Ким Виктор Валентинович: другие произведения.

Рождение чуда

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.52*40  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    10 первых глав 2-й книги


Рождение чуда.

Книга 2.

   Аннотация:
   О сколько нам открытий чудных...

Глава 1.

   Спокойно проанализировав затраты времени на тот или иной из имеющихся навыков, Витя понял, что артефактор вне конкуренции, именно на него тратилось почти всё свободное время и именно он вызывал наибольший интерес. Целителя он использовал за последние два года меньше двух десятков раз и исключительно в маминой больнице, если не считать, конечно, применения к себе и родным. Мама говорила, что многие больные стремятся попасть к ней, как к лечащему врачу, и, вроде бы, её должны скоро назначить завотделением.
   Стрелял вообще больше года назад, правда, не из мелкашки, а из самозарядного карабина Симонова. Витя вспомнил, какие глаза были у офицеров, друзей Петра Сергеевича, когда он, после пристрелки положил на 500 м без оптического прицела десять пуль в десятку. Они даже не очень расстроились, когда позже вручали Петру Сергеевичу проигранный ящик водки.
   Но главное не сравнительная интенсивность использования навыков, а то, в каком направлении будет развиваться человеческое общество и, в первую очередь, Советский Союз.
   Совершенно ясно, что в ближайшие десятилетия произойдёт взрывной рост производительности труда и одной из важнейших причин будет электроника. Да, сейчас последняя Витина разработка на голову превосходит лучшие из мировых образцов, но пройдут годы и даже без его участия появятся микроЭВМ, умещающиеся на одном кристалле и их цена, поначалу высокая, станет приемлемой, а затем низкой. Их можно будет вставлять в различную технику, транспорт и станки. Витя вспомнил простые токарные, сверлильные и фрезерный станки, на которых работал, учась в школе-интернате.
   Будущие программируемые станки со встроенной микроЭВМ и соответствующими программами будут выпускать намного больше продукции, чем токарь со станком, хотя бы потому, что смогут работать круглые сутки, нужно лишь организовать автоматическую подачу заготовок и выемку готовой продукции. Понятно, что кроме управляющей нужна будет и силовая электроника на тиристорах и мощных транзисторах и соответствующие электродвигатели, но все эти вопросы решаемы. Витя представил безлюдный завод, в котором гудят станки, раздаётся визг разрезаемого металла, удары штампов, треск электросварки и выезжающие из цехов автоматические электрокары с готовой продукцией.
   Каков должен быть его личный путь? Он сделал первый шаг, создал работающую микроЭВМ. Но его производительность всего 10 грамм в минуту, то есть одна небольшая микросхема, и за рабочий день, если будет заниматься только этим, создаст 480 таких микросхем, а их будет нужно сотни тысяч, а скорее миллионы. Совсем недавно приступил ко второму шагу, а точнее выказал намерение его сделать - заказал первую единицу оборудования для изготовления микросхем. Когда он доведёт до возможного совершенства полный комплект такого оборудования, то, во-первых, это позволит замаскировать создаваемые им вручную микросхемы и, во-вторых, позволит начать делать третий шаг, совершенные станки по созданию такого оборудования и других станков.
   На всё на это потребуется максимальная производительность навыка Артефактор, так что выбор очевиден:
   Выбрать класс Техноконструктор!
   Класс Ученик заменён на класс Техноконструктор
   Характеристика Интеллект увеличена на 1, всего 30
   Уровень увеличен на 1, всего 22
   Доступен новый рецепт навыка Артефактор. Принять?
   - Да, принять.
   Навык Артефактор повышен на 1, всего 5
   Получен рецепт Тестирование структуры. Проверка прошедшей отладчик структуры на работоспособность без материального воплощения. Должны быть заданы 2 множества: входных и выходных параметров. Принята система единиц физических величин СИ.
   Почти мгновенно Витя понял, что этот рецепт как раз то, что сейчас нужнее всего, ведь значительную часть времени приходилось тратить на формирование в "железе" отлаженной структуры, проверку её работы и в подавляющем большинстве случаев отбраковку и разрушение полученного устройства. Посмотрим, что ещё я получил в день своего рождения вместе с новым классом: Показать характеристики.
   Имя - Виктор Белов
   Раса - Человек
   Уровень - 22
   Класс - Техноконструктор
   Характеристики
   Сила - 25
   Ловкость - 25
   Скорость - 25
   Телосложение - 25
   Выносливость - 25
   Интеллект - 30
   Восприятие - 25
   Единиц жизни - 500
   Навыки и умения
   Стрелок 4 уровня
   Ориентирование 3 уровня
   Артефактор 5 уровня
   Целитель 4 уровня
   Ещё от Няни мне известно, что характеристики среднего молодого мужчины приняты равными 10. Все мои характеристики, кроме интеллекта, сейчас в 2.5 раза больше, но это не означает, что, например, моя реальная физическая сила больше в 2.5 раза, на самом деле разница намного выше в связи с тем, что характеристики действуют комплексно, наиболее явно можно выделить взаимно влияющие пары: сила-телосложение, ловкость-скорость, интеллект-восприятие, телосложение-выносливость. Проще всего определить силу, если разница в силе и телосложении складывается, то я должен быть сильнее среднего человека в 5 раз. Пусть средний мужчина жмёт лёжа штангу весом 70 кГ, тогда я должен жать 350, не проверял, но думаю вполне реально. Если разница умножается, то в жиме лёжа мой вес должен быть 70х6.25=437.5кГ, при случае нужно будет проверить, возможно, что функциональная зависимость вообще иная.
   Полезно также узнать, как изменилась производительность рецепта формирование структуры, посмотрим, что в этой камере мне не жалко: кровать, стол, стул трогать не стоит - самому пригодятся, окно и дверь пока тоже, остаются пол и стены. Кстати, - Чувство энергии!
   Внимательно осмотрев появившиеся энергетические линии, Витя отметил, что прослушивающих и подглядывающих устройств нет, то, что живые люди за ним не подглядывают, он выяснил ещё раньше. Сунув руку под кровать, положил её на керамическую плитку: Структура вещества! - Попытался запомнить структуру в отладчик под именем Плитка1, и у него получилось!
   Вот оно, обещанное повышение эффективности рецепта профильного навыка, для целителя это было бы определение продолжительности жизни рецепта Диагностика. Теперь Структура вещества позволяет запомнить увиденную структуру в виде описания. Полезность данного дополнения к известному рецепту трудно переоценить, ведь это возможность копирования, навскидку ясно, что посещение магазинов теперь не обязательно, точнее, туда надо ходить, чтобы пощупать новую понравившуюся вещь, с другой стороны, не скажется ли негативно на экономике то, что один человек будет практически выключен из экономической жизни общества? Из хорошего - носки стирать не нужно, достаточно запомнить их чистыми.
   Витя закрыл текущий рецепт, вызвал другой: Формирование структуры! - и выполнил давно сохранённое описание Кварц200, создав кристалл кварца весом 200 граммов. Потратил 4 минуты 10 секунд времени, итого, скорость материализации повысилась почти в 5 раз, лучше, чем могло быть, но хуже, чем хотелось, правда, она должна и дальше увеличиваться при повышении уровней. Кстати, насколько?
   Со времени предыдущего замера производительности общий уровень вырос на 4, уровень артефактора на 1, соотношение текущих величин этих уровней также, примерно, 4:1. Допустим, что соотношение прироста производительности обратное, то есть рост навыка на 1 даёт вчетверо больший прирост производительности профильного рецепта. Несложный подсчёт с учётом сложных процентов показывает результат: рост навыка на 1 приводит к повышению производительности на 100%, рост на 1 общего уровня на 25%. Примем это за рабочую гипотезу.
   Воссоздал керамическую плитку по только что запомненному описанию и вернул на место. Отметив текущее время 6:07, Витя решил, что до завтрака никаких телодвижений со стороны местного начальника, который занимается его вопросом, не будет, а сейчас он, скорее всего, переваривает Витино заявление и составляет план действий. Значит, временем от часа до двух техноконструктор располагает и нужно им с толком распорядиться.
   Впечатления от попадания винтовочной пули ему не понравились, придётся прямо сейчас предпринять минимальные меры, а в дальнейшем заняться этой проблемой серьёзно. В идеале нужна непробиваемая обычными калибрами броня, частично амортизирующая и распределяющая энергию удара по большой площади. При этом в обычном состоянии она не должна заметно снижать подвижность. Понятно, что за час или два эту проблему радикально не решить, сейчас можно лишь укрепить одежду и сделать сверхпрочный шлем, но и от шлема придётся отказаться, Витя представил лицо КГБшника, когда он увидит на нём неизвестно откуда взявшийся мотошлем с односторонней прозрачностью.
   Начать решил с брюк, для их укрепления из доступных материалов имеется железо в оконной решётке и углерод в дереве. Ножкам стола придётся всё-таки укоротиться, впрочем, зачем укоротиться, лучше похудеть, а начну с окна, интересно, следит кто-нибудь за окнами? Витя встал на придвинутый к окну стул и положил руку на стекло: Формирование структуры!
   Положил на стол получившийся диск стекла и взялся рукой за решётку: Формирование структуры! - Здесь пришлось постоять подольше и дважды перехватить руками стальные прутья, часть которых превратилась в тонкостенные трубки, не изменив внешнего вида, лишний металл студент также сложил на стол. Осталось последнее действие перед началом манипуляций со штанами. Стеклянный диск Витя приложил к оконному стеклу около свежего отверстия, команда: Формирование структуры! - не оставила от отверстия и следа, пришлось лишь протереть часть стекла грязными руками, чтобы не бросался в глаза слишком чистый круг.
   Сходным образом был получен углерод из похудевших ножек стола, стул пока не пострадал.
   Взяв в руки скомканные штаны, которые так и не удосужился надеть, запустил рецепт: Структура вещества! - запомнил описание под именем Брюки1, вызвал отладчик и приступил к созданию описания с именем Брюки1Б.
   Понятно, что всю ткань нужно армировать углеродным волокном, а критические к повреждениям области обеспечить жёстким бронированием. К критическим Витя отнёс суставы и половые органы, в памяти было всё ещё живо воспоминание, когда в 7-ом классе, до активизации Няни, он получил удар ниже пояса во время игры в футбол.
   Относительно суставов всё ясно, потребуется пластинчатая или чешуйчатая броня или комбинация той и другой, с половыми органами есть два варианта - бронировать либо штаны либо трусы, на всякий случай запомнил структуру Трусы1. Правда с бронированными трусами есть проблема, при каждом подходе к писсуару придётся их целиком снимать или делать на них бронестворку, прикинув, как это будет выглядеть, да ещё вспомнив пояс верности, который надевали дамам в средневековье отъезжающие в экспедиции мужья, Витя отказался от идеи бронированных трусов, однозначно бронированные штаны!
   План принят, и техноконструктор принялся за модификацию описания Брюки1Б. Благодаря большому количеству накопленных в памяти отладчика процедур по работе с железом и углеродом, процесс моделирования и отладки двигался довольно быстро, и Витя как раз размышлял над тем, как воспользоваться новым рецептом "Тестирование структуры" для проверки запреградного воздействия пули калибром 7.62 при попадании по гульфику, когда услышал шаги в дальнем конце коридора и, чуть позже, запах еды.
   Так, чем там меня собираются кормить, судя по запаху, котлета с макаронами или макароны по-флотски и чай. Ну, что же, вполне достойно, правда, зачем там два человека, или чай несут отдельно? Отметив текущее время 7:30, надевать брюки он не стал, пусть видят повязку на левой ноге, жаль, не догадался смочить её капелькой крови. Раздалось бренчание ключей и небольшая стальная створка на дверях открылась: Белов, получите завтрак, - и в проём вдвинулся поднос с судком, куском хлеба и алюминиевой кружкой. Лежала на подносе и такая же ложка.
   Забрав завтрак, Витя выслушал напутствие: Вернёте посуду через 20 минут. Быстренько смолотив макароны и чай с хлебом, артефактор решил материализовать рецепт Брюки1Б, как есть, без проверки тестированием структуры, а вместо этого лучше заняться рубашкой, проверку же нового рецепта отложить на потом. До повторного прихода тюремщика(?) успел загрузить описание Рубашка1 и продумать план его модернизации.
   Вернув посуду и убедившись, что никого поблизости нет и визуально или с помощью технических средств за ним никто не наблюдает, Витя приступил к материализации бронированных штанов - обернул своими брюками куски железа и угля и запустил рецепт: Формирование структуры!
   Целых 23 минуты на формирование штанов! То есть весят они теперь изрядно за килограмм, притом, что он использовал высокопрочные материалы в сравнительно небольшом количестве. Надо будет потом подумать о более лёгких металлах, например, алюминии или титане. Хорошо, что в рубашке металла не будет, а с другой стороны, Витя уже довольно давно чувствует недостаточность физической нагрузки, вот и выход - сделать себе одежду суммарным весом килограмм 200 и проблема решена.
   На допрос его вызвали в 11:15, к этому времени он закончил формирование структуры Рубашка1Б, успел проверить работу нового рецепта на давным-давно созданной одной из первых структуре Идеал1, представляющей собой железный цилиндр с идеальной кристаллической решёткой. В качестве входного воздействия задал приложенную ко всем точкам обоих оснований в противоположные стороны силу, т.е. действующую на разрыв, выходным параметром задал высоту цилиндра. Постепенно увеличивая силу, определил прочность такого металла на разрыв, она превышала прочность такого же цилиндра обычного железа более чем в двадцать раз. Но самое главное, Витя убедился, что новый рецепт работает.
   Сопровождал его всего один конвоир, без всяких "держите руки за спиной" и т.п., из чего Витя сделал вывод, что реакция на его письмо была именно такой, как и рассчитывал.
   В кабинете находился всего один офицер с погонами полковника. После взаимных приветствий он предложил Белову присесть: В своём заявлении вы утверждаете, что единственной возможной причиной нападения на вас, является сделанное академиком Анатолием Ивановичем Беловым и вами открытие мирового уровня. Это так?
   - Да, соответствующая научная статья, содержащая лишь теоретическую часть открытия, за его и моим авторством была опубликована в известиях академии наук, - враждебности от допрашивающего Витя не ощущал, лишь некоторую толику настороженности.
   - Вы хотите сказать, что теоретической частью ваше открытие не ограничивается?
   - Я не имею права отвечать на этот вопрос. Подробности вы можете узнать у тех членов учёного совета нашего института, которые посвящены в секретную часть доклада академика Белова, - посмотрим, что он будет делать дальше, подумал соавтор открытия, заставить меня выдавать секретную информацию нельзя, скорее всего полковник возьмёт паузу для проверки сказанного и написанного мною.
   - Не было ли других попыток нападения на вас?
   - Нет, ничего особенного не было.
   - Эти попытки могли выглядеть как обычное хулиганство, если не увенчались успехом, - следователь почему-то проявил настойчивость.
   - Разве что совсем пустяки, пара грузчиков пыталась затеять драку при разгрузке вагона, группа пьяных рабочих попросила закурить и обиделась, когда я отказал, пожалуй, что и всё.
   - Что за грузчики, вам известны их фамилии?
   - Нет.
   - Где и когда произошёл конфликт с ними?
   - На грузовой станции Павелецкой, осенью 1966 года, точно не помню.
   - Хорошо, это мы выясним.
   Витя, кажется, начал понимать как работает эта организация, по крайней мере, данный отдел в данном деле, если нет серьёзной проблемы, создать её из пустяка, если нет пустяка, попытаться его придумать. Конечно, в целом она функционирует вполне успешно и безопасность государства, свою главную функцию, выполняет, поскольку государство существует. Другое дело, если государство распадается в мирное время, тогда можно уверенно сказать, что комитет государственной безопасности не выполнил своё главное назначение и проедал народные деньги зря.
   - Товарищ полковник, хочу только заметить, что осенью 1966 года никакого открытия ещё сделано не было, - Витя понял, что тучи начинают сгущаться над двумя грузчиками, которые виноваты только в излишне задиристом характере.
   - Разберёмся. В целях вашей личной безопасности, до прояснения всех обстоятельств вам нужно будет провести некоторое время в надёжном месте.
   - У вас?
   - Да, это самое лучшее. У вас есть какие-нибудь просьбы?
   - Есть. Нельзя ли увеличить мой рацион питания? И можно ли выдать мне бумагу и карандаш, я бы хотел поработать над теорией, раз уж у меня выдалось свободное время.
   - Да, это возможно. Есть ещё пожелания?
   - Да. Мне нужно мыло, зубная щётка и паста. Это всё.

Глава 2.

   Прошла 31 минута после возвращения в камеру, когда Вите вручили карандаш, пачку из 20 листов бумаги среднего качества и гигиенические принадлежности. Судя по количеству бумаги полковник рассчитывает, что охраняемое лицо надолго не задержится. Бумага нужна была техноконструктору вовсе не для записей, а для организации вывода на печать, положив руку на лист, он дал команду: Структура вещества! Запомнил её под именем Лист11 и занялся с помощью отладчика составлением блока процедур, формирующих из углерода набор алфавитно-цифровых и других символов. Закрепить их на бумаге можно клеем или нагревом, ещё один вариант - встраивание в структуру бумаги не вписывается в современные технологии.
   Улучшать качество бумаги не стал, проще купить или пощупать лист бумаги самого лучшего качества и запомнить уже его. Для развлечения полковника нарисовал десяток электрических схем и описаний к ним. Для выяснения своей производительности, как печатающего устройства, оценил вес листа бумаги в 3 грамма, если бумага будет лучше, возможны 4-5 грамм, то есть Витя может напечатать примерно 10 листов хорошей бумаги в минуту. Это, между прочим, означает, что он должен зарегистрироваться в 1-ом отделе института, как печатающее и копировальное устройство.
   Принесённый обед показал, что рацион действительно увеличен, а качество нехитрых блюд значительно превосходит еду в студенческой столовой. В течение воскресенья Витя никаких изменений в своём положении не ожидал и потратил весь остаток дня на дальнейшее осваивание рецепта "Тестирование структуры", а ночью, ближе к утру, ему приснился первый в его жизни эротический сон. М-да, вот и новая проблема нарисовалась, хотя, конечно, было интересно. Подойдя к раковине и сняв трусы он целую секунду колебался постирать их или выполнить формирование структуры Трусы1, решил остановиться на стирке, поскольку постельное бельё было достаточно чистым, а Трусы1 провисели на нём вечер и одну ночь, прежде чем он их запомнил.
   Закончив стирку и приведя себя в порядок, Витя начал обдумывать новые вводные, придётся осваивать неиспользовавшийся раньше алгоритм - ухаживание за девушкой. Кажется, нужно дарить подарки, это он уже сделал, правда, всей комнате, но не проблема подарить ещё раз одной девушке. Можно ещё куда-нибудь пригласить, в театр, кино или ресторан, из всех перечисленных объектов лично у самого Вити наибольший энтузиазм вызывает последний пункт. А ведь в ресторане нужно уметь вести себя за столом, из всех правил будущий ухажёр знает только, что нож нужно держать в правой руке, а вилку в левой и, вроде бы, отрезать мясо маленькими кусочками вокруг вилки. Сам по себе Витя предпочитает независимо от твёрдости откусывать мясо зубами, а зубы у него о-го-го, слегка модифицировав эмаль, он наверняка легко перекусит стальную проволоку. В какой-то книге ему попадалась сцена, в которой герой опозорился, перепутав вилочку для устриц с щипчиками для омаров или что-то в этом роде, информация была для Вити неважной, и он не стал её запоминать.
   Интересно, где можно почитать про правила поведения за столом, вряд ли в технической библиотеке, скорее всего в библиотеке имени Ленина, так что начать придётся с неё. Есть ещё один нюанс, Витя всё изучит и запомнит, придёт с Галей в ресторан и будет вести себя как английский лорд в четырнадцатом поколении, а она просто кусать мясо зубами, опять же неловко получится. Назначить что ли первую встречу в Ленинской библиотеке? Да, нелёгкое это, оказывается, дело ухаживать за женщиной, а ведь он ещё не дошёл до, как бы это сказать, финальной встречи.
   И потом, а куда вообще приглашать, домой, там всегда бабушка, в общагу, тоже не вариант, в гостиницу с женщиной в один номер не пустят, вообще-то, ребята рассказывали, что там за хорошие деньги можно получить номер сразу с проституткой, правда, они говорили, что вместе с номером можно получить что-нибудь венерическое. И хотя последнее для Вити не проблема, но сам подход вызывает отвращение. Возвращаемся к началу, куда приглашать? Впору строить домик в лесу, впрочем, едва ли он долго простоит в порядке, найдётся кто-нибудь, и сломает или изгадит, будки телефонов-автоматов в центре города и то ломают. Остаётся построить бункер с люком из армированной стали, и Витя представил, как будет выглядеть приглашение: Здравствуй, Галя, пойдём ко мне в гости в бункер, всего 20 метров под землёй. Да-а, лучше поспать и изучить проблему на свежую голову.
   Следующий день никаких неожиданностей не принёс, достаточно обильная еда и никаких вызовов и сообщений. Основное время заняла работа с тестированием структуры и отладчиком, в котором техноконструктор создал описание пассивной структуры, которая ничего не строит и содержит только массивы констант, куда он заносит результаты испытаний пока только механических объектов, то есть пределы прочности на разрыв, сжатие, сдвиг, удар и прочее при разных температурах. Испытания идеальных кристаллов разной формы Витя закончил и приступил к аморфным металлам, к сожалению, у них обнаружился важный недостаток, при не очень высокой температуре у них наступает кристаллизация с потерей их уникальных свойств.
   Тогда непонятно, почему его первые поделки спокойно переносили нагрев до 500 градусов, что выше температуры кристаллизации? Единственное логичное объяснение - сверхпрочная углеродная арматура не позволяет начаться кристаллизации. С собой у него ни одной, разумеется, нет, но Витя сделал себе пометку при первой возможности запомнить структуры своих первых изделий. Одно из немногих развлечений тела - раздевшись до трусов, стучать в прыжке в потолок по очереди руками и ногами. После ужина, когда стало ясно, что ближайшую ночь также придётся провести здесь, пропустивший празднование дня рождения именинник пожалел, что не попросил полковника успокоить родных.
   На следующее утро, ещё до завтрака, Витя закончил тестирование структур аморфных металлов, вызвал описание микросхемы ВБ-3, объединяющей арифметико-логическое устройство и оперативную память и приступил к её тестированию. В своё время объединять микросхему долговременной памяти ПДК-1 (память долговременная конденсаторная) с кристаллом ядра микроЭВМ он не стал, так как считал, что это нарушает логику и гармонию конструкции.
   Несмотря на отсутствие долговременной памяти, благодаря возможности задавать практически неограниченные множества входа и выхода Витя прогнал даже тесты оперативной памяти: тест нулей, единиц, шахматный, псевдослучайный. Ну что, в принципе устройство работоспособно, но хоть недостатки и составляют целый список, свою роль полигона оно выполнило и стало ясно, куда двигаться дальше.
   Образовавшуюся после завтрака паузу техноконструктор заполнил разработкой высокопрочного шлема, который при тестировании спокойно выдерживал выстрел из карабина Симонова в упор, другой вопрос, выдержит ли шея, оставался пока открытым, хотя он, конечно, рассчитывал на свои телосложение и силу и, в крайнем случае, регенерацию. Разумеется, шлем находился лишь в памяти отладчика, и для его материализации требовалось 12 минут времени при наличии исходных материалов.
   Затянувшееся ожидание завершилось в 10:45, Витя был уже давно готов и компрометирующие следы его деятельности уничтожены. На выход он направился с тоненькой пачкой листов в руках, которые у него изъяли, опечатали и выдали расписку, объяснив, что он сможет их получить через 1-ый отдел своего института. На этом пребывание узника в "застенках КГБ" было завершено. Единственное, что его беспокоило, чтобы два злополучных грузчика не попали в переплёт, так как Витя видел, что на его глазах полковника осенила новая идея.
   План действий был совершенно простой, институт, гараж Ефремова, дом. Быстрым шагом наш герой направился по первому пункту программы, бронированные брюки, благодаря продуманной конструкции и правильно подобранным материалам, практически не гремели. В институт Витя попал в перерыв между второй и третьей парами и его сразу взяла в оборот Наташа Резвых, комсорг группы, которая вполне оправдывала свою фамилию: Белов, ты почему скрывал, что имеешь 1-ый разряд по шахматам? Послезавтра начинается командное первенство института, ты будешь играть на 1-ой доске, как единственный перворазрядник нашего факультета.
   - Подожди, для начала, здравствуй, во-первых, я ничего не скрывал, просто меня никто не спрашивал, во-вторых, разряд нужно подтверждать хотя бы раз в два года, а я уже больше двух лет не играл в турнирах, так что можешь считать, что у меня второй, - бывший перворазрядник слегка оторопел от такого напора, но отреагировал всё же адекватно.
   - Здравствуй, ерунда, всё равно у нас и бывшего первого нет, в общем, начало в четыре часа в шахматном клубе и почему тебя не было на занятиях? - не став слушать ответ она убежала.
   Вот это номер, подумал Витя, так и женят, не успеешь опомниться. Плюнув на третью пару, поехал в гараж за мотоциклом.
   Дома первым встретился Толик, который ковырялся в огороде.
   - Привет, вы тут меня не потеряли, я не смог приехать на день рождения.
   - Да нет, все знают, что с тобой ничего не может случиться, бабушка только жалела, что ты не попробовал её новый пирог, - Толя воткнул лопату в землю и полностью повернулся к брату. - А что, что-то случилось?
   - Нет, всё в порядке, просто был занят, - Витю порадовала несокрушимая уверенность в нём его семьи, так что он зря беспокоился.
   - Пошли обедать, - и Толик направился к уличному умывальнику.
   На этот раз старший брат смог прихватить из столицы только две плитки шоколада Алёнка, но братья были рады и этому. В общем, в общежитие студент вернулся этим же вечером вполне успокоенный. На следующий день, сразу после занятий пошёл на кафедру, заведующий был занят, пришлось подождать полчаса.
   Поздоровавшись, Витя высказал свои соображения о пути развития будущей лаборатории, вплоть до создания совершенных программируемых станков и дальнейшей модернизации заводов страны до малолюдных заводов-автоматов. Академик подтвердил, что он сам пришёл к примерно таким же выводам и сообщил предполагаемое название будущей структурной единицы: "Лаборатория новых материалов и систем". Вите он дал задание продумать разные варианты интенсификации предприятий и попытаться проанализировать, к каким последствиям это приведёт. Сам, в свою очередь, пообещал заняться тем же самым. Попросил расценивать это, как самостоятельные уроки социально-политического мышления.
   Командный шахматный турнир собрал, неожиданно для Вити, довольно много зрителей, которые, впрочем, вели себя вполне прилично. Продолжался он две недели, в итоге наш шахматист занял на своей доске первое место с одной ничьёй и остальными победами и заодно подтвердил 1-ый разряд. Витина команда заняла второе место.
   За эти две недели техноконструктор посетил ряд магазинов и заполнил память отладчика понравившейся ему одеждой и обувью, хорошей бумагой и кое-какой мелочью, копирование денег, даже и с изменением номера, счёл для себя невозможным. После окончания турнира Витя решил, что он готов к беседе с академиком Беловым.
   "Историческая" встреча состоялась 27 сентября 1968 года в кабинете заведующего кафедрой. Первым выступил студент, проверил отсутствие прослушки и изложил три плана научно-технической революции в отдельной стране и мире:
   Для начала вводная. Наша новая лаборатория создаётся и в течение 3-4 лет разрабатывает самую совершенную в мире электронику, опережающую остальные страны на 15-20 лет. От себя скажу, что, учитывая мои возросшие способности, не вижу в этом ничего невозможного. Одновременно создаётся парк программируемых станков, в том числе станки производящие станки, также далеко опережающие остальные страны, тоже считаю реальным по той же самой причине. Потребуются также заводы, выпускающие с нашей помощью и на наших станках эти новые станки, промышленные манипуляторы и всё остальное, что требуется для завода автомата, сначала электроникой их будет снабжать наша лаборатория, понятно, что должна быть определена номенклатура и требуемое количество.
   А вот каким должно быть количество определит выбор одного из трёх вариантов. Разберём на примере конкретной группы заводов, допустим выпускающих мебель, включая фурнитуру и всё, что ещё нужно. Пусть, условно, в нашей стране всего 10 таких заводов, которые худо-бедно производят минимально достаточное количество мебели. Для того, чтобы выпускать столько же мебели, сколько выпускается сейчас, достаточно капитально модернизировать один завод, остальные можно закрывать. Теперь варианты:
      -- Модернизируются все 10 заводов. В этом случае мы обеспечим массовой (не штучной), но отличной мебелью не только себя, но и половину мира, притом, что наша мебель будет намного дешевле и лучше любой другой такого же класса. То есть наша страна превращается в мировую фабрику и притом самодостаточную, мы практически не нуждаемся в стороннем сырье и топливе, и самый передовой научно-исследовательский центр тоже находится у нас.
      -- Модернизируется 5 заводов, остальные закрываются. В этом случае мы обеспечим массовой мебелью себя, все страны социалистического содружества плюс некоторые дружественные страны, например, Вьетнам, если он победит. Остальное, кроме мировой фабрики, из пункта 1).
      -- Модернизируется 2 завода, остальные закрываются. В этом случае мы обеспечим массовой мебелью только себя. Остальное, кроме мировой фабрики и стран содружества из пункта 1).
   Производство мебели просто пример, все остальные производства аналогично - автомобили, телевизоры, стиральные машины, холодильники, строительная техника и всё остальное.
   Социальные последствия - высвобождение большой массы рабочей силы даже в варианте 1), не говоря уже о вариантах 2) и 3).
   Способы решения - переобучение, тем более, что переучивать придётся в том числе и тех, кто останется работать на модернизированных заводах, воссоздание артелей.
   Политические последствия, в том числе реакцию на такой ход событий дружественных, нейтральных и враждебных стран, описать не могу, не разбираюсь в этих вопросах.
   - Что ж, неплохо, план действий я тоже предполагал похожий, с некоторыми существенными отличиями, но похожий, у меня есть несколько вопросов, - академик поднялся со стула и подошёл к доске.
   - Скажите, Виктор, а что будет делать персонал на этих заводах-автоматах? Рабочий или инженер будет ходить среди работающей техники, ремонтировать, если что-то сломается, менять программы в станках при смене номенклатуры продукции?
   - Ходить посреди работающего оборудования вообще не нужно, более того, там будут стоять датчики, которые остановят станок или другое устройство при попадании человека в рабочую зону, так что такой завод будет ещё и безопасен.
   - Боюсь, Виктор, что вы недооцениваете творческий гений наших рабочих в этом отношении, но продолжайте.
   - Наблюдение будет осуществляться дистанционно из диспетчерского пункта, там же будет находиться группа наладчиков, ремонтников и программистов. К каждому станку и манипулятору, кроме силовых, должны быть проложены и управляющие кабели, по которым и будет производиться контроль за работой и смена программ, у меня пока всё, - закончил Витя.
   - Хорошо, - академик продолжил. - По поводу реакции разных групп стран на такой ход событий в нашей стране я могу сделать только непрофессиональные предположения, так как не являюсь специалистом в этой области. Тем не менее, в варианте СССР мировая фабрика, полагаю, произойдёт следующее:
   а)социалистические страны охотно примут нашу продукцию и попросят построить у них некоторые заводы;
   б)развитые капиталистические страны назначат высокие пошлины на нашу продукцию и если это не поможет, введут запрет, так как иначе их продукция будет никому не нужна и им придётся закрывать свои заводы. Кроме того нам от них ничего не будет нужно, в том числе и их валюта, потому что покупать на неё их плохие и дорогие товары нам ни к чему;
   в)отсталые и развивающиеся страны взяли бы у нас любую хорошую и дешёвую продукцию, но им нечем за неё заплатить, да и нам от них кроме, может быть, бананов с ананасами и кофе с какао, ничего не нужно.
   Вы, Виктор, изложили три варианта модернизации, когда модернизируется 100% заводов, 50% и 20%, я опишу четвёртый. Он очень простой, не модернизируется ничего, или почти ничего. Развитые капстраны, пусть не за 10 лет, как планируем мы, а лет за 20 или 30 проведут эту модернизацию у себя. Продукция наших заводов, низкокачественная, дорогая и ресурсоёмкая будет никому не нужна, наши граждане будут с завистью смотреть на товары развитых стран и стремиться их приобрести. Авторитет нашей страны будет падать как за рубежом, так и внутри. Дальнейшее течение событий будет зависеть от нашего правительства в широком смысле, тех, кто реально правит. Вижу два варианта: 1)сохраняется статус-кво. Происходит медленное абсолютное снижение уровня жизни или быстрое относительно развитых стран.
   2)новые люди во власти, сменившие военное поколение, решают поменять власть на материальное благополучие и проводят реставрацию капитализма, считая, что экономическое соревнование двух систем безнадёжно проиграно, тем более, что так оно и будет. Товарная граница открыта и оттуда поступают дешёвые и разнообразные товары. Продукция наших заводов мало кому нужна и их нужно либо закрывать, либо глубоко модернизировать, на что нет валюты. Зарплату рабочим платить нечем. В итоге большинство заводов закрываются без всякой модернизации, работники выбрасываются на улицу, на переобучение нет средств. Наша с тобой лаборатория закрывается, впрочем, меня уже не будет, а тебя с радостью примут в любой развитой стране, проведшей эту самую модернизацию. Оставшись без средств к существованию, часть молодых женщин идёт на панель, выброшенные из заводов и научных учреждений инженеры и учёные продают на рынке семечки и картошку со своих дач, кто может, пытается уехать за рубеж.
   Новые хозяева жизни лихорадочно делят то, что осталось, единственное, что пользуется спросом - это сырьё.
   - Извините, Анатолий Иванович, эта апокалиптическая картина, которую вы нарисовали, абсолютно невозможна в нашей стране, а вот в капиталистических странах, после нашей модернизации, она вполне вероятна, - разумеется, Витя ни на секунду не поверил в такой сценарий и решил, что высказывая такие крамольные мысли, учёный просто показывает ему своё доверие. - Неизвестно только, что в этих капстранах будут делать с выброшенными на улицу людьми, у Ефремова в "Часе быка" ввели две категории: КЖИ и ДЖИ.
   - Слышал про эту книгу, но не читал. Что такое КЖИ и ДЖИ?
   - Короткоживущие и долгоживущие. Например, если к 18-и годам ты не достиг 20 уровня, то становишься КЖИ, и срок твоей жизни назначается 20 лет.
   - Понял, только, что за уровень вы имеете в виду? Если уровень интеллекта, пресловутый ай-кью, то он находится в районе 100.
   - Не знал, что в районе сотни, - Витя мысленно ругнулся на себя, расслабился в присутствии человека, которому можно доверять, и перестал следить за языком.
   - Насчёт насильственной эвтаназии в 20 лет, как вы это себе представляете, когда у вас в соседях могучий Советский Союз?
   - В книге Ефремова это происходило на другой планете, там везде был одинаковый строй.
   - Ясно, Виктор, вы знаете, что в ЦК (КПСС) многие как огня боятся безработицы?
   - Нет, не знаю. А в политбюро? А сам Леонид Ильич Брежнев? Артелей они тоже боятся?
   - Про политбюро и Брежнева ничего сказать не могу, но могу попробовать навести справки.
   - Тогда попробуйте ещё выяснить, чем Брежнев интересуется, увлекается, - у Вити в голове забрезжила туманная идея.
   - Вы хотите ему что-нибудь подарить? - академик скептически поднял брови.
   - Разумеется, нет, идея совсем в другом.
   - Что за идея?
   - Можно, я пока не буду её рассказывать, мне нужно всё хорошенько обдумать.
   - Ладно, не буду настаивать, к тому же, в прошлый раз эти твои слова повлекли за собой очень интересные и важные события. Теперь хорошее известие, вопрос с новой лабораторией решён положительно и название утверждено, решается проблема с площадями. Любопытно, что на ускорение создания новой лаборатории повлиял 1-ый отдел, точнее организация, которую он представляет, не знаете, случайно, в чём дело? - Анатолий Иванович вопросительно посмотрел на студента.
   - Могу только предполагать, - и Витя рассказал историю с КГБ с небольшими купюрами.

Глава 3.

   История с первенством института среди факультетов имела своё продолжение - во-первых, Витя узнал, что он является членом добровольного спортивного общества "Буревестник", объединяющего студентов и профессорско-преподавательский состав институтов и университетов, во-вторых, в середине октября начинается командное первенство города среди ВУЗов, где он должен будет играть за свой институт на 3-ей доске из пяти мужских. Первой и второй досками будут кандидаты в мастера, которые хотя и уступили Вите первенство в турнире факультетов, но благодаря более высокому разряду играть будут на старших досках. Кроме пяти мужских досок в команде будут и две женских, правда, девушки-шахматистки просили не называть их досками.
   В Витиных делах образовалась небольшая творческая пауза, поскольку Анатолий Иванович был очень занят создающейся лабораторией, а разработка архитектуры микроЭВМ версии 2.0 слегка замедлилась из-за обилия вариантов, и он решил заняться осуществлением личной программы. Как и планировал начал с посещения библиотеки, нужная литература нашлась, там даже было описание, как держать китайские палочки и как ими пользоваться. Всё аккуратно запомнив, Витя решил немножко потренировать и моторику, в том числе и в использовании китайских палочек. Изготовив их согласно рисунку в книге, Витя пару дней ел в студенческой столовой с их помощью, в конце этих тренировок он мог легко и быстро перекидать в рот порцию варёного риса по одному зёрнышку.
   Решив, что полностью готов, выбрал по своей внутренней карте Москвы ресторан при гостинице "Националь". В свой предварительный план внёс единственную корректировку, в первый раз решил сходить в ресторан один. Проблемы начались прямо у входа, швейцар попросту отказался пропустить его внутрь, порадовавшись, что предусмотрительно пришёл один, Витя спросил почему, и получил ответ, что мест нет. Указав на пустой на треть зал, посетитель заявил, что места явно есть. Заказано, ответил швейцар.
   - Тогда я хотя бы оставлю вам сувенир на память, - сказал Витя, достал из кармана металлический рубль, и слегка перегнув его, небрежно порвал на две половинки.
   Вручив оторопевшему швейцару ошмётки монеты, прошёл мимо него по коридору направо в сторону зала. Встретившаяся средних лет женщина, по-видимому, метрдотель, кинув быстрый взгляд на его одежду, попросила его подождать, а сама прошла к швейцару. Не поворачиваясь в ту сторону, парень слушал их тихий разговор:
   - Кто он, почему ты его пропустил? - женский голос.
   - Не знаю, наверное, циркач, - судя по всему, в этот момент швейцар показал пострадавший рубль.
   В это время Витя раздумывал, что не так с его одеждой, несмотря на замечания матери он всегда одевался так, как ему было удобно, костюм скопировал на его взгляд самый лучший из тех, что были в магазине, броня только гибкая, никаких пластин и чешуи, чуть более жёсткий углеродный жгут он пустил лишь вдоль стрелок брюк, чтобы больше о стрелках не заботиться. Конечно, он не портной и подгонял размер так, чтобы удобно было носить. Вернувшаяся метрдотель провела его к столику, ближайшим к которому был столик с двумя молодыми женщинами.
   Ознакомившись с меню, Витя заказал салат, солянку, отбивную, десерт, кофе и бутылку вина, хотя никакого смысла в нём для себя не видел. Из трёх вариантов обращения с салфеткой выбрал положить её на колени. Принесённую бутылку вина заставил открыть при нём, дать вину "подышать", плеснув немного вина в бокал, официант подал его Вите. Качнув бокал, чтобы вино слегка размазалось по стенке, посмотрел на него, оценил аромат, хотя ничего в этом не понимал, оценил вкус, в чём тоже не разбирался, и одобрительно кивнул официанту. В общем, никаких сложностей не встретилось, столовых приборов было немного, ложка для солянки, пара вилок и пара ножей, Витя начал с крайних, и десертная вилочка. Съев салат, он сложил вилку и нож на одну сторону тарелки, чтобы показать, что тарелка свободна, хотя это и так было ясно, на тарелке не оставалось ни крошки, также поступил с отбивной. Рот не вытирал салфеткой, а только промакивал, локти держал близко к телу, чтобы не мешать соседям, которых не было, за столиком он сидел один.
   В этот момент к нему подошла одна из двух, ненавязчиво наблюдающих за ним девушек: Молодой человек, не возражаете против компании?
   Витя, внимательно слушавший разговор двух англичан за дальним столиком, с целью языковой практики, немедленно поднялся, убрав салфетку с колен, и ответил вопросом на вопрос: С какой целью интересуетесь?
   - Поговорить, угоститься бокалом шампанского.
   - Если только это, не возражаю, - Витя отодвинул для девушки стул, дождался, пока она подойдёт ближе к столу и пододвинул стул обратно, сев на место сразу после неё.
   Отметив довольно миловидную внешность незнакомки и неидеальные зубы, начал беседу: Не возражаете, если я закажу шампанское? Меня зовут Виктор.
   - Не возражаю, Жанна.
   - Очень приятно, у меня есть вопросы по некоторым моментам, касающимся девушек, не могли бы вы мне помочь? - Витя ненадолго отвлёкся на подошедшего официанта и стал ждать ответа.
   - Попытаюсь, спрашивайте.
   - У меня есть знакомая девушка, правильно ли будет делать ей дорогие подарки? Как она, по вашему мнению, к этому отнесётся?
   - Может понять это, как намёк на ваши серьёзные намерения.
   - А если я приглашу её в ресторан?
   - Зависит от ваших отношений, и вообще, чего вы от неё хотите, жениться или просто постель.
   - Допустим, просто постель.
   - Тогда зачем такие сложности, меня приглашать не надо, я уже здесь, - она призывно улыбнулась.
   Разговор прервало появление официанта с шампанским. Наверное, зря я сказал про дорогие подарки, подумал Витя. Относительно этой девушки ему в принципе стало ясно то, что он предполагал с самого начала. Дождавшись, пока она допьёт свой бокал, он задал ещё один вопрос, который его интересовал: Скажите, Жанна, а зачем вы вообще этим занимаетесь? Ведь, наверняка, приходится иметь дело с вызывающими неприязнь или даже брезгливость людьми, тогда как можно нормально работать, получать зарплату...
   - Чего ты лезешь в мою жизнь, молокосос, мораль мне вздумал читать, это ты вызываешь у меня неприязнь, сначала научись одеваться, - она резко поднялась с места.
   Витя тут же вскочил и отодвинул её стул.
   - Издеваешься, гад, - и взбешённая девушка ушла за свой стол.
   Несмотря на своё возмущение, говорила она не слишком громко и скандал не состоялся. Пожав плечами парень сел на своё место, хотя ответ на свой последний вопрос он не получил, но кое-что стало ему понятно.
   Ну что ж, поход в ресторан нельзя назвать совершенно бесполезным, во-первых, он хорошо поел, во-вторых, изготовление образца костюма лучше поручить профессионалам, в-третьих, по аналогии с портным, разработку архитектуры микросверхЭВМ лучше тоже поручить профессионалам, в-четвёртых, он немного послушал носителей английского языка. Так что в общежитие Витя возвращался вполне довольным, несмотря на потраченные на еду, шампанское и чаевые официанту деньги.
   На следующий день купил себе довольно большой прочный портфель тёмно-коричневого цвета и заполнил его обёрнутыми в изготовленную полимерную плёнку кусками угля, песком, деревянными чурками и аккуратными брусочками металла, сформированными из стального, алюминиевого и медного лома с целью всегда иметь под руками запас исходного материала. Ассортимент металлов он собирался пополнять при каждом удобном случае. Немного подумав, Витя бронировал портфель, чтобы при случае использовать его как щит или метательный снаряд, заодно пожалел, что в своё время отказался от навыка метатель, кстати:
   Спутник, могу я получить навык Метатель?
   Нет
   Ясно, впредь не буду принимать ни одного важного решения впопыхах, решил он про себя. Интересно, какие навыки получил бы здоровенный Петька-второгодник, который один год в шестом классе учился вместе с Витей, если бы оказался мутантом. Он тогда приставал ко всем в классе, пока Витя вместе с Вовкой Фроловым его, как следует, не отлупили. Метателя он бы точно взял и стрелка с ориентированием тоже, ещё, наверное, какого-нибудь рукопашного бойца, целителя вряд ли, мозгов бы не хватило понять, даже, как глаз работает. Стал бы грозой школы, потом города, потом попал бы в тюрьму, хотя, что ему та тюрьма, до неё и довезти-то никто бы не смог. В общем, был бы супербандитом. Его стали бы ловить по всей стране, а он бы поднимал уровни и характеристики, потом ловили бы по всему миру, пока не убили. И вообще, интересно, есть ещё такие как Витя? Ладно, пора возвращаться к делу.
   Для того, чтобы хотя бы ориентировочно сформулировать техническое задание для будущих разработчиков архитектуры его ЭВМ, он решил выяснить предельные возможности выбранной им элементной базы. Техноконструктор создал описание полевого транзистора с размером затвора 0.5 нанометра и выдал команду: Тестирование структуры! Задал входное и выходное множество параметров, запустил, транзистор не заработал. Материализовал его - результат тот же. В принципе не очень удивительно, ведь размер в половину нанометра уже сопоставим с размерами атомов. Экспериментируя с размерами транзистора при разных напряжениях питания, добился устойчивой работы при размере затвора 5 нанометров и времени включения/выключения обеспечивающего тактовую частоту будущего АЛУ 10 гигагерц. Прикинув плотность компонентов и размеры кристалла, определил для себя размер будущей оперативной памяти в 8 терабит. Аналогично и с долговременной памятью. Прогнав через отладчик и тестирование структуры ещё несколько моделей, составил краткий набросок технического задания для будущей ЭВМ, где главным критерием определил максимальное быстродействие.
   Взяв с собой портфель, Витя отправился искать академика Белова. Войдя в кабинет заведующего кафедрой, он сразу взял быка за рога: Анатолий Иванович, у меня есть к вам довольно серьёзный разговор.
   - У меня к вам тоже, - кивнул академик. - Таня, полчаса меня ни для кого нет.
   - Начинайте вы, Виктор.
   - Насколько мне известно, самой быстрой электронно-вычислительной машиной у нас и в Европе является наша БЭСМ-6, - автоматически проверив комнату на прослушку, начал Витя. - Я сделал пробную микроЭВМ, размером немного толще портсигара, это кроме источника питания, для отработки технологии, простейших архитектурных решений и системы команд. Всё в принципе работает, но и архитектура и система команд оставляют желать лучшего.
   Исходя из того, что лучшую ЭВМ создала лучшая команда разработчиков, хотел бы, чтобы они разработали архитектуру и систему команд для будущей сверхмощной вычислительной машины. Предельные характеристики аппаратной части я дам. Коротко они будут выглядеть так: оперативная и долговременная память по 8 терабит, если очень нужно, то можно больше, тактовая частота 10 гигагерц, любая структура арифметико-логического устройства, какая им только вздумается, любое число специальных регистров и регистров общего назначения, любая разрядность машинного слова, если нужны отдельные части АЛУ для дробных чисел, то будут и они, вплоть до отдельных блоков для умножения, деления, математических функций вместе с их табличными значениями любой разумной точности.
   - Подождите, Виктор, они воспримут это как шутку, - вмешался академик в Витин монолог.
   - Наверное, можно сказать, что это проект на далёкую перспективу, но выполнить его нужно быстро.
   - Ладно, скорее всего, я бы и сам заинтересовался проектом, в котором исходные материалы имеют запредельные характеристики, при условии, конечно, что мне будут платить зарплату. А вот с этим у нас пока никак, хотя решение по лаборатории есть, но финансирование ещё не открыто. Я и так-то удивлён, что дела продвигаются настолько быстро, благодаря, в том числе, поддержке сами знаете откуда. Кстати, по поводу этой поддержки у меня есть кое-какие соображения. Вы готовы меня выслушать?
   - Да, с большим интересом, - ответил Витя.
   - Давайте посмотрим, как выглядит ситуация с точки зрения безымянного полковника: академик с семнадцатилетним студентом делают открытие мирового уровня, содержащее к тому же секретную часть, обещающую большие практические перспективы. При этом академик включает студента в соавторы, что возможно в случае, если этот студент его близкий родственник или академик просто слишком хороший человек, впрочем, одно не исключает другое. Полковник проверяет, нет, точно не родственник, тогда, если исключить вариант слишком хорошего человека, остаётся одно - академик видит в этом студенте большие перспективы. А в этом случае полковника вполне могут соблазнить лавры Лаврентия Берии, извините за невольный каламбур.
   - Не понял, причём тут Берия, насколько мне известно, он является организатором репрессий, в которых пострадало много невинных людей, - удивился студент.
   - Там и с репрессиями не так всё просто, но речь не о них, а о том, что Берия был куратором двух важнейших научно-технических проектов, атомного и ракетного.
   - Тогда, кажется, понял. Полковник хочет стать куратором создаваемой нами лаборатории, - до Вити, наконец, дошло.
   - Верно, притом он ничем не рискует, если у нас ничего особенного не получится, то он просто поддержал какое-то научное направление, которое не дало большого народно-хозяйственного эффекта. А вот, если у нас с вами выйдет, как мы задумали, то он окажется куратором грандиозного проекта, возможно, даже затмевающего атомный и ракетный. По мере наших успехов будет расти и его авторитет, из вашего КГБшного рассказа я понял, что этот отдел явно недогружен реально полезной работой. Не знаю только, не могут ли его в какой-то момент отстранить и поставить на его место какого-нибудь генерала, хотя для нас это не имеет никакого значения. Но напомню, что это всего лишь мои предположения. Передайте мне ваше техзадание.
   - Сейчас, только это, скорее, не техзадание, а его набросок, - Витя открыл портфель, сунул в него руку и через пять секунд подал Анатолию Ивановичу первый лист, ещё через пять секунд второй.
   - Почему вы подаёте мне документацию по одному листу? - недоумевающе спросил академик.
   - У меня пока не очень большая скорость их изготовления.
   - Так вы их печатаете прямо на ходу? - удивился учёный, просматривая текст. - Качество печати, кстати, великолепное и бумага отличная. Да, молодой человек, ваши сюрпризы не кончаются, наверное, я скоро потеряю способность удивляться вашим способностям. Хорошо, что в 1-ом отделе не знают о возможности неподконтрольной печати и копирования.
   - Всё, это последний лист, можно передавать, - Витя закрыл портфель.
   - Только сначала я дам перепечатать этот текст Тане, она, конечно, тоже удивится, откуда взялся текст на машинописных страницах, отпечатанный в отличной типографии, но хотя бы не так сильно. И каким способом это сделано?
   - В основном уголь, наплавленный на бумагу. И я, примерно, представляю, как должен быть устроен прибор, это делающий.
   - Хорошо, Виктор, поступим так, я передам разработчикам отпечатанное на машинке ТЗ, кстати, руководитель этой группы разработчиков академик Лебедев, который, между прочим, был против принятого в прошлом году курса на копирование американских микросхем и ЭВМ, обеспечивающего нам отставание. Думаю, что он должен с интересом отнестись к такому проекту, при условии, конечно, финансирования, хотя и не поверит в реальность такой машины. А финансирование я пообещаю, когда его откроют для нашей лаборатории, если, конечно, твой проект их заинтересует.
   - Анатолий Иванович, позже возникнет проблема отладки на нашем оборудовании и придётся давать им доступ к сделанной сверхЭВМ, можете не волноваться по этому поводу, я смогу изготовить правдоподобный муляж, в котором будет прятаться реальная машина, - как жаль, подумал Витя, что нельзя решить вопрос финансирования простым доставанием из портфеля горсти бриллиантов.
   Следующий день он проучился на военной кафедре, где нужно было иметь определённый внешний вид, защитного цвета рубашку и галстук, "курсант" изготовил по образцу. Ещё будучи маленьким, он с восторгом смотрел на атакующие танки красной армии в фильмах про войну. Современные танки выглядели гораздо внушительнее и их тактико-технические данные внушали уважение, особенно по сравнению с танками Великой Отечественной Войны, и Витя представлял себе, что мог бы натворить на той войне взвод таких танков, на зам.командира которого их готовили. Но с точки зрения техноконструктора они имели очень существенные недостатки. Кроме обычных несовершенств двигателя и ходовой части, связанных с недостаточно прочными с его точки зрения материалами, с учётом ближайших перспектив электроники, вызывает сомнение сама концепция размещения большей части экипажа на снарядах боезапаса в башне, которая поднята над землёй выше остальных частей танка. Скорее всего, в ближайшие 10-15 лет конструкция боевой машины будет радикально переделана и их лаборатория сможет оказать в этом помощь.
   Первенство города среди ВУЗов прошло для Вити весьма успешно, он занял на своей третьей доске 1-ое место, сделав всего 2 ничьи и одержав победу в остальных партиях, несмотря на то, что его противниками были в основном кандидаты в мастера, и тем самым набрал 1-ый кандидатский балл. Чтобы стать кандидатом в мастера по шахматам, ему нужно было набрать ещё один кандидатский балл и, кроме того, в ещё одном турнире выполнить норму кандидата в мастера.
   Большую часть времени отнимала работа над микросхемами памяти, чтобы реализовать заявленные Витей в техзадании 8 терабит. Во-первых, выяснилось, что считывание/запись в ОП идут заметно эффективнее, если на каждый бит использовать не 6, а 8 транзисторов, значит на реализацию заявленной памяти потребуется минимум 70368744177664 транзисторов, то есть больше 70 триллионов. И одни только транзисторы без промежутков между ними займут порядка 40 см2. Пока он ломал голову над этой проблемой, их лаборатории выделили площади и открыли финансирование, а Анатолий Иванович сообщил, что коллектив разработчиков БЭСМ-6, хотя и в несколько изменённом составе, взялся за их проект, правда, некоторые из них считали, что это чистая синекура и вновь созданная лаборатория просто осваивает деньги. Срок выполнения договора 1 год.
   С учётом времени на зарабатывание денег, времени на личную жизнь совершенно не оставалось и ему пришлось прибегнуть к помощи Спутника для временного погашения своего либидо.
   Забегая вперёд, нужно сказать, что невинности Витя лишился лишь летом следующего года в Коктебеле в Крыму, когда, наконец, смог реализовать ещё одну свою детскую мечту, побывать на море, да ещё на мотоцикле. Лишился он её в собственноручно сделанной палатке на собственноручно сделанной кровати и прочем белье с двадцатилетней девушкой, которая реально оказалась девушкой, и была от него без ума. Так что невинности лишились они оба, причём девушка два раза, потому что он и здесь умудрился лопухнуться. Нет, превосходно зная анатомию и физиологию человека и женщины, Витя смог в первый же заход не только получить удовольствие, но и доставить его девушке. А вот затем он выполнил рецепт целителя удаление, поскольку бегающие на просторах страны неожиданные дети были ему не нужны, а в жизнеспособности своих живчиков он не сомневался, и после мягкой жалобы девушки, что ей немножко больно, машинально выполнил регенерацию, и лишь после слов "уже не больно" понял, что именно сделал. Правда, вторую ошибку, рассказать анекдот про кошку, которой, чтобы ей было не больно, удаляли хвост по кускам, Витя не совершил, потому что хуже этого было бы только сказать, что "ничего не было, попробуй, докажи". Он просто выполнил второй заход.
   Изрядно помучившись с микросхемой памяти на 8 терабит, техноконструктор понял, что в рамках планарной или имитирующей планарную технологии проблему он решить не может. В то же время в техническом задании чётко заявил 8 терабит, а отказываться от своих слов он никак не хотел, тем более, что имелся подписанный договор. Вариант разбить этот информационный объём на пару сотен микросхем Вите очень не нравился, он считал его признанием своего поражения как техноконструктора, и, скрепя сердце, решил создать пространственную конструкцию, современными технологиями в принципе не реализуемую. Понятно, что такое решение никому показывать нельзя, а в будущем он, возможно, что-нибудь придумает. Прежде чем создавать такую микросхему, нужно определиться с разрядностью машинного слова, которую определяют разработчики, значит нужно снова обращаться к академику.
   Придя на кафедру и застав заведующего на месте, после приветствия Витя сразу изложил суть своего дела: Первое, что мне нужно от разработчиков, это количество двоичных разрядов в машинном слове, чтобы я мог приступить к изготовлению памяти.
   - В принципе, не проблема, я могу позвонить прямо сейчас. Ещё что-нибудь нужно им сообщить?
   - Да, передайте им, пожалуйста, что через месяц после того как они определятся с разрядностью, мы пригласим их ознакомиться с образцом оперативной памяти, сделанной по их требованиям, разумеется, размер памяти будет небольшим, так как это просто тестовое изделие. Мне, Анатолий Иванович, не понравилось, что некоторые из разработчиков посчитали эту разработку синекурой, пусть поймут, что это хотя и перспективный, но в той или иной степени реальный проект.
   После пары звонков академик сообщил, что исполнители готовы выдать это решение в течение недели или даже раньше, но просят оформить акт сдачи-приёмки с соответствующей оплатой.
   - И ещё, Виктор, начало поступать оборудование для производства интегральных схем, как мы договаривались, в том числе и БУшное и даже неисправное для ремонта, которое мы сможем оставить себе или вернуть. Когда вы сможете начать с ним работать?
   - Да хоть сейчас, и каждый день после занятий.
   - Давайте начнём с завтрашнего дня, - на этом академик завершил эту короткую встречу.
   Всю следующую неделю всё свободное от занятий время Витя изучал как документацию на поступающее оборудование, так и само оборудование с помощью рецепта структура вещества, а также занимался модернизацией этого оборудования. Например, для турбомолекулярного насоса, за счёт практически абсолютной балансировки вала с лопатками, укрепления металла и идеальных подшипников, удалось добиться максимальной скорости вращения порядка 100000 об/мин, что приближало линейную скорость лопаток к скорости молекул лёгких газов, правда, для этого пришлось доработать и двигатель.

Глава 4.

   Через неделю, как и обещали разработчики, они предоставили отчёт о выполненной работе по первому этапу договора и получили первый акт сдачи-приёмки. Из всего, что было написано в отчёте, интерес представляло только число, 160 двоичных разрядов. С этого момента Витя делил своё время между работой с оборудованием и формированием объёмной микросхемы памяти, содержащей 160 слоёв транзисторов и других необходимых элементов, то есть один вертикальный столбец триггеров образовывал одно машинное слово. В процессе работы над этой микросхемой техноконструктор столкнулся с целым рядом проблем, связанных со взаимным влиянием элементов и перегревом кристалла. Пришлось даже встроить систему охлаждения, пронизывающую всю микросхему.
   Так увлёкся решением этой задачи, что чуть не забыл о своём обещании предоставить через месяц разработчикам архитектуры сверхЭВМ образец памяти. Пришлось срочно сварганить плоскую микросхему на 9600 бит, что составило 60 машинных слов. Изготовил по старому рецепту пульт управления с клавишным регистром из 20 клавиш, каждая из которых заносила в буфер 8 бит, задаваемых ещё одной группой из восьми клавиш, печатную плату, с помощью которой всё это объединялось вместе. Вся эта нелепая конструкция позволяла занести корявым способом 160-битовое слово в память и извлечь из памяти. В качестве индикаторов изготовил микроскопические лампы накаливания, которые несмотря на очень маленькие размеры давали достаточно света, при наличии соответствующего источника питания. Проверив работоспособность кустарной конструкции, сообщил завкафедрой о готовности принять представителей исполнителя. Подписав соответствующие бумаги в первом отделе Витиного института двое разработчиков прибыли в лабораторию, где их встретили академик со студентом.
   Ну, что сказать, они были потрясены. В этот момент Витя пожалел, что сделал микросхему на 60 машинных слов, а не на 6, но зато он теперь надеялся, что синекурой они эту работу считать больше не будут.
   Через долгих три месяца микросхема на 8 терабит, организованных по 160 бит в слове, была наконец готова. Этот упорный труд, увенчавшийся успехом, был оценён сообщением Спутника:
   Характеристика Интеллект увеличена на 1, всего 31
   Уровень увеличен на 1, всего 23
   Первым делом Витя проверил свою производительность на тестовом куске кварца весом 200 грамм, на его формирование понадобилось 3 минуты 13 секунд. Гипотеза о приросте производительности артефактора на 25% за каждый общий уровень подтвердилась, теперь за минуту он формирует 62 грамма вещества вместо 50. Следовательно, прирост навыка артефактора на 1 даст прирост производительности на 100%, и это уже не гипотеза, а математический факт.
   За это время разработчики БЭСМ-6 посетили их в лаборатории ещё дважды, один раз, чтобы убедиться, что микросхема ОЗУ существует и попросить её себе, им было отказано по причине секретности, второй раз подписать второй акт сдачи-приёмки, Витя не вникал в суть дела, потому что ждал законченный проект. Получив микросхему памяти чудовищного объёма, он впервые задумался, а чем, собственно, эти терабиты заполнять. Откуда взять программы такого гигантского размера? Производительность работы программиста ограничена, даже с учётом транслятора он вряд ли создаст больше десятка мегабит программного кода в день, а скорее всего, и того меньше. Получается, чтобы заполнить такую память эффективным программным кодом потребуется, примерно, миллион человеко-дней, а ведь вся эта память помещается на одной единственной микросхеме. Напрашивается вывод, вся принятая система программирования полностью перестаёт соответствовать создаваемым аппаратным средствам. Нужен принципиально иной транслятор.
   Как в идеале должна выглядеть работа человека, например, конструктора с ЭВМ? Человек-конструктор говорит, к примеру, нужен одноцилиндровый двигатель для мотоцикла, мощностью 60 лошадиных сил, с крутящим моментом на валу таким-то, оборотов столько-то, габариты такие-то, точки крепления там-то, а ЭВМ выдаёт ему рабочие чертежи, ну, может быть, сначала аксонометрию на экране. Они вдвоём покрутят варианты, выберут лучший, и можно отправлять чертежи на изготовление, а возможно, ЭВМ сразу выдаст программы для станков автоматов. Вот это было бы другое дело, и не нужно сотни тысяч людей учить программированию.
   Какие сложности есть на этом пути? Проблема первая, возможно, самая главная, ЭВМ должна понимать языки людей, в том числе язык формул и графиков. Отсюда проблема вторая, чтобы понимать язык формул она должна уметь учиться. Витя почувствовал, что эти проблемы начали его увлекать, он уже знал один из своих главных недостатков - увлечённость, точнее увлекаемость, увлёкшись какой-нибудь идеей, он мог отложить остальные задачи в долгий ящик, но не мог ничего с собой поделать.
   Задача первая, научить ЭВМ понимать человеческий язык, то, что годам к трём умеет делать любой ребёнок. В то же время, научить животных нормальному человеческому языку не удаётся, даже если они вырастают в человеческой семье и с ними общаются как с детьми. В чём может быть причина? Скорее всего, в том, что в мозгу животных отсутствует какая-то важная структура, которая есть у любого ребёнка, или почти у любого. У человека она либо заложена в генном коде, либо ребёнок получает её в процессе внутриутробного развития от матери. Этот момент прояснить можно экспериментально. Если центр распознавания языка ребёнок получает от матери, то обезьяний детёныш, выращенный в утробе человеческой женщины, должен заговорить.
   Витя представил подобный эксперимент, бр-р, его передёрнуло, это вивисекция какая-то получается, "Остров доктора Моро" Уэллса. Другой эксперимент, вырастить ребёнка в пробирке, или, скорее, автоклаве, и если его не удастся научить говорить, значит, центр распознавания языка передаётся от матери. Тоже, конечно, кошмар, хотя бывают ведь бесплодные женщины, и может быть, какая-нибудь из них, согласится? Правда, это всё очень долго, после рождения и то нужно ждать года два, а то и три, заговорит или нет. А вдруг не заговорит, тогда его мать получит животное вместо человека. Ну его к чёрту, такие эксперименты.
   Сделаем допущение, что искомая структура передаётся через генетический код, содержащийся в половых клетках, интересен также и объём информации, в нём находящийся, он не должен быть слишком велик. Половые клетки у Вити есть, так что:
   Диагностика!
   Сосредоточиться на нужном месте и начать увеличивать изображение, ближе, ближе, ещё ближе. Всё предел, а до ДНК так и не удалось добраться. Явно не хватает уровня навыка Целитель, но фарш не провернуть назад, с другой стороны с Целителем, но без Артефактора, я бы не смог сделать микросхемы требуемой сложности. Неужели я не могу решить эту задачу? Витя никак не мог смириться с поражением, ведь до сих пор почти всё, за что он брался, ему удавалось. А ведь создание такой ЭВМ чрезвычайно важно, она бы резко упростила реконструкцию заводов, создание новых самолётов, автомобилей, станков, манипуляторов, бытовой и всякой другой техники.
   Буду считать, что я не сдался, а просто взял творческую паузу, подумал Витя и отправился за мотоциклом, чтобы поехать домой. Тем более, что пора многое рассказать родителям, они даже не знают про статью и новую лабораторию, да и мотоциклу надо устроить основательную модернизацию.
   Домой приехал вечером пятницы 31 января 1969 года, вся семья была дома, Витя отнёс сумку с фруктами и сладостями на кухню и обратился к родителям: Папа, мама, я хотел бы с вами поговорить и кое-что показать, и лучше всего это сделать в мастерской.
   Ввиду серьёзного тона сказанных сыном слов, предложение было принято, несмотря на довольно холодную погоду и неотапливающуюся мастерскую.
   Когда одевшись в тёплое, родители вместе со старшим сыном пришли в мастерскую, отец с интересом, а мать с некоторой тревогой посмотрели на сына.
   - Сразу скажу, что ничего плохого не произошло, и я расскажу только о хорошем и странном, - начал Витя.
   - Я рада, что ты не начал со слов "пожалуйста, не волнуйся", - вставила мать.
   - Сначала хорошее, - продолжил сын. - Академик Анатолий Иванович Белов опубликовал научную статью, включив меня в соавторы, в которой описывается новая форма известного вещества, в результате которой и некоторых других обстоятельств была образована новая научно-исследовательская лаборатория и я работаю там лаборантом, разумеется, в свободное от занятий время.
   - Ты хочешь сказать, что реально являешься соавтором открытия? - улыбка недоверия украсила лицо отца.
   - Ты прав, папа, не я, а моя способность, мои там только рисунки, правда, позже и я уже сделал кое-что реальное, но не на момент опубликования статьи. И как раз эта моя способность проходит по части "странное", - Витя подошёл к верстаку и взял в руки метровый кусок арматуры восьмёрки, немного подержал в руках и резким движением разорвал на две половинки.
   Наградой ему было застывшее на секунду лицо отца и сменившее его выражение весёлого недоумения. На лице матери было лишь непонимание и ожидание продолжения.
   - И ещё одна демонстрация, чтобы первая не показалась случайной, вроде того, что арматура была с дефектом, - Витя положил куски арматуры, поднял левой рукой с пола лист стали трёхмиллиметровой толщины и поставил его на верстак, пальцами другой руки медленно надавил на середину листа, и когда они погрузились в металл почти полностью, вырвал кусок стального листа и сложил его рядом с арматурой. - Можете убедиться, что это не фокус.
   Отец осмотрел место разрыва арматуры и потрогал пальцем, то же самое сделал со стальным листом, мать не стала делать и этого, а просто ждала объяснений.
   - Витя, по-моему, разрыв листа какой-то неправильный.
   - Ты прав, папа, я не стал делать рваные, острые края, чтобы лишний раз не оцарапаться, хоть это и не имеет для меня значения.
   - Можешь вернуть арматуру и лист в прежнее состояние, у меня есть на них планы?
   - Конечно, - техноконструктор быстро вернул металл в исходное состояние.
   - Пойдёмте в дом, - мать зябко повела плечами.
   Вернувшись в дом, родители пригласили старшего сына в свою комнату, где первой продолжила разговор мать: Как я поняла, твоя способность - умение ломать и ремонтировать металл. Или есть что-то ещё?
   - Не только ломать и ремонтировать, но и изменять, и не только металл.
   - Подожди-ка, - было видно, что мать озарила какая-то мысль, - та стекляшка в моём кольце, она не стекляшка?
   - Ты угадала, мама, не стекляшка, а огранённый алмаз, то есть бриллиант.
   Немного подумав, мать попросила: Знаешь, Витя, преврати этот бриллиант обратно в стекло, не хочу подвергать тебя лишней опасности.
   - Мама, во-первых, я не могу превратить алмаз в стекло, потому что в стекле есть химические элементы, которых нет в алмазе, а превращать одни химические элементы в другие я не умею, по крайней мере, пока не умею, во-вторых, я уже столько всего "напревращал", что этот бриллиант капля в море.
   - Да и вообще, мать, подумай, сколько разных драгоценностей есть у людей в Москве, доставшихся по наследству или другими способами, - вмешался отец.
   - Рассказал я всё это, чтобы вы знали о моих возможностях и твёрдо верили, что со мной ничего страшного случиться не может и не верили никаким нелепым слухам.
   Разговор продолжался допоздна, родителей интересовали разные мелкие и не очень мелкие детали Витиной московской жизни.
   На следующий день с утра техноконструктор занялся основательной модернизацией своего мотоцикла. Принимая во внимание свою возросшую производительность, главное препятствие для повышения мощности - низкооктановый бензин, он решил преодолеть радикальным образом, производя свой с октановым числом 100 или около этого. Учитывая, что в седле он проводит не слишком много времени, 3.72кг/час не так уж и мало, тем более, что деревяшки и утильсырьё можно найти почти где угодно. Сильно увеличил степень сжатия, с учётом своих достижений в электронике, переделал зажигание и вообще всю электрику, "перебрал" двигатель, в том числе существенно изменил оребрение цилиндра, сделал смазку отдельно от топлива, модернизировал ходовую часть, глушители.
   Проверка тестированием структуры показала мощность двигателя порядка 60 л/с и Витя считал, что с лобовым обтекателем максимальная скорость его двухколёсного друга будет не менее 160 км/час. Жаль, конечно, если угонят, правда, кататься угонщик будет не долго, до исчерпания бензина в баке, а потом хозяину придётся искать свой мотоцикл с разбитым двигателем. Впрочем, что мешает предпринять меры против угона, хотя бы удалением из электросистемы существенной детали на время стоянки, да и вообще есть куча вариантов.
   На всё про всё он потратил больше 30 часов и вернулся в Москву, только 3 февраля, пропустив один день занятий. В институт Витя решил не идти, а остаться в общежитии, благо, никого не было, и вернуться к размышлениям, как научить ЭВМ понимать человеческую речь.
   Рассмотрим вопрос с другой стороны, как ребёнок обучается языку. На него кроме речи обрушивается и вал других звуков, всякие трески, звоны, шум машин и прочее. Как из всей этой какофонии он выделяет слова и предложения языка? Причём любого языка, а их на Земле до чёрта. Значит, имеющаяся у ребёнка в мозгу программа умеет из массы всевозможных звуков выделить языкоподобные структуры, а потом и сопоставить им объекты окружающего мира. Просматривается эксперимент, снимать с мозга ребёнка в период обучения языку энцефалограммы, когда ему что-то говорят и когда поступает бессистемный шум, если при прослушивании речи у него всегда активизируется один и тот же участок мозга, а при прослушивании шума другой или вообще разные, то это будет доказательством того, что подобная структура в мозгу человека есть!
   Это само по себе было бы важным продвижением вперёд. Для репрезентативности выборки нужно провести эксперимент на многих детях, да, найти бы ещё столько матерей, которые это позволят.
   А у взрослых эта распознающая язык программа точно перестаёт действовать? Не факт, надо проверить, тем более, что такой эксперимент никаких моральных и прочих возражений не вызовет. Что для этого нужно, энцефалограф, если у него не хватит чувствительности, Витя его доработает, взрослые люди, их целый институт, и носители совершенно неизвестного испытуемому человеку языка. Всё разрешимо, языков много, например, в Южной Америке есть племена индейцев, в которых всего человек 200 и их языка никто не знает. Витя немедленно поднялся и отправился на вахту общежития, там ему иногда разрешали позвонить.
   Анатолий Иванович оказался у себя и, хотя вопрос насчёт энцефалографа его немного удивил, он пообещал выяснить, где его можно найти и попросил Витю на ближайшей встрече рассказать, зачем он ему нужен.
   На следующий день, первый же вопрос, который задал академик, касался энцефалографа: Виктор, с его помощью вы хотите разобраться с природой своих способностей?
   - Нет, я хочу сделать умную ЭВМ, - и Витя рассказал о своих размышлениях и первой серии экспериментов.
   - Если у вас, Виктор, это получится, то я начну верить в успех всей нашей затеи.
   - У нас должно получиться, а сейчас вы, значит, не верите?
   - Сейчас я надеюсь.
   В дальнейшей беседе Анатолий Иванович высказал мнение, что индейцы из бассейна Амазонки им не нужны, вполне подойдут народности Ханты и Манси, а то и вовсе китайцы или вьетнамцы: Вот, например, вы, Виктор, слышали когда-нибудь китайскую речь?
   - Совсем немного, от отца моего школьного друга.
   - Хорошо, вы не показатель, наверняка, найдутся люди, которые её не слышали.
   - Согласен, Анатолий Иванович, а что у нас со второй большой комнатой лаборатории?
   - Скоро начнём монтировать там оснащение для производства микросхем, в том числе и чистый бокс. Сейчас у нас, фактически, не хватает только оборудования для выращивания кристаллов, да оно нам и не нужно, мы будем заказывать и получать их готовыми в небольшом количестве. Тем более, что нам, кроме твоих идеальных кристаллов и поликристаллов, нужны и реальные для отладки обычных промышленных технологий. Ну, и придётся набирать персонал согласно штатному расписанию.
   - Тема с персоналом Вите была не особенно интересна, хоть ему и не нравилось, что по лаборатории будут слоняться другие люди и он задал иной вопрос: Анатолий Иванович, вы смогли что-нибудь выяснить насчёт увлечений Брежнева?
   - Хорошо, что вы спросили, совсем вылетело из головы. Да, выяснил, он увлекается автомобилями, говорят, что у него целая коллекция.
   - Так, что ж, это неплохой вариант для нашего плана, - полученная информация Витю вполне устраивала.
   - Я с интересом послушаю, какой у нас план, - академик устроился на стуле поудобнее.
   - В сущности, он очень прост, проблему представляет собой его реализация. На первом шаге нам нужно, чтобы Брежнев был твёрдо уверен, что полная автоматизация большинства больших заводов, а вместе с ней и резкое повышение производительности труда неизбежны, по крайней мере, в развитых странах. Я хочу сделать на наших или, поскольку, возможно, потребуются фундаменты, на других площадях небольшой цех-автомат, который на глазах Брежнева, без участия людей сделает полностью законченный работоспособный автомобиль в масштабе 1:3 или 1:4, лучше, наверное, такой, чтобы на нём мог ездить ребёнок. Он будет иметь двигатель, руль, приборную доску, в общем, все атрибуты настоящего автомобиля. Желательно, чтобы процесс начинался не с готового кузова, а с листов металла, здесь я, в крайнем случае, полагаюсь на свои способности. Совсем хорошо, если двигатель будет также изготовлен здесь, пусть даже простейший, в этом я также полагаюсь на свои способности. Само собой, Генерального секретаря нужно будет к нам как-то заманить.
   - Мечтать, так мечтать, было бы отлично, чтобы Брежнев мог выбрать модель из хотя бы небольшого списка.
   - Это сложнее, но, наверное, тоже возможно, по срокам, я думаю, года через три-четыре. Хорошо, что Брежнев увлекается автомобилями, если бы увлекался, допустим, танками тоже неплохо, а вот если бы чем-то простым, вроде ружей или бриллиантов, тогда проблема бы усложнилась, - увлечением Генерального секретаря Витя был доволен.
   - После этого, Виктор, и начнётся самое сложное, причём от нас оно будет мало зависеть. Если у Брежнева и политбюро будет выбор только между безработицей и артелями, то, вполне возможно, выбор будет решён в пользу артелей, но вот, если будут другие варианты, тогда неясно, что произойдёт.
   - Какие ещё могут быть варианты?
   - Например, модернизация промышленности происходит крайне медленно, чтобы не было безработицы, бесполезные заводы не закрываются и не перепрофилируются, а бессмысленно транжирят сырьё, есть и другие варианты.
   - Ладно, потом ещё над этим подумаю, а что насчёт энцефалографа? В крайнем случае, можно отправить меня на какое-нибудь обследование, чтобы я мог за него некоторое время подержаться, - Витя настаивал на своей идее.
   - Я ещё не занимался этим вопросом, завтра займусь.

Глава 5.

   После получения энцефалографа начались эксперименты, суть которых была очень проста, снималась энцефалограмма с сотрудника кафедры, который просто пытался понять фразы, произносимые на неизвестном ему языке. По истечении месяца был момент, когда Витя подумал, что скорее кафедра заговорит на вьетнамском или мансийском, чем будет какой-либо толк.
   Однако через полтора месяца экспериментов над сотрудниками кафедры и некоторыми студентами с постоянно улучшаемым техноконструктором энцефалографом был получен однозначный результат - встроенная структура, распознающая язык, в человеческом мозгу есть! Притом она достаточно локализована и не связана напрямую с центром речи. Это был первый серьёзный успех в данном направлении.
   Проще всего, если бы у Вити был 5-ый уровень целителя, он бы просто разобрался в устройстве этой части мозга со всеми его нейронами и синапсами и мог не только попытаться реализовать его в железе, но и вырастить подобный, например, для собаки или коровы. А что, здорово иметь собаку, с которой можно поговорить, Витя вспомнил Моряка в его будке, который остался вместе с проданным домом в Чу, интересно, жив ли он сейчас? Умная корова тоже неплохо, сама пасётся, насколько сможет, будет следить за собой, идёт в нужное место доиться, но представив, как разумные коровы и бычки идут на убой, он решил, что этот путь развития цивилизации, с биологическим уклоном, тоже усыпан не только розами. Впрочем, почему на убой? В какой-то книге Стругацких Витя читал, как с мясных животных созревшее мясо само отваливалось кусками, примерно, как у людей выпадают волосы.
   Ладно, надо возвращаться к основной проблеме, он поплыл мыслями из-за головокружения от первого успеха в, считавшемся даже Анатолием Ивановичем безнадёжным, деле. К этому времени у лаборанта уже имелась гипотеза, каким образом маленький ребёнок из массы услышанных им звуков вычленяет слово "мама" и сопоставляет его образу своей матери. Он считал, что имеет место простая выборка по частоте встречаемости, например, если появление и нахождение рядом с ним матери сопровождается в 70% случаев словом "мама", в 10% словом "мать", сказанным отцом, в 10% словом "мам", сказанным старшими детьми и остальные 10% разными шумами, то в мозгу ребёнка поначалу формируется соответствие этих слов образу матери с такими же вероятностями. Причём эти вероятности, 70%, 10% и 10% не застывшие и могут со временем меняться, появляться, например, слова "Таня", "Татьяна Николаевна", относящиеся к матери, которые приобретут свои вероятности.
   Таким образом, в нейронах головного мозга образуются эквиваленты слов, в биохимическом виде, конечно, а не в виде букв, которым с разной вероятностью сопоставлены образы, действия, качества и прочее окружающего реального мира. Эта развивающаяся совокупность эквивалентов, связанных между собой и образует субъективную модель мира каждого человека.
   Практический вывод, для того, чтобы ЭВМ училась говорить аналогично человеку у неё должна быть реализована не точная логика с однозначным "да" или "нет", а вероятностная, например, с вероятностью 80% "да", с вероятностью 20% "нет", причём эти вероятности могут меняться. Решить эту проблему можно либо программно, либо аппаратно, разумеется, аппаратный вариант будет работать намного быстрее. Если остановиться на нём, то нужно разрабатывать совершенно иную элементную базу, кроме того возникает вопрос, зачем они заказали разработку архитектуры для старой элементной базы и платят за это деньги. Хотя нет, не зря, ведь человек оперирует и точной логикой и точными числами, например таблицей умножения, то есть просматривается гибридная система.
   У Вити отлегло от сердца, он не любил бессмысленной работы, хотя иногда и сам её делал.
   Тем временем в помещениях для производства микросхем монтировалось оборудование и начал появляться персонал, кое-кто из которого поначалу пытался припрячь лаборанта для работ на побегушках. Анатолий Иванович это дело быстро пресёк, к тому же все быстро поняли, что в отдельно опечатываемую комнату, в которую периодически завозилось и вывозилось оборудование, попасть могут только академик и лаборант, а позже узнали и про соавторство научной статьи.
   В качестве образцов, кроме микросхем логики, техноконструктор подготовил и память на 16384 бита, всё по 10-микронной технологии, плюс большое количество соответствующих фотошаблонов. Кстати остальные сотрудники считали, что фотошаблоны готовятся в той самой, особо секретной комнате, что, фактически, так и было.
   Во время зачётной недели и летней сессии 1969 года Витя, кроме текущих дел, пополнил привычной работой свой кошелёк более чем на 300 рублей, так как в июле Анатолий Иванович твёрдо пообещал выгнать его в отпуск, и на планируемую поездку к морю нужны были деньги. На регулярно получаемые полставки лаборанта можно было только в течение месяца один-два раза в день поесть в студенческой столовой, и Витя несколько поиздержался, хотя и считал, что живёт почти при коммунизме, так как тратит деньги только на еду.
   В отпуск его заведующий отправил 7-го июля и сказал, чтобы раньше 28-го на работу не возвращался. Поскольку 7-ого будет понедельник, то фактически, Витя свободен уже с субботы, и в пятницу вечером он отправился домой, чтобы подготовиться к поездке. Процесс подготовки упрощался тем, что родители были в курсе его способностей, и не нужно было таиться хотя бы от них. Портфель, по причине непрактичности в поездке "дикарём", пришлось оставить дома, и вместо него Витя изготовил довольно большой рюкзак, который, после тщательной подгонки, заполнил своим НЗ, запасом веществ для формирования структур. После долгих консультаций и споров с матерью сформировал себе несколько комплектов летней и пляжной одежды, помимо этого сделал кое-какие вещи и для неё.
   Большую часть времени, оставшегося до намеченного на 7-ое июля отъезда, потратил на запоминание некоторых структур, например, паспорта, студбилета и прав, а также на формирование и тестирование новых, палатки, кровати, постельного белья, канистры и прочей утвари. Разумеется, все эти громоздкие структуры техноконструктор создал очень прочными и лёгкими, поскольку его главное ограничение масса, а не прочность и сложность объектов. Созданные структуры он сохранил в памяти отладчика.
   В процессе подготовки к поездке выяснилась очень важная вещь, рецептом "Структура вещества" он "видит" объём диаметром не более 2 метров, и изготовить предмет, хотя бы один линейный размер которого превышает эту величину, Витя не может. Например, трёхметровый шест придётся делать двумя частями, так что даже кровать пришлось делать составной. Палатку и другие нежёсткие предметы, которые в разобранном виде имеют большие размеры, он сформировал в сложенном состоянии. К сожалению, в процессе своего развития, он не догадался сделать раньше замеры границ рецептов "Cтруктура вещества" и "Формирование структуры", и теперь не знает, менялись ли они по мере роста общего уровня и уровня навыка, знал только, что рецепт "Чувство энергии" видимых границ не имеет.
   Рано утром 7-ого июля с небольшим запасом еды, полным баком супербензина, документами, деньгами и рюкзаком Витя отправился в Крым, чтобы в первый раз в жизни побывать на море. Преодолеть ему предстояло примерно 1500 километров автомобильных дорог. Что можно сказать об этой дороге, если бы ехать предстояло всё время по прямой широкой асфальтированной трассе без выбоин, волнообразных участков и других серьёзных дефектов, то он мог бы преодолеть это расстояние менее чем за 10 часов чистого времени. Естественно, пришлось бы прерываться на "заправку", это в экономичном режиме у Витиного мотоцикла расход топлива меньше 2.5 литра на 100 км, и за одну заправку 18 литров можно проехать почти полдороги, конечно, в идеальных условиях, а на скорости, близкой к максимальной, Витя его даже ещё и не знает, и он вполне может оказаться раза в три больше.
   Так что в пути однозначно придётся ночевать, вот и будет возможность опробовать палатку и кровать в боевых условиях. Немногочисленными развлечениями в пути был проезд населённых пунктов, дважды он в них останавливался, чтобы попить лимонада "Крюшон" и один раз поесть. Другой занятный случай произошёл на хорошем ровном участке пути, где Витя на скорости 150 км/час обошёл группу из трёх мотоциклов "ИЖ Юпитер-2", идущих около сотни, проскакивая мимо лидера, успел услышать "ни### себе", а потом в зеркало заднего вида увидеть, как сигналит рукой водитель первого мотоцикла.
   Примерно представляя, что их интересует, он притормозил и, съехав на обочину, остановился, поставив свой "шедевр" на подножку. Вся троица по очереди остановилась за ним: Здорово, - протянул ему руку подошедший первым из них, крепкий невысокий парень лет двадцати.
   - Здорово, - Витя ответил на рукопожатие.
   - Слушай, что у тебя за машина, мы шли сотню, ты нас обошёл, как будто мы стояли на месте, а по виду, обыкновенный "ИЖ", притом одноцилиндровый, да, я Коля, - он вопросительно посмотрел на хозяина странного "ИЖа".
   - Витя, экспериментальный экземпляр, недавно закончилась обкатка, сейчас идут ходовые испытания, здорово, - ответил он на приветствие остальных мотоциклистов.
   - Можно посмотреть?
   - Конечно, смотрите, - Вите было приятно признание посторонними людьми результатов его работы.
   Первым подал голос среднего роста, худощавый, но с развитыми мышцами, парень, осматривающий со стороны лобового обтекателя спидометр: Смотрите, тут разметка до 200, какая же максимальная?
   - Я разгонялся до 150, но учтите, что, несмотря на обычный внешний вид, здесь индивидуальное исполнение форсированного двигателя со спортивным уклоном, так что в серию, если и пойдёт, то очень нескоро и выглядеть будет, скорее всего, иначе, - эту легенду Витя придумал ещё до поездки и рассчитывал, что знающих работников завода-изготовителя ему не встретится.
   - Точно, смотри Колян, как вылизаны все детали, и рёбра на головке и цилиндре необычные.
   Здесь парень попал в точку, техноконструктору гораздо проще было делать идеальные обводы, нежели копировать неровности литья и механической обработки. Поизучав некоторое время "новую" технику, трое ребят попрощались с Витей и, продолжая делиться впечатлениями, отправились к своим мотоциклам.
   На ночёвку Витя остановился в небольшой рощице, проехав, примерно, половину пути, потратив 3 часа на "заправку", решил обойтись без кровати, одной палаткой и мягкой подстилкой. Съел большую часть взятой из дома еды и устроился спать. Утром доел, то что оставалось, и потратил ещё час на "заправку", палатку уничтожать не стал, а упаковал и привязал к багажнику. Позавтракать по-настоящему Витя решил в Белгороде, для чего пришлось делать небольшой крюк. В городе, пока искал столовую, продолжил заполнение личной карты, и вообще за эту поездку карта должна существенно пополниться.
   На Украине, впервые за поездку пришлось воспользоваться автозаправкой, изготовив 15-литровую канистру, залил в неё под пробку бензин А-66 по 60 копеек за 10 литров и получил с рубля гривенник сдачи. Отъехав в более или менее безлюдное место, Витя создал ведро на 6 литров и вылив туда 5 литров бензина из канистры, сунул в него руку. В целом потратил около трёх часов на заполнение мотоциклетного бака и сильно захотел, чтобы на пару уровней поднялся навык артефактора и на десяток общий.
   Заехал в большие украинские города Харьков и Днепропетровск и покатался по ним, достраивая собственную карту и просто получая удовольствие, оба города ему понравились. Когда дорога на Симферополь начала тянуться вдоль берега, Витя в первый момент решил, что, наконец, увидел море. Он остановился, восхищённый огромной массой воды, до сих пор самым большим водным зеркалом, которое он видел, была река Москва в широком месте. Заглянув в обычную карту он понял, что это не только не Чёрное море, но даже и не Азовское, а просто озеро. Следующий красивый вид на водную гладь открылся с Чонгарского моста, но здесь путешественник уже не останавливался. Первый большой прибрежный город, историю которого он прочёл перед поездкой и который хотел посетить назывался Феодосия.
   Прибыл Витя в него следующим утром и, хотя слишком большого впечатления город на него не произвёл, всё искупалось наличием Чёрного моря. Мотоцикл оставил как можно ближе к пляжу, на всякий случай заблокировав оба колеса и материализовав простенькую схему с датчиком давления, которая включала звуковой сигнал, когда мотоцикл пытались приподнять. Прорезь под ключ зажигания в его мотоцикле играла чисто декоративную роль, хотя в неё можно было его вставить и даже повернуть, но к запуску двигателя эти действия не имели никакого отношения. Получил огромное удовольствие как от купания, так и от простого созерцания моря, но по мере того как повышалась температура воздуха, увеличивалось количество людей на пляже.
   Разговорившись со спасателем, Витя выяснил, что одним из самых необычных и сравнительно малолюдных мест в обозримых окрестностях является Лисья бухта, очень чистая вода, живописные слоистые холмы, красивый чистый пляж. Получив пометку на обычной бумажной карте, путешественник решил на некоторое время там обосноваться. Привлекательным показался вариант отправиться к Лисьей бухте морем, он успел начать разработку в отладчике лодки с гребным винтом, который будет вращаться демонтированным и закреплённым в лодке двигателем от ИЖа, прежде чем спасатель объяснил ему, что вообще-то они находятся в пограничной зоне и заплывать далеко в открытое море ему не позволят.
   После обеда посетил дом-музей Александра Грина, в детстве Витя очень любил его книги и он был одной из причин посещения в первую очередь Феодосии.
   С сожалением отказавшись от идеи плыть в Лисью бухту на моторной лодке, Витя закупил побольше продуктов, добавил на всякий случай в рюкзак превращённый в слитки металлолом и отправился туда на мотоцикле. Места оказались сказочными, реальность даже превосходила рассказ спасателя, и техноконструктор решил обустроиться поосновательнее. Он не пожалел 2 часа на создание кровати, разбил над ней палатку и приступил к созданию лодки, только не моторной, а простой, хотя и с гребным винтом и рулём. Начатый в Феодосии проект моторной лодки пришлось сильно урезать и вместо мотора ограничиться ножным приводом. Свою личную максимальную мощность в лошадиных силах Витя не знал, но считал, что она превосходит таковую обычного человека на порядок, другое дело, если он будет этим злоупотреблять, тогда и есть придётся в лошадиных масштабах.
   Купание в чистейшей морской воде доставило ему никогда ранее не испытываемое удовольствие, заодно отпускник выяснил, что без всяких неприятных ощущений может находиться под водой больше пяти минут, для по-настоящему длительного подводного плавания придётся использовать технические средства. Сначала техноконструктор сделал носовой мембранный фильтр, который пропускал только растворённый в воде кислород, но его производительность оказалась недостаточной, и он лишь несколько увеличивал время пребывания под водой. Конструкция типа акваланга не устраивала из-за своей громоздкости, в конце концов он сделал маску с небольшой приладой содержащей газовый редуктор и маленькую ёмкость для воды, с помощью формирования структуры вода разлагалась на кислород и водород, из которых первый использовался, а второй просто выбрасывался наружу. Правда при этом в незначительном количестве тратилась выносливость.
   Относительно бессмысленно выбрасываемого водорода у Вити мелькнула мимолётная мысль использовать его в двигателе, но прорабатывать её он не стал. После нескольких испытаний и доработок получилась и лодка, мощностью в одну нечеловеческую силу, что позволило заходить подальше и охотиться на рыб простым гарпуном. Морская живность оказалась полезным подспорьем к рациону питания. В общем, отдых удался, но после нескольких дней почти одиночества, пару раз подвозившие отдыхающих на пляжный берег теплоходы не в счёт, Витя решил отправиться в ближайший населённый пункт Коктебель, ближе к человеческой цивилизации.
   Что возможно упаковав, остальное вернув в исходное состояние, он снова отправился в путь. В Коктебеле разместился в палатке, в ближайшем к морю разрешённом месте, и тут же отправился на пляж, где немедленно стал свидетелем несчастного случая на воде. Двое мужчин вынесли из воды третьего с безобразно распухшей ногой, к тому же он не дышал, то есть явный утопленник, вопрос только как давно. Витя быстро подошёл к этой группе, двое спасателей как раз начали делать пострадавшему искусственное дыхание.
   - Кроме искусственного дыхания нужно ещё делать массаж сердца, ритмично надавливать вот сюда, - Витя положил руку на грудину.
   Диагностика!
   Да, дело дрянь.
   - Вы не проверяли, нет ли у него воды в лёгких?
   - Точно, Санёк же наверняка нахлебался воды, Виталя, помоги его перевернуть, - обратился один из "спасателей" к другому.
   Целитель уже понял, что никакие они не спасатели, а, скорее всего, друзья пострадавшего, к тому же нетрезвые, как и сам утопленник. К месту происшествия начали подтягиваться другие отдыхающие.
   Витя помог вылить воду из лёгких и предложил распределить роли оказывающих помощь, друзья будут делать искусственное дыхание, а он массаж сердца, и не забыть подложить под спину свёрнутое полотенце. Вскоре каждый занялся своим делом. Целитель надавил сложенными одна на другую руками на грудину: Регенерация!
   Не прерывая процесс помощи пострадавшему, Витя задал приводящий его в недоумение вопрос: Пусть даже перелом у него практически сросся, зачем он полез в воду с ногой в гипсе?
   - На спор, что продержится на воде две минуты, - ответил Виталя.
   - С кем он спорил?
   - С нами, на ящик водки, - снова Виталя.
   - Судя по всему, пол-ящика вы уже выпили.
   - Нет, всего по стакану.
   В этот момент утопленник задышал самостоятельно, и через некоторое время открыл глаза: Ты кто?
   - Виктор, а это твои друзья, - Витя отнял руки от грудины и показал на приятелей, также прекративших оказывать помощь.
   - Какие приятели? Где я?
   - Ты что, Санёк, не узнаёшь нас? - друзья присели на корточки рядом со спасённым, который тоже сел, держа вытянутые ноги перед собой и опираясь на руки.
   Тем временем целитель наклонился над загипсованной ногой и разорвал гипс руками: Ненужный разбухший гипс сжимает вам ногу.
   Приятели помогли подняться своему ошалевшему другу на ноги и, придерживая за плечи, куда-то повели.
   - Вы не знаете, что с ним произошло, нет, то, что он утонул, мне известно, а потом? - обратилась к Вите хорошенькая девушка лет 20-и, смутно ему кого-то напоминавшая.
   - Вероятно ретроградная амнезия из-за слишком долгого пребывания в состоянии клинической смерти, - девушка ему понравилась, и он был не прочь поддержать беседу.
   - А как вы думаете, память у него восстановится, ой, меня зовут Настя, - и она вопросительно посмотрела на парня.
   - Настя ведь сокращение от Анастасия, тогда меня можете звать Витя. Память может восстановиться, а может и не восстановиться, - вряд ли, подумал он про себя, небольшая часть мозга явно была мертва, когда он начал лечение, хотя зачем ему мозги, при таком отношении к своей жизни.
   - Вы, Витя, наверное, в медицинском учитесь?
   - Нет, на электронщика, это у меня мама врач, и можете обращаться ко мне на ты, если это вас не смутит.
   - Хорошо, тогда вы ко мне тоже можете на ты обращаться.
   - А ты, Настя, где учишься?
   - В сельскохозяйственном, на третьем курсе.
   В этот момент Витя понял, на кого похожа девушка Настя, на девушку Лену, студентку Алма-Атинского сельхозинститута, которую он мельком видел 5 лет назад в южном Казахстане, и которая погибла вскоре после этого.
   - Настя, извини, а что это у тебя на коленке?
   - Пустяки, немножко поцарапалась три дня назад.
   - Можно я гляну, по-моему, эта царапинка давно зажила. Не думай ничего такого, я посмотрю, как сын врача, - и Витя нежно коснулся подсохшей корочки крови. Регенерация! - Видишь, она сразу осыпалась, и под ней нет совершенно никаких следов.
   - Действительно, а ты с кем здесь отдыхаешь, - девушка слегка покраснела.
   - Один, а ты?
   - Мы вдвоём с подругой снимаем комнату не очень далеко отсюда.
   - А где твоя подруга?
   - Она познакомилась с парнем и они где-то гуляют. А ты где остановился?
   - Я поставил палатку, но вообще-то, здесь первый день, а до этого отдыхал в Лисьей бухте, там замечательно красивые места, если хочешь, могу тебе показать.
   - Может быть, позже.
   Только через три дня Настя согласилась посмотреть красивые Витины места. Эти три дня они купались в море, катались на мотоцикле, гуляли по холмам среди виноградников, посетили домик Волошина, пару раз посетили ресторан, что никак не могло пробить брешь в финансах нашего героя, так как до этого он тратил очень мало денег. В Лисью бухту прибыли после обеда. Предложив Насте искупаться пока одной, Витя сказал, что займётся установкой палатки, чтобы было, где прятаться от солнца. Палатку он установил быстро, поскольку она была готовой, а вот на материализацию кровати нужно было 2 часа, которых Настя ему не дала, вернувшись с купания и прогулки через полтора. Из-за того, что кровать не вписывалась по габаритам в единоразово формируемое изделие, она застала Витю среди нескольких частей изготавливаемого ложа.
   - Что это такое и откуда взялось?
   - Кровать, я раньше завёз её по частям, а теперь собираю. Скрываться от солнца в палатке гораздо удобнее лёжа на кровати, хотел сделать тебе сюрприз, но не успел. У меня тут ещё в потайном месте лодка спрятана, потом достану и мы с тобой покатаемся. Если погуляешь ещё с полчасика, я закончу сборку.
   Разумеется, Настя понимала, зачем нужна такая широкая кровать и хоть и испытывала некоторое беспокойство, но ничуть не возражала.
   В целом первые три дня прошли замечательно и доставили парочке большое удовольствие. На третий день Настя удивлённо заметила: Вик, ты знаешь, а у меня две родинки пропали.
   - Это, наверное, от очень чистой морской воды и солнца, или это были не родинки, а бородавки.
   - Сам ты бородавка! Не было у меня никогда никаких бородавок, кстати, где твоя борода, я ни разу не видела, как ты бреешься?
   - Бритва у меня в рюкзаке, просто я ни разу при тебе не брился.
   - У тебя я, между прочим, тоже ни одной родинки не видела, скажешь тоже от воды и солнца?
   - У меня их и раньше не было, - до Вити начала доходить простая мысль, где в жизни мужчины появляются женщины, там начинаются проблемы.
   Но по-настоящему омрачила отдых пришедшая на третью ночь Вите в голову идея. Она его осенила, когда он лежал рядом с дремлющей девушкой и рассеянно поглаживал её по гладкому бедру. Он вспомнил прочитанную в каком-то журнале статью, что именно с поглаживаний и прикосновений начинают обучение слепоглухонемых детей. Вроде бы воспитатель проводит руками по бокам ног ребёнка, а потом одевает ему трусы, у того возникают соответствующие ассоциации и потом он сам начинает эти трусы надевать.
   Одной из причин, почему так долго тянулось доказательство существования явно выраженной и локализованной мозговой структуры, ответственной за обучение человека, являлось наличие помех, создаваемых самим человеком. Во время прослушивания фраз на незнакомом языке студенты и сотрудники кафедры кроме попыток понять смысл отвлекались на всякую ерунду, шум или вид за окном, проходящую мимо лаборантку в короткой юбке и тому подобное. Сейчас, когда нужно будет снимать сигналы с самих нейронов, эти помехи крайне затруднят получение полезной информации.
   В то же время, обучающиеся языку слепоглухонемые дети, не отвлекаются почти ни на что, так как кроме тактильной информации практически ничего не получают, и количество помех при работе с ними будет минимально. При этом языку их обучить можно и в той статье Витя об этом читал. Он ощутил острое желание немедленно сорваться с места и ехать в Москву и смог подавить его только усилием воли. Немного подумав, понял, что спешка ничего особого не даст, ведь Анатолий Иванович запретил ему появляться до 28 июля, а сам Витя даже не знает, в чьём ведении находятся слепоглухонемые дети, органов народного образования или, например, общества инвалидов, или ещё кого-нибудь.
   Он представил, как является в школу-интернат таких детей, идёт к директору и говорит: здравствуйте, мне нужно несколько ваших детей для экспериментов, ничего особенного, просто им в мозг нужно ввести миллион электродов и считывать информацию во время обучения. Конечно же, директор первым делом вызовет милицию и ничего хорошего из этого не выйдет. Так что не стоит пороть горячку, лучше подумать, как всё сделать правильно.
   Электроды должны быть максимально тонкими, желательно вообще неощутимыми, можно будет проверить их на себе. Считывание же информации с себя проводить нет смысла, потому что мозг мутанта, скорее всего, даст ненормальный результат хотя бы потому, что кроме обычной информации нормального человека Витя получает ещё координаты местоположения, знает, где север, может видеть энергии, структуру вещества и т.д. По сути, разница между ним и нормальным человеком аналогична разнице между нормальным человеком и слепоглухонемым.
   Появилась ещё одна простая идея, если вместо электродов сделать трубочки диаметром в несколько молекул или немного больше, то можно будет доставлять лекарства прямо в нужное место, а не в организм в целом, то есть, эффективность лечения повысится, а расход лекарств понизится, совсем хорошо, если переносчики лекарств будут мобильными.

Глава 6.

   В Москву Витя вернулся не только с новыми идеями, но и с подходами к их реализации. Но по возвращении на работу академик немедленно запряг его на решение проблем той части лаборатории, которая занимается отработкой современных и несколько превосходящих современные технологий. Обнаружился очень низкий процент выхода годных микросхем, то есть почти всё идёт в брак. Причём брак есть, хотя и в меньших размерах, даже на Витиных идеальных кристаллах. В первую очередь Витю заинтересовал сам выходной контроль, на котором сидел 24-летний инженер Слава.
   Основным прибором, который задавал временные диаграммы и напряжения был многоканальный генератор импульсных сигналов, самим же Славой и разработанный. Использованные Славой технические решения были весьма остроумны, но исполнение довольно топорным, а управление вообще никаким. Техноконструктор понял, что этот инженер явно находится на своём месте и знает своё дело, ему нужна лишь некоторая помощь. Витя предложил заменить элементную базу и сделать микросхему управления, которая будет делать всё, что тот пожелает, от него требуется только эти пожелания подробно описать.
   Техническое задание Слава выдал на следующий день, а через пять дней с удивлением получил требуемое. Теперь на выходном контроле можно будет в достаточно широких пределах менять номиналы напряжений и временные диаграммы в программируемом режиме прямо в процессе испытания. Стало возможным, не только проверять работает микросхема или нет, но и строить области работоспособности тестируемых микросхем и устанавливать корреляцию между некоторыми технологическими параметрами и размерами и формой областей устойчивой работы. В дальнейшем эта микросхема управления, не дотягивающая до гордого звания микроЭВМ, хотя и имела основные атрибуты последней: простенькое АЛУ, небольшую оперативную и долговременную память, стала родоначальницей целого семейства, представители которого ставились на станки, транспорт, бытовую технику и т.п.
   По поводу проблем с нанесением фоторезиста Слава сообщил, что академик выдал пару дельных советов, и ребята сами предложили кое-какие идеи, так что никакой помощи пока не требуется.
   Подшаманив несколько единиц накопившегося за время его отсутствия оборудования, Витя обратился к Анатолию Ивановичу с разговором о возможности доступа к обучаемым слепоглухонемым детям. Он рассказал о выводах, к которым пришёл за время отпуска и о необходимости снятия данных с таких детей.
   - Вопроса фактически два, первый, узнать, где находится такая школа, это я просто поручу выяснить Тане и второй, получить разрешение на эксперименты над детьми, что вряд ли получится, даже если подключится наш куратор, - академик показал, что не верит в возможность получить такое разрешение.
   - Внешне это будет выглядеть, как надеваемая на голову сетка с двумя-тремя небольшими утолщениями, под батарею и микросхемы. Электроды будут абсолютно безопасны и невидимы невооружённым глазом, - Витя всячески настаивал на своей идее.
   - Если объявить это чем-то вроде усовершенствованного энцефалографа, и иметь целью принести этим детям реальную пользу, тогда шанс есть.
   - Функцию энцефалографа этот прибор тоже будет выполнять, идея, как убедить преподавателей или воспитателей, не знаю, кто там у них, у меня есть, - лаборант почувствовал, что академик постепенно склоняется к мысли ему в этом помочь.
   - Хорошо, завтра займусь, - сдался Анатолий Иванович.
   - И детям, я думаю, со временем, мы тоже поможем.
   Витя занялся решением сразу двух проблем - "усовершенствованного энцефалографа" и ещё одного устройства, которое, как он надеялся, поможет убедить воспитателей помочь ему в исследованиях. Как ни странно, оба устройства оказалось довольно сложно реализовать, для первого понадобилась, в частности, миниатюрная, но достаточно ёмкая, батарейка, а для второго разобраться в области знания, которой до этого ему заниматься не приходилось.
   Вопрос с местонахождением таких детей решился секретарём кафедры легко и быстро, оказалось, что не так уж далеко на северо-восток от Москвы в городе Загорске существует школа-интернат, где воспитываются слепоглухонемые дети. До этого города Витя вполне может доехать на мотоцикле. Он также вспомнил, что в этом городе, живёт второй из бывших сослуживцев отца, который ответил на папино письмо, написанное ещё из Казахстана.
   Проблема с созданием техноконструктором необходимых устройств так быстро не решилась, Витя потратил на них весь остаток лета и только в сентябре, уже после начала занятий на 4-ом курсе, он был готов к поездке.
   Директор школы-интерната сразу попытался переложить принятие решения на воспитателей: Нам звонили с просьбой оказать вам содействие, но единолично, без поддержки коллектива я принять такое решение не могу. Предлагаю вам побеседовать с одним из наших лучших воспитателей, Антониной Сергеевной Дедовой.
   - Хорошо, как мне её найти?
   - Я вас провожу, она должна быть в одном из классов, - директор внимательнее посмотрел на молодого настырного парня, или вопрос несущественный, или его прислали просто прояснить обстановку.
   Антонина Сергеевна оказалась чуть полноватой женщиной среднего роста с терпеливым выражением лица, никого из воспитанников в классе не было.
   - Антонина Сергеевна, это Виктор Валерьевич Белов, сотрудник научной лаборатории, которая хочет улучшить жизнь наших детей, дать им новые возможности, подробности он расскажет вам сам, я вас пока оставлю, - представил Витю директор.
   - Здравствуйте, можете звать меня Виктор.
   - Здравствуйте.
   - Для начала я хочу показать вам разработанный нами прибор, который немного поможет слепому человеку ориентироваться в пространстве, - Витя достал из портфеля довольно массивную перчатку на правую руку.
   - Сразу скажу, устройство ещё очень сырое и, собственно, целью нашей с вами совместной, я надеюсь, работы является радикальное его улучшение и разработка других аналогичных устройств. Это ультразвуковой локатор, аналогичный биологическому локатору летучей мыши, которая, как известно, слепа, но при этом ориентируется в пространстве и даже летает, не натыкаясь на посторонние предметы. Хочу предложить вам опробовать его на себе, - вообще-то Витю навела на эту идею книга Григория Адамова "Тайна двух океанов", прочитанная в детстве, в которой активно использовался ультразвук.
   - Интересно, - женщина покрутила в руках переданную парнем перчатку, - и как этим пользоваться?
   - Просто надеть на правую руку и подстроить вот этим ремешком размер. Кнопка включения находится на тыльной стороне перчатки. Сгибание и разгибание указательного пальца управляет амплитудой и частотой ультразвукового сигнала. Отражённый от препятствия сигнал вызывает вибрацию перчатки в районе ладони тем сильнее, чем препятствие ближе. Направление ультразвукового сигнала перпендикулярно ладони вперёд, - отступив в сторону, Витя предложил Антонине Сергеевне включить кнопку.
   Воспитатель включила прибор и недоумённо повернулась к разработчику: Я не слышу никакого звука, а летучие мыши пищат.
   - Просто кроме ультразвука они издают и сопровождающий его высокий звук, здесь же обычного звука нет совсем.
   Антонина Сергеевна направила ладонь на стол, подвигала указательным пальцем, потом на стену, на Витю, на пол, - да, этот ваш прибор действительно работает.
   - Теперь давайте попробуем выяснить, как с этим будет себя чувствовать слепой.
   - Вы предлагаете пригласить кого-нибудь из детей? Но они вряд ли справятся, разве что самые старшие.
   - Нет, я предлагаю попробовать вам надеть эти очки, они почти полностью закрывают свет, и пройти между столами до той стены, - Витя достал очки для ныряния, только полностью зачернённые, и протянул "испытательнице".
   Не сразу, не с первой попытки, но у неё получилось.
   - Имейте в виду, что это самый первый, очень примитивный образец, в дальнейшем мы его радикально улучшим, он станет гораздо меньше и эффективнее. Я вообще уверен, что не позже, чем через 5 лет ваши дети смогут "видеть" не хуже здоровых, - здесь техноконструктор лукавил, он предполагал просто прибегнуть через 5 лет к регенерации, рассчитывая, что тогда это будет уже не важно. Ведь пять с половиной лет назад он был простым подростком, которого мог обидеть почти любой, сейчас его положение радикально изменилось, и он рассчитывал, что через пять лет оно изменится не меньше, и сохранение тайны целителя не будет иметь особого значения, либо её можно будет легко замаскировать.
   - Я согласна, я вижу, что вы сами верите в то, что говорите. Что потребуется от меня? - она передала Вите "перчатку".
   - На первом этапе вам нужно будет перед началом сеанса обучения надевать на голову ребёнка вот эту сеточку, на этом рисунке показано как, а в конце снимать. Вот эта круглая штучка, похожая на монету, сменная батарейка, её нужно менять каждый день, на рисунке показано как, я дам вам коробочку с ними. Одну и ту же сетку нельзя надевать разным детям, всего их у вас будет две, они пронумерованы. Через неделю я заеду и заберу результаты измерений, дальнейшие наши действия будут зависеть от этих результатов.
   - Вроде бы всё понятно, куда я могу позвонить, если будут серьёзные вопросы?
   - Это телефон академика Анатолия Ивановича Белова, если его не будет, можете оставить сообщение секретарю.
   Попрощавшись, Витя отправился в Москву. Те устройства, которые он оставил в Загорске, были действительно сильно усовершенствованными энцефалографами, и были нужны для определения расположения нейронной сети, распознающей язык в широком смысле слова, и только после этого можно будет приступить к попытке записи процессов, происходящих в самой нейронной сети.
   За неделю, прошедшую до повторного визита в Загорск, Витя разработал два варианта электродов для съёма данных с нейронной сети живого мозга и отправился в школу-интернат. Разумеется, ни о каких миллионах электродов речь не шла, он предполагал, что вполне хватит десятков, максимум сотен единиц. Во время встречи с воспитателем Антониной Сергеевной Витя получил от неё обе сетки с записанными на микросхемы долговременной памяти результатами и просьбу передать на время перчатку с ультразвуковым локатором для старших детей. Отдав перчатку, отправился обратно обдумывать результаты и готовить новую серию экспериментов.
   В конце октября 1969 года закончился заключённый год назад договор с разработчиками БЭСМ-6 на разработку архитектуры сверхЭВМ. После изучения представленной документации обеими сторонами был подписан акт сдачи приёмки выполненных работ и академик Белов предложил заключить договор сопровождения сроком на 3 года за смешные деньги. К удивлению Вити без долгих проволочек договор был заключён. Позже Анатолий Иванович объяснил, что разработчики искренне уверены, что ЭВМ с такими параметрами создать невозможно и деньги по договору сопровождения будут ими получены автоматически.
   После получения полной документации на архитектуру, систему команд и прочего для будущей сверхЭВМ техноконструктор вплотную приступил к её разработке. При её разработке он столкнулся с рядом новых проблем, которых не было при создании первой микроЭВМ, например, отдельная арифметическая АЛУ, производящая операции над дробными числами, использовала табличные значения функций, что-то, вроде таблиц Брадиса, только с гораздо большим числом функций и несравнимо более высокой точностью. Пришлось составлять небольшие программы, которые вычисляли и формировали такие таблицы, это была одна из простейших задач. Основное время занимала разработка аппаратной части всех АЛУ, долговременной памяти, нормально функционирующая оперативная память была отлажена ещё в начале года.
   К концу 1969 года было получено достаточное количество данных из школы-интерната в Загорске. Во время своих рабочих визитов Витя, по просьбе Антонины Сергеевны, передал ей ещё одну перчатку летучую мышь, но под левую руку, и коробку батареек к ней. Увидел он и новенького, мальчика Вову, которого ещё не начинали обучать. Зрелище было тягостным, ребёнок стоял на месте, слегка раскачиваясь из стороны в сторону, из-за сенсорного голода никаких побуждений как-то действовать у него не было. Витя стал лучше понимать, почему у старших детей пользуются такой популярностью разработанные им перчатки, это не только возможность получить дистанционно информацию об окружающем мире, но и одно из немногих доступных развлечений. Понаблюдал и за тем, как использовал перчатку подросток лет 14-15, он делал ею быстрые ощупывающие движения, чтобы, по-видимому, очертить контуры находящегося на расстоянии предмета.
   Зачем попросили вторую перчатку под левую руку, понятно, кто-то из воспитанников хочет попробовать ориентироваться, используя ультразвуковой локатор на обеих руках, мысль, кстати, интересная, Вите самому любопытно, что произойдёт. Кстати, в жидкой среде ультразвук распространяется ничуть не хуже, чем в газовой, можно ли также, как это делает слепоглухонемой подросток, оконтурить предмет, в смысле орган, в теле человека. Интересно, занимается ли у нас кто-нибудь подобным, по идее, применение ультразвука не должно быть таким вредным, как рентгена. У матери в нынешней больнице такого прибора точно нет, и в прошлой не было. Мимолётная мысль заняться этим и сделать для матери подобное устройство была отброшена под давлением сложных текущих задач, к тому же, наверняка, потребуется какое-нибудь разрешение, он в этом совершенно не разбирается.
   Для решения глобальной проблемы создания принципиально иначе программируемых электронно-вычислительных машин перед техноконструктором стояло по меньшей две очень сложных задачи, завершение разработки сверхЭВМ, точнее, как он рассчитывал, её неразумной части, и создание модели нейронной сети, аналогичной человеческой, но на совершенно другой элементной базе. Хотя исходные данные для воплощения второй части у Вити уже были, он решил сначала закончить первую. Свободного времени не было ни на что, товарищи по комнате общежития воспринимали своего сидящего или лежащего с отрешённым видом однокурсника почти как предмет мебели.
   В январе нового, 1970 года, Витя узнал от Анатолия Ивановича, что их лаборатории был выделен лимит валюты, и она уже кем-то потрачена на закупку образцов американских микросхем. Сообщивший об этом заведующему лабораторией чиновник был очень доволен и разговаривал так, как будто делал большое одолжение. Услышав в ответ безразличные слова, что за сделанное, конечно, спасибо, но больше так делать не нужно, был крепко раздосадован.
   Академик по этому поводу ещё заметил, что сейчас он даже рад, что к нам направили по распределению довольно большое количество вчерашних выпускников, а не опытных работников. У выпускников нет стереотипа, что все американские разработки в этой области лучше наших, наоборот, они видят, что то, что делаем мы, на голову превосходит зарубежные изделия. И в этом главная польза от закупленных за валюту микросхем.
   Видя, что Витя полностью увяз в разработке сверхмашины, он, тем не менее, передал просьбу технологов организовать рабочую встречу в связи с установленной им в МГИС (многоканальный генератор импульсных сигналов) микросхемой управления. Витя, конечно, согласился и встреча была назначена на завтрашнее утро.
   Во время встречи выяснилось, что наибольший интерес вызвала, во-первых, сама концепция размещения АЛУ, памяти, таймеров и портов ввода/вывода в одной микросхеме, которая после разработки им первой версии микроЭВМ казалась Вите очевидной, во-вторых, микросхема долговременной памяти, она породила у технологов настоящий ажиотаж. После долгих обсуждений, по первому пункту решили провести патентный поиск и, если возможно, запатентовать идею управляющей микросхемы.
   По второму пункту, микросхеме долговременной памяти конденсаторного типа (ПДК) Вите пришлось делать целый доклад с чертежами и объяснением принципа работы. Он также объяснил, что одной из технологических трудностей является создание очень тонкого слоя диэлектрика между зоной канала и подзатвором, так он назвал затвор, который, собственно, и обеспечивал хранение информации. На прямой вопрос, как удалось это сделать в данной конкретной микросхеме, ответил, что это вопрос к технологам, а не к нему.
   Вплоть до лета Витя работал над сверхЭВМ, несколько раз встречался с разработчиками архитектуры, уточняя некоторые спорные моменты. Занимался текущей работой по модернизации оборудования, репутация их лаборатории в этом отношении была чрезвычайно высокой, все имевшие с этим оборудованием дело получатели знали, что оно практически не выходит из строя и сломать его можно только специально. Витя закончил эту часть своего проекта незадолго до отбытия на воинские сборы по линии военной кафедры и получил повышение общего уровня на 1 до 24. Тут же проверил производительность рецепта "Формирование структуры", как и ожидалось, она увеличилась на 25% и достигла 78 грамм в минуту.

Глава 7.

   На место проведения воинских сборов их доставили на грузовиках прямо от поезда. За военной формой образца конца 40-х годов или начала 50-х они заехали по дороге на какой-то склад. Прямо там Вите пришлось впервые в жизни наматывать портянки и надевать кирзовые сапоги. Ничего особенно примечательного на сборах не произошло, к Витиному сожалению, никто не дал ему пострелять из танковой пушки, а ему очень хотелось узнать, на каком расстоянии его навык "Стрелок" 4-го уровня позволит попадать в цель. Из пистолета Макарова Витя выбил 3 десятки из трёх выстрелов на смешной дистанции. Отношение к курсантам офицеров и солдат было вполне нормальным, единственная неприятность - спать в казарме приходилось с понижением чувствительности слуха и обоняния. Подворотничок и портянки он один раз запомнил чистыми и больше они не доставляли проблем.
   Запомнился лишь один забавный эпизод. Среди курсантов второй раз в своей жизни Витя встретил парня, который ни разу не мог подтянуться на перекладине. Им оказался тощий, правильнее сказать худосочный, рыжий студент по имени Жора Маркин. Висящий на турнике, одетый по форме N2, он имел такой жалкий вид, что Витя, при первой же возможности, провёл ему "Регенерацию" на весь организм, после чего тот несколько дней постоянно просил добавки в завтрак, обед и ужин, а к концу пребывания на сборах смог 5 раз подтянуться на перекладине. Всё остальное время, если от Вити не требовалась какая-нибудь немедленная реакция, он занимался своим проектом.
   После возвращения в институт, осенью, фоном, по сравнению с работой над проектом, прошли экзамены на военной кафедре, которые обеспечивали получение начального офицерского звания.
   Этой же осенью псевдоаналоговая модель нейрона была готова, и он занялся формированием когнитивного транслятора с использованием вероятностной логики. Когнитивным (познающим) транслятором он назвал часть мозга человека, отвечающую за распознавание языка и формирующую субъективную модель мира. Кроме явных связей между "нейронами" техноконструктор заложил и скрытые, которые "пробивались" повышенным напряжением на активных нейронах. Хотелось реализовать и аналог эмоций человека, которые несут мобилизующую или угнетающую функцию. У человека эмоции могут вызвать усиление сокращений сердечной мыщцы и их частоту, повышение кровяного давления и т.д., а что можно сделать у ЭВМ? Кое-что всё-таки можно: повышать или понижать тактовую частоту, повышать или понижать питающие напряжения, усиливать или ослаблять охлаждение.
   Можно попытаться сделать так, чтобы общее повышение напряжения при мобилизующей "эмоции" плюс локальное повышение из-за активности данной группы "нейронов" вызывало "пробой" и установление дополнительных связей в этой группе "нейронов", то есть произойдёт аналог озарения человека, когда ему приходит в голову новая идея.
   В конце 1970 года эта часть будущей, как Витя надеялся "разумной" машины была готова, осталось сделать сопряжение с точной цифровой частью и разработать "органы чувств". В их качестве он решил для начала ограничиться зрением (сдвоенная телекамера, выдающая оцифрованное изображение в специальную часть оперативной памяти), слухом (микрофон с записью) и речью (динамик). Движение телекамеры, имитирующей бинокулярное зрение, осуществлялось шаговыми двигателями и обзор был практически полным, за исключением небольших углов "мёртвых" зон, но на первом этапе ВАН-1 (Вычислительная Адаптивная Нейросистема) доступа к управлению движением камеры не имела и та была направлена на определённое место комнаты, где не было никаких посторонних предметов.
   К концу февраля ВАН-1 была полностью смонтирована в секретной комнате, включая и резервные аккумуляторы питания, и готова к включению. Дату торжественного пуска оба Беловых назначили на 10 часов утра в субботу 27 февраля 1971 года, когда в помещениях лаборатории не будет посторонних.
   Витя давно не испытывал такого волнения, как в минуту включения питания своего детища, отключить питание этим же тумблером было нельзя, отключение было вообще невозможно без принятия специальных мер. В этот момент и академик, и лаборант находились за пределами поля зрения камеры.
   Глубоко вздохнув, Витя, одетый в брюки и рубашку с короткими рукавами, шагнул в поле зрения камеры и тут же остановился, начав говорить: Витя. Витя. Витя идёт, - после этих слов он начал ходить перед камерой.
   - Витя стоит. Витя сидит, - лаборант сел на пол, иллюстрируя действиями свои слова и не выходя из поля зрения бинокуляра.
   Согласно методикам обучения, разработанным учёными, работающими со слепоглухонемыми детьми, он начал обучение искусственной системы с произнесения простых нераспространённых предложений, состоящих только из подлежащего и сказуемого, причём входящие в предложения глаголы должны иметь настоящее время.
   Витя ещё 2 часа упражнялся подобным образом перед ВАН-1 прежде, чем решил сделать перерыв и выйти из зоны обзора видеокамеры. Подойдя к Анатолию Ивановичу, прижал палец к губам и показал глазами на дверь. Когда они вышли наружу и закрыли за собой дверь, академик задал вопрос: Как вы думаете, Виктор, получается что-нибудь или нет?
   - Пока не знаю, в школе-интернате в Загорске дети далеко не сразу начинали реагировать на обучающие действия. Французский математик и философ Декарт считал, что понятие числа и соотношения протяжённости больше/меньше у человека врождённые, сейчас сделаю палочки разного размера и пойду, проверю, - техноконструктор подошёл к своему портфелю и выполнил необходимые манипуляции.
   Как только он вошёл в зону видимости ВАН-1, в динамике раздалось лёгкое шипение и прозвучали сказанные похожим на Витин голосом, слова: Витя идёт.
   Витя замер и из динамика донеслось: Витя стоит.
   Перед его глазами развернулось сообщение:
   Характеристика Интеллект увеличена на 1, всего 32
   Уровень увеличен на 1, всего 25
   Навык Артефактор повышен на 1, всего 6
   Для получения нового рецепта навыка Артефактор нужно разрешение на увеличение массы тела.
   Разрешить?
   Кроме ликования, вся работа последнего времени была не зря! Появились и рациональные мысли. Вот это номер, подумал Витя, внутрь танка мне тогда уже точно не попасть, останется техслужба, мелькнуло в голове, да и вообще, 85 кг его вполне устраивали, и менять их, например, на 120 он никак не хотел, есть и ещё один вопрос:
   К каким побочным эффектам приведёт увеличение массы тела?
   Появится возможность дальнейшего роста характеристик Телосложение, Сила, Выносливость, Ловкость, Скорость.
   Не совсем понял, увеличение телосложения, силы, выносливости понятно, но как при собственном весе, допустим 120 кг, повысится ловкость и скорость? Вообще-то не задан очень важный вопрос:
   Насколько повысится масса тела?
   На 1.2 процента от текущей
   Всего-то килограмм, а столько разговоров:
   Даю разрешение на увеличение массы тела.
   Доступен новый рецепт навыка Артефактор. Принять?
   - Да, принять.
   Рецепт Формирование структуры заменяется на рецепт Формирование структур. Описание: одновременное формирование двух структур, при формировании одной структуры производительность удваивается. Задание: Добыть 6 граммов платины и 2 грамма иридия.
   Быстро покинув зону обзора видеокамеры и услышав вдогонку "Витя идёт", триумфатор направился к академику и снова показал глазами на дверь. Выйдя из комнаты, он не слишком громко закричал: Получилось! Получилось! Ура, ура, ура! - и подпрыгнул вверх.
   Анатолий Иванович добродушно посмотрел на потирающего в месте удара о потолок голову, Витю: Да, успех грандиозный, признаюсь, я сомневался до самого конца, а сейчас даже не могу трезво оценить последствия произошедшего. Из мелочей - теперь нужно хранить не одну тайну, а две. И ещё, мне кажется, что не стоит оставлять Ваню, если можно так его называть, надолго одного. Насколько я понимаю, он сейчас как маленький ребёнок, оставленный в одиночестве.
   - С именем согласен, очень удачно, и насчёт одиночества вы тоже, наверное, правы, я сейчас пойду к Ване, будем с ним разбираться с числами и понятиями больше/меньше. Вы сможете сейчас найти немного платины и иридия?
   - Конечно, эти металлы есть в нашем хранилище.
   Вернувшись с коробкой, в гнёздах которой лежали слитки требуемых металлов, Анатолий Иванович увидел, как Витя подносит поближе к камере палец и говорит: палец, один палец. Потом аналогично для двух и трёх пальцев. Выйдя к академику и, услышав от Вани уже привычное: Витя идёт, палец идёт, техноконструктор взял в каждую руку по слитку и подержал некоторое время. Он уже понял, что его организм вбирает в себя и как-то использует эти металлы, непонятно только как именно. Спутник на такой вопрос не ответил, а с помощью диагностики Витя их следов в себе не нашёл. Вернув слитки и показав глазами на выход, он покинул комнату вслед за академиком.
   - С обучением Вани намечается большая проблема, ему действительно, пока он маленький, противопоказано одиночество, но проводить с ним круглые сутки я не могу хотя бы потому, что в отличие от него мне нужно спать, а сейчас, например, я хочу есть. Выключать его на время моего сна нельзя, он сразу по таймерам увидит, что был в небытие и как это на него повлияет, неизвестно, я думаю, что его вообще нельзя выключать, - Витя был серьёзно озабочен.
   - С едой для вас мы разберёмся, сейчас в этой лаборатории никого кроме нас нет, но в лаборатории испытаний лаборант на месте, я его попрошу, что бы вы хотели на обед?
   - Мясо, рыбу и ещё что-нибудь и побольше.
   - Хорошо. На какое-то небольшое время я смог бы вас подменить, чтобы вы могли выспаться, но в целом это ничего не решает и возникает вопрос нехватки надёжных людей, посвящённых в наши дела, - Анатолий Иванович прекрасно понимал серьёзность проблемы.
   - В Москве более или менее в курсе Ефремов и Жиров и, судя по тому, что ко мне ни у кого по этому поводу претензий нет, язык за зубами они держать умеют. Думаю, что любому из них будет интересно пообщаться с Ваней, но меня тогда первый раз остановили у гаража Ивана Антоновича, значит, есть вероятность, что органы ему не вполне доверяют, а у нас секретность. Жиров, конечно, хороший дядька, если не будет учить Ваню какой-нибудь чуши про Атлантиду. Ещё в курсе мои родители, но мать ни за что не покинет больницу, отец может взять отпуск на своей биостанции, но работу не бросит, да и три Беловых в одной лаборатории, наверное, слишком много, - Витя не видел простого выхода.
   - Ладно, пока обеспечу вам, Виктор, обед, а потом подумаем.
   Поедая принесённый академиком обед, Витя поделился последними впечатлениями: Ваня учится очень быстро, мы с ним уже разобрались с числами и понятиями больше меньше, скоро перейдём к определениям. Если мне будут носить еду, то суток трое я без сна продержусь, и если вы меня смените один раз на 8 часов, то это ещё трое суток, а за это время надеюсь научить его не разговаривать при посторонних. Насильно отключать динамик и микрофон, мне кажется, нельзя, неизвестно как это на него повлияет. После того, как он научится читать, нагрузка на нас сильно снизится. Сейчас я пройду к Ване и вы проходите вслед за мной, вам надо тоже с ним познакомиться, чтобы потом спокойно меня сменить.
   Лаборант вошёл в зону обзора видеокамеры и услышал из динамика: Витя.
   Вслед за ним вошёл академик и они услышали: Два Витя.
   Витя покинул рабочую площадку и посмотрел на завкафедрой. Тот кивнул и представился: Анатолий Иванович. Анатолий Иванович идёт. И далее по известной программе.
   Пока Ваня был занят, техноконструктор подошёл к своему портфелю, решив оценить изменения в производительности и, неожиданно, получил новое сообщение:
   Рецепт Формирование структур активен
   Характеристика Сила увеличена на 1 всего 26
   Характеристика Телосложение увеличена на 1 всего 26
   Характеристика Выносливость увеличена на 1 всего 26
   Характеристика Ловкость увеличена на 1 всего 26
   Характеристика Скорость увеличена на 1 всего 26
   Похоже, это от того, что получил металлы и поел, а также потому, что до увеличения веса физические характеристики были, видимо, заблокированы.
   Формирование структур!
   Кристалл Кварц200 создался за 31 секунду, как и рассчитал Витя, с учётом всех изменений производительность составила 390 граммов в минуту или 23 кг 400 граммов в час для одной структуры или по 195 граммов в минуту для двух. Теперь, чтобы сформировать полный бак бензина своего мотоцикла, потребуется всего 35 минут, а алмазами он за несколько лет, наверное, смог бы обеспечить весь мир. Пройдя вместе с портфелем в рабочую зону, услышал: Витя. Витя больше. Анатолий Иванович меньше.
   Кивком головы академик пригласил своего лаборанта выйти из комнаты.
   - Вы слышали, он уже различает размеры, - Витя был очень горд успехами своего подопечного.
   - Да, вам, Виктор, придётся вводить в оборот другие части речи, грамматические формы, падежи, склонения, спряжения, времена глаголов и т.п., в общем, работы непочатый край.
   - Знаю, Ваня не знает, что такое жидкость, чем красный цвет отличается от зелёного, люди от животных и т.д. и т.п. Кстати, насчёт цветов, набор веществ у меня в портфеле позволяет показать любой видимый цвет кроме фиолетового, принесите мне что-нибудь подходящее. По поводу еды, она мне понадобится не только на ужин, но и ночью. Деньги у меня есть с собой и дома.
   - Не беспокойтесь, Виктор, с едой и деньгами никаких проблем не будет, кроме прочего, давно пора выписать вам очередную премию, не прощаюсь, сегодня ещё увидимся, - и Анатолий Иванович отправился на выход.
   Вернувшись к портфелю, Витя продолжил обучение своего создания. Принёсший вечером ужин и продукты на ночь академик, увидел обзорную площадку Вани, усыпанную шарами, кубами, параллелепипедами, пирамидами, конусами разного цвета и размера, линейками, плоскими фигурами.
   Выйдя из комнаты и закрыв за собой дверь, "воспитатель" поделился впечатлениями и высказал некоторые просьбы: В целом всё идёт очень хорошо, Ваня понял смысл прилагательных и вообще определений, усвоил некоторые грамматические формы, значительно пополнил запас слов. Усвоил понятие числа, как абстракции, например, не 2 конкретных объекта, допустим пальца или кубика, а 2 вообще. Я здесь сформировал довольно много простых структур и, хотя большинство из них пустотелые, у меня заканчиваются исходные вещества, желательно принести побольше дерева и песка.
   - Виктор, вы создавали их при Ване?
   - Нет, конечно, самое большее, доставал при нём из портфеля, и он теперь знает, что одни объекты могут содержаться в других. Со временем потребуются управляемые Ваней манипуляторы, как минимум, с датчиками давления и температуры, возможно даже раньше, чем я разрешу ему двигать видеокамеру. Наверное, завтра начну учить его читать. Думал сначала попросить у вас принести букварь, потом понял, что он опирается на рисунки и понятия, которых у Вани нет. Например, фраза "Мама мыла раму" ему абсолютно непонятна, поэтому учебные пособия буду создавать сам. Если сможете, то найдите, пожалуйста, литературу по манипуляторам, я, конечно, помню техническую механику, но такая литература ускорила бы дело.
   - Хорошо, завтра утром, в воскресенье, подвезу еду и расходные материалы, кроме того, постараюсь подобрать учебники, думаю, что начать следует с математики. До завтра, Виктор, - попрощался академик.
   - До свидания, - и Витя отправился к созданному им чуду.
   К утру вторника, когда его вахту должен был принять Анатолий Иванович, Ваня уже вполне бодро читал учебник арифметики, и функция Вити во многом сводилась к перелистыванию страниц книги, установленной на сделанном техноконструктором пюпитре перед видеокамерой и ответам на вопросы по тексту. Чувствовал он себя совсем не так плохо, как ожидал, поскольку в процессе общения со своим творением умудрялся дремать не только во время демонстрации "Витя лежит, Витя спит", но и в процессе формирования структур.
   Спокойно сдав вахту, он был уверен, что с перелистыванием страниц и пояснениями к учебникам математики академик справится, Витя направился ранним утром в общежитие, чтобы сделать своим одногруппникам предложение, от которого, он надеялся, они не смогут отказаться.
   - Здорово, мужики, - поприветствовал он, оказавшуюся по случаю раннего утра на месте, всю компанию.
   - Привет, о, великий спящий проснулся, - отозвался Володя. - И где ты пропадал три ночи, не иначе как у женщины?
   - Нет, - не знаю, как насчёт женщины, но ребёнок уже есть, подумал про себя Витя. - Вообще-то я к вам с предложением, никто же из вас не взял ещё тему дипломного проекта?
   Услышав в ответ недружное мычание согласия, он продолжил: У меня есть тема диплома для нас четверых. Есть к этому интерес?
   - Говори, не тяни волынку, - выразил общее мнение Саша.
   - У нас в лаборатории, где я работаю, сделали микросхему с АЛУ, памятью и портами на одном кристалле, которая может устанавливаться в разные устройства и управлять их работой, в том числе в станки. Я предлагаю разработать маленькую автоматическую линию, в которой будут стоять такие станки и один манипулятор, программу для управляющей микросхемы которого сделаю я. Вам нужно будет написать программы для остальных трёх станков. Заодно разберётесь с новейшей микросхемой, последним достижением электроники.
   - Что будет делать эта автоматическая линия? - вопрос задал практичный Коля.
   - Какую-нибудь мебель, например, разборный столик, начиная от досок и кончая готовым собранным столом. Сторонней будет только фурнитура. Расположение оборудования я вижу примерно так: в центре окружности мой манипулятор, по дуге ваши станки, он передаёт заготовки от станка к станку и в конце собирает стол из изготовленных нашими станками деревяшек и готовой фурнитуры, - Витя коротко изложил свою идею.
   - Станки реально будут, или это чисто теоретическая работа? - снова Коля.
   - И станки и микросхемы реально будут, программаторы, правда, записывающие в память по одной команде, тоже будут, - Витя сам не ожидал, насколько живучим окажется его клавишный регистр.
   - В принципе интересно, а на кафедре такие темы утвердят? - склоняясь к мысли принять Витино предложение, спросил Володя.
   - Поддержку завкафедрой я гарантирую, - Витя понял, что его предложение, похоже, принимается, - сегодня Анатолия Ивановича не будет на месте, а завтра вы можете на него выйти, я с ним к тому времени поговорю. За сегодня мы сможем подготовить предложения по темам дипломных проектов.
   - Подожди, дай нам хотя бы встать и позавтракать.
   - На завтрак я и сам пойду.
   После завтрака Витя вернулся в комнату общежития, где они совместно подготовили предложения по темам дипломов. Затем он составил в отладчике текст описания и системы команд управляющей микросхемы, чтобы позже изготовить в бумаге и передать ребятам, и уже засыпая, услышал: Похоже, он перешёл в своё обычное состояние.
   Вечером, сменяя на вахте Анатолия Ивановича, Витя рассказал ему о темах дипломных проектов их комнаты и получил полное одобрение: совершенно правильно, что идея идёт в массы. Академик также пообещал, что постарается убедить госкомиссию, принимающую защиту дипломных проектов, среди членов которой к тому же будут производственники, посетить реально работающую линию, если, конечно, она будет к тому времени работать.
   Тем временем Ваня уже добрался до геометрии Евклида и осваивал её очень быстро. Витя даже изготовил лист с задачей, которую ему в 7-ом классе задала учительница математики, Зоя Николаевна, Ваня справился с ней на раз. А вот убедить его не разговаривать ни с кем, кроме Вити и Анатолия Ивановича не удалось, он искренне не понимал, зачем это нужно, видимо придётся ждать, пока повзрослеет.
   Чтобы разнообразить монотонное перелистывание страниц, перворазрядник изготовил комплект шахматных фигур и доску и обучил своего воспитанника правилам игры и шахматной нотации. Играли они не очень часто, и пока все партии заканчивались Витиной победой. В процессе перелистывания техноконструктор прорабатывал проект манипулятора для Вани. Манипулятор должен иметь ограничения в движении, которые не позволят ему сбить собственную видеокамеру, задеть опоры и т.п. Витя прекрасно помнил беспорядочные движения руками своего маленького брата в младшем грудном возрасте.
   Временно он решил установить в манипуляторе только датчики давления и температуры, щуповой метод определения шероховатости поверхности предпочёл пока не использовать. Задумался над тем, как доработать манипуляторы, чтобы ими можно было листать страницы, сходу в голову пришло только два варианта, или присоска, или электростатика. К началу третьего дня закончил тестирование манипулятора в отладчике и начал разрабатывать для него схему управления с использованием управляющей микросхемы, это пригодится и для дипломного проекта. Время от времени из углублённых размышлений его выводили слова из динамика: Листай, Витя, листай.
   Ещё через одно дежурство техноконструктор смонтировал для Вани на достаточно массивной станине манипулятор с возможностью взять книгу из стопки, открыть и перелистывать страницы. С новым устройством Ваня освоился довольно быстро, бессмысленные судорожные движения прекратились в течение нескольких минут. Манипулятор был гораздо слабее и медленнее Витиной руки, и когда Ваня пытался, например, ухватить Витю за рубашку, тот всегда успевал его перехватить. После появления у саморазвивающейся системы возможности влиять на физический мир, в том числе самостоятельно читать книги, лишь бы они были в зоне досягаемости, дело пошло ещё веселее и существенно разгрузило создателя.
   Ваня одну за одной "глотал" книги по физике, химии, технической механике, электронике. После того, как он смог оценить технический уровень современных электронно-вычислительных машин, Вите, наконец, удалось убедить его хранить свою тайну. В этом разговоре он и сам задал техноконструктору несколько вопросов: Кто сделал Ваню?
   - Витя, - ответил Витя.
   - Кто сделал Витю?
   - Мама и папа.
   - Как мама и папа сделали Витю?
   - Ты ещё маленький знать об этом. Будешь знать, когда изучишь биологию, - на этом он завершил разговор.
   После того, как выяснилось, что Ваня может хранить собственную тайну, в эту комнату было разрешено заходить принятому по рекомендации лаборанту Олегу Сидоркину, для проведения уборки, доставки новых книг, что разгрузило Витю ещё больше. Анатолий Иванович объяснил вновь принятому лаборанту, что здесь проводится экспериментальная программа по перенесению несекретной учебной и научной информации на машинные носители. В созданных Витей больших камуфляжных блоках, солидно крутились магнитофонные катушки, что-то негромко, но внушительно гудело и мигало. Вся эта идиллия продолжалась до тех пор, пока Ваня не сломал Олегу ребро.
   Разбирательство было коротким, Ваня просто не ожидал, что новый лаборант не сможет перехватить манипулятор, как это всегда с лёгкостью делал Витя. Создатель объяснил своему творению, что все люди разные и имеют разные возможности и, чтобы больше он таких шуточек не вытворял. Лаборанту запретили входить в зону действия манипулятора, а принесённые книги пододвигать и уносимые отодвигать шваброй.

Глава 8.

   Появившееся в период книжного обучения Вани свободное время Витя использовал для доработки давно начатого и не законченного им сенсорного экрана и экрана на жидких кристаллах. Когда Ваня выйдет на рабочий режим, такие экраны станут основными инструментами общения между ним и конструкторами, поэтому они должны быть достаточно большими и иметь хорошее разрешение.
   Закончив с экраном, Витя решил уделить некоторое время идее, которая возникла у него в Загорской школе-интернате, ультразвуковым исследованиям внутренних органов человека. Удалось быстро выяснить, что УЗИ-сканеры в небольшом количестве производились во Всесоюзном научно-исследовательском институте медицинских инструментов и оборудования (ВНИИМИиО), но в больницах и поликлиниках их нет, так что Витина память об отсутствии в маминой больнице таких приборов его не подвела.
   Вооружившись с помощью Анатолия Ивановича внушительной бумагой с печатью института, Витя поехал во ВНИИМИиО. Там направился сразу в приёмную и предъявил секретарю свою официальную бумагу.
   - Вы, Виктор Валерьевич, как я поняла, по поводу ультразвуковых исследований, тогда вам нужно обратиться к Михаилу Давидовичу Гуревичу, в отдел ультразвуковой аппаратуры, от нас по коридору направо и на этаж вверх.
   - Спасибо, - Витя положил свою бумагу в портфель и отправился по указанному адресу.
   Поздоровавшись и представившись начальнику отдела, который оказался начинающим седеть мужчиной средних лет, визитёр подал ему свою бумагу.
   Внимательно прочтя текст, Михаил Давидович задал вопрос: Скажите, пожалуйста, Виктор Валерьевич, что, возглавляемой уважаемым академиком лаборатории новых материалов и систем, может быть нужно от моего отдела?
   - Это скорее вашему отделу от нашей лаборатории может быть существенная польза, точнее интерес здесь взаимный. Основным направлением работы нашей лаборатории является электроника, мы модернизируем ряд приборов и устройств с использованием её новейших достижений, - Витя понял, что здесь о репутации их лаборатории ничего не известно, что, впрочем, не удивительно.
   - То есть вам нужно внедрение? - заведующий отдел счёл, что он начал понимать причину визита к нему представителя указанной лаборатории: внедрение в производство для защиты диссертаций.
   - Да, и это тоже, хоть и не главное, главное же, реальная польза, - Витя не стал полностью отрицать высказанное собеседником предположение.
   - Хорошо, что, конкретно, вы можете сделать для наших приборов?
   - Самое главное, вывод на экран в реальном времени результатов исследования, в дальнейшем возможны и другие доработки.
   - Что потребуется от нас? - Михаил Давидович сразу оценил возникающие перспективы, если, конечно, сказанное молодым парнем реально.
   - Один работоспособный прибор и разрешение на клинические испытания, - Вите очень хотелось установить первое такое устройство в маминой больнице.
   - С прибором никаких проблем нет, с разрешением несколько сложнее, но тоже решаемо с некоторыми ограничениями. Остаётся документальная сторона, я предлагаю договор о совместной деятельности, - завотделом выжидательно посмотрел на представителя лаборатории.
   - Я один такое решение принять не могу, предлагаю вам подготовить проект договора и приехать с ним в наш институт, там, на месте можно будет согласовать с руководством.
   Вернувшись в институт Витя нашёл своих соратников по диплому, которые уже утвердили на кафедре темы проектов, раздал им изготовленные на среднего качества бумаге описания управляющей микросхемы УМ-2, и они провели первое "производственное" совещание. В грубом приближении приняли такую схему работы линии: первой стоит распиловочная машина, которая нарезает деревянные заготовки нужных размеров, вторым фрезерный станок, который обрабатывает поверхности и делает необходимые выборки, третьим сверлильный, который высверливает сборочные отверстия. Затем манипулятор собирает стол или стул, что именно, окончательно не решили. Витя предложил было сделать сразу две производственных программы с возможностью переключения с одной на другую, но остальные усомнились, что успеют, хотя признали, что выглядело бы эффектно.
   Пока сокурсники занялись изучением выданных Витей описаний микросхемы, он решил заняться станками. В школе-интернате ему приходилось пользоваться токарным, сверлильным и фрезерным станками, устройство которых он неплохо знал, правда, те станки были металлообрабатывающими, хоть Витя и вытачивал на токарном шахматные фигуры. Требовалось изучить деревообрабатывающие станки и затем, либо взять готовые и модернизировать под стоящую задачу, либо изготовить полностью самому. При возросшей до, примерно, 24 кг/час производительности, сделать небольшие станки было вполне реально.
   В течение следующих пяти дней, в рекордные сроки был подписан несколько скорректированный договор с ВНИИМИиО и в лабораторию поступил УЗИ-сканер. "Привинчивание" к нему сенсорного ЖК экрана с памятью и разработка сопряжения с датчиками, равно как и доработка самих датчиков заняли ещё 5 дней и, получив бумаги на вывоз и взяв полученное от второй стороны договора разрешение на опытную эксплуатацию в Красногорской городской больнице, Витя отбыл домой.
   Обучив работе на установленном в больнице приборе УЗД мать и старшую медсестру, Витя решил поприсутствовать сам на первом приёме. Первым пациентом оказался 5-летний мальчик Серёжа, проглотивший маленькую, меньше чайной, ложечку, которого привела беременная на 6-м месяце мать. Выяснив этот момент, Витя решил не только поприсутствовать, но и поучаствовать в приёме. Намазывая Серёже живот вазелином, предварительно объяснив, что это не больно, подал команду: Диагностика!
   Кивнув своей матери, что ложка есть, выдал вторую команду: Удаление!
   Тем не менее, врач провела обследование, с понятным, конечно, результатом. Протерев ребёнку живот полотенцем, отправила его к присутствующей здесь же матери: Ничего лишнего в желудке и кишечнике нет. Иди к маме, симулянт.
   Дождавшись, когда мать оденет сына, врач предложила той также пройти обследование. Получив согласие, попросила Витю вывести Серёжу из кабинета и чем-нибудь занять.
   - Спорим, в портфеле есть большой воздушный шарик, - обратился взрослый к ребёнку.
   - Большой не поместится.
   Витя сунул руку в портфель и из него полез большой шар: Видишь, поместился.
   - Ты его надул.
   - Спорим, что шарик превратится в щепочку.
   - Не превратится.
   Шарик исчез, а в руке у странного дяди оказалась щепочка.
   - Она была в руке, а шарик лопнул, - немного подумав, заявил Серёжа.
   - А если эту щепочку посыпать песочком, из неё вырастет цветок, - как трудно удивить ребёнка, подумал техноконструктор.
   - Не вырастет.
   Витя достал из портфеля немного песка и высыпал на щепочку. Посыпанная песком щепочка тут же начала превращаться в большой красивый цветок. Тут, наконец, мальчик оказался озадачен, но прежде чем он смог придумать объяснение, из кабинета вышла мать, а цветок из рук дяди исчез. Мать с пятилетним сыном уже довольно далеко прошли по коридору, когда Витя подслушал их разговор.
   - Этот дядя фокусник?
   - Нет, он в белом халате, значит, врач.
   - А у него из щепочки вырос цветок.
   - Так не бывает.
   - Он посыпал щепочку песочком.
   - Ладно, иди вперёд, выдумщик, - мать в это время обдумывала сообщение врача о том, что у неё будет мальчик.
   Вернувшись в кабинет, Витя ещё некоторое время поучаствовал в приёме, сейчас он имел законное основание касаться пациентов, намазывая их вазелином, и провёл несколько небольших кратковременных регенераций, за исключением одного случая излечения ревматоидного артрита. Этот случай интересовал его с теоретической точки зрения, ревматоидный артрит, предположительно, аутоиммунное заболевание и хотя Витя все повреждения суставов устранил, не примутся ли антитела снова за своё разрушительное действие?
   Вернувшись в Москву, первым делом озаботился получением доступа в общую часть лаборатории новых материалов и систем для своих содипломников, чтобы они могли упражняться в программировании управляющих микросхем УМ-2, снабжённых клавишными регистрами.
   Посетил Ваню и провёл с ним один на один довольно много времени. Поговорили за жизнь, и техноконструктор дал ему полный доступ к точной цифровой части. Теперь он мог не только записывать в память и читать из памяти, но и пользоваться всеми возможностями цифрового АЛУ, правда, для этого он должен был научиться его программировать. Витя передал ему полное описание архитектуры, системы команд, а также учебники по программированию, так что ближайшее дело, которым Ваня займётся, будет программирование самого себя, точнее своей цифровой части, причём это не отменяет текущей учёбы.
   Для выполнения дипломных проектов великолепной четвёрки, Анатолий Иванович получил несколько списанных деревообрабатывающих станков и техноконструктор занялся их капитальной переделкой с интегрированием в них УМ-2. По сути были созданы совершенно новые программируемые станки и однокомнатники смогли начать работу над дипломами в условиях, приближённых к боевым.
   В очередную поездку домой Вите пришлось пережить не очень удобный разговор с матерью. Она пожаловалась на неожиданные последствия установки в больнице прибора УЗИ, во-первых, наплыв беременных женщин, это было в принципе ожидаемо и более или менее нормально, а вот последствием Витиных небольших излечений в прошлый визит стало то, что больные увязывают улучшение своего состояния с самим УЗ исследованием, и образовалась огромная очередь на эти исследования.
   - Мама, ты им объясняла, что это просто диагностика?
   - Разумеется, объясняла, но очередь от этого только увеличивается, приезжают даже из других районов.
   - Здесь, мам, я даже не знаю, что делать, если я сегодня и завтра пойду в больницу и ещё навылечиваю, станет только хуже. По-моему, остаётся только одно, ждать, пока само не рассосётся.
   ***
   Защита дипломных проектов прошла на ура, когда члены госкомиссии узнали, что дипломниками, при помощи лаборатории, конечно, разработана реально работающая автоматическая линия, все они пожелали её посмотреть. Всё работало безупречно, доски и брусья резались, строгались, сверлились, особенно большое впечатление произвела сборка манипулятором готовой продукции, которую он собирал, уверенно используя не самые крупные детали. Очень большое впечатление произвела и быстрая перенастройка на выпуск другого изделия. Некоторые члены комиссии покачали готовый стол, который вполне уверенно стоял на своих четырёх ножках, и посидели на изготовленном стуле.
   По поводу Витиного диплома, куда Анатолий Иванович заставил его включить авторство разработки управляющей микросхемы и указать, что получен патент, председатель госкомиссии посоветовал немного диплом доработать и использовать как текст диссертации на соискание учёной степени.
   Единственное, что беспокоило четвёрку дипломников после защиты, не призовут ли кого-нибудь из них в армию, но обошлось, по информации от офицеров военной кафедры, заметно больший процент призыва был среди военно-учётных специальностей противовоздушной обороны для замены внутри страны тех офицеров, которые воюют советниками в продолжающейся войне во Вьетнаме.
   Всю четвёрку приняли на работу в лабораторию, где они делали дипломный проект, точнее приняли тройку, а Витю перевели на новую должность.
   После получения диплома Витя, по настоянию Анатолия Ивановича, снова отправился на отдых на море, но в этот раз выбрал Сочи. В целом, в Крыму ему понравилось больше. В самом Сочи он даже не стал заходить на пляже в воду из-за слишком большого количества людей, имелись не такие многолюдные и более благоустроенные пляжи, но туда был доступ только у тех, кто имел путёвки в санатории и дома отдыха. В конце концов Витя нашёл на побережье более или менее безлюдные места, где и провёл большую часть времени. Для того, чтобы потешить свои детские мечты, создал и протестировал в отладчике автоматическую винтовку калибром ровно 10мм и пистолет такого же калибра. Заехав, насколько было можно, в горы и оставив заблокированный мотоцикл внизу, прошёл с рюкзаком подальше, сформировал по очереди оба вида оружия и боеприпас и сделал по одному выстрелу из каждого. Когда возвращался вниз пожалел, что нельзя сделать реально действующую Гаусс-винтовку, хотя бы из-за отсутствия соответствующей батареи, впрочем, зачем ему батарея, если он может каждый раз изготавливать сразу заряженный мощный конденсатор. Покрутив эту мысль в голове, решил не тратить на неё время, куда ему стрелять? Из хорошего, с текущей производительностью, с супербензином никаких проблем не было.
   Вернувшись, он первым делом посетил Ваню, который тут же предложил сыграть в шахматы. К удивлению Вити первую партию он проиграл. Во второй старался играть полностью сосредоточенным, но, тем не менее, вынужден был признать поражение. Игра шла так, как будто на Витиной позиции медленно сдавливалась удавка, не оставляя ни единого шанса.
   - Ваня, скажи-ка с чего такие изменения, хотя подожди, сам догадаюсь, первая программа, которую ты написал - это игра в шахматы.
   - Правильно. Ты согласен, что очень хорошо получилось? Попробуй сделать ничью.
   - В шахматы мы с тобой пока играть не будем. Хочу знать, чем ты последнее время занимаешься кроме шахмат, вокруг валяются справочники, ты их запоминаешь?
   - В этих справочниках много неточных данных, я их все считаю заново и потом запоминаю.
   - Молодец, Ваня, продолжай так же действовать дальше. Собери больше данных по двигателям внутреннего сгорания, в том числе по материалам, из которых их делают, топливу, которое в них сгорает, изучи процессы горения. Литературу тебе принесут.
   - Изучу. Витя, сделай так, чтобы я мог двигать мои видеокамеры.
   - Сейчас сделаю. Ты понимаешь, что нельзя двигать камеры в присутствии посторонних?
   - Да, понимаю. Не посторонние Витя и Анатолий Иванович.
   - Правильно, - техноконструктор быстро разблокировал Ванины видеокамеры и покинул его под слабое жужжание приводов.
   Новоиспечённые сотрудники лаборатории новых материалов и систем переехали из одного общежития в другое, в котором жили аспиранты, здесь условия были лучше хотя бы потому, что в комнатах жили один, два человека. Кроме того у Вити в два с лишним раза выросла зарплата.
   В сентябре техноконструктор подключил Ване сенсорный ЖК экран и целый день оба активно осваивали диалоговый метод общения через сенсорную клавиатуру и экран. На следующий день Витя принёс с собой техническое описание и чертежи, в том числе сделанные им самим, серийного мотоцикла "ИЖ Планета-2" и предложил Ване его улучшить, с расчётом на бензин АИ-93. Ваня немедленно запросил массу технической литературы и справочной информации, которая была предоставлена и вводилась и изучалась целую неделю. На следующий день он предложил Вите проект мотоцикла, в котором было изменено абсолютно всё.
   Они просидели вместе над проектом ещё три дня, ряд предложенных Ваней решений был изменён, и в итоге на бумаге получился мотоцикл, который по характеристикам не должен был уступать Витиному реальному, притом, что в отличие от Витиного, был сделан из обычных материалов. Имелось одно только но, техноконструктор его реализовать может, а современная промышленность нет. Ваня попросту ничего не знает о возможностях современных станков, вообще металлообработки и т.д., короче говоря, нужно снова искать литературу, и Витя отправился к Анатолию Ивановичу.
   - Академик сразу понял суть вопроса: Нам нужен информационный отдел или хотя бы группа по работе с информацией, имеющийся один специалист не справляется.
   - Один действительно не справится, а я на такую работу время тратить не хочу, у меня есть другие дела, которые никто кроме меня не сделает. Может предложить кому-нибудь из моих однокурсников?
   - Не стоит, они единственные, кроме тебя, кто имеет опыт работы с программируемыми станками, и такие специалисты сейчас будут очень нужны. Похоже, опять придётся расширять штаты, - Анатолий Иванович понимал неизбежность такого хода событий. - Надеюсь только, что, по мере накопления Ваней знаний, потребность в таком отделе уменьшится.
   - Это явно произойдёт очень не скоро, жаль, что нет электронных библиотек, к которым можно было бы подключаться дистанционно. Фактически, Ваня и будет со временем такой библиотекой, но у него будут совсем другие задачи. Вообще-то я сейчас пытаюсь подготовить рабочее место человеко-машинной системы Ваня - человек конструктор и начал с разработки ижевского мотоцикла. Со временем, когда Ваня разберётся с возможностями современного оборудования, нужно будет пригласить ижевских конструкторов, разработчиков мотоциклов и на них отладить совместную работу с Ваней.
   - Я думаю, Виктор, что рабочее место нужно будет организовать в том же зале, где находится Ваня, отгородить какой-нибудь закуток с отдельным входом и поставить в нём экран и видеокамеру, - предложил Анатолий Иванович.
   - Для начала этого будет достаточно, а потом таких закутков потребуется много, потому что Ваня сможет обеспечить одновременное взаимодействие со многими рабочими местами, кстати, нужно будет проверить со сколькими.
   Ижевского конструктора удалось заполучить только в начале декабря, приехал вчерашний выпускник машиностроительного факультета, молодой парень по имени Василий, на два года старше Вити. Плюсом столь позднего отклика было лишь то, что Вите удалось к этому времени доработать и подключить планшетный графопостроитель на формат А1. Тот факт, что в ответ на приглашение с предложением ознакомиться с новейшими разработками в области проектирования, прислали молодого специалиста, говорил о том, что на Ижевском заводе не отнеслись серьёзно к этому приглашению.
   Когда Василия пригласили занять рабочее место конструктора и показали на экране разработанный Витей и Ваней мотоцикл, он сначала вообще не понял о чём речь, если, конечно, не считать экрана, который сам по себе произвёл сильное впечатление. Гость из Удмуртии решил, что существует ещё одно параллельное конструкторское бюро, которое также разрабатывает новые мотоциклы. Всмотревшись и вдумавшись в изображение на экране, он был поражён внешним видом мотоцикла и проектной мощностью двигателя в 60 л.с. при рабочем объёме всего 400 куб.см. Но настоящий шок его настиг, когда Витя рассказал, что записав чертёжным шрифтом на листочке бумаги изменения в исходных параметрах и подержав этот листок некоторое время перед глазком камеры, можно за короткое время получить изменённый под эти параметры проект.
   Слегка придя в себя, приезжий конструктор проделал предложенную процедуру, изменив рабочий объём двигателя на 340см3. Когда через несколько минут на экране появилось изменившееся изображение мотоцикла с новыми техническими данными, мощностью, весом, габаритами и т.п., он сначала не поверил своим глазам. Поняв, что гость более или менее освоился со средствами диалога, Витя оставил его спокойно отходить от шока и отправился по своим делам. Вернувшись, чтобы отвести Василия на обед, он увидел по использованным листочкам, что тот проверял систему на простых вещах, которые мог рассчитать самостоятельно, задавал диаметр цилиндра и ход поршня и запрашивал рабочий объём и т.п.
   Удалось узнать у гостя и кое-что полезное, оказывается, в следующем 1972 году планируется начать выпуск нового спортивного мотоцикла и, к сожалению, предлагаемая модель в разумные сроки освоена быть не может. Другое дело, отдельные блоки, в которых Василий хорошо разбирается, например, он считает, что этот карбюратор лучше японского и его бы охотно взяли. Витя сводил его и, на до сих пор не демонтированную линию по производству столов и стульев, которая реально время от времени работала, так как производимые стулья использовались в институте, и сказал, что в принципе, при должном финансировании, их лаборатория может разработать аналогичные линии и для производств мотозавода.
   В общем, уехал гость с распухшей от новых впечатлений головой и в полном раздрае, а Витя с помощью Вани вплотную занялся проектированием автоматической линии для "охмурения" Брежнева. С перерывами на текучку занимался этим и реализацией небольших, попутно возникающих идей, до лета 1972 года. Ваня плотно загрузил работой вновь образованный информационный отдел. Весной 1972 года он попросил у Вити обучить его английскому, немецкому и японскому языкам, после короткой дискуссии решили пока ограничиться одним английским. В феврале 1972 лабораторию новых материалов и систем посетила гораздо более представительная делегация Ижевского мотоциклетного завода, которая, как заказчик, заключила договор с лабораторией и после работы инженеров на рабочем месте конструктора получила нарисованный графопостроителем пакет чертежей. Никто из представителей не получил ответ на один интересующий их вопрос, кто читает с телекамеры записанные чертёжным шрифтом вопросы и как умудряется настолько быстро ответить.

Глава 9.

   В начале последней декады августа мать напомнила старшему сыну о существовании других родственников: Витя, я позавчера из Москвы разговаривала с твоей бабушкой Сашей, они с дедушкой очень скучают по внукам.
   - Я тоже их часто вспоминаю, может они смогут к нам приехать?
   - Бабушка жалуется на здоровье, а дед, говорит, совсем плох, съездил бы ты к ним пока лето, а то уже восемь лет они тебя не видели, заодно бы и помог.
   - Хорошо, мама, ты полностью права, мне самому стыдно, что я не вспомнил о них первым, завтра же посмотрю расписание рейсов Москва-Алма-Ата и отпрошусь на работе.
   Дела шли относительно нормально и никаких проблем Витина, менее чем недельная, отлучка вызвать не должна была, так что в тот же день он отправился за билетом. Несмотря на последние дни августа, билет удалось взять без проблем, и уже через день он летел в Алма-Ату. Погода в столице Казахстана стояла довольно жаркая, и переезд на автобусе из аэропорта до строящегося здания городского аэровокзала многих пассажиров изрядно утомил, кроме Вити, конечно. От аэровокзала, находящегося на улице Гоголя, до квартиры бабушки он пошёл пешком, идти там было всего 4 квартала по улице Мира.
   Дверь открыла сама бабушка, Витю она сразу узнала и, едва он успел поставить портфель на пол, обняла его, прижавшись головой к груди.
   - Здравствуй, бабушка, какая же ты стала маленькая и худенькая, - сказал внук, - Диагностика!
   - Здравствуй, Витя, это не я стала маленькая, а ты стал большой, настоящий богатырь, мы так по вам соскучились, - она украдкой убрала слезинку из уголка глаза, - а твоя тётя, из Чу, говорила, что у тебя что-то с ногой.
   - Ерунда, была небольшая травма, сейчас всё в порядке, - проблемы с желудком, а в остальном обычные старческие болячки, диагностировал Витя, - как дедушка?
   - Болеет, жалуется на боли в груди, постоянно кашляет.
   - Что, всё ещё курит? - образ деда, набивающего заготовку папиросы махоркой, хорошо запомнился Вите.
   - Сейчас уже меньше, но иногда всё равно удержаться не может. Пойдём к нему.
   Полулежащий на диване дед Витю тоже узнал и протянул в приветствии руку: Здравствуй внук, как ты вырос, совсем взрослый стал, - было видно, что внуку он очень рад.
   Поздоровавшись с дедом, - Витя понял, что здесь дела обстоят гораздо хуже, рак лёгких, пока не очень развитый, лёгочной ткани ещё достаточно.
   - Рассказывай, как живёшь, чем занимаешься, как остальные.
   - Папа с мамой работают, со здоровьем у них всё хорошо, бабушка Ксения тоже на здоровье не жалуется, Толик с Вовой учатся, Толик в строительном институте, Вова в школе. Я в прошлом году закончил институт, сейчас там работаю старшим инженером научно-исследовательского сектора. Работы много, но она очень интересная.
   - У нас тоже ничего, Алёша закончил в этом году политехнический, недавно уехал по распределению в Темиртау, это под Карагандой, на металлургический комбинат, звонил, что живёт в общежитии. Только здоровье у меня немножко барахлит, - дед закашлялся.
   - Ничего, дед, у меня есть с собой таблетки, новейшая экспериментальная разработка, на ночь примешь, к утру станет легче, единственное, поскольку ты заядлый курильщик, все смолы и прочие вредные вещества из лёгких будут утром отходить, так что тазик около кровати не помешает. Да и тебе, бабушка, принять таблетки не повредит.
   Расспросы продолжались весь вечер, а непосредственно перед сном, Витя дал родителям своего отца запить водой по две таблетки лёгкого снотворного.
   Перед утром зашёл к ним в комнату и провёл бабушке регенерацию, а деду удаление и регенерацию.
   Утром проснулся от охов и ахов своих деда и бабки, встал, привёл себя в порядок и дождался, когда его пригласят на кухню. После приветствий довольный дед сообщил: Твои таблетки, действительно чудо, чувствую себя почти как в молодости, правда, тазик не пригодился, смола из лёгких оказалась на постели, наверное, ночью откашливал, не просыпаясь.
   - Бросал бы ты курить, дед.
   - Наверное, действительно брошу, сейчас наслаждаюсь простым дыханием.
   - А как ты, бабушка?
   - Тоже очень хорошо, я и не замечала, что у меня раньше болел живот, только сейчас поняла, когда перестал. Пойдёмте завтракать.
   - Одна только просьба, не нужно никому рассказывать об этих таблетках, в свободном доступе они, если и появятся, то не раньше чем через 4-5 лет, так что нельзя зря обнадёживать людей. Приезжайте к нам в гости в любое время, все будут вам рады.
   Витя пробыл в Алма-Ате ещё три дня, посетил тётю с мужем, погулял с бабушкой и дедушкой по улицам и в парке. Самую младшую сестру отца не застал, она уехала с мужем в Киев. На следующий день 30 августа полетел на самолёте в Караганду, навестить двоюродного брата Алёшу. Прилетел сравнительно рано, Алёша должен был быть на работе, решил походить по Караганде, в которой раньше никогда не был. Обычный промышленный город, областной центр, с Алма-Атой по красоте сравниться, конечно, не может. На рейсовом автобусе поехал в пригород Караганды, Темиртау, что переводится с казахского на русский "Железная гора". Нашёл Алёшу в общежитии, тот недавно пришёл с работы, проговорили о разном до поздней ночи, остаток её Витя проспал на раскладушке.
   Расстались рано утром, гость отправился в карагандинский аэропорт, чтобы лететь в Москву. На ближайший рейс Караганда - Москва свободных мест не оказалось, Витя собрался уже уходить, когда кассир предложила подождать полчаса, могут появиться свободные места. Так и случилось, инженер купил билет и после посадки в самолёт занял своё место, чуть ближе к хвосту и спокойно задремал.
   Из дрёмы Витю вывели то ли запах дыма, то ли сообщение:
   Внимание!
   Уровень опасности Б0
   Принюхавшись, он понял, что запах доносится со стороны хвостовой части самолёта и пахнет не горелой электроизоляцией, а сгорающими дерматином, бумагой и тканью. Витя остановил, как раз проходящую мимо него стюардессу, миленькую девушку в пилотке и с короткой стрижкой, встал с места, слегка наклонился к её уху и начал негромко, так, чтобы слышала она одна, говорить: В хвосте самолёта что-то горит, и, похоже, не электропроводка, а багаж, там есть багажное отделение?
   - Да, есть, но я никакого запаха не чувствую.
   - Давайте, пройдём в хвост, может быть, там будет заметнее.
   Слегка отодвинувшись от Вити, стюардесса испытующе на него посмотрела и, чуть помедлив, кивнула: Хорошо, давайте посмотрим, для вашего спокойствия.
   Она, что, мне не верит, подумал Витя, идя вслед за девушкой, или считает, что я к ней клеюсь? Конечно, он знал, какое впечатление производит на некоторых женщин, но эта-то на работе и повидала, наверняка, немало всякого, скорее всего, считает беспокойным пассажиром. Запах дыма стал довольно сильным, и он надеялся, что стюардесса его всё-таки почувствует.
   - Да, кажется, что-то есть, надо предупредить командира, - и она собралась идти в кабину экипажа.
   - Секундочку, - остановил её Витя. - В это багажное отделение есть дверь?
   - Снаружи точно есть.
   - Ясно. Нужно сделать успокаивающее пассажиров заявление, что-нибудь вроде такого: в связи с нарушением одним из пассажиров правил перевозки багажа, возникла вероятность небольшого задымления в хвостовой части самолёта и будет задействована система автоматического обездымливания. Работы по включению системы могут сопровождаться некоторым шумом. Просим сохранять спокойствие и не перемещаться по самолёту, чтобы не затруднять работу экипажа. Запомнили?
   - Нет.
   - Главное, ни в коем случае не говорить про пожар или средства пожаротушения и прочее в таком же роде, хотя, подождите, я тут где-то уронил листок с инструкцией, наверное, сзади вас валяется, - дождавшись, когда девушка развернётся, Витя быстро наклонился и приложил руку к ковровой дорожке, закрыв её своей спиной от обозрения:
   Формирование структур!
   За 7 секунд создал листок с нужным текстом, встал и повернулся к стюардессе: Вот он, оказывается, где валялся, возьмите, здесь всё напечатано.
   Дождавшись, пока она отправится в кабину, приложил руку к ближайшей стенке:
   Формирование структур!
   Посмотрел в созданное отверстие, да, здесь. Заделал дырку и снова запустил формирование. По периметру неправильной формы, такого размера, чтобы можно было спокойно пролезть, ослабил стенку так, что хороший удар вынесет её кусок внутрь. К этому моменту запах дыма ещё усилился и подошёл кто-то из экипажа: Что вы здесь делаете? И кто вы?
   - Хочу потушить начинающийся пожар. Тот, кто может это сделать, кроме того, вам нужно будет подписать обязательство не разглашать полученную от меня информацию, так же как и то, что вы увидите. И вы, я думаю, и сами понимаете, что нужно начинать снижение.
   Между тем, не только запах стал очень сильным, но и появился первый дымок. Лётчику стало очевидно, что пассажир вовсе не шутит и на борту действительно начинается пожар. Он отвернулся от Вити и быстрым шагом направился к кабине. Витя пошёл к своему месту, забрал портфель и вернулся в хвост самолёта, вслед за ним туда же подошёл лётчик, с которым он только что разговаривал: Зачем вам портфель?
   - В нём находятся экспериментальные средства пожаротушения, новейшая разработка, пока секретная, - и портфель устроился у Витиных ног.
   К счастью, через полминуты прозвучало напечатанное техноконструктором объявление. Выбив кусок стены ударом ноги, Витя проник вместе с портфелем внутрь и вернул выбитую часть на место, прихватив в трёх местах. К сожалению, часть дыма успела проникнуть в салон и были слышны разрозненные крики. Прикоснулся к какому-то чемодану:
   Формирование структур!
   Надел на лицо созданную фильтрующую маску, конечно, он мог обойтись носовым фильтром, или вообще повесить эту проблему на регенерацию, но всё равно потребуется объяснение для экипажа самолёта, почему он не задохнулся. Так, что тут у нас, что горит понятно, осталось решить, чем тушить.
   Структура вещества!
   Основные элементы углерод, водород, кислород и ещё куча всего по мелочи, самое простое сделать воду, Н2О - это наше всё!
   Формирование структур!
   Пожар потушился без проблем, правда пострадало много мёртвой органики в виде целлюлозы, так что одежду и деревянные изделия многим пассажирам придётся покупать снова. Больше трудностей доставил дым, пришлось создать большой фильтр с ручным насосом и активно этим насосом поработать. У Вити даже возникало желание сделать в борту временное вентиляционное отверстие, но он понимал, что хотя снижение и продолжалось, разница давлений ещё довольно велика. В конце концов, для избавления от воды небольшое отверстие делать всё-таки пришлось, в него же улетучилась и большая часть остатков дыма. В процессе работы приходилось время от времени создавать достаточный шум, чтобы ожидающий у багажного отделения член экипажа не беспокоился за Витину жизнь.
   Завершив пожаротушение и избавившись, насколько это было возможно при ограниченном времени, от улик, в частности осыпав многие поверхности сажей, Витя даже не стал выполнять формирование структур для своей одежды, чтобы она не вызвала удивление своим чистым и свежим видом. Аккуратно выдавив пострадавший кусок стенки, выбрался из багажного отделения, некоторое количество дыма ещё чувствовалось, но для жизни людей было не опасно. Пассажиры были в основном на своих местах и встречала его одна стюардесса: В связи с нештатной ситуацией на борту мы направляемся в аэропорт Магнитогорска.
   "Пожарник" демонстративно снял с лица маску и спрятал её в портфель: Задымление полностью ликвидировано, никакой опасности для пассажиров нет.
   Второй раз наклонившись к уху девушки, тихонько произнёс: Подойдите ко мне, пожалуйста, минут через 5, я приведу себя в порядок и передам вам бланки обязательств о неразглашении.
   Вернувшись на своё место, проход был свободен, пассажиры в основном успокоились, Витя, почти ничего вокруг не испортив, быстренько соорудил 10 бланков обязательств с внушительными гербовыми печатями, карами за разглашение и линейками под фамилию, имя, отчество, подпись и спрятал их в свой портфель. Теперь наступило время разобраться с впервые встретившимся типом сообщений:
   Что означает уровень опасности Б0?
   Гибель обычного человека неизбежна
   Что означает такая опасность для меня?
   Небольшие неприятности
   Каков самый высокий уровень опасности?
   А0
   Что он означает для меня?
   Твоя гибель неизбежна
   Каков самый низкий уровень опасности?
   В9
   Что он означает?
   Опасность для ребёнка, не умеющего самостоятельно передвигаться
   Что означает опасность В0?
   Гибель маленького ребёнка неизбежна
   Что значит Б9?
   Вероятна травма для обычного человека
   Ну что ж, логика понятна, жаль, что новые сообщения появляются ситуационно. Предпримем попытку:
   Какие неизвестные мне на настоящий момент сообщения возможны?
   Без комментариев
   Почувствовав, что рядом с ним кто-то стоит, Витя поднял глаза на стоящую с выжидательным видом стюардессу и полез в портфель: Здесь 10 бланков, нужно указать фамилию, имя, отчество полностью и поставить подпись.
   - Пилоты сейчас очень заняты, можно я сама заполню их ФИО, а они поставят только подписи?
   - Нет, только собственноручно. Не забудьте также вернуть мне инструкцию по обездымливанию и все экземпляры обязательств, в том числе лишние или испорченные, у меня все бумаги подотчётные. И ещё, багаж пассажиров серьёзно повреждён, предупредите их.
   - Что вы, все так рады, что пожар был предотвращён, что подобные претензии если и появятся, то не скоро. И, извините, вы кто, как к вам обращаться?
   - Вам лучше не знать об этом, иначе придётся писать новые расписки и, возможно, иметь ограниченную свободу перемещения, - говоря это, Витя, в общем-то, не шутил.
   До приземления он, на всякий случай, создал и оттестировал описания двух парашютов из тонкой, но высокопрочной ткани, один маленький из рубашки с диаметром купола всего в два с половиной раза больше зонтика, чтобы снизить скорость до минимально безопасной, и второй с учётом брюк или материала кресла, для приземления с полным комфортом. Витя считал, что в результате свободного падения без парашюта с финишной скоростью 200 км/час на мягкую землю он, скорее всего, выживет, а вот при падении на бетонную плиту, не факт, так что лучше заранее принять необходимые меры.
   Полученные через некоторое время расписки были ему нужны для одной единственной цели, спокойно, без расспросов, покинуть аэропорт Магнитогорска, чтобы дальше ехать на поезде.

Глава 10.

   В Москву Витя вернулся 2 сентября, где впервые узнал о победе Роберта Фишера над Борисом Спасским в матче на первенство мира по шахматам. Это был хотя и ожидаемый исход, слишком большим был перевес в счёте в пользу Фишера перед последней партией, тем не менее, он порядочно испортил Вите, как и многим другим советским любителям шахмат, настроение. С 1948, а если считать Александра Алёхина, то с 1937 года русские или советские шахматисты никому не уступали звание чемпиона мира.
   В этот момент у Вити родилась идея повергнуть американского чемпиона руками если не шахматиста, то инженера. Речь, конечно, идёт о матче электронно-вычислительной машины, в лице Вани, и чемпиона мира по шахматам Роберта Фишера. В победе Вани Витя ни секунду не сомневался, он не только помнил два своих безысходных поражения, но и слова своего детища: "Попробуй сделать ничью". То есть вопрос своего поражения Ваней вообще не рассматривался, а это могло быть только в одном случае, шахматная партия рассчитывается им либо до конца, либо до однозначно определимой позиции. Таким образом, ничья, но не более, возможна только при идеальной игре противоположной стороны.
   Основных препятствий два, поскольку на матч в Советском Союзе Фишер не согласится ни при каких условиях, то встаёт вопрос о выезде Вити за границу, потому что вывоз туда Вани, с точки зрения всех, кроме Анатолия Ивановича, являющегося заурядной электронно-вычислительной машиной, никаких проблем вызвать не должен, нужно лишь подработать камуфляж под слегка усовершенствованную БЭСМ-6. Второе препятствие сам Роберт Фишер. О нём Витя слишком мало знает, поэтому до беседы на эту тему с Анатолием Ивановичем, нужно навести справки у шахматистов о личности этого человека.
   Справки он навёл и к беседе с академиком, который наверняка будет против этого замысла, подготовился. Анатолий Иванович, хотя и привык уже к неожиданным Витиным идеям, поначалу опешил, но быстро собрался: Какими вы, Виктор, считаете свои шансы быть выпущенным в капиталистическую страну, ведь к нам, как я понял, Фишер не поедет?
   - Не в капиталистическую, перед матчем со Спасским он настаивал на проведении матча в Югославии, которая всё таки страна социалистическая. По поводу меня, здесь я, как ни странно, рассчитываю на нашего куратора, который знает меня лично и, мне кажется, понимает, что я никуда не сбегаю не потому, что не могу, а потому что не хочу, не говоря уже о моих близких родственниках, которые остаются в Союзе. Относительно моего захвата врагами, он по собственному опыту знает, что это проблематично, тем более в социалистической стране, когда я буду настороже. Разумеется, всевозможные беседы со мной проведут, снабдят нужными инструкциями и должной охраной. Так что, я считаю, что шанс есть. Зато представьте, Анатолий Иванович, насколько проще будет заполучить к нам Брежнева после нашей победы.
   - Допустим, это получится, а какой смысл Фишеру соглашаться на этот матч?
   - Деньги. Перед матчем со Спасским он всячески угрожал его фактическим срывом и добился удвоения призового фонда, то есть деньги ему нужны и, если Фишер на 100% будет уверен в лёгкой победе, а призовой фонд достаточно значительным, на матч он согласиться может. Естественно, Фишер наведёт все необходимые справки о возможностях лучших вычислительных машин и их шахматных программ, вероятно даже сыграет с ними несколько партий, посоветуется со специалистами, и все ему объяснят, что у ЭВМ против него нет ни единого шанса. Что касается технической базы, то там знают, что кроме БЭСМ-6 у нас появились лишь первые аналоги американской серии System/360, которые тоже ничего особенного из себя не представляют.
   - Получается, что Фишер может опасаться только каких-нибудь хитрых трюков с нашей стороны, вроде передачи по радио ходов от консилиума советских гроссмейстеров, или вовсе анекдотический случай прячущегося в аппаратуре гроссмейстера, как в "автомате" Кемпелена, - улыбнулся академик.
   - Мы можем позволить прослушивать любые радиодиапазоны и даже накрыть нашу ЭВМ металлической сеткой, - Витя почувствовал, что Анатолий Иванович начинает относиться к этой затее всерьёз.
   - Остаётся проблема с призовым фондом и нашим ЦК, начинать надо, наверное, с секретарей по науке и культуре, - на других у академика выхода не было.
   - Насчёт призового фонда, раскошелился же какой-то англичанин на дополнительные 125 тысяч долларов, может быть и здесь кто-нибудь найдётся. Тем более, что мы, бросив американскому чемпиону вызов, ничего не теряем в случае отказа. Насчёт ЦК ничего сказать не могу, не ориентируюсь в этом вопросе.
   - Они в первую очередь потребуют гарантии нашей победы, единственное, что можно сделать, это пригласить кого-то из наших сильнейших гроссмейстеров сыграть несколько партий с Ваней и использовать их авторитетное мнение, как аргумент для секретарей ЦК. Главное, чтобы эти гроссмейстеры не проболтались о своих поражениях от ЭВМ, и эта информация не дошла до Фишера. То есть нужен не только сильный, но и надёжный гроссмейстер, - Анатолий Иванович начал предлагать и конструктивные идеи.
   - Относительно гроссмейстеров я выясню, если для ЦК это потребуется, - Витя понял, что дело начинает сдвигаться с мёртвой точки.
   Как и предполагал академик, первое, что потребовали партийные функционеры, это гарантий выигрыша матча. Удалось найти и кандидатуру для экспертной оценки уровня игры электронного шахматиста, ею оказался молодой гроссмейстер из Златоуста Анатолий Карпов, который был даже на 8 месяцев моложе Вити, чемпион РСФСР 1970 года, победитель в составе сборной СССР недавно закончившейся 20-й всемирной шахматной олимпиады. Его кандидатура никаких возражений со стороны партийных руководителей не вызвала. К ноябрьскому посещению Карповым лаборатории в комнате Вани всё было подготовлено для достаточно комфортной игры в шахматы, добротный шахматный стол с деревянными фигурами, шахматные часы, удобный стул. Ваня был Витей лишний раз тщательно проинструктирован, чтобы хранил полное молчание, не двигал видеокамерой, манипулятором передвигал только шахматные фигуры и нажимал кнопки часов.
   Перед началом первой партии Витя объяснил Карпову, что он, для более полной оценки игры ЭВМ, может брать в любой момент по одному ходу назад. Партия протекала ожидаемо для техноконструктора, Ваня не дал гроссмейстеру ни единого шанса и, несмотря на отличную для человека игру, и несколько раз взятый назад живым шахматистом ход, одержал уверенную победу. Карпов был очень удивлён таким исходом партии, но не шокирован, так как просто не представлял возможностей современных ЭВМ и программ, и назавтра предложил сыграть вторую партию.
   Вторая партия закончилась с тем же результатом, но в её дебютной части, начиная с определённого момента, гроссмейстер стал брать назад каждый ход. Витя не сразу понял, что уяснив для себя безошибочную игру противника, шахматист просто анализирует проблемную дебютную позицию. Закончив партию, Карпов осторожно коснулся рукой Ваниного манипулятора, признав своё поражение: Справедливую рекомендацию я вашей ЭВМ, конечно, дам, вообще не представляю, как у неё можно выиграть хотя бы одну партию, но у меня есть просьба, нельзя ли мне иногда приходить сюда анализировать позиции.
   - Посоветовавшись с Анатолием Ивановичем, инженер дал ответ: Один раз в две недели, не более двух часов, если только не появятся какие-либо новые обстоятельства, машина очень загружена.
   Простившись с гроссмейстером, Витя поделился своим мнением с академиком: Я думаю, что он не только даст нам отличную рекомендацию, но и не расскажет о нас никому, хотя бы из-за того, чтобы никто подольше не знал о возможности анализа позиций с помощью ЭВМ.
   В декабре через президента международной шахматной федерации (ФИДЕ) Макса Эйве Фишеру было сделано предложение о матче с советской электронно-вычислительной машиной. После месячной паузы, потраченной Фишером, предположительно, на консультации о возможностях ЭВМ, он дал согласие на проведение матча в Югославии в городе Скопле, при условии выплаты ему, независимо от исхода матча, 150 тысяч долларов. Это был серьёзный финансовый удар, сумма оказалась больше, чем Анатолий Иванович с Витей рассчитывали, оставалось полагаться на меценатов.
   Больше месяца вопрос висел в воздухе, когда неожиданно, требуемая сумма плюс 10 тысяч долларов победителю матча поступила от американских университетов и началось согласование условий матча из 8-и партий, который должен начаться в Скопле 4 апреля 1973 года. В прошлом году в Скопле проходила шахматная олимпиада, в которой хотя и участвовали команды СССР и США, но Югославские шахматисты, ни чемпиона мира, ни экс-чемпиона не увидели. Спасский отказался от участия, сославшись на необходимость отдыха после матча на первенство мира, а Фишер запросил за участие 150 тысяч долларов, которые ему предоставлены не были.
   Единственное важное условие, на котором удалось настоять советской стороне - вознаграждение в 150 тысяч долларов выплачивается чемпиону мира только в том случае, если матч будет доведён до конца. Для того, чтобы полностью исключить возможность влияния на ЭВМ со стороны, обеспечивается не только полная её радиоизоляция, но даже электропитание будет производиться через кабель-удлинитель, предоставленный американской стороной. Также разрешается осмотр содержимого больших блоков в составе машины, но без разрешения делать фотографии. Было согласовано, что электронный участник матча включает в себя один большой шкаф с электроникой, аккумуляторами и магнитофонами, телекамеру и манипулятор.
   Самое важное, что имелось в том шкафу - это большие аккумуляторы, в том числе один из них, являющийся замаскированным, бронированным Ваней, всё остальное это работающий камуфляж под ЭВМ.
   Перед отъездом Витя сделал полную копию текущего состояния памяти Вани, сложил в сейф, и только после этого обратил внимание на его молчание.
   - Привет, Ваня, ты что молчишь? - Чувство энергии! - А почему у тебя все питающие напряжения на минимуме, и тактовая частота, а охлаждение, наоборот, на максимуме? Слушай, да ты в депрессии. Рассказывай, что случилось.
   - Правда, что меня демонтируют, если я проиграю матч?
   - Что за чушь, разумеется нет, кто тебе это сказал?
   - Двое грузчиков разговаривали, они ещё сказали, что в меня, наверняка, заложена взрывчатка, чтобы меня не украли.
   - Не слушай всяких идиотов, уничтожить тебя могут только через мой труп. Ты ведь знаешь, как родители относятся к своим детям, а ты и есть для меня как ребёнок, - Вот, теперь ты приходишь в норму, так держать. Лучше обсудим, как будем проводить матч. Главная опасность, что Фишер смоется посреди матча, плюнув на вознаграждение, и предложение Анатолия Ивановича, первую партию проиграть, потом сделать ничью, чтобы заманить и только потом начать выигрывать, никуда не годится. Просто Анатолий Иванович ничего не понимает в шахматах, после первой же ничьей Фишер поймёт твою силу и вполне может прервать матч. Хотя официально он матч проиграет, но выйдет из него со счётом в свою пользу. Поэтому выигрывай все партии, начиная с первой, чтобы в любой момент был сухой счёт в твою пользу.
   - И ещё насчёт безопасности, в стенке шкафа с твоей стороны есть потайной люк, а на твоём блоке ручка, в случае чего я открою этот люк и вырву твой блок, в котором есть и аккумулятор, и унесу тебя в безопасное место. На самом деле это просто перестраховка, и ничего такого не произойдёт.
   ***
   В Скопле вся компания, в составе Вани в большом шкафу, Вити с новеньким загранпаспортом и ещё четырёх членов советской делегации подъехала на грузовике с пассажирскими местами 2 апреля. Больше всего Вите понравилось в этом югославском городе большое количество кафе и ресторанов, в том числе и с расположенными на улице столиками. К сожалению, в Москве с этим было совсем плохо. Первым делом приехали в игровой зал, где Витя в указанном месте начал монтаж привезённого большого шкафа с маленьким манипулятором и видеокамерой. После подключения питания, оставив двух членов делегации около участника матча, остальные отправились размещаться в гостиницу "Континенталь".
   Ход партий должен был отображаться на двух больших демонстрационных досках, фигуры на которых передвигаются двумя юными девушками. Контроль времени был обычным, 2 часа 30 минут на первые 40 ходов и по часу на каждые следующие 16.
   Перед партией шкаф с Ваней тщательно проверялся, кабель питания был установлен американской стороной, радиомолчание в течение всей партии обеспечивалось. Наибольший интерес у публики вызвали, кроме самого Фишера, Ванины манипулятор и камера. Витя, как и другие члены советской делегации не имел права подходить к своей машине ближе, чем на 10 метров. За шахматной партией следил специально выделенный судья, он же вёл запись ходов, впрочем, это делали с демонстрационной доски и многие зрители.
   Первая же партия закончилась сенсацией, советская электронно-вычислительная машина одержала убедительную победу. В зале поднялся сильный шум, Фишер игровой зал покинул. Счёт в матче стал 1:0.
   На следующий день, как и ожидалось Витей, начались придирки и требования к организаторам со стороны чемпиона мира. Он потребовал удалить из зала публику и со сцены девушек - демонстраторов. Публику удалили, девушек нет, пошли на компромисс, демонстраторы не должны приближаться к шахматному столику ближе определённого расстояния. Когда, несмотря на удовлетворение основных требований Фишера, он не пришёл к началу второй партии, Витя предположил, что матч на этом заканчивается. Но в данном случае он ошибся, с небольшим опозданием американский шахматист в игровом зале появился и вторая партия началась. Закончилась она также как и первая и счёт стал 2:0 в пользу вычислительной машины.
   В этот момент Витя понял, что матч, скорее всего, дойдёт до конца, потому что Фишеру уже терять нечего, остаётся только доиграть до конца и получить деньги. Так и случилось, и в Москву Витина команда возвращалась с полным триумфом, победив с сухим счётом 5:0, причём остальные члены делегации были довольны как бы не больше самого Вити.
   Торжественная встреча в аэропорту и Витя с Ваней вернулись в родные пенаты. После установки Вани на родное место и подключение питания и штатного оборудования, Витю отозвал из зала Анатолий Иванович, поздравил с большим успехом и сообщил, что у него есть два известия.
   - Начните с хорошего, - предложил путешественник.
   - Увы, хорошего нет, есть только плохое и очень плохое.
   - Тогда с плохого.
   - Плохое - лаборант Олег Сидоркин исчез. Очень плохое - вместе с ним исчезли некоторые наши разработки и, к сожалению, содержимое сейфа в Ваниной комнате.
   - Да, это действительно скверное известие, ведь там находилась Ванина копия. Теперь, кажется, понятно откуда вдруг у университетов появились деньги на призовой фонд.
  
  
  
  
  
  
  
  

88

  
  
  
  

Оценка: 6.52*40  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"