Киреев Алекс Маратович: другие произведения.

Служебный роман

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  - И что, ты нигде не можешь ее найти?
   - Нет, все перерыл. Ума не приложу, куда она могла исчезнуть.
   - А дома смотрел? Или в машине?
   - Смотрел. Но больше для очистки совести. Ты же знаешь, что по инструкции выносить какие-либо служебные материалы из здания фирмы запрещено.
   - А вдруг случайно положил в карман или в портфель? Чего только в конце рабочего дня не бывает.
   - Исключено - в таком случае сработали бы сканеры при выходе. Ты же знаешь, какая у нас жесткая система контроля.
   - Да уж, я нигде не встречала ничего подобного. Во всяком случае, в частных фирмах. И что теперь будет?
   - Не знаю, но, судя по всему, ничего хорошего меня не ждет. В самом лучшем случае уволят без выходного пособия, с негласным волчьим билетом. А в худшем... В худшем могут официально обвинить меня в краже, и начать уголовное преследование. Даже думать об этом боюсь...
   - Да, Майкл, тебе не позавидуешь. Ты ведь так хорошо начинал карьеру, - голос сидящей напротив меня девушки был наполнен неподдельным сочувствием, - и я искренне надеялась, что начальником нового отдела станешь ты.
   - Но теперь, Эшли, появятся шансы у тебя. Искренне надеюсь, что руководство выберет тебя.
   - Что ты, Майкл, я трезво оцениваю свои таланты, и отдаю себе отчет, что это мне такая должность не по плечу. Планировала быть, если моя квалификация тебя бы устроила, вторым номером в твоей команде, и... Ладно, что уж теперь говорить. Пришлют кого-то со стороны, или, того хуже, назначат этого сального толстяка...
   Мы оба замолчали. Эшли ковырялась ложечкой в остатках мороженого, а я, чтобы отвлечься от грустных мыслей, рассматривал свою собеседницу - одетую в строгий деловой костюм по-спортивному сложенную среднего роста 25-летнюю девушку. Мы познакомились почти два года назад, когда после окончания университета были приглашены на работу в фирму, занимающуюся...
   - Слушай, Майкл. Я понимаю, как тебе сейчас тяжело, но мне надо ехать кормить Элизабет. А то опять обидится и начнет делать гадости - у нее на них талант. Впрочем, если хочешь еще поговорить, поехали со мной. Вдруг вместе что-нибудь придумаем.
   - Спасибо, Эшли, ты очень добра. Но вдруг я нарушу твои планы на вечер? Да и что мы можем придумать?
   - О, я большая выдумщица. А о планах... У меня больше двух лет никого, кроме Лиззи, нет.
   - А Ричард? Насколько я знаю, ты с ним встречаешься.
   - О, пустое. Первый раз мы переспали после корпоративной вечеринки, посвященной юбилею фирмы - я тогда напилась до чертиков и мне было все равно кто трахнет меня. Не скрою, мне понравилось, и мы стали встречаться. Но стоило ему жениться, как между нами сразу все закончилось - может быть, это старомодно, но у меня свои правила. Так что поехали: познакомишься с бытом одинокой офис-менеджера.
   - На твоем 'Polo', или на моей 'Aventis'? Или каждый на своей, - я вдруг не нашел в себе сил отказаться от этого неожиданного предложения.
   - На моем. Ты для своей 'Aventis' не найдешь места, чтобы припарковаться. Оставь машину на стоянке фирмы, а потом заберешь.
   Я знал, что Эшли снимает квартиру не более чем в полутора часах ходьбы от нашего офиса, и, поскольку был любителем пеших прогулок, то предложенный вариант меня вполне устроил. Рассчитавшись, при этом Эшли категорически настояла, чтобы оплата шла по гамбургскому счету, мы отправились к ее ярко-красному 'фиату'. Пятничные заторы уже рассосались и через четверть часа я оказался в однокомнатной квартире, ободранные обои которой явственно свидетельствовали о проживании в ней представителя семейства кошачьих. Та встретила нас радостным мяуканьем. Потершись о ноги хозяйки, она начала изучать меня, и, сделав одной ей ведомые выводы, повторила свой маневр и с моими ногами.
   - О, смотри, ты ей понравился, - удовлетворенно заметила Эшли, и, насыпав своей сожительнице сухой корм, отправилась в ванну. - Разогрей, пожалуйста пиццу, - коротко бросила она закрывая дверь. Впрочем, мое одиночество было относительным: быстро поглотив свой нехитрый ужин, Элизабет запрыгнула на единственное в квартире кресло, и, поджав под себя лапы, словно надсмотрщик, стала внимательно наблюдать за моими кухонными манипуляциями. И недолгим, ибо вскоре Эшли присоединилась к нам.
   Контраст был разительный. Вместо делового костюма на ней была короткая застегнутая всего лишь на две пуговицы рубашка и светло-серые джинсовые шорты. Всегда аккуратно уложенные темно-каштановые волосы сослуживицы на этот раз свободно ниспадали на плечи.
   - А ты ничего...
   - Заметил, наконец, за два года.
   - Заметил я сразу, как только увидел. Увы, у меня, как и у тебя, свои правила: коллеги по работе - табу. Да и наша корпоративная этика не позволяет никаких вольностей.
   - Вот видишь, даже, если тебя и уволят, то в этом будет, как минимум, один плюс. Сможешь начать ухаживать за мной.
   - Ага, ухаживать... Зачем я тебе буду такой нужен. Безработный, бесперспективный... Мне останется только 'вторая лига'. А, скорее всего, меня вообще депортируют из страны.
   - Да, ситуация не из лучших. Хотя есть один выход.
   - Прыгнуть из окна небоскреба?
   - Ну, это ты всегда успеешь. Но в таком случае не сможешь любоваться моими ногами, - и Эшли, словно стараясь подразнить меня, села на диван, и прокрутила педали воображаемого велосипеда. - Я о другом.
   Что же, ее ноги и в самом деле были хороши. То ли достались ей по наследству от родителей, то ли явились результатом посещений расположенного в подвальном этаже здания фирмы фитнесс центра, где Эшли, судя по моим наблюдениям, проводила практически все свои все обеденные перерывы. Да и велосипед, на котором девушка приезжала в офис в первый год работы на фирме, был не воображаемый, а самый настоящий.
   - Ага, значит, по-твоему, когда меня вытурят на родину, то смогу.
   - Когда вытурят, то не сможешь. Разве что мысленно. Но ведь ты еще здесь.
   - Вот я и ловлю последние мгновения.
   - Лови, лови, но пока дай мне кусочек пиццы. А то я умру с голода, и тебе тогда уж точно никто не поможет.
   - Думаю, мне и так никто не поможет. Чем будешь запивать?
   - В холодильнике пакет апельсинового сока. А себе налей минералки.
   - А что, сок только для тех, кто остается работать на фирме? - попробовал пошутить я.
   - Да, - без тени смущения ответила Эш. - И виски тоже. Налей мне четверть стакана, и брось туда небольшой кусочек лимона.
   - И чем вызвана такая дискриминация?
   - Моим капризом. Это достаточное обоснование?
   - Достаточное, прекрасная госпожа, - легкий флирт отвлекал от тяжелых мыслей, поэтому я решил подыграть своей практически уже бывшей коллеге.
   - А также твоим нытьем 'все пропало, все пропало'. Если 'пропало', если ты уже смирился со 'второй лигой', то я хочу, чтобы ты прочувствовал, хотя бы в таких мелочах, всю 'прелесть' нахождения в ней.
   - Но разве у меня есть выбор? По-моему, нет никаких шансов остаться на фирме.
   - Я не буду читать тебе мораль на тему, что выбор у человека есть всегда, равно как и шансы, ибо, повторюсь, в меру цинична, и прекрасно понимаю, что во многих случаях это лишь выбор между петлей и веревкой. Но в твоем случае выбор есть.
   - Между расстрелом и обезглавливанием?
   - Нет. Между спасением меня от голодной смерти и увольнением с фирмы.
   - О, Эшли, прости, я заболтался. Держи свою пиццу, а напитки сейчас подам. Да и сам с удовольствием поем... Хотя не уверен, что твое спасение от голодной смерти чем-то поможет мне. Разве, что избавит меня от мук совести. И все-таки, можно и мне виски?
   - Нет, я же сказала. Виски только для тех, кто хочет остаться в 'первой лиге', - с неожиданной жесткостью в голосе, сказала хозяйка квартиры. - Пусть даже любой ценой.
   'Ого, даже так. Она просто флиртует или в самом деле, что-то задумала?!'
   Следующие десять минут прошли в полном молчании, нарушаемом лишь требовательным мяуканьем Элизабет, выпрашивающей поочередно, то у меня, то у Эшли что-либо съедобное.
   - Я хочу остаться в фирме, - я первым уничтожил свою порцию пиццы. - Но есть ли такая возможность в действительности, или ты только пытаешься пробудить во мне несбыточные надежды?
   - Есть-есть, не сомневайся, - ответила через несколько минут девушка, проглотив последний кусок. - Забери тарелку и налей мне еще столько же виски. А затем я тебе кое-что расскажу.
   Я выполнил эту просьбу, высказанную тоном приказа, и приготовился слушать. Но Эшли, как будто специально испытывая мое терпение, не торопилась. Облокотившись на спинку дивана, она мелкими глотками потягивала виски, и лишь окончательно опорожнив стакан, нарушила затянувшееся молчание:
   - Скажи, Майкл, на что ты готов, чтобы вернуть потерянную флешку?
   Нехорошее подозрение сразу же закралось мне в душу. Собственно, если честно, я с самого начала не исключал Эшли из числа возможных кандидатов на авторство 'подлянки', но после этих слов из широкого круга подозреваемых, она сразу же перешла в узкий.
   - Эшли, из твоего вопроса едва ли не прямо следует, что ты имеешь непосредственное отношение к ее пропаже.
   - Майкл, давай оставим в стороне все твои догадки и предположения. Даже, если, на секунду предположим, что они и верны, то тебе это ничем не поможет, ибо для службы безопасности фирмы флешку потерял именно ты. Да, собственно, так оно и есть: нечего было бросать ее без присмотра на рабочем столе. Поэтому перейдем непосредственно к делу. Как мы оба прекрасно понимаем, ты находишься практически в безвыходном положении, и у меня сейчас к тебе лишь один вопрос: на что ты готов, чтобы выйти из него?
   - Так это ты!
   - Я или не я... Какая разница. Видишь, я даже не пытаюсь тебя убедить в своей непричастности. Считай все, что твоей душе угодно. Только исходи из того факта, что перед тобой сидит прагматичная стерва, кстати, если ты меня будешь воспринимать именно такой, это значительно облегчит наши дальнейшие отношения. И эта стерва интересуется, пока из чистого любопытства, какую цену ты готов заплатить за доверенную тебе флешку.
   - Десять тысяч, - не раздумывая выпалил я, надеясь, что Эшли сразу примет предложение.
   - Две свои месячные зарплаты? Не густо, прямо скажем. Я думала, что ты ценишь свою работу гораздо выше. Ну, а раз так, то и сожалеть о ее потере особенно не надо.
   - Двадцать... Нет, двадцать пять.
   - Ладно, Майкл, я что-то сегодня устала. Извини, но хочу пораньше лечь спать. Да и тебе желательно хорошо отдохнуть за выходные. Думаю, предстоящий понедельник будет не самым приятным днем твоей жизни. Кстати, если не хочешь идти пешком, то можешь за мой счет вызвать такси. А что касается моего вопроса, то отнесись к нему, как к глупой неуместной шутке взбалмошной девушки, прости и не сердись.
   - Эшли, но двадцать пять тысяч - это и в самом деле все, что у меня есть. Мне даже одолжить не у кого. Разве только у тебя.
   - Майкл, Майкл, я же говорю, что это была всего лишь шутка. Извини, пожалуйста.
   Но было ясно, что девушка не шутила: - Ладно, Эшли, твоя взяла. Что ты хочешь?
   - Я же сказала: спать. Ну, и еще, чтобы перестали болеть ноги. Никогда не думала, что соблюдать дресс-код будет так тяжело. Проклятые каблуки...
   - Я могу сделать массаж.
   - Спасибо, Майкл, но тебе и в самом деле лучше иди домой. Ты перенервничал, а в понедельник... Впрочем, не будем о грустном.
   - Но почему ты столь настойчиво гонишь меня?
   - Потому, что... Потому, что ты мне... нравишься. А я девушка практичная и не хочу привязываться к человеку из второй лиги.
   - Но я же не знаю, как остаться в первой.
   - Твои проблемы. Я тебе более чем прозрачно намекала. Однако ты оказался таким скупым...
   - Эшли, но я предложил тебе все, что имею. Есть, правда, еще машина, но она кредитная, и ты это прекрасно знаешь. Впрочем, если тебя это устроит, можем зайти к ближайшему нотариусу оформить долговую расписку. Скажи, сколько ты хочешь?
   - Не обманывай ни меня, ни себя. Ты предложил мне лишь малую часть того, что имеешь.
   - ?!
   - Майкл, не знаю, это наша последняя встреча, или ты все-таки проявишь реальное желание остаться на плаву, но, чтобы ты лучше понимал меня и не строил никаких иллюзий: я девушка хищная, властная, беспринципная. Готовая на все, чтобы не просто остаться в первой лиге, а перейти из нее в высшую. И, кроме того, очень не люблю прижимистых мужчин.
   - Эшли, поверь, я вовсе не прижимистый. Но что, по-твоему, я могу тебе еще предложить? Назови сама.
   - О, уже теплее.
   - Подскажи, пожалуйста. А то после того, как я обнаружил пропажу носителя, мозги забиты картинками будущих неприятностей.
   - Подсказать... Могу и подсказать. Но вдруг ты опять поскупишься?
   - Нет, Эшли, не бойся.
   - Мне-то чего бояться? Бояться надо тебе. Я просто хочу убедиться, что вместо намеченного сна, не потрачу время на бесполезные для себя разговоры. Ты и в самом деле будешь готов заплатить настоящую цену?
   - Да. Ты же не станешь требовать у меня почку? Или какой-нибудь другой орган?
   - Нет, конечно. Зачем мне твои органы по отдельности? Ты мне нужен весь...
   - Эшли, мне сейчас не до шуток.
   - А я и не шучу.
   - И в каком качестве ты собираешься меня использовать? Муж, любовник, домашняя прислуга, все вместе?
   - Ну, для мужа и любовника ты скуп. Кроме того, я пока не знаю, насколько хорош ты в постели. Домашняя прислуга... Идея неплохая, но я пока справляюсь своими силами.
   - Эш, ну почему ты решила, что я скупой. Подскажи, какую цену я должен заплатить. А то все ходишь вокруг да около.
   - Все, Майкл, пошутили и хватит. Я лишь хотела немного отвлечь тебя от тяжелых мыслей. Видимо, получилось не очень хорошо. Извини. Иди домой. Выспись, но только не напивайся. Понимаю, что советовать легко, но делу это не поможет, а следы ночной попойки будут весомой косвенной уликой против тебя.
   Однако моя уверенность в том, что Эшли отнюдь не шутила, только возросла. И я решил проявить настойчивость.
   - Эшли, я готов на любые твои условия. Разумные, разумеется.
   - Хм, а кто из нас будет определять их разумность? Или позовем нейтрального судью? А может, чего там мелочиться, целую коллегию судей?
   Ответа на этот резонный вопрос у меня не нашлось, а девушка продолжила: - Если ты доверяешь определять 'разумность' мне, то я, быть может, и дам тебе шанс. Но только один.
   - Хорошо, Эш, я согласен считать все твои условия разумными и не обсуждать их. Либо приму, либо нет.
   - Уже лучше. Во всяком случае, по сравнению с твоим нытьем на тему 'все пропало'. Коротко и по-мужски. Но прежде завари мне кофе.
   - Только тебе? А кандидатам вторую лигу можно? - пошутил я. Однако Эшли мою шутку не поддержала, ограничившись коротким 'нет' и предложением удовлетвориться все той же минералкой.
   - Никогда не думал, что ты такая бессердечная и скупая, - я пытался скрыть за бравадой невольный страх перед теми условиями, которые мне выдвинет Эш. Или перед тем, что она вообще не выдвинет мне никаких условий, и все и вправду окажется лишь злой шуткой с ее стороны.
   - Если тебе нужна милая добрая девушка, то это не ко мне. Я, по-моему, предельно честно рассказала тебе о своем стервозном характере.
   - Сколько сахара?
   - Без него. Запомни на будущее.
   - На будущее?
   - Ну, да. Майкл, если ты не совсем потерял способность мыслить, и примешь мои условия, то у нас есть будущее. И в этом будущем тебе очень пригодится доскональное знание моих привычек.
   Я подал Эшли кофе, и собрался было согнать уютно расположившуюся в кресле Элизабет. Однако ее хозяйка не дала мне сделать этого: - Не трогай мою подругу. Кстати, тебе придется изучить и ее привычки.
   - А куда мне сесть?
   - Думаю, лучше всего на пол рядом со мной. Или гордость не позволяет?
   - Почему? Сидеть рядом с такими красивыми ногами очень даже приятно и почетно.
   - Приятно слышать. А они тебе и в самом деле нравятся? Или я имею дело с обычным мужским подхалимажем.
   - Еще как!
  - Врешь. Впрочем, чего не сделаешь, чтобы остаться на такой работе.
  - Я не вру. И дело не в желании остаться в фтрме. Они и в самом деле мне очень нравятся. Спортивные, сексапильные...
  - Не верю.
   - Поверь.
  - Хорошо, докажи, что это не обычное мужское бла-бла-бла, подогреваемое в данном случае твоим желанием снизить цену.
   - А как?
  - Хм, есть несколько способов. Например, поцелуй, - и слегка пахнущая потом ступня девушки оказалась у моего лица.
  Не знаю, что на меня нашло, но мне вдруг и в самом деле захотелось выполнить эту или просьбу, или приказ. Впрочем, не буду лукавить, и сознаюсь: сама того не ведая, Эшли, предоставила мне возможность осуществить одну из моих потаенных эротических фантазий.
  -... Стоп-стоп! Доведешь бедную девушку до оргазма, а мне еще озвучивать тебе условия сохранения места в первой лиге, - и Эш оторвала ногу от моих губ. - Впрочем, думаю, ты заслужил, чтобы они не были очень суровыми. А многие, если твой пыл был не игрой, а искренним проявлением чувств, тебе даже понравятся. Так что слушай...
   То, что девушка призналась в похищении флешки, не вызвало у меня большого удивления, поскольку в течении всего нашего общения в ее квартире постоянно намекала на это. Но вот условия дальнейшего 'сотрудничества'... Увы, они были предельно жесткими для меня.
  -... Итак, подведем итоги. Я становлюсь твоим боссом. Причем не только на службе, но и вне ее. Я же говорила, что мне не нужна твоя почка: ты мне нужен весь. Что же касается работы, то на встрече с учредителями ты снимешь свою кандидатуру в мою пользу, мотивируя... Впрочем, о частностях мы подумаем чуть позже.
   - Но вдруг они не прислушаются к моим доводам, и назначат кого-либо другого?
   - Что же, значит, нам обоим не повезло. В таком раскладе я остаюсь скромным офис-менеджером, а ты со скандалом вылетаешь с работы. Но, в отличие от тебя, у меня будет новый шанс. Сделать аналогичную подставу, видишь, я спокойно называю вещи своими именами, человеку, который придет на твое место. Поэтому, будь добр, постарайся быть как можно более убедительным. Ведь это в первую очередь в твоих интересах.
   - А, если все пройдет гладко, то какие у меня перспективы...
   - Майкл, не забегай вперед. Еще ничего гладко не прошло. Что же касается твоих перспектив. Лично у тебя их нет. Но я планирую с твоей помощью сделать карьеру. Будешь при мне консультантом, автором идей, секретарем. Да и другие занятия для тебя найдутся. Например, готовить мне и моим посетителям кофе. Кстати, сделай еще одну чашечку, - и Эшли убрала ноги с моих плеч.
   - Слушаюсь, босс, - сказал я шутливым тоном, поднимаясь с колен. Однако на самом деле мне было вовсе не до шуток, ибо перспективы вырисовывались отнюдь не радужные. Быть всю жизнь на побегушках у отнюдь не блещущей гениальностью, но обладающей железной хваткой девчонки...
   - Не переживай. Тебе под моим началом будет хорошо. И уж, по крайней мере, лучше, чем во второй лиге с волчьим билетом. Особенно, учитывая то обстоятельство, что ты оказался поклонником моих чудных ног... Да, подсыпь Лиззи немного корма, а мне налей еще немного виски...
   - Эшли, я тоже хочу выпить. Если ты разрешишь, то завтра в качестве компенсации куплю тебе целую бутылку. Пойми, мне необходимо хоть немного расслабиться. Все время на нервах...
   - Расслабишься, не переживай. Это я тебе обещаю. А вот алкоголь отныне для тебя табу.
   - Но почему?
   - Глупый вопрос. Но я отвечу. Ты отныне работаешь только на меня, а я, как настоящий руководитель, буду заботиться о здоровье своего сотрудника. В том числе о том, чтобы у него всегда была ясная голова. И в спортзал будешь ходить как миленький. И режим питания соблюдать. И от лишних вопросов по поводу моих приказов отучишься. Будешь задавать их только по делу, чтобы понять, как лучше выполнить мое распоряжение.
   - А как тогда с моими сексуальными потребностями? Ты тоже будешь их контролировать?
   - Естественно, - без тени смущения ответила Эшли.
   - И как же, можно спросить?
   - Легко и без проблем.
   - В каком смысле 'легко и без проблем'?
   - Во всех. И вопрос можешь без проблем задать, я не какая-нибудь ханжа, и секс-контроль не будет представлять для меня какой-либо сложности.
   - И как ты будешь его осуществлять?
   - Майкл, я девушка не только стервозная, но и рассудительная. И все продумала заранее. Так что можешь мне полностью довериться. Тем более, что и выбора у тебя другого нет. Не забегай вперед: все расскажу, а главное, покажу. Кофе уже готов?
   - Так точно, босс...
   - Не переигрывай. Главное, чтобы ты воспринимал меня, как босса в своей душе. А внешние проявления подчинения мне не интересны. Или, скажу точнее, интересны, но только во вторую очередь. Открой верхний ящик левой тумбочки, возьми поднос... Нет, не этот, а маленький... Поставь на него кофе и виски на поднос, и тащи все сюда.
   Я подошел к дивану и протянул Эшли поднос, однако она не торопилась взять его из моих рук.
   - Майкл, ты мог бы сделать мне небольшое одолжение?
   - Какое, босс? - я по-прежнему не мог до конца поверить в реальность происходящего, и старался по возможности балансировать на тонкой грани между абсолютной серьезностью и откровенным фарсом.
   - Увы, у меня нет сервировочного столика, поэтому побудь им. Не возражаешь?
   - Нет, не возражаю - я не стал отступать от избранной линии поведения.
   - Тогда, если тебя это не затруднит, опустись на колени. Думаю, нам обоим так будет удобнее...
   Я понимал, что уже началась 'школа молодого бойца', но не стал перечить, и, стараясь не расплескать наполненную до краев чашку кофе, выполнил пожелание 'сержанта'.
   - Молодец. Если ты всегда так будешь выполнять мои приказы, то, думаю, мы легко сработаемся. Подвинься, пожалуйста, чуть ближе, чтобы я не тянулась, - и, в отличие от прошлого раза, теперь на моих плечах оказались не голени, а бедра девушки. От внезапно нахлынувшего желания у меня перехватило дыхание. А Эшли, чередуя глоточки виски и кофе, буравила меня взглядом, то чуть сжимая ноги, то чуть раздвигая их. К тому же мои руки были заняты подносом, и это только усиливало ощущение, что я нахожусь в ее полной власти. И, как ни странно, еще больше возбуждало...
   Противостоять этому, своего рода, гипнозу было невозможно. И, если еще несколько минут назад я колебался: принимать ли условия Эшли, или в последний момент плюнуть на все, и уйти из этой г...й 'первой лиги', то теперь... Теперь я и в самом деле был готов делать кофе и аналитические обзоры, выполнять обязанности секретаря на работе и домработницы после окончания рабочего дня, отдавать зарплату и... Словом, с каждой минутой, проведенной в такой позе, список того, что бы я не стал делать для своего нового начальника ни при каких обстоятельствах, стремительно сокращался...
   - Тебе уже понятно, как я буду контролировать твою сексуальную жизнь? - допив напитки, спросила девушка. - Или нужны более подробные объяснения?
   - Понятно... Не совсем... Босс... Если можно подробнее, - мои мысли спутались, и это было самое членораздельное, что я мог произнести пересохшими губами. Сердце учащенно билось, лицо горело, а руки... Руки тряслись, как у классического неврастеника, или столь же классического алкоголика, хотя ни тем, ни другим, я, естественно, не был.
   - Подробнее, говоришь... Ладно, будет тебе подробнее, - и взяв у меня дрожащий поднос, Эшли поставила его рядом с собой на диван. - Но учти, я девушка не только стервозная, а и агрессивная. И в сексе отнюдь не довольствуюсь заурядной миссионерской скукотищей. И люблю, когда молодые люди выполняют все мои желания. Без каких-либо оговорок. Тебя же это касается вдвойне, втройне, и, даже, вдесятерне. Короче, я для тебя босс не только на службе, но и в постели. Уяснил?
   - Уяснил, босс.
   - Ладно, сейчас это проверим, - и Эшли, продолжая буравить меня взглядом, расстегнула молнию на шортах. - Да, Майкл, и не надо так нервничать. Скоро ты ко всему привыкнешь. Расслабься сам, а главное, расслабь свой язык. Ты когда-нибудь уже делал это?
   - Что? - переспросил я, хотя прекрасно понял, о чем идет речь.
   - 'Это' на научном языке называется кунилингус. Но меня больше заводит простое и откровенное 'лизать'. Короче, еще раз спрашиваю: у тебя есть хоть какой-то опыт по этой части?
   - Нет, Эшли, никакого. Да и никогда не было желания его приобретать. Гадость какая!
   - Зато у меня есть желание, чтобы мой подчиненный его приобрел. И, поверь, под моим руководством ты очень быстро все освоишь. Гадость говоришь? Думаю, ты изменишь свое мнение.
   - Но...
   - Никаких 'но'. Я же сказала, что люблю, когда меня беспрекословно слушаются. Поэтому перестань дрожать, и начни доставлять мне удовольствие. Ты ведь обещал быть лояльным сотрудником.
   - Но какое отношение имеет кунилингус к работе?
   - Самое прямое. Если ты удовлетворишь свою начальницу, у нее будет отличное настроение, что, в свою очередь, положительно скажется на ее деловой активности. Ну, а про женское здоровье я вообще не говорю.
   - Но, может, мы займемся более традиционными вещами?
   - Может, но не сейчас. В данный момент мы будем заниматься вещами нетрадиционными, но очень модными. А главное: они мне очень нравятся. Как и миллионам женщин, которых удовлетворяют языком их партнеры, и, заметь, не считают это чем-то зазорным. Так что ты будешь в тренде. Не медли, а то я могу подумать, что ты брезгуешь мной.
   - Нет, Эшли, извини, но я не могу. Ты мне очень нравишься, и ни о какой брезгливости не может быть и речи. Я без тени сомнения согласен уступить тебе свое место на фирме, быть вторым номером в твоей команде, помогать тебе подниматься наверх по служебной лестнице. И даже кофе с бутербродами меня не смущают. Но есть вещи, через которые я не в состоянии переступить. При всем желании. И, значит, наверное, не достоин быть в первой лиге, где, как я понимаю, устаревшие принципы не в чести. Пусти, пожалуйста, мне и вправду надо идти домой...
   Я сделал попытку подняться, однако сильные ноги девушки не дали мне сделать этого.
   - Странный ты, однако, Майкл. С таким неподдельным чувством целовал мои ступни, и я уже было решила, что приобрету в твоем лице не только сотрудника, но и пылкого любовника, а тут... Никак вас, мужчин, не поймешь.
   - Эшли, я не вру: ты мне очень нравишься. А твои ноги просто бесподобны, и, целовать их я не считаю для себя унизительным. Скорее, напротив... Ладно, чего уж там тратить время на обсуждение того, что могло бы быть, если бы не... Поэтому еще раз прости за отнятое время и испорченный вечер. Искренне надеюсь, что с тем, кто придет на мое место у, тебя все получится. Открывай свой замок...
   - Ну, нельзя сказать, что вечер уж совсем не удался: твои поцелуи действительно доставили мне удовольствие, да и такая поза мне очень нравится. Погоди, не дергайся, дай подумать, - и Эшли нарочито медленно застегнула молнию.
   Пауза затянулась, но я и не думал нарушать ее. Мысль о том, что никогда больше не окажусь в подобном капкане, сверлила мне мозг, и, не выдержав, я, словно на память о нашем знакомстве, осторожно поцеловал горячую светло-коричневую кожу.
   - На память? - вдруг смогла прочесть мои мысли несостоявшаяся начальница.
   - Да, - не стал отнекиваться я. - Возможно, это будет одно из лучших моих воспоминаний о первой лиге.
   - Возможно, - согласилась Эшли. - А, возможно, и нет. Знаешь Майкл, я тебя в таком состоянии домой не отпущу. И время уже позднее, и настроение у тебя соответствующее. Кто тебя знает, что ты натворишь в одиночестве. Потом буду пилить себя за то, что не удержала.
   - На все готовой беспринципной стерве могут приходить в голову подобные мысли?
   - Ты ничего не понимаешь в стервах. Я говорю о стервах с большой буквы, к коим, без лишней скромности, отношу себя. Вся их сила заключается в том, что они не стервозничают постоянно, а время от времени становятся милыми, добрыми, нежными душками. Своего рода оборотни...
   - И мужчины чувствуют себя, как на вулкане, не зная какой облик примет их женщина в ближайший момент?
   - Да, совершенно верно. Так что считай, что я сейчас просто на время превратилась в милую чуткую подругу по работе. Подругу, которая не только оставит своего коллегу у себя на ночь, но даже позволит... О, раз ты такой недотрога, то и я буду столь же неприступной. Правда, кое-что я ему позволю. - Увы, все мои эротические фантазии угасли, так и не успев разгореться: - Позволю ему переступить черту, отделяющую вторую лигу от первой. Поэтому можешь налить кофе и виски не только мне, но и себе.
   Капкан разомкнулся, и я получил возможность подняться с колен. Впрочем, делать это почему-то не сильно хотелось... Но еще меньше хотелось уходить в одиночество от столь неординарной девушки. И, не найдя в себе сил попрощаться, я отправился заваривать кофе.
   Его мы выпили в абсолютной тишине, разделенные стоящим на изрядно исцарапанном Лиззи диване, подносом. (Моя попытка возобновить игру, и снова стать на колени была решительно пресечена. В ответ Эшли лишь без слов покачала головой, а ее вытянутая рука указала мне на место, расположенное на противоположном конце дивана.) Мне было не до разговоров: мысль о том, что, возможно, я совсем напрасно отказался выполнять вполне заурядную по современным меркам сексуальную фантазию девушки, не давала покоя. Не спешила возобновить разговор и Эшли, сосредоточенно размешивая ложкой осадок в опустевшей чашке. Наконец она прервала молчание:
   - Знаешь, Майкл, я тут подумала... Возможно, так даже будет лучше. Короче: если ты по-прежнему согласен на роль второго номера в нашей связке, то давай обойдемся без секса. Ты не против такого варианта?
   Я ожидал услышать, что угодно, но только не эту спасительную для себя фразу. Мои губы задрожали, на глаза упала влажная пелена... Лишь через минуту я смог взять себя в руки, произнеся чуть изменившимся от волнения голосом, слова благодарности. Надо ли говорить, что получились они не совсем складными: - Эшли, босс, спасибо... Огромное тебе спасибо. Я, я сделаю все... Скажи, ты не шутишь?
   Короткое 'Нет!' в сочетании с 'Но помни, что я очень быстро превращаюсь из милашки в стерву' убедило меня лучше любых заверений, а девушка продолжила: - В конце концов, я думаю, что без особых проблем найду себе партнера. Быть может, даже на нашей фирме. Еще будешь ему завидовать и вспоминать о своей глупости. Но только предупреждаю - никакой ревности. Малейшее ее проявление, пусть даже в интонации голоса, поверь, я почувствую, и нашему сотрудничеству конец. Ясно?
   - Ясно, но...
   - Никаких 'но'. Ты ведь сам отказался от меня. И, значит, прав на ревность у тебя нет.
   Что же, Эшли умело нанесла удар. Удивительно, но одна мысль о том, что кто-то будет обладать этой девушкой или даже не обладать, а вместо меня воплощать в жизнь ее фантазии, была невыносимой. 'Майкл, может тебе надо было быть более покладистым?'
   - Вымой, пожалуйста, посуду, все прибери, и возьми на антресолях у входа спальный мешок. Постелешь его на полу. Надеюсь, ты не сильно храпишь?
   - Умеренно.
   - Ладно, чего не вытерпишь ради спасения коллеги от перевода во вторую лигу и собственного продвижения по службе. Словом, ты тут занимайся хозяйством, а я пошла в душ.
   - А мне потом можно воспользоваться твоим душем?
   - Нужно. Только смой после себя волосы, и протри пол, если набрызгаешь. Да, и еще: я люблю, когда мужчина бреется два раза в день. Поэтому, будь добр...
   - Но мы же не любовники. Или у меня появился шанс?
   - На ванильный секс ни малейшего. Но, если ты все же готов оказаться от своих предрассудков, то я, наверное, дам тебе возможность исправиться. Загладить, вернее, зализать, свою вину.
   - Не готов. Поэтому, зачем бриться дважды?
   - Мне захотелось. Это достаточно весомое обоснование? И вообще, я уже говорила, что объяснять я буду только приказы и задания по работе. Что же касается быта, то не вижу в этом никакой надобности. Майкл, ты забыл, что всего несколько минут назад дрожащими губами благодарил меня. Так я могу отменить свое щедрое предложение.
   - Прости, Эшли. Просто я подумал...
   - Тебе надо не думать, а выполнять мои приказы. А если уж думать, то только о том, как их лучше выполнить. Вопросы, возражение есть?
   - Нет, босс.
   - Вот так-то лучше, - и с этими словами Эшли отправилась в душ.
   За время ее отсутствия я не только успел помыть посуду и протереть столешницу, но и подмести пол. На который и положил пахнущий женскими духами спальный мешок цвета хаки.
   - Молодец, - похвалила меня вернувшая Эшли. - Теперь сделай гнездышко для меня. Разложи диван, достань изнутри постель и аккуратно разложи ее. Словом, тренируйся.
   На этот раз свои мысли на тему, что стелить постель - не совсем мужское дело, я оставил при себе, и быстро выполнил полученное задание. А девушка, ничуть не стесняясь меня, сняла футболку и шорты, под которыми не оказалось трусов, и, явив на мгновение полностью обнаженное тело, юркнула под простыню.
   - Все, Майкл, я спать. Повесь аккуратно мои вещи на спинку стула. И туши свет.
   - Один вопрос.
   - Давай, но только один.
   - А есть чем побриться, и продезинфицировать лицо?
   - Есть. Там от Ричарда остались одноразовые станки и лосьон, - и, вероятно, прочтя реакцию на моем лице, добавила - Майкл, давай играть по тем правилам, которые сами же установили. Никакого секса, значит, никакого секса. И, следовательно, никакой ревности. Так что, иди приводи себя в порядок, и попробуй только разбудить меня. Узнаешь, какой страшной бывает стерва в гневе...
   Когда я вернулся, Эшли уже спала. Как и устроившаяся на предназначенном для меня спальном мешке Элизабет. Стараясь не разбудить ни одну из хищниц, я разделся, и протиснулся в спальный мешок. Тем не менее, Лиззи все же проснулась. Поднявшись, она недовольно посмотрела на меня, сделала 'верблюда', и, бросив еще один осуждающий взгляд, снова свернулась в клубок.
   А вот сон, лежащей на спине моей новой начальницы я не потревожил. Сползшая до пояса простыня, открывала вылепленный в тренажерном зале торс, с не по-женски широкими плечами. Скорее 'мужскими' можно было бы назвать и непропорционально длинные руки Эшли. Широко раскинутые в стороны, они позволяли любоваться ее не очень большой, но очень красивой грудью, то поднимающейся, то опускающейся в такт размеренному сонному дыханию. Словом, занеся девушку при первом знакомстве в разряд 'некрасивая, но привлекательная', я не сильно погрешил против истины. Вот только после сегодняшнего вечера назвать его следовало чуть иначе, добавив всего лишь одно слово: 'сексуально'.
   Сон долго не приходил. Сумбурные мысли о пропаже файла, о наших договоренностях с Эшли, перемешивались с воспоминаниями о лежащих на моих плечах ногах, о вкусе ее кожи, а также с сожалениями на две плохо согласующиеся друг с другом темы: почему я был так неосторожен с флешкой, и почему я отказался подчиняться девушке в постели. Не способствовало приходу Морфея и запечатленная в мозгу картинка спящей в каких-то полутора метрах от меня полуобнаженной женщины...
   И все же усталость, в первую очередь нервная, взяла свое и сон, правда, похожий больше на какое-то полузабытье, пришел. Мне снилась случайно найденная в нижнем ящике рабочего стола флешка, успешное собеседование с руководством фирмы, и утверждение в новой должности, пришедшие вечером ко мне домой с поздравлениями Эшли и Лиззи... Да-да, в моем сне Лиззи превратилась в красивую девушку с огненно-рыжими волосами и грациозной, в полном смысле этого слова кошачьей, манерой передвижения...
   Мы пили шампанское, обсуждали планы на ближайшее будущее, а затем Элизабет вдруг снова обернулась. Но только не обратно в кошку, а в матерую львицу. Я замер от страха, а Элизабет, по всей видимости, ласкаясь, ткнулась мордой мне в грудь, опрокинув вместе со стулом на пол. Затем, несколько раз лизнув меня внушительных размеров шершавым языком, она, словно вспомнив свою прошлую кошачью ипостась, попыталась свернуться клубком у меня на груди. Вес 10-пудового тела не давал дышать, моя грудная клетка, казалось, вот-вот треснет, а Лиззи...
   Впрочем, здесь я проснулся, и сразу понял, что на моей груди устроилась отнюдь не Лиззи.
  - Майкл, доброе утро. Как спалось на новом месте? Жестко не было?
  Из одежды на Эшли была только расстегнутая рубашка с закатанными рукавами, и мои глаза, окончательно сбросив сонную пелену, уперлись в тщательно выбритые 'яшмовые ворота'. У меня перехватило дыхание. И от веса сидящей на груди девушки, и от открывшегося зрелища.
  - Доброе утро, Эшли. Умеренно плохо. Сперва долго не мог уснуть, а потом начала сниться всякая ерунда. Не могла бы ты встать с меня?
  - Могла бы. Какие проблемы? Мне это совсем не трудно.
  - Тогда, пожалуйста, сделай это. А то мне очень тяжело.
  - Вот мужчины пошли: не могут выдержать слабую женщину.
  - Ну, ты не такая уж слабая.
  - А тебе нравятся миниатюрные неженки?
   - Нет, Эшли, скорее такие девушки, как ты: спортивные и энергичные. Но прошу тебя...
   - Ладно, передохни. А я пока сделаю себе сок.
   Эшли поднялась, и отправилась загружать комбайн фруктами, а я, избавленный от веса ее тела, попытался подняться. Увы, спальный мешок был застегнут до самого верха, оставляя всего лишь узкое отверстие для лица, и не позволяя высвободить находящиеся внутри него руки.
   Поняв, что Эшли опять что-то задумала, я счел за лучшее, молча выжидать дальнейшего развития событий. Тем более, что пока можно было просто любоваться этой необычной, и все более и более завладевающей моими мыслями и чувствами девушкой, которая хлопотала по хозяйству ничуть не стесняясь своего практически полного неглиже. Насыпав корм Лиззи, так и оставшейся обычной домашней кошкой, Эш, выразительно покачивая бедрами, не торопясь подошла к месту моего заточения, и осторожно поставила правую ногу на спальный мешок. Затем, найдя на ощупь мое мужское достоинство, она немного помассировала его, мгновенно добившись задуманного эффекта.
   - Майкл, ты не будешь возражать, если я немного похожу по тебе? - и Эшли сделала вид, что собирается перенести весь свой вес на стоящую на моих интимных местах ногу.
   - Эшли, ты раздавишь мне там все. Умоляю: не надо.
   - Ладно, уговорил. Выбранная тобой форма 'умоляю' понравилась мне. Коротко и со вкусом. Как можно употребляй ее, когда что-либо просишь. Кстати, ты не передумал? Посмотри внимательно на мою девочку. Разве она не прекрасна? Не бойся: я только из душа и там у меня все идеально чисто. Специально старалась, чтобы тебе было легче перешагнуть через психологический барьер.
   - Нет, - едва ли не выкрикнул я.
   - Какой ты упорный... Мне нравится это качество в мужчинах. Особенно в тех, кто будет продвигать меня наверх. И все же, еще раз подумай. А? Давай, не ломайся. После первого раза сам будешь просить меня об этом. Смелее...
   - Нет, Эшли. Нет. - Повторил я уже без прежней уверенности в голосе. Ибо 'девочка' и в самом деле была прекрасной. Ну, если не прекрасной, то, по крайней мере, возбуждающе-манящей. И, как ни странно, вызывающей у меня желание... поцеловать ее.
   А Эш, уловив смену интонаций в моем голосе, не снижала напор: - Слушай, ты прав. Мне так даже больше нравится. Интермедия 'мужчина уговаривает неопытную девочку', но только со сменой ролей. Заводит по полной. Ладно, уговорил, помогу тебе сделать решительный шаг, и преодолеть застенчивость...
   С этими словами Эшли отошла от меня, взяла сок, и, вернувшись, снова села мне на грудь. Ее полностью расслабленное тело вдавливало меня в пол, вызывая ощущение полной и в то же время приятной беспомощности, а девушка, явно наслаждаясь своей властью надо мной, продолжила: - Майкл, ничего не бойся. Я буду говорить тебе, что надо делать, а ты только выполняй мои команды. Тебе же моя девочка нравится, я же вижу. Не стесняйся, поцелуй ее. Нежно-нежно, как целуют девушку в первый раз на первом свидании... Кстати, ведь у нас и в самом деле первое свидание!
   - Нравится, но...
   - Не продолжай, я все поняла. С тобой и в самом деле надо вести себя как с нерешительной девочкой. Чуть меньше уговоров, и чуть больше насилия, - Эшли подвинулась вперед, и ее идеально выбритый треугольник оказалась в нескольких сантиметрах от моего рта. Дышать стало еще тяжелее, как, впрочем, и бороться с усиливающимся возбуждением.
   - Майкл, теперь ты сможешь дотянуться губами до нее. Смелее, она не кусается!
   - Эш, отпусти меня. Я не буду этого делать. Ухожу с фирмы...
   - Отлично, милый, я поняла. Молодец, ты все делаешь правильно: продолжай сопротивляться и заводить меня. Из тебя выйдет отличный сотрудник. И уж скучать в обеденный перерыв мне точно не придется. Да и у тебя не останется времени на эти тупые пасьянсы. Если бы ты только знал, как они меня раздражают.
   - Пусти, я же сказал, что ухожу с фирмы.
   - Майкл, перестань повторять одно и то же. Я разве держу тебя? Уйдешь, если захочешь. Но только после того, как ублажишь меня. И я почему-то уверена, что после этого тебе никуда не захочется уходить.
   - Не...
   -...Знаю, не буду, - смеясь, договорила за меня Эшли, накрыв мой рот рукой. - Все маленькие непослушные девочки так говорят. А вот, когда они научатся слушаться, то поймут, что мама была права. Майкл, я уже все распланировала. В моем отделе будет царить жесткая дисциплина, и, надеюсь, что ты, как моя правая рука, будешь служить для других примером. Впрочем, я уверена, что тебе уже сейчас нравится слушаться своего босса, не так ли?
   Мой зажатый рот смог издать лишь невнятное мычание, могущее означать и 'да', и 'нет'. По крайней мере, я сам и не смог понять тот смысл, который попытался вложить в него. Зато Эшли трактовала его по-своему, и, вероятно, очень близко к истине: - Не отвечай: я знаю ответ. Ты будешь не просто послушен мне, а образцово-показательно послушен. А пока немного расслабься, - и, наклонившись, нежно поцеловала меня в щеку. Не менее приятно оказалось и прикосновение ее свободно ниспадающих на плечи мягких волос. А затем последовал первый за время нашего знакомства поцелуй в губы. Поцелуй, после которого я понял, что и в самом деле никуда из фирмы не уйду.
   - Какие у тебя сухие губы, переволновался?
   - Да, - я не стал строить из себя мачо. Тем более, что в моем положении это было бы просто смешно.
   - Из-за флешки, или из всего остального, - и явно намекая на это остальное, Эшли чуть изменила положение своих ягодиц.
   Я задумался, не зная, что ответить: - И в самом деле, что меня волнует сейчас больше всего? Эш и наши сразу же принявшие необычную форму отношения, или какая-то там должность, какого-то там руководителя, какой-то группы... А девушка, словно желая подтолкнуть мои мысли в нужном для нее направлении, провела своим языком по моим пересохшим губам. Что же, если это и в самом деле была попытка прочнее привязать меня к себе, то надо признать, что она удалась.
   - Что, моя девочка, тебе понравилось? Не будешь больше артачиться?
   Я не знал, что ответить.
   - Ладно, разберись пока со своими ощущениями, а я пойду налью и тебе сока.
   Через минуту Эшли вернулась, и снова заняла место на моей груди. Затем, поддерживая левой рукой мою голову, она, как будто бы заботливая сиделка, стала поить меня ярко красным сладковатым нектаром. Я с жадностью пил живительную влагу клубничного сока, а Эшли участливо спросила: - Вкусно?
   - Спасибо, Эш, очень вкусно. Но немного приторно. Я бы предпочел с утра грейпфрут или апельсин.
   - Нет, тебе этого сейчас нельзя.
   - Почему?
   - Ну, есть некоторые обстоятельства, о которых ты скоро узнаешь, - а затем, вновь превращаясь из заботливой мамочки во властную стерву, добавила: - А, главное, я так хочу!
   Надо сказать, что эти переходы получались у нее без видимых усилий. - О, моя маленькая девочка не вытерла ротик. Мамочка поможет ей, - и каштановые волосы Эш погрузили мои глаза в темноту, а ее язык стал облизывать мои губы. Волна возбуждения прошла по моему телу: 'Какая, к черту, фирма, какая к черту должность'...
   - Еще сок хочешь? - вопрос Эшли, вновь принявшей вертикальную позу, вернул меня в действительность.
   - Да, моя прекрасная заботливая мамочка.
   Эшли протянула мне свой стакан: - Остаток сока придержи во рту, чтобы там все стало влажным.
   На этот раз я не стал вникать в смысл приказа, а просто выполнил его. - Видишь, ты уже начинаешь слушаться, - одобрила мою исполнительность Эшли, - и, выждав пару минут, добавила, - А сейчас можешь проглотить этот сок, и, - тут последовала совсем короткая пауза, - попробовать другой.
   Смысл этой фразы стал понятен мне очень скоро. Правая рука девушки, поставила стакан на пол и отправилась к 'яшмовым воротам'. Как завороженный я следил, как длинные, аккуратно ухоженные, но без маникюра пальцы, скрылись за ними, потом снова появились на свет божий, и отправились к моим губам. Опережая это движение, я немедленно сжал их, однако мое противодействие не разозлило Эшли, а, наоборот, развеселило ее: - Майкл, ты такой забавный. С тобой так интересно играть. Скажи, ты и вправду думаешь, что можешь мне противиться? Или специально раззадориваешь? Если так, то я не ошиблась, и из тебя получиться не хороший подчиненный. Что в служебном, что в постельном смыслах. Что же касается твоего сопротивления, мой девственник, то я легко преодолею его. Смотри, как это делается...
   И ее слова не разошлись с делом. Левая рука Эшли перестала поддерживать мою голову, а, когда мой затылок коснулся пола, сжала мои ноздри. Запасов кислорода в моих легких надолго не хватило. Через пару минут мои губы разжались, тут же ощутив, что к сладости сока клубничного примешался доселе неизвестный мне вкус сока женского.
   - Вот и все, дорогой. Первое табу я с тебя сняла. Как тебе на вкус мой нектар? Такой ли уж он противный? Ответь честно мне, но, прежде всего, самому себе.
   Однако я и без этого приказа был занят анализом собственных ощущений. Противным он не был точным. Ровно, как и приятным. Скорее, необычным. И я, покраснев, честно поведал Эш о своих ощущениях.
   - Майкл, цени то, как я обходительна с тобой. Я и так вряд ли слабее тебя, - Эшли выразительно передернула накачанными плечами, - а, учитывая разницу в нашем положении, - тут, несмотря на всю сложность момента, мы одновременно улыбнулись от этой невольной игры слов, могла бы просто взять тебя насильно. И, скорее всего, ты бы сильно не возражал. Ведь так?
   - Не знаю, - ответил я, продолжая облизывать губы.
   - Видишь, не знаешь, а, значит, именно 'скорее всего'. Майкл, давай расставим точки на i. Не скрою, я, конечно, стерва. И стерва изрядная. Думаю, ты и сам в этом убедился.
   - Да, уж - и здесь я с чистой совестью не стал перечить девушке.
   - Но, позиционирую себя, как стерву умную. И мне не нужен пьедестал, а тебе предназначена именно эта роль в моей жизни, с треснутой психикой. Кроме того, не скрою, ты мне просто понравился, - и, наклонившись, Эшли добавила к вкусу двух соков вкус долгого поцелуя. Ее язык проник мне в рот и... Словом, к беседе мы вернулись далеко не сразу.
   - Ах, о чем это я? Да, вспомнила. Поэтому давай прекратим наши игры и поговорим серьезно. И о наших отношениях, как на работе, так и за ее пределами, так и о твоих, условно говоря, постельных установках.
   - Но ты же вчера говорила, что мы можем обойтись без постели.
   - Майкл, твоя доверчивость выходит за все рамки. Ты так в бизнесе не удержишься. Да и в жизни, не встреть ты меня, тебе пришлось бы не сладко. Запомни, людям доверять нельзя. А уж женщинам в особенности. Поэтому, когда я предлагала тебе 'дружбу без секса', то просто не хотела отпускать тебя из своей жизни. Особенно в том состоянии, в котором ты тогда был.
   - Эш, звучит, как будто признание в любви...
   - Майкл, ты и в самом деле романтик. Какая к черту любовь. У меня к тебе гораздо более основательный интерес, или, если тебе так романтичнее считать, чувства. Я же не случайно назвала тебя 'пьедесталом'. И что это за пьедестал, который на работе принадлежит одной женщине, а за ее пределами другой? Мы, дочери Евы, такие собственницы!
   Что же касается твоих постельных табу... Отбрось их. Для мужчины в кунилингусе нет ничего позорного и унизительного. Поверь, имей ты возможность заглянуть во многие спальни, то увидел бы вполне респектабельных, уверенных в себе мужчин, ублажающих таким способом своих жен и любовниц. Особенно в наше, чреватое стрессами время. Пойми, настоящие представители сильной половины человечества ценят своих любимых, да и во время куни сами испытывают удовольствие.
   - От чего?
   - От того, что довели своих подруг до вершины блаженства. А способы... Это как раз тот случай, когда вполне применима фраза 'цель оправдывает средства'.
   - Но разве женщина после того, как мужчина удовлетворил ее столь унизительным для себя способом, не перестает уважать его?
   - Смотря, какие женщины. Те, у кого есть хоть что-то в голове, вовсе не считают, что погрузив свою голову между их ножек, мужья или любовники унижаются перед ними. Во всяком случае, лично я вовсе не хочу тебя унизить. Мне просто надо чувствовать, что ты - полностью принадлежишь мне, и готов для меня на все. Что дома, что на работе.
   - Мы будем заниматься этим в офисе?!
   - Да, естественно, если, конечно, тебя все же не выгонят с работы. Для меня это лучший способ поднять физический и моральный тонус. Так что стану с твоей помощью самым работоспособным и уверенным в себе менеджером. И, кстати, не только в офисе, но и там, где я этого захочу. - И, увидев, испуг на моем лице, добавила: - Не бойся, я достаточно тактична, и не поставлю тебя в унизительное положение перед окружающими.
   - И после моих оральных ласк, я не стану для тебя человеком второго или даже третьего сорта?
   - Нет, конечно. Особенно, если сумеешь понравиться.
   - Не верю. Скажем, ты смогла бы... - я набрал в грудь как можно больше воздуха, - сделать мне минет.
   - О, бог мой, как все запущено. Майкл, у тебя и в самом деле серьезные проблемы с половым воспитанием. Неужели ты думаешь, что сексуально раскрепощенная женщина считает минет не источником собственного наслаждения, а чем-то унизительным для себя? Если бы ты знал, что в своих сексуальных фантазиях я не раз и не два делала его тебе. И теперь, надеюсь, реализовать их в реале. Ладно, думаю, теоретическую часть нашего первого занятия, можно считать законченной. Продолжим практическую.
   - Нет, Эшли, не могу. Сам не знаю, но что-то внутри тормозит меня.
   Однако Эшли уже поняла, что я сопротивляюсь во многом для очистки совести, и не стала обращать на мои возражения никакого внимания.
   - Слушай, еще раз повторяю, из тебя получится отличный любовник. Никто меня так не заводил, как ты своим целомудренным упорством. Я от него уже вся горю... В смысле вся мокрая. Так что сейчас, скажи спасибо, я исполню твое потаенное желание и возьму тебя насильно. Ты же хочешь этого, не так ли, моя девственница?
   - Да, - едва не сорвалось с моих губ, но вместо этого они произнесли нечто совершенно противоположное. Впрочем, охваченной желанием Эшли было не до моего жалкого лепета. Одним резким движением она оторвала свой мускулистый таз от моей груди, и, едва я успел набрать воздух, как был снова лишен доступа кислорода: промежность девушки накрыла мое лицо.
   Мой рот встретился с ее уже влажными яшмовыми воротами, и я, как и несколькими минутами ранее, невольно сжал губы. Однако, на этот раз Эшли не стала зажимать мне нос, а просто начала двигаться вперед и назад, постепенно покрывая мое лицо своими соками. Я был в прямом и переносном смысле раздавлен этим напором, а Эш... Похоже, ей теперь было наплевать, согласен я на оральный секс или нет.
   Тем временем, я начал задыхаться. Нет-нет, не от возмущения, а в самом фигуральном смысле. В поисках случайных глотков воздуха пришлось даже разомкнуть губы, но, увы, это мало помогло, и мысль о столь бесславном конце, вытеснила все остальные. Однако все обошлось. От асфиксии меня спас победоносный крик 'А-А-Ах!', увенчавший все усиливающиеся после каждой новой 'фрикции' стоны. Удовлетворенная Эшли расслабила мускулы и вновь оказалась у меня на груди, а я, не веря в спасение, стал с жадностью глотать воздух. Боже, как же хорош обычный воздух!
  
   - Майкл, я не раздавила тебя?
   Осознав, что со мной сделала Эшли, я впал в оцепенение, и не ответил.
   - Дорогой, это было прекрасно. Высший класс! Довести девушку своим упорством до края, а затем... Такая разрядка. Майкл, не молчи. Поговори со мной.
   Однако я продолжал молчать, не в силах ни собраться с мыслями, ни убрать липкую жидкость со своего лица.
   - Майкл, ты что обиделся? Или не понравилось? Солнышко, извини, пожалуйста, если сделала тебе больно. Но ты меня и в самом деле завел своим 'не хочу и не буду'. Прямо крыша поехала, а я ведь девушка горячая. Но мы сейчас все исправим, и у тебя останутся от нашего первого секса самые приятные воспоминания.
   'Обнадежив' меня, Эшли дотянулась до стоящей на маленьком столике возле дивана сумочки, достала из нее влажные салфетки, и принялась очищать мое лицо. Ее движения были плавны и осторожны, а взгляд по-сестрински участлив: 'И куда только подевалась эта сучка только что изнасиловавшая меня?' Увы, как быстро выяснилось, это была всего лишь очередная метаморфоза 'настоящей стервы'. Приведя в относительный порядок мое лицо, Эшли осторожно уселась над ним на корточках, а ее 'ворота' оказались прямо над моим ртом: - Майкл, не бойся, теперь я буду очень осторожна, - и мои губы ощутили прикосновение лобковых волос. - Скажи, тебе так удобно? Я не сильно давлю на тебя? Я говорю в данный момент о весе своего тела, а не обо всем остальном. Ответь.
   Однако в шоке от случившегося, а также поняв, что на сегодня программа еще не закончена, продолжал молчать.
   - Майкл, не молчи. Я уже поняла, что ты обиделся. Но еще раз повторяю, что виноват только ты сам - не надо было так сильно раздраконивать меня. А вот сейчас у нас тобой все будет нежно и благопристойно, обещаю. И ты получишь настоящее наслаждение от общения с моей девочкой. Открой ротик, достань из него свой язык, и приступай к работе.
   В ответ я снова сомкнул губы, и постарался, насколько это было возможно в моем положении, отдалить их от излучающей запахи похоти вульвы.
   - Майкл, ты опять упрямишься и опять заводишь меня. Не упрямься. Помнишь, чем все это закончилось? Я же все равно добьюсь своего, - и в качестве подтверждения этих слов, Эшли снова зажала мне нос. Правда, когда мои губы вновь разжались, она совершенно неожиданно не воспользовалась этим, а продолжила уговоры: - Дорогой, ты же видишь, что я могу заставить тебя сделать это. И многое, многое другое, о чем ты сейчас даже не догадываешься. Более того, я уверена, что потом тебе все очень понравится, и ты простишь меня за насилие. Но в данный момент я хочу твоего добровольного сотрудничества. Пожалуйста, переступи через свои глупые табу.
   Впрочем, ее новая тактика не принесла ей успеха, и едва Эш отпустила мои ноздри, как мой рот снова оказался на замке. И тогда девушка пустила в ход свой последний (последний ли?!) козырь: - Хорошо, Майкл, ты победил. Насильно мне от тебя ничего не нужно. Уж, что-что, а чувство собственного достоинства у меня есть. Ричард буквально умолял меня, чтобы я разрешила ему сделать то, от чего ты сейчас отказываешься.
   Упоминание о ее коротком служебном романе неожиданно отозвалось в моем сознании вполне ощутимым чувством ревности и мыслями о том, что мужские тараканы в голове ничуть не уступают женским. Но размышлять на тему 'хочу я Эш или не хочу, а на самом деле до каких пор готов ей подчиняться' не было времени, ибо Эшли спустила сверху новую вводную: - Но, прежде чем мы расстанемся, я предлагаю тебе понять, от чего ты отказываешься. Майкл, ты же живешь в мире логики. Во всяком случае, я всегда восхищалась твоими логическими цепочками, которые ты создавал при анализе тех или иных проектов. Ну, сам посуди, разве можно отвергать с подхода то, что еще не попробовал? Поэтому просто попробуй. Не более того. Не понравится, я выпущу тебя из заточения, и ты поедешь готовиться к разборке с начальством. Понравится... - и здесь в голосе девушки появились мечтательные нотки, - я не буду закрывать тебе доступ к своему телу.
   Не знаю, что послужило причиной моей капитуляции. То ли обращение к моей логике, то ли упоминание о Ричарде, то ли вид ее раскрывшегося бутончика, который, как я ни старался отвести от него взгляд, все больше и больше возбуждал меня. А может, к этому моменту все было уже решено, и мне был необходим только внешний толчок, который Эшли, умело обрекла в форму логических рассуждений. Впрочем, не следует полностью отвергать версию того, что мои губы открылись сами по себе, без какой-либо команды практически полностью потерявшего контроль над телом мозга. Не знаю, не помню...
   - Вот, а ты боялся. Ну и как, было очень неприятно? - и, увидев, что вместо ответа я залился пунцовой краской, добавила: - Только в следующий раз будь более осторожен и не лижи с таким остервенением клитор. Запомни: эта штучка у нас очень нежная, и любит, когда с ней обращаются очень бережно. Медленно и бережно.
   - Я что-то сделал не так?
   - Нет-нет, для первого раза все было очень даже достойно. А твоя старательность просто восхитила меня. В целом твердая 'четверка'. Надеюсь, теперь мне не придется каждый раз обламывать тебя. Эти игры, по своему, хороши, но мы их оставим на ночь и выходные. А вот в офисе, сделай милость, не капризничай, -Эшли, похоже, не сомневалась в том, что этот следующий раз у нас будет.
   - Эшли, а как долго будет продолжаться наше, так сказать, сотрудничество?
   - О, этого не знает никто. Например, оно может закончиться прямо сегодня: вдруг тебя все же уволят с работы. Во-вторых... Майкл, есть столько "во-вторых", "в-третьих", "в-четвертых", что бесполезно тебе их перечислять.
   - Но все же, есть какой-то граничный срок? Ты ведь девушка расчетливая и все наверняка просчитала.
   - Ну, не без этого, - самодовольно улыбнулась Эшли. - Кое-какие наметки у меня на этот счет есть.
   - А можно полюбопытствовать?
   - Без проблем.
   - И?
   - Если наши отношения будут развиваться идеально, то есть, ты будешь полностью лояльным, а я вкладываю в это понятие очень широкий смысл, сотрудником, то они закончатся в тот момент, когда я этого пожелаю. Я не слишком путано изложила свою мысль?
   - О, нет, Эшли. Яснее ясного...
   - Отлично! А то очень часто люди неправильно понимают друг друга, что приводит к ссорам, обидам, и прочим совершенно ненужным вещам. Мы ведь не будем с тобой ссориться, Майкл?
  - Ну, какие могут быть ссоры между начальником и подчиненным?
  - Приятно слышать. Очень разумно и прагматично. Я всегда ценила твой ум, Майкл. И именно поэтому сделала ставку на тебя. Остается лишь надеяться, что твои слова не разойдутся, как у многих мужчин, с делами. А пока будем считать, что первую свою связанную с тобой сексуальную фантазию я удовлетворила. Спасибо, милый! А сейчас я удовлетворю и вторую.
   Я приготовился к закреплению пройденного материала, но вместо этого Эш вдруг раскрыла замок спальника, развернулась на 180 градусов, явив моему взору идеальные, вылепленные упорными тренировками в фитнесс-центре, мускулистые ягодицы. А еще через мгновение я поверил и в искренность рассуждений Эшли про то, что оральный секс никого из партнеров не унижает, но, наоборот, укрепляет отношения между ними, и в то, что моя нежданная начальница, в самом деле, давно мечтала сделать мне минет.
   ГОД СПУСТЯ. 15
   - Доброе утро, босс, - я принял из рук Эшли сумку-портфель, а затем помог ей снять темно-синий тренч. - Вам кофе или чай?
   - Сделай кофе, и плесни туда немного коньяка. Эта промозглая погода меня угробит. Ненавижу ноябрь...
   - Бутерброды сделать?
   - Нет, спасибо. С утра ничего нового?
   - Тишина.
   - Тогда припаркуй мою машину, - и Эшли протянула мне ключи. - Только не так, как в прошлый раз, когда я с трудом выехала.
   - Эшли, я припарковался нормально. Это тебя просто поджали.
   - И возвращайся быстрее, у нас много работы. Надо поторопиться с прогнозом по чилийской меди.
   - Да, собственно, я его практически сделал. Посмотри у себя на рабочем столе: 'Сu-Chi', пока я буду переставлять машину.
   - Не буду я ничего смотреть: расскажешь на словах. Кстати, а где Элен?
   - Я ей от твоего имени поручил собирать материалы по 'Очень нежной игрушке', и она с утра уехала на фабрику. Девочка очень старается.
  
   ЭПИЛОГ (четверть века спустя).
  
   Из окна кабинета первого вице-президента компании открывался прекрасный вид на постоянно штормящий у берегов Ньютауна океан. Темно-серое небо и почти такого же цвета огромные волны... Это незабываемое зрелище я наблюдаю уже три года - с тех пор, как, как на общем собрании акционеров был утвержден в новой должности. Своего рода релакс, навевающий к тому же мысли о бренности земного существования, и прочей тому подобной философской ерунде.
   Однако сейчас мне было ни до релакса, ни до философии. Черт, как же я не люблю первую половину дня среды - мною же установленное время приема сотрудников по личным и служебным вопросам. Вот и сейчас вместо того, чтобы заниматься делами или просто наблюдать за белыми барашками на гребне волн, я был вынужден тратить свое время и силы на беседу с оспаривающей одно из моих решений подчиненной.
   - Нет, уважаемая мисс Сандерс, я не изменю своего мнения. Сколько бы вы не уговаривали меня.
   - Но мой проект сулит нашей фирме огромные прибыли. Вы, наверное, не читали мой доклад.
   - А вот здесь, мисс, вы ошибаетесь, ваш доклад я читал очень и очень внимательно. И, более того, сейчас удивлю вас, он мне очень понравился и я согласен со многими его выводами.
   Густые брови, сидящей напротив меня высокой спортивной девушки с темно-каштановыми волосами, удивленно полезли вверх.
   - Но вы, как и все молодые специалисты, руководствуетесь только математическими выкладками, не принимая в расчет человеческий фактор. Ваша схема требует решительной перестройки всей работы нашей, нацеленной на получение небольшой, но стабильной прибыли фирмы. Начальники отделов не готовы ни к каким нововведениям и выступят против них вместе с большинством вице-президентов. Я мог бы привести и другие возражения, но, прошу простить, время нашей беседы истекло. Поэтому смиритесь с принятым решением и идите осуществлять его.
   - Тогда, с вашего разрешения, я обращусь к президенту, - моя подчиненная не собиралась уступать.
   - Мисс Сандерс, - здесь в моем голосе появился металл. - Оперативным управлением фирмы занимаюсь я. По приказу президента, заметьте. И госпожа президент запретила сотрудникам даже самого высокого уровня, к которым вы, разумеется, пока не относитесь, обращаться к ней через мою голову. Тем более, что я достаточно убедительно объяснил вам причины отказа?
   - Ясно, - разочарованно сказала девушка. - А я так старалась, па, и в итоге все напрасно.
   - Ничего не напрасно, дочка. Твой анализ и в самом деле великолепен, но понимание того, что жизнь не математика, придет к тебе только с годами. Так что, когда сменишь нас с мамой в правлении или же организуешь собственный бизнес, помни, что любые изменения следует готовить исподволь. Ладно, не буду читать длинных нотаций. Скажи лучше, на ужин заедешь?
   - Нет!!! - мисс Сандерс повернулась ко мне спиной, и быстро вышла из кабинета. 'Выговор или штраф? Или выговор и штраф? Ладно, пусть ее мама решает...'
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 2."(Уся (Wuxia)) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Холодова-Белая "Полчеловека"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"