Кеваева Мария Николаевна: другие произведения.

Разноцветные облака

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Повесть о приключениях маленького мальчика Ромки, приехавшего на каникулы в гости к бабушке в заповедник "Лукоморье". Ему предстоит узнать много нового, встретиться с Лешим, Русалкой, Водяным и другими героями, и для этого совсем не нужно отправляться за тридевять земель - фантазия мальчика поможет ему разглядеть сказку в самых обычных людях, работниках заповедника.

  Здравствуй, Лукоморье!
  Солнце медленно золотило верхушки деревьев. Легкий холодок, оставшийся после ночи, неохотно растекался по лугу, оставляя свои следы в виде блестящей росы на траве. В воздухе стояла тишина. Только в небольшой роще какая-то птица методично отрабатывала одну и ту же трель. "Четырре, четырре, вьить, вьить, четырре", - звонко раздавалось вокруг.
  На пригорок, поросший короткой травой, выбежал взъерошенный суслик. Встав столбиком, чтобы поймать первые солнечные лучи, он принялся умываться, приглаживая свою рыжую шерстку. То и дело вскидывая забавную мордочку, определял, не грозит ли ему опасность, не крадется ли в зарослях лиса, не видно ли в небе ястреба. Но все было спокойно. В кустах придорожной бузины лось неторопливо обрывал листья с веток. Мотая головой, перебирал длинными ногами. По другую сторону дороги кусты казались зеленее, не перебежать ли туда?
  Вдруг все изменилось. Природа насторожилась. Где-то далеко послышался шум мотора. Он становился все ближе и ближе. Лось напряженно замер. Рыжий суслик юркнул в норку. На магистрали появился автомобиль. Серебристый внедорожник жил своей жизнью. Он промчался на скорости, не останавливаясь, не замечая ничего вокруг.
  В салоне негромко играла музыка. Сидевшая на переднем сидении молодая женщина смотрела в окно. Стекло было опущено, и ветер трепал ее светлые волосы. Машину вел мужчина лет тридцати. Не отрывая глаз от дороги, он хотел прибавить радио.
  - Тише, - остановила его женщина, - ребенок же спит.
  На заднем сиденье, пристегнутый по всем правилам к детскому автокреслу и стиснутый со всех сторон походным скарбом, спал мальчик лет восьми. На нем были новые кеды, синий спортивный костюмчик с яркими фирменными эмблемами на курточке и штанах. В правой руке, даже спящий, он сжимал свой бесценный айфон.
  - Если верить навигатору, мы скоро будем на месте, - произнес мужчина. Мать повернула голову к сыну.
  - Ромка, сынок, просыпайся, - позвала она.
  Мальчик с трудом открыл заспанные глаза. Спросонья он не сразу понял, где они, куда едут.
  - Мы уже приехали? - зевая, спросил он.
  - Скоро приедем, сынок, а пока посмотри, какие места красивые.
  
  За окном проносились поля, небольшие рощицы, озера, подернутые ряской. Изредка попадались деревушки, разделенные дорогой на две половинки. В одной из деревень с красивым названием "Заря" мальчик увидел несколько коров, пасущихся прямо у дороги. Мотая хвостами, жуя зеленую травку, они как по команде повернули головы и проводили автомобиль любопытным взглядом.
  Одолев очередной вираж, автомобиль начал взбираться на крутой склон. Мальчик поудобней устроился в своем кресле, сунул айфон в сетку на сиденье и во все глаза смотрел в окно.
  - Ма-а-а, смотри, какое здесь небо низкое, а облака так близко-близко! - воскликнул он.
  Мать посмотрела на него с улыбкой, подмигнула и согласно кивнула головой.
  - Ро-ман-ти-ки, - нараспев произнес отец и тихонько вздохнул.
  Новый дорожный указатель с четкой яркой надписью советовал повернуть налево. Ромка прилип носом к стеклу и успел прочитать крупные синие буквы "Лукоморье".
  Машина, покачиваясь на ухабах, свернула на грунтовку. Проехав минут десять, папа тихо и как-то удивленно произнес:
  - Приехали?
  Они стояли у большого камня-валуна. На нем, как на карте, было много стрелок и надписей, сделанных красной краской. Дальше дороги не было. В ста метрах отсюда начинался лес. Ветер шелестел листвой, где-то вдалеке куковала кукушка.
  - Как в сказке, - мечтательно сказала мама.
  Ромка водил пальцем по шершавому камню и шевелил губами, стараясь прочитать все надписи. Стрелка вверх называлась просто: "Администрация". Стрелки влево указывали на гостевой дом и службу охраны. Стрелки вправо приглашала путников посетить аллею чудес, обещая, что они увидят "чудо-чудное и диво-дивное". И наконец, была еще одна стрелка с непонятной надписью "м/ж".
  Папа вытащил сумки из багажника, две самые тяжелые взвалил себе на плечи и, кряхтя, коротко произнес:
  - Нам прямо.
  Шагая по поросшему бурьяном полю, путники с удовольствием вдыхали свежий воздух. После городской суеты глаз отдыхал, глядя на обилие зелени. Солнце уже перевалило за полдень и начинало заметно припекать. Родители ускорили шаг, желая поскорее оказаться под прохладной сенью деревьев.
  У входа в лес одиноко росла высокая сосна. На самой ее верхушке, прямо на краешке изогнутой ветки, сидела ворона. Она смешно наклоняла голову то вправо, то влево, внимательно наблюдая, как трое путников осторожно пробираются вглубь леса по едва заметной тропинке.
  Здесь начиналось царство природы. Листья шептались с ветром, и птицы на все лады воспевали новый майский день.
  То и дело спотыкаясь о кочки-пенечки и оступаясь в ямки, папа проворчал:
  - Никаких следов цивилизации!
   - А вон два указателя впереди, - не согласилась мама.
  Ускорив шаг, она подошла поближе и прочитала вслух:
  - Налево пойдешь - в БАК упадешь. Направо пойдешь - в КАПКАН попадешь.
  - Утешили, - усмехнулся папа и закашлялся.
  Ромка ахнул, глаза его округлились. Что это за БАК такой? При чем здесь капкан? И когда они пошли дальше по тропинке, мальчик вовсю высматривал, не торчат ли где из-под палой листвы острые зубцы, и не спрятан ли за могучими стволами деревьев загадочный бак с водой? Но на пути им попался только ежик. Заслышав прохожих, он свернулся в колючий клубок и замер.
  Наконец, деревья расступились, и лес выпустил дружную семейку на широкую поляну. По форме и размерам она напоминала школьное футбольное поле. Посередине стоял большой деревянный дом, точнее, бревенчатый терем с высоким крыльцом и резными наличниками.
  С двух сторон поляну окружали заросли сирени, боярышника и дикой яблони. Они стояли в цвету, и вид от этого был просто сказочным... На доме висела табличка "Администрация заповедника "Лукоморье", а ниже еще одна: "Летний детский парк чудес".
  Дверь в терем внезапно распахнулась, и Ромка услышал знакомый голос:
  - Это кто же к нам приехал? - На крыльцо выбежала пожилая женщина в голубом платье, невысокого росточка, худенькая, седые волосы собраны на затылке пучком.
  - Неспроста сорока трещала все утро. Вам городским не понять, а я все гадала, кого ждать в гости? Роман! - Бабушка обняла внука, расцеловала. - Вырос-то как!
  - Что же вы не предупредили, что приедете? - обратилась она уже к родителям. Я бы встретила...
  - Да мы справились, не заблудились, Ульяна Филипповна. Машину бы только... - замялся папа.
  - Охрана пристроит, я распоряжусь, - успокоила его бабушка. Она была явно рада своим гостям.
  - Ну, Ромашка, пойдем. Покажу тебе мой дом. Я теперь здесь работаю.
  Внук неожиданно насупился. Ему еще в школе надоело это девчачье прозвище: "ромашка". И вот, приехали... Но голубые глаза, светлые волосы и имя предательски подтверждали точность такого к нему обращения.
  - Ну, ладно, ладно, не буду больше, - наклонившись и как бы извиняясь прошептала она ему на ухо.
  Бабушка Ромки работала в заповеднике заместителем директора. Когда-то она преподавала в институте, потом вышла на пенсию, быстро соскучилась без дела. Неожиданно ей предложили работу в Лукоморье, и она с радостью согласилась. Теперь Ульяна Филипповна и ответственный хозработник, и отдел кадров в одном лице. Мудрая, энергичная, за день она быстро и профессионально успевает решать множество разных проблем.
  Все вошли в дом. Мама с бабушкой сразу начали хлопотать у стола. Ромка с интересом рассматривал комнату. В таком доме он еще не бывал.
  В углу была настоящая русская печь. Ромка сто раз видел ее на картинках в книжке. Но одно дело видеть, а другое - залезть по деревянной лесенке наверх, где можно даже спать! Или прислониться спиной к ее теплой стенке, или заглянуть внутрь за заслонку, где бушует огонь. К печке прилагался специальный инструмент. Ухват называется. Длинная палка с железными рогами на конце. Вот только играть с ним папа не разрешил.
  Папе доверили самовар, и он пытался его "раскочегарить", бормоча под нос что-то насчет электрических чайников...
  Ближе к окну стоял большой письменный стол. На нем - привычный городскому жителю компьютер, стопка разноцветных папок с документами. У стола - вращающееся кресло на колесиках.
  На полу у шкафа с книгами Ромка увидел большой цветочный горшок с засохшим деревцем. Толстые ветки были аккуратно подпилены. Интересно, почему бабушка его не выбросит?
  На стене висели часы с кукушкой. От них на цепочке спускались вниз смешные железные гирьки в форме еловых шишек. Вот бы узнать, что у этих часов внутри и как они работают...
  На стенах и даже на потолке висели какие-то венички и букетики засохших цветов головками вниз. Наверное, это от них в комнате так приятно пахло.
  За разговорами и вопросами время пролетело быстро. Обед плавно перешел в ужин.
  - Так значит, на все лето Ромочку ко мне? - спросила бабушка. Её голубые глаза хитро прищурились.
  - Понимаете, Ульяна Филипповна, - начал папа, смущенно вертя в руках ложку, - предложили работу по специальности сразу обоим. Это редкая удача.
  - И куда вы теперь?
  - На Урал...
  От душистого чая с пирожками Ромку разморило. Он клевал носом, но мужественно боролся со сном. Кукушка уже который раз выскочила из своего домика и прокуковала десять раз.
  - Как же это работает? - сквозь дрему подумал Ромка.
  Вдруг на чердаке раздался непонятный шум, и в комнату влетело что-то большое, пестрое, и начало метаться по комнате.
  Сна как не бывало. Ромка даже вскрикнул от неожиданности. Это была сова- бабушкина любимица.
  - Ох, Полюшка, я про тебя и забыла, - сказала Ульяна Филипповна. Сова подлетела к засохшему деревцу и, вцепившись когтями в морщинистую кору, уселась на самой толстой ветке.
  - - Ух-у-ух! - продолжала она бить крыльями, выпучив свои круглые желтые глаза. К гостям она явно не привыкла.
  - Ба-а-а, - вытаращил глазенки Ромка. - Она что, ученая? И знает, как тебя зовут?
  - Меня тут все знают, только зовут по-разному.
  - А может, совушка и с нами поздоровается? - спросил папа. - Так сказать, по имени-отчеству...
  Бабушка сердито прищурилась. Ох, как не любила она, когда начинали подшучивать над драгоценными детскими чувствами: доверчивостью и умилением. Тут уж пощады от нее не жди! Даст отпор каждому, не взирая на лица!
  - А всех неверующих, дорогой зятек, мы помещаем в комнату неверия!
  - Это еще что-такое? Чулан, что ли? - попробовал отшутиться папа.
  - Посидишь до утра - узнаешь, - не унималась бабушка.
  - Так, ну мы, наверное, поедем, - вмешалась мама. - Пора уже, засиделись мы...
  - Даже не думайте, - замахала руками бабушка. - На ночь глядя никуда не поедете. Да и лес вас не выпустит, - загадочно добавила она. Никто не понял, шутит она или серьезно говорит. Однако спорить и возражать ей родители почему-то не стали.
  Уже залезая под одеяло, Ромка спросил:
  - Бабуль, а как тебя здесь называют?
  - Бабой Ягой, - смеясь, ответила бабушка. Правда, за глаза, а я делаю вид, что об этом не знаю. Но иногда приходится-таки Ягой быть...
  Она вдруг подошла к деревянной перегородке и постучала в нее сухоньким кулачком несколько раз. За перегородкой что-то зашуршало послышалось покряхтывание, покашливание
  - На службу не пора? Опять забыл будильник завести? - Это был голос уже не бабушки, а настоящей начальницы Лукоморья.
  - А там кто? - удивленно спросила мама.
  - Циклоп.
  - Кто? - в один голос выдохнули все трое.
  - Да вы спать сегодня будете, или нет? Не знаю, как у вас. а у меня завтра длинный рабочий день!
  Она забралась на печку. Родители устроились рядом на раскладушках, и через несколько минут в комнате стало тихо, если не считать папиного храпа. Впрочем, Ромка так устал за день, что глаза сами собой слипались. Под тиканье старинных ходиков мальчик начал медленно проваливаться в сон.
  - Интересно, подумал он, засыпая, - а ночью кукушка тоже кукует или спит?...
  
  
   
  Ловись, рыбка!
  
  Проснулся Ромка от того, что солнце светило прямо в лицо. Чихнув, мальчик открыл глаза и осмотрелся. Родители уже уехали. Бабушка, повязав яркий фартук, хлопотала у печки и одновременно разговаривала по телефону. Одной рукой она черпала тесто, а другой придерживала телефонную трубку.
  Тесто шипело, подрумяниваясь. В комнате стоял такой аромат, что у Ромки слюнки потекли.
  - А, Ромка, проснулся, - оглянулась бабушка. Ну, давай, умывайся и садись завтракать. Обедать мы с тобой будем в столовой, - уточнила она. - А вот завтракать и ужинать здесь, дома.
  - А это кто? спросил мальчик.
  В ногах у бабушки, выписывая аккуратные восьмерки, вертелся огромный рыжий кот.
  - Это? Светофор. Он весь день бегает, где хочет, а утром - все ноги оботрет. Дай ему и дай свежей рыбки. Приучили на свою голову...
  Кот поднял голову и нахально уставился на мальчика своими разными глазами: желтым и ярко-зеленым, и подумал: А это еще кто? И что я от него получу ?...
  И вправду как светофор, подумал Ромка.
  Бабушка на минуту остановилась и задумалась.
  - Внучек, а возьми-ка ты кота с собой на рыбалку.
  - Это куда, бабушка? - спросил Ромка, проглатывая очередной оладушек. - Я же не знаю... - начал он.
  - Да ты только удочку или сачок возьми, кот тебе сам дорогу покажет, - усмехнулась бабушка. - А не справишься, дядя Гена там тебе поможет, - крикнула она уходя.
  Так и вышло. Стоило только Ромке взять в сенях удочку, кот, поставив хвост трубой, пулей вылетел из избы. То и дело оглядываясь на мальчика, он быстро пересек поляну и помчался в лес.
  Ромка побежал следом, старался не отставать.
  - Хорошо, что в мае лопухи короткие, - подумал он, не упуская из виду кошачий хвост.
  Светофор вывел его на небольшую полянку, окруженную березами. Посередине был водоем неправильной овальной формы. Вода в нем издалека казалась зеленой. Подойдя поближе, Ромка присел на корточки. Такого количества рыб в одном месте он никогда еще не видел. Мальчик пожалел, что не взял с собой хлеба - покормить. И вдруг увидел целую краюху, плавающую у берега в осоке. Рыбины, блестя на солнце крупной чешуей и отталкивая друг друга, сами отрывали от нее куски.
  Кот бегал по камушкам вокруг пруда и мяукал не переставая, как заведенный. Он сердито смотрел то на Ромку, то на мужчину в брезентовой куртке с большущим сачком в руках. Его одежда сливалась с прибрежными кустами, даже лицо казалось зеленоватым.
  - Здравствуйте, - весело крикнул ему мальчик. - Вы дядя Гена? Мне бабушка сказала...
  - Знаю, - оборвал его мужчина, недовольно покосился на Ромкину удочку и усмехнулся.
  - Я сам, - коротко сказал он. Выловил сачком две мелкие рыбешки и вытряхнул их на камни. Кот тут же вцепился в свой завтрак и начал с хрустом уплетать. Пока ел одну, вторую крепко прижимал лапой к земле, и громко урчал.
  - Ишь ты, как в ресторан повадился...- пробурчал мужчина. - А ты чего, так и будешь стоять и смотреть? -спросил он, растягивая губы в притворной улыбке.
  Ромка растерялся, пожал плечами. Не найдя, что ответить, помолчал минутку и пошел обратно. Настроение у него испортилось.
  - Противный какой, - подумал Ромка. - Противный и зеленый, как водяной.
  Оглянувшись, мальчик увидел, как "водяной" что-то высматривал в пруду, наклонившись с сачком в руке. А кот, припав к земле, продолжал хрустеть рыбой.
  Прошло недели две. Однажды, подходя к дому, Ромка услышал, как в бабушкином кабинете громко разговаривают двое. Так громко, что он остановился. Слов было не разобрать, но разговор был явно не из приятных. Вдруг на крыльцо вышел дядя Гена - теперь лицо его было красным как у рака. Резко захлопнув за собой дверь, он быстро прошел мимо мальчика, даже не поздоровавшись.
  Ромка вошел в дом, тихо присел на краешек дивана. Бабушка ходила по комнате из угла в угол, расстроенная.
  - Вот только таких дел мне еще и не хватало... - бормотала она.
  Оказалось, дядя Гена занимался частным предпринимательством. Он потихоньку ловил рыбу в пруду заповедника и сбывал ее своим знакомым из соседней деревни.
  - Бабуль, а мне этот водяной сразу не понравился, - осторожно произнес Ромка.
  - Ромка, Господь с тобой, какой водяной? - удивилась бабушка. - У него имя-отчество есть: Геннадий Семенович... - бабушка осеклась. - А фамилия и правда рыбная - Сомов...
  В Лукоморье дядя Гена больше не работал. Рыбное хозяйство перешло в другие руки. На работу взяли племянницу одного из сотрудников. Она только что окончила рыбохозяйственный институт. Веселая и общительная, девушка легко влилась в коллектив. У Алены были густые длинные волосы до пояса, подвязанные зеленой косынкой. Аккуратный рабочий комбинезон со множеством карманов тоже был зеленым. И даже сапоги зеленые. Обитатели заповедника тут же, не сговариваясь, нарекли ее Русалкой.
  Алена оказалась, как принято говорить, в нужном месте в нужное время. Идеи рождались у нее на каждом шагу. Теперь в пруду заповедника плескался золотой карп. Посмотреть на него выстраивались целые очереди. Вот только брать золотую рыбку в руки не разрешали. Загадывали желание на берегу.
   
  Бархатный костюмчик
  Циклопом звали бабушкиного помощника - Василия Петровича. В заповеднике он работал сторожем. Каждый вечер в одно и то же время выходил на обход территории. На голове носил шахтерский фонарь. Освещая им дорогу, он был похож на одноглазого великана из сказки. Из-за этого его так и прозвали - Циклоп. С этим фонариком Петрович никогда не расставался, даже спал с ним, чтобы не потерять.
  Спокойный, добродушный пенсионер, днем он колол дрова, чинил вольеры или просто обходил заповедник: не видно ли где заболевших деревьев. Деревья Петрович любил. Раньше он работал лесником и знал их все "в лицо". А еще узнавал птиц по голосам.
  Ромка часто с ним встречался, но побаивался. Они часто сталкивались на лужайке перед домом. Вся усыпанная одуванчиками, она особенно необычно выглядела в ясный солнечный день. Каждая травинка будто светилась изнутри изумрудным светом, а одуванчики сияли в ней, как маленькие солнышки.
  Сегодня как раз был такой день, но Ромка не радовался. Надувшись, он сидел на крыльце, потирая покрасневшие глаза. За завтраком не стал есть кашу, и бабушка опять назвала его "Ромашкой".
  - Никакой я не Ромашка, - сердито бубнил себе под нос Ромка. Петрович, который все утро возился с поленницей, его услышал. Присел рядышком на ступеньку.
  - Эх, красота-то какая, - вздохнул он, восхищенно рассматривая золотистую лужайку. Природа! Вот ты на бабушку обижаешься, что она тебя Ромашкой зовет, а меня хоть колокольчиком назови, хоть ландышем, хоть божьим одуванчиком, я не обижусь. Природа! - миролюбиво произнес Петрович.
  У Ромки полегчало на душе.
  - А хочешь, научу тебя, узнавать птиц по голосам? - неожиданно предложил он. - Вертишейка знаешь, как поет? Смешно так: "кяй-кяй-кяй". А сойка-то как ловко всех копирует-передразнивает... Э-э-э, да ты про таких в первый раз, что ли, слышишь? - недоуменно протянул он.
  Ромка, смущенный, молча кивнул.
  - Ну, не беда, - поднялся Петрович. - Пойдем со мной, я тебя сейчас с ними познакомлю.
  По лесу они пробирались осторожно, стараясь лишний раз не шуметь. Петрович без конца останавливался, показывая Ромке то свернувшегося под кустом ежика, то веселую семейку грибов на пеньке.
  - Их едят! А которые нельзя есть - те другого цвета, - многозначительно произнес старик.
  Вышли на полянку. Ромка заметил под ногами какие-то ягодки. Присел, раздвинул траву, а там... Кисточки спелой земляники словно ждали, когда их найдут.
  - И никто ее не собирает! - подумал Ромка.
  - Ты где там? Чего отстаешь? - окликнул его Петрович.
  А как же по ягодам наступать? Жалко!
  - За ними мы с тобой в другой раз придем, с корзинкой, - поманил его в сторону старик. - А теперь, прислушайся-ка!
  В тишине леса слышался настойчивый стук, похожий на барабанную дробь.
  - Дятел, - шепотом сказал Петрович, оглядываясь по сторонам. - Самая уважаемая в лесу птица. А вот и он.
  Ромка увидел на дереве небольшую пеструю птицу, меньше вороны. Крепко уцепившись за кору, она настойчиво долбила ствол, только щепки во все стороны летели.
  - А костюмчик-то у него какой, получше твоего будет! - добродушно усмехнулся Петрович. - Словно бархатный.
  Ромка стал разглядывать повнимательнее. На головке у дятла было красное пятно, как шапочка, крылья в черно-белую полоску, а штанишки с красно-оранжевой бахромой.
  Цепляясь за кору, дятел быстро пополз вверх по стволу.
  - Это он вредителей ищет, - объяснил Петрович. - Которые под кору забились. Никому их кроме дятла не достать. Доктор он наш лесной!
  Возвратился Ромка полный впечатлений. Больше он Циклопа не боялся. Да и вообще, считал мальчик, не подходит ему это прозвище. Пусть лучше будет Лесовиком!
  
  
  Бармалей
  С самого утра все пошло не так. Когда Ромка проснулся, бабушки уже не было. На столе стояла тарелка с лепешками, покрытая салфеткой, и рядом лежала записка: "Молоко на шестке. Завтракай сам".
  Он уже знал, шесток - каменный столик у печки перед заслонкой. Ромка позавтракал и начал одеваться. Он нигде не мог найти второго ботинка. Поискал под кроватью - нет, в сенях, под крыльцом - тоже нет. В раздумье он слонялся по комнатам, не зная, чем заняться. На улицу не хотелось. Всю ночь шел дождь, трава еще не высохла, даже лужицы на поляне образовались. Петрович тоже куда-то ушел, хотя обещал сегодня сделать с ним кормушку для птиц.
  Вздохнув, Ромка полез в свое тайное убежище - на чердак. Там было одно-единственное окошко, но именно оно и привлекало мальчика больше всего. Это было не обычное, а витражное окно, с узором из разноцветных стеклышек. Ромке очень нравилось смотреть сквозь них на небо. Особенно здорово выглядели облака.
  Засмотревшись на небо, Ромка и не заметил, как в приоткрытую дверь проскользнул Светофор. Тихо прокравшись мимо мальчика, он направился в угол. Там, у самой крыши, на жердочке сидела сова, - точнее, спала.
  - Ты что тут делаешь?
  Ромка не сразу понял, какое черное дело задумал кот. А когда понял, закричал:
  - Брысь!... - но не тут-то было. Тот даже не оглянулся. Ромка попытался ухватить кота за хвост. Светофор ответил когтями. Под рукой не было ничего подходящего, ни палки, ни веника. Мальчик бросился вниз по лестнице.
  Светофор тем временем забрался на большую картонную коробку и начал готовиться к прыжку. Но у него ничего не получалось. Кот был тяжелый. Коробка под его тяжестью мялась, перекашивалась. Светофор съезжал то в одну сторону, то в другую. Полюшка проснулась и захлопала крыльями. Кот замер.
  И в этот момент на чердак вернулся запыхавшийся и испуганный Ромка с ухватом в руках.
  При виде такого оружия спесь с кота сразу слетела. Он зло мяукнул и начал метаться по чердаку, прячась то за ящик, то за корзину. Ромка, не помня себя, тыкал ухватом, стараясь попасть в кота, и приговаривал:
  - Ты не Светофор, ты - Бармалей, настоящий Бармалей.
  Вдруг - дзинь...он нечаянно ткнул ухватом в окно. Ромка остолбенел.
  Самое красивое окно в доме... Его любимый наблюдательный пункт! А что бабушка скажет?
  Ромка беспомощно оглянулся. Кота уже нигде не было. Не зная, что делать, сошел вниз. Так домой захотелось, в город...
  Бабушка не ругала внука за окошко. Задала всего один вопрос: Не порезался?
  В этот же день молодой парень из хозчасти вставил новое стекло, но уже обыкновенное, не цветное. А Ромка успел тайно собрать несколько стеклышек от витража и спрятать их в жестяную коробку из-под печенья, сам не зная, зачем.
   
  Страус-забияка
  В субботу ждали много гостей. Нужно было проработать маршруты, обеды, охрану порядка... Обычная пятиминутка в кабинете бабушки затянулась надолго. Превратилась в настоящее совещание. Рассматривались жалобы от родителей на страусиной площадке.
   Виновником оказался страус по кличке Лихо одноглазое. Он приноровился воровать у посетителей кепки. Делая вид, будто ищет что-то на земле, он медленно, бочком подкрадывался к жертве, посматривая одним глазом - другой в это время был хитро прищурен. Потом раз - и кепки на зеваке нет. Страус настолько разошелся, что гости уже боялись даже близко подходить к вольеру.
  - Может, у него со зрением что? - задумчиво спросила бабушка у тети Веры, которая ухаживала за страусами.
  - Да нет, просто такой невоспитанный, - тихо и просто ответила она.
  - Так воспитывайте! - в сердцах сказала бабушка. - Или изолируйте, нам такой забияка не нужен!
  - У меня предложение, - раздался голос Русалки. Она поднялась, теребя кончики почему-то уже голубой косынки. - Надо из гадкого утенка сделать лебедя.
  - Ишь чего захотела! - раздался чей-то голос.
  - Давайте нашьем панамок и будем гостям раздавать, - продолжила Алена. - . Пусть страус работает. И ему занятие, и детям радость.
  Так и сделали. Всю ночь кипела работа. А к утру на столе у Ульяны Филипповны лежала стопка разноцветных панамок с широкими полями.
  - А не слишком большие? - засомневалась бабушка. - Ну-ка, Ромка, примерь.
  На мальчика надели белую панамку в голубую полоску.
  - Как в облаке, - всплеснула руками бабушка. - Ну, ничего, страусу легче будет цеплять.
  Как рассказывала потом тетя Вера, результат был ошеломляющий. Теперь дети с визгом сами лезли к страусу. Каждый старался подсунуть ему свою голову и не один раз. Поэтому панамок на всех желающих не хватало.
  - А еще есть? Ну пожалуйста, принесите еще! - просили гости.
  В тот день страус прославился и заработал себе новую кличку: "Артист". На следующей пятиминутке уже решалась другая задача: как помочь всем желающим пообщаться с новой знаменитостью.
   
  Кисточка перестаралась
  
  В заповеднике жила маленькая лисичка - всеобщая любимица. Из-за пушистого хвоста с белым кончиком. Ее так и прозвали - Кисточка. Она жила в огороженном вольере. В углу вольера под бревном ей сделали искусственную норку.
  Когда посетителей не было, Кисточку запросто выпускали погулять по заповеднику. Еще ни разу лиса не убегала. Но больше всего ей нравилось вертеться около кухни. Добрая повариха всегда угощала ее: то вынесет куриное крылышко, то кусочек колбаски. А когда дрессировщица Ирочка вечером начинала искать лису и свистела в свой свисток, Кисточка бросала все и пулей летела на зов.
  Лиса участвовала в сказке про Жихарку. Ее специально дрессировали, чтобы она таскала в зубах разные вещи. Дети были в восторге, когда Кисточка утаскивала куклу, наряженную мальчиком, к себе в домик.
  Кисточка работала с удовольствием. Это было видно по ее мордочке. Но вскоре работники заповедника начали замечать пропажу своих вещей.
  Началось все с того, что у Петровича пропал его бесценный фонарь.
  - Ну как же так? - сокрушался он. - На минуту на лавочке оставил, умыться отошел, и на тебе...
  В другой раз, придя на обед в столовой, Ромка заметил что-то неладное.
  - Тетя Оля, а где же ваш колпак? - спросил он.
  Повариха всегда была на работе в кипельно-белом халате и высоком колпаке с кружевной оборкой. Но сейчас вместо колпака на ней была обыкновенная косынка.
  - Да вот, делся куда-то, - расстроенно отозвалась тетя Оля.
  - И у меня косынка пропала, - подхватила Русалка. - Где только не искала...
  Некоторое время спустя дрессировщица Ирочка заметила странное поведение лисенка. Обычно в жаркую погоду Кисточка пряталась в своей норке. А теперь то хвост торчит наружу, то мордочка, как у собачки из будки.
  - Наверное, ежик забрался или вода натекла в норку, - подумала Ирочка, выманила Кисточку наружу и полезла посмотреть, а там...целый склад! Охая и смеясь, она начала вытаскивать вещи, а лиса в это время недовольно тявкала и крутилась вокруг нее.
  Девушка сложила все в корзину и пошла искать пострадавших.
  
  - Смотрите, - она вывалила содержимое корзины на пол в кабинете у бабушки.
  - Косыночка моя любимая! - запричитала Русалка, взяв в руки измусоленную зеленую тряпочку. Ромка среди вещей увидел свой пропавший ботинок, а еще грязный и изрядно помятый колпак поварихи...
  - А ничего гардеробчик-то у лисы получился, - усмехнулся Петрович, любовно поглаживая свой найденный налобный фонарь.
  Теперь, если в заповеднике что-то пропадало, никто не беспокоился. Все знали, где искать, и на Кисточку никто не обижался.
   
  Мечта дрессировщика или 4:1 в пользу Полюшки
  
  Каждый вечер Ромка наблюдал, как бабушка подолгу сидит за столом, разбирая документы. Иногда ей требовалась какая-нибудь книга из шкафа, и, уставшая за день, Ульяна Филипповна взбиралась на шаткую лесенку, чтобы дотянуться до верхней полки.
  - А что, если... - мелькнула однажды мысль у мальчика, но дрема взяла свое, и Ромка уснул.
  На следующее утро он обнаружил, что мысль его никуда не ушла. Наоборот, за ночь она выросла в отличную идею. А задумал он благородное дело - помочь бабушке. Да еще как! Пусть сова Полюшка достает и приносит ей нужные папки и книжки. Что она сидит просто так, часами таращит глаза и вертит головой во все стороны, будто на шарнирах. Пусть пользу приносит!
  А дрессировкой займется он сам. Тайком от бабушки, чтобы сделать ей сюрприз. Вот только времени маловато -сова днем спит, а вечером бабушка дома.
  План его был прост - пронумеровать книжки на полке, потом показывать сове цифру - и лети, Полюшка, доставай книгу и неси ее на стол. Так Ромка и начал действовать. Нарезал бумаги, нарисовал цифры покрупнее, часть прилепил к папкам, часть оставил себе.
  Улучив момент, когда бабушка вышла из дома, Ромка подскочил к сове, сидевшей, как обычно на ветке дерева, показал ей цифру, дал корм. Потом подошел к шкафу и указкой показал на нужную книгу.
  Сова сидела, хлопала глазами, ничего не понимая. Вторая попытка, третья, еще и еще... Полюшка с удовольствием склевывала корм, но лететь не хотела.
  - Ну, давай же, - Ромка тихонько подтолкнул ее, но сова только крепче вцепилась в ветку, грозно захлопала крыльями и заухала. Мальчик с отчаянием понял: сова совершенно не способна к математике.
  В сенях послышались шаги. Ромка быстренько юркнул под одеяло. Первый урок закончился со счетом 1:0 в пользу наевшейся досыта совы.
  Весь следующий день Ромка искал решение. И нашел! Как только бабушка вышла, он посадил сову на дверцу книжного шкафа. Сам залез на лестницу. Мальчик брал книгу и совал ее сове - на мол, возьми. Но сова книгу не брала и только заглядывала в глаза: где же угощение?
  Несколько попыток оказались успешными. Полина цеплялась клювом за край книги и начинала ее теребить. Ромка обрадовался: ну вот, уже кое-что, счет 1:1. Но дальше этого дело не пошло.
  Так продолжалось дня два. Результат Ромку не устраивал. Знаний не хватает! Но в шкафу у бабушки он нашел только одну книжку про птиц, да и там про дрессировку сов ничего не говорилось. Мальчик решил отправиться за помощью к дрессировщице Ире. И пожалел.
  - Кого дрессировать? Кота, что ли? - засмеялась она. - Сову? Да у нее мозг размером с орех!
  Ромка измучился весь, похудел. Бабушка забеспокоилась, начала спрашивать, не заболел ли он. И в конце концов, мальчик махнул на птицу рукой. Если надо, он сам за книжками для бабушки слазает.
  Однако дело приняло неожиданный оборот.
  Как-то вечером Ульяна Филипповна, как обычно, сидела за столом с бумагами. Ромка уже почти заснул. И тут, то ли сова проголодалась, то ли дрессировка подействовала, но Полюшка слетела с ветки, уселась на раскрытую дверцу книжного шкафа, подцепила клювом папку и сбросила ее с полки на пол. Потом вторую, третью...
  - Это...это что еще такое? подняла голову бабушка. Ромка вскочил с постели. А сова продолжала методично сбрасывать бумаги.
  - Да что происходит? - ахнула бабушка. Посмотрела на внука, но Ромка пожал плечами, сделав вид, что тоже ничего не понимает. Полюшка уселась на свое место и, страшно довольная, стала ждать угощения.
  Ульяна Филипповна начала собирать бумаги с пола, ворча на свою любимицу.
  - И что на тебя нашло? С ума, что ли, сошла?
  - Ну, ба-а-а, она же ученая. Может, ей почитать захотелось. -попытался защитить Ромка свою ученицу. А про себя подумал: ну и сова, 4:1 в ее пользу.
  
  
  
  
  
  Неожиданное знакомство
  
  На поляне перед теремком играла незнакомая девочка. Примерно одного с Ромкой возраста. На ней были надеты вышитые джинсы и желтая футболка. Черные блестящие волосы заплетены в замысловатые косички и собраны сзади. Она уже минут десять вертелась под окнами и явно кого-то ждала. Может, отстала от своей группы? Но из приезжих сегодня были только старшеклассники. Ребята уже давно спустились по канатной дороге и ушли по своему маршруту к озеру. Тогда кто она? И что ей нужно?
  В конце концов, Ромка не выдержал и вышел на крыльцо. Девочка его заметила.
  - Даша, - первой представилась она. - А ты Ромка. Я всех знаю, у меня мама тут работает. Я к ней приехала на все лето...
  Она говорила быстро, не дожидаясь, пока Ромка ответит. А тот только стоял, беспомощно хлопая глазами.
  - Давно здесь? Лисенка видел? А на канатной дороге катался? - забросала она Ромку вопросами.
  - Нет, бабушка не позволяет...
  "одному" - чуть было не сказал он, но вовремя удержался.
  - Давай попробуем? - глаза у девочки загорелись.
  Ромка замялся. И хочется, и нельзя. А что, если девчонка подумает, будто он трусит?
  - Ну и сиди на своей клумбе, Ромашка! - Даша презрительно тряхнула косичками и пошла по дорожке, ведущей к аттракциону.
  Ромка оторопел. Так с ним еще никто не разговаривал. Он повернулся и хотел было вернуться в дом, но ноги сами понесли его в ту же сторону! Зачем?
  - Моя бабушка здесь начальница, - пыхтя, думал он по дороге к аттракциону. - А значит, я главный, а вовсе не эта Дашка... И канатной дороги я не боюсь, - убеждал он себя.
  - А что бабушка скажет? - Он остановился и уже был готов повернуть назад, как в голове мелькнула мысль: А если девчонка упадет и ее надо будет спасать?
  Ромка прибавил шагу.
  Узкая просека с природным уклоном местности, пересеченная неглубоким овражком, идеально подходила для канатной дороги. Точнее, это был спуск по канату в одну сторону. Длина маршрута - метров сто или чуть больше. Его легко можно было пройти и пешком. Но кто откажется прокатиться с ветерком и в одно мгновение оказаться уже далеко, по ту сторону оврага?
  Канат крепился к деревянным конструкциям из толстых бревен. Они были похожи на огромные качели. Перемещались на трапеции, которая соединялась с канатом специальным устройством. Удобное сидение и ремни безопасности гарантировали пассажирам даже комфорт.
  На аттракционе работали два инструктора. Один отправлял, другой принимал. Главным здесь был Костя - молодой учитель физкультуры, заядлый альпинист.
  Ромка сегодня утром наблюдал за его работой.
  Пристегнутого по всем правилам пассажира Костя подталкивал вперед для скорости. Дальше тот, двигаясь по наклонной, разгонялся и через считанные секунды был на месте.
  - Следующий!...
  Трапеций было всего две. Обратно их подтягивали тросом. Стояла очередь. Но недовольных не было. Самые смышленые перебегали стометровку обратно и незаметно снова вставали в хвост очереди.
  Костя некоторое время делал вид, будто не замечает. - И почему это очередь не уменьшается? - недоумевал он. Но не все коту масленица. В конце концов самых назойливых отправляли обратно пешком.
  Очень хотелось покататься и Ромке. У них с бабушкой был уговор: Ульяна Филипповна строго запретила внуку досаждать инструкторам.
  - Обязательно прокатишься, - обещала она, - только в моем присутствии и с какой-нибудь группой ребят.
  Эти два условия никак не выполнялись. То группы не было, то бабушке некогда. Вот и сегодня не получилось...
  Дашка стояла, держась одной рукой за столб, другой раскачивая трапецию. Сиденье было на уровне ее носа.
  - И как это работает? - в том же тоне спросила она у Ромки. Мальчик еще больше разозлился. Сама ничего не знает, а командует!
  Он молча прошел мимо нее, делая вид, что хочет просто пройти по маршруту пешком.
  Дорога была не ровная, а пологая с обеих сторон. Он аккуратно шел по самому ее гребню и демонстративно считал шаги.
  - Раз, два, три... сорок два, сорок три... И вдруг услышал: Ш-ш-ж-ж...
  Оглянувшись, Ромка обомлел. Девчонка все-таки залезла на трапецию и сумела сдвинуть ее с места.
  Ромка, разинув рот, смотрел, как Дашка, набирая скорость, ехала прямо на него, болтая ногами.
  
  Она что-то крикнула ему, но он не разобрал. А когда понял, было уже поздно. Они столкнулись.
  Ромка отпрянул, потерял равновесие и, падая, сполз куда-то вниз в сторону от тропинки. Даше тоже не повезло. Проехав еще немного, она остановилась, как раз над оврагом.
  Мальчик слышал, как Дашка возилась, пыхтела, пытаясь ехать дальше, и наконец, заверещала: Ромка, помоги!
  Ромка хотел встать, но сильная боль в ноге заставила его охнуть и снова сесть.
  - Ну помоги же! - продолжала хныкать девочка.
  Как ей помочь, он не знал. Сначала, подумал он, надо встать, а для этого нужна палка.
  Шагах в десяти от него лежал сучок. Ромка пополз к нему. До сучка оставалось еще совсем чуть-чуть, как вдруг сильные руки подхватили его и оторвали от земли.
  - Хорошо покатались? - раздался над ухом голос физрука...
  В доме собралось полно народу. Медсестра бинтовала ногу, обрабатывала зеленкой ссадины.
  Испуганная бабушка ругала Ромку.
  - Я же тебе говорила! Я думала, ты понял... Хорошо, что Костя вас быстро нашел!
  -Если бы наш альпинист не перешел на рыбную диету, - ворчал Петрович, - быстрее бы детей нашли.
  Напряженная обстановка немного разрядилась. Все засмеялись. И в самом деле, в последнее время физрука часто стали замечать у пруда рядом с Русалкой.
  Нога сильно болела. Несколько дней Ромка совсем не выходил из дома. Затем его прогулки ограничивались только поляной вокруг терема.
  Дашки не было видно нигде. Ромка спрашивал о ней и у бабушки, и у Петровича.
  Ульяна Филипповна в сердцах ответила:
  - Эту Дашу надо как нашу лисичку... сторожить!
  А Петрович, грустно покачав головой, задумчиво протянул:
  - Даша? Мда... Природа!
  
   
  Чурочки-выручалочки
  Летом в лесу было особенно хорошо. Величественные стволы деревьев, прогретые солнцем, аромат смолы и цветов, солнечные блики на тропинках - все это завораживало. Казалось, будто идешь по ожившей сказке, и сейчас из-за угла выскочит серый волк, или покажется бархатная шапочка дедушки-Боровика.
  Однако чего-то не хватало. Лес стоял, задумчиво шелестя ветвями и словно ждал - когда же появятся те, кто сможет порадоваться его скрытым богатствам. И когда приезжали гости, он словно преображался. Ярче становились краски, громче щебетали птицы, приветливей становились залитые солнцем лужайки, будто приглашая понежиться на мягкой изумрудно-зеленой травке.
  Посетителям в заповеднике очень нравилось, особенно детям. С каждым днем их все прибывало. Но, когда гости уезжали, в Лукоморье начиналась настоящая спецоперация по очистке территории. Вооружившись корзинками, мешками, граблями, метлами, сотрудники все до одного выходили на борьбу с мусором.
  Выгребая из-под кустов целую кучу банановых шкурок и упаковок от чипсов, Ирочка не выдержала.
  - Давайте урны, что ли, поставим? - чуть не плача предложила она.
  - И побольше, - поддержал ее чей-то голос.
  - Может, заодно и дорожки заасфальтируем? Так мести легче будет...- грустно пошутил Костя, которому поручили пройтись метлой чуть ли не половину детского парка.
  Ульяна Филипповна напряженно молчала. Ромка, который уже научился угадывать ее настроение, понял, что бабушку что-то сильно тревожит.
  - Здесь у нас заповедник, лесная зона, а не городской парк, - наконец, резко ответила она. - Урны нам весь вид испортят, а мусорить все равно не перестанут. - И снова замолчала. Проблема-то была не шуточная. На поляне, где красовались ромашки и колокольчики, распустились другие цветы: яркие фантики от конфет. Даже в пруду рядом с нежными кувшинками плавала пластиковая бутылка.
  - А деревья тут пилить можно? - спросила вдруг Русалка.
  - Ты, девушка, шути, да меру знай, - сурово произнес Петрович.
  - Но есть же больные, сухие деревья, - оправдывалась девушка.
  - А тебе зачем? - Ульяна Филипповна озадаченно посмотрела на молодую сотрудницу.
  - Напилим пеньков, а из них можно сделать урны...
  - В виде сказочных лесовиков! - ахнула бабушка. - Ну, Алена, ну голова!
  - Петрович, теперь дело за тобой, - обратилась она к сторожу и добавила: К выходным хотя бы парочку таких красавцев сделайте.
  Как ни упрашивал мальчик Петровича, не взял он его с собой в лес деревья рубить. Сказал, маленький еще. А ведь Ромке так хотелось помочь. Но работа и ему нашлась.
  Вечером привезли напиленные чурбаны разного размера и свалили их в кучу у склада. И закипела работа!
  Каждый чурбан надо было выдолбить внутри, чтобы получилось подобие урны. Но самое интересное начиналось, когда доходило до "имиджа" лесовика, как выразилась Алена.
  Вместо носов и глаз - сучки да еловые шишки. Волосы делали из пакли. Дашке очень захотелось сделать лесовика-девочку. Она даже пожертвовала пеньку свои ленточки на косички.
  Каждый пенек получался уникальным, не было и двух одинаковых. Все работали с удовольствием и вдоволь насмеялись над их забавными рожицами. Из маленьких чурбанчиков сделали целую семейку гномиков с шапочками из бересты. Измазавшись в краске, Ромка нарисовал им глазки, каждому со своим забавным выражением, и уже жалел, что они были предназначены для мусора.
  Через три дня лесовики были готовы. Довольная Ульяна Филипповна принимала работу. Чудо-пеньки стояли рядком, словно новые сотрудники, каждый на свое лицо.
  - Ну что, деревянная дружина, - бабушка любовно погладила корявые рожицы лесовиков, - на работу шагом марш!
  После такой спецоперации приезжих ждали с особым волнением. Как-то воспримут лесовиков гости: как развлечение или будут использовать по назначению?
  Результат оправдал все ожидания. Каждому хотелось как следует пеньки рассмотреть, потрогать. Теперь дети выпрашивали друг у друга мусор, чтобы бросить его в понравившегося лесовика.
  - Мне, дай мне!
  - Нет, я сама!...
  Ребятишки с удовольствием общались с пеньками, наперегонки совали в них все ненужное и даже нужное! А возле семейства гномиков устроили настоящую фотосессию, причем не только дети, но и их родители.
  Набитые доверху чурочки-выручалочки смотрели на людей нарисованными глазами, словно спрашивая:
  - А дальше что?
  
   
  Конек-горбунок и Иван-царевич
  С каждым днем число посетителей все увеличивалось, особенно малышей. Готовая программа мероприятий для них не очень подходила. Срочно требовалось как-то ее изменить, сделать более интересной.
  - Ваши предложения? - обратилась начальница Лукоморья к своим сотрудникам на очередном совещании.
  - У нас же пони есть! Давайте детей покатаем!
  - А косулю забыли! Им же интересно смотреть, как ее кормят...
  Русалка тут же загорелась идеей, из обычного пони сделать сказочного персонажа. Сшили особую накидку, подоткнули ватой - и вот он, сказочный Конёк-горбунок. Только Иванушки не хватает.
  - А вот он, добрый молодец, - указала бабушка на Ромку. - Его царевичем и нарядим.
  - Какие еще будут предложения?
  Фантазиям русалки не было границ. Ей пришла в голову мысль задействовать и бабушкин терем в сказочных действиях.
  - В доме есть печь! Для малышей можно столько сказок поставить: "Колобок", "По щучьему веленью"!...
  Ульяна Филипповна схватилась за голову.
  - А меня куда? На улицу выселите? - растерялась она.
  - Придется нам с тобой, Ромка, избушку на курьих ножках строить.
  - А еще можно нашу ученую сову привлечь...
  - Стоп, пока хватит! - быстро и немного испуганно произнесла Ульяна Филипповна. - Давайте посмотрим, что получится из этих двух новых аттракционов.
  В вольере с козочкой все желающие еле уместились. Дети гурьбой обступили дрессировщицу Ирочку. Всем хотелось покормить из бутылочки рыженькую косулю. Ребята толкались, шикали друг на друга, чтобы не испугать козочку, а та лишь поводила изящными ушками и причмокивала от удовольствия.
  За пони тоже тянулась вереница детей. Они с завистью и уважением посматривали на Ромку. Пони, моргая длинными ресницами, покорно давал себя водить туда и обратно по дорожке. Ромка, разодетый в атласный алый кафтан с золотым позументом, крепко сжимал в руках поводья. Было нестерпимо жарко, платок он, разумеется, забыл, а утирать лоб расшитым рукавом ой как неудобно! И все-таки он был очень доволен.
  В обед все ушли в столовую. Ромка с пони тоже решили подкрепиться. Мальчик достал приготовленные бабушкой бутерброды. Для пони Ирочка принесла целую охапку сена и пучок сладкой морковки, и тот сразу принялся хрумкать, потряхивая свисающей на глаза челкой.
  Совершенно неожиданно откуда-то вынырнула Дашка. Ромка чуть не поперхнулся, когда увидел ее.
  - Павлин-мавлин, - сходу прокомментировала девчонка его наряд, в своей обычной манере.
  - Ты чего пришла?
  - Мириться, - и не успел он опомниться, как она сцепилась с ним мизинцем и скороговоркой произнесла: мирись, мирись, больше не дерись! - И с чувством выполненного долга на него посмотрела.
  - Все, теперь порядок. - уверенно сказала она, поглаживая пони. - А как его зовут?
  - Конек-горбунок, - осторожно произнес Ромка. Ох, и почуял же он неладное!
  - Дай прокатиться, - Дашка, не дожидаясь приглашения, уже занесла было ногу в стремя...
  - Что на этот раз задумала? - раздался громкий бабушкин голос. Дашка мгновенно ретировалась и мышонком шмыгнула куда-то в кусты.
  - Как чувствовала, что эта сорвиголова тут появится!
  Пони, дохрустывая последнюю морковку, тоненько заржал. Он был того же мнения.
   
  Юный архитектор
  Ульяна Филипповна и подумать не могла, что ее шутка про избушку на курьих ножках прочно поселится в голове у мальчика. Избушка - это хорошо! Вдвоем с бабушкой они в ней, конечно, не поместятся, а вот ему не помешало бы иметь отдельную территорию хотя бы на время. Есть же у него в городе своя комната, пусть и здесь будет!
  Ромка попытался представить себе, какой должна быть избушка на курьих ножках. Он много раз видел ее и в кино, и в книжках. Взяв тетрадь, он попытался по памяти ее нарисовать. Один рисунок, второй, третий... Ничего не получалось. Слишком уж приблизительно...Что же делать?
  Взгляд его упал на бревенчатую стену бабушкиного дома. Подойдя поближе, Ромка пересчитал все бревна сверху донизу. Записал все в тетрадь. Затем, шевеля губами, пересчитал также все доски сначала на полу, затем на потолке. И снова аккуратно все записал. Несколько несложных арифметических действий, и вот он уже знал, сколько материала ему нужно.
  Ах, да, чуть не забыл. Еще же нужно дверь и окно, спохватился Ромка, и начал снова чертить в тетради. От напряженной работы лицо его раскраснелось, ладони вспотели.
  Ромка был очень доволен собой. Жалко, родители не видят, чем он тут занимается. Вот бы удивились! Шагая из угла в угол, как циркуль, мальчик для верности измерял избушку вдоль и поперек. Снова цифры.
  Спрятав заветную тетрадь на чердаке, Ромка твердо решил: завтра же, не откладывая, посоветоваться с Петровичем.
  ***
  Старик сидел на крыльце с тетрадкой в руках. Перелистывая страницы, внимательно рассматривал рисунки и колонки с цифрами.
  - Пересчитывает, - встревожился Ромка, и с нетерпением ждал, что-то он скажет?
  Но Петрович все молчал. Наконец, закрыв тетрадь и пряча улыбку в густой бороде, произнес:
  - Что ж, придется поставить вопрос на собрании.
  - Как? Зачем? - воскликнул Ромка.
  - Дело-то нешуточное. Строительство избы...пусть даже Бабки-Ёжкиной.
  Для мальчика это было полной неожиданностью. Ему-то казалось, все так просто и понятно! Ох уж эти взрослые!
  Но делать нечего, придется ждать. Ромка вздохнул, но уже с облегчением. Словно гора с плеч свалилась. Теперь он не один!
  Как медленно тянулось время... Все его муки творчества были ничто по сравнению с ожиданием. Наконец, долгожданный день настал.
  Собрание работников заповедника проходило, как обычно, в здании администрации. Ромка сидел тихо на диване в углу комнаты, никому не мешая, и терпеливо ждал.
  - На сегодня все, можно расходиться, - услышал он голос бабушки.
  - Подождите еще чуток, - поднялся Петрович. Ромка замер.
  - Есть еще одно дело, - и Петрович, как и обещал, поставил на повестку дня Ромкин вопрос.
  Сначала никто и не понял, о чем идет речь. А когда разобрались - засмеялись, загалдели, замахали руками. Ульяна Филипповна с изумлением смотрела на внука, словно видела его впервые. Одна Русалка сразу проголосовала обеими руками "за".
  И тут, когда все так хорошо складывалось, Ромку вдруг осенил. И как же он раньше не догадался. Ведь он хотел эту избушку только для себя, а теперь, когда все знают, не видать ему никакого домика как своих ушей. Алена тут же его отберет и устроит в нем какую-нибудь сказку для гостей. А если еще нарядит бабушку Бабой-Ягой и заставит ее сидеть в ступе с помелом в руках? Ромка даже вспотел от таких мыслей.
  Не дожидаясь, чем закончится голосование, он тихонько вышел из избы. Присел на ступеньку крыльца. Прохладный ветерок приятно обдувал его разгоряченное лицо. Расстроенный Ромка огляделся. Лес вокруг замер, сквозь деревья виднелось закатное небо. Таких красок он раньше не видал: золотой пурпур плавно перетекал в нежно-сливовый, по бледнеющему небу, как лепестки, были рассыпаны нежно-розовые облака. Дальше цвет становился все гуще, все темнее, приближаясь к иссиня-черному.
  Бабушка тоже вышла и присела рядышком.
  - Эх, красота какая. Словно в сказке. Такую в городе из окна не увидишь, - вздохнула она. - Ловко ты с избушкой-то придумал, внучек, и не ожидала от тебя.
  Сконфуженный Ромка поведал ей о своих опасениях, но бабушка только рассмеялась и прижала его к себе.
  - За Алену не беспокойся, я за ней присмотрю. А тебе соорудим домик на дереве - высоко будешь сидеть, далеко глядеть!
   
  Круговая оборона
  В один особенно людный день Ромка заметил около бабушки молодого незнакомого парня в черной футболке. На майке во всю грудь был нарисован жуткого вида паук, затаившийся в паутине. Парень что-то настойчиво говорил. Бабушка сначала терпеливо слушала, потом настроение у нее неожиданно изменилось. Резко оборвав парня, она ушла. Но тот не унимался. Он ходил за ней по пятам весь день. Ульяна Филипповна уже ничего не говорила, только раздраженно отмахивалась от него, как от назойливой мухи, и отворачивалась.
  За ужином в тереме раздался телефонный звонок. Звонили из службы охраны.
  - Возле камня-валуна появилась палатка. Видимо, кто-то из гостей решил на ночь остаться.
  - Я даже знаю, кто, - озадаченно ответила Ульяна Филипповна.
  На экстренном собрании она вкратце объяснила ситуацию:
  - В нашем заповеднике назойливые дельцы предлагают поставить палатки с напитками, сладкой ватой и прочими закусками - как они говорят, детям это понравится. Ваше мнение?
  - Мы тоже для детей стараемся, - раздался чей-то возмущенный голос, - чтобы они поближе к природе были. А у этих одна прибыль на уме.
  - Им дай только начать, потом и пиво с шашлыками привезут!
  - Да что говорить - позвонить куда надо, и все тут!
  - А почему охрана бездействует?...
  Шумное собрание затянулось за полночь. Ромка в конце концов заснул, так и не дождавшись, чем дело кончилось.
  Проснулся он от непонятных звуков с улицы. Такого он еще никогда не слышал. Леденящий душу вой раздавался в темноте. Ромка знал наперечет всех собак в заповеднике, но это было на них не похоже. Стало страшно.
  Ромка позвал бабушку, но она не отвечала. Даже совы не было. А вой все не прекращался. И хотя в комнате было тепло, мурашки побежали по всему телу. Ромка закутался с головой в одеяло и так сидел, кульком, боясь опустить ноги на пол.
  Сколько он так просидел, вертя головой, как сова, Ромка не знал. Наконец в сенях послышались шаги, и бабушка зажгла свет.
  - А, не спишь? - весело спросила она.
  - Бабуль, а ты где была?
  - Да так, репетировали... - уклончиво ответила она.
  - Что репетировали?
  - Ты спи давай! Ночь уже на дворе.
  Утром заповедник облетела радостная весть: назойливых гостей и след простыл. А потом Ромка по секрету узнал, что за репетиция была в ту ночь. Участвовала даже Полюшка. Она несколько раз садилась на палатку чужаков, царапая ее когтями, и негостеприимно ухала, словно говоря: Уходите, уходите!
  Лисичка-Кисточка в это время нашла, где пробраться внутрь. Ее заметили, попытались поймать, выскочили наружу, и тут началось...
   Поставить запись воя волков и включить динамики на всю мощность предложила Ирочка. Звук разлетался по всему заповеднику, будто по соседству кружила волчья стая.
  Спектакль удался. Получилось все очень натурально. Но надолго ли убрались восвояси горе-предприниматели?
  - На этот раз отшутились, - задумчиво произнесла Ульяна Филипповна. - А дальше будем решать проблемы по мере их поступления.
   
  Отъезд
  Лето незаметно подходило к концу. Вместо обилия цветов наступило время ягод и грибов. Малиновые кусты в овражке за канатной дорогой были сплошь усыпаны душистыми ягодами. Этим летом Ромка впервые попробовал и чернику, и голубику, и ежевику.
  - А язык-то! А на руки-то погляди! - без конца восклицала бабушка после очередного малиново-ежевичного угощения.
  Особенно интересно было ходить с Петровичем по грибы. Старик знал все грибные места в лесу. Раньше Ромка из грибов мог назвать только мухомор, а теперь! ... Лисички, как желтые цветы, всегда растут веселыми дружными стайками. Разноцветные сыроежки, которые, несмотря на название, все же приходится готовить. Красавцы подосиновики, коренастые боровики с бархатными шляпками...
  Каждый день был не похож на предыдущий, каждый раз случалось что-то интересное. Таких каникул у Ромки еще не было. Впечатлений было хоть отбавляй!
  И поэтому, когда вернулись родители, Ромка даже не поверил, что пора уезжать. Они приехали немного раньше, и это было неожиданно и для него, и для бабушки. Немного расстроенный, мальчик в последний раз побродил по заповеднику, бросил хлебца золотой рыбке в пруду, понаблюдал за Кисточкой в вольере... Даже с Дашкой успел попрощаться.
  Но вот пришло время собираться. Укладывая чемоданы, папа заметил, что Ромка не выпускает из рук какую-то коробочку.
  - Ты что, теперь баночки коллекционируешь? - удивился он. - А как же твоя коллекция автомобилей в городе? Забыл?
  Взял в руки, прочел надпись: "Печенье".
  - А, бабушка на дорожку приготовила.
  Ромка молча забрал коробку назад. Это была необычная коробка. В ней перышко Полины, косичка из конского волоса от Конька-горбунка. Дашка ее сама сплела и перевязала своей лентой. А еще эмблема заповедника, сделанная из бересты Петровичем специально для него. И, конечно же, цветные стеклышки от витража.
  Бабушка вышла их провожать.
  - Вы уж не забывайте, звоните, - сказала она, обнимая внука. - А получится, приезжайте еще.
  Мальчик залез в машину, сжимая в руках драгоценную коробку. Они тронулись. Обернувшись, Ромка увидел, как бабушка машет им вслед. Рядом с ней, облокотившись на камень-валун, стоял Петрович, смущенно вертя в руках свой заветный фонарь.
  Когда отъехали немного, мама спросила:
  - Ну, что, понравилось у бабушки?
  Оглянулась и замолчала. По щекам Ромки текли слезы. Он не плакал, не рыдал. Слезы просто текли, не слушались его, как ни пытался Ромка моргать.
  В машине воцарилась напряженная тишина. Папа не выдержал и включил радио.
  Ромка открыл банку, вынул из них стеклышки и протянул матери. Та сначала не поняла. удивленно вздернула брови. Потом, догадавшись, посмотрела через них на небо и воскликнула:
  - О-о-о, какие разноцветные облака! Как разноцветные сказки!
  Помолчала и задумчиво произнесла:
  - И облака рассеиваются, и сказки забываются, а радуга в душе остается...
  Потом, переглянувшись с Ромкой, обратилась к мужу:
  - А что, если нам на будущий год втроем в Лукоморье погостить? Я могла бы на кухне помогать...
  - А я? - спросил папа. - Дрессировщиком?
  - А кого дрессировать собрался?
  - Как кого? Кота!
  И все трое рассмеялись. В окне мелькнул указатель с знакомыми синими буквами. Дальше дорога, словно прочерченная по линейке, уходила за горизонт сплошной лентой.
  Ромка вздохнул и подумал про себя:
  - До свидания, Лукоморье! До новой встречи!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"