Дягилева Наталья Владимировна: другие произведения.

Верховные. Идущие на зов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.00*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мой мир Любви прекрасной и волшебной, Мой дивный рай и сладостный мой плен. Растает тихо день в лучах заката, Все остальное превращая в тлен. И нет величия, что с ней могло б сравниться. Ее побед над разумом не счесть. Она из пепла может возродиться И этот гимн триумфа в ее честь.

  
   Верховные. Идущие на зов.
  
   Я стою у большой железной ограды, дергаю на себя эту чертову дверь, но она не поддается. Нет ни замков, ни засовов, которые можно открыть, и я начинаю понимать безвыходность всей ситуации. За спиной раздается спокойный голос: "Далеко собралась?" - медленно поворачиваюсь, уже зная кто позади меня- Дэниел. Он выглядит уставшим, хотя поза расслаблена, но взгляд выдает себя с головой. Начинаю умолять, еще надеясь на чудо: "Пожалуйста, Дэниел, отпустите меня, я никому не расскажу о вас". Чувствую, как горячие слезы потекли по лицу, их поток я больше не могу контролировать. Снова этот холодный голос: "Думаешь, мне нравится возиться с тобой?" Сползаю по стене вниз и начинаю рыдать, обхватив себя руками. Это конец - мне не уйти, отчаяние захлестывает, но до смирения еще далеко. Мужчина стоит в стороне и просто ждет, когда моя истерика прекратится. Рыдания сошли на нет, остались только всхлипы от страха, ужаса и одиночества. "Если успокоилась - возвращайся в дом, или мне понести тебя?" - он даже не старается облегчить мне задачу. Встаю и иду обратно - откуда еще недавно бежала сломя голову в надежде на спасение. В дверях нас встретила Элейна: "Бедная девочка, - обнимает меня за плечи, я шарахаюсь от нее, но вырваться не удается, - Сейчас принесу тебе успокоительный отвар, ты вся дрожишь". Мне помогают сесть на диван и накрывают пледом. Поднимаю глаза - вся семейка в сборе. Голова болит ужасно, и я прокручиваю все с самого начала.
  Вот она - моя спокойная, размеренная жизнь: без страстей, потрясений и шквала эмоций. Безликое существование в однушке на окраине города с потрепанными шторами и банкой варенья на десерт. Досуг мне заменяла работа, а личную жизнь - нереализованные мечты, в которых я безмятежно пребывала, но так было до их появления. Резкий визг тормозов......... почему я не оглянулась...... чья-то рука прижимается к моему лбу, а дальше - пустота. Прихожу в себя сидя на диване в просторной гостиной огромного дома, его убранство разглядеть не успеваю, на меня смотрят пять пар глаз - женщина и четверо мужчин. Сказать, что они великолепны - значит не сказать ничего, такие всегда выделяются из общей массы. Стать и порода видны во всем: в элегантной и дорогой одежде, в походке, повороте головы, во взгляде. "Кто вы? - срывающимся на визг голосом задаю вопрос, но он остается без ответа, - Зачем меня похитили?" - задаю следующий и чувствую, как страх начинает сковывать все мое тело.
  - Мы не занимаемся похищениями, Ксения, - слышу спокойный размеренный голос седовласого мужчины лет тридцати пяти, он занимает одно из кресел напротив меня. Откуда они знают мое имя? Перевожу взгляд на высокую, стройную женщину, с рыжей копной чуть вьющихся волос. Смотрю на нее с мольбой. В ее взгляде видны сочувствие и, кажется, интерес. Снова задаю свой вопрос: "Кто вы?"
  Она поддается вперед, но затем, передумав, остается стоять на месте: "Наше родовое имя Прест. Меня же зовут Элейна, а это - показывает рукой на голубоглазого брюнета, занимающего другое кресло напротив меня, - Мой супруг - Винсент, рядом - указывает на седовласого, - Его брат-Адам". Дальше мой взор переходит на двух мужчин - они явно моложе тех, что сидят в креслах. Блондин с ярко карими глазами смотрит на меня вполне добродушно, заметив мое внимание - подмигивает, Элейна представляет его как Кайла- сына Адама. Только я хотела выдохнуть, как наткнулась на холодный взгляд голубых глаз, мои поджилки затряслись от ужаса с новой силой. "Это наш с Винсентом сын - Дэниел". - продолжает женщина. Теперь мне понятно, в кого он такой же голубоглазый брюнет, только его волосы темнее, чем у отца, а глаза более насыщенного оттенка. Ненависти в его взгляде не вижу, но раздражение......... кажется, оно переполняет мужчину, и он даже не пытается его скрыть. Я очень резко контрастирую на их фоне: маленькая, худенькая, с серыми глазами и пшеничным цветом волос, ничего яркого или запоминающегося в моей внешности нет. Никогда не считала себя уродиной - достаточно миловидная - но рядом с ними была похожа на серое пятно. Вернулась к женщине: "Что вы хотите со мной сделать? Я пленница?"
  -Дорогая, конечно, нет. Ты наша гостья.
  -А если я не хочу у вас гостить? - почему-то я была уверена, что так просто они меня не отпустят и не ошиблась. В ответ на мой вопрос с грохотом прозвучала тишина, и я почувствовала, как теряю остатки самообладания. - Вы всех гостей держите силой?
  - Да, а особо строптивых терзаем и сбрасываем в подземелье, - будничным тоном заявил Дэниел.
  - Сейчас же прекрати, ты ее пугаешь, - Элейна послала мне сочувствующий взгляд, но он ситуацию не исправил. Я поняла, что в любой момент готова разрыдаться, осталось только дождаться, когда фитилек моего хладнокровия догорит.
  -Что ты знаешь о Верховных? - спросила женщина.
  -Это люди-Боги - все знают эти легенды. Вы же не думаете, что я обладаю особой информацией, раз работаю в библиотеке?
  - Нам не нужна информация, мы сами тебе можем многое рассказать, - отвечает Адам.
  - Тогда что вам нужно?
  - Сложный вопрос, дитя. - вновь вступает в разговор Элейна, - Для начала ты должна знать, что это - не легенды и Верховные действительно существуют". - повисла тишина, их взгляды устремлены на меня, от чего по спине побежали мурашки, и я начинаю понимать, что они имеют в виду себя. Продолжаю смотреть на них немигающим взглядом, боясь даже пошевелиться. В голове вертится два варианта - либо это розыгрыш, но кому и зачем понадобилось так надо мной шутить, либо......... эти люди сумасшедшие, и я склоняюсь ко второму варианту. Видя мой страх, они не предпринимают попыток что-либо объяснять, а просто ждут дальнейшей реакции. Вероятно, в какой-то момент Дэниелу надоели эти гляделки: "Ну, хватит уже, так можно до вечера простоять". - с этими словами мужчина метнулся ко мне. "Как такое может быть? Он только что стоял в пяти метрах от меня, а теперь его рука касается моего лба". Я задрала голову, чтоб задать этот вопрос, но от пережитого стресса, успела только пискнуть и отключилась.
  - Бедная малышка, - Элейна присела рядом с девушкой и заботливо провела по ее волосам.
  - В таком темпе она еще долго не узнает правды.
  - Кайл, но нельзя же так сразу все на нее вывалить, она и так напугана. - вступилась женщина.
  - А ты думаешь, если она позже узнает, то успокоится и обрадуется? - саркастически поинтересовался Дэниел.
  - Во многом это будет зависеть от тебя, сынок.
  - Тогда лучше сразу заковать ее в оковы.
  - Брось свои шуточки, - женщина укоризненно посмотрела на сына, - лучше отнеси девочку в комнату, не известно сколько она пробудет без сознания.
  Проснувшись, не сразу поняла, где нахожусь. Огромная кровать, на которой я лежала, стояла посреди комнаты, а из приоткрытого окна дул теплый, летний ветер. За окном была ночь. И тут на меня нахлынули воспоминания о сегодняшнем дне. Первая и единственная реакция - бежать как можно быстрее и дальше отсюда.
  В реальность меня вернул голос Элейны, она принесла отвар и уговаривала его выпить. Я сделала глоток - не думаю, что там отрава, хотели бы убить - выбрали бы способ поизощренней.
  - Как ты себя чувствуешь? - первым заговорил Адам.
  - Клянусь, что если вы меня отпустите, то обо всем забуду, - я старалась говорить уверенно, чтоб все звучало правдоподобно, но выходило с трудом: от страха мой голос граничил с очередным приступом истерии.
  - Ксения, мы не хотим тебя пугать и уж тем более причинить вред, - продолжил мужчина. Не было в его взгляде помешанности или буйства, только спокойствие и, как мне показалось - теплота, оттого мне очень захотелось, чтоб его слова очутились правдой.
  - Тогда просто отпустите, зачем я вам? Выкуп за меня платить некому, убивать вы меня не хотите, - догадка, которая в следующую секунду пронеслась в моей голове, заставила взвыть от страха, - будете пить мою кровь, чтоб не стареть? - я боялась озвучивать эту версию, но она сама вырвалась.
  Раздался громкий смех Кайла: "Ты с ней не соскучишься!" - обращался он с этими словами почему-то к своему брату. Дэниел лишь слегка изогнул губы в кривой усмешке, но ничего не ответил.
  - Дитя, все не так просто, но уж точно менее кровожадно, - произнес Винсент, с легкой улыбкой на лице.
  Дальше я снова услышала Элейну: "Давай, мы немного расскажем тебе о нас. Еще до свержения высшей власти и человеческого бунта Боги не отказывали себе в любовных утехах с людьми, от такой связи и рождались Верховные. Мы - это люди, в жилах которых течет божественная кровь, и она передается из поколения в поколение, конечно, уже не так сильна, как у истоков, но тем не менее никто не посмеет спорить с ее избранностью. В связи с нашим происхождением у нас имеются некоторые способности, которых нет у обычных людей". Она замолчала, наверное, давала мне время осмыслить ее рассказ. Верилось с трудом, и я бы продолжала считать их психами, если бы своими глазами не видела молниеносного передвижения Дэниела.
  -И зачем вам я? - это главное, что я хочу знать и что так боюсь услышать.
  -Видишь ли, многие из нас могут вступать в брак по своему желанию, как с простыми людьми, так и с себе подобными и для большинства это абсолютно естественно, если, конечно, Император одобрит такой союз. Но не все вольны в своем выборе, некоторые могут жениться или выходить замуж лишь за определенных - отмеченных людей.
  -Почему?
  -По разным причинам, в случае с нашей семьей - это рождение дитя. От этого брака на свет должна появиться девочка, которая займет достойное место, став супругой Императора, - закончила Элейна.
  -А при чем здесь я?
  -Ты наша отмеченная, - после небольшой паузы ответила женщина. - На тыльной стороне ладони твоей правой руки есть родимое пятно. Точно такое же - у нашего сына, если вы соедините ваши руки, то увидите изображение кленового листа- знака избранности.
  Я уставилась на свое родимое пятно и, действительно, в его силуэте угадывалась половина кленового листа, перевела взгляд на Дэниела, но мужчина и не собирался демонстрировать мне свою руку. Вместо этого они дружно вонзились в меня взглядом, наблюдая какую из реакций я выдам в следующий момент. И, если Элейна и старшие мужчины после такой новости готовы были вылавливать беспомощное тело из обморока, то Дэниел, стараясь выглядеть отстраненным, взирал с холодным раздражением, ожидая очередной порции слез.
  -Это должно быть какая-то ошибка, наверняка есть еще люди с таким пятном. Уверена- вам нужен кто-то другой, -обратилась я к Элейне. В голове не укладывался весь этот абсурд. Все казалось бредом или сном, но надежда на скорое пробуждение таяла с каждой секундой.
  -Мы никогда не ошибаемся, - ледяным тоном заявил раздосадованный Дэниел.
  Я бы рассмеялась, если бы не была настолько шокирована.
  В следующий момент у меня призывно заурчало в животе, от чего мои щеки начали стремительно краснеть.
  -Ох, бедное дитя, - спохватилась женщина, -пойдем со мной на кухню, я тебя покормлю. Под пристальными взглядами остальных проследовала за Элейной, стараясь ни на кого не обращать внимания, я сосредоточилась на своей провожатой.
  Кухня была меньших размеров, чем гостиная, но достаточно внушительных для меня. Основное пространство занимал большой, массивный стол прямоугольной формы, по бокам от которого стояли стулья с высокими спинками. Женщина отодвинула один из них, приглашая жестом меня присесть.
  - Есть хоть маленькая вероятность того, что вы ошибаетесь насчет меня? - спросила, будто заключенный приговоренный к смертной казни, ожидающий последнего вердикта.
  Элейна неспеша поставила передо мной большой поднос с едой, заполненный несколькими блюдами и соком. Выглядело все довольно аппетитно, поэтому чтобы занять трясущиеся от волнения руки, я взяла столовые приборы и постаралась съесть хоть что-то. Женщина присела через один стул от меня, видимо, чтоб не нарушать моего личного пространства.
  - Нет, дорогая, ошибка исключена.
  - Понятно. И что теперь? Посадите под замок и силой заставите стать женой вашего сына? - уткнувшись в тарелку, я даже не хотела поднимать на нее вновь покрасневших глаз.
  - Это совсем не верная формулировка- выбор будет за тобой. Милая, ты не узница. Сейчас ты гостья, но со временем, я надеюсь, станешь полноправной хозяйкой.
   Говорить было больше не о чем, как и бессмысленно молить о свободе. Женщина, вроде бы, и давала надежду, но тут же с легкостью ее отнимала. Я не хотела сейчас слышать о том, на что обречена, преумножая свои страхи и боль, поэтому продолжила ковырять вилкой в полной тишине, не задав более ни единого вопроса. Когда ужин подошел к концу, Элейна предложила проводить меня до комнаты, ставшей теперь моей. Это была та самая комната, в которой я проснулась сегодня ночью. Прежде чем оставить меня одну, женщина замешкалась в дверях и сказала: "Ксения, я понимаю тебе сейчас не легко, но мы никогда не обидим тебя. Ты - единственная судьба для нашего сына. Дай нам немного времени и, возможно, ты поймешь, что быть с нами все- таки лучше, чем одной".
  "Лучше, чем одной" - они знали на чем играть. Эта мысль не выходила у меня из головы, но не настолько, чтоб обрадоваться открывшейся перспективе. Я даже думать не хотела о сверхъестественном браке, в который мне якобы полагается вступить. Мой воспаленный мозг отказывался воспринимать эту информацию и как будто ее блокировал, оберегая свою несчастную хозяйку от навалившихся переживаний. Верила ли я в происходящее? Трудно сказать, чем безумнее все казалось, тем больше походило на правду. Я никогда не исключала мистической составляющей нашей жизни, но одно дело в это верить и совсем другое - видеть. Еще со времен детдома моим главным желанием было обрести семью, в начале я, конечно, мечтала о родителях - о любящих маме и папе, с годами они ушли на второй план и хотелось уже заботливого мужа и ребенка. Нервно рассмеялась: судьба- шутница, она задумала осуществить все мои мечты в одночасье. Последние восемнадцать лет не были светлыми - та авария, что забрала жизни родителей, превратила счастливого пятилетнего ребенка в запуганную сироту, у которой не осталось ничего кроме воспоминаний. Обычный октябрьский день, но все в нем было чужое: чужие лица, чужие руки и голоса. Они твердили о сочувствие, гладили по голове и уводили в жизнь, которая тоже была чужой. Первое время в детдоме я не подпускала к себе никого, свернувшись калачиком на постели постоянно ревела и звала маму с папой, не понимая, что их больше нет. Проходили дни, месяцы, но они так и не появились. На смену страху и боли пришла апатия, а в след за ней и примирение с новой жизнью, оставив в моей душе огромную дыру, которую хотелось заполнить и привязаться хоть к кому-нибудь, чтобы почувствовать себя нужной. Я не старалась отчаянно понравиться любой семейной паре, пришедшей в наш приют с готовностью обзавестись ребенком, и не смотрела на них точно на добрых волшебников ошалелыми от желания обрести родной дом глазами, как делали другие дети. Я сидела тихо в сторонке и наблюдала, скрестив за спиной пальчики на удачу и подбадривала свою маленькую мечту, уверяя ее, что и для нас найдется семья. В силу возраста еще не понимала, чем же не хороша и почему в этой конкурентной борьбе выбор взрослых всегда мимо, но с каждым новым провалом моя надежа становилась все дальше. Смириться с неизбежностью мне помогла наша кухарка: она была тучной женщиной с ярко красными губами и от нее вкусно пахло свежими булками. Выделяя меня среди других детей, она всегда подкармливала чем-нибудь вкусненьким и время от времени заплетала мне косы. Про себя я стала ласково называть ее "бабушка". И это был мой маленький рай, пусть не совершенный, но в нем имелось главное - свой взрослый человек. Нас связывало нечто большее, чем сиротская привязанность- это были родственные отношения, далекие от идеала, но они, насколько смогли, залатали дыру в моем сердце. Спустя семь лет идиллия закончилась - "бабушка" уехала к своей дочери, так как та родила ей настоящую внучку. Друзьями я не обзавелась, скорее приятельскими отношениями - в детдоме каждый был сам за себя и сам по себе, за исключением немногочисленных компашек, в круг которых принимались дети за особые выслуги перед вожаком шайки. Меня не обижали, нет, по большей части даже игнорировали, ведь с самого начала пребывания в детдоме я старалась держаться особняком, поэтому после отъезда моей мнимой родственницы вновь с головой ушла в депрессию. Но, кажется, судьба смягчилась и намеревалась дать шанс моей одинокой душе найти покой, только радости я не испытывала - было горько. Как я уже успела убедиться, самой мне не сбежать - нужна была помощь или хитрость. Но прежде чем строить план побега необходимо разведать обстановку. Я приоткрыла дверь - никого, медленно пошла по коридору, отмечая про себя три комнаты: одна напротив моей и две - по соседству. Сделав еще несколько шагов, уловила недвижимую тень в паре метров от себя. В первые секунды мое тело оцепенело от ужаса с такой силой, что я не могла ни двигаться, ни кричать. И только когда очертание силуэта стало походить на мужчину, подвижность вернулась к моим конечностям. Это был Дэниел, в потемках не могла разобрать выражение его глаз, в моих он видел - страх и панику. Какое-то время мы так и стояли молча напротив друг друга. Привыкнув к темноте, я отчетливо разглядела его плотно сжатые губы, как будто от досады, но выяснять сей факт желания не было, поэтому сначала попятилась, а потом и вовсе развернувшись бросилась обратно к себе в комнату. Оказавшись за дверью долго не могла отдышаться и прийти в себя - мне казалось, что весь дом слышит гулкие удары моего сердца. Забравшись на кровать, прижала к себе подушку, словно защиту и преграду от людей, обитающих в этом доме. Слез не было - их я успела выплакать ранее, а вот эмоции от пережитого за сегодня били через край. Я не понимала, за что жизнь так сурова со мной, но, когда думалось, что хуже уже быть не может, и чаша горести испита сполна, она подкидывала новое испытание. Мне стало казаться, что выбраться от сюда не реально и другого пути нет, как смириться и играть по их правилам, если только я не хочу быть растерзанной и сброшенной в подземелье. Так потихоньку обрывалась тоненькая ниточка надежды на спасение, заставляя в очередной раз безвольной куклой наблюдать крушение моего привычного мира.
  Проснулась от того, что солнце светило мне прямо в глаза, покрутив головой в поисках часов и не найдя их, я села на кровати. С приходом утра все казалось уже не таким пугающим и мрачным, даже дурные мысли, которые заполоняли голову ночью, вынуждая трястись от страха притихли, поэтому решив умыться прошла в ванную. Закончив все банные процедуры, обернулась в полотенце и вернулась в комнату. Так как ходить в платье, в котором проспала всю ночь не хотелось, заглянула в шкаф - и обомлела: на полках, аккуратно сложенные, лежали мои вещи. "Значит они знают где я живу и были у меня дома,"- от этой мысли меня немного передернуло. Переодевшись в сарафан желтого цвета, я стала думать о том, что же делать дальше. Покидать свою крепость было страшновато, но оставаться в четырех стенах в ожидании непонятно чего казалось еще хуже. Стадия отчаяния прошла, уступая место рассудительности: "Я все еще жива- это главное!" Теперь это стало моим девизом. Осмелев, вышла в коридор и, дойдя до лестницы, стала спускаться вниз. Из столовой доносились голоса, и я остановилась в нерешительности. Сделав пару глубоких вдохов, продолжила свой путь. Дверь на кухню была закрыта, но мне показалось глупым стучать, поэтому, дернув за ручку я сделала шаг. И опять та же картина- вся семья в сборе расположилась за массивным, прямоугольным столом: Винсент в центре, по бокам от него Элейна и Дэниел, рядом с Дэниелом сидит Кайл. Адам разместился напротив главы дома. При дневном свете они не походили на монстров и не вызывали чувство леденящего ужаса, но тот факт, что это не простые смертные несколько будоражил кровь.
  - Доброе утро, дорогая, ты уже встала? - Элейна пригласила меня жестом занять свободное место рядом с ней, - Что ты будешь на завтрак- омлет подойдет?
   Я поздоровалась, обращаясь сразу ко всем и лишь кивнула на вопрос Элейны. На Дэниела так и не смогла заставить себя взглянуть, хотя быстрым взором окинула всех. После проведенной ночи в этом доме я стала воспринимать происходящее более живо, реалистично и как-то по- настоящему, отчего чувствовала себя неуютно и смущенно, особенно в его присутствии. Я ощущала на себе его твердый, холодный взгляд и это не прибавляло мне уверенности, а наоборот становилось только хуже. И тут со мной впервые заговорил Кайл: "Судя по твоему посвежевшему виду, спалось хорошо, кошмары не мучили?" У него был очень приятный голос, который умело располагал к себе. Посмотрела на мужчину, он постарался принять устрашающий вид, от чего стал выглядеть комично и забавно. Я засмеялась и поняла, именно на такую реакцию он и рассчитывал. Хотел разрядить обстановку, за что сыскал мою огромную благодарность.
  - Ксения, завтра состоится совет у Императора, где мы должны будем поведать ему о тебе, - спрятав улыбку сообщил мне Винсент.
  - Мне тоже нужно там быть? - не успела расслабиться, как новое потрясение.
  - Нет, пока в этом нет необходимости, - снова улыбнулся каким-то своим мыслям мужчина. Я аж выдохнула- пронесло. Знакомиться с королевской особой в мои планы не входило. Я решила выждать время и плыть по течению, так как другого пути пока не видела, но обстоятельства вокруг стали развиваться слишком быстро, не давая мне возможности обдуманно среагировать.
  - Особо не радуйся, когда он обо всем узнает- не слезет с вас с Дэниелом, - сказал Кайл.
  - В каком смысле? - мне показалось, что я начала заикаться от волнения.
  - Не бойся, свечку держать не будет, - уже со смехом сказал мужчина и я увидела всеобщее веселье, которое они пытались скрыть, чтоб не смущать меня еще больше.
  - Я надеюсь, ты не девственница? - безразличным тоном спросил Дэниел. Ответ ему был не важен, он хотел задеть меня, и я не понимала почему. От стыда и смущения не знала куда себя деть, мои щеки начал заливать предательский румянец.
  - Дэниел, прекрати, - попыталась одернуть его Элейна, но мужчина не обратил не нее никакого внимания. Видя едкую ухмылку на его лице поняла, что ситуация его забавляет.
  Я решила проигнорировать вопрос мужчины и повернула голову в сторону Винсента и Элейны и, обращаясь к ним двоим, сказала: "Мне нужно на работу, а то меня потеряют".
  -Не волнуйся - мы уладили эту проблему, с сегодняшнего дня ты в отпуске по семейным обстоятельствам, - ответил Винсент.
  Значит и здесь у них все схвачено, что же, мне оставалось лишь молча с этим согласиться. Далее мне подробно рассказали, что из себя представляет дом: на первом этаже, помимо гостиной и столовой, располагались кабинет и библиотека и, если кабинет предназначался больше для работы или деловых встреч, то библиотекой мне разрешили пользоваться в любое время, чему я была неслыханно рада. Книги заменяли мне весь мир, погружаясь в чтение, на время забывала о своем одиночестве, наверное, именно поэтому я выбрала такую работу. Второй этаж был поделен на два крыла, одно из которых занимали мы с Дэниелом. - "Только бы реже с ним встречаться."- подумалось мне, но я решила не развивать эту мысль. Во время завтрака Дэниел больше не делал попыток заговорить со мной, от чего остаток трапезы прошел в спокойной атмосфере. После завтрака мужчины уехали по делам, оставив нас с Элейной вдвоем. Женщина начала убирать со стола и на все мои попытки предложить ей свою помощь отвечала отказом. Я понимала - медлительность в ее движениях- не свойственный ей темп и делалось это ради меня, чтоб не шокировать. Решила, что самое время получше узнать своих "будущих родственников".
  -А в этом доме еще кто-нибудь живет кроме вас? - осведомилась я.
  -Нет, только мы.
  -Как вы содержите в чистоте такой большой дом?
  -Постоянное соседство с людьми может раскрыть нашу тайну, поэтому раз в две недели к нам приезжает клининговая служба для уборки дома и его территории, а небольшие бытовые вопросы мы улаживаем сами. Еду нам доставляют на заказ из местных ресторанов.
  -А как же вы тогда создаете семьи с людьми?
  -С разрешения Императора, конечно. Мы можем посвятить в нашу тайну лишь тех, с кем готовы вступить в брак. Если человек не несет нам никакой угрозы и сохранит наш секрет, то на такой союз дается одобрение. Видишь ли, наш Император хороший эмпат, он читает людей на расстоянии и видит совместимость партнеров.
  - Понятно. Чем вы зарабатываете на жизнь?
  - Конкретно наша семья владеет несколькими картинными галереями и коллекциями антикварной мебели, которая выставляется в музеях.
  -Наверно, это очень прибыльно, - утвердительно сообщила я.
  -Дорогая, о деньгах можешь не беспокоиться, все твои нужды будут удовлетворены, - легко и с улыбкой ответила женщина.
  - А почему среди вас нет жены Адама? - спросила, не подумав о том, что вопрос может быть бестактным.
  Элейна погрустнела, и улыбка сошла с ее лица: "Она умерла".
  Мне стало не по себе и единственное, что я смогла выдавить - это "Простите".
  -Не вини себя. Тебе нужно знать, чтоб лучше понимать нас. Лилиана была человеком и умерла вскоре после рождения Кайла- это был несчастный случай. Со временем, находясь в браке, люди приобретают способности и возможности своей божественной пары, но сразу после родов организм человеческих женщин истощен, все свои силы они отдают на вынашивание дитя, поэтому в это время наиболее уязвимы и смертны, - прочитав немой вопрос в моих глазах женщина поспешила продолжить: - Да, бессмертие- одна из привилегий, которыми награждаются люди став супругами Верховных. Нашим мужчинам не возбраняются интимные связи до брака, но излить свое семя они могут только с женой, так как именно в момент семяизвержения они отдают частицу своей божественной сути, награждая ею не только свое дитя, но и его мать. Что же касается наших женщин, то они могут терять невинность с нашими мужчинами, так как вторые имеют способность не доводить половой акт до его логического завершения в отличие от человеческих мужчин, но это не одобряется обществом Верховных, а зачать они могут только от мужа, потому что во время зачатия дарят свою божественную энергию будущему ребенку и его отцу.
  - И что, все выполняют беспрекословно эти правила? - я, конечно, без огромного опыта по части амурных дел, но на мой взгляд- средневековье какое-то.
  - Мы очень многое имеем, Ксения, и еще больше этим дорожим. Беспорядочные связи имели бы для нас плачевные последствия: начиная с рождения незаконных наследников, заканчивая раскрытием нашей тайны. Нас не так много, но нам и не нужна целая нация, ее сложно контролировать. Где нет порядка - там господствует хаос.
  Я поняла, что это не пустые слова и для женщины это действительно важно. Поболтав еще несколько минут, Элейна уехала на открытие новой выставки, предварительно оповестив о том, что все прибудут поздно, поэтому кухня, как и весь дом в моем полном распоряжении, и настоятельно рекомендовала не предпринимать очередных попыток к побегу, так как успехом для меня это не закончится. Понимая свой провал, бегство из этого дома решила отложить, по крайней мере, пока. Трезвость рассудка вернулась и стало очевидно, что идти мне просто некуда, если только бежать куда глаза глядят, но в таком случае учитывая их скорость передвижения нужна реактивная ракета. Возможно, я бы взбунтовалась, если бы в этом был толк. Мне не давали повода принять вызов и открыто противостоять их напору, потому как принуждений не было. Они не заставляли покориться, а будто ненавязчиво подталкивали, соблазняя самым ценным - семьей, при этом мягко давая понять, что все уже решено и я являюсь неотъемлемой частью их жизни. Хитро, но в то же время благородно и по-аристократически сдержанно. В который раз прокручивала в голове слова женщины. Бессмертие- это, конечно, замечательно, но лишь тогда, когда есть с кем его разделить, в моем случае жизнь обещала превратиться в ад, причем в вечный. Мысли вновь возвратились к Дэниелу. Мужчина был красив, насколько может быть красивым каменное изваяние, запечатленное в своей лучшей форме. Именно таким он мне и виделся: холодной скульптурой, взирающей с надменностью на все остальные творения природы, которые были созданы с меньшим усердием и гениальностью нежели он сам. Откровенно говоря, меня бросало в дрожь от одного взгляда мужчины, но все же оставаться равнодушной к его мужественному великолепию было почти невозможно. Его природный магнетизм обладал сумасшедшей силой притяжения и на уровне чувств пленял, хотя признаться в этом я не спешила даже самой себе, так как считала верхом мазохизма. И то, что раньше могло показаться сказкой, сейчас оказывалось суровой реальностью - он не был рад нашей встрече. Являлось ли это разочарованием от того, что в его мечтах жил абсолютно другой образ или ему была настолько ненавистна сама идея женитьбы по принуждению - оставалось только гадать. Возможно, это было моим шансом к свободе - ведь если он сам не желает нашего союза, то вместе мы сможем убедить остальных. Рыскать по дому без ведома хозяев, будто ищейка, мне казалось неприемлемым - неизвестно еще есть ли у них система слежения, поэтому, когда мне надоело терзать себя невеселыми мыслями, решила осмотреть библиотеку. Войдя внутрь я так и замерла на пороге от неожиданного "сюрприза"- посреди комнаты стоял мой "мучитель", держа большие буклеты и что-то разглядывая в них. Подняв глаза, он уставился на меня ничего не выражающим взглядом.
  - Я.........я думала, что никого нет, - начала оправдываться, как будто потревожив его, совершила страшное преступление. К концу предложения совсем сникла и уткнулась в пол. Он молчал с минуту, как будто чего-то ждал.
  - Я уже ухожу, - такой же ничего не выражающий тон. После чего мужчина спокойно проследовал мимо меня и удалился.
  Я спрятала лицо в ладошки, пытаясь успокоиться, и только когда звук шагов стих совсем мне это удалось. Убрав руки от лица мое внимание переключилось: огромная, просторная зала, по периметру которой расположены высоченные стеллажи с книгами, в центре - большой, но уютный диван с мягкими на вид подушками, метрах в трех от двери стоял электрический камин. Замерев на мгновение от восторга, наслаждалась чувством полнейшего счастья от увиденного. Читать меня научили еще родители, но полюбила это дело уже в детдоме и посвящала ему все свое свободное время. Проглатывая книги и представляя себя исключительно на месте главных героинь, я проживала тысячу интересных жизней, подменяя ими свою собственную. И это вносило хоть какое-то разнообразие в мое пресное существование. Когда настало время покидать приют, я впала в отчаяние, не зная, как жить дальше, и только привычка читать ограждала от потерянности и страха, являясь спасительной переправой в новую жизнь. К вечеру поняла, что просидела в библиотеке весь день. Найдя несколько книг с мифами и легендами о Верховных, погрузилась с головой в их загадочный мир, осознавая с каждой страницей, что все написанное - вымысел, лишь отдаленно граничащий с правдой, но остановиться уже не могла. От долгого чтения болели глаза и захотелось есть. Прошла на кухню, сделала пару бутербродов, перекусив, почувствовала себя лучше. Спать не хотелось совсем, и я решила вернуться в библиотеку. По прошествии часа ко мне заглянул Кайл, чем вызвал неожиданно большую радость.
  - Вы уже вернулись?
  - Только мы с отцом, Дэниел и Винсент задержались. Как прошел день? Наше отсутствие положительно на тебя влияет!
   Засмеялась и ответила: "Просто я очень люблю читать, а здесь столько книг, что с ума можно сойти от счастья", - и обвела взглядом комнату. Мужчина добродушно мне улыбнулся.
  - Кайл, - не решительно начала - Элейна сказала, что если я не захочу, то меня не будут принуждать к браку- это так? Я смогу уйти?
  Он сделал глубокий вдох: "От части. Принуждать не будут, но и не отпустят. Когда Дэниел придет в себя - он сделает все, что ты сама не захочешь с ним расстаться. Просто поверь, что все предрешено и он твоя судьба".
  - Трудно поверить - он так меня ненавидит, а я его боюсь.
  - Муки сердца в каждом оставляют свой отпечаток. Он не всегда был таким, все изменилось с появлением Мадлены. Сначала она его забавляла, но позже.......... наверное, он влюбился. Дэниел старался скрывать свои чувства, чтоб Император не узнал ничего, но это невозможно. Когда Императору стало все известно - девушка пропала.
  -Как пропала?
  -Мы этого никогда не узнаем. Ходили слухи, что он увез ее в Испанию, в один из своих домов и сделал любовницей. Я не думаю, что это правда, скорее он хотел, чтоб Дэниел счел ее предательницей и забыл о девушке, а сорок лет назад Император сообщил, что Мадлена умерла......... от старости. После этого брата как подменили: он начал пить, устраивать дебоши, ввязываться в драки. Один раз чуть не выдал наш секрет, когда в очередной драке стал использовать свою силу на полную, хорошо, что все были пьяные и никто этого не запомнил. Император хотел заточить Дэниела, но Винсент и Элейна вовремя вмешались и дали клятву обуздать нрав сына. После этого брату пришлось взять себя в руки. Это не ненависть к тебе, это злость на того, кто разлучил его с Мадленой. - закончил свой рассказ Кайл. Я была поражена услышанным, мне было жаль их обоих - Дэниела и Мадлену, по моим щекам потекли слезы - я оплакивала потерянную ими любовь, ведь у них не было даже шанса на счастье- это несправедливо. Последнее я сказала вслух.
  - Это наш мир, детка, каждый платит свою цену и выполняет свой долг.
  - Теперь я понимаю, за что он так со мной - в его глазах я всегда буду той, из-за кого его разлучили с Мадленой. Кайл подошел ко мне и обнял в знак утешения: "Не грусти, малышка, Мадлена уже в прошлом, он не дурак и не захочет потерять свою избранную". Я хотела быть любимой, а не избранной, хотела обычного человеческого счастья: прогулки в парке за руки, вечера перед телевизором под одним пледом. Меня захлестнуло отчаяние: "Почему это не ты, Кайл, с тобой я чувствую себя спокойно и легко!" - сквозь слезы проговорила. Вдруг мужчина напрягся и резко отошел от меня: "Черт, - я посмотрела на него не понимающим взглядом- Дэниел только что был здесь и, кажется, слышал твою последнюю фразу". - я увидела на лице мужчины досаду, он не хотел недопонимания с братом.
  - Иди к нему.
  - Зачем это, не думаю, что он очень расстроился.
  - Ты совсем ничего не понимаешь в мужчинах, да?
  Я предпочла промолчать, но судя по тому, как заулыбался Кайл, ответ ему был очевиден. Мужчина кивнул головой в сторону двери, показывая без слов куда я должна сейчас направиться.
  - Я не хочу, не готова, пойдем со мной, - уже в панике заговорила.
  - Не лучший вариант - тебя он не тронет, а меня может и покусать.
  Я стояла напротив комнаты Дэниела, Кайл сказал, что она рядом с моей и меня трясло от страха. Заставить себя зайти внутрь оказалось сложнее, чем я думала. Постучала - тишина, хотела уйти, успокаивая себя мыслью, что может и нет никого, но в последний момент все же отважилась и открыла дверь. Мужчина стоял у окна ко мне спиной и сохранял молчание, о том, что пришла именно я, уверена, он знал.
  - Можно зайти? - и опять тишина.
  - Я пришла поговорить, - не смело начала.
  - Если хочешь сообщить мне о том, что я слышал в библиотеке - можешь даже не начинать, только не питай иллюзий- с ним тебе не быть никогда, - его голос был наполнен сарказмом и, как мне показалось, болью.
  - У меня нет иллюзий, если бы ты не испытывал по отношению ко мне столько злости, то понял бы это.
  - Ты ошибаешься, это вовсе не злость, - на этих словах он обернулся.
  - Что тогда? - задала я вопрос.
  - Ты мне безразлична, так что не стоило столько чести, - он с высокомерием посмотрел на меня, а его глаза сочились ядом.
  Когда дверь за гостьей закрылась мужчина, не жалея силы ударил кулаком по стене. Дэниел понимал, что в нем говорила ревность, осознавая и то, что повел себя низко, но по-другому он не мог.........не сейчас.........не при таких обстоятельствах. Он ненавидел их всех: Императора за то, что тот будет ликовать и праздновать победу; Кайла за то, что вздумал ее утешать; Ксению за то, что она не видела угрозы ни в ком и лишь на него боялась поднять глаза, но больше всех он ненавидел себя за то, что не мог совладать со своими чувствами, становясь пленником слабости.
  Это было настолько же больно, как если бы он дал мне пощечину, но боль была отнюдь не физической. Я не помнила, как покинула комнату Дэниела, пришла в себя, когда почувствовала, как прижимаюсь спиной к двери своих покоев. Меня трясло от обиды, боли и унижения. Если бы он сделал шаг мне на встречу, проявил хоть каплю участия и внимания, я бы ответила ему тем же и постаралась бы принять для начала хотя бы как друга, но все что он делал на данный момент- это топтал мою гордость и не щадил моих чувств. Проплакала я до самого утра, поэтому за завтраком не присутствовала.
  - Она еще спит, я заходила к ней с утра. Что случилось, на щеках видны следы высохших слез, - озабоченно спросила Элейна, подозревая кто стал виновником расстройства девочки.
  - Спросите об этом своего сына- эталона мужского благородства и истинного джентельмена, - вмешался Кайл в разговор и посмотрел на своего брата.
  - Я указал девчонке ее место, - равнодушно процедил Дэниел.
  - Ее место в твоей кровати, - вспылил Кайл.
  - Ты не перепутал? Возможно ты хотел сказать в ТВОЕЙ кровати? - Дэниел нарочно выделил слово "Твоей", его сарказм зашкаливал.
  - Дэниел! - попыталась одернуть его женщина.
  - Ничего, пусть побесится, кто-то же должен открыть ему глаза, - уже спокойно произнес Кайл с полуулыбкой на лице.
  Спустилась вниз я уже ближе к обеду, голова раскалывалась после бессонной ночи и пролитых слез. Есть не хотелось, но я решила выпить кофе. На столе в столовой лежала записка, предназначенная для меня, в ней говорилось, что вся семья отправилась для встречи с Императором в его резиденцию.
  Мужчина с длинными белокурыми волосами, забранными в хвост, сидел в большом кресле, играя бокалом в руке с коричневой жидкостью. Он пробежался быстрым взглядом по присутствующим (их было пятеро) и вернулся к Дэниелу. С минуту холодные серые глаза мужчины прожигали насквозь, затем он отклонил голову назад, и триумфальная улыбка осветила его лицо.
  -Я думаю, нет смысла объяснять, чем вызван наш визит? - обратился к блондину Винсент, его голос был учтив, но без заискиваний.
  - Ты абсолютно верно подметил, Винсент, - согласился Император и вновь вернул заинтересованный взгляд на Дэниела: - Мне нужна моя девочка и такая мелочь, как твои чувства, меня волнует меньше всего. У тебя есть неделя, чтоб очаровать свою женщину, ровно через семь дней я нанесу вам ответный визит, чтоб лично приветствовать мать моей будущей жены, - тоном, не терпящим возражений, отчеканил Император. Дэниелу была ненавистна сама мысль подчинения этому мужчине, он почувствовал, как невольно, сжал свои руки в кулаки. В следующий момент рука Винсента легла на плечо сына - этим жестом он хотел успокоить его и поддержать.
  - На сегодня хватит, - Император дал понять, что аудиенция закончена, но, когда все пятеро были уже в дверях, мужчина окликнул Кайла и велел ему задержаться.
  - Какая она? - оставшись наедине поинтересовался Император.
  - Невинное дитя, - вспоминая Ксению, ответил Кайл, он даже не заметил, как улыбнулся.
  - Она определенно зацепила Дэниела, но он настолько одурманен своей ненавистью, что не хочет замечать этого. Ты должен подыграть им.
  - Как подыграть?
  - Ревность - поистине великое орудие пыток во все времена, - многозначительно проговорил Император.
  - Я не хочу настраивать брата против себя.
  - А меня настраивать против себя не боишься?
  Кайл предпочел промолчать, но Императора уже не волновал ответ, с улыбкой он погрузился в свои мысли.
  Выпив кофе почувствовала себя бодрее, но не зная, чем заняться дальше, прошла в библиотеку. Странное дело, но узницей этого дома я себя совсем не ощущала, если только формально, даже напротив чувствовала себя вполне комфортно и привычно. Меня не пугали ни стены, ни люди, ни обстановка. Казалось вполне естественным наше соседство и мое пребывание здесь, как будто я очутилась на своем месте. В какой-то момент я даже стала думать, что со временем у моей психики выработался защитный рефлекс - принимать все происходящее, как должное. И я была бы рада остаться тут насовсем, если бы не одно "но" - наши "теплые" отношения с Дэниелом. Расположившись удобно на диване, я хотела приняться за чтение, но как бы ни старалась отвлечься от мыслей о мужчине - ничего не выходило. Раз за разом прокручивала в голове вчерашний разговор: его позу, тон, ответы на мои вопросы и снова это чувство унижения. Я понимала, что он вымещал на мне злость, но это было несправедливо, ведь вторгнуться в его жизнь являлось не моим решением, и, если бы имелась возможность поменяться с кем-нибудь местами, я согласилась с превеликим удовольствием. Было так горько, что почему-то очень захотелось выпить. Я не была любителем алкоголя, но сейчас эта идея пришлась мне по душе, не раздумывая больше ни минуты, отправилась на поиски спиртного. Мои догадки оказались верны - в столовой на верхней полке одного из шкафов было некое подобие бара: множество бутылок, как откупоренных, так и нет, соседствовали друг с другом. Не имея ни малейшего понятия, что мне может понравиться (за всю свою жизнь я пила только шампанское и то пару раз), а что нет, взяла первую попавшуюся бутылку и вернулась с ней в библиотеку. Устроившись у камина и обложив себя подушками, приступила. На вкус это была крепкая гадость, но для моего повода подходила как нельзя лучше. Проведя некоторое время в унынии, я вдруг почувствовала себя смелее, конечно, это было действие алкоголя, но мой пьяный мозг отказывался это признавать. И тут мне пришла гениальная идея - почему бы не дождаться Дэниела в его комнате и высказать все, что о нем думаю. Чуть потопталась у двери, взвешивая все за и против, но хмельная храбрость перевесила, поэтому я решительна вошла. Хоть вчера вечером уже и успела здесь побывать, но от волнения и страха не разглядела ничего, что могло утолить мое любопытство. Его комната в точности копировала мою: обстановка, размеры. Отличие состояло лишь в цвете мебели и ее более грубом исполнении. Оглядев все вокруг мой взгляд вернулся к кровати, увидев ее, я позабыла о цели своего визита - черное шелковое белье, которого непременно хотелось коснуться, подошла- провела рукой. Ощущения мне понравились, наверное, прикосновения к его коже так же приятны. Легла, уткнувшись носом в его подушку, она сохранила для меня аромат Дэниела: мужской, терпкий и очень волнующий.
  Мужчина вошел в свою комнату - и обомлел от увиденного: посреди его кровати сидела пьяная девушка, держа бутылку виски в руках и покачиваясь из стороны в сторону. Увидев Дэниела, мои губы растянулись в пьяной улыбке: "О, привет, будешь?" - протянула ему початую бутылку. Он покосился на меня с наигранным подозрением: "Что там, яд?"
  - Нет, что ты, смотри, - и я поднесла горлышко к своим губам. В следующий момент мужчина уже был возле меня, выхватывая бутылку из рук: "Маленьким девочкам вредно пить в таких количествах, лучше ложись баиньки".
  - Как скажешь, - выдала и самым наглым образом растянулась на его кровати. Как только моя голова очутилась на подушке, я отключилась. Дэниел с минуту смотрел на спящую девушку, размышляя, что же ему делать дальше: оставить здесь или во избежание нервного срыва по утру, отнести в ее комнату. Приняв решение, мужчина разделся и лег рядом, накрывая их обоих одеялом. "Глупышка"- подумал он, понимая все ее душевные порывы, в то время как она не имела ни малейшего представления каким соблазнам подвергает его каждый день одним своим присутствием. Даже сейчас лежа рядом с ней, его одолевали совсем не детские желания и, если бы не демоны, ведущие войну у него внутри, то они бы уже подходили к порогу, что называется "жили долго и счастливо". Увидев девушку впервые две недели назад, Дэниел сразу почувствовал притяжение и какое-то родство. Она сидела с грустными глазами на скамейке в парке и кормила голубей, не замечая никого вокруг. Он простоял целый час наблюдая за ней, а вечером того же дня напился - не типичное поведение для того, кто наконец обрел свою половину. Его переполняли противоречивые чувства - быть со своей избранной, значит испытать счастье и успокоить душу, но с другой стороны- это означало покориться человеку, которому он не хотел быть обязанным ни при каких обстоятельствах. Как ни странно, но сердце и разум были заодно: они, точно два ангела, уговаривали мужчину оставить борьбу с самим собой, ведь в ней никогда не будет победителей, только проигравшие - он и Ксения. На другой чаше весов с апломбом восседала его гордыня, которая не могла успокоиться пока не будет отомщена. Настала пора делать выбор.
  Проснулась я в жутком состоянии: голова болела ужасно, во рту пересохло, все тело затекло от неудобной позы, в которой сейчас лежало. Сделала несколько попыток, чтобы встать прежде чем услышала за спиной: "Ты всегда по утрам такая шумная?" От неожиданности подпрыгнула и свалилась с кровати. Медленно встала, оглядела себя - одета, посмотрела на мужчину, он улыбался, Дэниел впервые мне улыбался! Я уставилась на него, не веря своим глазам, мужчина откинул край одеяла и похлопал рукой по свободной половине кровати, от чего его торс обнажился. Мне доводилось и раньше видеть полуобнаженных мужчин, хотя бы на пляже, но никогда прежде я не встречала такого мускулистого и подтянутого тела, а уж то, что мы провели ночь в одной кровати придавало пикантности ситуации. Мое смущение не укрылось от него, улыбка Дэниела стала еще шире: "Я не кусаюсь." - это было сказано таким тоном, каким разговаривают любовники. Так как смелость от выпитого алкоголя улетучилась вместе с моим пробуждением, я не придумала ничего лучше, чем поспешно покинуть его комнату. Оказавшись за дверью, спустилась в столовую и налила стакан воды - пить хотелось ужасно, залпом осушила его до конца после чего вернулась к себе. Дэниел надо мной потешался - его забавляли мои растерянность и смущенность, но не было уже раздражения или надменности, в чем я видела определенный прогресс. Боль в голове не проходила, поэтому не раздеваясь забралась на кровать и решила поспать еще чуть-чуть.
  Проснуться окончательно я смогла только после обеда, сделав над собой усилие, прошла в ванну и, открыв холодный кран на полную, встала под ледяной душ. После такой процедуры остатки похмелья улетучились в миг. "Ну что же, пора спускаться вниз и будь что будет"- морально готовила себя к насмешкам Дэниела за ночное происшествие. Спустившись на первый этаж, услышала голоса, которые доносились из кабинета. Подслушивать не хорошо, но любопытство взяло верх, дверь была приоткрыта, и я подошла ближе.
  - Утихомирь свою гордость, подумай о матери. Император не будет терпеть твои выходки, - обеспокоенный голос Винсента был тверд, - Ксению искусственно оплодотворят твоим семенем, а тебя отправят в заточение. Ты этого хочешь? Девочку рано или поздно ты полюбишь, так что решай - либо твои будущие жена и дочь останутся без мужа и отца, либо ты их сделаешь самой влиятельной семьей среди Верховных.
  - Не думаю, что Император будет так категоричен, - это уже заговорил Кайл, - он понял, что Дэниел что-то чувствует к Ксении, поэтому просил меня заставить брата ревновать, значит, надеется обойтись без потерь.
  Дэниел молчал и это молчание заставило меня нервничать, я никогда не задумывалась о том, насколько все серьезно и каковы последствия неповиновения Императору. Но сейчас, когда в один миг все могло рухнуть и поломать несколько жизней, я испугалась опять остаться без почвы под ногами в мире утраченных надежд и искалеченных судеб. Если уж мне не избежать уготованной участи, то пусть хотя бы она будет на благо нашей дочери. Я не была до конца уверенна в своих действиях, скорее это был сиюминутный порыв, но, если выбирать между полноценной семьей, может и не самой счастливой - зато настоящей и тем, чтоб ребенок был сиротой при живом отце, я без колебаний выбрала первое, поэтому не раздумывая больше не секунды, открыла дверь и вошла. Мужчины обернулись на звук шагов и застыли, понимая, что я стала свидетелем их разговора.
  - Могу я остаться наедине с Дэниелом?
  Первый пришел в себя Винсент: "Конечно", - и они с Кайлом покинули библиотеку, не забыв закрыть за собой дверь. Впервые за все время Дэниел был серьезен: ни презрения, ни цинизма, ни ироничных ухмылок, он смотрел на меня и терпеливо ждал продолжения.
  - Я знаю, что такое расти без родителей и даже потеря одного - удар для ребенка и обрекать на это свою дочь не готова, - теперь пришла моя очередь терпеливо смотреть на мужчину и ждать его решения, как приговора. Дэниел не торопился с ответом, он отошел от окна, у которого стоял и, дойдя до стола, сел на его край так, что теперь мы оказались напротив друг друга.
  - Значит ты готова разделить со мной ложе и стать законной супругой? - не таким тоном делают женщине предложение, подумалось мне, но с другой стороны - мы уже ведем диалог, что для нас огромный шаг вперед.
  - Да, - так же официально ответила я.
  - Ну что же, тогда нет смысла откладывать, можем приступать прямо сейчас, - губы мужчины изогнулись в улыбке демона-искусителя.
  - Но ведь нужно время, чтобы подготовиться, собрать твою семью, - начала я лепетать, теряя остатки самообладания и храбрости. Такой быстротечности событий никак не ожидала, надеясь, что у меня в запасе еще есть день другой.
  - Эээ............... ты хочешь, чтоб они наблюдали за нашим соитием?
  - Соитием? А разве не сначала загс, а потом постель? - после этой фразы мужчина одарил меня таким взглядом, что мне и самой показалось, будто я сморозила глупость.
  - Загс- это формальности необходимые для людей, наш брак считается законным после того, как мужчина прольет свое семя в женщину.
  И тут я впала в ступор, что, конечно, не укрылось от всевидящего ока Дэниела.
  - Есть проблемы? - осведомился он нарочито спокойным голосом, но в глазах плясал лукавый огонек.
  - Нет, - стояла твердо на своем, пасовать перед ним не хотелось, не потащит же он меня в постель прямо сейчас.
  - Как ты любишь: жестко с элементами садо мазо или предпочитаешь, как мышата забиться под одеяло и сопеть друг другу в ушко?
  Мужчина продолжал гнуть свою линию, прекрасно понимая, что моя храбрость- это показное. Больше всего на свете мне захотелось стереть самодовольную ухмылочку с его лица.
   - Люблю в позе 69. - как-то читала женский журнал, где целая статья была посвящена премудростям любви, но, как ни печально, из всей статьи я запомнила только номер позы. Дэниел приподнял одну бровь в притворном удивлении: "Ну что же, тогда вечером буду ждать тебя у себя, и еще кое-что- постарайся не напиться, перспектива заниматься сексом с пьяной женщиной меня не прельщает".
  Хотелось его ударить, но я проглотила обидные слова, хватит с меня на сегодня баталий. Остаток дня прошел, как в тумане. Кое-как заставила себя поесть, после чего приняла ванну в надежде, что она расслабит хоть чуть-чуть мои натянутые нервы. Конечно, сейчас я жалела о своем импульсивном решении, но отступать было поздно, да и некуда. Пол вечера провела в размышлениях о том, что мне надеть. В итоге не придумала ничего лучше, чем остаться в нижнем белье и тонком халате, все равно ведь снимать, какая тогда разница, буду я в платье или пижаме. Ровно в девять вечера стояла у дверей в комнату Дэниела, меня трясло, как осиновый лист. Надо было сразу признаться ему, что я - девственница. К чему эти игры, они мне не по силам, он раскусит меня в одно мгновение и что дальше - новое унижение? Пока стояла в размышлениях передо мной открылась дверь, то, что я увидела, повергло меня в шок- Дэниел был как всегда элегантен: черные брюки, рубашка березового цвета с расстегнутыми верхними пуговицами, позади него стоял накрытый стол со всей атрибутикой романтического ужина. Почувствовала себя полной дурой, я бы еще сразу голой к нему заявилась. Деваться было некуда, мужчина уже отошел от двери, пропуская меня вперед. Дошла до стола и оглянулась на него в нерешительности.
  - Присаживайся, - Дэниел указал на одно из кресел, я послушно села, мужчина подошел к столу и, открыв бутылку шампанского, разлил напиток в два бокала, после чего сел сам. На столе горели свечи, придавая вечеру атмосферу интимности. Молчание затягивалось, от чего я стала нервничать еще сильнее и чтобы скрыть неловкость ляпнула первое, что пришло в голову: "Я думала мы сразу," - и тут запнулась, не зная, как закончить предложение. Мужчина несколько секунд наслаждался моей растерянностью, но все же пришел на помощь и договорил за меня.
  - Думала, что я сразу полезу к тебе под юбку или точнее под халат? - на последних словах он улыбнулся. Мне оставалось лишь молча кивнуть, не так я хотела закончить свою мысль, но суть была передана верно.
  - Ты еще не готова, - без иронии сказал Дэниел.
  - В смысле не готова?
  - Это ведь твой первый раз, - утвердительно произнес мужчина.
  - Откуда ты знаешь? - если он догадался, значит я была совсем не убедительна в своих попытках доказать ему обратное.
  - Когда мы нашли тебя, то прежде чем забрать к себе собрали всю информацию.
  - Тогда зачем ты спрашивал меня о девственности и прочие интимные вопросы? - совсем растерялась.
  - Ты так мило краснела, что не мог отказать себе в удовольствии.
  Вовсе не рассчитывала на раскаяние. Его и не последовало, вместо этого мужчина откинулся в кресле и с улыбкой наблюдал за мной. Он с самого начала играл со мной, как с мышонком, а я, как наивная дура велась на все его провокации. Ладно, это уже в прошлом, совсем не хотелось портить сегодняшний вечер, я слишком многого от него ждала.
  - Расскажи о ваших способностях, - перевела разговор в более мирное русло, попутно отпивая из бокала.
  - У всех они разные - все зависит от того насколько сильна божественная кровь и кем были твои предки. Моим дедом был Бог раздора - Янтаро, и он в совершенстве владел гипнозом. Мне от него достались "ангельский" характер и умение отключать сознание. Мои родители оба Верховные, поэтому я смог унаследовать сей дар, но как носитель не первой крови получил от него только половину, насчет нашей дочери- не уверен, что ей передастся и эта часть, т.к. божественная кровь будет только с моей стороны, ты подкрепить ее не сможешь.
  - Но это ведь не страшно, если наша дочь не будет обладать твоим даром? - спросила вслух, а про себя подумала: - "Главное, чтоб не твоим характером".
  - Нет. К тому же способности проявляются не сразу, на то чтоб они пробудились иногда уходит не одно десятилетие. - абсолютно спокойно ответил Дэниел.
  - А твои родители тоже владеют гипнозом?
  - Только мама, Янтаро был ее отцом, но она не пользуется своим навыком, помня, сколько бед натворил ее предок. У Верховных редко рождается больше одного ребенка и, как правило, способности передаются только старшим детям, Винсент- младший сын. Чем дальше в родстве от Богов, тем меньше шансов унаследовать их навыки.
  - Значит это ты постоянно отключал меня, а я думала, что теряю сознание?
  - Да, в некоторых случаях так проще.
  - А Кайлу передались божественные способности?
  - Да, он может перевоплощаться в животное.
  От такой новости у меня глаза на лоб полезли: "В кошку?"
  Дэниел подозрительно на меня покосился: "Почему в кошку?"
  - Не знаю, он напоминает мне кота: грациозного, породистого и ласкового.
  - Да, что-то наподобие, - раздумывая согласился мужчина.
  - О, а это секрет или мне тоже можно увидеть? - с надеждой в голосе спросила я.
  - Ты - член семьи, так что секретов нет. Думаю, он будет в восторге от такой идеи, - чересчур отрадно и быстро ответил Дэниел, но я, замечтавшись, подвоха не заметила.
  - Дэниел, - замерла в нерешительности, мужчина выжидающе смотрел на меня, сделала еще глоток шампанского для храбрости, - Винсент говорил, что рано или поздно ты сможешь полюбить меня - это правда?
  - Да. Знак избранности означает, что наши души предназначены друг другу и они не обретут покой, пока не встретятся. У таких союзов всегда высшая миссия, поэтому они благословенны и нерушимы. У нас есть предание, будто Боги, которых постигла жестокая участь, перерождаются на земле и отмечаются свыше подобным знаком, оттого они всегда в милости и почете, если только не нарушают законы и не учиняют беспорядки.
  - Ты в это веришь?
  - Почему бы нет.
  - Отчего же ты тогда сопротивлялся нашему браку? - спросила и замерла в ожидании ответа.
  - Потому что не хотел, чтобы все было согласно воле Императора, - по его тону я поняла, что мы вступили на зыбкую почву и нужно было спасать положение, но следующий вопрос буквально сорвался с моих губ: "Это из-за нее, из-за Мадлены?"
  Лицо мужчины перекосило от ярости: "Кто тебе сказал? А, твоя подружка, Кайл, поделился информацией?" В следующую минуту Дэниел вскочил с кресла и оказался у полуоткрытого окна, стоя спиной ко мне.
  - Ты все еще ее любишь? - спросила практически шепотом, ловя себя на мысли, что боюсь услышать положительный ответ.
  - Нет, и думаю, что никогда не любил, ведь я с самого начала знал, что у нас нет будущего, но ее чувства ко мне......я был за них ответственен, а сейчас даже не знаю, как она закончила свою жизнь. Время лечит все, но когда слышен голос совести, то затянуть некоторые шрамы даже ему не под силу.
  Теперь я смотрела на него совсем другими глазами и видела несгибаемого мужчину столько лет жившего со своей болью. Она была его ношей, которая тянула и не отпускала, а он, будучи человеком чести и долга, не спешил с ней расставаться.
  - А я бы могла помочь?
  - Иногда мне кажется, что только ты и можешь исцелить мою душу, но я не хочу, чтобы это стало твоей задачей, ты ничего мне не должна.
  После сказанного Дэниел обернулся и посмотрел на меня, я поняла его без слов, встала и так же молча подошла, не прерывая зрительного контакта, остановилась в полу метре от мужчины. Он поднял руку и костяшками пальцев нежно, едва ощутимо провел по моей щеке. От такой неожиданной ласки прикрыла глаза, и сама потерлась о его руку. Дэниел замер, но буквально через секунду я почувствовала прикосновение его губ к своим - это было легкое, приятное знакомство и мне захотелось большего, но углублять поцелуй мужчина не спешил, напротив - он отстранился. Я открыла глаза и разочарованно посмотрела на него, Дэниел улыбнулся и вновь провел пальцами по моей щеке: "Я провожу тебя до твоей комнаты". Закрыв за мужчиной дверь и оказавшись наедине со своими думами, все размышляла, почему же он не пошел дальше. Напрашивался простой и банальный ответ, что может, я не вызываю в нем вожделения. Эти мысли хотелось гнать, но они табуном скакали в моей голове, подрывая зарождающуюся уверенность и повсюду оставляя свои следы. Намереваясь не портить впечатление от сегодняшнего вечера, я предалась воспоминаниям о коротком, но от того не менее желанном, нашем первом и пока что единственном поцелуе. Сама не знаю с чего вдруг, но мне очень захотелось ему понравиться по-настоящему и неимоверно сильно. Он умел быть обходительным и любезным, когда того хотел. И я неожиданно для самой себя пожелала ощутить его любовь, понять, каково это быть центром его вселенной.
  Утром, встав позже обычного, собирала волосы в хвост, когда услышала стук в дверь. Открыла абсолютно уверенная, что пришла Элейна, но гость меня приятно удивил:
  - Привет, - улыбаясь сказал Дэниел.
  Было немного неловко видеть его после вчерашнего: "Привет, я проспала".
  - Всю ночь одолевали эротические сны с моим участием? - тоном заправского ловеласа поинтересовался он. Этот мужчина неисправим.
  - А как тебе спалось? - ответила вопросом на вопрос.
  - Плохо, поэтому я уже как пару часов на ногах, - сказал Дэниел и притянул меня к себе обхватив одной рукой за талию, а второй закрывая за нами дверь: - Пойдем завтракать.
  - Вот вы где голубки, - увидев довольного Кайла, идущего нам навстречу, вспомнила вчерашний разговор с Дэниелом и сама рванула к мужчине.
  - Кайл, а ты не мог бы показать мне свое превращение в кошку, пожалуйста. Для вас это все привычно, а для меня- настоящее чудо, - забыв поздороваться, сложила руки на груди в просительном жесте и с надеждой в глазах стала умолять.
  - В кого? - он как-то странно покосился на моего будущего мужа, но Дэниел и бровью не повел, стоял, как ни в чем не бывало.
  - Кошки - это вторая моя любовь после книг, если, конечно, тебе не трудно, - не унималась я.
  - Конечно, детка, ради тебя все что угодно, - каким-то обреченным тоном произнес Кайл.
  Я ждала чего угодно, но только не этого - в одно мгновение испарился мужчина и на его месте появился кот- вот так просто, без жутких трансформаций, мутаций и прочего. Животное было более крупных размеров, чем его собратья, персикового цвета с густым подшерстком. Не веря своим глазам подошла ближе и присев на корточки осторожно погладила, не заметив неодобрительной реакции и в конец осмелев стиснула в объятиях и начала ласкать. Терпел кот- Кайл не долго, через какое-то время стал вырываться из моего заключения, справившись с задачей - ударился в бега и скрылся за поворотом.
  - Я что-то не так сделала? - подняла растерянный взгляд на Дэниела.
  - Ну что ты, это он от переизбытка чувств, - ответил мне очень довольный мужчина.
  - Доброе утро, Ксения! - Адам шел к себе, но увидев нас остановился, чтоб поприветствовать меня.
  - И Вам доброе!
  - Что-то случилось?
  - Не знаю. Я попросила Кайла перевоплотиться в кошку, но, по-моему, ему не очень понравилось.
  Мужчина откашлялся: "Еще бы, наше животное- рысь, а превращаться в тех, кто пушистее и милее Кайл считает ниже своего достоинства".
  За спиной раздался громкий смех Дэниела, сдерживаться он больше не мог, я посмотрела виноватыми глазами на Адама, но тот поспешил меня успокоить: "Не переживай, мой сын быстро придет в себя", - и подмигнув Дэниелу, Адам удалился.
  - Ты ведь знал? - мой тон изобличал мужчину, но его, похоже, это никак не задевало.
  - Я же должен был как-то отплатить ему за мои мучения последних дней, - уверенный в своей правоте заявил он.
  - Какие мучения? - не поняв, о чем это, переспросила я.
  - За все твои улыбки, предназначенные ему, - со всей серьезностью произнес Дэниел и подойдя ближе, приобнял меня руками за талию. Всматриваясь мне в глаза, он опустил голову и поцеловал меня в губы. Предчувствуя такое продолжение, обхватила руками его за плечи, стараясь продлить удовольствие. На этот раз наш поцелуй был более глубоким, долгим и страстным. Когда мужчина остановился, я почувствовала себя покинутой, мне нравилась теплота его губ и жаркое дыхание опаляющее мои щеки.
  - Ты никогда не чувствуешь себя виноватым?
  - Один раз было и мне не понравилось.
  Я ощутила, как он вновь начал замыкаться, его слова были о Мадлене, но возвращаться к женщине, которая стояла между нами, сейчас хотелось меньше всего, поэтому, наступив на горло своей нерешительности, я с силой притянула его к себе, и сама впилась в губы мужчины новым поцелуем.
  Дальнейшие дни проходили для меня с ощущением долгожданного счастья и полного слияния с семьей Прест. От них всегда веяло спокойствием, заботой и уверенностью, и я мечтала позаимствовать эти качества и быть им подстать. Мне стала нравиться сопричастность к этому семейству и их теплое и свойское отношение к моей персоне. Пусть жизнь и приучила не обольщаться, отбирая мгновенно самое дорогое, но в этот раз хотелось верить, что все будет по-другому и это мой конечный пункт. По крайней мере так всегда описывалось в книгах, которыми зачитывалась еще недавно, что только после потерь и утрат приходит выстраданное и заслуженное блаженство. Причин для беспокойства не наблюдалось. Дэниел был приветлив и учтив, за исключением редких случаев, когда выпадала очередная возможность упиваться моими растерянностью и смущением. Мужчина питал к ним некую слабость. Мне оставалось смириться или научиться контролировать свои эмоции, не выставляя их напоказ. Все время мы проводили вместе, наслаждаясь обществом друг друга. Мой будущий муж оказался интересным собеседником с потрясающим чувством юмора. Каждый раз, рассказывая о чем-нибудь, он внимательно наблюдал за моей реакцией и с любопытством выслушивал мнение по любому поводу, что было наиболее приятно для меня. Единожды мы вместе покидали территорию особняка семьи Прест, выезжая за его пределы. Их дом находился далеко за городом, из ближайших соседей только курортно-туристическая зона в 25 километрах с развитой инфраструктурой: парк, небольшие павильоны, выполняющие роль магазинчиков, химчистка, рестораны. Именно отсюда божественному семейству доставляли еду. Мы провели в этом чудесном раю незабываемый день: гуляли, дурачились, отдыхали, сидя на скамейке в парке и, конечно, целовались так, как это делают все влюбленные парочки. Но ночи я, как и прежде коротала в одиночестве, сиротливо прижимаясь к одеялу. Почему Дэниел не торопился переходить определенную черту мне было невдомек. Сила его влечения не была больше для меня секретом, ее я ощущала постоянно, когда мужчина теснее прижимался ко мне во время наших любовных ласк. Он хотел большего, это явно чувствовалось особенно после того, как Дэниел с трудом отстранялся от меня, но что же тогда заставляло его сохранять дистанцию оставалось загадкой. Он не представлялся человеком, идущим на поводу у своих желаний, скорее наоборот - умело их контролировал, но в чем была нужда держать их в узде сейчас, когда я не сопротивлялась и скромно поощряла любые намерения в свой адрес. Со своей стороны, я признавала полную капитуляцию и влюбленность в мужчину, посланного мне свыше, а нашу еще не рожденную дочь считала ничем иным, как наградой небес за долгие годы одиночества.
   Приближался день встречи с Императором и как бы я ни старалась, но взять себя в руки удавалось с трудом. Накануне Элейна отвезла меня за покупками в город, возражений с моей стороны не было, пока я не увидела цены и объемы скупаемых для меня товаров, но все мои протесты пресекали на корню. Женщина лишь отмахивалась, говоря, что мой облик должен полностью соответствовать занимаемому статусу. Мне нравилось, как выглядела Элейна: всегда изысканно и роскошно, но роскошь была не кричащей, а изящной, поэтому я полностью доверилась ее вкусу. Как же по-женски это было - получать удовольствие от покупок, баловать себя обновками, ранее мне не приходилось сталкиваться с этим чувством, но оно делало меня счастливее. Мой гардероб был довольно скудным, а на фоне одеяний моей новой семьи еще и бедным. Все вещи покупались исключительно на распродажах и носились по долгу. От частых стирок ткань выцветала, и некоторые наряды представляли собой унылое зрелище, но я привыкла довольствоваться малым. Теперь же, примеряя новые одежды, я вошла в раж, крутясь в них перед большим зеркалом и смеясь от полного восторга.
  Утром я встала раньше обычного, хотя пол ночи прокрутилась в постели без сна. На завтрак не спустилась, так как есть совсем не хотелось, вместо этого мечтала оказаться как можно дальше отсюда. Абсолютно не знала, как вести себя с Императором: что говорить, что надеть, нарядов было много, но какой из них окажется уместным - вот в чем вопрос. Что будет, если я ему не понравлюсь или он решит, что Престы все-таки ошиблись и я не та, кто им нужен. Спустя два часа, доведя себя такими мыслями до истерики, практически набросилась на Элейну со своими терзаниями, когда та пришла разбудить меня, думая, что я еще в постели. Женщина вытерла мои слезы, обняла по-матерински и принялась успокаивать, рассказав о том, что мое появление на свет предсказал оракул. Никто не знает, кроме Императора, кто это или что это, но его пророчества всегда верны. Полгода назад Император вновь получил сведения от своего прорицателя, в них были даны уточнения относительно моего местонахождения и сообщались кое какие детали, по которым меня и нашли. Ну, что же, так даже лучше, по крайней мере, теперь, если вдруг я ему не понравлюсь, то пусть винит своего ясновидящего. Помимо этого, узнала, что Императора зовут Александр- это было его настоящее имя, в человеческом же мире его знали, как Алекса Блейза- мецената и благодетеля. Для известной личности мужчина вел довольно замкнутый образ жизни. Редко посещал светские мероприятия и, если делал это, то скорее ради поддержания публичного имиджа и, чтоб докучливые журналисты имели возможность общения с ним, не досаждая на территории его владений. Надо признать, что общество Верховных запустило свои цепкие руки во все сферы человеческой жизни, но как правило, они предпочитали находиться в тени имея при этом реальные рычаги давления и полную власть. Благо опыт, деньги, а также разнообразные таланты способствовали им в этом, помогая господствовать в мире не обличая себя. Что касалось истории Императора, то он был рожден двумя самыми сильными Богами в золотое время их правления, когда люди поклонялись своим творцам. Но постепенно человеческое тщеславие возросло настолько сильно, что, потеряв остатки здравого смысла, они осмелились на восстание против высшей власти. Масштаб мятежа был настолько велик, что, подавляя его, пришлось бы истребить все население, на это Боги не могли пойти, так как к тому времени уже слишком много их отпрысков было рождено человеческими женщинами по всему миру. Отказавшись заниматься детоубийствами, им ничего не оставалось, как смириться и принять смерть, считая это более достойным, чем спасение бегством. Но все же они успели передать свои силы ребенку, в котором видели возрождение эпохи и скрыли его от человеческих глаз, затеряв следы в параллельных мирах, утратив при этом бессмертие. Мальчик вырос, окреп и вернулся, чтоб под своим началом создать новую империю. Невольно ощутила уважение к этому сильному и, наверное, очень одинокому мужчине. Пока сидела в раздумьях, Элейна принесла мне завтрак и проконтролировав, чтоб все было съедено, отправила принимать ванну, сказав, что вернется через час. Так как нам с женщиной предстояло сотворить из меня принцессу, заслуживающую честь быть представленной Императору, то все дела по созданию сегодняшнего мини банкета взяли на себя мужчины, поэтому Дэниела я не увижу до вечера.
  Еще раз оглядев свое отражение в зеркале и послав ему ослепительную улыбку, направилась к выходу. Элейна потрудилась надо мной на славу: волосы были забраны наверх в подобии небрежной прически, по бокам струилась пара локонов, умелый макияж фокусировал взгляд на глазах, но не оставлял без внимания губы, которые чуть тронули нежно-розовой помадой. Довершало образ серебристое платье в пол на тоненьких бретельках, открывая взору линию декольте. Такой красавицей мне быть еще не доводилось. Я неуютно себя чувствовала в столь откровенном и роскошном платье, но Элейна настояла именно на нем. Дойдя до лестницы, ведущей на первый этаж, остановилась с замиранием сердца - внизу стоял Дэниел. В черном смокинге и белоснежной рубашке мужчина был бесподобен, от такой картины я, кажется, забыла, как дышать. Почувствовав на себе взгляд, он повернул голову в мою сторону и от красноречивого желания, которым загорелись его глаза, мои щеки вновь начали стремительно краснеть. Спустившись и поравнявшись с моим будущим мужем, теперь я часто называла его так, вложила свою руку в мужскую, галантно предложенную мне.
  - Ты прекрасна.
  Одна фраза, но сказанная таким голосом, что все мои сомнения и страхи развеялись, захотелось остаться с ним наедине и отдаться на волю чувств.
  Ровно в семь вечера Император с тремя сопровождающими переступил порог дома семьи Прест, встречал их, как и положено глава семейства - Винсент. Мы с Дэниелом стояли позади, спрятанные за спинами остальных, поэтому божественная делегация увидела меня, только когда закончилось официальное приветствие, и все расступились. Мой взгляд сначала остановился на трех мужчинах, которые находились чуть ближе ко мне. Все высокие, с гордым профилем, взирали на меня со спокойным любопытством, как позже объяснил Дэниел - это свита и соратники Императора: все трое возглавляли верховный совет и были правой рукой Его Величества. Разглядывала их недолго, спустя несколько секунд моим вниманием завладел высокий блондин. Его фигура явно выделялась среди других и, если бы не знала кто передо мной, все равно решила бы, что Бог. Людей с красотой, будто высеченной из камня и такой мощной и притягательной аурой просто не существует в природе. Он смотрел на меня испытующе и с интересом, оставшись довольным производимым эффектом, двинулся в нашу с Дэниелом сторону. Только когда Император подошел к нам совсем близко, я вышла из оцепенения и поняла, что все это время стояла с открытым ртом.
  - Рад приветствовать тебя, Ксения!
  Я в ответ пролепетала что-то уместное случаю, мужчина же учтиво поклонился и поцеловал мою руку.
   - Надеюсь, ваша дочь унаследует красоту своей матери.
  После этой фразы Дэниел в собственническом жесте обвил рукой мою талию, что не осталось незамеченным Императором, но тот в свою очередь лишь с улыбкой посмотрел на меня и перевел взгляд на мужчину.
  - Я рассчитывал, что к моему приезду вы уже будете в браке, ты ведь в курсе, что она готова?
  - В курсе и я решу этот вопрос в ближайшее время, - прохладным тоном ответил Дэниел.
  - Не сомневаюсь, сама Богиня утренней зари, смогла бы позавидовать ее красоте, - оставив не замеченной интонацию моего будущего мужа, Император принялся вновь разглядывать мое лицо.
  Стало совсем неловко от того, что они так просто при всех обсуждают мое желание близости, но подаренный мне комплимент не оставил равнодушной. Губы сами растянулись в немного стыдливой улыбке, от чего в его серебристо-пепельных глазах появился озорной блеск. Закончила наши смотрины Элейна, пригласив всех к столу. Ужин проходил в довольно мирной обстановке, так как почувствовав расположение Императора, заметно расслабилась. Хотя поначалу здорово нервничала, ведь все внимание было приковано к моей персоне. Я заново рассказывала историю своей жизни в приюте, красочно повествуя о том, какой одинокой и сиротливой была до встречи с Дэниелом и его семьей. Его Величеству было известно много о моем прошлом существовании, но как он выражался - это были лишь сухие факты, не отражающие моей сути. С ним было приятно общаться, казалось, что мы нашли общий язык и прекрасно ладим друг с другом. Нашу дружественную беседу поддерживали все присутствующие кроме Дэниела, даже свита Императора, несмотря на то, что мужчины были немногословны. И только мой будущий муж становился все холоднее и молчаливее, чем вызывал мое недоумение и хитрую усмешку на лице брата, поэтому, когда банкет закончился и Император пожелал вернуться в свою резиденцию, Дэниел вздохнул с облегчением.
  - Брат, как считаешь, Ксения очаровала Императора? - вопрос был задан невинным тоном, но в глазах Кайл плясали лукавые огоньки.
  - Уверен и рад, что им овладевает другое желание, нежели меня. Не хотелось бы затевать войну ради любви.
  Дэниел никогда не говорил о своих чувствах, я и не спрашивала, надеясь, что рано или поздно он меня все равно полюбит и сам откроется, и, хотя, его слова не дотягивали до полноценного признания, но все же заставили мое маленькое сердечко забиться сильнее.
  Еще немного поболтав с членами семьи о прошедшем ужине, мы с Дэниелом пошли к себе. Я думала, что мужчина, как обычно отправит меня спать в одиночестве, но, когда мы поравнялись с его комнатой, он остановился, посмотрел на меня, как будто на что-то решался и открыл дверь, пропуская вперед. Дойдя до середины его покоев - остановилась, не зная, что делать дальше. Он подошел сзади и, обхватив за талию наклонился к самому уху: "Ты можешь еще отказаться, потом я не дам тебе уйти".
  - Нет, - ответила, как можно быстрее пока страх не заставил передумать.
  Каким-то шестым чувством поняла, что мужчина улыбнулся. Переместив свои руки с моей талии на плечи, он потянул бретельки вниз, отчего платье, медленно обнажая меня, упало к ногам. Дэниел сделал пару шагов назад, оказавшись без его тепла и оставшись в одних трусиках и туфлях на высоком каблуке, почувствовала холод, прикрыв грудь руками в пол оборота повернулась к нему. Мужчина не спеша снял пиджак и так же неторопливо расстегнул белоснежную рубашку, скользя взглядом по- моему практически нагому телу. Это было настолько эротично, что мое дыхание участилось, а в низу живота появился трепет, который постепенно превращался в жар. Подойдя ко мне, Дэниел одним движением освободил от заколок мои волосы, и они водопадом рассыпались по плечам. Зарывшись в них руками, он опустил свою голову так, что теперь я видела неприкрытую страсть в его глазах. Больше он не медлил - обрушился на мои губы, как странник утомленный жаждой набрасывается на глоток живительной влаги- его язык во всю хозяйничал у меня во рту, сплетаясь с моим в диком танце. Приподняв меня за ягодицы и теснее прижав к себе так, что я почувствовала всю мощь его желания, понес на кровать. Опустив очень бережно, мужчина быстро снял с себя остатки одежды и встал на постель, опираясь на колени. Теперь я могла лицезреть его во всей красе, и эта картина не оставила равнодушной мое женское и неопытное естество. Сильное, накаченное мужское тело, рождало трепет влечения, и как бы я ни старалась не опускать взгляд ниже его живота, мои глаза по своему собственному устремлению впились в предмет его гордости и достоинства. Облизав пересохшие от вожделения губы, посмотрела на Дэниела: он не торопился, давая мне время привыкнуть к мужской наготе. Освободив мои ноги от туфель, он постепенно перешел к трусикам, медленно стаскивая их с меня. Я молча наблюдала за ним, не пытаясь прятать интимные места, хотя чувство стеснения меня не покидало. Покончив с последней частью моего туалета, мужчина пылким взглядом прошелся по телу, лежащему перед ним и, раздвинув мои ноги, разместился между ними. Приступив к соблазнению, он начал осыпать легкими поцелуями шею, постепенно спускаясь к груди. Поймав в плен вершину моего бюста, Дэниел умело играл с ней: то, прикусывал, то зализывал, описывая круги своим языком, отпускал на волю и снова пленял. Пока его рот забавлялся, даря восхитительное наслаждения груди, рука скользнула к девственной плоти и, раздвинув ее края, принялась поглаживать сосредоточение моего возбуждения. Руками схватила мужчину за волосы, теснее прижимая его голову к груди и словно сквозь пелену услышала стон своей высвободившейся страсти. Жар усилился, когда к прочим ласкам Дэниел всунул в меня палец, и я, освободив из захвата его голову, вцепилась в простыни и зашевелила бедрами навстречу его напору. Мои стоны прекратили мужские губы, впившиеся со всей горячностью в податливый рот, но эйфория прошла, когда я почувствовала, как в меня очень медленно стало что-то вторгаться. Неприятное чувство от того, что инородное тело входит туда, где его быть не должно, заставило напрячься. Оторвавшись от губ Дэниел посмотрел мне в глаза: "Расслабься, так будет только хуже". И когда уже готова была последовать его совету, он резким движением проник до конца. Острая боль пронзила все тело, я старалась оттолкнуть мужчину, но он не сдвинулся и на сантиметр, продолжая крепко держать меня в тисках. Попытки оказать сопротивление провалились и, увидев, что я сдалась, Дэниел продолжил начатое, стараясь сдерживать пыл, он раз за разом входил в меня, медленно, постепенно наращивая темп. Дискомфорт ушел, на его смену вернулось неутоленное желание, которое требовало мгновенного удовлетворения. В один момент перестало иметь значение все, кроме пронзительных толчков и отчаянного желания продлить их как можно дольше. Это была любовная лихорадка, в которой сплелись наши тела и горели в едином порыве бушующей страсти.
  Я старалась выровнять дыхание, придя в себя после нашей близости, Дэниел бесчувственным телом лежал сверху, уткнувшись носом в изгиб моей шеи. Было не легко под его весом и я зашевелилась, мужчина скатился и лег на бок, правильно расценив мои попытки.
  - Как ты себя чувствуешь?
  - Все хорошо, - ответила с застенчивой улыбкой, повернув голову в его сторону. - А ты?
  Промолчав, он нежно погладил подушечками пальцев мои припухшие от поцелуев губы. Эта мимолетная ласка была очень приятна, и я, желая отблагодарить за нее, сначала прикусила, а потом лизнула его большой палец.
  - Не советую продолжать, если только ты не ждешь повторения.
  Когда до меня дошел смысл сказанного - замерла, вглядываясь в лицо мужчины и пытаясь понять, шутит он или нет.
  - Это очень возбуждает, - пояснил Дэниел.
  - А ты хочешь повторения?
  Вместо ответа он взял мою руку и прижал ладошку к своему паху и только после этого заговорил: "Я мечтаю об этом".
  Я чувствовала пульсацию его все еще твердого члена и мне это льстило, но мужчина поспешил убрать мою руку, разрывая наш телесный контакт: "И это тоже возбуждает". Тебе нужно отдохнуть, а потом мы продолжим.
  Дэниел повернул меня на бок и теснее прижал к себе обхватив рукой за талию, после чего прошептал: "Спокойной ночи, Ксения Прест".
  Заснула я не сразу, долгое время лежала и наслаждалась близостью мужа и его прикосновением к моей обнаженной коже. Наконец-то мы женаты! Меня захлестнуло чувство счастья и удовлетворения от того, что самый прекрасный мужчина на свете принадлежит мне. Но все же, не все было так радужно, как того хотелось. Личность супруга оставалась по-прежнему загадкой, и, хотя он принял меня в круг своих родных людей, это означало лишь одно- я больше не чужая. Душевная же близость, которая пренепременно должна жить между мужем и женой, не могла возникнуть из-за барьеров, выстроенных Дэниелом и им же ревностно оберегаемых. Я не хотела, чтобы это обстоятельство отравляло мое существование и заставляло выстраивать стену недоверия, поэтому не позволяла своим сомнениям брать верх.
   Проснулась где-то под утро от нежных поглаживаний моей пятой точки, но продолжала лежать с закрытыми глазами, упорно делая вид, что сплю. Ласки стали настойчивее, и я услышала голос Дэниела сквозь его смех: "Обманщица, я знаю, что ты уже не спишь и хочу пожелать тебе доброго утра". Лежа на животе, я почувствовала, как он чуть шире раздвинул мои ноги и, устроившись сзади начал входить. Мужчина не торопился- сегодня не было бешеной гонки, в которой мы летели еще вчера, сегодня все было по-другому: без поцелуев и прелюдии, не позволяя страсти одержать победу, мой муж двигался не спеша и основательно, доводя до агонии мое разгоряченное тело.
  После окончания нашей любовной игры мужчина слез с меня и лег рядом, я повернула голову в его сторону: "И тебе доброе утро!" Он улыбнулся, глядя в глаза.
  - Дэниел............ тебе нравится спать со мной, ты ведь это делаешь не потому, что так надо?
  Мужчина напрягся: "Откуда у тебя такие мысли?"
  - Ну, ты мог и раньше...... сделать меня женой.
  - В следующий раз, прежде чем строить нелепые догадки, лучше спроси у меня.
  Нисколько не обиделась на его высокомерный тон, потому что за время нашего общения успела привыкнуть. Посмотрев на меня, словно на неразумное дитя, он продолжил: "Мы можем получать удовольствие от полового акта и без кульминации, но для нас она так же желанна, как и для других мужчин. Теперь, когда я знаю, что это такое, то могу оказаться ненасытным. Не хотелось бы, чтоб ты шарахалась от меня, как от маньяка".
  - Может быть, мне это доставляет не меньшее удовольствие, чем тебе, - осмелилась на откровенность.
  От моих слов Дэниел сделался веселым: "Я рад, что наши взгляды совпадают".
  Держась за руки, мы спускались к завтраку в приподнятом настроении после совместно принятого душа. Интимной близости не было, но было какое-то другое волшебство, не менее приятное и волнующее. Незабываемое ощущение от того, как супруг проводит губкой по моему телу, рождало чувства безопасности и заботы, но наравне с этим возбуждало и доставляло наслаждение.
  Войдя в столовую, увидела улыбчивые взгляды, устремленные на нас. Первым прервал молчание Кайл: "О, чета Престов, что же вас так задержало? Отсыпались после ночного марафона?" - с еле сдерживаемой улыбкой поинтересовался он.
  - Не твое дело, - отрезал Дэниел и усадил меня рядом с собой за стол.
  - А с чего ты взял? - вопрос вырвался сам собой, но договорить не успела, так как Кайл опередил меня с ответом.
  - Я ночью мимо проходил, когда услышал какие-то вопли, сначала подумал, что тебе стало плохо, ну, может кошмар приснился или мигрень разыгралась, - мужчина сделал паузу, после которой заговорил вновь, - Да, не думал брат, что ты такой неумелый любовник. Бедная Ксения, ей ведь тебя всю жизнь терпеть.
  В следующий момент братья расхохотались так, как будто это была самая смешная шутка на свете. Последовала цепная реакция и веселью за столом поддались все, даже Элейна, хотя и смотрела на меня с извинением за дурачество юношей, и только я, как и положено случаю, стремительно краснела, стыдливо опуская лицо все ниже.
  - Кстати, Император передает вам свои поздравления, - вставил Винсент.
  - А он то откуда знает? - не веря своим ушам, в шоке уставилась на мужчину, забыв про смущение.
  - Вчера перед уходом он просил оповестить его.
  Для меня это было слишком - не готова, вот так прилюдно, обсуждать личные темы, тем более те, что касались постели.
  - Через десять дней он устраивает прием в вашу честь, хочет представить Ксению Верховным, - продолжил Винсент, глядя на Дэниела.
  От такой новости я напряглась еще сильнее: "Зачем?"
  - Привыкай, отныне вся твоя жизнь напрямую связана с его, - уже без шуток заговорил Кайл, - я бы на твоем месте расслабился и получал удовольствие.
  - Удовольствие от чего? - искренне не понимала и только больше нервничала.
  - Теперь ты его любимица. Любой твой каприз будет исполнен, пользуйся этим.
  Оставшуюся часть завтрака за столом я присутствовала лишь физически, не вслушиваясь в разговоры и не поддерживая их. Может быть, Кайл прав и не все так плохо, как кажется, но все же чувствовала себя домашним зверьком, судьба которого полностью зависит от желаний хозяина. Мне стало понятно сопротивление Дэниела навязанной воле высшей власти и его стремление оставлять последнее слово за собой - так создавалась иллюзия выбора и свободы, но к счастью для себя я была более покладиста и дисциплинирована, нежели мой муж, а потому надеялась безболезненно вписаться в установленные порядки.
  Десять дней пролетели очень быстро. За это время мы с Дэниелом переехали в общую комнату, которая по размерам была как наши две прежние. Мне было предложено полностью преобразить интерьер по своему вкусу, но, увидев его великолепие, не решилась что-то менять. На мой взгляд, наша спальня походила на роскошный номер в отеле, предназначенный для встречи особых, очень важных гостей, а электрический камин (с некоторых пор я имела определенную слабость к ним) создавал атмосферу тепла и уюта. Было несколько волнующе каждую ночь делить с Дэниелом постель и отдаваться ему уже на правах жены. Привыкнув всегда и во всем занимать лидирующее положение, муж доминировал и в спальне, удовлетворяя полностью все мои желания. Иногда я брала инициативу в свои руки, чем доставляла ему немалое удовольствие. В день переезда мы устроили романтический ужин у камина с вином и фруктами. В этот вечер супруг преподнес мне первый подарок- кольцо из белого золота с бриллиантом, на внутренней стороне которого были выгравированы наши инициалы. Я даже отдаленно не могла представить стоимость такого презента, но его ценность для меня заключалась в другом. По- детски расплакалась от восхищения и признательности, чем растрогала своего мужа и он, приобняв меня за плечи, негромко произнес: "Рад, что тебе понравилось".
  - Ты шутишь, как такое может не понравиться, - с восторгом рассматривала свою руку, безымянный палец которой был увенчан драгоценным перстнем, - мне никто не делал таких подарков, откровенно говоря, кроме родителей мне вообще никто и ничего не дарил.
  - Я исправлю это недоразумение.
  После того разговора Дэниел баловал меня чуть ли не каждый день, преподнося цветы в дизайнерском оформлении, конфеты, привезенные издалека и, конечно, украшения, сделанные на заказ. Таким образом, я стала счастливой обладательницей комплекта из жемчуга, который включал в себя колье и браслет. В один из дней супругу пришлось уехать по делам на двое суток, того требовал семейный бизнес. Только в разлуке окончательно убедилась в своей привязанности и любви к мужу. Я тосковала с каждой минутой все больше, проводя бессонные ночи в мыслях о нем. Даже книги не смогли стать утешением, настолько сильна была моя грусть. Между тем, Дэниел ни разу не позвонил. Однажды я была готова сама набрать его номер, но в последний момент передумала. Возможно, это была гордость, а может - не хотела навязываться. Но по его возвращению меня ждал приятный сюрприз в виде сгорающего от желания мужчины. Увидев мужа, я позабыла огорчения последних двух дней, и сама бросилась к нему в объятия.
  Настал день приема у Императора. Это было очередное испытание, к которому я готовила себя заблаговременно. Дэниел подбадривал меня, говоря, что бояться нечего, и что я покорю всех гостей своей красотой и очарованием. Не имела ни малейшего представления о том, насколько важно для мужа, чтобы меня приняло его окружение. Если бы он хоть раз заикнулся, что ему это безразлично - нервозов бы поубавилось. Зная, что предстоит тщательная подготовка к балу, Дэниел оставил меня в заботливых руках своей матери. Элейне удалось сотворить очередной шедевр: я выглядела точно так же, как в день знакомства с Императором, за исключением более яркого макияжа и закрытого платья черного цвета в пол с разрезом от самого бедра. В довершении к туалету добавила комплект из жемчуга, подаренный супругом, и, натянув улыбку на лицо, отправилась покорять мир Верховных.
  Резиденция Императора была похожа на дворец как снаружи, так и внутри и поражала королевским размахом и великолепием. От ворот до самого крыльца тянулась аллея с колоннами, украшенными живыми цветами. По правую сторону от аллеи находилось некое подобие летней террасы со скамейками для отдыха, откуда открывался удивительный вид на огромный фонтан с подсветкой. На первом этаже дома располагался необъятных размеров зал для приема гостей с высокими окнами и громадной люстрой из хрусталя под потолком, повсюду были расставлены небольшие фуршетные столики с шампанским и закусками. Пока я крутила головой и разглядывала окружающую меня красоту, не заметила, как наша делегация подошла к Императору. Он приветствовал нас как дорогих гостей, в особенности мою скромную персону. Дэниел держался рядом, не убирая руки с талии, чем придавал уверенности моим расшатанным нервам. Выведя нас в центр зала Его Величество подал сигнал, после которого воцарилась абсолютная тишина и обратился к присутствующим: "Этого дня я ждал долгие годы и, наконец, могу вам представить гостя, особенного для меня - Ксения Прест".
  Объяснять каждому кто я такая не пришлось, в мире Верховных новости разлетались так же быстро, как сплетни со страниц желтой прессы. Далее последовали овации и процедура знакомства: новые имена, новые лица и тосты в мою честь. Люди сменяли друг друга с такой скоростью, что я не успевала запомнить всех. От этой кутерьмы разболелась голова, приходилось улыбаться, говорить в ответ какие-то дежурные фразы, быть милой и любезной. Когда круг желающих познакомиться со мной лично поиссяк, Император пригласил составить ему пару в танце. Дэниел, находившийся все это время рядом и принимавший поздравления от собравшихся, хоть и неохотно, но все же позволил Императору меня увлечь.
  - У вас прекрасный дом.
  - Ты находишь? Мне больше напоминает золотую клетку, но что поделать - статус обязывает, - на этих словах он как-то горько улыбнулся.
  - Просто ему не хватает женской руки, которая создала бы уют.
  - Надеюсь, вскоре такая женщина появится на свет, - уже оптимистично проговорил мужчина, смотря мне в глаза.
  Я была смущена такой откровенностью, поэтому в разговоре возникла пауза.
  - Твой супруг очень ревнивый, - глядя с улыбкой куда-то позади меня проговорил Император.
  - Не знаю, может быть, мне не приходилось наблюдать его в таком состоянии.
  - Возможно, ты не догадывалась, когда видела его в таком состоянии.
  После того, как медленная музыка сменилась на быструю, к нам подошел Дэниел и вручил мне бокал шампанского.
  - Не возражаете, если я заберу свою жену, - обратился он к Императору.
  - Конечно.
  Обняв меня, как обычно за талию, муж направился к выходу. Оказавшись на улице, я жадно вдыхала аромат летней ночи.
  - Как впечатления? - поинтересовался супруг.
  - Еще не определилась, - отпивая из бокала маленькими глотками ответила.
  - Ты хорошо держишься, я же говорил, что волноваться не о чем.
  Только сейчас поняла, что все позади и выдохнула.
  - А где Элейна и остальные?
  - Где-то здесь, они хотели с участниками совета обсудить дела, касающиеся бизнеса. Нам пора возвращаться - гости ждут твоего внимания, - последнее Дэниел произнес с легкой грустью.
  И все завертелось по новой: шампанское, тосты, беседы с малознакомыми людьми и танцы. Первые два танца со мной вальсировал муж, хотя желающих было много, но он не давал этого права никому, устраняя претендентов холодным взглядом. К середине вечера я так устала, что ускользнула от тотального внимания и укрылась в дамской комнате. Умывая лицо водой, подняла взгляд к зеркалу, когда услышала, что дверь отворилась. В отражение увидела стройную, высокую блондинку. В первый момент решила, что мне показались ее злость и ненависть, но обернувшись поняла, что не ошиблась. Она взирала на меня свысока, даже не думая прятать свою враждебность. Обойдя меня вокруг и разглядывая, словно моль под микроскопом, заговорила: "Ты просто смешна!"
  - Простите? - искренне не понимала причин такой агрессии, а потому прибывала в растерянности.
  - Ты думала, что пришла, перепихнулась и уже королева вселенной? Да ты даже мизинца его не стоишь! Рядом с Дэниелом должна быть достойная женщина!
  По крайней мере, теперь стало понятно откуда дует ветер.
  - По всей видимости, мы вкладываем разный смысл в понятие "достойная", - холодно парировала ей в ответ.
  Она хотела еще что-то сказать, но промолчала, уставившись куда-то позади меня. Я обернулась и увидела раздраженного мужа. Он стоял в дверях и молча смотрел на мою соперницу, потом перевел взгляд на меня:
  - Все хорошо?
  - Да, - не хотела опускаться до ябедничества в ее присутствии, поэтому подошла к супругу, и мы вместе вернулись в зал.
  Вечер был испорчен. Никак не получалось прогнать из головы мысли о блондинке: Кто она такая, что их связывало с Дэниелом? Вопрос за вопросом, а ответов не было. Я чувствовала себя униженной, растоптанной, что не удалось скрыть от мужа, который после инцидента в дамской комнате не спускал с меня глаз. Сославшись на усталость попросила мужчину проводить меня до покоев, отведенных нам на эту ночь. Мне хотелось побыть одной, чтоб дать волю эмоциям и не прятать их за маской холодного спокойствия. Супруг, кажется, это понял, поэтому, сказав, что вернется чуть позже, оставил меня наедине с моей хандрой. Свернувшись калачиком на кровати и обняв себя за плечи, сотрясалась от всхлипов, которые рвались наружу из глубины сердца. Вновь ощущала боль отчаяния и одиночества, как будто кто-то свыше отмерял порции счастья и на мою долю их выпадало крайне мало. Я недостаточно хорошо знала их мир, ведь для меня он начинался и заканчивался особняком семьи Прест, но поверив в свою избранность, перестала замечать очевидное. Какую бы королеву не создавала из меня Элейна- наивная девочка с доверчивыми глазами никуда не делась, она так и жила в своей нафантазированной действительности и ждала, когда прекрасный принц одарит ее своей любовью. Моя убежденность в том, что сама судьба соединила нас с мужем, сыграла со мной злую шутку, заставив довериться ей- нанесла удар, когда я меньше всего ждала. Если бы только знать, что Дэниел по-настоящему любит меня, разве остальное имело бы значение, разве душа бы ревела? Ни за что на свете. Я бы жалела блондинку и подобных ей: неудовлетворенных и одиноких. От этих мыслей сама не заметила, как уснула. Когда проснулась, вторая половина кровати была по-прежнему пуста. Испытав неприятное чувство, отправилась на поиски мужа. Зал, где еще недавно был шумный банкет, оказался пуст, гости испарились все до одного. Из кабинета, который между собой называли сигарной комнатой, доносились голоса, поэтому я пошла на их звук, но определив кто внутри, заходить не стала.
  - Я хочу, чтоб она понесла наказание и больше никогда не встречалась с моей женой, - голос Дэниела был полон решимости.
  - Понимаю и разделяю твои чувства. Не беспокойся, я обо всем позабочусь, - Император, кажется, не испытывал горячности собеседника, но был тверд.
  Между мужчинами повисла пауза, и я уже хотела уходить, когда вновь услышала голос Императора.
  - Ты так и не признался ей?
  Ответом ему послужила тишина. Дверь была прикрыта до маленькой щелки, которая не оставляла мне возможности разглядеть говоривших, поэтому оставалось лишь гадать о том, что происходит внутри.
  - От меня не укроется ни что и мне не нужны слова, чтоб понять истинные чувства, но другие менее прозорливы, - молчание и снова голос Императора. - Она все еще сомневается.
  Я различила какой-то шорох и, чтобы не быть застигнутой врасплох, вернулась в комнату. Обдумать услышанное не успела, Дэниел пришел следом и, увидев меня сидящей на кровати, облокотился спиной на стену недалеко от входной двери.
  - Ты не спишь? - его голос был уставшим, впрочем, как и облик.
  - Тебя ждала.
  Он не ответил, лишь убрал руки в карманы брюк.
  - Я слышала ваш разговор с Императором, - не стала ходить вокруг, до чертиков надоели недомолвки, - не весь, наверное, но слышала.
  - Какую же его часть? - мужчина оставался спокойным или делал вид.
  - Кто эта женщина? - перешла сразу к сути.
  Муж не стал делать вид, будто не понимает о ком идет речь: "Одна из Верховных. - увидев, что такой ответ меня не устроит, продолжил, - Ирис очень амбициозна и, да, она хотела бы занять твое место".
  - У вас что-то было?
  - Нет, меня не привлекают подобные женщины.
  - Она вела себя, как брошенная любовница.
  - Ирис одержима своей страстью и не приемлет поражения. Ее не столько прельщаю я сам, сколько перспективы от этого брака.
  - Но это ведь невозможно!
  - У нее были свои мысли на этот счет.
  Мне стало легче, одну умалишенную я переживу, но расслабляться еще было рано.
  - В чем ты должен мне признаться?
  Мне показалось или он на самом деле вздохнул с облегчением, как будто даже рад, что не придется больше молчать и можно раз и навсегда все выяснить.
  - В своих чувствах, - здесь Дэниел сделал паузу, внимательно смотря на меня, - я никогда не изменюсь: не стану покладистым и нежным и не начну нести романтический бред. Я такой, какой есть. Мой характер закалялся веками и это твердыня, на которой держится мое существование.
  Пожалуй, впервые за все это время муж был со мной откровенен, и я прозрела. Он боялся. Боялся, что моя ранимая натура всегда будет жаждать другого поведения: возвышенного и в чем-то сентиментального, а свойственная мне мечтательность не даст спокойно жить в реальности со своим супругом и будет уносить к чужим берегам. В глубине души он не находил покоя от того, что я могу не принять его в истинном виде. Дэниелу не пристало сомневаться в чем-либо, и неуверенность в надежности и постоянстве моих чувств была его ахиллесовой пятой.
  - Меня вполне устраивает мужчина, уготованный судьбой: гордый, своенравный, но уже очень любимый, - последнее я проговорила почти шепотом.
  Он быстро подошел ко мне и присел рядом. Ему хватило одного мгновения, чтобы заглянуть в мои глаза и увидеть в них подтверждение только что сказанных слов. А дальше была ночь любви. В ней всего хватало сполна: чувств, желаний, страсти, откровенности, но любовь была первостепенной. Она вела нас и открывала двери преданности, близости и доверию. Через три месяца мы узнали радостную новость, что скоро станем родителями. Эта весть осчастливила не только семейство Прест, но и весь мир Верховных, который с замиранием сердца ждал появления на свет будущей Императрицы.
Оценка: 8.00*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Н.Олешкевич "Инициация с врагом, или Право первой ночи"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-1 Поврежденный мир"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"