Керемецкая Мария Дмитриевна: другие произведения.

Легенда о Гингелуре. Предисловие

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Автор: Керемецкая Мария Дмитриевна Королевство Рейна в опасности. Орды мертвецов поднимаются из земли, король при смерти, ходят слухи о могущественном демоне, который на западе строит огромную башню до небес. Все три армии в завоевательных походах в диких землях, и только Гингелур - рыцарь, о котором слагают легенды при жизни, попытается сделать невозможное - бросить вызов темным силам, а возможно и самим богам...

  Предисловие.
  
  Давным-давно, во времена настолько древние, что память о них уже начала гаснуть, существовал орден, в который входили ученые мужи со всего королевства. Они смотрели в будущее, помнили прошлое и помогали советами королям настоящего. Служили они исправно, и, хотя в истории ордена встречались мрачные моменты, предсказания их всегда сбывались в срок. К их советам прислушивались, а сам орден пользовался почетом и уважением.
  Все члены ордена жили в башне, в которой могли при необходимости найти уединение, благодаря лесу раскинувшемуся вокруг. Под башней располагалась самая богатая в королевстве библиотека, которая стараниями ордена регулярно пополнялась и ширилась. Благоразумные короли древности никогда не пренебрегали советами мудрецов, и потому долгое время королевство процветало. Но благодатные времена не могли длиться вечно, и смутное время все же наступило в Рейне. Первым событием, послужившим началом для череды бедствий, стало пророчество, обрушившееся на орден одной темной ночью.
  
  
  Маурис оторвался от книги, которую наугад взял в библиотеке, и выглянул в окно. На горизонте тлел закат, и последние лучи солнца путались в кронах деревьев. Мужчина, возрастом уже приближающийся к старости, но еще не потерявший в своей душе огня юности, снова уткнулся в книгу. Строчки расплывались перед его глазами, и ни одно слово из прочитанных не оседало у него в голове. Все его мысли были заняты предстоящим событием. Сегодняшняя ночь обещала быть самой ясной за последний месяц, и Маурис возлагал на нее серьезные надежды. Несколько предыдущих недель он потратил на то, чтобы изучить все имеющиеся в его распоряжении труды мудрецов прошлого и выучить расположение всех известных звезд. Он чувствовал, что именно в такие ночи свершались великие открытия, и осознание того, что наконец-то настанет и его звездный час, заставляло мысли в его голове метаться, словно стаю обезумевших птиц. Жажда влиться в круг самых уважаемых мудрецов уже давно не давала ему покоя, так что он очень скрупулезно готовился к предстоящей ночи и старался учесть каждую деталь.
  
  Рядом с его столом лежало несколько стопок книг, настолько высоких, что если бы кто вздумал посмотреть на Мауриса поверх них, то ему пришлось бы встать на цыпочки. Все книги, из которых была сложена эта импровизированная стена, выглядели изрядно потрепанными, и надо признать, что Маурис сыграл не последнюю роль в надругательстве над хрупкими страницами. За последний месяц его пальцы касались, по меньшей мере, сотни книг, и в его комнате осталась лишь малая часть того, что он изучил. Остальные книги уже покоились на своих местах в библиотеке, а эти он просто не успел отнести обратно. Трактат о сменах времен года, которым он изо всех сил старался занять свой ум, совершенно не желал укладываться у него в голове, и Маурис уже в пятый раз перечитывал одну и ту же страницу.
  
   - Самая яркая южная звезда Синтиланс образует равнобедренный треугольник со звездой Гибиус на северо-западе и Ферна на северо-востоке. Если Ферна смещается на восток, нарушая естественную форму треугольника, то предстоящий год обещает быть благоприятным. Меж тем, если Гибиус меняет свое расположение, это указывает на то...
  Маурис опять поймал себя на том, что совершенно забыл, что именно он только что прочитал. Все эти Гибиусы, Ферны и Синтилансы, хоть и стали за последнее время ему добрыми друзьями, сейчас абсолютно не желали лежать на воображаемых полочках в его голове и все норовили ускользнуть от внимания мудреца. В своих мыслях Маурис все время улетал куда-то далеко к славному будущему и роскошным покоям, в которых он будет жить после оглушительного успеха. А успех, несомненно, должен был прийти к нему после того, как король узнает о его потрясающем открытии, которое перевернет представление о мире с ног на голову для всех людей Рейны. Меж тем солнце окончательно скрылось за горизонтом, и скудно обставленная комната погрузилась во тьму. Кровать, приютившаяся в углу, спряталась в тени, и силуэтом проглядывала сквозь сумрак. Буквы на тусклых страницах трактата превратились в неясные, едва различимые пятна причудливых форм, и мудрец с нескрываемым облегчением отложил книгу. Огонек нетерпения, который он так тщательно затаптывал последние несколько часов, наконец, вырвался наружу и разгорелся с небывалой силой. Поддавшись этому порыву, Маурис вскочил из-за стола, не удосужившись положить трактат к остальным книгам и прибрать на столе, и с необычайным проворством подскочил к двери. Сердце в его груди бешено колотилось, а бесноватая улыбка дополнила безумный блеск в глазах. Мудреца охватило такое возбуждение, что он чуть не сбил с ног своего коллегу, когда выбегал из комнаты. Маурису было не до извинений. Все, о чем он сейчас думал - это сверкающие шпили и белоснежные стены королевского замка в Стире, о которых он грезил, и тихая неразборчивая брань обиженного мудреца так и не достигла его ушей.
  
  На вершине башни располагалась смотровая площадка, оснащенная стульями и скамьями, расставленными вокруг столов. И хотя они, несомненно, были полезны, но все же не представляли такой ценности, как телескопы. Их было всего три штуки на весь орден, и мирные по своей природе ученые могли повздорить только по одной причине - кто из них должен занять заветное место перед окуляром. Чтобы уменьшить распри между членами ордена, с давних времен было заведено вести журнал пользования телескопами. Добродушный старичок Мартин, с неизменными морщинками вокруг глаз, следил за тем, чтобы все мудрецы в равной мере могли пользоваться этими чудесными изобретениями, и потому, если кто хотел внести свое имя в журнал, ему для начала надо было договориться с Мартином. Маурис был прекрасно осведомлен о порядке доступа к телескопу и заблаговременно позаботился о том, чтобы Мартин не чинил ему препятствий. В ход пошло много аргументов, начиная банальными "я уже три месяца не приближался к окуляру!" и, заканчивая бесстыжими попытками подкупить Мартина десертом и лишней куриной ножкой на его тарелке. Но старик только улыбался, как бы говоря "Все это я уже слышал сотни, если не тысячи раз, и если тебе больше нечего мне предложить, то лучше брось эту затею...", и его глаза терялись среди бороздок, становившихся все глубже с каждым годом. Маурис несколько дней вился вокруг оказавшегося не таким и добродушным старика, пока, наконец, не разразился бессильными рыданиями прямо перед Мартином. Как ни странно, именно этот жест, пускай и не слишком красивый, тронул сердце старца, и в тот же день имя Мауриса появилось в заветном журнале напротив даты, на которую возлагал так много надежд мудрец.
  
  Так что, в действительности, нужды в спешке у Мауриса не было, телескоп терпеливо поджидал его на крыше. Но напряжение последних недель превратило мужчину в стальную пружину, и как только он захлопнул трактат в своей комнате, она словно разжалась. Тяжело дыша, и покрываясь липкой пленкой пота под рясой, Маурис поднялся на последний этаж. Дух его был крепок, а вот тело уже начало подводить, и особенно сильно он это почувствовал сейчас, взбираясь вверх по винтовой лестнице, слишком крутой для скоростных подъемов. Но думать о бренности и слабости своей плоти мужчина не собирался, над ним уже раскинулось черное полотно небосвода с мириадами сверкающих звезд. С благоговением взирая на них, он подошел к своему телескопу и ощутил приятную прохладу металла под пальцами. Клубок бессвязных мыслей распутался сам собой, и Мауриса охватило спокойствие. Теперь он ясно представлял себе, где находится каждая звездочка, а главное точно знал, где будет искать изменения. Полный надежд, он приник к окуляру, и с этого момента время для него перестало существовать.
  
  Мудрец полночи рыскал среди звезд, но ничего необычного не замечал. Звезды были в изобилии рассыпаны по небу и идеально просматривались, находясь на своих законных местах. Несколько небольших отклонений, касающихся в основном погоды, мужчина в расчет не брал. Его интересовало великое открытие, а не еженощная рутина. И желание его было исполнено. Одна из самых ярких звезд на небосклоне внезапно сорвалась с места, и устремилась к земле. Яркий хвост, словно крошечная молния, расчертил небо. Маурис в ужасе отпрянул от телескопа. Он не мог поверить своим глазам. Охваченный паникой, он начал озираться по сторонам, ища поддержки у прочих членов ордена, но остальные мудрецы были заняты своими делами, и знак остался для них незамеченным. Теша себя мыслью, что все это ему только показалось, Маурис с опаской взглянул на небо через телескоп, и сдавленный стон вырвался из его груди. Светящийся след падающей звезды практически погас, но все еще отчетливо виднелся на черном бархате небесного купола.
  
  - Этого не может быть! - Принялся он себя успокаивать. - Такие знаки никогда не возникают из ниоткуда! Этому должно быть какое-то объяснение.
  На ватных ногах Маурис начал спускаться вниз по лестнице в библиотеку, в место, где он всегда мог найти ответы на свои вопросы. В помещении царили темнота и тишина. В это время в книгохранилище всегда было пусто, и Маурис зажег свечу, взяв одну из коробочки, предусмотрительно оставленной на столике рядом с дверью. Увидев, как теряется и беззащитно мерцает ее свет в окружающей тьме, он отчетливо почувствовал, насколько он одинок и незначим в этом огромном мире. Маурис отбросил прочь бессмысленные терзания и быстрым шагом направился стеллажам. Привычным движением ощупывая корешки книг и истертые края свитков, он, практически не раздумывая, хватал их и нес к столу, который облюбовал еще на входе. Когда стол практически полностью покрылся содержимым полок, мужчина прервал свои поиски и углубился в чтение.
  
  Ночь сменялась днем, а день - ночью. Другие мудрецы приходили в библиотеку по своим делам и так же тихо уходили, а Маурис все искал объяснение таинственному знаку. Порой ему казалось, что злополучная ночь ему только приснилась, и что, если он попробует поделиться с кем-нибудь своими страхами, то его поднимут на смех, но не только поэтому он не смел никому открыться. В глубине души он чувствовал, что той ночью он совершил великое открытие, и ему не хотелось ни с кем делить славу. Не отвлекаясь ни на сон, ни на еду, мудрец подходил к стеллажам снова и снова и брал все новые рукописи для изучения. Первый стол уже давно был захламлен горами книг, и Маурис перебрался за соседний, но и ему уже недолго оставалось служить мудрецу. Сам ученый уже мало походил на себя прежнего. Его мантия покрылась белесыми пятнышками, в тех местах, куда он по неосторожности капал воск. Темные волосы сально блестели, а потемневшая от чернил пятерня, словно приросла к голове, так и застыв с растопыренными напряженными пальцами, впивавшимися ногтями в череп. И только безумный взгляд, с которым он выбегал из своей спальни, остался с ним.
  Увесистый фолиант, лежащий на самом краю стола, не выдержал напора со стороны остальных книг и с глухим хлопком упал на пол, взвив в воздух осевшие на его страницах пылинки. Этот звук заставил Мауриса вздрогнуть и оглядеться. В библиотеке не было никого кроме самого Мауриса, а оба стола, за которыми он сидел, ломились от рукописей в твердых, богато украшенных обложках, или вовсе без оных. Отчаяние пришло на смену безумию в глазах мудреца, и он обессиленный и раздавленный рухнул прямо на книги. Слезы сами потекли из его глаз, как в тот день, когда он смог растопить сердце Мартина, и к ним присоединились рыдания, которые он больше был не в силах сдерживать. В тот момент ему было все равно, сколько бесценных трудов он уничтожит. Вокруг него уже сгустилась тьма, и Маурис угодил в нее словно в капкан.
  
  Яркий свет слепил ему глаза, и мужчина изо всех сил жмурился. Он чувствовал себя невероятно старым и усталым, и даже такое простое действие, как открытие глаз, казалось ему непосильной задачей. Но свет продолжал гореть, и Маурис почувствовал любопытство. Медленно разлепив один глаз, он поднял голову, да так и обомлел. Перед ним стояла прекрасная женщина в белоснежных одеяниях, с изумрудными глазами и светлыми волосами, струящимися до пояса. На ее розовых губах играла легкая улыбка, с которой ее всегда изображали, и она взирала на Мауриса с материнской заботой. Мудрец сразу узнал в ней Селестию: самую прекрасную и милосердную богиню из всего пантеона, покровительницу людей. Маурис поспешил подняться на ноги, ему было неловко сидеть перед женщиной, да к тому же богиней, но Селестия жестом остановила его.
  - Сиди, я знаю, как ты устал. Мне ведомо, что тревожит твое сердце, и я здесь, чтобы помочь тебе.
  Мужчина с благоговением и трепетом уставился на богиню, в то время как она продолжила.
  - Тебе явился знак, но ни в одной вашей книге ты не найдешь объяснения. Только тебе я передам знание того, что надо сделать людям, и очень важно, чтобы ты его сохранил.
  Мудрец энергично закивал и всем своим видом показал, что он готов внимать.
  - Великая беда обрушится на Рейну, но ни ты, ни твои друзья до этого дня не доживете. Несколько поколений сменится, прежде чем твое знание станет полезным. Поэтому запоминай и сделай все в точности, как я скажу.
  И Маурис обратился в слух.
  
  Когда Маурис проснулся, то увидел перед собой огарок свечи и свитки, разбросанные по столу в беспорядке. Еще немного, и огонь спалил бы всю библиотеку дотла, но фитиль потонул в воске, и погас, так и не успев добраться до сухой бумаги. "Верно, здесь не обошлось без божественного вмешательства" - промелькнуло у него в голове, и воспоминания из сна, словно вспышка затмили собой все прочие мысли. Слишком резко встав со скамьи, мудрец едва не потерял сознание, и ему пришлось ухватиться за край стола, чтобы не упасть. Как только черные мушки перед его глазами начали светлеть, Маурис побрел к лестнице и поднялся в свою спальню. Там он с сомнением посмотрел на свою кровать, которая так и манила его, но слова богини все еще звенели в его голове, и он не смел ослушаться. Выудив из ящика стола свиток, он принялся скрупулезно записывать в него все, что ему поведала Селестия, и с каждым словом, перенесенным на бумагу, силы возвращались к нему. Закончив писать, мужчина ощутил такой подъем сил, что спрятав свиток в тайник, он решил не откладывать на завтра поездку к королю, а отправиться в Стир немедленно. Как только Маурис спрятал свиток, перед его взором вновь зажглись видения сверкающих великолепием залов, украшенных коврами и золотыми канделябрами. Тронный зал с красной дорожкой, ведущей к трону, король, восседающий на нем, и Маурис, преклонивший колено перед владыкой. Король расплывается в улыбке, как только Маурис рассказывает ему о своем открытии, и несколько слуг выбегают из боковых дверей. В руках он несут подносы с драгоценностями, и все это теперь принадлежит ему. Теперь он не мудрец, добровольно заточивший себя в башне, ставшей ему золотой клеткой, а рыцарь. Богатый рыцарь.
  Но ожидания старца разбились о жестокую реальность. Изолированный от всего мира стенами башни, он не ведал, что в то время на троне восседал жестокий король. Он не верил в богов и не ждал от них милостей, он верил в свою мощь и полагался только на собственную силу. Маурис же, ослепленный жадностью, совершенно позабыл о том, что говорила ему Селестия, и вывалил на плечи короля знание, которое ему не предназначалось. Неудивительно, что владыка увидел в мудреце лишь ополоумевшего грязного смерда с горящими безумием глазами. Все доводы Мауриса наталкивались на непробиваемую стену безразличия и пренебрежения, и чем больше он старался вразумить короля, тем больше убеждал его в собственном непочтении к владыке. В итоге своими мольбами он лишь разъярил монарха и обрушил его гнев на весь орден.
  
  По приказу короля орден распустили, а Мауриса казнили в тот же день. Кровавый король, так его впоследствии прозвали, охотно прибегал к услугам палача, будучи в скверном расположении духа. А каков он был в хорошем настроении, никто и не знал.
  С тех пор прошли сотни лет, память об ордене угасла, и башня, служившая ему пристанищем, обветшала и покрылась мхом. Лес сомкнулся вокруг некогда величавой постройки и скрыл ее от посторонних глаз. Поколения сменялись, и новая династия правителей пришла к власти. Кровавый король канул в небытие, а вместе с ним и все его деяния. Когда же почил последний член ордена мудрецов, память о Маурисе, неудавшемся рыцаре, навсегда затерялась в лабиринтах истории.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"