Джемисон Кэтти: другие произведения.

Попытки примирения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда-нибудь они, конечно, все помирятся, и будут сотрудничать. Сначала из-под палки, потом с удовольствием.

  Телефоны и видеофоны на станции трезвонили уже двенадцать часов, от их истерических взвизгиваний раскалывались головы, но ещё хуже было оттого, что каждый докладчик бросал в трубку: "Ничего нового". Начальник станции медленно шёл по коридру, изо всех сил старался оттянуть предстоящее ему дело, но даже черепахе требовалось всего три часа, чтобы добраться от лабороторий до комнаты Дашкевичей, дети проверяли это пару недель назад. Да, дети... в этом-то всё и дело.
  В комнате было душно и накурено: Мария сидела на корточках под вентилятором, рядом с полной пепельницей и смолила как минимум двадцатую за утро сигарету, Ян крутил в руках пустой стакан. Они молча посмотрели на вошедшего: с тревогой, но уже почти без надежы, больше десяти часов, как дети исчезли в джунглях, какая уж тут надежда...
  -Мы обратились в "Айту", они подтвердили запрос. Через час прибудет их спасательная группа, - директор не сообщил ничего больше, но Мария всхлипнула: если Федерация просит помощи у Империи, значит, дело совсем плохо. Можно сказать, дела уже нет. Наверное, если бы их вызывали раньше, жертв было бы меньше...
  -Спасибо, Генрих, - глухо сказал Ян, - Мы можем как-то помочь?
  -Нет. Только если у спасателей будут вопросы. Вы сразу же узнаете, что бы не случилось.
  -Спасибо, - повторил Ян.
  Начальник станции молча вышел: долго находиться рядом с родителями, потерявшими детей он не мог. Рация на поясе зашипела и голосом Мэгги сообщила: "Спасатели садятся, Генрих. Подходи к главному корпусу." - "Иду, свяжи их со мной, если не успею."
  Он успел. Лёгкий катер приземлился у жилых помещений, проигнорировав нормы безопасности. Впрочем, специалисты "Айты" могли позволить себе ещё и не такие фокусы - им всё сходило с рук. Рядом с машиной крутилась тёмненькая девочка лет двенадцати, Генрих подумал было, что Джессика опять лезет в центр событий, но подойдя ближе понял, что ошибся: на девчонке оказался серый форменный комбинезон имперской армии, штатное оружие и эмблемма "Айты" слева на груди.
  -Добрый день, - негромко сказала девочка. Пока Генрих стоял в оцепенении, она сделала несколько шагов к нему навстречу, - Фотографии детей, пожалуйста, марка и характеристика флаера, который они угнали, и, пока всё это мне несут, расскажите, что это за ребята.
  -Вы, - Генрих вспомнил, что способные смириться с обращением "вы" к другому человеку, гизаэлльцы напрочь не понимали его по отношению к себе, и поправился, - Ты из группы "Айта"?
  -Да, мистер Дэйн, вот моя карточка - если хотите, можете запросить моё досье. Так где материалы?
  Всё ещё пребывая в лёгком шоке, начальник станции поднял рацию к щеке и, механически набрав вызов, попросил:
  -Мэгги, будь так добра, принеси бумаги на флаер и фотографии Малколма и Тани. Это просто дети, любопытные, очень живые. Малку - семь, а Танечке - девять лет.
  -Хорошо, понятно. Вы Мэгги? Спасибо, я прогляжу всё это в катере. Ждите, - девочка повернулась и почти бегом направилась к своей машине.
  -Подождите!
  -Да?
  -Леди, вам лет-то сколько? Я не могу отпустить вас в джунгли, вы чуть ли не ровесница ребятам! Кто отвечает за вашу жизнь?
  Девочка раздосадованно дёрнула плечом:
  -У меня нет времени на болтовню, запросите досье. Вернусь - всё объясню. Не дрожите за мою жизнь, незачем!
   Катер взмыл, ввинчиваясь в плотный влажный воздух, перевернулся, лёг на борт и исчез в тёмно-фиолетовом мареве ядовитого леса.
  -Вам приходилось раньше сталкиваться с "Айтой", шеф? Совсем ведь крошка! И одна!
  -Нет, Мэгги, я не меньше удивлён. Не стоит говорить о ней Дашкевичам, не к чему мучить их ещё больше. Да, запроси-ка её досье по этой карте, может, они снимут камень с моей души...
  Мэгги сочувственно кивнула и ушла в кабинет. Сегодня она была накрашена небрежнее обычного: волновалась за детей, да и других забот было немало. Генрих ещё немного понаблюдал за лесом и последовал примеру секретарши.
  
  -Да, ваш агент уже в джунглях, но вы уверены, что в этом нет никакой ошибки?
  -Это вряд ли, - Смуглый парень с целым созвездием значков на синем воротнике парадной формы насмешливо глядел с экрана, - А в чём проблема? Кто у вас?
  -Я не знаю её имени, но на карточке указан номер.
  -Давайте номер, а в чём, собственно, дело?
  -Она совсем маленькая, лет тринадцать, не больше.
  -Вам-то что до этого? Да, я вижу номер, спасибо. Лайна, 17 25 47 Тэй Ано. Майда? Всё в порядке, никакой ошибки нет.
  -Её зовут Майда?
  -Да. Что-то ещё?
  -Пошлите нам её досье, пожалуйста.
  -Богов ради. Лайна, детка, отправь им досье на Майду, её код ты слышала: первую часть. Да скажи ей, чтобы в следующий раз сама разбиралась: пятый запрос за сотню дней! До связи, леди, документы вам сейчас отправят - снимайте с экрана.
  Монитор видеофона потемнел, потом на нём появились мелкие строчки. Имперцы принципиально не пользовались чужой техникой, но делали с ней всё, что хотели, если хотели, конечно. Например вместо того, чтобы послать сообщение по сети, они просто отправили его на экран приёмного устройства. Зачем и как? Спросите что-нибудь полегче! Никто кроме них этого понять не мог, разве что Новые Земляне, но они молчали, не желая делиться чужими секретами.
  Тихо чертыхаясь, Мэгги подключила видеофон к компьютеру, и через двадцать минут мучений на стол Генриха легли полтора отпечатанных листочка. Негусто. Впрочем, группа "Айта" никогда не давала подробных справок. Уже к середине первой страницы глаза начальника станции полезли из орбит в поисках более просторного места.
  -Мэгги!
  -Да, шеф?
  -У этой девчонки три ордена!
  -Сколько ей лет, там написано?
  -Нет, к сожалению. Перечислены последние одиннадцать операций - ни одного провала, но третья выполнена не полностью.
  -Почему?
  -Вот этого они как раз и не пишут.
  -Главное, чтобы она нашла детей...
  -Конечно. Но неужели тебе не любопытно?
  -Мне?! Нет, шеф. Они там все либо извращенцы либо мутанты, и эта такая же. И относятся к нам, как к недоразвитым! Как будто если они выиграли войну и заставили нас согласиться на их условия, им всё позволено! Слышали бы вы, каким тоном разговаривал со мной этот нахал!
   Генрих понимающе кивал: да, всё это так, и к сожалению, с этим ничего нельзя поделать - уважение можно только заслужить. Он прекрасно это понимал, но при общении с гражданами Империи (к счастью, делать это приходилось нечасто) начальника исследовательской станции на Персее охватывало непреодолимое желание разбить им физиономии... Как жаль, что эта цель была полностью недостижима!
   К полуночи ни от детей, ни от Майды по прежнему не было никаких известий. Мария и Ян под бдительным присмотром врача легли спать; для гарантии полноценного отдыха им дали снотворное. Мэгги ушла из офиса где-то в районе десяти вечера, и Генрих сидел в пустом кабинете, прихлёбывая обжигающий кофе. Задребезжал телефон. Дэйн схватил трубку:
  -Генрих, вернулись спасатели, катер только что сел на площадке!
  Это предупреждение было несколько лишним или, во всяком случае, запоздалым: дверь распахнулась, пропуская в помещение Майду, за руки которой цеплялись уставшие и перепуганные, но вполне невредимые на вид Таня и Малколм. В отличие от них, агент группы "Айта" выглядела неважно: загорелое лицо приобрело сероватый оттенок, глаза почернели, правый бок комбинезона был залит чем-то темно-багровым.
  -Принимайте путешественников, - девочка улыбнулась и слегка толкнула своих спутников вперёд, - Живы, почти здоровы. Лично я прописываю им долгий сон и вкусный завтрак. Верните мою карточку, мне пора домой.
  -Ты ранена?
  -Не сильно, это не рана в прямом смысле слова.
  -Останься, тебя осмотрят.
  -Только в том случае, если здесь меня накормат ужином, иначе - ни за что!
  -Накормят. Секунду, - Генрих поднял трубку и набрал номер госпиталя, - Ало, Барт? Привезли детей, они у меня в кабинете. Нет, носилки не нужны. Да, она тоже. Хорошо, ждём.
   Через две минуты и сколько-то секунд коридор потряс дробный топот, и в кабинет ворвались Бартоломео и Моника: главный врач Персея со своей любимой ассистенткой. Моника немедленно уволокла детей, да они и сами, похоже, мечтали только о кровати, даже не кидались никому на шею.
  -Где эта девушка?
  -Добрый вечер, - Майда встала и слегка наклонила голову; этот взрослый жест в девочке, ростом достающей только до подмышек собеседникам, выглядел несколько комично, - Осматривать меня здесь будет неудобно, полагаю. Куда идти?
  -В госпиталь, это этажом выше, - Генрих не собирался ждать, когда Барт настолько придёт в себя, чтобы сообщить что-нибудь членораздельное, - Ты позволишь мне задать несколько вопросов?
  -Почему нет? Ведите, я не видела планов вашей базы.
  Генрих поднялся и, придержав для Майды дверь (услуга, к которой она явно не привыкла), направился к лифту. Ошалевший врач поплёлся за ними.
  
  -Это госпиталь?
  -Да, - оказавшись в знакомой обстановке Барт слегка ожил, - снимайте одежду и ложитесь на кровать.
  -Сейчас, - Майда начала проводить какие-то сложные махинации с комбинезоном, а потом, шипя и морщась, принялась стягивать его с плеч, - Мистер Дэйн, простите, не знаю вашего имени, а вы-то куда?
  -Герих. Тебя сейчас будут осматривать, Майда.
  -И что? Спрашивайте что хотели, я слушаю.
  Генрих, вздохнув и в очередной раз напомнив себе, что слово "приличие" в имперском языке отсутствует как таковое, сел на стул у двери. Девочка справилась, наконец, с комбинезоном, и легла на указанное врачом место. Её грудь, очень хорошо развитая для такого нежного возраста, была разодрана и залита запекшейся кровью. "Как она сказала? Не раны в прямом смысле этого слова? Ну-ну."
  -Как вас угораздило? - заботливо спросил Барт.
  -У меня комбинезон не защищён от кислот, облегчённый вариант. Фиолетовая ящерка плюнула, пластик потерял прочность, а потом этот, рогатый дьявол, вы его так зовёте, кинулся кусаться. Нет, только никакого обезболивающего!
  -Я не могу делать что-либо с ранами без наркоза.
  -Работайте так или вообще ничего не трогайте! Вы что, хотите, чтобы я потом пол-года мучилась с головной болью? Мистер Дэйн, мне нельзя никаких наркотиков! Не-льзя.
  -Ты уверена?
  -Абсолютно. Вы ждёте, пока я истеку кровью, Барт? Мне было бы легче сделать всё самой.
  Врач молча принялся обрабатывать раны
  -Так лучше, - девочка, казалось, не замечала игл, скальпелей и тампонов, попеременно касавшихся её тела, - Так я вас слушаю, мистер Дэйн.
  -Сколько тебе лет, Майда?
  -Двенадцать. Рост 145 сантиметров, вес - 39 килограмм. Стаж работы - три года. Мы взрослеем гораздо быстрее, это написано в любом учебнике.
  -Конечно, Майда, я даже видел нескольких твоих ровесников на боевых катерах, но они выглядели гораздо старше своих лет, а ты...
  -Мне искусственно затормозили рост лет пять назад.
  -Зачем?!
  -Мы так решили, - отрезала девочка.
  -И ты никогда не вырастешь?
  -Вырасту, если ввести в клетки необходимые препараты. А чем вам не нравится мой рост? Как правило это очень удобно. Барт, могу я попросить вас зашить или заклеить мне раны, а не перевязывать их?
   Бартоломео, уже заранее смирившись с требованиями девочки, обречённо взялся за спрей.
  -Простите, Майда, вам затормозили рост или развитие?
  -Скорее рост, но и развитие тоже, конечно. Мы специально ждали до семи лет, чтобы провести операцию после полового созревания. Всё, Барт, достаточно, иначе я не влезу в костюм. Он затянет остальное.
  -Вы со своими врачами так же обращаетесь? - поинтересовался тот, убирая спрей.
  -Нет. Их мы умоляем нас пристрелить и избавить от мучений. Вы обещали накормить меня ужином, Генрих, но с вашего позволения я сначала приму душ и оденусь.
  -Да, конечно. Принести вам одежду?
  -Не надо, мой комбинезон уже в порядке, я только окуну его в воду. Душ там, Барт?
  -Да, вот за этой дверью.
  -Спасибо. Вы очень аккуратно работаете, у вас приятно лечиться, - с этими словами девочка исчезла в ванной вместе с комбинезоном, даже и не подумов прикрыться простынёй.
  
   Несмотря на некрупные размеры и дневные переживания (хотя были ли они, эти переживания?) аппетит у Майды оказался прекрасный. Усаженная за стол, она в полчаса уплела полную тарелку тушёного мяса, чашку бульона, половину торта и принялась за мороженое. Процесс употребления внутрь съестных припасов не мешал ей болтать, чем Генрих, ограничивший свой ужин чёрным кофе, умело пользовался.
  -Почему вы работаете спасателем, Майда?
  -Мне нравится. Кроме того, меня для этого и оперировали. Вы... ну да, вы же не видели... сегодня я летала на стандартнром катере, но есть ещё маленький, на меня и ещё одного, ну, двух человек, если упаковать их как консервы. Очень маневренный и быстрый. В бою или просто под обстрелом это незаменимо.
  -Неужели если бы ты была на 20 сантиметров выше, это было бы нереально?
  -Дело же не в физическом росте... Оператор должен чувствовать себя так же, как машина. Я привыкла быть меньше обычного человека, у меня рефлексы другие.
  -Понятно... Но почему ты тогда не в армии? Вы же воюете с Хтьяссом...
  -Вашими стараниями!
  -... и вам нужны солдаты.
  -Не берут. Маленькая. В пятнадцать лет пойду.
  -В "Айту", значит, берут?
  Девочка сморщила нос и отложила ложку:
  -Это только для вас "Айта" - элитная группировка, но уж поверьте мне, нас пасут как в яслях. Чтобы убиться в "Айте" - я не знаю, как надо постараться, я скорее на планете шею сверну. Пора лететь, Генрих, спасибо за ужин. Позволите дать вам совет?
  -Конечно, Майда.
  -Если случиться что-нибудь ещё, не ждите столько времени, вызывайте нас сразу. Мне прекрасно известно, что вы нас терпеть не можете, но если бы мы не хотели вам помочь, мы не стали бы предлагать помощь. Ясно? Малк и Таня спаслись случайно. Я нашла их за три часа, и ещё пять провозилась, вытаскивая их из грота. Если бы я добралась к ним на час позже, Тани не было бы в живых. Вот так. И не ограничивайте так детей. Если бы вы брали их на экскурсии, им не пришло бы в голову угнать флаер.
  -Всё, Майда?
  -Да, всё, мистер Дэйн. Надеюсь, вы мои слова запомните. Хотя бы часть. До встречи, - девочка встала из-за стола и, провожаемая почти ненавидящим взглядом "закипающего" Генриха, направилась к выходу.
   Лёгкая вибрация, сопровождающая старт катера, неожиданно успокоила начальника станции. Надо было ложиться. Огибая стол, он оглянулся и увидел синий кружок, выступающий из под тарелки с тающим мороженым. Почти машинально вытащив твёрдую пластинку, Генрих разглядывал её несколько мнгновений. Выдавленные на тёмной поверхности линии изображали половину какого-то глобуса, выпуклые - имя и номер на стандарте. Несколько секунд казалось, что Дэйн выкинет карточку в окно, но в конце концов он решительно сунул её в карман и вышел из комнаты, хлопнув дверью.
  
   Персей никогда не был объектом нападения, но причина была не в самой планете, она-то как раз идеально подходила для высадки десанта, просто открыли её совсем недавно: три или четыре года назад. На этот раз, однако, население на планете присутствовало. И ульям Хтьясса это было прекрасно известно, как и то, что Персей богат ураном.
   Эвакуация велась уже три дня, но они не успевали. Сначала решили вывозить детей и женщин, но кроме неизбежных в таких случаях скандалов наткнулись на невозможность посетить несколько мелких баз: слишком много времени уходило на посадку, взлёт, ещё одну посадку... И ошибку поняли тоже слишком поздно. А кораблей не хватало. Всех детей со станции "Андромеда 3" перевезли в забошенную шахту, наскоро переоборудованную в бункер, то есть хотели отправить всех, но флаер с троими исчез и не подавал сигналов, а искать их не оставалось ни времени, ни средств, а кроме них было ещё несколько десятков взрослых, которые тоже не хотели ни умирать, ни сдаваться в плен, тем более, что там тоже ждала смерть, и во всех других поселениях планеты было то же самое.
  -Мэгги, соедини меня с группой "Айта".
  -Шеф, представляете себе, чего они за это потребуют?!
  -Мэгги, соединяй.
  И снова, как полтора года назад, на экране появился смуглый парень в небоевой синей форме и серые стены с редкими цветными пятнами.
  -Слушаю. Персей, "Андромеда 3"? Что там у вас опять?
  -Ожидается нападение Хтьясса на наш сектор, осталось максимум три дня, мы не успеваем эвакуировать планету. Просим помощи.
  -Яснее, пожалуйста: помощи в чём? Вы просите от имени станции, планеты или сектора?
  -Станции, если можно, планеты, но я никем не уполномочен, помогите нам с эвакуацией.
  -Ну и каша там у вас! Ладно, вызов принят, ждите транспорты. Информация о вашей базе в общей сети?
  -Да, но она частью секретна, возможно вы...
  Парень на экране внезапно побледнел до светло-серого цвета и оборвал Дэйна, начавшего фразу:
  -Не лезьте не в свои дела! Повторяю: информация в общей сети?
  -Да.
  -Хорошо. Шестьдесят восемь человек на станции, считая детей?
  -Да, так.
  -А всего на планете тысяча шестьсот тридцать?
  -Порядок этот, а точное число мне не известно, можно посмотреть...
  -Неважно. Готовьте станцию. Катера будут у вас через двести тридцать минут, быстрее невозможно. Никаких самостоятельных действий, только собрать личные вещи в пределах разумного и выйти на посадочную площадку. Оставьте свободными места с первого по восьмое. Понятно?
  -Понятно.
  -Запишите. Записывайте, я жду!
  Генрих записал. Не время было пререкаться, совсем не время, может у кого другого и нет, но у него хватило и мозгов и опыта это понять.
  -Записал.
  -Отлично. Все люди на станции?
  -Нет, дети и несколько взрослых в шахте, переоборудованной под бункер.
  -Сколько людей и далеко ли шахта?
  -Шестнадцать, шахта в трёх километрах строго на восток.
  -Ясно. Вы можете доставить их обратно сами, или это трудно?
  -Можем.
  -Доставляйте. Ещё есть что-то важное, о чём я не знаю?
  -Один флаер с тремя детьми и водителем исчез в джунглях три часа назад, сигналов не подают.
  -Так. Хорошо. Всё?
  -Всё.
  -У вас осталось двести тридцать четыре минуты до прибытия катеров, к моменту их посадки все должны быть на космодроме. Из бункера всех вывезти, при любых неожиданностях сразу сообщать мне. Пропавший флаер не ищите. Всё ясно?
  -Всё ясно, и я записал наш разговор.
  -Замечательно, отбой.
  Экран погас, диспетчер "Айты" не стал ни прощаться, ни дожидаться ответа. Генрих повернулся к Мэгги:
  -Всё слышала? Звони в шахту, объясни им, что произошло, скажи, что скоро за ними прилетят флаеры, чтобы были готовы. Потом подготовь пожалуйста сообщение о том, что делать при эвакуации и запусти его по общей трансляции.
  -Хорошо, шеф, - вздохнула Мэгги, - Как скажете. Но по-моему, на этот раз они провалятся. Только что передали, что корабли Хтьясса будут в нашем секторе часа через четыре.
  
  Шёл дождь. Он начался ещё с утра и джунгли скрылись за стеной падающей с неба воды. На космодроме толпились люди, одетые во что попало, с детьми и без, с чемоданами, ящиками и дамскими сумочками. В сером небе не было даже птиц и ящериц, не то что кораблей. Но о том, что спасатели могут не прилететь, никто даже не заикался. Просто потому, что это был единственный шанс.
  Рация в кармане Генриха заверещала сигналом срочного вызова. Начальник станции схватил трубку и из включённого аппарата раздался знакомый и по прежнему насмешливый, хотя и слегка задыхающийся голос:
  -Говорит "Айта". Всё в порядке?
  -Да, всё население станции, кроме потеряных детей и водителя на стартовой площадке.
  -Их родители?
  -Тоже здесь.
  -Прекрасно. Транспорт садится через десять минут. Имена детей и номер флаера?
  -Таня и Малколм Дашкевичи и Ришар Демье. Восьмой шарли.
  -Опять эти? Водитель?
  -Тамуро Митани.
  -Слушайте внимательно: сейчас на восьмое место сядет катер Йана-крошка. Пилот - Майда. Вы ей внятно и спокойно расскажете предпологаемый маршрут флаера, а потом отойдёте и подождёте транспорт. Как только он сядет, вы должны не рассуждая повиноваться его экипажу. Громкоговоритель или транслятор у вас есть?
  -Есть.
  -После того, как поговорите с Майдой, объясните вашим людям, кого надо слушать. Вопросы есть?
  -Нет.
  -Встречайте Майду, отбой.
   И действительно, катер Майды был "крошкой", даже меньше гоночного флаера, хорошо его назвали. Пока девочка, ничуть не изменившаяся за прошедшие месяцы, бежала от него к Генриху, тот вспомнил, как она рассказывала, зачем.
  -Здравствуйте, Генрих. Маршрут?
  -От нашей базы строго на восток до шахты. Там дорога, по ней.
  -Дорогу помню. Ещё что-нибудь?
  -Нет, больше ничего не знаю. Думаю, они слетели с дороги в тумане.
  -Хорошо. Я их привезу или сама там лягу, но если привезу, с вас кило мороженого. До встречи!
   Секунда, и Майда скрылась в серой машине, почти неразличимой среди хлещущей с наба воды, ещё одна, и стремительная тень взмыла в наполненный влагой воздух, растворившись, как кусок сахара в кипятке: без следа, только в воздухе чувствовался едва заметный привкус. Генрих достал транслятор и заговорил, почти дословно повторяя полученные инструкции.
  
  Дождь и муть перед обзорным экраном, даже включать его не хочется. Так было и в прошлый раз. Майда не вспоминала событий полуторогодовой давности, тем более, что они потускнели под наплывом других впечатлений, ведя катер среди деревьев и животных, только похожих на деревья и ещё разных живых существ, напоминающих то, что она когда-либо видела или совсем неизвестных. Но так было и в прошлый раз, и так же хлестали по катеру гибкие плети, так же ловили каждый звук, каждое движение обострённые до предела чувства машины, слившейся с пилотом, так же нужно было спешить... Восемнадцать месяцев назад она чуть ли не обнюхала все возможные следы, пока не засекла сильное возбуждение плотоядных грибов, а это совсем не просто - заменить возбуждение в полном жизни лесу. Дети не подавали сигналов, тогда они были уже без сознания, и прекрасный телепат крутилась по джунглям, как кошка под душем, не находя следов человека. Но потом "крики" грибов привели её в грот, и она как проклятая разгоняла грибы; она боялась стрелять, не решалась использовать даже парализатор, не зная, успели ли грибы повредить нервную систему, но потом грибы всё-таки не выдержали атаки и замерли, и пришлось отбиваться самой и отбивать детей у птиц и ящериц, но всё это была уже ерунда по сравнению с поиском. Майда не собиралась отчаиваться - это даже не приходило ей в голову. Она просто искала, и умная машина старалась не меньше пилота, так уж они были устроены, Майда и её катер.
  
  -Ты думаешь, я боюсь? Так вот ни капельки! - Таня демонстративно повернулась спиной к Ришару. Малк плакал. Впрочем, ещё десять минут назад они ревели все трое: смтортеть, как на ветровом стекле крылатые твари раздирают человеческое тело - это не для детских нервов.
  -А я тоже не боюсь!
  -А вот и боишься!
  -Таня, а где Майда?
  -Сейчас приедет, Малк, совсем скоро...
  -Зачем ты ему врёшь?
  -Заткнись, кретин!
  -Никуда она не приедет! Не приедет!
  -Приедет!
  -Не приедет!
  -Кто это не приедет, дети? - вкрадчиво осведомилось радио, - Я не приеду? Это Майда; где Тамуро, Тани?
  -Его съели! - закричал Ришар, и разрыдался опять.
  -Тани, только ты не плачь, мне нужна твоя помощь. Не будешь?
  -Нет... - храбро заявила Таня, глотая слёзы.
  -Вот и умница. Подумай обо мне. Представь меня рядом с машиной.
  -Зачем?
  -Я прочитаю твои мысли, и приеду. Давай, Тани. Пусть они пока плачут, тут уж ничего не сделаешь.
  Таня крепко зажмурилась и начала "представлять". Получалось что-то вроде комикса: вот Майда садится рядом с флаером, вот она разгоняет всех зверей, взрывает дверцу...
  
  Майда шла по пеленгу. Пеленг был чёткий и удобный, хотя фантазии Тани никак не помогали, Майде просто не хотелось, чтобы во флаере начналась настоящая паника. Катер протискивался сквозь джунгли, вяло огрызаясь на зверьё, решившее проверить его на съедобность. Он с удовольствием поохотился бы на нахалов, но пилот велела не отвлекаться, да он и без неё знал, что дело серьёзное.
  Спасательница появилась из мглы дождя, затянувшего джунгли одноцветной пеленой, посадила катер в полуметре от флаера и выскочила на заболоченную землю. Спереди повреждённая машина была залита кровью, но не слишком сильно - потоки падающей с неба воды смыли большую её часть. "Съели" - это дети преувеличили... хотя порвали здорово. Выживет - не выживет, гадать было некогда. Майда "простерилизовала" окрестные деревья парализатором, подошла к неподвижному телу в порванном защитном костюме и принялась за его реанимацию: три укола стимуляторов, одеть кислородную маску, закрыть раны пластиком, начать пополнение крови. Конечно, одна Майда никак не смогла бы перетащить взрослого мужчину в катер, но никто и не требовал от неё таких подвигов - даже в Федерации существуют специальные платформы и прочее оборудование. Так что спасательница предоставила перемещение тела своей машине и принялась вскрывать кабину флаера.
  Дети прижимались к стеклу - Майде пришлось прогнать их на другую сторону машины. Замок разлетелся, слева мелькнула какая-то тень, девочка выстрелила не глядя, и упитанное тельце с шумом рухнуло в кусты. Майда повернулась к машине спиной, замерла, внимательно осматривая джунгли: катер не давал сигнала опасности, но мало ли чего он не давал... Йана-крошка уже "упаковал" Тамуро, можно переводить детей.
  Земля, конечно, не дрожала и не тряслась, но Тэй уже три минуты назад сообщил спасательным группам, что началась бомбардировка планеты, а её не выдержит маленький катер, да и большой, в общем, тоже.
  -Привет, дети, рада вас видеть. По одному. Малк, ты первый, а вы не вздумайте высовываться из машины!
  -Майда!!!
  -Тихо, Ришар. Ты всех зверей напугаешь, они уже и так тебя боятся, - агент "Айты" повела Малколма к Йане. Катер принял ребёнка, приоткрыв мембрану.
  -Ришар, теперь ты. Судьба у нас такая, защищать мужчин, Тани. Не цепляйся за меня, я сейчас приду. Тани, иди сюда. Да, умница, - пустой флаер одиноко мок на поляне. Ничего, переживёт, - Дети, садитесь в кресла. Ришар и Малк в это, Тани - ближе ко мне. Я вас пристёгиваю, теперь ничего не бойтесь, всё уже нормально.
   Нормально не было ничего. Она выбилась из графика и ребята уже не прикрывают коридор. Бомбардировки начались. Уходя в прыжок с поверхности можно сильно потеряться. Под ногами у детей лежал Тамуро - ему без разницы, а дети нервничают.
  -Тэй, взлетаю, - Майда сказала это вслух, зная, что Тэю непросто принимать одновременно несколько десятков мысленных сообщений - недаром он после каждой операции синий, как парадная форма.
  Катер рванулся вверх, раздвигая и ломая ветви. Малк закричал, заплакала Таня, но у Майды не было времени на детей: катер входил в верхние слои атмосферы, и в него уже летели ракеты десяти разных сортов, видов и размеров.
  Лёгкая машина крутилась так, что даже у пилота временами темнело в глазах, а дети уже не кричали: то ли потеряли сознание, то ли оцепенели от ужаса. Майда отдавала катеру все силы и всё набранное за годы практики умение, но их было недостаточно для того, чтобы выкинуть их в прыжок. Временами оболочка катера нагревалась, и машина жалобно взвизгивала. Майда только морщилась, боясь отвлечься. Для ухода в прыжок нужна хорошая скорость и свободное пространство вокруг: ни того, ни другого у Майды не было, а катер уже третий раз уходил в штопор, и пилоту с трудом удавалось вытащить его в нормальный полёт, только для того, чтобы через долю секунды бросить в следющий вираж.
  Такая чехарда не могла продолжаться долго: по катеру вёлся прицельный огонь, и только легендарная увёртливость имперских машин не позволяли ракетам разнести цель в клочья. Майда отстреливалась, но мощности катера хватало только на несущиеся к катеру снаряды, огромным кораблям Хтьясса лазеры Йаны были бы как щекотка. Машина, не дожидаясь приказа, упала вниз, засвистел воздух, разрезаемый горячей обшивкой. Майда, бросила катер обратно: вырваться в космос, а там видно будет, но тут же отменила команду, и откинулась на спинку кресла. Йана падал, не тормозя движения, потом, дёрнувшись, остановился и полетела под верхушками деревьев, временами задевая их.
  -Умница, умница, ниже... так хорошо... на грунт!
  Катер свалился на землю и замер.
  -Молодец, детка, хорошо... - Майда говорила вслух, одновременно давая мысленные указания машине и вглядываясь в цветную карусель экрана. Радары не засекли, корабли... ищут! Ничего, пусть ищут, это даже хорошо: обшарят сектор и уйдут куда-нибудь. А потом взлететь свечой и уйти в "прыжок" прямо с орбиты... бедные дети, от таких перегрузок у кого угодно будет весь комплект: от нервного срыва до такого же истощения, плюс парочка переломов. Тамуро... нет, этот точно не переживёт. Запакуй гостя, - этот, мягко говоря, не слишком толковый приказ был подтверждён телепатическим уточнением, катер согласно свистнул, и серое покрытие пола начало погощать неподвижное тело водителя, - Вот так, умничка моя, так и надо... детям обезболивающего, ну это я сейчас сама...
   Майда встала и, морщась от тянущей усталости во всём теле вытянула из панели щупальца с лекарствами. Ошалевшие и измученные дети не сопротивлялись, так что их даже уговаривать не пришлось. Потом пилот свалилась обратно в кресло и принялась сосредоточенно разглядывать экраны.
  
   Рубка имперского транспорта напоминала... да ничего она не напоминала, на самом-то деле! Цирк - не цирк, лаборотория - не лаборотория, корабль - не корабль... Генриха, зашедшего в транспорт последним, запихали в кресло и велели сидеть смирно. Впрочем, даже если бы начальник станции вздумал пренебречь рекомендацией, вряд ли у него бы это получилось: к сидению его пристёгивали шесть широких прочных ремней. Корабль ещё не оторвался от грунта, и ребята в рубке негромко переговаривались и возились со своей полуживой аппаратурой. Внезапно шум в помещении стих, транспорт плавно пошёл вверх, и одновременно стена перед Генрихом осветилась, передавая изображение того диспетчера "Айты", с которым начальник станции разговаривал днём.
  -Ещё раз подумайте, на планете нет никого, о ком бы вы мне не сообщили?
  -На "Андромеде 3" нет.
  -Хорошо. Через пять часов вас выгрузят на одной из наших планет. Сидите смирно и никого не отвлекайте - вас поместили в рубке специально для того, чтобы можно было связаться с вами, не ставя в известность никого, кроме экипажа.
   Экран (если это, конечно, был экран) посерел, и в этот же момент корабль сильно тряхнуло. Генрих непроизвольно вздрогнул, и сидевшая неподалёку девушка, усмехнувшись, проговорила:
  -Не переживай, это всего лишь "прыжок".
   Дэйн покраснел и мысленно поклялся, что больше он не даст имперцам ни одного повода для их хвалёной снисходительности.
  
  -Ну что, красавчик, не осталось у нас соседей?
  Катер свистнул, потом что-то замурлыкал.
  -О-очень хорошо! Со-олнышко моё! А что же он там делает? Ракеты готовит по нашу душу?
  Катер опять издал серию нечленораздельных звуков.
  -Ах, он нас бомбить собирается... А ракеты не готовит? Уже готовы? Да оставь ты свои картинки, скажи толком!
   Катер обиженно вякнул, но разразился очередной трелью, непонятной непосвящённому в пилотский жаргон зрителю без квалифицированного переводчика.
  -Ну ладно... Ах, дети, дети, как мне этого не хочется... Тани, как дела?
  -Ни-ничего... Что мы будем делать?
  -Улетать отсюда... как это у вас... к чёртовой матери. Малк, Ришар, всё в порядке? Значит так, дети, откиньтесь на спинки кресел, закройте глаза и лежите, будут перегрузки. Не боитесь?
  -Нет! - заявил Малк, услышавший слово "перегрузка" в первый раз в жизни.
  Более опытная Таня слабо кивнула, Ришар зажмурился и замер.
  -Вот и хорошо. Старт через минуту. Дружок, готовься, как там соседи?
  На этот раз катер ответил телепатически: шутки кончились, Майда вновь стала серьёзной и расстроенной, и машина приняла и отразила её насторение. Безмолвный диалог, сопровождаемый пляской цветных пятен на экранах и панели и слабыми взвизгиваниями, которыми катер выражал свою озабоченность, продолжался минут шесть, а потом машина взрогнула, немного поменяла форму и ввинтилась в воздух, опять пытаясь вырваться в чёрное, почти пустое, холодное, но такое заманчивое пространство.
   "Враг, конечно, не дремлет, но тем не менее мы сожрём его с потрохами!" Майде всегда нравилась эта фраза, а сейчас она была на редкость уместна: корабли Хтьясса, крутившиеся на орбите (а куда им, спрашивается, было деваться?) всё-таки засекли её катер, хотя и несколько позже, чем можно было ожидать. Машина шла вверх с максимально возможным ускорением, хотя в какой-то момент Майде пришлось шарахнуться в сторону, уворачиваясь от ракеты и, следовательно, замедлить ход. Но в этот раз они уже вышли из атмосферы, и у Майды было преимущество в скорости.
   Дети кричали в голос, и Майда их понимала, но помочь или хотя бы утешить не могла. Опять катер вертелся, как заводная игрушка из тех, что делают на Новой Земле, опять его обшивка раскалялась до предела, машина скулила от боли, плакала, как ребёнок.
  -Майда, влево, 3 единицы.
   Майда шарахнулась в сторону: в момент взлёта она слилась с катером, теперь невозможно было отделить их действия друг от друга - боковой экран принимал координаты вынырнувшей "из ниоткуда" группы поддержки. Два стандартных катера: Атра и Ола - машины-близняшки.
  -Уводи детей, даю отсчёт: 5, 4, 3, 2, пошла!
   Короткий разгон - Майда больше не обращала внимания на мечущиеся снаряды и лучи - рывок, и катер поглотила пустота прыжка.
  -Всё, дети, уже всё, всё, - пилот устало откинулась в кресле, катер тихонько плакал, но уже успокаивался. - Сейчас будем дома. Сидите тихо, всё хорошо. Как ты, крошка?
   Катер обиженно взвизгнул, засвистел, жалуясь.
  -Бедный мой... ну теперь всё. Через час будем дома, будем, крошка?
  Экран засветился, окрасился в разные цвета, преобладали зелёные и розовые.
  -Будем, моя умничка. Обязательно будем тебя лечить. Да ты не ной, только обжёгся, подумаешь!
  -Он живой? - заинтересованно спросил Ришар.
  -Конечно живой. Можешь погладить. Как самочувствие, дети?
  -Плохо, - неуверенно отозвалась Таня.
  -Так уж и плохо! Зато побывали в настоящем бою, можете гордиться! А сейчас мы едем ко мне домой, там передам вас родителям.
  -На Гизаэллу? - восхитился Малк.
  -Ну зачем так сразу? Гизаэлла далеко. На Тиолу, ничуточки не хуже. Давайте спать, дети, нам ещё пару часов лететь, или хотите я вам мороженого сделаю?
  
   Транспорт двигался сквозь что-то. Люди определяли его как гиперпространство, ульи Хтьясса, как ссохт, Ветты, как олом, а имперцы - вообще никак: прыжок, и всё, а через что - их не интересовало. Экипаж занимался делом условно: ребята болтали, только один парень сидел на месте, как пришитый к приборной панели. Экран перед Генрихом опять передал изображение диспетчера. Изображение выглядело усталым и потрёпанным.
  -Говорит "Айта". Как дела, Генрих?
  -Об этом я вас хотел спросить.
  -Хорошо. По нашим данным на Персее не осталось ни одного человека, Майда ушла с орбиты восемь минут назад. Мы высаживаем вас на Тиоле, оттуда будете объясняться со своим начальством и думать, куда поедете дальше. За своих людей по-прежнему отвечаете вы, если кто сломает шею - вылечить - вылечим, но за руку водить не будем. Да, своей властью, - изображение усмехнулось, - ставлю вас руководителем всех эвакуированных, остальных начальников об этом уведомят. Вопросы есть?
  -Пока нет. Смогу я поговорить с вами по прибытии на Тиолу?
  -Со мной вряд ли, но с кем-нибудь, конечно, поговорите. Приятного полёта.
  
  Транспорт приземлился мягко, как детская карусель, и девочка (совсем крошка - ровесница Майды) помогла Генриху отстегнуть ремни.
  -Пойдёмте, - она взяла его за руку, как маленького, и повела по коридору. У Генриха возникла очередная догадка, что в Империи с чужими общаются в основном дети. Догадка была тут же разбита в пух и прах. Под жарким солнцем, наверное, они приземлились на экваторе или в тропиках, на пустой посадочной площадке пёстрыми лентами был отгорожен большой четырёхугольник. Пассажиров транспорта выводили наружу, а за ограждением стояли ребята - то ли охрана, то ли ещё кто-то. Как только четырёхугольник заполнился, кто-то (из-за толпы было не видно, кто, но явно не ребёнок) заговорил.
  -Добро пожаловать на Тиолу. Это промежуточная остановка, скоро вы вернётесь в Федерацию. На Тиоле находится самый большой аварийный жилой комплекс, места там достаточно, чтобы разместить всё население Персея в одном здании. Никому из вас больше не угрожает опасность в том случае, если вы будете следовать нашим инструкциям. По прибытии в комплекс вам выдадут рации. Они управляются одной кнопкой. Нажав на неё, вы соединитесь с инструктором, который в состоянии решить любую проблему, связанную с вашим пребыванием здесь. Пожалуйста, обращайтесь к ним по любому, даже самому малозначительному поводу. Впереди, там, где сейчас заходит солнце, есть дорога. От комплекса вас отделяет пятьсот метров; как только я попрошу вас, двигайтесь вперёд до сине-чёрного здания. Там вас будут ждать люди с дальнейшими инструкциями и рациями. Мария и Ян Дашкевичи, Инга и Ахмет Демье, Сабуро и Тачико Цай, пожалуйста, назовите свои имена инструкторам у входа: ваши дети в безопасности и сейчас приближаются к планете. Это всё, теперь прошу вас спокойно пройти эти пятьсот метров.
   Толпа двинулась вперёд. Девочка, по-прежнему сжимающая руку Генриха, заговорила:
  -Меня зовут Веара. Вы волнуетесь, мистер Дэйн? Зря - всё уже кончилось. - Генрих даже не нашёлся, что ответить. - Сейчас я отведу вас в комнату, и вы сможете отдохнуть и пообедать. У меня к вам просьба, мистер Дэйн. Собственно, не у меня, а у всех нас.
  -Да?
  -Мы хотели устроить экскурсии детей, пока вы ждёте ответа из Федерации, но я сомневаюсь, что все родители будут согласны. Вы можете нам помочь?
  -Могу, наверное, только...
  -Нет, конечно не сейчас. Вам здесь нравится? Это родина Майды, она просила меня спросить у вас.
   Генрих огляделся: безоблачное, яркое, почти фиолетовое небо, листва - оранжевая, красная рыжая, свежий воздух, слабый влажный ветерок.
  -Да, красивая планета.
  -Я очень рада, и Майда будет рада! А мы почти пришли, мистер Дэйн. Вот ваша рация - она чуть сложнее: эта кнопка - Тэя, это - моя, эти две - тех ребят, что отвечают за вас здесь. Теперь идите вперёд, вас отведут в комнату. Удачи!
   Прежде чем он успел что-либо сказать, девочка развернулась и исчезла в толпе. Генрих пошёл вперёд (он всё равно бы не смог остановиться - люди послушно шли, куда велели) - сдаваться инструкторам. Дэйн уже не обижался и не переживал, как-то привык к тому, что имперцы считают их то ли детьми, то ли помешанными... да какими там детьми - здесь дети с пелёнок взрослые! Заносчивые паршивцы, что с них возьмёшь...
  -Генрих Дэйн? - один из стоящих у двери ребят тронул его за плечо, - Пойдёмте, я вас провожу. Нет, леди, вы идите вперёд, как все, к мистеру Дэйну у меня вопрос, - парень говорил без акцента, очень свободно - казалось, что на родном языке.
  -Слушаю вас.
  -Меня зовут Александр, я отвечаю за всё, что здесь происходит, что бы не наговорил вам Тэй. К вам, скорее всего, будут обращаться люди с разными вопросам. Даже если вы способны на них ответить, в чём я ни секунды не сомневаюсь, отсылайте их к инструкторам - так всем будет удобнее. Ещё, мы проведём здесь обычную программу знакомства с планетой. Для взрослых - по желанию, для детей - обязательно. Мне хотелось бы, чтобы вы знали: их жизнь и здоровье будут в полной безопасности, беспокоится не из-за чего. Если сможете, объясните это своим людям, хотя бы тем, кто придёт к вам жаловаться.
  -Я постараюсь, Александр, но не уверен, что это разумно. В конце концов, это наши дети.
  -Вы же наверняка знаете, дети - это не собственность в пределах Союза.
  -Да, знаю, - вздохнул Дэйн. - Я могу только повторить, что постараюсь всё объяснить. Александр, вы из Федерации?
  -Нет, с Новой Земли. У нас тоже основной Стандарт. Ну всё, не буду вас задерживать, вы наверняка устали. Пойдёмте, провожу вас в комнату.
   Комната оказалась совсем небольшой, но чистой и светлой, а мебель выглядела так, будто её только что привезли с завода. Бежевые стены, кровать, стол и стул пёстрые, как в детской игрушке, покраывало с цветочками.
  -Надеюсь, вам здесь понравится, - сказал Александр, - Душевые по концам коридора, столовая на первом этаже, отмечане стрелочками. Когда будете в состоянии разговаривать с Федерацией, нажмите любую кнопку на рации, за вами придут. У вас есть ещё вопросы?
  -Пока нет, спасибо.
  -Хорошего отдыха. - Александр вышел, аккуратно прикрыв дверь.
   Генрих сел на кровать и задумался. Всего сорок лет прошло со времени объединения Империи и Новой Земли, а жители уже как близнецы похожи. Не внешне, нет: манерами, спокойной уверенностью. И для уверенности есть все основания: владения Новой Земли разрослись в десять раз, и больше бы могли, да им больше не нужно... Это уже Имеперские замашки: нет необходимости - ни одну планету не тронут. Ставят там маяк, и всё. А иногда и маяка не ставят - забирай, кто хочет. А в качестве аннексий Союз потребовал у Федерации шесть почти неосвоенных и совсем не богатых минералами систем: именно за то, что они ещё неосвоенные. Так те системы и остались нетронутыми. То есть что-то они там построили, но ничего не добывают и никак не обрабатывают, даже лес не валят и воду не используют, а уж дерево, вода и хороший воздух - чуть ли не единственное, что там есть. Да, странно, что они нашли общий язык, очень странно... и как жаль, что Федерация не открыла Новую Землю первой.
  
  Ян протиснулся ко входу самым первым. Ему даже не пришлось представляться - девушка, стоящая у широкого, как ворота ангара, входа в здание, оставила соседу свой мешок с рациями, вытащив оттуда две, подбежала к Яну и уволокла его внутрь, в обширный холл:
  -Вы ищете детей? Они уже садятся на планету. Где ваша жена?
  -Она должна подойти вместе со всеми.
  -Ну, тогда я отведу вас и вернусь за ней. Дети не пострадали, сейчас они спят. Майда чуть ли не лучший пилот альфа-Т, она без всяких проблем их вытащила.
  -Спасибо. - Ян с трудом сдерживал слёзы. Кем бы ни были имперцы, они вернули ему детей... сейчас вернут.
   Девушка привела, вернее сказать, притащила, его в комнату, попросила "сидеть здесь" и выбежала наружу - все они передвигались здесь бегом. Комната размером со спальню в средней квартире почти не содержала мебели: диван, опоясывающий стены, и маленький столик в углу. На столике лежала кипа журналов на стандарте.
   К тому моменту, как в то же помещение привели Марию, Ахмета, Ингу и ещё двоих незнакомых Яну людей, наверное, с другой станции, Ян успел до половины просмотреть один из "шедевров печатной литературы", оказавшийся путеводителем по планете.
  -Ян, Яни... - Мария всхлипывала, Ахмет не знал, куда девать глаза и руки, Инга независимо задирала нос.
  -Дети прбудут сюда через час - мы не хотим смешивать их с толпой, - сообщила всё та же черноволосая, тёмная, как мулатка, девушка. Вот ваши рации, возьмите, детям я потом тоже дам. Пожалуйста, не выходите из комнаты. Посидите, почитайте журналы - они не все про нашу планету, есть и из Федерации, в самом низу. Когда дети явятся, мы отведём вас в ваши комнаты. Договорились?
  -Договорились, - глухо сказал Ахмет.
  -Вот и чудесно!
  
  -Эй, просыпайтесь, детки! Мы прилетели!
   Майда, весёлая и усталая, склонилась над Малколмом, потрясла его за плечо, потом повторила эту нехитрую операцию с Ришаром и Таней.
  -Выспались, детки? Должны были! Ну, выходите из катера... да, вот сюда, в эту дверь, и постойте рядышком, никуда не уходите, сейчас я спущусь. Разверни мне Тамуро, крошка.
   Пискнувший катер "выплюнул" из пола пилота - тот был уже раздет и завёрнут в стерильный пластик.
  -Умница моя! Просто умница! Лечиться будем?
   Катер свистнул.
  -Ах, уже нет! Ну отдыхай, я скоро вернусь.
  -Кончайте ворковать, - в катер влезли двое врачей - здесь им было почти не развернуться - и переложили водителя на платформу.
  -Жить будет? - заинтересованно спросила Майда.
  -Никуда не денется, - усмехнулась одна из девушек, уже присоединившая к шее Тамуро один коннектор и явно собирающийся воткнуть другой, - Больше разговоров! Давно спит?
  -Да, - ответила Майда, пролконсультировавшись с катером.
  -Прекрасно. Забирай детей и веди их в комплекс о-рана пять, мы его быстренько реанимируем и в лазарет уволочём.
  -Давайте-давайте. - Майда спрыгнула на землю, хлопнула по остывающему борту, - Купать тебя пора, детка! Приду, искупаю. Правда пора?
  -Наверное, - неуверенно ответила Таня. Она никогда не купала кораблей.
  -Ну пойдём, вас родители ждут.
  -А они здесь? - спросил Ришар.
  -Конечно здесь! Во-он в том доме. Тани, не смотри ты так на листья, хочешь - сорви себе веточку.
  -А можно?
  -Можно. Пойдём, я тебе срежу.
   Вооружив детей охапками веток и воткнув каждому в волосы по ярко-жёлтому цветку, Майда всё-таки заманила их в комплекс, соблазнив родителями и пирожными. Она очень устала, больше всего хотелось лечь и не просыпаться сутки, а потом всё-таки проснуться и обнаружить рядом Данни. Хотя Дэн, конечно, занят - всех заморочила эта эвакуация, а она обещала искупать Йану, а потом, наверняка, ещё что-нибудь на голову свалится...
   Дети были сданы на руки Эми при входе. Таня порывалась было уцепиться за Майду, но Эми, всю сознательную жизнь провозившаяся с чужими детьми, заманила внутрь и её, кинув на пилота сочувственный взгляд. Майда закрыла глаза и села на на пол, прислонившись к стене - ноги не держали.
  -А на травке не удобней?
   Майда медленно открыла глаза - над ней стоял Дэн. Тоскливая усталость испарилась с пилота, как эфир из открытой пробирки.
  -Данни!
  -Пойдём я тебя уложу, раз ты не стоишь, - Данни поднял подругу за руки и прислонил к себе.
  -А сам?
  -И сам - меня командир прогнал отдыхать, как только услышал, что ты села. Ну, идёшь?
  -Иду-иду. Данни, от Персея все ушли?
  -А ты даже не спросила? Все.
  -Хорошо. Знаешь, я обещала Йану искупать.
  -Обойдётся.
  -Данни!
  -Я попрошу ребят, они искупают, хочешь?
  -Давай... - вздохнув, согласилась Майда - уж если Дэна отпустили погулять, надо этим пользоваться, когда ещё представится случай: то она где-то мотается, то он сутками от экранов не отклеивается...
  
   Дети появились в комнате ровно через час: их привела та самая девушка, что вылавливала родителей из толпы, как клёцки из супа. Держась за её руки шли Таня и зеленоглазая девчонка лет пяти, за ладошку Тани целпялся Ришар, независимый Малколм шёл сзади, почти не отставая. Зеленоглазая девочка с визгом и смехом прыгнула на шею маме, заливаясь - не слезами, а рассказом о том, как "дядя нашёл её в подвалах, увёз на корабле, разрешил подержать руль и подарил игрушку". Игрушку - рогатого дьявола из мягкого пластка - она сжимала в кулачке. Татьяна повисла на Яне, Ришар - на Ахмете, Малколм к родителям не пошёл - остался допытываться у провожатой, можно ли будет погулять. Провожатая улыбнувшись, сказала ему что-то и подтолкнула вперёд; понаблюдала немного за "воссоединением семей" и вышла.
   Эми вернулась в комнату минут через пять, рассудив, что страсти к тому времени должны утихнуть, но стеснительные гости могут и не позвать её снова. Страсти, действительно, утихли.
  -Пойдёмте, я отведу вас в комнаты.
  -Пойдёмте, - согласился за всех Ян.
   Комнаты оказались одинаковые для всех. Видя недоумение родителей Эми пояснила:
  -Мы никогда не знаем, кто явится к нам в гости. Если хотите, я могу поднять перегородки, но сделать дверь гораздо сложнее. Думаю, будет разумнее сделать одну большую комнату для детей и поставить звуковой замок, чтобы вы могли открыть. Подходит?
  -Да, наверное.
  -Дети, вы не против?
  -Нет! - заявил Малк. Он, наверное, просто не понял, о чём речь.
  -Ну вот и ладно. Если не понравится - поменяем, дело не сложное. Располагайтесь. Дверь к детям будет вон та - остальные заблокированы. На самом деле, там всё уже готово - мне это показалось неплохим выходом.
   Комната для детей была, естественно, в четыре раза больше обычной: с четыремя кроватями и столами. На столах обнаружилась карандаши, краски, тетрадки в обложках с изображением планеты, игрушки, конструктор и даже керамическая глина в гермоупаковке - кому-то это показалось необходимым. Так что чем заняться, дети нашли и улеглись спать только глубокой ночью - видели бы родители!
  
   Занятия, организованные для детей, протестов не вызвали: может, люди чувствовали себя обязанными Империи, может, поняли, что протесты ничего не изменят. Малыши, возвращающиеся с экскурсий, взахлёб рассказывали о живых городах, красных лесах и хищниках моря и суши, хвастались картинками, книжками и значками, отколотыми камнями, огромными цветами. Им дали потрогать настоящих акул, полазить в горах, покататься на лошадях и каких-то "драконах", полетать на боевом катере, пострелять из лазеров и пофехтовать мечами. Они за себя и за родителей вставили цветные камешки в огромную, вечно растущую мозаику - на удачу... да много ещё что. Взрослым этого не предлагали. Правда, и не запрещали: хочешь - гуляй, только не забудь сообщить, куда направляешься и захватить рацию. Очевидно, на Тиоле считали, что взрослые способны развлекаться сами, но они едва выходили из здания. Война кончилась не так давно, и вековую ненависть невозможно оказалось погасить в единственном поколении.
   Федерация (не стараниями Генриха, скорее, из страха разругаться с Империей) согласилась выплатить бывшим жителям Персея компенсацию: не страховые компании, не корпорация "Урановый пояс", собственностью которой являлись шахты Персея, а именно Федеральное правительство - потом оно могло требовать деньги с кого угодно. За спасение Тиола потребовала пятьдесят тысяч тонн нарубленного метровыми кубами гранита: похоже, просто чтобы что-то потребовать. Переговоры заняли две недели: на четырнадцатый день к Генриху зашёл Александр.
  -Добрый вечер. Ваше заключение заканчивается, вы рады? Завтра мы отвезём вас на Веррону, там уже готовы гостиницы и всё прочее. "Урановый пояс" предоставит вам работу в другом секторе.
  -Спасибо, но зачем вы это делаете? - Дэйн, пожалуй, был только рад: за него уже давно никто ничего не решал, и уж тем более не заботился, а ведь это можно было и так назвать, - Это уже полностью наши проблемы.
  -Есть две причины, одна важная, другая общепринятая. Общепринятая: мы пытаемся помириться с вами - чем больше народу будет нас любить, тем мы ближе к цели. Важная... её, к сожалению, нигде кроме Союза в расчёт не принимают. Мы никогда не отказываем в помощи, если считаем её этичной и необходимой. В данном случае посчитали и вмешались в вашу жизнь. И прекратить это вмешательство на полдороге уже не можем. Теперь если с вами что-то случиться, мы будем знать, что это не наша вина. Понятно?
  -Понятно. Вам не жаль той культуры, которую вы потеряли, Александр?
  -С чего вы взяли, что мы что-то потеряли? - инструктор пожал плечами, - Из-за того, что я похож на Майду? Так я не всегда похож. Генрих, хотите расскажу вам историю? Когда к нам впервые прилетели из Империи, кстати, как раз с Тиолы, они наотрез отказались объяснять, что они от нас хотят. Говорили, что для этого нет слов. И когда мы, наконец, уяснили, что же это, оказалось, что они правы - действительно, нет. Мы никогда не называем отношения Земли и Империи Союзом, если нет посторонних, просто потому, что это не союз, и для этого тоже не придумано названия. Это нельзя объяснить, Генрих, и дело не в традициях, они и с них и с нас слезают, как кожа под солнцем - сегодня одни - завтра другие... они совсем не мешают. Я женат на Имперской девчонке, и за десять лет не поссорился с ней ни разу - просто не из-за чего! Мы читали разные книжки и росли на разных планетах: она любит сплошную синеву Гизаэллы, а я - тёмные города Матиссы, но мы живём на Тиоле - вместе - и не грустим из-за этого ничуть. Вы знаете, что здесь, на одной из старейших планет Империи нет земного посольства? А на Матиссе нет имперского - нам нечего выяснять и делить. Это слова, Генрих, они ничего не объясняют. Если вы поймёте, то просто потому, что вам повезло, а не из-за того, что я хороший рассказчик. - Александр открыл дверь, уже почти вышел, но задержался на пороге, - Сегодня вечером я объявлю об отъезде - вылет завтра в полдень. Как вы думаете, все успеют собраться?
  -Вы бы успели?
  Александр рассмеялся:
  -Генрих, я пятнадцать лет отслужил в десанте - я за двадцать секунд собираюсь! Если бы мы рассчитывали на себя, ваши тела остались бы на Персее! Так успеют?
  -Должны.
  -Спасибо. Спокойной ночи, Генрих.
   Дэйн остался перед захлопнутой дверью. Из сумбурного монолога Александра он вынес только одно: чего-то очень важного он так никогда и не поймёт. И не потому что этот мальчишка, непонятно когда успевший отдать пятнадцать лет звёздному десанту, чем-то лучше его. Нет. Просто судьба.
  
   Опять заходили в транспорт люди, прощались с новыми друзьями дети, но не было того страха, пропитывающего воздух: они уезжали домой, где всё было привычно и знакомо. На этот раз все поместились в один корабль: места хватало. В прошлый раз не хватало времени - не успевал один транспорт несколько раз сесть, теперь несколько раз и не нужно. Генрих стоял в стороне от входа и наблюдал: по традиции он должен был подняться на борт последним, а в Империи уважали чужие традиции.
  -Генрих! - Он обернулся. К нему бежала Майда: в том же комбинезоне, в каком он её помнил, с оружием и рюкзаком, раскрасневшаяся и растрёпанная. - Я только что с площадки, хотела вас увидеть. Вы помните, что должны мне мороженое? Я узнаю новый адрес и залечу за ним как-нибудь.
   У него могла бы быть такая дочка, если бы Вера согласилась семнадцать лет тому назад. Впрочем, такой, конечно, быть не могло.
  -А я ждал, что ты здесь за ним зайдёшь.
  -Я хотела, только мне даже выспаться не дали: с рассветом уже погнали с очередным поручением! А вам уже пора, очень жалко. Я понимаю, что связаться со мной будет нелегко, так что пишите - старый способ, но надёжный.
  -Хорошо, Майда.
  -Я рада. Возьмите, здесь адрес и ещё одна штука - вам должна понравиться, - девочка протянула ему коробку, - Счастливо!
   Она убежала, не оборачиваясь, и Александр тронул его за плечо:
  -Хорошая подруга, да, Генрих? Идите, вам действительно пора.
   Герих последний раз бросил взгляд на маленькую фигурку, уже почти исчезнувшую в кустах, и вспомнил её под струями тропического ливня...
  -Спасибо и ей, и вам, Александр. Я очень вам всем благодарен.
   Инструктор улыбнулся и слегка подтолкнул Дэйна к транспорту. Генрих поднялся по трапу, обернулся и, последний раз встретившись взглядом с Александром, понял, что этот полуимперский парень знает, как сжалось его сердце. Наверное, у Алексндра тоже были дети; может быть, даже взрослые дети, вот так же убегавшие по дорожке в неизвестность.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"