Джемисон Кэтти: другие произведения.

Баллада о доблестном оруженосце

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Легенды разведки"

  Золотоволосый мальчик был гораздо красивее, чем Элис Риол-Тар ожидал, и лорд провожал светящуюся шевелюру взглядом, пока новый курьер князя не скрылся за галереей. Мальчик - Варлиан Дориол-Тар - был хорошего рода и молод для своего поста; впрочем, Элису было известно, кто составил парню протекцию. Впрочем, молодость - не порок, а должность посыльного не такая ответственная, как кажется многочисленным бардам: привыкнет, неберётся опыта и займётся чем-нибудь дельным. Оруженосец зашуршал сзади, напоминая лорду о своём присутствии.
  -Когда ты научишься терпению! - посетовал лорд, распечатывая письмо, - Кто его отец, Керос?
  -Рыцарь Дориол-Тар, мой лорд.
  -Керос! - прикрикнул Элис не оборачиваясь. Оруженосец избавился от большей части неуклюжести за те два месяца, что он хвостом ходил за Риол-Таром, но то ли Cолнца обделили мальчишку соображением, то ли он напрочь не использовал голову все шестнадцать лет своей жизни.
  -Вайр Дариол-Тар, мой лорд, рыцарь-консорт и владелец Перевала Северного Холма.
   Элис рассеянно кивнул, вчитываясь в неровые, словно чайка лапой наскребла, строчки. Князь Дарр-Тар, его повелитель и - на данный момент времени - полководец - с удовльствием использовал Риол-Тара для обороны своих многочисленных заброшенных крепостей. С точки зрения Элиса, в этой тактике не было толку: один успешный рейд в долину Астэ-Вайо через перевалы положил бы конец вызылкам Повелителя Вэйзорт на пару лет. Впрочем, даже если бы кому-то пришло в голову присоветовать такую идею князю, Элис сильно сомневался, что у того хватило бы мозгов организовать и провести подобную вылазку.
  -Собирайся, Керос, утром мы выходим на север, к перевалу Аделадэйн. Прогуляй хорошенько коней и присмотри чтобы сбруя была в порядке. После сходи на кухню и скажи там, что я лично спущу с поваров шкуру если воины не будут накормлены как следует.
   Керос отсалютовал и убежал исполнять. Это у оруженосца получалось хорошо с самого начала, а вот всё остальное - никуда не годилось. Лорд свернул письмо и затолкал пергамент за отворот куртки: позже он растопит им очаг или - лучше - велит Керосу соскрести чернильные разводы и использует на что-нибудь полезное. Крепость Аделадэйн... Новые места, новые люди, и снова - в который раз - проблема связи, и опять его уносит всё дальше от столицы, а значит Ивар-Тиррн не сможет увидеть его на турнире в Оборот Года. Такие дела. Лорд раздражённо дёрнул плечом и проследовал во двор, через конюшни, в казармы, где уже второй месяц жили его люди. Ему нужны были карты Аделадэйн: крепости, долины и перевала, новое снаряжение и сменные лошади, а кроме того, ему - двадцатилетнему лорду-рыцарю, возвышенному над сверстниками за доблесть в бою - нужен был дельный совет, но Элис знал что шансов получить что либо из вышеперечисленного у него не было. А раз так, то время было сообщить командирам взводов о новом повелении князя и проследить чтобы его умники из лёгкой кавелерии не забыли выгулять отъевшихся на весенних пастбищах лошадей перед завтрашним маршем.
  
   Элис машинально проверил ремни прежде чем разрешил оруженосцу вывести лошадей во двор. Не то чтобы Керос часто забывал починить сбрую, но одного раза Риол-Тару хватило за глаза. Керос расстроенно смотрел в землю.
  -Всё хорошо, - похвалил Элис негромко, - Но не затягивай так подпруги: мы на марше, не в бою. Ослабишь ремни и выводи коней.
   Керос взялся за дело. Риол-Тар облокотился на брусья стойла, оглядывая своих воинов. Большинство лошадей были уже осёдланы и взнузданы, но люди крутились и сновали вокруг них, поправляя сбрую и седельные сумки, успокаивая нервных от суеты животных. Учитывая своё нежелание дробить и без того не слишком существенные силы, Риол-Тар с удовольствием спешил бы всадников и нагрузил боевых коней поклажей, уменьшив тем самым количество неизбежных возов. Заодно растряс бы винные пары с отдохнувших за дождливый сезон солдат. Элиса удерживало только то, что новоиспечённому лорду совершенно ни к чему враги среди собственных воинов, и потому кавалерия будет тащиться во главе колонны неспешным шагом, изо всех сил стараясь не слишком сильно обгонять пехоту и обоз. А кроме того, не в меру заносчивые кавалеристы будут задирать друг друга и всех кто попадётся им по дороге до той поры пока у Элиса не лопнет терпение и он не зашлёт парочку в хвост процессии глотать пыль из под колёс и остужать головы.
   Керос повёл коней во двор. Лорд подождал, пока конюшня опустеет и последовал за всадниками. Он не любил торчать на глазах у строящихся войск: суета действовала ему на нервы, а присутствие командира с завидным постоянством вызывало в подчинённых неуклюжесть либо спесь. Лучше подождать пока пехота рассортируется по взводам, а всадники встанут у стремян...
   Керос держал поводья коней в разных руках и молил Солнца о хорошем поведении Грома. Лорд Риол-Тар предпочитал Грома остальным лошадям, отказываясь выбрать нового коня из боевой добычи или, в крайнем случае, на пастбище. С точки зрения оруженосца предпочтение было необъяснимо: восьмилетний пегий жеребец был зол как подземный дух и брыкуч словно горный ветер. В бытность свою полудиким пятилеткой Гром принадлежал рыцарю Алиэру Миадэ, казнённому около года назад за дуэль с принцем Младшей Ветви Дома Хитоэрн. Среди конюхов ходили слухи, что Миадэ объезжал Грома сам, гоняя жеребца через колючие заросли и бурные ручьи для повышения его боевого духа. После смерти рыцаря, душеприказчики распродали большинство его имущества, включая жену и коня. Жена не доставила неприятностей своему новому владельцу, а Гром сбросил двоих всадников и искалечил с десяток конюхов... после чего был куплен случайно оказавшимся в Хитоэрн-Валэ Риол-Таром за четверть цены. Врали конюхи или нет, но Риол-Тар был единственным, кого Гром не пытался выкинуть из седла, а кусался жеребец так, что Блеск - конь Кероса - не желал стоять с ним рядом.
   Риол-Тар прошёл к голове колонны своим обычным мягким шагом. Керос всякий раз вздрагивал, когда лорд возникал за его плечом в самые неожиданные моменты. Гром не терпел шпор, и Риол-Тар не носил их, поэтому даже в тихом клацанье, предупреждавшем других оруженосцев о появлении их повелителей, Керосу было отказано. Впрочем, ему вообще не повезло с рыцарем.
   Элис хлопнул нервно косящегося Грома по холке и вскочил в седло. Как всегда, конь успокоился под знакомым весом - неудивительно, учитывая как боится его Керос. Сколько раз твердишь мальчишке, что животные чувствуют страх, и как снег в реку. Лорд Риол-Тар подождал, пока Керос устроится на Блеске, и дал сигнал знаменосцу. Флаг князя в голубой кайме - цвет Риол-Тара - описал круг в прозрачном воздухе, команда лорда отразилась от стен, и войско неспешным шагом устремилось за ворота.
   Марши в тёплые весенние дни давались людям легче, чем лошадям. Сменных коней у воинов Риол-Тара было мало, и потому лорд спешивал всадников каждый час, заставляя их вести животных в поводу. С тягловыми лошадьми этот фокус, конечно, пройти не мог, но впряжённые в возы лохматые тяжеловозы были другой породы и выбирались не за быстроту и агрессивность, а за выносливость и послушание, так что Элис был за них спокоен. Керос шёл или ехал рядом, тихий, как мышь в амбаре, и слушал разговоры своего лорда с командирами взводов, отрядов и - каждый час - с возвращающимися патрулями. Ближе к полудню, оруженосец заставил себя отрыть рот: Риол-Тар был нетерпелив до последней степени, и задавать вопросы было небезопасно, но если лорд узнает, что Керос побоялся спросить что-то важное, он может спустить шкуру... в прямом смысле этого слова.
  -Мой лорд, зачем патрули? Мы же на территории княжества.
  -Ещё добавь 'в полушаге от столицы'! - усмехнулся Элис, - Сам-то ты как думаешь?
  -Не знаю, мой лорд.
  -Что, совсем никаких идей? - ирония в голосе Риол-Тара заставила оруженосца покраснеть. Именно такие ответы он чаще всего и получал, - Вот скажи мне, Керос, куда мы направляемся?
  -К крепости Аделадэйн, мой лорд.
  -Которая находится где?
  -На северо-западной границе, мой лорд, у перевала Аделадэйн.
  -А граница эта с кем?
  -С Вэйзорт, мой лорд.
  -Молодец. Теперь скажи мне, что нам придётся сделать в первую очередь, когда мы займём крепость?
   Керос тяжело вздохнул. Ну что стоит лорду ответить на простой вопрос?
  -Не знаю, мой лорд.
  -Керос, подумай головой! - Риол-Тар не повысил голоса, но последняя его фраза прозвучала приказом, - Что бы ты сделал в первую очередь, если бы командовал крепостью?
  -Расставил бы посты, мой лорд.
  -Разумно. А потом?
  -Расквартировал бы коней и людей.
  -Дальше что?
  -Ожидал бы атаки, мой лорд, или приказа князя нападать.
   Лорд фыркнул, и жестом остановил подошедшего к нему рыцаря Арвиодэ. Арвиодэ не вёл за собой коня, очевидно, оставив его с соседям по строю. Сейчас он пошёл рядом с Элисом, прислушиваясь к разговору.
  -Допустим. Вот ты получил приказ нападать. Куда ты пойдёшь?
  -Прошу прощения, мой лорд?
  -В какую сторону света ты направишься?
  -Через перевал, мой лорд.
  -Чудесно. Вот ты собираешь воинов, произносишь пламенную речь и ведёшь их через перевал. И на первом повороте попадаешь в засаду полководца Вэйзорт, который в отличие от тебя знает местность. Неожиданное нападение заставляет тебя отступить к крепости с большими потерями. Теперь ничего не пришло в голову?
  -Я должен был выслать вперёд патрули.
  -Молодец. Теперь представь себе другую картину. Ты не попадаешь в засаду и спокойно спускаешься по другую сторону холма. Где тебя не поджидает никто кроме кур и коз. Ты возвращаешься обратно, и видишь, что Аделадэйн захвачена противником, который последние две недели прятался в лесах. Теперь какие идеи?
   Керос повесил голову, потаясь скрыть покрасневшие щёки.
  -Я должен был выслать патрули, как только мы прибыли в крепость, мой лорд.
  -Не бормочи себе под нос, Керос. Лучше дать неправильный ответ громко, чем правильный - шёпотом.
   Арвиодэ рассмеялся и хлопнул Риол-Тара по плечу. Рыцари обменялись понимающими усмешками, которые снова вогнали Кероса в краску.
  -Я должен был выслать патрули с самого начала, чтобы знать, где противник.
  -То есть мы договорились, для чего нужны патрули. Уже хорошо. Теперь - когда они нужны?
  -Перед боем и сразу после занятия крепости, мой лорд.
   Риол-Тар покачал головой, словно он совсем отчаялся в оруженосце.
  -А так же после боя и каждый день в крепости, Керос. Без знания местности и расположения противника командир не может принять правильных решений. Это понятно?
  -Да, мой лорд.
  -Теперь скажи мне, если твой патруль попал в засаду и был задержан или перебит, сможет ли он принести тебе сведения о противнике?
  -Нет, мой лорд.
  -Замечательно. И как ты, командир отряда, можешь увеличить шансы твоих лазутчиков вернуться к тебе?
  -Я могу... объяснить им важность задачи, мой лорд.
  -А ещё ты можешь молиться Солнцам и подземным духам, Керос! - судя по тому с какой яростью он хлопнул ладонью по бедру, лорд окончательно вышел из терпения, - Патрульные должны знать как двигаться неслышно, как заботиться о лошадях во время долгих, быстрых маршей, как разводить бездымные костры на привалах, наконец, как смотреть по сторонам, чтобы заметить противника прежде, чем наступить на него! И ещё двенадцать дюжин вещей! Уяснил?
  -Да, мой лорд.
  -Вот и хорошо. Теперь скажи мне, что наши воины делали последние два месяца?
  -Ждали конца весенних дождей, мой лорд.
  -То есть отдыхали, так?
  -Так, мой лорд.
  -Было у них время вспомнить, как ездить в патруль? Или научиться, если они стали воинами в этот сезон?
  -Нет, мой лорд.
  -Ну и для чего я каждый час гоняю по пять лошадей взад-вперёд по такой жаре а потом допрашиваю всадников, сколько овец было во встречном стаде?
  -Чтобы дать возможность людям вспомнить, как должны вести себя патрульные, мой лорд.
  -Молодец. Ещё вопросы?
  -Никаких, мой лорд.
  -Тогда подумай над тем что узнал; вечером мы ещё с тобой поговорим.
   'Вечером поговорим' - эти слова Керос ненавидел больше любых других. Он хотел было ответить лорду, но Риол-Тар уже повернулся к Арвиодэ, и рыцари заговорили о предстоящей дороге.
  
  Последние двое суток колонна шла безлюдными лесистыми предгорьями, и лорд ежеминутно дёргал Кероса вопросами: где разбить лагерь, как разложить костёр, когда ждать перемены ветра... Ответы раскритиковывались Риол-Таром безжалостно, и тут ещё злонамеренный Гром лягнул рассеянного от усталости о обиды Кероса на вчерашнем привале. На рассвете, рассмотрев здоровенный багровый синяк, лорд неодобрительно фыркнул и запретил Керосу спешиваться. И вот теперь оруженосец возвышался над бредущей кавалькадой и оглядывал непролазную чащу, ступенями уходящую в скалы.
  Риол-Тар шёл рядом с Громом. Злобный жеребец следовал за хозяином смирно, словно пони, и периодически бодал в его предплечье, требуя моркови из седельной сумки. Риол-Тар был, исходя из небогатого опыта Кероса, единственным рыцарем, возившем с собой сласти для лошадей.
  Арвиодэ подъехал к лорду на взмыленном коне во главе вернувшегося патруля. Рыцарь спешился и повёл отфыркивающегося Коршуна в поводу.
  -Что-нибудь интересное? - весело спросил лорд.
  -Тишь и ветер, Элис, - фамильярность Арвиодэ не была ни одёрнута, ни даже замечена. Риол-Тар улыбнулся и скормил Коршуну морковную палочку.
  -Как Ларес? Осваивается?
  -Вполне. Его лошадь кинула подкову.
  -Нечего гонять коня по камням. На закате распакуем кузницу, а пока пусть прогуляется.
   Арвиодэ кивнул, но не пошёл исполнять приказ. Риол-Тар глянул на солнце и крикнул: 'В сёдла!'
   Керос тяжело вздохнул, когда его рыцарь вскочил в седло, но разочарование его было преждевременно - Арвиодэ остался рядом с ними, и следующие пол-часа Риол-Тар был занят неторопливой беседой с соратником.
  
  Крепость Аделадэйн появилась на горизонте к полудню десятого дня марша. Элис сощурился вдаль. Вопреки складывающейся традиции, все башни были целы - неужели же у князя закончились развалившиеся сараи? Радость лорда, впрочем, была преждевременной: при ближайшем рассмотрении оказалось, что зубцы стен нуждаются в основательном ремонте.
  -Езжай вперёд, Керос, и вели открывать ворота. Райвен тебя сопроводит.
   Оруженосец послал коня вперёд. Краска залила его лицо от приказа лорда. В виду стен, и то рыцарь не отпускает его одного, будто Керос - не оруженосец благородного рода, а сопливый карапуз, впервые оторвавшийся от маминой юбки! Райвену пришлось послать коня в карьер, чтобы угнаться за безжалостно пришпоренным Блеском. Риол-Тар глядел им вслед, не сдерживая гримасы раздражения. Будет оруженосцу сегодня лекция о том, как воспитывать в Блеске боевого скакуна, а не задёрганную деревенскую клячу... Помимо практических соображений, Элис симпатизировал лошади гораздо больше, чем не в меру заносчивому оболтусу.
  -Охолони, Элис, - посоветовал Арвиодэ, - Нет беды в том, что парень заботится о своей чести.
  -Если бы он вместо этого заботился о деле, было бы больше толку, - проворчал Элис. Рыцарь Арвиодэ, его ровесник и соратник ещё с тех времён, когда был жив Алиэр, говорил дело, но Керос становился всё несноснее с каждым днём. Впрочем, и в этом тоже Элис был виноват сам, - Кого пошлём в дозор сегодня?
  -Третий взвод, - предложил рыцарь. Риол-Тар кивнул.
  -Поговори с Ингердом, - полуприказал-полупопросил он, щурясь на солнце, - Я хочу чтобы он проехался по дороге до второго перевала и назад. В лес сам завтра прогуляюсь.
  -С Керосом? - поинтересовался Арвиодэ, осаживая волнующуюся при виде близкого жилья лошадь. Он не одобрял частых одиночных вылазок Элиса с тех пор как лорд принял командование своим небольшим войском. Риол-Тар, настаивавший на своей независимости по причинам, не имеющим ничего общего с эффективностью ведения войны, с ним не спорил, хотя и не прислушивался.
  -С Керосом, Ларесом и Навайдом. Толку с них будет чуть, так что мы ещё и взвод Лейта отправим. По-моему, западную башню придётся надстраивать...
   Рыцарь прищурился вдаль, разглядывая указанное строение, и инцидент был исчерпан не начавшись.
  
  -Мой лорд, мы готовы к выходу!
   Риол-Тар поднял голову от затачиваемого лезвия и испустил протяжный стон при виде сверкающего оруженосца.
  -Керос, ты запаришься в кольчуге! Уж не говоря о том, что тебя на полпути растащат по гнёздам сороки! Переоденься в охотничью кожу с костяным набором и обдери с сапог шпоры. Мда... более кавалерийской обуви ты не нашёл? - лорд смерил заалевшего от стыда подопечного оценивающим взглядом, - Примерь мои рыжие сапоги. Эти ты за день разобьёшь в пену. Из оружия... оружие хорошо собрал, только лук зачехли. Ну что стоишь? С Навайдом и Ларесом я поговорю.
   Оруженосец, ещё не избавившийся от малинового свечения, унёсся вниз по ступеням. Элис вздохнул, и снова склонился над оселком.
   Навайд и Ларес, оба в разумной походной одежде под начищенными ремнями, отыскались во внутреннем дворе. Судя по тому, как сидели их куртки, кольчуги, предвещавшие обоим тепловой удар в скорейшем будущем, были по крайней мере прикрыты тканью. Воины уписывали завтрак. Элис присел рядом и мотнул головой, когда Ларес предложил ему ломоть мяса.
  -Благодарю, воин, я ел на рассвете. Керос годится вам обоим в младшие браться, - продолжил лорд без предисловия, - Коих, несомненно, Боги велели нам шпынять, но кроме того и учить. Моим приказом мальчику запрещены поединки. Помните об этом, когда задумаете ещё один розыгрыш, а не то мне придётся вступиться за его честь... - Риол-Тар подождал, пока один из юношей подавится куском - из пяти последних противников лорда своими ногами из дуэльного круга не ушёл ни один - и продолжил, - И отправить кого-то валить лес и чистить конюшни.
   Навайд закашлялся, и Элис хлопнул его по спине.
  -Идея была хороша - он сверкал как попугай после линьки! Но не увлекайтесь. Доедайте и встречайте нас у ворот.
  
  -Так где ручей, Керос?
   Керос снова закраснелся. Навайд глядел на него во все глаза, видно ждал, когда оруженосец снова поменяет цвет.
  -Вон там, мой Лорд.
  -Керос, 'вон там' - это не направление.
  -На северо-западе, мой Лорд.
  -Молодец. Навайд, если ты уже отдохнул, пройдись вдоль ручья к истоку и посмотри, нет ли там озера.
   Навайд ушёл, ломясь сквозь кусты с энергией, более приличествующей медведю. Ну конечно, парень вырос в степи. Ларес притих: ему явно никуда не хотелось. Керос мялся, не решаясь озвучить мучивший его вопрос... Вот соратники, право слово! Элис едва слышно вздохнул, разглядывая небо в переплетении ветвей. Четыре года назад Алиэр беззастенчиво шпынял самого Элиса по поводу его непригодности к армейской жизни... но вот таким оболтусом Элис не был никогда!
  -Да, Керос?
  -Мой лорд, а если он не найдёт озера до вечера?
  -Обязательно найдёт, - уверил оруженосца Элис, откидываясь на мягкое переплетение плюща, - Достань из моей сумки карту и скажи мне, как скоро. Ларес, вон тот пик это Айреноол. Иди прямо на него. Выйдешь к обрыву, оглядись и возвращайся.
   Ларес отсалютовал и отправился на бесполезное задание... Хороший воин, надо навязать его кому-нибудь в подопечные, а то с Керосом времени на него нет совершенно. Вот сидит, пыхтит над картой, будто ждёт, что она сжалится и сама всё ему скажет... От их сегодняшней прогулки только и толку, что оруженосец получил с десяток наставлений, три четверти из которых он забудет к завтрашнему дню... Какого злого духа ради ты возишься с ним, Риол-Тар, ясно ведь, что ничего из него не выйдет! А выйдет, так тебе же хуже.
  -Керос, ты нашёл озеро?
  -Нет, мой лорд.
  -Что ж у тебя за раздор с географией? - риторически поинтересовался Элис, поднимаясь, - На этой карте только два озера, и одно - рядом с крепостью; оно тебе не подходит. Жёлтое такое. Рядом с чёрной закорючкой. Теперь нашёл?
  -Нашёл, мой лорд.
  -Умник, - Рил-Тар глянул на указующий перст оруженосца и кивнул - действительно, нашёл, - Ну спрашивай, что ещё?
  -А почему озеро жёлтого цвета, мой лорд?
   Элис покачал головой, оправляя измазанную листвой одежду.
  -Потому что синяя краска выцветает, а жёлтая - нет. Поднимайся, пройдёмся до этой закорючки и посмотрим, что нам так оригинально обозначили.
  ***
   Элис откинулся назад и потянулся, разминая спину и плечи. 'Вылазка' в компании оруженосца, Лареса и Навайда, разумеется, не принесла никакой практической пользы с точки зрения ориентировки на местности, но только что ушедший Лейт разобрался в окрестностях на совесть. Завтра его взвод отправится к 'чёрной закорючке', обозначающей вовсе даже не овраг, а полуразрушенную стену... отстроить бы её заново, да спускаться оттуда периодически в гости к соседям, да разве ж уговоришь князя на такие неподобающие военные действия? Но хотя бы чуть-чуть освоить это стену необходимо: гарантии, что Раведайн не знает об этом курьёзе местности нет, а быть битым таким позорным образом... увольте. Даже ради князя.
   Керос прихромал к столу и угнездил рядом с картами кубок подогретого вина. Ноги он всё-таки стёр. Кавалерист, ветры юга! Что ж его мама не научила пешком ходить!
  -Снимай сапоги.
  -Мой лорд...
   Гордый кавалерист.
  -Ке-рос. Снимай немедленно сапоги и дай мне глянуть, что ты с собой сотворил. Иначе завтра ты будешь хром на обе ноги, а послезавтра не встанешь вообще. А гноящиеся волдыри прижигают калёным железом либо горящей водой: ни то, ни другое тебе не понравится.
   Обиженный оруженосец устроился стягивать обувь, морщась и отворачиваясь. Дитё малое. А как дразнил Элиса Алиэр, когда тот сбил ноги во время береговой вылазки! И как ошалел потом, когда Элис, фыркнув, кинулся с обрыва в воду, смывать кровь и просто барахтаться. Это тогда они выяснили, что для карабканья по камням обувь для верховой езды категорически не подходит... но это они, до каких лет лошадей не видевшие, а Керос-то должен был с колыбели всё это знать. Кстати о ногах, обуви и колыбели: как этот оболтус умудрился заработать такие волдыри во вполне удобных и давно разношенных рыжих сапогах?
  -Ты по крапиве прогуливался, юный герой? Покажи-ка мне сапог!
   Так и есть. Парень растёт как на дрожжах. Ещё пара лет, и он будет на голову выше своего проклятого богами рыцаря, а размер лап уже соответствующий. Разумеется, если целый день пробегать по пересечённой местности в тесной обуви, сотрёшь всё что угодно.
  -Керос, скажи-ка мне, что по-твоему значит слово 'примерь'?
  -'Проверь, подходит ли', - неуверенно отозвался заливающийся малиновым цветом Керос.
  -Странное у тебя понимание слова 'подходит'... - Элис уронил сапог на пол и присел на корточки рядом с разутым оруженосцем, - В следущий раз, будь добр, когда обувь налезает на тебя только с помощью пяти соратников по борьбе, сообщи, и я найду тебе другую. В крайнем случае можно всегда надрезать сапоги - ноги дороже. Сиди здесь, сейчас принесу воды и будем приводить тебя в приличный вид.
  
   Элис делал вид, что осматривает доставшиеся ему укрепления, а на самом деле оценивал настроение собственного войска. Оруженосец, всё ещё дующийся из-за сапожных разногласий, угрюмо плёлся следом, а вот войско, похоже, было довольно: предусмотрительность их командующих в загружении обоза спиртным 'по самое не могу' дала себя знать. Ничего, ещё через пару десятков дней они освоятся, заведут любовниц, и тогда можно будет успокоиться насчёт морали и заняться делом... Элис ответил на приветствие часовых и повернул к конюшням.
  -Керос, спину прямо, голову выше, руку долой с перевязи.
   Керос, привалившийся к воротцам пока рыцарь любезничал с Громом, выпрямился и сцепил руки за спиной.
  -Умник... - а вот это, как обычно, лошади - оруженосцу только выговор, причём ни за что, - Умник, детка, хороший мальчик... Морковку будешь? И не плюйся... вечером мы проедемся... Проедемся, Керос?
  -Да, рыцарь.
   Элис, вздохнув от неизбежно неинформативного ответа, надёжно запер стойло и повёл оруженосца обратно на свет, к тренировкам, картам и докладам.
  
  -Подбери повод, кому говорю! И держи его на рыси, а то сорвётся за Громом и свернёт тебе шею! Пошли!
   'Сорвётся за Громом', будто бы Керос никогда не слышал о галопе! За кого его держит лорд? Блеск шёл ровной размашистой рысью, размётывая траву, и оруженосцу казалось, что он сросся с конём до той степени, где невозможно ослушание или непонимание... до того момента, когда Гром вышел в короткий плещущий карьер и Блеск, рванувшись, полетел следом.
   Коня было не удержать. Ветер швырял в лицо пыль и пыльцу, наваленные брёвна приближались неотвратимо - Гром перемахнул через завал грациозным тянущимся прыжком; пушистый хвост отпечатался в памяти Кероса за мгновенье до того, что испугавшийся преграды Блеск шарахнулся в сторону, вздыбился, и оруженосец вылетел из седла.
   Керос не потерял сознания, но дух из него вышибло начисто. Он смотрел вверх и хватал ртом воздух, а перед глазами дрожали круги и тело плыло в боли, словно ветка в реке. Блеск фыркнул хозяину в щёку, потрогал седока носом, фыркнул опять, а потом над Керосом склонилось смуглое лицо разъярённого лорда.
  -Что ж с тебя глаз спустить нельзя? Первый раз берёшь препятствие?
   Керос хотел возразить, что не первый, и что завал слишком высок, а Блеск - слишком молод, но не смог выдавить ни звука.
  -Лежи тихо! Если не отбил лёгкие - будет чудо! - Риол-Тар отодвинулся из поля зрения оруженосца и отогнал волнующегося Блеска. Конь, конечно, молод, а парень без головы... что б ему отправить Кероса вперёд! И что делать теперь, если мальчишка начнёт кашлять кровью? Няньку искать? Потому что оставить это творение без присмотра - всё равно что подписать ему смертный приговор... Керос вдохнул, закашлялся, вдохнул ещё пару раз, задышал ровно и тяжело, и у Лорда отлегло от сердца.
  -Лежи и дыши ровнее. Придёшь в себя чуть-чуть, посмотрим, что у тебя сломано.
  
   В крепость Керос возвращался, к огромной радости часовых, на руках у собственного рыцаря. Риол-Тар, даже после ощупывания и поворачивания оруженосца, не смог понять, сломал ли тот ребро, отбил лёгкие, или просто набил синяк, а посему запретил тому самостоятельное сидение в седле. Лорд знал, что даёт любителям похабных сплетен очередную тему для разговоров, и что Керос не раз и не два пожалеет об этой поездке, но возможность пропоротого лёгкого беспокоила его гораздо больше задетой гордости упрямого мальчишки. Впрочем, высказать в лицо командующему свои предположения часовые поостереглись, и Риол-Тар, при помощи одного из солдат, донёс Кероса в комнату без отвлекающих замечаний.
  -Пей.
   Оруженосец послушно выпил, кривясь от боли и противного вкуса винной настойки.
  -Умник... - в голосе лорда появились рассеянно-воркующие нотки. Такой тон он приберегал для собак и лошадей и - никогда, до сегодняшнего дня, - для Кероса, - Осторожно, маленькими глотками, не торопись.
   Керос неуверенно глотал, и пытался понять, что произошло. Он начал задыхаться ранней ночью, и никакие перевязки, переворачивания, и прочие ухищрения не помогли ему вернуть дыхание до утра, когда жуткое болезненное удушье уступило место затяжному, неостановимому кашлю. Пол-дня оруженосец провёл в объятьях собственного рыцаря, не дававшего ему ни биться на постели, ни кашлять, ни даже глубоко дышать. Всю ночь и весь день Элис был уверенно-заботлив, ласков и спокоен; он утирал слёзы Кероса без брани и издёвок, и оруженосцу становилось легче от одного его присутствия. Он даже не очень испугался наступления следующей ночи, несмотря на озабоченный тон Арвиодэ, зашедшего проконсультировать своего командующего.
   Риол-Тар подержал чашу, пока Керос не закончил пить, помог оруженосцу улечься на подушку, и отшёл к заваленному картами столу.
  -Мой лорд...
  -Да? - Элис обернулся через плечо; чуть вьющаяся прядь выскользнула из-за уха и упала на щёку.
  -Мой лорд, я смогу дышать?...
  -Самое страшное уже закончилось, - усмехнулся Элис, подходя обратно к кровати, которую по его настоянию перенесли поближе к единственному в крепости рабочему столу, - И дышать ты будешь вполне нормально. Только не двигайся, и всё будет хорошо.
  
   Риол-Тар оказался прав: всё самое страшное произошло в первую ночь. Через сутки лорд разрешил Керосу есть и разговаривать, ещё через двое - вставать, а через десять дней Керос опять полировал доспехи и оружие вечно занятого господина, и сбрую его вечно злобного коня. Керос как раз закончил тереть седло и с опаской принялся за и так расчёсанную гриву непредсказуемого Грома, когда Элис вломился в конюшню.
  -Ты ужинал, Керос? И не будешь. Седлай Блеска.
   Избавленный от необходимости обихаживать Грома, Керос сам не заметил, как оказался в седле и за воротами. Застоявшийся конь стремился в поля; подъехавший колено к колену лорд перехватил у Кероса повод.
  -Шагом, Керос, - успеете набегаться. Подбери поводья - ты не невеста.
   Керос не успел даже толком переварить обиду к тому моменту, как обе лошади мерным шагом подобрались к месту назначения. Оранжевое солнце пламенело над лесом. Наваленные как попало брёвна - место едва не случившейся трагедии - темнели на фоне белёсого неба беспорядочной грудой. Элис заставил Грома отступить вбок, разгоняя тишину хрустом сухой травы под копытами.
  -Блеск сам на препятствие не пойдёт, Керос; ни одно животное в здравом уме не пойдёт. Поэтому смотри внимательно, когда я направляю Грома вверх.
  Гром с места сорвался в галоп. Керос видел, как рыцарь чуть привстал в стременях, как он подался к холке, как подёрнул на себя повод, коленями посылая коня вперёд - Гром легко перемахнул через завал, только чёрный хвост хлестнул. Когда Элис снова подъехал к оруженосцу, Керос уже почти справился с собой - только румянец ещё не вернулся на место.
  -Мой лорд...
   Элис коротко рассмеялся, глядя куда-то вдаль.
  -Разумеется, я тебя одного никуда не пущу! Можно подумать, я ежедневно пытаю собственных подчинённых. Садись ко мне в седло - Гром нас вдвоём прекрасно покатает.
  
   Прошёл ещё десяток дней, прежде чем Элис разрешил оруженосцу послать коня через завал самостоятельно. К тому времени Керос полностью выздоровел, и 'катание' на Громе в объятиях рыцаря успело здорово ему надоесть, тем более, что зубоскальство Навайда по этому поводу не знало границ. Один раз он чуть не сцепился с воином по этому поводу, и если бы не своевременное появление рыцаря Арвиодэ, возможно получил бы первый опыт поединков. Но Арвиодэ, как и Риол-Тар, не одобрял свар во время войны, и несостоявшиеся дуэлянты были обруганы и разогнаны.
   После падения Кероса, лорд Риол-Тар был с ним непривычно мягок, но почему-то всё больше мрачнел с каждым рассветом, и в любой полдень его можно было видеть над заполняющимися новыми пометками картами. Просыпаясь ночью, Керос то и дело слышал мечущиеся шаги своего господина, и тяжёлое шмяканье кинжала в опорные брусья. А на рассвете дня середины лета, Риол-Тар велел Керосу собрать у него рыцаря Арвиодэ, Лейта, Авидаррайда и Чента и - благословение Солнц! - не выпроводил оруженосца вон, когда рыцарь и командиры взводов были приглашены.
  
  -Выдерживать здесь осаду нет никакого смысла, - без предисловия начал Риол-Тар. Керос вздрогнул от удивления. Зачем тогда лорд велел чинить стены, чистить ров и запасаться водой и провиантом? Но Арвиодэ согласно кивнул в ответ на это загадочное заявление, - До конца лета войско Вэйзорт пойдёт к перевалу; они уже готовятся. Стоит нам запереться в крепости, и они просто спокойно пройдут мимо, в долины. С завтрашнего дня мы начинаем укреплять саму дорогу. Пограничная башня совсем развалилась; отстраивать её - легче новую построить... чем мы и займёмся. Чент. Ты со своими людьми стоишь на перевале. День и ночь, и не забывай посылать разведчиков вниз - только не конных. Авидаррайд, Лейт, вот это сооружение мы с вами будем возводить прямо на дороге.
   Риол-Тар указал на заваленный пергаментом и бумагой стол, и Керос у любопытством заглянул через плечо склонившегося к указанному куску Арвиодэ. Поверх карты лежало несколько картинок: стена с воротами, вал, даже маленькая башня...
  -Мой лорд, как же пройдут повозки? - удивлённо спросил Лейт, щурясь на рисунок.
  -Через центральные ворота, - Риол-Тар указал на соответствующую часть рисунка, - Мы прижмём их поближе к валу; там удобнее будет их оборонять. Повозкам и купцам придётся потесниться, конечно, но на самом перевале и так две телеги еле расходятся. Один вал мы доведём до обрыва... Лейт, ты всё понял? - перебил сам себя лорд, - Если да, тогда бери своих ребят, и иди валить лес к ручью... мы с тобой говорили об этом. Телеги у нас теперь есть, три из них можешь взять. Чент, ты тоже можешь собирать взвод и устраиваться на перевале; я к тебе позже подъеду. Авидаррайд, у тебя самая трудная задача: снарядить воинов мотыгами, лопатами и корзинами, и отправляться вместе с Чентом. Я поеду туда прямо сейчас и размечу где, что, и как вы будете копать.
   Риол-Тар обвёл подчинённых взглядом, ожидая вопросов или возражений, но в комнате было тихо, только хмурился Арвиодэ, и Керос удивлённо смотрел на чертежи.
  -Отправляйтесь тогда.
   Когда за командирами взводов захлопнулась дверь Арвиодэ задумчиво посмотрел вверх, на стоящего Риол-Тара.
  -Элис, куда ты доведёшь второй вал?
  -Некуда, - поморщился Элис, вытаскивая из вороха листов карту перевала, - Сам смотри. Кто построил крепость так далеко от дороги, не могу понять... Это сторону придётся просто завернуть, и разумеется, её быстро обойдут. Мы наставим там кольев, конечно, но не стена. У тебя есть предложения?
  -Нет, лорд, - после минутного сосредоточенного разглядывания карты Арвиодэ встал, опираясь о стол, - И пусть Солнца ослепят Раведайна!
  -Только на это и надежда! - рассмеялся Риол-Тар, сворачивая чертежи в трубочку и пряча их в карман, - Керос, не гляди так мрачно: седлай коней - проедемся до перевала.
  
   Из грунта и поваленных деревьев на дороге постепенно вырастало неизвестно что, и уже местами закрывало Кероса с головой, а Раведайн не спешил нападать. Риол-Тар, похоже, не был особенно удивлён. Он ежедневно приезжал к сооружению ободрять, указывать и советовать, периодически сам впрягался в работу и часто отправлял лазутчиков через перевал. Лазутчики возвращались, но особых новостей не было: Раведайн появлялся в войске нерегулярно, и создавалось впечатление, что он не очень заинтересован исходом дела. Как-то вечером Керос не выдержал.
  -Мой лорд... - начал он неуверенно, ставя у локтя Элиса кубок с охлаждённой водой. Риол-Тар вскинулся от письма, и начал было хмуриться, но сразу тряхнул головой, разгоняя плохое настроение.
  -Что, Керос?
  -Почему мы не можем сами спуститься и атаковать армию Вэйзорт?
   Риол-Тар тихо рассмеялся.
  -Потому что у меня есть приказ, Керос. Восстанавливать крепость, и охранять перевал. Хочешь съездить к князю, и убедить его, что это плохая тактика?
  -Почему плохая?
  -Потому что мы отдаём Раведайну инициативу, а он изобретательный. Эти горы не то чтобы непроходимы в обход дороги... Если он решит обойти нас по ущелью, он обойдёт. А если всё-таки явится вдоль дороги, то без напряжения сметёт нашу новую стену, запрёт нас в крепости, и продолжит движение вдоль дороги. А в предгорьях у него позиция ничуть не лучше, чем у нас тут, и мы могли бы поспорить, кто куда пойдёт... В любом случае, у нас есть приказ не пересекать перевал, и мы будем сидеть здесь.
  -А почему князь отдал такой приказ, Лорд?
   Риол-Тар пожал плечами, и откинулся назад, на камень стены.
  -Не знаю, Керос. Может быть, он надеется, что войны вообще не будет, а может не хочет начинать её первым. Может, он плохо знает здешние перевалы, и не понимает, в какую ловушку мы загнаны. Много ещё что может быть... Но ты не горюй. Разберёмся как-нибудь.
  -Как же мы разберёмся, если Раведайн может сделать, что ему угодно, лорд?
  -Так и мы тоже только приказом связаны. Посмотрим, как пойдёт; может, мы вообще не будем драться.
  -А так может случиться? - удивился Керос, от шока забыв добавить положенное обращение.
  -Всё может случиться, - усмехнулся Риол-Тар, вставая, - Пойдём пофехтуем. Я засиделся, а твои синяки уже прошли.
  
   Но, что бы не говорил лорд, некоторые вещи невозможны по определению. Когда стена была почти закончена, а ворота только что повешены, лазутчики принесли весть о поднимающейся по склону армии. Новость застала Кероса на плацу, в обществе его рыцаря, Арвиодэ, и ещё десятка воинов, упражнявшихся в боевых искусствах. Риол-Тар подался назад, принимая очередной удар на клинок, и крикнул: 'Керос, стоять!' Тут оруженосец и увидел спрыгивающего с седла гонца, а потом события закрутились так быстро, что Керос смешался, запутался, и никак не мог за ними угнаться.
   Лорд орал приказы страшным голосом - Керос никогда не думал, что тихий Риол-Тар сможет перекрыть гвалт целой крепости с дворами и пристройками, а вот перекрыл же! - десятки солдат метались во все стороны, седлали коней, занимали места на стенах, шагали к едва достроенным укреплениям на дороге, и всё это одновременно, и гонец ещё не успел соскочить с седла. Керос ещё не отошёл от своего ошеломления, а Арвиодэ уже нёсся галопом вниз по лощине... а потом вдруг стало тихо. Керос вздохнул, и только тут понял, что до сих пор не дышал.
  -Проверь доспех, - бросил ему Риол-Тар, затягивая застёжку шлема, - И пойдём. Рыцарь Арвиодэ, конечно, и без нас справится, но как же мы можем пропустить твоё первое сражение?
   Лорд, конечно, издевался, как обычно. Керос, тоже как обычно, тяжело вздохнул и пошёл за ним. Удивительно - но даже осознание того, что сейчас он в первый раз примет участие в настоящем бою, не пробудило его от ошеломлённого оцепенения, и когда на укреплениях Риол-Тар бесцеремонно оставил его у ворот, под началом Авидаррайда, а сам исчез из виду, он даже не удивился.
   Оцепенение прошло от вида блестящей доспехами армии Вэйзорт. Яркие флаги висели в безветренном воздухе, а в остальном всё было как на гобеленах дома: облачка пыли над сапогами, солнечные блики на остриях пик, щурящиеся глаза в тени шлемов, подрагивающие щиты, оберегающие строй спереди и с боков, как панцирь черепаху... А потом воздух разорвали боевые кличи, которых на гобеленах быть не могло, и первые стрелы просвистели с пахнущих смолой стен, и первые раненые упали на свои щиты, и оруженосец потянул из ножен меч.
  
  Керос нашёл своего господина у конца вала, там, где заканчивалась стена. Лорд был страшен, в основном потому, что сам он явно не подозревал об этом. Он был залит кровью от воротника до сапог, только защищённые шлемом волосы ещё имели первоначальный каштановый цвет, но и они сбились в мокрый ком. На лице засыхали кровавые брызги. Кожаный доспех потерял половину металлических нашивок и в нескольких местах был распорот. Левое предплечье и правое бедро перетягивали крест-на-крест повязанные жгуты из скрученной ткани. Керос не мог сказать, сочилась ли из ран кровь. Риол-Тар оттирал клинок пучком травы и говорил что-то рыцарю Арвиодэ. Арвиодэ возражал; Риол-Тар настаивал, но ошалевший от усталости Керос не мог понять, о чём идёт речь. Лорд заметил оруженосца и махнул рукой.
  -Потом договорим, Кейдо. Присмотри пока, чтобы раненых перенесли за стены и начали лечить. Керос, с чем ты?
  -Я искал тебя, мой лорд.
  -Да, я понял... Ты цел?
  -Да, мой лорд.
  -Вот и умница. Иди в крепость, скажи Лейту, чтобы брал своих солдат и шёл сюда. Сам можешь умываться и ложиться.
  -Могу ли я...
  -Пошёл! Приведёшь Лейта - поговорим, если хочешь.
   Керос, шатаясь от усталости, дошёл до крепости и уведомил уже собравшего своих солдат Лейта о новом приказе лорда, но вместо умывания и сна поплёлся обратно, заново разыскивать Риол-Тара. Свои обязанности он знал хорошо, даже если лорд о них и не подозревал, и не собирался оставлять своего рыцаря неприсмотренным, ненакормленным и вовсе необихоженным. Риол-Тар встретил его на полдороге, втащил оруженосца на спину свежему Грому - кто-то очевидно подвёл командиру коня - и обратный путь до крепости прошёл гораздо легче. Но надежды Кероса на то, что сейчас можно будет уложить лорда в постель и лечь самому не оправдались - Риол-Тару взбрело пройтись по округе с инспекцией, и первым делом его понесло к раненым. Керос молча потащился следом, бросив поводья Грома первому попавшемуся на пути воину.
   Лазарет, устроенный у стены под навесом, бурлил жизнью, переливался через край криками и стонами. Только сейчас Керос понял назначение этой странной площадки, огороженной деревянными ширмами и укрытой от солнца холстиной. Риол-Тар имел странные суеверия по поводу ранений: он довёл одного полкового лекаря до истерики и второго - до пьяного буйства, но ни единая плошка не кипевшей воды не переносилась через порог лазарета, ни одна нестиранная повязка не обнимала кожи, и ни один инструмент не касался раны, не будучи вымоченным в вине. Вина Риол-Тар приволок в обозе достаточно, и отговориться недостатком несчастные лекари не могли, несмотря на мольбы и стенания своих пациентов..
   Лорд зашёл под навес и огляделся - Керос огляделся из-за его левого плеча. Лазарет был не так полон, как ему показалось, но полутьма после яркого солнца и суета лекарей и помощников создавала такое впечатление. Риол-Тар пошёл между рядами циновок, перебрасываясь словом с тем или иным воином: ободряя одного, хваля другого, смеясь с третьим. Но целью его было, как оказалось, вовсе не осмотр раненых. Дойдя до бочонка с вином, лорд зачерпнул оттуда полную флягу и вышел вон, пообещав лекарю ещё крутого кипятка на обратном пути.
  
  -Ещё кипятка и вина в лазарет, и бадью колодезной воды и таз ко мне в комнату, - походя распорядился Риол-Тар, оглядывая кухню, в которой суматошная обслуга пыталась накормить вернувшихся со стен воинов, одновременно готовя припасы, которые будут в скором будущем отнесены на стену. Он не стал дожидаться ответа, но к тому времени, как лорд и его умаявшийся оруженосец обошли казармы, угловую башню, ещё раз заглянули в лазарет и поднялись наверх, затребованные предметы были доставлены. Лорд плеснул черпак степлившейся воды в таз и достал из неприметной кожаной сумки чистые лоскуты. Керос не раз и не два паковал эту сумку в повозки, но не разу не поинтересовался её назначением. Оказывается, в ней была корпия, чистое полотно и ещё что-то блестящее снизу, чего оруженосец не разглядел.
  -Раздевайся, - приказал Элис оруженосцу таким тоном, что даже если бы у Kероса нашлось желание спорить, храбрости не хватило бы точно. Лорд молча подождал, пока оруженосец отстегнёт последнюю пластину панциря, отлепит от тела последнюю пропахшую потом и кровью тряпку и выпрямится в подобающую случаю позу на холодном полу.
  -Стой смирно, сейчас я тебя разотру.
  Керос с некоторым сомнением наблюдал, как его рыцарь моет в тазу неузнаваемого цвета руки и смачивает чистый лоскут. Вода была прохладной и очень приятной на разгорячённой коже, а руки лорда - странно нежными. Керосу неожиданно вспомнились ласковые объятия лорда, унимавшие ужас, когда Керос не мог дышать.
  -Одни царапины. Молодец. Продолжай в том же духе.
  Лорд отложил измазанный лоскут и плеснул на новый вина из фляги. Он не соизволил предупредить оруженосца, и первое прикосновение ткани огнём зажгло длинную царапину на плече Кероса и заставило его вздрогнуть. Ко второму Керос был готов и стоял тихо и смирно, пока лорд протирал многочисленные ссадины и царапины с соответствии со своими странными представлениями о лекарском деле.
  -Всё, - сообщил, наконец, Риол-Тар, швыряя тряпку в таз с бурой водой, - Съешь что-нибудь, переоденься в чистое и ложись спать. Завтра на рассвете у тебя будут дела.
  -Принести тебе ужин, мой лорд? И кто будет перевязывать твои раны?
  -Ужин я после найду сам, и только тебя под руками мне не хватало, - сухо отрезал рыцарь. - Спать, кому сказано!
   И Керос, сглодав завалявшуюся в седельной сумке лепёшку вместо того, чтобы спуститься на кухню, послушно лёг, но заснул не сразу, чутко прислушиваясь к сдавленному шипению своего рыцаря за тонкой перегородкой. Очевидно, крепкое вино в открытых ранах нравилось Риол-Тару ничуть не больше, чем его подчинённым.
  
   Наутро Риол-Тар был хмур и немногословен, а у Кероса болело всё тело, от пяток до макушки. Лейт был отправлен за перевал к рыцарю Раведайну - лорд объяснил 'на переговоры'. О чём тут можно переговариваться, Керос спросить не решился. В лазарете стало потише, но страшнее: воины казались бледными измученными призраками. Рыцарь Арвиодэ сказал Керосу, что на второй день раны болят сильнее - наверное, так оно и было, хотя Керос не мог понять, почему. Спросить у лорда было боязно - впрочем, спросить пришлось.
  -Что тебя мучает, Керос?
  Риол-Тар, вроде, даже не смотрел на оруженосца - разглядывал со стены новые укрепления - а вот заметил же!
  -Мой лорд, почему лекарь сказал, что Илеар не переживёт ночи?
  -Потому что так, скорее всего, и будет, - рыцарь поморщился и оторвал взгляд от копошащихся у ворот солдат, - У него начала гноиться рана, с этим долго не живут.
  -И ничего нельзя сделать?
  -Можно попробовать...
  Лорд отвечал неохотно, и Керос окончательно перестал понимать что бы то ни было.
  -Почему ты не хочешь помочь ему, лорд?
   Риол-Тар встряхнулся, как окаченная водой кошка.
  -Потому что моя 'помощь' болезненна и, скорее всего, бесполезна. Но её, тем не менее, следует испробовать.
   И лорд снова сощурился вдаль, на зелёные кроны.
  -Мой лорд, а почему раны болят сильнее на второй день?
  -Что ж из тебя сегодня так и ползут вопросы? - воскликнул Риол-Тар, но Керосу показалось, что он не сердится, - А был тихий такой! Раны ко второму дню воспаляются, если не повезёт - гноятся, от этого и болят. Через пару дней после этого, у кого раны нагноились - уходят солнцам навстречу, все остальные выздоравливают, но так либо иначе страдать перестают. Пошли, поможешь мне с Илеаром.
  
   Илеар метался на тюфяке, стонал, кусая губы. Лекарь крутился поблизости, то и дело меняя смоченные водой тряпки на лице воина.
  -Давно у него жар? - спросил Риол-Тар, не глядя на лекаря.
  -С рассвета, лорд.
  -Меньше надо нянчиться, - непонятно огрызнулся Риол-Тар, - Всех вас за руки хватай... Керос, тащи сюда ведро кипятка с кухни, чистого полотна и две полные фляги вина.
  -Мой лорд, а зачем...
  -Объясню потом, - неожиданно мягко прервал рыцарь, - Пока тащи давай.
   К тому моменту как Керос, нагруженный затребованными припасами, вернулся под тень навеса, Илеар был непристойно обнажён, и лорд сидел рядом с ним в одной рубахе с закатанными по плечо рукавами. На смуглой коже левой руки белела повязка, и Керос вдруг понял, что забыл о ранах своего рыцаря - тот совершенно не берёг ни руку, ни наверное так же перевязанную ногу. Ларес переминался у опорного шеста, подальше от лорда, от раненых, и от заламывающего руки лекаря.
  -Садись вот сюда, - Риол-Тар указал в изголовье топчана, - И слушай внимательно. Илеар, сейчас я вычищу гной из твоей раны. Болеть будет так, как будто все горные духи поселились в твоём бедре, но если повезёт, то будешь жить.
   Воин не ответил; Керосу показалось, что он то ли не услышал, то ли не понял. Лорд, впрочем, ответа и не ждал.
  -Керос, возьми его за плечи и держи крепко, прижимай вниз. Ларес - то же самое, но за ноги. Постарайтесь не дать ему вырваться - он сейчас ничего не соображает и помочь нам не может.
   Керос сделал, что было велено. От кожи Илеара шёл жар, как от печи... как от младшей сестрёнки, когда у неё была лихорадка. Риол-Тар прикрикнул на лекаря - тот облил руки лорда горячей водой, потом вином, потом принялся разматывать закрывавшую рану воина повязку.
   Керос уже видел разрубленные тела вчера, и всё равно зажмурился. Там, где ногу должна была покрывать кожа, краснело вывороченное наружу мясо, вспухшее, как пена на водопаде.
  -Держите крепче, - велел лорд, - И смотрите внимательней, в жизни пригодится.
   Илеар рванулся из удерживающих его рук, когда Риол-Тар полил в растянутую рану горячую воду, и потом метался не переставая - Керосу пришлось навалиться на воина всем телом. Лорд, казалось не заметил ни усилий своих помощников, ни криков несчастного воина. Вода текла на тюфяк, переполняя рану, потом за водой потекло вино, снова вода, снова вино. Наконец, лорд отложил флягу и зажал обескровленные края раны чистым полотном.
  -Не отпускайте его, пока не перевяжу. Завтра, если жар не спадёт, будем делать ровно то же самое. И повторять со всяким, кого по недомыслию перевяжут, не обмыв кипятком с вином. До тех пор, пока не научитесь лечить, а не калечить. Ларес, Керос, уяснили, что делают с воспалившимися ранами?
  -Да, лорд, - прошептал Ларес. Керос не смог выдавить из пересохшего горла согласие, и потому только кивнул.
  -Умники. Ларес, свободен. Керос, пойдём по мной. Артен, смени под ним тюфяк, укрой чистым плащом и не касайся повязки, пока я тебе не велю, не то я забуду, что ты лекарь, и вспомню, что у меня не хватает землекопов.
   Лорд натянул куртку и вышел. Керос поплёлся следом.
  -Испугался? - спросил Риол-Тар, когда оруженосец разложил на столе ужин.
  Керос мотнул головой - голоса он по-прежнему не нашёл.
  -Садись и ешь. И запомни на будущее: хочешь жить - промывай кипевшей водой и несладким вином любую царапину, особенно боевую. И не давай таким вот горе лекарям себя жалеть.
  -Мой лорд... - Керос взял себе хлеба с сыром, и даже откусил, но кусок не шёл в горло, и проглотить его получилось с трудом, - А как же быть с ранами в грудь и живот?
  -Так же... Но рассуждаешь правильно, молодец. Раны в живот всё равно убивают почти всех, что лечи, что не лечи. Раны в грудь - как повезёт. И везти будет чаще, если держать их в чистоте.
  -А почему вино?
   Лорд на секунду задумался.
  -Вино отгоняет злых духов, - сказал он наконец, - Видел, как льют вино на колосья в праздник урожая? Чтобы зерно не гнило и богатство принесло удачу? Та же идея. А теперь дожёвывай свой ужин, убирай со стола и иди отдыхай.
  -Мой лорд, а твои раны тоже придется промывать каждый день?
  Риол-Тар рассмеялся, вставая.
  -Так ты из-за меня переживаешь? Если не тянуть с этим сутки, одного раза обычно достаточно. Пришли мне рыцаря Арвиодэ, и не забудь привести в порядок своё оружие.
  
   На следующее утро Лейт принёс весть о перемирии.
  'Залижем раны, наточим мечи, и вновь на стены с боевым воплем,' - пробормотал лорд, прочитав письмо, но Керос видел, как расслабились его плечи. Рыцарь Арвиодэ, впрочем, тоже выразил удивление неожиданной покладистостью Раведайна, и даже спросил Лейта, не ранен ли полководец Вэйзорт. Получив в ответ, что рыцарь Раведайн находится в добром здравии, Арвиодэ недоуменно пожал плечами, без удивления кивнул, услышав приказ Риол-Тара удвоить караулы, и больше ничего не спрашивал.
  -Мой лорд, ты не ждёшь, что рыцарь Раведайн сдержит слово?
  -А он нам ничего не обещал - читай сам.
  -'... Мысль о перемирии радует моё сердце. Мудрый полководец не будет губить цвет воинства понапрасну. Хотя перевал Аделадэйн принадлежит Властелину Вэйзорт, спор о долине можно решить не проливая крови...'
  -И так далее со всеми титулами, - прервал чтение лорд. При этом он ну нигде не пишет, что намерен сидеть на полпути между двумя долинами и созерцать принадлежащий его повелителю перевал издалека. Ну, посмотрим, что он там надумает.
  -То есть, мы опять ждём нападения?
  -Обязательно. Но вообще-то, Керос, командир крепости, равно как его доблестный оруженосец, ждут нападения всегда. Иначе они свою крепость не удержат. Поэтому пройдёмся-ка мы до перевала осмотреть ворота... а по пути расскажи-ка мне, почему это заграждение нам больше не пригодится.
  
   Риол-Тар и Арвиодэ, как оказалось, прекрасно знали своего противника - перемирие надолго не затянулось. В этот раз Раведайн привёл войска ночью, и часть из них, пройдя через лес, напала на защитников со стороны леса. Штурм, тем не менее, был снова отбит, и Керос снова оказался цел.
   Наутро лорд приставил его к лекарю, и засыпающий оруженосец ястребом следил за тем, чтобы указания лорда выполнялись - перенёсший ещё два промывания Илеар выздоравливал, и Керос окончательно уверился в том, что его лорд прав. Потом надо было точить оружие, чистить и чинить одежду, обихаживать Грома и Блеска... Керос даже не сразу заметил, что Риол-Тар сам добавил недостающие пластины к их доспеху, так он был измотан. На неразборчивые извинения оруженосца рыцарь ответил только: 'Ты мне пригодишься в сознании,' - и наутро Керос долго гадал, ни приснилась ли ему оказанная помощь.
   За вторым нападением пришло третье, потом четвёртое, кладбище за крепостью росло, для пленных пришлось очистить целый подвал, а конца спору за перевал видно не было. Сердце Кероса уже не замирало в груди от боевого клича Вэйзорт, и на смену ожиданию боя пришли безразличие и усталость. Он перестал огорчаться тому, что Риол-Тар продолжал лишать его законного места по левую руку сражающегося рыцаря, неизменно отсылая Кероса от себя на время каждой атаки, и когда, наутро после очередного отбитого нападения, ему передали, что его ищет лорд, оруженосец даже не отметил нахмуренности посланца, а просто поплёлся вдоль давно не пахнущей смолой и стружкой стены, волоча непослушные ноги как можно быстрее.
   Лорд сидел у треснувших ворот. Рядом с ним пристроился на корточках Авидаррайд - он что-то говорил лорду, но замолчал, когда увидел Кероса.
  -Цел? - привычно спросил Риол-Тар. Керос кивнул, вместо подобающего ответа. Подойдя ближе, он понял, что лорд зажимал обеими ладонями кровоточащее бедро.
  -Молодец. Приведи мне Грома. И вели повару приволочь кипятка и вина ко мне в комнату.
  -Мой лорд, ты...
  -Потом, Керос, - оборвал Риол-Тар, - Веди коня, я тебе позже всё разжую.
   Усталость прошла - вверх к крепости Керос нёсся словно на крыльях. Не успело солнце позолотить водопад, а он уже нёсся на Блеске обратно к стене, ведя строптивого Грома в поводу.
  
  -Умник... Погнали тебя неясно куда с самого утра...
  Оруженосца Риол-Тар поблагодарил кивком, а вот коня чуть не расцеловал в мокрую морду. Гром обфыркал хозяина, склонившись к его лицу - рыцарь поднялся на ноги, обняв лошадь за шею. Рана уже была завязана свёрнутым лоскутом и перетянута сверху ремнём. Лорд с трудом вскарабкался в седло; Гром, на удивление Керосу, стоял как влитой, а когда всадник угнездился в седле пошёл осторожным медленным шагом.
   Керос помог своему рыцарь спешиться у парадного крыльца. Коней, после очередных нежных объятий, увёл Навайд, а оруженосец потащил своего рыцаря наверх по крутым ступеням: Риол Тар всей тяжестью опирался на его плечо, и идти сам очевидно не мог. Сгрузив командира на постель Керос огляделся - бадьи с водой, пустой таз и вино стояли на столе.
  -Помогай, - велел Риол-Тар, - Самому мне сейчас не раздеться, а резать кожу не хочу.
  -Может быть позвать лекаря, мой лорд?
  -Ни в коем случае, он будет нам мешать.
   С минимальной помощью лорда, Керос стянул с него доспех и одежду, смыл большую часть крови и грязи, и собрал назад спутавшиеся волосы. Риол Тар, морщась, наклонился вперёд рассмотреть пропитавшуюся кровью повязку, прошипел сквозь зубы что-то совершенно нечленораздельное и велел Керосу принести сумку с чистым полотном, и подтащить таз и бадьи поближе.
  -Садись, Керос, - лорд хлопнул ладонью по постели, и Керос сел рядом с ним, по прежнему ничего не понимая, - Мне разрубили... жилу на ноге. Из неё хлещет как из ключа - видишь, даже ремень не держит. Знаешь как выглядят жилы? Наверняка видел после охоты - как болотные трубочки, пустые внутри.
   Керос кивнул - жилы он действительно видел.
  -Сейчас ты снимешь повязку, найдёшь одну такую жилу... вот такой примерно толщины. Из верхнего края сочится кровь, а нижний будет сухой. Помни, что жил много, но тебе нужна самая крупная. Твоя задача, после того, как ты промоешь рану, сложить эти концы вместе, и в таком положении рану стянуть. Ясно?
  -Ясно, мой лорд. Но не лучше ли лекарь, или рыцарь Арвиодэ...
  -Категорически не лучше. Арвиодэ занят, а лекаря я к себе на полёт стрелы не подпущу. Вымой руки, сполосни их потом вином - давай я тебе помогу.
  -Мой лорд, может быть мне позвать Навайда помочь держать тебя...
  Риол-Тар сухо рассмеялся.
  -Молодец, Керос, идея хороша. Но нам придётся обойтись. Давай не будем ждать, пока я истеку кровью, и займёмся делом.
   Следующие пол-часа потом годами навещали Кероса в кошмарах. Во сне он никак не мог найти жилу, которую наяву всё-таки отыскал, во сне лорд превращался в камень под его руками, чего наяву тоже не случилось. Во сне Гром, рыцарь Раведайн или чёрный подземный дух давали ему советы под руку, а наяву он бы с радостью принял совет от любого из них, потому что жилы не желали сходиться вместе, вино вымывало из раны не только кровь, но и цвет, лишая её красок и тем запутывая Кероса ещё больше, а болезненная дрожь рыцаря совершенно не помогала лечению. Во сне Риол-Тар огрызался на него язвительно и зло, изводя вопросами, как когда-то в самом начале его службы, а наяву рыцарю, разумеется, было не до издёвок, и Керос слышал только его тихие рваные стоны. В конце концов Керос сжал рану на сомкнувшейся жиле, туго обмотал вокруг полотно, завязал всё это сверху бинтом с тремя узлами, и без сил плюхнулся рядом с кроватью. Прошло некоторое время, прежде чем Риол-Тар окликнул его.
  -Молодец, Керос, всё хорошо сделано. Сходи теперь вниз и принеси мне две плоские доски пару локтей длиной и полдюжины кожаных ремней. А потом я дам тебе отдохнуть.
   По возвращении, Керос выслушал подробное объяснение о том, как крепить лубок вокруг раны, робко осведомился о том, зачем этот лубок нужен, если целы кости, получил в ответ 'чтобы жила не разошлась', и принялся за дело. Накладывать доски оказалось не в пример легче, хотя бы потому, что рыцарь помог ему их закрепить. После Керос налил в два кубка воды, и, по жесту лорда, осторожно присел у кровати.
  -Ну что, посмотрим, что из этого получилось? - спросил Риол-Тар, допив воду, - Распусти жгут.
   Керос, ломая ногти, растянул ремень. На повязке показалась кровь, пятно расплылось, потекло вниз, заливая лубок и кожу, и замерло.
  -Молодец, - третий раз за утро похвалил Риол-Тар, - Всё чудесно. Может, этим и обойдётся. Накрой меня чем-нибудь теперь и иди отдыхай.
   Но Керос, конечно, ещё принёс своему рыцарю завтрак, оставил у изголовья фляги с водой и вином, позвал Навайда посидеть у двери на тот случай, если Риол-Тару что-нибудь понадобится, и только потом пробежал вниз по ступеням, через кухню, в конюшню. Рассёдланный Гром задумчиво жевал сено. Керос осторожно приблизился и протянул коню прихваченной на кухне зелени.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"