Ки Алина: другие произведения.

Твой подарок

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В РАБОТЕ. Серия Водный мир. Подарки... Что подарить на день рождения? Тортик, собачку, милую игрушку? А что если подарили тебя? Кстати, а ты знаешь, что тебя подарили? Обновлено 24.09.2017

  Пролог
  
  Удар!
  Он уклонился. Еще бы.
  - Мимо, - насмешка.
  "Гори в огне" - подумала про себя, а вслух:
  - Убью! - я не говорила, а шипела от ярости, колотившей мое тело.
  - Как часто я это слышал, моя дорогая, - он шире улыбнулся и подмигнул.
  Я прищурила глаза и поклялась стереть эту усмешку с его губ.
  Снова удар, на этот раз воздухом. Он не ушел с траектории. Он же умрет!? Сердце болезненно замерло и...
  Он выдержал неистовый поток воздуха и даже не шелохнулся. Взметнулись его черные волосы, натянулась от воздуха одежда и вновь опала.
  Невредим... Тяжело выдохнула от напряжения и тут же приготовилась атаковать вновь.
  - Ты стала сильнее, - заметил он.
  Он стоял не двигаясь, не защищаясь и улыбаясь.
  - Замолчите! - меня нервировала эта беседа.
  Во время боя не ведут разговоров, не улыбаются, не делают попытки соблазнить противника и противник должен атаковать, а не уклоняться от ударов и уж тем более не подставляться под них. Для меня этот бой на смерть, для него - забава. Я вновь приготовилась к удару - расставила руки на ширине плеч, вскинула руки, чтобы вновь призвать воздушные стрелы, но тут...
  - Мне это надоело, - он возник в тени позади меня и его крепкие руки схватили меня, прижали к себе не давая вырваться.
  - Сдайся, тебе понравиться, - прошептали мне в ухо.
  По спине прошел холодок, тело было готово выгнуться дугой от прикосновений, но разум не был в ладах с чувствами.
  Я продолжала дергаться, но он только теснее и крепче прижимал к себе. С каждым рывком я понимала что намертво угодила в этот капкан... вновь.
  Он приподнял меня над землей и утащил меня в тень от дома, секунда и мы уже в его спальне.
  Перед моим лицом кровать, а позади он - крепко прижимает к себе.
  Я дернулась еще раз.
  - Обожаю, когда ты сопротивляешься, - хрипло прошептали мне.
  Он заломил обе руки за спину, покрепче ухватил кисти своей правой рукой, а левой принялся гладить по щеке.
  - Ненавижу, - прикосновения вызывали отвращение, я была готова расплакаться от беспомощности.
  Вру. Прикосновения нравились, но я ненавидела себя за это чувство. Тело было не в ладах с разумом.
  - И это мне тоже нравиться, - его рука скользнула вниз к талии и забралась под ткань футболки.
  
  
  Глава 1
  
  Тасуна
  
  - Пойдем, пойдем с нами! - трещали маленькие, размером с ладонь огоньки.
  - А куда? - я с интересом изучала тройку огненных шариков.
  - Пойдем, покажем интересное кое-что! Пойдем!
  - Папа-Нурин говорил не гулять с духами огня.
  - Разве ты послушная дочка? Разве тебе не интересно с нами? - огоньки закружились вокруг меня.
  - Идем, идем, пойдем, пойдем! Там такое интересное!
  
  Любопытство пересилило страхи и я поскакала в сторону, куда указывали огоньки.
  - Сюда, скорее, скорее! - они резво скакали по земле впереди меня и указывали дорогу.
  - Быстрее, быстрее! - я прыгала через ветки и со всех ног мчалась за ними, но увы - не успевала.
  - Беги, беги! - огоньки то исчезали за стволами деревьев, то снова появлялись прямо у моих ног.
  - Прыгай! - крикнул огонек.
  
  Мы выскочили из леса прямо на обрыв - я едва успела затормозить перед пропастью. Кончики пальцев ног уже висели в воздухе, я замахала руками назад, словно мельница, силясь не упасть вниз. Обрыв был бесконечный, глубокий. У него не было видно дна из-за густого тумана внизу, но жар идущий снизу него ясно говорил, что внутри протекает огненная река.
  
  - Нет! - крикнула я, собиралась сделать еще шаг назад. Прочь! Назад! Я ведь упаду! Тело опасно качалось из стороны в сторону и я никак не могла найти равновесие.
  Но тут в спину мне ударило сразу три огонька и я начала заваливаться вперед.
  - А-а-а! - последнее, что я прокричала, прежде чем темнота поглотила меня.
  
  - Вставай, вставай!
  
  Я почему-то не умерла. Более того, я лежала на твердой гранитной плите, а вокруг меня скакали все те же огоньки.
  - Вставай, идем, мы еще не пришли! - не унимались огненные духи.
  Я приподнялась и огляделась. Это был красивый, ухоженный сад, с мощеными из ровных плит дорожек. По краям плит стояли чаши, полные огня для освещения. Я только что была в месте, где во всю начинался день, а тут сгущаются сумерки... Как далеко я перенеслась?
  - Где я? - захныкала от страха.
  - Идем, идем! Пойдем скорее! - запрыгали вокруг меня духи.
  - Не пойду! - зло крикнула в ответ. - Куда вы меня привели? Хочу домой! - на глазах навернулись слезы.
  - Идем, покажем кое-что и вернем! - плясали вокруг меня огоньки.
  - Обещаете? - я смахнула слезы с глаз и встала.
  - Обещаем, пойдем!
  Какие же они надоедливые! Я вновь пошла следом за ними. Правда теперь духи не уносились вперед меня и не исчезали из виду, а скакали в шаге впереди.
  
  А в саду играли музыканты, мелькали фигуры взрослых в красивых человеческих нарядах и они переговаривались о чем-то полушепотом. При этом с людьми я не сталкивалась - духи вели меня окольной дорогой иногда через газоны, иногда сквозь кусты. В очередных зарослях они остановились и принялись возбужденно подпрыгивать у земли.
  - Смотри, смотри, смотри!
  
  Я полностью легла животом на землю и раздвинула кусты.
  - Видишь? - трещали их голоса.
  - Людей? - удивилась я.
  - Нет, смотри прямо, правее, - духи перебивали меня и силились дать мне правильное направление для глаз.
  - Смотри, у него черные волосы, - я принялась выискивать человека с черными волосами, таких было много, - смотри на камзол, он тоже черный, и красная вышивка, - а вот теперь я кажется нашла того, которого мне силились так показать духи.
  - Что думаешь? - духи повернулись ко мне, ожидая реакции.
  - Он человек, - я не поняла, что еще можно сказать про мужчину.
  - Нет, смотри на него внимательнее, смотри! - духи вновь заскакали у земли, - Посмотри на него!
  
  Становилось обидно. От пап влетит, духи притащили неизвестно куда, домой хочу, тут полно людей и никого из наших...
  Слезы вновь появились на моих глазах, но неожиданно я заметила кое-что интересное, у самых ног того человека... Я принялась пристально изучать его и...
  
  - Понравился? - радостно затрещали огоньки.
  - Да...
  - Разглядела, какой он красивый?
  - Угу, и глаза очень интересные.
  - И высокий и сильный, захочешь - на руках будет носить! - расхваливали его духи. Но он не нуждался в лишних словах, ведь он...
  - Он совершенен! - вставила свой комментарий.
  - Да, красивый, умный, богатый, посмотри какой сильный, посмотри какие глаза черные, словно тучи и ...
  - У него красные глаза, - поправила духов.
  - Что? - запищали огоньки.
  - Глаза красные! - я указала рукой на пса.
  - Не на собаку смотри! - один огонек от возмущения вспыхнул синим пламенем.
  - А на кого? Вы мне же собаку хотели показать? Он красивый. Очень-очень сильный... Я таких никогда не видела раньше. Где такие водятся? Я хочу познакомиться!
  
  Огоньки протестующее запрыгали, принялись обжигать искрами ноги и руки, но я только отмахнулась от них, выскочила из кустов и помчалась вперед.
  
  Я ловко лавировала между человеческих ног и бежала к цели. Пес стоял у самой ноги мужчины и отпугивал людей, создавая вокруг себя пустой пятачок.
  - Ребенок! - крикнула женщина.
  - Ай! - кто-то оступился и упал.
  - Смотри куда идешь! - прошипел человек, которому я наступила на ногу.
  Пес заметила меня и теперь с интересом и опаской смотрел на приближающееся торнадо - меня.
  
  - Стой! - крикнул какой-то мужчина, но я уже была у цели.
  - Привет! Дай лапу! Я - Тасуна, давай дружить! - я протянула руку к морде этого необычного создания, но пес только ощетинился и принялся предостерегающе рычать.
  - Ты чего? - я отдернула руку.
  - Ребенок, - проговорили сверху, - отойди от демона.
  Я запрокинула голову и посмотрела на того самого мужчину, которого обсуждала с огоньками.
  - Почему он не хочет дружить? - спросила у человека с черной радужкой глаз.
  - Демоны не дружат, - пояснил он.
  - Но он же животное, а со мной все животные дружат!
  Мужчина резко схватил меня за подбородок и заставил запрокинуть голову еще выше. Он немного скривил губы и процедил.
  - Вода значит... - он отпустил мою голову и вытащил платок, а затем и вовсе принялся вытирать им руки. Я не поняла этого жеста, но от чего-то стало обидно.
  - Скинуть в воду, - приказал он рядом стоящим стражникам с мечами.
  
  Меня подхватили на руки и потащили прочь.
  - Стойте, да стойте же! - я вырывалась, силясь разглядеть пса.
  - Пожалуйста, подружись со мной! Я еще приду! - обещала уходящему прочь псу.
  Тот даже не повернул голову, продолжая идти за мужчиной с черной радужкой глаз, за тем, кто приказал меня сбросить в воду, за тем, кто так нравился духам огня.
  
  Стражники углублялись все сильнее и сильнее в парк, я уже перестала вырываться и только возмущенно пыхтела. Но вот мы приблизились к искусственному озеру - люди просто напросто сбросили меня в озеро с резного мостика. Я погрузилась в воду с головой и мгновенно перенеслась к папе-Нурину.
  
  - Ну и где ты была? - надо мной возвышалась грозная фигура отца.
  Я потупилась и пискнула:
  - Гуляла.
  
  ***
  
  Тем же вечером я отбывала наказание на пляже, около кладок морских черепах, когда на самом закате прискакали три огонька. Стеречь черепашьи кладки я не любила. Проворные обезьянки легко находили черепашьи яйца в песке, а гонять обезьян было невыносимо! Эти маленькие хвостатые негодники дразнились, прыгали, кидались в меня камнями - словом выводили меня из себя! Я в бессильной злобе сидела на песке и перебирала желтый песок руками.
  - Понравилось, понравилось? - затрещали духи огня, едва появились подле меня.
  - Да, - я вспомнила пса и зажмурила от восторга глаза.
   Ради его глаз я была способна на все - ложь папе, быть плохой девочкой, дружить с огнём!
  - У него сегодня было день рождения, хочешь мы тебя через год к нему сводим? - духи замерли и перестали мельтешить.
  - Хочу, я хочу с ним подружиться! - такое создание не существует ни на одном континенте, мне просто жутко -
   - Интересно, про его вид, как они размножаются, чем питаются и почему у него такие глаза...
  - А ты сейчас про кого? - уточнил один из духов.
  - Про пса...-пояснила очевидное.
  - Вода тебя потуши! - ругнулся огонек.
  - Ничего, это уже не плохо, - принялся его успокаивать второй.
  - Расскажите мне про него! - попросила у духов огня.
  - Про кого? - решил уточнить первый огонек.
  - Про пса!
  - Море тебе в печку! - ругнулся третий огонек.
  - А папы не будут тебя ругать за то, что с нами общаешься?
  - Папа-Нурин очень будет, ведь он строго запретил, но я ему не расскажу, - с волнением в голосе пообещала духам.
  
  Папа-Нурин говорит, что огонь - это смерть и для любого водного создания огонь - заклятый враг. Но вот с этими огоньками я хотела говорить, а не уничтожать. Сторожить кладки черепах стало не так уныло, когда огненные духи начали свой рассказ...
  
  Через год
  
  - Ну давай, ступай в огонь!
  
  Пускай огоньки и уверяют меня, что это тоже - самое, что путешествие через воду, но это далеко не так.
  
  - Или хочешь, как год назад, прыгнешь с обрыва и ничего не почувствуешь?
  - Не хочу с обрыва! - я смотрела на пляску костра и не могла заставить себя наступить туда ногой.
  
  Папа-Нурин ненавидит огонь, постоянно от меня его убирает и приучил бояться костров. И пускай духи огня могут перемещаться сквозь костры и свечи, факелы и печи - для меня, путешественницы через воду, огонь означал только одно - смерть.
  
  - Я передумала... - запятилась прочь от костра, - не хочу.
  - А пса увидеть хочешь?
  - Да. У тебя даже подарок есть!
  Я посмотрела на окорок в правой руке и скривилась. Не люблю мясо. Точнее вообще не ем, но понимаю любовь хищников к таким костям, к таким сочным кускам. Да, я специально нашла подарок, не выкидывать же теперь его. Начинаю колебаться - может все-таки пойти?
  - И платье на тебе сегодня красивое, посмотри на платье! - запел сладким голосом второй дух.
  Ненавижу одежду людей. Ткань сковывает движения, мешает бегать, а обувь не дает чувствовать землю. Но раз духи огня притащили мне платье через костер, то я его одела. Я так долго влезала в него, пыхтела - неужели зря? Мои колебания усиливаются.
  - А вспомни про глаза! Ты весь год искала такие глаза!
  И вправду искала. Всех собак еще раз изучила. От домашних до волков и шакалов.
  Даже лис спрашивала про глаза и про места обитания. Но никто из животных такого пса, с красными глазами, не видел никогда.
  - А помнишь хозяина? - я резко отшатнулась. Воспоминания о мужчине, с черной радужкой, хмурым лицом и резким голосом были неприятные.
  - Он не то хотел сказать! - затрещал второй огонек. - Ты только подумай, познакомишься с ним, а он тебе про своего пса расскажет.
  Я тяжело вздохнула.
  - Ладно... - нерешительный шаг вперед. Моя нога застывает над горящими углями, но жара я не чувствую. Может все обойдется? Я зажмуриваю глаза и наступаю ногой в костер, а потом пока не передумала делаю второй шаг.
  В груди сердце стучит быстро-быстро, так быстро, что даже у колибри сердечко стучит медленнее.
  
  - Ну вот и все, а ты боялась! - принялись успокаивать меня огоньки.
  Я распахнула глаза и огляделась.
  Все тот же сад, что и год назад. Музыка, люди, приятный теплый вечер. Я вновь около чаши с огнем, видимо духи протащили меня через нее. Посмотрела вниз на три сгустка пламени, резво подскакивающих и пищащих, тяжело вздохнула и отправилась вперед. Идти пришлось долго. В этот раз я не пробиралась через кусты, не лазила сквозь заросли а только шагала по мощеным дорожкам, гордо вскидывая голову, едва встречала людей. Те не придавали мне особого значения, даже не замечали толком. А вот огоньки прятались на носочках моих туфелек от людского взора. Духи огня крепко цеплялись к ногам и делали вид, что они оранжевые помпоны, хотя смысла в этом не было - на мои ноги никто не обращал внимания.
  - Пришли, - пискнули у земли.
  
  Да, мы вышли на большую лужайку, оснащенную навесами, тут было много людей, много букетов и полно человеческой еды.
  Я заозиралась по сторонам, пытаясь понять, куда идти дальше.
  - Направо! - запищали огоньки.
  Какое право, когда это лево? Я решительно, большими шагами двинулась навстречу ему - псу. Духи огня протестующее пищали и верещали, что я иду не в ту сторону. Мое приближение он заметил сразу и мгновенно ощетинился. В этот раз он одиноко сидел на земле, а люди обходили его по большой дуге. Поэтому я беспрепятственно подошла почти вплотную и уселась на траву перед его мордой. Люди замерли, перестали переговариваться, шутить и есть, даже музыканты перестали наигрывать мелодии, опустив свои инструменты. Абсолютно все внимание теперь привлекала я и собака. Мой голос в наступившей тишине прозвучал звонко и громко:
  - Привет! А я пришла к тебе на день рождения! И я принесла подарок, - важно положила окорок перед ним на землю. - Меня весь год учили, как понравиться тебе. Говорили про ... словно забыла... про китикет... да про него говорили, про одежду, я вот обувь даже одела, - приподняла край длинной юбки и показала туфельку. Духи огня сузились до размера искры и старались себя ничем не выдать этому красноглазому псу.
  - А это мои знакомые, - я указала рукой на искорки, - они огненный духи, но мы не дружим, - поспешила успокоить пса, чтобы он не считал меня плохой девочкой из-за общения с огнем, - я вообще с огнем не дружу, ты не думай.
  Пес продолжал утробно рычать и не сводить с меня глаз. Он даже на окорок не посмотрел и продолжал рычать. Я остро ощущала себя маленькой сидя рядом с ним - его голова возвышалась надо мной, а пасть была прямо напротив лица.
  - А с тобой я дружить хочу, пожалуйста... - я с мольбой заглянула в его алые глаза, но животное продолжало рычать.
  - Почему ты не разговариваешь со мной? - обиделась на молчуна.
  Страшная догадка поразила меня:
  - Ты немой? - пес замер.
  Какой кошмар, он немой!
  - Бедненький! - я бросилась ему на шею, принялась гладить по голове и причитать, - Прости! Прости меня, я совсем не знала! Я буду твоим другом, я тебя научу говорить! Я тебя к Папе-Баским свожу и он тебе подарит голос! Ты такой несчастный! - я почти что рыдала на шее у черного пса и не переставала его гладить.
  Собака пыталась вырваться из моих объятий, изворачивала шею, грозно гавкала и рычала, но я вцепилась в шерсть крепко и не отпускала несчастное животное.
  
  Вокруг
  
  Люди в ужасе смотрели на девочку, что подошла близко к демону Азриана, что бесстрашно с ним говорит и тянет к нему свои руки. Мысленно каждый из них уже обозначил срок ее жизни в считанные секунды, но демонический пес пока что не атаковал. Ребенок пытался говорить с собакой... Окружающие тот час причислили ее к списку умалишенных, блаженных и покинутых. Но девочка жива, а демон не атакует... Тогда люди позвали стражу. Те примчались по первому зову и замерли, не в силах поверить своим глазам. Один стражник сходу узнал этого ребенка и отправился к хозяину пса, чтобы доложить о незваной гостье и узнать, что же делать дальше.
  
  Азраин
  
  - Ты должен расширить влияние на юге, в противном случае...
  
  - Хозяин, - перебил меня подошедший стражник.
  Я повернул к нему голову. Мужчина понял, что перебил своего господина и теперь мысленно прощался с жизнью. Его лицо побледнело, а глаза расширились от ужаса.
  - Ну? - лениво спросил у будущего трупа.
  - Х-хозяин, т-там д-девочка из водных... Снова пришла, та же что и в прошлом году... В том году по...
  - В воду, - отдал приказ и вернулся к разговору.
  Стражник глубоко поклонился и бросился исполнять приказ. Шустрый какой... Жаль что вечером я его убью. Но неподчинение должно караться.
  
  Пока я объяснял, как завоевать сердца людей на юге, а мой собеседник меня слушал - в моей голове мелькали картинки и мысли. Мой день рождения - единственный день в году, когда люди и демоны могут попасть ко мне на прием. Один единственный день в году, когда я снимаю защиту и любой желающий может прийти ко мне. И вот, второй год подряд дух воды пробирается ко мне во дворец. Мелькнула мысль - убить духа, но тогда я навлеку гнев повелителя морей... Нет, лучше отбросить эту мысль и выбросить незваную гостью в пруд.
  
  Тасуна
  
  - Отпустите меня, отпустите! - я болталась на плече у стражников и брыкалась.
  
  Меня тащили по знакомому маршруту - к озеру. Пару минут назад, двое взрослых мужчин в четыре руки отдирали меня от пса с красными глазами, а я голосила и отказывалась разжимать руки. В конце - концов, люди победили. Но только потому, что я не использую магию - все папы мне строго-настрого запретили использовать стихию против людей.
  
  Стражники взобрались на резной деревянный мостик, взяли меня за руки и ноги, раскачали и сбросили вниз. Полет был не долгим и я спиной вошла в воду.
  Но я не стала переноситься из этого пруда домой. Я опустилась на самое дно и просидела в окружении водорослей добрых десять минут. Шило в моей пятой точке просто вопило, о необходимости двигаться, но я терпела. В конце концов я убедилась в очередной раз, что засада - явно не мое. Я оттолкнулась ногами от дна и поплыла вверх. Стражники уже ушли, духов огня не было видно и я вообще не понимала, когда они успели сбежать, но самое главное - я все еще могу вернуться к псу!
  
  Я с ненавистью разорвала промокший человеческий наряд, сняла туфли и блаженно зарылась пальцами ног в илистый берег. Лепота...
  Сотворив из листвы и водорослей себе штаны и футболку, я направилась в обратный путь. Почти что ползком пробиралась через клумбы, прижималась всем телом к декоративным деревьям и сливалась в единое целое с зеленой листвой. Мелкими перебежками я вернулась к поляне с шатрами, замираю в зарослях и высовываю наружу только голову. Я начинаю выискивать глазами моего будущего лучшего друга, ради которого я столько всего сделала, пережила и тут...
  
  Пес натурально подавился окороком, когда встретился со мной взглядом. Он закашлялся, принялся хрипеть, а я стояла и улыбалась - ему понравился мой подарок, он его ест!
  Окружающие люди испугались и в ужасе отступили от собаки на добрый десяток шагов, оставляя его в центре пустого пространства.
  Когда мой будущий друг прокашлялся он встал на все четыре лапы и зашагал уверенной походкой ко мне, по дороге увеличиваясь в размерах. Вот он вырос вдвое, втрое... теперь он мог соперничать в росте с человеком. Гигантская морда раздвинула кусты и пасть с клыками подхватила меня за шиворот футболки. Ткань затрещала, но выдержала. Подняв меня в воздух, словно щенка за шиворот, пес направился вглубь парка.
  
  - Ну, давай дружить! Я тебя с днем рождения поздравляю! А я умею речеййки пускать, хочешь покажу? А как ты так увеличился в три раза в размере? Ты поел и поэтому вырос? А я медленно расту, это потому что я не рождалась, а создалась, но папа-Баксим говорит, что я скоро начну быстро расти, - я не замолкала ни на минуту, а пес продолжал меня нести все дальше и дальше от людей к...
  - Это что, опять озеро? - я извернулась, чтобы посмотреть, куда мы идем... куда меня уносят...
  Знакомые тряпки, некогда бывшие моим платьем, одна туфелька, второй не видно, следы на берегу от моих ног. Пес подошел к берегу и разжал зубы - я с визгом плюхнулась в воду.
  
  - Никуда я не уйду! - категорично заявила моему будущему лучшему другу.
  Для верности я скрестила на груди руки, подражаю папе-Нурин, чтобы выглядеть грозно и решительно.
  
  Пес поднял вверх лапу и толкнул меня в плечо - я завалилась в воду и погрузилась в нее с головой. Ну, уж нет, не буду переноситься! Отфыркиваясь и отряхиваюсь от песка я встала из воды.
  Пес тяжело вздохнул, уменьшился в размере до обычного, развернулся, а потом и вовсе перешел на рысь. Я смотрела на удаляющуюся фигуру и в груди закипала обида и злость.
  - Стой! А то я разговаривать с тобой не буду! Вернись! - мохнатый друг даже не пошевелил ушами. Из глаз полились слезы и голос начал скакать от душивших горло рыданий - Ну и уходи! Уходи! Ты мне не друг! Понял! Не буду с тобой дружить!
  
  Азраин
  
  В парке раздался громкий, протяжный, детский рев... Я скривился, как от зубной боли и принялся сканировать пространство - интересно, кто из моих гостей привел ребенка? Рев не затихал, гости принялись оглядываться по сторонам и перешептываться. Отряд стражников ринулся в парк, в поисках источника звука, но пока они дойдут...
  
  Результаты сканирования пространства удивили - детей в парке не было... Вот это уже напрягает. Я нырнул в тень от колонны и вышел в тени дерева, в центре парка... Рев шел с западной стороны, там расположено три беседки и озеро. Я вновь нырнул в тень и вышел из другой - около первой беседки, но она была пустотой. Снова перемещение. Вторая беседка - только двое мужчин, которые при виде меня испугались, но тот час узнали во мне именинника и пригласили присоединиться к разговору. Я грубо отказался и спросил, не видели ли они ребенка - те отрицательно покачали головами и заверили меня, что детей мимо них не пробегало. Голос ребенка затих, и наступила блаженная тишина, но раз уж я решил разобраться с этим - то пойду до конца.
  Третья беседка - снова пусто, озеро - только Шартэн у кромки воды.
  - Шартэн? - позвал демона.
  Пес повернулся ко мне.
  - Ребенка видел?
  - Нет, хозяин, - склонился демон.
  - Найди, - отдал приказ псу.
  - Да, хозяин, - пес сорвался с места и помчался по мощеной дорожке прочь.
  
  Я тяжело выдохнул и решил вернуться к гостям...
  
  Шартэн
  
  Шартэн не знал, что заставило его вернуться к водному духу, не понимал, чем так обрадовало девочку его возвращение. Однако она перестала плакать и мокрыми от воды руками обняла его за шею. Он стоически вытерпел эту пытку и выслушал все ее извинения за слезы, обещания что больше она плакать не будет, заверения что она даст демону голос и что они теперь друзья навсегда. Демона это не волновало. Ему просто нужно было, чтобы ребенок ушел туда, откуда пришел. Он еще раз тяжело вздохнул, понимая что теперь эта прилипала от енго не отвяжется и произнес:
  - Уходи.
  
  Девочка замерла и уставилась на него.
  - Говорящий... - прошептали ее губы.
  - Да, а теперь уходи, - для убедительности он рыкнул.
  - А можно я вернусь?
  Он еще раз тяжело вздохнул и внес предложение:
  - Через десять лет.
  - Это много, мне всего тридцать один, а когда мне будет сорок один, я буду уже взрослой.
  
  Шартэн знал, что духи взрослеют несколько иначе. Первые тридцать лет - дети, потом резкий скачок в росте и они становятся подростками, а в пятьдесят лет - полностью сформированные люди... Если брать в пример людей... Но за десять лет она точно обретет ум и разум, да и вовсе позабудет про меня.
  - Десять, - с нажимом повторил ей.
  - Я вернусь через год, на твой день рождения! - девочка отпустила его шею и исчезла.
  
  Перенеслась... Вода для духов воды - что дверь. Одна нога здесь - другая уже через тысячи миль от сюда. Тоже-самое и с его хозяином... Вот только день рождения не у меня, а у моего хозяина. Единственный день, когда замок и сад наполняется посторонними.
  
  - Шартэн? - позвал появившийся из тени дерева мой хозяин.
  
  Шли годы...
  
  - Привет Шартэн! - я вынырнула из пруда и кинулась на шею моему любимому псу.
  - Я так соскучилась!
  - Привет Уна, - пес лизнул меня в щеку и завилял хвостом.
  - Я тебя всего намочила, давай высушу! - отстранилась от пса и махнул аркой.
  Тот час вся вода на нас испарилась, окутывая наши тела густым дымом. Еще один взмах рукой и ветер гонит пар прочь.
  - Смотри! Я тебе подарок принесла! - я протянула из-за спины мяч. - С днем рождения! - чмокнула его в макушку и принялась поздравлять.
  - Я тебе желаю всего-всего самого хорошего, крепкого здоровья, чтобы жизнь текла и не замерзала, ветра дули, но только попутные, земля грела и кормила, чтобы...
  - Ну, все, хватит, хватит, - засмущался мой друг.
  - Но я только начала! Я целый год готовила эту речь!
  - Ты подросла, - сменил тему Шартэн.
  - Правда? - я принялась озираться по сторонам, силясь увидеть произошедшие изменения.
  - Ага, почти полностью сформировалась, как дух... Сколько тебе сейчас лет?
  - Хм, - я прикрыла глаза и принялась считать, - кажется пятьдесят три, - закончила неуверенно.
  - Даже не вериться, - пес обошел меня по кругу и вновь уселся передо мной.
  - Да, столько лет дружим!- я счастливо улыбнулась.
  - Ты просто не оставила мне выбора, прилипла как пиявка, - вернули меня на землю.
  Я мигом надулась.
  - И все также дуешься и злишься, еще и плакса к тому же.
  - Неправда! - воскликнула с негодованием.- Мы видимся только один день в году, а за год я выросла и больше не плачу! - от обиды на глазах навернулись паршивые слезы. Нет, только не сейчас! Он опять меня дразнить будет!
  - Ты так говоришь каждый раз, ну ладно, расскажи мне про себя, что делала? Чем занималась?
  Я опустилась на газон и начала делиться прошедшими новостями.
  
  - Папы учат защищаться, постоянно пропадаю на тренировках, только иногда сбегаю от них и гуляю. Ветра снова дуют не туда, куда надо, земля снова страдает от засух, меня гоняют по всем континентам как горную козу - то здесь помочь, то там. А еще в прошлом месяце был пожар. Духи огня снова бесились и подожгли заповедные рощи отца. Еле потушили. А еще говорят, что они напали во время пожара на духов земли, но папа-Баским отправил к папе-Нурин и я пропустила все самое интересное.
  - Сражаться - по-твоему это интересно?
  - Интереснее, чем стеречь яйца да гонять облака! - пожаловалась на самые глупые занятия.
  - Шило у тебя в одном месте, - в который раз проговорил Шартэн.
  - Это да, так все папы говорят, - я широко улыбнулась.
  - И они абсолютно правы,-при печатал друг.
  
  Шартэн
  
  Я слушал болтовню с величайшим интересом, мне было интересно узнать про ее жизнь все. За годы нашего знакомства эта девочка ворвалась в мою жизнь подобно тайфуну, перевернула меня с ног на голову и крепко привязала к себе. Я чувствовал себя подобно ее отцам - хотелось опекать и защищать ее, ругать за неоправданный риск и ставить в угол за шалости.
  
  Только вот если я буду громко возмущаться она обидеться.. ребенок... что с нее взять? Как жать, что не могу вместе с ней отправиться вперед - туда в ее мир... Мир, полный веселья и лишенный забот. Я счастливо вздохнул. Раз в год моя жизнь становиться не такой уж и скучной... Как здорово что духи огня притащили ее сюда.
  
  Кстати последняя мысль уже много лет не дает мне покоя. Духи огня не просто так это сделали. Их целью было познакомить Уну с моим хозяином, только вот такое знакомство не обернется для духа ничем хорошим. Это хорошо, что папы Уны враждуют с огненными духами, просто замечательно, что больше она с ними не общается. Мне так спокойнее, я уверен что огонь не втянет ее в свои жестокие игры. А что касается одного дня в году во дворце хозяина - то я прикрывал девочку от магического сканирования, никто не знал где я и что делаю и уж тем более никто не знал, что один любопытный дух пользуется приглашением и раз в год навещает это проклятое место.
  
  Но у моего хозяина уши и глаза в каждой тени. Я не могу, да и не хочу гнать ее прочь от себя, от этого места, но когда-нибудь она встретиться с хозяином и только Тьма знает, что произойдет...
  
  Азраин
  
  Парочка моих гостей сильно напилась. Самое ужасное, что это были две дамочки и теперь дело пахло кошачьей дракой. С ногтями, вырванными волосами, испорченными платьями.
  Пальцем подозвал слугу и приказал звать охрану.
  - Они разнимают мужчин во внутреннем дворе.
  - Там тоже драка? - вот это поворот... и что мне делать?
  - Да, мой хозяин, я поищу сейчас еще людей, - слуга с поклоном удалился.
  Я бросил недовольный взгляд на дам. Они уже перешли к взаимным оскорблениям.
  Вмешаться самому? Ну уж нет. Не хочу. Я прищурил глаза и покинул зал - пусть делают что хотят.
  В коридоре ко мне величественно подплыла леди Бени.
  - Азраин, - ее голос дрожал немного от страха, но она явно пыталась кокетничать.
  - Да? - я постарался улыбнуться. Получилась ухмылка, но Бени воспряла духом.
  - Не желаете подышать воздухом? Здесь так душно, - ловкие пальчики уже вцепились в мой рукав.
  - Почему бы и нет?
  Я направил ее по коридору к выходу на улицу, спину моей спутницы прожигали взгляды ее соперниц, но Бени была дерзкой штучкой и такой пустяк как ненависть менее удачливых соперниц, ее не пугал.
  - Прекрасный вечер, я уже поздравляла вас сегодня? - томно заговорила спутница.
  - И не один раз.
  - Позвольте поздравить вас еще раз, - она подарила мне белоснежную улыбку змеи.
  - Спасибо.
  Мы медленно двигались вдоль стен дворца.
  - Вы не находите нас красивой парой, Азраин?
  - Вы блистаете на моем фоне как алмаз, я для вас оправа.
  Бени понравился комплимент и ее щеки залились румянцем.
  - Вы знаете, я вас так редко вижу, хотелось бы встречаться чаще.
  - И где мы будем встречаться, - я остановился и повернулся к спутнице лицом.
  Обожаю этот взгляд у женщин... сейчас она считает себя мышеловкой, а меня мышкой, думает что она сети, а я рыба.
  - У вас... или у меня... дома... одни... - зашептала Бени.
  Я ухмыльнулся и хотел было уже воспользоваться не озвученным предложением, как позади меня раздался грохот. Словно кто-то уронил целый поднос со стеклом.
  За долю секунды я развернулся и... Абсолютный шок. В конце дороги был расположен стол который разграблял... Шартэн? Нет, дело даже не в демоне, а в том, что он делает и с кем!
  
  Демон держал в зубах целый поднос с пирожными, в то время как незнакомая мне женская фигура сидела на корточках и поднимала с земли фрукты.
  - Ну, ты там как? - спросил у незнакомки демон.
  - Сейчас, сейчас, - она подняла поднос и они вместе скрылись в зарослях кустов.
  Интересно...
  
  - Азраин! - возмущенно крикнула Бени, но я уже растворился в тени, чтобы появиться в совершенно другом месте.
  
  Тасуна
  
  - Руки - крюки, - дразнил Шартэн.
  Я обиженно сопела, но продолжала продвигаться вглубь парка.
  - У меня одна пасть, так смотри - несу и не роняю, - пес обогнал меня и продемонстрировал поднос в зубах.
  - И с тобой говорю, а ты?
  - Да она сама упала, сама! - я пыталась оправдаться.
  Нет, серьезно поднос с бокалами упал сам, совершенно случайно, я просто чуть-чуть задела его локтем, а фрукты я выронила от неожиданности.
  - Непутевая ты, - подытожил друг.
  - А ты.. ты... - у меня просто не было слов, чтобы обозвать его.
  - Молодец? - предложили мне.
  - Да, ты - молодец, - я осеклась, - нет, ты не молодец! Ты мне зубы заговариваешь!
  Пес только вильнул хвостом и с ехидцей в голосе произнес:
  - Первое слово дороже второго.
  Я негодовала.
  - Вредный, ты просто невыносим!
  - Это ты неподъемной стала, а я в размерах всегда могу уменьшиться.
   да, демон мог менять размеры по желанию, но важнее вот что:
  - Я что стала толстой!? - взревела во весь голос.
  - Угу, так что плюшки все мне!
  - Нет! - я ринулась бегом за вожделенным подносом.
   Шартэн попытался улизнуть, но где ему спрятаться от меня!
  Духи вообще не едят и не готовят ничего такого вкусного, ничего подобного на сладости! У нас нет печенья, нет тортиков, нет пампушек, нет конфет! А люди сотворили целый культ из вкусной еды и честное слово - я стала ярой почитательницей этого культа! Впрочем, не только я - Шартэн тоже обожал сладкое.
   Забег с препятвиями закончился ничьей. Поднос с вкусняшками торжественно пообещали поделить поровну.
  Мы уселись на берегу озера и принялись поедать лакомства.
  - Если бы это не делали люди на кухне, и если бы я не видела своими глазами процесс приготовления, я бы сказала, что это создали боги, - во рту таял бисквитный крем.
  - Согласен, - Шартэн не прекращал стремительно пожирать вкусности.
  Мы усиленно чавкали и набивали наши животы. Крем просто таял во рту, едва надкусываешь эту божественную плюшку, как вокруг струиться аромат крема, как рот сам собой открывается вновь, чтобы съесть еще немножко этого белоснежного, вкусного чуда. Наконец поднос был опустошен и я принялась жевать фрукты. Пес к ним был абсолютно равнодушен, поэтому никаких притязаний на яблоки и виноград не высказывал.
  - Где сейчас обитаешь?
  - У папы-Баским в березовой роще, близ Микора. Но скоро перееду, не хочешь прийти ко мне в гости?
  - Нет, демон в роще будет лишним...
  Я не считала Шартэна демоном и наверное плохо понимала как он может быть порождением Тьмы. Все папы в один голос кричали держаться подальше от огня и Тьмы, но вот разве может этот милый Шартэн убивать?
  Я покосилась на друга и спросила у него:
  - Шартэн, а ты убивал?
  Пес пристально посмотрел мне в глаза и ответил коротко:
  - Нет.
  
  Азраин
  
  - Нет.
  Солгал. Сделал это не моргнув и глазом. Но ради кого - духа! Зачем?
  
  Я изучал девушку и не находил в ней ровным счетом ничего особенного. Обычный дух воды - красивый, гибкий, подвижный. Густые и длинные до ключиц темные волосы, острые скулы,пухлые губы, широкие глаза, с легким румянцем на щеке, но это скорее от смущения. Она была идеальна, как и все духи - образец красоты и гармонии.
  Девушка вскочила на ноги и принялась ходить колесом - смешить демона акробатическими трюками.
  Пора заканчивать это веселье.
  
  Я вынырнул в тени позади нее - у демона-пса расширились глаза, когда он увидел меня, а девушка, увлеченная акробатическими трюками, не успела меня даже заметить. Мне потребовалось меньше секунды, чтобы схватить ее сзади и резким рывком затащить в тень. Еще один миг и мы в подвалах дворца.
  - Ах! - ее глаза расширились от страха, она беспомощно озирается по сторонам, но здесь кромешная тьма.
  - Помогите! - прозвучал звонкий голос.
  Пульс учащается, зрачки в темноте расширяются, руки начинают мелко дрожать.
  - Кто-нибудь! - на последнем слоге голос срывается.
  - Слушай меня внимательно... - мой голос обрушился на нее со всех сторон
  - Очень внимательно, я буду задавать вопросы и от ответов на них зависит твоя жизнь.
  Нервно сглатывает.
  - Кто вы?
  Дрожит всем телом.
  - Нет, нет, нет... - шепчу ей в ответ, - вопросы задаю я.
  Щелчок и на ее руке появилась глубокая царапина.
  - Ай!
  Из раны полилась кровь.
  Сейчас дух сменит форму и попытается излечиться, надо действовать пока она еще в форме человека.
  - Что ты забыла в замке? - вкрадчиво спрашиваю у нее.
  Она баюкала поранившею руку и не отвечала на вопрос.
  - Отвечай! - на второй руке появилась точно такая же рана.
  Она заскулила от боли и спешно заговорила:
  - Я... Я пришла на день рождения к Шартэну, я ничего плохого...
  Перебиваю ее:
  - Кто тебя заслал?
  - Никто, никто, - она отрицательно качает головой, - я сама пришла, правда, прошу я...
  Не дослушал.
  - Сколько тебе лет? - спросил у нее.
  Она заозиралась по сторонам, но отследить где я нахожусь у духа не получалось. Онаи зашептала:
  -Зачем... - начала фразу и тот час на свой щеке она ощутила холодную сталь ножа.
  Она боится пошелохнуться, ее страхом пропитывается комната, а зрачки ее глаз расширились настолько, что полностью поглотили карие радужки.
  - Пятьдесят три... - шепчет мне.
  Взрослая. Это хорошо.
  Я убираю лезвие, отхожу от нее на шаг и спрашиваю:
  - Имя? - задаю последний вопрос.
  - Тасуна...
  Она низко опускает голову и пряди волос опадают на ее лицо, скрывают лоб, щеки и глаза.
  "Тасуна", повторил ее имя про себя и исчез. Сначала гости, а пытки оставим на потом.
  
  Тасуна
  
  Я опустилась на колени и ожидала следующего вопроса, внутренне приготовившись к худшему. Но собеседник молчал. Грубый мужской голос прекратил допрос. Я прикрыла глаза - все равно что с открытыми, что с закрытыми - не видно ничего. Пауза затягивалась.
  
  - Простите... - шепнула в темноту.
  
  Тишина.
  
  - Кто-нибудь? - произнесла чуть громче, но снова нет ответа.
  
  Я вновь распахнула глаза и принялась ощупывать пол. Камни заговорены - я не могу воззвать к силе земли и сдвинуть их, но может есть вода?
  Почти что на четвереньках я исследовала вслепую помещение. Ощупывала стены, полы, углы, но ничего - только камни. Темнота начала давить, пугать, слух не улавливал ничего кроме собственного дыхания и стука быстро бьющегося сердца.
  Это был пустой, закрытый, каменный мешок под землей.
  Словно зверек забилась в уголок и принялась медитировать, как учил отец.
  Медитация очищает мысли, помогает успокоиться, сосредоточиться.
  
  Итак. Как я сюда попала? Меня затащил сюда дух? Но тогда вопрос какой дух и через что? Камни заговорены, здесь нет ни земли, ни песка, ни травы - значит не дух земли.
  Огонь? Но тут нет и костра. Вода - ее тоже нет. Мешок под землей, а значит и не воздух. Тогда как это возможно, за одну секунду переместить меня с поляны в это место? Не знаю и не понимаю... Я проматывала последние секунды с Шартэном и ничего не приходило мне на ум.
  
  Спокойствие. Папы скоро меня найдут. Они обязательно меня найдут. Я редко исчезаю надолго из дома... Я почти не сбегаю... Но всегда есть но... А вдруг не найдут? Что тогда? Я умру? Он порезал меня чем-то, а я даже не почувствовала. Благо раны уже затянулись, но это было больно и неожиданно.
  
  Он знает мое имя. Как много ему потребуется времени, чтобы узнать кто я? Чтобы спросить у Шартэна кто я? Что будет тогда? Я стану заложником?
  
  Папа-Рару говорил, что истинный наемник во время медитации думает о своей смерти. Такие мысли готовят его к неизбежному, помогают смириться, делают его дух сильнее. Я не хочу умирать, от одной этой мысли мне стало до тошноты страшно, холодно и по щекам ручьем потекли соленые капли.
  
  - Помогите!
  
  
  Тасуна
  
  
  Самое противное в темноте - не знаешь сколько прошло времени. Парадоксально - абсолютная темнота поглощает не только свет но и время. Секунды и часы словно растворяются, словно ты поставил весь мир на паузу или выпал из реальности. Я сидела в позе лотоса у самой стены. Холодный камень остужал голову, спину, не давал заснуть. Я боялась заснуть.
  - Тасуна, - я вздрогнула.
  Голос вновь шел со всех сторон. Это невозможно, просто невозможно! Я в плену, я взаперти! А голос незнакомца обрушивается на меня со всех сторон, словно он и сбоку и сзади и спереди.
  - Приятно проводишь время?
  Насмешка.
  Желчь.
  Я бы оскорбилась, я бы не смолчала, ответила, защитилась, но... За те часы, дни или минуты что я провела в одиночестве гордость покинула меня, сменилась страхом и отчаянием, я взмолилась:
  - Отпустите, прошу вас, я вас умоляю, отпустите, я не сделала ничего плохого!
  - Молчи, - приказал голос и захлопнула рот.
  Несколько секунд абсолютной тишины. Почти абсолютной - стук напуганного сердца, словно барабанная дробь.
  - Итак, ты дух воды? - начал он допрос.
  - Да, - шепчу в ответ.
  - Какая находка, - тянет гласные, - Тасуна, дух воды и в моем замке, в моем доме, у меня под носом...
  Я поежилась и ссутулилась.
  - И много ли ты знаешь, а Тасуна?
  - Ничего не знаю, - отрицательно машу головой.
  - Лжешь, - сталь в голосе чувствуется сразу.
  Ненавижу сталь, ненавижу этот голос. Низкий, властный, жестокий. Кому бы он не принадлежал - это существо не способно ни на каплю теплоты.
  - Продолжим, ты знаешь, почему степной народ поклоняется духам, а не богам?
  Что за странный вопрос? Люди, что живут в степи не придерживаются общепринятой религии. Общепринятая - это вера в двух богов - Света и Тьму. Степь издавна поклоняется духам, почитает духов четырех стихий и не признают никакой иной религии.
  - Не знаю, - беззвучно шепчу, но он слышит, слышит и недоволен ответом.
  - Тасуна, я могу сделать больно, очень больно. Будет лучше, если ты ответишь...
  Не угроза - просто факт. Факт, как если бы он сказал что ночью темно, а солнце встает на востоке.
  - Не надо пожалуйста, не надо, - я испугалась, сжалась в комочек и прикрыла голову руками.
  - Ответ? - чуть требовательнее спрашивает голос.
  - Не надо, - я продолжаю просить.
  Щелчок пальцами.
  Магический огонь появился из ниоткуда и разом охватил мое тело. Языки желтого и красного пламени окружили меня, обняли и принялись жечь. Я закричала от боли, на глазах выступили слезы. Я покатилась по полу кувырком, в надежде скинуть пламя.
  Как больно!
  Больно!
   - А-а-а! - кричу и задыхаюсь от от собственого крика, кричу и умираю...
  Щелчок пальцами.
  Огонь исчез. На теле остались ожоги, воздух пропитывался запахом тлеющей одежды, а по щекам потекли горячие слезы. Я возненавидела. Я злилась - за те доли секунд, что помещение было наполнено светом огня я не разглядела владельца голоса. Это взбесило меня. Бесило намного сильнее, чем красные ожоги на теле, чем полное отсутствие света, чем тот факт, что я неизвестно где и смогу ли я выйти отсюда.
  Духи не знают ненависти, злобы, зависти. А я открыла новое чувство. Всепоглощающую ненависть.
  - Клянусь, ни на земле, ни в воде, ни в воздухе, не видать вам...
  
  
  Азраин
  
  
  Я только усмехнулся клятва? Клянется меня убить? Я прервал ее лепет:
  - Не давай клятв, что не можешь исполнить.
  Девушка замолчала, так и не договорив. Но это меня не заботило. Заботило меня ее тело...
  Одежда сгорела, обнажая стройные ноги, гибкий стан, высокую грудь.
  Неожиданно для самого себя, я признался, что хочу это тело. Дух любой стихии совершенен, красив, неповторим. Но в этой водной красотке было что-то такое особенное... Что-то такое, чего я захотел.
  
  
  Тасуна
  
  
  Я лежала на полу, на боку и хотела уже выпрямиться и сесть, как неведомая сила смела меня. Чужое тело навалилось сверху и прижало к холодному полу. Еще секунда и чужие губы впиваются в мои. Я забрыкалась, попыталась скинуть с себя незнакомца, но его руки крепко ухватили меня, сжали ладони, зафиксировали в захвате. Его ладонь крепко ухватила меня за лицо и не давала отвернуться, не давала прервать мои первый поцелуй. Как люди восхваляют это действие в песнях? Почему? В поцелуе нет ничего приятного! Хочется прикусить чужой язык во рту, хочется со всей силы ударить и покалечить незнакомца. Но владелец железного голоса не давал мне пошевелиться. Чужое дыхание щекотало щеку, а его волосы касались моего лба. Схватить бы их пальцами и резко потянуть - вот это бы ему не понравилось!
  Я терпела, пока он не отстранился и не прошептал в лицо:
  - Не нравиться?
  - Вы омерзительны! - плююсь словами и не задумываюсь о последствиях.
  Смешок.
  Он чуть сместился на мне но не отпустил.
  - А если так? - шепчет в губы и вновь касается лица.
  Он носом ведет по щеке, шумно вдыхает и выдыхает, его горячее дыхание обжигает намного сильнее огня. Вот он целует уголок губ - я дернулась и поджала губы. Вновь смешок и касание его губ моих. В этот раз он не лезет в рот языком - нет. Он почти невесомо касается губ, покрывает уголки губ легкими поцелуями.
  Он омерзителен, омерзителен!
  Но чем - то его действия завораживают. В этот раз поцелуи приятны...
  Я непроизвольно расслабляюсь и он мгновенно воспользовался этим. Вновь поцелуй с языком, но теперь все ощущается иначе. Как? Не знаю... Но голова пошла кругом, дыхание участилось, его прикосновения волнуют, его движения разжигают меня...и...Хочется большего. В животе образовался тугой узел, пульсирующий, требующий внимания, требующий еще поцелуев, еще больше его губ...
  Он резко отстранился и встал с меня.
  Я словно рыба на берегу - лежала на холодном каменном полу и глотала воздух. Что со мной не так? Почему мы перестали? Мое тело хотело продолжить этот поцелуй. Из горла вырвался протестующий стон.
  - Легко доступна, как и ожидалась от духа. Водная тварь, я приласкал лишь слегка, а ты уже готова отдаться на этом полу, - чеканит голос.
  Даже если меня поставят под ледяной водопад - я и то буду потрясена не так сильно, как сейчас.
  Я его ненавижу, ненавижу, ненавижу. Ненавижу!
  Мои разум протрезвел, мысли упорядочились и совершенно спокойно я произнесла в пустоту:
  - Я вас убью.
  Он молчал, не отвечал. Шло время и я поняла - он ушел. Вопрос - когда? Услышал ли он мои последние слова?
  Я вновь уселась в позу лотоса и прислонилась к стене - мне нужно спокойствие и регенерация. Ожоги на теле быстро заживут, а мне нужны силы.
  
  ***
  
  За то время, что его не было я успела поспать, всплакнуть, подремать и пореветь. Успела посчитать до тысячи и от тысячи до одного. Темнота давила, темнота пугала. Я вздрагивала из-за любого шороха, боялась что это пришел - он. Он - владелец голоса...
  Чтобы отвлечься принялась напевать детскую песенку и подпрыгивать:
  - Мишка спит в своей берлоге,
  Скачет зайчик на лугу,
  Мышка прыгает по полю,
  А лягушка по пруду.
  
  - Браво! Браво, - хлопки в ладоши и я замираю неподвижной статуей, - я думал взрослая, пятьдесят три, как-никак. А тут сущее дитя! Соскучилась, Тасуна? - язвительно интересуется голос.
  Нервно сглотнула. Захотелось прижаться к стенке, почувствовать опору, но мужской голос звучал со всех сторон. В любом случае мне не скрыться от него. Я гордо подняла нос и сжала руки в кулаки - я все вытерплю!
  - Вы меня отпустите? - голос предательски дрожит.
  - Отпускать? - удивляется собеседник, - разве нам не хорошо вместе?
  Издевается.
  Он точно издевается.
  - Когда вы меня отпустите? - уточняю вопрос.
  - Тасуна, разве ты не догадалась? - я чувствую что он улыбается, чувствую как его забавляет происходящее.
  - О чем? - я передернула плечами и несколько раз моргнула.
  Сколько бы не всматриваюсь в темноту - она непроницаемая. Зачем я вообще держу глаза открытыми?
  - Никогда, - сердце ухнуло в пятки, а голос по слогам повторил слово, - ни-ко-гда.
  Каждый слог - словно тяжелая поступь, словно удар молота по наковальне. Как много в нем властных ноток, он привык подчинять, подавлять, приказывать. Кто же он?
  - Кто вы? Дух огня?
  - Вопросы задаю я, твой лимит исчерпан, - резко оборвали меня.
   Да пожалуйста! Молчу в ожидании его слов.
  - Итак, почему степной народ поклоняется духам, а не богам?
  Он все еще хочет ответа на этот вопрос? Хорошо. Я обдумала свой ответ, заранее заготовила фразу и слова:
  - Духи беспристрастны, духи не подвержены дурному настроению, духи не наказывают. Боги - совсем другое дело. Регулярные поклонения, жертвы, подношения. Если боги сочтут дары слишком малыми - накажут людей, сочтут веру в них слабой - вновь наказывают. Духи дружат со степным народом, а боги - боги привыкли что их почитают и поклоняются.
  - Хорошо, - я не поняла доволен ли собеседник ответом, но меня не жгли в огне, не целовали и не резали. Уже не плохо.
  - Где священные места у степного народа?
  Священные места? Места, где нельзя торговать, убивать, где люди хоронят близкий, заключают свадьбы, отмечают праздники и приходят молиться? Нет, нельзя рассказывать этому монстру!
  Я молчала и собеседник догадался, что ответа от меня не дождется.
  - Так значит нет? - с угрозой в голосе уточнил он.
  Я облизала мигом пересохшие губы и повторила:
  - Нет.
  Широкая ладонь сжала мое горло и приподняла в воздух, оторвала от пола. Я заболтала ногами, силилась расцепить чужие пальцы на шее, но не получалось. Воздуха не хватало, я хрипела. В голове нарастал шум, а мои трепыхания затихали. Он медленно и неохотно опустил меня на пол - я обмякла и принялась оседать на пол, но мне не дали. Он схватил меня за плечи и не дал отдышаться, не дал растереть горящую шею руками, не дал вдохнуть спасительно кислорода. Он просто вновь принялся меня яростно целовать. Сил оттолкнуть его не было - я просто старалась отдышаться через нос, не раскашляться и не расплакаться. Не прерывая поцелуя, меня вновь приподняли в воздух, но уже за талию и резко сбросили вниз.
  Я упала в воду, больно ударившись лопатками о дно чего-то металлического.
  - Ванна, - пояснили мне.
  Дезориентированная, мокрая, злая.
  Все слишком странно. Почему меня бьют, а потом целуют, и так по кругу, почему?
  Я не могу скакать из одной краности в другую, я не заяц!
  Вода расплескалась по камере, я промокла и с трудом уселась в железной плошке. Ванна... Как она могла появиться здесь, где секунду назад ничего не было? Я погрузила руки в в оду и принялась жадно впитывать кожей спасительную жидкость. Ожоги на теле стали стремительно заживать. В воде у духов регенерация протекает намного быстрее. Мелькнула мысль оставить часть воды и попробовать атаковать незнакомца.
  - Даже не думай, - предостерегли меня от ошибки.
  Сердце пустилось в пляс. Он читает мысли?! Срочно думай о чем-то отвлеченном. О ростках, зеленых ростках, о рыбках. Думай про тучки, про облака!
  - Нет, не читаю, но на лице у тебя все написано, - чуть более спокойным голосом объяснили мне.
  Ладонь коснулась моей щеки, пальцы очертили губы и погладили многострадальную шею.
  Расслабиться не получалось. Пускай мысли не читает, но вот движения рукой пугают. Мужская ладонь гладила макушку, наматывала мокрые пряди на пальцы, подушечки пальцев касалась лица, шероховатая ладонь властно хватала грудь.
  - Так твой ответ? - неожиданно хрипло зазвучал его голос.
  Мне был противен голос и его обладатель, а тело странно откликалось на прикосновения. Два чувства - ненависть и желание. Я противна сама себе... Хочу чтобы это прекратилось... Как заставить его прекратить?
  - Гора Грузки, поля Бахария. А теперь уберите руки! - зашипела разъяренной кошкой.
  - Уверена? - насмешка.
  - Уберите свои руки! - еще жестче повторяю ему.
  Он убрал руки от груди и перестал меня гладить. Я немного расслабилась. Вода дарила не только силы, но и покой.
  - Наслаждайся, Тасуна.
  Я знала, что он исчез после этих слов, поэтому не скрыла облегченного вздоха. Откуда знала - интуиция, другого объяснения моей догадке нет. Умылась остатками воды и вылезла на холодный и мокрый пол. Тело горело, тело хотело его рук, его прикосновений. Тело - мой предатель.
  
  
  Шартэн
  
  
  - Уна?
  Я появился в темной камере и осторожно позвал друга. Дух резко вскинула голову, поднялась с пола камеры и огляделась.
  Она же не видит в темноте...
  - Я здесь,- она бросилась на звук голоса и крепко обняла меня за шею.
  - Шартэн, Шартэн, - шептала девушка, цеплялась за шерсть цепкими пальчиками и крепко прижималась лицом к моей морде.
  - Тш-ш, все хорошо, - я боднул Уну головой и лизнул лицо.
  Язык тот час стал солёным от её слёз. Она плачет, почему?
  - Забери меня, пожалуйста, я... - девушка всхлипывала и не отпускала меня.
  Шёпот становился все неразборчивей, а слёзы и рыдания все больше сотрясали её тело.
  
  - Прости, я подчиняясь хозяину, - горько произнёс.
  Мне правда было больно и жаль моего друга. Кромешная темнота не мешала мне видеть. Взгляд цеплялся за разные детали - пепел от одежды на полу, ничем не прикрытые засосы на шее, плечах, груди, синяки на запястьях, словно хозяин силой удерживал её руки.
  Зря она ко мне приходила, зря мы дружили, все зря... Я виновен в сложившейся ситуации.
  
  Уна прятала своё лицо на моей шее, но я чувствовал как шерсть мокнет, я словно осязал её боль. Хозяин сделал ей плохо... Выйдет ли она от сюда живой?
  Тьма, ты жестока со мной. Мне больно видеть её боль.
  
  - Кто он? - хриплым от рыданий голосом, спросила Уна.
  - Хозяин.
  Это единственное, что я могу сказать. И что самое противное - я не могу остаться с ней в эту трудную минуту.
  - Прости, мне надо идти...
  
  Я боялся, что хозяин узнает о моём своевольном посещении камеры. По голове за такое не поглядят, мне скорее просто снесут ее .
  Я попытался сделать шаг назад, но Уна крепко висела на мне.
  - Прости, - повторил ещё раз, прежде чем исчезнуть в тени, раствориться в её руках чёрным дымом.
  - Нет!!! - последнее, что я услышал, был ее нечеловеческий, отчаявшийся крик.
  
  
  Азраин
  
  Я стоял у подножия вулкана Грузки. Тот продолжал извергаться, ведомый волей повелителя огня - Фэйра. На последнего надавил я. Так значит вулкан извергается по моей воле? Выходит так.
  План по уничтожению священного места степного народца родился спонтанно, был плохо разработан, но самое противное - не удался. Ведь люди не перестали верить в духов. Я бесился.
  
  - Самеди! - окликнули меня.
  Я повернулся корпусом на звук. Фэйр... Повелитель огня... Вспомнишь дерьмо-вот и оно.
  - Выбирай имена! - предостерег его. Я ненавижу своё второе имя.
  
  Огненный дух полыхнул белыми искрами, а значит испугался. Это хорошо, будет знать своё место. А моё место - быть выше него.
  
  - Мои девочки танцуют в кострах у степного народа, степной народ почитает что девочек, что меня, ставит в один уровень с богами. Я говорил, что извержение вулкана ни к чему не приведёт, Азраин. Говорил! А что теперь? Мои огненные девочки не потанцуют, им негде будет резвиться! Степные отвернутся от огня!
  
  - Придерживался плана! - я разозлился.
  
  Все должно было получиться совсем не так.
  
  Люди должны были отречься от духов, за то, что священное место их народа уничтожено... Они должны были сменить богов!
  Обвел яростным взглядом окрестности. Огненные реки, потоки лавы, глыбы камней и комья земли, дым и чёрные облака, серый пепел, что падает с неба и покрывает землю, острый запах серы и раскаты грома. Это ад на земле, это полное уничтожение Грузки, так почему же люди не отвернулись от духов?!
  Бесит! Тьма, как же бесит!
  
  - Шартэн! - позвал демона.
  - Азраин, - одновременно со мной произнёс Фэйр.
  - Что?! - взбешенно рыкнул повелителю огня.
  В таком невменяемым состоянии я был способен на убийство.
  - Ты наконец то получил мой подарок, - лукаво начал Фэйр.
  - О чем ты?
  
  Я развернулся к нему, лениво изучая сгусток огня в человеческой форме. Убить его? Или этот повелитель огня мне ещё пригодиться? В голове мелькали варианты "за" и "против".
  
  - Дочь воды, ты получил духа... - Фэйр полыхнул столпом алых искр и гаденько захихикал.
  - Бесишь, - прошипел ему, - говори нормально.
  Я все больше склонялся к варианту " за".
  
  - Асуна, дочь воды, ты получил её, хо-хо! Много лет назад я её к тебе привёл, я её тебе подарил, но подарок ты открыл только сейчас. С днём рождения, Самеди!
  Разговор неожиданно стал для меня приоритетным, намного важнее, чем все происходящее вокруг. Я молчал, ничем не выдавая эмоций, позволяя Фэйру и дальше трепаться, позволяя ему сливать мне больше информации.
  - Я её к тебе привёл, я! - хвастался огненный дух, - но она была слишком мала, чтобы обратить на тебя внимания. Да и ты не стал связываться с малолеткой, а что интересно... Ха-ха-ха! Знаешь что интересно? Она таскалась каждый год к твоему псу, каждый год вертелась у тебя под носом! А сейчас... Кто кого заметил? Как ты её поймал? Ты держишь её в подвалах дворца?
  
  Я слегка поджал губы в гневе. Откуда он знает, где Тасуна?
  - Что за дурацкий "подарок"? - я подчеркнул последнее слово нарочно.
  - Ха-ха-хо! - веселился повелитель огня, - я никогда не выпускал из вида дочь моего врага! Идеальный подарок для тебя!
  
  Меня бесила его улыбка, смех, бесила эта показная наигранность. Какую цель он преследует?
  - Ну и зачем? - лениво и спокойно интересуюсь у него.
  Дух перестал хохотать, полыхнул оранжевым пламенем и зашипел:
  - О, это будет прекрасно... Обожаю яркие эмоции... Страх, отчаяние, дружбу, любовь, обожаю когда эмоций много, а их будет много... Это будет настоящая песня боли, ведь я, - он пригнулся и буквально выплюнул последние слова, - я увижу, как сын Тьмы погубит дочь воды.
  
  
  Тасуна
  
  Вновь сижу у стены. Плен отнюдь не приятная штука. В моей голове то и дело мелькали воспоминания о солнце, ярких днях, цветах, яркой и сочной зелени. С закрытыми глазами я мечтала о красках, с открытыми глазами мечтать не получалось.
  - Тасуна!
  Я даже не вздрогнула на грозный оклик. Просто обреченно прошептала:
  - Умрите.
  - Сочту за приветствие, - парировал голос.
  Пускай считает чем хочет.
  Я устала, апатия нахлынула на меня гигантской волной и никак не отпускала. Я хотела света, я хотела солнца... Что он хочет, почему не отстанет? Но невидимому собеседнику, видимо, не понравился мой подавленный вид.
  - Почему сидишь с закрытыми глазами?
  - А смысл открывать? - меланхолично спрашиваю о монстра, - Все равно ничего не видно.
  
  Щелчок пальцами.
  Даже сквозь закрытые веки по моим глазам ударил свет. Перед глазами заплясали яркие пятна и навернулись слезы. Я зажмурилась, прикрыла глаза ладонями и отвернулась. Потребовалось некоторое время, чтобы глаза, которые привыкли к абсолютной мгле успокоились.
  Несмело отвела ладонь и огляделась. Свет стал слабее - искра под потолком теперь едва освещала пространство, то и дело мигая, словно вот-вот погаснет...
  Да, это каменный мешок, высокие стены, серые плиты, но... но самое главное - голос обрел форму, обрел тело. Это так странно, ведь я привыкла, что общаюсь с "невидимкой". Так что я могу сказать про владельца металлического голоса? Высокий, широкоплечий, темноглазый. Жёсткие чёрные волосы, прямой нос, высокий лоб, густые брови. Хищное выражение лица и взгляд, что пронзает насквозь.
  
  Черные глаза без единой эмоции смотрели на меня. Становилось неуютно, я не выдержала поединка глазами и непроизвольно отвернулись, но любопытство взяло все же верх.
  Вновь повернула голову и принялась изучать хищника. Тонкие губы, широкая шея. Сильный, я бы даже сказала слишком. Рубашка на его торса подчеркивала мышцы рук. Но сильный не только физически, но и волшебством. Так что же он?
  
  - Вы демон? - осторожно спрашиваю у него, все также не поднимая взгляда.
  Ведь демоны способны ходить сквозь тени. Если не через тень, то как иначе он попадает сюда? Как иначе он меня сюда заточил? Кто, если не демон? Кто ржет быть хозяином Шартэна?
  - Не узнаешь? - ехидно спрашивает он, вместо ответа.
  - Нет, - отрицательно качаю головой, не отрывая взгляда от его сапог.
  Коричневые, натертые до блеска. Смотреть на сапоги все же лучше, чем в тёмные омуты глаз.
  - Тасуна, дочь повелителя воды, много лет назад одна маленькая девочка безумно хотела подружиться с моим псом... - он не закончил предложение, явно на что то намекая.
  
  Я не могла уловить ускользающую мысль, меня беспокоило только то, как он меня назвал - " дочь повелителя воды". Неужели знает? На лбу выступил холодный пот.
  Собеседник повернулся ко мне спиной, словно хотел показать себя со всех сторон. Я непроизвольно задумались о попытке атаковать его, напасть из-за спины.
  - Попытайся, давай, атакуй, - провокационной предложили мне.
  Как он догадался? Он же не читает мысли! Неужели я такая предсказуемая?!
  - Все духи гордые, честные и ты туда же, - тянет он слова .
  Нет, не туда же.
  Я бы атаковала, будь уверена в победе. Но он неоднократно показывал, что сильнее. Я просто решила, что не стоит влезать в битвы, которые проиграю.
  
  А собеседник между тем продолжил.
  - И вот что мне интересно, как это возможно, что ты и дочь Нурина, а? Разве он способен иметь детей?
  Сердце пропустили несколько ударов, прежде чем я совладала с собой и поглотила ком в горле. Я попыталась солгать:
  - Отец наш, Нурин, для него все мы дети, но меня он выбрал и...
  - Лжешь, - он развернулся ко мне лицом и сделал шаг ближе.
  Я испугалась до дрожи.
  - Я дочка, просто дочь, я не знаю почему повелитель выбрал меня в дочери!
  - Нурин любит тебя?
  
  Любит ли меня папа? Конечно да! Безумно. И я его обожаю! Но папа не одобряет моей безрассудности. Ругает за оплошности. Что будет, если этот хищник узнаёт, кто я на самом деле?
  В это раз я попыталась солгать как можно убедительнее:
  - Нурин выбрал среди множества духов, выбрал меня в дочери, просто потому что так захотел повелитель. Он сделал мне великий подарок - моя река имеет прямой выход к морю.
  - Река? Ты родилась в реке? - усмешка. - Я думал в болоте.
  Слова не задевают, ведь главное - он поверил.
  
  Попыталась перевести тему.
  - Что вы собираетесь со мной сделать?
  Дочь Нурина слишком хорошая приманка, слишком хорошая карта на этой арене. Но он не знает про других моих отцов... А если узнает, то точно не отпустит.
  Во мне теплилась надежда, ровно до его вопроса:
  - Где дети леса? - он полностью проигнорировал меня и мой лепет.
  
  По телу пошли очередные мурашки. Дети леса - не люди но и не звери, удивительная раса голубоволосых существ, с милыми рожками на голове. За исключением вышеописанных особенностей они полностью похожи на людей внешне, но никак не внутренне. Они не любят города, почитают природу, духов, ценят любое животное и не способны на убийство. Раньше Дети леса жили на собственном материке, на Лесном континенте, но пятьдесят лет назад материк был затоплен. Первые годы своей жизни я провела именно на этом материке, а в день его затопления папы срочно эвакуировали меня. Много часов меня несли по воде и по воздуху, с башенной скоростью мчались волны и ветра, унося все дальше м дальше... Прочь от цунами, что поднялось из воды, от цунами которое было вызвано затоплением материка, от цунами, что смертельной стеной обрушилось на берега...
  
  То был ужасный день и с тех пор уцелевшие Дети леса живут в лесах моего отца... Папа-Баским предоставил им кров, предоставил им защиту и Дети леса бесконечно благодарны моему отцу за это.
  
  Имею ли я право выдавать этому монстру расположение Детей леса? Я сразу же поняла, что мой ответ нет. Пускай со мной делают что угодно-эта раса не пострадает из за меня! Полная решительности я вскинула голову вверх и твёрдо произнесла:
  - Горите в пекле!
  Он лениво уточнил:
  - Не скажешь?
  Я яростно подтвердила свой отказ:
  - Безусловно нет!
  - Ты расскажешь Тасуна, - спокойно произнес монстр.
  Он словно разом стал больше, стал выше, шире, словно надо мной нависла гора и даже искра померкла на фоне расползающейся тьмы от его фигуры...
  
  Сердце билось в бешенном ритме, пальцы похолодели, я вцепилась в колени и напряглась.
  - Ты расскажешь мне все, - не то угрожает, не то обещает.
  - Нет, - пискнула в ответ.
  
  Я не была уверена в своих силах, но и сдаваться не собиралась. На кону судьба не моя - судьба целого народа. Если потребуется я умру! Вот только на практике это безумно страшно, до ужаса страшно - умирать...
  - Встань! - приказал.
  Я резко выскочила и гордо забрала нос. Я выдержку все что угодно! Абсолютно все!
  
  Но реальность была намного хуже. Миг, и мой рот накрыли в нежном поцелуе. От прикосновений губ и языка я потеряла ориентацию, ноги подкосились, глаза закрылись. С неистовой, не знакомой мне ранее страстью, я откликнулась на движения его губ.
  Святые ветра! Я лесу, я парю, я...
  
  Его руки не теряли время даром. Ладони скользили по обнажённой спине, пальцы гладили плечи, спину, скользили по позвоночнику вниз...
  Правая рука резко ухватила меня за ягодицу, сжала, а левая переместилась на грудь. Пальцы то сжимали сосок, то щекотали, то выводили круги вокруг чувственной горошины...
  Я не кричала, не брыкалась, я таяла под натиском жестоких и нежных губ, под лаской шершавых и чувственных рук, от горячего и тяжёлого дыхания.
  
  Мы разорвали поцелуй лишь на миг, я затуманенным взглядом смотрела в чёрные омуты и не понимала, почему я так остро реагируют на эти ласки? Почему вдруг мои руки оказались у него на шее, почему прижимаюсь к нему, почему хочу еще... Большего? Чего я хочу?
  
  В голове мелькнула мысль: люди стыдятся наготы, ведь нагота - это прямой путь в соблазн, а соблазн лишает разума. Вот и я - стою и жмусь к врагу...
  
  Было тяжело, но я отступила на шаг назад. Я словно разорвала нас, словно порвала что -то единое, целое, нечто такое, что по определению было неделимым. Тело, да ладно тело, даже разум вопил: Останься!
  
  Хищник не мешал мне отступать, он просто следил за мной, а потом произнёс:
  - Некуда бежать, - хриплым голосом, мне объяснили очевидное.
  - Я не хочу вас, ваших губ, оставьте меня, - мой голос также, как и у него, приобрел хрипотцу.
  Фраза далась тяжело - грудь высоко опускалась и поднималась, словно мы бежали сути напролет. Мне нужен кислород, мне нужен воздух! А ещё здесь жарко, как в жерле вулкана.
  - Ложь, - разозлился монстр.
  
  Толчок в грудь! Меня отбросило к стене и от удара, словно бы вышибло весь мой дух. Миг и он прижимается спереди, вдавливает в камень, впивается в рот. От ласки и нежности не осталось и следа-его язык терзает, мои губы кусают. Я попыталась оттолкнуть его, но он только сжал запястья и завёл их наверх, фиксируя над моей головой.
  Своим коленом он широко раздвинул мои ноги. Ещё один миг и его пальцы трогают меня там, где никто ранее не касался.
  
  Я застонала.
  - Ещё... Пожалуйста... - не верю, что голос принадлежит мне.
  - Где Дети леса? - он шепчет в ухо, кусает мочку, - скажи и я продолжу.
  Его пальцы тем временем ускоряют ритм.
  Это все часть пыток? Часть его плана? Я разозлилась:
  - Отпустите меня, отпустите! Вы - чудовище!
  Я жалко затрепыхалась, но что мои слабые порывы? Я ни на миллиметр не смогла оттолкнуть его.
  
  Он неожиданно отпустил мои запястья, но только чтобы подхватить за ягодицы и приподнять в воздухе. Моя грудь напротив его лица. Его тело между моих ног...
  Нет... Только не это...
  Язык обжигает, дыхание на коже охлаждает... А зубы сомкнулись на соске... Я выгибаюсь навстречу ласкам и прячу пальцы в его жестких волосах.
  
  Камера наполнилась стонами и мольбами, внизу живота горело, а холод камня не остужал никак. Казалось наоборот- ещё чуть-чуть и моя спина расплавит эти стены.
  Он тихо пробормотал:
  - Не вериться, что хочу духа...
  
  Я заплакала. Слова меня ранили. Как так можно? Как? Я же его целовала! Я же умоляла его продолжить! Он не считает меня достойной себя?
  Как ранят слова, как больно в груди!
  
  Всхлипывая, едва соображая что творю, произнесла:
  
  - Березовая роща...близ Микора. А теперь... Отпустите, - я собралась с силами и повторила жестче, - Отпустите!
  Мне не хватало воздуха, грудь душили рыдания, в горле застрял комок, а он словно издеваясь, терзал меня своими поцелуями, не обращал внимания на слезы.
  
  -Поздно, Тасуна...
  - Что поздно? - тыльной стороной ладони я вытирала мокрые дорожки на щеках.
  Между ног уперлось что-то горячее, что-то твердое...
  - Надо было сказать раньше, - хищник раздвинул ноги ещё шире...
  Резкий толчок и два крика. Мой - протестующий и его - торжествующий.
  
  
  Обновление от 12.03.2017.
  
  
  Азраин
  
  -С-самеди!
  Женщина раскрыла руки для объятий, но я этот жест проигнорировал. Кивок головой и сухое приветствие, не более:
  - Богиня.
  
  Фарфоровые губы не перестали улыбаться. Её не задел мой жест, лицо оставалось безмятежным, сияющим, пугающим, завораживающим, одним словом - идеальным. Слишком идеальным...
  - Как ус-спехи?
  Люблю ее деловитость, то, как она ведёт "дела", вызывает уважение и преклонение перед грацией, изящностью и ловкостью.
  
  - Пока без успехов. Степной народ не отрекся от старых идолов.
  - Жаль, - бросает фразу, как камень в воду, и отворачивается, словно потеряла ко мне всякий интерес.
  
  Я следил за ее оголенной, открытой шеей и в который раз мечтал сомкнуть на ней свою ладонь... Сомкнуть и задушить, прикончить, убить, занять её место и...
  - А как дела с детьми Лес-са?
  Ее тон не поменялся, но я внутренне напрягся. Эта напускная доброжелательность пугала.
  - Работаю.
  - Ты с-снаешь, где их прячут? - ко мне повернулись боком.
  Тьма теперь стояла ко мне в пол-оборота и лениво изучала меня взглядом, выжидала моего прокола, словно хищный зверь в засаде. Она ждала сигнала, знака, момента, чтобы напасть.
  
  - Да, - не стал лгать или отпираться.
  - Откуда?
  Тасуна.
  Но рассказывать о ней не собираюсь. Уголок моего рта дрогнул, прежде чем я нашёлся с ответом:
  - Свои источники.
  Повисла тяжёлая, вязкая пауза. Я всеми силами старался не потерять "лицо", Тьма же с лёгкой улыбкой следила за мной и моими потугами.
  Наконец она шумно втянула носом воздух и произнесла:
  - Хочу её, дай, - она требовательность протянула ко мне руки, словно я должен был вложить в них некий предмет.
  - Кого? - все тем же ровным тоном задаю вопрос.
  - Духа воды, отдай её мне.
  Тьма! Откуда знает? На миг я представил свой "подарок" в руках богини. Внутри мгновенно проснулась ярость, протест.
  Не отдам!
  Моё! Моё! Моё!
  
  - Нет, - жёстко отказываю.
  - Не-ет? - Тьма удивилась отказу, она сложила руки на груди и хищно прищурила глаза, - тогда заберу сама.
  Богиня развернулась и направилась прочь, показывая, что разговор закончен.
  
  - Тьма! - непроизвольно вырвалось ругательство.
  - Что с-сынок?
  
  
  Шартэн
  
  Едва хозяин появился на территории я поспешил к нему. Сомнения и страхи прочь! То, что он сделал с моим другом смыть лишь кровью. Я был у Тасуны, видел ее лицо, видел синяки и...
  Я напал из тени, целился зубами в глотку и был отброшен в тот же миг. Тело проволокло по камням, царапая и раня, шерсть сошла клоками, обнажая свежие раны. Я вскочил и ринулся вперёд вновь.
  Щелчок пальцами и я замер неподвижной статуей, не в силах пошевелиться, не в силах сделать вдох или выдох, с оскаленной пастью и выгнутой в дуге спиной. Миг перед прыжком. Мне не хватило одного мига, чтобы опередить хозяина.
  -Объяснись!!!
  - Хозяин, вы..., - горло дерет, но из последних сил нахожу силы чтобы прорычать фразу, - сломал Уну.
  
  ***
  
  Бесчувственное и обнаженное тело несли по коридорам дворца. Я плелся позади хозяина и как замороженный смотрел на тонкую кисть духа. Хозяин нес её на руках, бережно прижав к груди и лишь рука болталась в воздухе в такт шагам. Лево-право-лево-право...
  
  Мне простили выходку с нападением, но это только пока... Хозяин помнит все, хозяин убивает и за меньшие оплошности, так что моя судьба предрешена. Но Уна...
  Тьма! Я сделаю все, абсолютно все, чтобы мой друг снова улыбалась.
  Её внесли в личные покои хозяина.
  
  Интересно, сколько много женщин побывало здесь? Десять? Сто? А как много духов? А были когда-нибудь здесь пленницы? Этой стороной жизни хозяина я не интересовался, а теперь серьёзно задумался, силясь вспомнить лица, имена, расу его... Любовниц?
  
  Пока размышлял об утехах хозяина, Уну расположили на ложе. Я отметил, как он аккуратно уложил её поверх покрывала, расправил спутанные волосы и принялся колдовать...
  Вот его руки касаются лодыжек, запястий и на них ярким узором расцветают блоки... Он ставил запреты на магию стихий - никакой воды, никакой магии.
  Внутри меня все возликовало - у друга есть ещё несколько козырей в рукаве, а значит шансы на спасение растут.
  
  Но увы, удача повернулась к Уне лишь на миг, ровно до слов хозяина:
  - Рассказывай все.
  По хребту прошелся холодок, непроизвольно прижал уши к голове и поджал хвост. Что рассказать? Как быть? Я не могу солгать!
  
  
  Азраин
  
  Боится... Я краем глаза отметил поведение демона. С одной стороны он покойник, за выходку с нападением на меня, а с другой... Слишком сложно. Он ведь единственный в своём роде, уникум, опять-таки эта преданность и забота о духе.
  Я не отрываясь следил за Тасуной. Грудь медленно поднималась и опускалась в такт дыханию, брови были слегка нахмурены, губы плотно сжаты. Дитя. И как крепко спит...
  - Рассказывай все, - приказал демону.
  Надо было давно начать с расспросов у самого осведомленного лица. Я долго медлил, а теперь же - весь внимание.
  Демон начал издалека.
  - Мы виделись каждый год, - я перебил.
  - На мой день рождения?
  - Да, хозяин.
  Единственный день, когда любой может войти ко мне гостем и быть выслушанным самим Самеди. Тьма! Как же я просчитался! Тасуна из года в год крутились под самым носом!
  - Сколько раз?
  Интересно, признаётся что трижды навещал её в подземелье или нет?
  - Четыре раза в этом году и ...
  Дальше не интересно. Сознался, а значит все ещё верен мне. Это хорошая новость.
  - Простите хозяин, я трижды навещал без разрешения...
  Даже извиняется. Знает, что жизнь висит на волоске. Боится. От страха весь напрягся и поджал хвост. Ухмыльнулся и задал следующий вопрос:
  - Родные?
  Пёс замялся.
  - Не уверен в количестве отцов, но есть...
  - Легенда, - закончил фразу за него и резко развернулся.
  Мне нужна библиотека! Срочно! Моя догадка, окончательно сформировалась в голове. Тасуна! Миф! Легенда! Вот что меня зацепило в первый же день - её имя. Это имя я уже знал! А сейчас, после слов пса окончательно догадка сформировалась, мысль прояснилась!
  В библиотеке не церемонясь разбросал часть фолиантов, пока не нашёл нужный мне. "Сказки Лесного народа".
  Я раскрыл книгу на оглавлении и нашёл нужный мне параграф: "Легенда об Асуне".
  Строчки изящные, плавные буквы, края, украшенная вязью листвы и причудливых цветов. Я вчитался...
  
  "По берегу реки шёл путник, он горько плакал и было его горе необъятным.
  Услышав столь отчаянный плач, из воды вышел Нурин-повелитель воды. Дух осмотрел мужчину и спросил: "Отчего ты так плачешь?"
  А мужчина ему отвечал: "Нет у меня отныне ни семьи, ни детей, сердце моё словно океан боли, как же не горевать мне об утрате?"
  Повелитель воды задумался- способен он иметь детей, родных, сможет он плакать также о потере?
  И произнёс тогда Нурин:
  "Дай мне слезу свою, плоть твою, горе твоё, боль твою и будет у нас своё дитя".
  Путник дал плоти, крови, слёзы, а боль и горе Нурин забрал сам. Смешал он в соленой и пресной воде все полученное и сотворил дитя, но не хватало ребёнку плоти.
  И призвал тогда Нурин повелителя земли- твердого, как скала, духа Баским.
  Баским также захотел иметь дитя. Добавил он песка и глины, чёрной и красной земли, кинул ветку ивы, да кору дуба. Налилось плотью тело ребёнка, но и этого было мало. Дитя не дышало.
  Тогда призвали духи на помощь повелителя воздуха - Кивоту.
  Захотел Кивоту и себе дитя. Кинул он в ребенка неба, облако и со всей мощи легких своих вдохнул в ребёнка жизнь.
  Ребёнок задышал и ожил.
  И имя для дитя тому - Асуна."
  
  - Асуна, дочь трёх стихий, - пробормотал вслух. Дочь трех отцов! Какая удача! Какая находка!
   Я через тень переместился в свои покои, впаял новые заклинания-ограничения на девушке. Никакой магии, никаких стихий. Ни воды, ни земли, ни воздуха.
  - Три отца, - подытожил я, когда закончил.
  - Четыре, - поправил Шартэн.
  Тот час же поставил блок на огонь, так на всякий случай. Нет, Фэйр не мог быть четвертым, но и перестраховаться в лишний раз не мешает. Однако:
  - Кто четвёртый?
  - Путник, человек, что шёл по берегу реки.
  - Человек, - я скривился от отвращения.
  - Он великий, - попытался вступиться за неизвестного демон.
  - Всего лишь грязь, - у меня было своё мнение о людях.
  
  
  Тасуна
  
  Пробуждение было мягким. Да и само тело парило, расслаблялось, а ткань... Да, именно мягкая, ласкающая - тело лежало на чем то божественно приятном. Я, привыкшая к земле или траве, редко спала на кроватях, отдавая предпочтение илистым берегам, зелёным лугам, песчаному дну. Но эта кровать определённо лучше любого, на чем мне доводилось ночевать. Сонно прищурилась, затем распахнула глаза, зевнула.
  Взгляд уперся в балдахин из тёмной, чернильной ткани, я перевела взгляд на резные деревянные столбики, отметила наличие зашторенных окон.
  Тело не болело и я блаженно потянулась, выгибаясь под одеялом дугой. Во время потягивания, повернула голову налево и...
  
  В кресле сидел он.
  Лицо выглядело равнодушным, но взгляд... Под тяжёлым, немигающим взглядом я напряглась и остатки сна слетели окончательно. В груди забилось быстро-быстро сердце, дыхание участились, руки непроизвольно задрожали.
  - Как дела? - все тот же холодный голос.
  - Н-нормально, - нырнула под одеяло и сжалась.
  Но... Какое нормально?!
  Он забарабанил костяшками пальцев по подлокотнику.
  Тук, тук, тук...
  Казалось, что испугаться сильнее уже не смогу, однако от следующей фразы буквально подпрыгнула:
  - Дай руку.
  Поспешно протянула из под одеяла несчастную конечность.
  Страх ослушаться его привел к полному подчинению приказам. Пусть забирает, трогает, но не делает больно!
  Он лишь слегка склонил голову и указал пальцем на запястье.
  - Знакомо?
  Я уставилась на тонкую вязь... Эм... Похоже на заклинание?
  Но неожиданно "татуировка" отошла на второй план. А что ещё со мной сделали, почему я засыпала в камере, а теперь здесь? Почему в кровати? Я больше не пленница? Паника сменилась радостью, страхом, снова радостью и я не удержалась от вопроса:
  
  - Вы меня отпускаете? - с надеждой заглянула в тёмные омуты.
  Отрицательно качает головой. Я только шмыгнула носом. Если не отпустит, то сбегу, из этой комнаты я уж с легкостью сбегу! Я ни на секунду здесь не задержусь! Внутренняя уверенность в успешном побеге росла, а стук пальцев по подлокотнику ускорялся.
  Миг и хищник качнулся вперёд, я зажмурилась.
  
  Секунда, вторая, третья...
  Я была убеждена, что сейчас что то произойдёт, что сейчас кожи коснуться его пальцы, губы... В животе сформировался тугой комок, я была готова клясться, что он тянет ко мне руки, но...
  Тук, тук, тук... Звук не прерывается , стук не прекращался, не сбился. А значит мои ощущения - самообман.
  Приоткрыла один глаз, второй. Он все также сидит, смотрит и молчит.
  
  Удивилась. Расстроилась. Неожиданно для самой себя призналось - хотелось ощутить его ладони, пальцы на себе.
  Но он не тронул? Почему? В моих глазах отчётливо читался немой вопрос, в то время как собеседник за своей холодной маской прятал все свои эмоции.
  Что дальше?
  
  Словно ответ - он резко встал и подошёл к единственному шкафу в комнате, встал в его тень и произнёс:
  - Отдыхай, - и растворился в тени.
  Стало только не уютнее. Теперь казалось, что любая тень имеет глаза, что ото всюду за мной следят, что тысячи глаз не спускают с меня пристального взгляда.
  Натянула одеяло до носа и осторожно села. Ещё раз осмотрелась.
  Ну что, побег?
   Резко вскочила на пол и бросилась к окну, попыталась призвать ветер, чтобы распахнуть ставни, попыталась сдвинуть кирпичную кладку магией земли и снова не получилось!
  Где магия?! Почему не получается?!
  
  - На тебе запрет, никаких стихий, - я в очередной раз подпрыгнула от страха и резко развернулась в прыжке.
  Слава ветрам, что за спиной стоял Шартэн!
  Я просто улыбнулась ему.
  
  - Привет.
  - Привет.
  
  Мы замолчали. Неловкость между нами никогда не возникала. Теперь же, я смутилась и стояла, не зная, что делать дальше, что сказать дальше.
  Но пёс взял инициативу в свои руки.
  - Хочешь погулять?
  На лице засияла широкая улыбка, я, подобно дятлу, быстро затрясла головой.
  - Одевайся, - мне указали на стопку вещей.
  
  ***
  
  Я медленно брела по знакомому парку, вокруг радостно носился Шартэн. Пёс то и дело бодал меня, шутливо подпрыгивал, то обгонял, то наворачивал вокруг сразу несколько кругов. Глядя на эту суматоху я невольно оживала. Все чаще был слышен звонкий смех, все быстрее я мчалась за собакой в порыве осадить, обнять, коснуться. Но Шартэн не давался в руки - вот я почти коснулась головы, но он пригибается и отпрыгивает, почти схватила за хвост - но он его подгибает под живот и вырывается вперёд, я загоняют его в заросли, но демон уменьшается в размерах до мышки и прячется в листьях кустов.
  Наконец наши салочки закончились и пришло время расспросов.
  
  Мне рассказали про магию блоков, про магию запретов, в общих чертах, но все же объяснение почему ни одна стихия не отзывается, я получила. Показали для наглядности низкую, едва ли по плечо каменную стену. Я уже брала разгон, для штурма этого "препятствия", как вновь меня жестоко обломали. Магия и на стене, переступить через неё нельзя, рыть туннель также не рекомендуется. Я бросила через стену камень, тот с лёгкостью преодолел препятствие. Попыталась протянуть ладонь через каменную ограду, но не получилось. Чувствовалось преграда, как стекло, только очень тёплая. Копать под камнями буду завтра, - решила про себя. А пока что мы просто пошли вдоль кладки, по внутреннему периметру.
  Маленькие, почти неприметные тропинки петляли сквозь деревьев. Я касалась стволов, листвы, но отклик от природы был таким малым... Мертвая вода меня напои, ну почему так не везёт?
  Очередной поворот в заросли и мы с псом вышли к пруду, тому самому, что был моей дверью в это место на протяжении многих лет.
  - Скажи, Уна, как хорошо ты плаваешь?
  - А что, хочешь посоревноваться? - во мне разгорелся азарт.
  - С духом воды, да я же проиграю! - хвост Шартэна вилял, выдавая его радость.
  - Ну же, искупайся со мной! - я ступила одной ногой в воду.
  Шартэн лишь покачал головой.
  Я встала двумя ногами в воду.
  Пёс немного подался вперёд.
  - Уна...
  - Да, - я внимательно его слушала.
  - Посмотри на воду.
  Непонимающе уставилась под ноги. Вода, как вода. Ничего особенного.
  - Вода не стоялая, а водоем маленький, это означает, - намекнули мне.
  - Вода проточная,- несмело предположила.
  - И значит, - наводящий вопрос...
  - Есть ручей? - я перевела взгляд на кристально чистую воду.
  Пёс пригнул голову и зашептал: -
   Времени у тебя до вечера, беги!
  Я замерла.
  - Не стой! Нырнула и поплыла!
  Я опешила.
  Бежать, но как же, как же...
  - А... Ты? - наконец сформулировала хоть какое то предложение.
  - Уна, - пёс терял терпение и рычал, - беги!
  Я потоптались на месте, развернулась и сделала пять шагов.
  Вода уже стояла по колено.
  Нет!
  Развернулась вновь лицом к другу.
  - Уна, клянусь Тьмой хоть слово или шаг назад, я покусаю.
  По щекам потекли слёзы.
  В горле встал комок и с трудом я смогла прошептать:
  - Пока.
  Как-то глупо и странно... Неправильное прощашие! Что будет с ним?
   - Укушу! - напомнили об угрозе.
   Махнула ладошкой, в знак прощания, и пока не передумала окончательно, бросилась с головой в воду. Нет магии воды? Не беда. Не может же дух воды утонуть! Подводный ручей нашла быстро, он был медленным, прохладным, по коже мигом расползлись мурашки.
  Мой путь к спасению был достаточно широк, чтобы я в него протиснулась, и помогая себе руками, ногами, локтями, а иногда даже головой, я поплыла прочь.
  
  
  Азраин
  
  Я метался по миру в поисках Тасуны.
  Шартэн...Убьюю. Найду Тасуну и я его убью... Я ему кости переломаю, вены вскрою!
  
  За один день в замке полностью исчезла вся стража и охрана. Я убивал, убивал всех, но не пса... А почему? Тьма знает! Или нет, Тьма не знает, знает наверное лишь Свет!
  Но где, где искать? Ярость мешала мыслить рационально. Как итог - рыл карты, но не нашёл реки ни Асуны, ни Тасуны. Я отправил демонов по городам и странам, я навестил академии...
  Где-то на задворках подсознания мелькали два вопроса. Первый- а что будет если я ее не найду? Она -бесценный заложник, кладезь знаний, великие возможности для шантажа...
  И второй - что будет, если богиня, Тьма, найдёт её раньше меня? Вторая мысль заставляла двигаться, рваться вперёд, вгрызаться в карты и буквально рыть библиотеки мира. Я ощущал бешенство и странное чувство беспокойства. Вторую мысль я безуспешно гнал прочь.
  Найду Тасуну и убью, затем запру в подвалах и ...
  И что тогда?
  Мелькнула похабная мысль - поиграть с ней еще разок, а может и не раз. Заставить стонать, выгибаться, провести со мной несколько ночей. Несколько десятков, пока не надоест...
  Но прежде, прежде надо найти ее. Города, леса, реки и бесконечное количество воды... Где же ты, где?
  Я был в ярости, потом в отчаянии, подозревал богиню и был готов штурмом брать ее чертоги.
  Наконец, я нашел...
  
  Рыбина бьется о пересохший берег. Кувшинки на длинных стеблях устилают илистую почву. Вода ушла... Здесь была река... А теперь она пересохла.
  Выругался сквозь зубы:
  - Тьма!
  
  
  Обновление (из комментариев) от 01.04.2017.
  
  
   Глава 2
  
  
   Тасуна
  
  
  Папы помогли снять магические блоки. Вновь все три стихии подчинялись мне, вновь я стала свободной, вот только...
  - Где ты была, Асуна!? - грозный голос папы-Нурина меня припечатал на месте, пригвоздил и не отпускал.
  - Ты осознаешь, что совершила?! - а это уже отец Баским.
  
  Я честно созналась... в том, что рассказала незнакомцу. И про детей леса, и про то, что я дочь Нурина, и про березовую рощу. Только вот не рассказала про поцелуи, про совместную ночь...
  Едва закончила свой рассказ, как получила самый жёсткий выговор в своей жизни. Но ладно выговор... Наказание мне так и не назначили, вместо этого:
  
  - Тасуна, - начал папа-Баским, - много лет назад, духи клялись защищать лесной народ, клялись дружбой и жизнью, клялись стихиями и кровью, быть неразлучными и помогать друг другу. Ты же за один день умудрилась предать целый народ.
  
  События последних дней столь сильно вымотали меня, что просто хотелось лечь и не вставать. Закрыть глаза и заснуть, спать крепким, долгим сном без сновидений. А наутро я проснусь и все забуду, все уйдёт, пройдёт, как предрассветный туман, исчезнет дымка, уйдут проблемы и все вновь будет как раньше.
  Я прикрыла глаза, прислушались к внутренним ощущениям. Нет, как раньше уже не будет. Поскорее бы уже наказали и отпустили!
  Неужели все настолько плохо? Да что плохого я сделала?
  
  Отцы хмурились, кричали, ругали, я же отстранённо смотрела на происходящее, я не до конца осознавала.
  
  - Тасуна, - голос папы-Нурина прозвучал как-то особенно жёстко,- я отрекаюсь от тебя.
   Голова дернулась, как от пощёчины, я изумленно посмотрела на папу.
  - Ни на земле, ни в воде, ни в воздухе, - продолжал отец, - не звать тебя отныне дочерью Нурина, не...
  
  Я слушала и не верила. Я просто не могла поверить! Этого не может быть! Никогда ещё меня не ругали так сильно, никогда ещё не наказывали столь жестоко! Я же всегда получала прощение!
  Когда фразу отречения начал говорить папа-Баским - задрожала.
  И лишь когда повторил эту фразу Кивоту, я начала медленно паниковать.
  
  Отчаяние очень быстро сменилось яростью. И вот уже не нервная дрожь охватила меня, а злость сотрясала тело.
  
  В этот миг я ощущала себя всесильной, способной на абсолютно все!
  
  Сердце бешено стучало в груди, дыхание стало прерывистым, и пока третий отец отрекался от меня, я в голове произносила страшную клятву:
  " Ни на земле, ни в воде, ни в воздухе не скрыться тебе, хозяин Шартэна! Буду твой тенью, стану твоим кошмаром, быть мне твоей смертью, стану твоей погибелью. Не видать мне покоя, пока топчешь ты землю, не видать тебе сна, пока я ищу тебя!"
  
  
  ***
  
  
  - Садись, - папа-Рару сидел в позе лотоса и призывно похлопал землю рядом с собой.
  Я послушно плюхнулась рядом и скрестила ноги.
  - Как дела? - папа-Рару был весьма радушен.
  - Так себе, - не стала кривить душой.
  - Все пройдёт, - спокойно и мягко молвил папа, единственный папа, что не отрекся от меня.
  - Не пройдет, - буркнула в пол голоса.
  - Терпение и спокойствие, река жизни сама решит как поступить с нашими судьбами. Решит, выбросить на берег или продолжить плавание. Судьба ведёт нас.
  Гордо вскинула нос.
  Я сама себе капитан! Судьба может идти лесом, морем и болотом!
  
  - Ну, что же... Ты готова?
  
  Вопрос заставил задуматься и оглядеться.
  
  Березовая роща, точнее поле, некогда бывшее ей. Духи земли пересаживали деревья, расчищали пространство, словом старались спутать карты и ориентиры.
  Утром из этого белоствольного леса бежали люди. Дети леса - дикие, прекрасные, зеленоволосые, голубоволосые, с милыми рожками бросили обжитое место и отправились в путь. Едва они ушли, духи принялись путать следы и готовиться к сражению.
  Духи земли расчистили землю от деревьев, духи воды и воздуха заболачивали территорию, пускали ручьи и из земли начинали бить ключи. Духи воздуха пригнали с севера пару грозовых туч и оросили почву холодным, противным дождём.
  Мы морально готовились к битве, мы знали, что демонов надо задержать, надо спутать их со следа, надо дать шанс лесному народу. Скорее наши приготовления можно было назвать подготовкой к поражению. На этом поле мы сами себе роем могильный курган.
  А во всем виновата я. Это из-за моего языка будет бой.
  
  Так готова ли я?
  - Нет.
  - Страшно?
  Отец был до ужаса проницательный.
  - Да, - шепнула ему.
  
  - Не бойся смерти, она неизбежна. Просто постарался отсрочить этот момент. Посмотри на меня - смерть отнюдь не конец. Думай о смерти, представляй её. Как тебя убьют? Ударом в спину? Будь проворнее. Силой? Будь ловкой.
  Я слышала эти наставления не один год. Одноко бояться смерти никак не перестала.
  - После битвы иди в город, - закончил наставления папа.
  - Что? Зачем? - я удивилась.
  - Асу, доченька, ты можешь молчать о твоём похитителе, но абсолютно понятно, что он не человек. И потом, я же вижу, что оно сделало с тобой, - непроизвольно сгорбилась,- и я уверен, что он ищет тебя. Учитывая блоки, что стояли на тебе, твоих руках, это существо сильное, безжалостно и отпускать оно тебя не планировало. Среди духов тебя легко найти - ты сильно отличаешься, но среди людей найти тебя сложнее. Поэтому иди в город, беги не оглядываясь, а я найду тебя. Ни на секунду не задерживайся на поле битвы, ведь мы проиграем, такова наша судьба. Еда будет шанс - уходи не оглядывайся. Главное не попадись к нему, - он опустил руку на плечо и ободряюще похлопал.
  На ресницах заблестели слёзы. Не думала, что папа догадается, но папа-Рару всегда был... Проницательным.
  - Держи, - мне на колени упал металл на верёвке. Кажется это кулон?
  - Зачем? - я подняла вещицу и повертела в руках. Медь, металл, не люблю...
  - Символ Света, носи на шее, лучшей защиты от демонов я не знаю.
  Сморщила нос, носить железяку на шее?
  - Не корчи лицо, одевай, - приказал папа.
  Послушно закинула веревку на шею и почувствовала себя рогатым скотом на привязи...
  
  Знак Света - треугольник в круге, металл неприятно холодил кожу.
  
  - В город, ты пойдешь в город, - повторил папа.
  - Но...
  - Не пререкайся! - грозно прервал отец.
  Кивнула и поднялась с земли. Спорить бесполезно, но всегда можно поступить по-своему.
  
  
  Шартэн
  
  
  В полной боевой готовности на широком поле стояли, парили, да даже лежали духи... Водные - в виде гигантских капель или в образе лягушек, рыб, морских гадов. Духи земли - в виде камней,в образе животных, и воздушные - прозрачные, едва различимые взору.
  Невидимый, сокрытый от чужих глаз, я носился вдоль и поперёк этого болота. Я пытался среди запаха вспаханной земли, запаха стоялой воды, отыскать самый важный для меня - запах друга. Пытался и не получалось...
  "Найди и защити!" - звучали набатом в голове, слова хозяина.
  Наша ставка в этой комбинации была проста: духи эвакуируют детей леса и бросят все силы для нашей задержки. Все силы - это даже Тасуна.
  Но духи серьёзно проигрывают нам. Потребуется с десяток сильных духов разных стихий, чтобы победить одного хлипкого демона. Эта битва будет не столько кровавой, сколько смертоносной...
  И вот я мечусь. Позади меня Тьма, хозяин и тысячи демонов, впереди меня тысяча духов, и как назло ни среди первых, ни среди вторых нет того, кто так нужен мне!
  Я пошёл на второй круг, а меж тем на поле опускался вечерний туман.
  - Шартэн? - её удивленный, мягкий голос я узнал, услышал!
  
  Резко разворачиваюсь, но никого передо мной!
  - Уна? - я принюхиваюсь, тяну ноздрями холодный воздух, всматриваюсь глазами в туман и не могу её засечь!
  
  - Я здесь, - голос звучит в метре от меня.
  - Не вижу, - признаюсь ей.
  Наконец перед глазами плывёт дымка и я замечаю смазанное движение - Уна прячет кулон со знаком Света под ткань футболки. Наконец она полностью предстала предо мной. Хмурый взгляд, поникший вид, усталость тау и сквозит из неё, а вид нагоняет тоску.
  - Уходи, не то нападу! - шипит дикой кошкой друг.
  Я только улыбнулся.
  Как же я рад, что мы встретились вновь! Пускай так неожиданно быстро, жаль что при таких обстоятельствах, но вновь мы встретились! Хотелось сказать, что я продался с ней на берегу, был уверен в том, что хозяин убьет за содействие в побеге, но...
  Зачем ей это знать? Зачем ей лишний раз переживать? И уж тем более ей нельзя воевать.
  Я вспомнил о своей миссии, цели.
  - Прости, - резко увеличмваю тело в размерах, подхватываю ее за ткань футболки, словно котенка за шкирку и стремительной стрелой мчусь прочь.
  - Пусти! Нет!
  
  
   Азраин
  
  
  - Нет!
  Я мигом напрягся, узнавая до боли знакомый голос.
  
  - Что там? - встрепенулась богиня.
  
  Тьма соизволила принять участие в сегодняшней стычке. Она стояла по левую руку от меня, контролируя, следя, указывая.
  - Не знаю, - пожал плечами.
  - Узнать, - отдаёт приказ демонам богиня.
  А вот это уже плохо...
  
  Её вскрик - глоток воды, для умирающего от жажды. Жива! Цела! Шартэн о ней позаботится!
  Он обязан унести её подальше - не только с поля боя, но и от меня.
  Успеет Шартэн спрятаться или нет? Как задержать демонов? Как быть с Тьмой?
  
  Тьма обшарила весь мой дом, с самых глубоких и сырых подвалов до шпиля на крыше. Всюду богиня выискивала дочь трёх отцов...
  
  Изначально я подозревал Тьму, думал что Тасуна у неё, но едва богиня за явилась ко мне, с требованием выдать духа - подозрения снялись.
  Они не столько снялись, сколько сменились беспокойством - как Тасуна выживет? Без магии, без поддержки, защиты, сможет ли добраться до родных?
  Я заклинал Свет не спускать с неё глаз и проклинал тени...
  
  И вот теперь, хочется помчаться вперёд, хочется найти и схватить своё по праву, то что принадлежит мне... И не могу. Слева - богиня, впереди - бой, позади - демоны, которыми надо руководить. А что потом? Тащить Тасуну ко мне? Нельзя! Для богини не проблема обыскать сантиметр за сантиметром моего замка.
  Сплошная головная боль...
  
  Сплошная...
  
  И как же безумно хочется броситься вперёд, догнать, сжать и...
  
  
  Тасуна
  
  
  - Клянусь, я атакую! Я предупредила! Я с места не сдвинусь! Пусти меня! - мои отчаянные вопли разносились по всему лесу.
  
  Сама же лежала на земле, крепко прижатая к поверхности неподъемным псом.
  - Ты вредный! Ты неподъемный! Тяжелый и невыносимый! Мы больше не друзья, слышишь?! Я должна биться!
   Шартэн лишь склонил немного голову и продолжал весело вилять хвостом.
  - Я не хочу обратно! Твой хозяин делает больно!
  Пёс ещё сильнее завилял хвостом. Несчастная конечность так сильно стучала о его бока, что казалось играет барабан. Хвост стучал, я пыхтела, симфонию дополняли ночные стрекады.
  - Я сбегу, слышишь! Как только рядом будет лужа я сбегу!
  Попыталась перевернуться, но не получилось. Подобно жуку - валяюсь на спине и нелепо дергаю лапками! Что за напасть!
  - А дальше, дальше что? - в отчаянии выкрикиваю вопрос.
   И как то неожиданно, странно, но на этот вопрос меня удостоили ответом:
  - Ждём.
   Я сразу зацепилась за слово и принялась выпытывать:
  - Кого?
  - Хозяина.
  Руки похолодели, а глаза от испуга превратились в два круглых озёра.
  
  - Не хочу, пожалуйста, не хочу, не... - истерика вкупе с паникой, накрыла меня с головой за несколько секунд. Я задолжала, а демон поспешно с меня слез.
  - Уна, Уна, успокойся! Хватит! - рыкнул демон, - Смотри на меня! Все хорошо! Никто не будет делать тебе больно! Я обещаю!
  
  Поздно... Я мелко дрожала, а пёс теперь носился вокруг и вылизывал лицо, не давая солёным каплям упасть на землю.
  - Не хочууу... - заревела в голос.
  - Пустииии.... - вцепилась в шерсть несчастного и вытерла о шруку слёзы.
  - Хочу обратнооо.... - на высокой ноте протянула последнюю букву.
  Усталость, накопленная многими днями, отчаяние, вызванное последними событиями и друг рядом... Я просто разревелась, размазывая по лицу слёзы и сопли. Рыдания спазмами сотрясали хрупкое тело, в то время как большая собака всеми силами старалась достучаться, до моего разума. Увы, истерика только набирала обороты.
  Ближе к полуночи я успокоилась и теперь нервно всматривалась в темноту, ожидая его. Однако хозяин Шартэна не приходил.
  
  Щеки горели, а голова немного гудела, я то и дело всхлипывала, но очередной поток слез удавалось прекратить силой воли.
  - Нужно вернуться обратно, - сиплым от рыдания голосом, произнесла в пустоту.
  - Нет, ждём здесь, - Шартэн был непреклонен.
  - Но ведь никто не пришёл, а мы все сидим, - отметила, как заколебался друг.
  Мне нужно обратно, мне нельзя к хозяину... Если получиться переубедить пса - вернёмся, закричу и попрошу помощи. Наверняка кто-то из наших ещё там. А дальше посмотрим что будет.
  - А вдруг что-то случилось?
  
  Спустя долгих споров (общих), убеждений (моих) и совместных принятия решений (в основном Шартэна). Мы поплелись обратно.
  - Ни шагу от меня, ни единого шагу, а лучшее вообще садись на спину.
  Я послушно оседлала пса и мы продолжили наше продвижение в обратном направлении.
  
  
  ***
  
  
  Под молодым месяцем, под светом тысячи звёзд расстилась обезображенная пустыня.
  
  Мертвая земля, мёртвое поле, мёртвые...
  Трупы, трупами была устелена земля. Здесь были все - и некогда сильные духи, в образе людей, и слабые, в образе животных, здесь гулял свободный ветер и оплакивал духов воздуха. Шелестела пожухлая, желто- коричневая трава, стоялая тёмная, чернильная вода. Хранили молчание голые стволы деревьев и даже ветер не задевал их ветвей.
  Я спрыгнула со спины пса на землю.
  
  - Стой рядом, - пёс все ещё боялся, что я шагну в воду и исчезну.
  
  Но побег... О каком побеге может идти речь, когда телу дурно, голова идёт кругом от увиденной картины? Я не удержалась и упала на колени - меня вырвало, а затем ещё раз и ещё.
  Меня шатало. Все ещё рвало, руки крепко вцепились в землю, до боли сжимали гроздья земли, вперемешку с мертвыми корнями травы. Судородно сжимался желудок, во рту был привкус метала и желчи.
  
  Это все из-за меня, из-за меня! Я виновата!
  - Я убью его, я убью твоего хозяина, Шартэн, убью! - бессознательно не то шептала, не то шипела.
  
  - Уходим, - пёс кажется не обращал на мои слова внимания.
  - Нет! - взвизгнула в ответ. - Мы не уйдем пока не плхороним всех!
  - Уна, не стоит тревожить покой мёртвых, эта земля проклята, не навлекай на себя гнев мертвецов. Уходим!
  Я лишь сильнее вцепилась пальцами в землю и отрицательно замотала головой.
  - Я виновата! Я! Слышишь! Мой язык привёл к этому! Виновата! Дай мне похоронить!
  Шартэн только отрицательно качнул головой:
  - Мы бьемся не одно столетие, чтобы ты не сказала, но битва в любом случае произошла. Не сегодня, так завтра, а быть может через несколько лет. Мы вечно сражаемся. Вы - по воле повелителей стихий, мы - по воле богини Тьмы.
  Меня всю трясло, шок, горечь, сожаление, осознание... наконец-то пришло осознание собствеенлй глупости, причины отречения отцов, их осужденип.
  Вновь слёзы ручьем. Моя истерика пошла по второму кругу.
  
  Шартэн подхватил меня за шкирку, и не слушая вопли протеста, понес прочь.
  
  
  
  
   Азраин
  
  
  Нашел их почти на рассвете. Петлял среди ночного леса, но лишь благодаря связи с демоном смог обнаружить беглянку и ее верного пса.
  Ночь ещё не отдала утру свои права, но ощутимо светало. Небо на востоке приобретало светлый оттенок, но до рассвета было ещё далеко.
  Тасуна спала верхом на демоне, доверчиво прижавшись к тёплому боку и выпятив вперёд губы, словно дитя.
  
  Не заметил, как улыбнулся.
  
  Демон вскинул голову, выжидая команды.
  Махнул демону рукой, приказывая не шевелиться, а сам присел на корточки и осторожно убрал пряди с её лица, не удержался и коснулся бровей, провёл пальцами по губам. Девушка сонно причмокнула и нахмурилась.
  - Плакала? - опухшие веки с чуть красноватым носом смотрелись... Трепетно и нежно? Сладко?
  
  - Мы вас искали, хозяин, возвращались в березовую рощу.
  - Зря, - я поджал губы и отдернул руку.
  Пришло время решать, решать как быть - забрать её домой или оставить здесь?
  
  По всем пунктам в мире людей ей безопаснее, только вот естество протестует против этого решения. Я загнал чувства в глубину и нахмурился. Слишком часто я думаю о каком-то жалком духе. Слишком сильно реагирую на неё. Мне пойдёт на пользу держаться подальше, но тем не менее держать руку на её пульсе.
  
  Я начал отдавать приказы:
  - Уведешь в город, поселишь среди людей, придумаешь имя, биографию. Ежедневно докладываешь обо всем.
  
  Взгляд зацепился за шнурок на шее. Я подцепил пальцами нить и вытащил кулон. Метал жег пальцы, сжигал плоть от прикосновения к нему. Противное шипение, пар от руки. Я уронил кулон. Неплохая вещица.
  - Кулон освятишь в храме или ещё где.
  Шартэн молча соглашался, а сам, как и я, не отрываясь следил за девушкой.
  
  - Что сказать ей? - прервал грустные думы демон.
  
  Хороший вопрос.
  - Передашь дословно.
  Я замялся и немного жестко начал обращение:
  - Тасуна, мне бесконечно жаль, но в ближайшее время мы не увидимся.
  Как бы ее напугать, но не сильно, да ещё и заставить быть аккуратной в мире людей?
  - Поверь я прикладываю массу усилий, чтобы найти тебя. Прячься моя пташка, беги, но береги себя.
  Надо добавить про пса..
  - А пока что... считай Шартэна моим тебе подарком. До скорой встречи, моя голубка.
  
  Я склонился к её уху и прошипел:
  - Я всегда тебя нахожу, моя Тасуна. Это как прятки с ребёнком. Только вот награда победителю, твоя свобода ...
  
  
  Тасуна
  
  
  Бегу сквозь лес, перепрыгиваю корни, а ветки хлещут по лицу, оставляют красные полосы от ударов на теле. Листва липнет к вспотевшему телу, путается в волосах. Подобно рыбе - ловлю ртом глотки воздуха, с хрипом проталкиваю в себя кислород и продолжаю бежать не взирая на черные точки перед глазами, колики в правом боку.
  Сзади меня вот-вот настигнет нечто злое, жестокое, нечто такое, что заставляет ускоряться...
  Я не вижу, но чувствую взгляд, я не слышу, но знаю что оно идёт по пятам, я знаю что оно близко...
  Тяжесть в икрах, боль в боку, хриплый стон изо рта...
  Преследователь почти настигает добычу, он смеётся, он играется...
  - Я всегда тебя нахожу... - шепчет его голос.
  - Ааа!!!
  С криком просыпаюсь и резко сажусь. В голове лёгкое головокружение от стремительного пробуждения
  Тяжело дышится, грудь высоко вздымается в такт дыхания, по вискам течёт пот...
  Слишком реалистичный сон! Но все-же просто сон! И вне всяких сомнений, осознание, что кошмар ушёл, принесло неописуемое облегчение.
  
  Едва-едва дребезжал рассвет, в эту предрассветную мимуту еще не запели птицы, но уже смолкли ночные стрекады.
  Затишье перед новым днем, пауза, перерыв, и в воздухе словно повисло немое недоумение. Почему я кричала? Почему нарушила уединение природы?
  
  Кусты, что опоясывали полянку, зашевелились и из них вышел Шартэн.
  - Проснулась?
  - Да! - для убедительности кивнула и поспешила встать с земли.
  Смахнула со лба капли пота и отряхнула крошки земли.
  - У меня для тебя послание от хозяина.
  Сердце болезненно сжалось.
  
  Нет! Не хочу! При открыла рот и не успела возразить!
  
  - Тасуна, мне бесконечно жаль, но в ближайшее время мы не увидимся. Поверь я прикладываю массу усилий, чтобы найти тебя. Прячься моя пташка, беги, но береги себя. А пока что... считай Шартэна моим тебе подарком. До скорой встречи, моя голубка.
  
  Вздох облегчения и сердце пустилось в быстрый бег.
  - Значит он меня не нашёл? - решила уточнить, сама не веря в такой благоприятный исход.
  - Не нашёл, - подтвердили мне.
   - И я свободна?
  - Да.
  - И могу делать все что захочу? - все ещё не верю в своё безбрежеое счастье.
  Меня уверили в полной свободе выбора.
  - Тогда идём к морю! - воскликнула обрадованно.
  
  Пёс забастовал.
  - Надо идти в город.
  Прямо как папа-Рару.
  - Нет, я пойду в море, поживу на дне, в темноте солёных вод, под сводом из красных кораллов и никто меня не найдёт!
  - Планируешь поселиться близ какого-нибудь русалочьего грота?
  - А что такого? - возмутились.
  - Найти тебя проще простого среди духов! К людям, тебе надо к людям!
  - Не хочу! - притопнула ногой.
  - Ты в опасности!
  - Сбегу от тебя и никто мне не будет перечить!
  - Только попробуй! - угрожающе зарычал демон.
  - Беги тогда со мной! Ну же! Мы поселимся у прекрасных озёр или в высоких горах! Мы можем жить среди вечно цветущих вишен или среди холодных туманов северных скал! В мире столько красивых мест! Я познакомлю тебя с духами, мы...
  - Проще найти горошину на столе, чем горошину в миске с бобами.
  - Я не горох! - кричу ему.
  - Боги... Да ты просто... - пёс застонал.
  
  
  Обновление от 02.04.2017.
  
  
  Дебаты длились долго. В конечном счёте победил демон. Исключительно из за того, что припугнул меня Тьмой, ему и ещё его аргументы были убедительнее.
  Мы медленно, уступая в скорости ленивцам, шли сквозь дебри леса в южную сторону. Я мучила друга расспросами.
  - А кто твой хозяин?
  - Он хозяин, - важно отвечали мне.
  - А как он передал послание для меня?
  - Он хозяин, он может.
  - Но как именно?
  Молчание.
  - А как он тебя собирался найти нас после битвы у рощи?
  - Хозяин может найти, - весьма затуманено повторил пёс.
  Я натурально взвыла. Ладно, но можно же поговорить про море.
  - А почему ты не хочешь идти со мной к духам?
  - демону не место среди вас.
  - Но ты мой друг! - взмахнула руками.
  - Тебе - да, им - нет.
  - Я расскажу какой ты хороший! - воодушевленно воскликнула.
  Шартэн споткнулся и широкими, алыми зрачками уставился на меня. Спустя минутной паузы он осторожно, тихо спросил:
  - Уна, а что ты знаешь про демонов?
  Я напрягла память. Да вообще-то мало что знаю. Но если суммировать все некогда сказанное отцами то:
  - Демоны ходят через тень, демоны убивают, демонов породила великая богиня людей - Тьма, нет существа страшнее и безжалостнее чем демон, - выпалила на одном духу.
  - Тьма... - не то простонал, не то ругнулся Шартэн, - а я тогда кто?
   Упс...
  - А ты...А ты не такой! - наконец нашлась с ответом.
  Пёс продолжал сокрушаться:
  - Боги, послали же! - и осекся на полуслове. - Прямо слышу причитания твоих отцов!
  Я склонила голову к земле, делая вид что изучают почву под ногами. Друг был прав: именно это вдалбливали в мою голову с детства во все четыре голоса. Только вот я плохо усвоила урок - с демоном ведь подружилась. Нет, определённо Шартэн замечательный! И вовсе он не плохой!
  Решила сменить тему:
  - Так может сбежим вместе? - демон молчал, словно потерял к беседе интерес. Я почувствовала себя виноватой и с наигранным воодушевлением затараторила, - Я тебя проведу через воду куда угодно! Есть замечательное место под Лападией, там кувшинки размером с мою голову и цветут они бесподобным фиолетовым цветом, а летом там живут чёрные лебеди и их можно кормить ягодами и орехами. Бежим, я...
  - Беги! - вдруг хрипло прорычали мне.
  
  
  Шартэн
  
  
  Боги! Тьма! Как в ее голове уживается сразу две противоположные истины!? Демоны видите ли плохие, но я то хороший! В ее глазах не существует Шартэна демонического пса, с красными глазами, способного менять размеры, наращивать пасти, части тела, способного убивать. Она смотрит и видит только собаку...? А так уж ли это плохо?
  Боги, спасибо, что хоть одно существо видит меня таким! Но как же с ней тяжело! Украдкой вздохнул.
  Щебет духа не прекращался, расписывая мне прекрасные картины некого озера с черными лебедями и ягодами... А я чем буду питаться в озере? Травкой и водорослями? Украдкой, пока мой друг спит, уменьшать численность черноперьевых?
  Неожиданно пространство вокруг нас изменилось. Перемена была мгновенной, острой, опасной.
  Напрягся.
  Демоны. Четверо.
   И в такой близости от нас! Они нас наверняка учуяли, ровно как и я их.
  Их послал хозяин? Или это приспешники Тьмы?
  Пока размышлял над сложившейся картиной, наша позиция диаметрально изменилась - демоны стремительно рванули к нам. А это означает только одно - они будут атаковать.
  
  - Беги!
  Дух замерла, на губах засияла счастливая детская улыбка.
  - Так ты согласен! Я знала, что ты...
  Тьма!
  Грубо её перебил:
  - Беги Уна, беги! На нас нападают! Беги в церковь, впереди люди, не оглядывайся!
  Развернулся и бросился навстречу врагам, попутно отращивая себе ещё несколько голов с внушительными клыками.
  Я должен спасти Уну!
  
  
  Тасуна
  
  
  Я испугалась. Едва Шартэн исчез, я дернулась в сторону и неловко побежала. Сначала бежала быстро, потом набрала приличную скорость и воззвала к лесу, чтобы тот вел меня своей, самой-самой самой короткой тропой!
  Я мчалась вперёд и лишь ветер свистел в ушах.
  
  Наконец впереди показалась просека, а за ней дорога. Сверкая коленями и помогая локтями я помчалась по ней вверх, на пригорок, туда где должна быть церквушка.
  
  Лес шептал, вёл, говорил на каких поворотах свернуть. А я бежала мимо хлипких заборов и чётких домиков, мимо редких жителей этого места.
  
  Утро только началось... Сонные жители брели по дороге в поле, испуганно вскрикивая, едва завидев меня и изумлено смотрели вслед.
  
  Я мчалась и не обращала внимания на возгласы.
  Неожиданно, за очередным кривым поворотом, показалось хлипкое здание с символом Света. Я набросилась на дубовые двери и заколотила в них кулаками. Те не поддавались, не пускали меня внутрь.
  В следующим миг раздался чей-то истошный крик, секунда, ещё один возглас. Затем визг и предсмертный хрип...
  Я в панике заколотила по дверям сильнее, огляделась, желая найти ещё один вход и...
  
  Колодец.
  Белые камни, выкрашенная в зелёный цвет деревянная крышка и рядом пустое ведро.
  
  Облизала пересохшие губы.
  
  Церковь или колодец? Довериться Шартэну или бежать прочь?
  
  Ноги сами сделали несколько шагов к спасительной воде.
  Я словно завороженная смотрела на зеленую, деревянную крышку.
  
  Что делать? Что делать? Что делать?!
  
  Как назло, сзади открылись двери. С противным скрипом деревяшки распахнулись наружу, а я же пыталась открыть их во внутрь...
  
  Назад или вперед?
   Тяжелый выбор, противный, неправильный выбор...
  
  Все решил слушай: очередной испуганный возглас человека, прямо со стороны колодца и я бросаюсь в тень здания.
  
  
  Длинные, расставленные в два ряда скамьи, некогда ровные половицы нынче истыканные дырами и пробивающимися ростками винограда.
  Заколоченные окна, а сквозь щели досок под причудливыми углами падает свет. И в этом свете отчетливо видна парящая пыль.
  
  Если в помещение я ворвалась стрелой, запрыгнула в него убегающей от опасности ланью, то теперь медленно, осторожно и неторопливо ступала босыми ступнями по скрипящему полу.
  
  Нерешительно прошлась до самого конца и остановилась у статуи мужчины, что изображала великого бога людей - Свет.
  
  Если мертвое дерево, пол, скамейки, стены - пели от моего присутствия, были готовы пустить из давно высохших деревяшек зелёные ростки, то это дерево отвечало холодом. Оно утратило соки, оно молчало и оно было... чужим?
  
  Я не спускаясь глаз с лица чужого бога. Но неведомая сила, а быть может просто любопытство так и тянуло дотронутся до молчаливого ствола... Осторожно протянула к статуе руку...
   И...
  
  Крик, грохот, прикосновение! В тот миг, что я коснулась холодного дерева статуи, кто-то с размаху впечатался в стены церкви, испустил крик, я в испуге обернулась и заметила а дверном проеме демона....
  
  Чёрный кабан, испускающий клубы дыма, намного больше обычного животного и обладающий чёрными глазами. Мы пересеклись с ним взглядами и вдруг невидимая, смазанная фигура снесла его с порога, вновь открывая взор на просёлочной пейзаж.
  
   Хватил всего один взгляд на монстра, чтобы я мысленно распрощалась с жизнью.
  Вне себя от ужаса быстро уселась в позу лотоса, прислонилась спиной к подножию статуи Света, в надежде что она ласт дополнительные силы. Я прикрыта глаза и воззвала к стихие земли...
  Мощные, едва контролируемый поток магии вырвался из меня, обрущился водопадом на церковь, наполнил дерево жизнью и полной рекой выплеснулся в жизнь.
  Колонны превратились в дубы, что раскинули свои ветви под потолком. Ветви зашелестели листвой, стремительно заполняя, скрывая дыры в крыше.
  Чьи-то когти прошлись стене, но ядовитый плющ, с ало-зелеными шипами обвивал дверные приёмы и стены, а зелёные лианы обвили своими стволами двери, закрывая их, отрезая меня от внешнего мира.
  
  Я поила дерево жизнью, а дерево защищало меня. За минуту я оказалась в полностью изолированном коконе из листвы, стволов, веток и цветов. Самым последним штрихом стал мох, что вырос на половицах зеленым ковром.
  
  Вновь чьи-то когти прошлись по стене, перескочили на крышу здания.
  
  Я свернула поток магии и прикрыла глаза.
   Любой дух земли может посмотреть глазами через растения. Но я испугалась. Темнота закрытых век была приятнее и безопаснее чем ужасы, что творились за моим оплотом безопасности.
   Ну почему я не выбрала колодец?
  
   Взмолилась ветрам, рекам и земле...
  
  Тишина...
  
  - Уна! Выходи! - раздался снаружи голос Шартэна.
  
  Я не спешила на улицу. Не побежала на родной голос. Главное - осторожность. Медленно, опасливо, подошла к выходу и приказалам лианам отворить двери. Зеленые стебли послушно изогнулись, распахнули створки.
  Здоровая чёрная собака, с алыми глазами сидела у порога и ждала меня.
  Я сомневалась. Делать последний шаг было боязно.
  - Чем докажешь? Ну... Что ты это ты? - и уперла руки в бока.
  Алые глаза не сводили с меня взора, пёс заговорил:
  - Одна маленькая девочка, на нашу пятую с ней встречу, принесла мне крынку меду и под угрозой расплакаться заставила съесть "ну хоть кусочек". А когда эта тягучая гадость застряла во рту, эта плаксивая шантажистка рвалась залезть мне в пасть и протолкнуть мёд внутрь руками. Как я тебя не проглотил тогда? - пёс лукаво подмигнул.
  Я непроизвольно прыснула и уже не таясь шагнула наружу, потом и вовсе наклонилась, чтобы обнять друга.
  - Все хорошо? - шепчу на ухо.
  - Конечно, но лучше нам убежать, люди не любят чужаков, - все тем де шёпотом сообщили мне.
  - А куда пойдём? - я не отпускала его шею, продолжая теребить в пальцах шерсть и наматывать её.
  - Вперёд, нам предстоит увидеть целый мир!
   Не море... Но в порох море, в костер горы и реки, ведь рядом будет мой любимый Шартэн!
  Наш трепетный момент единения прервали люди, вооружившиеся силами, топорами, граблями, да даже просто вениками!
   - Ату! Демоново отродье! - толпа бросилась на нас.
  Не сговариваясь мы дали деру...
  Из деревни мы сбежали. Точнее, бежал Шартэн, а я тряслась на его спине и с опаской поглядывала назад.
  Тряска и скорость помогала убегать от людей, но не спасала от мыслей. А поговорить было о чем. Например, верхом на лошадях передвигаться лучше, чем верхом на собаках. Море лучше чем города. Почему люди на нас напали? Из-за демонов? Почему грабли не называются расческами земли? Ведь они так похожи. Почему нельзя использовать засохшие деревья, обязательно ли рубить топорами молодые стволы?
   Шартэн бежал, да так быстро что произнести что-либо было невозможно из-за встречного ветра. Набрав побольше воздуха в лёгкие я прокричала:
  - Шартэн, а ты бывал у людей?
  Пёс сбавил ход, замедлился и сказал слезть. Я спрыгнула на землю и зашагала рядом. Удивительно, но у друга не было ни тяжёлого дыхания, ни уставшего вида. Словно я пылинка, а он и не мчался сломя голову только что.
  - Бывал, а ты?
  - Два раза, - продемонстрировала ему два пальца.
  - Плохо, - резюмировал друг.
  - Угу, - вынуждена согласиться.
  - В городах все проще простого, но сперва надо тебя приодеть.
  Я посмотрела себя с головы до ног. Шорты из листвы, футболка не первой свежести и босые ноги. Все как всегда .
  - Чем плоха ткань? Она ещё не один день послужит!
  - Люди ходят в платьях, то есть женщины ... Я хотел сказать девушки, - почему-то поспешно исправился демон.
  Я только пожала плечами. Платье? Девушки? Женщины? Платье одевала только два раза, оба в далеком детстве. Первый- чтобы померить, второй чтобы сходить на день рожденья к Шартэну.
  - Не умею носить, - печально констатировала факт.
  - И нужна обувь.
  Возмутилась:
  - Не умею носить.
  - И нижнее бельё.
  Удивилась:
  - Что это?
  
  
  ***
  
  
  Шартэн
  
  
  - А когда посещала людей, то что видела?
  - Ярмарку, плюшки-и... - девушка блаженного прикрыта глаза и протянулась плюшки так, что у меня самого слюнки потекли.
  Дохлый скунс! Как же быть? Веду ребёнка, без представления о человеках к человекам...
  Против воли вырвался вопрос:
  - А что ты знаешь про демонов?
  И сразу же понял, насколько сглупил. Утром мне уже ответили. В груди закипело беспокойство, в вперемешку с обидой и злобой. Надо её посвятить...
  - Нет, стой, молчи! - уже приоткрывшая рот Уна поспешно его захлопнула и вопросительного на меня посмотрела.
  Тяжёлый вздох и я начал рассказ:
  - Сильные духи способны менять облик: быть животным, человеком, слабые же носят лишь одно лицо, как правило лицо животного. Также и у демонов. Сильные - принимают облик людей, слабые - животных. У всех нас чёрные зрачки и почти не видно белка глаза. Но все мы подчиняемся Тьме. Тьме... Великой богине, Владычице ночи, Чёрной жене, Убийце верховных и прочее прочее. Она нас породила, создала и дала имя каждому, наделила каждого своим, уникальным даром. Мы все в четкой иерархии - сильные ближе к нашей матери, слабые - подальше. Сильные нашептывают людям грехи, убивают невинных, соблазняет слабых и податливых. Те кто не наделен сильным даром служат глазами и ушами у богини. Они рыщут по земле в поисках приспешников, охраняют тёмные святыни, разыскивают детей с задатками к магии. Последних богиня может наделить своим даром, при желании конечно. Да и все зависит от случая. Такие дети становятся темными магами. Но суть в том, что мы как дарим жизнь, так и её отбираем, мы жестоки с врагами и понимаем лишь язык силы.
  На этой патетической ноте я замолчал. Уна задумчиво жевала и кусала губы, а потом серьёзным тоном спросила:
  - А ты тоже сын Тьмы?
  - Почти, - выдавил из себя.
  - Это как?
  - Я подчиняюсь хозяину,- вновь вывернулся.
  Я скреплён клятвой, обязуюсь хранить тайны. И не могу сказать Уне ни про себя, ни про хозяина, как бы я этого не хотел.
  - Опять утаиваешь! - возмутились дух и надула щеки.
  Я лишь грустно улыбнулся. Ребенок, какая же она кроха...
  
  Тасуна
  
  
  Мы шли, шли, шли и наконец пришли.
  Среди кустов орешника виднелась очередная деревушка. Люди старались в огороде, по дворам носились куры и утки. Почему носились? За ними бегали маленькие дети, норовя схватить кого-нибудь за хвост.
  - Стой тут, - приказал друг и прежде чем успеваю задать вопрос "зачем?", демон исчезает в тени.
  Терпение я потеряла уже через минуту, а ещё через десять секунд была готова броситься вперёд, в поисках пса. Краем глаза засекла странное движение. Словно странная тень ползет по пасеке. Присмотрелась... Он! Шартэн по-пластунски полз в высокой траве, приминая её своим телом, а в зубах нес какую то тряпку.
  Рывок, кувырок, замер и вновь рывок. Он дополз до кустов и протянул мне ткань.
  - На, - выплюнул он нечто на землю. - Одевай.
  Я подняла и повертела в руках вещь. Платье. Грубый пошив, тёмные цвета, слоя четыре у юбки, и длинные до ужаса рукава. К некстати вспомнились рукава рубашек у папы-Рару, а затем как то возник вопрос:
  - А ты торговал людьми?
  Неподвижной статуей замер пёс.
  нахмурилась, смутно догадываясь, что вопрос задала некорректно.
  - Что-о? - на высокой ноте тянет друг.
  Ещё сильнее нахмурилась и быстро быстро произнесла:
  - Деньга ты дал взамен вещи? Торговать людьми! Нужно давать деньга!
  Отчаянный, обреченный вздох и усталое:
  - Торговать с людьми, не деньга а деньги.
  Послушно закивала головой, но вопрос так и остался открытым:
  - Ты дал деньги за платье?
  - Почти, - опять секретничал друг.
  - А что ты дал?
  - Сохранил жизнь, - буркнули мне в ответ и постарались увести разговор, - ты оденешься или как?
  Жизнь... Дал жизнь... Демоны способны дарить жизнь? Шартэн что-то говорил про это, но слова пролетели мимо моих ушей...
  - Одевайся! - настойчиво повторили мне. Я ещё раз глянула на платье, но увы... Совершенно не представляю как его надеть....
  
  - Залезай в эту дырку, - командовал Шартжн, - не в эту! В ту! В другую! Что это? Оторвем рукава, а потом рукава пришьем, а после в эту дырку засунь ноги, а из этой высунь руки. Где голова?
  Я жалела, что не осьминог и одновременно сожалела что не змея.
  Танцы с платьем длились не много ни мало - час! Будь у меня тело змеи, я бы без проблем втиснулась в горловину, а будь осьминогом, не было бы проблем с выбором рукав - все равно где перед и зад, и неважно что торчит снизу...
  - Колется, - жалуюсь на ткань.
  Я кое-как залезла внутрь и теперь стояла под придирчивым взглядом алых глаз.
  Шартэн обходит по кругу и оценивает меня в платье со всех сторон.
  - Терпи! - доносится из-за спины.
  - Чешется!
  Попыталась достать рукой до живота но это оказалось той ещё задачей...
  - Не задирай подол! - одернул пёс.
  - Я тону в нем!
  С тоской глянула на родненькую футболку и листья, некогда бывшие шортами...
  Папа-Рапу всегда приносил мне целую стопку футболок - пестрых и мягких. В свою очередь тряпки я очень быстро изнашивала. Не проходило и трёх дней как я тянулась к стопке и доставала новую.
  Папа-Рару всегда ругается, говорит я не ценю цещи. Я же оправдываюсь образом жизни. Вечно мотаюсь по разным поручениям из болота в пустыню и наоборот, да к тому же я постоянно то по пояс в земле, то с головою в воде, а иногда и в воздухе... Меня создавали в помощь отцам, предполагалось, что я буду укрощать ветра, воды и следить за землёй, что буду правой рукой сразу трём отцам, буду помогать там, где другие не справляются... И вот река жизни унесла меня прочь от предначертанных берегов. Я барахтаюсь, пытаюсь вернуться обратно, но течение несет куда-то дальше, вперед...
  - Так, покружись, - приказал друг.
   Привстала на цыпочки и осторожно повернулась вокруг своей оси.
  - Не плохо, очень даже хорошо, ну что, идём?
  Ещё раз глянула на футболку, подавила желание схватить её и натянуть обратно... Эх... Шаг вперёд и...!
  - Ай! - наступила на подол и упала носом вперёд.
  - Тень на твою голову! Ты цела?
  
  
  ***
  
  
  Я ковыляла по дороге и тихо бесилась... В руках придерживала поднадоевший подол. Так и хотелось оторвать, снять, да просто бросить в костер это вулканическое платье!
  Придерживать подол было необходимо на определённом уровне, а именно- не оголять ноги, но и не наступать ступнями. Шартэн строго следил за уровнем ткани и рычал, когда ткань ползла вверх или вниз...
  Одежду людей прокляла тысячу раз. Ещё столько же раз выругалась на дороги.
  Полное отсутствие травы, моха! Кто так строит?! Почему нельзя было вместо несчастной, сухой земли, насадить травки или хотя бы вьюнка?
  - Почему нет травы? - возмутилась уже вслух.
  - Люди её топчут.
  - Почему топчут?
  - Они едут по дороге, вот и топчут, а новая не растёт.
  - Куда они едут?
  - В города, по домам, по своим де..
  - Как выглядят города?
  - Большие деревни.
  - На сколько домов?
  - У меня язык заплетается! Поимей совесть!
  - Что значит поиметь совесть?
  - Боги! - взвыл демон.
  Я собиралась обидеться и наколдовать травы под ноги. Вот сейчас выговорюсь и замолчу и он будет идти в тишине! А я пойду по зеленому лужку И ему же будет плохо! И...
  - Люди! Молчи!
  - Что? - оглянулась и разглядела позади телегу, заряженную лошадьми.
  - Что им говорить? Как здороваться? Пожелать попутного ветра?- я оживилась.
   Надеюсь они смогут ответить на мои вопросы! А то Шартэн рычит, а не говорит. Да к тому же постоянно жалуется на уставший язык!
  - Просто молчи, умоляю, делай вид, что не замечаешь их!
  Только вздернула повыше нос. Да что такого со мной? Даже поздороваться не могу?
  Занимаясь самокопанием упустила момент, когда телега поровнялась с нами.
  Шартэн теперь бежал почти вплотную ко мне, старательно отворачивая голову от людей.
  - Здорово, красота! Подвезти сиротинушка? - обратился пожилой мужчина.
  Второй мужчина громко прицыкнул.
  Я не поняла... Сиротинушка?
  - Скажи здравствуйте! - прошипели снизу.
  - Здравствуйте! - воскликнула и улыбнулась незнакомцам.
  - Здравия, куда путь держишь? - старик погладил бороду.
  Держу путь?
  - Скажи что сама доберешься, спасибо и до свидания.
  - Сама доберусь, спасибо им и до свидания, - послушно , как попугай повторила за псом.
  - Добро, - пожилой мужчина подхлестнул кобылку и они вырвались вперёд.
  
  Так... Люди уехали и у меня куча вопросов:
  - Почему я сиротинушка? Что это значит? Что такое держать путь?
  Отчаянный вой, вместо ответа.
  
  
  ***
  
  И новая встреча с людьми, на этот раз у поселения близ одного из городов.
  Я с тоской рассматривала россыпь серых домов. Везде, абсолютно везде использовали для строительства деревянные доски.
  А таких домов набиралась больше сотни...
  Грустно, хоть плачь...
   Их срубили, убили...
   - иди вперед, - шепнули снизу.
  Подавила всхлип.
  В этот раз мне предстояло пройти по дороге насквозь поселения... Я шла и молчала, сокрушалась о зря срубленном лесе, о человеческой странности...
  А люди обращали на меня внимание. Конкретно - мужчины. Встречные незнакомцы осыпали меня градом вопросов:
  - Красотка, как звать?
  - Эй, не хочешь наливных яблок?
  - Что яблоки, идём со мной в поле да на сеновал!
  Слова этого человека поддержали дружным хохотом.
  Шутка? Наверное это веселая шутка...
  - Эй, погоди! Пойдем погуляем!
  Я молча шла и шла, меня обступали со всех сторон, постепенно все больше преграждая путь, но видимо благодаря Шарьэнц полностью дорогу не перегораживали.
  Пёс рыкал, скалил зубы когда кто-то слишком близко приближался.
   Похоже что людям это не понравилось.
  - Да немая она!
  - И пёс чумной! Гляди на красные глаза!
  Не смотря на обиду и злость в их голосах, я была задета намного сильнее. Как никогда кончик языка горел от желания поговорить. Так и хотелось крикнуть: "Здравствуйте, я не немая! Меня зовут Тасуна! Да, я хочу гулять! И нет, Шартэн не чумной!"
  Последний, словно почувствовал, что я готова сорваться - схватил меня за подол и потянул прочь...
   - Ни слова им, молодец, а теперь...
   - Меня гулять звали, меня приняли за немую! - я пошла в атаку, собираясь добиться справедливости.
  - Из нас двоих я лучше смыслю, что тебе надо делать и уж поверь, поход на сеновал не самая лучшая затея!
  - Может он просил траву оживить? Откуда тебе то знать?!
  Очередной вой полный отчаяния. Такие вопли издают волки, когда поют на луну, Шартэн же за один день вопил так уже не первый раз. Может у него сбился режим дня? Да и полнолуние не скоро...
  Я отвлеклась в очередной раз на ткань платья:
  - Все чешется, колется и ...
  - Не задирай платье! - взревел друг и даже ударил лапами по моим рукам, которые уже тянули подол вверх.
  Захныкала:
  - Ну почему нельзя ходить голой, ну разницы, что в одежде что без?! Ну хочешь платье из листвы сотворю?! - молю его о снисхождении.
   - Нет, - отрезал друг.
  Кажется я понимаю, почему он воет... Прямо сейчас из моего горла вырвался протяжный, похожий на волчий вой стон...
  
  
  ***
  
  
  В город вело множество дорог и все они охранялись стражей. Эдакими специальными людьми в одинаковой одежде.
  Предстояло ещё одно испытание - пройти внутрь этой каменной ограды.
  Мы прошли мимо одного входа что служил проходом исключительно для телег. Очередь из выезжающих повозок тянулась на километр и приблизились ко второму - с овальными арками и более многолюдному, но здесь очередь продвигалась значительно быстрее.
  Я, помня инструкции Шартэна, встала в нестройный ряд людей и приготовилась ожидать. Тот час позади пристроились ещё люди, а за ними ещё. Женщина передо мной сделала два шага вперед - я повторила движение. гусеница из людей повторяла движение впереди идущих.
  В гусенице велись беседы и разговоры, кто-то смеялся, ругался, даже я не избежала разговора.
  - А нынче-то долго проверяют, - полненькая женщина средних лет повернулась ко мне и неприветливо улыбнулась. Я беспомощно улыбнулась в ответ. Не имею представления, что сказать в ответ...О слава ветрам! Ответ не потребовался!
   - А я вот неподалёку живу, два дня как дождь прошёл, дай думаю своих отправлю в лес. Вернулись олухи с полными корзинками. И я такая, а почему бы не сходить, да не продать, грибочки свеженькие!
  Женщина продемонстрировала плетеную корзинку и приподняла ткань, скрывающую те самые грибы.
  Грибы отозвались на мой зов, но не только они...
  - Червивые, -сообщила женщине.
  От меня резко отвернулись с криком:
  - Хамка!
  Я только приподнята брови от удивления. Что такое хамка? Кажется... от слова хамить?
  Очередь продвигалась все ближе и ближе, а я с интересом слушала эпитеты, коими награждала меня впередистоящая особа. Как много интересных слов! Надо будет запомнить! Обязательно надо все запомнить! И узнать! Да-да...у Шартэна! Обязательно спросить! Такое обогащение словарного запаса!
  Женщина прошла мимо стража и наконец замолчала.
   Ух! Теперь моя очередь!
  Усато-бородатый дядька лениво окинул меня взглядом сверху донизу, и монотонно, почти не деля слова произнёс:
  - Имя, откуда, цель визита?
  - Уна, иду из Горки, ищу работу прислугой, - выпалила на одном духу.
  Не успела я произнести до конца, как мужчина уже перевёл взгляд на стоящих позади меня и протянул тем же ленивым неделимым тоном:
  -Проходим, следующий.
  Я нахмурилась.
  А почему не спросил где Горки? А поинтересоваться почему босая? Я же столько всего учила!
  Шартэн чувствуя мой порыв подхватил подол и потащил прочь. Пришлось идти следом по холодной мостовой города. Было непривычно ступать по этим каменным джунглям человеческих берлог.
  Зря учила! Вот знала же, что зря! Дурацкие Горки... Зато слова запомнила! Хамка, дрянь, пигалица...
   - Шартэн, а что такое...
  
  
  Коро. Стражник
  
  
  Мучительно, до зуда, хотелось задержать незнакомку. Цепляло в ней абсолютно все. Нельзя было выделить конкретную черту, поскольку вся она была... Само совершенство.
  Коллега лениво бросил на неё взгляд и отпустил с миром, в то время как я был готов отвесить ему тумаков. Задержал бы! Вот что ему стоило задержать ее?
  Одернул себя.
  За что бить несчастного?
  Взор мой вновь переключился на её точенную фигурку. И несуразность грубого платья, и отсутствие узелка, и даже обуви на ней не было - все это говорило о бедности. Пришла с собакой в город в поисках лучшей доли. Сиротинушка небось!
   Я все смотрел и смотрел вслед, следил куда она направляется... как вдруг дернулся.
  Её собака, пёс неожиданно оглянулся на меня и посмотрел... Красными глазами!
  Клянусь всем, что имею! Глаза были красными! Даже так далеко я разглядел их цвет!
  Я отшатнулся и вскрикнул от испуга. Коллеги в недоумении посмотрели на меня.
  Тьма! Вот вечно так! Пока пытался унять сердцебиение и дрожь в коленях, я упустил из виду незнакомку...
  
  
   Обновление от 20.07.17
  bТасуна
  
   Мы петляли по дурно пахнущим подворотням, кишащими крысами, кошками и насекомыми. Все встреченные мной животные были такими больными! Надо их вылечить! Надо задержаться здесь и всех вылечить!
  Мимоходом подлечила мышку, пару крысок, помогла кошке и птенцу вороны. Они меня благодарили, они хотели следовать за мной. Но я же не могу нарушать ход их жизней! Пришлось извиняться и идти по пятам за другом.
   В мечтах я представляла... Я кину клич, соберу всех и вылечу. Я приглашу всех в лес и поля, научу жить в деревьях и питаться фруктами, строить норки, вить гнезда...
  Пока в голове вырисовывался план действий, пёс молча шагал вперёд. Я только набиралась смелости, чтобы потребовать остановки, как из тени одного из домов пёс поднял что-то с земли и протянул мне.
  - На.
   Озадаченная, поставила ладонь и тот час туда упал мешочек.
   Лошадиная кожа и металл внутри.
  - Что это? - не спешила лезть внутрь, предпочитая сперва "осязать" содержимое.
  - Кошелёк, деньги.
  Папа-Рару вдолбил, что деньги - великая ценность. Люди за них работают, платят и совершают плохие поступки. И терять их люди очень не любят.
  - Как он тут оказался? - ладонь тянуло весом монет вниз, пришлось подключить вторую руку, чтобы удержать ношу.
  - Вырос, - с ехидцей ответил пёс.
  Я обронила кошелёк, потеряв к нему всякий интерес. Монеты звонков звякнули, ударяясь о камень плит.
  Решительно шагнула в тень здания и присела на корточки.
  Встревоженно- обеспокоенное:
  - Уна?
   - Где растение? - от нетерпения хочется двигаться. Но нельзя, ведь чтобы обнаружить росток нужно спокойствие и внимание. Но взгляд не мог обнаружить ничего зелёного на серо-черной брусчатке.
  - Что еще за растение?
  - Растение, на котором растут кошельки! - посмотрела на пса как на глупого.
  Но его взгляд выражал скорее недоумение, а затем... я почувствовала себя глупой.
  - Это шутка такая. Просто кто то обронил кошелек. Идём.
  Выпрямилась и посмотрела на предмет обсуждения.
  - Надо найти хозяина и вернуть!
  - Что!? Как ты дога... Стоп!
  От последнего слова я вздрогнула.
  - О каком хозяине ты говоришь?!
   Шартэн был встревожен не на шутку. Я поспешила объяснить:
  - Кошелёк кто-то потерял, надо найти хозяина кошелька и вернуть владельцу. Деньга очень ценная.
  - Деньги, - машиналько поправил пёс, а паника в его глазах отступала. Он мотнул головой, ещё раз мотнул. - Нельзя возвращать. Люди алчны до денег, выйдешь на площадь и обьявишь о находке, и тот час тысяча хозяев обьявится.
  - Это как? - пришла моя очередь мотать от непонимания головой.
  - Идем, потратишь деньги , - и вдруг сладко протянул, - Хочешь купить булочек?
  
   Мои взгляд невольно уперся в кожанный мешочек.
  Хочу ли я булочек? Очень... Так очень что... Ничего же не случиться, если я куплю булочку? Всего одну. Ой. То есть две. Одну себе и одну другу. Всего две булочки. А потом я верну хозяину кошелька...
  
   Перед глазами стояли кулинарные шедевры, я не смогла устоять перед искушением... Перед походом в булочную меня все же затащили еще в одно странное место. Угроза была поднадоевшая, но действенная - "укушу". Быть укушенной не хотелось, пришлось идти за Шартэном.
   С нескрываемым любопытством я второй раз в жизни шла по человеческому рынку. К сожалению остановиться и поглазеть на диковинки не получалось - Шартэн быстро вел меня к лавке с ... Платьем!
  - С собаками нельзя! - закричали, едва я оказалась внутри.
  Друг мигом улизнул за дверью, оставляя меня наедине с двумя девушками, лет двадцати, не более.
  - Мне, - блею как козочка и не могу сконцентрироваться, - платье?
  К счастью, меня поняли:
  - Раздевайся.
  Дверь резко захлопнули и заперли, а затем не дожидаясь пока разленусь сама, в четыре руки с меня стянули колючую тряпку.
  Неловко замерла, не в силах поверить в собственное счастье! Голая! Ничего не колется, не чешется!
  Увы, счастье было коротким- опять в четыре руки меня завертели, закружили и одели.
  Я пыталась в названиях... Трусы? Майка? Корсет?
  А поверх этих тряпочек ещё и платье из голубой ткани. Ну хоть оно не колется. Однако я рано радовались. Платье прямо на мне принялись ушивать. Как по волшебству я оказалась истыканной иголками! Ну ладно, не совсем я, а платье, но страшно-то было мне. Я тщательно следила, чтобы ни одно из этих орудий убийства меня не коснулась.
  Ненавижу металл, а вот этой иголкой при правильном подходе легко убить человека, меня, да вообще любого! Едва последнюю иголку вынули - расслабилась. Потом воззвала к стизие земли и проверила платье ещё раз на наличие метала.
  Женщины обозначили цену в несколько монет за свою работу. порывшись в кошельке, нашла нужные им серебряные кругляшки и расплатилась.
  Колющееся платье осталось лежать на полу.
   - Обувь дальше по улице, налево! - крикнули вслед.
  Однако обувь меня не интересовала, меня влек голод, тоска по пирожкам...
   - Я здесь, идём! - вынырнул из ниоткуда пёс и потащил вперёд.
  Хотелось возмутиться! Мне обещали вкусности! Мне обещали сладости! Он меня снова обманет! Слёзы от обиды навернулись на глазах. Я была готова разреветься, подло обманутая... Но...но... Но мы вышли к ней! Булочная!!!
  Слёзы горя превратились в слезы радости. Это было так... Так... Не хватало слов, описать переполняющую радость и мои эмоции. Я парила, я порхала! Я танцевала! Летящей походкой побежала к заветной двери! Боги, спасибо что создали человека и наградили его руками!!!
  
  
   Ирма. Хозяйка булочной.
  
  
   Колокольчик над дверью оповестил о посетителе. Я вытерла пальцы о полотенце и перекинула его через плечо, развернулась. Улыбка, которой принято встречать у меня посетителей сошла на нет:
  - С собаками нельзя!
  Девушка даже не услышала меня, её восторженно- изумленный взгляд блуждал по полкам, в то время как мой взгляд уцепился за увесисиый кошель а её руке... С придыханием, едва слышно, она спросила у меня :
  - А с чем есть булочки?
  Профессионализм взял вверх, поглубже затолкнул возмущение от присутствия собаки и я бойко принялась перечислять:
  - Яблоки, смородина, слива, малина, мясо, капуста, картошка, - с каждым моим словом ее и без того огромные глазища становились все шире и шире... Непроизвольно я стушевалась. А потом странная посетительница протянула кошелек через прилавок и сказала:
  - Все! Все булочки по две штучки!
  
  
   Тасуна
  
  
   С пылу, с жару, румяные, горячие... От них шел пар и нес буйство ароматов, запах красочных ягод, некогда спелых и сочных.
  Мммм...
  Не удержалась от стона наслаждения и блаженства. Пирожок который надкусила был с начинкой из яблок и приправлен корицей...
   Аромат приправы ударил в нос, заставляя и без того полный рот наполниться слюной. Нежная начинка немного вытекла из пирожка, я поспешно слизнула её, не давая упасть на столик.
   Не в силах бороться с искушением слизнула еще горячей начинки и тот час обожгла язык.
   Пирожок исчез во рту, и вот уже новая порция у меня в руках.
   Малина... Мммм...
   Еще один стон удовольствия разноситься над кругленьким столиком. Остывает чай, чашечка так и осталось не тронутой... Мне некогда пить - ем.
   Вишня... Мммм!!!
  Красная начинка пирожка тает во рту. Я чувствовала... Я знала все об этих перезрелых вишенках, о том как ягодки висели на дереве, как их орошал легкий дождь и морозил утренний, да вечерний туман. Ягоды помнили время, когда были лишь цветами, как их сладий нектар пили пчелы, привлеченные белоснежными лепестками и ароматов едва распустившихся цветов.
   Пирожок исчез во рту и я беру следующий...
  Святая вода! Этот со вкусом персика! От блаженства прикрыла глаза.
   Сочная мякоть слегка шероховатого плода... Его сорвали прошлой осенью, долго варили, терли с сахаром и наконец использовали для выпечки.
  Я буквально силой заставляю себя жевать помедленнее, надо ведь насладиться в полной мере кулинарными изысками! Но так и хочется скорее проглотить, скорее взять новый пирожок!
  Радостное чавканье внизу оповещает, что только я стараюсь растянуть удовольствие. Шартэн же напротив стремительно уничтожал сытные пироги. Пес заглатывал пастью по пол пирога не церемонясь и не растягивая трапезу. В мгновение ока исчезали в его пасти пирожки с мясом, с яйцом и луком, с сыром и курицей, снова мясные...
  
  
   Ирма. Хозяйка булочной.
  
  
  Кошель, оставленный девушкой приятно грел душу. Да, лежал он почти у самой души - в корсете, поближе к сердцу. Я уже в мыслях была на втором этаже моей пекарни, в своих мыслях я уже считала прибыль и танцевала от счастья, словно хмельная...
  Колокольчик звякнул, уже не рабочей, а искренней улыбкой я встретила нового посетителя. С незнакомой девушки правда старалась не спускать глаз.
  Чудная, ох чудная! А как стонет! Любовники так стонут, как это делает она. Впрочем эти звуки были бальзамом на мой кулинарный талант. Как аппетитно она ест!
  - Доброго утра! - поприветствовал меня мужчина.
  Его имени я даже не помнила, а вполне возможно что он мне его никогда и не называл. Завсегдатай посетитель по утрам. Булка белого, пирожок с маком. Я уже привычно потянулась за неизменным заказом этого расфуфыреного щегла.
  Мужчина оперся на прилавок локтем и встал бочком, так что теперь мог видеть и меня и необычную гостью.
  Едва я протянула заказ, как он поймал меня за руку и спросил:
  - Эй, Ирма, что за диковинка нынче на витрине? - и глазами указал на незнакомку с псом.
  Язык так и чесался поделиться своей удачей, но вот не с этим мужчиной. Слишком у последнего был неприятный взгляд. Тем не менее я наклонилась к его голове и быстро-быстро зашептала на ухо:
  - Скупила пол лавки и все собаке, вроде бы из богатых, да босая. А глазищи - во! - я растопырила пятерню, силясь показать размер и цвет глаз у пса.
  - Богатенькая? - только и пробормотал собеседник.
  Из всего диалога он зацепился лишь за одно слово, а глаза не по хорошему прищурились. Ой не к добру. Но то мое то дело? Закинула привычным жестом полотенце на плечо и принялась изображать активную работу, а сама то и дело поглядывала на девушку и приближающегося к своей добыче мужчину...
  
  
   Тасуна
  
  
  - Не соблагоизволите разрешить присоединиться к вам, молодая леди?
  Фраза получилась до того заумная, что смысл ее потерялся уже на первом слове. Собло... собли.. что?
  Человек же подхватил свободный стул у столика напротив, пододвинул к моему и уселся, расположив руки неподалеку от.. моего подноса с пирожками...
  Кажется будут грабить! Мои пирожки не отдам! Шартэн внизу не подавал звука, точнее рыка. Друг активно чавкал, пока я пыталась сфокусироваться на происходящем.
  - Как зовут вас? Ах, что за условности, мы же одного возраста, быть может перейдем на ты? Так как зовут тебя, свет моего утреннего солнца?
  Я запихнула в рот последний кусочек и пододвинула поднос поближе к себе... Так... На всякий случай...
  Поднос проехался по столешнице с противным свистом, но цели своей достиг. Точнее еще один пирожок достиг моего рта.
  - Прекрасный аппетит! - мужчина все улыбался и улыбался. От этой улыбки можно было подавиться, но прерывать трапезу я не намерена.
  Он медленно потянул руку через стол к подносу...
  - А что у тебя вот тут? - он все тянул и тянул руку... я перестала жевать и как то с напряжением следила за приближением чужой конечности.
  - РРРР!!! - от рыка подпрыгнули все - я, незнакомец, женщина за прилавком.
  Мужчина подскочил и с какими-то визгливыми нотками закричал:
  - Бешеный, он бешеный! Чокнутая! Стража! - он крикнул еще раз громко что-то о собаке в помещении и выскочил за дверь. При этом он не переставая вопить: "Стража!"
  Задумчиво проглотила кусок и посмотрела на испачканную крошками морду Шартэна. Какой же он сейчас... забавный? Да! Губы растянулись в улыбке, ровно до его слов:
  - Валим!
  Недоуменно смотрю на полные подносы и снова на друга. Тот все понял без слов:
  - Бери поднос и валим!
  Смахнула свои пирожки к недоеденным пирогам Шартэна, подхватила на руки тяжелую ношу и побежала открывать дверь.
  
  
   Ирма. Хозяйка булочной.
  
  
  А мой поднос?! Хотя чего кривить душой? Денег, что оставила эта странная посетительница хватает не на один такой поднос, а на тридцать.
  Щедрая... Вот бы еще зашла! И не важно что с собакой! Пес уплетает будь здоров! Да к тому же сытные пироги дороже... Монетки замелькали перед глазами, ровно до очередного звона колокольчика. А вот и щегол, да еще и со стражей!
  Служители порядка, оборотни в мундирах... Один из них отделился от группы и подошел к прилавку:
   - Коро, городская стража, - он небрежно указал на вышивку на мундире, словно я и не догадалась, кто передо мной.
  - Ну что, хозяйка, говорят тут ненормальная с бешеным псом у тебя?
  Я улыбнулась и сыграла дурочку - лучшую мою роль:
  - О чем это вы горите?
  
  
  Шартэн
  
  
   Пускай Тасуна плакса, немного упряма... Да ладно, очень упряма как ослица. Не видит картины в целом, не осознает до конца происходящего, по детски смотрит на мир, но вкусовые ее пристрастия я разделяю полностью.
   Наперегонки мы умяли остатки пышной трапезы и теперь сидели на гнилых ящиках. Дилемма. Все деньги потратили на еду...
  "Хозяин" - воззвал мысленно к спонсору.
  "Нападение?" - в его голосе тревога. Я рад, что он начал ценить хоть кого-то, пускай и из корыстных побуждений.
  "Нет, потратили все деньги, нужны еще" - поспешил успокоить хозяина и принялся ожидать ответа. Уна о чем-то бойко щебетала, пока я пытался раздобыть нам средства к ее существованию.
  "Хорошо, в том же месте".
  Я уже собрался встать и тянуть Уну в обратную сторону как прилетел еще один вопрос в мою голову:
  " Что она купила?"
  Я растерялся и попытался объяснить:
  "На все деньги скупила лавку пирожков. Она любит еду людей. Все сладкое и из теста, любит еду с фруктами. Ей не хватает этого в лесах и морях"
  Тишина в ответ.
  Тогда я встал и позвал духа:
  - Уна, идем!
  - Куда? - она склонила голову на бок.
  - Будешь спать в кровати, поищем ночлег.
  - Нет! - я поморщился от звонкого крика. - В кровати неудобно, тело натирает, дерево стонет! А одеяло?! Ты видел этот кошмар!
  Тяжелых стонов не осталось.
  Только осознание, насколько сильно я влип, когда двадцать лет назад вернулся на детский плач...
  
  
   Тасуна
  
  
  Определенно деньги растут в подворотнях! На том же самом месте и опять кошелек! Шартэн должен рассказать мне об этом необычном растении! Пёс упорно игнорировал расспросы и попросту отмалчивался.
  - Как он здесь вырос?
  - За мной, - вместо ответа.
  - Это же растение, правда? Растение? Почему ты мне не показал его? Я не знаю такого дерева, на котором растут монеты. Металл не может расти!
  - Аккуратно, не споткнись, - меня за подол тянут в сторону от ямы.
  - Ты не отвечаешь на вопросы! - возмущаюсь.
  - Ты такая болтушка, - усталое.
  Ах так! Тогда я буду молчать!
  - Ну если это так, то я молчу! Ни словечка! Вот! - приложила указательный палец ко рту.
  - Хвала богам! - тихое, но очень отчетливое!
  Что-о?!
  - Ты что сейчас, поблагодарил богов за моё молчание?! Да как ты мог!
  
  Мы поругались, потом я помирились, потом я извинилась, потом снова надулась и обиделась. И наконец я вошла в постоялый двор.
  - Мне комнату на ночь, пожалуйста, - заученная фраза, глаза в пол и протянутая монетка.
  - На, - на стойку упал ключ, - второй этаж.
  - Большое спасибо, - быстренько ухватила ключ и повертела его в ладошке.
  Цифра "два ". Это получается мне два номера дали, а не один? Мне нужен один! Но увы, не успела раскрыть рта и указать на ошибку.
  - Ясная краса, куда путь держит? Не вы ли девушка в пекарне переполох развели?
  Кажется это ко мне обращаются. Я повернулась боком к мужчине за стойкой и посмотрела на говорящего.
  По лестнице, ведущей на второй этаж спускался мужчина в костюме стража и зазорно улыбался. Я улыбнулась в ответ, потом опустила взгляд на снующего под ногами Шартэна и вновь на приближающегося стража.
  - Позвольте, - мне протянули раскрытую ладонь.
  Эм... Ладонь раскрыта, значит в неё надо что то вложить. Монетку? Но монетки на поясе, а в руках только ключик. Ага! Он наверняка понял, что мне по ошибке продали два номера вместо одного!
  Я с улыбкой вложила в его ладонь ключ. Догадалась что делать и без подсказок пса! Ура! Я такая молодец!
  - Это приглашение? - страж поймал меня за кисть и приблизился вплотную. Взгляд изменился, голос из веселого стал низким, хриплым.
  Я смутилась от перемен и растерялась. Осторожно покоилась на рычащего пса. Что делать?
  - А постойте тут минуточку, пожалуйста, - пискнула и вырвалась из захвата.
  Тяжёлые юбки в руки и вперёд на улицу, в подворотню. Одним словом туда, где можно спросить у друга что мне делать и как отвечать на вопрос.
  
  
  Коро. Стражник
  
   Она стоила поисков. Она стоила всего. И нервов и времени и сил.
   Девушка буквально таки извивалась и пыталась вырваться из захвата. Передумала? Я не хочу отпускать добычу, шанс...
  - А постойте тут минуточку, пожалуйста.
  Рывок и она бежит прочь. Я в недоумении смотрю на ключ в руке, на удаляющуюся фигуру, вновь на ключ.
   Но она же сама хотела этого!
  Тьма!
  - Стойте! - я бросился её догонять.
  Клянусь всем что имею, пёс семенящий за ней злобно обернулся и прищурил алые глаза в гневе.
  - Стойте, простите, - я перегородил незнакомке дорогу и протянул злосчастный ключ. - Держите, мы друг друга не правильно поняли и ... И давайте попробуем ещё раз? - я заискивающе улыбнулся.
  Она смотрела на меня и я тонул во взгляде, тонул и различал самые крохотные смены настроения, эмоций. Удивление, недоумение. Она такая чистая, такая открытая... Такая нереальная...
  - Я Коро, - церемониальное поклонился и проигнорировал тихий, непрекращающиеся злобный рык её пса.
  - Уна, - ответило волшебное создание.
  
  
   Тасуна
  
  
  Плавным движением мужчина подхватил ладонь и поцеловал её.
  - Очень приятно, - он улыбнулся ещё шире.
  Я не заметила, как моя рука оказалось у него под локотком и как мы медленно, степенной побрели по площади. Шартэн бесился и бесновался, рычал и сверкал глазами, всеми силами намекая: "отпусти человека и пошли в подворотню - поговорим".
  Знаю я чем эти разговоры заканчиваются... Ни на один вопрос не отвечает.. Только отчитывает и ругает.
  Коро же быстро перехватил инициативу и стал осторожно расспрашивать:
  - Давно в городе?
  - Несколько часов.
  - Проездом?
  - Нет, ищу работу, - лгу.
  - Пойдете в прислуги?
  - Наверное...
  Скосила взгляд вниз. Что такое прислуги? При слугах? Шартэн воротил от нас нос и ни капельки не помогал. Отвечать на вопросы человека черевато, а вот поспрашивать саомй будет полезно.
  - А что делает стража?
  - ?
  На меня посмотрели с удивлением. Я смутилась и покраснела. Нормальный же вопрос. Поступила взгляд и прокляла себя за длинный язык. Глупый вопрос, глупо себя веду. Нужно избавиться от человека и...
  Мою попытку высвободить руку пересекли.
  - Стража охраняет людей, блюдет порядок на улицах, - голос вроде бы и звучал уверенно, но мужчина слегка торопился, словно боялся запутаться в своих словах. - Мы помогает гражданам, например следим чтобы в город не проникли враги, чтобы на улицах не совершали преступления, кражи, похищения... - он запнулся и покосился на меня, а затем с ещё большим рвением затараторил. - Мы возвращаем пропажи и всегда приходим на помощь. Вот я - стою большую часть в карауле. Стража вообще чаще всего стоит, охраняет. Например важные, стратегические объекты, персоны и предметы и...
  - Вот, - свободной рукой я дотянулась до кошеля и теперь сувала его под нос Коро.
  -?
   На лице его был шок.
  - Я его нашла. Верните его пожалуйста владельцу.
  Коро сбился с шагу и остановился. Мне стало неловко, что я пользовалась чужими монетами, поэтому я поспешила добавить:
  - Я совсем немножко взяла и потратила... - под немигающим, пристальным взглядом стража хотелось сжаться и провалиться под землю.
  Но призови я сейчас стихию и исчезни под его ногами - начнётся жуткий переполох. К тому же если и прятаться под землю, то исключительно с Шартэном.
  - Уна, вы хотите вернуть кошелёк владельцу, - медленно, чётко он задал вопрос. Даже скорее не вопрос а утверждение.
  - Да? - пискнула.
  Его фраза была произнесено таким тоном, что я сама уже запуталась чего хочу и что говорю.
  - Уна... - обреченное, с нотками подвывания, интонация в точь точь копировала вопли отчаяния Шартэна.
  И мне все объяснили. Доходчиво. В красках.
  Я осознала. Испугалась. Чуть не расплакалась. Но несколько простых правил уразумела:
  Никаких улыбок незнакомцам.
  Никогда не давать ключ от номера мужчине.
  Не ходить по подворотням.
  Не пытаться вернуть кошелёк владельцу.
  В случае и во избежание недоразумений бежать сломя голову и кричать во все горло: "Стража".
  - И никаких прогулок с мужчинами! - добил Коро.
  Я закивала головой, потом отрицательно замотала и со всхлипом произнесла:
  - Изви-иниье, давайте разойдемся.
  - Это еще почему? - гневное.
  - Вы меня и-изнасилуете и у-убьете, ведь я с вами г-гуляю... - тихо выдавила из себя.
  - Великий Свет! - воскликнул страж.
   Коро кажется только сейчас заметил что я плачу. Он принялся вытирать с моих щёк слёзы, протянул платок, а потом сам же его и выхватил и принялся стирать с лица влагу.
  - Боги, Уна, ну и где же ваши родители? Куда они смотрели? Кто вас воспитывал? Не не плачьте! Не плачь, пожалуйста! Прошу... Тьма! Ну ты..
  - В ... ик лесу.
  - Что?
  - В лесу родители, - ответила на первый вопрос.
  - Живут?
  - Не все, один папа в море...
  - Он моряк? - с улыбкой на лице.
  - Нет, он на дне живёт.
  Его рука замерла. Улыбка исчезла. Взгляд потускнел.
  - Мне жаль, - он подхватил меня и прижал к груди, да так сильно, что ни вдохнуть ни выдохнуть.
  - Уна, я о вас позабочусь, я даю слово. Я... - он неожиданно поцеловал меня в щеку и отпустил на землю. - Идемте, переночуете, а завтра с чистой головой начнём налаживать вашу жизнь. Я переговоры со знакомыми и не будет необходимости снимать комнату. И место работы вам подберем тихое, спокойное, может пойдите а писцы к нам в управление как раз нужны...
  Я еле поспевала за широкими шагами стража. Он расписывал моё будущее странное, невероятное и не понятное. Писать пером, жить в комнате, под его опекой, спать на кровати с матрасом.
  Последнее меня возмутило, но вставить хоть слово в его речь не получалось. Шартэн семенил по левую руку и вилял хвостом, словно был чему то невероятно рад.
  - Ну вот, - знакомая дверь, знакомый постоялый двор. - С утра вас встречу. Спокойной ночи, - он улыбнулся и наклонился к моему лицу.
  Я выгнулась дугой назад, лишь бы сохранить дистанцию. Человек пугал.
  - Добрых ветров, - попрощалась с ним.
  - Так не говорят в наших краях, лучше сказать или ночи доброй или до свидания.
  До свидания подразумевает, что мы встретимся. Но мы же не встретимся вновь:
  - Ночи доброй, - я поспешила скрыться за дверью.
  - Спокойной ночи, - донеслось радостное в спину.
  - Иди за мной, - шепнул пёс.
  
  
   Шартэн
  
  
  Я просто попросил лечь на кровать, на матрас. В конечном счёте я пожалел об этой просьбе раз...дцать. Хотелось уже махнуть на неё лапой и разрешить спать на полу, но если отступлю сейчас, то мне не победить никогда.
  - Тьма с тобой! - я крутанулся волчком и укусил с досады свой собственный хвост. - Спи на кровати, но без матраса! И в одежде!
  - Пф! Велика потеря!
  Матрас полетел на пол, поднял столп пыли и с громким шлепком ударился о деревянные доски.
  - А могли бы спать на дне прекрасного речного озёра, с пресной водой. - мечтательное от духа. - Волны бы качали нас и убаюкивали, свет луны освещал дно и лишь редкие рыбки бы плавали над нашими спящими телами.
  Сладко поёт, складно описывает. Одно только она забывает - в отличается от неё я не могу жить под водой и мне там делать нечего.
  - Спи сладко Шартэн, - тихое, усталое.
  - И ты спи сладко, - я свернулся клубком на злополучном матрасе, положил голову на лапы и принялся ждать.
  
  Она слегка ворочалась, потом дыхание её выровнялось, стадо медленным, тягучим, спокойным. Как же она прекрасна... когда молчит!
  Но что мне жаловаться? Я знал, на что подписывался, когда откликнулся на плач ребёнка и заговорил с ней. Ладно... Не знал... Но догадывался...
  
   Я ждал.
   Хозяин пришёл за полночь.
   Город крепко спал в объятиях тени, тучи заслонили небосвод и не было на улицах ни бродяг, ни воров, ни случайных прохожих. В эту неясную, чёрную ночь все расселись за стенами.
   Мне кажется что не спал лишь я, в ожидании его.
   И он пришел через тень.
  - Вон, - приказал и я бегу поджав хвост.
  
  
   Азраин
  
  
  - Вон, - коротко бросил демону.
  Он - пустое, главное то, что лежит сейчас на кровати. Спит без матраса? Я улыбнулся. До чего же она...дух.
  Странное чувство. Всякую свободную минуты хочется увидеть ее и... пытать. В памяти свежи воспоминания, когда она сбежала, как я метался в ее поисках... В груди заклокотала ярость.
  Я коснулся плеча, провёл по ключице и с силой сжал узкую талию. Ткань платья мешала...
  Асуна сонно завозилась и перевернулась на спину. Я пальцами провел линию вдоль губ шеи, вниз... Она дернулась и отмахнулась.
   Смешная. Я улыбаюсь. Приняла меня за муху? Трогаю с непривычной для меня нежностью ее плечо.
   - Проснись,- шепчу.
  - Что? - хриплое, сонное, она даже не открыла глаза.
  У меня была Тьма вопросов. Про неё, Детей леса, что ей снилось...
  Бред! Зачем мне знать последнее?!
  - Проснись, - требую и грубо сживаю руку.
  - Отстаньте, - она даже не открыла глаза, просто махнула рукой и продолжила спать.
   Залепить ей пощечину? Ударить? В последний раз прошу:
  - Проснись, - жестче.
  - Это сон, кошмар, - усталое из её уст.
   Три слова... Самых обычных слова, но я вздрогнул.
  Я - ее кошмар...?
   Я уселся рядом с духом, запустил пальцы в копну волос. Да что же я творю? Чего хочу?
  У меня была сотня, нет тысяча, тысячи мыслей. Они родились в моей голове, путались, мешались и я никак не мог ухватиться хоть за одну. Я смотрел на Асуну, как она спит и злился. Не мог понять причину, но ярость застилала меня и требовала вырваться. Я набросился на то, что принадлежало мне.
   Я впился в ее шею, губы, в болезненном даже для себя самого поцелуе.
   Я вмиг обезумел от желания и тот час наваждение пропало, едва она проснулась, начала брыкаться подо мной. Она меня не хочет.
   - СПИ! - приказ, команда и сила моя подминает ее сознание.
   Податливое, безвольное тело обмякло и сердце замирает на миг...
   Что я творю? Ведь я пришел за ответами, за информацией...
  - Шартэн, - приказ.
  - Да, хозяин, - демон появился мгновенно.
  - Рассказывай все, - я принялся качать на руках спящего духа.
  
  
  Обновление от 11.08.2017
  
  
   Шартэн
  
  Общеизвестный факт - Люди верят в глупые приметы. Чёрный ворон дорогу перелетит - к смерти. Белый голубь сядет рядом - к похоронам. Лопнет шнурок - к смертельной неудаче. Приметы множатся, свято почитаются и люди забывают что смерть может нагнать их в любом месте, застигнуть в любой момент.
  Хозяин ушёл убивать. Тридцать человек умрут этой ночью просто потому, что косо взглянули, пошло пошутили или посмели засмотреться на Уну. Будет-ли новая примета - не смотреть на одинокую путницу с псом? Не знаю.
  Тридцать человек. Это много. И лишь один этого не заслужил - Коро. Стражник смог то, чего не смог я за все эти годы - втолковать ей жестокие правила жизни. Тасуна родилась и росла без представления о подворотнях и ужасах этого мира.
  Благодаря этому парню мир перестал сиять в её глазах всеми цветами радуги и она в кои-то веки обратило внимание на грязь под ногами. Жестоко, до слез и с ужасными подробностями, но действенно. Я бы так не смог. Не люблю, когда мой друг плачет, отсюда и излишняя опека с моей стороны, потакание её причудам. А вот Коро её не знал и потому смог сорвать эту детскую маску.
  Да, человечишка поцеловал её в руку, поцеловал в щеку, вытирал ладонями её мокрое от слез лицо и пытался поцеловать в губы. Но Тьма!
   Она - дух. Она по определению прекрасна во всех проявлениях, желанна и бесподобна. Красота - страшная сила, но её красота не повод вершить расправу над стражником. Впрочем свои мысли я оставлю при себе.
  Уже светало, когда Хозяин смог наконец оторваться от Уны. Он растворился в тающей, от первых лучей солнца, тени. Напоследок мне правда дали несколько указаний.
  - Кулон освятить в храме. Первым делом, прямо с утра туда. Никаких мужчин вокруг неё. Понял? Чтобы всех гнал в шею. Будут вопросы, проблемы - сразу ставишь в известность меня.
  - Да, Хозяин, - склонил в поклоне голову.
  
  ***
  
  Город просыпался, заполнялся шумом, голосами, шорохами, шорохи перерастали в гул, гул становился криком. Наконец дыхание духа становилось все чаще, ресницы затрепетали и она проснулась.
  - Вставай, у нас полно дел, - я спешил.
  Уна со стоном перевернулась на другой бок.
  - Если сейчас не встанешь завтра будешь спать на матрасе, - пригрозил.
  Босые пятки ударились о доски пола.
  - Я встала! Встала!
  - Идём, - она ещё не отошла ото сна и я подхватил ткань её подола, чтобы потащить за собой.
   Надо бы ее умыть... Распухшие от поцелуев губы - не лучший вид.
  
  Знакомые подворотни, знакомые улочки, запахи, повороты, щебенка... Чёрт! Она же босоногая! Но Уна шагала босиком по острым камням и ничуть не возмущалась. Точнее не возмущалась по поводу камней, а так то она вновь была мной недовольна:
  - Ну ответь! Ну сложно? Шартэн! Почему ты меня игнорируешь? Ты обиделся, да? Я же ничего не сделала! - хнычет.
  - Что ты хочешь узнать? - я притормозил.
  - Куда мы идём? - мигом оживилась Уна, плаксивых ноток словно и не бывало.
  - В храм.
  - А зачем? А это далеко? А какому божеству там поклоняются?
  - Освятить в воде твой кулон, - я выбрал первый вопрос и ответил на него. На этом свой долг я посчитал исполненным и вновь потащил её вперед.
  
  На ступенях Храма Свету я отпустил Уну. Имея четкие инструкции она не должна вляпаться в новые истории, сам же я уселся под дверями. Даже самым сильным демонам не стоит суваться в храм. Я прислушивался к происходящему внутри.
   С Уной нельзя упускать мелочи. Казалось бы - разве можно разреветься при виде сорванного цветочка или случайно завести беседу с демоном? Невозможно. Но только не с ней. Оглянуться не успеваю, как уже привык тащить её околицей за подол, как научился утешать её с полувсхлипа, научился переключать её внимание.
  
  А вот и кстати очередные неприятности на наши головы. Четверка стражей с хмурыми, серыми лицами направились к дверям храма по ступеням. Я мгновенно понял зачем они здесь и чем все может кончиться. Нельзя впускать их внутрь, нельзя чтобы Уна узнала, кто умер этой ночью...
  Секунда ушла на то, чтобы перегородить им дорогу и угрожающе зарычать.
  - Что с ним?
  - Бешеный?
  - Смотри какие глаза!
  - Дурной знак.
  Стражники замешкались и слегка замедлили подъём.
  - Что мы, собаку не прикончим, вперёд! Хоронить все равно надо!
  Мужчины обнажили клинки и снова направились вперёд.
  Ни звука её шагов, ни голоска. Тьма! Долго она еще? Надеюсь у меня есть в запасе минута. Мне хватит минуты...
  Утробный рык и я бросился на них перескакивая по нескольку ступеней. Удар, уворот, удар, вопль, рык, вновь удар.
  Сначала в бегство обратилось двое, я выждал несколько секунд, давая двум оставшимся стражам, время встать на четвереньки и последовать за своими товарищами.
  - С-скотина! Урод бешеный! - чертыхались они.
  Я вновь залаял.
  - Давай за арбалетом, дуй, ну! - приказали одному из них.
  
   Тасуна
  
  - Храм закрыт! Куда идёшь?! - юркий старичок в белых простынях засеменил мне навстречу.
  - Мне бы только... - начала, но меня перебили.
  - Всем только чуть-чуть, а на всех не хватает! Уходи! - мне замахали руками.
  Растерялась. Что делать? Старичок уже приблизился и во всю толкал меня в спину к выходу. Я крутанулась и протянулась ему монетку.
  Хоп! Монетка перекочевала в его ладонь и исчезла в белых одеяниях.
  - Ну? - он выжидающе уставился на меня.
  - Вот, - я вытащила из ворота кулон, - можно мне его освятить?
  - Легко, прямо и направо, - старик исчез за одной из колонн и словно растворился.
  Я осталась одна в громадной зале, с круглыми, толстыми колоннами, уходящими в потолок и тусклым светом. Лучи солнца едва-едва пробивались сквозь яркие стеклянные вставки в стене. Окна изображали картины, людей, символы бога, но они были чисто декоративными и свет сквозь них пробивался с трудом. Я прошлась до конца зала, к величественной статуи Света, повернула направо и наконец увидела чашу. Шартэн объяснил, что надо окунуть в неё кулон и дело сделано.
  - А молитву? - требовательное.
  Я едва не уронила кулон на дно.
  - К-какую? - спросила у знакомого мне старичка.
  - А любую, - хитро прищурился служитель.
  - Я не знаю молитв.
  - Тогда говори от сердца! - ещё более требовательное.
  Посмотрела на грудь, туда, где было сердце, прислушалась к нему и поняла, что сердце молчит.
  - Барышни, тьфу, не бьётся ваше сердце ради веры, только ради плотских утех, - старичок вновь исчез за колонной.
  Я вытащила из воды кулон и надела на шею. Потрогала мокрый металл и спрятала его за воротом.
  Сердце... Вера... Это людям она нужна, я же знаю что есть и Свет и Тьма, что духи живут в этом мире. Да мне даже сердце не очень нужно! Я могу продолжить существовать и без него, до тех пор пока новое не вырастет в груди. Но при чем тут плоские утехи? Намёк что у меня есть плоть? Ну да, есть. Я состою из мяса, костей, волос. Надо спросить Шартэна, что имел ввиду человек.
  
   Шартэн
  
  Дела плохи. Один побежал за арбалетом, ещё трое держали оборону с обнажёнными клинками. Задача - дождаться моей боевой подруги и бежать. Или второй, запасной вариант - убить их, проглотить. Нет тела - нет лишних вопросов.
  Послышался протяжный скрип и уже знакомые мне лёгкие, босоногие шажки.
  - Валим! - рыкнул Уне и помчался к ней.
  - Но...
  - Да, но потом! Валим! - я согласился на все ее "но" заочно.
  И я добился желаемого - Уна побежала. Я мчался вперёд, указывая дорогу и силясь сбежать подальше от стен храма. За нами не бежали, но пару раз стражники крикнули нам вслед. Им сейчас не до нас, а значит есть время и возможность выйти из города без проблем.
  - Почему бежим? - дух нагнала меня и задала первый из ста тысяч вопросов за сегодня.
  - Меня приняли за больного из-за цвета глаз.
  - Аа... Так может нам пора уходить из города? Коро же говорил, что стража рассказывает друг другу о происшествиях.
  Её желание уйти из города... сейчас мне это на лапу.
  - Хорошо. К воротам.
  
  Границу стен мы пересекли без проблем. Уже за стенами я проверил её кулон, узнал как все прошло внутри и взял новый курс - Бальт.
  
  
   Это было странное путешествие. Начиная от восхода солнца, заканчивая отходом ко сну я отвечал на миллионы вопросов. Было бы интересно посчитать, сколько в день Уна задаёт вопросы. Её интересовала вся та рутина дня, с которой сталкивался человек ежедневно. Любознательность привлекала, но отталкивало то, что мой язык истаивал, а мозг кипел.
  Почему люди ходят на нелюбимую работу? Почему они храпят? Почему носят ботинки? Почему те, кто жалуется на жару не переедут на север? Почему обязательно что-то продавать? Можно же отдавать бесплатно всем кто нуждается! Почему, почему, а зачем, а как? На некоторые вопросы я просто не знал ответа, другие были для меня очевидными, над частью вещей я даже не задумывался, иногда я смеялся.
  - Почему он удобряет их навозом лошадей? Давай пойдём и скажем что это неправильно!
  - Идём, не лезь! - я хихикал в душе и тянул её мимо огородов.
  - Но ведь на коровьем навозе будет лучше восходить! - искренне возмущение.
  - Не лезь, умоляю, заклинаю, иди молча, - наша пара и так привлекала излишне много внимания.
  
  Путешествие наше длилось несколько недель и по сравнению с первым днём в большом городе - почти без приключений. Мой друг предпочитала срезать путь через леса, переходить реки по дну и потому мы продвигались быстро, быстрее нежели двигайся мы по дорогам. Но все же мы пересекали и деревни, и города, и села и происходили... неожиданности. Слёзы при виде голодных и обездоленных, радость и попытка потанцевать на чужой свадьбе (еле утащил), истерика при виде коровы на железной цепи, танцы счастья, при виде выводка цыплят.
  Один раз Уна возмутилась содержанием табуна у торговца-перекупщика.
  - Отец любит лошадей, - горько прошептала она.
  Я только тяжело вздохнул. Уна чётко следовала правилу: чужое не трожь. Я приготовился к плохому.
  Но вместо слез, нотаций и криков она поступила весьма неожиданно и даже по взрослому.
  
  - Сколько за всех лошадей? - спокойно спросила у продавца.
  Тот загнул нереальную цену, а Уна молча протянула весь кошель в его жадные, потные от волнения ладони.
  - За мной, - спокойная, тихая команда.
   Молчаливое удивление от людей, алчный взгляд на кошель в уже чужих руках. Но команда - тихая и четкая была не окружающим.
   Он отворила деревянный загон...
   Лошади потянулись к выходу...
  Я видел разные формы ужаса в глазах людей. Но те эмоции, что испытывали жители этого города, когда табун следовал за хрупкой фигурой, эмоции... Это был священный страх.
  Облезлые, израненные, с проплешинами на спинах, с раздробленными копытами, словно чумные шагали кони за жительницей лесов. Процессия растянулась на многие улицы, люди прижимались к стенам домов, стремясь пропустить это больное стадо и его предводительницу.
  А потом мы пересекли черту города... Табун скрылся в поле, пересек овражек ручейка и скрылся в роще...
  Там, под кронами столетних деревьев Уна лечила лошадей, вкладывала всю себя в их раны, болезни и боли. Из полудохлых животинок, под прикосновениями её рук, они превращались в здоровых, мощных и полных сил лошадей. Грива лоснилась на солнце, шкура блестела, копыта сверкали.
  Я радовался, решил что в ней проснулась предпринимательская жилка - что вот сейчас мы вернёмся и продадим стадо, выручим денег с продажи...
  Наивный.
  Она выбрала молодого жеребца и долго общалась с ним, прижавшись лбом к его морде, обвив руками его шею.
  - Ты теперь свободен, веди их за собой, на юг. Веди до тех пор, пока земля под копытами не станет твёрдой, красной, желтой, пока не пропадут деревья. Веди их в Степь...
  Я прислушивался и различал фразы, слова, предложения.
   Степь. Как благородно, с её стороны отпустить всех, и как же это не по-человечески.
  Я тяжело вздохнул. Нам снова нужны деньги и снова нужен Хозяин. Раздобыть кошель можно было и не у него. Например украсть у спящего, убить богатого. Но чтобы обзавестись богатством необходимо потратить некоторое время на поиск жертвы, а чем дольше я оставляю моего друга наедине с самим собой, тем в большое количество историй она влипнет.
  С другой стороны - прямо сейчас можно и не просить денег. Уна ест ягоды, фрукты, пьет речную воду. Деньги тратит исключительно на плюшки, пирожки, сдобные булки. Переночевать в таверне или гостинице удавалось редко, а ещё реже удавалось заставить купить её новое платье. Не знаю почему, но вся одежда на ней очень быстро портилась.
  - Снова дырка, - я в печали разгадывал прохудившуюся ткань. - Как тебя раньше одевали?
  - Ну штаны из листков, а футболки мне таскал папа.
  - И откуда он их брал?
  - Не знаю. Всегда была стопка на выбор.
  Ясно. Полное обеспечение. Абсолютный отрыв от реальности.
  - Почему же оно рвётся? - вопрос был риторическими.
  - Потому что неудобное. И потом футболок тоже хватало на два, максимум три дня.
  Печально.
  Перед посещением города нужно будет обязательно попросить денег. И нужно будет придумать оправдание для Уны, откуда я их взял. Впрочем можно просто подождать ночи, прихода Хозяина. Но это отдельная тема...
  Ведь каждую ночь меня гнали прочь.
  
  
   Обновление от 22.08.2017
  
  
  Тасуна
  
  
   - Ложись спать
  - Не хочу, - подавила зевок.
  Ночные стрекады вовсю пели, свет тысячи звёзд озарял небосвод, ветер нес прохладу.
   - Не упрямься. Тебе нужно спать, ведь...
   - Я немного человек и мне нужен сон, знаю. - закончила фразу.
   - Не совсем это имел ввиду.
   - А что хотел сказать? - я принялась растирать ладони, чтобы согреть замерзшие руки.
   - Завтра продолжим путь, ты должна быть бодрой, поэтому стоит поспать.
   Я перевела взгляд под ноги, собрала остатки храбрости и прошептала:
   - Я боюсь спать...
   - Почему? - вопрос прилетел мгновенно.
   Потребовалось много времени, чтобы сформулировать, объяснить свой страх. Пёс выжидающе смотрел и слегка порыкивал, словно напоминал о своём вопросе.
   - Каждый раз... - сглотнула и поняла, что во рту пересохло, - каждый раз когда я сплю... Он приходит... Твой ... Хозяин.
   Шаптэн более не торопил, я продолжила:
   - Он делает странные вещи и ... Он враг... Тело не моё, когда он рядом, тело принадлежит ему, с первого касания, но ращум ... Я все ещё могу мыслить и я точно знаю, что происходящее - моё сумасшествие. Я боюсь, понимаешь... Или боюсь тела, или разума, что подводит и намного сильнее боюсь его... Я не хочу спать, не хочу закрывать глаза.
   Замолчала. Все так же пели стрекады, все тот же ветер, все та же ночь...
   - Но спать надо, - мне показалось, что голос пса дрогнул в неуверенности.
   - Нет, - качаю головой.
   - Уна, - начал он было, но я оборвала:
   - Нет, просто переждем ночь здесь. Если хочешь - спи ты.
   - Я не могу.
   - Почему? - склонила голову.
   - Демоны не спят.
   - А если очень хочется? - широко зевнула.
   - Никогда ещё не хотелось.
   Шартэн подошёл и улегся рядом со мной. От него по ногам и выше стало расходиться тепло, демон дышал жаром, горел.
   Глаза начали слипаться, хоть сон я и гнала прочь, но все же сновидение накрыло, завертело и вновь унесло в объятия...
   dd>   - Я настолько страшен?
   Молчу. Веки словно камни - не поднять, тело словно вата - не пошевелить, а во рту словно горсть орех - не могу пошевелить вязким языком и произнести ни слова.
   - Я больше тебя не пытал, не насиловал, не пугал. И я все ещё страшен? - он зол.
   Ресницы мои трепетали, но открыть глаза не удавалось.
   - Раз я монстр... Ты сама напросилась, моя пташка.
  
   ***
  
   - Решила ночевать на дне озёра?
   Да, прошлая ночь была ужастной, что уж говорить о её последствиях - весь день болело тело, горели губы, кожа, хрипел голос.
   - Оставьте, прошу, - беззвучно шепчу в темноту глубин.
   - На дне я ещё этим не занимался...
  
   ***
  
   - Сладкая, - чужие губы ласкпют шею и шепот, что так хорошо мне знаком...
   Я застонала и попыталась отбрыкнуться.
   Его руки крепко прижали меня к ветке толстого дуба.
   - На дереве будет не мене интересно... Хочешь я буду снизу? - шепчет мой кошмар.
   Силюсь открыть глаза, ударить... Но вместо этого руки обвивают шею ночного гостя...
  
   ***
  
   Стоит лишь уснуть...
   - Ждала?
   - Да, - бормочу сквозь сон.
   - Скучала?
   - Нет.
   - Сойдёт...
  
   ***
  
  
   - Завтра ты войдешь в город.
   Я сидела и смотрела в темноту. Пускай не видно ничего, но сидеть с закрытыми глазами не хотелось. Постоялый двор, где остановилась на ночь встретил грубостью и стальными шуточками владельца. Сейчас же сон на кровати сменился кошмаром. Не могу понять - схожу я с ума или все происходящее по ночам реально, происходит на самом деле.
   - Нам надо поговорить, - обратилась к темноте.
   Кажется, это был первый раз, когда я взяла инициативу в свои руки. Но сидеть и ждать очередного животного соития с этим хищником...
   - Слушаю, - меня подтолкнули к беседе.
   - Если вы сон, то должны знать все то, что знаю я... Не так ли?
   - Возможно, - тихая усмешка.
   Я продолжаю разгляжывать темноту и не вижу собеседника. Это нервирует.
   - Тогда, - набиралась храбрости и потребовала, - Продолжите фразу: " Смерть это..." - предложила ему фразу папы-Рару.
   Молчание.
   - Вода это... - предложила продолжить фразу папы-Нурина.
   - Земля небу...
   Тишина.
   Про воздух даже не спросила.
   Шумно выдохнула.
   - Вы - не сон.
   - Это что то меняет? - ирония.
   - Вы меня нашли? - на глаза выступили слёзы.
   - Если бы я тебя нашёл, то взял бы в плен.
   - Тогда это сон?
   - Решай сама.
   - Я запуталась, - уронила голову на ладони.
   Собраться. Нужно собраться. Его ладонь скользит по спине, по позвоночнику. Я не дергаюсь, но и позволить ему это касание не могу - плавно отстраняюсь и пересаживаюсь подальше.
   - Так зачем я вам?
   - Угадай.
   - Я ценная?
   - Очень, - за этим словом скрывалось многое. Слишком многое.
   - Я ценная пока живая, значит не умру, пока живы все четыре мои отца... Значит... Значит я должна просто двигаться вперёд, в город, должна спрятаться среди людей. Но почему среди людей? - размышляла вслух. - На дне, в пешерах, в мире полно мест куда не ступала нога человека.
   - Твою силу легко разглядеть в чистом поле, но тяжелее в толпе людей.
   Ясно. Хоть одна подсказка от этого...
   - Мы всегда будем заниматься по ночам... Этим?
   - Этим? - он передразнил.
   - Как это называется? Соитие?
   - В нашем случае просто секс.
   Последнее слово отдавало грубостью, пошлостью.
   - Другого названия нет?
   - Между нам нет любви, - он ответил жёстко, словно я провинилась в чем то.
   - Я вас и не люблю, я пап люблю, Шартэна и булочки...
   - А меня, что испытывпешь ко мне?
   Ненависть. Но повторять в лишний раз очевидное - не буду.
   - Как вас зовут? - звать незнакомца ведь как-то надо.
   Тихий смех перерос в хохот. Стало обидно.
   - Не важно, забудьте! надеюсь все скоро закончиться...
   - И что тогда? - смех оборвался и сменился плотоядным, хищным интересом.
   - Тогда... Не знаю, но чётное слово, я никогда в жизни более не ступлю в города, никогда не буду навещать Шартэна, никогда не буду носить платья и спать в кровати.
   - Предпоследнее особенно нравится.
   Откинцла голову к потолку и пробормотала:
   - А ещё я вас убью.
   - Не стоит сообщать жертве о своих намерениях.
   Его руки прывычным, уже знакомым жестом ухватились за ворот платья, пробежались по пуговкам, обнажая грудь, живот... Платье упало на бедра - я сидела, стянуть его ниже не получиться, пока не встану.
   - Я определено схожу с ума.
   - Тебе нравиться? - дыхание в макушку, ладони охватывают лицо.
   - Это что то поменяет? - возвращаются ему его же фразу.
   - А Шартэн говорит ты ребёнок... - губы скользят по виску.
   - Детей не насилуют.
   - Ммм... Какие слова знаешь...
   Его рот накрывает мой... Поцелуй распаляет...
  
   Обновление от 23.08.2017
  
  
   Азраин
  
  
   Побудить в ней страсть, затмить страх. Держа Асуну в своих объятиях я слышал, чувствовал трепетание маленького сердечка. Ей пол века, а искусством любви она не владеет совсем: дрожит, прикрывает ладонями нагую грудь, укорачивается от поцелуев. Эта невинность лишь сильнее оаспаляет страсть. Я с удовольствие заламываю её руки, подчиняются, сминаю её волю.
  но игры мне надоедают. Целыми днями напролет я думаю лишь об дном - скорее бы ночь, а ночью никак не могу насытиться. Проблема, моя заноза в мозгу, моя Асуна...
  Определённо мне нравится видеть, как розовеют её щеки, как трепещут ресницы, когда мои руки ласкают кожу. Мне бесспорно надо слышать её дыхание, стон и бесконечный шепот: "Не надо, прошу, ненавижу, ещё...".
  И безусловно мне нравиться овладевать ею. Обвил одной рукой талию и слегка приподнял на постели, второй рукой стащил платье и бросил бессмысленную тряпку на пол.
  Ещё одно движение - толчок и девушка ложиться на кровать.
  - Руки вверх! - приказал, едва она попыталась прикрыть ими грудь.
  Веки опускаются, губы обиженно надуваются, она послушно исполняет приказ.
  В наших холодных, мимолетных связях я ищу всего лишь удовольствие. И сейчас, нависая над ней я намеревался это удовольствие получить.
  - Не семей закрывать глаза! - выражение её личика, когда я вхожу, просто божественно.
  
  ***
  
  Бени встретила меня на проге своего дома. Как долго я не навещал ее? Соскучилась ли человечишка по мне? Видимо да, раз вышла на порог своего дома, вышла встречать меня, гаплевав на мнение соседей и окружающих. К чему этот фарс? Мы оба знаем, зачем я здесь, а уж жители соседних дамов и подавно. Прошлой ночью я, впервые за долгое время, испугался. Я испугался, что не могу оторваться от духа и что не желаю покидать её лоно. Мне нужно отвлечься и в этом мне как никогда поможет леди Бени. Приятный запах духов, корсет, что сковывает грудь, пышные юбки. Все эти атрибуты одежды раньше забавляли - теперь раздражают.
  - Вы... - начала было она.
  Я заткнул ей рот поцелуем и подхватил на руки. Не хочу долгой болтовни. По дому я её не пронес. Тяжесть этого тела была вне сравнения с телом Асуны... В бешенстве, злости я бросил Бени на пол.
  Опять этот дух в моей голове! Я набросился на человечишку, разорвал горло платья,веревки корсета, порвал нижние юбки.
  Бени лишь вскрикивала, когда из-за неосторожности я царапал её кожу ногтями. Наконец ее задница была обнажена. Перевернув её на четвереньки, не церемонясь вошёл сзади и зарычал.
  Ощущения были не те... Не тот жар, не тот запах, не тот цвет волос, не то тело... Хотелось темных волос, запаха травы, леса, хотелось ненависти во взгляде...Прикрыл глаза и перед глазами встал образ Асуны. Не теряя наваждения, я начал движение. Толчки отдавали болью даже мне, что уж говорить об этой подстилке... Бени визжала, кричала и умудрчлась получать удовольствие.
  Её оргазмы следовали один за другим, а я никак не мог достичь кульминации. Плюнув на неё, я решил отправиться в бордель. Мне просто нужна девушка с узкой талией и темными волосами....
  
  
   Шартэн
  
   Бальт белокаменный. Все дороги ведут в Бальт. Уже издалека был слышен крик чаек и чувствовался неповторимый аромат этого города - запах моря, соли, глины, в совокупности с запахом сточных канав. Дороги были переполнены людьми, стремящимися скорее окунуться в объятия этого зловонного белокаменного гиганта, исполина среди городов.
   Каждый день сюда причаливали десятки кораблей с товарами и отчаливали десятки кораблей с грузом. Торговля, что велась здесь, была уникальна. В городе было три рынка - дворцовый, причальный и белый - последний нлсил название по площади, на которой был расположен. Без труда на улицах, рынках, в пивных, можно было встретить и северянина и южанина, можно было услвшать все языки и наречии, поторговаться за красное стекло с олойцем и просто сытно поесть у лучших поваров жерста. Дома в городе были высокими - люди стремились построить нечто капитальное - на века, как говорится.
   Уже издалека были видны белые кирпичи знаний и выбеленные бедой глиной крыши домов. Материалы для строительства добывались в соседней провинции и для строительства использовались исключительно белые цвета. Отсюда и прозвище Бальта - белокаменный.
   Уна с восторгом и восхищением разглядывала город при приближении. Да, он вречатлял.
   Большой город больших возможностей.
   - Нравиться? - не без торжества спросил у духа.
   - Да, - выдохнула счастливо она.
   - Все дороги ведут в Бальт, - продолжил я.
   - Глупости, - отощволась она.
   - Это ещё почему?
   - Если все дороги ведут сюда, то люди не смогут выйти из этого города.
   Я рассмеялся.
   - Некоторые и впрям оседают в этом городе навсегда.
   - Но все дороги не могут вести сюда. Есть дороги, которые соединяют города. Есть дороги, которые ведут в села.
   - Но если ты задашься целью из села попасть в Бальт, то по дороге дойдешь.
   Меня слегка задело её замечание. Уна не ценила все то, что создавалось людьми. Сейчас, на моей памяти первый раз, когда город, строения, здания, хоть как то впечатлили её. Хотелось убедить духа в своей правоте. Я подготовился к спору.
   - А если я живу на острове? У меня есть дороги, но только по острову, но они не ведут в Бальт.
   Тьма!
   - Ладно, забудь, - я скис.
   - Куда дальше направимся? В какой город? - мы не успели переступить границы города а она уже спрашивает что дальше.
   - Осядем здесь. Город большой, здесь ты легко затеряешься в толпе. Поселимся близ садов, будем есть каждый день булочки...
   - И чего мы будем ждать?
   Я не знал ответа.
   - Мой папа также велел держаться близ городов. Он обещал меня найти. Будем ждать папу?
   Да, слышал я это и уже не один раз. Только вот у Хозяина преимущество. Он уже знает, где нас искать. Но не сказать же ей, что мы просидим в городе до тех плр , пока нас не заберут?
   - А какая здесь кухня? - звонкий голос прервал грустные размышления.
   - О... Описать не получиться. Тебе лучше попробовать, - я заулыбался.
   Будет весело.
  
   Обновление от 24.08.2017
  
   Деревушка на юге
  
  
   Роженица мучалась второй день. Та боль, что она испытывала передавалась и родственникам и окружающим её повитухам. Все стремились помочь ей, облегчить страдания и никто не мог.
   - Тужься, милая, тужься, - как молитву бубнила одна из бабок.
   Но не смотря на все усилия - ничего. Ребёнок не хотел выходить на свет, а деревянные доски пола уже покраснели от пролитой крови. Лица окружающих серели, лицо рожающей бледнело. Никто не озвучивал свои мысли вслух. Но все понимали : это конец.
   Кровь и боль - лакомство для демона. Вот и сейчас на беззвучный зов, призыв появился демон.
   Роженица лишь думала о смерти, о возможности облегчить свои муки, она не произнесла ни слова вслух, но демон услышал, узнал её потаенное желание и пришёл.
   - Тужься, тужься...
   Он обвел темными глазами дом, осмотрел живот будущей мамы и утробно зарычал: "Хороший младенец".
   - Моя богиня! - он призвал свою мать, свою создательницу.
   Погасли свечи в комнате, удлинились тени и невидимая, незримая для людей появилась сама Тьма.
   - Зачем призвал? - ни её, ни демона не было слышно, люди не видели и не знали КТО сейчас в их доме.
   - Прошу, - демон поклонился и отошёл в сторону, показывая причину призыва.
   В теле матери уже едва теплилась жизнь... С её смертью могло оборваться даже две жизни - ребёнок ведь так и не вышел на свет.
   - Хорошо, - молвит богиня.
   Её поступь шагов не слышна, не оставляет она следов на полу и не пачкает ступни в крови - медленно подходит к уже наполовину мёртвой женщине, заглядывает в её замутненные глаза.
   - Ты... - хрипят губы, глаза расширяются от ужаса. Находясь на грани между жизнью и смертью женщина разглялела богиню.
   - Твой с-сын устал бороться, ты ус-стала, ты умрёшь через-с минуту, - из глаз роженицы брызнули слёзы, - но с-смерть твоя не будет напрас-сной... Нет, ни в коем случае.
  - Он, - богиня указала рукой на живот, - он вс-ступит в ряды моей армии...
   Окончив речь богиня положила на круглый живот ладонь и слегка надавила.
   Охрипшая женщина пронзительно, нечеловеческим криком закричала, срывая голос, ломая шею.
   Ребёнок выскользнул в подставленное знахаркой полотенце. Он был красным, маленьким, мокрым от крови.
   Глаза, пока что голубые, едва были видны сквозь тонкий прищур.
   - Добро пожаловать, с-сын, - прошипела богиня.
   Она простояла ещё несколько секунд - убедилась, что мать мальчика умерла, что пкповину обрезали, что малыша обернулись в свёрток и наконец удалилась - шагнув в стену.
   Тьма вышла на улицу, осмотрелат по сторонам. Здесь был некий привкус силы... Нечто...
   Вот оно!
   Церковь!
   Во тьме ночи невозможно было разглядеть, что именно не так с этим строением, а богиня решила разузнать.
   Миг и её рука касается лоз, что увивают ставни, скользит по камням... Работа духа... А ещё чувствовалась, что здесь погибли демоны...
   В голове мигом сложилась мозаика:
   - Ко мне, - властный приказ.
   Демон, что призвал богиню, появился позади неё и склонил голову, в ожидании приказа:
   - Найди духа, что была здес-сь... Найди и привели ко мне, - совершенные губы усмехнулись.
   Партия с Самеди началась сначала - только вот теперь она делает первый ход...
  
  
   Азраин
  
   Это был элитный бордель. На стенах висели бордовые ковры, кресла были обиты тканью, а на полах простирались шкуры. Залы были поделены занавесями на комнаты, ткани свисали от потолка до пола и вяло колыхались в порывах редкого ветра - где то висели полупрозрачные ткани, где то из тёмной, плотной материи. Всюду стоял запах благовония, цветов и секса.
   Я пил вино и развлекался, в некоторые минуты мне казалось, что я потерялся, растворился в ласке, похоти и виноградом соке. Потом, словно от толчка, просыпался, приходил в себя и вновь все шло по кругу: вино, девицы и вино. Круг замыкался...
   - Вам хорошо, - шепнула девушка на ухо.
   - О дааа... - я запрокинул голову и прикрыл глаза.
  
  
   Бако
  
  
   - И куда же пошла она?
   - Не знаю, - девушка зарделась и поправила воротничок платья.
   От неё пахло свежесьеденной кукурузой, морем и лавровыми листьями.
   Врушка.
   - Правда? - я не тороплюсь, я не против повеселиться...
   - Не знаю, - она кокетливо склоняет голову, нарочно облизывает губы и приоткрывает их - явно хочет поцелуя.
   - Я могу ведь настоять, - осторожно касаюсь рукою её щеки, веду пальцами по губам.
   - Она пошла ниже... по улице... Её и собаку повели к садам, - незнакомка обхватывает указательный палец губами и принимается сосать его.
   Разврат на улицах Бальта... Улыбаюсь. Впрочем, времени для засады на духа достаточно, можно пока и поразвлечься.
  
  
   Тасуна
  
  
   Резкий, неприятный запах города меня пугал. Казалось, что ещё чуть чуть и я не выдержу. Не очень то хочется, жить в этом туалете...
   - Шартэн, а здесь всегда так пахнет? - я спокойно спрашивала его в голос, ведь толпа людей не обращала на нас никакого ровным счётом внимания. Чалма на моей голове скрывала половину лица, свободное платье фигуру, а в гомоне криков и голосов не было слышно нашего с Шартэном разговора.
   - Со временем привыкаешь, но если совсем тяжко, то предлагаю завернуть нам в сторону гавани. Там воздух дует с моря.
   - Давай, - согласилась с ним и в очередной раз задержала дыхание.
   Мимо проехала колесница и окутала нас столбом пыли и песка. Чтобы защитить лицо подняла ткань чалмы ещё выше, оставив не прикрытыми лишь узкую полоску глаз.
   - Правильно, лишнее внимание не нужно, можешь ещё ссутулиться, - раздалось снизу.
   Шартэн неправильно истолковал мои действия.
  
   Порт был оживлённым, бойким местом. На телегах во все стороны везли коробки, мешки, тюфяки, бочки. Я только и успевала что увернуться, пригнуться, спрятаться от толчков и пихков.
   Времени встать, осмотреться и все разглядеть решительно не было.
   - Куда мы идём?
   Шартэн вильнул в сторону и остановился у лоточника.
   - Вареной кукурузы? - оживился продавец.
   Пахло вкусно.
  
  Обновление от 25.08.2017 г.
  
   - Две пожалуйста.
   - Четыре медных, - он выдернул из недр телеги две кукурузы на палочках и посыпал их солью. Я полезла в поисках кошелька и спохватилась... Монет у меня нету!
   - Извините, - я отступила, - у меня нет...
   - Постойте, я заплачу, - не успела я закончить фразу, как меня перекричал бойкий голосок девушки.
   Она как белая фурия бросилась на лоточника, запихнула ему в руки монетки и выхватила из рук кукурузу. Я смотрела с удивлением на эту девушку. Она была румяная, весёлая, бойкая и при этом такая молодая. В ней был океан нежности и доброты, это чувствовалось едва стоило на неё посмотреть.
   - Возьмите, ну же, - она протянула еду.
   Я смотрела в её ясные глаза и тихо радовалась по-своему, внутри неё ведь столько всего хорошего. Она добрая.
   - Спасибо, - я улыбнулась так искренне, как только могла и к сожалению не сразу осознала, что моё лицо все ещё скрыто под тканью.
   Но руки то заняты!
   - Я... Спасибо!
   - В первый раз в городе? - она была пронициателтеой до ужаса.
   - Да...
   - Не стоит переживать, это видно сразу. Точнее не сразу, но если долго живёшь в Бальте, то такие вещи начинаешь замечать. Я - Эйвин.
   - Уна.
   Я стояла с поднятыми руками и все ещё удерживала кукурузы на палочках и глупо улыбалась.
   Неожиданно мне помог Шартэн. Пёс подпрыгнул, выхватил одну из кукурузин и мигом её проглотил.
   - Плохой пёс! Фу! Фу!
   Эйвин притопнула ногой
  
   - Он мой друг, не надо, пожалуйста, он очень хороший, просто хотел кукурузу, - я затараторила и откинула ткань с лица - одна из рук теперь была свобода.
   - О! - она удивилась чему-то.
   - Что? - то как она уставилась на лицо, словом, мне показалось или она там увидела что то неожиданное?
   - Тебя обязательно надо познакомить с братом! - выпалила девушка и кивнула головой, словно подтверждала свои собственные мысли.
   - Извините, мне правда... Я... Спасибо и нам с Шартэном пора...
   - Нет, нет, - она замотала головой и её волосы слегка растрепались. - Идём, я покажу город!
   Меня ухватили за руку и потащили прочь от гавани.
   - Здесь плохо пахнет, может лучше вернуться? - заныла, едва мы пересекли первую линию домов.
   - Ах, приезжие! Со временем конечно привыкаешь! Ну ладно, мы пойдём садами. Туда, - мы резко свернули направо и зашагали вдоль канала.
   - Что привлекло в Бальт? Город, деньги, поиски славы? - она начала свой распрос.
   - Люди, их здесь много.
   - Не верилось, что население города в несколько миллионов? Решила проверить?
   - Нет, просто нужно было оказаться среди людей.
   - И надолго? Может навсегда?
   - Не знаю... - замялась и поискала глазами Шартэна. Он сменил позади и весело вилял хвостом.
   - А кем будешь работать?
   - А это обязательно - работать? - удивилпсь.
   - Ну деньги же с неба не падают, - рассмеяламь девушка.
   - Они растут в подворотнях, - вынуждена с ней согласиться.
   - Что? - Эйвин не поняла меня и продолжила. - Может хочешь в служанки или во фрейлины? С твоей внешностью тебя примут в любой дом столицы!
   - Я не хочу, мне это не нравиться.
   Разговор начал напрягать, Эйвин это почувствовала и сменила тему:
   - А что за пёс? Почему красные глаза? Он домашний? Какая порода?
   Вопросы посыпались как град и словно рой разьяренных пчел ужалил меня. Не могу ответить ни на один из них. Я резко затормозила.
   - Мне правда пора, вот, - протянута уже остывшую кукурузу. Эйвин её машинально взяла. - Мне вообще то есть и не надо, правда. Но спасибо что позаботились. - её брови поползли вверх, - Мне жаль и спасибо за покупку.
   Я бросилась наутек, придерживая юбки.
   - Стой! - девушка бросилась следом.
   Но что человек, против духа? Я завернула в переулок и с помощью воздуха взмыла на крышу одного из зданий.
   - Уна! Вернись! - девушка забежала в переулок и со всех ног промчалась мимо. Следом за ней, с громким лаем помчала дворняга. Последняя вынырнула из каких-то грязных ящиков и с историческим лаем принялась нагонять бегунью. Я проследила как Эйвин и собака скрылись в подворотне.
   Из тени на крыше вынырнул Шартэн.
   - Она не хотела зла.
   Не могу не согласиться, но:
   - Слишком много вопросов. Я не знаю что отвечать про тебя, себя. А она настойчивая.
   - Солги. Делов-то. - для демона это явно не было проблемой.
   Покачала головой:
   - Не надо. Я боюсь людей. Они странные. Лучше больше не встречаться с такими как она.
   - Кто бы говорил, про странности, - вздохнул друг.
   - Я не такая! - возмутилась.
   - О да... - тянет с ехидцей, - ты намно-ого хуже.
   - Неправда! - страсть оспорить заявление забурлила, закипела во мне.
   - Ребёнок ты, сущий ребёнок. Пошли, надо искать где переночевать. - Шартэн перепрыгнул с одной крыши на другую.
   Я прыгнула следом за ним.
  
  
  
  Бако
  
  
  Осечка... Девушка - да, с собакой - да. Дух ли она? Нет. В паутине ловушки повисла обычная человечишка.
  Ненавижу работать. Люблю сваливать свою работу на чужие плечи.
  
  
  Эйвин
  
  
  Открыла глаза и не поняла... Где я? Ах, да! Подворотня, Уна...
  Одна! Она совершенно одна в этом городе! Я сбивалась с ног, бежала за ней, потом от собаки...
  Потом... Кажется забежала в знакомый двор и...
  И остановилась? Не понимаю - почему же я остановилась? Куда мне идти дальше? С секунду подумала и побрела в сторону дома. По дороге домой меня приследовала навязчивая идея: найти Уну.
  Эта мысль разгорелась во мне, из свечи переросла в лесной пожар, охватила огнём разум и заставила действовать. От нетерпения я зашагала быстрее, потом побежала...Пересекла улицу, другую, забежала в наш сад, чуть не выломала входную дверь у ворот и врезаясь в людей, слуг промчалась ураганом по лестнице в дом - к заветному кабинету.
  Свет! Боги! Молю! Пусть он будет там!
  Дверь буквально отлетела к стене, когда я её с разгона толкнула плечом.
  
  - Тиэрин! - выкрикнула имя брата, вне себя от счастья.
  Он был здесь!
  - Что? - вялое, усталое и недовольное.
  Я никак не могла отдышаться. Согнулась и принялась откашливаться. Едва дыхание пришло в норму, как подскочила к нему.
  - Мне нужна твоя помощь!
  - Ну? - за все время что я была здесь он ни разу не поднял головы от бумаг на столе.
  - Я встретила девушку и напугала... Кхе... Она сбежала... Она совершенно одна... В первый день в городе и у неё пёс... Кхе... Найди её!
  Тиэрин только покивал головой.
  - Эй! Ты меня слышишь?
  - Да, - он отмахнулся от меня, словно от назойливого насекомого.
  - Тиэрин! - я подскочила и выдернула из под его носа бумаги.
  - Эй! - теперь он полностью переключился на меня.
  Брат в гневе пришврил глаза и сжал кулаки. Меня это конечно напугало, но я то точно знала - мне ничегошеньки не будет.
  - Верни! - требовательное.
  - Помоги мне!
  - Сколько? - он полез в ящик, явно намереваясь откупиться от меня монетами.
  - Мне не деньги нужны! Ты меня не слушал! - я почти что визжала от гнева и топнула ногой, призывая его к вниманию.
  - Ладно, давай, - он уставмлся на меня тяжёлым взглядом.
  - Девушка одна...
  Меня перебили:
  - Ты же говорила с собакой.
  - Так ты слышал? - я образовалась.
  - Девушка, старушка, ребёнок, сегодня один, завтра уже двадцатый, послезавтра сотый случайный прохожий, что попал в беду. И лишь я один могу спасти его. Я ничего не перепутал? Верни бумаги, - он кивнул на листы, что я удерживала в руках.
  - Правда, но...
  - Никаких "но", бумаги!
  - Но...
  - Я сейчас встану! - угрожает.
  - Я выкину в их в окно, - подскочила к стене и отворила раму окна.
  Меня буквально испепеляли взглядом.
  - Я не буду никому ни за что помогать, - медленно, по словам произнёс он.
  - Но!
  - Нет!
  - Раз так! То... и не жди меня тогда, я сама продолжу поиски! - швырнула в его лицо злосчастеые листы бумаги и выскочила за дверь.
  - Эйвин!!! - яростный рык сотряс дом.
  Не выжидая, когда он встанет из-за стола и нагонит меня, я бросилась прочь из дома.
  - Вернуть ее назад!!!
  Ни слуги, ни охрана меня не останавливали. Да, надо признать, что я часто вывожу брата из себя и такие сцены здесь не редкость.
  
  Итак. Представим.
   Я одинокая девушка, первый день в городе, запах города меня пугает и выворачивает. Куда я пойду? - Посмотреть на пристань. Именно там я и нашла Уну. Поесть? - На что она купит еды? Где заработать? Где переночевать? Я не нашла ничего умнее, чем броситься искать её по всем гостиницами близ причала.
  Смеркалось. Солнце скрылось за далёкой кромкой воды. Стемнело. Никто не видел девушку с собакой. Я помчалась было по второму кругу, но вдруг заметила хрупкую фигурку, медленно шагающую по причалу. Вся в лохмотьях, тряпках, полностью скрывающая лицо... У ног вертелся юркий пёс с алыми, горящими в темноте глазами... Нет никакого сомнения - она!
  
  
  
  Тасуна
  
  
  - Смотри, есть несколько типов судов.
   - А чем судно отличается от лодки? - перебила его.
   - Молю, дай отвечу хоть на один вопрос. Хорошо?
   - Да, - я послушно умолкла.
   Желание знать все и прямо сейчас меня гнало, дергало за язык и не давало успокоиться. Но и впрямь нужно молчать, чтобы получать хоть часть ответов.
   - Есть пассажирские, есть военные, есть торговые, есть даже дипломатические суда.
   - Что такое дипломатические суда?
   Шартэн посмотрел на меня и я захлопнула рот. Ну да... Молчать.
   - Обрати внимание на формы кораблей. Один только внешний вид сразу даст тебе ответ на вопрос: какое перед тобой судно.
   Если на нем есть пушки, причём не в один, а два, три ряда, то судно точно военное. Теперь давай научимся определять торговые корабли. Их... - пёс резко замолчал и уставился на право.
   - Что? - я повернула голову и замерла.
   - Уна! - к нам бежала запыхавшаяся Эйвин.
   - Валим? - предложила Шартэну.
   Тот промолчал. Секунда, вторая, я не успела ничего предпринять - ураган по имени Эвин схватил меня, закружил на месте и крепко обнял.
   - Я так испугалась! Уна! Не убегай! Уна! Никогда так не делай!
   Я испугалась вместе с ней, потом озадачилась - а чего бояться? смутилась, вновь испугалась и мне вдруг стало дико неловко.
   Незнакомый мне человек сжимает меня в крепких объятиях и молит остаться.
   - Идём! Ты будешь жить у меня! - категоричное, безапеляционное заявление.
   Меня ухватили за руки и потащили за собой.
   - Эйвин... Вы...
   - Ты!
   - Я?
   - Обращался ко мне на "ты".
   - Я... Мне не надо! - запротестовала.
   - Как это не надо? Уна! Разве тебе есть куда идти? - она остановилась и заглянула в глаза.
   - Ну... - я попыталась найти поддержки у Шартэна, но тот как назло не наблюдался в поле зрения. Развернуться и поискать пса глазами мне не дали.
   - Уна! Ты ведь знаешь что бывает с девушками по ночам?! Как можно быть такой беспечной! Ничего не хочу слышать! Ты ночевать будешь у меня! - вновь она потащила меня вперёд.
   - Но... - Шартэн толкнул меня головой в спину, явно подгоняя, намекая, чтобы я следовала за ней, а затем вновь исчез из поля зрения.
  
  
   Шартэн
  
  
   Эйвин привела демона. Сильный... Я мысленно воззвал к Хозяину, но не получил ответа. Что делать? Нужно потянуть время, до прихода Хозяина.
   Обернулся, заметил темную фигуру и оценил силы. Мы с ним равны. Что делать?
   - Уна! Ты ведь знаешь что бывает с девушками по ночам?! Как можно быть такой беспечеой! - причитала наша знакомая.
   - Но... - Уна колебалась.
   Я подтолкнул её, дал молчаливое разрешение уйти, а сам бросился навстречу противнику.
   В нескольких метрах от него замер - демон не спешил атаковать. Судя по расслабленнлй позе - он просто изучал нас.
   - Тьмы, - бросил мне, словно кость, приветствие.
   - Смерти, - стандартное приветствие хозяина.
   - Ты на стороне Самеди? Зовут Шартэн?
   - Да, а ты?
   - Бако.
   - Вынужден тебя убить, Бако, - принялся увеличиваться в размерах.
   Тот спокойно наблюдал, как моя пасть увеличивается, тело растёт и упирается в крыши домов... Не боится. Он отвел взгляд от меня и устремил взор на Уну.
   - Она мне понравилась, твоему хозяину видимо тоже... А заказ у меня от Тьмы.
   - Не тебе ей владеть! - рычу.
   - Но и не тебе, - с этими словами он ударил.
   Я отскочил, развернулся и попытался его поглотить. Демон шагнул в тень и моя пасть протаранила брусчатку в том месте, где Бако стоял секунду назад. Я сам себе раздробил пасть, зубы и рот мой наполнился камнями.
   Противник вынырнул позади меня, удар от него последовал незамедлительно...
  
   обновление от 28.08.17
  
   Тасуна
  
  
   Дом, в который меня привели тщательно охранялся. И глаза у этих людей, в отличии от моей незнакомки, были отнюдь не добрые.
   - Кто это? - спросил мужчина подозрительной наружности, едва мы переступили за ограду.
   - Со мной, - категорично.
   - А это? - кивок на Шартэна.
   - С ней!
   - А что с его глазами?
   - Не важно!
   Я и не заметила, как пёс нас нагнал. Хотела обернуться, улыбнцться, но..
   Меня протащили через весь садик, через входные двери дома и через залу. Оказавшись в месте, именуемым людьми как "кухня", Эйвин усадила за стол.
   - Лекси, можно нам поужинать? - Эйвин обратилась к одной из женщин.
   Полная, я бы даже сказала кругленькая женщина в белом фартуке, мигом развернулась и заулыбалась. Её щеки превратились в два красных яблока, а улыбка словно веточка соединяла две разрумяные щеки.
   - Эйвин, а тебя уже ищут, - краснощекая обратилась к девушке.
   - А я тут! - торжественное.
   - А это кто с тобой? - кухарка указала на меня.
   - Это Уна и ей негде жить. Она побудет здесь, пока не разберется.
   - Эх, деточка, - Лекси погладила Эвин по длинным русым волосам.
   Ещё раз она вздохнула, улыбка померкла и кухарка принялась накрывать на стол.
   - Ну, - Эйвин положила на стол локти и подперла ладонями подбородок. - Здесь можешь снять с себя эту штуку.
   - Какую?
   Женщины на кухне во всю глазели на меня, а уж что то снимать было бы ещё большим позором перед ними.
   - С головы.
   Шартэн уселся под столом.
   - Хорошо, - не то чтобы я была уверена, но раз Шартэн не предлагает "валить", то...
   Стянула с головы платок.
   - Ах, - раздалось со всех сторон.
   - Что не так? - я замерла под пристальными, немигающими взглядами.
   - Ты просто очень красивая, - пояснила Эйвин с улыбкой.
   - Она из леса! - воскликнула Лекси и указала на меня большой деревянной ложкой.
   - Точно! Ты из леса? - повторила за женщиной Эйвин.
   Я опустила глаза в пол... Взнляд устремился в колени, и, если точнее, под стол.
   Глазницы Шартэна светились чёрным, тьмой, а не привычным красным светом.
   - Да... - шепчу на ответ Эйвин.
   Мне не нравился взгляд пса - он был пугающим... И вовсе не того цвета...
   Но женщины меня услышали, причём услышали все, кто был на кухне.
   Мигом отношение ко мне из подозрительного и недоверчивого поменялось на радушное.
   Перед моим лицом опустилась миска из свежих овощей, ягод, хлеба, возникла кружка с водой.
  Протянула руку к еде, взяла хлеба и куснула.
   Плотину, сдерживпющий их интерес, прорвало.
   - Ты из леса? Ты имеешь говорить на зверином? Как там? Почему твой народ не выходит к людям?
   Я растерялась. Прглотила кусочек и постаралась ответить:
   - Да, всю жизнь в лесу. Там хорошо, - на губах расцвела мечтатель ная улыбка.
   В лесу лучше чем здесь. Намного лучше...
   - И ты не ешь мясо? - Лекси.
   - Ты жила на деревьях? - Эйвин.
   - Ты видела духов леса? - Лекси.
   Растерялась. Я и есть дух. За кого меня приняли?
   Стоп!
   Догадалась! Они решили, что я - Ребёнок Леса. Но это не так.
   - Я не ем мясо, - это правда. - Жила где получалось, - тоже правда. - Духов видела.
   Вроде и не солгала ни словом.
   - А почему ты пришла в город? Надоело?
   Вздрогнула.
   Рассказ почему я пришла и как так вообще получилось, что я сижу и беседую с людьми на кухне... Это больно рассказывать, обидно и это очень долгая история. В глазах заблестели слёзы.
   - Все! Отстали! Дайте поесть ребёнку! - Лексики, орудуя деревянной ложкой, разогнала кухарок, оставив наедине меня и Эйвин. Последняя сжала мою ладонь и проникновеннл прошептала: "все хорошо". Люди странные...
   - Ты можешь остановиться у меня, для меня и моей семьи это будет честью принимать кого то из Лесного Народа.
   - Я не останусь, - уверенное.
   - Переночуешь и посмотрим, - лукавое.
   Я наелась, перепало даже Шартэну - ему под конец трапезы ему сунули большую баранью кость с мясом. Пёс вцепился в неё и принялся обгладывать.
   - Пойдём, - Эйвин потянула меня за собой.
  
   В её комнате мне сразу же предложили переодеться - отказалась. Затем мне предложили помыть грязные ноги. Никаких претензий. А вот когда дело дошло до места сна.
   - Лядешь со мной на кровать, - Эйвин указала рукой на моё предполагаемое место ночлега.
   Пользуясь тем, что Шартэн остался внизу со своей костью - отказалась.
   - Лучше на полу... И где нибудь в другой комнате...
   - Но ты же гостья!
   - Я не буду с вами спать, - выпалила и замерла, в одидаии гневного негодования.
   Но Эйвин лишь тяжко вздохнула и отвела меня в соседнюю комнату.
   Не ожидая никаких предложений в духе "спи на кровати", " на полу жёстко" - улеглась на доски.
   - Возьми хоть подушку! И одеяло!
   - Мне не надо этого! - я откатилась подальше от Эйвин с её инструментами пыток.
   - Ну как знаешь, - девушка забросила постельные принадлежности на кровать. - Спокойной ночи, - она дунула на свечу и комната утонула во мраке.
   - Спокойной ночи, - я повторила пожелание и прикрыла глаза.
   Дверь скрипнула, выпуская "спасительницу" и впуская Шартэна. Мы остались одни.
   - Иди ко мне, спать, - повернулась на бок и похлопала рядышком.
   Тёмные глаза гипнотизировали меня и пёс молчал.
   Как то резко, неожиданно, навалилась странная усталасть, меня потянуло в сон. Инстинктивно поправила кулон на шее, чтобы цепочка не пережала шею и заснула. Уже в прлудреме почувствовала, как под боком пристроился Шартэн. Я обняла пса и закинула на него голову. Тепло...хорошо...
  
   Это была первая ночь, когда мне ничего не снилось.
  
  
  
   Обновление от 24.09.2017
   Тиэрин
  
  
   - Ваша сестра пришла с побродяжкой... И... Уложила её спать в доме...
   Ну все! Это была моя последняя капля!
   - За мной! - решительно встал, подхватил шпагу и направился к выходу.
   Я вышвырну её пиявок - бедняков прямо на её же глазах! В следующий раз она подумает раз сто, прежде чем звать кого-то в мой дом! Она о своей безопасности вообще не думает! Она транжирит на этих алчных бродяг деньги и еду!
   Пинком ноги я отворил знакомую до ненависти дверь. Смутно знакомая тёмная фигура спала на кровати. Это кажется сестра. А где...?
   - Другая дверь, - тактично поправил слуга.
   Вторую дверь открыл уже рукой, запал несколько иссяк. Кровать пустая... А вот пол.
   - Посвети мне! - требую у слуги.
   Тот поспешно выскочил из-за спины с подсвечником вперёд и дрожащей рукой осветил мне пол.
   Блеснули чёрные как смоль глаза... Я замер, впервые за долгое время, испугался.
   - Демон, демон, - заскулил слуга и отпрянул, спрятался вновь за мою спину.
   Я выхватил у труса подсвечник и со шпагой наперевес склонился над...
   Прекрасное создание спало на полу и обнимало воистину ужасного, пугающего пса.
   Я еле различил в тенях её лицо, но она была...
   - Рррр... - утробно зарычал пес в её объятиях.
   Я нервно сглотнул и отступил.
   Я думал будет южанка, некая старая карля, что обманом проникла в мой дом, думал это будет пьяница, вор, разбойник...но не такая!
   Убить её? Выгнать из дома? Разбудить и потребовать объяснений?
   - Идём, - я развернулся и вышел из комнаты.
   Пускай спит...
  
  
   Азраин
  
  
   В бордель заявилась Тьма. Мать брезгливо поморщилась, при виде полуобнажённых девиц и махнула рукой, прогоняя их прочь.
   - С-сынок, - упомрочительная улыбка на воистину безупречном лице.
   - Что? - хриплю.
   Что с моим голос? Спился? Сорвал его? Надо бы прочисть горло. Поискал глазами воды, но вокруг были лишь алкогольные напитки.
   - Пришла навес-стить тебя, - она присела на столик, едва касаясь ногами пола, и принялась вертеться и оглядываться вокруг.
   - Говори что надо, - я сотворил на теле рубашку и провёл рукой по волосам. После встал и завел руки за спину. От сальных, грязных, спутанных волос ладони мои испачкались.
   - Ты такой мнительный, - мягкая и одновременно хищная полуулыбка.
   - Я давно знаю вас, богиня. - официально обращаюсь к ней.
   Она рассмеялась и легонько спрыгнула со стола. Прошлась по помещению и ухватила в руки кубок, взвесила его в руке.
   - З-сабавно. Вино помогло с-сотворить тебя, вино тебя и погубит. Ты меня рас-зочаровываешь, с-сын, - она запустила в меня кубком.
   Я не увернулся. Железная чаша врезалась в лоб и упала к моим ногам. В голове, от боли, стало чуть яснее, мысли пришли в порядок. А Тьма? - Пускай кидается, дерется. Ей сейчас надо выместить злость на меня. Вопрос только один - за что она злится?
   - Где она? - у богини полыхнули глаза.
   - Кто? - я сыграл в дурочка.
   - Нимфа, речная, морс-ская, да плевать какая! Твоё с-сердце занято ей, уже с-занято! Куда ты её с-спрятал?
   Сердце? Занято? Этой Асуной? Вряд ли. Она подстилка, не более.
   Богиня вновь запустила в меня посудой, вновь я позволил медному подносу ударить меня.
   - Бес-сит! Хватит о ней думать! - заорала Тьма.
   Я удивился. Она чувствует, знает, когда я думаю об Асуне?
   - Я не помнимаю о чем вы, - продолжаю играть свою роль.
   Тьма взревела и принялась бесноваться. Вихрь из мебели, тканей, ковров обрушился на меня.
   Она кричала, шипела, и то и дело оборачивалась своим истинным, подлинным обликом - змеей. Наконец она выдохлась.
   Он борделя остались лишь стены...
   - Эта мерзкая, отвратительная любовь у тебя от отца, - выкрикнула она.
   - Я не люблю никого, я демон. - мой голос уверен, мой вид, взгляд лицо - все говорит об убеждённость в собственных словах .
   И лишь внутри, малая, крохотная искра сомнения пылала и не хотела гаснуть. Тьма не стала бы так открыто проявлять себя, беситься и злиться. Неужели я действительно...?
   - Ты её убьеш-шь, - приказывает Тьма. - Или убью я, едва найду. Даю слово. - богиня растворилась в тени.
   Я осмотрел руины. Да, лишь я один остался непоколебим, окруженный мусором, камнями, разбитой посудой. А вот люди, животные, птицы - все что было рядом слегли замертво, едва она начала бесноваться. Я прикрыл глаза и шумно вздохнул. Есть лишь один способ понять что я испытываю...
  
   ***
  
   Шаг в тень и перенос...
   Спит моя пташка, спит и сладко посапывает.
   Долгие часы я просто наблюдал и размышлял. Долго... Очень долго...
   Она любит все живое, она дух, по идее вообще должна быть эфемерна. Она сладко стонет и пылко целует. Ога слишком нереальная, совершенная, слишком... Словом не для меня.
   Что в ней такого особенного? И ничего и все одновременно. Чем она запала, зацепила? Красотой? Находчивостью? Способностью любить все живое? Быть может я тоже хотел такой любви- искренней, необъятной, такой любви, какой духи земли любят деревья, как водные любят каплю моря, воздушные - свободу и простор, а огненные - искру.
   Наконец засиял первый луч рассвета. Пора уходить. Хотел напоследок дать указаний Шартэну, но того не было поблизости.
  
  
   Эйвин
  
  
   Я осторожно, едва касаясь стопами половиц, направилась к выходу. Черные глаза тщательно следили за каждым моим шагом.
   - Тихо, тихо, - умоляла пса не загрызть меня.
   Как Уна может лежать в обнимку с этим монстром? Да ещё и полностью на него положить голову. Пасть у зверюги такая, что откусит и не подавится!
   Спасательная дверь со скрипом выпустила меня в коридор.
   - Фух, - утерла со лба проступивший от волнения пот.
   Поесть и умыться для начала, а там посмотрим, может и Уна проснется. С такими мыслями я скакала по ступеням вниз к кухне. И... Вот не повезло, внизу по лестнице, поднимался Тиэрин! Я замерла, хотела рвануть обратно, но было поздно - брат меня заметил.
   - За мной, - бросил он мне на ходу и продолжил подъём вверх.
   Мы поравнялись, брат прошел мимо, слегка задев меня плечом. Я опустилась голову и покорно поплелась следом.
   Он снова недоволен.
   Едва мы вошли в кабинет, как он начал ругать:
   - Сколько раз я говорил не сбегать из дома, а?! - брат сходу начал кричать, а значит он зол.
   Я зажмурилась и ссутулилась. Было страшно.
   - Кого ты притащила в дом? Дурь из тебя когда выйдет?
   От стыда начала мять в руках ткань платья. Он вообще то не прав, то есть не совсем прав, не прав больше чем прав...
   - Слезами тут не поможешь!
   Поспешно вытерла рукавом мокрые глаза и выдавила:
   - Ты не прав!
   - И где же я ошибся?!
   - Она - Дитя Леса!
   - А я тогда Император Бальта!
   - Я не вру!
   - Так, все! - он ударил по столу ладонью и я подпрыгнула, - Чтобы к завтраку уже в доме никого не было. И моё доверие ты вновь утратила. Все передвижения за забором теперь только в сопровождении!
   - Но...
   - Не но! - вновь удар ладонью по столешнице. - У тебя час выпроводить побродяжку.
   - Но...
   - Дверь за тобой, будь добра, закрой её с той стороны!
  
  
   Тасуна
  
  
   Проснулась, потянулась, широко зевнула.
   - Утро? - спрашиваю у друга.
   Голос у меня хриплый - сонный, заспанный.
   Тот кивает. Взгляд пристальный и ... злой.
   - Что не так? - я заволновалась.
   Он молчал.
   - Что с твоими глазами? - он отвернулся и засеменил к двери, поскребся ламами о дверь. Я подскочила, чтобы выпустить его. Странно, раньше он справлялся сам с закрытыми дверями.
   И кстати: На что он обиделся?
  
  
   Тиэрин
  
  
   Утром, не без иронии я выслушал сбивчивый рассказ сёстры. Дитя леса? Чушь! Общеизвестный факт - у них зелёные волосы и козлиные рожки! Но семя сомнения залегло во мне.
   Впрочем я был уверен и в последующих приказах:
   - Ксатах, глаз с моей сёстры не спускать. Понял?
   - Да, - телохранитель поклонился и был таков.
   Ксатах уже охранял Эйвин ранее. Не то чтобы была острая необходимость. И не обходилось конечно без эксцессов. Несносная девчонка вопила, возмущалась, закатывала сцены, но телохранителя слушалась. И меньше водила в дом всякую... Дрянь? Нет, существо что лежало на полу её комнаты нельзя было назвать дрянью. Забытый зуд интереса погнал меня прочь из кабинета, на кухню - туда где точно будет и сестра и незнакомка.
  
  
   Голос журчит, подобно ручью:
   - Что это?
   Я замер. Это голос ночной гостьи?
   Спешу спрятаться в тени понаблюдать издали.
   - Это чайник, из него пьют чай, - голос сёстры я узнал легко.
   Ещё немного вперёд и правее - из дверного проёма теперь отчётливо просматривалась вся кухня и заметил как вокруг двух посетительниц хлопочут кухарки.
   Под их столом мелькнула тень - слегка склонил голову и разглядел чёрного, словно самые чёрные чернила пса. Он сидел в ногах девушек и что то жевал.
   Боги, они и его кормят?
   - Попробуй вот это! - одна из поварих ставит перед гостьей рагу.
   - Простите, - она смущается, - я не ем мясо.
   - Точно, я и позабыла, - теперь смущена кухарка.
   Тот час тарелка исчезает и сменяется овощным салатом.
   Прекрасно играет роль, прекрасно! Знает все нюансы про эту расу, все их отличительные особенности. Приклеила бы на голову рога - так я бы вообще поверил...
   - Уна, а правда что ты можешь растить деревья? - сестра принялась расспрашивать самозванку.
   - Могу, - ни капли сомнения, колебания.
   Она блестящая актриса. Вот бы и пошла в театр, нашла бы себе богатого... Меня отвлекли от мыслей. Сестра не унималась и продолжила расспросы::
   - А животных тоже можешь подчинять?
   - Да.
   - Покажи! - радостный визг сёстры.
   - Как? - удивляется незнакомка.
   Вот уд действительно как? Дети Леса такие же как и мы, нет у них никаких магических, особенностей, способностей к лесной магии... Просто у них повернутое на природе мировоззрение и зацикленный на всеобщей гармонии, взгляд на мир. Короче блаженные, не каждый монах так фанатично служит миру, как эти зеленоголовые.
   - Ну позови кого-нибудь! Пусть прилетит птичка! - просит, я бы даже сказал "канючит" сестра.
   Незнакомка склонила голову в знак согоасия. Ага! Вот и попалась! Как теперь будешь выкоучиваться, а красотка?
   - Хорошо, - лгунья поднимает голову и распрямляет плечи. Ротик складывается в колечко и...
   Идеальное подражание соловья, чайки, вороны! Я впечатлен! Она искусно изображает голос птиц!
   И я чуть не сел на месте, когда в окно кухни залетела...
   - Пожри меня Тьма! - я шепотом выругался.
   Сраная, белая чайка! Чайка! Птица уселась прямо перед носом гостьи, на столе и подражая самозванке - точно также склонила голову.
   На кухне поднялся радостный визг женщин. Кричали все - и Эйвин и кухарки и посудомойки!
   Это обман! Такого просто не может быть! Я протер глаза, ещё раз посмотрел на крастоку, чайку и сестру. Нет... Вроде у меня не галлюцинации! Тем временем, Птицу угостили дольками яблок и та так же стремительно как и залетела, умчалась прочь через все ещё открытое окно.
   Я растерялся. Этому должно быть объяснение! Наверняка птица дрессированная, для того, чтобы подтвердить свой статус Дитя Леса эта нахалка натренировала птицу. Но как она предвидела просьбу сёстры? Вновь мои мысли обрываются голосом кухарки:
   - Ладно, доедайте и марш гулять! Сегодня будут фейверки! - скомандовала одна из поварих.
   Святой образ, именуемый Уна, подскочил. Она махнула рукой псу и пошла на выход, следом и моя сестра.
   Я в панике бросился назад, не хотел чтобы меня заметили. По пути отступления - что то снес. Грохот стоял жуткий, но главное для меня сейчас - скрыться и "случайно" встретиться со сладкой парочкой в саду. У меня назревал новый план.
  
   ***
  
   Я тщательно подобрал слова, для моей уловки, тщательно выждал момент и плавно, нарочно медлительно перегородил дамам дорогу посреди садового дворика.
   - Я что тебе сказал? - сложил на груди руки и уставился на сестру.
   Та, за секунду изменилась в лице. Из улыбающейся и счастливой стала напуганным мокрым котенком. А вот самозванка...
   Да, именно про таких говорят - влюбился с первого взгляда. Стройный стан, крутые бедра, высокая грудь, густые волосы, чёрные брови, глаза как в сказке и губы, словно цветы. И при всем при этом - крошечная, маленькая, от неё веяло детской непорочностью, а в совокупности с красотой - она была страшной ловушкой для мужчин. Уна удивилачь моему появлению. В поисках поддержки, помощи - беспомощно азглянула на сестру. Эйвин поспешила на помощь:.
   - Уна, это мой брат Тиэрин. Тиэрин это та.. Я говорила... Уна...
   Сестра говорила тихо, напуганно. Я знал, что она боится наказания, она знала, что я за непослушание спущу с неё десяток шкур. И мы оба понимали, что наказание последует незамедлительно.
   Глаза незнакомки уставились на меня. Нужно ей что то ответить. Я кивнул:
   - Очень... - голос неожиданно осип. Я прокашлялся и поспешно повторил. - Очень приятно.
   Сердце ёкнуло, едва она улыбнулась. Да, красота - страшная вещь. Но буду я глупцом, коль поведусь на это милое личико!
   Добавив в голос уверенности я протянул:
   - И чем докажешь, что ты - Дитя Леса, побродяжка, а? - я сделал выпад.
   - Не знаю, - она пожала плечиками.
   Не этого ответа я ждал.
   - И где же твои рожки? - хотел произнести "рога", но язык не повернулся.
   Уна провела рукой по волосам, они блеснули в лучах утреннего солнца.
   - У меня их нет, - спокойный ответ.
   - А у Детей Леса есть! - я торжествовал.
   - Не у всех, - она была уверенная в словах и я замешкался.
   - А источники говорят другое! - не отступаю.
   - Какие источники? - у неё слегка расширились глаза, словно от удивления.
   - Мои источники! - рявкнул.
   Снизу раздался рык пса. Но меня не напугаешь шавкой. У меня с собой шпага и свобода действий, никакой ограниченности и скованности - это мой дом, моя территория. А она всего лишь незваная гостья.
   - Здесь есть вода? - удивляется лгунья и осматривается.
   Я замер. Вода? Она что, не поняла что источники - это про людей, не про природные накопители воды?
   - Нет, - едко цежу.
   - Не поняла... - растерялась, огляделась, - Шарт... - осеклась на полуслове и вновь уставилась на меня своими фантастическим глазами.
  
  
   - Ну а может ты умеешь растить деревья? - я вновь пошёл в атаку.
   - Могу, - вновь уверенное.
   Ага! Никто на это не способен! Вот она и попалась в свои же сети.
   - Докажи! - я победно ухмыльнулся.
   И вновь взгляд на пса, словно вопрос, словно спрашивает его позволения...
   - Хорошо, - она кивает мне и слегка улыбается.
   Но мысли мои были далеко - почему то я представил, как она обвивает мою шею, тянется губами и...
   Тьма! Тряхнул головой.
   - Вырасти розу! - выпалил.
   Я испугался, что сейчас покраснею как мальчишка, а потому вновь хотел взять верх над ней. Сейчас я докажу сестре, что она самозванка и вышвырну Уну за дверь! Ну, может не сразу. Сначала велю доставить в мои покои, а потом вышвырну прочь... В конце концов она солгала, воспользовалась добротой Эйвин, а значит должна понести очень тяжкое наказание...
   Тем временем девушка присел на корточки, коснулась ладонью земли и прямо сквозь её пальцы стал пробиваться зеленый росток...
   Мой рот от шока приоткрылся, сердце забилось с неимоверной силой, ноги слегка задрожали...
   Вот уже зелёный стебель поднял свой бутон, налил его соками и распустилась...
   - Роза! - воскликнула сестра и подпрыгнула.
   - Доволен, ты, неверующий?! - победоносный взгляд Эйвин, меня не задевал.
   - Теперь то она может остаться? - сестра повисла на девушке и обняла её за плечи.
   - Да, - выдохнул...
   Эйвин подхватила самозванку и потащила за собой на улицу, послышался её гневный возглас - кажется сестра обнаружила телохранителя.
   Я не мог оторвать взгляда от бутона, не мог моргнуть.
   Клянусь богами, не может Дитя Леса такое! Я знаю это! Она самозванка! Никто не может! Только боги и ... Духи...
   Я поднял голову к небу и раскатисто захохотал!
   Тьма всемогущая! Сестра привела в мой дом духа! В мой! Что за абсурд? В дом не самый благополучный, в дом, где поклоняются Тьме, в дом который посещают и знают все криминальные элементы города! Что за бред?! Куда катится мир?!
  
  
   Эйвин
  
  
   - А ты тут откуда?! - я завопила, я разозлилась, я была просто вне себя от возмущения.
   - Охрана, - развел руки в стороны Ксатах.
   - Нет! Ты с нами не пойдешь! - топнула ногой.
   - Пойду за вами, - он издевался.
   Опять издевался! Сил моих нет! Ну за что?! Хотелось устроить брату скандал прямо сейчас, но учитывая что только что он дал разрешение Уне остаться... Сегодня продеться потерпеть... Ну а завтра! Завтра я ему покажу!!!
   - Надевай чалму, - обреченно бурчу Уне. Её лицо, внешность, уж слишком примечательны для города! Но так хочется её удивить, показать хоть те же самые фейверки ночью...
  
  
   Тиэрин
  
  
   Приезд этой гостьи я не мог предвидеть. Карета заехала прямо во двор, двери остановились прямо у парадных дверей.
   Лакей с церемониальным поклоном выпустил гостью, а та, стремительно шагнула под крыльцо и так же стремительно вошла внутрь. Но все это я узнал гораздо позднее, а сейчас же я в шоке смотрел, как её Величество...
   Я подскочил и склонился в поклоне:
   - Ваше Величество!
   - Тиэрин, - она пришлась по кабинету и уселась в кресло напротив, - присядьте.
   Я послушно сел и наконец разглядел королеву-мать. Алиенора была стара, она уже вся усохла, спина её была сгорблена, но плечи гордо расправлены. Она была тенью своего внука - Ориенора и весьма влиятельной фигурой при дворце.
   С минуту я разглядывая её неброский плащ, а главное то, что он скрывал - богатое платье, расшитое жемчугом и серебряной нитью, везде изображения морских узоров, мотивы леса и дождя.
   - И как я? - проскрипела она.
   Я смутился в который раз и отвел взгляд на бумаги.
   - Полно, вы сейчас ни строчки не прочтете, - и правда буквы прыгали перед глазами.
   - Ч-чем обязан? - слегка запнулся, а глаза так и не поднял от стола.
   - Люблю чернь, вы берете сразу с места и в карьер, подобно жеребцами рветесь в бой, не утруждая подарить даму комплиментами и разговорами о погоде,- она выделила слово "чернь", подчеркнув лишний раз мою не титулованность и не причастность к высокому роду. Однако тема с " жеребцом", напрягла ещё больше. Не знаю, виной тому моё воображение, но я представил диво, как ухлестываю за прабабкой Ориенора, в поисках ночи на сеновале. Картина была мерзкой.
   - П-погода нынче тёплая... - я пошёл в попятную.
   - Полно, мы ведь здесь не для светского разговора. При дворе только и речь, что о погоде, да о моде. Повеселите меня, о чем ныне болтают пираты?
   Я перенял её манеру вальяжной речи, скопировал интонации и произнёс:
   - На море ныне только и речь, что о погоде, да девках.
   Королева рассмеялась.
   - Поднимете глаза юноша, я не кусаюсь, - мы встретились глазами.
   Её - пристальный, мой - полный недоумения.
   - Никогда не понимала людей, избирающих море своим домом. Вечная качка, запах соли хуже нюхатпльных пузырьков, никаких ванн, душевых и парашу выкидывают за борт.
   Она шумно вдохнула воздух.
   - Впрочем запах духов при дворце может воротить не хуже моря. Скажите, вы были при дворе?
   - Официально?
   Она рассмеялась, а я понял, что легко попался в её сети. Сам признал, что провозил контрабанду, сам признался, что виновен. Невольно поерзал на стуле - нервничаю.
   - Дайте угадаю, вы оглядели лишь конюшни, да максимум погреба, а вот гостиные и залы не посетили. Или посетили?
   Я решил немного её смутить:
   - Одна леди показывала мне свою залу...
   - Ну если эта леди показала вам свою залу, то вы не первый кто прошелся по её Паркету. Думаю весь пол был усыпан розами, а розы скрывали следы грязных ботинок высокопоставленных вельмож.
   Она опустила меня, на моём же поле битвы. Теперь я вообще не знал, как вести с этой дамой разговор. Что ни скажи - повернет против меня, да ещё и так, что мне возразить нечего.
   - Тиэрин, вы так быстро сдадитесь? Ничто не ответите?
   - Боюсьлучше будет молчать, чтобы сохранить остатки достоинства.
   - Умно. - похвалила королева-мать.
   Она хлопнула два раза в ладоши и затем ухватилась сухими, старыми пальцами за подлокотники:
   - Кажется я не ошиблась в выборе. Тогда перейдем к делу: мне нужно, чтобы вы приняли один груз. - я подхватил перо, в готовности записать.
   - Оставьте, мой паркет должен блистать.
   Послушно обронил перо и превратился в слух.
   - Этой ночью причалит один очень важный груз. Пятьдесят три бочки из кедрового дерева, тщательно зараянные смолой и воском. Корабль остановиться у Старой бухты и не будет заходить в порт. Ярый - название судна. Ваша же задача - принять эти бочки и доставить в летнюю резиденцию Ориенора.
   Я сглотнул. Пятьдесят три бочки... Через весь город... В квартал дворцов...
   - Не смерть отказываться, простите... Не сметь, я хотела сказать. - мне мило улыбнулась Королёва.
   - Но...
   - Никаких но, - она повторила мою фразу, скопировала интонации...
   Откуда она могла узнать, что я обычно отвечаю сестре?!
   - Не бойтесь за родную кровь. В случае успеха она станет женой влиятельного вельможи, войдёт в круг придворных... Начнёт она кстати прямо сегодня. Вечером Мартиносы дают бал и запускают фейверки - потрудитесь посетить это мероприятие. Вам не повредит почаще покидать этот кабинет.
   С этими словами она принялась медленно подниматься. Я видел, как тяжело это ей даётся - руки уперлись в подлокотники кресла, а спина распрямилась.
   - Я не хочу такой оплаты, - прошипел вне себя от гнева.
   - А я хочу. Не гневите коронованную особу.
   Старушка наконец встала и вышла за дверь, легонько прикрыв ее.
   Я откинулся в кресле и протянулся за бутылкой. Нужно выпить. Потом нужно ещё выпить. Потом найти сестру и обмозговать все хорошенько.
  
  
   Тасуна
  
  
   Не заметить как Ксатах и Эйвин смотрят друг на друга было сложно. Мужчина её нарочно дразнил, подкалывал и выводил из себя - Эвин улыбалась, терпела, кричала и смотрела на Ксатаха влюбленными глазами. Между ними была любовь и я была уверена, что в скором времени они будут вместе, если только она его не убьет в пылу очередной ссоры...
  
  
   Тиэрин
  
  
   Хорошо что Ксатах послал весточку домой - девушки направились к морю. Я велел снарядить карету. Пока слуги впрягали лошадей - послал весточку одному знакомому капитану, с просьбой прийти вечером.
   Времени на организацию плана, стратегии, договориться с городской стражей - не было. Но вместо разработки путей отступления я понял, что хочу в первую очередь найти сестру и вернуть её под крышу родного дома... а потом отправить её тайком к тётке... а потом сиинициировать её смерть...
   По дороге к месту, куда направилась сестра, я смотрел в окно. Все мысли разом покинули меня и не было ни единой думы, что портила бы моё путешествие. Я просто ехал и смотрел на дороги, улицы, лица людей. Внутри меня была пустота и тишина - все внутри расслабилось, замерло, словно бы природа замирает перед бурей. И лишь на горизонте виднелись тёмные тучи грозы - и лишь визит коронованной особы в мой дом омрачая этот ясный день. Вечером грянет гроза...
  
  
  
   Карета остановилась на просёлочной дороге - дальше нужно идти через пригорок к пляжу и по песку.
   Я медленно побрел, в сторону далёких фигурок. Не буду пугать никого - ни сестру, ни Ксатаха, если спросят, то отвечу что просто хотел присоединиться. Не типично для меня, зато не слишком волнительно для родной сёстры.
   И для Уны.
   Она резвилась на отмели. Маленькая морская дева. Гибкий стан, тёмный водопад волос, жемчужная улыбка и голос пташки. На щеках играл розовый румянец, в ресницах прятались капли морской воды.
   Она брызгалась, бегала и ныряла, а мокрая одежда, как перчатка обхватывала тело, подчеркивая все изгибы.
   Рядом плескалась и резвилась сестра. Они играли в салки, стремились осалить друг друга и догнать в низкой воде, поднимали в воздух тысячи водных капель и их звонкий смех далеко расходился над водой. Смех заглушал шум волн и ветра свист, а вот диалоги, фразы которыми обменивались девушки - все это уносил ветер прочь. Необходимо было прислушиваться, чтобы расслышать о чем они чирикают.
   - Ты хорошо плаваешь? - красавица обратилась с вопросом к сестре.
   - Не очень.
   - Идём, - Уна протянулась руку, - я покажу тебе море таким, каким никто не увидит!
   - Но я плохо плаваю! - сестра отступила на шаг назад.
   - Тиэрин! - первым меня заметил Ксатах.
   Кивнул головой, в знак приветствия и уселся на тёплый, горячий песок. Девушки махнули мне руками и продолжили свои игры. Я расслабился до тех пор, пока не обнаружил, что чёрная тень в кустах прибрежной ивы - вовсе не тень, а собака... Но он просто лежал и просто смотрел. Вновь успокоился.
   Я погрузился в свои мысли.
   Алиенора.
   Ориенор.
   Борьба. Корона.
   Я начал понимать мотивы... Но схемы? Мне нужно знать - что в бочках, мне нужно знать что там, иначе я не могу стоить догадки. Бумаги? Драгоценности? Плотно закрытые бочки... Значит груз не переносит влагу.
   Пока обдумывал текущее положение дел - следил за девушками.
   Уна избегала прикосновений - объятий. Моя сестра то и дело хотела взять её за руку, приобнять, но Уна сторонилась. Я вновь прислушался к их разговору:
   - Тогда что принести тебе со дна морского? - Уна.
   Я напрягся.
   - Принеси мне красную, розовую, синюю ракушку, принеси мне жемчуга! - сестра запрыгала от восторга.
   Я начал подниматься с песка. Заигрались. Хватит. Только открыл рот, чтобы позвать их на берег, как Уна нырнула в воду.
   - Стой! - мой запоздалый крик разнесся уже над пустой водой.
   Со всех ног бросился в воду, с трудом, по колено в воде добежал до места, где в последний раз видел Уну и нырнул в воду. Глаза обожгло солью, видимость была нулевая - волны с силой бились о дел и поднимали песок. Почти на ощупь я обшарил дно и окрестности, вынырнул за глотком воздуха.
   - Ты чего? - встревоженный голос сёстры.
   Эйвин так и не поняла, что нырять здесь - не безопасно! Уны не было, она не поднималась из воды. Тьма! Я вновь нырнул.
   Так повторялось раз за разом, и с каждым новым погружением все больше тревожились Эйвин и Ксатах. Я рыскал по дну. Ее не было видно. Уна не выныривала за глотком воздуха, время текло - отчаяние заполняло моё сердце. Я с самого первого слова понял, знал, что это дурная идея. Обессилев, с горящими лёгкими я продолжал нырять доводя своё тело до исступления.
   Пока...
   - Уна! - радостный, волнительный крик Эйвин.
   - Я здесь! - звенящий, журчащий голосок.
   Вне себя от злости я, опухшими от морской воды глазами, смотрел на беззаботную девушку, плывшую в нашу сторону. Она улыбалась и совершенно не догадывалась, что мы уже посчитали её мёртвой...
   Уна подплыла, встала подле нас в полны рост и протянула сестре кулачок.
   - Держи.
   Нос Эйвин был распухшим от слёз. Она излишне переживала и лишь благодаря Ксатаху, успокаивающему и удерживающему - не впадала в истерику все это время...
   - Как ты...! - сестра принялась кричать и обвинять Уну.
   - Тихо, - оборвал её крик.
   Проклиная все на свете я поплёлся к пляжу, намереваясь обсохнуть от воды.
   - Но она...! - возмущённые от Эйвин.
   - Не поймёт, - прервал её негодование упавшим, охрипшим голосом.
   Без сил вывалился на песчаный пляж и улегся. Грудь моя высоко поднималась, наполнялась воздухом и опускалась. Я вымотался.
   - Что с ним? - удивленный голосок от удивительного создания. От духа не то воды, не то земли...
   - Не важно, - Эйвин произнесла это с горечью, а затем с напускной радостью спросила, - что ты мне принесла?
   - Держи, - вновь оживилась Уна.
   Я прикрыл глаза, а потому не сразу осознал что тень заслонившая мне яркое, игривое солнце вовсе не от тучи. Когда раскрыл опухшие веки вздрогнул. Два черных глаза, из которых смотрела пустота, тьма и бездна, не отрываясь следили за мной. Пёс стоял надо мной, склонив голову и высунув длинный, розовый язык.
   Мне подмигнули. Я поперхнулся новой порцией воздуха и закашлялся.
   Когда кашель спал - пса уже не было.
   А мысли мои обрели наконец ясность. Её пёс - он не помчался за ней в воду, спасать утопающую. Он слишком умный и что самое поразительное - похоже он знал...!!! Мой поступок был импульсивный, глупым и излишне... эмоциональным.
  
  
   Тасуна
  
  
   Мы возвращались обратно в карете. Эйвин и Ксатах сидели напротив меня, оживлённо болтали и шутили, а вот рядом со мной, отодвинувшись максимально к стене сидел брат Эйвин - Тиэрин. Он был мокр, зол и взгляд его метал куски льда в окружающих. Чувствовала себя так, словно сижу рядом с ледяной глыбой. В разговоре я не участвовала, а лишь кивала и улыбалась, Шартэн бежал снаружи кареты и спросить у него - что происходит - у меня не получалось. Вот так мы и ехали всю дорогу обратно. В напряжённой и весёлой обстановке.
   Наконец мы заезжали во двор.
   - Покажу Лили жемчужины, она удивиться! - Эйвин выпорхнула из кареты, не дожидаясь пока она окончательно остановиться, следом за ней последовал Ксатах.
   - Тпрууу! - карета качнулась и встала.
   Я хотела последовать за Эйвин, но чужая рука резко захлопнула прямо перед моим носом дверцу.
   - Стой, - хриплое от Тиэрина.
   Мокрая ладонь оставила на обшивке отпечаток. Я развернулась в кольце его рук и максимально съёжилась. Имя отстранился и от меня и от дверцы, вновь увеличив дистанцию между нами.
   - Кто ты?
   - Уна? - я не поняла вопроса и потому ответ звучал скомкано, неуверенно.
   - Растишь деревья, по первому щелчку призываешь птиц, зверей, таскаешь за собой исчадье чуть ли не самой Тьмы и часами плаваешь под водой. Ты не Уна... Ты... Кто ты?
   - Дитя Леса...? - и вновь предположение, вместо ответа.
   - Не лги! - он ударяет кулаком по обшивке сиденья.
   Я пискнула и выскочила наружу. Страшный! Он страшный! Со всех ног бросилась в дом.
  
  
   Эйвин
  
  
   Дома ждало необычное - волнительное известие.
   Прямоугольный конверт, толстая бумага, с позолотой, красивые, витиеватые буквы, тонкий запах духов...
   - Мы приглашены на бал?! - мой визг разнёсся над домом и садом, Уна спешившая навстречу мне - резко затормозила и накрыла уши ладонями.
   - Бал! Бал! Бал! - подпрыгиваю от нетерпения.
   - Дай сюда, - брат ловко выхватил и конверт и приглашение.
   Тиэрин вчитался в строки, нахмурился и прижал губы. Я уже при готовилась услышать: "нет", но:
   - Иди, готовься.
   - Иии!!! - я ещё раз подпрыгнула, ухватила Угу за руку и потащила наверх - выбирать мне платье.
  
   В суете, переполохе я совсем позабыла про гостью.
   - Ты тоже хочешь на бал?
   - О .... Нет, спасибо, но не пойду!
   - Но там будут фейверки!
   - Еще утром мы собирались смотреть их со стороны улицы, -мягкий отказ от гостьи.
   - Ты пойдешь на бал! - я категорична.
   Уна не менее категорично отказалась. Меня ее отказ не устроил - она драгоценная гостья. Нужно, обязательно нужно показать ей бал. Пускай сегодня у нас обоих будет дебют! Подхватила юбки платья и бросилась к брату - для начала нужно его разрешение!
  
  
   Тиэрин
  
  
   Эйвин сидела вся насупившись и надувшись. Я запретил брать гостью с нами, да и Уна не была в восторге от перспективы. Я же боялся что за одну девушку, что за вторую. Тьма! Ну как так?! Сидел ниже травы, работал тише воды - а проблем ни с того ни с сего - вышел крыши! Карета мирно покачивалась и везла нас в особняк Мартиносов.
  
  
   Азраин
  
  
   - Самеди! - весело протрещал повелитель огня, Фэйр.
   Я сухо кивнул и поинтересовался:
   - Есть минута?
   - Для того, кто оборвал жизни сотни водным духам - всегда!
   Он полыхнул красным, затем оранжевым, выражая свою подлинную, искреннюю радость.
   - А сколько полегло духов земли, воздуха - не интересует? - я сложил руки на груди.
   - Пустое, в пламя вулкана их всех! Есть лишь огонь и лишь огонь имеет силу!
   Я бы хотел ему напомнить, что без дерева не бывает огня, без воды не бывает дерева. Вместо этого перешёл к вопросам:
   - Ты все ещё воюешь с Нурином?
   Тот усмехнулся и выбросил в воздух целый столп искр:
   - А ты все ещё держишь в плену его дочь?
   Тьма, ну почему всех вокруг интересует Асуна, а?
   - Ты ответишь? - добавил в голос металла.
   - Я огонь, он - вода. Естественно воюем. Теперь ты отвечай! - потребовал имя.
   Я кисло ухмыльнулся:
   - Нет.
   - Убил? Убил мой подарочек? - он наигранно удивился.
   Не могу понять - шутит он или огорчается?
   - Тебе то что? - интересуясь у него.
   - Я знал, что ты её погубишь, сведешь во Тьму. Знал! Хороший же подарочек был, да?
   Фэйр хлопнул в ладоши и улыбнулся.
   Тьма, он действительно радовался, а не огорчался. Неужели все от меня ждут убийства? Почему?
   Что даст её смерть? Почему все хотят ее убить. И самое главное:
   Я хочу её смерти или не хочу?
  
  
   Тасуна
  
  
   Шумная Эйвин наконец- то уселась в карету. Я помахала ей рукой и отступила в тень деревьев.
   Пока их не будет дома - у меня есть очень важное занятие - поговорить с Шартеом, а то в последнее время он сам не свой. И взгляд не тот, и шаг другой, и подозрительное, долгое молчание... Когда мы говорили в последний раз? Поиски друга ни к чему не привели - ни в саду, ни в доме, как бы я не звала его - все в пустую. В последний раз я его видела на пляже, когда садились в карету, когда собирались возвращаться домой. Ветер мне в спину! Как же найти друга? Уселась у ворот и с тоской принялась разглядывать улицу. Темнело, и без того редких прохожих становилось ещё меньше, а ветер крепчал и надувал холода. Я долго сомневалась - идти ли мне в город на поиски или остаться здесь? Банальная логика подсказывала что пёс будет искать меня здесь...но...где мне его искать? Непонятная тревога сжала сердце. Может он на меня обиделся? Может словом или упреком я задела его? Когда он замолчал? Когда перестал говорить со мной? Войдя в этот город мы невольно разлучились - меня поглотила река людской жизни, а он... Он остался не у ручья.
   Блеснули слёзы, хлюпнул нос. Ещё чуть-чуть и разревусь! Милый, дорогой Шартэн, вернись! Я буду вечно молчать, я буду спать на кровати, носить обувь и буду делать все что ты скажешь. Прижала руки к груди, взмолилась и ...
   - Скучала? - из темноты ворот неожиданно вынырнул Хозяин...
   - Вы!? - голос странно хрипел. Я попятилась прочь, намереваясь дать деру и попытаться спастись.
   - Я. - спокойный, серьезный ответ.
   Он протянул ладонь, словно предлагал взять его руку.
   - Давай, ты же хотела меня прикончить, есть шанс сейчас или никогда.
   - Ненавижу! - взвизгнула и рванула прочь.
   Шаг и я в стальных объятиях, миг и мы переносимся прочь, за многие, многие земли отсюда... в его замок.
  
   Большой зал, украшенный тысячей свечей, блеск статуй, позолоты и тишина этого громадного помещения. И в этой тишине - мы одни.
   Он отступил и разомкнул объятия. Я вновь дернулась сбежать. Шаг влево - он вновь передо мной, разворот - и он стремительно перемешается . Как бы я не повернулась, куда бы не бежала - всюду передо мной стоял он. Я поняла, что это конец ... А раз терять нечего то...
   Удар!
   Он уклонился.
   Тогда призвала вновь ветер и попыталась сместил его с ног - ноль результата. градом на него посыпались камни и не оставили ни единой царапинки, лишь искромсали одежду - рубашку и штаны. Я била что было сил, а он стоял непоколебимой стеной. Стоял, смотрел и словно ждал - чего?
   Я выдохлась и сгорбилась от усталости. И только когда он шагнул ко мне - поняла что надо было все же бежать.
   - Устала? - вроде бы и забота, а вроде бы и насмешка.
   - Я вас все равно убью, - обещаю.
   - За что?
   - За все! - категорично.
   - Подробнее, Асуна. Хочется все же знать, за что грозишься убить.
   - Вы... Меня насиловали!
   - Да, - он качнул головой, - и тебе это нравилось.
   - Я не хотела!
   - Мы уже выяснили, что тебе это нравилось, - улыбается.
   - Вы убивали моих близких...духов! Шантажировали пап и из-за вас от меня отреклись.
   - Уже лучше, - вновь кивок. - Близких убивал, духов да. Но не я начал войну. Ни одного отца не подвергал шантажу. А про отречение - не понял.
   - Вы издеваетесь?!
   - Я пытаюсь выяснить отношения, потому что эти самые отношения пытаюсь построить. - тон голоса серьёзный.
   - Да идите в огонь! И в воду! И вулканическое облако на вашу голову! Ненавижу!
   Он нахмурился. И предостерегающе начал:
   - Я пытаюсь Асуна, не надо провоцировать или же пойдём другим путём...
   - Вы - самый ужасный и плохой и ...
  
   Больше ничего сказать не получилось. Рот закрыли во властном поцелуе, руки обвили талию и приподняли над землёй. Поза уже была знакома - я обвила руками шею, ногами его тело и отдалась во власть чужих рук...
  
   - У нас не получается разговаривать, не получится и любить. Значит будем парой по интересам, - выдохнул он.
   Я лежала на полу, закинув на его плечо голову, на его груди покоилась моя рука. Его рука перебирала мои спутанные волосы. Почти идиллия. Но только 'почти'.
   - Я когда-нибудь вас убью.
   - Ты даже имени моего не знаешь.
   - Как вас зовут?
   - Ты обращаешься ко мне на "вы".
   - Вы старше, ай!
   Он больно ущипнул меня за руку и приказал:
   - Давай на ты, хорошо?
   - Нет, ай! - второй синяк расцвёл рядом с первым.
   - Продолжить? - он до боли натянул прядь волос.
   - Не хочу, - из глаз скатилась слезинка.
   Волосы отпустили.
   - Ты хоть знаешь, как убивать, а?
   - Нет.
   Он усмехнулся.
   - Ни разу не обрывала чужой жизни?
   - Жизнь - священна и ...
   - И прочая чушь. Священен лишь ритуал смерти, все остальное - чепуха. Быть может имеет смысл и ритуал зачатия. Два тела предаются страсти, испускают соки... Кстати, ты способна иметь детей?
   - Не знаю, - пожала плечами.
   - И что, ты действительно родилась в реке? Вышла из воды и все такое?
   - Да.
   - Трахнул духа трёх стихий. Не думал, что такое возможно.
   Слово задело, но за волновало совсем другое:
   - Почему не думал?
   - Считаю вас ничтожеством. Вы все - омерзительны.
   Он произнес это так обыденно! Я слезла с его плеча и села. Оба нагие, посреди разгромленной залы и злые... Он - недоволен, что я встала. Я - в бешенстве от его слов.
   - Мы помогаем природе!
   - Ляг и замочи, - предлагает мне.
   - Убью! - руки как то сами оказались на шее этого мерзавца. Я принялась его душить.
   Мне даже помогли - усадили верхом и... Когда он вновь вошёл в меня, я даже не сразу поняла, что произошло, а потом стало как то не до убийства.
   - Двигайся, - приказ.
  
   - Мои знакомые люди... Меня приютили в городе... Так вот... сейчас на балу, наверное танцуют в такой же зале, - фраза вырвалась сама по себе, и обратно её было не воротить.
   - Хочешь пойти на бал?
   - Нет, я просто...
   - Правильно, хороший оргазм лучше человеческого бала.
  
   - Что дальше?
   Вновь лежим.
   - Хочешь - верну в столицу, хочешь - оставлю здесь.
   - У меня есть выбор? - удивляюсь искренне.
   - Есть выбор, где ты будешь коротать день. Ночь - здесь. Со мной.
   - А я могу вернуться в лес?
   - Нежелательно.
   - Но там мои папы...
   - От тебя отреклись, - напомнил о больном.
   Вновь гнев разгорается во мне. Как можно быть таким...?!
   - Не все!
   - Баским не отрекся? - теперь удивлен он.
   - Отрекся! Папа-Рару не отрёкся!
   - А... Человек... - он кривит губы.
   Я вновь призываю воздух и бью в него, что есть силы.
   - Асуна, не начинай. - он спокойно выдержал удар стихии.
   - Вы - омерзительны!
   - Я демон, сын ночи, сын тёмной богини, несущий смерть. Хочешь чтобы я был жесток к тебе? Запереть в подвалах? Повесить на цепях, раздвинув твои ноги? Или оторвать тебе язык? Ты способна к регенерации языка?
   Ужас сменил гнев. Прошелся по телу ледяной волной и застрял в горле, образовав там тугой комок.
   - Ну тогда и молчи, куда тебя? - его окутала тьма на секунду и отступила - вновь он предстал передо мной одетым.
   - В город, - шепчу.
   - Умница, - он похлопал меня по макушке и точно такая же тьма окутала на миг меня. Вот уже и я в той же одежде, что была когда пришла сюда. Точнее - когда меня сюда притащили.
   - Как давно вы нашли меня? - его глаза стрельнули гневом. Чем недоволен? Обращением на 'вы'?
   - Пару дней.
   - Вы воспользовались тем, что я... рассказала?
   Он подошёл и обхватил ладонью горло.
   - Да.
   - И много... Умерло?
   Рука поправляет цепочку со знаком света, ласкает сквозь ткань платья грудь и скользит вверх, заставляет поднять голову. он наклоняется к лицу:
   - Много.
   Поцелуй и перенос.
   Тот же сад, тот же двор. Только вот уже зиждиться на небосводе рассвет.
   Пока я пряталась, пока я бежала - шла война. И мои силы могли бы хоть немного изменить чашу весов... Есть ли смысл теперь прятаться? Как быстро он найдёт меня, если я войду в воду и перенесусь за тысячи километров прочь? Как он нашёл меня?
  
   Этой ночью он показал, что не будет меня пленять, но и не отпустит. Я покосилась на дом Эйвин, на серые ставни окон. Пусто - все ещё спят и мне бы не помешал сон - сладко, широко, зевнула.
  
  
  
  
  
  
   В след. раз постараюсь выложить уже отредактированную концовку. Максимум еще 2 обновления!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"