Кин Сергей Васильевич: другие произведения.

"Безбожники"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Издательство "Комильфо" Поэма "Безбожники" Социально-биографическое произведение о Государе императоре Николае Александровиче Романове. Написано по просьбе Игоря Талькова.....


  
  
   Автор: Сергей Кин
  
   Поэма: "БЕЗБОЖНИКИ"
  
   Посвящение.
  
   Посвящается - певцу, композитору,
  
   поэту и просто другу: ИГОРЮ ТАЛЬКОВУ.
  
  
   КТО, ЕСТЬ КТО:
  
   Романов Николай Александрович - Император Российский Николай. Второй;
   Романова Александра Фёдоровна - Императрица Российская;
   Романов Алексей Николаевич - сын, наследник Российского престола;
   Романова Мария Николаевна - дочь, Великая княжна;
   Романова Анна Николаевна - дочь, Великая княжна;
   Романова Анастасия Николаевна - дочь, Великая княжна;
   Романова Ольга Николаевна- дочь, Великая княжна;
   Романова Татьяна Николаевна - дочь, Великая княжна;
   Романов Михаил Александрович - Великий князь;
   Романов Кирилл Владимирович - Великий князь, командир Гвардейского экипажа, капитан 1-го ранга;
   Родзянко Михаил Владимирович 1859-1924, действительный статский советник, председатель 3-й и 4-й Государственной думы;
   Милюков Павел Николаевич- член партии кадетов, член Государственной думы, министр иностранных дел Временного правительства;
   Керенский Александр Фёдорович- русский буржуазный деятель, юрист по образованию, член партии трудовиков, с марта 1917-го эсер, министр юстиции, затем премьер - министр Временного правительства, оратор;
   Ульянов Владимир Ильич - партийная кличка Ленин, ласково - Ильич, вождь мирового пролетариата, германский ставленник, глава Советского государства, организатор Октября;
   Свердлов Яков Михайлович - партийная кличка (товарищ Андрей), большевик, соратник вождя, политик, председатель ВЦИК, фактически - секретарь при Ленине;
   Александр Александрович Блок - Великий русский поэт, символист, после призыва воевал под Пинском, в марте 1917-го секретарь Чрезвычайной следственной комиссии при Временном по делу царской семьи, составил дневники - неизданные вследствие политических взглядов;
   Василий Васильевич Яковлев (Мячин Константин Алексеевич) - член РСДРП, служил в Свеаборге, принимал участие в восстании, сидел, отпущен, возвратился в Россию в марте 1917, работал в Ген. Штабе, вошёл в инспекцию Петросовета по проверке содержания Николая второго, зам. Мстиславского, нач. спецотряда, участник взятия Зимнего,
  
   Комиссар Центр. Телефонной станции, назначен Свердловым особым уполномоченным ВЦИК по содержанию царской семьи, выполнил переезд Николая из Тобольска в Екатеринбург, 30 04. 1918- сдал семью в Уральский Совдеп;
   А. Д. Авдеев- начальник охраны в Екатеринбурге, ссыльный революционер, комиссар Мебельной фабрики Злоказова;
   Янкель Юровский - чекист, кровавый палач, член Уральского Совдепа, вместе с Голощёкиным и Ермаковым осуществили казнь царской семьи.
  
  
  
  
   ГЛАВА ПЕРВАЯ: " ОТРЕЧЕНИЕ".
  
  
   Сатана плясать устал,
   Гаснут свечи......
   Кончен бал!
   Игорь Тальков (Бал сатаны.)
  
   *****************************************************************************
   1917. 30 февраля -2 марта.
  
  
   Этот поезд - идёт в безвременье,
   этот поезд - идёт в никуда,
   в мятежное поколенье,
   в кровавые города.
  
  
  
   Что-то плачут колёса жалостно,
   заметает февраль пути,
   а на сердце, совсем не парусно-
   от себя - ни за что не уйти.
  
  
  
  
   Свежий чай с сахарином, застенчиво-
   предлагает в вагон капитан:
   Эх, Фортуна, как ты переменчива?!
   Нынче мимо, а завтра - пан!
  
  
  
  
   За окном - проплывают вокзалы,
   под фуражки берёт караул
   и назад удаляются шпалы,
   издавая, натруженный гул.....
  
  
  
  
  
   Телеграф тянет змеями ленту:
   Зимний взят.... В Петербурге Совет....
   "Отстучи: Сообразно моменту!
   Будь любезен - снеси в кабинет!"
  
  
  
  
  
   "Государь! Получили депешу,
   от Родзянко". "Что, плохи дела?!
   Да смелее - я, Вас не повешу!"-
   руки дёрнули ручку стола.
  
  
  
  
  
   "Доигрались! Похоже восстанье....
   Кто, там? Керенский и Милюков?!
   Подлость, предательство и бичеванье!"-
   брови поднялись поверх очков.
  
  
  
  
  
   "С Царским свяжитесь, как можно скорее.
   Что, мы стоим?" "Очевидно состав?!"
   "Делайте, делайте! Честь имею!
   Я, у себя - спит телеграф!"
  
  
  
  
   Поезд - проклятый кусок железа,
   тронется чуть и опять - тормоза,
   быстро не едешь, когда до зарезу!
   Вечер. Темнеет. Слепятся глаза....
  
  
  
  
  
  
  
  
   Дёрнуло. Вдаль - полустанок, чуть виден,
   надпись: "Вишеры" - под фонарём,
   словно ему, каждый встречный обиден-
   лезет на литер, мужик с винтарём
  
  
   .
  
  
  
  
   "Ваш благороде! - кажись, сам в ём едуть?!"-
   в пульман, крестясь, заскочил офицер.
   "Ишь, под гербом! Как случится поведать,
   так не поверят в деревне к пример..."
  
  
  
  
   "Прапорщик, Зорин! Дорога - закрыта!
   Два пулемёта, а гаубиц - две!"
   " Здесь император и царская свита..."
   "Лишь комитет, приказать может мне!"
  
  
  
  
   Грохочут колёса на стыках сурово-
   только, дела им нет до людей!
   Твердят монотонно: "До Пскова.... До Пскова..."-
   последнему из царей.
  
  
  
  
  
   Пять фигурок у края перрона-
   отменяется нынче парад:
   "Беспорядок и без гарнизона!
   Помним, был, две недели назад..."
  
  
  
  
   "Как же в Царском?!" "Там тоже - не сладко-
   челядь, честно пакует багаж,
   агитаторы действуют хватко,
   что осталось - Морской экипаж.....
  
  
  
  
   В Ревеле бунт и в Ставке броженье,
   лишь отреченье - спасёт от стыда!"
   "Мне господа, выпадает решенье,
   а вот Россия - поймёт ли она?!
  
  
  
  
   Я подпишу - в пользу сына,
   есть ещё время решить.
   За шесть часов необходимо-
   судьбы все перекроить!"
   -------------------------------------------------------------------
   1917. Псков. 2-е -3-е марта.
  
  
  
   Старый профессор - цилиндр блестящий,
   толка, что знаменит-
   срочно, визит отменил предстоящий,
   тросточкой в дверь стучит.
  
  
  
  
   "Ну-с, заходите. Сделайте милость.
   Просто у нас - без затей!
   В Вашем совете, нужда появилась.
   Любите ль, Вы детей?!"
  
  
  
  
   "Как не любить, у меня их двое:
   старший в полку теперь,
   дочь - санитаркой... Мне, нет покоя-
   столько, сейчас потерь!"
  
  
  
  
   "Дети, да - дети! Мне - это знакомо....
   Сын, понимаете - СЫН!?
   Скажите правду, одно лишь слово-
   что Алексей?! Что, будет с ним?!"
  
  
  
  
  
  
  
   "Государь! Он - не сможет править!
   Государь! Так, угодно - не нам....
   Нет надежды, надежды - оставить!
   Что же делать, коль не по плечам?!
  
  
  
  
  
  
  
   Ночь над Россией - ночь!
   И смерть с зарёй, играют в прятки:
   "Быть по сему!"- записано воочь
   в конторской, маленькой тетрадке.
  
  
  
  
   Язык папиросы - дымен,
   красный, такой язык....
   Время, найдёт - кто повинен:
   бунт иль германский штык?!
  
  
  
  
   Мнутся в дверях эмиссары:
   "Я - наконец решил!
   Если не в греки - в хазары!
   Правит - мой брат МИХАИЛ!"
  
  
   ---------------------------------------------------------------
  
  
  
  
   1917. 3 марта.
  
  
  
   Бант и улыбка - клеится,
   скажут теперь: НАШ!
   С князем Кириллом развеяться-
   вышел к дворцу Экипаж.
  
  
  
  
  
  
   Гвалтом, прибит Таврический:
   "Дума - теперь власть!
   Вышел, момент исторический-
   царём нахлебались всласть!"
  
  
  
  
  
  
  
  
   Керенский - пляшет бабочкой,
   ораторствует - игрок:
   жестами, фразами, сказочкой.....
   Блистательный - демагог!
  
  
  
  
   Волосы - приглаживая
   и не теряя такт,
   слова, как пули всаживая-
   выжидает антракт.
  
  
  
  
   На Миллионной - решителен,
   серьёзен, как никогда:
   "Итог - неутешителен!
   Я - за республику господа!"
  
  
  
  
   Князь Михаил - в кресло вжат,
   растерянность на лице,
   ему Милюков, внушает - гад:
   о панике и конце.
  
  
  
  
   Аргументом последним - парирует,
   размахивая кулаком:
   "Безопасность - не гарантирую!
   Полный развал и Содом!
  
  
  
  
   Временное правительство-
   может спасти страну:
   предотвратить вредительство
   и изменить войну!"
  
  
  
   Сиятельный, встал устало
   и покачал головой:
   "Видно, судьба-с!? Так, стало!
   Этот престол - чужой!"
  
  
   --------------------------------------------------
  
  
  
  
   1917 1-3 март.
  
  
  
  
   Вьюга, как - будто молится:
   заметелила, замела,
   скажет ль - к чему готовиться,
   женщине у окна?
  
  
  
  
  
   Скажет, крестя сударыне,
   где её - господарь,
   скажет ли государыне,
   где её муж и царь?!
  
  
  
  
  
   Слышно - удары падают
   в комнате за стеной,
   песни курантов - радуют:
   Бом - бом.... Живой!
  
  
  
  
  
  
  
   Приходят, дурные вести,
   а телефоны молчат-
   теряет, остатки чести,
   бешеный Петроград.
  
  
  
  
   И - никуда не деться,
   дети её больны,
   сами не могут одеться-
   Великие княжны.
  
  
  
  
  
   Младшая - Анастасия,
   только ещё на ногах:
   "Мама? Нас, любит Россия?!"-
   В детских глазах - страх!
  
  
  
  
   "Стаси! Папа - вернётся....
   Задержаны, поезда!
   Перемелется, утрясётся....
   День, два!"
  
  
  
  
   Но через день к обеду
   в Царское: пьяно, злей,
   вторником или в среду-
   ветер, принёс гостей.
  
  
  
  
   Моторами загудело,
   матерной солдатнёй....
   Кому, какое дело?
   Авось - обойдут стороной?
  
  
  
  
  
  
  
   А солдатня в угаре-
   взламывает замки:
   "Нам бы - винца! Трали-вали
   и новые сапоги!
  
  
  
  
   Ну, а потом - до немки!
   Ишь - во дворцах живут!
   Повыдираем зенки....
   Нихьт, ферштейн капут!"
  
  
  
  
  
   Долго стоять не стали-
   с водки и за ружьё:
   "Хватит - повоевали!
   К чёрту пошло - бабьё!"
  
  
  
  
   Шеренги конвоя - справа,
   слева - за Петросовет......
   Луна на стволы бросала-
   призрачно- белый свет.
  
  
  
  
   И в этой луне нескладной
   в белых накидках сестёр:
   Мария и Александра-
   к миру, ведут разговор.
  
  
  
   Вот - подкатили пушку
   и протрезвела толпа:
   "Хвицеров - не взять на мушку!
   По кабакам - братва!"
  
   -------------------------------------------------
   1917. 4 март.
  
  
  
  
  
   С утра, показали прачки,
   рассержены голоса-
   им, манифеста пачки,
   всякую чушь неся.
  
  
  
  
   "Надоть, теперь в деревню,
   больше - работы нет....
   Как отстоим обедню-
   на поезд, возьмём билет".
  
  
  
  
  
  
  
  
   Вдруг, телефон проснулся....
   Снять - боится рука:
   "Аликс - я вернулся!"-
   откуда-то издалека.
  
  
  
  
   Ты, знаешь? Всё, знаешь?!"
   "Да, Ники - так суждено!"
   "Иначе не мог - понимаешь?
   Не пропускали в Село!
  
  
  
  
   Скажи мне, как дети?"
   "Болели, но всё прошло".
   "Вы - дороже, всего на свете!
   Крепись - хорошо?!" "Хорошо!"
  
   -------------------------------------------------
   1917 . 9-е марта.
  
   У двери, охрану сменили
   и теперь - ни на шаг,
   бросили и забыли
   под лестницей "Бывший" флаг.
  
  
  
  
  
   Лёгкий мобиль подъехал-
   встретила тишина....
   В парке - не слышно смеха!
   Его ли, теперь страна?
  
  
  
  
   "Здравия, Вам желаю!"-
   часовым, козырнул Николай.
   "Знаю - теперь трудно!
   Милости, просим - на чай!"
  
  
  
  
  
  
  
   Презрительно, губы сжались:
   "Разговаривать - запрещено!
   Хоть бы попом - величались,
   мне гражданин - всё одно!"
  
  
  
  
  
   На пороге - встречают дети:
   но ни оркестра, ни роз.
   Семья его, как на портрете....
   И - задохнулся от слёз!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Он всё кричал, что новый мир построит,
   он был ничем, но так хотел быть всем.
   Мечта сбылась: он мир себе устроил,
   а что до всех - он сделал всех ничем.
  
   Он сделал всё, чтоб жизнью наслаждаться
   и наслажденье это охранять.
   А кто на это вздумал покушаться,
   того стрелять, стрелять того, стрелять.....
   И. Тальков. ( Враг народа.)
  
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА ВТОРАЯ: "КРАСНАЯ ПЛЕСЕНЬ"
  
   1917. февраль.
   Фонари Берлина - больны желтухой,
   вокзал - сгорблен и сер,
   кого-то ждут все: старик со старухой,
   барышня и офицер.
  
  
  
  
  
   Поезд дымит, натружено дышащий
   и никому невдомёк-
   когда он, зачем?! Буферами искрящий:
   на север, на юг, на восток?!
  
  
  
  
   Bitten Pap ire! Пульманы - плотно закрыты...
   На стенах: Night schloss!
   Железо, но люди магниты-
   Затянуты в паровоз....
  
  
  
  
   Спешит шишковатая каска-
   проверить всё надо всерьёз,
   одета учтивости маска,
   а в горле - застрял вопрос.
  
  
  
  
   Китель - всегда отутюжен,
   нет для него тайн,
   он - для порядка нужен:
   Main und sein......
  
  
  
  
   Ger Ulianoff, ein minute,
   Night House, sagen sie!
   O, JA - Offizier! Alles Gute!-
   пропел, человек изнутри.
  
  
  
  
   Несколько нагловато,
   словно задумав побег,
   несколько хрипловато:
   Lange und Gross weg!
  
  
  
  
  
  
  
  
   Ленин - злой гений,
   Ленин - топор палача,
   Ленин - позор поколений,
   Кровавый взмах кумача!
  
  
  
  
   Умелый расчет - папой вышколен,
   кудрявый Володя не так уж прост:
   из аргументов и из прикидок - выкроен,
   лучше, другого пошлёт на Аркольский мост!
  
  
  
  
   Где, форум найти - подходит Финляндский,
   а речи заучены, будто стихи
   и то ничего, что паспорт ГЕРМАНСКИЙ,
   новый - накрапают большевики!
  
  
  
  
   Пока, крестьян от сохи отученных,
   рабочих, можно дурить - ПОКА!
   Жаль - не нашёлся из миллиона замученных,
   кто бы снял его с броневика.........
  
  
  
  
   Разгляди, защити свой мир
   от пророков с поганой совестью,
   так гляди, чтоб свободы пир-
   не сменился, ужасной повестью!
  
  
  
  
   Каждый вождь без идеи - ВОШЬ,
   он идеей одной множится,
   кровососова мать ложь-
   улыбающаяся рожица!
  
  
  
  
  
   Маркс - старик - голова был,
   над Гроссбухом, порой мучился-
   для дохода, карман сшил,
   наблюдая, как рос и пучился......
  
  
  
  
  
   Что для них, сам Господь Бог:
   сказка, басенка или фантазия
   и молитвы, простой слог,
   как насмешка и безобразие?!
  
  
  
  
   О, страдалица - ты Русь!
   Отреклись от тебя - первыми,
   хоронить Вам теперь грусть-
   под крестами, да под вербами.
  
  
  
  
   Лишь весне - эта грусть нипочём:
   в доску, в душу - земля пьяная,
   солнцу, красным - катиться мячом.....
   И свистит и грешит - окаянная.
  
  
   ***********************************************************
   1917. апрель-май.
  
   Никуда - то, теперь нельзя:
   только парк, только пруд - сокровище
   и берёзки, и тополя,
   а для мира ты - злое чудовище!
  
  
  
   Десять тысяч шагов вперед,
   десять тысяч шагов назад,
   как проклятье, как приворот-
   за тобою глаза глядят.
  
  
  
  
   Разрешили - колоть дрова,
   еле выпросишь и топор:
   "Ну, а если - случись беда,
   нам ведь - вынесут приговор?!
  
  
  
  
  
  
  
   Так приятно, визжит пила,
   пахнет: деревом, потом и мхом,
   лишь не помнить, что было вчера,
   лишь не думать, что будет - потом.......
  
  
  
   Алексею - почти игра
   на ладонях его пузыри:
   Папа, мне б сейчас молока?!
   Ну, а он ему: Потерпи!
  
  
  
   Потерпи - пригодится всегда,
   потерпи - ты мужчина совсем,
   подрастёшь и узнаешь тогда,
   сколько в жизни дружок - Зачем!?
  
  
   У воды, так покойно мечтать.....
   Томик Гейне - сон в лунную ночь:
   мёд поэзии пить, на судьбу не роптать,
   на коленях держа, словно младшую дочь.
  
  
   Лучше, что ли: небритые лица солдат,
   мерзь картинок - бульварных, дешёвых газет?!
   Им - портянки сушить, им - плевать на закат,
   Им - окопная грязь, а не - роза - рассвет!
  
  
   Кто-то рядом присел, кто - то тихо спросил:
   Что, царица моя, вы читаете вслух?!
   Этот рай, этот свет, я давно позабыл....
   Мой язык, стал жесток и, наверное, сух?!
  
  
  
  
   Вы - совсем другой!
   Вы милы, как бог....
   Кто же, вы такой?
   Александр Блок!
  
  
  
  
  
  
  
   Постойте! Вас хвалят девчонки....
   Я, где-то читала Вас-
   вы пишите: О незнакомке,
   о тайне прекрасных глаз.
  
  
  
  
   Каждый куст тут - меня ненавидит,
   ненавидит меня и клянёт....
   Ни за что: оскорбит и обидит,
   тот же, кажется - русский народ?!
  
  
  
   Такое, настало время:
   на вулкане мы, на костре-
   бунтарское наше племя,
   не видно, конца войне......
  
  
  
   ---------------------------------------------------------
  
  
   1917 июль.
  
  
  
   Шалашик маленький, пенёк, да чайничек
   и недоеденный, ржаной кулич,
   на том пенечке то - сидит кандальничек
   в тетрадке синенькой - строчит Ильич.
  
  
  
   Устал, задумался, потом зажмурился-
   ершом, всклокоченная борода:
   У власти Керенский! Куда, он сунулся?!
   Ко всем чертям идём, все господа!
  
  
  
  
  
  
   Запахло жареным, запахло пареным,
   теперь у песенки - дурной мотив......
   Тогда не знал никто, что был он Каином-
   в разливе Ленинском, не тот разлив!
   -----------------------------------------------------------
  
  
  
  
   По следу - спешат юнкера:
   Хозяин, здесь кто обретается?!
   Батрак мой - такие дела,
   даром, что финн - старается.
  
  
  
   Чухонска рожа!
   А ты - посмотри сюда.
   Не, на него - не похожа!
   Ну, извиняй тогда!
  
  
  
   Топка - урчит натружено,
   кочегары в цене всегда!
   Уголёчек кидать нуженно-
   и кидает, герой труда!
  
  
  
  
  
  
   Кепку - надвинул на лоб,
   лишь бы, скорей до границы:
   здесь ему, светит гроб,
   некролог - на пол страницы......
  
  
  
   Ух! Пронесло, кажется?!
   Будет, ещё шанс!
   Пусть! Временное куражится -
   с хреном, не съешь нас!
  
  
   1917. июль - конец августа.
  
   Лето пришло, как не ждать.
   Самый июль. Жара.....
   Но, не дают спать-
   тихие вечера.
  
  
  
   Почтой завален стол,
   газеты - недельной давности,
   сетку паук сплёл,
   может - и это к радости?!
  
  
  
   Горит зелёный абажур,
   а чай, уже успел остыть.....
   Неповоротливость фигур,
   которым счастье - просто жить!
  
  
  
   Анастасия, шьёт крестом-
   послушных, сизых голубей,
   ведь верно там, твой будет дом,
   где птица гнёзда вьёт полей.
  
  
   А, люди? - беспричинно лгут,
   трубят газеты о победах!
   Хватит немцам пяти минут-
   до Питера в серебряных каретах.....
  
  
   Под пулемёты - шлёт офицерьё,
   позорно наступленье захлебнулось
   и отпевают батюшки гнильё-
   жрать землю, никому не улыбнулось!
  
  
  
   Листовок, белый хоровод,
   мутит безграмотные души:
   "Долой войну!" - уже, который год....
   Сироп, вливают в их больные уши!
  
  
  
   Из - за траншей доносится: Камрад!
   Одно, лишь слово, что германцы:
   На что мы им? Какого беса ляд?!
   Они, того же тесту братцы!
  
  
   Горит зелёный абажур
   и чем-то губы шевелятся,
   и бунта - чёрный штукатур,
   зовёт страну опохмеляться.......
  
  
  
   А я бы смог, а я б - помог!-
   но кашей, дела не поправишь,
   кто плохо, выучил урок
   под образами не поставишь.
  
  
  
   Тянулись дни, как хвост змеи,
   плененье - красили прогулки,
   охотником, был нынче Алексей
   и прятался в глухие закоулки.
  
  
  
   Он детское ружьишко прихватил,
   а каждый пень, ему казался зверем,
   стрелял и новых находил
   к своим беспечным канителям.
  
  
  
   Но чья - то волосатая рука,
   примерилась, да выдернула ловко:
   Держите крепче, говнюка!
   Смотрите - у него винтовка!
  
  
  
  
   Не сметь! - прикрикнул Николай,
   ведь - это только для забавы!
   Хватили, слишком через край....
   Сейчас же извинитесь - вы не правы!
  
  
  
   К 12 - ти, пожаловал премьер,
   подтянутый, как струны у гитары:
   проверил сейф и секретер,
   на кухне - соус и приправы.
  
  
  
   Любезно поздоровался и сел,
   откинувшись на кресле, чуть портретно,
   как заклинание пропел:
   Я с Вами, должен говорить - Секретно!
  
  
  
  
  
   В столице неспокойно, то и знай,
   проходят демонстрации и сходки,
   а ты за это в Думе отвечай,
   доказывай им не жалея глотки!
  
  
  
  
  
  
  
   Опасно стало. Может лучше - в Крым!?
   Там Ваша матушка и воздух, тоже чище.....
   Да на примете, есть ещё один-
   в Тобольске, губернаторский домище!
  
  
  
   Тобольск - наверное, как раз:
   спокойная, удобная дорога,
   миряне, очень любят Вас,
   а через Киев - сущая тревога.......
  
  
  
  
  
  
  
   Молебен.... Аничкин - прощай!
   Родные, дорогие стены
   и ставят на подносы чай,
   и тихо обсуждают перемены.
   ************************************************************
   1917. октябрь.
  
  
   Октябрь. Ветра и холода.
   Прохожие, спеша, в тепло уходят,
   ледком, подёрнулась вода,
   жди - скоро снег захороводит.
  
  
  
   Во тьму - куда то патрули,
   солдаты - греются кострами,
   мигают, тускло фонари,
   туман, гуляет за мостами.....
  
  
   Вот, кто - то в кепке и пальто,
   с бинтом, с замотанной щекою,
   поспешно шмыгнул за авто,
   от любопытствия конвоя.
  
  
  
   Стоять! Не двигаться! Куда?!
   Свояк мой - мается зубами!
   Болят! Проклятые, их мать!
   Проскочим, быстренько дворами!
  
  
  
  
  
  
   Возьмите, ваши паспорта.
   Смотрите, господин Иванов-
   одна нога туда, друга сюда!
   Одно жульё, пол Питера смутьянов!
  
  
  
   Фу! Кажется, удачно пронесло?!
   Зиновьев - планы выдал с головой......
   Скажи, Василий - Смольный далеко?
   Квартала два, отседа по прямой!
  
  
  
   Мраморные колонны, красный флаг:
   с Путилова рабочие, матросы,
   анархисты и прочая - всякий шлак,
   толкаются и задают вопросы.
  
  
  
   Они - замучивают ЦИК,
   Ульянов в кабинет проходит,
   ещё немного - и смолкает крик......
   Нашёлся вождь! Так, пусть и верховодит!
  
  
  
   Сошедшим с "АВРОРЫ" - насрать на законы!
   Орали: Даёшь - Комитет!-
   с господ, посрывали погоны
   и долго плевали вслед........
  
  
  
   А потом, Андреевский - в воду,
   маузером махать:
   Свободу, свободу, свободу!!!
   Хватит - подачек ждать!
  
  
  
   Нацепили красные тряпки-
   посмотрите, как мы круты!
   Чтобы в нощь - шарахались бабки
   и крестились на храм мужики............
  
  
  
  
  
  
   Им в эфире: Никак - без приказа!
   Петропавловки - прожектора!
   В девятом: Время настало!
   По Зимнему! Штурм! Пора!
  
  
  
   Канонир, расчехлил носовое,
   рассмеялся: Буржуям - хана!
   Выстрел. Понеслось - громовое,
   с площади: УРА! Ур-РА!
  
  
  
   Накануне - набрались ликёра
   и не вышел его запас,
   что бояться: на рейде "Аврора",
   а вдобавок - рабочий класс......
  
  
  
   Тельняшки - швыряли бомбы, как мячики,
   ворота свалить норовя,
   а бабы - закусывали пальчики,
   пулемёты, на них наводя.
  
  
  
   Давай - хлестать в небо,
   как не исполнить приказ?!
   Если бежать влево-
   свои же положат враз!
  
  
  
   Справа - горланит масса,
   безликих, страшных теней:
   готов, вандалов раса,
   оболваненных рифмой идей!
  
  
  
   Ворота, скрипя, открылись,
   выстрелы - точки смертей,
   с хода - вперёд покатились......
   Горсть - разронянных бунтом гвоздей!
  
  
  
  
  
  
   Ударницы - вскинули руки,
   винтовки, швырнув у ног
   и проклинали брюки
   в чистый сморкаясь, платок.
  
  
  
   Юнкера - постреляли для вида,
   чтоб оправдать пайки:
   Вот тебе, царская гнида!-
   бьют по мордам дураки.....
  
  
  
   Кто-то припрятал украдкой -
   столовое серебро,
   кто-то - дырявил "В перчатке"-
   фламандское полотно.
  
  
  
   В зале - дрожат министры:
   повесят или же тут,
   пристрелят: люты и быстры
   и трупов не уберут?!
  
  
  
   Яков - пенсне поправил:
   Кончилась, ваша власть!
   И ухмыляясь, прибавил:
   Больше не будете красть!
  
  
  
   Комедия?! Злая шутка?!
   Рассказ из пяти минут,
   заезжая проститутка,
   которой куска не дают?!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава третья: " ГИБЕЛЬ"
   *****************************************************
   1917. Тобольск. Сентябрь - декабрь.
  
   Пароходик с названием "Русь",
   плыл как призрак в молочном тумане,
   так - наверно приходит грусть,
   пьяными вечерами............
  
  
  
   А потом - пронесутся ветра:
   и свинцом, и клинком поиграют:
   без суда, без добра, без стыда
   и брат брата - убить возжелает.
  
  
  
  
   Но сейчас: благодать, благовест,
   деревеньки - проносятся мимо,
   золотится над церковью крест,
   колосится, несжатая нива...............
  
  
  
  
   С этим звоном, захочется жить
   над лампадкой заплакать, поверить,
   что душа может светло любить,
   образа целовать и вечереть.
  
  
   Во блаженной безрукой стране,
   что, стыдясь - указует култышки,
   находя утешенье в вине,
   обрывая, гнилые лаптишки.
  
  
  
   Где, защитник?!
   Лишь Бог, да Царь!
   Потому и крестятся люди
   на того, кто был: "Наш Государь"-
   Пресвятую, прося о чуде.
  
  
  
  
   Им, ромашки кидали княжны,
   прямо с палубы в тёмные воды,
   только русские клято - нежны,
   все обиды забыв, все невзгоды.
  
  
  
   Дом просторный на два этажа,
   как положено - дворик с забором,
   пол крыльца - для кота черныша
   и плетень со своим приговором.......
  
  
  
   Взят откуда - то старый рояль,
   алоэ с повиликой зелёной,
   спал: небрежно надбитый хрусталь,
   складень под потемневшей иконой.
  
  
  
   У порога, понятно: хлеб - соль,
   здесь народ ни на что не скупится.....
   Вот перинка для деток.... Изволь!
   Возьми матушка, чай пригодится!?
  
  
  
   Наладилась жизнь понемногу,
   хоть скромны, но по сердцу подарки:
   яички несут и творогу,
   дарами - довольны кухарки.
  
  
  
   Охрана - забыла строгость,
   здесь бродит, лишь скот и собаки,
   скучище - Тобольска волость,
   скучище: ни пьянки, ни драки......
  
  
  
   Одна тут забава, что шашки-
   игра до темна с Алексеем,
   винтовки в углу, а фуражки,
   доверены горничным феям.
  
  
  
  
  
   Как много в простом разговоре,
   как много в приветливом слове:
   о радости или о горе,
   о детях, о доме, о доле?!
  
  
  
  
   Шашки - такая игра,
   шашки - незлобно ходить,
   от добра не искать добра
   и никого не судить!
  
   ****************************************************
   1917. Тобольск. Октябрь - 1918 . март.
  
   Скоро - пришла зима,
   скоро - ударил мороз,
   снежная кутерьма,
   сон пастухов и берёз.
  
  
  
   Не спасает от холода печь,
   зябко в доме сидеть и вязать,
   застывает медлительно речь,
   тёмной шалью, укутана мать.
  
  
  
   Ну, а юным - всё то нипочём:
   в лыжах по двору Алексей,
   в синем шарфе за левым плечом-
   не царевич ли Елисей?!
  
  
  
   А поодаль - смеются княжны,
   беззаботно играя в снежки,
   воли - сорок аршин до стены,
   но и этому, рады они.........
  
  
  
   Невозможно понять никому,
   всю ненужность себя самого,
   так неси, государь мой вину,
   слёзы прячь далеко - далеко!
  
  
  
  
  
   Ржавых ключей собиратель,
   верёвок, забытых подков-
   забудь, кем ты был приятель,
   со славой гвардейских полков!
  
  
  
  
   "Пригодится!" Кому пригодится?!
   Не в цене, больше совесть и стыд-
   чёрный рок над страной глумится,
   Люцифера звезда - горит!
  
  
  
  
   К Рождеству разучили спектакли-
   для потехи, но надо успеть,
   не беда, что ни букли, ни пакли.....
   Все решили: Па - ПА - медведь!
  
  
  
   Все смеялись, всем было весело,
   до утра не смолкала речь,
   пока сном глаза не завесило,
   не явились - кто должен стеречь.
  
  
  
   Вы обязаны снять погоны,
   так недавно решил Комитет,
   вы должны уважать законы-
   прежней власти, поблажек нет!
  
  
  
  
  
  
   Подло! Ужели не стыдно?!
   Этот чин, мне присвоил отец!
   Кончилась, Русь видно.......
   Что же - всему конец!
  
  
  
   А между тем - сгустились тучи,
   позор России недалёк,
   под Брестом мир - войны покруче,
   как неопущенный курок.
  
  
  
  
   Вождь - отдаёт даром:
   Балтику и Украину
   миром, играя старым-
   разрывая на половину.......
  
  
  
  
  
  
   Кайзер, лопочет пьяно-
   кусочек урвал большой:
   Да, здравствует Ульянов!
   Да, здравствует дорогой!
  
  
  
   Ленин, поставил крест,
   на тех: кто в Галиции сгинул,
   в Мазурских болотах! Брест-
   перечеркнул их, задвинул.....
  
  
  
   Наша русская кровь - не водица,
   не водица и не сироп,
   а этот, толкает, так мнится-
   всех в гроб! В гроб!!!!
  
  
  
   *******************
   1918 март- апрель.
  
  
   Вскоре - пришёл отряд,
   около сотни бойцов,
   ЦИК - наказал, говорят:
   Срочно, заслать гонцов!
  
  
  
   Вежливый комиссар,
   время терять не стал-
   новенький портсигар
   и свой мандат достал.
  
  
  
  
  
  
  
   Яковлев - будем знакомы!
   Свердлов, мне дал приказ-
   минуя, все наркомы,
   лично доставить ВАС!
  
  
  
  
  
   Позвольте! Но я - с семьёй?!
   Наследник - не может ходить.....
   Решайте - кто едет со мной,
   Завтра - должны отбыть.
  
  
  
   В зале - собрался совет:
   Алексею - не надо знать!
   Еду с тобой - мой ответ,
   Я жена, но ещё и мать!
  
  
  
  
   Анна - присмотрит тут,
   не волнуйтесь - напишем с пути,
   надеюсь, что нас спасут,
   надеюсь - всё впереди.
  
  
  
   Сборы недолги - прощания слёзны,
   поезд идёт на Москву.....
   Люди в Уральском Совдепе серьёзны:
   ни к чёрту и не к Христу!
  
  
  
   Остановили! В штыки машиниста:
   Топку - гаси подлец!
   Мы разберёмся - дело нечисто!
   К стенке бы Вас - и конец!
  
  
  
   Яковлев - Вы изменник,
   Следует это знать!
   Меньшевистский посредник!
   А ну, кА - АРЕСТОВАТЬ!
  
  
  
  
  
  
  
  
   **************************************
   1918. Екатеринбург. Апрель - май......
  
  
   Молчаливо, как склеп заколоченный
   на отшибе за пустырём,
   нелюдимый и скособоченный-
   плыл навстречу Ипатьевский дом.
  
  
  
  
   Все скамейки - ножом изрезаны,
   а до бога и дела нет........
   Тут: дымят, только трубы железные,
   да бродяги - плюются вслед.
  
  
  
  
   А в охране - почти, все ссыльные,
   уважает, лихой револьвер
   и удары зубодробильные,
   каждый РЕВОЛЮЦИОНЕР.
  
  
  
  
   Нач. Авдеев - на трон обиженный:
   "Эй, величество! Сукин сын!
   Я к особе, давно приближенный,
   года три отсидел за один!
  
  
  
  
   Аккуратом с утра опохмелится,
   с анпиратором, сядет за стол
   и биточек - чужой разумеется,
   сунет в рот, отхлебнув рассол.
  
  
  
  
   Улыбаясь и как бы нечаянно-
   по лицу, попадает локтём:
   Тесновато! Уж, лучше с татарином,
   чем с кровавым, едать палачом!
  
  
  
  
   Что он сам, что его подручные,
   ведь из мрази - родится мразь,
   мохноногое, племя паучье,
   называющееся - власть!
  
  
  
   ****************************************
   1918. Екатеринбург. Июль.
  
   Снова июль и солнце,
   снова - душа живёт
   в маленькое оконце:
   смотрит, плачет и ждёт.........
  
  
  
  
   В доме - новый начальник:
   Янхис Юровский - еврей.......
   Кажется, вроде - молчальник
   и не торчит у дверей.
  
  
  
  
   Доктор, принёс газету,
   а между ней - письмо.......
   Старая! А по секрету:
   Чехи - недалеко.......
  
  
  
  
  
  
   Недалёко: бряцают глухие грома
   и слепые ветра - панихиду поют,
   кому жизнь, что трава, а кому, что тюрьма-
   знают в поле, последние десять минут...............
  
  
  
  
   Вот, поди, догадайся, что час твой настал:
   день - заботы одни, ночь - забвенье тоски,
   летний сон - слишком быстр, летний сон - слишком мал,
   лишь до тех пор, пока - застучат кулаки.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Собирайтесь! За город - сейчас повезём.
   Поживее - подводы, наверно в пути.....
   А наганы за поясом - полны свинцом
   и в подвал полутёмный - кивают: Идти!
  
  
  
  
   Неспроста, зарешечено глухо окно,
   тусклый свет керосинки, чадящей в углу.
   Даже с кухни кухарку, свели заодно:
   камердинера, няньку, собаку, слугу.......
  
  
  
  
   Император присел на единственный стул,
   Алексея больного, держа на руках,
   только голову к двери лицом повернул,
   как она растворилась, скрипя на петлях.
  
  
  
   Комиссар торопясь, расстегнул кобуру:
   Скоро, ваши придут, решено - расстрелять............
   По изменникам: Пли! Не пороть ерунду!
   И упал Николай.... Следом - Анна на мать......
  
  
  
   Как рассеялся дым, добивали штыком,
   спаниеля - прикладом, чтоб больше не выл!
   На подводы - и к "Братьям", знакомым леском......
   И пилить, и рубить - ни креста, ни могил!
  
  
  
  
   Ты, привыкла Россия - детей убивать,
   расскажи, докажи - что спасение есть!?
   Может, хватит тебе: воевать, горевать,
   всё понять, всё принять?! Доблесть, славу и честь!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   .
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"