, однако клинки беспрепятственно прошли сквозь его руки, а в следующий момент его пальцы сдавили мое горло, и многострадальное Здоровье начало быстро сокращаться. Стараясь не смотреть в его горящие глаза, я нанес еще несколько ударов. Безрезультатно: Когти не могли причинить вреда бесплотному существу. Я попытался разжать его пальцы, но результат был тот же...
  
  
   Осторожно! Уровень вашего "Здоровья" ниже 20%
  
  
   Звон в ушах, кровавые круги перед глазами, пульсирующий гул в голове, слабость - все признаки приближающейся смерти. И мысль: отправлюсь ли я на Точку Возрождения в своем новом Убежище или, как обещал Агобар, навсегда останусь в Башне Теней?
   И Альгою уже никто не поможет.
   "...солнечные лучи могли бы его убить..."
   Дрожащими пальцами я потянулся к медальону, повернул направо кольцо, и артефакт произвел ослепительную вспышку, затмившую свет горящих глаз Хранителя Башни. Тот час же раздалось раздраженное шипение, и хватка на моем горле ослабла.
   Я еще некоторое время стоял с закрытыми глазами, но потом все же решился. Варви Цондара поблизости не было, а у моих ног стоял масляный фонарь, излучавший мягкий голубоватый свет.
   Первым делом я заправился зельем Исцеления - Здоровье начало медленно восстанавливаться.
   Что ж, и на этот раз мне удалось выкрутиться, хотя смерть дохнула в затылок.
   Я посмотрел на часы: в моем распоряжении было еще двенадцать минут.
   Хотел было покинуть кладовку, но мое вынимание привлекла лампа на полу. Вернее не она сама, а пространство вокруг нее: на расстоянии полуметра пол вокруг нее казался слегка прозрачным. Действуя скорее по наитию, чем осознанно, я прикоснулся к лампе, взялся за ручку, поднял ее перед собой... и тут же освещенная ею стена стала прозрачной. Я протянул руку - мои пальцы свободно прошли сквозь некогда каменную кладку. Развивая успех, я шагнул вперед и беспрепятственно прошел сквозь стену, оказавшись в соседнем помещении.
   Однако...
   Комната была округлой формы, без окон и с единственным дверным проходом, замурованным неизвестными "доброжелателями". Ее центр оставался свободным, зато вдоль изгибавшейся стены стояли деревянные тумбы - в большинстве своем пустые. Но на трех из них стояли деревянные шкатулки.
   Я подошел к ближайшей, осмотрел. На крышке было нацарапано: Куткул.
   Не то...
   Зато следующая носила знакомое мне имя: Агобар.
   Я взял шкатулку в руки, попытался ее открыть, чтобы удовлетворить разгоревшееся любопытство, но не вышло. Тогда я отправил ее в рюкзак.
  
  
   + 3000
  
   Задание: "Шкатулка Агобара" обновлено: верните находку законному владельцу.
  
  
   Взглянув на третью шкатулку, я был приятно удивлен:
   Арвен Гурит.
   Она, так же, как и предыдущая, была закрыта на замок, поэтому я понятия не имел, что в ней находится. Но полученное сообщение обнадеживало:
  
  
   +3000
  
   Задание "Призраки прошлого" обновлено: найдите способ открыть шкатулку.
  
   Вы достигли нового уровня! Текущий уровень: 41
  
   У вас 4 неиспользованных очка к Атрибутам
   У вас 4 неиспользованных очка к Навыкам
  
  
   Теперь и умирать было бы не страшно, если бы не вероятность остаться в Башне Теней навсегда.
   Однако время поджимало. Осмотревшись, не пропустил ли я чего, я хотел было покинуть круглую комнату, но... Подумав немного, я взял с собой и третью шкатулку, а потом вышел в коридор, пройдя сквозь стену.
   Десять минут...
   Уже не опасаясь скрипа половиц, я добрался до двери. Хотел было пройти сквозь нее, раз уж у меня имелась такая возможность, но в шаге от препятствия лампа внезапно погасла и тут же рассыпалась прахом, а я налетел на дверь, чувствительно ударившись о нее головой.
   Жаль...
   И все же мне не пришлось возиться с замком. Машинально потянув за ручку, я обнаружил, что дверь не заперта.
   Зелье Исцеления... Пробежка по лестнице... И еще одна дверь, ведущая на четвертый этаж...
   Я открыл ее и замер, пораженный хаосом, царившим в этой части Башни Теней. Понятия не имею, как она выглядела прежде, но в настоящее время весь этаж был сильно разрушен: проломы в стенах, дыры в потолке... и окаменевшие тела, устилавшие пол так густо, что шагу нельзя было ступить.
   - Что это? Что здесь случилось?- спросил я Прошлое.
   "Раньше здесь находились покои Хозяина и его лаборатория. Давно это было... Смерть жены и дочери сказалась на его рассудке. Хозяин не хотел смириться с утратой и все еще надеялся вернуть их к жизни. Он дни и ночи проводил в лаборатории, производя опыты, результаты которых были неожиданны и ужасны, ибо Хозяину удалось открыть проход в Город Призраков, где он рассчитывал отыскать тех, кого любил всем сердцем. Однако Янсатх запретил ему входить в Город, пока он не докажет свою преданность. Бог Смерти потребовал кровавую жертву: сто тысяч жизней за каждого из тех, кого Хозяин хотел вернуть в этот мир. Хозяин принял его условия, а взамен получил сверхчеловеческие способности и целую армию чудовищ в свое полное распоряжение. Он прошелся по побережью кровавой лавиной, собрав богатый урожай, прежде чем нашлись силы, способные его остановить. В решающей битве его армия была разбита, а он сам, едва избежав смерти, укрылся в Башне Теней, окружив ее магической защитой. Но его противникам все же удалось проникнуть в Башню. Хозяин сопротивлялся до последнего. А потом заперся в своей лаборатории, и когда враги приблизились, он взорвал Башню вместе со всеми, кто в ней находился.
   Его жертвами стали десятки тысяч жителей Годвигула, но данной Янсатху клятвы он так и не выполнил. И все же Бог Смерти оценил его преданность. Он позволил Хозяину побывать в Городе Призраков и встретиться со своими родными...
   С тех пор прошло немало времени. Старых Богов изгнали из Годвигула. Янсатх укрылся в Городе Призраков, а преданный ему Хозяин хранит ключи от входа во владения Бога Смерти".
   Слушая эту занимательную историю, я медленно продвигался через руины четвертого этажа, переступая через окаменевшие тела тех, кто однажды пытался остановить Хозяина Башни. Эти воины были похожи на тех, кого я видел однажды на поле боя, где встретились армии Малангира и Новых Богов. Те же доспехи, то же вооружение. А значит, это были представители одной эпохи.
   "Будь осторожен!- предупредило меня Прошлое.- "Они умерли, но их души все еще витают в Башне Теней. Не потревожь их покой".
   Я старался быть предельно внимательным. Для верности пришлось все же воспользоваться светом медальона Кошачий Глаз, чтобы случайно не наступить на замершее в предсмертной агонии тело.
   Пройти по прямой было невозможно, и я вынужден был петлять, обходя завалы и нагромождения. Так я добрался до южной стены, зиявшей огромной дырой. Я приблизился к краю, выглянул наружу. Подо мной плескалось ночное море - я слышал шум разбивавшихся о скалы волн. Мимо проносились тени крылатых монстров, удиравших от света Истинного Огня. Самого маяка я с этой точки не видел - его скрывала боковая стена. Но судя по скользившему по Башне лучу, я был уверен: с Эллис все в порядке.
   Я пошел дальше.
   У меня еще было семь минут на то, чтобы добраться до пятого этажа, освободить Альгоя от оков и убраться из Башни.
   Проходя под провалом в потолке, я задрал голову...
   Нет, слишком высоко, не допрыгнуть. Придется добираться до двери, а потом по лестнице наверх.
   Остаток пути мне удалось преодолеть за три минуты. Я распахнул чудом уцелевшую дверь, взбежал по лестнице, миновал еще один дверной проем и оказался в просторном зале на весь этаж.
   Здесь горели светильники, освещавшие гигантскую пентаграмму на полу и стоявшего в ее центре Альгоя. На ногах он держался только благодаря цепям, прикрепленным к высокому потолку. Расстояние между ними было такое, что цепи растягивали руки пленника в стороны. Его голова покоилась на груди, а само тело мерцало, то становясь призрачным, то снова обретая плоть.
   Медлить было нельзя - слишком мало времени у меня оставалось. Я шагнул в пентаграмму, и тут же едва не оглох от пронзительного многоголосого визга, разорвавшего в клочья гнетущую тишину и урезавшего мое Здоровье на треть.
  
  
   Осторожно! Уровень вашего "Здоровья" ниже 20%
  
  
   Но на этом все и закончилось. Превозмогая слабость и щурясь сквозь кровавую пелену перед глазами, я осушил зелье Исцеления и шаткой походкой зашагал к пленнику.
   - Альгой...
   Он меня не слышал. Или у него не осталось сил, чтобы ответить.
   Три минуты...
   Скорее, скорее!
   Я осмотрел браслеты на запястьях Альгоя. К счастью, никаких замков, простые застежки.
   Я потянул первую - раздался оглушительный щелчок, и тело друга повисло на одной руке, а мое Здоровье сократилось еще на тысячу хитов.
   Из носа потекла кровь. Пальцы стали непослушными. Но я собрался силами, дотянулся до второй застежки.
   Щелчок! Минус тысяча хитов, и тело Альгоя рухнуло вниз. Я не успел его подхватить. А оно, так и не достигнув пола, исчезло.
  
  
   Задание "Узник Башни Теней" - выполнено!
  
   + 5000
  
  
   Вот и славно.
   Теперь я должен был позаботиться о себе любимом. В моем распоряжении было целых две минуты...
   "Слишком поздно..."- произнесло Прошлое.- "Теперь ты превратишься в пленника Башни Теней. А через пару лет ты станешь неотъемлемой частью ее Прошлого".
   Я так и не понял, сожалел ли об этом звучавший в моей голове Голос, или просто констатировал факт.
   Но нарисованная им перспектива лично меня не устраивала. Шатаясь из стороны в сторону, я направился к выходу...
   "Слишком поздно..."
   Я и сам понимал, что за две минуты в таком состоянии мне ни за что не добраться до первого этажа. К тому же меня, судя по всему, не собирались отсюда выпускать. Я услышал разъяренный рев Хозяина Башни и подхвативший его многоголосый хор в сотню глоток тех, кто не давал ему умереть в этом месте от одиночества и скуки. Вокруг меня замелькали тени...
   ...Тени Прошлого...
   ...а со стороны лестницы послышался топот и громкие, затмевавшие все на свете, тяжелые шаги Хозяина.
   А я, вместо того, чтобы идти к двери, направлялся в противоположную сторону. Силы мои были на исходе. Принятое зелье едва поддерживало меня на "плаву", в голове все перемешалось, и я с трудом цеплялся за пытавшуюся ускользнуть мысль, даровавшую мне последний шанс на спасение.
   Дверь распахнулась, грохнув о стену. В зал вошел Хозяин Башни Теней. Но я даже не обернулся, сделал последний шаг и провалился в дыру в полу.
   Падение... Удар... Потеря 800 хитов...
   Пришлось поднапрячься, чтобы встать на ноги. Меня шатало по сторонам, словно на палубе корабля в сильный шторм. Я едва удерживал равновесие.
   Осмотрелся и заметил, как зашевелились тела окаменевших воинов...
   Или мне все это уже мерещилось?
   Неуверенной походкой я направился к южной стене, глядя, как часы отсчитывают последние секунды моего пребывания в Тени.
   "Слишком поздно..."
   Это мы еще посмотрим...
   Не знаю, на самом ли деле или мне это только мерещилось, но ко мне со всех сторон тянулись каменные руки. Они хватали меня за ноги, цеплялись за одежду, всячески пытаясь удержать меня на месте. Я вяло вырывался и продолжал плестись напролом, уже не выбирая дороги. Под ногами трещали каменные тела, со всех сторон меня атаковали призрачные тени. Пролетая сквозь меня, они вырывали частичку Здоровья. Каждый по чуть-чуть, но их было лишком много, и количество медленно, но верно, переходило в качество. Где-то совсем близко снова ревел Хозяин. Он все еще надеялся удержать меня, чтобы заполучить нового Слугу для Башни Теней. Я даже смог себе представить, как он несется по лестнице, перепрыгивая через ступени.
   А я тем временем не спеша приближался к своей цели.
   10...9...8...
   Я остановился на краю пролома в стене.
   7...6...
   Там, где совсем недавно плескалось море, теперь вращалась огромная светящаяся воронка. Сорвавшийся из-под моей ноги камень упал на ее край, скатился к эпицентру и исчез.
   Страшно-то как...
   ...3...2...
   Я шагнул вперед и полетел вниз. Секунду спустя действие Навыка Сын Тени подошло к концу. Я заметил, как сверкнуло мое тело, переходя из одного состояния в другое. Мне вслед прозвучал разъяренный рев Хозяина, а потом его голос резко оборвался, а сама Башня стала для меня невидимой, оставшись где-то там - в Мире Теней.
  
  
   Глава 6
  
  
   Мне не удалось миновать воронку. Она проглотила меня с чавкающим звуком - и стало темно.
   Нет, это была еще не смерть. По крайней мере, соответствующего оповещения я не получил. При этом я оставался в трезвом уме и твердой памяти, ожидая чего угодно и теряясь в догадках - удалось ли мне освободиться от власти Мира Теней?
   - Кириан...
   Я резко обернулся и увидел зависшего в позе лотоса Пакин-Чака. Несмотря на окружавшую меня темноту, гоблина я видел отчетливо, как при дневном свете. Он смотрел на меня пристально и...
   ... виновато?
   - Нам нужно поговорить,- заявил он.
   - Да пошел ты...- бросил я в него.
   Было время, когда я и сам жаждал задать шаману пару вопросов, но с тех пор многое изменилось. И главное - я остался без меча Карракша. Такой подлости от Пакин-Чака я не ожидал. И привкус разочарования был еще очень силен.
   Он начал приближаться, будто это могло что-то изменить.
   - Нам не о чем с тобой говорить!- закричал я и, словно в желании отгородиться от гоблина, взмахнул рукой.- Убирайся!
   Шамана отбросило назад, и он растаял в темноте. А потом и сама темнота развеялась, и я зажмурился от яркого солнца, светившего мне в глаза...
  
   День был в самом разгаре. И куда только подевались десять-двенадцать часов моей жизни? Ведь с тех пор, как я угодил в воронку, по субъективным оценкам прошла всего лишь пара минут!
   Так или иначе, но я стоял на берегу моря неподалеку от мыса, оконечность которого венчали руины древней башни. Позади меня возвышался маяк - такой же безжизненный, как и сутки назад.
   Ну, конечно, Эллис давно уже покинула его, так и де дождавшись моего возвращения.
  
  
   Получено новое сообщение!
   Всего 13 пропущенных сообщений.
  
  
   Заметив, что большая часть из них от Альгоя, я облегченно вздохнул: значит, мне удалось-таки вырвать его из лап Хозяина Башни.
   А первые четыре были отправлены Эллис:
  
  
   "Прошло уже сорок минут. Я начинаю беспокоиться".
  
   "Кириан, ты меня пугаешь. Отзовись!"
  
   "Получила сообщение от Альгоя. Он очнулся в подвале и едва не наделал в штаны, когда увидел леверленга... Кириан! Не молчи! Ответь мне, что с тобой все в порядке!"
  
   "Неужели леверленг был прав?! В это просто невозможно поверить! Так не должно быть, ведь мы же Звездные! Кириан!!!"
  
  
   Потом меня засыпал сообщениями сам Альгой:
  
  
   "Привет, дружище! Я уже обо всем знаю. Спасибо тебе - ты настоящий друг".
  
   "Кириан?! Если с тобой случилось то, о чем говорит эта парящая в пентаграмме субстанция, я этого себе никогда не прощу".
  
   "Это бред какой-то... Так не должно было случиться... Если ты меня слышишь, хочу, чтобы ты знал: я вытащу тебя оттуда, чего бы мне это ни стоило!"
  
   "Мы все еще торчим в этом доме, в Аквине. Мы все еще надеемся и ждем".
  
   "Эллис уже разослала просьбу о помощи всем своим знакомым. К сожалению, раньше, чем к вечеру, не удастся собрать группу спасения. Но ты не отчаивайся: мы тебя обязательно вытащим, где бы ты ни был"...
  
  
   И остальное в таком же роде.
   Друзья искренне переживали, и это было чертовски приятно. Нужно было, наверное, послать им сообщение, сказать, что все в порядке, но я все же решил сделать сюрприз и направился в деревню...
  
   Эллис что-то мутила на столе, Альгой нервно прохаживался по комнате, строя грандиозные планы моего спасения. Увидев меня, они бросились мне на шею...
   Как хорошо иметь таких вот друзей.
   Приятно...
   Покончив с нежностями, Эллис чувствительно ударила меня кулачком в грудь:
   - Ну, где ты был?! Почему не отвечал?! Мы ведь переживаем!
   - Да!- поддакнул алхимик, нахмурив брови.- Мы тут уже пол Вальведерана на уши поставили!
   - Трубите отбой, все в порядке,- улыбнулся я.- Я вернулся.
   - И где тебя носило? Трудно было ответить?- не унималась девушка.
   - Я и сам не знаю, как такое могло получиться,- пожал я плечами.- По моим ощущениям прошло всего несколько минут с тех пор, как я покинул Башню и угодил в воронку...
   - Что еще за воронка?- не поняла Эллис.
   - А я знаю? Хотя... у меня есть подозрение, что здесь не обошлось без одного моего знакомого шамана... Ну, это ладно...- я повернулся к Альгою:- Тебя-то как угораздило оказаться в Башне?!
   - Спроси что полегче!- проворчал алхимик.- Как говорится: пришел, ничего не понял, влип... Я только на секунду заглянул внутрь маяка. А оттуда на меня набросилось... что-то. Хрень какая-то - словами не опишешь. Я попытался от нее удрать. Добрался до этого дома - укрыться здесь все равно больше негде. А она за мной. Я - в подвал. Она за мной! Надеялся спрятаться от нее. А она просочилась сквозь дверь и набросилась на меня... Потом ничего не помню. Очнулся в сумерках, а надо мной это пугало... Агобар висит... Он рассказал мне обо всем, что знал. Я первым делом связался с тобой, потом с Эллис... Как-то так...
   Повествуя о своих "подвигах", Альгой запинался от волнения, словно снова переживал тот кошмар, в который угодил благодаря своему любопытству.
   Да и я хорош! Послал друга в проклятую деревню...
   Но самое худшее было уже позади.
   - В следующий раз не будешь совать свой нос, куда не надо,- буркнула Эллис и обратилась ко мне:- Расскажи, как у тебя все прошло. Что там, в Башне?
   - Просто жуть...
   Мой рассказ занял минут двадцать - и это я еще обошелся без лишних подробностей.
   - Удивляюсь, как тебе вообще удалось выпутаться из этой истории,- констатировала девушка.- Подобные квесты не рассчитаны на таких, как ты. Класс не подходящий, слишком слабая ментальная защита и все такое.
   - И темнее менее.
   Мы помолчали.
   - А что теперь?- спросил Альгой.- Я бы не прочь смотаться в Междумирье: устал, как пахатливый конь.
   - Какая самокритика!- фыркнула Эллис.- Похоти в тебе, на самом деле, хоть отбавляй.
   - Я совсем не это хотел сказать!- покраснел алхимик.- Я имел в виду коня, который землю пашет.
   - Все ты правильно сказал...- проворчала магичка.
   - В общем, я рад, что все хорошо закончилось,- поспешил сменить тему Альгой.- И если у вас больше нет никаких дел в Аквине, то я хотел бы вернуться в Вальведеран. Ноги моей больше не будет в этой деревне.
   Эллис пожала плечами, а я сказал:
   - Можешь идти, если так приспичило. А у меня есть еще одно дельце: нужно закончить квест леверленга.- Я посмотрел на девушку: - Да и отпустить бы его не мешало. Все-таки, если бы не он...
   - Так уж и быть,- неохотно согласилась со мной Эллис.- Отпущу.
   - Вы идите, а я вас здесь подожду.- Альгой категорически отказывался спускаться в подвал. Но как только девушка направилась к лестнице, алхимик попросил меня задержаться: - Кириан, можно тебя на минуту...
   Он подошел ко мне и шепотом спросил:
   - Ты рассказал Эллис о моей интрижке с женой лорда Гальпериса?
   В глазах - заблаговременный упрек.
   - Нет, конечно!- поспешил заверить я его.
   Он вздохнул с облегчением.
   - И не рассказывай. Пусть это будет нашей маленькой тайной.
   Ну и жук...
  
   Леверленг продолжал висеть в центре пентаграммы. Увидев меня, он насторожился:
   - Моя шкатулка?
   Я достал предмет из рюкзака, но прежде чем отдать Агобару, спросил:
   - Что в ней?
   - Кое-что... личное.
   Ладно уж... Я протянул шкатулку леверленгу.
   Он взял деревянную коробочку обеими руками, впился в нее жадным взглядом, облегченно вздохнул и тихо произнес фразу на каком-то непонятном мне языке. Крышка тут же открылась. Призрак опустил в нее руку и извлек на свет...
   ...сердце?
   Сухое, скукоженное от времени сердце.
   - Оно мое,- пояснил Агобар, заметив наше с Эллис удивление.
   После чего он без проблем поместил его в свою грудную клетку и разжал пальцы.
   Сердце осталось на месте чужеродным предметом. Однако такое положение вещей сохранялось недолго. Вдруг я заметил, как оно вздрогнуло и начало наливаться соком жизни. К нему потянулись артерии, ожили кровеносные сосуды. Сердце начало медленно пульсировать... а тело леверленга терять бесплотность. Оно отяжелело и плавно опустилось на пол. Уже через три минуты перед нами стоял обычный человек в магической робе. Взглянув на нас, он довольно усмехнулся, сделал шаг и... свободно покинул пределы пентаграммы.
   Мы с Эллис попятились, не зная, что ожидать от призрака, вновь ставшего человеком. Девушка потянулась к плети, я обнажил Когти...
   - Не бойтесь, я вас не трону,- вполне дружелюбно проговорил Агобар.- Ведь именно вы вернули меня к жизни. И за это я перед вами в долгу... Я верну его, как только представится такая возможность. А сейчас... Прощайте!
   Он взмахнул рукой и исчез.
  
  
   Задание "Шкатулка Агобара" - выполнено!
  
   + 5000...
  
  
   Напряженность, витавшая в Зале Единения, была почти осязаема на ощупь. Богиня Явалла была нынче бледнее обычного и с трудом сдерживала эмоции, отчего по поверхности стола, к которому она прикасалась то и дело расползались ледяные узоры. Афир нервно курсировал между колонн, подпиравших высокий потолок, и ему трудно было демонстрировать привычную для него невозмутимость и равнодушие. Бран увлеченно вырезал из куска малахита фигурку гнома, но то и дело стрелял глазками по сторонам, приглядывая за своими братьями и сестрами. Обычно, когда Вьент и Старос играли в кости, они забывали обо всем на свете. Но сегодня игра протекала вяло, а огромный и неуклюжий повелитель высокогорий злился чаще обычного и придирался к каждой мелочи, доводя до белого каления глыбообразного Вьента. Равангор страдал от ожидания больше других. Он уже давно не покидал водной стихии, и чувствовал себя на суше преотвратительнейше. Его жабры быстро подсыхали, и ему то и дело приходилось окроплять себя водной взвесью, раздражая других собравшихся.
   Остальные Боги выглядели более уравновешенными и спокойными, но только внешне. Удкуш медитировал... или делал вид, что медитирует, а на самом деле сканировал состояние окружавших, выявляя их слабые стороны. Таносса казалась расслабленной и смотрела на мир сквозь слегка приоткрытые ложные веки, то и дело показывая змеиный язык. Канарок непринужденно менял облик, временами представая в образе одного из присутствовавших в зале побратимов. Карракш раздраженно скалился, бросая нетерпеливые взгляды в сторону входных дверей, а Яри и вовсе предпочла уединиться в самом дальнем уголке зала. Скрестив руки на груди, она уставилась в пол, уже почерневший и дымившийся от ее пристального взгляда.
   Наконец произошло то, чего так долго ожидали Боги: двери распахнулись, и в зал грациозно вошла величественная Богиня Смилион.
   - Какого хрена, дорогая сестричка?!- нервно воскликнул Карракш, увидев появившуюся Светлоокую.
   - Да,- подал голос Старос.- Ты попросила нас собраться, оторвав от более важных занятий, а сама опаздываешь. Нехорошо, милочка!
   - А посему не будем терять времени и сразу перейдем к делу,- сказала Смилион. Пробежавшись взглядом по лицам присутствовавших, она отыскала Яри и продолжила:- Я собрала вас всех для того, чтобы обсудить недостойный поступок нашей с вами сестры. Как вы, должно быть, знаете, на днях она покушалась на жизнь Калеоприс...
   - На самом деле?- выпучил рыбьи глаза Равангор.- О какой из сестер идет речь?
   - И кто такая Калеоприс?- почесал лавообразную макушку Вьент.
   - Тебе следовало бы почаще появляться на суше, любезный братец,- упрекнула Светлоокая повелителя вод и пояснила:- Речь идет, конечно же, о Яри.- А каменной глыбе ответила со снисхождением, зная его короткую память и полную отрешенность от мирской суеты:- А Калеоприс - это последняя дриада Годвигула, которая находится под моим покровительством. Всем...- она снова взглянула на Вьента, поморщилась.-... Большинству из вас известна моя привязанность к этому существу. И пытаясь убить ее, Яри прекрасно понимала, какую боль она причинит мне своим подлым поступком.
   - Яри?!- удивился Равангор. Он отыскал притихшую в углу Богиню и разочарованно произнес: - Сестричка, как же так?
   Яри не удостоила его своим вниманием, а яростно атаковала непосредственно обвинительницу:
   - Ты сама во всем виновата!- почувствовав, что ее время пришло, она вышла на середину зала и продолжила:- Я давно закрывала глаза на то, что ты суешь свой нос в мои дела. Я позволила твоим подопечным поселиться в Вальведеране. Я посылала помощь в Изумрудный лес, когда орки готовы были продавить хрупкую эльфийскую оборону...- при этих словах Карракш едва заметно поморщился.- И после всего того, что я для тебя сделала, ты попыталась распространить свое влияние на моей территории! Такова твоя благодарность?!
   - Не моя вина, что хумансы предпочитают меня, а не тебя,- сдержанно ответила Смилион.- Может быть, причина в том, что ты слишком плохо заботишься о своих подопечных? А еще ты ведешь себя, как малое несмышленое дитя, которое старается всем доказать, что оно уже взрослое. Ты погрязла в интригах, пытаясь стравить всех нас,- она широким жестом обвела рукой по залу,- не думая о том, к чему это может привести.
   - Ты лжешь!- зашипела Яри, вызвав зависть у змееголовой Таноссы.
   - Я давно уже присматриваю за тобой и могу предъявить все необходимые доказательства,- с готовностью ответила Светлоокая.
   - С этого места, пожалуйста, поподробнее,- попросил заинтересовавшийся Удкуш.
   - А я уже давно замечаю, что хумансы обнаглели выше всякого предела,- подала голос Таносса.- В последнее время они стали появляться даже там, где о них и слыхом не слыхивали. Недавно видели одного такого в самом сердце Везимара... Я пока что наблюдаю, не вмешиваюсь, но ведь всему есть свой предел.
   - А другой обманом пробрался в самое сердце моих владений и похитил... одну очень ценную вещь,- заявила Явалла.
   - Согласен, обнаглели людишки,- кивнул Старос.- Житья от них не стало. Мало им Карнеолиса. Все норовят сунуть свой нос, куда не следует. Одни беды от них.
   - Не вижу проблемы,- пророкотал Карракш.- Одно ваше слово, и камня на камне не останется от этого Карнеолиса.
   - Давно уже пора,- пробормотал Вьент.
   Яри окинула взглядом присутствовавших, нервно взвизгнула:
   - Да вы что - с ума здесь все посходили?! Границы территорий незыблемы! Или вы забыли наш уговор?!
   - Не мы, сестричка, не мы,- упрекнул ее Удкуш.- Это твои хумансы вечно лезут на правый берег Арагира и охотятся на ни в чем не повинных гоблинов.
   - Это твои людишки мечтают под корень уничтожить моих подопечных,- поддержал его Старос.
   - Всюду, где бы они ни появились - только кровопролитие и беды,- высказался Равангор.
   - И гадят везде, где только ступает их нога,- поставил жирную точку Афир.
   Яри была растеряна до предела. Она и не ожидала всеобщей поддержки, но чтобы так...
   Она бросила полный упрека взгляд на Смилион, прекрасное личико перекосила уродливая гримаса:
   - Ну, что, довольна?
   Заметив высокомерную усмешку на устах Светлоокой, она решительно сказала:
   - Чтобы ноги твоей не было в Вальведеране. Это мой город! И эльфам в нем не место. Пусть убираются, завтра же, все!
   - Ты уверена?
   - Еще бы! И дриаду свою забирай!
   - Ты еще об этом пожалеешь,- от слов Смилион повеяло холодом...
  
  
   Приснится же такое!
   И вообще, в последнее время мои сновидения стали предельно яркими и живыми.
   К чему бы это?
   Впрочем, уже через пять минут я обо всем забыл, погрузившись в дела насущные.
   А таковых у меня было предостаточно. Но больше всего меня интересовала шкатулка с именем Арвена Гурита...
   Неужели в ней - по аналогии - хранится сердце пропавшего авантюриста?!
   Чтобы узнать, прав я в своих предположениях или нет, мне следовало ее открыть. И я заранее знал, что сделать это будет непросто. Мне уже приходилось иметь дело с подобными шкатулками. Никаких замков, по крайней мере, обычных. Коробочка была магической, открывалась заветным словом, а не ключом. И это слово знали обычно двое: тот, кто ее изготовил, и тот, кто ее заказал. Имя заказчика, если им был не Хозяин Башни Теней, узнать было затруднительно. Впрочем, и его имени я тоже не знал. А вот имя мастера...
   Вернувшись в Вальведеран и удобно расположившись в своем Убежище, я первым делом изучил шкатулку. На дне я обнаружил затертое клеймо изготовителя. Звали его Гаридан.
   К сожалению, это имя мне ни о чем не говорило. Я, конечно, мог навести справки, но будет ли от этого толк? Я мог рассчитывать лишь на то, что мне удастся отыскать записи мастера, содержащие имя заказчика и кодовое слово. Но, во-первых, сделать это будет непросто. Что, если не существовало никаких записей? Или резчик жил во времена Старых Богов, и его записи попросту не сохранились? А во-вторых, проблема снова упиралась в имя заказчика.
   Таким образом, если я собирался ознакомиться с содержимым шкатулки, сперва мне нужно было узнать о том, как звали Хозяина Башни Теней.
   Другого выбора у меня не было. Вскрыть такую шкатулку было невозможно. Сломать - да, но в этом случае ее содержимое будет уничтожено.
  
  
   Дополнительное задание: узнайте имя Хозяина Башни Теней.
  
  
   Кроме этого, мне уже пора было заняться выполнением задания, полученного от Матушки Тени. И хотя я подсознательно пытался отсрочить неизбежное, рано или поздно мне придется это сделать.
   Таким образом, на сегодняшний день я наметил следующие шаги: навести справки о Хозяине и изучить подступы к особняку Нуриана Пандрагаста - раз уж именно его я решил принести в жертву Древнему Божеству.
   Выбравшись из колодца, я направился на улицу Роз, где обитал один знаток древностей. Однажды я помог ему в одном щекотливом вопросе, так что за ним с тех пор числился должок. Поэтому существовала вероятность того, что он не откажет Проклятому в таком пустяке, как информация.
   Особняк Пандрагаста оставался на закуску.
   Несмотря на то, что день был в самом разгаре, улицы на окраине Вальведерана выглядели непривычно пустыми. Меня это вполне устраивало, потому что не нужно было лишний раз кутаться в плащ и искать обходные пути. Правда, чем ближе к центру, тем больше становилось народу. И все они спешили, причем, в одном и том же направлении. Такое случалось, например, во время выезда короля, не особо баловавшего подданных своим вниманием, или появлении в столице какой-нибудь знаменитости. И народ спешил на центральную площадь, чтобы узреть своего кумира. Однако прислушавшись к ненароком брошенным горожанами фразам, я пришел к выводу, что на этот раз происходило нечто более серьезное и даже пугающее. Я еще некоторое время пытался убедить самого себя в том, что мне послышалось, что я неправильно понял, что горожане ошибались, ненамеренно раздувая досужие сплетни. Но добравшись до улицы, ведущей в направлении северных ворот, собственными глазами удостоверился в том, что это происходит на самом деле.
   Эльфы покидали Вальведеран.
   Они шли налегке, прихватив с собой только то, что смогли унести в руках. В основном это было оружие и небольшие узелки с милыми сердцу пожитками. Гордости ушастым было не занимать, поэтому уходили они с достоинством, с высоко поднятыми головами. И старались не обращать внимание на доносившиеся из толпы зевак крики:
   - Убирайтесь в свой лес!
   - Нечего вам делать в нашем городе!
   - Карнеолис для людей!
   Толпа была решительно настроена.
   И когда только случились столь разительные перемены в отношении горожан к уроженцам Изумрудного леса?! Что-то я прежде не замечал в них такой ненависти. Неприязнь - да, была. Я и сам относился к эльфам без особого пиетета. Но назвать это ненавистью? Нет, вряд ли. А сейчас я был свидетелем крайне негативного отношения коренных к пришлым, представителей одной расы к носителям отличительных черт другой. Да, они были другими, но это не мешало на протяжении веков плечом к плечу сражаться против общих врагов. Случались недоразумения, но внутри сообщества хумансов их было несравнимо больше. А отношения с эльфами можно было с полным правом назвать достойными примера. Так что же случилось?
   Кажется, я знал ответ лучше, чем кто-либо другой.
   Этот сон...
   Возможно, и не сон вовсе. Скорее было похоже на то, что каким-то неведомым образом мне удалось стать свидетелем реальных событий, произошедших в Обители Богов, недоступной ни Смертным, ни Звездным. Ссора между Смилион и Яри набирала обороты и уже привела к последствиям, которые, как мне казалось, очень скоро скажутся на всем Годвигуле. И боюсь, это было только начало.
   Я стоял в толпе, которая, к счастью, не обращала на меня никакого внимания, занятая освистыванием ушастых, провожал взглядом уходивших эльфов, осуждающе посматривал на особо рьяных сторонников Яри, которые помимо слов бросали в приверженцев Светлоокой Богини гнилые овощи и даже небольшие камни. У эльфов хватало самообладания, чтобы не отвечать на эти дикие выпады, потому как любой симметричный ответ мог привести к резне. Возможно, именно этого и добивались бузотеры, но наталкивались на непроницаемую стену равнодушия.
   Впрочем, не все горожане проявляли агрессию и ненависть в отношении покидавших Вальведеран эльфов. Я заметил, что многие провожали их с сожалением и даже тоской. Ведь всякий понимал, что отныне город будет не тот, что прежде. И пусть эльфов в нем и в лучшие времена было не особо много, но с давних пор они стали неотъемлемой частью столицы. Предпочитая держаться в своем квартале, их, те не менее, можно было встретить в любом уголке Вальведерана. Эльфы-торговцы, эльфы-стражники, эльфы-маги, эльфы-воины - они все уходили из города, внезапно ставшего для них чужим.
   Толпа особо оживилась, когда появилась дриада Калеоприс. Она шла в середине колонны, глядя вперед, не обращая внимания на выкрики в ее адрес и летящие камни. Снаряды не достигали полубогини, натыкаясь на защитный экран магического купола, прикрывавшего вместе с ней и шедших рядом жрецов.
   Яри, Яри, что же ты творишь...
   Калеоприс была не только и не столько представителем Светлоокой в столице Карнеолиса. Она защищала город от бед, какой бы природы они ни были. Именно по этой причине ревнивая Богиня-покровительница человечества однажды позволила ей поселиться в Вальведеране. Но даже Боги быстро забывают добро. А зло... Не было никакого зла со стороны Калеоприс. Кажется, во всем Годвигеле не было другого такого существа, миролюбивого и безвредного. И я не ошибусь, если предположу, что именно она убедила Смилион покинуть Вальведеран без лишних эксцессов. Потому как сама Светлоокая вряд ли смирилась бы с унижением изгнания без боя.
   Замыкали колонну представители Звездных кланов, оставшиеся верными своей Богине. И что меня больше всего расстроило, вместе с эльфами уходили и Пролески...
   А значит, и Кареока.
   Но как я ни вглядывался в лица, так и не смог отыскать знакомого, при виде которого всякий раз начинало учащенно биться сердце.
   Звездным, особенно не-эльфам, доставалось вдвойне от ревнителей Богини Яри. Как будто в них видели предателей. Камни и гниль летели в них со всех сторон, и худо бы им пришлось, если бы не защитные купола, воздвигнутые магами. В отличие от флегматичных коренных эльфов, Звездные с трудом сдерживались от ответки. Но, видать, с ними провели разъяснительную беседу, поэтому они старались держать себя в руках, но при этом многие не скрывали ярости и гнева.
   Нет, не было Кареоки среди уходивших. Но чтобы удостовериться лишний раз, я послал ей запрос. Однако ответа не получил. Так что было непонятно, осталась ли она в Вальведеране или же покинула город заранее.
   Не увидел я в толпе ушастых и еще одного знакомого. Сатаниэля. Правда, он, хоть и являлся эльфом, но верой и правдой служил другой Богине - Яри. И уж этого подонка никакими силами не выставишь из столицы.
   Пришло сообщение от Альгоя, только что вернувшегося в Годвигул:
  
   "Ты уже в курсе того, что творится в Вальведеране?"
  
   "Да. Я сейчас на месте событий".
  
   "Может быть, ты мне объяснишь, что происходит?"
  
   "Может быть. Встретимся позже, когда закончу намеченные дела".
  
   "Договорились. Ты знаешь, где меня найти".
  
   Вчера Альгой, вопреки опасениям, вернулся в Вальведеран вместе с Эллис, по доброте душевной решившей приютить опального алхимика. Адрес был мне известен, поэтому я собирался сначала разобраться с собственными проблемами, а уж потом удовлетворить любопытство приятеля.
  
  
   Глава 7
  
  
   Знатока древностей с улицы Роз звали Эльгард. Его познания в истории Годвигула были значительно выше той информации, которую можно было почерпнуть из энциклопедии мира. И если бы мне потребовалось навести справки, касавшиеся прошлого, я отправился бы к нему, а не в архив. После нашей случайной - и в чем-то судьбоносной для Эльгарда - встречи, он покинул Вальведеран и вернулся совсем недавно. Именно поэтому, а еще, чтобы сэкономить время на поиски, я и решил обратиться за помощью именно к нему.
   Но прежде, проводив взглядом свернувшую за угол колонну изгнанных почитателей Светлоокой Богини, я зашел в переулок и связался с еще одним знакомым, судьба которого была мне небезразлична, и который мог прояснить происходившее.
  
  
   "Привет, Сэнвен. Что случилось? Почему эльфы покидают Вальведеран?"
  
  
   Ответ пришел почти сразу, но совсем не тот, что я ожидал:
  
  
   "Извини, сейчас не самое удобное время для расспросов. Позже я сама с тобой свяжусь".
  
  
   Что ж, понимаю и не настаиваю.
   Я отправился на улицу Роз.
   Эльгард жил в собственном доме, прислугу не держал, поэтому сам открыл мне дверь, но, увидав перед собой Проклятого, насторожился, подслеповато щурясь.
   - Благословенные Боги, ты ли это?!- узнал он меня.
   - Порой я и сам в этом не уверен. Столько всякого случилось со времени нашей последней встречи.
   Хронист не спешил распахивать дверь настежь и продолжал стоять в проходе, разглядывая неожиданного посетителя.
   - Помнишь, ты говорил, что я всегда могу рассчитывать на твою помощь, если таковая понадобится? Это как раз такой случай.
   -Ах, да, что ж это я...- опомнился он, сдвинувшись с места.
   Я нырнул в прохожую, а потом последовал за хозяином дома в его кабинет. Несмотря на испортившиеся отношения с обитателями Карнеолиса, некоторые из них, к счастью, готовы были пренебречь возможными осложнениями с могущественной Богиней.
   - Что случилось? За что такая немилость?- заинтересовался Эльгард.
   - Долго рассказывать. А если в двух словах: мне пришлось выбирать между двумя Богинями, так что в любом случае результат был бы таким же,- я красноречиво провел пальцами по сверкающей татуировке на моем лице.
   - Однажды я говорил, что избранный тобою жизненный путь не доведет до добра,- назидательно произнес он.
   - Да, ты был прав. Но что теперь-то об этом говорить?- я упал в предложенное кресло у камина. Эльгард уселся напротив.
   - Чем могу помочь? Ты же знаешь, мой кругозор ограничен пылью истории...
   - Именно поэтому я здесь... Кстати, ты в курсе, что в данный момент происходит в Вальведеране?
   - В этом городе постоянно что-то происходит, и я уже давно не пытаюсь проследить все перипетии событий.
   - Эльфы покидают столицу.
   Он не удивился:
   - Рано или поздно это должно было произойти. В последнее время отношения между Смилион и Яри были слишком натянуты. А если заглянуть вглубь истории...
   - Я бы с удовольствием погрузился вместе с тобой на самое ее дно, но в данный момент у меня не так много времени,- прервал я его многообещающее вступление.
   - Вот-вот, именно от нежелания знать прошлое мира и исходят все наши беды!- потряс у меня перед носом указательным пальцем самозабвенный хронист. Ему было чуть больше сорока, но ворчал он порой как древний старец.- Если бы сильные мира сего почаще обращались к анналам, нам удалось бы избежать множество бед и недоразумений. Ведь, по сути, все, чему мы являемся свидетелями, происходило и в прошлом. Эти дрязги между Богами, упадок нравов, всеобщее ожесточение...- Заметив мой красноречивый упрек, он осекся.- Ну, так с чем ты ко мне пришел?
   - Моя проблема имеет прямое отношение к излюбленной тобою теме... Ты слышал что-нибудь о деревне Аквин, расположенной на побережье в часе ходьбы на юго-восток от Вальведерана?
   - В общем-то, Аквина уже давно существует. А когда-то, да, была такая деревушка, в которой обитало несколько рыбацких семей. Но однажды их всех перебили. Жуткая была история, скажу я тебе, хотя до сих пор достоверно неизвестно, что там приключилось на самом деле.
   - Я расскажу об этом, если, конечно, тебе интересно.
   - Еще бы! Об этой бойне я вскользь упомянул в одной из своих незавершенных работ, поэтому буду рад выслушать тебя и дополнить свой труд новыми сведениями... если, конечно, это не досужие домыслы.
   - Я узнал об этом от очевидца, которому можно верить.
   - С интересом выслушаю твою историю.
   - Обязательно, но позже. А сейчас меня интересует кое-что другое... Рядом с деревней стоит маяк. А напротив него, на мысу, возвышаются руины башни...
   - Да, есть такие,- кивнул Эльгард.- Я и сам однажды побывал там, но не обнаружил ничего, достойного внимания. Башню разрушили еще во времена Старых Богов, так что мало что сохранилось.
   - Вот, мы подошли к сути вопроса: тебе известно имя ее владельца?
   Эльгард наморщил лоб.
   - Точно не могу сказать. В древних летописях его все чаще называли Хозяином Башни.
   - Это и я знаю! Но мне нужно его настоящее имя.
   Хронист заметно сник. Должно быть, мой вопрос заставил его лишний раз убедиться в том, что даже его познания далеки от совершенства.
   - Если это так важно, я могу полистать хроники...- начал было он.
   - Это очень важно!
   - Хорошо, я займусь этим, как только останусь наедине со своими книгами. Теперь мне и самому стало любопытно, как же его звали на самом деле.
   - А что тебе вообще о нем известно?- спросил я.
   Эльгард снова напряг извилины.
   - Если честно, этой темой я никогда особо не интересовался. Но после твоего ухода я обязательно восполню этот пробел.
   - В таком случае, я сам расскажу тебе о нем все, что знаю. Возможно, это поможет тебе в твоих поисках... Так вот, Хозяин Башни владел клочком земли на побережье и занимался какими-то опытами в области магии. У него была любимая жена, родившая ему дочь. Но потом в Башне произошла трагедия. Сначала умерла женщина, потом ребенок. И Хозяин повредился рассудком. Он приложил все усилия, чтобы вернуть любимых, и ему удалось открыть портал в Город Призраков...
   - Вот оно что!- стрельнул бровями Эльгард.- В одной из рукописей мне попадалась похожая история. Возможно, речь шла именно об этом человеке. Нужно будет покопаться в бумагах.
   - Я еще не закончил. Бог Янсатх не пустил Хозяина Башни в Город Призраков, где тот рассчитывал найти свою семью. Но пообещал помочь, если Хозяин принесет чудовищную жертву. Тот согласился и за малым не выполнил условия договора, принеся жителям Годвигула немало горя. Но, в конце концов, его удалось угомонить. Башня стала частью Мира Теней, а он сам - преданным слугой изгнанного Бога Янсатха, охраняющим вход в Город Призраков.
   - Браво!- похлопал в ладоши Эльгард.- Только что тебе удалось меня удивить. Но... Откуда ты все это знаешь?!
   - Я... побывал в Башне Теней и встречался с ее Хозяином. Это он уничтожил деревню Аквин за то, что ее жители хотели гораздо больше, чем заслуживали.
   Эльгард пристально посмотрел на меня.
   - Вот что мне нравится в вас, Звездных... вы не боитесь совать свой нос во все, что дурно пахнет. И результаты вашего любопытства порой приносят желанные плоды познания... Что ж, как и обещал, я возьмусь за дело. И если ты заглянешь ко мне, скажем, завтра, возможно, мне удастся кое-что разузнать по интересующему тебя вопросу.
  
  
   +1500
  
   Задание "Призраки прошлого" обновлено: Навестить Эльгарда и узнать о результатах поисков.
  
  
   - Если это все...- хронисту не терпелось взяться за работу.
   - Есть еще пара вопросов.
   - Спрашивай!- великодушно позволил Эльгард.
   - Тебе знакомо имя Арвен Гурит?
   Мой собеседник выразительно хлопнул глазами:
   - Ты спрашиваешь, известно ли мне имя родного дяди, непутевого брата моего отца?!
   - Он твой дядя?!
   Неожиданно...
   - Был им, покуда не исчез лет тридцать назад.
   - Вот, вот, об этом я и хотел поговорить. Что тогда произошло?
   - Понятия не имею. Я в ту пору был еще сопливым юнцом, многого не понимал. Но... Ты знаешь, вот сейчас, когда мы об этом заговорили... Он ведь тоже интересовался деревней Аквин. Да, да, да... Теперь припоминаю... Как раз после того, как появился этот интерес, он и исчез.
   - Что ему нужно было в деревне?
   - Ну и вопросы у тебя, Кириан! Не помню я, давно это было... Впрочем, он был одержим идеей собрать комплект Лучезарных Доспехов...
   - И каковы были его успехи на этом поприще?- насторожился я.
   - Насколько мне известно, ему удалось раздобыть только один предмет.
   Я замер:
   - Какой?
   - Мой дядя был сам себе на уме. К тому же о подобных вещах не распространяются, тем более, не докладывают совсем юному родственнику, который за всю свою жизнь не получил от дяди ничего, кроме широкой улыбки.
   - Значит, ты понятия не имеешь, где этот предмет может теперь находиться,- догадался я.
   - Именно.- Он уставился на меня.- Погоди, погоди... А ты, стало быть, тоже решил попытать счастье и собрать весь комплект?
   Я промолчал.
   - Бесперспективное это занятие. И очень опасное. Но когда это вас, Звездных, останавливало?
   - А тебе самому что-нибудь известно о Доспехах?
   - Нет. Я не интересуюсь этой темой. Хотя... Жезлом Смилион обладает эльфийский Патриарх, и об этом известно всем. А еще одна часть комплекта, как я слышал, хранится во владениях фейри...
   - Хранилась. Теперь ее там нет.
   - А, позволь спросить, откуда ты узнал о моем дяде Арвене?
   - Один... человек дал наводку. Я начал поиски...
   - И?..
   - Его следы привели меня в деревню Аквин. Там он и исчез. Есть подозрение, что он пытался проникнуть в Город Призраков...
   - Это на него похоже,- проворчал Эльгард.- Признаюсь честно, именно пример моего дяди привел меня однажды к изучению истории Годвигула. Арвен Гурит всю свою жизнь искал клады. Я и сам мальчишкой грезил несметными сокровищами, зарытыми в землю нашими предшественниками. И даже занимался поисками одно время, но очень скоро - и своевременно! - понял, что это не мое призвание. А вот история... На самом деле это кропотливая работа, и в чем-то даже опасная...
   - Конечно,- согласился я.- Всегда существует опасность умереть от скуки.
   - Что бы ты в этом понимал...- поморщился он.- Нет, я имел в виду опасность иного рода. Порой хронисту удается наткнуться на информацию, обладание которой может стоить ему жизни. Да и Боги не поощряют излишнего любопытства к прошлому... Еще вопросы?
   - Да. В Башне Теней я нашел шкатулку. На ней стоит имя Арвена Гурита.
   - Сомневаюсь, что мой непутевый дядя решил оставить потомкам богатое наследство. У него не было ни того, ни другого. А даже если это так, меня богатства не интересуют. Я без колебаний променяю сундук с сокровищами на одну единственную редкую книгу. А от Арвена Гурита мне и подавно ничего не нужно.
   - Что так?
   - Этот проходимец доставил слишком много неприятностей нашей семье, чтобы чтить его память добрым словом. Но... это тебя не касается... Так что, я не собираюсь претендовать на эту шкатулку. Можешь оставить ее себе.
   - Не вопрос. Правда, я не знаю, как ее открыть. Шкатулка не простая, с секретом. Судя по клейму, ее изготовил краснодеревщик Гаридан...
   - Я понимаю твои затруднения,- усмехнулся Эльгард.- Гаридан был мастером своего дела. И хотя жил он и творил еще во времена Старых Богов, с тех пор так никому и не удалось открыть ни одну из его шкатулок. Лишь ему одному был известен их секрет.
   - А еще тому, для кого он эта шкатулка предназначалась,- подсказал я.
   - Да. И очень часто они уносили эту тайну с собой в могилу. После чего открыть шкатулку было уже невозможно... Кстати, ты в любое время можешь почтить его память, посетив Старое Кладбище. Он был похоронен в знаменитом Склепе Пиласа, где покоятся многие знаменитости прошлых времен... Теперь я могу заняться работой?
   - Еще кое-что...- Раз уж я попал в этот дом, то решил выжать из встречи с Эльгардом все возможное.- Во время нашей последней встречи я спрашивал тебя о...
   - Помню,- перебил меня хронист.- Увы, мой друг, мне нечем тебя обрадовать.
   - Жаль.
   Однажды я спросил Эльгарда, что ему известно о Звездных? Меня интересовало все: кто мы? откуда пришли? зачем?
   В тот раз хронисту нечего было ответить, но он обещал порыться в бумагах. Видать, придется ждать до следующей встречи.
   - Что ж, не буду тебя более отрывать от дел.
   Мы попрощались, договорившись встретиться через несколько дней, и я покинул гостеприимный дом Эльгарда...
  
   Следующей целью в моем списке неотложных дел был особняк Пандрагаста. Если я собирался доставить неприятности этому человеку, мне предстояло проникнуть в его жилище, так как старик очень редко покидал свой дом - и никогда без охраны.
   Добравшись до особняка, расположенного почти в самом центре города, я обошел его по кругу, осматривая подступы и пути отхода. Забрался на крышу соседнего дома и долго изучал режим патрулирования охраной внутреннего двора и парка, возможности проникновения внутрь строения, всматривался в окна, пытаясь определить, в какой из комнат мог находиться сам Пандрагаст.
   Лишь ближе к вечеру я покинул район, придя к неутешительным выводам: проникнуть в особняк будет гораздо сложнее, чем я предполагал. Здание старой постройки, больше похожее на крепость, с высокой оградой, толстыми стенами, маленькими окнами. Охрана периметра со знанием дела относилась к своим обязанностям, решетки на окнах были почти непреодолимой преградой на пути злоумышленника, но... я решил, что все равно найду способ добраться до Пандрагаста...
  
   Направляясь на встречу со своими друзьями, я почти не спускался с крыш, так как любое подозрительное лицо на улице, тем более, скрытое капюшоном или маской, сегодня, как никогда прежде, привлекало внимание бдительных прохожих. Причина тому была проста: искали притаившихся эльфов и прочих поклонников Светлоокой Богини. Лишь однажды мне пришлось спуститься на грешную землю, чтобы пересечь широкую улицу. Проходя мимо небольшой оружейной лавки, я глянул на витрину, не удержался и вошел внутрь.
   Хозяин по имени Милан уже готовился к закрытию, но все же решил задержаться, когда в помещение вошел потенциальный покупатель. Чтобы не пугать его своей физиономией, я активировал орочий браслет, гарантировавший мне 25 минут относительного равнодушия со стороны собеседника.
   - Лучшее оружие в Вальведеране. Высокое качество, низкие цены,- выдал Милан привычную фразу, которую произносили все до единого продавцы - не только оружия, и не только в столице.- Желаете приобрести что-то особенное?
   - Да,- ответил я и приблизился к подставке у окна, на котором возлежала изящная катана. Именно увидев ее, я решил заглянуть в лавку. С тех пор, как я лишился меча Карракша, мои пальцы скучали по обтянутой шершавой кожей рукояти. Хотелось снова ощутить вес настоящего оружия - особенно в связи с намечавшимися планами.
   - Прекрасный выбор!- отозвался торговец за моей спиной.- Это меч эльфийских мастеров - единственный в своем роде. Я получил его на днях - прямая поставка из Изумрудного леса. И вы уже не первый, кто им заинтересовался,- намекнул он мне.
   - Почему же он до сих пор не продан?
   - Это не самое дешевое оружие... Но оно того стоит!- поспешил добавить хозяин лавки.- Великолепная сталь, профессиональная заточка, а вот... взгляните на клеймо мастера: Изгарэль. Это имя знакомо каждому, кто знает толк в оружии.
   Я аккуратно снял меч с подставки... Он оказался тяжелее, нежели тот, с которым я не так давно имел дело. Взявшись за рукоять, я взмахнул катаной, пытаясь очертить круг в вертикальной плоскости...
   Лучше бы я этого не делал...
   Остро отточенное лезвие едва не отсекло ухо стоявшему передо мной торговцу, я сам неудачно выкрутил кисть, а больше всего пострадала ваза, разлетевшаяся на сотню осколков.
   - Изящный финт,- пробормотал побледневший Милан, сделав шаг назад.- Но вам не помешало бы еще взять пару уроков у настоящих мастеров.
   Слабая надежда на то, что я, не приложив никаких усилий, смогу владеть мечом, разбилась вместе с вазой. Нет, это, определенно, не меч Карракша. Тот оживал в моей руке. Он управлял мной, а я был лишь послушным исполнителем его воли.
   И, да, если я собирался освоить владение оружием, мне нужен был учитель.
   - Может, посоветуете кого?- спросил я торговца, поглубже натягивая капюшон. Едва не лишившись уха, он стал пристальнее присматриваться к моему лицу.
   - Я могу назвать десятки имен тех, кто в совершенстве владеет клинком. Люди, эльфы, гномы, орки... Звездные. У каждого свой стиль, свое предпочтение в оружии. Что касается катаны... Это эльфийский клинок, а значит, и учителя лучше искать среди эльфов. Да вот беда - поди найди теперь в Вальведеране хоть одного почитателя Светлоокой Богини.
   Да, погорячилась Яри, изгнав из столицы всех ушастых...
   - При этом не стоит забывать, что владение оружием - это настоящее искусство,- продолжал Милан.- И как всякое искусство оно требует прилежания, настойчивости, самоотдачи и, главное, времени. Чтобы научиться мастерству фехтования, могут понадобиться годы... Впрочем, вас, Звездных это не касается. Вам достаточно найти НАСТОЯЩЕГО МАСТЕРА и взять у него пару уроков.
   Да, Звездные обучались гораздо быстрее простых Смертных. Но мы снова возвращались к уже озвученному вопросу:
   - И где мне найти такого мастера?
   - Как я уже говорил, если речь идет о катане, то лучше всего обратиться к эльфам. Непревзойденным мастером считается Велент Агриэль. Он живет в Имале, но... Он уже давно не набирает учеников. Вот в чем загвоздка... Есть еще мастер Искераль, мастер Вилан, мастер Яваль...
   Вилан? Уж не тот ли это Арсоль Вилан, которого я вызволил из дуэргарского рабства и за которым числился должок?
   Возможно, он и не откажется преподать пару уроков, но для этого мне придется посетить Ималь...
  
  
   Задание "Эльфийская благодарность" - обновлено. Задача: эльф по имени Арсоль Вилан считается мастером владения холодным оружием. Возьмите у него пару уроков или получите причитающееся вознаграждение золотом.
  
  
   Я вернул меч на подставку. До тех пор, пока я не научусь им владеть, толку от него не будет. И Милан был со мной полностью согласен, а потому не стал настаивать на покупке. Правда, за разбитую вазу мне пришлось все же заплатить. И еще пару монет я добавил за информацию об учителе фехтования...
  
  
   Дом, в котором обитала Эллис, находился неподалеку от эльфийского квартала, на улице Семи Радуг. Кроме нее здесь жили и многие другие маги, отчего сама улица и ее окрестности считались наиболее безопасными в Вальведеране. Для добропорядочных горожан - да, пожалуй, но не для Проклятого вора. Мне пришлось проявить изрядную долю изобретательности, чтобы не попасться на глаза тому или иному чародею, каждый из которых мог разглядеть во мне персону, нежелательную для пребывания в столице королевства и особо разыскиваемую по наущению злопамятной Богини.
   Впрочем, судя по недавним событиям, у Яри и без меня хватало проблем. И это, помимо кольца, полученного от Ветератора, была одна из причин, по которой на мой след до сих пор не встал ее приближенный охотник за головами по имени Сатаниэль. Но случайностей никто не отменял, и мне приходилось скрываться, чтобы лишний раз не доставить радости той, которая однажды поклялась превратить мою жизнь в кошмар наяву.
   Поборов искушение войти в дом через распахнутое окно, я постучал в дверь.
   - Привет,- поздоровалась Эллис. За ее спиной маячил беспечный алхимик.
   Эллис занимала две комнаты на первом этаже. Второй еще вчера снимала эльфийка, зарабатывавшая на жизнь нанесением магических узоров на шелковые ткани. Но она, как и ее собратья, вынуждена была покинуть Вальведеран, и теперь второй этаж пустовал.
   - Ну, что нового в городе?- спросили меня, пропустив в дом.
   - Половина города увлеклась игрой "Отыщи спрятавшегося эльфа",- ответил я, примостившись у окна.- Смертные будто с ума посходили, рыщут по улицам, вламываются в подозрительные дома, ищут ушастых.
   - И как результаты?- спросила девушка.
   - Не очень. Эльфы покинули Вальведеран. Все.
   - И что за вожжа попала под хвост Яри?- пробормотал Альгой.
   - Она окончательно разругалась со Смилион. И вот результат.
   - Откуда такие подробности?- удивилась Эллис.
   - Да так...- я не стал рассказывать о сне, природа которого мне и самому была непонятна.- Единственное, чего я не пойму, это почему они ушли так безропотно, бросив дома и прочие пожитки? Целый квартал опустел... Впрочем, думаю, это ненадолго. У ворот уже собралась изрядная толпа, жаждущая раздела эльфийского имущества. Стражники и придворные маги с трудом сдерживают натиск.
   - Никакого раздела не будет,- сказал алхимик.- Уже все поделено между теми, кто поддержал изгнание эльфов... Ты думаешь, они ушли добровольно? Как бы не так! Ночью штурмовые отряды проникли в Эльфятник и захватили Священную Рощу. Они обещали не причинять вреда Калеоприс, если эльфы сдадутся без боя и покинут Вальведеран. Одновременно с этим по всему городу были блокированы базы кланов, находившихся под покровительством Смилион. Так что никто не смог прийти на помощь в Эльфийский квартал.
   - Да, силы были неравны,- добавила Эллис.- Говорят орки неожиданно отошли от границ Карнеолиса вглубь Хартлана, что позволило снять с линии фронта десятки кланов, преданных Богине Яри, и телепортировать их в столицу. Все произошло внезапно, но прошло слаженно, как будто заранее планировалось и тщательно разрабатывалось. Эльфы не ожидали такого коварства. Да и союзные с ними кланы были застигнуты врасплох...
   - Ты уже в курсе того, что Пролески ушли из города?- спросил меня Альгой.
   - Да, видел своими глазами.
   - А Кареока?
   - Не знаю. Она не выходит на связь,- вздохнул я.
   - У них не было ни единого шанса, Кириан,- заявила Эллис.- Яри заручилась серьезной поддержкой: десятки Звездных кланов, симпатии горожан, содействие короля Карнеолиса. И все были настроены решительно. Звездные эльфы готовы были сражаться до последнего, и только появление Смилион позволило избежать кровопролития. Она приказала своим подданным принять условия Яри и покинуть Вальведеран. Эльфам разрешили взять с собой только то, что они смогут унести в руках. Да и Звездные уходили налегке...
   - Знатная добыча достанется победителям,- буркнул Альгой.
   - А я думаю Смилион это так просто не оставит,- предположила магичка, и я был с ней полностью согласен.
   Мы поговорили еще немного, а когда совсем стемнело, я собрался уходить.
   - Можешь остаться и воспользоваться гостевой комнатой,- предложила радушная хозяйка.- Если что, там есть Личный Шкаф.
   - Нет, спасибо,- отказался я.- Прогуляюсь перед сном...
  
  
   Я крался к портовому кварталу, привычно прижимаясь к стенам, прячась в темноте, стремительно пересекая освещенные участки. Этой ночью город не спал. Верноподданные Богини Яри отмечали победу и грабили то, что еще не было разграблено в окрестностях Эльфийского квартала. Впрочем, чем дальше к окраинам, тем спокойнее было на улицах. Простой люд в большинстве своем остался не у дел, утерся и лег спать в преддверии следующего дня.
   Осилив половину пути, я увидел группу подозрительных людей. Они оставили телегу посреди улицы и устанавливали на перекрестке какой-то щит, прикрытый плотным пологом. Незнакомцы надежно прикрепили его к столбу-указателю и направились дальше. Преодолев еще метров пятьдесят, они сняли с телеги очередной щит и поставили его у стены дома...
   Какого черта?!
   Мне стало интересно, что за странная инсталляция происходит под покровом темноты? Почему не днем? И что это за щиты такие?
   Я украдкой вышел на перекресток, остановился у столба. Полог был не просто прочным - он туго обтягивал нечто плоское размером два на полтора. И снять его оказалось непросто. Чтобы не терять понапрасну времени, я выпустил Когти, вспорол неподатливое полотно и...
   ...отшатнулся назад, встретившись взглядом со своим отражением.
   Зеркало? Здесь, на перекрестке в Вальведеране?
   ЗЕРКАЛО?!
   И не одно. Повернув голову, я увидел, что прикрытые до поры до времени зеркала стояли вдоль всей улицы в оба конца.
   В порыве чувств я ударил в зеркало кулаком, но оно выдержало. Тогда я поднял с земли камень и швырнул его в свое отражение. На гладкой зеркальной поверхности не появилось ни мельчайшей трещинки.
   Мое сердце стянуло тугим обручем в предчувствии приближающейся беды...
  
  
   Глава 8
  
  
   Появившиеся на улицах Вальведерана зеркала стали причиной бессонницы этой ночью. А утром я первым делом решил сообщить о своих опасениях Альгою и Эллис и снова отправился на улицу Семи Радуг. Магичка встала рано и куда-то ушла по своим делам, а алхимик, едва услышав мой рассказ, рассмеялся и заявил:
   - Ты это серьезно?!
   - Не вижу ничего смешного,- проворчал я, не понимая причины веселья моего друга.
   - Расслабься, приятель, на тебе лица нет! Сейчас я все объясню, и мы вместе похохочем.
   - Ну-ну...
   Я дал Альгою высмеяться, после чего он сказал:
   - Зеркала появляются на улицах Вальведерана каждый год. Это традиция такая...
   - Традиция?!- я уже ничего не понимал.
   - Старая, как этот мир. Слушай... Давным-давно на Вальведеран обрушилась напасть: появилась какая-то тварь в женском обличье, которая убивала людей. Дама бродила по улицам, и всякий, к кому она прикоснется, на кого посмотрит, падал замертво. Говорят, что это была сама Смерть. Да-да, именно с большой буквы. Вроде как один из Древних Богов решил таким образом отомстить за свое изгнание и призвал костлявую в Годвигул. И никто не мог ее одолеть - ни воины, ни маги. Любой, кто вступал с ней в контакт, был обречен. Она методично истребляла население столицы. Когда люди перестали появляться на улицах, она стала заходить к ним в дома. В общем, настоящий кошмар. И вот, когда Вальведеран почти опустел, тогдашний хранитель городского архива нашел способ одолеть напасть. В одной из древних рукописей он прочитал о том, что избавиться от костлявой можно с помощью обычного зеркала. Подробностей не знаю, но вроде как, заглядывая в него, она наносила урон сама себе. Король тут же приказал изготовить сотни зеркал, которые расставили на всех улицах города. Это подействовало. Никто не знает, что случилось с костлявой дамой, однако после этого ее никто не видел. С тех пор раз в год на улицах Вальведерана появляются зеркала, и народ отмечает избавление от напасти массовыми гуляниями. В прошлом году мы неслабо покутили в день Тысячи Зеркал - я даже заработал дебафф Похмелья на целые сутки...
   - Странная история,- проворчал я.- Почему-то мне кажется, что ее придумали исключительно как повод для очередной попойки.
   Что ни говори, а праздники в Вальведеране отмечали регулярно: по крайней мере, раз в неделю проводились массовые вечеринки, гуляния, карнавалы, фестивали и так далее.
   Веселится и ликует весь народ...
   - Какая разница? Главное, что для твоих опасений нет ни малейшей причины... Кстати, как насчет того, чтобы гульнуть на день Тысячи Зеркал? Я уже договорился с Эллис. Ты тоже мог бы пригласить Кареоку. Вроде бы ты неровно дышишь в ее сторону. Так что прекрасный повод провести вместе время.
   - С моей рожей только на праздники ходить,- вздохнул я.- Да и с Кареокой нет связи, и это меня напрягает.
   Я пытался связаться с ней, как только вернулся в Годвигул. Увы...
  
   После разговора с Альгоем недавние страхи немного улеглись. Да и сами зеркала при свете солнца не выглядели такими уж зловещими, как ночью. К тому же отношение городского населения к ним лишь подчеркивало правоту слов алхимика. Ни у Смертных, ни у Звездных вид зеркал не вызывал ни настороженности, ни опасений. Напротив, люди радовались в преддверии очередного праздника, дававшего прекрасный повод отвлечься от треволнений последних дней. Да, эльфы ушли, но жизнь между тем продолжалась...
  
   На сегодня у меня были скромные планы: для начала я собирался снова навестить Эльгарда. Возможно, хронисту удалось найти в старых записях имя Хозяина Башни Теней?
   Впрочем, чем больше я размышлял по поводу моего основного задания, тем менее перспективным оно мне казалось. Посещение Башни не принесло ожидаемого результата: Арвена Гурита я не нашел. И возможно, теперь никогда не найду. Эльгард говорил, что его дядя искал возможность попасть в Город Призраков. А леверленг Агобар намекнул на то, что, возможно, Хозяин Башни мог выполнить его заветное желание.
   Но что ему там было нужно?!
   Наверное, и об этом я никогда не узнаю.
   Хотя...
   У меня была шкатулка, отмеченная именем Арвена Гурита. И это была еще одна непростая задача.
   Что в ней? И стоило ли ее содержимое того, чтобы ради него терять свое время?
   Думаю, да. После разговора с Эльгардом у меня появилось подозрение, что в шкатулке мог находиться один из предметов Лучезарных Доспехов. Возможно, я ошибался. Но проверить, прав я или нет, я мог, лишь открыв шкатулку.
   Как?
   Не знаю.
   Может быть, Карл Пройдоха поможет? Или, хотя бы, даст толковый совет?
   Возможно, я навещу его после того, как встречусь с Эльгардом.
   А еще Нуриан Пандрагаст. Он продолжал коптить небо, раздражая тем самым Матушку Тень...
   Однако, что больше всего меня волновало в этот день,- это молчание Кареоки. Что с ней? Где она? Почему не отвечает? Почему ее не было среди Пролесков, покидавших Вальведеран?
   Возможно, Сэнвен могла прояснить ситуацию?
   Я снова попытался связаться с эльфийкой, но теперь и она не отвечала.
   Проклятье...
   Чтобы хоть немного отвлечься от тревожных мыслей, я решил распределить очки достижений за полученный не так давно новый уровень. Это занятие всегда навевало положительные эмоции.
   Я присел на край крыши и открыл таблицу Развития.
   С Атрибутами все просто: Ловкость на уровне, и значительных улучшений от повышения показателя пока не предвиделось. Телосложение было важно, но я не мог поднять его выше основного Атрибута, каковым являлась Ловкость. К тому же с некоторых пор я стремился увеличить запас Маны, которой мне вечно не хватало для более эффективного использования активных Навыков. Поэтому три очка я вложил в Интеллект, а одно пожертвовал на Силу.
   Обычно с Навыками дело обстояло гораздо сложнее. Но не на этот раз. Богиня Яри отняла свой же дар - Застывшее Мгновение,- и я безвозвратно потерял 19 очков. Правда, вместо него я получил от Светлоокой вполне пригодный магический Щит. Но этот Навык был совсем слаб и нуждался в интенсивной прокачке. К нему я добавил три очка. При значении в 10 пунктов Щит становился прочнее и получал дополнительные свойства. Поэтому я заранее знал, на что потрачу очки, когда достигну нового уровня. Последний балл я вложил в телекинез. Почему? Потому что давно уже было пора развить этот полезный Навык, позволявший притягивать предметы на расстоянии. Это само по себе неплохо. Но было и еще кое-что. Прокачав его до двадцати, я становился счастливым обладателем противоположного эффекта, именуемого Отталкиванием. Звездные, достаточно хорошо овладевшие этим Навыком, были способны отражать летящие в них стрелы и отбивать метящее в них оружие. Жаль только, что эта идея появилась слишком поздно: с каждым новым уровнем достигнуть следующего - и получить за это причитающиеся очки развития - будет все сложнее.
   Но лучше поздно, чем никогда.
  
  
   Уровень: 41 Опыт: 459921/468000
   Атрибуты
   Остаток: 0
   Сила
   39(+5)
   Ловкость
   53
   Интеллект
   40
   Телосложение
   51(+2)
   Здоровье
   22730
   Мана
   400
   Физическая защита
   3591
   Магическая защита
   1582
  
   Навыки
   Остаток: 0
   Легкое колюще-режущее оружие
   30(+5)
   Арбалет
   15
   Карманная кража
   5
   Удача
   9
   Вскрытие замков
   10
   Скрытность
   25
   Ловушки
   10
   Обезвреживание
   20
   Рывок
   20
   Телекинез
   6
   Щит Смилион
   8
   Сын Тени
   30
   Ослепление
   5
   Маскировка
   5
   Прыжок в тень
   5
  
  
   Теперь можно было отправляться к Эльгарду.
   Добираясь до улицы Роз напрямки, мне пришлось пересечь бывший Эльфийский квартал. Ушастых здесь не было, зато, как и предвещал Альгой, появились новые обитатели из числа тех, кто оказал поддержку Богине Яри. Представители боевых кланов, прибывшие с восточной границы, осваивали законную добычу. Не знаю, по какому принципу происходил дележ - по численности кланов или же по вкладу в "общее дело",- но привычных в подобных случаях склок и недоразумений не наблюдалось. Должно быть, существовали некие договоренности. Жильцы въезжали в дома, в которых совсем недавно обитали эльфы. Я видел, как через двери выносилось, а из окон и вовсе выбрасывалось все то, что не соответствовало эстетическим нормам новых хозяев квартала: изящная мебель, декоративная растительность, домашняя утварь. Все это стоило немалых денег, и предприимчивый делец непременно воспользовался бы возможностью заработать на продаже трофеев. А эти попросту избавлялись от всего того, что им было не по вкусу. Я мог объяснить это лишь ненавистью, которую испытывали поклонники Богини Яри ко всему эльфискому.
   Я даже не предполагал, что в Годвигуле существовали такие расовые разногласия...
   Среди новых хозяев квартала я различил своих старых знакомых - представителей клана Куронские Волки. Не удивительно: эти ребята и прежде не отличались особыми моральными устоями. Им достался целая группа аккуратных домиков, расположенных неподалеку от Священной Рощи. Первым делом они пометили территорию щитами, украшенными волчьими головами, а потом начали расчистку, вытаптывая аккуратные грядки, вырубая ухоженные кусты и молодые деревья.
   Варвары, что с них возьмешь...
   У меня хватало своих предубеждений в отношении эльфов, но по сравнению с этими "защитниками чести и достоинства Богини Яри", ушастые выглядели эталоном благочестия.
   Сразу за Эльфийским кварталом располагалась резиденция клана Пролесков, именуемая Зеленым Домом, а по сути - добротный замок со всеми признаками фортификационного сооружения. И он тоже сегодня встречал нового владельца, который уже вывесил на шпиле свой стяг. Я узнал его, потому что эмблема Стражей Карнеолиса была известна каждому обитателю королевства. Это был один из самых многочисленных и могущественных кланов, находившихся под покровительством Богини Яри. И, как и полагается, самый лакомый кусочек достался именно ему.
   Я ничего не имел против Стражей. Клан, в отличие от тех же Волков, порядочный, престижный. Многие мечтали носить его эмблему, да только в свои ряды Стражи давно уже принимали лишь избранных в результате строжайшего отбора. Основное условие - преданность Богине. А кроме того - уровень не ниже сотого, основательная прокачка Навыков, положительные характеристики, а лучше всего - полезные знакомства, как в самом клане, так и при дворе Его Величества. Стражи были богаты и влиятельны. Их недвижимость была разбросана по всему Карнеолису. Дворцы, замки, рудники, плантации - все это приносило достаток и прибыль. На них работали состоятельные банкиры, умелые мастера-ремесленники и добытчики. Их воины сражались на самых горячих участках Восточного фронта, а лучшие из них служили при дворе в гвардии короля. Наконец, самый продвинутый Звездный - Маришаль Отважный - был главой именно этого клана.
   Не смотря на то, что Пролески на протяжении лет создавали Стражам заметную конкуренцию, до сих пор они мирно сосуществовали под одним небом. Однако стоило поссориться их покровительницам, и недавний мир готов был превратиться в кровопролитную войну между самыми могущественными кланами Годвигула. А захват Стражами Зеленого Дома делал это столкновение практически неизбежным.
   У дверей дома Эльгарда крутились городские стражники - встретились после дежурства и решали, какое из питейных заведений столицы лучше всего посетить в это время суток. Выбор был настолько велик, что обсуждение достоинств и недостатков местных таверн могло продолжаться до вечера, а я не хотел терять понапрасну время. Они стояли как раз у крыльца, и миновать их, не потревожив, было затруднительно. Чтобы избежать ненужного внимания к своей скромной персоне, я мог бы воспользоваться браслетом Равнодушия. К сожалению, его магия действовала всего лишь раз в сутки, и я предпочитал беречь ее на случай непредвиденных обстоятельств, когда не остается другого выбора. В данном же случае выбор у меня был: я мог проникнуть в дом хрониста через окно второго этажа, выходившее в переулок, распахнутое и приглашавшее особых гостей.
   Надеюсь, Эльгард не обидится...
   Улучив момент, я свесился с края крыши, толкнул ногой оконную створку, тут же опустился на подоконник, скользнул в дом и оказался в коридоре с двумя дверьми: одна вела в спальню Эльгарда, другая - в кабинет.
   Прислушался, пытаясь определить, где в данный момент находится хронист.
   Через пару секунд что-то мягко стукнуло в кабинете.
   Ну, конечно, где еще может быть человек, большую часть времени проводивший за чтением старых книг и рукописей?
   Я тихо приблизился к двери, толкнул ее и...
   ...увидел Эльгарда, лежавшего лицом вниз у письменного стола. Лужа крови увеличивалась в размерах, рискуя затопить все помещение. И я готов был поклясться, что шла она не из носа.
   Обычно я стараюсь сначала думать, а потом делать. Но случаются и исключения. Вот и сейчас я сначала шагнул в кабинет, и лишь после этого вспомнил о странном стуке, привлекшем мое внимание. Да и свежая кровь красноречиво говорила о том, что Эльгард умер только что. А значит...
   ...значит, убийца все еще находился в доме.
   Догадка была запоздалой, но все равно своевременной. Заметив на периферии зрения едва уловимое и стремительное движение из-за двери, я успел активировать Щит Смилион. Нож, метивший в сердце, наткнулся на непреодолимую преграду...
   ...как же кстати я улучшил недавно приобретенный Навык!
   Впрочем, защитная пленка все же лопнула, но свое предназначение она выполнила.
   Секундное замешательство нападавшего позволило мне его разглядеть. Это, определенно, был представитель Темного Братства - гильдии наемных убийц Годвигула. О чем красноречиво говорили и его черный облегающий наряд, и закрывавшая лицо маска, и техника нанесения ударов. О том, зачем он убил Эльгарда, я решил подумать потом, потому что замешательство моего противника прошло, и он снова был готов к действию.
   Ребята из Темного Братства - настоящие профессионалы. Редко кому удавалось при встрече с ними избежать неизбежного. Я, например, мог отнести себя к этим немногим счастливчикам, да и то - чисто условно. Если бы не вмешательство Пилигрима, его приятели непременно выполнили порученное им задание и доставили меня в логово Сатаниэля.
   В тот раз мне просто повезло. В этот же я мог рассчитывать только на себя. Как только в глазах нападавшего появилась осознанность, я активировал Рывок и налетел на него прежде, чем он успел ударить меня ножом повторно. Мы рухнули на пол рядом с телом Эльгарда: убийца в лужу крови, я - сверху него, успев перехватить руку с оружием. Я выпустил Когти, собираясь приколоть моего противника в полу, но парень оказался не промах. Подтянув ноги, он совершил бросок, отшвырнув меня через голову к книжному шкафу. Упал я довольно неудачно, и поэтому на ногах он оказался раньше, чем я. Убийца снова ринулся ко мне, но я активировал миниатюрный арбалет на запястье и тут же выпустил в нападавшего боевой дротик. Он легко пробивал незащищенное доспехами тело, хотя урон от него и был не велик. Но син успел увернуться, воспользовавшись Навыком, похожим на мой Рывок: он исчез с траектории полета снаряда и появился чуть в стороне. Я снова выстрелил. И снова не попал: дротик угодил в окно.
   Зазвенело, осыпавшись на улицу, разбитое стекло.
   - Эй, что у вас там происходит?- донесся до меня окрик снаружи. Судя по голосу - это был один из стражников, стоявших у крыльца.
   Наемник уже приготовил метательный нож, но в последний момент решил не испытывать судьбу, выскочил в коридор и был таков.
   Я бросился за ним, увидел лишь, как мелькнула его спина в оконном проеме. Когда я выглянул наружу, его уже и след простыл. Если он приходил за жизнью хрониста, то его задание было выполнено. За меня ему не платили, поэтому к потерям ассасина можно было отнести только задетое моей прытью самолюбие. Но при его роде занятий это было не существенно.
   Раздался стук во входную дверь. Не дождавшись ответа, стражники решили сами проверить, что происходит в доме?
   Дверь была заперта, поэтому я мог пока не спешить.
   Я вернулся в кабинет, рассчитывая найти ответ на волновавший меня вопрос: зачем адепт Темного Братства прикончил безобидного книжного червя?
   "...Порой хронисту удается наткнуться на информацию, обладание которой может стоить ему жизни..."- сказал не так давно Эльгард, и, кажется, он был прав. Иного объяснения убийству я просто не находил.
   И хотя я слишком плохо знал Эльгарда и не успел привязаться к этому человеку, мне искренне было его жаль. А еще меня беспокоил тот факт, что "неприятность" приключилась как раз после того, как я обратился к нему за помощью. И было бы горько осознавать, что именно мое любопытство стало причиной его смерти.
   - У вас все в порядке?!- в дверь постучали настойчивее.
   Я огляделся в кабинете, пытаясь установить события последних минут жизни хрониста.
   На столе лежали раскрытые книги. Несмотря на некоторую отрешенность от проблем этого мира, Эльгард держал в порядке свое рабочее место, а значит, незадолго до своей смерти он работал. Ему что-то понадобилось в книжном шкафу. Именно там его и застал подкравшийся убийца. Хронист почувствовал его присутствие, обернулся и получил нож в сердце...
   Впрочем, сыщик из меня был еще тот, поэтому на самом деле все могло быть совсем не так.
   Да это и не важно.
   - Смотри, что тут!- судя по голосу, один из стражников обнаружил что-то важное - например, мой дротик, вылетевший в окно. И тут же в дверь забарабанили гораздо настойчивее: - Сейчас же откройте дверь, или мы будем вынуждены ее выломать!
   У меня было еще немного времени.
   Я приблизился к столу, стараясь не запачкаться в крови, растекшейся по полу. Заглянул в книгу, ставшую последней в жизни Эльгарда... Нет, записанная на ее страницах информация не имела никакого отношения к моему делу. Я полистал другую литературу.
   Увы...
   Если Эльгарду и удалось что-нибудь раскопать, он унес добытую информацию в могилу...
   Раздался тихий стон.
   - Эльгард!- я обогнул стол, присел рядом с хронистом и аккуратно перевернул его на спину.
   Нож убийцы вошел между пятым и шестым ребром, задев сердце. Но мужчина все еще был жив. Ему пришлось постараться, чтобы сфокусировать взгляд на склонившемся над ним человеке. Узнав меня, он попытался что-то сказать, но вместо слов горлом пошла кровь.
   - Помолчи, тебе нельзя говорить!
   Хронист был не жилец, и я ничем не мог ему помочь. Будь на его месте Звездный - другое дело, но в данном случае зелье Исцеления было бессильно. Я знал это. И Эльгард - тоже. Именно поэтому он, теряя последние силы, пытался что-то сказать. Он вцепился в воротник моей куртки слабыми пальцами, оторвал голову от пола и прошептал:
   - Черный лебедь...
   По крайней мере, мне показалось, что именно это он и сказал.
   - Черный лебедь?- переспросил я.- О чем ты?
   Но это были последние слова хрониста. Пальцы соскользнули с моего воротника, голова стукнулась о пол. Эльгард был мертв. На этот раз неоспоримо.
   Черный лебедь?
   Это могло означать, что угодно: название таверны или лавки, неизвестное мне зелье или заклинание. Может быть, так звали убийцу? Или того, кто его нанял? А может, Черный лебедь имел какое-то отношение к заданию, порученному мною хронисту?
   С этим мне еще предстояло разобраться...
  
  
   Король Уллис рано ложился спать, после чего жизнь в западном крыле дворца замирала до следующего утра. В это время в восточном придворные продолжали резвиться, и основной обязанностью королевской стражи в последние годы была не защита жизни Его Величества, а охрана его покоя. Время от времени ошалевшие от вседозволенности придворные норовили проникнуть в левое крыло, манившее их не только пространством, но и входом в винные погреба. Стражники мягко, но решительно пресекали их поползновения, потому как гнев разбуженного короля был куда страшнее, чем бесконечные угрозы со стороны его влиятельных и избалованных фаворитов.
   Капитан королевской гвардии делал традиционный обход, не спеша двигаясь по бесконечным коридорам с масляным светильником в руке. Он был уже не молод и считал дни до пансиона, обещавшего безбедную жизнь в недавно приобретенном домике на берегу миря. Его шаги гулким эхом разносились по опустевшему крылу дворца. Это был единственный звук, который желал слышать король в это время суток. Он не тревожил. Напротив - успокаивал, напоминая о том, что жизнь Его Величества находится в надежных руках.
   Стражи, похожие на мраморные изваяния, дежурили, согласно этикета, у каждой из дверей коридора. Они не шелохнулись, когда появился их начальник, поэтому старому капитану пришлось самому распахивать массивные двери, ведущие в зал Малых Церемоний. Тихо прикрыв за собой дверь, он вошел в зал, привычно отметив, как изменилась мелодия шагов...
   ...и тут же услышал заливистый смех, донесшийся из сада.
   Капитан быстро приблизился к распахнутому окну...
   - Непорядок,- проворчал он, поставил светильник на подоконник, прикрыл створку и задвинул засов.
   В зале снова стало тихо.
   - Другое дело.
   Он потянулся к светильнику, и вдруг позади что-то полыхнуло.
   Капитан резко обернулся, и увидел человека, стоявшего у противоположной стены и смотревшего на него пристальным взглядом.
   Сердце пустилось в пляс раньше, чем пришло понимание: это же его собственное отражение в большом зеркале.
   - Тьфу, напасть! Чтоб тебя...
   Взяв светильник, капитан подошел к зеркалу, осмотрел себя с головы до ног, поправил обвисшие усы...
   По зеркалу пробежала зыбкая рябь, отражение исказилось и исчезло, а его поверхность засияла так, словно по ту сторону восходило солнце.
   - Что за...
   Сердцебиение усилилось.
   Чувствуя непреодолимую тягу, капитан медленно приблизился к зеркалу, осторожно прикоснулся к нему, ожидая ощутить холод мертвого стекла. Но его пальцы беспрепятственно прошли сквозь пылающую гладь.
   Гримаса страха исказила его лицо. Он отшатнулся было назад, но из зазеркалья к нему рванула рука в латной перчатке, схватила за горло и увлекла за собой. Голова и плечи капитана исчезли по ту сторону зеркала, сиявшего подобно солнцу. Мгновением позже тело судорожно дернулось, выпрямилось, отступило на шаг назад и опрокинулось на спину, разбрызгивая кровь из обрубка шеи.
   Вспыхнуло масло из разбившегося светильника, опалив сапог бившегося в предсмертной судороге капитана. Через секунду из зазеркалья прилетела потерянная голова, гулко ударилась о пол, прокатилась через масляную лужу и достигла окна огненным шаром.
   А потом из зеркала в зал шагнул человек, закованный в древнюю броню...
  
  
   Глава 9
  
  
   Мне приснился страшный сон...
   Неожиданно проснувшись, я так и не смог вспомнить его содержания, но, точно знал: в Вальведеране случилась беда. Я посмотрел на часы, синхронизированные с миром Годвигул: начало третьего. Ночь. До рассвета оставалось не так уж много времени, но, чувствуя, как бьется сердце, я понимал, что все равно не смогу уснуть. Поэтому, даже не удосужившись одеться, я активировал Портал Перехода и через мгновение стоял в своем Убежище, облаченный в наряд, в котором покинул Годвигул намедни.
   В подземелье было тихо, как я ни прислушивался. Поборов желание выбраться наружу кратчайшим путем - то есть, через заполненный водой тоннель,- я добрался до колодца, поднялся по веревке наверх, и, присев на край каменного кольца, снова обратился в слух.
   Тишина. Только небо над городом было непривычно ярким - словно зарево пожара. Все остальное закрывали стены и крыши складских помещений.
   Я задрал голову, поймав взглядом смотровую башню - самое высокое сооружение в этом районе. Больше не раздумывая, я добрался до ближайшего склада, вскарабкался на крышу, перепрыгнул на соседнее здание, а с него - на стену башни. Цепляясь за решетки на окнах и выступы, я быстро забрался на самый верх. Стражники ленились подниматься по винтовой лестнице, поэтому на смотровой площадке никого не было. Тяжело дыша, я приблизился к ограде и увидел...
   - О, Боги...
   Центр Вальведерана пылал в огне. Источников возгорания было несколько. Горела ратуша, горел новый и несостоявшийся храм Богини Смилион, горели торговые ряды и сам дворец короля Уллиса. К сожалению, большего мне не удалось разглядеть на узких городских улочках. А я был по-прежнему уверен, что пожар - не самое страшное, что приключилось этой ночью в столице Карнеолиса.
   Чтобы удостовериться в своих догадках или опровергнуть их, мне нужно было добраться до центра.
   Уже не таясь, я спустился по лестнице вниз и опрометью бросился к воротам, ведущим из портового квартала в город. По пути едва не сшиб с ног какого-то пьянчугу, бездумно бродившего по улице. Он залил шары и понятия не имел о том, что происходило в городе.
   Впрочем, я тоже не знал этого наверняка, поэтому и спешил к центу города, где, как я чувствовал, разворачивались основные события.
   Улицы Вальведерана в темное время суток были привычно пустынными. Однако в эту ночь спалось не всем. В окнах то и дело появлялись встревоженные лица горожан, пытавшихся понять причину возникшего беспокойства. На городских окраинах было по-прежнему тихо, а из окон они видели только стены стоявших напротив домов, однако никто из обывателей не отваживался выйти на улицу, чтобы узнать, что именно вырвало их из крепких объятий сна.
   По мере продвижения по городу я начал различать отдаленные звуки: крики, звон стали, хлопки магических заклинаний. И чем ближе к центру, тем отчетливее они становились.
   Еще издалека я заметил зеркало, стоявшее на перекрестке улиц ремесленного квартала. Оно пульсировало ярким светом, пробивавшимся сквозь щели прикрывавшего его деревянного щита. Когда до зеркала оставалось шагов двадцать, раздался хлещущий звук удара, и доски разлетелись во все стороны, а из пламенеющего зазеркалья на брусчатку один за другим вышли пятеро человек. Четверо воинов...
   Отступники!
   ...и маг-леверленг с необычным посохом в руке.
   Вот оно что!
   Все же не напрасны были мои опасения.
   Прежде чем меня заметили, я метнулся в проем ближайшего дома и прижался спиной к двери. Отступники осмотрелись, перебросились парой слов и спешным шагом направились к центру города. А зеркало снова запульсировало, готовое выплюнуть очередную группу нежданных гостей столицы. Я не стал дожидаться, вцепился в козырек навеса, вскарабкался на него, по стене забрался на самый верх и только там почувствовал себя в полной безопасности.
   Дальше я продвигался по верхнему ярусу, перепрыгивая с крыши на крышу. Зеркала, разбросанные по всему городу, изрыгали отряд за отрядом: Отступники, наемники, леверленги - воины и маги. Десятки, сотни вооруженных людей и нелюдей, появившихся в Вальведеране этой ночью с единственной целью - убивать любого, кто встретится на их пути.
   Увы, это было не преувеличение. Я уже видел тела горожан, устилавшие улицы Вальведерана. Видел, как набрасывались Отступники на тех, кто осмеливался преградить им дорогу или просто не успевал вовремя спрятаться.
   Время для нападения было выбрано удачно. В этот час большая часть Звездных - то есть, наиболее боеспособных обитателей Годвигула - находилась в Междумирье, а тех, кто решил провести ночь в Вальведеране, было слишком мало, чтобы противостоять неожиданному нападению. Что касалось Смертных, то они оказались застигнуты врасплох. Городская стража, натасканная на одиночных воришек и нетрезвых бузотеров, была не в состоянии оказать достойный отпор. К тому же казармы городской стражи были окружены и заблокированы в первую очередь. Неподвижные тела немногих, кто отважился на сопротивление, были ярким примером для тех, кто еще находился в караульных помещениях. Отступники не жаждали крови и предлагали сложить оружие по-хорошему. В противном случае... Участь упрямцев была незавидна. Я слышал, как кричали стражники, оказавшиеся запертыми в своей сторожке, объятой пламенем. Я видел, как метались они по казарме, выпрыгивали в окна, надеясь на спасение. Но снаружи их встречали Отступники, хладнокровно расстреливавшие горящих служителей закона из луков и арбалетов...
   Помочь могла бы королевская гвардия, но, судя по зареву над дворцом, им сейчас тоже приходилось несладко.
   Впрочем, еще не все было потеряно. То тут, то там стали открываться Порталы, выбрасывая на улицы Вальведерана Звездных, призванных их попавшими в беду товарищами по оружию. Это были как одиночки, возвращавшиеся из Междумирья, так и целые группы, снятые с восточной границы. Особо массовые выбросы происходили вблизи баз и резиденций кланов. Там, у Точки Привязки, телепортационные хлопки звучали почти беспрерывно. Воины и маги сбивались в отряды, а некоторые сходу вступали в бой, применяя заработанные потом и кровью навыки. Звенела сталь, в неприятеля летели болты, стрелы и магические заклинания. Город стремительно превращался в поле боя.
   Отступники и их проплаченные союзники оказались бойцами выше среднего. Скрываясь от тех, кто не разделял их взгляды, они не теряли времени понапрасну и беспрестанно совершенствовали боевые Навыки. Но со Звездными, наделенными особыми способностями, им было нелегко тягаться. Особенно, когда в бой вступали элитные подразделения, неоднократно участвовавшие в кровопролитных сражениях с орками - лучшими воинами этого мира. Многоопытные Звездные легко расправлялись с Отступниками, заставляя их перейти от нападения к обороне.
   Зато с леверленгами не заладилось как-то с самого начала. Это были могучие воины и могущественные маги, с которыми не могли справится даже мои высокоуровневые побратимы. Закованные в непробиваемые доспехи, обладавшие оружием и Навыками, ничуть не уступавшими оным противника, они оказались серьезной проблемой для Звездных всех мастей. В бою один на один леверленги чаще всего одерживали победу. Я видел, как падали на брусчатку изрубленные мечами и изувеченные магией Звездные, как исчезали их тела, отправляясь в Междумирье. В течение последующих четырех часов они уже ничем не смогут помочь своим товарищам.
   Бои шли с переменным успехом. На одной улице Звездные теснили нападавших, на другой же Отступники полностью завладели инициативой и вырезали всех, кто вставал на их пути. И так повсюду. Постепенно то, что началось в центре города, распространилось по всему Вальведерану. Наблюдая за происходящим с крыш, я не брался предсказывать результат ночного сражения. Казалось, обе стороны имели неистощимые резервы. Как Зеркала Отступников, так и Порталы Звездных бесперебойно продолжали поставлять все новые и новые силы.
   Мое внимание привлек молодой парнишка, удиравший от троих Отступников. Он свернул в переулок, через который я только что перепрыгнул, и оказался в тупике. Преследователи отрезали ему путь к бегству и насели, пустив в ход свое оружие. Незнакомец был ранен и истощен, поэтому мог только защищаться, отступая вглубь переулка. Тем не менее, ему удалось прикончить одного из противников. Но другой тут же ударил его своим мечом в плечо, а потом выбил оружие из ослабевшей руки. Добить он его не успел, потому как я не стал дожидаться развязки, а прыгнул вниз, выпустив Когти. Я приземлился ему на плечи, сбил с ног и тут же вонзил клинки в бок...
  
  
   +470
  
  
   Появилось напоминание:
  
   Желаете посвятить жертву Матушке Тени?
  
  
   -47
  
  
   Отправив в Мир Теней еще восемь Отступников, вы будете щедро вознаграждены!
  
  
   ...После чего Рывком ушел в сторону от просвистевшего мимо меча и разрядил арбалет в последнего из нападавших. Дротик не смог нанести серьезный урон, но я снова активировал Рывок и добил противника Когтями.
  
  
   +630
  
  
   Мы остались в переулке одни - я и спасенный мною человек. Когда я к нему обернулся, то заметил в его глазах недоверие. То ли моя рожа ему не понравилась, то ли его смущали растопыренные окровавленные клинки - не знаю. Впрочем, его глаза тут же закатились, он сполз по стене на землю и начал исчезать...
   Звездный!
   Я метнулся к нему, опустился рядом на колени и быстро влил в рот зелье Исцеления. И только сейчас разглядел его окровавленное лицо.
   - Эй, да мы уже встречались однажды!
   В подземелье Долины Грез! Тогда мы вырвали группу невольников из лап дуэргаров. И этот парень был одним из них. Он даже оставил мне свои координаты... Кальмин... Да, так его зовут! Из клана "Искатели приключений".
   - Кальмин... Кальмин, не смей умирать!
   Исцеление подействовало благотворно: парень возвращался к жизни, но слишком медленно, неохотно. Пришлось пожертвовать еще одним зельем. Раны на теле начали регенерировать.
   Кальмин открыл глаза, захлопал ресницами.
   - Помнишь меня?- спросил я.
   Он вспомнил, хоть и не сразу.
   - Подземелье дуэргаров,- пробормотал он.- Кириан!
   - Точно!
   - Выходит, ты снова меня спас...
  
  
   +2500
  
   +1% к отношению с кланом "Искатели приключений" (всего 26%)
  
  
   И тут же он вцепился в мой рукав.
   - Слушай, выручи еще один раз! На резиденцию клана напали... эти...- он кивнул на тела Отступников.- Там всего четверо наших осталось. А против них десятка два. Они забаррикадировались в подвале, запросили поддержку. Но в Вальведеране из клана, по ходу, больше никого нет, кроме меня.
   - Вдвоем против двадцати?- скептически поморщился я.- Я не воин, толку от меня немного.
   - Ты - син!
   - Ну...- протянул я неуверенно.
   Можно и так сказать...
   - Поможешь? Это недалеко отсюда,- взмолился Искатель.
  
  
   Получено новое задание: "Искатели в беде"!
  
   Задача: Спасти четырех представителей клана "Искатели приключений", угодивших в ловушку.
  
   Награда: неизвестно.
  
  
   Смертный на моем месте, возможно, и задумался бы: не всякому захочется умирать за человека, которого совсем не знаешь. Но что было терять Звездному? Разве что часть прогресса в результате вероятной смерти. Хм... А я как раз подбирался к 42-му уровню, и в случае чего наверстать упущенное будет непросто...
   - Ну, идем.
   Я помог Кальмину встать на ноги, он поднял оброненный меч, и мы вместе вышли из переулка. Искатель еще слабо держался на ногах, но упрямо "рвался в бой".
   - Иди за мной!
   Мы устремились вниз по улице, в направлении... бывшего Эльфийского квартала.
   - Я только сегодня вечером вернулся в столицу, устал, как собака, ушел в Междумирье, а тут такое...- шепотом говорил Кальмин.- Меня разбудили экстренным вызовом. Сообщили о нападении, прежде, чем оборвалась связь. Я тут же вернулся в Годвигул, но почему-то не на Точку Привязки у резиденции, а черт знает куда! Пришлось пробираться через полгорода... Ты вообще в курсе, что здесь происходит? Кто эти люди, что напали на Вальведеран?
   - Отступники,- сказал я коротко.- И я понятия не имею, что они затеяли.
   Идти, на самом деле, пришлось недалеко. Кальмин почти добрался до места, когда его атаковали Отступники. Резиденция клана "Искатели приключений" находилась в относительно небольшом двухэтажном доме, о чем говорила покосившаяся во время штурма вывеска над входными дверьми. "Крепость" пала, и победители рыскали в поисках трофеев. Двадцать ли их было или меньше - понять сложно: часть из них находилась в доме, часть расположилась на площади, заваленной трупами тех, кто принимал участие в недавнем бое. Это были Смертные - стражники и простые горожане. Среди убитых было немало и самих Отступников и их наемников, что красноречиво говорило об ожесточенном сопротивлении, оказанном Искателями. Тела Звездных, если они были, давно уже исчезли, отправившись на Перерождение...
   - Смотри!- шепнул мне Кальмин, кивнув на человека, лежавшего у стены. Он был серьезно ранен и нуждался в помощи - тело уже мерцало, готовое покинуть этот мир. Руки связаны за спиной, а значит, перед нами был пленник.- Это Ниган, один из наших.
   Я уже понял это, заметив эмблему клана на груди.
   - Мы должны ему помочь.
   Наверное. Только сделать это будет непросто: пленника никто особо не охранял, но на площади хватало людей. Ничуть не меньше их было и в соседних домах, которые грабили победители. То и дело по улице прокатывался приглушенный звук ударов - Отступники пытались добраться до Искателей, забаррикадировавшихся в подвале. Даже если у друзей Кальмина и имелись при себе телепортационные руны, они были бесполезны до тех пор, пока жизням их владельцев угрожает опасность. Выручить мог лишь стационарный Портал, но такового, как я понимаю, в подвале не было. А дерево уже трещало нещадно, и развязка приближалась неумолимо.
   Бросаться на Отступников в открытую было опасно. Нас двое, а их - неизвестно сколько. К тому же я заметил бродившего поблизости леверленга. Вот уж с кем не хотелось бы встретиться лицом к лицу. Поэтому я решил действовать скрытно, пока имелась такая возможность.
   - Я начну один,- сказал я тихо Кальмину.- А ты не высовывайся до тех пор, пока меня не обнаружат.
   Пришло время испытать в действии все приобретенные за время пребывания в Годвигуле Навыки. Злость на Отступников придавала решимости, а пролитая ими кровь снимала все внутренние запреты.
   Жаль, но у меня не было достаточно времени, чтобы по обыкновению отследить всех противников, изучить их маршруты и повадки. Жизнь в раненом быстро угасала, а значит, мне невольно приходилось поторапливаться.
   Пространство перед резиденцией клана было освещено кострами, разведенными в самом начале нападения. Горели плетеные корзины и мебель из мастерской напротив. Ее хозяин в ночной рубашке заливал кровью крыльцо своего дома, в котором так же хозяйничали Отступники и наемники. Они были слишком заняты грабежом, и могли мне помешать лишь в том случае, если поднимется переполох.
   Поэтому сперва я решил расчистить пространство вокруг резиденции. И первой моей целью стал наемник, обыскивавший тела рядом с переулком, примыкавшим к резиденции клана. Я проворно забрался на крышу соседнего дома, по ней добрался до балкона, нависавшего над переулком, мягко опустился на него и натянул на голову капюшон, скрывавший светящуюся татуировку на моем лице. Я собирался спуститься вниз и подкрасться к жертве сзади, но он облегчил мне задачу, решив отлить в переулке. Как только он пристроился у стены и нетерпеливо начал возиться со шнуровкой на штанах, я прыгнул ему на плечи и прикончил Когтями прежде, чем он успел пикнуть.
  
  
   +550
  
  
   Минус один...
   Второй расположился у костра и деловито перебирал добычу. Он был настолько увлечен, что я мог расправиться с ним без труда. Но он сидел на виду у Отступника, охранявшего зеркало у стены одного из соседних домов. Им-то мне и следовало заняться в первую очередь.
   Подобраться к нему было сложно, учитывая тот факт, что все пространство перед зеркалом было освещено огнем. Отступник не проявлял особой бдительности и все чаще стрелял взглядом по сторонам, определенно, завидуя своим товарищам, грабившим окрестные дома. Но появление на площади постороннего не могло остаться для него незамеченным.
   Поэтому я решил прибегнуть к Навыку, недавно полученному от Матушки Тени.
   Прыжок в тень.
   Навык позволял неожиданно уйти из-под удара, если поблизости имелся затененный участок местности. Причем прыжков могло быть несколько, если такие участки располагались поблизости друг от друга. Протяженность зависела исключительно от запаса маны.
   Правда, на этот раз в мои планы не входило бегство: я собирался нападать.
   Я мысленно наметил маршрут между затененными уголками площади и активировал Навык.
   Это было нечто! Размытой молнией мое тело пронеслось через освещенную площадь, зигзагами ныряя из одной тени в другую. Запас маны с каждым таким прыжком серьезно проседал, но мне удалось задуманное прежде, чем она закончилась. Я оказался за спиной у Отступника. Он ничего не заподозрил, зевнул, распахнув пасть... и тут же получил множественный удар Когтями в бок.
  
  
   +820
  
  
   -82
  
  
   Минус два...
   Мгновением позже его тело исчезло за углом дома и упокоилось в сточной канаве.
   Никто ничего не заметил.
   Оставался еще один человек, который мог помешать моим планам. Не особо таясь, я прокрался вдоль стены дома к занятому оценкой "улова" наемнику, закрыл ему рот левой рукой, а потом провел Когтями по горлу.
   Не эстетично, зато действенно.
  
  
   +770
  
  
   Он еще хрипел и булькал кровью, когда я подхватил тело и спешно отволок его в переулок.
   Прежде чем продолжить, я осмотрелся. Исчезновения троих союзников никто не заметил. Жажда наживы ослепляла. А кроме того, наемники добрались до винных погребов и уже успели изрядно налакаться. То и дело вспыхивали ссоры в процессе дележа добычи... В общем, все как всегда.
   Теперь никто не мешал мне заняться раненым Звездным. Позабытый всеми, он нуждался в экстренной помощи. Поэтому я, воспользовавшись моментом, решил подобраться к нему, напоить зельем Исцеления и развязать руки. И вот, когда до него оставалась всего пара шагов, неожиданно из дома вышел наемник, придирчиво терший между пальцами ткань свежее приобретенного плаща. И все же он увидел меня, выпучил глаза, начал было:
   - А ты кто та...
   За неимением маны, я прыгнул на него и с ходу ударил Когтями в грудь. Новый плащ обагрила кровь, а я ударил еще пару раз для верности...
  
  
   +540
  
  
   ...подхватил тело и уложил его под крыльцом.
   И еще один готов.
   К моему сожалению, Ниган был облачен в тяжелые стальные латы, и я не смог оттащить его в безопасное место. Поэтому, оглядевшись по сторонам, я первым делом напоил его зельем.
   - Держись, приятель, сейчас станет полегче.
   Лишь после этого я перерезал веревки на его руках.
   Нигану на самом деле полегчало: тело перестало мерцать, а на бледных щеках появился здоровый румянец. Мне же пришлось спрятаться за скамейкой с высокой спинкой, так как на площади снова появился неприятель.
   - Не шевелись!- зашипел я на Искателя, заметив, как он попытался приподняться. Однако не вышло, и он рухнул на землю.
   - Вот уроды!- пробормотал Ниган, косясь на наемников, тащивших из соседнего дома тяжелый сундук.
   - У тебя есть еще зелье?- спросил он.
   - Есть, но мало... Ты особо не дергайся. Подожди, пока они не уйдут.
   - Ты не понимаешь... Там, в доме, еще есть Звездные.
   - Я знаю и уже работаю над этим.
   - Кто ты?- удивился воин.
   - Друг.
   - Побольше бы таких друзей.
   - Есть еще один. Кальмин.
   - Кальмин здесь?!- оживился Ниган.
   - Да, ждет сигнала на соседней улице.
   - Значит, нас уже трое...
   - Замри!- сказал я, заметив, как наемники, оставили сундук в покое и нетвердой походкой зашагали в нашем направлении - должно быть, уже заправились в винном погребе под завязку, и их потянуло на подвиги.
   Судя по всему, ребята решили покуражиться над пленным. Один, приблизившись, пнул Нигана в бок, сказал с презрением:
   - Звездная падаль!
   Другой добавил:
   - Скоро конец вам и вашим Богам!
   И тоже ударил воина.
   А третий присел на корточки, едва не рухнул, пошатнувшись. Он зашевелил губами, собирая в комок липкую слюну, но плюнуть в лицо Нигану не успел. Воин подался вперед, схватил наемника пальцами за глотку и вырвал ему кадык.
   Я вскочил на лавку, в прыжке сбил с ног второго, потянувшегося к оружию, и пронзил его Когтями...
  
  
   +680
  
  
   ...а третьим занялся Ниган. Он рывком поднялся с земли, успел перехватить руку противника с мечом, смачно въехал лбом наемнику в лицо, а потом свернул ему шею.
   На все про все ушло не больше пяти секунд.
   Однако короткая стычка стоила воину сил, и он снова осел на землю.
   Озираясь по сторонам, на площадь вышел Кальмин, быстро приблизился к нам, опустился рядом с сокланом.
   - Ты как?
   - В порядке... Исцеление есть?
   - Нет, уже израсходовал все, что было.
   Ниган категорично уставился на меня. Пришлось дать ему еще одну склянку.
   - Вот теперь совсем хорошо!- хищно оскалился воин, глядя, как затягиваются раны на обнаженных участках тела. Потом он зашарил взглядом по сторонам, тихо пробормотал: - Эти уроды забрали мой меч...
   За неимением лучшего, он подобрал оружие одного из наемников, взял так же набор ножей для метания и щит. Брезгливо проворчал:
   - Барахло...
   И, только сейчас посмотрел на меня в упор.
   - Проклятый?
   - А тебя что-то смущает?- парировал я.
   - Нет, мне по барабану,- сказал он и, не раздумывая, шагнул на крыльцо резиденции.
   Останавливать его было бесполезно. С таким же успехом я мог бы попытаться остановить катящуюся с горы каменную глыбу. Да и Кальмин, полный решимости, незамедлительно последовал за ним. Пришлось и мне присоединиться к новым знакомым, и мы втроем вошли в дом по сорванной с петель двери.
   Внутри царил полный разгром, из подвала по-прежнему раздавались удары чего-то тяжелого, откуда-то сверху доносились голоса шнырявших по комнатам мародеров. Один из них появился на лестнице, оторопело замер, увидев нас, и тут же умер, схлопотав метательный нож, угодивший под подбородок. На шум упавшего и покатившегося по ступеням тела появились еще двое. Ими занялись Искатели. Понятия не имею, какого уровня достиг Ниган, но его боевые навыки вызывали чистую зависть. Мощные отточенные удары, ярость, сила натиска не оставляли противнику ни единого шанса. Даже с чужим довольно простеньким мечом, он в мгновение ока уделал своего противника и пришел на помощь Кальмину. Этот был слабее своего товарища, поэтому успел получить пару царапин прежде, чем разъяренный наемник рухнул замертво на пол.
   - А вот и мой меч!- обрадовался Кальмин, поднимая оружие убитого врага. Гневно пнул тело и пробормотал: - Не дорос ты еще до него, сынок.
   Из-за разносившегося по подвалу грохота шум боя остался незамеченным для тех, кто пытался достать забаррикадировавшихся Искателей. Ниган первым спустился вниз, мы - следом. Сразу же увидели группу Отступников и наемников, устало долбивших массивной скамьей в одну из запертых дверей. Ниган, пожалуй, относился к тому типу людей, которые не тратят времени на размышления. Они действовали, а уж потом думали. Вот и сейчас, едва спустившись в подвал, он прижал к плечу щит, активировал Рывок и мощным тараном врезался в неприятельскую толпу. Их разметало по сторонам, некоторых оглушило ударом о стены. Даже многострадальная скамья разлетелась вдребезги от мощного удара.
   - Слабаки...- пробормотал воин. Он прошелся по коридору, без лишних эмоций добивая пытавшихся подняться врагов.
   - Это наш лидер,- с гордостью заявил Кальмин и направился к двери, за которой прятались сокланы. Постучал.
   - Эй, сонные тетери, открывайте папе двери!
   - Ты, что ли, Кальмин?!- донесся приглушенный голос.
   - Нет, Богиня Яри собственной персоной!
   По ту сторону двери загрохотала мебель, и через пару минут в коридор вышли трое щурящихся Искателей. Они были все в крови, израненные и ослабевшие, но счастливые долгожданным избавлением. Один из них любовно погладил выстоявшую дверь, пробормотал:
   - А кто-то возмущался, зачем нам в подвале дверь стоимостью с целый дом. Вот, пригодилась...
  
  
   Задание "Искатели в беде" - выполнено!
  
   +5000
  
   +5% к отношению с кланом "Искатели приключений" (всего 31%)
  
   Вы достигли нового уровня! Текущий уровень: 42
  
   У вас 4 неиспользованных очка к Атрибутам
   У вас 4 неиспользованных очка к Навыкам
  
  
   - Кстати, да, а где Финкс?- поинтересовался Кальмин.
   - Его прикончили одним из первых в самом начале боя,- ответил Ниган.- И не смотри на меня так! С этими мы бы справились на чих. Но с ними были какие-то ребятки в необычной броне. Давно не встречал таких воинов. А еще маги... Разнесли нас в пух и прах - я даже моргнуть не успел.
   - Это леверленги,- подсказал я.
   Только после этого на меня обратили внимания и...
   - Проклятый?
   Подобная реакция меня уже не удивляла.
   - Отстань от него!- тут же вступился за меня Ниган, оттеснив товарища.- Он в порядке.
   После чего обратился ко мне:
   - Леверленги? Ты уверен? Я их себе другими представлял.
   - Точная информация,- кивнул я.- Тут недавно кое-что произошло... Если коротко - Отступники вернули к жизни Малангира, а он пробудил леверленгов...
   - Вот оно что...- пробормотал кланлид.- Но какого хрена они на нас напали?
   - Не на вас одних. Они уже пол-Вальведерана захватили.
   - Зачем?!
   Я лишь пожал плечами.
   Раздался топот ног над головой. Потом шаги загремели по лестнице. Мы приготовились к встрече гостя, однако появился еще один Искатель.
   - Тинго!- обрадовались остальные.
   - Что за хрень происходит в Валдьведеране?!- задал он вопрос, ставший в последнее время традиционным.- И во что вы превратили наш милый домик?! Как дети малые! Вас ни на минуту нельзя оставить одних...
   Мне не хотелось повторять одно и то же, но прежде чем ему успели ответить другие, подал голос Ниган:
   - Стоп! Я получил сообщение! Всех Звездных, способных держать в руках оружие, призывают на Королевскую площадь...
   - А что, связь наладилась?- спросил кто-то из Искателей.
   - Там, вроде как, самое веселье начинается,- проигнорировал его реплику кланлид.- Но бойцов может не хватить. Враг силен и тому подобное...
   - Почему-то никто особо не спешил, когда нас резали, а потом, как крыс, загнали в подвал,- заметил другой Искатель.- С такими союзниками и врагов не надо.
   - Не горячись, Парс! Предъявлять будем потом, когда очистим город от погани. Сейчас мы делаем общее дело.
   - Согласен,- поддержал его Кальмин.
   Да и остальные не возражали. Судя по всему, в клане было коллегиальное принятие решений, и предложение Нигана было поддержано большинством голосов.
   - Все идем на площадь!- объявил кланлид и повернулся ко мне: - Ты с нами?
   Теперь мне нечего было терять, и я кивнул.
  
  
   Глава 10
  
  
   От резиденции клана "Искатели приключений" до центральной площади имени короля Яримира было всего два квартала пути. Человек, передвигавшийся по улицам, мог преодолеть это расстояние минут за десять. Нам же понадобилось не меньше получаса с учетом того, что мы спешили. Магические бои в этой части Вальведерана были настолько ожесточенными, что рушились дома, обломки которых преграждали путь всем тем, кто стремился в этот поздний час добраться до площади. Мы были не единственными, откликнувшимися на призыв. По мере продвижения к нам присоединялись одиночки и небольшие группы. Не раз нам приходилось пускать в дело оружие, сталкиваясь с рыскавшими по городу Отступниками и их сателлитами. Неожиданная встреча с могучим леверленгом и сопровождавшими его воинами заметно подсократила численность нашего возросшего отряда. Мы потеряли шестерых прежде, чем остальным удалось прикончить древнего воина. Финальную точку поставил Ниган, оттянув на себя большую часть премиальных очков. Даже не знаю, сколько ему перепало, если учесть, что на мою долю, как участника группового сражения, пришлось полторы тысячи пунктов экспы. Еще две тысячи я получил, благодаря другим победоносным стычкам нашего отряда.
   Кто-то попытался стянуть с леверленга необычные доспехи, но его мертвое тело снова стало бесплотным, каким и было до "возвращения" Малангира, а потом и вовсе растаяло без следа, оставив победителям на память лишь какой-то медальон. И было вполне справедливым то, что его обладателем стал именно Ниган.
   Когда мы, наконец, добрались до площади, нас было человек двадцать. Мы серьезно припозднились, поэтому сражение было в самом разгаре. Ничего подобного мне раньше не приходилось видеть собственными глазами. На площади сошлись в смертельном бою сотни людей и нелюдей с обеих сторон. Пространства хватало для всех, особенно, если учесть, что смертность просто зашкаливала, отправляя на Перерождение десятки павших Звездных. Но их тут же заменяли новые бойцы, появлявшиеся из раскрывавшихся то и дело Порталов, стекавшихся на площадь со всех вливавшихся в нее улиц.
   Отступникам тоже приходилось несладко. Они ушли в глухую оборону, защищая огромное зеркало, стоявшее в самом центре площади. Именно здесь завтра должны были пройти самые пышные празднества в ознаменование очередной годовщины счастливого избавления от костлявой дамы, едва не уничтожившей в незапамятные времена всех жителей Вальведерана. Не знаю почему, но именно это зеркало Отступники защищали рьянее всего. Маги-леверленги накрыли его непроницаемым куполом, оберегая от магических атак Звездных, а оцепившие его по кругу воины готовы были умереть, но не подпустить к нему противника. И они умирали, но на их место тут же становились другие, порождаемые плодовитым зеркалом.
   И казалось, что этой ночи и этому кровопролитию не будет конца.
   Едва появившись на площади, я был поражен грандиозной картиной текущего боя. Подозреваю, с подобным не сталкивались даже воины, проводившие все свое время на восточной границе королевства. Там было гораздо проще: с одной стороны орки, с другой - люди и Звездные. Здесь же все смешалось. Нам противостояли Отступники и наемники - такие же люди, как и мы. Но не только. Леверленги - эти порождения прошлого - оказались грозной и доселе невиданной силой. Справиться с ними в бою было непросто. Они обладали теми же навыками, что и Звездные высоких уровней. Мастерское владение оружием, великолепные доспехи, мощная магия - все это серьезно усложняло стоявшие перед нами задачи. И еще один неприятный сюрприз: оказалось, что на стороне агрессора выступали и наши побратимы. Я понял это, когда заметил эмблемы клановой принадлежности на доспехах тех, кто защищал большое зеркало. Их было немного - скорее всего, представители небольших никому особо неизвестных кланов. И трудно было объяснить причину, по которой они встали на сторону врага. Особенно, если учесть, что уже завтра, когда все это закончится, им жизни не будет ни в Карнеолисе, и в большинстве других уголков этого мира. Да и сейчас они были желанной целью Звездных, атаковавших со всех сторон неприятеля. Каждый стремился в первую очередь добраться до предателей, чтобы досыта накормить их сталью. И тогда в непримиримом бою сходились Звездные, лишний раз подчеркивая дикость всего происходящего.
   И все же самой существенной силой противника считались леверленги. Их было немного по сравнению с остальной неприятельской массой. Но благодаря своему опыту, свой силе, своим способностям каждый из них стоил десятерых. С рядовыми воинами они расправлялись без особого труда, поэтому атаковали их в основном высокоуровневые Звездные, заслужившие честь и славу в бесконечных боях с орками. Но даже в этом случае исход поединка было трудно предсказать. И те, и другие несли равнозначные и ощутимые потери, но никто не собирался уступать.
   О силе магов вторгнувшейся стороны я мог судить лишь по единичным всплескам активности, проявлявшейся в виде целительной поддержки и силовой подпитки союзников. Боевые заклинания они почти не применяли, прилагая непомерные усилия для удержания защитного купола над большим зеркалом. Зато наши маги отрывались по полной, осыпая непроницаемый кокон всевозможными заклинаниями, за исключением, разве что, самых мощных, которые могли навредить своим же. Купол мерцал, переливался и содрогался от таранивших его Молний, Огненных Шаров и прочего магического арсенала.
   Когда прошло секундное замешательство, наш отряд ринулся в бой. Страха не было: мы - Звездные. Мы привыкли умирать. И с легкостью шли на смерть, зная, что Возрождение так же неизбежно, как и восход солнца. Воодушевленный всеобщим задором, я бросился в бой наравне со всеми и на первых порах старался не отставать от Искателей. Но привычные к подобным стычкам бойцы ломились в самую гущу, прорубая себе дорогу мечами. Я же прочно увяз уже на первых шагах. Дорогу мне преградил могучий варвар. Приняв на щит удар моих Когтей, он тут же сам ударил меня им с полуразворота так, что меня отбросило назад, выбив три тысячи хитов, и я проехал на спине несколько метров, потеряв еще пару сотен. Дикарь, облаченный в шкуры, не собирался останавливаться на достигнутом, подскочил ко мне прежде, чем я успел подняться, ударом ноги снова отправил меня на землю и собрался добить топором, но сам был сбит с ног пришедшим мне на помощь Кальмином. Парнишка полностью оправился после недавних потрясений, и теперь демонстрировал чудеса проворства. Он прикончил распластавшегося на земле варвара, подмигнул мне и снова бросился в гущу сражения.
   Что ж, за Подземелье дуэргаров мы с ним теперь в расчете.
   Поднимаясь на ноги, я решил быть более осмотрительным. Мой класс, мои Навыки, мое оружие и доспехи не располагали к открытому столкновению. Сыны Тени избегают атак противника в лоб. Они таятся, выжидают удачного момента, а потом наносят единственный удар, решающий судьбу поединка.
   Выбрать цель оказалось нелегко. Все перемешалось на площади короля Яримира. Перед моими глазами мелькали лица союзников и противников, и, порой, очень трудно было разобрать, где свои, а где чужие. Люди, орки, оставшиеся верными Богине Яри Звездные эльфы, гномы, залитые кровью, с перекошенными яростью рожами - они рубили и кололи друг друга так, что во все стороны летели искры и щепки разбитых щитов. Лязг металла, глухие удары, ободряющие вопли, крепкая ругань, призывы о помощи придавали неизгладимый в памяти фон ожесточенному сражению, развернувшемуся в центре Вальведерана. Вся эта орущая и огрызающаяся сталью масса находилась в беспрестанном движении, напоминая со стороны причудливый механизм, работавший по никому не ведомым законам.
   Мое замешательство едва не сыграло со мной злую шутку. Краем глаза я заметил движение слева и, повинуясь инстинкту, Рывком ушел в сторону от просвистевшего мимо меча. Меня атаковал могучий воин в латных доспехах. У него были глаза безумца и залитое кровью лицо. Он не собирался мириться с неудачей, протянул левую руку, и меня, оторвав от земли, повлекло к нему с нарастающим ускорением, которому я не мог противиться. Я разглядел эмблему Стражей Карнеолиса на его груди и маленькую коронку над ним - знак лидера клана. Стало быть, моим неожиданным противником стал сам Маришаль Отважный. Союзник, преданный Богине Яри.
   Он собирался разрубить меня в полете. Но я изловчился, перегруппировался и врезался ему в грудь ногами прежде, чем он успел нанести удар. Мы разлетелись в разные стороны. Резво вскочив с земли, я крикнул ему гневно:
   - Шары протри, ворона! Я свой!
   Маришалю, закованному в стальную броню, подняться было сложнее. Этим решил воспользоваться оказавшийся рядом с ним Отступник. Он вскинул меч, собираясь проткнуть лидера клана Стражей Карнеолиса. Но я был не настолько злопамятен, чтобы наблюдать со стороны за тем, как умирает мой невольный противник. Активировав Рывок, я оказался позади поклонника Малангира. Прыжок - и я оказался у него на спине, перехватив поднятую с оружием руку. Три удара Когтями оборвали его никчемную жизнь.
  
  
   +540
  
   -54
  
  
   Всплыло напоминание:
  
  
   Отправив в Мир Теней еще пять Отступников, вы будете щедро вознаграждены!
  
  
   Маришаля по-прежнему смущала моя татуированная физиономия, но он все же оценил мой поступок, хлопнул по плечу, сказал:
   - Живи!
   Он развернулся и сделал шаг в самую гущу сражения, исчезнув из вида в человеческой мясорубке, безжалостно перемалывавшей своих и чужих.
   Я же скользнул взглядом по полю боя, пытаясь отыскать знакомые лица.
   И в этот момент совсем рядом грохнуло так, что заложило уши. Это один из окруженных магов-союзников в отчаянии применил заклинание, настолько мощное, что досталось и своим, и чужим. К счастью, я находился сравнительно далеко от эпицентра, но прокатившейся тугой волной меня все же отшвырнуло в сторону. Я распластался на земле оглушенный и вялый, словно тряпичная кукла. Рядом упал кто-то из Отступников. Он тоже был серьезно контужен, но, заметив меня, подполз, цепляясь за мои ноги, навалился всем телом и начал душить. Я попытался достать его Когтями, но он левой рукой сковал мое запястье, а правой продолжал сжимать мое горло. Я врезал его кулаком по лицу. Удар вышел слишком слабым. Осмотревшись, я приметил камень, вывороченный взрывом из брусчатки. Он был слишком далеко, не дотянуться. Сфокусировав мутнеющий взгляд, я активировал телекинез, подтянул булыжник и, сжав его непослушными пальцами, несколько раз ударил противника по голове. Когда он обмяк, я добил его Когтями.
   Взрыв отчаявшегося самоубийцы натворил немало бед. С трудом поднимаясь на ноги, я видел, как корчились в предсмертных муках Отступники как, исчезая, мерцали тела Звездных, случайно попавших под раздачу. Сквозь образовавшуюся брешь я заметил, как полыхнуло зеркало, изрыгнув на площадь группу магов-леверленгов. Каждый из них держал в руке причудливый посох, увенчанный горизонтальной крестовиной. Они остались внутри защитного купола, но разошлись в стороны, образовав внутреннее кольцо. А потом, один за другим, воткнули свои посохи в землю, легко пробив камни брусчатки. Крестовины начали вращаться, над площадью повис различимый даже в шуме боя гул, давящий на черепную коробку.
   Лично я понятия не имел, что это такое, но ясность внес донесшийся до меня крик:
   - Они блокируют наши Порталы!
   И точно: я увидел, как один за другим начали закрываться Порталы, разбросанные по всей площади короля Яримира. А это означало, что на новое подкрепление мы больше могли не рассчитывать.
   Зато самое большое в Вальведеране зеркало работало без перебоев. Сверкнув в очередной раз, оно породило два десятка леверленгов. Одновременно с этим со всех прилегающих к площади улиц на нас ринулись Отступники и их прихвостни, и мы оказались в полном окружении.
   Все это было очень похоже на хитроумную и заранее запланированную ловушку: нас вытянули на площадь, а потом перекрыли все пути к отступлению. Не знаю, стало ли это результатом чьего-то предательства или же роковой случайности. Так или иначе, но мы оказались внутри слоеного пирога, окруженные со всех сторон неприятелем.
   А потом ситуация на площади изменилась коренным образом. Еще недавно мы серьезно теснили агрессора. Теперь же сами оказались под таким прессом, что мама не горюй. Кольцо защитников зеркала, только что из последних сил сдерживавших натиск Звездных, дрогнуло и начало расширяться, сминая сопротивление противника изнутри. А на внешние края надивили свежие силы Отступников, стекавшихся на бой со всех уголков Вальведерана.
   Положение было отчаянным. Некоторые более хладнокровные командиры отрядов все еще пытались организовать оборону, стягивая в единый ударный кулак все силы клана. Другие же пошли на прорыв, пытаясь вырваться из окружения. Отсутствие единого командования и общего для всех плана действий породило панику, грозившую нам полным разгромом.
   В это время партия Малангира действовала как сплоченный организм. Главной ударной силой стали недавно появившиеся леверленги, каждого из которых прикрывало до десятка Отступников или наемников. Они оказались гораздо сильнее тех, с которыми нам до сих пор приходилось иметь дело. Это была элита элит. Древний служил тараном, вдребезги разбивавшим отряд противника, а потом в дело вступала группа поддержки, добивая тех, кто оказался на земле. Я видел, как одним ударом боевого молота леверленг сметал с дороги высокоуровневых Звездных, пробивая даже самую изощренную защиту. На них же не действовали ни заклинания наших магов, беспомощно растекавшиеся по их непробиваемым доспехам, ни холодное оружие: они умело отражали удары, способные превратить в пыль каменные глыбы, легко принимали их на щит, а в момент опасности тело леверленга становилось полупрозрачным, и меч противника беспрепятственно проходил сквозь него, не причиняя ни малейшего вреда.
   Поэтому Звездные, все еще рассчитывавшие на чудо, обходили леверленгов стороной, стремясь уничтожить группу их поддержки. Справиться с Отступниками было проще. И только самые настырные лезли на рожон в тщетной попытке доказать что-то окружающим и - главное - себе самим.
   Среди них был и моей недавний случайный оппонент Маришаль Отважный. Человек-легенда, гордость Карнеолиса, любимец короля и самый опытный воин, снискавший славу в многочисленных боях на восточной границе. Успешно отбиваясь от напиравших на него со всех сторон Отступников, он упрямо рвался к одному из леверленгов. А тот то ли не замечал его, то ли умело избегал встреч с легендой, чувствуя в нем достойного противника. Напрасно Маришаль призывал к его мужеству, называл трусом и требовал повернуться к нему лицом. Леверленг игнорировал героя, предпочитая более слабых противников. И всякий раз, когда, казалось бы, встреча этих двух неизбежна, между ними появлялось препятствие в виде бросавшихся на Маришаля Отступников. Он уже положил не один их десяток, но всякий раз перед ним появлялись все новые и новые, а его цель удалялась, прокладывая себе дорогу по телам павших Звездных.
   Я в это время сражался в паре с каким-то парнем из клана Стражей Карнеолиса. В одиночку я бы долго не протянул, а вдвоем мы творили настоящие чудеса. Он прикрывал меня своим щитом и мечом, а я ловко уходил из-под ударов и жалил наседавших неприятелей Когтями, вдоволь испившими в эту ночь вражеской крови. Большей частью это были наемники, реже - Отступники. Оставался всего один, чтобы получить причитавшийся мне от Матушки Тени дар, когда на площади появилось новое действующее лицо.
   В этот раз Зеркало полыхнуло особенно ярко, и моим глазам предстал Малангир - древний мертвец, вернувшийся к жизни благодаря стараниям Сарвансара. Сам Старший Предвестник тенью следовал за своим хозяином в окружении группы леверленгов - магов и воинов. Застыв на краю помоста, на котором стояло большое зеркало, Малангир хищным взором окинул поле боя. Его взгляд остановился на Маришале, продолжавшем преследовать своего постоянно ускользающего противника. Он протянул руку в его сторону и крикнул громогласно:
   - Ты!
   Маришаль неожиданно замолчал и обернулся на крик.
   Я явственно ощутил, что приближается драматическая развязка безумной ночи. Почувствовали это и остальные. Бой стих, словно по команде, и все уставились на двух лидеров, замерших друг против друга на расстоянии двадцати шагов.
   Противостояние взглядов длилось недолго. Не знаю, что задумал Маришаль, но он резко вскинул руку, обратив ее ладонью в сторону Малангира. Оживший мертвец мгновенно ответил тем же: он направил на Звездного сжатый кулак в латной перчатке, украшенной перстнем Таноссы. Зеленый круглый камень кольца, похожий на выпученный глаз рептилии, вспыхнул и... Маришаль медленно опустил руку, а потом так же медленно, словно преодолевая неимоверное сопротивление, встал на колени. К нему подскочил один из представителей его клана, сказал что-то, попытался поднять кланлида с земли. Но Маришаль взмахом руки отбросил его назад, а потом самостоятельно вскочил на ноги и, приблизившись к лежавшему навзничь соклану, пронзил его грудь мечом.
   Это был все тот же Маришаль. И все же другой. Его взгляд, его глаза... Они были чужими, холодными и пустыми. В них не было ничего, кроме лютой злобы и жажды крови. Но не менее поразительным было и другое. Пронзенный им Страж Карнеолиса был мертв, однако его тело даже не думало исчезать, отправляясь на Перерождение. Все Звездные уставились на него, затаив дыхание. Прошла тягостная минута, но тело так и осталось лежать на брусчатке площади короля Яримира.
   Значило ли это, что Страж был все еще жив?
   - Он умер,- словно прочитав мои мысли, произнес Малангир в повисшей над площадью тишине.- Навсегда. Безвозвратно. И вы все,- от обвел рукой стоявших перед ним Звездных,- последуете за ним, если продолжите сопротивление. Сложите оружие, покоритесь, и тогда я пощажу вас и дам возможность покинуть город. Забудьте о своих Богах! Они слабы. Они не в силах вам помочь, они не смогут вас защитить. Отрекитесь от них, встаньте в ряды моих сторонников, и тогда этот мир будет принадлежать и вам тоже.
   Звякнул меч, выпавший из руки стоявшего неподалеку от меня воина. Он был бледен и поражен случившимся. Как и я сам. Мы считали себя бессмертными и думали, что так будет всегда. Мы готовы были на любые безумства, будучи уверенными в том, что Возрождение неизбежно. Но только что Малангир перевернул мир с ног на голову. А когда Маришаль поднялся на помост и встал рядом с Малангиром, количество упавших на землю мечей возросло. И все же большинство Звездных выжидало, косилось на тело мертвого Стража, словно надеясь на чудо.
   - ОСТАНОВИТЕСЬ!- раздался громогласный божественный голос. Все задрали головы и увидели появившуюся в воздухе над площадью Яри. Облаченная в светящиеся доспехи, она была неотразима. Жезл в руке искрился молниями, глаза блестели в праведном гневе.- ЧТО ВЫ ДЕЛАЕТЕ?! НЕ СЛУШАЙТЕ ЕГО! НЕ СДАВАЙТЕСЬ, НЕ ВЫПУСКАЙТЕ ОРУЖИЕ ИЗ РУК! УНИЧТОЖЬТЕ ЭТО ЧУДОВИЩЕ, ОТПРАВЬТЕ ЕГО ТУДА, ОТКУДА ОН ПРИШЕЛ! И НЕ ОТРЕКАЙТЕСЬ ОТ ВАШИХ БОГОВ! ТОЛЬКО МЫ СМОЖЕМ ВАС ЗАЩИТИТЬ В ЭТОМ МИРЕ, КОТОРЫЙ ПРИНАДЛЕЖИТ НАМ ПО ПРАВУ.
   - Слова, слова...- проскрипел Малангир.- Разве ты смогла удержать этого Звездного в своей власти?- кивнул он на Маришаля.- Разве ты уберегла другого от смерти? Может быть, ты сможешь воскресить его?!
   Яри молчала.
   - Вы, имеющие дерзость называть себя Богами, ни на что не способны. Вы слишком слабы, чтобы бросить мне вызов. Вы слишком ничтожны, чтобы править этим миром,- с презрением сказал он.
   Богиня Яри не смогла стерпеть подобной наглости. Она взмахнула жезлом, и в Малангира ударила молния, ослепившая всех очевидцев. Но оживший мертвец успел прикрыться щитом, и молния не причинила ему вреда. Он, в свою очередь, вскинул вверх кулак, разжал пальцы, и в сторону Богини устремился стремительный полупрозрачный болид. Яри не смогла увернуться, вздрогнула, когда мощное заклинание коснулось ее тела, пошатнулась, охнула, схватившись за сердце. Малангир сжал пальцы, и тело Богини изогнулось в нечеловеческих муках, а нас оглушил ее крик, полный боли и отчаяния.
   Кто-то дернулся, чтобы прийти на помощь Яри, однако леверленги были на чеку. Тело храбреца пробило тяжелое копье, брошенное одним из воинов, а заклинание мага развеяло его по ветру.
   Больше желающих не нашлось.
   Малангир разжал пальцы, и опустил руку. Тело Богини обмякло, резавший слух крик смолк.
   - Убирайся!- спокойно сказал ей оживший мертвец.- Твое время закончилось. Отныне это мой город. А очень скоро и весь этот мир будет моим.
   Звездные, затаив дыхание, ожидали реакции Богини. И каково же было наше разочарование, когда она, гневно сверкнув глазами... исчезла, оставив нас наедине с порождением мрака и его верными слугами.
   - Сдавайтесь, если не хотите разделить участь вашего товарища,- устало произнес Малангир.
   После всего случившегося нервы Звездных не выдержали, и оружие посыпалось на землю стальным дождем.
   Я не собирался расставаться со своими Когтями. Клинки медленно втянулись в наросты на перчатке, а она сама стала невидимой.
   Я бросил взгляд на окружавших меня людей. Отступники ликовали, Звездные были совершенно подавлены, леверленги сохраняли былое хладнокровие, будто ничего не случилось. На самом же деле случилось нечто ужасное, глубину которого я пока что не мог оценить в полной мере. Мне нужно было побыть в одиночестве, подумать. Не знаю, насколько Малангиру можно было доверять. Возможно, он сдержит слово и выпустит Звездных из города, в котором им больше нечего было делать. А может, и нет.
   Я не стал рисковать. Пользуясь всеобщим смятением, я ушел в Тень и незамеченным добрался до пустынного переулка. Запрыгнув на забор, я прошелся по его верхней кромке, перебрался на балкон соседнего дома, а с него - вскарабкался на крышу. Этого показалось недостаточно. И я побежал, удаляясь от площади побед короля Яримира, ставшей местом поражения его обожаемой Богини.
   Позади меня ярко полыхнуло, зашипело. Я обернулся и увидел десятки огненных шаров, устремившихся в небо. Поднявшись на недосягаемую высоту, они взорвались, выпустив в направлении земли сотни светящихся щупалец.
   - Это что еще такое?- пробормотал я.
   Ответить мне было некому, поэтому я продолжил путь.
   Лишь на окраине города я остановился передохнуть, присел, прислонившись я печной трубе, закрыл глаза.
   Небо уже розовело на востоке, начинался новый день.
   И тут же мое горло стянуло тугой петлей и намертво припечатало к каменной трубе.
   - У тебя осталось совсем мало времени,- зашептал мне на ухо шелестящий голос Матушки Тени.
   - Я выполню твое поручение,- прохрипел я, проклиная тот день, когда связался с этим Древним Божеством.
   - Не разочаровывай меня! Иначе в Мертвом Городе станет одним Звездным больше.
   Хватка ослабла. Матушка Тень исчезла так же неожиданно, как и появилась.
   - Чтоб тебя...
   Все! С меня хватит на сегодня!
   Я собрался покинуть Валведеран и Годвигул, но...
   - Что за ерунда?!
   Кнопка логаута была дезактивирована.
   Тут же всплыло оповещение:
  
  
   Вы находитесь на территории, отрезанной от внешнего мира неизвестной магией! Покинуть Годвигул, находясь в пределах этой территории, не представляется возможным.
  
  
   Утробно зарычав, я решил не сдаваться. До границы заблокированной территории было недалеко. В этой части города она проходила аккурат по линии крепостной стены. Я добрался до нее за пять минут, сунулся на стену и... наткнулся на непреодолимое препятствие. Оно было невидимым и упругим на ощупь. В отчаянии я обнажил Когти и ударил по нему клинками. Того, что произошло в следующее мгновение, я не ожидал: меня отбросило назад, выбив половину хитов.
   - Проклятье!- простонал я, поднимаясь на ноги.
   Я не мог покинуть Годвигул. Я не мог выйти из города.
   Я не знал, что мне теперь делать.
  
  
   Глава 11
  
  
   Итоги минувшей ночи были неутешительны. Малангир и его свора захватили Вальведеран, разбив превосходящие, казалось бы, силы Звездных и Смертных защитников города. Явившаяся на помощь Богиня Яри - что само по себе было событием чрезвычайным - получила по сусалам и бежала, оставив своих преданных поклонников на растерзание восставшему из небытия существу. Город был блокирован неизвестной магией, покинуть его, как и сам Годвигул, было невозможно. Связь отсутствовала. По крайней мере, мне не удалось выйти на контакт ни с кем из друзей, судьба которых оставалась для меня неизвестной.
   В первую очередь я попытался связаться с Янагором. Ему, как никому другому, были известны замыслы и возможности Сарвансара... Впрочем, планы Старшего Предвестника могли не совпадать с оными его нынешнего повелителя - Малангира. И тем не менее... Но мое сообщение, направленное опальному Богу, осталось без ответа. Тот же результат ожидал меня и при попытке связаться с другими знакомыми. Поэтому оставалось лишь надеяться, что ни Альгой, ни Эллис не пострадали этой безумной ночью.
   Дело - дрянь, как ни крути.
   Однако помимо всего этого удручающего негатива произошло и еще одно событие, которое обещало перевернуть с ног на голову будущее всех Звездных. Я имею в виду смерть Стража Карнеолиса. И когда я говорю смерть, я имею в виду именно уход из жизни без малейшего шанса на возвращение в Годвигул.
   Для подавляющего большинства обитателей этого мира смерть была частью повседневности. Умирали все: люди, эльфы, гномы, орки, тролли. Но не Звездные. Мы были во многом похожи на местных, но именно возможность возродиться на Точке Привязки в первую очередь отличала нас от коренного населения Годвигула. Это было всегда, без исключений, и, казалось, так будет вечно.
   До сих пор мы бездумно эксплуатировали способность к Возрождению. Звездные бесстрашно играли со смертью, будучи уверенными в том, что она - понятие относительное, временное, грозящее, в основном, лишь частичной потерей заработанной экспы. Что ж, спору нет - очень часто риск был оправданным.
   Теперь же многое могло измениться. Малангир своим появлением нарушил привычный ход событий. Умер первый Звездный, и я видел, какой эффект это произвело на остальных. Отважится ли после всего произошедшего кто-нибудь из них бросить вызов Богоборцу, зная, что этот бой может стать последним в его жизни?
   Не знаю, не знаю...
   Я чувствовал себя в западне. Мне впервые хотелось убраться из Вальведерана как можно дальше. И я уже начинал жалеть, что не воспользовался милостью Малангира, обещавшего всем сложившим оружие беспрепятственный выход из города. Но здесь у меня оставалось еще одно дельце, от выполнения которого зависело мое будущее...
   Задание Матушки Тени.
   Черт бы ее побрал!
   Вальведеран стал опасным местом. Однако Мертвый город был еще хуже, и мне не хотелось провести в нем остаток своей жизни. Поэтому мне, во что бы то ни стало, нужно было выполнить ЕЕ поручение.
   Подумав о нем, я почувствовал, как сжалось сердце. Этель Киантель покинул Вальведеран вместе с остальными эльфами и теперь был далеко от столицы Карнеолиса. Арию Малзани я сразу вычеркнул из списка потенциальных жертв, и по этой причине не отслеживал ее судьбу. Поди теперь отыщи ее в этом хаосе! Значит, как и прежде оптимальной целью был Нуриан Пандрагаст. Но пережил ли он эту ночь? А если да, то не решится ли покинуть Вальведеран, приняв любезное предложение Малангира? И как я его достану, если он уйдет из города?
   "Возможно, еще не все потеряно",- подумал я и отправился на Рубиновую улицу.
   Я думал о том, что, если мне повезет и Пандрагаст окажется на месте, то царящий в городе хаос сыграет мне на руку. Рыбу лучше всего ловить в мутной воде...
  
   Малангир сдержал свое слово: Звездные покидали Вальведеран. Они шли небольшими группами, побитые - физически и морально. Шли налегке, без оружия, без ручной клади. На выходе из города их шмонали и отбирали все, что представляет хотя бы какую-нибудь ценность.
   Совсем недавно, когда уходили эльфы, их провожали толпы горожан. Кто-то с сожалением, кто-то с радостью. Звездных некому было провожать. Люди прятались в своих домах, и лишь самые отчаянные решались выглядывать в окна, но тут же прятались, если их замечали снаружи.
   Эльфы... Как знать, вероятно, с их помощью можно было отстоять Вальведеран. Но горожане бездумно изгнали их, и теперь пожинали плоды своей нетерпимости.
   И только сейчас я подумал о том, что ситуация сложилась на удивление складно. Стоило эльфам оказаться за пределами города, как его тут же захватили Отступники. Случайность? Или же это была часть хитроумного плана? А если да, то кто за ним стоял?
   "Ты еще об этом пожалеешь..."
   Я вспомнил недавний сон и последние слова Богини Смилион в ответ на требование Яри убираться из Вальведерана.
   Неужели...
   Не хотелось верить, что за всем этим стояла моя нынешняя покровительница. Но...
   Неужели она связалась с Богоборцем?
   К сожалению, я не мог спросить ее об этом лично. Несмотря на то, что однажды я оказал ей услугу, наши отношения нельзя было назвать близкими.
   Кто она и кто я?
   Да и связи не было от слова совсем.
   Вереницы Звездных тянулись к городским воротам. Пожалуй, я мог бы присоединиться к ним и вместе с ними покинуть город. Но в этом случае я не смогу выполнить задание Матушки Тени и очень скоро окажусь в Городе Мертвых...
   Нет, мне все же придется задержаться в столице королевства...
  
   Чтобы сократить путь - и еще по одной причине,- я решил пройти через квартал магов. Сердце екнуло, когда я увидел, во что превратился этот некогда тихий и уютный уголок Вальведерана. Судя по всему, здесь, как и в окрестностях королевского дворца, происходили самые интенсивные боевые действия, отголоски которого были слышны даже на окраинах города. Многие дома оказались разрушены до основания, улицы завалены битым и оплавленным камнем и телами тех, кто отважился встать на пути захватчиков. Живых здесь не было, поэтому я мог не опасаться, что меня кто-нибудь заметит. Я не спеша пробирался через развалины, приглядываясь к лежавшим вповалку телам. К счастью, я не знал никого из этих людей.
   Ноги начали заплетаться, когда я приближался к дому, в котором жили Эллис и Альгой. От него мало что осталось.
   Надеюсь, мои друзья находились в Междумирье, когда все это произошло...
   Магическая активность в этом районе была такой, что даже по прошествии времени жар от расплавленного камня был едва переносим, а воздух казался наэлектризованным и гудел, словно растревоженный улей. После того, как я едва не угодил в несработавшую ловушку, пришлось свернуть поиски и покинуть руины, в которые превратился квартал магов...
  
   Площадь Яримира заметно опустела с тех пор, как я ее покинул. При свете дня она выглядела еще печальнее, чем в сумерках. Повсюду следы борьбы, кровь, сломанное оружие, следы применения магии и мертвецы. Тело Звездного из клана Стражей Карнеолиса все еще лежало на прежнем месте, напоминая о том, что ожидало всех тех, кто отважится бросить вызов могуществу Малангира. Впрочем, согнанные из окрестных домов горожане уже приступили к разборке завалов и наведению порядка. За ними присматривала группа Отступников и наемников. Леверленгов среди них не было. Как не было ни самого Малангира, ни Сарвансара, ни обращенного Маришаля Отважного. Должно быть, они обустраивались в городе, бывшем некогда столицей королевства Карнеолис. Вряд ли для этой цели годился дворец Его Величества. Он был почти полностью разрушен. Но в городе имелось немало строений, немногим уступавших в роскоши бывшей резиденции короля Уллиса...
   Кстати, интересно, что случилось с самим королем? Пережил ли он эту ночь или принял достойную смерть, не желая подчиниться воле завоевателей?
   Я не был лично знаком с Его Величеством, но слышал о том, что он считался одним из лучших воинов Карнеолиса. Его смерть была бы серьезной потерей для королевства.
   Бросив взгляд на помутневшее зеркало, породившее самое ужасное чудовище этого мира, я продолжил свой путь по крышам...
  
   Развернувшиеся в городе события почти не затронули Радужную улицу, где стояли самые роскошные в Вальведеране особняки, в которых всегда было чем поживиться. По пути сюда я заметил несколько усиленных леверленгами блокпостов Отступников, которые заворачивали любителей наживы, тем самым оберегая власть имущих от откровенного грабежа. То ли это было проявлением дальновидной политики Малангира, решившего тем самым склонить на свою сторону городскую элиту, то ли всей этой роскоши отводилась роль неприкосновенного запаса на будущее.
   Особняки выглядели вымершими. Возможно, кто-то из их обитателей и покинул Вальведеран вместе со Звездными, но, подозреваю, большая их часть попросту затаилась, дожидаясь, пока ситуация нормализуется. По роду своих занятий я был немного знаком с местной знатью. И точно знал, что личное благополучие они всегда ставили выше государственных интересов. Подозреваю, что большинству из них было все равно, кому служить, лишь бы не потерять прежние привилегии.
   По улице ходили сводные патрули, но на территорию особняков завоеватели пока не совались. Исключением стала, как раз, обитель Нуриана Пандрагаста. У ворот снаружи дежурили леверленги. Двое других стояли у дверей особняка, а целая группа расположилась в тенистой беседке благоухающего парка.
   Что они здесь делают? И что с Пандрагастом?
   Как это ни странно звучит, но он нужен был мне живым.
   Чтобы получить ответы на вопросы, мне следовало подойти поближе. Я тайком перебрался через кованую ограду и очутился в царстве парковой зелени. Прячась за стеной кипариса, тянущегося вдоль аллеи, ведущей к дому, я начал красться к особняку, совершенно не представляя, что это даст. Примерно на полпути я заметил мага-леверленга, направляющегося по дорожке к выходу. Я притаился, но он все равно что-то почувствовал, безошибочно уставился в мою сторону и поводил носом, будто принюхивался. Я выпустил Когти и собрался уйти в Тень на тот случай, если маг решит приблизиться. Но он остался на месте и, зарядив на пальцы какое-то заклинание, призвал воинов, отдыхавших в беседке. Леверленги с оружием наперевес проломились сквозь зеленую ограду и оцепили то самое место, где я только что прятался. А меня там уже не было. Решив не испытывать судьбу, я поспешно покинул парк и вернулся на улицу.
   И что теперь?
   Жив ли Пандрагаст? В городе ли он? Если да, то как мне до него добраться? Если нет, то где его искать...
  
  
   Получено новое сообщение!
  
  
   Я вздрогнул: связь появилась так же неожиданно, как и исчезла. И удивился еще больше, когда узнал, от кого пришла весточка.
   Кареока!
  
  
   Привет! Надеюсь, ты еще в городе. Нам нужно встретиться. Срочно!
  
  
   Она в Вальведеране?!
   Я-то думал, что она ушла вместе с остальными Пролесками.
  
  
   Да, я все еще в городе. Готов встретиться, хоть сейчас. Где?
  
  
   Она ответила сразу:
  
  
   Мы прячемся за складами в порту. Ориентир - смотровая башня. Приходи поскорее!
  
  
   Мы?
   Значит, она не одна?
   Почему-то меня это расстроило.
   Последовал короткий постскриптум:
  
  
   Только будь осторожен!
  
  
   А вот это было приятно...
  
  
   После "веселой ночки" Вальведеран казался опустевшим. Это на площади количество захватчиков просто зашкаливало. Но теперь они, разбившись на небольшие группы, разбрелись по городу, и нарваться на них было так же маловероятно, как в будние дни встретиться с патрулем городской стражи. Жаль, что этим некому было воспользоваться: после того, как столицу покинули и эльфы, и Звездные, а вальведеранский гарнизон был перебит, город стал совсем беззащитен.
   И все же я предпочел передвигаться по крышам. Лишь однажды мне пришлось спуститься вниз, когда я заметил пьяного Отступника, преследовавшего девушку в разорванном платье. Чувствуя, что упускает добычу, он метнул в нее камень, угодил в спину. Девушка рухнула на землю. Мужчина набросился на нее, но она попыталась вырваться и двинула коленом между ног. Насильник заревел, выхватил кинжал... и тут же умер, пробитый моими Когтями.
  
  
   +480
  
  
   Это был десятый убитый мною Отступник. После посвящения жертвы Матушке Тени я получил долгожданное вознаграждение:
  
  
   Вероятность Критического удара из Тени +1%
  
  
   Не густо, но предела совершенству не существовало:
  
  
   Отправив в мир Теней еще 20 Отступников, Вы получите вознаграждение от Матушки Тени.
  
  
   Пришлось сопроводить девушку до дома, за что я получил еще 1000 очков экспы и благодарный поцелуй в щеку. После чего продолжил свой путь...
  
   Малангир не дал Отступникам разграбить богатые портовые склады, доверив их защиту леверленгам. Они сменили городскую стражу на воротах, ведущих в гавань, и патрулировали улицы, пресекая малейшие попытки мародерства со стороны местного сброда. Помимо леверленгов, которые сами собой представляли неоспоримую силу, склады охраняли жуткие бойцовские собаки, приводившие в неописуемый ужас одним своим видом. Помимо ментальной атаки, они обладали острыми клыками и завидным обонянием, да и бегали собачки очень резво. Почувствовав мое присутствие, они прижали уши, зарычали, и тут же были спущены с поводков. Я успел забраться на крышу склада прежде, чем они меня настигли. А вот бродяге, прятавшемуся в кустах, не повезло. Едва завидев собак, он обратился в бегство. Псы потеряли ко мне интерес, нагнали несчастного и растерзали в мгновение ока.
   Продвигаясь к смотровой башне, я бросил взгляд на гавань. Еще ночью там стояло около десятка кораблей, курсировавших между материком и островом Эрех, ходивших в Цигин и Парагон, а так же защищавших столицу от орочьих галер. Большинству, с появлением Отступников, похоже, удалось удрать в море. Осталось только три судна. Их тоже охраняли леверленги, разместившиеся как на пирсе, так и на самих кораблях...
   Меня ослепила яркая вспышка, и я тут же распластался на крыше. Когда перед глазами перестали мельтешить черные точки, я поднял голову, чтобы осмотреться, и заметил Кареоку, подававшую мне сигнал зеркальцем. Она стояла на пороге одной из притопленных лачуг на берегу.
   Что ж, разумно. На сегодняшний день не самое худшее из убежищ. Леверленги туда вряд ли сунутся.
   Я спустился с крыши и короткими перебежками добрался до лачуги. Кареоки на прежнем месте уже не было. Но стоило мне сунуть нос внутрь лачуги, как мне в подбородок уперлось лезвие кинжала.
   - Не дергайся, Проклятый!- прошипел мужской голос.- Медленно заходи... И закрой за собой дверь!
   Дверью ЭТО можно было назвать лишь условно: наспех сколоченный деревянный щит из досок, в прорехах между которыми гулял ветер.
   Когда мои глаза привыкли к полумраку, я увидел двоих. Кареока стояла у окна и искоса поглядывала наружу. В дальнем углу на убогой крестьянской лежанке расположился мужчина лет пятидесяти. Довольно колоритный субъект с пышной бородой, приплюснутым носом и пухлыми губами. Из одежды на нем были только штаны. Грудь стягивала марлевая повязка, точно такая же, пропитанная кровью, была наложена на правую руку. Когда незнакомец попытался сдвинуть ее в сторону, его лицо перекосила гримаса боли.
   Был еще и третий человек. Тот самый, который держал у моего горла кинжал. Когда я вошел в хижину, он переместился мне за спину, так что я его не разглядел и не мог сказать о нем ничего определенного.
   Кареока держалась спокойно, а значит, она действовала заодно с этими двумя. И очень хотелось верить, что она не позвала бы меня, если бы мне угрожала какая-нибудь опасность. И все же я не удержался от взгляда, полного упрека, брошенного в ее сторону.
   Разглядев меня с головы до ног и приняв во внимание, что я стою спокойно, расположившийся на лежанке мужчина приказал человеку, метившему мне в горло:
   - Отпусти его, Тино.
   Тот подчинился, и спустя пару секунд я увидел его. Это был парнишка моего возраста, чуть крупнее и повыше. На щеке - жесткая щетина, на скуле - шрам. Глаза злые, нелюдимые. По крайней мере, Проклятых он точно не любил. И еще - на груди - эмблема клана Стражи Карнеолиса.
   Возвращая кинжал в ножны, он прошелся передо мной павлином и переместился в сторону, так, чтобы держать меня в поле своего зрения и быть при этом вне досягаемости.
   Профи...
   - А ты, стало быть, Кириан?- обратился ко мне старший.
   - Кто спрашивает?
   - Вильм по прозвищу Филин из клана Пролесков, командор Вальведерана... Бывший командор.
   Командор? Полномочный представитель главы клана на подвластной ему территории. С учетом того, что у клана было предостаточно замков и земель, людей, носивших это звание, было немало. Но, пожалуй, командор Вальведерана был самым важным из всех. Вильм по прозвищу Филин считался вторым человеком в клане. Мне было знакомо это имя, но встретился я с его обладателем впервые.
   - Кареоку ты знаешь. А это - Тино из клана Стражи Карнеолиса,- представил он мне парня с повадками головореза.
   - Я так и понял... Я был этой ночью на площади и видел, как сражался Маришаль... Мне очень жаль...
   Тино кисло скривился. Видимо, эта тема была ему не по нраву.
   - Что с рукой?- спросил я Вильма.
   Командор нахмурился и промолчал. За него ответила Кареока:
   - Чуждая нам магия. По крайней мере, я с таким никогда не сталкивалась. Этот ожог... Вначале им была затронута только кисть. Но постепенно рана разрасталась, парализуя конечность. Мы израсходовали все Зелья, которые были у нас в наличии. В результате нам удалось остановить разрастание, и Вильм уже может шевелить пальцами, но избавиться от ожога не получилось. И он продолжает причинять командору боль...
   - Хрен с ней, с болью!- воскликнул Вильм.- Гораздо больше угнетает беспомощность. И это тогда, когда у нас есть важное дело!
   - Именно поэтому я и решила обратиться к тебе за помощью,- вставила Кареока, обратившись ко мне.
   - Не скажу, что мне понравилась эта затея,- признался командор.- Никогда не имел дел с Проклятыми, а воров и вовсе - на дух не переношу. Но, похоже, у нас нет особого выбора.
   - Выбор есть всегда!- возразил Тино.- Поручи это задание мне, и я не подведу!
   - Это не твой профиль,- показал головой Вильм.- Кареока права: кто как ни вор лучше справится с этим делом?
   - Что за дело?- вмешался я.
   Вильм ответил не стазу.
   - Я получил задание...- начал он и тут же осекся. Почесал бороду здоровой рукой и продолжил неохотно.- Кареока предупреждала, что у тебя непростые отношения с Богиней Яри, но я все же скажу - это ее личное поручение: мы должны уничтожить оставшиеся в гавани корабли.
   Он меня удивил:
   - Ты готов выполнить поручение Богини, которая изгнала вас из города?!
   - Это божественные терки, и нас они касаются постолку-поскольку. Да, мы попали под раздачу! Но это не значит, что я могу оставить без внимания просьбу Богини... Сестры рано или поздно помирятся, а нам потом с этим жить,- сказал он себе под нос.- Мы и раньше выполняли поручения Яри, если они не противоречили требованиям Смилион, которая покровительствует нашему клану. А сейчас особый случай: у нас появился общий враг. Не время вспоминать прежние обиды! Очень надеюсь на то, что божественные сестры это поймут и заключат хотя бы временное перемирие. И для меня большая честь сделать первый шаг в правильном направлении.
   Хорошо, его позиция была мне понятна. Но Яри... Как она могла обратиться с просьбой о помощи к представителю клана, который своей неуравновешенностью подвергла репрессиям?! А еще меня интересовало, как к этому отнесется Светлоокая?
   - Ты уверен, что Смилион не будет против, если ты поможешь... ее сопернице?
   На самом деле, стоило спросить иначе: не думает ли уважаемый командор, что Светлоокая Богиня действует заодно с Малангиром? Но это было лишь мое предположение, причем - бездоказательное, поэтому я сказал то, что сказал.
   - Я спросил ее об этом, как только наладилась связь. Она не против.
   Вот как... Хм...
   Возможно, Светлоокая вела гораздо более тонкую игру, нежели я мог себе представить.
   - Зачем Яри хочет уничтожить корабли?- перешел я к делу.
   - Мог бы и сам догадаться,- проворчал Вильм.- Хотя... Ты, наверное, еще не знаешь, что после захвата Вальведерана Отступниками, двор эвакуировался на Эрех...
   - И Его Величество? Король жив?!
   - Жив, хотя и ранен. К его чести стоит сказать, что он не хотел покидать столицу, поэтому его увели силой, и, как показало время - это было мудрое решение. Король на Эрехе, и добраться туда можно только по морю. Теперь понимаешь, почему нужно уничтожить корабли?
   Я кивнул и спросил:
   - А что, если Малангир обратится за помощью к оркам? У них есть прекрасные галеры.
   - Малангир вне закона и вне общества,- покачал головой командор.- Поэтому орки относятся к нему ничуть не лучше нас с тобой. Но даже если я ошибаюсь, их контакт случится не завтра. А нам главное выиграть время, чтобы Уллис успел подготовиться к обороне острова.
   - Ясно. Но почему ты решил обратиться именно ко мне? Почему ты думаешь, что жечь корабли - это привычное дело для вора, каковым ты меня считаешь?
   - Поджог кораблей тебя не касается. Этим займется Тино. Тебе придется добыть пару контейнеров с Огненным Пожирателем, потому что ничто другое не способно уничтожить корабли, над которыми поработали королевские маги.
   Огненный Пожиратель... Ацкая смесь, созданная кобольдами для собственных нужд. Однако при всей своей любви к огню, даже для них ее жар оказался непереносимым.
   Огненный Пожиратель суров и ненасытен. Все, что попадается на его пути, он превращает в пепел. В результате неосторожного обращения с составом, кобольды спалили целый подземный город, хотя, по-моему, там и гореть-то нечему, кроме камня. Но тем не менее. Создатели получили по лапам от Богини Таноссы и ликвидировали все результаты своих экспериментов. Ну, почти все. Кое-что все же "ушло" в мир и хранится, как одно из самых разрушительных средств, известных Годвигулу. Применить его пока никто не решался, но пробы в тайне делали. В память об этом остался огромный участок пустыни Залинган, где песок спекся в стекло - завораживающее и вместе с тем пугающее зрелище.
   И вот часть пропажи неожиданно всплыла в закромах клана Пролесков...
   Кто бы мог подумать?! А на вид такие недотроги...
   И командор Вильм собирался воспользоваться Огненным Пожирателем, чтобы спалить три корабля.
   Почему не весь город сразу?
   Впрочем, так и получится, если что-то пойдет не так.
   Дав мне возможность осмыслить услышанное, командор продолжил:
   - Горшочки находятся в кланхране, расположенном в Зеленом Доме. Сам знаешь, Пролескам пришлось спешно покинуть Вальведеран, взяв с собой только самое необходимое. Но еще немало всякого добра осталось в кланхране.
   - То есть, стало добычей Стражей Карнеолиса,- кивнул я.
   - Не совсем. Мы договорились со Стражами - все-таки, не чужие люди, - что выкупим содержимое кланхрана, когда соберем необходимую сумму. Они согласились и пообещали присмотреть за добром. Но прошлой ночью Зеленый Дом захватили Отступники. Правда, добраться до кланхрана у них вряд ли получится...
   - Мне бы твою уверенность,- пробормотал я.
   - Во всяком случае, потребуется какое-то время, чтобы взломать защиту. Поэтому ты должен их опередить и первым попасть в кланхран...
   - Я...
   - Не перебивай! Понятное дело, что такое не по зубам ни одному вору - каким бы пронырливым он ни был. Но с нашей помощью тебе удастся обойти защиту и открыть замки. Все, что от тебя потребуется - это незаметно проникнуть в Зеленый Дом и провести нашего человека. Ее,- он указал на Кареоку.- Дальше она все сама сделает - можешь не беспокоиться.
   Я посмотрел на Кареоку. Девушка выглядела совершенно невозмутимой.
   - Вы добудете контейнеры с Огненным Пожирателем и... одним из них уничтожите кланхран. Мы решили, что наши сокровища не должны попасть в руки Отступников. Жалко конечно, но...
   - Не боишься, что огонь перекинется на замок, а потом и на город?- спросил я его.
   - Нет. Когда ты попадешь в кланхран, сам поймешь, почему я в этом уверен. Остальное принесешь сюда, и передашь Тино. Это все, что от тебя потребуется.
   Если бы дело касалось только Кареоки, если бы она попросила меня об этом, я бы не взял с нее ни гроша. Но договор заключал официальный представитель клана Пролесков, поэтому...
   - Давай поговорим о цене мероприятия.
   Вильм недовольно поморщился, а Тино гневно засопел.
   - В кланхране полно золота и прочих богатств,- проворчал командор.- Можешь выбрать себе все, что захочешь... Только не жадничай! Жадность фраера сгубила, знаешь?
   - Это само собой.- При всем своем желании я не смогу забрать все: моя Выносливость была рассчитана на 44 килограмма переносимого веса. Но при этом, затарившись под завязку, я терял 75% скорости передвижения. Поэтому, учитывая вес снаряжения, я обычно ограничивался двадцатью процентами. А это почти 10 килограмм золота и прочих драгоценностей. Что тоже неплохо. Однако этого мне было недостаточно:- Но я хочу получить от клана нечто особенное.
   - Что еще?!- зарычал Вильм.
   - Браслет Богини Яри.
   Я заметил, как уставился на командора Тино. А тот неуютно замялся и потупил взор.
   - Это правда?- прищурил глазки Страж.- Браслет Яри был у вас? И вы ничего об этом не сказали?
   - Как будто вы бы нас поставили в известность, окажись в ваших руках жезл Смилион,- фыркнул Вильм.
   - Это... как-то... не по-товарищески,- надулся Тино.
   - Это жизнь, сынок.
   - И еще один вопрос...- Страж уставился на меня.- Откуда ТЕБЕ это известно?!
   Я загадочно улыбнулся и спросил у Вильма:
   - Ну, так как?
   Командор задумался, пожевал губу и сказал:
   - Хорошо. Браслет все еще в кланхране. Когда соберешься на дело, я скажу как убрать защиту. Он дезактивирован, поэтому ты сможешь его забрать без проблем... Так мы договорились?
   Терять мне было нечего.
   - Да.
  
  
   Получено новое задание: "Огненный Пожиратель".
  
   Задача: Добыть три контейнера с Огненным Пожирателем.
  
   Дополнительное задание: Уничтожить кланхран Пролесков в Зеленом Доме.
  
   Награда: вариативная + Браслет Богини Яри
  
  
   - Только будь осторожен,- предупредил меня Вильм.- Не попадись в руки Отступникам. Не знаю почему, но они выпустили Звездных из города, хотя были в состоянии перебить всех до единого. Я не верю в милосердие Малангира. Наверняка, он что-то задумал, и, боюсь, Вальведераном дело не закончится. Но я о другом. Звездные должны убраться до захода солнца...- Он посмотрел в сторону окна, а я взглянул на часы в интерфейсе: начало шестого. Теоретически у меня было достаточно времени, чтобы слинять из Вальведерана, пока не стало слишком поздно...
   Командор правильно расценил мой задумчивый взгляд:
   - Ты вправе воспользоваться этой возможностью. И если ты сбежишь, я особо не удивлюсь. Вы, ворье, только и горазды, что по карманам шарить. Впрочем, многие на твоем месте, поступили бы точно так же. Потому что с заходом солнца любой Звездный, пойманный в пределах Вальведерана будет уничтожен... Ты же видел, что стало с тем Стражем на площади Яримира?
   Я кивнул.
   - То-то... На моей памяти это первый Звездный, умерший по-настоящему.
   - Его убил Маришаль Кровавый,- проскрежетал сквозь зубы Тино.
   Надо же, он уже придумал своему бывшему кланлиду новое прозвище!
   - Боюсь, это уже не Маришаль... Не тот Маришаль, которого мы все знали,- пробормотал Вильм.
   Несмотря на то, что время еще было детское, я собирался отправиться на боковую. За последние почти два дня я поспал всего пару часов. Моя Выносливость начинала давать сбои: глаза слипались, усталость подкашивала ноги, шкала Здоровья нервно дрожала, а в голове стоял туман.
   Все, спать!
   Я сказал об этом своим новым знакомым.
   - Только не тяни с кланхраном!- сказал напоследок Вильм.- Между прочим, теперь это и в твоих интересах, если хочешь добраться до браслета.
   - Такие дела с наскоку не решаются. Нужно все обдумать, осмотреться... Кстати, ты сэкономил бы мне время, если бы дал подробный план Зеленого Дома.
   - Это секретная информация!- набычился командор. Но тут же его морщинки на лбу разгладились, он вздохнул: - А, какого черта... Дай мне доступ к твоей базе данных!
   Я выполнил просьбу, обеспечив односторонний доступ, и получил подробный план строения.
   - В таких домах обычно есть потайной подземный ход...- предположил я.
   - Есть,- кивнул Вильм.- Но открыть дверь можно только изнутри.- Заметив мою реакцию, он пояснил:- Это не проходной двор, а путь для экстренной эвакуации!
   - Где он находится? Его нет на карте. И кланхрана там нет.
   - Там много чего нет!- фыркнул командор.- Схема старая, более подробной у меня нет.
   - И все же...
   Сделав необходимые поправки, Вильм переслал мне обновленную версию.
   Вот, так-то лучше!
   Получив все, что хотел для начала, я решил откланяться, но у Вильма было еще, что сказать:
   - Ах, да, чуть не забыл... Не вздумай умереть в пределах города! С некоторых пор любой Звездный, умерший в Вальведеране, оказывается на Точке Привязки в городской тюрьме, где его уже поджидают леверленги. Хочешь знать, что они делают с пленниками? Они их обращают: Звездные становятся послушными игрушками в руках Малангира. И я не знаю, что хуже - это или настоящая смерть.
   - Ты уверен?- пробормотал я. Это была плохая новость.
   - Проверенная информация.
   Что ж, скверно, очень скверно...
   - Когда у меня появится план действий, я вернусь... Пока,- последнее предназначалось персонально для Кареоки. Она кивнула в ответ, и мы расстались...
  
  
   Я не стал говорить им о том, что наши убежища находятся по соседству. Моя откровенность не распространялась на малознакомых людей. И нелюдей тоже. Думаю, и Кареоке лучше об этом не знать. Похоже, она неплохо устроилась у Пролесков, раз ей было оказано такое доверие. И возможно, с тех пор она даже не вспоминала ни о нашем совместном приключении в Зачарованном лесу, ни о своем нечаянном спутнике - Проклятом воре.
   Интересно, как они собираются выбираться из города, когда - или лучше сказать "если" - будут уничтожены королевские корабли?
   Может быть, есть способ выбраться наружу, о котором я не знаю?
   И только сейчас я вспомнил о валведеранском подземелье. С досады я даже хлопнул себя по лбу.
   Как же я раньше о нем не подумал?!
   Некоторые ходы выводили за город. Я ведь и сам ими пару раз пользовался!
   Воспоминание о подземелье нарисовало мне образ старого гоблина...
   О нем, и об остальных Избранных я тоже совершенно забыл во всей этой кутерьме последних дней. А о Коль-Каре и вовсе не хотелось вспоминать...
   Предатель!
   Интересно, они остались в городе или успели сбежать, пока не стало поздно? Столь пестрая компания после ухода из Вальведерана Звездных сразу бы бросалась в глаза, так что особо на разгуляешься.
   Да и черт с ними!
   Прежде чем отойти на боковую, я еще раз попытался наладить контакт со своими друзьями. Альгой и Эллис не отвечали.
   Неужели...
   Нет, в худшее не хотелось верить. По крайней мере, их тел среди развалин дома я не обнаружил. Поэтому была надежда на то, что они вышли в Междумирье прежде, чем все началось. А к утру все порталы для находящихся в Вальведеране Звездных были заблокированы. Подозреваю, это касалось и обратного направления. То есть, наверняка, при попытке утром вернуться в Годвигул моих друзей выбросило бы на ближайшей к городу Точке Привязки.
   Но почему не было связи, когда Вильму удалось получить весточку от одной Богини и отправить запрос другой?
   Или на Великих не распространялись никакие запреты?
   Чтобы проверить свою догадку, я отправил сообщение поочередно Сэнвен, Урсусу и еще паре старых знакомых, которые в данный момент доподлинно находились далеко от столицы Карнеолиса.
   Тишина...
   Значит, сигнал не проникал за пределы города. Это напрягало, но вместе с тем дарило надежду на то, что мои друзья были все еще живы.
   Последнее сообщение было отправлено Янагору. Он, хоть и опальный, но все же Бог.
   Но и он не ответил.
   А теперь спать...
  
  
   Глава 12
  
  
   Мне не часто доводилось ночевать в Годвигуле - всяко могло случиться. Поэтому я предпочитал выходить в Междумирье. За неимением такой возможности, пришлось расположиться на убогой кровати в своем новом Убежище. Но я так устал, что неудобства даже не заметил.
   Ночь прошла спокойно. Когда я проснулся, был уже почти полдень, и жутко хотелось есть. Хотелось так, что перед глазами плыли радужные круги, а Здоровье медленно, но верно сокращалось.
   К счастью, в Годвигуле почти всегда и почти везде можно было утолить голод. Легче всего выжить в лесу, где полно ягод, грибов и различных трав. Не мясо, конечно, но достаточно питательная пища. Но и в городах, даже при отсутствии наличности и определенной смекалке можно было неплохо подкрепиться.
   Выбравшись из Убежища, я осмотрелся и почти сразу нашел то, что искал. Первым делом я сорвал пару рыбин, развешенных рыбаками для сушки. А потом надергал на грядке редиски и лука и вернулся в подземелье.
   Когда с приемом пищи было покончено и жизненно важные показатели пришли в норму, я решил распределить очки за приобретенный уровень.
   Собравшись подтянуть Интеллект, я вложил в него два пункта. По одному добавил к Ловкости и Телосложению. Выбирая из Навыков, я отдал предпочтение Щиту Смилион, пожертвовав на него два очка. Теперь он мог с 10% уверенностью отразить любую атаку. По одному досталось Телекинезу и Прыжку в Тень.
   Тяжело вздохнув - Навыки росли не так быстро, как хотелось бы,- я взглянул на таблицу:
  
   Уровень: 42 Опыт: 478753/491000
   Атрибуты
   Остаток: 0
   Сила
   39(+5)
   Ловкость
   54
   Интеллект
   42
   Телосложение
   52(+2)
   Здоровье
   23680
   Мана
   420
   Физическая защита
   3686
   Магическая защита
   1594
  
   Навыки
   Остаток: 0
   Легкое колюще-режущее оружие
   30(+5)
   Арбалет
   15
   Карманная кража
   5
   Удача
   9
   Вскрытие замков
   10
   Скрытность
   25
   Ловушки
   10
   Обезвреживание
   20
   Рывок
   20
   Телекинез
   7
   Щит Смилион
   10
   Сын Тени
   30
   Ослепление
   5
   Маскировка
   5
   Прыжок в тень
   6
  
   Н-да, с Навыками нужно было что-то делать. Чтобы подтолкнуть их рост, я должен был найти достойных учителей. А такие были только среди Смертных. Например, мастер Арсоль, задолжавший мне за свое спасение. Он мог бы улучшить мое владение холодным оружием - я все еще грезил о катане, полюбившейся мне после приобретения меча Карракша...
   Меч Карракша...
   Где он теперь? Чья рука правит им, кого лишает он жизни?
   Я встряхнул головой. Потеря легендарного оружия была горька, но свершившегося уже не изменишь.
   Впрочем, мастер Арсоль далеко, в Изумрудном лесу...
   Кто еще мог бы стать моим учителем?
   В Вальведеране таких людей было немного, а теперь и вовсе пойти поищи. К тому же я знал только тех, кто мог обучить воровским способностям. А вот Навыки сина...
   Темное Братство!
   Ну, конечно!
   Никогда не думал, что буду думать об этих ребятах с такой теплотой. И уж совсем не предполагал, что мне захочется искать с ними встречи. Правда, была в этом деле одна загвоздка: Темное Братство само искало меня, и совсем не для того, чтобы заняться моим обучением. К тому же неизвестно, на чьей они стороне после того, как город захватили Отступники...
   Нет, с Темным Братством, как и с остальными учителями, я решил пока повременить. И вернулся к неотложным делам.
   Зеленый Дом...
   На первый взгляд - добротная крепость, прекрасно защищавшая ее хозяев от постороннего любопытства и даже вооруженной до зубов толпы недоброжелателей. С наскоку такую штурмом не взять. Правда, до сих пор никто и не пытался. И, тем не менее, за последние несколько дней замок ДВАЖДЫ сменил хозяев: вчера Стражи так же организованно и безропотно покинули Зеленый Дом, как и Пролески намедни.
   От пустого созерцания плана строения было мало толку - еще вчера я достаточно пристально изучил его, чтобы понять: проникновение не будет похоже на непринужденную прогулку. Поэтому я решил осмотреться на месте и, покинув свое Убежище, направился в центр города.
   Вальведеран, захваченный Отступниками, казался серым и угрюмым. Первое, что бросалось в глаза - опустевшие улицы. Некогда шумный город казался вымершим, несмотря на то, что большая част населения не захотела покидать город, боясь потерять нажитое непосильным трудом имущество. Люди заперлись в своих домах и робко посматривали за происходящим из-за оконных занавесок и приоткрытых ставен.
   Впрочем, с подавлением Отступниками и леверленгами сопротивления и ухода Звездных, ситуация в Вальведеране постепенно "нормализовалась". Откровенных грабежей не было. Улицы привычно патрулировались, но уже новыми хозяевами города. И теперь они наблюдали за порядком и жестко пресекали деятельность местной воровской братии и мародеров. Если прежняя стража, блюдя закон, отводила пойманного вора в тюрьму, а потом по приговору отправляла преступника на каторгу или - в худшем случае - на эшафот, то Отступники вершили правосудие на месте. Они особо не заморачивались поимкой нарушителя спокойствия, а применяли оружие, посылая в спину удиравшего воришки арбалетные болты и стрелы. Раненых они тут же вздергивали на ближайшем столбе в назидание остальным.
   Но не все удостаивались мгновенной смерти. Были и те, кого Отступники предпочитали брать живьем. По некоторым признаком я мог с уверенностью сказать, что это были Звездные. Ими занимались леверленги. Небольшие отряды воинов при поддержке, по крайней мере, одного мага не спеша бродили по городу, не боясь заглядывать в самые глухие уголки вальведеранских переулков. Воины были начеку, а маги... Они были похожи на зачарованных: пустые глаза, заторможенная моторика, полная концентрация на цели. В таком состоянии они безошибочно находили добычу, после чего в дело вступали воины. Они безжалостно вышибали двери, подавляли малейшее сопротивление, заламывали жертву и уводили в неизвестном направлении.
   Малангир держал свое слово. Он дал возможность Звездным покинуть город, а теперь...
   Кто не спрятался, я не виноват...
   Только прятаться было бесполезно. Каким-то неведомым образом маги чувствовали близкое присутствие Звездных. А потом воины без труда "выковыривали" их из домов, подвалов, самых надежных, казалось бы, укрытий.
   Единственное, чего я не мог понять,- почему эти Звездные не ушли из Вальведерана, пока была такая возможность? Ладно, я, или троица заговорщиков, у которых была определенная задача. А эти-то что?! Не поверили в могущество Малангира? Понадеялись на авось? Проявили беспечность? Или, подобно простым Смертным, пожалели доставшееся потом и кровью барахло? Воинов среди них не было - по крайней мере, я таких не заметил. Все больше мирный люд: торговцы, ремесленники, зажиточные горожане. Да, были среди нас и такие, кому улыбнулась удача, кто разбогател и предпочел беззаботное существование жизни, полной опасностей и приключений. И теперь они расплачивались за свою беспечность и мягкотелость. Многих брали без сопротивления - напуганных, покорных, на все готовых. Некоторые, впрочем, огрызались, но силы оказывались неравны, и их участь была предрешена. Куда их вели? Не знаю. Куда-то в северо-восточную часть города... Возможно, в городскую тюрьму, которая находилась как раз в том районе.
   К счастью, чуйка у леверленгов имела свои границы. Меня, пробиравшегося к центру города по крышам, они не чувствовали и проходили подо мной, не замечая. Лишь однажды, у квартала магов, когда мне пришлось спуститься на грешную землю, чтобы обойти руины, я едва не столкнулся с патрулем. Я успел спрятаться за полуразвалившейся стеной дома. И, казалось, леверленги пройдут мимо. Но нет. За десять шагов до моего укрытия маг что-то почувствовал. Он уставился на стену, за которой я прятался. Наблюдая за ним сквозь щель, я увидел, как вспыхнули его глаза, а потом он указал на меня простертой рукой сопровождавшим его воинам. Леверленги тактически правильно начали обходить развалины, отрезая мне путь к бегству. Но я не стал дожидаться развязки, юркнул в пролом в стене за спиной, прополз под опасно нависавшей каменной плитой, тихо пересек соседнюю улицу, а потом вскарабкался на крышу ближайшего дома. Когда я удалялся, продолжая свой путь к бывшей резиденции Пролесков, они все еще искали меня среди руин.
   Флаг вам в руки, ищите дальше...
  
   В квартале, где располагался интересующий меня объект, застройка была настолько плотной, что соседние дома подходили почти вплотную к крепостной стене Зеленого Дома. Чтобы выбрать самый удачный ракурс, мне пришлось переместиться к северу от замка. Отсюда, с крыши трехэтажного особняка, я смог разглядеть даже часть заднего двора резиденции. Это была тренировочная площадка. Посреди - ринг для поединков, слева деревянные манекены для отработки ударов холодным оружием, в закутке - ростовые мишени для лучников. Иногда, бывая в этом квартале, я задерживался здесь, чтобы понаблюдать за бойцами. Сегодня площадка пустовала. К сожалению, внутренний двор перед входом в Зеленый Дом был недоступен моему взору, и я понятия не имел, кто именно занял замок и какова численность новых владельцев недвижимости? Правда, на башенках уже дежурила охрана. На вид - наемники, причем, по некоторым признакам - Звездные.
   Предатели!
   Они добровольно с самого начала приняли сторону Малангира. Они не носили отличительных знаков, поэтому трудно сказать, к какому клану они принадлежали. И уж тем более я понятия не имел, что именно подвигло их на путь предательства.
   Раскрыв полупрозрачный план Зеленого Дома, я долго сравнивал его с оригиналом, строя потенциальные маршруты продвижения. Попасть за крепостную стену мне представлялось легко. Гораздо сложнее было потом проникнуть внутрь замка. Окна зарешечены или вовсе закрыты ставнями, у наружных дверей, наверняка, дежурит охрана.
   Разве что...
   Кажется, я нашел способ попасть в дом, не привлекая постороннего внимания. Но как быть с Кареокой? Она, конечно, не новичок и кое-что доказала себе и окружающим, но... То, что считалось пустяком для вора, было невозможно для друида. Впрочем, как и наоборот.
   Что же делать?
   То, что еще недавно казалось невероятным, теперь выглядело вполне осуществимым. Но только в одиночку! Кареоке не было места в этом замысле. И я уже собирался поговорить об этом с Вильмом, как мне в голову пришла идея.
   Хотя, поговорить, все же, придется...
   Я готов был рискнуть собой, но не хотел рисковать Кареокой. То, что я задумал, было опасно. Причем, с некоторых пор СМЕРТЕЛЬНО опасно. Да и вообще - в таких делах гораздо проще действовать одному, а не оглядываться на напарника, неприспособленного к подобным мероприятиям.
   Закончив свои дела в окрестностях Зеленого Дома, я решил вернуться в порт...
  
   - Где Кареока?- девушки не было в убежище. В остальном все выглядело так же, как вчера: Вильм валялся на лежанке, а Тино рыскал по комнате и изнывал от безделья.
   - У нее особое поручение,- ответил командор.- Скоро вернется.
   То ли он был абсолютно уверен в том, что говорил, то ли ему было наплевать на девушку.
   Пришлось послать Кареоке сообщение:
  
  
   Будь осторожна! Леверленги начали охоту на Звездных, которые остались в городе. Особенно остерегайся их магов: они нас чувствуют.
  
  
   Девушка ответила:
  
  
   Я уже заметила. Но все равно спасибо.
  
  
   - Ты уже что-нибудь придумал?- спросил меня Вильм.
   - Есть кое-какие прикидки,- кивнул я.- Но... Мне было бы гораздо легче сделать это в одиночку, без Кареоки.
   - Об этом не может быть и речи!- категорично заявил Вильм.- Она пойдет с тобой... А теперь рассказывай, что ты задумал?
   - Ладно...- по крайней мере, я попытался.- Я проберусь в Зеленый Дом, один, а потом открою вход в подземелье и впущу Кареоку. Она должна ждать меня на месте в условленное время.
   - Что ж...- задумался командор.- Наверное, это самое оптимальное решение. Но как ты собираешься проникнуть в замок?
   - Это мои заботы.- Своими планами я делился неохотно. И это был как раз такой случай. Не то, чтобы я не доверял Пролеску и его приятелю Стражу - хотя и это тоже. Просто это их, на самом деле, не касалось.- Как вы собираетесь уходить из города, когда с кораблями будет покончено?
   - А кто тебе сказал, что мы собираемся отсюда уходить?- усмехнулся Тино.
   Я поделился своими опасениями с новыми знакомыми.
   Пролеск и Страж переглянулись.
   - Если они начнут основательно обшаривать порт...- начал было Тино, но не договорил - итак было понятно, что он хотел сказать.
   - Да,- согласился Вильм.- Надо бы подыскать другое место, понадежнее.
   - Есть у меня на примете кое-что... Ты как, сможешь идти?
   Командор поморщился:
   - Рана заживает слишком медленно, слабость накатывает волнами так, что ноги отнимаются... Проклятая магия... Я постараюсь, но сначала мы пустим на дно корабли.
   Похоже, они на самом деле не собирались уходить из Вальведерана. Что ж, это их решение. На них наплевать, но Кареоку было искренне жаль. Что касается лично меня, я собирался выбираться отсюда сразу после того, как выполню задание. Но для начала не мешало бы проверить, возможно ли пройти по подземелью за пределы города?
   - Раз ты все обдумал, то не стоит откладывать,- принял решение Вильм.- Дорога каждая минута.
   - Такие дела лучше проворачивать ночью, когда все спят,- покачал я головой.
   - Так уже почти вечер! Пока соберешься, пока доберешься до места...
   Тут он был прав: солнце уже клонилось к закату.
   Как незаметно пролетел день...
   - ...Я пошлю Кареоке сообщение,- продолжил командор,- чтобы она, как только закончит свои дела, отправлялась в подземелье. Если тебе что-то нужно - за ширмой есть Личный Шкаф. Затарься и ступай с Божьей помощью!
   В Личном Шкафу не было ничего такого, что могло бы мне пригодиться - все необходимое я уже давно таскал с собой.
   Прежде чем отправиться на задание, я напомнил к командору:
   - Что насчет браслета Яри? Ты говорил о какой-то защите.
   Вильм хитро прищурился и ответил:
   - Кареока все сделает. Она в курсе.
   Понятно...
   Еще одна страховка на тот случай, если я решу кинуть своих новых знакомых.
   Что ж, я не стал спорить, кивнул, попрощался с заговорщиками и снова направился в центр города...
  
   Солнце уже коснулось крыш, когда я добрался до места. Пока я разглядывал подступы к Зеленому Дому, пришло сообщение от Кареоки:
  
  
   Я уже на месте. Жду.
  
  
   За последние несколько часов почти ничего не изменилось, если не считать появления компании наемников, облюбовавшей задний двор замка. Они расположились непосредственно у входа, на скамьях, окружавших костер. Рядом стоял бочонок вина, из которого то и дело наполнялись деревянные кружки. Наемники отмечали успешный захват города, поминали погибших в бою, прославляли могущество Малангира. Ребята крепкие, поэтому ждать, пока они "надерутся", можно было бесконечно долго.
   Мой первоначальный план оказался под угрозой срыва. Но я никогда не отправлялся на дело, не имея запасного варианта в случае непредвиденного развития событий. Был такой и на этот раз.
   Каминная труба, торчавшая на двускатной крыше замка.
   Явное архитектурное излишество в местном климате, но серьезное подспорье в моей нелегкой профессии. Однажды мне уже приходилось пользоваться этим нетрадиционным входом, правда, я едва не застрял в узкой каминной трубе, но взял себя в руки и был щедро вознагражден за настойчивость и терпение.
   Часовой на ближайшей башне, вместо того, чтобы добросовестно нести службу, жадно наблюдал за праздновавшими товарищами по оружию, бросая время от времени завистливые колкости и получая в ответ не менее язвительные насмешки. Он не заметил как я, разбежавшись по крыше, перепрыгнул разделявший строения проулок, мягко приземлился на крепостную стену, юркнул вниз по каменной лестнице и спрятался за ростовой мишенью на стрельбище.
   Начало было положено, и назад пути не было.
   Костер, разведенный наемниками, освещал лишь небольшой кусок пространства перед входом, уже в десяти метрах от него темнота сгущалась, а в пятнадцати можно было пройти незамеченным. Я прокрался к стене замка и не спеша стал карабкаться наверх. Сначала я забрался на крышу навеса, с нее по решетке на окне второго этажа достиг карниза. Вжавшись в стену, я переместился налево и снова воспользовался прочной решеткой на темном окне. Внизу веселились наемники, а я, продвигаясь змейкой, поднимался все выше и выше, пока не достиг крыши. Взобраться на нее оказалось непросто, но я преодолел и это препятствие и сел на край, чтобы передохнуть и восстановить заметно просевшую Выносливость.
   Вальведеран поглотила тьма. Кажется, ночь никогда прежде не была такой непроглядной, а сам город - таким мрачным. И казалось, он уже никогда не будет прежним - беспечным и легкомысленным. По улицам бродили патрули, где-то вдалеке лаяли собаки, мчавшиеся по следу очередной жертвы, а прямо подо мной лилось вино и звучали здравицы в честь грядущего властелина этого мира.
   Судя по всему, прав был Вильм: Малангир не собирался останавливаться на достигнутом, и кровь, пролитая на улицах Вальведерана, была не последней.
   Передохнув, я поднялся и, осторожно ступая по черепице, добрался до трубы. Мне пришлось повозиться, прежде чем я откинул крышку, защищавшую дымоход от дождя. Глянув вниз, я удостоверился в том, что он достаточно просторен - в таком уж точно не застрянешь. После чего я приладил веревку, спустил ее вниз и начал спуск.
   Судя по налету сажи на стенах, каминами в замке время от времени все же пользовались. Но только не сегодня. Я медленно скользил по веревке и все явственнее различал шум, доносившиеся откуда-то снизу. Новые хозяева Зеленого Дома не только не спали, но, кажется, так же, как и наемники, отмечали захват города. Я слышал музыку, я слышал веселое многоголосие - совсем не то, на что я рассчитывал, решившись на дело этой ночью. Но Кареока уже ждала меня у запертой изнутри потайной двери, ведущей в подземелье, и я не мог обмануть ее ожидание.
   При желании я мог спуститься по дымоходу до первого этажа. Но, судя по плану строения и доносившимся до меня звукам, именно там находился огромный зал, в котором праздновали победители. И не они одни: сквозь музыку я различал женские голоса и говор, характерный исключительно для обитателей Вальведерана. А это означало, что хозяева замка пригласили гостей из числа местных жителей.
   Что ж, предатели были в любом сообществе, а уж в продажной и развращенной богатством столице - и подавно.
   Нет, я не собирался спускаться на первый этаж и решил выбраться из дымохода на третьем. Оттолкнувшись от стены, я зацепился за выступ каминной площадки, опустился на нее обеими ногами и присел, прислушавшись.
   Вроде бы безопасно.
   Поднырнув под нависавшую перегородку, я прошелся по тщательно вычищенному дну камина и оказался в относительно просторной спальне. Первым делом я взглянул на широкую кровать...
   Интересно, кто здесь спал во времена Пролесков?
   Судя по убранству, это, скорее всего, была гостевая комната. В данный момент она была не заселена, что лишь облегчало мою задачу.
   Выбравшись из камина, я тщательно вытер ноги о пушистый ковер - не хватало еще наследить в коридоре. По старой воровской привычке прошелся по полкам, заглянул в шкаф...
   Личный Шкаф.
   Значит, здесь когда-то обитали Звездные.
   Если бы на моем месте был, к примеру, Альгой, то, открыв этот шкаф, он обнаружил бы в нем помимо прочего целую кучу собранных им трав и прочих ингредиентов. Мое же персональное хранилище выглядело убого пустым. Поэтому я, вздохнув, закрыл дверцы, пообещав самому себе набить его до отказа.
   Когда-нибудь...
   Большую часть пути до двери я преодолел по ковру, не таясь, но, ступив на пол, машинально сменил походку, плавно перекатываясь с пятки на носок.
   За дверью было тихо. Я взялся за ручку, потянул ее на себя, приоткрыл дверь и осторожно выглянул наружу. В коридоре никого не было. Кажется, на всем третьем этаже не было ни души. Или хозяева его пока что не заселили, или все его обитатели в этот поздний вечер собрались в торжественном зале.
   И это тоже меня вполне устраивало.
   Я еще раз сверился с планом дома. Лестница, ведущая вниз, находилась в конце коридора. По ней я мог спуститься сначала на второй этаж, а потом и на первый. Именно на первом этаже, слева, находился вход в подвал и потайная дверь, за которой меня ждала Кареока.
   Обнажив Когти, я преодолел коридор по скрадывавшей шаги ковровой дорожке и добрался до лестницы. Прислушался. Шум торжества скрывал посторонние звуки. Если кому-то суждено было появиться на лестнице, то я вряд ли услышал бы его шаги.
   Держась стены и тщетно пытаясь унять учащенное сердцебиение, я спустился на второй этаж и едва не столкнулся с горничной, вышедшей из левого крыла. Хозяева замка дважды сменились за последние несколько дней, но прислуга осталась прежней. Я понял это, заметив форменное платье на девушке, отмеченное вышитым синим цветком на воротнике. Она не заметила меня, потому что поправляла белье, готовое вывалиться из вместительной корзины. Да и я, краем глаза заметил движение и успел нырнуть в коридор справа и прижаться к стене.
   Застучали каблучки, девушка спустилась на первый этаж.
   Путь был свободен, но... Повернув голову, я заметил, что нахожусь не в коридоре, а на открытой галерее, проходящей над торжественным залом. Не сумев побороть любопытство, я приблизился к перилам и окинул взглядом залитый приглушенным светом свечей зал.
   Не стану говорить за весь Годвигул, но в Вальведеране почти все праздники проходили за столами, составленными в линию в центре зала. Традиция. Однако даже в таких мелочах Отступники - или их союзники леверленги - не желали придерживаться общих правил. По их распоряжению столы с яствами были сдвинуты к стене, а приглашенные заняли освобожденное пространство. Что ж, в этом был свой резон. Сидя за столом, можно было свободно общаться только со своими соседями. А до человека, расположившегося в противоположном конце стола, было уже не докричаться. Новшество же, предложенное захватчиками, располагало к большей мобильности. Кроме того, за столами могло разместиться определенное количество приглашенных. Сейчас же в зале находилось гораздо больше народу, и всем хватало места.
   Я был просто поражен числом тех, кто решил разделить радость захватчиков, оккупировавших Вальведеран. Я знал, что народец в столице гниловатый, но чтобы настолько...
   Нынче в Зеленом Доме собрался свет Вальведерана. Большинство из этих людей я видел впервые, но были среди них и знакомые лица. Например, лорд Гальперис - советник короля Уллиса и человек, с женой которого мой друг Альгой провел, по крайней мере, одну незабываемую ночь. Пожалуй, он был самым высокопоставленным предателем, приглашенным на торжество. Была здесь и пара чиновников рангом поменьше. Пришел начальник порта, несколько квартальных старшин, известные торговцы, состоятельные купцы и банкиры, родовая знать, городская элита. Судя по довольным физиономиям, было непохоже, что всех их сюда сгоняли насильно. Каждый не просто пришел добровольно, но и был счастлив тем, что ему была оказана столь высокая честь. Если принимать в расчет, что женатые мужчины явились в сопровождении своих половинок, то можно понять, почему пришлось нарушить давнюю традицию. Но гостей это ничуть не смущало. Они то и дело подходили к столам и угощались стоя. Не успевшие привыкнуть к новшеству, они толкались и припирались, уповая на свое происхождение и тугой кошелек. Со стороны это было похоже на кормушку для свиней, только что наполненную свежими помоями, перед которой шла борьба за самые лакомые куски.
   Впрочем, в зале было достаточно людей, оказавшихся равнодушными к халяве. Они стояли отдельными группами, вели серьезные разговоры, заглушаемые музыкой и общим гвалтом, и с нескрываемой брезгливостью поглядывавшие на оголодавших собратьев. В каждой такой группе был свой негласный лидер. Одни собрались вокруг лорда Гальпериса, другие прислушивались к мнению пышнобородого и дородного гнома-банкира Орвельда, третьи...
   Это была очень любопытная группа. Ее лидером являлся сам Сарвансар, внимательно слушавший своего собеседника, но при этом непрестанно скользивший взглядом по залу и лишь время от времени бросавший короткие ответные реплики. Несмотря на то, что группа стояла почти подо мной, я не мог различить слов того, кто разговаривал в данный момент со Старшим Предвестником. А им был - кто бы мог подумать?! - мой старый знакомый Пакин-Чак!
   От неожиданности и негодования я сжал пальцами перила так, что затрещала древесина.
   Этот-то что здесь делает?!
   Я еще как-то мог бы понять остальных. Одни, застигнутые врасплох, не пожелали расставаться с нажитыми "непосильным трудом" богатствами и предпочти остаться в городе, склонив голову перед завоевателями. Другие давно и тайно испытывали неприязнь к Его Величеству и были искренне рады низвержению монарха - пусть даже изгоями общества и богоненавистниками. Третьих могли, попросту, купить... Но что общего с Отступниками было у старого гоблина - предводителя таинственного клана Избранных?!
   И он еще учил меня жить...
   Рядом с ним стоял некто, чьего лица я не видел - оно было скрыто под капюшоном, накинутым на голову. И еще двое неизвестных мне людей.
   Когда гоблин замолчал, к группе присоединился очередной почитатель новой власти.
   Нуриан Пандрагаст!
   Почему-то я не очень удивился, увидев его в этом месте. Пожалуй, меня больше удивило бы его здесь отсутствие.
   Старик приблизился к Сарвансару, учтиво поклонился и протянул перетянутый голубой лентой свиток со словами:
   - Как и обещал: это список неблагонадежных. В нем имена и адреса тех почитателей Богини Яри, которые остались в Вальведеране. От них можно ожидать любых неприятностей, поэтому я бы порекомендовал изолировать этих людей в первую очередь. А еще лучше - публично избавиться от них в назидание остальным потенциальным бунтарям.
   Сарвансара покоробили его последние слова, но свиток он принял, легким кивком головы отшил добровольного доносчика и снова обратился к старому гоблину. Теперь он говорил, а Пакин-Чак его внимательно слушал. Но теперь, хоть убей, я не мог различить ни одного слова.
   Выговорившись, Старший Предвестник раскланялся и переместился к другой группе людей, а угрюмый и явно недовольный Пакин-Чак покинул зал и, я думаю, Зеленый Дом. Оставшиеся трое тоже вскоре разошлись.
   Кроме уже упомянутых гостей в зале находилась и еще одна категория людей, поведение и внешний вид которых выделял их на общем фоне. Вне всяких сомнений - это были Звездные. Обращенные Звездные. В глаза бросались их отрешенность и застывший взгляд. В отличие от остальных приглашенных, они не принимали участия в торжестве, а стояли у стен по периметру зала, словно манекены - единственные из присутствовавших, кому позволено было иметь при себе оружие. Должно быть, они следили за порядком и были готовы мгновенно выполнить любой приказ их нового хозяина.
   Я вернулся к неожиданно прерванной миссии.
   Слева от зала на первом этаже располагались кухня, прачечная, комнаты прислуги, а в самом конце - спуск в винный погреб. Нанятый новыми хозяевами Зеленого Дома персонал для обслуживания приема снова по коридору, переходя из помещения в помещение, и я не стал рисковать, а надел на запястье браслет Равнодушия. Теперь у меня было 25 минут полного равнодушия окружающих, и я вышел в коридор. Шедший навстречу слуга с подносом даже не посмотрел в мою сторону, уставившись себе под ноги. Вышедшая из комнаты девушка с корзиной - та самая, с которой я едва не столкнулся на первом этаже, лишь скользнула по мне взглядом и прошла мимо.
   Я добрался до лестницы, ведущей в подвал, и спустился в погреб. Именно здесь находилась потайная дверь, за которой меня дожидалась Кареока. Чтобы не испугать друидку, я послал ей сообщение:
  
  
   Я уже в винном погребе. Сейчас поищу потайную дверь.
  
  
   Она ответила:
  
  
   Если ты стоишь у входа, посмотри налево. В самом конце в стену вмурованы большие бочки. Дверь в нише между второй и третьей. А рычаг на противоположной стене. Он замаскирован под ту штуку, в которую вставляется факел. Поверни ее, и дверь откроется!
  
  
   Дверь я не смог различить, как ни присматривался, зато рычаг на противоположной стороне заметил почти сразу. От него исходило едва заметное сияние - верный признак потайного механизма. Я повернул его на 180 градусов - вдалеке раздался щелчок и тихий шорох открываемой каменной двери.
   Когда я к ней приблизился, Кареока уже стояла в погребе и осматривалась по сторонам. Каменная дверь самостоятельно вернулась на прежнее место.
   - Молодец!- похвалила меня друидка.- Если честно - не верила, что тебе это удастся.
   Я сделал вид, что не заметил ее сарказма, спросил:
   - Где кланхран?
   - Вход в подвале правого крыла. Так что нам придется пройти через зал.
   - Хм... Скверно,- нахмурился я.
   - Что так?
   - В зале полно народу. Именно сегодня Сарвансар решил устроить большой прием. От желающих выразить ему свое почтение отбоя нет.
   - И что теперь?- насторожилась Кареока.
   - Я бы предложил отложить мероприятие до более подходящего момента...
   - Это исключено!- категорически заявила девушка.- Будут другие предложения?
   Я задумался.
   - Может, можно попасть в этот подвал как-нибудь еще, минуя зал?
   Она покачала головой.
   Я снова задумался.
   - Жди меня здесь. Я скоро вернусь.
   Когда я вернулся на первый этаж, в коридоре никого не было. Я сунулся в ближайшую комнату, заглянул в шкаф, но не нашел того, что искал. Наведался в следующее помещение... Мне пришлось пройтись почти до самого зала, пока я нашел искомое. Одна из служанок притомилась и легла передохнуть. Ничего удивительного - день выдался не из легких. Свое форменное платье она небрежно сбросила на пол. Я прокрался к кровати, поднял платье и так же тихо покинул комнату.
   Мой замысел был незамысловат: в форменном платье Кареока легко могла сойти за прислугу и на вполне законных основаниях войти в зал. Для большей убедительности я прихватил поднос, вернулся в погреб...
   ...и замер на пороге, увидев, что Кареока не одна.
   - Ты кто еще такая?! Я не видел тебя среди гостей. Что ты делаешь в винном погребе?
   Судя по медальону на массивной цепи, это был мажордом собственной персоной. Важный и самовлюбленный, как и подобает старшему лакею.
   Застигнутая врасплох Кареока выглядела растерянной. Заметив меня, она едва не выдала мое присутствие. Мажордом начал разворачиваться, но я опередил его, быстро положил на пол свою ношу, активировал рывок и, оказавшись за спиной у старшего лакея, взял его шею в захват. Он задергался, зашипел, но вскоре обмяк и повис на моих руках.
   - Тебя ни на минуту нельзя оставить одну,- упрекнул я девушку. Подхватив тело старика, я по старой привычке оттащил его в самый темный угол.
   - Я бы и сама справилась,- огрызнулась Кареока.
   - Кто бы сомневался...- пробормотал я.
   Девушка подняла с пола платье:
   - Что это?
   - Переодевайся!
   Мне не пришлось объяснять, зачем это надо: друидка сама догадалась, но попросила:
   - Отвернись!
   Я молча подчинился. Заняв место у двери, я наблюдал за коридором, пока она меняла свой наряд.
   - Готово.
   Я обернулся и увидел очаровательную служанку со знакомым лицом. Я взял с полки бутылку вина и передал ее девушке вместе с подносом.
   - Только смотри не урони!
   Кареока фыркнула, профессионально разместила поднос на растопыренных пальцах, а на него поставила бутылку.
   - А ты как?- спросила она меня.
   - За меня можешь не беспокоиться,- заверил я ее, и мы вышли в коридор.
   Еще минуту назад он был пуст, но теперь снова из комнаты в комнату сновала прислуга. Я позволил Кареоке уйти вперед, а сам шел следом, отмечая, что внезапное появление новой служанки не осталось незамеченным. В основном это касалось мужского контингента. Проходя мимо, они пялились на нее, провожали взглядом и восхищенно цокали языком.
   Да, красота - страшная сила!
   Девушки-служанки, напротив, завистливо косились, фыркали, но не более того. Разоблачить самозванку мог только мажордом, ответственный за персонал, но в данный момент он был выведен из строя и не мог помешать еще, по крайней мере, с полчаса.
   Перед дверьми, ведущими в зал, Кареока замерла. Я почувствовал ее нерешительность, но девушка взяла себя в руки, толкнула дверь и смело переступила порог. Я последовал за ней, чувствуя, что сердце готово выпрыгнуть из груди.
   Почему-то казалось, что, стоит мне войти в зал, как это сразу же привлечет внимание собравшихся. Но браслет Равнодушия делал свое дело. Никто даже не взглянул в мою сторону, как будто я стал невидимкой.
   Кареока отошла в сторону и остановилась у стены. Я подошел к ней.
   - Видишь дверь слева от столов?- кивнула она едва заметно.- Нам туда.
   - Надеюсь, она не заперта,- пробормотал я.
   Пока я не предпринимал никаких действий, меня никто не замечал. Но если дверь заперта, и я попытаюсь взломать замок, это сразу же привлечет внимание, и от моего инкогнито не останется и следа.
   - Не беспокойся, у меня есть ключ.
   Мы снова разошлись. Грациозно лавируя с подносом меж гостей, девушка направилась к столу напрямки. Я же направился в обход, внимательно разглядывая гостей Сарвансара. Если среди них найдется тот, кто знал меня в лицо, мне несдобровать. Тут уж никакой браслет Равнодушия не поможет.
   К счастью, ни самого хозяина Зеленого Дома, ни какого другого знакомого я не повстречал на своем пути.
   А вот Кареоке повезло меньше. Она стала объектом внимания Нуриана Пандрагаста. Когда я заметил, как он на не смотрит, понял - нет, не напрасно его подозревали в причастности к исчезновению молодых красивых горожанок. Так смотрит кошка на угодившую в ее когти мышь.
   Ах, если бы он только смотрел... Когда Кареока ставила бутылку с подносом на стол, он оказался у нее за спиной и что-то шепнул ей на ухо. Девушка вздрогнула, уставилась на него с нескрываемым желанием врезать по наглой ухмыляющейся морде. А он, совсем уж беззастенчиво и, должно быть, чувствительно, ущипнул ее за филейную часть тела.
   "Сейчас она его ударит!"- подумал я.
   И почти угадал. Кареока подняла руку, но в последний момент опомнилась, ловко выскользнула из объятий старого развратника и попятилась к двери.
   Пандрагаст упрямо направился за ней.
   Девушка дернула за ручку, и дверь открылась. Она скользнула в коридор и попыталась захлопнуть дверь перед носом Пандрагаста, но тот успел подставить ногу, потом силой навалился на преграду, отбросив девушку назад, и я потерял их из виду.
   Кажется, происшествие не заметил никто, кроме меня. По крайней мере, никто не бросился на помощь бедняжке, угодившей в лапы насильника. Я быстро преодолел отделявшее меня от двери в правое крыло расстояние, распахнул ее и вломился в коридор. Пандрагаст наседал на Кареоку, засыпая ее всевозможными пьяными пошлостями, девушка отступала и сдержанно отбивалась. Я видел ее в деле и был уверен, что в иных обстоятельствах она легко расправилась бы с щуплым на вид стариком. Но сейчас она не хотела поднимать шума и вынуждена была сдерживать рвавшуюся наружу ярость.
   Я же не видел причин сдерживаться. Более того - это был мой шанс выполнить задание старого божества. Я настиг Пандрагаста, схватил его за ворот, резко развернул и сказал:
   - Горячий привет от Матушки Тени!
   И вонзил ему в живот Когти.
   Я заметил, как за мгновение до этого перекосилось лицо старика. Мне показалось, что это имя было ему знакомо. Но проверить догадку было уже невозможно - Нуриан Пандрагаст умер на моих руках.
  
  
   + 5000
  
   +1% к отношению с Матушкой Тенью (всего 11%)
  
   +3 к Навыку Сын Тени (всего 33)
  
  
   Задание "Кто-то должен умереть" обновлено. Новая задача: Устранить одного из трех претендентов: Этель Киантель, Фрам Гудвинсон, Пакин-Чак.
  
   Срок: две недели
  
  
   - Если убивать всех, кто пытался ко мне приставать, то в Карнеолисе из мужского населения останутся только старики и дети,- упрекнула меня Кареока.
   - Стариков можешь вычеркнуть из этого списка,- сказал я, кивнув на тело Пандрагаста.
   - А... кто такая Матушка Тень?- спросила Кареока.
   - Да так...- отмахнулся я.
   Избавляясь от тела, я думал о другом. Снова в списке был Этель Киантель...
   И чего старушка привязалась к эльфийскому жрецу?!
   К тому же она должна была знать, что эльфы покинули Вальведеран и теперь находились на полпути к Изумрудному лесу.
   Как я его достану?
   Фрам Гудвинсон... Судя по всему - гном, но имя незнакомое.
   И наконец... Пакин-Чак...
   Единственный, кого я знал лично. Единственный, кто доподлинно находился в Вальведеране. Единственный, чья вина не требовала доказательств. После того, как он натравил на меня своего ручного орка, отнявшего меч Карракша, после того, как он снюхался с Отступниками...
   У меня было право выбора. И мой выбор был очевиден.
   Тело Пандрагаста я спрятал в пустой комнате, после чего вернулся в коридор. Только сейчас в глаза бросились следы на полу. Такое впечатление, будто в соседних помещениях производился ремонт. В коридоре было основательно натоптано, под ногами скрипела каменная крошка.
   - Решили устроить ремонт?- спросил я Кареоку.
   - Это не мы.- Судя по выражению лица, девушка была встревожена.- Идем дальше,- торопливо сказала она, и мы направились вглубь коридора. Кареока на ходу достала связку ключей, но они не понадобились - массивная дверь в подвал не была заперта.
   - Странно...- пробормотала друидка.
   На лестнице было темно. Кареока запустила Крылатую Лампадку и, перепрыгивая через ступени, спустилась вниз. Я последовал за ней и едва не налетел на девушку, когда она замерла на пороге подвального коридора.
   Когда-то вход в него преграждала бронированная дверь с надежными сложными замками. Теперь же она, вместе с прочной стальной рамой и кусками вывороченного из стены камня, лежала на полу, покрытая толстым слоем пыли. На ее поверхности прекрасно сохранились отпечатки сапог тех, кто побывал здесь до нас. Что-то привлекло внимание Кареоки, она опустилась на колени и принялась рассматривать следы.
   - Не может быть...- пробормотала она.
   - Что там?- спросил я.
   - Вот же... гады!- зло бросила она.
   Я ждал пояснений.
   - Видишь этот след?- Девушка указала на отпечаток - один из множества.- Он настолько четкий, что можно даже различить оттиск клейма мастера на каблуке. Это клеймо Веселого Башмачника - поставщика обуви для клана Стражи Карнеолиса.
   - И что с того?
   - Не понимаешь?! Сначала я подумала, что это Отступники выбили дверь, чтобы проникнуть в кланхран. Но к этому времени в Зеленом Доме не осталось ни одного Стража. Откуда здесь, в таком случае, их следы?!
   - Ты думаешь...- начал я догадываться.
   - Это работа Стражей! Ну и мерзавцы! Они же обещали не приближаться к нашему кланхрану, а сами... И я, кажется, догадываюсь, что им там было нужно.
   - Что?- затаил я дыхание.
   - Н... неважно,- покачала она головой, встала с колен, и мы пошли дальше.
   Коридор был в жалком состоянии: развороченные стены, обрушившийся местами потолок, оплавленный камень, следы крови.
   - Здесь было полно ловушек,- пробормотала девушка.- Стражи не смогли их обезвредить. Они их попросту уничтожили.
   Что ж, стоит отдать должное находчивости и настойчивости Стражей. Уверен, что уничтожить ловушки, особенно магические, оказалось непросто. Кому как ни мне, человеку, в прошлом очень часто имевшему дело с различными системами безопасности, это знать.
   Несмотря на то, что коридор после варварского разрушения был частично расчищен - сначала Стражами, а потом и, наверняка, Отступниками,- мы с трудом пробирались через завалы. Я мог не опасаться случайно все еще активной ловушки, но часто рисковал подвернуть ногу или разбить лоб о нависавшие над головой глыбы. Каково же было мое удивление, когда, добравшись до конца коридора, мы оказались в тупике. Я ожидал увидеть прочную дверь, как в самом надежном банке Вальведерана, но уперся в глухую стену без малейших признаков потайного механизма. Наши предшественники уже испробовали ее на прочность, выдолбив выемку в сплошном камне глубиной не меньше полуметра.
   Я удивленно уставился на Кареоку.
   - А где вход в кланхран?
   - Ты на нем стоишь.
   Я посмотрел себе под ноги и едва различил узор на плите, густо засыпанной щебнем. В магии я совершенно не разбирался.
   - Что это?
   - Это телепорт. Они думали, что кланхран находится за этой стеной, поэтому и попытались пробить проход, когда не смогли воспользоваться телепортационной магией,- усмехнулась Кареока.
   - А где он на самом деле?
   - Скоро узнаешь... Помоги мне расчистить площадку.
   Мы принялись ногами сгребать в стороны щебень, пока площадка не была полностью очищена. После этого Кареока достала из рюкзака странную латную перчатку, так же покрытую магически знаками. Когда она надела ее на руку, знаки на перчатке засияли. И тут же откликнулись ответным свечением те, что были вырезаны на каменной площадке.
   - Встань рядом со мной!- настояла девушка. И добавила: - Лишь бы телепорт сработал...
   Я присоединился к ней и замер в предчувствии скорого переноса. Но оказалось, не все так просто: девушке пришлось изобразить рукой в перчатке несколько фигур, напомнивших мне игру "Камень - Ножницы - Бумага". Лишь после этого сработал телепорт, и нас перенесло...
   - Где мы?!- удивленно завертел я головой, разглядывая залитую ярким светом пещеру. Она была довольно просторна, а потому большей частью пуста. Мы стояли в самом ее центре, на такой же каменной площадке, как и секунду назад, но на этот раз среди сундуков и кувшинов, наполненных сокровищами. Золото сверкало до рези в глазах, драгоценные камни переливались всеми цветами радуги. Добра здесь было, пожалуй, поменьше, чем в сокровищнице гномов Арсвида, но все равно столько, что сердце пустилось в пляс.
   - Я и сама точно не знаю,- пожала плечами Кареока.- То ли глубоко под землей, то ли внутри какой-то горы.
   - Не знаешь? А я думал, что у клана Пролесков нет от тебя секретов.
   Кареока уныло хмыкнула:
   - Ошибаешься... Я новенькая со всеми отсюда вытекающими... И если бы я случайно не задержалась в Вальведеране...
   - А почему ты осталась в столице?- спросил я.
   Девушка не горела желанием отвечать.
   - Скажем так: у меня было одно незаконченное дело, и я осталась.
   - Пролески знали об этом?
   - Нет. Нам всем приказано было покинуть Вальведеран.
   - И ты ослушалась?!
   - Еще раз: у меня было одно незаконченное дело,- с нажимом повторила она.
   - А ты привыкла доводить все дела до конца,- кивнул я.
   - Типа того.
   - Значит, ты здесь никогда не была раньше?- я снова завертел головой, пытаясь оценить несметные богатства клана Пролесков.
   - Нет.
   Но в отличие от меня, она оставалась совершенно равнодушной к блеску золота... которое нам предстояло уничтожить.
   - Неужели Пролески не могут состряпать еще один портал в свой кланхран?
   - Исключено,- покачала головой Кареока.- Это прямой портал. Он соединяет лишь две точки в пространстве: эту,- она топнула ногой по площадке,- и ту, что осталась в Зеленом Доме. Это сделано в целях безопасности. Есть мастера в магии телепортации, которые способны проникнуть в любую точку в пространстве. Маги Пролесков лишили их такой возможности, создав единственную "прямую дорогу" из Зеленого дома в кланхран. До недавнего времени они были уверены, что клану в Вальведеране ничто не угрожает. Кто же мог предположить, что Богиня Яри такое отчебучит?
   - Все равно... Раз уж Стражам не удалось открыть этот портал...
   - Мы слишком мало знаем о возможностях Отступников. Поэтому лидеры клана решили не рисковать. Кланхран должен быть уничтожен. Точка.
   - Как скажешь,- вздохнул я.- Но... Что здесь есть кроме золота такого, что могло бы представлять опасность, попади оно в руки Отступников?
   - Много чего...- неопределенно ответила девушка.- Но и само золото не должно стать достоянием Отступников. С его помощью они могут нанять новых наемников. Ты же знаешь, что этим все равно, на кого работать - лишь бы хорошо платили.
   О, да...
   Хорошо, она меня убедила. Но прежде чем превратить все это богатство в пепел, я решил набить карманы.
   Глаза разбегались от изобилия и разнообразия. Я брал в руки тяжелые золотые цепи, пересыпал в ладонях полновесные реалы, перекатывал между пальцами сверкающие самоцветы. Хотелось забрать все, но...
   Десять-пятнадцать килограмм золота и драгоценностей... М-м-м...
   Взгляд упал на разложенные на камнях доспехи.
   Это же...
   Сердце защемило от тоски. Здесь была собрана самая изысканная и самая продвинутая амуниция, рассчитанная на Звездных высоких уровней: позолоченные латы двести тридцатого уровня, предоставлявшие их владельцу практически стопроцентную защиту от любого физического урона; кольчуга сто восьмидесятого уровня с повышенной защитой от магии; сапоги триста десятого уровня с такими показателями, что мама не горюй!
   Это было самое настоящее богатство - дороже всего золота Пролесков.
   Я шел вдоль всего этого великолепия, а ему, казалось, не было конца. Единственное, что угнетало в этот момент - здесь не было ничего, что соответствовало моему уровню и избранному ремеслу. Я нашел лишь один комплект доспехов сина, но мне понадобилось бы лет пять кропотливой работы над собой, чтобы иметь возможность ими воспользоваться. Да и весили они столько, что заняли бы в моем рюкзаке все место.
   Нет. Это все не для меня.
   В противоположном конце сокровищницы я заметил оружие и рванул туда.
   Может быть...
   Увы. Все эти мечи, кинжалы, сабли, моргенштерны, топоры и секиры - все это было рассчитано на более продвинутых Звездных, нежели я. К тому же, большая их часть не подходила мне по классу. Правда, каждый предмет стоил целого состояния, но и весил столько, что мне не унести.
   Пришлось возвращаться к сундукам и кувшинам. И снова я пересыпал золото и драгоценные камни, мрачнея с каждой минутой от того, что все это богатство придется уничтожить.
   Мой взгляд упал на Кареоку. Она смотрела на меня осуждающе, на грани брезгливости.
   - Что?!- спросил я раздражено.
   - Ничего. Жду, когда ты утолишь свою алчность,- спокойно ответила она.
   - Между прочим, Вильм разрешил взять мне столько золота, столько я смогу унести!- огрызнулся я.
   - Смотри не надорвись,- фыркнула она и направилась к постаменту, на котором стояли шкатулки.
   Интересно, а в них что?
   Я последовал за ней.
   Первая шкатулка, к которой я прикоснулся, оказалась не заперта. В ней я обнаружил три руны на мягких подушечках.
   Ах, вот оно что, магия!
   Ничуть не сомневаюсь, что каждая из них была дороже золота, но, к сожалению, в магии я был полным профаном. Зато в глазах Кареоки я заметил неподдельный интерес и даже...
   ...алчность? Так она, кажется, сказала?
   Я хотел было упрекнуть ее, но девушка смогла побороть нахлынувшее на нее чувство и с сожалением закрыла шкатулку.
   - Взяла бы,- сказал я ей.- Все равно добру пропадать.
   - Руны - это не моя специализация,- вздохнула она.- Да и рассчитаны они на магов самых высоких уровней.
   - Зато их можно выгодно продать!
   Она посмотрела на меня с таким сожалением, что стало тошно.
   - Я вор,- напомнил я ей.
   - Я понимаю.
   Но одну шкатулку Кареока все же взяла...
   - Погоди-ка!- остановил я ее прежде, чем она успела спрятать ее в рюкзак.
   - Ты ее все равно не откроешь,- поморщилась девушка.- Это особенная шкатулка. Ее изготовил мастер Гаридан. Ее невоз...
   - Я знаю!- Я заметил знакомое клеймо. Точно такое же стояло на шкатулке, которую я забрал из Башни Теней.- Зачем она тебе, если ее невозможно открыть?
   - А я и не говорила, что собираюсь ее открывать!- фыркнула Кареока.
   - Тогда зачем ты ее берешь?
   - Не для себя. Это личное поручение Свилара.
   Так звали лидера Клана Пролесков.
   - Ты хочешь сказать, он знает, как открыть эту шкатулку?- заинтересованно спросил я.
   - Нет... Ты спрашивал, чем я занималась в Вальведеране? Я искала способ открыть эту шкатулку.
   - Нашла что-нибудь?
   - Нет... Был один человек, но он умер, унеся свои тайны в могилу. Так что мое задание можно считать проваленным,- печально вздохнула она. Должно быть, не любила и не умела проигрывать.
   - А что в этой шкатулке?- с напущенным равнодушием спросил я.
   - Понятия не имею, пожала плечами Кареока.- Мне поручено забрать ее из кланхрана и принести Вильму. Второе условие: она не должна попасть в руки постороннего.
   Шкатулка исчезла в рюкзаке.
   - А как звали того человека, о котором ты говорила?
   - Зачем тебе?- спросила Кареока.
   - У меня тоже есть шкатулка Гаридана, в которой лежит очень важная для меня вещь.
   - Уж не очередная ли часть Лучезарных Доспехов?- усмехнулась девушка.
   - А ты откуда...- начал, было, я, но тут кое-что вспомнил: - Кстати, а где браслет Яри?
   - Так вот же он!
   Я повернул голову и только сейчас заметил ряд каменных пирамид у стены, внутри одной из которых висел тот самый браслет. Висел не просто так - его окружала переливающаяся аура, насыщенная красным светом. Саму пирамиду покрывала резная сетка, ячейки которой заполняли магические знаки.
   К слову, в других пирамидах тоже находились какие-то предметы.
   - Осторожно!- закричала Кареока, когда я протянул руку к браслету.- Ты сразу же умрешь!
   И окажусь в лапах леверленгов...
   Я медленно отвел руку и посмотрел на Кареоку.
   - Вильм сказал, что ты можешь убрать защиту.
   Она осталась стоять на месте.
   - Что не так?!- удивился я.
   - Ты же знаешь, через что мне пришлось пройти, чтобы добыть этот браслет...
   Не все, но кое-что я на самом деле знал. Но...
   - И что с того?- не понял я ее намека.
   - Ничего,- покачала она головой и приблизилась к пирамиде. Она поочередно прикоснулась к пяти магическим знакам на поверхности пирамиды, которые ответили переливчатым мерцанием, после чего сияние внутри сооружения исчезло, и браслет медленно опустился на постамент.- Бери!
   Наконец-то!
  
  
   Удача +1
  
   +10000
  
   Вы достигли нового уровня! Текущий уровень: 43
  
   У вас 4 неиспользованных очка к Атрибутам
   У вас 4 неиспользованных очка к Навыкам
  
  
   Поздравляем! Вы стали обладателем браслета Яри!
   Как владелец одной из частей Лучезарных Доспехов вы можете попытаться собрать воедино весь комплект, дарующий Вам силу, подвластную только Богам.
  
  
   Но не обошлось и без ложки дегтя...
  
  
   Артефакт дезактивирован. Активировать его возможно, получив благословение Богини Яри.
  
  
   А вот это уже совсем скверно. Как я смогу получить благословение Богини, которая поклялась меня уничтожить?!
   Я убрал браслет в рюкзак.
   - Кириан?
   Это была Кареока. Она стояла на телепортационной площадке. На ее правую руку снова была надета латная перчатка, а в левой она держала причудливый округлый сосуд, похожий на глиняный шарик с хвостиком. Я догадался, что это...
   Контейнер с Огненным Пожирателем.
   И она собиралась его бросить.
   - Беги!- крикнула Кареока и, на самом деле, подбросила вверх глиняный сосуд.
   - Заче-е-ем?!!!!- заорал я, сорвавшись с места.
   Я не отрывал взгляда от контейнера, достигшего высшей точки подъема. Он замер на мгновение, а потом устремился вниз. Пришлось прибавить скорости. Я влетел на площадку в тот момент, когда сосуд коснулся пола кланхрана. Во все стороны прянули огненные волны, но Кареока активировала телепорт, и мы снова оказались в Зеленом Доме.
  
  
   Дополнительное задание "Уничтожить кланхран Пролесков - выполнено!
  
   +3500
  
   Задание "Огненный Пожиратель" обновлено: передать контейнеры Звездному Тино.
  
  
   Я все еще ощущал на лице жар Огненного Пожирателя. А может оно горело от гнева к той, что стояла рядом и смотрела на меня невинным взглядом?
   - Зачем так-то?- пробормотал я.
   - Я должна была уничтожить кланхран и все, что там находилось. Прости, таков был приказ.
   - То есть, Вильм меня обманывал, когда обещал золотые горы?
   Она сдержанно кивнула.
   - И ты мне об этом ничего не сказала?!
   - Прости...
   Вот так запросто? Прости?! И все на этом?!!
   Никогда прежде меня не охватывала такая ярость. Сами по себе выползли стальные клинки из наростов на перчатке. И я был всего в шаге от непоправимого. Хуже всего, что я хотел этого. Я хотел ударить ее, возить Когти ей в живот, совсем так, как сделал это совсем недавно с Нурианом Пандрагастом.
   А она стояла передо мной открытая и такая беззащитная...
   Когти втянулись в наросты, я отвернулся, чтобы девушка не заметила жгучей обиды в моих глазах.
   - Успокоился?- спросила она тихо.
   Да, успокоился...
   И сам не знаю, что на меня накатило. Я на самом деле собирался ее убить.
   Такого со мной раньше не было.
   - Нам пора отсюда уходить,- сказала она и направилась к выходу из подвала.
   Я шел следом и думал о том, что со мной происходит? Еще недавно убить человека было для меня непреодолимым табу. Я предпочитал не доводить дело до крайностей. Но в последнее время я начал убивать, не задумываясь о том, хорошо это или плохо. Я делал это с легкостью прирожденного убийцы, не знающего ни жалости, ни сострадания.
   Во что я превращаюсь?
   Мы вернулись на первый этаж. Оправившись, Кареока открыла дверь и вышла в приемный зал. Она подхватила со стола свой поднос с бутылкой и, покачивая бедрами, направилась в сторону кухни. Я шел следом за ней и даже не заметил, как налетел на человека, скрывавшего свое лицо под капюшоном. Это был тот самый тип, которого я видел в обществе Сарвансара. Когда я задел его плечом, капюшон упал ему на плечи. Он развернулся со словами:
   - Осторожнее, приятель!
   И я увидел перед собой Сатаниэля...
  
  
   Глава 13
  
  
   Магия браслета Равнодушия не действовала на тех, кто знал меня лично. Поэтому его активность прервалась преждевременно, а эльф привлек всеобщее внимание к моей скромной персоне.
   - Какие люди!- нарочито громко воскликнул он.- Вот уж кого не ожидал здесь увидеть.
   Сначала я стал объектом внимания тех, кто стоял поблизости. Потом начали подтягиваться гости из отдаленных уголков зала.
   - Я тебя тоже,- признался я.- А ты снова сменил хозяина?
   - Что значит снова?!- не понял меня Сатаниэль. Или сделал вид, что не понял.
   - Сначала ты изменил Смилон, переметнувшись на сторону Богини Яри. А теперь предал и ее.
   - И это ТЫ пытаешься упрекнуть меня в предательстве?!- вспыхнул он.- Не ты ли не так давно подставил Яри, сдал ее Светлоокой сестре со всеми потрохами?!
   - Это не одно и то же.
   - Конечно, нет! Потому что я, в отличие от тебя, всегда был предан Сарвансару и Малангиру и делал все, что в моих силах, чтобы наступил этот знаменательный день. Поэтому я имею полное право находиться на этом торжестве. А вот что здесь делаешь ТЫ?!
   Я понял, что пора уходить.
   Однако на пути стоял Сатаниэль.
   Я активировал Когти, но эльф отреагировал прежде, чем я успел нанести удар. Он отстранился обеими руками, и меня отшвырнуло назад до того, как его ладони коснулись моей груди. Я врезался в толпу зевак, и только поэтому устоял на ногах, хотя и потерял чуть больше тысячи хитов. Не беда. Гораздо хуже, что в меня тут же вцепилось с десяток рук. Чтобы обрести свободу, я задействовал Рывок, и - в свою очередь - налетел на Сатаниэля, который уже доставал из-под накидки тонкий эльфийский кинжал. Мы снова столкнулись с людской массой, которая не дала нам упасть на пол. Мой противник ударил меня кинжалом. Лезвие скользнуло по пластине доспеха, поцарапав бок. Я ответил взаимностью, попытавшись продырявить эльфа Когтями. Однако он активировал Защиту, которую не смогли преодолеть мои клинки. Зато я успел перехватить его правую руку с кинжалом, метившую мне в горло. Сатаниэль щелкнул пальцами левой прямо у меня перед носом, выбив яркую Вспышку. Меня ослепило, а он тут же впечатал головой мне в лицо. Я отстранился назад и ударил наотмашь. Не попал.
   Толпа расступилась, образовав для нас свободное для поединка пространство. И если бы эльф был один, я бы принял вызов. Однако сквозь пляшущие перед глазами блики от Вспышки, я увидел продиравшихся к нам с оружием в руках Обращенных. Кроме них на шум явилась пара леверленгов и сам Сарвансар.
   А еще я мельком заметил Кареоку. Она стояла у двери, ведущей в коридор, и боролась с соблазном открыть ее и скрыться, пока не поздно. И я не мог ее в этом винить: мне все равно крышка, а она еще могла спастись, чтобы выполнить миссию, порученную Богиней.
   Но девушка приняла другое решение. Она бросила на пол поднос с бутылкой вина - в общем шуме на звон разбившегося стекла никто не обратил внимания. После чего она активировала какое-то заклинание и взмахнула обеими руками. И тот час же помещение наполнилось дикими осами. Рой набросился на гостей, безжалостно жаля во все доступные места. Началась паника. Одни попытались прорваться к выходу, другие ломились вглубь зала - подальше от разъяренных ос. Люди кричали, толкались, топтали тех, кто не устоял на ногах. Почти добравшихся до меня Обращенных оттеснили назад, но они, не задумываясь, пустили в ход оружие, что только прибавило неразберихи.
   Нас с Сатаниэлем разлучила толпа. Я воспользовался этим и начал пробиваться в сторону кухни. А он пытался преследовать меня, двигаясь против течения, расталкивал подворачивавшихся под руку людей, но постепенно расстояние между нами становилось все больше и больше.
   Кареока распахнула дверь и дожидалась меня на пороге, держа наготове еще какое-то заклинание. Я рванул сквозь заметно поредевшую толпу и не заметил Обращенного, бросившегося мне наперерез. Мы столкнулись в десяти шагах от двери: он тычком двинул мне рукоятью меча в челюсть, сбив с ног. Кареока запустила в него залп Ледяных Игл, не дав меня добить. Но к рухнувшему рядом со мной Обращенному подоспели товарищи по оружию. Я уже поднимался с пола, когда один из них поддел меня ногой, отбросив обратно, тут же придавил коленом и оттянул мою голову назад, чтобы перерезать горло. Но подоспел Сатаниэль:
   - Он мой!- крикнул эльф, ударив ногой оседлавшего меня Звездного.
   Понятия не имею, какое положение он занимал в среде Отступников, но никто не посмел ему воспротивиться. Однако меня схватили, заломив руки, подняли с пола и подтащили к эльфу.
   - Помнишь, что я тебе однажды обещал?- прошипел он мне в лицо.
   Он много чего обещал - всего не упомнишь.
   Сатаниэль пояснил:
   - Я не дам тебе быстро умереть. Ты будешь подыхать медленно и мучительно. А когда это произойдет и ты окажешься на Точке Привязки, тебя снова притащат ко мне, и мы продолжим развлекаться. Ты...
   - Отпусти его!- крикнула Кареока.
   К этому моменту зал почти опустел, остались только причастные: несколько Отступников, Обращенные, леверленги, Сатаниэль и присоединившийся к ним Сарвансар. Они окружали меня со всех сторон. А в десяти шагах от них стояла одинокая беззащитная девушка в униформе служанки.
   Беззащитная?
   О, нет. Кареока держала в руке контейнер с Огненным Пожирателем. Она подняла его над головой, собираясь бросить в толпу.
   - Знаешь, что это?- спросила она.- То-то... Не дергайся! Прикажи своим друзьям бросить оружие и отпустить Кириана.
   - Надеешься взять меня на испуг?- оскалился Сатаниэль.- Не выйдет! Если хочешь - бросай эту хрень, умрем вместе. А дальше что? Вам не выбраться за пределы города. А в Вальведеране осталась только одна Точка Привязки - в городской тюрьме, которая находится под нашим контролем. Так что можешь бросать, а потом... Ты даже не представляешь, что с тобой будет потом. Бросай, я готов умереть!
   - Ты - да, но ему не все равно,- девушка кивнула на замершего Сарвансара.- Ты вернешься в Годвигул, а он умрет. Навсегда.
   - А если нет? Хочешь проверить? Бросай!
   - Вообще-то в этом доме я отдаю приказы,- напомнил о своем существовании Сарвансар. Он говорил спокойно. Слишком спокойно, а это выдавало его внутреннее напряжение.- Отпустите его!
   - Но...- попытался возразить изменившийся в лице Сатаниэль. От былой самоуверенности не осталось и следа.
   Сарвансар нервно сжал пальцы, и остальные слова застряли в глотке эльфа. Он покраснел и натужно захрипел.
   - Отпустите Звездного!
   Меня оставили в покое, и я тут же присоединился к Кареоке.
   - Уходим!- тихо сказала она мне. Я вошел в коридор. Девушка попятилась следом, готовая в случае опасности метнуть в ряды противника смертоносный контейнер. Она резко захлопнула дверь, и мы с ней побежали к винному погребу.
   Мы достигли цели, когда дверь в зал снова распахнулась, и следом за нами устремились Обращенные и Отступники. Впереди всех мчался Сатаниэль. Я на ходу активировал арбалет и выпустил в него дротик. Эльф уклонился, но снаряд угодил в горло одному из последователей. Результат должен был порадовать Древнее Божество.
  
  
   + 630
  
  
   Желаете посвятить жертву Матушке Тени?
  
  
   Об этом я думал в последнюю очередь, поэтому ответил машинально.
  
  
   - 63 в пользу Матушки Тени
  
  
   Отправив в мир Теней еще 19 Отступников, Вы получите вознаграждение от Матушки Тени.
  
  
   Я пропустил девушку вперед, а сам, закрыв дверь, подпер ее метлой. Долго, конечно, не выдержит, но несколько секунд, все же, позволит выиграть. А они были нужны для того, чтобы открыть дверь потайного хода. Кареока уже повернула держатель для факела, и я услышал, как зашуршала каменная перегородка. Одновременно с этим в дверь, ведущую в погреб, забарабанили стальные перчатки.
   - Быстрее!- крикнула мне Кареока и первой протиснулась в потайной проход. Я бросился следом за ней. Провернувшись на 180 градусов, каменная перегородка начала закрываться. Я до последнего момента стоял на входе, прислушиваясь к стуку, доносившемуся снаружи. Метла продержалась даже дольше, чем я рассчитывал. Лишь когда каменная плита встала на свое привычное место, раздался взрыв: преследователям, наконец, удалось проникнуть в погреб.
   Нас поглотила тьма, но Кареока тут же запустила Крылатую Лампаду. Осмотрелась.
   - Теперь они нас не догонят,- успокоил я девушку шепотом.- Пока поймут, что к чему, пока найдут рычаг, пока откроют дверь - мы будем далеко... А ты освоила новое заклинание? Твои осы - просто супер.
   - Да и у тебя коготки подросли, как я погляжу,- ответила взаимностью Кареока и шагнула в коридор: - Идем.
   Туннель был просторен, потолок не давил на голову. Я обратил внимание на то, что местность не отражается на моей карте, а значит, я никогда не бывал в этой части вальведеранского подземелья.
   - Скажи, ты на самом деле собиралась бросить контейнер?- спросил я девушку.
   - Не знаю,- пожала она плечами.- Эльф говорил правду: смерть нас бы не спасла.
   - Но Сарвансар решил не рисковать.
   - Кто он такой? Я видела его с Малангиром.
   - Старший Предвестник, предводитель Отступников и правая рука Богоборца.
   - Да, такого стоило бы грохнуть,- пробормотала девушка.
   - Наверное,- не стал я спорить.- Но не такой ценой.
   Сворачивая за угол, я обернулся и увидел, как сквозь каменную плиту, за которой находился винный погреб, сочится нечто, похожее на туман.
   - Чего зас...- Кареока не договорила, увидев то, что привлекло мое внимание.
   Я уже понял, что это такое, как и то, что нам следовало бы поторопиться, но зрелище оказалось настолько завораживающим, что я остался стоять на месте.
   Три отдельных ручейка тумана, просачиваясь сквозь стену, постепенно принимали человеческие черты.
   - Леверленги,- запоздало догадалась Кареока.
   Вряд ли они услышали наш шепот сквозь толстую стену. Но, тем не менее, они каким-то образом вычислили наше местонахождение и с легкостью преодолели препятствие. Оказавшись в туннеле, бесплотные существа материализовались. Их было трое: два воина и маг. Первые были облачены в прочные доспехи, в одной руке продолговатый вычурный щит, в другой - меч. Маг носил незащищенную пластинами робу и не был вооружен.
   Я видел, как сражаются леверленги. Думаю, и оркам - лучшим бойцам Годвигула - с ними было бы нелегко тягаться. Что уж говорить о нас с Кареокой. Но девушка решила попробовать. Она взмахнула рукой, и с ее пальцев сорвались Ледяные Иглы. Такие способны были пробить даже тонкую сталь. Они устремились к цели, застучали по доспехам воинов и рассыпались ледяной крошкой, не причинив нашим противникам ни малейшего вреда. Они даже не попытались прикрыться щитами. Зато маг успел отгородиться ладонью: Иглы, наткнувшиеся на невидимое препятствие, растаяли и испарились. Он ответил Огненным Шаром, с гулом устремившимся в грудь Кареоки. Девушка вскинула левую руку, запястье которой было украшено простеньким на вид браслетом. Он стремительно выпустил извивающиеся побеги, и файербол угодил в прочный плетеный щит, полностью поглотивший урон.
   Обменявшись "любезностями", леверленг и Кареока обожгли друг друга испепеляющими взглядами.
   А потом продолжили.
   Девушка выхватила из-за пояса жезл и метнула в противника ветвистую молнию. Маг снова отгородился надежной защитой - молния растеклась по кокону, не в силах пробить преграду. Кареока решила не сдаваться и шарахнула снова. На этот раз заряд получился продолжительным. Молния долго лизала защитный кокон мага, пытаясь найти лазейку. Я с трудом смотрел на леверленга, окутанного режущим глаза светом и яркими вспышками.
   Продолжалось это до тех пор, пока в жезле не закончился заряд.
   Маг злорадно усмехнулся и взмахнул рукой. Волна спрессованного воздуха прокатилась по туннелю. Кареока попыталась снова прикрыться плетеным щитом, но удар оказался настолько сильным, что ее сбило с ног. Как и меня. Мы отлетели к стене, получив значительный урон. И если я еще мог закрыть глаза на потерю 10000 хитов, то Кареоке, по примеру всех магов уделявшей больше внимания Интеллекту, нежели Телосложению, пришлось несладко. Я видел, как она зашевелилась и попыталась подняться, но не хватило сил, и она снова рухнула на пол.
   Безучастные до сих пор воины тронулись с места и направились к нам.
   У меня не было при себе зелий Исцеления, тем более Сильных, способных мгновенно восстановить полученный урон. А от Слабых в сложившейся ситуации было мало толку. Поэтому, встав на ноги, я, покачиваясь из стороны в сторону, приблизился к девушке, схватил ее за руку и потянул на себя. Не скажу, что Кареока была тяжелой, но и мой запас сил имел свои ограничения. Я смог бы взять ее на руки и пронести метров двадцать-тридцать. Но после этого рухнул бы вместе с ней, окончательно обессилив.
   К счастью, она сама смогла держаться на ногах. Но что толку? С той скоростью, с которой мы могли передвигаться, нас очень скоро настигнут леверленги.
   - Подожди!- попросила Кареока.
   Я помог ей обернуться, и девушка замысловато взмахнула на прощание рукой. Тот час же пространство на пути приближавшихся воинов затянуло густой Егозой - полезшими прямо из камня шипастыми корнями, которые в мгновение ока переплелись в непреодолимое препятствие. Леверленгам пришлось пустить в ход мечи. Острая сталь с трудом разрубала корни, но на их месте тот час же вырастали новые побеги.
   - Это задержит их на какое-то время,- с трудом произнесла девушка, однако я не почувствовал уверенности в ее голосе.
   Мы медленно - слишком медленно! - удалялись по коридору. Он не был прямым, извивался, то в одну, то в другую сторону, но никаких ответвлений, которые, возможно, позволили бы нам запутать следы. Крылатая Лампадка летела, чуть опережая нас.
   - Потерпи, я активировала Регенерацию, скоро станет легче,- сказала Кареока.
   И в самом деле, постепенно девушка все меньше наваливалась на мое плечо, а на побледневших щеках появился здоровый румянец.
   Мы зашли в тупик - подземный ход был завален камнями. Но в стене слева зияла дыра с неровными краями.
   - Нам туда,- сказала Кареока. Она более-менее оклемалась и уже могла идти сама.
   Мы преодолели провал, потом протиснулись сквозь тесную трещину, которая привела нас в соседнее подземелье.
   Это были катакомбы Вальведерана - огромный мир, скрытый от глаз жителей столицы под толщей камня. Конкретно в этой части мне не доводилось бывать, поэтому на карте она была закрашена черным. Однако, переместив изображение в сторону, я отыскал небольшой разведанный клочок запутанных ходов и оставленные мною отметки. Вот вход в подземелье, которым пользовался Коль-Кар. К сожалению, он был заблокирован. А чуть дальше на юго-восток - убежище Избранных, где после предательства Пакин-Чака мне лучше было не появляться. Гораздо восточнее находился выход из подземелья за пределами Вальведерана. Но до него нужно еще нужно было добраться. Наконец, южнее нашего местонахождения имелась еще одна метка: причудливый портал кобольдов, позволивший мне однажды вернуться в цивилизованный мир из везимарских подземелий...
   Совсем о нем забыл...
   Как и об изображавшей меня фигурке из мыльного камня, которая находилась в рюкзаке. С ее помощью, воспользовавшись порталом, можно было перемещаться в пространстве по всему Годвигулу.
   Еще одна возможность покинуть Вальведеран, о которой я даже не вспомнил.
   Впрочем, это пока не входило в мои планы. Для начала нам следовало выбраться из подземелья и передать контейнеры с Огненным Пожирателем Стражу Тино. А уж потом...
   - Далеко еще?- спросил я Кареоку. Благодаря Регенерации, она совсем оправилась и уже могла идти самостоятельно.
   - Почти пришли.
   И в самом деле, в конце одного из ответвлений, куда мы свернули, я увидел прикрепленную к стене деревянную лестницу, ведущую наверх.
   Я снова активировал карту Вальведерана и увидел отмечавшую мое местонахождение стрелку южнее площади Яримира и западнее Эльфийского квартала. Мы все еще находились в центре столицы, но уже далеко от Зеленого Дома.
   Направляясь к лестнице, я думал о том, как нам лучше пробраться в порт, когда впереди заколебался воздух, преломился, треснул, и сквозь этот черный пролом нам навстречу вышел знакомый маг-леверленг.
   - Я потратила почти всю ману на Регенерацию,- шепнула Кареока.
   Мы попятились назад.
   А маг опустил руки вниз, и с его пальцев к полу потянулись струйки тумана. Это было похоже на то, как мастер-литейщик заполняет форму жидким металлом. Так и струйки тумана, коснувшись пола, мгновенно приняли очертания двух огромных собак. Туман сгустился, почернел, а потом тела материализовавшихся псов покрылись густой сетью искрящихся разрядов. Твари ощерили пасти, зарычали, вскочили с пола и бросились на нас.
   - Бежим!- крикнула Кареока, и мы побежали.
   За нами вслед устремился Огненный Шар, но мы успели свернуть за угол прежде, чем он нас настиг.
   Сверкающие разрядами псы настигли нас у развилки. Кареока активировала щит и выхватила кинжал, я выстрелил в приближающуюся псину из арбалета, а потом выпустил Когти. Дротик пролетел мимо собаки, которая прыгнула на Кареоку. Девушка отгородилась щитом, но как только лапы пса уперлись в переплетенную преграду, раздался громкий ослепительный хлопок, и девушку отбросило назад. Она выронила кинжал, проехала на спине несколько метров и замерла.
   В это время другая собака атаковала меня. Я Рывком переместился в сторону и полоснул по пролетавшей мимо псине Когтями. Едва клинки коснулись тела твари, меня тряхнуло так, что я непроизвольно клацнул зубами и прикусил язык. Но и собаке досталось: когти прочертили на ее боку три глубокие царапины. Псина жалобно заскулила, отошла в сторону и принялась зализывать раны. Я видел, как срывавшиеся с ее языка искорки "латают" затягивающиеся царапины. Следовало бы добить тварь, но я заметил, что Кареоке угрожает опасность.
   Девушка лежала на полу, раскинув руки в стороны. Вторая собака бросилась на нее, но Кареока успела прикрыться щитом, не позволив псу вонзить клыки в ее горло. Однако когда лапы чудовища коснулись щита, мою спутницу нещадно затрясло.
   Я активировал Рывок и с ходу врезал ногой в грудину собаки. Меня снова основательно тряхнуло, зато Кареока оказалась на свободе. Пока пес барахтался, пытаясь встать на лапы, я помог девушке подняться.
   Из-за поворота показался маг и тут же шарахнул в нас Огненным Шаром. Кареока приняла его на щит, после чего я потащил девушку за угол, попутно завалив проход стоявшей в нише каменной статуей.
   - Можешь идти?- спросил я ее.
   Мое здоровье сократилось на половину, а Кареока и вовсе едва дышала. Она хромала и опиралась на мое плечо, но терпела, сжимая зубы.
   - Постараюсь... Жаль, маны почти не осталось, а на восстановление уйдет слишком много времени.
   Мы петляли, пытаясь сбить с толку наших преследователей. Но я прекрасно понимал, что в таком темпе мы далеко не уйдем: очень скоро собаки возьмут наш след, а потом подтянется и их хозяин. К тому же, кроме него где-то неподалеку рыскали два других леверленга.
   Послышался знакомый скрежет когтей и приглушенное рычание, а значит, мои предсказания начали сбываться.
   - Сюда!- заглянув в закуток, я увидел деревянную дверь.
   Девушка дернула ее за ручку, посмотрела на меня и уныло покачала головой.
   Дверь на самом деле была заперта, хотя я не заметил замочной скважины. Воровское зрение позволило мне разглядеть контуры засова с противоположной стороны.
   Кареока хотела было вернуться в коридор, так как наши преследователи были уже близко, но я ее остановил:
   - Момент...
   Я приложил ладонь к двери на уровне засова и активировал Телекинез. Этот трюк удавался мне не всегда, но на этот раз получилось. Как только я повел рукой в сторону, засов медленно пополз следом. Дверь открылась.
   - Идем!- я быстро закрыл за нами дверь и вернул засов на прежнее место. Тот час же по доскам заскребли собачьи когти. Не думаю, что эта преграда выдержит долго, но какое-то время мы все же выиграем.
   Мы попали в пустое просторное помещение с высоким потолком, подпираемым колоннами. Слева и справа - еще двери с засовами, но не запертые.
   - Куда?- спросил я Кареоку.
   Та пожала плечами и кивнула направо.
   Мы пересекли зал, я открыл дверь и оказался в самом начале очередного коридора, по которому нам навстречу приближался Отступник. Увидев нас, он остановился и радостно закричал:
   - Они здесь!
   Стало быть, им удалось найти в винном погребе рычаг и открыть потайную дверь. И теперь на нас охотились не только леверленги.
   Я выстрелил в него из арбалета, попал в плечо, хотел было добить, но появились и другие преследователи.
   - Бежим!- Кареока потянула меня за руку обратно в зал.
   Мы бросились к противоположной двери, но она открылась сама, и навстречу нам вышел закованный в латы воин с мечом и щитом.
   Мы оказались в западне. Справа уже забегали в зал Отступники и Обращенные, путь налево преграждал леверленг, а за деревянной дверью за нашей спиной скребли доски искрящиеся псы.
   Кареока опустила руки, ее пальцы затрепетали, раздался пронзительный писк, и зал наполнился призванными на помощь грызунами.
   Подземелье Вальведерана всегда славилось своими крысами. Они были крупнее обычных, гораздо умнее и агрессивнее и успешно действовали в стае, представляя собой единый слаженный организм, вооруженный крепкими зубами и когтями. В самом городе они появлялись редко, но если такое случалось, справиться с ними удавалось лишь благодаря всеобщим усилиям и большим потерям. И не случайно на протяжении последних сотен лет одним из первых указов восходивших на трон королей было требование уничтожить крыс. Однако местные знали, что бороться с ними бесполезно: рано или поздно, но они всегда возвращались.
   С появлением Звездных именно на их плечи легла эта нелегкая миссия. Почти каждый из нас побывал в вальведеранском подземелье и сразился с этими паразитами. Кому-то повезло, и он вернулся в город победителем, другие же, не сумев одолеть грызунов, отправились на Точку Возрождения. Однако окончательно извести крыс не удалось никому. Поговаривали, что в неизведанных глубинах под столицей обитал крысиный король. Лишь уничтожив его, можно было избавиться от напасти. Но добраться до него было непросто.
   И все же польза от постоянного вмешательства Звездных была несомненная: с нашим появлением поголовье крыс никогда не увеличивалось до критического, поэтому в городе они не появлялись. Да и в подземелье встретиться с ними можно было, если очень хорошо искать. В последний раз я видел их с полгода назад, и эта встреча закончилась печально.
   Но на этот раз, благодаря Навыку Кареоки, крысы были на нашей стороне. Они нас не тронули, а набросились на наших преследователей. Люди Сарвансара вмиг превратились из охотников в добычу. Оголодавшие крысы набрасывались на них со всех сторон, впивались крупными резцами в податливую плоть, вырывали куски, жадно заглатывали и снова бросались в атаку. Многие гибли под ударами мечей и топоров, но им на смену приходили все новые грызуны. Один из Отступников не устоял на ногах, упал, и его тело тут же скрылось под серым копошащимся и повизгивающим покрывалом. Другого твари облепили со всех сторон. Они карабкались по спинам друг друга, без труда преодолевали защиту кожаного доспеха и вгрызались в плоть. Отступник дико визжал и отбивался до тех пор, пока его не покинули силы. Наконец он упал и был поглощен крысиной волной.
   Лишь ливерленгу они не могли причинить никакого вреда. Его прочные доспехи были крысам не по зубам. Одним размашистым ударом он за раз отбрасывал прочь десятки грызунов и неотвратимо приближался к нам.
   Мы тоже не стояли на месте, медленно продвигались вдоль стены в противоположную сторону. Я был предельно внимательным, чтобы ненароком не наступить на одного из наших неожиданных союзников. Кареока в это время была полностью сконцентрирована на поддержании заклинания, поэтому мне приходилось вести ее за руку.
   Воздушной волной выбило дверь напротив, и в зал ворвались искрящиеся псы, а следом за ними появился маг. Собаки набросились на крыс. Они легко перемалывали их клыками, откусывали головы, рвали на части когтями. Крысы пытались ответить взаимностью, но отскакивали от наэлектризованной шерсти псов и, упав лапками вверх, тряслись в судорогах. Подключившийся маг окатил пол ветвистыми молниями, вырубив за один раз добрую половину крыс.
   А тут еще Кареока посмотрела на меня с сожалением и пробормотала:
   - Все, мана закончилась.
   Девушка утратила контроль над крысами, и они тут же проявили к нам неподдельный интерес. Одна из них вцепилась мне в голень, нанеся серьезный урон. Я распорол ее Когтями, но тут же появилась следующая. Девушку они тоже не пощадили. А может, умышленно набросились на того, кто призвал их на верную погибель.
   - Бежим!- крикнула она, пнув подвернувшегося под ногу грызуна.
   Не разбирая дороги, мы бросились к двери. Нам наперерез выскочил один из уцелевших Обращенных. Я налетел на него Рывком, отбросив его в сторону и одновременно расчистив от крыс дорожку для Кареоки. Этот метод показался мне действенным, поэтому я снова активировал Рывок, достигнув двери.
   Мы выскочили в коридор. Крыс здесь уже почти не было. Я захлопнул дверь, и мы побежали по запутанным ходам вальведеранского подземелья. Не было никакого сомнения в том, что погоня будет продолжена. Потеряв четверых человек, Отступники были озлоблены и жаждали крови. Поэтому мы бежали, что было сил, постоянно меняя направление, преодолевая препятствия до тех пор, пока окончательно не выдохлись.
   - Отстали, кажется,- тяжело дыша, проговорила Кареока. Осмотрелась.- Где мы, знаешь?
   Подземелье не отличалось особым разнообразием: коридоры, перекрестки, спуски, подъемы. Поэтому трудно было сориентироваться на местности, не имея под рукой подходящей карты. Я взглянул на свою. Пройденный путь отобразился извилистой линией, но впереди нас ожидала неизведанная чернота. Я с уверенностью мог сказать лишь то, что все это время мы двигались на восток-юго-восток, и, судя по пройденному расстоянию, забрались южнее Эльфийского квартала. Я уменьшил карту и увидел, что мы находимся неподалеку от портала кобольдов. Но прежде чем я успел сообщить об этом Кареоке, совсем рядом послышалось знакомое скуление, и тут же радостный голос воскликнул:
   - Собаки снова взяли след!
   Кареока схватила меня за руку и потащила за собой. Мы свернули за угол и едва не столкнулись с одним из Отступников. Мы бросились назад и увидели мчащихся прямо на нас искрящихся псов. Тогда мы нырнули в боковой проход и побежали на запад.
   Выносливость еще не успела как следует восстановиться, и я понимал, что надолго нас не хватит. Поэтому в сложившейся ситуации я видел лишь один выход.
   Я мысленно открыл карту и сделал ее полупрозрачной, чтобы изображение не мешало обзору. На бегу я сориентировался и, когда Кареока собиралась свернуть направо, я потянул ее налево.
   - Сюда!
   Девушка уже еле переставляла ноги и не стала возражать.
   Я упрямо двигался к цели и тащил за собой Кареоку, оборачивался, опасаясь увидеть настигавших нас собак, и посматривал на карту.
   - Они нас все равно догонят,- совсем упала духом моя спутница.
   Я не собирался ее переубеждать, потому что и сам не был уверен, что нам удастся задуманное, но не спешил сдаваться и продолжал вести ее за собой, пока мы не уперлись в стену.
   - Это тупик...- устало произнесла Кареока.
   Собачье рычание становилось все ближе.
   Воровское зрение отыскало потайной механизм, я надавил на него, и каменная дверь начала открываться.
   Собаки вышли на финишную прямую, когда я затащил Кареоку в помещение с картой Годвигула и тут же навалился на дверь, пытаясь закрыть ее насильно. Не вышло. Дверь закрывалась сама, но слишком медленно. В проеме показалась собачья голова. Я уперся в нее ногой и вытолкнул наружу, получив при этом чувствительный удар. Вторая шавка попыталась схватить меня клыками за штанину, но смогла просунуть в зазор лишь морду. А потом ей пришлось ретироваться, потому как каменная дверь закрылась окончательно.
   Я обессиленно прислонился к ней спиной и облегченно вздохнул.
   Успели...
   А Кареока, позабыв об усталости, уже разглядывала каменную карту.
   - Обалдеть! Что это?!
   - Портал кобольдов,- сказал я.
   - Самый настоящий портал?! Он рабочий? Ты знаешь, как он действует? Может быть, нам удастся выбраться отсюда?- выпалила она на одном дыхании.
   - Не знаю,- пожал я плечами.- Однажды с его помощью я вернулся из Везимара, но...
   - Здесь их следы обрываются,- донесся до нас приглушенный голос одного из преследователей.
   - И куда они делись?- спросил другой.- Не могли же они просочиться сквозь стену?!
   - Могли, если это не стена, а дверь,- прозвучал глубокий рассудительный голос.
   - Дверь?! Значил должен быть и какой-нибудь потайной механизм, который эту дверь открывает.
   Повисла пауза. Мы, затаив дыхание, прислушались. Мне показалось, я услышал шуршание, словно кто-то ощупывал стену руками.
   -Если они откроют дверь...- прошептала Кареока.
   Я не исключал такой возможности. Среди них мог быть такой же вор, как я. А даже если и нет, то рано или поздно они наткнутся на нужный камень, и тогда...
   Кареока развернула меня лицом к себе, заглянула в глаза и спросила:
   - Ты можешь активировать этот портал? Ты можешь вытащить нас отсюда?
   - Не знаю. Возможно, мне удастся уйти, но я не смогу взять тебя с собой... Это долго объяснять...
   - Держи!- Кареока протянула мне шкатулку, которую она взяла из кланхрана.
   - Зачем?!- удивился я.
   - Она не должна попасть в посторонние руки. Пообещай мне, что ты сохранишь ее и передашь Вильму. И никому другому. Обещаешь?
   Подземелье сотряс мощный удар, помещение наполнилось пылью, а на каменной двери появилась трещина. Отступники не нашли потайной механизм или решили не тратить время на поиски. Наверняка, не обошлось без мага-леверленга, ударившего в дверь чем-то серьезным.
   - Обещай мне!- взмолилась Кареока.
   - Обещаю, но...
   - А теперь уходи!- она кивнула на портал.
   - А ты?! Я не могу бросить тебя здесь!
   Она улыбнулась.
   - Ты такой милый.- Кареока поцеловала меня в щеку.- Уходи, так надо.
   - Нет,- замотал я головой.- Я не могу, я...
   Она молча достала контейнер с Огненным Пожирателем.
   - Уходи, или мы умрем вместе.
   В иной ситуации это могло решить нашу проблему. Но с тех пор, как в Вальведеране появились леверленги, многое изменилось не в лучшую сторону.
   - А смысл?- спросил я.
   - Так я, по крайней мере, уничтожу шкатулку. Помнишь, она не должна попасть в руки постороннего?
   - Ты же знаешь, что это ничего не даст,- попытался я ее образумить.- После "смерти" ты появишься в одной из камер городской тюрьмы, захваченной Отступниками...
   - Уходи.
   - Нет, я никуда не уйду,- покачал я головой.
   Каменная дверь снова вздрогнула, и трещина стала длиннее.
   - Прошу тебя!- взмолилась она.- Если ты останешься, мы оба окажемся во власти Отступников. А если ты уйдешь, спасешься сам, а потом вернешься и спасешь меня... Уходи...
   - Я...
   Девушка ободряюще улыбнулась.
   - Иди!
   Я не хотел уходить. И я не мог спасти нас обоих. Но Кареока была права: если я останусь, то уже ничем не смогу ей помочь. В противном случае у нас был хоть какой-то шанс на удачу.
   - Я обязательно вернусь!- пообещал я ей и попятился назад, к карте.
   Я нехотя достал фигурку из мыльного камня. Теперь мне необходимо было разместить ее любой из имевшихся на карте площадок телепортации. К сожалению, я не увидел ни одной в пределах Карнеолиса. Ближайшая располагалась в Изумрудном лесу, возле Ималя.
   Это слишком далеко. На то, чтобы вернуться в Вальведеран, у меня уйдет не один день.
   Но другие варианты были еще хуже.
   После третьего удара в дверь она начала разваливаться.
   - Поторопись!- крикнула мне Кареока. Она выглядела спокойной, но я видел, как побелели ее пальцы, сжимавшие контейнер с огненной смертью.
   Я установил фигурку на площадку возле Ималя и направился к каменному диску справа от карты. Встав на него, я закатал левый рукав и выпусти Когти.
   - Я обязательно вернусь,- пообещал я Кареоке и полоснул клинками по запястью. Капли крови упали мне под ноги и впитались в гладкий камень. Мир тут же поплыл перед глазами, словно их заполнили слезы. Следом за этим должен был состояться перенос, но...
   ... ничего подобного не произошло. Я по-прежнему стоял на каменном диске.
   Кареока как-то странно посмотрела сквозь меня, печально улыбнулась, пробормотала "Прощай!" и развернулась лицом к двери.
   Нет, я не могу уйти!
   Я рванулся было к ней, но наткнулся на непреодолимую преграду, окружавшую меня со всех сторон. Такое впечатление, будто я угодил в огромную пробирку из невидимого стекла.
   И тут же прозвучал величественный голос:
   - КАК ТЫ ПОСМЕЛ?!
   Пространство передо мной задрожало, и я увидел говорившую во всей ее красе. У нее была ладная женская фигурка и... голова ящерицы...
   Богиня Таносса!
   Я узнал ее сразу, хотя видел лишь однажды, да и то - во сне.
   Ее глаза горели гневом, а длинный раздвоенный язычок нервно мелькал между острых клыков.
   - ГЛУПЫЙ ЗВЕЗДНЫЙ...- прошипела она.- ИЗВЕСТНО ЛИ ТЕБЕ, ЧТО ЭТИМ ПОРТАЛОМ МОГУТ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ТОЛЬКО МОИ ПОДДАННЫЕ?
   - Нет,- ответил я.- Я этого не знал.
   - ТЕБЕ НЕ ПОВЕЗЛО: НЕЗНАНИЕ НЕ ОСВОБОЖДАЕТ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ, И ТЫ БУДЕШЬ НАКАЗАН.
   Я глянул ей через плечо. Кареока так и стояла к нам спиной, словно не слышала громоподобного голоса Богини.
   А может, на самом деле не слышала?
   У меня тоже появилось такое ощущение, будто все, что меня окружало, находилось где-то далеко, в другом измерении, а я видел лишь его отголоски.
   К тому же, мне показалось, что Кареока двигалась как-то медленно, словно было активировано заклинание Замершего Времени.
   Я протянул руку, и пальцы прочно увязли в невидимой субстанции. Мне пришлось приложить усилие, чтобы обрести свободу.
   - Ты ничего не можешь мне сделать,- сказал я, тем не менее, с уверенностью.- Я - Проклятый. А Боги не властны над Проклятыми.
   Танноса гневно зашипела, но взяла себя руки и сказала:
   - ТЫ ПРАВ, Я НЕ МОГУ ПРИЧИНИТЬ ТЕБЕ ВРЕДА. НО И ПОМОГАТЬ НЕ ОБЯЗАНА.
   - Я не нуждаюсь в твоей помощи.
   - ОШИБАШЬСЯ. ТЫ ЗАБЫЛ, ЧТО Я - БОГИНЯ ПОРТАЛОВ. ИМЕННО Я ПРОКЛАДЫВАЮ МАРШРУТЫ ДЛЯ ТЕХ, КТО ИСПОЛЬЗУЕТ МАГИЮ ПЕРЕХОДА. Я УКАЗЫВАЮ СТРАННИКАМ В МЕЖПРОСТРАНСТВЕ ПРАВИЛЬНЫЙ ПУТЬ. А ТЫ КАК РАЗ НАХОДИШЬСЯ В ПУТИ. И, МОЖЕТ СТАТЬСЯ, ЧТО ТЫ НИКОГДА НЕ ОТЫЩЕШЬ ВЫХОД ИЗ МЕЖДУМИРЬЯ И НАВСЕГДА ОСТАНЕШЬСЯ ЗДЕСЬ - В ЦАРСТВЕ ВЕЧНОГО МРАКА И БЕЗВРЕМЕНЬЯ. И В ЭТОМ НЕ БУДЕТ МОЕЙ ВИНЫ.
   Не зря говорили, что с Богами лучше не ссориться. Они были сильнее и мудрее нас и всегда могли найти лазейку в законах, правивших этим миром.
   - Хорошо, твоя взяла,- признался я.- Прошу прощения за то, что без разрешения решил воспользоваться твоим порталом.
   - Я ПРИНИМАЮ ТВОИ ИЗВИНЕНИЯ И ГОТОВА ПРОСТИТЬ,- снизошла Танноса.- НО КАК БЫТЬ С ТЕМ, ЧТО ТЫ ОСКОРБИЛ МЕНЯ СВОИМ ПРЕНЕБРЕЖЕНИЕМ?
   - Что ж, прости меня и за это.
   - ЭТОГО НЕ ДОСТАТОЧНО.
   Кто бы сомневался. Боги, конечно, всемогущие, но это ничуть не мешает им эксплуатировать вовсю как Смертных, как и Звездных.
   - Что же ты хочешь?- спросил я ее.
   - Я ПОДУМАЮ НАД ЭТИМ, А ПОКА ТЫ БУДЕШЬ МНЕ ДОЛЖЕН... ТАК И БЫТЬ, Я ПРОВЕДУ ТЕБЯ ПО ИЗБРАННОМУ ТОБОЮ ПУТИ. НО ПОМНИ: ОТНЫНЕ ТЫ МОЙ ДОЛЖНИК!
   Пока мы торговались, дверь окончательно развалилась, осыпалась к ногам Кареоки битым камнем, и в помещение с картой ворвались Отступники.
   Лишь после этого мир начал меркнуть, поглотив в первую очередь саму ящероголовую.
   - Подожди, Богиня, Жалящая Взглядом!- крикнул я, назвав одно из имен Таноссы.- Раз уж ты была добра ко мне, снизойди еще до одной просьбы! И тогда я будут дважды твоим должником.
   Меня со всех сторон окутала темнота и нахлынувшее вместе с ней отчаяние.
   Но Богиня была где-то рядом.
   - ЗАМАНЧИВО...- прошипела она.- ЧЕГО ЖЕ ТЫ ХОЧЕШЬ?
   - Та девушка, которая осталась в комнате с порталом... Ей угрожает смертельная опасность. Спаси ее, умоляю!
   - Я МОГУ ЕЕ СПАСТИ, ДА. НО ПОЧЕМУ Я ДОЛЖНА ЭТО ДЕЛАТЬ?
   - Если ты поможешь ей, я сделаю все, что ты пожелаешь!
   Богиня задумалась.
   - ХМ... ТЫ САМ ЭТО СКАЗАЛ... ХОРОШО, БУДЬ ПО-ТВОЕМУ! И НЕ ЗАБУДЬ О СВОЕМ ОБЕЩАНИИ, КОГДА ПРИДЕТ ВРЕМЯ.
  
  
   Вы поклялись исполнить любое желание Богини Танносы! Внимание! В случае отказа от своих обязательств вы понесете суровое наказание!
  
  
   Возможно, только что я совершил непростительную глупость, но у меня не было другого выхода.
   Наступила тишина, а потом меня ослепила вспышка, и я зажмурился.
   Когда я снова открыл глаза, то увидел, что нахожусь поляне, со всех сторон окруженной густым лесом.
   А рядом со мной стоит удивленная Кареока.
  
  
   Глава 14
  
  
   Вам удалось выбраться из города, захваченного Отступниками!
  
   +5000
  
   Удача +1
  
   Да, мне и самому трудно было в это поверить.
   - Что случилось? Где мы?- удивилась девушка, озираясь по сторонам.
   Ночь подходила к концу, и уже начинало понемногу светлеть.
   - В Изумрудном лесу,- пробормотал я, чувствуя на плечах непомерную ношу. Как будто мало было хлопот с Матушкой Тенью, так теперь я стал еще и должником ящероголовой Богини. Но взглянув на Кареоку, я стряхнул груз сомнений: она стоила того, чтобы ради нее влипнуть даже в самую скверную историю.
   Были и другие поводы для оптимизма: мы не только вырвались из Зеленого Дома и избежали пленения, но и покинули пределы захваченного города. Что касается меня, то большего я себе и пожелать не мог. Но Кареока не разделяла моего воодушевления. Она выглядела растерянной.
   - Ты - это понятно, но как я сюда попала?- пробормотала она.
   - Будем считать, что нам повезло,- не стал я вдаваться в подробности.
   Она хмуро покосилась на контейнер с Огненным Пожирателем в руке и оторопело пробормотала:
   - А как же задание Богини Яри?
   Да, тут мы облажались по полной. Мы сбежали из Вальведерана, прихватив с собой единственное средство, способное уничтожить корабли в гавани. К тому же в ставшем враждебным городе остались те, кого я считал "временными попутчиками", а моя приятельница - друзьями. И положение у них было, мягко говоря, незавидным.
   - Зато ты спасла свою шкатулку.- Я достал из рюкзака деревянную коробочку и вернул ее своей знакомой.
   Девушка сначала спрятала контейнер с огненной смертью, а потом и шкатулку и посмотрела на меня:
   - Что теперь будет с Вильмом и Тино?
   Честно сказать, судьба этих двоих меня ничуть не интересовала... ну... разве что самую малость - из обычного человеческого сострадания и солидарности с Кареокой. Но я не стал окончательно разочаровывать друидку:
   - Мы что-нибудь придумаем.
   И взглянул на карту.
   Мы находились неподалеку от Ималя. Эльфийский город располагался к северу от поляны, центр которой занимала заросшая травой телепортационная площадка. Обычная, не имевшая никакого отношения к магии кобольдов. То есть, Богиня Таносса помогла нам выбраться из Вальведерана, но при этом я лишился фигурки из мыльного камня, и в будущем уже не мог воспользоваться магией ящероголовых.
   Жаль...
   - Идем?- предложил я Кареоке, которая все еще не оправилась от потрясения.
   - Куда?
   - В Ималь.
   - Нам нужно вернуться в Вальведеран,- категорично заявила девушка.
   Нет, она не любила и не умела проигрывать. И вместо того, чтобы радоваться поистине чудесному спасению, ее снова тянуло в самое пекло.
   - Я не уверен, что это возможно.- Наверняка, мои слова прозвучали для нее слишком жестоко, но это была правда.- Даже если нам удастся в кратчайший срок добраться до столицы, мы не сможем преодолеть защитный купол, воздвигнутый леверленгами.
   Думаю, она и сама это понимала, но ей тяжело было смириться с действительностью.
   - Идем. Возможно, эльфы смогут нам чем-нибудь помочь.
   Это предложение подействовало, и Кареока направилась следом за мной.
   Мы отошли от площадки всего на пару шагов, когда над поляной расцвели яркие осветительные шары и появились эльфы. Появились - это самое точное определение. Они материализовались прямо из воздуха, один за другим выйдя из стелса, и мы оказались в кольце вооруженных ушастых. Шестеро держали нас под прицелом тугих луков, еще трое покинули заросли, сжимая в руках мечи. На краю поляны обосновался эльфийский маг, в приоткрытой ладони которого сверкало какое-то заклинание.
   Мы замерли.
   - Кто вы такие?- сурово спросил чародей, который в этой компании был главным.
   - Я - Кареока из клана Пролесков,- с достоинством проговорила девушка.- А это...
   - Меня зовут Кириан из Вальведерана,- ответил я сам за себя, глубже натянув на глаза капюшон. О своем роде занятий я решил промолчать.
   - Все порталы в окрестностях Ималя дезактивированы. Как вам удалось воспользоваться одним из них?- последовал очередной вопрос.
   - Благодаря порталу, созданному кобольдами,- сказал я. Мне показалось, что эльфам не стоит знать о помощи, оказанной нам Богиней Таноссой.
   Но, возможно, я совершил глупость. Эльфийский маг набычился и с презрением выдавил из себя:
   - Запретная магия крови...
   Среди светлых рас существовало безоговорочное табу на этот вид волшебства. А эльфы были самыми строгими его ревнителями.
   Кареока с осуждением посмотрела на меня и торопливо попыталась исправить положение:
   - У нас не было другого выхода. Нас преследовали Отступники, и нашим жизням угрожала смертельная опасность.
   Судя по реакции мага, аргумент не показался ему достаточно убедительным. Ушастые были до тошноты педантичны и не признавали исключений, когда речь шла о законе.
   - Где это случилось?- спросил эльф.
   - В подземелье Зеленого Дома.
   Маг насторожился:
   - Ты хочешь сказать, что вам удалось выбраться из Вальведерана?
   - Да, мы только что оттуда,- кивнула Кареока.
   - Разве не все Пролески покинули город до того, как там появились Отступники?
   Несмотря на значительную удаленность от места событий, эльфы были прекрасно осведомлены о произошедших в столице Карнеолиса событиях.
   - В Вальведеране по особому распоряжению Свилара осталось несколько человек из нашего клана,- сказала девушка.- Я - одна из них.
   Маг задумался, а потом вынес вердикт:
   - Я думаю, старейшины захотят задать тебе пару вопросов. Поэтому ты можешь войти. А ты...- он пристально посмотрел на меня.- Открой свое лицо!
   Я нехотя скинул капюшон.
   - Проклятый!- скривился эльфийский маг.- Тебе не место в священном городе Светлоокой Богини.
   - Я прибыл по приглашению Светлоокой, эльф, и ты не можешь противиться ее воле,- сказал я.
   Маг сдвинул брови:
   - Так это ты... Хм... Слово Светлоокой - закон. Хорошо же, проходи и ты, но запомни, вор: я буду следить за тобой... Идите за мной!
   Маг выдвинулся вперед, мы направились следом, а остальные эльфы растворились в воздухе, продолжив нести свою службу.
   - И это хваленое эльфийское гостеприимство?- тихо спросил я Кареоку.
   - А что ты ожидал после того, как эльфов изгнали из Вальведерана?!
   - Мы-то здесь причем? Это было решение Яри, а смертные не могут обижаться на Богов, даже если те совершают глупости.
   - Дело не в Яри... Ты видел, как торжествовали горожане, когда эльфы шли по улицам, покидая город?
   - Не все. Многие искренне сожалели.
   - Да, люди разные. И эльфы - тоже. Лесные заметно отличаются от городских. Между ними довольно натянутые отношения. Первые считают вторых чуть ли не изменниками. За то, что они покинули родину и бросили своих братьев на произвол судьбы ради спокойной жизни за высокими каменными стенами. За то, что вступили с людьми в более тесные связи, нежели это позволено эльфийскими нормами приличия...
   Ну да, ушастые никогда не считали людей ровней себе, всегда относились к последним с чувством превосходства, что впрочем, не мешало Изумрудному лесу заключать союзы с Карнеолисом, когда особо припекало с востока. Теперь же после ссоры божественных сестер, эльфы могли не скрывать своей сущности, а люди, восторгавшиеся ушастыми, получали возможность убедиться в том, насколько они заблуждались.
   Пока мы петляли по тропинке, небо становилось все светлее, а лес - все гуще. Наконец, наступил момент, когда он вырос перед нами сплошной стеной. Деревья росли практически вплотную друг к другу, образуя естественную непреодолимую преграду. Крепкие лианы переплетали редкие просветы, а покрывавшие их шипы отбивали даже малейшее желание попытаться проникнуть за ограду тайком. И было у меня подозрение, что этим защита Ималя не ограничивалась.
   Маг остановился в паре шагов от дремучих зарослей и что-то сказал по-эльфийски. И тут же деверья вздрогнули, заскрипели толстыми стволами, оторвали могучие корни от земли и разошлись в стороны, открывая нам проход в сердце леса. И только сейчас я понял, что это были вовсе не деревья, а энты, охранявшие вход в священный город Светлоокой Богини.
  
  
   "Добро пожаловать в Ималь!"
  
   +1000
  
  
   Посещая Эльфийский квартал в Вальведеране, я постоянно задавался вопросом: откуда у ушастых такое предубеждение в отношении камня? За исключением храма Богини, все остальные постройки были изготовлены исключительно из дерева. Да и сам храм для них возвели люди. И это при том, что местами еще сохранились руины эльфийских городов, на строительство которых некогда шел и гранит, и мрамор, и песчаник. Но с тех пор как эти города были покинуты их обитателями, ушастые отдавали предпочтение именно древесине. На этот счет существовало немало различных, часто противоречащих друг другу легенд, но ни одна она не могла дать хотя бы более-менее приемлемого объяснения.
   Та же картина наблюдалась и Имале: ни одной каменной постройки! Я не заметил здесь камня даже в качестве декоративной составляющей. Только древесина. В поселении не было ни улиц в общепринятом понимании этого слова, ни какого-то объяснимого плана застройки. Такое впечатление, будто жилье каждый возводил там, где ему вздумается. Одни дома знакомой по Эльфятнику архитектуры кучковались группами. Кроме тропинок, порой выложенных деревянным брусом, их соединяли ветхие на вид висячие мосты. В большинстве своем это были двух или трехэтажные строения, стоявшие на открытой местности. Другие - чаще всего одноэтажные и более громоздкие - стояли в гордом одиночестве, многие - под кронами вековых деревьев, каковые росли только в этой части Изумрудного леса, раздобревшие и окрепшие благодаря животворной эльфийской магии. Эти деревья были настолько огромны, что даже среди их ветвей я замечал постройки, способные вместить пару многодетных семей. К домам среди ветвей вели лестницы, обвивавшие могучие стволы лесных гигантов, и все те же навесные мосты.
   Теперь, попав в Ималь, я был согласен с теми, кто утверждал, что во всем Годвигуле не существует другого такого города. Но, на мой взгляд, те, кто восторгался Ималем, льстили ушастым. Да, это было довольно необычное поселение, но не более того. Лично мне были куда милее тесные улочки Вальведерана - города, похожего на каменные джунгли.
   Пока мы шли к центру поселения, на нас со всех сторон смотрели эльфы. Они почти ничем не отличались от своих побратимов, которые однажды решили переселиться в города Карнеолиса. Единственное различие заключалось разве в нарядах. Эльфы Вальведерана выглядели зажиточнее их лесных сородичей. Ни в одном из городов мне не довелось повстречать ушастого, похожего на крестьянина. Здесь же они попадались на каждом шагу. Земледельцы сосредоточенно обрабатывали грядки под стенами своих домов и отвлекались лишь для того, чтобы проводить взглядом Проклятого, посмевшего ступить на священную землю Богини Смилион. Впрочем, чем ближе к центру, тем меньше Ималь напоминал большую деревню. И дома здесь были роскошнее, и обитатели опрятнее. И в этом эльфийский город ничем не отличался от такого же в королевстве людей.
   Время от времени нам встречались беженцы, изгнанные из людских поселений обиженной Богиней Яри. Я помню смиренные лица тех, что шли по улицам Вальведерана. Эти же смотрели на нас... Нет, это еще была ни ненависть, но чувство, очень близкое. И я не мог их за это осуждать. Однажды они поверили людям, пришли в их города, обосновались, казалось, навсегда. Большинство родилось в этих самых городах и не представляло уже другой жизни. А потом все пошло прахом. Им пришлось бросить все: дома, хозяйства, лавки, мастерские, имущество, друзей, прежние привычки - и со скудным скарбом в руках вернуться туда, откуда однажды ушли их предки и где на них смотрели, как на чужаков.
   Впрочем, беженцев было не так уж много, и это казалось мне странным. Особенно, если учесть, что вместе с эльфами уходили и кланы Звездных, оставшихся преданными Светлоокой Богине.
   - Что-то я Пролесков не вижу,- заметил я, обращаясь к Кареоке.
   - Они все еще в пути и доберутся до Ималя лишь через несколько дней.
   - Почему они не воспользовались Телепортом?
   - Ты разве не слышал: все Телепорты заблокированы.
   - Я думал, это касается только посторонних, таких, как я.
   - Нет, это касается всех. Поэтому даже самым знатным и высокопоставленным эльфам из Вальведерана приходится терпеть все тяготы пути наравне с остальными. Для наших тоже не было сделано никакого исключения, и Свилар идет по степи пешком так же, как рядовой член клана.
   - А эти?- я кивнул на беженцев, которых распределяли по домам тех, кто согласился их приютить.
   - Эти, должно быть, пришли из Ярма и окрестных деревень. Город расположен неподалеку, поэтому они подоспели первыми. Очень скоро беженцев будет гораздо больше, когда появятся те, кому пришлось покинуть Сток, Канинс, Грин, а тем более - Вальведеран.
   - Странно все это,- пробормотал я.
   - Что?
   - Для своих ушастые могли сделать исключение и открыть Порталы.
   - Мне тоже так казалось. А потом пришло в голову: это очень похоже на маленькую месть за то, что однажды они ушли из Изумрудного леса.
   - Может быть, хотя это как-то мелко для ушастых, кичащихся своими понятиями о чести и достоинстве.
   - Ты слишком предубежденно относишься к эльфам,- упрекнула меня девушка.
   - Я отношусь к ним ровно так, как они того заслуживают.
   Взглянув в спину чародею, Кареока придержала меня за руку и тихо сказала:
   - У меня будет к тебе огромная просьба: никому не рассказывай о шкатулке, которую мы забрали из кланхрана. Тем более, эльфам...
   - Почему?- удивился я.
   - ...и не спрашивай - почему. Пожалуйста!
   - Хорошо,- пожал я плечами.
   Что за таинственность такая?!
  
   Совет старейшин заседал в просторном одноэтажном здании, похожем на шатер с фигурной покатой крышей. Рядом с ним я заметил Площадку Возрождения. Увы, судя по потухшим магическим знакам на камне, она была дезактивирована, поэтому мы не могли к ней привязаться. Причина была понятна: Площадка помимо всего прочего была еще и Порталом, с помощью которого в Ималь могли проникнуть... да кто угодно!
   - Тебя уже ждут,- сказал сопровождавший нас эльф Кареоке, и она прошла внутрь строения, миновав застывших у входа охранников. Я сунулся, было, за ней, но мне тут же преградили дорогу. Маг пояснил: - Светлоокая Богиня пригласила тебя в свой город, но это не значит, что тебе позволено совать свой нос, куда вздумается. Держись подальше от наших жилищ, вор, не создавай неприятностей и помни - я слежу за тобой!
   При всей своей неприязни к эльфам, я, честно сказать, ожидал более радушного приема. Впрочем, моя репутация среди ушастых была слишком низка, чтобы рассчитывать на нечто большее.
   - Кто ты вообще такой?!- спросил я чародея.
   - Меня зовут Тираль Лигрин. Я комендант Ималя. Именно я отвечаю за спокойствие и порядок в городе. Я не вправе осуждать решения Богини, но будь моя воля, я бы не пустил тебя даже на порог. Потому что всякий раз, когда в Имале появляются прохвосты, подобные тебе - жди беды.
   - Очень хорошо, что решения в этом городе принимаешь не ты,- заметил я.
   - Даже не пытайся проверить так ли это на самом деле. Малейшая оплошность с твоей стороны - и тебя не спасет даже заступничество Светлоокой.
   - Я понял,- мне надоело препираться с самонадеянным эльфом.- Скажи лучше, где я могу остановиться в вашем "гостеприимном" городке?
   - У нас есть постоялые дворы, где могут останавливаться дрэгги.
   Я не сильно разбирался в элифийском, но точно знал, что для названия людей ушастые употребляли два слова: итлан и дрэгг. Первое переводилось как "младший" и считалось чуть ли не любезностью. А вот если ушастый называл человека дрэггом, значит, он намеренно собирался его оскорбить, потому как означало это "низший". Как по мне, так эти слова были близки по смыслу, что само по себе красноречиво подчеркивало расовые предрассудки любимчиков Богини Смилион.
   Но я не обиделся, напротив, улыбнулся во все 32 зуба и любезно поклонился.
   - И еще один вопрос.- Я заметил, что мой собеседник собрался уходить.- Как мне найти эльфа по имени Арсоль?
   Судя по всему, мои слова застали Тираля Лигрина врасплох. Только что он был холоден как лед, и неприступен, как отвесная скала, как вдруг что-то изменилось в выражении его лица. Оно стало... Даже не знаю, что это было: удивление? настороженность? ненависть? или что-то еще?
   - Я понятия не имею, где он.- Эти слова дались эльфу с превеликим трудом.
   - Но ведь он уже вернулся в Ималь?
   - Не знаю,- бросил Тираль, развернулся и зашагал прочь.
   - Ладно,- пробормотал я. Спрошу у кого-нибудь другого.
   От усталости я едва держался на ногах. Мне необходимо было поспать. А еще - удивительно, но только сейчас мне это пришло в голову! - не мешало бы смотаться в Междумирье. Теперь, когда мы выбрались из Вальведерана, я думаю, у меня была такая возможность. Пара часов сна в Междумирье могут с лихвой заменить восьмичасовой в отдых Годвигуле.
   Поэтому, пока Кареока распиналась перед эльфискими старейшинами, я решил посетить постоялый двор и скинул сообщение Кареоке о том, где меня искать. Она не ответила, что было, в общем-то, понятно: девушка общалась с "высшими".
   Эльфы старательно разрушали миф о своем гостеприимстве. Они настороженно наблюдали за мной, а стоило мне пойти на сближение, тут же расходились. Те же, с кем мне удалось заговорить, понятия не имели о том, где мне найти Арсоля. И лишь один указал путь к постоялому двору, который располагался на южной окраине Ималя - примерно там, где мы вошли в город.
   Бредя по тропинке на юг, я не мог избавиться от чувства, что за мной кто-то наблюдает. Кто-то помимо тех эльфов, которых я встречал на своем пути. Точно так же я чувствовал подобный взгляд соглядатая в толпе на многолюдной вальведеранской улице. Я несколько раз оборачивался, но так и не смог обнаружить своего преследователя. Впрочем, я почти не сомневался, что это проделки Тираля. Вряд ли комендант лично опустился до того, чтобы следить за мной. Скорее, послал кого-то из своих эльфов...
   Что ж, пусть наблюдает, мне скрывать нечего.
  
   Хозяин постоялого двора, несмотря на то, что ему по роду занятий чаще других приходилось общаться с дрэггами, так же оказался молчалив и замкнут. Нет, он не отказал мне в комнате и даже распорядился о том, чтобы для меня приготовили плотный завтрак, но мои вопросы касательно Арсоля упрямо игнорировал, словно я разговаривал со стеной.
   К слову сказать, постоялый двор пустовал. Я оказался единственным его посетителем, если не считать эльфа, спустившегося в зал после того, как я уже сидел за столом в ожидании трапезы.
   То внимание, которое он уделил моей скромной персоне, не осталось для меня незамеченным. Но я отнес его исключительно на счет узоров, покрывавших мое лицо: еще бы - не каждый день увидишь Проклятого, да еще и на священной имальской земле. Впрочем, он и сам был достоит внимания, так как не каждый день удается повстречаться с полукровкой.
   Да, он был эльфом лишь наполовину, а второй из его родителей являлся представителем человеческой расы. В Вальведеране я видел таких пару раз, но совсем не ожидал повстречать в Имале. Причина тому проста: эльфы с превосходством относились к людям, а орков терпеть не могли. Отношение к полукровкам колебалось где-то между этими двумя расами, склоняясь то в одну, то в другую сторону. Но одно несомненно: за своих ушастые их не считали. Эльф - будь то мужчина или женщина, - отдавший предпочтение представителю чуждой расы, изгонялся из общества и не имел права ступить на святую землю. Дети от подобных браков не могли отвечать за грехи своих родителей, поэтому это правило на них не распространялось. Однако и к ним эльфы не испытывали особой любви. И полукровки чаще всего платили им взаимностью. Мне доводилось слышать о том, что некоторые из них, натерпевшись презрения со стороны своих почти собратьев, уходили на восток к оркам, а потом вместе с детьми Карракша резали глотки ушастым, отличаясь при этом особой жестокостью.
   Внешне он почти ничем не отличался от обычного эльфа - разве что уши были покороче, да кожа потемнее. Выдавала его серьга в левом ухе - отличительный знак полукровки, который они обязаны были носить во избежание серьезных неприятностей.
   Среди моих знакомых не было полукровок, но я слышал, что они отличались несносным характером. Поэтому я не обрадовался, когда незнакомец опустился за мой стол. Особенно раздражал его пристальный взгляд, способный прожечь дыру. Когда он стал совсем невыносим, я спросил:
   - Проблемы?
   - Да, но тебя они не касаются,- ответил полукровка и тут же спросил: - Как поживает Оракул?
   А вот это уже интересно...
   Оракулом звали главу валведеранской гильдии воров - моего бывшего работодателя и покровителя. Правда, с тех пор как я стал Проклятым, наши пути-дорожки больше не пересекались, и я понятия не имел о том, как ему живется-можется, но все равно ответил, как положено:
   - Лохи еще не перевелись... А ты откуда знаешь, что я с ним знаком?
   - Я видел тебя пару раз в гильдии.
   - А я тебя - нет.
   - Но ведь это еще не значит, что меня там не было, правда?- сказал он и протянул мне кулак с отогнутым кверху большим пальцем. Я сложил ту же фигуру и подушечки наших больших пальцев соприкоснулись. Это был условный знак, знакомый в воровской среде.
   - Здравствуй, брат,- поприветствовал меня полукровка.- Меня зовут Раскаль.
   - А меня - Кириан.
   - Давно из Вальведерана?
   - Только что прибыл.
   - Пешком добирался?
   - Нет, воспользовался порталом.
   - Как это? Они же все заблокированы!- удивился вор-полукровка.
   - Это долгая история, а я, извини, устал.
   - Не буду настаивать. Захочешь - сам расскажешь... Говорят, там сейчас жарко.
   - Пекло еще то. С трудом ноги унес.
   Я заметил, что он пристально рассматривает узоры на моем лице.
   - Что-то не так?
   - Ты ведь Проклятый, да?
   - Вроде того...
   - Извини, никогда не встречал... таких, как ты... Тебя мне, похоже, сам Канарок послал.
   Бог Канарок покровительствовал ворам. Но я, приобретя Проклятие, уже не мог рассчитывать на его милость.
   - Если и послал, то я об этом ничего не знал,- проворчал я.
   Трактирщик подал миску с жарким и салатом и кружку пива. Прежде чем приступить к трапезе, я спросил своего нового знакомого:
   - Тебе что-нибудь заказать?- почему-то мне показалось, что только ради этого он ко мне и присел.
   - Нет, спасибо, я не голоден... А вот помочь ты мне можешь. Есть у меня одна проблема...
   - Ты же сказал, что она меня не касается?
   - Нет, но мы могли бы договориться. Очень прибыльное дельце, как раз для Проклятого.
   Что ж, он меня почти заинтересовал.
   - Что у тебя за дело, для которого понадобился Проклятый вор?
   - Нужно спуститься в подземелье, в котором сотни лет никто не бывал, и добыть одну вещицу, которая уже давно никому не принадлежит. И хочу тебя заранее предупредить: задание это не из легких.
   - Охотно верю. И даже готов согласиться, что это дельце как раз для вора. Но причем здесь мое Проклятье и почему ты сам не спустишься в это подземелье?
   Раскаль не спешил с ответом и выдавил из себя с неохотой:
   - Это особенное место, а на предмет, который меня интересует, наложено древнее заклятие. Того, кто к нему прикоснется, ожидает неминуемая смерть... или что-то в этом роде. Я искал способы обойти его, разговаривал со специалистами. Увы... Правда, один из них сказал, что это заклятие не действует на Проклятых. Так это или нет, я не знаю. Но ты бы мог попробовать. Ты ведь Звездный, поэтому, если вдруг не повезет, смерть тебе не страшна.- Он заметил, как пробудившийся, было, во мне интерес начинает угасать, и поспешил добавить: - Заказчик обещал щедрую награду. В случае удачи он готов заплатить... пять тысяч золотых. Я отдам тебе половину, если ты согласишься мне помочь.
   - То есть, рисковать головой придется мне, а ты получишь столько же безо всякого риска?- покачал я головой.
   - Ну... это ведь мой клиент. Это ведь я его нашел и получил задание, сулящее солидный куш. А с тобой он бы и разговаривать не стал...
   Нет, меня он не убедил, и я демонстративно уткнулся в свою миску.
   - Ты даже не представляешь, каких трудов и затрат стоило мне найти это место! А еще мне известно кое-что, без чего тебе ни за что не добраться... хм... до цели.
   Всем своим видом я демонстрировал полное равнодушие.
   - Хорошо... Твои условия?- сдался полукровка.
   Теперь мне пришлось задуматься.
   И в первую очередь о том, а нужно ли мне все это? Да, деньги, тем более, такая серьезная сумма, мне бы не помешали. Но стоили ли они того, чтобы ради них идти на неоправданный риск? А в том, что это дельце будет опасным, я ничуть не сомневался.
   Раскаль терпеливо дожидался моего решения.
   - Три с половиной тысячи, и я обещаю подумать над твоим предложением.
   - Договорились!- обрадовался полукровка. Он слишком быстро согласился, что наводило на мысль: а не продешевил ли я? Наверняка, он лукавил, и сумма, обещанная ему его клиентом, была гораздо выше той, которую он назвал.
  
  
   Получено новое задание: "Между нами ворами..."
  
  
   - Я не сказал "да", я только обещал подумать!- упрекнул я систему, живо отреагировавшую на мои слова. Но Раскаль принял это на свой счет.
   - Я тебя не тороплю, подумай... Если что, ты найдешь меня на этом постоялом дворе.
   Он встал из-за стола и, кивнув мне на прощание, вышел во двор.
   Я же спокойно опустошил миску, поправив пошатнувшуюся Выносливость, расплатился с молчаливым хозяином и поднялся в свою комнату.
   Стол, табурет, Личный Шкаф... Все это здорово, но меня, в первую очередь, интересовала кровать. Прежде чем отправиться на покой, я решил спрятать Браслет Яри в свою Сокровищницу - там он будет в большей безопасности, нежели в моем рюкзаке,- а потом распахнул окно, чтобы немного проветрить помещение. И тут же раздался робкий стук в дверь. Не дожидаясь положительного ответа, в комнату юркнула обворожительная эльфийка.
   Сначала я подумал: хозяин постоялого двора раскаялся в том, что был не достаточно любезен со своим постояльцем, и таким вот нехитрым способом решил загладить свою вину. Да, я принял посетительницу за шлюху. В Вальведеране эльфийские жрицы любви считались элитой среди себе подобных и обслуживали исключительно состоятельных клиентов. Та, что пришла ко мне, выглядела на их фоне неброско, но ведь дареному коню в зубы не смотрят? Впрочем, мне сейчас было не до утех, я хотел спать и собрался было выпроводить гостью, но она красноречиво приложила палец к губам и зашептала скороговоркой:
   - Тише, тише, умоляю! Никто не должен знать о том, что я к тебе приходила! Прошу, выслушай меня!
   Только сейчас я заметил, что она всерьез напугана. Скрестив руки на груди, я сказал:
   - Я весь внимание.
   - Я подслушала... случайно... твой разговор с Тиралем Лигрином. Ты ищешь Арсоля Вилана? Не ты ли тот Проклятый Звездный, который помог ему выбраться из дуэргарского подземелья?
   - Да, было дело. А ты откуда знаешь?
   - Меня зовут Ильван. Я жена Арсоля. Он рассказывал о тебе.
   - Значит, он вернулся в Ималь?
   - Вернулся и... снова попал в беду.
   - Что случилось? Рассказывай!
   - Я и сама толком не знаю. Арсоль появился три дня назад на рассвете, а уже в полдень за ним пришли блюстители порядка во главе с Тиралем Лигрином. Он обвинил Арсоля в измене и посягательстве на жизнь Патриарха. Теперь мой муж находится под арестом и... я слышала... его участь уже предрешена.
   Измена в понятии ушастых - одно из самых серьезных преступлений. А уж покушение на Патриарха... что может быть хуже? К тому же эльфы очень трепетно относились к правосудию и не стали бы голословно обвинять в столь страшных преступлениях своего сородича, не имея на то веских оснований и доказательств.
   - Это правда?- спросил я Ильван.
   - Что ты?!- воскликнула она.- Я знаю Арсоля с малых лет. Я знаю, как он относится к предателям и как уважает Патриарха Дариэла. Он не мог. Кто угодно, только не он!
   - Почему ты решила обратиться ко мне? Чем я могу помочь?
   - Я... не знаю... Никто в Имале мне не верит. Все считают Арсоля изменником. Но это не может быть правдой!- Она заглянула в мои глаза.- Однажды ты спас моего мужа. Помоги ему еще раз, прошу тебя!
   - Но как?
   - Я не знаю... Постарайся переубедить совет старейшин...
   - Ты думаешь, кто-то станет слушать Проклятого вора, у которого уши короче положенного?- усмехнулся я.
   Ильван была в отчаянии.
   - Может, у Арсоля есть идеи? Поговори с ним! Его держат в Роще Возмездия. Меня туда не пускают. Может быть, тебе удастся с ним встретиться?
  
  
   Получено новое задание: "Дела давно минувших дней".
  
   Задача: Разобраться в истории, связанной с арестом Арсоля Вилана.
  
   Ближайшая цель: Проникнуть в Рощу Возмездия и переговорить с Арсолем.
  
  
   Эльфийка терпеливо ждала моего ответа и не теряла надежды.
   - Хорошо, я постараюсь, но ничего не обещаю.
   - Спасибо,- облегченно вздохнула Ильван.- Только, умоляю, не теряй времени даром! Дорога каждая минута.
   Я хотел лечь спать, но...
   - Хорошо... Где находится эта Роща?
   - Как выйдешь с постоялого двора, сверни направо и иди до перекрестка. Там снова поверни направо, а потом все время вперед, пока не упрешься в ворота... Извини, я не смогу тебя проводить. Если нас с тобой увидят, то тут же доложат Тиралю Лигрину, понимаешь?
   - Теперь я и сам найду дорогу,- сказал я, закрыл окно, а когда обернулся, эльфийки уже не было в комнате.
   Я с тоской посмотрел на манившую меня кровать и покинул постоялый двор.
   Направляясь на северо-восток по извилистой тропе, я еще раз попытался связаться с Кареокой, но она по-прежнему не отвечала. Должно быть, у старейшин к ней было немало вопросов.
   Мне понадобилось не меньше получаса, чтобы добраться до места. Тропинка привела меня к воротам, о которых говорила Ильван. В обе стороны от них тянулся трехметровый частокол, опоясывавший приличный кусок территории. Сами ворота были заперты, а на входе дежурили двое охранников. Сомневаюсь, что они добровольно пропустят меня в Рощу, и браслет Равнодушия в этом случае мне не поможет, поэтому придется искать иной способ проникнуть за ограду.
   Память услужливо выдала облик строгого коменданта, а в голове прозвучали его пророческие слова: "...всякий раз, когда в Имале появляются прохвосты, подобные тебе - жди беды". Видят Боги, я не искал неприятностей. Они сами пришли ко мне в образе печальной девушки, которой невозможно было отказать.
   Впрочем, пока что я не замышлял ничего особо предосудительного. Я всего лишь собирался поговорить с арестованным эльфом, а потом уж видно будет.
   Чтобы обойти частокол, мне пришлось сойти с тропы. Эльфов в этой части Ималя почти не было, поэтому никто не заметил, как я скрылся за зарослями кустарника и углубился в чащу.
   Роща Возмездия...
   Почему арестованного держат именно в роще, а не в тюрьме? Что в ней такого особенного?
   Несколько раз я пытался заглянуть за частокол, но не обнаружил ни малейшей щели между стоявшими вплотную бревнами. Лишь сделав полукруг, я заметил дерево, росшее вблизи частокола. Одна из его толстых ветвей тянулась к самой ограде, и, забравшись на нее, можно было, при определенной сноровке, преодолеть препятствие.
   "Помни - я слежу за тобой!"
   Надеюсь, слова коменданта были лишь образным выражением.
   Я огляделся. Вроде бы никого.
   Мне не составило труда вскарабкаться на дерево и по прочной ветке добраться до частокола.
   Вот она - Роща Возмездия. Самым примечательным в ней были деревья - толстые при высоте максимум пять метров, с пышными кронами, корявыми бугристыми стволами и выбивавшимися из-под земли корнями, переплетавшими почти все свободное пространство. Пройти между ними можно было только по узкой тропке, затейливо петлявшей меж лесных уродцев.
   Я присмотрел расчищенный пятачок у частокола, спрыгнул вниз и медленно пошел по тропинке.
   Где Арсоль?
   Ни людей, ни зверей в роще не было видно. И даже птицы не вили гнезда в ветвях деревьев.
   Странное место...
   Не знаю почему, но мне стало жутко. Казалось, будто за мной все время кто-то наблюдает. Мерещилась всякая хрень, но что именно, я не мог понять, пока не приблизился вплотную к одному из деревьев.
   Эти бугры... Вблизи они напоминали человеческие силуэты, размазанные по стволам в неестественных, кричащих позах. Я осторожно прикоснулся к шершавой коре, провел пальцами по воображаемой руке, согнутой в локте кверху. Рядом обозначились контуры головы, повернутой налево. Могу поклясться, что я различил даже силуэт лица человека... точнее, эльфа, если судить по вытянутому остроконечному уху. Его рот был приоткрыт в немом крике.
   Едва мои пальцы прикоснулись к его подбородку, как вдруг треснула кора, и на меня уставился глаз, отличавшийся от привычного только тем, что по его капиллярам текла зеленая кровь.
   Я отдернул руку, отпрянул назад и завертел головой: со всех сторон на меня смотрели десятки глаз, появившихся на стволах деревьев.
   Жуть какая...
   И только теперь я понял, что Роща Возмездия - это не тюрьма. Это место казни - изощренной настолько, что идея чего-то подобного могла прийти в голову только эльфам. Не знаю, что это были за деревья, но они пожирали... Нет, они впитывали в себя тела жертв, становившихся частью местной флоры.
   - Эй...
   Приглушенный окрик застал меня врасплох. От неожиданности я вздрогнул и резко развернулся на голос.
   Это был Арсоль.
   Перемены еще не коснулись его тела, намертво притянутого к одному из деревьев гибкими корнями. Впрочем, оно уже частично погрузилось в ствол, и кора медленно наползала на плечи, повторяя их изгибы.
   Я приблизился к жертве.
   Эльф узнал меня, тихо прошелестел пересохшими губами:
   - Это ты... А я, как видишь, опять попал в беду. Только на этот раз даже ты не сможешь мне помочь.
   Его уверенность просто требовала опровержения.
   Я вцепился в корень, обвивавший его горло. Мне хотелось облегчить страдания несчастного, но я сделал только хуже: корни зашевелились, натянулись, еще плотнее прижав тело эльфа к стволу дерева.
   - Остановись, мне больно!- взмолился он с хрипом. Я тут же разжал пальцы, и натяжение корней немного ослабло.
   - За что тебя так?- спросил я Арсоля.- Говорят, ты покушался на жизнь Патриарха... Это правда?
   - Да. И я сожалею лишь о том, что мне не удалось довести дело до конца.
   Вот так... А Ильван слепо верит в его невиновность. Да и я до последнего думал о том, что это какое-то недоразумение.
   - Почему ты хотел его убить?
   - Не важно, это личное... Однажды ты помог мне, и я не хочу впутывать тебя в эту историю. То, что случилось, уже не изменить. Поэтому пусть все остается так, как есть... Так что уходи отсюда, пока не поздно.
   - Но...
   Я почти не знал этого эльфа. Я понятия не имел о его отношениях с Патриархом. И помочь я ему не мог ничем. Но и уйти, дав возможность дереву поглотить его живьем, казалось мне неправильным.
   - Я могу что-нибудь для тебя сделать?
   Он задумался.
   - Если встретишь мою жену - ее зовут Ильван, - передай, что я ее люблю, и мне очень жаль, что все так вышло. Пусть она уходит из Ималя. Из-за меня у нее могут возникнуть большие неприятности.
   - Я передам. Что-нибудь еще?
   - Есть еще одно дело, но... я не знаю, могу ли я тебе доверять?
   - Есть другие варианты?- спросил я его.
   - Ты прав...- Арсоль хотел осмотреться, но не смог повернуть головы, так как его волосы уже "зажевало" прожорливое дерево. К тому же, стоило ему пошевелиться, как в очередной раз натянулись корни, причинив эльфу страдания.- Я был не один. Мои друзья... Они все еще ждут моего сигнала. Им угрожает опасность. Найти их, скажи, что заговор раскрыт. Пусть уходят... Они знают, куда.
  
  
   +1500
  
   Получено новое задание: "Заговор". Задача: Предупредить друзей Арсоля о том, что им угрожает опасность.
  
   Дополнительное задание: Передать последние слова Арсоля его жене Ильван.
  
  
   - Где мне искать твоих друзей?
   - Они расположились в восточной части руин Старого Города. Там есть полуразрушенный дом с бассейном, на дне которого растет дерево с раздваивающимся стволом. Он один такой, не перепутаешь.
   - А где находится этот Старый Город?
   - Здесь неподалеку. Если выйдешь через северные ворота, иди по тропинке, никуда не сворачивая, и доберешься до его южной окраины. Как увидишь моих друзей, скажи одно лишь слово: "Этлиаль" - и они будут знать, что ты от меня.
   - Понятно... Могу я сделать что-нибудь лично для тебя?
   - Нет, я обречен... А теперь уходи...
  
   Через частокол я перебрался благодаря корням деревьев-людоедов, затянувшим всю Рощу, а спустя пару минут как ни в чем не бывало шагал по тропинке, ведущей к северным воротам.
   До сего момента я считал эльфов самыми законопослушными обитателями Годвигула. Были, конечно, и среди них отщепенцы, но таких можно по пальцам пересчитать. Патриарха ушастые почитали немногим меньше, чем Смилион, поэтому покушение на его жизнь в своем кощунстве уступало разве что предательству Светлоокой Богини. С этой точки зрения наказание, постигшее Арсоля, было вполне закономерным и по-эльфийски справедливым. Единственное, что я не мог понять, - это причину, по которой Арсоль затеял настоящий заговор, направленный против Дариэла. Что это - жажда власти? богатства? какая-то иная корысть? Нет, он говорил что-то о личных счетах. А месть - в понятии ушастых - дело чести. Правда, в данном случае речь шла о Патриархе. А он был подсуден исключительно Богине Смилион.
   Дело ясное, что дело - темное...
   Арсоль не производил не меня впечатление отъявленного мерзавца, а Патриарха, при всем том уважении, какое к нему испытывали ушастые, я в глаза не видел. Поэтому для меня не было ничего предосудительного в том, чтобы исполнить последнюю просьбу приговоренного.
   Поступило сообщение от Кареоки:
  
  
   "Мне пришлось на пару дней покинуть Ималь. Дела особой важности. Извини и не обижайся!"
  
  
   Хм...
   Я не обиделся... Разве что, самую малость. Мы, конечно, ни о чем не договаривались, и она мне ничего не обещала, но...
   Что ж, может быть, в следующий раз.
   Тем более что и у меня у самого появились кое-какие дела...
  
   Из Ималя я вышел беспрепятственно и несколько раз проверялся на наличие "хвоста". Нет, мой неожиданный уход никого не заинтересовал. Напротив, наверняка, обрадовал.
   Спустя полчаса тропинка привела меня к развалинам, которые давно поглотил лес.
  
  
   "Обнаружены руины Старого Города. Локация нанесена на вашу карту"
  
   +1000
  
  
   Потом я еще какое-то время продирался сквозь чащу на восток, пока не отыскал тот самый дом, о котором говорил Арсоль. Вот он бассейн, затянутый настилом вездесущего мха. А вот и дерево, пробившееся сквозь мраморные плиты дна. Эльфов я нашел на первом этаже полуразрушенного здания. Их было четверо. И все они были мертвы: кто-то изящно перерезал им глотки.
  
  
   Глава 15
  
  
   Луна была настолько яркой, что казалась маленьким солнцем, висевшим над самой головой. Я крался через Рощу Возмездия, хотя понятия не имел ни о том, как я в нее попал, ни о том, что меня сюда привело. Уродливые деревья тянули ко мне свои корявые ветви, извивающиеся корни цеплялись за ноги, заключенные в стволах преступники стенали и дико вращали светящимися глазами, а я упрямо продирался к центру Рощи...
   Зачем?
   Хм...
   Что-то происходило в самом сердце этого "веселого" местечка. Еще издалека я заметил всполохи света, искрящимися потоками прокатывавшиеся меж деревьев. Это был необычный свет, менявший оттенки от ярко-желтого до темно-сиреневого. Да и распространялся он не повсеместно, а низко над землей, подобно волнам, порожденным брошенным в воду камнем. Когда одна из этих волн окатила мои ноги, я вздрогнул, почувствовав, как подкосились колени. А потом, преодолев нерешительность, продолжил свой путь.
   Каждый последующий шаг давался с нарастающим трудом. Но я двигался вперед, пока не вышел на поляну, бывшую эпицентром распространения странного свечения. Там я увидел эльфа, стоявшего ко мне спиной. О том, что это был именно ушастый, напоминал лишь его традиционный церемониальный наряд, скрывавший высокую фигуру с головы до ног, и похожие на речитатив слова, произнесенные по-эльфийски. Он говорил тихо, то и дело взмахивал руками, разгоняя во все стороны разноцветные волны света. Я ни капли не разбирался в эльфийской магии, но ничуть не сомневался в том, что это она и была. Притаившись за деревом, я внимательно наблюдал за происходящим.
   Я появился в роще вовремя, поэтому мне не пришлось долго ждать развязки. Я услышал, как затрещали окружавшие мага вековые деревья, увидел, как треснули стволы, раскрылись, и на поляну, обрывая тонкие, впивавшиеся в тела корешки, вышли...
   Эльфы?!
   Возможно, когда-то они и являлись таковыми, но время, проведенное внутри древесных стволов, не прошло для них даром...
   Легким дуновением ветерка, шелестом листьев прозвучал в голове шепот:
  
   "Их кости - ветви древесные,
   Их вены - корни воздушные,
   Их кровь - сок питательный,
   Их кожа - кора невредимая".
  
   Обнаженные тела существ на моих глазах обрастали доспехами из прочной древесной коры, из сжатых в кулак ладоней выбивались гибкие ростки, превращавшиеся у одного в деревянный меч, у другого в изящный лук.
   Их было двенадцать - некогда женщин и мужчин. Причудливые шлемы скрыли их лица, окончательно превратив в древовидных чудовищ. Они обступили эльфийского мага кругом и, заскрипев суставами, опустились на одно колено.
   Великодушно оценив их покорность, маг опустил руки и впервые за все это время внятно произнес:
   - Дендеры мои преданные, остановите Предателя! Он не должен ступить на священную землю Ималя! Убейте его!
   Порождения эльфийской магии, затрещав шеями, кивнули, поднялись с земли, попятились назад и растворились в темноте. А маг вдруг что-то почувствовал. Он резко обернулся, его глаза гневно вспыхнули, ослепив меня яркой вспышкой и...
  
   ...я проснулся...
  
  
   Вчера, вернувшись из Старого Города, я попытался отыскать Ильван, но эльфийка куда-то исчезла. Может быть, она почувствовала опасность и бежала из города, как того хотел Арсоль, а может...
   Так или иначе, но мне нечем было порадовать приговоренного к жуткой смерти. Я не выполнил ни одного из его поручений. А еще я валился с ног и хотел спать.
   Я отправился на постоялый двор, лег на кровать и перенесся в Междумирье.
   А потом мне приснился этот сон...
   К чему? Что он означал? Кто был этот эльфийский маг? Его лица я так и не разглядел. Кто тот Предатель, о котором он упоминал? Вряд ли Арсоль - он и без того уже наказан...
   Мне захотелось поговорить с кем-нибудь, кому я мог доверять, кто мог ответить на мои вопросы. Но Кареока покинула Ималь, а больше я никого не знал в этом городе.
   Разве что сам Арсоль.
   Что ж, придется с ним встретиться еще раз.
   Я вернулся в Годвигул. Однако прежде чем отправиться в Рощу Возмездия, я попытался связаться со своими друзьями. И тут меня ожидало еще одно неприятное открытие:
  
   Связь с внешним миром заблокирована! Причина неизвестна.
  
   Что вообще здесь происходит?!
   И на этот вопрос мне не у кого было спросить ответа...
  
   День начинался с неудач. Еще одна поджидала меня у Рощи Возмездия. Возможно, на самом деле что-то случилось, о чем я еще не знал. Возможно, ответ содержался в последнем сновидении, однако я его не понял. Как бы то ни было, но жуткое лесонасаждение оказалось окружено кольцом охраны, и к ней не подпускали даже своих. Издали я увидел Тираля Лигрина...
   Мог ли он быть тем самым эльфом, который призвал на помощь дендер?
   Трудно сказать с уверенностью, но вроде бы тот был повыше ростом. Да и голос у него был другой.
   Однако я постарался не попадаться на глаза коменданту, чтобы не вызывать отчасти обоснованных подозрений. Я обошел Рощу кругом и пришел к неутешительному выводу: перебраться через ограду незамеченным будет непросто. А если учесть, что острой необходимости у меня в этом не было, я решил, по крайней мере, дождаться наступления темноты и вернулся на постоялый двор.
   Посетителей за время моего отсутствия не прибавилось. Единственным клиентом молчаливого трактирщика был все тот же Раскаль. Полукровка сидел в одиночестве за столом и пил травяной чай. Я решил составить ему компанию.
   - Надумал?- спросил он меня вместо приветствия.
   Он имел в виду задание, которое могло пополнить мой кошель на три с половиной тысячи реалов.
   Что ж, честно сказать, я откровенно скучал. Задания, актуальные для этой локации, я с успехом провалил, а других у меня не было. Я имею в виду те, которые я мог выполнить здесь и сейчас. И, в общем-то, меня ничто особо не задерживало в этом не слишком-то гостеприимном эльфийском поселении, если бы не Кареока. Я собирался дождаться ее возвращения. А значит, у меня было немного свободного времени...
   - Меня интересуют подробности... и гарантии,- ответил я.
   - Гарантии - слово Раскаля. А подробности ты узнаешь лишь после того, как дашь свое согласие.
   Кажется, он не собирался уступать. Это, с одной стороны, настораживало, с другой же - пробуждало любопытство.
   - Пойми меня правильно,- добавил полукровка, заметив мою нерешительность.- Я тоже не хочу напрасно рисковать. Я расскажу тебе, все, что знаю, ты откажешься, а потом сам отправишься в подземелье и присвоишь себе весь куш. Так ведь бывает?
   - Бывает,- не стал я спорить.
   А про себя подумал: что помешает мне кинуть наводчика ПОСЛЕ того, как я дам ему свое согласие?
   Такое тоже порой случалось. А с тех пор как я стал Проклятым, даже Канарок не смог бы призвать меня к ответу за обман товарища по ремеслу.
   - Хорошо, считай, что мы договорились: я берусь за это дело.
   - Вот и славно!- обрадовался полукровка.
   - А теперь рассказывай!
   - В Старом Городе есть подземелье,- начал он без лишних предисловий.- Нужно проникнуть в него и забрать одну вещицу.
   - Какую?
   - Маску.
   - Маску?!
   - Именно!
   - Что за маска? В чем ее ценность?
   - Не знаю,- пожал плечами полукровка.- Клиент не вдавался в подробности, а я особо не интересовался. Да и тебе это знать ни к чему. Единственное, что ты должен помнить - она стоит пять тысяч реалов, три с половиной из которых твои. Это ли не аргумент?
   - А ты, значит, собираешься довольствоваться оставшимися полутора тысячами?- усомнился я.
   - Можешь считать, что в этом есть мой личный интерес,- не моргнув глазом, ответил Раскаль.
  
  
   Получено новое задание: "Между нами ворами..."
  
   Задача: Добыть маску для Раскаля.
  
   Ближайшая цель: Проникнуть в подземелье Старого Города.
  
   Награда: 3500 реалов
  
  
   - Есть еще что-нибудь, о чем мне следует знать?- спросил я.
   В общем-то, одно то, что мне предстояло спуститься в древнее эльфийское подземелье, обещало массу впечатлений и - наверняка! - проблем. Но меня не покидало ощущение того, что полукровке было что сказать дополнительно.
   - Да,- замялся он.- И в этом заключается главная проблема.
   - Говори!
   - Подземелья Старого Города обширны. Тебе нужно попасть в ту часть, где расположен Некрополь...
   - Погоди!- остановил я его.- Некрополь - это, если я не ошибаюсь, кладбище?
   - Точно...
   - Проклятье! Почему ты сразу об этом не сказал?!
   - Потому что тебе не нужно соваться в сам Некрополь! Тем более что вход завалило при обрушении... А может, эльфы его обрушили... Не знаю. Говорят, есть еще какой-то тайный проход. Если есть желание прогуляться по подземному кладбищу, можешь сам его поискать.
   - Нет уж, спасибо, что-то не хочется,- буркнул я.- Какие есть еще варианты?
   - Путь Героев.
   - Что это такое?
   - Хм... Нынче любой может купить меч, стукнуть себя в грудь кулаком и гордо заявить: "Я воин!" Иначе обстояло дело в прежние времена, когда и оружие, и честь им владеть, нужно было сначала заслужить. Для этого и существовал Путь Героев - испытание, которое предстояло выдержать претенденту для того, чтобы стать настоящим мужчиной.
   - То есть,- нахмурился я,- ты хочешь сказать, что я должен пройти инициацию для того, чтобы добраться до подземелья?
   - Путь Героев тоже находится под землей. В остальном же - да, ты угадал.
   - Что мне предстоит делать?
   - Не знаю... Честно! Меня эти эльфийские глупости никогда не интересовали. К тому же это было так давно, что, подозреваю, даже ушастые забыли, в чем заключалось испытание.
   Не знаю, что это за Путь такой, но уж лучше он, чем прогулка по кладбищу.
  
  
   Получено дополнительное задание: "Путь Героев". Задача: Пройти древнее эльфийское испытание.
  
   Награда: неизвестно
  
  
   Наверное, выражение моего лица красноречиво говорило о том, что я думаю об этом задании. Раскаль ободряюще хлопнул меня по плечу:
   - Не дрейфь, у тебя все получится!
   - Или нет,- пробормотал я.
   - Ты же Звездный! Чего тебе бояться?!
   - Не люблю проигрывать... Что-нибудь еще, что мне поможет выполнить задание?
   - Ничего такого о чем бы я знал...- Он посмотрел на меня и спросил: - Идем? Я провожу тебя до Старого Города и покажу вход на Путь Героев.
   - Уже?!- вздохнул я.
   - А чего тянуть?
   В самом деле...
   До вечера я был абсолютно свободен.
   - Идем...
  
   По дороге нам было о чем поговорить, что вспомнить. У нас нашлось немало общих знакомых, и не только из Воровской Гильдии. Пока мы шли по лесу, Раскаль поведал пару забавных историй, так что время прошло быстро.
   - Это где-то здесь,- сказал полукровка, продираясь сквозь дебри, поглотившие руины Старого Города.
   Вчера я прошел по самой его кромке, а сегодня пришлось углубиться едва ли не до самого центра. Впрочем, я лишь приблизительно представлял масштабы древней столицы эльфов - вернее, того, что от нее осталось.
   Мы вышли к приземистому каменному строению, над которым возвышался поросший лесом холм. Судя по всему, не так давно оно полностью было присыпано землей, но кто-то очистил не только подступы, но и часть фасада, а главное - вход, запертый каменной дверью. Увидев ее, я тут же нахмурился: дверь была запечатана эльфийской магией.
   В свое время я старательно прокачивал Навык Вскрытия Замков. Не скажу, что мне удалось достичь на этом поприще небывалых высот, но я мог с легкостью открыть большинство замков, изготовленных людьми, и некоторые из тех, что создали мастеровые гномы. Потом было Проклятье, потеря Навыков... Новая жизнь. В круговерти последовавших событий я совершенно не уделял внимания прежним Навыкам, поэтому Вскрытие Замков на этот раз было прокачано слишком слабо. А эльфийские печати были недоступны для меня даже в лучшие времена.
   И тут на помощь пришел Раскаль. Полукровка долго разглядывал замысловатые завитки выдавленной в камне печати, потом осторожно привел пальцами по прикрытым лишайником канавкам. Печать вспыхнула сиреневым свечением и каменная дверь поползла вниз.
  
  
   Цель "Проникнуть в подземелье Старого Города" - достигнута.
  
   +2500
  
   Задание "Между нами ворами..." обновлено. Следующая цель: Пройти по Пути Героев.
  
  
   - Слушай...- Мне в голову пришла идея.- Тебе не приходилось иметь дело со шкатулками Гаридана?
   - Даже не пытался. Дохлый номер... А что?
   Я замялся:
   - У меня есть одна такая шкатулка... Я подумал, может быть, ты сможешь ее открыть?
   - Нет,- покачал он головой.- Но я знаю кое-кого, кому это, возможно, по силам.
   - И кто он?- Я едва сдержался, чтобы не вцепиться в воротник полукровки.
   - Не могу сказать, что я знаком с ним лично... Его зовут Отшельником. Кстати, он обитает неподалеку отсюда, на берегу Счастливого Озера... Оно расположено к северу от Ималя. Если что, ты можешь его навестить. Правда, я слышал, что с ним очень трудно договориться, но... Это уж твои проблемы.
   - Спасибо!- поблагодарил я его.
   За последние несколько дней это была самая хорошая новость.
   Неужели у меня появился реальный шанс открыть эту гребаную шкатулку?!
   Каменная дверь окончательно исчезла в полу, и тут же вспыхнули магические светильники, освещавшие лестницу, ведущую вниз.
   - Не беспокойся, если что, я смогу ее открыть,- успокоил меня Раскаль и смело зашагал по лестнице.
   Я последовал за ним.
   Мы вышли в зал круглой формы с тремя каменными дверьми. У стены слева я разглядел Площадку Возрождения. Это с одной стороны обнадеживало, с другой же красноречиво говорило о том, что испытание не будет легким.
   Тут же прозвучал голос, который не мог принадлежать живому человеку:
   - Страж Пути Героев приветствует нового Претендента! Готов ли ты пройти испытание?
   Раскаль ткнул меня локтем в бок, и я выдавил из себя:
   - Да.
   - Хорошо подумай, прежде чем ступить на Путь Героев, ибо обратного пути уже не будет.
   И снова толчок в бок.
   - Я... готов.
   Зашуршала поднимающаяся вверх каменная дверь слева.
   - Я подожду тебя здесь,- сказал полукровка.- Иди! И помни о том, что стоит на кону!
   Я вошел в коридор и оглянулся на закрывающуюся за мной дверь.
   "...обратного пути уже не будет".
   И только сейчас сообразил, что, поглощенный мыслями о Тропе Героев, не спросил о самом важном:
   - Что мне делать после того, как я пройду испытание? Куда идти?!
   - Не знаю!- крикнул мне в ответ полукровка.- Действуй по обстановке!
   Дверь закрылась.
   Теперь только вперед...
   Узкий коридор привел меня в очередной округлый зал. У самого входа, прислонившись к стене, сидел скелет то ли человека, то ли эльфа - не понять. Его одежда давно истлела, а в покоившейся на полу руке я заметил кубик с точками от одной до шести - обычная игральная кость.
   Больше ничего примечательного.
   Я прошел мимо него и, остановившись в центре зала, взглянул на те двери напротив. Рядом с каждой в стену была вмонтирована мраморная табличка с одним из символов:
   Щит
   Меч
   Лук
   А на потолке зала я увидел выбитое в камне и вписанное в круг изображение двух сражающихся воинов.
   Так... Похоже, мне предоставлялась возможность сделать выбор:
   Щит? Меч? Или Лук?
   Вопрос лишь в том, что это могло означать?
   Что ожидало меня за этими каменными дверьми?!
   Немного подумав, я вернулся к скелету и взял из его костяной ладони игральный кубик.
   Почему бы и нет?
   Я подбросил его вверх, поймал и взглянул на результат.
   Единица.
   Значит, Щит.
   Путь будет так.
   Я прикоснулся к соответствующей табличке, и дверь открылась.
   Прежде чем сунуться в проход, я осмотрел помещение издалека. Это был относительно широкий и совершенно пустой коридор с высоким потолком и стенами, украшенными квадратными каменными панелями. На полу у входа лежал легкий деревянный щит...
   И больше ничего.
   Может, ничего и не будет?
   Ведь столько лет прошло с тех пор, как сюда в последний раз ступала нога человека... точнее, эльфа!. Может, Путь Героев давно уже пришел в негодность, и мне ничто не угрожало?
   Приободренный такой мыслью, я вошел в зал. Дверь тут же закрылась.
   И опять ничего не произошло.
   Я сделал несколько робких шагов вперед.
   Ничего.
   Дальше я пошел смелее, миновал лежащий на полу щит, посчитав его неуместным в складывавшихся обстоятельствах. Еще несколько шагов...
   И тут началось...
   Сначала что-то лязгнуло, а потом резко ушли в сторону сразу несколько каменных панелей на стенах с обеих сторон, обнажив ниши, в которых прятались механические самострелы. Щелкнули взведенные скобы, и в меня полетели три деревянных болта.
   Несмотря на внешнюю беспечность, я все же был на стороже, и тут же активировал Рывок, уходя из-под обстрела. Болты добросовестно пробили пространство, которое занимало мое тело мгновение назад. Панели прикрыли отработавшие самострелы, но тут же распахнулись другие, осыпав меня градом арбалетных болтов.
   Я сделал перекат, снова избежав отправки на Площадку Возрождения. Смерть меня не страшила, но она означала бы поражение. А проигрывать я не любил. К тому же, если я умру, то, наверняка, не смогу повторно пройти испытание. А это тоже был серьезный удар по моему самолюбию... и кошельку: три с половиной тысячи я уже считал своими.
   После переката я оказался в самом начале зала, рядом со щитом. Я схватил его, успел продеть левую руку в ремни на тыльной стороне и прикрыться от прилетевших справа болтов.
   Это было довольно примитивное средство защиты, к тому же изрядно подпорченное временем. Покрывавшая деревянную основу щита кожа потрескалась от старости, да и сама древесина местами рассохлась и погнулась. Болты пробили его без труда, однако застряли, так и не достигнув своей цели.
   Магические светильники загорались по мере приближения к ним, поэтому дальняя часть зала тонула в сумраке. Тем не менее, я не думал, что он может быть бесконечным. Где-то там, в темноте, должен быть выход. И я рванул вперед, прикрываясь щитом от летевших со всех сторон болтов.
   Лишь мельком в голову пришла мысль о том, что могло бы ожидать меня в других залах, помеченных Мечом или Луком, сделай я иной выбор? Мысль пришла и тут же улетучилась, вытесненная насущными проблемами, стучавшими по моему многострадальному щиту смертоносным градом.
   Мне приходилось вертеться волчком, принимая на щит болты, прилетавшие то слева, то справа, то со спины. Уже через пару десятков шагов моя защита превратилась в решето, щит весь размочалился и стал абсолютно непригодным для использования. Я сбросил с руки его остатки и с этих пор вынужден был полагаться только на прокаченную Ловкость.
   Прыжок в сторону... Разворот... Еще один... Кувырок и бросок вперед....
   Главное - не потерять концентрацию!
   ...Прыжок... Кувырок...
   Болты пролетали мимо, стучали по полу и стенам. Меткость была просто поразительна: ни одного напрасного выстрела! Причем не существовало какой бы то ни было системы: самострелы выпускали снаряды, подчиняясь логике, известной лишь создателю этой смертельной забавы. И я мог с полным правом гордиться собой, так как преодолел весь зал, не получив ни малейшей царапины.
   Правда, в самом конце, когда от выхода меня отделяло всего несколько шагов, последовал заключительный аккорд: разом распахнулись десятки ниш и залп самострелов просто обязан был превратить меня в подобие подушечки для иголок. Но я активировал Щит Смилион. Болты со всех сторон ударили по тонкому кокону магической защиты, однако она добросовестно исполнила свою роль, прежде чем лопнуть и развеяться, опустошив весь запас Маны.
   Задыхаясь от бега и стреляя глазами по сторонам в ожидании внеочередного сюрприза, я замер перед запертой дверью. Но ниши закрылись, и в зале снова стало тихо, а потом начала открываться каменная дверь.
   Испытание было пройдено.
   Первое, но, чует мое сердце, не последнее.
   Я вышел в прямоугольный зал с четырьмя дверьми, считая и ту, которая осталась у меня за спиной. Две другие - слева и справа - видимо, так же, как и эта, имели отношение к первому испытанию, а потому не представляли интереса. Дверь напротив медленно открылась, пропустив меня сначала в узкий коридор, а потом в следующий круглый зал, таивший новые сюрпризы.
   Во многом он напоминал предыдущий: округлый в основании, три каменные двери. Правда, в этом потолок украшал барельеф, похожий на символ Силы в таблице Атрибутов и Навыков. Иными были и мраморные таблички рядом с дверьми. Слева - пиктограмма Камня, справа - Железа. Табличка у двери посередине отвалилась и разбилась на мелкие кусочки. Не знаю, что было на ней изображено, но я решил не рисковать. Поэтому мне предстоял выбор одного из двух.
   Камень или Железо?
   Знать бы еще, что за дверьми?
   Я снова решил воспользоваться помощью игральной кости. Выпала пятерка. Начав счет слева, я остановился на Камне.
   Прежде чем активировать механизм, я выждал, дав возможность восстановиться Выносливости. Лишь после этого я нажал на панель с символом Камня и вошел в зал следующего испытания.
   Это помещение оказалось сравнительно небольшим. По всей площади были разбросаны квадратные каменные блоки различных размеров - с гранями от нескольких сантиметров до полутора метров.
   Вход в эту комнату был одновременно и выходом. По крайней мере, других дверей я не заметил. Стоило мне сделать шаг вперед, как сквозь отверстия в стенах в комнату заструился зеленоватый газ.
   Проклятье!
   От неожиданности я рванул было к выходу, но путь мне преградила закрывшаяся дверь. Никакого механизма, способного ее открыть, не существовало.
   Черт!
   Типичная газовая ловушка. Пройдет совсем немного времени, и я начну задыхаться. А потом смерть и бесславный перенос на Площадку Возрождения.
   В какой раз я подумал о том, как хорошо, что я Звездный: Смертный на моем месте был бы обречен в этой душегубке.
   Впрочем, эта ловушка не могла быть обычной, какие защищают потаенные места от проникновения любопытных и жаждущих наживы. Это была часть испытания, а значит, должно было существовать какое-то решение проблемы.
   И я обнаружил его под самым потолком в виде едва приметного лаза!
   Правда, добраться до него представлялось непростым занятием - уж слишком высоко от пола он располагался.
   И только сейчас до меня дошел смысл задуманного.
   Камень! Вот оно что!
   Это было испытание Силы, и мне предлагалось построить каменную лестницу, по которой я смогу достичь лаза. Причем время, благодаря поступавшему в комнату газу, было строго лимитировано.
   Что ж, не стану терять его понапрасну.
   Я взглянул на ближайший блок, попытался поднять, но не хватило сил, и я смог лишь сдвинуть его с места...
   А хотя бы и так...
   Упираясь в грани блока, я стал толкать его к противоположной стене.
   Как хорошо, что я отдохнул перед новым испытанием и восстановил Выносливость!
   Тем не менее, она заметно проседала с каждым моим шагом к заветной цели.
   Каменюка цеплялся краями за неровности в полу, но я не собирался сдаваться. Я вспомнил, что так и не удосужился распределить очки Атрибутов после последнего повышения уровня. Спешно открыв таблицу, я добавил к имевшимся у меня 44 еще три, увеличив посильный для меня вес до сорока семи килограммов.
   Избранная мною глыба весила значительно больше, но улучшение пошло на пользу. Блок показался легче, и я дотолкал его до цели гораздо быстрее.
   Добравшись до стены, я наглотался газа. Заслезились глаза, меня начал душить кашель. Я поспешил вернуться в центр комнаты, осмотрелся.
   Нет, так дело не пойдет!
   Выносливость просела до половины, а я смог перемесить лишь один камень. Этого было явно недостаточно для того, чтобы дотянуться до лаза. Понадобится, по крайней мере, еще два таких же, но у меня не хватит сил поставить их один на другой. Логичнее было бы обратить свой взор на меньшие, а значит, и более легкие блоки. В этом случае я выигрывал в количестве, но терял гораздо больше времени. А газ, хоть и медленно, но верно заполнял помещение.
   Впервые за все время пребывания в Годвигуле я пожалел о том, что уделял так мало внимания прокачке Силы.
   Новый приступ кашля заставил меня шевелить задом. Я поднял небольшой блок, вдохнул поглубже, и водрузил его на массивное основание будущей пирамиды.
   С каждым новым блоком дышать в комнате становилось все тяжелее. Я заметил, как следом за Выносливостью начало проседать и Здоровье. Усугубляло положение и то, что подходящих по размеру камней становилось все меньше и меньше, а на поиски подходящего уходило все больше драгоценного времени. И вот настал момент, когда я выдохся окончательно и уже не смог сдвинуть с места блок, который еще недавно был для меня вполне подъемным.
   Переводя дух, я прикинул высоту построенной пирамиды. Она выглядела неустойчивой, а до лаза было все еще далеко. Но к этому времени восстановилась Мана, и я решил кое-что попробовать.
   Опасно балансируя на гранях пирамиды, я поднялся на самый верх. Конструкция задрожала и начала расползаться. В последний момент я подпрыгнул и активировал Рывок. Меня подбросило вверх еще всего лишь на метр, однако этого оказалось достаточно, чтобы вцепиться в край лаза под потолком. Пирамида обрушилась, а я повис на высоте четырех метров от пола, почти полностью обессиленный. Сил на то, чтобы подтянуться, уже не хватало. И снова я воспользовался Рывком, загнавшим меня в узкую отдушину, как клинок в ножны.
   Из глубины лаза повеяло свежим воздухом, слегка взбодрившим меня и позволившим восстановить минимум Выносливости. Перебирая руками и помогая ногами, я преодолел несколько метров, отделявших меня от противоположного края лаза. Потом, аккуратно скользнув вниз, я сгруппировался в воздухе и мягко приземлился на пол коридора, уводившего к следующему испытанию...
  
   Оно было как-то связано с Выносливостью. Символ, обозначающий этот Атрибут, я увидел на потолке следующего зала. На мраморных табличках у дверей были изображены пиктограммы Огня, Воды и Воздуха.
   И снова я не смог сделать выбор, отдав предпочтение какому бы то ни было элементу. Меньше всего меня привлекал Огонь, даже не смотря на бонус в 5% к защите от этой стихии, полученный после уничтожения Кристального Змея. Впрочем, и с остальными двумя было не все так просто.
   Я сунул руку в карман, достал игральную кость, разжал ладонь и увидел пятерку.
   Вода...
   Что ж посмотрим.
   Как только открылась каменная дверь, я вошел в небольшое помещение, похожее на колодец глубиной около пяти метров. Выхода из него не было. Зато в полу имелась решетка стока, а под потолком вентиль, до которого невозможно было дотянуться - как ни старайся. Из примечательного - два магических светильника на полу и на потолке.
   Смутные подозрения появились сразу же после того, как каменная дверь поползла вниз. Ценой неимоверных усилий я поборол острое желание вернуться в зал. До сих пор испытания были хоть и непростыми, но выполнимыми. Оставалось надеяться, что и на этот раз удача будет на моей стороне. В противном случае мне угрожало лишь фиаско с невыполненным заданием и перенос на Площадку Возрождения.
   Все-таки хорошо быть Звездным!
   Каменная дверь полностью закрылась и стала едва различима на фоне стены. И тут же колодец через сток начал быстро заполняться водой. Она моментально затопила светильник на полу, но он при этом не погас - напротив, стал светить еще ярче. Я неровно поежился, глядя на то, как она быстро "карабкается" по моим ногам, поднимается по щиколоткам, накрывает колени, подбирается к поясу. Не прошло и пяти минут, как ноги оторвались от пола, и я, распластав в стороны руки, стал подниматься вверх вместе с прибывающей водой. Даже несмотря на то, что я производил минимум движений, восстановленная перед испытанием Выносливость стала медленно сокращаться.
   Я сразу сообразил, что вентилю под потолком отводилась главная роль в этом испытании, хотя не до конца понимал, какая именно. Поэтому с нетерпением ожидал, когда он окажется под рукой, и очень надеялся на то, что механизм не испортился за прошедшие с момента его создания годы и века.
   Чтобы добраться до вентиля, мне понадобилось почти пятнадцать минут. К этому времени Выносливость просела на четверть и продолжала сокращаться. Вода же все прибывала, и потолок уже угрожающе нависал над головой и с каждой секундой становился все ближе.
   Я не стал тратить времени даром, подгреб к вентилю и попытался его провернуть. Он заржавел и даже не шелохнулся...
   Меня прошиб озноб.
   Я - Звездный. Я практически бессмертен. Но прежде чем умереть, мне предстояло испытать на себе все "прелести" утопления.
   То еще удовольствие!
   К тому же каждое невыполненное задание сильно било по самолюбию.
   Но сдаваться я не собирался. Я вцепился руками в ворот, уперся ногами в стену, поднатужился, потеряв за раз треть Выносливости, и все-таки сорвал с места треклятый механизм. Заскрипев, ворот провернулся. Но стоило мне ослабить хватку, как он попытался вернуться в исходное положение. Я не дал ему этого сделать, и, продолжая упираться о стену, продолжил вращать его против часовой стрелки. При этом я с нетерпением ожидал результата своих стараний. Изначально я считал, что ворот перекроет подачу воды. Но этого не произошло. Ее уровень продолжал подниматься, угрожая в ближайшем времени достичь самого потолка. Не произошло этого и тогда, когда механизм оказался задействованным до отказа.
   Я завертел головой, едва не выпустив из рук стремившийся вернуться к изначальному положению ворот.
   Ничего.
   И лишь глянув вниз, я увидел открывшийся в полу просторный люк.
   Если это был настоящий сток, то он не выполнял отведенной ему роли: вода продолжала прибывать.
   И лишь поняв это, я сообразил: это не сток, это выход из колодца!
   Для долгих размышлений у меня не было времени. Вдохнув поглубже, я наполнил легкие воздухом, отпустил ворот и нырнул.
   Я отчаянно рвался вниз, раздвигая руками водную массу, с каждым гребком становившуюся все плотнее. Открыв глаза, я увидел, как медленно, но неизбежно закрывается люк на дне. И как быстро тает моя Выносливость. Внутренний голос вопил о том, что я не успею, но тело продолжало рваться вниз. Лишь когда щель между люком и полом стала чуть шире ладони, я окончательно осознал, что проиграл схватку с безжалостным механизмом, и, развернувшись, устремился вверх.
   Голова уперлась в потолок, а подбородок поддавливала вода. Я судорожно вдохнул воздух, восстанавливая ушедшую в красный сектор Выносливость. Достигнув половины шкалы, она замерла.
   Я схватил кольцо ворота, уперся ногами в стену и стал быстро вращать его в нужном направлении. Когда дело было сделано, я мог дышать, лишь повернув голову набок.
   У меня оставалась последняя попытка. Следующей не будет.
   Продышавшись, я ушел под воду и снова рванул к медленно закрывающемуся люку. Наверняка, результат был бы прежним, если бы не приобретенные мною Навыки. Преодолев треть пути, я задействовал Рывок, очень часто выручавший меня в трудные минуты. Продавив водную преграду, тело с заметным ускорением преодолело около метра. При этом я сэкономил немного Выносливости, которая, как я подозревал, мне еще пригодится. Сделав еще пару мощных гребков, я снова активировал Рывок и протиснулся в вот-вот готовый захлопнуться люк - едва успел подобрать ноги.
   Меня тут же подхватил мощный водный поток и увлек в темную неизвестность.
   Долгих тридцать секунд меня несло и болтало по узкому каналу. Чем меньше воздуха оставалось в моих легких, тем быстрее сокращалась шкала Выносливости. И когда она полностью исчезла, стремительно стало сокращаться мое Здоровье. Наконец, настал момент, когда я уже не в силах был сдержаться, вдохнул и заполнил легкие водой. И в этот момент стены разошлись в стороны, и меня выбросило из горловины канала. Преодолев пару метров по воздуху, тело снова упало в воду, но быстро достигло дна. Я неуклюже поднялся на ватные ноги и, судорожно кашляя, направился к краю бассейна, выбрался на берег и долго лежал на животе, отплевываясь от воды.
   Третье испытание могло окончиться печально. Но и оно стало частью истории...
  
   Придя в себя, я поднялся с пола. Выносливость восстановилась полностью, как и Мана. Чего нельзя было сказать о Здоровье. Благодаря способности доспеха восстанавливать этот показатель со скоростью один хит в секунду, его шкала постепенно росла, достигнув 73%, но слишком уж медленно. А зелий Исцеления у меня при себе не было.
   Обругав себя за непредусмотрительность, я покосился на три запертые двери и медленно прошел через четвертую, раскрывшуюся после моего появления в бассейне, в очередной зал.
   В нем была лишь одна дверь, и она оказалась закрыта. Кроме нее я увидел три массивные, вросшие в стену полуколонны слева и слегка выдающуюся из пола плиту справа. Стены густо покрывали подвижные панели - точно такие же, какие повстречались мне во время первого испытания. Поэтому я с полным основанием мог подозревать, что за ними скрываются самострелы или что-то похуже. Символ на потолке - точка, вписанная в треугольник, - был мне неизвестен. Не любопытства ради, а пользы для, я заглянул в Энциклопедию Годвигула. Нашел. Этот символ означал "Стойкость", "Достоинство", "Храбрость" - в зависимости от контекста.
   Хм...
   Знаки на полуколоннах так же были мне неизвестны, поэтому снова пришлось лезть в Энциклопедию. Ответы я нашел в разделе "Горное дело": Алмаз, Рубин, Изумруд - слева направо.
   Что это значит? И каким образом драгоценные камни могут быть связаны со Стойкостью или Храбростью?
   Узнать об этом я мог, активировав одну из табличек.
   На этот раз я решил обойтись без подсказок и машинально выбрал Рубин.
   Почему?
   Мне нравится этот камень, хотя он и дешевле алмаза.
   Я надавил на табличку, однако ничего не произошло - на меня никто не набросился, панели, скрывавшие самострелы, остались на месте, запертая дверь не шелохнулась, а та, через которую я попал в зал, напротив, оставалась открытой. Только сверху на голову посыпалась каменная крошка.
   Я посмотрел вверх и увидел широкую трещину в потолке, которую не заметил сразу. Впрочем, не думаю, что она была как-то связана с заданием. Скорее всего, она появилась уже после того, как эльфы покинули Старый Город, и была первым признаком увядания Пути Героев.
   Я вернулся к насущной проблеме.
   Что я делаю не так?
   Понятия не имею!
   Я взглянул на плиту у стены справа. Определенно ей отводилась какая-то роль.
   Но какая?
   Я пересек зал, приблизился к плите, осмотрел.
   Похожие на эту часто использовались в качестве спускового устройства, способного задействовать механическую ловушку. Правда, они были не столь явными и старательно замаскированными. А эта...
   Поборов нерешительность, я опустил на плиту ногу, готовый в случае опасности воспользоваться Рывком.
   Ничего не произошло.
   Тогда я встал на нее обеими ногами. Плита мягко погрузилась в пол, дрогнула каменная дверь и медленно поползла верх.
   Вот оно что!
   Правда, суть испытания оставалась для меня непонятной.
   А понимание пришло лишь тогда, когда, звонко щелкнув, распахнулась одна из панелей на стене, и на меня нацелился мощный самострел.
   Боги знают, каких сил мне стоило остаться на месте!
   Первым побуждением было активировать Рывок и убраться с линии обстрела. Но я быстро сообразил, что, стоит мне сойти с плиты, как дверь тут же захлопнется. И еще вопрос - смогу ли я ее открыть после этого снова?
   Впрочем, самострел так и не выстрелил, что было многообещающе. Но я все же задействовал Щит Смилион - так, на всякий случай.
   Следом за первой открылась вторая панель, и появился еще один самострел. Потом третья, четвертая, пятая... Каждый нарочитый щелчок действовал на нервы. И, кажется, я понял, в чем заключалось это испытание: Путь Героев проверял меня на храбрость. Смогу ли я устоять? Не поддамся ли панике, не сойду ли с места?
   И я продолжал стоять, глядя, как медленно поднимается каменная дверь и так же медленно укорачивается шкала Маны, подпитывавшей Щит Смилион.
   Но эльфы оказались гораздо коварнее, нежели я мог предполагать.
   Когда я совсем, было, уверился в том, что смогу с достоинством выдержать и это испытание, дрогнула одна из полуколонн - та самая с Рубином, который я активировал. Огромная каменная тумба провернулась вокруг своей оси, обнажив полое нутро. И то, что она скрывала в себе, мне очень не понравилось.
   Это был рыцарь, закованный в латы. В руках он держал щит и увесистый шестопер, а его шлем украшал означенный рубин размером с косточку от абрикоса.
   Мои надежды на то, что это всего лишь пустой набор доспехов, не оправдался. Вспыхнул рубин на шлеме, по телу рыцаря прошла дрожь, он спустился на пол и, приготовившись к бою, зашагал ко мне.
   Не знаю, что это было. Вряд ли под доспехами скрывалось живое существо. Если бы дело происходило во владениях гномов, я бы мог с уверенностью сказать, что это механический монстр, созданный горными мастерами. Но эльфы... У них всегда были проблемы по части механики. Зато в магии они знали толк.
   Как бы то ни было, но железный чурбан приближался. Я все еще мог воспользоваться Рывком, мог уйти из-под обстрела арбалетов, мог даже бежать, воспользовавшись открытой дверью за моей спиной. Но в этом случае испытание на храбрость можно было бы считать проваленным. С другой стороны, намерения магического существа были предельно ясны: оно собиралось прогнать меня с плиты. И в том, что оно готово был применить силу, я ничуть не сомневался. Чего я не знал, так это - как далеко оно готово зайти в своих стремлениях, и смогу ли я ему оказать достойное сопротивление, лишенный привычной подвижности: дверь все еще продолжала открываться, и я пока не мог сойти со своего места.
   Сверху снова посыпались камешки. Я задрал голову и увидел...
   Ох, только этого мне не хватало для полного счастья!
   Свесившись вниз, в помещение через трещину в потолке заглядывал микренский ползун.
   Стоило мне взглянуть на него, как монстр торжественно заверещал и ловко спрыгнул на пол, оказавшись у меня за спиной. Только сейчас он заметил приближавшегося ко мне слева рыцаря и оскалил клыки. Он не собирался делиться законной добычей и решил действовать на опережение.
   Подозреваю, появление ползуна не являлось частью испытания. Однажды монстр облюбовал это подземелье, почувствовал себя его хозяином и явился на шум, чтобы предъявить мне свои претензии на ареал обитания. Я бы не стал оспаривать его права - тягаться с микренским ползуном в ловкости я пока что не мог физически. Но он не оставлял мне иного выбора. Я выпустил Когти, активировал арбалет и приготовился к встрече.
   Он прыгнул. Несмотря на то, что я был готов к атаке, подземный монстр опередил меня на долю секунды. Его когти, метившие мне в лицо, наткнулись на Щит Смилион. Магическая защита не выдержала и лопнула, отняв еще треть запаса Маны. Я все же завершил удар, но Когти распороли лишь воздух, на том месте, где только что было проворное чудовище: он успел совершить Блиц и телепортировался на безопасное расстояние.
   Я почувствовал движение слева, повернул голову и увидел рыцаря, воздевшего над головой булаву. Маны было все еще достаточно для того, чтобы один раз активировать Рывок, но мне нельзя было сходить с плиты, иначе дверь закроется, и, возможно, навсегда. Когда шестопер полетел вниз, грозя размозжить мне череп, я сдвинулся в сторону, и он прошел мимо, ударив по плите. К счастью, он не повредил механизм, и дверь, открывшаяся уже наполовину, продолжила открываться. Я ударил рыцаря когтями в грудь, но клинки лишь поцарапали его броню. А он отступил на шаг назад и снова вскинул над головой булаву.
   Ревнивый ползун недовольно пискнул и в прыжке оседлал магическое существо. Серией молниеносных ударов он попытался разорвать ему грудную клетку, но его когти оказались не острее моих. Правда, своей атакой он отвлек внимание рыцаря, готовившегося нанести решающий удар. Булава пролетела мимо меня, не задев, а я, подавшись вперед, ударил ногой. Порождение эльфийской магии засеменило назад, не устояло на ногах и рухнуло, придавив собой ползуна.
   Пока эти двое барахтались, выясняя отношения, я с замирающим сердцем наблюдал за тем, как поднимается каменная дверь.
   Победу одержал ползун. Он оторвал рыцарю голову, с яростью швырнул ее о стену, а потом обернулся ко мне. Теперь уже ничто не мешало ему расправиться с настоящим человеком.
   Он так думал. Но у меня на сегодня были иные планы. Ползун прыгнул на меня, а я активировал Рывок в направлении выхода. Стоило мне покинуть плиту, как дверь устремилась вниз. Одновременно с этим сработали самострелы. Меня болты не задели, а вот ползуну, судя по крику, досталось. Впрочем, я этого не видел. Рывок оборвался в паре шагов от двери, почти свободно падавшей вниз. Я прыгнул и кувырком пролетел под ней прежде, чем она отрезала меня от продолжавшего верещать ползуна. К счастью, я вовремя успел остановиться, застыв на краю обрыва.
   Еще один этап пройден!
   Но я ошибался, рассчитывая отдышаться и восполнить свои силы перед очередным испытанием. Оно началось сразу же после того, как я покинул соседнее помещение. Вывалившись наружу, я невольно активировал плиту, запустившую механизм, который не только осветил огромный коридор, но и привел в движение сложную систему охраны предмета, находившегося на возвышавшемся над полом островке в самом конце зала. Там, на постаменте стоял плоский продолговатый ларец искусной работы, оценить которую я смог даже издалека. Наверное, это была награда тому, кто успешно пройдет испытание. Правда, до нее нужно было еще добраться.
   Зал, в котором я оказался, был длинным и относительно узким. Его пол топорщился сплошным покрывалом из длинных острых шипов. Свалиться вниз стопроцентно означало верную смерть. А добраться до ларца можно было по огромным песочным часам, тянувшимся редкой цепью через весь зал, и расположенным между ними конструкциям сомнительных свойств и качеств. Время не пощадило последний этап полигона. Стены и потолок зияли трещинами, деревянные детали механизмов серьезно обветшали, а металлические - основательно проржавели.
   Как будто этого было мало, создатели Пути Героев решили усложнить задачу. Над ровными отполированными площадками часов систематически пролетали магические стрелы и секиры, схлопывались каменные плиты и смыкались огненные струи. От их беспрерывного движения и мелькания кружилась голова, и очень трудно было сконцентрироваться, чтобы уловить ритм смертоносной механики. Он определенно существовал, однако у меня не было времени, чтобы вникнуть в суть коварного замысла создателей. Во-первых, подозреваю, песок в часах сыпался не ради торжественности момента. А во-вторых, из стены позади меня выползли шипы, грозившие столкнуть меня с выступа, на котором я стоял.
   Я не стал дожидаться, когда они упрутся мне в спину. Улучив момент, когда скрещивающиеся секиры начали расходиться, я перепрыгнул на площадку ближайших часов.
   Короткий шаг назад... Вперед... Прыжок... Секиры позади меня рассекли пространство над площадкой, но я уже приземлился на верхушку столба, куда можно было поставить только одну ногу. Поэтому я не стал задерживаться, пробежался по двум следующим и достиг вторых часов стразу после того, как над ними пролетели сиреневые молнии магических стрел.
   Времени у меня было как раз достаточно для того, чтобы сделать шаг и прыгнуть, но...
   Позади послышалось знакомое верещание, я невольно оглянулся и увидел микренского ползуна, выскочившего из трещины в потолке.
   Уцелел-таки, мерзавец!
   И теперь он собирался поквитаться со мной за попорченную шкуру. Ползун распластался по потолку, взглянул на меня, запрокинув голову, снова заверещал и стал приближаться, живо перебирая лапами.
   Кроме того краем глаза я увидел, как на дно первых часов упали последние песчинки. Тут же на площадке вспыхнуло яркое пламя, а сами часы начали погружаться в пол.
   Теперь я знал, что случится, если я не потороплюсь...
   Раздалось предупредительное шипение. Я успел упасть на площадку прежде, чем меня пронзили магические стрелы, а потом быстро поднялся и перепрыгнул на бревно, подвешенное цепями к потолку. Оно сначала угрожающе покачнулось, а потом одна из цепей под моим весом едва не вырвала проржавевшее крепление. Я опасно покачнулся, взмахнул руками, ловя равновесие, мелкими шажками пробежался по раскачивающемуся бревну и перепрыгнул на площадку третьих часов в тот миг, когда каменные тиски разошлись на полметра.
   Это были две массивные плиты, способные превратить в пыль все, что между ними окажется. К сожалению, я не учел, что они удаляются с ускорением. Достигнув определенной точки, они ринулись навстречу друг к другу прежде, чем я успел обдумать свои дальнейшие действия. Мне не оставалось ничего иного как сделать шаг и прыгнуть в неизвестность.
   Вот где бы мне пригодилось Застывшее Мгновение!
   Но Богиня Яри отняла свой дар, и мне оставалось рассчитывать только на удачу.
   И она не обошла меня своим вниманием.
   Не знаю, что было на месте следующей конструкции, но осталось от нее немного: узкая стена на уровне площадки часов, дальше, в метре от нее и чуть левее, столб, а потом остатки деревянного щита, едва возвышавшегося над остриями шипов в полу. Мне повезло в том, что я всей стопой приземлился как раз на стену. По инерции меня потянуло вперед, я оттолкнулся от каменной кладки и запрыгнул на столб, который от тяжести начал разрушаться. Тело действовало самостоятельно, с легким опережением мысли. Я только задумался о траектории следующего прыжка, а нога уже оттолкнулась от оседавшего столба, и я приземлился на верхнюю доску щита. Тот оказался слишком ветхим, чтобы перевести дух. Древесина застонала, и мне снова пришлось прыгать. На этот раз неудачно: я не смог оттолкнуться как следует; к тому же прыгать пришлось снизу вверх. Но до часов я все же дотянулся и вцепился обеими руками в край площадки. Ноги ударили по стеклянной колбе и едва не зацепили шипы. Пришлось немного подтянуться.
   В этот момент полыхнуло пламя над часами: бьющие из противоположных стен струи огня слились воедино. Меня окатило невыносимым жаром, запекло пальцы, стало трудно дышать. Я смотрел на последние песчинки, перетекавшие из верхней колбы в нижнюю. Еще немного, и площадка раскалится до красна, а часы опустятся под пол. Однако мне пришлось выждать несколько долгих секунд, пока угомонится пламя. Потом я быстро подтянулся, забрался на площадку, одновременно с этим оглянувшись назад. Микренский ползун был совсем рядом. Он почти настиг меня и уже прицеливался для прыжка. Но я не стал задерживаться на площадке - вот-вот должно было снова полыхнуть и снизу, и с боков. Сделав шаг, я прыгнул на цепь. Инерция протащила меня вперед, и я смог спуститься на островок, где на постаменте стоял заветный ларец.
  
  
   Задание: "Путь Героев" - выполнено!
  
   +5000
  
   Вы прошли древнее эльфиское испытание и достойны особенной награды:
  
   +5 к Колюще-режущему оружию
  
   +5 к Навыку владения легким мечом (бонус)
  
   Примечание: для того, чтобы усовершенствовать навыки владения легким мечом, Вы должны обратиться к Мастеру фехтования, знакомому с этим видом оружия.
  
  
   Задание "Между нами ворами..." обновлено. Следующая цель: Найти вход в эльфиский Некрополь.
  
  
   Я уже догадывался о том, что обнаружу в ларце, но действительность превзошла все мои ожидания. Откинув крышку, я увидел катану - именно такую, какую я хотел.
   Иногда мечты в этом мире сбываются!
   Я взял ее с подушечки, поднял острием вверх...
   ... и в зеркально отполированном клинке заметил отражение ползуна, приземлившегося за моей спиной на площадку. Он уже тянул ко мне свои когтистые лапы.
   Я резко развернулся и вонзил катану ему в грудь.
   Ползун от неожиданности хлюпнул.
   А я выдернул клинок и нанес удар слева направо. Голова ползуна отделилась от тела, стукнулась о пол и улетела вниз. Я проследил за ней и увидел, как она повисла на одном из шипов.
   Тело продолжало стоять, когтистые пальцы хватал воздух.
   Я уперся ногой в живот ползуну и скинул его на шипы.
  
  
   +1200
  
  
   Кровь ползуна чудесным образом исчезла с клинка. Я взглянул на характеристики катаны и довольно улыбнулся.
  
  
   "Вазавель". Необычайно прочный и безумно острый самозатачивающийся клинок, изготовленный мастером Форнелем по случаю состязаний 3201 года на звание лучшего кузнеца Годвигула, где "Варзавель" занял первое место.
   Убив этим оружием противника, вы увеличите наносимый им урон на 1 пункт.
   Текущий физический урон - 5061
   При нанесении критического удара урон равен ТФУ х 10
  
  
   Это же сколько им уже живности порубили?!
   - Поздравляю тебя, Претендент!- неожиданно прозвучал голос Стража.- Ты прошел испытание! Прими этот меч. Носи его с гордостью, не выпускай из рук в бою и чаще пои его кровью своих врагов.
   Я молча кивнул.
   Продолжения не последовало.
   Я обернулся.
   Все часы скрылись под полом, механизмы остановились, и в зале стало тихо. Я стоял на островке, со всех сторон окруженном шипами. В стене напротив можно было различить контуры каменной двери, но она была закрыта. К тому же, до нее еще нужно было как-то добраться: нас разделяло не меньше трех метров.
   Стоило мне об этом подумать, как что-то лязгнуло, и из стены к островку потянулась каменная плита-мост. Одновременно с этим стала подниматься и дверь.
   Я вышел в коридор и беспрепятственно добрался до следующего зала.
   Теперь, когда я прошел Путь Героев, пора было подумать о выполнении основного задания. И, кажется, я был на правильном пути.
   В зале не было дверей, лишь два открытых прохода. Через один я вошел. Другой находился в противоположном конце зала и уводил, судя по направлению, в обратную сторону. Наверное, с его помощью я мог вернуться к полукровке. Но я решил задержаться.
   И вот почему.
   Кроме магических ламп свет проникал в зал через трещину в потолке. Я бы не смог пролезть через нее, да и мало кому бы это удалось. Другую трещину я обнаружил в стене слева. Эта была гораздо просторнее, и сквозь нее в зал проникал характерный запах смерти.
   Должно быть, это и есть проход, ведущий в эльфийский Некрополь.
   И я не ошибся.
  
  
   Цель "Найти вход в эльфиский Некрополь" достигнута.
  
   + 3000
  
   Задание "Между нами ворами..." обновлено. Следующая цель: Добыть Маску для Раскаля.
  
  
   Теперь, когда у меня на поясе снова появилось солидное оружие - да еще какое! - я готов был ко многим неожиданностям. Поэтому, особо не задумываясь о последствиях, но соблюдая все меры предосторожности, протиснулся сквозь щель и оказался в небольшом склепе. Каменная дверь была заперта, и открыть ее можно было только снаружи. Но я потерял к ней всякий интерес, когда увидел предмет, помещенный в нишу справа от входа. Это была маска, изображавшая какое-то неведомое чудовище. Даже после мимолетного взгляда я почувствовал, как кожа покрылась мурашками. И чем больше я ее разглядывал, тем тревожнее становилось на душе.
   Тем временем в склепе было вполне умиротворенно. Два саркофага оказались закрыты массивными каменными крышками. Мертвецы были под надежной защитой...
   Но что же так неспокойно-то?
   Я решил долго не задерживаться в склепе, добрался до ниши... Прежде чем дотронуться до маски, я вспомнил предостережение Раскаля:
   "...Того, кто к ней прикоснется, ожидает неминуемая смерть..."
   Теперь мне нечего было терять, кроме, разве что, накопленных Очков Опыта. Жаль будет, конечно, потерять треть, но...
   Я протянул руку и вынул маску из ниши.
   Ничего не произошло, как я ни прислушивался к своим ощущениям.
  
  
   +1500
  
   Задание "Между нами ворами..." обновлено. Следующая цель: Отнести маску Раскалю.
  
  
   Довольно хмыкнув, я протиснулся через трещину в зал, а потом по длинному коридору добрался до каменной двери, открывшейся при моем приближении.
   Раскаль поджидал меня на прежнем месте.
   Увидев маску, он растянул рот до ушей:
   - Я знал, что у тебя получится! Давай же ее сюда!
   Маска излучала тягостную ауру и, находясь в рюкзаке, "обжигала" мне спину даже сквозь доспех. Весь обратный путь я только и думал о том, как бы поскорее от нее избавиться. Однако теперь я не спешил отдать ее полукровке.
   - Моя награда?
   Тот замялся.
   - Слушай... Тут вот какое дело... У меня нет с собой таких денег. Точнее, совсем нет. Я рассчитывал получить всю сумму с клиента, а потом расплатиться с тобой. Но тут возникает новая проблема... Э-эм... Мой клиент живет в Вальведеране... Понимаешь?
   Понимаю. В столицу Карнеолиса теперь просто так не попасть...
   - Но мы могли бы договориться!- поспешил добавить Раскаль.- Ты мне маску, а я... Я обязательно отдам причитающуюся тебе часть. Слово вора!
   Я прекрасно знал, чего стоят воровские обещания. Самому пару раз приходилось разводить лохов, хоть это и не мое.
   Должно быть, ответ на свое предложение Раскаль прочитал в моих глазах.
   - Слушай! А давай так... Я тебе дам одну вещицу в качестве залога. Это очень ценная сама по себе вещь, но она дорога мне, как память о... В общем, не важно. Пусть она побудет у тебя, пока я не найду деньги. Идет?
   - Что за вещь?- спросил я.
   Полукровка достал из сумки нечто, похожее на отлитую из золота рукоять от меча, украшенную драгоценными камнями. Правда, это было нечто иное. Да, вещица ценная, что тут говорить...
   - Возьми ее. Только с одним условием: как только у меня появятся деньги, я хочу получить ее обратно. Договорились?
   Я кивнул, сжал пальцами протянутую мне полукровкой рукоять и...
   ... застыл на месте не в силах пошевелиться.
   Я увидел, как снова расцвел Раскаль, и понял, что он таки меня развел.
  
  
   Вы находитесь под воздействием магического оцепенения!
   Степень оцепенения - 83%
   Время оцепенения - 5 минут
  
  
   - Извини, приятель!- без тени сожаления произнес Раскаль.- Мне нужна эта маска, а денег у меня нет. И не предвидится.
   Он вырвал из моей руки маску...
  
  
   Задание "Между нами ворами..." выполнено!
  
   +5000
  
   Вы достигли нового уровня! Текущий уровень: 44
  
   У вас 5 неиспользованных очков к Атрибутам
   У вас 8 неиспользованных очков к Навыкам
  
  
   ... еще раз улыбнулся, сказал:
   - Прощай! Надеюсь, больше не встретимся.
   И попятился спиной к лестнице. Достигнув первой ступени, полукровка помахал мне рукой и исчез. Вскоре я услышал, как загрохотала закрывающаяся каменная дверь, а потом стало совсем тихо...
  
  
   Глава 16
  
  
   Я стоял посреди зала неподвижной статуей, но внутри все кипело от праведного гнева на ушлого полукровку. Как лихо он обвел меня вокруг пальца! Случись нечто подобное с кем-нибудь другим, я бы, наверное, отдал должное его находчивости. Но он отвел роль жертвы именно мне, и от этого было обидно вдвойне.
   По прошествии пяти минут позолота слетела с рукояти шелушащейся чешуей, драгоценные камни потускнели и рассыпались, а в моей ладони осталась лишь невзрачная деревяшка. Одновременно с этим спало оцепенение, и я, наконец, смог выразить свои чувства кратко, но содержательно:
   - Сволочь!!!
   Все остальные слова были уже произнесены мысленно, так что я решил не повторяться.
   Деревянная рукоять полетела на пол, а я бросился к выходу.
  
  
   Получено новое задание: "Живые и мертвые"
  
   Задача: Выбраться из подземелья Старого Города
  
  
   Каменная дверь, естественно, была закрыта, и я понятия не имел, как ее открыть. Магические эльфийские замки были для меня не по зубам. В Вальведеране они были большой редкостью, поэтому я даже в прежние времена не стал тратить очки Навыков на развитие этого таланта. А после получения Проклятия "Вскрытие замков" и вовсе оказалось на неподобающем уровне.
   Как и следовало ожидать, кнопка логаута была дезактивирована. То есть, чтобы вернуться в Междумирье, мне нужно было выбраться из подземелья.
   Как всегда...
   Я спустился в зал, покрутился у Площадки Возрождения. Нет, она так же не была активной, а значит, с ее помощью мне не выбраться отсюда.
   Оставались только двери. Все три закрыты. Две из них были мне уже знакомы: вход на Путь Героев и выход с полосы испытаний. А вот третья...
   Раньше у меня не было возможности изучить ее, как следует. Теперь же все мои надежды были только на эту дверь.
   Что находится за ней?
   Я мог узнать об этом лишь отрыв дверь.
   Но прежде чем ею заняться, я решил распределить очки опыта.
   Как всегда, начал с Атрибутов... и задумался.
   Самым важным в моем ремесле была Ловкость. Однако рано или поздно наступал момент, когда увеличение этого параметра мало что давало... Впрочем, не совсем так. Каждый очередной десяток открывал два новых Таланта или Навыка. У меня таких накопилось уже с десяток, но ничего такого, ради чего стоило тратить драгоценные очки Навыков. Правда, показатель Ловкости в 60 обещал приятный сюрприз. Однако я решил не спешить и выделил на Ловкость всего один пункт, один потратил на Телосложение, а три отдал не менее важному Интеллекту, ответственному за количество и скорость возобновления Маны.
   Дальше...
   С тех пор как в моих руках оказался легкий меч, следовало больше внимания уделять прокачке владения Колюще-Режущим Оружием. Однако сам по себе этот Навык давал не так уж много - мне нужен был учитель, способный преподнести пару толковых уроков. Поэтому я решил не спешить, и выделил всего лишь один пункт на Колюще-Режущее. Три ушло на Телекинез, достигнув десяти. С этого уровня дальность применения Навыка увеличилась на три метра, а так же возросла сила притяжения. Последние четыре пошли на Прыжок в тень, также достигнув 10. Отныне я мог молниеносно атаковать противника, оказавшегося на затененном участке, с большой вероятностью нанести ему Критический удар.
   Не знаю, как это будет выглядеть в деле, но обязательно испробую при первой же возможности.
  
   Уровень: 44 Опыт: 519989/540000
   Атрибуты
   Остаток: 0
   Сила
   42(+5)
   Ловкость
   55
   Интеллект
   45
   Телосложение
   53(+2)
   Здоровье
   24200
   Мана
   450
   Физическая защита
   3838
   Магическая защита
   1616
  
   Навыки
   Остаток: 0
   Легкое колюще-режущее оружие
   31(+5)
   Арбалет
   15
   Карманная кража
   5
   Удача
   11
   Вскрытие замков
   10
   Скрытность
   25
   Ловушки
   10
   Обезвреживание
   20
   Рывок
   20
   Телекинез
   10
   Щит Смилион
   10
   Сын Тени
   30
   Ослепление
   5
   Маскировка
   5
   Прыжок в тень
   10
  
  
   Я перекусил, окончательно восполнив Выносливость, а потом занялся насущным.
   Замка, как такового, на двери, не было. Зато слева в нише я увидел каменную рамку, заполненную равнозначными квадратами, на поверхности которых была нанесена какая-то гравировка. Их было пятнадцать, поэтому одно место оставалось свободным. И только сейчас я понял, что передо мной замок-головоломка, открыть который возможно, расположив каменные квадраты в правильной последовательности. Мне уже приходилось иметь дело с подобными замками. Проблема заключалась лишь в том, что я понятия не имел, как должен выглядеть окончательный узор, в какой последовательности следует выставить сегменты?
   Я огляделся по сторонам. Ни на стенах зала, ни на полу, ни на потолке не было никаких подсказок... Значит, придется действовать наугад.
   Исходя из собственного опыта, для начала я решил найти угловые сегменты. Обычно они были самыми приметными из всех остальных. И я оказался прав. Перемещая квадраты вверх-вниз-влево-вправо, я выставил углы, а потом соединил их такими же приметными сегментами, обозначавшими кромку узора. На все про все у меня ушло не больше четверти часа. Теперь мне предстояло разместить остальные квадраты, отмечая схожести в линиях и завитках.
   Когда я приступал к заданию, то заранее знал, что рано или поздно справлюсь с ним. Не таким уж сложным оно было. Это лишь вопрос времени. И когда спустя час я расставил сегменты по положенным местам, у меня вышел странный знак. А сквозь "пустышку" на меня смотрел вырезанный в камне глаз. Дверь вздрогнула и лениво поползла вверх...
  
  
   +2500
  
  
   ...В нос ударило затхлостью и еще кое-чем знакомым.
   Чтобы удостовериться в собственных предположениях, я открыл Энциклопедию Годвигула и нашел знак, собранный из головоломки - эльфийский символ СМЕРТИ.
   Я стоял на пороге входа в Некрополь.
   Именно так пахло в склепе, где я нашел маску. Но тогда я только заглянул в древний эльфийский Некрополь. Теперь же мне предстояло пройти через катакомбы и найти выход на поверхность.
   Я поежился от дурного предчувствия. А потом вытащил недавно приобретенный меч и переступил порог.
   Я оказался в сумрачном коридоре и первым делом активировал медальон. Его света оказалось вполне достаточно, чтобы разогнать мглу на расстоянии пяти шагов. Судя по нетронутому толстому слою пыли на каменном полу и паутине, заплетавшей все свободное пространство, живые давно не появлялись в этом коридоре. Подобные места всегда вызывали у меня противоречивые чувства: с одной стороны, там всегда было чем поживиться; с другой же - опасность прилагалась в качестве непременного бонуса.
   Орудуя мечом, я распарывал сеть паутины и с отвращением наблюдал за разбегавшимися во все стороны обитателями тенет...
   Терпеть не могу пауков!
   Коридор привел меня в круглый зал-развилку, освещенный одиноким магическим светильником. Остальные давно уже погасли. Дальше я мог двигаться в одном из трех направлений. Над каждым входом красовалась табличка с эльфийскими знаками. Заглянув в Энциклопедию, я узнал, что это числа, соответствовавшие годам захоронений. Это ничем не могло помочь мне в моих поисках, поэтому, чтобы совсем не запутаться, я пошел прямо.
   Когда-то коридор освещали магические светильники, расположенные каждые десять шагов, но почти все они со временем пришли в негодность. Те же, что уцелели, напоминали крохотные островки в океане мрака. Паутины здесь было мало, да и то - чаще всего под потолком. Зато местами встречались следы разрушений и обвалов, что, в общем-то, не мудрено - столько лет прошло с тех пор, как Некрополь был заброшен!
   В этом коридоре появились первые погребения - массивные каменные саркофаги стояли в нишах слева и справа в два яруса. Медные, позеленевшие от времени таблички сообщали имя покойного и дату смерти. Иногда скупые данные дополнял короткий текст, как я подозреваю, эпитафия от друзей и родственников.
   Увы, староэльфийского я не знал, как впрочем, и нового, поэтому даже не пытался вникнуть в суть начерченного - проходил мимо.
   Каждые двадцать шагов стены расступались, образуя перпендикулярные ответвления, оканчивавшиеся каменными дверьми, за которыми находились фамильные склепы. Мысли о том, что внутри могли храниться настоящие сокровища, не давали мне покоя. Но двери были запечатаны эльфийской магией, так что при всем своем желании я не мог преодолеть непреступную преграду.
   Спустя четверть часа я добрался до следующей развилки. Хотел было продолжить путь прямо, но тут до моего слуха донесся жалобный детский плач, доносившийся из коридора напротив...
   Ну, вот, начинается...
   В этом месте не могло быть детей. Здесь не могло быть живых, а с мертвыми мне встречаться не хотелось. Немного подумав, я свернул в коридор справа...
  
   Катакомбы не отличались особым разнообразием: однотипные проходы, похожие саркофаги, ничем не примечательные развилки. Я брел наугад. Добравшись до очередного зала, повернул налево, а потом двигался все время вперед, пока не зашел в тупик. Здесь обрушился потолок, и мне пришлось обходить завал, вернувшись на развилку. Я снова хотел свернуть направо, но из глубины выбранного мною коридора донесся уже знакомый детский плач, от которого мороз пробирал по коже.
   Я повернул налево, и вскоре плач стих, оставшись позади.
   Но выбор оказался удачным еще и по другой причине: добравшись до следующей развилки, я увидел нарисованную мелом на стене стрелку. Она указывала на восток, в то время как я двигался на север. Вряд ли ее оставили эльфы, сотни лет назад посещавшие место упокоения своих родичей. Наверняка, она появилась гораздо позже, когда Старый Город был уже заброшен, и в катакомбы пожаловали грабители...
  
   Эльфы прежних времен жили гораздо богаче нынешнего поколения ушастых. Может быть еще и потому, что часть богатств они забирали с собой на тот свет, оставляя потомкам лишь жалкие крохи былого величия. Золото, драгоценности, уникальное оружие, давно забытые магические заклинания и алхимические рецепты - все это манило алчущих наживы воров и прочих искателей приключений. Поэтому не было ничего удивительного в том, что кому-то из них удалось проникнуть в Некрополь Старого Города. Блуждая по лабиринту ходов, грабители помечали пройденный путь стрелками, которые по логике должны были указывать в направлении выхода...
  
   Маршрут, отмеченный предшественниками, оказался замысловат и извилист. И трудно было понять, шли ли они, как и я, наугад или же подчиняясь какому-то неизвестному мне путеводителю.
   Прямо... Налево... Налево... Прямо... Направо... Прямо...
   Я понятия не имел, куда вели стрелки, но в одном был уверен: рано или поздно они меня куда-нибудь приведут.
   И я не ошибся: следуя по стрелкам, я добрался до каменной двери.
   Что за ней? Выход?
   Возможно.
   Однако дверь была заперта. На ее поверхности я увидел выемку, выполненную в форме шестеренки. Наверное, это была своеобразная замочная скважина для необычного ключа.
   Только где его взять? Как открыть каменную дверь?
   В отчаянии хлопнув по ней ладонью, я обернулся...
   ... и нос к носу столкнулся с крысой.
   Это была самая необычная крыса из всех, с которыми мне довелось повстречаться. Впрочем, на самом деле это был человек, облаченный в потрепанные кожаные доспехи и с мечом в руке. А вот голова у него была что ни на есть крысиная. Серая шерсть покрывала его шею, плечи и руки... хм... крысиные лапы. Но ниже это был обычный человек.
   Показав передние резцы, существо тонко заверещало и нанесло удар мечом, пытаясь пронзить мне сердце. Я активировал Рывок и ушел в сторону, выхватил катану и успел отразить еще один удар, направленный сверху вниз.
   Еще один Рывок - и мы с противником поменялись местами. Теперь он был прижат к каменной стене, а у меня появилось пространство для маневра. Но легче мне от этого не стало. С первых секунд стало понятно, что передо мной был опытный боец. То, как он владел мечом, вызывало уважение. Удар, еще удар, легкий финт - и моя катана отлетела в сторону.
   Все-таки следовало мне взять пару уроков у Мастера, прежде чем пускать в ход малознакомое мне оружие!
   Человек-крыса снова заверещал и собрался добить меня. Но я увернулся в сторону, выпустил Когти и вонзил клинки ему в живот.
   Существо жалобно пискнуло, его ноги подкосились. Однако тело так и не упало на пол - оно рассыпалось прахом. Серое облачко отлетело в сторону, взметнулось вверх, и снова превратилось в человека-крысу.
   Раны на животе не было.
   Бессмертный обитатель катакомб ехидно оскалил пасть и снова бросился в атаку.
   Я встретил его выстрелом из миниарбалета. Легкий дротик пробил кожаный доспех, но не смог ни остановить приближающегося противника, ни причинить ему какой-либо существенный урон. И вот мне снова пришлось отражать его удар - на этот раз Когтями.
   Удар...Еще удар... Разворот...
   На этот раз мне не удалось увернуться, и меч противника чувствительно распорол мне бок.
  
  
   Здоровье - 5300
  
  
   Тут же последовал удар рукоятью в лицо, отняв у меня еще 400 хитов. Я отлетел назад и с пола еще два раза выстрелил из арбалета. Один дротик прошел мимо, зато другой угодил человеку-крысе в глаз. Тело задрожало, а потом произошло то же, что и в прошлый раз: оно рассыпалось прахом, отлетело в сторону легким пыльным облачком, а потом возродилось в прежнем обличии.
   Вывод был неутешительным: мне не справиться с бессмертным существом, а оно меня при таком раскладе рано или поздно прикончит.
   Чем мне это угрожало?
   Отправкой на Точку Возрождения в противоположный конец подземелья.
   Несмертельно. Но потом мне снова придется искать выход, то есть, начинать с самого начала.
   И я принял единственно верное решение: схватил оброненный меч и обратился в бегство.
   Человек-крыса мчался за мной следом. Бегал он гораздо хуже, чем владел мечом, поэтому начал быстро отставать. А я умышленно петлял по сторонам, путая следы, пока преследователь не исчез из виду.
   Так-то лучше...
   Я остановился, оглянулся, прислушался.
   Никого.
   А когда снова повернул голову, едва не схлопотал обухом топора по лбу.
   Еще один полукрыса-получеловек!
   Лишь отменная реакция избавила меня от путешествия на Площадку Возрождения. Я отскочил в сторону, а потом поднырнул под лапу нового противника и снова побежал по коридору. Я не мог их убить, да и в бою я уступал им бесспорно, но догнать меня они были не в силах.
   Единственное, чего я не учел - так это их численности. Третий появился неожиданно, перекрыв мне выход из коридора в зал. Пришедшую мне на бегу идею сбить его с ног Рывком, я признал слишком рискованной. Уж слишком огромен и широкоплеч он был. А булава в его руке не оставляла мне ни малейшего шанса в случае ошибки, даже если я воспользуюсь Щитом Смилион.
   Я остановился.
   Сзади приближался обладатель топора. Он уже понял, что мне никуда не деться, поэтому шел не спеша. За его спиной я увидел еще одного крысоголового.
   И тут я услышал шуршание справа. Повернув голову, я увидел, как разошлись створки каменных дверей, ведущих в фамильный склеп.
   Возможно, это была какая-то ловушка...
   ...раскрывшись, двери начали смыкаться...
   ...а может быть, и нет.
   Я метнулся в проход и протиснулся между каменных створок в последнее мгновение. Они захлопнулись, отрезав от меня бессмертных преследователей.
   Я облегченно вздохнул...
   - Привет!
   ...и тут же вздрогнул, резко обернувшись на детский голосок.
   Это была маленькая девочка, лет семи, с зареванными глазами и следами слез на пухлых щечках. Судя по острым ушкам - эльфийка. Ребенок в белоснежном платье сидел в углу склепа, подтянув к животу коленки, печально смотрел на меня и шмыгал носом.
   - Здравствуй...- натянуто ответил я на приветствие.- Ты... кто?
   - Меня зовут Шэла. А тебя?
   - Кириан... Что ты делаешь в... этом месте?
   - Я здесь живу. А ты?
   - Я... Я заблудился... Нашел вот дверь наружу, но выйти не могу.
   - Она заперта, а ключ у Ялка...- сказала Шэла и, вздохнув, добавила.- И моя кукла у него.
   - Скажи, пожалуйста, а кто такой Ялк?
   - Он старший среди Хранителей, ты разве не знаешь?- удивленно вскинул брови ребенок.
   - Нет. Я же говорю: я сюда случайно попал... А ты почему плачешь?
   - Потому что...- произнесла Шела и вдруг разрыдалась: -...я потеряла Мору!
   Я присел рядом, хотел было погладить девочку по голове, утешить, но моя ладонь беспрепятственно прошла сквозь ее тело. И только сейчас я обратил внимание на то, что оно слегка просвечивается, и сквозь него можно разглядеть стену за ее спиной.
   Призрак?!
   Мой взгляд упал на стоявший у стены саркофаг. Он был небольшого размера. Барельеф на боковой стенке изображал девочку, собирающую цветы на лесной поляне, а над ней какая-то надпись по-эльфийски.
   Я осторожно поднялся на ноги и отступил на шаг назад.
   -Кто такая Мора?- поинтересовался я, остановившись у двери.
   - Это моя кукла! Я потеряла ее, а Ялк нашел и забрал себе!- давясь слезами, рассказывала девочка.- Он плохой, злой, я его боюсь!
   - А Хранители? Кто они?
   - Это люди, только головы у них крысиные. Они нарушили покой усопших, и за это были наказаны. Теперь они вечно скитаются по коридорам подземелья и охраняют его от непрошенных гостей.
   Вот оно что!
   Должно быть, это были расхитители гробниц, которых настигло заклятие, наложенное эльфами на Некрополь. То, которого так боялся полукровка Раскаль.... Незавидная участь, даже если кто-то из них и мечтал о бессмертии.
   Интересно, есть ли среди них Звездные?
   - Как я понимаю, Ялк не отдаст ключ по доброй воле,- предположил я хмуро.
   - Нет,- подтвердила мое предположение Шэла.- Дверь должна быть заперта. Никто не может безнаказанно войти в подземелье. Никто не может его покинуть.
   - Но мне обязательно нужно попасть наверх! У меня столько неотложных дел...
   Например, догнать и наказать подлого полукровку...
   Девочка пристально посмотрела на меня и сказала:
   - Ты не такой, как те, остальные, кто сюда приходил. Они все были злые и жадные. Они не хотели мне помочь, поэтому и остались здесь навсегда. Но ты ведь мне поможешь?
   Кто бы сомневался, что так оно и будет?!
   Ничто в этом мире не давалось задаром.
   - Что тебе от меня нужно?- спросил я, вздохнув.
   - Убей Ялка! Верни мне Мору и забери ключ! Тогда ты сможешь отсюда уйти.
   Всего-то?!
   Сущая безделица, если не считать того, что Ялк - бессмертный, и, скорее всего, босс этого подземелья. К тому же, его, наверняка, охраняло немало крысоголовых, а мне даже с одним не удалось справиться!
   Утешало лишь то, что наши с Шэлой стремления совпадали: и куклой, и ключом владел Старший Хранитель Некрополя.
   - Как же я его убью, если он бессмертный?!- спросил я.
   - Твой меч не в состоянии причинить серьезного вреда Хранителю. Но есть оружие, с помощью которого ты сможешь убить Ялка...- сказала девочка.
   Я терпеливо ждал продолжения.
   - Кинжал Отпущения. Вот только...- Шэла снова замолчала и потупила взор.- ...У меня его нет.
   - А где он?
   - Он находится в сердце Некрополя, и его охраняют Души Старейшин. Это они наделили Хранителей бессмертием, но оставили единственную лазейку на тот случай, если могущество крысоголовых будет угрожать самим предкам.
   - Поправь меня, если я ошибаюсь: Души Старейшин не отдадут мне этот кинжал?
   - Нет,- покачала головой Шэла.- Тебе придется вынудить их это сделать.
   - Как?!
   Девочка задумалась.
   - Нужно их убедить в том, что эти Хранители не справляются со своими обязанностями и нужны новые. Но сначала придется избавиться от старых.
   - И как мне их в этом убедить? - нахмурился я.
   Глядя мне в глаза, Шэла сказала с упреком:
   - Недавно ты ограбил один склеп...
   - Я...- хотелось сказать что-нибудь в свое оправдание, но девочка меня перебила.
   - ...и тебя не коснулось древнее заклятье. Мы можем это использовать. Опустоши еще четыре склепа, забери из них самое ценное, а остальное - моя забота.
   - С первым мне просто повезло,- признался я.- Но как быть с остальными? Я, конечно, вор, однако моего мастерства недостаточно для того, чтобы вскрывать магические замки.
   - Я тебе помогу,- решительно заявила Шэла и с надеждой уставилась на меня своими большими глазами.
  
  
   Задание "Живые и мертвые" обновлено!
  
   Ближайшая цель: ограбить пять склепов
  
   Выполнено: 1 склеп из 5
  
   - Хорошо, я попробую. Но для начала мне нужно как-то выйти отсюда... незаметно,- сказал я, слыша, как за каменной дверью продолжают пыхтеть и фыркать Хранители.
   - Нет ничего проще!
   Девочка поднялась с пола, приблизилась к боковой стене и прикоснулась к украшавшему ее барельефу. Пальцы прошли сквозь камень - призрак нахмурился.
   - Здесь есть потайной механизм. Я не могу его активировать. Ты сам должен это сделать.
   Она отошла в сторону, а я занял ее место и надавил на фрагмент барельефа. Он поддался, сдвинулся на несколько миллиметров. Раздался щелчок, и часть стены обратилась в дверь, предлагавшую мне войти в соседнее помещение.
   - Идем!- девочка подала пример и первой переступила порог.
   Я последовал за ней и оказался в новом склепе. Он был просторнее предыдущего, да и саркофаг, стоявший у стены, оказался крупнее.
   - Здесь покоится мой дедушка Тэлль,- печально проговорила Шэла. Она подошла к саркофагу и провела пальцами по краю крышки. Потом обернулась ко мне и сказала: - У него было чудесное кольцо, которое он забрал с собой в Мир Благоденствия.
   Сначала я воспринял ее слова, как обычную информацию. Но потом меня озарила догадка:
   - Ты хочешь, чтобы я...
   - Я думаю, он был бы не против.
   Ну... если ты так считаешь...
   Я подошел к саркофагу, уперся обеими руками в крышку и с превеликим трудом сдвинул ее в сторону. В нос ударил застарелый, но все еще резкий запах смерти, заставив меня отшатнуться. Потом, затаив дыхание, я снова приблизился к каменной гробнице и заглянул внутрь.
   На дне саркофага лежало мумифицированное тело старика в магической мантии. Кожа со временем потрескалась, местами обвалилась, наряд частично истлел, но кольцо на пальце по-прежнему сверкало золотом и небольшим сапфировым глазком.
   Я посмотрел на Шэлу - девочка кивнула в знак согласия. Тогда я прикоснулся к перстню...
   Снять его вряд ли получится. Придется отломать палец...
   Как только мне в голову пришла эта мысль, глаза мертвеца распахнулись, он схватил меня за рукав и привстал. Я отпрянул назад, потянув за собой покойника. Он ловко выпрыгнул из саркофага, мягко приземлившись на пол склепа, и вскинул правую руку с кольцом. Я увидел, как на его занесенных над моей головой пальцах зарождалась смертоносная магия.
   - Дедушка, нет!!!- воскликнула Шэла.
   Мертвец повернул голову, взглянул на девочку...
   - Шэла? Внучка?- проскрипел старческий голос.
   - Отпусти его, пожалуйста!- взмолилась она.- Он хороший.
   - Хм...- недоверчиво протянул мертвый маг и смерил меня пристальным взглядом. Его рука продолжала удерживать меня, а я, парализованный его аурой, не мог даже пошевелиться.- Хорошо, я его отпущу...
   - И отдай ему свое кольцо!
   - Хм?- мумия в лохмотьях снова уставилась на призрака.
   - Так надо, деда.
   - Ну, хорошо... Но сначала пусть он отгадает три загадки.- Тэлль заглянул мне в глаза.- Отгадаешь - отпущу и кольцо отдам. А не отгадаешь...
   Его последние слова прозвучали с предостерегающим шипением, так что продолжения не потребовалось.
   Руку он все же убрал, но это ничего не меняло: подвижность ко мне не вернулась.
   - Дедушка любил загадки,- пояснила для меня Шэла.
   - Слушай первую...У моего отца было трое сыновей. Одного звали Лер, другого Киар. Как звали третьего сына?
   "Откуда же мне это знать?!"- чуть было не сорвалось с моих губ, но я вовремя спохватился и ответил:
   - Его звали Тэлль. Это ты.
   - Правильно,- проворчал старик.- Но это была простая загадка. Слушай же вторую... Назови ее - и она исчезнет. Что это?
   Тут мне пришлось задуматься.
   Что же это может быть? Имя?
   Нет, наверняка, какие-то магические штучки...
   Заклинание? Формула?
   Я посмотрел на Шэлу. Девочка не сводила с меня глаз и буквально вымаливала правильный ответ. А мне в голову ничего не приходило - в магии я совсем разбирался.
   Шэла нарочито громко кашлянула, и тут меня осенило.
   Ну, конечно же!
   - Тишина!- ответил я. Мог бы и сам догадаться, если бы не зациклился на магии.
   Тэлль с укоризной взглянул на внучку.
   - Последняя загадка... Почему на могиле Сераваля Великого не растут цветы?
   Вот так загадка!
   Знать бы еще, кто такой этот Сераваль...
   Я попытался заглянуть в Энциклопедию Годвигула, но она оказалась заблокирована.
   Проклятье...
   Я бросил вопросительный взгляд на Шэлу, и она приоткрыла было рот, но на этот раз старик оказался на стороже:
   - Молчи!- повысил он голос на свою внучку.
   Девочка сомкнула губы и потупила взор.
   Что ж, придется думать самому.
   Почему на могиле Сераваля Великого не растут цветы? Хм...
   Наверняка, все дело в самом Серавале. Но кто он? Определенно, эльф. Маг? А может быть, Проклятый? Поэтому и не растут цветы? Или что-то еще?
   Ошибиться не хотелось. Ошибка означала смерть и перенос на Точку Возрождения. Теперь, после того как я достиг нового уровня, это было бы несущественно. Но обидно. Да и кольцо мага мне приглянулось...
   Интересно, какие у него свойства?
   Я скосил взгляд на призрака. Девочка, не смея противиться воле старика, разглядывала узоры на полу.
   Почему не растут цветы...
   Может, могила каменная? Или она находится в горах Свейна под толщей льда?
   Я заметил как встрепенулась Шэла. Она так и порывалась что-то сказать...
   Неужели я угадал?!
   Девочка едва заметно покачала головой...
   Она читает мои мысли?!
   Жаль, что она не умеет внушать свои.
   Шэла тяжело вздохнула, словно подтверждая мою догадку. Вдруг на ее лице появилась едва заметная улыбка, и она призывно скосила глаза в сторону. Я проследил за ее взглядом, и увидел появившуюся на стене - аккурат за спиной дожидавшегося моего ответа Тэлля - призрачную карту Годвигула. Она начала стремительно увеличиваться, как будто я падал вниз с большой высоты. Исчезли за пределами обзора и Изумрудный лес, и горы Свейна. Осталось только Внутреннее море, куда я мысленно и приземлился...
   Видение исчезло.
   Море?
   Старик что-то почувствовал, резко обернулся, но на стене уже ничего не было. Тогда он обжег взглядом внучку, и девочка, так и не ответив на мой немой вопрос, вынуждена была вернуться к созерцанию узоров на полу.
   Море?!
   Лишь теперь я вспомнил легенду о том, что море появилось не так уж давно, на месте Последней Битвы, где сошлись войска Малангира и Новых Богов. Это было самое кровопролитное сражение в истории Годвигула, едва не погубившее весь мир. Терпящие поражение Боги применили чудовищную по силе магию, расколовшую материк почти надвое. Так появилось Внутреннее море. А на его дне остались покоиться те, кто погиб на поле Последней Битвы.
   Пожалуй, это и был правильный ответ. По крайней мере, я решил рискнуть.
   - На могиле Сераваля Великого не растут цветы, потому что она находится на дне Внутреннего моря.
   Тут же мое тело обрело свободу, а Тэлль посмотрел на Шэлу, покачал головой и назидательно сказал:
   - Нехорошо подсказывать, внучка, но... Раз ты так переживаешь за этого человека, значит, он на самом деле того достоин.
   Маг снял с сухого пальца кольцо и протянул его мне. Потом он взмахнул рукой, и каменная дверь склепа отворилась:
   - Ты свободен!
   Я кивнул.
   Шэла первой направилась к выходу, я последовал за ней.
  
  
   +3000
  
   Задание "Живые и мертвые" обновлено!
  
   Выполнено: 2 склепа из 5
   Каменная дверь за нашими спинами закрылась.
  
  
   Глава 17
  
  
   Перстенек, полученный от мага, оказался примечательным не только своим внешним видом. У него были великолепные свойства:
  
  
   Кровь Афира
   Кольцо с сапфиром, впитавшим в себя каплю крови Бога
   +50% запаса маны
  
  
   Чудесно!
   Не ошибусь, если предположу, что таких колец в Годвигуле всего пара, и любой маг за обладание им готов будет продать свою душу.
   Впрочем, расставаться с ним я не собирался - самому пригодится. Мана в Годвигуле была, пожалуй, единственной субстанцией, которую невозможно было добыть искусственно. А с этим кольцом я мог использовать больше магических навыков за раз.
   Я надел его на палец. Перстень сверкнул и стал невидимым для постороннего глаза. Теперь мои пальцы украшали четыре кольца, но видеть их мог только я сам.
   Дверь из склепа мага Тэлля выходила в коридор, параллельный тому, где меня поджидали Хранители Некрополя. А в этом никого не было.
   Я посмотрел на Шэлу и тихо спросил:
   - Куда теперь?
   Девочка задумалась, а потом сказала:
   - Иди за мной!
   Она пошла по коридору на север, я - за ней.
   Древний Некрополь казался безмятежным и безопасным. Но теперь-то я знал, что это не так на самом деле: где-то, совсем рядом рыскали бессмертные Хранители, обязанные убить любого непрошенного гостя. Они уже знали о моем присутствии и усердно искали. Шэла чувствовала их присутствие и заблаговременно предупреждала об опасности.
   - Они идут сюда!
   Я нырнул в темный "переулок", погасил медальон и затаился, приготовив Когти к бою.
   Крысоголовый появился неожиданно. Возможно, один из тех, с кем я уже пересекался. Или нет. Морды у них, если особо не присматриваться, были похожи, а отличались они друг от друга разве что доспехами и оружием. Этот держал в руке меч. Он крался бесшумно, прислушиваясь, принюхиваясь, косясь по сторонам. Время от времени он тихо попискивал, и я слышал его слова:
   - Ну, где же ты? Выходи и дерись, как настоящий мужчина!
   Шэла осталась стоять в коридоре, правда, ее тело стало почти совсем прозрачным. Хранитель прошел мимо нее, не заметив, и через минуту скрылся в хитросплетении ходов подземелья.
   Призрак принял прежний вид, махнул мне рукой, и мы продолжили путь.
   Девочка знала Некрополь, как свои пять пальцев. Она уверенно шла по коридорам, сворачивала то налево, то направо. Наконец мы добрались до склепа, на который пал ее выбор.
   - Почему именно этот?- спросил я, чтобы понять ее логику и побуждения.
   - Умершие не любят, когда тревожат их покой. Некоторые могут быть слишком опасны, и даже я не смогу тебе помочь... А этот склеп мне знаком. Здесь покоится Лил Авэль - добрая женщина, всю свою жизнь заботившаяся о лесных обитателях. Она была небогата, но у нее есть кое-что ценное.
   Я осмотрел каменную дверь, украшенную кольцом из эльфийских символов.
   - И как нам попасть внутрь?
   Шэла улыбнулась:
   - Отгадаешь загадку?
   - Опять загадки?- недовольно проворчал я.
   - Ну, пожалуйста!- заканючил призрак.- Здесь так скучно без Мары, никаких развлечений. Поиграй со мной!
   - Ладно,- согласился я.- Говори свою загадку!
   - Ты откроешь дверь, если сможешь приручить дикого пса.
   Чего?!
   Придумывать загадки она, явно, научилась у своего деда. Старый Тэлль мог бы ею гордиться.
   - Подсказок, я так понимаю, не будет?- покосился я на призрака.
   Девочка наморщила носик и неохотно сказала, кивнув на дверь:
   - Знаки... Больше я ничего не скажу.
   Я обернулся к двери и провел пальцами по кругу. Символы вспыхнули магическим пламенем и...
   ...погасли.
   Дверь осталась закрытой.
   Понятно. Нужно было активировать знаки в правильном порядке. Но какое отношение они имели к дикой собаке, которую следовало приручить?
   Проблема в том, что я понятия не имел, что они означают.
   Хотя...
   Я зашел в меню и с облегчением отметил, что Энциклопедия Годвигула снова была активна.
   Так, что там у нас...
   Мне понадобилось не менее получаса, чтобы найти значение всех символов. Я бы не стал тратить время, если бы сразу не понял, что я двигаюсь в верном направлении.
   Знаки, написанные по часовой стрелке, были следующие: Дом, Лес, Огонь, Собака, Кузнечный молот, Озеро, Орк, Железная руда, Божественное послание, Цепь, Кукушка.
   И как все это должно было мне помочь в приручении дикого пса?!
   Единственным знаком, подходившим по смыслу, была Собака. Но что означали остальные?
   Я задумался.
   Приручить дикого пса... Сделать его домашним... Дом подходит.
   Что еще?
   Цепь? Приручить, значит, посадить на цепь?
   Может быть...
   Но что могли означать остальные знаки? Орк, например! Или они нужны были только для того, чтобы сбить с толку того, кто попытается отрыть дверь, а на самом деле достаточно трех?
   Я поочередно прикоснулся к символам Собака, Цепь, Дом. Они призывно вспыхнули, но дверь не открылась. Я попробовал другую комбинацию: Собака, Дом, Цепь.
   Результат был тем же.
   - Думай! Думай!- загадочно проворковала Шэла.
   - Думаю,- буркнул я и подпер челюсть кулаком.
   Кукушка...
   Причем здесь кукушка?!
   Бред какой-то!
   Лес...
   Ну, конечно, дикая собака из леса!
   Я испробовал новую комбинацию: Лес, Собака, Цепь, Дом.
   Не то...
   Чего-то явно еще не хватало.
   Но чего?
   Остальные знаки казались мне бессмысленными, особенно Послание, Железная руда, Орк и Кукушка.
   Нужен ли Огонь для того, чтобы приручить собаку?
   Вряд ли.
   И какое отношение ко всему этому имеет Озеро?
   Знаки уже плясали перед моими глазами, а голова начала раскалываться от перенапряжения. Я то и дело бросал призывные взоры на коварного ребенка, но Шэла была неумолима.
   - Думай!
   Кузнечный молот и Собака...
   Ни какой взаимосвязи.
   А вот Цепь к Молоту подходит: чтобы выковать цепь, нужен кузнечный молот...
   И тут картинка приобрела совершенно иные очертания. И Огню нашлось его законное место, и Железной руде!
   Итак, чтобы приручить собаку, мне нужно было взять железную руду, расплавить ее на огне, выковать цепь. Затем отправиться в лес, чтобы поймать животное и привести его домой.
   Руда, Огонь, Молот, Цепь, Лес, Собака, Дом.
   Дверь не открывалась.
   Я зарычал:
   - Что опять не так?!
   - Тише, тише!- зашипела на меня Шэла.- Иначе ты привлечешь внимание Хранителей.
   - Где ошибка?
   - Ты все правильно делаешь! Не достает лишь одного знака.
   Знать бы еще какого...
   Но ее невольная подсказка дорогого стоила. Я был на правильном пути.
   Я взглянул на оставшиеся символы: Озеро, Орк, Божественное послание, Кукушка.
   Можно было бы поочередно применить каждый из них, но я понятия не имел, какое место он должен занять в длинной цепочке символов? Слепой подбор занял бы слишком много времени.
   Я попробовал размышлять логически.
   Орк и Кукушка были не при делах - это однозначно, если, конечно, загадка без подвоха. Оставались Послание и Озеро. В этом случае даже тупой подбор займет в два раза меньше времени.
   И мне почему-то казалось, что выбрать я должен именно Божественное послание. Почему? Не знаю... Потому что эльфы всегда были помешаны на почитании своих Богов. А может, потому что Озеру не было места в этой логической цепи. Какое отношение вода имеет к созданию железной цепи или приручению дикого пса... Стоп...
   Вода?
   Как же я сразу об этом не подумал?!
   Ну, конечно, вода, которой следует остудить раскаленную на огне цепь!
   Руда, Огонь, Молот, Цепь, Озеро, Лес, Собака, Дом.
   Один за другим символы вспыхивали под моими пальцами. Когда я закончил набор, они не погасли. Знаки соединились пересекающимися линиями, сложившимися в новый символ. Он ярко полыхнул, и каменная дверь открылась.
   - Молодец!- обрадовалась Шэла не меньше меня.
  
  
   +1000
  
   Интеллект +1
  
  
   Мы вошли в склеп.
   Сразу было видно, что здесь покоится защитница дикой природы. И стены, и саркофаг были украшены орнаментами с изображением животных и птиц. Я хотел было приблизиться к гробнице, но Шэла меня остановила. Девочка вышла вперед и заговорила:
   - Тетушка Лил, прошу, не гневайся на то, что этот человек нарушил твой покой, и позволь ему взять то, за чем он пришел. Пожалуйста!
   Резкий порыв ветра взъерошил мои волосы, со всех сторон зазвучал похожий на шелест голос. Слов я не понял, так как произнесены они были на староэльфийском.
   Когда он смолк, Шэла сказала что-то на том же языке. И снова меня обдало ледяным ветром, ворвавшимся в древний склеп.
   Девочка-призрак пролепетала очередную фразу. Мне показалось, что она вот-вот снова расплачется. Но шелестящий голос нашел слова успокоения, ребенок улыбнулся, и в склепе стало тихо, как и прежде.
   - Лил Авэль позволила тебе забрать ее сокровище.
   Одновременно с этим на крышке саркофага появилась табличка, похожая на каменную.
   Это была руна.
   Посмотрев на Шэлу и получив молчаливое согласие, я взял ее и первым делом взглянул на характеристики предмета:
  
  
   Руна Чистой Ауры. Степень 7
  
   Магия руны позволяет усмирить или призвать на помощь любых диких животных, находящихся неподалеку. Подавляет агрессию представителей низших разумных рас. Дает 35%-ую возможность понизить степень гнева у представителей высших разумных рас.
  
  
   Очень полезная и перспективная руна, но...
  
   Ограничения по классу:
  
   Друид (> 70-го уровня)
   Маг-менталист (>90-го уровня)
  
  
   ...она не для меня.
   Однако я знал, кому она будет впору...
   Если, конечно, мне удастся выбраться из Некрополя.
  
  
   +1500
  
   Задание "Живые и мертвые" обновлено!
  
   Выполнено: 3 склепа из 5
  
  
   - Идем дальше!- позвала меня Шэла, и мы покинули усыпальницу Лил Авэль.
   Наша следующая цель находилась неподалеку, поэтому долго идти не пришлось. Каково же было мое удивление, когда оказалось, что входа внутрь, как такового, не существовало. Благодаря воровскому зрению я могу различить даже самый микроскопический зазор между потайной дверью и "рамой". Здесь же было сразу видно, что дверь условно вырезана в сплошном камне.
   - Спорим, что ты не догадаешься о том, как войти в этот склеп?- усмехнулась Шэла и погрузила призрачную руку в "дверь".
   - Издеваешься?- нахмурился я.- В отличие от тебя, я не могу проходить сквозь стены.
   - А ты попробуй!
   Я попробовал: прикоснулся к "двери", но пальцы наткнулись на непреодолимую преграду.
   Девочка весело рассмеялась:
   - А вот и не угадал! Раз уж ты сам не можешь превратиться в призрака, сделай так, чтобы дверь стала бесплотной!
   - Я вор, а не маг,- буркнул я.
   Да и не каждый маг мог сделать то, чего от меня требовала маленькая эльфийка.
   Я выразительно уставился на нее. Но игривая Шэла не собиралась уступать:
   - Сам думай!
   Ее можно было понять: скука в Некрополе была смертная. Она использовала любую возможность развлечься. А вот мне было не до игр: время близилось к вечеру, а я все еще торчал в этом подземелье. Однако мне приходилось мириться с правилами игры, принятыми не мной.
   Итак, снова каменная дверь...
   Девочка дала мне подсказку. Она, умная не по годам, прекрасно понимала, что я не маг и не смогу избавиться от преграды, используя собственные навыки. Значит, есть способ попасть внутрь, и мне предстояло его найти.
   Я завертел головой и на противоположной стене увидел небольшое пятнышко, каким обычно мое воровское зрение воспринимало потайные механизмы. На барельефе стены это был левый глаз филина, изображенного сидящим на пирамиде. Я надавил на глаз - раздалось многообещающее шуршание, словно осыпался песок.
   Готово!
   Однако когда я вернулся к "двери", она по-прежнему стояла на моем пути сплошной стеной.
   Шэла улыбнулась и снова проткнула "дверь" рукой.
   - Я что-то не так делаю?
   - Все, что нужно, ты уже сделал,- загадочно сказала девочка.
   - Почему тогда "дверь" осталась на месте?
   - Ты так думаешь?
   Я уже не знал, что подумать. На всякий случай приблизился к "двери", прикоснулся к ней пальцами... и они провалились вовнутрь.
   - Входи, не бойся!- подбодрила меня Шэла.- В этом склепе никого нет.
   - А где же... его "обитатель"?
   - Его здесь никогда и не было.
   - А...
   - Но в нем есть кое-что очень ценное,- поспешил добавить призрак.
   Поборов нерешительность, я шагнул вперед, беспрепятственно прошел сквозь некогда каменную стену и оказался в усыпальнице.
   Она на самом деле пустовала. Здесь не было даже саркофага. Зато на мрамотрном постаменте в центре помещения я увидел странный медальон на кожаном шнурке. Это было нечто, похожее на кусочек окаменевшей коры, покрытый письменами, отличными от эльфийских символов.
   Чтобы избавить Шэлу от расспросов, я заглянул в характеристики предмета.
  
  
   Оберег охотника Тита.
  
   Амулет выполненный из кусочка брони легендарного дракона Свитнира. Раз в сутки он блокирует один удар, нанесенный любым оружием или магией.
  
  
   - Амулет очень часто выручал Тита,- проговорила девочка-призрак.- Но однажды, возвращаясь с охоты, он наткнулся на отряд лесных орков и не смог пройти мимо. Врагов было много. Тит разил их издалека из своего лука. Одна стрела - один неприятель. Однако когда стрелы закончились, оставалось еще трое. Они напали на охотника. Амулет отразил первый удар. Вторым был сломан меч Тита, а третий лишил его жизни. Разъяренные орки разрубили тело охотника на куски - так, что даже хоронить нечего было. Но в память о герое была построена эта гробница... Много лет спустя амулет нашли у орка, который убил Тита, и поместили его в этот склеп.
  
  
   +2000
  
   Задание "Живые и мертвые" обновлено!
  
   Выполнено: 4 склепа из 5
  
  
   Я нацепил оберег на шею и спрятал его под нагрудник.
   - Ты устал,- заметила Шэла.
   Что ж, в этом с ней трудно было поспорить. В Некрополе царила угнетающая атмосфера. Она изматывала почище изнурительного сражения. Да и в общем день был не самым легким. Поэтому Выносливость очень медленно, но падала, даже при неторопливой ходьбе.
   Пора было отсюда выбираться.
   - Остался последний склеп.
   И в этом она была права. Правда, не упомянула о том, что на этом мои проблемы не заканчиваются.
   Самое "веселое" ожидало меня впереди.
   Размышляя об этом, я немного отстал от Шэлы, вырвавшейся вперед, и, сворачивая за угол, наткнулся на Хранителя. Прежде чем он успел сообразить, в чем дело, я выпустил Когти и ударил его в сердце. Крысоголовый развеялся, а я не стал дожидаться, пока он возродится - поспешил исчезнуть с места происшествия.
   На этот раз Шэла решила меня пощадить и обойтись без загадок.
   - Прикоснись обеими ладонями вот к этим плитам,- подсказала она мне и тут же торопливо добавила:- Погоди, выслушай сначала! Как только дверь откроется, заходи внутрь, бери то, что увидишь, и беги.
   - Почему?- насторожился я.
   - Здесь покоится вор Гурвиль. Он охотно опустошал карманы и сокровищницы других, но очень не любил, когда кто-то покушался на его имущество.
   Как же я его понимаю...
   Но после предательства Раскаля у меня не осталось никакого пиетета в отношении собратьев по ремеслу.
   К тому же пора было заканчивать квест.
   Я сделал все так, как меня учила Шэла. Активировав потайной механизм, я ворвался в склеп и тут же увидел чащу, стоявшую на крышке саркофага. Схватив ее, я выскочил в коридор.
   Позади послышался возмущенный рокот, воздушная волна подтолкнула меня в спину, обогнула, завертелась вихрем, и прямо передо мной возник призрак мужчины в легком городском наряде. Судя по выражению лица, он был разъярен.
   Я сделал шаг назад и обнажил Когти.
   А он стремительно настиг меня и, прежде чем я успел отреагировать, попытался вырвать из руки чашу. Однако его призрачные пальцы беспрепятственно прошли сквозь вожделенный предмет.
   Это событие еще больше взбесило обокраденного вора. Он нанес удар в челюсть, но и на этот раз меня лишь обдало легким ветерком.
   Я усмехнулся: призрак не мог причинить мне никакого вреда. Он что-то злобно бросал мне в лицо, однако я ни слова не понимал по-эльфийски. Он наносил удар за ударом, но толку от этого не было никакого.
   Шэла стояла за углом и удивленно наблюдала за происходящим. Она не хотела, чтобы вор ее увидел. Не мудрено - им ведь "жить" в одном Некрополе еще не одну сотню лет.
   Я шагнул вперед и непринужденно прошел сквозь беснующегося эльфа. На самом деле все оказалось не так и страшно, как подозревала моя помощница. Дело сделано.
  
  
   Цель - ограбить пять склепов - достигнута.
  
   +5000
  
   Задание "Живые и мертвые" обновлено!
  
   Новая цель: встретиться с Душами Старейшин
  
   Но, кажется, я поспешил с выводами.
   Позади раздался подозрительный треск. Я обернулся на ходу и увидел, как стремительно преображался некогда беспомощный вор. Его тело затягивали прочные - а главное - настоящие! - стальные доспехи, похожие на те, что носили леверленги. В его руке появился меч...
   - Беги!- крикнула мне Шэла и первой припустила по коридору. Когда я ее настиг, ноги призрака оторвались от пола, и он полетел так же быстро, как я бежал. И теперь уже мне нужно было поторапливаться, если я не хотел потеряться в этом бесконечном лабиринте.
   Я мчался, чтобы было сил, петлял из стороны в сторону, даже не представляя, в каком направлении мы движемся. Вышедшего из-за угла Хранителя я сшиб с ног, использовав Рывок, и продолжил бежать, даже не обернулся. Это было ни к чему. Я слышал рычащего, словно зверь, Гурвиля, который на бегу метал мне в спину ножи. К счастью, за годы, проведенные в склепе, он утратил былую сноровку. Ножи пролетали мимо, но, попадая в стены, выворачивали крупные куски, разлетавшегося во все стороны каменными брызгами.
   Мне бы такие клинки...
   Шэла ворвалась в длинный коридор, заметно отличавшийся от тех, в которых мы уже успели побывать. Она стремилась к двери вдали коридора, я следовал за ней. Гурвиль слегка приотстал, поэтому не успел воспользоваться возможностью прикончить меня на прямой дистанции. А когда он появился, я уже вбежал в просторный зал сквозь распахнувшиеся перед девочкой двери.
   Вбежал и замер, увидев сидевших за круглым столом призраков.
   Наверное, это и были Души Старейшин, о которых говорила Шэла. Они повернули головы на шум и смотрели то на меня, то на украденную чашу в моей руке. Когда появился Гурвиль и остановился в глубоком почтении перед сединами уважаемых эльфов, в зале на короткое время воцарилась тишина.
   Но длилось это недолго. Сначала меня оторвало от пола и вознесло неведомой силой прямо к потолку, а потом тишина взорвалась возмущенным многоголосием:
   - Вор?
   - Вор в Некрополе?!
   - Опять?!! Да когда же это прекратится!
   - Он ограбил пять гробниц...
   - Какое святотатство!
   - Смерть ему!
   - Смерть!!!
   Шэла пыталась что-то сказать, но ее голос безнадежно тонул во всеобщем гвалте.
   С кресла поднялся один из Старейшин, взмахнул рукой, и тут же все замолчали. Даже Шэла.
   - Как посмел ты нарушить наш покой, презренный смертный?!- прозвучал его глубокий голос, от которого мою голову стянуло стальным обручем.
   - Я не Смертный,- простонал я.- Я Звездный!
   Старик нахмурился, присмотрелся, проворчал:
   - Да, теперь вижу... Но это ничего не меняет! Нарушать покой в Некрополе не дозволено ни Смертным, ни Звездным, ни даже Богам...
   - Отпусти его, Зариель!- звонко и властно прозвучал голос Шэлы.
   - Ваше Высочество?- Кажется, он только сейчас заметил ее присутствие. И...
   ...Как он ее назвал? Высочество?!
   - Не могу, юная госпожа. Он нарушил границы Некрополя, он ограбил пять склепов. Он приговорен к смерти Советом Старейшин.
   - Он ни в чем не виноват! Этот человек... Этот Звездный мой друг. Он прибыл сюда по моему приглашению и выполняет мое поручение.
   - Поручение?!- вскинул брови Зариэль.- Вы поручили ему ограбить усыпальницы?!
   - Я попросила его доказать вам никчемность наших Хранителей. Они ни на что не способны! Его появление,- она кивнула на меня,- и то, что ему удалось безнаказанно... взять пару вещиц из усыпальниц, как нельзя лучше доказывает мою правоту. Поэтому я приказываю...
   - При всем уважении к вашему отцу, дитя мое, вы не имеете права нам приказывать. Не забывайте о том, где мы находимся! Здесь только Совет Старейшин решает, кому жить, а кому умереть... Но... Вы правы, Хранители у нас никуда не годятся,- почесал он бороду.
   - Так избавься от них!
   Перед Зариэлем стояла совершенно иная Шэла - властная, строгая... незнакомая.
   - Если бы вы знали, обсуждением каких важных вопросов мы сейчас заняты, вы устыдились бы обращаться к нам по таким пустякам.
   - Это не пустяк! Это вопрос безопасности и чести. Мы не можем более полагаться на тупость и беспечность наших Хранителей. Если так и дальше пойдет, вы и глазом не успеете моргнуть, как воры вынесут даже стол, за которым вы сидите уже несколько сотен лет.
   - Это было бы очень печально...- вздохнул старик.- Но, я повторяю, в данный момент нам недосуг. А вот если бы...- Зариэль задрал голову и посмотрел на меня.- Если бы судьбой Хранителей занялся твой... хм... друг, то мы, я думаю, смогли бы простить ему его проступки и отпустить с миром... Но только в том случае, если он справится.
   Меня повлекло вниз, и я мягко опустился на ноги.
   Зариэль достал из рукава мантии кинжал и протянул его мне со словами:
   - Двенадцать Хранителей. Старшего зовут Ялк. Убей их всех, тогда я выпущу тебя из Некрополя... И верни Гурвилю его чашу, иначе он мне всю плешь проест.
  
  
   Глава 18
  
  
  
   Задание: "Живые и мертвые" обновлено.
  
   Новая задача: устранить 12 Хранителей Некрополя, воспользовавшись кинжалом Отпущения
  
   Награда: возможность беспрепятственно покинуть Некрополь
  
  
   Получен кинжал Отпущения
  
   Уникальное оружие, изготовленное в кузне Города Призраков. Наносит невосполнимый урон нежити.
  
  
   Дополнительное задание: "Кукла Мора"
  
   Задача: верните Шэле ее куклу
  
   Награда: неизвестно
  
  
   Клинок был великолепен! Бритвенно-острый, тонкий, созданный из какого-то неведомого мне полупрозрачного материала, похожего на мутноватое стекло, однако по прочности не уступавшего высококачественной стали.
   Да и его возможности были выше всяких похвал. Оставалось лишь проверить оружие в деле.
   Я вышел из зала заседаний в коридор, Шэла последовала за мной.
   - А ты куда?- спросил я строго.
   - Я с тобой!
   - Нет, исключено. Я привык работать один.
   - Ты не можешь прогнать эльфийскую принцессу!- возмутилась девочка.
   - Могу. Я - Звездный, да к тому же отвратительно воспитанный.
   Шэла обиделась.
   - Я иду убивать,- попытался я ее урезонить.- Неужели чья-то смерть может доставить тебе удовольствие?!
   - Их невозможно убить - они уже мертвы,- возразила принцесса.- Поэтому ударом этого кинжала ты даруешь им отпущение, свободу...
   Ну, если на дело посмотреть с этой точки зрения...
   ...- Я помогу тебе,- прозвучал последний аргумент.
   Я не дал положительного ответа, но и не стал отказываться от помощи. Я просто развернулся и зашагал по коридору.
   Шэла направилась следом.
   В прошлый раз мы настолько быстро преодолели этот участок, что я не успел осмотреться. Теперь же, покинув коридор, я замер, оказавшись в огромной пещере, заполненной тесно стоявшими друг к другу строениями. Это были склепы на любой вкус и размер - от скромных, рассчитанных на одного покойника, до огромных, семейных. Одни прекрасно сохранились во времени, другие же стояли частично разрушенными, образуя завалы из базальта и мрамора.
   - Осторожно, сюда идет Хранитель!- предупредила меня Шэла.
   Я метнулся на угол ближайшего склепа и вжался в стену, подняв для удара кинжал к подбородку.
   Я не слышал его шагов, поэтому Хранитель появился неожиданно. Крысиный нос задергался, почувствовав человеческий дух, повернулась голова, и в этот миг я нанес удар. Кинжал с легкостью пробил кожаный нагрудник, угодив в то место, где у простого смертного находится сердце. Клинок почувствовал мертвую плоть и отреагировал яркой вспышкой. Густая сеть тонких трещинок разбежалась от тонкого лезвия во все стороны, и тело Хранителя рассыпалось прахом. Еще какое-то время я ожидал его воскрешения, но кинжал сделал свое дело, избавив бывшего расхитителя гробниц от утомительной вечности.
  
  
   +1500
  
   Выполнено: 1 Хранитель из 12
  
  
   Желаете посвятить жертву Матушке Тени?
  
  
   Отправив в Мир Теней еще девять проклятых Хранителей, вы будете щедро вознаграждены!
  
  
   Черт, я совсем о ней забыл!
   Как и о задании, которое она мне поручила.
   А выполнить его было теперь крайне затруднительно, если учесть, что в жертву Древней Богине я собирался принести предавшего меня гоблина.
   Да и с другими "претендентами дело обстояло не лучше. Где искать гнома по имени Фрам Гудвинсон? Где теперь эльф Этель Киантель?
   Нет, только Пакин-Чак, только этот предатель!
   Я подумал о том, что после того, как выберусь из Некрополя, самое время будет подумать о том, как вернуться в Вальведеран и привести приговор в исполнение.
   Но я все же решил задобрить Матушку Тень и уступил ей 150 очков экспы.
   К тому же Матушка была всегда щедра к тем, кто о ней не забывал.
   - Пойдем дальше,- сказал я Шэле и лишь после этого заметил небольшой кошелек - все, что осталось от исчезнувшего Хранителя.
   Я поднял его, высыпал на ладонь горсть монет. 12 реалов.
   Что ж, лучше, чем совсем ничего.
   - Осторожно, еще один прячется во-от за той стеной,- девочка указала мне на полуразрушенный склеп, над которым нависала скала.
   - Ты видишь их сквозь стены?- позавидовал я принцессе.
   - А ты нет?!- Я даже не понял, было ли это проявление наивности или издевка.- Тогда у меня для тебя кое-что есть. Вот, держи!
   В руке Шэлы появился платок - такой же призрачный, как она сама. Пальцы девочки разжались, платок упал на камни и стал материальным. Я присел, поднял его и вопросительно уставился на эльфийскую принцессу.
   - Повяжи его на глаза!
   - И?
   - Сам увидишь.
   Сомнительно, что в таком случае я что-то увижу, но...
   Я выполнил наставление призрака, и как только платок оказался на моих глазах, я увидел окружавший меня мир, но не таким, каким он был на самом деле, а полупрозрачным, будто бы отлитым из густой карамели. По мере удаления ее плотность увеличивалась, но на расстоянии десяти шагов я видел все, что находилось за преграждавшими путь стенами. Все объекты были такими же прозрачными... Почти все. Тело Хранителя, притаившегося за углом склепа, выделялось на карамельном фоне четким фиолетовым силуэтом. Точно таким же я увидел и призрак принцессы Шэлы, стоявшей рядом со мной.
   - Благодарю тебя, это очень полезный и щедрый подарок!
   Я почтительно поклонился.
   Впрочем, к новому зрению нужно было еще привыкнуть... Или... Я приподнял платок, освободив один глаз, и осмотрелся. Мир стал прежним. Но стоило мне закрыть глаз, как стены вновь стали прозрачными.
   Теперь можно было заняться и крысоголовым.
   Я не стал рисковать и приближаться к нему оттуда, откуда он ожидал моего появления. Вместо этого я вскарабкался на полуразрушенную стену, бесшумно пробежался по крышам склепов и оказался прямо над Хранителем. Он был вооружен кинжалом и готов был нанести удар по любому, кто появится из-за угла. Я же мягко приземлился у него за спиной и вонзил кинжал ему в бок. Хранитель даже шелохнулся не успел - осыпался прахом на каменную дорожку.
  
  
   +1500
  
   -150 в пользу Матушки Тени
  
   Выполнено: 2 Хранителя из 12
  
  
   - Два!- Шэла вела свой счет.
   А я подобрал с пола небольшой перстенек, представлявший из себя ценность лишь как товар.
   "Работать" с повязкой на глазах и кинжалом Отпущения в руке было легко и увлекательно. Противники не могли скрыться от меня даже за самой толстой стеной. Я обнаруживал их прежде, чем они меня, и уже мог не опасаться неожиданного нападения. А удар призрачным клинком гарантировал стопроцентный крит, что избавляло меня от изнурительного сражения с непредсказуемым исходом. И все же это была не обычная прогулка, и мне не следовало об этом забывать.
   Следующими на очереди были два Хранителя. Эти крысоголовые патрулировали руины Некрополя, оставаясь при этом на виду друг у друга. Можно было наплевать на риск и выйти против них в открытую в надежде на удачу. Но я решил не транжирить свое превосходство в скрытности, бесшумно подкрался как можно ближе и притаился, выжидая удобного для нанесения удара расклада.
   Ждать пришлось долго. Хранители то расходились в стороны, но так, что мне не удавалось приблизиться к ним незамеченным, то снова сближались и о чем-то тихо переговаривались. С одной стороны мне некуда было спешить. С другой же, я серьезно устал и нуждался в отдыхе, а значит, следовало как можно быстрее заканчивать эту охоту на крыс.
   И я решил рискнуть.
   Когда один из Хранителей оказался в непосредственной близости - нас разделяла лишь полуразрушенная стена склепа,- я поднял небольшой камешек и бросил его в сторону. Крысоголовый мгновенно встрепенулся, потянул носом и отправился на шум. Я вышел из-за стены и направился следом. Внезапно он что-то почувствовал, однако я опередил его и ударом кинжала прервал жалкое существование еще одного Хранителя.
  
  
   +1500...
  
   -150...
  
   И тут же позади меня послышался пронзительный писк - второй Хранитель заметил меня и атаковал с мечом в когтистой лапе.
   В который раз мне пришлось убедиться в том, что воин из меня так себе. Мои навыки не располагали к лобовому столкновению, а призрачный кинжал оказался не самым подходящим оружием в противостоянии мечу. Я ухитрился парировать пару ударов, прежде чем получил чувствительный укол в бок...
  
  
   Здоровье -3450
  
  
   Ерунда, но гораздо хуже было то, что я не мог ничем ответить. Все мои выпады не достигали цели. Крысоголовый читал меня, как знакомую книгу, он видел призрачный клинок в моей руке и не давал ни малейшей возможности приблизиться на убойное расстояние. Получив еще одну рану, я решил сменить тактику, ушел на безопасное расстояние при помощи Рывка и обнажил катану.
   Теперь мы оказались в более-менее равных условиях. Клинки зазвенели в новой тональности, и я смог даже потеснить своего опытного противника. Я стремился прижать его к стене, однако в последний момент он извернулся, обогнул меня грациозным финтом, и мы поменялись местами. Тут же Хранитель сделал выпад. Мне не хватило места для маневра, и он чувствительно врезался мне в грудь плечом. Я отмахнулся кинжалом, но крысоголовый отпрянул назад, и тут же снова атаковал колющим ударом...
  
  
   Здоровье -6320
  
  
   Я снова активировал Рывок и налетел на противника всей своей массой. Но он устоял на ногах и успел перехватить свободной лапой устремившуюся в его грудь руку с кинжалом. Хватка оказалась цепкой и крепкой. Хранитель не стал медлить, навалился, заставив меня вжаться в стену, и поднес лезвие меча к моему горлу. Но я успел выставить на его пути свою катану, и клинки душераздирающе заскрежетали.
   Мы застыли на месте в странной нелепой спайке. Крысоголовый был гораздо сильнее меня. Он часто сопел и давил на катану мечом. Еще немного, и мое собственное оружие вопьется в мое горло, а потом...
   Я скосил глаза и увидел Шэлу. Девочка-призрак стояла позади Крысоголового. Не знаю, могла ли она мне помочь или нет? Во всяком случае, она выглядела растерянной и разочарованной. То ли от того, что я не оправдал ее ожиданий, то ли потому, что теперь ей придется ждать еще лет сто, пока в Некрополе не появится еще один герой, который отважится бросить вызов Хранителям, чтобы вернуть ребенку его куклу.
   Но слишком рано она сбрасывала меня со счетов. В напряженной тишине особенно яростно клацнул раскрывающийся арбалет, щелкнула струна, дротик сорвался с ложа и угодил крысоголовому в подбородок. Я стрелял в упор, поэтому короткая стрелка легко прошила податливую плоть и увязла лишь где-то внутри черепной коробки. Хранитель фыркнул, ослабил хватку, отшатнулся... и тут же был добит призрачным клинком.
  
  
   +1500
  
   -150...
  
   Выполнено: 4 Хранителя из 12
  
  
   Вы достигли нового уровня! Текущий уровень: 45
  
   У вас 4 неиспользованных очка к Атрибутам
   У вас 4 неиспользованных очка к Навыкам
  
  
   Несмотря на все трудности прохождения локации, усталость и неизвестность будущего, день можно было считать прожитым не зря. Два уровня за несколько часов - это неплохо. Я уже не говорю об артефактах, добытых в этом отрезанном от остального мира царстве мертвых. С двух убитых мною Хранителей я получил в сумме еще девятнадцать реалов.
   Положительные эмоции придали свежести, да и та хмарь, которая скрывала от меня контуры будущего, стала не такой уж непроглядной. Полный оптимизма, я устремился к следующей цели и сам не заметил, как из охотника превратился в добычу.
   Эйфория - штука опасная. Предаваться ей не грех, когда дело сделано и твердо знаешь, что тебе ничто не угрожает. Я же, уверовав в собственные силы, расслабился и проглядел Хранителя, скрывавшегося где-то среди нависавших над моей головой скал гигантской пещеры.
   Его заметила Шэла:
   - Осторожно!- крикнула она с запозданием. Крысоголовый обрушился мне на плечи, смял, вжал в каменный пол. Призрачный клинок выпал из моей руки. Я машинально потянулся за ним, но тут же получил удар в грудь кинжалом...
  
  
   Оберег охотника Тита блокировал смертельный удар и утратил активность на 24 часа!
  
  
   И на том спасибо. Дальше я сам как-нибудь...
   Я перехватил руку Хранителя с клинком, выпустил Когти и несколько раз ударил противника в бок. Тело обмякло, и мне удалось сбросить его с себя. Первым делом я бросился к кинжалу Отпущения, чтобы добить раненого, но не успел. Хранитель превратился в прах, после чего пыльное облачко переместилось в сторону, и крысоголовый возродился целым и невредимым.
   Приходилось все начинать сначала.
   Этот Хранитель был вооружен двумя кинжалами. Я же решил воспользоваться преимуществом катаны и выхватил меч. Площадка, на которой мы оказались, была достаточно просторной для маневров. Мы закружили, не сводя глаз друг с друга. Крыс атаковал первым, я встретил его ударом наотмашь, а потом попытался пронзить мечом, однако мой противник оказался слишком проворным. Он ушел от проникающего, оказавшись слева, полоснул меня по боку...
  
  
   Здоровье -1200
  
  
   ... и тут же отскочил в сторону, уходя из-под удара.
   Крысоголовый тонко засмеялся, чем лишил меня душевного равновесия. Гневно зарычав, я бросился на него, нанося беспорядочные удары катаной и изо всех сил стремясь достать призрачным кинжалом. Я рассчитывал на вихрь клинков, но на самом деле двигался слишком медленно - не хватало опыта владения мечом. Хранитель играючи уклонялся от ударов и жалил меня короткими уколами, укорачивая полоску Здоровья и отнимая последние силы.
   Наконец, я выдохся и замер.
   К черту катану!
   Меч отлетел в сторону, а я снова выпустил Когти.
   На этот раз я не стал пороть горячку и терпеливо дожидался атаки противника, мельком наблюдая за тем, как восстанавливается моя Выносливость. Когда он напал, я еще некоторое время маневрировал, копя силы, и с удовлетворением наблюдал за тем, как распаляется крысоголовый. Время от времени я доставал его Когтями, оставляя на теле глубокие порезы.
   Ну, вот, другое дело!
   А потом последовал финальный аккорд. Главное, было заставить противника увлечься. И лучший способ добиться этого - показать свою слабость. Едва Хранитель усилил натиск, я попятился назад, демонстрируя озабоченность. Он надавил - я поддался, пожертвовав еще двумя тысячами хитов. И когда крысоголовый окончательно уверовал в победу, я активировал Смертоносный Вихрь.
   Когти несколько раз прошлись по его телу. Сквозь глубокие порезы посыпалась труха. И прежде чем он успел отдать концы, я воткнул ему в глаз призрачный клинок.
  
  
   +1500
  
   -150...
  
   Выполнено: 5 Хранителей из 12
  
  
   - Пять,- с облегчением вздохнула Шэла.
   - Осталось семь,- напомнил я ей и изучил место поединка. К сожалению, этот Хранитель оказался пустым.
   Бывает...
   Я осмотрелся. Пещера была полностью очищена от крысоголовых.
   - Куда теперь?- спросил я девочку-призрака.
   - Ялк прячется в своем логове. Я провожу тебя.
   Я поднял катану, вернул ее на пояс, и мы пошли вдоль скал на северо-восток пещеры, пока не добрались до арочного проема, которым начинался просторный коридор, уводивший в неизвестность. Он был прямой, никаких развилок и ответвлений. В нишах с обеих сторон стояли в два яруса саркофаги. А посреди коридора возвышался очередной Хранитель, которого мне предстояло устранить. Но сделать это будет нелегко. Крысоголовый гигант с огромным топором в руках и в прочных боевых доспехах стоял ко мне лицом и отчетливо просматривал пространство освещенного магическими светильниками коридора на добрых тридцать шагов вперед. На первый взгляд, к нему невозможно было подобраться незамеченным. Мой арбалет в данном случае был бессилен - легкий дротик не пробьет прочную сталь, а попасть издалека в прорезь забрала... Не такой уж я меткий стрелок. Да и в ближнем бою мне с этой тушей, закованной в броню, не справиться.
   - Есть какой-нибудь другой путь?- спросил я Шэлу шепотом.
   - Нет.
   Жаль... Хотя мне все равно рано или поздно пришлось бы схлестнуться с этом Хранителем, чтобы выполнить задание Зариэля.
   Выглядывая из-за арки, я долго рассматривал подступы к противнику и пытался прощупать его уязвимые места. И, кажется, нашел.
   - Жди меня здесь,- сказал я Шэле и шагнул на неосвещенный участок коридора.
   В обычной ситуации для задуманного мне не хватило бы запаса Маны. Но благодаря кольцу Афира он увеличился на 50%, и теперь можно было рискнуть.
   Я активировал Прыжок в тень.
   Магические светильники сносно освещали коридор, однако свет не проникал в глубокие ниши - на это и был мой расчет. Слева направо и в обратном направлении, но неизменно вперед, зигзагообразной молнией я устремился к Хранителю, наблюдая за тем, как быстро укорачивается полоска Маны.
   И все же расчет оказался верным. Последнего перед целью затененного участка я достиг с небольшим запасом, который тут же ушел на Рывок.
   Крысоголовый гигант не успел отреагировать на внезапное появление противника. Я налетел на него с ускорением и в прыжке и тут же вонзил призрачный кинжал в узкую щель забрала. Прочная на вид сталь доспехов покрылась сетью трещин прежде, чем мои ноги коснулись пола. Хранитель рассыпался в прах, а потом со звоном упал на камни застрявший в глазнице кинжал.
   На все про все ушло не больше трех секунд.
  
  
   +1500
  
   -150
  
   Выполнено: 6 Хранителей из 12
  
  
   Половина работы была сделана, а устранение тяжеловооруженного Хранителя принесло мне еще 53 реала.
   Коридор привел нас в пещеру меньших размеров, но примечательную тем, что на потолке росли грозди лиловых кристаллов, излучавших приглушенное свечение. Впрочем, это было не самое странное, что довелось мне увидеть. Призраки - десятки полупрозрачных призраков! - прогуливались по дорожкам Некрополя... Нет, прогуливались - не самое подходящее слово. Они бесцельно и как-то печально курсировали меж склепов, паря в считанных сантиметрах от пола. Я замер на пороге, неуверенный в том, что соприкосновение с ними не приведет к плачевным последствиям.
   - Не бойся, они не причинят тебе вреда!- успокоила меня Шэла.
   - Кто они?
   - Духи. Такие же, как и те, кто обитает в других уголках Некрополя.
   - Тогда почему я этих вижу, а тех нет?
   - Кристаллы Откровения,- указала на потолок девочка.- Они позволяют узреть то, чего не увидишь невооруженным глазом.
   Именно!
   Точно такие, только немного другого оттенка, росли в пещере Карамоша. Да и называл их леприкон как-то иначе, но суть от этого не менялась: кристаллы на самом деле помогали видеть невидимое.
   Проходя мимо прилипшей к скале грозди кристаллов, я отломил один, но он тут же погас.
   - Его можно будет оживить магией,- утешила меня Шэла, и я спрятал новинку в рюкзак.
   Как знать, может еще пригодится...
  
   Шэла шагала впереди. Она о чем-то задумалась и не заметила Хранителя, внезапно появившегося из-за угла склепа. Я же успел скрыться за колонной.
   Увидев принцессу, крысоголовый наморщил морду, оскалил пасть.
   - Здравствуйте!- сказала девочка.- Вы не подскажете мне, который нынче год?
   То ли она ошарашила Хранителя своей учтивостью, то ли вопрос оказался слишком заковыристым. Человек-крыса задумался, не сводя глаз-бусинок с принцессы. А она продолжала двигаться, обходя Хранителя слева. Когда он повернулся ко мне спиной, я покинул свое укрытие, подкрался к крысоголовому и перерезал ему глотку.
  
  
   +1500
  
   -150
  
  
   Моей добычей стал перстень Ловкости с показателем +3, который не принес удачи его бывшему владельцу. Так как левую руку уже украшали четыре кольца, пришлось одеть его на правую. Оно тут же стало невидимым и не осязаемым.
   Старший Хранитель Ялк обитал в пустом склепе, построенном для одного из эльфийских героев, погибшего в Последней Битве и нашедшего вечный покой на дне Внутреннего моря. Внешне он выглядел как небольшой дворец со стенами, украшенными живописной лепниной. У ворот ограды дежурили двое стражей. Я мог бы миновать их, перебравшись через пролом в ограде, если бы меня интересовал один лишь Ялк. Но мне следовало устранить всех крысоголовых. И эти двое в прочных доспехах и с алебардами в лапах не были исключением. Проблема лишь в том, что ввязываться в драку сразу с двумя серьезными противниками мне не хотелось - неизвестно, чем закончится такая схватка. Впрочем, у меня появилась кое-какая идея, имевшая право на существование. Я поднес палец к губам, призывая Шэлу к тишине, а сам вошел в Тень, выпустил Когти, преодолел ограду и стал приближаться к воротам изнутри.
   В моем распоряжении было тридцать секунд.
   Я подошел к Хранителям сзади. Они меня не видели, но судя по зашевелившимся носам, почувствовали запах, забеспокоились. Я не стал терять времени, и, встав между крысоголовыми, нанес двойной проникающий удар: одному Когтями, другому - призрачным кинжалом.
   Невидимость пропала, но дело было сделано. Оба удара получились критическими. Кинжал Отпущения выполнил свое предназначение и мгновенно прервал вечное существование одного из крысоголовых. Второй оказался на грани возрождения, но я успел добить его призрачным клинком.
  
  
   +1500
  
   -150...
  
  
   +1500
  
   -150
  
   Выполнено: 9 Хранителей из 12
  
  
   - Осталось трое,- устало произнесла Шэла, словно ей, а не мне приходилось выполнять грязную работу.
   Я приблизился к дверям склепа, похожего на дворец и, воспользовавшись платком, посмотрел сквозь стену фасада. Внутри находился лишь один крысоголовый.
   А где еще двое?
   Но, может быть, это и к лучшему.
   Я надавил на створки, они со скрипом распахнулись, я вошел в склеп и оказался в просторном пустом зале. Здесь не было ничего лишнего - даже ожидаемого саркофага. Слева - лестница, ведущая вниз, впереди - огромная - во всю стену - начавшая шелушиться от времени фреска, изображавшая массовое сражение прошлого. Перед ней ко мне спиной стоял крысоголовый. Если он не был глухим, то должен был услышать скрип несмазанных дверных петель, однако он даже не обернулся.
   - Это Ялк,- совсем тихо, с заметным трепетом прошептала вошедшая следом за мной Шэла.
   Судя по серебристому оттенку шкуры, Ялк был стар. Он не отличался ни шириной плеч, ни уникальной экипировкой, ни наличием первоклассного оружия - его при нем вообще не было. Небольшой человечек с головой крысы - сгорбленный, поникший жалкий.
   - Ты пришел, чтобы убить меня?- спросил он, продолжая стоять ко мне спиной. Голос у него, как и у других Хранителей, был писклявый, двоящийся, а тон спокойный и вместе с тем обреченный.- Что ж, делай, что велено, и будь, что будет.
   Старик расправил плечи, но так и не обернулся.
   Он меня удивил. Совсем иного приема ожидал я от босса Хранителей Некрополя. Ярость, изнуряющий поединок, ожесточенное сопротивление... А вместо этого - покорность судьбе и полное безразличие к жизни.
   - Это не жизнь,- сказал вдруг Ялк, словно прочитал мои мысли.- Жалкое существование, которому не конца... Я устал... Я хочу быть свободным...
   Он ждал, когда я подойду к нему и перережу глотку. Но именно его покладистость лишила меня душевного равновесия. Я не видел в нем ни врага, ни серьезного противника. Я видел лишь старика - беспомощного и беззащитного.
   Я опустил приготовленный для удара кинжал.
   Ялк обернулся, посмотрел на меня, потом на Шэлу. Он подошел к принцессе и протянул неказистое тряпичное чудо.
   - Это ваша кукла, Ваше Высочество.
  
  
   +2500
  
   Задание: "Кукла Мора" - выполнено!
  
  
   Сначала девочка выглядела растерянной. Но получив свою Мору, она улыбнулась и прижала куклу к груди. А потом взглянула на меня и ледяным голосом сказала:
   - Убей его!
   - Да, убей меня,- кивнул Ялк.- Прикончи, и тогда ты станешь новым Старшим Хранителем Некрополя.
   Я уставился на него, потом перевел взгляд на Шэлу:
   - Он говорит правду?
   - Да,- неохотно ответила девочка, но потом горячо продолжила: - И что с того?! Некрополь должен кто-то охранять, а ты - лучшая кандидатура на место Старшего Хранителя. Кто, как ни вор, лучше других знает, как защитить нас от посягательств таких же, как он сам?
   - Нет,- покачал я головой.
   - Ты даже не представляешь, от чего ты отказываешься!- повысила голос принцесса.- Некрополь - это не только место упокоения представителей эльфийского племени. Это еще и сокровищница, хранящая несметные богатства. Будучи Старшим Хранителем, ты станешь одним из их законных владельцев.
   - Зачем все богатства мира, если остаток дней мне предстоит провести в подземелье?
   - А древние артефакты?! А лучшее из существовавшего оружие?! А самые прочные из доспехов? Мало?! Я поговорю с Зариэлем, и он обучит тебя магии. Ты станешь самым могущественным Звездным из тех, кто ходил по земле Годвигула!
   Шэла договорила и впилась в меня взглядом в ожидании ответа.
   - Нет,- решительно сказал я.
   - Но...- растерянно пролепетала девочка и выдала последний аргумент:- Ты мне нравишься.
   - Ты мне тоже нравишься. Ты милая и добрая, но... Живым не место среди мертвых.
   Призрак надул губы и опустил голову, дав мне возможность обдумать сложившуюся ситуацию.
   Итак, чтобы покинуть Некрополь, мне нужно было убить всех Хранителей. Однако, выполнив задание, я сам стану Старшим Хранителем и после этого уже никогда не смогу выйти на земную поверхность. Если же я откажусь его выполнять, ключ от ворот Некрополя останется у Ялка, а Зариэль откажется меня отпускать.
   Ситуация казалось безвыходной, скверной. Казалось бы - куда еще хуже. Но я ошибался.
   Сильный толчок в спину сбил меня с ног, отняв полтысячи хитов. Неожиданность и сила удара способствовали тому, что кинжал выпал из ладони, отлетев в сторону. Меня здорово шарахнуло о колонну, выбив треть хитов, я попытался подняться с пола, но руки подкосились от немощи, и я снова рухнул в лужу набежавшей из раны в спине крови.
  
  
   Осторожно! Ваш организм отравлен трупным ядом!
  
  
   Сквозь застилавшую глаза пелену я увидел, как материализуется существо, появление которого осталось для меня незамеченным. Еще один крысоголовый, застигший меня врасплох. Наверное, пока мы тут вели непринужденную беседу, он находился в подвале. Или же вошел сквозь распахнутые двери склепа, воспользовавшись навыком невидимости. Я попытался подцепить кинжал Телекинезом, но одиннадцатый Хранитель меня опередил и завладел оружием.
   - Лакин.- Имя крысоголового прозвучало из уст Ялка неоднозначно - то ли с удивлением, то ли с разочарованием.
   Тот приблизился к Старшему Хранителю, оскалил пасть. Чуть позже я понял, что это была улыбка.
   - Твой план удался, дружище!- Он решил не томить нас в неведении, обернулся к принцессе Шэле и пояснил:- Не обижайтесь на него, Ваше Высочество! Ялка давно уже тяготила вечность. Вот он и придумал похитить вашу куклу. Знал, что вы так просто это не оставите. Не ошибся, значит.
   На Лакине был лишь легкий кожаный нагрудник, а на поясе - слегка изогнутый кинжал, которым он в Рывке ткнул меня в спину, а потом вернул в ножны. А еще я мельком заметил, как пошло рябью, затуманилось его тело: явный признак Сына Тени - наемного убийцы. Теперь он держал в руках призрачный клинок. Крысоголовый аккуратно повертел его между пальцев, пробормотал:
   - Хороший тесачок...
   И тут же коротко ткнул им Ялка в живот.
   Старший Хранитель пискнул. Хоть он и искал смерти, но не ожидал умереть от руки старого приятеля. Он удивленно посмотрел на Лакина... и рассыпался прахом.
  
  
   Выполнено: 10 Хранителей из 12
  
  
   На полу, где еще недавно стоял Ялк, остался лежать ключ в форме шестеренки.
   - Твоя мечта сбылась, дружище. И моя - тоже. Теперь я Старший Хранитель!- Лакин оскалил пасть, поднял с пола ключ, развернулся и ткнул в мою сторону призрачным клинком.- А теперь твоя очередь!
   - Не тронь его, иначе пожалеешь!- воскликнула Шэла.
   - Вы не можете наказать меня за то, что я добросовестно выполняю свои обязанности!- хладнокровно пропищал крысоголовый.- В Никрополь пробрался вор, и я обязан его уничтожить. Думаю, совет Старейшин будет на моей стороне.
   Мне тоже так казалось. То есть, Шэла ничем не могла мне помочь, а значит, придется рассчитывать лишь на собственные силы.
   Впрочем, она мне уже помогла: пока Лакин был занят Ялком, девочка-призрак нейтрализовала воздействие отравлявшего меня яда и немного подлечила.
   Лакин шагнул ко мне, а я активировал Рывок и налетел на крысоголового убийцу, воткнув ему в брюхо Когти. Он не успел ни прикрыться, ни нанести ответный удар. Три клинка пробили податливую плоть, однако Лакин даже не поморщился. Зато мой живот резануло болью, а услужливая Система оповестила о понесенном Уроне:
  
  
   Здоровье - 8000
  
  
   Что за ерунда?!
   Лакин оттолкнул меня, избавившись от пронзавших его Когтей, и хищно оскалился:
   - Неожиданно, да? Ну, давай, попробуй еще раз!
   Я попробовал. Активировав Щит Смилион, я бросился на него, размашистым ударом рассек Когтями грудь наискосок и...
   ...снова поплатился за поспешность. Щит Смилион лопнул, а я потерял еще 3250 Здоровья.
   - Он владеет Отражающей магией!- слишком запоздало крикнула Шэла.
   Я это уже сам понял: магия, защищавшая Лакина, отражала любой причиняемый ему урон, возвращая его тому, кто наносил удар. И я понятия не имел, что ей противопоставить.
   Разве что...
   Я полоснул себя по запястью Когтями, но лишь рассмешил Лакина.
   Значит, не действует уловка.
   - Кинжал отпущения!- напомнила мне Шэла.
   Впрочем, уверенности в ее голосе не было. Неужели она сомневалась в том, что мне удастся отнять у Лакина оружие, которым он завладел?
   Крысоголовый решил не рисковать: заткнул за пояс призрачный клинок и вытащил из ножен свой кривой кинжал.
   Я не стал терять времени и налетел на Лакина Рывком, но он исчез - ушел в Тень и растворился в воздухе. А мгновением позже я почувствовал укол в бок, отнявший у меня еще 840 пунктов Здоровья. Я отмахнулся от него, но Когти не достали моего противника. Зато я получил еще один удар, нанесенный уже из другого места.
  
  
   Осторожно! Уровень вашего "Здоровья" ниже 20%
  
  
   Теперь я на собственной шкуре убедился в том, насколько трудно было иметь дело с Сыном Тени. Особенно, если он достиг высокого уровня Развития. А в том, что это так и было, не приходилось сомневаться: Лакин без проблем уходил в Тень даже в отсутствие такой. Нанося удар, он продолжал оставаться в Тени. А значит, прокачка его навыка была никак не меньше 90-й ступени. Не мне с моей тридцатой было с ним тягаться...
   - Платок!- крикнула принцесса Шэла.
   Ну, конечно же, платок!
   Как я о нем забыл?!
   Сын Тени мог становиться невидимым для невооруженного глаза, но с помощью бесценного подарка Шэлы я мог видеть даже сквозь стены.
   Я натянул на глаза повязку, и склеп тут же преобразился, стал полупрозрачным и ярким. Повернув голову налево, я увидел фиолетовый силуэт Шэлы...
   ...и снова получил скользящий удар в бок.
   Перед глазами все плыло, ноги были ватными - верные признаки приближающейся смерти. Развернувшись, я увидел размытую, но вполне различимую тень, стремительно скользившую по сужающейся спирали. Лакин приближался, чтобы нанести еще один - возможно, решающий - удар. Я до последнего старался не выдать свое неожиданное и спорное преимущество, и при этом пытался держать противника в поле зрения. Когда он оказался в непосредственной близости и вскинул кинжал, я успел перехватить его руку, активировал Рывок и, сбив Лакина с ног, придавил к полу.
   Развивая успех, я нанес ему три удара по морде, потеряв при этом часть своего Здоровья. Потом, продолжая удерживать руку с оружием, выхватил у крысоголового из-за пояса призрачный клинок и...
   ...тут же потерял его: Лакин отбил занесенную над ним руку, и кинжал выпал из моих ослабевших пальцев.
   Противник сопротивлялся. Он был сильнее меня, и все, что я мог ему противопоставить, - это обездвижить его, перехватив обе руки. Потом мне удалось прижать одну коленом к полу. Я тут же растопырил пальцы в направлении отлетевшего кинжала Отпущения в надежде подтащить его Телекинезом. Увы, расстояние было слишком велико, а сопротивление Лакина нарастало. Ему удалось освободить одну руку, и теперь уже я получил чувствительный удар по лицу, отчего повязка слезла с моих глаз. Крысоголовый взбрыкнул, сбросил меня, вырвавшись на свободу, навалился сверху, пытаясь перерезать глотку кинжалом. Я вцепился в его запястье обеими руками и уже безучастно наблюдал за тем, как медленно, но неизбежно клинок приближается к моему горлу.
   А еще я видел краем глаза Шэлу. Девочка подошла к призрачному кинжалу, подняла его и приблизилась к нам.
   "Бей!",- хотелось закричать мне, но не хватило сил.
   А она почему-то медлила.
   Меня осенила догадка: она боится. Боится, что магия Лакина отразит удар и убьет ее саму. И тогда мне захотелось закричать: "Нет, не надо, остановись!" Если меня прикончит крысоголовый Хранитель, я вернусь в этот мир. Я - бессмертный. А она... Она исчезнет навсегда.
   Вместо крика из горла вырвался лишь хрип.
   А она ударила. Вонзила в спину Хранителя кинжал Отпущения, и меня осыпало прахом, в который превратилось его тело.
  
  
   Выполнено: 11 Хранителей из 12
  
  
   И снова никакой экспы, так как не я убил Лакина.
   Девочка продолжала стоять рядом, хмуря брови.
   - Теперь ты точно уйдешь из Некрополя,- пробормотала Шэла и, протянув руку, поправила мое Здоровье.
   Так вот почему она медлила! Вот чего она боялась!
   Да, после смерти Лакина у ключа от Некрополя появился новый владелец. Встав с пола, я поднял его и сунул в карман.
   - Еще нет,- ответил я примирительно.- Остался последний Хранитель.
   - Теперь, когда есть ключ, тебе необязательно выполнять задание Зариэля.
   - Нет, я привык доводить до конца все, что начинаю... Давай вместе поищем последнего Хранителя?- предложил я.
   - Зачем?- девочка вздохнула.- Его не нужно искать. Вот он.
   Шэла указала на свечу, горевшую на столе, похожем на алтарь. Это была странная свеча. Даже если Ялк зажег ее перед нашим появлением, она должна была оплыть, но этого не произошло.
   - Это вечная свеча,- пояснила эльфийская принцесса.- Точнее, это бывший Хранитель Суаяль, которого Зариэль превратил в свечу.
   - Зачем?- удивился я.
   - При жизни Суаяль был эгоистичным и самовлюбленным эльфом. По его вине погибло немало наших собратьев, а он купил себе жизнь ценой предательства. А еще он был алчным златолюбцем. Стремление к наживе привело его в Некрополь, а Проклятие превратило в Хранителя с крысиной головой. Но и это не послужило ему уроком. Он постоянно ссорился со своими товарищами - такими же Хранителями, как и он сам,- пакостил, строил козни, пользуясь своим бессмертием. И тогда Зариэль решил его примерно наказать. Он лишил его бессмертия и превратил нерадивого эльфа в свечу, которую может потушить даже легкое дуновение ветерка. Таким образом, его жизнь теперь была в руках тех, над кем он постоянно издевался. Любой обиженный им Хранитель мог задуть свечу. Однако Ялк рассудил иначе: страшнее смерти может быть только ожидание смерти. А оно длится уже не первый год... Задуй свечу - и ты выполнишь задание Зариэля.
   Я не знал Суаяля лично, но, думаю, все, что о нем говорила Шэла - правда. Терпеть не могу предателей, и считаю наказание, полученное им от Зариэля вполне заслуженным. Но...
   Я подошел к алтарю и задул свечу.
  
  
   +1500
  
   -150
  
   Заданача - устранить 12 Хранителей - выполнена!
  
   +5000
  
   Теперь Вы можете беспрепятственно покинуть Некрополь!
  
   Вы убили 10 Хранителей и можете рассчитывать на благодарность Матушки Тени.
  
   Получен новый навык!
  
   Зеркальное Отражение
  
   Один раз в 24 часа вы можете воспользоваться новым навыком и вернуть причиненный вам урон наносившему его противнику.
  
   Примечание: каждые десять новых уровней Вы будете получать возможность дополнительного использования Способности!
  
  
   Да, теперь я на самом деле мог покинуть Некрополь.
   Я обернулся к Шэле.
   - Уходишь?- упавшим голосом пролепетала она.
   - Извини, мне на самом деле пора. Будем прощаться?
  
  
   Глава 19
  
  
   - Можно я провожу тебя?- попросила Шэла.
   Я не стал возражать, и до ворот Некрополя мы добирались вместе. Шэла молчала. Я тоже. И потому что устал, и потому что все еще не верил в то, что мне все-таки удалось выпутаться из затруднительного положения, в котором я оказался по вине подлого полукровки.
   С другой стороны, приключение в подземелье оказалось щедрым на дары. Один платок Шэлы чего стоил! А кроме него - "Вазавель", оберег охотника Тита, кольцо мага Тилля, руна Чистой Ауры, которую можно было выгодно продать... или подарить одной хорошей знакомой.
   Призрачный клинок...
   Я оставил себе кинжал Отпущения и очень надеялся, что его не отберут при выходе из Некрополя. Хотя это было очень специфическое оружие, но кто знает, возможно, оно мне еще пригодится.
   Да и последний навык, полученный от Матушки Тени дорогого стоил. В его действенности я убедился на собственном горьком опыте.
   Вот и ворота Некрополя. Я вставил шестеренку в "замочную скважину", и створки покорно распахнулись. За ними оказались еще одни ворота. И еще одни на удалении полусотни шагов по длинному коридору. Они открывались медленно, словно не хотели выпускать меня из этого царства мертвых.
   Пользуясь возможностью, я прощался с Шэлой.
   - Жаль, что ты уходишь,- в который раз вздохнула девочка-призрак.
   - Я буду о тебе вспоминать,- заверил я ее.
   - Это хорошо. Память придает нам сил и оправдывает наше существование... Я тоже буду о тебе вспоминать.
   Я присел, и она обняла меня за шею.
  
  
   Получена новая Способность!
  
   Отныне урон, причиненный Вам духами и умершими, будет снижен на 20%
  
  
   - Спасибо тебе за все!- поблагодарил я ее.
   - Если ты когда-нибудь вернешься в Старый Город, помни, что в Некрополе тебе будет рада одна маленькая эльфийка.
   - Я обязательно навещу тебя, обещаю!
   - Прощай!- кажется, она мне не поверила.
   - Прощай!- я развернулся, вышел за ворота...
   ...и тут же оказался в цепких объятиях Матушки Тени.
   - Не спеши!- прошелестел ее змеиный голосок над моим ухом.
   Как всегда ее появление сопровождалось пробирающим до костей могильным холодом и слабостью. Я не мог сойти с места и угрюмо наблюдал за тем, как медленно закрываются самые дальние ворота, снова отрезая меня от внешнего мира.
   - Не спеши!- повторило Древнее Божество.- Доволен ли ты моими дарами?
   - Да,- с трудом выдавил я из себя.
   - Тогда вернись в Церемониальный Зал и убей Зариэля! Выполни мое поручение, и я щедро вознагражу тебя за преданность.
   - Мы так не договаривались! Я заслужил право Выбора!
   - Наивный Звездный...- ее смех был похож на предсмертный хрип.- Разве ты еще не понял, что это право - иллюзия?! Рано или поздно, так или иначе, но ты все равно сделаешь то, что нужно мне. Так зачем сопротивляться и расстраивать Матушку Тень? Воспользуйся возможностью, пронзи призрачное сердце старика кинжалом Отпущения, и моя благодарность будет безгранична.
   - Нет!- решительно ответил я.
   Матушка Тень раздраженно зашипела, и тут же ее костлявая длань сдавила мое горло. Полоска Здоровья стала стремительно сокращаться...
   - Отпусти его!
   В коридоре появилась Шэла. Девочка светилась от ярости и возмущения, в ее голосе было столько силы и решимости, что хватка Матушки Тени на мгновение ослабла. Однако потом пальцы сомкнулись с новой силой.
   - Не вмешивайся не в свое дело, маленькая принцесса!- угрожающе прошелестел голос Древнего Божества.- Знай свое место и помни о том, что ты пребываешь на границе миров, и однажды можешь оказаться в моей власти.
   - Не бывать этому! Оставь его в покое, и тогда, может быть, я позволю тебе убраться невредимой в свое логово.
   Богиня рассмеялась.
   - Ах, так...
   В руке Шэлы появилась ее кукла, и в тот же миг смех Матушки Тени оборвался, а сжимавшая мое горло костлявая рука трусливо разжала пальцы. Но это было только начало. Призрачные щупальца, извиваясь, потянулись от тряпичной куклы к заметавшейся по коридору Матушке Тени. Она попыталась улизнуть, но щупальца настигли ее впились в тщедушное прозрачное тело, и стали выкачивать из Древнего Божества драгоценную ману.
   Матушка Тень пронзительно заверещала.
   - Разве не предупреждал я тебя, чтобы ты никогда не появлялась в нашем Некрополе?!- прозвучал у меня за спиной разъяренный голос голос Зариэля.
   Сквозь стены в коридор просочились другие эльфийские старейшины. Они окружили Матушку со всех сторон, замерли, протянув к ней руки. Их пальцы заискрились готовой сорваться магией.
   - Отпустите меня!- заголосила Богиня. Голос ее был жалок и напуган.- Я больше никогда не переступлю порог Некрополя! Клянусь!
   - Отпусти ее!- сказал Зариэль Шэле, и девочка опустила куклу.
   Призрачные щупальца порвались, и обретшая свободу Матушка Тень мгновенно исчезла.
   - Спасибо вам,- поблагодарил я своих спасителей.
   - Я ей не верю,- тихо сказала Шэла.- Рано или поздно, но она снова вернется. Мы могли раз и навсегда положить конец ее притязаниям.
   - И нарушить тем самым хрупкое равновесие?- Зариэль покачал головой.- Я не могу взять на себя такую ответственность. Особенно сейчас, когда мир стоит на грани больших перемен.- Сказав это, он обернулся ко мне.- Ты очень рисковал, противясь воле Богини, Сын Тени. Она никогда не простит того, кто стал свидетелем ее унижения. Но за то, что ты отказался выполнить ее поручение, я перед тобой в долгу. Поэтому однажды, когда станет совсем туго, ты можешь призвать нас, и мы придем тебе на помощь. Возьми!
   Он передал мне руну Призыва.
   - Только не тревожь нас понапрасну! Хорошенько подумай, прежде чем воспользоваться дарованной тебе возможностью и помни, что другой такой у тебя уже не будет.
   - Спасибо!- искренне поблагодарил я Зариэля за щедрый дар, убирая руну в рюкзак.
   - И вот еще...- Шэла протянула мне свою куклу.
   - Нет, я не могу ее принять!
   - Бери!- настаивала девочка.- Тебе она нужнее, чем мне. Она защитит тебя от Матушки Тени... Кроме того, мне приятно будет знать о том что Мора находится в надежных руках... Бери!
   - Спасибо!
   Кукла так же отправилась в Инвентарь.
   - А если она не угомонится, пощекочи ребра вздорной старухе кинжалом Отпущения... Только не убивай ее! Не нарушай шаткое равновесие!
   Зариэль взмахнул рукой, и закрывшиеся ворота начали снова открываться.
   - Спасибо вам за все и... прощайте!- я развернулся и покинул Некрополь...
  
  
   + 7500
  
   Задание: "Живые и мертвые" - выполнено!
  
  
   В Годвигуле стояла глубокая ночь. Я обернулся, дождался, пока закроются ворота Некрополя, и только после этого сориентировался по карте.
   Я находился в северо-западной части Старого Города. До Ималя было километров пять пути - это если по прямой. Я устал настолько, что едва держался на ногах, но мне предстояло преодолеть это расстояние, чтобы добраться до постоялого двора, до своей комнаты, откуда я мог вернуться в Междумирье.
   Ради интереса я натянул на глаза платок Шэлы, и мир вокруг меня стал ярким, полупрозрачным, призрачным. Так я и шел на юго-восток, огибая руины строений и слишком густые заросли кустарника.
   Неожиданно прямо на моем пути и в непосредственной близости к небу взметнулся угольно-черный шлейф дыма. Вознесся и замер окаменевшим столбом.
   Я остановился, убрал с глаз повязку и увидел совсем иную картину. На самом деле это был столб света, бившего в небо и "царапавшего" проплывавшие над лесом облака. Не яркий, но вполне заметный издалека. Если я не ошибаюсь, таким способом отмечали определенную точку на местности.
   Но кто? И зачем?
   Усталость была сильнее любопытства. К тому же не хотелось вляпаться в очередную историю. Я решил обойти "маячок" стороной, но тут же снова замер, не заметив, а скорее, почувствовав близкое присутствие опасности. Как я ни вглядывался в темноту ночи, но так и не смог ничего разглядеть. Тогда я снова прикрыл глаза повязкой и на этот раз убедился в том, что мои опасения не были напрасными.
   Не удивительно, что я сразу не разглядел это то ли чудо природы, то ли порождение враждебной магии. Странного обитателя Изумрудного леса, освоившего основы мимикрии, практически невозможно было разглядеть на фоне буйной растительности. Внешне он был похож на корягу, обретшую вторую жизнь. Эдакий огрызок древесного ствола, обращенного корневищем вверх. Перемещался он на двух мощных конечностях-ветках, волоча по земле изуродованный ударом молнии обрубок ствола-хвоста. Двигался медленно, плавно, растянуто - сразу и не заметишь. Корни на "голове" шевелились и шарили по сторонам, ощупывая пространство. Он часто замирал, становясь совершенно неразличимым. Я бы ни за что не заметил его даже при дневном свете, даже если бы стоял рядом с ним. Однако через платок Шэлы он выделялся ярким темно-зеленым пятном на бледном полупрозрачном фоне леса. И еще - его неповоротливость была обманчива. В случае тревоги он делал резкие выпады, атакуя цель все теми же корнями. Даже мне было бы трудно тягаться с ним в скорости.
   И он был не единственным, кто вышел на охоту этой ночью. Чуть в стороне я заметил еще одного. Этот был внешне похож на человека. Руки, ноги, голова... Но... Когда я оказался рядом с ним, и нас разделяла лишь невысокая стена разрушенного дома, он почувствовал мое присутствие, и я увидел, как податливое на вид тело затягивается броней из прочной коры, как врастают в землю ноги, а руки трансформируются, превращаясь в древесные корни.
   Еще одно лесное существо обосновалось в густых кронах деревьев. Оно бесшумно и незаметно для невооруженного глаза перемещалось с ветки на ветку, с дерева на дерево, осматривая свои владения с недоступной высоты. Это своей гибкостью и грациозностью больше всего походило на представителя семейства кошачьих, но и оно на самом деле относилось к тем, кого неведомый мне эльф называл дендерами.
   Мне не потребовалось слишком много времени для того, чтобы понять: дендеры не просто так собрались этой ночью на окраине Старого Города. Эти трое, а так же другие их сородичи, охраняли подступы к источнику света, бившему в небо с небольшой поляны среди затянутых зеленью леса руин. И раз уж я все равно оказался поблизости...
   Используя повязку Шэлы, я легко подкрался к поляне и увидел и источник и света, и того, кто его породил. В центре поляны лежала сигнальная руна, излучавшая направленный вверх пучок света толщиной сантиметров в семьдесят. А рядом с ней стоял тот самый эльф, которого я видел в странном сне в Роще Возмездия.
   В который раз я убедился в том, что сны эти были вещими.
   Эльф стоял в центре поляны спиной к источнику света. Его голову покрывал капюшон, и я не мог разглядеть его лица. Но я отчетливо представлял себе, как он всматривается в гущу леса.
   Он определенно кого-то ждал.
   И этот кто-то не заставил нас обоих долго ждать.
   Первыми всполошились охранники. Лес ожил, наполнившись отрывистыми сухими, как треск ветки, криками дендер. Они не нападали на незнакомца, они предупреждали хозяина о его приближении.
   Я расположился на самой кромке леса. От поляны меня отделяли лишь густые кусты и поваленное бурей дерево. Позади меня, но на безопасном расстоянии несли дежурство три дендеры. Эльфийский маг стоял ко мне спиной, поэтому я мог быть уверенным в том, что мое присутствие осталось никем незамеченным.
   Того, кого ожидал маг, я увидел издалека и сразу же определил расовую принадлежность по крупной фигуре и тяжелой поступи. Но с выводами я не стал спешить, дожидаясь, пока визитер выйдет на поляну. А он шел не таясь, напролом, шурша листвой, треща сломанными ветками. Наконец он ступил на поляну, и я убедился в своей правоте.
   Это на самом деле был орк. Не Звездный, а самый настоящий орк - извечный противник человека и непримиримый враг эльфа. Он явился в полном боевом снаряжении, с огромным двулезвенным топором за плечами. Но эльф при его появлении даже не шелохнулся. Вместо того чтобы испепелить убийцу своих сородичей неугасимым огнем, он приветствовал его, хоть и дерзко, но по-свойски:
   - Ты заставляешь себя ждать, Раш-Нак!
   - Я пришел так скоро, как смог,- огрызнулся орк.
   Оба они говорили на человеческом наречии - общепринятом языке межрасового общения.
   - Зачем позвал?- осведомился Раш-Нак.
   - Близится время перемен, орк...
   - Я это тоже чувствую,- согласился тот.
   - Пришла пора действовать.
   - И в этом я с тобой согласен,- угрюмо кивнул орк.- Дурные вести достигли моих ушей. Роршах завладел мечом Карракша и провозгласил себя единственным законным правителем Хартлана... Этот выскочка, этот предатель... урух-х-х...- злобно прорычал Раш-Нак.- Глупые доверчивые орки склоняют перед ним свои головы. Он подмял под себя уже две дюжины кланов. И, боюсь, это только начало.
   - У нас с тобой схожие проблемы, Раш-Нак,- посочувствовал эльф.- К Ималю приближается Ингервиль. Если он войдет в город...
   - Это твои проблемы, Зелендаль!- огрызнулся Раш-Нак.- При чем тут я?! Зачем позвал?!
   - Сейчас такое время, что нам стоит держаться друг друга. Ты поможешь мне, а я помогу тебе...
   - Ты?!- фыркнул орк.- Как ты можешь мне помочь, если не в состоянии справиться с собственными проблемами?!
   - Это лишь временные трудности!- заскрежетал зубами эльф.- Главное сейчас - Предатель не должен войти в город. Более того - для всех будет лучше, если он умрет до того, как... кхм...- Эльф осекся. Похоже, ему было, что скрывать от своего неожиданного союзника.- После того, как Яри изгнала эльфов из своих городов, все они потянулись в Ималь. Но что еще хуже - с ними идут Звездные, которые остались преданы Светлоокой Богине. Ты представляешь, какая это сила? И что случится, когда все они ринутся на восток в поисках жизненного пространства?
   - Это скверная новость...- пробормотал Раш-Нак, понимая, к чему клонит его собеседник.
   - О том и речь! Именно поэтому мы должны уничтожить Предателя прежде, чем он объявится в Имале. Это в наших общих интересах.
   Немного подумав, Раш-Нак сказал:
   - Я услышал тебя, Зелендаль.
   - Поторопись, Раш-Нак! Ингервиль идет с юга, а с ним сотни беженцев. Их уже видели в окрестностях Ярма. Через пару дней они переправятся через Курон, и тогда...
   - Я не смогу в кратчайшие сроки собрать достаточно сил, чтобы справиться с такой армией!- заревел орк.
   - Не стоит переоценивать их силы, Раш-Нак! Жизнь за прочными стенами развращает, делает слабыми даже самых сильных. Городские эльфы - плохие воины. Среди них много торговцев и простых обывателей, которые не умеют держать в руках оружия. Это будет легкая добыча, орк. И еще: ты не единственный, к кому я обратился за помощью. Будет, будет подкрепление, которым ты останешься доволен! К тому же не забывай: твоя главная цель - Предатель. Убей его, а остальное моя забота! И помни - это в наших общих интересах.
   - Это так, но...
   - Что еще?!- раздраженно воскликнул эльф.
   - Роршах... Моему клану и сейчас его не одолеть. А предстоящее сражение предвещает серьезные потери...
   - ...и внушительные призы в случае победы! Разгром армии Ингервиля поднимет твой престиж в рядах лесных орков. Со своей стороны я обещаю тебе пять крепостей на востоке Изумрудного леса. Эльфы покинут их, как только весть о гибели Предателя достигнет Ималя. И это тоже позволит тебе возвыситься среди соплеменников...
   - Этого недостаточно!- провозгласил Раш-Нак.
   - Чего же ты еще хочешь?!- удивился Зелендаль.
   - Жезл Богини Смилион. С его помощью я брошу вызов Роршаху.
   - Ты не сможешь воспользоваться им без Благословения Светлоокой Богини,- возразил эльф.
   - Дай мне его, и мои шаманы найдут ему достойное применение!
   Повисла пауза. Зелендаль раздумывал.
   - Хорошо,- сказал он, наконец.- Ты получишь Жезл Светлоокой после того, как умрет Ингервиль.
   - Считай, что он уже подох,- усмехнулся орк, развернулся и направился к лесу.
   Пока заговорщики общались, дендеры стягивались к поляне. Я не стал дожидаться, когда меня обнаружат, и короткими перебежками покинул место событий. Все, что можно, я уже услышал. Хотя и не все понял из сказанного. Кто этот Зелендаль? И кто такой Ингервиль, которого двуличный эльф называл Предателем? Несомненным было одно: он представлял серьезную угрозу для Зелендаля, если ради его устранения тот пошел на связь с орками. И не только их. В вещем сне я видел отряд дендер, порожденных для единственной цели - убить Ингервиля. А еще эльф говорил о каких-то иных союзниках, которые должны были помочь оркам в предстоящей битве с беженцами из городов Карнеолиса.
   Что, черт возьми, здесь вообще происходит?!
   Такое впечатление, будто мир сошел с ума, если уж эльфы начали заключать союзы со своими непримиримыми врагами.
   Впрочем, меня это не касалось. Я устал, хотел спать и не собирался лезть в чужие дела.
   По крайней мере, сегодня.
   В дальнейшем я беспрепятственно добрался до Ималя и лишь в последний момент сообразил, что, скорее всего, ворота окажутся закрыты на ночь, и проникнуть в эльфийский город будет непросто. Но лучше один раз увидеть...
   Я почти добрался до ворот, когда слева от тропинки послышалось подозрительное шуршание. Я резко обернулся. Увидел мелькнувшую между деревьев тень и, не раздумывая, выстрелил в нее из арбалета.
   - Не стреляй, Проклятый!- услышал я приглушенный старческий голос, донесшийся из зарослей.- Я друг. Меня прислал Арсоль.
   На тропинку вышел пожилой эльф. Одет он был просто, оружия при нем не было, поэтому я тоже опустил арбалет.
   - Я тебя слушаю.
   - На закате мне удалось проникнуть в Рощу Возмездия и поговорить с Арсолем. Он хотел повидаться с тобой. Это очень важно...
   - Хорошо...- начал, было, я, но он еще не закончил.
   -Погоди, это не все, что я хотел сказать... Тебя не велено пускать в Ималь. Это приказ Патриарха.
   Час от часу не легче!
   - В ваш город пригласил меня не он, а Светлоокая Богиня,- напомнил я.
   - Договор утратил свою силу после того, как ты обманным путем проник в Некрополь Старого Города.
   Новости в Изумрудном лесу распространялись со скоростью звука.
   - Откуда он об этом узнал?
   - Ему нашептал Раскаль.
   От гнева я заскрежетал зубами.
   - Полукровка появился после полудня,- продолжил старик,- и сразу направился к Патриарху. Он рассказал о том, что ты попросил проводить его в Старый Город. Когда оказалось, что ты собираешься проникнуть в Некрополь, он попытался тебя отговорить. Но ты и слушать его не стал...
   - Подлый лжец!
   - Но ты ведь на самом деле побывал там?
   - Да, но... это была идея Раскаля! А потом он обманул меня и оставил в запертом подземелье.
   - Раскаль хоть и полукровка, однако Патриарх поверит скорее ему, чем... хм... Проклятому... Так ли иначе, но тебя не пропустят в Ималь.
   - Ну и ладно, не очень-то и хотелось,- фыркнул я.
   - Тебе стоит встретиться с Арсолем,- напомнил мне эльф.
   От усталости голова совсем уже не соображала.
   - Для начала мне нужно хорошенько выспаться.
   - Поверь мне, дело не терпит отлагательств. Это очень, очень важно.
   - Да что там у вас случилось?!
   - Пусть тебе об этом расскажет сам Арсоль,- ушел от ответа мой собеседник.
   - Хорошо,- тяжело вздохнул я.- И как же мне с ним встретиться?
   - Я помогу тебе проникнуть в Ималь. Дальше тебе придется действовать самому... Только у меня к тебе будет одна просьба: не причиняй вреда жителям города, они ни в чем не виноваты.
   - Постараюсь, но ничего не обещаю.
   - Уж постарайся... Иди за мной!
   Эльф свистнул тихо и замысловато. Тот час же из дебрей леса прилетела стайка светлячков и зависла над головой моего провожатого. Старик сошел с тропы и углубился в лес.
   Я последовал за ним.
   Мы шли на запад вдоль непроходимых зарослей, отгораживавших Ималь от остального мира. Светлячки сносно разгоняли мрак, тянувший к нам свои не знавшие преград щупальца. Наконец, мы добрались до поляны, посреди которой росло два дерева с длинными и сравнительно тонкими стволами. Эльф приблизился к одному из них и прикоснулся к уродливому наплыву на высоте полутора метров. И тут же оба дерева изогнулись, склонив макушки, и образовали импровизированную арку.
   - Это тайный портал, ведущий в город. О его существовании знает только Патриарх и еще пара влиятельных эльфов.
   - Что я должен делать?
   - Пройди между этими деревьями!- устало вздохнул старик, акцентируя мою несообразительность.
   Что поделать - соображал я все хуже и хуже, сказывалась непомерная усталость.
   - Вот, выпей!- эльф протянул мне склянку с вишневой жидкостью и пояснил:- Напиток снимет усталость на некоторое время.
   Я осушил посудину и... да, почувствовал значительное просветление в голове. Ноги перестали подгибаться, мышцы налились силой. Выносливость перестала сокращаться, и шкала быстро достигла предельных размеров.
   - Спасибо!- поблагодарил я старика.
   - На здоровье!
   Я шагнул под древесную арку, и тут же оказался у южных ворот Ималя, аккурат на пороге постоялого двора, где снимал комнату.
   Никого поблизости не было. Тишина и покой. Обитатели города спали, и лишь вдалеке по тропинкам прогуливалась эльфийская стража. Обойти их не составило бы труда, но я решил не рисковать и уважить старика, по возможности избегая ненужных жертв.
   Для этого мне понадобится Жезл Паралича. Я приобрел его почти полгода назад, но успел воспользоваться лишь пару раз. А потом случилось Проклятие и сокращение в Уровнях на 50%. Недавно я достиг заветного 45-го уровня, и теперь снова мог воспользоваться этим замечательным образчиком нелетального оружия, изготовленного по заказу Воровской Гильдии.
   Жезл лежал в личном шкафу. А ближайший шкаф находился на постоялом дворе. Чтобы не будить его хозяина и не поднимать шума, я решил забраться в свою комнату через окно. Благо, покидая ее утром, я оставил его приоткрытым, чтобы проветрить помещение. Напиток, предложенный мне старым эльфом, имя которого так и осталось для меня неизвестным, играл в крови. Я легко поднялся на козырек дома, прижавшись к стене, прошелся по карнизу, распахнул окно и оказался внутри своей комнаты.
   Она все еще числилась за мной или хозяин не успел в нее заселить нового постояльца. Так или иначе, но в комнате никого не было. Я добрался до Шкафа и взял с полки жезл. Да, теперь он был активным, и я мог использовать его по назначению. Поборов искушение хоть на минуточку заглянуть в Междумирье, я покинул помещение через окно, просто спрыгнув на газон и, скрываясь в темноте, направился к Роще Возмездия.
   Ималь разительно отличался от Вальведерана, но и здесь было предостаточно условий для незаметного продвижения в любую точку города. Вместо тесных переулков - пышные кусты, вместо дверных проемов - могучие деревья, вместо крыш - навесные мостки, растянутые над лужайками и цветниками. Освещение в ночном эльфийском городе тоже было своеобразным. Никакого открытого огня! Деревья и дома оплетали лианы, усыпанные гроздьями светящихся соцветий. На перекрестках росли плоды, похожие на ананас. Они тоже излучали приглушенный зеленоватый свет. Ну, и, конечно, вездесущие светлячки, стайками сновавшие над городом и залетавшие даже в самые недоступные места.
   И все же Ималь - не Вальведеран. Днем было бы проблематично не попасться на глаза вездесущим эльфам. Однако ночью даже в этом странном городе я чувствовал себя в родной стихии.
   Короткими перебежками, время от времен таясь от проходивших мимо эльфийских патрулей, я добрался до Рощи Возмездия. Кольцо оцепления сняли, поэтому мне удалось без напряга перебраться через ограду, и спустя минуту я стоял перед деревом, методично пожиравшим Арсоля Вилана.
   С тех пор как мы виделись в последний раз, его положение существенно ухудшилось. Дерево почти полностью поглотило его тело - я видел часть головы, правое колено и три пальца левой руки.
   Почувствовав мое приближение, он открыл глаза. Ресницы затрепетали.
   - Мне очень жаль...- ничего другого мне в голову не пришло.
   - Мне тоже жаль...- слабым голосом произнес Арсоль.- Жаль, что не успел довести дело всей моей жизни до конца. Но... еще можно все исправить. Помоги мне! Не хочу умереть, не закончив дело всей моей жизни.
   - Что ты хочешь?
   - Патриарх должен умереть!
   - Ты хочешь, чтобы я его...- растерянно пробормотал я.
   - Нет. Однажды я поклялся, что он умрет от моей руки. Поэтому даже если у тебя будет такая возможность, не тронь его - он мой... У меня есть для тебя другая просьба... Недавно я просил тебя встретиться с моими друзьями, которые скрываются на окраине Старого Города...
   - Я побывал там... Они все мертвы... Извини.
   - Я знаю... Они нашли способ вернуть мне свободу, избавиться от древесных оков. Они несли эликсир в Ималь, но были подло убиты приспешниками Патриарха. Теперь это чудесное зелье находится в его доме. Добудь его, прошу тебя! Принеси его мне и дай испить, а остальное я сделаю сам. Я не боюсь смерти. Я не хочу умереть, не доведя до конца давно начатое дело.
  
  
   Получено новое задание: "Эликсир Свободы"!
  
   Задача: Проникнуть в дом эльфийского Патриарха, завладеть эликсиром и принести его Арсолю Вилану в Рощу Возмездия
  
  
   Это хорошо, что он не стал просить меня убить Патриарха. Возможно, тот являлся распоследним негодяем в глазах Арсоля, но это было его личное дело. А убийство высокопоставленной особы такого ранга не только навечно ухудшило бы мои отношения с эльфами, но и снова настроило против меня Светлоокую Смилион. И хотя я уже находился в опале у другой Богини и мог не опасаться нового Проклятия, пополнить ряды недругов именем еще одного Божества мне не хотелось.
   На этом фоне задание Арсоля показалось мне сущим пустяком.
   - Я постараюсь добыть для тебя э...
   Протяжный стон, раздавшийся со стороны, оборвал меня на полуслове. Я повернул голову и...
   - Нет, только не это...- невольно вырвалось у меня, когда я увидел Кареоку, частично погрузившуюся в ствол одного из деревьев-людоедов.
   Я напрочь забыл об Арсоле и его задании, на негнущихся ногах приблизился к девушке, к которой давно уже испытывал определенные чувства.
   - Кареока...
   - Шкатулка Гаридана... Они забрали ее у меня...
   Не понимаю! Как она могла думать о какой-то шкатулке, когда сама находилась в столь незавидном положении?!
   Мне хотелось помочь ей, вырвать ее из объятий порожденного эльфийской магией чудовища, но... Я помнил, что случилось, когда я попытался освободить Арсоля Вилана, чем причинил ему нестерпимую боль. А девушка была гораздо слабее эльфа. Дерево отняло у нее все силы, отчего Кареока выглядела истощенной донельзя. Корни надежно оплетали ее, впились в тело, которое, несмотря на сравнительно недавнее пребывание в Роще Возмездия, слишком быстро обрастало древесной плотью. Заглянув ей в глаза, я увидел позеленевшие капилляры - характерный признак того, что необратимый процесс превращения в дендеру был не за горами.
   Руки сами тянулись к корням, но Кареока остановила меня, говоря отрывисто, из последних сил:
   - Это бесполезно... Оставь... Уходи, не хочу... чтобы ты видел меня... такой...
   - Я...
   - Уходи!
   Я попятился назад и пробормотал:
   - Я вытащу тебя отсюда!
   Несмотря на безвыходность положения, я знал, что мне делать.
   Мимо Арсоля я прошел, даже не взглянув в его сторону, но он окликнул меня:
   - Погоди, Проклятый! Ты знаешь эту девушку-друида из клана Пролесков?- не дожидаясь моего ответа, он продолжил: - Она что-то говорила о шкатулке Гаридана. Ты ее видел?
   - Да... и что?- раздраженно воскликнул я. Мне не терпелось вызволить Кареоку, а этот эльф отнимал драгоценное время по каким-то пустякам!
   - У нее на крышке выгравирован кленовый лист, а внутри него - поющий соловей?
   - Кажется... А ты откуда знаешь?- насторожился я.
   - Это моя шкатулка... Вернее... Я давно искал ее, нашел и снова потерял. Точнее, ее у меня украли, когда я останавливался в Вальведеране. Меня обчистил гнусный вор, обвел вокруг пальца, подлец! Мы искали его, нашли и допросили. Оказалось, что он работал по заданию клана Пролесков. Я готов был выкупить шкатулку за любую мыслимую цену, но меня и слушать не стали, вытолкали за ворота... Это моя шкатулка...
   - Что в ней?
   - Доказательство,- неуверенно ответил эльф.
   - Чего?
   - Непричастности моего отца, обвиненного в смерти бывшего Патриарха и казненного по приговору нынешнего.
   Так вот почему Арсоль пытался убить Патриарха! Он хотел отомстить за смерть своего отца.
   - Добудь эту шкатулку! Восстанови справедливость!
  
  
   Задание "Дела давно минувших дней" обновлено!
  
   Новая задача: Вернуть шкатулку, отнятую у Кареоки
  
  
   Я понятия не имел о том, где она может быть, но не стал расстраивать эльфа:
   - Хорошо. Я скоро вернусь, а если нет...
   Я бросил взгляд на Кареоку.
   Нет, я просто обязан был вернуться!
  
   Дом Патриарха располагался в самом центре Ималя - не самое помпезное, но довольно примечательное двухэтажное строение, мимо которого я уже пару раз проходил, прогуливаясь по городу.
   Для начала я попытался было проникнуть внутрь через приоткрытое окно на первом этаже, но тут меня подстерегала неожиданность. Стоило мне приблизиться к нему, как украшенная магическими символами рама выпустила извивающиеся побеги, мгновенно затянувшие все пространство оконного проема.
   С такой системой защиты мне раньше не приходилось сталкиваться.
   Побеги оказались настолько прочными, что их не брала сталь. Несколько раз я пытался обмануть их и даже уходил в Тень, однако защитная система неизменно реагировала на близкое присутствие постороннего и перекрывала доступ в помещение непрошенному гостю.
   Что ж, придется войти через главный вход.
   Проблема лишь в том, что у дверей дежурили двое стражников. Один сидел на крыльце, а другой прохаживался туда-сюда по внутреннему дворику.
   Неумолимо приближался рассвет, и у меня не было времени на особые изыски. Я мог бы устранить обоих без лишнего шума, но в этом случае мне пришлось бы нарушить обещание, данное старику, который показал мне потайной портал, ведущий в город. Впрочем, этого не понадобилось. Я дождался, когда один из стражников приблизится к кустам, за которыми я скрывался, а когда он повернулся ко мне спиной, я шагнул следом и ткнул его в шею коротким жезлом Паралича. Неказистое на вид оружие способно было вырубить хоть человека, хоть эльфа, хоть орка - главное - неожиданность. Ноги стражника подкосились, я подхватил обмякшее тело и тут же уволок его за кусты.
   На все про все у меня ушло не больше пяти секунд, так что второй эльф ничего не успел заподозрить. Он продолжал сидеть на крыльце, занятый чтением какой-то книги. Правда, время от времени он отрывал глаза и поглядывал на своего напарника. Не увидев его в очередной раз, он насторожился, а мгновением позже ему в затылок уперся жезл Паралича, и еще один страж отправился в мир сновидений.
   Дверь дома была по-эльфийски прочной, сложный замок, изготовленный мастерами Подгорного Царства. Да вот беда для хозяев - ключ остался торчать в замочной скважине! Ухватив Телекинезом, я резко повернул его - раздался щелчок, и дверь открылась.
   Я осторожно открыл ее, проник внутрь и оказался в округлом зале, освещенном тусклыми ночными лампами. Прямо у входа, устроившись на стуле, дремал еще один стражник...
   На месте Патриарха я бы гнал в шею таких охранников!
   Впрочем, Ималь был островком благоденствия и безопасности в безумном мире Годвигула, и эльфы с полным основанием могли не переживать за свои жизни и кошельки... ровно до тех пор, пока в их городе не появился пришлый вор... хм... приглашенный Богиней, которой они поклонялись.
   Я не стал тревожить охранника, прокрался мимо и, одно за другим, обследовал все помещения первого этажа, но не обнаружил ни шкатулки, ни какого-либо подозрительного зелья. Зато к моим рукам прилип кошелек с 43 реалами, дорогой перстень без магических свойств, серебряный кинжал и пара магических свитков.
   Кроме того, замкнулось, наконец, кольцо Скрытности, увеличив этот навык на один балл. На подходе были Рывок, Обезвреживание и владение холодным оружием.
   Дом Патриарха спал. Спала прислуга в своих комнатах, спал охранник у входа...
   Я мысленно пожелал им всем приятных сновидений и спустился в подвал, где нашел винный погреб, кладовую, пару пустых помещений, похожих на тюремные камеры и лабораторию. Последнюю я обшарил с особым тщанием. Результаты превзошли все мои ожидания. В свободное от своих эльфиский забот время Патриарх практиковал в алхимии. На полочках стояли результаты его трудов. К сожалению, я не мог забрать абсолютно все, как мне ни хотелось, из опасения поучить серьезный перегруз. Поэтому пришлось остановиться на десятке зелий малого и среднего Исцеления, паре Универсального Противоядия и пяти склянках Тонуса. Еще одну я опустошил на месте, увеличив до максимума Выносливость. Я не стал засорять рюкзак зельями, которые мне были неизвестны, хотя, возможно, многие из них стоили немалых денег. Зато я взял несколько рецептов оптом, даже не взглянув на их содержимое.
   Отдам Альгою, если... когда с ним встречусь.
   Ну, или продам... если что...
   Искомое зелье стояло на лабораторном столе. Патриарх с ним работал. Он отлил часть жидкости в керамическую посудину и проводил с ней опыты. Но в склянке еще оставалось немало напитка, именуемого Эликсиром Свободы.
   О том, что я не ошибся, красноречиво объявила Система:
  
  
   +2500
  
   Задание "Эликсир Свободы" - обновлено
  
   Новая задача: отнести зелье Арсолю Вилану
  
  
   Вы достигли нового уровня! Текущий уровень: 46
  
   У вас 8 неиспользованных очков к Атрибутам
   У вас 8 неиспользованных очков к Навыкам
  
  
   Еще два уровня, и я окончательно наверстаю то, чего лишился после получения Божественного Проклятия.
   Приходилось только сожалеть о потерянном времени, за которое я мог бы продвинуться значительно дальше.
   Окинув взглядом не до конца опустошенные полки с зельями, я покинул сначала лабораторию, а потом и подвал.
   Оставалось осмотреть покои на втором этаже, и если там я не обнаружу искомую шкатулку, то придется прекратить поиски, потому что мне стоило поспешать обратно в Рощу Возмездия.
   Еще одного полусонного охранника я обнаружил в коридоре. Он вяло прохаживался туда-сюда. Я дождался, пока он повернется ко мне спиной, скользнул следом и отрубил эльфа жезлом Паралича. Тело я пристроил в пустой гостевой спальне. После чего обследовал остальные помещения. Одно из них - судя по книжным полкам то ли библиотека, то ли рабочий кабинет Патриарха - оказалась надежно заперта. Моих навыков оказалось недостаточно, чтобы вскрыть замок.
   Впрочем, шкатулку Гаридана я обнаружил в спальне хозяина дома. Она стояла на ночном столике - наверное, Патриарх пытался ее открыть перед тем, как отойти ко сну.
   К слову, повелитель лесных эльфов оказался не так уж стар, каким я его себе представлял - по человеческим, разумеется, меркам. На вид ему было около сорока, хотя на самом деле его возраст вполне мог перевалить за сотню. Эльфы были известными долгожителями.
   Патриарх храпел, развалившись на просторной кровати, стоявшей посреди спальни. Едва оказавшись в помещении, я прикрыл за собой дверь и мельком окинул взглядом помещение. Сначала я увидел шкатулку, потом ее нынешнего обладателя, а под конец мой взгляд наткнулся на жезл, с которым Патриарх не расставался даже во сне и прижимал его к груди.
   Жезл Богини Смилион. Еще одна часть комплекта Лучезарных Доспехов.
   Сердце екнуло в груди. Я шагнул вглубь комнаты...
   ...и только сейчас заметил нечто, висевшее под потолком. Я не успел его толком разглядеть при тусклом свете ночника, заметил лишь щупальце, метнувшееся ко мне со скоростью выпущенной тугим луком стрелы. Отменная реакция спасла мою жизнь: я успел активировать Щит Смилион. Тонкая и острая, как игла, конечность, ударила меня в грудь, Щит отразил большую часть урона, но от мощного удара меня отбросило назад...
  
  
   Здоровье - 11230
  
  
   В следующую секунду произошло сразу несколько событий: тварь на потолке приготовилась к очередной атаке, чтобы на этот раз наверняка добить свою жертву; Патриарх перестал храпеть и тревожно заурчал, жезл в его руке подозрительно сверкнул; а я активировал Рывок и на ходу ушел в Тень.
   Я оказался зажат между платяным шкафом и стеной у окна. Отсюда я мог лучше разглядеть неожиданного охранителя покоя Патриарха, но ясности не прибавилось. Это по-прежнему было... нечто, скорее, растительного происхождения, богато пропитанное магией. Внешне оно напоминало корневища, вылезшие прямо из потолка. Корни были длинными, гибкими, мощными. В самой сердцевине клубка я увидел один большой глаз, рыскавший взглядом по комнате. Он потерял меня из виду, но все еще ощущал мое присутствие. Корни хлестали и шарили по сторонам, извивались, не подпуская проникшего в спальню Патриарха постороннего к кровати.
   Сам Патриарх так и не проснулся, но беспокойно ворочался под одеялом, отчего ночной колпак сбился на бок.
   Пока я не шевелился, я мог сколь угодно долго находиться в Тени, а значит, вне пределов видимости странного существа на потолке. Однако оно наугад ударило в угол, едва не угодив мне в глаз. Пришлось пригнуться, и время моего пребывания в Тени начало свой обратный отсчет. Теперь у меня было всего тридцать секунд на то, чтобы принять решение, завершить начатое и покинуть опочивальню.
   Шкатулка находилась неподалеку. Мне нужно было лишь пробраться вдоль окна к ночному столику, взять коробочку и убраться, пока не стало поздно. Но мне не хотелось уходить без жезла Смилион. Такая удача выпадает один раз в жизни, и другой такой возможности у меня уже не будет. Однако подобраться к спящему Патриарху, минуя извивавшиеся корни, было непросто. Малейшая ошибка могла стоить жизни. Причем, в данном случае не только мне, но и двум пленникам Рощи Возмездия.
   Время неумолимо утекало. Осталось 22 секунды.
   Выбор был нелегок, но я его сделал, застонал от досады, вжался в стену и начал медленно смещаться к ночному столику, пробираясь вдоль приоткрытого окна. Мечущиеся корни пролетали настолько близко, что потоком воздуха трепало мои волосы...
   Семь секунд...
   Я добрался до цели и осторожно взял со столика шкатулку. Это не осталось незамеченным для стража, и тот час же к похищенному предмету устремились извивающиеся корни.
   Бросив прощальный взгляд на заветный жезл, я бросился к окну, получив по спине хлесткий удар, и вывалился на лужайку - защитная магия действовала только против тех, кто пытался проникнуть в дом снаружи.
   Жезл Смилион остался у его законного владельца.
   Еще раз выразив недовольство приглушенным рычанием, я выпил зелье Исцеления и направился в Рощу Возмездия...
  
   До рассвета оставалось всего несколько минут, а ведь мне еще предстояло как-то выбраться из Ималя до того, как город окончательно проснется.
   Я перемахнул через ограду и направился к дереву, почти поглотившему Арсоля Вилана.
   - Ты...- начал было он с надеждой.
   - Да, я добыл Эликсир, но...- Я посмотрел на Кареоку, потом - снова на Вилана.- Извини...
   Я прошел мимо него и приблизился к той, которая была мне дороже, чем малознакомый эльф.
   - Шкатулка...- прошелестела девушка пересохшими губами.
   - Она у меня, но это не важно... Выпей это зелье!
   - Я... не могу... Это... не честно...
   - Пей, кому говорят!- повысил я голос и поднес склянку к губам Кареоки.
   Она не стала сопротивляться, сделала глоток, другой, выпила все зелье без остатка.
   Я понятия не имел, как именно должен был подействовать Эликсир. И даже думать не хотел о том, что он вообще не подействует. Но долгое время ничего не происходило. Разве что Кареока утолила жажду и ее щеки слегка порозовели.
   Как вдруг...
   Дерево, удерживавшее в своих объятиях Кареоку, вздрогнуло, потом задрожало активнее, заскрипело, зашуршало листвой. Корни, впивавшиеся в тело девушки, затрепетали, отпрянули в стороны, предоставляя пленнице свободу, а потом безжизненно распластались по земле.
   Я подхватил на руки обмякшее тело Кареоки, дал напиться сначала зелья Исцеления, потом полирнул Тонусом.
   Пока девушка приходила в себя, дерево умирало на глазах: листва желтела и осыпалась, ветви сохли, кора потрескалась и начала отваливаться кусками. Только теперь я понял, что произошло: Эликсир отравил дерево, которое питалось "соками" своей жертвы.
   Что ж, поделом...
  
  
   Задание "Эликсир Свободы" - провалено!
  
  
   Зато я получил 3000 экспы за спасение Кареоки.
   - Проклятый!- позвал меня Арсоль.
   Я виновато посмотрел на эльфа.
   - Я не стану тебя упрекать, и, знаешь, на твоем месте я бы, наверное, поступил точно так же, чтобы спасти любимую... Я прошу лишь об одном: передай эту шкатулку Грэлю, когда он придет в Ималь. Ее содержимое поможет спасти честь моего рода и наказать Патриарха за все его злодеяния.
   Грэль... Так звали главу вальведеранских эльфов. И в данный момент он вместе со своими подданными в сопровождении клана Пролесков находился на полпути в Ималь.
  
  
   +2500
  
   Задание "Дела давно минувших дней" обновлено!
  
   Новая задача: передать шкатулку Грэлю
  
  
   - Я выполню твою просьбу, Арсоль, обещаю!
  
  
   Глава 20
  
  
   Кареока была все еще очень слаба. Я помог ей перебраться через забор, а потом мы шли на юг, и я время от времени поддерживал ее, когда она пошатывалась или спотыкалась.
   - За что эльфы отправили тебя в Рощу Возмездия?- спросил я девушку.
   - Не знаю,- отрывисто ответила она.- Бред какой-то... Сначала меня отвели к старейшинам. Мы поговорили. Они расспрашивали меня о клане Пролесков, о наших планах. Ничего особенного. Потом сказали, что я могу быть свободна. Но как только я вышла из Дома Собраний, меня арестовали и отвели в местную тюрьму. Там мне приказали сдать оружие. Я отказалась. Тогда пришел какой-то маг и, пока меня держали охранники, опустошил мой Инвентарь, представляешь? Они забрали все! А главное - шкатулку. Когда я начала возмущаться, мне ответили, что я получу все свои вещи обратно, если на то будет воля Патриарха. И все! Они так и не сказали, за что меня задержали. А вчера вечером они привели меня в рощу... Остальное ты уже знаешь... Я понятия не имею о том, что здесь происходит!
   - Я тоже... А твое сообщение? Ты написала мне о том, что получила какое-то задание и собираешься покинуть Ималь.
   - Я?! Я ничего тебе не писала! Хотела, но с тех пор, как я оказалась в имальской тюрьме, мой интерфейс был напрочь заблокирован... А вот сейчас все заработало!- последнее обрадовало ее не меньше, чем спасение из Рощи. Но уже через несколько секунд ее лицо снова стало хмурым.- У меня не получается отправить сообщение Свилару!
   - И не получится: все связи с внешним миром оборваны,- объяснил я ей.
   - Проклятье!
   - Возможно, если мы выйдем за пределы Ималя, связь снова наладится,- поспешил я ее обнадежить.
   Но для этого нужно было сначала отсюда как-то выбраться.
   Кстати, несмотря на свой потрепанный вид, Кареока оказалась ведущей в нашем тандеме. И она целеустремленно двигалась в направлении южных ворот.
   - Как будем выходить из Ималя?- спросил я ее.
   - Как вошли, так и выйдем!- решительно ответила она.
   - Ворота, наверняка, заперты,- предупредил я ее.- Изнутри их охраняют стражники, а снаружи - энты.
   - Теперь никакая сила не удержит меня в этом городе!
   Ее можно было понять, но я привык сначала думать, а потом делать. Однако я не успел даже лоб наморщить, так как сначала раздался пронзительный вой сигнальной трубы, а потом в воздухе появились стайки светлячков-разведчиков и - странное дело! - совы. Птицы были необычные - крупные, со светящимися глазами. Они кружили над городом, словно кого-то искали, и я сразу догадался, кого именно.
   Меня.
   То ли очнулись эльфы, которых я вырубил на время, то ли их бесчувственные тела обнаружили другие охранники. А может, Патриарх, наконец, проснулся и заметил исчезновение шкатулки.
   Так или иначе, но в Имале поднялся переполох. Снова появились исчезнувшие под утро патрули, на улицы выходили заспанные эльфы, пытаясь понять, что случилось.
   Я схватил рвущуюся к выходу Кареоку за руку и утянул в заросли. Благо на территории города было где спрятаться. И дальше на юг мы пробирались тайком, скрываясь от сновавших туда-сюда вооруженных до зубов ушастых. Труднее всего было не попасться на глаза кружившим над головой совам. Да и поисковые светлячки норовили забраться в самые потаенные места. И несколько раз нас едва не обнаружили.
   Но нам повезло, и мы все же добрались до городских ворот незамеченными.
   Ворота, как того и следовало ожидать, были закрыты. Никаких засовов - чистая магия. Рядом толпилось с полдюжины эльфов, поднятых по тревоге. Они еще не знали, что именно произошло, но были во всеоружии.
   И тут я не доглядел за Кареокой. Пока я рассматривал ворота, соображая, как быть дальше, она вышла из укрытия, и попалась на глаза стражам.
   Ее появление оказалось неожиданным для эльфов, поэтому девушка успела отреагировать первой. Широким жестом, словно раздвигая перед собой воду мощным гребком обеими руками, она запустила Ледяную Волну. Со стороны это выглядело вполне безобидно: воздух заискрился мириадами льдинок, ринувшимися в сторону противников, но эффект оказался выше всяких похвал - стражи замерли, покрывшись налетом инея. Кареока не только обездвижила их - жуткий мороз постепенно убивал неразумных эльфов, стоявших на пути разгневанной друидки. И ей было на это наплевать.
   Впрочем, Волной накрыло не всех - один из эльфов стоял чуть в стороне, и его лишь задело заклинанием. Но он нашел в себе силы поднять лук, нацелив стрелу в Кареоку. Я активировал Прыжок в тень, зигзагообразной молнией преодолел разделявшее нас расстояние и вырубил стража жезлом прежде, чем он отпустил тетиву. Стрела ушла вверх, а я подхватил обмякшее тело ушастого и уложил его на траву.
   Кареока поблагодарила меня сдержанным кивком, после чего подошла к воротам и попыталась их раскрыть.
   Тщетно.
   Но девушка не собиралась сдаваться, а я не стал ей мешать. Пока она испытывала на воротах какие-то заклинания, я устранял потенциальную опасность, какую из себя представляли замершие стражники. Они хоть и были заморожены, но живы. Скажу больше - они видели и слышали все, что происходило вокруг. А заклинание Ледяной Волны не было вечным. Пройдет еще минута-другая, и они "оживут". Поэтому я обошел их и одного за другим отключил при помощи жезла Паралича, гарантировав нам с Кареокой еще минут двадцать безопасности.
   Осмотрелся.
   Где-то в глубине города кипели нешуточные страсти, но на окраинах все еще царила тишина.
   Позади меня загрохотало, я обернулся и увидел, как Кареока в отчаянии пытается проломить ворота боевыми заклинаниями. Грохот стоял такой, что его могли услышать даже в центре Ималя. Но прежде чем я успел сказать ей об этом, раздался предупреждающий кашель.
   Я вскинул арбалет и... чуть снова не пристрелил того самого старика, который помог мне попасть в город через потайной портал.
   Эльф отстранился от меня миролюбивым жестом, а когда я опустил арбалет, он спросил:
   - Вас двое? А где Арсоль?
   Кареока резко обернулась, собираясь поразить неприятеля каким-то заклинанием, но, увидев, как я расслабленно общаюсь с эльфом, продолжила ломиться в ворота.
   - Он стался в Роще,- вздохнул я.
   Старик нахмурился.
   - Неужели Эликсир Свободы ему не помог?
   Ну, что я должен был ему сказать?
   - Мне пришлось сделать нелегкий выбор,- признался я.
   Он понял, но не оценил - сокрушенно покачал головой.
   - Своим поступком ты обрек Ималь и его обитателей.
   - Это почему?
   - Тебе все равно не понять...
   Он обернулся, я проследил за его взглядом и увидел вдалеке эльфийский отряд, направлявшийся к южным воротам.
   - Бесполезно,- сказал старик, обращаясь к Кареоке.- Эти ворота в состоянии выдержать более мощные атаки.
   - Что же делать?- нахмурилась девушка.
   Старик задумался. Потом достал какую-то руну и вставил ее в специальный разъем на стыке створок ворот.
   И они распахнулись.
   - Возьми!- он протянул мне еще одну руну.
   - Что это?- спросил я его.
   - Руна Телепортации. Вы сможете ею воспользоваться лишь после того, как окажетесь за пределами магического кокона, накрывающего Ималь и блокирующего Телепортацию. Она понадобится вам, чтобы избавиться от погони и сбить преследователей со следа.
   - Какова конечная цель переноса?
   - Руна слабая, действует в пределах Изумрудного леса. Куда именно вас забросит, я не могу сказать - перенос осуществляется спонтанно. Зато и наши маги не смогут взять ваш след.
   - Спасибо,- поблагодарил я его искренне.
   - Уходите!- холодно сказал он.
   Зелья помогли Кареоке прийти в себя после пребывания в Роще Возмездия, но она снова потеряла много сил, пытаясь пробиться через ворота. Я схватил ее за руку и потащил за пределы города. Ворота за нашими стенами закрылись. Последнее, что я увидел в Имале, было лицо старика, опечаленного тем, что еще не случилось.
  
  
   +3000
  
  
   Экспа, полученная за то, что мне удалось выбраться из города.
   Эльфы - первоклассные следопыты, особенно в лесу. Поэтому у нас не было ни малейшего шанса уйти от погони. В иной ситуации я бы предпочел скрыться в дебрях, чтобы хоть как-то отсрочить неизбежное. Но имея в кармане руну Телепортации, я все же решил оставаться на тропе. Нас могла спасти только скорость.
   Но вся беда в том, что я уже едва переставлял ноги, а о Кареоке и говорить не стоило. Мы допили последние зелья, но толку от них оказалось немного. Со стороны мы напоминали двух пьяных, которые, поддерживая друг друга, петляли по извилистой лесной тропе. Время от времени я пытался активировать руну, но каждый раз получал оповещение о том, что перенос блокируется неизвестного рода магией.
   Мы смогли немного прибавить лишь тогда, когда появились первые признаки погони. Эльфы пустили по нашему следу собак, и их тревожный лай становился с каждой минутой все громче. Первая настигла нас в паре километров от Ималя. Кареока встретила ее замораживающим заклинанием, но из кустов выскочила еще одна псина. Девушка взмахнула рукой и только сейчас заметила, что ее показатель маны на нуле. Я выстрелил в собаку из арбалета. Промахнулся. А она прыгнула, метя мне в горло. Я обнажил Когти, и псина сама налетела на клинки. Раздался пронзительный скулеж. Я не стал добивать раненую собаку, подхватил то и дело заваливающуюся Кареоку под руку и потащил ее по тропе на юг.
   Мимо уха пролетела эльфийская стрела. Лучник находился слишком далеко,- я не видел его сквозь непроницаемую стену леса,- и только поэтому он промахнулся. Однако его послание было более чем красноречивым: нас догоняли.
   Я уже не выпускал из руки руну и каждые пять шагов пытался ее активировать.
   Погоня приближалась. Теперь я уже видел бегущих за нами эльфов. В отличие от нас они держались бодро, и финал затянувшейся драмы был близок.
   И как это часто бывает, в самый критический момент вспыхнули магические знаки на руне, пространство вокруг нас исказилось, замерло. Я увидел застывшие в воздухе стрелы, каждая из которых неминуемо должна была достичь цели, но... Мир померк, а потом снова проявился и ожил.
   Однако теперь вблизи не было ни погони, ни угрожающих нам смертью стрел. Зато перед нами на лесной поляне стоял неказистый домик с распахнутой, словно приглашающей войти внутрь дверью.
   - У нас получилось...- сказала Кареока. Слова просто обязаны были прозвучать радостно, торжественно, но даже на это у нее не осталось больше сил.
   Я же первым делом открыл карту и посмотрел, куда нас занесло.
   Старик не обманул: мы по-прежнему были в Изумрудном лесу, юго-восточнее Ималя, но достаточно далеко от того места, которое покинули в результате переноса.
  
  
   + 1000
  
   "Обнаружена лесная сторожка. Локация нанесена на вашу карту"
  
  
   И оставалось только гадать о том, что ожидало нас внутри - долгожданный отдых или новые неприятности.
   Приготовив арбалет, я приблизился к сторожке, заглянуть внутрь.
   Никого.
   Я вошел. Кареока последовала за мной.
   В доме было две комнаты: собственно, светлица со столом, двумя лавками и печкой, и небольшая комнатушка со Шкафом, откуда мы, наконец, могли отправиться в Междумирье.
   - Иди первой!- кивнул я Кареоке.
   - Думаешь, это безопасно? Не получится ли так, что, когда мы вернемся...
   - Не знаю, как тебе, а мне уже все равно,- пожал я плечами.- Я продержусь еще несколько минут, а потом просто рухну без чувств.
   - Я тоже,- сказала она, но осталась стоять посреди комнаты.
   Я тем временем запер дверь на засов. Не ахти какая защита, но лучше, чем совсем ничего.
   Обернувшись, я уставился на Кареоку.
   - Почему ты отдал зелье мне, а не тому эльфу?- спросила она вдруг.
   - А сама не догадываешься?
   - Ты очень милый.- Она подошла ко мне и поцеловала в щеку.- Но все равно как-то некрасиво получилось.
   - Да, теперь я перед ним в долгу.
   - Я слышала, он хочет, чтобы ты отдал шкатулку Грэлю,- проговорила она, и мне показалось что сейчас она напомнит о своих правах на этот предмет, а мне придется ей отказать.- Наверное, так будет справедливо.
   - А что на это скажет твой кланлид?- спросил я на всякий случай.
   - Вряд ли ему это понравится, но... Знаешь, пусть они сами между собой разбираются. Для этого им не придется долго искать друг друга, ведь они вместе направляются в Ималь.
   - Значит, мы должны перехватить их на полпути, прежде чем они доберутся до города эльфов? Возвращаться в Ималь я не собираюсь.
   - Наверное, мы так и сделаем, но после того, как немного отдохнем.
   - Согласен.
   - Мне кажется, я истощена так, что готова проспать весь день,- зевнула девушка.
   - Значит, до завтра?
   - Ага...
  
   Я устал не меньше Кареоки, поэтому проспал до девяти часов следующего дня. А когда проснулся, снова почувствовал себя полным сил и энергии. Но возвращаться в Годвигул я не спешил. В последнее время каждое такое возвращение было сопряжено с тревогой о том, что же еще произошло в мире за время моего отсутствия? Еще не так давно он казался незыблемым, но все изменилось в одночасье, и теперь каждый новый день приносил разного рода сюрпризы - и все реже положительные.
   Для начала я решил распределить очки Развития за последние два уровня. Каждый Атрибут я увеличил на два пункта. Да и с Навыками не стал особо заморачиваться, так как никакой расклад не обещал особых перемен: улучшил Колюще-Режущее, Щит Смилион, Прыжок в тень, Телекинез и Арбалет.
  
   Уровень: 46 Опыт: 577012/593000
   Атрибуты
   Остаток: 0
   Сила
   44(+5)
   Ловкость
   57
   Интеллект
   48
   Телосложение
   55(+2)
   Здоровье
   27220
   Мана
   720
   Физическая защита
   4040
   Магическая защита
   1639
  
   Навыки
   Остаток: 0
   Легкое колюще-режущее оружие
   33(+5)
   Арбалет
   16
   Карманная кража
   5
   Удача
   11
   Вскрытие замков
   10
   Скрытность
   26
   Ловушки
   10
   Обезвреживание
   20
   Рывок
   20
   Телекинез
   11
   Щит Смилион
   12
   Сын Тени
   30
   Ослепление
   5
   Маскировка
   5
   Прыжок в тень
   12
  
  
   Никогда прежде владение холодным оружием не превалировало над остальными навыками. Это говорило о том, что я медленно, но верно удалялся от избранной изначально стези вора, все больше отдавая предпочтение боевым навыкам.
   Что ж, жизнь такая...
   Я заглянул в Шкаф. Увы, ничего нового в нем не появилось. Словно желая исправить досадное недоразумение, я достал из рюкзака руну Призыва. Дар Зариэля был щедрым, но не без недостатков. Я заметил его лишь сегодня, когда впервые появилось время разглядеть руну тщательнее. Оказывается, чтобы воспользоваться ею, я должен был пожертвовать 30000 пунктов своего Здоровья...
   За все нужно платить!
   Только цена в моем случае была слишком велика. Она означала неминуемую смерть.
   Да, я Звездный, я не могу умереть по-настоящему. Однако в случае смерти меня выбросит на место последней Привязки - то есть, в Вальведеран, а еще точнее - в городскую тюрьму, захваченную отступниками.
   Я готов был пожертвовать своей жизнью ради великой цели... но не сейчас. Когда-нибудь потом, когда удастся зацепиться за более безопасную Точку Привязки. Или когда мое Здоровье перевалит за 30000-ю отметку.
   Руна Призыва отправилась на полку шкафа.
   Потом я какое-то время посвятил тому, чтобы проанализировать события минувших дней и накопившуюся за это время информацию, а так же наметил кое-какие шаги на ближайшее будущее.
   Итак, для начала нам предстояло пересечься с группой переселенцев, вынужденных покинуть Вальведеран. По последним данным они уже добрались до реки Курон, а может, уже и пересекли ее - то есть, находились в пределах Изумрудного леса. Поэтому если двигаться в направлении Ярма, то у нас с Кареокой были неплохие шансы на встречу с ними. Так как беженцев было несколько сотен, то не заметить их будет очень сложно. Лишь бы успеть прежде, чем они доберутся до Ималя, потому как для нас путь в этот город был отныне заказан. Следующий шаг - выполнить последнюю просьбу Арсоля и передать Грэлю шкатулку Гаридана.
   А что потом?
   В голову пришла мысль, заставившая меня испытать чувство стыда: я совершенно забыл о своих друзьях, потерянных в Вальведеране. Конечно, связь с внешним миром в Изумрудном лесу была заблокирована, и я при всем своем желании не смог бы установить с ними контакт. Но дело в том, что я даже не вспоминал о них...
   Стыдно.
   Я пообещал самому себе исправиться, как только появится такая возможность, и задумался о планах на более отдаленное будущее. Что делать после того, как я отдам шкатулку Грэлю? У меня было несколько невыполненных заданий, но все мысли кружились вокруг Вальведерана. Самые важные события для Карнеолиса,- а может и для всего мира,- происходили сейчас именно там. А значит, нужно было возвращаться на юг.
   А как же Кареока?
   Она не могла присоединиться к своему клану, потому что тот направлялся в Ималь. Но согласится ли она присоединиться ко мне? Не так давно она порывалась вернуться в столицу королевства, но с тех пор многое изменилось, а главное - она лишилась контейнеров с Огненным Пожирателем, без которых выполнение "деликатного" поручения Богини Яри было невозможным. Но даже если они были бы у нее, я понятия не имел о том, как нам проникнуть в город, запечатанный магией леверленгов.
   В общем, сплошные проблемы.
   Поэтому я решил не лезть в дебри отдаленного будущего, а посвятить время делам насущным. И первым из них на очереди была встреча с беженцами из Вальведерана. Наметив планы, я вернулся в Годвигул.
   В сторожке никого не было, да и Кареока пока не появлялась. Я вышел из дома, присел на пень и какое-то время наслаждался безмятежностью лесной идиллии.
   Я любил одиночество, но затворником себя никогда не считал. Мне нравился большой шумный Вальведеран с его сутолокой и ежеминутными проблемами. Но, наверное, в жизни каждого человека наступает момент, когда хочется вот так запросто посидеть на лесной полянке, вдали от людской суеты и забот.
   К сожалению, длилось это не долго, появилась Кареока, а значит, снова пора было отправляться в путь...
  
   Моя спутница была задумчива и молчалива.
   - Что-то случилось?
   - Я никак не могу связаться со своим кланом.
   - Мы все еще в Изумрудном лесу, а он полностью отрезан магией от внешнего мира,- наполнил я ей.
   - Да, но...- она не договорила, задумалась.- А еще... Тебе тоже снятся ЭТИ странные сны?
   Я уставился на Кареоку:
   - Что значит тоже?
   - Я разговаривала с Пролесками и не только... Они многим снятся.
   - Да? А что именно?
   - Ну... Каждому свое...- неопределенно ответила Кареока.
   - А что снится тебе?
   Я спрашивал не из праздного любопытства: меня уже давно тревожили мои пророческие сны.
   - Город... Он большой... Нет, он огромный! И на Вальведеран совсем не похож. Он вообще не похож ни на один город в Годвигуле. В нем высокие дома - до самого неба. А улицы такие же широкие, как Арагир, несущий свои воды мимо Цигина. И по этим улицам ездят удивительные повозки без лошадей, но это не магия... Людей там так много, что город этот напоминает муравейник. На самом деле их еще больше, но всем не хватает места наверху и многие уходят под землю. Там совсем другой мир. Кто-то прорыл просторные туннели-червоточины, по которым скользят еще более необычные повозки, похожие на гигантских червей. Они вмещают в себя сотни людей и двигаются так стремительно, что, если бы у нас была такая повозка, то уже к вечеру мы могли бы добраться до Вальведерана... Нет, я не могу описать все словами. Мне часто снится этот город. Я брожу по нему, и все кажется таким реальным и... обыденным что ли. Но стоит мне проснуться, как воспоминания тускнеют, и мне приходится тщательно подбирать слова, чтобы описать то, что я там видела.
   - Ты думаешь, этот город находится в том самом мире, из которого ты прибыла в Годвигул?
   - И не я одна. Те Звездные, с кем я об этом говорила, описывают похожие города. И люди, и эльфы... хотя эльфов я в своем городе ни разу не видела. Там только люди, хотя и странные какие-то... Значит, тебе не снятся похожие сны?
   - Нет,- ответил я.
   Мои сновидения не имели ничего общего со сновидениями Кареоки, поэтому я решил о них промолчать. Наверняка, у нее возникнут вопросы, на которые я не смогу дать ответа.
   Какое-то время мы шли молча, думая каждый о своем. Лес к юго-востоку от Ималя не был таким густым, как на западе или на севере, поэтому двигались мы легко. Время от времени я открывал карту и отмечал свое местоположение на местности. По моим прикидкам с такой скоростью мы уже завтра должны были добраться до Курона.
   Да, стремительный "червяк", о котором рассказывала Кареока, нам бы не помешал. Или хотя бы руна Телепортации.
   Кстати о руне...
   - У тебя какой Уровень, если не секрет?- спросил я девушку.
   Вопрос был не в тему, поэтому он сначала озадачил Кареоку, но потом она все же ответила:
   - 76-й. А что?
   Я достал из рюкзака табличку, которую подобрал в гробнице Лил Авель.
   - Держи. Тебе она будет впору.
   Моя спутница взяла руну, взглянув на ее характеристики, выпучила глаза:
   - Откуда такое сокровище?
   - Из Некрополя Старого Города,- ответил я.
   - Погоди... Ты хочешь сказать, это та самая руна, которая принадлежала знаменитой Лил Авель?
   - Именно.
   - А у тебя она откуда?!
   - Мне ее отдала сама Лил Авель.
   Она снова выпучила глаза и попросила:
   - С этого места давай поподробнее.
   Пришлось поведать о своих приключениях сначала в эльфийском подземелье, а потом и в Некрополе. Со стороны мой рассказ мог показаться чистым хвастовством... Почему бы и нет, если было чем похвастаться?!
   В общем, Кареока была восхищена. Но...
   - Я не могу взять эту руну. Ты знаешь, сколько она стоит?
   - Догадываюсь. Но мне кажется, что теперь, если я решу ее кому-нибудь продать, то ты мне этого никогда не простишь.
   - А у меня нет таких денег, чтобы расплатиться и не чувствовать себя после этого виноватой.
   - Я же не требую с тебя золота! Бери!
   Она нахмурила лоб, потом улыбнулась и поцеловала меня в щеку.
   - Спасибо!
   Это было дороже любых денег.
   Кареока тут же опробовала руну в действии. Я уже давно заметил, как нас преследует стая волков. После того, как девушка произнесла заклинание, хищники покинули свое укрытие и приблизились к нам. Я невольно обнажил Когти.
   - Не бойся, нас они не тронут,- успокоила меня Кареока.
   И на самом деле, волки не проявляли агрессии, они ластились к девушке, а она, присев на корточки, беспардонно трепала их за холки.
   - Теперь они будут нас охранять,- заявила она, и мы продолжили путь...
  
   Мы прошли еще пару километров, и я вспомнил еще кое-что.
   - Ты ведь знаешь многих обитателей Ималя?
   - Ну, кое-кого знаю. А почему ты спрашиваешь?
   - Ты слышала когда-нибудь имя Ингервиль?
   - Конечно! Только оно имеет опосредствованное отношение к Ималю. Это эльфийское слово, и значит оно Предатель. Так обитатели Ималя называют Грэля, потому что считают, что он предал своих соплеменников когда решил покинуть Изумрудный лес и уйти к людям.
   - Вот оно что,- пробормотал я. Все совпадало.- Тогда, быть может, ты знаешь и того, кого называют Зелендалем?
   - Зелендаль?- задумалась Кареока.- Это значит Двуликий... Нет, не знаю. Почему тебя это так интересует?
   - Этот самый Зелендаль был пару дней назад в Роще Возмездия и пробудил дендер для того, чтобы они уничтожили Предателя прежде, чем он доберется до Ималя. А вчера он о том же сговорился с лесными орками.
   Кареока пристально посмотрела на меня:
   - Откуда тебе это известно?
   - Скажем так: я оказался в подходящее время в подходящем месте.
   - Так почему же ты об этом раньше ничего не сказал?!- воскликнула она.- Мы должны предупредить Грэля!
   - Если ты забыла, то мы как раз и направляемся...
   - Слишком медленно!
   Она схватила меня за руку и потащила через лес.
   - Как ты думаешь, почему неизвестный Зелендаль не хочет, чтобы Грэль появился в Имале?- спросил я на ходу.
   - Не знаю...- Она неожиданно остановилась и сказала: - И если честно при всем моем уважении к Грэлю в первую очередь я беспокоюсь о своем клане. Не забывай о том, что его сопровождают Пролески. Едва покинув Вальведеран, они разделились: часть присоединилась к Грэлю, а остальные пошли на северо-восток. Там, на берегу Курона стоит наша главная крепость.
   - Это значит...
   - Это значит, что беженцев охраняют всего около сотни бойцов. Слишком мало, если нападут орки. Мы должны поспешить.
   Она сорвалась с места и потащила меня за собой.
   - Много ли толку будет от нас двоих?- спросил я.
   - Нет, но мы, по крайней мере, предупредим своих!
   Своими они были для Кареоки, но я не стал спорить...
  
   Мы пробежали меньше километра, когда девушка начала выдыхаться.
   - Так дело не пойдет,- сказала она и остановилась.
   Мои силы тоже были на исходе, поэтому я не стал возражать.
   Мы упали на землю и какое-то время лежали неподвижно и тяжело дышали.
   - Придумала!- воскликнула Кареока и достала руну Чистой Ауры.
   А через пару минут раздался треск сучьев, и из лесной чащи вылез медведь.
   - И что же ты придумала?- насторожился я, поднимаясь с земли.
   Медведь был такой огромный, что вызывал ужас одним своим видом. Если такой подомнет - пиши пропало.
   Но Кареока бесстрашно приблизилась к нему, почесала гиганту горлышко, дала ему возможность потереться тяжелой мордой о плечо, а потом, когда он прилег... ловко запрыгнула ему на спину.
   - Садись за мной!- предложила она.
   - Уверена?- спросил я.
   - Не бойся, нас он не тронет, но порвет любого, кто к нам приблизится. Быстрее!
   Я приблизился к покорно ожидавшему медведю, осторожно уселся на него позади Кареоки...
   - Вперед!- скомандовала девушка. Медведь легко поднялся на лапы и, забавно подпрыгивая, помчался на юг.
  
  
   Глава 21
  
  
   Огромный медведь был подвижен и неутомим. Он резво ломился через лесные дебри, унося нас с Кареокой на юг Изумрудного леса. К вечеру мы преодолели расстояние, на которое пешком ушло бы в два раза больше времени, а с учетом того, что лес просто кишел голодными волками,- наверное, и того больше. Но медведь одним своим видом заставлял даже самых матерых хищников держаться в стороне.
   И все же одного дня нам не хватило на то, чтобы добраться до Курона. Когда сгустились сумерки, мы все еще двигались через лес. Правда, здесь он был уже не так густ, и теоретически можно было прибавить скорости, но моя спутница сжалилась над своим питомцем: медведь устал. Как и мы сами. Пришлось сделать привал на ночлег. Когда мы нашли подходящее место, Кареока отпустила медведя, но призвала волков, которым предстояло охранять место нашей стоянки. Я развел костер - и этого оказалось достаточно, чтобы отправиться в Междумирье...
  
   Мы договорились пораньше вернуться в Годвигул, поэтому я проснулся в начале шестого. Отдых пошел на пользу - я чувствовал себя полным сил и готовым для последнего рывка к пограничной реке.
   Когда я появился на поляне, меня встретила Кареока. Волков уже не было поблизости, зато снова появился давешний медведь. Он тоже отдохнул и набрался сил. Мы "оседлали" бурого хозяина леса и направились дальше на юг.
   Сегодня мы должны были выйти к реке. Судя по карте, мы находились на гипотетической прямой, соединявшей Ярм и Ималь. Кареока вела медведя легким зигзагом на тот случай, если беженцы уже преодолели Курон и двигались по Изумрудному лесу. В южной части он не был таким плотным, как в центре, но даже в этом случае прохождение колонны в несколько сотен человек и эльфов, должно было оставить заметные следы. Их не было, а значит, беженцы все еще находились южнее нашего местопребывания.
   После полудня лес стал все больше редеть, и наступил тот момент, когда с одного из холмов мы увидели мутные воды реки, а чуть восточнее - людскую массу, переправлявшуюся с правого берега на левый.
   Мы успели!
   Одновременно с этим ожила система:
  
  
   Получено 36 новых сообщений!
  
  
   Это значит, что мы оказались за пределами накрывавшего Изумрудный лес защитного купола, который пресекал связь с внешним миром. И я сразу же получил все накопившиеся за последнее время сообщения. К сожалению, сейчас мне было недосуг ознакомиться с их содержанием, но я мельком отметил, что большая часть из них принадлежит Альгою и Эллис. Значит, мои друзья были живы и на свободе. От сердца отлегло. Кроме этих двоих тщетно пытались связаться со мной и другие знакомые: гном Урсус, Искатель Кальмин и даже Ветератор. Относительно последнего я был удивлен. Мне казалось, что он был всемогущим - Бог, как-никак, пусть и потерявший весомую часть своих навыков! Но оказалось, что и он был не в состоянии пробиться сквозь защитную эльфийскую магию. Поборов искушение взглянуть хотя бы на его сообщение - интересно все-таки! - я вернулся к делам насущным.
   Потом прочитаю...
  
   Эльфов оказалось гораздо больше, чем я предполагал. Должно быть, к тем, кто был изгнан из Вальведерана, присоединились беженцы из других городов. На первый взгляд в Изумрудный лес направлялось не меньше полутора тысяч чело... хм... эльфов. Даже в Имале одновременно я не видел так много ушастых в одном месте. Нескончаемый поток пеших и конных двигался к переправе через Курон. В немалом количестве катили телеги, фургоны и экипажи знатных господ, раздувая масштабы переселения до небывалых размеров. Появляясь из-за холмов, они выходили на берег и преодолевали реку, аки посуху. О переправе позаботились маги, проложившие невидимый мост над речной гладью, так, что беженцы рисковали замочить разве что подошвы своих башмаков. Действовали отлажено, по заранее намеченному плану. Никакого столпотворения, давки, спешки. Колонна беженцев организованно и неторопливо тянулась через степь к переправе, и лишь преодолев реку, растекалась по обширной поляне на границе Изумрудного леса.
   Глядя на эту картину с вершины холма, я невольно приходил к выводу о том, что наши с Кареокой страхи оказались напрасны. Трудно было поверить, что найдутся силы, способные справиться с такой массой народа. Да, среди беженцев было немало женщин, стариков, детей и прочих гражданских, не имевших никакого отношения к ратному делу. Но вместе с тем в Ималь в немалом количестве шло и тех, кто мог постоять за себя и защитить своего ближнего. Среди беженцев было немало представителей эльфийской аристократии, тех, кто с детства приучен к оружию. Их сопровождали телохранители и прочая челядь, знавшая о том, в какой руке держать меч, а в какой - лук.
   Пролесков и других эльфийских сторонников из числа Звездных на самом деле насчитывалось не больше сотни. Но это были отборные силы - матерые воины и опытные маги. Среди них не было видно простых горожан вроде ремесленников или торговцев, причислявших себя к клану Пролесков, хотя немало таких покинуло Вальведеран во время изгнания. Должно быть, они вместе с остальными направились в крепость, о которой говорила моя спутница. Часть воинов и магов уже переправилась через реку и выстроилась в боевом порядке на левом берегу. Может, они уже знали об угрожавшей им опасности? А может, это была обычная тактика в нашем неспокойном мире. Я мог об этом только гадать. Меньшая часть осталась на правом берегу Курона вместе с полусотней эльфов, вооруженных в основном луками. Хотя и среди них я видел с десяток ушастых, облаченных в легкие, но прочные эльфийские доспехи, и при мечах.
   Руководил переправой рослый эльф - один из тех, кто, наверняка, знал, какого цвета вражеская кровь. Он был не молод, но и не стар, по крайней мере, по эльфийским понятиям. На фоне остальных ушастых, да и окружавших его Пролесков, он выделялся позолотой доспехов и статью, свойственной представителям знатных родов. Я видел его пару раз в Вальведеране, поэтому сразу узнал: это и был тот самый Грэль, которого неведомый мне злоумышленник называл Ингервилем.
   Он остался на правом берегу, стоял у самой переправы и сосредоточенно наблюдал за тем, как его народ преодолевает водную преграду - последнюю на пути к родине, которую некоторые из них покинули много лет назад.
   Чтобы выполнить задание Арсоля, мне нужно было спуститься к реке и передать Грэлю шкатулку. После чего я мог быть свободным, как ветер.
   Что делать дальше?
   Я твердо намеривался вернуться, если не в сам Вальведеран, то, по крайней мере, в его окрестности. До Ярма, расположенного к юго-западу от переправы, было рукой подать. Потом я мог направиться либо в Сток, либо напрямую через степь в Канинс. В первом случае мне предстояло двигаться по хоженой и сравнительно безопасной дороге, но при этом я терял день-два. Впрочем, прямые пути не всегда бывают короче извилистых дорог... Так или иначе, но у меня был шанс дней за десять добраться до столицы королевства.
   О планах Кареоки я мог только гадать. Первым делом она собиралась предупредить Пролесков о том, что им и их подопечным эльфам угрожала опасность. Что ж, ее цель была не за горами. Вот они, Пролески, расположились на левом берегу, выставили дозорных по периметру - все, как полагается. А вот и их кланлид Свилар собственной персоной - могучий воин в роскошных доспехах и на гнедом тяжеловозе. Лица не разглядеть из-за шлема, но, думаю, я не ошибался на его счет. Да и реакция Кареоки подтверждала мою догадку. Заметив кланлида, она облегченно вздохнула, а потом хлопнула медведя по шее, хищник послушно тронулся с места и начал спускаться с холма.
   Сейчас они встретятся, а потом...
   Я понятия не имел, что решит моя спутница: останется со своим кланом, хотя путь в Ималь для нее был заказан, направится в принадлежащий Пролескам отдаленный замок на юго-восточной границе Изумрудного леса или...
   Наверное, я должен был спросить ее об этом раньше, чтобы не терзать себя напрасными сомнениями, но я так и не решился, словно подозревал, что очень скоро наши пути-дорожки снова разойдутся.
   Наше появление не осталось незамеченным. Дозорные, расположившиеся к северо-западу от временного лагеря беженцев, увидели нас и схватились за оружие. Их было четверо, нас двое, но он понятия не имели, кто мы и на что способны, поэтому реакцию трудно было назвать чрезмерной. Кроме того определенные опасения внушал и наш медведь, который в ближнем бою стоил десятка таких, как эти Пролески.
   - Эй!
   Желая избежать недоразумения, Кареока привстала и помахала рукой - может быть узнала кого-то из дозорных и рассчитывала на взаимность. И в этот самый момент над речной долиной пронесся рев сигнального рога, прилетевший с противоположного конца поляны. Не будет преувеличением, если сказать, что на звук повернулись все, в том числе и встречавшие нас дозорные. Я увидел, как привстал на стременах Свилар и, прикрыв глаза от солнца ладонью, уставился вдаль, как резко развернулся и замер Грэль на противоположном берегу, как повскакивали с мест эльфы, разместившиеся на поляне в ожидании завершения переправы.
   Живя в Вальведеране воровским промыслом, я был плохо знаком с обычаями тех, кто все это время сдерживал натиск орочьих орд на востоке Карнеолиса. Но даже мне этот сигнал показался слишком тревожным и не сулившим ничего хорошего. Присмотревшись, я увидел дозорных, подавших сигнал. Они уже мчались к лагерю, отчаянно пришпоривая своих скакунов. А им вдогонку из леса летели стрелы, настигая одного за другим. Воины падали на землю и исчезали, отправляясь на Точку Возрождения в окрестностях города Ярма.
   - Орки!!!- успел прокричать последний из уцелевших, прежде чем в его спину угодило сразу несколько стрел.
   А спустя мгновение на поляну вывалили те, о чьем неизбежном появлении мы спешили предупредить переправлявшихся через реку беженцев.
   Не успели.
   В Вальведеране жило не так уж много орков, разумеется - Звездных. Во-первых, местные относились к ним с еще большим предубеждением, чем к прочим пришельцам, избравшим себе более подобающую расу. Во-вторых, в подавляющем большинстве это были прирожденные воины, и они не находили себе применения в мирном городе, а потому, едва освоившись в Годвигуле, Звездные орки отправлялись на восточную границу, где было достаточно возможностей для применения их сил и навыков. Настоящих же орков я почти не встречал. Исключением был, разве что, Роршах - один из Избранных, обитавших в вальведеранском подземелье. Тот самый, кто отобрал у меня меч Карракша и, как оказалось, возомнил себя повелителем Хартлана. Вторым был Раш-Нак, явившийся на встречу с Зелендалем, а теперь приведший своих собратьев к Курону для того, чтобы не дать возможности беженцам добраться до Ималя.
   Эти двое даже сами по себе, одним своим видом вызывали уважение. Но когда из леса на поляну хлынула целая лавина таких, как они, мое сердце сдавило стальным обручем. Их было не так много, как эльфов, может быть, сотни две. Однако, учитывая тот факт, что в бою каждый орк стоил трех, а то и пятерых эльфов, расклад получался не в пользу беженцев. Они были, как на подбор - рослые, широкоплечие, в тяжелых прочных доспехах, с внушающим трепет оружием в мускулистых лапах. И горе тому, кто окажется на их пути. Выровнять ситуацию могло бы присутствие среди оборонявшихся магов. Однако и орки привели с собой своих шаманов, которые прекрасно владели как боевой магией, так и запрещенной в Карнеолисе магией крови. Но и это было еще не все. Вместе с орками появились черные гоблины. Один на один эти твари редко могли тягаться с рядовым воином-хумансом. Но орда численностью в пару-тройку сотен представляла уже серьезную опасность. Среди них так же были шаманы. А еще - всадники на варгах - огромных и кровожадных волкоподобных существах, обитавших как в Бескрайних степях к западу от Карнеолиса, так и на равнинах Хартлана - к востоку. Они вылетели из леса и, обгоняя группировавшихся на опушке орков, ринулись в сторону лагеря беженцев. Всадники были вооружены копьями, предназначенными для ближнего боя, а для дальней дистанции в их распоряжении имелись пращи. Размахивая над головами кожаными полосками, они с поразительной силой запускали камни в ряды столпившихся на поляне эльфов. Тут не требовалось особой точности - цель находил даже запущенный вслепую булыжник. Раздались первые стоны, истекая кровью, упали на землю первые раненые. А гоблины, внеся смятение в ряды защитников, свернули в стороны, как полноводная река, разделившаяся на два рукава, и откатились к опушке леса.
   С запозданием ответили эльфийские лучники, расположенные на обрывистом правом берегу чуть восточнее переправы. Дружный залп отправил вдогонку гоблинским наездникам полсотни стрел. Когда они пронеслись над головой одного из магов Пролесков, он взмахнул руками, и случилось чудо: каждый снаряд разделился на три части, и небо на мгновение потемнело от тучи стрел. Пролетев по нисходящей дуге, они обрушились на отхлынувшую волну гоблинов, сразив не меньше двух десятков убитыми и ранеными. За первым последовал второй залп. Теперь лучники метили в орков, но вышло совсем не то, на что они рассчитывали. Во-первых, расстояние было слишком велико, и падающие на излете стрелы оказались не в состоянии причинить прячущемуся за мощными щитами противнику никакого вреда. Во-вторых, на это раз обошлось без всякой магии, и полсотни снарядов не произвели ожидаемого эффекта.
   Ответка орков не заставила себя долго ждать. Вражеские шаманы обрушили на головы лучников Метеоритный Дождь. Падающие с неба раскаленные болиды застучали по правому берегу. Касаясь земли, они взрывались, разбрасывая во все стороны смертоносные осколки. Первые снаряды упали на границе степной полосы, чуть в стороне от места дислокации стрелков, но последующие прошлись по их рядам, а последние достигли даже переправы, где они и исчезли в воде с брызгами и шипением. "Дождь" прошел так густо, что расстояние между образовавшимися воронками не превышало пяти шагов. Лучники понесли серьезные потери, а те, кто уцелел, разбежались под радостный рев, вырвавшийся из десятков орочьих глоток.
   Атака шаманов оказалась настолько удачной, что они решили ее повторить и пройтись Метеоритным Дождем по лагерю беженцев на левом берегу. Однако на этот раз маги Пролесков оказались на высоте. Как только появились первые болиды, они дружным заклинанием породили в воздухе Детонацию, и раскаленные камни взорвались высоко над землей, осыпав головы беженцев безобидным пеплом.
   В то время, пока орки группировались на окраине леса, а мастера дальнего боя обменивались взаимными "любезностями", Свилар пытался привести в чувство запаниковавших эльфов.
   - Не стойте на месте! Ставьте телеги и фургоны кольцом! Быстрее, быстрее, мать вашу!!!
   Одновременно с этим он стягивал в ударный кулак все те силы, которые оказались в его распоряжении на левом берегу. На тех, кто остался на правом, он едва ли мог рассчитывать, потому что на переправе царила настоящая паника. Одни беженцы спешили пересечь реку, другие стремились во что бы то ни стало вернуться назад. Кто-то попытался развернуть фургон, и тем самым посодействовал образованию пробки. Этим воспользовался противник. Лучники-гоблины принялись издалека обстреливать переправу, внося в эльфийские ряды еще большую сумятицу. Маги Пролесков ответили нестройными заклинаниями, часть которых не достигла цели по причине удаленности, а часть не принесла желаемого результата.
   Кареока гнала медведя к лагерю беженцев, расстояние до которого сокращалось, но не так быстро, как хотелось бы девушке. Сидя за ее спиной, я видел Грэля, который не собирался оставаться в стороне и, расталкивая побратимов, рвался по переправе на левый берег. Преодолев половину пути, он остановился, задрал голову и свистнул. Несколькими секундами позже в небе над степью появился грифон. Сделав пару мощных взмахов крыльями, он добрался до реки и, обнаружив своего хозяина, принялся нарезать круги над переправой. Грэль спешил, но не успел. По рядам противника пронесся воинственный клич, и орки ринулись в атаку.
   Свилар медлил недолго. Беженцы не успели возвести защитное кольцо, и если неприятель доберется до лагеря, быть беде. Кланлид принял решение. В его руке появилось светящееся длинное копье, похожее на луч солнца. Мгновением позже точно такие же копья появились в руках и окружавших его всадников. Свилар взмахнул им, крикнул: "За Светлоокую Богиню!" - и вонзил шпоры в бока своего коня.
   Мы не успели добраться до лагеря к моменту атаки и вынуждены были со стороны наблюдать за тем, как две волны устремились навстречу друг другу. Дружный рев в сотни глоток пронесся над поляной, маги с обеих сторон, пока была такая возможность, ударили по площадям, стремясь нанести противнику ощутимый урон прежде, чем сходящиеся волны сомкнутся. С неба посыпались огненные шары и увесистые булыжники, на земле расцвели яркие круги, отмечавшие границы ловушек, которые при активации рвали жертву на части, разили ее молниями, параличом или шипами. Лучники осыпали неприятеля градом стрел.
   На некоторое время поляна превратилась в сущий ад. Взрывались огненные шары, разбрасывая во все стороны куски раскаленной плазмы, разлетались камни, разя все живое осколками, воздух трещал от бесконечных разрядов молний, послышались крики и стоны, отборная ругань на языке хумансов, орков и гоблинов. Кто-то падал, кто-то умирал, но остальные мчались вперед, потому что остановка была равносильна смерти.
   И вот волны сошлись. Светящиеся копья Пролесков с треском пронзили закованные в броню орочьи тела и исчезли, выполнив свое предназначение. Всадники выхватили мечи, и началась мясорубка.
   Мы с Кареокой, наконец, добрались до лагеря, постепенно превращавшегося в импровизированную крепость, но девушка не собиралась останавливаться. Она продолжала подгонять медведя, направляя его следом за ринувшимися в атаку воинами. Я повернул голову направо и увидел Грэля, который, наконец, выбрался на берег. Его грифон спикировал к земле, но не стал садиться, а на возможно малой скорости продолжил двигаться. Когда он пролетал мимо предводителя городских эльфов, тот схватился за луку и ловко вскочил в седло. Грифон тут же взмахнул крыльями, поднялся в небо и направился к месту сражения.
   Кареока продолжала подгонять медведя. Не знаю, понимал ли хищник, что очень скоро окажется в самой гуще кровопролитного сражения. Так или иначе, но он подчинялся воле своей неожиданной хозяйки и, высунув язык, мчался вперед, насколько хватало сил.
   Мы ехали по местности, обезображенной боевой магией. Медведь ловко огибал оставшиеся после взрывов воронки, выгоревшие и все еще тлевшие проплешины, трупы лошадей. Да, не всем всадникам удалось добраться до линии соприкосновения противоборствующих сторон. Под ударами вражеских шаманов погибло, по крайней мере, два десятка Пролесков. Все они отправились на Точку Возрождения и в ближайшие четыре часа не могли помочь своим товарищам. Их лошадям повезло гораздо меньше: они не были бессмертными и умерли во славу Светлоокой Богини.
   Кавалерия быстро преодолела расстояние, отделявшее ее от противника. Пехоте же понадобилось дополнительное время, чтобы добраться до места сражения. Будучи верхом на медведе, мы нагоняли и опережали бегущих от переправы людей и эльфов. К слову сказать, не все они были воинами. Маги, хилеры, бафферы и даже простые горожане, решившие не оставаться в стороне в эти судьбоносные для беженцев минуты. Прихватив то, что попалось под руку - молоток, кинжал, плотницкий топор, - они спешили на выручку отважным Пролескам.
   Второй раз в жизни я был свидетелем массового сражения. Впрочем, события, развернувшиеся не так давно в Вальведеране, несколько отличались от того, что происходило сейчас на опушке Изумрудного леса. И противники были другие, и тактика иная. На первых порах Пролески сражались конно, используя все связанные с этим преимущества. Но очень скоро им пришлось спешиться - волей или неволей. Всадник был слишком неповоротлив в ближнем бою, а орки, несмотря на свои габариты и тяжелую броню - довольно проворны. И сильны. Если у них возникали проблемы с конным противником, они попросту валили на землю всадника вместе с лошадью, после чего упавший человек становился легкой добычей. Когда мы добрались до поля, все Пролески сражались в пешем строю. Все, кроме Свилара. Для орков он был желанной целью, но справиться с кланлидом оказалось не так-то просто. Его гнедой вертелся на месте, не подпуская к себе нелюдей, всадник разил налево и направо огненным мечом, пронзавшим прочные орочьи доспехи словно податливую бумагу. Когда врагов становилось слишком много, конь бил копытом о землю, и орков разбрасывало во все стороны ударной волной. Но они вставали и с прежним упорством лезли на кланлида, один вид которого придавал бодрости его подчиненным.
   Не менее грозным воином оказался и эльф Грэль. Оседлав грифона, он промчался над головами сражавшихся, заложил вираж и по нисходящей ринулся в самое пекло сражения. Грифон грузно приземлился на четыре лапы, подмяв под себя одного орка и разметав еще с десяток. Грэль выхватил два тонких, ослепительно ярких клинка и принялся рубить обеими руками. Я невольно залюбовался его стилем. Эльф и грифон действовали как одно целое: питомец метался из стороны в сторону, пронзал орочьи доспехи мощным клювом, рвал на части когтистыми лапами, сбивал с ног хвостом. В это время Грэль рубил без устали мечами всех, до кого мог дотянуться. Клинки работали с невероятной скоростью и при этом чрезвычайно эффективно. Ни один удар не проходил даром, каждый достигал своей цели, и вскоре вокруг эльфа образовалось расчищенное пространство, заваленное телами орков и гоблинов.
   Но в общем сражение шло с переменным успехом. Не зря орки считались лучшими воинами Годвигула. В бою один на один им не было равных. Потому каждого осаждало по три-четыре хуманса. Очень сложно было подступить к орку, вооруженному боевым молотом. Приближаясь к месту битвы, я видел, как разлетались по сторонам Пролески, невольно оказавшиеся на линии удара. Молот сминал любые доспехи, дробил кости, крушил черепа. Ни один смертный был не в состоянии пережить столь сокрушительный удар. Другое дело - прокачанные Звездные. У них и броня была покрепче, и шкура потолще, и живучесть на зависть любому. К тому же чуть в стороне стояли хилеры клана и по мере сил и возможностей восполняли потери воинов: то Здоровье поправят, то Выносливости добавят, то рану "заштопают", то кости срастят. От них не отставали бафферы и дебафферы. Первые усиливали навыки союзников, вторые ослабляли противников. К сожалению, и тех, и других было слишком мало, чтобы серьезно повлиять на ход сражения. Тем более что и у орков были свои мастера как усиления, так и ослабления - шаманы.
   Кареока рвалась в бой, совершенно не думая о том, что у нее нет никакого оружия - все осталось в Имале. Я понятия не имел, на что она рассчитывала, но не стал разубеждать, потому что твердо знал, как она отреагирует на мои слова. К тому же я был рядом и, хочется думать, сумею постоять за свою девушку...
   Свою?
   По крайней мере, мне приятно было так считать.
   Медведь влетел в ряды сражавшихся и резко затормозил, едва не врезавшись в могучего орка, преградившего дорогу.
   - Держись!- крикнула мне Кареока, а мгновением позже медведь встал на задние лапы.
   Естественно, я не удержался - пальцы скользнули по потной шкуре, я рухнул на землю и на несколько секунд стал сторонним наблюдателем.
   Медведь зарычал и ударил противника лапой. Когти прошлись по нагруднику орка, оставив глубокие царапины. Нелюдь заревел в ответ и взмахнул топором, но бдительная Кареока, невесть как умудрявшаяся держаться на загривке медведя, бросила своего питомца в атаку. Хищник навалился на сопоставимого по размерам орка, подмял под себя и вцепился клыками в глотку.
   К сожалению, мне не дали насладиться победой моей спутницы. Надо мной появился гоблин на варге. Он собирался проткнуть меня своим копьем. Я был против. Кувырок в сторону - и копье вонзилось в землю. Гоблин бил еще несколько раз, но с тем же результатом. Я успешно увернулся ото всех ударов. Одновременно с этим варг пытался достать меня когтями и клыками. Вблизи это чудовище еще меньше было похоже на волка - гораздо крупнее, мускулистее, с более широкой мордой, покрытой черной как смоль шерстью. Оно достало меня когтями, разодрав плечо, я ответил взаимностью: когда варг оказался в непосредственной близости, я выпустил свои Когти и вскрыл ему брюхо. Роняя внутренности, хищник взвыл, зашатался. Гоблину пришлось спешиться, и он утратил былую подвижность и неуязвимость. Я ранил его выстрелом из арбалета и добил клинками.
  
  
   +350
  
  
   Желаете посвятить жертву Матушке Тени?
  
   Отправив в Мир Теней еще шесть гоблинов, вы будете щедро вознаграждены!
  
  
   Надо же! А я-то думал, что после встречи в Некрополе Матушка Тень затаила на меня смертельную обиду. Впрочем, одно другому не мешало. Древняя Богиня, как я уже заметил, не упускала собственной выгоды даже в столь спорных случаях. С другой стороны, выгода была взаимной, поэтому я и на этот раз уважил старушку.
  
  
   -35
  
  
   И завертел головой в поисках Кареоки.
   Девушка и медведь были уже далеко, нас разделяли десятки сражающихся не на жизнь, а на смерть людей и нелюдей. Проследив за ее передвижениями, я понял, что она прорывается к окруженному со всех сторон кланлиду. Я сунулся, было, следом, но тут же прочно увяз, словно угодил в паутину. Орки, гоблины, люди, эльфы - все смешалось на поляне, отделявшей реку Курон от Изумрудного леса. Звенела сталь, воздух содрогался от стонов и проклятий. В пылу сражения Звездные все реже прибегали к заклинаниям и все больше полагались на остроту клинков. Они несли серьезные потери, но и противнику доставалось в неменьшей мере. Я то и дело натыкался на изрубленные тела орков, а убитых гоблинов было еще больше. Впрочем, не все они участвовали непосредственно в мясорубке. Часть вражеских всадников на варгах кружила вокруг импровизированной крепости, воздвигнутой беженцами. Гоблины обстреливали лагерь из пращ и луков. В ответ летели редкие стрелы - это все, что могли противопоставить практически безоружные городские эльфы.
   Переправа к этому времени исчезла, так как ее существование некому было поддерживать - все маги были задействованы в сражении,- и несколько сотен беженцев осталось на правом берегу. Они молча и с напряжением наблюдали за происходящим, но ничем не могли помочь своим товарищам. Зато, по крайней мере, пока они были в относительной безопасности.
   Я пробивался к эпицентру сражения, стараясь не упускать из виду Кареоку. Моя спутница была безоружна, зато в ее распоряжении находился огромный медведь. То ли он по жизни был таким боевым, то ли не мог противиться магии друидки, но там, где он проходил, оставались лишь растерзанные тела противников. Он и сам был уже серьезно ранен и истекал кровью. Однако девушка упрямо гнала его вперед. И казалось, ничто на свете не в силах его остановить, но... Всему когда-то приходит конец. Я видел, как медведь в очередной раз поднялся на задние лапы, и тут же его грудь пронзило копье гоблина. Он печально заревел и рухнул, исчезнув из виду вместе с Кареокой.
   Я рванулся, было, к ней, но наткнулся на орка, только что расправившегося с одним из Пролесков. Молниеносный удар Когтями не принес желаемого результата - противник закрылся щитом. И тут же ответил взаимностью: огромный боевой молот сбил меня с ног...
  
  
   Оберег охотника Тита блокировал смертельный удар и утратил активность на 24 часа!
  
  
   Да, если бы не амулет Тита...
   Я потерял 18250 хитов, отлетел назад и проехал по земле. Орк собирался меня добить, но его атаковал защищенный серебристой кольчугой эльф, а ко мне прилетело Сильное Исцеление, почти восстановившее Здоровье. Вставая на ноги, я оглянулся, увидел подлечившего меня мага Пролесков, кивнул ему в знак благодарности. Он же, разглядев узоры на моем лице, недовольно поморщился - должно быть, пожалел о том, что помог Проклятому.
   Плевать...
   Я снова завертел головой, пытаясь определить место падения медведя. И увидел неподалеку гоблина, сосредоточенно отрезавшего ухо убитого им эльфа. Меня охватила ярость. Активировав Рывок, я в мгновение ока преодолел разделявшее нас расстояние и с ходу врезал ему ногой по морде. Гоблина отбросило назад, но он тут же попытался подняться. Однако я оказался проворнее, придавил его горло коленом и несколько раз пронзил грудь когтями...
  
  
   +280
  
   -28
  
  
   А на меня уже несся следующий кьяр-ни верхом на варге. Я не стал дожидаться, когда он приблизится, Рывком ушел в сторону и тут же атаковал в прыжке с ускорением. Всадника вышибло из седла, а мгновение спустя он умер с перерезанным горлом.
   И снова вперед.
   Где же Кареока?
   В Имале девушка утратила свое оружие, но не навыки. Я увидел орка, о щит которого разбились Ледяные Иглы, а когда повернул голову чуть левее, заметил Кареоку, промелькнувшую в толпе сражавшихся. Она по-прежнему стремилась к Свилару, который к этому времени остался без коня, но продолжал отчаянно сражаться с превосходящими силами противника. Преградившего ей путь гоблина она заморозила заклинанием. Это был магический лед. Полупрозрачный, почти призрачный, он был неосязаем на ощупь, но исправно выполнял свою роль - обездвиживал цель, превращая ее в ледяную статую. В спешке Кареока проскочила мимо замороженного гоблина, но им заинтересовался кто-то из Пролесков и одним ударом меча отсек голову. Однако и ему самому прилетело со стороны. Я увидел, как он, выронив меч и схватившись за горло, начал задыхаться. Его лицо... Оно почернело на глазах, сморщилось, как моченое яблоко, а потом потрескалось и начало шелушиться.
   Могу поклясться, что это была запрещенная в Годвигуле Магия Крови.
   Я огляделся и увидел стоявшего неподалеку орка-шамана. Сконцентрировав внимание на жертве, он высасывал из него Жизнь, чтобы поправить собственное Здоровье. Недолго думая, я активировал арбалет и выстрелил в мага. Дротик попал ему точнехонько в грудь. Орк вздрогнул, повернул голову увидел меня и, оставив в покое Пролеска, метнул в меня Огненный Шар. Я отскочил в сторону, потом еще раз, уходя из-под очередного магического удара. А потом почувствовал, как внутри меня разгорелся огонь и начало стремительно сокращаться Здоровье. Ощущение не из приятных, но гораздо худшим оказалось то, что мне нечего было противопоставить. Моя защита от магических ударов была гораздо ниже возможностей шамана. Тело стало безвольным и вялым, ноги подкашивались, в глазах потемнело...
   ...и вдруг все резко оборвалось.
   Я встряхнул головой и увидел, как над телом поверженного шамана склоняется тот самый Пролеск, которого я сам только что спас. Он сорвал с шеи орка какой-то амулет, подмигнул мне и снова "нырнул" в пучину сражения.
   - В расчете,- пробормотал я ему в след, чувствуя, как ко мне возвращается чувствительность.
   Но полностью прийти в себя мне снова не дали. Орк, закованный в стальные латы, попытался снести мне голову огромным кривым мечом. Я уклонился и тут же, активировав Рывок, атаковал неприятеля ударом Когтей в грудь. Клинки оказались не в состоянии пробить прочную броню. А секундой позже я отлетел в сторону, сбитый с ног щитом. К потере 3000 хитов я отнесся философски - не смертельно. На этот раз поблизости не оказалось заботливого лекаря, чтобы поправить пошатнувшееся Здоровье Проклятого. Зато рядом был орк, который собирался его добить. Я откатился в сторону, вскочил на ноги, выхватил катану и успел отразить рубящий удар. Сталь выдержала, но сила удара была таковой, что мне отсушило руку и пальцы едва не разжались. Я отскочил назад, избежав удара наотмашь и, сместившись в сторону, ткнул орка мечом в бочину. Но и на этот раз мне не удалось пробить его защиту. Доспех практически полностью скрывал тело от внешнего воздействия, а в зазор между пластинами нужно было еще попасть. И все же я нашел уязвимое место. Оставалось лишь дождаться удобного случая.
   Орк был силен, невероятно подвижен для существа, наряженного в тяжелые доспехи, и прекрасно владел оружием. Мои навыки боя находились чуть выше, чем в зачаточном состоянии, зато я серьезно превосходил противника в ловкости. Я уклонялся от ударов, жалил в ответ, хотя и безрезультатно. И вот наступил тот момент, которого я так ждал. Орк подался вперед, задрав при этом голову. Между нижним краем сплошного шлема и нагрудником образовалась щель, в которую я тут же, что было сил, ткнул катаной. Клинок пробил горло, брызнула кровь. Орк выронил меч, неуклюже попытался закрыть рану руками - пальцы в латных перчатках застучали по броне. Тогда он сорвал шлем, и я увидел его морду с застывшим выражением полного недоумения. Рану он закрыл, но кровь продолжала хлестать между пальцев. Прошло какое-то время, взгляд орка помутнел, подкосились ноги и он рухнул передо мной, громко лязгнув металлом...
  
  
   +3150
  
   Желаете посвятить жертву Матушке Тени?
  
   Отправив в Мир Теней еще девять орков, вы будете щедро вознаграждены!
  
  
   Я машинально согласился, все еще не веря в победу. Только что я завалил орка! Причем, судя по призовой экспе - не самого слабого.
   И только сейчас я заметил, как что-то изменилось вокруг.
   Я огляделся.
   Бой, такой яростный и кровопролитный, быстро затухал. Остались лишь единичные очаги сражения, поэтому звон и приглушенные стоны раненых показались мне чем-то инородным в стремительно обволакивающей окраину леса тишине. Еще недавно на поляне яблоку негде было упасть. Но с тех пор обе враждующие стороны основательно потрудились, уничтожая друг друга. У Пролесков были внушительные потери: из прежней сотни уцелело разве что человек двадцать - остальные отправились на Точку Возрождения. Эльфы потеряли гораздо меньше своих, если не считать тех лучников, которых накрыло Метеоритным Дождем. Но и противнику сражение обошлось слишком дорого. Тела орков и гоблинов устилали поле густым кровавым ковром. Те, кто уцелел, столпились в стороне, напряженно наблюдая за чем-то, что приковало всеобщее внимание, что заставило их опустить оружие и выйти из боя. Чуть поодаль стояли Пролески и эльфы, смотревшие в том же направлении. Они выглядели такими же усталыми и сосредоточенными.
   Я посмотрел назад.
   Лагерь беженцев выстоял, хотя некоторые фургоны пылали огнем, а в сплошном кольце обороны образовались значительные бреши. Пространство вокруг лагеря было завалено телами гоблинов и варгов. Некоторые лежали даже в пределах лагеря, куда им удалось ворваться, но не закрепиться. Эльфы, так же, как и я, не понимали, что происходит, поэтому с тревогой выглядывали из-за уцелевших фургонов, а самые смелые с опаской выходили за пределы оборонительного кольца.
   Что же привлекло их внимание? Что послужило сигналом к прекращению боевых действий?
   Мне стало интересно, и я, продолжая держать в руке меч, направился к толпе Пролесков, среди которых уже разглядел Кареоку и Свилара. Они стояли вместе, смотрели вперед, но при этом о чем-то говорили.
   Пока я шел к ним, бой окончательно затих. Те, кто все еще выяснял отношения, либо довели дело до конца, либо опустили оружие и присоединились к остальным зрителям. И вот настал тот момент, когда звон клинков сконцентрировался лишь в одной точке - там, куда с таким напряжением всматривались и люди, и эльфы, и орки, и уцелевшие гоблины.
   Лишь приблизившись к Кареоке, я понял, что произошло. В решительном бою сошлись двое - эльф Грэль и Раш-Нак - тот самый орк, который тайно встречался с Зелендалем на поляне в Изумрудном лесу. Обе стороны уже понесли ощутимые потери, поэтому, чтобы избежать полного истребления, исход боя должны были решить предводители противоборствующих сторон. В общем этот поединок ничего не решал - каждый останется при своем. Это был лишь вопрос чести и славы.
   Грифон Грэля пал, поэтому он сражался пешим. Оба противника заметно устали, но никто из них не собирался уступать, зная, что стояло на кону. Орк наносил редкие, но мощные удары, не давая эльфу возможности приблизиться. Грэль, оставшийся с одним мечом, раненый и истекающий кровью, все же пытался, атаковал наскоками, прощупывая слабые места Раш-Нака, но, получая достойный отпор, уходил на дальнюю дистанцию.
   Когда я встал рядом с Кареокой, меня заметил Свилар.
   - Ты о нем говорила?- спросил он девушку.
   - Да.
   Понятия не имею, что именно рассказала обо мне своему кланлиду Кареока, но Свилар лишь кивнул, словно констатировал какой-то факт, и вернулся к созерцанию поединка.
   А он, как мне казалось, обещал затянуться. Ни орк, ни эльф никак не могли нанести решающего удара. В данном случае ни боевой опыт, ни навыки не играли никакой роли. Исход поединка могла решить лишь случайность или ошибка противника. Оба это понимали и продолжали тянуть время.
   И вдруг ощутимо похолодало. Скосив взгляд, я заметил, как трава покрывается инеем, а в воздухе кружат мелкие снежинки...
   Однажды я уже был свидетелем этого феномена, и связанные с ним события были еще слишком свежи в моей памяти, чтоб о них забыть. Впрочем, с чем-то подобным сталкивался не только я. Посмотрев по сторонам, я заметил, как напряглись Пролески и эльфы. Глянув в другую сторону, я отметил точно такую же реакцию у орков.
   А снежинки тем временем сбивались в стайки, те, в свою очередь, превращались в завихрения, из которых постепенно формировались человекоподобные тела...
   - Слуа...- пронеслось над поляной.
   Да, это были слуа. Они появились как тогда, в Долине Грез - молча и неизбежно,- но на этот раз их было гораздо больше. Я насчитал не меньше двух десятков, а снежинки все летели и летели, порождая все новые завихрения.
   Словно этого было недостаточно, послышалось сначала отдаленное, но быстро нарастающее конское ржание и стук сотен копыт. Я задрал голову и увидел стремительно растущую тучу, которая, по мере приближения, становилась все больше похожей на скачущий по небу конный отряд...
   - Этого только не хватало,- сокрушенно пробормотал Свилар.
   Его недоумение было мне понятно: еще бы - на разборки пожаловал весь Неблагой Двор! Еще издалека я заметил скачущих впереди остальных королеву фейри Мегисту и ее рогатого супруга короля Гривена.
   Давненько не виделись...
   И если честно, я рад был бы не видеть их и впредь, но...
   Кавалькада лавиной обрушилась на поляну, которая уже оказалась заполонена беспристрастными слуа - неупокоенными мертвецами, бывшими при жизни обворожительными фейри. Однако после смерти они стали жуткими до дрожи и очень неудобными в бою противниками.
   Королева Мегиста - такая же холодная, как ее самые преданные слуги, - приблизилась к дуэлянтам, которые при появлении Неблагого Двора прекратили на время свой спор. Она взглянула сначала на одного, потом на другого и сказала:
   - Что же вы остановились? Продолжайте!
   Эльф был готов. Но орк демонстративно опустил меч и сделал шаг назад. То ли он слишком устал, то ли отказывался устраивать шоу для ненавистной королевы. Глядя на него, и Грэль опустил оружие.
   - Вот как?!- грозно прищурилась Мегиста и обратилась к Гривену: - Тогда убейте их... Всех!
  
  
   Глава 22
  
  
   Если это и была обещанная Зелендалем подмога, то орков ожидало жестокое разочарование: своенравная королева Мегиста решила уничтожить всех, в том числе и тех, кто так нуждался в помощи фейри. А может, так задумывалось изначально? В этом случае я снимаю шляпу перед коварством Двуликого, который сначала уговорил предводителя орков напасть на беженцев, а потом послал группу "зачистки", чтобы замести следы сговора с Темными, а заодно не отдавать обещанные Раш-Наку пять эльфийских крепостей.
   Браво!
   В то время, когда обе враждующие стороны все еще находились в полном замешательстве, а королева фейри разворачивала своего скакуна, Грэль начал действовать. Его целью была сама Мегиста. Сжимая в руке меч, он бросился следом за ней. Но королева почувствовала опасность, обернулась и с ходу метнула в эльфа заклинание Заморозки. Грэль замер, покрывшись призрачным налетом льда. Словно этого было недостаточно, Мегиста послала еще одно заклинание - небольшой фиолетовый шар. Достигнув цели, он исчез, а тело эльфа окутала густая сеть электрических разрядов. Магический лед осыпался на землю, а мгновением позже упал и сам эльф.
   Сделав дело, королева пришпорила коня и стала быстро удаляться, двигаясь сквозь хлынувшую в противоположном направлении лавину всадников Неблагого Двора и слуа.
   - Прикройте его!- крикнул Свилар.
   Пролески и эльфы встали на пути фейри, заслонив собой бесчувственного Грэля.
   И снова на поляне между Изумрудным лесом и рекой Курон зазвенело оружие.
   Орки до последнего не верили в то, что фейри осмелятся на них напасть. Но Мегиста не бросала слов на ветер. Налетевшая кавалерия принялась рубить Темных с тем же остервенением, что и своих побратимов эльфов и их союзников людей. И лишь после этого, понимая, что терять больше нечего, орки взялись за оружие.
   Дивно было наблюдать со стороны за тем, как в одном ряду сражаются Темные и Светлые. Такого в истории Годвигула, пожалуй, еще никогда не было.
   Фейри удалось продавить хлипкую оборону, и снова все смешалось на поле боя. Прорвавшегося к нам слуа встретил Свилар. Он отбил занесенный над Кареокой меч, пронзил противника своим оружием, а потом снес мертвецу голову. На меня налетел всадник, но я успел отскочить в сторону, схватил закованного в латы фейри за руку и мощным рывком выдернул из седла. На него тут же набросились подоспевшие Пролески и забили мечами.
   Неприятеля удалось оттеснить совместными усилиями Светлых и Темных, но схватка продолжалась.
   Над телом Грэля склонился эльфийский жрец. Он осмотрел его и, обернувшись, крикнул Свилару:
   - Он жив, но очень плох! Спасти его сможет только магия Патриарха.
   Кланлид Пролесков задумался.
   В это время фейри усилили натиск и снова прорвались сквозь оборонительные ряды левого фланга. Кареока хотела, было, броситься на помощь Пролескам, но Свилар схватил ее за руку и вернул на прежнее место.
   - Возьмите телегу и увезите Грэля в Ималь!- при этом он посмотрел и на меня тоже.
   - Но...- попыталась возразить Кареока.
   - Это приказ!- рявкнул кланлид.- Эльф должен выжить! Спасите его во что бы то ни стало!
   - Пошли кого-нибудь другого!- не унималась Кареока.
   - У меня каждый боец на счету!- раздраженно огрызнулся Свилар. Было видно, как он рвется в бой. Но вместо того, чтобы помочь своим товарищам, ему приходилось пререкаться с девушкой.
   - А мое мнение уже никого не интересует?- спросил я его.
   Если честно, я был бы рад свалить отсюда. Пролескам нечего было терять: погибнув, они "воскреснут" на Точке Возрождения под Ярмом. А если такая неприятность случится со мной или с Кареокой, то, не исключено, что мы окажемся в городской тюрьме Вальведерана, захваченной Отступниками,- со всеми вытекающими последствиями. Поэтому я готов был воспользоваться возможностью и отправиться, куда угодно, но не в Ималь же?!
   Однако лидер Пролесков посмотрел на меня с такой тоской, что сердце защемило:
   - Прошу тебя, помоги спасти Грэля!
   - Мы не можем вернуться в Ималь, я же тебе говорила!- напомнила Кареока.
   Свилар завертел головой и остановил взгляд на жреце, продолжавшем стоять над телом Грэля:
   - Этель, ты пойдешь с ними! Замолви за этих двоих словечко перед Патриархом. А заодно присмотришь за Грэлем, если ему станет хуже.
   - Хорошо,- не стал возражать эльф.
   Но Кареока всем своим видом выказывала неуверенность.
   Кланлид подумал и протянул девушке руну:
   - Вот, возьми на всякий случай! Если возникнут осложнения, воспользуйся ею. Но только в крайнем случае!- добавил он.- Это очень ценная руна Последнего Довода.
  
  
   Получено новое задание: "Жизнь эльфа в твоих руках"
  
   Задача: Доставить Грэля в Ималь
  
  
   Жрец склонился над телом повелителя, приподнял его, с легкостью забросил на плечо и двинулся в сторону лагеря беженцев.
   - Расчистите дорогу и прикройте их!- приказал Свилар Пролескам, а нам крикнул: - Все, уходите, живо!
   - А как же вы?!- в отчаянии воскликнула Кареока.
   Свилар посмотрел на нее и сказал:
   - Увидимся в следующей жизни...- Потом он посмотрел в сторону лагеря и крикнул кому-то:- Линель, Астилак, уводите беженцев, мы их задержим!
   В тот же миг лагерь пришел в движение.
   Лидер Пролесков удовлетворенно кивнул, в его левой руке появился щит, он ударил в него рукоятью меча и, издав воинственный клич, бросился в гущу сражения.
   - Идем!- дернула меня за локоть Кареока.
   Я в это время не сводил глаз со спины эльфа, уносившего бесчувственное тело Грэля.
   Этель?
   Уж не тот ли самый Этель, которого "заказывала" Матушка Тень?
   Впрочем, об этом можно было подумать и потом, а сейчас...
   Вперед!
   В то время как орки сдерживали натиск на правом фланге, оттянув на себя большую часть неприятельского войска, Свилар вклинился в ряды противника на левом, обрушив на них всю мощь своего оружия. Я видел, как в него со всех сторон летели стрелы и магические заряды, но беспомощно разбивались о щит, не оставляя ни царапин, ни подпалин. Он же неутомимо разил мечом и заклинаниями врагов, пробивая брешь в сплошном кольце оцепления. За ним клином следовали его Пролески, расчищая для нас проход. Следуя четким указаниям кланлида, строй раскрылся, словно книга, оттеснив фейри на флангах в стороны, и тут же Этель, а следом и мы с Кареокой, вырвались на простор и бросились к лагерю беженцев.
   Заметив, как тело раненого Грэля покидает поле битвы, Неблагой Двор пришел в неистовство. Нам в след полетели проклятия и стрелы, но кто-то из союзных магов воздвиг за нашими спинами защитный экран, а воины грудью встали на пути рванувшей за нами кавалерии.
   Этель шел настолько быстро, что мы едва за ним поспевали. Когда всадники фейри прорвались-таки сквозь ряды Пролесков, со стороны лагеря их встретили эльфийские лучшики. Неся потери, представители Неблагого Двора продолжали нас преследовать, но не успели: мы благополучно скрылись за стоявшими кругом фургонами, и уцелевшим противникам пришлось поворотить назад.
   Едва мы появились в лагере, как к нам подкатила телега с высокими бортами, запряженная двумя лошадьми.
   - Сможешь ими править, Проклятый?- спросил меня эльф-возница.
   - Я могу!- подала голос Кареока.
   Этель опустил тело Грэля на телегу и сел рядом, Кареока заняла место возницы и дернула вожжами, я запрыгнул в уже тронувшуюся повозку. Набирая скорость, телега покатила на север сквозь образовавшийся разрыв в кольце обороны, мимо поспешавших беженцев, надеявшихся найти спасение в дебрях Изумрудного леса.
   Я оглянулся и в последний раз окинул взглядом поле боя.
   Силы были неравными. Несмотря на серьезные потери, Неблагой Двор медленно, но верно перемалывал наших защитников. Уже пал последний гоблин, уже исчерпали остатки маны маги и шаманы и стали легкой добычей для кровожадных слуа. Все еще метался по полю боя Свилар, и там, где он появлялся, Пролескам и эльфам удавалось потеснить противника. Но он не мог быть одновременно и повсюду, и Светлые продолжали гибнуть - одни отправлялись на Точку Возрождения, а другие туда, откуда уже не возвращаются. Темных тоже осталась лишь горстка малая, но они продолжали отчаянно сопротивляться. Прежде чем наша телега достигла кромки леса, я увидел, как один из слуа подрубил сухожилия на ногах Раш-Нака, и грозный орк рухнул на землю. Кольцо окружавших его противников сомкнулось, и над телом поверженного врага засверкали разящие клинки.
   Участь наших защитников была предрешена. Наша же продолжала оставаться в неведении. Королева Мегиста не собиралась нас отпускать. Она наблюдала за нами издалека, и когда исход битвы стал очевиден, пришпорила своего коня. Набирая скорость, она отправилась в погоню, увлекая за собой еще около десятка фейри. Командовать уничтожением последних очагов сопротивления на поляне остался рогатый король Гривен...
  
   Наши скорости были несопоставимы. Фейри быстро нагоняли телегу, игнорируя разбегавшихся во все стороны эльфов. Но как только мы ворвались в пределы леса, случилось чудо - деревья сомкнулись позади телеги, преградив путь королеве Мегисте и ее свите. Однако фейри не остановились, даже не сбавили скорости. В какой-то момент копыта их скакунов утратили контакт с землей, и всадники взмыли ввысь.
   Погоня продолжалась.
   Кареока умело правила лошадьми, да и они сами, чувствуя опасность, мчались по разбитой лесной дороге что было сил. Телегу подбрасывало на ухабах, и мне приходилось крепко держаться за высокий борт, чтобы не вылететь на очередной кочке. Этель следовал моему примеру и одновременно с этим прижимал ко дну телеги тело Грэля, буквально распластавшись над своим собратом. Он смотрел вперед, а я следил за преследовавшими нас всадниками. Фейри почти настигли нас и маячили над нами на высоте нескольких десятков метров. Они то и дело предпринимали попытки спуститься на дорогу, но лес охранял нас. Деревья раскачивались из стороны в сторону, скрипели и смыкали ветви в тот момент, когда кто-то из докучливых представителей Неблагого Двора начинал снижаться. Один пронырливый фейри попытался проскочить в просвет, но получил настолько мощный удар ветками, что его выбросило из седла, и преследователей стало на одного меньше. Другие продолжали погоню по воздуху, время от времени постреливая в нас из луков. Большая часть стрел застревала в кронах деревьев, и лишь редкие снаряды достигали цели, впиваясь в борта телеги.
   Положение выглядело отчаянным, но на нашей стороне была сама природа. Птицы, кружившие над лесом, сбились в плотную стаю и атаковали наших преследователей. Я видел, как они обрушились на одного из всадников - во все стороны полетели перья. Фейри пришлось защищаться, отбиваясь мечом, однако его конь внезапно провалился вниз, зацепился за ветви дерева, кубарем полетел сквозь густые заросли и рухнул на дорогу, погребя под собой всадника.
   К сожалению, в этот момент мы достигли редколесья. Воспользовавшись возможностью, фейри дружно ринулись вниз, и конские копыта застучали по земле в полусотне метров позади нас.
   Изумрудный лес продолжал защищать беглецов, как мог. Когда чаща сгустилась до сумерек, к неприятелю снова потянулись цепкие вездесущие ветви. Скакавшая впереди всех Мегиста, низко прижималась к своему жеребцу и ловко уворачивалась от хлестких ударов. Остальные фейри старались следовать ее примеру, но удавалось это не всем. Погоня лишилась еще одного представителя Неблагого Двора, когда внезапно выпрямившаяся ветка выбила из седла одного из всадников. Прямо перед Мегистой рухнуло поперек дороги сухое дерево. Королева мгновенно совершила маневр, и конь с легкостью перепрыгнул через препятствие. Однако следовавший за ней фейри не успел отреагировать и потерял скакуна, сломавшего себе передние конечности. Остальные оказались более удачливы.
   Я сидел спиной к Кареоке и во все глаза наблюдал за постепенно настигавшей нас кавалькадой. Всадники были уже совсем близко. Будь у меня лук и соответствующие навыки, можно было бы попытаться подстрелить, если уж не всадника, то хотя бы коня. Впрочем, не факт: телегу так трясло и подбрасывало, что на меткий выстрел рассчитывать не приходилось.
   Мегиста отрывисто взмахнула рукой, и вперед, обогнав свою повелительницу, вырвался один из фейри. Он ускорился настолько, что расстояние между нами начало стремительно сокращаться. Поравнявшись с телегой, он выхватил кинжал и выпрыгнул из седла. Кроме меня его некому было встречать. Я выпустил Когти и ударил ловко приземлившегося на дно телеги фейри. Это был получеловек-полукозел. Заросшее густой щетиной лицо, крутые рога, мощные руки и ноги, оканчивающиеся раздвоенными копытами. За спиной у него был лук и пустой колчан, в руке - кинжал, тело прикрывали легкие кожаные доспехи. Он блоком встретил мой выпад и попытался вскрыть мне живот размашистым ударом кинжала. Я увернулся, прогнувшись, и, взмахнув рукой, задействовал невостребованный до сих пор навык Ослепления. Он был слишком слабо прокачан, поэтому рассчитывать на достойный эффект не приходилось. И все же навык сработал: фейри замер на мгновение, захлопал глазами, а я ударил его ногой в живот и сбросил с телеги, едва не вывалившись следом. Должно быть, рогатый свернул себе шею, потому что я тут же получил оповещение:
  
  
   +1750
  
   Желаете посвятить жертву Матушке Тени?
  
   Отправив в Мир Теней еще девять фейри, вы будете щедро вознаграждены!
  
   Да пожалуйста, мне не жалко!
  
  
   -175
  
  
   Остальные фейри плотно сидели у нас на хвосте, постепенно нагоняя телегу. Когда королева снова дала отмашку, и следующий козлорогий пошел на сближение, с пригорка слева от дороги из зарослей выскочил волк и всем своим весом врезался во всадника, выбив его из седла. Еще один метил в Мегисту, но королева встретила его заклинанием, отбросившим хищника на обочину дороги.
   Преследователи остались вчетвером. При таком раскладе можно было попытаться отбиться, если бы среди них не было королевы Мегисты. Тягаться с ней не мог ни я, ни Кареока, ни все мы разом. А она была уже совсем рядом.
   И снова на помощь пришел лес.
   Я увидел, как вздрогнули два могучих дерева и, опираясь на корни, вышли на дорогу в тот момент, когда мимо них проносилась телега.
   Энты!
   Они встали на пути фейри, переплелись ветвями, слились воедино. Сквозь прорехи в зарослях я видел, как резко осадила коня Мегиста, подняв его на дыбы. Скакун продолжал рваться вперед, но королева сдерживала его, провожая нас застывшим взглядом. Еще немного, и мы скрылись за поворотом.
   Несколько минут мы мчались через лес, не сбавляя скорости. Кареока оглядывалась, я тоже вертел головой, потому что фейри могли напасть откуда угодно. Но погоня прекратилась.
   - Они отстали!- крикнул я девушке, и спустя несколько секунд утомленные кони перешли на легкую трусцу...
  
   Фейри нас больше не преследовали. После всего произошедшего в это трудно было поверить, и мы продолжали быть начеку. Телега не спеша катила по лесной дороге на север, и уже давно ничто не напоминало о том, что нам угрожает опасность. Куда ни глянь - тишь да гладь, да Божья благодать.
   Я немало думал о том, чем закончилось бы это сражение, если бы я взял с собой и в нужный момент активировал руну, полученную от Зариэля. Смогли бы воины Некрополя одержать верх над орками? Смогли бы победить фейри?
   Не знаю.
   Скорее всего, эльфам удалось бы избежать больших потерь, но я сам... Мне пришлось бы пожертвовать собой ради спасения других. Стыдно признаться, но я не был к этому готов.
   Стыдно...
   Грэль продолжал находиться в беспамятстве. Здорово приложила его Мегиста! Он ни разу не пришел в себя, но в его теле все еще теплилась жизнь, что давало нам определенные надежды на благополучный исход. Этель не только свято верил в то, что Патриарх сможет помочь повелителю городских эльфов, но и сумел заразить нас с Кареокой своей уверенностью.
   Главное - добраться до Ималя!
   А что потом? Как нас встретят в эльфийском городе, из которого мы не так давно сбежали? Ладно я, но каково было Кареоке, которой лишь чудом удалось вырваться из Рощи Возмездия?! Да, она выполняла приказ кланлида. После того как Свилар погиб - а в том, что так оно и было, сомневаться не приходилось,- его поручение стало для нее делом чести. Может быть, в глубине души она и содрогалась от мысли о том, что ей снова предстоит встретиться с теми, кто обрек ее на мучительную смерть и перевоплощение, но внешне она демонстрировала завидное спокойствие. Может, надеялась на содействие Этеля. Может быть, верила в силу руны, которую ей дал кланлид...
   Не знаю...
   Лишь однажды она попыталась связаться со своими Пролесками, но мы снова находились "под колпаком" эльфийской магии, блокировавшей связь с внешним миром, поэтому такая попытка была единственной и безуспешной. Потом девушка молчала всю дорогу, наверное, переживала за судьбу клана, и я не стал омрачать ее печаль своей докучливостью.
   Как только все улеглось, и можно было немного расслабиться, я просмотрел полученные по случаю сообщения и узнал много нового и интересного. Альгой и Эллис поссорились накануне вторжения в Вальведеран Отступников и провели злополучный вечер врозь в Междумирье. Возможно, это обстоятельство спасло им жизни. Когда на следующий день они попытались вернуться в город, их выбросило на Точку Привязки за пределами Вальведерана. Там было немало таких же, как они, неведавших о том, что за ночь произошли события, коренным образом изменившие размеренную жизнь, как простых горожан, так и Звездных. Но со временем они узнали обо всем и начали беспокоиться на мой счет. И с каждым новым сообщением их тревога только усиливалась. Еще бы: я не выходил на связь уже несколько дней! Но они не теряли надежды и сообщали мне, где их найти, если - когда! - я появлюсь в Годвигуле. Оказывается, рядом с Вальведераном возник стихийный лагерь, в который стекались со всех концов Карнеолиса сторонники Богини Яри, а так же те, кому удалось выбраться из захваченного города. Речь шла о тысячах человек и вероятном скором штурме города, участвовать в котором изъявили желание многие Звездные кланы, оставшиеся верными своей Богине. Руководить штурмом должен был сам король Уллис. Он немного оклемался после ранения и рвался в бой. Кстати, ему на помощь явились не только Звездные кланы Карнеолиса, но и варвары из Гиндерана. Вместе с ними, сообщил мне Альгой, прибыли наши старые знакомые Урсус и Малыш Бо. Потом гном сам черканул мне пару строк и передал привет от Малыша. Официально Подземное Царство выражало озабоченность, но предпочитало наблюдать за событиями в Вальведеране со стороны. Однако для Звездных гномов царский указ был не указ, поэтому некоторые из них появились под стенами захваченного Отступниками города. В отличие от них варвары прислали своих лучших воинов, так как издавна были наиболее преданными приверженцами Богини Яри. Еще одно сообщение я получил от Ветератора, то есть, Янагора. Несмотря на то, что я не снимал его кольцо, с помощью которого он мог отслеживать мое местонахождение, опальный Бог потерял мой след и просил выйти на связь при первой же возможности. Кроме старых друзей весточку прислали и новые - Искатели. Я расстался с ними на городской площади, после чего наши пути разошлись: я остался в Вальведеране, а они ушли вместе с остальными Звездными. Теперь же они собирались поучаствовать в предстоящем штурме и звали меня с собой.
   К сожалению, я не мог ответить ни на одно из полученных сообщений. И не мог вернуться в окрестности Вальведерана, потому что направлялся в противоположную сторону. Затея лидера клана Пролесков мне не нравилась, но я не мог бросить Кареоку. Поэтому оставалось лишь надеяться на эльфийскую милость, руну Свилара и посильную помощь Этеля.
   Кстати...
   - Тебя зовут Этель Киантель?- спросил я его, когда окончательно уверовал в то, что погони больше не будет.
   - А ты тот самый Проклятый, который однажды осквернил своим присутствием храм Светлоокой Богини в Вальведеране?
   Этель был немолод даже по эльфийским понятиям. Тем не менее, он был все еще бодр и крепок. То, что он меня признал - неудивительно: Этель Киантель был жрецом при вальведеранском храме Богини Смилион, и, возможно, он видел меня, когда я приходил туда ради покаяния. А еще он был тем самым эльфом, смерть которого порадовала бы Матушку Тень. Я сидел позади него и мог нанести смертельный и безответный удар, но... Во-первых, Матушка с некоторых пор мне не указ. Во-вторых, у меня все еще есть право выбора, и свой выбор я уже сделал: умрет Пакин-Чак - гоблин, которому я однажды поверил, а потом по его вине лишился меча Карракша. В сложившихся обстоятельствах сделать это будет непросто, но я постараюсь.
   Нет, я не мог убить Этеля Киантеля... Кареока не поймет. К тому же я не исключал, что именно с его помощью нам удастся избежать эльфийского гнева, когда мы вернемся в Ималь.
   А еще он мог ответить на некоторые вопросы, которые возникли у меня в последнее время.
   - Орки неслучайно напали на беженцев,- сказал я, чем снова привлек внимание эльфа.- Им было поручено убить Грэля.
   Этель внимательно посмотрел на меня, спросил:
   - И кто же дал им такое поручение?
   - Эльф по имени Зелендаль.
   Мне показалось, или Этель вздрогнул при упоминании этого имени?
   - Ты знаешь, кто это?
   Он ответил не сразу:
   - Н...нет, никогда не слышал... Кто он?
   - Не знаю. Я не видел его в лицо, только со спины и издалека.
   - Продолжай!
   - Я видел его, когда он встречался с Раш-Наком - тем самым орком, который привел свой клан на окраину Изумрудного леса. Зелендаль приказал ему перебить беженцев, а главное - не допустить, чтобы Грэль добрался до Ималя... Как думаешь - почему?
   Эльф задумался.
   - Причина может быть только одна. Некоторые лесные братья презирают нас за то, что мы однажды ушли из Ималя к людям...
   - А почему вы ушли?
   - После смерти последнего Патриарха у нас возникли кое-какие разногласия.
   - Какие?
   - Вообще-то тебя это не касается!- огрызнулся Этель, но все же продолжил: - Не все эльфы приняли нового Патриарха.
   - Почему?- мне, словно клещами, приходилось вытягивать из него каждое слово.
   - Потому что при этом были нарушены наши традиции правопреемства. По закону именно Грэль должен был унаследовать от отца власть в Имале...
   - То есть, его отец был последним Патриархом?
   - Да, но его убили. И в его смерти обвинили Грэля.
   - Зачем ему было убивать своего отца, если он и без того был его наследником?!
   - Не знаю. Спроси об этом тех, кто начал распространять среди эльфов эту чушь.
   - Значит, это не правда?
   - Нет, конечно! Последнего Патриарха убил Фамераль из рода Виланов.
   - Фамераль Вилан? Отец Арсоля Вилана?!
   - Да, он.
   Кажется, кое-что начинало проясняться.
   - А это точно он убил Патриарха?
   - Да. Его вина была доказана, а он сам казнен.
   - Тогда при чем здесь Грэль?
   - Они с Фамералем были друзьями. Кое-кто в Совете Старейшин решил, что это Грэль подговорил своего друга убить отца, чтобы раньше времени занять его место. Прямых доказательств этому не было, но Совет не стал рисковать, приговорил Грэля к изгнанию. Вместе с ним ушли его сторонники и те, кто посчитал Дариэла недостойным звания Патриарха.
   - Ты тоже?
   - Разве я мог бросить своего племянника?
   - Племянника?!- удивился я.- Значит, ты дядя Грэля и брат последнего Патриарха?
   - Да.
   А вот теперь становилось совсем интересно!
   - Я слышал... Говорили... Ты только не обижайся... Говорили, что ты тоже как-то виноват в смерти своего брата.- Об этом я узнал не так давно от моего информатора Жиги.
   Он зыркнул на меня гневно, но ответил спокойно:
   - Да, виноват. Я не должен был оставлять его в ту злополучную ночь. Мне говорили, что Рувалю угрожает опасность, но я не придал никакого значения этим слухам. Мы беседовали с ним накануне его убийства. Ему была назначена встреча. Он хотел, чтобы я пошел с ним. Но я отказал брату, потому что в ту ночь у меня тоже были неотложные дела. Потом я все же одумался, но не успел. Я застал Фамераля над телом мертвого брата. В его руке был окровавленный нож... Я до сих пор не могу себе простить того, что не внял мольбам Руваля. Все могло быть совсем иначе,- пробормотал эльф.
   Выходит, Арсоль ошибался, и его отец все-таки был повинен в смерти последнего Патриарха. Но он никак не мог смириться с действительностью.
   Жаль...
   Кое-что, конечно, прояснилось, но не все. Я до сих пор понятия не имел, кто такой Зелендаль и почему он так ополчился на Грэля?
   Пока я беседовал с эльфом, Кареока правила повозкой, не вмешиваясь в наш разговор. Но, я уверен, она все слышала...
  
   Закат солнца застал нас в пути. Я устал, Кареока тоже едва держалась на скамейке возницы, а до Ималя было еще ехать и ехать. Самое время искать место для ночлега.
   Мы свернули с дороги на уютную полянку, развели костер, перекусили. Этель заметил, как девушка клюет носом и сказал:
   - Я вижу, что вы устали и знаю ваши традиции. Можете отправляться на покой, а я посторожу Грэля.
   - Нет,- покачала головой Кареока и посмотрела на меня.- Не знаю как ты, а я остаюсь здесь.
   Я бы с удовольствием отправился в Междумирье, но не мог же я бросить ее одну?!
   - Давай так,- предложил я.- Ты немного отдохнешь, а я посижу тут с Этелем. А потом ты меня сменишь. Идет? Не беспокойся, все будет хорошо!
   Она колебалась, но усталость взяла верх.
   - Хорошо. Я вернусь часа через четыре... Берегите Грэля... Вот, возьми!- она передала мне две склянки со Средним Исцелением.- На всякий случай...
   Кареока улеглась у костра и... исчезла.
  
  
   Глава 23
  
  
   Сидеть мне предстояло долго, поэтому я заранее побеспокоился о топливе для костра. Огонь разгонял не только темноту и страхи. Развеваемый ветерком дым заставлял держаться в стороне волчью стаю, вышедшую на ночную охоту. Теперь, когда рядом с нами не было Кареоки, никто не мог удержать их от нападения. Впрочем, они и не приближались к нашему лагерю, о чем красноречиво оповещали доносившимся издалека воем.
   И все же мне приходилось быть начеку. Особенно после того, как беспечный эльф, ненадолго отлучившись в кусты, улегся спать у колес телеги. Стреноженные кони настороженно паслись в стороне, вздрагивая каждый раз, когда раздавался отдаленный заунывный волчий вой...
  
   Время тянулось как густая патока. Я сидел у костра и клевал носом, борясь с набиравшей силу сонливостью. Волки, наконец, заткнулись, и в лесу стало совсем тихо. А потом поляну неожиданно затянуло туманом. Вроде бы, ничего особенного, такое временами случается. Густые клубы выкатывали из леса, стлались низко над землей, плотным кольцом опоясывая поляну. Оно постепенно стягивалось, до тех пор, пока не достигло костра. И только теперь я заметил, что это не обычный туман, а какой-то зеленоватый и словно живой. Когда он коснутся пламени, огонь скукожился и начал чахнуть. Я машинально потянулся за хворостом... и рухнул лицом вниз, полностью обессиленный.
  
  
   Осторожно! Ваш организм отравлен болотными испарениями!
  
   - 63% подвижности на 30 минут
   Урон Здоровью - 24 пункта за каждую секунду
  
  
   "Откуда здесь болотные испарения?!"- удивился я.
   Но факт оставался фактом. Мое Здоровье, хоть и медленно, но сокращалось. Мне недосуг было производить расчеты, но что-то подсказывало: при таком раскладе я умру раньше, чем закончится воздействие яда.
   Затрещали кусты, на поляну кто-то вышел.
   Я вяло повернул голову набок и увидел две фигуры, появившиеся из леса. Вроде бы и люди, но... Нет, это были не люди, не эльфы и даже не орки. Это были дендеры - древовидные существа, порожденные эльфиской магией. И хотя огонь костра почти потух, задушенный болотными испарениями, я довольно сносно разглядел их при свете округлой луны, висевшей над поляной. Один сразу же направился к телеге, на которой лежал бесчувственный Грэль. Другой подошел ко мне. Заскрипели сгибаемые в коленях суставы. Он присел рядом и направил похожий на корень указательный палец мне в лицо. Этот корешок начал, извиваясь, удлиняться, превращаясь в острый древовидный шип, медленно тянувшийся к моему глазу.
   Тем временем второй дендера переступил через спящего Этеля, подтянул к себе тело Грэля, взвалил его на плечо и обернулся к своему сообщнику.
   Раздался скрип, ничем не похожий на человеческий голос.
   Но собиравшееся меня прикончить существо поняло его значение. Корешок замер у моего зрачка, а потом неохотно пополз назад, приняв прежнюю форму. Дендера поднялся и направился следом за собратом, двигавшимся к лесу. Они не стали меня убивать, потому что я и без того был обречен. Когда оба скрылись в чаще, за ними последовали и остальные, стоявшие по периметру поляны, которых я сразу не заметил. Всего их было около десятка...
   В округе снова стало тихо.
   Неожиданное нападение дендер заняло не больше двух минут. За это время я успел потерять три тысячи хитов, и Здоровье продолжало сокращаться. При этом я едва мог пошевелиться, а из глотки вместо слов донесся лишь приглушенный хрип, когда я попытался позвать Этеля Киантеля. Мозг тоже работал со скрипом, но услужливая память подарила мне надежду на спасение.
   Универсальное Противоядие, которое я прихватил из лаборатории Патриарха Дариэла!
   Я неуклюже перевернулся на бок, непослушной рукой достал из рюкзака пробирку с противоядием, поднес ко рту и выпил все зелье до капли.
   Оно сработало!
   Я почти сразу почувствовал, как исчезает неподвижность, увидел, как перестала сокращаться полоска Здоровья. Да и Система обрадовала оповещением:
  
  
   Воздействие болотных испарений нейтрализовано противоядием!
  
   Здоровье + 25%
   Получен иммунитет к любым ядам и отравлениям. Продолжительность: 10 минут
  
  
   Отличные зелья готовит Патриарх!
   Как только ушли дендеры, туман развеялся, и костер снова разгорелся, с прежней жадностью пожирая сухие ветки.
   - Этель!- позвал я эльфа. Голос был все еще слаб и хрипл, ушастый меня не услышал.
   Я поднялся на ноги, приблизился к телеге, попутно заметив, как завались на бок наши лошадки, надышавшиеся испарений. Они были еще живы, но тяжело дышали, а их тела била крупная дрожь.
   Я приблизился к телеге, опустился рядом с эльфом, затряс его за плечо.
   - Этель!
   Он крепко спал.
   - Этель!!!
   Нет, бесполезно.
   Я застонал, вообразив, как отреагирует на похищение Грэля Кареока. Я представил ее осуждающий взгляд, дарованный тому, кто это допустил.
   Мне.
   Впрочем, еще было не поздно все исправить. Дендеры не могли далеко уйти.
   Я обернулся и глянул в сторону леса. Естественно, ничего не увидел...
   Повязка!
   Я быстро натянул на глаза платок Шэлы, и темнота рассеялась, а лес стал прозрачным, как морская медуза. Я увидел быстро удаляющиеся темно-зеленые силуэты, мелькавшие уже на границе видимости. Один из них тащил на плече сквозь платок казавшееся синеватым тело Грэля.
   Теперь они от меня не уйдут!
   Я почувствовал охвативший меня азарт охотника.
   Вперед!
   Меч серьезно затруднял быстрое и скрытное передвижение, да и толку от него в сражении пока что было мало. Поэтому я снял его и положил на телегу. И лишь после этого, налегке, бросился следом за дендерами.
   Понятия не имею, каковы они в бою, хватало уже того, что на их стороне было численное преимущество. Поэтому я не собирался бросаться на них с криком "Ура-а-а!!!". Моими главными козырями сегодня были скрытность и неожиданность. Благо, местность и темное время суток в купе с чудесной повязкой на глазах позволяли работать незаметно.
   Я быстро нагнал дендер. Они, словно желая облегчить мою миссию, растянулись по лесу. На самом деле, они действовали тактически верно: двое разведчиков шли впереди, двое - прикрывали тыл. В центре двигался тот, кто нес тело Грэля, а остальные оберегали его на флангах. Таким образом, мне, чтобы добраться до бесчувственного эльфа, нужно было избавиться, по крайней мере, от семерых дендер.
   Несмотря на то, что я перемещался почти бесшумно, замыкающие отряд существа то и дело оборачивались, и мне приходилось замирать, прячась за деревьями. Возможно, они не хуже меня видели в кромешной темноте леса. А может, и нет, но я решил не рисковать. Приблизившись к ним почти вплотную, я сначала выпустил Когти. Но потом передумал и достал кинжал Отпущения. Что-то подсказывало мне, что эти существа, бывшие когда-то эльфами, скорее мертвы, чем живы, поэтому клинок, полученный в Некрополе, был для их устранения самым подходящим оружием. Но даже если я ошибался, хуже не будет.
   Я шел за дендерами и долго не мог нанести первый удар, хотя цели были совсем близко. Поспешность могла обойтись слишком дорого. Я дожидался удобного для нападения момента, и он представился, когда один из дендер остановился и долго вглядывался в темноту. В это время его напарник продолжал удаляться следом за остальными. Я обогнул отставшего сбоку, зашел со спины и перерезал горло кинжалом. Дендера не ожидал нападения, поэтому не успел прикрыться броней из прочной коры. Он сделал это с запозданием: я увидел, как по груди пошли темные пятна, но сил на большее у моей жертвы не хватило. Он хлюпнул хлынувшей из раны зеленой кровью и мягко опустился на ковер из опавших листьев.
   Подозревая, что передо мной оживленный мертвец, я рассчитывал на несколько иную реакцию. Впрочем, это было еще не все. Коснувшись земли, тело дендеры тут же одеревенело, превратившись в уродливую корягу.
  
  
   +2200
  
  
   Немало. То есть, в иных обстоятельствах он мог бы стать очень серьезным противником. Даже не знаю, что мне помогло - Крит или сила заговоренного клинка?
  
  
   Желаете посвятить жертву Матушке Тени?
  
  
   Несмотря на все наши разногласия, неугомонная старушка не захотела упускать лакомую добычу и тут же попросила свою долю. Естественно, не задаром.
  
  
   Отправив в Мир Теней еще девять дендер, вы будете щедро вознаграждены!
  
  
   Ну, как тут откажешь?
  
  
   -220
  
  
   Когда я оторвал взгляд от одеревеневшего дендеры и глянул вслед его напарнику, тот, почувствовав неладное, начал оборачиваться.
   Рывок... Рывок... Прыжок и снова Рывок.
   Я налетел на него, когда он встал передо мной лицом, сбил с ног и несколько раз ударил в грудь кинжалом. Клинок пробил прочную кору, словно яичную скорлупу, а я заработал еще 1350 экспы, нахваливая себя за верный выбор оружия.
   Судя по той легкости, с какой дендеры двигались по ночному лесу, в темноте они видели не хуже моего. Но если устраненные мною существа постоянно оглядывались, то "ребята" на флангах чаще смотрели по сторонам. Поэтому исчезновение двоих своих товарищей по оружию никто не заметил.
   А значит, я мог продолжить охоту.
   На этот раз я решил зайти с левого фланга. Охранявшие его дендеры слегка удалились от центра, да и заросли там были погуще. А еще впереди замаячил овражек, который мог сослужить мне добрую службу. Появилась возможность зайти вперед и устроить засаду, но вышло даже лучше, нежели я ожидал. Один из дендер двигался по краю оврага. Неожиданно земля ушла у него из-под ног, и он рухнул вниз, в нескольких шагах от меня. Я набросился на него, не дав встать на ноги, вдавил деревенеющее лицо в землю, заглушив рвущийся из глотки скрип, и вонзил кинжал в спину, туда, где у обычного человека находилось сердце.
  
  
   +1500
  
   -150
  
   Сверху посыпалась земля.
   Это второй дендера решил узнать, все ли в порядке у напарника. Он остановился на краю оврага... и увидел меня, оседлавшего корягу, которая только что была его товарищем. На принятие решения у меня ушло не больше секунды. Я подскочил к пологому краю оврага, подпрыгнул, вцепился в ногу замершего от неожиданности дендеры и сдернул его вниз. Но не рассчитал, и тяжелое существо навалилось на меня всем своим весом. В его руке появился деревянный кинжал, которым он попытался меня прикончить. Я лишь в последний момент успел отбить оружие чуть в сторону, и необычный клинок пронзил мое плечо, а не сердце.
  
  
   Здоровье - 3400
  
  
   Сработало Зеркальное Отражение и вернуло нападавшему причиненный мне урон. К сожалению, этого оказалось недостаточно. А самое худшее ожидало меня впереди. Деревянный кинжал действительно оказался необычным. Окропленный моей кровью, он пустил корни, часть которых тут же ушла в землю, лишив меня подвижности, а другие начали быстро распространяться по моему телу.
   Дендера продолжал давить на рукоять, скрипя от натуги. Я ударил его кинжалом, но он перехватил мою руку. Его пальцы превратились в корневища, опутавшие мое запястье. А потом он раззявил пасть, ставшую похожей на обширное дупло, такое огромное, что в нем легко уместилась бы моя голова. Похоже, именно это он и собирался сделать, когда начал склоняться надо мной.
   Я попытался перевернуться на бок, активировав при этом Рывок, уже не раз спасавший меня в трудную минуту. Навык придал телу необходимое ускорение, дендера отлетел в сторону, затрещали и порвались корни, приковывавшие меня к земле. Но монстр продолжал удерживать мою руку своими корнями. Я полоснул по ним Когтями, перебил, и, обретя свободу, ударил дендеру кинжалом Отпущения.
   Умирая, он дико заскрежетал, так что у меня волосы зашевелились на голове, а его последний крик услышали, наверное, даже в Имале.
  
  
   + 1800
  
   -180
  
  
   Я встал на ноги.
   Из моего плеча все еще торчал деревянный кинжал, отнимая драгоценные хиты. За это время он превратился в саженец, все глубже пускавший свои корни, а на его веточках уже начали появляться мелкие клейкие листочки.
   Я вцепился в него пальцами и рванул, что было сил.
  
  
   Здоровье- 7250
  
  
   В глазах потемнело, ноги стали ватными, но могло быть и хуже.
   Лишившись подпитки, саженец тут же высох, листья осыпались, корни безжизненно обвисли. Я бросил его на землю, поправил Здоровье зельем Исцеления и стал выбираться из оврага.
   Теперь дендеры знали о моем присутствии, и правила игры поменялись. Пока один уносил тело Грэля на север, пятеро оставшихся решили меня задержать. Отныне они становились охотниками, а я - добычей.
   Что ж, поиграем...
   Меня атаковали сразу трое дендер, вооруженных деревянными мечами. Двое других обзавелись луками. Я не дал им возможности прицелиться, бросился навстречу атаковавшим, скрываясь за их рослыми фигурами. От удара меча я ловко увернулся, оказавшись в центре группы, выждал, пока противники приблизятся, и тут же активировал Смертоносный Вихрь. Когти прошлись по телам дендер, но лишь слегка повредили прочные доспехи из коры. Очередное подтверждение того, что мой первоначальный выбор оружия был правильным. В ответ со всех сторон посыпались удары мечами. От первого я уклонился, второй отбил Когтями, перехватил покрытую корой руку противника и рывком подставил его под колющий удар меча. Деревянный клинок легко пробил грудь дендеры, раненый болезненно заскрежетал и умер. Прием был засчитан, и я получил положенные за участие в убийстве 180 пунктов минус 18, причитавшиеся Матушке Тени.
   Рядом пролетела стрела, и я вспомнил о том, что лучше бы мне не стоять на месте. Я переместился в сторону, отпрянул назад, пропуская мимо удар мечом, обогнул дерево, принявшее на себя еще один удар. И тут же контратаковал, нанеся удар кинжалом. Дендеры были слишком неповоротливы в своих доспехах. Выигрывая в защите, они проигрывали в подвижности. Но на этот раз моему противнику все же удалось увернуться, и кинжал отпущения лишь рассек кору у него на боку. Ответка прилетела незамедлительно: дендера ударил меня наотмашь и угодил рукоятью меча прямо в лоб. Меня отбросило назад, из глаз посыпались искры, а от очередной стрелы спало только дерево: снаряд чиркнул по стволу, и стрела, изменив направление полета, прошла в сантиметре от моего плеча.
   Справа захрустели ветки, я повернул голову, и в этот момент приближавшийся дендера сдул с ладони мне в лицо какую-то гадость, похожую на цветочную пыльцу.
  
  
   Осторожно! Ваш организм отравлен неизвестным ядом растительного происхождения!
  
   Здоровье - 8 за каждую секунду
   Ослепление 25 %
   Нарушение координации движения
  
  
   От ослепления меня спасла повязка на глазах, но и остального оказалось достаточно, чтобы принять срочные меры. Полоска Здоровья снова начала сокращаться, меня шатало из стороны в сторону, мир плыл перед глазами, а второй дендера уже заносил меч над моей головой.
   Я убрался с линии удара перекатом, вскочил на ноги, проломился сквозь кусты и тут же активировал Сына Тени.
   Пока дендеры меня не видели, я воспользовался Противоядием. Жаль, последнее... Я хотел отдать его при случае Альгою. Возможно, ему удалось бы создать нечто подобное. Очень полезный эликсир! Но не судьба...
   Зелье нейтрализовало яд, поправило Здоровье, а у меня осталось еще восемнадцать секунд невидимости, которые я просто обязан был использовать с толком.
   Дерндеры рыскали по кустам, искали исчезнувшего противника. Я не стал медлить, подкрался к ближайшему и перерезал ему глотку кинжалом Отпущения.
  
  
   +2100
  
   -210
  
  
   Нанеся удар, я лишился невидимости, и меня тут же заметил второй дендера. Нас разделяло шагов пять, но фокус с пыльцой на этот раз не проканал - у меня было еще несколько минут иммунитета. Однако и противник нешел, чем меня удивить. Меч исчез, зато его правая рука вытянулась гибким корневищем, похожим на кнут, захлестнула мое горло. Затем последовал сильный рывок, и меня притянуло к дендере. Задыхаясь от недостачи воздуха, я, тем не менее, первым делом нанес удар кинжалом Отпущения, целясь в сердце. Но дендера заслонился плетеным щитом, похожим на тот, что использовала в бою Кареока. Против него кинжал оказался бессилен. Однако я продолжал бить в тщетной попытке найти уязвимое место. А дендера все ближе притягивал меня к себе и уже раскрыл пасть, собираясь проглотить добычу целиком.
   Повинуясь какому-то наитию, я активировал свой медальон. Яркая вспышка дала неожиданный эффект: дендера отпрянул назад, его хватка ослабла, а потом и вовсе корень оставил мою шею в покое и забился, распластавшись по земле. Противника серьезно корежило, ломало, крутило. Пятясь назад, он неизменно преображался, словно в его организме произошел какой-то сбой. То его тело покрывалось пятнами древесной коры, то на мгновение становилось обычным - из плоти и крови, но настолько уродливым, что я едва сдерживался от отвращения. При этом он жутко верещал, выдавая то душераздирающий скрип, то вполне человеческий крик.
   Я решил прекратить это безобразие, приблизился и ударом кинжала в сердце прервал его мучения. На то, во что превратился дендера после смерти, неприятно было смотреть - какое-то месиво из человеческой плоти и древесины.
   Должно быть, эти существа терпеть не могли яркого света. Неспроста же они показались только ночью! А значит, у меня появилось еще одно действенное оружие.
   В мое бедро попала стрела...
  
  
   Здоровье - 2500
  
  
   Еще одна угодила в бок по касательной...
  
  
   Здоровье - 3450
  
  
   Лучник готовился к очередному выстрелу, поэтому я бросился на дно оврага, где первым делом избавился от стрел, уже начавших пускать корни. При этом полоска Здоровья укоротилась до половины.
   Проклятье!
   Чтобы получить заслуженную награду от Матушки Тени, мне нужно было убить еще трех дендер. Но, видать, не судьба. Наверное, несмотря на все усиливавшуюся усталость, я смог бы справиться с теми двумя, которые загнали меня в овраг, но третий... Он все дальше уходил от преследования, унося тело Грэля. А я, увлеченный охотой, совершенно забыл о том, зачем, собственно, бросился в погоню.
   Нужно было спасать эльфа.
   Приняв решение, я выпил последнее Зелье Исцеления и по заросшему кустарником дну оврага направился на север. Лучники последовали за мной. Время от времени мимо пролетали стрелы. Когда овраг закончился, я побежал. Мои преследователи тоже прибавили ходу.
   Дендера с Грэлем на плече уже давно исчез в лесной чаще. Я рассудил так: раз он до этого все это время шел на север, то с чего бы ему теперь менять направление? И тоже побежал на север.
   Преследователи не отставали, как ни пытался я от них оторваться. По крайней мере, один из них вырвался вперед, и расстояние между нами медленно сокращалось.
   Что ж, раз ты так хочешь...
   Я проломился через кусты и резко ушел влево, спрятавшись за деревом. Раздалось предупредительное рычание. Я повернул голову, и увидел волка. Еще трое обходили меня с боков.
   Чтоб вас...
   Мимо пробежал дендера, и я, отвлеченный волками, не успел нанести решающий удар. А он, наткнувшись на лесных хищников, неожиданно замер.
   Волки сначала тоже стушевались, но потом... Судя по всему, дендеры не нравились им еще больше, чем люди. Сначала раздалось дружное рычание, а потом звери ринулись на порождение эльфийской магии. Он выстрелил из лука только один раз. Попал в вырвавшегося вперед хищника, но остальные набросились на него. Один вцепился клыками в ногу, другой схватил за руку, третий, встав на задние лапы, попытался дотянуться до горла. Дендера не устоял на ногах, упал, и волки задали ему основательную трепку. Когти и клыки оставляли на защищающей существо коре глубокие отметины. Дендера пытался сопротивляться. Он сменил лук на кинжал и отмахивался им, скрипя то ли от ярости, то ли от натуги. Волков стало еще на одного меньше, когда острый деревянный клинок вспорол хищнику брюхо. Остальные двое отпрянули в страхе, дендера живо поднялся на ноги...
   ...и мой кинжал наделал в нем с десяток дырок.
  
  
   +1350
  
   -135
  
  
   Когда я посмотрел на волков, они оскалились, а потом развернулись и исчезли в зарослях.
   Я продолжил свой путь на север, и вскоре выбрался на дорогу, ведущую в Ималь.
   Неужели дендера нес Грэля в эльфийский город?
   Почему бы и нет? Ведь именно там находился Зелендаль, тот, кто послал его по душу эльфа...
  
   Похитителя я нагнал только минут через сорок, несмотря на то, что он шел не спеша, а мне то и дело, по мере восстановления Выносливости, приходилось ускоряться. До Ималя было еще очень далеко, поэтому я сбавил обороты, чтобы немного передохнуть, и пару километров брел за дендерой пешим шагом, постепенно сокращая разделявшее нас расстояние...
  
  
   Получено новое сообщение!
  
  
   "Ты где?! Где Грэль?! Что тут вообще происходит?!! Вас ни на минуту нельзя оставить без присмотра!"
  
  
   Надо же! Кареока вернулась в Годвигул гораздо раньше, чем я ожидал.
   Попутно я отметил, что внутри Изумрудного леса связь не была заблокирована.
   Я не стал ей отвечать, рано еще. Но решил форсировать события и окликнул удалявшегося дендеру:
   - Не тяжело? Может, помочь?
   Он остановился, опустил бесчувственное тело на землю, а в его руке появился меч.
   Я шел к нему уверенным шагом. Я не собирался заморачиваться честным боем. Некогда. Приблизившись к дендере, я активировал медальон. А он, словно ожидал подвоха, заслонился рукой от яркой вспышки. И не увидел, как я ударил его в грудь кинжалом Отпущения.
  
  
   + 3500
  
   - 350
  
  
   Наверное, это был мелкий босс. Но это не спасло его от критического урона, который наносил мой кинжал.
  
  
   Вы достигли нового уровня! Текущий уровень: 47
  
   У вас 4 неиспользованных очка к Атрибутам
   У вас 4 неиспользованных очка к Навыкам
  
  
   Надо же! Даже не заметил!
   Я остался один на дороге. Грэль не в счет. Теперь можно оповестить Кареоку:
  
  
   "Были затруднения, но теперь все в порядке. Что с лошадьми?"
  
  
   Девушка ответила сразу же:
  
  
   "Они вялые какие-то. Что у вас произошло?"
  
   "Потом расскажу. Как чувствует себя Этель Киантель?"
  
   "Нормально. Говорит, правда, что голова болит".
  
  
   Ерунда, переживет!
  
  
   "Запрягайте телегу и двигайтесь на север. Грэль со мной".
  
  
   Я думал, что на этом все, но потом еще прилетело короткое:
  
  
   "Хорошо".
  
  
   То ли девушка долго соображала, то ли ругала нас с Грэлем, на чем свет стоит.
   Я приблизился к коряге и пнул ее ногой.
   Так-с... Убито девять дендер. Оставался еще один. Не думаю, что он сдался. Он выполнял приказ хозяина и не мог отступиться, а значит, он скоро будет здесь.
   Я огляделся.
   Никого в округе. Пока.
   Что ж, подождем.
   Я зашел в чащу, спрятался за деревом и стал ждать...
  
   Дендера появился с юга, минут через пятнадцать. Он шел открыто, ничего не боясь, держа в руках готовый к бою лук. Меня он, естественно, не видел. Зато сразу заметил корягу, бывшую его товарищем, и Грэля, лежавшего рядом.
   Соображалка у существа работала плохо. Оно подошло к месту последнего боя, а точнее, убийства, взглянуло на корягу, потом на эльфа. Лук исчез, дендера склонился над Грэлем, собираясь поднять его на плечо. А я уже стоял у него за спиной. Короткий удар, легкий проворот, и план по дендерам был выполнен.
  
  
   +1230
  
   -123
  
  
   Заслуженная награда от Матушки Тени:
  
   Захват. Боевой прием, позволяющий выбить оружие из руки противника.
  
  
   Далее следовало подробное описание, сводившееся к тому, что я отныне мог при помощи Когтей отразить удар, а потом легким финтом с разворотом обезоружить своего противника.
   Хм... Это было настолько просто, что я и сам бы мог до такого додуматься. Но как-то не сложилось.
   Что ж, при случае испытаю новый прием.
  
  
   Отправив в мир Теней еще 20 дендер, Вы получите вознаграждение от Матушки Тени.
  
  
   Нет уж, с меня достаточно!
   Я присел на корягу и закрыл глаза в ожидании Кареоки.
  
  
   Глава 24
  
  
   Ждать пришлось долго, я едва не заснул. Наконец, послышался скрип колес, и из темноты показалась громоздкая телега.
   - Далеко же вы забрались!- проворчала Кареока.
   Этель Киантель помог нам погрузить тело Грэля на телегу, после чего мы продолжили путь на север.
   - Рассказывай!- потребовала девушка.
   От усталости мысли путались в голове, поэтому я поведал о нападении дендер без особых прикрас.
   - Ну и дела... Как ты думаешь, кто такой этот Зелендаль?- спросила меня потом Кареока.
   - Понятия не имею,- равнодушно пожал я плечами.- Эльф какой-то. Я не видел его лица.
   Немного помолчав, девушка сказала:
   - Надеюсь, никаких сюрпризов больше не будет.
   Хотелось бы и мне в это верить, но настойчивость Зелендаля заставляла думать об обратном. Он, во что бы то ни стало, хотел воспрепятствовать возвращению Грэля в Ималь. И трудно было поверить в то, что он так просто сдастся.
   "Нужно быть начеку",- подумал я... и вырубился...
  
   Проснулся я под скрип телеги. Раскрыв глаза, увидел спину Кареоки, правившей лошадьми. Рядом со мной кемарил Этель Киантель. Значит, ничего не случилось, пока я спал?
   Хорошо, хотя и странно...
   Я посмотрел на часы: начало девятого. То есть, я продрых не меньше пяти часов. Усталость отступила, но я все равно чувствовал себя изрядно разбитым. Увы, сон в Годвигуле не давал такого отдохновения, как в Междумирье. Например, Кареоке хватило всего пары часов, чтобы полностью восстановиться!
   Я взглянул на карту. Мы находились в нескольких километрах от Ималя.
   - Почти приехали?- спросил я девушку.
   - А, соня проснулся!- обрадовалась она.- Да, почти уже добрались.
   - Извини, отключился как-то неожиданно.
   - Я заметила,- усмехнулась девушка.- Кстати...- она обернулась и поцеловала меня в щеку.- Это за спасение Грэля. Хотела поблагодарить тебя раньше, но ты не дождался.
   - Здорово! Слушай, может, еще кого-то нужно спасти или убить? Ради такой награды я готов на любые безумства.
   Кареока ничего не ответила, но я заметил, как она довольно улыбается...
  
   Примерно через час показались ворота Ималя. Даже не думал, что снова их когда-нибудь увижу!
   Кареока остановила телегу, обернулась и сказала:
   - Вот мы и на месте.
   Ее голос дрогнул.
   - Боишься?- спросил я ее.
   - Нет. Просто представить себе не могу, какой нас там ожидает прием.
   - Может, все же не стоит тебе соваться в этот гадюшник? Подождешь нас здесь?
   Она замялась, но потом все же покачала головой:
   - Нет, я хочу посмотреть им в глаза, послушать, что они скажут в свое оправдание.
   - Думаешь, они будут перед тобой оправдываться?- усмехнулся я.
   - Все будет хорошо,- успокоил нас эльф, промолчавший всю дорогу.
   Мне бы его уверенность...
  
   Нам позволили проехать через ворота, но после этого преградили дорогу. Встречал Тираль Лигрин и внушительный отряд имальской стражи. Хотя комендант и пытался сохранять хладнокровие, у него плохо получалось.
   - Этель Киантель?- пробормотал он, посмотрев на городского эльфа. Тот ответил ему легким кивком.
   Потом он уставился на бесчувственное тело в телеге:
   - Грэль? Что с ним?
   Но ответа не получил.
   Следующим его внимания удостоилась моя скромная персона:
   - Проклятый? Как ты посмел вернуться в этот город?!
   Скользнув взглядом по Кареоке, он обратился к стражникам:
   - Приказываю арестовать этих двоих!
   Вооруженные эльфы обступили телегу, потянули к нам с Кареокой руки, но тут вмешался Этель Киантель:
   - Прекратите немедленно! Эти двое рисковали своими жизнями, чтобы спасти Грэля!
   Стражники замерли. Все-таки перед ним был высокопоставленный эльф, служитель храма Богини Смилион.
   - Возможно. Но перед этим они нарушили закон, и должны за это ответить!- настаивал на своем Лигрин.
   - Не тебе решать их судьбу!- повысил голос Киантель.- Если они в чем-то и виноваты, то должны предстать пред советом старейшин. А последнее слово будет все равно за Патриархом.
   Это был весомый довод. Стражники окончательно стушевались, да и сам Тираль Лигрин не нашелся, чем возразить.
   - Хорошо, пусть будет так... Что с Грэлем?
   - Он пострадал от магической атаки и нуждается в неотложной помощи,- заявил Этель Киантель.
   - Доставьте его к нашим лекарям!- распорядился комендант. Тело Грэля бережно сняли с телеги и понесли вглубь города.
  
  
   Задание "Жизнь эльфа в твоих руках" - выполнено!
  
   +3500
  
  
   - Боюсь, этого будет недостаточно,- сказал Киантель.- Помочь ему сможет только Патриарх.
   - Разберемся...- буркнул Лигрин. После чего снова обратился к нам:- А вы ступайте за мной!
   Пару минут мы двигались следом за эльфами, которые несли тело Грэля, но потом наши пути разошлись. Тираль Лигрин шел впереди, следом - мы с Кареокой, за нами и чуть в стороне - Этель Киантель. Замыкала шествие группа имальских стражников. Горожане провожали нас суровыми взглядами. Впрочем, они и раньше не выказывали к нам особой любви.
   - А я ведь предупреждал...- пробормотал я.- Тебе не стоило сюда возвращаться.
   - Это мы еще посмотрим,- шепнула девушка и продолжила:- Мне удалось связаться со Свиларом. Пролески уже на пути к Ималю.
   - Чем закончилась битва?- поинтересовался я.
   - Полным разгромом наших,- вздохнула Кареока.- Многие эльфы попали в плен к Неблагому Двору, но паре сотен все же удалось уйти в лес. Если бы не орки, которые держались до последнего, их могло быть гораздо меньше. Впрочем, фейри тоже неслабо досталось, поэтому они не стали преследовать беглецов, повели пленных в Долину Грез. С ними еще предстоит разобраться. Свилар поклялся отомстить. Он уже планирует рейд против Неблагого Двора. Объявлена полная мобилизация клана, ведутся переговоры с союзниками. Но это потом. Сейчас же он с Пролесками сопровождает эльфов в Ималь. Среди них много раненых, поэтому сюда они доберутся не раньше, чем через день-два.
   Кареока надеялась на помощь клана. Я же не был уверен в том, что Свилар, в случае чего, захочет портить отношения с Патриархом из-за двух второстепенных персонажей, один из которых был Проклятым. Интересы клана превыше всего!
   Политика, будь она неладна!
   Поэтому рассчитывать мы могли только на самих себя.
   Нас привели к Дому Собраний. Когда мы вошли внутрь, совет старейшин был уже в полном составе. Убеленные сединой эльфы занимали кресла, стоявшие у стен по кругу, поэтому центральное пространство помещения оказалось свободным. Патриарх восседал на резном троне напротив входа, сжимая в руке жезл Смилион.
   Стражники вытолкали нас на самую середину, и только после этого отошли немного назад. К ним присоединился и Тираль Лигрин. Этель Киантель стал у окна и скрестил руки на груди. В отличие от нас с Кареокой, он выглядел совершенно раскованным.
   Повисла гнетущая тишина.
   Я ждал, что начнут эльфы, но первой заговорила Кареока:
   - По какому праву вы нас задержали?- сказала она с вызовом.- Чего уставились?! Когда мы встречались здесь в прошлый раз, вы были более любезны. Но это не помешало вам бросить меня сначала в имальскую тюрьму, а потом отправить в Рощу Возмездия. За что?!
   - За что?- повторил следом за ней Патриарх, и я невольно вздрогнул. Он встал с трона и приблизился к Кареоке.- Ты спрашиваешь за что? А не ты ли принесла в наш город сосуды с Огненным Пожирателем? Зачем? Почему ничего об этом не сказала? Или тебе неизвестно, что чужакам строго запрещено проносить в Ималь магические артефакты, таящие в себе смертельную угрозу? Любая неосторожность могла привести к тому, что на месте нашего прекрасного города осталось бы лишь выжженное дотла пепелище. Известно, ты ведь бывала уже у нас прежде и прекрасно знаешь наши правила. Но это тебя не остановило. Почему? А не потому ли, что ты задумывала недоброе? Кому ты служишь? С кем из наших врагов ты снюхалась? Кто тебя подослал? Отвечай!
   Кареока молчала. Но не потому, что ей нечего было сказать. Не думаю. Она просто задохнулась от возмущения. Так что мне пришлось вставить словечко:
   - У нее не было никакого злого умысла! Контейнеры с Пожирателем предназначались... для благого дела, не имеющего никакого отношения к вашему прекрасному городу.- Не думаю, что мне стоило упоминать о просьбе Богини Яри. Я понятия не имел, как на это отреагируют эльфы. Подозреваю, что после ссоры божественных сестер они не одобрят стремление Кареоки помочь той, которая изгнала ушастых из Карнеолиса. Поэтому я не стал вдаваться в подробности. Я с вызовом посмотрел на Патриарха и сказал, глядя ему в глаза.- Скажи, ты ведь придумал это только что, правда? Нашел повод! Иначе почему вы не предъявили обвинения сразу, а тайком отправили девушку в Рощу, где ее ожидала незавидная участь? А скажи, известно ли Светлоокой о том, что вы без суда и следствия караете невинных людей, превращая их в дендер?
   Я хотел сказать еще кое-что, но вовремя остановился. Глянув в глаза Патриарху, я понял, что еще слово, и мне несдобровать. Я видел, как побелели костяшки пальцев, сжимавшие могущественный жезл, а он сам засиял, демонстрируя готовность обрушить на голову Проклятого небесную кару.
   Но и Патриарх смог сдержаться. Жезл погас, а он с прежним спокойствием обратился ко мне:
   - Теперь ты, вор... То, что ты освободил подозреваемую в страшном преступлении, я тебе прощаю. Но ты, вор, забрался в мой дом и обокрал меня.- Он обернулся к старейшинам и продолжил: - Помимо редкого эликсира он украл мои рецепты, триста золотых, перстень с рубином, а потом попытался завладеть этим жезлом.
   Золота я взял гораздо меньше, кольцо было без рубина, хотя и дорогое, с остальным, правда, трудно поспорить. Но я не мог не отметить, что о похищенной с ночного столика шкатулке он не сказал ни слова.
   - Так-то ты ответил на оказанное тебе гостеприимство? И после всего этого ты, набравшись наглости, посмел вернуться в Ималь?! Что ж, да восторжествует справедливость, завещанная нам несравненной Богиней Правосудия!
   Он торжественно воздел руки к потолку, а старейшины, кивками голов, подтвердили вердикт.
   - Арестуйте этих двоих и проводите в городскую тюрьму!- приказал Патриарх.
   Стражники тронулись с места.
   Я вопросительно посмотрел на Этеля Киантеля. Мне показалось, что он злорадно улыбался. Впрочем, его улыбка могла быть игрой света, лившегося через окно...
   - Остановитесь!
   Это крикнула Кареока. Обернувшись, я увидел в ее руках руну Последнего Довода. Само название говорило о том, что сейчас должно было произойти нечто грандиозное. Я бы не очень удивился, если бы при активации руны Дом Собраний разнесло к такой-то матери. Или нас, по крайней мере, Кареоку, телепортировало бы куда-нибудь в безопасное место. Если бы появился воин 300-го уровня с карающим мечом, я бы тоже не удивился. Но случилось нечто иное.
   Патриарх взмахнул жезлом, действуя на опережение, но Кареока оказалась проворнее. Она провела пальцами по руне и стряхнула невидимую пыль на пол. Тот час же огрызнулся жезл Дариэла, выпустив в девушку смертоносную молнию. Но она наткнулась на непреодолимую преграду, воздвигнутую той, которая появилась из облака, порожденного руной Последнего Довода.
   - Светлоокая Богиня!- повскакивали с кресел эльфийские старейшины и тут же в полном почтении рухнули на колени, склонили головы.
   Опешивший Патриарх беспомощно опустил жезл и тоже отдал появившейся Богине соответствующую дань уважения.
   Кареока смиренно приветствовала свою госпожу. И только я один продолжал стоять столбом, потому как не привык гнуть спину даже в присутствии верховного Божества.
   - КАКОГО...- недовольно начала Смилион, гневно окинув взглядом помещение.- КТО ПОСМЕЛ ОТОРВАТЬ МЕНЯ ОТ ВАЖНЫХ ДЕЛ?!- Взгляд остановился на мне, и я почти пожалел о том, что не упал на колени, как все остальные.- ТЫ?!
   Мне стало совсем нехорошо, скажем даже - очень плохо. Гнев Светлоокой уничтожал меня ментально. Но я нашел в себе силы промолвить:
   - Не гневайся, Великая Богиня, и защити нас от произвола, творимого Патриархом и его свитой.
   - ЧТО?!- воскликнула Смилион, и накатившей волной меня отбросило к стене.- ДА КАК СМЕЕШЬ ТЫ КЛЕВЕТАТЬ НА ТОГО, КОМУ Я ДОВЕРИЛА СУДЬБЫ СВОИХ ИЗЛЮБЛЕННЫХ ЧАД?! НЕ ХОЧЕШЬ ЛИ ТЫ СКАЗАТЬ, ЧТО Я ОШИБЛАСЬ В СВОЕМ ВЫБОРЕ?! ИЛИ ТЫ УЖЕ ЗАБЫЛ, ЧТО СЛУЧАЕТСЯ С ТЕМИ, КТО ПЫТАЕТСЯ ПЕРЕЧИТЬ СИЛЬНЫМ МИРА СЕГО?
   Да, именно это мне и хотелось сказать. И нет, я ничего не забыл.
   - Я не забыл, что был наказан,- сказал я, поднимаясь с пола.- Я помню и то, что был потом прощен. А еще я помню, как некая Богиня предложила мне свое покровительство за то, что я помог ей в одном щекотливом деле. И, конечно же, я свято верю в то, что Боги не бросают своих слов на ветер.
   Это был упрек. И он не ускользнул от мудрой Смилион. Она, пожалуй, могла и обидеться - Боги не любят, когда их макают лицом в... нечто непотребное. Но Светлоокая была не только грозной, но и великодушной.
   Она повернулась к Патриарху, протянула руку и сделала едва уловимое движение пальцами. При этом голова Дариэла приподнялась так, что он смог посмотреть в глаза Богине.
   - В ЧЕМ ПРОВИНИЛСЯ ЭТОТ ДЕРЗКИЙ ПРОКЛЯТЫЙ?
   - Он обокрал мой дом!- заявил Патриарх.
   - ЧТО ЖЕ В ЭТОМ СТРАННОГО? ОН ЖЕ - ВОР!- с заметной издевкой заявила Богиня.- Я ПРОЩАЮ ЕГО, А ТЕБЕ ВОЗМЕЩУ ПОТЕРИ В ПОЛНОЙ МЕРЕ...
   - Но как же Правосудие?- возмутился эльф.
   - ПРАВОСУДИЕ ДАНО НЕ ТОЛЬКО ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ КАРАТЬ, НО И МИЛОВАТЬ...- напомнила Богиня.- У ТЕБЯ ЕСТЬ ЕЩЕ КАКИЕ-ТО ПРЕТЕНЗИИ К ПРОКЛЯТОМУ?
   - Нет,- с трудом выдавил из себя Дариэл.
   - В ТАКОМ СЛУЧАЕ, СЧИТАЮ ДЕЛО ЗАКРЫТЫМ!- в подтверждение ее слов с потолка громыхнуло.
   - И девушку мою пусть оставят в покое!- подал я снова голос.
   Смилион взглянула на Кареоку.
   - КАЖЕТСЯ, МЫ УЖЕ ГДЕ-ТО ВСТРЕЧАЛИСЬ?
   - Да, Светлоокая Богиня. Меня зовут Кареока, вместе с кланом Пролесков я служу тебе верой и правдой.
   - СЛУЖИ И ВПРЕДЬ...
   - Но, моя Светлоокая госпожа...- попытался было возразить Дариэл, однако грозный взгляд Богини заставил его заткнуться.
   - НЕ СПОРЬ СО МНОЙ, СМЕРТНЫЙ!- сказала Смилион, как отрезала.- СЕЙЧАС МНЕ НЕДОСУГ, НО ОЧЕНЬ СКОРО Я НАВЕЩУ ИМАЛЬ, И У МЕНЯ, НАВЕРНЯКА ВОЗНИКНУТ К ТЕБЕ КОЕ-КАКИЕ ВОПРОСЫ. ПОДУМАЙ ОБ ЭТОМ, ДАРИЭЛ!
   Сказав это, Богиня взмахнула рукой и исчезла.
   - Мы можем быть свободны?- спросил я Патриарха.
   Еще несколько секунд назад Дариэл был полон смирения и покорности. Но как только Смилион ушла, он снова стал надменным и суровым. Однако воспротивиться воле Богини он не посмел.
   - Убирайтесь с моих глаз!- прошипел он.
   Кареока хотела что-то сказать, но я схватил ее за руку и потащил к выходу.
   - Идем!
   - Подожди! Я хочу узнать, когда мне вернут мое имущество?
   - Потом, все потом,- пробормотал я, не останавливаясь.
   Мы вышли из Дома Собраний, и никто не посмел нас остановить. Но я продолжал тащить за собой Кареоку к южным воротам. И только покинув центр города, я сказал то, что само рвалось наружу вот уже несколько минут:
   - Я знаю, кто такой Зелендаль!
   Кареока резко остановилась.
   - И кто же?
   - Патриарх Дариэл. Это он был в Роще Возмездия, когда создавал дендер. А потом сговаривался с орком о нападении на беженцев.
   - Ты уверен? Ты же не видел его лица!
   - Да, но я узнал его голос.
   - Это не доказательство! Мало ли...
   - Да он это был, он!
   - Тогда почему ты не сказал об этом Светлоокой Смилион?
   - А ты можешь поручиться за то, что он действовал не по ее наущению?!
   - Ты думаешь...- едва не задохнулась от возмущения девушка.
   - Я уже ни в чем не уверен. Повсюду интриги заговоры, предательство... К тому же ты права: чтобы доказать виновность Патриарха, нам понадобятся веские доказательства его причастности.
   - А у нас их нет,- понуро проговорила Кареока.
   - Может быть, и есть.
   - Ты о чем?
   - Шкатулка... В ней находится что-то, что поможет обвинить Дариэла в каких-то злодеяниях. Об этом говорил Арсоль Вилан.
   - Может и так, но как нам ее открыть?
   - Я знаю как... Ты в курсе того, где находится Счастливое Озеро? Оно должно быть где-то к северу от Ималя.
   - Да, есть такое. Я сама там никогда не была, но слышала о нем. А что?
   - Там живет какой-то Отшельник. Один... полукровка сказал мне, что этот Отшельник, возможно, сможет открыть шкатулку Гаридана.
   А может, и нет. Раскалю верить - себя не уважать.
   Но попытаться все же стоило.
   - Это наш шанс,- поддержала мои надежды Кареока.- Но почему, в таком случае, мы идем к южным воротам? Нам нужно торопиться! Ведь если ты прав, если Патриарх и есть тот самый загадочный Зелендаль, то Грэлю угрожает смертельная опасность!
   Об этом я как-то не подумал. И, похоже, Кареока права. Впрочем, в настоящий момент мы все равно ничем не могли помочь находящемуся в беспамятстве эльфу.
   - Мне нужно заскочить на постоялый двор и забрать одну вещицу,- объяснил я Кареоке.
   Я имел в виду свою шкатулку, ту, что взял из Башни Теней. Если Отшельник на самом деле существует, если он действительно такой профи по замкам, то, возможно, он поможет раскрыть еще одну неразрешенную тайну...
  
   Никто не стал нас задерживать, когда мы покинули Ималь через северные ворота. Никто не последовал за нами, когда мы по дорожке углубились в лесную чащу. Я в очередной раз похвалил себя за то, что сдержался, не высказал Дариэлу в лицо свои подозрения. Нет, я был абсолютно уверен в том, что он - Двуликий. Но, скажи я ему об этом, и даже Светлоокая Богиня не смогла бы защитить нас от его коварства. Теперь же он пребывал в неведении, и мы смогли спокойно прогуляться на север...
  
   Прежде чем отправиться в путь, мы с Кареокой посетили постоялый двор у южных ворот. Теперь он был полон постояльцев - беженцев из Ярма. Жители города взяли на себя все расходы, поэтому у хозяина заведения не было причин жаловаться на понесенные убытки. Комната, которую я снимал, пока жил в Имале, до сих пор числилась за мной. И вначале мне пришлось рассчитаться по долгам. Потом я заплатил за два дня вперед - дольше я торчать в этом городе не собирался.
   Мы поднялись на второй этаж.
   Пока меня не было, в комнате кто-то побывал и перевернул все вверх дном.
   - Ну и беспорядок тут у тебя!- наморщила девушка носик.
   - Наверное, это была городская стража, а может, и сам Тираль Лигрин,- предположил я.- Я даже догадываюсь, что они искали.
   Но не нашли. И это не удивительно. Доступа к Личному Шкафу у них не было. Вернее, любой, кроме хозяина, сунувший в него свой нос, видел лишь пустые полки.
   Я уступил Кареоке право первой заглянуть в Шкаф, и был несколько поражен тем, что открылось моим глазам.
   Негусто...
   Я-то думал, что только у меня Шкаф пуст, как амбар после нашествия полчища крыс. Нет. Кареока тоже не могла похвастаться обилием и разнообразием имущества. Она взяла несколько различных зелий, простенький кинжал, нацепила на пальцы пару колец, после чего ее стационарный инвентарь стал почти пустым.
   - Я готова,- сказала она, закрыв створки Шкафа.
   Когда я растворил их вновь, больших перемен не произошло: полки так же были полупусты. Но теперь на них лежало мое барахло...
   Возможно, когда-нибудь я забью их до отказа. Хотя бы для приличия.
   ...и брать мне тоже было особо нечего.
   Разве что шкатулки Гаридана.
   - Откуда у тебя вторая шкатулка?!- спросила Кареока.
   - Я подобрал ее в Башне Теней.
   - Где?
   - Если интересно, то по дороге к озеру я расскажу тебе эту историю.
   А еще на полках лежали свитки, которые я нашел в доме Патриарха, а потом скинул в лесной сторожке за ненадобностью. Слишком уж высоки были требования к тому, кто ими решит воспользоваться. Я собирался их продать, но теперь передумал.
   - Возьми!- передал я их Кареоке.- Возможно, они хоть как-то компенсируют тебе потерю имущества.
   - Спасибо!- поблагодарила девушка, рассмотрела свитки, отметила.- Неслабо!- Потом она заглянула в мои глаза и сказала: - Ты так много для меня делаешь... А еще... В Доме Собраний ты назвал меня своей девушкой...
   - Извини, если я тебя этим обидел,- сказал я, ибо мне показалось, что ее слова прозвучали упреком.
   - Нет, что ты! Просто я об этом никогда не задумывалась. У меня были несколько иные цели...
   - А ты подумай!- предложил я ей.
   - Хорошо,- кивнула она и поцеловала меня в щеку...
  
   И вот мы шагали по лесной дороге на север, и я повествовал ей о своих приключениях в Башне Теней. Я не стал вдаваться в подробности, рассказывать о Янагоре и его заказе. Не то, чтобы я ей не доверял. Просто есть вещи, о которых лучше до поры до времени помалкивать.
   - Так ты на самом деле решил собрать полный комплект Лучезаных Доспехов?!- с восторгом отметила Кареока.- Я-то думала, ты просто пытаешься произвести на меня впечатление. А ты, выходит, на мелочи не размениваешься.
   - Раз любить, так королеву, если красть - то миллион,- выдал я невесть откуда появившуюся в голове фразу.
   - Ну и как успехи?- усмехнулась она.
   - Помаленьку,- пробормотал я.- Я несколько дней владел мечом Карракша, пока у меня его не украли. Браслет Яри хранится в моей сокровищнице. Я знаю, где находятся почти все другие части Доспехов... Кстати, одну из них ты могла видеть в руках Патриарха Дариэла.
   - Жезл Смилион? Мечта любого мага... Погоди!- она пристально посмотрела на меня.- Мы с тобой уже немало знакомы, и я успела тебя немного изучить... Этот взгляд... Уже собираешься ли ты...
   - Почему бы и нет? Лживый Патриарх не достоин владеть этим артефактом!
   - А ты достоин?
   - Посмотрим...
   - А что скажет на это Светлоокая Богиня?
   Я заскрежетал зубами.
   Да, Смилион это явно не понравится.
   - Там видно будет...
  
  
   Глава 25
  
  
   Лесная тропинка привела нас на южную окраину Старого Города. Здесь тропа раздваивалась: левая ветка шла в обход руин, густо заросших лесом, а правая ныряла прямо в дебри, давно поглотившие древнее эльфийское поселение. Мы решили сократить путь и пошли по правой.
   - Ты случайно не знаешь, как назывался в прежние времена этот город?- спросил я Кареоку.
   - Нет, а что?
   - Просто интересно. Даже на карте он обозначен как Старый Город. Но мне кажется, что у него должно быть какое-то название.
   - Наверное. Я об этом как-то не задумывалась.
   Как недавно оказалось - не только об этом. Вообще-то Кареока не выглядела легкомысленной. Напротив, мне давно уже казалось, что она все распланировала на годы вперед. Она ставила перед собой цель и двигалась к ней, невзирая на препятствия. Захотелось ей примкнуть к престижному клану - и она этого добилась... Впрочем, о ее дальнейших планах я не имел ни малейшего понятия...
   - Что ты собираешься делать, когда закончится эта история?- поинтересовался я.
   - Закончится эта - начнется новая. В этом мире не соскучишься.
   - Точно... А все же?
   - Было бы неплохо вернуть контейнеры с Огненным Пожирателем и довести до конца задание, полученное от Богини Яри... Если еще не поздно.
   Да, мы добыли контейнеры, но не успели ими воспользоваться, а теперь...
   - Вернуться в Вальведеран, захваченный Отступниками, будет нелегко,- напомнил я ей. Но уже одно то, что наши с ней устремления кое в чем совпадали, согревало мне душу. Моей следующей целью как раз и была столица Карнеолиса.
   - Ты что-нибудь придумаешь,- с надеждой посмотрела она на меня.
   А от этих слов сердце и вовсе затрепетало в груди. Доверие - казалось бы такая мелочь, а как приятно!
   - Конечно,- не стал я ее разочаровывать, хотя понятия не имел о том, как преодолеть невидимый заградительный барьер, воздвигнутый леверленгами. Хотя...
   Альгой что-то писал о том, что объединенные войска королевства со дня на день собираются штурмовать Вальведеран. Возможно, совместными усилиями им удастся пробить брешь в непреодолимой преграде, а нам войти в город на хвосте победоносной армии.
   То, что мы шли по городским улицам, скрытым под плодородным слоем гумуса, сложно было даже вообразить. Я, как ни старался, так и не смог представить себе то, как выглядел этот город в период своего расцвета. Сохранилось немногое. Время от времени на глаза попадались фрагменты стен, позеленевших настолько, что их трудно было различить на общем растительном фоне. Величественные колонны были густо оплетены лианами, а от деревянных построек и вовсе не осталось ни малейшего следа. Человек, неожиданно оказавшийся в этой местности, мог бы и не узнать, что он попал в некогда самый прекрасный город Годвигула. Вернее, в то, что от него осталось.
   На то, чтобы пересечь Старый город, нам понадобилось не меньше двух часов. Но и потом временами нам все еще попадались осколки былого величия, поглощенные неразборчивым лесом.
   И лишь в начале шестого мы вышли на берег озера, живописного настолько, что меня снова посетила мысль: а не остаться ли здесь навсегда? Естественно, одному мне было бы слишком скучно, а вот с Кареокой... Хм...
  
  
   "Обнаружено Счастливое Озеро. Локация нанесена на вашу карту"
  
   +1000
  
  
   С севера его ограничивали скалы, с которых низвергалось несколько небольших водопадов. С трех других сторон света озеро было окаймлено лесом, подступавшим к самому берегу. Примечательным выглядел мыс на юго-востоке и стоявший у его оконечности дом на сваях. То есть, добраться до него можно было посуху, а потом подняться по лестнице, переброшенной уже через водную преграду до самой двери.
   - Могу поспорить, что именно в этом доме обитает Отшельник,- предположил я.
   Кареока спорить не стала.
   Мы прошлись вдоль берега, пересекли мыс, поднялись по лестнице, и я постучал в дверь.
   В ответ - тишина.
   - Есть кто дома?!- крикнула Кареока, потом подергала за ручку.- Дверь заперта.
   Одного взгляда на замок хватило, чтобы прийти к выводу:
   - Если надо, я открою его за шесть секунд.
   - Не думаю, что это понравится хозяину жилища,- покачала головой девушка.
   Естественно, а кому понравилось бы? Но если надо...
   Впрочем, в данном случае такой надобности на самом деле не было. Мы собирались встретиться с Отшельником, а не обчистить его хижину.
   - Подождем?- предложил я.
   Кареока хотела было что-то сказать, но тут издалека до нас донесся отчаянный крик:
   - Помогите! Помогите!!!
   Мы завертели головами.
   Крик больше не повторялся, но я заметил круги, расходившиеся по воде к востоку от мыса. Пару раз показалось неопределенного вида тело, опутанное сетью. Первое, что пришло в голову - человек, просивший о помощи, запутался в сетях и бился из последних сил.
   Отшельник?
   Вот же угораздило его!
   Не сговариваясь, мы с Кареокой бросились на помощь.
   По прямой через озеро до утопающего было ближе, но мы предпочли добираться посуху, потому что так вышло быстрее. Уже спустя пять секунд мы бежали по берегу, продираясь сквозь густые заросли камыша. Еще секунд через десять мы выскочили на открытое пространство...
   ...и замерли, увидев рослого тролля, неторопливо тянувшего на сушу сеть.
   Пока я безвылазно обитал в Вальведеране, то имел дело по большей части с людьми. Изредка встречался с гномами и эльфами. Но после того как я выбрался за городские стены и отправился в путешествие по Годвигулу, мой кругозор значительно расширился. Список встреченных мною существ пополнился черными гоблинами и кургулами-людоедами, живым великаном и настоящим огром. Я видел орков, общался с кобольдами, сражался с дуэргарами.
   А вот тролль попался на моем пути впервые. Впрочем, не многие могли похвастаться тем, что видели живого тролля. Их было не так уж много в Годвигуле, и они предпочитали держаться подальше от заселенных земель.
   Мне повезло.
   Хотя везением эту встречу можно было назвать лишь с большой натяжкой. Тролли, пожалуй, самые эгоистичные существа этого мира. И самые злобные. Если представители других рас с разным успехом, но все же находили себе, коль уж не друзей, то, по крайней мере, союзников, то тролли считались самыми "нелюдимыми" и агрессивными. Они никогда и ни с кем не могли найти общего языка. Да и не пытались. Повстречав на своем пути... даже неважно кого - человека, орка, огра - они хватались за оружие. Не щадили они и собственных собратьев, но такие встречи случались очень редко.
   Насколько мне было известно, в Годвигуле встречались два вида троллей - серые и черные. И если первых еще можно было сравнить, если не с человеком, то, во всяком случае, с орком, то последние являлись типичными представителями животного мира - разумного и опасного.
   Тот, на которого наткнулись мы с Кареокой, был серым. Под три метра ростом, длиннорукий, сутулый, мускулистый, как все его собратья, местами заросший рыжеватой шерстью. У него от природы была прочная шкура, поэтому он не нуждался ни в каких дополнительных доспехах. Из одежды на нем была лишь юбка, собранная из длинных кусков кожи. Тролль стоял к нам спиной, поэтому я видел его лицо лишь мельком. Лицо? Нет, мерзкую хищную морду с торчащими наружу клыками, мощными надбровными дугами, глубоко посаженными глазками, приплюснутым носом, покатым лбом и смотрящими в стороны рогами.
   Мы слишком шумели, когда продирались через камыши, и он не мог нас не услышать, если, конечно, не был глухим. Однако тролль никак не отреагировал на наше появление, а продолжил тянуть сеть, пока на берегу не появился богатый улов. Среди мелкой и крупной рыбешки барахталось еще что-то, фыркающее и жалобно попискивающее.
   Отшельник?!
   Закончив процесс рыбной ловли, тролль привалил края сети валуном, небрежно хлопнул лапой по ее содержимому, неторопливо взялся за рукоять массивного каменного молота и только после этого обернулся к нам с Кареокой и оглушительно заревел...
   Не отреагировав на наше появление, тролль, возможно, давал нам шанс исправить ошибку и уйти подобру-поздорову. Но мы, зачарованные созерцанием редкого существа, им не воспользовались. А теперь было уже поздно. Справиться с разъяренным троллем не под силу даже вооруженному до зубов отряду воинов, проведших большую часть жизни на полях сражений. Даже орки стараются с ними не связываться, несмотря на извечное стремление к славе, добытой в боях. Что уж говорить о двух хумансах, один из которых был вором, а другой друидом, лишенным большей части своего магического имущества?
   Впрочем, безропотно умирать мы все же не собирались: я выпустил Когти, а в руке Кареоки появился свиток - один из тех, которые я подобрал в доме Патриарха. Когда тролль замахнулся молотом, я активировал Рывок и с ходу ударил клинками в его грудь. С таким же успехом я мог бы попытаться пробить каменную стену: Когти лишь слегка прокололи прочную шкуру, а я вынужден был снова воспользоваться Рывком, чтобы уйти из-под обрушившегося на мою голову удара.
   Тролль промахнулся, но тут же подался вперед, и тут в дело вступила Кареока. Девушка запустила в чудовище искрящийся шар. Молнии окутали тролля с ног до головы, его тело выгнуло дугой, он заорал еще громче, чем прежде, затрясся. Повеяло запахом горелой плоти.
   Это было мощное заклинание, способное испепелить любого, даже самого серьезного противника, но... Я заметил, как попятилась Кареока, неудовлетворенная результатами своей магии. А через мгновение тролль встрепенулся, будто стряхнул с себя оковы. И на самом деле - паутина молний сползла с него, как старая кожа с гигантского питона, растеклась по земле искрящейся лужей и исчезла.
   Тролль был цел, почти невредим и свободен. Я увидел налитые кровью глаза и попятился следом за Кареокой. А когда она крикнула: "Бежим!", даже не подумал возражать.
   Увы, ни острые клинки, ни магия не смогли причинить троллю значительного урона. Наши атаки лишь еще больше разъярили монстра. Тролль бросился за нами, размахивая на бегу молотом.
   Я собирался припустить вдоль берега, но девушка рванула в сторону холма.
   - Куда?!- зарычал я, уверенный в том, что на подъем уйдет немало сил, которые следовало беречь. Однако Кареока проигнорировала мой резонный протест, и мне пришлось последовать за ней.
   В своей ярости гигант был неудержим и чрезвычайно подвижен. Взбираясь на холм, я слышал, как с натужным гулом боевой молот чертит дуги за нашими спинами. Мощные удары о землю подстегивали лучше хлесткой плети. Мы с моей спутницей шарахались из стороны в сторону, как зайцы, и только благодаря этому добрались до вершины холма невредимыми.
   Как я и подозревал, подъем стоил значительных усилий. Полоска Выносливости сократилась больше, чем на половину. Правда, перевалив через хребет, мы покатились вниз, а потом, постепенно увеличивая отрыв, устремились к лесу.
   Если Кареока рассчитывала на то, что наш преследователь угомонится, то она сильно ошибалась. Он, хоть и отстал слегка, но решимости поквитаться с обидчиками в нем было столько, что тролль готов был преследовать нас хоть до самого Вальведерана. К сожалению, так далеко нам не суждено было убежать. Моей Выносливости при таком беге хватит еще минуты на две, а Кареока и вовсе начала выдыхаться.
   Я схватил ее за руку и потащил за собой. При этом наша общая скорость значительно упала, и расстояние между нами и троллем стало постепенно сокращаться.
   И все же мы успели добраться до леса. Вот тут-то и произошло нечто странное. Тролль, который нас уже почти настиг, неожиданно замер, словно не решался войти под кроны высоких стройных деревьев с гладкими стволами. Мы пробежали еще метров двадцать и тоже остановились, тяжело дыша. Сил почти не осталось.
   - Поче...- начал было я, но тут Кареока поспешно прикрыла мне рот ладошкой, тихо зашипела и одними губами произнесла:
   - Тихая роща...
   Чего?!
   Я завертел головой и пришел к выводу, что эта часть леса была на самом деле какой-то необычно тихой. Не пели птицы, не жужжали насекомые. Я уже не говорю про более крупных обитателей. Таких здесь попросту не было.
   Почему Тихая?
   Я бы назвал эту рощу мертвой. Кажется, более подходящее название.
   Кареока, продолжавшая затыкать мне рот, заметила мое желание поговорить на эту тему, отрицательно покачала головой. Ее взгляд откровенно умолял меня помолчать. А в глазах лучился...
   ...Страх?
   Так мы и стояли, смотрели на замершего на краю леса тролля и молчали.
   Когда мне начало казаться, что немая сцена слишком уж затянулась, чудовище преодолело внутреннее сопротивление и вошло в рощу.
   Мы попятились назад.
   Тролль шел не спеша, но все равно быстрее, чем мы, и расстояние между нами снова стало сокращаться. Лично мне это не нравилось, но Кареока, как завороженная, вместо того, чтобы развернуться и побежать, продолжала пятиться спиной назад, не сводя глаз с приближающегося монстра.
   Мы все дальше заходили вглубь странной рощи. Здесь не было подлеска, а деревья стояли так далеко друг от друга, что не мешали освещать землю даже солнцу, висевшему уже не над головами, а где-то на западе. Да и сами деревья были какие-то странные, необычные. Я таких прежде не встречал. Высокие, идеально ровные, гладкие, почти без веток. Лишь на самых макушках, похожих на кисточки, росла густая листва, а с веток свисали какие-то плоды, напомнившие мне сосновые шишки.
   Тролль был спокоен. Он будто бы был уверен в том, что теперь нам никуда от него не деться. Он шел за нами уверенной раскованной походкой. Разделявшее нас расстояние таяло на глазах. И вот, когда между нами и ним осталось всего метров десять, Кареока на ходу взмахнула рукой и запустила в монстра гроздь Ледяных Игл. Тролль отбил их рукой, но девушка на этом не остановилась. Она отправила в полет еще несколько Игл. Однако и они не причинили троллю никакого вреда.
   А потом произошло и вовсе неожиданное. Моя спутница остановилась и...
   ...заголосила, что было сил на одной застывшей ноте.
   Ее крик пронесся по лесу ураганом, оглушил меня, а тролля заставил сначала остановиться, а потом и попятиться назад.
   Я был полон недоумения. Женщины... Таковы они все! Мне, значит, и рта не давала раскрыть, а сама...
   Кареока замолчала, но еще некоторое время в ушах звенел ее крик. А потом снова наступила тишина, такая же звенящая и гнетущая.
   Мы все замерли в ожидании чего-то ужасного. Но лес продолжал хранить молчание. Я посмотрел на Кареоку. Девушка вертела головой по сторонам и недовольно хмурила лоб. Судя по всему, что-то пошло не так. Тролль, напротив, вначале напряженный и сосредоточенный, вдруг оскалил пасть и сделал шаг вперед.
   Откуда-то сверху донесся то ли треск, то ли хруст. Я быстр задрал голову и увидел, как от ветки отделился один из шишкоподобных плодов и устремился к земле. За ним последовал другой, третий, четвертый.
   Улыбка - если, конечно, это была улыбка,- исчезла с физиономии тролля. А Кареока выхватила очередной свиток, произнесла заклинание, взмахнула рукой, и в следующее мгновение нас накрыл магический Купол Защиты. Случилось это как нельзя вовремя, потому что "шишки", не достигнув земли метра-двух, начали взрываться, разбрасывая во все стороны острые шипы. Они забарабанили по магическому Куполу, однако не смогли пробить защиту. А вот троллю повезло куда как меньше. Шипы впивались в его шкуру сотнями. Он пытался прикрываться от них лапами, однако толку от этого было немного. Один, два, даже десяток не смогли бы причинить ему серьезного вреда. Но сотни... Каждый из них доставлял троллю лишь незначительные неудобства, однако все вместе они медленно, но верно убивали толстокожего гиганта.
   Теперь мне стало понятно, почему эту рощу называли Тихой. Любой серьезный шум раздражал странные деревья, и они своеобразно отвечали на появление возмутителей спокойствия.
   Тролль слишком поздно сообразил, что долго ему не продержаться. Когда он развернулся, собираясь убраться из рощи, сил у него совсем не осталось. Шатаясь, он побрел на север, все еще пытаясь прикрываться лапами от летящих со всех сторон шипов. Каждый его шаг был все медленнее, а потом он и вовсе рухнул мордой вниз и замер.
   А "шишки" все сыпались и сыпались сверху, орошая землю мелкими, но эффективными снарядами. Они продолжали стучать по защищавшему нас с Кареокой Куполу, но... Взглянув на девушку, я заметил растущую в ее глазах тревогу.
   - У меня заканчивается мана,- сказала она, стиснув зубы.
   Печально...
   Тролля мы одолели, но если "шишкопад" продлится еще хотя бы минуту, мы и сами отправимся на Точку Перерождения.
   Жаль...
   Мне в голову пришла идея. Возможно, не самая спасительная, но...
   Я снял с пальца кольцо Крови Афира и надел его на палец Кареоки. Получилось это как-то слишком уж помпезно и неоднозначно. Но эффективно. Я заметил, как вздрогнули девичьи брови, а в глазах появилась надежда. Еще бы: кольцо на 50% увеличило ее запас маны! Возможно, в моем случае это увеличение было бы незначительно, однако для Кареоки, чьим основным Атрибутом был Интеллект,- существенно.
   "Шишки" не могли сыпаться бесконечно, и вот это безобразие постепенно прекратилось за несколько секунд до того, как лопнул Защитный Купол. В роще снова наступила тишина.
   Тролль был мертвее мертвого. Его тело оказалось настолько густо усеяно шипами, что трудно было разглядеть чистый клочок кожи. Я приблизился к нему, осмотрел в надежде снять хоть какой-нибудь трофей. Не каждый день удается завалить такого зверя! Но ничего путного при нем не было.
   - Идем?- устало предложила Кареока. Теперь она могла говорить в полный голос, но сил не было.
   Я кивнул, и мы направились обратно к озеру.
   Девушка вернула мне кольцо.
   - Уверена?- спросил я ее.
   - Тебе оно нужнее.
   Возможно. Я не стал спорить.
   Сеть так и лежала на берегу. А куда ей деться, если тролль привалил ее валуном, который мы вместе с Кареокой с трудом сдвинули с места?
   - Это еще что такое?- растерянно пробормотал я, увидев существо, присыпанное трепещущей рыбешкой.
   Оно было невелико ростом - метра полтора. У него была рыбья голова с широким безгубым ртом, усыпанным множеством мелких зубов. Два мясистых уса свисали до самой груди. Его глаза были закрыты, а ноздри открывались и закрывались, как два работающих без перебоя клапана. Тело существа покрывала крупная чешуя, тонкие когтистые лапы были снабжены перепонками между длинных пальцев. И вместе с тем оно носило еще и одежду - нечто, похожее на прочный жилет из толстой кожи и юбку, из-под которой торчали непропорционально короткие ножки - так же с перепонками между пальцев.
   - Это, наверное, дагон,- неуверенно ответила Кареока.- Хотя я могу и ошибаться.
   - Ага...- только и смог я произнести.
   Что я знал о дагонах?
   Немногое.
   Они были морскими обитателями. Изредка их видели в устьях рек, но вверх по течению они обычно не поднимались. Тем удивительнее было встретить одно из этих существ в горном озере, питаемом несколькими ручьями, пробившими себе путь среди скал. Впрочем, море тоже находилось неподалеку - километрах в десяти к северу, но от озера его отделял пусть и не высокий, но все же горный хребет. Дагоны поклонялись Богу Равангору - повелителю водной стихии и... В общем-то это были все, известные мне сведения.
   Существо, обнаруженное нами в сетях, находилось без сознания - то ли из-за общего упадка сил, то ли как последствие удара лапы тролля. Кареока присела рядом с ним и слегка похлопала дагона по обвислой щеке. Он вздрогнул и открыл большие рыбьи глаза.
   Он смотрел на нас затравлено, ожидая какой-нибудь каверзы. Поэтому Кареока поспешила его успокоить:
   - Не бойся, мы тебя не обидим!
   Странно было наблюдать за тем, как девушка разговаривает... с рыбой. Еще труднее было поверить в то, что она получит какой-нибудь адекватный ответ. Впрочем, кто-то ведь звал нас на помощь, и вряд ли это был тролль.
   - Кто вы?- спросил дагон.
   Рыба заговорила!
   Голос у дагона был слабым, речь внятной, хотя и необычной, булькающей так, словно в его горле клекотала вода. Хотя, может быть, так оно и было.
   - Мы путники из Вальведерана. Мы пришли на Счастливое озеро, чтобы встретиться с Отшельником.- Я решил не вмешиваться, поэтому переговоры вела Кареока.
   Дагон печально вздохнул, зашевелился, сбрасывая с себя рыбу, поднялся на задние лапы.
   - Зачем он вам?- насторожено спросил рыбочеловек.
   - Мы пришли к нему по делу,- ответила Кареока.
   Дагон стряхнул с себя постороннюю чешую, спохватился:
   - Где же мои манеры?! Мне первым делом нужно было поблагодарить вас за чудесное спасение. Если бы не вы... Спасибо вам, друзья! А теперь позвольте представиться: меня зовут Отшельник.
   Сказал он, и тем самым подтвердил мои подозрения.
   Отшельником был дагон?! Тот, о которого говорил Полукровка? Морское существо, способное открывать самые сложные в этом мире замки?
   Я недоверчиво посмотрел на его протянутую лапу с когтями и перепонками. Трудно было поверить, что способна была удержать отмычку. Да и вообще внешний облик дагона никак не ассоциировался в моем сознании с вором. Что он мог украсть в море?! Икру у трески?
   Кареока представилась и аккуратно пожала его лапу.
   Прежде чем повторить традиционный ритуал, дагон внимательно разглядел меня с ног до головы.
   - Прошу прощения за бестактность. Давненько мне не приходилось сталкиваться с Проклятыми.
   Лапа у Отшельника была гладкой и холодной, а когти крепкими и острыми.
   После того, как были соблюдены все формальности, Кареока решила сразу перейти к делу - солнце медленно садилось за лес, время поджимало:
   - Мы хотели бы...
   Но дагон ее перебил:
   - Давайте-ка прогуляемся до моего дома. Там и поговорим о том, что привело вас к Отшельнику...- после чего он обратился ко мне:- Если вас не затруднит, не могли бы вы прихватить с собой эту рыбу? Не пропадать же такому добру?
   Я посмотрел на Кареоку, девушка кивнула.
   Пришлось поднять с земли мешок, который принес с собой тролль, и набить его рыбой. Нести его пришлось мне одному, в то время как дагон и Кареока непринужденно шли по берегу озера и мило общались.
   Разговор завела девушка:
   - Откуда в этих местах взялся тролль? Я думала они обитают по ту сторону Внутреннего моря.
   - Так оно и есть. А этот... То ли по берегу сюда добрался, то ли пересек море... Не знаю. Только появился он пару месяцев назад, облюбовал пещеру к западу от озера и повадился таскать рыбу из моих сетей. Сладу с ним никакого не было.
   - А ты сам как в сети угодил?- спросил я его.
   - Мои сети, моя рыба, а он, значит, приходил на все готовое. Не хорошо это, не справедливо. Да и мне кушать хочется. Вот и брал из сети то, что и без того мне принадлежит. Да вот беда - запутался. И он тут как тут, начал сеть вытягивать. Вот... Спасибо вам, выручили... Кстати, а что с троллем?
   - Он тебе больше не помешает,- ответила Кареока.
   - Премного благодарен,- поклонился дагон.- Теперь снова заживу в тишине и спокойствии.
  
  
   +4500
  
  
   Не зря мы, значит, рисковали...
   - А сам-то ты откуда здесь взялся?- спросил я его.- Дагоны ведь в море живут.
   - Так уж получилось,- вздохнул Отшельник.- Место мне нужно было укромное, где никто бы не смог помешать моим размышлениям о жизни. Случайно наткнулся на подводный туннель, по нему да по земным трещинам и добрался до озера. Оно с морем сообщатся.
   - Понятно.
   Мы вышли на мыс и поднялись по лестнице.
   - Вот мы и дома.
   Дагон воткнул коготь в замочную скважину, раздался щелчок, и дверь отворилась.
   - Добро пожаловать!
   Жилище Отшельника было скромным. Ничего лишнего. Кровать, стол, табурет. В полу гостиной комнаты я увидел люк, под которым плескалась вода. В случае опасности дагон мог уйти в озеро запасным путем. Была в этом доме и гостевая комнатушка - совсем уж скромная, но с кроватью и Шкафом.
   - Мешок можешь в угол поставить. Сейчас поговорим о ваших делах, а потом я рыбкой вас угощу.
   Он уселся на табурет и выжидательно уставился на нас.
   Я сделал, как он сказал, а потом выставил на стол две шкатулки.
   - Сможешь их открыть?
   - Так, так, так...- забухтел дагон.- А позвольте спросить, откуда вы узнали обо мне? И про то, что я когда-то... хм... интересовался сложными замками?
   - О тебе мне один полукровка рассказал,- не стал я лукавить.
   - Хм... Догадываюсь я, о ком ты говоришь... Правда, я уже давно отошел от дел и дал зарок, что больше никогда не вернусь к прежнему ремеслу, но... Вы мне помогли, а я помогу вам... А Раскалю, если ты его снова увидишь, передай, что морской владыка все еще гневается на него. Поэтому ему лучше не приближаться к воде, если жизнь дорога.
   - Узнаю старину Раскаля,- усмехнулся я.- Чем же он прогневал морского владыку?
   - То наши с ним дела,- ушел от ответа Отшельник. Он придвинул табурет к столу и принялся разглядывать шкатулки. Сначала одну, потом другую.
   Минут через пять он вынес свой вердикт:
   - Вот эту,- указал он на шкатулку, которую я добыл в Башне Теней,- я могу открыть хоть сейчас. А со второй придется повозиться.
   - Открывай!- выпалил я. Хотя бы одной проблемой станет меньше.
   Дагон замялся.
   - Вы вот что... Пока я делом займусь, вы рыбу почистите. А то кушать очень хочется.
   Может и так. Но мне показалось, что он не хочет, чтобы мы видели его за работой.
   Отшельник выдал нам ножи, кадку для очищенной от чешуи рыбы, а сам удался со шкатулкой в соседнюю комнату.
   Минут пять мы чистили рыбу молча, потом Кареоке надоела тишина и она спросила:
   - Как думаешь, что в твоей шкатулке?
   - Понятия не имею. Все, что угодно! Я взял из Башни Теней две шкатулки. Так в одной из них оказалось сердце леверленга.
   - Фи!- наморщила носик девушка.- И что ты с ним сделал?
   - Вернул его хозяину.
   - В смысле... леверленгу?- удивилась она.
   - Ну да.
   - Ты не перестаешь меня удивлять. Среди твоих знакомых есть леверленги?
   - Это вышло случайно...
   Я рассказал ей ту часть истории, связанной с Башней Теней, о которой до этого помалкивал. О том, как наш друг Альгой вляпался в серьезные неприятности, о табличке, найденной в подвале заброшенного дома, о ритуале, благодаря которому мы с Эллис вызволили из западни леверленга, о его задании...
   Пока я рассказывал, Кареока внимательно слушала и скребла чешую. Когда я закончил, кадка была уже полна очищенной рыбы, а я все никак не мог справиться с одной единственной.
   - Давай уж, горе луковое!- девушка выхватила рыбешку из моих рук и быстро закончила работу.
   Отшельник словно дожидался этого момента и вышел в гостиную следом за тем, как последняя очищенная рыба упала в кадку. В лапах он держал шкатулку.
   - Ну как?- настороженно спросил я его.
   - Открыл, но внутрь не заглядывал. Ты уж сам как-нибудь... и лучше не в доме.
   Дагон то ли что-то чувствовал, то ли сказывалась врожденная осторожность.
   Что ж, я решил прислушаться к его совету. Неизвестно, что было в шкатулке. И лучше, если у нас будет пространство для маневров.
   Я взял шкатулку из лап Отшельника...
   - А я пока рыбки пожарю,- сказал тот.
   ... И мы с Кареокой вышли из дома.
   Для пущей безопасности мы покинули мыс. Я поставил шкатулку на берегу озера, прикоснулся пальцами к крышке.
   - Открывай!- подбодрила меня Кареока.
   Я откинул крышку...
   ... и тут же отпрянул назад, так как наружу повалил густой дым.
   Я обнажил Когти, пальцы Кареоки заискрились магией.
   А дым... Он был каким-то странным. Вырвавшись на свободу, он сгустился, рванул, было, вверх плотным облаком, а потом рухнул вниз, грохнулся о землю и исчез.
   Если бы на этом все закончилось, я бы, пожалуй, разочаровался. Но нет. Как только дым развеялся, я увидел стоящего на карачках человека. Мужчину, вернее, парня моих лет. Он часто дышал, пучил глаза и озирался по сторонам.
   - Что... Где... Как...- доносились до меня обрывки его коротких нескладных фраз. Увидев нас, он шарахнулся в сторону, но силы покинули его и он упал на пятую точку.
   - Кто вы?- спросил он нас.
   - Те, кто вытащил тебя из шкатулки Гаридана,- ответил я.- Правда, я не уверен, что поступил правильно. Ты сам-то кто?
   - Меня зовут Арвен Гурит.
   - Да неужели?!- выпалил я, чем напугал своего собеседника.- Ты-то мне и нужен!
   - Зачем?- настороженно спросил он.
   - У меня есть к тебе пара вопросов касательно Лучезарных Доспехов.
   - Ах, вот оно что,- с заметным облегчением проговорил Арвен, поднимаясь на ноги.- Охотно отвечу на все твои вопросы. Ты ведь меня спас, не так ли?
   - Именно.
   - Но не сейчас, дружище. У меня срочные дела в Вальведеране... Кстати, где мы сейчас находимся?
   - На Счастливом Озере, к северу от Ималя,- подсказала Кареока. Девушка все еще с подозрением относилась к незнакомому человеку, поэтому не спешила загасить заклинание, сверкавшее на ее пальцах.
   - Далековато будет,- фыркнул Арвен Гурит. Он очень быстро пришел в себя после стольких лет заточения в шкатулке.- Ну, да ладно.
   В его руке появилась руна телепортации.
   - Эй, погоди!- рванул я к нему.
   - Увидимся в Вальведеране! Таверна "Пьяный Гарибас".
   - Подожди же!- закричал я.- Вальведеран...
   Пройдоха активировал руну и исчез.
   -... захвачен Отступниками,- закончил я с опозданием.
  
  
   +2500
  
   Задание "Призраки прошлого" обновлено: Разыщите Арвена Гурита в Вальведеране или его окрестностях
  
  
   - Это и есть тот самый Арвен Гурит, о котором ты рассказывал?
   - Да. И только что он вляпался в очередную неприятность.
   Еще бы! Пробыв в одной западне двадцать пять лет и чудом выбравшись из нее, он угодил в новую, выкарабкаться из которой будет так же нелегко, как и из первой.
   Впрочем, Вальведеран был заблокирован магией на проникновение извне, поэтому не факт, что руна телепортации сработает должным образом. Правда, меня это совсем не обнадеживало. Ищи теперь этого Арвена Гурита!
   Снова...
   Я поднял с земли шкатулку. Она, естественно, была пуста. Я в сердцах швырнул ее в воду, а потом направился к дому Отшельника, из которого повеяло запахом жареной рыбы, очень рассчитывая на то, что содержимое второй шкатулки нас не разочарует.
  
  
   Глава 26
  
  
   Ночной Вальведеран был мне знаком, пожалуй, даже лучше, чем дневной. Но я едва узнал его, увидев с высоты птичьего полета. Многое изменилось с тех пор, как город захватили Отступники. Теперь он больше всего напоминал осажденную крепость... Впрочем, таковой он и был последние несколько дней. Армия короля Уллиса и его союзников готовилась к штурму. В лагере, расположенном в километре к северо-востоку от Вальведерана в эту ночь не спали. Горели сотни костров, в темноте мелькали тысячи смутных теней, слышались приглушенные голоса и звон металла.
   Я чувствовал себя летучей мышью, промчавшейся над юго-восточной оконечностью Вальведерана, над частично разрушенной и опаленной огнем крепостной стеной, над опустевшими домами пригорода. Точнее, я видел ее глазами, но ее тело было мне не подвластно. Поэтому я с некоторым раздражением отреагировал на крутой вираж крылатого существа, когда мышь, стремительно промелькнув над королевским лагерем, направилась на восток, в степь.
   Я прекрасно понимал, что это сон - еще один сон с демонстрацией событий, происходящих в данный момент там, где меня не было. Событий важных, можно сказать - судьбоносных. По крайней мере, так было в прошлом. А теперь... Летучая мышь устремилась в степь, где не было ничего, кроме травы, и никого, кроме трусливых сурков.
   Хотя...
   Я ошибался. Было там кое-что. Аквин. Заброшенная деревушка у моря. И башня. Призрачная Башня Теней неподалеку... Впрочем, не такая уж она и призрачная была в эту ночь. Полупрозрачная, мерцающая, зловещая... А на берегу горел огонь в чашах, и люди в балахонах совершали какой-то магический ритуал, энергия которого заставляла Башню Теней мерцать в темноте. Был там и еще кто-то. Человек, стоявший у подножия Башни. Его лицо скрывала большая маска. И я могу поклясться, чем угодно - это была та самая маска, которую я добыл в эльфийском Некрополе для Раскаля. Теперь понятно, кто был его таинственный заказчик. Понятно, потому что я узнал того, чье лицо она скрывала. Малангир - воскресший мертвец, предводитель леверленгов. Он стоял перед Башней, воздев руки вверх, будто чего-то ждал. Чего именно - стало понятно, когда врата Башни открылись и Малангир вошел внутрь.
   Что ему там нужно? Что вообще здесь происходит?!
   Ворота начали закрываться.
   Летучая мышь, нарезавшая круги вокруг Башни Теней устремилась следом за Малангиром. Но в этот момент раздалось несколько отдаленных хлопков, и небо над Вальведераном осветили десятки ярких огоньков, зависших над городом маленькими рукотворными солнышками. Они отвлекли летучую мышь, а когда она вернулась на прежнюю траекторию, было уже слишком поздно: ворота закрылись перед самым ее носом.
   Проклятье!
   Похоже, я так и не узнаю, что понадобилось Малангиру в Башне Теней.
   Зато, похоже, увижу собственными глазами то, что происходило в данный момент в окрестностях Вальведерана.
   А там осаждающие пошли на штурм города.
   Началось!
   Но прежде чем летучая мышь устремилась обратно к городу, я увидел еще кое-кого, незамеченного сразу. Он стоял у маяка, скрестив когтистые лапки на груди. Это был пожилой гоблин в рогатом головном уборе.
   Пакин-Чак...
   А этот-то что здесь делает?!
   Летучая мышь спешила на запад. Ее глазами я видел, как взмывали в небо огромные магические шары, запущенные при помощи баллист, выдвинувшихся к городу под покровом темноты. Врезаясь в защитный купол, покрывавший Вальведеран, они взрывались ослепительными вспышками, постепенно разрушая непреодолимый до сего момента барьер. Магия леверленгов оказалась бессильной против навыков современных оружейников. И вот по прошествии нескольких минут обстрела первые снаряды пробили защиту и обрушили городские стены в нескольких местах по линии фронта. Тут же к брешам устремились передовые отряды осаждавших. Даже издалека я слышал воинственный рев сотен глоток тех, кто пошел на штурм города. На острие атаки располагались Звездные кланы и варвары из далеких горных районов Годвигула. Маги поддерживали пехоту заклинаниями, лучники посылали за стены сотни стрел, осадные орудия продолжали пробивать новые проходы в непроницаемом барьере.
   Вполне ожидаемо было рассчитывать на ответку Отступников, но осажденные бездействовали. С такого расстояния я не мог разглядеть защитников на крепостных стенах, однако в наступавших не летели ни стрелы, ни магические заряды. Вальведеран встречал королевскую армию обреченной тишиной.
   И вот, когда до прорех в барьере нападавшим оставалось преодолеть не больше сотни метров, случилось неожиданное: задрожала земля, разошлась в стороны, породив десятки огромных светящихся красным шаров, вокруг которых вращались похожие на звездочки искорки. Они поднялись на высоту метров пятидесяти по всей линии фронта и...
   ...рухнули, словно подкошенные, воины, вырвавшиеся вперед. Напиравшие сзади не поняли еще, что произошло, и, преодолев невидимую границу, пали замертво. Тела Звездных замерцали, отправляясь на Точку Перерождения, Смертные остались лежать неподвижно.
   Живые остановились, не понимая, что произошло. Атака захлебнулась. А осажденный Вальведеран поспешил развить успех. С высоты птичьего полета я видел, как на тесных городских улочках рождались магические снаряды и, набирая скорость, устремлялись за крепостную стену, туда, где сбились в нестройные ряды нападавшие. На головы осаждавших обрушился смертоносный ливень из огня и раскаленных камней. Маги не успели выставить подобающую защиту, и погибли вместе с теми, кого призваны были защищать.
   Летучая мышь пролетела над полем боя, пышущим нестерпимым жаром. Выживших здесь почти не осталось. Хотя... Кое-кто все же уцелел. Я видел застывшие в движении фигуры Звездных. Их тела сковала неведомая магия. Вроде бы и живы, но не в состоянии пошевелиться. Только глаза дико вращались, словно пытались выскочить из орбит...
   Бой, такой многообещающий и вначале успешный, закончился так же стремительно, как и начался. Закончился полным разгромом нападавших. Впрочем, Отступники на этом не остановились. Я видел, как из городских пределов полезли какие-то существа, похожие на микренских ползунов. Правда, эти были крупнее и еще уродливее. Они с ходу запрыгивали на крепостную стену, легко преодолевали препятствие, а потом рыскали по пожарищу в поисках уцелевших. Обнаружив выжившего и обездвиженного Звездного, они... жуть-то какая! - вскрывали жертве грудную клетку, вырывали сердце и возвращались в город, прихватив с собой необычный трофей. Тела же после этого не исчезали, как полагается, а оставались лежать на поле боя.
   Поражение королевской армии было, пожалуй, самым значимым после захвата Вальведерана Отступниками событием. И оно уже свершилось в полной мере. Вроде бы не на что было больше смотреть. Однако сон все не заканчивался, и летучая мышь продолжала кружить над полем боя, словно что-то искала. Причину я понял, когда на дороге, ведущей в Парагон, со стороны Аквина появилась группа людей в балахонах. Это были те самые маги, которые совершали какой-то ритуал у подножия Башни Теней. С ними шел и Малангир, так и не снявший своей причудливой маски. И не только он. Впереди отряда шагал закованный в латы человек, выделявшийся на общем фоне не только своими доспехами и ростом далеко за два метра, но и аурой, которую я почувствовал даже на расстоянии. Там, где ступала его нога, увядала трава, покрываясь налетом инея, а ночные мотыльки падали замертво на землю. Я был абсолютно уверен в том, что никогда прежде не встречал этого человека. И при этом я прекрасно знал, кто он. Янсатх, Древний Бог Войны, а ныне покровитель мертвых и правитель Города Призраков, которого призвал Малангир. И это событие было, пожалуй, даже важнее, чем разгром армии короля Уллиса. Это означало... Я даже не знаю, что это могло значить. Что-то очень зловещее.
   Янсатх и сопровождавшие его люди направлялись к городским воротам. Когда они проходили мимо поля боя, повелитель Смерти остановился рядом с телом, изуродованным огнем. Лишь по оплавленным доспехам я узнал короля Уллиса. Янсатх простер левую руку над мертвецом... и тот покорно вернулся к жизни. Встал с земли, поклонился в след своему новому господину, а потом... Потом он сам, разведя руки в стороны, пошел по полю боя, и падшие воины восставали при его приближении и следовали за своим командиром. Королевское войско возрождалось, но уже в новом обличии.
   Меркли осветительные огни на небе. Когда погас последний, наступила темнота, и на этом закончился мой сон...
  
   Отшельник был столь любезен, что пообещал просидеть над шкатулкой Гаридана всю ночь, но открыть ее к утру. Поэтому мы не стали спешить в Ималь, а переночевали в его доме, точнее, в Междумирье.
   В Годвигул я вернулся взволнованный давешним сном, который, как я с некоторых пор успел убедиться, являлся четким отображением действительности. Этой ночью в образе летучей мыши я побывал в окрестностях Вальведерана, где стал свидетелем поражения королевской армии и возвращения в мир живых Янсатха. Язык так и чесался рассказать обо всем Кареоке, которая появилась через несколько минут после меня.
   - Давай прогуляемся!- предложил я ей шепотом, когда она вышла из гостевой комнаты и остановилась у стола, за которым, склонившись над все еще запертой шкатулкой, сидел дагон.- Есть о чем поговорить.
   Мы спустились по лестнице, отошли к воде и я заговорил:
   - Этой ночью королевская армия попыталась взять штурмом Вальведеран и была разбита.
   - Откуда тебе это известно?
   Я знал, что она об этом спросит и был готов к тому, что еще одной тайной между нами станет меньше.
   - Наладилась связь с внешним миром?
   - Нет. Дело в том, что мне, как и тебе, в последнее время снятся очень странные сны. Я вижу реальные события, которые совершаются в Годвигуле - то здесь, то там. Не знаю, как и почему это происходит? Но всякий раз это что-то очень важное. Сегодня я был свидетелем штурма Вальведерана. И это еще не все...
   Я рассказал ей обо всем, что увидел во сне. Не упомянул лишь о Пакин-Чаке, который, как и я, наблюдал со стороны за ритуалом у Башни Теней. Это было личное.
   - Ты уверен, что это был Янсатх?- хмуря брови, спросила Кареока.
   - Я его никогда не видел...
   - Его никто из ныне живущих не видел,- перебила меня девушка.- Разве что кто-нибудь из Богов... Ну, и Малангир, конечно.
   - ...поэтому я ни в чем не уверен. Но - странное дело - как только я его увидел, сразу понял - это и есть Янсатх.
   - Если это так... Если он присоединился к Отступникам и леверленгам...- она замолчала.
   Я понял ее без слов: в Годвигул вернулся Древний Бог Войны и Смерти. Вернулся, чтобы отомстить живым за свое поражение и изгнание. И такое чувство - мало никому не покажется: ни Смертным, ни Звездным, ни новым Богам.
   - Я слышала об одном пророчестве,- сказала вдруг Кареока.- Вспомнила о нем только сейчас, хотя давно уже надо было. Потому что слишком многое уже сбылось: люди обратились против Богов, пал Блистательный Город, а теперь еще и появился Повелитель Смерти.
   - И... чем заканчивается это пророчество?- настороженно спросил я.
   - Мир, каким мы его знаем, перестанет существовать.
   - Скверно.
   Этот мир не был совершенен, но он мне нравился, какой ни на есть.
   - И что - неужели нельзя ничего изменить?
   Кареока лишь пожала плечами.
   Из дома вышел Отшельник, вынес шкатулку. Выглядел он то ли уставшим, то ли угрюмым.
   - Открыл?- спросил я его.
   - Да, хотя это и было нелегко.
   - Что в ней?
   - Сам посмотри.
   Я взял шкатулку, поставил ее на камень и осторожно приоткрыл крышку. Внутри деревянной коробочки находился хрустальный сосуд, закрытый плотной деревянной пробкой. А в нем...
   ...мотыльки. Они были не только живы, но и каким-то образом умудрялись порхать в тесном замкнутом пространстве. Смотрелось это завораживающе, но...
   - Что это?- растерянно спросил я.
   Я ожидал увидеть, что угодно, но такое...
   - Не знаю,- ответил дагон.
   Кареока тоже покачала головой.
   - Это какая-то ошибка,- пробормотал я.
   В шкатулке просто обязаны были находиться какие-то доказательства, обличающие Патриарха... в чем-то противозаконном. Неужели Арсоль Вилан ошибался?
   Наверное, мне стоило бы с ним повидаться, однако теперь, боюсь, будет непросто проникнуть в Рощу Возмездия. Да и сам Арсоль... С нашей последней встречи прошло слишком много времени, и он, возможно, уже обратился в дендеру.
   Впрочем, я знал одного эльфа, посвященного в дела Арсоля Вилана. Тот самый старик, который сначала помог мне попасть в Ималь, а потом выбраться из города вместе с Кареокой.
   Я сообщил об этом девушке.
   - Мы возвращаемся в Ималь!- решительно заявила она.
   Я же не был ни в чем уверен: ни в том, что мы отыщем старого эльфа, ни в том, что он нам поможет. Но больше всего меня смущали мотыльки в банке. Какое отношение они имели к обличению Патриарха?
   Все это было похоже на чью-то злую шутку.
   Поживем - увидим...
  
   Мы вернулись в Ималь вскоре после полудня, и до заката у нас было еще предостаточно времени, но... Называя старого эльфа своим знакомым, я немного преувеличивал. На самом деле я понятия не имел, как его зовут, а искать человека... ну, хорошо, эльфа без имени в городе, не таком большом, как Вальведеран, но все же довольно обширном, было более чем затруднительно.
   - Давай разделимся!- предложила Кареока.- Я прогуляюсь по западной части Ималя, а ты - по восточной. Я помню этого старика, если увижу - сразу узнаю.
   - Не сомневаюсь,- буркнул я. Мне не хотелось отпускать ее одну. Как бы не влипла снова в историю. Но ее предложение было дельным, поэтому я согласился.
   - Независимо от результата поисков встречаемся через два часа на постоялом дворе у южных ворот,- сказала Кареока, и мы расстались.
   С тех пор как в Имале появились беженцы, наша задача серьезно усложнилась. Эльфов стало заметно больше. Одни сидели на месте, зато другие сновали туда-сюда, а если учесть, что почти все они были для меня на одно лицо, то не исключено, что с некоторыми из них я встречался многократно. Даже то, что я искал старика, а значит, дети, женщины и "молодежь" лет до шестидесяти во внимание не принимались, ничуть не упрощало дело. Спустя два часа целенаправленного блуждания по городу у меня уже мельтешило перед глазами от множества эльфийских лиц, а некоторые из них я даже начал со временем различать. Но искомого старика я так и не нашел. Надеясь на то, что Кареоке повезло больше, чем мне, я отправился на постоялый двор.
   Чтобы не обходить восточные кварталы заново и сократить путь, я решил пройти через центр. Как знать, может быть, что-то проглядел? Дом Патриарха привлек мое внимание обилием охраны. Но не той, которую мне удалось обвести вокруг пальца. Теперь жизнь и имущество Дариэла оберегали элитарные воины, не по-эльфиски крепкие, вооруженные до зубов и, судя по настрою, безгранично преданные Патриарху лично. Чисто по привычке, а не ради конкретной цели, я остановился в стороне и присмотрелся к их расстановке, маршрутам, реакции. Все было сделано по уму, придраться не к чему. Теперь проникнуть в дом было практически невозможно. Да мне и не нужно было. А вот кое-кому, видимо, требовалось это позарез.
   Я увидел ее случайно. Она пряталась за кустами, и ее маскировочный наряд сливался с окружающим миром. Она выдала себя при перемещении, когда решила занять более выгодную позицию. Я заметил ее краем глаза, а потом уже не сводил с нее взгляда. Сделать это было нелегко в том плане, что меня так и подмывало подойти к ней и спросить:
   - Что ты здесь делаешь?
   Вопрос не праздный, потому что я считал, что она должна быть где-то на подходе к Ималю вместе с остальными беженцами из Вальведерана...
   О ком я? Разумеется, о Сэнвен! О той самой Звездной эльфийке, с которой я познакомился в ходе предыдущего путешествия по Годвигулу. Тогда она влипла в неприятную историю, и я помог ей из нее выпутаться. А потом, уже в Вальведеране, она оказала мне неоценимую услугу, так что мы теперь, вроде бы, в расчете. После этого мы встречались лишь однажды. Потом она покинула город вместе с остальными изгнанниками, и наша связь прервалась. Я не видел ее во время боя у переправы. Возможно, она погибла в самом начале или... Или в это время она уже была в Имале.
   Что она делала в городе?
   Вопрос риторический. Она присматривала за Патриархом. Зачем? Вот это я и собирался узнать, тем более что для этого появилась возможность. Несмотря на все меры предосторожности, лазутчицу заметил не только я. Одного из охранников что-то привлекло в кустах. Что именно, скорее всего, он и сам не понял, в противном случае он действовал бы иначе. Охранник начал обходить кусты, и Сэнвен пришлось покинуть свое укрытие. Она выскочила на тропинку и как ни в чем не бывало слилась с толпой беженцев, проходивших мимо дома Патриарха.
   Я отправился следом.
   - Давненько не виделись,- шепнул я ей на ухо из-под капюшона, накинутого на голову, чтобы не смущать своей физиономией окружающих.
   Девушка вздрогнула, но, увидев меня, быстро взяла себя в руки.
   - А-а, это ты... Приветик!- Особой радости я ее глазах я не заметил.
   - Поговорим?- предложил я ей.
   - О чем?
   - Тем для разговора предостаточно. Например, о Патриархе.
   Она поняла, что отвертеться не получится, оглянулась по сторонам, приметила лавочку под тенистым деревом и в стороне от эльфийских глаз и предложила мне присесть.
   - Следишь за Дариэлом?- спросил я ее.
   - А тебе какое дело?!- Ни капельки дружелюбия в голосе. Должно быть, я угадал, и ей это не понравилось.
   - Я не люблю совать нос в чужие дела. Поэтому, если спрашиваю, значит так надо. Возможно, мы преследуем одну и ту же цель и сможем помочь друг другу. А может быть, цели у нас противоположные, и будет нелишним об этом узнать прежде, чем мы станем путаться друг у друга под ногами.
   Она поняла, что я прав, и сменила гнев на милость.
   - Хорошо. Что ты хочешь?
   Еще не так давно она разговаривала со мной в совершенно ином тоне. Но я не из обидчивых.
   - Давай поговорим начистоту!
   - Есть вещи, о которых я не вправе говорить...
   - Но у тебя есть право выбора: отвечать или нет. Тебе решать... И для начала скажи, как ты попала в Ималь? Ты ведь, если я не ошибаюсь, шла в Изумрудный Лес вместе с Грэлем и остальными беженцами?
   - Да, но только первые пару дней. Потом я получила приказ выдвинуться вперед и проникнуть в Ималь раньше остальных. Я воспользовалась телепортационной руной и переместилась в Ярм, где я присоединилась к тамошним изгнанникам и вместе с ними добралась до Ималя.
   - Видишь, совсем не страшно!- подбодрил я ее.
   - Что еще?
   - Могу я узнать, чьи приказы ты выполняешь?
   - Тех, кому небезразлично будущее Изумрудного Леса. Это все, что я могу тебе сказать.
   - Уже хорошо. Дальше... Почему ты следила за Дариэлом?
   На этот вопрос она ответила не сразу, долго раздумывала.
   - Понимаешь... В последнее время очень многие недовольны Патриархом. Есть кое-какие подозрения на его счет, но нет никаких доказательств. Тем не менее, в определенных кругах задумались о том, чтобы сменить Патриарха на того, кому можно было бы доверять. Среди претендентов - Грэль Галатэн, на которого и поставили мои... хм... работодатели. Он и прежде был первым правопреемником, но обвинения в заговоре против отца, правда, недоказанные, заставили его покинуть Ималь и перебраться в вальведеранскую общину. Теперь же по воле случая он вернулся...
   - ...и тут же попал в лапы Дариэла,- закончил я за нее.
   - Вот именно! И это, кстати, вы, ты и твоя подружка, привезли его в Ималь и оставили без защиты!- упрекнула она меня.
   - Кто же знал, что так получится?- пробормотал я.- Грэль нуждался в немедленной помощи, оказать которую могли только здесь.
   - А вместо помощи он получил домашний арест, и у меня есть все основания подозревать, что его жизни угрожает серьезная опасность.
   - Ты можешь его спасти!- воскликнул я.- Сообщи о своих подозрениях Смилион! Ты ведь с ней на короткой ноге!
   - Если бы это было так просто...- вздохнула Сэнвен.- Дариэл всегда считался любимчиком Светлоокой. Именно она в немалой степени поспособствовала тому, чтобы он стал Патриархом. Представляешь, какой удар по ее самолюбию нанесут наши откровения? К тому же мы не можем обратиться к ней без веских доказательств. Не забывай, что она Богиня Правосудия! Вины без доказательств не бывает, говорит она. Именно поэтому в свое время пощадили Грэля, хотя многие были уверены в том, что это он приложил руку к смерти прежнего Патриарха. Нет, без аргументов мы не только не поможем Грэлю, но и настроим против себя Богиню.
   - И что теперь? Ждать, пока умрет Грэль?
   - К сожалению, это тоже не повод для обвинений. Дариэлу уже не раз удавалось выйти сухим из воды. Выкрутится он и теперь. Скажет, что Грэль был настолько плох, что ему не смогли помочь. Подозреваю, Смилион смерть опального эльфа не очень опечалит. Она ведь тоже была почти уверена в его виновности, но доказать это не удалось. А теперь просто решит, что справедливость восторжествовала, пусть и спустя столько лет... Скажи, к чему все эти расспросы и какое отношение ТЫ имеешь к Патриарху? Насколько я знаю, вы с ним не особо ладите?
   - Не то слово!- фыркнул я.- А расспросы... Во-первых, они дали мне понять, что мы с тобой находимся на одной стороне. А во-вторых, возможно, я смогу помочь тебе и твоим друзьям обличить Двуликого.
   - Кого?- насторожилась Сэнвен.
   - Ты когда-нибудь слышала о Зелендале?
   - Ах, вот ты о чем... Да, мы давно уже подозреваем, что под этой маской скрывается Дариэл, но доказательств нет... А тебе откуда это известно?
   - Я видел, как он договаривался с орками, чтобы те напали на колонну беженцев и убили Грэля. А незадолго до этого Зелендаль породил дендер, которые потом выкрали у нас тело бесчувственного Грэля. Мне лишь с трудом удалось его отбить.
   - Доказательства?- без всякой надежды спросила Сэнвен.
   - Только мое слово.
   Сэнвен наморщила носик, что означало: никто не поверит Проклятому вору.
   - А еще у меня есть вот это.- Я достал из рюкзака шкатулку Гаридана.
   - Что в ней?- сразу же спросила девушка.
   - По словам одного моего знакомого эльфа в ней должны были находиться какие-то доказательства вины Дариэла. Но вместо них я нашел там вот что.
   Я открыл крышку и достал сосуд с мотыльками.
   - Ух, ты!- выпучила раскосые глаза Сэнвен.- Да это же Воспоминания!
   - Что?
   - Воспоминания. Образец древней и очень редкой эльфийской магии. Такое нынче днем с огнем не найдешь, потому что секрет этого заклинания утерян в веках.
   - Значит, не совсем утерян. Или эта банка и ее содержимое пережили столетия. Но тогда какое она отношение имеет к Патриарху?
   - Мы можем это узнать.
   - Ты умеешь этим пользоваться?
   - Думаю, да.
   - Так давай, начинай!- загорелся я.
   Она протянула руку к банке, но потом передумала.
   - Что?
   - Воспоминаниями можно воспользоваться только один раз. Если мы одни их посмотрим, если там будет что-то важное, то кто нам поверит на слово?
   - И что ты предлагаешь?
   Она хитро улыбнулась и сказала:
   - У меня есть идея.
   Она схватила меня за руку, и мы побежали... куда-то.
   - Куда мы?!- поинтересовался я.
   - На городскую площадь, к Дому Собраний.
   - Подожди!- остановился я.- Со мной... В общем, я не один.
   - Кажется, ее зовут Кареока?- усмехнулась Сэнвен.
   - Да. И она мне не простит, если пропустит что-то важное.
   - Где же она?
   - На постоялом дворе у южных ворот.
   - Нет проблем. Иди за ней! А я пока оповещу заинтересованных людей. Встретимся на площади через час!
   Мы разошлись, и я быстрым шагом направился по тропинке, ведущей к южным воротам...
  
   - Я тут одну старую знакомую встретил,- сказал я, присаживаясь за стол напротив Кареоки. Старика она, похоже, тоже не нашла. Судя по начатой кружке малинового сока, девушка недавно появилась на постоялом дворе и еще не успела заскучать.- Помнишь Сэнвен? Мы встречались как-то в Вальведеране, у колодца.
   - Кажется, ты отправился на поиски старого эльфа,- заметила она, и мне показалось, в ее голосе прозвучали нотки недовольства.
   - А нашел молодую Звездную эльфийку.
   - Я рада за тебя,- процедила сквозь зубы моя собеседница.
   - А уж как я рад! Потому что она знает, что это за мухи в банке.
   - И?
   - Это какие-то Воспоминания. Короче, древняя эльфийская магия.
   - Чьи воспоминания?
   - Понятия не имею. Но скоро мы об этом узнаем. Сэнвен собирается устроить какое-то представление на городской площади. Начало через... двадцать пять минут.
   - Только не говори, что ты отдал ей шкатулку...
   - Нет, конечно... Идем скорее!
   - Успеем, без нас все равно не начнут.
   И только сейчас до меня дошло: это не недовольство, это настоящая ревность!
   Я не стал ее больше торопить, дал допить сок. Впрочем, несмотря на напускное равнодушие, ей и самой не терпелось попасть на площадь, поэтому она быстро управилась с напитком, и мы поспешили в центр Ималя...
  
   Сэнвен была уже на месте. Она стояла у вечеврого колокола, висевшего на поляне перед Домом Собраний. Наша знакомая не теряла времени даром: кроме нее на поляну пришло еще полтора десятка эльфов. И не простые обыватели, а воины и даже два боевых мага. Все ждали нашего появления.
   - Можно начинать,- заявил я и достал шктулку.
   Сэнвен кивнула, потянула за веревку, привязанную к тяжелому языку колокола, раскачала его, и через несколько секунд над Ималем прокатился раскатистый звон. Эхо подхватило его и разнесло по самым отдаленным уголкам города.
   Никогда и никто не пользовался вечевым колоколом ради развлечения. Поэтому на площади очень быстро стали собираться жители Ималя. Первыми появились те, кто обитал поблизости, следом за ними со всех концов потянулись остальные. Эльфы - народ законопослушный. Раз звучит набат, значит, что-то случилось, значит, нужно бросать все дела и спешить на сбор. Поэтому пришли если не все, то многие жители центра. Толпа собралась такая, что яблоку негде было упасть. А люди все шли и шли.
   Одними из первых появились старейшины, вышедшие из Дома Собраний.
   - Что за шум?
   - Кто позволил?!
   - Что случилось?!!
   Они сурово смотрели на молодую эльфийку, посмевшую нарушить их покой. Патриарх Дариэл стоял позади всех. Он был единственным, кто не произнес ни слова, но был при этом заметно напряжен.
   Шумели и другие эльфы, недовольные тем, что кто-то посторонний прикоснулся к вечевому колоколу.
   - Попрошу внимания!- громко провозгласила Сэнвен.
   Шум стих настолько, что теперь она могла говорить, не переходя на крик.
   - Кириан...
   Я подошел к ней и открыл шкатулку. Девушка взяла хрустальный сосуд и, подняв его над головой, показала собравшимся.
   - Наверняка, некоторые из вас знают, что это такое. Тем, кто не в курсе, поясню: это Воспоминания. Чьи? Не знаю. Как не знаю и о том, что они содержат. Возможно, ничего существенного. А может, нечто очень важное. Но я думаю, что никто не откажется от демонстрации магии, секрет которой позабыли даже самые старые и мудрые из вас.
   - Я запрещаю тебе применять в Имале магию, которую ты не можешь контролировать!- подал голос Дариэл, спустившись с крыльца на поляну.
   - Ваши опасения безосновательны, Почтеннейший!- сухо произнесла Сэнвен. Вряд ли какой-нибудь другой эльф посмел бы перечить Патриарху. Такое мог себе позволить только Звездный, да и то - не каждый.- Это совершенно безобидная магия!
   - Ты не можешь быть в этом уверена. Ты не имеешь права подвергать опасности жизни достопочтенных горожан. Всякое может случиться... Вот что... Отдай мне этот сосуд, я сам проверю его, а потом сообщу общественности о результатах проверки.
   Он протянул руку, демонстрируя серьезность своих намерений.
   Сэнвен замешкалась. Мне даже показалось, будто она поддалась чарам убеждения Патриарха и готова была отдать ему сосуд. Но девушка неожиданно сделала шаг назад, вытащила пробку и спешно произнесла какое-то заклинание.
   Я увидел, как из банки вылетел один мотылек. Вырвавшись на свободу, он пронесся над головами собравшихся, оставляя за собой искрящийся след. Следом выпорхнули еще несколько других. Я стоял ближе многих к Сэнвен, поэтому был одним из первых, к кому приблизился мотылек Воспоминаний. И почти мгновенно в глазах у меня потемнело, а в голову пришла мысль: может, прав был Патриарх, утверждая об опасности подобных экспериментов с незнакомой магией...
  
   Когда ко мне вернулось зрение, ни поляны, ни толпы людей, ни заходящего, но все еще достаточно яркого солнца, больше не существовало. Вокруг царил сумрак, тишина и... пыль. Она лезла мне в нос и раздражала, но я почему-то не мог пошевелиться. А когда вынужденно смирился с этим, рука сама поднялась к лицу и потерла нос рукавом камзола. Вывод напрашивался сам собой: тело мне не подчинялось, а действовало само по себе или...
   ...принадлежало другому человеку - тому, кто прятался за плотной пыльной шторой на окне и время от времени выглядывал из-за полога, давая мне возможность убедиться в том, что я нахожусь в приемном зале Дома Собраний. Правда, выглядел он несколько иначе, непривычно. В центре помещения стоял круглый стол, окруженный удобными креслами, на стенах канделябры со свечами, некоторые из которых и освещали зал приглушенным светом, опять же, занавеси на окнах, которых в настоящем времени не было.
   Все это наводило на мысль о том, что я, благодаря эльфийской магии, переместился в прошлое, которое видел глазами того, чьи воспоминания были долгие годы заключены в хрустальный сосуд.
   Но кто он?
   Об этом можно было гадать сколько угодно.
   Человек... или, скорее, эльф скрывался за занавесью и чего-то ждал. Само это местонахождение говорило о его неблаговидных намерениях. Разве станет порядочный обыватель прятаться за шторой? К счастью, ждать пришлось недолго. Скрипнула входная дверь, послышались шаги, в помещении появились двое. Один прошелся по залу, другой приблизился к столу, положил на него жезл Смилион и оперся о его край обеими руками. Я увидел его, когда хозяин занимаемого мною тела выглянул из-за шторы. Нет, этого эльфа я никогда прежде не видел, но, судя по брошенному на стол жезлу и традиционному наряду - это был Патриарх...
   Неужели Руваль - отец Грэля и брат Этеля Киантеля?
   Это вполне мог быть и кто-то из его предшественников, но я почему-то был уверен - это он и есть. А еще я догадывался о том, что очень скоро произойдет в это помещении.
   Вторым мог быть Фамераль - отец Арсоля Вилана. Именно так и должен выглядеть преданный телохранитель высокопоставленной особы. Он сделал круг по залу, заглянул за одну из штор и тихо сказал:
   - Здесь никого нет.
   Я помимо своей воли облегченно вздохнул. Вернее, это была реакция незнакомца, прятавшегося за занавесью.
   А Патриарх ответил:
   - Он должен прийти с минуты на минуту.
   - А если не появится?- спросил Фамераль.
   - Появится,- уверенно заявил Руваль.- Иначе мне придется сообщить Совету Старейшин о его порочной связи.
   Он не ошибся. Прошло минуты две, снова скрипнула дверь, и в зал вошло новое действующее лицо.
   Его я узнал, хотя он и выглядел несколько моложе, чем тот эльф, который был мне знаком. Дариэл, нынешний Патриарх, а по совместительству - Зелендаль, Двуликий. Оружия при нем не было, только решительность, с которой он преодолел разделявшее его с Рувалем расстояние. Он приблизился почти вплотную к развернувшемуся к нему лицом повелителю, заглянул ему в глаза и спросил:
   - Ты хотел меня видеть? В это время? Зачем?
   - Ты и сам знаешь - зачем... Она тебе не пара!
   - Это не тебе решать!- прошипел Дариэл.- Я люблю ее, она любит меня...
   - Она замужем!
   - Ерунда! Ты ведь и сам знаешь, что этот брак был лишь досадной формальностью, данью обычаям. И он ни к чему не обязывает.
   - Обязывает!- повысил голос Руваль.- Обязывает к соблюдению норм приличия!
   - Тебя это не касается!
   Фамераль потянулся к мечу и сделал шаг к эльфу, посмевшему в подобном тоне говорить с Патриархом, но Руваль его остановил жестом, а потом продолжил беседу:
   - Меня это не касалось до тех пор, пока вы встречались тайком. Но после того как вы решили... узаконить ваши отношения, я не имею права оставаться в стороне. Ты даже представить не можешь всех последствий вашего необдуманного решения...
   - Оно было обдуманно и тысячу раз взвешено,- оборвал его Дариэл.
   - Что скажет Совет Старейшин? Как отреагирует Светлоокая? Ты об этом подумал?
   - Мне плевать на мнение кучки полоумных стариков. А со Светлоокой я как-нибудь сам разберусь.
   - Не думаю, что ты получишь ее благословение.
   - Это почему?
   - Да потому что этот союз противоестественен!
   - Ничуть! Мы, хоть и дальние, но все же сородичи.
   - Настолько дальние, что теперь воюем друг с другом.
   - Вот именно!- заявил Дариэл.- И наш союз позволит прекратить напрасное кровопролитие.
   - Ты ошибаешься! Ты ослеплен ее красотой, ты очарован ее сладкими речами, поэтому не видишь коварного существа, скрывающегося за смазливой внешностью.
   - Не говори так о ней!- зашипел Дариэл.- Ты о ней ничего не знаешь. Ты веришь предрассудкам, россказням, сплетням. Ты слушаешь лишь то, что шепчут тебе на ухо твои лизоблюды, лишь то, что сам хочешь услышать. Все остальное моментально признается крамолой, порицается, осуждается, запрещается... Оставь меня в покое! Я хочу жить так, как считаю нужным...
   - Ты будешь жить так, как того требуют наши обычаи, иначе...
   - Иначе что?!- натужно засопел Дариэл.
   В назревавшую стычку снова попытался вмешаться телохранитель, но опять был остановлен своим господином.
   Это приободрило Дариэла, он усмехнулся и сказал:
   - Я знал, что разговора между нами не получится...
   При этих его словах незнакомец за шторой достал из-за пазухи руку, в которой я увидел руну.
   - ...а потому заранее приготовился к нашей встрече.
   Руваль почувствовал неладное, сделал шаг назад, и, не отрывая взгляда от своего собеседника, потянулся рукой к лежащему на столе жезлу. Одновременно с этим Фамераль выхватил меч и шагнул навстречу Дариэлу. Но незнакомец за шторой отреагировал с опережением и задействовал руну. Заклинание поразило телохранителя, и он упал на пол, как подкошенный. Дариэл набросился на Руваля, успев перехватить руку, сжимавшую жезл. Они закружили по залу в борьбе. Руваль был крепче Дариэла, и очень скоро начал одолевать противника. Жезл, навершие которого светилось готовым сорваться разрядом, постепенно приближался к голове заговорщика. А он, чувствуя неизбежное поражение, сначала молча смотрел в сторону шторы, за которой прятался его сообщник, а потом не выдержал и закричал:
   - Чего же ты медлишь?! Помоги мне!!!
   Я, вернее, тот, чье тело на время Воспоминаний стало моим собственным, вышел из-за шторы, медленно приблизился к лежащему на полу Фамералю, склонился над ним и вытащил из его ножен кинжал. Руваль тщетно пытался обернуться, чтобы взглянуть на второго противника - Дариэл из последних сил удерживал его на месте. Но когда незнакомец приблизился к топчущейся в схватке паре, Патриарху все же удалось вырваться. Он резко развернулся, увидел незнакомца и...
   ...удивленно выпучил глаза:
   - Ты?!
   Незнакомец мешкал, и у Руваля была возможность воспользоваться жезлом, но он этого не сделал. Напротив, он опустил руку, сжимавшую магическое оружие...
   ...И в этот момент незнакомец ударил его в живот кинжалом.
   Патриарх вздрогнул, застонал, вцепился левой рукой в грудь того, кого он прекрасно знал. А тот вырвал кинжал и хладнокровно ударил еще раз.
   Дариэл подхватил выпавший из ослабших пальцев Руваля жезл, отскочил назад, готовый поразить недавнего противника магическим разрядом. Но этого не понадобилось: ноги Руваля подкосились, и он упал замертво...
  
   На этом Воспоминания оборвались, и я снова оказался в настоящем времени, в своем собственном теле, на поляне перед Домом Собраний. И первым делом я завертел головой в поисках Патриарха. Тот стоял на прежнем месте. Возможно, он и сбежал бы, если бы не те самые эльфы, которых привела с собой Сэнвен. Воины, приготовив оружие, окружили Патриарха со всех сторон. Маги стояли чуть поодаль, держа владыку Ималя под прицелами своих заклинаний.
   Один из эльфов - крепкого вида старик в мифриловой кольчуге - приблизился к крыльцу и обратился к старейшинам:
   - Вы все видели, мудрейшие, ваш вердикт!
   Старики сбились в кучку, пошептались коротко, а потом один из них провозгласил:
   - Дариэл Визаль, ты арестован за соучастие в убийстве Руваля Галатэна! Сдай свое оружие!
   Патриарх покорно протянул жезл подхватившему его воину.
   Тот час же бывшего владыку Ималя подтолкнули в спину и повели в направлении городской тюрьмы.
   Судя по обжигающим взглядам и гробовому молчанию, все собравшиеся в этот час на городской площади видели то же, что и я. Каждому довелось побывать в шкуре подлого убийцы, прятавшегося за шторой. Одни недоумевали, другие все еще не могли поверить в то, что видели собственными глазами. Но большинство смотрело на Дариэла с ненавистью. Должно быть, многих уже достал двуликий Патриарх.
   Я повернул голову и увидел лицо торжествующей Сэнвен. Кареока, стоявшая рядом с ней, в полной мере разделяла ее чувства. Радовалась то ли торжеству справедливости, то ли тому, что теперь жизни Грэля Галатэна больше не угрожает опасность.
   Потом я долго смотрел вслед удаляющемуся арестанту. Патриарх был бледен, но на удивление спокоен. Он шел с чувством полного достоинства и время от времени поглядывал вверх на чернеющее с приближением ночи небо.
   Надеюсь, он получит по заслугам...
   А моя миссия в Имале, похоже, подошла к концу. Пора было возвращаться в Вальведеран. Я бросил последний взгляд на Дариэла и начал оборачиваться к Кареоке, когда...
   Ледяная стрела пролетела рядом с плечом одного из конвоиров и под наклоном впилась в землю. Эльф резко развернулся, и вторая стрела пробила его грудь. В шаге от рухнувшего тела упал необычный шар, похожий на плотно сжатый цветочный бутон. При ударе он раскрылся, выпустив наружу мелкоячеистую сеть из тонких сверкающих молний, которая распласталась по земле искрящимся кругом и начала быстро расти в диаметре. Эльфы, до которых она успевала дотянуться, падали на землю без чувств. Но Патриарху, находившемуся в эпицентре электрической паутины, она, как ни странно, не причинила ни малейшего вреда. Дариэл стоял с гордо поднятой головой, смотрел на разбегавшихся в ужасе собратьев и улыбался.
   А паника на площади началась нешуточная. Что ж, повод для этого был серьезный. С быстро почерневшего неба посыпались каменные глыбы. Ударяясь о землю, они превращались в каменных псов, раскаленных и дымящихся, неуязвимых и свирепых. Чудовища тут же набрасывались на беззащитных эльфов, искавших спасение в бегстве. К сожалению, колокольный набат застал горожан врасплох, поэтому большинство явилось на призыв без оружия и доспехов. Одни лишь маги смогли оказать более-менее достойное сопротивление, уничтожая каменных тварей молниями и огненными шарами. Но их было слишком мало, чтобы переломить ситуацию в свою пользу.
   Следом за каменными глыбами на землю упали гигантские градины. Взрываясь, они разили эльфов ледяными осколками, а на их месте оставались слуа, которые тут же вступали в бой. Наконец, раздалось конское ржание, и ночь породила передовой отряд фейри, спустившихся с неба на грешную землю. Впереди всех скакала королева Мегиста. Пока ее верноподданные рассеивали остатки эльфийской толпы, она, по сверкающему электрическому ковру, приблизилась к Дариэлу, спешилась и поцеловала его в губы.
   Так вот, значит, ради кого он восстал против бывшего Патриарха!
   Что ж, между ними было много общего. Фейри, как и сам Дариэл, такие же лживые и двуликие. Днем они - прелестные и беззаботные создания - поют и танцуют, веселятся и радуются жизни. А ночью превращаются в кровожадных монстров, рыскающих по Годвигулу и несущих смерть с небес.
   Любовь зла...
   Итак, королева Мегиста прибыла со своей свитой на выручку возлюбленному. Произошло это дерзко, стремительно, неожиданно, а потому имело шансы на успех. Пока эльфы опомнятся, пока недобрая весть достигнет окраин, где размещались казармы боевых отрядов, пока к центру подтянутся основные силы, фейри исчезнут так же внезапно, как и появились. К тому же сейчас в руках Неблагого Двора находился совет старейшин - властный орган Ималя. Его окружили козлорогие воины, пока не трогали, но Мегиста не преминула заявить:
   - Опустите оружие, иначе я прикажу перебить ваше замшелое старичье!
   Мы - жалкая горстка в два десятка клинков - сопротивлялись до последнего, но силы оказались неравны. Можно было еще потрепыхаться ради приличия, но эльфы дорожили своими мудрецами, поэтому решили не рисковать их головами ради бывшего Патриарха, которого теперь уже итак не удержать. Козлорогие подвели ему коня, а нас согнали в кучу, оттеснили к Дому Собраний. Оружие не стали отбирать, но держали под прицелами луков и арбалетов. Где-то в стороне от площади "резвились" уцелевшие каменные псы и слуа, охотившиеся на безобидных эльфов, спасти которых могло лишь скорейшее отбытие нагрянувших фейри.
   Отметив, что сопротивление подавлено, Мегиста вскочила в седло, подъехала к Дариэлу, вяла - как трогательно!- его за руку.
   - Уходим!- крикнула королева, и они поскакали, набирая скорость, сначала по земле, а потом взмыли в небо и скрылись в темноте.
  
  
   Глава 27
  
  
   Городская стража подоспела лишь к финалу разыгравшейся перед Домом Собраний драме. Как всегда... Совместными усилиями мы добили последних каменных псов и слуа, а потом пришло время зализывать раны и подсчитывать потери.
   Восемнадцать погибших жителей Ималя и почти полсотни раненых. Таков был итог скоротечного "визита" королевы Мегисты.
   И снова мне не давала покоя мысль о том, как все сложилось бы, если бы я осмелился воспользоваться руной Зариэля? Но я гнал ее, чувствуя, как нарастает неприязнь к себе любимому.
   Чтобы избавиться от назойливого шепота совести, я решил отправиться на боковую. Но тут подала голос Кареока:
   - А кто же убил Руваля? Кто прятался за шторой?
   Я об этом как-то не подумал. Ведь на самом деле, Дариэл был лишь сообщником, в каком-то роде - заказчиком убийства. Но кинжал держал в руке совсем другой человек. Или эльф. Кто же исполнитель?!
   Я посмотрел на Сэнвен. Девушка подняла с земли банку из-под Воспоминаний, которую она бросила едва появились фейри, растерянно сказала:
   - Здесь остался всего лишь один мотылек.
   Я окинул взглядом окружение: продолжение или, лучше сказать - окончание истории - хотело посмотреть еще с дюжину эльфов. Среди них - приведший подкрепление Тираль Легрин. Вид у коменданта был подавленный. Еще бы, в его обязанности входила охрана Ималя и его жителей, и он с ними не справился. Но, возможно, он сможет еще арестовать того, кто убил бывшего Патриарха?
   Сэнвен откупорила банку и выпустила на волю последнее Воспоминание...
  
  
   ...История продолжилась с того самого момента, на котором неожиданно закончилась. Я, вернее тот, чье тело занимало мое сознание, чьими глазами я видел мир прошлого, выронил кинжал и тихо пробормотал:
   - Я... убил его...
   Дариэл, внимательно разглядывавший жезл Смилион, посмотрел на своего сообщника и сказал:
   - Ты столько раз желал ему смерти, что, наконец, сам сделал то, что не удалось никому другому.
   - Я его убил...
   - Не раскисай! Рано или поздно это должно было случиться. Согласись, Руваль был плохим Патриархом. А теперь его место займет кое-кто более достойный.
   Дариэл так высоко задрал подбородок и так крепко сжал жезл, что сразу стало понятно, кого именно он имел в виду.
   - О чем ты говоришь?!- воскликнул неизвестный.- Мы только что убили Патриарха! Если об этом узнают, нас казнят без лишних разговоров.
   - Не узнают...- Дариэл наклонился, поднял окровавленный кинжал, приблизился к Фамералю и вложил оружие в руку бесчувственного телохранителя.- Вот и все. Теперь все узнают, что Патриарха убил его собственный телохранитель.
   - Ерунда! Всем известно, что Фамераль был Рувалю преданнее собаки.
   - Ты даже не знаешь, какими двуликими могут быть порой эльфы,- усмехнулся Дариэл.- К тому же ты подтвердишь, что это именно он убил Патриарха...
   - Я?!
   - Разумеется! Тебе-то старейшины точно поверят.
   - Но...
   - Все, мне пора уходить, он уже приходит в себя.- Дариэл неохотно положил жезл на стол и направился к выходу. Не оборачиваясь, он сказал:- Не забудь позвать стражу!
   Глазами убийцы я наблюдал за тем, как приходит в себя Фамераль. Очнувшись, он первым делом увидел кинжал в руке.
   - Стража! Стража! Патриарх убит!- завопил неизвестный.
   Телохранитель посмотрел на него с недоумением:
   - Я?
   В помещение ворвались стражники, увидели мертвого Руваля, уставились на сидящего на полу телохранителя. У них не возникло даже тени сомнения. Они подняли на ноги все еще слабого и выбитого из колеи ошеломляющим известием Фамераля и вывели его наружу.
   Неизвестный остался один в Доме Собраний. Он приблизился к столу, протянул было руку к жезлу, но так и не решился притронуться. Постояв немого, он направился к выходу. И уже у самой двери он повернул голову и взглянул на свое отражение в зеркале...
  
  
   -... Этель Киантель?!
   Это он убил своего брата?!
  
  
   +3500
  
   Задание "Дела давно минувших дней" обновлено: Новая задача: помочь Арсолю Вилану восстановить справедливость.
  
  
   Я завертел головой, нашел взглядом коменданта Легрина.
   - Вы все видели. Арестуйте настоящего убийцу прежнего Патриарха и освободите Арсоля Вилана... Если еще не поздно.
   На Тирале лица не было, но, стиснув зубы, он вынужден был подчиниться. Он подозвал своих подчиненных и отправил их в Рощу Возмездия. Но потом...
   - Для того чтобы арестовать жреца Светлоокой, мне понадобится разрешение Совета Старейшин,- заявил комендант.
   Этот субъект с самого начала не вызывал у меня особого доверия, и сейчас мне казалось, что он пытается тянуть время.
   Где искать старейшин?! Как только началась заварушка, часть из них сопроводили в надежное место - где бы это ни было. Остальные же помогали раненым.
   - Некогда!- сказал я.- Пока вы будете их всех собирать, Этель Киантель сбежит из Ималя.
   - Возможно... Но мне некого за ним послать. Все мои люди заняты. По городу идут аресты предполагаемых сообщников Пат... бывшего Патриарха. Остальные заняты ликвидацией последствий нападения фейри.
   - А сам-то ты на что?!- не выдержал я.- Или боишься руки замарать?!
   - Нет, но...
   - Вперед! А мы тебе поможем!
   К дому убийцы мы отправились вчетвером: я, комендант, Кареока и Сэнвен. Разумеется, мы опоздали: Этеля Киантеля в доме не было, слуги понятия не имели о том, где он мог быть.
   - Мы опоздали,- справедливо заключил Тираль Легрин.
   - Проклятье! Прикажи, чтобы перекрыли все выходы из города!
   - Я побеспокоился об этом первым делом. Если Этель Киантель в Имале, он никуда не денется.
   Что ж, даже если ему все же удастся сбежать, думаю, справедливость от этого не сильно пострадает. Рано или поздно возмездие настигнет виновного. Главное, что нам удалось доказать непричастность Фамераля к смерти Патриарха и снять с Арсоля Вилана клеймо сына убийцы и заговорщика. Возможно, с опозданием, но это лучше, чем совсем ничего. Для эльфов - это вопрос чести.
   На сегодня с делами было покончено, и я окончательно решил отправиться на постоялый двор. А вот девчонкам захотелось навестить Грэля, узнать, что с ним и как. Мы простились до завтра и разошлись.
   Какое-то время наши с комендантом пути совпадали. Мы шли порознь, но в одном направлении. У Дома Собраний я собирался свернуть направо, когда появился стражник.
   - Мы задержали Этеля Киантеля,- доложил он коменданту.- Он пытался покинуть город через западные ворота. Его не выпустили без соответствующего разрешения. Тогда он попытался вырваться силой, но нам удалось его скрутить.
   - Где он?- оживился комендант.
   - В караульном помещении, под надежной охраной.
   Отдых снова откладывался, потому что мне не терпелось взглянуть в глаза эльфу, такому же двуличному как и его старый приятель Дариэл...
  
   Через полчаса мы были у западных ворот. Тираль Лигрин расположился в беседке, освещенной безопасными магическими лампадами и приказал:
   - Приведите его!
   Стражники доставили Этеля Киантеля. При задержании его слегка помяли, да и в остальном он выглядел удручающе.
   - Именем Совета Старейшин я арестовываю тебя по обвинению в убийстве Руваля Галатэна!- произнес он традиционную в подобных случаях формулу.- А теперь скажи мне: зачем? Ради чего ты убил собственного брата?
   - Если бы только можно было все исправить...- пробормотал Киантель.- Я понял это лишь тогда, когда не стало Руваля. А до этого... Я... Я винил его во всех своих неудачах. Он был младше меня, но ему всегда доставался лучший кусок. Внимание родителей, любовь женщины, признание народа. А чем я хуже него?! Я завидовал ему, я ненавидел его! Я желал ему смерти! А тут еще Дариэл... Он говорил: "Вот не станет Руваля, тебя изберут новым Патриархом, ты получишь все то, чего тебя лишили из-за этого выскочки". Он меня обманул: Патриархом стал он, а не я. Это он бросил тень на честное имя Грэля, обвинил его в заговоре против собственного отца, а когда его планам не суждено было сбыться, вынудил парня покинуть Ималь. А мне приказал следить за Грэлем... Я пытался отказаться, но он начал мне угрожать тем, что расскажет совету, кто на самом деле убил Руваля... Он очень хитер, он коварен, я боялся его. Я знал, что он выкрутится в любом случае, а я... Я согласился покинуть Ималь вместе с Грэлем. И лишь после этого - словно спало какое-то наваждение,- лишь после этого я понял, что натворил. Но было уже слишком поздно.
   Речь Этеля Киантеля была сбивчивой, но смысл понятен. Он искренне раскаивался в содеянном. Годы, прожитые с мыслью о том, что он - убийца брата, - стали для него тяжелым наказанием. Достаточным ли? Судить не мне. Я свою задачу выполнил, вывел на свет настоящего убийцу Патриарха. А в остальном судьбу Этеля Киантеля пусть решает Совет Старейшин и сам Грэль, оставшийся без отца по вине своего дяди.
   - Понятно...- кивнул Тираль Лигрин и добавил: - Так или иначе, но убийство Патриарха не имеет срока давности.- Ты предстанешь пред судом и понесешь заслуженное наказание... Уведите его!
   - Постой!- воскликнул Киантель.- Я знаю, я виноват и нет мне прощения, но... Окажи мне последнюю милость, дай уйти с честью.
   - Не слишком ли поздно ты вспомнил о чести?- нахмурился комендант.
   - Прошу тебя!
   Я понятия не имел, о чем речь, но очень скоро все стало на свои места.
   - Подозреваю, что Совету Старейшин непросто будет вынести всю эту грязь на люди,- пробормотал Лигрин.- Это будет серьезный удар и по их собственной репутации...
   Этель Киантель с надеждой смотрел на коменданта.
   Наконец, тот решился, жестом отпустил стражу, а когда подчиненные удалились, он встал, вытащил из ножен кинжал, положил его на стол и вышел с беседки, позвав меня за собой:
   - Идем!
   Я бросил взгляд на кинжал и, кажется, понял, о чем просил виновный. Что ж, возможно, это на самом деле лучшее решение всех проблем.
   Мы вышли под ночное небо. Остановились у караульного помещения. Тираль Легрин смотрел куда-то в сторону ворот, а я провожал взглядом падающие звезды: мои собраться умирали в последнее время чаще обычного.
   Краем глаза я заметил движение, повернул голову и увидел появившегося из беседки Этеля Киантеля. Сжимая в руке кинжал, он бросился на коменданта, стоявшего к нему спиной. Действуя на опережение, я активировал Рывок, одновременно с этим выпуская Когти. Клинки пронзили живот эльфа в тот самый момент, когда он собирался нанести удар. Киантель охнул, его тело осело на землю. И лишь после этого обернулся на удивление невозмутимый комендант.
   - Я подозревал, что ему не хватит решимости,- пробормотал он.
   А я присел рядом с умирающим, вытирая окровавленные Когти о его рубаху.
   - Я не смог... сам... Спасибо...- выдавил он и умер.
  
  
   +4000
  
   Задание "Дела давно минувших дней" выполнено!
  
  
   Я встал, бросил взгляд на Лигрина, и мне очень не понравилось то, как он на меня смотрит.
   - Только что ты убил жреца Светлоокой Богини,- ледяным голосом произнес комендант, а мгновением позже рядом со мной уже стояли местные стражники. У меня внутри похолодело.- Но я лично буду свидетельствовать перед Советом Старейшин о том, что Этель Киантель в порыве безумия пытался меня убить, и если бы не ты... Свободен, можешь идти! А вы приберитесь здесь...
   Меня не нужно было уговаривать, я развернулся и направился на постоялый двор.
  
  
   +5000
  
   Задание "Кто-то должен умереть" выполнено!
  
   В качестве благодарности Матушка Тень дарует вам новый навык:
  
   Проникновение
  
   В образе Тени Вы теперь можете проникнуть в ранее недоступные области: например, в пещеры через микроскопические трещины или в запертые помещения сквозь замочную скважину.
  
  
   Вот так... Я не собирался убивать Этеля Киантеля, но судьба распорядилась иначе.
   Кстати, Матушка Тень, стоит отдать ей должное, не смотря на наши разногласия до сих пор исправно выполняла условия договора. Правда, нового задания я так и не получил.
   Обиделась?
   А как же теперь быть с Пакин-Чаком?
   Придется убить его от собственного имени и задаром. Я решил не лишать себя этого удовольствия.
   Кстати, ее дар, если я правильно понял, был просто шикарен. Мне бы его в бытность вором... Впрочем, и теперь ему, уверен, найдется достойное применение...
  
  
   На следующий день я не спешил возвращаться в Годвигул. Однако к полудню решимость созрела, и я перенесся прямиком на постоялый двор у южных ворот. Кареоки, с которой я делил свою комнату, еще не было. Или она уже давно проснулась и отправилась в город.
   Я спустился в зал, полный посетителей-беженцев, вышел во двор и сразу же заметил еще большую толпу народа, собравшуюся у ворот.
   - Что за шум, а драки нет?- спросил я первого попавшегося эльфа.
   - Беженцы из Вальведерана на подходе,- ответил тот без особого восторга от общения с Проклятым.
   Если честно, я рассчитывал на более терпимое к себе отношение. Все-таки не без моей помощи удалось разоблачить предателя Двуликого. Но местное население все равно относилось слишком предвзято к таким, как я, несмотря на все мои заслуги.
   Я разглядел в толпе Кареоку и Сэнвен. Девчонки, видать, подружились? Я подошел к ним, поздоровался.
   - Свилар и остальные Пролески появятся с минуты на минуту,- оповестила меня друидка. В отличие от давешнего эльфа, она просто лучилось от счастья.
   - Я рад за тебя,- буркнул я совсем безрадостно.- А в остальном? Как Грэль?
   Этот вопрос предназначался, скорее, Сэнвен. Она и ответила:
   - Эльфийские лекари привели его в чувство. К сожалению, он очень слаб и не сможет лично приветствовать последних беженцев и сопровождающих их Пролесков. Но, говорят, к вечеру он обещал выйти к народу... Ах, да, ты ведь еще не знаешь: совет старейшин единогласно избрал его новым Патриархом! Говорят, на вечерней интронации будет присутствовать сама Смилион.
   - Значит, у тебя все получилось? Поздравляю!
   - У нас,- поправила она меня.- Без вас эта история могла бы закончиться совсем печально.
   - Что теперь будет с Дариэлом?- спросил я.
   - Он перешел на темную сторону и этим самым подписал себе смертный приговор.
   - Не думаю, что Мегиста отдаст его на растерзание.
   - Значит, будет война.
   - Еще одна война?- печально вздохнул я.
   - И в этом, кстати, нам не помешала бы помощь Пролесков,- Сэнвен бросила взгляд на Кареоку.
   - Я могу поговорить со Свиларом.
   - Поговори, хотя это и не в твоей компетенции,- сухо ответила эльфийка.
   Друидка высокомерно фыркнула.
   Нет, дружбой здесь даже не пахло. Просто временное совпадение интересов.
   - Идут, идут!- раздались крики. Я привстал на носочки и увидел появившихся на дороге беженцев. Многие шли пешком, кто-то ехал в фургонах, раненых везли на телегах. Часть Пролесков двигалась конно. Впери отряда ехал сам Свилар. И то, как Кареока на него смотрела, мне совсем не понравилось.
   Чтобы не омрачать торжество своей кислой физиономией, я отошел в сторону.
   До Ималя добралась всего пара сотен беженцев - гораздо меньше, чем покинуло Вальведеран. Может быть, поэтому они выглядели так же печально, как и в тот день, когда покидали столицу Карнеолиса. Да, немало выпало на их долю невзгод. И еще неизвестно, как они устроятся на новом месте. Впрочем, как я узнал, постояв в толпе, с сегодняшнего дня в Имале появилось немало вакантных мест. Минувшей ночью городская стража постаралась на славу, отлавливая приспешников беглого Патриарха. К их числу принадлежали как простые ремесленники, так и чиновники самого высокого ранга. Очень скоро эти места займут более достойные эльфы, к тому же - сторонники Грэля Галатэна.
   Впрочем, некоторым повезло больше, чем Этелю Киантелю, и им удалось бежать из города и присоединиться к Дариэлу. Поэтому, если Сэнвен права, и война неизбежна, то столкновение эльфов со своими сородичами было лишь вопросом времени... Н-да... Я еще понимаю, когда люди режут друг другу глотки по всяким пустякам. Я видел, как серые гоблины убивают своих черных братьев, слышал, что и среди орков нет согласия. Но чтобы эльф поднял руку на эльфа...
   Этот мир, определенно, сходит с ума!
   - А вот и он!- услышал я позади себя, а потом почувствовал легкое прикосновение к плечу. Обернулся и увидел...
   ...Арсоля Вилана.
   Я узнал его не сразу. Длительное пребывание в Роще Возмездия серьезно сказалось на его внешности. Часть лица и тыльную сторону ладоней покрывала прочная морщинистая древесная кора. Подозреваю, что и остальное тело, прикрытое одеждой, выглядело не лучше. Его голубые прежде глаза стали изумрудными, а в волосах появились темно-зеленые пряди. Но, главное, что он был жив.
   Мое мнение разделяла его супруга, пришедшая вместе с ним. Она так трогательно смотрела на него, словно и не замечала изъянов...
  
  
   Задание: Передать последние слова Арсоля его жене Ильван - отменено.
  
  
   Ну и правильно: Арсоль сам сказал ей все, что хотел.
   Кроме жены его сопровождал тот самый старик, которого мы с Кареокой искали минувшим вечером.
   - С Наргилем вы уже знакомы,- представил мне, наконец, Арсоль своего товарища.
   - Да, нам уже приходилось пару раз пересекаться... Кстати, я так и не поблагодарил тебя за то, что ты помог нам выбраться из Ималя,- обратился я к старику.
   - Пустяки. Ты сделал для нас гораздо больше.
   - Да,- поддержал его Арсоль.- Я перед тобой в неоплатном долгу. Однажды ты спас мне жизнь, а теперь еще и честь. Ты очистил имя моего отца от налета лжи и презрения. Скажи, как я могу тебя отблагодарить? Я не богат, но готов отдать все, что у меня есть...
   - Мне не нужно золото...- сказал я и тут же осекся.- Нет, нужно, конечно, но с тебя я не возьму ни реала. Меня интересует нечто иное... Мне сказали, что ты один из признанных мастеров боя?
   - Нет предела совершенству, и мне есть еще, чему поучиться у других,- скромно ответил Арсоль.
   - Да, учиться никогда не поздно... Вот и я хочу усовершенствовать свои навыки владения мечом,- я похлопал по рукояти катаны.
   - Вообще-то я не беру учеников, но... тебя научу всему, что умею сам.
   - Так может быть, прямо сейчас и начнем?
   - Как скажешь. А Ильван тем временем накроет на стол. Надеюсь, ты не откажешься разделить с нами обед?
   - С удовольствием.
   Я предупредил Кареоку о том, что какое-то время меня не будет. Она отстраненно кивнула и снова уставилась влюбленным взглядом на въезжавшего в Ималь Свилара...
  
  
   Пока Ильван готовила обед, а Наргиль улаживал какие-то дела, мы с Арсолем разместились на поляне за его домом.
   - Для начала я хочу посмотреть на то, что ты уже можешь,- сказал он, протягивая мне тренировочный меч из дерева.
   - Вообще-то не много,- признался я.
   - Посмотрим. Нападай!
   Я начал осторожно, но учителю это не понравилось:
   - Представь, что у нас настоящий поединок, а я - твой злейший враг. Бей, не бойся!
   Враги у меня, конечно, были. Поэтому мне не сложно было представить на его месте Сатаниэля. Тоже эльф, хоть и Звездный. Я сделал пару выпадов, Арсоль без труда отразил довольно сильные удары, а потом неожиданным финтом выбил у меня из руки меч.
   - Еще раз!
   Я поднял деревяшку и снова пошел в атаку. Но и на этот раз уже через пару секунд остался без оружия.
   Во мне закипала злость.
   - Еще!
   Моя третья атака превратилась в настоящий ураган. Я наносил удар за ударом, тесня невозмутимого эльфа, а он, хоть и отступал, но полностью контролировал ситуацию. Закончилось все тем, что я неожиданно оказался на земле, а Арсоль сверху с приставленным к моему горлу мечом.
   - Теперь посмотрим, насколько ты хорош в обороне.
   В обороне я выглядел еще хуже, чем в нападении. Два-три удара, и меч противника упирался мне то в бок, то в грудь. Один раз мое оружие оказалось на земле, а в следующий раз уже я сам был сбит с ног и катился по траве.
   - Почему ты не пользуешься своими навыками?- спросил меня Арсоль.
   - Меня интересует чистый бой, без всяких там выкрутасов,- признался я.
   - Это ошибка. Когда речь идет о твоей жизни, ты должен использовать все, что может принести тебе победу... Давай попробуем!
   На этот раз я решил прислушаться к совету учителя. Правда, чисто боевых навыков у меня все равно было немного. Пару раз я удачно ушел из-под удара, используя Рывок. Потом с его помощью контратаковал Арсоля, но и ему удалось увернуться. Тогда я запустил Смертоносный Вихрь, используя вместо Когтей катану. Вышло довольно зрелищно, но малоэффективно. Потом я решился выпустить Когти и довольно успешно произвел Захват, обезоружив своего противника.
   - Вот видишь, теперь ты почти победил!- похвалил меня эльф.
   - Почему это "почти"?- удивился я.
   - Потому что в реальном бою ты был бы уже мертв.- Я почувствовал, как что-то кольнуло меня в бок, скосил глаза и увидел приставленный к моему боку кинжал.
   - А как общее впечатление?- спросил я его.
   - В общем... плохо. Удар у тебя слабый хоть ты и вкладывался в него с отдачей. С Ловкостью все в порядке, но ты не умеешь ею пользоваться в бою. Впрочем, раз тебе удалось пройти Испытание Достойного, значит, не все потеряно.
   - Откуда ты знаешь, что я его прошел?
   Он кивнул на мой меч.
   - Вазавель, легендарный меч. Когда я был молодым, я тоже пытался его добыть, но не вышло.
   - Ты не прошел Испытание?!
   - Никто не прошел, но я счел свою неудачу позором, и ушел из Ималя. Я долго путешествовал по миру, много сражался. В пути мне встречались настоящие Мастера боя. Они-то и научили меня всему, что я теперь умею.
   - Так научи меня! Я Звездный, я все хватаю налету!
   - Иначе я бы и не взялся,- усмехнулся он.- Что ж, вот тебе мой первый урок. Сила - это не твое. Избегай наносить мощные удары противнику, который заведомо сильнее тебя. Полагайся на ловкость. Уворачивайся, жаль противника короткими уколами. Пусть они не причинят ему серьезного урона! Но десять малых ран ничем не хуже одной серьезной. Жди подходящего момента, выискивай слабые места, а потом нанеси критический удар!
   У тебя замечательный меч. Ты можешь сражаться им как одной, так и двумя руками. Но запомни! Атакуй всегда одной рукой! Отражай удар - двумя! По возможности избегай прямых рубящих, сильный противник все равно тебя продавит. Лучше всего принимай такие удары вскользь, пропуская меч мимо, и при этом используй ситуацию для нанесения ответного удара. Кажется, что легче всего попасть в грудь, но и противнику об этом известно. Поэтому твоя цель - в первую очередь конечности: кисти рук, предплечья, плечи, голени, бедра. Если есть возможность, бей в подмышку или в пах... Но если честно, то в настоящем бою с опытным противником тебе придется нелегко. Разве что... Сейчас я покажу тебе пару приемов. Постарайся запомнить их! Отрабатывай всякий раз, когда у тебя появится свободное время. И тогда, может быть, ты выживешь. Итак, первый критический удар! Нападай!
   Я пошел в атаку. Арсоль попятился, вяло парируя мои удары, сделал пару шагов назад, а потом неожиданно подался вперед, перехватил мою руку с мечом своей левой, рванул мимо себя в сторону, выводя из равновесия, и, оказавшись позади меня, демонстративно обратным ударом "пронзил" мне спину.
   - Этот прием называется Схарсэ. Я научился ему в пустыне Залинган, где повстречал одного несговорчивого кобольда. Этот прием едва не стоил мне жизни...
   - Но ты до сих пор жив!
   - Да, мне повезло. Клинок кобольда угодил в медное украшение на перевязи. Если бы ни оно...
   - Ты его убил?
   - Нет. Мы разрешили наш спор мирным путем, а потом не раз спасали друг друга, пока бродили вместе по пустыне. Кобольды... Они разные бывают... Смотри и запоминай, показываю медленно.
   Он повторил прием, я запомнил.
   - Теперь ты попробуй!
   Он напал на меня, я отступил назад, в нужный момент шагнул вперед, перехватил его руку, дернул и, оказавшись за спиной, нанес удар.
   - Молодец, все правильно! Кстати, я несколько усовершенствовал этот прием, вернее, его завершающую стадию. Учись!
   Он снова медленно проделал знакомый трюк, только вместо укола в спину Арсоль нанес рубящий удар чуть ниже бедер.
   - Это на тот случай, если у твоего противника защищена спина,- пояснил он.- Рубящим ударом ты подрезаешь ему сухожилия, и он больше не боец.
   Мы отработали Схарсэ еще несколько раз в обоих вариантах, а потом он показал мне следующий прием.
   - Атакуй!
   Я снова полез на рожон. Арсоль в этот раз стоял на месте. Дождавшись моего очередного выпада, он едва заметным ударом и совсем слегка отбил мой меч в сторону и тут же условно пронзил мне живот. Все произошло настолько стремительно, что я не успел опомниться.
   - Этот удар показал мне один старый гоблин. Он так и называется - Удар Старика, или по-гоблински - Шэ-Чхе. Он не требует особых навыков, и с его помощью можно одолеть даже самого грозного бойца. Отбивать можно как влево, так и вправо, как вверх, так и вниз - в зависимости от ситуации. С Вазавелем этот прием еще проще выполнить, держа меч двумя руками у живота. Принимаешь на него меч противника, отбиваешь в сторону, а потом резким выпадом одной рукой бьешь в горло или в лицо. Попробуешь?..
  
   До обеда Арсоль показал мне еще добрую дюжину хитрых приемов нападения и защиты. Я откровенно поражался их простоте и незатейливости. Вроде бы ничего сложного, мог бы и сам додуматься. Так нет же, понадобилась встреча с Мастером фехтования!
   Урок, полученный Звездным, усваивается быстро и на всю жизнь. Но...
   - Это не значит, что теперь ты первоклассный боец!- сказал мой учитель, когда Ильван позвала нас за стол.- Ты станешь им лишь в результате ежедневных тренировок и частых схваток с настоящим противником. Только так...
  
  
   Задание "Эльфийская благодарность" - выполнено!
  
   +2500...
  
  
   Никогда бы не подумал, что мне понравится гостить у эльфов. И радушие через край, и пища была настолько вкусной, что мы засиделись за столом до самого вечера, преодолев не одну смену блюд. Да и поговорить нам было о чем. Арсоль красочно повествовал о своих путешествиях, Наргиль - о боях-сражениях, да и мне было что рассказать. Затронули мы и тему Воспоминаний.
   - Откуда ты о них узнал?- спросил я Арсоля.
   - Это не я, а Наргиль. Его знакомый служил при храме Светлоокой Богини в Вальведеране. Среди старых бумаг он однажды нашел рецепт Воспоминаний. Он создал заклинание и не придумал ничего лучшего, как испытать его на Этеле Киантеле. То, что он увидел, поразило его до глубины души. Он успел сообщить об открытии Наргилю, как и о том, что поместил Воспоминания в шкатулку Гаридана, а потом... исчез бесследно. Нам удалось добыть шкатулку, но ее выкрал вор по заданию клана Пролесков... Кажется, об этом я уже рассказывал.
   - Значит, ты изначально знал о том, что Руваля Галатэна убил Этель Киантель?
   - Нет. До вчерашнего дня я думал, что убийца Дариэл, а Киантель был лишь свидетелем, но по какой-то причине вынужден был помалкивать столько лет.
   - Ты не очень-то ошибался. Сама затея принадлежала именно Дариэлу. Этель Киантель никогда бы не решился на убийство брата...
  
   Когда мы собрались идти на площадь, где должна была состояться интронация нового Патриарха, ко мне подошла Ильван.
   - Если бы не ты, я бы больше никогда не увидела своего мужа. Вот, возьми это в качестве благодарности.- Она протянула мне... колчан со стрелами.- Он достался мне от моего отца, а ему - от деда.
   - Спасибо, но...- пробормотал я растеряно.- У меня и лука-то нет, да и стрелять из него я все равно не умею.
   - Бери, бери!- подбодрил меня Арсоль.- Это не простой колчан. В нем всегда остается одна стрела... Кстати, если захочешь научиться стрелять из лука, обращайся к Ильван. Во всем Годвигуле не найдется лучшего стрелка из лука.- Он поцеловал жену в щеку, а потом все же добавил: - Ну, может парочка.
   За что тут же получил укол локтем в бок.
   - А если не захочешь, то всегда сможешь продать колчан - он стоит целое состояние...
  
  
   Этим вечером на центральной площади Ималя собрались, пожалуй, все жители города. Уже ничто не напоминало о вчерашних трагических событиях. Напротив, в краткий срок эльфы украсили площадь гирляндами, цветами, разноцветными флажками. К народу вышел Грэль. Он был все еще бледен, но улыбался искренне. Обещал процветание своему народу и смерть врагам. Потом с некоторым запозданием появилась Светлоокая Смилион. Из ее рук Грэль Галатэн получил жезл - символ патриаршей власти. На этом официальная часть мероприятия подошла к концу, но праздник только начинался. Народ направился к столам, ломившимся от яств и напитков, зазвучала веселая музыка, эльфы пустились в пляс. И не только они. Я увидел Кареоку, лихо отплясывавшую вместе со Свиларом. А ко мне подошла Сэнвен. Я уже думал о том, как ей отказать, если она вдруг решит вытащить меня в круг танцующих, но эльфийка спросила о другом:
   - Что теперь собираешься делать?
   - Вернусь в Вальведеран,- ответил я.
   Да, мое очередное приключение закончилось. Слишком уж я загостился в Изумрудном лесу, пора и честь знать.
   - Мне тоже нужно в ту сторону. Может, вместе пойдем?
   Я равнодушно пожал плечами, глядя на беззаботно кружащихся Кареоку и Свилара.
   - Облом?- грустно усмехнулась эльфийка, проследив за моим взглядом.
   - Не очень-то и хотелось,- буркнул я, собираясь покинуть праздник. Мне нужно было еще решить, как быстрее добраться до Вальведерана, да и встать пораньше не мешало бы...
   Но тут подошел какой-то важный эльф и сказал:
   - Патриарх хочет с вами поговорить.
   - Ну, если Патриарх хочет...- пожал я плечами и вместе с Сэнвен направился к веранде, на которой пировала элита Ималя.
   Грэля я нашел у входа. Рядом с ним уже стояли Арсоль Вилан и Наргиль, а с противоположной стороны приближалась Кареока, оторванная от танца.
   Грэль дождался, когда соберутся все причастные, и начал без особого официоза:
   - Моя жизнь - сущий пустяк по сравнению с тем, что вы сделали для Ималя, для всего эльфийского народа. Хотя и ею я дорожу в пределах разумного. Вы помогли разоблачить негодяя, долгие годы правившего в Изумрудном лесу в ущерб его обитателям. Вы вывели на чистую воду убийцу моего отца, за что я вам от всего сердца благодарен. Естественно, все это не может остаться без награды. Сначала Арсоль...
   - Я не нуждаюсь в награде, Ваше Благочестие!- с легким поклоном ответил эльф.- Высшая награда для меня - торжество справедливости. И ее я уже получил.
   - Тем не менее... Как ты насчет того, чтобы служить мне так же, как твой отец служил моему?
   - Для меня это было бы великой честью!- на этот раз поклон оказался гораздо ниже.
   - А для тебя, Наргиль непременно найдется место в Совете Старейшин. Могу ли я рассчитывать на твои мудрость и опыт?
   - Кажется, речь шла о награде, а вы, Ваше Благочестие, предлагаете мне тяжелую работу,- усмехнулся старик.
   - Нет более высокой награды, чем служение своему народу!
   - Согласен и принимаю ваше предложение.
   - Сэнвен...- Грэль обернулся к эльфийке.- Ты проделала большую работу, не раз рисковала жизнью, поэтому и награда должна быть соответствующей.
   Патриарх подозвал слугу, и тот передал девушке шкатулку. Она открыла ее, и мы все увидели изумительной работы браслет.
   - Кроме того, что он красив и дорог, у него есть кое-какие свойства, которые тебе, уверен, пригодятся в будущем.
   - Большое спасибо, Ваше Благочестие!- поблагодарила Патриарха Сэнвен и надела браслет на запястье. Впрочем, от демонстрации его свойств она решила воздержаться, и Грэль обратился к Кареоке.
   - Вам, моя милая, пришлось претерпеть немало жутких минут в роще Возмездия. Кроме того, вы проявили мужество в бою и преданность своему клану. Надеюсь, эта награда компенсирует все те неприятности, которые доставил вам мой предшественник, и поможет в сражениях, которые просто неизбежны в наше неспокойное время.
   С этими словами слуга протянул Кареоке руну. Взглянув на нее, девушка удивлено выпучила глаза, ее губы дрогнули, но руну она не взяла.
   - Что-то не так?- нахмурился Патриарх.- Тебе не нравится награда?
   - Что вы, награда просто шикарная, но... Вместо нее я бы хотела, если можно, получить назад свое имущество, а главное - контейнеры с Огненным Пожирателем,- пробормотала она, потупив взор.
   - Это само собой разумеется! Тебе вернут все, что отнял мой недостойный предшественник!- махнул рукой Грэль.- Но и от награды не стоит отказываться!
   - Благодарю, Ваше Благочестие!- расцвела друидка.
   - Теперь ты... Проклятый...- Патриарх повернулся ко мне.- Мне уже не раз доводилось слышать о тебе, но увиделись мы только сейчас. Пару месяцев назад ты заслуживал самого сурового наказания, а теперь вот я собираюсь тебя наградить. Заслужил.
   Я видел, как он обращался к другим, и заметил разницу, когда очередь дошла до меня. Нет, это была ни ненависть, не гнев, не строгость. Что-то другое... Неуверенность, что ли. В любом случае мне это не понравилось.
   - Да неужели?- усмехнулся я.
   - Не обижайся! Мне нелегко менять гнев на милость, когда речь идет о чести нашей Богини.
   - Мне кажется, мы с ней давно уже решили все наши... разногласия?
   - Вы - да. А я... Как бы то ни было, но именно ты, твое вмешательство привело к тому, что мы имеем. Я знаю, что это именно ты разоблачил Двуликого. Я слышал о том, как ты, рискуя жизнью, отбил меня у дендер, посланных Двуликим...- При этом он так выразительно посмотрел на Кареоку, что я понял, откуда у него такая информация.- Без тебя ни за что не удалось бы открыть шкатулку Гаридана... Чем больше я обо всем этом думаю, тем больше склоняюсь к мысли, что без тебя не было бы сегодня праздника. Много чего бы не было. Поэтому ты заслуживаешь особую награду. Но вот что? Я не знаю. Может быть, ты мне подскажешь? Обещаю выполнить любое твое пожелание!- Он усмехнулся и добавил:- Пользуйся возможностью, когда еще такое услышишь от Патриарха?!
   Никогда. Но...
   - Есть у меня одно пожелание,- ответил я.- Но, боюсь, даже ты не в силах его исполнить.
   - А ты попробуй!
   - Хорошо... Мне нужен жезл Смилион!
   Я видел, как самоуверенность на его лице сменилась растерянностью.
   - Хм...- только и смог он выдавить из себя.
   - Ну, по крайней мере, я попробовал,- пожал я плечами.
   Эльф посмотрел на меня и сказал:
   - Я бы отдал тебе жезл, если бы не одно но: это символ моей власти, власти Патриарха. Извини... Может, у тебя будут другие пожелания?
   Я устал, я хотел спать. А еще я хотел, чтобы как можно скорее закончился этот балаган щедрости.
   - Я буду премного благодарен, если ты поможешь мне как можно скорее вернуться в Вальведеран.
   Эта моя просьба снова его удивила:
   - Зачем? Ведь город захвачен отступниками?! К тому же проникнуть внутрь до сих пор невозможно...
   - Меня вполне устроят окрестности Вальведерана.
   - Это я могу устроить.- Кажется, он воспринял мое пожелание с облегчением.- Я распоряжусь, чтобы тебе выдали свиток телепортации. Пункт назначения впишешь сам. Идет?
   - Вполне.
   - Вот и хорошо!- обрадовался Грэль - словно гору с плеч сбросил.- А теперь я приглашаю вас принять участие в нашем празднике...
   - А теперь я иду спать,- буркнул я и направился на постоялый двор...
  
  
   Все разошлись, но Грэль еще долго смотрел вслед Проклятому, пока тот не скрылся из виду.
   - Не красиво как-то получилось!- сказала подошедшая к нему Богиня Смилион.- Ты ведь обещал выполнить ЛЮБОЕ его пожелание?
   - Я его и выполнил!- воскликнул Патриарх.- Завтра ему передадут свиток телепотрации...
   - Нет, я имею в виду Жезл. Он ведь хотел именно его?
   - Я правильно тебя понял, о, Несравненная? Ты хочешь сказать...
   - Почему бы и нет?
   - Но...
   - Любопытно будет посмотреть, что из этого получится,- хитро прищурилась Богиня.- Я уже давно наблюдаю за этим Звездным. У него большой потенциал. Такими Игроками не стоит разбрасываться. Есть у меня на него кое-какие планы...
   - Но...
   - Ты получишь другой жезл, похожий!- сказала Смилион как отрезала.- А этот...
   - Как скажешь. Но не могу же я теперь принести ему его...
   - Нет, это ни к чему. Ты ведь теперь Патриарх! Нет, мы поступим иначе...
   Она пробежалась взглядом по толпе празднующих и остановила свой взор на Раскале, отиравшемся среди беззаботных эльфов.
   - Позови-ка вон того полукровку и скажи ему вот что...
  
  
   Глава 28
  
  
   Когда на следующий день я спустился в зал постоялого двора и собирался выйти наружу, меня остановил трактирщик и передал обещанный Патриархом свиток Телепортации. Оставалось лишь вписать пункт назначения. Любой. То есть я мог отправиться, куда угодно в пределах Годвигула. Это был ценный подарок. Не настолько ценный, как жезл Смилион, конечно, но все же.
   Хорош он был еще и тем, что с мной могла отправиться в путешествие пара моих друзей. Одним из них была Кареока. Получив контейнеры с Огненным пожирателем, она жаждала вернуться в Вальведеран, чтобы закончить задание, полученное от Богини Яри. Когда я спросил ее, как она собирается проникнуть в город, она лишь пожала плечами, а потом сказала:
   - Как-нибудь.
   У меня на языке вертелось:
   - А как же Свилар? Не боишься оставлять его одного среди очаровательных эльфиек?
   Но я благоразумно промолчал и не стал возражать против ее компании.
   Второй была Сэнвен. Не знаю, что ей понадобилось в окрестностях столицы Карнеолиса, откуда ее изгнала Светлоокая вместе с другими эльфами, но:
   - Ты же не позволишь девушке тащиться пешком в такую даль?
   Нет. У меня не было причин ей отказывать.
   Поэтому я сел за стол, заказал малиновый сок, а сам решил отправить пару сообщений своим друзьям. Теперь, когда новый Патриарх снял защитный купол с Изумрудного леса, у меня появилась такая возможность. Первым делом я известил их о том, что жив-здоров. Во-вторых, написал, что через пару часов буду... Немного подумав, я вписал в свиток название заброшенной деревушки Аквин. Так что теперь и Альгою, и Эллис, и даже бородатому Урсусу было известно, где меня встречать, если появится такое желание. Когда я не получил ответа ни от одного из адресатов, проснулась тревога. Особенно, после того, как я вспомнил о событиях позапрошлой ночи, когда армия короля совершила неудачный штурм Вальведерана. Что если и мои друзья принимали в нем участие и с ними что-нибудь случилось?
   Пока я гадал, появилась Кареока.
   - Все в порядке?- спросила она, наверняка, намекая на телепортационный свиток.
   - Да. Сейчас подойдет Сэнвен, и можно отправляться.
   - А она тут при чем?- нахмурилась девушка.
   - Ей с нами по пути.
   Кареока фыркнула.
   - А ты разве не хочешь попрощаться со Свиларом?- спросил я ее. Я, с кем хотел, попрощался еще вчера.
   - Обязательно. Он должен подойти с минуты на минуту.
   Теперь мне пришлось хмурить лоб.
   Кареока заказала себе такой же сок, как и у меня, но не успела даже глотка сделать, как появился кланлид Пролесков. Он не стал заходить в зал, с порога махнул моей спутнице и вышел. Кареока последовала за ним.
   Они встретились недалеко от окна, рядом с которым я сидел, поэтому я видел их. Видел, как Свилар гневно хмурит брови и, отчаянно жестикулируя, пытается что-то доказать собеседнице. Кареока он оставалась в долгу и отвечала в похожей манере. Со стороны это выглядело как обыкновенная ссора. Когда Свилар схватил ее за руку, а она резко вырвалась, я уже совсем было собрался вмешаться, но друидка бросила что-то резкое, развернулась и через несколько секунд появилась в зале, раскрасневшаяся от злости.
   - Проблемы?- спросил я, когда она села за стол и отпила-таки из кружки несколько глотков сока.
   - Нет... Да...- помолчав, она добавила:- Он не хочет, чтобы я возвращалась в Вальведеран. Говорит, что это опасно.
   - Он прав,- согласился я.- Это на самом деле опасно. Особенно с тех пор как Звездные начали умирать по-настоящему.
   - И ты туда же! Сговорились вы что ли?- вспыхнула Кареока.
   - Я...
   - Даже не пытайся меня отговорить!- стукнула она по столу кулаком.- Я выполню задание Яри, даже если мне придется идти в Вальведеран на своих двоих! Это дело принципа.
   - Как скажешь.- Я не собирался с ней спорить. Может, еще и потому что хотел, чтобы она пошла со мной.
   - Чего мы ждем?!- опять повысила она голос.
   - Сэнвен,- напомнил я ей.
   - Ах, да... А вот и она!
   На самом деле, появилась эльфийка.
   - Готова?- с ходу спросила ее Кареока.
   Сэнвен кивнула.
   - Тогда идем на задний двор. Не хочу, чтобы этот...- она не договорила.
   Мы вышли через заднюю дверь. Очутившись в маленьком дворике, я активировал свиток, и через мгновение мы уже стояли над обрывом, о который разбивались морские волны. Справа возвышался маяк, а позади раскинулись руины опустевшей деревни Аквин. Призрачной башни не было видно, зато на западе клубился дым.
   - У кого какие планы?- спросила Сэнвен.
   - Я собираюсь отыскать наших друзей. Помнишь Эллис, Альгоя, гнома, Малыша?
   - Конечно! Они здесь?
   - Да... По крайней мере, были здесь еще пару дней назад... А ты теперь куда?
   - В лагерь сторонников Богини Яри. Он должен быть где-то к северо-востоку от Вальведерана.
   - Мы тоже туда направляемся!
   - Говори за себя, хорошо?- процедила Кареока. С некоторых пор я начал разбираться в оттенках ее настроения, и, кажется, сейчас ей не понравилось то, как я любезничал с эльфийкой.
   - Туда, туда!- настоял я.- Встретимся с друзьями, узнаем обстановку. Может быть, кто-то подскажет, как проникнуть в город.
   - Зачем вам в Вальведеран?- насторожилась Сэнвен.
   - Да так...- ответила Кареока, что из ее уст прозвучало как "не твое дело".
   - Понятно,- усмехнулась эльфийка.- Что ж, идемте в лагерь!
   Мы вышли на дорогу, соединявшую Вальведеран и Парагон, и я сразу обратил внимание на то, что трава вдоль нее выглядела...
   ...мертвой?
   И это при том, что всего в нескольких шагах она была зеленой и сочной.
   Вспомнилась ночь штурма города, когда со стороны Аквина показались Отступники, сопровождавшие Янсатха...
   И там, где ступала его нога, увядала трава, покрываясь налетом инея, а ночные мотыльки падали замертво на землю...
   Мне захотелось поговорить об этом с Кареокой, но взглянув на нее, понял - сейчас не самое подходящее время. Девушка выглядела подавленной. Наверняка, все еще переживала размолвку со Свиларом.
   - Не волнуйся!- решил я ее подбодрить.- Когда все закончится, вы снова помиритесь.
   - Надоело!- воскликнула Кареока.- Он обращается со мной, как с дитем неразумным! Сколько можно?! Мне ведь не десять лет! Туда не ходи, того не делай! Надоело!
   Судя по реакции, я угадал причину ее печали.
   - Он беспокоится за тебя.
   - Да что со мной может случиться?! Я - Звездная! Я бессмертная!
   - В последнее время и Звездные умирают,- угрюмо сказал я.
   - Так не бывает! Звездные не могут умереть!
   Когда-то и я так думал, но в последнее время в Годвигуле многие незыблемые законы дали сбой.
   - Скоро мы узнаем, так это или нет.
   Пока мы беседовали, Сэнвен учтиво вырвалась вперед, но, мне показалось, она прислушивалась к нашему разговору.
   Пару минут мы шли молча, потом Кареока снова взялась за свое:
   - И все равно, он не имеет права лезть в мою личную жизнь... Нет чтобы поддержать, так он... Брат называется...
   - Что?- я даже остановился от неожиданности.- Брат?!
   Кареока поняла, что сказала лишнее, смешалась.
   - Только никому об этом не говори. Это тайна.
   - Он на самом деле твой брат?- не унимался я.
   - Да, старший.
   - Вот это да!
   Не то, чтобы случай был из ряда вон выходящий. Время от времени в Годвигул попадали близкие и далекие родственники. Братья и сестры, реже - дети и их родители. Меня поразил сам факт. Я-то считал Свилара ее... хм... ухажером. А он оказывается...
   - Брат... А почему это тайна?
   - Потому что! Начнут потом говорить, что я попала в клан лишь благодаря участию родного брата. Да и на наго начнут косо смотреть. А я сама всего добилась. Я прошла все испытания. И задание Богини Яри я тоже выполню - чего бы это мне ни стоило.
   - И все ради того чтобы доказать, что ты уже взрослая девочка?
   - Нет, конечно! Мне нравится то, чем я занимаюсь. Мне нравится опасность, сражения. Мне нравится стоять на краю обрыва, понимаешь? Ощущения при этом... непередаваемые!
   - Да уж...- буркнул я.- А вы со Свиларом разве вместе появились в Годвигуле?
   - Нет. Когда я здесь очутилась, он уже прожил здесь несколько лет и был кланлидом у Пролесков. Но я начале даже не знала, что он мой брат. Да и быть одним из Пролесков мне тогда совсем не хотелось... А потом я получила одно задание, благодаря которому я узнала, что у меня есть родной брат. Позже мне стало известно, что и Свилар получил похожее задание. Мы искали друг друга и, наконец, встретились.
   - Классно...
   Свилар как брат устраивал меня больше, чем кто-либо другой.
   - Только никому не говори, ладно?
   - Рано или поздно люди об этом все равно узнают.
   - Да. Но к этому времени я постараюсь доказать, что я сама чего-то стою в этом мире.
   - Желаю успехов!
   Я заметил, как взобравшаяся на холм Сэнвен остановилась. Мы присоединились к ней.
   К западу от холма лежал Вальведеран. Над восточными окраинами все еще поднимались клубы дыма - остаточные последствия недавнего штурма. Подступы к городу преграждала цепочка висевших над землей раскаленных шаров. Они колыхались, как покачивавшиеся на воде поплавки...
   Я видел их в ТУ ночь!
   - Дальше хода нет,- сказал я.- Это гарантированная смерть.
   Подтверждением моих слов были тела людей, животных и птиц, осмелившихся приблизиться к городу. Шары убивали все живое, невольно оказавшееся в пределах досягаемости их магии.
   - Ты знаешь, что это?- спросил я Сэнвен.
   - Еще один барьер, защищающий захваченный Вальведеран. Он появился во время недавнего штурма. Мне сообщили об этом друзья, как только наладилась связь. Захотелось взглянуть на него собственными глазами.
   - И что ты думаешь?
   Эльфийка пожала плечами:
   - Какая-то неизвестная нам магия. Думаю, это работа леверленгов или самого Малангира.
   Пока мы с Сэнвен изучали подступы к городу, Кареока вглядывалась в юго-западном направлении. Именно там был порт, а в нем - три корабля, которые необходимо было уничтожить. Если, конечно, они не ушли в море, пока мы гостили в Изумрудном лесу. К сожалению для Кареоки, с этого места невозможно было увидеть порт даже если встать на носочки, как это пыталась сделать девушка.
   - Лагерь должен быть, кажется, к северо-востоку?
   - После неудачного штурма сторонники Богини Яри вынуждены были его покинуть. Теперь они находятся возле деревни Веши.
   Я никогда не слышал об этом населенном пункте, но, похоже, Сэнвен лучше меня знала окрестности Вальведерана. Поэтому, когда она начала спускаться с холма в северном направлении, мы последовали за ней...
  
   Чем дальше мы продвигались на север, тем чаще нам встречались следы недавних боев. Похоже, дело не ограничилось одним штурмом - стычки происходили и до него, и после. Выжженные проплешины, ямы различной глубины - следы применения магии, искореженное оружие и куски доспехов, разбитые телеги и опухшие туши падших лошадей, запах разложения и боевой алхимии. Тел людей я пока не видел. Звездные, понятное дело, отправлялись на Перерождение, а павших Смертных, наверное, забирали и предавали земле их боевые товарищи.
   Обогнув очередной холм, мы наткнулись на бредущую нам навстречу троицу. Видок у них был плачевный. Все трое едва держались на ногах, лица закопченные, верхняя одежда запачкана пятнами высохшей крови. Вроде воины, судя по цветам униформы - из отряда короля Уллиса. Двое были без оружия, лишь один нес на плече массивный шестопер. Похоже, они недавно вышли из боя и брели к своим. Однако увидев нас, они оживились, и, замысловато прихрамывая, ускорили шаг. При этом они как-то странно мычали и размахивали руками.
   - Чего это они?- попятилась назад Кареока.
   - Это мертвецы!- закричала Сэнвен и первой применила магию. Эльфийка взмахнула рукой, и тут же под ногами одного из нападавших зашевелилась земля, полезшие наружу корни мгновенно опутали его щиколотки, а потом резко ушли под землю, забрав с собой добычу. На месте происшествия осталась лишь небольшая ямка.
   Кареока вняла словам спутницы и запустила магический заряд в обладателя шестопера. Он замер, покрывшись плотной ледяной коркой. А я в это время выхватил кинжал отпущения и, обманув дурнопахнувшего мертвеца ложным движением, вонзил клинок ему в живот. Эффект превзошел все ожидания: мертвец затрясся, заверещал, а потом рассыпался прахом на землю.
  
  
   + 450
  
  
   Зашевелился замороженный, стряхивая с себя льдинки. Я сменил кинжал на катану и, как учил меня Арсоль Вилан, с разворота снес ему голову. Мертвец сделал еще пару шагов и рухнул, причудливо дернув ногами.
  
  
   +600
  
  
   - Давненько по Карнеолису не бродили ожившие мертвецы,- отметила Сэнвен.
   - Теперь к этому придется привыкать,- сказал я.- Янсатх вернулся.
   - Не может быть!- нахмурилась эльфийка.- Ты уверен?
   - Да.
   - Скверная новость...
   Мы пошли дальше, и минут через двадцать увидели еще одну троицу. Девушки издалека приготовили заклинания, но я скомандовал отбой:
   - Расслабьтесь, это свои!
   Я издалека узнал наших друзей: Альгоя, Эллис и Урсуса.
   Встреча была горячей и трогательной. Сопровождавшие меня девушки тоже не остались без внимания, и все же большая их часть выпала на мою долю. И это было чертовки приятно.
   - Мы думали, что ты сгинул в Вальведеране!- всхлипывал у меня на груди алхимик.
   - Мог бы хоть какую-то весточку послать,- упрекнула Эллис.
   - А я был уверен, что с тобой все в порядке,- подал голос гном.
   - Все в порядке и даже лучше,- улыбнулся я, только сейчас поняв, что значит настоящая дружба.- А вы... гуляете здесь или как?
   - Получили от тебя весточку и сразу поспешили в Аквин,- ответил Альгой.
   - Могли ведь и разминуться. А у вас здесь в последнее время... неспокойно.
   - Да, веселье то еще,- проворчал Урсус.
   - Идем?- Сэнвен не терпелось добраться до лагеря, и мы продолжили путь на север.
   - Рассказывайте, что у вас здесь творилось с тех пор, как Отступники захватили город?- попросил я.- А то я последние несколько дней был практически отрезан от внешнего мира.
   - С тех пор много чего произошло,- вздохнула Эллис.
   - А я и сам не прочь понять, что тут происходит, а главное - куда смотрят наши Боги?- добавил Альгой.
   На последний вопрос я, пожалуй, мог бы ответить. Боги были бессильны против Малангира, по крайней мере, поодиночке. Вместе они, возможно, и свалили бы самозванца, но пока что единством между ними даже не пахло. К тому же на днях оживший мертвец получил весомое подкрепление в лице Бога Смерти Янсатха, а значит, теперь справиться с ним будет еще труднее.
   Но вместо меня ответила Эллис:
   - Богам, как всегда, не до нас. Они заняты своими делами.
   И в чем-то она была, конечно, права.
   Потом последовал рассказ. Причем говорили все трое, но не перебивали друг друга, а удачно дополняли. Картина складывалась следующая. Захват Вальведерана планировался давно. Отступники тщательно к нему подготовились: отлили зеркала, стянули в город свои силы, провели завидную агитационную работу среди местного населения. Причем делалось это в тайне, и до последнего момента об их планах никто достоверно не знал. Догадывался о чем-то, да. Та же Сэнвен и ее друзья кое-что подозревали. Но даже они недооценили дерзость Отступников, вознамерившихся - ни много ни мало! - захватить столицу Карнеолиса. А те лишь дожидались подходящего момента. А он представился, как только рассорились сестры Богини, и из Вальведерана ушли все эльфы. Кто знает, как бы все сложилось, если бы этого не произошло? И в том, что это случилось, была отчасти и моя вина. Но что теперь об этом?
   О том, как пала столица королевства я и сам знал не понаслышке. О том же, что теперь происходило в городе, ходили противоречивые слухи по причине недостатка информации. Все, кто хотел покинуть Вальведеран, сделали это еще в первые дни. После этого никому, кроме нас с Кареокой, не удалось ни выйти из него, ни проникнуть внутрь. Поэтому все сведения базировались лишь на наблюдениях со стороны и донесениях разведки. И они не могли не настораживать. Город укреплялся, а значит, Отступники не собирались из него уходить. Напротив. Местное население всячески притеснялось и использовалось на всевозможных строительных работах. Те же, кто принимал решение присоединиться к Отступникам, имели целый ряд преимуществ. Поэтому не удивительно, что ряды захватчиков весомо пополнились с тех пор как пал Вальведеран.
   Пока захватчики возводили оборонительные сооружения, сторонники Богини Яри собирались с силами. Ежедневно к Вальведерану подходили все новые и новые отряды: Звездные, Смертные из соседних городов и сел. Если не пороть горячку, то уже через пару недель армия короля Уллиса могла бы насчитывать десятки тысяч бойцов. Но король не пожелал ждать. Ему не терпелось взять реванш за поражение и вернуть город, являвшийся сердцем его королевства. Как только маги и мастеровые создали снаряды, способные пробивать бреши в защитном куполе, он решил идти на штурм.
   - Его пытались отговорить, но он и слушать не хотел о промедлении,- хмуро рассказывал Урсус.- Из-за вспыхнувших разногласий многие свободные отряды отказались принимать участие в штурме, и это, как показало время, сохранило сотни жизней. Даже то, что король остался практически в меньшинстве, не повлияло на его решение. Мне кажется, если бы отказались все, то он бросился бы на крепостную стену в одиночку. Впрочем, у него было достаточно сил, чтобы иметь шанс на успех. На штурм шла его гвардия, несколько Звездных кланов, добровольцы и все прибывшие с Гиндерана варвары.
   Начало было многообещающим. Когда появились первые пробоины в защитном куполе, воодушевились даже самые недоверчивые. Некоторые сообразили, что они потеряют в случае удачного штурма, и поспешили присоединиться к королю. А потом мы ринулись к крепостной стене...
   - Значит, ты тоже принимал в нем участие?- спросил я.
   - Честно сказать, я был из тех, кто предлагал не спешить,- поморщился Урсус.
   - Почему?
   - И среди людей, и среди эльфов есть, конечно, немало славных воинов. Но ни один отряд не устоит перед натиском гномьей когорты.
   - Ну, конечно!- фыркнула Сэнвен.
   - Я это к чему?- Урсус сделал вид, что не услышал в ее словах сарказма.- До меня дошли слухи о том, что Подгорный царь начал склоняться к тому, чтобы помочь людям и отправить к Вальведерану пару таких когорт.
   - Да неужели?- снова подала голос эльфика.
   - Его можно понять,- пожал плечами гном.- Падение Вальведерана серьезно сказалось на торговле Подгорного Царства. К тому же во время захвата города погибло несколько уважаемых гномов, десятки лавок были разграблены. Это злодеяние, которое не должно оставаться без ответа... Если бы король Уллис не был бы столь нетерпелив, он мог бы получить не только серьезное подкрепление, но и более совершенные осадные машины.
   - Или умер бы от старости, так и не дождавшись поддержки со стороны Подгорного Царства,- подколола его Сэнвен. Я едва заметно улыбнулся, поняв, на что она намекает: гномы всегда славились своей нерасторопностью, если не видели явной выгоды от того или иного мероприятия.
   Урсус то ли не понял намека, то ли снова пропустил колкость мимо ушей.
   - Мне было бы гораздо приятнее сражаться плечом к плечу со своими собратьями, но Малыш Бо рвался в бой, и я не мог оставить его спину без надежного прикрытия.
   - Кстати, а где он сам?- спросил я.
   Гном нахмурился, но ничего не ответил, продолжил свой рассказ:
   - Мы шли следом за кланом Стражей Карнеолиса, я и две сотни орущих во всю глотку варваров. Они так спешили первыми добраться до крепостной стены, что мне было за ними не угнаться, и я серьезно отстал. И могу поклясться, что они первыми ворвались бы в город, если бы не случилось непредвиденное: появились какие-то красные шары, и варвары посыпались на землю, как горох. Мертвые. Я видел, как упал Малыш, рванул, было, к нему, но тут из-за сены прилетел магический снаряд и взорвался почти у меня под ногами. Меня отбросило в сторону, сняло больше половины хитов, присыпало землей. Пока я приходил в себя и накачивался зельями Исцеления, через стену полезли жуткие монстры, каких не встретишь даже в самых мрачных подземельях. Ваши маги назвали их... Как же это... В общем, какие-то факи...
   - Кардиофаги,- поправила его Эллис.
   - Да, по-нашему значит - сердцееды. Они набрасывались на раненых, вырывали сердца и возвращались в город. Смертных они не трогали, только Звездных... Одна из тварей оседлала Малыша и...- гном замолчал, закрыв глаза. Он до сих пор болезненно переживал случившееся, и ему понадобилось время, чтобы продолжить рассказ.- Его тело все еще лежит под крепостной стеной. Как и тела полусотни других Звездных. Они не отправились на Перерождение, понимаешь? Такого никогда не бывало! И тело забрать не получается, потому что рядом с ним висит этот треклятый шар.
   - А сам-то ты как спасся?- спросил я гнома.
   - Мне повезло. Меня как раз заметило одно из чудовищ, а я, как назло, потерял при падении свой топор. Разумеется, в моем рюкзаке был запасной, но в том-то вся штука, что Инвентарь оказался заблокирован. Пришлось отбиваться одним ножом. Эта тварь была слишком юркой. К тому моменту, когда я достал ее в первый раз, она успела меня всего исполосовать - жизни оставалось на глоток. К счастью, появились отступающие Звездные. Вместе мы прикончили заразу, а потом они вынесли меня с поля боя, потому что я уже не мог стоять на ногах... Вот такая история...
   - А вы тоже успели повоевать?- спросил я остальных друзей.
   - Не всем же топором размахивать?- отчего-то возбудился Альгой.
   - Он был одним из тех, кто разработал снаряды, пробившие защитный купол,- вступилась за него Эллис.- Скажу больше: без Альгоя ничего бы не вышло. Воин из него так себе, но в алхимии он соображает.
   Я заметил, как от похвалы покраснели щеки Альгоя. И все же он добавил:
   - Да и без того в нашем лагере полно забот: столько больных и раненых. Я почти не выходил из лаборатории, мешал зелья.
   - Я тоже не участвовала в штурме,- заявила потом Эллис.- Зато когда поперли мертвецы, и для меня нашлась работа.
   - О, да!- поддержал ее Альгой.- Это было что-то! Наши не сразу сообразили, что это мертвецы, думали, это раненые возвращаются в лагерь. А они выходили из темноты и тут же набрасывались на каждого, кто встречался на их пути. В лагере началась нешуточная паника. Погибло немало людей, пока удалось организовать достойный отпор.
   - Янсатх вернулся,- тихо сказала Эллис.- Вы уже в курсе?
   Я кивнул.
   - Он поднял мертвых по всей округе. Восстали и те, кто погиб в ту ночь, и те, кто потом умер от ран. А на утро появились мертвяки с ближайшего кладбища в пригороде. Там хоронили людей последние пару сотен лет. От некоторых покойников остались только скелеты, но и они ожили и взялись за оружие. Пришлось перенести лагерь подальше. Но они продолжают идти и днем, и ночью. Теперь уже никто не думает о штурме города, все помыслы об обороне, о том, что дальше будет?
   - Ничего хорошего,- буркнула Сэнвен.
   И я был с ней согласен.
   - Почему бездействует Яри?
   Долго мой вопрос оставался без ответа. Наконец, заговорила Эллис:
   - Стычка на Королевской площади показала, что в одиночку нашей Богине с Малангиром не справиться. Возможно, его удалось бы одолеть совместными усилиями Богов, но, говорят, Яри поссорилась не только со Смилион, но и с другими своими братьями и сестрами. Она осталась в одиночестве и не знает, что теперь делать. Говорят, что это по ее приказу король Уллис пошел на штурм города... Теперь известно уже, чем он закончился. И после этого от нее не поступало вестей. Люди в полной растерянности.
   - С Богиней вам, если честно, не повезло,- вздохнул гном.
   В иной ситуации я бы на его месте поостерегся говорить такое. Но... Поспорить с ним было трудно.
   - М-да...
   Потом настала моя очередь, и я вкратце поведал о наших с Кареокой приключениях, дав понять, что и у других Богов нынче хватает забот. Закончил я уже на подходе к лагерю, и последние пару сотен метров мы прошли молча, думая каждый о своем. Первой заговорила Кареока:
   - Вы не в курсе, стоят ли еще в порту три корабля, которые перевозили Звездных с Эреха?
   - А куда им деться?- усмехнулся Урсус.- Стоят и будут стоять, пока не уберут затонувшие корабли.
   Кареока вопросительно уставилась на гнома.
   - Она ведь ничего не знает,- буркнула Эллис.
   - Пару дней назад наши попытались попасть в город со стороны моря,- пояснил Урсус.- Из Парагона пришло несколько боевых кораблей - из тех, что охотятся на пиратов и орков. Ночью они вошли в гавань, но их заметили и обстреляли с берега. Двоим удалось уйти, а еще два затонули так, что перекрыли выход из порта. Отступники уже пробовали их убрать, но пока безуспешно.
   - Понятно,- пробормотала Кареока, а потом внушительно посмотрела на меня. Хотела ли она этим сказать, что нам бы следовало поторопиться...
  
   Деревня Веши находилась в стороне от Вальведерана и наезженных дорог, а лагерь сторонников Богини Яри располагался на ее восточной окраине. Чем ближе мы к нему подходили, тем чаще встречались изрубленные тела не первой свежести, что красноречиво подтверждало слова Эллис о нашествии оживших мертвецов. Там и здесь горели чадящие костры, на которых по мере сил сжигали упокоенную нежить...
   - Стоять! Кто такие?
   Они появились неожиданно, словно выросли из-под земли. Пятеро легковооруженных воинов, двое из которых были Звездными из клана Волки Курона. Однажды мне пришлось пережить массу неприятностей в процессе общения с этими отморозками. Но сейчас мы были вроде бы на одной стороне. Так или иначе, но моя скромная персона заинтересовала их не больше, чем остальные. К тому же я не стал лишний раз раздражать их своим ликом, надвинув на глаза капюшон.
   Говорил с ними Урсус:
   - Протри глаза, ворона! Своих не узнаешь?
   - А это ты, огрызок...- буркнул один из Волков, опуская арбалет.- Сейчас и не разберешь, кто свои, а кто чужие. Все перемешалось... Этих двоих я тоже знаю. А остальные кто?
   - Друзей встретил, в гости пригласил.
   - Нам нужны воины, а не лишние рты и бездельники,- подал голос второй.
   Я как бы невзначай сдвинул в сторону полу плаща, засветив катану, а Кареока щелкнула пальцами, продемонстрировав магические способности.
   - Ладно уж, проходите! Только не забудьте отметиться у коменданта!
   - Всенепременно...
  
  
   "Обнаружена деревня Веши. Локация нанесена на вашу карту"
  
   +1000
  
  
   По скромным прикидкам в лагере обитало несколько тысяч человек, большую часть из которых представляли беженцы из Вальведерана. Ирония судьбы: сначала они изгнали эльфов, а теперь сами вынуждены были покинуть родной город. Н-да... Повсюду стояли палатки, шатры, фургоны, телеги. Лошади, люди. И всю эту ораву нужно было не только охранять, но и кормить.
   Несмотря на то, что лагерь возник стихийно, чувствовалась некая организация процесса. В центре располагались гражданские с их детьми и скарбом. Так как поселение появилось недавно, работы по его благоустройству были в самом разгаре. Стучали молотки, повизгивали пилы, скрипели натягиваемые канаты. С севера безоружных прикрывали остатки королевского войска в три сотни клинков, и примыкавшие к ним варвары - то, что от них осталось после неудачного штурма. На юге и западе стояли шатры преданных Богине Яри кланов. Пока мы шли по лагерю, я насчитал не менее пяти десятков штандартов. В основном это были немногочисленные кланы - не больше взвода Звездных в каждом. И лишь Стражи Карнеолиса привели под стены Вальведерана пару сотен бойцов. Восточная часть лагеря показалась мне самой пестрой. Люди, гномы, эльфы, орки - Звездные добровольцы-одиночки. Именно туда и держал путь целеустремленный Урсус.
   Когда мы проходили мимо рощи, через кусты полезли мертвецы. Скучающие Звездные отреагировали мгновенно: в нежить полетели стрелы, болты, магические шары. Неприятель был уничтожен в считанные секунды, и лагерь снова окунулся в обыденную скуку.
   - Нам сюда,- потянул меня за рукав Урсус, остальным же сказал: - А девочки могут пока... Ну, чем вы там занимаетесь, если вам нечем заняться?
   Растерянный Альгой остался стоять на месте, чем непреминула воспользоваться Эллис:
   - Пойдем с нами, красавчик! Потом расскажешь коротышке, чем занимаются девочки, когда рядом нет мальчиков.
   Альгой покраснел еще гуще и, буркнув "я с вами", присоединился к мужской компании.
   Мы приблизились к импровизированной мастерской, в которой в поте лица трудились гномы. Двое ковали какую-то железяку, еще двое работали пилой и рубанком.
   - Торн!- крикнул Урсус, обращаясь к кузнецу, но тот его не услышал.- Торн, твою мать!
   Гном перестал махать молотком, положил его на наковальню и, прежде чем подойти к нам, испил воды из ковша.
   - Чего надо?
   - Запусти-ка "шмеля" к восточной стене.
   - Что-то еще? Может, семечек налузгать или спинку почесать?
   - Не гунди, приятель, сочтемся, ты же меня знаешь!
   - Вот именно...- буркнул гном, но вытер руки и полез в сундук. На свет появилась бронзовая сфера. Гном взял ее двумя руками, провернул по экватору и выпустил из рук. Сфера не упала на землю, а повисла в воздухе. Потом кузнец покрутил колесико на браслете, и она взлетела в небо.
   Гном направился под навес, и Урсус потащил меня следом за ним.
   Под навесом на столе стояла знакомая мне по Арсвиду панель из кварца. После того, как кузнец "поколдовал" над ней, появилось довольно четкое изображение. Как я понимаю, мы видели на панели то, что нам показывал так называемый "шмель" - гномье изобретение без малейшей магии. Чудеса техники. А видели мы окрестности лагеря с высоты птичьего полета. Впрочем, не долго - "шмель" устремился на юго-запад, и вскоре появились крепостные стены Вальведерана.
   Это было то самое поле боя, на котором потерпела поражение королевская армия. Разбитые осадные орудия, перепаханная взрывами, местами все еще дымящаяся земля, бродящие без определенной цели мертвецы. Но не всем суждено было восстать. Я насчитал десятка три растерзанных тел, рассредоточенных по полю. Судя по экипировке - Звездные. Эти даже не шевелились.
   "Шмель" приблизился вплотную к висевшему в воздухе красному шару, и тот не причинил ему вреда. А вот дальше он словно наткнулся на невидимую стену. Замер.
   - Защитный купол,- пояснил кузнец.
   - Можешь приблизить изображение?- попросил Урсус.
   Управлявший "шмелем" гном поиграл пальцами на браслете, и крепостная стена тут же приблизилась.
   - Возьми левее!
   Сфера послушно и медленно поплыла справа налево, демонстрируя нам торчавшие над стеной пики, "украшенные"...
   - Что это?- пробормотал я.
   - Сердца Звездных,- буркнул Урсус.
   Точно! Это на самом деле были человеческие сердца. Впрочем, то, что покрупнее, могло принадлежать Звездному орку.
   Каждое из них было отмечено тускло светившимся магическим клеймом.
   - Что это за знаки на них?
   - Правильный вопрос,- ответил Урсус.- У нас в лагере есть один бродяга. В свое время он общался с некромантами. Так вот, он говорит, что именно эта метка не дает Звездному переродиться. Есть какой-то ритуал, с помощью которого ее можно убрать...
   - Но для этого надо сначала добыть само сердце...- пробормотал я.
   - ...А к стене даже не приблизишься, потому что эти чертовы красные шары убивают все живое за полсотни метров,- вздохнул гном.
   - Проблема...
   - Если тебе что-нибудь придет в голову...- взял меня за руку Урсус.- Понимаешь, мы крепко сдружились с Малышом. Негоже бросать его в беде.
   - Хорошо,- согласился я.- Если у меня появится такая возможность...
   - Это тебя что ли зовут Кирианом?- раздался у меня за спиной детский голос.
   Я обернулся и увидел парнишку лет десяти. Должно быть, кто-то из горожан.
   - Да. Откуда ты меня знаешь?
   - Кое-кто сказал, что скоро в лагере появится Проклятый. Ты только что пришел, и ты здесь один такой.
   - Понятно. И кто этот... кое-кто?
   - Не скажу... Вот.- Он протянул мне клочок бумаги и убежал.
  
   Дорогой друг!
  
   Если хочешь получить ответы на интересующие тебя вопросы, приходи после полудня к маяку, расположенному у деревни Аквин. Не бойся! Тебе ничто не угрожает. Поэтому приходи один.
  
   Подписи не было.
   - Что-то случилось?- спросил меня Альгой.
   - Нет, все в порядке.- Я скомкал бумагу и сунул ее в карман. Немного подумав, добавил: - Наверное, мне придется отлучиться на пару часов.
   - Ну, вот, только появился и снова ищешь приключения на свою задницу! А мы собирались отметить твое возвращение...
   - Отметим, непременно, вечером.
   Время неумолимо приближалось к полуденной отметке. Но стоило ли мне идти на встречу? Кто этот таинственный доброжелатель, который может ответить на все мои вопросы? Кроме Ветератора никто другой не приходил на ум, но опальному Богу незачем было писать записку. Если он хотел со мной встретиться, мог бы прислать сообщение.
   Вопросы...
   Да, у меня было немало вопросов, на которые я хотел получить исчерпывающие ответы. Но стоило ли ради этого рисковать?
   "...Тебе ничто не угрожает..."
   А где гарантии?
   Я обернулся к гному и спросил:
   - Где-нибудь поблизости есть Площадка Возрождения?
   - Прямо в лагере. Маги из клана Стражей Карнеолиса поставили мобильную Точку.
   Друзья проводили меня к Площадке, я сделал Привязку, и теперь, в случае смерти, вернусь именно сюда.
   После чего можно было отправляться на встречу...
  
   Мне понадобилось два часа, чтобы вернуться к маяку. С тех пор, как я побывал здесь в последний раз, ничего не изменилось. И никто не появился. Я постоял у маяка, заглянул внутрь, приблизился к обрыву и посмотрел на море...
   - Здравствуй, Кириан!
   Я обернулся и увидел стоявшего у маяка...
   ...Пакин-Чака.
  
  
   Глава 29
  
  
   - Ты ведь не станешь убивать старика, не дав ему высказаться?- произнес гоблин, заметив, как из наростов на моей перчатке выползли острые Когти.
   Именно это я и собирался сделать. В тот миг меня не интересовали его оправдания. Я был преисполнен решимости привести в исполнение приговор, который вынес сам и не без оснований. Передо мной был тот самый гоблин, который подослал своего дружка орка, чтобы отнять у меня меч Карракша. Тот самый предатель, которого я видел в обществе Сарвансара, а в ночь штурма - неподалеку от Малангира, призывавшего древнего Бога Смерти.
   - Прошу, выслушай меня!- взмолился Пакин-Чак.
   То, что гоблин был стар и тщедушен на вид, не могло ввести меня в заблуждение. Я ничуть не сомневался в том, что справиться с ним будет непросто - все-таки шаман, Сын Тени и Боги знают, кто еще. А остановило меня то, что я на самом деле хотел получить ответы на некоторые свои вопросы. А уж потом...
   Когти втянулись в наросты, я скрестил руки на груди и сказал:
   - Говори!
   Первые слова дались гоблину с трудом:
   - Я знаю, что ты на меня в обиде...
   - В обиде?!- не сдержался я.- Твои дружки забрали у меня меч Карракша! Знаешь ли ты, сколько всего мне пришлось пережить, чтобы его добыть?!
   - По сути, ты его украл у фейри. Так же, как его потом украли у тебя... Ты же вор, должен понимать...
   - Это не одно и то же! Фейри для меня никто, а вам... тебе... я доверял.
   - Если бы ты выслушал меня в свое время, если бы пошел навстречу, этого не случилось бы... Да, мы поступили... нехорошо, но у нас не было другого выхода. Нам нужен был этот меч.
   - А мне?! Может быть, только раз в жизни выпадает случай добыть легендарный предмет. Да и то - не каждому.
   - В тебе говорит тщеславие.
   - Возможно! Ну и что в этом плохого?!
   - Нет ничего плохого в том, что кто-то стремится к своей цели и достигает ее. Поэтому ты должен нас понять: у нас тоже есть цель. Великая цель! И ради нее мы готовы пойти на многое.
   - Даже на подлость? Даже на предательство? Что ж это за цель такая?!
   - Я не сказал тебе об этом раньше, не могу сказать и сейчас. Ты не принадлежишь к числу Избранных. Хотя ты мог им стать, но выбрал иной путь... Впрочем, еще не поздно...
   - Нет уж! Мне с вами точно не по пути. Мне не по пути с теми, кто предает людей, которые им доверяют, с теми, кто общается с Сарвансаром и Малангиром, которые уже принесли много бед и принесут еще больше.
   - Ты многого не знаешь...
   - И знать не хочу!
   - Я думал...- вздохнул старик.
   - Напрасно!
   - Я рассчитывал...- Пакин-Чак замолчал.- Что ж... Раз так... Я не хочу, чтобы ты думал о нас плохо. Поэтому собираюсь компенсировать твою потерю... Мы взяли у тебя одну реликвию, а взамен хотим предложить другую, не менее ценную.
   Пакин-Чак достал из-за пазухи продолговатый предмет, закутанный в тряпку, размотал ее, и я увидел...
   - Жезл Смилион?!- от удивления я выпучил глаза.- Откуда?!
   - Меня можешь не благодарить,- гоблин чуть ли не насильно всучил мне жезл.
  
  
   Удача +1
  
   +20000
  
   Вы достигли нового уровня! Текущий уровень: 48
  
   У вас 8 неиспользованных очков к Атрибутам
   У вас 8 неиспользованных очков к Навыкам
  
  
   Жезл Смилион
   Легендарный артефакт, одна из частей Лучезарных Доспехов.
  
   Примечание: К сожалению, вы не можете воспользоваться этим предметом, не получив благословение Светлоокой Богини
  
   Задание "Лучезарные доспехи" - обновлено.
  
  
   - А кого?
   - Меня.
   Оказывается, кроме нас с Пакин-Чаком здесь был кое-кто еще. И этот кое-кто появился так неожиданно и эффектно, что я сначала вздрогнул, а потом, сжав кулаки, ринулся на обидчика.
   - Эта маска...- начал, было, оправдываться Раскаль.
   - О маске мы поговорим потом,- оборвал его я.- Сначала я набью тебе морду за то, что ты бросил меня в подземелье!
   - Полегче, полегче!- попятился назад полукровка.- Один удар я еще стерплю, но не больше того.
   При этом он так ехидно скалился, что я решил одним ударом не ограничиваться. Такое впечатление, будто он воспринимал все происходящее, как некую игру. Он дурашливо попытался спрятаться за спиной Пакин-Чака, а гоблин встал на моем пути каменной стеной и строго сказал:
   - Прекратите!
   Я решительно отодвинул его в сторону.
   - Извини, тогда я еще не знал, что ты один из нас,- снова попятился Раскаль.
   - Пока что нет,- поправил его Пакин-Чак.- Но я все еще надеюсь, что он к нам присоединится.
   - Какая честь!- резко обернулся я к гоблину.- Как я погляжу - в ваших рядах собрались самые "достойные". Один все время вешал мне лапшу на уши, другой обманом отобрал меч, третий бросил умирать в Некрополе... Кстати, не хватает еще одного пронырливого гоблина, которого я считал своим другом.
   - А разве это не так?- услышал я обиженный голос Коль-Кара.
   Он сидел на обрывистом краю холма под маяком, свесив лапы. Вид - то ли обиженный, то ли виноватый.
   - Да сколько вас здесь?!
   - Увы, мало,- вздохнул Пакин-Чак.- Нас кто-то предал...
   - Да неужели?! Почему меня это не удивляет?
   - ...Когда в Вальведеране появились Отступники,- невозмутимо продолжал старый гоблин,- наше Убежище было атаковано в числе первых. Много Избранных погибло в ту ночь. На нас охотились, как на диких зверей, гоняли по всему городу. Мало кому удалось выбраться за крепостные стены... Да, нас мало осталось. И именно поэтому я хочу попросить тебя о помощи...
   - Ты?!- я едва не задохнулся от его наглости.- После всего того, что вы мне устроили?!
   - Я хочу еще раз сказать: если бы однажды ты удосужился меня выслушать, все могло бы быть совершенно иначе... Впрочем, всего я не могу тебе рассказать даже сейчас. Это не моя тайна... Не только моя. К тому же ВСЮ правду знают лишь отдельные Избранные. К сожалению, многие из них погибли в ТУ злосчастную ночь. А мы сейчас, как никогда прежде, нуждаемся в поддержке. Поэтому я снова хочу предложить тебе стать одним из нас. Стать Избранным. Это великая честь! Кого попало мы в свои ряды не берем, и ты будешь первым Избранным Звездным, если примешь наше предложение. За тебя я готов поручиться перед Советом Десяти...
   - Я тоже,- подал голос Раскаль.
   - И я,- поддержал его Коль-Кар.
   Я растерялся настолько, что не знал, как реагировать на столь лестное предложение. Еще минуту назад я готов был порвать на части каждого из этих троих. А теперь...
   - Внутренний голос подсказывает, что мне лучше держаться от вас подальше,- сказал я неуверенно.
   - Это, конечно, твое право, и насильно тебя в Избранные никто не тянет, но... Наступает время, когда каждый должен сделать свой выбор. И от этого выбора будет зависеть очень многое. Ты еще многого не знаешь...
   - Как же я могу что-то знать, если вы ничего толком не говорите?!- усмехнулся я.- Сплошные тайны!
   - Понимаю,- кивнул Пакин-Чак.- Поэтому готов ответить на некоторые твои вопросы. Спрашивай!
   Хм...Хорошо...
   - Когда я получу обратно свой меч?
   Пакин-Чак поморщился.
   - Это будет непросто. Меч Карракша нужен был нам для того, чтобы объединить кланы орков...
   - Зачем?!- выпучил я глаза.- Разве мало бед они принесли Карнеолису? Орки издавна были самыми непримиримыми врагами человечества. И если вы с ними заодно, то мне с вами не по пути.
   - Не стоит быть таким категоричным,- удивительно спокойно отреагировал на мою резкость гоблин.- Во-первых, люди принесли на земли Хартлана зла ничуть не меньше. Достаточно вспомнить набеги Звездных на приграничные поселения орков, когда вырезались все от мала до велика. Ради чего? Ради забавы. Чтобы показать свою удаль. Стоит ли удивляться тому, что орки после этого предпринимали ответные рейды?
   - Они первые начали!- огрызнулся я.
   - Сейчас уже трудно с уверенностью сказать, кто начал первым. Но одно несомненно: когда-то, очень давно, люди и орки жили в мире. Возможно, между ними не было особой любви, но, по крайней мере, они не резали бездумно друг другу глотки и не лезли без причины на сопредельные территории.
   - Что было, то было,- махнул я рукой.- Сейчас все иначе... Вы хотите объединить орочьи кланы. Зачем? Ты хоть понимаешь, к чему это приведет?! Особенно сейчас, когда у Карнеолиса и без орков достаточно проблем! Только их разобщенность спасала до сих пор людей от полного уничтожения. Если орки объединятся, они первым делом нападут на королевство...
   - Они не сделают этого, если во главе объединенного народа встанет Избранный. Это я могу тебе гарантировать.
   - Роршах?
   - Да. Обладая мечом Карракша, он в состоянии объединить если не все, то многие до сих пор враждовавшие между собой кланы. А потом...
   - Да, что будет потом?- поинтересовался я.
   - А вот это уже тайна, которую положено знать только Избранному... Что касается меча... Теперь он принадлежит Роршаху. Это было одно из условий нашей сделки. Захочет ли он с ним расстаться, когда доведет начатое до конца? Не знаю. Спросишь у него сам, когда появиться такая возможность.
   - Ладно орки... Это я еще как-то могу понять. Но Отступники?!- не унимался я.- Что может быть у вас с ними общего?! Только что ты жаловался, что они гонялись за вами по всему городу. И это в то время, когда ты присутствовал на приеме в Зеленом Доме и мило беседовал с Сарвансаром. А в ночь штурма ты стоял здесь и наблюдал за тем, как Малангир выпускает на волю Янсатха... Как ты это объяснишь?
   После моих слов Пакин-Чак заметно приуныл, и ему потребовалось время, чтобы ответить на вопрос:
   - Ты многое знаешь. Но не знаешь всего. Поэтому делаешь неверные выводы... Да, одно время Избранные и Отступники были союзниками... Впрочем, это не совсем верное определение. Скорее уж попутчиками. Их и наши цели в чем-то совпадали. Не скажу, что я был в восторге от этого вынужденного союза. Но не я один принимаю решения... Нападение Отступников на Вальведеран стало для нас, как и для всех остальных, полной неожиданностью. К тому же они нарушили все наши договоренности, а по сути - предали нас. Они вторглись в Убежище, перебили многих Избранных, а мне сохранили жизнь только потому, что нуждались в моей помощи.
   - И ты после всего случившегося пошел на сотрудничество с ними?- поморщился я.
   - Это решение далось мне нелегко,- вздохнул старый гоблин.- Мы не могли их победить. С ними были леверленги. Их было слишком много, к тому же они напали неожиданно. Впрочем, была еще одна причина нашего поражения, о которой я пока умолчу. Да, я мог принять смерть, как остальные мои товарищи, но... В этом случае пошло бы прахом все, к чему мы стремились. А это означало бы, что все погибшие в ту ночь Избранные умерли напрасно. Мне пришлось смирить гордыню и пойти на сотрудничество.
   - Что было дальше?
   - Дальше... Мне пришлось оказать Сарвансару кое-какую услугу в обмен на то, что Отступники выпустят меня из города. Впрочем, это был лишь предлог...
   - А на самом деле?
   - Я скажу тебе об этом только в том случае, если ты станешь одним из нас. Извини...
   Странный какой-то у нас получался разговор. Вроде бы Пакин-Чак и отвечал на мои вопросы, но ясности это не добавляло. А правду я смогу узнать только став Избранным.
   - Поверь, мы не желаем зла. Мы хотим сделать этот мир лучше. НАШ мир.
   - Ты даже представить не можешь, сколько раз я слышал это в последнее время. И все хотят сделать этот мир лучше. Уверен, даже Сарвансар с Малангиром.
   - Это не одно и тоже. Ты поймешь это...
   - Да-да, если станку одним из вас.
   Я обернулся к Раскалю:
   - Я знаю, кто заказал тебе маску из Некрополя. Малангир.
   Полукровка посмотрел на старого гоблина, а когда тот едва заметно кивнул, ответил:
   - Не совсем. Я выполнял поручение Совета Десяти, но маска, на самом деле, предназначалась для Малангира.
   - Зачем она ему? Что в ней такого?
   Снова косой взгляд на Пакин-Чака, и на этот раз полукровка получил отказ. Раскаль виновато пожал плечами.
   Впрочем, теперь я и сам уже догадался:
   - Она имеет какое-то отношение к ритуалу призыва Янсатха? Вы помогли Малангиру вытащить из Города Призраков Бога Смерти?!
   Ответа я не получил, а значит, был прав. И это меня взбесило:
   - Вы хоть понимаете, что вы натворили?! Это же катастрофа! По всей округе уже шастают мертвецы. И это только начало!
   - Ты сильно преувеличиваешь возможности Древнего Бога,- заверил меня Пакин-Чак.- Да, он способен на многое, но уже не так силен, как в былые века. Время, проведенное в Городе Призраков, не прошло для него даром.
   - Но зачем?! Зачем вы это сделали?- недоумевал я.
   Ответ прозвучал не сразу.
   - Мы использовали Отступников, так же, как они использовали нас,- озвучил его Пакин-Чак.- Теперь, когда мы добились того, чего хотели, наши с ними пути расходятся. Скажу даже больше: как только о наших замыслах узнают Сарвансар и Малангир, начнется настоящая охота на Избранных и тех, кто им помогает. Это будет настоящая война на уничтожение.
   Сплошные недомолвки!
   Но уточнять я не стал, потому что знал, что услышу в ответ: стань Избранным, и только тогда ты узнаешь ВСЮ правду. Вместо этого я обернулся к спустившемуся с холма Коль-Кару.
   - А ты? Ты предал меня и спокойно наблюдал за тем, как орк-переросток втаптывает меня в дорожную пыль.
   - Меня там не было,- сдержанно ответил Коль-Кар.
   - Не ври! Я видел тебя!
   - Его там не было,- вступился за сородича Пакин-Чак.- Коль-Кар был против замысла Совета Десяти. Он даже попытался тебя предупредить, но мы узнали об этом и заперли его в подземелье.
   - А кто был тот гоблин, которого я видел рядом с Роршахом?- растерянно спросил я.
   - Коль-Кар не единственный Избранный кьяр-ви. Были и другие. Были... Если тебя это утешит, они погибли, защищая Убежище.
   Я посмотрел на молодого гоблина. Он косился в сторону, избегая моего взгляда, но все равно было заметно, что он обижен.
   - Извини, я не знал,- пробормотал я.
   - Я не предаю своих друзей,- буркнул тот в ответ.
   Я протянул Коль-Кару руку, и он, немного промедлив, пожал мою ладонь.
   - Поверь, мы не враги тебе,- сказал Пакин-Чак.- Ни тебе, ни Звездным, ни другим людям и нелюдям. Мы преследуем Великую Цель. И порой нам приходится прибегать к методам, которые не делают нам чести. Но наша Цель того стоит. Ты поймешь это, если станешь Избранным.
   Что ж это за цель такая?!