Кёрки Лавина: другие произведения.

Наследие Великого

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это мой самый первый роман. Здесь он размещен именно в том варианте, который рассылался по издательствам. На мой авторский взгляд, У "наследия великого" не очень удачное начало. В ближайшее время я займусь переделкой. Но пока пускай лежит в таком формате. И собственно аннотация: Если в твоих жилах течет кровь человека, великого своим злом, сможешь ли ты противостоять такому наследию или встанешь на свой путь зла?


  
  

Лавина Кёрки

НАСЛЕДИЕ ВЕЛИКОГО.

  
  

Ничто так не отравляет счастье, так не приводит в ярость, как сознание, что другой ни в грош не ставит что- то для нас драгоценное.

Вирджиния Вульф

"Орландо""

  
  

ПРЕДИСЛОВИЕ

  
   Как часто мы не можем понять, что играем в глупом бессмысленном спектакле; спектакле, в котором нет победителей, а есть только жертвы, поздно понявшие свою роль. А как часто мы, выдавая себя за "добро", боремся со злом и в итоге сами им становимся. И все-таки "часто", еще не значит "всегда".
   За двенадцать лет до описываемых событий полководец Тойрий, известный своими коварными завоеваниями и жестокими расправами над мирными жителями, неожиданно для войска Союза эльфийских, людских и гномьих княжеств был повержен. Кто-то связывал это с ослаблением армии Великого Тойрия. Кто-то считал, наоборот, что все дело в усилении союзнических войск. Лишь некоторые видели причины поражения злодея в том, что Нефирассий, пророк, присягнувший Тойрию, покинул своего господина, и, лишившись своей мощи, полководец проиграл.
   Радость от победы была настолько велика, что никто из союзников и не вспомнил о наследниках Великого Тойрия. А у него было шестеро детей от трех жен. Своих наследников он любил и обожал даже больше, чем власть (что для всех было крайне удивительно). Три сына и три дочери получили от отца бесценные дары: неограниченную власть над одним из покоренных звериным народом, который принес клятву верности наследнику, и меч, меч из рога единорога, дававший им множество преимуществ. Только одним из этих мечей можно было убить наследника Тойрия и именно этот меч делал кровь в их жилах черного цвета.
   Тойрий по-настоящему любил своих детей и желал для них другой судьбы, не такой как у него. Он лично, в силу своих возможностей, занимался воспитанием своих малюток. Он искренне верил в то, что они не повторят его ошибок и, даже умирая (его смертельно ранила эльфийская стрела), он был убежден, что ни один из его наследников не потерпит такого же поражения.
   Детям Тойрия позволили спастись. Они смогли бежать и найти себе убежище. Вспомнили о них слишком поздно, когда следы их затерялись в истории, мифах, прибаутках да байках. А вскоре властители княжеств, видимо решившие не мучить себя их поисками, благополучно забыли о наследниках Тойрия и зажили более или менее счастливо.
   За двенадцать лет многое произошло: кто-то умер, кто-то родился, кто-то заболел, кто-то исцелился. Многое изменилось, многое осталось прежним. Шли дожди, светило солнце. Звучал смех и лились слезы. Время так по-разному относится к людям!
   Наследники Тойрия выжили, многое преодолев. Они помнили и о тех двенадцати страшных годах, и о том ужасе, когда они узнали о гибели отца, и, главное, помнили его советы, его мудрость.
   И вот после двенадцати долгих лет наследники Великого Тойрия напомнили о себе, став и новой опасностью, и новой болью, и новой радостью для Союза княжеств.
  
  

ЗАТЯНУВШАЯСЯ ОХОТА

  
  
   Лия усыпляло все: и лениво ковыляющая игреневая лошадь под ним, и листва кленов, раскачивающаяся плавно и не спеша, и замысловатые тени, которые падали на пыльную дорогу от деревьев. Сзади плелись два юных оруженосца, дремавших так же, как и Лий. И их две лошадки тоже были готовы заснуть. Молчание его друга Реина подливало масло в огонь сна.
   - Лий, два кабана, шесть оленей, три грифона, штук сорок зайцев и двенадцать орлов, Лий. Так мало...- вдруг начал причитать Реин. - Я рассчитывал убить в три раза больше, Лий. В три раза! А что имеем? Двух дохлых кабанов...
   Лий, вздрогнув, решил все-таки не слушать сейчас своего друга, так как прекрасно знал, о чем он говорит, потому, что Рейн повторил это раз сорок, если не больше.
   - Ты забыл еще о двух драконах, которых мы почти уложили, - повторил Лий также сороковой раз.
   Но Рейн, как и раньше, не успокоился:
   - Нет, тебе хорошо говорить. Ты можешь ездить на охоту, когда хочешь. Королева Анта будет всегда "за", лишь бы ты держался подальше от замка. "Лийчик, сын мой, наслаждайся охотой, сколько хочешь. Следи за Рейном. И помни, Лий: удовольствие - это главное в охоте" - помнишь слова твоей матери, а Лий?
   Лий решил усмехнуться только про себя, потому что усмешка вслух только бы подтвердила слова Рейна, которые на самом деле были не совсем верны.
   Лий был эльфом со всеми вытекающими отсюда последствиями. Ему на тот момент было сто тридцать два года, но выглядел он не старше Рейна, которому шел двадцать пятый год. Он жил с матерью в родовом замке Риштейн. Хотя "жил" - это будет слишком мягко сказано. После смерти отца, который умер через год после разгрома Тойрия, княжеством стала управлять его мать, Анта. Лий всегда был довольно непоседливым существом. Суровый взгляд отца, а порой и его увесистый кулак могли сдерживать его неусидчивость. А раз нет папы, то нет и его кулака и, соответственно, рамок для Лия. Анта, боясь самых непредвиденных последствий, старалась держать сына подальше от княжества. Охота была самым приятным способом сделать это. Пусть, как говорится, кабаны биты, лишь бы княжество было цело. А Лию даже нравилось. Иногда.
   А вот Реин выбирался на охоту гораздо реже, что крайне его тревожило. Он считал, что только на охоте можно тренировать и совершенствовать свои боевые способности. Все упиралось в его брата, Граса, который три года назад начал править в Винадирии. Ему никогда не нравилось увлечение брата охотой. Грас, точнее уже князь Грас, видел Реина во главе армии княжества, ибо сам Грас не находил в себе способностей полководца. На эту охоту князь отпустил младшего братца только при двух условиях:
   а) он должен вернуться не позднее, чем через два месяца после отбытия
   б) это будет последняя охота в его жизни.
   Первую неделю охоты Реин ругал брата так грубо, как только мог. Когда же Лий уже собрался было прервать охоту, Рейн так этого испугался, что даже ругаться перестал. Теперь же, когда прошло уже полгода, ему надо было бояться другого - гнева брата и возможного лишения титула. Но, видимо, эта перспектива расстраивала его меньше, чем неудачная охота.
   - Помнить-то помню, Реин,- буркнул Лий, вспомнивший свою мать, - но тебе не на что жаловаться. Сам виноват в таком малом количестве дичи.
   Реин от злости даже покраснел:
   - Я виноват? Это я виноват? - он заорал так громко и неожиданно, что оруженосцы быстро очнулись от свой дремы. - А теперь, Лий, ткни мне пальцем в то существо, которое пропустило четырех оленей и двух драконов. Ну же, смелее!
   Лий косо посмотрел на своего друга. Подобные припадки не понятно чего случались с ним довольно редко. Лий прекрасно знал, что если не подбрасывать дров, то все быстро пройдет. Но, как, наверное, многим известно, слова и мысли часто расходятся с делом.
   - Между прочим, драконов мы упустили из-за тебя. И если помнишь, кабаны на моем счету. Так что, брат (Лий часто так называл Реина), успокойся и отбрось, пожалуйста, все тревожные мысли.
   - Лучше сам выброси тревожные мысли о своих невестах, Лий, - буркнул Реин и, отвернувшись, замолчал.
   Тема невест Лию всегда была неприятна. Уже на протяжении девяноста шести лет его пытались женить. Претенденток на его руку (сердце, видимо, прилагалось) было за все эти годы столько, что эльф сбился со счету. Невест ему искали все, кто мог. Лий с определенной легкостью соглашался на помолвку. Однако со свадьбой тянул. Тянул долго, причем настолько долго, что невеста не выдерживала и, в конце концов, помолвку расторгала сама, и Лий мог жить спокойно. До следующей помолвки. Но на самом деле все это тревожило Лия, ведь он знал, что рано или поздно найдется такая невеста, которая не сбежит. И его нынешняя, кажется, была из таких. Тревожило его это главным образом потому, что он знал, что ни одна из этих девушек не была его идеалом. Но каков он был, этот идеал, Лий не представлял.
   Реин молчал еще минут пять, потом не выдержал и умоляюще-вежливым тоном спросил:
   - А может, еще поохотимся, Лий?
   Не глядя на своего друга, Лий отрицательно покачал головой.
   - Ну, Лий, ну немного. Еще месяц. Всего месяц, Лий!
   Эльф внимательно взглянул на Реина, который сейчас был похож на доброго спаниеля.
   - Реин, наша охота и так затянулась. Ты обещал брату вернуться через два месяца, а прошло уже шесть. Нет, я бы тоже задержался. Но ты, Реин, мне дорог, как брат, так что я не хочу, чтобы Грас с тобой что-то сделал.
   Реин был недоволен ответом, но зато был благодарен Лию. Вот кто был для него настоящим братом. "Ведь брат,- рассуждал про себя Реин,- это тот, кто близок тебе по духу, а не по крови".
   - Ладно,- смирившись, кивнул Реин.- Твоя взяла. Я вернусь домой безо всяких возражений. И все-таки жаль, что так мало.
   Лий усмехнулся. Реин всегда оставался верен себе.
  
  
   Впереди Реина и Лия шел так называемый отряд сопровождения. Солдаты этого отряда должны были защищать друзей, но чаще они помогали эльфу и человеку в охоте. К сожалению, не все из отряда сопровождения вернутся домой: на счету драконов осталось пять человек убитыми. Их лошади плелись за оруженосцами. Вероятно именно из-за погибших у главы отряда, подскакавшему в этот момент к друзьям, были такие испуганные глаза.
   - Капитан Бемис, чем вы так напуганы?- без всяких предисловий спросил Лий.
   Капитан с огромными от испуга глазами пытался ответить, но от страха даже начал заикаться. Лий понимал, что чем раньше капитан скажет о случившемся, тем это будет лучше для дальнейшего развития событий, поэтому он приказал самым спокойным тоном:
   - Посмотри мне в глаза, Бемис, успокойся и расскажи обо всем.
   Капитан проглотил слюну и протараторил:
   - Мы видели дракона. Он, похоже, приземлился недалеко отсюда. Если не ошибаюсь, то на поляне. Это был красный дракон. Что прикажите делать?
   Тут у Реина азартно загорелись глаза. Он воспользовался паузой, в течение которой Лий раздумывал над ситуацией, и выпалил:
   - Конечно, мы нападем на него. Красные драконы очень редкие. Оруженосец, дай мне меч и щит,- и тут он заорал:- Все готовьтесь к встречи с драконом!
   Похоже, это вызвало воодушевление только у самого Реина. Хотя и у Лия незаметно заблестели глаза.
   - Ладно,- для приличия неохотно согласился он.- Напоследок можно и попробовать убить красного дракона.
   Бемис был на гране обморока. Он побледнел настолько выразительно, что Лий поспешил добавить:
   - Только, Реин, мы попытаемся убить дракона сами. Бемису и его воинам необязательно в этом участвовать,- и он подмигнул своему другу.
   На самом деле это означало только то, что "отбой" Лия ничего не меняет. В случае любой опасности отряд сопровождения вмешается.
   Реин понимающе кивнул. Они с Лием практически читали мысли друг друга.
   - Пип, глупый оруженосец, где мой щит и меч?- закричал воодушевленный Реин.
   Пип, трясущийся от страха (его от битвы никто не освобождал), протянул меч своему хозяину и помог ему надеть щит на левую руку. Рикк, оруженосец Лия, подал эльфу меч, лук и колчан со стрелами - все, что нужно для битвы.
   Реин быстро перекинул поводья в левую руку. Пришпорив коня, он закричал:
   - Расступитесь! (отряд шел в две колонны)- и он поскакал вперед.
   Лий осуждающе покачал головой, но, почесав коня за ухом, пустился вслед за Реином, про себя отметив:"Полководца из него не выйдет, слишком безрассудный".
   Оруженосцы неохотно поплелись за хозяевами. Проезжая мимо отряда сопровождения, эльф успел заметить, что солдаты смотрели на них так, будто провожали в последний путь.
  

***

  
   Дракон мирно лежал на полянке, доедая кого-то, кого именно определить не представлялось возможным. Прикрыв глаза, он с блаженным видом отдыхал, наслаждаясь хвойным запахом, витающим в воздухе. Он думал о жизни. Его релаксацию неожиданно прервал чей-то оглушительный воинственный крик "А- а- а". Дракон приоткрыл правый глаз и увидел белокурого парня на сером коне с мечом наперевес; это он издавал этот ужасный крик. В голове дракона промелькнул целый рой мыслей от "Ну когда меня оставят в покое?" до "Десерт...". Он тут же, так ловко как смог, поднялся с мягкой молодой травки. Это заставило блондина остановить лошадь, натянув поводья. Лошадь поднялась на дыбы. Пыл юноши немного уменьшился. В этот момент дракон заметил эльфа, прискакавшего вслед за человеком. "Двойной десерт!"- у дракона даже слюнки потекли. Он повернулся лицом к эльфу и человеку, к которым присоединились два трусливых подростка. Дракон наклонил голову, чувствуя себя хозяином возникшей ситуации, оглядел всех. "Сначала я займусь эльфом, говорят они питательней, потом человеком, а потом и юнцами, если не сбегут" - решил дракон.
   Он размял хвост, два раза им махнув. Дракон, прищурившись, двинулся вперед и уже через пару секунд он стоял над эльфом. Подняв голову, он приготовился к вкусному десерту и начал опускать голову вниз, как вдруг Лий, а это был он, быстро вытащил стрелу из-за спины и, натянув тетиву лука, выстрелил в драконы. Стрела попала дракону в лоб. Потенциальная жертва охоты от неожиданности просто обалдела. Конечно, одна стрела, тем более попавшая в огрубевшую кожу лба, никого вреда ему не нанесла. Но как этот эльф посмел на него руку поднять? Это ужасно его удивило.
   Дракон, нахмурившись, встряхнул головой, чтобы избавиться от стрелы. Стрела отпала чрезвычайно легко. Дракон вновь взглянул на эльфа. "Что за противный десерт!"- вздохнул он про себя. На сей раз дракон был настроен серьезно. Без всяких театральных пауз он снова начал опускать голову, раскрыв было пасть. Но и сейчас ему помешали - кто-то резанул его кинжалом по хвосту. Дракон резко прекратил атаку и повернул голову назад. Рядом с его драгоценным хвостом стоял тот самый блондин и держал в руке окровавленный кинжал.
   - Извини, любимый, я случайно,- пробуждая в своей жертве зверя, закричал Реин.
   Дракон сощурил глаза и, казалось, зарычал. Но буквально через мгновение он успокоился; отвернув голову от Реина, он легонечко, словно в шутку, дернул хвостом. Для Реина на этом шутки закончились: он поздно понял свою ошибку, забыв об опасности, которую таит в себе хвост дракона. Хвост красного красавца ударил его так сильно в живот, что он отлетел от дракона на десяток метров. Лишь мягкая травка смягчила обидное падение. Рейн ясно почувствовал вкус крови во рту; острая боль во всем теле заставила благоразумного рыцаря свернуться в клубочек. "Ах, ты, значит, брыкаешься,- думал Реин, борясь одновременно с совестью, болью и гордостью,- брыкаешься, красный хвост. Ну, ну. Но моя песенка, гад, еще не спета! Я еще распорю тебе брюхо по самую глотку!" Реин решительно приподнялся, но резкая боль подкосила его.
   Дракон же, глядя на лежащего на траве белокурого парня, довольно усмехнулся. Подняв голову и хвост, он встряхнул ими и тут же вспомнил про эльфа. Дракон почему-то не догадался посмотреть, осталась ли его потенциальная жертва на месте или ушла. Он со всего маху ткнул свою пасть в траву. Дракон сначала и не понял, почему он чувствует вкус не сладкой эльфийской крови, а горькой полыни. Дракон удивленно оторвал голову от земли и внимательно оглядел то место, где должен был стоять эльф. И, все-таки, какие коварные существа эти эльфы - решил дракон, не обнаружив жертву на месте.
   В это время Лий спешил на помощь другу. Согнувшись, он, так быстро, как только мог, подполз к Реину. Вид его друга оставлял желать лучшего. Лий покачал головой.
   - Реин,- эльф легонько похлопал его по щекам, - Ты живой? Вставай!
   Одной рукой Лий приподнял друга с травы, другой продолжал сжимать меч. Тут же Реин начал кашлять и выплюнул на землю противную смесь из крови и слюны. Боль продолжала сковывать его движения, но воля постепенно брала верх над ней.
   - Реин, идти сможешь?- спросил Лий, поднимая друга и, получив утвердительный ответ в виде кивка, продолжил: - А сражаться сможешь?
   Реин внимательно и укоризненно взглянул на эльфа, потом, подняв вверх голову, горделиво выпалил:
   - Конечно, смогу. Обижаешь! Это чтобы я, княжеский сын, не смог сражаться! Да для этого все звезды должны осыпаться с небес!
   Лий по-дружески похлопал Реина по плечу, словно говоря, что, мол, как хочешь, брат, а сам подумал: "До чего же несносный тип!"
   Дракон, ужаснувшись пропаже ценнейшего мяса, долго раздумывать не стал. Подняв голову высоко вверх, он оглядел местность выше деревьев. Тут он сообразил, что эльфы не летают. Он тряхнул головой, что означало: "Ты что, брат, перетрудился что ли?" Согнув длинную шею, дракон осмотрел поляну. Как он и ожидал, эльф далеко не ушел: он стоял рядом с тем белобрысым дурачком, который посмел поцарапать его драгоценный хвостик. Дракон сделал вид, что якобы он еще их не увидел, а сам усиленно размышлял, как же их лучше атаковать, ведь сейчас он стоит крайне неудачно. Решение в драконью голову пришло на удивление быстро. Ехидно усмехнувшись, он набрал побольше воздуха в свои легкие и изрыгнул из пасти струю огня, которая описала ровный полукруг за Лием и Реином. "Горячий десерт" - подвел итог дракон.
   - Лий, тебе не кажется, что пахнет как-то странно?- заволновался Реин, не успев заметить огонь.
   - Кажется,- твердо заявил эльф.- Реин, оглянись!
   Реин оглянулся. Посмотрел внимательно. Глаза его расширялись с каждой секундой. После осмотра огненной стены, он встал спиной к спине Лия.
   - Лий, я никогда такого не видел,- дрожащим голосом заявил младший князь.
   Эльф, как всегда спокойный, усмехнулся той усмешкой, которая означала, что Лий доволен.
   - Что будем делать?- спросил Реин; паника начала овладевать им.
   - Ты что ли боишься, Реин?- шутливым тоном буркнул эльф.
   - Нет,- огрызнулся князь.
   - Боишься,- снова начал издеваться Лий.
   - Прекрати, Лий!- заревел Реин.- А то я сейчас прирежу тебя! А потом я прирежу дракона. Чего этот тип так смотрит на нас? А потом из его рогов я сделаю кубки и выпью за твою ушедшую жизнь! А-а-а, Лий, он приближается!
   Лий быстро развернулся. Дракон, казалось, улыбнулся, глядя на друзей. Лий напрягся. Может быть, Реин и не понимал, что сейчас решается их судьба, но эльф это точно знал.
   - Реин, будь готов,- прошептал Лий, в голове просчитывая все возможные пути решения проблемы.
   - К чему готов?- наивно спросил Реин, бросив быстрый взгляд на своего друга.
   - Будь готов к атаке.
   Впрочем, Реин и так был готов сражаться. Он внимательно оглядел дракона и крепко сжал меч.
   "Да чтобы эта плотоядная тварь,- сурово подумал Реин,- посмела что-то со мной сделать! Плевать, что он редкий дракон, но я все равно лучше!"
   В это время Лий медленно вытащил из колчана стрелу. Он ловко натянул тетиву и, слегка присев, приготовился к любым неожиданностям. Реин про себя отметил, что эльф все делал, как на охоте.
   А разве это не охота?
   Впрочем, сам дракон был ужасно доволен: человека и эльфа он умело загнал в ловушку. Высунув тонкий длинный язык, раздвоенный на конце, дракон облизнулся. Про мальчишек-оруженосцев он забыл, да и зачем нужны эти костлявые подростки, когда есть два сочных мускулистых красавца.
   Дракон сделал шаг вперед - просто, чтобы посмотреть на реакцию жертв. Парень сделал полшага назад, а эльф, державший стрелу в луке, даже горящего взгляда не поменял. Дракон выразительно зашипел. Эльф продолжал целиться в него. Тогда дракон сделал еще один шаг вперед, одновременно напряг мышцы спины, лап и шеи, готовясь к атаке.
   Тут Лий резко поднял лук вверх и послал стрелу далеко в небо. Дракон от неожиданности немного попятился. Вдруг он услышал воинственные крики со всех сторон. Дракон в панике огляделся: из кустов на него смотрели десятка три горящих кончиков стрел. С правой стороны на него глядел Рикк, с левой - Пип, вытянувший вперед меч.
   - Лучники, готовьтесь!- запищал оруженосец Реина и, резко опустив меч, крикнул:- Пли!
   Справа послышался тот же крик. Это отдал команду Рикк. Пролетев молнией, стрелы легко вонзились в бока дракона. Красный красавец закинул голову назад, словно завыв, даже маленькая слезинка появилась на краю глаза.
   - Второй залп! Пли! Пли! Я растопчу тебя, гад! Реин, успокойся, перестань!- слышал со всех сторон несчастный дракон.
   Для него не составило труда сообразить, что дело пахнет отнюдь не десертом, а грилем и, скорее всего, из него самого! Решив, что рисковать жизнью ради каких-то людишек не стоит, дракон широко расправил крылья, подняв их высоко над деревьями, и издал при этом свой боевой клич, похожий одновременно на вой собаки и рев льва. Гордо взглянув на эльфа и белобрысого парня, он взмахнул крыльями сначала один раз, потом второй, третий, четвертый. Стрелять в него перестали, видимо не желая зря тратить стрелы, ведь ветер, поднимаемый крыльями, мешал им достичь цели.
   Дракон без труда оторвался от земли и легко поднялся над деревьями. Улететь просто так он не собирался и еще раз взглянул на эльфа и человека. Показав им язык, дракон собрался с силами и, извергнув из себя струю огня, поджег окаймляющие поляну деревья. Невидимый из-за серого дыма дракон благополучно улетел на юго-восток.
   На секунду установилась мертвая тишина. Лишь горящая листва издавала характерный треск.
   - Ура!- подпрыгнув, закричал Пип. Радостный крик тут же подхватили солдаты отряда сопровождения.
   Оруженосцы были несказанно счастливы: за последние полгода они впервые спасли своих хозяев. Рикк и Пип, обнявшись, кричали во все горло.
   Лий, оглядев солдат и оруженосцев, внимательно прислушался. Эльф хитро усмехнулся, а потом резко повернулся, одновременно вытаскивая стрелу. Натянув тетиву, он, не целясь, выстрелил. Стрела пересекла половину поляны и вонзилась в шею кабана, который случайно выбежал на поляну. Дичь упала на бок. С минуту он предсмертно дергал лапами, а потом замер. На секунду все снова замолчали и заморгали от удивления.
   - Друзья! Я достал вам ужин! - иронично-хвастливым тоном закричал Лий.- Сегодня он весь наш! Разводите костер. Только шкуру отдайте Реину.
   Все радостно загоготали. Только Реин был расстроен. Он небрежно бросил меч на траву и сел рядом, согнув ноги. Реин закрыл лицо руками, опершись локтями на колени. Лий внимательно посмотрел на своего друга, сидевшего неподвижно и решил пока его не трогать, а то мало ли что.
   Развели костер. Разделали тушу. Шкуру для Реина отложили в сторону. Наступили сумерки. Листва на горевших деревьях потухла, не дав огню дальше распространиться. Отдохнув, охотники начали жарить мясо. От костра валил густой дым. Солдаты пели военные песни. Их грубое "Га-га-га" то и дело звучало на весь лес. Кое-кто, наевшись, собрался лечь спать, но остальные, вспоминавшие забавные истории из жизни, вырывали их из объятий Морфея.
   А Реин все сидел, закрыв лицо руками. Тут Лий забеспокоился. Младшего князя что-то тревожило, но эльф никогда не разговаривал с ним, что называется, по душам. Лий подошел и сел рядом с другом:
   - Реин, скажи мне, что произошло?
   Реин убрал руки от лица. Вид у него был, конечно, помятый, но глаза не покраснели, значит, князь не плакал.
   - Это все из-за дракона?- не унимался эльф.- Да забудь про него! Ты же знаешь, убить дракона на самом деле очень сложно. Столько людей погибло, охотясь за ними.
   Реин опустил голову и не смотрел на друга. Он был явно подавлен.
   - А может быть все дело в кабане? Тогда вообще забудь! Не считай меня лучше себя. Просто я услышал и ...
   - Перестань, Лий, ты знаешь, что причина не в этом,- перебил Реин.- Дракон и кабан- это только внешние проявления. Все дело в отношении ко мне людей. И ты, и мой брат, и даже солдаты из отряда Сопровождения видят во мне основной источник всех неприятностей. Безрассудный парень из княжеской семьи, которому наплевать на всех, лишь бы развлекаться. Меня даже на охоту отправляют, видимо, считая, что чем бы дитя не тешилось, лишь бы не мешало. Брат, в отличие от отца, понял, что охота больше "расклеивает" меня, чем дисциплинирует. Но я привязался к этой вольной жизни. Привязался, наверное, потому, что все негласно хотели этого. Я не вижу в себе безответственности, глупости - их видят другие, поэтому все и бросаются спасать меня тогда, когда я могу справиться с ситуацией сам, без чей-либо помощи.
   Эльф внимательно оглядел профиль Реина. Свет от костра падал на щеки, нос и лоб, разукрашивая их в оранжевый и красный цвета. Лий никогда не видел Реина таким задумчивым.
   - Ты хочешь сказать, что недоволен тем, что тебя спасли? Да этот дракон проглотил бы тебя с потрохами! Пип, кстати, вовремя сообразил, что делать.
   Реин повернул голову и пронзительно посмотрел на друга. Его взгляд был полон печали.
   - Я не об этом, Лий. Я не могу выразить это одним словом. Мне кажется, что... как это....- Реин задумался.
   Прикусив губу, он водил глазами то в одну, то в другую сторону. Но Лий сам понял, что хотел сказать его друг.
   - Тебе кажется, что окружающие тебя просто не понимают,- заявил эльф, глядя другу прямо в глаза.- Так, Реин?
   Улыбнувшись, младший князь утвердительно кивнул.
   - Тогда я, наверно, тебя расстрою,- начал эльф. - Практически все люди страдают от непонимания. Кто-то считает, что мы должны действовать иначе, кто-то полагает, что они вправе решать за нас. А мы сами знаем, что хотим другого. Здесь, Реин, надо остаться сильным и уметь противостоять. Даже мне, стотридцатидвухлетнему старичку, это не всегда удается,- он положил руку на плечо Реина. - Успокойся, мой друг, все пройдет, ты сможешь преодолеть и это. Пойдем спать!
   Лий протянул ему руку. Реин протянул свою в ответ. Крепко сжав обе руки в один кулак, друзья поднялись. Они еще раз взглянули друг другу в глаза - они поняли, что разговор был полезен для них обоих.
   Минут за двадцать друзья разогнали развеселившихся солдат. И вскоре сами легли спать, затушив костер.
   Лий лежал на спине, закинув руки за голову. Он смотрел на звезды. В городе не увидишь многих из них. А здесь в лесу так интересно соединять звезды в созвездия. Можно увидеть гарцующую лошадь, а там дракон, похожий на их сегодняшнего противника.
   - Лий,- тихо позвал эльфа Реин,- Лий, спасибо тебе. Спасибо, что выслушал.
   Лий, улыбнувшись, кивнул:
   - Не за что. Ты же мне друг. А друзья помогают друг другу. Если тебе стало лучше, то я очень рад.
   Реин кивнул: ему действительно стало лучше. Он закрыл глаза и вскоре заснул, о чем свидетельствовал его мелодичный храп. Лий еще немного смотрел на звезды, а потом тоже уснул.
  
  

СВАДЬБЫ БЕЛЫЙ ЦВЕТ

  
  
   Чeрез сутки друзья увидели на горизонте родной замок Реина - Винадир. Еще издалека младшему князю показалось, что он несколько изменился. А когда они подъехали ближе, то наконец-то поняли, что именно было не так.
   Представьте обычный, в меру грубый, каменный замок, вечно холодный, грязный. Серо-коричневые камни стен делают его малоприветливым, равнодушным к любви, нежности, всегда готовым к войнам и битвам. На башнях реет единственное яркоe пятно во всем пейзаже - фамильный сине-красный флаг. В любом просвете в стене можно увидеть сонное лицо лучника. Ну, а остальное вам знакомо.
   А теперь добавьте ко всему вышесказанному огромноe количество белых шифоновых полотен, украшавших все, что можно было украсить, если это слово вообще возможно применить для такого мрачного здания. Полотна причудливо развивались на вeтру. А над центральными воротами и башней висeли гирлянды из белых цветов и ленточек. Все это делало хмурый замок по-настоящему нарядным, ведь цвет камня хорошо сочетается с белым. Все это очень меняло его внешний облик.
   Заглядевшись на обновленный Винадир, отряд остановился, чтобы насладиться этой неожиданной красотой.
   - Я не думал, что меня будут хоронить в такой торжественной обстановке, - воскликнул восхищенный Реин.
   Лий, сам немало удивленный, свел брови, предчувствуя что-то нехорошее.
   - Не думаю, что это похороны,- задумавшись, сказал эльф,- это похоже на какой-то праздник. Может быть, Грас успел кого-то разгромить во время нашего отсутствия.
   Реин кивнул - лучше уж праздник, чем похороны. Тут он привстал на стременах и задорно выпалил:
   - Давай до замка наперегонки, Лий! - и, ударив коня по бокам, поскакал по пыльной дороге.
   Лий, покачав головой, про себя улыбнулся: "Ну, ребенок же"
   -Давай, Рeин,- эльф, натянув поводья, принял игру, пустился вслед за другом и быстро догнал eго.
   Их лошади шли ноздря в ноздрю, иногда на полшага обгоняя друг друга. Ветер дул в лицо, и это восхищало друзей.
   - Признай, Лий,- начал издеваться над другом Рeин,- ты в скачках слабее меня.
   - Неужели? - искусно изобразил эльф свое удивление, высоко подняв брови и широко раскрыв глаза.
   Он резко ударил по бокам свою игреневую лошадь, которая тут жe вырвалась вперeд. Но и Реин не сдался: он из всех сил ударил коня по бокам, прошипев: "Мешок моркови, малыш"
   Неизвестно, что так подействовало на коня - удар или обещание, но он сильно оторвался от лошади Лия. Ворот Реин достиг на пару минут раньше своего друга. Въезд в город охраняли два стражника. На их шлемах крепились маленькие беленькие цветочки, соединенные длинной атласной ленточкой.
   - Добро пожаловать, князь Реин! - прокричал один из стражников. - С возвращением!
   Реин остановил лошадь, развернув ее боком к воротам. Он похлопал лошадку по шее: она славно потрудилась.
   - Здравствуй, солдат. Кажется, мы с Лием никого не посылали с сообщением о нашем скором возвращении. Неужели Грас каким-то образом узнал, что я скоро вернусь, и снизошел до столь пышного праздника в мою честь!
   Стражники растерянно переглянулись. Реин сразу же заподозрил нnbsp; Дракон же, глядя на лежащего на траве белокурого парня, довольно усмехнулся. Подняв голову и хвост, он встряхнул ими и тут же вспомнил про эльфа. Дракон почему-то не догадался посмотреть, осталась ли его потенциальная жертва на месте или ушла. Он со всего маху ткнул свою пасть в траву. Дракон сначала и не понял, почему он чувствует вкус не сладкой эльфийской крови, а горькой полыни. Дракон удивленно оторвал голову от земли и внимательно оглядел то место, где должен был стоять эльф. И, все-таки, какие коварные существа эти эльфы - решил дракон, не обнаружив жертву на месте.
еладное, ведь не скрывают ничего жители Винадира от своих князей, не так воспитаны. Но тут один из стражников, покраснев, промямлил:
   - Ну, князь, вы, наверное, не в курсе. Сегодня, знаете ли, князь Грас женится. Точнее, уже женился.
   - Женился? - не своим голосом заревел Реин. Новость упрямо не укладывалась в его голове.
   Наконец-то до ворот добрался Лий.
   - Что-то случилось? - спросил эльф, заметив, как напряженно молчат стражники и Реин.
   Проглотив слюну и знаком приказав стражникам молчать, Реин выпалил:
   - Лий, представь себе, что мой брат Грас, мой любимый брат Грас уже не вольный холостяк, а женатый мужик. Это же просто невероятно, Лий!
   Эльф почесал затылок. Потом улыбнулся и кивнул:
   - Ты хочешь сказать, что сегодня свадьба? - стражники утвердительно закивали. - Так это такая удача! Как хорошо после долгой охоты отдохнуть на большой веселой свадьбе! Вина выпить наконец-то. Отпирайте ворота, солдаты! - закричал Лий.
   Стражники, довольные тем, что Реин не устроил им разгон ни за что, поспешили открыть ворота и впустить друзей в Винадир. Реин быстро развернул лошадь и первым въехал в свой родной замок.
   Ничего не изменилось в Винадире. Все та же грязь, те же узкие улочки, неровная кладка домов. Только теперь все это было украшено белыми полотнами и цветами.
   Реин напряженно думал. Их отношения с братом нельзя было назвать теплыми. Грас никогда не заступался перед отцом за Реина, если считал младшего братца виноватым, но уж если Реина обижали за зря, то он вступался. После того, как Грасу пришлось сменить отца на княжеском троне Винадирии, Реин постарался свести все свое общение с братом к минимуму, потому что он не понимал, как можно безнаказанно дерзить князю. Узнав о свадьбе Граса, Реин испугался. Как теперь ладить с братом и, главное, как ладить с новоиспеченной княжной Винадирии?
   - Мне интересно,- неожиданно заговорил Реин, - что же это за девушка, которая согласилась выйти за Граса?
   Усмехнувшись, эльф пожал плечами. И действительно, какая же это девушка? Охотница за титулом или сущий ангел? Но Лий решил не делать выводов, пока не увидит новоиспеченную княжну.
   - Я ее знаю? Откуда она? - не унимался Реин. - Как она с Грасом познакомилась?
   - Думаю, ты скоро все о ней узнаешь, - перебил друга Лий, заметив главный вход Центрального дворца, кстати, тоже украшенный букетами и лентами.
   Из парадного зала доносилась веселенькая музыка: причудливая смесь из скрипки, волынки, арфы и флейты. Кто-то, фальшивя, пел непонятную песню под этот странный аккомпанемент.
   - Мне уже начинает нравиться... - стараясь двигаться в такт с музыкой, сказал Реин.
   Лий улыбнулся - он, как настоящий эльф, любил музыку. Бог с ней, с этой невестой, главное - хорошо повеселиться.
   Друзья слезли с лошадей. Поводья даже и привязывать не стали: лошади далеко не уйдут, а если вдруг решат объявиться конюхи, то мучаться им с узлами не придется.
   Лий обнял друга за плечи и, направившись к входу во дворец, начал свою "проповедь":
   - Реин, ты должен успокоиться. Твой брат женился, но это вовсе не означает, что он будет хуже к тебе относиться. Скорее наоборот, даже лучше. Поверь...
   - Лий, не надо. Хватит! - решительно сказал Реин, похлопав ладонью по груди друга; он не хотел выслушивать подобный бред даже от него. - Пойдем лучше на праздник.
   Вход в тронный зал был закрыт белым шифоном, сквозь который почти ничего не было видно. Реин кивнул в сторону полотнищ,- мол, пойдем, Лий. Улыбающийся эльф был явно не против. Раздвинув белые полотна, друзья вошли в тронный зал.
   Десять огромных дубовых столов просто ломились от еды и питья. Гости, в свою очередь, валились от количества выпитого. Все были румяные и очень веселые. Под столами лежали сытые, мирно дремавшие, собаки. Между столами бегала прислуга, состоящая, в основном, из весьма упитанных дам в светло- зеленых платьях. В середине зала играл маленький оркестр. А пели, похоже, все желающие.
   Там, где обычно стоят княжеские троны, он увидел совсем небольшой стол, за которым сидели сам Грас, его лучший друг и пресквернейший тип по имени Аврикий и две девушки, темненькая и светленькая. Лий внимательно их оглядел. Та, что светленькая, то есть со светло-русыми волосами, явно была подружкой невесты. Маленькая, скромная, в желтом платье с плетеным поясом, она, казалось, не веселится вместе со всеми, а только лишь общается со своей подругой, невестой.
   Невестой была темноволосая девушка. Лий отметил про себя, что она довольно симпатичная: светлая кожа, грациозные плечи, на которые локонами падали волосы, красивые миндалевидные глаза цвета настоящего изумруда, маленький носик, пухлые губки. Белое платье, обнажающее плечи, но прикрывающее руки, одновременно и подчеркивало фигуру, и немного скрывало ее.
   Лию показалось, что эта девушка отличается от всех присутствующих в зале, хотя она и была не менее веселой, не менее счастливой, не менее опьяненной от этого счастья, чем все в этом зале. Она была другой, почувствовал эльф, что-то отличало ее от остальных.
   Грас поднялся, увидев новых гостей и, подняв вверх руки, закричал на весь зал:
   - Реин, брат мой! Лий! Здравствуйте! Я рад, что вы успели приехать к моей свадьбе.
   Лий знал, о чем сейчас думает Реин: "Неужели, правда, рад?", а его друг, улыбаясь, уже шел вперед.
   - Ну, видишь, Грас, мы постарались и успели. Здесь все так здорово,- он оглядел еще и потолок (ничего необычного, белый шифон). - Наверное, невеста, постаралась.
   Девушка в это время уже успела встать и сейчас оправляла платье. Она подняла глаза и улыбнулась. Грас обнял свою юную супругу за плечи и прижал к себе.
   - Это Саффания. Да, это она придумала все тут украсить. Я бы и не догадался. Кажется, получилось очень красиво.
   Реин поморщился. " Ага, очень. Безвкусно"- про себя заметил младший князь.
   Грас быстро поцеловал Саффанию, и девушка села, поспешив что-то сказать на ухо своей подруге, которая то и дело поглядывала на Реина и Лия.
   Грас махнул рукой слугам, приказывая принести друзьям кубки и тарелки.
   - Реин, Лий, присаживайтесь. Друзья,- он обратился к сидящим за ближайшим столом,- подвиньтесь, пожалуйста. И музыку, музыку!
   Невеста на секунду оторвалась от разговора с подругой и, надув губки, сказала:
   -Грас, пойдем танцевать,- голос у нее был мягкий, бархатистый.
   Князь недолго колебался, потом протянул руки, приглашая супругу на танец. Он вывел Саффанию в центр зала. Не отрывая взгляда от жены, он взмахнул рукой и танец начался. Саффания была, безусловно, талантливой танцовщицей. Каждый поворот головы, каждый шаг, каждое движение руки, каждый взмах густых ресниц говорили о ее мастерстве. Казалось, что она танцевала если не всю жизнь, то очень долго. А вот Грас едва поспевал за супругой менять фигуры танца. С минуту они танцевали одни во всем зале, потом к ним присоединились другие пары.
   Глядя на своего друга, Лий понимал, что он хочет что-то ему сказать. Впрочем, и Лию не терпелось поделиться с ним кое-чем.
   Ближе к концу танца Грас остановился и, поцеловав жену, отправился к Реину и Лию, к которым уже присоединился и Аврикий. Саффания не долго оставалась одна - ее пригласил старый барон.
   - Правда, красавица! - воскликнул Грас, глядя на свою суженную.
   Реин и Лий лишь переглянулись и осушили кубки: Реин - третий, Лий - только первый.
   - Грас, как ты с ней познакомился? - спросил младший князь, высоко поднимая брови.
   Грас, немного растерявшись, быстро взглянул на тупо улыбающегося Аврикия и, стараясь не смотреть на брата, начал рассказывать:
   - Через пять недель после твоего отбытия возникли некоторые затруднения на западе княжества. В связи с тем, что мой брат - военачальник, развлекался на охоте (Реин фыркнул), мне пришлось покинуть Винадир и отправиться улаживать неприятности. Собственно, ничего страшного не произошло - и без меня бы обошлись. На обратном пути мне пришлось заехать в одну маленькую деревеньку, это было лучше, чем спать на голой земле. Но там на нас напал огромный серый лев, а наши стрелки оказались не очень поворотливыми. И если бы не Саффания... Она была из этой деревни и на удивление ловко справилась с этим ужасным львом. Я даже не сразу в это поверил. Так мы и познакомились. Такая умная, интересная девушка... В той деревушке мы вместе ужинали. А потом я лично пригласил ее в Винадир. Ну, так уж получилось, что я предложил ей руку и сердце. Согласилась Саффания не сразу. Но все-таки я добился ее согласия. И вот,- Грас обвел рукой зал,- теперь вы видите результат.
   Реин пару раз моргнул: он в тайне надеялся, что брат помрет холостым. Лий постарался скрыть свое удивление; его терзало странное чувство, что случившееся было не просто приятным совпадением. Эльф посмотрел на невесту - танец кончился и она села вместе со своей подругой; рядом пристроилась одна из бывших невест Лия, сейчас тучная дама средних лет.
   - Я наконец-то понял, в чем разница между тобой и Саффанией, Грас,- шутливым тоном заявил Реин,- у нее есть здоровый деревенский румянец, а у тебя нет.
   Грас и Аврикий переглянулись; шутку Реина они явно не поняли. Лий постарался подавить смешок и, толкнув друга в бок, воскликнул:
   - Реин, не смешно,- а сам подмигнул младшему князю, который в ответ тоже моргнул, но поспешил вставить:
   -Отнюдь. Мне смешно. Ха-ха-ха!
   Лий открыл было рот, чтобы продолжить показательную ссору с Реином, которая имела целью максимально принизить Граса и Аврикия, как в разговор вмешалась невеста:
   - Я слышала, что эльфы меткие стрелки, не правда ли, князь Лий? - Саффания сидела, выпрямив спину; она словно пылала настоящей королевской гордостью.
   Все замолчали, обратив свои взоры на Саффанию. Лию не понравилось, как она произнесла его имя. "Лий" Не пренебрежительно, не желая унизить, а как будто она обращается к слуге, при чем к такому, которого она уважает, прислушивается к его мнению, но все равно, как к слуге.
   - Да, княжна Саффания, (он постарался произнести ее имя, так же как и она его) у нас, эльфов, меткий глаз. Мы можем сбить летящую пчелу с трех сотен шагов, а то и дальше.
   Саффания улыбнулась недоброй улыбкой. Грациозно, как истинная принцесса, она наклонилась вперед к стоящему на столе красивому букету цветов и сорвала большую белую лилию. Гости, замерев, наблюдали, как княжна поднесла цветок к лицу, вдохнула приятный горьковатый запах, провела по щеке и, потеснив локоны, закрепила лилию на ушке. Саффания оглядела зал, словно стараясь накалить атмосферу непредсказуемости.
   - Князь Лий, давайте убедимся, что этот талант эльфов не выдумка,- девушка выдержала театральную паузу. - Сбейте этот цветок с моего уха!
   Не давая никому времени осмыслить сказанное, она продолжила: - Это, конечно, не пчела, да и шагов тут далеко не триста, но я уверена, наш благородный Аврикий промахнулся бы.
   Все дружно засмеялись, кроме, конечно же, самого Аврикия и Граса. Реин, хохотавший, наверное, громче всех, толкнул Лия в бок:
   - Ей тоже не нравится "наш благородный Аврикий"!
   Лий пропустил его слова мимо ушей - у него были сейчас другие заботы. Он просто не понимал, чего хочет эта девчонка. "Она меня едва знает, вряд ли она хочет меня опозорить,- рассуждал эльф.- Тогда для чего же? Ладно, оставим это. Что же делать? Отказаться? Стыдно, Лий. Согласиться? Не уверен, что это правильно, но, по крайней мере, не будет стыдно".
   На помощь эльфу пришел Грас, который, как любящий муж, повернулся и, грозно взглянув на супругу, сказал ласково, но довольно твердо:
   - Саффания, любимая, это же ведь опасно. Лий выпил, да и праздник, веселье. Зачем портить их опасными аттракционами.
   - Грас,- Саффания мило улыбнулась,- ничего страшного не случится. Выпивка ведь эльфу не помеха, ты сам говорил.
   - Саффания,- прохрипел князь,- я запрещаю тебе, как моей законной супруге; запрещаю это делать.
   Похоже, началась первая супружеская ссора в княжеской семье; многие присутствующие пары с умилением вздохнули: первые ссоры всегда такие милые.
   Саффания вновь улыбнулась, теперь уже как-то натянуто:
   - Грас, милый, здесь ты должен запрещать не мне, а своему другу. Правда ведь,- раздался легкий свист, - Ори? (имя своей подруги она произнесла совсем другим тоном).
   Саффания первая поняла, что же случилось. Она быстро обратила свой взор на Лия, сжимавшего в руке лук. Они смотрели в глаза друг другу; они боролись. Боролись так, будто тянули канат в разные стороны. Это была битва не хозяина и слуги, а хозяина и хозяйки, двух равных существ. И оба они казались победителями: Саффания заставила его выстрелить, Лий смог это сделать, не побоялся.
   "Не ты одна здесь такая хитрая, Саффания. Я тоже могу играть в опасные игры",- говорил взгляд Лия.
   "Знаю, Лий,- отвечали кошачьи глаза Саффании,- но только игра еще не закончилась; это был только первый раунд"
   "Что ты задумала, Саффания?"
   "Тебе не обязательно это знать. Я играю свою игру, ты - свою"
   "Как бы они не пересеклись, Саффания"
   Через секунду случившееся осознали и остальные. Тихие восклицания слились в единый шепот. Грас с ужасом в глазах смотрел то на супругу, то на эльфа, не зная на кого первого обрушить свой гнев.
   Тем временем Саффания, вновь улыбнувшись, повернулась и выдернула стрелу из стены так, будто всю жизнь это делала - таким привычным, мужским жестом. Она оглядела пронзенную лилию. Подняв брови, княжна сказала:
   - Что ж, князь Лий, могу подтвердить, что эльфы прекрасные стрелки, даже когда выпьют.
   Она решительно положила стрелу на стол.
   - Если это действительно развеяло ваши сомнения, княжна, то я очень рад.
   В последний на сегодня раз они метнули друг в друга молнии. Саффания встала, поправила юбки. Оглядев зал, она обратилась к музыкантам:
   - Почему вы не играете? Гости хотят веселиться,- и тихо добавила,- Ори, пойдем.
   Аккуратно поддерживая платье, невеста вышла из-за стола. Ори, ее подружка, последовала за ней. Они двинулись к центру зала, видимо, желая танцевать.
   Грас не выдержал и, громко ударив кулаком по столу, направился к Саффании.
   - Ой, кажется, сейчас что-то будет,- полупьяно пролепетал Реин. Лий в ответ кивнул, хотя думал он о другом. Что-то сильное и странное было в этой девушке и это настораживало эльфа. Он понял, что столкнулся с существом хитрым и умным, от которого можно ждать чего угодно. Но Лий решил занять выжидательную позицию: мало ли что это за игра.
   Грас постарался схватить свою супругу довольно грубо - не получилось, вышло как-то мягко, нежно. Дальнейший их разговор строился по такому принципу: Грас пытается сердиться, ругаться, а Саффания обращать все в шутку.
   - Аврикий, скажи, милый,- начал насмехаться над другом брата Реин, выпивший уже тринадцать кубков вина,- откуда наша новоиспеченная княжна знает про твои способности к стрельбе? Видела, как ты льва пытался пристрелить? И-и-к-к...
   Аврикий не ответил, сделав вид, что слух у него пропал вместе с трезвостью.
   А Лий наблюдал за новобрачными. Грас и Саффания постепенно пришли к компромиссу: князь ей что-то пояснял, а княжна слушала с наивным видом. Потом он поцеловал ее и она, окликнув Ори, куда-то пошла. Грас подошел к столу, осушил кубок. Уход Саффании, естественно, не остался незамеченным: Реин, широко раскрыв глаза, промямлил:
   - А куда делась твоя драгоценная супруга?
   Грас, словно стесняясь, опустил глаза, будто разглядывая кубок.
   - Она пошла спать.
   - А ты??? - удивился Реин, наклонившись вперед, видимо, чтобы тот лучше расслышал вопрос. Лий довольно легко вернул друга в нормальное положение.
   - Ну,- замычал Грас,- она захотела спать, а я остался. Мне же надо и гостей развлекать своим присутствием, да с вами поговорить.
   Реин хотел ему что-то сказать, но Лий так убедительно сжал ему плечо, что младший князь быстро передумал, решив ограничиться выпученными глазами.
   - Так как там ваша охота? - быстро перевел разговор в другое русло Аврикий. Голос у него был писклявый, словно женский, хотя Реину он больше напоминал шипение.
   Ответил Лий, не давая своему другу произнести нудный монолог на тему "Так мало!":
   - Два, нет, три кабана, шесть оленей, три грифона, штук сорок зайцев и двенадцать орлов. И еще,- эльф откашлялся,- мы видели трех драконов, в том числе, красного.
   У Граса и Аврикия тут же заблестели глаза. Они отвлеклись от разглядывания кубков и взглянули на Лия.
   - Вы пытались их убить? - спросил Аврикий.
   - Ну, да,- без запинки ответил Лий,- это, поверь, не так уж и легко.
   - А драконы были большими? - не удержался Грас.
   - Да.
   - Хорошо,- улыбнулся молодой супруг.
   Лий внимательно взглянул на Граса, Аврикия и Реина, пьяно смотревшего по сторонам, и постарался придать серьезности лицу.
   - Ничего тут нет хорошего, Грас,- хмуро буркнул он,- такая активность драконов ничего хорошего не сулит. Если помнишь, они когда-то присягнули Тойрию и его роду. И от присяги их не освобождали. Я думаю, что должно случиться нечто плохое, Грас. Я тебе, как князю, советую быть начеку.
   Грас тоже стал серьезным. Он либо мало выпил, либо пьянел медленно, догадался эльф.
   - Лий, я полагаю, что ты зря тревожишься. Уже двенадцать лет, как Тойрий мертв. О его наследниках ничего неизвестно, скорее всего, они тоже мертвы. Активность драконов еще ни о чем не говорит. Может быть, у них брачный сезон,- улыбнулся он.
   Эльф усмехнулся.
   - Может быть, и не только это. Но не буду портить тебе остаток праздника.
   Грас кивнул и осушил кубок - в отсутствии любимой жены можно и выпить. Лий расслабился; он знал, что Грас благоразумнее своего брата, он сможет защитить свое княжество, отвратить опасность. Драконов Лий быстро выкинул из головы, решив, что Грас, наверное, прав.
   И пир, веселый пир, продолжался. Вино лилось рекой, смех звучал трубами, музыка играла птицами. А причина праздника уже успела позабыться.
  
  

ПОСЛЕ ВЕСЕЛЬЯ... ВЕСЕЛЬЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

  
  
   Если бы кто-то увидел сейчас Реина и Аврикия, дружно поющих бессмысленную песенку, то, очевидно, подумал бы, что они друзья - не - разлей - вода. Их веселое:
   И ждут нас красавицы, ох-лой-ли-ло
   Под горой с золотком, ох-лой-ли-ло
   было следствием выше упомянутой реки вина. На самом деле они были давними недоброжелателями.
   С самого детства Реин недолюбливал лучшего друга Граса, считая его неискренней, самолюбивой прилипалой. Несмотря на то, что Реин по началу стремился общаться с Аврикием, он прекрасно знал, что они не одного поля ягоды. Тем более, Аврикий никогда не давал ему ни игрушек, ни оружия. Все так бы и продолжалось - без искренней дружбы и откровенной вражды, если бы не один неприятный инцидент их совместной биографии.
   Когда Рейну было шестнадцать, а Аврикию - двадцать, в Винадир был доставлен жеребец удивительной красоты. Рыжий, с белой гривой и хвостом, грациозный шаг, сильная шея и ноги - не лошадь, а мечта. Вполне естественно, красавца захотели заполучить все, в том числе и Реин с Аврикием. Не желая никого выделять, король поставил условие - кто сумеет его оседлать (а конь был еще не оседлан), тот его и получит. Пытались многие, но красавец был на удивление упрямым. Однажды на это решился и Реин, что для шестнадцатилетнего парня было настоящим подвигом. Не вдаваясь в подробности, можно сказать так: Реин оседлал коня на удивление мастерски; но, к несчастью, единственным невольным свидетелем этого стал Аврикий, который сам мечтал получить эту лошадь. Так вот, недолго думая, он взял плетку и, незаметно подкравшись, стегнул коня. Красавец встал на дыбы, а Реин, не удержавшись, рухнул на землю, серьезно повредив ногу. Коварный Аврикий быстро вскочил на рыжего и прямиком отправился к королю. Доказать Реин ничего не смог. Впрочем, про коня он быстро забыл, но Аврикия вписал в список своих врагов. Мстил он ему, как только мог, но, в основном, ехидно насмехаясь над ним.
   Так что эти милые песенки ни о чем не говорили. Реину хотелось петь, а спеть сейчас можно было только с Аврикием: Лий - вечный трезвенник, а Грас... неудобно как-то, и жених он, и брат, и почти уже король.
   Ближе к полуночи Грас и Лий решили, что концерт пора прекращать, потому что еще пару минут и Реин с Аврикием перешли бы от мирного пения к "мирным" бесчинствам, которые обычно ничем хорошим не заканчиваются.
   - Бери Аврикия, а я возьму Реина,- предложил Лий. Грас кивком согласился.
   Они поставили кубки на стол и принялись разнимать обнявшихся Аврикия и Реина. Лий мертвой хваткой вцепился в плечо своего друга, без предупреждения совершил неописуемое движение, в результате которого Реин встал на ноги. Самостоятельно стоять он не мог; не держись он за эльфа, упал бы.
   -Пойдем, Аврикий,- жестко сказал Грас, выводя своего друга из зала, по дороге крикнув Лию:
   -Спальни, где обычно.
   Эльф кивнул. И сам поспешил увести разбуянившегося Реина подальше. Только в коридоре Лий с трудом поставил друга на ноги. Тот продолжал нести какой-то бред. Лий прекрасно знал, что завтра на Реина нельзя будет рассчитывать - головная боль заставит его провести целый день в постели. Но если Реин сейчас же не прекратит свои лепетания, то голова разболится и у Лия. Эльф громко выдохнул и ударил своего друга по щеке, стараясь не вкладывать в удар много сил. Помогло - Реин притих, и Лий довел друга до его комнаты в полной тишине. Уже в спальне Лий вылил на голову Реина целый кувшин холодной воды. Аккуратно уложив друга на кровать и накрыв его одеялом, наверное, для того, чтобы князь не простудился, эльф закрыл ставни на окнах. "Пусть только Реин заикнется, что я плохой друг..." - подумал Лий.
   Специально для Лия в Винадире была оборудована комната с балконом. Дело в том, что он не мог спать на обычной кровати. Ему были нужны ночной воздух, сияние звезд, ветерок, а не тесное помещение спальни. В его родном Риштеине в его распоряжении был балкон, размером не меньше, чем двуспальная кровать. А в Винадире он мог только вытянуть ноги и расправить плечи. Именно поэтому он был не в состоянии находиться в Винадире больше месяца. Но, видимо, на то и рассчитывали...
   Эльф быстро постелил себе. Сняв сапоги и рубаху, он лег, расправил плечи, вытянул ноги. Не без труда Лий смог закинуть руки за голову. Он смотрел на причудливые башенки, развивающиеся полотна; где-то внизу шумел зал - гости упрямо не расходились. Лий чуть повернул голову: в одной, довольно большой комнате горел свет. "Интересно, кто там живет?"- подумал Лий. Он продолжал наблюдать за комнатой, надеясь хоть что-то узнать о ее обитателе. Не прошло и десяти минут, как кто-то вышел на балкон, совсем небольшой балкон - "шаг вперед, разворот, шаг назад".
   Вдруг Лий увидел грациозную хрупкую особу, в которой он, неожиданно для самого себя, узнал Саффанию.
   "Значит, мы хотели спать? - усмехнулся про себя эльф. - Или платье снимали несколько часов?"
   Девушка, конечно, его не видела. Не двигаясь, она смотрела куда-то вдаль. Она словно задумалась над чем-то или замечталась. Потом ее, видимо, окликнули, так как Саффания резко развернулась и исчезла в глубине комнаты; спустя несколько минут свет в комнате погас. Но Лий не отвел взгляда от покоев княжны, видимо, ожидая еще чего-то. И дождался: на балкон вышла кошка и запрыгнула на его край. Она смотрела вдаль, махая хвостом.
   И тут Лию начало казаться, что он погружается то ли в сон, то ли в какой-то мираж. Кошку он продолжал видеть, но все остальное слилось в единое целое, которое, словно вода, переливалось, открывая Лию целую палитру цветов. Эльф продолжал смотреть только на кошку; она словно гипнотизировала его.
   Вдруг кошка резко развернула голову и взглянула на Лия своими пронзительно- красивыми зелеными глазами. Не отводя взгляда, она поднялась. Лий видел только ее глаза, он не хотел терять их из виду.
   А кошка тем временем прошлась по краю балкона, ловко перепрыгнула на нижнюю башенку, прошлась по крыше. Лишь секунду Лий ее не видел, и странная тревога пробудилась в этот момент в его душе. "Лий, закрой глаза, усни немедленно", - говорил разум эльфу. Как только кошка запрыгнула на перегородку балкона комнаты Лия, эльф уже не мог размышлять разумно. Она медленно, словно растягивая каждый шаг, шла к Лию. Он слышал, как она тихо ставит лапки на холодный камень.
   Лий затаил дыхание - кошка стояла прямо над ним, устремив на него свой взгляд. Мгновение они смотрели друг другу в глаза.
   Неожиданно мир для Лия снова стал расплываться. И тут ему привиделось, что кошка начала увеличиваться, мордочка ее удлинилась, глаза уменьшились, обрели форму человеческих; ушки округлились; быстро отросли длинные локоны, исчезли усы.
   Перед Лием сидела Саффания в воздушном платье для сна. "Черт, сколько же я выпил?" - единственное, что промелькнуло в голове эльфа, который был уверен, что это мираж: Саффания, молодая супруга брата его лучшего друга, сидит на его балконе, да еще в прозрачной сорочке - разве это не мираж?
   Но что бы это ни было, исчезать оно не собиралось, скорее наоборот - оно двигалось. Саффания протянула вперед руку, коснулась щеки Лия своими тоненькими бархатистыми пальчиками.
   "Черт, я же их чувствую",- подумал эльф. Через секунду ее тугие локоны коснулись его лица. Лий почувствовал волнение, но старался этого не показывать. Вдруг Саффания поцеловала эльфа. Лий поразился: "Какие же у нее мягкие губы! Я их ощущаю". Он не мог понять, что же его больше всего удивило. Оторвав губы от лица эльфа, Саффания будто усмехнулась. Но тут у Лия вновь все поплыло перед глазами. Все слилось, и мираж пропал. Все было как прежде: те же башенки, те же звезды, даже те же пьяные крики гостей. Лий поспешил взглянуть на балкон Саффании - кошка продолжала сидеть на краю, маятником качался ее хвост.
   "Миражи спьяну у меня раньше не случались", - подумал Лий, от греха подальше отвернувшись от злосчастного балкона.
   Он закрыл глаза. Целый рой мыслей окутал эльфа. "Ей тоже не нравится наш благородный Аврикий", "Я слышала, что эльфы - меткие стрелки", "А драконы были большие?"- все сегодняшние события переплелись в единый тугой узел.
   "Его наследники, скорее всего, мертвы",- и Лий уснул глубоким сном без сновидений.
  

***

  
   Как и предсказывал Лий, Реин проснулся с головной болью. Младшему князю было на все наплевать, лишь бы избавиться от всепоглощающей боли.
   В ставне была небольшая дырочка; яркий солнечный свет, струившейся из нее, падал прямо на правый глаз Реина. Но князю было даже тяжело перевернуться, чтобы свет не раздражал его. Закрыв правый глаз, Реин начал размышлять: "Как трещит моя голова! Это сколько же я вчера выпил? Да вроде бы немного. А может быть, мне чего-то подмешали? Не исключено. После снотворного башка болит по-другому. А Лий, тоже хорош друг, кажется, это он мне наливал. А потом будет причитать. Мол, так и так, Реин, сколько выпил, мама родная, вот и пришлось сутки самому развлекаться. Баран остроухий! Думает, наверное, что я целый день в кровати проваляюсь, как кисейная барышня. Ну, уж нет, я встану!"
   И Реин решительно откинул одеяло. Тут он к своему несказанному удивлению обнаружил, что он спал в сапогах, и не просто в сапогах, а в грязных сапогах. Поморщившись, он лениво слез с кровати и тут же подскользнулся на луже воды. Ноги пошли вперед, а тело назад. Реин со всего маху ударился головой о деревянную основу кровати. Головная боль от похмелья резко сменилось болью от удара. Не лучше, замечу, не лучше.
   Выругавшись, Реин не вставая, внимательно посмотрел на лужу. И в его больной голове сразу же возник вопрос: "А откуда она здесь?" Кувшин с водой для умывания был пуст. К счастью, Реин запустил руку в волосы и понял, что они лежат так, будто он их помыл или хотя бы намочил и лег спать. Как всякий мужчина, Реин мало заботился о своем внешнем виде, но и выглядеть глупо он не хотел.
   Князь неохотно встал и направился к шкафу, по пути стягивая с себя рубаху. Открыв дверцы старинного шифоньера, Реин обнаружил только три сиротливо лежащих рубахи. Вытащив одну из них, он поспешил выйти из комнаты.
   В коридоре было пусто - видимо, все еще спали после вчерашнего. Через пару минут Реин обнаружил, что, оказывается, не все.
   - Здравствуйте, Ори,- поздоровался он.
   - Здравствуйте, князь, - слегка склонив головку, ответила девушка. Подружка невесты на вчерашней свадьбе, сегодня она была одета проще: льняная блузка и красный сарафан.
   - Хорошо спали? - игриво спросил Реин.
   Девушка же ответила очень серьезно:
   - Не пытайтесь со мной кокетничать, князь. Хозяйка мне это запрещает, - и не дождавшись ответа, Ори поспешила уйти.
   "Так значит, она ее служанка. А я думал... Нет, правда.... А откуда у нее служанка? И она же ее лучшая подруга?"- пытался рассуждать Реин.
   Выяснив по дороге, проснулся ли Грас и где он, Реин направил свои стопы к тронному залу. Он продолжал рассуждать: "Ладно, хорошо, она нашла за полгода служанку, но чтобы подружиться.... Нет, подружиться можно, но стать лучшими подругами... не знаю, сомнительно. Хотя может они и не подруги вовсе..."
   Грас лениво сидел на троне, тупо поглядывая на вянущие цветы. Зал был похож на свинарник. Столы уже унесли, а мусор убрать, видимо, не догадались. Кое-где даже разбитые кубки валялись. Поэтому Грас, одетый довольно-таки роскошно, выглядел как-то нелепо посреди всего этого разгрома.
   - Здравствуй, брат! - крикнул Грас на весь зал. - Что-то ты рано проснулся.
   - Да и ты тоже. Или вообще не ложился?
   Грас улыбнулся. Выглядел он слишком свежим и бодрым для неспавшего человека.
   - Ложился. Спал часа два. Гости, подлецы, разошлись к трем ночи. А заставить слуг убрать столы - это вообще из разряда фантастики.
   - Действительно, подлецы,- усмехнулся Реин.
   Он прошел через зал, не спеша поднялся к тронам и занял тот, который предназначался для Саффании.
   Несколько минутnbsp;
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&

ПОСЛЕ ВЕСЕЛЬЯ... ВЕСЕЛЬЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
nbsp; Эльф кивнул. И сам поспешил увести разбуянившегося Реина подальше. Только в коридоре Лий с трудом поставил друга на ноги. Тот продолжал нести какой-то бред. Лий прекрасно знал, что завтра на Реина нельзя будет рассчитывать - головная боль заставит его провести целый день в постели. Но если Реин сейчас же не прекратит свои лепетания, то голова разболится и у Лия. Эльф громко выдохнул и ударил своего друга по щеке, стараясь не вкладывать в удар много сил. Помогло - Реин притих, и Лий довел друга братья молчали, разглядывая мусор. Обычно так молчат близкие люди, которым есть что сказать друг другу, но которые в данную минуту не могут решиться начать разговор.
   - Как тебе моя невеста? - вдруг спросил Грас, не смотря на брата.
   Помолчав, Реин ответил:
   - Она милая, Грас. Упрямая, конечно, но в целом ничего, хорошая девушка. - младший князь не стал делиться своими сомнениями с братом; не стоит нагружать этим князя, связавшего свою жизнь с девушкой, которую он почти не знает.
   - А что случилось на западе княжества, когда тебе пришлось покинуть Винадир, Грас? - не удержался и спросил Реин,- праздное любопытство, просто любопытство.
   Грас устало взглянул на него, как иногда смотрел отец - устало и грустно одновременно.
   - Там куры стали пропадать.
   - Так они же всегда пропадают, - удивился Реин.
   Грас фыркнул:
   - Так еще не разу не пропадали: по пять- шесть штук за ночь, а то и больше. И найти их никто не мог. Они будто пропадали в никуда. Думали - лисы, волки - мимо. В капканы никто не попался. Но едва я приехал, как почти сразу же все прекратилось.
   Реин поднял брови - странно. По-настоящему странно.
   - Беседуете? - спросил кто-то неожиданно.
   Грас и Реин повернули головы: в дверях стоял бодрый Лий (вечно бодрый!) и Аврикий с внушительными мешками под глазами. Братья одновременно кивнули.
   - Вы как спали, нормально? - как гостеприимный хозяин поинтересовался Грас.
   Лий молча кивнул - не считая миража, ночь действительно прошла нормально. А вот Аврикий сделал страдальческий вид и, закатив глаза, выпалил:
   - Просто ужасно. Долго не мог уснуть. Эти гости - просто хамы - шум мешал уснуть. А потом комары. Ужас!
   Реин и Лий ехидно улыбнулись. "Благородный Аврикий" вел себя как капризная девица.
   - Грас, можно забрать твоего брата? - спросил Лий, желая поговорить с другом наедине. - Если что, мы будем у древней липы.
   Грас благосклонно улыбнулся.
  
  
   Через десять минут друзья уже лениво валялись под древней липой. Ее крупные листья надежно защищали их от солнца. Реин медленно жевал булочку, Лий зажал в зубах колосок.
   - Лий,- заговорил князь,- странная эта Саффания. Вроде бы и милая, добрая, но стерва в ней недюженная живет. И еще ее подружка, Ори... Все это очень странно.
   Лий задумался. Запах травы очень нравился эльфу, он помогал ему думать. Он вспомнил ночной мираж.
   - Да, странно. Мне интересно, почему Грас, которого я всегда считал разумным и по-своему мудрым, так быстро решил жениться на практически первой попавшейся девушке. Глупо как-то.
   - А мне, Лий,- пробурчал Реин,- удивляет еще и другое: почему такая... яркая девушка, как Саффания, вышла замуж за такого оболтуса, как мой брат.
   Хороший вопрос. Очень хороший вопрос. Ведь очень часто мнение невесты никого не интересует. Но в данном случае узнать его ужасно хотелось.
   - Ну, как, Реин, титул, власть, влияние. Она же из деревни, а у таких всегда повышенные запросы.
   - Не думаю, Лий, не думаю. Саффания, конечно, из деревни, но цену, поверь, она себе знает. Она не из тех, кто согласится выйти замуж только из-за титула. По крайней мере, я так думаю.
   Реин глубоко вздохнул. Потом он рассказал эльфу про кур. Лия этот факт тоже удивил. Все было очень загадочно. И все это началось с их приезда в Винадир, или даже раньше - с их отъезда на охоту.
   Вскоре друзья заснули под древней липой и проснулись только к вечеру. И снова отправились спать, теперь уже в свои спальни.
   Аврикий полдня причитал по поводу комаров, но тоже был отправлен спать разозлившимся Грасом, которому друг мешал руководить уборкой Винадира. Саффания из комнаты не выходила.
   Вы же знаете, день после большого праздника всегда проходит глупо и бестолково.
  

***

  
   На следующий день Грас решил подключить всех бездельников к общественно- полезной работе. Аврикий, Реин и Лий были приглашены в Оружейный зал, который носил это название благодаря огромному количеству оружия, развешенному по его стенам.
   Бездельников очень удивила просьба князя, ведь каждый из них считал себя очень занятым. Когда они явились в Оружейный зал, Грас с ужасно довольным видом пригласил их сесть за небольшой гранитный стол.
   - Я пригласил вас сюда, мои друзья,- начал Грас,- для того, чтобы обсудить накопившиеся проблемы. Последние события, включая мою свадьбу и гибель кур, по - своему повлияли на наше хозяйство. Так что, я хочу вас попросить помочь мне наладить...
   - ... расшатанную экономику,- язвительно буркнул Реин, надувшись, как ребенок, не получивший игрушку.
   Грас посмотрел на брата, как на дурачка, а потом, улыбнувшись, сказал:
   - Верно подмечено, Реин. Конечно, всем княжеством вы заняться не сможете, но Винадир вам вполне по силам. Не такой он уж и большой, не правда ли?
   Грас посмотрел на своих друзей, пытаясь найти в их глазах хоть каплю заинтересованности. Ничего. Аврикий, насупившись, что-то рассматривал на стене. Реин внимательно изучал свою руку, я, мол, вообще, здесь ни при чем. Один только Лий сидел с нормальным видом: никакой брезгливости, хотя и без энтузиазма.
   Но Грас был настроен решительно. Раз живут эти дармоеды в его замке, так пусть помогают.
   - Предлагаю распределить обязанности,- сделав вид, что он не заметил их нежелание, продолжил Грас. - Лий, думаю тебе можно доверить зеленые насаждения. Ну, там резка веток, срезание старой коры... Ты в этом лучше разбираешься. И, если не ты против, можешь заняться бездомными собаками.
   Лий кивнул:
   - Хорошо, Грас. Я посмотрю, что можно сделать.
   Лий был не обязан выполнять распоряжения Граса, но он был даже доволен: можно покомандовать, дома ведь ему этого не позволяют.
   - Реин, - младший князь поднял глаза, стараясь показать всем своим видом абсолютное безразличие к делам Винадира,- я поручаю тебе очистительные сооружения. Это водопровод, канализация и вывоз мусора. Проследи, чтобы в Винодире было чисто.
   Посчитав это поручение оскорбительным, Реин от удивления раскрыл рот и, выпучив глаза, уставился на брата. Он давно уже знал, что Грас его не любит, но никогда не думал, что так сильно.
   - Я возражаю, - буркнул Реин, выпрямив спину.
   - Возражение отклоняется,- безапелляционным тоном заявил Грас.
   Наступило минутное молчание. Реин не посчитал нужным скрывать обиду, поэтому он развалился на стуле, поставив локти на стол. Лий сочувственно глядел на друга, а Аврикий наоборот - с ехидством в глазах.
   - Так, продолжим,- хлопнув в ладоши, сказал Грас. - Аврикий, друг мой, займись, пожалуйста, гобеленами и коврами. По-моему, их уже давно пора чистить. И еще вазами, кубками, золотом. Да, еще я хочу доверить тебе конюшни.
   - Конюшни? - заорав, перебил брата Реин.
   - Конюшни, - утвердительно кивнул Грас.
   - Это почему Аврикию достались конюшни? - заупрямился Реин. - Раз (как ты там выразился?) очистительные сооружения достались мне, то кому как не мне ими заниматься?
   Тут в спор вступил Аврикий, который принципиально не желал отдавать конюшни Реину:
   - Конюшни и канализация - это разные вещи. За лошадьми нужен особый уход. Ты знаешь это, Реин, или мне тебя просветить?
   Реин побагровел от ярости. Единственное, что ему хотелось сделать - это хорошенечко побить Аврикия, он уже давно этого заслужил.
   - Грас, можно я займусь конюшнями? - робко спросил Лий, решивший не дожидаться мордобоя.
   А Грас, который уже и сам был не рад предстоящей драке, сделал радостное выражение лица и выпалил:
   - Правильно, Лий, правильно. Кто, как не ты знает, что действительно нужно лошадям.
   Лий улыбнулся улыбкой победителя. Конечно, новые обязательства несут новые хлопоты, но в данном случае важен сам факт.
   Реин и Аврикий, оба злые и недовольные, смотрели то на улыбающегося Граса, списавшего все свои обязанности на друзей, то на самодовольного Лия. Реин, как рыба, молча открывал рот; Аврикий, раздув ноздри, дышал звучно, будто разъяренный бык.
   Вдруг неожиданно для всех раздался оглушительный скрип - кто-то пытался открыть дверь. Дверь была тяжелая, поэтому неизвестным пришлось постараться. Несколько секунд раздавался мерный однотонный скрип, потом дверь пошла легко, распахнулась настежь, ударившись о стену и издав глухой звук.
   В проеме стояла Саффания; лицо ее покрывал нежный румянец, видимо, от быстрой ходьбы. Из аккуратно уложенных волос (тоненькая косичка венком украшала ее голову, а кудряшки были выпрямлены) выбивались некоторые прядки, сразу же завивавшиеся в колечки. На ней было красивое желтое платье.
   - Здравствуй, моя дорогая Саффания! - воскликнул Грас, едва он увидел жену. Впрочем, кто еще, если не жена, может без стука врываться на важное совещание.
   - Здравствуй, милый,- улыбнувшись, сказала Саффания, все еще продолжая стоять в дверях.
   - Саффания,- Грас стал серьезным,- у нас сейчас очень ответственное совещание. Мы обсуждаем очень важные вопросы, связанные с экономикой Винадира.
   Саффания сделала шаг, но не вперед, а вправо к стене. Глаза ее как-то странно блестели.
   - Да? Очень важные вопросы... - она словно рассуждала вслух. - Хорошо, Грас, пускай вопросы будут действительно важными. Тогда я хочу обсудить еще два не менее важных вопроса.
   Княжна сказала это так горделиво, что Реин и Лий переглянулись - странно было видеть новую грань характера Саффании. Грас сам был немало поражен этими двумя загадочными вопросами.
   - Неужели? И о чем же речь? - спросил он, стараясь не воспринимать все слишком серьезно.
   Саффания улыбнулась и сделала еще один шаг вдоль стены. Не смотря на супруга, она сказала:
   - Первое, в моей комнате уже два дня, как никто не убирает. Везде грязь.
   Грас издал легкий смешок, мол, я думал, что все куда серьезнее, а тут на тебе, на пыль жалуется.
   - Я думал, что Ори может заняться уборкой, - ответил он, придумывая на ходу подходящий ответ.
   Саффания сердито посмотрела на мужа, но ответила спокойно:
   - Ори - моя служанка, а не горничная. Убирать мою комнату она не должна. Это не ее обязанность. Так что, любимый, позаботься прислать мне кого-нибудь для уборки.
   Лий внимательно посмотрел на княжну, на ее тонкую талию, затянутую в корсет. Ему не понравилось, как она выделяет "мое", "моя". Прошло совсем немного времени, а она уже ведет себя, как человек, за которым всю жизнь кто-то ухаживал. "Нет, портит все-таки власть, очень портит",- решил эльф.
   - Хорошо, - сухо ответил Грас, высоко поднимая голову. Он и без комнаты Саффании был вынужден заботиться в основном о мелочах. Он даже подумывал, не занять ли супругу хозяйственными делами, ну, там... прислуга, еда и так далее. Но он пока решил не торопиться.
   - А что второе? - поинтересовался Грас, в тайне надеясь, что второе будет похоже на первое.- Да, да, так что же второе?- повторил он.
   Саффания сделала два медленных шага вперед. Она вела пальчиком по стене, по висящему оружию. Все четверо приятелей внимательно следили за ней, за складками на ее платье.
   Внезапно Саффания повернула голову и с неожиданной яростью в голосе выпалила:
   - С кем ты, мой дорогой муженек, провел эту ночь? Уж, не с целительской ли дочкой?
   Реин картинно открыл рот, вытаращив глаза на княжну. Аврикий отвел глаза в сторону - я тут ни при чем. Лий, не зная кому верить, переводил взгляд с Саффании на Граса. Супруги же смотрели в глаза друг другу. Саффания пылала. Грас же был холоден, как лед.
   - Ничего не было, Саффания. Ничего не было.
   Княжна пару раз кивнула головой так, что было непонятно, что же она хотела этим сказать. Лий даже было подумал, что она верит князю.
   И вдруг случилось неожиданное: Саффания повернулась и сорвала со стены огромный кожаный хлыст. Не долго думая, она развернулась и ударила хлыстом по полу, закричав:
   - Ничего, значит, не было? Не было, говоришь? - в ее голосе ясно слышалась неудержимая ярость.- Я покажу тебе, ничего не было.
   Раздался еще один резкий звук удара. Аврикий предусмотрительно упал со стула прямо на пол. Реин и Лий поспешили встать. Грас с места не сдвинулся, надеясь уговорить жену.
   - Саффания, я говорю тебе правду: этой ночью я был в своей спальне.
   Сощурив глаза, Саффания продолжала стоять, сжимая хлыст.
   - Грас, не надо врать! - княжна пошла в наступление.
   Она сделала несколько быстрых шагов вперед, которые сопровождались ударами хлыста. Лий и Реин поспешили отойти подальше.
   - Что это с ней? - тихо спросил Реин, с удовольствием наблюдая первую серьезную ссору молодых.
   - Ну, знаешь, Реин, у женщин так иногда бывает... - с видом знатока ответил Лий.
   - А-а-а - понимающе сказал Реин.
   А ссора продолжалась.
   - Саффания, любимая, я вчера целый вечер был занят уборкой Винадира. Я так устал, что сразу же уснул... - Грас начал занимать стратегически значимую позицию: он отходил к окну.
   - Да, только уснул ты не в своей спальне, - зло сказала княжна.
   Это стало похожим на битву зверей. Саффания, согнув колени и сощурив глаза, держала руку с хлыстом так, будто собиралась нанести последний удар. Грас же наклонился вперед, внимательно следя за каждым движением супруги, чтобы можно было вовремя отпрыгнуть или постараться выхватить хлыст из руки девушки.
   - Давай пари, Лий,- шутливо-азартным тоном заявил Реин. - Ставлю на Граса.
   - Я - на Саффанию,- спокойно заявил Лий; он уже понял, что Саффания не из тех, кто привык легко сдаваться.
   Реин, довольно улыбнувшись, кивнул - он все еще был уверен, что супруг всегда прав.
   - Ты же была очень уставшей, дорогая,- пытался оправдываться князь, приближаясь к окну.
   Тут Саффания ударила хлыстом прямо перед Грасом. Еще бы чуть- чуть, и ему было бы очень, очень больно. Но Грас не растерялся: он с ловкостью настоящего воина раскрыл тяжелые резные ставни и, перескочив через подоконник, очутился на парапете. Реин и Лий переглянулись - они бы точно до такого не додумались.
   - И не думай бежать, Грас,- нахмурилась Саффания, приближаясь к распахнутому окну.
   Согнувшись и не опуская хлыст, она вскочила на подоконник. Как опытный охотник, она посмотрела сначала направо, потом налево. Хитро улыбнувшись, девушка легко, словно кошка, запрыгнула на парапет. Раздался еще один звонкий удар; встряхнув своими роскошными волосами, Саффания двинулась налево, вслед за супругом. Как говорится, за мужем - и в огонь, и в воду.
   Лий и Реин быстро подскочили к окну и выглянули. Им удалось увидеть только спину княжны, да ее раздувающуюся на ветерке юбку.
   - Она, кажется, ничего не боится,- сказал Реин, чувствуя, что он проигрывает пари.
   - Да, - подтвердил Лий.
   "Почему ты не боишься, Саффания? Почему ты даже ни разу не посмотрела вниз? Я не могу, но очень хочу тебя понять",- думал эльф, наблюдая, как Саффания твердой походкой направляется к Грасу
   - Грас, признайся,- шептала она со зверским блеском в глазах,- ты был у Абалетрин?
   Князь покачал головой, будто у него уже не было сил уговаривать упрямого ребенка. Он выпрямился, ему было уже все равно ударить ли его Саффания или нет.
   - Саффания, ты что, ревнуешь? - посмотрев на нее исподлобья, спросил Грас.
   Повернувшись боком к супругу, княжна опустила руку с хлыстом. Она стала печальной и серьезной.
   - Я не люблю, когда меня обманывают. Ты изменил мне или нет? Мне нужно знать правду.
   Словно вновь готовясь к любым неожиданностям, Грас зачем-то сделал маленький шаг назад и сказал:
   - Я люблю тебя, Саффания.
   По тому, как девушка шагнула вперед и снова занесла руку для удара, можно было догадаться, что она восприняла эту фразу, как настоящее кощунство. Лицо ее исказилось в какой-то звериной гримасе. Она обнажила ровные белые зубы, словно вампир.
   Грас не зря готовился к чему-то неожиданному, и в тот момент, когда Саффания подняла руку высоко вверх, раздался легкий свист. В эту же секунду Грас услышал типично девчоночий визг - согнувшись пополам, Саффания сжимала запястье рукой. Рассекая воздух, хлыст летел к земле. Даже не успев подумать, что она сейчас упадет, Грас бросился к жене, пытаясь удержать ее.
   Он не успел: быстро развернувшись, она побежала к раскрытому окну, из которого выглядывали любопытные физиономии Лия и Реина. Грас не стал догонять жену; прислонившись к стене, он глубоко дышал, наблюдая, как его любимая, не отпуская запястья, легко запрыгнула на подоконник.
   Толкнув Реина и Лия, так что они очутились на полу, и, зацепив их своей юбкой, княжна убежала прочь.
   Все еще лежа на полу, Лий и Реин взглянули друг на друга и громко рассмеялись. Ситуация была настолько смешной и парадоксальной, что нельзя было не рассмеяться. Не хотелось вставать, потому что... ну, наверное, просто не хотелось.
   - Кажется, ничья, Реин,- сквозь смех сказал Лий, смахивая слезинку.
   Реин ничего не ответил, просто кивнул, задыхаясь от смеха. Друзья смеялись бы еще долго, если бы к окну не подошел Грас. Выглядел он уставшим; создавалось впечатление, что он, как старик, устал от бесконечных безумных выходок своих близких и друзей. Заметив князя, Лий сразу же стал спокойнее, хотя веселье его не покинуло, а Реин, все еще улыбаясь, задорно сказал:
   - Грас, я давно хотел спросить тебя, а когда же будет коронация? Ты уже назначил дату?
   Тяжело вздохнув, Грас перебрался через подоконник. В руке он держал стрелу с зелеными перышками. Он встал прямо перед лежащими друзьями, взглянул на них, как на шаловливых подростков, которые упрямо не хотят понимать того, что дано уже пора понять. Он кинул стрелу на пол, чтобы они могли внимательно ее рассмотреть.
   - Коронация откладывается, Реин. На неопределенный срок,- он поймал любопытные взгляды друзей.- К нашему замку движется Армия Живой Природы. Битва, поверьте, легкой не будет.
   Реин и Лий переглянулись: они ничего и не знали о войске Живой Природы, но раз Граса это тревожит, значит, все не так просто.
   Тут послышался звук отодвигающегося стула. Друзья обернулись - из-под стола вылезал помятый Аврикий. Оглянувшись по сторонам, он, немного заикаясь, краснея и бледнея, спросил:
   - Княжна Саффания уже ушла?
   Реин не выдержал и хихикнул.
  
  

ХМУРЫЕ ДНИ

  
  
   Удивительно, но факт, что человек, которого обидели, может находиться вместе со своим обидчиком в одном помещении только во время совместной трапезы.
   Саффания с безразличным видом все-таки явилась на ужин, хотя приятели ожидали вновь провести вечер в мужской компании. Она была в новом наряде, на сей раз темно-зеленом, а ее правое запястье было забинтовано чем-то черным, которое немного поблескивало. "Видимо, стрела оцарапала ее руку",- заключил Лий, стараясь не глядеть на княжну.
   - Приятного аппетита, - сказала Саффания так, будто желала им скорее подавиться. Потом она подошла к своему месту слева от Граса, но супруг даже не взглянул на нее, а о том, чтобы подвинуть ей стул, вообще не было и речи. Фыркнув, Саффания, словно всем назло, сама разобралась со стулом, причем сделала это так демонстративно, чтобы все это заметили. Лий и Реин переглянулись.
   Суп все ели молча. Саффания сидела спокойно, опустив глаза. Она словно о чем-то думала. О чем-то важном, заставляющем ее страдать, ибо есть только два выхода из этой ситуации, совершенно противоположные. Княжна ела медленно, будто и не задумываясь о еде. Вдруг она подняла глаза и положила ложку. Саффания смотрела на Граса, как маленькая девочка на своего мудрого отца. Неожиданно она заговорила, казалось, немного стесняясь:
   - Грас, скажи мне, пожалуйста. Ты же ведь скажешь?
   Князь повернул голову, стараясь сохранить как можно более суровый вид:
   - Про Абалетрин я тебе ничего сказать не могу. А в остальном...
   Но Саффания, не обратив внимания на имя целительской дочки, перебила его, так как не это интересовало ее сейчас.
   - Грас, - она широко раскрыла глаза,- это была зеленая стрела?
   Возникла пауза. От тарелок оторвались все, ожидая ответа Граса.
   - Да, Саффания, это была именно зеленая стрела, - и князь сразу же отвернулся.
   Аврикий облегченно вздохнул. Реин снова начал хлебать свой суп, а Лий продолжал наблюдать за молодоженами.
   - Грас, надеюсь, ты понимаешь, что это значит? - голос княжны звучал все так же неуверенно.
   Все замерли. Неужели Саффания знает об Армии Живой Природы? Причем не понаслышке. Грас повернул голову, взглянул на жену, словно пытаясь угадать, что же она хотела услышать, но в итоге решил сказать правду.
   - Я, конечно же, понимаю. Все не так просто и легко, как кажется. Каждая жизнь врага будет медалью для наших павших воинов.
   - Но ты же можешь отказаться, Грас? Разве это не выход? - Саффания высоко подняла голову. Со старческой мудростью в глазах она внимательно посмотрела на мужа, словно пытаясь доказать скорее себе, чем ему, что все это так глупо и бессмысленно.
   Спокойствие Граса мгновенно испарилось: Лий почувствовал, что князь напрягся, будто голодный хищник, увидевший, наконец-то свою жертву. Не смотря на нескрываемую ярость, Грас ответил своим неизменным горделиво-спокойным голосом:
   - Мы не отступим. Враг, пусть даже и непонятно почему, бросил нам вызов. Призвал к битве. Наш долг - защитить замок и людей, которые попросят нашей помощи. Мы не в праве отказать им, ведь у нас есть силы бороться. Любой враг, Саффания, осмелившийся напасть на Винадирию, будет повержен. Переговоры тут неуместны. Мы сразимся, это вопрос рыцарской чести, дорогая моя супруга.
   Вытерев уголки рта, Саффания яростно бросила салфетку на стол. Аврикий тут же осмотрелся. К счастью, в обеденном зале хлысты просто так не валяются.
   Встряхнув волосами и широко раскрыв глаза, словно Грас неожиданно возник посреди зала, она выпалила:
   - Какая честь, Грас? Не глупи! О чести ли ты будешь говорить матерям, чьи двенадцатилетние сыновья, не научившиеся даже держать меч в руках, погибнут на стенах Винадира? Ваша честь - так и сражайтесь сами! Зачем вы впутываете в свои войны тех, кому все равно? Ничья жизнь, Грас, не стоит твоей чести. Да и чести остальных тоже. Ты можешь отказаться от этой битвы, Грас. Почему же ты не хочешь сделать этого?
   Грас со звоном положил ложку - несмотря на голод, князь прекрасно знал, что ни один кусок больше не полезет в его горло. Он глубоко вздохнул, пытаясь охладить разгоравшуюся в нем ярость.
   - Не только в этом дело, Саффания. Не только в чести, я имею в виду. Есть другие вещи, которые ты просто не сможешь понять. Битва состоится - это мое окончательное решение,- жестко сказал Грас в завершении своей речи, стукнув кулаком по столу.
   Саффания пару раз слегка кивнула головой, словно обдумывая слова Граса. Но не прошло и двух секунд, как стул с шумом отодвинулся, и Саффания твердой походкой направилась к выходу. В метре от двери ее остановил голос Граса:
   - Только, пожалуйста, не думай, что я говорю это специально, чтобы позлить тебя, Саффания. Вскоре ты и сама поймешь, что я прав.
   Секунду было настолько тихо, что можно было услышать даже жужжание мошек. И тут Саффания, стоявшая спиной к супругу, резко обернулась. Лию показалось, что в этот самый момент зрачки ее странно сузились: как у кошки, вертикально. Словно желая сжечь взглядом, она оглядела сидящих за столом. Ее губы немного дрожали; Лий был уверен, что еще мгновение и Саффания выскажет Грасу все, что она думает об этом замке, о его родственниках и друзьях, о нем самом, причем это будет не самый лестный отзыв. Но вместо этого она, хлестнув взглядом, чинно вышла из обеденного зала.
   Все облегченно вздохнули - по крайней мере, пока обошлось без смертоубийства. А Лию этот обед дал обильную пищу для размышления.
  

***

  
   Грасу, неожиданно для него самого, пришло желание напиться так, чтобы мало контролировать свои действия, чтобы его отнесли потом в спальню и уложили в кровать, чтобы после ничего вообще не помнить. Князь никогда раньше об этом и не думал, но сейчас были чрезвычайные обстоятельства, не способствующие расслаблению мыслей. Грас тяжело вздохнул, подтверждая тем самым свое решение отправиться в винный погреб
   Как ни странно, но ему удалось остаться незамеченным. Винный погреб был предметом особой гордости Граса, да и всего Винадира. Сто сорок огромных дубовых бочек, наполненных вином различной выдержки и вкусовых качеств, так гармонично смотрелись в бежево- желтой комнатушке, что просто не хотелось отрывать глаз.
   Грас налил себе в предусмотрительно принесенный кубок красного вина тридцатилетней выдержки. Сев на пол, князь быстро его выпил. После третьего кубка Грас почему-то вспомнил Саффанию.
   "Все-таки она меня любит,- решил князь. - Она волнуется, не хочет, чтобы моя жизнь подвергалась опасности, хотя рассуждает она как строгая, но глупая мамка. Зато ревнует. Надо бы почаще заходить к Абалетрин. В шахматы играть. Ну конечно, моя Саффания с характером, да еще с каким! Разве жены других князей смогут кинуться на них с хлыстом, бежать за ними по крыше, да еще и спорить? Да нет же, нет. Они все тихие, а моя Саффания другая"
   Про битву Грас и думать не хотел. Собственно говоря, напивался он именно для того, чтобы обо всем забыть. После пятого бокала князь начал тихо хохотать, просто так, без причины. Ему хотелось смеяться. Такое вот простое незамысловатое желание. Он знал, что вино на него действует после десятой порции, но в этот раз до нее он не добрался.
   После восьмого бокала дверь в погреб распахнулась, и Грас увидел раскрасневшегося Аврикия с большими, почти безумными глазами.
   - Грас, я тебя обыскался,- Аврикий по старой дружбе обращался к князю на "ты",- Что ты здесь делаешь?
   Грас взглянул на друга так, будто вообще не понимал, кто перед ним. Аврикий даже отступил на полшага назад.
   - А ты кто вообще такой? Что ты здесь делаешь? А ну пошел отсюда! И закрой за собой дверь! Почему я до сих пор тебя вижу? А?
   К сожалению, у Аврикия было всегда плохо с чувством юмора. Он молча кивнул головой и, бросив: "Ладно", собрался было действительно уходить. И ушел бы, если бы Грас вовремя не закричал:
   - Аврикий, да куда же ты, черт тебя подери. Я же пошутил, ты что, не понял что ли? Садись, выпьем вместе.
   Аврикий не без колебаний подошел и сел рядом с князем, размышляя о том, как еще захочет пошутить Грас. Но тот просто налил ему вина, сам пить не стал - кубок отдал другу.
   - Что-то случилось, Аврикий? Чего ты меня разыскиваешь? Есть новости?
   Аврикий медленно выпил вино и, вытерев рукавом рот, сказал:
   - Нет, ничего нового. Реин с Пипом тренируются напротив Древней Липы. Ну, там, удары всякие и все такое... Лий ушел к себе. Саффания, кажется, тоже. В замке все тихо и мирно. Но не для этого я искал тебя, Грас.
   - А для чего же? - хмель тут же испарился, да и пить как-то больше не хотелось.
   Аврикий тяжело вздохнул и затем тихо произнес, будто стесняясь своих слов:
   - Грас, расскажи мне об этой армии, Армии Живой Природы. Кто они? Зачем пришли?
   Грас опустил голову - где-то подсознательно он знал, что его друг спросит именно об этом, потому что иначе и быть не могло. Грас подавил в себе желание выпить еще. На секунду он задумался, не зная с чего начать. Проглотив слюну, Грас заговорил, стараясь придать своему голосу максимальное равнодушие:
   - Аврикий, я думаю, что ты, так же как и я, помнишь армию Великого Тойрия. Мы были юнцами, но не младенцами. Ты помнишь, как они сражались, с какой яростью, с каким блеском в глазах? Это были настоящие воины; они были готовы сражаться до победы или до последней капли крови. Мы считали их непобедимыми, самыми жестокими, помнишь? Так вот, Аврикий, послушай меня, солдаты Тойрия по сравнению с Армией Живой Природы - это просто дети, играющие в войну. - Аврикий вздрогнул. - Они отличаются по своей сути. Армия Тойрия - это все-таки люди, а эта армия берет силы от самой матери - природы. Как только она их позовет, они бросят все и придут на битву. В них нет ни жестокости, ни ярости солдат Тойрия, но они готовы жертвовать собой, лишь бы исполнить то, что говорит Зов. Это страшно, по - настоящему страшно, ведь практически невозможно понять, что они сделают.
   Для того чтобы все это хорошо улеглось у него в голове, Аврикий выпил еще вина. Он насупился, нахмурился. Грас замолчал - князь мог еще рассказать про Армию Живой Природы, но сейчас информация должна усвоиться. Минут десять друзья сидели молча, стараясь не смотреть друг на друга.
   - Грас, я одно не могу понять - все-таки нет непобедимых армий. Ведь даже войско Тойрия было разгромлено, значит и Армию Живой Природы можно победить.
   Грас усмехнулся - иногда его друг бывал таким дураком. Он же ему сказал прямым текстом. Князь, кивнув головой, пробормотал:
   - А знаешь ли ты, мой дорогой друг, что даже сам Тойрий отказался от битвы с Армией Живой Природы?
   Аврикий даже подпрыгнул, будто его обожгли раскаленным железом. Его лицо застыло в странной уродливой гримасе, в глазах читался ужас, перемешанный с животным страхом.
   - Даже Тойрий? Такого быть не может! Он же был бесстрашным! Ему же нравился сам дух сражения. Разве он мог отказаться? - Аврикий с трудом произносил каждое слово, но зато с каким жаром!
   Грас покачал головой.
   - Он смог. Это случилось лет за пять до его падения. Зеленая стрела упала и на стены Ройра. Тогда был расцвет могущества Тойрия, самое тяжелое для нас время. Союзники узнали обо всем гораздо позже. Поговаривали, что Тойрий тщательно подготовился к осаде Ройра. До этого он ни разу не бывал в осадах. Все воины, свирепые воины Тойрия, стояли уже с занесенными клинками, когда туча Армии Живой Природы приблизилась к их замку. Они думали, что Великий полководец не откажет. Говорили, что даже сухая земля желала крови, чтобы утолить свою жажду. Но Тойрий отказался. Назло всем, наверное. Он, конечно же, поступил мудро - кто захочет лишиться всего, если сражение выиграть невозможно. Он отказался, поэтому Армия Живой Природы не смогла напасть - это их гласный и негласный закон - не нападать, если противник не хочет крови. Они ушли и больше не давали о себе знать. До сегодняшнего дня, конечно. Но Тойрий, Аврикий, нам невольно помог. Ты помнишь покоренные животные народы, мой друг? - Аврикий слегка кивнул.- Хм... Это все маленькие, но весьма весомые части Армии Живой Природы.
   - Ты хочешь сказать, что Тойрий попытался разгромить Армию Живой Природы по частям? Но ведь нnbsp;е все освобожденные народы согласились присягнуть ему. Кони, например, отказались; они стали свободными.
   Грас кивнул. Но Аврикий продолжил:
   - А те драконы, которые напали на Реина и Лия, может быть, они посланцы Живой Природы? Может быть, они были посланы для того, чтобы не дать им вернуться в Винадир?
   Князь про себя выругался - все-таки он дружит с настоящим дураком, если не сказать хуже.
   - Не думаю, не думаю. Драконы же присягнули Тойрию, они отказались от матушки Природы, поэтому они не могут даже вернуться в их армию. Предателей не терпят.
   Аврикий помрачнел. Он поджал под себя колени, промямлив:
   -Тогда почему ты, Грас, не откажешься? Дело ведь не в чести, в чем тогда?
   Грас отвел глаза - он не хотел отвечать на этот вопрос, слишком сложным он был. Печально вздохнув, князь неохотно встал. Пару раз подпрыгнув, он размял плечи, будто готовясь к схватке, но сейчас сражаться Грас не хотел. Он подошел к Аврикию и встал позади него.
   - Тебе не понять, Аврикий. Никому не понять. Пускай Саффания говорит о погубленных жизнях, есть другие, великие цели, ради которых можно ими жертвовать.
   Развернувшись, Грас поспешил покинуть винный погреб. Обратно он возвращался не только еще более подавленный и расстроенный, но и совершенно отрезвевший. Он шел к себе в спальню. Все и всё ему надоели, он должен был тщательно продумать битву, чтобы все случилось так, как должно быть.
  

***

  
   На следующее утро Грас, ночью не сомкнувший глаз и, поэтому уставший, приказал собраться всем воеводам на Парадной площади ровно в полдень. Это решение князя многих удивило, ведь про зеленую стрелу не знали, да и не нужно им было знать: слишком все это странно и страшно.
   Грас попросил принести ему завтрак в комнату - ему не хотелось встречаться с Лием, Реином, Аврикием и особенно с Саффанией, ведь князь чувствовал, что она знает об Армии Живой Природы то же, что и он. Но будет ли она молчать, как молчит Грас или предпочтет открыть правду? Грас надеялся только на благоразумие супруги.
   Ближе к полудню князь, облачившийся в красивые сияющие небесно-белые доспехи, делавшие его более могучим и по-военному солидным, заявился в конюшню за своим любимым черным, как смоль, жеребцом. Эта была умнейшая лошадь, смелая и выносливая. Настоящий воин в лошадином теле - можно сказать и так.
   - Здравствуй, друг,- князь похлопал его по длинной сильной шее. Конь, здороваясь, фыркнул в ответ, легонько толкнув хозяина в грудь, мол, давай, залезай, коли пришел такой красивый. И князь, будто слушаясь коня, поспешил сесть в седло. Выглядели они очень гармонично - сильный светлый рыцарь на храбром и не менее сильном черном коне.
   Грас пустил жеребца галопом и уже через несколько минут был на залитой солнцем Парадной Площади, где его ждали воеводы, все плечистые, статные, готовые биться не на жизнь, а на смерть.
   - Я приветствую вас, мои преданные друзья,- Грас натянул поводья, из-за чего конь, слегка приподняв передние ноги, на задних развернулся, при этом недовольно фыркнув.
   - Здравия Вам, князь! - заревели воеводы; их голоса были твердыми, но бархатистыми.
   Грас на секунду закрыл глаза, собираясь с мыслями. Он не подозревал, что так тяжело говорить о битве, в которой нельзя выжить.
   - Друзья,- начал князь, оглядывая всех воевод,- я никогда не думал, что нам суждено с этим столкнуться. Но нам придется. Враг вчера бросил нам вызов.
   Воеводы переглянулись. - Враг? Вызов? Так неожиданно? Ведь уже двенадцать лет не было воин и прочих конфликтов.
   - Враг этот страшен, но мы сможем победить, ведь правда за нами,- продолжил Грас, оглядывая всех своих воевод.- Нам надо быть сильными, отважными и верить, верить всем сердцем в нашу победу! - парни поддержали его, одобрительно загоготав. - Но и это не самое главное. Мы должны хорошенько подготовиться к этой битве. Боюсь, что сил только ваших отрядов нам не хватит - за эти несколько дней придется научить юношей сражаться. Насколько это возможно. И все это ляжет на ваши плечи. Вы согласны?
   Воеводы утвердительно закивали, жаль что только неодинаково - хотя и без этого они выглядели слишком картинно. Именно в этот момент с разных сторон к Парадной площади приблизились печальный Лий и сердитая Саффания.
   Лий решил спуститься на площадь исключительно из-за мучавшего его интереса - он не знал о приказе Граса. Не смотря на то, что его комната находилась относительно далеко (насколько это вообще возможно в тесном замке) от места собрания, акустика делала чудеса, создавая эффект "полного присутствия на Парадной площади"
   - Не знайте страха, мои друзья! - продолжал Грас совсем уже безразлично; он говорил все это исключительно для приличия. - Вы не должны поддаваться панике. Не дайте ей захватить ваши души и сердца. Ведь, друзья, нет непобедимых армий. (Грас почему-то повторил слова Аврикия) Верьте, верьте в свои силы и в наш успех! Готовьтесь, друзья мои! Наши клинки должны быть готовы к долгой битве!
   Воеводы тихо загудели, немного взволнованно, немного опасливо. Лий, не отрывавший глаз от брата своего друга, не мог понять, зачем Грас говорит эти глупые и почти бессмысленные слова.
   - Дурак! - неожиданно услышал эльф чей-то тихий комментарий. Лий обернулся. В арке, держась за стенку, стояла Саффания в кружевном платье нежно-персикового цвета, обтягивающем ее осиную талию; волосы тугими локонами небрежно прикрывали ее оголенные плечи. Эльф был уверен, что княжна заметила его, просто не подала виду.
   Грас говорил еще что-то воодушевляющее, но было видно, что солдаты не слушали его, погрузившись в утопические мысли о предстоящей битве. И вдруг послышался чей-то твердый голос:
   - Князь Грас, скажите, пожалуйста, а с кем мы будем воевать?
   Грас прикрыл глаза - он старательно обходил эту тему, но если вопрос задан прямо, то нельзя не ответить на него. Воеводы должны без оглядки доверять своему князю. Сомнение их только погубит.
   Грас замешкался, пытаясь найти нужные слова, чтобы не запугать своих воевод. Конь под ним фыркнул, призывая своего хозяина говорить, не молчать.
   - Да, Грас, скажи нам, будь так добр, кто скоро подойдет к нашим стенам? - неожиданно для всех из тени арки выскользнула Саффания; смотрела она надменно, даже зло.
   Воеводы и Грас, удивленный и раздосадованный появлением супруги, обернулись: Саффания твердой походкой направлялась к мужу. Даже Лий опасливо сделал несколько шагов вперед.
   - Саффания? Что ты здесь делаешь? - Грас сурово свел брови. - Иди к себе в комнату.
   - Нет, милый, ответь мне и всем,- княжна упрямо шла вперед,- кто наш враг?
   Грас замолчал. "Зачем ты меня испытываешь, любимая?"- говорил его взгляд.
   - Мы будем сражаться с войском звериных наемников, - Грас отвел глаза, непонятно зачем соврав верным воеводам, которые ему, конечно же, поверили. Но Саффания и Лий отлично все знали. Княжна зло усмехнулась, а потом истерично засмеялась. Смех ее отдавал стальным холодом, пробирающем до костей. У всех присутствующих побежали мурашки по коже, таким ужасным был ее хохот. Наклонившись вперед, мелкими шагами она шла к Грасу, конь князя медленно отступал, а Лий, бесшумно, словно тень, следовал за княжной.
   Распрямившись, Саффания вдруг перестала хохотать. Она внимательно посмотрела на мужа и с яростью выпалила:
   - Дурак! Дурак ты, Грас! Настоящий дурак, который ничего не понимает!
   Грасу были безразличны и слова жены, и ее грубый холодный смех. "Она не знает того, что знаю я",- успокаивал себя князь, тем не менее отлично понимая, что воеводы, бок о бок с которыми ему еще сражаться, могут засомневаться, а сомнениям сейчас не место.
   - Все свободны! - словно в панике закричал Грас воеводам, не сводя взгляда с Саффании. - Вам пора готовиться к битве!
   Медленно, будто нехотя, солдаты начали расходиться, слышались обрывки фраз - шеренга постепенно начала распадаться.
   Саффания вновь издала громкий смешок. Лий, не отстававший от княжны, пытался понять, что же с ней происходит, почему она смеется.
   - Мило, любимый, очень мило! - с издевкой в голосе прошипела Саффания, подходя очень близко к Грасу.
   Внимание Лия неожиданно привлек конь, в глазах которого читался настоящий животный страх, близкий к ужасу; эльф даже разглядел крупные капли пота на его морде. Лию показалось, что его здесь давно бы не было, если бы не сильные руки Граса, крепко державшие поводья.
   Тут Саффания подошла очень близко к лошади, практически на расстояние вытянутой руки. Лий почувствовал, как конь напряг все мышцы и, издав тихое ржание, похожее на жалобный крик о помощи, резко встал на дыбы. Грас успел сообразить, что произошло, поэтому прижался к шее коня, стараясь не упасть. Саффания неловко отшатнулась и, запутавшись в собственных юбках, упала, больно ударившись локтями о холодные камни.
   Но конь не желал успокаиваться - он, едва успев поставить передние копыта на землю, готовился вновь встать на дыбы. Грас знал, что лошадь, чего-то явно испугавшись, в любом случае, скинет его. Князь выпустил поводья из рук. Приподнявшись на стременах, он легко выскользнул из седла. В этот момент конь снова поднялся; и тогда Грас просто скатился со спины лошади. А конь, громко фыркнув, побежал по направлению к своей конюшне, словно ища в ней убежище от всего того, что было на этой площади.
   Саффания, все еще лежавшая на земле, оглядела мужа, желая, чтобы он ее поднял. Но Грас, даже не взглянув на супругу, медленно направился вслед за конем, каждым шагом выражая жене свое недовольство.
   - Не думай, что ты во всем прав, Грас,- закричала Саффания,- ты тоже можешь ошибаться.
   Грас остановился. Он слегка повернул голову так, что княжна могла увидеть его ярко освещенный профиль.
   - Замолчи, Саффания! Я не желаю выслушивать твои глупые речи!
   Отвернувшись, он продолжил путь, но шаг прибавил, стараясь быстрее вырваться из этой ситуации. Лий, до этого момента державшийся в стороне, подошел к Саффании и, встав перед ней, протянул руку, предлагая подняться.
   - Если Грас считает нужным что-то скрывать, значит, скрывай и ты,- сказал эльф, впрочем, не надеясь, что Саффания примет его совет.
   Саффания взглянула на него одновременно и с благодарностью, и с каким-то пренебрежением. Слегка улыбнувшись, она положила свою руку на руку Лия, позволяя себя поднять.
   - А нужно ли это, Лий? Грас ведь может отказаться. Я не могу понять, почему он не хочет этого делать.
   Эльф лишь пожал плечами.
  

***

  
   Столкнувшись, мечи издали громкий пронзительный звук, сопровождаемый оглушительным скрежетом.
   - Слабо, Лий!
   - Вовсе нет.
   Мечи оторвались друг от друга, но уже через минуту они, звучно рассекая воздух, вновь сплелись в холодном стальном поцелуе.
   - И Грас даже не проявил никакого желания помочь ей подняться,- Лий рассказывал другу о происшедшем на Парадной площади.
   Не отвлекаясь от поединка, Реин внимательно слушал. Отразив очередной хитрый удар Лия, младший князь невнятно пробормотал:
   - Грас совсем обнаглел.
   - Что? - переспросил Лий, наклоняясь, чтобы друг его случайно (или специально) не задел.
   - Я говорю,- громко и четко заговорил Реин,- у Граса проблемы с наглостью. У него в женах просто потрясающая девица, которая не только его любит и беспокоится о нем, но и обладает собственным мнением. Сейчас редко встретишь девушку, которая может обозвать супруга дураком. Я бы боготворил такую жену, а не оставлял бы лежать на холодных камнях.
   Реин слегка повернулся, пытаясь ударить Лия по бедру, но эльф, подпрыгнув, успел подставить меч.
   - Неужели ты влюблен в жену своего брата?- картинно раскрыв глаза пробормотал Лий.
   - Нет! - заревел Реин, резко нанося удар сбоку.
   Тут Лий использовал свой любимый прием, который могут делать только эльфы - светлый ветер. Тело Лия преобразилось в невесомое светящееся туманное образование, которое легко перепорхнуло через Реина. Уже за спиной младшего князя Лий вновь обрел свое тело. Удар рукояткой меча достался спине Реина. Перекувыркнувшись, князь неожиданно для него самого очутился на полу.
   - А мне показалось, что да,- рассмеялся Лий своим мелодичным смехом, похожим на журчание ручейка.
   Обиженный Реин потирал спину левой рукой, продолжая сжимать в правой свой меч.
   - Так нечестно, - закричал он, - это запрещенный прием!
   - О! Неужели? А, по-моему, в битве честно все, - вновь изобразил удивление Лий, протянув другу руку, предлагая подняться, как несколько часов назад предлагал тоже самое Саффании.
   - Зануда! - Реин крепко схватил эльфа за руку. Лий перевернулся в воздухе и с глухим шумом приземлился на живот, при этом прокричав:
   - Предатель!
   Боль в животе на секунду выбила все мысли из его головы, но у Реина мозги работали как надо:
   - Не более чем некоторые! - рассмеялся он.
   Уставшие от поединка друзья не захотели подниматься и так и остались на полу.
   - И все-таки, почему Саффания не хочет этой битвы? - неожиданно спросил Реин, продолжая рассматривать грубую кладку потолка.
   - Я думаю, она знает про Армию Живой Природы почти то же, что и Грас. Но твой брат что-то скрывает, причем даже я не могу понять, что именно.
   Реин взглянул на друга, который, задумавшись, разглядывал свои руки, красивые, можно сказать почти женские.
   - Логичней ведь действительно отказаться от битвы, как предлагает Саффания. Но, я готов поклясться, что у Граса припрятан козырь в рукаве. Он уверен в своих силах, поэтому и не хочет, чтобы кто-то даже и думал об отказе от битвы,- голос Лия звучал как-то таинственно.
   - Ты и вправду так думаешь? - Реин привстал, разжимая руку, в которой все еще держал меч.
   - Да, думаю, что да,- Лий тоже привстал, поглядел на друга. - Грас всегда продумывал свои действия.
   А сам подумал: "Он очень сильно в этом убежден, раз так упрямится. Но прав ли ты, Грас? Может, ты ошибаешься?"
   Реин тяжело вздохнул - он не понимал брата и, наверное, даже и не хотел понимать. Тут он, решив воспользоваться задумчивостью Лия, поднял лежащий рядом меч. Он замахнулся, планируя остановить клинок в сантиметре от шеи друга. Но эльф оказался хитрее человека (что, собственно, и всегда доказывалось) - Лий вновь обратился в легкое облачко. Обрел он свое тело в противоположном конце комнаты. Присев, он быстро вытащил из сапога маленький кинжал. Реин даже и не заметил, как эльф замахнулся. Младший князь только ощутил холодное дыхание стали в сантиметре от своей шеи - так и планировалось.
   - Реин, я же тебе говорил, что шутить с эльфами опасно. Для жизни и здоровья. Потому что у нас плохо с чувством юмора.
   Лий повернулся, собираясь уходить. Тяжело дыша, Реин повернул голову. Послышался противный свист. Лий, нахмурившись, обернулся.
   - Зато у нас, у людей, все с юмором в порядке,- усмехнулся Реин.
   В стене торчал маленький кинжал Лия.
  

***

  
   Лий шел по крылу слуг. Он искал Реина, хотя до сих пор немного сердился на него. Эльфу нравилась эта часть замка, она отличалась от нелепо-роскошных королевских покоев необычайным уютом и простотой. Лий умиротворенно улыбнулся и продолжил поиски.
   Петляя по бесконечным лабиринтам коридоров, Лий неожиданно услышал чьи-то рыдания. Встревоженный эльф пошел на звук, источник которого находился на кухне, как выяснилось позже. Он открыл дверь, которая противно скрипнула, предъявляя взору Лия рыдающую девушку. Совсем молоденькая, лет пятнадцати-шестнадцати, не более, она громко всхлипывала, сидя согнувшись на скамейке. Она была не очень красива, даже можно сказать, совсем некрасива, но розовое заплаканное лицо и покрасневшие глаза делали ее очень трогательной.
   Не стесняясь, Лий быстро вошел в грязноватую кухню. Девушка на секунду подняла глаза, но продолжала всхлипывать, словно и не удивившись появлению Лия. Плечи ее нервно подергивались. Эльф не стал подходить ближе, он присел, чтобы не смотреть на девушку сверху вниз.
   - Что случилось? Почему ты плачешь? - спросил Лий спокойным, даже немного холодным тоном.
   Девушка громко всхлипнула. Подняв опухшие глаза, она прорыдала:
   - Он погибнет. Он обязательно погибнет.
   Лий недоуменно посмотрел на нее.
   - Кто погибнет?
   - Мой жених,- резко выпалила она и поспешила добавить более спокойно,- точнее, не жених, просто возлюбленный. Он, как и все юноши, должен будет сражаться на стенах Винадира и ... погибнуть. А он никогда не хотел быть воином, он хотел быть сокольничим. Он так любит птиц, мой сладенький (девушка расплылась в улыбке). А теперь он погибнет (она нахмурила лоб). Мне, князь Лий, по-настоящему страшно. Я, конечно же, верю, что замок выстоит. Но мне страшно из-за того, что погибнут не воины, а такие, как мой возлюбленный. Даже дрожь берет, и слезы наворачиваются.
   У девушки вновь хлынули слезы из глаз; она закрыла лицо руками. Расстроенный Лий опустил голову. Потом, похлопав ее по плечу, молча встал и попытался было уже уйти, как его остановил чуть изменившейся голос девушки:
   - И все-таки, князь, война, битва, сражение страшны не самой кровью, а кровью тех, кому это не нужно. Мне больно от той мысли, что мой любимый погибнет, даже не научившись быть воином.
   Как удар кинжала прозвучали эти слова. Лий обернулся - в этой девушке была своя мудрость, не такая, как у него, у Реина, у Граса; чем-то похожа она была на мудрость Саффании, но было в ней что-то простое, незамысловатое и от того, более ценное.
   Тяжело вздохнув, Лий бросил долгий взгляд на девушку, которая продолжала плакать. Для Лия она, эта девушка, стала символом страха войны, ее слезами и скорбью.
  
  

ДЫХАНИЕ БИТВЫ

  
  
   - Князь Грас! Князь Грас! Зеленая стрела с письмом! Зеленая стрела! - звонкий крик разбил тишину утра.
   Грас, Саффания и Реин мирно завтракали, хотя и в уже привычной напряженной тишине. Граса раздражало в Саффании все: то, как она ест, поворачивает голову, смотрит на него. Реин также злил его - брат оказался воином-охотником, а не воином-стратегом, которого он хотел в нем видеть.
   Этот крик все изменил в то утро для Граса. Едва услышав "Зеленая стрела с письмом", князь безнадежно закрыл глаза. Саффания взволнованно привстала, переводя взгляд от Граса к Реину и двери. Реин деловито повернулся.
   В столовую влетел взволнованный солдат; в руке он сжимал стрелу с нанизанным на нее желтоватым свитком.
   - Князь, письмо! Вот оно! Я осмелился принести его вам!
   Грас молча протянул руку. У него было каменное лицо, как у идола. Солдат, встав на колени, положил стрелу в руку князя и, откланявшись, поспешил уйти. Грас, словно по инерции, аккуратно снял письмо со стрелы. Медленно развернул его и начал читать. Саффания и Реин, замерев, внимательно следили за Грасом, который даже бровью не повел.
   - Что там? - Саффания сама не поняла, как она это проговорила.
   - Да, что? - поддакнул Реин.
   Грас небрежным жестом бросил бумагу на стол; он был определенно расстроен, от чего и свел брови в единую волну. А его жена и брат, отодвинув тарелки, нагнулись над листком, стараясь получше разглядеть написанное.
   - Подвинься, мне не видно,- бурчал Реин, пытавшийся увидеть текст письма из-за плеча Саффании.
   - Молчи! - фыркнула княжна.
   - Нет уж, извини,- возмутился Реин, подталкивая княжну в бок.
   - Я буду читать,- безапелляционно заявила Саффания и пододвинула к себе письмо. Реин недовольно насупился, но промолчал.
   Княжна сдунула упавшую на глаза прядь волос. Она быстро пробежала глазами по строчкам, а потом глубоко вздохнула и начала:
   "Властитель сего замка, вы уже получили первое известие, сейчас вы держите в руках второе. Завтра мы будем у стен вашего замка, к этому времени вы должны принять решение. Какое бы оно не было, мы не будем противиться.
   До скорой встречи"
   И вместо подписи красовались след медвежьей лапы и отпечаток клыков.
   Саффания подняла глаза, взглянув на Реина, который выглядел недоуменным. Младший князь повернул голову в сторону брата; он не улыбался, наоборот, он был как-то хмур и очень серьезен. Саффания и представить себе не могла, что Реин умеет быть серьезным.
   - Грас, что за решение? - спросил Реин. Чувствовалось, что он напряжен.
   Грас отвернулся - его брат не был дураком, он сразу почувствовал неладное.
   - Брат,- Реин настаивал.- Что это за решение?
   Резко повернув голову, Грас посмотрел в глаза брату. Он пылал негодованием, смешанным с паникой, а Реин, словно упрямый бычок, ждал ответа. Саффания, быстро оглядевшись, поняла, что она только мешает и поспешила исчезнуть.
   - Ладно, дорогой, я пойду,- проговорила она, вставая из-за стола. - Не буду мешать.
   Саффания нежно поцеловала мужа и, шурша юбками, постаралась уйти как можно быстрее и незаметнее. Но это ей не удалось, так как Грас остановил ее, проговорив:
   - Саффания, подожди минутку,- княжне понравилось, как муж произнес ее имя, с каким-то особенным придыханием; она обернулась, слегка улыбнувшись, однако при этом подумав: "Опять пристанет с глупостями" - Саффания,- продолжил он,- можешь рассказать Лию о письме и попросить его проверить наши доблестные войска.
   - Конечно,- кивнула княжна, едва заметно улыбнувшись.
   - Можешь идти,- бросил Грас, снова скрестив свой взгляд со взглядом брата.
   Саффания поспешила выскользнуть из обеденного зала и пустилась выполнять просьбу мужа. Она чувствовала, что там должна была разразиться буря с громом и молниями. Грас с Реином так "душевно" кричали друг на друга, что весь замок содрогался от их криков. Прислуга заворожено слушала, как братья выкрикивали различные метафоры, вроде "пустоголовых вислоухих медведей" и "твердолобых баранов" Ко всему этому позже прибавились звуки бьющейся посуды и ломающихся стульев. Даже Лий, носившейся по замку, словно хозяин, проверяя всех и вся, не рискнул войти в обеденный зал и разнять Граса с Реином.
   - Это их братское дело,- раздраженно заявил он Аврикию, которому очень хотелось поговорить с другом.
   - Но может все-таки попытаться,- промямлил трясущимся голосом Аврикий, дрожа не понятно от чего.
   - Ну, попробуй,- огрызнулся Лий; ему было абсолютно не до этого осла.
   Аврикий, задрожав еще сильнее, лишь слегка покачал головой, на что собственно и рассчитывал Лий.
   Саффания, с трудом найдя эльфа, поднялась к себе в комнату, чтобы просто не попасть под перекрестный огонь. Но через несколько часов, поняв, что ссора и не думает заканчиваться, она спустилась в обеденный зал. Саффания села напротив двери, облокотившись о стену, ожидая выхода братьев, но и сама не заметила, как уснула. Под вечер ее разбудил Лий, разбудил неохотно. Просто эльф, увидев мирно и безмятежно спящую Саффанию, решил, что это не дело, лежать на холодном грязном полу, когда братья, оба злые, уже час как вылетели из обеденного зала. Лий аккуратно взял княжну на руки. Саффания проснулась, когда эльф споткнулся на лестнице. Она приоткрыла глаза и, поняв, что ее пробуждение осталось незамеченным, притворилась спящей и без зазрения совести прижалась к сильной груди Лия, у которого в этот самый момент сердце, казалось, замерло. Эльф осторожно положил ее на кровать; тихо притворив дверь, Лий ушел, а Саффания, открыв глаза, перевернулась на спину. Через секунду на кровать тихо села Ори, которая и рассказала своей госпоже обо всем произошедшем в замке. Оказалось, что Реин и Грас сидят по своим комнатам (благо, расположены они далеко друг от друга). Аврикий носится по замку, как псих, и поднимает никому не нужную суету и панику. Лий же наоборот сделал все, что было в его силах, чтобы достойно завтра встретить Армию Живой Природы.
   Саффания, вздохнув, перевернулась на живот. Она задумалась: "План может провалиться из-за Граса. А я все так тщательно продумала! Нет, Саффания, еще не все потеряно! Битва только завтра, может быть, он передумает. Надеюсь, что он передумает. А если нет? Нет, Саффания, нет. Прочь сомнения. Ты слишком долго к этому шла, чтобы сейчас опустить руки. Твой план идеален, он не может, не имеет права провалиться. В любом случае, я знаю, как сделать так, чтобы он осуществился. Грас. Как странно ведет себя мой муж. Нет, я не могу понять, что заставляет тебя поступать настолько безумно. И еще Лий. Как некстати этот эльф влез в мою жизнь. Ой, чувствую, доставит он мне еще немало проблем. Какие проблемы, Саффания? Все будет превосходно. Ты достаточно долго мучилась, чтобы заслужить немного удачи. Завтра будет день, который решит все" Саффания, мурлыкнув, умиротворенно закрыла глаза и погрузилась в глубокий сон.
   Грас же не мог сомкнуть глаз - он ходил из угла в угол, пиная попадавшуюся мебель. Расстроенный из-за Реина, князь не знал, что делать, как быть и как смотреть на брата. Ближе к полуночи, в слегка разгромленную комнату заглянул еле державшийся на ногах Лий:
   - Не занят? - спросил эльф.
   - Свободен. Заходи,- Грас начал остывать. Лий действовал на него успокаивающе, как впрочем и на других. Таков уж был этот эльф.
   Лий быстро пересек комнату и, с трудом отыскав целый стул, сел на него, давая покой ноющим ногам. Грас, тоже обессиленный, упал на кровать. Секунду в воздухе витала тишина.
   - Рассказывай,- пробормотал Грас, тяжело шевеля губами, ему даже говорить не хотелось.- Что я пропустил?
   Лий сделал вид, что понял шутку Граса:
   - Ничего необычней вашей с Реином ссоры (" Не смеши хоть себя, Лий, ссора - это слишком мягко сказано"- подумал эльф). Я лично проверил все войска, как регулярные, так и новобранцев. Конечно, основные полки как всегда готовы драться до последнего, а вот новички... Скажу честно, Грас, я не стал бы на них полагаться. Наш враг очень жесток, а эти... малыши едва смогут убить кошку, а не то, что монстра. Но вооружение, могу сказать, у нас в полном порядке. Кузнецы постарались на славу.
   Лий тяжело вздохнул, вспомнив испуганные лица подростков, которые пришлось ему наблюдать целый день. Грас и сам все понимал, но у него не было выбора.
   - А как Аврикий? Саффания? - спросил он исключительно для приличия; ни друг, ни жена не интересовали его в эту минуту.
   Лий понял это, но тем не менее решил, что Грасу полезно будет узнать и о первом, и о второй.
   - Аврикий - дурак еще тот,- эльф не скрывал своего раздражения. - Он оббежал весь замок, не переставая кричать: "Это конец! Нам конец!" (Лий очень точно его изобразил). Потом ему вздумалось повидаться с тобой. Я воспользовался этим и попросил двух воевод уговорить его лечь спать. Судя по тому, что Аврикия я больше не видел, можно судить, что им это удалось.
   Грас впервые за вечер улыбнулся:
   - Надеюсь, мой друг сможет после этого драться со мной бок о бок.
   - Ну, это зависит от того, насколько сильно он хотел спать. Нравы тех воевод я отлично знаю, поэтому уверен, что сюсюкаться они не станут.
   Лий иронично усмехнулся. Грас опустил голову, погрузившись в свои собственные мысли; он будто ушел из реального мира. Но Лий на время удержал его в серой реальности.
   - А Саффания, между прочим, очень за тебя волновалась. - Грас поднял глаза. - Она вернулась к залу и ждала вас. Вот только ты ее не заметил.
   Договорив, Лий поднялся со стула и, пожелав князю спокойной ночи, оставил его размышлять. Грас слегка наклонил голову, словно ожидая, что Лий скажет еще что-нибудь. Но Лия уже не было. А была только глубокая тоска.
   Он разругался с любимым братом, которого он мало ценил все эти годы; с умницей женой, которая тревожилась за него, не смотря ни на что. Друг, на которого он привык опираться всю жизнь, оказался трусливой тряпкой. А другой друг сделал то, чего князь и не ожидал от него. Но Грас все равно был убежден в правильности своих действий. Именно потому, что он любит их всех, несмотря ни на что, он сделает завтра то, что должен. Без страха, без сожаления сделает. Ради них. Ради них.
  

***

  
   Когда Реин явился утром на укрепления, у него было просто потрясающее настроение. За ночь, в течение которой он истратил все стрелы, чтобы окончательно испортить и того немало потрепанный портрет брата, князь пришел к выводу, что секреты Граса - это его личные проблемы и, что ему, Реину, собственно и не зачем волноваться. На самом деле Реину нравился сам процесс битвы, а риск для жизни... ну что ж, ей рискуешь и в мирное время, находясь, например, на кухне во время усиленной подготовке к какому-нибудь пиру. Он осмотрел стену с бойницами и остался недоволен. Конечно, его способности стратега оставляли желать лучшего, но даже он понимал, что причины, причем весьма серьезные, для беспокойства были.
   Замок был окружен двумя крепостными стенами; внешняя была очень старой, Реин понимал, что долго она не простоит - будет выбита, как картонная. Вторая, внутренняя стена была крепче, но и она не вызывала уверенности. Насколько знал Реин, стена эта была сильно повреждена еще во время войны с Тойрием. Ее восстановление тогда, после окончания войны, было скорее символическим, ведь никто и не думал, что придется сражаться еще.
   Реин нахмурился - он не любил проигрывать, а тут было очевидно, что победа, если это будет победа, достанется только чудом. Он вспомнил, что когда-то была и третья крепостная стена, но сейчас от нее не сохранилось даже и развалин. "Как она нужна нам сейчас!"- подумал князь.
   Хитро улыбнувшись, Реин решил немного поиграть. Он согнул колени, словно готовясь к нападению сзади. Вдруг князь, быстро развернувшись, ловко вытащил меч. Взмах - и невидимый зверь повержен. Но к нему уже мчались новые монстры. Они нападали сверху, слева, справа; их клыки вонзались в его плоть. Не смотря на льющуюся кровь, князь ловко рубил зверей. Неожиданно его меч "поцеловался со своей старой любовницей"
   - Развлекаешься? - с издевкой спросил Лий; он принял удар Реина, будто пылинку смахнул.
   Улыбнувшись, Реин начал приходить в себя. Монстры и раны, созданные его воображением, исчезли как утренний туман.
   - Вроде этого,- он спрятал меч в ножны. - А ты что здесь делаешь? Последняя проверка?
   Лий посмотрел на небо, которое, казалось, смеялось над ними. Он улыбнулся ему в ответ.
   - Армия скоро подойдет. Я их слышу. Они испуганы, но готовы на все. Я тоже готов, поэтому я здесь.
   Реин удивился - он не думал, что эльф хочет сражаться, так сильно хочет. От удивления он задал самый неподходящий сейчас вопрос:
   - А ты не проголодался?
   Улыбнувшись, Лий покачал головой.
  

***

  
   Грас чувствовал себnbsp;
&я разбитым, но он понимал, что сейчас не время хандрить. Он подошел к шкафу. Не задумываясь, князь взял в его глубине шкатулку, которая всегда лежала в самом дальнем углу. Он положил ее туда более тринадцати лет назад. Нет, Грас не забыл об этой красивой золотой коробочке с самоцветами. Князь открыл шкатулку. Внутри лежали кусочек пергамента и резной кулон на грубой простой веревочке. Грас даже не взглянул на бумажку - он еще тогда, тринадцать лет назад запомнил написанные на ней слова. Князь достал из шкатулки кулон - странная вещь из кости, по форме напоминающей волка. С минуту он заворожено смотрел на кулон, а потом быстро надел его на шею, спрятав под латами. Оставив шкатулку на кровати, князь поспешил покинуть свою комнату, не давая тоске убивать силы.
   Но Грас не пошел к своим воинам, он поднялся к жене. Едва князь увидел дверь, за которой скрывались покои его жены, он замедлил шаг. Он специально растягивал свой путь, чтобы насладиться каждым мгновением, мгновением, в течение которого он чувствовал себя таким умиротворенным, даже счастливым. Грас подошел к лакированному дубовому гиганту. Аккуратно, словно дверь была раскаленной, он прислонился к холодному дереву.
   - Саффания,- тихо проговорил он.
  
  
   Саффания сидела перед зеркалом с совершенно стеклянными глазами и расчесывала волосы. Она старалась не думать о битве, Грасе и ... Лие - она вообще пыталась ни о чем не думать. Услышав свое имя, она вздрогнула. Княжна повернулась.
   Грас не знал, что говорить, но он говорил - слова сами приходили на ум.
   - Саффания, моя дорогая Саффания, я не знаю, слышишь ты меня или нет. Мне, впрочем, все равно. Мои слова тебе, наверное, покажутся глупыми. Но... сама понимаешь, сложно найти нужные слова, когда гибель так близка.
   Саффания медленно встала и, не отрывая взгляда от двери, тихими шагами подошла к ней. Она прислонилась ухом к дубовому великану. Слова супруга ее заинтересовали, она чувствовала, что он говорит искренне. Ее тронуло, как тяжело даются ему слова.
   - Если бы ты знала, Саффания, как моя любовь к тебе поддерживает меня сейчас. Я буду сражаться только ради тебя. Саффания, думаю, тебе казалось, что я не ценил тебя. Я был холоден, даже груб. Но, пожалуйста, не обращай на это внимания. Извини, что наговорил тебе весь этот вздор. Мне нужно только было сказать, что я люблю тебя.
   Грас опустил голову - он сам не знал, какое значение имели эти слова. Взглянув последний раз на дверь комнаты жены, князь поспешил к своим воинам.
   Саффания и не заметила, как крупная слеза прокатилась по ее щеке. Она секунду стояла у двери, ожидая новых слов Граса. Она не услышала, что он ушел, и не сразу сообразила, что ее супруга уже нет возле комнаты. Она быстро открыла дверь - коридор был пуст. Оперившись о косяк, княжна соскользнула вниз.
   Ори обнаружила ее сидящую в дверях.
   - Хозяйка,- девушка встревожено подбежала к княжне,- что случилось? Что с вами?
   Саффания не плакала, но выглядела очень обеспокоенной.
   - Ничего страшного, Ори. Просто я была поражена откровенностью Граса. Я не думала, что все получится так серьезно. Но, Ори, это ничего не меняет. Я должна сделать то, что задумала.
  
  

КОГДА СИЛЫ НЕ РАВНЫ

  
  
   - А вот и наш благороднейший и храбрейший князь князей, великий Грас - кривляясь, проговорил Реин на ухо Лию, внимательно смотревшиму на линию горизонта.
   Сморщившись, Лий грубовато пнул друга в живот, предлагая прекратить издевательства над собственным братом и просто спокойно помолчать. Повернувшись, Лий увидел Граса. Князь был неестественно спокоен и даже казался равнодушным. Тем не менее Лий чувствовал, что в душе Граса горели и искрились страсти, звериные страсти.
   Эльф подошел поближе к князю.
   - Ты как, Грас, в порядке? Спокоен? - спросил Лий, снова быстро взглянув на горизонт. Пока было пусто.
   - В порядке,- скупо кивнул Грас. - Лучше, чем могло быть, но, правда, и хуже, чем должно.
   Эльф слегка растянул губы в улыбке, показывая свое удовлетворение.
   - Лий, как там войска? Я даже совсем не знаю, в каком они состоянии,- спросил Грас, стараясь изобразить иронию в голосе.
   Эльф быстро кивнул. А Реин с оттенком ревности сурово посмотрел на него, словно брат уводит от него друга.
   В своей неподражаемой манере Лий все объяснил Грасу. Основное войско - пятьдесят шесть полков во главе со старшими воеводами и семьдесят два полка "младших войск"- усилено добровольцами (призванными, однако, в принудительном порядке). Большинство из этих "добровольцев", грубо говоря ... молоднячок - мальчики двенадцати - тринадцати лет. Со всей округи собрали лучших стрельцов. Они сейчас сидят на башнях у стен. Такие проверенные средства, как расплавленная смола и настоящий кипяток, конечно, тоже готовы, но Лий, впрочем, как и Грас, сомневался, что это им сильно поможет. В связи с тем, что они будут обороняться, Лий решил не тратить силы и людей на конницу, просто попросил держать коней наготове.
   - Знал бы ты, Лий, как я тебе благодарен,- искренне сказал Грас, не замечая, как талантливо его пародирует Реин. - Ты подготовил войска лучше, чем я мог ожидать. Спасибо.
   Лий усмехнулся:
   - Ну, я и живу в несколько раз дольше. В любом случае, я рад помочь тебе, Грас.
   Реин, мирно сидевший на стене, нервно болтал ногами, усиленно делая вид, что ему, несчастному ребенку, чрезвычайно скучно.
   - Эй, Лий, а когда вообще все начнется? Мне уже начинает казаться, что мы затеяли все это зря,- Реин устало потер глаза.
   Подняв голову, Лий печально взглянул на балкон Саффании. Как-то скорбно он ответил:
   - Скоро, Реин. Поверь, скоро. Поэтому рекомендую слезть со стены, а то мне уже начинает казаться, что ты, мой друг, станешь первой жертвой.
   Раздраженно и даже несколько брезгливо Реин поднял верхнюю губу, выражая свое "фи", но со стены поспешил слезть.
  
  
   Все началось действительно скоро. Слишком скоро, чтобы казаться правдой. Но это и была правда.
   Ори вышивала, когда послышался этот звук. Девушку передернуло. Она отвлеклась от рукоделия и испуганно взглянула на Саффанию, которая загадочно смотрела на собственное отражение в зеркале.
   - Это... это... оно?
   Саффания молча кивнула. Ори выпустила из рук вышивание. Она задрожала всем телом; у девушки началась паника.
   В это самое время на крепостной стене Лий с трудом переносил боль в ушах. Шум он услышал уже давно, а теперь уши просто разрывались.
   - Лий, все в порядке? - спросил Реин, заметив, как перекосилось от мук боли лицо его друга.
   - Не совсем,- от боли Лий свел брови. - Прислушайся - это сложно не услышать.
   Реину не пришлось долго напрягаться: вскоре все уловили этот ужасный звук. Это было громкое сочетание лязга оружия и звериного рычания, казалось, что их сопровождают и гром, и ураган. Словно мертвые поднялись из могил и начали петь своими неживыми холодными голосами.
   Все вздрогнули. А потом вздрогнули еще раз - когда на горизонте показалось темное облако - живое облако, состоящее из миллиона, сотен миллионов отдельных рычащих частиц.
   - Лий, это нормально? - неуверенно спросил Реин, натягивая тетиву.
   Но эльф не слышал друга - Лий зажал уши, стараясь сдержать крик боли.
   Грас чувствовал, что его войска охватывает страх, в их душах появляется сомнение. И тут он понял, в чем именно заключается мощь Армии Живой Природы - нет, не в силе, а в страхе, который она умеет вселять. Но Грас не хотел бояться и не боялся.
   - Все слушайте меня,- вдруг закричал князь, - Слушайте! Не бойтесь их. Чем они страшны вам? Неужели только умением пощекотать нервы омерзительным визгом? Ваша сталь сильнее их клыков. Вы - сила, не они. Они слабы, как слаб заяц перед охотником.
   Солдаты прислушались к словам своего князя - в них что-то было. Была та сила, о которой говорил Грас. И их сердца наполнились светлой верой, верой в себя.
   Реин внимательно взглянул на брата. Еще вчера он был не готов сражаться так отчаянно, как сейчас. Реин впервые поверил словам брата.
   А тем временем темные войска Армии Живой Природы приближались к замку. Защитники Винадира уже могли видеть своих врагов. Основную часть войска составляли волки, закованные в латы и покрытые рыжеватой кольчугой. Еще были белые медведи, огромные змеи, толпы белок, енотов, стервятников; всех и не перечислишь. Но воины Винадира не испугались, они что, белок не видели? Грас сильнее сжал свой меч.
   Облако двигалось все быстрее и быстрее, но внезапно остановилось. В то же самое мгновение стало неожиданно тихо, будто никого и не было, будто ничего и не происходило.
   Воспользовавшись этой сказочной тишиной, Лий наконец-то разжал уши и встал на ноги. Боль, которая сводила его с ума, отступила. Не раздумывая, эльф поднял случайно оброненный меч. Оглядевшись, он понял, что сейчас произойдет самое главное.
   Армия Живой Природы как-то странно беспокойно зашевелилась, изрыгая из себя странный звук:
   - Кто? Кто здесь главный?
   Грас сделал шаг вперед; его глаза пылали звериной яростью.
   - Я,- гордо сказал князь.
   Странное скрежетание повторилось
   - Вы будете сражаться? Отвечай, князь! Отвечай!
   Но Грасу всегда не нравилось, когда ему указывают и, тем более, заставляют что-либо делать. Он произнес:
   - Кто у вас главный? Пусть он задаст этот же вопрос. Я отвечу только ему.
   В Армии Живой Природы заволновались - похоже, они не привыкли к такого рода обращениям. И, тем не менее, войска зашевелились, и вперед вышел огромный медведь, раза в три больше обычного, на нем была длинная кольчуга, а голову украшал причудливый шлем, покрытый драгоценными камнями.
   - Я! Я - предводитель сего войска. А теперь ответь, князь - вы будете сражаться?
   Грас слегка наклонился вперед - разжигая интерес противника. Он весь пылал каким-то непонятным гневом, смешанным со звериной яростью.
   - Да. Мы будем сражаться,- Грас отчетливо произнес каждое слово, одновременно давая знак рукой лучникам.
   Армия Живой Природы не успела и опомниться, как первые жертвы уже умирали, жалобно скуля. Но звери не растерялись и сразу же ринулись в бой. Стрелы дождем летели на них, а они шли вперед. Самые сильные, в основном, медведи, навалились на Главные ворота. Они самоотверженно бросались на твердое дерево, стараясь сломать крепкие железные засовы. А основная масса ринулась на стены. Создавая живые лестницы, звери карабкались вверх, к защитникам замка.
   - У этих белок что, брачный период? - возмутился Реин, сбрасывая с себя очередного зверька. - Извини, милая, но ты не в моем вкусе.
   Лий, стреляющий в летевших стаями стервятников, не отвлекаясь, буркнул:
   - Реин, не жалей их. Тебя они не жалеют!
   - А как еще с ними? - удивился Реин, отбиваясь от очередной партии зверьков. - Обнаглели совсем.
   А чуть левее Грас отчаянно противостоял волкам, которые непрерывно появлялись на стенах его родного Винадира. Пот капал на лицо, пальцы уже болели от напряжения, но князь знал, что не сдастся, и что сейчас не время воплощать задуманное.
   - Реин, как ты сказочно популярен среди белочек! - с издевкой произнес Лий, продолжая отстреливать стервятников.
   Реин в диком танце отчаянно оборонялся от белок - они дождем летели на младшего князя. Когда было невозможно использовать меч, он срывал белок с себя руками. А зверьки, кусаясь и царапаясь, оставляли на руках Реина глубокие царапины, постепенно превращающиеся в раны. Князь не обращал на это внимания.
   - Могу поделиться. Мне не жалко,- у Реина выдалась свободная секунда.
   Лий вдруг отвлекся от неба и послал прямо перед собой стрелу, которая насквозь пронзила шею громадного волка. Взвыв, зверь упал, обрызгивая кровью близстоящих защитников Винадира.
   - Волки всегда безрассудны и бесстрашны, ведь кто не владеет разумом, редко владеет страхом,- с умным видом произнес Лий, доставая кинжал.
   Пыл белок не угасал, но они стали менее агрессивны, когда за них принялись оба друга - Лий и Реин. Маленькая горка телец свидетельствовала о том, с какой яростью они убивали зверьков.
   Впрочем, не им одним было тяжело. У всех защитников Винадира пот заливал глаза. Руки болели от тяжести мечей, а сердца плакали по погибшим товарищам.
   Медведей, пытавшихся проломить главные ворота, обильно полили горячей смолой. Но звери, обожженные и раненые, все равно кидались на ворота.
   Аврикий, как и подобает истинному трусу, носился по всему замку, делая вид, что помогает всем. Там он помог убить волчонка, тут - резанул пару раз какую-то лисичку. И носился бы он и дальше по замку, если бы в один момент его не остановил Лий:
   - Аврикий, ты чего? - спросил эльф, только что убивший большого ворона.
   Аврикий, тяжело дыша, постарался изобразить панику и выпалил:
   - Лий, ты не понимаешь! Там у левой башни надо помочь... Я только с Главных ворот, помогал со смолой. И вообще...
   Эльф придирчиво оглядел его, понимая, что Аврикий ничего хорошего здесь не сделает, и что пора отправить его туда, где он действительно сможет пригодиться.
   - Аврикий,- Лий наклонился вперед, словно рассказывая другу Граса страшную тайну,- иди-ка лучше в госпиталь, там явно не хватает рук.
   - А как же Левая башня? - с сомнением спросил растерянный Аврикий.
   Лию было некогда церемониться, поэтому эльф быстро развернул Аврикия, проговорив сквозь зубы:
   - Там разберутся и без тебя. А в госпитале действительно нужна помощь.
   На сей раз Аврикию не пришлось долго объяснять - он с видом человека, которого внезапно одарили, бросился в госпиталь, по пути сбив какого-то подростка. Лий вздохнул с облегчением, избавившись от бездарного паникера, но все же решил посмотреть, что же происходит у Левой башни. Он оставил Реина одного, не сомневаясь, что его друг справится.
   У Левой башни действительно происходило что-то страшное - каким-то невероятным образом через стену перебрался белый медведь. Когда Лий подоспел туда, ситуация уже была готова выйти из-под контроля. Медведю не давали идти вперед, пугая его зажженными факелами, но Лию стало ясно, что для медведя эти факелы не страшнее спички. Эльф растолкал неуклюжих добровольцев и вышел вперед, встав на пути медведя.
   Лий сжал сильнее меч, из-за чего даже костяшки пальцев заболели. Медведь внимательно взглянул на эльфа - для зверя Лий был роднее, чем все эти глупые людишки. И тут Лию показалось, что он у себя в голове слышит голос медведя.
   "Ты убьешь меня, так ведь?"- прошипело в голове эльфа.
   "Я не хочу тебя убивать, но, боюсь, что придется - я защищаю своих близких и друзей (почему-то в этот момент Лий вспомнил Саффанию, Саффанию в день свадьбы, с цветком лилии за ушком). Ведь если я тебя не убью, ты покончишь со мной, верно?
   Эльф заметил, что медведь, приподняв голову, слегка усмехнулся.
   "Девушка? Все ясно. Ты хоть знаешь, кто она?"- медведь явно специально злил Лия.
   "Она жена князя. Если же она кто-то еще, то мне это неважно. Ты готов умереть?"- равнодушно спросил Лий, замечая, что медведь постепенно переносит вес на задние лапы.
   "Так же, как и ты",- прошипел зверь, с диким ревом поднимаясь на задние конечности. Юные добровольцы в страхе разбежались в разные стороны, не желая погибнуть от лап этого монстра.
   Но Лий остался на месте. Быстро выхватив из сапога кинжал, эльф приготовился к схватке.
   Медведь опустился на передние лапы, оголив клыки и тихо зарычав. Неуклюжими шагами он двинулся вперед на Лия. Эльф тоже шагнул на встречу. Они шли, глядя друг другу в глаза.
   Когда они приблизились, медведь вновь решил встать на задние лапы, намереваясь передними когтями распороть грудь Лия и поскорее покончить с ним. Эльф тоже выпрямился и опустил оружие, словно сдаваясь. Медведь наивно поверил в легкую победу. Он уже начал опускать лапы, как вдруг тело жертвы как-то подозрительно засветилось. Через мгновение перед растерянным медведем блистало золотистое облако. Зверь не без интереса наблюдал, как оно пролетело мимо него и исчезло где-то за спиной. Медведь начал недоуменно оглядываться по сторонам, выискивая своего противника. Тут резкая боль пронзила его спину; издав неразборчивый звук, медведь вновь встал на задние лапы. Зверь чувствовал, как вместе с кровью силы покидают его. Медведь обернулся и увидел Лия, сжимающего окровавленный кинжал. Медведь дернул носом:
   "Ты защищаешь друзей, потерянное дитя природы. Я прощаю тебе свою смерть. Ты же знаешь, я не хотел ни сражаться, ни умирать"
   Еще раз дернув носом, медведь резко повалился на бок. Лий успел отскочить, но потом подошел ближе. Медведь предсмертно дергал лапами. Лий взглянул в залитый кровью глаз зверя.
   - Знаю,- кивнул Лий, и у зверя, успокоенного, закрылся глаз - медведь умер.
   Добровольцы с восхищением смотрели на эльфа. Лий был в шоке - он и раньше убивал зверей, но на этот раз это болью отдалось в его душе. Этот медведь не хотел умирать, как не хотят умирать эти мальчики - добровольцы.
   Лий встал спиной к стене, на него могли в любой момент напасть, но сейчас ему было все равно. Он только сейчас понял, что нельзя никого заставлять сражаться, нельзя вот их, юнцов, допускать к оружию. Нельзя воевать без идеи, без страсти в сердце. И Лий понял, что надо во что бы то ни стало прекратить эту битву.
   Эльф двинулся вперед сквозь толпу добровольцев, ища взглядом Реина. Он решил действовать, но пока не знал, как. Впрочем, Лия это сейчас мало интересовало - эльф мчался вперед, ничего не понимая, ничего не видя.
  
  

ТЕ, КТО ЗНАЛ

  
  
   У Саффании наворачивались слезы на глаза. Она видела сотни стрел, слышала десятки криков ужаса и смерти. Ей становилась больно от всего этого.
   Саффания сильно сжала кулаки, сдерживая себя - она понимала, что она, наверное, единственная, кто действительно может помочь защитникам Винадира. Но девушка точно знала, что это значит для нее. Она сейчас может спасти их всех, и вдребезги разрушить свои собственные планы. А возможно, будет лучше, если ее тайна раскроется сейчас. Княжна передернулась, и, тем не менее, осталась сидеть.
   Рядом, возле кровати, находилась Ори, сжавшись в какой-то странной судороге страха. Девушка дрожала всем телом, нервно озираясь по сторонам, словно ожидая нападения.
   Вдруг Саффания резко и решительно встала.
   - Что случилось, госпожа? - Ори перестала дрожать и с надеждой посмотрела на княжну.
   Саффания, вновь взглянув на свое отражение в зеркале, опустила голову.
   - Ори, я больше не могу смотреть, как рушится то, что я так старательно строила. Я больше не могу. Не могу! Я должна действовать, иначе...
   Сведя брови, Ори покачала головой:
   - Что вы говорите, госпожа! - выпалила она с жаром. - Помогая им, вы все разрушите! Разве вы сами этого не говорили? Помните?
   Саффания почувствовала, как комок застрял у нее в горле. Слезинка выкатилась из ее глаз и побежала по порозовевшим щечкам. Княжна знала, что как бы она не поступила, результат будет один. Сейчас она, Саффания, уже не сомневалась, как мгновение назад, что поступает, как действительно лучше. В конце концов, никто не виноват в тупоумии Граса. В тот момент Саффании казалось, что ей очень хотелось доказать драгоценному супругу, насколько он неправ.
   - Ори,- княжна, как воин, сурово и как-то агрессивно свела брови,- я все помню, но... сейчас я просто обязана сделать то, что должна. Как княжна Винадирии. Сиди здесь, так будет безопасней для тебя.
   Кивнув, Саффания быстро вышла из комнаты. Ори нахмурилась - ей не понравилось то, что ее оставляют в стороне в столь ответственный момент. Поэтому-то девушка, легко встав, бесшумно вышла вслед за княжной.
   В коридоре уже никого не было. Ори остановилась, прислушалась, пытаясь понять куда пошла княжна.
   - Саффания? - оглядываясь по сторонам, спросила девушка.
   - Т-с-с,- послышалось с лестницы, ведущей вверх. - Если уж решила пойти со мной, так хоть не мешай.
   Ори снова нахмурилась: ее очень удивило, что Саффания пошла на Главную башню, а не спустилась вниз - туда, где идет битва. Служанка была в легком недоумении, абсолютно не понимая, что задумала ее княжна.
  
   Грас со стороны наблюдал за поединком Лия с медведем. Князь чувствовал, что очень устал, едва не валится с ног. Он постоянно задавал себе вопрос: "Сейчас? Сейчас заканчивать?" Раньше Грас почему-то очень уверенно отвечал отрицательно. Но теперь ему казалось, что уже хватит, хватит крови, насилия - всего.
   Князь быстро обошел Левую башню и ринулся к Главным Воротам, не вполне воспринимая реальность всего происходящего.
   Вокруг него солдаты мужественно защищали Винадир. Кровь забрызгала стены. Руки уже устали от оружия, а души - от убийств. Но даже раненые не отступали, оставались на стенах, сражаясь до последнего.
   Грас бросился вперед, грубо расталкивая своих же воинов. Он зачем-то спешил туда, вперед. Левой рукой Грас поймал кулон, висящий на его шее, и бережно сжал в кулаке. Его сердце билось все быстрее и быстрее. Дыхание ускорялось, зрачки расширялись. Грас сжал губы. И вдруг он остановился.
  
  
   Саффанию подводили нервы - она почти бежала по лестнице, наступая на юбку и почти падая. Ори легко следовала за княжной. Саффания одолевала пролет за пролетом. Голова кружилась от бесконечных винтовых лестниц. Корсет больно сдавливал грудь, не давая нормально дышать.
   И вот лестница закончилась и вывела княжну на Главную башню. Широкие белые столбы подпирали громадную крышу, открывая прекрасный вид.
   Саффания выпрямилась и наконец-то вздохнула полной грудью. Она слышала все те же ужасные звуки битвы. Сделав еще пару шагов, она остановилась.
   На последней ступеньке показалась Ори.
   - Княжна! Вы уверены? - спросила девушка, от удивления опуская подбородок.
   Саффания сердито посмотрела на нее и выпалила:
   - Прекрати! Я уже ответила на этот вопрос. Не стоит тебе вмешиваться, Ори. Не твое это дело.
   Медленно и даже несколько боязливо Саффания шла вперед, к краю хрупкого деревянного пола, к самому краю. Ори в страхе приоткрыла рот, приподняла плечи и замерла в этом странном положении.
   А Саффания стояла уже на самом краю крыши. Она видела все и всех. Туча зверей у стены замка; мелкая кучка защитников в серебристых доспехах; добровольцы в пестрых рубахах. Саффания присмотрелась и увидела знакомые лица. Реин отчаянно распихивал в стороны росомах-переростков. Лий бежал в непонятном направлении и почему-то неровными зигзагами. А Грас просто стоял посреди поля битвы, беззащитно опустив голову на грудь.
   Нахмурившись, Саффания пыталась понять, почему ее супруг занимает такое странное положение. Ей даже в голову не пришло, что Грас пытается сделать то же, что и она - спасти Винадир, а не самого себя.
   И тут Саффания почувствовала, как что-то светлым теплым огнем зажглось у нее в груди. Оно росло, переполняя душу Саффании странным и одновременно приятным чувством легкости. И вдруг огонь вырвался из груди девушки - Саффания даже сама не сразу поняла, что она запела.
   Слова и мелодия будто родились из ничего. Но каждый звук, каждая нота казались верхом совершенства.
   Все воины - и защитники Винадира, и звери - опустив мечи, замерли, не в силах продолжать бой дальше, так их поразила песня княжны. Она и сама была поражена чарующими звуками своего голоса. Она пела, пела для всех и ни для кого. Скорее девушка пела для самой себя, давая этой песней необходимые ей самой силы и решительность. А каждому из воинов казалось, что эта песня звучала для него и только для него. И Саффания давала им силы, уводя от боли и страха.
  
   Песню не слышал только Грас, полностью погруженный в мир своих мыслей. Он стоял все так же, опустив голову и сжимая кулон. Череда вопросов вновь пронеслась в его голове: "Правильно ли ты все делаешь, Грас? - спрашивал он самого себя. - Подумай, разумно ли это - оставлять княжество на Реина, Аврикия и Саффанию. Ты же знаешь, что эти трое никогда не смогут договориться. А еще и Лий... Но, нет, Лий один сможет сохранить хрупкое равновесие в Винадирии. Грас, ты же сам знаешь, что спасаешь их всех, всех, кого любишь. Это и даст мне силы".
   Грас резко поднял голову, взглянув на лазурно- голубое небо. Он кивнул ему, соглашаясь с его твердым спокойствием. Вдруг Грас стал серьезней, сжал кулон еще сильнее и начал шептать заветные слова, уже давно врезавшиеся в его память, как очень яркое и сильное воспоминание.
   - Силы жизни, силы смерти, решающие ход судеб, я осмелюсь сегодня просить вас вмешаться в задуманный круговорот событий. Я желаю, чтобы эта битва прекратилась, а Армия Живой Природы никогда более не соединилась для сражений. Плачу за свою просьбу своей жизнью! Да будет так!
   Сначала Грас не почувствовал ничего, кроме того, что кулон как-то зловеще похолодел. Но это было только начало. Резкая слабость прошла по ногам великого князя - Грас упал.
  

***

  
   В отличии от Граса, Лий прекрасно слышал и воспринимал песню Саффании. На секунду эльф остановился - нужно было отдышаться. Он огляделся. Все вокруг стояли завороженные. Лий поднял глаза, охватывая взглядом хрупкую фигурку Саффании. Княжна стояла на самом краю, слегка наклонившись; казалось, что она вот-вот упадет. Саффания выглядела абсолютно счастливой, она вся светилась.
   Лий опустил глаза, отыскивая в толпе солдат знакомые лица. Сделав пару шагов, эльф увидел что-то шептавшего Граса. Лий нахмурился - ему показалось, что князь совершает что-то необычное и одновременно важное. Эльф вновь взглянул на Саффанию. То же самое чувство, какое у него возникло, глядя на Граса, появилось и сейчас. Лий быстро переводил взгляд с Саффании на Граса и обратно. Эльф понял, что кому-то из них нужна помощь. Но кому? Лий этого не знал.
   Неожиданно, в очередной раз переводя взгляд с Саффании на Граса, эльф не увидел князя. Не раздумывая, он ринулся к своему другу, по дороге грубо расталкивая солдат. Через секунду он уже был рядом с князем.
   Грас лежал посреди обломков стрел и обрывков окровавленной одежды. Он держал руки, сжатые в кулаки, на груди и тяжело дышал. Даже не пытаясь понять, что случилось, Лий сел рядом с другом. Он видел, что князю было плохо. Лицо бледное, только щеки горят. Руки холодные. И дрожь, сотрясающее все тело. Лий не знал, что делать - еще никто из его друзей не умирал столь странным образом.
   А самому Грасу казалось, что вся его сила, все его тепло рассыпались на миллионы маленьких искорок, которые улетали прочь от его тела. Князь не чувствовал боли и страданий, наоборот, его тело становилось безумно легким. Какой-то приятный хмель царствовала внутри. Светлой точкой в сознании Граса отразился Лий. Князь хотел, но уже не мог улыбнуться другу. Затем он услышал музыку, приятную теплую музыку, идущую из глубины сердца. Грас слабым жестом закинул голову и увидел Саффанию, создающую своим голосом эту чудную мелодию. И тут Грас почувствовал, что эта музыка не отпускает его, дает силы и желание жить дальше. Но это было уже невозможно. Высшие силы потревожены. Остается только радоваться этой песне, остатком своей бренной жизни.
   - Лий, какая она прелестная, эта песня! - неожиданно заговорил Грас; каждое слово давалось ему с трудом.- Ты не чувствуешь, Лий, она поется только для меня, поется моей женой для меня. Она хочет дать мне силы бороться дальше. Но они мне больше не понадобятся - они нужны вам, оставшимся, чтобы бороться с трудностями. Моя дорогая Саффания, как я ее люблю. Я рад, что умираю под ее песню.
   Последние искорки жизни покинули тело Граса. Князь окончательно побелел и, закрыв глаза, застыл навсегда. В этот же самый миг закончилась и песня Саффании.
   С последними нотами ушла жизнь Граса. Саффания замолчала. Переведя дыхание, княжна опустила взгляд на поле брани. Перед глазами стоял туман - княжна не могла разглядеть силуэтов, видела только пятна. Она убрала выбившуюся прядь и, гордо расправив спину, сделала маленький шаг вперед. Теперь она стояла на самом краю пропасти. Врагов, эту злобную звериную толпу, она видела четко и ясно. Какая-то непонятная ярость пробудилась в душе Саффании, и с неподдельной ненавистью она взглянула на Армию Живой Природы.
   - Я вас не боюсь! - зло закричала Саффания, в ее глазах загорелись нехорошие огоньки. - Убирайтесь прочь! Вам не сломить наш дух! Прочь отсюда! Прочь!
   Жуткий мистический смех, пробирающийся прямо в душу, перебил истерический крик Саффании. Этот гогот словно шел из глубины земли и природы, из самой сути всех этих существ.
   - Молчи, княжна! Слишком ты слаба для этого!
   Саффания резко расправила спину. Что-то начинало кипеть в ее груди горьким пламенем злости и обиды. "Да как они, жалкие звери, смеют указывать мне, когда молчать, когда говорить! Не в моих силах им указывать? Ха! Не в их силах указывать мне!" Огонь переполнял ее душу, ее сердце.
   - Я смею вам указывать! Я правлю здесь! Я вас не боюсь! - повторила она и неожиданно замялась.
   Она задумчиво опустила голову. Саффания слышала стук своего сердца и понимала, что сейчас настал тот самый момент, который может спасти Винадир, но ее погубить . Впрочем, княжне сейчас было все равно. Она должна была спасти Винадир, своих подданных. Саффания закрыла глаза, собираясь с силами.
   - Я вас не боюсь! - еще жестче сказала княжна.- И готова доказать вам это своей кровью.
   Лий, сидящий возле тела Граса, поднял голову. Саффания виделась ему такой хрупкой, но одновременно и необычайно мужественной. Лий прищурился - какой-то подозрительной показалась ему последняя фраза княжны. В ней было что-то таинственное и сокровенное. Эльф взглянул на застывшее лицо мертвого друга: "Что происходит, Грас? Зачем ты умер так внезапно? Почему твоя жена обещает свою кровь? Что вообще происходит? Я не могу понять. Это выше моего сознания"
   Все замерло. Всепоглощающая тишина захватила Винадир. Саффания растерянно взглянула вниз. Люди и звери больше не сражались. Они молча смотрели друг другу в глаза. Все замерло в ожидании. И вдруг хрусталь тишины разлетелся вдребезги.
   - Нам не нужна твоя кровь, властительница предателей. За свободу Винадира было уже уплачено. Мы не смеем не повиноваться Высшим силам.
   Саффания удивленно сделала шаг назад. Что-то произошло не так. Что-то спасло ее, и это что-то смогло обратиться к Высшим силам и вырвать победу у Армии Живой Природы. Саффания знала, что такие просьбы оплачиваются жизнью. И только сейчас пелена упала с ее глаз, и она четко увидела кровавое поле брани. Но среди сотни мертвых тел, только одно привлекло ее внимание.
   - Грас! - не своим голосом закриnbsp;
&
   Лий услышал крик Саффании лишь краем уха. Он встал и в изумлении смотрел, как волки, медведи и другие звери расстроено покидают Винадир. Армия Живой Природы уходила так же быстро, как и пришла. Эльф проводил их взглядом - он ни разу не видел столь великих воинов так бесславно побежденными.
   Лий еще раз взглянул на Граса. Маска спокойствия, радостного спокойствия делала правителя Винадира необычайно красивым. Лию стало жалко этого совсем еще молодого человека. И все-таки одно казалось эльфу странным - прижатые к груди руки князя. Присев, Лий осторожно разжал пальцы друга. Потянув за простую веревочку, эльф высвободил заветный кулон Граса. Он никогда не видел таких странных штучек. От нее веяло остатками холодной силы. Кулон был сейчас опустошен и не представлял собой ничего магического. Зато когда-то он явно был носителем чего-то могущественного. Но сейчас Лию было некогда об этом думать.
   Он быстро спрятал кулон и огляделся еще раз.
  
  

БРАТ

  
  
   Следующие несколько часов для всех длились ровно столько, сколько длится бесконечность, убийственная холодная бесконечность.
   Огонь души Саффании сменился полной растерянностью. Она быстро сбежала с башни - не могла больше видеть жестокого поля брани. Не обратив внимания на Ори, Саффания, спотыкаясь, летела по лестнице, ничего не видя перед собой. Остановилась она посреди темного коридора. Тяжело дыша, княжна медленно села на пол. Слезы обиды и боли душили ее. Грас погиб и погиб так глупо! Зачем, зачем он выбрал этот путь? Саффания больно ударила кулаком по полу.
   Она не любила Граса, никогда не любила. Но он, ее умерший супруг, был единственным (кроме отца), к кому она прислушивалась, чье мнение имело для нее немаловажное значение. Так глупо! Все было так глупо. И больно. И обидно. Она была несказанно благодарна Грасу за все, что он сделал для нее, и душу ее разрывали страдания, так как она никогда теперь не сможет выразить ему эту благодарность.
   Саффания с трудом встала, понимая, что нельзя больше сидеть в этом коридоре, иначе на нее наткнется Ори и срочно начнет ее успокаивать. А Саффании этого было не нужно. Она пошла, точно зная куда.
   Княжна шла в комнату Граса, надеясь успокоиться хотя бы там. Это место она воспринимала как-то по-особенному. Саффания часто бывала в его комнате, и всегда ей казалось, что она находится в необычайно уютном и спокойном месте. Здесь даже спалось по-другому. И чем ближе она была к этой комнате, тем легче становилось у нее на душе. Саффании представлялось, что вот она сейчас откроет дверь, и он, Грас, ее супруг, будет сидеть перед окном с книгой, живой и невредимый. Но она знала, что этого не будет.
   Когда княжна увидела заветную дверь, сердце ее замерло. Она потянулась к ручке и, слегка толкнув дверь, отворила ее.
   Внутри было темно - Грас зачем-то плотно задернул шторы. Саффания тихо вошла. Затворив за собой дверь, княжна на некоторое время оказалась потерянной в кромешной тьме. Но вскоре она смогла разглядеть обстановку комнаты. Тут она заметила, что на кровати лежит какой-то странный предмет. Она быстро подошла поближе. Это оказалась небольшая шкатулочка. Судя по всему, весьма искусной работы. Девушка провела по ее поверхности пальчиками - шкатулка вся была покрыта камешками. Интересно. Она не помнила никакой шкатулки у Граса. Откуда же она взялась?
   Княжна перевернулась на кровати и, быстро встав, подбежала к окну. Отодвинув рукой штору, она впустила в комнату свет. Коробочка сразу вспыхнула миллионами бликов.
   "Необычайно красивая,- подумала Саффания. - Слишком тонкая для винадирцев работа, но и не эльфийская - нет той грациозности линий и изящества форм. Так откуда же она?"
   Саффания недолго крутила шкатулочку в руках, прежде чем открыть ее. Внутри не оказалось ничего, кроме старой пожелтевшей бумажки. Что-то молнией блеснуло в ее голове - интуиция подсказывала, что нечто странное и одновременно важное есть в этом кусочке бумаги. Глубоко вздохнув, княжна аккуратно достала из коробочки тонкий пергамент. Любопытство поглощало ее. Саффания осторожно развернула бумажечку. Черные буковки складывались в странные слова: "Силы жизни, силы смерти, решающие ход судеб, я осмелюсь сегодня просить вас вмешаться в задуманный круговорот событий. Плачу за эту просьбу своей жизнью. Да будет так!"
   Саффания на секунду застыла - перед ней лежали слова заклинания, связанного с Высшими силами. Но она знала, что эти слова были пустыми без некого талисмана. "Значит,- начала сосредоточенно рассуждать Саффания,- шкатулка была дана Грасу с двумя предметами. Один я сейчас держу в руках. А второй должен находиться у Граса. Но зачем ему нужно было это заклинание? И кто дал ему эту шкатулку?"
   Саффания перевернула бумажечку. И уже чуть было не вернула ее в первоначальное положение, но прежде успела заметить светло- красные чернила на обратной стороне. Написано было крайне неразборчиво, но Саффания все-таки умудрилась разобрать надпись: "Грас, жизнь учит нас не просто противостоять обстоятельствам, а противостоять им так, чтобы и победа, и поражение принесли одинаковую пользу. Сумей преодолеть свой страх и исполнить то, что предназначено тебе судьбой".
   Саффания вскрикнула - все вдруг встало на свои места. Грасу было предрешено погибнуть, вмешавшись в "круговорот судеб", но жизнь его была положена на великие цели. Саффания не могла понять только одного - кто предсказал ее мужу такую судьбу, кто смог убедить его в том, что это действительно нужно. Зная Граса, княжна была уверена, что сделать последнее могло только очень авторитетное существо.
  

***

  
   Лий впал в прострацию, едва увидел спешащего к нему Реина. Он не представлял, как Реин может отреагировать на смерть брата.
   - Лий,- дрожащим голосом прошептал Реин,- что с Грасом? Что с моим братом?
   Промолчав, Лий опустил голову. Все сразу оборвалось в душе Реина. Вместо ставшей привычной определенности зияла пугающая пустота. Не веря случившемуся, он подбежал к телу брата и, схватив его за плечи, начал трясти, словно надеясь вернуть его к жизни.
   - Грас! Грас! - кричал он в истерике.- Очнись, брат! Очнись! Грас!
   Лий внимательно посмотрел на друга, нервы которого взяли верх над разумом, и уже собрался уходить, как его остановил голос Реина:
   - Лий, ты, наверное, знаешь, что по нашим традициям сын хоронит отца, брат - брата. Мы не даем простым людям проститься с правителями, потому что это только наше семейное дело. Так было и так будет. Поэтому, прежде чем заняться Винадиром, я должен похоронить брата.
   Лий кивнул.
   - Друг, можешь приказать подать лошадь?
   Эльф поднял глаза. Он быстро подошел и, похлопав друга по плечу, сказал:
   - Реин, ты всегда можешь на меня рассчитывать. Но я не могу облегчить все твои трудности. Многое придется решать самому. Так что держись.
   Пока не подвели лошадь, Реин, не двигаясь, сидел рядом с телом Граса. Сейчас он, как никогда прежде, чувствовал себя ребенком, совсем маленьким и беззащитным, но которому сложные обстоятельства дают шанс быстро повзрослеть. Реин стер слезу, текущую по щеке. Он прикоснулся губами к холодному лбу Граса, а затем встал на ноги. Лошадь уже подвели. Сняв с себя плащ, Реин накрыл им тело брата - он не хотел, чтобы народ видел правителя мертвым. Правители не умирают - они меняются. Аккуратно взяв Граса на руки, Реин осторожно положил его на седло. Проверив, не упадет ли тело брата, Реин взял коня под уздцы.
   - Пойдем,- тихо сказал он лошади, и они двинулись.
   Лошадь шла медленно, очевидно понимая важность момента. А вокруг все заворожено смотрели на эту странную, печальную и скромную процессию.
   Естественно, жители Винадира знали о княжеских традициях, но от этого они не меньше грустили о погибшем князе. Грас запомнился ими, пусть и не очень опытным, но рациональным и искренним правителем. Слезы наворачивались на глаза даже у самых стойких воинов.
  
  
   С крепостной стены Лий наблюдал за тем, как Реин увозит тело князя в лес. "Такая неожиданная смерть! - думал эльф. - Грас, знал бы ты, как много ты смог сделать своей кончиной. Ты не просто спас нас всех, ты помог стать нам взрослее, серьезнее".
   -Князь Лий! - эльфа от грустных мыслей отвлек чей-то голос.
   Лий обернулся. Перед ним стоял один из воевод Граса. Выглядел парень неважно, и Лий понял, что юноша борется с болью, чтобы с ним поговорить.
   - Князь Лий,- повторил воевода,- нам требуется ваша помощь. Похоже, что только вы сейчас можете принимать здравые решения.
   - А как же княжна и Аврикий? - не без интереса спросил эльф, следуя вслед за юношей.
   Воевода усмехнулся:
   - Аврикий сейчас сидит в госпитале, обхватив руками одну из колонн, с безумными глазами и что-то бормочет. Я думаю, что, даже выйдя из этого состояния, он еще не скоро начнет нормально соображать.
   Лий улыбнулся - вот и открылась истинная натура Аврикия. Трусливый жалкий пес.
   - А княжну, я полагаю,- продолжил смышленый воевода,- лучше пока не тревожить. Ее служка, Ори, кажется, сказала, что княжна Саффания очень расстроена. А сама Ори, кстати, молодец, помогает раненым в госпитале.
   Они вошли в один из внутренних дворов. Вокруг было много раненых, которые старались дойти до госпиталя. Тем, кто самостоятельно идти не мог, помогали более здоровые. Лий поморщился - в воздухе завис неприятный запах крови и пота.
   - Так что мне надо решить? - с раздражением спросил эльф, чувствуя себя как-то неловко.
   Воевода, прикрыв рукой солнце, спокойно ответил:
   - Мне только надо знать, что делать нам, тем, кто остался невредимым. А вот нашего многоуважаемого целителя интересует гораздо больше вещей. Только, князь, будьте готовы к тому, что многие из них окажутся абсолютно глупыми.
   Лий добродушно улыбнулся.
   - Буду иметь в виду. А вам, здоровым, сначала нужно разоружиться. Нечего в доспехах бегать. А потом... думаю, надо убрать погибших со стен. Это будет по отношению к ним справедливо.
   Воевода кивнул. Прижав руку к сердцу в знак почтения, он собрался уходить, но его задержал голос Лия:
   - Как тебя зовут, воевода?
   Парень обернулся и быстро проговорил:
   - Донкий, глава третьего отряда княжих войск.
   - Ты молодец, Донкий,- с благодарностью проговорил Лий.
   Чем-то понравился эльфу этот юноша. Ему показалось, что Донкий - очень ответственный и разумный воин. "Есть же в Винадире надежные люди",- вздохнул про себя Лий.
   Следующий час эльф потратил на бурные выяснения отношений с местным целителем, который оказался, во-первых, глуховатым, во-вторых, очень нервным, а в-третьих, безумно упрямым.
  

***

  
   Реин ощутил, что впервые в жизни он возненавидел лес. Все эти яркие и все же очень хмурые деревья давили на него своей горделивостью, спокойствием и величием. Эти бесчувственные великаны не могли понять, что Реин везет сейчас такого же, как они - горделивого, спокойного и величавого, но уже мертвого - своего брата Граса.
   Грас для него всегда был опорой во всем. Во всем без исключения. Реин знал, что чтобы он ни сделал, чтобы ни сотворил, Грас всегда оценит его, хорошо или плохо, но оценит. Но уже не теперь. Рухнул весь мир Реина. Рухнул - его уже не вернуть. Как не вернуть Граса.
   Реину становилось все страшнее и страшнее. Он не знал, как жить дальше. Он не думал о княжестве, Лие, неожиданно появившейся в его жизни Саффании. Сейчас был только Грас. И только Грас занимал его мысли.
   Реину было так странно сознавать, что закончился целый этап его жизни. Этап, который не продлишь, как ни старайся, но который так хочется вернуть.
   Реин собрал в лесу сухие ветки и уложил их на землю. Он аккуратно снял потяжелевшее тело Граса с лошади и уложил его на деревянный настил.
   В последний раз он взглянул в правильное лицо Граса, любуясь каждой его линией. Слеза выкатилась из уголка глаза Реина и, проделав извилистый путь по его щеке, упала на землю.
   Реин понял, что пора заканчивать. Перед ним лежит хоть и родное, но все-таки мертвое тело. Нельзя больше сжигать себя, стоя над покойным. Князь отстегнул от ремня пузырек с маслом и вылил его на ветки. Подождав секунду, Реин поднес к веткам огниво. Вспыхнув, огонь сразу же охватил деревянный настил и тело князя.
   Реин быстро отошел от горящих веток и, запрыгнув на лошадь, поскакал прочь. Прочь из леса. Он не желал видеть, как Грас превращается в пепел. Все. Все закончилось. Теперь от Граса осталась только память. И только это важно.
  

***

  
   Жизнь парадоксально быстро входит в прежнее русло. Так случилось и в Винадире. Старая река жизни, став менее полноводной и лишившись важного течения под названием Грас, не поменяла своих берегов.
   Саффания эти дни бродила по замку, как неугомонное привидение. Реин заперся в комнате Лия и, усевшись на балконе, любовался небом и звездами. Сам Лий успел за это время переругаться, накричать и разобраться со всеми, с кем только можно было в Винадире. Единственным, кто хоть как-то не портил ему нервы, стал Донкий, который делал все, что было в его компетенции без предварительных разрешений и консультаций.
   Прошла неделя. Лий и Реин, впервые за долгое время, обедали вместе. Сначала они ели молча, словно не зная, с чего начать разговор.
   - Вкусно приготовлено,- лениво пробормотал Лий.
   Реин молча кивнул. И эльф, и человек усиленно резали содержимое тарелок, но есть все это не торопились.
   - Спасибо тебе, Лий,- неожиданно заговорил Реин, не поднимая взгляда от тарелки.
   Лий удивленно взглянул на друга. У Реина был вид человека, который наконец-то решился заговорить о чем-то важном для него.
   - За что? - переспросил Лий, отправив в рот кусочек мяса.
   - За все, Лий. За то, что ты смог собраться, отбросить лишние чувства,- задумчиво пробормотал Реин.
   - Я же тебе уже говорил, Реин,- четко произнес эльф, пытаясь как можно лучше донести смысл своих слов,- я всегда сделаю для тебя то, что в моих силах, потому что ты мой друг. Друг, на которого многое сразу обрушилось. Друг, который не может справиться один. И я делаю это не ради выгоды или слов благодарности, я делаю это, чтобы выразить свое отношение к тебе. Чтобы ты, друг мой Реин, всегда знал, что у тебя есть тот, на кого можно положиться.
   Реин не ответил. Лий знал - не потому, что ему нечего сказать, а потому что князь не может найти нужных слов. Через минуту Реин растерянно сказал:
   - А что дальше, Лий?
   Эльф улыбнулся:
   - Я планирую съездить домой, в Риштеин. Надо хотя бы для приличия мать повидать. Она, наверное, волнуется. Да и про свое княжество грех забывать. А то занимаюсь только Винадиром. Это уже неприлично становится.
   Реин усмехнулся - Лий всегда мог его рассмешить.
   - А еще,- продолжал эльф каким-то уж очень легкомысленным тоном,- я бы хотел, чтобы со мной поехал ты.
   Реин, отложив нож и вилку, удивленно взглянул на друга, понимая, что это уже не шутка.
   - Лий! Ты серьезно? Ты же понимаешь, что я не должен бросать княжество. Особенно сейчас.
   Лий кивнул:
   - Я понимаю другое. Ты не можешь сейчас здесь оставаться,- встретив абсолютно непонимающий взгляд друга, он поспешил добавить:- Сейчас, Реин, тебе нужно проветриться, а не сидеть в этих стенах. За Винадир не беспокойся. За эти дни я нашел одного весьма толкового воеводу, парня трудолюбивого и абсолютно незаносчивого. Думаю, он сможет справиться со всеми проблемами.
   Лий прекрасно знал, что Реин сейчас больше делает вид, нежели действительно сомневается. Князь Винадирии был человеком дорог, а не стен, и Лий не сомневался - его предложение будет принято.
   - На том и сговоримся,- сказал Реин,- поедем вместе к тебе, а потом... куда судьба нас поведет.
   Не успел Лий обрадоваться, как услышал знакомый женский голос:
   - Я еду с вами.
   Эльф и человек подняли глаза - в дверях стояла Саффания, как всегда свеженькая и прекрасно ухоженная.
   Реин сразу насупился - только строптивой вдовы его брата ему не хватало. А Лий внимательно вгляделся в глаза княжны - они говорили, что девушка настроена серьезно. Саффания приняла решение и не была намерена отступать. И тут Лий почувствовал что-то нехорошее, даже опасное в этих красивых зеленых глазах. Он еще раз оглядел княжну, убеждаясь в том, что, не смотря на это странное чувство и предстоящее недовольство Реина, ему ничего не остается, кроме того, как взять Саффанию с собой.
  
  

Продолжение читайте на сайте Lavinak.ru


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"