Киян Ольга Владимировна: другие произведения.

Необузданное одиночество. Пролог

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пожалуй, это первая вещь, которую мне было не стыдно показать матери. И, надо признать, что я сделала это не зря. Идея этого отрывка пришла гораздо позже мысли об основе этой истории. Он - начало более длинного рассказа, который на данный момент не дописан, вот уже четвертый год. Пролог же, однако, написан в течении последнего месяца. И, быть может, я и накосячила с его окончанием, я им довольна. Надеюсь найдется еще кто-то, кому это понравится.

  С давних времен я бережно хранил в сердце лишь одну мечту. Понять. Понять себя, людей.. и причину. Я отличался от них. Это я знал с первой же минуты самого первого круга жизни. Точнее, спирали. Толком она никогда не прекращалась. Будь она схожа с линией, я бы назвал ее пунктирной, с короткими промежутками. Моя память хранит каждый из этих отрезков. Это удобно в плане накопления опыта. И совершенно бесполезно при условии, что его некому передать..
   У меня не раз появлялась семья. Я растил детей, внуков. Как-то даже видел появление правнуков. Редкое удовольствие для простого смертного. Но не для меня. Это было не тем, чего я хотел. Смертность была одной из причин, почему я раз за разом предпочитал новую жизнь старой. Ни своим детям, ни внукам я не мог передать того, что знаю и умею сам. Они бы просто не поняли. Несмотря на то, что в них были заложены мои гены, они оставались людьми, простыми, мало что смыслящими в основах вселенной. Нет, это не бахвальство. Мне известны лишь крупинки того, из чего она состоит. Всего лишь жизненный опыт многих поколений, совершенствуемый с каждой минутой. А вот это уже, пожалуй, скромность. Жизненный опыт содержится и в книгах, оставленных людьми потомкам. Моя жизнь - нечто иное. Она непрерывна. Как бы я ни старался, нет вещи, способной прекратить круг моих рождений. Я рождался в телах и женщин, и мужчин. Мне было интересно быть ими.. Время шло. Единственное, чего я не помню, это момента, с которого все началось. Просто однажды я открыл глаза и понял, что я не такой, как остальные.
   Помню, я умирал. Странное ощущение. Никаких тебе загробных миров... Перерождение. Я всецело контролировал этот процесс. Подбирал гены, выбирал для себя самый интересный вариант из предложенных. Моя судьба зависела только от меня, а не от моих новых генетических родителей. Они являлись лишь носителями информации, которую должны были передать мне какое-то время спустя.
   Смерть тоже была подвластна мне. Трюки с ней удавались удивительно легко. Я мог заставить кого-то убить меня, создав некую причину. Мог позволить себе умереть в собственной постели, дожив в спокойствии и любви до старости. Иногда я умирал, еще не родившись, когда понимал, что заданная программа дала сбой, просто отключал жизненно важные функции организма - своего или матери. И находил новый путь к свету. Как-то я жил для того, чтобы совершить самоубийство. Забавно. Я тратил собственную жизнь только для того, чтобы узнать, каково это. Какие чувства человек испытывает, когда идет на это? В конце концов, я просто развлекался, зная, что у меня еще все впереди.
   Меня сжигали на костре, окрестив ведьмой только потому, что я шагал по крышам домов средь бела дня без какой-либо опоры. Простите, шла. Мужское начало для меня предпочтительнее. Может, потому, что я им был в самой первой жизни, которую помню. А, может, так просто сложилось со временем. Как-то раз меня расстреляли. Я помню всю боль, через которую мне пришлось пройти. Плюс от этого в том, что накопленные ощущения позволили мне повысить болевой порог. Опыт дал возможность снизить восприимчивость к происходящему.
   Подобных мне я не встречал. Спорный вопрос, конечно. Может и случалось такое, кто знает. Во всяком случае, никто не рассказывал мне о своих возможностях, да и я не замечал странностей за людьми, которые были рядом. Сам я не распространялся о том, кто я на самом деле. Ведь меня просто приняли бы за сумасшедшего или назвали одержимым демоном. К тому же, даже названия тому, кем я являюсь, я не знал. А придумывать счел бессмысленным. Если и существуют мне подобные, у них обязательно найдутся ответы хотя бы на часть моих вопросов. А что они существуют, я предполагал. Я не мог быть единственным.
   Время между жизнью и смертью останавливается. Достаточно нескольких секунд в реальном мире, чтобы пробыть в межвременном вакууме около вечности. Это становится хорошей возможностью переосмыслить весь полученный опыт за последнюю жизнь. Я не жалел об этой способности. Жалел только о невозможности вырастать в один миг. Новорожденному необходимо снова учиться ходить и говорить. Стоит показать людям, каков ты на самом деле, и они посадят тебя в клетку, показывая остальным, какой у них умный ребенок. Это заставило меня научиться играть, притворяться глупым и слабым.. Пятнадцать лет - плюс минус - оптимальный возраст, чтобы "выпорхнуть из гнезда". Оставить семью и дом, отправившись в другую местность для обучения или работы. А потом можно было и не возвращаться.
   Одной из немногих неподвластных мне составляющих было и остается время. Я научился замедлять его ход, или, наоборот, ускорять. Таким образом, минута важного события очередной моей жизни могла длиться более часа. Или же несколько лет ее проносились перед глазами за пару мгновений. Это было не то. Я искал способ вернуться в прошлое. Невозможность его изменить выводила меня из себя мгновенно, если я вдруг думал о ней снова.
   Вместе с тем меня мучила мысль о продолжении своего рода. Люди слишком просты. Даже если бы мне удалось найти семью, которая смогла бы стать мне домом, это было бы не то. Поэтому я искал таких же, как я. Людей, которые обладали бы силой самовоскрешения и возможностью помнить свои прошлые жизни. Если кто-то свыше наделил меня ею, я не мог быть единственным. Кроме того, я всегда верил в реинкарнацию. Помимо собственной. Всегда считал, что и обычные люди могут родиться снова после смерти. Вот только выбора у них нет - такого, какой, сколько я себя помню, всегда был у меня. Наверняка их память обнулялась или же просто кодировалась перерождением. Я мог строить одни лишь предположения, ведь ни с создателем, ни с кем-то, похожим на меня, мне встретиться до сих пор не удалось. Если взглянуть с другой стороны.. Может быть, я уже встречал их. Таких же. Но они, как и я, не раскрывались. Жаль. Хотел бы я знать хотя бы как именуют нас..
   Каждый новый отрезок жизни давал мне новое имя. Со временем я научился привыкать к каждому, и перестал пугаться, если вдруг слышал, как зовут кого-то, носящего такое же имя, какое было у меня в прошлой жизни. Относилось это, правда, только к самой последней. Предшествующие ей не влияли на меня так сильно. Свое настоящее имя я выбрал себе сам. Иногда, вспоминая о нем, я возвращался в реальность из иллюзии того, что некая жизнь - единственная и не имеет возможности повториться. Я назвался Омиру. Тогда мне еще было неизвестно, что оно в себе заключает. До сих пор я не могу понять, откуда оно взялось - всплыло в мыслях. Да и когда? Тоже неизвестно. Не знаю, на какой объем рассчитана наша память, и даже если моя превышает простую человеческую, в чем я сомневаюсь, любая дает промахи.
   Я никогда не назывался настоящим именем, бережно храня его в сердце и памяти. Оно оживляло меня, давало мне сил идти дальше. Наверное, я уже давно мог бы просто лечь и пролежать целую жизнь, не будь у меня мечты. Имя ее хранило.
   Время идет вперед, накопленный за прошлые жизни опыт не всегда помогает в новой. Приходится снова учиться и понимать. Что-то уже знакомо, но это что-то - крохотная частица по сравнению с тем новым, что появляется за период, когда я еще не рожден..
   *
   В начале девятнадцатого века я был офицером. Матушка назвала меня Габриэлем. Мне было тридцать четыре. В любые времена барышни любили военных. Не сказать, что самим военным это не нравилось. Нравилось, еще как! Вот только большинство из них боялось заводить отношения на долгий срок, и не желало обижать барышень кратковременной связью, зная, как близко они принимают все к сердцу. Я старался придерживаться мнения большинства, но тут не сдержался. Влюбленность вышибла из меня малейшую возможность соображать и трезво смотреть на мир.
   Ее звали Аней. Королевская дочь. Любимица. Мы встретились на балу, и она пригласила меня на танец. Надо сказать, одним мы не ограничились. Краем глаза я видел, как хихикали ее сестры и подруги, понимал, что на следующий день все мои косточки будут перемыты этими болтушками, но думать об этом не хотел. Я был опьянен ею. Ее гибкостью и изящностью. Вьющимися локонами, которыми она, кружась в танце, мазнула мне по лицу. Родинкой над губой, к которой мне долгое время не давали прикоснуться. Ее глазами цвета потускневшего солнца. Пухлостью ее губ. Минусов в ней я не видел. Я просто влюбился.
   Признаться, такого со мной довольно давно не случалось. Такой пылкой страсти. Я был уверен, что эта жизнь будет посвящена только службе. Я хотел этого. Но сама жизнь внесла коррективы. Бал оказался только началом. У меня оставалось еще несколько свободных дней, и я мог провести их с ней. Чертовка! Вот она-то точно была ведьмой! Из-за одного только ее желания обзавестись новой игрушкой, в данном случае, мной, она уговорила отца завершить срок моей службы. Ей были не важны мои мечты о продвижении по службе, впрочем, мне к тому времени тоже. Мне оставался лишь год, после которого я был обязан вернуться к ней, если, конечно, игрушка к тому времени еще будет нужна. Ни дня я не провел без мыслей о ней. Все гадал, чем она меня приворожила, что мне снесло голову..
   За год запал прошел. Но, стоило мне увидеть ее снова, и никаких мыслей об отступлении в моей голове больше не возникло. До определенного момента.
   Нас обвенчали сразу по моему возвращению. Королевна, видать, сильно боялась меня потерять. Не знаю даже, чем я ей так приглянулся.
   Несколько лет счастливого брака пошли коту под хвост, когда она сообщила мне о своей беременности. Словно рассеялись чары, и я смог чистым взглядом посмотреть на окружающий мир. Вспомнить все то, что, казалось, она забрала у меня своей магией. Я долго не мог выдавить из себя ни слова, потом обнял ее, поцеловал в макушку и сказал, что очень давно ждал этого момента. Это был один из немногих случаев, когда я лгал. За все мои не столь долгие, но множественные, жизни.
   Я не хотел детей. Не в этой жизни. Тридцати пяти лет мне казалось недостаточно, чтобы становиться отцом. Ане исполнялось двадцать шесть. Сейчас я не могу сказать, что мои чувства к ней - только чары. Пожалуй, я действительно успел полюбить ее. Но тогда я этого не понял. В голове была только одна мысль - "Я не хочу детей". О любви я не думал. А зря... Задержись я там чуточку дольше, я узнал бы ответ на один из своих вопросов, терзающих меня уже очень долгое время.
   Несколько дней спустя меня нашли в постели с простреленной головой. Так как меня всегда интересовало, что происходит с моими прошлыми телами после смерти, я старался выбирать место последующего моего рождения поближе к предыдущему, чтобы узнать, что все-таки там случилось. Оказалось, мое самоубийство приняли за инсценировку. Но, кто знает.. Может быть, это был очередной трюк дочери еще живого к тому времени короля. Я сомневался, что она не поняла. Ребенок, тем не менее, у меня родился. Мальчик. Но это была уже не моя забота. Мне предстояло прожить новую жизнь, никоим образом не пересекающуюся с королевской семьей. Я даже не узнал его имени. Моя плоть и кровь была мне чужой.
   Наплевав на него, я допустил одну из самых крупных ошибок в своей жизни.
   *
   Даже бросив ее с ребенком, я не прекращал думать о ней. Вскоре я пришел к выводу, что моим сознанием она никогда не управляла. Моя влюбленность в нее была искренней, и пробудилась снова, стоило мне взглянуть на нее год спустя. Но сделанного не воротишь. Застрелившись, я отрезал себе путь в королевский дворец. А если и предположить, что мне удалось бы туда проникнуть, меня бы сразу вышвырнули вон, не став слушать. Да и что я мог бы сказать...
   Годам к шестнадцати до меня докатились слухи о наследнике. Пропал. Мой сын был старше меня. У меня не было никакой возможности участвовать в его поисках. Я не успел связать нас с ним, чтобы при необходимости не дергать за чужие нити жизней для этого. Да и чувствовал себя виноватым перед ним. Я не мог пересилить себя и пойти навстречу.
   Время шло, я учился все большему. Я выбрал семью простолюдинов, поэтому ни о каком образовании речи не было. Ну да оно мне и не было нужно. Все, что может понадобиться, я с легкостью наверстаю самостоятельно, лишь бы был доступ к книгам. Или же - в следующей жизни. Теперь мне приходилось совмещать сельские занятия и самообучение. Со стороны могло показаться, словно я витаю в облаках. Я просто был сосредоточен на двух делах одновременно. Мои руки тем временем уверенно делали свое дело, пока мозг перерабатывал очередную порцию информации.
   Король не дождался возвращения внука. За день до собственной смерти он позвал дочь. Он был предельно краток. "Либо возвратишь внука, либо через месяц на престол садится сын твой сестры". Истинный наследник не вернулся месяц спустя, мать не смогла его отыскать.
   Как бы я ни старался уйти от мыслей о сыне, слухи о нем все равно доходили до моих ушей.
   Лет тридцать спустя у меня так и не появилось детей. Этот мир перестал быть для меня интересным, по крайней мере в плане размножения. Я стал понимать, что здесь больше времени уходит на детство, осознание себя. Мы теряем около двадцати лет на это, при средней продолжительности жизни в шестьдесят. Я бы мог дожить и до ста, но тело не исправить одним желанием. Оно стареет, и не позволяет мне делать то, чего я бы хотел достичь при длительной жизни.
   Я всерьез задумался о существовании других миров и планет. Их я никогда раньше не искал, пытаясь встать на новый круг жизни. Раньше и мыслей о них не было. С этого же момента интерес к познанию людей стал мало-помалу проходить. Я все еще чувствовал необходимость разгадать эту тайну, но уже не так остро.
   *
   ...разлепить глаза оказалось трудно. Шею ломило. Я не мог вспомнить, как здесь оказался. Я вообще не помнил, что происходило со мной за последние сутки. Солнечный свет бил по глазам, заставляя меня жмуриться. Я поднес руку к лицу, та была в земле. Я попытался ее стряхнуть, все еще не поддаваясь на провокации солнца посмотреть на себя. Результата не было. Вместо привычной одежды я обнаружил на себе рясу. До сих пор такие я видел только на монахах. Одежда была непривычной. Давно я такого не носил. Белая ткань успела превратиться в серую за ночь, проведенную на земле. Кое-где проглядывались и зеленые пятна от пучков травы, оказавшейся подо мной.
   С запада потянуло прохладой. Я запахнул ткань поплотнее и поднялся. Нога слушалась плохо. Мысль, что она просто затекла, отпала, стоило на нее наступить. Не перелом, и может даже не вывих. Но потянута точно. Что же я умудрился натворить за последние сутки?
   Там, откуда дул ветер, оказался спуск к воде. Допрыгав до ручья, я, наконец, смог умыться и более менее прийти в себя. Мышцы расслабились, и я смог подставить лицо полуденному солнцу и постоять так несколько минут. До тех пор, пока что-то не заставило меня оглянуться и заметить хижину. О боли в ноге я позабыл напрочь, почувствовав силу, находящуюся внутри. Такого со мной еще не случалось. Такого, чтобы сила тянула к себе, звала...
   Дверь была выломана. Мог ли я это сделать? Или это последствия той самой силы? Солнечный луч, проникавший в дом, пал на сероватые капли на полу. Не знай я, какого цвета кровь, я бы поклялся, что это она. Дорожка из капель, тем не менее, вела вглубь хижины. Услышав стон я инстинктивно отшатнулся назад.
   - Чертов омиру, да помоги же..
   Единственное, что мелькнуло в сознании - "Откуда он знает меня?". Я и не догадывался, что мое имя может иметь иное значение. Кроме того, последние сутки, а, может, и даже несколько дней, забылись мною напрочь. Ни что я делал, ни куда шел, ни зачем - я не знал. Вероятно, с ним мы встретились как раз в один из этих дней. Но, даже если я его не знаю, это не повод не помогать незнакомцу.
   Мне ничего не оставалось, как подойти. Едва я посмотрел ему в лицо, у меня возникло стойкое ощущение "вторичного" узнавания. Память не хранила данных о нем, но я был уверен, что мы знакомы. Мне не потребовалось много времени, чтобы понять, что это не человек. Как минимум, дело было в цвете кожи, ровным счетом таком же, как и волосы.
   Цвет его волос наверняка привлекал взгляды всех в том месте, где он находился. Серебряные. Короткий ежик. И такого же цвета глаза, кои сейчас он почти не раскрывал, жмурясь и шипя от боли. Я раздвинул ставни, чтобы увидеть наконец, в чем же дело. Его рубаха была изодрана и пропитана кровью в двух местах. Плечо и живот. Стрелы. Черное дерево, белое оперение. Если б не ситуация, я б поразглядывал их подольше.
   В какой-то из жизней мне умел извлекать стрелы из чужих тел, и как-то даже из своего. Однако сейчас эта техника не помогла. Дерево не желало ломаться, а значит и вытащить стрелу безболезненно не выйдет.
   - Почему ж ты магией не воспользуешься, идиот.. - его голос был прерывистым, тихим. Словно он набирался сил, чтобы закричать на меня.
   И сразу же, сказав это, он раненой рукой нащупал мои пальцы на полу и сжал их, умоляя действовать быстрее. Не знаю, что он делал, но ему было больно. А это значило, что я просто обязан был поторопиться. Рука действовала, не считаясь с посылами мозга. Парень держал другую крепко, едва не теряя сознание от боли, но молчал, пока молчал, изо всех сил сдерживаясь. Я прожег дерево насквозь двумя пальцами, дивясь происходящему. И даже то, что меня буквально минуту назад назвали идиотом, не имело никакого значения. Я был увлечен.
   Стоило мне вытащить стрелу из его руки, он стиснул зубы от боли. Нам предстояла еще одна, и мне следовало поторопиться, пока он не потерял сознание. С рукой дело обстояло проще. Стрела пробила ее насквозь. А вот вторая выйти не успела.
   - Боюсь, ты не выдержишь, если останешься в сознании.
   Он покачал головой, веля продолжать. Дело его, но я был уверен в сказанном мною. Один из факторов, из-за которых человек, даже если он не совсем человек, теряет сознание - боль. Стоило мне прожечь древко, я надавил на рану на плече. Этот крик едва не отрубил меня самого. Но дело сделано, его рука отпустила мою, теперь мне пришлось работать без советчика. Был бы я хоть немного более опытен в таких вещах, я бы ни за что этого не сделал. Опытнее в обращении с магами..
   Пробивать человеческую кожу стрелой страшно, тем более если она.. магическая. С такими явлениями я почти не встречался, хотя они и интересовали меня. Я не знал, чего ждать.. Боялся. Осторожность не оправдала себя, я умудрился поранить ладонь, извлекая стрелу. Его кровь, попавшая в мой порез, позволила мне пройти через ту боль, которую он испытал, падая в небытие. Может, это было лишь только действие яда, которым могла быть пропитана стрела, но в этом я сомневался.
   Боль затмила мне глаза. Перехватило дыхание. Руки беспорядочно метались, ища опору. И нашли ее в человеке, находившимся рядом...
   *
   ...и вот дорога привела меня сюда. Никому и в голову бы не пришло, что в такой глуши кто-то обитает. Я имею в виду живых существ, конечно же. Разумных. Меня направил к нему старик, владелец одного из самых неприметных и непосещаемых трактиров, предупредивший, что парень этот нечист, но уж слишком хорош в своем деле. Я начал поиски, устав от вечной смены жизней. Чтобы не раскрываться, я лишь спрашивал об охотниках на нечисть, ссылаясь на странности, появляющиеся в моем доме изо дня в день. На самом же деле никакого дома у меня и не было. Он просто был мне не нужен. Я всегда мог подстроиться под обстоятельства. К тому же, любой трактирщик позволил бы мне переночевать на сеновале за некую помощь. Им всегда не хватало рук, а я с легкостью справлялся с любой работой. Некоторые из них даже делали попытки уговорить меня на постоянную оплачиваемую работу, но я вежливо отказывался, отнекиваясь тягой к приключениям и шутя, что все еще не нагулялся. Хозяева этих заведений смеялись, говоря, что давно пора бы уже остепениться, но принуждать меня никто не пытался. Мне всегда легко было найти с ними общий язык.
   Единственный дом в округе был разрушен не полностью. Лишь заколочен, и то доски уже были содраны с дверного проема, что подтверждало одно из двух. Либо кто-то в нем живет, либо ребятня нашла себе новое развлечение. Второе казалось более вероятным, однако что-то мне подсказывало, что дом жилой. Я жалел, что старик не назвал мне имени человека, к которому я хотел обратиться. На вопрос об имени тот ответил уклончиво - "Сам скажет". Мысленно я добавил - если найду. Если бы не хорошее знание этой местности и не интуиция, я бы обязательно подумал, что дед сбрендил и послал меня совершенно в иную сторону.
   Калитку искать не пришлось, поваленный забор никак не ограждал дом. Поднимался по ступенькам я медленно, беспокоясь, как бы не треснула доска под моим весом.
   - Хозяин, встречай гостя!
   Внутри послышался какой-то треск. Похоже, не один я вешу достаточно, чтобы быть в состоянии сломать остатки сего строения. В щели окна, заколоченного досками, я не увидел ничего, но вопрос расслышал:
   - Кто ты?
   - Омиру.
   Прямой вопрос требовал прямого ответа. Я даже не подумал о том, чтобы сказать ему данное мне в этой жизни имя. Я перестал считать его своим. Собеседник затих на минуту. Интересно, какие мысли в этот момент посетили его голову? Гадать я не стал, терпеливо дожидаясь пока меня впустят. Или, по крайней мере, ответят. Долго ждать не пришлось. Скрипнувшая дверь едва держалась на петлях. Парень, стоявший в проеме, казалось, не слишком был рад появлению гостя. Но кроме этого он казался напуганным. Я удивился, что старик посоветовал мне его как профессионала. На вид ему было не больше двадцати, и я сомневался, что он действительно тот, за кого себя выдает.
   - Здравствуй. Проходи, рассказывай. Как зовут, с чем пожаловал? И прошу простить мне вид этого места. Я перестарался с магией укрытия, слишком уж мало опыта.
   Магия.
   - Я уже назвался, и теперь хотел бы услышать и твое имя. Цель моего визита может показаться тебе странной. Сюда меня привел поиск других миров.
   Мы прошли вглубь дома. В отличие от его внешнего вида, жизнь внутри казалась не столь отвратительной.
   - Омиру, значит. Хорошо, омиру, пусть будет Омиру.. - своим появлением я оторвал его от чтения. Войдя в комнату он первым делом заложил страницу и отложил книгу на край стола. - Я зовусь Максимиллианом. Максим, Сим, Лиан. Как тебе будет угодно.
   Он предложил мне сесть. Я сразу отметил отсутствие у него привычки обращения к старшим на "Вы". Может, он знает, кто я.. Кто мы? И сам такой же?
   - Цель не кажется мне странной. Ты не первый, и последним не будешь. Важна причина. В зависимости от нее я решу, стоит ли оказать тебе поддержку в этом деле, или выставить тебя за порог.
   - Я не человек, - произнес я сразу. Ни тебе удивленных взглядов, ни крестов. Лиан поверил, сразу, безоговорочно, не торопя меня, и одним только взглядом прося продолжать. - Моя жизнь прерывается лишь на время, что плод находится в утробе матери. А так она никогда не прекращалась.
   Парень приблизился и склонился надо мной, внимательно вглядываясь в черты лица и глаза. Зачем ему это было нужно, не знаю. Проверял, правду ли я говорю? Странноватый способ. Я не мешал. Кто знает, о каких фокусах говорил старикан.
   - Кем ты был в прошлой жизни?
   - Это необходимо?
   - Если только тебе действительно хочется выбраться отсюда.
   - Какие у меня могут быть гарантии, что ты не обманешь?
   - Мое слово. И твое чутье на людей.
   - Я был мужем принцессы Анны.
   Он вздрогнул, не отрывая взгляда. А после подошел к окну, скрестив руки на груди. Мне невыносимо сильно захотелось курить. Трубки с собой я не носил. Максимиллиан молчал на этот раз долго. Так долго, что мне даже показалось, что он успел заснуть. Но его тихий шепот дал мне понять, что я ошибаюсь.
   Когда его раздумья прекратились, он присел напротив меня и сцепил пальцы в замок. Этот человек был первым, с кем мне было непросто найти общий язык, и я боялся подталкивать его. Боялся сбить с мысли. А желание найти ответ на очередной из вопросов было столь велико, что мне оставалось лишь довериться ему и времени.
   - Ты слышал легенду о птице Фениксе?
   О птице мне, разумеется, было известно. Но не о легенде. Каким образом это относится к нашему разговору? Я недоумевал. Но покачал головой.
   - Честно говоря, я не помню ее дословно... Да и нет в этом необходимости. Птица невиданной красоты рождается раз в тысячу лет. Она возрождается из пепла, оставленного ею же при сгорании. И не оставляет потомства. По легенде одна она не поддалась искушению вкусить плода из райского сада. Это единственное живое существо, практически наделенное бессмертием. Легенда гласит, что птица устает от своего прежнего облика и перерождается для самообновления. Ей не требуется пища в том объеме, в каком ее потребляет человек и большинство живых существ. У нее изысканный вкус, она привередлива. Кроме того, она справедлива и всегда помогает людям, даже если они того не заслуживают. А гнев Феникса приходит в виде огня.. "Один на целом свете, он не знает любви к себе подобному, и единственная его невеста - это смерть, смерть желанная. Ибо только умерев, отринув жизнь свою, может он обрести ее вновь, чтобы восстать живым из оков могилы - умершим, но воскрешенным, прежним, и в то же время иным, похожим на себя, и не похожим, не убоявшись дара Божьего - смерти и обретя через нее жизнь вечную" *.
   Ты называешь себя Омиру. Что ж, знай. Кемеянский язык содержит слово Омир, что означает "слепец". Не знаю, откуда у тебя взялась мысль назваться так, но будь уверен, что оно тебе подошло. Все время ответ на терзающий тебя вопрос был у тебя прямо под носом. Омиру - не столько имя, сколько название. Вся наша раса, не людей, а магов, так называется.
   Эту легенду мне поведала матушка. И это было последним, что я от нее слышал. Вот только конец ее рассказа был иным. Будто феникс однажды нашел невесту, не смерть. Живую, настоящую. Такую же, как и он сам. Он сделал выбор и подарил жизнь другому существу, хоть и поступил с ним как кукушка.
   Договорив, он, наконец, поднял на меня глаза. Сомнений не осталось. Старец направил меня к моему же сыну, сам того не ведая. Я не мог подобрать слов даже для того, чтобы извиниться.
   - Твое тело и моя душа - ровесники. Рад повстречать тебя, отец.
   Как оказалось, мой сын - не сторонник долгих сентиментальных разговоров. И к лучшему, новость о том, кем мы приходимся друг другу, выбила меня из колеи. Он, недолго думая, подал мне руку. Мы обмениваемся рукопожатием, и сын резко поднимается. Прячет книгу в ящик и направляется к выходу. А после оглядывается и спрашивает с усмешкой:
   - Остаешься? Долго мне тебя ждать? Идем искать твои переходы..
   *
   По местности мы блуждали невыносимо долго. Я следовал за сыном, поражаясь тому, насколько юно он выглядит. Сама дорога меня интересовала мало, путь я запоминал скорее на автомате, предчувствуя вероятность возвращаться в одиночестве.
   На нас напали. Это было совершенно неожиданно для меня, но, похоже, Сим знал о нападении. Мои навыки боя, используемые в предыдущей жизни, успели притупиться. К тому же, против этих разбойников они были ничем. У меня не было никакого оружия, да и одежда не располагала к драке. У одного из нападавших я различил в руках арбалет..
   - Ты бы хоть предупредил, что идем в компании, - нервно прошептал мне Максимиллиан, притягивая меня к земле.
   - Если б я только знал..
   - Теневые охотники, не в первый раз встречаемся..
   Он зажмурил глаза, прошептал что-то себе под нос и схватил меня за руку. В следующий же миг его тело стало исчезать, словно растворяясь в воздухе. Моя собственная ладонь также стала прозрачной, как и все остальное.
   - Это не сможет обманывать их долго, в любом случае они услышат наши шаги. Нам придется бежать изо всех сил. И ни в коем случае не отпускай мою руку, переходящая невидимость не любит тех, кто о ней даже не слышал раньше.
   Позади переговаривались наши нежданные спутники, едва ли не дыша в затылок. Нам следовало затаиться, не двигаться, не дышать. Молиться, чтобы они прошли мимо. Но когда сын поднялся, мне не оставалось другого выхода как последовать его примеру. Мы рванули вперед, огибая поваленные деревья и не оборачиваясь. Мне было достаточно слышать звук погони, сдерживая рвущееся из груди сердце. В ладони - его рука. Цель - выжить и поговорить с ним еще хоть раз. Все не могло закончиться здесь.
   Не закончилось, но прервалось единым выстрелом. Звук рассекающей воздух стрелы запечатлелся в памяти очень отчетливо. Она вонзилась ему в руку, правую, в ту, которой он держал меня. Сима выгнуло, и он выпустил мои пальцы. Очертания невидимости поблекли, и та окончательно нас оставила.
   Следующая стрела пронзила ему грудь.
   Я отчетливо видел боковым зрением, что их оружие вновь наставлено на нас. Но молиться уже не мог. Мой заново обретенный сын умирал, я был следующим и был не в состоянии что-либо изменить. Отпущенная тетива.. Мой крик пронзает тишину. Нет, не от боли. Не от телесной. Я еще поживу, если вы не против, уважаемые охотники..
   Мой сын оказался прав в своих словах о магии. Она всегда была во мне, скрытая. Она почти никогда не проявлялась из-за отсутствия необходимости. Я никогда не боялся смерти, ведь я знал, что у меня в запасе много жизней. Они были моим спасением. Теперь же это изменилось. Моим спасением стала необходимость помочь сыну. Пытаясь оградить его, я сам активировал искомый мною переход, тот, на поиски которого мы отправились вместе. И все бы ничего, цель достигнута.. Вот только на моих руках умирающий ребенок.
   *
   Его боль породила мою боль. Лиан был без сознания, и к лучшему, ибо моя магия вышла из под контроля. Вцепившись в его плечо, я наполнял его энергией. Много, быстро. В таком количестве и с такой скоростью, что тело сына не выдержало ее. Я собственноручно разбил его на молекулы, и единственное, что меня могло бы оправдать - безумие, овладевшее мной.
   Оно прошло. Но на руках и рясе оставалась серебряная кровь. Рядом - две пережженные стрелы, которые, как я подозревал, были отравлены. Тут же и его одежда - блеклые перепачканные тряпки. Я рыдал, не сдерживаясь, и недоумевал, как такое могло произойти. Как я мог убить его этой силой? Я мог спасти его, и спас во время нападения, а затем позволил умереть.. Мне стоило послушаться его, а не себя. Моя уверенность, что он не выдержит той боли во время извлечения стрелы, все погубила. Если б только я его послушал..
   - Ты ничего не разрушил, прекрати, папа. Если ты не умеешь пользоваться силой, это не значит, что ее у тебя нет. Она заложена в тебе с рождения, с самого первого.
   Я боялся пошевелиться, боялся поднять взгляд. После только что мной сотворенного я не мог поверить в то, что он жив. Верил, но боялся. Его голос изменился, стал грубее, чуть ниже. Пока это все изменения, которые я смог в нем наблюдать. Он протянул мне руку, помогая подняться, и тем самым вынудил посмотреть на себя. Он стал старше, выше. Черты лица огрубели. И сильно отросли волосы.. Раньше он выглядел как простолюдин, теперь он был элегантен, даже несмотря на то, что его одеждой была такая же ряса, что и на мне.
   - Ты - Феникс, папа. Вот только неправильный. Возрождаешь из пепла других, но сам рождаешься в другом теле. Спасибо тебе. Я бы не выжил..
   *
   Какое-то время спустя он все-таки расскажет мне, что произошло в тот день, в день его "смерти". Окажется, что я лишь перенес его в другой мир, где он смог залатать раны в кратчайшие сроки и вернуться ко мне. Расскажет о том, что мог остаться там навсегда, но не смог по одной единственной причине. Потому что я звал его и нуждался в нем. И я не смог бы этого оспорить.
   Он также поделится со мной тем, что успела рассказать ему мать. О том, что у двух омиру не может родиться простой ребенок. И омиру - тоже. Она не сказала ему, как называют их, чистокровных, наверное, и сама об этом не знала, но сообщила, что эти дети живут гораздо более долгий срок. Вплоть до тысячи лет, как подобает фениксам. Их минус в том, что прошлых жизней они не помнят, и не могут выбрать, где переродиться. Их души способны отделяться от тела и во время жизни, являясь помощниками и хранителями памяти о предыдущих жизнях. И это не говоря о магии..
   Что ж. Я не нашел ответов на все заданные мною вопросы, зато обрел когда-то потерянного сына, и это того стоило. Моя жизнь, я уверен, начиналась только сейчас, и неизвестно, куда она меня заведет. Сын изредка называет меня старейшиной, правителем плывучего острова, который мы создали вместе с ним в параллельном мире, в который я перенес нас в тот день. А Аня умерла, найти ее я не смог, а в новом обличии и не стал искать. К тому же, Сим не рассказал мне истинную причину своего ухода из королевского дома. Это могло означать, что он не желал встреч с ней. Ну, у меня еще будет время узнать его истинные мотивы..
  
  
  *Использована цитата из "Легенды о птице Фениксе". Взято отсюда: http://miriobiblion.org/lact/lact2.html
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) Б.Стриж "Невеста из пророчества"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) И.Кондрашова "Гипнозаяц"(Антиутопия) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) К.Корр "Невеста Инквизитора, или Ведьма на отборе - к беде! "(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"