Kerr Riggert, Semenoff: другие произведения.

(Naruto) Текущее продолжение:"Я-кто?!"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
  • Аннотация:
    ghjlf
    20/02/17.
    __________
    Фанфик по "Наруто"
    1 часть.
    http://budclub.ru/k/kerr_r/jaktov13obshijfajl.shtml
    2 часть.
    http://budclub.ru/k/kerr_r/ja-ktokniga1wzhitxsjaiwyzhitxchastx2.shtml
    Инструкция: для того, чтобы вы не путались у нас есть плашка-разделитель (картинка в виде свитка см. выше) с датой выхода проды, которая дублируется еще и в аннотацию (дата). =) Перемотал вниз, плашку нашел и не надо перечитывать по 40 раз =D


  
   Глава 12. Фаллоут
  
  
   Гражданские не доставляли нам столько проблем, как уверенные в своей исключительности джонины. Например, они имели мерзкую привычку лечиться, не снимая полевой формы. В гостиницах у горячих источников все покорно меняют повседневную одежду на юкату, а в госпитале - трагедия целая заставить переодеться в больничную пижаму такого кадра как Хатаке.
  
   - Может предложить онсен пристроить к госпиталю и пока больные моются, незаметно забирать их грязное тряпье и выдавать пижамы? - показал Маару дыру на локте только что попавшего к нам шиноби, которому я закончил делать перевязку головы.
   Тот рукав вырвал и сказал: я тут и все слышу.
   - О, это прекрасно, что слышите, пижаму вам выдали, ванную найдете в палате, - в догонку крикнул, - и не намочите бинты!
  
   Маару посмеялся и передал бумаги, для заполнения.
   - Мне нужен терапевт, - послышался знакомый голос.
   - Хатаке-сан, что вас привело сюда?
   Чучело вышел, посмотрел на дверь в кабинет, вернулся.
   - Терапевт?
   Я кивнул, силясь не заржать, Хатаке явно меня опасался. Не удивительно, учитывая, что в ремесле ирьенина он почти ничего не смыслит.
- Справка нужна, - осторожно сообщил он, зыркая попеременно то на меня, то на Маару.
- Вы по адресу, - ткнул себя в грудь большим пальцем.
- А он? - не теряя надежды тихо спросил Хатаке.
- Вообще-то это комната отдыха и Маару-сенсей, не поверите, отдыхает. Не отвлекайте его, Хатаке-сан.
  
Я поначалу подумал о том, чтобы "найти" какую-нибудь болячку, прописать кучу различных анализов, но пожалел коллег, которым еще возиться с этим придется. Потому, после осмотра, я выписал Какаши.
  
   Хатаке карточку перечитал несколько раз, словно не верил, что все так просто и нет никакой подлянки.
   Он даже очередь отстоял второй раз, чтобы вернуться и переспросить.
   - То есть я могу идти?
   Я уже начал сомневаться в том, что не пропустил какую-нибудь гематому в серой шевелюре.
   - Хатаке-сан, у вас амнезия? Вы не помните, что было с вами тридцать минут назад? Где вы умудрились упасть? Покажите затылок.
   - Не падал я! - отшатнулся Чучело от стола.
   - Тогда не морочьте мне голову, - вытолкал джонина за двери. - Следующий!
   К концу смены я готов был уснуть прямо на карточках и рецептах. Казалось, таким вымотанным я не был даже после боя у Госпиталя.
  
   После смены я поплелся домой, мечтая поскорей прилечь на нормальную кровать. Если бы упал, то уже не смог бы подняться, а заснул бы прямо на земле.
   Спать на стульях - то еще "удовольствие", а на кушетке для осмотра прикорнуть нельзя было, с нее гоняли.
   Чуть не вывихнув челюсть от очередного зевка, я внезапно, услышал знакомый голос. Поначалу подумал -- почудилось, но прислушавшись, улыбнулся и пошел на него с закрытыми глазами, как пилот по приборам в плохую погоду.
   Около ворот Анко болтала с какой-то женщиной, но быстро попрощавшись, поспешила ко мне сочувственно улыбаясь. Она подставила мне плечо, когда я прошептал:
   - Хочу любви, ласки и спать.
   Вот теперь можно было не волноваться, что я не дойду, даже если умудрюсь уснуть находу.
  
   Со всеми удобствами меня устроили на диване, где я и вырубился. Казалось, я прикрыл глаза на один миг и тут же подорвался от запаха гари и ругательств произнесенных сквозь зубы.
   Ворвавшись на кухню с наколдованной из воздуха водой, я замер и нервно икнув, пробормотал:
   - Вот это я моргнул.
   Здесь творилось что-то страшное. Складывалось ощущение, что я попал в прошлое, когда мелкий сам себе готовил. Срач невероятный, вонь, как от брошенных в костер объедков, после пикника. Конечно же, были отличия, но общая картина похожа.
   Вот только вместо Наруто - Анко. Митараши стояла у открытой двери на балкон, передником выгоняя дым на улицу.
   В кастрюльки на печке я заглядывать не стал, запах явно шел от них.
  
   - Ирука, - ахнула Анко, не зная куда деть руки. Она так увлеклась, имитируя вентилятор, что умудрилась проморгать мое появление. Было очевидно, что так рано меня не ждали.
   Виновато улыбаясь и приговаривая "я сейчас все уберу. Пожалуйста, подожди в зале".
   Позволив себя увести, я вернулся на диван и стал ждать.
   Итогом поединка Анко с плитой стало нечто похожее на омлет, но с сухими кусочками мяса, крупными кусками жаренного лука и плошкой с недоваренным рисом.
   Пока я жевал пережаренный омлет, Анко успела покаяться, что отвратительно готовит, извиниться и сама себя поругать за самоуправство.
   Ну, рис действительно получился плохо, а вот омлет мне понравился. Немного бы изменить рецепт и будет гораздо лучше, что я и сообщил Анко.
   - Ирука, это дурацкая шутка. Я не могла приготовить вкусно.
  
   Вот и как на это ответить? Если соглашусь обидится же. Соврать? И потом есть непонятно что мыча, якобы, от удовольствия?
  
   Задумавшись, я завис пялясь на рюши передника с дельфинчиком, который колыхался на груди Анко в такт дыханию.
   - Ирука, ты спишь?
   - С открытыми глазами? - ответил вопросом на вопрос.
   - Не знаю, может тебя такому учили, - осторожно сказала девушка, покосившись в сторону.
  
   Неудобный для Анко и сложный для меня, с моим-то уставшим мозгом, разговор прервал Наруто, с порога спросивший ее об успехах на поприще кулинарии.
   Оказалось, что Наруто заходил, когда я спал, и он же посоветовал Анко приготовить для меня что-нибудь. Сработал стереотип, что все женщины умеют готовить, а вдохновленная Митараши взялась за сковородку.
  
   Закономерный вопрос "а как же она сама питается", получил весьма неожиданный ответ: Анко ела исключительно покупную еду или заказывала ее заранее в любимых забегаловках, чтобы поесть дома. А я-то думал, почему она всегда накладывала себе больше, чем могла съесть и остатки забирала с собой!
  
   Ну, что ж, значит буду готовить больше. Или все же "дать голодному удочку, а не рыбу"?
   - Я Наруто научил готовить и тебя научу!
   Анко облегченно выдохнула, будто я не заметил какой-то ее косяк по этой теме. Интересно, какой...
  
   Во время возни на кухне, когда пытался научить Анко делать самые простые блюда, я заметил, что нужно купить еще продуктов, вытащил деньги и завис.
   - Вот я склеротик! - а потом сказал Анко. - Жди здесь!
   Через минуту обалдевшая девушка держала в руках целую кучу денег. От удивления она чуть не села мимо дивана, держа перед собой аккуратные пачки купюр.
  
   - Это ты столько выиграл?!
   - Нет, - отмахнулся я. - Это столько выиграла ты. На Узумаки ставили один к десяти.
   И распечатал свиток со своим выигрышем. - А вот это уже мое.
   Мой выигрыш едва поместился на журнальном столике.
   - Свиток с деньгами Наруто отдам ему, когда вернется. И вот еще что, - похлопав по карманам, достал дубликаты ключей и протянул Митараши, - это тебе. Там на барельефе фигурка...
  
   Договорить она мне не дала, задушила в объятьях и заткнула поцелуем. В барьер Анко все же себя прописала, но лишь следующим днем, когда уходила.
  
   Спустя два дня, в день похорон Хирузена с посеревших небес лил дождь. Можно было подумать, что сейчас осень: хмурое небо, хмурые люди в черной одежде. В этот день Советники объявили траур по всем погибшим.
   Кроме шиноби, погибли и гражданские, которым не повезло попасть под чью-либо технику или под завалы. Но я утешал себя тем, что не дожми меня брат пророчицы и жертв было бы еще больше.
  
   В последний путь Сарутоби провожали на крыше башни каге, а не как остальных - на площади около храма.
   Кто-то обмолвился, что это из-за дурного знака. Когда несли гроб, был ливень и дул штормовой ветер, так что крышка слетела. Я так и не понял, что в этом такого страшного и кто такая Каща.
   Хорошо ума хватило не спрашивать у знакомых, а спросить сразу Наруто.
  
   Он объяснил, что если во время похорон дует сильный ветер, идет ливень и сносит гробовую крышку, то "Каща" прокляла душу умершего; этого жутко боялись, но и стыдились: значит, поступки умершего, совершенные при жизни, были плохи.
   - И Каща-сама явилась из ада забрать эту душу, - поежился мелкий.
  
   Как по мне, так это совпадение. Что забирать-то из гроба? Шинигами все съел. Каща явно обратилась не по адресу.
  
   Как ночью, кабинеты мимо которых мы прошли, были заперты, а коридоры непривычно пусты. Без клиентов тут было слишком тихо и немного жутко.
  
   Мы с Наруто прошли через пустой кабинет Хирузена к двери наверх, но мелкий почему-то задержался около стола. Наруто будто хотел дотронуться до ручки кресла, но затем медленно отошел и бегом рванул ко мне. Нагнав на лестнице, мелкий крепко сжал мою ладонь, но ничего не сказал.
  
   Я хотел остановиться в последнем ряду, да только Наруто потянул меня вперед, туда где стояли Асума и Конохамару.
   Поддавшись общему унынию, я разглядывал лицо на фото и даже не улавливал сути собственных мыслей и слов служителя храма, который раскладывал на низком столике перед фото свитки, прямоугольные листочки с оберегами, странного вида котелок и трубку Третьего. Что он напевал, что говорил Асума и выл Конохамару - я тоже пропустил мимо ушей. Мне о смерти старого Сарутоби горевать не было смысла, но эмпатия снова сыграла злую шутку, заразив меня всеобщим унынием и безнадегой, от которых захотелось составить дуэт Конохамару.
   При том, что сам я был рад смерти Третьего, получалась натуральная шизофрения.
  
   Задержавшись у перил после церемонии прощания, я взглянул в каменное лицо Хирузена, перечеркнутое глубокой косой трещиной, напоминающей мой шрам, и мазнул взглядом по остальным хокаге.
  
   Каменные истуканы смотрели пустыми глазами вдаль, будто высматривая что-то. Издали не видно поблекших следов от художеств Наруто, который впитал пористый камень, и того, насколько грубо обработана горная порода.
   На непривычно грязных улицах и тут и там были заметны трещины, а обычно тесно стоявшие дома мелькали дырами, возникшей пустотой напоминая челюсть с выбитыми зубами. Над проломами в стенах уже возвышались строительные леса, но из-за траура и дождя заделывать разрушения никто не спешил.
   В Конохе царили растерянность, страх и безвластие. Казавшийся незыблемым порядок рухнул на голову веривших в него, похоронив под своими обломками веру шиноби Листа в собственные силы. Вместе с Третьим ушла целая эпоха. Эра великой Конохи, сильнейшей деревни мира шиноби. Давно не было ни могучих Сенджу, ни яростных в бою Учих, ни всегда верных своему слову Узумаки, но наивная вера в то, что мы сильнее и лучше всех, а временные трудности скоро пройдут, продолжала жить вместе с учеником Основателей. А теперь ее нет. Как и великих кланов, как и союзников. Нет широкой спины, за которой можно переждать бурю. А есть только враги и война с бывшим союзником - Суной. В эмоциях людей ощущалась растерянность, они явно не могли понять, как они оказались в этой новой, крайне неуютной реальности. Без друзей, без лидера, без цели. Стадо людей в побитом сражением городе.
  
   Теперь, глядя в осунувшиеся скорбные лица, видя растерянные взоры горожан, я уже не был так однозначно уверен в том, что смерть Третьего была абсолютным благом и мне не стоило хотя бы попытаться ее предотвратить. Для меня он был не только угрозой, но и однозначным злом, но теперь я понял, что видел не всю картину, а лишь малую ее часть.
  
   Старый интриган значил для людей гораздо больше, чем я думал. Он был неотъемлемой частью их мира, символом порядка и стабильности, пастухом и поводырем, лидером и всезнающим мудрецом и добрым дедушкой. У него есть чему поучиться.
  
   Мокрая, покоцанная боями, словно помоечный кот, Коноха производила удручающее впечатление. Казалось, что вот-вот из тех завалов вылезет, шевеля усами, гигантский таракан, а из-за угла покажется мерцающий кислотно-зеленым гуль и захрипит, запрокинув прозрачную башку с раззявленной пастью к свинцовому небу.
  
   - Когда ворота закрыты, это так странно, - тихо проговорил мелкий, - непривычно.
   Вздрогнув, кивнул.
   - Придется потратить еще немало времени, прежде чем мы снова откроем их. Нам еще повезло, что наш дом выстоял. Некоторые потеряли все что имели. А у нас в квартире даже новых трещин не появилось, - без энтузиазма улыбнулся своей шутке.
   Наруто пожал плечами и оперся на перила рядом.
   - Редкий гад этот Орочимару, - буркнул я, оставив попытки развеселить нас двоих.
   - Ну да, - поддержал Наруто. - Обиженный мудак.
  
   Я его поправлять не стал, дети говорят правду, когда не считают нужным врать и лицемерить.
   То что Орочимару мог быть Четвертым, но вместо него выбрали Минато, Наруто знал.
  
   - Ну что, перекусим и опять пахать во благо Конохи?
   Улыбнувшись, мелкий фыркнул:
   - Когда ты так говоришь, кажется будто я занят чем-то важным.
   - Ты помогаешь поддерживать порядок. Если не будет порядка, мне и другим, будет сложнее справляться с нашей прямой работой - лечением. Вот, например, кончились бинты. Пока не принесут новые, в перевязочной соберется очередь, больные начнут опаздывать в другие кабинеты, задерживать ирьенинов, а для кого-то опоздание медика может стать фатальным. И еще, - хитро улыбнулся я, - не забывай, что за это тебе заплатят.
   - И куда мне столько денег?
   - Лишними они точно не будут. И вообще, денег много не бывает. Их или совсем нет, или очень мало, или просто мало.
   Да и неплохо бы первый этаж Пиалы переделать во что-то рабочее, благо что сейчас деньги есть. К счастью, моя кафешка тоже практически не пострадала - так, пару стекол выбило. Пару заблудившихся там шиноби Звука зарезали и обчистили посетители. Сора-сан в ответ поставил им всем выпивку и закусь за счет заведения, чтобы они там посидели до тех пор, пока шухер не кончится. Молодец управляющий, хвалю. Узнал я это все от его сына Такеши, который сопровождал в госпиталь раненых. Ничем не примечательный генин. Подросток, на вид лет 13-14.
   Дам, пожалуй, ему кличку Китано.
  
   Не смотря на помощь мелкого, рук все равно не хватало, палаты уже перестали делить по типу "только шиноби" и "только гражданские". Я нормально не спал третьи сутки. Хорошо, что чакра у меня закончилась раньше и меня перевели работать с бумажками. А то бы я пошел в разнос и обматерил бы незнакомую мне Инузуку с поломанной рукой, которая псину свою не могла убрать из под ног. Сука тупая, что она, что псина ее. Блоховоз играясь, тягал меня за подол халата и скалил зубы. Ненавижу. Всех ненавижу!
  
   В таком настроении меня и застал Араигума.
   - Я слышал про инцидент с партнером Инузука.
   Нервно дернув головой, бросил, не отрываясь от бумаг:
   - Не люблю собак с детства, ничего с этим поделать не могу.
   - Ирука-кун, ты знаешь о том, что сегодня совет?
   Охнув, медленно закрыл лицо руками и горестно переспросил:
   - Я все пропустил?
   - Нет, - хитро улыбнулся Енот, - еще нет. Мне нужен твой голос в поддержку Госпиталя.
  
   Я и сам имел на этот совет большие планы. Как только услышал, начал готовить речь, да только теперь эта шпора неизвестно где и придется вспоминать так.
  
   - И вы так открыто это говорите? - спросил я, но не дав ответить медику, быстро отмахнулся, - не обращайте внимания. Что бы вы не предлагали, я вас поддержу, Араигума-сама. Вряд ли вы предложите что-то более бесполезное и вредное, чем напасть на Суну в ответ. Слышал подобные "мудрые и взвешенные предложения" от пациентов.
  
   - Хм, - задумчиво осмотрело меня начальство. - Почему?
   - Что почему? - не понял я.
   - Почему вы так против войны с Суной? - разъяснил и одновременно спросил Енот.
   - Потому что это нам ничего не даст. У них есть войска, но нет денег. Даже победив их, мы ничего не получим, кроме огромных пустынных пространств, которые мы не сможем контролировать. Кроме того, а где их каге?
   - Не понимаю, - притормозив, пристально посмотрел на меня Енот.
   Я напомнил, что трупы без кожи - это последствия техники перевоплощения Орочимару. Он еще ее использовал на травниках найденных во время второго этапа экзамена. А значит, с большой вероятностью, Казекаге где-то тухнет и воняет под жарким солнышком в дружной компании мух и личинок.
Енот задумался, а затем предположил, что Казекаге не успеет разложиться, он высохнет, как мумия.

Как же понесло мою фантазию от этого: Гаара придет домой и отгрохает папке пирамиду-усыпальницу, чтоб как у Тутанхамона с саркофагом и добром разным. А потомки, которые ее откопают, будут голову ломать над пирамидой с японскими иероглифами!
   - Ирука, идем. Заснул? Ирука!
  
   Араигума вышел из госпиталя задолго до начала совета, чтобы дойти пешком. Из-за травм он не рисковал передвигаться по крышам, ну а я решил пройтись с ним. Спешить мне незачем, все равно ничего о совете не знаю, так хоть спрошу, как и что будет.
   - Значит, Белый Змей обманул их? - после долгой паузы, вдруг сказал Енот.
   - Возможно, - легко пожал плечами, - Орочимару мог сам с собой заключить союз. Или все же он заключал его с Казекаге. Суне второй вариант не выгоден, так что будут всю вину спихивать на Белого Змея. Но мириться придется в любом случае, так как ни нам, ни им не нужен новый конфликт.
  
   Зала общего совета чем-то напоминала мой поселковый дом культуры до того, как там сделали евроремонт. Приятный вид и запах дерева, лак, светло, простенько и уютно, несмотря на внушительный размер помещения. Сидеть предлагали за длинным столом напоминающим подкову, во главе которой стоял трон с красной подушечкой под спину. Сегодня мы без "Артура", на трон никто не сядет.
  
   Из тех кто пришел заранее мне был знаком "в живую" только глава Хьюг и отец Абумаме Шино - Шиби. Их я легко узнавал в лицо. С остальными я был знаком шапочно - только по слухам. Было много незнакомых лиц и тех, кого живьем я видел впервые. Да, Ирука, страшно далек ты был от местной элиты, лузер долбаный.
   - Извините, Араигума-сама, не напомните как... в общем как тут места занимают?
  
   Енот покачал головой и указал на таблички прикрепленные к стульям сзади. Мое имя нашлось между мест Инузука Цумэ и Хатаке Какаши.
   Случайность? Сомнительно. Если кто-то посчитал, что я испугаюсь Чучела или собаки, которую Инузука всегда с собой таскает и буду молчать в тряпочку, то они ошибаются.
  
   Ждать пришлось довольно долго. Разговоры велись шепотом и на совершенно бесполезные для меня темы вроде ремонтно-восстановительных работ.
   Незадолго до начала, рядом присела Инузука Цумэ, а прямо за ее стулом примостился здоровый черно-серый пес с повязкой на глазу.
   Зверюга больше напоминала волка, чем собаку и, странное дело, не вызывала у меня страха, а только любопытство. Несмотря на шрамы, отсутствие одного уха и глаза Куромару не выглядел уродцем. Так что я даже его зарисовал в блокноте.
  
   - Недурно получилось, - я вздрогнул от неожиданности. После дежурных приветствий я вообще забыл про Цумэ, потому что она общалась с кем-то по левую руку от себя.
   Поблагодарив, я из вежливости предложил подарить ей рисунок с Куромару, а она, смутившись, попросила нарисовать ее портрет.
   В любое другое время я бы отказался, но не сейчас, когда передо мной лежали листочки с портретами тех, кого я беззастенчиво рассматривал, прикрываясь внезапным приступом вдохновения.
   В близи глаза Цумэ напоминали кошачьи: желтовато-белая радужка, сливаясь с белком и казалось что ее нет вообще. Вообще весьма странно, что у клана собачников глаза по строению напоминают кошачьи, но расспрашивать я постеснялся. В остальном обычная, даже можно сказать красивая, женщина с совсем не женскими повадками. Беспорядок на голове, но при этом идеальный макияж и клановый рисунок на щеках. Эти треугольники не были татуировкой. Да и смысла нет носить такие приметные тату, лишая свой клан работы шпиона и телохранителя под прикрытием. Думаю, что декоративные линзы были способны скрыть необычные глаза, а развитые клыки - это не редкость в нашем мире.
  
   "Нашем мире" - вновь прозвучало в голове, будто в насмешку. Не отвлекаясь от портрета, я пришел к выводу, что мне такие мысли только на пользу: меньше будет проколов.
  
   Не успел закончить рисунок, как нас почтили своим присутствием Советники. По правую сторону от пустого кресла сели Митокадо Хомура и Утатане Кохару, а по левую - Шимура Данзо, напоминающий восковую фигуру себя самого.
   Читать его было тяжело, так что разобраться в клубке его эмоций мне так и не удалось. Непонятно. То ли он так талантливо играл, то ли и в самом деле сильно переживал. Может, из-за Конохи в целом? Не помню, чтобы я слышал о каких-то особо крупных потерях Корня во время атаки Орочимару. Пока все выглядят так, будто Леший пострадал меньше всех.
  
   Утатане напоминала королеву Англии манерами и привычкой себя вести, а белый шарф перекинутый через плечо на пояс, как лента выпускника казался местом для орденов, но лицо у нее было неприятное и взгляд тяжелый, направленный на меня поверх веера. Митокадо на ее фоне выглядел попроще и как-то безобиднее, хотя он тоже был хмур.
   Первым вопросом на повестке дня было составление списка кандидатов на роль пятого Хокаге.
  
   Я в обсуждение не лез и до самого голосования просидел в полудреме. Неудобно получилось, но заметил это только Хатаке, который меня и пнул, сунув под нос листок с тремя иероглифами.
   Мазни чакрой по имени кандидата и его рейтинг на обороте повысится на один. Удобно, но анонимность - никакая.
  
   Какаши голоса два или три набрал, я не рассматривал особо. Джирайя лидировал, а второе место, с небольшим отрывом, занимала Цунаде.
   И тут я проснулся окончательно. Я наконец понял, что не так с этим голосованием. Там не было кандидатуры Данзо. Я знал, что он не станет пятым Хокаге, но то, что его кандидатуру даже не выдвинули... Этого я не ожидал.
   Проголосовал, за Цунаде, выровняв колонки своим выбором.
  
   Пост предложили Джирайе, как присутствующему, но залился долгой речью о том, что он не подходит для этого поста и что очевидным образом Сенджу будет лучшим выбором.
  
   Утатане предложила ему найти бывшую напарницу и всучить ей пост, раз уж он так не хочет становиться лидеров деревни в столь тяжкий для нас час.
  
   Жабий саннин заверил присутствующих, что это не будет проблемой.
   После чего началось обсуждение вопросов, которые наиболее остро встали после нападения. Одним из них была нехватка лечащего персонала и началось обсуждение инициативы Араигумы о обязательных курсах ирьенинов для одного из трех членов каждой из команд. Некоторые пытались осадить Енота: мол, зачем это надо, если есть госпиталь и все с пеленок знают, как оказывать первую помощь.
   Кроме того, на эту инициативу требовались деньги, которых в казне и без того мало, но я прекрасно понимал, что начальные курсы ирьенинов жизненно необходимы и на здоровье экономить - не самая удачная идея. Кабуто хоть и говно-человек, но он - серьезная прореха в коллективе, которую будет не так-то просто залатать.
  
   Когда начались обсуждения, я чуть ли не громче самого Араигумы настаивал, что если не сделать каждого третьего шиноби ирьенином, то во всем остальном нет смысла:
- Элементарных навыков может не хватить, чтобы вовремя добраться до квалифицированной помощи. Обычно не хватает. Нападение наглядно показало, что такая мера необходима. Мы не плодимся, как кролики, чтобы так безответственно относиться друг к другу. Если и дальше так относиться к людям, Конохакагуре вымрет!
  
   Растерявшись от наступившей тишины, я смущенно пробормотал, что закончил и сел. Шепотки обсуждений не закончились, даже когда Хомура провозгласил выдать листок для голосования по этому вопросу.
   Может сработала способность, а может я действительно нашел нужные слова, но инициативу Араигумы поставили в очередь сразу после восстановления стен. А это, ни много, не мало - второй пункт в десятке самых важных вещей!
  
   - Коноха - Деревня ирьенинов? - фыркнул Хатаке.
   - Будь у вас хоть капля сочувствия к другим людям, - шепотом огрызнулся я так, чтобы услышал только Чучело, - вы бы такое не говорили. Но вы, видимо, способны жалеть только себя.
Тут "повезло", как утопленнику, меня услышал не только Хатаке, но и ближайшие соседи. Включая тех что напротив.
   Тсуме коротко хихикнула, по-девчачьи прикрыв рот рукой. Жест был для нее необычный, не вязался с образом бой-бабы так сильно, что под направленными на Инузука взглядами, она сурово нахмурилась в ответ.
   Поймав себя на этой мысли, задумался о стереотипности мышления, все равно пошло не интересное для меня обсуждение.
  
   Память подбросила любопытный факт о Тсуме: отец ее детей никогда не был главой клана, но запомнился всем как вспыльчивый и немного туповатый мужик, который сначала делал, а потом думал. Иногда думать за мужа приходилось Тсуме. А погубило его безрассудство, он прошел войну, стал героем, но голову сложил на миссии в мирное время.
   Вот зря он так! Выжил бы, сейчас мог нашим каге стать. Теоретически.
  
   Я снова почти заснул, но из дремоты меня вывели слова "чуунин Шикамару".
   Толком не поборов дремоту, я громко спросил:
   - Что значит чуунин Шикамару? И почему он один?
   - Ирука-сан, спите дальше - хмыкнул Хатаке. Он, скотина такая, в отличие от меня голоса не понижал. Раздалось несколько смешков.
   Не обращая внимания я уточнил:
   - Из прошедших боев первого тура он вышел проигравшим, когда как Абураме Шино и Узумаки Наруто...
   - Ирука-сан, - это уже попытался осадить меня Ширануи Генма, - мы сейчас обсуждаем не их!
   - Даже если не учитывать итоги сорвавшегося экзамена, за проявленный героизм во время обороны Госпиталя Абураме Шино и Наруто нужно повысить до ранга чуунина.
   Хатаке попытался пошутить, но меня поддержал Араигума, так что Чучело заткнулся. А вот Ширануи нет.
   - Это не вам решать!
   - Согласен с вами, не ему одному это решать, - встал Енот. - Но и не вам. Я, Риба Араигума, прошу выдать полевые патенты на звание чуунина Абураме Шино и Узумаки Наруто. А так же наградить их, а также Харуно Сакуру и Учиха Саске, ... отметками в личных делах о выполнении миссии А-ранга!
Под конец его речи все в зале замолчали. Довольно улыбнувшись, Енот добавил.
  
   - Да, кстати, я считаю, что генину Нара Шикамару жилет давать преждевременно. Он еще не готов к такой ответственности.
  
   Мертвая тишина стала ответом на это заявлением. Взгляды многих членов совета скрестились на главе клана Нара.
  
   В эмоциях людей внезапно стало преобладать удивление. Что-то вроде коллективного:
   Какого хрена?!
  
   Я честно старался обойти вопрос о жилете для Шикамару, чтобы ненароком не унизить гения из клана гениев, но за меня это сделал Енот.
   - Вас даже не было экзамене! - возмутился Шикаку.
   - Мои выводы основаны на свидетельских показаниях людей, находившихся на трибунах в тот день, - хмыкнул Араигума. У некоторых на лицах появились улыбки, жаль только, что я смысла шутки не понял.
  
   Благодаря Еноту, присутствующие перестали трусить и началось активное обсуждение Шикамару.
  
   Во-первых, десятая команда не была в должной мере подготовлена к экзамену. Трое клановых, учитель сам Асума Сарутоби. А результаты чуть лучше, чем у команд бесклановых. К третьему этапу экзамена - индивидуальным боям, подошел только Шикамару.
   Во-вторых, он тоже ничем не блеснул в финале, слив в первом же поединке на арене. Что еще хуже, он за целый месяц вообще не подготовился к бою с Темари. У него не было ни новых техник, ни новой стратегии. Только попытки переиграть более сильного противника тактически. Сложилось такое впечатление, что он вообще не собирался с ней драться.
   В-третьих, Шикамару импровизировал на ходу, потратил кучу чакры чтобы заинтересовать зрителей-нешиноби, а в итоге только смог задержать противника. Да в реальном бою один на один с Темари он бы помер, как только развеялась его техника, державшаяся на тот момент на честном слове.
  
   Когда уже заканчивалось обсуждение по Шикамару, меня спросил Ункай, нынешний глава клана Курама:
   - Ирука-сан, как бывший учитель Академии, скажите, разве хорошим примером для подрастающего поколения будет бой Шикамару? В будущем генины станут на него ориентироваться и считать, что так и нужно готовиться к бою. Но им жилета за такое представление никто не даст. У них нет отца, занимающего должность джонина-коммандера Конохи.
  
   Какая гнусная подстава от муд... нехорошего человека. Оно мне надо - портить отношения с Шикаку? Нет. Но и выставлять себя дураком и отвергать очевидное тоже не хочется. В этом мире за свои слова нужно отвечать, а уважение стоит дорого и терять его в такой компании нельзя.
   Если от тебя услышат глупость на Совете, то люди не покивают снисходительно и не сделают вид, что не заметили. Так что лучше не терять лицо.
   Вздохнув, я сказал.
  
   - Думаю, что такой пример большинству детей, действительно, не подойдет. Участникам дают месяц на то, чтобы изучить своих соперников, их сильные и слабые стороны, подготовить подходящую стратегию и подтянуть необходимые для нее навыки. Если это сделано не было, то месяц был потрачен зря. А значит, шиноби не умеет готовиться к миссиям. Я не вижу причин, по которым Шикамару Нара заслуживает жилета больше, чем Узумаки Наруто, Абураме Шино или Саске Учиха. В то же время не могу сказать, что я внимательно следил за боем вашего сына, Шикаку-сан, поскольку я в тот момент отходил. Возможно, в начале боя с Темари-сан он показал нечто экстраординарное, что я пропустил или не заметил. Так что я сужу больше по первым двум этапам экзамена, по финалу поединка и по обороне госпиталя, где, кстати, Шикамару-куна не было, поскольку он на полпути присоединился к группе соклановцев, тем самым уменьшив наши шансы на выживание.
  
   Мои виляния оставили недовольными как тех, кто вопреки здравому смыслу хотел дать жилет Шикамару, так и тех, кто был против. Однако и тем и другим придраться было не к чему.
   Я не отступил от своего мнения, но моськой, лающей на слона, выступать не хочу и не буду. Обойдутся.
  
   - Ваш сын не настолько уменьшил наши шансы на выживание, как это сделали вы, лишив Госпиталь нормальной охраны. Как вы там говорили четыре года назад? - Енот сделал вид что задумался.
   - Ах да. Стратегический план повышения безопасности позволит оптимизировать расходы за счет снижения охраны отдельных объектов.
   Если бы Ирука-сан не прибыл с поддержкой, то сейчас не было бы половины Госпиталя. Вы ведь оставили его без охраны, когда как глава штаба утверждали, что в случае нападения враг до нас не доберется.
  
   После чего директор госпиталя сжато и кратко рассказал (в том числе для тех, кто не в курсе) в какой глубокой заднице оказался оставшийся без охраны госпиталь и как их спасло только подкрепление под моим командованием. Особенно после того, как хваленый фуин-купол приказал долго жить.
  
   У Шикаку хватило совести отвести взгляд и изобразить нечто вроде сожаления.
   Кажется, даже надменно-спокойные Советники смутились. Кстати, виновато-опечаленные морды скорчила чуть ли не половина уважаемого собрания. Оно, кстати, правильно было бы называть Большим Советом. Главы кланов, выборные представители гильдий и посланники дайме. Из них я мало кого знал, хотя сразу заприметил блондинистую (и наверняка такую же деревянную, как и у дочери) башку Харуно-старшей.
   Реакции у нее, как и у многих других на этот рассказ была странной.
   "Что? Все было так плохо? Это он-то - герой? Защитил госпиталь от превосходящих сил врага? Не может быть!"
   Бараны.
  
  
   Результат чуунинского экзамена оказался просто позорным. Никому жилета не дали. Решили объяснить это вторжением и тем, что экзамен не был завершен. Хотя это отмазка все равно никого не обманет, поскольку все прекрасно понимают, что не обязательно быть победитем экзамена, чтобы тебе дали жилет.
   Шикамару давать жилет было как-то неудобно. Никто так этого вслух и не сказал, даже Енот, но все понимали, но вообще-то Шикамару дезертировал с миссии, назначенной ему бывшим учителем, а в военное время - непосредственным командиром, неким чуунином Ирукой Умино. И спасал юный гений свою шкуру, а не защищал раненых товарищей. На экзамене, как выяснилось (внезапно, да) он тоже себя проявил хуже других кандидатов.
  
   Ничего, уверен, его все равно чуунином скоро сделают, так или иначе. Найдут повод всучить ему заветную жилетку.
   Например, за бездарное командование и неуспех в поимке сбежавшего Саске Учиха.
  
   Совет уже должен был закругляться, когда я все-таки решился и взял слово.
  
   Встав, я прочистил горло и максимально вежливым и нейтральным тоном сказал.
   - Генма-сан, прежде чем Совет завершится, я хочу вас спросить. Чего вы добивались, когда посылали Учиха Саске на верную смерть?
  
   В зале мгновенно стало тихо. Те самые люди, которые только что с недовольством смотрели на меня за то, что я снова взял слово, теперь жадно вслушивались в то, что я говорю.
  
   - Что вы имеете в виду? - ответил Генма, пытаясь продемонстрировать безучастность. Но я со своим чутким слухом отметил, у него слегка дрогнул голос. И похоже, что не я один.
   - Я имею в виду ваш приказ Саске-сану отправляться в погоню за детьми Казекаге. Я надеюсь, вы об этом еще не забыли.
  
   - Ах, это... - попытался изобразить усмешку шиноби. И тут же начал юлить.
   - Да, именно тот приказ перед вашим боем с суновцем посреди арены.
   Зал с интересом наблюдал, вертя головами, словно на турнире по пинг-понгу.
   - Это был не приказ. Я просто посоветовал ему догнать их и проследить, чтобы они не представляли угрозы.
  
   - Я сам слышал ваши слова своими ушами. Если моего слова, слова главы клана Умино недостаточно, то это может подтвердить наследник клана Учиха. Со слов Саске-сана также выходит, что вы сказали ему догнать и взять детей Казекаге в плен. Двух чуунинов и джинчурики. В случае необходимости убить.
   Вздохнув, я продолжил.
   - Вы это себе как вообще себе представляли? А сами бы смогли в одиночку справиться с взбесившимся джинчурики и еще двумя шиноби уровня чуунина? А если бы ему навстречу попались наступавшие войска Ото или Суны? А если бы Саске-кун каким-то чудом действительно удалось убить Гаару то Конохе пришлось бы отражать еще и атаку взбешенного биджу? Вы хоть понимаете, что вы чуть не натворили? Вы послали Учиха Саске на смерть, оставив альтернативой неподчинение приказу старшего по званию в боевой обстановке и позор для него и клана Учиха. Я хочу понять, как вы посмели это сделать и как вы будете это компенсировать наследнику Великого клана?
  
   Судя по возмущенным шепоткам после моей речи и нехорошим взглядам в сторону Генмы, проблемы я ему обеспечил.
  
   Внятного ответа от Ширануи я не получил. А он, вместо штрафа в кошелек Учиха, был пристыжен. Стоял голову опустив, как двоечник перед директором, пробубнил, что был неправ и обязательно извинится... Но тут вмешались Старейшины, которые начали его отмазывать и на этом собрание, по сути, и закончилось.
   А бывшему экзаменатору пальчиком погрозили да наложили на него административное взыскание. Поработает немного на благо деревни, да и свободен. Подумаешь, отправил на верную смерть последнего наследника великого клана Конохи с уникальным геномом. Наказывать за это по-взрослому? Расследование проводить? Глупость какая!
  
   Надо будет научить Саске фразе: "Извини" в кармане не звенит и моральный ущерб не возместит, - подумал я, провожая недовольным взглядом Генму.
Естественно, я понимал, что отмазавшие его Советники виноваты не меньше, но им хотя бы Данзо еще по мозгам поездит, судя по настроению. Это никак не утешает, но никто им больше ничего не сделает, слишком влиятельные сволочи.
   Да и не мудрено, если живой и целый Саске - это гарантия того, что Итачи будет и впредь шпионить в стане врага для Конохи. Или тут мимо канона и все не так, и Итачи не шпион? Эх, выяснить бы наверняка и при этом не получить по шее.
  
   Вздохнув, я пошел догонять начальство. Не Данзо, нет.
- Араигума-сама, - поравнявшись, окликнул медика, - могу я пораньше сегодня уйти?
   Енот тепло улыбнулся и кивнув, посоветовал мне отдохнуть два дня.
- Два? - переспросил я. - Сейчас, когда рук не хватает и...
   - Угомонись, Ирука-кун, - потрепал меня по плечу, - на собрании ты сделал для Госпиталя больше, чем я рассчитывал. Иди, отдыхай, заслужил. Чтобы завтра и после я тебя не видел.
   Поблагодарив, я завис. С одной стороны - отдых, с другой друзья-медики, которые явно не оценят если я их кину ради плевков в потолок.
   Эта простая задачка заклинила мне уставшие мозги, как ириска зубы. В таком состоянии я особо не смотрел по сторонам, а потому не сразу понял, что какая-то детвора вокруг меня кружила целенаправленно. Остановился, пригляделся.
  
   Здесь были уже знакомые мне Якумо и Хината, Инари и Широ.
   Меня отвлек Наруто, попросившись остаться переночевать у Инари.
   Получив разрешение, ватага хором со мной попрощалась и умчала куда-то следом за Наруто.
  
   Пока мелкий не видел, я разсвинячился по полной: вещи скинул в зале, после купания не оделся (полотенце не одежда), без клона-кашевара покидал всякой фигни на хлеб и за собой не убрал. Завалился спать в зале, когда понял, что мне дико лень стелить себе, а тут плед в шаговой доступности.
  
   Наверное я успел поспать минут тридцать, когда меня разбудил настойчивый звонок.
   - Боги, пусть это будет не Наруто с гостями! - умолял я сверхъестественные силы, спешно пряча грязные вещи под кресло и сделав хенге себя одетого.
   Но замок так и не провернулся. Зато некий гость, подождав, позвонил снова.
  
   Данзо? Маугли? Советники за мной послали? Джирайю принесло? Ну кто еще?!
  
   Подкравшись к порогу, я заглянул в глазок, и облегченно выдохнув, впустил в дом Анко.
   - У тебя же ключи есть.
   - Зачем мне твоя пустая квартира без тебя? - томно облизала губы.
   - А как же твое "полно дел"? - положил руки на талию девушки.
   - Закончила раньше.
   Поцелуй приветствие растянулся на несколько минут.
   - А Наруто не придет в самый не подходящий момент, - с трудом отстранившись, прошептала Анко.
   - Он в гостях у друга до завтра.
   Томно похлопав ресницами, она внезапно прошлась ногтями мне по ребрам снизу вверх.
   - Больно же! - прошипел, сквозь зубы.
   - Прости, я думала что ты одет, - давя смешки, положила руки мне на пояс,- полотенце тоже не настоящее?
   - О, нет! - весело фыркнул, притянув к себе. - Пока тебя не раздену, не дамся.
  
   А два дня отдыха я все же решил в некотором смысле проигнорировать. С моей стороны било бы свинством, пропасть и появиться спустя двое суток. Так что уже следующим днем я, без полной отдачи, помогал с больными, иногда брал на себя заполнение однотипных бумаг, но чаще развлекал в край задолбавшихся ирьенинов пустой болтовней.
   Случившееся сумели переварить далеко не все. Казалось, будто вторжение вытащило наружу все мелкие неприятности, от которых они отмахивались все это время. Многим не хватало психоаналитика, другим - жилетки, третьим просто теплых слов.
  
   Большой популярностью пользовался чернушный анекдот, про кунай в спине, который мешается, только когда смеешься.
  
   А между болтовней я тренировался собирать ненужную информацию и тут же ее стирать.
   Ропот о том, что неплохо бы снова припахать Наруто, я задушил в зародыше, напомнив, что он тут не работает. Кроме того, большую часть больных уже повыписывали, осталось долечить среднетяжелых и жизнь Госпиталя войдет в свое русло.
  
   Когда с больными более-менее мы разгреблись, я обнаружил парочку Хьюг из побочной ветви с загипсованной рукой - один и второй на костылях. Инвалиды с активированными глазами шатались по коридорам и палатам, пялясь в стены. После расспросов знакомых, выяснилось, что так Араигума ищет возможные нычки Якуши Кабуто и его друзей, которые после нападения на Коноху тоже свалили.
   - Этим двоим обещали персональное меню, - шепнул, хихикнув Кито, - если они найдут какие-либо тайники.
   - Серьезно? Хьюга работают за еду?
   - Просто они отказываются есть то, что готовят у нас в столовой для пациентов.
   Когда Енот хотел, чтобы его заметили, он отчетливо постукивал тростью при ходьбе.
   - Это дешевле, чем их нанимать, Ирука-кун, - усмехнулся глава Госпиталя.
   - А мне что предложите, если найду тайник прежде Хьюга?
  
   Араигума озадаченно всмотрелся в мое лицо и осторожно сказал:
   - Что ты хочешь?
   - Да мне ничего не нужно, - легко пожал плечами, запоздало поняв, что шучу я тут один.
  
   Отдохнув пару часов до трех ночи, я пошел обследовать госпиталь. Тихие щелчки эхом отражались от стен, показывая вентиляцию и палаты. Для моего мозга все звуки создавали трехмерное полупрозрачное изображение, дрожащее словно марево над раскаленным асфальтом. Там где было слишком тихо, я использовал щелчки. Ничего интересного мне не попалось ни в первый, ни во второй день, даже на третий. Меня утешало только то, что Хьюга тоже ничего не нашли. А еще был забавный случай. Узнав о том, что надо найти тайник, Наруто уговорил Хинату помочь и она тоже ходила по палатам, рассматривая стены.
  
   Конечно, там вся ватага хотела поучаствовать, но пустили только мелкого и саму Хинату.
  
   День на пятый мне попалась ниша, явно не соединенная с вентиляцией на втором подземном этаже около лестницы. Там еще закуток кишкообразный из-за перепланировки получился. В принципе это не удивительно, ведь Кабуто был рядовым ирьенином и официальный доступ имел только в общие помещения.
Место я пометил мелом и пошел в кабинет Енота. Вот только про время забыл, его там уже не было.
   - Ну, надеюсь что Хьюга меня не опередят.
  
   Следующим днем мы с Араигумой, со всеми осторожностями, расколупали стену и достали короб, обернутый свитками с печатями, как китайская посылка скотчем.
   Клон не развеялся, "посылка" не стрельнула газом, не попыталась как-то еще попортить нам шкурки, так что мы направились в кабинет.
   Сначала Енот явно хотел меня выпроводить, но натолкнулся на мое нежелание уходить и вынужденно согласился, что мои клоны могут потребоваться снова.
  
   К счастью, ничего опасного в свитках не оказалось, а вот интересного было много: два шарингана с мутным хрусталиком, бесполезных для пересадки, множество плотно закрытых пробирок с кровью и журналы в простых коричневых обложках из картона.
  
   Записи принадлежали Орочимару и каким-то неизвестным мне ученым, работавшим вместе с Змеем над самыми разными проблемами, касающимися геномов.
  
   Подняв глаза на начальника я понял несколько вещей. Первое - он узнал почерк. Второе - эти материалы достаточно ценные и опасные. Третье - мы теперь повязаны этой тайной. Четвертое - Енот явно хочет, чтобы разговор между нами остался в секрете. И Пятое - Орочимару не "герой-одиночка". У него была команда таких же фанатичных как он ученых. Надо бы выяснить, что с ними стало.
  
   - Судя по вашему взгляду, вы узнали почерк, - констатировал я очевидное.
   Енот поморщился.
   - Иногда вы пугающе проницательны, Ирука-сан. Полагаю, вы, уже поняли, здесь находится то, что Кабуто побоялся вынести из Госпиталя раньше, так как опасался досмотра и разоблачения.
   Внимательно всмотревшись в хмурое лицо главы Госпиталя, я поинтересовался:
   - А запечатать и вынести биологические образцы он не мог... Он был под подозрением, но вам нечего было поставить ему в вину! И все же, почему не запечатать?
   - Потому на некоторые из образцов запечатывание повлияло бы крайне негативно.
  
   Покивав, вспомнил что говорил Узумаки-сенсей на Каменистом, упомянув как запечатыванием было перепорчено сотни шаринганов, бьякуганов и прочих живых органов, способных удерживать в себе чакру. Откуда он это взял, знать не хочу. Пусть Узумаки останутся для меня кланом талантливых мастеров фуиндзюцу, а не вариацией на тему отряда 731.
  
   - И что вы планируете сделать со всем этим богатством, Араигума-сан? - поинтересовался я.
   - Уничтожить, - без особого энтузиазма отозвался собеседник.
   - Вы не хотите это исследовать? - настал мой черед удивляться. Я слышал слухи о том, что Енот благоволил изобретателям и исследователям, потому что сам был весьма любознательным человеком. Поговаривали даже, что он пересекался с Орочимару в одних лабораториях, но сумел от всего этого откреститься.
   - А после собирать вещи и уходить из Деревни в след Белому Змею? - поинтересовался медик с едкой ухмылкой, но глазами он не улыбался.
- Нет, конечно. Просто не раскрывать секретов кому попало.
   - И это мне говорит человек Данзо?! - не поверил Араигума. Вот теперь я его рассмешил.
   Скривившись, отвел взгляд, а затем прямо посмотрел в глаза Енота.
   - У меня, знаете ли, есть свои собственные интересы, которые расходятся с интересами начальства. Эти исследования интересны лично мне и я не побегу, радостно виляя хвостом, вас сдавать.
   Дождавшись мелькнувшей на лице медика заинтересованности, заметил:
   - Я прекрасно вижу, что эти данные вам тоже интересны. Иначе бы это все сейчас догорало на решетке в крематории. Поправьте, если я не прав.
   - Как всегда складно, - откинувшись на кресло, устало усмехнулся глава Госпиталя. - Я на это не куплюсь. Уничтожить и точка, - криво улыбнулся старый ирьенин, когда я потер лоб, покачивая головой.
   - Какими еще словами мне сказать, что Данзо об этом я не сообщу? С одним из экспериментов Орочимару я знаком лично. Ему привили геном Первого.
   - Нет. Тензо не привили геном с нуля. Всего лишь пробудили и развили уже имеющиеся у бастарда гены. Пересадка генома Хаширамы была, но она бы не сработала, не будь в Тензо крови Сенджу.
  
   Сначала я не поверил, потом пытался доказать, что это не так.
   Впрочем, у меня ничего не получилось. Енот был куда лучше информирован.
   Перестав издевательски ухмыляться, ирьенин серьезно спросил:
   - Почему это так важно для тебя?
   На мгновение задумавшись, я сказал, как есть, не подбирая слов:
   - Потому что у меня есть данные, которые, возможно, позволят привить и полноценно использовать чужие продвинутые геномы. А я бы не отказался получить долголетие Узумаки. Но даже если со мной ничего не получится, то можно будет сделать из Наруто полноценного Узумаки, а также усилить нескольких моих родственников и парочку найденных полукровок из клана красноволосых. Вы, должно быть, уже знаете про Узумаки с Каменистого побережья.
  
   Енот кивнул, а затем озадаченно хмыкнул, взявшись за подбородок. А я понял - меня обыграли. Опять и снова. И эмпатия не помогла.
   Ответ Рибы был ясен без слов: уничтожать содержимое тайника Кабуто он и не собирался. Дело в другом. Весь этот спектакль был исключительно для того, чтобы понять мои мотивы, и выяснить чей я, на самом деле, казачок, если не данзов.
   А я отличился, не заметив как меня провоцируют на откровенность, честно рассказал о своих планах.
   Впрочем, не так уж сильно я и оплошал, учитывая позицию Рибы по отношению к Данзо и советникам. Там, конечно, не враг моего врага, но оппозиционные моменты присутствуют. Да и лучше сразу честно сказать, чего я хочу, потому что один черт без Енота мне не справиться.
  
   Мы чесали языками еще около часа, но это уже было обсуждение деталей сотрудничества и безопасности сторон. "Гнусный" Ирука Умино все-таки уболтал "честнейшего" начальника госпиталя на преступление. Ая-яй-яй, какой я бяка! Ая-яй-яй!
Получился черновой документ, который еще украсят подписи Хоноки и некоторых ученых, которым доверял сам Араигума.
   Может я поступил беспечно, но переписанные копии бумажек от Кабуто я в тот же день принес Еноту, честно признавшись, что для меня эта писанина сложновата и я рад, что с этим тайником так удачно получилось. Приносить оригиналы я побоялся. Почерк Якуши - младшего могут узнать. А на вопрос об оригинале, сказал что он в ужасном состоянии и мне пришлось делать с него копии. После этого Енот окончательно оттаял и твердо решил взять меня в подельники.
  
   Естественно Енот тоже претендовал на результаты исследований ради каких-то своих целей, но меня это особо не волновало; причитающееся мне я все равно получу.
  
   В холле я наткнулся на АНБУ, который выяснял в приемной где меня найти. Сдуру подав голос, получил инструкцию: явиться в кабинет Хокаге сегодня после восьми.
Времени впритык, но не настолько, чтобы бежать роняя тапки.
  
   Гадать, что от меня нужно, совершенно не хотелось, потому в пути я тупо пялился по сторонам.
   - Встреча с начальством - это к геморрою, - фыркнул я, раздражаясь от того, что опять приходится в чистой форме медика бегать по Деревне. Так получилось, что свитки с барахлом я успел передать Наруто, позабыв, что в них же запечатана моя чуунинская форма.
  
   Вечер зажег фонари и окна домов теплым рыжевато-желтым светом. Обычных людей на улице стало меньше, часто встречались разношерстные пьяные компании, отмечающие "Святую пятницу". Пятница была этаким неофициальный праздником длинною в вечер. Отмечали ее традиционно после работы, даже если выходные у отмечающих были рабочими.
   Традиции тут дурацкие по отношению к горячительным напиткам: пьянствующие друзья обязаны бухнуть минимум в трех разных заведениях, иначе не по феншую! Ну, или как там называется свод правил, в котором написана такая фигня?
  
   Пить тут любили, но не умели. Даже шиноби мог завалиться спать на лавке, подложив руки под щеку, благоухая перегаром.
   Мне этого никогда не понять.
  
   Кабинет хокаге пах непривычным сладковатым древесным запахом. Не уверен, но похоже на сандал. Запах шел от ароматических палочек, расставленных по углам. То ли это похоронные традиции, то ли просто вместо освежителя воздуха зажгли.

За столом Третьего, аки Змей Горыныч восседали: Данзо, Хомура и Кохару.
   Поприветствовав чудище трехглавое, я приготовился слушать.
   Поначалу они мне рассказали, что Джирайя хороший, просто надо дать ему второй шанс, раз в первый раз отношения с Наруто не сложились. Я, с трудом удерживаясь от того, чтобы выдать свое удивление, очень уважительно и предельно корректно возразил, что если дать ему второй шанс, то статус Конохи окажется на одном уровне с Деревнями без джинчурики вроде Дождя или Травы.
   Блин, им-то зачем нужно, чтобы Джирайя стал сенсеем Узумаки?
   Это же им во вред будет! Я чего-то не понимаю.
  
- Чтобы этого не произошло, вы, Ирука-сан, лично проконтролируете обучение джинчурики у Джирайи-сана. - заявила левая голова, сверкнув стеклами очков. То есть Хомура. - Кроме того, у вас будет и другое задание.
   Кашлянув, слово взял Шимура:
   - Если Сенджу Цунаде заартачится, ты расскажешь ей о Госпитале. Информации из первых рук она должна поверить.
   Удивившись, я чуть было не ляпнул, что уговаривать Цунаде должен Джирайя.
   - Нам нужны такие специалисты, как Цунаде-сан. - закончил Данзо.
   - А если она не согласится? - скептически спросил я.
  
   Вся эта ситуация мне заранее не нравилась. Иди значит неизвестно куда, и не давай сеннину Джирайе покалечить как бы своего ученика. Что-то мне подсказывает, что жабофил при первом же моем возражении прикажет мне заткнуться и не отсвечивать.
   Теперь вот иди и уговори Цунаде. Легко сказать. И почему только этого за много лет так и не сделали?
  
   - А ты очень постарайся, Ирука-кун, - на секунду потеряв самообладание, с неприязнью прошипела Кохару. - Или ты не...
  
   Данзо кашлянул и смерил старую каргу таким взглядом, что она стушевалась, потупилась и даже как будто съежилась.
   - Если Цунаде откажется вернуться в свою Деревню и помочь ей в час великой нужды, то она предательница и относиться к ней будут именно так, - холодно сказал Данзо. - Коноха лишит ее своей защиты. Любой желающий сможет убить ее, не опасаясь возмездия с нашей стороны.
После совместного нападения Звука и Песка у нас огромные потери. Все это усугубляется тем, что заказчикам понравились результаты экзаменов и то, с какой легкостью мы отбили нападение. Они не видят той цены, которую нам пришлось заплатить за победу. Спрос на услуги наших шиноби вырос, а нам некого посылать на миссии. Если бы Сенджу уже была здесь, то она бы помогла быстрее вернуть в строй шиноби, которым нужны сложные операции.
  
   А вот об этом я знал из первых рук. Очередь тяжелобольных в операционную грозила растянуться на полгода вперед и продолжала расти. Из-за сложной ситуации, многим доставались тяжелые миссии, на которые раньше отправили бы более опытную или сильную команду, что приводило к большим, чем обычно, потерям и к новым, незапланированным пациентам. Замкнутый круг.
   Многих во время нападения серьезно покалечило, но лечили в первую очередь тех, кого было реально вернуть в строй в короткие сроки и без особых усилий со стороны Госпиталя. Сил и коек не хватало, поэтому часто раненых отпускали недолеченными. Разумеется, их предупреждали о необходимости отдыха и режима. Конечно же, они плевали на все предупреждения и шли отмечать выздоровление, тренироваться, после чего перлись на миссии, получали осложнение и возвращались к нам...
   Эта музыка будет вечной.
   Если ситуация такая хреновая несмотря на мое вмешательство, то что бы осталось от Госпиталя и медицинского персонала после каноничного развития событий? И кто бы лечил пострадавших после нападения Звука и Песка?
  
   - Мы сейчас слабы как никогда - вещал тем временем Данзо, подтверждая мои мысли. - Мы потеряли огромное количество шиноби, и нам нужен Хокаге, чьи сила, авторитет и право править будут признаваться всеми в Конохе и в мире. Нам не нужна ни новая междоусобица, ни новая война с соседями.
  
   Шимура немного пораспинался о Древе, которым представляется ему наша Деревня, о пользе нас - "листьев", а я просто едва заметно кивал. А то вдруг не в тему кивну, будет легче отбрехаться.
  
   - Вопросы? - выдернул меня из раздумий голос моего босса.
   - Нет вопросов, Данзо-сама, - поклонившись, сказал я. На самом деле, у меня их было дохрена. Но мне ясно дали понять, что на них никто отвечать не будет.
   - Тогда мы тебя больше не задерживаем. Прояви все свои дипломатические способности, Ирука-сан. Этого от тебя требует Коноха.
   Раскланявшись, пошел я не домой, а к Анко. Да, нужно было собираться в дорогу, но с этим прекрасно справится клон, а с любимой женщиной надо быть живьем.
   - Эта миссия надолго? - прильнула ко мне Анко довольная близостью, а совсем не тем, что меня долго не будет дома.
   - Не знаю. С одной стороны с нами лучший сыскарь - Джирайя, а с другой Цунаде, которая многие годы бегает от долгов и проблем.
   - Кажется, я ненавижу Цунаде. - надула губки Анко целенаправленно шаря под простыней-одеялом.
   А когда нашла, что искала, у меня в голове не осталось ни одной приличной мысли.
  
   Следующим днем я и Наруто уже куковали у ворот.
   - Мы будем тренироваться?
   - Да, но в менталистике, и в упражнениях, которые можно делать на ходу. - зевнул я. - А выпадет возможность потренироваться по-настоящему, повторим уже изученное.
   - Скучно будет, - вздохнул мелкий и пошел к воротам.
   Скучно, но полезно. Пусть Наруто учится правильно обращаться со своей памятью, всегда быть внимательным, выделять главное из того, что узнали клоны. Там работы непочатый край. Разум тоже нужно делать сильнее. Я боюсь себе представить, что может делать, например, со своей памятью, та же Ино, которую менталистике учили с детства. Да, Наруто таких высот никогда не достичь. Чакра не та, не учился с детства, таланта нет и так далее. Но ему и основы в повседневной жизни очень пригодятся.
   А ведь есть еще дыхательная гимнастика, типа цигун и йоговских упражнений и глазная гимнастика. С своем бывшем мире я видел курсы Жданова. Здесь есть примерно то же самое, что и с чакрой. Говорят, что если усердно заниматься, то даже можно создать себе додзютсу.
   Ага. В поколении так в пятом. Если все предки будут очень усердно заниматься и если очень повезет пра-правнукам.
  
   Я тоже заметил Джирайю, который с глупой ухмылкой направлялся к нам, на ходу что-то строча в блокноте.
Кого-то он мне напоминал.
  
   Да, это будет тяжелая миссия. Очень тяжелая.
  
   Я честно считал, что Джирайя вскоре отвлечется от писанины и научит Наруто расенгану, но он шагал на автопилоте, старательно не обращая на нас внимания. Талант. Вроде бы Какаши не был его учеником, но как они похожи!
   Поравнявшись с писакой, я поинтересовался, когда он собирается заняться обучением Наруто, но он только зашикал на меня, чтоб не мешался.
  
   Ну да, это же не ему, а мне надо, чтобы он наладил отношения с джинчурики.
   Вот что это: пофигизм, помноженный на безнаказанность, лень, тупость, нежелание учить Наруто или все вместе?
   Хотя, пожалуй, насчет тупости я загнул. Джирайя очень своеобразный человек, но далеко не дурак. Хотя вполне может быть, что он просто еще не осознал в полной мере, что своей главной крыши он уже лишился и теперь надо вести себя скромнее. Личная сила - это замечательно, но еще лучше, если за твоей спиной стоит Третий, всегда готовый тебя отмазать.
  
   А пока я не настаивал, чтобы жабофил учил Узумаки. Времени у нас впереди еще много, и потрачено впустую оно точно не будет. Я об этом позабочусь.

Город, в который мы пришли, был похож на залепленный наклейками старый холодильник: вывески - одна на одной, гирлянды фонариков, как на праздник и так много самого разного люда, что от этой ряби начинало подташнивать. В холле гостиницы Джирайя свинтил куда-то за обрадовавшейся его появлению темноволосой женщиной в коротком черном платье, приказав мне снять номер на троих. Денег не дал. Номер уточнять не стал. Поскольку у меня нет желания подыхать от рук акуломордого и красноглазого, я крикнул ему вслед:
   - Наш номер - 56.
   Джирайя, уже выходя, еле заметно кивнул и небрежно бросил.
   - Там меня и ждите!
   И это в разгар дня! Сидите в номере, смотрите в стены, "развлекайтесь", в общем говоря!
  
   Мысленно покрыв живую легенду Конохи трехэтажной матерной конструкцией, я, вздохнув, потащился в снятую комнату.
   А кроме ругательств ведь ничего и не скажешь - не предскажешь, потому что пиздец будет и надо нас потому охранять а сказать, что за нами следят - так Джи не дурак. Заметил бы... наверное.
  
   Мне предстояла сущая мелочь - выжить при столкновении с двумя нукенина-S класса.
   Знать бы только, как это сделать.
  
Идти в номер не хотелось ужасно, но переборов страх, я прибавил шаг. Надо подготовиться.
   - Не нравится мне это, - буркнул я быстро оглядев номер и отослал клона вниз. Тот должен был предупредить портье о черноволосом и черноглазом мальчике 12-13 лет, который будет искать наше трио. Жестоко, но своего брата Итачи не убьет, а меня - запросто.
  
   Пока шли по переходам к номеру, я думал о разных уловках:
   Например, можно было бы попросить портье, который ключи выдавал ошибиться и еще кого-то другого вместо себя поставить, чтобы дольше искали номер. Но сильно много времени тут не выиграть, особенно с гипноглазками Учихи.
  
   Я не знал сколько времени потребуется Итачи и тому типу с зубами, как у Забузы, чтобы прийти к нам в гости, потому я вывалил на кровать вещи из свитка "всякая всячина", и пригласил Наруто присоединиться к мозговому штурму.
   - Джирайе будем гадость делать? - загорелся энтузиазмом мелкий, сходу схватив леску и молоток с гвоздями.
   - Не. Думать, чем мы можем задержать нападающих.
   - А почему нападающих? Почуял кого?
   - Да, за нами следят. Времени мало, так что вспоминай все проказы, которые могут помочь нам потянуть время, пока Джирайя не подоспеет.
   - А сами мы не справимся?
   - Не думаю. И лучше не лезть. Ну, - потер рукой об руку, - начнем!
  
   Минуты за две мы придумали целую полосу препятствий, сказывалось богатое на проделки прошлое Наруто и новые возможности. Мы еще не закончили расставлять все по местам, как в двери тактично постучали.
  
   Вежливые, черти! Стучат, прежде чем ноги отрубать!
  
- Джирайя-сенсей? - роясь в ящичке, крикнул клон Наруто, сам сообразив что нужно еще время. - Подождите, я ключи найду. Сейчас. Я скоро.
   Впопыхах, чуть было не сверзся с журнального столика на улицу, но печать я прикрепил.
   - Все, мы уходим.
  
   Конец фразы пропал в грохоте.
  
   Клон успел активировать печать барьера на двери, но монструозный меч в портянке сделал проем рядом с ней.
   Покривившись от собственной тупости, что не заблокировал печатями и стены, я сжал кунай покрепче.
  
В проеме показалась ухмыляющаяся серо-голубая рожа с акульей улыбкой и малюсенькими глазками, что в сравнении с ними свинячий разрез показался бы выразительным.
  
   Акуломорд подмигнул нам и посторонился, пропуская внутрь черноволосого мужчину, похожего на Саске. Учиха зашел в образовавшийся проем медленно, без намека на агрессию. Даже шаринганом мазнул как-то не пугающе.
  
   Выглядел Итачи откровенно плохо, живо напомнив мне Хаяте.
   В бесстрастном лице с сероватой кожей угадывалась порода Учих, но красавцем старшего брата Саске назвать было сложно: от внутреннего уголка глаза, прямо под синюшными мешками к скулам проходили глубокие складки, которые вместе с тусклым, уставшим взглядом заставляли усомниться, что перед тобой восемнадцатилетний парень.
  
   Рыбочеловек залез следом, оглядел нас и спросил:
   - Эта мелочь что, действительно джинчурики Девятихвостого? Кто второй?
  
   Отмерев, мы с Наруто одновременно активировали закрепленные на потолке печати. Заставив оступиться, нукенинов окатил мощный поток соленой воды. А затем врагов тряхнуло, так что рожи перекосило. По соленой воде плясали веселые искры.
   Оголенный кабель под напряжением был сразу за дверью. Никакой чакры. Обычное электричество из розетки. "Приятный" сюрприз для всевидящего шарингана, который способен засечь любую ловушку с чакрой.
   Если выживу, запатентуем ловушку как "тазик-эвтаназик"!
   Не успели отплясать искры, как во врагов полетели смазанные ядом кунаи, взрывными печатями и моппанами, набитыми всякой едкой дрянью. К сожалению, даже стукнутые током, Итачи и Кисаме отбили атаку совместно. Но вот облако едкой дряни их накрыло с ног до головы, так что мы смогли незаметно улизнуть, оставив вместо себя клонов.
  
   Ни у меня, ни у Наруто не получалось развеивать дублей без облака из чакры и мы решили этим воспользоваться. Лишние дубли превратились в дым, еще до того, как мы выскочили в окно и залегли на соседней крыше.
   - Активируй печать! - прижал я края плаща, накрыв им нас с Наруто. Свою маскировочную фуин я уже активировал,
   После чего мы в пару прыжков очутились за коньком на противоположной крыше, а наши клоны разбежались в разные стороны.
   Я надеялся на то, что Итачи уже должен быть подслеповат и чакра от развеявшихся клонов помешает ему рассмотреть нас шаринганом. Мы с самого начала не собирались далеко уходить, ведь Джирайя мог заявиться в любой момент.
   Но с точки зрения Акацуки мы обязаны были бежать как можно дальше.
   Только законченный идиот останется так близко к врагам, а не попытается удрать. А значит, велика вероятность, что нас примут за клонов для отвлечения внимания. В этом нам должен был помочь подарок из захоронок клана Узумаки, скрывавший чакру.
  
   Из гостиницы отчетливо прозвучал злой оклик Саске, а затем послышался грохот и свист похожий на чириканье, который вскоре затих.
  
   - Наверно это Какаши-сенсей!
   - Тс-с! Печать.
  
   На такой случай родственники нарисовали для меня и мелкого пачку печатей, временно скрывающих чакру... И все бы хорошо, если бы печать не высасывала, как пылесос всю чакру с поверхности тела, мешая кастовать техники и действовала она четыре - пять минут. Ничего лучше для Наруто они, увы, сделать не могли. И у них не тот уровень, да и Наруто проблемный клиент - джинчурики, то есть шиноби с большим резервом и двумя видами чакры. Так что печать должна была скоро переполниться и рассыпатся жгучим пеплом, способным обжечь кожу. Сам Наруто воспроизвести ее пока не мог, но уверял, что скоро получится.
   Надеюсь на это.
   Я свою чакру еще как-то умею скрывать, а вот Наруто - без шансов. Печатей нам понадобится много.
  
- Да, - прошептал мелкий, - подержи, я ее хочу примотать бинтом.
   - Нет. Собьется, нас обнаружат, а греться начнет, замешкаешься, живот обожжет!
   - Ладно. Ого... Смотри, что там!
Из окна потек водопад, а мерцающая вывеска потухла, вспыхнув напоследок ярче обычного. Видимо ее питал тот генератор, который стоял под нашими окнами.
   С громким "бух", стекла вынесло наружу вместе с рамой, звоном рассыпав по козырьку с вывеской гостиницы.
- Все клоны развеялись, я гляну...
   - Только не смотри сейчас воспоминания, потом с этим разберемся.
   Оконный проем затянуло что-то склизко-розовое, похожее на поверхность кишок.
   Техника "жабий желудок" (не уверен что правильно назвал), сделала этаж непроницаемым для моего сонара. Кавалерия прибыла - в лице Джирайи.
   Обратно мы вернулись, когда слизь еще не пропала окончательно, но уже освободила окно и часть стен внутри. Джирайя сидел на корточках перед черным пламенем и быстро рисовал печать на средних размеров свитке.
  
   В коридоре пахло озоном и чем-то непонятным, но невыносимо тошнотворным.
   Иссиня-черные языки плясали, почти не обращая внимания на сквозняк, не тухли от воды и не выгорали даже на камне, где нечему было гореть. Пламя производило жуткое, потустороннее впечатление, мне даже показалось, будто от этого странного огня веет не теплом, а обжигающим холодом. Впрочем, подойти поближе, чтобы проверить, насколько огонь горячий, совсем не хотелось.
  
   -- Я так и знал, что вы неподалеку, -- хмыкнул саннин, не оторвавшись от своего занятия.
  
   Наруто заинтересовался свитком, потому не увидел лицо Саске, которое так легко было незаметить в скоплении розовой слизи. Похожие на рыбу-каплю ошметки исчезали без каких-либо спецэффектов, даже мокрых пятен не оставляя, но все равно выглядело это мерзко. Зато встреча братьев после долгой разлуки оставила после себя такой погром, что устроенный потоп был недостойной внимания мелочью. Кроме дыры в капитальной стене, чидори "выело" кусок бетонного пола. Мотнув головой, выбросил абсолютно неважные мысли по поводу ущерба и оглянувшись назад, подошел к Саске, который вот-вот должен был упасть.
  
   Он повис у меня на руках тряпичной куклой, пустой взгляд лишь усиливал это сходство. Осторожно прислонив мальчика к стене, я первым делом передал ему чакры, а уже потом взялся за более тщательный осмотр.
  
   Слабое истощение, перелом руки, ожог, микротрещины на костях -- ничего такого, с чем я бы не справился, но думаю, что эти травмы меркли на фоне душевных. На душе было тошно и горько, это сказывался эмоциональный фон от Саске. А ведь я ощущаю лишь отголоски эмоций.
  
   Мысленно прокляв мудака-Итачи, и дурацкий канон, который все никак не сходит с рельсов и не хочет меняться в лучшую сторону, вернулся к лечению.
  
   Ну вот почему все гении здесь такие непроходимо тупые, когда дело не касается техник и боя?
   И сам себе ответил. Потому что у них образование шесть классов. А еще они постоянно хоронят родных, друзей и любимых. И потому что в основном физухой своей занимаются и техниками. А еще ощущение собственной силы с гарантией сносит подросткам крыши и дарит им иллюзию своего ума, крутости и непогрешимости. На выходе имеем весь этот бред. Кто сильный, тот априори еще и умный. А если ты сомневаешься, то тебе в лучшем случае физиономию начистят, а скорее башку отрежут. А потом приходит несколько действительно умных и сильных людей, вроде Третьего и его кодлы, и все эти малолетние дебилы пятнадцати лет от роду пляшут под их дудку, искренне считая, что они все решают сами.
  
   Мимо метнулось что-то зеленое, за спиной послышался боевой клич Майто Гая, а затем глухой удар падающего тела. К счастью не моего. Майто зачем-то вырубил Джирайю.
   Я бы посмеялся, да сил хватило только на кривую усмешку.
   Пока Гай и Наруто разбирались с саннином, я заметил, что Саске двинулся. Посчитал, что это осмысленное шевеление, но рано обрадовался, вперившись в пол пустым взглядом мертвеца, Саске замер обнимая колени.
  
   -- Саске, -- медленно погладил по волосам, чтобы привлечь внимание, -- Ты меня слышишь? Кивни, моргни, хоть как-то ответь?
   Внятной реакции не последовало, но Учиха был жив, вот только мыслями весь в прошлом.
   Мелькнула мысль коснуться лба мальчика, как это делал его брат, вот только отвечать на вопросы откуда мне известен этот жест совершенно не хотелось и идею я отмел.
   Вздохнув, залечил переломы, но на ожог чакры уже не хватило. Жаль, что из печати сокрытия невозможно выкачать свою чакру, она бы была совсем не лишней. Лечение отняло и у меня и у пациента много сил. Сращенные ребра должны были еще болеть, как и обожженная рука, но Саске даже не поморщился, когда я его поднял, только всхлипнул перед тем, как потерял сознание. Его снова отбросило в ту ночь, когда клан Учиха вырезали, это я понял по промелькнувшему перед глазами видению.
  
   Не зная куда приткнуться в этом свинарнике, я было собрался пройти в соседний номер, но был остановлен рукой Гая. Он собрался возвращаться в Коноху и хотел забрать Саске.
  
   -- Нет, -- невольно вырвалось у меня.
   Наверное потому, что Совесть орала дурниной, "нельзя оставлять мелкого Учиху без присмотра!". Это я знаю насколько все серьезно, а вот коллеги церемониться, да нянькаться не будут, у них есть более тяжелые пациенты.
   А между тем, всего несколько ночей в одиночестве среди запаха полыни и мелькания бежевых халатов усугубят и без того паршивое состояние Саске.
   -- Но ему нужна помощь ниндзя медиков, -- растерялся Гай.
   -- А я по-вашему кто? -- огрызнулся, отходя на шаг и помотал головой, когда Майто снова протянул руки.
   -- Понимаю, -- грустно улыбнувшись кивнул Гай, -- если вы сами можете справиться с такими травмами, это замечательно. Но Саске нужна психологическая помощь.
   Утвердительно кивнув, уже вежливо возражаю:
   -- О своем ученике я знаю гораздо больше, чем мои коллеги, Майто-сан. Я справлюсь.
   К тому же им сейчас все равно не до него. Оставлять Саске одного после такого потрясения нельзя. Я беру на себя отвественность за него и как его учитель и как ирьенин...
   -- Ничего подобного! -- влез между нами раздраженный Джи -- Отдай Саске Гаю! Я ненамерен тратиться еще и на него!
   Если раньше я сомневался, то теперь точно не собирался отправлять Учиху домой.
   Смерив Джирайю презрительным взглядом, я процедил:
   -- Все что ему понадобится, куплю сам. К тому же Саске-кун нам пригодится, если мы действительно собираемся искать Цунаде.
  
   На это Джирайя ничего не ответил, только хмыкнул, а у меня укрепились подозрения, что поиски Цунаде -- это профанация и что даже если саннин на самом деле не знает точно, где она прямо сейчас, то примерно догадывается.
   -- Ладно, можешь оставить, разрешаю. -- лениво махнул старый шиноби ручкой, словно шубейку с барского плеча подарил.
  
   Глядя в спину саннина, который приобнял за плечо управляющего гостиницы, заглянувшего к нам на огонек, я все больше склонялся к тому, что мы не поисковая команда, мы гонцы.
  
   Гостиницу, как ни странно менять не стали, только переехали в другое крыло, не задетое боем и потопом.
   Остаток дня прошел бестолково: сидели в номере, как в осажденной крепости. Джирайя по стенкам развесил печати и гонял от них Наруто отказываясь отвечать на его вопросы.
   Глядя на раздраженного Джи, я не понимал зачем он тянет время. Опять какие-то игры? Знать бы еще в чем тут дело.
  
   Эта загадка в очередной раз напомнила, что мне нужны друзья, союзники, связи и осведомители. Кто-то, кто понимает, что происходит на самом деле. Знание манги, увы, не всегда сможет помочь, поскольку в манге многое было отмечно пунктирно или вообще опущено, и неизвестно как именно все будет происходить и чем это грозит, тем более что я и Виктор должны были серьезно повлиять на каноничное развитие событий и чего теперь ждать -- непонятно.
  
   -- С Саске все будет хорошо? -- заглядывая в лицо спящему другу, спросил мелкий.
   -- Надеюсь, -- поднялся я, поменять воду для компресса. -- как собьем температуру, он очнется.
  
   А вообще, появление Акацук напомнило мне одну народную мудрость.
   Жизнь похожа на банку тушёнки. Снаружи -- жесть! А внутри -- мясо!
   И я, по меркам сильных мира сего, как раз то самое содержимое банки.
   Чтобы это изменить, есть несколько путей.
   Первый, самый очевидный -- стать сильнее. Я над этим работаю, но на быстрый прогресс надеяться не стоить, если только не сжулить -- например, использовав исследования Орочимару, но это опасно, могу и умереть.
  
   Второй вывод тоже несложный. Я должен стать умнее, хитрее и дальновиднее, чтобы никогда более не попадать в такую ситуацию, где потребуется открытое силовое противостояние с врагом сильнее меня.
  
   Третий вывод тоже гениальностью не блещет, но до него додумаются уже далеко не все. Чтобы избегать невыгодного для меня боя, мне нужно обладать информацией и покровителями, политическим весом и высоким статусом, так, чтобы меня в такие бои обычным мясом не посылали. Впрочем, по этому направлению пока все движется в нужную сторону благодаря Наруто, Данзо и Еноту. Но вот заступничество Цунаде-хокаге тоже лишним не будет, а значит, придется и с ней искать общий язык. Я лишь надеюсь, что она не будет навязчиво спаивать трезвенника, то есть меня.
  
   Цунаде искалась лениво, Джирайя оставлял нас без каких-либо заданий, а сам убегал в бордели и питейные заведения за очередной длинноногой красоткой. Итачи свой трюк с гендзюцу мог провернуть, как минимум, раз сто. Я за временем не следил, мне было некогда.
  
   Вместе с Наруто мы пытались расшевелить Саске. Учиха ничего не ел и целыми днями пялился в стену отсутствующим взглядом, будто трещины на штукатурке могли дать ответ. Находиться с ним рядом было физически тяжело, эмоции Саске давили на мозг и мешали нормально выспаться.
   Во сне Саске фонил негативом, так что сложно было понять чего в этом сне больше: ненависти или душевной боли. В какой-то момент мне даже начала чудиться комната с двумя трупами залитыми кровью и человек в форме АНБУ. Так я впервые "увидел" чужие мысли достаточно четко, как "собственные" воспоминания.
  
   Этот "общий" сон меня так достал, что несколько ночей подряд я усыплял Саске ирьенинскими техниками. Но бесконечно так его вырубать было нельзя, потому что если часто вмешиваться в работу СЦЧ подростка, то может ухудшиться его контроль.
   В поисках решения проблемы, я докопался в мыслях до мусорной информации, где-то когда-то почерпнутой на просторах Сети.
   -- Попробовать можно, -- пожал плечами.
   Быстро начертив две печати смещения звуков, одну себе напротив сердца, вторую на ладони, я приложил руку к уху Саске. Уловка сработала, Учиха спокойно заснул, под размеренный стук, свернувшись калачиком.
  
   Не знаю что точно послужило толчком к переменам, но вскоре мы уговорили Учиху поесть и настроение у него улучшилось. По крайней мере я больше не просыпался от его кошмаров.
  
   Он предпочитал молчать, но однажды ночью, когда Наруто уже спал, а Джи еще не вернулся, заговорил со мной сам, рассказав о планах по убийству Итачи. Со стороны Саске это был жест доверия, хотя мне его слова напоминали планы серийного маньяка, случайно высказанные в слух.
  
   -- Саске, скажи, зачем он так сделал? Почему Итачи...
   -- Затем что он урод! -- окрысился Саске, на эмоциях включив шаринган.
   -- Нет, ты не понял. Какой в этом смысл? Чего он этим добился? Зачем он вырезал клан и почему оставил в живых только тебя одного? Он мог убить тебя, но не сделал этого. Почему?
   Саске нахохлился, пригнувшись, словно кобра для броска и процедил:
   -- Зачем это вам?
   Проигнорировав агрессивный жест, я легко качнул головой:
   -- Эти ответы нужны не мне, а тебе самому.
   Учиха вытаращился, словно я указал ему на что-то очевидное, чего он раньше не видел в упор.
   -- Чтобы его найти и победить, нужно понять что им движет. Предсказать его следующий шаг. Может Итачи псих? Так крыша едет далеко не сразу и не без причин. Причины могут быть неочевидны, могут быть абсурдны, но они есть всегда и у всех, а еще они многое могут объяснить.
   На это Саске невнятно помотал головой, став похожим на какаду, который вытянул шею, наблюдая за чем-то странным.
   Подавив неуместную улыбку, кашлянул.
   -- Может Итачи был эгоист и все делал для себя одного? Или он был повернут на личной силе? Если хотел доказать что он сильнее всех, то убил бы только лучших бойцов вашего клана, но пощадил бы и других детей, наверное, стариков и женщин. Особенно тех Учиха, которые вообще не были шиноби.
   Саске нахмурился, но на его лице легко читалась мрачная заинтересованность.
   -- А если он испытывал на прочность эмоции, способность переступить через себя, то и тебя бы тут небыло. Он бы впервую очередь убил именно тебя, как самого близкого ему человека. Зачем-то он ждет, пока ты станешь сильнее. Подумай, зачем ему это?
   Надо было дальше задавать вопросы, а не размышлять. Саске схватился за голову, упев невидящий взгляд в пол. А затем жалобно протянул:
   -- Не понимаю. Вы меня запутали. -- и внезапно рявкнул. -- Что вы знаете?
   Наруто вздрогнул, но продолжил слушать, прикидываясь спящим.
   -- Я не знаю, я предполагаю. -- легко пожал плечами.
   Саске разочарованно выдохнул и снова загрустил.
   Выждав для приличия секунд пять -- шесть, я тронул Учиху за плечо.
   -- Постарайся отстраненно вернуться в прошлое, тогда, когда все еще были живы. Должны быть причины...
   -- Не хочу, -- слегка отпрянув, замотал головой Саске. -- Больно!
   -- Я не заставляю, -- с трудом удержался от зевка, -- просто хочу тебе помочь понять и разобраться в истоках произошедшего. Я даю направление, но ответов не прошу и не требую. Повторюсь, ответы нужны тебе самому, свои тайны ты оставляешь при себе.
   Саске покивал, вздохнув, словно всхлипнув. Поежившись от ночной прохлады, я подтянул одеяло и тихо заговорил снова:
   -- Знаешь почему хорошие книги перечитывают через года?
   Саске недоуменно покосился, отвлекшись от тяжелых мыслей.
   -- Потому что со временем люди меняются и книгу прочитанную в восемь лет, ты будешь воспринимать иначе в восемнадцать. Так же и с воспоминаниями. Тогда ты мог что-то упустить из виду, или не придать значения. Теперь нужно только собрать все вместе, в одну картинку, чтобы в ней не осталось пустых мест. Или их было как можно меньше. Ты, когда-нибудь собирал пазлы?
   Недоуменный кивок, потому что связь памяти и игрушки до него еще не дошла.
   -- Разрозненные факты, домыслы и теории -- это кусочки одного пазла. Некоторые у тебя уже есть, просто они бесполезны и непонятны друг без друга, иные затерялись и их придется искать, но в итоге все кусочки составят одну общую картинку, которая прояснит, если не все, то очень многое.
  
   Саске вздохнул, но утвердительно покивал и больше голоса не подавал. Посчитав разговор завершенным, я пожелал Учихе спокойного сна и отвернулся к стенке.
   -- У вас на все случаи жизни есть пример. -- то ли хмыкнул, то ли фыркнул Саске, мне в спину.
   -- Что поделать, -- не обернулся я, -- моя жизнь небогата личным жизненным опытом, особенно после потери памяти. От того я стараюсь эти бреши заполнять чужим. На чужих ошибках учиться безопаснее, чем на своих. А еще, -- улыбаюсь, -- какой-то умный человек говорил "Люди делятся на две категории: на тех, кто читает книги, и тех, кто слушает тех, кто читает"*.
   Фыркнув, Саске отвернулся, но я заметил у него улыбку, подколку он понял.
   Замерев от запоздалой мысли, я сел и тихо окликнул Саске.
   -- Решишь заняться самокопанием, -- серьезно проговорил я, -- будь осмотрителен. Ты должен быть сторонним наблюдателем, ведь изменить ничего уже нельзя, а нанести душе новых увечий -- проще простого. -- указал на свою грудь раскрытой ладонью. -- Тебе нужны только ответы, только факты. Вот я представляю себя другим человеком, чтобы не потерять нить происходящего. Когда ты чужой в своих воспоминаниях...
   -- О чем вы тут говорите? -- влез Джирайя в разговор и в окно.
   -- Ни о чем, что бы вам могло быть интересно, Джирайя-сан, спокойной ночи.
  
   Больше к тому разговору Саске не возвращался, но иногда я замечал, что у него красные без всякого шарингана глаза и опухший нос. Не получалось у мальчишки быть чужим в собственной памяти. Да и глупо было надеяться, что если у меня не выходило полностью отстраниться от воспоминаний Ируки, действительно чужого мне человека, то Саске меня превзойдет в освоении собственной памяти.
  
   Следующей нашей остановкой был маленький город в яме, который назывался Иназума. Раз в пять меньше Конохи, но зато Город! Со смотровой площадки легко просматривались все улочки расходящиеся от прямоугольной площади, сейчас занятой то ли просто базаром, то ли каким-то праздничным базаром, я не особо внимательно следил за красными днями в календаре.
  
   Архитектурой этот городок в яме больше напоминал Коноху, чем тот, в котором мы уже побывали ранее: меньше бетона, больше дерева и невысоких зданий, но народа тут -- негде яблоку упасть! Ровесники Наруто из гражданских с упоением носились между праздно прогуливающихся людей играя в АНБУ. Вот из таких игрушек потом вырастает вера в невероятную силу АНБУ и их исключительность.
  
   -- Здесь мы останемся до конца фестиваля, -- сказал Джирайя. -- Считай это отдыхом перед настоящими тренировками Наруто, -- и зыркнул в мою сторону.
   Я же вместо возмущения с ленцой задумчиво выдал:
   -- А, это фестиваль, понятно.
  
   Словно фокусник Узумаки выудил круглый кошель в форме лягушки и заявил, что они с Саске пойдут веселиться.
   Джирайя с нездоровым интересом похвалил Наруто, а затем выхватил кошелек, сказав что разбазаривать деньги умеют все, а "Наруто учись обходиться малым".
   Несколько раз схватив воздух, попытавшись вернуть деньги Наруто, я возмутился:
   -- Вы поступаете по-свински!
   -- Это тренировка! Или вы забыли про три соблазна юного шиноби?
   Во мне проснулся мем собака-подозревака, потому что по одному названию "грехов" уже ясно, что это какая-то бредятина. Не уверен, что в каноне подобное было.
   Саске мой скепсис разделял, а вот Наруто принял слова Извращенного отшельника за чистую монету и уши развесил.
   -- Три соблазна -- это вещи, которые ниндзя должен избегать, ибо они опасны для него! Женщины алкоголь и деньги!
   Услышав этот абсурд, я громко фыркнул и заржал, а Джи обиженно насупился.
   -- А вы-то сами?! -- возмутился Наруто. -- Волочитесь за каждой юбкой, я видел как вы пьете, а денег у сильных шиноби всегда много, потому что сложные задания хорошо оплачиваются.
   Джирайя надулся, как жаба в брачный сезон и заорал так, что даже слюни полетели:
   -- Ты дурак! И ты! Эти вещи опасны только для таких молодых! Тебя это тоже касается! -- почему-то ткнул Джирайя в мою сторону пальцем.
   Резко замолкнув, задавил рвущееся наружу гоповатое "чо?!", и сказал максимально равнодушно:
   -- Джирайя-сан, -- стараясь не морщиться от отвращения, -- мальчишкам пока девочки не интересны, у меня есть невеста, никто из нас троих не пьет, а денег у генинов и чуунинов и так не особо много. И если вам знакомы понятия "честь" и "совесть", то вы вернете отнятые у Наруто деньги.
   Фыркнув, саннин развернулся к нам спиной и в темпе свалил, будто боялся не успеть.
  
   -- Вот же старый мудак, -- процедил я тихо и сказал бы еще пару "ласковых", если бы не почувствовал сильнейшее удивление.
   Саске так таращился, будто впервые меня видел.
   -- Что? -- искренне удивился я. -- Неправда что ли?
   Учиха хрюкнул, точно вот-вот рассмеется, но тут же состроил серьезную морду, будто этого не было. Да только уголок рта у него предательски подрагивал.
  
   - На три сотни много не купишь, - вздохнул Наруто, разжав кулак с несколькими мелкими купюрами и горстью монет.
   - Знаешь, я не понимаю одного, почему ты не возмутился, когда Джирая обобрал тебя?
   - Но... - растерянно обернулся в след Джи Наруто до которого, кажется только сейчас, дошло что его обокрали средь бела дня. - Он сказал, что сохранит...
   Вздохнув, я потрепал мелкого по волосам, и достал простое портмоне из внутреннего кармана жилета.
   - Иногда ты жутко наивен, Наруто.
   На всякий случай, я быстро пересчитал наличность, а то мало ли какие еще криминальные таланты, кроме мошенничества, есть у Джирайи!
   Мелкий скис и тяжко вздохнул, сунув деньги в карман штанов,
   - Не расстраивайся, - поспешил утешить пацана, - я куплю вам двоим, что захотите. Только не наглейте, ладно?
   Саске фыркнул, но как-то по-доброму и чуточку грустно, а Наруто, крикнув "Ты лучше всех!", помчал к ближайшему лотку.
  
   Чуточку самодовольно, я фыркнул себе под нос:
   - Точно не лучше всех, но явно лучше Джирайи.
  
   В одном из лотков нам отказались выдавать билеты в тир с призами и я решил, что хитай-ате лучше снять. Хотя это скорее не отказ был, а нытье на то, что если уважаемые шиноби выиграют все призы, то "бедному" торгашу не на что будет купить конфет своей маленькой дочурке. Вот не факт, что эта дочурка вообще существует!
   Я бы предложил им хенге, но оно с них спадало, когда они сильно отвлекались. А еще забавно, что оба, и Саске и Наруто, возмутились, напомнив мне, что пластина - это не просто одежда. Еле убедил, что снятие налобной повязки не преступление против Отечества.
  
   За пацанами я ходил следом, под хенге себя, но в гражданской одежде. Саске сначала нос воротил от всех аттракционов и лотков, а потом украдкой полез в карманы считать что с собой взял. Судя по нахмуренному лбу и еще меньшему количеству мелочи на ладошке, Саске и не думал о таком длительном путешествии. А теперь боялся быть обузой.
  
   - Если тебе, Саске, так будет проще, можешь взять у меня в долг. А отдашь, когда вернемся.
   Ответом был короткий кивок, но эмоции все равно честнее.
   Просто так Учиха бы у меня денег не взял.
  
   Местных среди торговцев мы не встретили, но и приезжие смогли вполне понятно рассказать нам о фестивале в честь шиноби. Городок Иназума появился после того, как каге Листа стал Минато. Во время войны тут находился город с другим названием, но уходящие шиноби (забыл, чьи конкретно, но вроде Ивы), камня на камне не оставили и вернувшиеся из лесов и ближайших деревень люди обнаружили гигантский кратер. Минато без всяких прошений отправил сюда кучу генинов, чуунинов и некоторых джонинов, которые помогли отстроить город заново. А благодарные жители решили в его честь переназвать город в "Иназума", что значит - молния. Как по мне, так чуунины и джонины там горбатились за какие-то косяки, раз за работу платы не спросили. А вот за какие проступки там генины вкалывали - не знаю, скорее всего потому что они генины.
   А город выглядит так, будто он построен в яме или карьере, пересеченном небольшой речкой и с трех сторон окруженный плоскогорьем. Я бы в таком месте строить город не стал... Но местным виднее.
  
   Около лотка с масками у меня попытался стянуть кошелек какой-то воришка, но тронув хенге, одернул руку и припустил прочь, фоня паникой.
   Убегая, вор с силой пихнул не ожидавшего такой подлянки Наруто, так что тот свалился мне под ноги, да еще по инерции своим рюкзаком по голове получил. Когда Узумаки вставал, из его сумки посыпались вещи.
   - Осторожнее, - запоздало предупредил торговец сувенирами, - в этих масках плохо видно.
   - Пф, - буркнул подавая руку мелкому, - это же не настоящие маски АНБУ, конечно в них еще хуже видно, чем в наших.
  
   Саске тоже купил фарфоровую морду. Он сдвинул ее набок и подобрал с земли приметную вещицу, которой оказался блестящий футляр со штемпельной подушечкой и ярко-красными чернилами. У меня самого где-то был такой же, только попроще. Такие чернила использовались исключительно для того, чтобы поставить в документах оттиск именной печати, которая тут была вместо подписи.
   По остальным вещам, выпавшим из рюкзака, я уже догадался чье это барахло:
   потертая зажигалка с гравировкой в виде обнаженной женщины, тоненькая брошюрка и металлический футляр с складными палочками для еды.
   Пока я не видел, Джирайя приспособил рюкзак Узумаки под барсетку. Да еще и не побоялся туда бросить чековую книжку.
   Подобную привычку у Наруто - позволять чужим людям распоряжаться им и его имуществом, я замечал и раньше, но в этот раз она как-то особенно сильно бросилась в глаза. Слышал я про подобные странные выверты психики у приютских. Видеть, к счастью, в живую не довелось, как и испытать на себе - благодаря тете. Надеюсь, у нее и Мишки все будет хорошо...
   Мой взгляд уперся в раскрывшуюся у меня в руках чековой книжке.
   Да, судя по ней, хорошо живет на свете Винни-Пух... То есть Жабий саннин. Интересно, он сам по себе такой неприлично богатый, или часть денег не его, а на служебно-шпионские расходы?
   Хотя тут, без именной печати Джирайи, разве что пооблизываться можно на записанные в баланс суммы.
   Впрочем, даже имея при себе чужую печать-подпись, без карточки регистрации печати подтверждающей подлинность ханко* - можешь выбросить, потому что она так же бесполезна, как чужая кредитка без пин-кода.
   - Наруто, почему ты носишь вещи Джирайи?
   - Ну-у, он попросил. Сказал это миссия охраны имущества.
   - А где твое? Имущество.
   - В свитке, - достал мелкий тонкий тубус из незаметного кармашка на поясе, - как и остальное.
  
   Под остальным подразумевались запасные расходники, подсумок, аптечка, набор для печатей и...
  
   - А я еще думал, отчего Наруто за водой лазить перестал и дергается, если кто рюкзака касается, - посмотрев на выпятившего грудь мелкого, спустил его с небес на землю, напомнив, по чьей вине он лишился денег.
   Но при этом, мне все равно пришлось убеждать его, чтобы забрать барахло Джи и вернуть на место вещи, которые были нужны самому Узумаки.
  
   Ближе к полудню фестиваль взял передышку, чтобы вернуться к жизни когда спадет жара.
   Так как делать там теперь было особо нечего, мы решили прогуляться по гостиницам, чтобы выяснить где лучше остановиться.
  
   - Подожди! - обернувшись на крик Наруто, я заметил, что он выпустил выигранную им золотую рыбку в большой аквариум под навесом.
   - А я думал, что мы ее домой заберем.
   - Она же умрет в пакете, Ирука!
   - А запечатать? В свитке рыбка останется живой.
   У нее же чакры почти нет, а сама она в пакете с водой. Не помрет.
   Наруто треснул себя по лбу, перенял этот жест у меня:
   - Точно! - но быстро утешился. - Выиграю завтра другую рыбку! Нет, двух, трех! Чтобы им не скучно было!
  
   Нам еще оставалось заглянуть в три последних отеля, когда Наруто сказал, что слышит голос Джирайи. Я же услышал его еще раньше, но не сказал. Просто не хотел встречаться с пьяным саннином и портить себе впечатление от возни с аквариумом для будущих питомцев. К сожалению, блондин уже убежал, так что нам с Саске пришлось его догонять.
  
   Когда мы подошли, возмущенный Наруто тряс пустым кошельком-жабой перед покрасневшим лицом Джирайи, да только без толку, потому что Джи его не слышал. Не хотел слышать.
   Джирайя с упоением лапал девушек, что сидели с ним на широком диване, не стесняясь нас. Одна из них попыталась выпутаться из лап саннина, с явным намереньем утянуть меня на соседний пустой диван-недокровать, но Джи так просто с ними обоими расставаться не желал.
   Жабофил, потерся красной щекой о грудь беглянки легкого поведения и, гыгыкнув, спросил:
   - Ну как вам фестиваль?
  
   Мысленно я ответил: Хорошо, если бы не вы, Джирайя-сан.
  
   Оглядев стол перед шиноби я присвистнул пытаясь справиться с раздражением; парад бутылочек тянул на кругленькую сумму, а учитывая то, что заведение было не из дешевых, жаба во мне была готова уподобиться Лорду ситхов и придушить Джирайю прямо на месте - силой мысли!
   - Н-да. Чтобы так набраться, шиноби вашей комплекции, силы и возраста, нужно сильно больше алкоголя, чем обычному человеку. Быть шиноби-алкоголиком очень недешевое хобби, Джирайя-сан.
  
   Ученик Третьего ухмыльнулся, будто я похвалил его и сжал одну из девиц пониже поясницы, от чего та взвизгнула и поморщилась, но тут же вернула на лицо маску вожделения.
   Меня персонал заведения тоже вниманием не обделил: девушка с подносом, что ходила меж диванов, окинув плотоядным взглядом, почти ласкаясь всучила маленькую белую бутылочку, токкури.
   Ради интереса я понюхал, что там и, скривившись, поставил емкость на край стола. Рисовая водка по прежнему пахла как земля, политая спиртом, и желания ее выпить не вызывала.
  
   - Думаю, что с деньгами и женщинами фестиваль был намного лучше, чем без них, - изображая черную зависть, с намеком сказал я. - Не так ли, Джирайя-сан?
   Саннин счастливо заржал, потешаясь надо мной.
   Ничто так не радует человека, чем страдания и неудачи других людей, это я уяснил еще с прошлой жизни.
   Эта нехитрая манипуляция нужна была для того, чтобы без риска для здоровья задать неудобные вопросы.
  
   Перестав улыбаться, я спросил:
   - Вы уже нашли следы Цунаде, раз устроили себе отдых?
   Беловолосый скис:
   - Я еще в поиске, но мы уже у цели.
   - Я очень на это надеюсь. Советники ждут. Кроме того, в Конохе полно инвалидов, раненых и умирающих. Им нужна Цунаде-сан. И если у вас есть совесть, ради них займитесь наконец делом, а не развлечениями! Кстати, вот ваши вещи, вы их забыли в рюкзаке Наруто.
  
   Я с этой провокацией прошел по лезвию бритвы. К счастью, не огреб.
   Недовольно фыркнув, Джирайя сгреб барахло, а затем все же поднялся и кивнув в сторону выхода, повел нас в гостиницу рядом. Он уже успел снять номер, один на четверых, и заранее расстелил себе футон. В центре комнаты расстелил, мудак эгоистичный! Сука, как он меня бесит! Даже Какаши редко так выбешивал, как это делает Джирайя одним своим видом!
   У меня скоро от этого Жабыча нервный тик начнется.
   Приду в Коноху - буду клянчить у начальства молоко за вредность.
  
   Так как комната мне показалась довольно большой, а соседние заняты, пришлось остаться тут. И об этом решении я пожалел под утро: одно дело, когда мелкий во сне пяткой заедет в печень, и совсем другое, когда локоть такого кабана, как Джирайя прилетает по зубам!
   Откинув руку, я проверил челюсть и только начал заживлять губу, как спящий Джи снова решил раскинуть конечности.
  
   Подавив рвущееся наружу КИ, отбросил руку во второй раз, а когда Джи и в третий раз раскинул лапы в стороны...
   - Укусить что ли хочешь? - остановил меня вопрос.
   - Да вот не поел вчера, спросонья почудилось, что не рука это, а свиная рулька.
  
   Наруто похихикал, а до меня только дошло какую грандиозную тупость я сделать хотел. Вот укуси я Джи, как бы быстро он меня убил? Успел бы проснуться до того как я скончаюсь, или нет?
  
   На мое счастье алкоголь Джирайю все еще не отпустил, он даже не проснулся. Джи еще ночью сбегал, а под утро, воняя перегаром, менялся местами с клоном, разбудил меня и Саске.
  
   Мне и раньше пьяные не нравились, но во время пребывания в этом мире я их окончательно возненавидел. Тадзуна, мудаки, попавшие в госпиталь по пьяни, теперь вот Джирайя. Тренировки... да о них только Наруто вспоминал, и то не часто, потому что тут действительно было на что посмотреть.
  
   Следующим днем Джирайя, благоухая перегаром, повел нас в редкий лесок, который должен был стать нашим полигоном для тренировок, пока сам Джи искал сведенья о принцессе Сенджу. Что же на самом деле он собирался делать без нас, путающихся под ногами - загадка. Может, похмеляться ходил?
  
   Лесок выглядел откровенно удручающе, ничего подобного вокруг Конохи я не видел: из-за вытоптанных тропок, которые словно реки сливались в широкие мощеные дороги для телег, казалось что каждое дерево стоит на отдельном островке травы в желтой мутной воде. Да и прилечь на эту пыльную растительность совершенно не хотелось, хотя кроны давали заманчиво-густую тень.
  
   Расположившись около заматеревшей лиственницы, Джирайя показал рассенган потушив его об дерево и кинул в руки Наруто обычный надувной шарик, которые тут отчего-то наполняли водой.
  
   Рассенган Джи объяснял не таясь ни меня, ни Саске. И если с Учихой все понятно, то от меня логичнее было бы скрыть эту технику, но нет. Наплевательское отношение к дзютсу Минато напрягало, зато развязывало руки в плане подсказок.
  
  
   Естественно, Джи запретил вмешиваться, но мне его приказы до лампочки. Меня не обязали ему подчиняться, как это было с Какаши. Здесь и сейчас - я гонец и могу действовать самостоятельно.
  
   Словно пытаясь изменить мнение о себе Джи играл в мудрого наставника у которого ученик додумывается до всего сам. Но безбожно фальшивил. Мудрые наставники не засыпают на тренировках своих учеников.
  
   Первый этап с водяными шариками Наруто одолел играючи и даже без помощи второй руки, потому что еще раньше я выдернул один из шариков, которые Джирайя купил и вращал в них воду по в одной плоскости, превращая шарик в подобие блина или тарелки фризби. На примере показал, что без хаотичного вращения, шарик не лопнет. А Джирайя тогда подумал, что я тоже решил рассенган выучить, долго смеялся. Еще сказал, что у меня здорово получилось прикинуться, что я изучаю другое дзютсу, когда начал подбрасывать эту тарелочку, стараясь не порвать шарик и удержать форму.
  
   Складывалось впечатление, что жабьему мудрецу плевать на земляков, плевать, что джинчурики будет без защиты. Он тянул время, скармливая каждый день сказочку о том, что ничего не нашел, а сам несколько дней подряд сбегал в кабаки и публичные дома.
  
   Пока Наруто мучился с рассенганом, у меня получалось что-то похожее на циркулярную пилу, этой водяной тарелочкой я мог пилить нетолстые ветки, но в бою она была бесполезна.
  
   - Ты не расстроился? - за ужином спросил Наруто.
   - Нет. С чего это вдруг? - захлопал я глазами, в голове прокручивая прошлый день. Пытался понять что должно было меня расстроить.
   - Ну у тебя не получилось дзютсу.
   - А, это, - улыбнулся, - да не страшно. Зато на старости лет смогу работать садовником.
   - Ирука-сенсей, как должна была работать та техника?
  
   Обернувшись на Саске, я призадумался и ответил, что изначально на многое не рассчитывал, и что меня больше интересовало как быстро заряд чакры улетучивается из воды. Я напомнил им ту историю, про Аватара Аанга. Пацаны вспомнили про Катару и предположили, что имея доступ к воде я мог бы сражаться даже будучи связанным по рукам и ногам.
   - А чакры я на это где найду? - по-доброму подтрунивая над ребятами, прерываю поток фантастических идей.
   - Это необычно. Может стать оружием последнего шанса, - покивал Учиха своим мыслям.
   - Смертельно удивить противника! - подтвердил Наруто. - Ты не хочешь быть магом Воды?
   - Хочу, но идеи надо адаптировать под возможности. Магия крови* - точно не мой уровень.
   - Магия Огненного убийцы* не похожа на...
   Тут в общую залу ввалился Джи с вопросом "кто?" и нам пришлось спешно ретироваться в другую комнату. Когда Джи напивался, он сильно храпел, а трезвым спал редко. От того днем он периодически залипал, и если не успевали растормошить, засыпал. Причем спал по-богатырски крепко, что хоть пинай, не проснется. "Чудесный" охранник! Хотя, может. притворялся? Черт его знает.
  
   Пацаны уснули быстро, а вот мне уснуть было тяжело.
   Пялясь в потолок гостиницы, я думал о том, что не знаю, чем же кончилась история Итачи. Вроде бы он умер, но как? Точно не своей смертью, хотя быть может всякое.
  
   Да и с Саске что будет после того, как он к Орочимару свинтит - не знаю. Но он точно останется жив и даже станет учеником Белого Змея. Тот ему призыв змей даст и костюмчик странный с куском фиолетового каната вместо пояса.
   Глядя на то как Джи в очередной раз с довольным видом сообщает, что ничего не нашел, я попросил его выйти поболтать с глазу на глаз.
   Примечания:
   Инкан кадо* - карточка регистрации именной печати.
   Частные лица и компании используют ханко* для подтверждения личности. Ярко-красные чернила для оттиска называются сюнику*, а сам оттиск на бумаге называется инкан*.
  
   Магия крови* - поднавык магии воды из сериала "Аватар", с помощью которого можно контролировать жидкость внутри живых существ, тем сам самым управляя ими.
  
   Огненный убийца* - маг огня - наемник-киллер. Владел специфическим поднавыком магии огня - воспламенением. Воспламенение - поднавык магии огня, позволяющий создавать огонь или огненный взрыв на расстоянии силой мысли.
  
  
  
  
Плашка-разделитель [Kerr Riggert]
прода от 20/02/2017
   Глава 13. Сегодня все мы шакалы
  
  
   Глубоко вздохнув, я сделал сам себе внушение и только после этого начал разговор.
   - Джирайя-сама, по сравнению с вами я маленький и неважный человек, простой винтик в огромном механизме Конохи. - а начал я проникновенную речь с поклона.
   Он посмотрел было на меня с легким удивлением, но тут же согласно кивнул, расплываясь в довольной улыбке. Ну да, кому ж не по нраву, когда его хвалят, а себя принижают?!
   - Однако сейчас по воле Советников и Кланов Конохи я должен выполнять миссию, важную для нашей великой Деревни, поэтому я смиренно прошу вас ответить на мой вопрос и внести наконец ясность.
   - Хех, спрашивай - снисходительно позволил раздувшийся, как жаба, от чувства собственной важности саннин.
   - Джирайя-сама, почему вы не хотите, чтобы Цунаде Сенджу стала Хокаге?
   На мгновение Джирайя лишился дара речи.
   - Чего?!- с выпученными глазами возмущенно взревел он. - Что ты несешь, Умино?!
   - Лишь отмечаю очевидное, Джирайя-сама, - тихо и смиренно ответил я, еще старательнее изображая мелкого подхалима.
   Саннин сложил руки на груди и кивнул, но не соглашаясь, я будто говоря "продолжай, я слушаю, но мне это заранее не нравится". Отметив эту реакцию, я обратился к клановой способности располагать к себе людей, усиливая ее положительными эмоциями связанными с похвалой и гордостью. Сейчас я был в роли Табаки, который метет хвостом перед Шерханом.
   - Чем дольше мы ищем Цунаде, - тихо сказал я, - тем меньше шансов у нее стать Хокаге. Тем более - самостоятельным и независимым правителем Конохи. У нее нет поддержки внутри Деревни, ее выбрали как компромиссную фигуру, чтобы не допустить к власти Данзо. И разумеется, вы со своими незаурядной мудростью и умом все это знаете не хуже меня.
   Джирайя задумчиво скосил взгляд, но прерывать и возражать не стал, а начал шарить по карманам. Тонкая металлическая фляжка материализовалась у него в руках будто сама собой. Судя по запаху - какое-то легкое спиртное на травах, ягодах или чем-то похожем.
   Сопя, Джирайя пошел в сторону балкона между номерами, поманив за собой.
   - Сейчас вы помогаете Шимуре-сану получить заветное место, - не стал я обгонять шиноби. - Пройдет еще месяц или два, и Большой Совет вынужден будет утвердить новых кандидатов. И их только два: Вы и Данзо. Я прекрасно пойму, если вы захотите стать Хокаге, но тогда так сразу мне и скажите. У меня есть миссия, данная мне Деревней, но я не могу приказывать вам - легендарному и могучему саннину. Я смиренно прошу вас: поделитесь своей мудростью и подскажите, как мне поступать, Джирайя-сама!
   Джи подавился содержимым фляжки.
   - Кхм-кхм... Эммм... - промямлил смутившийся Джирайя. - Ты слишком много думаешь. Расслабься! Найдем мы Цунаде! И почему ты думаешь, что от наших маленьких задержек Цунаде станет от кого-то там зависимой? - уперся он в меня подозрительным взглядом.
   - Потому что у Цунаде нет реальной поддержки в Конохе, - повторил я, тщательно скрывая недовольство. - Если бы она появилась там в момент нападения на Деревню или сразу после этого и спасла сотни, или даже тысячи жизней, то люди были бы благодарны ей и верили бы в нее. Сейчас людям, как никогда, нужна надежда и чудо. С Третьим из Конохи ушла уверенность в завтрашнем дне.
   С каждым днем число потенциальных сторонников Цунаде-сан уменьшается. Кто-то умирает без достаточно квалифицированной помощи, а кого-то ставит на ноги Госпиталь. Обычные медики, которых привычно не замечают, а не легендарный Великий Медик, которая шляется не пойми где, когда она так нужна Конохе. Извините за прямоту, но иначе сказать не могу.
   - Она может не знать о случившемся, - возразил Джирайя без энтузиазма.
   - Да, очень неудачно получается, - кивнул я с самым серьезным видом. - Все Стихийные страны уже знают, а вот Цунаде-сама нет.
   - Я думал, что ты служишь Данзо, - ушел с темы жабофил, недовольно поморщившись.
   - Я служу прежде всего Конохе, Джирайя-сама, - вежливо, но твердо возразил я, после чего продолжил. - Сейчас Шимура Данзо не может стать Хокаге, не спровоцировав гражданскую войну, а значит, он должен уступить и не выдвигать себя на этот пост.
   Сделав еще глоток Джи помахал ручкой; мол, иди отсюда, не мешай, Мудрец думать изволит.
  
   То ли сказанное мной подействовало, то еще что, но уже на следующее утро Джирайя всерьез занялся поисками, а через два дня мы были в городке, где видели Легендарного Сосунка. Да уж, не самая крутое прозвище для того, кому предстоит стать новым каге. Впрочем и Легендарная Простофиля не лучше. У Цунаде вообще есть хоть какое-нибудь пристойное для Хокаге прозвище?
  
   Информация Джирайи о Цунаде конкретикой не баловала, нам было известно лишь название города, куда она направляется - Танзаку. И если бы я не знал, что мы ее найдем из манги, я бы оценил наш шанс на успех в процентов пять - девять из ста. Но червячок сомнения все равно не давал покоя, а потому я напряженно ловил каждое слово тех, кого опрашивал Джирайя.
   Сплетники, игроки, куртизанки, торгаши, беспризорники, бродяги...
   Кто-то требовательно протягивал руку, кто-то делился информацией бесплатно, но при этом почти никто не отказывал.
   Тут невольно задумаешься, а не было ли среди его родни кого-то из клана Умино?
  
   Мне и пацанам караулить Джи под кабаками надоело быстро, потому мы отправились на разведку. Ничего интересного кроме замка для себя не нашли, зато оценили размах игорного бизнеса. "Казино" на каждом шагу и полно заведений с однорукими бандитами.
   В одном из них Наруто на полу нашел монетку-смайлик и тут же ее запихнул в автомат, дернув за рукоятку и... сорвал джекпот.
  
   С потолка посыпались конфетти, заиграла бодрая музыка к нам подскочил какой-то хлыщ в блестящем наряде, который спросил мое имя, а затем начал преувеличенно радостно голосить в микрофон о том какая сумма была в кубышке и что каждый может повторить успех Умино Ируки.
   - Эй, вообще-то выиграл не я, - указал на Наруто.
   Блестящий пожал плечами и исправился. А затем, как это обычно бывает, начались препоны. В кассе мелкому не хотели отдавать полную сумму, рассказывая о том, что он несовершеннолетний, что не имел право и прочий бред, на что я, устав болтать, ответил, что могу забрать деньги за него и пугнул народ КИ.
   Наруто не только заполнил пустой кошелек-жабу, но еще и внес приличную сумму на свой счет. Нам еще раз повезло, когда мы обнаружили филиал того же банка, который обслуживал нас дома. Это вам не волшебный банк Гринготтс, который один на весь мир, тут банков как в моем мире, вагон и тележка, да еще и далеко не все сотрудничают друг с другом.
   Разобравшись с неожиданным выигрышем, мы двинулись дальше.
  
   К северу от центра города расположился древний замок, который занимал четверть площади всего Танзаку. Похоже, город вырос на месте укрепления, потому что дворец носил тоже имя. Назвать как-то иначе город или замок, похоже, не хватило фантазии.
  
   Джирайя хотел оставить нас около города, чтобы мы ему не мешались, на что я почтительно возразил, что тренировки были в дороге и пока он развлекается, то есть, конечно же, занят очень важными делами, мы тоже хотели бы отдохнуть.
   Когда Джи пожал плечами и свалил, Наруто недоумевая спросил, зачем я это сказал.
   - Да просто напоминаете вы двое мне одного знакомого, ныне почившего. Он иногда говорил: да нах мне ваши музеи, я сюда деградировать захожу, - хихикнул. - Два слова связать не мог. Скучный и тупой человек был. Ни ума, ни фантазии.
  
   Пацаны недоуменно нахмурились. Такое сравнение им явно не понравилось, но они не могли решить как на него отреагировать.
   - Если я вас не свожу на экскурсию, то вы сюда потом сами никогда не придете.
   - И? - не скрывая недовольства выдал Саске.
   Впервые на моей памяти он заговорил до Наруто, а не стал ждать пока тот за него все спросит.
   - А сам как думаешь? - расплылся я в ехидной улыбке. - Чтобы вы на этого моего знакомого не походили и от ваших слов заказчики от смеха не дохли. А то бывало ляпнет он, для поддержания беседы, какую-нибудь глупость несусветную с серьезным видом, а торговец еще полчаса за живот держится и слезы вытирает. Весело. Зато потом, когда выясняется, что это не шутка была, а он всерьез... Вот тогда смотрят на него , как на больного. Тупицу ведь можно нанять только для чего-то простого. А для высокоуровневых миссий, как правило, нужны мозги, интеллект, знания и эрудиция. Каким бы ты сильным не был, но если производишь впечатление идиота, то миссий выше ранга С тебе, скорее всего, не поручат. А еще говорят, что встречают по одежке, а провожают по уму. Правда, иногда в последний путь, но это уже детали...
   Хмыкнув от моего монолога, пацаны синхронно переглянулись и бодро зашагали в сторону виднеющихся крыш дворца, будто на финишной прямой спортсмены по спортивной ходьбе.
  
   Экскурсия получилась довольно интересная. Жаль, что вскоре замок сровняют с землей.
  
   Само собой, в первый день никто ничего не нашел, а потому следующим днем решено было заняться самосовершенствованием, пока Джирайя рыскает по городу, как ищейка по следу.
  
   Я уже начал думать что где-то серьезно накосячил, раз замок стоит, Цунаде на горизонте не видно, а у Наруто уже почти получается рассенган в четыре руки, хотя Джирайе он его еще не показывал. Не хотел, чтобы тот видел промежуточный результат.
  
   Блондин стремился научиться создавать крутящуюся сферу чакры одной рукой и создание ее при помощи клона его не устраивало от слова "совсем". Вот ведь забавно, потому что в каноне его и в шестнадцать устраивала эта ... порнография с дублями. А тут уперся.
  
   - Не получается! - плюхнулся Наруто рядом со мной и Саске на траву, случайно выбив из рук последнего книжку. - Извини, Саске.
   Тот фыркнул только, вернувшись к своему занятию.
   Забавно, я уже успел позабыть о "Хоббите", а тут его в книжных продают. Конечно обложка мягкая, бумага качества - чуть лучше туалетной, но ведь напечатали же! Саске, как увидел, попросил купить, а Наруто сказал что-то вроде "у меня автор под рукой, зачем мне его книжка?".
   - С клонами или без? - нарочито скучающе протянул я. - У тебя получается...
   Наруто надулся и возмущенно выкрикнул мое имя.
   - Больше двадцати лет Ирука, - потянувшись, заметил и зевнув, добавил. - Я бы на твоем месте не морочился с новыми и новыми попытками одним и тем же методом создать расенган, а поупражнялся с контролем. Скорее всего, дело именно в нем.
   - Это скучно.
   - Так большинство полезных вещей скучные.
   - А полезная еда еще и невкусная! - весело заметил Наруто.
   Киваю, не забывая улыбаться.
   - Смотри, - сунул мне почти под нос рассенган, - у меня в одной руке получается крестообразная штука, а не шар!
   Отпрянув, чуть не скатился с пригорка: - Оу! Нос мне дорог как память!
  
   И тут, как черт из табакерки выскочил Джи, сияя улыбкой, которая потухла, стоило ему присмотреться. Не знаю почему, но в этот момент он мне напомнил Карлсона, который вот-вот скажет "Ну, я так не играю!". У меня странный карлик с вентилятором никогда восторгов не вызывал. Впрочем, как и Джирайя.
  
   Не став поправлять Наруто, расстроенный Джи повел нас в ближайшую забегаловку, чтоб составили ему компанию. Да-да, оказывается и тут бухать в одно лицо стыдно.
   Только я хотел окликнуть саннина, который убежал вперед, как Наруто сунул мне в руки свой кошелек с просьбой его подержать у себя. Бар, в который так спешил Джирайя, действительно вызывал желание спрятать все ценное поглубже в карман, да еще и рукой прикрыть.
  
   - Вы не дадите Наруто совета, чтобы исправить технику? - на ходу запечатал кошель в маленький свиток, а его уже спрятал во внутренний карман жилета.
   Мелкий сам этого не спросил только потому, что объяснял Саске тонкости мира коротышек, которые тот недопонял
   - Наруто должен догадаться сам.
   - Вы не заинтересованы в быстром прогрессе своего ученика? - знал бы кто, каких трудов мне стоило нацепить на лицо уважение и назвать Наруто учеником Джи. А Жабофил даже отвечать не стал.
   Не знаю случайность ли это или Джирайя хотел, чтобы это так выглядело, но мы наконец нашли Легендарную неудачницу. В том самом кабаке, куда нас привел саннин.
  
   Я был морально подготовлен и ничуть не удивился заметив женщину с двумя дынями за пазухой. Пожалуй, фотографировать надо было не лицо Цунаде, а ее бюст, как более запоминающуюся примету.
   Глаза блондинки забегали по залу, но затем она как-то слишком быстро расслабилась, будто махнула на все рукой и налила себе еще. Цунаде опрокинула в себя пиалу саке, громко выдохнула и отвернулась от Джирайи, который без приглашения плюхнулся за столик к старой подруге.
   Сидящая рядом с Цунаде карликовая свинья его явно узнала и приветливо хрюкнула.
   Значит, Джирайя знаком с Тонтон, а из этого следует, что свою бывшую сокомандницу он навещал как минимум несколько раз в последние пару лет! Это если я и манга не преувеличиваем умственные способности этого завтрака туриста.
  
   Наруто было собрался поступить так же, как Жабий саннин, но заметил, что я стою, и остался на месте.
   Я прекрасно понял, что Цунаде узнала Наруто, но продолжала делать вид, что страдает склерозом и подслеповата. Еще бы покряхтела "старость - не радость", чтоб уж совсем выпасть из образа девчонки!
  
   Меня не сильно заботил разговор старых шиноби, а напрячься заставил замок, который все еще стоял на своем месте, когда мы спускались в город. В манге его уже к приходу Джирайи и Наруто разрушили. А тут стоит, глаза мозолит... непорядок.
   - Что-то пошло не так... - пробормотал себе под нос, вспомнив, что нагадал Якуши клон в Лесу Смерти.
  
   Могло ли так случиться, что мы опередили Орочимару? А если нет, то я опять опростоволосился с предсказаниями? Хотя, какая теперь разница, что навешано на уши очкарика, все равно встречаться с ним снова в виде Искателя я не собирался. Слишком опасно. Так что, "Прощай, организация чокнутых историков-ученых! Скучать не буду".
  
   Фыркнув, я обернулся в зал и отметил, что сесть нам троим так и не предложили, хотя Сенджу бросала на меня с пацанами хмурые взгляды.
  
   Солнце успело сесть, а Джирайя все агитировал Цунаде занять место хокаге так, будто это не он победил с внушительным перевесом на голосовании. И еще так фразу построил, будто альтернатив у нас нет. Есть, да только они так же плохи, а местами еще хуже. Но как красиво он завернул! "Решение было принято самыми высокопоставленными членами Листа и у тебя нет абсолютно никакой возможности возразить." Мне стоит у него поучиться.
  
   Забалтывать Джирайя умел мне на зависть, потому что уже через пару минут разговора по делу, а не о погоде и прошлом, в эмоциях Цунаде я нащупал сомнение и гордыню. Маленькие такие, задавленные здравым смыслом, но живые и растущие на глазах под дождем из лести Джи.
  
Шизуне тоже понравилась новость о назначении Цунаде, хоть по лицу это было трудно понять.
"Домашняя девочка", почему-то именно эти слова приходят на ум, глядя на Шизуне. Может дело в тех обрывках мыслей, что мне доступны? Для нее Коноха созвучна с домашним уютом, с детством и надежным, добрым и близким человеком. Заглушив этот голос, я опустил глаза на закуски, дав себе почувствовать голод, чтоб отвлечься.
   Настроение испортилось мгновенно и я мстительно подумал: тягу Шизуне к стабильности и уюту можно использовать против Цунаде. Должна же она иметь хоть какое-то влияние на свою учительницу!
  
   - Орочимару поработал? - наконец, прислушался я к разговору двух саннинов, - знаю. Он сам сказал, - спокойно произнесла Цунаде.
   Мне даже не нужно было играть шок, потому что замок стоит, а Змеюк уже заходил! Как так-то?! Мог ли Кабуто отговорить учителя от понтов?
  
   - Да не, - пробормотал, - бред какой-то.
   Надо ли пояснять, что мыслями я находился совсем не здесь и потому своей репликой, прозвучавшей неожиданно громко, был совсем не в тему?
   Цунаде обожгла меня злым взглядом, а Джирайе ответила, что отказывается от роли Хокаге.
  
   Все по канону, но почему-то меня это задело и захотелось сказать что-нибудь едкое в ответ.
   Вздохнув, оглядел Сенджу словно впервые вижу.
   Безусловно, Цунаде красивая женщина, на вид немного за двадцать, со светлыми роскошными волосами, несомненно выдающимися... кх-м достоинствами. Да! Достоинствами. Только красота внешняя не скрывала, а подчеркивала недостатки внучки Первого.
  
   И я сейчас совсем не о том, что Цунаде выбросила Наруто, сына ее родственницы по линии бабки, из головы на долгие тринадцать лет, хотя это тоже плюсом не назвать. К Джирайе у меня примерно те же претензии, но если бы дело ограничивалось только этим, то я бы смирился и не отсвечивал.
  
   Но настоящую неприязнь вызывало ее поведение, ее вызывающие, провокационные слова. Даже Джирайю она сумела задеть до вспышки гнева, упомянув Третьего рядом со словами "дурак" и "идиот". Она смотрела на нас, как на черноногих выскочек, которые посмели нарушить покой царственной особы просьбами. Будто не шиноби Конохи предлагают пост Хокаге, а холопы-оборванцы смиренно просят великую высокородную Цунаде-химе о милости, а та развлекается, проезжаясь по их больным мозолям.
   Словно она сама не дама в возрасте и не шиноби со стажем, а избалованная, наглая и туповатая принцесса прямо из дворца.
  
   Вот какого демона? Джирайя - тоже саннин, как и она, а я тоже клановый шиноби, тоже аристократ по местным меркам, так какого черта она вербально вытирает о нас ноги?
   В этом мире я парадоксальным образом как-то отвык от наглого неуважения в моей адрес, даже несмотря на кадров вроде Тадзуны, Какаши и Джирайи.
  
   Про сквозящее в ее голосе пренебрежение даже говорить не стоит. Пообщаешься с ней - и начинаешь чувствовать себя прислугой. Я бы чокнулся с такой опекуншей! А ведь Шизуне попала в ученики к Цунаде еще в детстве.
  
   Дан и ее мифическая верность ему - чепуха. Ведь ее внешность непрозрачно намекает на статус "я в активном поиске", да только жених не ловится. Уж не в характере ли дело? При таком нраве не удивительно, что Цунаде так и осталась одна. Не, ну может, ее покойный жених был влюбленным идиотом, а может Цунаде раньше была другой, но эту женщину можно было любить только в качестве фото на развороте Плейбоя. Или, как это делал Джирайя - в фантазиях, где у Сенджу не было заскоков. А потом эти самые фантазии он ворохом вываливал на страницы своих книг.
  
   А вот Шизуне мне показалась симпатичной и я это не только и не столько о внешности, сколько о характере. Впрочем и красотой природа ее не обделила, просто на фоне двадцатилетней блондинки с идеально правильными чертами лица и огромными буферами скромно одетая темноволосая девушка смотрелась бледно и невыразительно.
  
   Пожалуй, не будь уже в моей жизни Анко, я бы приударил за Шизуне. Правда тогда, пришлось бы повоевать с Цунаде за внимание Като Шизуне, но это уже детали.
   Заметив что я ее разглядываю, ученица Цунаде потупилась и смущенно улыбнулась, даже покраснела слегка, но тут же прекратила, прочитав по губам "не свободен". Совестно как-то стало за ту вселенскую грусть-обиду промелькнувшую в ее черных глазах. Кито ее что ли сосватать? А то "любовь всей его жизни", Миюри, эту самую жизнь ему конкретно перепоганит - с ее-то говнистым характером. Довелось узнать Акисато получше во время учебы и работы в Госпитале. Она тот еще фрукт, после которого легко можно стать овощем.
  
За этими мыслями я упустил тот момент, когда Наруто прошел точку кипения. О, нет, он не запрыгивал на стол, и не лез активно в драку, но при этом на оскорбительные высказывания о своей мечте и предыдущих Хокаге сжал от гнева кулаки, после чего, не выдержав, язвительно и достаточно грубо отозвался об умственных способностях старушки.
  
   - А ты кто такая, чтобы порочить их память? Оскорбление памяти наших Хокаге какой-то пьющей глупой женщиной непростительно. Не понимаю, зачем Джирайя хочет видеть тебя лидером Листа?! Ты не достойна этого звания!


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Джейн "Красные искры света" (Городское фэнтези) | | Зак "Великая Игра 2." (ЛитРПГ) | | ЯНина "Гармония без очереди" (Юмористическое фэнтези) | | С.Лайм "Мой князь Хаоса" (Любовное фэнтези) | | Н.Кофф "Вот так как-то.... " (Короткий любовный роман) | | Ш.Галина "Ad memorandum/ Чтобы не забыть." (Любовные романы) | | А.Ардова "Мое проклятие. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | П.Роман "Игра. Темный" (ЛитРПГ) | | С.Вайнштейн "Украденная служанка" (Любовное фэнтези) | | А.Анжело "Сандарская академия магии" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"