Джемисон Кэтти: другие произведения.

Первый контакт, или о чём мечтали гости со звёзд

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Первый контакт, или о чём мечтали гости со звёзд?

  
   - С орбиты идет сигнал!
   - Спутника?
   - Нет, господин майор, чужой! Но радары не фиксируют объект!
   - Сигнал поддается расшифровке?
   - Да. Они говорят на английском, правда, довольно странном. Просят посадки. Утверждают, что их двигатели не нанесут вреда планете.
   - А кто они такие, не сообщают?
   - Сообщают. Тиола-рэй, империя Тейринна. Вам это что-нибудь говорит, майор?
   - Пусть остаются на орбите до дальнейших распоряжений.
   Лейтенант застучал по клавиатуре.
   - Сигнал принят, они ждут. Но спутники их по-прежнему не фиксируют.
   - Главное, ждут, - майор облегченно перевел дух и включил видеофон. - Центр управления полетами. Главный штаб, пожалуйста.
  
   Чужой корабль - звездный (вся система была исследована, и разумной жизни в ней не было и не могло быть) - садился на полупустом космодроме. Не ракета, не шаттл, а настоящая летающая тарелка - нейтрально-серый объект без единого углаВ любом случае, приземлялся он красиво: без огненной мощи шаттлов, оплавлявших покрытие космодрома, тихо и медленно опускался на гладкий бетон, только дрожал, чуть искажая очертания корабля, воздух. Величайшее в жизни Новой Земли событиесовершалось. Во Вселенной нашлись братья по разуму.
   Корабль с легким шипением коснулся земли, застыл в центре предоставленной ему огромной посадочной площадки. Не зная возможностей чужой техники, диспетчеры оставили место с запасом, а пришельцы, видимо, тоже решили подстраховаться и сели точно в центре.Ну, лиха беда начало, потом все подстроятся, а сейчас несложно подъехать Генерал махнул рукой, и два легких флаера на черепашьей скорости двинулись вперёд. Тони Дэвису вдруг пришла в голову фраза из какой-то книги: "Имея дело с дикими животными, ни в коем случае не делайте резких движений". Машины подползли почти к самому кораблю пришельцев, когда в идеально гладкой поверхности открылся люк и на бетон спрыгнули пять человек в одинаковых синих костюмах. Один из них быстро пошел вперед. Любимые книжки у них с Дэвисом явно были разные.
   - Добрый день, - на английском чужак говорил уверенно, но непривычно. - Мое имя - Лаор. Я представляю Империю Тейринна, мой корабль строился на Тиоле-рэй системы Аррио-тан. Я прошу кого-нибудь из вас подняться к нам на борт, там легче будет объяснить, откуда мы прибыли и кто мы такие. Эти люди равны мне по рангу, мы готовы отдать вам любого из них в заложники как гарантии вашей безопасности. Если хотите, я могу поехать с вами туда, где есть рисующее устройство, и попробовать объяснить все там. Единственная наша цель - заключение мирного договора.
   - Я поднимусь к вам на корабль.
   Дэвис знал, что генерал ван Резенштайн далеко не трус, но тем приятнее было видеть подтвержение. А вам бы он пошёл или побоялся? Неясно...
   - Спасибо. Выбирайте заложника.
   Генерал внимательно оглядел стоящих перед ним людей. Все они были очень молоды - вряд ли хотя бы одному из них было больше двадцати пяти. Темные волосы, темные глаза; в общем, все они были похожи даже больше, чем положено представителям одной расы, не говоря уж о планете. Будущих заложников их новый статус явно не волновал; один из них улыбнулся, поймав взгляд ван Резенштайна, и это решило дело. Генерал слегка замялся, не очень представляя себе, как его назвать. Второй слева? Видимо, Лаор проследил обмен взглядами, потому что нарушил молчание:
   - Эстиар! - Парень сделал шаг вперед. - Этот?
   - Да.
   Атмосфера неловкости рассеялась.
   - Замечательно. Прошу к нам в гости. Эстиар, иди знакомься.
   Эстиар, не дожидаясь, пока генерал вылезет из флаера, прошел вперед и встал рядом с машиной, демонстрируя, что полностью передает себя в руки местного населения. Дэвис, решив, что ждать приказа сейчас не стоит, открыл дверцу и спрыгнул на землю, жестом пригласив "пришельца со звезд" забираться внутрь. "Пришелец" повиновался, поблагодарив кивком. Лаор опять заговорил, обращаясь ко всем сразу:
   - Беседа может затянуться в зависимости от количества вопросов, так что, наверное, не стоит ждать на космодроме. Забирайте Эстиара в какое-нибудь помещение - так всем будет удобнее. Возьмите с собой переговорное устройство, если хотите - оружие, и мы рады приветствовать гостей в любом количестве, просто подъезжайте к кораблю. Но заложников у нас ограниченное число - экипаж небольшой.
   - Хорошо. Езжайте в диспетчерскую, - генерал, пожалуй, нашел оптимальное решение.
   - Не обязательно сообщать нам, куда вы его увозите, - улыбнулся Лаор. Он хлопнул ладонью по обшивке и из люка выпал трап - наклонная полоса без ступенек. - Заходите.
   Генерал поднялся в корабль, за ним - Лаор и несостоявшиеся "гарантии безопасности переговоров". Люк закрылся.
   - В корабле замкнутая система жизнеобеспечения, - пояснил Эстиар, - но если хотите, я могу передать им, чтобы они держали люк открытым.
   - Не обязательно, - полковник, кажется, был слегка шокирован. - У вас есть связь?
   - К сожалению, не могу ее отключить - она телепатическая. И она не экранируется, но я не смогу передать сообщение, находясь в бессознательном состоянии, при постоянной сильной боли или если вы примените какое-нибудь наркотическое вещество. Последнего очень прошу не делать - большинство действует непредсказуемо, а многие наркотики для меня просто смертельны..
   - А все остальное - можно? - спросил Дэвис, пользуясь тем, что обстановка была не слишком официальной, а его должность давала некоторые привилегии.
   - Нежелательно, конечно... Но это будут вполне разумные меры предосторожности с вашей стороны, так что я потерплю. У вас принято знакомиться?
   - Принято, - полковник как старший по званию снова взял инициативу в свои руки. - Полковник Грант.
   - Майор Клименко.
   - Доктор Вайберг, руководитель "Института по Контактам".
   - Капитан Дэвис, инженерная служба, - официально он числился именно там.
   - Спасибо. Мое имя вы уже знаете. По профессии я пилот и навигатор. Если у вас есть какие-нибудь вопросы - задавайте, если нет - спрашивать буду я, у меня вопросов много.
   - Вы - раса телепатов? - Дэвис прекрасно помнил статью Вайберга по поводу невозможности телепатии, телекинеза и тому подобных вещей, и вопросу не удивился.
   - Да. Это не значит, что я способен прочитать ваши мысли, но общаться между собой мы можем.
   - А мысли не читаете?
   - Нет. Кажется, такие опыты ведутся, но результатов нет и не предвидится.
   - Где находится Тиола-рэй?
   - Зависит от того, какая у вас система координат. Одна из центральных планет Империи.
   - Вы -- пилот, Лаор -- командир корабля, а кто ещё есть в экипаже?
   - Мы с исседовательской миссией в этот раз, сплошные биологи.
   - Английский - родной для вас язык?
   - Нет, - Эстиар слегка замялся. - Английский - это тот, на котором мы разговариваем?
   - Да.
   - Это язык Федерации Независимых Миров. Наверное, у вас были общие предки. Я могу сказать несколько слов на нашем, хотите?
   - Да, конечно.
   Эстиар произнес длинную фразу. Язык звучал необычно.
   - А что связывает вас с Независимой Федерацией?
   Заложник слегка помрачнел.
   - Мы воюем. Много лет уже.
   - Почему? - непринужденная болтовня сменилась настороженностью, все присутствующие неосознанно напряглись.
   - Если бы мы знали! - Эстиар, конечно же, почувствовал изменение атмосферы, но никак на это не отреагировал. - Объявления войны не было, объяснений - тоже. Они и между собой-то договориться никак не могут. Впрочем, об их внутренних отношениях я знаю немного. Но физиологически они к вам могут быть ещё ближе, чем мы, раз даже языки общие.
   - С первого взгляда не скажешь!
   - Ну, давайте проверим. Могу вам пару отличий показать, хотите?.
   - Давайте, - полковник еще хмурился, а Дэвису слишком понравилась выдержка заложника, чтобы обращать внимание на неприятное, но, тем не менее, похоже, откровенное признание.
   - Пожалуйста, - Эстиар откинул волосы назад и отогнул в сторону мочку уха; сбоку на верхней части шеи шли пять или шесть параллельных разрезов. - Это жабры. Телепатия, о которой я уже говорил, - это то, что сразу видно. Аллергии наши. Но химию организмов мы, конечно, на космодроме не сравним.
   - Вы можете жить под водой?
   - Да,я до десяти лет из моря почти не вылезал.
   - Вы говорили, что у вас есть вопросы... спрашивайте, - Дэвис решил, что вежливость в данном случае необходима, и открывший уже рот полковник промолчал. Капитана взяли с собой именно для того, чтобы прислушиваться к его мнению.
   - Есть. Ваша планета - Новая Земля. Что случилось со Старой? Название "Земля" есть и в Федерации, но они не знают.
   - Мы тоже не знаем.
   - Ясно. Это диспетчерская? Я могу умыться?
   - Пожалуйста, - у Дэвиса слегка сжалось сердце, заставив задать несколько неожиданный вопрос: - Что-то случилось?
   - Ничего особенного. У вас немного другой воздух, а я пока не привык.
   - Я вас провожу.
   - Спасибо.
   Полковник не возражал; Дэвис вылез из флаера и, подождав Эстиара, направился ко входу в здание. Остальные члены "бригады встречи" последовали за ними.
   - Сюда, - сообщил капитан у двери в туалет и, сообразив, что незнакомому с местной техникой человеку могут понадобиться дальнейшие инструкции, зашел следом.
   Инструкции не понадобились. Заложник подошел к умывальнику, довольно решительно перевел рычажок в положение "холодная, максимальный напор" и, набрав в горсть воды, прижал ладони к лицу. Повторив эту несложную процедуру раз десять, он обернулся к Дэвису:
   - Все, спасибо.
   - А какая у вас атмосфера? Кислорода больше?
   Эстиар усмехнулся, и Дэвис своим никогда не подводившим чутьем ощутил, что они друг другу понравились.
   - Грязи меньше. От воздуха вашего космодрома у меня чуть истерики не случилось. На чем вы летаете?
   - Лучше тебе не знать, а то будет обморок от формулы. На производной нефти.
   - Тяжелый случай. Пойдем, а то там твои командиры заждались. Ты телепат?
   - Нет. Интуиция хорошая.
   - Это, в общем, одно и то же.
   Командиры терпеливо поджидали снаружис новыми вопросами. Так они и провели остаток дня - беседа в корабле пришельцев закончилась только к вечеру.
  
   Через неделю Дэвиса вызвали в штаб.
   - Тони Дэвис? С вами хочет поговорить один из пришельцев.
   С экрана видеофона на Тони уставились карие глаза Лаора.
   - Дэвис, мы оставляем на Новой Земле человека - до того момента, как сюда прибудет посольство. Ваша кандидатура утверждена штабом - вы поможете ему освоиться. Можете отказаться.
   - Я не собирался отказываться.
   - Хорошо. Тогда встречайте Эстиара на космодроме, там, где сел наш корабль. До свидания.
  
   Все население планеты уже знало: пришельцы явились исключительно с мирными целями. Они предоставили чертову прорву информации о себе, об известной им части Вселенной, о разумной и неразумной жизни, встреченной в космосе. Они готовы были оказывать посильную помощь в решении любых задач и заключать военные союзы, если это будет необходимо. Они оставили на Новой Земле координаты своих планет и пилота из своего экипажа.Они не объяснили только одного: зачем им все это нужно, какой смысл в альянсе с цивилизацией, технически отстающей от Империи Тейринна на сотни лет. Никто их об этом и не спрашивал.
   Дэвис и Эстиар сидели в каком-то полупустом баре. Официальная часть дня, слава богу, закончилась: обоим она здорово надоела.
  -- Почему остался ты?
  -- Тебе какую версию?
  -- Одну я сегодня уже слышал.
  -- Тогда - из-за тебя. Неофициальные отношения - спасение для дипломата. Вот представь себе, что на моем месте оказался бы кто-то другой. И он сейчас сидел бы на каком-нибудь очередном заседании и говорил бы никому не понятные вещи. Ты повел бы Лаора в эти трущобы?
  -- Нет, конечно! Виски будешь?
  -- Ты смерти моей хочешь?! Здесь сока нет?
  -- Ты не пьешь?
  -- Нет. Я даже пробовать не буду.
  -- Ну, как знаешь.
  -- Я тебе говорил, как на меня действуют наркотики? Алкоголь, по-твоему, к ним не относится?
  -- Ладно, ладно. Эстиар, почему вы так обрадовались? Мы - понятно: первый контакт, вся планета ходуном ходит. Но вы же знаете пять цивилизаций и со всеми воюете, вам мало?
  -- Тони, я тебе потом скажу, сейчас врать придется. Ничего плохого мы не хотим, честно. Нам ведь не может быть от вас что-то нужно: ресурсов хватает, планет - тоже, рабство мы не практикуем, людоедством не занимаемся. Но ты прав, этот контакт для нас очень много значит, мы с Новой Земли пылинки сдувать готовы.
  -- Я не понимаю причины. Нас невозможно использовать.
  -- Вот это нам как раз не нужно. Ты же интуит, тебе кажется, что мы как-то опасны?
  -- Нет. Как раз это и непонятно. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке.
  -- Этот сыр стоит дороже, чем все остальное. Но силой его получить невозможно. И по-другому-то непросто достать.
  -- Ну ладно, верю. Тебе сколько лет?
  -- Двадцать шесть. Я почти на них и выгляжу, разве нет? А тебе?
  -- Двадцать пять. Твой экипаж что, по фенотипу и возрасту подбирали, вы все одинаковые?
  -- Нет, фенотип случайно получился, а возраст только кажется. Мы взрослеем рано, а потом почти не меняемся. Лаору сорок плюс. Расскажи мне про Новую Землю. Я же еще ничего не знаю.У нас все просто. Двенадцать стран, три континента, один большой архипелаг...Карту я смотрел. И даже знаю, кто такие президенты и зачем они нужны. Книги есть?А где их нет?Вот про них и расскажи. Да, а кино есть? Про картины еще какие-нибудь можешь.
  
   То, что Эстиар - не просто пилот, а профессиональный солдат, Дэвис узнал через три дня и случайно Мэр Тихо-сити спросил, что хотел бы осмотреть "гость со звезд" и получил ответ: "Военную базу". Поинтересовавшись, чем вызвано такое неожиданное желание, мэр выяснил, что город гость уже видел и тот ему очень понравился, но поскольку сам он служит в армии, то ему, конечно, интересно, как здесь живут его коллеги и что представляет из себя местное вооружение. При этом Эстиар добавил, что секретного оружия или новейших разработок он показать не просит, но был бы рад увидеть что-либо, не представляющее особой тайны. Базу ему показали - более того, дали поболтать с солдатами, пострелять из автоматов и даже из новых бластеров и поднять в воздух истребитель.
   А вечером злой как дьявол Дэвис потребовал отчета.
   - Ну ты что, сразу не мог сказать, что военный, сейчас все на уши встанут и побегут секретное оборудование перепрятывать! Или специально молчал?
   - Просто в голову не пришло. Извини. Но нас встречали в основном военные, и я подумал, что у вас та же система, что и в Империи. Хотя это, конечно, глупости, я уже понял.
   - И какая же у вас система? Всеобщая воинская повинность?
   - Что? Нет, не совсем. Но в армии служит почти вся молодежь.
   - А потом?
   - А потом занимаются чем-нибудь другим, за десять-двадцать лет любой нормальный человек так набегается, что больше уже никак. Но война-то идёт - потери небольшие, но народу надо много.
   - Подожди, я не понял, это обязательно?
   - Как ты себе это представляешь? Как можно потребовать от человека, чтобы он отдал за что-то жизнь? То есть в Федерации так делают, но, по-моему, это бред.
   - А как тогда туда загоняют всю молодёжь?
   - Ну, всё-таки не совсем всю... А ты почему пошел служить? У вас же это тоже добровольно, и при этом большие вооруженные силы не нужны.
   - Показалось, что будет интересно. Я люблю стрелять, командовать, люблю военную технику...
   - Нет, я так не объясню, а наоборот, запутаю, хотя техника -- это, конечно, аргумент. Ну а куда мы можем все деваться, если вокруг пять фронтов, и всем чего-то надо, если не хотим, конечно, остаться без планет? Ну ладно, ты понял, что нарочно я ничего не скрывал? Теперь показывай, где ты работаешь.
  
   Первый политический инцидент произошел еще до прибытия посольства и разрешился достаточно своеобразно. Аштубэра, точнее, Независимая Аштубэра потребовала, чтобы гость со звезд посетил это славное государство. Требование было высказано тоном "Почему ты, сволочь, еще не у нас?", и Эстиар, уловивший истерические интонации посла с первой фразы, вежливо объяснил ему, что подчиняться чьим-либо приказам ему запрещает устав и что просьба в данном случае, вероятно, будет более уместна. Посол высказался в духе "все равны перед славной Аштубэрой", заложник скорбно заметил, что вежливость, по-видимому, не является насущной необходимостью в, без сомнения, замечательном во всех остальных отношениях государстве, но поехать туда он не может в связи с тем, что все тот же проклятый устав...
   Опыт подобных дискуссий Эстиар отрицал, но, видно, выручило чувство юмора - дураком в результате остался посол. Помогло и то, чтоНезависимая Аштубэра своими претензиями давно уже достала все остальные государства, и ни на какую экскурсию Эстиар не поехал, но зато на следующий день таинственно исчез.через пару часов после того, как Дэвис забил тревогу, ответственность за похищение взяла на себя известная террористическая группировка "Черный крест", цели которой вполне укладывались во фразу: "Все страны мира - в колонии Аштубэре". "Все страны мира" уже собрались было объявить "столице Земли" финансовую, а также все прочие известные блокады, а Кордоба, на территории которой приземлился корабль Империи Тейринна, - заодно войну и национальный траур, но на следующее утро похищенный дипломат явился сам, слегка помятый, но с трофеем в виде маленького частного самолетика. В интервью, которые Эстиар раздавал направо и налево, "жертва террора" заявила, что попытка удержать имперского солдата такими мизерными силами - это не теракт, а диагноз, и что никаких претензий он к слабоумным преступникам не имеет, а наоборот, приносит извинения родным и близким раненых и выражает надежду, что в заключении их вылечат. Найденный на уединённой вилле десяток террористов с вывихами конечностей, переломами разной степени тяжести, а также огнестрельными и ножевыми ранениями был доставлен в тюрьму, и Независимая Аштубэра вместе с "Черным крестом" на время затихла.
   Дэвис был, пожалуй, единственным на Новой Земле человеком, получившим более-менее подробный отчет, но и ему пришлось вытягивать из Эстиара подробности чуть ли не клещами.
   - Тебе не стыдно? Вся планета изводится! - если бы начальство слышало, каким тоном он разговаривает с почетным гостем, то его хватил бы коллективный инфаркт, но Эстиар ничего против не имел.
   - Я всем все рассказал! Десять раз! Или мне расчертить "план захвата" в натуральную величину? Слушай, закрыли тему, я хочу умыться и зализать раны, и язык у меня отваливается.
   - А кто отправил врачей обратно, не дав им до себя дотронуться? Иди спать, но завтра расскажешь!
   - Изверг!
   - Сам такой! Тебе помочь "зализать раны"?
   - Можно подумать, ты умеешь!
   - Можно подумать, только ты один все умеешь!
   - Помогай, сдаюсь.
   Ран не оказалось. Царапины и синяки были. Через двадцать минут чистый, облепленный пластырем и дорвавшийся до печенья и ледяного томатного сока Эстиар уже готов был отвечать на вопросы.
   - Да правда ничего особенного! В гостинице могли кого-нибудь поранить, стены ж, не переборки, я даже сопротивляться не стал. Но они приволокли меня на виллу, по дороге раз двадцать упомянув название места, куда везут, заперли в комнате и разбрелись по дому. Я же все-таки не ребенок! Взломал замок, переловил их поодиночке, нашел самолет, прочитал инструкцию, прилетел к вам. Вся история.
   - А зачем пилотов учат рукопашному бою?
   - Всему учат. На всякий случай. Солдат готовят минимум два года, прежде чем выпустить в бой, поэтому у нас почти нет потерь. Я учился восемь.
   - Восемь лет?
   -- Да. С семи до пятнадцати. Так обычно и получается. Следующим нашим кораблем прилетит мой младший брат - ему сейчас десять, так ты попробуй с ним в войну поиграть. Хотя вас тоже хорошо учат. Но иначе... в Империи много вещей, которые трудно объяснить. Увидишь - поймешь.
   - Что здесь твой брат забыл?
   - Ничего, конечно. Пусть корабль поводит, ему полезно. Трасса легкая... меня так примерно и учили. На самом деле там будет не он один, а и еще какие-то дети. Не разболтай своим генералам, а то им тоже придется с журналистами беседовать... и вся Земля узнает, как мы на самом деле разговариваем на Стандарте.
   - А как?
   - Ты знаешь, с какого возраста я его учил? С трех лет! А акцент до сих пор остался. Словарный запас за три-четыре года набирается нормальный, если не слишком напрягать ребенка, а произношение никуда не денешь. Лаор говорит лучше, если ты обратил внимание - из-за того, что старше меня на пятнадцать лет, - но тоже понятно, что это не родной его язык. А как разведчиков учат, мне даже вспоминать страшно - я бы лучше лишние два года в корпусе отсидел, чем у них два дня.
   - И избавляются от акцента?
   - Да. Мне повезло, я в ту группу не попал - способностей нет. Хотя хотел когда-то...
  
   Посольство явилось на Новую Землю в составе десяти человек и одного корабля (который они называли катером). Эстиар тоже остался. Надо сказать, что представление о том, чем должны заниматься представители иностранной державы, у имперских подданных было своеобразное: они разъезжали по планете, беседовали со всеми, кто хотел их видеть, и лезли во все дела, куда их допускали. Визами, пропусками и прочими традиционно посольскими вещами они не занимались - разрешения на въезд на территорию Империи не требовалось. Они готовы были всех желающих отвезти на любую свою планету на практически неограниченный срок, предупреждая, правда, что это сопряжено с некоторым риском. Торговля и культурный обмен с Новой Землей со стороны Империи не ограничивались: любые технологии (в которых практически ничего не было понятно и все не воспроизводимо промышленным путем), любая информация, любая помощь. Они не могли объяснить, каким образом они лечат рак и проказу, не в состоянии были и внятно рассказать, каким образом их ученые за неделю нашли лекарство от вируса ИМТ, с которым вот уже две сотни лет безуспешно боролись все медики Новой Земли, но за месяц открыли несколько десятков больниц со своим персоналом, в которых лечили считавшиеся смертельными заболевания. Зная, что их техника работает только в их руках, они прислали чертежи и образцы устройств Федерации, гораздо более понятные здешним ученым. Более того, они доставили все свои военные трофеи и помогли привести их в рабочее состояние. Через двадцать минут после взятия группировкой "Эль Пасо" очередных заложников с президентом Кордобы связался посол, находившийся в этот момент на территории страны, и предложил помощь, а через пять часов после согласия президента заложники, похитители и автобус, оказавшийся местом похищения, были доставлены в руки полиции невредимыми. Взамен Империя Тейринна не требовала ничего, хотя с удовольствием принимала копии и оригиналы произведений искусства, растения и животных (к ним проявлялся особый интерес) и любую информацию.
   Визит в Независимую Аштубэру так и не состоялся. Не то чтобы пришельцы объявили ей блокаду, совсем нет. Но ни один гражданин Империи на территории этой страны не появлялся. С гражданами Аштубэры они готовы были общаться так же, как и со всеми остальными обитателями планеты, за исключением предоставления им военной техники. Более того, они объявили, что будут очень благодарны правительствам всех остальных стран, если те разрешат семьям из Аштубэры, имеющим хотя бы одного ребенка младше 10 лет, въезд на свои территории, а расходы по переезду и расселению данных семей Империя возьмет на себя - с одним только условием: дети должны ходить в местные школы. С течением времени из "Столицы мира" началось повальное бегство.
   Вранье и умалчивание пришельцы со звезд замечали лучше всяких детекторов и не стеснялись сразу же об этом заявлять. Благодаря этой своей способности, такой же необъяснимой, как и большинство их способностей и поступков, их периодически приглашали в суды, на допросы и на дипломатические переговоры.
   Экология планеты, которой жители Новой Земли очень гордились, повергала полномочных представителей и заезжих специалистов в тихую панику, и, промучившись на Новой Земле несколько месяцев, кто-то из посольства предложил "очистить воду и атмосферу". Вопроса "как это?" никто не задал: население уже привыкло к феноменальным возможностям пришельцев. Во всех странах прошли голосования, конечный результат был: "будем очищать". Из столицы Империи прибыл десяток экологов, они пару недель провозились с непонятными экспериментами, потом сказали: "Восстановление экологии до более-менее приемлемого уровня потребует от шести до девяти лет, и мы начнем немедленно: в первую очередь на все промышленные предприятия следует поставить нормальные фильтры. Придется научить вас их производить - ввозить их в достаточном количестве мы не сможем", - и занялись обучением. Как только кто-то из ученых понял, что надо сделать, стало ясно, что ничего из этого не выйдет - и материалы, и оборудование на планете имелись, но стоили бешеных денег. Новоземные энтузиасты отступили, но имперские, как выяснилось, сдаваться не умели и решили производить все это сами, но на месте, а "сырье они как-нибудь достанут". Как и, главное, откуда они его достали - осталось тайной, но буквально через месяц на всех заводах установили неясного назначения конструкции, очищающие что угодно от чего угодно и не потребляющие энергии в традиционном понимании этого слова.
   Бесплатных пирожных не бывает. Эту истину каждый житель Новой Земли впитывал с молоком матери. По мере прохождения первоначальной эйфории вопрос "что вам от нас нужно?" задавался по сотне раз на дню. Ответы были одинаковыми: "Это невозможно объяснить словами. Мы не хотим ничего плохого и не ищем практической пользы. Кроме того - то, что нам от вас нужно, вы можете дать только добровольно, полностью отдавая себе отчет в своих действиях. Если хотите, мы уйдем с планеты, но обе наши цивилизации от этого только проиграют".
   Эстиар участвовал во всех вышеперечисленных проектах не меньше остальных, и профессия боевого пилота не слишком ему мешала. К тому же он не отлипал от Дэвиса, умудряясь при ежедневных визитах не надоедать и не появляться не вовремя. Тони уверенно мог сказать, что знает об Империи больше, чем кто-либо другой на Новой Земле, но когда его просили объяснить, что же он, собственно, знает, он терялся. С почти 100% точностью предугадывая слова и поступки Эстиара, Дэвис не мог объяснить ни одного из них. В принципе, все люди, так или иначе общавшиеся с пришельцами, отмечали их экстраординарное любопытство, безрассудную храбрость и потрясающую уверенность в своих силах. Вместе с тем они никогда не пытались узнать то, что от них скрывали, не рисковали попусту и обладали чувством юмора, прорывавшимся в самых неожиданных и неподходящих ситуациях. Как объединить все эти отчаянно противоречащие друг другу качества, никто не знал.
   Побывавшие на планетах Империи земляне (особенно охотно туда возили детей - создавалось впечатление, что у имперцев есть какие-то комплексы по этому поводу) возвращались на родину слегка шокированными. Все те миры без исключения отличало сосуществование примитивных и заоблачных технологий и множество непонятных традиций. Так, например, служба в армии была необязательна, но девяносто процентов мужского и двадцать - женского населения младше тридцати лет находились именно там, учеными были в основном женщины, а врачами - вообще маленькие дети. Риск поощрялся любой - в этом граждане Империи доходили до абсурда. Генетическое конструирование, эксперименты на людях, кошмарно опасные боевые искусства и купания среди стай хищных рыб не только разрешались всем без различия пола и возраста, но и считались в порядке вещей. Дети допускались к активным боевым действиям по достижении пятнадцатилетнего возраста, что совпадало с моментом совершеннолетия, но патологически независимые имперские малыши и так, казалось, не знали слова "нельзя" - совершеннолетие было для них исключительно формальностью.
   Сложностей с изучением языка не возникало: на взгляд среднего жителя Кордобы, он был куда легче, например, китайского, хотя уловить все оттенки речи ни один землянин не мог физически. В общем, жизнь и цели пришельцев были полны тайн, и никто не мог похвастаться тем, что имеет о них хотя бы общее представление.
  
   - Эстиар!
   - Да, что случилось? - бывший заложник швырнул книгу на диван и обернулся.
   - Тэю кажется, что с тебя надо отряхнуть песок.
   - Мне и самому кажется. Ты с ним говорила, Марджи?
   - Я? Что ты... Я его боюсь до судорог, если хочешь знать. Диор говорил. На послезавтра назначены учения, и твоя кандидатура не обсуждается.
   - Я могу его вызвать?
   - Зачем это?
   - Секрет.
   - Ну попробуй... но ты же не пробьешь.
   - Я не ленивый - схожу за усилителем. Спасибо, Мар. Ты когда-нибудь объяснишь Келли, почему у тебя земное имя?
   - И не подумаю даже! "Каждый человек в жизни должен столкнуться с тайной", вот она уже и столкнулась.
   - Стерва. Человек мучается...
   - Перемучается.
  
   - Тони! Тони! Дэвис! Ты, соня, ты подойдешь к аппарату или мне явиться лично?
   Разбуженный таким образом Дэвис включил видеофон. А то ведь и правда явится...
   - Ну что тебе надо в шесть утра?
   - Полседьмого. Ты ведь не занят эту неделю? Можешь договориться со своим начальством, чтобы тебя отпустили до двадцатого?
   - Может, и могу, а зачем?
   - Хочешь поехать со мной на учения?
   Сначала Дэвис решил, что ослышался.
   - Куда?
   - На учения. На Гизаэлле решили, что я скоро забуду, как управлять катером.
   - А я-то тут при чем?
   - Неинтересно?
   - Кто меня пустит?
   - Я звонил в штаб - в принципе, они не против. Думаю, твой полковник уже должен знать.
   - А ваши?
   - А что наши? У нас от вас секретов нет, как ты помнишь.
   - Я же сто лет не работал оперативником!
   - Кого это волнует? Пойдешь со мной в паре - разберемся. Ну так что?
   - Еду, конечно!
   - Через час у выхода. Я за тобой заеду. Снаряжение не бери, одежда... возьми полевую форму, скафандр я тебе дам, оружие тоже. Но, если хочешь, бери свое, только не слишком много, а то половину бросишь по дороге.
  
   Флаер вылетел из-за угла и, чуть ли не на ребре преодолев остававшиеся до Дэвиса сто метров, остановился в полушаге от стены. Раньше Эстиар таких номеров не выкидывал. Сощуренные глаза заложника горели лихорадочным азартом.
   - Готов? Поехали. Начинаю инструктаж. Пойдешь в десантной группе. У планеты передам управление второму пилоту и буду охранять тебя от диких зверей. Задача - взять укрепление на Иннэ-аро. Охраняют его тоже наши, так что скучно не будет. Да, парня, который командует обороной, я знаю, так что держись: потом нас можно будет выжимать без ущерба для нервов, сердца и прочей начинки. Лечить тебя в случае неприятностей будут в Империи, так что не лезь под выстрелы: ваши вивисекторы по сравнению с нашими врачами - образец гуманности и сострадания, а тебе никаких скидок уже не будет. Учебные лазеры оставляют неплохие ожоги, парализаторы настоящие, холодного оружия минимум, на твое счастье. Десантируемся с воздуха, тебе я поставлю парашют на автомат, за полчаса им управлять не научишься. Вроде все. Отказаться не хочешь?
   - Переживешь. У вас много убитых бывает на этих "игрищах"?
   - Я не слышал. Обычно успевают откачать. Раненых - много, но так, чтобы серьезно... тоже не слышал. Не все так страшно: тяжелое оружие на планете не используется, обычное - и то с ограничениями, костюмы хорошие, а убить человека сложно - особенно если он знает, что делает.
   - А ты уверен, что я знаю? У нас уже 60 лет ни одной войны не было.
   - Не был бы уверен - не взял бы. Меня Тэй три часа допрашивал о твоих способностях: с глубоким сканированием, тройным усилением и прочими штучками - тут не то что врать, думать невозможно. Но он решил, что ты подходишь, и максимум, что тебе грозит, - остаться без какой-нибудь части тела, а это мы за пару недель восстановим.
   Дэвис подавился ехидным замечанием насчет предстоящих ему "мелких повреждений" и задал следующий вопрос:.
   - Кто такой Тэй?
   - Советник. Звание такое. Ты Марджи помнишь? Она его подружка, их сын прилетал сюда, ты ему еще море показывал.
   Это все еще было проблемой для Эстиара, да и для всех остальных пришельцев. Слова "подружка", "приятельница", "девушка", "девочка" они употребляли произвольно, вкладывая в них разный смысл, и часто было сложно догадаться, имеет ли собеседник в виду дочь, сестру, любовницу или подругу. Как понял из путаных объяснений Эстиара Тони, имперские отношения не всегда позволяли точно определить грань между дочерью и подругой и уж тем более - между сестрой и любовницей. Человек, у которого кровосмешение ассоциировалось только со статьей уголовного кодекса, такой морали понять не мог.
   Флаер затормозил рядом с кораблем пришельцев так, что Дэвис чуть не вылетел через стекло. Эстиар "входил в роль". Тони представил себе, что же пилот будет вытворять на своей машине, и пожалел, что не отказался от участия в этих учениях. Ему бы раньше вспомнить, как небрежно относятся имперские подданные к своим жизни и здоровью!
   - Пошли, Тони, чего ты ждешь? Тебе еще надо снаряжение по углам собирать!
   Второй раз в жизни Дэвис ступил на борт инопланетного транспортного средства. В первый Эстиар сводил его на экскурсию после приземления посольства, и ещё тогда он удивилсяотсутствию видимой аппаратуры: ни кнопок, ни рычагов, ни вообще чего-либо, за что можно дернуть, потянуть или нажать, и даже пультов и в помине не было, но послы, как заведённые, отрицали, что управлять катерами могут только телепаты, и всё показывали на Марджори, телепатией почему-то обделённой. Эстиар выбрал дверь в нешироком коридоре, толкнул ее раскрытой ладонью, и она распахнулась, открывая взгляду абсолютно пустую ярко освещенную квадратную комнату со стороной три метра.
   - Тебе нужен лазер, костюм, пеленгатор, стандартный пакет, нож... Ты ведь кидать ножи не умеешь?
   - Нет, конечно! Я думаю, никто уже не умеет.
   - Тогда одного хватит. Так, иди сюда.
   Поставив Дэвиса спиной к стене, Эстиар прошелся вокруг, насвистывая какую-то не слишком музыкальную мелодию, приложил пальцы к стене и чуть сощурился.
   - Все ясно, отлипай. Раздевайся - комбинезон надевают на голое тело, главная проблема - отодрать его от кожи по окончании операции. Я кстати, тоже здесь переоденусь.
   - Когда вы высадились, вы были без комбинезонов?
   - Без. В комбинезоне -- это не заложник, а ударная группа. Мы были в обычной форме, она не такая прочная, к тому же ее совсем не сложно снять, - разговаривая, Эстиар постукивал по стене, и теперь она открылась, представив взору серый, как и стена, костюм толщиной примерно сантиметр. - Это твой. Надевай, я потом застегну. Он меняет цвет в зависимости от окружающей среды, но учти, что это не полный хамелеон, и особенно рассчитывать на него не стоит. Лазер не отражает, а рассеивает: пару секунд будешь чувствовать себя как в кастрюле, потом температура нормализуется. Лучше сразу запомни - несколько выстрелов подряд костюм не выдержит. Для отражения парализатора есть два режима: один просто смягчает эффект, другой переводит его в болевой эквивалент - тебе ставлю первый. Газы и поля гасит, но не сильно. Сейчас он твердый, потом сольется с телом и можно будет нормально двигаться. Это твое оружие, - из той же ниши в стене Эстиар вытащил уже знакомый Дэвису по рассказам пистолет - комбинацию лазера, игломета, парализатора, револьвера и еще чего-то непонятного. - Как пользоваться, ты знаешь: переключение режима здесь, стрельба - сжатие рукояти. Нож пристегни справа, а вот это - пакет стандартного снаряжения: веревка, четыре обоймы, браслеты тебе не пригодятся, тонизатор, в коробке - взрывчатка, активируется дистанционно, голосом или телепатически, тебе настраиваю на голос, код: "огонь". Перевязочный пластик - накладывается на рану или ожог, вот эти полосы - на сломанные кости; на разорванные сосуды - эту белую штуку, но только если кровотечение сильное. Вот тебе рация, прилепи на воротник, связь с голоса, автоматическая, ничего регулировать не надо. Наклонись! Все, костюм работает. Теперь скафандр. Все понял?
   - Нет, - Тони уловил хорошо если половину этого суматошного монолога и не собирался скрывать своей растерянности.
   - Ладно, потом я тебе прокручу классические инструкции. Прижми к бедру свой бластер - он прилипнет. Да, вот так. Здесь, на груди, респиратор, надевается так. Капюшон - на голову, когда ты наденешь капюшон, на него натянется пленка, но очень тоненькая. Так. Влезай в скафандр. Он только для десанта - после прыжка развалится, управлять приземлением буду я, тебе ничего знать не надо. Парашюта нет, свободное падение почти до земли. Влезай.
   Упаковав Дэвиса в сто одежек, как капусту, Эстиар начал одеваться сам. Вся надетая на Тони мишура не слишком стесняла движения, даже скафандр, которому предстояло выдержать падение в атмосфере, а костюм так и просто казался второй кожей. Первую, кстати, сильно щипало: Марджи как-то рассказывала местным ученым, что вся имперская техника работает только с человеком и во многом за счет человека: за точность, скорость и мощность приходилось платить усталостью, головокружениями и болью. Ну, да выдерживают же они как-то!
   - Все, Тони. Я готов, ты тоже. Пошли, буду тебя знакомить.
   Знакомство состоялось в рубке. Точнее, в помещении, ничем, кроме тоненькой полоски по полу и стенам, от рубки не отделенном, но не имеющем с ней ничего общего - в имперских катерах перегородки двигались произвольно, а сами корабли вполне могли ни с того ни сего изменить цвет или форму. Пилоты утверждали, что в этих изменениях прослеживается определенная закономерность, но кроме них ее никто отследить не мог. В вышеописанном помещении сидело человек сорок, все уже в скафандрах. Для десанта, прямо скажем, немного.
   - Ребята, это Тони Дэвис, - заявил Эстиар.
   - Тони? - откликнулся какой-то лохматый юноша, еще не надевший капюшон. - Привет. Знакомиться, наверное, не стоит, все равно всех сразу не запомнишь. Эстиар, с кем он идет? Со мной?
   - Ну уж нет! Тебе и без него жертв хватит! Тони, держись от него подальше!
   - Почему?
   - Активный слишком... обычно это его до добра не доводит. Садись сюда, - Эстиар ткнул пальцем в свободное кресло. - И слушай запись.
   Тони уселся в липкое, как пластилин, сиденье, немедленно обхватившее его с трех сторон, и приклеенный к костюму приемник тут же заговорил нежным девичьим голоском, объясняя ему "правила обращения с оружием".
   Дослушать курс он успел, но и только. Вместе с последней фразой, частично заглушив ее, раздался голос Эстиара:
   - Начинаю отсчет. Тони, готовься к перегрузкам. Двадцать, девятнадцать...
   - Почему отсчет начинался с двадцати, Дэвис не спросил.
   "Перегрузки" - это было мягко сказано. Корабль прыгнул вверх, будто подброшенный пружиной, и Тони показалось, что его тело весит килограмм триста и каждую минуту толстеет еще на полсотни. В глазах стремительно темнело, рот наполнился чем-то теплым, липким и соленым.Потерять сознание Дэвис не успел: стартовые мучения закончились сильным рывком, и нормальная сила тяжести, наступившая сразу после него, показалась почти невесомостью.
   - Вы... всегда так взлетаете?
   - Ты нас за самоубийц держишь? - "слишком активный" юноша коротко поморщился. - Это был аварийный старт в исполнении засидевшегося пилота, у которого есть отмазка в виде боевого расписания. Пижон.
   - Ясно.
   - Ты спрашивай пока, потом не до того будет, - Эстиар развернулся в пилотском кресле. - У меня свободные пятнадцать минут, и я готов отвечать.
   - В подпространстве пилот не нужен?
   - Нужен, но я могу болтать параллельно. Так какие вопросы?
   - Да нет у него вопросов! Чтобы что-нибудь спросить, нужно это "что-нибудь" понимать! Отстань от Тони!
   - Все-таки хотел этот парень взять Дэвиса в напарники. Тому он даже нравился своей "излишней активностью", а еще тем, что ему явно было плохо от перегрузок - в то время как Эстиар их попросту проигнорировал.
   - Эстиар, глянь ты все-таки на панель... - в голосе было очень много неуверенности и просьбы - пожалуй, больше, чем Тони когда-либо слышал у имперцев. Дэвис обернулся на звук - голос принадлежал соседу Эстиара мальчику лет семнадцати.
   - На что смотреть? - от насмешливо тона друга поежился даже Тони, но судя по тому, как воспрянул мальчишка, это было то, что нужно.
   - Пока ничего, но поле нестабильно.
   - А ты на что? Работай, пока дают, а то вон Тони вместо тебя посажу. Я тебе говорил про наших детей? Вот эта десятилетняя лапочка будет хорошим пилотом, если немного постарается.
   - Десять?
   - Не дразнись, - грустно сказал мальчик, не отрывая взгляда от стены, по которой шли цветные пятна, - Почти. Через три недели будет.
   - Я же тебе, говорил - мы быстро взрослеем. Работай спокойно, Данни, я слежу.
   - Он что, тоже будет... играть? Нет, я ни в коем случае не против, Эстиар, но... Данни, ты стрелять умеешь?
   - Уж не хуже тебя, - отозвался ребёнок, - но я не пойду с вами на планету, у меня другая задача.
   - Останется за второго пилота, - влез с объяснением "чересчур активный" десантник.
   - Раз уж ты все время встреваешь в разговор, так хоть назовись! Твое имя ему придется запомнить, никуда не деться! Его зовут Лис, Тони.
   - Я запомню. Эстиар, а где капитан корабля?
   -Сейчас явится. Заворачивает свои драгоценные чертежи, наверное... Вот, как это у вас... легка на помине! Капитан, разрешите представить вас пассажиру!
   Вместо сурового (впрочем, такой разновидности имперцев, кажется, просто не существовало) пожилого гиганта, вооруженного до зубов, в дверном проеме стояла аккуратная изящная девушка. Нельзя сказать, что Тони остолбенел, пораженный ее красотой: она вовсе не была такой уж красавицей, хотя симпатичной - безусловно. Более того, Дэвиса вовсе не потряс до глубины души тот факт, что кораблем управляет женщина: почему нет? Фактором, приморозившим его к креслу, оказалась необычная молодость капитана, но уже через секунду он вспомнил, что возраст гражданина Империи по внешности не определить, и оцепенение схлынуло.
   - Добрый вечер гостю. Эстиар, повернись лицом к панели, если тебе не сложно, Данни не справляется один, если ты еще не заметил, - резкий, разрывающий слова акцент вполне заменял строгий тон, но, наверное, только для Дэвиса.
   - Эрли, да с чем тут можно не справиться?!
   - Вот когда он будет в твоей машине, ты будешь решать, с чем именно. Данни, пусть Эстиар хотя бы раз в жизни займется своими, а не чужими обязанностями. Отдыхай.
   - Наше счастье, что они редко вместе работают, - громким шепотом произнес Лис.
   Эрли усмехнулась:
   - Это не ваше, а мое счастье. Кто-нибудь уже объяснил Тони задачу?
   - В общих чертах, - доложил Эстиар.
   - Хорошо. Держись ближе к Эстиару или к Лису, в этот раз они будут тебя охранять. Начальство хочет немного остудить им головы.
   Тони вдруг подумал, что и характер Эстиара, наверное, вполне укладывается в определение, данное Лису. По крайней мере, репутацию "сорвиголовы" он явно заслуживал не меньше - вот и Эрли это подтверждала.
   Тем временем капитан подсела к пульту, положила ладони на его серую гладкую поверхность и скомандовала:
   - Минутная готовность. Закрываю мембрану, Эстиар, иди к Тони. Тони, надень шлем, Лис, а ты - еще и капюшон. Передаю командование.
   - Группу принял, - сообщил сидящий рядом с Дэвисом парень - он был уже полностью одет и застегнут. Увидев некоторое удивление Тони, командир (с которым гостя так и не познакомили) ободряюще улыбнулся.
   Эстиар сел несколько левее Дэвиса - почему-то он был очень сосредоточен, таким его Тони еще не видел. Стена между рубкой и помещением, где были упакованы десантники, зарастала на удивление быстро - с четырех сторон.
   - Тридцать, двадцать девять, выход ...
   Корабль сильно тряхнуло, в ушах зазвенело, а глаза на секунду перестали видеть.
   - ... двадцать шесть, двадцать пять...
   Эрли досчитала до нуля и скомандовала: "Ждите!". "Чего?" - хотел было спросить Дэвис, но промолчал. Несколько сложных (где верх, где низ и кто куда летит - разобрать не получалось) маневров, и опять голос капитана: "Пошли, мальчики!", - а через долю секунды Тони прямо через кресло провалился в пустоту.
   "Страшноватое ощущение..." Сердце Дэвиса слегка кольнуло, но не предчувствие, а обычный страх. Планета, красновато-коричневая, а не привычно зеленая, падала на него - точнее, конечно, это он на нее падал. Рядом, чуть ниже, летел Лис, Эстиара видно не было.
   Момент вхождения в атмосферу он пропустил, но когда воздух стал достаточно плотным, появилось ощущение скорости падения, и Тони несколько раз перевернуло.
   - Наслаждайся пейзажем! - рация заговорила голосом Лиса. - Хороша планетка?
   - Как вы ее называете? - с парашютом Тони прыгал раз двадцать, в том числе и затяжным, и паниковать не собирался.
   - Иннор-эло.
   - Где Эстиар?
   - Ниже. Не волнуйся, не потеряетесь. Сейчас по нам будут стрелять, готовься!
   - А как к этому готовятся?!
   - Мне бы знать!
   Падение длилось удивительно долго, но выстрелов, вопреки предупреждению, не было.
   - И где обещанная стрельба? - заговорить нужно было срочно: поверхность приближалась, скорость все возрастала, а как, чем и обо что они будут тормозить, ему сообщить не удосужились.
   - Где-то здесь. Ты ее не увидишь, разве что почувствуешь. Сейчас будем останавливаться!
   "Останавливались" десантники, попирая все известные Дэвису законы природы: примерно метрах в тридцати над землей скафандр нагрелся градусов до пятидесяти, завибрировал и снизил скорость. Тони, уже сообразив, что происходит, сгруппировался и спокойно приземлился на ноги. Скафандр распался на десяток неравных полос - ну да, Эстиар об этом предупреждал.
   - Пошли, - крикнул Лис и бросился куда-то в сторону. Тони побежал за ним.
   Место, куда их скинули, напоминало лес после пожара: из сухой бордовой почвы торчали невысокие угольно-черные растения, изломанные и без листьев, но с колючками. Торчали густо, как штакетник: если бы не костюмы, продраться сквозь них было бы невозможно. Слева вынырнула черная тень, в которой Дэвис с трудом узнал Эстиара.
   - Спасибо, Лис. Ты у нас везучий, Тони: первый раз на моей памяти они не засекли сброс. До нашей цели - километр. Тони, я понимаю, у тебя куча вопросов, но потом!
   Они бежали, продираясь сквозь колючую растительность, и Дэвис перезабыл все вопросы: слишком много внимания и сил требовал марш-бросок. Странный это был десант: ни задания, ни ударной группы - впрочем, может, задания ему просто не сообщили.
   Цель оказалась полуподземным бункером: из почвы торчала только верхняя часть купола. Лис схватил Дэвиса за плечо, толкнул его на землю и упал рядом. Эстиар уже лежал.
   - Жди, Тони, - ожила на воротнике рация (почему они не используют наушники, интересно?). - По команде "вперед" бежим к куполу. Видишь вон ту щель? Это наша цель. Под выстрелы без нужды не суйся. Остальные ребята делают то же самое, но с других сторон. Залезаешь в щель и идешь вперед, пока не остановят. Пленных не брать. Ясно?
   - Ясно.
   - Жди сигнала.
   Дэвиса охватили ноющее напряжение и страх, мгновенно пересохло в горле.
   - Эстиар.
   - Что? - Эстиар коснулся плеча Тони. - Что с тобой? Спокойней.
   - Это не от меня зависит. Ты уверен, что на учениях не убивают?
   - Да. Интуиция?
   Тони резко кивнул. Эстиар крепче сжал ладонь на его плече. "Вперед!" - прошептал динамик голосом Эрли, и Дэвис рванулся к куполу, на ходу вытягивая пистолет из кобуры.
   Он так и не увидел выстрела - впрочем, Лис об этом предупреждал. Только жгучая боль охватила грудь и плечи, и лишь потом полыхнула вспышка лазера.
   - Ложись! - голос Эстиара, а может быть, и Лиса, не дошел до сознания, застряв в ушах, и чья-то рука швырнула его на выжженную землю. Вперед, к куполу скользнули, пригибаясь, две темно-красные фигуры, еще несколько раз сверкнул лазер, взвизгнула пуля, потом одна из фигур упала и покатилась по земле, выйдя из поля зрения Дэвиса.
   У Тони уже темнело в глазах. Он не видел, как сверху посыпались десантники, поливающие бункер огнем, как Лис прорвался-таки в щель, а через секунду за ним последовал Эстиар, как "упавшие с неба" ребята провалились сквозь крышу купола, но через неопределенно долгое время, показавшееся ему чуть ли не бесконечным, Тони услышал и понял слова, выплюнутые рацией: "Учения отменяются. Всем немедленно явиться к месту посадки катеров. Повторяю, учения отменяются", - дальше голос понес какую-то мешанину на имперском, из которой Дэвис не понял ничего. Он попытался подняться, и боль тут же вцепилась в тело.
   - Терпи, Тони, уже недолго, - голос Эстиара раздался одновременно в наушниках и за спиной, а потом чьи-то руки подняли его и установили более-менее вертикально. - Не пытайся двигаться, мы тебя поднимем. Лис, надень на него браслет, у меня руки заняты.
   - Сейчас. Так нормально, Тони?
   - Его уже тащили обратно в заросли, а боль исчезла, как и не было.
   - Ну все, теперь сам, - Эстиар поставил его на ноги и, не дав прийти в себя, поволок дальше. Рядом бежал Лис. Его, наверное, тоже задело; по крайней мере, Тони казалось, что ему нехорошо.
   - Что случилось?
   - Боевая тревога. Точнее не знаю. В катер, быстро. Пристегивайся.
   Серый катер, казавшийся нарисованным на мрачном ландшафте, свечой взмыл в воздух, едва только они плюхнулись в кресла. Это была другая машина: вместо Эрли и Данни за пультами сидел какой-то парень, и Эстиар немедленно занял место рядом с ним.
   - Где-то идет бой и мы ближе всего, - Лис заговорил, не дожидаясь вопроса. - Теперь сиди в катере и никуда не лезь. Мне может понадобиться реакция, так что браслет я сейчас сниму. Давай руку!
   Тони послушно протянул руку, и десантник прямо через костюм воткнул в нее что-то, похожее на шприц. Перегрузка была, как при старте с Новой Земли, а вместо того, чтобы убрать шприц на место, Лис просто кинул его на пол.
   - Так... - Лис непонятно выругался. - Да неужели же нельзя чуть потише, Эстиар; я тебе что, уже не нужен? Все, снимаю браслет: готовься, будет больно.
   В глазах опять потемнело, а боль, появившаяся ниоткуда, прорвалась стоном, хотя и была гораздо слабее, чем на планете.
   Эстиар заговорил, но Дэвис не понял ни слова и только потом сообразил, что теперь они говорят на своем родном языке. Катер тряхнуло.
   - Тони, через пять минут мы выйдем в обычное пространство, - Лис морщился и ожесточенно растирал левую руку. - Молчи и смотри на экран, если хочешь: Эстиар включит тебе обзор. Я не уверен, что там понадобится десант, но если вдруг - сиди смирно! К тебе приказы не относятся! Ясно?
   - Ясно...
   - Держись, не смертельно. Через неделю будешь бегать. Больно?
   - Угу.
   - Терпи.
   Тони уже хотел попросить его заткнуться, но этого делать не пришлось - опять заговорил Эстиар, и Лис замолчал сам. Прямо напротив Тони, на той части стены, по которой не метались, как бешеные, цветные пятна и полосы, появилась картинка: черная пустота космоса, серп планеты, мелькающие тени боевых кораблей, высвечиваемые яркими вспышками, - угадать, что происходит, было сложно, но Дэвис все равно уставился в экран: это давало иллюзию контроля над происходящим и помогало отвлечься от терзающих грудь когтей.
   Эстиар говорил, не прерываясь ни на секунду: в его монолог то и дело вставлял реплики парень, сидящий рядом. Десантники, замершие в креслах, молчали и, казалось, напряженно слушали, то ли готовясь прийти на помощь, то ли просто пытаясь вникнуть в обстановку. Катер тряхнуло, а потом Дэвису показалось, что они все вместе провалились в ад: экран залило розово-желтое сияние, а машина перевернулась вверх ногами. Ощущения скорости не было (да и не бывает его в космосе), но перегрузки то доходили минимум до десяти g, то сменялись невесомостью, а пол находился где угодно, но не там, где ему положено. Несколько раз экран опять затягивало огнем, и тогда корабль дрожал, как измученное животное, а в отсеке повышалась температура. "Так не может продолжаться долго". Вместе с этой мыслью в мозг ворвался голос Эстиара, произнесший знакомые слова - пилот опять перешел на английский:
   - Уходим. Тони здесь ни при чем.
   Он никогда не участвовал в космических боях и даже не читал о них, но что значит лишиться прикрытия в бою воздушном - знал. Эстиар спасал ему жизнь, и эта жизнь будет стоить несколько десятков других. Как только их корабль исчезнет из этого пространства, сгорит другой катер, оставшийся без защиты. Внезапно Дэвис услышал свой голос и удивился - он не хотел вмешиваться:
   - Эстиар, не смей! Я тоже солдат.
   Резко свистнул рядом Лис, и вместо рывка ухода в "прыжок" катер сдавила перегрузка: пилот все понял и вернулся в бой.
   - Есть шансы? - Тони опять удивился своему голосу: никогда он не подозревал, что сможет спросить это так спокойно.
   - Так себе у нас шансы, - Лис попал ему в тон, и от этого неожиданно стало легче. - Если бы на Новой Земле были наши части - они бы успели. Но эвакуация пока прикрыта, гражданские уйдут. Видишь вот тот клин? Вон там, перевёрнутая воронка? Это "зелёный коридор", линия перестраивается.
   - Уже хорошо.
   Тони внезапно осознал, что интуиция молчит. Странно, вот уж что-что, а эта его способность обычно не подводила.
   Экран опять осветился невыносимо ярким пламенем, и на этот раз жара была гораздо более заметна. Маневры стали еще сложнее: Эстиар как мог уходил из-под огня. Совсем рядом полыхнул катер - пламя опало, машина почернела, изменила форму и зависла в пространстве, не пытаясь двигаться.
   - Катера не взрываются?
   - Как когда, но там живых уже нет, - Лис тоже обратил внимание на вышедшую из строя машину. - Тони, смотри!
   Из ничего (то есть из подпространства, что, в общем, одно и то же) выныривали стреловидные обтекаемые корабли. К противникам явно поступило подкрепление.
   Лис рассмеялся чему-то, Эстиар круто бросил катер вниз, туда, где сейчас был пол.
   - Смотри на эмблемы, Тони! Это твои!
   На корпусе первого "вынырнувшего" корабля золотом переливался герб Кордобы. Слева запылал еще один корабль - судя по яркости вспышки, не имперский. Пусть у экипажей с Новой Земли не было опыта космических боев, но все остальное - корабли, оружие, защитные покрытия, хорошие воздушные пилоты и преимущество внезапности - присутствовало.
   - Теперь нормально, - в голосе Лиса ясно прослеживались торжествующие нотки. - Но вы навязали себе на шею серьезных противников, Тони.
   Эстиар молчал - сейчас он не мог отвлекаться. Жаль: Дэвису очень хотелось бы услышать, что он скажет теперь.
   На экранах оставалось все меньше и меньше движущихся точек. Когда-то Эстиар рассказывал, что космические сражения занимают совсем немного времени, особенно когда одна из сторон имеет численный или любой другой перевес.
   - Все, - сказал Эстиар. - Прыжок, ребята.
   Экран потемнел и исчез, превратившись в обычную серую панель. Цветная карусель над пультами гасла, сворачиваясь в спирали.
   Тони, как ты?
   - Ничего. Лис утверждает, что буду жить.
   - Я рад. Теперь понял, что нам от вас нужно?
   - Военная помощь? Не смеши.
   - Нет, Дэвис, нет... Мы искали себе друзей... Это слово тоже не подходит, но оно ближе всего... В любом случае, мы их, кажется, нашли.
   Тони хотел ответить, что за всех не ручается, а вот за себя уже спокоен, но не смог: он медленно, но верно проваливался во тьму. Впрочем, это его не пугало; говорил же Эстиар, что на учениях не убивают. Значит, все будет нормально.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"