Кипелов Сергей: другие произведения.

18

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Выложил отдельно, т.к. нет настроения ковыряться в болячках самиздата. Будет время, солью все в один файл. Текст не вычитан.


  

Глава 18

   Оэр, сонно прикрыв глаза и подавив зевок, облокотился на поручни и лениво вслушивался в тишину. Их посудина вот уже третий день стоит на одном месте, лениво покачиваясь на едва заметных глазу волнах. Штиль успел всех достать, но поделать он ничего не мог. О, конечно маг Воздуха способен вызвать ветер, который погонит корабль в нужную ему сторону, но едва ли сможет держать его сутками. С тем же успехом можно спуститься на воду и толкать Эллину руками.
   Он слышал, что на некоторых кораблях устанавливают специальные артефакты, способные решать эти проблемы, но и они в полной мере не могли заменить попутный ветер в парусах. Что-то подсказывало юноше, что у их проныры-капитана наверняка есть подобные полезные штучки, да и слегка завышенный магический фон в некоторых необитаемых каютах об этом намекал, но использовать их тот что-то не спешил.
   Что же, сам виноват -- забыл и во второй бумажке написать о срочности. Теперь уже поздно переделывать. И так капитан на него косо посматривает. Хотя вот именно на него ему, честно говоря, было плевать. Человек, который может думать только о себе и о своей выгоде... гораздо больше Нуцега волновала атмосфера на судне. А она была безрадостной. Моряки не были дураками и быстро поняли, куда именно взяла курс Эллина, хоть та первое время и жалась к берегу.
   Слава о Барьере среди них ходила жутковатая. А главное и у него самого нет особой уверенности в своей правоте. Все, что у него было -- слова слуги Эр Эльзара. Не очень-то много против многовекового опыта мореплавания. Возможно, что магистр их и отпустил, потому что понимал, что живыми им вернуться не суждено.
   Чародей вздрогнул будто бы от холода, но на самом деле от воспоминаний о той подавляющей безумной ауре силы, что распространял один из преследователей. Магистр. Вот уж с кем ему больше никогда не хотелось бы встречаться. Такое существо просто не может являться человеком. Его взгляд, который он тогда ощутил на себе, и сейчас пробирал до костей. Однако, несмотря на это, отступать маг не собирается, а значит, будет и еще одна встреча -- скрываться вечно тот вовсе не планировал. Ему нужно время, которого никто не собирался давать ему в Империи. А еще нужна настоящая Сила, а не жалкие ошметки, что от нее остались.
   Он не жалеет, что променял уже написанное для него блестящее будущее сильнейшего мага Огня на жизнь Милены. Вовсе нет, и если все вдруг повторилось бы, он поступил бы так же. Однако ничто не заставит его смириться с утерей. Таков путь тайного знания. Ему нужна та самая сила, неосторожно разбуженная в стенах амфитеатра, но сила не дикая, а полностью подконтрольная. Только так будет хоть какой-то призрачный шанс устоять против Ордена. А значит, с Альтер-эго придется договариваться или подчинять. Другого пути у них просто нет.
   Подумать только, его чуть не убили неразумные полудемоны-полурыбы. После этого, о какой схватке с Орденом можно говорить? Кстати о преследователях. За последние дни их число еще выросло. Теперь за Эллиной неустанно следует что-то около семи десятков тварей, и та самая здоровенная штука на глубине, от которой он оторвал щупальце. Разума в ней было немногим больше, чем в "акулах", но именно она ими, похоже, и управляла. А хозяин по-прежнему где-то скрывается.
   Демоны появились вновь через двое суток. Их было ровно столько же, сколько в первый раз. Вот только вели себя совсем по-другому. От попыток столкновения всячески уклонялись, рассыпаясь в стороны и вглубь, и лишь следовали за судном на предельном расстоянии, изредка показываясь из воды. В первый день маг Эллины долго гонялся за одиночками, стремящимися разойтись на как можно большее расстояние друг от друга, похоже так и не учуяв их кукловода. В свою же последнюю охоту на преследователей, и вовсе прибегнул к Высшей Магии.
   Это было что-то вроде золотой сети, увитой искрящимися разрядами молний, что должны были без труда разрезать водяную толщу, за которой твари скрывались, как за щитом -- на территорию врага чародей старался не лезть, ведь единственный раз для него чуть не закончился смертью, когда охотник и жертва стремительно поменялись местами. Мелкоячеистая сеть, что соткалась из сотен ударивших сверху молний, рухнула вниз, подняв тучу горячего пара.
   Ну что сказать об этом творении? Громко, эффектно, возможно даже безумно эффективно против слабо защищенных кораблей, но не против пьющих магию тварей. Впрочем, Оэр и так сейчас не мог. Удар, в который коллега вложил три четвери резерва, окончился пшиком.
   Надо сказать, что начал маг не плохо, скупыми экономными ударами вынудив большую часть демонов собраться под ним. Вот в эту кучу и ударила сеть. Из-под мощной атаки удалось вывернуться единицам, остальные должны были стать ее жертвами. Однако когда и до врага дошло, что так он запросто потеряет собранных демонов, тот сделал свой ход.
   Как уже было ясно, наиболее полно твари могли развернуться именно под водой, благодаря нитям, буквально расплываясь в огромный, не пропускающий магию круг. Вот в этот своеобразный зонтик и врезалась атака, без труда пробив первый слой, затем еще и еще. Четвертому же демону достались лишь сильные ожоги электричеством. Остальные проскользнули в возникшую брешь. Три жизни в обмен на три четверти резерва, кажется, противника вполне устроил такой размен.
   В первые дни Нуцег так же принимал участие в охоте, но вскоре махнул на это занятие рукой. Он, как и коллега, понимал, что такого противника, которого к тому же день ото дня становится все больше и больше, нельзя оставлять без внимания. Но что он сейчас мог? Неприятная правда, но по крайней мере самому себе врать-то не надо.
   То подводное глубоководное существо, что и управляет демонами, он уничтожить просто не в состоянии, а на поверхность оно, судя по всему, выползать не собирается. А без этого гоняться за одиночками бессмысленно. Остается надеяться на то, что когда твари решатся на массированную атаку, их совместных сил хватит, чтобы победить.
   Тихий всплеск, донесшийся будто сквозь вату, на мгновение сбил с лениво проплывающих мыслей. И только через секунду до мага дошло, что может это значить. Всплеск, когда стоит полный штиль! Он резко выпрямился, раскрыв глаза, но успел увидеть лишь уходящее на дно тело одного из моряков и расходящиеся от него круги на воде. Вот только отчего-то никто не спешил кричать ожидаемое "Человек за бортом!", как и пытаться его спасти.
   Сбоку ударил легкий порыв прохладного ветерка, и рядом возникла напряженная как тетива лука целительница.
   -- Оэр. -- Он прервал ее кивком. Да, теперь он это тоже заметил. Корабль оплела тонкая искусная паутина сонных чар. Незаметно уснувшие люди аккуратно разлеглись кто где. Тот, кто выпал за борт, видимо до самого конца сопротивлялся магии.
   -- Думаю, скрываться смысла больше нет. -- Ровным тоном произнес юноша в пространство. И, в общем-то, ничуть не удивился, когда под мерный стук шагов навстречу вышел маг Эллины. Ну не демонам же, в самом деле, накладывать сонные чары на экипаж. Они и магией не владеют, а новых типов тварей тут не появлялось. Молчание. Оно длилось минут пять не меньше, пока коллега, наконец, не произнес с таким видом, словно переступает через себя:
   -- Вы сходите.
   -- С чего бы это? -- Нуцег удивленно приподнял одну бровь, но через минуту хищно прищурился и задал иной вопрос: -- А если мы откажемся?
   -- Тогда я заставлю вас это сделать.
   Хм, надо же, а он опасался бунта среди экипажа или какой-нибудь каверзы от капитана, но все оказалось иначе и чуточку внезапнее.
   -- А сможешь?
   -- Вполне. -- Глядя прямо в глаза, сказал собеседник. И опять, явно переступая через себя, пояснил: -- Твои поступки говорят о тебе больше, чем тебе кажется. Твой дар, несомненно, больше моего, а тот огромный огненный шар выглядел очень впечатляющее... для них, -- тот кивнул на спящих матросов, -- или даже для нее, -- такой же кивок в сторону девушки, -- но не для меня. Свою силу ты не контролируешь. К тому же, ты и в самом деле думаешь, что я не заметил, что ты держишь выпавшего за борт человека? Идеалист. Стараешься лишний раз не убивать. В случае же схватки... ты сам знаешь, что здесь будет бойня.
   -- "Ну, раз все равно заметил." -- Маг усилием воли выдернул выпавшего за борт, и уложил его чуть в стороне от себя.
   -- Милена. -- Та кивнула и, не сводя настороженного взгляда с союзничка, принялась за спешное лечение. Хм, они начинают понимать друг друга без слов. -- А что насчет тебя самого?
   -- Во всем этом мире меня волнует жизнь только одного человека. И ей я не дам прерваться, чего бы мне это ни стоило. Только поэтому я сейчас говорю с тобой, вместо того, чтобы пытаться убить.
   -- "Странное построение фразы, если ты имел в виду самого себя. Вот только отчего-то я сомневаюсь, что это так."
   -- И почему бы вам с этим человеком самим не покинуть нас?
   -- Потому что тогда риск для него будет больше, чем тот, если я заставлю уйти вас.
   Риск? Сомнительно, что он имел в виду маячащих вдалеке тварей. Они, конечно, оказались более серьезными противниками, чем можно было бы ожидать, но оторваться от них для мага не очень сложно. Даже имея на руках балласт в виде простого человека. Что остается? Приказ Императора. За его выполнение можно получить отличное вознаграждение, а за уклонение -- на веки попасть в опалу, но куда как хуже будет сбежать на полпути. Но здесь подойдет любой, начиная матросом и кончая капитаном. Что еще? Он говорил о бойне и при том ясно дал понять, что не побоится ее здесь устроить. Выходит этот человек сейчас не на палубе... В голове вдруг что-то отчетливо щелкнуло, словно на место встала последняя шестеренка. На всей Эллине только одна каюта была защищена достаточно мощным пассивным щитом, чтобы пережить вероятное сражение. И опять же, это не была каюта мага.
   -- Капитан? -- И удивление в его голосе было искренним. -- Почему ты служишь подобному человеку?
   -- Это, -- буквально выплюнул моментально разозлившийся собеседник. -- Тебя не касается. -- И резким тоном продолжил: -- Я начал говорить о ваших шансах. Стоит упомянуть и ее. Все эти прыжки в пространстве и мгновенные перемещения выглядят опасно, но я уже подготовил контрмеры. Скажу прямо, я не уверен в своей победе, но одного из вас я успею забрать с собой.
  
  
   Одинокая лодка отчалила от корабля с тихим плеском. Маг Эллины провожал ее молчаливым взглядом. Безусловно, его бы устроил любой результат переговоров, но мирное решение было более приоритетным. Чародей прикрыл глаза.
   -- Демоны, откуда взялся этот мальчишка? -- Капитан задавался этим вопросом чуть ли не ежесекундно, но все же впервые озвучил его вслух, да еще и в присутствие своего верного сторонника. Хотя, последнего тот уже принимал скорее за неодушевленный предмет. -- Я столько всего вложил, чтобы получить этот заказ, и вот, за сутки до отправления, врывается какой-то юнец и силой Приказа вырывает у меня его из рук. А еще этот приказ. Зарис Третий, видимо, рехнулся в своей столице, раз решил, что хоть кто-то способен жить за Барьером. Конечно, боевые корабли ему и для дела понадобятся, а вот нас, вроде как, и не жалко. Ненавижу! О, когда я вернусь, он отсыплет мне самую большую кучу золота, что только есть в его хранилище. -- И затуманенным взором уставился на два листа белоснежной бумаги, что пассажир передал ему.
   -- Нам не пройти. -- Качнул головой маг, вырвав хозяина помещения из сладких грез.
   -- Что? -- не сразу понял собеседник.
   -- Эллина не сможет преодолеть Барьер.
   -- Но ты же говорил, что что-то его уничтожило.
   -- Не совсем так. Барьер сейчас похож на порванную сеть. Маленькая рыба проскользнет, а большая потревожит ослабшие нити и будет сожрана.
   -- Демоны! -- Резко выдохнул капитан. -- Самоубийство, все-таки самоубийство...
   -- Убить их? -- Совершенно спокойно поинтересовался чародей.
   -- Ты спятил? -- Аж взвизгнул от такого предложения торговец. -- Даже не думай об этом! Уж лучше я брошу корабль и притворюсь жертвой крушения... Да! Так и поступлю. Плевал я на всех бандитов и чиновников Эльрода. Я подписался доставить их груз в Кират, но никак не демонам в Бездну!!
   -- Тогда я просто постараюсь их убедить покинуть нас. -- Капитан посмотрел на него молча, но было заметно, что в успех такого разговора он если и верит, то примерно в той же степени, что и в торжество Света в Империи.
   Чародей открыл глаза. За то время, что он провел в воспоминаниях, изменилось немногое, но достаточно, чтобы тот уверился и в других своих догадках. Он умел подмечать странности и делать из них верные выводы. И сейчас он ожидал именно то, что и случилось -- стае морских хищников оказалась гораздо интереснее маленькая лодка с двумя пассажирами, а не большой корабль. Стало это внезапностью для парочки магов? Наверняка. Но больше его интересовала та троица демонов, что все-таки отделилась от основной массы своих товарок, явно намереваясь продолжить наблюдение за Эллиной.
   Он подождал еще несколько десятков минут, окончательно убеждаясь в своей правоте, а потом налетевший ветер расправил застоявшиеся паруса. Пора убираться отсюда. Они и так слишком близко подошли к идущей на них буре. Сейчас речь уже не шла об экономии сил, лишь бы успеть уйти в сторону. Три разведчика пришли в движение вместе с судном.
   Ими он занялся, когда матросы один за другим стали приходить в себя. С жуткой головной болью и поминая всех морских демонов разом, они принялись за свою работу, позволив чародею немного отвлечься от управления Эллиной. Несколько секунд подготовки и вокруг левой руки молчаливой фигуры в безумном неудержимом танце закружилась тройка усиленных Ледяных Змей. Малейшего напряжения воли хватило, чтобы те отправились каждый к своей цели, оставляя явный след из промороженного воздуха, а затем и воды.
   Напрасно люди разбегались в стороны от Змей, те и сами обтекали живые препятствия, и напрасно демоны так сильно полагались на свою защиту. Ключ к ней он подобрал еще в первом сражении. Сила, заключенная в магических созданиях нашла выход раньше, чем ту успели поглотить. Чары рассеянным облаком понеслись на встречу хищникам, которые совершили на сегодня, а может быть и навсегда свою последнюю ошибку. Они кинулись на встречу и, спустя мгновение три ледяных кокона, похожих на сильно вытянутое яйцо, отправились на морское дно. Они были полые внутри, да и хищники все еще оставались живы, но двигаться уже не могли. А когда и если смогут, то след Эллины уже давно затеряется.
   Чародей размял руку, прогоняя из нее холод, отошел в сторону, да там и сел, молча прикрыв глаза. Контролировать потоки воздуха гораздо легче с палубы, а не изнутри корабля. Никто из экипажа такому поведению уже не удивлялся, все давно успели привыкнуть, что их маг все делал спокойно, в одиночку и молчаливо.
  
  
   Как это ни странно, но после того, как их выставили вон с судна, для парочки беглецов мало что поменялось. Будь на их месте простые люди, то их ждала бы незавидная судьба. Даже с учетом захваченной с собой провизии, лодка, не имеющая даже простейшего паруса, далеко не тот транспорт, на котором следует совершать географические открытия. Но они-то простыми людьми как раз и не являлись. Целителю, что способен едва заметными касаниями проводить сложные манипуляции с организмом, не составит труда добыть пресную воду даже в пустыне. Что уж говорить про океан.
   Единственным сюрпризом, который заставил Оэра пережить несколько не самых приятных часов в своей жизни, было то, что демоны-преследователи проявили-таки удивительное единодушие в выборе приоритетной цели. И этой целью стала вовсе не Эллина.
   Однако нападать те не спешили, будто и вовсе не делая разницы между кораблем с худо-бедно вооруженным экипажем и лодкой с всего-то двумя пассажирами. Как бы то ни было, они по-прежнему маячили где-то на гране его восприятия, даже близко не приближаясь на расстояние атаки, но и не на секунду не теряя их из виду. Вскоре он стал воспринимать это как должное.
   Чего бы они не ждали, это что-то все еще не произошло. Поначалу маг думал, что те ожидают, пока корабль отойдет как можно дальше, но нет -- Эллина уже давно скрылась за горизонтом, а нового нападения так и не последовало. Вообще твари вели себя совершенно пассивно даже тогда, когда их число перевалило за сотню. Сказать по правде этого было бы более чем достаточно для Нуцега и его спутницы. Тем не менее, из обманчиво беззащитных, а на самом деле весьма опасных хищников преследователи превратились в простых наблюдателей.
   Стоит отметить, что несмотря на штиль, их маленький безымянный кораблик вскоре набрал вполне приличную для открытой воды скорость. И если поначалу в том была заслуга чародея, решившего выяснить пределы скорости следовавших по пятам выкормышей Нижних Миров, то уже после того, как он потерпел фиаско, эстафету перенял океан. Похоже, что в своей длившейся несколько часов гонке ему посчастливилось наткнуться на какое-то течение. А через пару суток после этого вернулся и ветер. Правда, теперь у них не было паруса, который тот мог бы наполнить. Ну, да к тому моменту это не волновало никого из двух пассажиров лодки.
   Пожалуй, впервые они остались наедине друг с другом. Исчезло ощущение утекающего сквозь пальцы времени, за ними никто не гнался и не угрожал мучительной смертью -- вившиеся вокруг твари уже не казались чем-то враждебным -- и напряжение понемногу начало спадать. У них наконец-то было время для того, чтобы просто поговорить друг с другом. Не языком слов, а языком чувств, который доступен истинно любящим сердцам.
   Кто из них двоих сделал первый шаг к страстному поцелую уже было и не вспомнить. Наверное, все-таки Оэр... Он пробовал вкус ее губ и все никак не мог остановиться, это было как наваждение, сладостное помутнение рассудка, к которому он, возможно, стремился всю свою жизнь и который оставил все проблемы далеко за гранью той реальности, что была создана лишь для двоих. В блаженном ничто растворился весь мир, чьи берега сузились до бортов шлюпки, а может и еще ближе. Но не нашлось бы того человека, что смог бы назвать этот новый открывшийся мир скучным и обыденным. В нем воплотилось все то, что так трудно отыскать в мире большом.
   Противиться утягивающим все глубже чувствам было невозможно. На какое-то время он попросту растворился в ней. Прийти в себя его заставили преследователи, неожиданно решившие сменить тактику. Так, во всяком случае, это выглядело по-началу.
   Разделившись на два "ручья", они обтекли их кораблик с флангов, но, вопреки ожиданиям, не стали атаковать, а устремились вперед. В то же время где-то под ними проползла огромная туша кукловода, прошедшегося по всем чувствам мага непередаваемыми оттенками ощущений -- словно в лицо резко дохнуло запахом разложения и плесени. Мерзость. Сама противоположность жизни, так и призывающая к своему уничтожению.
   Целительница, в противоположность разом напрягшемуся спутнику, пребывала все в той же расслабленной позе.
   -- Не оборачивайся, -- не открывая глаз, попросила она одними губами. -- Пускай уходят.
   И в самом деле, твари вовсе не остановились на этой передислокации, устремившись к одной лишь им ведомой цели. Вскоре чародей уже не мог засечь ни одну из них. Вот теперь они действительно остались вдвоем. Ну и демон с ними, со всеми этими преследователями!
   Нуцег подался вперед, к все так же ждущим ласки губам спутницы. Впрочем, до них он не добрался лишь самую малость.
   -- Кажется, я понимаю, почему они нас оставили в покое, и, знаешь, тебе лучше тоже не оборачиваться, -- обреченно выдохнул Оэр.
   Их стремительно нагоняла буря, сопровождавшаяся непросветной чернотой небес, и пока еще незаметно усиливавшейся качкой.
  

***

  
   Боль. Снова та самая боль, пронизывающая каждую клеточку тела и вызывающая непрекращаемые страдания. Боль на гране безумия. Боль, толкающая вперед, заставляющая рвать, убивать, уничтожать. Мстить. Боль, впервые за много веков заигравшая позабытыми оттенками. В чем-то он был даже рад ей. Ведь эта боль посягала лишь на его тело и ничего не могла сделать с его духом. В отличие от другой, подаренной одним из извечных врагов.
   Он открыл глаза. Впервые за шесть прошедших веков по времени этого мира. Однако даже его зрение немногое могло увидеть сквозь бушевавшую бурю. Последнюю бурю Пустыни Ветров. Эта буря и была им самим, частью тех сил, что он бросил против своей тюрьмы. Год за годом он расшатывал скрепы, сковавшие саму его суть и так жестко привязавшие его к миру смертных, и в отличие от других, не имел возможности уйти в спасительное безумие. В конце концов, цепи не выдержали.
   Он поднял свою руку, вернее ставшей таковой, а до этого принадлежавшую возжелавшему слишком многого человеку. Иний. Отчего-то она была покрыта инием. Однако рожденный боевыми чарами холод не долго держался против естественного жара пустыни. Но это было не все... с острых когтей тягуче-медленно стекали капли крови. Еще одна чужая битва, в которой его заставили участвовать. Или же здесь произошло что-то иное?
   Демон прижал к голове другую, не испачканную в чьей-то крови, руку, собирая сознание воедино. Он сам когда-то расколол его на части, дробя вместе с ним и общую цель, которую сам перед собой поставил. Это было больно, а еще противно его истинной сущности, ведь здесь разум тоже проявление Порядка. В этом проклятом мире все было против него.
   Картинки замелькали перед глазами. И остановились на моменте пленения. Чужая грубая воля вырвала его из вечного сна, чужая воля втолкнула во враждебный мир, она же отсекла путь назад, задав конкретную цель. Но собственная сила позволяла плевать на такие вещи. Да, так было. Ненависть переполняла его, и он отомстил миру болью за боль, Хаосом за Порядок. Создавая Хаос вокруг себя и растворяя в нем свою пронзающую боль. Попутно, почти случайно, он выполнил условие призыва. Вот только вернуться к своему прерванному сну не успел. Его жертва и цель, заточила его в тюрьму из Истинного Света, и, будто этого было недостаточно, повязала его новым контрактом.
   История сделала полный оборот, и все вернулось обратно. Шесть веков, каждая секунда которых была наполнена разъедающей сущность болью, прошли, ничего не изменив и лишь усугубив ситуацию. Теперь у него нет условия, выполнение которого откроет дверь к подлинной свободе. Он все еще узник этого мира. Разница в том, что теперь у него недостаточно сил, чтобы просто разорвать его на части. Да даже если бы были... он слишком устал и хотел вернуться к прерванному сну. Это было его основной задачей. И раз собственных сил недостаточно, а контракт заведомо невыполним, необходимо найти того, кто может разорвать его цепи. Кого-то сравнимого с тем Магом, что задержал его здесь.
   Ему нужен наследник его силы!
   Пустыня вторила его мыслям стеной песка, взметнувшейся к небесам. И столь плотной была эта завеса в магическом плане, что даже мастер Империи или Хранг ничего не смогли бы за ней разглядеть. Когда же пыль окончательно улеглась, то на месте случившегося сражения не осталось ни демона, прозванного когда-то Богом Крови, ни его противника, о котором тот так и не вспомнил, ни следов сотворенного ритуала. Лишь обрисованный песчинками крылатый силуэт твари Хаоса какое-то время оставался в дрожащем от жара воздухе Пустыни, но и он был вскоре стерт порывом ветра. Ветра, что разнесся по всему миру.
   Дрогнули стены Альира, заставив почувствовавших неладное людей озираться по сторонам, где-то в его стенах на секунду замер глава Ордена Тенет, а затем вновь пошел дальше, понимающе переглянулись ученики Оммэра, волею случая оказавшиеся в этот час в одном месте, напряженно замер единственный оставшийся в этом мире Видящий Судьбы, пытающийся изо всех сил остановить волну прокатившегося перед его взором хаоса, сбивающего все его прогнозы, прошептал проклятье владелец Дворца Совета, а ученик Мастера Линнердан растянул на своем лице улыбку, пожалуй, самую широкую из всей своей весьма обширной коллекции. Так завершилась последняя буря в Пустыне Ветров, ознаменовавшая начало новой эпохи.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"