Ким Сергей Александрович: другие произведения.

Сентябрь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Девятый регион чрезвычайного экологического бедствия, затерянный где-то на просторах Сибири. Шесть лет назад здесь произошло нечто, превратившее огромную территорию в самую настоящую Зону, наполненную монстрами и аномалиями. Те, кто смогли спастись, окрестили её "Сентябрём". И вот, спустя шесть лет в сердце девятого региона отправляется военная экспедиция, от которой теперь зависит слишком многое...


   Предисловие от редактора проекта Алексея Махрова:
  
   Книга "Инопланетное вторжение: Битва за Россию" является сборником, в котором кроме меня и Бориса Орлова принимали участие еще пять человек. Все они ветераны форума "В вихре времен". Поэтому проект "Инопланетное вторжение" нужно считать вторым форумным сборником (первый - "В окопах времени"). Все рассказы примерно равного объема - по 1,5 а.л. Как следует из названия сборника, главная тема книги - отражение нападения инопланетных захватчиков нашими соотечественниками.
  
   Авторы сборника:
  
   Алексей Махров
   "Госпожа Удача"
   Борис Орлов
   Добро пожаловать!"
   Александр Ершов
   "Инопланетная саранча"
   Олег Никитин
   "Русские не сдаются!"
   Милослав Князев
   "Республика Куршская коса"
   Евгений Плотников
   "Ошибка планирования"
   Сергей Ким
   "Сентябрь"
  

Сентябрь.

  
   Порой, оглядываясь назад, мы понимаем, насколько были слепы. Насколько тщетны были все наши метания, и в плену каких иллюзий находились. Видим, что плата по счетам была неоправданна высокой, и что могила, в которую нам предстоит лечь, выкопана нашими же руками.
   Но у нас всё-таки есть куда оглядываться, стоя в конце пути. Пускай обрывается под ногами разметка, начертанная кровью друзей и врагов, нашей собственной кровью. Пускай. Теперь уже всё неважно - мы прошли по этой дороге до конца. Путь завершён. Финишная лента порвана, и впереди остался только пьедестал.
   Жаль, что я не увижу, чем это всё закончится.
   Но остановившись в одном шаге от цели, я просто обязан идти вперёд, несмотря ни на что. Повернуть назад означает сгинуть самому и подвести всех тех, кто... Кто? Кто они? Не помню... Странно, но сейчас я не могу вспомнить ни одного лица. Странно... Да, странно, но не страшно.
   Ещё совсем недавно я думал, что ещё не разучился бояться, а просто умею управлять своими страхами. Чушь.
   Бояться глупо. Чем сильнее мы подавляем это в себе, тем сильнее становится "запах" страха. Наверное, именно поэтому я и сумел дойти до конца - у меня, можно сказать, больше нет этого запаха. Теперь я ничем не отличаюсь от руин или металлолома, раскиданного по всему "Сентябрю". Хотя нет, скорее уж, я - перекати-поле. Но совсем скоро ветер стихнет, и придёт время сходить.
   "Станция Конечная".
   Главное - не пропустить свою остановку. Маршрут не кольцевой, и на обратный путь у меня денег уже нет. И проездной уже давным-давно просрочен...
   Но пока что у меня есть ещё немного времени. Чтобы подумать. Чтобы вспомнить. Нужно помнить. Хоть и началось это совсем недавно... Или давно? Впрочем, неважно.
   К самому началу возвращаться смысла нет. Лучше найти эту самую... как там Николай говорил? Точка бифуркации? Наверное. Хотя я бы лучше назвал это перекрёстком, на котором можно было повернуть в самые разные стороны...
   Но я повернул в эту. И куда же привела меня эта дорога?..
  
   * * *
  
   Вместе с закатом солнца кончался ещё один "сентябрьский" день. Сколько их уже на моём счету? Кто знает. Наверное, немало. Всё-таки я здесь уже шестой год - почитай, с самого начала вторжения...
   Поправка: в самом начале вторжения я был не здесь, а в семи сотнях километрах к востоку. Там, где это у нас и началось.
   Да, наша "девятка" пошустрее остальных будет - почти по сотне кэмэ в год делает, паскуда. Хорошо хоть, как говорится, велики и необъятны просторы российские - отступать ещё есть куда. Тем же европейцам сложнее - у них нормальной территории уже почти и не осталось, хотя "шестёрка", "семёрка" и "восьмёрка" еле-еле ползут все эти годы. Прижимает их уже капитально - на той неделе в новостях передавали, что уже и немецкий канцлер ведёт переговоры с нашим президентом о переселении беженцев в Россию... А и ладно, не обеднеем.
   ...Под ногами неторопливо разворачивалась разбитая и заросшая дорога, когда-то покрытая довольно сносным асфальтом. Увы, но время и беспощадная природа не пощадили его, превратив в классическое "направление". Да и "девятка" тоже постарался...
   Но идти по дороге было в стократ легче, чем вне её. Хотя бы батареи "экзы" меньше посажу, а то там и так энергии осталось на самом донышке... Жаль, что никаких попуток на горизонте не виднеется, хотя я и вдоль телеграфа иду. Что, неужели у связистов никаких обрывов сегодня нет? Прямо удивительно...
   Ну да ничего, тут уже осталось идти-то сущие пустяки - всего лишь пара километров, и я на опорном пункте. Главное сейчас - бдительность не терять, а то сколько раз бывало, что даже с самыми матёрыми "бродягами" уже на выходе с "прогулки" какая-нибудь дрянь случалась.
   Буквально на пределе слышимого тихонько жужжат сервоприводы проверенного временем "селигера". В руках уютно лежит верный "калаш", снятый с предохранителя и настороженно обводящий стволом местность. Знаю, что так не положено, но по Уставу в Девятом регионе можно только служить, но уж никак не выживать.
   Безумно хотелось поднять бронированное забрало и вдохнуть воздух полной грудью, а не через опостылевшие хуже горькой редьки фильтры "экзы", но нет, нельзя. И дело даже не в радиации - она-то тут уже как раз почти в норме, если верить дозиметру. А вот стрела какого-нибудь ежа - штука паршивая. Вон, сколько вокруг кустов всяких, да и трава вымахала будь здоров - есть где не то что одной стреляющей твари спрятаться, а целому батальону. Нет, может, конечно, и не убьёт... Сразу. Но мало ли что. "Кисель" хоть и штука хорошая - такие универсальные антидоты ещё поискать, но всё равно боязно. У него же раз на раз не приходится...
   Поправка: это твари здешние раз на раз не приходятся. У этих чёртовых мутантов всё не как у нормальных... зверей. Яйцеголовые говорят, что это вообще уже не нормальные земные организмы, во как. Ни хухры-мухры, а натуральная "Война миров", как у Герберта нашего Уэллса.
   А что вы хотели? Шесть лет уже как на нашей матушке-Земле какая-то хрень инопланетная торчит в количестве двенадцати штук. Прямо по числу месяцев, да. Поэтому и "Сентябрь", потому как в Сибирь этот "подарочек" аккурат девятым по счёту прилетел.
   И началось...
   Мы-то всё думали, что нас эта пакость минует. Ну, Африка, ну, Европа, ну, Америка (ура, блин), а нас авось пронесёт...
   Не пронесло.
   Сначала-то никто особо ничего и не понимал, хотя слухи нехорошие уже ползли - Вторжение началось аккурат на прошлой неделе, когда первая... Чёрт, а ведь мы даже и не знаем, что именно... Штука какая-то вроде бы, на метеорит, говорят, чем-то похожая... Ладно, пусть будет Штука. И вот эта самая Штука грохнулась где-то в Аргентине. Что там происходило, никто не знал, но явно ничего хорошего... Короче, народ напрягся.
   Особенно после того, как место падения другой Штуки во Флориде обработали ядерными зарядами.
   Без видимого результата.
   И все ведь до самого последнего молчали, зараза. Панику они не хотели распространять, уроды. А то, что другим придётся столкнутся с чем-то совершенно непонятным, их не волновало. Ведь уже тогда было ясно, что в одиночку никто выдюжить не сможет...
   А потом и к нам прилетел... "презент".
   В месте падения почти сразу же начала дохнуть вся более-менее сложная электроника; неожиданно дала дуба радиосвязь. В небе повисли самые натуральные северные сияния, сходили с ума стрелки компасов...
   И это было лишь только началом. Дальше - больше.
   Начали появляться какие-то явления, необъяснимые и невозможные с точки зрения науки. Бьющий из земли огонь, искажения гравитационного и магнитного поля, места накопления статического электричества, озёра из какой-то кислоты...
   Диаметр зоны бедствия в первый день - пятьдесят километров, в первый месяц - сто километров. Эвакуировать удалось едва ли половину проживавших на территории, попавшей под удар. А из тех, кто оказался в эпицентре, так и вообще почти никого. Проживало там, между прочим, тысяч триста гражданских.
   Самое страшное началось на исходе второго месяца, когда из "девятки" попёр вал каких-то мутантов. Обычные земные организмы изменились до неузнаваемости, превратившись в самых натуральных монстров. Такого уж точно никто не ожидал...
   Вот тогда-то я и оказался во всё это втянут, когда получил старенький потёртый автомат в качестве ополченца. Армия-то не справлялась, вот и начали оружие тогда раздавать...
   Потом... Потом был мой первый бой на этой странной войне. У меня за плечами была Вторая Чеченская, но тут всё было совершенно иначе...
   ...Какой-то шорох в зарослях высокой травы на правой обочине дороги мгновенно выключил все посторонние мысли и запустил боевой режим.
   Чтобы не маячить, на пару шагов отошёл от дороги, держа подозрительное место под прицелом. Минута, другая, третья...
   Ждать в нашем деле - первейшее занятие. Нетерпеливые в "бродягах" надолго не задерживаются.
   На дорогу с лёгким цокотом мелких коготков по асфальту выбежал средних размеров "суслик". Остановился, выпрямился на мощных задних лапах, поджав передние. Огляделся, поводя из стороны в сторону острой серой мордой с красноватыми глазами. Дёрнул пару раз большими ушами-локаторами, протяжно свистнул и юркнул обратно в кусты.
   Тааак... Что-то это мне не нравится. "Суслики" - они же обычно только под вечер из своих нор вылезают, а сейчас только-только за полдень миновало. Ну-ка, быстро на опору - в темпе, в темпе, в темпе!..
   Уже больше не жалея батарей, лёгкой рысью двинулся по дороге. Ну, лёгкая - это в моём понимании, конечно. Для стороннего наблюдателя я сейчас двигался самым натуральным бегом, несмотря на всю тяжеловесность человека, одетого в экзоскелет.
   Шаг, другой. Пискнуло слева в кустах, потом справа, потом опять слева.
   Да что это за ерунда? Неужели...
   Взобрался на пригорок. Невдалеке уже показалась мрачноватая твердыня опорного пункта...
   И тут воздух прорезало надрывным воем сирены.
   Змеиное молоко!.. Точно Волна идёт! Давай, Рос, беги - надо успеть попасть внутрь, прежде чем...
   При каждом шаге подошвы бронированных ботинок оставляли в старом асфальте глубокие выбоины. Натужно жужжали сервоусилители, работающие на самом пределе.
   Рывком достиг границы зоны отчуждения, где уже были видны воткнутые повсюду МОНки. Их даже никто особо и не маскировал. А зачем, если тварям на них всё равно глубоко начхать?..
   Где-то в отдалении послышался какой-то непонятный гул. Быстрый взгляд через плечо - так и есть. На горизонте уже виднеется туча пыли, поднимаемая тысячами лап, копыт и ног.
   На блок-посту послышались глухие разрывы. Эх, жаль, что на сто первом опорном нет ничего серьёзнее АГСов и миномётов - сейчас бы самое время вдарить по Волне чем-нибудь тяжёлым...
   Двигаться по земле, перепаханной гусеницами танков, было тяжеловато. Мешались и разбросанные тут и там брёвна, и какой-то металлолом - наши оставались верны себе. Точно так же мы, помнится, и в Чечне блок-посты оборудовали...
   На преодоление лабиринта из колючей проволоки времени тратить не стал - просто перемахнул его. Последний рывок, и я у цели. Где-то слева с вершины стены, сложенной из массивных бетонных блоков, обложенных снаружи кирпичами, мне что-то проорали.
   Побежал туда.
   - Рос, держи!
   Сверху упал толстый трос со специальным металлическим стременем - как раз под широкую лапу "экзы".
   Просунул ногу в него, ухватился за трос, пару раз дёрнул.
   В следующий миг лебёдка шустро подняла меня на несколько метров вверх. Остановился у верхнего края стены, упёрся свободной ногой в специальный выступ и буквально выбросил тело вперёд и вверх.
   Подошвы "селигера" глухо бухнули, и я приземлился на деревянную галерею, идущую поверх стен. Здесь уже повсюду виднелись солдаты гарнизона, сжимающие в руках оружие. В центре опорного пункта раз за разом били тяжёлые 120-мм миномёты, посылая снаряд за снарядом в наступающую волну тварей.
   Капля в море.
   - Вовремя ты, Рос, - хмуро заметил Валерка, сплёвывая через плечо и приникая к прицелу своей СВД. - Ещё бы немного и к банкету не успел бы.
   - Пробки, - ответил я дежурной фразой ещё из прежней жизни, на ходу высвобождая ногу из стремени. - Много в этот раз?
   - Хер знает, - ёмкий и обстоятельный ответ. - На всех хватит.
   Опустился на колено, взял автомат наизготовку. Но стрелять из него пока что слишком рано. Впрочем, всё равно взял на прицел накатывающееся с востока облако пыли.
   Ближе... Ближе... Ещё ближе...
   Ждать. Снова ждать. Как и всегда.
   Волна приблизилась уже на расстояние, когда можно было довольно отчётливо различить отдельных тварей. "Волки", "ежи", "богомолы", "черепахи", "драконы", "жабы", в воздухе - "фэйсы"...
   Похожи, что все в сборе.
   Плотная масса тварей, развернувшаяся по фронту на пару километров, скорым шагом надвигалась на опорный пункт.
   Внезапно их строй разорвали десятки взрывов направленных мин, выкашивая в рядах тварей подлинные многометровые просеки. Которые, впрочем, довольно быстро заполнялись.
   Глухо застучали автоматические гранатомёты, засыпая Волну десятками гранат. Загрохотали спаренные 23-мм зенитные пушки и крупнокалиберные пулемёты. С пары вышек взахлёб ударили длинными очередями предметы гордости "сто первого" - пара самых настоящих пулемётов "Максим". Да, тех самых. Настоящие раритеты, и в то же время лучшая штука, чтобы палить длинными очередями без перерыва - с обычным ПК и "печенегом" никакого сравнения. Их сейчас всеми правдами и неправдами стараются достать, потому как в наших условиях иногда перерыв на замену ствола - это смерть.
   А зачастую даже не иногда, а как правило.
   Рядом со мной Валерка методично отстреливал из снайперки наиболее опасных тварей - плюющихся кислотой "жаб", изрыгающих пламя "драконов", ходячих трансформаторных будок-"черепах".
   Жалко только, что не каждую из них возьмёт одна-единственная винтовочная пуля...
   По рядам солдат прокатывается команда "Огонь!", и к общему концерту своих крупнокалиберных товарищей подключаются и остальные пулемёты и автоматы. Со стен ударяют десятки дымных трасс гранатомётов - осколочные снаряды РПГ-7 разбрасывают наступающих тварей в стороны, термобарические БЧ "шмелей" просто выжигают пламенем здоровенные проплешины.
   А Волна-то не кончается...
   Выщелкнуть опустевший магазин, вставить новый, благо они у меня, как водится, смотаны попарно. И вновь короткими очередями, выбивая наиболее опасных тварей. Одна, другая, третья... Пули калибра 7.62 творят чудеса при попадании даже в хорошо бронированные тушки - недаром здесь почти никто не пользуется "семьдесят четвёртыми "калашами"". От их пулек в поле толку почти и нет, а несколько кило экономии веса из-за более лёгкого патрона - это туфта. Мне так и вообще при наличии "экзы" сам Бог не велел пользоваться всякими мелкашками...
   С заунывным полувоем-полуписком с неба налетают "фэйсы". Почти те же летучие мыши, только больше, зубастее и когтистее. Ну и морда у них больно приметная - что называется, фэйсом об тэйбл. Отсюда и погоняло ихнее пошло. Какой он, на хрен, рукокрыл сибирский?..
   По налетающей стае бьёт резерв, находящийся в центре "опоры". Самозарядные дробовики бьют почти что в автоматическом режиме - лучше картечи против этих тварей пока ещё ничего не придумали.
   Чёрт, не всех посбивали...
   Стоящий слева от меня солдат отшатывается назад, зажимая разорванную когтями щёку и с рычанием пытаясь отодрать от себя "фэйса".
   На секунду отвлечься - автомат в правой руке, левую выбросить вперёд. Схватить здоровую, с домашнюю кошку размером, трепыхающуюся тушку. Сжать пальцы, чувствуя, как под усиленными сервоприводами пальцами, закованными в броню, брызжет белой тягучей кровью летучая тварь. Швырнуть себе под ноги ещё дёргающегося "фэйса", припечатать ногой, вернуться к стрельбе.
   Раненого бойца уводит санитар, а его место занимает какой-то неизвестный фраер. Новенький и чистенький экзоскелет - кажется, "байкал", самый последний писк бронемоды. В руках кажущийся игрушечным на фоне закованной в броню фигуры автомат со всякими пижонскими прибамбасами.
   И кто это у нас? С каких это таких пор "бродяги" стали рядиться, как на парад? А ладно, по барабану...
   Прокатывается команда "Подствольники!". Ну, это мы всегда пожалуйста...
   Бах!
   Приклад толкает в плечо очень даже терпимо, не сильнее обычного дробовика, и посреди шевелящегося моря тварей вырастает разрыв. Во все стороны летят ошмётки плоти и костей, брызжет кровь. Белая кровь...
   Как будто снег выпал...
   Вытащить из кассеты новую гранату, зарядить ВОГ, прицелиться, выстрелить. Достать, зарядить, прицелиться, выстрелить. Всё как всегда. Всё как обычно. Как на полигоне. Как в тире. Это моя уже ставшая привычной работа.
   В это хочется верить. А вот в то, что это война - нет.
   Так не воюют. Если это вторжение, то чертовски неправильное.
   Где сносящие своими залпами города огромные летающие тарелки? Где боевые треножники? Где, чёрт побери, гуманоиды-пришельцы?
   Что вообще происходит все эти шесть лет?
   Мы не были готовы к такому...
   ...Глаз вновь и вновь ловит в прицел противника. Руки механически выполняют заученные до автоматизма движения. Тело действует словно само по себе. И только на краю мозга свербят какие-то абсолютно неуместные сейчас мысли.
   Иногда мне даже кажется, что главным в связке "экза" - "Я" является вовсе не прапорщик Шевцов... Просто кто-то должен выполнять функции бортового компьютера.
   Волна тварей затапливает подступы к "сто первому", перехлёстывая через проволочные заграждения и разбросанные местами бетонные блоки. Первые из монстров достигают стен укрепления. Хорошо ещё, что "волки" в осаде практически бесполезны - мутировавшие собаки опасны в поле, опасны своей скоростью и сплочённостью стай, но здесь...
   По верхнему краю стены, где за мешками с песком прятались ведущие огонь солдаты, хлестнул ливень длинных пятисантиметровых игл. Несколько из них бессильно отскочили от тяжёлого бронезабрала "селигера", но не все из наших имели такую роскошь. Всё-таки даже древняя "онега" или "ладога" до сих пор были непозволительной роскошью среди простых солдат. Конечно, простых шлемов с забралами хватало, но нет-нет да и попадались бойцы без них...
   Тем временем к стенам подступилась и тяжёлая осадная "артиллерия" тварей - "жабы" и "драконы". По стене ударили комки густой слюны, по своим свойствам ничуть не уступающая сильнейшим кислотам. Длинные языки густого тягучего пламени лизнули подножье укреплений.
   - Гранаты к бою!
   Где-то здесь поблизости должен быть дежурный гранатный подсумок на случай осады... Достать из него тяжёлую и надёжную, как лом, Ф-1. Выдернуть чеку (пока ты в "экзе", разгибанием усиков можно особо не заморачиваться), отвести руку назад...
   - Бей!
   Бросок, и ребристое яйцо в чугунной скорлупе улетает вперёд, вместе с парой десятков своих собратьев. Секунды, пока горит запал...
   Под стенами опорного пункта раздаются множественные взрывы, сливающиеся в один. Осколки полосуют тварей на куски, хотя и не всех - у многих имеется неплохая защита.
   Из-за спин штурмовиков начали выдвигаться массивные "быки", создавая живые примёты около стены, а по ним уже готовятся лезть "волки" и "богомолы". Последние особенно опасны - если бетон они могут долбить ещё достаточно долго, то вот даже самую лучшую броню типа "экзы" их клинки прошьют, как бумагу...
   Со стен летят стеклянные бутылки, разбивающиеся о примёты. В мгновение ока их охватывает жаркое, густо чадящее дымом пламя - старый добрый "коктейль Молотова" по-прежнему в ходу. Только теперь им поджигают не фашистские танки, а русских монстров.
   Чёрт, ну вроде бы Волна уже достаточно втянулась в бой - пора бы уже и...
   Словно в унисон моим мыслям всё пространство перед стенами "сто одиннадцатого" покрывается взрывами и белыми ошмётками разлетающейся плоти. Классика жанра - крепостное минное поле. Что-что, а на взрывчатке в "Сентябре" никогда не экономили. Как, впрочем, и на боеприпасах. Как говорил один мой знакомый - "боеприпасов бывает или мало, или мало, но больше уже просто с собой не унести". Эх, жаль, что нельзя сейчас как в былые времена вызвать поддержку с воздуха...
   Рядом со мной азартно палил незнакомый "бродяга" в "байкале". Новичок, сразу видно - из автомата лупит длиннющими очередями, да ещё и так размашисто... Неужели новых разведчиков готовят настолько убого? Жуть...
   По левую руку от меня хлестнул пучок молний, сметя со стены нескольких солдат. "Байкала", между прочим, тоже. И что самое неприятное - прямо на меня.
   Удар полутора центнеров - это, я вам скажу, не штука. Простого пехотинца вполне могло бы и насмерть зашибить, да и моя "экза" жалобно скрипнула от прилетевшего подарка.
   - Живой? - проорал я, перекрывая канонаду сражения.
   - Вроде... - голос из внешних динамиков задраенной вглухую "экзы" оказался глухим и тихим. Но зато он был, этот самый голос.
   Значит, живой. Но уже не боец - такой разряд гарантированно садит батареи экзоскелета в ноль. Ну, ничего, братан, полежи-ка пока, отдохни.
   Так, ну и что за тварь нас так приложила? "Черепаха", да. Где? Ага. Ещё жива? Почему? А, ладно...
   Схватил одну из двух лежащих поблизости труб одноразовых РПГ.
   "Муха"? Пускай будет "муха" - нам не "абрамсы" подбивать, "черепахе" и этого с лихвой хватит.
   Откинуть крышку, выдвинуть трубу, взвести рычаг, поймать в прицел здоровенную бронированную тушу...
   Похоже, что гениальная мысль завалить весьма опасную единицу противника пришла не только в мою голову - в сторону "черепахи" ударило сразу три или четыре граника.
   А и ладно! Лишним не будет - последуем инструкции, согласно которой все взведённые "мухи" следует разрядить просто в сторону противника.
   Вжать пусковую скобу. Выстрел! Выбросить опустевший тубус, вновь вскинуть автомат к плечу, продолжить бой.
   Продолжить бой...
  
   * * *
  
   - Товарищ майор, прапорщик Шевцов по вашему приказа...
   - Брось, Ростислав, - отмахнулся майор. - На хрен чины, проходи, садись.
   Хороший всё-таки мужик наш майор, человечный...
   Наверное, за это и сидит здесь, не видя новых званий, и это в его-то возрасте. А с другой стороны, был бы сволочью карьерной, закончил бы так же, как предыдущий начальник "сто первого". И ведь тогда все как один (даже особист) подтвердили, что Карп действительно уже длительное время находился в запое, был на взводе и вообще имел суицидальные наклонности... Ну, как ещё иначе было объяснить то, что он в одиночку попёрся чистить гнездо "волков"?
   Сам он пошёл, ага...
   Устало плюхнулся на расшатанный деревянный стул, пригладил всё ещё мокрые после мытья волосы. Только тот, кто вынужден целую неделю не вылезать из душного экзоскелета, прочувствует всё удовольствие от хорошей бани... Особенно после боя. И скинуть наконец-то эту "экзу" и просто отдохнуть...
   Положил к себе на колени потёртый офицерский планшет, достал из него карту близлежащей местности. Выложил её на стол, начал разворачивать, попутно делая дежурный доклад - рапорт рапортом, но командир всегда предпочитал выслушивать личные впечатления "бродяг".
   - Игорь Сергеевич, нашёл семь волчих нор, две кладки "богомолов", ежиное гнездо и лёжку...
   - Подожди-ка, Ростислав, - остановил меня майор. - Я тебя не за тем вызвал - потом о результатах рейда доложишь.
   Хм. А зачем же тогда?
   - Игорь Сергеевич?..
   В кабинет начальника "опоры" вошёл молодой долговязый парень, слегка прихрамывающий на правую ногу.
   - Заходи, капитан. Вот, знакомься - наш лучший разведчик, прапорщик Шевцов.
   - Ростислав, - протянул я руку. Не до субординации мне сейчас перед залётными гастролёрами...
   - Николай, - ответил на рукопожатие парень, присаживаясь на стоящий рядом стул. - Премного о вас наслышан.
   - В самом деле? - флегматично поинтересовался я. - Вот уж не думал...
   - Зря, зря, Ростислав Викторович... О вас идёт слава, как об одном из лучших сталкеров на всей западной границе...
   Я сморщился, будто от сильной зубной боли.
   - Николай, можно дать совет? Никогда не называйте таких, как я, сталкерами. "Бродягами", разведчиками, но только не сталкерами.
   - Можно поинтересоваться почему? - удивлённо поднял брови капитан. - Я почему-то думал, что...
   - У нас тут не пикник на обочине, - сцепил руки, и поднося их к лицу, ответил я. - Здесь нет зоны и сталкеров, здесь есть только регион экологического бедствия и разведчики, которые по нему бродят. А весь этот сброд, выдумавший себе невесть что... Знаете, сколько у нас с ними в своё время было проблем?
   - Извините, даже и не знал такого... - покачал головой Николай.
   - Ничего, это вообще мало кто знает. Но давайте лучше ближе к делу.
   - К делу, говоришь, Рос? - нахмурился майор. - Хорошо, будет тебе дело. В общем случай, расклад такой...
   Я, насколько смог, изобразил внимание, хотя если честно, то больше сейчас думал о том, как бы элементарно прилечь и хотя бы немного отдохнуть. Не в "экзе".
   - С самого верха пришёл приказ всячески содействовать работе экспедиции, в которую входит капитан Егоров, - начальство многозначительно возвело очи к горе. - Понимаешь, о чём я, Рос?
   - Как тут не понять, товарищ майор, - проворчал я. - А я тут-то причём?
   - Нам нужен проводник, способный провести вглубь девятой зоны, - лаконично произнёс Николай. - Желательно - самый лучший. Мне порекомендовали именно вас.
   Опять с яйцеголовыми работать... Хотя это ещё не самый гнилой расклад - рейд опять наверняка ожидается нудный и долгий, но более-менее безопасный. Всяко будет проще, чем с группами чистильщиков жечь гнёзда тварей.
   - Цель экспедиции? - осведомился я.
   Или опять какую-нибудь тварь ловим, или замеры делаем, или что-то из пустошей ценное вытаскиваем...
   Молодой капитан весь словно подобрался.
   - Цель - рейд в сердце девятого региона.
   Кажется, у меня натурально отвалилась челюсть.
   - И-извините?
   Никто. И никогда. Ещё не добирался. До центра "Сентября". Или добирался, но не возвращался.
   Из центра Ада не возвращаются.
   - Мы собираемся проникнуть в самое сердце девятого региона и исследовать место падения неопознанного внеземного объекта, - с такой торжественностью в голосе произнёс Николай, что я аж сплюнуть захотел. - Возможно, что полученные нами данные смогут в будущем остановить продвижение зоны.
   Он всё-таки обозвал "Сентябрь" этим грёбаным словом. Зона... Мы не зэки, чтобы зону топтать.
   - Извини, капитан, я мужик простой и глупый - людей уже разучился бояться, так что по-честному тебе скажу... Вы там что, рехнулись все? Какой, на хер, центр "девятки"? Вы представляете, что значит рейд длиной в семь сотен километров по территории, контролируемой противником, и обратно?
   - Шевцов... - недобро нахмурился майор. - Ты язык-то свой попридержи, а не то...
   - Товарищ майор, а не то - что? - устало прикрыл я глаза рукой. - Дальше границы не пошлёте ведь и меньше автомата не дадите. Тут же такое, что... И ни словом сказать, и ни матом сформулировать...
   - Я прекрасно понимаю весь ваш скептицизм, Ростислав, - нахмурился капитан. - Но поверьте - эта операция спланирована на высшем уровне. На этот раз всё получится.
   - На этот раз, - горько усмехнулся я. - Мне-то не рассказывайте - я сам во втором большом рейде участвовал, и нам тогда то же самое и теми же самыми словами говорили. Рассказать, сколько нас тогда вернулось?
   - Ростислав, мы учли... в том числе и этот опыт. Но нам жизненно необходим человек, способный свободно ориентироваться в регионе.
   - Рос, - вмешался начальник "опоры". - Если ты ещё не понял, то это не просьба. Ты и я просто поставлены перед фактом - всячески содействовать экспедиции. Понимаешь, о чём я?
   - Так точно, товарищ майор, - сквозь зубы произнёс я. - Приказы не обсуждаются, а выполняются. Разрешите идти?
   Поднялся с места, стараясь не смотреть в сторону капитана. На душе было откровенно паршиво.
   - Идите, прапорщик. И... не горячись так, Рос. Надо постараться.
   - Сделаем в лучшем виде, - хмуро ответил я.
   Вот это я влип...
  
   * * *
   Маленькая привилегия "бродяг" - отдельная казарма. Хотя, как казарма? Так, небольшой... кубрик, как говаривал в своё время Балтиец. Да и куда нам большие хоромы - нас же на "опоре" всего-то пять человек, и все сейчас в рейдах...
   Сжав двумя руками старенькую эмалированную кружку, отхлебнул крепкого горячего чая.
   Вот же меня угораздило-то...
   Центр "Сентября", ё-моё... Это затея будет почище той авантюры, когда яйцеголовые "черепаху" ловили. Причём на порядок. Это... это... Чёрт, даже сравнить-то не с чем. Трындец, короче. Трындец твоей лавочке, Рос. Чёрт, чёрт, чёрт... Ну и как это всё теперь расхлёбывать-то? Да хрен его знает. Семь сотен кэмэ туда, а потом ещё и обратно. По территории, кишмя кишащей тварями. Добровольно сунуться в такое пекло, куда даже сам чёрт своё копыто побоится сунуть.
   Ну и что теперь делать? Не таким я видел конец своей карьеры "бродяги"...
   Да и жизни тоже, пожалуй.
   - Ростислав, можно? - постучавшись, вошёл в кубрик Николай.
   - Конечно, товарищ капитан, - нехотя поднялся я с места.
   - Меньше официоза, товарищ прапорщик, - отмахнулся парень. - Давай лучше без чинов - нам ещё вместе много что нужно сделать...
   - Хорошо, - хмуро кивнул.
   - Ростислав... - протянул капитан, пододвигая поближе к столу, за которым я сидел, стул и присаживаясь. - Я прекрасно понимаю, что вам не по душе вся эта затея, но...
   Хочешь без чинов? Будет тебе без чинов.
   - Николай, - ровным тоном произнёс я. - Эмоции сейчас неважны. И мне, и вам поставлена определённая задача, которую нужно выполнить. Так что давайте-ка лучше ближе к телу, как говорится - мне нужно кое-что выяснить.
   - Хорошо, - кивнул капитан. - Что именно вас интересует?
   - Численность и состав экспедиции. Оснащение, оборудование, маршрут следования. Цели и задачи. Предположительные сроки работы.
   - Адреса, пароли, явки... - с улыбкой покивал Николай.
   - Не смешно.
   - Простите. Что ж, расклад такой... Сто десять человек, из них двадцать пять - научный персонал, остальные - охрана и сопровождение. Экспедиция полностью механизирована - шесть тяжёлых вездеходов, пять БМП-3, две машины поддержки танков, собственно один танк. Весь состав экипирован и вооружён по последнему слову техники...
   - Вы погодите с техникой-то. Где реммастерские и бензовозы? Или вы собрались весь путь на одном только святом духе проделать?
   - Нет, ну почему же? - удивился Николай. - Один вездеход у нас как раз будет с инженерами... А топлива нам не требуется - вся техника является сверхновейшей и работает от батарей, которые применяются в экзоскелетах.
   - Давно пора бы... - проворчал я. - Разведчики в экспедиции кроме меня есть?
   - Ещё восемь человек - отбирали по рекомендации знающих людей, как и вас.
   - Угу... Ну, хоть что-то. Остальной народ нормальный - в "Сентябре" бывать приходилось?
   - Охрана набрана из войск, стоящих на границе,- уклончиво ответил капитан. -Научные сотрудники прошли курс выживания...
   - Ладно, про балласт можете молчать, - поморщился я. - Как-нибудь с мужиками управимся...
   - Ростислав, я бы попросил... - нахмурился Николай.
   - Рос, - коротко произнёс я.
   - Что?
   - В рейде зовите меня просто Росом - пока будете выговаривать "прапорщик" или "Ростислав", может произойти что-нибудь... Что-нибудь, короче.
   - Хорошо, Рос. Так вот знайте - я вообще-то тоже из состава "балласта".
   - Фигово...
   - Простите, что?
   - Фигово, говорю, что у вас опыта брожения в "Сентябре" нет, - пояснил я.
   - Если это вас успокоит, то хочу сказать - на время рейда командование фактически перейдёт к вам, - внимательно глядя мне в глаза, произнёс Николай. - Мне недосуг сейчас выяснять, кто из нас круче - раз уж вы лучше знаете девятый регион, вам и карты в руки. Просто сделайте так, чтобы мы могли добраться до места назначения и выполнили свою миссию. А на остальное мне глубоко наплевать. Договорились?
   Капитан протянул мне руку.
   - Договорились, - скрепил я наше соглашение рукопожатием. - Когда выдвигаемся?
   - Думаю, послезавтра...
   - Поздно, - рубанул я. - Выходить нужно не позднее завтрашнего дня, пока в окрестностях чисто после Волны.
   - К вечеру подойдёт колонна, а завтра с утра можно будет и двинуться.
   - Маршрут уже есть? За сколько рассчитываете управиться?
   - Суток за трое, если будем двигаться непрерывно, меняя экипажи в машинах. Маршрут - на ваше усмотрение.
   - Оптимисты вы... Дня четыре, не меньше, - начал прикидывать в уме наиболее быстрый путь. - И вот ещё что бы я хотел выяснить...
  
   * * *
  
   - Какие люди и без охраны! - радостно осклабился Фома, пожимая мне руку. - Тоже завербовался?
   - Если бы, старина, если бы... Завербовали. В добровольно-принудительном порядке.
   - О как... - почесал короткую бородку "бродяга". - Бывает... Слушай, а ты не знаешь, кто у нас начальником будет? Болтался тут один молоденький капитан, но хрен когда я поверю, что это он нас в "Сентябрь" поведёт...
   - Я.
   - Чего я?
   - Я всех поведу. И командовать парадом тоже буду я.
   - Оригинальный вы человек, Ростислав! - заржал Фома, хлопая меня по защищённому бронёй плечу. - Умеете пошутить и поднять настроение личному составу!
   - Думаешь, я шутил? - слегка прищурился, но разведчик тут же прекратил смеяться.
   - Серьёзно? Ну, тогда нормалёк. Если "охоту" ведёт "бродяга", то это, считай, уже половина дела сделана. И мужикам на душе поспокойнее будет...
   - Кто из наших сюда вписался?
   - Кроме меня и Гончара ты тут никого и не знаешь, - покачал головой Фома. - C северного кордона ребята, но парни тёртые - не первый год в "девятке".
   - Цэ добрэ. А ты, я смотрю, прибарахлился, - указал я подбородком на новенькую "экзу" и автомат "бродяги".
   - А чего не взять, если дают на халяву? - философски заметил Фома. - Тоже бы взял, чо...
   - Да ну... - поморщился я. - Подгонять всё это добро под себя, привыкать... Времени нет.
   - Завтра думаешь двинуться?
   - А когда ещё? - пожал плечами. - Пока в округе чисто, рванём вперёд на всех парах. Хорошо бы до третьего "круга" добраться как можно быстрее, а потом...
   - И что потом? - вполне резонно поинтересовался Фома.
   - Потом - посмотрим, - уклончиво ответил я.
  
   * * *
  
   Колонна техники шла довольно ходко, двигаясь со скоростью где-то километров тридцать в час. Больше загруженные по самое не хочу здоровенные сочленённые вездеходы выжать просто не могли. Ничего, и так нормально, благо пока что двигаемся, можно сказать, по шоссе - старая трасса хотя и порядком заросла за истекшие шесть лет, но всё же была довольно неплоха. Крюк, конечно, порядочный получается, но зато не надо будет через Вонючую топь...
   - ...переться. Повернём лучше около Гималаев и через Красный лес выйдем к четвёртому "кругу".
   Держать карандаш в пальцах из-за надетой "экзы" было очень неудобно, но я за эти годы уже кое-как научился делать мелкие операции даже в бронеперчатках.
   - У пятьдесят первой "опоры" можно будет короткий привал сделать, - предложил Гончар. Давненько мы, кстати, с ним не виделись уже - года два, пожалуй... А он ни капельки не изменился, морда - всё такой же длинный и худой, и "экза" у него всё та же - трофейный "хеджхог". Когда он его с того сталкера снял - в тринадцатом или четырнадцатом?..
   - Отстал ты от жизни, старина. Причём безнадёжно, - хмыкнул Фома. - До пятьдесят первой ещё полгода назад заросли "можевела" доползли - там теперь нашему разведывательному брату ловить нечего.
   - "Ёлки"-то хоть ещё не выросли?
   - Я там месяц назад был - ещё не было... - задумчиво уронил я, рассматривая карту.
   - А тебя в такую даль каким ветром занесло-то? - поразился Гончар.
   - От "призрака" линял, - поморщился от не слишком приятных воспоминаний. - Он меня тогда, паскуда, три дня подряд гнал...
   - Извините, что вмешиваюсь, уважаемые, но "призрак" - это серебряный единорог, так? - подал голос сидящий в углу командно-штабной машины немолодой уже учёный в классическом наряде яйцеголовых - лёгкий скафандр с большим овальным прозрачным забралом, оставляющим открытым всё лицо. Не броня, но рабочая одежда...
   - Он самый, - проворчал Гончар. - Только то, как он внешне выглядит - это одно, а как охотится - это другое. В лесу с ним совладать очень сложно, а если ещё и ночью, то так и вообще почти невозможно.
   - А... можно уточнить, как именно он ведёт себя ночью? - заинтересовался Олег Самуилович. - Вот об этом как раз-таки сведений очень...
   - Извиняюсь за грубость, но давайте передачу "В мире животных" мы проведём как-нибудь потом, хорошо? - довольно резко заметил я. - Гончар, я дальше третьего "круга" не бывал - что-нибудь можешь сказать о тамошних местах?
   - Да фиговые там места, Рос, чего уж говорить, - проворчал "бродяга". - Мы, получается, пойдём или через Зеркало, или по Угольному полю. Я даже и не знаю, что из этого хуже...
   - Так предложи лучше, чо, - осклабился Фома. - Давай выберем из двух зол третью глупость, а?
   - Зеркало - это то Зеркало, где ядерный грибок рос? - уточнил я. - Нет уж, спасибо, не надо - обойдёмся. Хотя и через огненные гейзеры переться что-то неохота...
   - Кстати, а почему вы не пользуетесь обычными названиями населённых пунктов и дорог? - осведомился капитан. - Это же удобнее...
   - Это кому как, - проворчал я. - В том краю только сёл Колхозных штук пять будет, а Красный лес и Гималаи в единственном числе. Да и изменилось там уже всё, сильно изменилось... Так. А что если вот здесь свернуть к Хребту дракона - что думаете?..
  
   * * *
  
   Что главное при проводке колонн техники в "Сентябре"? Правильно - бдительность и тысячу раз бдительность. Всякие-разные приборы, замеряющие кучу полей - это хорошо, без этого тут вообще передвигаться нельзя. Но и обычных человеческих глаз ничего не заменит, а значит - наблюдателям на броне быть!
   Да и, наверное, тут дело не сколько в зрении, сколько в чутье... Это пока ты на стенах "опор" сидишь всякие предчувствия и интуиции рассматриваются как элементарный мандраж от вынужденного ожидания, а когда ты один, в поле, то это уже действительно становится шестым или каким-то там по счёту чувством. Без такого чутья в "девятке" не выжить. Верно и обратное - тот, кто выжил в "Сентябре", это чутьё однозначно имеет...
   Меня, Гончара и Фому, разместившихся на головном танке, немилосердно трясло и подбрасывало на ухабах совершенно разбитой дороги. Если бы не экзоскелеты, то уже бы задницы постирали до самых ушей, а так ещё ничего, терпимо...
   Эх, не люблю я "коробочки". Не вообще, а конкретно здесь - в "Сентябре". Уж слишком от них много шума и переполоха. Гонять на броне здесь значит орать на всю округу "Мы здесь! Сюда! Ловите нас!". Впрочем, не я один такой умный, наверное, раз уж никто почти на технике не рискует вглубь "девятки" заезжать. Карательные рейды не в счёт - там как раз вся тактика построена на том, что "позади нас всё горит". Разведка (а здесь её нужно вести всегда и повсюду) так не делается - на своих двоих здесь можно уйти гораздо дальше и с меньшим риском...
   Кручу головой по сторонам, насколько позволяет жёсткое крепление воротника "экзы". Что-то уж больно хорошо мы идём... Не бывает так. Закон подлости просто не позволяет. За сутки всего лишь десяток атак? Не, это ни в какие ворота не лезет - никогда ещё такого не видел... Эти новые электродвижки, что ли, всему виной? Ни дыма, ни особого шума... Ларчик просто открывается? Может быть, может быть...
   Поднялись на пригорок, скользнул взглядом по расстилающейся впереди дороге и...
   ...от души пнул башню танка. Если бы не гигроскопичный "поддоспешник", наверняка бы сейчас весь покрылся холодным потом.
   Бронированная машина остановилась, и я спрыгнул на землю. Прошёл метра три вперёд, замер, нацелив дуло автомата на перекрывшие дорогу кусты "можевелы".
   Серебристо-стальные колючие ветви матово поблёскивали на солнце. Словно два исполинских столба позади кустов высились две здоровенные "ёлки", больше похожие на несколько спаянных вместе вышек высоковольтных передач.
   Ко мне подошли Гончар с Фомой, встали по бокам.
   - Видали? - не отводя глаз с растущих впереди жутких пародий на растения, произнёс я.
   - Угу, такое пропустишь, как же.
   - Странно это всё...
   - И не говори...
   Тут действительно мало что можно сказать. Первое, что приходит на ум - "охренеть", второе - "твою мать", третье - "делаем ноги".
   - Что-то не так, Рос? - прогудел подошедший пару минут спустя Николай.
   - Всё не так, товарищ капитан, - медленно произнёс я. - Вы только вперёд посмотрите...
   - А что такое? Заросли железного иглолистника, два куста хвоща исполинского... Вы же вроде бы всё это уже не раз видели - что удивительного в этих растениях?
   - А то, что я никогда ещё не видал их ДОХЛЫМИ, - отрезал я. - И видите, как эти заросли идут? Словно кто-то провёл ими какую-то черту, ровную до жути черту. И мне это не нравится, чертовски не нравится...
   - Обойдём? - предложил Николай.
   - Хренушки, - если бы не опущенное забрало, то Гончар наверняка бы сплюнул. - Слева - река, справа... Дрянь, короче. И ещё неизвестно, что хуже - новая пакость или старая мерзость.
   - То есть?..
   - То есть лезем в "коробочки" и напролом, - отрезал я. - Без вариантов.
   Нет ничего хорошего в такой затее - пока мы будем продавливаться сквозь эти стальные кущи, подстрелить нас будет легче лёгкого. Монстры монстрами, но есть немало тварей, для который даже прочнейшая броня - это всего лишь картон и не более.
   Весь танковый десант скрывается внутри БМП. Я, Гончар, Фома и ещё трое "бродяг" с одной из БМПТ лезем в десантный отсек вездехода. Занятная штука, нужно признать, этот сочленённый транспортёр - весь полезный груз у него в прицепе, а в головном модуле только движок и кабина. Ну и как приятный бонус - небольшой десантный отсек, как раз человек на шесть. Даже не сколько отсек, сколько просто места для посадки. Но всё лучше, чем пытаться впихнуть свою экзированную тушку внутрь БМП.
   Взбираемся по скобам на вездеход; размещаемся, подняв люки по-походному. Впереди настороженно водит спаренными пулемётными стволами из стороны в сторону снятая с бэтээра башня.
   Головной танк разворачивает башню стволом назад и осторожно въезжает в заросли "можевелы". Пройдём или нет - неизвестно. Живой иглолистник по своим свойствам ничуть не уступает, а даже, пожалуй, превосходит колючую проволоку. Естественное противопехотное заграждение, ничуть не хуже "егозы". Да и на технике густую полосу "можевелы" почти не преодолеть...
   Поправка: живую полосу. С мёртвыми зарослями ни мне, ни кому-либо из экспедиции ещё дел иметь не приходилось. Обычно её уничтожали или кислотными распылителями, или вакуумными зарядами. То есть в прах и пепел, проще говоря.
   А вот сейчас мы посмотрим как оно, что...
   Т-90 с лязгом врубается в заросли чудовищного кустарника, оставляя за собой широкую просеку. Следом за ним выдвигается машина поддержки танков, настороженно ощетинившись орудиями и ракетами. Третьими идём мы.
   С высоты в три с лишним метра всё смотрится иначе, чем с земли.
   Кажется, что будто мы попали в какое-то серебристо-стальное море, расстилающееся на сотни метров вокруг. Лязг гусениц перемежается со скрежетом сминаемой бронированными машинами "можевелы". Где там уже конец всем этим зарослям? Зараза, ещё долго...
   Ловлю себя на мысли, что сильнее чем нужно сдавливаю рукоять и цевьё автомата. Ладно, не беда - он у меня ещё и не на такое рассчитан. Хотя был бы обычный пехотный - раздавил бы и покорёжил к чёртовой матери. Пока ты в "экзе" - дури у тебя хоть отбавляй...
   Рядом напряжённо стоит Фома. Привычных шуток и зубоскальства нет и в помине - в пару к одной "грозе" в левую руку "бродяги" добавился второй укороченный автомат. Никогда не понимал его привычки всегда бить с двух стволов - хоть из пистолетов, хоть из автоматов... Выпендрёжник хренов, попробуй всё это проделать без брони.
   Что-то вполголоса бормочет себе под нос Гончар. Может, молится, а может - ругается. Бог ему судья. Приклад нестандартного РПК упёрт в поднятый люк, гранатомёт под стволом заряжен и готов к стрельбе. Ещё один пижон на мою голову...
   Нервы, нервы, нервы...
   Да что это со мной? Нет же причин для беспокойства... Или есть? Не знаю... Не знаю? Не знаю. Чёрт, чёрт, чёрт!..
   Соберись, Рос, соберись...
   Колонна уже полностью втянулась в заросли, а теперь главное - проскочить... Главное - проскочить... Главное - проскочить...
   Поймал себя на том, что повторяю эти слова себе под нос. Давненько я так не мандражировал, однако... С чего бы это?
   Краем глаза засекаю какое-то движение справа. Смазанная тень, бросок, грохот ручного пулемёта Гончара.
   Очередь перерубает напополам какую-то двуногую тварь с огромной пастью и двумя пучками щупалец вместо рук. Во все стороны брызжет белая кровь чудовища.
   - Контааакт!
   Змеиное молоко, как чувствовал!..
   Стальной лес вокруг нас оживает.
   Впереди и позади начинают плеваться свинцом пулемётные башни вездеходов, из амбразур БМП хлещут очереди засевшего внутри десанта. В руках бьёт огнём "калаш", рядом грохочут автоматы и пулемёты остальных "бродяг".
   Колонна резко ускоряет ход в попытке вырваться из западни. Наша машина оказывается буквально облеплена шевелящейся массой каких-то неизвестных тварей. Рывком достаю висящий за спиной тяжёлый дробовик (всё-таки пригодился, блин) - огонь! Ураган крупной картечи буквально счищает тварей с прицепа сочленённого вездехода. В стоящие по обе стороны кусты летят ручные гранаты, грохочут взрывы, но осколки почти сразу же вязнут в металлических кустах, не причиняя атакующим особого вреда.
   Из-за борта показываются с полдюжины округлых морд прыгунов. Четырёх из них сразу же сносит вихрь 7.62-мм пуль, выпущенных из двух автоматов Фомы. Пауза - "бродяге" нужно перезарядить оружие... Оставшиеся в живых монстры моментально кидаются на разведчика, оплетая его щупальцами и не давая шевельнуться.
   Достаю из разгрузки новый магазин для дробовика, перезаряжаю "сайгу", толчком опрокидываю Фому внутрь отсека. Несколько зарядов картечи, выпущенных буквально в упор, сносят прыгунов как ненужный мусор. Ничего, старина, ты, может быть, мне за это ещё спасибо скажешь - дробовик броню не пробьёт, да и синяки будут не очень сильные...
   Где-то позади раздаётся сильный шум, что-то дико скрежещет.
   Оборачиваюсь. Вижу, как один из вездеходов вываливается из строя, врубается в заросли "можевелы" и останавливается. Не сбавляя ход, мимо него проскакивает БМПТ.
   - Прикройте меня!
   Выбраться на броню, прыгнуть на прицеп. Мгновение на расчёт, и мощные сервоусилители отправляют "экзу" в новый прыжок - уже на передний модуль идущего позади вездехода. Прыжок на второй модуль, повторить всё сначала...
   Так, теперь БМПТ. На неё лучше не прыгать. Значит, на землю? Значит, на землю...
   Вламываюсь в кусты "можевелы", сгибая и ломая их. Перекатом гашу импульс, поднимаюсь. Мимоходом впечатываю приклад дробовика какой-то твари в зубы, пинком отшвыриваю ещё пару и начинаю искать отставший вездеход... Что-то с силой бьёт меня в плечо и чуть было не опрокидывает.
   Ах ты, тварь!..
   Кулак обрушивается прямо на голову прыгуна, превращая её в малоаппетитное месиво из костей и белой жижи.
   Пошёл вон!
   Так, где там уже он? Ага, уже недалече...
   Рывок вперёд, добежать, рвануть дверцу...
   Из кабины вездехода на меня выпадает искромсанное тело водителя. Внутри беснуются две или три твари.
   Разряжаю все оставшиеся в магазине патроны внутрь - с такой дистанции картечь рвёт прыгунов в клочья. Вся кабина оказывается забрызгана изнутри белой кровью монстров.
   И алой, человеческой.
   Удар в спину. Чувствую, как что-то с силой притягивает руки к телу, а на горле скрежещут чьи-то зубы в попытке прогрызть броню.
   С размаху бьюсь спиной о борт вездехода - захват вроде бы ослабевает. Что-то тяжёлое приземляется рядом, и прыгуна от меня буквально отдирают.
   Гончар с размаха швыряет тварь за землю, упирает ей в брюхо ствол РПК. Короткая очередь, и монстра размазывает по земле.
   - Куда так понёсся, тарзан херов? - прогрохотал голос "бродяги". - Еле догнал, мля!
   Молча запрыгиваю в кабину, швыряя на сиденье дробовик. Гончар - следом за мной.
   Так, понятно, как они добрались до экипажа - разворотили смотровые триплексы и пролезли внутрь, уроды. Хм, надеюсь, я ничего здесь не повредил... Движок не заглох? Блин, бесшумный ведь - так просто и не определишь. Нет, вроде работает...
   Кое-как устраиваюсь на сиденье мехвода, в темпе разбираюсь с управлением вездеходом и трогаюсь с места. Гончар с сопением высовывает в разбитое окно ствол пулемёта.
   Выворачиваю руль, и вездеход начинает изгибаться на месте, будто змея. Так, ещё немного... Ага... Порядок. А теперь поехали!
   Гусеничная машина ломанулась сквозь заросли "можевелы", прокладывая своими широкими гусеницами солидную просеку.
   Давай, давай, родная, вывози нас отсюда!..
   Вездеход вылетел из стальных кустов, будто брошенный камень. Подскочил на каком-то пригорке, а затем резко ухнул носом в глубокую траншею. Хорошо ещё, что машина из-за своей модульной конструкции отличалась буквально феноменальной проходимостью, и мне кое-как удалось преодолеть препятствие. Все гусеницы и змеи, глядя на это, обзавидовались бы!..
   Вездеход замер на месте, справа от нас показался приземистый силуэт машины поддержки танков. Взахлёб ударили автоматические пушки и гранатомёты, а в следующий миг с направляющих сорвались и унеслись ракеты. Выпрыгнул из кабины, держа автомат наизготовку, и приготовился оборонять вездеход от атаки с тыла...
   Но этого уже не требовалось.
   Позади нас полыхал сильный пожар, вызванный взрывами ракет, начинённых зажигательной смесью. Сквозь пламя ещё пытались прорваться какие-то особо упёртые или сильно тупые прыгуны, но их успешно отгоняли крупнокалиберные пулемёты вездеходов и автоматические пушки БМП.
   В корме откинулась аппарель, и из недр транспортного отсека вывались несколько ошарашенные яйцеголовые во главе с капитаном.
   - Рос, кто это был вообще?! - проорал Николай, перекрывая грохот стрельбы и подходя ко мне.
   - Твари и монстры, - коротко ответил я, не сводя настороженного взгляда с зарослей "можевелы".
   - Твари и монстры? Это всё, что вы можете сказать?!
   - Да, - в тон мне произнёс Гончар.
   - Гм... Извините, товарищи, что вмешиваюсь... - подал голос один из научников. Как его там? Олег Самуилович, что ли? - А что это такое?
   - Где? - слегка раздражённо произнёс я.
   - А вон! - указал на что-то позади меня, ткнув в ту сторону своим пистолетиком, который держал в руке.
   Обернулся, готовясь сказать яйцеголовому что-нибудь довольно резкое относительно того, чтобы впредь не отвлекал меня по пустя...
   Подавился словами от увиденного.
   Прямо в паре километрах от нас, накрытый исполинским куполом, мерцающим красноватым светом, лежал Город.
   Когда-то он, безусловно, был обычным человеческим городом, но потом его покинули люди, и он начать ветшать и превращаться в призрака. Здания разрушались, дороги зарастали, а на улицах поселились дикие звери...
   Какие, к чёрту, дикие звери в "девятке"? И природа никогда не смогла бы превратить творение рук в человеческих в нечто... нечто странное.
   Здания и жилые многоэтажки от вершины до основания оказались оплетены какими-то металлически поблескивающими лианами. Повсюду торчали высокие ажурные мачты немного странноватых "ёлок" и ещё какой-то неизвестной лично мне дряни. На улицах Города присутствовало какое-то смутное движение, но из-за расстояния ничего нельзя было различить чётко. И над всем этим возвышался тонкий шпиль какого-то сооружения, от вершины которого волнами расходилось красноватое сияние, образующее защитный купол.
   Млять... Млять!
   - Срочно перегруппироваться - броню на фронт, вездеходы в тыл! Научному персоналу - по машинам, бойцам охранения развернуться в боевой порядок! Приготовиться к отражению атаки!
   Это я, что ли, командую? И правда я...
   На горизонте появились многочисленные смазанные силуэты. Ничего внятного - просто как будто колышется марево над раскаленным асфальтом. Но ничего дружественного или хотя бы даже нейтрального тут быть не может.
   Научники резво понеслись обратно в десантный отсек; капитан с Гончаром, не сговариваясь, рванули в кабину, а я одним огромным прыжком оказался на крыше вездехода.
   Бронетехника начала перестраиваться, выдвигая на передний край танк и БМПТ. Во втором эшелоне стояли БМП-3, а все вездеходы были усланы в тыл - если что, то их пулемётов хватит для отражения угрозы, исходящей от Железных кущей. Солдаты залегли цепями, но огня пока что никто не открывал - было неизвестно, с чем мы имеем дело и как с этим драться...
   Да какие тут методы-то могут быть? Стреляй во всё, что шевелится, и стреляй первым!
   Волна колышущегося воздуха остановилась примерно в полусотне метров впереди от нас, а затем она начала словно бы успокаиваться. Колебания исчезли, и стало видно то, что скрывалось за ними.
   Редкая цепь огромных, метра два с половиной в высоту, человекоподобных фигур. Но то-то, что подобных - на людей, да и на живых существ они походили мало. Очень худые, буквально дистрофичные, все словно бы перевитые металлическими тросами и увенчанные торчащими во все стороны шипами и колючками. Прямо какие-то ходячие кусты шиповника...
   Блин, много их... Десять, двадцать... Сотня, пожалуй, будет. И хрен его знает, кто это и что от них можно ожидать...
   Один из "шипов" вышел па пару шагов (двигался он, кстати, как-то дергано и нелепо, будто марионетка), вытянул в нашу сторону левую руку, на которой выдвинулось вперёд три острых клинка...
   Эй, а вот это уже нехорошо! А ну-ка хватит тупить!..
   - Огонь!!!
   Коротко рявкнули стомиллиметровые пушки БМП, с их башен ударили закреплённые на турелях АГС-30. Басовито ухнуло танковое орудие, лающим грохотом зашлись автопушки.
   Цепь "шипов" потонула в разрывах; малокалиберные снаряды и взрывы осколочно-фугасный снарядов разбросали монстров в стороны. С направляющих БМПТ рвануло несколько ракет, мгновение, и среди "шипов" вспухли огненные цветки пламени. Пару-тройку монстров подбросило в воздух и швырнуло впереди строя.
   Готовы?..
   Упавшие "шипы" дёргаными движениями начали подниматься с земли. Остальная цепь тварей, оставив позади тела убитых и раненых, тоже двинулась вперёд. Над их приплюснутыми угловатыми головами поднялись тонкие длинные иглы, на кончиках которых загорелись рубиновые огни. Ярко-алая вспышка, и тварей окутывает красноватое сияние, словно кольцами спускающееся сверху вниз.
   Гранатомёты и малокалиберные пушки (не говоря уже о стрелковом оружии) враз стали бесполезны - снаряды и гранаты детонировали ещё на подлёте, даже не доставая до "шипов". Действенны оказались только тяжёлые орудия, бьющие подкалиберными снарядами - они пробивали эти непонятные силовые щиты, отрывая от тварей крупные части. Впрочем, даже это их не убивало - требовалось прямое попадание в корпус, не меньше, иначе "шип" просто останавливался, начиная заращивать повреждённое место.
   Танк неожиданно выплюнул из ствола не очередной снаряд, а управляемую ракету. Стремительный дымный росчерк в воздухе, и один из монстров разлетается на куски.
   "Шипы" ускоряют ход, переходя с шага на быструю рысь. Их походка уже не кажется неуклюжей.
   Дистанция меньше...
   Меньше!
   Будто подброшенные мощнейшими пружинами несколько тварей взмывают вверх.
   Невероятно обострившаяся в бою реакция позволяет в мельчайших деталях увидеть, как на руке одного из "шипов" в полёте выдвигаются вперёд три тонких длинных клинка. Вспышка, и воздух пронзает разряд мощнейшей молнии, врезающейся в танк. Монстр приземляется позади Т-90; больше никакого алого свечения вокруг него уже нет.
   Дым, пламя, грохот взрывов. Танк исчезает в облаке взрыва, но уже в следующий миг выкатывается оттуда. Весь оплавленный, обгоревший, в ошмётках сдетонировавшей активной брони, но всё ещё готовый к бою. Поворот башни, ствол орудия ловит цель, выстрел! Ракета разносит ещё одного "шипа" на части, но откуда-то прилетает ещё одна молния, и Т-90 взрывается. Многотонную стальную башню подбрасывает на несколько метров в воздух и отшвыривает куда-то в сторону.
   "Шипы" врубаются в строй бронетехники и солдат. Бой превращается в чудовищную свалку. Мир разбивается на калейдоскоп картин и образов.
   ...Трое монстров размеренно шагают, расстреливая всё вокруг из наплечных игломётов. Их сносит очередь 30-мм снарядов БМП, а в следующий миг её переворачивает на бок чудовищным ударом, сминающим броню будто картон. На неё запрыгивает "шип", вскрывая боевую машину своими клешнями точно консервную банку. Дымная трасса летящей гранаты - кто-то разряжает РПГ прямо в брюхо поверженной БМП, где за тонким бронелистом лежит боеукладка.
   ..."Шип" вертится волчком на одном месте, поливая солдат из ручного огнемёта. На нём сходят трассы пулемётов и автоматов, от твари в стороны летят куски металла. Глухой разрыв, тварь валится на спину - из груди её торчит хвостовик неразорвавшейся гранаты.
   ...В воздух летят зелёные яйца ручных гранат, серия разрывов кладёт наступающих тварей. Монстры пытаются перегруппироваться, но тут откуда-то прилетает заряд из ручного огнемёта. Взрыв начинённой зажигательной смесью боеголовки разбрасывает "шипов" в стороны. Гулко стучит крупнокалиберный пулемёт, тяжёлый вездеход носом таранит тварей. Один из монстров запрыгивает на крышу кабины, превращая правую руку в длинный шипастый хлыст. Диковинное оружие хлещет по вездеходу, разрубая его на части.
   ...Грохот бьёт по ушам. В руках плюются свинцом и огнём два автомата - мой и ещё чей-то, рукоятка которого как-то подозрительно легко крошится в руке. Обычный пехотный, что ли?.. Рукоятка трофейного автомата разваливается в руке, "калаш" выпадает из руки. Ну и ладно! Из-за БМПТ с разрубленной гусеницей высовывается хлипкая на вид туша монстра - до него всего лишь каких-то пара метров. Выстрел из подствольника буквально в упор опрокидывает "шипа" на землю. Взрыва нет - взрыватель просто не успел взвестись. Кто-то прыгает прямо на него, продавливая ногами грудь. Выстрелы из ручного пулемёта полосуют морду твари. Смазанное движение, и фигура в "экзе" оказывается оплетена шипастыми конечностями, которые не сколько пробивают прочную броню, сколько просто перетирают тело на две части. Но пулемёт всё ещё живёт своей странной жизнью оружия в руках разведчика. Случайная пуля попадает в неразорвавшуюся гранату...
   ...Запрыгиваю в кабину вездехода, выворачиваю руль и жму на газ. Рядом на сиденье плюхается кто-то ещё. Рывок вперёд, в смотровых триплексах мелькает что-то серебристое. Удар, и кабину пробивает в нескольких местах что-то похожее на огромные клинки. Грохот выстрелов неизвестного мне напарника, несколько триплексов покрываются густой сетью от многочисленных попаданий. В вихре осколков внутрь кабины вползает нечто похожее на пару челюстей на длинной, покрытой сегментами брони, шее.
   Ударить по тормозам, вывернуть руль, вжать газ. "Шип" отцепляется от кабины, и его затаскивает под гусеницы, с удовлетворением слышу лязг размалываемого тела...
   Так, всё. Прочь, прочь отсюда! Уходить, надо ухо...
   Где-то позади грохочет мощный взрыв, вездеход опрокидывает на бок. Меня буквально выбрасывает из кабины и швыряет на землю. Удар, темнота. Темнота...
  
   * * *
  
   Больно... Чёрт, как же больно-то! Что я? Кто я? Где я? Так, собраться с мыслями... Глаза, надо открыть глаза. Нет, всё равно в глазах только темень. А, это земля... Руки... Целы? Вроде бы целы. И ноги тоже чувствую. Вроде порядок. Значит, надо попробовать встать... Встать...
   - Ян! Ян, смотри! Что это такое? Кто это? Они... они не похожи на чудовищ...
   Голоса какие-то. Мерещится, нет?..
   - На чудовищ не похожи, а это главное. Посмотри лучше, что тут можно полезного достать - оружие, патроны... В общем, как обычно.
   - Хорошо, Ян.
   Подняться... Ну, ещё немного... Нет, сил не хватает. А "экза" сама по себе не работает...
   Попытался подняться, опершись правой рукой на землю, но ничего не получилось. Весь результат - перевернулся на спину, и всё.
   Перед глазами лежала безбрежная пропасть голубого неба. Ни облачка. Даже странно. В "Сентябре" почти всё небо затянуто низкими облаками, из которых постоянно моросит мелкий противный дождь... Ну, или если не моросит, то просто пасмурно.
   На лицо упала какая-то тень, заслоняя собой прекрасную картину. Я попытался отползти в сторону, чтобы у меня вновь не было никаких препятствий перед глазами...
   Надо мной склонилось чьё-то лицо. Чумазое и худое. Молодое лицо. Вот только не пойму - парень это или девка? А и ладно, просто уйди, человек, и не загораживай мне...
   - Ян! Ян! Тут один шевелится ещё - вроде бы живой!
   Что значит - один? А где остальные? Нас же сотня человек была... Была... Была? Когда?
   Надо мной склонилось ещё одно лицо. А вот уже точно парень. Тоже худой и чумазый. Как тебя там - Ян?.. Блин, нет, надо вставать. Только полежу ещё чуток, с силами соберусь, а то снова отрублюсь ещё...
   - Эй! Слышишь меня? - довольно бесцеремонно уткнули мне в грудь ствол автомата. - Ты кто такой?
   Так, надо отвечать...
   - Прапорщик Шевцов... - выталкиваю из пересохшего горла слова.
   - Ты чего там мычишь в своей кастрюле? - нахмурился парень. - По-человечески говори. Если можешь.
   По ходу внешние динамики квакнулись... Надо забрало откинуть...
   С ума сошёл?! Да тут же всё фонит, как в Чернобыле! Сюда же сколько в своё время ядерок накидали!
   Ну, так эти-то двое ничего - живут без противогазов и масок. И вроде бы уже давно живут - судя по всему, кто-то из местных. Аборигены, да. Вот уж не думал, что когда-то найду подтверждение этой старой легенде... Действительно тут кто-то в живых всё-таки остался за столько лет...
   Так, хватит размышлений. Поднимаем руку... Ох, да что же так тяжело-то? Так, аккуратнее... Аккуратнее... Нажать здесь, здесь и здесь...
   С тихим шипением бронированное забрало слегка приоткрывается, и я поднимаю его вверх.
   - Прапорщик Шевцов, - повторяю. - Ребята, дайте попить, а?
   - Кто ты такой?
   Теперь автомат смотрит не в грудь, а прямо мне в лицо. Довольно неприятное ощущение - смотреть в отверстие, откуда в любое мгновение может вылететь смертоносная птичка. Хорошо хоть флягу с водой дали. Вода, конечно, металлом отдаёт, но, Боже, что же это за чудесный напиток!..
   - Говорю же - прапорщик Шевцов, российская армия... - горло промочили, теперь можно и поговорить.
   - Что-то знакомое, а вспомнить не могу, - простодушно произнесла... ну, пожалуй, всё-таки девчонка. Может быть, даже и симпатичная. Если отмыть и переодеть из этого старого камуфляжа.
   - Постойка-ка! Армия? Прапорщик? - глаза парня лихорадочно заблестели. - Ты... Ты неужели ОТТУДА?
   - Оттуда - это откуда? - не понял я.
   - С чистой земли. Там, где Обелиск не имеет власти. Армия... Государство! Вас много? Вы смогли сохранить что-то из прошлого?
   От взгляда парня мне стало как-то не по себе. Такой фанатичной надежды пополам с недоверием я ещё ни у кого во взгляде не видел...
   - Как тебя, Ян, да? Извини, но я не понимаю, о чём ты говоришь. Ты про то, откуда я и кто? Солдат я, охраняю и изучаю девятый регион чрезвычайного экологического бедствия. Да, нас много - всё-таки территория-то немаленькая, а прикрыть остальную страну надо...
   - Подожди-ка... - вмешалась девушка, чьё лицо начало стремительно бледнеть. - Зона... Она что, не захватила всё?
   - Нет, "девятка", конечно, здоровая - почти полторы тысячи километров в диаметре... Но на фоне российских просторов это не так уж и много по-моему...
   Ян медленно опустил на землю рядом со мной, выпуская из рук автомат и обхватывая руками голову.
   - Не верил... А ведь я ему никогда не верил... А он был прав, всегда был прав!..
   Парень хрипло рассмеялся, а потом резко замолчал и сгорбился. Мне от всего происходящего стало несколько не по себе.
   - Эмм... Ребята... Может, поможете мне встать, а? А то я сейчас чего-то как-то...
   - Да! Да, конечно! - моментально оживился парень. - Ира, помоги!
   С их помощью я кое-как смог подняться - судя по тому, что это оказалось крайне тяжко, у "экзы" были серьёзно повреждены или сильно разряжены батареи. Я почти не чувствовал того, что сервоусилители работают. Хреново. В таком случае придётся или идти без "экзы", или искать к ней батареи...
   Искать... Посмотреть по сторонам!
   Кручу головой. Вокруг поднимаются стенки неглубокого оврага, куда, тем не менее, почти полностью провалился вездеход. Прицеп у него, кстати, практически полностью разрушен мощным взрывом...
   Пошарил по сторонам, нашёл отлетевший в сторону автомат, медленно поковылял к разбитой машине - надо бы поискать того, второго, кто был со мной в кабине...
   Мне ещё, оказывается, повезло - от удара меня вышвырнуло на несколько метров в сторону, а "экза" уберегла от серьёзных травм. Вездеход же лежал, уткнувшись носом в глубокую грязь и подобраться к нему было несколько затруднительно...
   - Подождите меня здесь, - остановил я плетущихся за мной следом Яна и Ирину.
   Нечего им по этой грязи ползать - сам справлюсь, вроде бы уже немного оклемался. Ну и подумаешь, что у меня батареи сели! "Бродяги" - народ тёртый, умеем и просто в экзоскелетах без энергии ползать...
   Заглянул в кабину - пусто. Ладно, пойдём дальше... Обошёл вездеход спереди и почти сразу же наткнулся на лежащее в грязи тело человека в "экзе". Одного взгляда хватило, чтобы понять - этот уже не жилец. Ниже колен у него были уже не ноги, а сплошное месиво из брони, плоти и крови. Его бы в госпиталь по-хорошему, а тут я помочь ему нечем не смогу...
   Наклонился, протёр табличку на груди, вчитался.
   "Капитан Ульянцев".
   Вот же угораздило тебя, Николай...
   Внезапно лежащий на земле крепко схватил меня за руку.
   Никак живой?! Ни хрена же себе...
   Но это ненадолго.
   Капитан попытался поднять забрало, но у него вполне ожидаемо ничего не получилось. Пришлось помочь. Откинул бронированную панель, вгляделся в бледное, искажённое болью лицо Николая.
   - Рос... Рос...
   - Я это, капитан, - мягко проговорил, опускаясь на колени рядом с ним. Руку мою он так до сих пор и не выпустил.
   - Рос... А ведь почти дошли, а? - губы Николая скривила тень усмешки. - Дойти бы, а? Тут же такое... такое...
   - Нас по ходу осталось ты да я, да мы с тобой. Куда нам идти-то, а? Вернуться бы хоть...
   - Ты только остался, Рос... Я-то... Я-то сейчас уже скоро того...
   - Брось, капитан, - нарочито-бодрым тоном произнёс я. - Ты только немного продер...
   - Рос, - перебил меня раненый. - Я ещё живой, потому что меня автодок по самые брови дурью наширял. Но скоро всё равно загнусь. А ты дойди, а? Посмотри, что там в центре зоны, и возвращайся к нашим... Или... Или знаешь что? Расхерачь тут всё! Мы этих тварей из-за куполов этих защитных не могли достать, наверное... Но ты сейчас близко - пронеси им подарочек под куполом, а? У меня есть... Им хватит, им всем хватит... Рос... Рос! Ты здесь?
   - Здесь я, капитан, здесь...
   - Хорошо... Ты, это самое, не молчи только, а то я тебя что-то видеть перестал...
   Я заглянул в затянутые мутной пеленой голубые глаза Николая.
   - Темно тут просто, капитан.
   - Ага... Так вот, там всё просто, Рос - просто кнопочку нажать. Понимаешь? Нажать и всё! И хана всем этим тварям! Ты, главное, в сердце их ударь, в самое сердце... И тогда...
   Голос Николая начал затихать, его речь превратилась в несвязное бормотание, а потом и вовсе смолкла.
   Тяжело вздохнув, аккуратно прикрыл его глаза, опустил лицевой щиток и потащил тело капитана из этой грязи поближе к вездеходу.
   Блин, ну и что мне теперь делать-то? Экспедиция, по всей видимости, приказала всем долго жить, выжили только одиночки (или вообще только я один...), что делать дальше - неясно. К центру "Сентября" теперь не пробиться, особенно учитывая количество противника... Назад тоже пробиваться проблематично - сунешься в эти стальные кущи, там на тебя прыгуны навалятся, а затем на шум и "шипы" подоспеют того гляди... Но ведь и просто так сидеть на месте нельзя, верно? Боеприпасов и провизии в обрез, батареи сели, помощи ждать можно хоть до морковкиного заговенья - всё равно нас, скорее всего, просто спишут как без вести пропавших, а на поиски никого отряжать не будут. Да и зачем гробить ещё людей-то? Так, с аборигенами побеседовать, что ли? На монстров они не похожи, но и на суперкрутых бойцов - тоже, а ведь живут же как-то здесь, в отрыве от большой земли... Хм, посмотрим, посмотрим... Но для начала неплохо бы разжиться батареями к "экзе"...
   Дотащил оказавшееся почти неподъёмным тело капитана к вездеходу. Похоже, что батареи в моей "экзе" всё-таки не до конца сели, а то бы своими силами я, скорее всего, не управился... Ну, ладно, Николай, ты уж извини, то мне сейчас энергия нужнее...
   Перевернул тело капитана на бок, пытаясь добраться до закреплённых на спине батарей... И неожиданно натолкнулся на огромных размеров и явно тяжёлый рюкзак. Так, где у нас застёжки лямок-то? Ага, расстегиваем, снимаем... Блин, и что он только такой тяжёлый-то? Так, теперь батарейки - одна банка, вторая банка... Порядок. А что у нас в рюкзаке-то? Хорошо бы провиант, но и от патронов с гранатами я бы тоже не отказался...
   Но внутри рюкзака оказались не еда, не патроны и не гранаты. Там обнаружился довольно тяжёлый металлический контейнер...
   С маркировкой "радиоактивно" и короткой надписью - "5 Кт".
   И вот тут мне резко поплохело. Слыхал я о таких штуковинах, но вот держать в руках...
   Портативный атомный заряд ещё не приходилось!
   Знаменитый ядерный ранцевый заряд, однако... Только, по ходу, какой-то новой модели - уж больно маленький и лёгкий...
   Блииин... Так вот о каком подарочке говорил Николай! Вот же ни хрена себе... Вот же ни хрена себе, чёрт! Изучение центра "девятки", ага... Или уничтожение того, что там будет найдено. Ну и что теперь с этим куском радиоактивного дерьма делать? Не бросать же здесь...
   - Задал ты мне задачку, капитан... Ну и как мне всё это в одиночку решить?
  
   * * *
  
   - Ну, всё, тут можно и привал устроить - передохнуть минут десять, - Ян присел на поваленное дерево. - Прапорщик Шевцов...
   - Рос.
   - Что? - не понял парень.
   - Зови меня просто Росом, хорошо?
   - Х-хорошо... - Ян немного замялся, но всё-таки задал уже достаточно давно мучавший его вопрос. - Рос, а как там... Как там, за границей живут? У вас там монстров много? Аномалии опасные? Людей много? Оружия и еды на всех хватает?
   Внезапно я понял, что ему ещё и восемнадцати-то нет - лет шестнадцать максимум. То есть на момент Вторжения ему было не больше десяти лет...
   Почти что современный Маугли. Только воспитанный не волками, а "Сентябрём". Непонятно как, но выживший там, где гибли опытнейшие бойцы. И не только он - ещё и девчонка эта... Которая сейчас, пока парень немного отдыхает, самым натуральным образом караулит нас, сжав в руках потёртый укороченный "калаш".
   Да, расскажи им, Рос, каково это жить за границей "девятки".
   Расскажи это не "бродягам", для которых каждый рейд - это очередное сражение с "Сентябрём", а двум подросткам, которые здесь ЖИВУТ. Понимаешь, Рос? Они здесь просто живут. Среди смертоносных тварей, аномалий и ещё хрен знает чего. Без постоянных поставок оружия, взрывчатки и патронов с большой земли. Без экзоскелетов и даже без противогазов. А ведь мы в своё время буквально залили весь "Сентябрь" химическим оружием и забросали ядерными бомбами...
   Расскажи им, Рос!
   Расскажи, как ты уже шесть лет не видишь ничего, кроме опорных пунктов, крепостей и "девятки". И пускай у тебя уже накопилась гора отпусков за все эти шесть лет, но ты по-прежнему здесь. Вместо дома - кровать в казарме, вместо друзей - боевые товарищи, вместо жены - "экза". Вспомни, когда ты в последний раз засыпал без автомата под рукой и гранаты под кроватью. Вспомни! Не хочешь? Или просто не можешь?
   Расскажи, как за каким-то чёртом каждый день ставишь свою жизнь на кон ради непонятно чего. Это твоя месть "Сентябрю"? С таким же успехом ты мог бы мстить лавине и урагану. Что ты надеешься здесь выиграть? Хочешь уничтожить всю эту треклятую "девятку"? Ну, так теперь у тебя есть шанс, целых пять килотонн шанса. Осталось только найти у врага сердце и засадить в него ядерный клинок.
   Расскажи им, что ты тоже не знаешь, как живут за границей "Сентября".
   - Там нет ни монстров, ни аномалий, - положив автомат поперёк колен, присел я на землю. - Там люди, как правило, не ходят с оружием, и им нет нужды каждую секунду драться за своё существование... Там люди просто живут, а не выживают... Слушай, Ян, расскажи мне лучше о себе и о том, как вы здесь уцелели - из наших так далеко в регион ещё никто не забредал... А эта информация очень и очень важна.
   - Ну, раз важна, то, конечно же, расскажу, - почесал затылок парень. - А с чего начать-то?
   Я прикрыл глаза.
   "Такая штука называется точкой бифуркации", - словно наяву услышал я голос Николая. - "Переломный момент иными словами. Промежуток времени, когда всё могло пойти совершенно по другому пути. Вторжение - это именно такая точка. Поймём, что тогда случилось, и почему всё повернуло не туда - сможем это всё прекратить".
   - Начни с самого начала, Ян.
  
   * * *
  
   Вместе с Яном спустились в довольно-таки уютную землянку, вход в которую я поначалу даже и не заметил.
   - А не опасно вот так вот в лесу-то жить? - поинтересовался я, пригибаясь как можно ниже. Не с моим метром девяносто с хвостиком по таким блиндажам лазать...
   - Не, здесь почти что совсем безопасно, - замотал головой парень. - В лесу и аномалий меньше, и монстров почти что и нет - тут же уже до Обелиска недалече, так что "серые" своих зверушек в строгости держат?
   - Обелиск? "Серые"? Зверушки - это монстры, что ли?
   - Ага, монстры. А Обелиск - это такая штука, что на окраине города из космоса свалилась. Нет, не здесь, около другого города - больше, гораздо больше. Его бомбили какими-то очень мощными бомбами, но там уже было развёрнуто поле и... Говорят, будто именно из-за Обелиска всё это и началось... Здоровая такая дрянь, выше девятиэтажки! И как будто из золота сделана - сам не видел, врать не буду, но дядька Семён рассказывал...
   Ян неожиданно погрустнел.
   - А "серые"? Что за "серые"-то?
   - Рос, давайте я вам лучше всё по порядку буду говорить, а то запутаюсь...
   - Ну, валяй...
   Парень плюхнулся на старую скрипучую панцирную кровать, а Ира, прикрыв тяжёлую дверь, начала возиться с каким-то допотопным аппаратом, напоминающим примус. Скептически оглядев незамысловатую мебель, я присел на край большого ящика, похожего на тот, в каких хранится оружие.
   - Как всё это началось, я уже даже и не вспомню - давно было, а я маленький был, - начал своё рассказ Ян. - Лет десять мне было, не больше, сеструхе, вон, и того меньше... А сейчас... Гм. А сейчас даже и не знаю - как-то не до этого было... Рос, какой сейчас год-то?
   - Две тысячи восемнадцатый вчера был.
   - О... Тогда мне, получается, уже целых шестнадцать лет стукнуло... И вот, значит, упал тогда с неба этот Обелиск. Что-то тогда непонятное началось, и многие начали уезжать куда подальше. А вот кое-кто решил остаться и отсидеться - вроде же ничего особо опасного-то и не было... Наши с Иркой родители как раз из таких и оказались. Мы все тогда всё сидели и ждали, когда к нам помощь придёт, но никого не было. Связи тоже не было, обратно никто не возвращался, да и... А вот потом жуткое начало твориться.
   Парня передёрнуло.
   - Люди... Многие люди меняться начали. Кожа серела, волосы тоже, даже глаза!.. И не только внешне они менялись, но и внутренне, что ли... Уходили куда-то, вместе собирались, шли вроде бы к Обелиску. Поначалу-то их никто и не трогал - вроде неопасные же были. Странные, да, но не опасные. Вот сидит напротив тебя такой вот "серый" - на морду страшный, но так человек человеком. И говорит, как ты, и думает вроде бы так же... И всё равно видно, что это уже не совсем человек. Чужак. Чужой. Откуда-то они знали, как надо аномалии обходить, как можно в них всякие-разные занятные вещицы находить... Мутанты первые появились, они и против них знали, как драться...
   Ян немного помолчал и продолжил:
   - Вооот... А потом они свой квартал сделали и начали жить все вместе, но отдельно от людей. Что-то строить начали, мастерить. Сказали, что можно сделать СВОИХ монстров, чтобы от мутантов защищали. И другие вещи, чтобы выжить легче было. Им уже мало кто верил - слишком уж странно всё это было, хотя и понимали уже все, что никто к нам на помощь не придёт и только на себя нужно рассчитывать. А они уже не предлагать или просить - требовать начали. Люди им были нужны. Чтобы работать вроде как. А на самом деле они их таким же "серыми" делали.
   Вот ё... А мы-то всё - монстры, монстры... Да не монстров, оказывается, нужно было бояться... Я же ведь что-то о подобном слышал. "Серая чума", да. Несколько случаев где-то на восточном кордоне, но тогда тамошние погранцы и "бродяги" особо долго не колебались и попросту перебили всех заразившихся. И потом ещё и сожгли в пепел для верности. А оно вот как повернулось-то...
   - Люди объявили им войну и... - Ян на секунду запнулся. - И проиграли. Подчистую. Это где-то спустя год после Вторжения было, так что я всего и не помню...
   И тогда же начались первые Волны тварей...
   - Людей тогда уцелело очень мало, - сцепив пальцы, уронил Ян. - Родители наши... погибли. Нас к себе дядька Семён взял - мамин брат, и воспитывал все эти годы... Но недавно он тоже...
   - Соболезную, - ввернул я дежурную фразу, но как бы это цинично ни прозвучало, сейчас меня волновало совсем другое. - Ян, ты можешь мне поподробнее рассказать о "серых" и о том, что они делают?
   - Конечно, Рос, - торопливо закивал парень. - Их много - тысячи, может быть, десятки тысяч, точно не знаю. Живут в городах, накрытых красными куполами - их пробить невозможно, мы пробовали. Что конкретно у себя там делают, никто не знает, но иногда выпускают огромные толпы монстров. Это они, вроде бы, так местность от диких мутантов очищают...
   Вот это вряд ли. Оттесняют они нас таким образом. И "Сентябрь" расширяют.
   - Около аномалий копаются, что-то там то ли мастерят, то ли исследуют...
   - А как вы с сестрой тут вообще выжили-то? - задал я терзавший меня вопрос. - И много тут таких, как вы?
   Ян помрачнел.
   - Не знаю, Рос. Раньше было больше - сейчас меньше. Намного. Мы другого человека в последний раз видели... Ну, весной ещё.
   Это ж почти полгода назад... Хреново...
   - Как выжили? Не знаю. Дядька нас сначала всему учил - как еду добывать, как стрелять, как от тварей прятаться... Не знаю, вроде бы это нетяжело. Главное, "колючим" на глаза не попадаться - обычных тварей-то тут нет, "серые" не особо злые, а вот "терновники"...
   - "Терновники" - это кто? - уточнил я, хотя уже, в принципе, и сам догадался.
   - Так это с которыми вы там дрались. Такие высокие, худые... и колючие. Страшные твари - сильнее них здесь никого нет.
   - Не похожи они были на живых существ, - покачал головой. - Никогда раньше таких не встречал. Даже на "можевелу" и то не похожи...
   - Они неживые, - в свою очередь покачал головой Ян. - И это не твари, это... - Вот, что на вас за одежда такая странная? На броник похожа, только всё тело покрывает...
   - "Экза" это, экзоскелет - специальный такой боевой скафандр, - начал объяснять. - От пуль и клыков защищает, от огня и кислоты. В нём у тебя сил больше, можно больше груза унести, и устаёшь меньше.
   - Вот и "венец" - это что-то такое же, - Ян указал подбородком на стоящие в одном из уголков три здоровых металлических цилиндра, которые я сначала принял за обычные бидоны. - Видите? Это - "терновый венец", его так дядька Семён называл. Такую штуку человек на себя цепляет, запускает и... В "колючего" превращается. У тебя там сразу и броник, и оружие всякое... Только он к человеку намертво прирастает - его больше снять потом нельзя. "Серые" их для своих солдат делают, которые границу сторожат. Когда людей больше было, мы у них зародыши крали и сами использовали, чтобы драться и в города их проникать - пока ты в "венце", они тебя за своего принимают. Только нельзя человеку долго в "венце" быть - с ума сходишь быстро. По своим начинаешь стрелять, можешь вообще к "серым" переметнуться...
   - Спасибо, Ян, - протянул я. - То, что ты сейчас сообщил очень важно...
   Так, на сегодня хватит. С имеющимся теперь разобраться...
   - Рос, а... Можно и мне задать вопрос? - неуверенно спросил парень.
   - Валяй.
   - Вы... Вы за нами пришли, да? - выпалил Ян. - За уцелевшими, да? Или... или вы Зону пришли уничтожить?
   Эх, парень... Будь ты хоть немного постарше, то понял бы, что спасатели и ликвидаторы не приходят в те места, о которых им ничегошеньки неизвестно. Спасти вас? Да я до сегодняшнего дня считал все истории об аборигенах "Сентября" всего лишь легендами! Ну, ладно, не легенды вы. И что дальше? Я же, по ходу, один остался... Тут бы самому выбраться...
   А ведь этот пацан ждёт от тебя ответа, Рос. Как на спустившегося с неба Мессию смотрит прямо-таки. Откровений и истины ждёт... А вот что ты ему скажешь?
   Что ты ему скажешь, Рос?
   - Это место мы уже не раз пытались уничтожить, - вздыхаю. - И ядерным оружием в том числе. Знаешь, что это такое? Ага, знаешь... Но, видать, купола защитные этих тварей сберегли... Не знаем мы, как... Зону уничтожить, не знаем. И не шли мы никого спасать, Ян. Это была просто научная экспедиция, понимаешь? А теперь так я вообще, вроде как, один в живых остался...
   - А... э... И что же вы теперь будете делать?
   - Задание я теперь исполнить уже не смогу... Наверное, попробую просто прорваться назад...
   - А возьмите нас с собой! - заблестели глаза Яна.
   - Рехнулся? - отрезал я. - Мне бы самому пробиться, а тут ещё на вас нужно будет отвлекаться! И можешь даже не уговаривать - это не обсуждается. Только погибнете зря.
   Вот в это я, по правде говоря, верил не до конца. Если уж они смогли тут ЖИТЬ целых шесть лет, то, быть может, мне стоит подвинуться в сторону... Вот только что толку, если я возьму их с собой? Если не они, тогда я могу не дойти. И куда им тогда деваться? Просто переться вперёд? Отличный план! Вот если они каким-то чудом всё же набредут на патруль или "опору", то-то у наших парней будет занятие...
   Думать, не новые ли это порождения "девятки" в человеческом облике? Шесть лет в "Сентябре"? Таки не делайте мне смешно, уважаемые!..
   Я много чего повидал в "девятке", я мог бы и поверить. Другие "бродяги" - тоже, но остальные вряд ли. А значит, дальше ребят ждали бы бесконечные лаборатории, из которых почти нет ни единого шанса вырваться...
   - Хорошо, мы не пойдём с вами, но... Вы же ведь отправитесь за подмогой, да? За нами придут? И ведь нужно же ещё уничтожить всех этих монстров, да?
   - Я не уверен, что кто-то вернётся... в ближайшее время, - отвёл взгляд. - Пока всё проверят и обдумают, пока соберут армию вторжения...
   - А как же мы? - растерялся Ян. - Ну, вы же расскажете о нас... О том, что вообще кто-то здесь ещё остался в живых!
   - Расскажу, - тоскливо протянул я. - А что толку? Никто не кинется вытаскивать вас прямо сей же момент... Скажут - прожили шесть лет и ещё подождёте.
   - Постойте! Но... Но ведь так же нельзя! Если раньше про нас просто не знали, то сейчас...
   - ...ровным счётом ничего не изменится, даже если я всё расскажу, и мне поверят! - внезапно разозлился я. - Пойми, Ян, ради двух человек никто не будет посылать спасательный отряд...
   - Но мы же свои! Нас же нельзя бросать... Ведь кроме нас могут быть и другие выжившие...
   - Всем плевать, Ян, двое вас тут или две тысячи. Если я смогу добраться до наших, то будет большая войсковая операция. Настоящая война. Не ради вашего спасения или уничтожения Зоны, а ради технологий и знаний.
   Парень дёрнулся словно от удара, Ирина затихла где-то в уголке.
   - Неправда! Это... это всё нужно уничтожить! - Ян буквально захлёбывался словами. - Выжечь огнём! Очистить! Это... это зараза! Болезнь! Как это может быть ценнее, чем люди?!
   - Может быть. Легко. Как не хрен делать. "Серые" будут нужны, а вот вы - нет. Даже если вас и вывезут на большую землю, то, скорее всего, просто бросят на произвол судьбы...
   Я не понимал, что и куда меня сейчас несёт.
   Весь шок после боя, вся горечь от потерь и осознание того, что я опять остался один, хлынули из меня неуправляемым потоком. Накатили старые воспоминания и обиды. Воспоминания о том, как я - последний выживший из всей нашей ополченческой роты, наконец-то добрался до большой земли, вырвавшись из этого проклятого "Сентября"...
   И понял, что, как и многие, оказался там никому не нужен.
   Никому не были нужны толпы беженцев из попавших в зону заражения районов. На нас тогда все наплевали. Забыли. Бросили!..
   Прости меня, Ян, за то, что сейчас срываюсь на тебе. Прости меня. Прости за то, что ты похож на меня тогдашнего. Успевшего краем глаза взглянуть на войну людей против людей и сумевшего выжить в противостоянии с чудовищами. Ещё верившего в какие-то идеалы и в то, что "наши своих не бросают"...
   - Ростислав, - глухо произнёс Ян, отворачиваясь от меня. - Вы сейчас говорите страшные вещи. Плохие вещи. Я не хочу в такое верить... Если вы решили уходить один, то уходите как можно скорее. Пожалуйста...
   - Тогда я, пожалуй, прямо сейчас и пойду, - поднялся с места, подхватывая одной рукой автомат, а второй рюкзак с ядерным зарядом. - Спасибо вам и прощайте.
   Отодвинул в сторону тяжёлый и толстый засов, откинул дверь, вышел.
  
   * * *
  
   Под ногами шелестела сухая опавшая листва - на дворе уже как две недели была осень. Настоящий сентябрь пришёл в "Сентябрь", вот так-то... Лес был обычным - лиственным, и на первый взгляд в нём не было ничего необычного. Только кое-где встречались пёстрые сине-алые кусты "бананника". После Вторжения такая ерунда стала расти иногда даже и за пределами "девятки". Как ни странно - неопасен. А плоды действительно на бананы похожи формой, если только бывают синие в красную полоску бананы. Вкусные, между прочим. Кто-то, то ли с недостатка ума, то ли с недостатка еды, их жрал. Но не помер и не отравился - фрукт как фрукт. На сырую картошку похоже по вкусу, можно даже и пожарить...
   Под лапой "экзы" сухо хрустнула "плесень" - густой и колючий мох, растущий здесь, в "девятке". Где-то невдалеке виднелось мертвенно-зеленоватое свечение от небольшой кислотной аномалии, судя по звуку, где-то справа бил огненный гейзер...
   Вокруг всё ещё был "Сентябрь".
   Я остановился, привалившись спиной к дереву и опуская на землю контейнер с бомбой. На душе было погано.
   Не понимаю, с чего я так сорвался только что? Послебоевой стресс? Горечь за погибших товарищей? То, что я остался совсем в окружении врагов?
   Или это было всего лишь проявлением страха? Страха остаться тут навсегда, так и не выбравшись из "девятки". Страха потерянности и одиночества.
   Или это была месть? Месть самому себе, за те же самые слова, которые я услышал много лет назад.
   "Ты никому там не нужен. На тебя всем плевать".
   Но кто дал тебе право врываться в маленький мирок двух совершенно посторонних тебе людей и рушить его к чёртовой матери? Подарить надежду легко, но ещё легче отнять и предать её. Этот Ян, он ведь действительно смотрел на тебя, как на пророка, на спасителя, а кем оказался ты?
   Отлично. Просто здорово, Рос. Сорваться на ни в чём неповинном пацане просто потому, что он напомнил тебе самого себя. Разве это справедливо? Молчишь... Даже сам себе ответить не в силах, а ещё "бродягой" себя называешь. Да кто ты такой вообще? Что ты вообще хочешь? К чему идёшь?
   Тяжело съехал спиной по стволу, обдирая выступами брони кору.
   ...Есть ли у меня цель? Хоть какая-нибудь. Или же я уже давным-давно умер, и моё тело до сих пор действует лишь как придаток к "экзе"?
   Неужели я всё забыл?
   А ведь когда-то я хотел навсегда покончить с тем, что однажды перечеркнуло всю мою прежнюю жизнь и отняло всё. Я же ведь, как и многие, хотел уничтожить "Сентябрь", так неужели что-то изменилось?
   Неужели я тоже стал его частью? Всего лишь частью, как монстры и аномалии?
   Сейчас у меня есть в руках сведения, которые могут повернуть весь ход этой странной войны, но...
   Впервые за очень долгое время я не знаю, что мне делать.
   Прорываться к своим? В одиночку, через пять сотен километров, наполненных смертоносными тварями и аномалиями. С минимумом запасов и боеприпасов, почти без надежды на успех.
   Самоубийство? Наверное. Но разве есть другие варианты?
   Можно ведь и в самом деле попробовать рвануть вместе с этими двоими - ребята они, несмотря на свой возраст, действительно, вроде бы, тёртые, так что...
   ...вместо одного покойника будет три.
   Ну нет, Рос! Ты с такими мыслями далеко не уйдёшь!..
   ...А я и так никуда не уйду.
   Думаешь?
   ...Уверен. Как никогда раньше. Когда против тебя абсолютно всё - шансов выжить не остаётся.
   Значит, выживи наперекор всем и всему!..
   ...Легче сказать, чем сделать.
   Сделать...
   А что я ещё могу сделать? Чтобы весь наш поход, все погибшие... Чтобы всё это было не зря.
   Что я могу сделать такого, раз уж всё равно обречён? Такого, чтобы всем этим тварям, колючим и серым, стало жарко, да так, что...
   Губы внезапно скривила усмешка.
   - Жарко, говоришь? - прошептал я. - Хорошо, будет вам всем жара. Да такая, что вы взвоете!
   Взгляд упал на ранец с ядерным фугасом.
   Где я сейчас нахожусь? В самом сердце "Сентября". Совсем недалеко от какого-то в рану укушенного Обелиска, из-за которого это всё и заварилось.
   С атомной бомбой в руках.
   Да, кидались тут уже мегатонными хлопушками, но мне и пяти килотонн вполне хватит...
   Я же не собираюсь опять на щиты всё это кидать - можно и втихушку свинью уродам подложить... Мне бы только мимо их кордонов прошмыгнуть... Вот только как? Хм, есть, конечно, один вариант...
   Хреновый такой вариант.
  
   * * *
  
   Чёрт, вот же партизан доморощенный... Так замаскировал свой бункер, что хрен найдёшь! Так, вроде бы здесь был вход...
   Постучал.
   - Ян, открой, дело есть.
   - Уходите, Рос, - глухо прозвучало из-под земли. - Вам уходить надо.
   - Мне напоследок нужно кое-что сделать. Поможешь?
   Пауза. Всё тянется и тянется...
   - Хорошо.
   Люк в землянке начал тяжело откинулся в сторону, Ян отодвинулся, освобождая мне дорогу. Спустился вниз, закрыв за собой дверь.
   - Ну и что вам нужно? - скрестил руки на груди парень.
   Быстрым шагом прошёл внутрь, остановился, вытянув руку.
   - Вот это.
   - З-зачем вам "венец"? Это... это очень страшная вещь...
   - А ты мне покажи, как с ней обращаться нужно, чтобы всё в порядке было, - спокойно заявил я. - Примерить его хочу.
   - Нельзя! - выкрикнул Ян, стремительно бледнея. - Это... Это смерть!
   - Ну да, ты что-то такое рассказывал, - насколько позволял жёсткий доспех, закивал. - Но мне он нужен.
   - Но зачем?! Вы что, просто хотите умереть?! Это же безумие!
   - Скажем так, я поразмыслил сейчас кое о чём и понял, что отсюда я, скорее всего, выбраться не смогу, - скучным тоном заметил я. - А раз так, то я напоследок попытаюсь крупно насолить всем этим тварям.
   - И как же? - нахмурился Ян.
   - Вот это видел? - указал я на ранец. - Это бомба. Маленькая, но Обелиску хватит.
   - Не выйдет, - покачал головой парень. - Мы его пытались разрушить, но он очень прочный - тут и машины взрывчатки будет недостаточно.
   - Вряд ли Обелиск достаточно прочный, чтобы выдержать рядом с собой ядерный взрыв, - скептически поморщился я. - Это ядерная бомба, Ян. И её вполне хватит, чтобы снести небольшой город, не то что такую небольшую дрянь... Но мне нужно подобраться к нему поближе.
   - Это же самоубийство, - тихо произнёс Ян.
   - Неважно, - отмахнулся я. - Раз уж я здесь, то должен хотя бы попытаться со всем этим покончить.
   Крепко сжал за спиной кулак.
   Хотя бы попытаться...
  
   * * *
  
   Утро следующего дня. Лес. На земле ещё лежит роса.
   - Ваш броник придётся снять - "венцу" нужен контакт с телом, - хмуро заметил Ян.
   - Раз надо, значит, надо... - проворчал я, начиная буквально выползать из металлокерамической скорлупы, которая уже давно стала второй кожей. Занятием это было, кстати, не из лёгких - более старые модели "экзы" так вообще в одиночку ни снять, ни надеть было практически невозможно. Требовался помощник, а лучше - два...
   - Что дальше? - зябко поёжился я от холода в тонком комбинезоне-поддоспешнике.
   - Поставьте его около себя, лучше впереди - так удобнее. Видите, сверху есть кольцо? Потяните за него.
   Потянул. Из недр здоровенного серебристого цилиндра вытянулся длинный тонкий стержень, состоящий из двух половиной - красной и синей.
   - Так, сделано.
   - Рос, пока ещё не поздно...
   - Да нет, Ян, - невесело усмехнулся я. - Теперь уже как раз-таки совсем поздно.
   - Хорошо, - вздохнул парень. - Тогда поворачивайте его направо и пихайте обратно внутрь.
   Сказано - сделано.
   - А теперь просто немного подождите, - Ян отошёл метров на пять от меня.
   Внезапно цилиндр низко и протяжно загудел. Его поверхность, ещё секунду назад казавшаяся монолитной, начала разделяться на огромное количество тонких металлических шнуров, довольно-таки мерзко шевелящихся. Прошло совсем немного времени, и на месте цилиндра оказалась внушительная куча шевелящихся тросиков, которые до безобразий напоминали сейчас самые обычные макароны, только серо-стального цвета...
   Из шевелящейся кучи вверх поднялся шнур, увенчанный красноватым огоньком. Его кончик изогнулся на манер перископа и нацелился на меня - складывалось такое нехорошее впечатление, будто на меня смотрит чей-то бесконечно чужой и недобрый взгляд.
   Красный огонёк на конце шнура мигнул и погас, и в то же мгновение шевелящаяся куча этих стальных макаронин поползла прямо ко мне.
   Ноги захлестнули десятки металлических щупалец, на удивление оказавшихся тёплыми. Шевелящаяся масса начала оплетать меня и подниматься вверх.
   - Чёрт, - прошипел сквозь зубы. Меня с головой захлестнуло непонятное отвращение, но я остался стоять на месте, а щупальца тем временем уже полностью оплели ноги, торс, руки и начали побираться к голове и лицу. Брезгливо передёрнувшись, я закрыл глаза и глубоко вздохнул.
   Голову полностью охватили многочисленные металлические шнуры, оставляя лишь тонкие щели. Щупальца с размеренным скрежетом занимали какие-то одним им ведомые позиции и положения...
   А затем всё мое тело скрутило обжигающей болью от сотен или даже, может быть, тысяч вонзившихся повсюду тонких игл. Сквозь плотно сжатые зубы вырвалось яростное рычание, но боль никуда не уходила. Меня выгнуло дугой, руки почему-то развело в стороны, а в глазах потемнело. Уже больше не в силах противостоять накатывающей боли я рухнул на землю и заорал. Каждая клеточка тела вопила и требовала, чтобы кто-нибудь прекратил эту пытку; из прокушенной до крови губы по подбородку начала стекать кровь. В ушах поселился всё нарастающий противный полузвон-пожжужание... Ослепительная вспышка. Темнота.
  
   * * *
  
   - Рос! Рос! Рос, вы живы?
   Голос доносился, словно бы я провалился в какой-то глубокий колодец. Или сижу на дне металлической бочки...
   - Рос, ответьте!
   Ответить... Надо ответить... Но сначала неплохо бы открыть глаза...
   Вспышка. Я открываю глаза...
   Чёрт, что со мной?
   Не чувствую движения век, а картинка такая, будто бы у меня глаза выросли по всей голове. И, пожалуй, даже не только на голове. Чересчур резкие краски и цвета. Смазанные и замедленные движения всего и вся...
   - Рос...
   Ян склоняется надо мной. В его глазах страх, сочувствие и... горечь?
   - Вы меня слышите?
   Звуки. С ними тоже какая-то беда - слишком громкие и раскатистые. И почему-то я начинаю чувствовать, как вместе с ними в пространстве катятся какие-то непонятные волны...
   Или это и есть сам звук?..
   - Слы... шу...
   Чёрт, это что - мой голос? Как будто бы заработал острый ларингит или просто пил и курил, не просыхая и не проветриваясь. А, по фигу... Хотя бы тело теперь не болит...
   Тело?
   - Как вы себя чувствуете?
   Хороший вопрос, Ян.
   - Странно я себя чувствую... - прохрипел, приподнимаясь с земли и оглядывая себя.
   Всё тело было покрыто переплетёнными серебристыми тросами, которые теперь вдобавок ещё и "украсились" внушительного размера шипами. Привычного ощущения тела просто не было. Руки, ноги - никакого отклика. Кажется, они сейчас были крепко притянуты к телу. Вместо них - длинные и худые подобия, сплетённые из шнуров. Зато теперь я чувствовал каждое стальное щупальце, составляющее моё новое тело, а ещё то, во что их можно превратить, и... и... Чёрт! Как же болит голова!
   - Аккуратнее. Вам должно быть сейчас трудно - к "венцу" нужно привыкнуть. Вам теперь нужно научиться в нём ходить и драться...
   Попытался резко встать, запутался в ногах и тут же полетел на землю. Попытался смягчить падение, но вытянутые вперёд руки внезапно распались на несколько пучков шнуров, и я ткнулся лицом в землю...
   Про лицо я это вообще-то зря. Чёрт, к этому всему ещё нужно привыкнуть!..
  
   * * *
  
   - Так, Теперь можете осваиваться с оружием - "венец" вроде бы уже полностью вырос... Только экономьте заряд батарей.
   - На сколько их хватит?
   - Максимум - дней на десять. Больше - вряд ли.
   - Что конкретно в этой дряни есть? Я много какой пакости от них уже навидался, но точно всё не вспомню.
   - На плечах есть игломёты. Они слабоваты будут и толстую броню не пробивают. Но монстров кладут только так - у них стрелы отравленные вроде бы. Запас большой - можно не экономить.
   И действительно, стоило понять, что нужно искать, как всё получилось...
   Шнуры на плечах слегка раздвинулись, и откуда-то из-за спины показались штуки, смахивающие на турели. Стоило только мысленно прицелиться в ближайшее дерево, как игломёты с тихими шипением выплюнули по короткой очереди. В ствол клёна с глухими стуком вонзилось с десяток длинных серебристо поблескивающих игл.
   Круто. И даже автомата не нужно. Прямо как в фантастике - шевельнул бровью, а вражину уже свинцом напичкало...
   - В левой руке есть разрядник. Мощная штука. Очень. Но батареи сильно садит.
   Сжимаю костлявую четырёхпалую лапу, из предплечья выдвигаются три длинных острых клинка, по которым пробегают россыпи голубоватых искр. Так, ну это мы испытывать лучше не будет - видели, знаем, как эта штука действует.
   - В этой же руке есть огнемёт. Топлива ему не нужно - мы проверяли. Почему жжёт - неясно. Но пламя похоже на то, что в аномалиях бьёт.
   Помню, помню... Красновато-лиловое такое...
   - Правую можно в кнут длинный превратить. Он всё разрубает - и бетон, и металл. Против тварей - самое то.
   С первого раза трансформация не получилась - контролировать эту странную конечность оказалось значительно труднее, чем вызывать скрытое оружие и стрелять из него. Складывалось такое ощущение, что моя рука стала намного длиннее и обзавелась целой кучей суставов...
   В принципе, так это и было.
   Шнуры, составляющие правую руку, начали расти и вытягиваться вперёд, превращаясь в длинный - метра четыре - шипастый стальной хлыст. На пробу махнув им, я просто-напросто снёс несколько довольно здоровых деревьев, оставив в лесу неплохую просеку.
   - Хрена себе... - присвистнул я. - Махнул рукой - улочка, махнул другой - переулочек...
   Снова превратил хлыст в руку, пошевелил пальцами (всеми четырьмя). Подхватил стоящий на земле ранец с бомбой, почти не почувствовав его веса.
   - Поверх всех эти колючек закрепить получится, как думаешь? - поинтересовался у Яна.
   - Да вы просто его под броню спрячьте, и всё.
   - Хм, а так разве можно?
   - Можно.
   - Ну, тогда ладно...
   Честно говоря, я не очень понял, что от меня требуется, но твёрдо попытался начать думать в нужном ключе. Против всех моих ожиданий всё оказалось довольно просто - жгуты на спине действительно разошлись в стороны, образовав своеобразный карман, куда я и спрятал ядерный заряд. Подумал, сделал ещё один такой карман на груди и сунул в него автомат.
   - На всякий случай, - пояснил я.
  
   * * *
  
   - Ну, всё, Ян. Давай здесь прощаться, - я бросил взгляд на дорогу. - Дальше тебе со мной смысла идти нет.
   Ян и стоящая рядом с ним сестра пристально смотрели на меня.
   - Хорошо. Рос, вы запомнили дорогу?
   - Не волнуйся, это было не так уж и сложно, - хрипло рассмеялся я, но почти сразу же замолчал. - Вы давайте тут, ребята, берегите себя...
   - Вы тоже себя берегите, Рос, - серьёзным тоном произнёс Ян. - И... возвращайтесь, ладно?
   - Не буду ничего обещать - посмотрим, как всё сложится, - уклонился от ответа. - Но в любом случае... Если у меня всё получится, то сюда придут люди. Много людей - солдаты, учёные. И тебе потребуется пропуск...
   Раздвинул броню на груди, запустил внутрь несколько шнуров из правой руки, нащупал нужное...
   - Держи.
   В подставленную ладонь парня скользнул армейский жетон на тонком ремешке.
   - Скажешь, что у тебя есть сведения чрезвычайной важности и что ты от прапорщика Ростислава Шевцова со сто первого опорного пункта. Если тебя о чём-то будут спрашивать люди, одетые в такую же броню, как у меня - назовёшь мой позывной и фразу...
   Слегка усмехнулся старой шутке.
   - Какую фразу?
   - "Слоны не вернутся с севера".
   - А... что это означает?
   - Тебя поймут, - ушёл я от ответа. - Ну, всё, Ян, бывай. Прощаться не будем, ладно?
   - Ладно, - парень протянул мне руку. - Тогда... До свиданья?
   Невесело усмехнулся собственным мыслям.
   - До свиданья, Ян, - аккуратно пожал протянутую руку длинными пальцами, сплетёнными из металлических нитей. Развернулся, неторопливо зашагал по дороге, постепенно переходя на лёгкий бег.
   Теперь главное - дойти...
  
   * * *
  
   Бежать в "колючке" оказалось крайне удобно и легко. Как будто не ты что-то делаешь, а тебя на чём-то везут. И ни скуки, ни усталости, ни сонливости - наоборот, все чувства необычайно обострились и усилились. Мозг функционирует невероятно чётко, как компьютер или, скорее, швейцарские часы.
   Тик-так. Тик-так...
   "Вперёд. Поворот. Замедление. Сканирование местности. Дальнейшее продвижение сопряжено с определёнными трудностями. Дорога заросла "плесенью". Анализ ситуации. Результаты анализа. Усилить прочность конечностей, непосредственно контактирующих с поверхностью земли. Вырастить специальные лезвия на ногах для более успешного преодоления наиболее высоких зарослей".
   Чёрт! Как же теперь всё просто и ясно! Никаких лишних рефлексий и эмоций - только чистая логика и разум!..
   Тик-так. Тик-так...
   "При сохранении текущего темпа передвижения конечный пункт будет достигнут к концу суток. Схема действия - проникнуть в район расположения Обелиска, скрытно установить заряд. Включить таймер, отойти на безопасное расстояние, произвести отступление".
   Тик-так. Тик-так...
   "Сканирование окружающего пространства. В зоне огневого контакта противник не обнаружен. На удалении трёх с половиной тысяч катов замечено до двадцати нейтрально-дружественных объектов..."
   Перед глазами мелькнуло изображение несущихся по высокой траве стаи "волков", примерно в количестве пары единиц...
   Стоп. Это они, что ли - "нейтрально дружественные объекты"?! Это с какого хрена?! И каких ещё катов?
   "Этап синхронизации с носителем закончен. Перейти к следующему этапу".
   Резко остановился, как вкопанный. Голову пронзили потоки чужых и непонятных данных - образы, звуки, запахи...
   "Начать процесс формирования симбионтического конструкта..."
   Рухнул на колени, вцепился руками в "венец", пытаюсь содрать его с себя или хотя бы просто закрыть голову от чужого вторжения.
   "Неожиданный конфликт. Модуль-носитель отторгает симбионта".
   Пошёл на хрен из моей головы, урод! Отстань! Что тебе нужно?!
   "Приостановить процедуру формирования. Произвести повторную синхронизацию".
   Тяжело дыша, рухнул на землю.
   Чёрт, вот что имел в виду Ян, когда говорил, что "терновые венцы" сводят своих хозяев с ума... Чем больше проведёшь времени в этой штуке, тем сильнее ты начинаешь думать и чувствовать, как машина, как робот...
   И наверняка однажды повторной синхронизации просто не потребуется.
   Однажды ты просто примешь всё как данность и пополнишь собой ряды "терновников" в услужении у местных хозяев.
   - Чёрт... - прохрипел я. - Похоже, времени у меня в обрез...
  
   * * *
  
   И это - сердце "Сентября"? Ну и ну...
   В центре "девятки" не обнаружилось ни мрачной цитадели злобных инопланетян, ни колоссального скопища монстров или дотла выжженной равнины... Местность, как местность. Я в "Сентябре" и почуднее места встречал в огромадном количестве.
   Да и путь сюда оказался даже, пожалуй, куда более спокойным и лёгким, чем мой самый обычный рейд. Монстров почти нет, аномалий почему-то тоже, а все встречные - исключительно патрулирующие местность "терновники". По одному или группами до отделения - вот тебе и все встречные. Причём даже когда я столкнулся с одним из таких патрулей, то он никак не прореагировал на меня.
   Вообще никак.
   Просто мимо пробежали эти ходячие комки колючей проволоки, и всё. Они же совсем не за мной тут все носятся - охота у них идёт. Но не на меня, а на какие-то нейтрально-враждебные объекты, как подсказывает "экза" Чужих. Кажется, это - дикие твари, которые появились сами собой. Они же ведь просто звери, и на кого охотиться, им глубоко наплевать - хоть ты человек, хоть ты "серый"... А людей тут, видать, и не осталось.
   Кстати, видал я этих самых "серых". Пару раз ажно. Гнали вместе с "терновниками" большие толпы тварей - наверное, новые Волны готовят, уроды... А так они в полуразрушенных городах, в основном, кучкуются и носа оттуда не кажут. Впрочем, я к ним тоже особо не напрашиваюсь - мне нужен Обелиск и только Обелиск...
   Вот, кстати, и он. Уже виднеется вдали, паскуда. Действительно на обелиск смахивает - здоровенная такая четырёхгранная заострённая к верху штуковина, под некоторым углом воткнувшаяся в землю среди пятиэтажек. Поблёскивает в лучах заходящего солнца Обелиск каким-то красновато-золотистым оттенком...
   Вот тебя-то мне, тварь, и нужно. Я пришёл сюда именно по твою инопланетную душу.
   Вот только как же до тебя добраться-то?..
   На данный момент вся проблема заключалась в том, что эта дрянь упала хоть и на самой окраине города, но в когда-то бывшем спальном районе. Впрочем, "серые" этот квартал своим вниманием, видимо, обошли, потому как я не увидел здесь ни одного здания, оплетённого их характерными железными лианами.
   Вот только что толку-то? Лучше бы уж там "серые" ошивались, а не "терновники".
   Много "терновников".
   Это они этот Обелиск типа охраняют, что ли? Чёрт, хреново... Кстати, интересно, это просто такое освещение сейчас или они действительно не серебристого, а золотого цвета? А, ладно, неважно...
   ...Несмотря на всё усиливающиеся атаки "венца", я не мог не признать всех его феноменальных качеств как боевого доспеха. Действительно потрясающая по своим характеристикам боевая машина, которая уравнивает тебя в силах с танковым взводом. Мощная... и безумно опасная. Слишком совершенная, слишком умная. Подчиняющая себе и превращая человека всего лишь в придаток живого механизма.
   Кажется, ведь именно о чём-то таком я и думал совсем недавно, верно?
   Но, с другой стороны, вот как сейчас, например, лежать, уткнувшись мордой в траву, и одновременно вести наблюдение за расположенным в нескольких километрах объектом противника без "тернового венца" было бы крайне затруднительно. Штуки, похожие на виденные в фильмах оптоволоконные камеры, с помощью которых я сейчас и наблюдал за Обелиском - это нечто. С биноклем или другой прочей оптикой даже и не сравнить. Если немного подкорректировать, то даже сквозь стены можно видеть...
   Вот только то, что я вижу, меня вовсе не радует. Вот прямо ни капельки. Тут же этих чёртовых шипастиков, как грязи на дороге - может, пятьдесят, а может, и больше.
   Блин, а ведь придётся как можно ближе бомбу ставить-то. Насколько я теперь понимаю, вокруг Обелиска есть какое-то силовое поле, но вот время его активации мне неизвестно. Но какое-то запредельно быстрое - это точно. Наши ведь здесь всё пытались ядерным ударом зачистить поначалу, но не вышло - вокруг города "серых" всё фонит и отутюжено, но сам он почти не пострадал. А ведь подрывы были воздушные - на высоте пары сотен метров, значит, хоть какие-то шансы у меня появляются лишь только при условии, что я дотащу фугас чуть ли не к самому Обелиску...
   Вот, чёрт... То, что меня могут на подходе или уходе хлопнуть - это понятно и ожидаемо, но вот в стопроцентного шахида превращаться что-то желания нет. Я же всё-таки надеюсь отсюда уйти, ведь так?
  
   * * *
  
   Короткая перебежка на пределе возможностей "венца". Залечь, затаиться, оглядеть местность с помощью отращенных на голове гибких шнуров. Со стороны сейчас, наверное, смахиваю на какую-нибудь Медузу Горгону... Ну и по фигу!
   Вроде всё чисто... Так, начинаем всё по новой.
   ...Выдвигаться решил сразу же с наступлением темноты. Толку дальше тут сидеть и наблюдать, если времени у меня в обрез? Последний приступ "синхронизации" у меня случился всего лишь пару часов назад, и я еле сумел удержаться в здравом рассудке. Того гляди ещё и до утра не дотяну, чёрт... А этим шипастикам наверняка будет по барабану, если я попытаюсь устроить вылазку, как принято, часа в четыре-пять утра. Это же не люди - они не спят, не едят, не отвлекаются на разговоры и перекуры, не филонят и не сачкуют на посту. И время прохождение патрулей и смены караулов у них какое-то бессистемное... точнее, я эту систему просто не понимаю.
   Ну и ладно, значит, будет действовать в условиях царствования лучшего друга молодёжи - темноты. Благо, что вижу я сейчас более-менее сносно - не так как днём, правда, но и не как через приборы ночного виденья. Всё вокруг раскрашено в чересчур кричащие краски, а видимые движения несколько неестественны. Ну и на периферии почти ничего не видно - всё плывёт и размывается. Хорошо хоть глаз теперь до чёртиков, и можно слепить себе общую картинку из нескольких кусочков. Как пчела или муха, блин, теперь вижу... Но это здорово, как есть здорово...
   ...В очередной раз лежать пришлось довольно долго - ждал, пока мимо пройдёт пара "терновников". И правда, какие-то не такие они... Цвет шнуров - золотистый, телосложение немного покрепче, и внешне немного отличаются...
   Ну да, теперь и от меня тоже.
   И чего вам, собаки, неймётся? Давайте, проходите уже быстрее...
   ...Как только пара шипастых фигур скрылась за углом одной из многоэтажек, мгновенно подскочил и понёсся вперёд, будто подброшенный мощной пружиной. Шаг, ещё шаг, больше похожий на небольшой прыжок. Оттолкнуться обеими ногами, бросить тело вверх и вперёд.
   Подлетел на пару метров в воздух, короткий полёт и приземление на крышу старой трансформаторной будки. Погасить инерцию перекатом, залечь, затаиться. Спустя минут пять осторожно огляделся по сторонам с помощью оптоволокон (вот же прилипло!..).
   Чёрт!
   На всех путях подхода стоят, гады. Попробовать просто пройти мимо? Рискованно... Это же явно не обычные "шипы", а кто-то повыше рангом. Могут и стопорнуть, документы и пароль спросить... Тьфу ты! Какие ещё документы и пароли?..
   Но ведь что-то подобное у них точно есть. Или просто спросят на своём полумашинном языке, а я им чего отвечу?
   Так. Так. Так...
   Так!
   А что если попробовать рвануть напрямик? Вроде бы возможности "экзы" позволяют...
   Только внимание хорошо бы для начала отвлечь...
   Сунул лапы за пазуху, нащупывая спрятанную под бронёй сумку с оставшимися гранатами. Достал одну, выдернул чеку и, что есть силы, зашвырнул её куда подальше в сторону. Спустя положено время где-то вдали грохнул не слишком мощный взрыв - чисто по моим прикидкам, лимонку я зашвырнул минимум на пару сотен метров.
   "Терновники" моментально зашевелились и начали выдвигаться к месту происшествия. Шум поднялся преизрядный - маскировкой и тихой поступью шипастики себя не утруждали.
   В темпе вскочил с места, изо всех новоприобретённых сил прыгнул, на лету превращая правую руку в длинный хлыст. Зацепился за разбитое окно на пятом этаже и, цепляясь когтями левой руки и ног, начал карабкаться вверх. Добрался до последнего этажа, снова воспользовался хлыстом и залез на крышу. Разбег, прыжок...
   Во второй раз всё вышло совсем не гладко. При полёте а-ля Тарзан карниз, за который я зацепился хлыстом, просто-напросто оторвался. Когти на левой руке и на ногах проскрежетали по шлакоблокам панельных пятиэтажек, не в силах остановить падение. Только около второго этажа мне удалось влететь в разбитое окно и кубарем прокатиться по замусоренной и давным-давно покинутой людьми комнате.
   Поднялся, по чисто человеческой привычке попытался отряхнуться, вновь превращая хлыст в конечность. Внезапно, от окна раздался какой-то шум и скрежет.
   В раму вцепилась пара золотистых шипастых тонких хлыстов, а в следующий миг в проёме возникла фигура "терновника". Он покрутил низкой маленькой башкой по сторонам, осматривая комнату, остановил взгляд на мне и что-то проскрежетал.
   Понимая, что меня заметили, я попятился к выходу.
   "Терновник" вновь что-то проскрежетал, немного подождал, а потом из его левой руки начали выдвигаться три острых клинка.
   Ну, нет! Эту подлянку мы уже знаем!
   Наплечные игломёты с шипением выплюнули по длинной очереди, выбивших противника наружу. Вряд ли он был убит - скорее, просто ранен, но зато шума и вспышки от разрядника нет...
   Быстро выбежал из квартиры, пригнувшись, вылетел наружу, выбив окно на лестничной площадке. В спину толкнула волна жара, по броне ударил ураган осколков - похоже, что "шип" выстрелил мне вдогонку.
   Приземлился, выпрямился, огляделся по сторонам.
   Всё, провал, Рос. Со всех сторон набегают враги, и уйти теперь не получится...
   Ну, тогда, значит - вперёд!..
   Разбег, прыжок. Влететь в окно на третьем этаже, разбив собой последние целые стёкла в рамах.
   Прочь, прочь из этой квартиры - бегом на следующий этаж! Позади грохочут взрывы, сотрясая стены здания.
   Ногой выбиваю одну из дверей и влетаю в какую-то квартиру. Бросаюсь в комнату слева от меня - кажется, спальня. Выпрыгиваю из окна, приземляюсь в вихре обломков стекла и дерева выбитой рамы. А теперь бегом направо!
   На стене стоящего рядом дома пролегает двойная цепочка выбоин от попаданий игл. Из-за угла дома появляются несколько "шипов", готовя к бою разрядники, но я успеваю первым. Короткая вспышка, и ветвистый разряд, похожий на молнию, бьёт прямо под ноги набегающим. Мощный взрыв раскидывает их в стороны, они начинают медленно подниматься, а я в это время как можно быстрее ретируюсь.
   Кажется, эти "золотые" будут помощнее обычных "терновников". Наверняка хорошо бронированные и живучие. Но явно более медленные и не такие ловкие, что их и подводит.
   Бегу быстро, рваными зигзагами, сбивая прицел. Вокруг бьют разряды преследователей, иные очень и очень близко бьют - того гляди достанут, твари...
   Чёрт, а куда я бегу-то?
   Сорвалось же ведь уже всё, точнее, всё, что я планировал относительно своего благополучного ухода. Значит, надо рвать бомбу прямо сейчас...
   А вдруг и сейчас эта дрянь успеет среагировать и защититься полем? Ближе, надо подобраться ближе... Вперёд!
   Краем глаза замечаю движение откуда-то сзади и сверху. Рывок в сторону, и длинный шипастый хлыст глубоко врезается в старую бетонную плиту, лежащую перед многоэтажкой.
   Мой ответный удар разрубает "терновника" надвое, отсекая ему голову и левую руку, но тот всё ещё пытается высвободить застрявшее оружие. Коротко прошипели игломёты, опрокидывая противника и открывая меня для преследователей.
   Кто быстрее - я или они?
   Вскинуть левую руку, выдвинуть клинки, формирующие разряд, выстрел!
   И опять я быстрее. И что они все тут как квелые мухи? Врагов уже давно не случалось? Ну, так вот он я! Случился, вашу мать!..
   Уход с линии прицеливания противника за секунду до залпа, их разряды проносятся мимо, а моя молния разрывает идущего в авангарде "терновника" на куски. Взрыв раскидывает остальных, словно кегли.
   Прыжок вверх, уцепиться хлыстом за полуразвалившийся балкон, дать пару длинных очередей по лежащим противникам. Бегом внутрь дома, комната, одна, вторая, лестничная площадка... Снести висящую на одной петле старую дверь, быстро пробежаться по квартире, с разбега проломить стену и оказаться в соседней. Выпрыгнуть в окно наружу...
   Чтобы оказаться лицом к лицу с полудюжинами "шипов".
   Захватить хлыстом ближайшего, притягивая ему руки к туловищу и затягивая петлю на горле. Дёрнуть его к себе, прикрыться "терновником", как живым щитом. Разряд в крайнего, остальных накрыть тягучей струёй жидкого пламени из огнемёта.
   Живой щит ещё трепыхается. Рывок, плотнее сжать кольца хлыста, и гибкое щипастое лезвие разваливает "терновника" на несколько частей.
   Беги, Рос, беги!..
   Всё, дальше будет открытая местность и тир со мной в качестве мишени - нужно куда-нибудь прятаться и подрывать заряд...
   Левое плечо рвёт острая боль, рядом гремят несколько взрывов, и меня опрокидывает на землю. Отмашка левой рукой - ставлю огненную завесу, скрывающую меня и ослепляющую противника. Откатываюсь в сторону, встаю, нацеливаюсь запрыгнуть в какое-нибудь ближайшее окно...
   Ещё один взрыв гремит совсем рядом, ударной волной меня вновь сносит с ног. Ноги обжигает резкой болью - кажется, зацепили из игломётов, сволочи...
   С грехом пополам пытаюсь встать - трудно, чёрт. Спотыкаюсь, падаю. Откуда-то появляется почерневшая и обгоревшая фигура "терновника", над головой проносится разряд чистой энергии. Сбиваю противника очередью из игломётов, добавляю хлыстом, отползая прочь.
   В то место, где я находился всего несколько секунд назад, бьёт гудящая струя пламени, окутывая огнём гибкую шипастую плеть. Ночную тьму полосуют ослепительные росчерки молний, грохочут взрывы, в свете горящего пламени мелькают какие-то смутные фигуры.
   Взывая от боли в обожжённой руке, несколькими перекатами пытаюсь погасить охвативший меня огонь. Замечаю прямо перед собой какой-то тёмный провал - то ли кратер от взрыва, то ли ещё что... Приволакивая повреждённые конечности, буквально падаю в дыру, поймав спиной несколько снарядов из игломёта.
   Короткий полёт, удар, плеск воды - кажется, я провалился в систему канализации. Кое-как поднимаюсь на ноги и пытаюсь идти. Метр, десять, коллектор, поворот...
   Позади раздаётся ещё один всплеск. Потом ещё серия, как будто кто-то идёт по воде.
   Чёрт! "Терновник"! И не повернуться, и нечем его приложить, твою мать!..
   Стоп.
   Автомат.
   Только нужно высвободиться и взять его в собственные руки...
   "Ответ отрицательный".
   Я тебя не спрашивал, чёртова инопланетная дрянь! Мне просто нужно из тебя вылезти и приложить этого гада!
   "Ответ отрицательный".
   Приоритет высший, твою мать - выживание симбиотического конструкта!
   Никуда я от тебя не сбегу, обещаю...
   "Принято".
   Жгуты на спине разошлись в стороны, выпуская меня из своих объятий.
   Смотреть на мир собственными глазами, слышать и ощущать всё без чудовищной "экзы" оказалось непривычно. Меня раскачивало из стороны в сторону от непонятной слабости, кружилась голова, и звенело в ушах.
   А ещё я ни хрена не видел в этой темноте.
   Мгновение, и ситуация исправлена. Я смотрю и всё прекрасно вижу через призму ночного зрения "тернового венца", я смотрю...
   На себя.
   Окуляры, закреплённые на гибких щупальцах, смотрят мне прямо в лицо, и я смотрю вместе с ними. И от увиденного хочется заорать от ужаса. Бледное лицо, изодранный в клочья комбинезон-поддоспешник, и оплетённое тонкими серебристыми жгутами человеческое тело. Видно, что тонкие контактные шипы, растущие из них, вонзаются глубоко в моё тело...
   Да и плевать, как я уже выгляжу!
   Несколько секунд на то, чтобы привыкнуть к новым ощущениям. Тонкие щупальца послушно подают спрятанный в одной из внутренних пазух автомат, мои руки смыкаются на особо прочных рукоятке и цевье модифицированного для использования в экзоскелетах "калаша".
   Оптоволокно заглядывает за угол - противник обнаружен.
   Пригибаюсь и высовываю автомат из-за угла, уперев его прикладом в землю. "Калаш" сильно дёргается в руках, и вперёд улетает граната из подствольника - расстояния, чтобы взвестись, ей точно не хватит, но и сам по себе её удар неплох. Противник пошатывается от удара, а в следующий момент я всаживаю в "шипа" длинную, на весь магазин, очередь.
   От "терновника" в стороны отлетают куски разорванных тяжёлыми пулями жгутов. Пара щупалец притаскивает мне запасной магазин - в темпе перезаряжаюсь. А в это время чувствуя, как плавится от напряжения мозг, орудуя ещё несколькими стальными шнурами, достаю гранату и выдёргиваю у неё чеку. Короткий взблеск мелькнувшего в воздухе щупальца, и ребристое чугунное яйцо улетает за угол. Открываю рот, чтобы не оглохнуть.
   Взрыв в столь маленьком помещении буквально рвёт уши - кажется, что звенит не только в них, но и во всём теле сразу.
   Вылезаю из-за угла, с помощью оптоволокна нахожу поверженного противника и быстро всаживаю в него ещё сорок патронов. Возвращаюсь обратно, вновь залезаю внутрь "венца", испытывая при этом просто-таки неземную радость...
   Неземную - это точно.
   Чёрт, как же болит теперь голова... И слабость во всём теле... Что? Ах да, это меня пришлось запитать из батарей, чтобы не упал и смог удержать в руках оружие. Ну, ладно, ну, потратил немного - нам же не год ещё здесь партизанить...
   Шаг, ещё шаг. И ещё один. И ещё. Ну, пожалуйста!.. Да, знаю, что сильные повреждения и нечем латать. Ты лучше скажи, где мы сейчас? Ясен пень, что на территории, контролируемой дружественными силами. Тогда скажи, какого хрена они по нам стреляли? "Программный сбой", ага... И на всё-то у тебя есть ответ, железяка... Извини, извини - ты же кремнийорганический, а кремний - это не... Так далеко ли до Обелиска-то? Да плевать, что это Трансформационный Зонд! Хоть ты мне его Затычкой Для Марсианского Унитаза обзови - мне плевать!.. Сто кат - это сколько по-нашему? По-нашему - это в метрах. Замерь мой рост - это одна целых и девять десятых метра. Замерил? Перевёл? Девяносто три метра? Здорово! А может, ты и дистанцию, на которой лучше всего устанавливать ядерный заряд знаешь? Не дальше ста семидесяти трёх метров, ага... Стоп. А почему ты мне это всё рассказываешь? Ну, симбионт, и что? Ага, то есть мой приоритет приказов выше? Это хорошо, это очень хорошо... Чёрт, дальше прохода нет. Значит, наша последняя остановка будет здесь... Дай только с мыслями собраться напоследок...
   Устало опустился прямо в скопившуюся на дне канализации грязь.
   Ну, вот и всё. Можно оглянуться и подытожить.
   ...Порой, оглядываясь назад, мы понимаем, насколько были слепы. Насколько тщетны были все наши метания, и в плену каких иллюзий находились. Видим, что плата по счетам была неоправданна высокой, и что могила, в которую нам предстоит лечь, выкопана нашими же руками.
   Но у нас всё-таки есть куда оглядываться, стоя в конце пути. Пускай обрывается под ногами разметка, начертанная кровью друзей и врагов, нашей собственной кровью. Пускай. Теперь уже всё неважно - мы прошли по этой дороге до конца. Путь завершён. Финишная лента порвана, и впереди остался только пьедестал.
   Жаль, что я не увижу, чем это всё закончится.
   Но остановившись в одном шаге от цели, я просто обязан идти вперёд, несмотря ни на что. Повернуть назад означает сгинуть самому и подвести всех тех, кто... Кто? Кто они? Не помню... Странно, но сейчас я не могу вспомнить ни одного лица. Странно... Да, странно, но не страшно.
   Ещё совсем недавно я думал, что ещё не разучился бояться, а просто умею управлять своими страхами. Чушь.
   Бояться глупо. Чем сильнее мы подавляем это в себе, тем сильнее становится "запах" страха. Наверное, именно поэтому я и сумел дойти до конца - у меня, можно сказать, больше нет этого запаха. Теперь я ничем не отличаюсь от руин или металлолома, раскиданного по всему "Сентябрю". Хотя нет, скорее уж, я - перекати-поле. Но совсем скоро ветер стихнет, и придёт время сходить.
   "Станция Конечная".
   Главное - не пропустить свою остановку. Маршрут не кольцевой, и на обратный путь у меня денег уже нет. И проездной уже давным-давно просрочен...
   Но пока что у меня есть ещё немного времени. Чтобы подумать. Чтобы вспомнить. Нужно помнить. Хоть и началось это совсем недавно... Или давно? Как там Николай говорил? Точка бифуркации? Наверное. Хотя я бы лучше назвал это перекрёстком, на котором можно было повернуть в самые разные стороны...
   Но я повернул в эту. И куда же привела меня эта дорога?
   Да, незавидное у меня сейчас положение, нужно признать. Получеловек-полумашина, не слишком уверенный в целостности собственного рассудка. Разговаривающий с инопланетным полуживым существом... Или только так думающий. Но совершенно точно потерявший возможность выбраться отсюда или даже просто остаться человеком.
   А что значит называться человеком? Внешность ведь это ещё совсем не всё - те же "серые", они почти ничем от нас внешне не отличаются, но они не люди. Наверное, пока и если ты ведёшь себя по-человечески, то ты и есть человек. А я человек? Наверное, всё же человек. Ну и что мне тогда нужно? Да то же, что и всем людям - счастья...
   ...тяжело приваливаюсь спиной к стене тоннеля. "Венец" послушно сползает с меня, обнажая уже кажущееся чужим слабое человеческое тело.
   И вот он я - сталкер (как бы ни избегал этого слова) стою в центре Зоны, прямо как в классике. Наверное, мне сейчас стоит попросить у Исполнителя Желаний "счастья для всех, даром"...
   Но нет здесь ни Исполнителя Желаний, ни мечтателя-сталкера, ни чужой, но такой притягательной Зоны. А есть лишь чужая инопланетная дрянь, враги и старый усталый солдат.
   ...пальцы нащупывают пульт управления. Подключить, снять предохранительный щиток. Набрать код активации. Нажать и держать. Нажать и держать. Нажать и держать...
   Ну что, мой личный Исполнитель Желаний мощностью в пять килотонн? Сможешь выполнить одну мою просьбу? Счастья от тебя не дождёшься... Так мне же хотя бы покой. И немного огня...
   Закрываю глаза.
   Для всех, даром. И пусть никто не уйдёт...
  
   * * *
  
   Сегодня Ян почему-то проснулся раньше обычного. Что-то терзало его, помимо...
   Помимо того человека, который пришёл из внешнего мира.
   Странная одежда и оружие, колючая речь и усталые глаза. Говорил, что много лет воюет с Зоной, но с ней ведь нельзя воевать. Как нельзя воевать с дождём или ветром, а Зона - это почти то же самое.
   Рос...
   Прозвище, ставшее вторым именем. Больше подходящее не человеку, а псу - Ян ещё помнил, что это такое.
   Пришедший не один, но оставшийся в одиночестве. Он говорил страшные и невозможные вещи, но в глазах его всё равно была надежда. И пускай Рос говорил совсем иное, но он не хотел в это верить. В другое он хотел верить, совсем в другое...
   А потом он ушёл.
   Нет, он мог уйти, но почему-то не сделал этого. Сказал, что не дойдёт. Но не лгал ли он тогда? Себе, Яну, Зоне. У него ведь в руках было оружие страшной силы... Да, конечно же, он пришёл сюда не просто так! Про них помнили и наконец-то прислали того, кто способен уничтожить Зону!..
   Ведь не могли же в самом деле о них забыть? Ведь не могли же бросить?
   Ян быстро оделся, повесил на плечо автомат и вышел на улицу...
   Неладное он почуял сразу же.
   Лес... За прошедшую ночь он словно изменился. Стал не таким, как всегда - другим, странным. В воздухе висел какой-то странный дымок, похожий на лёгкий утренний туман. Ян с удивлением понял, что он исходит от серебристого мха, встречающегося в Зоне на каждом шагу. Но сейчас его длинные тонкие иголки буквально распадались в прах, который рассеивался в воздухе.
   Где-то вдали раздавался непонятный шум, и парень прошёл несколько шагов, на ходу отмечая встречающиеся и тут, и там странности. Старая кислотная лужа куда-то пропала, около большого валуна больше не змеилась паутинка молний, а на земле валялись мёртвые гигантские летучие мыши.
   Ян быстро забрался на одно из деревьев, где у него был оборудован наблюдательный пункт, достал из кармана небольшой потёртый бинокль и уставился вдаль.
   Увиденное потрясло его до глубины души.
   На равнине перед Городом "серых" разворачивалось самое настоящее сражение. Монстры, "терновники" и "серые" яростно и ожесточённо дрались друг с другом. Воздух полосовали молнии и струи пламени, к небу поднимались вопли и рычание убивающих и убиваемых...
   Парень кубарем слетел с дерева и бегом понёсся к землянке. Влетел внутрь и понадёжнее запер дверь.
   - Ян, что там такое? - сонно пробормотала его сестра, тем не менее, крепко сжимая в руках автомат.
   - Там ерунда какая-то творится, - проворчал Ян. - Монстры, "серые" и "колючки" между собой дерутся. Мыши летучие везде дохлые валяются и ещё какие-то мелкие твари. С аномалиями какая-то фигня - почти все исчезли. Такое ощущение, что...
   Ян замолчал и широко открыл рот - в этот момент он понял, что происходит.
   Зона умирала. А всё увиденное было её агонией.
   - У, дела... - протянула Ира. - Хорошо бы тот человек, который Рос, поскорее возвращался, а то ещё...
   Губы парня скривила улыбка, и не понять, чего в ней было больше - горечи или радости.
   - У него всё получилось. А значит, он не вернётся.
  

Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) A.Влад "Идеальный хищник "(Научная фантастика) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"