Ротер Кен: другие произведения.

Коробка

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Я был молод и я был оболтусом... Вечно вляпывался в какие-то дурацкие истории, и даже когда мне поручали самое простое дело, я умудрялся завалить его. Я был безответственным, был глупым... Был ребенком... Вечность прошла с тех пор, а я не изменился. Постарел. Но не изменился.
  
  Все началось тогда... Много сфер назад. Мне поручили пустяковую работенку: доставить хрупкий груз из одного кампуса в другой. Я катил тележку с ящиком, и глазел по сторонам. Универсариум - место красивое. Резные колонны, скульптуры... Зачаровывающее зрелище. А какое первое правило работы с хрупкими грузами? Правильно! Не отвлекаться. Но я отвлекся. И вписал тележку с ящиком со всего маху в столб. Крику было... Итог: груз вдребезги, начальство в ярости, я понижен. Я курьер. Казалось бы куда ниже? В уборщики? Так нет их у нас. Все само собой убирается. Но, как говорится, если начальство хочет, оно найдет. И оно нашло... И я очутился на складе.
  
  Прежде чем перейти к сути повествования стоит рассказать вам об этом складе. Это было особое место в Универсариуме. Шкафов и полок там бесчисленное множество. И когда я говорю бесчисленное, я выражаюсь буквально. Я долго прогуливался там, но ни разу не смог дойти до конца. А высота полок... Если задрать голову увидишь лишь ряды, утопающие в черном ничто. Вы спросите: "Как желающий получить что-то с верхней полки, доставал это?". "Что за глупый вопрос?" - отвечу я. Взмывал, конечно. Это еще детям преподают. После виноводоморфоз и водорезистного курса. Склад был бесконечен как сама вселенная. Надеюсь, вы поняли.
  
  Ну, а теперь попробуйте угадать, кем же меня устроили. Грузчиком? Да нет. Вы же помните, с чего все началось. Они ведь не самоубийцы, верно? Меня сделали сторожем.
  Одинокая работа. Жутко одинокая. Не знаю, как ее можно любить. С этой работой чувствуешь себя животным в клетке. Туда-сюда. Туда-сюда. Как вспомню, так вздрогну. Зато можно было мечтать... В Универсариуме мечты запрещались. Они считались опасными. Мало ли что в голову юному абитуриенту придет. А мне было можно. Я ведь был сторожем. И я мечтал, мечтал, мечтал...
  
  В тот самый день, когда коробка появилась в моей жизни, я предавался любимому занятию. Я грезил о новых мирах.. Но громовой голос вернул меня к реальности.
  
  -Ау, работничек! Я к тебе обращаюсь!
  
  Я поднял голову и увидел своего непосредственного начальника. Седой мужчина в белоснежном костюме. В его арсенале было всегда только 2 взгляда: укоряющий и раздражительный. Словно больше эмоций его мозг выдать не мог. В тот день, он смотрел на меня с яростным огоньком в глазах. "Ну, вот опять, - подумал я. - Началось... Странно... Я ведь вроде ничего не делал..."
  
  -...Коробку! - сказал мужчина.
  
  -Что?
  
  -Я. Говорю. Прими. На. Сохранение. Контейнер. Понял. Меня? - сказал он медленно, отделяя каждое слово. Словно слабоумному. Я чуть вскипел, но нарисовал подобострастную улыбку.
  
  -Да. Да. Я понял. Надолго?
  
  -Пока не заберут, - ответил седовласый и махнул кому-то рукой. Двое крепких парней занесли в мою каморку... Коробку. Большую такую. Кричащего оранжевого света. Вся она была исписана какими-то надписями, цифрами, кодами. Носильщики скрылись. Начальник навис над моим столом, будто каменный исполин.
  
  -И не вздумай открывать ее. Ни при каких обстоятельствах. Чтобы ты не видел... Чтобы ты не слышал... Не... Открывать!
  
  Произнеся это, мой экспрессивный начальник скрылся из виду. А я остался лицезреть странный груз. "Мда, - подумал я тогда. - Час от часу не легче. Теперь вот эту байду на шею повешали. Здорово". Но делать было нечего, ведь приказы начальства не обсуждаются, верно? Вот я и оставил ящик одиноко стоять в своей каморке, а сам отправился на обход склада. Ну, конечно, обойти его весь нереально. Он ведь бесконечен. Поэтому у меня был определенный план обхода. Обычно он охватывал первые десять полок. На них оставляли различный хлам: пыльные старые свитки, хрустальные шары с мутным содержимым, какие-то папки... Мусор. Никому ненужный мусор. И я его охранял... Такой вот бесполезный труд...
  
  Конечно самое "вкусное" было дальше... Книги, механизмы, приборы. Наши достижения. Но туда пока дойдешь... Отпадало всякое желание воровать. Правда, однажды один студент попробовал. Нашли его через пару дней, ползущего на четвереньках с безумным взглядом. Он только и бормотал: "Выход! Покажите выход!". Его потом с позором понизили до люминара. Чистильщика светил. Такое себе занятие... И руки постоянно в ожогах. Бррр.
  Я помню, как впервые прошелся вдоль полок с хрустальными шарами. Подошел к длинному ряду, взял один из них в руки, основательно потряс и заглянул внутрь. Туман, наполняющий пространство шара долго клубился, но потом все же, медленно, но рассеялся. Я увидел маленький город у подножия громадной горы. Из ее вершины валил густой дым. По склону скатывался поток лавы. Увидел маленькие фигурки, в панике носящиеся по маленьким улочкам. Когда лава настигла городок, я зажмурил глаза и возвратил его на полку. Такие вот "милые" шарики были дипломными работами студентов Универсариума. Они создавали мир, которому в любом случае было суждено умереть. Только разве это их останавливало? Выпуститься ведь хотят все. Творение миров было для них скучным заданием, не более. Судьба их творений их не волновала. Да и нельзя было за них волноваться. Первое правило Универсариума - подчеркнутое безразличие. Чтобы ты не создал - не привязывайся. Узаконенная жестокость.
  
  А я ведь тоже был студентом. Тоже мастерил миры. Вот только катастрофы не любил... Я создавал сады... Плывущие в облаках города... Дивные пейзажи, бескрайние пространства. Я любил свои творения. И, однажды, даже подрался с одним из преподавателей на этой почве! Он сказал, что мои творения глупы. Наивны. Утопичны... Что ни один мир не сможет прожить без очищения. Без естественного отбора... А мои бездарные творения и подавно... В общем, он сам виноват. Кто в своем уме, будет говорить творческому существу подобное?.. Но всем было плевать. Меня с позором выперли. Не столько за драку, сколько за оспаривание авторитетов и традиций. Бунтари нелюбимы в устоявшемся порядке... Увы... Увы...
  
  Обойдя свои положенные 10 рядов, я возвратился к своей каморке. Коробка стояла на месте, слабо светил огонек под потолком. Я смотрел на него пару минут, пока не начали слезиться глаза. Мне почему-то стало невероятно тоскливо и одиноко. Я вышел из душных помещений склада наружу.
  
  Небо над Универсариумом всегда было иссиня черным. Бесконечным... Взгляду было не за что зацепиться в этой извечной тьме. У нашего народа была традиция. Когда возраст выпускника приближался к заветному переходу в вечность, его отправляли туда... В чернильную темноту. Дурацкая традиция. Но традиции не оспаривают - это старое правило.
  
  Сама церемония преисполнена помпезного драматизма. Все обитатели Универсариума собираются у последней платформы, эдакой границы между ничем и всем. Со старцем долго прощаются, а после он делает шаг с платформы и исчезает. Что с ними происходит дальше - никто не знает. Тайна бытия. Весьма несправедливая, кстати говоря. Ведь за долгие годы, многие успевают привязаться друг к другу. Наверняка, кому-то интересно, что случилось с теми, кто был им дорог...
  Помнится, когда мы провожали старого Зуса на покой, я внезапно представил себе как пара сотен седых стариков и старух бродят в потемках бесконечного ничто. Временами встречаются, стукаются лбами, вежливо кланяются и идут дальше. И прыснул. Довольно громко. Укоряющие взгляды секли меня словно плети до конца церемонии. Но я не мог избавиться от этой картинки в своей голове, а потому улыбка не сходила с моего лица, даже когда Зус шагнул в вечность...
  А тогда, у дверей хранилища, в тот самый момент я подумал совсем другое: "Как, наверное, одиноко всем тем, кто был вынужден уйти туда. Как безнадежна их тоска, ничем не излечимая. Ведь даже луч света не касается их ресниц. Только темнота и тишина".
  
  А еще я подумал: "А что если бы небо озаряли огоньки? На вроде светил, что горят в каждом доме в Универсариуме. Миллионы, миллиарды огоньков рассыпанных по всей этой чернильной тьме. А среди этих огоньков создать еще огней, только поменьше. Как было бы отрадно, как было бы здорово, смотреть на вечность увенчанную огнем! И те старики, что шагнули в чернильное ничто, возможно, наконец-таки смогли бы обрести дом. Или хотя бы надежду".
  
  И я так ярко представил себе всю эту картинку, что слеза невольно пробежала по моей щеке. "Как чудесно! - подумал я. - И как несбыточно...". Темнота молчала. И я молчал. Но мечта моя была со мной, и тоска, душившая меня, отступила. Я вздохнул и вернулся в помещение.
  
  Коробка стояла на прежнем месте. Вот только... Что-то в ней изменилось... Что-то неуловимое появилось в ее чертах. Мне показалось тогда, что я слышу тихое пение. И я готов был поклясться, что видел свет, струящийся из-под её крышки. Внезапно, у меня появилось бешеное, непреодолимое желание открыть ее и увидеть содержимое. Но я сдержался. Вещи, приносимые сюда бывают опасны. Откроешь так из любопытства ящичек, а там дыра мироздания... И засосет тебя и будешь бродить не пойми где, до скончания вечности. Прямо как старики Универсариума.
  Я сидел на своем каменном ложе и рассматривал коробку. Она была полна надписей, она была разукрашена ими вся, будто кто-то хотел уместить на квадратном сантиметре поверхности миллион мыслей. А коробка все светилась и пела. Как-то очень печально сделалось вдруг от ее песен. Я не мог распознать слов, но сам мотив трогал что-то в моем сердце. "Что же заточено в ней? И название такое странное... Мультиун" - любопытство распирало меня изнутри. Песня становилась все громче и в итоге, я не выдержал, подскочил к ящику и, изрядно повозившись, распахнул его. Свет залил мое лицо, но все же я успел разглядеть, что было в той самой коробке. И содрогнулся.
  
  Там были все мои работы. Все. Собранные в одну коробку. Там были океаны чистейшей воды, там были материки и диковинные леса. Там были горы и пещеры. Там были огоньки, те самые о которых я мечтал, миллиарды огоньков... Там было все, мною созданное. Оно рвалось наружу...
  
  -ТЫ!
  
  Мощный голос вырвал меня из плена увиденного. Я обернулся. Тот самый седовласый здоровяк, что приказал мне стеречь коробку стоял в дверях.
  
  -Это мое! - ответил я, закрывая телом свои творения. - Что вы собрались с этим делать?!
  
  -Уничтожить! Ибо это самая опасная поделка созданная в Универсариуме. Это мультивселенная! - ответил седой громогласно.
  
  -Ложь! Этого не могло произойти!
  
  -Могло! Твои творения копируют себя. Снова и снова, и снова! Раньше они помещались в маленький сундук. Теперь же для них пришлось отвести коробку. И оно продолжает расти! Скоро оно поглотит всех нас!
  
  -Они безвредны! Это просто картины!
  
  -Вот именно... Бессмысленные пустые картины. Не имеющие конца. Уроборус. Сущность пожирающая сама себя. Мы здесь учимся не становиться богами. Мы учимся держать баланс.
  
  Я стоял у коробки, слушая пение несозданных миров. Слезы катились по моим щекам.
  
  -Будь умнее. Отдай мне коробку! - прорычал седой.
  
  -Никогда! - взревел я, и, подхватив ценный груз, бросился на него. Каким-то чудом мне удалось повалить его и выскочить в двери. Я выбежал со склада и помчался по улицам Универсариума. Седовласый деспот кричал, я слышал, как хлопали двери одна за другой прямо за моей спиной, но я бежал. Бежал изо всех сил.
  
  Главная площадь возникла передо мной совершенно внезапно. Я видел, как со всех сторон туда стекаются студенты и преподаватели. И хранители. Их следовало бояться больше всего. Меня скрутили бы на раз, но этому было не суждено случиться. Я остановился посреди площади, держа в вытянутых руках коробку.
  
  -Мы живем в темноте! - начал я. - Мы появляемся в ней, живем в ней, и уходим в нее безвозвратно. Даже свет у нас искусственный. Фальшивый. И мы такие же. Насквозь фальшивые. Мы так боимся созидать, так боимся брать ответственность, что готовы только рушить. Мы строим теории, чтобы защитить себя от создания. Они говорят о балансе. Но что есть баланс, если мы постоянно используем превентивные меры? Если мы срубаем вместо того, чтобы растить?
  
  Толпа смотрела на меня со смесью ужаса и удивления на лице. Хранители тоже почему-то замерли. Седовласого нигде не было видно, похоже, он все не мог оправиться от моей наглости.
  
  -Мы так боимся дать жизнь... Так боимся груза обязанностей, заботы о своих творениях... Так что мы, если не кучка трусов?! - я закончил и поставил коробку на пол. - Я устал бегать. Устал слушать о том, чего мне нельзя делать, а что можно.
  
  Я распахнул крышку. Дал пению разлиться по всей площади. Дал свету затопить меня целиком.
  
  -Да будет свет, - прошептал я.
  
  И сразу же после моих слов оглушительная вспышка разбила пространство. Толпа ахнула. Тысячи огней устремились в черноту свода, заполняя его целиком. Пение множилось, пока не стало оглушительным. Миллиарды огней зажигались повсюду. Среди сонмищ кто-то рыдал, кто-то восторженно охал. Я не успел рассмотреть их всех, каждое лицо. Свет в коробке погас, но свод неба был им полон. Сзади раздался удар и я провалился в бездну.
  
  ***
  -За нарушение законов Универсариума... За оскорбление святынь и устоев... За предательство нашего рода, ты приговариваешься к вечному изгнанию. Путь сюда отныне для тебя навечно закрыт.
  
  Я сидел у того самого мостка, откуда всех отправляли в вечность. Тысячи огней виднелись впереди. Меня мало волновало, что я больше никогда не вернусь в Универсариум. Мое место всегда было не там. Меня больше интересовало, как назвать свое творение. "Эти огни... Как же назвать их... Может быть... Маяки? Нет... Слишком глупо. Было в нашем языке что-то интересное... Звезды... Звезды..." - думал я, глядя в оживленную мной бесконечность.
  
  -Тебе ясен приговор, Элоим?
  
  -Ясен.
  
  Хранитель проследил направление моего взгляда и довольно ухмыльнулся.
  
  -Представляю, какой ужас ты сейчас испытываешь... - сказал он мне. Я посмотрел в его глаза.
  
  -Я не боюсь, - и мой ответ вызвал в его глазах испуг.
  
  Я действительно не боялся. Знал ли я тогда, как тяжело мне будет? Нет. Но даже если бы и знал, не отказался бы от совершённого.
  
  Среди сотен тысяч безответственных темных ночей, имеет смысл лишь та, где ты наконец-то принял свой груз на плечи.
  
  Я альфа и я омега. Я есмь все сущее.
  
  И это моя ответственность.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"