Киндулов Лев Николаевич: другие произведения.

парамедицина (1-я часть)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 8.56*41  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Истории записывал примерно с 1996 года. Все описанное - исключительно из личного опыта. Вариант пока не отредактированный и без иллюстраций, пардон.


   П Р Е Д И С Л О В И Е.
  
   На самом деле веселого в работе анестезиолога-реаниматолога совсем мало. Можно даже сказать так: почти совсем нет. Если характеризовать эту работу в целом, то она жесткая, жестокая, напряженная, бьющая по нервам, бессонная, по настоящему экстремальная, одним словом. В ней куда больше горя, печали, отчаяния, разочарования. И если описать эту сторону нашей работы, получится многотомный труд под общим названием "Тщета".
   Однако. Давно заметил, что всех анестезиологов-реаниматологов объединяет одна общая черта: сокрушительный оптимизм. Видимо, природная (или приобретенная) веселость и уравновешивает весь негативизм нашей профессии (по данным Американской Ассоциации Врачей, реаниматолог - самая стрессовая профессия в мире). Меланхоликов - реаниматологов, реаниматологов - флегматиков, интравертов в природе не существует (либо существуют, но недолго). Ради этого гомеостаза и стал понемногу записывать разные веселые и не очень истории, как мне рекомендовал делать мой отец. Он всегда говорил: "Буду сидеть на пенсии и писать истории из жизни". Но не успел. Вот ему, Киндулову Николаю Георгиевичу, моему отцу и учителю, прекрасному врачу и человеку, я и посвящаю эту книгу.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   П А Р А М Е Д И Ц И Н А .
  
  
   О том, что прирост населения в городе Волжске отрицательный, я понял в 1995 году. Сразу, как только приехал в этот город. Об этом говорил самый настоящий, почти непроглядный смог, в который погрузился при спуске с горы автобус, и огромных размеров рекламный щит, встречающий гостей при въезде в город. На нем крупными буквами чернела надпись: "МОКХ. ГРОБЫ, КРЕСТЫ, ВЕНКИ". Ниже шрифтом поменьше сообщался телефон, адрес, и гостеприимно зазывалось: "Звоните, приходите, мы ждем вас!"
   Вот так в 1995 году оптимистично приветствовал молодого доктора - реаниматолога этот приветливый и местами зеленый город Волжск.
  
   * * *
  
   Интернатура. Первые самостоятельные наркозы. Период, когда все страшно. Когда снятся жуткие кошмары после работы (учебы). (Один из ярких снов: на столе, на улице, лежит кирпич. Красный. Живой. Он дышит, у него бьется сердце. Мне все время нужно проверять, есть ли пульс, дыхание, не холодно ли ему. Стою над ним, с фонендоскопом, тонометром и страшно боюсь, что он умрет (ха!- кирпич!), понимая при этом, что он безнадежно болен. И так всю ночь. Жутть).
   Дал одной бабульке (про которых мой брат говорит - "смерть в последний раз посрать отпустила") наркоз (не помню уже - флегмона ли, некрэктомия). Перевели после операции в палату, вроде просыпается. Я пошел в отделение, попить чайку перед очередной операцией.
   В этот же день в больницу привезли бабушку моей жены, в терапию. У нее снова немного забарахлило сердечко. Решили покапать немного в терапии, часа 3, и отвезти снова домой, на своей машине. К тому времени, когда я пришел в ординаторскую и налил себе чаю, капать бабушке уже закончили и к нам, в реанимацию, послали терапевтическую медсестру, чтобы сообщить о том, что бабушку можно забирать домой, все прокапано.
   И вот, сижу я, попиваю чаек, обремененный интерновским комплексом сверхподозрительной неполноценности: как там бабулька после наркоза? Дышала вроде неплохо, давление держит. Хотя сама - божий одуванчик, сердце ни к черту. А вдруг - апноэ - остановка дыхания - и все?! Много ли ей надо?
   Сижу, нервно прихлебываю чай, готовый уже сорваться бабку проверять, и тут приходит медсестра с терапии (надо сказать, с моей памятью на лица я до сих пор не знаю, видя какую-нибудь медсестру - с какого она отделения: с терапии? С хирургии?) и говорит:
   - Лев Николаевич, а бабушка-то готова!
   О чем может думать реаниматолог (тем более запуганный интерн), когда ему говорят такие слова?!
   Представляете мое состояние?
   Пролив от неожиданности остатки чая, я минут 10, заикаясь, выяснял "к-как готова? Я же только минут пять, как отошел...Она в себя стала п-приходить, д-дышала хорошо..." и т. д.
   И еще пару часов после того, как выяснил, что она имела в виду, мое сердце билось в повышенном темпе, несмотря на явное облегчение.
   А вы спрашиваете, как моя язва...
  
   * * *
  
   Работала у нас в реанимации как то (я не застал) санитарка Зоя. Работу свою выполняла с сумасшедшей педантичностью. Потому что и была сумасшедшей (легкая шизофрения). Все делала хорошо, от и до. Поэтому на небольшие и редкие странности (разговоры с пустотой и чрезмерная любовь к телевизору) закрывали глаза. Потом, правда, этих странностей стало больше, и они стали доставлять неприятности. Пришлось уволить.
   О ней рассказывают много веселых историй. Вот одна из них.
   Наши санитарки часто ходят не в белых халатах, а в цветных больничных. Однажды Зоя в таком цветном халате, в каких ходят все больные, понесла в рентгенкабинет направление на снимок грудной клетки какой-то нашей больной.
   Обычно после этого к нам спускался рентгенолог и делал на месте (наши больные в большинстве своем не транспортабельны) снимок (у нас в АРО есть свой аппарат). Так как Зоя работала в то время недавно, рентгенологи ее не признали. К ним с такими направлениями ежедневно приходят десятки больных из разных отделений.
   Они взяли у нее направление, где было написано: "Отделение РНМ. Обзорный снимок органов грудной клетки. Петров".
   Не удивившись тому, что больная из реанимации пришла сама, причем, предварительно сменив пол, они сказали Зое: "Ложись!"
   Зоя, привыкшая все выполнять дословно и без вопросов, так и сделала. В общем, сделали рентгенологи "обзорный снимок органов грудной клетки" Зои и попросили ее подождать минут 20-30, пока снимок не будет готов. Она села и стала ждать.
   Снимок, который нужно было сделать нашей больной, был из срочных (перелом ребер, гемопневмоторакс). Вскоре стали задаваться вопросом, где рентгенолог. Хотя
   вначале заметили длительное отсутствие Зои (надо сказать, что если отсутствие в течение часа врача может никто и не заметить (если нет ничего срочного), а отсутствие медсестры - в течение получаса, то отсутствие санитарки взволнует всех уже через 5 минут!)
   Где Зоя? Ушла к рентгенологам.
   Ни Зои, ни рентгенологов. Послали гонца. Приходит гонец и Зоя. Со снимком. Готовым. Когда успели? Дежурный реаниматолог смотрит снимок и удивляется. У больного со сломанными ребрами ребра внезапно срослись, а гемопневматоракс рассосался за полчаса. Чей снимок? Какой-то ПетровОЙ. Откуда Петрова?
   Зоя молчала, как партизанка, поэтому выяснялки отняли много времени.
  

* * *

  
   Когда у Зои крыша съехала окончательно, решили ее уволить (стала буквально набрасываться на коллег). Для обоснования потребовалось заключение психиатра. То есть она должна была пойти в поликлинику к нему на прием. Нужно было как-то мягко сообщить Зое об этом.
   Эту деликатную миссию, по общему мнению, должен был выполнить наш заведующий. И вот однажды на пятиминутку вызвали Зою. Она стояла в окружении медсестер и врачей в полном молчании. Наконец шеф собрался с силами и сказал:
   - Знаешь, Зоя, тебе нужно сходить провериться к психиатру.
   Зоя поставила его в тупик вопросом:
   -А зачем мне к психиатру? Я что, сумасшедшая?
   Действительно, не заявить же ей в открытую: да, мол, чокнутая ты. Шеф нашелся:
   -Это такая проверка... Ты одна осталась. Мы все уже прошли.
   Серьезность момента была сорвана хохотом коллег.
  
   * * *
  
   Первый год работы после интернатуры. Пять часов утра. Слышу сквозь чуткий сон жестяночный грохот в коридоре урологии (примыкающей к нашему отделению). То не лягушонка в коробчонке. Этот до боли знакомый звук означает приближение каталки, едущей из операционной и везущей на своей спине реанимационного больного. Открываю пальцами глаза, встречаю. Спрашиваю анестезиолога, кого нелегкая принесла. Коротко рассказывает: ножевое ранение в спину- ранение средостения (сосуды), плевры, легкого. Значительная кровопотеря - больше двух литров. Проведена реинфузия крови (потерянную кровь собрали в плевральной полости и влили обратно в вену). В принципе, мне этой информации для ближайшего лечения вполне достаточно. Вся остальная информация - в истории болезни. История болезни, неописанная (некогда, операция экстренная), у хирургов.
   Начинаю лечить. Инфузии растворов, анализы и т. п.
   Ну откуда мне знать, что его пырнула жена? И зачем мне это знать? Для распространения слухов? Для нездоровых размышлений?
   Это теперь я маненько поумней буду.
   Часов в 9 больной приходит в сознание, и примерно в это же время к нам приходит посетительница. Женщина хочет узнать, как дела у этого больного. Я даю информацию: поступил в 5 утра, очень тяжелый, большая кровопотеря, сейчас уже пришел в сознание и т. д.
   Она собралась уходить. Я спрашиваю:
   -От кого привет передавать?
   Она, в дверях:
   -Чего?
   -Я спрашиваю, вы кто ему будете?
   Она, странно так улыбнувшись:
   -Жена.
   И уходит.
   Подхожу к тому мужику и радостно так сообщаю:
   -К вам жена приходила, большой горячий привет передавала!
   Обычно такое сообщение поднимает больным настроение.
   А этому почему-то не подняло.
   Он аж побледнел весь и голосом таким замогильным говорит:
   -Можно ее сюда на пару слов?
   Я весело продолжаю, что - нет, нельзя, наше отделение закрыто для посещений, режим операционной, и вообще она ушла...
   Через часок в разговоре с хирургами я и услышал, что его пырнула жена (довольно частое явление в городе Волжске, надо сказать). А я: " Надо же, а я ему от нее привет передал".
  
   * * *
  
   Ноябрь месяц. Первый снег. Слякоть. На велосипедах никто не ездит.
   В стране положение тяжелое. В республике тем более. Зарплаты нет давно. (1997 год) Какому- то чудиле в госаппарате в голову приходит чудненькая мысль: а давайте выдавать всем в счет зарплаты и "детских денег" велосипеды. Пусть на них ездят труженики. Голодные и счастливые. Денег-то все равно нет. Давайте!!!- поддержали его остальные чудилы в госаппарате. Сказано - сделано. Велосипедов в республике Марий Эл стало, как в Китае. Или как в Голландии - на душу населения. Велосипеды новые, красивые - индийские, Йошкаролинской сборки (может, кто помнит, этот завод раньше выпускал велосипеды "Салют"). Правда, дорогие и ломаются быстро, но это ничего, еще дадут в счет зарплаты!
   Это была присказка. А вот сказка.
   У нас в больнице тоже выдавали зарплату велосипедами. Взяли в этот день по велосипеду две наших медсестры. Выдавались они в виде конструктора "сделай сам". За неимением места поставили их в ординаторскую. Одна из медсестер уговорила меня и Кирилла (дежурили в ту ночь вдвоем) ее велосипед собрать. Дело в том, говорила она, что живет далеко. Если толкать несобранный велосипед - слякоть, да еще на "машинку" - км 5 -7 будет, в автобусе утром не довезешь - час пик, и вещь громоздкая. А так - села бы и доехала.
   Мы с энтузиазмом принялись за дело. Через пару часов, поломавши голову и поматерившись, мы его собрали.
   Было к тому времени часов 11 вечера. Кирилл посидел в кресле, оттолкнувшись ногами, проехал пару метров по ординаторской. "Удобно! Хорошо бы прокатиться". А я, дурак, ляпнул - давай в коридор. Выехал Кирилл из ординаторской, доехал до лифта - метров 5. Показалось мало. А-а! Была, не была! - и вдарил по коридору урологии. А что? 23 часа ночи - все спят уже. Тишина. Коридор длинный - метров 60 - во всю длину корпуса. В середине - одинокая дежурная лампочка.
   Кирилл мчался по коридору во весь дух, как был: в халате, в колпачке, очки, бородка - на Ленина похож.
   В это время из одной палаты вышел старичок, бережно неся перед собой пол-литровую баночку с желтой жидкостью (наверное, моча?). Кирилл отреагировал поздно, а старичок вообще никак не успел отреагировать. Ба-бац! Баночка в дребезги, старичка к стенке откинуло. Кирилл - по тормозам, развернулся, и - мимо старичка обратно что есть мочи, Быстро - в ординаторскую, и закрылись. Держимся за животики (весело нам).
   Посмеялись, забыли.
   Через пару недель дежурю с одним из урологов. Сидим, разговариваем о том, о сем. Порассуждали о старческом склерозе. И тут уролог рассказывает такую историю:
   - Недавно у нас один дедок совсем умом тронулся: написал жалобу заведующему, что его ночью (!) на велосипеде (!) чуть с ног не сбил доктор (!).
   Добавлю: на втором этаже больницы (!) в ноябре месяце (!).
   Действительно, совсем дед с ума сошел.
  
  

* * *

  
   Второй год работы в Волжске. Дежурю анестезиологом. Август. Начало пятого утра. Меня будит какой-то неясный шум. Открываю глаза. По ординаторской бегает, от стены к стене, как согнанная с насеста курица, медсестра какого-то (не нашего) отделения и сеет вокруг себя панику:
   - А где... Чо же теперь делать-то? Куда?
   И убежала.
   Тишина.
   Думаю, может, приснилось. Жду немного - тихо. Поворачиваюсь на другой бок и пытаюсь снова уснуть.
   Ба-бах! Дверь распахивается, вбегает та же медсестра и повторяет свое выступление:
   - Это где же все? И врачи все... Чо нам делать - не знай...
   Убегает.
   Та-ак, думаю. Надо вставать. Одеваюсь не спеша, выхожу в коридор, замечая попутно, что моего напарника, Юрия Григорьевича, на своем месте нет. Иду в реанимацию - он там, занимается с больными. Я спрашиваю, что за шум? Он - не в курсе, ничего не слышал. Выходим на пару в коридор - и снова вижу ту самую медсестру. Выслушав ее очень эмоциональный и сбивчивый рассказ, богатый жестикуляцией, подпрыгиваниями и перебежками, создаю в голове такую картину. В травматологии, на третьем этаже (над нами), одного мужика, который неделю до этого был в крутом пополаме и который лежал на скелетном вытяжении с переломом костей голени, посетил белый конь (горячка).
   Сорвав гирьки вытяжения, он встал со своей функциональной кровати, разбежался (?!), все время что-то горланя, выбил собой двойное стекло и упал с третьего этажа. Все.
   Она бегала, искала докторов и никого не смогла найти (я, видимо, на слепое пятно попал). Пошли с Юрием Григорьевичем искать калеку. Вышли на улицу, обошли корпус. Тишина. Птицы поют. Дворник метет. Мы - к нему: где больной? Который из окна выпал? Он на нас посмотрел, как будто это мы из окна выпали - не знает. Мы обратно: один в отделение, другой в хирургию. Возвращаюсь через травматологию (везде пусто, тихо) - слава богу, больной в реанимации (разминулись).
   Результат прыжка: перелом бедра, ребер, порезанный фейс (+ его поломанная голень).
   Лежит смирно. Спрашиваю: "Налетался?" "Больше не буду" - говорит.
  

* * *

САМОУБИЙЦЫ

   Во всех случаях, с которыми мне пришлось столкнуться, просматривались определенные закономерности. Во-первых, все (за редчайшим исключением) самоубийцы, которые к нам поступали живыми - выздоравливали. Во-вторых, все они (за редчайшим исключением) пытались себя порешить, будучи крепко пьяными. В-третьих, почти все, придя в сознание, категорически отказывались верить, что они могли наложить на себя руки и соглашались только после очевидных доказательств (показывали им предсмертные записки, давали зеркало, чтобы они увидели у себя на шее странгуляционную борозду (ссадина от веревки) и т. д.
   Трезвые к нам не попадают: на трезвую голову все отлично получается. Пьяные же десятками вываливаются с пятых этажей (девятиэтажек у нас в городе мало), вешаются на открытых местах, в укромных сарайках, тыкают себя ножом в сердце, выпивают по 3-5 смертельных доз различных ядов и - ничего. Ни-че-го! Вот некоторые маленькие зарисовки о таких оптимистах.
   Здоровый мужик 38 лет поступил в реанимацию из операционной. Два проникающих ножевых ранения в живот (ранения кишечника, печени). Приходит в себя, рассказывает, как было дело. Неделю пил. Однажды, когда у него был очередной бодун, он услышал голос из радио, который обращался к нему по имени. Голос сказал, что он должен пырнуть себя ножом в живот. Что он человек особенный, таких в городе всего десять. И если он пырнет себя в живот десять раз, то попадет в книгу рекордов Гиннеса как десятикратный чемпион мира по харакири.
   Мужик был понятливый и послушный и пошел на рекорд. Пару раз ткнул, а потом стало больно, и он вызвал "скорую".

* * *

  
   Один горемыка в "белой горячке" посетил рентгенкабинет. Застроил там всех с просьбой "срочно его просветить". Дело в том, рассказывает он, что одна бабушка дала ему попить святой воды из пол-литровой банки. Вот с этой-то водой он и проглотил зверька. Этот зверек причиняет ему сильное беспокойство, бегая от горла до низа живота. Поэтому и нужно сделать рентгеновский снимок его внутренностей, но только большой, от паха и до рта, потому что зверек залезает иногда в самую глотку.
   Рентгенологи в конце концов отмазались от него тем, что снимки без направления не делаются.
   Мужик зашел в ближайший кабинет (это был кабинет заведующего неврологическим отделением) и минут 20 приставал к хозяину, Владиславу Васильевичу, с просьбой выдать направление. Стоял на коленях, хватал за грудки и прочее.
   Направление Владислав Васильевич все-таки выдал - в наркологический диспансер.
   Получив бумажку, мужик вышел на улицу и повесился за ближайшими сарайками. Нашлись добрые люди - увидели, сняли, привезли к нам. После суток в реанимации пришел в себя, ничего не помнит. Поверил в случившееся после того, как узнал свой почерк в завещании: "прошу в моей смерти никого не винить", и увидел борозду на шее от веревки.

* * *

  
   Принял дежурство, сижу в палате, знакомлюсь с историями болезни. В палате двое. Один - дед, инфаркт миокарда, как раз читаю историю его болезни, другой - мужик средних лет, даже не знаю, с чем лежит (историю не читал). Краем уха слушаю их разговор. Дед:
   -... да сейчас везде так: денег нет, пенсию не выдают, народ спивается... Вешаются по пьяному делу. Дураки. На прошлой неделе у знакомого родственник повесился, а на этой неделе - в нашем доме, в соседнем подъезде, тоже по пьянке.
   Мужик:
   Да-а. Дураков везде хватает.
   Дед:
   -А ты с чем лежишь?
   -Не знаю. Говорят, без сознания был. Не помню ничего.
   Тут в палату входит Владислав Васильевич. Подходит к мужику и спрашивает:
   -Ну что, очухался уже? Помнишь, сколько вчера глупостей наделал?
   -Каких глупостей?
   - Каких... Напился вчера и повесился.
   Надо было видеть круглые глаза деда!

* * *

  
   Обстоятельства, которые ведут к госпитализации в реанимацию, иногда весьма комичны, при всей своей серьезности. Одно слово, и смех, и грех.
  
   Идет операция в три часа ночи - проникающее ножевое ранение. Пьяный мужик. Минут за 15 до конца операции за окном (операционная на втором этаже) раздается треск, затем крик: "Помогите!" Под аккомпанемент этого крика операцию закончили (спуститься было некому). Только потом стали выяснять, в чем дело. Оказалось, что любовница этого раненого мужика не вынесла своих волнений и решила посмотреть в окно, как идет операция. Для этого она залезла на яблоню, которая росла напротив окна операционной. Одна из веточек обломилась, и она сверзилась вниз. Результат: компрессионный перелом позвоночника. Мужик на третьи сутки стал вставать (ранение оказалось проникающим, но без повреждений внутренних органов), через неделю выписался, а она еще до-о-олго лежала в травматологии.
  
   * * *
  
   У одного мужика на "Волгаре" была дача. Он пристроил к ней гараж и баню. За малой площадью участка сделал пристройки на металлических сваях, над заливом Волги. Очень удобно: попарился, вышел - и ныряешь прямо с бани в Волгу.
   Ну вот, мужик попарился - и в Волгу (у бани уже глубоко), залез, попарился - и снова в Волгу, еще раз попарился - и по привычке снова махом в Волгу, головой вниз. А в это время к бане моторка подъехала. Мужик в нее и влетел.
   Результат: перелом шейного отдела позвоночника.
  
   * * *
  
   Два ассенизатора - профессионала осматривали очередной канализационный колодец. Делали это, как всегда, без спецсредств, которые, вообще-то, у них имелись (противогазы, газовые дозиметры, веревки).
   Тот, что помоложе, полез первым. Через минуту почувствовал, что задыхается и теряет сознание. Успел крикнуть "помогите!". Старший отважно полез спасать, и тоже потерял сознание. Зов услышал прохожий. Он тоже полез спасать, и тоже потерял сознание.
   Кто спасал их всех, я не знаю, но закончилось это тем, что троих с отравлением сероводородом привезли в реанимацию, причем двоих из них - в агональном состоянии (кровавая пена изо рта и носа, остановка дыхания, без давления и с тому подобными прелестями).
   Всех спасли.
   Самое удивительное в этом случае то, что он повторяется каждый год (с разными людьми, естественно). Раз в год, летом, как правило, игнорируя технику безопасности, в колодцы лезут и затем попадают к нам, либо в морг, 2-3 человека. Каждый год снимают инженеров по технике безопасности, летят шапки, получают "строгача" разные шишки. Каждый год эти случаи разбираются на самом высоком уровне, приезжают комиссии, поднимают ГО, пишут газеты и говорят по радио...
   И каждый год все повторяется.
  
   Вспоминается в тему анекдот. Трое алкашей находят у забора сомнительную бутылку. Первый нюхает: "Вроде спирт!" И делает глоток. Через секунду теряет сознание и падает. Второй берет бутылку, нюхает: "Нет, точно спирт!" Глотает и падает. Третий обалдело смотрит на них, берет бутылку, нюхает: "Ну конечно, спирт!" Кричит в сторону: "Люди, помогите!" - И пьет из бутылки.
  
  
  
   * * *
  
   Поступает мужик из химчистки с отравлением перхлорэтиленом Как оказалось - химический аналог трихлорэтилена, нашего наркотика. Он давался раньше (сейчас снят с производства) в виде ингаляций. Убойная вещь: несколько вдохов - и пациент спит. 5 г. чистого вещества - смертельная доза.
   Мужик выпил 100 г. (Как водится, водки не хватило). Агональное состояние, без давления. Перевели на аппаратную вентиляцию легких, промыли желудок, проводим инфузию растворов, готовимся к реанимации.
   Ухожу с работы твердо уверенный, что до следующего моего дежурства он не доживет.
   Прихожу через сутки - он сидит на кровати, ножками болтает, улыбается. Мягко поведал ему о своих опасениях, которые были два дня назад. С гордостью отвечает, что у него особенный организм.
   Действительно: мало того, что все отделение про...пахло этим растворителем (перхлорэтиленом), который выделялся с дыханием и с мочой. Он... э-э... Жидко покакал, и в тех местах, куда на кожу попал кал, появились ожоги второй степени, с волдырями.
   Представить себе трудно, из какого материала изготовлен его желудочно-кишечный тракт. Если бы это была пластмасса или железо, они бы на вторые сутки превратились в труху.
  
  
   Опять анекдот в тему:
   Американцы изобрели 1000-градусную водку. Испытывать, естественно, повезли в Россию. Приехали в глубинку. Видят, косит траву здоровый мужик. Они ему:
   -Водку будешь?
   (Уже смешно).
   -Буду.
   -А в ней 1000 градусов!
   -!
   Налили ему стакан и уехали. Приезжают через полчаса. Видят - мужик стоит голый, вокруг копоть летает, и держит в попе пальчик. Американцы спрашивают, что случилось? Мужик:
   -Ну, выпил я вашей водки, и вдруг ка-ак п...*! Вся одежда сгорела. Вот - боюсь второй раз п...*.
  
  
  
   * * *
  
   Реанимационная поговорка: "Тяжело в лечении, легко в раю".
  
   Еще одна: "Чем позже приезжает "скорая", тем точнее диагноз".
  
  
   * * *
  
   Кстати, месяц спустя тот мужик принес этого перхлорэтилена своей сожительнице, вроде для того, чтобы вывести пятна на пальто, в маленьком пузырьке. Сын этой сожительницы, подросток, однажды вернулся домой пьяный и выпил полпузырька (водки снова не хватило). В глубокой коме его привезли к нам. Диагноз я ему поставил по характерному запаху.
  
   * * *
  
   Оборот больных в нашем отделении очень большой. Бывает, за сутки состав больных меняется дважды. И все же, раз в год, случается так, что целые сутки в отделении никого не было.
   В этом году мне пришлось так подежурить. От безделья
  
  
   * - пущу воздух.
   ** - пустить воздух.
   написались такие "черненькие" частушки:
  
   Рады санитарки, веселятся сестры,
   Распивают чай довольные врачи.
   Потому что пусто в наших двух палатах,
   Нет больных сегодня - в морг всех увезли!
  
   * * *
  
   У анестезиологов-реаниматологов есть свой фирменный коктейль. Называется "Белое безмолвие". Вот его рецепт: водка - 50%, спирт - 50%.
  
   * * *
  
   Разговариваем в ординаторской на тему "глупые родственники". Вспоминаем: одному такому объяснили как у больного дела: терминальное состояние, сам не дышит, на аппарате, сердце бьется на наших препаратах и так далее. Он выслушал и спрашивает, что ему поесть принести, или какая у него температура. Олег Геннадьевич говорит:
   Когда у меня родственники спрашивают, какая у больного температура, я отвечаю: с температурой все нормально - еще теплый.
   (Шутит, конечно).
   Как в анекдоте: .............. - нормальная температура, комнатная.
  
   * * *
  
   За обедом, одна из медсестер:
   -...что так все на тещу нападают? Олег Геннадьевич, вон у вас какая теща хорошая.
   Олег Геннадьевич, не переставая жевать, в тарелку:
   -Хорошая...Когда заходит редко.
  
   * * *
  
   У Кирилла утром хмурый потрепанный вид, опухшее лицо. Спрашиваю, в чем дело?
   -Да выпили мы вчера хорошо. Гуляем, пьяные и вдруг видим - Виталик на машине. Мы его спрашиваем: Виталик, ты нас развезешь? Он: развезу. Ну, нас и развезло.
  
   * * *
  
   В ординаторской санитарка Оля звонит по телефону, разговаривает с кем-то по поводу поездки на автобусе за грибами (сентябрь месяц, год на грибы урожайный).
   Зав. Отделения оживляется:
   -Когда едут? Куда? Места есть?
   Выясняется, что завтра в 7 часов автобус от общества слепых едет в Красный Стекловар, есть еще одно место. (Красный Стекловар - настоящая тайга).
   Я долго смеялся: автобус слепых поехал за грибами.
   Кирилл добавил: ага, и Стиви Уандер за рулем.
  
   * * *
  
   Зима. На улице -15 С. 10-летний мальчик отправился со сверстниками кататься на лыжах на Шанхайскую гору, около 14 часов дня. Через час он сломал одну лыжу. Сказал товарищам, что пойдет домой. Чтобы было покороче, решил сократить через лес. Лес, который начинается от Шанхайской горы, тянется далее на сотни километров. Ну, и...
   Искать его начали с 18 часов, когда уже стемнело (родители хватились в 16.00). Искали силами милиции, гражданской обороны, по методу "научного тыка". После 24.00 стали целенаправленно прочесывать лес квартал за кварталом. Около 4-х утра, в пятом - нашли. Поступил к нам, я дежурил. Тело - холодное, как лед. Брадипноэ, брадикардия, низкое давление, прекома. Лечим: сухое тепло, инфузии теплых растворов, сердечные средства и пр. В 9 начал разговаривать, просит пельмени. Горячие. Поговорил с ним. Спрашиваю: волков не боялся? Нет, говорит. А где лыжи? - интересуюсь. Он меня повеселил ответом:
   -В лесу спрятал. Я место запомнил.
   Взял с него слово, что за лыжами он не пойдет.
   За 14 часов он сделал около 35 км по лесным сугробам. Ни разу не останавливался, пока совсем не обессилел. Нашли его сидящим в сугробе, мокрым с головы до пяток. Рассказывает, что сознания не терял, видел ракетницы, слышал выстрелы и крики, но ответить и пошевелиться уже не мог.
  
   * * *
  
   Неделю назад в приемный покой поступила молодая женщина, около 5 утра. Пьяная, с проникающим ножевым ранением в живот. Хирурги осмотрели, решили брать на операцию. Женщину раздели (форма одежды номер 0) но перевести не успели: она спрыгнула с каталки и убежала, захватив казенное вафельное полотенце.
   Голой по улице (середина октября, холодно!), с ножевым ранением, она бегала где-то 4 часа. В 9 часов ее в таком же виде, в одном вафельном полотенце, поймали милиционеры и вернули на операцию.
  
   * * *
  
   В ординаторской - консилиум по поводу неясного больного. Больной умирающий, дыхательная недостаточность. 50 лет. Причина такого состояния не совсем ясна. Высказались хирурги. Они исключают свою патологию. Инфекционисты, невропатологи, да и терапевты - свою. Все задумчиво молчат, не зная, какое заключение писать. А заключительный диагноз необходим: надо же знать, от чего умирает больной.
   И тут я в тишине блеснул своими диагностическими способностями (ни к селу, ни к городу - первый год работал), желая пополнить общую картину:
   -Визуально у него определяется мелкая передняя камера глаза: скорее всего, у него есть глаукома.
   Все разом оживились и практически хором подхватили:
   -Так и запишем - умер от глаукомы!
   (Ну, умереть от глаукомы - это примерно то же, что умереть от насморка).
  
   * * *
  
   Иду на работу. Не доходя до больницы метров 100, вижу на асфальте яркую запоминающуюся картину: огромное пятно свежей крови, оттеняющей контуры головы, и красный кирпич рядом. На работе спрашиваю у коллег: по утру с черепно-мозговой травмой никто не поступал? - Нет. И в приемник не спускались? - Нет. А в чем дело? Описываю увиденный натюрморт.
   - Все просто, - говорит Олег Геннадьевич, - если не у нас, значит в морге.
   Другой альтернативы нет.
  
   * * *
  
   Дежурю вторые сутки подряд. Сидели в ординаторской, разговаривали о том, о сем с коллегами. Зашел разговор о противогазах (уж не знаю, почему), и я вспомнил анекдот в тему:
  
   -Папа, хочу слоников.
   -Нет, слоники устали.
   -Па-па! Хочу слоников!
   -Они спят уже давно!
   -Хочу слоников, хочу слоников, хочу слоников...
   -Ну, хорошо. Рота, подъем, газы!
  
   Коллеги разошлись из ординаторской по делам (так мне показалось). Я остался один (так мне показалось), сидящим на диване.
   Что-то мне вдруг вспомнилось, как я в армии надевал противогаз, и как один из сослуживцев, шустрый, как понос, надевал противогаз за 2 (!) секунды. Я попытался вспомнить, как двигались руки во время надевания противогаза. Довольно сложные движения: указательными и большими пальцами обеих рук расстегивается клапан на подсумке с противогазом; руки, сложенные тыльными сторонами ладоней опускаются в подсумок, пальцы находят прорезь противогаза, шлем вытаскивается; в прорезь шлема в первую очередь засовывается высоко задранный подбородок; резкое движение назад руками с широко расставленными над головой локтями (шлем противогаза надет на голову). Затем производится громкий шумный выдох (выдуваешь из-под маски отравленный воздух и даешь понять командиру, что противогаз надет). Все это делается с закрытыми глазами.
   Все это я и проделал - тщательно, медленно, вспоминая, с закрытыми глазами. Открываю - рядом со мной стоит Радис Фарисович (он мыл руки и никуда не выходил) и подозрительно смотрит на меня.
   -Да-а-а, Лев Николаевич, протягивает он,- вам, наверное, многовато будет двое суток-то подряд дежурить...
   Представляю, как это выглядело со стороны: наверное, напоминало нанайский танец, из тех, где изображают оленей, в замедленном варианте.
   Я принужденно рассмеялся и сбивчиво попытался рассказать, что тут хотел изобразить.
   Он сочувственно покивал:
   -Ну-ну...
   И ушел.
   Наверное, до сих пор думает, что я с головой не дружу.
  
   * * *
  
   22 декабря 1995 года. Я вдребезги разбился на сноуборде (5 ребер, порвано легкое, сломана рука). Лежу в реанимации, отхожу от наркоза. Первое, что вижу - склонившееся надо мной лицо тещи. Вижу, что лицо знакомое, но кто именно, отдифференцировать не могу. Спрашиваю:
   -А вы кто?
   -Гинеколог, - растерянно отвечает Людмила Ивановна.
   -Гинеколог? - Удивленно переспрашиваю, - гинеколог мне не нужен!
   Возмущаюсь смеху окружающих:
   -А что вы все смеетесь? Зачем МНЕ - гинеколог?
  
   * * *
  
   Там же, на следующий день. Наблюдаю такую картину: в палату заходит Кирилл Анатольевич, видит меня и начинает смеяться.
   Потом успокаивается и спрашивает: "Что ты тут делаешь?"
   Выясняется вот что. Он первый день после отпуска приходит на работу, спрашивает, как дела. Ему отвечают, народу в реанимации полно. Он говорит, хорошо, у нас интерн есть, поможет. Ему отвечают, ага, Лев Николаевич поможет... Кирилл спрашивает, а где он? В реанимации твой помощник, отвечают.
   Он идет в палаты и видит меня - одним из больных.
  
   * * *
  
   Разговорились в ординаторской о летающих тарелках. Олег Геннадьевич вспомнил случай:
   -Тут одного нашего коллегу зимой этим НЛО чуть не убило.
   -Как это?- Спрашиваю.
   -Пару лет назад он рыбачил на Волге. Сидел спиной к ветру, и вдруг его чем-то тяжелым шарахнуло по затылку. Так, что чуть сознание не потерял, и мимо пролетел огромный шар. ................... Догнал его. Это был метеозонд. А то, чем его ударило - коробка с приборами, что висела под шаром.
   Вот такой был везучий человек.
  
   * * *
  
   Звонят из приемного покоя: мальчик 2,5 года, шок, кровопотеря.
   Осмотрели с хирургами раны на кисти и предплечье. Ничего страшного. Шока как такового нет, кровопотеря тоже невелика. Хирурги принялись зашивать раны, попутно выясняя у мамы ребенка, что произошло.
   -Крокодил укусил, - отвечает.
   После такого ответа начинаешь сомневаться в психическом здоровье мамаши. Ведь в городе Волжске, что на речке Волге, крокодилы не водятся.
   Переспрашиваем - нет, говорит, не собака, крокодил. И вот что выясняется. В город приехал зоотеррариум, и в нем разрешалось фотографировать и трогать всяких гадов. Мама разрешила сыночку погладить крокодильчика (размером с собаку). Крокодильчик извернулся и цапнул его за руку.
   Хирурги зашили рану и спрашивают меня: а прививки от бешенства ребенку делать надо? Я говорю, фиг его знает, болеют крокодилы бешенством или нет, как-то не приходилось сталкиваться.
   Позже услышал продолжение истории: родители отсудили у дирекции зоотеррариума 2 миллиона рублей, большие деньги по тем временам.
   Да, и еще: на следующий день после этого случая я давал наркоз в ЛОР-отделении. Вправляли на место сломанный нос молодому парню. Парень был смотрителем из этого зоотеррариума. Наверное, не случайно он у него сломался.
   А ребенок, когда вырастет, будет хвастать шрамом на руке и рассказывать, что это его еще в детстве крокодил укусил.
  
   * * *
  
   Пьяная компания (мужик и две женщины) врезались на джипе в столб, ночью. Мужик сидел за рулем и отделался легким испугом. Женщины попали к нам в реанимацию. Одна из них, более тяжелая (черепно-мозговая травма, множественные переломы, гемопневматоракс, разрыв селезенки), пришла в сознание только на третьи сутки. Отрывает глаза, видит белый потолок, белые стены, медсестру в белом халате, капельницу. Все это складывается в ее не совсем здоровой голове в целостную картину, и она спрашивает медсестру слабым голосом:
   -У меня кто? Мальчик или девочка?
   * * *
  
   Один знакомый рассказал про себя анекдот. Сижу, говорит, дома один, и тут звонит жена с работы (у нее работа - в двух минутах ходьбы от дома), что уже выхожу, сейчас буду. Этому знакомому сразу после звонка приспичило в туалет по большому делу. Туалет в квартире располагался рядом с входной дверью.
   Только он непосредственно приступил к этому самому большому делу, как в дверь постучали - жена пришла. Он вспомнил, что у нее нет ключей, и как был, со спущенными штанами и трусами (чтобы не терять времени, видимо) добрался до двери, открыл ее и тут же засеменил обратно, крикнув на ходу: "Не смотри на меня!"
   Оказалось, что пришла подруга жены. Тот самый знакомый понял это не сразу, а только тогда, когда она робко спросила из прихожей: "А где... супруга?"
   Представляете картину, которую увидела эта женщина, когда ей открыли дверь?
  
   * * *
  
   Трое студентов Казанского Медицинского проходят местную практику на базе нашей больницы. Я - интерн. Сидим в ординаторской, пьем чай. Рассказывают историю про одного из них.
   Ему поручили собрать анамнез и заполнить "шапку" истории болезни одной гинекологической больной. При выяснении отягощенного акушерского анамнеза задаются вопросы и о течении беременности матери больной, сколько родов и т. д.
   Этот студент немного запутался и задал такой вопрос:
   -А кроме вас у вашей матери были еще выкидыши?
  
   * * *
  
   Рассказывает одна наша медсестра. Приехала она к своей бабушке в деревню. Та ее спрашивает о работе, потом интересуется, как она отдыхает. "Анекдоты рассказываем",- отвечает. "А ну, расскажи-ко один",- просит бабуля. "Чего тебе рассказывать, все равно ничего не поймешь!" "Пойму - пойму!"
   Эта медсестра и рассказала один старый анекдот, попроще. Помните?
  
   Авиакатастрофа. Выжившие пассажиры попадают на 2 необитаемых острова, расположенных недалеко один от другого. На следующий день выясняется, что на одном острове все - мужики, на другом - женщины.
   Еще через день самый молодой из мужиков, 20 - летний, не выдерживает:
   -Поплыли к бабам!
   -Утонем, дурак,- говорит другой 30-летний. - Сейчас повалим вот эти пальмы, сделаем из них плот - и поплывем к ним спокойно.
   -Чего вы спешите? - Одергивает третий, 40-летний. - Подождем пару дней - они сами к нам приплывут!
   -Какие-то вы все суетливые,- заявляет четвертый, 60-летний. - Мне и отсюда все хорошо видно.
  
   Бабулька выслушала анекдот и в конце утвердительно закивала:
   -Вот и я говорю: у нас, у стариков, зрение-то получше вас, молодых, будет.
  
   * * *
  
   Случай 5-летней давности. Под Новый год в гинекологию привезли Деда Мороза (прямо как есть, с бородой, в костюме), на экстренную операцию - внематочная беременность. (!)
   Дело было так: в одном детском саду была елка, а так как в детских садах с мужиками плохо, на роль Деда Мороза была выдвинута одна из воспитательниц.
   Вот ей (ему?) во время хоровода и прихватило животик.
  
   * * *
  
   Еще один новогодний случай. К нам доставили мужика лет под 60 (56, по-моему) в глубокой коме. Диагноз: общее замерзание, алкогольное отравление тяжелой степени. Пикантность ситуации в том, что нашли этого довольно зрелого мужчину верхом на полураздетой женщине (любовнице, как выяснилось позднее, лет на 15 моложе), со спущенными штанами, на снегу, за какими-то сарайками, в 6 утра при температуре воздуха -24 градуса по Цельсию.
   Оставив жену дома, мужик где-то пьянствовал, а потом поздно ночью провожал ее домой. То ли не нашлось где, то ли очень сильно хотелось, но занялись они этим прямо на снегу. Потом, видимо, устали.
   Интересно, что они такое пили, что даже спасение собственной жизни отошло на второй план?
   Печальная часть истории: женщина на момент их нахождения была уже мертвой, а мужик скончался через неделю от ОПН, хотя в сознание пришел.
  
   * * *
  
   Еще одна жуткая постновогодняя история. Дети после новогодних праздников играли дома в прятки. Один 10-летний мальчик влез куда-то наверх. Под ним оказался стержень от разобранной искусственной новогодней елки. С одной стороны была крестовина, на другом конце стержня была накручена гайка. Мальчик сорвался и упал на него. Металлический стержень насквозь прошил правое бедро, вошел в живот, Многократно продырявил тонкую кишку, затем печень, легкие, и вышел над ключицей. Так его и привезли, сидящим на крестовине, а сверху торчит конец стержня с гайкой. Оперировали всю ночь. Ребенок остался жить. Бегает сейчас где-то.
  
   * * *
  
   Операционные афоризмы от Евгения Михайловича.
  
  
   Большой хирург делает большой разрез, а маленький хирург делает маленький разрез - а потом расширяется.
   *

Сделал - запиши, а не сделал - запиши два раза

  
   *

Зима без соплей - что свадьба без невесты

   *

...как говорят гинекологи на аборте: "терпи, коза, а то мамой будешь!"

   *
   Ассистенту Белову (уролог, вел прием в поликлинике):
   -Больных на приеме много?
   -До хрена.
   -Это всегда, у вас, у урологов, так: до хрена, ни хрена. Интересно, как в таких случаях гинекологи выражаются?
   *
   Присылает Белик Васильевич (хирург в поликлинике) в стационар с направлением молодую симпатичную девушку, а в осмотре написано: "живот мягкий - мягкий"!
   *
   Вызвали Белика Васильевича в неврологию на консультацию (у пациента болит живот), а больного на месте нет. Читаю потом запись Белика Васильевича в истории болезни: "Больного в палате нет. По-видимому, острая хирургическая патология отсутствует".
   *
   ...звонит один около часу ночи, я только спать завалился: "Зину позови!" Пьяный - даже из трубки несет. Объясняю, что телефон служебный, не зовем. Через минуту: "Позови Зинку!"
   -Которую?
   Пауза.
   -Мою!
   Кладу трубку.
   И так - раз 5. Наконец не выдерживаю и спрашиваю:
   -Это у которой родинка на левом бедре?
   Длинная пауза. Потом, зло так:
   -Ну я ей ... дам!
   *
   Съезд хирургов в Краснодаре. Всесоюзный. На открытии вступительное слово одного профессора: "...собралось нас, хирургов, целых 860 человек, в этом цветущем крае, где, по себе знаю, куда палку ни кинь, обязательно что-нибудь вырастет!"
   Его речь прервал хохот восьмисот шестидесяти похабников.
  
   * * *
  
   Читаю лекцию фельдшерам медучилища по патанатомии. Тема - опухоли, у студентов четвертая пара: клюют носом, смотрят в потолок, переговариваются. Решил провести эксперимент, узнать, слушают они меня, или просто автоматически записывают.
   "...обтурируется просвет мочевыводящих путей, - читаю ровным спокойным голосом, и тем же голосом продолжаю, - в результате гибнут сперматозоиды..."
   Все пишут.
   "...они теряют хвосты..."
   Делаю паузу. Все продолжают писать.
   "...и у сперматозоидов вырастают конечности...", - продолжаю нести чушь.
   Наконец на этих словах появилась некоторая реакция: сидящие на задних рядах парни, из тех, что чуть посмышленее, начинают вертеть головой, удивленно переспрашивать друг друга: "у кого вырастают?" "что вырастает?" Передние и средние ряды, состоящие из круглых (и полукруглых) отличниц, продолжают сосредоточенно и с серьезным видом писать.
   Еще секунд 5 - оттуда же, сзади, раздался понимающий смех.
   -Если бы вы не засмеялись, - говорю, - я бы продолжил пороть чепуху.
  
   * * *
   Я уже писал о выпадениях из окон больницы. Вот свежий пример.
   Февраль месяц. Снега очень много. Выхожу из больничного автобуса и двигаюсь по тропинке рядом с корпусом к главному входу на работу. 8 утра. В 2,5 метрах от здания, в глубоком сугробе, замечаю яму метра полтора глубиной с характерными очертаниями человеческой фигуры:
  
  

  
  
   ...и цепочка следов из нее. Ну, думаю, не иначе очередной выкидыш из окна.
   На работе выясняется: так оно и есть, человек в белой горячке выпрыгнул из неврологии (4-ый этаж). Без всяких пагубных для себя последствий (что подтверждалось следами, ведущими из этой ямы). В который раз убеждаюсь: пьяных Бог бережет.
  
   * * *
  
   После длительных и очень пьяных праздников у одного нашего коллеги сильно осложнилась личная жизнь (поругался с женой и все такое).
   В этот тяжелый для него период Олег Геннадьевич в обычном разговоре задает вопрос в воздух (риторический):
   -А вы знаете, что такое дружба?
   Мы с тем самым коллегой - бедолагой нахмурили лбы и стали думать.
   -Дружба, - отвечает сам себе Олег Геннадьевич, - это та же самая любовь, только без сексуальных обязанностей.
   Коллега говорит в потолок грустным голосом:
   -Получается, я со своей женой сейчас дружу...
  
   * * *
  
   Несколько веселых историй от Татьяны Ивановны (невропатолог), которая подрабатывает "на берегу" (в психоневрологическом диспансере).
   Один мужичок ночью попытался убежать из диспансера. Будучи в белой горячке, он решил, что он сможет это сделать через решетку на окне. Каким-то чудом он просунул свою голову. Дальше дело не пошло. Никак.
   Он орал на улицу матом всю ночь, потому что голова не хотела пролезать и обратно, и потому что санитары ничего к этому положению не добавили, кроме царапин и синяков на шее и голове. Кончилось все тем, что утром пришли слесаря и ножовками по металлу спилили прутья решетки.
   Утром тот мужик был очень трезв.
  
   Еще одна чудилка: Другой мужик в том же состоянии за одну ночь съел подушку. Целиком - с наволочкой и перьями.
  
   Одну шизофреничку, вдобавок сильно пьяную, на ночь посадили в одиночную палату. Она устроила капитальный ремонт: за одну ночь сняла почти со всех стен штукатурку и вытащила несколько десятков кирпичей из кладки. Вскоре она выписалась, и в тот же день вернулась в диспансер с двумя огромными сумками:
   -Я за своими кирпичами.
  
   * * *
  
   Интересный (с медицинской точки зрения) случай. Привезли мужика, лет 40, пулевое ранение. Входное отверстие - в верхней части грудной клетки слева, выходное - в левой поясничной области. Операция длилась около 3,5 часов. Вот что на ней выяснилось: пуля ("Макаров") пробила легкое, разорвала верхушку сердца, диафрагму, пробила насквозь желудок, хвост поджелудочной железы, разорвала почку и вылетела через поясницу.
   Удалили сегмент легкого, почку, дырки ушили. Мужик жив, уже здоров.
   Пристрелил, кстати, родной брат. Пуля прошла сверху вниз и спереди назад, потому что потерпевший в момент выстрела сидел.
  
   * * *
  

ВОЙНЫ.

  
   Я имею в виду войны, возникающие между докторами и больными, докторами и родственниками больных. Всякое бывало.
   Например, заводят доктора в пустую палату двое, приставляют ножи с двух сторон, и требуют наркотики. Или, например, ночью сильно пьяный мужик в приемном покое потребовал, чтобы его срочно провели к сыну (приехал откуда-то, а мама с ребенком в больнице). Причем фамилию назвать отказался, с чем и в каком отделении лежит сын - не знает. В ответ на замечание медсестры, что ночью и с такими претензиями ему в больнице делать нечего, выхватил нож и стал угрожать медсестрам. Вызванные санитаркой доктора (Кирилл Анатольевич и Андрей Анатольевич) были загнаны в угол (буквально). От машущего ножом пьяницы они отгораживались каталкой. К телефону никого не подпускал.
   Через полчаса этой кутерьмы со всяческими выяснялками типа "ты кого на понт берешь, лепила!", в приемный покой случайно зашел вооруженный участковый (за дистиллированной водой для аккумулятора).
   Увидев эту корриду, обезоружил алкаша и увел, куда следует, в наручниках.
   P.S. Заявление доктора по доброте душевной из милиции позже забрали.
   Свежий пример. Лежал у нас очень тяжелый больной: панкреонекроз + обширный инфаркт миокарда + алкогольный делирий (10 дней запоя), после операции.
   Чтобы мочить губы (пить им нельзя, а жажда после операции сильная), обычно ставят стакан, а в нем - ложка с намотанной на держало* марлей. Медсестры немного напутали и вместо ложки использовали ВИЛКУ. Когда больной немного пришел в себя и у него по стенам забегали кабанчики, он сумел отвязаться, встал, и, используя вилку как холодное и психологическое оружие, устроил в реанимации беспредел: разогнал медсестер, перепугал остальных больных (тех, кто был в сознании) и собрался идти домой.
   ---------------------------------------------------------------------------------------
  
  -- - ложка состоит из держала, черпала и перемычки.
  
   Вызванные по тревоге доктора встретили его на выходе из реанимации (5 утра). Выглядел больной страшно: голый, в наколках, рана от лапаротомии (повязку с раны сорвал), куча трубок, торчащих из живота, из которых капает кровь и все такое, безумный взгляд и вилка в руке. Смахивает на монстра Франкенштейна Мери Шелли.
   Олег Геннадьевич быстро сориентировался, когда больной бросился на него: он прищемил его массивной железной дверью- решеткой (которую навесили на реанимацию в целях безопасности. Мы кстати, долго гадали до этого: для какой такой безопасности? Теперь-то нам все ясно - защемлять ею пьяных реанимационных больных). Больной выронил свое оружие, повалился на пол и закричал "Больно!".
   Доктора отволокли за руки больного к кровати (>100 кг!) и заново привязали.
   Хорошо, все было в 5 утра, я вот себе представляю, что бы сказал Президент Кислицин, увидев сцену сражения в дверях реанимации - он должен был приехать к нам в этот день. Ведь и так известно его высказывание (что там высказывание, у нас - крылатая фраза!), брошенная им во время посещения нашей реанимации: "Это не реанимация, это конюшня!"
  
   * * *
  
   Кстати, о культуре. Наше городское сердобольное правление в ответ на наши многочисленные просьбы помочь с транспортом для поездки в театр (в Казань) в конце концов, торжественно объявило, что для медиков г. Волжска бесплатно выделен автобус.
   Во-первых, как только мы сели в автобус, сразу скинулись по пятерке на бензин.
   Во-вторых, автобус оказался КАТАФАЛКОМ.
   Наши дамы, шурша вечерними платьями, расселись со своими спутниками, одетыми, как на подбор, во все черное (надо же было случиться такому совпадению - мы долго восторгались этой пикантной мелочи) в два отдела, в одном из которых традиционно стоял гроб и сидели ближайшие родственники усопшего*,
   ---------------------------------------------------------------------------------------
   * - представить себе трудно, сколько гробов перевез этот старый "Пазик", и сколько душ умерших витало в его чертогах (т. е. в салоне).
  
   а в другом размещались более дальние родственники и друзья.
   Запах французской и китайской парфюмерии был не в силах перебить годами устоявшийся аромат ладана и чего-то еще, о чем можно было только смутно и страшно догадываться.
   Со стены на нас смотрела Мать Мария с младенцем Христом, а по углам валялись обрывки искусственных цветов.
   Чтобы хоть как-то развеять эту атмосферу черного праздника, нам пришлось принять чуть-чуть спиртного (после чего Мать Мария с иконы стала взирать на нас с укором). А после постановки (мюзикл "Скрипач на крыше" по Ш. Алейхему), когда допили оставшееся, мы всю дорогу обратно пели песни, и пуститься в пляс нам помешала только большая теснота (на предусмотренные сидения уселось только человек 20, остальные сидели на захваченных из роддома и гинекологии стульях).
   Более веселой поездки на автобусе мне лично трудно вспомнить. Незабываемые впечатления.
   P.S. Какие медики все-таки циники.
  
   * * *
  
   Однажды, когда Иришка работала медсестрой в доме отдыха на озере Яльчик во время летней студенческой практики, к ним приплыл с противоположной стороны озера один мужик, на лодке. Куда-то у них там все медики подевались, в татарском доме отдыха, и он приехал в санчасть Иришки за помощью. А случилось вот что.
   Этого впечатлительного мужика соседи по комнате сильно напугали рассказами о чудовищных насекомых, которые водятся здесь, залезают в уши, причиняют страшную боль и чуть ли не вгрызаются в мозг (речь, видимо, шла об уховертках). Причем делают это по ночам. Предупредить такую напасть этот мужик решил так: накрутить побольше туалетной бумаги и заткнуть на ночь уши. Так и сделал. Зато утром из одного уха свою затычку никак не смог вытащить - так глубоко он ее запихал.
   Не без труда Иришка при помощи зажима достала затычку. Мужик взял ее, положил в карман (?) и уплыл обратно.
   P.S. Этот мужик своей смертью не помрет: или блинами обожрется, или куры обсерут.
  
   * * *
  
   Поступил пациент с ножевым ранением в пах. Большая кровопотеря, переливали на операции кровь. А еще укушенные раны на руках и ногах, черепно-мозговая травма. Пьяный. Немного погодя вспоминает, как добирался до больницы. После ранения (случилось это в деревне, поздним вечером, на дискотеке) пошел пешком до трассы. Через поле. Там он набрел на какую-то дикую стаю собак, коими был сильно покусан. Дойдя до трассы, тормознул мотоцикл с коляской. Эти двое мужиков провезли его метров 200 и врезались в столб. Больше, говорит, ничего не помню.
   Про таких поют: "Видно, в понедельник их мама родила".
  
   * * *
  
   Вспоминает студенчество Марина Олеговна, хирург.
   Сдает экзамен по акушерству. После ответа экзаменатор неожиданно пошутил:
   -Каков срок беременности утконоса?
   Опешившая на секунду Марина Олеговна тут же выдала:
   -45!
   Пауза.
   -Чего 45? - Пришел в себя опешивший в свою очередь профессор.
   -Суток! - Решительно и нагло заявила Марина Олеговна.
   Пауза.
   Экзаменатор внимательно и серьезно посмотрел на студентку и наконец выпалил:
   -Правильно!
   А позже добавил:
   -Если бы сказала "не знаю", пятерки бы не получила точно.
  
   * * *
  

ШУТОЧКИ - ЧЕРНУШЕЧКИ.

  
   Все добрые и законопослушные граждане нашей страны знают, что не будут чувствовать себя вполне счастливыми первого апреля, если не измажут другу спину мелом, не наложат кучку на коврик перед соседской дверью, или не проведут знакомым электричество к стульчаку. Первое апреля - не праздник без этих милых и невинных шуток.
   Что уж говорить о врачах, для которых шутка - просто святое дело. Во-первых, шутка продлевает жизнь, и врачи стараются чаще использовать это дешевое лекарство. Во-вторых, в наших условиях не шутить - значит заработать в ближайшие 3 месяца инфаркт миокарда либо язву желудка. Представляете себе мрачного патологоанатома? Который не умеет шутить и улыбаться? Это же ходячая смерть! А теперь представьте себе, как и о чем будет шутить патологоанатом 1 апреля. Ага. Вот об этом и хочется немного написать.
   Все докторские шутки 1 апреля стороннему наблюдателю могут показаться, мягко говоря, странными. А не зная, что это первоапрельские шутки, он, сторонний наблюдатель, подумал бы что это не простая больница, а психиатрическая. С докторами, набранными из пациентов. Не то, чтобы мы больным вместо калия хлорида капаем калия цианид, или клизмы скипидаром делаем, но вызвать анестезиологическую бригаду в два часа ночи в другой корпус по приколу - это самая безобидная шутка (гнуснее, чем у ребенка конфетку отобрать).
   А вот последняя.
   Давай, говорю, шутнем над хирургами!
   -Давай! - Подхватили все реаниматологи с энтузиазмом.
   После короткой подготовки Олег Геннадьевич пошел в гости к хирургам и сказал, что хирургическая больная такая-то, лежащая в реанимации, немножко померла. А перед смертью у нее рвота была, и кровь из дренажных трубок полилась. Может, вы, хирурги, посмотрите дренажи и все такое, пока мы ее в морг не увезли?
   Обычно после смерти реанимационного больного вывозят на каталке из отделения и оставляют на 2 часа (положено так по приказу) под простыней и за ширмой.
   Отдельно надо добавить, что этот коридор рядом с реанимацией - проходной, чего быть, в общем-то, не должно. Поэтому ходят здесь, кто ни попадя: больные, персонал, посетители...
   Роль трупа играл я. Все как положено: на каталке, под простыней и за ширмой.
   Жду, когда придут хирурги - мои дренажи смотреть. Откуда ж мне было знать, что Олег Геннадьевич вначале для убедительности будет с ними чай пить? А я устал уже. Оказывается, роль трупа играть очень сложно. Хотя там и нет слов. Весь исчесался.
   Вдруг слышу - ребятня подошла. Один мальчуган говорит:
   -Зырь-зырь: труп!
   -Давай посмотрим! - Предложил другой.
   А мне лежать смерть как надоело. "Давайте! - Думаю, - интересно же!" Стоят, не решаются.
   -Кхе-кхм! - Громко и отчетливо прокашлялся я, не выдержав.
   -Тр-р-р-р-р! - застучали детские ножки по лестнице.
   Ну, наконец-то! (Минут 20 прошло). Идет Олег Геннадьевич с хирургами.
   Я, конечно, знал, что Виталий Николаевич, который ЕЕ оперировал, придет обязательно. И в начале думал, что будет классная шутка, если я схвачу его за руку и громко закричу. Немного полежав, решил, что это будет крутовато. Все-таки ему уже 45, работа нервная, а я так лежу тут удобно и беззащитно... Думаю, не буду его хватать за руку. Просто заору. Полежав и поразмышляв еще немного, пришел к выводу, что очень громко кричать тоже не стоит. В общем, когда Виталий Николаевич откинул с меня, трупа, простыню, я что-то такое вякнул, вроде:
   -Х - Х - А!
   Не слишком громко, но резко.
   Отдача была мощной. Виталий Николаевич набрал полную грудь воздуха, выпучил глаза и станцевал чечетку - так это выглядело со стороны.
   Мне ничего такого особенного не сказали (видимо только подумали). Несколько нервно посмеявшись, все повели Виталия Николаевича отпаивать чаем.
   P.S. Рассказал на следующий день про нашу шутку Кириллу. "Тебе по морде-то не дали? " - Спрашивает. "Нет", - говорю виновато. "А надо бы".
  
   * * *
  
  
   Когда дежуришь реаниматологом, ночью ставишь телефон у изголовья, чтобы быть готовым по звонку бежать в приемный покой, в другое отделение или операционную. За годы дежурств выработался стойкий рефлекс на звонок телефона - дежурная фраза "Алло, реанимация". Такой стойкий, что то же самое говорю в трубку дома. Звонящие родственники и друзья думают, что я шучу. Ничуть не бывало! Просто рефлекс.
   Жалуюсь по этому поводу коллегам, и Олег Геннадьевич рассказывает обратную историю. Заканчивается ночью тяжелая экстренная операция, и он звонит около 3-х часов утра
   из операционной в реанимацию, чтобы готовились к приему тяжелого больного (готовили аппарат ИВЛ, системы и пр.). И делает автоматическую ошибку, механически набирая номер родного дома вместо номера родной реанимации (в 3 часа утра!). Чего, думает, трубку долго не берут? Наконец, трубку берет ТЕЩА. Олег Геннадьевич ей и заявляет: "Аппарат готовь, больного везу!"
   После некоторой паузы (голос-то родного зятя теща узнала) она поинтересовалась: "Вы что там, водку, что ли, жрете?"
  
   * * *
  
   В ординаторскую реанимации заходит как-то доктор дружественного нам отделения. По пути. С другом. Оба - сильно навеселе, в этот день он не работал. Попросил разрешения позвонить домой. Разрешаем. Звонит.
   Далее идет диалог, достойный анекдота. Доктор дружественного нам отделения, игриво и пьяно:
   -Лариса, мы идем домой!
   Спустя паузу, другим тоном:
   -Ну и не пускай!
   Кладет трубку, молча уходит.
  
   * * *
  
   Рассказывает фельдшер из Йошкар-Олы, о работе на "скорой помощи".
   Часа в 4-5 утра работаешь на автомате: будят на новый вызов - хватаешь чемодан с медикаментами, садишься в таблетку*, ставишь чемодан рядом и сразу засыпаешь. Приезжаешь по адресу (бумажка с адресом у водилы) - хватаешь чемодан, выходишь из машины.
   Именно так все случилось и в этот раз. 4 часа утра. "Скорая" едет на вызов. Этот самый фельдшер спит в машине. Шофер остановился на светофоре. И тут у медбрата сработал выработанный длинными ночами рефлекс на остановку "уазика" (приехали!): схватил чемоданчик и выскочил на улицу. Загорелся зеленый свет, и шофер "скорой", не услышав стука дверцы сзади, дал по газам. Вот только здесь (4 утра, темно, холодно - конец осени) фельдшер стал просыпаться.
   Постоял немного, почесал тыковку и пошел по улице, куда глаза глядят. Шофер доехал до места, поискал медбрата (шайтан! только что здесь был!) и поехал обратно.
   Слава богу, встретились.
   Этот же фельдшер рассказал полуанекдот о другой бригаде "СКОРОЙ медицинской помощи", фельдшер которой спал, пока ехали, а водитель уснул, дожидаясь зеленого света на светофоре. Говорит, стояли на светофоре 45 минут.
   Вспоминая свою работу на "скорой", думаю, что случай вполне реальный.
  
   * * *
   Поступает в реанимацию мужик с отравлением грибами (свинушками). Дежурный реаниматолог (Дима) рассказывает о состоя-
  
  
   * - таблетка - машина "скорой помощи", УАЗ - 467.
   нии больного жене. На вопрос, что случилось, объясняет, что это тяжелое отравление грибами.
   -Что же мне теперь с ними делать? - растроенно вопрошает жена, - мы так их много наготовили...
   -Соседей накормите, - радушно посоветовал доктор.
  
   * * *
  
   Поступает мужичок в шоке. Свидетели говорят - упал с пятого этажа. Случилось это примерно в 22.00. По словам жены пострадавшего (которая, кстати, хватилась мужа только на третьи сутки), муж ушел к другу чинить телевизор около 6 вечера. Дальнейшее рассказывает милиционер, который пришел в реанимацию собрать показания пострадавшего:
   -Готовит женщина ужин и вдруг слышит странный шум с лоджии (живет на пятом этаже хрущевки). Смотрит и видит такую картину: за край крыши держится какой-то мужчина и ногами стучится в застекленную лоджию. Представляете? Ночь, она дома одна... Конечно, сразу звонит "02": помогите, меня грабят! Приезжайте скорее! Потом пауза и удивленно: "О! Уже не надо". (В этот момент мужик уже летел вниз).
   По смутным воспоминаниям "грабителя" (как водится, вусмерть пьяного), после выпитого с другом он понял, что проблема не в телевизоре, и полез на крышу чинить антенну. На вопрос, что он делал с противоположной стороны дома, над другим подъездом, вися на краю крыши, ответить не смог.
  
   * * *
  
   Привозят ночью (около 23.00) с частного предприятия, которое занимается производством макарон, тетеньку. Ее левую руку закрутило в аппарат, который месит тесто для макарон (ночью - потому что работала в ночную смену (даешь макароны!)).
   Рука выглядела жутко. Одного взгляда хватило - дело кончится ампутацией. Она была буквально намотана на такую вот стальную конструкцию:
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Причем стержни этого ежа были еще и погружены в грудную клетку.
   Оперировали около 4-х часов. Множественные переломы пальцев, костей предплечья и плеча, разрывы мышц, сухожилий, разрывы плечевой и других артерий, гемморрагический и травматический шок.
  
  
  
   С самого начала в предоперационную тревожно и нетерпеливо заглядывал мужчина грузинистого типа и спрашивал: "Ну как? Достали эту дэталь?"
   "Волнуется, - думаю, - муж, наверное". Успокаивал: будет жить.
   Мужик заглядывает в очередной раз и, наконец, узнает, что руку освободили, деталь достали. Он меня совершенно ошарашил:
   -Давайтэ быстрей дэталь, у нас смена стоит!
   От растерянности я отдал деталь (меня потом корили: нельзя было, это же вещьдок). Он ее схватил (прямо так, в крови и с кусочками всякого разного), и тут же укатил.
  
   P.S. Пару месяцев спустя поступает темненький мужичок с двумя отрезанными пальцами*(неосторожно работал с циркулярной пилой). Знакомлюсь с историей болезни, обращаю внимание на место работы: то же макароноделательное предприятие.
   - Чего-то вы зачастили к нам, - говорю. - Недавно женщину привозили с тяжелой травмой от вас.
   - Да, знаю, - печально соглашается.
   - Вот, наверное, достается вашему начальнику по технике безопасности...
   - Еще как, - еще печальней говорит пострадавший, - это я и есть.
  
   P.P.S. Удивительное дело, но все косточки у той женщины срослись, причем очень хорошо, кровообращение восстановилось, и рука у нее довольно хорошо работает.
  
   P.P.P.S. Да, этот начальник по технике безопасности и был тем грузинистым мужичком, который забрал деталь, как выяснилось. Я сразу и не признал.
  
   * * *
  
   Рассказывает Т.И. Макарова, невропатолог и психиатр по совместительству.
   -Госпитализировала и поставила на психиатрический учет тихого шизофреника. Мужик не простой - директор фирмы из Казани. Заявил, что он колдун и знает язык вещей. Обиделся на меня за то, что приняли за психа. Сказал, что подаст в суд, что он в самом деле слышит вещи, а мы обратного не докажем.**
   Я подумал: а ведь в самом деле, захочешь - не докажешь, что табуретки не разговаривают.
  
   * * *
  
  
   Бывает и такое: в терапии лежал тяжелый больной. Непонятный: болит живот, но терапевты исключают свою патологию, хирурги - свою, инфекционисты - свою, в связи с чем несколько раз собирали консилиумы в составе 5-6 наших светил (заведующих отделений).
   Во время очередного бурного обсуждения ситуации докторами у постели больного, последний робко предположил:
   -Может, у меня аппендицит?
   И получил раздражительную отповедь с общим смыслом: " Тебя забыли спросить. Лежи, лечись и молчи в тряпочку!"
   Еще через три дня его взяли на операцию, где и выяснилось, чем он болел: гангренозный перфоративный (запущенный, одним словом) АППЕНДИЦИТ.
  
   * * *
  
   ---------------------------------------------------------------------------------------
  
   *- это, наверное, о нем анекдот: "правила безопасности при работе на циркулярной
   пиле я знаю, как свои 3 пальца".
   ** - как в анекдоте: в дурдоме гуляет комиссия, и главврач рассказывает: в обычном отделении у нас содержаться те, кто видел Лох - Несское чудовище. А в буйном - те, кто видел его на самом деле.
  
   А еще бывает и так. Рассказывает наш преподаватель РГМУ* доцент кафедры общей хирургии на базе городской больницы скорой медицинской помощи (БСМП):
   - Одному пожилому мужчине стало плохо с сердцем, вызвал "скорую". Приехал молодой доктор. Вел себя, мягко говоря, неадекватно. Заслужил жалобу, написанную супругой больного. Вот она. (Показывает сохраненную специально для студентов бумагу)
   Я запомнил дословно одну замечательную фразу: "...сделал укол в диван, пописал на шифанерку и уехал".
  
  
  
   * * *
  
  
   Этот же преподаватель хирургии вспоминает диагноз, поставленный одним интерном.
   Во время полового акта на сеновале мужчине, который классически находился сверху, ударило по затылку сорвавшейся балкой*. И он с черепно-мозговой травмой поступил в БСМП. Его принимал тот самый интерн. Диагноз звучал очень экзотически: "КОИТУСОИДАЛЬНЫЙ УДАР БАЛКОЙ".
  
  
   * * *
  
  
   Рассказывает наш бывший коллега Михаил Кац (сейчас телеведущий):
   -Звонят со "скорой" в приемный покой: "везем больного, ПОРАЖЕНИЕ ЧЛЕНА МОЛНИЕЙ"
   Оффигеть!
   В приемном покое всполошились, решили позвонить в реанимацию. Реаниматологи, услышав такой потрясающий диагноз (Члена? Молнией?! Это в какой такой позе надо было стоять, чтобы в него ... с небес...) всем составом спускаются вниз (с дефибрилляторами, медикаментами и т. п.), в приемный покой.
   Подъезжает "скорая", из нее неспеша выходит доктор, за ним какой-то мужик, прикуривая сигарету. Реаниматологи гурьбой бросаются к доктору: "Где пострадавший?" "А вот он", - немного напуганный таким вниманием показывает тот на курящего мужика. Они - к нему: "Это у тебя член молнией поразило?" "У меня,- " отвечает удивленно вполне живой мужик. "А как это произошло???"
   И выясняется вот какая картина. Мужик рано утром (с бодуна, причем серьезного) пошел пописать. И пописал. А потом, рванув в сердцах (настроение было паршивое) МОЛНИЮ на брюках, защемил ею кожу члена, хорошо его травмировав. Потекла кровь. Сам кровотечение остановить не смог, решил позвонить на "скорую". А мы то думали...
   Спрашивается, зачем надо было звонить в приемный покой?
  
  
   * * *
  
  
   ---------------------------------------------------------------------------------------* - это как же надо было ..........., чтобы так раскачать сеновал!
  
  
  
  
   16 Октября - Всемирный День Анестезиолога, наш официальный праздник (в этот день в 1846 г. был дан первый эфирный наркоз Мортоном), о чем вчера внезапно вспомнили на телевидении (пишу 17октября). После упоминания об этом тут же, без паузы, вспомнили, что в этот же день, в тысяча пятьсот каком-то году был изобретен ПЕРВЫЙ УНИТАЗ для какой-то французской королевы. Еще просветили, что в 1901 году начат регулярный выпуск оных испанской фирмой "Унитас", что в переводе означает "союз", "консолидация".
   Интересно и поучительно было узнать об этом, но почему-то в душе остался осадок.
  
  
   * * *
  
  
   Рассказывает мэтр нейрохирургии нашей республики Гребнев о недавней поездке в поселок Сернур. Приехал по поводу какого-то черепника*, а пришлось заниматься пластической хирургией.
   Семейная пара, оба пьяные, устроили выяснение взаимоотношений. В процессе взаимоотношений взаимовыяснилось, что он .........., а она вообще ........., ..........., и ...........!!!
   После чего барышня откусила супругу нос. И выплюнула куда-то.
   Мужик в ужасе бросается в больницу. Хлещет кровь, море эмоций. Вот тут-то и подвернулся Гребнев. "Где нос?" "Не знаю!" Послали "скорую", нашли нос под столом (виновница суеты спит, умаявшись) и во льду привезли в больницу. Нос пришли, и он прижился. Людоедка, по-моему, все-таки потом бросила мужика, и он остался с носом. Дважды.
  
  
   * * *
  
   Попал как-то в детское отделение двухсполовинойлетний мальчик с примечательными обстоятельствами отравления спиртом.**
   У него разболелось горло, и педиатры назначили антибиотики в таблетках. Мама приготовила таблетки и немного воды в стакане - запить. И еще приготовили спирт (ноги и грудь растереть перед сном), в таком же стакане. Дальше - как в анекдоте. Мама дает таблетку (горькую) и стакан со спиртом (перепутала, конечно). 95%!!!
   - Пей.
   Сын глотает таблетку, а спирт не идет.
   - Не буду. Горько!***
   Мама думает, что он не хочет глотать горькую таблетку, и настаивает:
   - Пей!
   - Не хочу!
   - Пей сказала!
   - Не буду!
   Тут подключается папа и грозно давит:
   - А ну...Кому говорю...Пей!!
   Авторитет отца сделал свое дело, и сын, давясь спиртом и слезами, выпивает около 50 мл.
   Заподозрили неладное, когда ребеночек сделал глазки в кучку и начал заговариваться, а потом и вовсе "отрубился".
  
   *-(мед. жаргон) больной с черепно-мозговой травмой.
   **- сын друзей наших друзей.
   ***- Горько! - Горько! - Горько!
  
  
  
   * * *
  
   Идет Олег Геннадьевич по коридору хирургического отделения, из операционной. Чуть позади него идет Андрей Викторович, хирург. Впереди - две бабки, что-то бурно обсуждают. Тут одна из них, показывая на Олега Геннадьевича, произносит:
   - Да вот он, доктор!
   А другая поправляет:
   - Да это не доктор, это просто анестезиолог!
   Очень повеселили хирурга. Это теперь их новый анекдот.
   Олег Геннадьевич же был печален:
   - Вот так нас знают в народе.
  
  
  
   Бойцы невидимого фронта, неизвестные герои - а в самом деле так, между прочим. В реанимацию больные поступают либо совсем без сознания, либо в таком состоянии, когда им совершенно не до знакомств с докторами. Едва таким больным становиться чуть лучше, мы их переводим в другие отделения, где они поправляются окончательно, и постоянно общаются с лечащими врачами отделения, уже вполне адекватные. Реанимация и все, что с ней связано для них - смутный и страшный сон.
   В анестезиологии - та же картина. Большинство операций - экстренные. Значит, снова - осмотр перед операцией минимален. Больной либо без сознания, либо истекающий кровью и мучимый болью. После операции - или реанимационное отделение, или палата другого отделения, где, едва он начинает открывать глаза, и появляются первые признаки сознания, мы его и оставляем.
   Меня, например, регулярно путают с ревматологом, даже знакомые, и спрашивают, чем занимается анестезиолог.
   НАРОД НАС НЕ ЗНАЕТ.
  
   * * *
  
  
   Наши кислородчики, отвечающие за бесперебойную подачу кислорода* в операционные, реанимацию и другие палаты - раньше все были как на подбор алкаши. Такое ощущение, что наши завхозы их отбирали именно по этому признаку. Поэтому они не задерживались в больнице более года: злостно не выполняли свои обязанности.
   Однажды вечером закончился кислород (самая обычная ситуация: кислородчик не подключил новый баллон, а после обеда на работе его уже не найти) и анестезиолог, а это был зам. главврача по оргметодработе Николай Викторович, надев фуфайку, чтобы не запачкаться, несет по медгородку на плече кислородный баллон. Навстречу попался его земляк, мужик с его родной деревни. Оглядев Николая Викторовича с головы до ног, он заметил:
   - Викторович, а я думал, ты тут врачом работаешь...
   Николай Викторович после этого случая рвал и метал, отказался вообще иметь дело с баллонами и некоторое время кислородчиков привозили по "скорой" даже ночью, если заканчивался кислород. А потом, как всегда, все вернулось на круги своя.**
  
   ---------------------------------------------------------------------------------------
   * - такой не бывает.
   ** - справедливости ради надо сказать, баллонов мы теперь не таскаем и за кислородом теперь следят вменяемые люди.
  
  
  
   РГМУ*, четвертый курс. Подхожу к физиологическому корпусу на Полонке (старинное красивейшее здание, памятник архитектуры, арки, башенки...), пробираюсь к лекционному залу. До начала лекции всего пять минут, а дверь аудитории еще закрыта. Рядом толпятся однокурсники, ждут.
   - Ждем-с? - Кричу. - А ну, р-р-разойдись!
   Дело в том, что я уже давно выяснил, что мой ключ от комнаты, которую я снимал, отлично подходит к замку этой старой двери.
   Растолкав студентов, я одним движением ключа открыл дверь и зашел вовнутрь, никто и слова не успел сказать.
   Зашел я в аудиторию спиной вперед, победно поднял над собой руку с зажатым в ней ключом и громко выкрикнул:
   - Опа!
   Неладное я почувствовал уже на второй секунде, потому что никто из сокурсников не торопился последовать за мной. Наоборот, все отпрянули от двери и смотрели на меня с испугом. А некоторые, у кого нервы послабее, бросились куда-то бежать.
   Я медленно обернулся.
   Старинный, большой и светлый зал с высокими ярусами кафедры из темного дерева был полон студентами. Раскрыв рты, все они смотрели на меня.
   С неменьшим удивлением смотрел на меня и профессор кафедры физиологии Белов, ожидая продолжения.
   Тиш-ш-ш-шина.
   Я действовал быстро: опустил руку, в два прыжка достигнул двери, захлопнул, ее, дважды провернул в замке ключ и пустился наутек.
  
  

* * *

  
  

ОБЫЧНЫЙ ДЕНЬ

  
  
   19.10.04.
   Спать легли примерно в 1.00. Настюха* спала плохо: кричала и плакала во сне, несколько раз Иришка вскакивала к ней, а примерно в 6.00 Настя перелезла к нам в кровать и попросила молока. Выпила, уснула.
   6.45. Медленно, стараясь не шуметь, встаю с кровати. Настюха тут же просыпается и кричит "Хосю к маме!"
   После горшка бежит в комнату к Мише**, где мама пытается реанимировать его от сна.
  
   --------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
   *-ей 2 года и 2 месяца.
   **-ему 7 лет.
  
  
  
   Подхожу к ним всем - ну вот тебе здрасте: у Михаила болит живот, вставать не хочет.
   Пальпирую живот - "хирзабнет" (хирургических заболеваний нет). Даем четверть но-шпы, и Мишка плетется в ванную.
   Собираюсь, завтракаю, начинаю собирать Стюшу.
   7.15. Понимаем, что не успеваем. Иришка решает опоздать, о чем звонит на работу. Ведет Михаила в школу, чтобы отпросить от физкультуры (1-ый урок). Я бегу в гараж за машиной.
   7.30. Подъезжаю к дому - ко мне уже идут Стюша с тещей. Едем в садик.
   Садик - "Хрусталик", "Сухарик" на языке Насти.
   Одеваю Стюху в красивое платье - сегодня их фотографируют. "До свидания" - "Пока" - на работу. Тещу завожу в поликлинику.
   7.55. Прибыл.
   8.00. - 8.15. - пятиминутка (доклад больных, операционный план).
   8.20. - ухожу в медучилище.
   8.30. - 10.00. - семинар по теме "Воспаление". Студенты сегодня тупят умеренно.
   10.15. - вернулся на работу, переоделся и сразу иду на наркоз (диагностическая лапароскопия).
   10.30. - 12.00. - наркоз. Длинноват для лапароскопии. Техника для нашей больницы новая, опыт пока небольшой.
   12.10. - звонок от Иришки. Только что неоднократно и безуспешно пытался до нее дозвониться. Звонили из школы: у Миши болит живот, весь день за него держится, лежит в медпункте. Отпрашиваюсь и еду в школу, жена со мной. Забираем Михаила, едем в больницу, в приемник. Ставлю машину, переодеваюсь, возвращаюсь в приемный покой.
   Мишке колют палец (общий анализ крови). "Папа, я боюсь! Папа, я боюсь!! Папа я боюсь!!! А-а-а!!!!"
   Отправляю их к педиатру. Вообще-то я знаю, что это гастрит, но жена любит, чтобы все было "по правилам", поэтому даже не пытаюсь "заниматься самолечением".
   13.00. - мелкая рабочая суета: заполнение документации, сдача пустых ампул из-под наркотиков и пр.
   13.40. - обед: неизменный (уже который месяц) "борщ" (большие куски недоваренной свеклы и картошки), характерный запах и внешний вид которого одержали победу над моим аппетитом, и пердячее* пюре.
   Ем второе с удовольствием и некоторой опаской.
   Приходят Иришка и Мишка. Результат консультации: гастрит. Надо есть "смекту" и "но-шпу". Уезжают.
   14.00. - 15.30. Работы нет! Лихорадочно читаю Мураками, новый номер журнала "Вокруг света" и консультируюсь с Юрием Григорьевичем по поводу приобретения автомобиля в рассрочку. Первоначальный взнос "всего" 13 тысяч 500 рублей. Ежемесячная выплата за новый "Жигуленок" "всего" от 3тысяч 500 рублей и до 4-х лет (эти "от" и "до" немного напрягают). Учитывая, что моя ставка 1800 (хотя я и нарабатываю ночами, как проститутка, до 5000 рублями), это фантастика. Наш старенький 20 лет "Москвич - 2140" ездит так, что мне просто совестно садиться в этот механический анахронизм, страдающий своими автомобильными инсультами, инфарктами, маразмами и заставлять его быстро ездить. Ползарплаты уходит на его ежемесячную реабилитацию (как я буду проходить ТО в следующий месяц???).
   15.30. - вот он - долгожданный звонок: "Экстренное кесарево сечение. Поторопитесь - выпадение пуповины".
  
   ---------------------------------------------------------------------------------------* - гороховое, конечно.
  
  
  
   Торопимся. Бежим в роддом.
   Женщина на столе, кричит. ("Сделайте что-нибудь! Больно!! Не могу!!!") Быстро входим в вену: премедикация... индукция...интубация - на все 5 минут. Еще через 5 минут - извлечение ребенка. Мальчик вялый, синий, дышать не хочет. Сердцебиение - 50 в минуту! (Для новорожденного это катастрофа). Непрямой массаж сердца, интубирую, дышим мешком микро-АМБУ. Чистим легкие, верхние дыхательные пути. Через пуповину вводим адреналин, растворы. Порозовел, раздышался. Частота сердечных сокращений - 140 ударов в минуту. Немного успокоившись, бегу к женщине. Здесь тоже все хорошо.
   Бегаю туда-сюда. Ребенок дышит уже сам, но вялый, и зрачки не хорошие. У женщины началось атоническое кровотечение. Льем плазму, инфузол и пр.
   Конец операции. Стараясь сохранить "вену" (то есть иглу в вене с капельницей), осторожно переносим в палату. Получилось.
   Ребенок дышит.
   Женщина просыпается, выполняет простые просьбы.
   17.40. Чего-то кушать хочется.
   Ужин.
   18.00. - долгожданный звонок. "Вену не уберегли. Поставьте, пожалуйста, подключичку. Ну пожа-а-алуйста!" - Это роддом. Капать женщине нужно много, а некуда. Вены тонкие, сразу прокалываются.
   18.10. - идем, ставим катетер в магистральную подключичную вену. Захожу к ребенку. Дышит, розовый, вялый. На попытку осмотра - клонические судороги в верхней половине туловища. М-мда.
   18.40.-19.10. Смотрю в урологии больных к завтрашним операциям, заполняю истории ("консультация анестезиолога").
   19.20. - долгожданный звонок. Травматология. Заведующий: "Лев Николаевич, наверное, придется оперировать ребенка".
   Ситуация такая. В деревенской семье 5 детей. Бабуль - дедуль нет. Где папа - неизвестно. Мама уехала в Казань на работу, на 3 дня (?). За детьми присматривает соседка (??).
   Сестренка несет младшенького (Сашенька, 6 месяцев) спотыкается о половик и падает. Результат: перелом левого бедра Сашеньки со смещением. Нужно провести одну спицу через голень - и на вытяжение. Сложность одна - нет юридического родительского благословения (бумажки с надписью "не возражаю" в истории болезни). Телефонов родителей нет, мама приедет через 3 дня. На свой страх и риск решаем сделать репозицию без спроса (в интересах ребенка - 3 дня без родителей, потом выходные...)
   Дайте хоть чаю попить!
   19.35. Попил. Бегу в травму, по пути зайдя к девчонкам (ужинают) и сообщаю о наркозе. Поговорил с соседкой мальчика ( а с кем еще?), узнаю: ОРВИ в анамнезе, аллергий нет и пр. НЕ КУШАЛ (этот вопрос имеет для нас особое значение, и я уделил ему должное внимание, заметив на столике бутылку молока и подробно расспросив, не пил ли он его (нет) ,не кушал ли в последние 3-4 часа (нет)). Послушал легкие (сухие хрипы везде, кашляет).
   Семья, вроде, не асоциальная - ребенок чистый, упитанный, хотя странная (пятеро детей, мама с папой черт-те где, а за детьми смотрит соседка).
   Приходят наши медсестры. Делаем внутрипопно укол, немного погодя добавляем (ребенок и не думает спать, играет фонендоскопом).
   В полунаркотическом сне травматолог проводит спицу. Переводим ребенка в палату, с элементами сознания. Консультирую соседку, расходимся.
   20.45. - работы нет! Нужно только чуть погодя сходить проведать мальчика. Добиваю Мураками, принимаюсь за Айтматова.
  
  
  
  
   21.10. - в ординаторскую вбегает перепуганная запыхавшаяся медсестра из травматологии и кричит: "Ребенку плохо! Задыхается!!"
   Рванул в травму. Сердце колотиться, мысли прыгают. Ужас гонит вперед, больные шарахаются в стороны, успеваю крикнуть в открытые двери реанимации: "Дыхалку в травму!!!" (Какую еще "дыхалку"?)
   Вбегаю в 9-ю палату. Картина жуткая. Кошмарный сон анестезиолога. Ребенок синий, весь в рвотных массах. Сняв вытяжение, его трясет зав. Травмы головой вниз, ударяя по спине. Рядом стоит и охает соседка.
   Выгоняю соседку, подключаюсь. Единичные стридорозные вдохи (сиплые, натужные), изо рта и носа вытекает створоженное молоко.
   Синдром Мендельсона!
   Наверное, это самая страшная ситуация, которая может произойти у врача-анестезиолога.
   ---------------------------------------------------------------------------------------
   Синдром Мендельсона развивается, когда содержимое желудка попадает в дыхательные пути. Содержимое желудка - среда агрессивная (кислая и отнюдь не стерильная), которая вызывает бронхо- бронхиоло- и ларингоспазм, токсический пневмонит и пневмонию и разрешается. Но в большинстве случаев заканчивается смертью больного.
   ---------------------------------------------------------------------------------------
   Интубирую ребенка почти вслепую (в ротоглотке рвотные массы), дышим мешком АМБУ. Через интубационную трубку, прямо в легкие, в легкие ввожу гормоны, адреналин. Синева понемногу начала опадать, сердцебиение выслушивается, но страдает (аритмия). На каталку и бегом в реанимацию. Там: седация - релаксанты - искусственная вентиляция легких на аппарате - лаваж легких (промывание растворами гормонов, вазопрессоров, соды и антибиотиков), гликозиды и пр. и пр. Работаем очень интенсивно и быстро. Подключичку, как водится в таких случаях, ставлю в считанные секунды (тьфу-тьфу-тьфу).
   Часам к 23 понимаю, что кризис позади. Ребенок розовый, сатурация кислорода постепенно поднялась, гемодинамика стабильная, мочится хорошо, рефлексы сохранены. Хотя пока на вспомогательной ИВЛ.
   Я весь мокрый.
   Начинается "разбор полетов". Дело в том, что чаще всего ответственность за развитие синдрома Мендельсона лежит на анестезиологе, и его предупреждение - святая обязанность нашей специальности. Основа основ - убедиться в том, что больной не принимал пищу перед анестезиологическим пособием (наркозом). А если поел - отложить операцию. Откуда у ребенка в желудке взялась пища (иначе бы не рвало). В таком возрасте после приема пищи желудок становиться пустым через 2 часа. Либо я дурак, либо меня, мягко говоря, ввели в заблуждение.
   Набрасываюсь на соседку, плачущую на лестнице: какого черта сказали, что он ничего не ел?! Я же вас спрашивал! Чем кормили?!
   "М-м-молочком...Немно-ожко..."
   Так захотелось этой бабуле подзатыльник дать... прости господи!
   Меня всего еще колотило. Отжался раз 50 в ординаторской. Полегчало.
   Экстубировал ребенка этой же ночью. Пришел в сознание, на следующий день перевели обратно в травму. Обошлось в последствии даже без пневмонии (только бронхит).
   Потом уже услышал о его маме очень много высказываний от разных докторов. Очень запоминающаяся... дама. Совершенно однозначный вульгарный макияж, парфюм и стиль ( "вот такие глазищи нарисованы с во-от такими тенями, во-от такие серьги и вот такие сетчатые колготки. Женщина с большой буквой "Б" на лбу. И не к мужу она ездила в Казань, а на работу"). Сидела. Лишена родительских прав на одного ребенка. Дети все время по соседкам и больницам. "И слава Богу, - горько говорит одна педитр, - хотя бы сытые и в тепле."
   Сегодня повезло - ночью спал.
  
   * * *
  
   Рассказывает подруга. Лежит она на гинекологическом кресле в той самой позе. Петр Михайлович, гинеколог, готовиться провести электрокоагуляцию, ТАМ. Приготовления выглядят жутко. Перчатки, блестящие инструменты, сам электрокоагулятор...
   - Как выжигатель такой, с наконечником длинным. Я боюсь, и спрашиваю: Петр Михайлович, а больно ? Он: "Честно?" Я: "Да". "Не знаю". (Ну да, откуда ж ему знать, он же мужик).
   И самый то прикол: когда он прижигал, дым шел. И он мне ТУДА дул!
   (Хохочет).
  
   * * *
  
   Заходит как-то в ординаторскую наш общий знакомый. Перед операцией в урологии его побрили ТАМ (в паху). Он уже выписался, и вот, появилась такая деликатная проблема: на побритой коже развилось раздражение, зуд, покраснение, появились высыпания. Куча неудобств. Он - к нам: что делать?
   Консультировал Александр Алексеевич.
   - Можно, конечно, мазями противовоспалительными, кремами. Но проще - спиртом. Раза три в день. Как рукой снимет. Сейчас принесу.
   Спирта не оказалось - Света, старшая медсестра, как раз ушла получать в аптеку.
   - Тогда одеколон, у меня есть, - нашелся шеф.
   - А можно?
   - Можно, конечно. Тот же спирт, 80%.
   - Больно будет, наверное?
   - Пожжет, естественно. Ничего, потерпишь, не маленький.
   И широко мазнул щедро смоченной в "Шипре" ваткой по ТОМУ месту.
   Что тут началось!
   Костя (так звали бедного подопытного) закричал. И не просто ойкнул, а ЗАОРАЛ, широко открыв рот, полным голосом.
   Мало того, он стал прыгать по ординаторской, прямо как был, со спущенными штанами и трусами, интенсивно махая ладошками на пострадавшее место.
   Мало того, дверь в ординаторскую открылась и в нее заглянул удивленный донельзя Радис Фарисович, привлеченный трубным голосом Кости.
   Интересную картину он увидел.
  
   * * *
  
   Эту историю нашему заведующему хирургией рассказал его старый пациент. А он рассказал мне.
   - Просыпаюсь после операции в реанимации. Уже все, вроде, понимаю: что операция закончилась, что в реанимации лежу - об этом предупреждали заранее. Задремал. Открываю глаза - справа от койки стоит молодой доктор, осматривает дренажи, трогает живот. Потом спрашивает: "Как дела?" Собираюсь отвечать и тут вижу, что слева от койки стоит этот же доктор и тоже спрашивает "Как дела?" При чем они двигаются по-разному, а не двоятся. И в то же время это точно тот же самый доктор. Я думал, у меня крыша съезжает. Что это? Я же проснулся! Или это после наркотиков так бывает?
   Эти доктора между собой разговаривают и смеются.
   Короче, я в ситуацию долго въезжал. И лишь потом узнал, что это братья - близнецы. В этот день они дежурили вместе. Один - анестезиологом, другой - реаниматологом.
   В самом деле, очень похожи друг на друга, просто клоны. Я застал их, когда был в интернатуре.
   Оба, кстати - братья зав. хирургией.
  
   * * *
  
  
   За последний месяц поступает уже четвертый мужик, выпавший с четвертого этажа. Все - по пьянке.
   У меня уже родилась теория, объясняющая, почему бы это так.
   Все, кто падает с 1-го и 2-го этажей, либо отделываются испугом и ушибами, либо лечатся амбулаторно. Те, кто падают и ломаются с 3-го этажа, лежат в травматологии. Упавшие с 5-го и выше до нас не доезжают - умирают по дороге (не всегда, конечно - лежали у нас упавшие и с 9-го этажа).
   Поэтому наш контингент - "летчики" ( так и зовем) с 4-го этажа.
  
   * * *
  
   Дежурю анестезиологом. Рабочий день уже закончился. Вызывают на кесарево сечение. Входим в вену, вводим премедикацию (готовимся к наркозу). В предоперационную заходят акушер-гинекологи, Ирина Юрьевна и Алексей Александрович.
   - Чего вам все неймется? - Спрашиваю (в смысле: не сидится спокойно, все бы вам пооперировать).
   - А чего нам - то? - Резонно возразил Алексей Александрович. - Это все они, БАБЫ!
   Почему это БАБЫ? - Запротестовала Ирина Юрьевна. - Если бы не вы, мужики, они бы сюда не попали!
   - А если копнуть еще глубже, - продолжил я, - если бы бабы не хотели...
   - Ну это, Лев Николаевич, вы слишком глубоко копаете, - перебила Ирина Юрьевна мой фрейдиский анализ.
   А я, грешным делом, хотел копать дальше. К примеру: если бы Господь не наделил БАБ хотением...
   Или: если бы не хотели ее родители...
   Но не стал. Началась операция.
  
   * * *
  

ПРИКЛЮЧЕНИЯ КАКАШКИ

   Вечером захожу домой и из прихожей слышу доносящуюся из ванной возню и непонятный разговор.
   Сын Мишка:
   - Лови ее!
   - Сейчас поймаю... Ой, она тонет... Все, утонула, - это наша мама.
   - Ну вот, утонула моя КАКУЛЯ, - разочарованно говорит Михаил, - что же теперь делать?
   К этому времени я уже переоделся и выясняю вот что: к завтрашнему дню в садике строго-настрого приказали принести анализ кала. И как назло весь день Мишке не хотелось по-большому. Наконец, вечером, общими усилиями он таки (с большим трудом) выдавил из себя лилипутскую горошину. Больше НЕ ШМОГ.
   Вот за этой горошиной и охотилась Иришка с нехитрым приспособлением. Как оказалось - неудачно. Не знаю, чем там наш Миша питался, но какашка оказалась не из поговорки - и пошла ко дну унитаза.
   - Далеко она уйти не могла, - успокаиваю я всех, - там есть такой изгиб, и если воду не сливать, она лежит на дне этого колена.
   Зачем сказал, дурак?
   Еще раз убедившись, что из Мишки больше ничего не выдавить, Иришка решительно надевает хирургические перчатки и ныряет ими в унитаз. После недолгого поиска утопленница извлечена - и тут появляется новая проблема.
   Жена долго нерешительно вертит ее в перчатках, внимательно разглядывая, и потом заявляет, что ее затрудняет идентификация автора сего произведения.
   Дело в том, что пару часов назад в этот унитаз покакала дочь Настя точно такими же мелкими комочками. В затруднении жена несет ее мне на кухню (я как раз разогревал ужин) и, вращая передо мной сим испражнением просит определить, чья, по моему мнению, является эта какашка - Мишкина или Настина (без всякого намека на шутку), на что я резонно заметил (все же после ближайшего рассмотрения), что не являюсь специалистом по г......
   Поразмышляв некоторое время вслух о разности консистенции и цвета Мишкиного и Настиного кала, их диете, о том, что, по ее мнению, ел (ела) хозяин (-ка) данного выделения сегодня (я к этому времени уже ужинал), Иришка стала склоняться к тому, что автор этого все-таки Михаил.
   Тут ходившему хвостом за мамой Мишке приходит в голову великолепная идея определить авторство по запаху, потому что он, Михаил, является первоклассным специалистом по определению своих какашек по запаху.
   Будучи несколько утомленным этим расследованием, я по праву главы семейства разрешил все сомнения, определив раз и навсегда хозяина злополучного комочка - Михаила.
   Какуля была водружена в спичечный коробок с надписью "Киндулов Михаил Львович"
   Жена напомнила мне, чтобы я никому не давал прикуривать, когда понесу его в детский сад, дабы не получить в тыкву.
   Коробочек поместили в холодильник до утра. Причем, помня о моей удивительной способности забывать 90% всех ее поручений, Иришка заботливо поставила коробок к завтраку, чтобы я уж наверняка не забыл его взять с собой, так что утром я чуть не погрел его в микроволновке.
   P. S. Какашка благополучно скончалась под лабораторным микроскопом детской поликлиники 24. 08.
  
   * * *
  
   Рассказывает зав. хирургией с Сернура.
   - Удалил одной женщине гемангиому* на спине, под местной анестезией. Операция пустяковая, но на следующий день поднялась температура. Назначил ей общий анализ крови. Дал ей листочек с направлением на анализ ( это было уже в поликлинике), женщина ушла.
   Возвращается через пять минут, в дикой истерике: рыдает, стенает, воет, вся в слезах и соплях, ничего не пойму. Постепенно выпытываю вот что: общепринятую аббревиатуру ОАК (общий анализ крови) я написал небрежно, и получилось....... - похоже на "РАК". Ну, она и решила, что я от нее скрыл, что это не доброкачественная, а злокачественная опухоль, и теперь-то она все узнала, и почему он не сказал ей сразу, и что же теперь будет, и когда же я теперь умру и пр. и пр. Успокаиваю, пытаюсь ей втолковать, что это описка, что это обычное сокращение, что все у нее в порядке - не успокаивается. Пошли вместе к другому доктору, чтобы подтвердил - не верит, говорит, сговорились, чтобы ее успокоить. Объяснял ей еще и еще раз - не получается.
   * - сосудистая доброкачественная опухоль сине-багрового цвета.
  
  
   Эта возня затянулась на целый час, очередь стоит, мешает работать. В конце концов он ее просто выпроводил, сказав на прощание, что он взял гистологию ( кусочек опухоли) и отправил в столицу (г. Йошкар-Ола). Через неделю (столько делают анализ, во время которого опухоль в Йошке смотрят под микроскопом, делают заключение и отсылают обратно) вы сами убедитесь, что это обычная доброкачественная опухоль.
  
   После этого для него начался настоящий кошмар. Она преследовала его с настойчивостью бездомного котенка, которого угостили колбаской: приходила ежедневно на прием в поликлинику, после в стационар и даже звонила домой: "Скажите мне правду, я должна знать! Сколько мне осталось жить!? Что можно сделать? Не мучайте меня!..."
   Что он только не пытался сделать, чтобы успокоить ее: собирал докторов, чтобы объяснить вместе, тыкал ее в медицинские книги, показывая, что такое гемангиома, а в конце концов дико разругался с ней, наорав по матушке. Даже это не подействовало.
   - Заканчиваю прием в поликлинике в 17.00, выглядываю в коридор - пациентов больше нет. А в уголке тихо плачет ОНА, боясь подойти. Иду домой - семенит следом, всхлипывая. Накричу - убежит. Наследующий день - опять здесь. Я уже сам звонил в Йошкар-Олу: присылайте быстрее результат.
   И вот, наконец, результат. Описание, заключение, диагноз: гемангиома. Число, печать, подпись. Отыскиваю в очереди ЕЕ, тычу в бумажку: "Видишь?! Что я тебе говорил?!! Всю душу мне вымотала!!!" Губки поджала: "Все равно я вам не верю!" Гордо развернулась и удалилась. Но больше, слава Гиппократу, не приходила.
  
   Да-а-а.
   Я с такими тоже регулярно сталкиваюсь.
   С другой стороны, страдающие этой злостной формой ипохондрии - глубоко несчастные люди. Представляете, сколько нужно недополучить в жизни душевного тепла, чтобы ТАК желать побыть несчастной?!
  
   P.S. Вспоминаю институт. Один старенький профессор, онколог, делился жизненным опытом: если больной жутко боится, что у него РАК, много суетится, скорее всего злокачественной онкологии у него нет.
  
   * * *
  
   Рассказ Рафаила Маваритовича, заведующего травматологией.
   Один мужик сломал бедро. Провалялся в травме на вытяжении, сколько положено, потом с гипсом костылял, и, наконец, гипс сняли. На следующий же лень поступил обратно со сложным двухлодыжечным переломом той же ноги. Злой, как черт. Материт свою жену почем зря. Вот что он примерно рассказал:
   - Все из-за нее, суки б....! ..... ..... ее, .... в ..... на ... !!! В первый раз в квартире хожу без гипса. И выпил-то немного*... А жена с балкона: "Смотри, смотри быстрее! Салют!" Я и побежал. Да как ё...ся!! Все из-за нее, сука!
  
   * * *
  
   Он еще рассказал пару подобных историй, не столько веселых, сколько печальных. Это нам, циникам, смешно.
   Одна из них обратная: у жены сняли гипс (тоже перелом бедра был). Находилась в этот день, устала. Села на диван, вытянула эту ногу. О нее тут же споткнулся муж и упал на нее же. Нога сломалась в том же месте.
  
   * * *
  
  
  
  
   * - не знаю, не знаю... Дело было 9 мая, да еще такой праздник - выздоровление...
  
  
  
   А это Сернурская история.
   Собрались мужики в гараже какой-то организации после рабочего дня в день водителя (пятницу) и крепко выпили. Один - вообще до "отруба". Тут подошел еще один друг, с костылем и загипсованной ногой. Тоже выпил. Друзья и спрашивают: долго еще костылять будешь? Выяснилось, что недолго - в понедельник велели прийти в поликлинику, будут снимать.
   Выпили еще. И тут одному заводиле пришла в голову великолепная мысль: а чего ты будешь тащиться в поликлинику, торчать в очереди, время терять? У нас здесь есть все инструменты! Какая разница, днем раньше, днем позже??
   Выпили еще.
   И пришли к выводу, что это очень трезвая мысль. Ну и сняли гипс.
   Отметили это событие.
   Потом еще одной светлой голове пришла идея классной шутки.
   Общими усилиями и очень осторожно они наложили снятый гипс на ногу валявшегося в отрубе друга, замотав бинтом из аптечки. Приставили рядом костыль и снова выпили. К ночи друг очухался сам. Пытается встать - получается плохо. Обалдело уставился на гипс. На его резонный вопрос близкие друзья в один голос ответили:
   - Ну ты и нажрался, Виктор! Них не помнишь! Ты же в смотровую яму упал, мы тебя все вытаскивали, "скорую" вызывали. Гипс тебе фельдшер наложил, велел в понедельник в поликлинику приходить на рентген.
   И так это они убедительно говорили, что бедный Виктор субботу и воскресение осторожно костылял дома, выслушивая справедливые упреки жены, а в понедельник вместо работы отправился в поликлинику, где, на рентгене, и был изобличен как злостный симулянт.
  
   * * *
  
   Зима. Стоим на дальней остановке поздно вечером, ждем последний автобус. На остановке много народа, человек 30. Нас в кучке человек 5, стоим немного в стороне. Рассказываем анекдоты. Моя очередь:
   "Длинная очередь в аптеке. У кассы стоит молодой стеснительный парень. Он шепчет:
   - Мне пачку презервативов.
   Продавщица:
   - А?
   - Мне. Пачку. Презервативов, - слегка оглядываясь, говорит парень.
   - Чего вы под нос бормочете, молодой человек? Нормально сказать не можете?
   - Дайте пачку презервативов, - нервно говорит парень.
   - А-а! Так вам пачку презервативов! Так бы сразу и сказали, что нужна пачка презервативов, а то мямлит что-то под нос, ничего не понять... - громко говорит продавщица и кричит через зал, - Марьиванна, пробейте молодому человеку пачку презервативов, кое-как добилась от него, что ему нужно, а нужна-то была всего ПАЧКА ПРЕЗЕРВАТИВОВ!
   Парень, весь красный, поворачивается к очереди лицом и отчаянно кричит:
   - Все слышали?! Я ИДУ ТРАХАТЬСЯ!!!"
  
   Анекдот я рассказывал спокойно, но в конце, войдя в роль, развернулся к толпе на остановке, и последнюю фразу прокричал как надо. По честному.
   Толпа, убаюканная вечерней тишиной и спокойной томью ожидания, была ошарашена.
   По смолкнувшим разговорам и обращенным ко мне лицам я понял, что устроил непроизвольное шоу.
   Однако, всех развлек.
  
   * * *
  
   Поехали с тестем в его старенькой "Ауди" морить колорадских жуков, на наш картофельный участок за Помарами. По пути заехали за водой для опрыскивания в деревню, где годом раньше брали воду из колонки на окраине. Выяснилось, что колонка сломана.
   Останавливаем мальчишку на велосипеде, лет десяти.
   - Где можно набрать воды? Колонки есть? - Спрашиваем.
   Мальчонка уставился на небо и стал думать.
   - Есть. Вон там, - наконец ответил он и показывает пальцем на сломанную колонку рядом с нами.
   - Она не работает, - говорим.
   - Ага, - невозмутимо подтверждает тот.
   - В другом месте есть колонка? - Уточняем.
   Паренек снова конкретно задумался. Обстоятельно и не спеша подумав, выдал:
   - Ага. Поедете вот по этой дороге до поворота. Там стоит хлебный магазин. А рядом, справа, колонка.
   - Спасибо, - говорит тесть и заводит мотор.
   Паренек усаживается на велосипед и равнодушно бросает:
   - Только она тоже не работает.
   Тесть глушит мотор.
   - Так есть здесь где-нибудь работающая колонка? - Спрашиваем нетерпеливо.
   Мальчик, трогаясь с места, спокойный такой, как йога в медитации, отвечает:
   - А незнай...
  
   * * *
  
   Рассказывает коллега. Будучи свидетелем на свадьбе друга, поздно вечером отвозит на "козле" вдрызг пьяного гармониста, приглашенного на свадьбу, домой. Уже после праздника.
   Привезли его по названному им же адресу. С грехом пополам вытащили из машины и под руки вывели на улицу.
   - Приехали, - говорят. - Где твой дом?
   Гармонист изумленно озирается:
   - Вы куда меня привезли?
   - Ты же сам этот адрес назвал!
   - Да вы что, мужики, в первый раз это место вижу!
   Мужики плюнули: "Поехали искать!", РАЗВЕРНУЛИ его и повели к машине.
   - Стойте! Вот же мой дом! - Обрадовался гармонист, указывая на ближайший дом.
  
   ("Иногда стоит оглянуться, чтобы отыскать свое место в жизни")
  
   * * *
  
   Есть серия отечественных фитошампуней, на травах: "Крапива", "Ноготки", "Ромашка" и др. И вот, наша подруга без всякой задней мысли купила мне на день рождения ко всему прочему шампунь "ЛОПУХ". Увидев шампунь, ее муж спохватился: не дарят подарки с таким названием!
   Вот тогда-то наша подруга и подарила его мужу с чистой совестью.
  
   * * *
  
   Осень. Я купил себе новое пальто. Модное, длинное, черное. Все говорят - идет.
   Возвращаюсь с дежурства домой, прохожу мимо входа в церковь, что рядом с больницей (Храм "Всех Скорбящих Радость", три в одном, примечательное расположение: (black jock, Voljzsk tradition)).
   Рядом с входом - группа старушек. Приближаюсь к ним - все они начинают на меня кланяться и креститься.
   До этого случая я был более высокого мнения о своем пальто.
  
   * * *
  
   Большая родительская суббота. Возвращаемся из кладбища и видим такое, что заставляет надолго остановиться у обочины (жалко, видеокамеры не было).
   С дороги слетел "козел", таким образом, что с дороги видны только тормозные огни. Надо было очень постараться так съехать, прямо перпендикулярно узкой дороге. Насыпь была крутой, метра два по высоте, и фары "уазика" были уткнуты в придорожную канаву:
   Так вот, этот "уазик", отчаянно и поминутно падая, ВРУЧНУЮ ,за буксирный трос, вытаскивал вдрабадан пьяный водила. Молча, упорно и зло.
   То еще шоу.
   Это у таких вот людей "вместо сердца пламенный мотор..."
   А вместо мозгов...
  
   * * *
  
   Случилось так, что я не виделся со своим старшим братом целых 6 лет. Вначале я 2 года служил в армии, потом поступал в институт, в это же время учился в институте Коля, а потом служил в Ташкенте 2 года.
   В конце концов мы встретились всей семьей. Посидели за столом, легли спать поздно.
   Не знаю, что меня дернуло?
   Вдруг вспомнилось, как в детстве мы подкалывали друг друга МУРАВЬЯМИ.
   "Муравьи" делаются так. Под простынь зигзагами укладывается длинная нить, а конец выводится наружу. Когда жертва засыпает, начинают тянуть нить.
   Незабываемые ощущения! Кажется, под тобой ползет какая-то жуткая, страшная тварь, гадина, что-то вроде гигантской сколопендры, змеи или еще чего похуже. Девки (в пионерских лагерях) - те просто сразу визжали!
   Я улучил момент и уложил нитку под простыню Колькиной кровати, которая по-прежнему, изголовье к изголовью моей кровати, стоит в нашей комнате.
   Ну, думаю, попомнишь, брат, как ты меня этими "муравьями" доводил!
   Ложимся спать. Поговорили еще немного о чем-то и засыпаем. То есть я-то жду, стараясь ровно дышать. Через некоторое время мне показалось, что Коля уснул. Протягиваю руку и шарю у изголовья, у матраца, стараясь найти конец нити...
   ...и напарываюсь на шарящую руку брата, который что-то ищет у моего изголовья!
   Я тоже провел рукой - ну конечно! Из-под моей простыни торчит нитка!
   - Ах ты га-а-ад! - Кричу и смеюсь.
   Это надо же! Мы этими глупостями лет 12 уже не занимались, а тут вдруг, не сговариваясь...
   А что? Фамилия-то одна...
  
   * * *
  
   Рассказывает Николай Павлович, детский хирург.
   Съездили мы в гости в Верхний Услон. Туда ехали - оттепель, шел дождь (январь месяц!). А ночью ударил мороз. Утром поднимаемся на крутой берег Волги (о-о-очень крутой, я там был, и очень высокий. Недалеко, кстати, горнолыжный Шаймиевский центр). Наша 99-я с трудом поднялась метров на 200, осталось еще чуть-чуть... и... наза-а-ад! Задом! Как не разбились, не знаю. Еще пару раз попробовал - с тем же успехом.
   Страшно!
   А дочка - она на заднем сидении тряслась от страха - не выдержала и завыла:
   - Папа! Не надо мне компьютера! Купи шипованые шины!!
  
   * * *
  
   На заре повальной компьютеризации России один мой знакомый работал "компьютерщиком" (была такая специальность; это тот, который знал, как............................) в аэропорту славного города ..............
   Так вот, одна тетенька, из тех, что ведет на компьютере кое-какую статистику, но пимпает по клаве одним пальчиком, вызывает этого компьютерщика Пашу для решения серьезной проблемы: мышка плохо работает.
   Изучив проблему, спец Паша нашел причину: тетенька куда-то подевала коврик для мыши, и, поскольку мышь была старого образца, не оптическая, а с роликом, то этот ролик плохо проворачивался, скользя по полировке стола.
   - Щас, - сказал Паша и пошел к себе за ковриком, ничего не объясняя тете.
   Вернувшись, он протягивает ей коврик со словами:
   - Положите под мышку, и все будет работать.
   - ПРАВДА??? - Тетенька почему-то была очень удивлена.
   - Да.
   Уже собравшись уходить, Паша был остановлен незабываемым зрелищем: женщина засунула себе в подмышку коврик и приступает к работе.
  
   * * *
  
   У одной из наших санитарок муж - нудист.
   В смысле, очень нудный. Особенно, когда выпьет. В этом случае он звонит к нам на работу примерно каждые 20-30 минут и просит позвать супругу. Мы зовем. Разговор длиться примерно 10-15 секунд и всегда одинаковый:
   - Че надо? Нет у меня денег... Нет дома ничего выпить... Нечего сюда больше звонить... Мешаешь тут всем...
   Примерно после десятого звонка она добавляет:
   - Пошел ты на ...!
   В одно из моих дежурств он снова принялся звонить. Вначале я по-честному звал санитарку. Потом пытался ему объяснить, что это служебный телефон, и он отвлекает нас от работы, занимает линию и прочее. Наконец он перестал меня донимать и не звонил целых два часа.
   Очередной звонок прозвучал примерно полтретьего ночи, я его услышал из отделения, где принимал тяжелого больного. Бегу, поднимаю трубку.
   - Ик!... Это... Любу позови...
   Я человек мягкий, и меня очень трудно разозлить. А у него таки получилось!
   - Слушай очень внимательно, - говорю.
   - Ну.
   - Пошел ты на ...!
   И положил трубку. Иду заниматься больным.
   Дальше рассказывает напарник Дима. Он давал в это время наркоз в операционной и был не в курсе, что тут творилось. Дима только что вернулся в ординаторскую.
   - Захожу в ординаторскую - звонок. Беру трубку и слышу: "Знаешь что, пошел ты на х..!" Я обалдел. Никого не трогаю, работал полночи - и на тебе! Чего-о? - ору. Ты кто такой вообще? А ну-ка, приезжай сюда... и т. д.
  
   Как в анекдоте получилось: 3 часа ночи. Звонок в квартире. заспанный мужик включает лампу, щурясь, кое-как дотягивается до трубки, берет ее, слушает... лицо его меняется: "Как на х...?"
  
   * * *
  
   Рассказывает заведующий хирургией:
   - Встретились как-то с одним старым знакомым, я его лет 15 назад прооперировал. Резекция желудка, вроде, была. Он и говорит: "Знаешь, Михалыч, я ведь тогда чуть не рехнулся. После того, как от наркоза отошел. Просыпаюсь, значит, в реанимации, прихожу в сознание. Мне говорят: операция прошла успешно, отдыхайте. Я снова засыпаю. Через некоторое время просыпаюсь и вижу - у меня двоится в глазах: вместо одного доктора - двое. Причем как интересно двоится - один с одной стороны кровати стоит, другой - с другой. И самый-то прикол: они между собой разговаривают! Я уж и головой помотал, и ущипнул себя... Думаю, я же вроде проснулся окончательно... Нет - оба врача совершенно одинаковые, беседуют так не спеша, а потом со мной стали по очереди разговаривать".
   Это уже потом все выяснилось: врачи - мои колени, которые раньше работали в нашем отделении, близнецы (одного я застал). Иногда они дежурили в паре: один анестезиолог, другой реаниматолог, и наоборот. Действительно, копия друг друга.
   P. S. Они, кстати, родные младшие братья заведующего хирургией.
  
   * * *
  
   Еще телефонная зарисовка.
   Ночь. Спать хочется. А - работа. Зазвонил телефон. Трубку берет напарник Кирилл, НАОБОРОТ:
   - Алло! Алло!... Алло!!
   Кладет трубку:
   - Молчат чего-то.
  
   И еще.
   Ночь. Напарник Юрий Григорьевич спит. Оч-чень крепко он спит. Уткнувшись лицом в подушку и вытянув руки - в позе уставшей змеи. Телефон стоит на стуле рядом. Звонок. Еще. Еще один. наконец Юрий Григорьевич, не делая никакой попытки пошевелить хотя бы пальцем, отвечает прямо в подушку, глухо:
   - Алло! Да. Алло!
   Замолкает телефон. Замолкает Юрий Григорьевич.
  
   * * *
  
   Интерн - молодой доктор, только что закончивший институт и проходящий последипломную специализацию.
   В хирургическое отделение поступило два интерна. Работают, адаптируются. И вот - картинка: в ординаторской хирургии сидят доктора. Забегает санитарка и спрашивает громко:
   - Где тут этот доктор молодой?
   - Который?
   - Ну этот... С фамилией немецкой... То ли Интер, то ли интЕр!
  
   * * *
  
   Будят в 4 утра: ЧМТ, трепанация черепа. Я анестезиолог. Бужу медсестер, идем в операционную. Одновременно со мной в предоперационную заходят два хирурга, и одновременно же заходит дежурная рентгенлаборантка с мокрыми еще готовыми снимками черепа пострадавшего в двух проекциях.
   Один из хирургов берет снимки, поднимает и рассматривает на свет лампы.
   - Ни х... себе! - Вырывается у него.
   Снимочки берет другой хирург.
   - Ни х... себе! - Эхом отзывается он тоже.
   Снимки беру я и разделяю их эмоции. Диагноз по этому снимку мог бы поставить и ребенок:
   Размеры артефакта 13,5 на 3,5 сантиметров. С первого взгляда могло показаться, что у него там в голове снаряд. Но, посовещавшись и по здравому размышлению, мы пришли к выводу, что это боек молотка. Большого. Еще не кувалда, но уже, вроде, и не молоток. Кувалдочка. Или молоточище. Снаружи совершенно не заметен, что и вызвало наше изумление. Уже начали операцию (кома 4 - агония, давления нет, кости черепа под пальцами ходят ходуном, много крови и мозговой детрит в ране - он уже обречен), звонят менты: "У него там молоток в голове, не выкидывайте, когда достанете, это вещьдок."
   Вещьдок достали, раны зашили, давление подняли и перевели в реанимацию умирать от кровопотери (все синусы разорваны, ни одной целой кости черепа, били долго и с такой силой, что боек в конце концов слетел с рукоятки полуметровой длины).
   Я сделал предположение, основанное на моем скромном опыте:
   - Это наверняка сделал кто-то из родных или близких.
   ... и оказался прав. Убийцей был пьяный шурин, который жил вместе с жертвой и его женой.
   Если убийство совершено с особой жестокостью, если на теле 40 дырок от ножа или в голове молоток - убийца либо родственник, либо маньяк (что бывает совсем уже редко).
  
   * * *
  
   Случай из институтской практики.
   На кафедре нейрохирургии показывают снимочек в двух проекциях: череп с ножом внутри. Лезвие длиной 25 сантиметров. Били с такой силой, что острие прошло через глазничную щель, через весь мозг и пробило затылочную кисть, где и застряло: на затылке, под кожей, его можно было прощупать пальцем.
   Жертвой была пьяная колхозница, переспавшая с кем-то НЕТЕМ, агрессором был пьяный муж, уличивший ее с этим НЕТЕМ (или ему так показалось).
   Ее так и привезли - с торчавшей из левой глазницы рукояткой столового ножа, в сознании.
   Нож достали, кровотечение остановили, дырочки зашили. Глаз она, конечно, потеряла. Зато в остальном осталась здоровой.
   Впоследствии она снова стала жить с вернувшимся с зоны мужем. И, поговаривают, с тем же НЕТЕМ.
   Одновременно.
  
   * * *
  
   Там же и тогда же (РГМУ, ~ 1994г.). Еще два снимка и история.
   Череп в двух проекциях с тенью болта ближе к височной доле. парень 17 лет сделал себе пОджиг (такой самодельный пистолет). Казенную часть ствола самоделки перекрывал ввинченный болт. Изобретатель насыпал пороха, забил пулю и поехал на пустырь. На испытания. Отвернув для безопасности лицо (правила безопасности прежде всего!), он выстрелил.
   Выстрел пришелся в обратную сторону: пуля осталась в стволе, резьбу сорвало, и болт вылетел навстречу самоделкину. От пробил правую височную кость, прошел через мозг и остановился в полутора сантиметрах от внутренней поверхности левой височной кости. В последующие сутки тяжелый болт под действием силы тяжести опустился через вещество мозга на дно черепной ямки ( мозг по консистенции напоминает скорее желе).
   Нейрохирурги все же решились на операцию (очень проблемная локализация инородного тела) и извлекли болт.
   В армию этого недотепу, конечно, не взяли (по инвалидности). Но от здорового 18- летнего парня к тому времени его отличали только нездоровые воспоминания. Никаких изменений психики.
  
   * * *
  
   Сижу в травматологии, с нашими травматологами и нейрохирургом Гребневым, который приехал по санавиации консультировать нашего больного. Его рассказ:
   - Я был совсем молодым врачом, попал по распределению в Моркинскую райбольницу, хирургом. Однажды ночью еду в далекую и глухую деревушку, по вызову. Ночью. На полуторке*. Пострадавшая - женщина лет 45. Старый полуразвалившийся дом, больная на кровати. Самая обычная история: не дала пьяному мужу самогонки, он ее ударил ножом. В живот. Разрез широкий, на грязной одежде - около метра кишечника. Все ясно. Надо вести в Морки на операцию. Кое-как сложил кишки в относительно чистую простыню, зафиксировал ее на теле. Погрузили больную в кузов (открытый) и поехали. Уже ночь. Зарядил жуткий ливень (кузов открытый!). После часа езды по лесным ухабам и ямам мы застряли. По самые уши. Представляете картинку? Осенняя ночь. Кромешная тьма. Непрекращающийся ливень. Грязь, слякоть. Тяжелая больная в кузове. Более десятка километров до ближайшего населенного пункта, и никакой надежды на помощь.
   Мы ковырялись больше 3-х часов, вдвоем с шофером. Фонарик тут же сел, светили факелами, которые гасли под дождем, рубили ветки и подкладывали под колеса и т. д. С ног до головы были грязные и мокрые, как черти.
   В общем, довезли. Прооперировали. Оказалось, она еще и беременная, причем на большом сроке. Едва у нее все срослось, она родила здорового ребенка (!).
   И далее (вот она, проза жизни!). На суде, где я проходил свидетелем, она, вся в слезах и соплях, доказывала судье, что это она, дура, виновата, и пырнула себя ножом.
   Думаете, такая любовь? Черта с два. Тот ребенок был у нее шестым. Знаете, что значит было в те годы потерять в богом забытой деревне кормильца семье из восьми человек?
  

* * *

  
   * - сейчас Альберт Владимирович - пенсионер со стажем. Действие происходило в 60-х годах. А может, и раньше.
  
   Кстати. Выверты женской логики: давно заприметил такую реакцию наших медсестер. Если привозят женщину с ножевым ранением, которое нанес муж по пьянке, все они дружно переживают: "Вот сволочь, гад, алкаш и пр.". Если привозят мужика с ножевым ранением, которое нанесла жена, все медсестры так же дружно сетуют: "Вот сволочь, гад, алкаш, ДОВЕЛ!"
  
   * * *
  
   Еду сегодня в переполненном душном автобусе (зима!) и слышу такой разговор:
   - Женщина, ну подвиньтесь еще немного, я сейчас задохнусь!
   - Не могу, я и так на одной ноге стою!
   - Да к тому же на моей, - добавил еще один мрачный мужской голос.
  
   * * *
  

МОЕ ЛУЧШЕЕ ВЫСТУПЛЕНИЕ.

  
   Эта свадьба была второй, где я был свидетелем. Опыта все же было маловато, и им со мной поделился какой-то бывалый:
   - Главное: свидетель должен быть трезвым в первый день. Иначе он напьется, и праздника не будет точно. А на второй день - пожалуйста!
   Я, дурак, и послушался. У меня ж опыта маловато (каламбур, извините).
   Надо сказать, что у меня на родине тамада не принят. Обычно - тамада и свидетель в одном лице ( двойная ответственность!).
   Хожу, глупый, все пьяные и веселые, а я трезвый и злой. И становлюсь все злее - мирю родственников, разнимаю драки ( а как же иначе, все как полагается, какая свадьба без драки!), разношу отрубившихся. А мне еще нужно всех веселить! (С другой стороны, если бы я тоже был пьян, не знаю, чем бы могла кончиться эта свадьба).
   Накопившееся недовольство привело меня к твердому, но поспешному решению крепко напиться на второй день.
   Что я и сделал.
   Смутно помню, что было почету-то очень много шерри и очень мало водки. Часа в 4 дня я решил отправиться домой. От предложения довезти меня почему-то отказался, хотя путь пешком был неблизкий.
   Вдобавок кривая занесла меня в другую от дома сторону: я зашел в наш районный дом культуры. ДэКа был большой и красивый. Я был довольно частым его посетителем - директор разрешил иногда приходить и играть на пианино (временами я думаю, что умею на нем играть), что и решил сделать в этот раз.
   Прошел, как обычно, через черный ход, добрался за кулисами до инструмента, который стоял на сцене, за боковой правой кулисой.
   Было тихо. Сцена была освещена. Я попытался вспомнить одну пьесу, которую сочинил недавно, но пальцы заплетались, попадали не на те клавиши, да и не помнил я ничего. Получалось так, будто на пианино играла пьяная обезьяна. Что, в общем-то, было правдой.
   Тогда я стал играть "Let it be", которую мог исполнять в любом состоянии. Мне казалось, что выходит здорово, поэтому запел:
   - Уэл ай файнд майселф ин таймз оф трабл... - тянул я, временами пуская петуха, - Мазе Мэри камз ту ми-и-и. Зей уил би энд ансе... Лет ит би, лет ит би-и-и...!
   И все же предательское пианино подсовывало под мои пальцы не те клавиши, покачивалось из стороны в сторону, фальшивило и строило мне другие козни.
   Лучше всего у меня получался припев. Потому что, по сути, он состоял из трех слов:
   - Лет ит би, лет ит би-и, лет ит би, лет ит би!
   Я пел от души*, но в конце концов совершенно запутался - в пальцах и словах. Брякнув напоследок пару джазовых аккордов, я решил идти домой. Направляясь через сцену к выходу, я остановился в ее центре и выдал короткую, но звонкую чечетку, в конце которой победно выкинул вверх руки с боевым кличем "Хо!!!"
   И замер.
   На меня смотрел по-о-олный зал народа. Десятки, сотни лиц с отвисшими челюстями, вырученными глазами и неуверенными улыбками. Тишина была такая, что было слышно, как в 15-м ряду кто-то уронил семечку.**
   * - а душа нот, как известно, не знает.
   ** - занесло маленько.
  
   Все также, с поднятыми руками, я осторожно повернулся к противоположным кулисам, намереваясь скрыться там. За ними стояли какие-то люди в национальных костюмах, с баянами, гармошками и балалайками, дети в белых рубашках и двое совершенно обалдевших ведущих. ОНА еще пыталась лихорадочно найти в сценарии автора этого импровизированного шоу, а ОН просто смотрел на меня, широко открыв глаза и рот.
   Меня охватил пьяный ужас. Еще секунду я неподвижно стоял, а потом позорно пустился наутек, спрыгнув в зал и ретировавшись через боковую дверь (которая, слава богу, оказалась открытой, иначе бы мне пришлось бежать через весь зрительный зал).
   Уже закрывая ее, я услышал за спиной небольшое количество неуверенных аплодисментов.
   Как потом выяснилось, это был концерт для ветеранов Отечественной Войны и труда.
   После очередного номера возникла пауза, которую я и заполнил. Пианино стояло с одной стороны сцены, куда можно было добраться либо через сцену, либо за задними кулисами (что сделать довольно трудно), а выступающие выходили с другой стороны, которая сообщалась с гримерками, администрацией и т. п. Может, меня бы и вытащили за шкирку, пробежав через сцену, если бы я выглядел, как алкаш. Отнюдь. Было лето, я был в цивильном (костюм, рубашка, галстук). Хотя, скорее, им это просто в голову не пришло. Наверное, подумали, что начинается очередной музыкальный номер. Только музыка и исполнение в целом были очень авангардными.
   Show must go on! Думаю, они пережили это.
   Правда, я трудно добирался потом домой. Меня встретил сосед, и, увидев мое состояние, довел до квартиры. Когда он ушел, выяснилось, что дверь закрыта, дома никого нет. Ключей тоже нет. Совершенно логично, что я пошел за ключом. К папе на работу. Было только не логично то, что я снова оказался в ДК. Где-то там же я посеял зонтик, был взят под белые ручки и вновь препровожен до дома кем-то сердобольным, где вновь обнаружил отсутствие ключа и т. д.
   Странно, что я все это помню.
  
   * * *
  
   Сейчас начал вспоминать, и оказалось, что у меня очень много подобных выступлений. Вот еще парочка подобных.
  
   Новый 1993-94 год. 30 декабря. В этот день, вернее вечер, в 19 часов я должен был дедоморозить в студенческом клубе (Рязань, РГМУ, тогда еще РМИ), БК (биокорпус)). Сценарий вечера составляли как-то впопыхах, слов я выучить не успел и взял текст домой. Когда я собрался-таки наконец их учить, ко мне пришел друг. Сейчас я никак не могу вспомнить, кто это был. Помню только, что это был друг и что я очень давно его не видел.
   Друг пришел с бутылкой. Отказаться пить не получилось, потому что не виделись мы очень давно. Поэтому пришлось пригубить, несмотря на 15 часов дня (а с 19.00 я обязан быть Дедом Морозом, помните?).
   Просто пригубить тоже не получилось, потому что "100 грамм - не стоп кран, дернешь - не остановишься".
   Лев Николаевич Киндулов в то время представлял собой довольно убогое зрелище: худенький студент, мучимый язвой двенадцатиперстной кишки и предчувствием зимней сессии. Чтобы существенно улучшить свое настроение, мне вполне хватало тогда сорока капель сорокоградусного денатурата.
   Я выпил гораздо больше.
   Друг апеллировал моей совести, мол, чего переживать, у тебя же сценарий на руках, успеешь выучить, времени полно.
   В 18.30 но говорил то же самое, добавляя - возьмешь сценарий с собой на сцену, сориентируешься. Я охотно соглашался, хотя, уже где-то далеко и глубоко, червь сомнения грыз меня.
   В гримерке клуба меня, теплого и долгожданного, в два счета одели Дедом Морозом. Напуганная поначалу моим опозданием Снегурочка сунула в мою правую руку никелированный посох с картонной снежинкой наверху, в левую сценарий, и собралась вести на сцену.
   Вот тут мне стало по-настоящему хорошо. Меня распирало от радости, праздничного настроения, доброты ко всем людям, собственного остроумия и ловкости.
   Для начала я решил продемонстрировать всем, каким обалденным ушуистом я являюсь. Я взял этот металлический никелированный дрын, который в своей юности был обычной стойкой школьной вешалки, и принялся его вращать. И так, и эдак, и сбоку, и над головой. Все быстрее и быстрее. Вдруг открылась дверь гримерки, это отвлекло меня на долю секунды, и один конец моей супертрости раздолбал большой круглый матовый плафон на сотни мелких кусочков.
   Начальник клуба, женщина, остолбенев, стояла в дверях. Она молча осмотрела осколки, потом меня. Затем, промычав "М-м-мда", удалилась. Наверное, забыла, зачем пришла.
   Это маленькое недоразумение не остановило мою прыть. Я решил стать оригинальным Дедом Морозом и вышел на сцену, покуривая "Космос".
   Многие из студентов, которые пришли на этот незабываемый вечер, успели к этому времени совершенно сорвать голос от криков "Дедушка Мороз!"
   Дедушка Мороз сделал около четырех шагов по сцене, после чего запутался в кабелях и проводах (на сцене располагалась аппаратура и инструменты ансамбля), и с грохотом полетел на доски, уронив посох и выдернув попутно пару штекеров. Борода съехала набок, но сигарету я, помнится, удержал во рту. Собрав остатки достоинства и мыслей, сделав вид, что падение было запланированным (чуть не убил Снегурочку), я начал говорить.
   Это было еще одной моей ошибкой. Вероятно, если бы я просто сплясал и удалился, мое выступление сочли бы немного странным, но простили и поняли. И Снегурочка помогла бы выкрутиться.
   Но я начал говорить.
   При первых же звуках моего голоса эта гадская сигарета выпала изо рта и застряла в бороде. Не знаю, из чего она была сделана, но она сразу же затрещала и вспыхнула. Не смотря на бушующий в моей крови алкоголь я очень испугался - ведь я весь был такой же синтетически-пуховый, и стал со всей возможной силой и поспешностью колотить себя рукавицами по бороде. Пару секунд спустя ко мне присоединилась Снегурочка. В зале далеко не всем была понятна причина этих диких телодвижений. Этакая рязанская пляска святого Витта. "Слушай, я вот не понял, а почему, когда ты начал танцевать, Снегурочка стала бить тебя по морде?" - спрашивали меня потом.
   Пожар был потушен в самом зародыше. Затем выяснилось, что в этих попыхах утерян мой сценарий. Этот факт тоже не остановил меня и я с легкостью стал импровизировать.
   Боже мой, чего я там только не наговорил! Меня несло, как шестилетнюю девочку, объевшуюся незрелыми сливами, как старушку, опаздывающую на пятый автобус, как Гитлера, дорвавшегося до микрофона.
   Моя милосердная память стерла эти воспоминания. Снегурочка растерянно хихикала в микрофон и временами безуспешно пыталась взять все в свои руки.
   По словам одного из моих приятелей, "было м-м-м... необычно, но весело".
   Кончилось все тем, что, когда началась дискотека и порядком натанцевавшись, я по широте своей душевной подарил кому-то костюм Деда Мороза, и начальница клуба долго бегала потом за мной, требуя его обратно*.
  
   * * *
  

Оценка: 8.56*41  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"