Кин Сергей Васильевич: другие произведения.

Марина - Москва

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сборник выдвигается на премию Марины Цветаевой в этом 2009 году! Книга эта- настоящая библия поэтов... Более- сказать не могу!


  
  
  
   Поэтический Цикл: "МАРИНА-МОСКВА".
  
   Автор: Сергей Васильевич Кин.
  
  
  
  
  
   Предисловие автора.
  
  
  
  
  
   Цикл, вмещает в себя дневниковые записи Марины Цветаевой, начиная с 1912 года по 1940 год и мои стихотворения,
   составленные как бы по следам событий произошедших с ней на протяжении этого времени, я постарался не уклоняться от этой темы.
   Все стихотворения лиричны и правдивы, настолько - насколько сумел, передать атмосферу тех лет.
   Основа здесь - всё же дневники, а они отражают - действительный ход событий, чувства и переживания поэта.
   Глубокая лирика стихотворного творчества Марины Ивановны - необыкновенный кладезь мудрости и света для многих и многих поколений, её надо не только изучать, но и проникнуться всей своей душой и только тогда, можно понять и осознать, насколько она блестящий мастер слова и мысли.
   Всё её творчество - работа ума и сердца и, прежде всего - сердца!
   Цветаева - человек самобытный и нравственно твёрдый, она всегда отстаивала собственные убеждения и поклонялась только одной этой религии. Для неё не существовал иной мир, кроме мира поэзии и любви: любви к Родине, близким, друзьям, творчеству и читателям - к тому к чему тянулась она, всем своим существом!
   Это ли не пример мужественного служения людям, самозабвенного служения музе!
   До 2001 года записные книжки Цветаевой находились в закрытом архиве и впервые напечатаны московским издательством "Эллис Лак".
   Я же использовал другое издание: издание Игоря Захарова 2002 года, где записки приведены в приемлемую для чтения форму, причем: орфография и синтаксис - остались нетронутыми.
  
  
   Сергей Кин.
  
  
  
  
  
   Москва, 4-го декабря 1912 г., вторник.
  
  
   Завтра Але исполняется 3 месяца. У неё очень большие светло-голубые глаза; тёмно - русые, но ещё не чёрные ресницы и светлые брови; маленький нос; рот с фестонами (большое расстояние между ртом и носом); низкий - скорее четырёхугольный, чем круглый - лоб; большие, слегка оттопыренные уши; довольно длинная шея (у таких маленьких это - редкость); очень большие руки с длинными пальцами; длинные и узкие ступни.
   Вся она длинная и скорее худенькая, tiree en longueur (вытянутая). Характер у неё живой, подвижный. Она ненавидит лежать, всё время сама приподымается, очень замечает присутствие человека, спит мало. Подолгу сама с собой "разговаривает". 12 Ґ недель она весила 13 Ґ фунта.
  
   ******************************************************************************************************
   Москва, 11 декабря 1912 г., вторник.
  
   Вчера Леня Цирес, впервые видевший Алю, воскликнул: "Господи, да какие у неё огромные глаза! Я никогда не видал таких у маленьких детей!"
   Ура, Аля! Значит глаза - Серёжины. Кстати, о Серёжином и моём в её наружности: глаза, лоб, уши, ресницы, уже в 3 месяца обозначившиеся брови - безусловно, Серёжины. Рот, нос и - увы! - форма рук - мои. Насчёт носа я, может быть, ошибаюсь - у нас обоих небольшие носы. Девочка, конечно, пойдёт в Серёжу. Я, маленькая, была очень крупная и круглая. У неё же всё в длину. Насчёт лба я может быть сказала неверно - он, пожалуй, будет большим. Форма его - совершенно Серёжина.
  
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
  
  
  
  
  
   СПАСИБО!
  
   Сожми - это крепче! Так - не бывает!
   Я, жду перемены любой.......
   Льдинка в руке моей тает,
   моя - стерва любовь!
  
  
  
   Спасибо - за то, что будешь,
   спасибо за то, что есть,
   за то, что рано будишь-
   часов в шесть........
  
  
  
   Она вся в тебя такая,
   особенно твой лоб.....
   Мой дорогой - знаю,
   ты не выносишь злоб.
  
  
  
   А я, вас обоих нянчу-
   вы мне дороже всего,
   нежность ночами клянчу,
   под поцелуй лицо!
  
  
  
   Если б, сейчас сказали-
   сама себе, выбери рай,
   мои б глаза не солгали:
   Боже - мне, их дай!
  
  
  
  
   Феодосия, 18-го ноября 1913 г., понедельник.
  
   Третьего дня Аля в первый раз поцеловала.... кота. Это был её самый первый поцелуй. После этого она погладила себя по голове, приговаривая " ми, ми".
   Завтра ей год с половиной месяца. Несколько дней тому назад она оп начала определённо начала драться. - Я даю сдачи.
   Да, теперь она на вопрос: " Как тебя зовут?"- отвечает: "Аля".
  
   ******************************************************************************************************
  
   Феодосия, 5-го декабря 1913 г., среда.
  
   Аля нисколько не капризна, - очень живой, но "лёгкий" ребёнок. Её постоянное и неожиданное "ми" - очаровательно. Она его повторяет раз 100 и более в день, - не преувеличиваю.
   Несколько дней после отъезда Серёжи в больницу я сидела с ней в его комнате, и она всё время подходила к его кровати, открывала одеяло, смотрела вокруг и повторяла: "Папа! Куда?" Теперь она на вопрос "где?" вместо прежнего "куда?" отвечает "тама".
  
   ******************************************************************************************************
  
  
   Мне на вид не больше 18-ти лет, даже меньше. Я никогда ещё не была так хороша, уверена и счастлива этим, как эту зиму.
  
   ******************************************************************************************************
  
   Феодосия, 7-го января 1914 г., вторник.
  
   Аля со вчерашнего дня от времени до времени бьет себя по голове - свирепо и озлобленно. Кроме того, каждое мгновение просит "кА", т. е. еды. На няню она ежеминутно рычит и не позволяет ей ни одевать себя, ни посмотреть в рот. Со мной держится скромно и всё позволяет. У неё теперь 14 зубов.
  
   ******************************************************************************************************
  
   Один возглас Макса (Волошина) при виде Али: "Господи, какие у неё огромные глаза! Точно два провала в небесную пустоту. Они кажутся ещё больше век, точно веки их не покрывают!"
   Когда мы ехали в Коктебель провожать Макса, я спросила его: "Макс, как ты представляешь Алю в будущем? Какова должна быть нормальная дочь Серёжи и меня?
   - И вы ещё думаете, что у вас может быть нормальная дочь?!"
  
   ******************************************************************************************************
  
  
  
   КУМИР.
  
   Два провала в огромный мир.......
   Какое ж, ей имя дать?
   Будет ласковый наш кумир,
   волосами богов играть.
  
  
   Улыбается дню, доверяя всему,
   да лопочет бессвязно смешные слова,
   моя милая дочь - я тебе помогу,
   если вкруг не пойдёт, не слетит голова.
  
  
  
   Вся в тебя, вся в меня
   до ногтей и до глаз:
   ни мала, ни верста-
   всей кровинушкой в нас!
  
  
   Откупайся в ночи,
   что сильней, то честней!
   Мы, теперь с ней ключи-
   торговаться не смей!
  
  
  
  
  
  
  
   Феодосия, Троицын день 1914., (25 мая воскресенье)
  
   У меня началось лёгкое Reisefieberf (предотъездная лихорадка), выражающаяся в жажде укладываться и в чём - нибудь забыться, - в торопливом ли надевании ключей на только что купленные кольца (одно я уже сломала), в чтении ли чего попало, в отдаче ли каких то спешных приказаний няне.... И к тому, близкий отъезд - хорошая отговорка для неписания стихов Эллису.
   Странная вещь: так легко и с такой радостью писать и с таким наслаждением откладывать писание!
   Розы. Розы, розы.............. Когда проходишь Серёжиной комнатой, невольно останавливаешься от этого тёплого сладкого запаха, круглыми волнами вливающегося в широко открытые двери.
   Недавно Алиса Фёдоровна (царица Российская) прислала нам только что сваренного розового варенья.
      -- Ешь - и чувствуешь во рту вкус 1001 ночи.
      -- 2. вкус розового варенья - вкус 1001 ночи.
      -- 3. В ложечке розового варенья - вся 1001 ночь.
   Мне ужасно понравилось это сравнение и хотелось сделать его возможно точнее и короче. Третье, кажется, самое лучшее. Первое - худшее.
   Нет, чтобы ни говорил Макс,- проза должна быть музыкальной. Я могу великолепно писать прозой, но всегда тороплюсь, или ленюсь.
   Ещё о розах: у меня есть чудное платье - крупные красные розы с зелёными листьями - не стилизованные и не деревенские - скорее вроде старинных. - Подарок Аси. - И есть ещё большой кусок такой же материи, из него я сделаю Але и себе по одеялу. Что может быть волшебнее ватного стёганного монашками одеяла с крупными красными розами! Живой монастырский сад!
   Ах, Алины воспоминания детства!
   Матери 22 года (говорю о будущем), с виду она - 17-летняя девушка, - тонкая, лёгкая, с худыми, длинными руками. Короткие золотистые волосы. Нежный голос. Целует собак и кошек, заводит часами шарманку, пишет стихи. Летом ходит в шароварах, зимой - в цветных, усеянных цветами платьях - иногда старинных. На руке у неё тяжёлый старинный бирюзовый браслет. А волшебные сверкающие кольца! А аметистовое ожерелье, а синий медальон, а гранатовая брошь, цвета тёмного вина! Я украду что - нибудь! Обязательно! А эти бусы на стенах! Эти старинные гравюры и гобелены! Эти альбомы! Это множество музыкальных ящиков! Эти книги, книги без конца! Начала - нет! Эта волчья шкура! Которая на мне..........Этот запах папиросы! О, поэты такие!
   Отцу - 21 год, а почему не 50-т? Говорю о будущей зиме, когда уже Аля сможет кое - что помнить, - ей пойдёт третий год.
   Красавец. Очень - красивый! Громадный рост; стройная, хрупкая фигура; руки со старинной гравюры Эль Греко; длинное, узкое, ярко бледное лицо, на котором ГоРЯТ и сияют огромные глаза - не то зелёные, не то серые, не то синие (СИНИЕ), - и зелёные, и серые, и синие. Крупный изогнутый рот. Лицо единственное и незабвенное под волной тёмных, с тёмно золотым отливом, пышных, густых волос. Я не сказала о крутом, высоком, ослепительно - белом лбе, в котором сосредоточились весь ум и всё благородство мира (почему он не ангел?), как в глазах - вся грусть.
   А этот голос - глубокий, мягкий, нежный, как любовь моя, этот голос, сразу покоряющий всех. А смех его - такой светлый (конечно другого не может), детский, неотразимый! А эти ослепительные зубы (но не в них дело), видимых меж полосок изогнутых губ. А жесты принца! Наверно!
  
  
   От автора: Марина - восхищалась Эфроном, а это значит любила!
   Пути Господа неисповедимы.............
   Значит - так и предписано!
  
  
  
  
  
  
   К МОРЮ!
  
   Вспоминать, не целовать,
   дни летят, как заводные,
   убегу от них несмело
   за сиреневый туман,
   буду: платья доставать,
   кольца, серьги золотые,
   удивительное дело-
   их бросать в свой чемодан.
  
  
   По булыжной мостовой,
   пусть зацокает пролётка:
   К морю, к морю! Едем к морю!-
   ветер кажется, поёт.....
   Собирайся дорогой-
   расчудесная погодка,
   до дождей октябрьских горя,
   скучный город подождёт.
  
  
   Закопаемся в песке:
   небо, солнце, крабы, волны.....
   Ослепительные дали
   в бирюзовой синеве.
   Мы, окажемся во сне:
   одержимы, безпризорны,
   не жалея, что пропали-
   в чуде юга, в янтаре.............
  
  
  
   От автора: Любезные, мои читатели, не могу не восхищаться поэзией Марины Ивановны, такая высокая поэзия и даже проза!
   Она научила меня, слушать сердце и я посвящаю это стихотворение ей!
   Считайте, его первым небольшим отступлением......
   И я согласен с Мариной в том, что лирика должна быть прекрасной или никакой!
  
  
   Дым октября.
  
   Листья жгут, так однажды бывает,
   мне тебя не вернуть никогда,
   а за окнами, медленно тает-
   расставания, дым октября.
   Не жалей ни о чём, ни о чём-
   не положено листьям вернуться,
   только капли дождя остаются,
   цвесть с пронзительным солнца лучом.
  
  
  
   Ты - мечта, ты - ошибка моя,
   клёны зябнут на старом кладбище,
   кто, уж умер, тот больше не ищет,
   где сегодня уснула заря.
   Я прошу - отвернись, отвернись .....
   Эти слёзы, наверно из моря,
   непривычно октябрьского горя,
   что из облака падают вниз?!
  
  
  
   Мне, такая смешная судьба,
   как весёлый огонь отгоревший.....
   Вас - венчали при церкви вчера!
   О, мой ангел - к нему отлетевший.....
   Лето кончилось быстро, как сон
   под осенним и пасмурным небом,
   всё - прокуренный жизни вагон.....
   Будто, был я с тобой, будто - не был!?
  
  
  
  
  
  
  
  
   Коктебель, 19-го 1914 г., четверг.
  
   Чем я сейчас живу?! Ненавистью, возмущением, сознанием одиночества, тоскую о Петре Эфрон и Игоре Северянине, - стихами.
   В первый же вечер всё это хлынуло на меня. Молодой человек 22-х лет - некто Форрегер фон Грейфентурм - хорошенький, безобидный, поверхностный, довольно милый, но любящий свою глупую, вульгарную 19 - летнею жену - пел Игоря Северянина: "Это было у моря", " Я вскочила в Стокгольме на крылатую яхту", "На ваших эффектных нервах" и "Каретка куртизанки".
   Полудекламация, полупение. Волнующе - бессмысленные, острые, трагические слова, пленительный мотив. Что - то, с чем нельзя бороться и конечно - не надо! Романтизм, идеализация, самая прекрасная форма чувственности, сравнимая с рукопожатием - слишком долгим и поцелуем - слишком лёгким,- вот, что такое Игорь Северянин.
   Эти песенки неустанно звучат у меня в сердце и на губах.
   Первый вечер был прелестен - я почти простила молодому человеку его жену, хотя всё это - только Игорь Северянин!
   На следующее утро он пел специально (гнусное слово!!!) для Али. Она сидела у меня на коленях с сухарём в руке - вся застыла - молчала - безмерно открыла глаза - забыла о сухарике - и после каждой песенки просила: "Ещё, пожалуйста!" Пра ею восторгалась.
  
  
  
  
   СЕВЕРЯНИН.
  
   Как я люблю - эти нежные звуки,
   эти рассветы, эти закаты,
   где королевы - горячие руки,
   там, где пажи им срывают гранаты.....
  
  
   Все в восхищенье и ты - в восхищенье,
   ловишь восторги в небрежные сети.........
   Разве сравнится с ним, кто - нибудь в пенье-
   любят поэта и скалы и дети?!
  
  
  
   Он, словно туча, размером в пол неба,
   он, как цветок, между старых развалин........
   Знаю я точно: и быль он и небыль!
   В лист - не заглядывать: И. Северянин!
  
  
  
  
  
   Коктебель,19-го июня 1914г., четверг.
  
   Недавно приезжала Аделаида Казимировна (Герцык) с мужем.
   Были в башне у Макса, сидели на берегу, говорили о моей нетерпимости к людям.
   -В вас ещё большая наивность, большая детскость,- вы всё требуете сходства с собой и возмущаетесь, когда его нет. Потом, - когда - нибудь! - вы увидите, что мы одиноки с самыми близкими людьми и что с каждым из них приходится переживать горечь возврата к свободе. Вас возмущают все эти люди, их мелкая бестактность,- разве стоит обращать на это внимание? Уходите к морю, не говорите с ними....
   Обращаясь к подошедшему Серёже, она добавила "Вот я всё хочу научить Марину терпеливее относиться к людям. Но её ничему нельзя научить!" - грустно - восхищённо воскликнула она.
   - Разве можно научить отношения к людям? - спросил Серёжа!
   Говорили о Максе.
   - Ведь до того Коктебеля, который вы знаете, был другой: с Анной Рудольфовной Минцловой, Маргаритой Васильевной Черубиной. И мне кажется - Макс сейчас живёт в нём гораздо сильнее, чем в этом. Надо понять. Я знаю, как он ужасно страдал, как нечеловечески - благородно себя вёл однажды, когда у него отняли всё. Знаете, если бы он был более человечен, он бы так не поступил. Я помню его согнутую фигуру, его голову,- он страдал, как животное, как бык. Вообще я часто гляжу на него, как на большую, тёплую, лохматую шкуру. Тогда его очень жаль...............
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
   ШТОРМ.
  
   Недра раскрылись. Ударила молния.
   Гонят, свинцовую воду - погонщики....
   Если осталось, ещё и пол меня,
   ту половину - возьмите в паромщики.
  
  
  
   Бьются о скалы надежды вдребезги,
   пеной плюётся море неистово-
   испепелятся сознания проблески.....
   Брось мне горошину - вечного, присно - го!
  
  
  
   А на песке - пусть отыщется Господи:
   лёгкий мой след, чернотой незамеченный,
   бедный мой голос, сорвавшийся в отдали,
   тусклый мой крест на цепочке завещанный!
  
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
   7-го декабря 1916 г.
  
   Для полной согласованности душ нужна согласованность дыхания, ибо что - дыхание, как не ритм души?
   Итак, чтобы люди друг друга понимали, надо, чтобы они ШЛИ ИЛИ ЛЕЖАЛИ РЯДОМ.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Самое главное - родиться, ОСТАЛЬНОЕ ПРИДЁТ САМО СОБОЙ.
  
   ********************************************************************************************************************
   Когда я пишу лёжа, в рубашке, приставив тетрадь к приподнятым коленям, я неизбежно чувствую себя Некрасовым на смертном одре.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Одного болезнь печени делает Печориным - другого Саванароллой, третьего - просто учителем математики,
   выводящем в четверти КОЛ.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   КАЖДЫЙ РАЗ, КОГДА УЗНАЮ, ЧТО ЧЕЛОВЕК МЕНЯ ЛЮБИТ - УДИВЛЯЮСЬ, НО БОЛЬШЕ ВСЕГО УДИВЛЯЮСЬ,
КОГДА ЧЕЛОВЕК КО МНЕ РАВНОДУШЕН.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Ищут шестого чувства, обычно люди, не подозревающие о существовании собственных пяти.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   ДУША - ЭТО ПЯТЬ ЧУВСТВ. ВИРТУОЗНОСТЬ одного из них - ДАРОВАНИЕ, ВИРТУОЗНОСТЬ ВСЕХ ПЯТИ - ГЕНИАЛЬНОСТЬ.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Вся фантазия поэтов - не что иное, как ТОЧНОСТЬ НАБЛЮДЕНИЯ и ПЕРЕДАЧИ. ВСЕ существует с начала века, - так, но не всё так названо.- Дело поэта - ЗАНОВО КРЕСТИТЬ МИР!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
   ********************************************************************************************************************
  
   СЛОВЕСНОЕ ДАРОВАНИЕ должно быть в УРОВЕНЬ дарования ДУШЕВНОГО. ИНАЧЕ - в обоих случаях - ТРАГЕДИЯ.
   (Я бы на выбор, конечно, взяла ПЕРЕВЕС ДУШИ.)
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Первый любовный взгляд - то кратчайшее расстояние между двумя точками (ГЛАЗАМИ), та божественная прямая, КОТОРОЙ НЕТ ВТОРОЙ.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   И часто, сидя первый раз с человеком, посреди равнодушного разговора, безумная мысль: "А ЕСЛИ Я ЕГО СЕЙЧАС ПОЦЕЛУЮ?!"-
   Эротическое помешательство?- НЕТ. То же, должно быть, что у игрока перед ставкой.- Поставлю или нет?- С той разницей, что настоящие игроки - ставят.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   ТЫ И Я.
  
   Любите! Как - будто в последний раз,
   хрустя - раскусив галеты,
   как неизбежность и взлёт для нас-
   изменчивый дым сигареты.
  
  
  
   Рядом идти, позабыв другое,
   видеть, сквозь прорезь век-
   самое дорогое,
   слышать: и стон, и смех.
  
  
  
  
   Сторожко - прильнут руки
   и губы - тебе не солгут,
   заботы твои и муки:
   разделят, собой замкнут.......
  
  
  
  
   О, песни - неслышных музык,
   о, танцы - прозрачных крыл......
   Мир, слишком смешон и узок-
   для тех, кто, любя - не жил!
  
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
   2-го мая 1917 года, среда.
  
   Обаяние Игоря Северянина также непоправимо, как обаяние цыганских романсов.
   Любить Игоря Северянина - это немножко s encanailler (попасть в дурную компанию). Неотразимый соблазн.
   Игорь Северянин. Танго в поэзии.
   Один Игорь Северянин на эстраде. Его знают все. А есть ещё другой - грустный, простой и милый. Нежный любовник, верный друг, трогательный отец. И об этом никто не помнит ("Ты ко мне вернёшься", "Обе вы мне жёны", "Так ты мне нравишься, что не молода...")
   Берусь из многочисленных томов Игоря Северянина выбрать книжку вечных, прекрасных, вне - временных стихов. Утверждаю, что это поэт определённо Божьей милостью. Некая сомнительность его в том, что он третий сорт в мире любит явно, а первый - тайно. - Поэт пронзительной человечности.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Первого сорта у меня в жизни были только стихи и дети.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Что я делаю на свете? - Слушаю свою душу.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Ни народностей, друг, ни сословий. Две расы: божественная и скотская. Первые всегда слышат музыку, вторые - НИКОГДА.
   Первые - друзья, вторые - враги. Есть впрочем, ещё третья: те, что слышат музыку раз в неделю. - "Знакомые".
   Полового вопроса нет ни в первой, ни во второй: боги и животные не спрашивают. Думают, вообще, о вопросах - только люди.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Поэт - утопающий, снабжённый от природы великолепным спасательным кругом. Знает об этом и всё-таки верит, что тонет.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Вы не хотите, чтобы знали, что вы такого - то - любите? Тогда говорите о нём: "Я его обожаю!" - Впрочем - некоторые - знают, что это значит.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   В мире ограниченное количество душ и неограниченное количество тел.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   "Ошармовал и ошельмовал. (Серёжа.)
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Любовь - от планеты до планеты. Промежуток - безвоздушное пространство.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Глаза и голос, это слишком много сразу. Поэтому, когда слышу голос, опускаю глаза.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   МИМОЛЁТНОЕ.
  
   Ваши губы - дрогнули вдруг
   и глаза - они не молчали:
   утопали, страдали, кричали,
   но никто их не понял вокруг.
  
  
  
   Здесь в вагоне: играли в триктрак,
   пили, жрали, терзали носы,
   а какой - то нелепый чудак,
   всё посматривал зло на часы.
  
  
  
   Лишь на самой последней скамье-
   ей, мужчина один улыбался,
   двери всхлипнули.... Он - не остался:
   ни душой, ни в мечтах, ни в судьбе........
  
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Второго же мая 1917-го от Р.Х.
  
  
   Испанию все женщины мира чувствуют любовником, все мужчины мира - любовницей. Безнадёжное, мировое материнство России.
   "Не могу не уйти, но не могу не вернуться". Так сын говорит матери, так русский говорит России.
   Запад - это безнадёжная любовь России.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   О, поэты! Поэты! Единственные - настоящие любовники женщин.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   5-го августа 1917 года, в постели разговор.
  
   - Марина! Ты заметила, когда входишь в чужую комнату, всё так интересно, интересно, всё рассматриваешь, рассматриваешь...А потом - живёшь, живёшь, надоедает, надоедает....И когда человека чужого видишь, всё смотришь, смотришь, какой он прекрасный.... --А я тебе надоела?- Нет, ведь ты - родная.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Марина! Как бы я хотела, чтобы ты куда - нибудь уехала! Тогда я бы тебе написала, письмо..... И какое - нибудь одно место облизала,
   А наверху написала: "Это место, Марина, лизанное".
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Бальмонт в Кисловодске читает лекцию, которую заканчивает стихами о России:
  
   Этим летом - унижение нашей воли,
   этим летом - расточение наших сил,
   этим летом - я один в пустынном поле,
   этим летом - я Россию разлюбил!
  
   И вдруг - отчаянный вопль из публики: "Это - правда! Правда!" - Офицер, слепой на оба глаза.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Бог, создавая меня, сказал: Я создал тебя так, что ты неизбежно должна сломать себе шею. Смотри, не ломай!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   СЕРЫЙ ДЕНЬ.
  
   Такие серые дворы?
   И тучи, словно сговорившись,
   заволокли собой стеснившись-
   кусок возникшей синевы.
   И дождь - заплакал не спрося:
   такой тоскливый, непутёвый,
   шурша листвой, осины голой,
   как - будто спрятаться веля.
  
  
  
   Кот спит, зажмуря жёлтый глаз,
   урчит, простуженной шарманкой,
   а стены - дышат перебранкой,
   да, подло стонет контрабас....
   Свихнуться можно, вот беда-
   от серости осенней гаммы,
   недовершённой эпиграммы,
   дурней, покажется она.
  
  
  
   Ну, хватит! Хватит! - говорю;
   пускай себе, лимоны киснут
   и мухи, вверх ногами виснут,
   большими точками в углу..........
   Я - презираю скукоту:
   гардины, пыльные диваны,
   где умирали Донжуаны!
   Долой! Всё - хватит! Не могу!
  
  
  
  
   Крутись - волшебная игла,
   чертя опять, чертя по кругу:
   пой, мне про море, пой про вьюгу,
   о том, - с которым не была...........
   Звучи труба, мне: про весну,
   про красоту и стать испанки,
   парящий берег Касабланки-
   дыши.... Пружину, заведу!
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
   3-го- 4-го ноября, 1917-го в ночь.
  
   Обратная дорога.- В Москве восстание.
   2 Ґ суток - ни куска хлеба, ни глотка воды.
   Солдаты приносят газеты - на розовой бумаге. Кремль и все памятники взорваны. Взорваны здания с юнкерами и офицерами, отказавшимися сдаться. 16 000 убитых. На следующей станции - уже 25 000 человек.
   Читаю. Курю,- Можно ли въехать в Москву? - Пойду, пешком.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   "Серёженька!
   Если вы живы, если мне суждено ещё раз с Вами увидеться - слушайте. Вчера, подъезжая к Харькову, я прочла Южный край.
   9 000 убитых. Я не могу Вам рассказать этой ночи, потому что она не кончилась. Сейчас серое утро. Я в коридоре.
   Серёженька! Поймите! Я еду и пишу Вам и не знаю, что Вы сейчас, сию секунду.
   Подъезжаем к Орлу. Серёженька, я боюсь писать Вам, как мне хочется, потому что расплачусь. Всё это - страшный сон. Стараюсь спать. Я не знаю, как Вам писать. Когда я пишу, Вы есть - раз я Вам пишу. А потом - ах! -56-й запасной полк, Кремль. И я иду в коридор к солдатам и спрашиваю, скоро ли Орёл.
   Серёженька, если Бог сделает это чудо - оставит Вас живым - отдаю Вам всё: Ирину, Алю и себя - до конца моих дней и на все века.
   И буду, ходить за Вами, как собака.
   Серёженька! Известия неопределённы, не знаю чему верить. Читаю о Кремле, Тверской, Арбате, Метрополе, Вознесенской площади, о горах трупов. В эсеровской газете "Курская жизнь" от сегодняшнего дня(4-го) - что началось разоружение. Другие газеты от (3-го) пишут о бое.
   Где Вы сейчас? Что с Ириной, Алей? Я сейчас не даю себе воли писать, но я 1 000 раз видела, как я вхожу в дом. Можно ли будет проникнуть в город?
   Скоро Орёл. Сейчас около 2-х часов дня. В Москве будем в 2 часа ночи. А если я войду в квартиру - и никого нет, ни души? Где мне искать Вас? Может быть, и дома уже нет?
   У меня всё время чувство: это страшный сон. Я всё жду, что вот, что-то случится, и не было ни газет, ничего.
   Что это мне снится, что я проснусь.
   Горло сжато точно пальцами. Всё время оттягиваю, растягиваю ворот. Серёженька.
   Я написала Ваше имя и не могу писать дальше".
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Слушаю музыку, как утопающий. Люди жестоки. Никому нет дела до моей души. Моя жизнь, как эта записная книжка: сны, отрывки стихов тонут в записях долгов, керосина, сала. Я действительно гибну, моя душа гибнет.
   От стихов и музыки - сейчас слёзы.
   - Господи Боже! Дай мне быть нищей, уличной нищей, с одним ребёнком на руках, с другим - за руку.
   Мои башмаки всё равно плохи, я всё равно стираю сама,- уж лучше босиком, в лохмотьях.
   Достойнее!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   - Будьте молоды, мальчики! Вам дано умирать за монарха - или за " российскую республику".
   Нам, женщинам, дано стирать пелёнки и чистить картофель.
   -Так Бог велел.
   ********************************************************************************************************************
  
   У меня нет ни мужества несчастья, ни мужества счастья.
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
  
  
  
   Будьте молоды (вы!), потому что завтра, может быть, вы умрёте. Будьте молоды (мы!), потому что завтра мы - твёрдо - состаримся.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Красная Москва.
  
   Мои письма, как птицы белые,
   а сама я, как ворон - чёрная,
   мои руки, теперь несмелые,
   а душа - то Москва соборная.
  
  
   Я всё вижу и помню Господи,
   мне, наверно - сто лет от роду:
   пахнет тленом и кровью в городе........
   Нет, такого - не знать ворогу!
  
  
   Вы же сами - детей выдали,
   вы же сами себя - предали,
   не взглянуть вам в глаза матери,
   что молчит и слезит с паперти.
  
  
  
   Я, на площади - бью крыльями,
   я, во гробе Москвы - мыслями,
   где спокойно, лежат мальчики:
   откружив, отлюбив вальсики................
  
   ********************************************************************************************************************
  
   25 -е ноября, 1917 год. Поезд.
  
   В вагоне (второй обратный путь в Москву. Выехала 25-го ноября).
   "Бедная матушка - Москва весь фронт одевает и обувает! Мы Москвой не обижены! Больше всё газеты смущают. Большевики правильно говорят, не хотят кровь проливать, смотрят за делом".
  
   ********************************************************************************************************************
  
   " У нас молодая революция, а у них во Франции, старая, буржуазная!"
  
   От Автора.
   У нас снова - переворот, только снова буржуйский 1993 года!!!!!!!!!!!!!!!
   Россия - сколько будут измалывать тебя, и пускать кровь?!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   "Что крестьянин, что князь - шкура одинаковая!"
  
   ********************************************************************************************************************
  
   "Бог товарищи, первый революционер!"
  
   ********************************************************************************************************************
  
   "Есть невинность богатства, как невинность нищеты.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Сейчас в моём распоряжении только один способ благодарности: стихи. Накормят обедом, одолжат детскую кроватку: скажу стихи, перепишу стихи, напишу стихи.
   Душа платит за тело.
   Как бы мне хотелось говорить стихи бескорыстно, - просто чтобы меня любили! - И платить за обед - обедом!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Я бесконечно - легко отказываюсь, когда дело идёт о моей душе. Беспокоюсь о том, что не достану билета на поезд и, между прочим, совсем не беспокоюсь о том, что этот поезд увезёт меня от человека, который... человека, которого...
   Моя душа отсутствует в моей жизни. Моя жизнь минует мою душу. Моей жизни нет дела до моей души.
   Поэтому - привыкаю легко принимать услуги.
   - Господи, ведь это не мне, не для меня! Мне ничего не нужно!
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
  
  
   Москва. Молитва Али во время и с времён восстания: "Спаси, Господи, и помилуй: Марину, Серёжу, Ирину, Любу, Асю, Андрюшу, офицеров и не офицеров, русских и не русских, французских и не французских, раненных и не раненных, здоровых и не здоровых, - всех знакомых и не знакомых".
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Судьба: то, что задумал Бог.
   Жизнь: то, что сделали (с нами) люди.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Идиллия.
  
   Афишная тумба,
   трамвая маршрут,
   сегодня Колумба,
   уж точно - не ждут....
   Сегодня - здесь ранцы,
   друзья: Бим и Бом,
   а завтра - в "Паяцы"
   с прострелянным лбом!
  
  
  
   Сегодня свиданье-
   спешит гимназист,
   на Театральной:
   гармошка и свист.....
   А завтра, взорёт псих-
   Интернацьёнал....
   Без смысла обоих-
   засунут в пенал!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   7-е декабрь, 1916-го.
  
   О творчестве Ахматовой. - " Всё о себе, всё о любви!"
   Да, о себе, о любви - и ещё - изумительно - о серебряном голосе оленя, в неярких просторах рязанской губернии, о смуглых главах Херсонесского храма, о красном кленовом листе, заложенном на Песне Песней, о воздухе - " подарке Божием", об адском танце танцовщицы,- и так без конца.
   И есть у неё одно восьмистишие о юном Пушкине, которое покрывает все изыскания всех его биографов.
   -Ахматова пишет о себе - о вечном. И Ахматова, не написав ни одной отвлечённо - общественной строчки, глубже всего - через описание пера на шляпе - передаст потомкам свой век.
   О маленькой книжке Ахматовой можно написать десять томов - и ничего не прибавишь. А о бесчисленных томах полного собрания сочинений Брюсова напишешь только одну книжку - величиной с ахматовскую - и тоже ничего не прибавишь.
  
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
   Она.
  
   Вы - стояли во тьме, вы - молились отчаянно:
   За грехи?! Всё одно! За грехи!
   Что, сказать тут ещё? Сердце - болью изранено:
   В кулаки! Чтоб никто.... В кулаки!
  
  
  
   И казалось Господь, без конца улыбается
   и откуда - то - ласковый свет......
   Только, правда в тебе: мстить, кричать собирается-
   был он, потерян и нет!
  
  
  
   Передачу отдал, человечек с ухмылкою:
   Гу - ми - лёв? Жаль! Не велено брать!
   Прут и прут, все с утра с посылкою! -
   но лицо, так устало лгать!
  
  
  
   Утешенья?! Его - утешили!
   У кирпичной, шершавой стены......
   А, ведь мы с ним - почти и не жили,
   после этой Кронштадской зимы.......
  
  
  
  
   Так - святые смотрели пристально,
   так - ребёнок в купели кричал,
   так - старушка крестилась истово,
   так - безногий в притворе рыдал.............
  
  
   ********************************************************************************************************************
  
   1-е декабря 1917-го года.
  
   Стихи Али:
   Чёрная ночь - буйная,
   ветер будет - всегда.
   В тёмном прекрасном доме
   сидели Марина и я.
  
  
  
   Любовь моя нежная, сладкая,
   я нежно искала тебя.
   Но ты не сказала ни слова:
   тихо любила меня.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Он очаровательно рассказывает мне о том, как он меня не любит. И я - внимательно - одобряя - слушаю.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Душа - это сопротивление. Душа - это парус. Ветер - жизнь.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Аля:
   -Марина! Что мне делать? Я не хочу за мужчину выйти замуж!
   Марина! Если бы я вышла замуж за Миронова, вдруг я сразу - когда он ещё спал бы - вышла замуж за другого? Правда, глупо? И он проснулся бы и увидел, что никого нет. Только он и кухарка.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   14-е декабря 1917 г.
  
   Слово - вторая плоть человека. Триединство: душа, тело, слово. Поэтому - совершенен только поэт.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Мне иногда хочется так сказать: "Удельный вес такого - то слова"....
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Почему я всех целую? Нельзя сказать: "Вы мне не нравитесь". Ведь мне - то "Вы", а ему - то "я", - всё, что он имеет!
  
   ********************************************************************************************************************
   - У Вас нет соперников: я - после Ваших губ - могу льститься только на души, а все они меньше Вашей!
   У меня есть соперники: Вы - после моей души - можете льститься только на губы, а у скольких они лучше, чем у меня!
   ********************************************************************************************************************
  
  
   Роза ветров.
  
   Ваша улыбка - о берег волна,
   ваша улыбка - закрытые двери,
   я вам теперь никогда не поверю!
   Моё солнце - в тени, между нами - стена.......
  
  
  
   Ты говорил - любишь,
   но всё равно - губишь,
   радостно врёт, твой часослов
   в каждой строке - роза ветров.
  
  
  
  
  
   В ваших глазах - приглашенье на бал,
   в ваших глазах - удивление ночи,
   снова горят неусыпные очи-
   в них и луна, и убийцы кинжал..........
  
  
  
   Сладким вином - бродишь,
   ты, хоть кого - тронешь!
   Как я тебя, веря, ждала,
   знает одна - память стола!
  
  
  
   Это лицо - больше не снись!
   Это лицо - горькая плата.......
   Или ещё, или когда - то-
   остановись и оглянись!
  
  
  
   Наобещал - вёсен,
   а сам ушёл - в осень,
   будто её - никому и не жаль-
   заголосил ворон- февраль.......
  
   ********************************************************************************************************************
  
   1-го июня 1918-г.
  
   В мире у меня есть дело только до военной музыки (подвига) и до - не военной (наслаждения). К остальному я безразлична.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Аля: "Марина! Что такое - бездна?"
   Я: "Без дна".
   Аля: "Значит, небо - единственная бездна, потому что оно одно и есть - без дна".
  
   ********************************************************************************************************************
  
   О Сереже: личная скромность и честолюбие расы.
   (Кровь).
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Хаос, взятый на учёт. (Россия).
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Слушаю Марсельезу и - клянусь Богом и Белой гвардией - всё - таки в восторге! (день большевистского парада)
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Саламандра не огненна, она огнеупорна. Какой безумный холод, чтобы жить в огне!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Фили - 1-го августа 1918 г. - раннее утро. Мимо красной церкви, собираю рябинник. (Свидание с белогвардейским офицером. Зовёт на Дон. Ах, если бы не дети!)
  
   ********************************************************************************************************************
   Опять Москва, конец сентября 1918 г.
  
   Два раза встречаем на Поварской офицера на костылях, с Георгием. В первый раз, пропустив его, посылаю ему с Алей вдогонку астру.-
   "За Георгия". Во второй раз он уже улыбается. Посылаю ему с Алей вдогонку - 2за Георгия" - огромный кленовый лист.
   "Орден Льва и Солнца - лист кленовый!"
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Погоны.
  
   Где Вы не знаю, знаю только - есть,
   семи ветрам - доверенная милость,
   среди зимы отчаянной приснилось,
   что Вы убиты, защищая честь.
  
  
  
  
   Благословил на встречу тихий звон,
   а пить пришлось - проклятое лекарство....
   Вы, не сменяли золото погон
   на все цветы, обещанного царства.
  
  
  
   Вели по снегу, скинув сапоги,
   в рубахе белой, ставя под иконы,
   уста шепнули: Вышний, помоги!-
   но не читали пули, божие законы.....
  
  
  
   Из раны, ало - засочилась кровь
   на тёмный креп, подаренной вуали....
   Ну, кто сказал, что кончилась любовь?!
   Мои глаза - сиять не перестали!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   27-28 августа 1918 г.
  
   Женщине, если она человек, мужчина нужен, как роскошь,- очень, очень иногда. Книги. Дом, забота о детях, радости от детей, одинокие прогулки, часы горечи, часы восторга, - что здесь делать мужчине?
   У женщины, вне мужчины, целых два моря: быт и собственная душа.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Из письма:
  
   ....Господи, Боже мой, знайте одно! Всегда, в любую минуту я о Вас думаю. Когда Вам захочется обо мне додумать, знайте, что Вы думаете в ответ.
   Это ныло у меня два года в душе, а теперь воет.
   ....Я же не одержима, моя одержимость тайная, никто в неё никогда не поверит.
   ....Люблю Вас и без сына, люблю Вас и без себя, люблю Вас и без Вас - спящего без снов! - просто за голову на подушке!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Суженый.
   Жду, сейчас - приоткроется дверь,
   ты войдёшь, чуть усталый сюда,
   улыбнёшься и впустишь метель,
   а за ласку - рассыплет зима серебра.
  
  
  
   Что ж ты суженый, разве не любо со мной?!
   Или мутны, неясны мои зеркала,
   или счастье, погасло звездой роковой,
   осудила, напрасно людская молва?!
  
  
  
   Но в ответ- тишина, воск скатился слезой:
   "Я прошу, лишь денёк, хоть часок погостить!
   Засмотрелся в глаза и тряхнул головой:
   "Ах, прости, мне голубка! Нам, вместе не быть.
  
  
  
   Что сказать, чтоб не врать?! Я - не молод уже
   и вот-вот опалит, цвет волос седина.....
   Оставайся навек, светлый облик в стекле,
   разве: петь и любить, помешает она?!
  
   ********************************************************************************************************************
   3 -го октября 1918г.
  
   "Марина! Когда ты умрёшь, я поставлю тебе памятник с надписью: Многих рыцарей - Дама, только это будет такими буквами, чтоб никто не мог прочесть. Только те, кто тебя любили...."
  
   ********************************************************************************************************************
   -Аля, если ты, как Христос велел, всех любишь, ты должна любить и большевиков.
   -Нет, я буду молиться о том, чтоб они умерли, а когда они умрут, я буду молиться за упокой их души.
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
   Из письма:
   ....Я написала Ваше имя и долго молчала. Лучше всего было бы закрыть глаза и просто думать о Вас, но - я трезва! - Вы этого не узнаете, а я хочу, чтобы Вы знали. - (Знаю, что Вы всё знаете!)
   Сегодня днём - лёгкий, лёгкий снег - подходя к своему дому, я остановилась и подняла голову. И подняв голову, ясно поняла, что подымаю её навстречу Вашей чуть опущенной голове.
   Мы ещё будем стоять так, у моего подъезда, - нечаянно - в первый - в тысячу первый - раз.
   Думайте обо мне что хотите (моё весёлое отчаянье!)
   Но - прошу Вас! - не валить всего этого на "безумное время".
   Милый друг! Вчера вечером я в первый раз в жизни полюбила лифт. (Всегда панически и простонародно боялась, что застряну навек!)
   Я подымалась - одна в пустой коробке, - на каком - то этаже играла музыка, и все провалы лифта были наполнены ею. И я подумала: движущийся пол - и музыка. Пустота и музыка. Вся я. - И, задыхаясь от восторга, подумала: Музыка коварными когтями разворачивает грудь.
   А через час я встретилась с Вами.
   Я знаю, что я Вам необходима, иначе не были бы мне необходимы - Вы.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Сумасбродство и хорошее воспитание: целоваться на Вы.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Аля: Марина! Я бы хотела построить дом для поэтов, чтобы камины пылали, кофе кипел, а они бы ничего не делали, - только писали стихи!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Две беды.
  
   Вот, так всегда - растерзаны надежды,
   вот, так теперь - дороги не найти,
   вот, так сейчас - мы выбираем между,
   что кончилось и то, что впереди.
  
  
  
   В закатный час - снисходит откровенье....
   Я, словно воск - тепла в твоих руках
   и заглушая ангельское пенье-
   я говорю: "Сияй на небесах!"
  
  
  
   Мой свет: глаза и сердце растревожит,
   бездушен век, пощады - не проси,
   но на плече - расплачешься, быть может,
   два слова есть: Останься и прости!
  
  
  
   Нас, разнесут по свету - злые вихри,
   нас, разлучат - холодные снега,
   терять друг друга, люди так привыкли,
   но - ты моя, а я - твоя беда!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   22 декабря 1917 г.
  
   Одни продают себя за деньги, я за стихи (душу).
  
   ********************************************************************************************************************
  
   "Жизнь надо перетерпеть, как женщина - нелюбимого мужчину".
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Аля: "В твоей душе тишина, грустность, строгость, смелость. Ты умеешь лазить по таким вершинам, по которым не может пройти ни один человек. Ты сожженная какая - то. Я никак не могу выдумать тебе подходящего ласкательного слова".
  
   ********************************************************************************************************************
  
   1-е июня 1918 г.
  
   Конец письма:
   "Тут, дружочек, я заснула с карандашом в руке. Видела страшные сны - летела с ньюйоркских этажей. Просыпаюсь: свет горит. Кошка на моей груди делает верблюда.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   31-июля 1918 г.
  
   "Марина! Неужели ты все эти стихи написала? Мне даже не верится - так прекрасно!"
  
   ********************************************************************************************************************
   Аля:
   "Мама! Знаешь, что я тебе скажу? Ты - душа стихов, ты сама длинный стих, но никто не может прочесть, что на тебе написано, ни другие, ни ты сама,- никто".
  
   ********************************************************************************************************************
   "Марина! Я буду тебе рассказывать, а ты - так - свяжешь, и выйдут стихи".
  
   ********************************************************************************************************************
  
   27 - 28 - го августа 1918 г.
  
   Брянский вокзал (Белорусский) - за молоком - 5 с половиной часа утра по старому. Небо в розовых гирляндах, стальная (голубой стали) Москва - река, первая свежесть утра, видение спящего города. Я в неизменной зелёной крылатке,- кувшин с молоком в руке - несусь.
   Ах, я понимаю, что больше всего на свете люблю себя, свою душу, которую бросаю всем, во все вагоны 3-го класса.-
   И им ничего не делается!
   Чувство нежнейшей camaraderie (товарищества) - восторга - дружеского уговора.
   Такое чувство - отчасти - у меня есть только к Але.
   - Анна Ахматова! Вы когда - нибудь вонзались, как ястреб, в грязную юбку, какой - нибудь бабы - летучие вокзальные молочные хвосты - в 6 часов утра - на Богом забытом вокзале, чтобы добыть Вашему сыну - молоко?!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Пречистенка. Институт Кавалерственной дамы Чёртовой, ныне отдел. Из. Искусств.
   Клянусь Богом, что живи я полтораста лет назад, непременно была бы Кавалерственной дамой!
   (Нахожусь здесь за пропуском в Тамбовскую губернию - "для изучения кустарных вышивок" - за пшеном.)
  
   ********************************************************************************************************************
  
   ДУША.
  
   Не гори лучиной,
   а гори - костром....
   Стужей нелюдимой-
   пусто, невесело в доме моём.....
  
  
   Брось! Чадить над могилою-
   костей всех, кому собрать?!
   Назовёшь - милою,
   значит - очи целовать!
  
  
  
   Вот - моя мельница,
   вот - мой излом,
   воет метелица,
   просится в дом!
  
  
   Впущу.... Взлечу.... Теплота нег....
   Все замки в снег,
   без тебя - смех,
   а с тобой - ВЕК!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Март 1919 год.
  
   Я - бродячая собака. Я в каждую секунду своей жизни готова идти за каждым.
   Мой хозяин - все - и никто.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Могу писать только по команде. Пример: единственные - за последние 3 месяца - настоящие стихи: Стаховичу (Любовный долг).
   Эта история со стихами - первый мой шаг к небытию. И мысль. Раз я смогла перестать писать стихи, я смогу в один прекрасный день перестать любить. Тогда я умру.
   Спасти меня сейчас может только новая любовь со всем пафосом самоуничтожения в другом. Но это должен быть человек, который сможет вместить меня, иначе: бездна.
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
  
   Я бы хотела встать на колени и сказать:
   "Я не знаю, грешна я или не грешна, я знаю, что я несчастна. Ты создал меня такой. Чего ты этим хотел?"
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Смерть Стаховича. (27-го февраля 1919 г).
  
   Я с Алей у Антокольского. Воскресенье. Тает. Мы только что из Храма Спасителя, где слушали контр - революционный шёпот странников и - в маленьких шапочках - в шубах с "буфами" - худых и добрых - женщин - не женщин - дам - не дам, с которыми так хорошо на кладбище.
   "Погубили Россию..." - "В Писании всё сказано..." - "Антихрист..."
   Храм большой и тёмный. Наверху - головокружительный Бог. Островки свечек.
   Антокольский читает мне стихи. Посвящённые Гольцеву и другие - "Пролог к моей жизни". Которые я бы назвала "Оправдание всего".
   Прощаемся. Аля надевает капор. В дверях Вигелёв с каменным лицом: "Я принёс ужасную весть: Алексей Александрович Стахович вчера повесился".
   Никогда не забуду, как шла за гробом.
   В церкви у Страстного, названия не помню, было холодно, и стоял двойной дым от ладана и дыхания. Каждый раз, чтобы креститься, я снимала варежку и потом опять одевала, а свечу так и держала в варежке.
   Прощаясь, я поцеловала ему только руку.
   Лицо было прекрасное: особенно дуга бровей и огромные орбиты глаз. Если бы никого не было в церкви, я бы подошла и долго говорила с ним вслух, я бы ему всё сказала, в полной уверенности, что он услышит.
   Помню руки: жёлтые как воск, узкие, с тонкими пальцами. Из церкви его понесли в Камергерский. Толпа была огромная. Все чужие.
   Я шла, чувствуя себя наполовину мёртвой, умирая с каждым шагом - от всех чужих вокруг и оттого, что я его больше никогда не увижу.
   Когда улицы стали совсем чужими, а я совсем уже не знала, что с собой делать от нестерпимой тоски, ко мне подошёл В. Л. Мчеделов. Я чувствовала - приказала себе поверить, что он чувствует совсем как я....
   Нам было вместе холодно и грустно.
   "Я тогда не сказал Вам этого. Помните, Вы в прошлом году написали мне письмо, где было несколько строк о нём. Я ему прочёл. Это произвело на него потрясающее впечатление. Он три дня ходил за мной следом, чтобы я ему переписал..."
   - А что за маленький человек, который так плакал в церкви?!
   - Его камердинер, он раньше был буфетным мальчиком. За день до смерти он выдал ему жалованье за месяц вперёд и награду. Перед смертью он заплатил все долги.
   Доходим до кладбища. Божественная белизна Девичьего монастыря успокоительный прекрасный свод арки.
   Идём к могиле. Студийцы сами хотят опустить гроб, но гроб, сделанный в Художественном театре, слишком широк (я - мысленно - с горькой улыбкой: барский!), не входит в яму. Могильщики расширяют. К священнику подходит монашенка: "Батюшка, нельзя ли поскорей? Второй покойник у ворот".
   Стою на могиле Сапунова, немножко мучаясь тем, что это - ну - не корректно.
   Помню какую - то даму в чёрном, - в трауре. Большие заплаканные голубые глаза. Когда гроб опускают, крестит воздух мелкими крестиками.
   Оказывается, это актриса, у которой недавно в Киеве убили мать и сестру. Обратный путь с Мчеделовым. Мы оба почти бесчувственны от холода. С тоскою (потому что знаю, что ничего не выйдет) прошу его идти ко мне пить чай.
   Вернувшись, домой, сплю каменным сном до 8 часов вечера.
   У меня на варежке до сих пор восковой след от свечи.
   Это сейчас самое дорогое, что у меня есть на свете.
   ********************************************************************************************************************
  
   Холодно.
  
   Должно быть - холодно в этом гробу?!
   Свирепеет февраль, липам кланится.....
   Я, не помню день, в котором живу,
   может четверг, а может - пятница?!
  
  
  
   Лицо - белой тетради белей,
   спокойно, руки сложены....
   Наверно! Согласна - там, Лета теплей
   и числа, и сны - перемножены.
  
  
  
   Синий цветочек, зажгла на ветру,
   прикрываю его ладошкою,
   много ли надо тебе по утру?!
   Чай, да беседа с кошкою......
  
  
  
   А, Вы?! А, Вы - всё спешите! Спишите!
   Мне, тоже - хоть зверем вой!
   Простой поломойкой по людям.... Слышите?!
   Морковный суп, пополам с водой......
  
  
  
  
   Если б не дети, кажется-
   вместе, лежать под простынёй?!
   Взять теперь и отважиться:
   такой печальной, такой чужой.....
  
  
  
   Кто - то там: заказал Бетховена,
   разрыдался кто - то, кто - то был зол.....
   Видно вправду, выше устроено:
   Был человек, отыграл и ушёл!
  
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Москва, октябрь, 1919 г.
  
   Цены: хлеб - 120 р. (сегодня рынок пуст), картофель - 30, морковь - 23, молоко от 60 руб. до 75 руб. кружка (2 стакана),пшено - 130 руб. (Мясо - не знаю, ибо его не покупаю, но все говорят.)
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Маленькая печечка (длинненькая.) Пока топится - тепло. Недавно топила с трёх часов до 10-ти часов - честное слово! Сварила: одну кастрюльку овощей (без ничего), вторую кастрюльку того же самого на другой день, одну кастрюльку картошки - и вскипятила кофейник. Семь часов подряд на полу, на коленях, среди горящих углей и щепок. Угли вылетают прямо на платье, хватаю их прямо руками, вталкиваю обратно в печку,- опять вылетают, потом выгребаю - совок кривой - опять руками.
   Колю щепки, рублю доски. Топор соскакивает,
   Ирина качается и поёт своё: "Ай дуду дуду дуду, сиди воен на дубу....", Аля читает мне вслух поистине чудесное путешествие мальчика на диких гусях по Швеции (Лагерлёф) и, задыхаясь, говорит мне о любви - о Аля! - Горящие угли, Шведские дикие леса и северные олени - и приведения королей - и гномы - вынести окарёнок - принести окарёнок - вынести кувшин - принести кувшин - подмести - опять щепки прогорели - передвинуть кастрюльку - "Аля, где тряпка?"- всё жжется - так семь часов сряду, на коленях.
   И сколько раз - за эти семь часов - смеха восторга и отчаянья (легкомыслия и отчаянья!) - отрывистого, короткого моего смеха и тихих, больших - лицо каменное! - слёз. И надо всем этим Алина иступлённая - баснословная - экстатическая любовь. - "Марина! У Вас в волосах звёздная корона! - О, Марина! Какое у вас лицо! - О, Марина! В этой комнате - Нищенство, Роскошь, Поэзия, Любовь!"
   И - как итог этих семи часов - раскалённый "почти до бела" - ещё кипящий в кружке - чёрный - чернейший - горький как хина - кофе.
   (450 р. Фунт!)
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Надо мне - в виду предстоящей безденежной и безнадёжной зимы - вспомнить - с кем я - что - в прежние времена - очень хорошо - делала.
   С Никодимом курила. Значит, у него буду просить папирос. И т. д.
   Ну, а вот с кем шоколад ела... - Но те далеко!
   ********************************************************************************************************************
  
   Главные действующие лица в каждых четырёх стенах Москвы 19-го года: Печка - и Хлеб.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   БЫТЬ.
  
   Беру топор, щепу колю,
   одно полено - тоже благо
   и подбираю в печь, как скряга-
   кидая вызов январю.
  
  
  
   Спасенье - хлеб, спасенье - печь,
   а для души - совсем немного:
   лишь человеческая речь,
   глаза всевидящего Бога.
  
  
  
   Простую сказку про гусей
   и обжигающий напиток,
   жаль - не хватает маргариток,
   гитары, солнца и друзей.
  
  
  
   Предрасположенное быть-
   любому радуется утру:
   снимает лак, сдувает пудру,
   желая, дня не торопить.
  
  
  
  
   1919 г, октябрь.
  
   "Деникин не пришёл, а зима пришла!" (Бальмонт)
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Два источника моих наичистейших радостей: книги и хлеб.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Мой отец за всю свою жизнь написал только один стих: " На берегу ручья сидели два друзья" - и выкурил только одну папиросу: зажёг и взял её в рот горящим концом.
   Я на него не похожа.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Все мои друзья и помощники забывают, что есть нужно сегодня, а не тогда, когда у них "будет время зайти". - Но я их не виню. Я первая, когда наемся, чувствую отвращение к еде, - особенно к чужой.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Сегодня, проходя по Поварской - совершенно неожиданно для себя - бессознательно - как крещусь на церковь - плюю на флаг, который задел меня по лицу.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Если бы люди могли сослать и Бога, на какой- нибудь африканский остров......
  
   ********************************************************************************************************************
  
   К довершению всего ещё мокрая и гнусная ворона в окно лезет......
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Алин неожиданный вопль: " Марина! Никона казнили!"
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Ложусь в постель, как в гроб. И каждое утро - действительно - восстание из мёртвых.
   ********************************************************************************************************************
  
   Плевок.
  
   Сегодня кажется, что всё краснее вдвое,
   какой - то новый большевистский праздник,
   здесь любят переделывать в пустое:
   сукно - на лозунг, на мётлы - вязник.
  
  
  
   Кумач - задумал, опоясать город,
   над каждым домом - пьяным полотнищем.....
   Его кнутом, безмолвно порот
   и каждый конь, и каждый нищий!
  
  
  
   Я, иду по улице снежнотелой,
   он, меня по щекам: По правой, по левой.....
   Ухмыляется мертвенно! Ничего!
   Плюю - на него!
  
  
  
  
   Хлеб, отвесили ржаной,
   а мне б - хоть какой!
   Детям - несу картошки,
   нам же - достанутся крошки................
  
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
  
  
  
  
  
   Москва 1919 год. Март-июнь. Разрозненно.......
  
   Женщины любят не мужчин, а Любовь, мужчины не Любовь, а женщин.
   Женщины никогда не изменяют.
   Мужчины - всегда.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Если бы я каким - нибудь чудом очутилась на секундочку в чужой грудной клетке, я бы наверно почувствовала такой же ужас от всей этой путаницы, туманности, неразграниченности чувств и понятий, как другой, если бы взглянул на мир моими (близорукими ) глазами.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Я не думаю, я чувствую. Потом ищу точного воплощения в слове. Получается ледяная броня формулы, под которой - только сердце.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   У меня есть судьба. Поэтому - быть может - я так - дотла - лишена честолюбия.
   Вижу её ясно, как на географической карте.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   За 1918 -1919г. я научилась слушать людей и молчать сама.
   ********************************************************************************************************************
  
   Спасибо тем, кто меня любили, ибо они дали мне прелесть любить других, и спасибо тем, кто меня не любил, ибо они дали мне прелесть любить - себя.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   В - альбом...........................
  
   Давайте - весело смеяться над самой кручей, над могилой,
   давайте - плакать, отвернувшись над шуткой, брошенной в сердцах
   и снова верить, и склоняться к своей мечте, с какой - то силой,
   и целовать в глаза не глядя, давно уже остывший прах...........
  
  
   Быть может, это несерьёзно, но Вы меня, сейчас - продали,
   так отчуждённо и напрасно, как разрисованный картон,
   а после, после - умиляясь на стылый гроб, цветы бросали:
   ненужных слов, неясный почерк - спешили записать в альбом.
  
  
   А мне, уже - до Вас ли дело? Любите - хоть, кого угодно!
   Ведь от меня - осталось мало, офорта - бледный силуэт!
   На Вашей, медленной Голгофе, возможно - умирать свободно,
   но Бог, наверно не калека и будет - требовать ответ....................
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Москва. 1919г. Март- июнь. Разрозненно....
  
   Заставить изображение Спасителя портретами Наполеона (глаза как угли в золоте киота!) - вот мои 16 лет.
   (Внучка священника Владимирской губернии!)
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Я абсолютно послушна с теми, кого люблю, т.е.: меня - нет. Человек может сделать меня безукоризненной и абсолютно - распущенной (первое - без скуки, второе - изящно!) Не возьмёт за руку - не возьму, и посижу так - рядом - без руки - 365 ночей подряд. Возьмёт за руку - не отниму - дам вторую. ( Первое - если дружна, второе - если люблю.)
   Я - в любви - абсолютно поддаюсь воспитанию.
   И только в любви.
  
   ********************************************************************************************************************
   Когда я думаю о своей смерти, я в глубоком недоумении: куда же денется вся эта любовь?
  
   ********************************************************************************************************************
  
   - К кому же первому подойду - там? И вспоминаю Гёте:
  
   И, встав, глазами мир окину,
   где силам неба всё равно,
   ты женщина или мужчина,
   но тело всё просветлено.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Джакомо Казанова! Я отдала Вам целый месяц русского лета. - Лето в России коротко.
   Я загадала, чтобы в пьесе было 75 страниц, по числу лет Казановы. Пересчитываю: 75 страниц. Когда я поставила последнюю точку, небо было как зелёный пожар.
   (5 Ґ ч. Утра.)
  
   ********************************************************************************************************************
  
   - Сев отсеял.
   Так я должно быть, произношу:
   - Ну, кончила Казанову!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   10 лет назад и теперь: бессонные ночи, вечный восторг, напряженная и во сне не спящая любовь к Герцогу Рейхштадскому, высокомерие к людям.
   Тогда к Герцогу Рейхштадскому, сейчас - к Казанове. И те же страшные сны по ночам. И та же невинность. Только сейчас я невиннее, чем тогда.
   (16 лет и 26 лет)
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Аля: "Марина! Марина! Если бы вы знали! Сколько у нас корок остаётся от обеда! Полный стол! И большие! Ах, Марина, ведь это было бы для вас счастье! И они никому не нужны, их бросают в помойное ведро!"
   Убеждаю с большим трудом (и не без сожаления) не приносить её этих корок домой,- это было бы уже бесстыдством бедности.
   ********************************************************************************************************************
  
   Мои любимые - в мире - книги: " L Aiglon" Rostand ("Орлёнок", Ростана), "Лихтенштейн" Гауфа, Дневник Башкирцевой, переписка Беттины, "Новое упование графини Ноай, весь Гофмансталь, весь Рильке, "Озорные годы" и "Геспер" Жан - Поля, "Гёста Берлинг"
   Лагерлёф, "Мемуары" князя де Линя, Мемуары Казановы. Записки Л. Конт об Иоанне д., Арк -
   Многих любимых я, наверное, не знаю.
  
   ********************************************************************************************************************
   Когда мне чего - либо очень хочется - книги, кольца - я так не верю, что это можно купить, и говорю таким просительным, таким подозрительным голосом, что торговец - идиот, если повышает только вдвое.
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
   А всё - таки, сударыни, никто из вас лучше не спал с Казановой, чем я!
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
   Казанова написал свои Мемуары для того, чтобы женщины до скончания веков могли бы проводить с ним ночи.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   И вдруг - печальное подозрение: а вдруг Казанова, взойдя в мою комнату: топор, тряпки, доски - отвернулся бы от меня? Он ведь не выносил "стеснённых обстоятельств"!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   ИГРА.
  
   Возьмите скрипку - играйте в манго,
   возьмите флейту - играйте в розы:
   зовите грозы, содейте слёзы,
   где будут грёзы и воды Ганга.
  
  
   Джакомо, Джакомо - не будьте суровы,
   неизлечимо - разбитое сердце,
   сбросьте скорее, грусти оковы
   в душу улыбка - открытая дверца.......
  
  
  
   Возьмите скрипку - играйте дальше,
   держите крепче - дерзайте чуда:
   грозите грозам, срывайте слёзы....
   Игра без фальши - до пальцев зуда!
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
  
  
  
  
   Москва. 1919 год. Март - июнь. Разрозненно.............
  
   Стахович умер как раз от того, от чего сейчас так мучаюсь (хочу умереть) - я, от того, что я никому не нужна.
   Никто не поймёт бездны, которую разверзает во мне это соответствие.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Иду по Николопесковскому. Зайти к Бальмонтам?-
   И сразу видение самой себя - смеющийся - говорящей - курящей - курящейся - над стаканом чая, который не пью, потому что без сахара - скучно, а с сахаром - совести не хватает, ибо кусок сахара сейчас 4р. - и все это знают. И от этого виденья - почти физическая тошнота.
   Моё веселье скорее удивляет, чем очаровывает. - "С чего это она?"
   Дуракам моё веселье подозрительно: смеюсь, как дура, а через секунду - китайская грамота какого - нибудь рассуждения об аристократизме.
  
   ********************************************************************************************************************
   К маленьким поэтам:
   Для того, чтобы воспевать японские вазы - или край ноготка вашей возлюбленной - или (вам, эстеты) фаянсы (вам, футуристы) небоскрёбы,- достаточно казаться.
   Чтобы говорить о Боге, о солнце, о любви - нужно БЫТЬ.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Я в России 20 века - бессмысленна. Все мои партнёры (указывая на небо или в землю): ТАМ.
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
   Мне иногда хочется сказать людям: "Друзья, не цените меня, во что бы вы меня не оценили - я оценю себя точнее. Но любите меня, ибо так нежно любить себя, как бы я хотела, мне не даёте вы, которых я люблю"!
  
   ********************************************************************************************************************
   Я в любви:
   Гибкость до последнего предела и - в последнюю секунду - отпор (Гордыня.)
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Что такое - я?
   Серебряные кольца по всей руке + волосы на лбу + быстрая походка +++...
   Я без колец, с открытым лбом, тащащаяся медленным шагом - не я, душа не с тем телом, всё равно, как горбун или глухонемой.
   Ибо - клянусь Богом - ничто во мне не было причудой, всё - каждое кольцо!- необходимостью, не для людей, для собственной души.
   Так: для меня, ненавидящей обращать на себя внимание, всегда прячущейся в самый тёмный угол залы, мои десять колец на руках и плащ в 3 пелерины (тогда их никто не носил) часто были трагедией.
   Но за каждое из своих десяти колец я могла ответить, за свои же низкие каблуки я ответить не могу.
  
   ********************************************************************************************************************
   Я могу брать только у того, кто даёт безлично, как решето пропускает воду. Всякий дар мне - низвергает меня в прах. (Благодарность).
  
   ********************************************************************************************************************
   Я не прошу, потому что отказ мне считаю чудовищным.
   На отказ у меня один ответ: молчаливые - градом - слёзы.
  
   ********************************************************************************************************************
   За эту зиму я написала: "Метель", (Казанова) и "Фортуну" (Лозэн). И множество очаровательных стихов о любви. Теперь "Каменного ангела". Когда я не пишу, я или очень счастлива, или собираюсь уезжать.
   Когда я не пишу, я всегда немножко себя презираю.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Самое лучшее во мне - не лично, и самое любимое моё - не лично.
   Я никогда не пишу, всегда записываю (как по команде.)
   Я просто - верное зеркало мира, существо безличное. И, если бы не было моих колец, моей близорукости, особенно - лежащих волос (на левом виске вьются вверх, на правом вниз), всей моей особенной повадки - меня бы не было.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Отчего эта - некоторая - робость?
   Трезво: должно быть от неуверенности, а может быть из желания, чтобы другому было в наивысшей степени хорошо со мной.
   Если он берёт меня за руку,- значит ему хорошо именно с моей рукой в руке, не берёт - хорошо без моей руки. (Мне - то всегда хорошо: и с рукой и без руки!)
   И я всегда благодарна: если берёт - всей своей низостью (кошкой во мне!), если не берёт - всем моим Пафосом (собакой!)
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
  
  
  
  
   И самое обидное, что я ведь знаю, как меня будут любить через 100 лет!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Вы - через 100 лет!- любите и моего Серёжу, и мою Асю, и мою Алю, и мою Сонечку!
   Вы - через 100 лет! - почему я никогда не узнаю, какие у вас глаза?
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Слушайте и смейтесь: третьего дня, среди сбивчивого перекрёстного спора о любви, - стоя на коленях у стола, торопливо записываю в записную книжку стихи к Вам.- "Женщина любит только...." - "Если Вы рассматриваете женщину, как..." - "Позвольте, я каждый раз, когда любил..." Смеюсь - вслух - и их фразам, и своим стихам, и тому, что они думают, что я сейчас в комнате, а я - через 100 лет! - у Вас, на груди. Целую последнюю строчку, на губах смех, на глазах слёзы.
  
   ********************************************************************************************************************
   Мне бы хотелось написать книгу о том, который меня будет любить через 100 лет.-
   - Друг! Вылюби меня из гроба! (строчка для стихов.)
   ********************************************************************************************************************
   Ничто не может быть больше радости, с которой я бросаю тетрадку для человека, чем радость, с которой я бросаю человека для тетрадки.
   ********************************************************************************************************************
   Я всё говорю: любовь, любовь.
   Но - по чести сказать - я только люблю, чтобы мной любовались.- О, как давно меня никто не любил!
  
   ********************************************************************************************************************
   Александровский сад осенью немножко напоминает мне первую минуту души после смерти: неприятно и нежно.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Через сто........
  
   Через сто лет - другие реки,
   через сто лет - другое небо,
   а вы идёте и не дышите,
   и открываете - двери настежь......
  
  
   А мы, ведь - встретимся, а мы, ведь - знаем......
   Меня - Вы видите и я Вас - вижу!
   Исчезнет комната.... Исчезнут стены...........
   Из Зазеркалья - навстречу руки!
  
  
   У гроба - выкуплю, у смерти - вырву!
   Не дать - закрыть ей, святые очи!
   Как, я люблю Вас? Да - это больше!
   Безумный вихорь - смешает слёзы..........
  
  
   К чему, всё это? Зачем - всё это?!
   Прошедший вечер - хранить напрасно!
   О, только - ДРУГА, испросят души:
   того, кто ЛЮБИТ, ВСЕГДА - поэта!
  
   ********************************************************************************************************************
   Москва. 1919 год. Апрель-май.
  
   В первый раз в жизни я каталась на каруселях 11-ти лет, в Лозанне, второй третьего дня на Воробьёвых горах,26 лет с 6-ти летней Алей.
   Между этими двумя каруселями - Жизнь.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Что может быть волшебнее карусели? Эта сверкающая солнцами и лунами бахрома, эти геральдические львы и кони точно с какого - нибудь 11-го века французского герба, эта музыка, откуда - то изнутри, эти невинно - блаженные лица взрослых и - наконец! - этот полёт.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Обожаю простонародье: на ярмарках, на народных гуляньях, везде на просторе и в веселье,- и не созерцательно - за красивые юбки баб! - нет, любовно люблю, всей великой верой в человеческое добро. Здесь у меня, действительно, чувство содружества.
  
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
  
  
  
   Карусель.
  
   Ярмарка! Удивительно - ярмарка?!
   на земле - поселился апрель:
   Что ж прокатимся, ты моя - ягодка!
   В карусель, на коней.... В карусель.........
  
  
  
  
   Мы летим, ничего и ненадобно:
   детский смех и порханье волос....
   Вот и счастье! Возьми себе, даром - "На!"-
   говорю Вам не в шутку. Всерьёз!
  
  
  
   Всё быстрей, всё быстрей... Конь - торопится,
   как пружина в часах заведён,
   что - то там, для тебя уготовится:
   может поезд, а может перрон?!
  
  
  
   Но сейчас - обними меня доченька,
   не пужайся лихих скакунов,
   впереди - не одна тёмна ноченька,
   злых Кощеев и страшных снов!
  
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Москва. 23- го июля 1919 года.
  
   Недавно вечером, гуляя с Шарлем (анархистом, молодым и седым, сплошное "да" миру!) возле Храма Христа Спасителя (у меня сейчас на груди иконка с его изображением, и я показала тому, большому, свой, маленький), глядя на Москву - реку, принявшую в себя всё райское оперение неба, взглядываю на Кремль и остолбеневаю: все купола соборов черны. - Меня как в грудь ударило. - Это было самое зловещее, что я когда - либо видела, - страшнее смерти, - Чума. - И тут Шарль ещё со своими рассказами о последней московской чуме.
   Узнаю от него, что полукруглые медальоны на церквах, которые я обожаю, называются кокошниками и что в Москве был когда - то Вшивый ряд, - брадобреи брили и стригли и не убирали волос. (Дрожу от мысли, каково было упасть туда лицом!)
   Я знаю душу Москвы, но не знаю её тела. Я вообще наклонна к этому, но сейчас - по отношению к Москве - это грех.
   Идя с Шарлем, вспоминаю Серёжу, как он называл мне все дома в переулках (дом Герцена, дома, где бывал Пушкин, и.т. д.)
   и все церкви в Кремле, и Замоскворечье, вспоминаю его высокое плечо над моим правым плечом (правым, потому что ему нужно было отдавать честь) и бедную, несмотря на загар, прелестно - впалую благородную щёку, и голос: "Мариночка"....
   Напрасно начинаю писать про него в книжке.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Ростов на /Д. 28 .01.20
   Милостивая государыня Марина Ивановна!
   Пишу Вам по поручению Сергея Яковлевича. Он был у нас приблизительно числа 23 -го декабря (по старс. Ст.)
   Выглядел он очень хорошо и чувствовал себя отлично.
   Сергей Яковлевич просил передать, что прямо умоляет Вас ехать в Феодосию или в Коктебель. Он сказал, что Вы знаете, где там надо устроиться. Если в Коктебель поедете, то там остановитесь у М. Волошина. Сергей Яковлевич сам хотел написать, но был у нас очень недолго, сильно спешил.
  
   Письмо отослано (по штемпелю на конверте) - 2-го февраля, я его получила 17/30 марта, шло почти 2 месяца.
   О, Серёженька мой! - Герда найдёт Кая.
  
   Последний раз я имела вести от Серёжи (окольным путём, слухом) - 25 -го марта 1919 года в Благовещенье, год - без недели - тому назад.
   Спасибо, Бог!- Спасибо, март!
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
   Птицы.
  
   Вы, глядите мой друг - отрешённо, нестрого,
   будет дождь по листве в темноте моросить.....
   Мне сегодня - легко, вместе с Вами: ЕЙ - БОГУ!
   И смеяться, и молча грустить.
  
  
  
  
  
  
   Мы, как птицы в неволе, как две гордые птицы-
   нестерпимая боль в глупой клетке сидеть,
   умирают в тоске, друг без друга синицы,
   нам в разлуке никак, друг без друга - не петь!
  
  
  
  
   Мы, сегодня вдвоём, а ведь - это немало,
   до прекрасной весны: доплывём, доживём.....
   Надо - сердцем принять, начиная сначала-
   забывая беду, ярким солнечным днём.
  
  
  
  
   Две красивые птицы: два огня, две тревоги,
   между нами года, дым дорог, города
   и куда - то несут на обочину дроги,
   но мы - верим и ждём, что вернёмся сюда!
  
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Москва. Декабрь 13-е....2008 год.
  
   Выдержка из дневника: Да! От вас сбежишь..... Марина Ивановна!
   Допекли меня! Допекли.....
   А Марина - Москва - нескончаемая, как "Лунная соната".....
   Сами попробуйте тут.... В этом кошмаре!
   Ещё и в сны являетесь, мало того!!!
   Хорошенькое дело!
   Будто - Храм, а на своде портрет Ваш огроменный и никого....
   А потом - крик женский....
   Все поэты явились, как есть - все и даже Виктор с Игорем....
   Это - как?????????
   Вот - написал.... Написал.....
   Мало Вам, что ли????
   Вчера написал!
   Может - подобреете!!!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Подданный.................
  
   1.
  
   Расщеплённый на тысячу нитей,
   на тысячу брызг кровавых,
   брошенный в зените,
   оставленный в правых!
  
  
   Я люблю, а это значит-
   быть с Вами всегда,
   даже когда переиначат,
   даже когда..................
  
  
   И вот в слезах, смерти запроданный,
   иду через века......
   Я - Ваш подданный,
   Вы - моя рука!

   2.
  
  
   Есть - только час,
   есть - только миг,
   есть - только крик...........
   Соедини - нас!
  
   Прах к праху,
   голос к голосу,
   колос к колосу.....
   Кому - эту плаху?!
   Вот мы - и обвенчаны....................
  
  
   3.
  
   Отдай меня - мне,
   зачем тебе?
  
  
   Разве?!
   Живой! Твой!
  
  
   Смотри же?! Видишь?!
   Земля-земле....
  
  
   В кровь вбитый - в голову твою.....
   В сердце.... Стою - на краю!
  
  
   А ты - смеешь,
   смеёшься, сеешь - веешь...
  
  
   Что ещё - смерти нет?!
   Мой ответ???????????
  
   ДА! ДА! ДА!
   Один - за два!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Москва. 1920 год.
   На унылом заборе где - то вкривь от Храма Христа Спасителя робкая надпись: " Исправляю почерк".
   Это почему - то - безнадёжность своей! - напоминает мне мою распродажу (чтобы уехать на юг).
   Эпиграф к моей распродаже:
  
   У Катеньки резвушки
   все поломаны игрушки:
   собачки без носов,
   барашки без рогов.
   От чайного прибора
   наверно, очень скоро
   не будет ничего....
  
  
   Да и ничего и нету!
   Поломаны, для примера: швейная машинка, качалка, диван, два кресла, Алины два детских стульчика, туалет.....
   У мраморного умывальника не хватает бока, керосинка не горит, термос не хранит, от лампы - молнии - одни молнии, граммофон без винта и иголки, этажерки не стоят,
   Чайные сервизы без чашек, чашки, без ручек, ручки без ножек...........
   А рояль глухой на обе педали! А шарманка красного дерева - впрочем, никогда не игравшая! (В первую секунду обмолвилась, было двумя тактами "Конькобежцев" - замолчала, то есть зарычала так, что мы замолчали!) А три беличьих клетки - без белок и без дверок!
   ( Запах остался.) А детская ванна с свороченным краном и продавленным боком! А большая цинковая, зазеленевшая как затон,
   безнадёжная как гроб!
   А Наполеоновские гравюры: граненые стёкла на честном слове бумажных окантовок, ежесекундно грозящие смертью!
   А мясорубка, а ролики, а коньки!
   Ломали, главным образом, Алины няньки из всяческих сословий и Серёжины юнкера (курсанты). И те и другие по молодости, горячности: жару рук и сердца. Нянькам надоело сидеть с ребёнком, и они крутили граммофон, юнкерам надоело твердить устав - и они крутили машинку (Маринино - предположение.)
   Но не юнкера, ни няньки, как сейчас - не большевики и не "жильцы". Говорю: судьба. Вещь, оскорблённая легкомысленным отношением, мстит: разлагается.
   Вот история моего "быта".
  
  
   Распродажа.
  
   Машинку - крутили модистки,
   иголку - сломали курсанты,
   а керосинку - витийски,
   особенные таланты.
  
  
   Дырявый - печален таз,
   он долго купал, всех нас,
   что толка, теперь от часов:
   без гирек, без стрелок, без снов?!
  
  
   Устрою вещам распродажу,
   кому - то приглянутся даже.....
   Кроватка для малыша,
   мне кажется - хороша!
  
  
   Ненужные вещи, мой брат,
   о многом, о чём говорят-
   прислушайся к ним и узнаешь,
   всё то, что всегда забываешь!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Москва, 1919 год, 23-июля.
  
   Я, кажется, требую, чтобы меня сейчас любили, как будут любить через сто лет.
   Так же безнадёжно, как требовать деньги за счёт - очень верного! Но через сто лет!- наследства.
   И требовать не у того, кто оставит, а у других. И гарантией выставлять - свою уверенность. - Соответствие полное.
   Дело аферистов - не моё!
   Впрочем, аферист не свяжется ни с той любовью, которой я хочу, ни с какими - нибудь - тысячами в счёт, - загрёбёт весь миллион и пустит по миру!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   От автора: Сегодня 21-е декабря, пришло какое - то озарение! Люблю, я её - очень люблю, даже прах! Милую мою - Мариночку Ивановну....... Для меня она - даже больше, чем живая! Читая её дневники - сердце, разрывается по ней!
   Не сочтите, очень прошу: ханжой или дураком! Душа болит по ней! Дал себе слово, пока не писать, но вот снова - нарушил слово....
   Она - как бы растворяется во мне, как кусок сахара и тут уж, ничего не сделать!
  
   Сергей Кин.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Если бы всё то, что я отдаю мёртвым на бумаге, я отдавала бы живым в жизни, я была бы безобразна (упорствую!) и сама просила бы посадить меня в сумасшедший дом. Жанна Д, Арк - страсть к простонародным заставам с их чахлыми кустиками, монастырями и фабричными трубами - Казанова и Лоэн - восторг от книжной пыли на пальцах - как женщина я немыслима, как поэт - только естественна. - И это моё - (я слишком долго отрекалась!) - раз навсегда - единственное мерило!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Близко...................
  
   Как близко, а ближе - утонем,
   как грустно, но хочется жить...
   Возьми мои руки в ладони,
   мы будем, сегодня любить.
  
  
   Не надо: ни рая, ни ада!
   Ваш след - от версты до версты,
   забытая серенада....
   О, Боже! - мне нужен, лишь ТЫ.....
  
  
   Безмолвно о чём - то спросить,
   смотреть - ничего не ответя.....
   Дозволь же, с тобой - просто быть,
   забыв о зиме и о лете?!
  
  
   Позволь: хранить, пока живой,
   искать глаза твои повсюду
   и даже проданный, но мой-
   из под земли тебя добуду!
  
  
   Мне, так легко, мне, так светло-
   ты не нарушишь слов моленья,
   всё потому, что ты - стекло,
   а, я - твоё изображенье..............
  
   ********************************************************************************************************************
   Москва, 1919 год 24-июля.
  
   Сейчас передо мной Алины колени и длинные ноги.
   Она лежит на крыше, спустив ноги на подоконник.
   "Марина! Вот облако плывёт, - может быть, это душа вашей матери?" - "Марина, может быть сейчас к нашему дому подходит Русалочка, та которой было триста лет?" - И крестится, заслыша музыку. - Марина! Марина! Марина! - как дым летит, Боже мой!
   Ведь этот дым несётся всюду, всюду! Марина, может быть это дым от поезда, в котором едет Сонечка!" - "Марина, может быть это дым от костра Иоанны!" - А сколько душ в той вышине, правда?"
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Небо.
  
   Синее небо - глазам приоткроется,
   солнце - багровой улыбкой запомнится
   и пролетят белым облачком голуби,
   может, одарят вестями нас новыми?!
  
  
   А наверху, зреешь - звери невиданны,
   буйны ветра, им в попутчики приданы,
   веют теплом или веют прохладою,
   с дождиком будут, или с расплатою.......
  
  
   Всё это вижу - устала, ты крошечка,
   через чердачное, смотришь окошечко:
   "Мама, скажи - сколько в небо вмещается?!"
   "Много - премного! Никто не прощается....
  
  
   Облаки, птицы и ветры, и души -
   все мы приходим на небо от суши!
   Небо: огромное, небо - большое,
   небо - хрустальное, небо - святое!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Прага, 1923 год.
  
   Да снимите вы свои кольца! Да снимите вы свою холку! Уступлю кольца - потребуют пальца, уступлю холку - потребуют лба.
   Я - вся - не нравлюсь, люди только валят на мои "земные приметы". Отталкивает костяк, а не кожаный пояс, ребро, а не ремень вокруг, лоб, а не волосы над, рука, а не перстень на. Отталкивает моё наглое умение радоваться поясу, (чолке,) кольцу вне отражения в их взгляде, моё полное несчитание с этим оттолкновением, отталкиваю Я.
   Поэтому - ничего не сниму.
   Будет час, отвалится, свалится всё: и кольцо, и палец, и ребро, и пояс, и холка, - ВСЁ КРОМЕ ЛБА.
   ЛОБ ПРЕБУДЕТ. И с этим,- этим лбом предстану, этим лбом ОБЕЛЮСЬ.
  
   Сноска. + Оказывается Марина, совсем не соблюдает грамотность, будучи великим поэтом всех времён..........
   Но - только в дневнике...............
  
   ********************************************************************************************************************
   Перстни.
  
   Бирюзовое, златое, сребряное
   и одно простое - покаянное.
  
   Медное, медное - бедное,
   на пальце одето последное.....
  
   Плачется или смеётся,
   всё у тебя остаётся......
  
  
   Поцелуем, проклятьем, заклятьем,
   пересудом и розовым платьем!
  
  
   Буду, его я касаться...........
   Нам - никогда не расстаться!
  
   ********************************************************************************************************************
   Москва. 23 декабря 2008 год.
  
   Мы связаны с ней - духовными узлами, нашей сутью, нашей любовью, которой нет предела........
   И родство крови - слишком слабый аргумент, чтобы разъединить!
   Он - не разъединит и даже СМЕРТЬ не сможет, ведь - оставаясь там, мы всё равно принадлежим нашему Богу Великой ПОЭЗИИ!
   А она - БЕССМЕРТНА!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Жизни.
  
   Змея позади меня,
   тигр впереди - съест.......
   Броня - не всегда броня,
   жизнь - не всегда крест!
  
  
   Смерть - не всегда смерть,
   только одно есть:
   слова моего жесть
   и любви моей - перст!
  
   8888
  
  
   Любовь.
  
  
   Огонь и ятаган!
   Всё правильно!
   Петля и наган?
   Рас - тра - влено!
  
  
   Боль - она разная....
   Не такая младая,
   ровняя - стеная-
   всё же прекрасная!
  
   ********************************************************************************************************************
   Москва, 1923 год Прага. Зима.
  
   О небытии в любимом:
   Я никогда не хочу на грудь, всегда в грудь! Никогда - припасть! Всегда пропасть! (в пропасть.)
  
   "Живой никогда не даст себя так любить, как "мёртвый". Живой сам хочет быть (жить, любить). Это мне напоминает вечный вопль детства: "Я сам! Я сам!" И непременно - ногой в рукав, рукой в сапог.
   Так и с любовью.
  
   Я хочу в тебе уничтожиться, то есть я хочу быть тобой. Но тебя уже в тебе нет, ты уже целиком во мне. Пропадаю в собственной груди (тебе). Я не могу пропасть в твоей груди, потому что там тебя нет. Но может быть я там есть? (взаимная любовь. Души поменялись домами.) Есть моя грудь - и ты. Я тебя люблю тобой.
   Захват? Да. Но лучше, чем товарообмен.
  
   ********************************************************************************************************************
   От автора: Мужская любовь - конечно страсть! Но по истечении лет, прихожу к выводу, что страсть меняется на душу!
   Природа - усердно лепит формы, но по шаблону! А душа - совсем другое дело! Она у каждого своя!
   И вот - я полюбил..... Вас!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Рождество.
  
   Часы 12 навострив, замёрзли... Недоуменье!
   Бокал - покорно ждал глинтвейна на столе
   и с ели три слона, скрывали удивленье,
   когда Вы в дом вошли, немого шевалье...
  
  
   Так входит Рождество - щекой в пол оборота,
   цветная акварель: восторга и тепла,
   как дерзкий кредитор, как милая суббота,
   а за порогом - ночь...Метель белым - бела...
  
  
   Закружит: звёздный хор, участливые блики,
   последний часовой - лампадка догорит...
   В кромешной темноте, искать устанут лики:
   огонь шершавых губ, усталость пирамид...
  
  
   Вмиг штора опадёт, колючий хлынет ветер,
   но страсть не знает сна, не знает ветер - боль...
   За пару нежных фраз, ты сам пойдёшь под плети,
   за пару дивных глаз - на плаху, лёг король!
  
  
  
   А завтра - снова путь, а завтра - снова утро,
   со смертью в поддавки, безбожная игра!
   Любите, каждый вздох и поступайте мудро
   без чувства наша жизнь - сплошная мишура....
  
  
   Боль.
  
   Глупое сердце не надо: помнить, мечтать и стремиться,
   глупое сердце не надо: верить, надеяться, ждать......
   Что же такое случилось - кем - то, ты ранена птица,
   что же такое случилось - небом тебе не летать?!
  
  
  
   Осень багряная хлещет, кровью опавшего клёна,
   сумерки грешные пляшут в этих усталых глазах....
   Ты не услышишь, мой ангел, больше ни плача, ни стона,
   нам умирать, так знакомо - с песней на белых губах.
  
  
   В снег не устало молиться, как не устало и плакать,
   глупое сердце - ты бьешься, значит ещё я - живой........
   Бита морозом калина, но её терпкая мякоть,
   галкам, теперь на поминки, облаку над головой.....
  
  
   Москва, 1919 год февраль (враль).....
  
   Мороженая картошка.
   - Товарищ Эфрон! Картошку привезли! Мороженая!
   Узнаю, конечно, позже всех, но дурные вести - всегда слишком рано.
   " Наши" уехали в экспедицию, сулили сахарные россыпи и жировые залежи, поездили два месяца и привезли... мороженую картошку! По три пуда на брата. Первая мысль: как довезти? Вторая: как съесть? Три пуда гнили.
   Картошка в подвале, в глубоком непроглядном склепе. Картошка сдохла, и её похоронили, а мы, шакалы, разроем и будем есть.
   Бегу домой за мешками и санками. Санки - Алины, детские, бубенцовые, с синими вожжами,- мой подарок ей из Владимирского Ростова.
   Впускают партиями по десять человек.
   Впустили. Навстречу ошалелая вереница санок. Полозья по ногам. Окрики. Тьма. Идём по лужам. Запах поистине тлетворный.
   - Да посторонитесь же!!!
   - Товарищ! Товарищ! Мешок лопнул!
   Хлипь. Хлябь. Ноги уходят по щиколотку. Кто - то, тормозя весь цуг, яростно разувается: валенки насквозь! Я давно уже не чувствую ног.
   Картошка на полу: заняла три коридора. В конце, более защищённом, менее гнилая. Но иного пути к ней, кроме как по ней же, нет. И вот: ногами, сапогами.... Как по медузьей горе, какой - то. Брать нужно руками: три пуда.
   И вот, отчаявшись (рук не чувствую) - какую попало: раздавленную, мороженую, оттаявшую... Мешок уже не вмещает. Руки, окончательно окоченев, не завязывают. Пользуясь темнотой, начинаю плакать, причём тут же и кончаю.
   - На весы!
   Взваливаю, тащу.
   Обратный путь с картошкой. (Взяла только два пуда, третий утаила.) Сначала беснующимися коридорами, потом сопротивляющейся лестницей, - слёзы или пот на лице, не знаю.
   Может, и дождь! Дело не в этом! Полоз очень слаб, расщепился посередине, навряд ли доедем. (не я везу санки, вместе везём. Санки - сподвижник по беде, а беда - картошка. Собственную беду везём!)
   Итог дня: два чана картошки. Едим все: Аля, Надя, Ирина, я.
   Надя - Ирине, лукаво:
   Кушай, Ирина она сладкая, с сахаром.
   Ирина, тупясь и отворачиваясь: - Нннне...
  
  
  
   Картошка.
  
   Сегодня подарок! Разжиться!
   Картофель? Картофель?! Картофель!
   Хочешь в фас, хочешь в профиль-
   в давнишних мешках хранится.
  
  
   Так, он мерзкий весь?!
   Берите, что есть!
   Всё, тут же - сметает толпа...
   Руками: в узлы, на себя! Москва!
  
  
  
  
   Тащу по ступенькам свой груз,
   а дома - ни крошки кажется!
   Забыла, как масло мажется
   и сласти, какие на вкус!
  
  
  
   Эй, барышня - поберегись!
   Какая, тут к чёрту барышня?!
   Не бьют, так и не жалуйся,
   кормлена - так веселись!
  
  
  
   Детские санки скрипят....
   Мне б - бугорки не попались!
   Сверху - сосульки спускались,
   будто алмазный клад.
  
  
  
   Дочки - гримасы корчат:
   Мама! Картошка - мертвец!
   Ешьте же, наконец!
   В зубы - коню не смотрят!
  
  
  
   Москва, 1919 год, декабрь.
  
   А сегодня, например я целый день ела, а могла бы целый день писать. Я совсем не хочу умереть с голоду в 19 - м году, но ещё меньше хочу сделаться свиньёй.
   Когда я с людьми, которые не знают, что я - я, я всем своим существом извиняюсь за то, что существую.- Как - нибудь искупить!
   Вот объяснение моего вечного смеха с людьми.
   Я не могу - не терплю - запрещаю, чтобы обо мне дурно думали.
  
  
   Никто не знает, какая пустыня моя жизнь.
   Революция и Андерсен.- Бессмысленно.
   И - вывод: если Андерсена создал Бог, Революцию - ничего другого не остаётся - создал Чёрт.
  
  
   Целый день - ни души, ни звука человеческой речи.
   Ледяная пустыня комнат. Мой крошечный, еле живой - очаг. Пила, топор, топор, пила. Потом треск огня, потом треск выпадающих углей. Потом шум метлы по полу. Потом запевание чайника в печке. Потом стук моих поклонов о подушку... - "Когда детей не будет, Вам будет свободней"- О, я наперёд знала! - Спасибо.
   Мой смех - или извинение за то, что я существую - или возбуждение. - Другие в обоих случаях - плачут.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   - Скажите маме, чтобы она сделала так, чтобы меня не расстреляли!
   (Последний вопль сына В. Зайцевой, 22 - х лет.)
   За 15 тысяч на Калитниковском кладбище могильщик согласен вырыть труп и похоронить отдельно.- Кое - где виднеются кресты.
  
  
   Друг.
  
   Пелена - сплетает сети,
   ткёт рисунки на окне,
   мы с тобою, словно дети-
   заблудились в январе.
  
  
  
   Друг - не плачь.... Махни рукою!
   Кто, посмел тебя забыть?!
   Разреши, теперь с тобою,
   синий полдень разделить!
  
  
   Век - забудет, жизнь - обманет,
   одиночество - сомнёт!
   Горе.... Острыми углами-
   подло сердце изорвёт!
  
  
  
  
   Роз невиданные слёзы,
   соберу, как вышний клад,
   серебро твоё в морозы,
   чтоб вернуть потом.... Назад!
  
  
  
   Память - медленно раскурим
   и поймём - всё не в серьёз:
   спрячет вихри, спрячет бури-
   тишина моих волос.
  
  
  
   Не ищи от вьюги толка,
   не ищи его - в стогу,
   кровью раненного волка,
   Вера - пишет на снегу.....
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Москва, 23 июля, 1919 год.
  
   Недавно с Алей в кинематографе - Иоанна Д, Арк.
   Она немножко напоминала меня: круглолицая, с ясными глазами, сложение мальчика. И повадка моя: смущённо - гордая.
   Играла она прекрасно, я во всё верила. И Король был чудесен: обаяние царственного выродка.
   В ночь перед казнью Иоанны, когда Иоанна, преследуемая призраками монахов, как безумная мечется от Распятия к двери и вновь к Распятию, у Карла седьмого пир: хороводы шутов, жареные лебеди с верблюда, корзины роз до потолка, музыканты надрываются над виолами и дудками, у каждого придворного на коленях по белой башенке - головной убор того времени (дословно - раба любви; высокая coiffed, вроде колпака волшебника, с ниспадающей до пят белой вуалью.....(Пи....Ц.)
   Одна сцена очаровательна: Король, желая поцеловать свою любимицу (практически - любая), тщетно пытается загородить её своей накидкой.
   Прелестен Эрик Трэнт, англичанин, влюблённый - как в Бога!- в Иоанну.
   Светлые, как у ребёнка, глаза на мужественном лице,- всё рыцарство Англии.
   Когда в первой картине - Иоанна с знаменем в руке - входила вслед за Королём в Реймский собор - и все знамёна кланялись, Я ПЛАКАЛА.
   Когда зажгли свет, у меня всё лицо было в слезах. ПЛАТКА - No! Я опустила глаза.
   Иоанна Д. Арк - вот мой дом и моё дело в мире, "ВСЁ ОСТАЛЬНОЕ - НИЧТО!"
   От автора: Милая Мариночка! Так и есть! А я - люблю ВАС! За это и теперь............................
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Руанская башня.
  
  
   Покайся же, исчадье сатаны!
   Зачем, одела - мужское платье и меч взяла?!
   Приличествует деве,
   очаг и целомудрие хранить!
  
  
  
   Я, помню - ещё девочкой была,
   меня призвал отмстить, какой - то голос,
   сказал: Иди! Спаси, скорее Жанна,
   истерзанную родину свою!
  
  
  
   Насупились святейшие отцы:
   "Ты, ворвалась в Руан, подобно буре!
   Немало, полегло бургундцев,
   пока тебя не скинули с коня!"
  
  
  
   Я, видела - перед собой врага,
   ведь он предатель - ваш счастливый герцог,
   давно уже, продался англичанам.....
   Кто не за Бога - не француз!
  
  
   Довольно! Суд постановляет:
   "Держать в цепях, девицу Жанну,
   пока грехами одержима,
   пока - смирение вернёт!"
  
  
  
   Вверх вьётся лестница крутая,
   в Руанской башне - места хватит:
   вода - мерзка, ни крошки хлеба....
   Свет факела, да сонмище мышей!
  
  
  
   Здесь: сумасшествие потёмок
   и дум тяжёлых, как оковы:
   "Король спасёт! Король- всё знает.....
   Ещё - немного подождать..........
  
  
  
   А во дворце - играет лютня,
   Король - выводит менуэты:
   "Какие грации.... О, Боже!
   Меня - прошу Вас.... Посетить!"
  
  
  
   "Я - ничего не подпишу!"
   "Сгори скорее - еретичка!"-
   огонь послушно лижет ноги....
   Но почему ж - нема толпа?!
  
  
  
   Последний вздох.... Последний крик:
   "Нет! Не виновна! Знайте - люди...."
   И плачет девочка в испуге:
   "Что же наделали???? За что?!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Москва, Зима, 1920 - й......
  
  
   Передала (корректно,- не лично - тогда через сотни рук на кафедру, в другой раз через маленького молчаливого ребёнка - Алю)
   Блоку стихи. - Не ответил!!!!!!!!!
   Написала Иванову В. Письмо и отнесла табак.- Ни звука.
   Есть имя, есть - говорят - внешность и очарование.
   В чём же дело? - Россия?- 20 - й год? Или это поступки безумной? - почему же они мне - во всей простоте сердца - кажутся такими простыми?!
   (Впрочем, всё сумасшедшие так рассуждают!)
   Начинаю думать, что простота самая страшная из вещей (ДЛЯ ОБЛАДАТЕЛЯ И СОСЕДА).
   Чего во мне нет, что меня так мало любят? От автора: Любовь - не теорема Пифагора! Сердце - материя не избранных!
   Материя - ищущих......... Шаг - к Господу!
   Слишком - 1-й сорт? Отвечаю: Да! Да! ДА! (для таких, как Милиоти, например!) - вопреки всему словесному 18 - му веку не возьмёшь за подбородок!
   Стало быть: и в 3 -ем сорте - 1-й сорт!
   От автора: Кому - как! Я же сумел из 3 -го -1-й!? Сумела - и ТЫ!
   ( Нужно: в 3-м сорте - 4-й. тогда весело!) Весело! Весело!!! Только, когда пьян в доску - чтобы не слышать: " Сволочь!" - за своей спиной!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Костёр.
  
   Разжигать нам костёр в степи,
   где несносные воют ветры,
   где едва ли на километры,
   хоть одно существо найти.
  
  
  
   Сумасшедшие - рвут провода
   в сумасшедшей стране Россия,
   сумасшедший, бредёт миссия
   в распрострелянные города.
  
  
  
   Дай же, ей от щедрот - огня,
   вбей, ей в череп - былую мудрость,
   разорви кандалы звеня,
   влей - лекарства поэта в чуждость!
  
  
   И согреется, каждый тут,
   излечённый: от зги и рабства!
   Подставляй, веселее трут,
   "Высекающий", наше братство!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Москва, 1920 год, апрель.
  
   "Лицемерия, - вот чего во мне не хватает. Я ведь сразу: "я очень мало понимаю в живописи", "я совсем не понимаю скульптуры", "я очень дурной человек, вся моя доброта - авантюризм",- и на слово верят, ловят на слове, не учитывая, что я это ведь так - с собой говорю. Но надо отметить одно: никогда ни у кого со мной - не оттенка фамильярности.
   Может быть: мои - наперёд - удивлённые, серьёзные, непонимающие глаза.
  
  
   Любят тех, с кем или весело - или невозможно - целоваться. Со мной ни того, ни другого: немножечко, разве лестно. Но сейчас каждому так легко самому возвеличивать других своим поцелуем, что лестность отпадает.
   - Стало быть....
  
  
   Там, где у меня нет ничего любовного - очарованности какой бы то ни было - у меня нет искушения быть, доброй, таскать воду, давать селёдки.
   Надо прибавить, что я не выхожу из очарованности.
   (Пример: сапожники Гранские - восторгаюсь воспитанностью, даю. Цыгане - то же самое, тогда с Миллиоти: сначала очарованность
   бездомностью, потом наглостью - ит.д. Такая - корыстность.)
  
  
   Скульптор зависит от глины, мрамора, резца ит.д.
   Художник от холста, красок, кисти, - хотя бы белой стены и куска угля!
   Музыкант: от струн, - нет струн в Советской России, кончено с музыкой.
   Скульптор может ваять невидимые статуи, от этого их другие не увидят.
   Художник может писать невидимые картины,- кто их увидит, кроме него?
   Музыкант может играть на гладильной доске, - но как узнать: Бетховена или Коробушку?
   У ваятеля может остановиться рука.
   У художника может остановиться рука.
   У музыканта может остановиться рука.
   У поэта может остановиться - только сердце.
  
  
   Кроме того: поэт видит неизваянную статую, ненаписанную картину и слышит неигранную музыку.
  
   Темно - и голос поёт.
   - Ни резца, ни кисти, ни струн: всё сразу: и зачатие и рождение.
   Певец и птица - наисовершеннейшие из творцов.
   Каждое совершенное творение - творец.
   От автора: Согласен! Согласен!!! Пример - эта книга! Я видел только историю жизни Марины - а изваял сборник!
  
   Влияние конёнковского Стеньки Разина на умы. Солдат, проходя мимо Храма Спасителя, другому солдату:
   - Его бы раскрасить!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Рублёвская Русь.
  
   Рванувшийся к солнцу храм,
   где лики святых со стены:
   взирают с тревогой к нам,
   ты, им - попадаешь в плен.
  
  
  
  
   Спасенье для русской души-
   иконы Андрея Рублёва,
   вглубь, смотрят они из тиши-
   глазами Ростова и Пскова.
  
  
  
  
   Возрадуйся: Мир! - говоря
   и в сердце плесни дорогого,
   ведь - не было бы и тебя,
   когда б - не бывало такого!
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
  
  
  
   Москва, год 19....19.... Квартира на Трёхпрудном.........
  
  
  
   NB! Странно! Только что я написала о суеверии и пустом доме, где ни лампочки нет, как свет потух. - В моей комнате осталось два света: луны в верхнее окно и тлеющих углей. В ПЕЧКЕ. Переползла к огню, стала дуть в угли, думала: "Что я буду делать весь вечер, раз даже записывать нельзя?"- Но тут свет загорелся, и я, счастливая, пошла к письменному столу.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Начала ходить в огромных Серёжиных высоких сапогах.
   Ношу их с двойной нежностью: Серёжины и греют.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Все великие люди потеряли во мне прекрасного биографа - и Современника!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   "Уже не смеётся". ( Надпись на моём кресте.)
   ********************************************************************************************************************
  
   Двуликая луна.
  
   Укрой меня ночь, чтобы не было больно,
   ты это знаешь одна:
   " Живу я ещё - и довольно,
   присяду вчера у окна.
  
  
  
   День: подмял, искромсал, искалечил,
   а ночь: тишина, глубина-
   обнимет, удержит за плечи
   и в вены вплеснёт вина.............
  
  
  
   Она скажет, наверное - скажет,
   всё, что помнит и бережёт-
   послушной собакой ляжет,
   лишь позови - Спасёт....
  
  
  
   Зрит луна, как неважная пряха,
   разроняв: и шитьё, и лучи-
   всё готово: и мука, и плаха
   для твоей обречённой души.
  
  
  
   Не имея на грош сожаленья,
   старым прошлым пытает клеймя:
   ждёт анафемы, ждёт отреченья..........
   Но не вырвет - ТЕБЯ ИЗ МЕНЯ!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Москва, 1920 год, январь.
  
   А вот о себе. Прижимаясь к его полушубку: "Что дороже: мужчина или овчина?"
   Он: "Овчину можно продать, мужчину - предать!"
   (За такие реплики + вечный голод + овчину - любила!)
   Он - (удачное слово!) о большевиках: "Ну, да, - ясно. Каторжане - и перенесли сюда всю каторгу".
  
   ********************************************************************************************************************
  
   А было в нём неотразимое обаяние: поднятая голова, опущённые глаза, кудри, иронический узкий рот, чудесный, безобидный, безудержный - дурацкий! - смех, любовь к 30-м годам, обожествление Ж. Санд - прелестная французская речь (" при часах и при цепочке!") - и то, что "художник", и то, что когда - то был красивым и богатым.- И 45 лет (почти на 20 лет старше меня) и то, что я "последняя любовь".- О, дура!
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
   Мужчина! - Какое беспокойство в доме! Пожалуй, хуже грудного ребёнка!
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
   Дурак тот, кто скажет, что к мужчинам меня стремит - чувственность.
      -- Не стремит. 2. Не только к мужчинам. 3. У меня слишком простая кровь - как у простонародья - простая, радостная только в работе.
   Нет, всё дело в моей душе.
  
   В моих жилах течёт не кровь, а душа. (Изречение достойное Али.)
  
   ****************************************************************************************************************
  
   Ложь.
  
   Как по горлу бритва, как в сердце нож-
   приближается, ваша ложь:
   воровская, людская, гадкая-
   молчаливая в дом - украдкою.
  
  
   Мне, послушной стать?! Да, - щека мокра!
   А хотелось - то - твоего тепла.....
   Так пришла она - переправила,
   у неё свои - на всё правила!
  
  
  
   Лишь, качает в ночи провода,
   чёрнокрылая птица беда,
   под колёсами в грязь - закается,
   жаль - душа твоя раскрасавица.
  
  
  
   Затоскует, напрасно сгорит,
   камнем в прорубь - любовь полетит.....
   Навсегда её - ладну девушку,
   дрянь - купец сманил в эту средушку!
  
  
  
   За надежду - взимает казной
   и кивает тебе головой:
   " Не расходимся нынче никак!
   Что поделаешь - правде, я враг!"
  
  
  
   "Убирайся прочь, убирайся - зла!-
   отхлебну с краёв, зелена вина:
   "Ты была змеёй, сколько знаемся....
   И теперь с тобой - мы расстанемся!
  
   ****************************************************************************************************************
  
   Москва, 1920 г, январь.
  
   Есть рядом с нашей подлой жизнью - другая жизнь: торжественная, нерушимая, непреложная: жизнь церкви или жизнь природы.
   Те же слова, те же движенья, - всё как столетия назад. Вне времени, то есть вне измены.
   Мы слишком мало об этом помним.
  
   ****************************************************************************************************************
  
   Моя комната.- Ведь я когда - нибудь из неё уеду(?).
   Или я уже никогда, ни - когда ничего не увижу другого, раскрыв глаза, чем: высокое окно в потолке - окарёнок на полу - по всем стульям тряпки - топор - утюг (утюгом колочу по топору - гольдмановская пила....
  
  
   ****************************************************************************************************************
  
   Есть ли сейчас в России - Розанов умер - настоящий созерцатель и наблюдатель, который мог бы написать настоящую книгу о голоде: человек, который хочет, есть - человек, который хочет курить - человек, которому холодно - о человеке, у которого есть и который не даёт, о человеке, у которого нет и который даёт, о прежних щедрых - скаредных, о прежних скупых - щедрых, и, наконец, обо мне: поэте и женщине, одной, одной, одной - как дуб - как волк - как Бог - среди всяческих чум Москвы 19-го года.
   Я бы написала - если бы не завиток романтика во мне - не моя близорукость - не вся моя особенность, мешающие мне иногда видеть вещи такими, какие они есть.
   ****************************************************************************************************************
  
   Плеяды.
  
   Сколько звуков на этом лугу,
   в этом клевере по бездорожью,
   где коня - не сдержать на скаку,
   где ветра - с перезвонами рожью?!
  
  
   Где хмелея от солнечных брызг,
   шмель гудит по - весеннему ново
   и не слышен: ни скрежет, ни визг-
   сквозь бетон, утюга парового!
  
  
  
   Где: ни крови, не всмятку мозгов,
   ложной сытости трупного гимна....
   Здесь сам Бог - выбирает богов,
   всем добро, возвращая взаимно!
  
  
  
   И звезда - не в погоне звезда,
   как не в смехе заросшей могилы,
   не в сплетеньях кастрата- герба,
   а в Плеядах, неистовой силы!
  
   ****************************************************************************************************************
  
  
  
   Москва, 2009 г, январь.....
  
   Чтобы понять СонN5, надо читать ПалатуN6 и "Сад" Марины Ивановны и ещё одно её стихотворенье под N75 из Ахматовского цикла.
   СонN5 - я написал в сьюреалистическом ключе.
   Краткое содержание "Палаты" А.П. Чехова в данном произведении, таково, что Россия и есть ПалатаN6.
   Провинциальный городок. Псих. Больница.
   В палате 5 человек: Моисейка - блаженный, человек без имени - чахоточный, ещё один, делающий под себя - паралитик, Иван Дмитрич Громов - страдающий манией преследования. Он и есть герой рассказа.
   Вполне нормален, только одинок и боится быть один!
   Действие сводится к тому, что в палате появляется ещё одно лицо - сам лечащий врач больницы Андрей Ефимыч Рагин!
   Допившийся до чёртиков от безысходности, поскольку жизнь сломала....
   Отсюда и вывод Чехова - все мы, можем оказаться пациентами этой палаты! Такова - жизнь в России!
   "Сад" - не буду приводить, он известен не меньше!
   Это произведение - тоже о России, лучшее из Цветаевского творчества, тоже символично.
   Сад - успокоение, сад - искупление, какой Россию хотела видеть она!
   Теперь СонN5.
   Содержание:
   Россия - это храм без икон и всё, что творится там - бессмыслица!
   Друзья - задумавшие обвенчать и, в конце концов - похоронившие....
   Трое молодцев в кожанках - также символ, символ - нечистой силы (вспомним "Мастера" Булгакова!).
   Короче говоря - карающий орган..........
   И один на всё про всё поэт - не давший нести, который спас!
   Как можно понять - со времён Чехова - почти ничего не изменилось....
   А - жаль!
   ********************************************************************************************************************
  
   СонN5.
  
   Какой постылый, тяжкий сон,
   как - будто - каждый день хоронят
   и поминальным звоном звонит
   храм, опустелый без икон.
  
  
  
   И тихо я, несу свой крест,
   мои друзья стоят печальны
   и держат надо мной венчальный
   убор на выданье невест........
  
  
  
   А где жених - никто не знал
   и кто такую справит службу?!
   Что: ни за деньги, ни за дружбу-
   никто елей не покупал.
  
  
  
   Зато - легко нашёлся гроб,
   а трое молодцев - забили,
   не подчиняясь крестной силе,
   фуражки, сдвинувши на лоб.
  
  
  
   Но, Вы - не дали, им нести,
   один из всех на самом деле,
   Вы - долго плакали на теле,
   все, повторяя мне: "Прости!"
  
  
  
   Какой постылый, тяжкий сон,
   как - будто - каждый день хоронят
   и поминальным звоном звонит
   храм, опустелый без икон.
  
   Сергей Кин 13 января, 2009г.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Марина Цветаева из Ахматовского цикла:
  
   Чтоб дойти до уст и ложа-
   мимо страшной церкви божьей
   мне идти.
  
  
   Мимо свадебных карет,
   похоронных дрог.
   Ангельский запрет положен
   на его порог.
  
  
  
   -Так, в ночи ночей безлунных,
   мимо сторожей чугунных
   зорких врат-
  
  
   К двери светлой и певучей
   через ладанную тучу
   тороплюсь,
  
  
   Как торопится от века
   мимо Бога - к человеку
   человек.
  
  
   За что я, люблю Марину?
   За то - что ПОЭТ!
   За то, что женщина, мать, Бог!
   За то, что любила и любит всех нас: живых, мёртвых и ещё не рожденных!
  
  
   Психея.
  
   Не самозванка - я пришла домой,
   и не служанка - мне не надо хлеба.
   Я - страсть твоя, воскресный отдых твой,
   твой день седьмой, твоё седьмое небо.
  
  
   Там на земле мне подавали грош
   и жерновов навешали на шею.
   - Возлюбленный! - Ужель не узнаёшь?
   Я ласточка твоя - Психея!
  
  
  
  
  
  
   2.
  
   Одень меня в своё великолепье,
   помилуй и спаси!
   А бедные истлевшие отрепья-
   ты в ризницу снеси.
  
  
   13 май, 1918 г. Марина.
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
   Москва, 1919 г, 30 июля.
  
   Смерти нет, своей смерти нет.
   Что такое смерть? Почувствовать себя мёртвым. Но раз мы чувствуем, значит, мы не мертвы, раз мы мертвы, мы не чувствуем.
   "Боюсь смерти" - неверно. "Боюсь боли, судорог, пены у рта" - да. Но боль, судороги, пена у рта - это всё - таки жизнь.
   Две возможности: или я, вздохнув в последний раз, становлюсь вещью (не чувствую), или последнего вздоха - нет. (Бессмертие.)
   Я же никогда не узнаю, что я умерла! И в ответ - дьявольская мысль: "А вдруг - может быть всё дело в том? - узнаешь?!"
   Смерть - хочу допонять.
   "Боюсь смерти". - Боюсь, что буду чувствовать запах собственного разлагающегося тела - боюсь своих жёлтых, холодных, не поддающихся рук, своей мёртвой, как у Моны - Лизы, улыбки (о, сейчас поняла! Ведь Джиоконда - мертвец! Оттого её всю жизнь ненавидела!)- боюсь монашек, старушек, свечек, развороченных сундуков, мешочков льда на животе - боюсь, что буду себя бояться.
   И червей боюсь - о!!! - по лицу!
   Но это смешно. Оттого - то тебя и нет, что черви ползают по лицу.
   ********************************************************************************************************************
  
   Смерть, наверное, такой же океан, как жизнь. Говорю ересь, ибо смерти - нет.
   ********************************************************************************************************************
  
   Гость.
  
   Всё карты врут - нет, не свершилось, не сошлось,
   совсем слепой - бездушно притворяться,
   вы мой такой, бесценно милый гость,
   что можно только: ждать и преклоняться......
  
  
  
   Довольно слов - сыграемте в любовь,
   вам выпал туз, а мне за всё расплата,
   когда в виски ударит больно кровь-
   не говори, что карта виновата!
  
  
  
   Нам орденов посмертно не вручат,
   что было лишним, глупым - то и бито,
   печален тонкою печалью сад,
   всё оттого, что счастье там забыто.
  
  
  
   Мы все уйдём однажды насовсем,
   всему свой срок - геройствуют невежды!
   Но, что - то любит, попирая тлен
   из глубины, где теплятся надежды.......
  
  
  
  
   Веди, веди - полночная звезда
   до лучших дней, светить не уставая,
   пройдёт ли дождь, ударит ли гроза-
   меня спасёшь, я твёрдо это знаю......
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Москва, 1919 год... Разрозненно.
  
   Не называя Вашего имени (дабы не ставить точку над I Вашего тщеславия!) скажу Вам, что Вы единственный из всех поступили со мной правильно, ибо поступили чудовищно.
   Ошеломлённая таким поведением, я буду Вас помнить вечно, лучшее доказательство тому, что я не дальше, как сегодня утром,- совсем не думая о ВАС несколько месяцев!- видела Вас во сне: Вы у меня под большой пёстрой подушкой забыли цепочку с сердечком, которые я ВАМ - когда - то - в каком - то предыдущем сновидении - подарила.
   _ Милый друг! Вы - не в сновидении! - сделали лучше. Вы невинно забыли у меня книжечку стихов, Вам мною посвящённых.
   Таких вещей с людьми даже я не делала. Вы оказались большим роялистом, чем сам король.
   Жалко только, что я больше ценю этот роялизм, чем Вы сами,- ибо Вы о нём давно уже забыли!
  
  
   Все люди в любви делятся на: faire sans diere et diere sans faire ( делать не разговаривая, и разговаривать не делая).
   И непременно надо - чтобы любовь не вышла болтовнёй или зверством - распределить роли - именно так.
   ********************************************************************************************************************
   Я бы хотела иметь: одну кастрюльку, одно кольцо, две рубашки (одна в форточке, другая на мне), одну книжку ("Песни старой Франции" о Иоанне Д, Арк), одну любовью (и всё кроме рубашек - баснословное.)
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Когда мне какой - нибудь мужчина что нибудь дарит - спички ли, кофе ли, кусочек ли хлеба для Али - я - бессознательным - первичным - восхитительным по непосредственности движением целую его в губы.
   НЕ я: все биллионы женщин, до меня живших!
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
  
   Кордебалет.
  
   Всё на круги своя!- не став мне ближе
   за тысячу ночей,
   галантный бес престижа-
   Вы, мраморного камня холодней.
  
  
   Нет - кровь не вспыхнет пуншем,
   нет - не ударит гром,
   честь - при раскладе худшем,
   не бросите на кон!
  
  
  
   Где пистолетом не прикрывшись,
   от пули - не уйдя,
   на белый свет перекрестившись,
   так, любите меня...........
  
  
  
   ДА! Вы, увы - воспоминанья,
   ненужный старый бред.......
   Прощайте же и. До свиданья!
   Вот - весь кордебалет!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Москва, 22 - го января 1921 г.
  
   У нас в Москве появились пружинники: люди на пружинах. Делают огромные прыжки и перелетают через головы прохожих. - В саване. - Руки натёрты серой. - Пружинят в моих краях: Собачья площадка, Борисоглебский, Молчановка. Недавно в Борисоглебском кого - то ограбили дочиста.- На углу Собачьей площадки видели Чорта. Сидел на тумбе. Женщина, шедшая мимо, спросила: "Что же ты,- святки прошли, а ты всё гуляешь?"- Ничего не ответил, - пропустил. И - только она отошла - вопль. Оглядывается: Чёрт, обдирает какую - то даму. - Пустил без шубы.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Чёрт.
  
   Чёрт сидел, ухмыляясь, напротив пивной:
   хвост - верёвка, рога - козлиные,
   он кивнул мне, слегка головой,
   словно с ним, мы друзья старинные.
  
  
  
   Бабка сподобилась из - за угла:
   "Что ты бес, никакой нет совести?!
   Святки ж прошли! Так какого рожна?!
   И не той, ты родимец помеси!"
  
  
   Чёрт, ярясь - показал язык,
   закрестилась старушка, заохала,
   ещё долго, я слышала крик
   у Собачьей площадки и около......
  
  
  
   Обернулась, а чёрт - не дурак,
   сдёрнул шубку с пикантной мамзелечки,
   свистнул, рыкнул незнамо как-
   ободрал, всю её до копеечки...............
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
   Москва, 9-го июня 1920 г, вторник.
  
   Мужчины не привыкли к боли, - как животные. Когда им больно, у них сразу такие глаза, что всё что угодно сделаешь, только бы перестали.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   - Марина! Хорошо, что вы не судья! Целая толпа преступников и вы всё время: "Вы украли? - идите", "Вы убили,- идите"....
   И они всё уходили и уходили.
   Вы бы, наконец, подняли глаза: от целой огромной толпы - ни человека, только вы и портрет какого - нибудь главного на стене!
   - Аля, что бы ты сделала с человеком, который зарезал бабушку, дедушку, мать, отца и всех маленьких детей?
   Она, ни секунды не задумываясь:
   -Посадила бы в сумасшедший дом!
   -А если бы он тебе ясно объяснил, что детей он убил, чтобы потом на суде не проговорились,- ведь дети непременно проговорятся,
   Они же не умеют держать слова! - Ну, словом он бы тебе доказал, что убивал он в полном рассудке и твёрдой памяти. Зарезал, потому что хотел взять деньги. Грабёж - как цель, а как средство - убийство...
   - Я бы всё - таки посадила его в сумасшедший дом.
   Только для сумасшедшего деньги дороже чужой жизни.
   -Марина! Правда, так хорошо: щедрым на свою жизнь и скупым на чужую?
   ********************************************************************************************************************
  
   Грань.
  
   Не сочти за закат - рассвет,
   не сочти за привал - дорогу,
   каждой гранью - изломан свет,
   а, молясь - подражаешь слогу.
  
  
   Только ненависть к миру красот
   в каждом глазе, чернейшей из жаб,
   ей помочь - ни один не придёт,
   как тебя не полюбит раб.
  
  
  
   И не будет тому веселей,
   кому нынче уже - и в гроб,
   не покается мир людей,
   если крест - ни в висок, ни в лоб!
   ********************************************************************************************************************
  
   Москва, 1919 г, абстрактно июль прим. Август.
  
   Кого я ненавижу (и вижу), говоря чернь. Солдат? Нет, сижу с ними и пью чай часами. Из боязни, что обидятся, если уйду.
   Рабочих?- Нет, "от позвольте прикурить" на улице, даже от чистосердечного "товарищ", чуть ли не слёзы на глазах.
   Вотъ - я - не удержался! Твоё - ЯТЪ! И. Будет и пребудет ОНО! Так всё ясно, так всё понятно! Даже - за это ЛЮБЛЮ!
   А знаешь............. Смейся! Я на коленях стоял, перед твоим портретом....
   Нашло - это на меня! Мы - этим расплатились за то - помнишь???????????????????????????? (от автора.)
   Помнить - удел Великих!
   А мне - никто не нужен сейчас.... Только - ТЫ! Только слово - твоё.............................
   Крестьян? - Готова с каждой бабой уйти в её деревню - жить с ней, с её робятами, с её коровами, с проходящими странниками....
   Странники - мы все Мариша! Как Лука блаженный из Горькова, и он тоже такие мысли - имел..........
   Только - сначала с Лениным познался! А потом - дескать, ничего не знаю - И на Крит!
   Ладно - хоть совесть появилась..... После - невинно убиенных Романовых! Думал он.... Думал - чёрт возьми!
   И Сергей ему напомнил, как - то..... И "Русь" читал...................
   А вот Серёгу - напрасно ты мелочным посчитала! Напрасно! И с этим - не СОГЛАСЕН!
   Извините - маленькое отступленье.......... Малюсеньке.....................
   Безграмощен - де! Вот и из института - имени ЕГО - турнули.....
   За - политическую близорукость и неумение вирши слагать для ПОЛИТ. Как - его? Бюро!
   А так - всё прекрасно и даже, можно сказать - УДИВИТЕЛЬНО!
   Страна у нас ВЕСЁЛАЯ! А звать - РОССИЯ! Немало ещё - хлебну................
   Маленькое - наболевшее отступление....... Так!
  
   ...........................................................................................................................................................................
  
   А главное - слушать! Слушать! Точно гуторишь - слушать!!!!! А вот нас с тобой - они не слушают...........
   Ладно - теперь, хоть тебя маненько..........
   И рад! А про меня - речи теперь НЕТ! Ещё - через СТО ЛЕТ! Если.... Если..... Не приидет Апокалипсис!
  
  
  
   НЕ - Винить! Русский - я! Православный.......... Крещёный........ И поэт...............
   Дальше..........
  
   "Записывать! Записывать! - без конца.........
   Кухарок и горничных? Но, они даже, ненавидя, так хорошо рассказывают о домах, где жили: как барин газету читал "Русское слово",
   как барыня себе чёрное платье сшили, как барышня замуж не знала за кого идти: один дохтур был, другой военный....
   Ненавижу - поняла - вот кого: толстую руку с обручальным кольцом и - в мирное время! - кошёлку в ней, шёлковую - клёш (нарочно!) юбку на жирном животе, манеру что - то сосать, шпильки и цирюльников повседневных!!!!!!!
   Гламур - это на современном языке! Гламур и пошлость! (от автора) Презрение к моим серебряным браслетам (золотых то - видно НЕТ!) - уничтожение всей меня - ВСЁ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ МЯСО - МЕЩАНСТВО!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
   Вот! Вот .... За это - и за это! Люблю!
   ********************************************************************************************************************
  
   Крысы.
  
   Крысы................
   Всюду - крысы:
   Жадные, подлые, жирные - твари!
   Осклабились в своей правоте:
   Ни эти и не те!
   Государи - по паре!
  
  
   Жили - в норах,
   тащили - ворох,
   попали врасплох.....
   Где, ваш бог?!
  
  
   Бегите-
   куда хотите!
   Как жили-
   так и сгнили!
   Корабль - тонет.........
   Вас - страх гонит!
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
   Москва, зима 1919 -1920.
  
   Бальмонт - в женском шотландском крест - накрест платке - в постели - безумный холод, пар колом - рядом блюдце с картошкой,
   жаренной на кофейной гуще.
   -О, это будет позорная страница в истории Москвы! Я не говорю о себе, как о поэте, я говорю о себе, как о труженике. Я перевёл Шелли, Кальдерона, Эдгара. По....
   Не сидел ли я с 19 лет над словарями, вместо того, чтобы гулять и влюбляться?! - Ведь я в буквальном смысле - голодаю.
   Дальше останется только голодная смерть! Глупцы думают, что голод - это тело. Нет, голод - душа, тотчас же всей тяжестью падает на душу. Я угнетён, я в тоске, я не могу писать!
   Я прошу у него курить. Даёт мне трубку и велит мне не развлекаться, пока курю.
   - Эта трубка требует большого внимания к себе, поэтому советую Вам не разговаривать, ибо спичек в доме нет.
   Курю, т.е. тяну изо всей силы - трубка как закупоренная - дымы 1/ 10 доля глоточка - от страха, что потухнет, не только не говорю, но и не думаю - и - через минуту, облегчённо:
   - Спасибо, накурилась!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Посреди зимы.
  
   Пышет пар, приоткрытого рта:
   "Устала, уста - ла, устала!"
   Ресницы - белей холста....
   Пиши - пропало!
  
  
  
   Даже флюгер замёрз на трубе....
   Ничегошеньки, тут не поделаю я!
   Не пойти ль, право к Бальмонту мне,
   озорница - зима коченелая?!
  
  
   Трень-брень: "Есть ли дома хозяин?!
   Дзинь - дзинь - ложка в чашке поёт....
   Топ - топ - добрый самаритянин....
   Сейчас - жгучий кофе нальёт!
  
  
  
   "Марина! Ой - просто картина!
   В подушки поглубже садись.....
   Ну, что за прокислая мина?!
   В момент - отогреем. Держись!"
  
  
  
   Растоплюсь, задымлюсь, заклублюсь-
   седовласым табачным облаком
   и уйдёт к потолку грусть,
   хворь уйдёт: завитком и всполохом.
  
  
  
   Допоздна - наглядеться тобой,
   слушать речи, такие чудные.....
   Ты, мне дорог, как рупь золотой,
   ты, мне дорог, как ночки лунные....
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Москва, 1920-й. Разрозненно.
  
   Для Бальмонта - каждая женщина королева.
   Для Брюсова каждая женщина - проститутка.
   Ибо, находясь с Бальмонтом, каждая неизбежно чувствует себя - королевой.
   Ибо, находясь с Брюсовым, каждая неизбежно чувствует себя проституткой.
   - Какой же флирт, раз вы даже картошечки не приготовили!
   (На Поварской - девица - красноармейцу.)
  
   ********************************************************************************************************************
  
   "Пена слов,- о господа, господа!- Но надо же как - нибудь делать дело любви, дело, которого вы мне не даёте делать?
   Не могу же я с утра до вечера только стирать, только кормить Алю, только ходить в гости!
   И вот - слова! Пена! Опьяненье!
   " Забвения! Только забвения!
   Мы ищем в писаньях своих!"
  
   (Лохвицкая).
   ********************************************************************************************************************
   Где - то - в какой - то своей тетрадке - легкомысленное и грустное изречение:
   Не всё ли равно с кем спать на земле, раз всё равно, будешь спать, с кем попало - под землёй.
   Не у всех же фамильные склепы!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Я не игрок, я слишком скоро сама становлюсь картой. И не охотник, я слишком скоро сама становлюсь добычей, слишком скоро ненужной моей добыче, ставшей охотником.
   ********************************************************************************************************************
   Прав в любви тот, кто более виноват.
   ********************************************************************************************************************
   Я не разборчивая невеста, я, скорее блудница (душевная куртизанка, как когда - то кто - то сказал об Асе), и если уж блудница томится с каждым из людей - при всём веселье и при всей скромности её требований!- значит, действительно, ей плохо - или, случайно, встречные плохи.
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
  
   Мотыльки.
  
   Усы часов, показывали: "Два",
   лучи луны в бокале растворились,
   знакомые шаги, поспешные едва....
   И вот - парадной двери приоткрылись.....
  
  
  
   А мотыльки - слетались на огонь
   в оконное стекло крылами бились,
   смеясь над неведеньем сонь,
   проникнуть, в кровь и нервы силясь......
  
  
  
  
  
  
   Такая ночь, где нет ни слова лжи,
   такая ночь, где Богу всё открыто!
   Кто - для тебя?! Назавтра - разреши!
   Но - ничего под небом не забыто!
  
  
  
   Ты - мой глоток вечернего тепла,
   я для тебя - сияние надежды......
   Умрём - в квадрате мутного стекла.....
   Мы - мотыльки! Так было, так - и прежде!
  
   ********************************************************************************************************************
   Москва, зима тоже время.................1919-й.
  
  
   Писала и читала нынче ночью до птичьего щебета.
   Так хорошо.- Светает - ни с кем не целовалась - одна. - Насколько достойнее, вдохновеннее, вдохновительней!
  
   Одного жаль: пустынного светлого переулка, пустынного светлеющего неба, двух тополей напротив....
   - Себя ведь не пойдёшь провожать на крыльцо!
  
   ********************************************************************************************************************
   Подходила ли когда - нибудь хоть одна женщина в мире хотя бы к одному мужчине в мире без мысли - без примысли - (как "привкус"!) - о любви?
  
   ********************************************************************************************************************
   Гамма.
  
   О, осень!- как твоя улыбка пьяна
   на отмелях хмельно - зелёных вод,
   взмахнув крылом: полыни и тумана,
   заводишь этот - жёлтый хоровод...
  
  
   А я боюсь - уйти и не остаться
   в плену тобой одержанных побед,
   ты плакать можешь, можешь и смеяться
   и провожать - листом кидая вслед.....
  
  
   Нещадно брать, мою слепую душу:
   не жалуя, не жаля - просто так
   и чувства, и тревоги не наруша-
   зацеловать печалью на устах!
  
  
   Прости меня, за то, что - век упряма,
   за то, что безнадёжна и грешна,
   ветров живых, спасительная гамма,
   пусть снова - перекрестит у окна.
  
  
   О, дни мои - усталые скитальцы,
   хранящие уютное тепло
   и те, и те - ушедшие сквозь пальцы.....
   Я, помяну Вас - тридевять светло!
  
  
   Блаженны Вы, судящие нестрого,
   без жажды: отрекаться и казнить,
   отправясь в путь, прошу же! Ради Бога!
   Спокойно - наши двери притворить!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Москва, 1920 г, конец февраля.
  
   Где - то в какой - то своей тетрадке - легкомысленное и грустное изречение:
   Не всё ли равно с кем спать на земле, раз всё равно будешь, спать с кем попало - под землёй.
   Не у всех же фамильные склепы!
  
   ********************************************************************************************************************
   Я не игрок, я слишком скоро сама становлюсь картой.
   И не охотник, я слишком скоро сама становлюсь добычей, слишком скоро ненужной моей добыче, ставшей охотником.
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
  
   Радуйся!
  
   В казусе - градусы.... Много - не балуйся!
   Всё не расскажешь воде и земле,
   а если истина оползнем? Радуйся!
   Она - затаилась на самом дне.
  
  
   Бросая на небо - наивно, небрежно:
   сомнения зёрна и камни обид,
   ты всё ещё ждёшь Возвращения нежно.....
   Не помня, не зная - что Богом забыт!
  
  
   В казусе - градусы.... Много - не балуйся!
   В слёзах магнолий - дождь золотой....
   Если даровано чувствовать - радуйся!
   Прямо в пучину - уйди с головой!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Москва, 1919-й, август.
  
   Много человека и немножко природы - не наоборот.
   Деревья для меня хороши рядом с камнем.
  
   ********************************************************************************************************************
   В Москве я благодарна за каждую веточку, в деревне - за каждую весточку.
   (Игра слов, а, правда!)
  
   ********************************************************************************************************************
  
   А как я любила - с тоской любила! До безумия любила! - Шварцвальд: золотистые долины, гулкие, грозно - уютные леса,-
   не говорю уже о деревне, с надписями на харчевенных щитках: "Zum Engeb", "Zum Adler", "Zum Lowen" ( "У ангела", "У орла",
   "У льва") и речкой, - вся душа расцветает!
   Может быть - мой идеал в природе - всё, кроме подмосковных дач.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Апрель.
  
   Этот ветер апреля,
   ведь куда - то, он дует?!
   Раньше - почки проснулись,
   вновь от тёплых дождей,
   ещё только неделя
   и весна заколдует-
   души к свету вернулись,
   губы ж - стали грешней.
  
  
   Стало легче дышать,
   стало легче поверить,
   как всегда, так безумно-
   ударила хмель....
   Кто, ей смеет мешать,
   рассчитать и проверить?!
   Завела, неразумна-
   свою канитель....
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Марина Цветаева.
  
   27.
  
   Четвёртый год.
   Глаза - как лёд.
   Брови - роковые.
   Сегодня впервые
   с кремлёвских высот
   наблюдаешь ты
   ледоход.
  
  
  
  
  
   Льдины, льдины
   и купола.
   Звон золотой,
   серебряный звон.
   Руки - скрещены,
   рот - нем.
   Брови сдвинув - Наполеон!-
   ты созерцаешь Кремль.
  
  
   - Мама, куда - лёд идёт?
   - Вперёд, лебедёнок!
   Мимо дворцов, церквей, ворот-
   вперёд, лебедёнок!
   Синий
   взор - озабочен.
   -Ты меня любишь, Марина?
   -Очень!
   -Навсегда?
   -Да.
  
   ,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
  
   Скоро - закат,
   скоро - назад:
   тебе - в детскую, мне-
   письма читать дерзкие,
   кусать рот.
  
  
   А лёд
   всё
   идёт.
  
   24 марта 1916.
  
  
   Сергей Кин.
  
   Ледоход.
  
   Вот так - ломая и калеча,
   вот так - неведомо куда,
   несёт, как спины и как плечи,
   твой лёд весной - Москва- река.
  
  
  
   Сорвать мосты, сто крат желая,
   весна - наделала хлопот,
   а ты, едва запоминая,
   понять хотела ледоход!?
  
  
  
   В моря несёт нас всех - туда,
   в моря несёт, как льдины эти,
   уж так, устроено на свете,
   что цепи - держат якоря.
  
  
  
   И ты, глядишь во все глаза
   на марта, скорую работу.......
   Пускай - готовятся к полёту-
   два белых, лебедя крыла......
  
   ********************************************************************************************************************
  
   От автора:
   Мастер тот, кто пишет на все темы..............
   Но - мастер вдвойне, тот, кто может предвидеть будущее и послать туда свой разум!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
   Марина Цветаева.
   19.
   Я знаю правду! Все прежние правды - прочь!
   Не надо людям с людьми на земле бороться!
   Смотрите: вечер, смотрите: уж скоро ночь.
   О чём - поэты, любовники, полководцы?
  
  
  
   Уж ветер стелется, уже земля в росе,
   уж скоро звёздная в небе застынет вьюга.
   И под землёю скоро уснём мы все,
   Кто на земле не давали уснуть друг другу.
  
   3 октября 1915.
  
  
   Сергей Кин.
  
   В века!
  
   Полыхала и билась тревога,
   горло - пело солдатские марши,
   только сердце одно без причины,
   говорило: Я вольно в тебе!
  
  
   Разрушались и падали стены,
   разум плакал, в дыму задохнувшись,
   и вещала, забытая совесть:
   Для чего, подожди.... Для чего?!
  
  
   Кровь - питала безмолвные камни,
   дети - пили из сточной канавы,
   и безногой, казалась победа
   над такой же любовью, как ты!
  
  
  
   Ты - ослушался нынче приказа,
   ты - оружие, бросил под ноги,
   фотографию, памяти прежней:
   целовал, целовал, целовал...............
  
   11 февраля 2009.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Москва, 1919 г. Разрознено.
  
   Новые башмаки: высокие, крем, с чёрным лаковым ободом, на чёрной шнуровке - дамские - первые в жизни! - полученные мной от солдата в обмен на 1) цинковую ванну, 2) детскую поломанную коляску, 3) несколько безногих кресел, 4) безногий стул, 5)остов кровати etc/ ....... целую груду бесполезных полезностей! - новые башмаки мои, вы всё ещё(3-ья неделя!) стоите
   на верху красного шкафа, в неприкосновенном блеске своих чёрных подошв, а я всё ещё хожу в своих обожаемых, преданных, английских(London!) - как Аля говорит " с улыбкой" - туфлях, жёлтых (когда - то!) с крест - накрест шнуровкой, доблестных и страшных, как две шхуны, потерпевшие крушение...
   В старом платье я - я: Человек! Душа! Вдохновение! - в новом - женщина.
   Потому и не ношу.
  
   ********************************************************************************************************************
   Тихий февраль.
  
   Февраль - метался пляской куртизанок,
   февраль - на синем, синей диадемой,
   он заметал дороги спозаранок,
   заледенив дубов тугие вены.
  
  
   А новости из ящика рекой:
   чужие мысли, чуждые законы,
   похожие, как пульмана вагоны,
   а каждому - хотелось пить покой.
  
  
  
   Хотя бы где, хотя б на пять минут,
   забыв совсем, житейские разлады-
   из тишины, добыв святые клады,
   из тишины - где слитки слова льют.
  
   Иного мира - вечный господин,
   звучать смиренно заставляет арфы
   и мы бредём, затягивая шарфы
   не помня, даже даты именин.................
  
  
  
   Москва, 1919-й, Апрель.
  
   Трагическая Вербная Суббота. Потеряла (в воду канули!) 500 руб. Спрятала - вместо них - две ложечки сахара в конверте.
   500 руб.! 50 фунтов картофеля - или почти башмаки - или калоши + 20 фунтов картофеля - или....
   Потеряла за три дня 1. старинную овальную флорентийскую брошку (сожгла), 2. башмаки (сожгла), 3. ключ от комнаты, 4.ключ от книжного шкафа, 5. 500 р.
   О, это настоящее горе, настоящая тоска! Но горе - тупое, как молотом бьющее по голове.
   Я одну секунду было совершенно серьёзно- с надеждой - поглядела на крюк в столовой. - Как просто!
   Я испытала самый настоящий соблазн.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   В квадрате.
  
   Остудится, что - то забудется,
   сбудется или не сбудется,
   уронится, или приложится,
   останется, или заложится?!
  
  
  
   Буду на свете маяться,
   сколько мне - полагается!
   Крошкой сойду, окалиной:
   низложенной, неприкаянной....
  
  
   Не на что, тут надеяться,
   как посеется, так и развеется,
   даже за синими долами,
   трудно расти - помидорами!
  
  
  
   У многорукой всепалости-
   ты не проси о жалости,
   на ржавом крюке полумесяца-
   под потолок повеситься.................
  
  
  
   Нет, ничего победного-
   в песнях Демьяна Бедного,
   Углич - убьёт царевича
   в чёрном квадрате Малевича................
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
   Москва, год1919-й, Август.............
  
   Сон N3.
   Записан ночью без свечи ( в деревенской избе),- во второй раз( в первый написала листок, уже исписанный).
   Пишу в темноте. Если сон вещий, мне придётся умереть.
  
  
   Захожу в какой- то магазин покупать сладкое. Конфеты- 20 руб. или копеек. Продаёт старый - старинный - Господин.
   Там, продаются также книги - старинные. Выбираю, себе о рыцарстве. Меня ждут, какие-то молодые люди- англичане кажется....
   Отойдя несколько шагов - вспоминаю, забыла конфеты. Возвращаюсь. Никого нет. Краду - ещё книгу о рыцарстве - и синюю для Али- о звёздах.. Догоняю молодых людей, держу книги, чтобы не заметили. Потом - чёрная вода, - какая - то баба рыжая, жалуется, что Аля разорвала полотно... Зову Алю. Она идёт по щиколотку в воде, спотыкается и исчезает. Её спасает, здешняя девочка Анюта.
   Спрашиваю о полотне. Не сознаётся. Хочу её убить. Она - хочет потопить меня, изворачивается и кидает вилы в спину. - Я чувствую боль (умираю) и лечу. Улетая, смеюсь и говорю Але: " А у меня, сейчас свой аэроплан!"
   Лечу над переулками Москвы. День, солнце. Задираю прохожих.
   Какая - то дама в коричневом: "Покойница!" А я ей: Вы - больше покойница, чем я!"
   Залетаю в дом Фельдштейнов и с чувством весёлой мести делаю какие- то гадости (Маргарита - не иначе! От авт.)
   Какие- то Стёпки - Растрёпки.... Безнаказанно.
   Спускаюсь в швейцарскую.
   Там внизу - живёт Вера Эфрон!!! Удивительно!? С каким - то мужем. Швейцар, говорит о Вере, что она достала какое - то место, и что он достал. Я надеюсь - это Серёжа!? Фамилия - Вихляев! Не - он!
   - А Сергей Яковлевич!? - спрашиваю развязно.
   - О, он - давно умер. Он четыре дня, был в отпуску, а умер как раз во время еврейского погрома.
   (" Ещё это!" - думаю я.)
   Вылетаю. Лечу над садом, над стеной, но уже не могу........ Опускаюсь... Тону...
  
  
  
  
   После этого сна - час искала спички. Потом выкурила 12 папирос. (Крепкие - чёрт... от авт.)
   Совсем - ничего не хочется.......
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Вечер на троих....
  
   Кому, есть дело?!
   Ещё летело-
   Билось о стекло........
   Всё, что осталось,
   Всё что пыталось....
   Легко... Бело...
  
  
  
   А, там за тоненькой преградой:
   лихая свадьба канонадой.......
   Идёт - хмельно!
   Жених - целуется с невестой,
   такой великолепно честной!?
   Пьют - вино!
  
  
   Гуляет - небожителей Олимп....
   У них над головою - нимб
   и небо - вспышкой взметено!
   Она - как - будто молоко,
   напротив - будто Рококо!
   А на кладбище - темным - темно!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Москва, 1919 год, конец мая...........
  
   2 часа ночи. Возвращаюсь от знакомых, где бываю каждый вечер. В ушах ещё последние, восхищённо - опасливые возгласы:
   "Какая смелая! Одна - в такой час! Когда кругом грабёж. И все эти драгоценности!" (Сами же просят сидеть, сами же не оставляют ночевать, сами же не предлагают проводить, - я и выхожу смелая! Так, и собака смела, которую люди из сеней выталкивают в стаю волков.)
   Подставляю лицо - луне, слух - воде: двойное струенье
  
   Луны, воды
   Двойное струенье.........
  
   Струенье... строенье.... сиренью..... стремленье... (Какое вялое слово! Пустое. Не чета - стремглав.)
   На углу Собачьей и Борисоглебского овеваю платьем двух спящих милиционеров. Сонно подымают глаза.
   Не живее тумб, на которых спят. Праздная мысль: "Эх! Чтобы - ограбить!" Девять серебряных колец (десятое обручальное),
   офицерские часы - браслет, огромная кованая цепь с лорнетом, офицерская сумка через плечо, старинная брошь со львами,
   два огромных браслета (один курганный, другой китайский), коробка папирос (250! Подарок) - и ещё немецкая книга.
   Но милиционеры, не прослышав моего совета, спят. Уже заношу ногу за железку ворот (ночью ход со двора) - как из под навеса крыльца:
   - Кто идёт?
   Малый лет восемнадцати, в военном, из под фуражки - лихой вихор. Рус. Веснушки.
   - Оружие есть?
   -Какое же оружие у женщин?
   - что это у вас тут?
   - Смотрите, пожалуйста.
   Вынимаю из сумки и подаю ему, одно за другим: новый любимый портсигар со львами, кошелёк, спички
   - А вот ещё гребень, ключ.... Если вы сомневаетесь, зайдите к дворнику, я здесь четвёртый год живу.
   - А документ есть?
   Тут, вспоминая напутствия моих осторожных друзей, добросовестно и бессмысленно парирую:
   - А у вас документ - есть?
   - Вот!
   Белая под луной сталь револьвера. ( "Значит - белый, а я почему - то всегда думала, что чёрный, видела чёрным.
   Револьвер - смерть - чернота".)
   В ту же секунду через мою голову, душа меня и цепляясь за шляпу, летит цепь от лорнета. Только тут я понимаю, в чём дело.
   - Опустите револьвер и снимайте обеими руками, вы меня душите.
   - А вы не кричите!
   - Вы же слышите, как я говорю.
   Опускает и, уже не душа, быстро ловко снимает в два оборота обкрученную цепь. Действие с цепочкой - последнее.
   "Товарищи!" - это я слышу уже за спиной, занося всё же ногу...
   На следующий день в 6 вечера, на Малой Молчановке его убили!
   Предлагали идти отбирать вещи. С содроганием отвергла. Как - я, живая (то есть - счастливая, то есть - богатая), пойду отбирать у него мёртвого, его последнюю добычу?! От одной мысли содрогаюсь. Мёртвых не грабят.
  
  
  
  
  
   Страшное.
  
   Свищет ветер, гонит ветер-
   ночь на саночках летит,
   запрягайся в пару третьим.....
   Не поверит, не простит!
  
  
   Ночью: муторно и худо,
   затаившись, помолчи,
   ночью - властвует Иуда:
   и вороны, и грачи.
  
  
   Для иных, найдётся дело:
   не разбойник, так палач,
   отведут тебя налево-
   будет больно, ты не плачь.....
  
  
   Суетятся чьи - то тени
   у кладбищенских оград:
   "Неужели же - пельмени?!
   Здрасте, масти, мастерят?!"
  
  
   Кровь от этой жути стынет,
   может - выйдут мертвяки
   или кто - то финку вынет:
   "Баловаться - не с руки!"
   ********************************************************************************************************************
  
   Москва, 1919 год, Август.
  
   Расстрел царя.
  
   Возвращаемся с Алей, с каких - то продовольственных мытарств унылыми, унылыми, унылыми проездами пустынных бульваров.
   Витрина - жалкое окошко часовщика. Среди Грошевых мелочей огромный серебряный перстень с гербом.
   Потом какая - то площадь. Стоим, ждём трамвая. Дождь.
   И дерзкий мальчишечий петушиный выкрик:
   - Расстрел Николая Романова! Расстрел Николая Романова! Николай Романов расстрелян рабочим Белобородовым!
   Смотрю на людей тоже ждущих трамвая, и тоже (то же!) слышащих. Рабочие, рваная интеллигенция, солдаты, женщины с детьми. Ничего. Хоть бы кто! Хоть бы что!
   Покупают газету, проглядывают мельком, снова отводят глаза - куда? Да так, в пустоту. А может, трамвай выколдовывают.
   Тогда я Але, сдавленным, ровным и громким голосом (кто таким говорил - знает):
   -Аля, убили русского царя, Николая второго. Помолись за упокой его души!
   И Алин тщательный, с глубоким поклоном, троекратный крест. (Сопутствующая мысль: "Жаль, что не мальчик. Сняла бы шляпу".)
  
   ********************************************************************************************************************
   Из глубины.
  
   Так видеть, так петь:
   лететь, лететь, лететь....
   Много, есть на Руси святых,
   А ты - стих!
  
  
   За царя, за любовь, за нас-
   в добрый час и недобрый час!
   Кровью захлебнувшись, всем улыбнувшись....
   Видишь издалека, молишься - едва проснувшись!
  
  
   Жизнь, так длинна - дурна,
   жить, не прожить.... Одна!
   Жизнь - только сон в чаду,
   но я - за тобой пойду!
  
   Пойду за тобой в ад,
   пойду за тобой в глад,
   пойду за тобой в синь,
   если сердце - поёт в теплынь!
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
  
  
  
   Чехия, 1923 год.
  
   Не весна в деревне, - деревня в Весне. (Ибо Весна стихия и в деревне вместиться не может....)
   Отступление: Не вмещается Россия в шляпу! Не - вмещается.... (М. Булгаков "Бег")
   "Русские берёзки", " русские можжевельник".... Ложь.
   Самообман. Если не скажут, не отличишь.
   Весна - СТИХИЯ, и мне от неё ничего, кроме неё, не нужно.
   В России я любила весну, но не весну же в России!
   Стало быть - безразлично: Чехия или Россия? Да везде, где дерево и небо - там ВЕСНА!
   Ну, а в Африке? Нет, в Африке - будет Африка, не весна. Там, для меня, пришлого, баобаб одолеет дерево.
   Надо родиться среди баобабов.
   ********************************************************************************************************************
  
   Грачи.
  
   Родину, мы оставляем - медленно....
   Что, она нам - колыбель или-
   невозвратно - потерянно,
   непонятная, злая ухмылка России?!
  
  
   Плача - рушит, бьёт и душит,
   пьёт, ругается и смеётся,
   кровью нашей - пожары тушит,
   хочет встать, но никак не проснётся...........
  
  
   Что же - пусть будет ей веселей!
   По весне, стаи птиц встречаем:
   "Прилетели грачи, а мы - улетаем.....
   За маковки, горьких церквей!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Коктебель, 19 июня 1914 г, четверг.
  
   - Он совсем не человек. С ним нельзя говорить о жизни, ни о любви, ни о смерти.
   Знаете, я как - то, смеясь, рассказывала Асе, как Макс утешал умирающего....
   - Макс никогда не пойдёт к умирающему!
   - Знаю. Но представьте, что судьба к несчастью обоих их свела в эту минуту. И вот Макс начинает рассказывать умирающему историю, как однажды в Испании - в таком- то городе, в таком - то веке - к одному кардиналу пришёл один аббат и как этот аббат вдруг понюхал розу и как вдруг умер и как эта смерть прекрасна. - Представьте себе ужас этого умирающего! Какая - то Испания, уже ни к чёрту ненужная, раз кончается весь мир!
   Аделаида Каземировна смеялась.
   - Да, вы правы. С ним нельзя говорить ни о жизни, ни о любви, ни о смерти. Он не человек. Для меня он нечто вроде химеры с Notre - Dame. Он мне приятен своей монументальностью, архитектурностью. Я люблю его видеть на каком - нибудь торжестве, как украшение.....
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Волошин.
  
   Отходчивый, совсем не бука,
   добрее нет, такой ребёнок,
   скрывается за обликом медведя-
   тишайший и восторженный поэт.
  
  
   Он, может быть: упрямым и суровым,
   молчать, хоть днями, хоть часами-
   изменчивый, как море в Коктебеле
   и небо над горою Карадаг.
  
  
   Уходит в пенное круженье,
   отводит: молнии и стрелы,
   одной рукой - держа канаты,
   в другой - прекрасное перо.
  
  
   Приблизь к ушам своим ракушку:
   услышишь плеск волны и шепот,
   так - ветер, ударяет в берег,
   то имя - Максимилиан......
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
  
  
   Москва, 1919 г, Разрозненно.
  
   Бальмонт и солдаты у автомобиля.
   Бальмонт ночью проходит по какому - то из арбатских переулков.
   Сломанный автомобиль. Вокруг трое солдат.
   "Повинуясь какому - то внутреннему голосу, перехожу, было на другую сторону, но в последнюю секунду - конечно - остаюсь.
   И в ту же секунду один из них:
   " Эй, поп!" Тогда я подхожу к ним вплоть.
   " Я действительно священник и скажу вам следующее:
   Ты (указываю на одного) скоро умрёшь от сыпного тифа, тебя (указываю на другого) повесит Колчак, а ты уцелеешь, тебе ничего не будет".
   - Почему же вы пощадили третьего?
   - Чтобы он помешал двум первым разорвать меня.
   ( Всё это с бальмонтовской чёткостью, быстротой, экспрессией.)
  
   ********************************************************************************************************************
  
   - Бальмонтик, вы видели сегодняшний декрет?
   - Нет, ибо я не имею привычки читать надписи на заборах.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Вчера с Бальмонтом.
   Идём к Р.С. Тумаркину. Бальмонт жалуется на то, что я не чувствую, "как я ему желанна". Я развиваю ему свою теорию о богатстве и возмущаюсь, что он не слушает.
   Разговор, как " две параллельных линии, проведённых из разных точек"...
   Вдруг передо мной огромная жёлтая собака с мешком в зубах.
   Я мигом бросаю Бальмонта и, на ходу: "Бальмонт! Бальмонт! Ты понимаешь? Она что - то несёт и не ест!
   Это в 19-м году!"
   "Что ж вы так удивляетесь? Есть хорошие воспитанные собаки!"
   И я - с внезапным охлаждением: " И может быть это картошка, да ещё сырая".
   "Нет, - оскорблённый голос дамы, владетельницы собаки, - она и мясо носит".
   Я: "Бальмонт! Бальмонт! Нет, ты не понимаешь! - Мясо!"
   И Бальмонт очень галантно - уже с Тумаркинского крыльца - даме: "Хорошая собака. Поклонитесь вашей собаке!"
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Пока хозяин уходит за чаем и хлебом (я сразу объявила, что Бальмонт голоден, ибо, зовя, его в гости, обещала, что его накормят и, кроме того, потому что он не верил, что я посмею) - мы с Бальмонтом сидели в креслах, он в одном я в другом.
   И вдруг Бальмонт: "Малютка!" (пауза.)
   Я, зная его привычку к импровизациям, жду, что сейчас будет "незабудка" или что - то в этом роде. Но незабудки не следует.
  
   "Если ты когда - нибудь почувствуешь себя свободной..."
   Я всё ещё сомневаюсь, но так как обыкновенно я говорю ему ты, а он мне - ВЫ, начинаю чувствовать себя неуютно.
   " Если ты когда - нибудь отчаешься и почувствуешь себя свободной.............."
   "Никогда - перестав играть, вставляю я.
   "....В минуту нежной прихоти - подари мне себя!" (Пауза.)
   Я: А я сначала думала, что это - стихи".
   Бальмонт: " Сколько раз моё желание сталкивалось с вашим нет!" (во дворе чей-то громкий голос.)
   Бальмонт: " У меня уже начинаются явные галлюцинации. Я, например, сейчас ясно слышал " Пара калачей - 16 копеек!"
   Я, восторженно. " Неужели шестнадцать?"
   Бальмонт. "Глупые женщины! Нужно не иметь никакого чутья к красоте, чтобы не понимать, как это было бы прекрасно, ребёнок от Бальмонта и Марины Цветаевой!"
   Я "Да, Бальмонтик, но чтобы был этот ребёнок - он, конечно, будет прекрасен! - надо любить отца.....
   Кроме того, я трезва: зимой вокруг вас всякие Лизы, Кати, Саши, а сейчас никого нет - только я..."
   Приход хозяина кладёт конец этой дискуссии.
   ********************************************************************************************************************
  
   Бальмонт.
  
   Романтик - розовых рассветов,
   приятель солнца и луны,
   небесно - мудрой чистоты
   и ткач - блистающих сонетов.
  
  
   Мой верный друг - привал в тиши,
   последний гений благородства,
   ты сохранил от первородства,
   неугасимый пыл души.
  
  
   Бездымный порох, добрый врач:
   Асклепий, зодчий, весельчак,
   изящных рифм, слогов Варяг,
   недоуменье - дохлых кляч......
  
  
  
  
   Ты - Бальмонт, как не говори,
   а значит, ты - почти что Бог:
   пьянящий грог, зовущий рог-
   звени, напутствуй и гори!
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
   Чехия, 1923 год.
  
   Я та песня, из которой слова не выкинешь, та пряжа, из которой нитки не вытянешь. Не нравлюсь - не пойте, - не облачайтесь.
   Только не пытайтесь исправить, это дело не человеческое, а Божье: будет час- сама (т. е иным велением!) расплету, расплещу, распущу: песню отдам ветрам, пряжу свою - гнёздам. Это будет час моей смерти, моего рождения в другую жизнь.
   А пока это спаяно, сплетено, сцеплено - не подступайтесь, это только значит, что я ещё живу.
   Стихи - относительная известность моя оберегают меня от многих добрососедских наглостей.- Спасибо им!
   Если бы я эти стихи не печатала, а просто писала, мне бы пришлось выслушивать ушами всё то, что я сейчас - глазами - читаю:
   "Оригинальничание..... привлечь внимание...."
   Я бы оглохла от человеческой грубости. Ослепнуть мне не страшно, - я и так слепа! Кроме того, больше всего в жизни я ценю слух.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Оттуда.
  
   Мне Россию, напомнила Прага,
   сверху мосты во Влтаву глядящие,
   соборы с тобой говорящие,
   новой - весны хмельная брага.
  
  
   Белые ночи Питера,
   фонтаны Петергофа,
   низких домов - литера
   и Зимний - трудный, как Голгофа.
  
  
   Ажурный, лёгкий Монпезир,
   Екатерининский, как пир,
   а Павловска старые клёны-
   роняют, вечерние звоны...............
  
  
   Здесь - всё это, тоже бывает,
   надрывно шарманка играет,
   сбирая осколки души
   и так же - поют камыши.
  
  
   И так же - цыгане дурачат,
   и так же - смеются и плачут,
   и чистые, те же глаза.....
   Вот, право, наверно: Не за!
   ********************************************************************************************************************
  
  
   Германия, 1923 год.
  
   И - перелёт в Германию.
   Моя страна, моя РОДИНА, колыбель моей души! (от автора: Не Родина подонков, не Родина Гитлера, не родина Бюргеров, оплывших от жира! А Родина: Гейне и Шиллера, а Родина Прекрасных, Распрекрасных стихов.......... Которым - нет названья!!!!!!!!!!! Сергей........)
   Моя оклевётанная крепость духа! Крепость духа, которую принято считать тюрьмой для тел..........................
   Это страна свободы. - Утверждаю. - Страна высшего считания человека с человеком, личности с личностью.
   (От автора: Она поняла - как ошиблась............. НЕТ ТАКОЙ СТРАНЫ - ГДЕ СОЛНЦЕ, СВЕТИТ ВСЕМ!!!!!!!!!!!!!!!!!!
   ПОСКОЛЬКУ - ХРИСТА РАСПЯЛИ СВОБОДНЫЕ ЛЮДИ! А ИМЕННО - РАЗБОЙНИКИ!!!!!!!!!
   Разбойники шайки Варравы! А они - считали себя свободными................
   А оказались - убийцами!!!!!!!!!!!!!!!! Поскольку - спасали дурака, грешника, пьяницу и сквернослова!!!!!!!!!!!!!!!
   Каким он казался в их глазах??? Борцом - за свободу и свободным от всех, светочем, мудрецом............ Слепые, грешники и Святотатцы!!!!!!!!!!!!!!!!!!
   Они все сейчас - в когтях ДЬЯВОЛА! Все они - в адском пекле!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Потому что распятие Христа, их рук дело!!!!!!!!!!!!
   Ибо кричали: Распни!!!!!!!!! А Гитлер - ещё один Варрава!!!!!!!!!! И их будет - БЕСКОНЕЧНО МНОГО,
   ЭТИХ ВАРРАВ!!!!!!!!!!!!!
   ПОКА - ПОСЛЕДНИЙ СОГРЕШИВШИЙ НЕ СКАЖЕТ: НЕТ!!!!!!!!!!!!!!!!!
   ЕСТЬ ЕЩЁ ВРЯМЯ! ГОСПОДЬ - ТЕРПЕЛИВ!!!!!!!!!!!!!!!!!
   НО И ЕГО ТЕРПЕНИЮ - НАСТАНЕТ КОНЕЦ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!)
   Безличности с личностью! Только там - на протяжении всего земного шара - мне дышится, только там я не оплёвана.
   Там бы я хотела умереть и там - я непременно - в следующий раз - рождусь.
   (Рожусь - хотела она сказать, а сделала ошибку!)
  
  
   Германии.
  
   Не та Германия - не та!
   Под марши факельного шага,
   от Рейна Гёте до Рейхстага-
   все превращаются в скота.
  
  
   Ефрейтор - чистильщик сапог,
   никак не больше таракана,
   усы топорщит и упрямо,
   сбивает звёзды с синагог...........
  
  
   Косноязычество штыков
   и умиление парадов:
   однообразие фасадов,
   дурная сила кулаков.
  
  
   Костры из книг - извилин сдвиги,
   смешная пляска папуасов,
   победно - маленькие криги
   и... истребленье - чуждых классов............
  
  
   В огонь - Верлена и Рембо,
   туда ж - Цветаеву и Скотта,
   зато, засунут, был Майн Кампф-
   в карман германского пилота!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Париж, 1932 год.
  
   Я вернулась домой полумёртвая. Ни Г...., не Минос, ни Апостол Павел не помогли. Постояв локтями на столе, полежав затем на полу, не ставя вопросов, не понимая (собственных) ответов зная только одно: умереть! - я прибегла к своему обычному лекарству: природе.
   Вышла на улицу, и сразу - на тёплые крылья ветра. В поток фонарей. Ноги сами шли, я не ощущала тела.
   (Родзевич, я поняла: я одержима демонами!) Это было почти небытие, первая секунда души после смерти.
   ********************************************************************************************************************
  
   Сейчас все думают о странах и классах. НУЖНО ДУМАТЬ О ЧЕЛОВЕКЕ И О ЕГО ДУШЕ.
   ********************************************************************************************************************
  
   Март.
  
   Ходит глупая ворона - озирается с похмелья,
   что-то ей, совсем уж плохо-
   долго, ждётся песнь весенья......................
   Рано, рано! Вздох - от вздоха!
  
  
   А клюёт она - что будет,
   что подаст Господь в ладони,
   ставят Богу свечки люди-
   верят маленькой иконе!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Над пропастью.....
  
   Ты сам не знаешь, но над пропастью:
   синее небо, зеленей трава,
   всё остальное - мишура,
   когда твой крик, умолкнет с лёгкостью........
  
  
   Всего, лишь шаг: от солнца и от звёзд,
   всего, лишь шаг - коварной, злой причины
   и ты - безвестно, падаешь с кручины,
   не рассмотрев, не видя мост.....................
  
  
   А там, над адской глубиной-
   любовь, заламывая руки,
   не верит: скорби и разлуке,
   творя молитву над тобой!
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
   Париж, 1932 год.
  
   Да, да, да, весь Париж полон женщин француженок, американо - чек, негры - яночек, датча - ночек и Т, Д. молодых, хорошеньких, красавиц, богатых, нарядных, весёлых, развлекательных, обворожительных и т.д. И чтобы я, со своими седыми волосами, своими 4-х летними башмаками, со своими 10-ти франковыми прямолинейными(не кружевными) рубашками (о верхних- речи нет!) из Uni - Prix - смела мечтать удержать, хотя бы на час,- молодого, здорового, с положением, да ещё Прынца: вхожего всюду, желанного всюду-
   но:
   в мире сейчас - может быть - три поэта и один из них -
   ЯЯЯЯЯЯЯЯ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
   От автора: В ОРИГИНАЛЕ с МАЛЕНЬКОЙ!
   Но я - взял смелость с БОЛЬШОЙ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
   ******************************************************************************************************************
  
   Танго.
  
   Танцуете танго? Держите слово?!
   Париж - имеет, вам предложить.....
   Здесь, всё так тихо, пустоголово-
   в пампасах, страсти не закружить!
  
  
   Штыков - не видно, собаки- сыты
   и даже клумбы стригут с утра:
   мадам по моде, мсье побриты.........
   Россия- пропасть, но тут - дыра!!!!
  
  
   В кафе шантане - рты приоткрыты,
   что "ДнепроГэс" им, что рыбий глаз,
   тут Марсельезы - давно забыты:
   отели всюду и Гранд Палас.
  
  
   Седой полковник за стойкой бара.
   Один....И помнит - свой страшный сон!
   Команду: "В шашки! И комиссара..........."
   Сидит и тянет: "Вечерний звон!"
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
   Ноябрь, 1932 год, Париж.
  
   Париж не при чём, эмиграция ни при чём - тоже было и в Москве и в Революцию.
   Я никому не нужна: мой огонь никому не нужен, потому что на нём каши не сваришь.
  
   Париж - сегодня...........
  
   Париж - сегодня кубический,
   Париж - сегодня влюблённый.........
   Кистями увлекается - синьора ПИКАССО!
   В утробе электрической
   на части разделённой-
   качается младенец с лицом мадам Тюссо!
  
  
   Ах, что ему до нации,
   ему, какое дело?!
   Он, сиську ищет пухлую и чмокает во сне.....
   Конфликты, провокации,
   хлопушки без прицела-
   всё это было в прошлом,
   как мутный взгляд в пенсне........
  
  
   Пусть давит башня Эйфеля - чрезмерно любопытных:
   и Ленинов и Гегеля, ломает глыбы- лбы!
   Смешны Эйнштейнам будущим - геройства первобытных:
   погоны герра Кейтеля, арийские гробы!
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
  
  
  
   Париж, 26 сентября, 1933 год.
  
   Человек пристал на Монпарнасском бульваре, идёт с Алиной стороны. Я его отшиваю, не отстаёт, обращаюсь к другому, тот естественно, становится на сторону "обидчика". - А в чём дело? - Этот господин нас преследует...-
   Во - первых, вас я не преследую, ибо вы отвратительны! Я преследую другую.....
   Вот всё признание меня Парижем, а 1925 - 1933 г. моего пребывания.
  
  
   Снега.
  
   Всё ближе холода, но взгляд не ближе,
   таких: колючих, серых глаз-
   зима в Париже
   и колокол души, молчит для нас.....
  
  
   А снег, слетая, с неба кружит:
   несмелый, первый, детский снег.....
   Как, он мне нужен-
   я, помолюсь за вас за всех!
  
  
   Куска чужого - век не надо,
   но бог мой, не сойти б с ума!
   Тебе награда:
   сиротство сердца, за спиной сума........
  
  
   Я, упаду на землю тихо,
   как этот несерьёзный пух:
   хохочет лихо,
   зато смиренен - святый дух!
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Москва, 1919 апрель.
  
   8 часов без роздыху: в первый раз взглянула на часы: 10 часов,
   во второй - 3 часа, в третий - пять с половиной. - Пролетели, как час.
   (ЛЮБОВЬ.)
  
   8 час = 1 час. (ЛЮБОВЬ)
   8 час = 8 час. Не знаю, ибо у меня не бывает.
   8 час = 80 час. - Голод или СОВЕТСКАЯ служба.
   ********************************************************************************************************************
  
   Рассказ.
  
   Скажи, кому какое дело,
   быть ближе к солнцу не успела!
   Ведь спас меня от немоты-
   НЕ ТЫ!
  
  
   Нельзя неправде подчиняться,
   бездушно жить и пресмыкаться,
   доколе вертится земля-
   НЕ Я!
  
  
   Я, всё как видишь, понимала,
   тебя: хранила и спасала,
   что есть на свете и во мне-
   ТЕБЕ!
  
  
   Чтоб наше лето не пропало,
   начнем свою любовь сначала,
   прекрасный не прервав рассказ-
   ДЛЯ НАС!
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
  
  
  
  
  
  
   Москва, 1920 конец апреля.
  
   Любят тех, с кем или весело - или невозможно - целоваться. Со мной ни того, ни другого: немножечко разве лестно.
   Но сейчас каждому так легко самому возвеличивать других своим поцелуем (секретарь Х или работает в каком - нибудь
   РОБДАРВОБЛ), что лестность отпадает.
   - Стало быть....
  
  
   Там, где у меня нет ничего любовного - очарованности какой бы то ни было - у меня нет искушения, быть доброй, таскать воду, давать селёдки.
   Надо прибавить, что я не выхожу из очарованности.
   (Пример: сапожники Гранские, - восторгаюсь воспитанностью, даю.
   Цыгане - то же самое, тогда с Милиоти: сначала очарованность бездомностью, потом наглостью - и т.д. Такая - корыстность.)
  
  
   Там, где я не очарована, я разумна: селёдка сейчас 1000 рублей - зачем давать?
   Там, где я очарована, я безумна: селёдка 1000 рублей - как же не дать?!
   Или: как бы сделать, чтобы они (сапожники Гранские) эти селёдки взяли?!
   - Ещё бы 1000 рублей дала в придачу!
   Но: что такое селёдка и 1000 рублей? - Две бренности!
   А моя ЛЮБОВЬ к сапожникам Гранским? - ВЕЧНОСТЬ. - То, на чём мир стоит!
   Следовательно: только когда я очарована, я разумна.
  
   ********************************************************************************************************************
  
   Я............................
  
  
   Предназначено, мне уйти и не вернуться,
   судьбой предназначено
   на порог родной не оглянуться-
   на других всё истрачено!
  
  
   Боже шь мой, как пусто-
   сердце устало
   в городах раздаривать чувства,
   разбивать о острые скалы!
  
  
   От любви не ждать воздаянья,
   переступать с окна на карниз,
   бросить в костёр желанья-
   падать вниз...................
  
  
  
   Опомниться, не успеть,
   песню забыть-
   на площади умереть,
   растоптанным быть..................
  
  
   Выберите место!
   Сам приду - заждалось кладбище:
   ночь моя невеста,
   топор - правдище!
  
  
   Но, опять душа, птица перелётная:
   Тень, да тень в кустах,
   как пуля излётная
   на семи ветрах.
  
  
   Верится, так любится!
   Хорошее - останется,
   плохое - позабудется!
   Пусть её - обманется!
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Москва, 1940 год. Разрозненно.
  
   Возобновляю эту тетрадь 5-го сентября 1940 года, В МОСКВЕ.
   18 июня ПРИЕзД В РОССИЮ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
   19-го в Болшево, свидание с БОЛЬНЫМ СЕРЁЖЕЙ. НЕУЮТ.
   За керосином. СЕРЁЖА ПОКУПАЕТ ЯБЛОКИ. Постепенное щемление сердца.
  
   Мытарства по телефону. Энигматическая Аля, её накладное веселье. Живу без бумаг, никому НЕ ПОКАЗЫВАЮСЬ. КОШКИ.
   Мой любимый неласковый подросток - кот. (Всё это для МОЕЙ ПАМЯТИ, и больше ничей: Мур, если и прочтёт, не узнает. Да и не прочтет, ибо бежит - такового.)
   Торты, ананасы, ОТ ЭТОГО НЕ ЛЕГЧЕ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
   Прогулки с Милей.
   Моё одиночество. Посудная вода и слёзы.... То есть, когда моешь грязную посуду - уж слёзы то и навернутся!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
   Обертон - унтертон! Ну, его к чёрту! Всё - жуть! Обещают перегородку - дни идут. Не могу, сосредоточиться и стихи, уже, где то - за шкафом.............. И отвычный деревянный пейзаж, отсутствие камня: устоя........ (Вспомнила Осипа! Его - КАМЕНЬ!!!!!!!!!
   ЕГО - СМЕРТЬ! И нашу с ним ЛЮБОВЬ! Болезнь Серёжи. Страх его сердечного страха. Обрывки его ЖИЗНИ без меня, - не успеваю слушать, а тем более записать........... Полны руки дела, тела, мела и другого......... Слушаю на пружине - на кровати пружинной, как и всегда........
   Погреб: 100 раз в день. Когда - писать??????????
   Погреб - а это, то, что в погребе: я, картошка, и всякая рухлядь!!!!!!! Снова- 19-й год!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
   Девочка Шура. Впервые - чувство чужой кухни. Безумная жара, которой не замечаю: ручьи пота и слёз в посудный таз!
   Мой милый - через сто лет, я буду ТВОЯ! Не за кого держаться. Начинаю понимать, что Серёжа бессилен, совсем, во всём!!!!!!!!!!
   Пусть - не будешь ТЫ - таким...........
   (Я, что - то вынимая: - Разве вы не видели? Такие чудные рубашки! - Я, на вас смотрел!) Не хочу - НИЧЕГО не ХОЧУ!
   Взять - и умереть! Лучше сразу - я уже намучилась вдосталь!!!!!!!!!!
   Кому - понять это??????? Но, уж и не Сереже!
   (Разворачиваю рану. Живое мясо. Короче )
   27- го в ночь арест Али. Смотрю и не верю, смотрю, и, кажется - все демоны собрались вокруг.... И воют.... И воют.........
   Аля - весёлая, держится браво. Отшучивается.
   Забыла: последнее счастливое видение её - дня за четыре - на СВК (ВДНХ), " колхозницей и рабочим!"
   М - мм.... Она в красном платке (колпаке - явно Жакерия, подарила ей платок такой же, ещё из Чехии....)
   Сияла. УХОДИТ, НЕ ПРОЩАЯСЬ!
   Я: " Что же ты, Аля, так, ни с кем не простившись?" А сама в сердце: Вот - благодарение ЗА ВСЁ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
   Она в слезах, через плечо - отмахивается....... Моя девочка! Наверно - мне быть ЗА ТОБОЙ?!
   Комендант (старик с добротой): "Так - лучше. А читается: ГОВНЮКИ!!!!!!!!!!!! НКВДушники проклятые! И. Все кто за Сталина!
   БУДЕТ и ЕСТЬ! Всяких - хватает!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Берия - вон! И ДАЛЬШЕ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
   Хватит - нашей кровушки попить!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! И Дальше!!!!!!!!!!!!!!! И дальщё......
   УРОДЫ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
   " Долгие проводы - лишние слёзки......."
  
   ********************************************************************************************************************
  
   ВОРОНОК.
  
   В черноту - ночь, моторы вгрызаются,
   фары ищут тебя - не сморгни.............
   Мостовые перила шатаются
   и дешёвой крупой - фонари..................
  
  
   Едут, едут взять чёрные ангелы:
   и ЕЁ, и ТЕБЯ, и МЕНЯ............
   Пучеглазые, скользкие кракены,
   подтянув портупею ремня.
  
  
  
   ОЙ, не высохнут слёзы у мамы,
   не вернётся обратно сынок............
   И ЗА 33 рваные раны-
   УНЕСЁТ, УКРАДЁТ ВОРОНОК!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
  
   ПОСВЕЩАЕТСЯ - ВСЕМ ПРЕДАТЕЛЯМ РОДИНЫ!
  
   Сергей КИН.
  
   ********************************************************************************************************************
  
  
  
  
  
  
  
  
   Москва, 2009 год. Наше время!
  
   Мне последнее время - снится один сон: Мост!
   Длинный, нескончаемый и на той стороне ОНА.....
   Чем дальше я иду, тем мост - длинней, а она зовёт и машет, чем - то белым,
   может платком?!
   Я, должен сознаться, до этого не читал, её "Поэму Конца", а когда открыл - окаменел....
   Это - мой сон! Терзающий - мой.... Сон.......
   А посему - я, написал о нём и Вы, конечно прочтете!
   Наверно - я, очень люблю Марину?!
  
   Поэма Конца. ( Отрывок)
  
   По - следний мост.
   (Руки не отдам, не выну!)
   Последний мост,
   последняя мостовина.
  
  
   Во - да и твердь.
   Выкладываю монеты.
   День - га за смерть,
   Харонова мзда за Лету.
   Монеты тень
   в руке теневой. Без звука
   мо - неты те.
   Итак, в теневую руку.
  
  
   Мо - неты тень.
   Без отсвета и без звяка.
   Мо - неты тем.
   С умерших довольно маков.
  
  
  
   ( Сергей Кин.) МОСТ.
  
  
   Ржавых обломков косма-
   мир тюрьма........
  
  
   Ровно в шесть в том, что есть......
   Мы - встретимся здесь!
  
  
   И смерть - не возьмёт! Ей - не взять!
   Значит - в пять!
  
  
   На мосту, через реку - Печаль,
   подожду тебя, будет жаль,
   коль заблудишься и не придёшь,
   оправдания - в спину нож.
  
  
   Знаешь, не раньше, чем Дале-
   мы сами не знали, что спали,
   нам пригрезились: каждого руки,
   губы, шептания, муки, звуки..........
  
  
   А мост - в рост,
   не прост..........
   Нескончаемый, невозможный,
   безостановочный, безотложный.........
  
  
   Шаг - на него.
   Куда?! - Всё равно!
   Лишь бы - вдвоём,
   обними - идём!
  
  
  
  
  
   Вчера, уснул за столом.......
   Ловлю себя на том, что плачу слишком часто, и никто не видит этих слёз! Может - только ТЫ?!
   И мне, совсем не стыдно, потому что они о России, о наших мёртвых друзьях и ещё по тебе!
   Ушла - а, я остался один!
   Как вор в ночь - ушла...........
   Зачем?! Должно - бороться!
   Должно - думать о нас ВСЕХ!
   А, ты - бросилась с моста.......
   Читаю, твою поэму и думаю: Откуда, ты всё знала?!
   Приходится - писать тебе ещё и "Слёзы!"
  
  
   Слёзы.
  
   Слеза скатилась..... За ней - другая!
   Сколько же плакать и упрекать?!
   Моя, дорогая:
   ни сестра, не жена, ни мать.......
  
  
   Вот так, мы все - уходим
   в безумие темноты,
   ищем и не находим,
   знакомые черты!
  
  
   Дороже серебра и злата,
   легче, чем мотылёк.........
   Моя - твоя расплата:
   твой запад и мой - восток!
  
  
  
   Поцелуй же, меня на дорогу,
   я, лишь это сейчас спрошу-
   мы вместе, предстанем Богу,
   если - НЕ нагрешу!
  
  
   Это всё! Но кто?! Кто - сможет понять?!
   Если сможет....................
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Поэтический :"Марина-Москва".
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"