Джемисон Кэтти: другие произведения.

Хорошо ли живётся лордам?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Легенды разведки"


   0x08 graphic
   Пламя зашипело и выкинуло синий язычок навстречу выплеснутому в камин винному осадку. Холодный горный ветер рвался в огромный зал когда-то роскошного замка Ниассиор.
   -Мой лорд, вернулся гонец.
   Лорд безразлично кивнул и жестом приказал: "Впусти". Оруженосец метнулся выполнять; давно несмазанная дверь зловеще заскрипела. Лорд зло выругался и плотнее завернулся в плащ - новая струя ледяного воздуха была совсем некстати.
   -Мой лорд... - гонец, измученный и продрогший, в изорванном плаще, опустился на колено, держа в вытянутой руке свёрнутый пергамент.
   -Благодарю. Керос, накорми и согрей. Да не забудь потом растопить камин в башне. Идите.
   Командир крепости Ниассиор опять невидяще уставился в огонь. Он и не вскрывая письма знал, о чём было слово князя. Недоумок! Сын крота, зачатый в канаве! Зачем нужен ему Ниассиор? Три башни, две стены, да куча дыр! Почему нужно терять людей, и уже вот скоро три месяца оборонять рассыпающийся даже от дождя замок, который не удержать всё равно! Если бы здесь не было перевала... если бы хоть окружить крепость было невозможно, тогда, тогда ещё может быть... И если бы под стенами не стояли лорд Ивар-Тиррн, правая рука короля Хитоэрн, и Иртион Алтомирэ, лучший полководец Вэйзорт, во главе чуть ли не половины своих войск... Лорд застонал и сжал виски ледяными ладонями. Риол-Тар не впервые терпел поражение, хотя в последние годы такое случалось с ним крайне редко, но присутствие среди осаждающих Ивар-Тиррна и Иртиона оказалось слишком тяжёлой новостью. Как они увязли! И без малейшей надежды на успех! Ну почему, духи моря, почему всем троим властителям понадобилась именно эта крепость? Лорд тряхнул каштановыми кудрями, сломал печать и принялся читать обильно пересыпанное проклятьями письмо.
   В то же время или, быть может, часом позже, Иртион и Ивар-Тиррн в почти насквозь промокшем шатре разглядывали порывающуюся улететь карту. Плотная бумага была придавлена лампой, ножом и шлемом - свободный конец хлопал по шаткому столу. Полководцы переговаривались короткими фразами, как люди, слишком хорошо знающие друг друга для того, чтобы каждое брошенное слово нуждалось в разъяснении, но беседы совсем не было слышно за завыванием ветра и дождя. Полог шатра рванулся внутрь, Иртион не спеша подвязал его снова, аккуратно свернул карту и убрал её в кожаный чехол.
   -Сколько на это не смотри - лучше не станет: крепость брать нельзя.
   -Быть может ты сам объяснишь это повелителю Вэйзорт? - Ивар-Тиррн устало провёл рукой по лицу и улёгся на сложеную попону, - И моему королю заодно...
   -Не можем же мы действительно устроить ему Колесо Огня... - Иртион усмехнулся, как будто в самой долгой казни Храма Солнц было что-то забавное, - Хотя хорошо бы конечно... Но лично я лучше просижу здесь до конца жизни, если понадобится.
   -Можешь представить себе, я тоже. Тем более, что королю нужна его голова. Отдельно от тела и, желательно, не слишком обезображенная.
   -Так всё-таки, что делать?
   -С каких пор ты спрашиваешь совета?
   -Ты этому радоваться должен!
   -Спать. Последние сутки вынули из меня душу.
   -Подожди, успеешь ещё. А что, если мы всё-таки решим брать Ниассиор?
   -Положим тут половину войска. Риол-Тар не зря заперся в той башне. Прямо над рекой, да в сезон дождей... И драться он будет так, что я лучше утоплюсь в водопаде, чем первым полезу на стену.
   -Ну, крепость-то он, положим, всё равно сдаст, если хорошенько попросить...
   -Это возвращает нас назад, рыцарь Иртион Алтомирэ. Отстань, я спать хочу. Иди к своим и поставь их в круговую оборону на всякий случай.
   -Твоего совета дожидался... - проворчал Иртион, но вышел из шатра навстречу дождю. От соседнего костра под камышёвым навесом ему навстречу немедленно вскочил оруженосец Ивар-Тиррна. Иртион махнул рукой - ещё провожатых ему не хватало - и сполз вниз по мокрому глинистому склону; колючая ветка хлестнула его по лицу, оставив на щеке глубокую царапину. Иртион зло выругался и, назло дождю, сорвал с плеч мешающий плащ: вымокнуть больше всё равно было сложно. Рыцарь Алтомирэ, уже получил под стенами Ниассиора большинство причитающихся ему за годы беспорочной службы неприятностей, и это, по всей видимости, был далеко не конец. Риол-Тар - сдаст он крепость или нет - уйдёт отсюда живым, в этом сомневаться не приходится. Ивар-Тиррну, в котором Повелитель Хитоэрн души не чает, сойдёт с рук даже полный разгром, не говоря уж об отсутствии какого-то там пленника. А вот рыцарь-советник Иртион, которого в Вэйзорте терпят лишь потому, что он ни разу ещё не явился в столицу побеждённым, ни в поединке, ни в бою, ни даже в закулисной интриге, вполне может поиметь с осады Ниассиора все вообразимые кары, начиная с простой ссылки, и кончая публичной казнью через колесование. Глинистый каток под ногами вдруг уехал в сторону, рыцарь упал и преодолел последнюю часть спуска кувырком. Да-а, а ещё минуту назад казалось, что хуже некуда... и именно в этот момент, ослепительная, словно молния, расколовшая где-то рядом липкую пелену дождя, к Иртиону явилась идея.

***

   -Я просто хочу удостовериться, что ты не сошёл с ума. Впрочем нет, ты устраиваешь такие спектакли не реже десятка раз в месяц.
   -Может быть у мудрого и дальновидного полководца найдутся другие предложения? - осведомился Иртион. В другое время он выразился бы ещё резче, но пронзительный холод бессонной ночи, полученная всего полчаса назад при пробном штурме крепости рана, неизбежная при потере крови усталость и, главное, несомненное сочувствие Ивар-Тиррна, только что вырезавшего из его бедра трёхзубый стальной наконечник, несколько смягчили обычно-мерзкий характер рыцаря-советника.
   -Быть может. А в твоём плане я вижу две мели. Вот скажи например, как сообщить его Риол-Тару?
   -Ну это я берусь. Рана подживёт...
   -Ты полезешь по стене с ножом в зубах? Хромой? В дождь? А полезешь именно ты - я такими глупостями не занимаюсь.
   -Иногда я удивляюсь, как ты вообще можешь кем-то командовать, - задумчиво сообщил Иртион, - И не хватайся за оружие; честь - слишком сильное слово, чтобы бросаться им в каждой случайной дуэли. Конечно, я никуда не полезу. Поеду парламентёром с предложением сдачи. А боишься за мою голову - пошлём Вар-Алда. Кроме нас троих Риол-Тар ни с кем не заговорит, и будет прав.
   -Хорошо, пусть так... А что скажет тебе Властелин в таком случае?
   -Будет много угроз и, скорее всего, недолгая ссылка. Куда лучше, чем любой другой исход.
   -А споют ли нам ветры что-нибудь об утерянной голове? Нет, ты лежи, ещё кровь идёт.
   -Не думаю, хотя только духи юга могут предугадать, что взбредёт ему в голову. Но как бы не бесился Властелин, я ему живой пригожусь, и это отлично понимает и весь двор, и он сам. Побушует, снесёт десяток кончностей и успокоится.
   -Ну что ж, считай, что ты меня убедил. Попробуем. Выжидаем десяток дней, проводим несколько атак, потом присылаем парламентёра. Останься здесь пока, и не вздумай вставать.
   -Раскомандовался, любимец солнц! Скажи там моему оруженосцу, чтобы утёр сопли и отправлялся в лагерь!
   Полководец Повелителя Хитоэрн, не удостоив союзника ответом, передал ему лампу и, пригнувшись, вышел из шатра. Ничуть не потеплевший со вчерашнего дня ветер ворвался в щель; Ивар-Тиррн, зная, что Алтомирэ сейчас замерзал бы и в более тёплом помещении, крепко затянул вход.
   -Мой лорд... - Ивар-Тиррн с некоторым злорадством подумал, что юноша, ожидающий у двери, не имеет к самоуверенному Иртиону никакого отношения.
   -Говори. И не стоит ждать меня на ветру.
   -Мой лорд, завтрак ждёт. Я не хотел прерывать вашей беседы.
   -Молодец. Но в следующий раз можешь заходить. Где оруженосец рыцаря Алтомирэ?
   -В лагере, полагаю. Я осмелился сказать ему, что здесь он пользы не принесёт - он и сам едва держался на ногах - а когда он стал спорить, солгал, что это твой приказ.
   Парень явно ждал нагоняя, и это показывало, как недавно он служит Ивар-Тиррну: требовательный во многом лорд никогда не казнил за послужившую полезному делу инициативу, в какой бы форме она не проявилась.
   -Хорошо. Он ранен?
   -Нет, но...
   -Прекрасно, это всё что я хотел слышать. Ты можешь поесть со мной, если голоден.
   Юноша удивлённо взглянул на лорда и, удостоверившись, что тот не шутит, нерешительно прижал руку к груди в знак благодарности.

***

   Лорд Риол Тар метался по залу, словно загнанная в угол шаровая молния, и опасность для растапливающего камин оруженосца представлял ничуть не меньшую - боевой кинжал с лезвием в локоть длиной то и дело втыкался в единственную в комнате деревянную балку, расположенную, по несчастной случайности, над головой Кероса. Оруженосец, как и подобало, не обращал на зловещий шепоток лезвия видимого внимания, но всякий раз отвлекался, что сильно мешало ему разжечь сырые дрова.
   -Долго ещё ты будешь возиться?
   -Дерево промокло насквозь, мой лорд.
   -И почему у тебя на всё есть оправдание? Подвинься и учись!
   Огонь занялся поленьями с видимой неохотой, но вскоре, осмелев, начал облизывать самое сырое бревно, и лорд, отодвинувшись, отёр руки о плащ.
   -Что мы будем делать, Керос, как ты думаешь?
   -Я буду сражаться за тебя, мой лорд.
   Риол Тар громко шлёпнул ладонью по облицовке камина - оруженосец вздрогнул - и с усилием выдернул кинжал из глубокой щели в дереве.
   -Ты храбрый парень, Керос, но ничего не смыслишь ни в войне, ни в политике. И, что ещё хуже, тебе даже не приходит в голову подумать прежде, чем отвечать. Не трудись перебивать! Как долго мы сможем здесь драться? Ниассиор не окружён со всех сторон света только потому, что на западе - скала! К весне мы будем голодать, а дожди закончатся! И исход?
   -Прости, мой лорд, я устал и, возможно, недостаточно внимателен.
   Риол-Тар сокрушённо вздохнул.
   -Иди отдыхай. Или лучше останься здесь - среди ночи разбужу.
   -Быть может, лорд, несколько часов сна и тебе не повредят.
   Звонкий подзатыльник лорда имел цель скорее педагогическую, чем юридическую: "преступник" смущённо пробормотал извинение, но едва ли был достаточно наказан.
   -Много лучше. Ложись и не мешай мне ни советами, ни болтовнёй. Да не забудь снять кольчугу! Спать в доспехе почётно, но неудобно... Ты, кажется, хочешь что-то возразить?
   Но если Керос и имел что сказать, он не счёл нужным заявить об этом, а только послушно разделся, лёг к камину, завернувшись в плащ, и немедленно уснул под завывание непогоды.

***

   -Ох, только тебя мне и не хватало! - рыцарь-советник со сдавленным стоном откинулся на свёрнутый войлок подстилки и закрыл ладонью глаза.
   -Я принёс тебе отвар, рыцарь.
   -Этой дрянью пусть травятся лошади! Поставь в угол. И садись, будешь писать письмо.
   -Надо пить, пока горячее, мой господин.
   -Уговорил... - Иртион принял из рук оруженосца рог и, морщась, глотнул душистого варева, - Но пергамент всё-таки достань.
   Юноша присел на корточки и принялся копаться в седельной сумке. Рыцарь перевернулся на бок и, скрипнув зубами, приподнялся на локте. Оруженосец сочувственно вздохнул.
   -Не оплакивай раньше времени... он завёрнут в плащ, да, в этот... По такой погоде всё медленно заживает. Нашёл?
   -Да, рыцарь.
   -Хороший мальчик... - юношу передёрнуло от такого обращения, но Иртион не соизволил обратить на это внимание, - Пиши: "Жизнь моя, не далее, как вчера я нашёл путь к примирению со всеми нашими друзьями. Не думаю, что подробное описание переговоров доставит тебе радость, так как то же самое ты услышишь от нашей красавицы гораздо раньше, чем получишь моё письмо. Надеюсь, она не будет на меня обижена, хотя неудобства, которые ей придётся вытерпеть, значительно превышают те, которых я ей желаю. Мне не хотелось бы отдавать её ни рыцарям, ни принцам Хитоэрн, ни даже Властелину. Однако, несмотря на то, что она не питает особой страсти ни к одному из командоров моего, равно как и дружественного нам, войска, придётся обвенчать её с одним из них по закону предков, под огненным колесом. О прочих, безуспешно добивающихся её души и рук, я позабочусь: не думаю, что их жажада мести будет сильнее нашей учтивости и искренности." Закончил? Давай сюда, я подпишу.
   -Мой рыцарь, о какой даме идёт речь? - с любопытством, но без особого азарта спросил оруженосец.
   -Тебя погубят круглые глаза... - Иртион обмакнул стек в чернила и вывел сложную роспись, - Дочь лорда Сиад-Тиррна, моего дяди... может слышал? Красавица, что и говорить... Не хочешь поймать удачу?
   -О нет, благодарю!
   -Жаль... а я бы произвёл тебя в рыцари ради этого, успеешь ещё заслужить... Отошли со следующим гонцом в столицу, пусть отвезёт ко мне в Зелёные Холмы и передаст сестре. Да, пока ты здесь, - юноша, направившийся было к выходу, остановился, - Не забудь проверить оружие, завтра, возможно, отправлю тебя в бой.
  

***

   Десять штурмов было предпринято и отбито, прежде чем проливные дожди сменились мелкой моросью. Почва раскисла окончательно, и даже старые, почти развалившиеся укрепления Ниассиора казались желанным убежишем ютившимся в шатрах и шалашах солдатам. Лодр Ивар-Тиррн, кипящий энергией и идеями, руководил войсками; его дозоры уже успели перехватить почти десяток гонцов в обе стороны, а отряд рыцаря Вар-Алда взял угловую башню, где немедленно разместили раненых и припасы. Иртион, измученный воспалившейся раной, почти не выходил из шатра и срывал зло на оруженосце, который сносил придирки своего рыцаря со спокойствием, выдававшем богатую практику. Осаждённые скрывались за стенами. Лорд Риол-Тар организовал оборону безупречно, но ни одной попытки прорвать окружение не сделал. Однако в день очередного перемирия он снизошёл до переговоров.
   -Мой лорд, прибыл гонец из Ниассиора!
   -Благодарю, Энлад. Проводи его сюда, и сходи за рыцарем Алтомирэ... да не торопись, гонец подождёт.
   -Готов служить, лорд!
   Ивар-Тиррн рассеянно кивнул, оглядываясь в поисках пергамента, и жестом отпустил оруженосца. С какой стати мальчишка с таким рвением исполнял его приказы, оставалось загадкой, но тайна была не из тех, над которыми следовало ломать голову.
   Парламентёр оказался рыцарем Дарвейном - высоким, много повидавшим воином, чьи оранжево-жёлтые цвета выглядели несколько неуместно среди мутно-серой непогоды. Лорд едва заметно вздохнул: у Риол-Тара хватило ума прислать сюда единственного из своих подчинённых, кто не симпатизировал командиру. Впрочем, может оно и к лучшему. Слегка поклонившись, Ивар-Тиррн указал гостю на раскиданные по полу подушки, но сам остался стоять, чем лишил Дарвейна возможности воспользоваться приглашением. Выводить рыцаря из себя раньше времени было неразумно, но немного разозлить его стоило.
   Иртион явился в шатёр достаточно быстро, хотя и сильно опираясь на гладкую тростниковую палку. Ненавидевший костыли, но, несмотря на жёсткую повязку, вынужденный ими пользоваться, рыцарь-советник Властелина Вэйзорт буквально кипел от злости, вызванной собственной слабостью. Ивар-Тиррн невольно пересёкся взглядом с союзником: глаза Алтомирэ, внимательные, яростные и неподвижные, словно у охотящейся кошки, доверия не внушали, и лорд Хитоэрн слегка вздрогнул, представив себе, во что превратятся переговоры, если Иртиона вовремя не остановят.
   -Итак, Риол-Тару, наконец, надоело оборонять эту дыру! - без предисловия заявил Алтомирэ, не соизолив ни поклониться, ни даже поздороваться, - Клянусь оружием, вовремя!
   -Сдаётся мне, тебе ещё больше надоело осаждать её, рыцарь, - немедленно парировал Дарвейн, - Беспокоит ли тебя рана?
   -Благодарю, не слишком, - Иртион весело усмехнулся вместо того чтобы вспылить, и Ивар-Тиррн немедленно вспомнил, что рыцарь Алтомирэ даёт волю чувствам лишь в тех случаях, когда ему это выгодно. А вот имитировать их умеет мастерски, надо отдать ему должное, - И в свою очередь надеюсь, что вы не слишком замерзаете в башнях.
   Ивар-Тиррн сел, рассчитывая, что гости последуют его примеру, а значит, Иртион, вынужденный сдерживать боль, на время замолчит и даст лорду Хитоэрн возможность высказаться, никого не перебивая. Так оно и получилось, хотя Алтомирэ наградил союзника сумрачным взглядом, должным означать, что кто-кто, а он прекрасно понял суть "интриги".
   -Душа моя полна радости от того, что переговоры наконец-то состоялись, - начал Ивар-Тиррн подчёркнуто нейтральным тоном, - Я и сам собирался послать в Ниассиор гонца. Полагаю, сегодня мы будем обсуждать условия сдачи крепости?
   Дарвейн судорожно вздохнул, и Иртион решил облегчить ему "признание".
   -Нет никаких сомнений, что решение это принёс солнечный ветер, ибо только мудрый полководец способен последовать совету не губить зря цвет рыцарства.
   От этой излишне напыщенной и весьма двусмысленно сформулированной фразы парламентёру явно стало легче дышать, и Ивар-Тиррн в очередной раз поразился, как легко даётся Иртиону лесть. Это надо же умудриться, ничего особенного не сказав, уведомить собеседника, что его командир дурак, но с таким помощником как вышеуказанный собеседник способен своротить горы.
   -Рыцарям будет оставлено оружие, воинам - знамёна; войска Вэйзорт и Хитоэрн не помешают вам на пути домой. - торжественно произнёс Ивар-Тиррн, перехватывая инициативу, - Ни Властелин Вэйзорт, ни мой король не хотят терять своих солдат там, где кровь войны смывает свет мира, но крепость и перевал должны быть свободны для объединённых армий до исчезновения ночного солнца.
   Дарвейн коротко поклонился противникам - условия были разумно почётны, хотя по сути означали поражение. Впрочем, основное решение всё равно принимал лорд.
   -Однако лорд Риол-Тар, а равно двое из его людей, кого он пожелает оставить при себе, останутся здесь вплоть до того, как их судьбы будут решены нашими повелителями и храмом солнц.
   -Жизнь лорда не в моей руке, однако, видя в нём благородного рыцаря и достойного противника, я буду говорить в защиту его чести, - негромко добавил побледневший Иртион. Парламентёр, напрягшийся было при последнем условии, опять разомлел - рыцарь-советник так оттенил описание Риол-Тара, что стало ясно - он щадит его исключительно Дарвейна ради.
   -Я передам лорду ваши условия, - сообщил парламентёр, вставая. Ивар-Тиррн тут же поднялся следом, Иртион остался сидеть.
   -В ожидании ответа пройдёт ночь и день, - полуутвердительно сказал Ивар-Тиррн, давая Дарвейну шанс изменить время, но рыцарь только кивнул.
   Иртион резко вскочил, поклонился и вышел из шатра. Дарвейн проводил его недоумевающим взглядом, но тут же сообразил, в чём дело, развернулся к Ивар-Тиррну и принял у него пергамент с изложением требований Вэйзорта и Хитоэрн, к которому так и не было добавлено ни строки в ходе переговоров.
  

***

   Условия были приняты, день освобождения Ниассиора назначен на день последнего солнца, в стане союзников торжествовали победу и даже дождь, казалось, потеплел, а шалаши отсыревали медленнее. Несмотря на это, настроение Иртиона было вовсе не праздничным, а Ивар-Тиррн, порвав пятнадцатое письмо своему королю, сделался необычайно мрачен. Ошарашенный подобной переменой Энлад неоднократно пытался предложить лорду себя в качестве поверенного, а ко дню сдачи крепости был готов вообще на всё, лишь бы вывести рыцаря из несвойственной тому апатии. Оруженосец Иртиона, которому было не впервой, лишь заставлял рыцаря-советника пить лекарственные снадобья, да менять повязки, уповая на недолговечность духовных ран. Вар-Алд, также слегка сбитый с толку, приписал раздражительность полководцев ссоре, в которую счёл за благо не лезть. Более же никто в святая святых командующих - их личные тайны - допущен не был.
   В стенах Ниассиора всё происходило с точностью до наоборот: гарнизон хмуро прощался с обжитыми стенами, гордые рыцари напивались с горя, понурые кони обречённо жевали жухлое сено, и лишь Риол-Тар был, по обыкновению, весел, резок и спокоен: отчитывал за неначищенное оружие, осматривал неважные теперь укрепления, писал что-то, запершись в самой верхней комнате башни, и насмехался над измученным горем Керосом. Оруженосец напрасно умолял лорда взять его с собой в плен и, вероятно, на смерть - Риол-Тар был непреклонен, и только повторял: "Ещё успеешь, не торопись." В спутники себе он выбрал двоих ничем не примечательных воинов, даже не рыцарей; они были хорошего рода и храбры, но не более. Назначенный день всё приближался; Керос, не находя себе места, старался не показываться на глаза лорду - напрасно: Риол-Тар, не много упускавший во вверенном ему гарнизоне, понимающе усмехался, ловя отрешенный взгляд оруженосца, но брать его с собой не желал. Он бы, наверное, так и не поменял решения до конца, если бы не случай.
   -Мой лорд...
   -Что опять, Керос? - оруженосец выглядел странно счастливым, и Риол-Тар даже подумал, уж не исчезла ли вражеская армия, в одночасье унесённая горными ветрами?
   -Пранис сломал ногу, упав с галереи, а потому не сможет сопровождать тебя.
   -Ах вот оно что... Не ты ли ему помог? Что за галерея? Восточная?
   -Да, мой лорд.
   Риол-Тар нахмурился. Восточная галерея, с её расшатанными настилами и сбитыми ограждениями, была вполне вероятным местом для несчастного случая, и винить Кероса в несчастье было глупо, но это падение вынуждало лорда искать нового попутчика. На этот раз, однако, особого выбора не было: второй раз отказать оруженосцу было бы оскорблением похуже публичной порки. Не то, чтобы лорд боялся мальчишки, но умоляющий взгляд Кероса и сам по себе был весомым аргументом.
   -Похоже боги с тобой на этот раз. Готовься ехать, и оставь оружие. Рад?
   Керос молча свалился на колено и прижал ладони к груди: говорить он не мог. Риол-Тар прикусил губу.
   -Ладно, иди. Я бы взял тебя сразу, если бы не думал, что в войске от толкового парня больше проку, чем за решёткой. Но слово сказано, и исправлять нечего. Думаю, ты будешь держаться достойно. Я прав?
   -Я не посрамлю твоего герба, - глуховато ответил Керос. Лорд потрепал его по светлым волосам, сдвинув капюшон; Керос ещё ниже склонил голову.
   -Скорее всего, так оно и будет. Останься и погаси камин, сегодня нам здесь не ночевать. Я жду тебя во дворе.
   -Да, мой лорд.
   Керос так и не поднялся на ноги, даже не проводил лорда взглядом, как делал это обычно, но Риол-Тар и не настаивал. Оруженосцу нужно было выплакаться или хотя бы побыть одному, а командир, если он, конечно, настоящий командир, не должен видеть слабость своих солдат, либо позволять им быть свидетелями своей.
  

***

   Армия оставляла крепость. Знамёна - гордость и слава войск - уныло раскачивались на древках, впитывая мелкие капли, лишённые оружия и доспеха воины брели под дождём, изо всех сил стараясь сохранить гордый вид. Рыцари, которым оружие было оставлено, тоже не испытавали особой радости, но держались свободнее, возможно потому, что на них смотрели. В сотне шагов от ворот Риол-Тар взмахнул рукой, останавливая людей, и жестом подозвал Дарвейна.
   -Мы неплохо сражались эти месяцы, а удача - не всегда спутница достойнейшего! - голос лорда прокатился над зелёными склонами, отразившись от стен ущелья, и воины невольно подняли головы, - Мы служили Повелителю и нашей чести, а что до побед, то пускай судят боги! Благодарю вас всех за доблесть и отвагу, проявленную в Ниассиоре. Да будет лёгким ваш путь домой! Рыцарь Дарвейн Галттро-Альдорэ! Я вверяю тебе этих людей, и будет твоя жизнь порукой за их кровь, твоя честь - порукой за их жизни!
   Дарвейн преклонил колени, принял из рук лорда кулон военачальника и, поднявшись, повёл своего коня к узкой тропе перевала. Глухо зазвенели маршевые бубны, солдаты, промедлив мнгновение, двинулись за своим новым командиром. Риол-Тар ждал. И лишь когда звон марша превратился в неясный ропот, стёр с лица дождевые капли и обернулся. Керос смотрел на едва видный в тумане Ниассиор. Ралгор сумрачно теребил завязки на рукаве.
   -Пора. Не вздумай подать там голос, Керос.
   -Мой лорд...
   -Керос, я достаточно понятно объяснил, верно? Даже если на твой род будут призываться проклятия богов, даже если твою честь смешают с грязью, ты будешь молчать, потому что это мой приказ.
   -Да, мой лорд.
   -Прекрасно. Ралгор, я и для тебя это говорю.
   -Да, лорд.
   Риол-Тар улыбнулся и не торопясь пошёл вниз по скользкой глинистой тропе.
   Иртион, прищурившись, смотрел вверх. Лорд Ивар-Тиррн во главе передового отряда уехал в Ниассиор занимать крепость и расставлять посты, а на долю его ограничено подвижного союзника выпало встречать знатного пленника.
   -Мой рыцарь...
   -Опять твои снадобья... Пожалуй, мне следует благодарить судьбу за то, что ты не приволок их на переговоры... - Иртион глотнул дымящегося варева и снова взглянул на тропу. В долину спускались три чёрные точки. - Готовься встречать пленных. Оруженосцев, или кого он там приволок, запрёшь в верхней комнате башни, а с лордом мы поговорим.
   -Прислать конвой? - деловито осведомился юноша, давно уже исполнявший при своём рыцаре разнообразнейшие роли, от курьера до писаря.
   -Это не повредит. Расставь их вокруг шатра, десятка человек должно хватить.
   Оруженосец поклонился и исчез. Иртион зло сплюнул и облакотился плечом на опору шатра. Он чувствовал себя на редкость мерзко: лихорадка не давала сосредоточиться, а нога почти не двигалась, хотя рана - благодарение всем богам - уже не гноилась и начала подживать.
  

***

   Верхняя комната башни - тесная клетка с узкими зарешётченными окнами - давно не использовалась по назначению. Построена она была как тюрьма для знатных преступников, но таковых в Ниассиоре не было с тех пор, когда столицу княжества перенесли ближе к морю. Следующие сто лет комнату загромождали ненужным хламом: во время многочисленных осад там держали оружие, в более мирные времена - драгоценные ковры или вино. Риол-Тар распорядился забрать из комнаты всё ценное - стоящую на отшибе башню нельзя было удержать, Ивар-Тиррн, известный нездоровым стремлением к чистоте, велел её вымыть, а Алтомирэ отправил туда двух пленников, которые, увы, не были ни знатными заложниками, ни преступниками.
   В ясные дни вид из окна открывался изумительный: вся долина, до самых скалистых хребтов, была видна чётко, словно вмурованная в янтарь мушка. Облака проплывали совсем рядом, казалось, их можно потрогать рукой, а густая сочная зелень радугой переливалась над искрящимся водопадом. К сожалению, дожди не прекращались с осени, и Керос, мрачно вглядывающийся в белую муть, был лишён даже того сомнительного утешения, которое хладнокровные люди находят в созерцании пейзажей. Более философски настроенный, а может быть просто менее привязанный к лорду Ралгор давно спал, завернувшись в принесённые заботливым стражником одеяла.
   Оруженосец ожесточённо трепал конец ремня. У него не шёл из головы злой взгляд Иртиона Алтомирэ. Что, во имя солнц, он надумает? На прошлом турнире они с Риол-Таром сильно повздорили, и дело дошло до дуэли. А теперь лорд сам отдался ему в руки! И как ещё! Связав себя словом! Да если его всего лишь повесят, значит боги благосклонны к лорду так, как ни к кому больше!
   Керос уронил голову в колени и тихонько всхлипнул. Сонному Ралгору всё равно, а лорд не узнает. Он вообще ничего не узнает больше про вернейшего из своих воинов, разве что ободряюще глянет с эшафота. В карих глазах сверкнут знакомые искорки, упрямо взметнётся вверх подбородок, искривятся в усмешке губы, и покатится на мокрую глину голова... впрочем нет, никогда в жизни не позволят ему умереть так легко!
   За окном торжествующе завывал ветер. Дождь становился всё сильнее, случайные капли тяжело шлёпали по полу камеры, разбрызгиваясь маленькими фонтанчиками. Керос наконец замёрз и отодвинулся от окна, плотнее заворачиваясь в одеяло. Кто-то загремел засовом; оруженосец машинально протёр глаза. Ралгор даже не пошевелился. В комнату скользнул юноша в цветах Ивар-Тиррна, не торопясь закрыл дверь, вытащил из мешка хлеб, толстые ломти жареного мяса и кожаную флягу.
   -Мой лорд велел вас накормить.
   -Благодарю, - сухо сказал Керос.
   Юноша улыбнулся. Легко и весело, радуясь победе, жизни и нелёгкой службе у справедливого лорда. Судьба Риол-Тара ему была, разумеется, неинтересна. А может быть он предвкушал занимательное зрелище.
   -Свелой ночи и скорго рассвета, - издевательски пожелал он самым доброжелательным тоном и потянул на себя дверь.
   Керос, верный данному слову, промолчал, хотя слова рвались из горла.
  

***

   Лорд Риол-Тар, разумеется, не оказал ни малейшего сопротивления командиру конвоя, потребовавшему оружие: он равнодушно швырнул в дёрн кинжал и проследовал в шатёр. Солдаты без особого энтузиазма расположились вокруг палатки, лорд Алтомирэ преувеличенно учтивым жестом пропустил пленника внутрь, бросил: "Пропустить Ивар-Тиррна, и только его," - и в свою очередь скрылся за пологом. Солдаты, ворча и тихо переругиваясь, пытались спрятаться от мелких капель под кожаными доспехами, кто-то наиболее разумный развёл костёр и поставил греться воду.
   -Рад видеть доблестного рыцаря, - негромко сказал Риол-Тар на быстром, но маловразумительном валлихтьер, оглядывая жилище победителя.
   -Взаимно. Располагайся. Подождём Ивар-Тиррна.
   Риол-Тар сел к огню и стянул куртку - кольчуга тускло блестнула красным. Иртион со вздохом откинулся на залежь подушек.
   -Налей себе чего-нибудь. Вон там, в углу, было вино.
   -Ты будешь?
   -Позже. А тебе оно нескоро перепадёт ещё раз, так что не упускай случая.
   Риол-Тар натянуто улыбнулся. Мрачные "пророчества" рыцаря Алтомирэ не пользовались успехом даже в мирное время на весёлых турнирах трёх княжеств. Полог шатра судорожно дёрнулся и завалился внутрь, Ивар-Тиррн, пригнувшись, вошёл и сел к очагу, даже не сняв плаща.
   -Как вы выдержали пять месяцев на этих башнях, там же снегу по колено!
   -Замёрз?
   -Как видишь.
   -Тогда закрой дверь, - буркнул Иртион, не делая попыток подняться. Лорд Хитоэрн, путаясь в плаще, повернулся зашнуровать вход, потерял равновесие и упал на локоть. Смешок Риол-Тара в наступившей тишине был слышен достаточно отчётливо, но союзники предпочли его не заметить. Ивар-Тиррн справился с пологом и вернулся к огню.
   -Сначала дело? - предложил он.
   -Конечно.
   -Ради нашего родства и старой дружбы, твоя голова отправится в ту крысиную дыру, которую вы зовёте столицей, не в корзине.
   -А в мешке, - дополнил Иртион.
   -Но до конца жизни ты, как верная жена, - лорд Алтомирэ поперхнулся, и Ивар-Тиррн, увлечённый собственной речью, бросил на него укоризненный взгляд, - будешь носить моё имя и имя моего короля. Кроме того, тебя выпорют плетьми на главной площади Ниассиора.
   -Замёрзну, - прокомментировал Риол-Тар.
   -Не паясничай, а то кого-то придётся сжечь.
   -Больше не буду, - согласился лорд. - В столицу меня отправят из Вэйзорсара?
   -Нет, отсюда.
   Риол-Тар удивлённо вскинул голову.
   -Казнь состоится завтра в полдень, чтобы тебе было теплее. Я не хочу дразнить своего повелителя видом крови, да и Иртиону не стоит этого делать, поэтому уедешь ты отсюда. Завтра же. Всё, обсуждение закончено.
   -Закончено, так закончено. Возьмёте под стражу?
   -Зачем? - Иртион отстегнул с пояса флягу и, морщась, глотнул разбавленного вином лекартсва, - Ты дал мне слово. Так что ночь проведёшь в относительном уюте.
   Риол-Тар пристально посмотрел на Алтомирэ, и, убедившись что в его словах не было никакого подтекста, согласно кивнул. Ивар-Тиррн перелил вино из бурдюка в котелок. Дождь зарядил с новой силой - слышно было, как капли барабанят по натянутой коже и шипят, попадая на горячие угли. От костра стражи доносилась сдержанная перебранка.
   -Отпусти конвой тогда.
   -Не подумаю даже.
   -У нас есть планы на отдалённое будущее? - спросил Ивар-Тиррн, пристраивая котелок над огнём.
   -У меня нет, а у него и не было никогда, - отозвался Риол-Тар, стягивая кольчугу. Иртион презрительно усмехнулся, но обвинения не опроверг.
   -Тогда давайте посплетничаем. Лорд, твой удар первый. Пергамент и перья в серой сумке: рисуй карту.
  

***

   -Опять дождь, - мрачно заметил Риол-Тар, пытаясь побриться с помощью ледяной воды, едкого мыла и острого, но на редкость неудобного ножа.
   -А ты надеялся, что ради тебя сюда заглянет солнышко? - спросил Иртион, заматывая повязку.
   -Ну, раз ради вас оно не явилось...
   -Не плещи грязную воду на ковёр.
   -Куда в таком случае прикажешь её девать?
   Иртион усмехнулся. Риол-Тар, додумав невысказанное предложение, фыркнул и чуть не порезался.
   -Светлое утро.
   -Светлое, но мокрое, - поправил Алтомирэ, разглядывая союзника. Отвратительно бодрый Ивар-Тиррн явно успел обойти посты и проверить всё, что нуждалось в проверке.
   -Да уж... Будем надеяться, к полудню разгуляется. Как выспался, лорд?
   -Ничего. Мост не смыло?
   -Нет пока. Волнуешься?
   -Вот ещё, - лорд покончил с бритьём, больше похожим на утончённую пытку, и с отвращением уронил нож в воду.
   Ивар-Тиррн положил руку ему на плечо, Риол-Тар, криво усмехнувшись, накрыл её своей, ещё мокрой, ладонью.
   -Всё в порядке. Спасибо за заботу.
   Нерешительно заскрёбшийся у входа Энлад принёс завтрак; Ивар-Тиррн выгнал его, сопроводив благодарным взглядом, за половину которого оруженосец был готов умереть трижды. Где-то вдали загрохотали и смолкли барабаны.
   -Твой мальчишка разбирается в ранах?
   -Керос? Не сказал бы... Но под моим чутким руководством, думаю, справится.
   -Никакого руководства не будет, - отрезал Иртион, вылавливая баранину из похлёбки, - До вечера ты много не наговоришь. Сами всё сделаем.
   -И как это будет выглядеть? - поинтересовался лорд.
   -Изощрённым издевательством, поверь уж мне на слово. Далее... Как дорога, союзник? Повозка пройдёт?
   -Эта осада не пошла тебе на пользу, - хладнокровно заметил Ивар-Тиррн, - Вчера по ней прошла армия, забыл? И не забивай лорду голову, сделай одолжение. Ему всё это знать не обязательно.
   -Почему? - удивился Риол-Тар.
   -Потому что мы не обязаны тебе докладываться, а Керосу надо дать шанс проявить инициативу. Ешь спокойно.
   Лорд пожал плечами и занялся завтраком. Рыцарь-советник несколько мнгновений рассматривал союзника, как будто пытаясь понять, что ещё он задумал, но не найдя в невозмутимом Ивар-Тиррне ни намёка на далекоидущие планы, тоже углубился в созерцание миски. Дождь равнодушно барабанил по пологу.
  

***

   Зная, что на него смотрит как минимум половина собравшихся, Иртион неподвижно стоял на галерее и делал вид, что поглащён приготовлениями к казни и злорадствует. На самом деле эта процедура занимала его не сильно: хорошо зная Риол-Тара, рыцарь отчётливо представлял себе, как она будет выглядеть. Кероса он знал хуже, и молоденький оруженосец поглощал теперь большую часть его внимания - парень держался уверенно, даже несколько нагло, но переживал, конечно, гораздо больше своего лорда. Ивар-Тиррн распоряжался "представлением", и делал это с блеском. Ему вообще удавались массовые спектакли: лорд никогда не забывал, кто где должен встать и какую реплику подать по ходу действия. Иртион, увереннее всего чувствовавший себя в одиночестве, этого не понимал.
   Риол-Тар, которого в наскоро склёпаных цепях, под усиленной охраной и без рубашки оставили замерзать на помосте посреди площади, сверлил невидящим взглядом покрывало мелкой мороси. С тёмных от дождя волос стекали на спину и плечи узкие струйки. Лорд был бледен и напряжён, как струна, но Иртион подозревал, что вовсе не душевные переживания, а холод был тому причиной. Если бы расправа над пленным происходила в большом городе, толпа со свистом, улюлюканьем и первеликим удовольствием закидала бы лорда разной гадостью по самую макушку. Риол-Тару повезло: гнилых овощей, тухлых яиц и прочих съестных припасов в распоряжении солдат не было, а немногочисленное местное население попряталось по домам во избежание неприятностей.
   Ивар-Тиррн отошёл к союзнику, театрально взмахнув рукой. "Стражи покоя" - самая бесполезная часть войска Вэйзорт, обласканная Властелином и Храмом Солнц за благочестие и повиновение, которых Иртион в нередкие периоды дурного настроения именовал "тупыми скотами", равнули цепи в стороны, палач деловито пнул Риол-Тара по ногам, и лорд рухнул на колени. Он попытался было подняться, но цепи, уже надетые на специальные крюки, держали надёжно, а сообразительный палач пристраивал сзади доску, мешающую отклониться назад.
   -Твоё изобретение? - одними губами поинтересовался Иртион.
   -Куда мне...
   -Да, тут нужен талант, - Алтомирэ отвлёкся от "захватывающего зрелища" и глянул на Кероса. Замерзающий Риол-Тар выглядел несколько менее измученным, - Тебе не кажется, что этот юноша тайно влюблён в своего покровителя?
   -Не удивлюсь, - сухо ответил Ивар-Тиррн.
   -Приди в себя, - посоветовал Иртион, - Твои же ребята смотрят.
   Смотрели не только солдаты Хитоэрн, смотрел ещё и лорд Риол-Тар. Поймал ищущий взгляд Ивар-Тиррна и улыбнулся. Раскалённая сталь коснулась кожи чуть пониже рыцарского знака, вверх и влево потянулся мутный дымок. Взгляд Риол-Тара стал стеклянным и невыразительным, тело напряглось, стали отчётливо видны мышцы. Иртион увидел, как вздрогнул Керос, и почти рассмеялся. Ивар-Тиррн сделал неопределённый жест рукой, палач убрал клеймо, а один из стражей скинул с помоста доску. Риол-Тар немедленно сел - в толпе послышались смешки.
   -Разумно, - признал Иртион, - Оставь, на коленях он уже постоял, хватит.
   Ивар-Тиррн не соизволил ответить. Тонко свистнула плеть, со знакомым глухим стуком ударила напряжённое тело, свистнула снова. Иртион не отвернулся, но взгляд отвёл, краем глаза отметил, что лорд Хитоэрн тоже смотрит в сторону, разозлился и принялся наблюдать. Пока всё шло неплохо, но жизнь уже не раз преподносила рыцарю-советнику сюрпризы, и не всегда они были приятными.
   Керос, бледный, как горный снег, вздрагивал от каждого удара, и похоже было, что позор лорда пригибал его к земле гораздо надёжнее любого другого средства. Риол-Тара ничего не интересовало. Алтомирэ узнавал этот взгляд, зацепившийся за мелочь: яркое перо, блестящую пластинку панциря, пятнистый камень в соседней стене, - гораздо легче было бы теперь убить лорда, чем заставить его отвлечься. Напряжённое молчание толпы уступило место сдержанному гулу, дождь накрапывал, как прежде целеустремлённо и неторопливо. Наконец Риол-Тар шатнулся вперёд и вцепился руками в цепи; следующий удар сбил его на бок - лорд попытался подняться и не смог.
   -Всё, - негромко сказал Иртион.
   -Иди, - разрешил Ивар-Тиррн, - Не убей его только.
   Рыцарь Алтомирэ не спеша спустился с галереи, на ходу раскручивая фляжку. Краем глаза он заметил, что Керос дёрнулся вперёд и замер, когда один из стражей вскинул лук. Иртион лениво взошёл на помост, ткнул лорда носком сапога - по телу Риол-Тара прошла волна судорожной дрожи - и, опустившись на колено, плеснул на ладонь крепчайшего спирта из фляги. Зажатая в кулаке мягкая ткань пропиталась мнгновенно, рыцарь-советник с силой прижал её к кровоточащим разрезам на спине своего пленника и повёл руку вниз, обильно смачивая кожу едкой жидкостью. Гул вокруг стих - такой жестокости от Иртиона, похоже, не ожидали. Впрочем, рыцарь-советник не собирался отчитываться перед кем бы то ни было, и уж тем более перед своими солдатами, да и мысли его были заняты совсем другим.
   Риол-Тар не потерял сознания, но погрузился в полузабытье, которое часто является единственным спасением от боли, и пришёл в себя полностью только когда холодная резко пахнущая ткань коснулась лба. Земля тряслась и шаталась. Тело сводило короткими болезненными судорогами, а от боли рябило в глазах, но он уже понял, что всё закончилось. Холодные капли дождя барабанили по шее и затылку. Спина явно была чем-то закрыта - лорд примерно представлял себе, как много радости доставила бы ему бьющая в незарубцевавшиеся раны вода.
   -Прекрати, Керос.
   Мокрая тряпка уползла куда-то в сторону, мазнув напоследок по щеке. Риол-Тар повернул голову и упёрся взглядом в обтянутое боевой кожей колено. Лорду показалось, что Керос всхлипнул.
   -Солнца с нами, оруженосец. Где мы?
   -За Скалами Костров, ещё перед рекой.
   -Совсем недалеко.
   -Ещё нет середины дня. Ты хочешь пить, мой лорд?
   Повозку подкинуло на ухабе, и у Риол-Тара перехватило дыхание.
   -Да.
   Ледяная вода обожгла губы и нёбо. Лорд закашлялся, поперхнувшись, попытался приподнять голову, но не смог. На секунду Риол-Тару показалось, что он теряет сознание, потом он сообразил, что чернота перед глазми не обязательно означает обморок, и крепко зажмурился. Лица снова коснулась холодная мокрая тряпка, но сил прогнать оруженосца уже не было.
  

***

   -Я уезжаю, - резко сказал Ивар-Тиррн. Короткий хлыст в руке лорда сбивал с перил мелкие острые щепки, - Присмотришь тут?
   -Разумеется, - Иртион со вздохом оттолкнулся от стены - нога болела, а до шатра было неблизко. Над галереей вперегонки с дождём носился ветер, толпа разошлась, солдаты деловито разбирали помост, - Сейчас поедешь?
   -Утром. Всё равно здесь ночью можно только ползать.
   -Ты всюду успеешь.
   Ивар-Тиррн пожал плечами, то ли соглашаясь, то ли просто не желая спорить.
   -Пожалуйста, не потеряй голову, - попросил он после недолгой паузы, - Уводи войска, как только подсохнет почва, хорошо?
   -Не паникуй, лорд: с нами солнца, за нами море. Властелин дурак, а я не собираюсь умирать - пока. И прекрати решать за меня, когда, кого и как отсюда уводить, ясно?
   -Диверсант, - полупрезрительно-полувосхищённо сказал Ивар-Тиррн, - Когда-нибудь небо прищемит тебе хвост. Боюсь, мы сильно испортили себе судьбы, все трое.
   -Для Риол-Тара всё закончилось, - улыбнулся Иртион, делая шаг к лестнице, - И никто не отнимет у него привелегий лорда из-за десятка новых шрамов. Твой повелитель тебя же ещё будет утешать - ты им вертишь, как любовница. А я разберусь.
   -Как обычно, - Ивар-Тиррн неуверенно улыбнулся в ответ и убрал мокрые волосы со лба, - Это хороший эпилог, рыцарь. Я так и доложу... если, конечно, ты не соизволишь поведать нам о своих планах.
   -Раньше солнца остановятся, - пообещал Алтомирэ, - Докладывай, как знаешь, а с меня хватило того бреда, что пришлось сочинять в начале месяца. Светлый вечер.
   С востока наползали тучи, серые и неприветливые, как холодная вода горных стремнин. Вместо радуги над водопадом зависла мутная дымка. Ивар-Тиррн подумал, что уже в кольцо следующего круга он будет там, где светит солнце, а холод прячется в колодцах, и наконец-то обрадовался, впервые за много дней.
  
  
  
  

*****

   Летняя ночь ползла по замершей громаде Тэйринна, сверкая яркими брошками звёзд на чёрной бархатно-шершавой шкуре. Она бесшумно продиралась сквозь выветрившиеся горы, острые грани домов, обкатанные водой валуны и наконец тонула в море, тёмном, как чернильная лужа. В духоте и безветрии спальни тишина казалась давящей, а тонкий запах духов смешался с резкими ароматами цветов и пыли.
   -Что это? - вдруг спросила Лайтэнар, проведя кончиками пальцев по груди Элиса. Лорд слегка вздрогнул - он почти заснул.
   -Откуда такой неожиданный интерес, ласточка? Ты все эти разводы уже сотню раз видела.
   -А спросила сегодня, - улыбаясь, констатировала Лайтэнар.
   Элис перевернулся на бок и коснулся ладонью подруги коричневого контура ожога на груди.
   -Это? Это ещё с Континента... Помнишь Алана?
   -"Главного шпиона"? Командора? Конечно.
   -А Иртиона?
   Лайтэнар мотнула головой, и пышные коричневые волосы ссыпались на грудь.
   -Диверсанта?
   -А-а-а...
   -Мы там сцепились из-за одной крепости, и они взяли меня в плен. Вот, украшение нарисовали...
   -А что написано? - спросила женщина, осторожно ведя пальцами по чётко отпечатанным буквам, - Герб вижу...
   -И имя. Лорд Алан Ивар-Тиррн, вассал Хитоэрн. Мне потом несколько лет проходу не давали... уже когда в Империю вернулся.
   Лайтэнар ничего не спросила, но чёрные глаза смотрели непонимающе, и Элис, откидываясь обратно на подушку, процитировал: "Заклеймён именем командира и лучшего друга: это награда, наказание или знак отличия?"
   Новолуние.
   То есть, соответственно, последний день перед новолунием.
   Язык побережий Вэйзорт. В других частях Континента почти не употребляется. Родовой замок Алтомирэ расположен именно там.
   Столица княжества Вэйзорт.
  
   1
  
  
   10
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"