Киреев Алекс Маркович: другие произведения.

Магистр-1. Знакомство

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

   (ДАН) ...16 год. 19 мая. 15 часов 08 минут. Время по Гринвичу. Здание Военно-Космического журнала 'Через тернии к звездам'. Кабинет заведующего спортивной редакцией.
   - Можно полюбопытствовать, а чему вы столь обворожительно и в то же время столь загадочно улыбаетесь? Как будто вспомнили что-то очень приятное, но в то же время очень далекое.
   - Да, вы угадали. И приятное, и, увы, очень далекое, - ответила сидящая на подоконнике молодая женщина, чья внешность выдавала в ней уроженку Среднего Востока. Во всяком случае, так можно было бы предположить, любуясь ее густыми цвета вороньего крыла волосами, нависающей над осиной талией пышной грудью, едва прикрытой полупрозрачным топиком, по-восточному тяжелыми бедрами, и чуть полноватыми, но, возможно, именно от этого чрезвычайно сексуальными ногами. Довершали образ красавицы из '1001 ночи' огромные черные глаза, в которых явственно читалось безграничное восхищение собственной персоной. Однако, я прекрасно понимал, что ни она, ни ее ближайшие предки, не имели никакого отношения к этому вечно неспокойному региону Земли. Хотя бы по той простой причине, что Леонисия, во всяком случае, именно так назвала себя девушка при знакомстве, была самой обыкновенной... инопланетянкой.
  
   Что же касается предков дальних... Здесь мнения наших научных мужей разошлись. Одни, как, например, Макс Шульц и Кейт Нагумо считают асторийцев потомками участников пропавших в смутные годы земных экспедиций; другие, как доктор Стивен Ройтер и блистательная плеяда его учеников, начисто отвергают эту теорию. По их мнению, Высший Разум (в просторечии Бог) создал и населил людьми не только Землю, но и другие пригодные для жизни планеты, и, следовательно, рано или поздно человечество неизбежно воссоединится, а затем, объединив свои силы, завоюет всю Вселенную.
  
   Кстати, о завоевании. Всего лишь год назад вопрос стоял совсем по-другому - будет ли Земля, и подвластные ей планеты завоевана квангами. Боевые действия, ведущиеся на дальних подступах к Солнечной системе, протекали, как говорилось в официальных сообщениях, успешно для наших Космических сил, однако те, кто имел доступ к закрытой информации, знали, что дело обстояло совсем наоборот - космический флот захватчиков (вполне вероятно, что сами кванги считали захватчиками именно нас) обладал и количественным и техническим перевесом над земным. Мы отступали, эвакуируя одну передовую базу за другой, все ближе и ближе приближаясь к нашей Галактике. Через несколько месяцев конфликта разведывательные корабли квангов были замечены уже на орбите Нептуна, но тут нам на помощь пришел неожиданный союзник.
  
   ...День Воссоединения... Сейчас это официальный праздник и на Астории, и на Земле, а тогда, два года назад, он мог стать для землян днем траура. Очередная эвакуация (на этот раз с самой крупной нашей колонии за пределами солнечной системы - Аринии) не прошла незамеченной для противника и его быстроходные корабли отправились в погоню за нашим флотом.
  
   (ЛЕО) 326 год эры Гармонии. 35 день шестого месяца. 3 часа 08 минут. Время среднеасторийское. Насквозь прокуренное помещение в этом обветшалом мужском гадючнике (от мерзкого запаха земного курева и еще более ужасного запаха несвежих носков не спасали даже вживленные перед командировкой на Землю в нос и постоянно действующие мне на нервы фильтры) под звучным и изрядно затасканным в межгалактическом литературном пространстве названием 'Через тернии к звездам'. Никакой фантазии! Мужчины, что возьмешь...
  
   - ...А чему вы столь обворожительно и в то же время загадочно улыбаетесь? - взгляд моего собеседника был намертво прикован к моим изумительным ногам, а интонации его голоса свидетельствовали о том, что он изо всех сил старается понравиться мне. Что же, долгожданное и не раз отрепетированное с участием космопсихологов очное знакомство с объектом моего эксперимента не испортило впечатление от знакомства заочного, во время которого я тщательно изучила, как официальное досье Дана, по наше просьбе предоставленное нам земным командованием, так и все сведения, которые нашим разведывательным службам удалось собрать о нем неофициально. Ибо оно испортилось еще в тот момент, когда я увидела фотографии этого самого 'объекта' и познакомилась с данными развернутого медицинского исследования, сделанного с помощью... Впрочем, рассказ о технических новинках 'защитниц Гармонии', здесь явно неуместен, не говоря уже о том, что преступен и безжалостно наказуем. Что же касается моих мыслей... Что же, землянин угадал - они витали вдали от этой комнаты. Глядя на Дана, я вспоминала своего Буча, его атлетическую фигуру, так нравящийся мне смуглый цвет его кожи...
  
   Зато теперь, спустя много лет, можно, не боясь каких-либо последствий, рассказать о виновнике постигшего меня разочарования. (Добавлю, что в не меньшей степени разочаровало меня и помещение редакции и кабинет, где проходила наша беседа. Какие глупые земные женщины! Ну, разве можно давать мужчинам столько свободы и оставлять их без контроля? Чтобы привести здесь все хотя бы в относительный порядок требовались титанические усилия клининговых служб едва ли не всей Вселенной...) Но вернемся к Дану. Во внешности сидящего сейчас напротив, и жадно пожирающего глазами мои, чего уж скромничать, бесподобные ноги земного журналиста не было ничего особенного. Даже по здешним весьма скромным меркам, о которых, мои дорогие читательницы, хочу рассказать вам подробнее.
  
   Сказать, что на Земле совсем нет красивых сексуально привлекательных мужчин, было бы с моей стороны явным преувеличением. За те три недели, что я наполовину официально, наполовину инкогнито провела на этой планете, мне несколько раз удавалось познакомиться с достаточно симпатичными представителями мужской породы. А кое с кем из них даже оказаться в одной постели.
  
   (ДАН) Катастрофа казалась неизбежной - боевое охранение медлительных транспортов было бессильно против вражеских крейсеров, но тут случилось чудо... Асторийцы... Вернее асторийки... Их корабли, не замеченные ни нашими системами слежения, ни куда более совершенными аналогичными системами квангов, атаковали общего (как выяснилось позже, эти антропоиды также воевали с квангами) врага.
   Разгром был полный - уцелело не более половины из почти трех десятков неприятельских кораблей. Потом были заочные братания экипажей. Затем, после переговоров наших правительств, было получено разрешение на братания очные, во время которых мы узнали, что на Астории правят бал женщины. Во всяком случае, команды асторийских звездолетов, пришедших к нам на выручку, состояли исключительно из представительниц прекрасного пола.
   Дальше отношения наших планет развивались по стандартной схеме - координация планов военных действий, совместные, по большей части удачные, операции. Иногда случались провалы, но в целом было ясно, что перелом в войне наступил...
   Впрочем, ход дальнейших военных действий хорошо освещен в популярной 'Войне в космосе' (сейчас по горячим следам готовится к выходу третий том), а я продолжу свой рассказ.
  
   Научная фантастика...Скажу сразу, я не являюсь страстным любителем этого жанра, хотя и могу под настроение почитать перед сном классиков: Рейли, Даррента, братьев Лабунских. Это я к тому, что из их произведений мне хорошо знакомо понятие 'фантом' - зрительный образ, который коварные (по большей части именно коварные, хотя иногда встречались и вполне дружелюбно настроенные по отношению к землянам) инопланетяне присылали к выбранным ими представителям человечества. И, поскольку контактерами этими волей авторов были мужчины (странный, по крайней мере с моей точки зрения, выбор), то и присылались, соответственно, 'женщины'. И, естественно, 'женщины' не просто красивые, а красивые настолько, что доверчивые и влюбчивые 'объекты' немедленно оказывались у их прекрасных ног, подвергая тем самым смертельной опасности и себя, и родную планету.
   Вот и мне захотелось немедленно оказаться у прекрасных ног Леонисии (так представился мне гиперсексуальный 'фантом', с которым я вел непринужденную беседу), тем более, что моя гражданская совесть была чиста - скромный спортивный журналист вряд ли мог нанести какой-либо непоправимый ущерб всему человечеству.
  Из этого безупречно выстроенного логического ряда выбивалась всего одна, правда разрушающая все мое построение деталь: 'фантом' с видимым наслаждением поедал вполне материальные фрукты, запивая их вполне материальным десертным вином. Вдобавок 'фантом' был не только красив. Леонисия оказалась прекрасной собеседницей, и наш разговор, сразу принял форму фехтования словами, во время которого стороны пытаются проникнуть во внутренний мир друг друга, стремясь одновременно защитить от 'вторжения' свой. Постепенно, как и большинство подобных бесед мужчин и женщин, наш разговор перешел на вечнозеленую тему взаимоотношения полов.
   - И, все же, если не секрет? - не зная, какие правила существуют на Астории в отношении общения мужчины и женщины, я предпочел придерживаться земного политеса, согласно которому не следует пристально рассматривать сидящего напротив собеседника, особенно если собеседник этот - женщина. Тем более, что в настоящий момент соблюдение этого неписанного закона полностью отвечало моим интересам: скромно опущенные глаза, не вызывая подозрений в сексизме, и прочих тому подобных 'измах', совершенно нескромно наслаждались красотой аппетитных инопланетных ножек.
   - Не секрет. Не знаю почему, но мне вдруг сейчас вспомнились тренинги по... Ну, условно назовем данный учебный предмет, скажем, военная психология, хотя и название психология межполового общения будет вполне уместно. Не обращайте внимание. С точки зрения воинствующего земного сексизма ('черт, она и мысли умеет читать или просто случайно совпало?) обычные завихрения женского разума или, как у вас на Земле говорят, 'тараканы в голове'. Кстати, а что такое 'таракан'?
   - Небольшое насекомое. Где-то сантиметр-полтора длинной... Рыжее или черное.
   - Я за время пребывания здесь не видела ни одного из них.
  
   (ЛЕО Правда, значительно чаще в ней оказывались мужчины некрасивые. Нет-нет, я отбирала своих сексуальных партнеров не по принципу 'чем страшнее, тем лучше', а строго следовала инструкции, основанной на своего рода 'социологической выборке', если оперировать псевдонаучными земными понятиями, которой меня снабдили психологи и социологи нашего космофлота. Да и некрасивыми я называю своих 'респондентов' лишь, исходя из высоких асторийских стандартов. А по стандартам здешним они вполне подходили под универсальную категорию 'очень даже ничего'.
   Честно говоря, точный смысл этой часто употребляемой землянками идиомы или, как теперь говорят на Земле, мема, для меня до сих пор не совсем понятен. Однако не буду вдаваться в тонкости лингвистики - за время Великого Рассеяния в каждом уголке Космоса появились свои новоязы. 'На безрыбье и рак рыба' - вот, вероятно, наиболее корректный аналог земному фразеологизму 'очень даже ничего' в классическом варианте асторийского языка. (Любопытно - чуть позже я узнала, что и у землян существует такая же пословица!)
  
   Под эту категорию вполне подходил любующийся моими бесподобными точеными ножками и развлекающий меня непринужденной беседой тридцатилетний армейский журналист, чью прическу, а мне с высоты подоконника это было видно особенно ясно, через два-три года должна была неминуемо полностью съесть и так уже немалая плешь. Оставалось надеяться, что причиной облысения был высокий уровень тестостерона, а не какие-то другие причины, и в постели... Впрочем, я немного забежала вперед - знакомство с сексуальными талантами собеседника было запланировано мной на вечер.
  
   Итак, повторюсь, внешность Дана не произвела на меня никакого впечатления. А вот то, что наша беседа сразу же приняла форму легкой пикировки, мне, наоборот, очень понравилось. Даже возникло ощущение, что мы давно и очень хорошо знакомы. Оказывается с мужчиной можно вести диалог практически на равных, а не выслушивать эти бесконечные подобострастные 'слушаюсь, госпожа', 'да, госпожа', 'как скажите, госпожа'. И диалог этот может быть не менее увлекательным, чем занятие сексом. По крайней мере, сексом с землянами. Остановимся на этой теме подробнее.
   За время своего трехнедельного пребывания на Земле я не раз вступала в интимные отношения с представителями 'сильного пола'. (О, Великий Космос, сколько же надо иметь самомнения, чтобы презрев очевидную реальность, дать себе столь далекую от действительности характеристику! Интересно, земные женщины также считают мужчин 'сильным полом'?). Правда сексом с этим самым 'сильным полом' я занималась в основном в исследовательских целях, завязывая интимные отношения согласно указанной в инструкции выборке. А ведь поначалу планировала сочетать приятное с полезным. Увы, о каких-либо удовольствиях пришлось сразу же забыть, и сосредоточиться только на научно-исследовательском аспекте постельных взаимоотношений асторийских женщин и земных мужчин.
  
   (ДАН) - Поделитесь, мне любопытно. Тем более, что я не являюсь сексистом, и считаю, что мужские 'тараканы' ничуть не лучше женских. А зачастую и более опасны. Что же касается тараканов, как биологического вида, то они давно исчезли из наших городов.
   - Ладно, раз вы так просите. Глядя на вас, мне вдруг вспомнились наставления наших, опять-таки, с достаточной степенью условности, назовем их психологами. Или, если быть совсем точными, армейскими психологами.
   - И что же они вам такого рассказывали?
   - О, очень многое, - здесь в голосе Леонисии послышались иронические нотки, - но, увы, мы ограничены во времени...
   - Ну, хотя бы кратко...
   - А еще говорят про женское любопытство. Впрочем, вы же журналист и быть любопытным ваша профессиональная обязанность... - здесь асторийка сделала паузу, как бы о чем то задумавшись, а еще через пару минут продолжила: - Ладно, я думаю, у вас еще будет возможность познакомиться с асторийским взглядом на вопросы отношений женщины и мужчины. Даю вам слово, я полностью удовлетворю ваше любопытство.
   - Звучит очень заманчиво, и я уже весь в предвкушении. Правда, у нас на Земле говорят, что чем красивее женщина, тем меньше можно верить ее обещаниям. А вы, Леонисия, очень и очень красивы.
   - Спасибо, - улыбка женщины из загадочно-иронической стала горделиво-самодовольной, - но, поверьте, я не обману вас. Со временем получите полную, хм, информацию. А пока применительно к теме нашей беседы скажу лишь то, что самые послушные, прилежные и обходительные мужчины получаются именно из наиболее неподатливых заготовок.
   - Заготовок ?!
   - Это наш женский сленг, обозначающий ученика начальных классов 'ШНМ'.
   - Леонисия, вы обозначаете одно неизвестное через другое неизвестное.
   - Ох, простите великодушно, что нарушаю правила земной логики. У нас на Астории мы не скованы подобными запретами. Заготовками мы называем мальчиков, попавшие в ШНМ из неблагополучных семей. Семей, в которых женщины по тем или иным причинам не уделяли их начальному воспитанию должного внимания - мальчики самолюбивые, амбициозные, задиристые, одним словом трудноуправляемые. Но всего через несколько занятий под руководством опытных и заботливых преподавателей они готовы выполнить любой женский приказ. Пусть даже самый обидный и унизительный. Впрочем, существует и более широкое токование этого термина - любой мужчина в начале воспитательного процесса.
   - Феминистские глупости все это. Может с вашими трудными подростками это и проходит, правда в таком случае не совсем понятно, как из них вырастают бойцы знаменитого корпуса асторийских космических десантников, но вот со взрослыми землянами у ваших опытных и заботливых преподавателей ничего не получится! Кстати, а что такое 'ШНМ'?
  
   (ЛЕО) Подробнее об этом вы прочтете в полной версии настоящей книги, которая судя по количеству полученных заявок значительно опередит популярности прежних лидеров продаж. А пока лишь скажу, что допущенные к моему телу земляне, вне зависимости от возраста, темперамента, социального положения, заботились исключительно об удовольствии собственном, каждый раз оставляя меня после своего ухода (в одних случаях "на исключительно важную деловую встречу", в других - к заждавшейся жене, а в третьих - в объятия Морфея) наедине с неудовлетворенным желанием. И лишь один из них, вероятно насмотревшись низкопробных сайтов из местной сети, попытался изобразить нечто вроде ланета. Почему 'нечто'? Ну, возможно, я слишком строга, но по нашим меркам его потуги заслуживают именно такого определения. А, когда я изъявила желание напоить мужчинку золотым дождем, то незадачливый дамский угодник, поняв, что сейчас предстоит не рассматривать картинки и ролики на экране компа, а выполнять функцию женского туалета в реале, вдруг вспомнил о каких-то неотложных делах, и был таков.
   Так что для моего организма эти три недели на Земле были самой настоящей пыткой. Оставалось утешать себя мыслью о том, что я страдаю не просто так, а ради достижения великой цели, и считать оставшиеся до возвращения на Асторию дни.
   Но вернемся к нашей первой встрече с изучаемым объектом. Мне хватило всего лишь нескольких первых часов пребывания на Земле, чтобы понять, какое впечатление моя внешность производит на здешних мужчин. Поэтому, чтобы не смущать моего Дана, я избрала местом нашей ознакомительной беседы его кабинет. Действительно в привычной для себя обстановке он вел себя достаточно, хм-хм, адекватно, хотя, по-моему, проявлял куда больший интерес к моим ногам, чем к факту моего инопланетного происхождения. Говоря 'адекватно' я подразумеваю, естественно, поведение земных мужчин - ничего подобного у нас на Астории не могло быть в принципе...
   Моего Дана?! Да-да, именно так - моему Дану, и только моему, поскольку я уже точно решила, что развлекающий меня беседой обладатель повышенного, как я надеюсь, рассматривая его пробивающуюся из-под редких волос лысину, тестостерона будет моим. Причем, не позднее, чем через несколько часов, оставшихся до старта "Гарпии". А, скорее всего, даже раньше, если, конечно, мне удастся избежать долгих разговоров с ее капитаном.
   Мои мысли вновь вернулись к землянину. Среднего роста, худощавый, со следами хронического недосыпания на лице... На Астории я его даже бы не заметила. Хотя, вру. Наоборот, он бы сразу же бросился мне в глаза, поскольку мужчин с такой внешностью благодаря нашим генетикам на моей родине давно не существует. Интересно, а можно ли как то приблизить наше настоящее знакомство с Даном?!
  
   (ДАН) - Да, да, да, свежо предание, - ехидно улыбнулась Леонисия, - мужчины везде одинаковы, а название это расшифровывается, как 'Школа настоящих мужчин'. Кстати, я заметила, что и на Земле женщины весьма часто пользуются подобным фразеологизмом. Пожалуйста, расшифруйте, какое содержание вкладывают в него ваши дамы.
   - Фразеологизм - это старинный оборот. Сейчас больше в ходу 'мем'. Что же касается понятия сильный мужчина... Если кратко, то это материально обеспеченный высокостатусный мужчина, готовый ради женщины на многое и очень многое, видящий в ней одновременно богиню, которой надо поклоняться, и маленькую девочку, которую надо опекать и баловать. Готовый терпеть ее капризы и прощать очевидные глупости. А иногда и откровенные подлости.
   - Например...
   - Например, измены.
   - То есть мужчина, стоящий перед женщиной на коленях? Ох, простите, я не хотела обидеть сильный пол. В переносном смысле, разумеется, - немедленно поправилась инопланетянка.
   - Если вы говорите о матриархальных отношениях, то ничего похожего на Земле нет. Что же касается сомнений, то можете себе сомневаться, сколько вашей душе угодно. Но здесь вам не Астория.
   - Конечно, не Астория. Ваш климат и еда нравятся мне куда больше. Но вот только мужчины везде одинаковы, и подавляющее большинство из них подсознательно стремится оказаться под нашим каблучком. Чем сильнее их сопротивление на первом этапе дрессировки, тем более податливыми они становятся на заключительных стадиях этого увлекательного процесса. Так что нет ничего удивительного, в том, что в конечном итоге, любого из них удается достаточно быстро привести к общему знаменателю. Заметьте - это официальный термин, или 'обстругать', как мы с подругами говорили в академии, используя все тот же женский сленг. Хотя, по правде сказать, все эти рассказы преподавателей об 'обстругивании' имеют мало отношения к реальности сегодняшних дней, и являются преданиями глубокой старины. Сейчас между полами полная гармония устанавливается между полами еще в детстве.
   - Если можно, дорогая Леонисия, это место поподробнее.
   - Дорогой Дан, об отличиях во взаимоотношениях полов на Астории и на Земле можно рассказывать бесконечно. И для этого еще будет время, плюс мне разрешено снабдить вас кое-какими текстами. Да и не забывайте, что, возможно , впереди и практические занятия А сейчас у нас, как я понимаю, всего лишь достаточно короткая ознакомительная беседа.
  
   (ЛЕО) Точно не помню, в каком году после высадки на Астории наши праматери начали кропотливую селекционную работу - увы, я не сильна в истории. Как, по правде сказать, и в других науках. Но, допускаю, что ее начало либо полностью, либо примерно, совпало с окончательной победой Гармонии, когда наш прекрасный и по-настоящему сильный пол взял в руки не только фактическую, но и формальную власть. Для реалий сегодняшнего дня гораздо важнее другое - старания древних ученых увенчались полным успехом. И в итоге даже самые заурядные асторийские самцы, окажись они на Земле, немедленно стали бы звездами первой величины. Киноэкранов, престижных рекламных и модельных агентств, но, в первую очередь, учитывая их генетически закрепленное непревзойденное умение доставлять нам удовольствие, женских спален.
   А пока мои ноги, не будь их кожа защищена приобретенным в солярии загаром, наверняка бы сгорела, и едва ли не в самом прямом смысле этого слова. Казалось еще немного и взгляд Дана испепелит их. Впрочем, я, наверное, преувеличиваю. Просто впервые за мою жизнь мужчина осмеливался так беззастенчиво рассматривать их. Впрочем, возможно он всего лишь ими любуется, а накопившаяся за время пребывания на Земле сексуальная неудовлетворенность провоцирует фантазии...
   И все же на Астории ни мой Буч, ни служители моих подруг никогда не проявляли столь повышенного, а главное, идущего из глубины души восхищения женскими ногами. Собственно, и не могли делать этого - рабам, согласно заложенным с детства правилам, вообще запрещено проявлять по отношению к госпоже какие-то эмоции, кроме намертво закрепленных и скрытых в глубины души обожествления и почитания. Например, тот же Буч мог часами нахваливать мои ножки, но лишь в ответ на мой вопрос, нравятся ли они ему. В этой же комнате никакие вопросы были не нужны...
   Впрочем, поначалу землянин не только наслаждался видом моих чудных ножек. Он еще ершился и даже имел наглость дерзить мне. То ли, непонятно по какой причине скрывал от меня свои чувства, (позже я узнала, что таким образом земные самцы homo sapiens подчеркивают то, что они называют 'мужским характером'), то ли еще сам не разобрался в них. Вероятнее второе, поскольку, как бы не изощрялся Дан в своей иронии, а язык у него действительно подвешен неплохо, на его лице крупными буквами было написано смятение. 'Надпись' постоянно менялась, проходя более-менее последовательно все стадии от непоколебимой уверенности, что внеземная красавица все равно не устоит перед его обаянием до желания опуститься перед ней на колени. В прямом и переносном смысле...
  
   (ДАН) - О, вы еще раз обнадежили меня. Ладно, не буду настаивать, но кое-что я и так знаю. Перед встречей с вами мое командование разрешило вашему покорному слуге, в это архаичное обращение я постарался вложить как можно больше иронии, ознакомиться с рядом закрытых материалов по Астории. О различиях в наших военных технологиях я говорить не буду, так как мало что смыслю в этом, да и тема эта явно запретная, но то, что на вашей планете царит матриархат, понятно даже из коротких обзоров. Поэтому гордиться подавлением, и без того обязанных по своему положению подчиняться женщине, асторийских мужчин вряд ли стоит. Неспортивно, так сказать. А вот попробуйте подчинить себе землянина...
   - О, это интересная идея.
   - Уверяю вас, ничего не выйдет. Если, конечно, кто-то не влюбиться в ваши очаровательные черные глаза. Но это, как вы сами понимаете, будет со стороны мужчины подчинением совсем иного рода.
   - Знаете, я очень азартна. Давайте заключим пари...
   - И не подумаю.
   - Что, не любите рисковать? Или понимаете, что я выиграю. Трусите, короче говоря.
   - Сказать по правде, рисковать я действительно не сильно люблю, но регулярно делаю это: ставки на спортивные события приносят мне неплохой доход. Вторая и, прямо скажу, гораздо более высокооплачиваемая и менее опасная профессия, чем журналистика. Надеюсь, вы не выдадите мой небольшой секрет?
   - Ставки?! Я кое-что слышала про них. Не могли бы вы рассказать об этом подробнее.
   - Но только вечерком в каком-нибудь уютном ресторанчике. Тем более, что наша еда вам нравится.
   - Все равно вы трусите, - судя по всему, логика асториек не сильно отличалась от логики землянок.
   - Дело не в трусости, а в разумной осторожности. В игре риск просчитанный. В нашем же случае у меня нет никакой уверенности, что вы, проигрывая, не попытаетесь в последний момент пустить в ход свои женские чары, и не подчините, а попросту обольстите выбранный для эксперимента 'объект'. Как вы там говорили, асторийцы и земляне похожи? Но что-то мне подсказывает, что и прекрасные половины населения наших планет не сильно отличаются.
   - Отличаются и отличаются сильно. Ладно, придется мне все сделать без пари. Какие доказательства моей победы для вас будут достаточны? Скажем, он-лайн картинка, со стоящим передо мной на коленях и называющим меня 'госпожа' землянином, подойдет?
   - Ох, у вас же и самомнение. Можно подумать, Леонисия, что вам удастся подчинить хоть одного земного мужчину. Обычное женское тщеславие и легкомыслие. Вижу, что, несмотря на ваши уверения, асторийские женщины не сильно отличаются от своих земных сестер.
  
   (ЛЕО) Ладно, я добрая и сегодня вечером Дан сможет постоять передо мной на коленях во всех смыслах этого слова. А затем... Что же касается его язвительного языка... Не скрою, это мой самый любимый мужской орган, хотя, для справедливости, отмечу, что я в нем ценю не язвительность, а нечто совсем другое. И, слушая шуточки моего будущего раба, возможно, и остроумные с точки зрения земной женщины, я предвкушала... О, чего я только не предвкушала в ожидании момента, когда Дан и его язык окажутся у меня в каюте. И от этого почти не обижалась на их колкости: пусть пошутят напоследок...
   Все мои знакомые, не говоря уже о подругах, утверждают, что я мягкая, добрая и временами даже пушистая. А Зено прямо упрекает меня в отсутствии столь необходимой для офицера космического флота жесткости. В целом я полностью разделяю это мнение о недостатках своего характера. Да и Буч мог бы полностью подтвердить его, если бы, конечно, свидетельства рабов в отношении хозяек принимались во внимание. С тех пор, как девять лет назад он стал моим официальным служителем, я наказывала его считанные разы. Да и то исключительно по делу, то есть, когда на душе изо всех сил скребли кошки, и хотелось по-настоящему оторваться. Взять принесенную им в зубах плеть и, не думая о силе ударов, вдоволь до крови постегать идеально красивое мужское тело. Затем... Затем меня попускало, и я, намазав свое израненное имущество лечебными мазями, либо отправляла Буча спать, либо продолжала свои нервно-терапевтические процедуры более безопасным и куда более полезным для его здоровья способом.
  
   Но я снова отвлеклась. Наша беседа продолжалась. Я изо всех сил старалась раззадорить Дана, стремясь проникнуть сквозь его защиту и понять те черты характера своего будущего раба. Ведь о них мне собранное досье не расскажет, а когда землянин окажется в моей власти, он, наверняка, скроется за щитом покорности и раболепия. Что же, не скрою, кое-что мне удалось и, кроме того, мне действительно понравился подобный стиль общения с мужчиной. Увы, скоро, очень скоро, я буду лишена такой возможности и Дан превратится в обычного асторийца.
  
   Впрочем, в один из моментов колкости Дана перешли допустимую границу, вызвав во мне неожиданное желание немедленно отстегать его. Хоть в прямом, хоть в переносном смыслах. А лучше всего в обоих сразу. Как он посмел засомневаться в моих способностях? Как он осмелился утверждать, что я не смогу подчинить землянина? Почему он продолжает перечить мне? Да, я...
  
   (ДАН) - Сильно, уверяю вас. Да, собственно, скоро вы сами в этом убедитесь. А, кстати, самомнение по земным понятиям это хорошо или плохо?
   - Если оно ни на чем не основывается, то плохо. Да и, если и есть для него все основания, как у вас, например, то признаком хорошего тона у нас все равно считается скромность. Впрочем, уж, не обижайтесь за мою прямоту, сейчас, по-моему, в вас говорит не трезвый расчет, а легкомыслие. Основанное на вашей несравненной красоте, но все равно - легкомыслие.
   - Спасибо за комплименты моей внешности. Что же касается легкомыслия, то оно мне, как и подавляющему большинству асториек, вообще-то несвойственно. У нас даже есть поговорка, что девочки рождаются без сердца, но с компом в голове. Ладно, отложим на время данную тему. А сейчас мне нужен ваш совет.
   - Я весь в внимании.
   - Раз вы такой прямой, честный и откровенный, подскажите, моя офицерская форма... Ну, как бы вам сказать... Короче, если не переодеваться, а прямо в ней начать покорять землян, я не буду выглядеть в их глазах слишком официально?
   - Форма?! На вас форма?!
   - Да, вечерне-летняя выходная форма для офицерского состава. А что-то не так?
   - Не будете, и, считайте, что одного землянина вы уже покорили, - я постарался придать более миролюбивое направление нашему постепенно обостряющемуся разговору. - Но вот назвать формой этот столь элегантный и подчеркивающий вашу красоту наряд я бы не рискнул. Он скорее вечерний, нежели военный. Неужели на Астории женщины носят такие, с позволения сказать, мундиры?
   - Ну, вообще то, отправляя меня на Землю, командование приказало появляться на людях в самой строгой форме. Но обычно мы одеваемся гораздо свободнее, предпочитая различные вечерне-выходные наряды. Впрочем, вы еще увидите меня в повседневной форме. Уверена, она вам понравится.
   - О, ничуть не сомневаюсь в этом. И много у вас подобных, с позволения сказать, униформ?
   - Много, как у всякой находящейся на космической службе асторийской женщины.
   - Тогда я одновременно и завидую и не завидую асторийским мужчинам. С одной стороны, видеть каждый день дам в столь соблазнительных нарядах, а с другой... Как же они умудряются при этом сохранять минимальную концентрацию на службе. Если бы я сейчас, к примеру, был капитаном космолета, то не заметил бы не только какой-нибудь астероид, но и целую планету.
   - Не волнуйтесь, у нас мужчины практически никогда не пересекаются с женщинами на службе. Так что космолету и его экипажу ничего не грозит.
   - Неужели вход женщинам в капитанскую рубку запрещен?
  
   (ЛЕО) - Словом, надо признать, что и Дану, хотел он того или нет, удалось завести меня. "Интересно, он сделал то специально или просто я столкнулась с одним из проявлений мужского эго землян, о котором мне так много говорили наши аналитики?" Однако размышлять на эту тему не было времени - следовало немедленно выиграть так и не заключенное пари. И я принялась за работу...
   В начале "спецоперации" в ход было пущено практически никогда не применявшееся на Астории (матриархат делал его использование и бессмысленным, и вредным), но от этого не позабытое и не утратившее своей силы женское сверхоружие. Особенно эффективное в руках такой красавицы, как я.
  - Вся мощь этого оружия, подкрепленная вдобавок легким энергетическим ударом, обрушилась на бедного Дана. Хотя, собственно, почему бедного? Счастливчика Дана. Ни один мужчина во Вселенной не мог бы похвастать тем, что его охмуряет асторийка. Да-да, не отдает в жесткой форме приказ, а именно охмуряет. И асторийка не простая, а Леонисия из славного рода Гургани.
   В этот момент я со всей ясностью поняла, насколько рациональнее организовано асторийское общество по сравнению с земным. Это пресловутое равенство полов... Нет, безусловно, околдовывать свободного мужчину своими женскими чарами, не скрою, было и приятно, и интересно. И в качестве нечастого развлечения я рекомендую его каждой асторийке. (Речь здесь разумеется, идет не о ролевых играх с собственными рабами, а об общении со свободными до поры до времени самцами-землянами.) Более того, это было не только приятно - начав процесс, я вскоре сама завелась и почувствовала... Увы, я почувствовала желание немедленно отдать приказ, который на Астории был бы немедленно исполнен. А тут... Нет, равноправие полов - это удел отсталых обществ, бесцельно тратящих драгоценное время на выяснение отношений между женщинами и мужчинами. Какие, к черту, ухаживания, ревность, обиды, выяснения отношений? 'На колени и за работу', - немедленно произнесла бы я на родной планете.
   - Нет, это вам на память, - произнесла я на Земле...
  
   (ДАН) - Почему же, совсем наоборот.
   - Значит, есть какой-то строгий дресс-код?
   - Практически никакого. Да и вообще мы не любим условности и офицеры вольны одеваться, как им хочется. В разумных пределах, разумеется.
   - Тогда я ничего не понимаю.
   - Я же сказала, не забегайте вперед, всему свое время. Но, думаю, что, узнав правду, вы будете несколько удивлены, - эта фраза Леонисии по-настоящему заинтриговала меня.
  - А в чем же тогда вы ходите вне службы, и тем более, после нее. Можно посмотреть хотя бы фото из вашего компа.
   - Хм, - моя собеседница на мгновение задумалась. - Я не совсем уверена... Вдруг это нанесет непоправимый удар по вашей неокрепшей психике.
   - С психикой у меня все нормально, - я постарался придать своему голосу как можно более обиженное выражение. Впрочем, быть может, самоуверенная и, чего уж там таить, весьма понравившаяся мне асторийка, действительно вывела меня из равновесия: - Согласно тестам, 'девятка' по двенадцатибалльной шкале. Если же вы намекаете на то, что я не видел сексуально одетых, или даже просто раздетых женщин, то...
   - Ладно, давайте ее сюда, - прервала меня Леонисия, указав туфелькой на оставленную у дверей небольшую сумку.
  
   Охваченный любопытством, я не обратил внимания ни на пропущенное 'пожалуйста', ни на появившиеся в ее голосе командные нотки, а постарался как можно быстрее подать собеседнице затребованный предмет. На мгновение наши пальцы встретились, и я невольно вспомнил прослушанный мной в академии факультативный курс 'Астория и асторийцы', и слова лектора, утверждавшего, что жители планеты обладают некой таинственной энергией, о природе и силе которой ничего доподлинно неизвестно. Впрочем, как сообщил он в заключение, большая часть земного научного сообщества скептически относится к этому факту...
  
   И вот сейчас, несмотря на весь скепсис наших научных мужей, я почувствовал легкий... Ну, скажем так, 'удар тока', поскольку другие аналогии будут в еще меньшей степени соответствовать моим ощущениям в тот момент. Затем, предварительно нанеся глазами 'coup de grace', Леонисия, достала из сумки комп, и, словно забыв о моем существовании, начала сосредоточенно просматривать его содержимое.
   - Ищете, то, что не травмирует мою неокрепшую психику. Или, наоборот, сразит наповал? - через несколько минут я вновь обрел дар речи и способность относительно трезво мыслить.
   Ответом был еще один взгляд. Наполовину задумчивый, наполовину 'психико-разрушающий'. (Все-таки волей случая я пропустил не все лекции по, казалось бы, совершенно не нужному для моей дальнейшей карьеры предмету, и этот термин сам всплыл из глубин моей памяти).
  
   (ЛЕО) - На память о том, каким вы были до встречи со мной, - закончила я фразу, продолжая мысленно проклинать и глупые земные обычаи, и недалеких самоуверенных земных мужчин. Это нескончаемое мужское словоблудие, эти враз надоевшие комплименты, эта прокуренная комната с давно не мытыми полами и паутиной по углам... Все-все вместе с нарастающим сексуальным желанием разъярило меня. 'Великий Космос, какое же этот журналист трепло. Неужели он не понимает, что сейчас самое время использовать свой язык по его главному назначению. Стать на колени, обнять мои прекрасные ноги (я же вижу, куда на самом деле направлен скромный взгляд Дана), поцеловать их, а затем, нежно раздвинуть... Верный Буч, как он умеет меня чувствовать (!) давно бы это сделал, без всяких приказов... Нет, пора кончать с этой земной демократией...'
  
   'Коллегу' захотелось немедленно, не дожидаясь пока он окажется в моей каюте на борту 'Гарпии', поставить на место. Причем сделать это, как учили нас в академии, и как умеет поступать с подчиненными Зено, максимально жестко и грубо: 'Поставить на колени, посмевшего перечить мне жалкого раба, заставить раздеться, лизать подошвы, и униженно просить прощения за неподобающее поведение...' - такая программа минимум... увы, была пока не осуществима. Инструкция, гласящая, что здешние гетеросексуальные мужчины в большинстве своем придерживаются традиционных представлений о распределении ролей во время секса, строго-настрого запрещала 'лобовые атаки' на асторийцев, да и я сама понимала, что сейчас не место и не время.
  
   Однако никакая инструкция не мешала мне рисовать в своем воображении картину, предстоящего отложенного, но неизбежного наказания. Вот он, стыдливо потупив взор, снимает свою неудобную земную одежду, вот я запрещаю ему прикрываться руками, вот по моему приказу он опускается на колени и уже на них приближается ко мне. Затем я явственно вижу, что он целует мои ноги. (Кстати, его взгляд по-прежнему прикован к ним.) Как направляемая моей рукой, его голова оказывается между ними, как язык, лаская внутреннюю поверхность бедер, все ближе и ближе приближается к тому, что вскоре станет для моего будущего раба центром вселенной...
  
   (ДАН) - Знаете, я передумала. Я не буду показывать свои старые фото. Сделаю лучше новую сессию. С вами в роли фотомодели, - и с этими словами она несколько раз сфотографировала меня.
   Сказать, что я был разочарован, значит, ничего не сказать.
  - Это Вы себе на память о нашей приятной беседе, - я попытался влить в слова как можно больше желчи.
   - Нет, это Вам на память...
   - Ну, тогда я вообще ничего не понимаю. Знаю, что согласно межпланетному этикету строжайше запрещено даже в косвенной форме критиковать чужие обычаи, и заранее прошу за это прощение, но, по-моему, если вы обязательно хотели фотографировать сами, то лучше было сделать селфи. Повесил бы ваше фото на память о нашей незабываемой встрече у себя... в редакции. (Вариант, 'в спальне' был в последний момент заменен на более нейтральный.)
   - О, нет. Вам фото на память обо мне не требуется. Мы еще не раз увидимся. Обещаю вам, - многозначительно добавила Леонисия.
   - В таком случае зачем вы сфотографировали меня?
   - Я же сказала, что это вам на память.
   - На память?! О чем же?
   - О том, каким вы были до знакомства со мной.
   - И каким же, я, по-вашему, был?
   - Ну, как бы так помягче сказать. Но в то же время без этих надоедающих, но обязательных в межпланетном общении изысков... Погодите, я подберу соответствующий термин... Скажем так, человеком, не сумевшим найти свое место в жизни и не разгадавшим ее потаенный смысл.
   - Ничего себе 'помягче'. И что же я такого не понимаю. Может быть, просветите, госпожа 'профессор'?
   - Ну, 'профессор' - это не по моей части. Я больше практик. А вот насчет 'госпожи' это было отмечено очень верно. Впрочем, к этому мы еще вернемся, - и еще один пронзительный взгляд убил в зародыше мою очередную ехидную тираду.
   На пару минут в комнате повисло молчание. Я обдумывал, как лучше продолжить наш диалог, а Леонисия, скромно опустив глаза, рассматривала свои ноги. Впрочем, на них же был направлен и мой взгляд.
   - Ну, фото вы мне не показываете, ничего толком не рассказываете, а, помнится и мое, и ваше начальство дало нам задание на максимально всеобъемлющий, в рамках секретности, разумеется, обмен информации, - решился я , наконец, нарушить тишину.
   - Да-да, я помню. Вплоть до выхода серий публикаций во всех крупнейших интернет изданиях о жизни 'дружественного народа планеты Земля' для меня и, соответственно, о 'братском народе планеты Астория' для вас. Собственно этим я и хотела заняться как можно скорее: скажем, посетить жилище обычного военного журналиста, познакомиться с его семьей, друзьями, окружением...
  
   (ЛЕО) Дальше - больше. Когда с моей стороны последовало, казалось бы, столь заманчивое для любого журналиста предложение отправиться на Асторию, Дан, наивно думая, будто от него что-то зависит, ответил решительным отказом. Да, все в жизни случается впервые. И рождение, и смерть, и многое-многое другое. Но вот уж с чем я никак не ожидала встретиться, так это с отказом мужчины выполнить мой приказ. Тем более приказ, толерантно, и прицепилось же ко мне это популярное на Земле словечко, облаченный в вежливую форму приглашения.
  
   Хотя, вполне вероятно, в непослушании Дана отчасти была и моя вина. Может, жесткий приказ, сопровождаемый легким, совершенно незаметным для адресата внушением, был бы гораздо эффективнее? Однако самоанализ, не говоря уже о самобичевании, отнюдь не моя стихия. И мои мысли унеслись совсем в другом направлении: 'Не подчиниться женщине!? Не подчиниться мне!?!? Иронизировать и подкалывать меня!? Что же, Дан, пеняй сам на себя, ты выпустил агрессивную джинири на волю.
  
   И все же, спасибо все той же инструкции, а также наставлениям Зено, не пропустившей во время учебы в академии ни одной лекции по стратегии и тактике, я не стала торопиться. Месть - блюдо холодное, и насытиться им предстояло Дану чуть позже - провинившийся мужчина никогда не останется у меня 'голодным'! Словом, по трезвому размышлению, я отложила осуществление своих намерений - кошка не должна вспугнуть птичку, прежде чем та окажется у нее в когтях. Правда, отложила ненадолго, а лишь до ближайшего удобного случая, который, как учила подруга, можно либо ждать, либо подготавливать. Все, кто хоть сколько-нибудь знают меня, без труда поймут, какой вариант я предпочла...
  
   (ДАН) - Беру обратно свои слова о легкомыслии асториек, - мысль о возможности провести вечер в своей холостяцкой квартире с очаровательной Леонисией мгновенно заставила меня забыть даже о каком-либо намеке на сарказм и иронию: - Но вот только мы в не равном положении. Я с удовольствием познакомлю Вас с бытом одинокого военного журналиста, все свои силы отдающего служению горячо любимой родине, а вы даже фото скрываете. Разве можно себя так вести с союзниками и коллегами? Не хорошо.
   - А зачем вам фото? Потеряете прелесть новых впечатлений. Завтра все увидите своими глазами.
   - Шутить изволите, королева?! - мысль о совместном вечере постепенно вытеснила из моей головы все остальные, и в предвкушении интересного вечера я был готов назвать мою собеседницей хоть императрицей Вселенной.
   Да, нет. Сегодня в 23.00 корабль нашей военной миссии 'Гарпия' летит на Асторию и мне приказано отбыть на нем. Вас я беру с собой, чтобы, как говорится, меньше рассказывать, но больше показывать и комментировать увиденное. На борту космолета надо быть не позднее чем в 21.00, так что время у вас будет только сборы и прощание с теми, кто вам особенно дорог. Вдруг понравится у нас на Астории, и вы решите остаться?
  - Ну, и напор же у вас. Похоже, действительно, вы там полностью подчинили своих бедных асторийцами и вовсю командуете ими. Вот только я ограничусь проведением экскурсии по своему скромному жилищу, если вы соблаговолите его посетить, и никуда, естественно, не полечу.
   - И что же, разве не интересно побывать на Астории, - напор в ее голосе спал, а в новом, изучающем мою реакцию взгляде, читалась насмешка. То ли над моей горячностью, то ли над моей нерешительностью.
   - Если честно, то интересно. И очень интересно. Но, во-первых, я на службе, а, во-вторых, не люблю, когда со мной в таком приказном тоне разговаривают женщины. Пусть даже такие красивые как вы. Ну, а о таких мелочах, вроде запланированной на ближайшую субботу рыбалке, я и не говорю.
   - С рыбалкой придется повременить. И вы еще нас, асториек, обвиняете в непрактичности? Сами же хуже маленьких детей. Разве вам не хватает денег купить рыбу в маркете? Могу одолжить - в поездку мне выдали безлимитную карточку, а из-за неожиданного отъезда времени на покупки совсем не осталось. Что же касается моего приказного тона, то я не хотела вас обидеть. Просто у себя на Астории я так привыкла разговаривать с мужчинами. Вы же сами сказали, что женщины у нас пользуются определенными привилегиями.
   - Спасибо, Леонисия, вы очень любезны. Но здесь не Астория.
  
   (ЛЕО) Создать нужную ситуацию для меня не составило большого труда. Со смекалкой, или как говорят на Земле, с женской стервозностью у меня все в порядке. Да и у нашей военной машины есть не только минусы, но и плюсы. Сначала ее невозможно сдвинуть с места. Взять, к примеру, мой проект 'ВГ'. К каким только ухищрениям я не прибегала, чтобы бюрократы из асткосмофлота хотя бы официально рассмотрели его. Все без толку, хотя успех сулил огромные выгоды, а потери, в случае возможной неудачи, были бы минимальны. Но зацикленные на создании искусственного 'служителя', престарелые дамочки из научных структур космического флота не хотели ничего слушать. Практически неограниченное финансирования позволяло вести сладкую научную жизнь, а то, что проект зашел в тупик... В этом они не могли признаться. Ни самим себе, ни своему начальству. Вдобавок 'старушенции' в немалых армейских, но в еще более высоких научных чинах просто не принимали меня всерьез. Увы, красота и молодость, если где-то и преимущество, то только не в мире науки.
   Лишь, когда я поделилась идеей с Зенонией, а та, загоревшись, взяла организационную работу в свои руки, дело пошло на лад. Для начала она подключила Геру, после чего 'научно-армейские' бюрократки, как по команде стали относиться к 'ВГ' гораздо благосклоннее, а затем, успешно пройдя всевозможные экспертизы, мой проект получил статус тайной операции первоочередной важности. Так что в итоге военная машина Астории не просто сдвинулась с места, а начала все быстрее и быстрее набирать обороты. И теперь вряд ли кто-то может ее остановить. Разве что еще более мощная военная машина, но никак не посмевший перечить мне земной журналист.
  
   (ДАН) - Жалко, - с подкупающей искренностью ответила Леонисия. - Так карточку берете?
   - Да, нет, конечно.
   - Что, мужская гордыня не позволяет?
   - Да причем тут гордыня... Хотя для нормального землянина ваше предложение, и в самом деле граничит с оскорблением. Но я не обиделся, поскольку вам эти земные тонкости вряд ли известны. Просто дело не в рыбе, а в процессе рыбалки. Впрочем, объяснить это словами тяжело. Если бы вы не уезжали, то взял бы вас с собой...
   - Так это не проблема. Асторийские реки полны рыбой. Наверное, из-за того, что у нас ее никто не ловит. Поэтому мне не даже не придется нарушать ваши планы - в субботу и поедем. Вдвоем, на природе... - мечтательно промурлыкала Леонисия, - думаю, это будет незабываемо.
   - Опять вы за свое. Я же сказал, что никуда не полечу. А, если хотите побыть со мной тет-а-тет на природе, то возвращайтесь. Буду с нетерпением ждать.
   - Полетите, полетите. Сказали бы лучше спасибо.
   - За ваше изысканное финансовое предложение я уже поблагодарил.
   - Нет, за то, что я разгадала ваше потаенное желание побывать на Астории. Впрочем, не буду навешивать себе ордена, поскольку это было довольно легко: какой же журналист не захочет получить информацию из первых рук. Причем не только разгадала, но и осуществила.
   - Что, мы уже на Астории? - после разочарования от отмены совместного ужина, мои ядовитые железы вновь заработали.
   - Все-то Вы ехидничаете вместо того, чтобы просто сказать 'Спасибо, прекрасная госпожа Леонисия, за предоставленную возможность увидеть Асторию'. Впрочем, Вашим воспитанием мы еще займемся, а пока не будем опережать события, да и времени на словесные поединки у нас уже не осталось. Так что ознакомьтесь, - и с этими словами девушка протянула мне миниатюрный носитель информации с характерной эмблемой моего родного министерства космической безопасности.
   - Откуда это у вас?
   - Прочтите и все поймете.
   Вставив носитель в комп, и введя свой личный армейский код, я увидел предупредительную надпись 'Степень секретности 0002. Через две минуты после открытия файл будет автоматически уничтожен!', а прочтя следующий за ней текст, пожалел, что мое родное министерство не додумалось уничтожать секретные файлы еще перед их прочтением адресатом. В выведенном на экран тексте, четким и недвусмысленным армейским языком указывалось, что с 8.00 22 октября 2416 года (то есть сегодня?!) лейтенант Н, личный номер 756614 (точно не помню, но очень похоже на мой) согласно его заявлению (это какому же?!) решением Министерства Космической обороны, откомандирован в распоряжение Асторийского космического флота. Далее в приказе говорилось, что я, как первый землянин на асторийской службе, обязан чего-то там блюсти, чего-то там являть и чему-то там соответствовать, а также 'соблюдать все положения устава асторийских вооруженных сил, законы планеты Астория, и неукоснительно выполнять приказы моих непосредственных начальников'. Второй раз прочесть поразивший меня текст я не успел. На весь экран появилась красная надпись 'Delete', после чего мне осталось только гадать, существовал ли он на самом деле, или лишь привиделся мне.
  
   (ЛЕО) Смогла бы я укротить землянина без наличия приказа? Вопрос риторический, и не имеющий однозначного ответа. Но исходящая от меня и передающаяся Дану уверенность в собственной неотразимости, и то впечатление, которое я на него произвела, подсказывает мне, что все-таки, скорее, 'да', а не 'нет'. Но отличница Зенония, сама я теоретические занятия по стратегии чаще всего пропускала, всегда говорила, что рисковать нужно только в том случае, когда иного выхода не существует. Так что, едва стало понятно, что дискуссия на тему, 'что интереснее: Астория или рыбалка' мной проиграна, то я без малейшего зазрения совести обрушила на голову невесть что возомнившего о себе землянина, заранее заготовленное оружие.
  
   Шок был сильный. Мне даже на какое-то мгновение стало жалко объект своей охоты. Нет-нет, только на мгновение, не больше. Ведь по большому счету мужчине, оказавшемуся в моем подчинении, надо только завидовать. Быть рядом со мной, выполнять мои приказы, ублажать мое восхитительное тело. Теперь его скучная, доселе бесцветная жизнь наполнится новым смыслом. И, в конце концов, пусть правильно родные и подруги критикуют меня за чрезмерную доброту, я подарю Дану постоянный доступ к так понравившимся ему ногам. Счастливец и баловень Судьбы!
  
  (ДАН) Однако долго размышлять на эту тему не пришлось. Леонисия быстро убедила меня в реальности происходящего, протянув другую флешку, на которой был изображен герб Космического флота Асторийского союза. На этот раз никакие предупредительные надписи меня не подгоняли, и я смог, не торопясь, изучить ее содержимое. А оно, честно говоря, вызвало еще больший шок, чем сюрприз от земного начальства. По несколько раз я перечитывал приказ о зачислении лейтенанта N, личный номер 756614, на службу в Асторийский космический флот с присвоением личного номера AZ1628 и звания субалтерн, акт о принятии данным номером присяги на верность Асторийскому Союзу, и предписание, по которому вышеозначенный субалтерн направляется для дальнейшего прохождения службы в группу 'LZL' 'Управления дружественных операций' Аскосфлота. Контрольным выстрелом была фраза о необходимости явиться для представления командиру группы магистру второго ранга (я уже знал, что это звание примерно соответствует нашему полковнику) личный номер L770608 не позднее 18.00 того же дня, а опоздание будет приравнено к дезертирству.
   Прочитанное было сродни пропущенному нокаутирующему удару. Это значит, что я за один неполный день, не выходя из здания редакции, успел покинуть ряды армии Земли, принять присягу на Астории, стать асторийским субалтерном, вернуться на Землю... Ну и темпы... Еще бы успеть за оставшиеся два с половиной часа снова перелететь на Асторию, найти это управление, судя по названию, занимавшееся либо разведкой, либо пропагандой, а, скорее, и тем и другим одновременно и треклятого магистра.
  - Ты часто так сам с собой разговариваешь? - голос Леонисии вернул меня поближе к действительности.
   - Да, наверное, в первый раз в жизни. Тут такое...
   - Я знакома с содержанием. И не треклятого, а треклятую. Магистр L77 - это я.
   Грудь Леонисии оказалась прямо перед моими глазами, затем инопланетянка потянула за украшающую ее шею цепь и через какое-то мгновение я уже рассматривал извлеченный из недр ее топика изумительный работы массивный кулон с нанесенными алмазной пылью цифрами L...
   - Субалтерн, субалтерн, ты в норме?
   - Ох, извините, сейчас соберусь мыслями. Все так неожиданно...
   - Из приказов все понятно? Вопросы есть?
   - Нет... Никак нет... То есть, не совсем... Госпожа магистр второго ранга.
   - Ну, не надо так официально. Мы же все-таки не какая-то там космическая пехота, а коллеги-журналисты. Когда рядом никого нет, обращайся ко мне просто: 'госпожа', или 'госпожа Леонисия'. Выбор оставляю за тобой. А вот при посторонних я для тебя 'госпожа магистр' - при обращении к старшему по званию ранги у нас принято не упоминать. Все понятно?
  - Понятно, госпожа магистр.
   - Ответ принят. А теперь, дословно повтори мой приказ.
  
   (ЛЕО) К чести Дана, надо признать, что столь резкое изменение своего положения он встретил в целом вполне достойно. Быстро пришел в себя, и вместо того, чтобы распускать слюни, сетуя на превратности злодейки-судьбы, стал выпытывать у меня особенности своего нового положения. Понравилось мне и то, что он не стал изображать подобострастность и рвение. Наоборот, попытался, как ему показалось очень тонко, в очередной раз подколоть меня. Но еще больше понравилось другое: по-моему, мои ноги стали интересовать его еще сильнее. Крепкая нервная система? Скрытый фетишист? Прирожденный женский служитель?
   Собственно, ничего невозможного не было ни в одном из этих предположений. Как и в том, что они имеют место быть все вместе. Поскольку, если я и выбрала его, то только на роль своей постельной игрушки. А вот аналитики асткосмофлота, получив доступ к личным делам земных офицеров, еще раньше едва ли не единогласно указали на Дана, как на первого кандидата в главные герои проекта 'ВГ'.
  Хотя кое в чем эти две его будущие ипостаси, без сомнения, будут пересекаться. Вернее, не кое в чем, а кое-где - у чудесных ног его командира и госпожи Леонисии, естественно. В этот момент в моем сознании снова пронесся калейдоскоп картинок из нашего ближайшего будущего. Вот землянин стоит на коленях и униженно просит прощения, вот я 'в первый и в последний раз' разрешаю ему загладить свою вину, вот он целует... Впрочем, мечты мечтами, а я девушка практичная и прекрасно понимала, что пока для эротических грез нет времени. Достигнутый успех предстояло закрепить. И, по возможности быстрее, пока не прошло действие шока. Этим я и занялась, показав Дану, что умею читать его мысли. (Столь несложному фокусу научили меня наши психологи, усиленно изучавшие в последнее время 'сложный внутренний мир' сильного пола земного человечества. 'Великий Космос, как же они примитивны и как ими легко управлять!' - таков был неофициальный вывод наших инженеров мужских душ.) Моя фраза: 'От ног оторвись, и не называй меня мысленно стервой...' еще сильнее шокировала его, а ее продолжение: 'Даю тебе пять минут на сборы. Прощаться ни с кем, естественно, не надо, но, если ты хранишь на работе что-то ценное для себя, то забирай - вернешься сюда ты очень не скоро, окончательно расставило точки над i. Конечно, мне захотелось добавить что-то вроде 'если, вообще вернешься', но я сдержалась, помня, как следует вести себя добропорядочной кошке во время охоты.
  
   (ДАН) - Ваш приказ принят к исполнению, госпожа магистр, - ответил я и, стараясь не сбиться, повторил его полностью, начиная со слов 'Ну не надо...'.
   - А вот это напрасно. Я прекрасно знакома с классической земной литературой докризисной эпохи, и отвечу, что тебе лучше не пытаться узнать меня с плохой стороны. Впрочем, мы спешим, и время понять необходимость неукоснительного соблюдения субординации у тебя еще будет. Понятно?
   - Понятно, госпожа магистр.
   - Отлично. Надеюсь на это. Пока начисляю Вам субалтерн один штрафной балл, согласно... - и она назвала мне один из пунктов дисциплинарного устава асторийских ВС.
   Мне стало немного не по себе. Воинские уставы Астории имели славу одних из самых жестких в галактике, да и мой новый командир, похоже, щедр на раздачу штрафных баллов. Вот только что они означают?
   - А теперь снова повтори. Я жду. Не заставляй меня начислять тебе баллы за неисполнение приказа.
   За какие-то десять минут непринужденная беседа на грани легкого флирта с красивой женщиной превратилась в зубодробительный диалог подчиненного с начальником-самодуром. Интересно, а сколько баллов надо получить для армейской тюрьмы или выхода в открытый космос без скафандра (об этой асторийской казни на Земле нам читали на лекциях по космическому праву)? - мелькнула у меня беспокойная мысль. Тем временем пауза затягивалась.
   - Ну-с, - подогнала меня Леонисия, напомнив мне инструктора из офицерского училища. В моей голове все перемешалось. Было совершенно непонятно, что именно я должен повторить. Да и по какой системе начисляются штрафные и поощрительные баллы? И, вообще, на кой ляд мне эта Астория, вообще воинская служба, и не пора ли бежать под крылышко 'солдатских матерей'. В конце концов, хороший адвокат всегда сумеет доказать, что никаких заявлений я не писал, и в итоге, чтобы не выносить сор из избы, командование просто по-тихому переведет меня в резерв...
  С другой стороны, появился шанс познакомиться с таинственной планетой, всего несколько лет назад ставшей ближайшим союзником Земли. Да и когда мне еще посчастливиться служить под знаменами такой красивой начальницы. И вдобавок, Леонисия мне явно намекала на это, мне повезет, и ее приказы со временем начнут совпадать с моими желаниями? 'А рядом случаи летали, словно пули. Одни под них подставиться рискнули', - вспомнил я слова старинной бардовской песни. Вот твой шанс. Написать серию репортажей, или даже книгу, приобрести известность... А иначе выше начальника отдела мне не прыгнуть. Да и то, при самом что ни на есть благоприятном стечении обстоятельств.
  
   (ЛЕО) Сборы были скоротечны, и через десять минут универсальный планетоход нашей военной миссии на Астории, могущий при необходимости превращаться в подводную лодку или вертолет, вез нас по направлению к дому моего нового подчиненного. Как и в редакции, взор Дана был прикован к моим ногам. 'Что же, скоро у тебя будет возможность не только любоваться моими ногами, дорогой коллега, и если бы ты только знал, что тебя ожидает сегодня вечером! Обещаю, его ты запомнишь на всю жизнь'.
  
   Программу на сегодняшний вечер (после каждого язвительного слова Дана в ней появлялись новые пунктики) я в общих чертах составила еще в редакции, намереваясь после старта 'Гарпии' по полной оторваться на 'субалтерне'. Однако, недаром говорят, что если ты хочешь рассмешить бога, расскажи ему о своих планах. Наполненный флюидами желания взгляд Дана, сидящего почти в классической 'позе покорности' у моих ног, в итоге завел меня: 'Ты не дотерпишь до вечера, Лео, да и пари нужно выигрывать не в тепличных условиях космолета, а прямо сейчас - в в холостяцкой берлоге этого языкатого журналюги. А вечером... О, вечером я, никуда не спеша, займусь воспитанием и подчинением, благо 'Укротитель' уже поблескивал на чуть худощавой шее Дана, обещая мне его полное 'сотрудничество' (никак не привыкну к этому земному новоязу) во всех моих начинаниях. Это чудо асторийской инженерной мысли и женской изобретательности далекого прошлого я надела на первого земного раба асторийской женщины сразу же после того, как мы сели в машину, объяснив, что изделие является неотъемлемой частью нашей военной формы, и сочетает в себе функции старинного солдатского медальона, современного навигатора, а также ряд других, о которых ему до поры до времени знать не следует. Если бы он, глупышка, только знал, как близок час его более близкого и достаточно неприятного знакомства с этой весьма и весьма занимательной вещицей.
  
   (ДАН) Поэтому рискну 'подставиться', и попробую поиграть в смирение и послушание - оптимальная тактика с любым начальством, да и, если верить моим женатым сослуживцам, теперь, правда, уже бывшим, с женщинами. Приняв это решение, я набрал в грудь как можно больше воздуха, и, изобразив на лице максимальное раскаяние, опустил глаза. А затем проникновенным голосом сообщил, что субалтерн AZ1628 (надеюсь, номер не перепутал?) просит прощения за свое неподобающее поведение, вызванное растерянностью от неожиданного изменения его служебного положения, вследствие чего он не сразу проникся высоким статусом своей собеседницы. А также обязуется впредь...
   - От ног оторвись, и не называй меня мысленно стервой, - как будто сканировала мой мозг магистр: - Ладно, уговорил, приказ отменяется. Даю тебе пять минут на сборы. Прощаться ни с кем, естественно, не надо, но, если ты хранишь на работе что-то ценное для себя, то забирай - вернешься сюда ты очень не скоро.
   Сборы были недолги и спустя двадцать минут я уже сидел на сидение среднего ряда минивэна асторийской военной миссии. Развернутое назад оно едва не касалась пола машины, и мой взгляд волей-неволей был направлен на ноги, сидящей напротив нежданно свалившейся мне на голову начальницы. Вполне вероятно, что Леонисия специально приказала водителю так отрегулировать высоту, чтобы уже во время этой поездки дать мне понять who is who в нашем маленьком 'подразделении', но, честно говоря, результат у магистра получился во многом обратным задуманному - если по форме мое положение могло показаться унизительным, то, по сути... По сути, я наслаждался близостью этих удивительных ног и мечтал, чтобы машина ехала как можно медленнее. И даже поймал себя на мысли, что был бы счастлив, окажись они у меня на плечах. Относительное неудобство доставляла лишь надетая на мою шею 'неотъемлемая часть асторийской военной формы' (так назвала это изделие из неизвестного металла представляющая гибрид ошейника и толстой короткой цепи инопланетянка).
   Когда позади осталось более половины пути между редакцией и моей квартирой, я решил нарушить царящее в машине молчание: - Госпожа, Леонисия, субалтерн AZ1628 просит разрешения задать Вам несколько вопросов, - ноги ногами, но инстинкт журналиста вместе с обычным любопытством побуждал меня не разбрасываться временем и получить как можно больше информации. Тем более, что, судя по всему, любоваться прекрасными ногами L770... (уже забыл, что там дальше) мне предстояло еще очень долго.
  - Разрешаю задать первый, а там посмотрим, - милостиво разрешила асторийка.
   - Какова система наказаний в вашей армии, и что означают баллы, госпожа...
  
   (ЛЕО) 'Надеюсь, я, наконец-то, смогу напоить Дана своим любимым 'золотым дождем?' - мысли о предстоящих удовольствиях кружили голову, вызывая желание, как можно быстрее оказаться в 'жилище одинокого земного журналиста'. Калейдоскоп самых разнообразных картинок пронесся в моем мозгу. ('Лео, Лео, какая ты фантазерка!') Между тем, согласно имеющейся у меня информации, до квартиры Дана нам оставалось ехать еще полчаса. 'Зачем откладывать - ведь это так долго? Положить ноги на плечи, взять мужчину за волосы и легким движением направить его губы, за которыми скрывается не раз дерзивший мне язык...' Искушение сделать все прямо в салоне было очень велико и, судя по неотрывно смотрящим на мои ноги глазам Дана и исходящим от него флюидам возбуждения, при этом можно было бы обойтись без помощи Укротителя. Разве что самой минимальной
   Однако уроки Зенонии не прошли даром, и я быстро взяла себя в руки. К тому же и Дан вдруг прервал свое молчание и, начав засыпать меня вопросами, отвлек от несвоевременных мыслей. 'Терпи, Лео, терпи, какие-то жалкие полчаса, и он полностью твой!', а пока... Пока, рассказывая об асторийском военном уставе, Великий Космос, как же я не любила этот раздел учебной программы Академии, можно было хоть частично потешить свою необузданную фантазию. Впрочем, я дозировала правду и вымысел, создавая из них вполне убедительную амальгаму.
   - Ты хочешь узнать все про Асторию за полчаса, не покидая при этом Земли? Не выйдет. Ладно, шучу, задавай.
   - Вы сказали 'книгу'. Но мое начальство, бывшее начальство, - то, что Дан быстро поправился, свидетельствовало, что я на правильном пути, - планировало, что будет лишь серию репортажей. Да и не писал я никогда книг, поэтому вряд ли справлюсь.
   - А твое начальство нынешнее считает, что ты напишешь книгу, - с нажимом ответила я. И хорошую, отличную, книгу. Бестселлер, как у вас говорят. И даже не бестселлер, а руководство к действию для всего человечества. Про то, как простой армейский журналист, попав на далекую таинственную планету, 'проникся' преимуществами тамошнего общества и под руководством, - здесь я горделиво расправила плечи и подняла голову, - внешность и другие характеристики своего начальника опишешь сам, обрел, условно говоря, свое место в жизни. Напишешь так, чтобы все мужчины на Земле захотели оказаться на этом твоем месте, а женщины, соответственно, на моем. Надеюсь тебе не надо объяснять, кто будет главной героиней НАШЕЙ книги?
  
   (ДАН) - В НАШЕЙ армии. Система очень проста. За каждый проступок начальник в рамках специальной шкалы начисляет провинившемуся подчиненному штрафные баллы, которые автоматически фиксируются главным компьютером центрального дисциплинарного управления. Каждый балл после десятого - день исправительной вахты, после двадцатого - два дня, и так далее. После сотого следует либо перевод в штрафные части, а после двухсотого, может быть применена 'прогулка без скафандра'. Правда таких заоблачных высот достигают очень немногие.
   - А можно обжаловать решение командира?
   - Нет.
   - Но это же прямой путь к злоупотреблению властью.
   - С точки зрения землян, вполне возможно, что так это и выглядит. Но никакой более рациональной системы мы не придумали - ее несомненные плюсы существенно перевешивают все подлинные и мнимые недостатки. Во-первых, подчиненный знает, что непосредственный начальник является для него царем и богом. Во-вторых, нам не надо содержать массу дармоедов - армейских юристов, и тратить время и силы на разбирательства кто прав и почему. Да, зачем далеко ходить за примерами. Ты дважды без разрешения задал мне вопрос, пропустив при этом обращение 'госпожа'. Я могу вообще не наказывать тебя, учитывая, а) что ты не имел возможности выучить наш устав, б) сделал это, 'увлеченный выполнением задания командования', а именно, сбором информации о книге про Асторию, в) просто не посчитала нужным. Могу, как я это и делаю сейчас, ограничиться одним баллом, - и Леонисия что-то внесла в свой комп, - Учитывая те же пункты а, б и в. А могу 'впаять', что называется, по полной программе: по баллу за каждый вопрос, по баллу за каждое пропущенное 'госпожа', еще балл за 'систематическое нарушение'.
   При этом, ни о каком злоупотреблении речь идти не может. Мы оба знаем, что нарушения с твоей стороны были и за шкалу наказаний я не выхожу. Тем самым любое мое решение будет в твоих глазах и справедливым и законным. И у дисциплинарной комиссии, которая в конце года будет разбирать все вынесенные командирами наказания, оно не вызовет никаких вопросов. А теперь представь, что у тебя была бы возможность обжаловать мои действия. Свидетелей нашего разговора нет, комиссия или, ваш земной военный суд, выслушивает твои и мои доводы, вместо того, чтобы отдаваться службе, мы оба заняты какой-то ерундой. А стоит тебе, как это принято в армии Земли, написать докладную о том, что я систематически... ну, хотя бы, унижаю честь и достоинство подчиненных, то все мое время будет уходить на проверки и объяснительные. Не менее важно и другое. На комиссии мы, несмотря на различие в служебном положении, станем, практически во всем равными, участниками разбирательства. Какая после этого может быть субординация и дисциплина?
  
   (ЛЕО) Впрочем, признаюсь, во многом моя уверенность была напускной, и чем ближе мы подъезжали к жилищу Дана, тем меньше ее становилось. Дело в том, что у себя на Астории мы становимся рабовладелицами (здесь я сознательно не употребляю официальных иносказаний наподобие 'опекунши', 'покровительницы', 'принимающие служение' и т.п., а, устав за три недели от земной политкорректности, не меньше, чем от толерантности, называю вещи своими именами) так сказать, автоматически. Достигнув совершеннолетия, девушка получает от государства в свое полное распоряжение раба - идеально обученного мужчину, в генотипе и менотипе которого заложено желание служить и подчиняться. Юной госпоже остается лишь немного скорректировать его поведение сообразно своим желаниям, и не более того.
  
   Был ли такой раб, опять-таки буду называть вещи своими именами, у меня? Естественно. Вот только получила я его не от государства, а как положено по правилам Гармонии, а в качестве коллективного подарка от родных. Вы спросите, как могло случиться такое вопиющее нарушение закона? А никакого нарушения и не было, поскольку семья моя принадлежала к числу 116 'семей-охранительниц' и пользовалась немалыми привилегиями. Почему столь странное количество? Толком не знает никто. Возможно, и я склоняюсь к данной версии, - просто игра случая. Но, как бы там ни было, число 116 сразу же было прописано в Законе о Гармонии, ему же соответствовало количество мест в верхней палате Совета.
  
   (ДАН) - Понятно, госпожа магистр, выглядит очень убедительно. А можно с вашего разрешения полюбопытствовать, почему вы не передаете такие дела в суд. Вы же можете выиграть разбирательство. При всем нашем земном либерализме по статистике 90% подобных дел завершаются в пользу начальников.
   - Да хоть бы и все сто. Проблемы, вызванные подобным разбирательством, никуда не исчезнут. Я, опасаясь, что меня будут обвинять в сведении счетов, буду сто раз взвешивать последствия своих поступков по отношению к 'оппоненту', он станет плести интриги за моей спиной, и являться для других живым примером того, что власть начальника не безгранична, и ее всегда можно поставить под сомнение. В итоге за короткое время моя часть из единого целого, живущего одним желанием как можно лучше выполнить приказы командира, превратится в скопище индивидуумов, у каждого из которых будут на первом плане свои шкурные интересы.
   - Понятно, госпожа магистр. Спасибо за подробное разъяснение. Я приложу все силы, чтобы стать частью единого механизма под вашим началом. Разрешите задать еще вопрос.
   - А тебе не кажется, что мы уже, наконец, приехали. Во всяком случае мой навигатор свидетельствует об этом.
   - Ох, простите, - увлеченный разговором и, естественно, ногами Леонисии, я не заметил, что машина подъехала к моему дому. - Вон к тому парадному, пожалуйста, второе с конца...
   - Отлично. Знаешь, никак не могу привыкнуть к вашим чертовым пробкам. Да и культура езды водителей оставляет желать много лучшего.
   Спустя минуту мы вышли из лифта, и оказались у дверей моей квартиры. Я открыл замок и чуть посторонился, намереваясь пропустить Леонисию:
   - Заходите, госпожа магистр. Пусть у меня и не идеальный порядок, но в моем скромном жилище вы не найдете ничего такого, что могло бы, - я запнулся, не зная как закончить неосторожно начатую фразу. Обычно, я заканчиваю ее: "смутить вас, прекрасная гостья", но, сейчас... Сейчас был явно не тот случай. 'Возьми себя в руки, кретин!' - мысленно обругал я себя.
   - Не знаешь, как вывернуться? - асторийка как будто читала мои мысли. - Давай, давай, продолжай, представь, что перед тобой обычная земная женщина, которая сама хочет оказаться у тебя дома, но по вашим глупым неписаным правилам мнется у входа, изображая нерешительность.
   - Слушаюсь, госпожа Леонисия, - постарался избежать новых баллов я: - В ней вы не найдете ничего такого, что свидетельствовало бы о моем неподобающем поведении.
   - Ого, как ты закрутил! И своим гостьям ты тоже такое говоришь?
   - Нет, госпожа магистр, но Вы же не обычный гость, а мой непосредственный начальник. Да к тому же по отношению к Вам все мои приемы обольщения кажутся обычным святотатством. Вы такая неземная...
   - Удивительно тонкое замечание, субалтерн. Я действительно не с Земли, а с Астории. Что мы долго будем так стоять в коридоре? А времени до отлета все меньше и меньше. Возможно, штрафные баллы придадут тебе решительности?
  
   (ЛЕО) Но оставим эту тему историкам и юристам, и вернемся к моему имуществу. Буч, я почему-то сразу дала ему такое имя, был идеален. Я даже приняла его сперва за какую-то последнюю модель биоробота, не только копирующую поведение самца человека, но и воспроизводящего все его физиологические процессы. Метр девяносто, широченные плечи, большие ухоженные руки. В преданно глядящих на тебя серо-голубых глазах читался ум (чуть позже, после того как я вдоволь наигралась подарочком, мне удалось найти чудом сохранившуюся 'сопроводиловку', где среди прочих достоинств Буча указывались два его высших образования, и многочисленные курсы) и уверенность. Но не уверенность, явно переоценивающего себя самца-землянина, а спокойное осознание своей способности удовлетворить любые прихоти хозяйки.
   Так что с процессом подчинения я была знакома только из короткого лекционного курса и все тех же наставлений Зенонии. Да и то касались они по большей части воспитания личного состава вверенного офицеру подразделения, но никак не дрессуры личного раба, которого Зено, несмотря на наши с Герой уговоры, так и не удосужилась завести. Хотя были еще электронные книги, темой которых была эпоха становления Гармонии. В детстве я зачитывалась ими. На страницах историко-авантюрных романов красивые, сильные, уверенные в себе женщины решительно обламывали, а чаще всего просто физически уничтожали, не желающих покориться и стать гармоничной частицей нового общества, злых и коварных самцов. В свою очередь, покорных, полностью принявших идеи женского превосходства мужчин ждала обязательная и полностью заслуженная награда в виде возможности служить своей прекрасной Богине.
   Пришлось импровизировать, благо, скажу без ложной скромности, мне это всегда удавалось. Не вызвал подозрений мой экспромт и на этот раз. Во всяком случае, Дан не только полностью поверил в 'асторийский обычай', но как ни странно, беспрекословно выполнил все, что от него требовалось, чем вновь вызвал у меня подозрения в своем латентном фетишизме.
  
   (ДАН) 'Черт бы побрал моего главреда, подсказавшего вышестоящему начальству кандидатуру несчастного лейтенанта, а ныне какого-то непонятного субалтерна. (О том, что и мой редактор, и высшее командование были лишь слепыми орудиями чужой воли, я в тот момент не подозревал.) По-моему, до орденов мне дожить не суждено. По крайней мере, неврастеником стану совершенно точно. Нет, не хочу уже никаких 'летающих случаев'. Лучше писать незатейливые статьи о 'суровых буднях космических десантников' на каком-либо богом забытом астероиде', пусть даже не в центральном, а в периферийном издании'.
   - Кстати, субалтерн, информирую Вас, что любой проступок военнослужащего, приведший к невыполнению приказа командира, наказывается десятью баллами, - прервала мои попытки пожалеть себя Леонисия.
   - Госпожа, а можно я приглашу Вас так, как это принято на Астории? Я ведь никак теперь асторийский военный, - 'радужные' перспективы начать знакомство с Асторией с исправительной вахты или (судя потому с какой скоростью сыпались на меня штрафные баллы) чего-либо похуже, подстегнули мою изобретательность. И, учитывая, что я не силен в асторийских обычаях, подскажите мне, пожалуйста, что я должен сейчас сказать?
   - Хм, это хорошо, что ты самостоятельно пришел к этой мысли. Иначе мне пришлось бы подсказать ее тебе, а это граничило бы с нарушением обычая. К сожалению, вся жизнь на Астории соткана из обычаев. Зачастую мешающих жить, но от которых наше общество по тем или иным причинам никак не может отказаться. Сейчас же я с чистой совестью пойду тебе навстречу, и помогу выйти из затруднительного положения. Надеюсь после этого ты прекратишь считать меня думать взбалмошной стервой, а начнешь воспринимать, как требовательного и заботливого начальника.
   Мой опыт общения со школьными преподавателями, армейскими начальниками и бывшей женой подсказал, что после столь проникновенных слов следовало ожидать любых каверз. Особенно от такой штучки, как Леонисия, уже спевшей показать свои острые коготки. И инопланетянка не замедлила оправдать мои опасения:
   - Приглашая женщину к себе в жилище, будь то замок или самая жалкая лачуга, мужчина обязан встать на колени и произнести 'Би дитаны мэдэ бай', что на одном из древних асторийских диалектов означает нечто вроде 'госпожа, я и этот дом в твоем полном распоряжении'.
   Времени размышлять на тему все ли женщины на Астории такие стервы, или только неожиданно вторгшаяся в мою жизнь 'журналистка', не оставалось, поскольку Леонисия вновь достала из сумки комп с явным намерением наградить меня новыми баллами. Молясь, чтобы соседям по случайному стечению обстоятельств не пришло в голову, именно в этот момент выйти в коридор, я, стараясь подражать рыцарям Средневековья, дающим клятву верности прекрасной даме, опустился на одно колено, и, начал произносить требуемое заклинание. При этом ни малейшего чувства унижения я не испытывал. Дама действительно была прекрасна, и не будь она моим новым начальником, я бы воспринял все происходящее как шутку, или прелюдию к увлекательному вечеру.
  
   (ЛЕО) Первый поцелуй... Первый поцелуй раба-землянина божественных ног его асторийской госпожи... И как же приятно было в тот момент осознавать, что это ноги именно мои. Да, очень скоро ежедневно будут совершаться миллионы таких поцелуев, а стоящие на коленях перед своими асторийскими владычицами земляне станут повседневной реальностью. Но в тот момент я открывала новую страницу в истории двух планет.
   Впрочем, мои воспоминания об этом поцелуе не только возвышенные - они по-прежнему будоражат кровь и вызывают желание перенестись в прошлое, чтобы вновь оказаться у двери холостяцкой квартиры. Почувствовать пересохшие губы Дана, прикоснувшиеся к моей коже, словно к раскаленной сковородке, волну возбуждения, прокатившуюся по всему телу, возникшее желание немедленно развить достигнутый успех.
   В жилище холостяка-землянина я оказалась не впервые. Во время 'анкетирования' пришлось несколько раз побывать в этих оазисах мужской самостоятельности и антисанитарии. Причем грязь там была, так сказать, хроническая, и степень, как бы так помягче сказать, загаженности этих 'пещер людоеда' зачастую никак не зависела от имущественного и социального статуса их обитателей. В некоторых из них было настолько грязно, что я, не в силах побороть брезгливость, срочно отменяла намеченное 'мероприятие', или переносила его в специально снятый гостиничный номер. В этом плане квартира Дана приятно удивила меня. В первую очередь двумя вещами: в ней было относительно чисто, и совершенно не ощущалось присутствие женщины. По крайней мере, присутствие постоянное. Не обнаружила я и 'насекомых': или местные службы соблюдали свое обязательство не следить за мной, либо это был очередной ляп безалаберных землян, не ожидавших, что асторийская 'журналистка' окажется здесь.
   (ДАН) Увы, ни шуткам, ни прелюдиям места здесь не было: - На второе колено, - металлическим голосом произнесла Леонисия. - И не дитанэ, а дитаны...
   - Би дитаны мэдэ бай, - как можно тише и быстрее произнес я, принимая отнюдь не рыцарскую позу.
   - Госпожа Леонисия, би дитаны мэдэ бай, - прервала меня магистр. - Будь добр, говори громче и четче. И более жизнерадостно. А то можно подумать, что ты приглашаешь не внеземную красавицу, а уродливую старуху. Субалтерн, субалтерн, подними глаза, неужели на пороге твоего жилища стояла женщина подобная мне? Ответь, но только без своих глупых сексистских шуточек, ответь, что называется, от души.
   - Никогда, госпожа магистр.
   - Неужели я тебе не нравлюсь? Разве мои прекрасные ноги не достойны того, чтобы бросить под них свою жизнь? Всю, без остатка...
   - Достойны, госпожа магистр.
   - Фи, прямо не журналист, а солдафон какой-то. Нет, чтобы сказать что-то возвышенное, приятное слабой женщине. Ладно, начинай свое 'би дитаны', а то время поджимает. Но только громко и с выражением. И смотри на меня, а не в пол...
   Стараясь совладать с нахлынувшими эмоциями, я, как можно тверже, правда, не очень громко, чтобы не услышали соседи, подтвердил приглашение.
   - Ладно, так и быть 'зачтено', а теперь, чтобы ты лучше осознал свой новый статус, повтори все на земном языке.
   Странно, но теперь эта фраза далась мне гораздо легче. 'И в самом деле, отдать себя в полное распоряжение столь прекрасной женщине, что может быть естественнее?'
   Сделав шаг, Леонисия вплотную подошла ко мне. Ее правая рука легла мне на голову и, окончательно теряя ощущение реальности происходящего, я услышал ответ на свое приглашение.
   - Я, и далее последовало длинное перечисление имен, титулов и званий, принимаю под свою полную опеку субалтерна AZ1628, и да поможет ему Великий Космос ни разу не вызвать моего неудовольствия, - а затем, поставив туфельку мне на ключицу, добавила: - Целуй!
   От продолжающей находиться на моей голове руки исходила неведомая энергия, наполняя меня неизвестным доселе желанием. Желанием повиноваться. И, словно во сне, я коснулся губами загоревшей кожи...
   После завершения обряда Леонисия зашла в мою (или теперь уже свою?!) квартиру, оставив меня в коленопреклоненной позе, небрежно брошенным через плечо, - Побудь пока так, я позову. Приглашение, или скорее приказ, последовало через 15 минут, показавшихся мне до бесконечности долгими. Это время я потратил на обдумывание своего нового положения и короткий диалог с соседом, который, выйдя из лифта, несказанно удивился моей, мягко говоря, несколько странной позе. Впрочем, я легко вышел из положения, начав объяснять, что потерял... К счастью придумывать, что же я все-таки потерял, не пришлось, поскольку из квартиры донеслось спасительное 'Субалтерн, заходи!', и, оставив соседа в полном недоумении, я, быстро встал с колен и скрылся за дверью.
  
   (ЛЕО) Далее я старалась следовать советам Зено. Зенония, Зено... При мыслях о бывшей подруге мне невольно взгрустнулось... Может быть, я была не совсем права, обругав ее в тот дождливый вечер хладнокровным крабом? В конце концов, разве стоят несколько казненных космодесантников (другое дело, что по слухам казнь была чрезвычайно жестокой) полного разрыва между любящими друг друга людьми? Мы так хорошо дополняли друг друга... Ее лед и мое пламя. Ладно, прошлого не вернуть, и надо идти вперед. Но наставления бывшей подруги до сих пор выручают меня в трудных ситуациях. 'Процесс обучения и воспитания 'заготовки' кажется легким и плавным только на первый взгляд. В самый неожиданный момент, когда ты на сто процентов уверена, что воспитанник находится в полной твоей власти, он может поднять бунт. Поэтому, умелый воспитатель время от времени сам провоцирует мятежи. Особенно важно решительно и беспощадно подавить самый первый из них'.
  
   Что же, уж чему-чему, а провокациям меня учить не надо. Зайдя в холостяцкую берлогу, я сразу же дала понять Дану, что ему предстоит быть не участником ролевой игры 'красавица начальница и очарованный ее прелестями подчиненный', а полное и унизительное подчинение. Так что первый мятеж не заставил себя долго ждать, и, спасибо тебе Зено за наставления, я оказалась отлично подготовленной к нему. Благо, кроме заранее заготовленных бьющих по самолюбию унизительных приказов, было в моем арсенале и другое оружие. Нет-нет, в данном случае я говорю не о своей внешности, а о замечательном старинном изделии периода установления Гармонии. С его действием я случайно познакомилась, просматривая фильмы об этой романтической эпохе. В одном из них несравненная Грейс Рейли, игравшая роль первой владычицы Астории Артемис, буквально за час превратила главаря мятежников Дарка из сильного брутального мужчины, форменного зверя, в своего покорного раба, предавшего своих товарищей, и, ставшего украшением ее гарема. (Сцена, в которой Дарк униженно просит прощение у героини Грейс, вылизывая языком ее сапоги от капелек 'золотого дождя', до сих пор стоит у меня перед глазами.) Увы, нам, современным асторийкам, в отличие от женщин того времени, о гаремах остается только мечтать - именно падение мужской рождаемости, набравшее в последние десятилетия катастрофические обороты, и явилось причиной появления проекта 'ВГ'.
  
   (ДАН) Леонисия вновь облюбовала подоконник, но теперь не только ее ноги стали объектом моего внимания - на диване был разложен серебристо-серый комбинезон с длинными рукавами. Судя по тому, что он уместился у Леонисии в небольшой сумочке, ткань была очень тонкой.
   - Надевай свою новую форму, субалтерн.
   - Слушаюсь, госпожа магистр, - и, взяв костюм (он оказался тонким и очень приятным на ощуп), я попытался направиться в ванну. Однако не тут-то было.
   - Э, куда пошел? Переодевайся здесь.
   - Но...
   - Никаких 'но'!
   - Голос красавицы был полон металла, и дальше пререкаться я не рискнул. Сняв тенниску и брюки, я начал надевать комбинезон. Однако у Леонисии было припасено для меня еще много неприятных сюрпризов.
   - Комбинезоны эти носят на голое тело. Раздевайся полностью.
   - Но, госпожа магистр, можно я тогда пойдупереодеваться в ванну? Я стесняюсь...
   - И чего же, если не секрет?
   - Вас.
   - Почему? - удивление Леонисии казалось искренним.
   - Вы женщина...
   - Тоже мне новость. Ты никогда не раздевался перед женщинами?
   - Раздевался. Но, скажем так, в несколько другой обстановке.
   - А эта чем тебе не нравится? Не комплексуй. Тем более, что я для тебя сейчас не просто женщина, а женщина-командир. Который обязан знать о своем подчиненном, если не абсолютно все, то, как можно больше. В том числе: нет ли у него следов болезней, плохо залеченных ран, каких-либо других дефектов на теле... Впрочем, не скрою, и как женщину меня это также очень интересует.
   - Нет у меня никаких ран и дефектов, и раздеваться я перед вами не буду, - металл прорезался и в моем голосе.
   - Это хорошо, - неожиданно сказала Леонисия.
   - Что хорошо?
   - То, что мне попалась 'заготовка' с характером. Моя подруга говорила, что снимать с них стружку крайне интересно. Вот уж не думала, что когда-нибудь у меня будет возможность проверить ее слова.
   - Ничего вы с меня снимать не будете. Ни одежду, ни стружку. И на вашу Асторию я не полечу. В крайнем случае, уволюсь из армии. Спортивные ставки как-нибудь прокормят.
   - Какие вы мужчины непостоянные. Только что стоял на коленях и отдавал себя в мое полное распоряжение, а сейчас...
   - Я стоял на коленях перед очень красивой женщиной, и, если бы вы не начали меня унижать, стоял бы так в прямом и переносном смысле и дальше. А клятва, как я понимаю, мало что значащий ритуал...
   - Вовсе нет. И ты теперь моя полная собственность. Что же касается 'унижения', то, право, ты меня обидел. Я, наивная, думала, что получить возможность исполнять мои приказы - мечта любого мужчины. Причем не только асторийца, но и землянина. И, предоставляя ее, я тем самым оказываю тебе высочайшую милость. Своего рода даю аванс на будущее. А тут... Ладно, придется сделать соответствующие выводы.
   - Ага, и собственность, и субалтерн... Может быть, кто-то еще?
   - Непременно, и даже не только 'кто-то', но и 'что-то'.
   - И что же?
   - Все, что я захочу. И чем раньше ты поймешь это...
   -... Тем лучше для тебя, - я передразнил невесть что возомнившую о себе асторийку. - Госпожа магистр, вы совсем заигрались. Командуйте себе своими асторийцами, если им это нравится, а меня оставьте в покое.
  
   (ЛЕО) Сколько раз я пересматривала 'Укрощение зверя'? Честно говоря, сбилась со счета. Но каждый раз я мечтала о том, как подобно Артемис Первой, буду брать в плен диких необъезженных мужчин, а затем с помощью 'Укротителя' и ласки превращать их в своих покорных преданных рабов. И вот сейчас мои девичьи мечты оказались близки к осуществлению - 'Укротитель' (повзрослев, я решила, что этот волшебный прибор всего лишь плод воображения талантливой сценаристки, но изучение старинных книг убедило меня в обратном) украшал шею моей жертвы. Для очистки совести оставалось дождаться начала мятежа...
  
   Что же, долго ждать не пришлось. Дикие необъезженные мужчины... Земные мужчины... У нас на Астории эту категорию самцов мужского пола можно встретить лишь в кино или, да и то очень редко, в штрафных подразделениях космического десанта. Здесь же на Земле для укротительниц был сущий рай - бесчисленные стада возомнивших о себе невесть что необъезженных мужчин бродили по этой прекрасной планете. Если же добавить сюда самцов, чье воспитание из-за мягкотелости их матерей и жен так и не было до конца завершено...
  
   Как показал начавшийся мятеж, позаимствованный мной в одном из музеев прибор, и в самом деле оказался волшебным средством воспитания. Хотя, надо отдать должное Дану, попытавшемуся, если и не справиться с ужасной болью, то хотя бы сохранить лицо. Но, разве можно долго выдержать действие 'Укротителя'? Силы воли землянина хватило примерно на четверть часа (чуть дольше продержался Буч, на котором я проверила, находится ли изделие в рабочем состоянии). Но этого времени оказалось достаточно, чтобы убедиться в справедливости и других слов куда более опытной в подобных делах подруги, не раз говорившей мне, что ничто так не возбуждает настоящую асторийскую женщину, как увлекательный процесс подавления мятежа.
  
   (ДАН) - Оставить тебя в покое?! Вот уж рассмешил. И не подумаю. Особенно после твоего бунта. Наоборот, мне только сейчас стало по-настоящему интересно. Напишешь потом автобиографический рассказ 'Укрощение взбунтовавшегося раба', или соответствующую главу в книге. Если, естественно, переживешь наказание. А асторийцам это и в самом деле нравится, и, я уверена, очень скоро понравится и тебе.
   После этих слов мое возмущение неожиданно спало. Ну, подумаешь, в принципе все женщины воображалы и фантазерки. А тут, наверное, высокопоставленный папочка, то есть, учитывая асторийскую специфику, мамочка, быстрое продвижение по службе плюс действительно неординарная внешность. Есть от чего возгордиться. И фантазии о наказании - лучшее свидетельство богатого воображения у моей инопланетянки.
   - Ладно, Леонисия, давай мириться. У меня в холодильнике стоит бутылка отличного шампанского. Если ты не против, то возьми с собой, и после старта выпей за здоровье оставленного на Земле поклонника. А, если не полетишь, что еще лучше, давай разопьем ее прямо сейчас, а вечером сходим куда-нибудь развлечься. Например, в игорный клуб, где я расскажу тебе о ставках и других подобного рода развлечениях. На Астории есть что-то аналогичное?
   - Нет, ничего похожего. У нас вообще игры не в чести. Даже государственных лотерей и тотализаторов нет. А с шампанским ты хорошо придумал - мне рекомендовали этот напиток.
   - Так на борту космолета или здесь?
   - Еще не знаю, - весьма обнадеживающе ответила асторийка. И теперь уже я решил форсировать события.
   - Леонисия, я преклоняюсь перед твоей красотой, и извини, пожалуйста, за эту вспышку. Ты так классно меня разыграла. Я и не сообразил сразу, что, если бы ты и в самом деле хотела меня подчинить, то, чтобы не вспугнуть раньше времени, отложила бы подавление моего 'я' до космолета.
   - Твоя версия не лишена логики, - не стала разубеждать меня инопланетянка, и игриво продолжила: - Есть в скромном жилище холостяка чистые полотенца?
   - В ванне, в тумбочке. Сейчас покажу, - в моих отношениях с Леонисией явно намечался еще один резкий, и на этот раз очень приятный, поворот. Впрочем, увы, я ошибся.
   - Нет, спасибо, сама найду. Как ты там говорил у себя в редакции? 'Неспортивно'? Так вот на борту космолета было бы и впрямь не совсем спортивно. А сейчас, когда мы на Земле, и один на один - очень даже спортивно. Ты тут пока подумай, может быть, все-таки тебе лучше слушаться меня, - и асторийка отправилась в ванну, оставив меня наедине с внезапно начавшейся резкой болью...
  
   (ЛЕО) Одновременно мне стало понятно, почему Зенония избегает штабной работы, предпочитая иметь дело с космическими десантниками. Зрелище корчащегося от боли обнаженного мужчины... О, это возбуждает почище классического мучана. Особенно, когда эту боль причиняешь ты. Одно нажатие на сенсор... Черт, Зено, ну почему ты мне не рассказала обо всем раньше - я бы гораздо спокойнее относилась к рассказам о твоем изуверстве и считала его всего лишь простительной слабостью, не имеющей своего индивидуального раба, женщины.
  
   Кстати, интересно, сколько раз моя подруга, увы, теперь приходится добавлять моя бывшая подруга (никак не могу свыкнуться с мыслью, что между нами все кончено) финиширует в ходе этого 'воспитательного процесса', насколько бурен ее оргазм, сколько нарушителей Устава или просто плохо исполнивших приказ начальницы она успевает 'обстругать' за одну такую 'беседу'?
  
   (ДАН) Все дальнейшее происходило в лучших традициях классического фэнтези в стиле БДСМ. Вот только боль была вполне реальная. Более чем реальная! Намного более чем реальная!! Она начиналась под металлом ошейника, а затем пульсирующими волнами растекалась по всему телу, то на секунду затихая, тем самым давая мне возможность перевести дух и собраться силами, то вновь приближаясь к рубежу, за которым я должен был или потерять сознание, или получить разрыв сердца. Впрочем, именно в этот момент боль снова начинала спадать...
   Я не буду описывать, как поначалу пытался разорвать ошейник, как, убедившись, что это мне не под силу, орал на всю квартиру, обзывая Леонисию бранными словами из древнего мужского лексикона, как от боли катался по полу, как...
   - Субалтерн, подскажи мне, пожалуйста, пароль для входа в твой комп. Пока ты там бунтуешь, я хочу кое-что в нем посмотреть, - вернувшаяся из ванной комнаты Леонисия, с демонстративным равнодушием наблюдала мои муки, как будто это было самым привычным для нее зрелищем.
   - Погоди, какой к черту, пароль. Твой ошейник... Ох, как больно. Сделай что-нибудь.
   - Что сделать? Сильнее или слабее?
   - Ты что, не понимаешь? Мне больно!
   - Знаю, - невозмутимо ответила асторийка. - Так что там с паролем, не вспомнил?
   - Да, пошла ты...
   - И это знаю. Дарк тоже так говорил. Поначалу...
   - Какой еще, мать твою, Дарк. Мне больно.
   - Да, один нехороший мужчинка, который не хотел слушаться женщин, - и моя мучительница дотронулась до одного из камней своего браслета.
   После чего я понял, что настоящая боль началась только сейчас. Впрочем, у асторийки не было намерений отправить меня к праотцам. Во всяком случае, быстро. И после повторного нажатия боль чуть отступила.
   - Повтори, пожалуйста, я что-то не расслышала.
   Полученных болевых ощущений вполне хватило для того, чтобы желание выказывать хоть малейшее неподчинение Леонисии немедленно исчезло. И я назвал пароль, не забыв при этом добавить 'госпожа магистр'.
  - Молодец. Учишься понемногу вежливости. Полежи еще чуть-чуть, подумай, а я пока посмотрю, - и она снова дотронулась до своего браслета.
   - Да, кстати, чтобы у тебя не было лишних иллюзий. У меня достаточно хорошая реакция. И, если ты попытаешься перейти к 'вооруженному восстанию', то успею нажать на сенсор. Плюс я ужасная трусиха, и могу не рассчитать силу нажатия. Например, сделать так... - и я едва не потерял сознание.
   - Или еще сильнее. Поверь, возможности 'Укротителя' это позволяют, - и асторийка принялась изучать содержимое моего компа, предварительно снизив уровень моей боли до, скажем так, относительно терпимого.
  
   (ЛЕО) Финишировала и я... Волна блаженного тепла разлилась по моему телу, и в этот момент мне даже стало жалко, извивающегося под воздействием 'Укротителя' землянина. 'Бедненький мальчик... Впрочем, ты сам напросился...', - и поборов минутную слабость, я продолжила воспитательный процесс, сочетая его с расспросами о личной жизни Дана.
   - Не ошейника, а Укротителя. Называй, пожалуйста, уважительно этот изумительный прибор. Ладно, к этой теме, я говорю о 'среднем уровне', мы еще не раз вернемся. А кто эта девушка с каштановыми волосами, на которую ты с таким обожанием смотришь?
   - Да, в свое время ухаживал, и чуть было не женился. А потом она вышла замуж, и мы остались просто хорошими друзьями.
   - На мой взгляд, она гораздо интереснее твоей бывшей жены. И фигурка лучше, и в глазах мысль читается... Впрочем, повторюсь, психику земных мужчин я понять не могу. Равно как и то, что мужчина и женщина могут быть друзьями. Пока во всяком случае. Может быть, мне удастся это сделать, изучая и приручая тебя. Кстати, уже прошло? - я постаралась, чтобы в моем вопросе было как можно больше сарказм.
   - Нет, госпожа, по-прежнему болит, но уже не так сильно. Спасибо, что ослабили ее.
   - Субалтерн, ты не понял. Я спрашиваю не о том, испытываешь ли ты боль - я знаю, что испытываешь и в любой момент ее можно сделать сильнее. Я говорю о желании противиться моей воле. Если нет, поваляйся на полу еще. Или, могу подстегнуть процесс твоего 'просветления', - и я демонстративно приблизила указательный палец к браслету.
   - Госпожа, умоляю вас, не надо. Я все понял. Пожалуйста...
   Что же, стало понятно, что мой тренинг не прошел даром - Дан сломался. Однако я не торопилась заканчивать экзекуцию. 'Время до отлета еще есть. Пусть землянин помучается. Хорошенько помучается, чтобы в следующий раз у него и мысли не было перечит мне... Лео, какая же ты все-таки дрянь. Хотя бы сама себе не ври - дело не обучении. Тебя заводят его страдания, и ты просто хочешь поймать второй оргазм. А еще осуждаешь Зено... Интересно, какие эмоции она испытывала, наблюдая Укус краба? Наверняка более сильные, чем ты сейчас. Хм, было бы интересно присутствовать на этой казни. В качестве зрительницы, разумеется...'
  
   (ДАН) - Слушай, а кто эта блондинка с пышными формами и с немного лошадиным лицом? Нет-нет, я не настаиваю, если я задала не совсем корректный вопрос, можешь на него не отвечать. Я не обижусь.
   Боль от ошейника на мгновение усилилась. Намек был очевиден, а я не принадлежал к расплодившемуся в последнее время племени мазохистов.
   - Бывшая.
   - Бывшая?! И что ты в ней нашел? Богатые родители? Родственница начальника? Или чья-то надоевшая любовница сильных мира сего, пожалованная тебе с барского плеча?
   - Я и сам постоянно задаю себе этот вопрос. Родители у нее и вправду богатые, но не настолько, чтобы это меня хоть сколько-нибудь волновало.
   - Субалтерн, знаешь, я не могу понять твою логику. Посмотри на меня внимательно, - и Леонисия отложила в сторону комп. - Хороша ведь чертовка! По моему, ты без всякого 'Укротителя' должен плюнуть на все свои комплексы, переступить через ложную гордыню, упасть передо мной на колени и беспрекословно выполнять все мои приказы. Неужели тебе их когда-либо отдавали женщины подобные мне?
   - Ох, мне сейчас не до логики. Больно... Не могли бы вы хотя бы немного уменьшить...
   - Не сомневаюсь. Что же касается уменьшить... Давай я тебя лучше займу разговором. Говорят, это здорово помогает. Кстати, а жена пыталась тебя подавлять? У нее властное лицо.
   - Еще как! - воспоминания о наших ежедневных ссорах не то, чтобы совсем отвлекли меня от боли, но на несколько секунд сделали ее не такой страшной.
   - У нее тоже было нечто вроде асторийского 'Укротителя'.
   - Нет, но у нее было средство не менее эффективное.
   - Интересно, я никогда не слышала о каких-либо земных ноу-хау в этой области.
   - Их и не было. Она обходилась обычными скандалами. Правда, такими, что, вероятно, я бы предпочел терпеть боль от вашего ошейника.
   - Да, неужели?! - и я снова схватился за шею.
   - Нет, госпожа... Нет... Я говорил о среднем уровне боли... О-о-о...
   - Так это и есть средний уровень. А вот если увеличить его...
   Что же, и этот раунд был полностью за моей мучительницей. И мне оставалось только признать это: - Госпожа, умоляю вас, не надо ничего увеличивать. Я все понял. Пожалуйста, уберите боль.
   - И что же ты понял?
   - Понял, что вы управляете этой штукой, понял, что надо исполнять ваши приказы.
   - И это все? - разочарованно спросила Леонисия.
   - А еще я прошу прощения за свое неподобающее поведение и грубые слова. Это боль виновата.
   - Боль, боль... Не ищи оправданий. Если бы ты не проявил непослушания, то никакой боли бы не было. Согласен?
   - Согласен, вы правы, госпожа. Простите меня, умоляю.
  
   (ЛЕО). Террор физический я, скрупулезно следуя правилам воспитания трудных подростков, сочетала с террором моральным. Дан внимал моим наставлениям, продолжая корчиться от боли, а его речь становилась все больше похожей на речь настоящего мужчины... Асторийского мужчины! Когда же он срывающимся голосом сообщил, что готов стать моим рабом я едва сдержала победный клич. 'Молодец, Лео, ты подавила первый и самый опасный бунт. (Как ненавидела я инструкторов академии, постоянно акцентирующих внимание курсанток на теме первого бунта. Уж что-что, но я никогда не думала, что это когда-нибудь пригодится мне на практике.) А все остальное - дело техники, да и за финишами дело не станет." И в предвкушении 'продолжения банкета' я приказала усмиренному мятежнику отправиться в душ, а сама продолжила изучение его компьютера.
  
   (ДАН) - Верится с трудом. Но у меня доброе сердце, и я дам тебе шанс исправиться. Хотя бы по той простой причине, что научить тебя, как следует слушаться асторийских женщин, было некому. Но вот, если ты и после этого моего маленького урока продолжишь бунтовать...
   - Нет-нет, что вы. Спасибо! Я буду самым исполнительным субалтерном...
   - Ты ничего не понял, и я не прощаю тебя, - и асторийка вновь дотронулась до браслета.
   - Госпожа, умоляю, больно!!! За что вы наказываете меня?! Что я сделал неправильно?!
   - Мне надо, чтобы ты был не только субалтерном. Это наши официальные отношения по службе. Мне надо, чтобы ты стал... Впрочем, догадайся сам, кем я желаю, чтобы ты стал.
   - Госпожа, не сомневайтесь, я стану для вас кем вы скажите: служителем, рабом... - гуляя вечерами по Межгалактической паутине я не раз натыкался на сайты, знакомство с которыми помогло мне найти ответ, удовлетворивший мою мучительницу.
   - Ну, раз понял, то давай вернемся к началу бунта. Поднимайся и надевай комбинезон как положено.
   Увы, боль поломала меня. Или, по крайней мере, надломила. Приказы асторийки уже не казались унизительными, а все, что она делала со мной, воспринималось почти как должное. Еще не веря, что боль исчезла, я попытался подняться, но закружившаяся голова и трясущиеся ноги подвели меня, позволили сделать это только с третьей попытки.
   - Нет, давай сделаем иначе. Отправляйся в душ и приведи себя в порядок. А то ты сейчас больше похож на тряпку, а не на сильного мужчину, который напишет для меня книгу, и которого я возвеличу до самого высокого мужского ранга. Ранга моего служителя. А приручать наполненную болью 'заготовку' мне не интересно. Пятнадцати минут тебе хватит?
   - Спасибо, госпожа Леонисия, хватит, - я не верил своему счастью. 'Душ, душ, скорее смыть с себя этот ужас...' Стараясь не упасть, я снял комбинезон.
   - Ну, тогда иди..., нет, погоди. Ты хотел угостить меня шампанским?
   - Да, госпожа. - Так в чем же дело? Налей мне пока бокал. Видишь, слабая женщина не может противиться твоим желаниям. И, надеюсь, тебе не придет в голову вздорная мысль кинуть в меня бутылку?
  
   (ДАН) Прохладные струи душа и отсутствие новых импульсов от той ужасной штуковины, которую Леонисия совершенно справедливо называла 'Укротителем' позволили мне немного придти в себя. Впрочем, совсем немного, ибо боль еще давала о себе знать. Возможно именно из-за этой боли никакие идеи, на тему как избавиться и от ошейника, и от свалившегося на меня с небес магистра не приходили мне в голову. Так что в комнату я вернулся с одной лишь нехитрой мыслью: сделать все возможное, чтобы избежать новых приступов боли. Что же касается приказа магистра, согласно которому на мне не должно было быть никакой одежды, то я постарался одновременно и соблюсти, и обойти его, обернув вокруг бедер махровое полотенце.
   Леонисия с иронией посмотрела на меня: - Я смотрю, водные процедуры пошли тебе на пользу. Я права?
   - Да, вы правы, госпожа магистр, - мне оставалось только согласиться с измучившей меня 'Укротителем' девушкой.
   - Субалтерн, отдаю тебе должное - ты меня заинтриговал.
   Я ничего не ответил, ожидая очередного подвоха. И не ошибся:
   - Что молчишь? Не хочешь спросить чем?
   - Хочу, но не решаюсь.
   - Что так?
   - Вдруг вам мой вопрос не понравится, и вы опять включите Укротитель.
   - Ну, не надо делать из меня садистку. Я никого не наказываю просто так.
   - Я понял, госпожа. Разрешите спросить, чем я мог заинтриговать вас.
   - Подумай.
   - Не приложу ума, госпожа магистр, - ответил я после короткого размышления.
   - Ладно, приду тебе на помощь. Дан, скажи мне, пожалуйста, что в твоем теле такого необычного, что это надо скрывать от меня? Язвы, раны, лишаи, татуировки? Не интригуй - сними свое глупое полотенце. Только сделай это очень плавно...
   - Нет, госпожа магистр, ничего из перечисленного вами на моем теле нет.
   - Ну, тогда выполни мой приказ. Но, повторяю, сделай это очень плавно, - Леонисия дотронулась до браслета.
   - Нет, госпожа, умоляю, только не это!!! - я мгновенно сорвал себя импровизированную набедренную повязку.
   - Это, по-твоему, плавно?
   - Простите меня, госпожа магистр. Я боялся, что вы опять включите "Укротитель".
   - Правильно боялся, - новый приступ боли пронзил мое тело.
   - А-а-а!
   - Я же сказала 'медленно'. Оденься и повтори.
   Я поднял с пола полотенце и вновь обмотал его вокруг бедер. А затем медленно-медленно снял его.
   Одержав очередную победу, асторийка самодовольно улыбнулась, и, словно покупательница на невольничьем рынке, начала внимательно разглядывать мое тело. 'Минута, вторая, пятая... Черт, что во мне такого интересного? Или она думает, что андрологи Астории и Земли сговорились, заявив о полной идентичности строения тел населения двух планет?' Впрочем, задавая эти вопросы я обманывал сам себя. В действительности я прекрасно понимал и смысл действия Леонисии, и смысл ее молчания. Красноречивее любых слов они говорили мне: 'Ты мой раб и твое тело - моя собственность'.
  
   (ЛЕО) Теперь, после одержанной победы, мне оставалось лишь привести Дана в нормальное состояние - после знакомства с 'Укротителем' бедняга находился на грани обморока. Ну, насчет обморока я, возможно, несколько сгущаю краски, но то, что землянин утратил координацию движений - несомненно... Впрочем, душ, в который я направила моего подопечного, наверняка поможет ему придти в норму. Если же нет... Ладно, что-нибудь придумаю...
   Вместо отведенных пятнадцати Дан уложился в двенадцать минут. Мне с трудом удалось не рассмеяться при виде волосатого мужчины с отвислым животиком и тонкими ногами 'одетого' в одно лишь обмотанное вокруг бедер белое полотенце. 'Глупышка, мой маленький глупый землянин. Кого ты пытаешься провести?' Сразу вспомнилось наше любимое асторийское развлечение - мучан или, говоря по-земному, стриптиз. 'А собственно, почему бы и нет?! Сейчас ты у меня разденешься. Медленно, очень медленно...'
   - Сними полотенце. Только очень плавно, - приказала я.
   В ожидании очередного приступа мужского самолюбия, я осторожно положила палец на сенсор 'Укротителя', однако моя предосторожность оказалась излишней - мой раб безропотно выполнил приказание. Правда, ни о какой плавности речь не шла. Сначала он чуть промедлил, а затем, как будто бы сломав в себе что-то, резким движением снял полотенце.
   - Я же сказала, 'плавно'.
   - Простите, госпожа магистр, но я боялся, что вы решите, будто я медлю, и опять включите эту штуку.
   Нет, и в самом деле водные процедуры пошли Дану на пользу, вернув ему способность трезво оценивать ситуацию.
   - Она, что, так напугала тебя? Привыкай: вы с этой штукой теперь друзья надолго. По крайней мере, до того судьбоносного момента в твоей жизни, когда выполнение моих приказов станет главной целью твоего существования. Надеюсь ты догадался, что эта, как ты говоришь, 'штука' незамедлительно реагирует на твое малейшее непослушание? - и я на мгновение включила "Укротитель". - Поэтому, подними полотенце с пола, снова обмотайся им, и выполни мое распоряжение в точности.
  
   Первую часть приказа Дан выполнил очень быстро. Вторую - чуть медленнее, но в любом случае позитивные сдвиги в его поведении были налицо. Но куда больше мне понравилась реакция детородного органа землянина. "Ого, ребята земляне, да из вас будет толк." (Я уже говорила, что еще до очного знакомства с 'коллегой' видела его фотографии. В том числе и сделанные в тот момент, когда он 'позировал' замаскированным жучкам, будучи совершенно голым. Тогда увиденное зрелище не вдохновило, а разочаровало меня. Но сейчас... Сейчас все было совсем по-другому, и при взгляде на этого далеко не богатырского сложения волосатого мужчину, родившееся еще в редакции желание овладеть им еще больше усилилось. Подлила масло в огонь и безропотность, с которой Дан стал выполнять мои приказы, но, в первую очередь, мгновенно отреагировавший на мои слова фаллос.)
  
   (ДАН) Внезапно я почувствовал, что мой член начинает затвердевать и увеличиваться. 'Только этого еще не хватало!'
   - О, что я вижу! Какая приятная неожиданность! Дан, ты только посмотри, а ведь ему нравится, когда я на него смотрю. Мальчик, да ты гораздо умнее своего хозяина - сразу признал во мне свою госпожу. Впрочем, я оговорилась - не хозяина, а бывшего хозяина. Ведь теперь твоя хозяйка я. Строгая, но заботливая и умеющая ценить покорность, хозяйка. И сегодня вечером я вознагражу тебя за сообразительность.
   'Да, что она делает? Я же сейчас от ее рассуждений кончу!'
   - Или я могу не откладывать до вечера и сделать это сейчас. Скажи, пожалуйста, ты хочешь этого?
   Я начал глубоко дышать, стараясь сбить накатившую волну. А Леонисия продолжила свои вербальные издевательства:
   - Передай своему бывшему хозяину, что я в первую очередь требую от него полной покорности. Пусть берет пример с тебя. А еще мне нужно, чтобы он прекратил ершиться и начал, как там у вас на Земле говорят, ага, сотрудничать со мной. Честно, говоря, совершенно идиотская фраза. Сотрудничать... Выполнять мои приказы... Ну, да ладно, продолжим. В то же время мне нужна его ясная, незамутненная какими-либо стрессами, или, что еще хуже, болью от наказаний, голова. Поэтому, будь любезен, втолкуй Дану, что если он не перестанет воспринимать мои самые безобидные и легко выполнимые приказы, так болезненно, то быстро станет ни на что негодным неврастеником. Передашь?!
   'Законченная садистка или женщина, о которой я всегда мечтал? А, может, просто великолепная манипуляторша?' В тот момент я еще не мог определиться с ответом на эти вопросы, а Леонисия ни на секунду не умолкала. Слова магистра были наполнены едва ли не материнской заботой, но воспоминания о боли и мысль о том, что еще совсем недавно мы на равных вели непринужденный диалог в моей редакции, мешали мне полностью сосредоточиться на смысле ее наставлений. Не способствовали этому и качающиеся в полутора-двух метрах от моих глаз изумительные ноги асторийской красавицы. (Странно, но после знакомства с 'Укротителем' они еще больше нравились мне.). Тем не менее вкрадчивый, хорошо поставленный голос Леонисии все равно проникал в глубины моего сознания.
  
   - Дан, с твоим альтер эго я уже пообщалась. А теперь давай подробно поговорим с тобой о сегодняшнем дне. Во-первых, не бойся - я на тебя не злюсь, а, если и злюсь, то не очень сильно. Подойди ближе. Еще ближе. Остановись и положи руки на затылок. Молодец. Теперь о твоем бунте. Я не вижу в нем ничего сепер криминального. Вполне обычная, вполне объяснимая реакция. Тем более, что ты ни разу не попытался проявить агрессию. Так, легкое непослушание.
  
   (ЛЕО) Но мне удалось взять себя в руки: 'Лео, никуда теперь он от тебя не денется. Не волнуйся, и не торопись. Вспомни, наставления преподавателей...' - и, следуя веками отработанной методике, я начала закреплять достигнутый успех. Впрочем, этот процесс также может доставить удовольствие. Особенно, если подходить к нему творчески, как я. Не скрою, стриптиз всегда заводил меня. И пусть на Астории я часто ходила смотреть на выступления профессиональных стриптизеров, либо любовалась ничуть не уступавшим им в мастерстве Бучем, но в 'стриптизе' в исполнении Дана была своя изюминка. И называлась она "первый раз в первый класс".
   - Положи руки на затылок, и подойди чуть ближе, раб, твоя госпожа хочет рассмотреть свое имущество, - как и учили преподаватели, я вдалбливала в сознание Дана ключевые для наших дальнейших отношений слова: 'раб', 'госпожа', 'имущество'. Но не только. Щелкая его по носу, я сознательно провоцировала посмевшего дерзить мне раба на новую попытку мятежа, в надежде, что это даст мне повод опять включить 'Укротитель'. Увы, к моему глубокому разочарованию Дан так и не дал мне ни малейшего повода включить этот великолепный старинный прибор. Полученный урок явно пошел землянину на пользу, и он безропотно выполнил и этот, и другие мои приказы. Лишь поникшая голова и красная краска на бледной коже лица, свидетельствовали, что буря в его душе продолжается с прежней силой.
   Эти проявления эмоций (особенно залившая его лицо краска смущения) очаровали меня. Ведь наши служители не знают, что такое стыд. С генетически заложенным и закрепленным тренировками рвением они готовы выполнить любой приказ своей госпожи. Вне зависимости от его формы и содержания. "Интересно, когда Дан свыкнется со своим новым положением, он перестанет стыдиться? Или, вернее, отучу ли я его от этого? Да и надо ли мне это (он так мило краснеет)? Неужели мне нужен еще один лишенный эмоций раб с бесстрастным выражением лица?" Вопросы, вопросы... В том, что отучу, сомнений не было (как выяснилось сегодня, во мне дремал недюжинный педагогический талант, да и ученик оказался, ее раз спасибо нашим аналитикам, достаточно пластичным), а вот во всем остальном я была далеко не уверена.
   Ладно, - главное сделано. А с тем, какой Дан мне нужен, разберусь позже. Никуда землянин теперь от меня не денется, и у меня будет масса времени, чтобы определиться, и вылепить из него то, что я пожелаю. А пока пусть себе краснеет - ведь других достоинств я у Дана не обнаружила.
  
   (ДАН) - Асторийская космическая педагогика утверждает, что через подобные бунты проходят почти все 'заготовки'. Скажу даже больше: она делает акцент на, что бунт в начале обучения является залогом качественного служения в будущем, и, надеюсь, твое дальнейшее поведение подтвердит эти выводы. Но предостерегаю тебя от повторения. Нет, я-то легко справлюсь с ситуацией. Надеюсь, ты теперь в этом не сомневаешься?
   - О, никоим образом, госпожа магистр.
   - А вот твоя психика следующего сеанса боли может не выдержать. Поэтому забудь о любых проявлениях непослушания. Ведь могут возникнуть ситуации, когда я, возможно, и захочу пощадить тебя, но связанная правилами обращения со строптивыми подчиненными, не смогу этого сделать. Уяснил?
   - Да, госпожа. Но, честно говоря, я боюсь сорваться. Очень тяжело перестроиться...
   - Понимаю, и хочу с тобой об этом поговорить подробнее. В твоем сознании может закрепиться совершенно ошибочная установка, будто бы я через череду унижений ломаю тебя, и, в свою очередь, сама одновременно утверждаюсь за твой счет. В действительности все обстоит совершенно иначе. Помнишь мои слова о том, что ты до сих пор не нашел свое место в жизни и не разгадал истинный смысл своего предназначения?
   - Да, госпожа Леонисия.
   - Так вот запомни: я сейчас помогаю тебе в твоих поисках. Под моим заботливым руководством ты превратишься в по-настоящему сильного мужчину, не испытывающего ни малейших сомнений, что его место - у моих ног, а смысл жизни - в служении мне. Следовательно, я тебя не 'ломаю', а помогаю избавиться от, мешающих обрести подлинное счастье земных табу. Признайся, ты ведь еще в редакции мечтал обнять и поцеловать мои ноги?
   - Да, госпожа, - я не стал скрывать свои эмоции. Что же, надо признать за инопланетянкой и талант психолога и талант воспитателя. Так быстро 'обстругать' меня... Впрочем, судя по всему, процесс моего 'воспитания' только начинался, поскольку после окончания нового раунда 'знакомства' Леонисия не торопясь перебралась на диван, и уже оттуда продолжила воспитательный процесс, словно экстрасенс, вдалбливая в меня жесткие установки. Зачарованный ее красотой и все еще находясь в шоке от того, что она со мной делала, я внимал наставлениям инопланетянки:
   - Ничего необычного, унизительного, предосудительного в том, что с тобой в данный момент происходит, нет. Это самая обычная, самая заурядная картинка из твоей будущей жизни... И, признайся, тебе же на самом деле нравится быть у меня в подчинении. Не так ли?
   Так, - укротитель отучил меня спорить и я счел за лучшее согласиться
  
   (ЛЕО) "Метр семьдесят... ('Лео, это ты уже хватила, будь объективной, - скорее метр семьдесят пять, однако в любом случае не густо'). Отнюдь не богатырские плечи. Длинноватые худые руки, и такие же ноги, покрытые густой растительностью... (Наши мужчины всегда идеально депилированы.) Еще более волосатая отнюдь не широкая грудь, глядя на которую мне сразу же вспомнился могучий торс Буча. Животик, правда, не чрезмерный, а просто свидетельствующий о любви хорошо поесть, и о нежелании заниматься прессом. Ниже живота... Но, не надо о грустном..."
   Странно, но к концу осмотра мое желание овладеть Даном только усилилось. Да-да, чем больше я всматривалась в это невероятно далекое от асторийских стандартов мужской красоты и дрожащее то ли от холода, то ли от нервного напряжения тело, тем больше мне хотелось обладать им. А когда я представила, как стоящий на коленях Дан надевает на меня пояс с 'тараном', как я развожу в стороны его маленькие аккуратные ягодицы... 'Прямо здесь, или потерпеть до своей каюты?''- лихорадочно размышляла я, и, не придя к определенному решению, перешла к лекционной работе.
   Импровизации всегда удавались мне. Не стала исключением и короткая установочная лекция, которую пришлось выслушать, стоящему на коленях землянину. Впрочем, скажу честно, это был весьма относительный экспромт: общий смысл, некоторые фразы и даже интонации были взяты мной у все той же героини Грейс Гарбо. Вот бы удивились мои знакомые, увидев меня в роли 'нравоучилки'. Особенно Зено, всегда выговаривающая мне за взбалмошность, непрактичность, непредсказуемость. И многое-многое другое из подобного ряда моих слабостей, совершенно неподобающих для асторийской женщины.
   Для начала я окончательно запутала Дана, предложив ему поупражняться в логике:
   - Давай построим логическую цепочку: а) ты дал мне клятву, и, следовательно, являешься после нее моей полной собственностью, б) твое тело - это, таким образом, - МОЕ тело, в) мое тело всегда выполняет команды моего мозга. Контрдоводов нет?
   - Нет, госпожа, - согласился Дан. По всему было видно, что он явно ошарашен не только знакомством с Укротителем, но и моими нетривиальными логическими посылками.
  - Поэтому забудь о мнимых обидах, забудь про свое 'я'. Его больше нет, оно полностью растворилось в 'я' твоей госпожи. Понятно?
   - Понятно, госпожа.
   - А теперь дословно повтори все то, что я тебе сейчас сказала.
   На этот раз Дан не стал ерничать, а практически слово в слово повторил мои наставления.
   - Молодец! - Впервые после разрыва с Зено я почувствовала себя счастливой. Хотелось либо уснуть, либо просто полежать, закрыв глаза и мурлыча, как кошка.
  
   (ДАН) - Я почувствовала это еще там в редакции. По тому, как ты смотрел на меня. За короткое время пребывания на Земле я не раз ловила на себе похотливые мужские взгляды. А в твоем взгляде похоти не было - лишь одно восхищение. Да и твой поцелуй во время клятвы сказал о мне многом. Поэтому мы прямо сейчас избавим твое сознание от одного из запретов. Налей мне еще шампанского и сядь на пол у моих ног. Но только ближе. Взяв новый бокал, Леонисия сбросила туфли, и, упершись босыми ступнями в мои плечи, продолжила психологический тренинг:
   - И в чем же ты видишь унижение? В полном подчинении мне? Но разве я не достойна того, чтобы мне подчинялись и душой и телом? Еще раз внимательно посмотри на меня, - Леонисия развернула плечи и чуть откинулась назад, - Разве я не прекрасна? Да большинство мужчин, без разницы, асторийцев или землян, отдали бы на свете, чтобы оказаться сейчас на твоем месте? По-моему, ты должен не бунтовать, а благодарить судьбу и за встречу со мной, и за то, что я решила заняться твоим воспитанием. И будь честен перед самим собой, тебе ведь нравиться быть у меня в подчинении?
   - Да, госпожа Леонисия, - на всякий случай как можно быстрее ответил я, а сам принялся искать ответ, так сказать, 'для внутреннего потребления'.
   'Нравится ли мне быть в подчинении у женщины? Еще несколько часов назад я бы презрительно рассмеялся в ответ на подобный вопрос. Но Леонисия... Да, отдаю должное инопланетянке - за время нашего короткого общения ей удалось очень многое. Пусть и не совсем, мягко говоря, дозволенными методами, но в какие времена судили победителей?! Тем более, победителей, ограниченных во времени, за которое они должны достичь свою победу.
   Собственно, я сам виноват в том, что Леонисии пришлось пустить в ход этот ужасный 'Укротитель'. Прояви я с самого начала покорность, и, возможно, наши отношения так бы не вышли за грань эротической игры 'начальница-подчиненный'. Я бы целовал ее прекрасные ноги, да, и чего греха таить, наверное, я без особых колебаний исполнил бы и другие ее желания, не выходящие за рамки 'легкой доминации'. А, возможно, и не только легкой - игры, что азартные, что ролевые, всегда нравились мне...
   Дан, не обманывай сам себя. Асторийка вовсе не планирует заниматься с тобой какими-либо играми, для прекращения которой достаточно лишь подать партнеру условный знак или, как в детстве, сказать 'чур, я не играю'. Тебе предстоит полный 'реал', полное, а не всамделишное подчинение. И не только тела. Но, прежде всего, и души...'
   Надо ли говорить как подобная перспектива страшила меня... И возбуждала...
   В итоге ни к какому определенному выводу я так и не пришел. Вдобавок моему мыслительному процессу мешала не только чуть затухшая, но все еще достаточно сильная боль от Укротителя. Гораздо больше ему мешали стоящие на моих плечах и практически обнимающие мое лицо ноги сексапильные ноги госпожи магистра и приковавшие мой взор ажурные черные стринги, за тонкой тканью которых находились, выполненные природой в форме цветка розы широкие яшмовые ворота.
   - О, я смотрю, что тебе нравятся не только ноги твоей начальницы и госпожи, - мой взгляд не остался без внимания.
   Я почувствовал, как покраснел, и вместо ответа опустил глаза в пол. Однако ножка Леонисии тут же подняла мой подбородок на прежний уровень.
   - Смотри, любуйся, восхищайся, и помни, что центр твоей Вселенной теперь находится именно там, - асторийка вколачивала в мою голову свои установки с неумолимостью опытного психолога: - А сейчас я постараюсь избавить тебя от второго табу. И для этого мне надо познакомиться с твоим языком. Не литературным, разумеется...
  
   (ЛЕО) ...А, если бы еще Дан поцеловал мои ягодицы, или полизал своим нежным язычком мои пятки... Впрочем, интуиция подсказывала мне, что расслабляться рано, и я продолжала урок, намертво вбивая в сознание мужчины одну простую мысль. О том, что с сегодняшнего дня он моя полная собственность. Вдохновленная языком и губами Дана, я рождала одну за другой заумные сентенции и несуществующие правила, наслаждаясь видом покорного коленопреклоненного землянина, и втайне потешаясь над его доверчивостью.
   - А теперь максимально широко расставь руки и направь на меня ладони. Скажи, что ты сейчас ощущаешь?
   - Какое-то странное чувство... - ответил Дан.
   - Словно с тебя сняли мешающие жить тяжелые оковы?
   - Или защитные доспехи. Хотя, возможно, вы правы, и это были в действительности оковы, - покорность Дана опять начала заводить меня. - Но как вы угадали?
   - Оковы, оковы, не сомневайся. Тяжелые цепи правил, приличий, различных 'красиво - не красиво', 'положено - не положено', 'а вдруг кто-то узнает'. И именно сейчас, с моей помощью, ты заново рождаешься на свет. Приходишь в мир, где нет никаких запретов, а есть только двое - я, твоя госпожа, и ты, мой служитель, мой раб.
   - Спасибо, госпожа. Мне тяжело разобраться в своих чувствах...
   - И не надо. Разберешься в них позже. У тебя для этого будет много времени. Очень много... Скажу только: то, что с тобой в данный момент происходит, подробно описано во всех наших наставлениях по Гармонии, и, таким образом, прекрасно мне известно.
   И все же "учительствовала" я недолго. Вид смиренно стоящего на коленях обнаженного Дана, его частые односложные 'да, госпожа', а также, согревающий мои ноги 'скромно' опущенный взгляд... 'Какая уж тут лекционная работа, практика, Лео, практика', - и, наплевав на все наставления Зенонии, я принялась удовлетворять свои желания. 'Нет, дорогая подруга, я, в отличие от тебя, сдерживаться не умею, не хочу, и не буду. Если бы ты хоть немного понимала меня...'
   Для начала я, как и подобает хорошей хозяйке, решила наградить, переставшего бунтовать мужчинку, за послушание. Пусть знает, что в руках госпожи не только кнут, но и пряник, которым она будет щедро награждать своего раба, да и уменьшить шок от знакомства с 'Укротителем' будет совсем не лишне. Я почувствовала, как Дан вздрогнул и напрягся, едва мои ноги оказались у него на плечах. Он снова покраснел, а затем на его лице бегущей строкой побежали эмоции: от возмущения очередным унижением до желания поцеловать божественные ножки его госпожи. Вмешиваться я не стала: пусть разбирается со своими чувствами сам. В крайнем случае, если его выбор не устроит меня, всегда можно будет изменить это решение с помощью все того же 'Укротителя'.
  
   (ДАН) Затем правая ступня Леонисии оказалась за моим затылком и слегка надавила на него. Что же, надо отдать должное прямоте асторийки - магистр недвусмысленно показывала, каких именно действий она ожидает от меня. Сопротивляться, учитывая не совсем приятные свойства 'Укротителя', было бессмысленно и бесполезно, и я стал медленно приближаться к 'центру Вселенной', стараясь максимально отсрочить момент встречи с ним. В лучших традициях старинного англо-саксонского военного искусства мое продвижение к конечной цели началось с. обходного маневра, задачей которого было оказаться как можно дальше от конечной цели.
   Я поцеловал смугловатую голень, затем, дрожа от охватившего меня возбуждения, сделал это еще несколько раз, и продолжил свое отступление. Щиколотка, стопа, - я никуда не спешил, покрывая их поцелуями и, по-собачьи, лаская языком. Наконец, я достиг наиболее удаленной от 'Центра Вселенной' точки - мизинца левой ноги. Едва я коснулся его губами, как случилось чудо... Да-да, уважаемые скептики, самое настоящее чудо. Сразу же забылись и боль от 'Укротителя', и унизительные издевательства Леонисии, да, собственно, чего мелочиться, - вся моя прошлая жизнь показалась мне малозначительной по сравнению с одним-единственным пальчиком моей госпожи. А ведь таких художественно отпедикюренных пальчиков (рисунки на них не повторялись) было ровно десять, и ни один из них не остался без моего поцелуя.
   Уважаемые скептики. Словом 'чудо' метаморфозу в моем сознании, охарактеризовала не экзальтированная дамочка, уже давно перешагнувшая бальзаковский возраст, ни старшеклассница докризисной эпохи, ни восторженный юноша, а повидавший виды умеренно циничный журналист, он же - не верящий ни во что, кроме сухих цифр котировок и результатов игр, профессиональный гэмблер. Поэтому, на мой взгляд, сомневаться в его словах нет никаких оснований. Впрочем, верить или не верить - это ваше право, а я продолжу свой рассказ.
   Впрочем, судя по ее реакции, Леонисия отнюдь не возражала против такой неторопливости. Ее пальцы, будто подушечки когтей у мурлыкающей кошки, то сжимались, то разжимались, а кожа, поначалу такая прохладная, становилась все горячее и горячее. О том, что мои старания, как минимум, не неприятны инопланетянке, подтвердил и мимолетный взгляд, который мне удалось украдкой бросить на ее лицо: закрытые густыми черными ресницами глаза, раскрасневшиеся щеки, довольная умиротворенная улыбка...
   Но когда я решил пойти на 'второй заход' и снова вернуться к пальчикам, то пятки асторийки немедленно оказались у меня на затылке и недвусмысленно направили мою голову в направлении 'центра'.
   Пришлось немного продвинуться вперед, затем еще и еще, и в итоге мои плечи стали пьедесталом уже не для ступней, а для источающих жар тяжелых бедер 'восточной' красавицы. В такой позе я без всякого 'Укротителя' был в полной власти Леонисии, а она, с силой вцепившись мне в волосы руками, все ближе и ближе приближала мое лицо к 'центру Вселенной'.
  
   (ЛЕО) - Давай лучше закрепим достигнутые тобой успехи, - и мои пальчики коснулись губ Дана. 'Интересно, будет понаблюдать за Даном и Бучем, когда я прикажу им одновременно ублажать мои ножки!'
   Впрочем, прибегать к "Укротителю" мне не пришлось - присущая всем мужчинам (что асторийским, что земным - в том плане между ними нет никакой разницы), но до поры до времени тщательно скрываемая рабская сущность Дана взяла верх над его желанием сохранить лицо. Я почувствовала, как мой, еще недавно норовистый 'жеребчик' обмяк, как будто под только что объездившей его всадницей, и, удовлетворенно отметив очередную победу, принялась развивать достигнутый успех.
   - Я еще в редакции заметила, что ты без ума от моих бесподобных ног. Я не ошиблась?
   - Нет, госпожа, вы не ошиблись, - ответил Дан, оторвав на мгновение губы от моих пальцев.
   - Это радует меня.
   Словно в замедленной съемке, я задрала свое мини, широко расставила ноги и, поласкав пальцами с каждой секундой, становящиеся все более влажными стринги, голосом спустившейся с небес богини изрекла: - Что же, возможность целовать их будет твоей наградой за верность и послушание. Но есть и другая награда - высшая награда, которой женщина может отметить мужчину, и заслужить ее станет смыслом всей твоей дальнейшей жизни. А пока в качестве аванса разрешаю тебе смотреть, любоваться и мечтать о ней...
   Глаза Дана расширились, он мгновенно потерял интерес к моим ногам (какие эти земные мужчины непостоянные!) и, как зачарованный, уставился в мою промежность.
  - Впрочем, цени мою доброту, иногда я буду награждать тебя авансом, - моя правая нога оказалась за затылком Дана, а пальчики левой у его губ.- Вот как, например, сейчас...
   Странно, но 'Укротитель' опять не понадобился. Более того, мне показалось, что землянин только и ждал этого невысказанного, но недвусмысленного приказа. А когда его губы коснулись моего мизинца, и начали медленно, очень и очень медленно продвигаться вверх, я совершенно уверилась в этом. 'Какая же ты умница, Лео. Недаром говорят, что, если женщина талантлива, то она талантлива во всем - и даже Зено не смогла бы так быстро приручить Дана. Да, дорогая, ножки у тебя, конечно, тоже ничего, но с моими им никак не сравниться...
   Единственное, что до сих пор остается для меня загадкой, не хотел ли Дан сам попасть в мои сети? Во всяком случае, ни мой личный раб, ни рабы моих подруг и знакомых, которые попадали мне в руки 'по обмену', никогда с такой страстью и нежностью не целовали моих ног.
  
   (ДАН) Помню только, что меня наполняли противоречивые чувства: восторг от прикосновения к изумительному телу инопланетянки, желание доставить ей удовольствие и боязнь окончательно упасть в собственных глазах. А еще я был одурманен ее духами, источающим эротические флюиды телом, легкой нехваткой кислорода в охваченном пожаром обоюдной страсти треугольнике бедра - 'центр вселенной'. Словом, каша в голове была несусветная, и, поэтому я еще некоторое время не решался перейти непосредственно к исполнению приказа Леонисии, все затягивая и затягивая прелюдию поцелуями уже давно возбужденных бедер. А затем случилось то, что и должно было случиться. Леонисия грубо дернула меня за волосы, окончательно положив конец моей стратегии непрямых действий. И...
   И снова случилось чудо. Мысли, доселе сумбурные и противоречивые, вдруг выстроились в стройную походную колонну, и вместе с примкнувшими к ним мужскими комплексами мгновенно покинули мою голову. Да, теперь мне было глубоко плевать и на гордость, и на... Собственно, на все на свете, кроме прекрасной инопланетянки, и, находящегося прямо перед моими глазами, ее божественного 'центра Вселенной'.
   Однако, возможно, я преувеличиваю. Но и теперь, спустя много-много лет, при воспоминании об этом одном из ярчайших моментов моей жизни, меня охватывает эйфория. Как бы там ни было, ничто из моих дальнейших 'исследований' не показалось мне хоть сколько-нибудь предосудительным. Ни первый скромный 'ознакомительный' поцелуй через пропитанную женскими соками полупрозрачную черную ткань, ни безуспешные попытки отодвинуть ее в сторону губами и языком, ни оральные ласки нежных женских губок после того, как немного приподнявшись, Леонисия сама опустила стринги. И даже густая полупрозрачная жидкость, оказавшаяся у меня на губах в финале первой части моих 'исследований', не вызвала никаких отрицательных эмоций. Впрочем, буду объективным, и положительных.
   Тем не менее, наслаждение я испытал. Но это было наслаждение не физиологическое, а, в первую очередь, эмоциональное. Наслаждение от того, что я сумел доставить удовольствие женщине. Женщине, всего лишь за несколько часов знакомства полностью пленившей и поработившей меня! 'Астория... Сколько подобных моментов ждет меня на этой замечательной планете!', - я по-прежнему сидел на полу, служа подставкой для божественных ног, а волнующие воображение картинки, одна за другой проносились в мозгу. Однако долго анализировать собственные ощущения и мечтать о будущем мне не пришлось. Выпив большими глотками, очередной бокал шампанского Леонисия вновь вцепилась в мои волосы, и на этот раз ни о каком 'стратегическом маневрировании' не могло быть и речи...
   Это было прекрасно! Боль от 'Укротителя', предубеждения и сомнения ушли в небытие, и теперь меня беспокоили лишь две мысли: успеем ли мы к отлету космолета, и будет ли продолжать Леонисия знакомиться с моими 'литературными талантами' на его борту.
  
   (ЛЕО) Вполне вероятно, что со временем этот судьбоносный момент даже будет отображен на каком-то монументе, олицетворяющем вхождение Земли 'на веки' в Асторийскую империю, и, если скульптор не сильно отступит от реализма, женщина будет очень похожа на автора этих строк. А пока... Пока время для рукотворных памятников еще не наступило и до воссоединения асторийцев и землян еще очень и очень далеко. И мне первое время придется довольствоваться лишь продвижением по службе, моральным удовлетворением от достигнутого успеха, и, конечно же, становящимся все более и более умелым от постоянных тренировок, языком Дана.
   Впрочем, буду справедлива, землянин оказался 'очень ничего' и без всякого тренировочного процесса. Правда, техника его хромала на обе ноги, но с каким же жаром Дан принялся за дело. Конечно, поначалу он немного стеснялся, сосредоточив все свое внимание на моих бесподобных ступнях и не решаясь подняться выше, однако я помогла ему преодолеть возникший в его сознании барьер, а затем... Затем впервые после разрыва с Зено я потеряла голову: Удивительно! Неожиданно! Какой потенциал!
   А вот контроль над головой Дана я не теряла ни на минуту. И даже после того, как язык субалтерна довел меня до первого из запланированных на сегодня многочисленных оргазмов, я продолжала удерживать ее между своих пылающих жаром бедер. 'Интересно, как он прореагирует на золотой дождь?' - эта шальная мысль пришла мне на ум, после того, как умничка Дан, не дожидаясь каких-либо дополнительных команд, неторопливо и тщательно ликвидировал языком все последствия моего оргазма. 'Лео, да ему же нравятся твои соки! Наверняка понравится и дождик!'
   Однако, помня о том, что на карте стоит судьба всего проекта, я все же решила не рисковать. 'Не форсируй события, Лео, напьется он еще твоего дождя, напьется...', - и, наградила Дана нежным поглаживанием по волосам. Увы, на них последствия моего оргазма землянин не мог ликвидировать при всем своем желании. Я дотронулась, испачканной рукой до рта Дана, и отдала короткую команду: - Лижи!
   И опять, что удивительно, ни слова возражений, как будто у меня на пальцах были не женские выделения, а вкусное мороженое. 'Лео, неужели, и в самом деле ты уже победила?! Нет, нет, не расслабляться рано. Надо обязательно закрепить успех... Но это чуть позже, а пока..."
  - Молодец! - оценила я его старательность спустя пятнадцать минут. - А теперь отнеси меня на диван!
   Через минуту выяснилось, что это был весьма неосторожный приказ. Дан поднялся с колен, и я увидела, как дрожат его ноги, а когда худощавые трясущиеся руки коснулись моего тела, стало понятно: до дивана мы не доберемся.
  
   (ДАН) А затем... Затем, после того, как я по приказу магистра тщательно вылизал начальственную вагину и окрестности, Леонисия продолжила мое воспитание. Надо сказать, что построенные инопланетянкой логические цепочки могли бы вызвать зависть у многих земных софистов. С непринужденной легкостью она закрепляла в моем сознании мысль о том, что отныне я со всеми потрохами принадлежу ей.
   - ... Контрдоводов нет? - закончила свою короткую лекцию магистр.
   - Нет, госпожа, - ни сил, ни желания возражать у не было.
   - А теперь дословно повтори все то, что я тебе сейчас сказала.
   Следует ли говорить, что на этот раз я обошелся без каких-либо шуток?!
   - Отлично, - похвалила меня командир. - А теперь давай закрепим достигнутые тобой успехи и пальчики ног Леонисии коснулись моих губ. Увы, столь желанного продолжения не последовало - в этот момент, оживший комп инопланетянки, бесстрастным металлическим голосом объявил, что старт асторийского космолета состоится на час ранее запланированного.
   - Ладно, продолжим в моей каюте. Давай собирайся и поехали. Бери только самое для тебя ценное, а всем остальным тебя обеспечит твое асторийское командование. В моем лице, естественно.
   'Ценное... Что же на самом деле является для меня ценным? Ну, комп, разумеется, однако Леонисия, похоже, не собирается мне его отдавать... Бритвенные принадлежности... Хм, смешно...', - однако асторийка облегчила мне выбор: - Знаешь, я передумала. Не бери с собой ничего.
  
   Космопорт находился в тридцати километрах к югу от города. И вновь я сидел на низком сидении среднего ряда, но только теперь ноги инопланетянки по-хозяйски расположились на моих плечах.
   - Госпожа, можно задать Вам вопрос.
   - Можешь даже не один. Я в хорошем настроении. Ты, несмотря на то, что у себя в редакции изо всех сил хотел предстать передо мной неким прожженным покорителем женских сердец, на деле оказался весьма милым и сообразительным молодым мужчиной. Собственно, я от тебя ничего другого не ожидала: разве можно не слушаться такую женщину, как я, и не признать во мне высшее существо. Кстати, надеюсь, что в своей литературной работе ты будешь столь же старателен, как у себя на квартире. Молодец, для первого раза ты все делал на хорошем уровне. Конечно, до асторийских мужчин тебе очень и очень далеко, но ведь они обучались искусству быть покорными и доставлять женщине наслаждение с самого детства.
   Надо ли говорить, что похвалы Леонисии с неумолимой точностью били по остаткам моего самолюбия, а она продолжала наносить удары все снова и снова:
   - Я положительно оценила и твои способности к обучению, и на глазах растущее желание повиноваться мне - твоей несравненной госпоже. Но не переживай: под моим строгим и заботливым руководством ты быстро разовьешь свой потенциал. И, быть может, я даже возьму тебя в постоянные служители. А пока вношу тебе три, нет два, хватит с тебя, положительных балла, - и асторийка сделала какую-то отметку в компе. - Да, так что ты хотел спросить?
   - В чем заключается обучение, и сколько оно продолжается?
  
   (ЛЕО) - Отставить, субалтерн! - моему рыку могла бы позавидовать не только Зенония, но и любая центуресса из академии. Испуганный им землянин тут же убрал руки за спину, и, как подкошенный, снова рухнул на колени. На мгновение во мне проснулось чувство жалости: 'Лео, ты совсем замордовала бедного Дана. Притормози... Да, да, конечно же приторможу. Но только позже, когда критическая точка в воспитательном процессе будет пройдена. А пока... Пока нельзя было сбавлять темп и в то же время, как учила Зено, во избежание возможных осложнений следовало соблюдать максимальную осторожность'.
   Все оказалось гораздо проще, чем я предполагала. И, если бы не ранний старт... Впрочем, какое это теперь имеет значение? Мой норовистый жеребчик уже перестал брыкаться, и, как должное, воспринимает лежащие на его плечах мои изумительные ноги. Ну, а то, что Дан только и ждет, чтобы я снова наградила его высшей наградой, понятно и без слов - достаточно посмотреть на эти горящие глаза, намертво прикованные к моей девочке. Ладно, так и быть, когда мы окажемся в моей каюте, выдам ему еще один аванс. Или, быть может, даже не один. А пока я решила, что еще немного воспитательной работы не помешает...
   Для начала я похвалила Дана за старательность, попутно в очередной раз указав ему на место у моих непревзойденных ног. А затем... Затем, как и положено, в отношениях с самцами, мгновенно превратилась в отъявленную стерву, наградив его массой штрафных баллов, чтобы потом спустя всего одну минуту превратить все в шутку.
   Ну, дальше я вошла в роль, поочередно изображая, то злую, то добрую госпожу. Для начала я напомнила Дану о пари. Ну, а потом вновь перешла к нравоучениям. Уверена, что моей дрессуре позавидовала бы и Зенония. Объявить без всяких вокруг да около Дану, что отныне он мой раб... Нет, даже она до такого бы не додумалась! Впрочем, моя рациональная подруга никогда не умела блефовать. 'Черт, этот испуганный и в то же время вопрошающий взгляд... Как он заводит... Скорей бы добраться до 'Гарпии, а там...'
   Зенония... Черт меня дернул вспомнить о ней. Одна мысль о том, что между нами все кончено, испортила всю радость от одержанной победы, вызвав желание немедленно отыграться на Дане.
   Впрочем, на этом процесс закрепления пройденного прервался. Бесстрастным металлическим голосом мой комп объявил, что старт 'Гарпии' состоится на час ранее запланированного. 'Черт, а так хорошо все складывалось! И Дан уже почти ручной, и я этот час могла бы провести с пользой для своего разгулявшегося либидо. Ладно, любимая и единственная, не расстраивайся. Тем жарче будет сегодняшняя ночь...'
   (ДАН) - Согласно пункту..., - и я неожиданно оказался обладателем нового штрафного балла. - Субалтерн, назовите причину наказания.
   - Наверное, не совсем корректно с Вашей точки зрения сформулировал вопрос или затронул запрещенную тему.
   - Еще один штрафной балл, согласно... Ладно, расслабься, я пошутила. Может же девушка пошутить? Обучение продолжается всю жизнь, а в чем оно заключается... Во всем. В каждом женском слове, взгляде, поступке. Что же касается твоего обучения, то я начала его еще в редакции. Разве ты не понял? Спрашивай еще, а то скоро начнутся пропускные пункты космопорта и нам будет не до разговоров.
   - А почему мы так спешили, когда ехали ко мне домой? Дорога отличная, времени в запасе было много...
   - Ладно, не развивай тему, я поняла. Помнишь, когда началась наша беседа?
   - В 14.00, как и планировалось.
   - А когда ты мне заявил, что ни одной женщине тебя не подчинить.
   Вместо ответа я непроизвольно покраснел.
   - Один штрафной балл. Без всяких шуток.
   - Примерно в 15.00, госпожа магистр.
   - В 15.02, я засекла. А через, сколько времени ты стоял передо мной на коленях?
   - Примерно через два часа... Госпожа, - успел я продолжить фразу.
   - Через 1.48, в 16.50. Когда ты там умничал в офисе, я загадала, что поставлю тебя на колени максимум в 17.00. Да, запись этой сцены для проверки на подлинность предоставить? Вдруг подумаешь, что ее смонтировали асторийские техники. Или все же поверишь на слово?
   - Но я думал, что это всего лишь игра или ритуал. Да и клятва казалась мне лишь пустой формальностью. А что, разве не так?
   - Конечно, нет. Все формальности кажутся незначащими лишь на первый взгляд. На самом деле в каждой из них скрыт потаенный смысл. Особенно на Астории. Во время клятвы они были нами соблюдены с абсолютной точностью, и, поэтому, ты теперь находишься в моей полной собственности. Причем не только как подчиненный мне младший офицер, но и как... Точной земной аналогии не существует, но тебе будет лучше и проще считать себя моим рабом.
   - Рабом?! Но земные законы...
   - О них можешь забыть. Да и из законов Астории тебя будут касаться лишь воинские уставы. Вне армии - ты мой раб, единственный закон для которого слово хозяйки. Чем раньше поймешь это, тем лучше для тебя. Впрочем, судя по твоему поведению в последний час, особых хлопот у меня с тобой не будет - я почувствовала, что ты искренен в своем нарастающем желании служить мне.
   И еще, не устану повторять: не вынуждай меня наказывать тебя. Мне не нужна твоя затуманенная болью голова, хотя своими предостережениями я, быть может, лишаю себя одного из самых больших удовольствий - удовольствия наказывать провинившегося раба.
   Эти слова Леонисии не на шутку испугали меня. Если она, не таясь, запросто говорит о моем столь бесправном будущем здесь, на моей планете, когда я еще могу многое изменить (странно, но Леонисия уверена в том, что никуда я от нее не денусь), то, что ожидает меня, когда я зайду на борт космолета и окажусь на территории Астории? Да и вряд ли другие обитательницы этой планеты будут намного мягче моего магистра. Скорее, наоборот, - на межпланетные контакты посылают наиболее гибких и толерантных.
   Попытаться бежать? Остаться на Земле, вновь ощутить себя свободным человеком, ездить на рыбалку, посещать игорные клубы, встречаться с земными женщинами...
   Встречаться с земными женщинами?! После знакомства с Леонисией?! Да один поцелуй ее ноги перевесил...
   - Малыш, да ты не бойся. Я ведь не монстр какой-то, - словно прочитала мои мысли Леонисия. Затем она медленно откинулась на спинку сидение, в очередной раз предоставляя мне возможность полюбоваться собой. - Но, могу быть и монстром и даже страшнее монстра. Если, конечно, буду не в настроении. Впрочем, говорят, и ваши земные женщины во время скандала способны на многое?
   Здесь она случайно... Хотя какое там, к черту, случайно - у этого компа с изумительным дизайном... Асторийка наверняка нащупала мое слабое место и, словно угадав мои мысли о бегстве, в зародыше пресекла их, даже не прибегая к помощи 'Укротителя'.
   - У нас, на Астории, скандалов и выяснения отношений между женщинами и мужчинами не бывает. Все уже выяснено за многие сотни лет до нашего появления на свет, и новым поколениям не нужно попусту тратить драгоценную нервную энергию на выяснение кто прав, а кто виноват, в одних и тех же неизменно повторяющихся жизненных ситуациях.
  
   (ЛЕО) Я приказала Дану собираться, разрешив взять с собой только самое необходимое, но тут же поняла, что допустила психологическую ошибку. Благо ничто не мешало мне исправить ее: - Знаешь, я передумала. Не бери с собой ничего.
   Свои нравоучения я продолжила в машине. Увы, мой преподавательский запал падал с каждой минутой, и я поймала себя на повторении. Впрочем, похоже, что Дан ничего не заметил, да и ехать нам осталось всего-ничего...
   К счастью, землянин, сам того не подозревая, пришел мне на выручку, неосторожно спросив про 'земное командование'. 'Неужели между нами уже установилась та незримая связь, когда раб интуитивно угадывает желания своей госпожи?! Нет, Лео, не фантазируй - это просто случайность'. Что же, случайность - случайностью, но уж использовала я ее по полной программе, первым делом взяв в руки так полюбившийся мне 'Укротитель'.
   Субалтерн заранее сжался, ожидая нового приступа боли, но в этот момент мне неожиданно стало жалко его, и я нажала сенсор 'стоп'. Злость прошла, сменившись... Нет, не раскаяньем. Еще чего не хватало! А каким-то новым незнакомым мне чувством. Бедненький Дан...
   - Ладно, тебе повезло, что я отходчивая и долго зла в себе не держу. Сразу все выплескиваю в гневе, а потом я опять добрая. Только впредь следи за своими словами, а, главное, мыслями. Поцелуй мою ножку, и продолжим инструктаж.
  - Для начала я хочу задать тебе простой вопрос: сколько будет 7х16. Не торопись, подумай, возможно, вопрос только кажется простым. Правильный ответ на него развеет мои сомнения как относительно твоей лояльности, так и даст мне возможность убедиться, что ты умеешь владеть собой, сохраняя ясную голову даже после Укротителя. Способность быстро и точно мылить не менее важное качество, чем послушание.
   Последовала пауза. Правда, к чести Дана, совсем небольшая: - Столько, сколько Вы скажете, моя прекрасная госпожа.
   'Молодец!' - мысленно поаплодировала я. 'Почти без подсказки обойти поставленную ловушку... Какая прекрасная 'заготовка' - скорей бы уже оказаться в своей каюте и заняться ей более предметно!'
   Мне даже захотелось сделать Дану что-нибудь приятное. И для начала я похвалила его:
  - А ты все-таки молодец. Сохранить ясную голову после 'Укротителя' может далеко не каждый. И я, чтобы там ни говорили мои сомневающиеся в успехе проекта завистницы, сделаю из тебя отличного служителя. Возможно, даже самого лучшего в асторийской истории, - и я с нежностью погладила его волосы.
  
   (ДАН) Так, занятые неторопливой беседой, мы все ближе и ближе приближались к космопорту. Внезапно я поймал себя на мысли, что надолго, а быть может, и навсегда, прощаюсь с Землей. И эйфория от неожиданного знакомства со столь неординарной женщиной немедленно сменилась легкой грустью...
   - А когда мое командование вернет меня обратно? - непроизвольно озвучил я крутящийся в мозгу вопрос.
   - Какое такое твое командование?! - насторожилась Леонисия.
   - Ну, мое земное командование...
   - О, Космос, ты так ничего и не понял, - внезапно от благодушия Леонисии не осталось ни следа. - И кому мы доверяем писать книгу?! Трачу свое время и силы, чтобы 'обстругать' тебя, а ты, оказывается, только делаешь вид, что хоть что-то усвоил. По-моему, яснее очевидного, что отныне твое командование - это я, а твоя родная планета - земля под моими ногами...
   Гроза обещала быть нешуточной, а Леонисия закипала все больше и больше, отбросив в сторону свою ставшую для меня уже привычной легкую иронию. 'Опять 'Укротитель'... О, нет, только не это!' Пытаясь успокоить разбушевавшуюся асторийку, я начал поочередно целовать ее щиколотки, время от времени повторяя 'Простите, госпожа, простите'. Увы, в этот момент 'Укротитель' снова ожил. Я сжался, поняв, что мои извинения не приняты, и меня ожидает новый сеанс боли'.
   - Ладно, на первый раз прощаю, - неожиданно сказала Леонисия. Цени, что твоя госпожа отходчивая. Да и грех на тебя сердиться - ты ведь на самом деле просто вне себя от счастья, что стал именно моей собственностью. Вот и говоришь всякие глупости. Так ведь?
   - Вы правы, госпожа, сказал я, не отрывая глаз от коврового покрытия, и моля бога, чтобы Леонисия не включила этот ужасный Укротитель. И мои молитвы были услышаны:
   - Поцелуй мою ножку, и продолжим инструктаж, - это были одни из лучших слов, когда-либо услышанных мной. Я незамедлительно выполнил приказ, а магистр продолжила:
  - Итак, объясняю еще раз: между нами существуют две линии отношений. Первую из них, мне показалось, ты усвоил в моей квартире. Я не ошибаюсь?
   - Да, госпожа, я Ваш раб...
  - Хорошо, дальше можешь не продолжать. Согласно второй, ты - первый землянин, который по контракту вступил в дружественные вооруженные силы Астории, и направлен в мое, опять-таки, полное распоряжение. Ясно?
  - Да, госпожа, - и я не преминул воспользоваться возможностью еще несколько раз поцеловать ее изумительные ноги.
  - Субалтерн, не пытайся развеять мое представление о тебе как об умном человеке. Впрочем, понимаю, быстро перестроиться действительно тяжело, и на первых порах я буду снисходительна. По мере возможностей, конечно, - и забытый было 'Укротитель', вновь дал знать о себе нестерпимой болью. Правда продолжалась она всего лишь несколько десятков секунд, после чего Леонисия вновь вернулась к своим нравоучениям.
   Этот инструктаж начался с хитро расставленной ловушки, и лишь предостережения Леонисии о том, что ответ на простой детский вопрос может таить в себе подводные камни, помогла мне не попасть в нее. Наградой мне было нежное поглаживание по голове и...
  - Галл, - обратилась асторийка к не проронившему за всю дорогу ни единого слова водителю, - Сверни к тому озерцу.
   Мы проехали несколько сот метров по ровной грунтовой дороге, после чего Леонисия приказала своему водителю остановиться. Мы вышли из машины.
   - Тебе здесь нравится?
   - Симпатичное озерцо, но в окрестностях, совсем недалеко отсюда, есть места и лучше. Можно я вам их покажу?
   - Как-нибудь в следующий раз. А пока я дам тебе возможность попрощаться с Землей. Что и говорить, красивая у вас планета...Смотри, любуйся..
   'Попрощаться... А ведь и в самом деле, я могу никогда не вернутся сюда...'
   Мысль об этом до этого не приходила мне в голову. Я сел на траву, но Леонисия не дала мне заняться самокопанием.
   - Не грусти, пусть на Астории природа не такая красивая, но на ней у тебя появится возможность служить мне. Признайся, одна только возможность целовать мои прекрасные ноги стоит всех земных красот. Не так ли, - и ее туфелька коснулась неожиданно ожившего Укротителя.
   Превозмогая боль, я принялся целовать ноги Леонисии, и это были, наверное, одни из самых страстных и искренних поцелуев в моей жизни. Вероятно, и асторийка не осталась равнодушна к ним, поскольку боль так же внезапно превратилась, и я, не спрашивая разрешения, прижался к прекрасным коленям.
  - На Астории природа не хуже. Но она - другая. И все другое. Поэтому походи по травке, полюбуйся на предзакатную озерную гладь, ну, что там еще делают в подобных ситуациях герои ваших книжек о покорителях космоса...
   - Госпожа, если Вы так добры к своему покорному рабу, то можно я сохраню о Земле другое воспоминание?
  - Какое, говори.
   - Нет, я не решаюсь, Вы разгневаетесь...
  - Раз начал, говори, я приказываю!
   - Я хочу, о, простите, нижайше прошу, чтобы мое последнее воспоминание о родной планете было другим.
  - И каким же? - прищурившись, посмотрела она на меня.
   - О том, как я, стоя коленями на земной траве, обнимал и целовал Ваши прекрасные ноги и...
   - Что же, ноги можешь поцеловать. А вот на 'и' уже нет времени. Но не расстраивайся: сегодня я подарю тебе незабываемую 'ночь посвящения', в которой будет, уж поверь мне, много этих самых 'и'. Как и во всей твоей дальнейшей жизни...
  
   * * *
  
   ..16 год. 19 мая. 20.30. Время по Гринвичу. Каюта магистра Леонисии на борту линейного космолета асторийского флота "Гарпия" (ДАН)
   326 год эры Гармонии. 35.14. 11.30. Время среднеасторийское. Мое уютное гнездышко на борту 'Гарпии' (ЛЕО).
   'Какое у него отзывчивое тело! Я ощущаю, как после каждого моего прикосновение по нему пробегает волна. Будто бы играю на каком-то старинном струнном инструменте. Чувство власти - упоительное чувство. И в данном случае оно возбуждает обоих. Уверена на сто процентом, что сейчас землянин мгновенно выполнит любой мой приказ без всякого 'Укротителя'. (Кстати, а вода не повредит его?!) Впрочем, вы же не забыли, что я - образцово-показательная кошка. Кошка, поймавшая добычу и с упоением играющая с ней?'
  - Взор можешь не отводить, я тебя не стесняюсь. Глупо стесняться своего раба, не правда ли?! Но и пялиться не смей. Любуйся благоговейно и благодари судьбу за то, что она дала тебе счастье стать рабом одной из прекраснейших женщин Астории. Будь достоин своей удачи. А это у тебя откуда? - я не только продолжала вбивать в голову Дана мысль о том, что он мой раб, но одновременно нс дотошностью хирурга изучала его тело, время от времени задавая очередной вопрос по поводу тех или иных шрамов. Нет-нет, не подумайте обо мне дурно - вовсе не жалость двигала мной. Просто, чередуя нежные ласки
  ласки со строгими наставлениями, я узнавала те моменты из жизни Дана, о которых не догадывалась наша аналитическая служба - игры играми, а воспитательный процесс - святое.
   - Упал с качелей... Укусила собака... Расцарапал укус комара... - я методично заставляла Дана подробно рассказывать об обстоятельствах, при которых он, в основном это было еще в детстве, получал те или иные шрамы. Удивительно, но эта нехитрая процедура... Как бы точнее подобрать слова. Короче, выворачивала наизнанку его душу. А тело... Тело Дана и так полностью принадлежало мне. Время от времени мои пальчики оказывались вблизи анального отверстия субалтерна: 'Милый, свою порцию боли ты уже сегодня получил. А теперь я буду с тобой очень нежной! Интересно, ты представляешь, что ожидает тебя после душа?'
   Странно, но в этот момент мне опять показалось, что Дану все больше и больше нравится то, что я с ним делаю. Ну, не нравится - это я уже хватила. Просто землянин понял, что ничего изменить он не в состоянии, а, значит, ему остается только одно - убедить себя в этом.
   Закончив купать Дана, я тщательно вытерла свое новое имущество, уделив особое внимание изучению его эротических зон. "О, котик, ты такой отзывчивый. Чувствую, еще немного и ты замурчишь, не хуже моего кота. Хм, совершенно непонятно, кто из нас сегодня получит больше удовольствия. Ладно, не буду мелочной."
  
  
  
   (ДАН) Теплые струйки душа ласкают мое тело, а нежные пальцы магистра второго ранга не забывают и об измочаленной за сегодняшний день душе. Мои руки вытянуты по швам, чтобы не мешать стоящей за открытой дверью душевой кабины Леонисии прикасаться к телу ее подчиненного... 'Ласкает? Изучает? Впрочем, какая разница - мне ведь так хорошо...'
   А Леонисия нарочито не торопится... То ли сама наслаждается обретенной властью, то ли дает мне возможность постепенно привыкнуть к мысли о том, что теперь я полностью завишу от ее доброй или злой воли. Госпожа магистр сейчас на удивление нежна, оставив за порогом ванной комнаты не только пульт от 'Укротителя', но и прежнюю жесткость. Словно дрессировщица, подчинившая тигра, и теперь ласкающая его, как обычного котенка. Впрочем, какой я теперь, к черту, тигр. Скорее прошедший начальный курс дрессировки подросток-щенок, научившийся выполнять простейшие команды своей хозяйки.
   А вот Леонисия сейчас действительно напоминает тигрицу. Но только не ту, которая издевалась надо мной в моей квартире, а мягкую, добрую, расслабленную... Одним словом, сытую и уверенную в том, что ее новая жертва никуда не убежит. А, значит, можно пока не ломать ей позвоночник ударом могучей лапы, а просто поиграть...
   Эти игры начались, едва мы оказались в ее каюте. Сев в кресло, инопланетянка взглядом указала мне на свои туфельки:
   - Сними.
   Я опустился на колени и выполнил приказание.
   - Теперь принеси мне халат из ванны.
   Переодевшись в него, инопланетная красавица явила моему взгляду природный алмаз, ограненный регулярными тренировками у лучших мастеров фитнесс-дизайна.
   О том, насколько тяжело прекрасному полу поддерживать в своем теле тонкую грань между нежной женственностью, спортивной подтянутостью и рельефностью мускулатуры, мне не раз говорил коллега из спортивного отдела. (Его рубрика 'Фитнесс будущего' была одной из самых популярных в нашем издании.) И никакими специальными препаратами делу было не помочь - только ежедневными тренировками и соответствующим режимом питания.
  А затем был душ - самый лучший душ в мое жизни. И, если в моей квартире и по дороге в космопорт, Леонисия целенаправленно уничтожала мое 'я', разбивая его на как можно большее число маленьких, не способных сопротивляться ее воле осколков, то сейчас в душевой кабине, она собирала эти осколки в единое целое, создавая согласно своему авторскому замыслу совершенно нового - полностью послушного себе человека. Каждое очередное прикосновение, одновременно и по-сестрински заботливое, и по-хозяйски властное, склеивало разбитое ранее. И в самом деле было полное ощущение, что я рождаюсь заново. Прежним осталось только тело, но и оно уже не принадлежало мне, с вожделением ожидая очередного прикосновения нежных рук. А душа... Душа, как я понял, попала в рабство еще в тот момент, когда мои губы впервые дотронулись до божественной ножки магистра.
  
   (ЛЕО) Затем мы вышли из ванны, я села на диван, и приказала землянину стать на колени.
   - Подползи ко мне. Нет, ближе, ближе... А затем... Затем я продолжила свои экспромты.
   - Ничего необычного, унизительного, предосудительного в том, что с тобой в данный
  момент происходит, нет. Это самая обычная, самая заурядная картинка из твоей будущей жизни. Ты понял меня?
   - Да, госпожа магистр.
   - Ты знаешь, что ожидает тебя этой ночью, субалтерн?
   - Да! - ответ Дана и в самом деле убедил меня в том, что на сегодняшнюю ночь помощь 'Укротителя' мне не понадобится. 'Какая хорошая покорная мышка! И куда только подевался этот еще недавно самоуверенный землянин? И все же еще немного поиздеваюсь ...'
   - И что же? - с напускной строгостью спросила я. - Или ты телепат? Откуда ты можешь знать о том, о чем еще не знаю я сама?
   - Не гневайтесь, госпожа. Предугадать это легко и просто.
   'Ого, а самоуверенность я из тебя не выбила! Впрочем, для времени для твоего воспитания у меня теперь предостаточно' .
   - Хорошо, я слушаю, Но только, если хоть в мелочах ошибешься...
   - Не ошибусь, госпожа магистр. Вы сделаете со мной все, что пожелаете, моя владычица. И в эту ночь, и в последующие ночи и дни.
   Хм, надо признать, что тут Дан попал в яблочко. Более того, после этих слов меня охватило желание начать осуществлять свое 'что пожелаю' немедленно. И тут... 'О. Великий Космос, сколько же эта стерва будет портить мою жизнь? И как ей удается находить для этого самые неподходящие моменты?'
   Впрочем, в данном случае ответ вопрос 'как' предельно ясен - увлеченная Даном, я забыла о том, что капитан в любой момент может видеть и слышать все, что происходит на корабле. Что же касается всего остального... Увы, за полгода прошедшие после нашей ссоры в отношения между нами ничего не изменилось - Зено опять подавила меня. 'Зено, Зено... Как же я тобой восхищаюсь, и как же я на тебя злюсь! Ну, почему ты такая? 'Краб', одним словом...'
   (ДАН) Словом, если в моей квартире Леонисия целенаправленно уничтожала мое 'я', разбивая его на как можно большее число маленьких, не способных сопротивляться ее воле осколков, то сейчас в душевой кабине, она собирала их в единое целое, создавая согласно своему авторскому замыслу совершенно нового - полностью послушного себе человека. Каждое новое прикосновение, одновременно и по-сестрински заботливое, и по-хозяйски властное, склеивало разбитое днем. И в самом деле было полное ощущение, что я рождаюсь заново. Прежним осталось только тело, но и оно уже не принадлежало мне, с вожделением ожидая очередного прикосновения Леонисии. А душа... Душа, как я понял, попала в рабство еще в тот момент, когда мои губы впервые дотронулись до божественной ножки магистра.
   - Ты знаешь, что ожидает тебя этой ночью, субалтерн?
   - Да, - твердо сказал я, уже без малейшего страха глядя в глаза 'тигрицы'.
   - И что же? - в голосе Леонисии вдруг появились резкие ноты, - Или ты провидец? Откуда ты можешь знать о том, о чем еще не знаю я сама?
   - Не гневайтесь, госпожа. Предугадать это легко и просто.
   - Хорошо, я слушаю. Но только, если хоть в мелочах ошибешься...
   - Не ошибусь, госпожа магистр. Вы сделаете со мной все, что пожелаете, моя владычица - сказал я проникновенным голосом, по-прежнему не отводя взгляд. - И в эту ночь, и в последующие ночи и дни.
   - Хм... Похоже, что ты и в самом деле угадал...
   Увы, как тут же выяснилось, я не угадал. Впрочем, чему удивляться - за сегодняшний день со мной уже случилось столь много необычного, что очередной резкий поворот в моей жизни не следовало воспринимать как нечто необычное, а лишь как подтверждение старинной поговорки 'человек предполагает'...
   Увлеченные водными процедурами мы не заметили, как зажегся экран монитора, с которого на нас смотрела капитан корабля:
  - Леонисия, дорогая, добрый вечер. Не хочу отрывать тебя от столь приятного занятия, смотрела бы и смотрела, но служба... Я желаю лично познакомиться с нашим объектом. Мне еще надо немного поработать, а через 40 минут за землянином зайдет мой адъютант. Ты ведь не возражаешь?
   - Вообще-то, я категорически против. Не против вашего знакомства, естественно, а против того, чтобы передавать порученного мне землянина кому-либо. Так что, если вас это устроит, капитан, чуть позже мы зайдем к вам вместе. И, пожалуйста, не подумайте, что я оспариваю ваши полномочия.
   Стараясь не попадаться в поле зрения камеры, я слушал пикировку двух асториек.
   - Ага, капитан, после Вас напишешь. Потом буду его неделю приводить в чувство.
   - Не бойся, не бойся. Я ведь не только в курсе придуманного тобой плана, но и прямо заинтересована в его успехе. Так что ничего страшного не будет. Если, конечно, субалтерн будет должным образом себя вести, - и взгляд капитана дал мне понять, что моя попытка найти укромный уголок не удалась.
   - А вдруг он что-то сделает не так. Я планировала постепенно...
   - Ладно, твоя мягкотелость всем известна, поэтому, если хочешь поговорить о ней, то пригласи на кофе или, что еще лучше, приходи ко мне домой. Не забыла? - мне показалось, что капитан намекнула не только на адрес. А пока, извини, меня вызывает Астория. Лучше не трать время и проинструктируй нашего подопечного... на тему 'Капитан космолета и его полномочия'. Заодно и свои знания освежишь.
  
   (ЛЕО) Увлеченная играми с Даном, я совсем забыла, что капитан может просматривать и прослушивать все помещения космического корабля. И уж совсем не ожидала, что Зено, вопреки нашим договоренностям, захочет отобрать у меня землянина.
   - Милочка, не забывайся, и не принимай мою вежливость по отношению к старой подруге и представительнице славного рода за действительную просьбу о согласии.
   - Но у меня инструкции от высшего командования...
   - У меня тоже. Новые инструкции от нашего общего командования. С сегодняшнего дня куратором землянина и непосредственным руководителем всего проекта являюсь я. А если сомневаешься в моих словах, свяжись с Герой. Она тебе все подробно объяснит.
   - Но она не могла...
   - Могла, могла. Ты же знаешь, что наша Гера может практически все. Да, и, чтобы между нами не было недоразумений во время полета, на всякий случай, напоминаю тебе первый параграф корабельного устава Космического флота, согласно которому на борту космолета высшее командование - это капитан. В том числе и для тебя тоже.
   - Но...
   - Никаких 'но'. Магистр второго ранга, подтвердите, что поняли мой приказ.
   - Согласно полученному от капитана космического корабля "Гарпия" приказу...
   - Хватит, Лео, хватит. Прекрати. Извини, что была с тобой резка, но давай спишем это на простую усталость после тяжелого дня. Еще раз извини. А то я тебя знаю - еще обидишься. Да и не съем я его, не бойся. И для тебя же лучше - на одно новое впечатление у нашего подопечного будет больше. Вдруг общение со мной так вдохновит землянина, что он уже утром напишет первый репортаж, где главной героиней буду я. Всегда втайне мечтала о нечто подобном...
   - Слушаюсь, капитан. После инструктажа землянина я передам его вашему адъютанту, - в очередной раз я выкинула белый флаг. 'Мне когда-нибудь удастся стать первым номером в наших отношениях?!'
  
   (ДАН) Хотя я прекрасно понимал, что, вероятно, все помещения корабля, в том числе и душевая Леонисии не только прослушиваются, но и просматриваются во всех ракурсах капитаном корабля (во всяком случае такими системами слежения оборудованы наши земные звездолеты), но все же я инстинктивно попытался убраться подальше от монитора - страх, проникший в мою душу после первой встречи с капитаном усилился в разы. И в то же время я с невольным злорадством наблюдал за Леонисией - сейчас она оказалась в моей шкуре, начав дословно и повторять полученный приказ.
   - Слушаюсь, капитан, - сказала Леонисия отключающемуся экрану.
   - Госпожа, на вас лица нет. Неужели капитан такая страшная. Вам что-нибудь из бара принести?
   - Хм, страшная... Мне налей две трети бокала вашего земного пойла, а сам выпей как можно больше аквы и прими пару таблеток восстановителя. Там в аптеке... Силы тебе этой ночью понадобятся.
   - Что, буду допущен к телу? - спошлил я, борясь с овладевающим мной безотчетным страхом.
   - Будешь, будешь, уж в этом не сомневайся. Правда, не сразу, а после предварительной перековки.
   - Наподобие вашей?
   - Ну, что ты - я была с тобой еще очень нежной. А вот Зенония в отличие от меня 'обстругивает' доставшиеся ей заготовки быстро и жестко. Причем не только таких новичков, как ты, но и матерых десантников. 'Краб', одним словом...
   - А почему 'Краб'?
   - Так ее зовут во всем Космофлоте. Еще в академии наш капитан напросилась на практику в десантные части. И за какой-то семестр приобрела там репутацию законченной садистки. Собственно, после этого наша дружба как-то сама собой угасла. Да за одно только пропущенное тобой 'госпожа' мне придется черт знает сколько восстанавливать тебя. И я далеко не уверена, что это у меня получиться...
   - Что же мне делать..., госпожа?
   - Все. Все, что она скажет. Потом я попытаюсь подлечить твою психику, но пока постарайся, хотя бы, сохранить в целости тело. Еще раз повторяю: безропотно выполняй все ее приказы. Без сомнений, колебаний, промедлений. Изображай максимальную покорность. А лучше будь искренен - не дай Бог, она почувствует хоть малейшую фальшь.
   - А, если она будет спрашивать о вас, госпожа магистр.
   - Хм, если будет спрашивать... Знаешь, перескажи все, как было, ничего не утаивай. Можешь даже с мельчайшими подробностями. Зенония отнюдь не солдафон и способности управлять людьми, проникая в их сознание, у нее на высоте. Иначе кто бы ее назначил командиром корабля. Вдобавок я все равно передаю ей запись нашего знакомства.
   Тут вновь зажегся монитор, и на экране появилось миловидное женское лицо:
  - Магистр L770608, лейтенант N1765 находится у входа в вашу каюту.
   - Ну, пусть Удача не покинет тебя, и помни магическое слово 'госпожа', - напутствовала меня Леонисия, и, уж чего-чего, а этого я от нее совсем не ожидал, обвила мою шею рукой и страстно поцеловала в пересохшие от нервного напряжения губы.
  
   * * *
  
   - Это что, новое земное приветствие? - с неподдельным удивлением спросила капитан. Что вы себе позволяете?
   - Госпожа капитан, магистр второго ранга проинструктировала меня...
   - Все, тогда понятно, дальше можете не продолжать. Поднимайтесь и садитесь в любое из кресел напротив меня. Великий Космос, сколько же крови выпила из меня эта девчонка! Вот... Черт, даже слов не подберу.
   - Но...
   - Слушайте, субалтерн, да сядьте вы, наконец, в кресло. В конце концов, где же ваша пресловутая мужская логика? Если не боитесь, то почему остаетесь на коленях? А, если я вызываю такой страх, то почему не выполняете приказ?
   - Будет исполнено, госпожа капитан.
   Я встал с пола, но мои ноги предательски тряслись.
   - О, Космос, совсем девочка заигралась. Садитесь скорее в и подробно расскажите, чем она вас так запугала. Впрочем, нет, погодите, - и, увидев, что я опять начал опускаться на колени, быстро добавила: - Да не в том смысле, не бойтесь. Пожалуйста, возьмите в холодильнике сок или минералку, после Восстановителя которым Лео напичкала Вас ни спиртного, ни кофе пить нельзя, а мне... Откройте бутылку 'Космической' и налейте грамм 50. Ваша водка - великолепный напиток! Только ради нее стоило заключать союз с землянами и спасать их от квангов.
   Да, чудеса продолжаются. Этот подчеркнуто демонстративный переход от показной грубости Леонисии к межпланетному этикету, удивление и возмущение (показное или все-таки реальное?! ) ее инструкциями... Впрочем, методика хорошего и доброго следователя стара как мир... Тем не менее, навеянный Леонисией страх перед асторийками немного отступил, и я принес сидящей с ногами на массивном диване тридцати (?), сорока (?!) пятидесяти (??!!) летней медноволосой женщине небольшой поднос с рюмкой неожиданно понравившегося ей земного напитка.
   - Госпожа, - и я снова начал опускаться на колени, стараясь сохранить равновесие.
   - Нет, я кого-нибудь из вас убью. А то и обоих вместе. Это что же между вами произошло? Давайте мне поднос, а то сейчас разольете, поднимайтесь и толком рассказывайте. Кстати, вы голодны?
   - Нет, спасибо, - чуть замявшись, ответил я, поставив поднос рядом с капитаном.
   - Боитесь, что заставлю слизывать какую-то кашицу со своих ступней, как на этих скабрезных картинках в ваших дурацких комиксах? - гримаса отвращение на лице Зенонии казалась вполне искренней.
   -Что со ступней - не боюсь, а вот каш с детства не люблю, - попытался нащупать границы, за к которые нельзя переступать, я.
   - Хорошо, что сказали. Буду теперь знать чем вас пугать. На ваше счастье, каши у меня в каюте в настоящий момент нет. Ладно, рассказывайте. Хотя - нет, я не верю, что вы не голодны. Но в любом случае чертовски голодна я. Поэтому идите на кухню, достаньте из холодильника всю еду, которая там есть и приготовьте нам что-нибудь на ужин. А я, прежде чем выслушать ваш рассказ, просмотрю представленную Леонисией контрольную запись. Нет-нет, никаких "слушаюсь, госпожа", и прочих тому подобных глупостей - займитесь скорее делом...
  
   (ЗЕНО) "Ну, что же... Моя подруга, как всегда, в своем репертуаре. Всего за несколько часов знакомства так "обстругать" землянина. Блестяще! Нет, Лео, хочешь ты того или нет, но мы все равно будем вместе. Чего бы только это мне не стоило. Бедный субалтерн... Ладно, попытаюсь максимально сгладить ситуацию, а то у землянина будет... Интересно, а что у него будет?! Психологический шок, нервный стресс или просто он расценит случившееся, как эротическую игру?! Но, черт, побери, как же ей это удалось?!" - и, сгорая от нетерпения, я принялась изучать видеоматериал.
   К моменту возвращения землянина картина происшедшего между ним и Лео была для меня полностью ясной. 'Би дитаны мэдэ бай', - повторяла я про себя, стараясь не захлебнуться от смеха. "Чертовка, моя любимая чертовка!" Лишь огромным усилием воли мне удалось сохранить серьезное выражение на лице. "Или не удалось?"- судя по тому удивленному взгляду, которым Дан посмотрел на меня, второе предположение было куда ближе к истине. В любом случае через минуту я не выдержала, и рассмеялась.
   - Так, 'би дитаны мэдэ бай', говорите?
   - Да, а что, что-то не так? - недоуменно спросила жертва коварства Лео.
   - Нет-нет, все нормально. Давайте сюда бутерброды, - и в тот момент новый приступ смеха напал на меня.
  
   (ДАН) - И одноразовую посуду, пожалуйста, не забудьте. Да, и, заметьте, я вовсе не пытаюсь сделать из Вас кухонного раба - видите, какой я специалист по вашей низкопробной эро-порно литературе. Просто сегодня принимала "Гарпию" под свое командование, а у меня железное правило в таких случаях делать полную инспекцию. Ноги до сих пор ватные...
   И никаких "слушаюсь", опередила она меня. Идите, занимайтесь едой, а я, прежде чем расспрашивать вас, просмотрю представленную Леонисией контрольную запись.
   Вернувшись с бутербродами в каюту, я застал капитана изрядно помолодевшей. Во всяком случае, на ее лице уже не было выражения ответственного за все и за всех человека. А в глазах бегали веселые чертики:
   - Так, "би дитаны мэдэ бай", говорите? - с трудом сдерживала смех тридцатилетняя женщина. (Да-да, после того, как с лица Зенонии слетела маска строго капитана, озабоченного поддержанием дисциплины своей команды, она изрядно помолодела. По крайней мере в моих глазах.) "Неужели все ужасы, рассказанные про нее Леонисией правда?
   - Да, а что, что-то не так? Я неправильно произнес клятву?
   - Нет-нет, все, не переживайте, все нормально, - было ясно, что капитану все труднее и труднее оставаться серьезной.
   - Тогда, госпожа капитан, можно задать вам вопрос?
   - Слушаю. И перестаньте где надо и где не надо вставлять это ваше "госпожа капитан". Наслушалась за день... Зовите меня просто Зенония, или, если вам уж так хочется быть официальным, обращайтесь ко мне "капитан".
   - Капитан, если Вы столь милостиво отнеслись ко мне, то, пожалуйста, скажите, что точно означает это "би дитаны мэдэ бай", и почему эта фраза так веселит Вас? Каков дословный перевод данной клятвы
   - Что означает... Ну, вопрос очень сложный, - здесь Зенония сосредоточенно посмотрела в пол, как будто выискивая точную формулировку. - В академической среде и среди юристов существуют разногласия по поводу дословного перевода этого 'би дитаны'.
   Мысль о том, что в этих разногласиях может заключаться спасительная для меня лазейка, позволяющая признать клятву, данную мной Леонисии, недействительной, тут же юркнула мне в голову.
   - И какие же есть варианты?
   - О, их несколько. Все точно не помню. Давайте лучше съедим бутерброды, а уже за тем продолжим беседу.
   - И все же, пожалуйста...
   - А может не стоит - излишний формализм в отношениях с женщинами, на мой взгляд, неуместен. Даже на Земле. Если же говорить об Астории, то он неуместен втройне. Клятва произнесена, все расставлено по полочкам, вы чего-то там обязуетесь, она принимает... Дальнейшие отношения ясны и понятны. Наслаждайтесь ее красотой и отсутствием необходимости принимать самостоятельные решения. Уверяю, в глубине своей еще во многом детской души Лео очень добрая и со временем станет для вас отличной хозяйкой. Да и вы, я вижу, от нее без ума - достаточно посмотреть, с какой готовностью вы падали перед ней на колени, и с каким жаром целовали ее ноги. Они ведь прекрасны, не так ли?
   (ЗЕНО) "Странные все-таки создания эти земные мужчины. И несчастные... Нервничают по мелочам, суетятся, пытаются изобразить из себя невесть что - от эпического героя до несчастного, требующего сочувствия хомячка. Уверена, что большинство из них в глубине души мечтает о Богине. Но стоит ей появиться, как тут же на свет извлекается это глупое мужское "я"... Словом, сплошные комплексы. Великий Космос, как же тяжело приходится землянкам... Впрочем, жалеть их не стоит - женщины Земли сами виноваты в том, что едва ли не во всем потакают своим самцам..."
   (ДАН) - И все же, госпожа...
   - Нет, я никак не пойму причину вашей настойчивости. Но, если вы настаиваете... Ладно, извольте. Все варианты не помню, но профессора с кафедры дворовой лингвистики настаивают, что правильный перевод звучит так: 'не позволяй никому вешать тебе лапшу на уши', - и капитан внимательно посмотрела на меня.
   Когда смысл услышанного начал доходить до меня, малодушная мысль о том, что лучше бы хитроумный розыгрыш Леонисии оказался правдой, а я у нее в самом беспросветном, тяжелом и унизительном рабстве, мгновенно перечеркнула радость от неожиданно вернувшейся свободы. Будущий писатель, знаток и архитектор человеческих душ, автор нашумевшего бестселлера... А на деле форменный идиот, за обе щеки скушавший импровизацию дрянной девчонки. Представляю, как она сейчас хихикает в своей каюте...
   Из состояния полной прострации меня вывел голос Зенонии: - Извините за резкость в начале нашей встречи, Дан, и считайте, что Я ЛИЧНО, хотя, понятное дело неофициально, прошу у вас прощения от имени нашего командования и всех асториек. Я не предполагала, что Лео может зайти в своих фантазиях так далеко. Разыграла она вас конечно, красиво, но уж давайте простим ее - характер у девочки еще тот. А пока примемся за бутерброды...
   Удивительная вещь - человеческая психика. По, крайней мере, моя уж точно. Еще несколько минут назад я пытался найти лазейку в этой 'старинной клятве', которая позволила бы мне избежать рабства, а сейчас, когда не только "клятва", но и все остальное оказались лишь плодом буйной фантазии Леонисии, я, как это ни странно, испытывал, скорее, не радость, а разочарование. Что же, капитан не оставляли места для иллюзий. Да, это был всего лишь розыгрыш, жестокий и в то же время блистательный по замыслу и исполнению. Розыгрыш, на который способна только женщина. Асторийская женщина...
   - Разыграла?! А все эти правила, баллы, наказания, значит, вообще не существуют? Леонисия и их выдумала? А то, что я субалтерн асторийского космофлота - это тоже не соответствует действительности?!
   - И да, и нет.
   - Как так?
   - Настоящая ложь, ложь с большой буквы - это ложь, прежде всего самому себе, и состоит она из правды, полуправды и, собственно, самой лжи. Лжи, так сказать, в чистом виде. Впрочем, это очень сложная тема для столь позднего вечера. Да и к тому же у нас обоих был очень трудный день. Я, например, сегодня готовила "Гарпию" к взлету, а у меня железное правило в таких случаях делать полную инспекцию корабля. Ноги до сих пор ватные...
   Ну, а кто-то набрался очень много новых впечатлений, которые, я уверена, запомнятся ему на всю жизнь. Не краснейте, не краснейте! Вполне возможно, что сегодняшний, нет, уже вчерашний день вы запомните как самый лучший в вашей жизни. Побывали под каблуком Леонисии... Вам несказанно повезло - об этом мечтает любой асториец.
   - Но...
   - Все, хватит, сначала - бутерброды, а затем, если у меня будет настроение, продолжим.
   Мы съели бутерброды, после чего я продолжил распросы.
   - Но ведь 'Укротитель' же мне не почудился? - Или я, как вы говорите, очарованный Леонисией, сошел с ума?! - и я непроизвольно дотронулся до шеи.
   - Не волнуйтесь, с ума вы не сошли. 'Укротитель' был на самом деле. Правда, с ним вышла неувязка. И все из-за Леонисии, которая... Впрочем, это еще более сложная тема. Сейчас же меня интересует другое: не сломал ли он Вас? Если это так, то Вы будете возвращены на Землю, без официальных извинений, естественно, но с достойной материальной компенсацией.
   - Сломал?! Наверное, нет. Было больно, очень больно, но не более того.
   - Это хорошо, очень хорошо. И для всего проекта, и лично для вас. Что же касается Укротителя, то он уже очень давно является не более чем музейным экспонатом... Стоп, стоп, она разве не сняла его? И он был надет на вас во время старта?
   - Да, как видите. А в чем дело?
   - Ну и дура! - не удержалась капитан. - Безответственная эгоистичная дура! Какой была, такой осталась. Ладно, на эту тему ей предстоит нелицеприятный разговор со мной, а может и с более высоким командованием.
   - А в чем, собственно, она провинилась? Ну, да, поначалу мне и в самом деле было больно, но потом она не включала его,- я непроизвольно встал на защиту своей мучительницы.
   - О, видите, вы ее уже защищаете. Нет, вам и в самом деле очень повезло.
   - Я не защищаю, а пытаюсь понять причины вашего неудовольствия.
   - У этих раритетов очень ненадежная электроника, и во время старта она часто выходила из строя. И тогда 'Укротители' могли либо просто выключиться, либо, наоборот, наградить носящего их таким болевым шоком, что он либо умирал, либо лишался рассудка. Так что считайте, что Вам крупно повезло.
   - Да, веселенькая перспектива. Но чем вы сейчас заменяете эти милые приборы?
   - Ничем. Вначале мы кардинально поменяли концепцию 'Укротителей', и они вместо боли стали доставлять чувство радости, а затем вообще отказались от них.
   - И как же вы тогда держите мужчин в покорности?
   - Да, не держим мы их в покорности. Что вы еще себе придумали. Так я и знала, что из-за выкрутасов Лео вы все неправильно поймете.
   - То есть, как я понимаю, из ваших слов можно сделать вывод, что Леонисия все выдумала и ничего из сказанного ей не существует? - с надеждой переспросил я.
   - Существует, и почти все, - отрезвил меня ответ капитана, - кроме, пожалуй, произнесенной вами клятвы. Впрочем, нет, я не точно выразилась. Клятва существует. Нет только какой-либо ее определенной формы не, да и произносится она мужчинами не языком, а сердцем.
   - То есть, вы признаете, что на Астории царит матриархат? Впрочем, к этому выводу я пришел самостоятельно, основываясь на тех материалах, с которыми я успел познакомиться перед встречей с Леонисией, а также на коротком, но очень показательном знакомстве с ней.
   - Не матриархат. На нашей планете царит гармония.
   - Гармония... Вы называете гармонией полное подавление мужчин женщинами? Выглядит, как феминистская издевка над нашим полом. Назовите вашу 'гармонию' честно и откровенно - гендлерное рабство. Или, чуть более политкорректно, фемдом.
   - Да, полноте. Ваш фемдом и наша Гармония, заметьте, это официальный термин, записанный в первой статье Уложения о праве на счастье, аналога земной конституции, не имеют между собой практически ничего общего. Более того, во многом они полные антиподы.
   - Но разве на Астории мужчины не подчиняются женщинам, и не находятся у них в рабстве?
   - Нет, не подчиняются. Если, разумеется, женщины не являются их прямыми начальниками на работе. Но это, как вы прекрасно понимаете, совсем другая линия отношений. И уж тем более не находятся в рабстве, по крайней мере, в том смысле, какое вкладываете в это понятие вы.
   - Тогда как объяснить все эти агрессивные попытки Леонисии превратить меня в своего...
  
   (ЗЕНО) - В раба, чего уж там, договаривайте, - я решила сразу расставить точки над i. -Вам просто повезло, что я давно и хорошо знаю Лео, и предусмотрительно забрала вас от нее. Лео - по сути еще ребенок.
   - Ребенок?! - удивился землянин.
   - Да, ребенок, в котором причудливо сочетается властная женщина и ищущая сильного покровителя девочка. Не знаю, хорошо это или плохо, но она так и не наигралась в своем затянувшемся детстве. А тут еще к ней в руки попали материалы по этой вашей земной гадости под названием фемдом... Вот ее фантазия, и без того буйная, разыгралась по полной. Словом, скажите мне большое 'спасибо'. Если бы не моя предусмотрительность, то я даже не представляю, чем могла бы для вас закончиться сегодняшняя ночь. Встречали бы новый день на холодном полу с завязанными за спиной руками, исполосованной, уж простите, задницей, украшенной какой-нибудь пластиковой гадостью в анальном отверстии, так и не поняв, в чем же на самом деле заключается гармония в отношениях двух полов. Что же касается вашей прежней личности, то от нее остались бы одни воспоминания, а затем... Ладно, оставим эту тему. Расскажите, что вы знаете о целях своей командировки.
   - Что знаю?! Очень мало. Меня срочно вызвал начальник, затем я познакомился с Леонисией, магистром Леонисией, затем...
   Затем землянин, временами краснея, пересказал мне историю своего 'знакомства' с Лео.
   - Это мне известно. Перейдите к сути: что сказал вам ваш начальник?
   - Дословно повторить не берусь, но суть задания заключалась примерно в следующем. Поскольку вы пришли нам на помощь и теперь наши планеты рука об руку, если такое выражение применимо, учитывая космические расстояния, сражаются с общим врагом, то мне поручено написать серию репортажей об Астории. Экономике, политическом устройстве... Затем магистр Леонисия добавила новую вводную, заявив, что в моих репортажах появится главная героиня. И этой героиней будет она. Кстати, магистр хотела, чтобы уже завтра я представил ей текст о...
   - Не подбирайте слова. 'Как мило он краснеет!'
   - Хм, о нашей с ней встрече, и о том... Словом, я должен был написать о том как прошел мой первый день в... качестве асторийского субалтерна.
   - Понятно, - перебила я землянина, - значит, никаких других вводных не было.
   - Если не считать указания Леонисии о том, что вместо репортажей будет книга, а главной ее героиней - она. Но, я так понимаю, на ее слова можно теперь не обращать внимания... Да, а мой статус субалтерна асторийских Космических сил - тоже часть розыгрыша?
  
   (ДАН) - В раба, чего уж там, договаривайте. Нет, все увиденные вами приказы подлинные, и в данный момент вы: а) являетесь субалтерном Асторийского космофлота, б) выполняете специальное задание в рамках проекта ВГ, в) подчиняетесь только командиру группы, то есть мне. Все понятно?
   - Так точно, госпожа капитан, - уроки Леонисии быстро всплыли в памяти, и я начал вставать с кресла.
   - Да, сидите, сидите. Когда мы наедине, нет никакой необходимости изображать курсанта первого курса. А вот на людях чинопочитание будет не только вполне уместно. Но и необходимо. Впрочем, с Уставом космофлота ознакомитесь самостоятельно, а непонятные места я объясню. Да, и забудьте о всяких, как бы это помягче назвать... ритуала Леонисии. На данный момент наши взаимоотношения носят исключительно служебный характер. Уяснили.
   - С одной стороны да, с другой - каждая ваша вводная рождает новые вопросы. Например, как мне к вам обращаться, когда мы наедине, как...
   - Не продолжайте. Я понимаю ваши затруднения. Думаю, нейтральное капитан будет вполне уместно. Что же касается всего остального, то уверена вы сами нащупаете правильную линию поведения. И забудьте о всяких "разрешите задать вопрос". Задавать мне вопросы и получать на них ответы - ваша прямая обязанность.
   - Обязанность?!
   - Да, обязанность. Вы должны получить, как можно более полное представление о Гармонии.
  - Тогда, капитан, вопрос первый. Существует ли система штрафных баллов, о которой мне рассказала Леонисия.
   - Да, прочтете позже об этом в Уставе. Не будем сейчас тратить на это время.
  - Но, если я невольно совершу ошибку...
   - AZ1628, если бы я преследовала цель засадить вас в штрафной блок, то давно бы сделала это. Для этого мне не нужны ни ваши ошибки, ни какие-либо другие поводы. Вы разве забыли, что во всех галактиках слово капитана на корабле закон?
   - Нет, не забыл.
   - Впрочем, в штрафном блоке еще побываете, и, заметьте, не в качестве корреспондента, - наша история не знает ни одного военнослужащего, который хотя бы раз не отметился там.
   - И вы...
   - Да, не сомневайтесь - я в нем тоже побывала.
  
   (ЗЕНО) 'Леонисия... Воспоминания о моем первом и единственном пребывании в штрафном блоке, когда я взяла на себя вину за... Ладно, сейчас не время вспоминать прошлое - надо смотреть вперед и для начала разъяснить Дану смысл его задания. В общих чертах, разумеется. А все остальное он поймет в процессе своего воспитания.'
   - Нет, это не розыгрыш.
   -- Тогда скажите мне, пожалуйста, в чем заключается подлинный смысл моего задания? Что такое проект ВГ? Какова его цель?
   'Ага, мой доверчивый субалтерн, а ты увлекся. Что же, тем легче будет с тобой работать.'
   - Ну, не все так сразу. Но для начала скажите мне: вам нравилось все то, что делала с вами эта чертовка?
   Дан не ответил, а на его лице выступили красные пятна.
   - Но, разве у меня был выбор? Этот чертов ошейник...
   - Субалтерн, я вас спрашиваю не о возможности выбора. Его за Вас сделала Леонисия с помощью 'Укротителя'. Меня интересует совсем другое. А именно: понравилось ли Вам все то, что вслед за этим последовало. Принимать женщину, как высшее божество, ощущать себя ее полной собственностью, чувствовать, что от ваших ласк она переполняется желанием...
   - Скорее...
   - Не торопитесь отвечать. Разберитесь в себе. Это очень важно для осуществления задуманного плана. Кроме того, помимо этих высоких материй мне необходимо оценить ваше психологическое состояние после знакомства с 'Укротителем'. Не сломал ли он вас? Если, увы, это так, то Вы будете возвращены на Землю, без официальных извинений, естественно, но с достойной материальной компенсацией. Десяти минут вам хватит, чтобы собраться мыслями, разобраться в своих чувствах и хотя бы вчерне сформулировать свое отношение к случившемуся с вами за сегодняшний день?
   И в самом деле, бурные и необычные события сегодняшнего, вернее уже вчерашнего дня, не оставляли мне ни мгновения для оценки столь резко изменившейся ситуации и, чего уж там скрывать, любимого мной самоанализа. Поэтому, любезно предоставленную капитаном возможность покопаться в собственном сознании, упускать было нельзя...
   (ЗЕНО) - Удачи и побед, магистр. Лейтенант Эльза Хлум по вашему приказанию явилась, - приветствовала меня, вошедшая в каюту высокая поджарая женщина.
   - Удачи и побед, лейтенант, присаживайтесь, - я указала на кресло, стоящее по другую сторону журнального столика. - По себе знаю, как к концу дня устают ноги на вашей должности.
   Эльза с удивлением посмотрела на меня.
   Да-да, не удивляйтесь, я несколько месяцев выполняла обязанности флаг-офицера.
   - Спасибо, магистр, - Эльза села в кресло. - Я жду ваших приказов, капитан.
   - Приказы вам я начну отдавать завтра утром. Пока же просто хочу поблагодарить своего флаг-офицера за отличную работу - дисциплина и порядок на 'Гарпии' идеальные.
   - Служу Гармонии! Но вы перехваливаете, меня капитан - система дальнего обнаружения постоянно сбоит.
   - Знаю. Но в этом секторе Галактики, как утверждает Генеральный штаб, нам нечего опасаться.
   Эльза ничего не ответила, но в ее взгляде я прочла сомнение, которое, надо сказать, полностью разделяла.
   - Впрочем, на тему безопасности мы поговорим в другой раз. А пока я намерена поближе познакомиться с вами. А также попросить вашего содействия в одном достаточно деликатном, но в то же время архиважном вопросе.
   - Содействовать во всем капитану мой долг, как адьютант-офицера. Если, естественно, речь не пойдет о...
   - Нет-нет, не беспокойтесь, ничего личного, а тем более противозаконного или несовместимого с вашими служебными обязанностями. Эльза, можно в ходе нашей беседы я буду вас так называть, я вам предлагать не буду. В то же время речь пойдет о нечто большем, чем простое исполнение воинского долга. Значительно большем...
   - Я вся во внимании, магистр.
   - Оставьте чины и звания за дверью, и настройтесь на доверительную беседу. Кстати, вы знакомы с земной кухней.
   - Увы, нет, знаю только, что мои сослуживцы отзывались о ней с восхищением.
   - А водку когда-нибудь пили?
   - Нет, магистр, но я слышала о божественных свойствах этого земного напитка. Увы, нам скромным службистам он не по карману.
   - Ну, так воспользуйтесь возможностью познакомиться с ним. 'Здесь нет магистра и лейтенанта, а есть две равные по статусу асторийские женщины!' - я произнесла в пространство ритуальную фразу, означающую временную приостановку служебных отношений.
   - Спасибо за доброту, магистр, я, конечно, с благодарностью воспользуюсь вашим предложением. И все же, чем я могу вам помочь?
   - Вы, естественно, знаете о нашем таинственном госте?
   - Не более того, что вы приказали экипажу оберегать его даже ценой собственной жизни. И то, что он не выходит из вашей каюты. Впрочем, не скрою, эта таинственность порождает различные слухи...
   - Вы ели сегодня?
   - Только легко позавтракала, а затем...
   - А затем начался обычный день флаг-офицера.
   - Да, вы правы...
   - Тогда давайте отложим разговоры на потом, а пока предадимся чревоугодию. Заодно я познакомлю вас с охраняемым объектом. Дан! - громко позвала я копошащегося на кухне землянина, - неси скорее сюда водку и все, что ты там наготовил.
  
   (ДАН). Мои старания не пропали даром, и ужин получился на славу. Телячья отбивная с хрустящей корочкой, молодая картошка, асторийский аналог земной сельди...
   Накануне у меня состоялся обстоятельный разговор с Зенонией, в ходе которого, я пожаловался на 'кризис жанра' - отсутствие новых впечатлений
   - Понимаете, госпожа капитан, я могу сколько угодно писать о преимуществах асторийской политической системы, о вашей прекрасной 'Гармонии', о технических достижениях, но мой профессиональный опыт подсказывает, что массовому читателю эти темы быстро прискучат и станут не интересными. Собственно, первые признаки падения интереса уже проявляются в моем блоге... Читателей надо заинтересовать чем-то новым.
   - Согласна. Но, что вы конкретно предлагаете?
   - Я лишь обозначил проблему.
   - Не юлите. Я уверена, что Вы, наверняка заготовили какие-то предложения, если вызвали меня на этот разговор.
   - Вы как всегда проницательны, госпожа капитан. Заготовил. И не одно.
   - Опять этот официоз, - недовольно проговорила Зенония.
   - Простите...
   - Ближе к делу.
   - Или сами станьте моим проводником в мир Гармонии, или верните меня Леонисии, или отпустите в свободное плавание. Я хочу на себе понять, что на самом деле означает для мужчины полное подчинение асторийской женщине, и, если вы дадите на это 'добро', познакомлю со своими впечатлениями читателей.
   - А Лилианы вам мало?
   - Лилиана не в счет. Это..., - я замялся, пытаясь дать точное определение, - Гера, одним словом.
   - Ага, значит вы соскучились по Леонисии. Я угадала?
   - Я...
   - Ладно, не отвечайте - все и так ясно. Ну, Леонисии я вас, положим, ни при каких обстоятельствах не отдам, да и женщиной ее не считаю. Так, избалованный ребенок-переросток, от общения с которым вы получили совершенно превратное представление о 'Гармонии'.
   - А вы?
   - А я... Во-первых, я связана определенными обязательствами, во-вторых... Мне, конечно, далеко до Лилианы, но себя я тоже отношу к элите, или, по крайней мере, к военной элите, в-третьих... В третьих, я уже говорила вам, что хочу иметь в своем услужении не необструганную 'заготовку', а умелого служителя, на обучение которого не нужно будет тратить драгоценные время. Так что, я тоже отпадаю, а вот ваше... хм, назовем это 'хождением в народ'... Думаю, оно действительно пойдет вам на пользу. Кстати, я и сама хотела вам предложить нечто подобное - последние ваши опусы, и в самом деле, мне, мягко говоря, не понравились. И то, что Вы приняли такое решение самостоятельно, без каких-либо подсказок и давления с моей стороны - просто замечательно. Постараюсь все для вас организовать, но уж потом не жалуйтесь. К служению женщине асторийский мужчина готовится едва ли не с рождения, а у нас нет времени даже на ускоренные курсы обучения.
   - Не бойтесь, я выдержу. После 'Укротителя' Леонисии меня уже ничто не испугает.
   - Ладно, поверю вам на слово. И вот вам мое задание - приготовьте на завтра ужин для двух, уставших после работы и не боящихся испортить фигуру, женщин.
  
  
   (ЗЕНО) Эльза... После ознакомления с ее личным делом, я поняла, что с флаг-офицером мне повезло. Педантичная, строгая, молчаливая и, без сомнения, в меру жестокая. О последнем из этих качеств говорили не только скупые строки характеристики, но и три года работы на должности инструктора в печально известном центре подготовки на Артете. А после личного знакомства и осмотра 'Гарпии' Эльза еще больше выросла в моих глазах - порядок на звездолете был близок к идеальному. Физически сильная, изголодавшаяся по плотским утехам (из личного дела я знала, что у нее нет ни постоянного служителя на Астории, ни каких-либо внеслужебных 'привязанностей' на корабле), но без садистских наклонностей. Словом, о лучшей учительнице для своего подопечного я не могла и мечтать.
   Оставалось провести как можно более подробный инструктаж с возжелавшим насладиться экстримом Даном ('Ну, почему всегда не хватает времени?!'), и молиться Космосу, чтобы 'хождение в народ' не повредило психику моего подопечного. Его инструктажем я занялась сразу после утренней планерки и сеанса связи с командованием.
   - Дан, забудьте обо всем, что произошло между вами и Лилианой. На самом деле для нее это было лишь небольшое любовное приключение. В эту же категорию отнесите и ваше, хм, знакомство с Лео. В действительности, нагрузка физическая, но, прежде всего, психологическая, которая упадет на вас при постоянном служении, будет на несколько порядков больше, чем во время этих ярких, но коротких любовных игр. Поэтому вся надежда на то, что ваша психика окажется и достаточно устойчивой, и достаточно гибкой. Пока же ограничимся общими инструкциями, при этом я буду стараться употреблять более близкие вам земные термины и понятия. Они хотя и не полностью соответствуют асторийским аналогам, но для моей мини-лекции вполне подойдут.
   Итак, начнем. Существует много вариантов 'служения'. Служение бывает постоянное, временное, ситуативное, каждое из которых, в свою очередь, могут делиться на несколько категорий. Все это подробно описано в наших законах и разъяснениях к ним, но для вас не столь важно.
   - А какой мой нынешний, так сказать, юридический статус? Я еще 'вольная пташка', или уже официально чья-то 'собственность'?
   - На сегодняшний день - ничья. Но и не вольная пташка, а практикант.
   - А когда моя практика заканчивается?
   - Ну, этого никто не знает. Многое будет зависеть от результатов вашего хождения в народ. Если вы выдержите запредельные, отдавайте себе в этом отчет, именно запредельные для неподготовленного мужчины нагрузки, то я буду ходатайствовать о продолжении эксперимента, и о присвоении вам статуса "служитель".
   - А затем?
   - Не забегайте вперед. Готовьтесь к сегодняшнему вечеру и надейтесь на лучшее.
   - И все же?!
   - В случае положительного ответа вы принесете две клятвы. Одну на верность 'Гармонии', другую на верность, избравшей вас в качестве своего служителя женщине.
   - Если этой женщиной будете вы, то я готов рискнуть.
   - Оставьте свои надежды при себе. Лучше помассируйте мне ноги и начинайте готовить.
  
   (ДАН) - Но я не умею готовить из асторийских продуктов.
   - Что, уже начинаются отговорки? Не переживайте - у вас будут земные. Перед отлетом мы наполнили ими почти все продуктовые холодильники нашего корабля.
   - Тогда без проблем. Готовить ужин для голодных женщин - мое любимое занятие. Особенно с тех пор как я поселился в вашей каюте.
   - Льстец, - улыбнулась Зенония...
   - Дан, неси сюда скорее водку и все, что ты там наготовил, - громкий голос Зенонии прервал мои воспоминания о вчерашнем разговоре. "Черт меня дернул затронуть тему творческого вдохновения. Беседовал бы сейчас с капитаном на различные отвлеченные темы, говорил бы ей комплименты..."
   Через пять минут я вкатил в салон каюты, уставленный едой и напитками сервировочный столик. Рядом с капитаном сидела одетая в строгую офицерскую форму высокая светловолосая женщина, которой, очевидно, и предстояло стать моей проводницей в мир асторийской Гармонии. 'Метр восемьдесят, не меньше... Платиновые волосы... Длинные худощавые руки... Ноги... Поджарые, мускулистые... Сорок второй размер, как минимум... А черное миди ей идет...'
   - А вот и наш таинственный гость. Правда, Эльза, в нем нет ничего особенного.
   - Правда, капитан, мужчина как мужчина,- внимательно рассмотрев меня, сказала офицер. - Только он какой-то...
   - Хилый?!
   - Да, хилый.
   - Эльза, не стесняйтесь. Говорите прямо, не подбирая слова. А ты, Дан, отправляйся к себе на кухню. Если нам что-нибудь понадобится, мы тебя позовем.
   - Слушаюсь, госпожа.
   Я отправился на кухню. Делать пока было нечего, поэтому я снова начал прокручивать в голове сегодняшний инструктаж.
   - Еще раз спрашиваю, вы не передумаете? - спросила Зенония в его начале.
   - Нет, не передумаю. Но, если это не тайна, расскажите, какой мой нынешний, так сказать, юридический статус. Я еще вольная пташка или...
   - Своевременный вопрос, и, возможно, с ответа на него мне и следовало начать. Вы являетесь кандидатом в младшие офицеры последней ступени, а я, соответственно, вашим куратором. То есть, если употребить понятные вам аналогии, вы курсант, сдавший выпускные экзамены, и направленный перед присвоением первого воинского звания ко мне на практику. А я, соответственно, обладаю всеми правами командира-наставника, и моя власть над вами почти безгранична.
  - Но я же не поступал на какие-либо курсы, да и вообще не являюсь асторийцем. Леонисия, правда, показала приказ о зачислении меня в субалтерны, но после первого разговора с вами я решил, что и это шутка.
   - Нет, не шутка - приказ подлинный. И я очень надеюсь, что очень скоро вы станете образцовым асторийским субалтерном. Обязательно станете иначе... - Зенония выразительно посмотрела на меня.
   - Я все понял.
   - А теперь перейдем ко второй, главной, линии наших отношений. В ней
  слово 'почти' отсутствует. Произнеся клятву верности, и передав мне ошейник, вы, тем самым, признали во мне свою госпожу, чьи права по отношению к вам ограничены лишь асторийскими законами - то есть, если не брать во внимание какие-то сугубо теоретические моменты, практически ничем. Я ясно выразила свою мысль?!
  
  
   (ЗЕНО) Но вернемся к нашему ужину с Эльзой. Минут десять мы молча поглощали плоды кулинарного искусства землянина, после чего, убедившись, что мой адъютант-офицер утолила первый голод и расслабилась от двух выпитых рюмок, я вновь продолжили разговор.
   - Как вам, Эльза, эта огненная вода? Понравилась?
   - Божественный напиток, но боюсь, что, если я выпью еще хоть одну рюмку, то утром не явлюсь на службу.
   - Ни о чем не беспокойтесь и спокойно предавайтесь земному чревоугодию - на завтра я предоставляю Вам дополнительный выходной. Как я уже говорила, сама несколько месяцев была в вашей должности, и знаю, как нелегка служба адъютант-офицера. Восемь лет прошло, а кажется будто вчера..
   - Вы тоже были адьютант-офицером?!
   - Да, на "Домине Кристине". Это вас удивляет?
   - Да, если говорить честно. Мне всегда казалось, что женщины вашего круга... Ох, простите, капитан. Это все водка.
   - Ничего страшного. Меня саму в первый раз сразу же повело. А вы еще хорошо держитесь.
   - Еще раз спасибо, магистр. Тогда, пока я окончательно не 'расслабилась', скажите, в чем смысл моего задания? Что я должна сделать, чтобы помочь вам.
   - Ничего необычного. Уверена, вы и сами получите удовольствие. Давайте, как говорят на Земле, пропустим еще по рюмочке, и я все расскажу.
   - Пропустим?
   - Да, идиотский сленг.
   Мы опорожнили рюмки, после чего я продолжила:
   - Итак, мой подопечный, как все на космолете уже давно догадались, землянин. А его цель - изучение нравов и обычаев Астории, и, в первую очередь, отношений между полами. Многое я уже ему рассказала, но, естественно, всего словами не передашь. В первую очередь, невозможно показать, как выглядят гармоничные отношения в реальной жизни.
   Поэтому, кроме лекций я запланировала серию 'практических занятий', каждое из которых будет моделировать какую-либо часто встречающуюся ситуацию. Одно из них посвящено стандартной для Астории мизансцене: в гости к госпоже пришла ее подруга, и женщины решили 'немного разнообразить' свою жизнь, на время поменявшись служителями. А, поскольку более близкого человека, чем вы, дорогая Эльза, у меня на корабле нет, то роль подруги я предлагаю Вам. Да нам и играть по большому счету уже ничего не придется. Особенно, если еще немного выпьем, и доедим эти сочные отбивные. А затем одно мое слово, и Дан к вашим услугам.
   - Ух, как интересно. А насколько хорош он в услужении? Расскажите, если можно, подробнее.
   - Увы, ничего не могу сказать на этот счет.
   - Понимаю: служебная тайна.
   - Не будем про это. Тем более, что я сама не понимаю по какой причине начальство строжайше запретило мне близкие отношения с Даном. Даже обычный скромный и целомудренный ланет для меня табу, не говоря уже о чем-то большем.
  
   (ДАН) - Да, госпожа капитан, спасибо за разъяснения - я все понял.
   - А раз поняли, то я продолжу. Но прежде, я в последний раз предлагаю вам подумать и отказаться от своего замысла.
   - Нет, госпожа капитан. Тем более, что мое решение вряд ли имеет какое-то значение.
   - Отрадно слышать. Отдаю должное вашей решительности и умению трезво оценить ситуацию. Вы правы - от вашего решения ничего не зависит. Дан, пусть каждая клетка вашего тела запомнит, что вы - моя полная собственность, с которой я буду делать все, что захочу. А для начала сдам вас в 'аренду' другим асторийкам. Как вы и хотели, наберетесь впечатлений. Кому, на каких условиях, и на какой срок, зависит только от меня. Я ясно объяснила?
   - Яснее некуда, госпожа капитан. Но, прежде, чем Вы продолжите свой инструктаж, пожалуйста, ответьте мне на еще один вопрос.
   - Зададите его позже. А пока я продолжу рассказ об аренде. У нее существует несколько разновидностей, но в целях экономии времени я расскажу лишь о 'краткосрочном служении', поскольку именно с ним вы познакомитесь в первую очередь. И, чтобы не забивать вашу голову ненужной теорией, отброшу малосущественные детали и опишу, как все будет происходить в реальности.
   Допустим, в некое условное время, скажем, в 14.58 я передам ключ от вашего ошейника некой N, назвав продолжительность аренды, и условный код, означающий установленные мной ограничения на действия 'арендополучателя' с моим 'имуществом'. С этого момента вы станете для меня чужим служителем, над которым я не имею никакой власти. Теперь о том, как выглядит ситуация со стороны N. И тут нет ничего сложного. Если она согласна с моим предложением, то повторяет код, и принимает от меня ключ. После этого ритуала Вы являетесь ее служителем, с которым N вольна делать, все, что ей угодно. В рамках наложенных мной ограничений, разумеется. Я достаточно ясно объясняю?
   - Да, госпожа капитан.
   - А вот теперь о самом сложном, о том, что является одним из узловых моментов в поведении отданного в аренду мужчины. Оказавшись в новых руках, он должен, как бы, одновременно служить двум госпожам сразу. Временной, выполняя все ее желания, и постоянной... Вам понятно, почему?
  
   (ЗЕНО) А вот его, хм, экскурсии по чужим спальням, наоборот, приветствуются. Впрочем, пока состоялась только одна, да и то очень кратковременная, а проводившая ее госпожа была весьма деликатна. Так что считайте моего... нет уже нашего подопечного девственником, не имеющим никакого представления подлинном служении. Поэтому вам я предоставляю карт-бланш - делайте с ним, что хотите, но все же с поправкой на хрупкую психику землянина. Да и в чисто физическом плане, вы же видели, его не сравнить с нашими тренированными мужчинами
   - Но у меня никогда не было своего служителя.
   - Но зато, если верить личному делу, было много 'заготовок' во время вашей работы на Артете. Знаете, я думаю, что так даже лучше: считайте его обычной 'заготовкой', и не церемоньтесь. Времени у нас мало - ломайте быстро.
   - Но, если я перегну палку? Он такой хлюпик...
   - Ну, тогда мы с вами ответим по всей строгости...
   - Я отвечу...
   - Нет, Эльза, мы ответим. Я рискую значительно больше вас, поскольку именно я отвечаю за Дана. Не бойтесь - я помогу Вам, поучаствовав в начале игры, затем заберете его к себе в каюту, а утром, нет лучше после обеда, вернете. Очень желательно, бледного, покорного, без телесных травм, но на трясущихся ногах - жертву изголодавшейся по мужскому служению офицера-космолетчика. Да и сами заодно сбросите напряжение. Идет?!
   - Идет, - последовал решительный ответ, - а когда все начнется? То есть, простите, капитан, когда вы прикажете начать?
   - Да, хоть прямо сейчас. Дан, Дан, быстро иди сюда!
   - Сейчас? Но я...
  
  
   - Эльза, не волнуйтесь. А вот и ваш новый служитель собственной персоной. Дан, сколько можно тебя звать?
   - Но я сразу пришел, как только услышал, что Вы зовете меня.
   - Опять?!
   - Простите, госпожа капитан.
   - Ох, Эльза, Эльза, и зачем тебе такое счастье? Дан никак не может изжить свои дурные земные привычки пререкаться с женщинами. Впрочем, если ты так решила, то забирай - я хотя бы немного отдохну от него. Может у тебя даже получится, как следует 'обстругать' это ходячее недоразумение? Буду тебе за это очень признательна.
   - Спасибо, капитан. Постараюсь...
   - Дан, я передаю тебя в услужение госпоже Эльзе. Не забудь, что с этого момента ты служишь только ей. Встань между нами на колени.
   Мой инструктаж не прошел даром, и Дан мгновенно выполнил приказ.
   - Эльза, я официально представляю вам свой товар. Какой есть, такой есть, уж не взыщите - вы сами решили арендовать его у меня.
   - Вы правы, Если бы дело было у нас в учебке на Артете...
   - Если бы дело было в любой из наших учебок, то это чудо сразу же забраковали. Но, надеюсь, что вам все же удастся довести его до приемлемых кондиций.
   - Доведу, капитан, не сомневайтесь. Уж что-что, а это я умею, - мой адъютант-офицер пристально смотрела на стоящего на коленях Дана. В ее глазах явственно читался интерес...
   - Тогда, чтобы не терять время, сразу приступим. Эльза, вы готовы?
   - Когда я на борту корабля, то всегда готова. Ко всему...
   - Что же, отлично.
   Я сняла с шеи Дана кулон, и передала его Эльзе.
   - 14 часов, А-16.
   - Принято, капитан. Есть 14 часов и А-16, - подтвердила мой флаг-офицер, и в ожидании дальнейших приказаний посмотрела на меня.
   - Смелее, Эльза, смелее. Представьте, что перед вами не инопланетянин, а самый обычный асториец, переданный вам в аренду. Поэтому не стесняйтесь меня, и прямо сейчас вступайте в свои права.
   Я демонстративно откинулась на спинку кресла, как бы говоря, что 'меня здесь нет', и с интересом стала наблюдать за тем, как протекает 'знакомство'.
  
   (ДАН) - Не совсем, госпожа, но мне кажется, общий смысл я уловил.
   - И в чем же он заключается?
   - Выполняя желания, как вы выразились, 'арендополучателя', служитель, тем самым, выполняет и желания свой постоянной госпожи, которая передала его другой женщине... Мне тяжело более точно сформулировать свою мысль...
   - И не надо. Основную идею ты понял правильно. Никогда не доверяла нашим аналитикам, но с вами они, похоже, попали в яблочко. Однако не спешите самодовольно улыбаться с видом 'познавшего все и вся' первокурсника. Что на Земле, что на Астории дьявол, как известно, таится в мелочах. И вся сложность для сданного в аренду служителя заключается в том, чтобы не дать почувствовать 'арендополучателю', кстати, надо будет ввести этот термин в оборот, незримое присутствие другой женщины.
   - Но как этого достичь? Ведь о подобном раздвоении сознания мужчины асторийским женщинам, наверное, хорошо известно.
   - Безусловно. Асториец должен быть настолько искреннем в своем служении, чтобы его временная госпожа забыла о 'сопернице' и почувствовала себя единственной хозяйкой.
   - А что будет, если временная госпожа уловит фальшь, или останется недовольна чем-либо еще? Прямо скажет о своем неудовольствии 'арендодателю'? Или будет жаловаться подругам?
   - Как бы проще Вам объяснить. Помните, вы спрашивали меня о системе штрафных баллов? Так вот, они существуют не только в армейской практике, но и у служителей.
   - А кто же в данном случае выставляет баллы? Постоянная госпожа или временная?
   - Мужчины. Сами себе.
   - Но разве могут они себя объективно оценивать. Не верится...
   - И правильно, что не верите. Служители, оценивая свое поведение по отношению к женщине, придираются к себе похуже самых строгих сержантов. Возможно, со временем и вы станете столь же строги к себе. Впрочем, на этом временно остановимся, и перейдем к...
  
   - Дан, Дан, быстро иди сюда! - голос капитана отвлек меня от воспоминаний, заставив поспешить на зов. 'Похоже начинается...'
   - На колени! - приказала Зенония, едва я появился в комнате. 'Да, я не ошибся - начинается...'
   Я выполнил приказ. Затем капитан сняла со своей шеи кулон с миниатюрным муляжом пульта от ошейника, и передала его моей новой хозяйке, сопроводив свои действия понятным '14 часов' и таинственным 'А-16'. Слегка заплетающимся голосом Эльза повторила слова Зенонии, и со второй попытки надела кулон себе на шею. После чего посмотрела на меня откровенным раздевающим взглядом.
   - Смелее, подруга. Считай, что перед тобой обыкновенный асториец, не стесняйся меня, и вступай в свои права. А ты, Дан, поприветствуй свою новую хозяйку...
   'Что же, поприветствовать так поприветствовать.' Я подполз к Эльзе, ожидая, что она протянет мне для поцелуя одну из своих длинных мускулистых ног. Женщина взглянула на капитана.
   - Эльза, не смотрите на меня, а поступайте так, как посчитаете нужным. Он всего лишь обычная 'заготовка'.
   - Хорошо, капитан, - и сильный удар обнаженной стопы едва не выбил мне зубы. 'За что? Что я сделал не так?' Новый удар пришелся в плечо и опрокинул меня на пол. В глазах потемнело...
   Когда я пришел в себя, то увидел оживленно беседующих Зенонию и Эльзу. Стоящая на столе бутылка была почти пуста.
   - Очнулся?!
   - Очнулся, госпожа Эльза, - тихо произнес я разбитыми губами.
   - Громче!
   - Очнулся, госпожа Эльза.
   - Ты понял за что я тебя наказала.
   'Ни черта я не понял. Но, если я так скажу... Думай, субалтерн, думай...'
   - Я должен был выполнять только ваши приказы, - ничего другого мне в голову не пришло.
   - Молодец. Иди умойся и, главное, останови кровь. Попробуй только испачкать мои колготки.
  
   Холодная вода привела меня в чувство и помогла остановить кровотечение. Я вернулся в каюту, подошел к креслу Эльзы, и опустился на колени. 'Неужели опять делаю что-то не так?!' Уф, все обошлось, и через мгновение мои губы уже приносили клятву верности, покрывая горячими поцелуями ступни и икры моей новой начальницы. 'Какая она сильная!' - сквозь тонкий латекс я чувствовал сталь мускулатуры. 'Сильная и...'
   - Капитан, я все делаю правильно?
   - Эльза, я же сказала вам, что Дан в вашей полной власти.
   Спустя мгновение ноги флаг-офицера очутились на моих плечах, а ее руки с силой надавили на мой затылок. Немой приказ был очевиден, но присутствие капитана не давало мне исполнить его. Вместо этого я с деланным упоением начал целовать бедра Эльзы. 'Какие же они горячие!'
   Впрочем, спустя несколько минут асторийка настояла на выполнении своего приказа. Моя голова оказалась зажатой в тисках разгоряченных бедер, а в нос ударил дурманящий запах несвежих трусов...
   Как я не потерял сознание? Не знаю. Возможно, помогла мысль о том, что за мной наблюдает Зенония, возможно... Хотя какая разница. Главное, я сохранил возможность выполнить приказ...
  
   (ЗЕНО) 'Что же, Дан, ты хотел новых впечатлений... Судя по всему, теперь они у тебя будут и в неограниченном количестве. Уж, что-что, а Эльза, постарается.' Да, я не ошиблась, доверив ей стать проводником Дана в волшебный мир Гармонии - по раскрасневшемуся лицу моего флаг-офицера было понятно, что Дан только разогрел ее. В обычно холодных серо-зеленых глазах явственно читалось желание поскорее закончить ужин, и увести землянина к себе в каюту. И только уважение ко мне удерживало Эльзу за столом.
   - Эльза, дорогая, я предлагаю перейти к десерту. Прикажите своему служителю сходить за ним.
   - Нет-нет, капитан, спасибо. И, вообще я, наверное, буду просить вашего разрешения закончить ужин. Мне еще предстоит, - тут Эльза глянула на явно потерявшего ориентировку в пространстве Дана, - много... служебных дел.
   - Эльза, ну зачем вы так официальны. Но раз вы так решили... Да и мне, честно говоря, хочется отдохнуть.
   - Спасибо за прекрасный ужин, капитан. Было очень вкусно.
   - Я рада, что вам понравилось. Уверена, отныне мы будем встречаться с вами не только в служебной обстановке.
  
   (ДАН) Затем женщины еще немного 'почирикали', после чего, сославшись на необходимость 'заняться служебными делами', и поблагодарив за ужин, Эльза попросила разрешения откланяться. Получив его, и еще раз поблагодарив капитана, Эльза сняла ноги с моих изрядно уставших плеч, и попыталась подняться. Однако земной напиток сыграл с впервые попробовавшей его женщиной злую шутку - потеряв равновесие, она продолжила свое движение по направлению к зеркалу шкафа-купе. К счастью для зеркала и репутации флаг-офицера, мне невольно удалось сыграть роль ограничительного барьера - мои руки инстинктивно схватили Эльзу за бедра, а низ ее живота уперся в мое лицо.
   - Эльза, милая, вы хотите продолжить воспитательный процесс прямо здесь? Ничего не имею против этого. Оставайтесь, а я пойду к себе спать. Только не шумите, пожалуйста.
   - Нет, что вы, капитан, это я с непривычки. Извините. Еще раз спокойной ночи, - и пошатываясь (Эльза от выпитой водки, я от отекших во время стояния на коленях ног), мы вышли в коридор.
  
   Каюта флаг-офицера, выполняющего, согласно уставу асторийского космофлота, одновременно обязанности телохранителя капитана корабля, располагалась по соседству. Однако дошли до нее мы не сразу. Как только мы оказались в коридоре Эльза положила руки на мои ягодицы (о черт, да у нее не руки, а тиски!), и, обдав меня перегаром, прошептала на ухо: - Дэн, или как там тебя, расслабься, слушайся и ничего не бойся. Если будешь умничкой, то я буду 'обстругивать тебя' очень нежно... Очень...
   'Умничкой?! Хорошо, госпожа, буду умничкой...' Я опустился на колени...
  
   А затем это 'нежно' продолжилось в ее каюте. Сразу же, как только мы оказались за дверью. 'О, Космос, она всегда такая ненасытная или это последствия долгого воздержания и знакомства с водкой?!' Эльза молниеносно расстегнула мой надетый на голое тело комбинезон (да, что и говорить, одежда для подобных игр очень удобная), ее руки легли мне на плечи и через мгновения я снова касался коленями пола, покорно выполнив немой приказ.
   Затем, Эльза принялась за свою одежду. Рядом со мной на пол упало миди, и, подняв глаза, я увидел мускулистое поджарое тело. Впрочем, долго рассматривать мне его не пришлось - мои губы были тут же прижаты к святая святых женского тела, и немедленно принялись за работу.
  
  
   (ЗЕНО) Спать я, естественно, не пошла. Вместо этого я включила монитор и на экране возникла каюта моего флаг-офицера. "О, похоже, что они нашли общий язык!" - стоящий на коленях землянин с головой, в полном смысле этого слова, был занят ублажением промежности Эльзы. Та же полностью вошла в свою новую роль:
   - Правее, еще, еще, медленнее, ох...
   Такой я Эльзу никогда не видела. Расслабленная, раскрасневшаяся, с закрытыми глазами и счастливой улыбкой. Внезапно я поймала себя на мысли, что захотела оказаться на ее месте. "Черт бы побрал все эти высокие договоренности..."
   Тем временем команды Эльзы становились все менее связными и разборчивыми, сменившись в итоге простым постаныванием. "А этот Дан и в самом деле ничего. Интересно, все земляне такие или мы выбрали уникальный экземпляр? Эх, ему бы с детства соответствующее обучение и воспитание..."
   Волна возбуждения все больше накрывала меня. "Плюнуть что ли на свои глупые принципы, послать к черту все договоренности, и самой заняться землянином? Почувствовать его поцелуи, ощутить в себе его язык... Мечты, Зено, мечты - ты же прекрасно знаешь, что никогда не нарушишь данное Гере обещание. Так что не завидуй своему флаг-офицер и давай, дорогая, спать..."
   Чтобы не распалять себя, я отключила монитор, сходила на кухню выпить 'Аквы', и вновь попыталась уснуть. Увы, со все тем же результатом. То ли я сегодня перенервничала, общаясь с каракатицами из штаба, то ли просто завелась, глядя на Дана и Эльзу, а, может... "Черт побери, Зено, неужели ты ревнуешь?! Нет, такого не может быть. По определению... Ладно, посмотрим, чем они там занимаются..."
  
   (ДАН) - А теперь все аккуратно вылижи. Очень аккуратно, чтобы на моем теле не осталось ни капли, - скомандовала Эльза, после того, как в очередной раз оросила своими соками мое лицо и волосы.
   - Слушаюсь, госпожа, - и я принялся выполнять приказ.
   - А теперь отнеси меня в душ, - приказала Эльза, решив, что я справился с заданием.
   "Отнеси?! Да, я и в обычном состоянии не оторвал бы тебя от пола. А, если бы даже и оторвал, то пронес бы всего несколько шагов. А сейчас..." К счастью, к такому же выводу пришла и Эльза, отменившая свой приказ.
   - Ладно, хлюпик, так и быть сжалюсь над тобой. Пошли ножками...
   - Слушаюсь, госпожа, - я с трудом поднялся, и едва переставляя дрожащие ноги отправился вслед за Эльзой. Зайдя в душевую комнату, она приказала мне стать на колени, затем села на унитаз и ничуть не стесняясь меня справила малую нужду.
   - Подлижи!
   'Подлижи?!'
   - Я долго буду ждать?
   'Нет, ни за что. Тем более на моей шее нет ошейника от 'Укротителя.' Ни за что! Не будь идиотом - она и без 'Укротителя' сделает с тобой все, что захочет. Ты же хотел набраться впечатлений...'
   - Ну и...
   Я подполз к Эльзе и, превозмогая брезгливость, начал слизывать солоноватые капли.
   - Аккуратнее, будь добр.
   А через несколько минут ее железные бедра сжали мою голову, а руки вновь вцепились в волосы - гигиенические процедуры закончились.
  
   На этот раз мне пришлось поработать губами и языком значительно дольше - Эльзе никак не удавалось достигнуть оргазма. Временами казалось, что моя черепная коробка вот-вот лопнет, сжимаемая ее железными бедрами. Особенно страшно было в финальной стадии, когда их давление максимально усилилось. Впрочем, все обошлось...
   - Отдышись...
   'Спасибо, милостивая госпожа, надеюсь на сегодня хватит...'
   Увы, это было только начало. Мы вернулись в комнату. Узкая кровать, маленький письменный столик, стоящий на нем мини-компьютер, пуфик, встроенный шкаф с одной секцией, и... И все! Никогда не думал, что аскеты могут быть такими страстными...
   - На колени!
   'О, Космос, только не это!'
   - Продолжай!
   Эта деловитость (нарочитая или естественная - не суть важно), как ни странно, не на шутку завела меня. Мной овладело удивительное сочетание сексуального влечения и производственного азарта. Пятый оргазм, шестой, седьмой... Неужели все это происходит не в каком-нибудь эротическом сне, а наяву??
   - Отдохни, - ладонь Эльзы встретила мои губы, не дав им в очередной раз коснуться аккуратно выбритой вульвы.
   О, мне и в самом деле следовало отдохнуть и вернуться в реальность. Несколько минут я приходил в себя, после чего госпожа подняла мой подбородок, и, словно судья на боксерском ринге, внимательно посмотрела в мои глаза. 'Да, эта женщина умеет контролировать ситуацию!'
   - Открой шкаф и принеси 'Акву'.
   Поднявшись со второй попытки я пошатываясь дошел до шкафа, достал воду и начал осматривать комнату, пытаясь найти стакан.
   - В чем дело?
   - Я не вижу стакана, госпожа.
   - Разве я приказывала тебе принести мне стакан?
   - Нет, - я поспешил опуститься на колени и передать Эльзе воду.
   Она открыла литровую бутылку и принялась пить жадными глотками. И только тут я понял, что и сам хочу пить. Очень...
   - Пить хочешь? - вероятно мой взгляд был красноречив.
   - Да, госпожа.
   - Пей, - асторийка сделала еще один глоток, спустила ноги на пол и вылила на них остаток аквы.
   - Спасибо, госпожа, - я тщательно слизал с ступней прохладные капли.
   - А с пола?
   'С пола?! Я должен слизывать воду с пола?! Впрочем, какая теперь разница - ты сам напросился...'
   - Напился?
   - Да, госпожа. Я...
   Удар пятки в ключицу не дал мне закончить фразу.
   - Не ври!
   'Как же больно! Это перелом??...'
   - Госпожа...
   - Это только маленький урок. А теперь ответь честно.
   - Нет, госпожа, я еще хочу пить... Очень... Можно я возьму еще 'Аквы'?
   Вместо ответа Эльза подтолкнула меня ногой в грудь:
   - Ляг на спину.
   Я распростерся на полу. 'Что она еще придумает?'
   - Ближе!
   Извиваясь, как червь, я переместился к кровати. Пятка Эльзы, едва не сломавшая мне ключицу оказалась на моих губах. Стремясь обезопасить себя от новых ударов, я принялся целовать шершавую кожу. Вдруг я почувствовал, что ступня другой ноги асторийки дотронулась до моего пениса и начала ласкать его...
   'Трамплинг?! Неужели она решила заняться со мной трамплингом?! Да я же буду раздавлен...'
   Впрочем, все обошлось - Эльза не хуже меня понимала, что становится на меня опасно, поэтому продолжала играть с моим телом, не вставая с кровати. Ее ноги то играли с моим пенисом (о, как это было прекрасно!), то, почувствовав, что я вот-вот финиширую, 'забывали' о нем и перемещаясь на лицо. Тогда я тщательно вылизывал и зацеловывал каждый пальчик, и каждый миллиметр ступни, а затем... Затем все начиналось заново.
  
   Сколько продолжались наши игры? Не знаю. Знаю только, что в один из моментов госпожа не успела... Или, это известно только ей одной, не захотела убрать ноги. Я кончил... 'Наконец-то... Какое блаженство... Никогда не думал...'
  
   Впрочем, долго разбираться в своих ощущениях мне не пришлось - обильно политая спермой стопа асторийки тут же оказалась на моем лице.
   - Оближи!
   'Облизать?! Собственную сперму?! Да, никогда...'
   - Я жду!
   'Госпожа ждет. Ждет, когда я очищу ее божественную ногу, подарившую мне незабываемый оргазм... Глупец, начинай скорее...'
   Я принялся за работу, стараясь не пропустить ни одного миллиметра влажной кожи. 'Противно, очень противно, вкус спермы и запах пота... Но... Черт, почему мой член опять напряжен?'
   Это напряжение усилилось, когда Эльза поставила на мой пенис другую ногу, а затем... Затем Эльза поменяла ноги на моих губах, и я продолжил работу.
  
   - Сходи прими душ. Даю тебе десять минут.
   Я с трудом поднялся и пошатываясь побрел в душ. 'Десять минут... Я бы стоял под твоими живительными струями вечно... Какое блаженство... Неужели на сегодня все и можно лечь спать?! Где? Да где угодно - могу и на полу возле кровати Эльзы... Быть может, она уже спит?!'
   Я обмотался полотенцем и вышел из душа. Увы, Эльза не спала.
   - Принеси 'Акву' и продолжим...
   'О, Космос, какая же она ненасытная!'
  
   (ЗЕНО) Как я и планировала, Эльза и Дан появились в моей каюте после обеда. Дан, как я и 'заказывала', - бледный, уставший, с затравленным взглядом едва передвигающий ноги... А этот затравленный взгляд...
   Еще разительнее изменилась моя флаг-офицер. Обстругивание Дана явно пошло ей на пользу.
   - Эльза, никогда раньше вас такой не видела. Вот что значит мужчина у ног, или, если говорить точнее, между ног у женщины. Нет-нет, не смущайтесь. Вы и в самом деле расцвели. Уже почти месяц командую 'Гарпией', а так и не заметила, что моя флаг-офицер столь привлекательна.
   - Спасибо, капитан. Докладываю...
   - Эльза, расскажите обо всем, когда мы будем одни. Кстати, вы не забыли, что у вас сегодня выходной?
   - Я помню, но я не устала и могу приступить к исполнению служебных обязанностей.
   - Приступите, не сомневайтесь. Но только завтра. А сегодня я приглашаю вас слетать со мной на 'Гаргулью' - там вечером состоится прием по случаю дня рождения капитана.
   - Как скажите, капитан. Вот только у меня нет подходящего для подобных мероприятий платья.
   - О, эту проблему легко решить. Вылетим чуть пораньше и залетим на Базу. Там есть филиал 'Прекрасной Валькирии'.
   - Но, капитан, у них же безумные цены...
   - Эльза, не переживайте. Мое финансовое положение вполне позволяет мне сделать маленький презент своему лучшему офицеру и новой подруге.
   - А когда вылетать?
   - Я планировала через три часа, но поскольку нам еще предстоит зайти в 'Валькирию', то вылетаем через час пятнадцать минут.
   - Тогда я возвращаю вам Дана, - Эльза произнесла ритуальную фразу.
   - Я принимаю от вас свое имущество в целости и сохранности. А тебе, Дан, я даю пять часов на отдых, а затем приберись в каюте и приготовь что-нибудь вкусненькое. Да, и не забудь написать очередной репортаж - посмотрю, насколько вдохновила тебя эта ночь.
   - Слушаюсь, госпожа.
   'О, в его 'госпожа' появились новые нотки... Видно, Эльза хорошо поработала... Но не буду гадать - пусть расскажет все сама.'
   Наш разговор продолжился в уютной кабине капитанского 'мини-космолета'.
   - Эльза, я сгораю от нетерпения. Рассказывайте скорее, как прошло знакомство. Я заметила, что наш экскурсант едва на ногах стоял.
   - Как вы и рекомендовали, я была очень осторожна. Только классические позы...
   - Зато, судя по кругам под его глазами, много раз.
   - Ну, уж не без этого.
   - А как он в услужении?
   Эльза с удивлением взглянула на меня. Смысл ее немого вопроса был ясен.
   - Дорогая, я бы с удовольствием воспользовалась прерогативой капитана корабля, и посмотрела бы все через 'всевидящее око', но подсматривать за своей подругой... Мы ведь теперь подруги, не так ли?
   - Так, капитан.
   - В неслужебной обстановке называйте меня Зено, или, пока не привыкнете, Зенония. И никаких 'слушаюсь, капитан'.
   - Спасибо, Зенония. Дан, естественно, мягко говоря, не очень умел, но с лихвой компенсирует свое неумение старательностью, и главное, как бы вам сказать, искренностью. Такого пыла я ни у кого из своих асторийских подопечных никогда не встречала.
   - Ну, раз вам понравилось с ним возиться, то готовьтесь к интермедии номер два: асторийская женщина под утро возвращается к себе домой после ночной гулянки. Можете проявить чуть больше фантазии, уверена, классические позиции после первой ночи с вами Дан освоил на твердую 'четверку'.
   - Скорее, на тройку с жирным плюсом за старательность.
   - Вам виднее. Ладно, оставим на время эту тему - времени для фантазий у вас будет хоть отбавляй. Что же касается предстоящего бала, то расскажу вам о нем время полета. А пока я хочу побеседовать с нашим подопечным наедине.
   - Слушаюсь, капитан. Через час я буду на взлетной палубе.
  
   (ДАН) - Ну, и как тебе в свободном плавании. Понравилось быть в услужении у Эльзы? Живой? Кушать хочешь?
   - Живой, госпожа магистр, - я вдруг поймал себя на мысли, что после двух ночей с Эльзой все асторийские женщины, вне зависимости от их статуса, воспринимаются мной именно ГОСПОЖАМИ. Казалось, что и Зенония с пониманием отнеслась к тому, что я, как и в момент первого знакомства, употребил это обращение.
   - Госпожа...
   - Стоп. Не перебарщивай. Я понимаю твое нынешнее состояние, но мне совершенно не нужно, чтобы ты так быстро превращался в обычного асторийского мужчину. Это, судя по твоим успехам в обучении, от тебя никуда не уйдет, а пока побудь еще немного землянином. Так кушать хочешь?
   - Да, госпожа капитан.
   - Я же сказала, не перебарщивай.
   - Простите, госпожа капитан.
   - Ты не ответил на мой вопрос.
   - Это было... Это было... Никогда не испытывал ничего подобного. Ни с одной из земных женщин.
   - Я спросила тебя о еде.
   'О еде... Как бы ни так. Уж не ревнуете ли вы меня, капитан?!'
   - Да, госпожа, я голоден.
  . Тогда пойди на кухню. Там на столике термос с едой. Специально взяла для тебя в пищеблоке.
   - Спасибо, госпожа. Уже иду. Но прежде можно задать вам один вопрос?
   - Задавай.
   - Вам совсем не было жалко отдавать меня в 'чужие руки'? Вопрос исключительно журналиста. Мне надо понять разницу между психологией асторийских и земных женщин. Наши дамы в подобной ситуации, даже, если бы не имели на меня никаких видов...
   - Да знакома я с психологией ваших женщин. Мы, асторийки, совсем не такие, и мелочная беспричинная ревность чужда нам. Иди ешь.
   Я пошел на кухню, где сразу убедился, что мелочная ревность и в самом деле была чужда асторийским госпожам. Об этом убедительно свидетельствовал пищевой термос, сквозь прозрачные стенки которого было видно, что он до краев наполнен столь нелюбимой мной овсяной кашей...
  
   Тем не менее, после изматывающей ночи с Эльзой овсянка показалась мне удивительно вкусной, и была мгновенно съедена.
   - Я смотрю, у тебя изменились предпочтения. Только в еде, или еще кое в чем? У тебя есть вопросы о прошедшей ночи?
   Увлеченный овсянкой и мыслями о... (Хм, это был калейдоскоп мыслей, главная из которых была о божественных ногах госпожи Эльзы.) я не заметил, как на кухню вошла госпожа Зенония.
  
   - Вопросов нет. Думаю, мне все понятно. Ваш адъютант хочет приучить меня к мысли, что я не более чем сексуальная игрушка, безотказно выполняющая все ее желания. Некий постоянно готовый к работе фаллоимитатор, лишенный каких-либо эмоций. Одновременно это напоминает и сержантскую муштру в учебках космических десантников: мол, без лишних слов ложись в лужу и отжимайся.
   - Как хорошо, что мы затронули эту тему. Ты все истолковал неправильно. Ни в сексе, ни в обычном общении асторийка никогда не пытается унизить мужчину. Ее поведение всегда естественно. Эльза вела себя так, как ей хотелось в тот момент. Что должна была, по-твоему, делать женщина, долгие годы лишенная мужского служения. Кокетничать с тобой всю ночь, глубокомысленно рассуждать о 'столь разных, но в то же время столь похожих' Земле и Астории, рассказывать о своем детстве?! А затем под утро получить, или, что еще хуже, сымитировать, один оргазм, и с чувством полного неудовлетворения лечь спать? Нет, я еще раз повторяю, мы не похожи на земных женщин. Да и наши мужчины не так психологически закрепощены, как земляне.
   Нет, конечно, у них есть свои комплексы. Но не по поводу формы и смысла женского приказа. Их тревожит лишь одно: хорошо ли я его выполнил, и осталась ли довольна моя богиня. Сходи, налей мне сок, и я продолжу объяснение.
   Я принес сок. Сделав несколько жадных глотков, вероятно, вечернее возлияние еще давало о себе знать, Зенония продолжила:
   - Сейчас я приведу простой пример, и ты многое поймешь, - после чего последовал приказ полностью раздеться.
   Выполнив его, я невольно поймал себя на мысли, что хотя с момента получения подобного распоряжения от Леонисии прошло всего две недели, уже ничто в моем сознании не протестовало против его незамедлительного исполнения. Я лишь попытался прикрыть руками соответствующее место, однако капитан приказала сложить их на затылке, и расставить ноги.
   - Итак, ты только что получил два распоряжения. Первое не вызвало у тебя никакого внутреннего протеста: обычная просьба женщины о небольшой любезности, которую ты не раз выполнял у себя на Земле. А вот на втором мы остановимся подробнее.
   Уверена, ты убежден, что я отдала его, чтобы подчеркнуть свою власть над тобой. А на самом деле возможны любые варианты. Например, а) я просто хочу посмотреть, не перестаралась ли Эльза; б) посмотреть на твое тело; в) действительно показать 'кто в доме хозяйка'; д) обычное женское 'просто захотелось', а также многое, очень многое другое. Поэтому, повторяю, вышколенному с детства асторийцу, и в голову не придет задумываться о мотивах женских приказов.
   Тебе же скажу одно: женщины Астории по определению не могут унижать своих служителей. Мы красивы, самодостаточны, успешны, и нам нет необходимости утверждаться за счет унижения находящихся у нас в услужении мужчин. И они, в свою очередь, зная это, вместо того, чтобы комплексовать по поводу тех или иных женских приказов, иногда, не скрою, самых вычурных, стремятся сосредоточиться на их выполнении. И когда ты поймешь, что между первым и вторым моими приказами нет никакой, запомни, совершенно никакой разницы, то сделаешь, возможно, решающий шаг в приобщении к 'Гармонии'.
   - Значит, Эльза...
   - А Эльза просто получала удовольствие. Так, как она считала нужным в тот момент. И не более того.
   - Следовательно, асторийские мужчины возможности получать аналогичное удовольствие лишены?
   - Напротив. Я, естественно, не могу с абсолютной точностью знать, что твориться в головах и душах служителей, но искреннее желание угождать своей госпоже, и не только в постели, всегда читается в их глазах и проявляется в их поступках. Впрочем, я уверена, что скоро ты сам мне подробно расскажешь об этом. А пока за время нашего с Эльзой отсутствия напиши мне о своей встрече с Лео.
   - Написать?! Вы же все видели.
   - Дан, научитесь не обсуждать приказы, а выполнять. И выслушивайте их до конца.
   - Слушаюсь, госпожа капитан. Извините, что перебил вас.
   - Вот так лучше. Вы напишите о вашей встрече так, чтобы заинтриговать читателей мужчин, представив асторийских женщин... Хм, ну вы и сами разберетесь, что и как нужно написать, чтобы наше представительство на Земле было наполнено богатыми бездельниками, желающими попасть на Асторию. Ясно?
   - Почти, госпожа. А о Гармонии можно писать?
   - Нет. Еще рано. Просто создайте рекламное произведение с максимальной недосказанность. Остальное, если верить нашим аналитикам, ваши мужчины додумают сами. Кстати, вы согласны с этим анализом?
   - Процентов на пятьдесят.
   - А что вызвало ваши сомнения? В чем ошибка?
   - Нет, госпожа капитан, вы меня не так поняли. Просто воображение развито не у всех.
   - А, в этом плане. Ну, тогда за работу - нас интересуют мужчины с развитым воображением.
  
  
   * * *
  
  (ДАН) ...Я оказался в сложном положении, не зная какую из двух вошедших в каюту женщин приветствовать первой. Однако капитан сразу же избавила меня от сомнений, указав глазами на Эльзу. Затем, словно желая подтвердить свой сигнал, Зенония скинула уселась в глубокое кресло и скинула туфли, всем своим видом показывая, что в настоящий момент она не более чем сторонний наблюдатель. 'Жаль, очень жаль, а я было надеялся...'
  
  
  Пришлось переключить свое внимание на Эльзу. О, моего секс-инструктора было не узнать... Замкнутая, постоянно чем-то озабоченная, всегда строго одетая женщина со следами хронической усталости на лице исчезла. Вместо нее в каюту уверенной походкой вошла раскованная русоволосая валькирия, помолодевшая по сравнению с вчерашним вечером как минимум на десять лет. Исчезла и строгая форма адъютант-офицера. Вместо нее на Эльзе был надет темно-вишневый тренч, распахнутые полы которого свидетельствовали об отсутствии под ним какой-либо одежды, кроме нижнего белья. От переродившейся в светскую львицу женщины исходил аромат неизвестных мне асторийских духов, к которому, усиливая дурманящий сознание эффект, были примешаны запахи дорогого табака и легкий перегар от нашей родной земной водки. В правой руке валькирия держала элегантный кейс.
   'Какая же она красивая!' Свободно падающие на плечи густые русые волосы (Эльза на 'Валькирии' явно успела посетить парикмахерскую) обрамляли открытое властное лицо, быть может, не было столь утонченным, как у Леонисии и Лилианы, но, тем не менее, невероятно привлекательное.
   Потрясенный этой неожиданной метаморфозой, я, не раздумывая, опустился на колени, ожидая повеления снять черные лакированные ботфорты. Однако его не последовало. Эльза села на кровать, довольно вульгарно, по крайней мере, для валькирии, расставила ноги, и недвусмысленным взглядом приказала мне вновь стать 'асторийским миссионером'.
   Испытывая немалое смущение перед внимательно наблюдающей за нами Зенонией, я приступил к выполнению приказа, стараясь, в отличие от прошлой ночи, никуда не торопиться. 'Снимать ботфорты или сразу перейти к оральным ласкам?! Судя по ее позе...' Я выбрал второй вариант, и, судя по реакции Эльзы попал в точку. Во всяком случае, никаких уточняющих команд не последовало. Как, впрочем, и других внятных вербальных сигналов. Зато сигналов невербальных от сжимающих мои щеки разгоряченных бедер и впившихся в мои волосы длинных пальцев было хоть отбавляй...
   Оргазм наступил очень быстро. То ли прошлая ночь обогатила меня знаниями о том, что нравится Эльзе, то ли просто женщина истосковалась по сексу, но не прошло и пяти минут, как мое лицо и волосы оказались совершенно мокрыми. Поощрительно похлопав меня ладонью по щеке, адъютант-офицер вопросительно посмотрела на капитана. Та сразу поняла смысл этого немого вопроса:
   - Эльза, ты можешь забрать Дана к себе в каюту. Но мне было бы интересно понаблюдать за вашими играми.
   - Как прикажите, капитан. Но...
   - Не стесняйтесь. Моя ванная комната к вашим услугам. На полке в пакете новые купальные халаты и шлепанцы. Переоденься.
   - Спасибо, капитан.
   - Не капитан, а Зенония. И, пожалуйста, на 'ты' - мы же выпили на брудершафт.
   - Спасибо, Зенония.
   Эльза ушла, приказав мне стоять на коленях, смотреть в пол, ни с кем (а ведь этим 'кем' могла быть только капитан!) не разговаривать и не вытираться.
   Выполнить этот приказ оказалось тяжело. Мешало присутствие капитана. Еще недавно мы общались с Зенонией почти на равных, а сейчас... Я понимал, что все происходящее со мной является всего лишь своего рода экзаменом, проверкой на 'профпригодность', но... Впрочем, Зенония не собиралась щадить мои чувства.
   - Не насытился еще 'свободным плаванием'? Под мое крылышко вернуться не хочешь, - участливо спросила она.
   Однако, помня правила игры, согласно которым единственной моей госпожой в данный момент являлась Эльза, я, не ответил и выполняя полученный приказ, продолжал молча рассматривать строгий одноцветный пол каюты.
   - Пить хочешь? Бутерброд дать?
   Я не ответил.
   - К тебе капитан обращается!
   'Какие же они все стервы...'
   - Не бойся, я тебя не выдам.
   'Стервы, стервы, стервы...'
   - Молчишь?! Ну, молчи-молчи, я посмотрю надолго ли тебя хватит.
   Зенония встала с кресла и подошла ко мне. Почти вплотную.
   - Ты по-прежнему хочешь поцеловать мои ноги?
   Я едва не ответил. 'Стервы, стервы, стервы, красивые... Сейчас она положит руки мне на плечи, и я наплюю на все приказы и правила...'
   - Другого шанса у тебя не будет.
   Я продолжал молчать.
   - Разве Лео не говорила тебе, какое у меня прозвище? Если не ответишь, то тебя ждет очень много интересного. Правда, не обещаю, что это понравится тебе.
   'Молчи, субалтерн, молчи!'
   - Ну, как знаешь. Завтра ты будешь умолять меня о том, что я сама предлагала тебе сейчас. Глупец...'
   Зенония вернулась в кресло, и вновь погрузилась в чтение журнала. А вскоре из ванны вернулась Эльза. Теперь на ней вместо тренча и ботфорт был надет белоснежный купальный халат.
   - Спасибо, капитан. Ох, прости, Зенония. Это было чудесно. Наш подопечный был хорошим мальчиком?
   - Более чем. Даже разговаривать со мной отказался. Продолжай, ты делаешь успехи.
   - О, это я с большим удовольствием. Кстати, я вот о чем подумала - разрешите, ох, разреши, никак не привыкну, познакомить его с тараном.
   'С тараном?! Я что им крепостная стена или крепостные ворота?!'
   - А не рановато ли... Хотя, возможно, ты права. Ведь это все равно произойдет рано или поздно. И для землянина будет безопаснее, если инициацию со всей осторожностью и под моим наблюдением проведет такой опытный инструктор, как ты.
   - Ты будешь участвовать или только смотреть?
   - Пока планирую смотреть, а там - как карта ляжет.
   'Что они задумали?' Через минуту это стало ясно.
  Эльза взяла кейс, положила его на стол и открыла крышку.
   - Дан, оторвись от пола, и посмотри, пожалуйста, сюда - мне нужен твой совет.
   Содержимое кейса сразило меня наповал. 'Да это же обычные... Черт, вот попал, так попал, по полной программе... Так я и знал, что все эти разговоры о табу и высоких отношениях между асторийками и асторийцами окажутся не чем фиговым листком, прикрывающим мужское сексуальное рабство, и вполне земные извращения. Но только как теперь об этом сообщить на Землю?!'
   - Дан, да не отворачивайся ты и смотри. Не смущайся, и не стесняйся - тут ничего зазорного нет. Это не более чем любимые игрушки асторийских женщин, один из атрибутов женской власти. У вас на Земле есть такое? Есть - по глазам вижу, что это изделия тебе знакомы. Подскажи, может быть, какой-нибудь из них тебе приглянется. Тогда скажи прямо пока я не выбрала сама. Вот этот нравится?
   Странно, но не мог уловить хотя бы малейшую издевку в голосе Эльзы. Все тот же спокойный деловой тон, что и прошлой ночью. Как будто не тараны (ну и названия они придумали!) выбирает, а сумочку для прогулки.
   От мысли о предстоящем унижении, да еще на глазах капитана, у меня пересохло во рту, а Эльза не торопясь рассматривала свою коллекцию, время от времени доставая заинтересовавшие ее экземпляры, и показывая их, то мне, то Зенонии.
   - Слишком маленький не бери, а то нашему подопечному нечего будет вспомнить. Думаю, этот подойдет или тот, третий справа... Впрочем, выбирай сама, тебе же должно нравиться, а не ему.
   Выбрав с помощью Зенонии изделие, Эльза показала его мне.
   - Вот этот подойдет?!
   Я ничего не ответил. 'Сейчас эта штука окажется в моем заднем проходе... О, Космос... А ведь она выбрала не самый большой... Вот тот красный... О, Космос, сейчас начнется...'
   Но я ошибся. Эльза села на пуфик и широко расставила много. Приказ был понятен без слов. Я принялся ублажать госпожу, стараясь как можно дольше оттянуть наступление оргазма. Что только не вытворял мой язык, какие литературные шедевры он выводил на клиторе Эльзы... Увы, все оказалось напрасно.
   - Сходи умойся - будем продолжать. И не задерживайся.
   Я не задержался.
   - Дан, смотри, как я надеваю его. Смотри внимательно, так как асторийкам обычно нравится, когда 'тараном' нас опоясывают, стоящие на коленях мужчины. Мне - так точно. Да и мы всей кожей чувствуем, что ти это нравится не меньше. Не будь таким сжатым - тебе тоже понравится.
   Ужас сковал меня. А Эльза... Эльза была воплощением спокойствия. Встав с пуфика, она взяла пояс с тараном и начала нарочито медленно надевать его. А я... Меня же в это время начал колотить озноб. С каждой минутой он усиливался, а Эльза как ни в чем не бывало продолжила рассказывать мне о том, как я должен себя вести с этой проклятой игрушкой.
   - Теперь, все запоминай: вдруг госпожа Зенония будет к нам добра, и эта ночь не будет для нас последней. Поднимись, подойди к креслу, стань на него коленями... Нет-нет, ближе к краю. Держись руками за спинку. Можешь уткнуть в нее лицо. Хорошо. Тебе удобно?
   - Да, госпожа, - едва выговорил я.
   - Да не трясись ты так. Ничего плохого не случится. Расслабься...
   Сделав из меня и кресла нужную конструкцию, Эльза вдруг перестала проявлять какую-либо агрессию. Наоборот, она принялась за обычный согревающий массаж, стремясь успокоить мое дрожащее от нервного возбуждения тело. Начав с воротниковой зоны, Эльза не торопясь добралась до середины спины, а к моменту, когда ее руки оказались в районе крестца, я и в самом деле почти расслабился. 'О, Космос. Какие сильные, нежные, горячие руки! Как хорошо! Может быть и 'таран' не так уж и плох в ее исполнении?!'
   Тем временем, руки госпожи опустились еще ниже, оказавшись у меня на ягодицах, и после нескольких поглаживаний осторожно раздвинули их. А ее третья рука обильно смазала мое отверстие какой-то приятной согревающей и расслабляющей мазью.
   'Черт, Дан, какая еще третья рука. У тебя совсем крыша поехала. У асториек, как и у жительниц Земли, рук всего две. Значит это... Зенония? Зенония??' Однако размышлять на эту тему в данный момент времени не было, поскольку 'таран' начал входить в меня, и мои мысли унеслись в район его 'тарана'.
   Впрочем, ничего страшного пока не происходило. Эльза лишь обозначила проникновение, введя изделие не более чем на один-два сантиметра. Затем, дав мне привыкнуть к ощущению инородного тела в своем анусе, она начала имитировать плавные фрикции, постепенно проникая в меня все глубже и глубже.
   Я заскулил. От унижения, боли, и... какого-то приятного доселе неизведанного ощущения.
   - Не притворяйся, тебе же не больно. Больно, это когда вот так, - и 'таран' резко углубился в меня.
   - А-а-а! - мой крик должно быть напугал весь корабль.
   - А как я делаю, то это совсем не больно... - и Эльза снова вернулась к нежному проникновению.
   Не скажу, что совсем не чувствовал боли. Но к ней добавлялись и какие-то новые, постепенно становящиеся все более и более приятными, ощущения.
   Тем временем Эльза проникала в меня все глубже и глубже. И, хотя делала это она максимально осторожно, каждый раз останавливаясь и возвращаясь, как только чувствовала мой малейший дискомфорт, боль увеличилась. Как впрочем, и получаемое наслаждение.
   Никогда бы не подумал, что анальный секс может быть столь приятным. Как, еще совсем недавно не предполагал, что быть в полнейшем подчинении у женщины столь волнительно. По крайней мере, у женщины с Астории. О каком унижении в общении с ними может идти речь?! Да за одну только возможность служить этим неземным созданиям...
   - Эльза, побереги мальчика. Он отнюдь не богатырь, да и прошлая ночь была у него не из самых легких. Если тебе мало, то пусть лучше языком доработает.
   - Я и сама об этом подумываю, - сказала Эльза и неожиданно резко толкнула 'таран'...
   Остальную часть ночи я помню смутно. Помню только, что Эльза забрала меня в свою каюту, где приказала снять с нее таран, после чего... 'Великий Космос, сколько же в ней энергии!' Раз за разом я ублажал ее прекрасное тело, надеясь, что очередной оргазм моей госпожи станет последним. Увы, долгожданного 'хватит' я так и не услышал, зато услышал громкое 'Дан, просыпайся, капитан ждет нас через тридцать минут.'
   Просыпаться категорически не хотелось. 'Капитан, капитан, какой капитан? Я хочу спать.'
   - Вставай, герой. Тебе еще надо привести себя в порядок, а, кроме того, запомни, я люблю утреннее служение.
   'Никаких вставай и утренних служений. Спать и еще раз спать. А там - будь, что будет.'
   Однако через минуту я все же проснулся, льющаяся на живот холодная вода - прекрасный будильник.
   - Вставай скорее.
   Я открыл глаза и осмотрелся. 'Так, на кровать меня не положили. Спал на коврике, как собачка... Как болит задница... Приятно болит...'
   От анализа утренних ощущений меня отвлекла Эльза. Точнее ее стопа, опустившаяся на мое лицо. Две ночи дрессировки сказались, и я мгновенно переключился в режим 'покорный раб'...
   - Все, хватит. В душ и к капитану.
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 2."(Уся (Wuxia)) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Холодова-Белая "Полчеловека"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"