Киреев Алекс Маратович: другие произведения.

Латифундистки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  - Паола, ты уже решила, как проведешь летние каникулы? - вопрос подруги, разглядывавшей зал ресторана сквозь опустевший бокал, застал меня врасплох.
   - Пока без определенных планов. Возможно, поеду на недельку на море. Ты просто так спросила или у тебя есть какие-то идеи?
   - Ты же знаешь, что с идеями у меня всегда все в порядке.
   - Знаю-знаю, это-то меня и пугает. Помнится, всего неделю назад я вызволяла тебя ночью из полицейского участка.
   - Нет, не переживай на этот раз все будет чинно и благородно. Я еду на каникулах в гости к своей старшей сестре и приглашаю тебя поехать со мной, - этим неожиданным предложением Нора завершила наши очередные и, как выяснилось вскоре, последние посиделки.
   - Спасибо за приглашение, Нора, а где живет твоя сестра?
   - У нее небольшая ферма в предгорьях. Свежий горный воздух, великолепная природа... Я научу тебя ездить на лошадях и еще многому другому. Поверь, дорогая подруга, ты никогда не забудешь этот отдых.
   Что же, предложение было заманчивым. Определенных планов на то, как провести два с половиной месяца отделяющих друг от друга второй и третий курс Национального университета у меня не было, как и желания оставаться в раскаленных от жаркого дорумбийского лета каменных джунглях столицы.
   - А я не умру там со скуки?
   - О, не переживай, скучать тебе там не придется. В этих диких краях столько развлечений. А если будет недостаточно старых - придумаем новые. Ведь мы с тобой такие выдумщицы!
   - Особенно ты.
   - Ну, не скромничай. Ты тоже в этом плане не промах. Да и сестра всегда готова поддержать компанию. Поехали!
   - А далеко ехать? Говорят, что в этих краях ужасные дороги, а мне не нравится тряска.
   - Нора, это не правда. Не верь слухам: дорога на ферму Вероники вовсе не ужасная. Ее просто не существует.
   - Но...
   - Зато у сестры есть вертолетная площадка и собственный вертолет. Надеюсь, ты не страдаешь аэрофобией?
   - Нет, не страдаю. Вернее, не знаю - никогда не летала на вертолете. А когда ты собираешься ехать?
   - Прямо сегодня вечером. Сестричка позвонила мне и сказала, что вертолет, который она посылает за мной, уже в воздухе. Сейчас вызовем такси, заедем в кампус за вещами...
  
   Приземлились мы уже в сумерках, но вместо Вероники нас встретила дородная креолка, с подчеркнутым уважением поприветствовавшая Нору, и с нескрываемым любопытством оглядевшая меня.
   - А где Вероника?
   - Извините, молодая госпожа, но я не знаю. Хозяйка приказала только, чтобы я встретила вас. Ваша комната уже готова, а...
   - Это - Паола, моя университетская подруга.
   - А комната для вашей подруги будет готова через двадцать минут. На ужин я распорядилась приготовить ваше любимое конехо-асадо-кон-коко. Надеюсь, это блюдо понравится и гостье.
   - Спасибо Эмма. Паола, знакомься, это Эмма, ангел-хранитель нашего родового гнезда. Сразу пойдем ужинать или сначала освежимся в бассейне?
   - Нора, спасибо, но что-то я очень плохо перенесла дорогу. Мне все время казалось, что мы вот -вот врежемся в какую-то гору, а эта болтанка... Если ты не обидишься, то я пойду в душ и завалюсь спать.
   - Какие могут быть обиды. Я и сама склоняюсь к этому варианту. Спать так спать, тем более, что здешний воздух - лучшее снотворное. Но сперва познакомимся с кулинарным искусством нашего повара.
   Что же, конехо-асадо-кон-коко, вероятно, повару было легче его приготовить, нежели мне выговорить это название, и в самом деле было изумительным. Но еще прекраснее был сон, в который я погрузилась после прохладного душа. Глубокий, без сновидений...
  
   * * *
   Спала я почти до полудня. А затем, еще немного повалявшись в постели, приняла душ и, почувствовав голод, спустилась на первый этаж. "Интересно, эта вкуснятина под названием конехо-асадо, черт, дальше забыла, еще осталась? Надо узнать у Эммы. Столовая, если я ничего не перепутала, кажется налево от лестницы." Я не ошиблась, но вместо Эммы увидела в столовой сидящую в кресле одетую в костюм для верховой езды молодую женщину. Черты ее лица не оставляли сомнений, кем она приходится Норе.
   - Доброе утро, точнее, добрый день, Вероника.
   - Добрый день, Паола. Впрочем, по меркам столичной богемы сейчас еще утро. Рада познакомиться, - Вероника поднялась с кресла и подала мне руку.
   - И я.
   - Ты голодна?
   - Если честно, то очень. А где Эмма?
   - Уехала в соседнюю асиенду по делам. Но она тебе не нужна. Чувствуй себя как дома. Вот холодильник, вот хлебница, вот кофеварка. Ладно, давай я в первый раз помогу тебе. А почему ты не спрашиваешь меня о Норе?
   - А что о ней спрашивать? Уверена, что отсыпается после экзаменов.
   - Ты хорошо знаешь свою подругу - в самую точку. Завтракай, и, если ты не против, после завтрака я покажу тебе своих лошадей.
   - Спасибо, Вероника. Конечно, не против.
  
   В конюшне нас встретил специфический запах, тревожное ржание ее обитателей и звук от удара бича. "Боже, нельзя же так издеваться над бедными животными." Впрочем, присмотревшись, я поняла, что издевались вовсе не над лошадьми, а над другой жертвой. Руки стоящей к нам спиной полностью обнаженной черноволосой женщины были привязаны к свисающему с потолка крюку. Привязаны таким образом, что жертва экзекуции была вынуждена стоять на носках.
  
   - Семнадцать, - проговорил стоящий к нам спиной среднего роста широкоплечий мужчина. Затем он вытер тыльной стороной ладони пот со лба, после чего окровавленный бич снова устремился к ребрам жертвы. - Восемнадцать, девятнадцать...
   Приглушенные стоны истязаемой (я поняла, что во рту женщины был кляп), казалось, только раззадоривают ее мучителя, продолжавшего отсчитывать удары.
   - Двадцать, двадцать один...
   Холодный пот прошиб меня. Я хотела закрыть глаза или отвернуться, но какая-то неведомая сила заставляла меня смотреть как на смуглом теле появляются все новые и новые кровавые рубцы.
   - Что это? - спросила я тихим дрожащим голосом у Вероники.
   - Так, ничего особенного. Не обращай внимания. Пошли я покажу тебе своего английского жеребца.
   - Ничего особенного?!
   - Да, ничего особенного. Просто мои люди выполняют мой приказ.
   - Приказ?! Ты приказала им бичевать эту девушку?!
   - Да, приказ. Магдалена имела дерзость ослушаться меня. А то, что ты видишь, не более чем прямой результат этого ослушания.
   - Но разве закон позволяет... - увиденное испугало меня, и, боясь обидеть способную на подобную жестокость женщину, я остановилась, чтобы тщательно выбрать осторожную формулировку.
   - Почему ты остановилась? Продолжай.
   - Такие действия... В наше время... Это жестоко и незаконно! Ты не боишься, что она пожалуется в полицию?
   - Вот уж рассмешила. Ну, какая полиция? Ближайший участок в двадцати километрах, да и в нем все у меня на содержании. А закон... Здесь действует только один закон - моя воля. Ладно, если не хочешь смотреть на жеребца, давай подойдем чуть ближе - будет лучше видно.
   - Я...
   - Смелее!
   Вероника обняла меня за талию и заставила мои дрожащие ноги сделать несколько шагов вперед. Зрелище покрытого кровавыми рубцами красивого женского тела пугало и в то же время вызывало во мне странное желание -хотелось одновременно и закрыть глаза, и смотреть не отрываясь. Каждый новый удар оставлял новые рубцы и сопровождался криком несчастной жертвы. "Боже, как такое может быть? Это же не средневековье..."
  
   Увлеченная ужасным зрелищем я не заметила, как Вероника зашла мне за спину. Руки хозяйки имения оказались на моих плечах. Легкое надавливание пронзило... По моему находящемуся в возбуждении от увиденного телу прошел разряд электрического тока. Словно прося подтверждения внезапно возникшим подозрениям, я повернулась и вопросительно посмотрела на Веронику. "Неужели она хочет...". Сестра Норы, поняв смысл моего немого вопроса, утвердительно кивнула и слегка надавила на плечи.
  
   Я попыталась освободиться. Вернее, изобразила попытку, не решаясь задеть Веронику слишком резкими движениями. В ответ она нежно дыхнула мне в ухо, лизнула языком шею, чуть прикусила ее, а затем надавила на плечи чуть сильнее. Страх и желание... Именно эти два чувства полностью овладели мной в тот момент, заставив отдаться на волю хозяйки имения. Я медленно опустилась на колени. Левая рука Вероники поощрительно легла мне на голову, а правая - нежно погладила пылающую от стыда щеку:
   - Не бойся, милая. Судьба Магдалены тебе не угрожает. Если не будешь меня злить, разумеется. Нора нахваливала тебя, говорила, что ты девушка умная, современная, раскованная. Докажи мне, что сестра не ошиблась в тебе.
   - Ошиблась?! В чем Нора ошиблась?! И что я должна доказать?!
   - Паола, не тупи! Или ты просто кокетничаешь, делая вид, будто не поняла меня?! Дорогая, я не люблю кокеток. Давай обойдемся без девичьих выкрутасов.
   Вероника медленно расстегнула молнию на бриджах.
  
   Сомнений, каких именно действий ожидает от меня хозяйка имения, не оставалось. (Надо сказать, само по себе желание Вероники не вызвало у меня негативных эмоций. Я давно мечтала о сексе с женщиной, при этом старшая сестра Элеоноры идеально подходила на роль героини моих мечтаний - красивая, уверенная в себе, спортивная и, судя по напору, умелая... Однако картинка моего первого лесбийского опыта представлялась совсем иной: вечер в ресторане, его продолжение в уютной квартире или, еще лучше, в номере люкс с бассейном, нежная и в то же время властная рука, которая вдруг окажется на моем колене...) Но новый истошный крик истязаемой Магдалены заставил меня забыть и о ресторане, и о номере люкс.
  
   Чуть передвинувшись вперед, я осторожно поцеловала мускулистый живот. Затем еще раз и еще, и вдруг почувствовала, как по моему телу разливается... Впрочем, времени анализировать собственные переживания, у меня не было - Вероника сверху надавила на мою голову, давая понять, что целовать надо совсем не живот.
   - Но я...
   - Не надо слов, милая. Магдалена ничего плохого не делала. Всего лишь много болтала языком, вместо того, чтобы просто выполнять мои приказы. Не повтори ее ошибки.
   Я попыталась снять с Вероники трусики, но ее стек больно ударил меня по пальцам.
   - Губами.
   С третьей или четвертой попытки мне это удалось. 'А она модница. Интересно, кто ей делал такую фигурную стрижку в этой глуши? Паола, дура, о чем ты сейчас думаешь...'
   Через мгновение мне стало не до размышлений. Вероника притянула мою голову к себе...
  
   - Паола, дорогая, для первого раза все было очень хорошо. Чувствую, что в тебе скрыты огромные таланты, и я считаю своим долгом помочь им раскрыться. А теперь, как и обещала, дам тебе урок верховой езды, - Вероника обошла меня и, о ужас, уселась мне на спину. - Поехали в дом, Элеонора, наверное, уже проснулась, и мне не терпится похвастаться перед сестрой своей новой лошадкой.
   - Лошадкой?!!
   - Да, ты станешь украшением моей конюшни. Кстати, и что-либо съесть после твоего восхитительного язычка было бы совсем не лишне. Где ты всему научилась?
   - Я не...
   - Ладно, по дороге расскажешь. Поехали!
   Эти двести-двести пятьдесят метров, что отделяли конюшню от дома, показались мне таким же количеством километров. Но тяжелее всего было подняться с Вероникой на спине на высокое крыльцо. Наконец, подгоняемая легкими тычками рукоятки стека под ребра, я одолела ступени, и с ужасом подумала, что сейчас мне придется подниматься в расположенную на втором этаже спальню. Однако, к моему облегчению, Вероника скомандовала: - На веранду!'
   Преодолев из последних сил оставшиеся метры я заползла на увитую диким виноградом и еще каким-то неизвестным мне растением с ярко-фиолетовыми цветами веранду.
   - О, Вероника, привет. Думала, что ты, как обычно катаешься на Магдалене, а тут под тобой такая лошадка! Как она тебе?
   Я подняла глаза и увидела ухмыляющуюся Нору.
  - Спасибо, родная, ты привезла нам отличную игрушку. Покорная, нежная, страстная. А Магдалену я наказала. Представляешь, эта сучка наотрез отказалась ублажить Бернарда. Мол, его предки были не такие благородные, как ее. Впрочем, нет худа без добра и на твою подругу это зрелище произвело должное впечатление. Если бы ты знала, каким нежными сразу стали ее язычок и губы.
   - Сейчас узнаю. Надеюсь, ты не будешь возражать?
   - Ну, что ты сестренка. Твоя подруга - пользуйся, как пожелаешь. А я пока заварю себе кофе, - и, потрепав меня за ухом, Вероника избавила мою спину от своего веса. Однако подняться мне не довелось.
   - Паола, тебе понравилась Вероника? - спросила Нора, и, не дожидаясь ответа, продолжила: - Я же говорила, что скучать тебе тут не придется. Кстати, моя девочка также ждет твоего внимания, - моя университетская подруга медленно распахнула накинутый на голое тело тонкий халат, расставила ноги и недвусмысленно показала указательным пальцем на лишенную трусиков промежность.
   Это было уже слишком. Если в Веронике я сразу почувствовала прирожденную госпожу, то удовлетворять языком свою подругу... "Или она уже не подруга, а такая же, как и Вероника, моя властная хозяйка, не исполнив приказ которой, можно легко повторить судьбу Магдалены? А может, это все-таки игра?"
   Нора с интересом наблюдала за моими колебаниями, но, судя по ее ироничной улыбке, в моем решении она нисколько не сомневались. Что же, и в самом деле, упрямиться я не рискнула. Смотря в пол, я на четвереньках поползла к бывшей, теперь в этом можно было уже не сомневаться, подруге. Увы, меня дало еще одно унижения - стало ясно, что Нора еще не принимала утренний душ. Превозмогая брезгливость, я осторожно дотронулась губами до ее клитора, затем чуть лизнула его языком, затем еще...
   - Медленнее, не спеши. Не на пару опаздываешь и не на свидание.
   Исходящий от ее киски запах был в одинаковой степени противен и приятен. Так и хотелось впиться губами в этот аккуратно выбритый бутон губами и проникнуть как можно глубже в него языком. - Алфавит, вычерчивай на ней алфавит, - я вспомнила наставления одного случайно попавшегося мне на глаза эротического сайта, и, облизав, ставшие чуть солоноватыми губы, начала медленно и аккуратно выводить буквы. А, В, С, D... На букве H Нора начала удовлетворенно постанывать, а едва я перешла середину алфавита, ее стон резко усилился и... столь же внезапно затих, а мышцы бедер и живота внезапно обмякли.
   Не зная, что полагается делать дальше, я решила не проявлять инициативу, тем более, что мои первые лесбийские опыты и прогулка с Вероникой на спине в условиях среднегорья отняли у меня все силы. В столовой установилась странная для того места, где присутствуют три женщины, тишина. Лишь минут через десять, сладко потянувшись, Нора попросила Веронику налить ей колы.
   - Еще, - повторила она свою просьбу, единым залпом осушив фужер.
   - Нора, не увлекайся. Это не совсем та кола, которую продают в супермаркетах всего мира. А вот твоей подружке взбодриться не помешает. - Вероника налила еще фужер и подошла к нашей скульптурной группе - разгоряченные бедра Норы по-прежнему лежали на моих плечах.
   -Спасибо, Вероника, - я протянула руку, чтобы взять фужер, но мои действия были пресечены коротким 'убери руки!'.
   - Девочка, что с тобой происходит? Неужели тебе нравится, когда тобой вот так командуют? - задала мне вопрос Паола прежняя, и тут же Паола новая дала на него утвердительный ответ: - Да, нравится. Нравится слышать властный голос Вероники, касаться ее тела, ощущать себя ее бесправной игрушкой... Да и Нора в ее новом статусе вызывала у меня странные эмоции. Уж не сожаление ли о потраченных впустую двух курсах знакомства?! Если бы она была чуть решительнее...
   - Хорошо, умничка, - похвалила меня Вероника, как только мои ладони коснулись пола. Я вижу, что из тебя получится хорошая нижняя. Вот только обращайся ко мне 'госпожа Вероника', или просто 'госпожа'. Как называть Нору сама догадаешься?
   - Да, госпожа Вероника, - и волна возбуждения прокатилась по моему телу.
   - Отлично, ты на правильном пути и, надеюсь, не повторишь ошибку Магдалены, - свободной рукой Вероника взяла меня за подбородок и приподняла его. - А теперь открой рот.
   Какое же чудо местная кола! Я поняла это, лишь спустя несколько минут, после того как жадными глотками осушила бокал. Мгновенно пропала не только жажда, начала пропадать и усталость.
   - Лучше?
   - Да, госпожа Вероника, я чувствую какой-то необычный прилив сил. Спасибо!
   - Это хорошо, поскольку силенки тебе понадобятся. Но впредь, будь добра, отвечай только на поставленный вопрос. Коротко и ясно. Понятно?
   - Понятно.
   Короткий, но увесистый шлепок ладони Вероники обжог мою щеку.
   - Понятно, госпожа Вероника, простите - поняла я свою ошибку.
   В ответ на мои извинения Вероника вновь отвела руку в сторону, как будто снова собираясь ударить. Я непроизвольно сжалась, но вместо удара хозяйка имения ласково потрепала меня за ухом: - Ну, что ты, глупенькая, не бойся. Я хороших девочек не наказываю. Ты ведь хорошая девочка?
   - Да, госпожа, - ответила я, с трудом сдерживая слезы.
   - Ты уже плачешь или только собираешься заплакать? - Вероника читала меня как открытую книгу.
   - Я... - переживания последних часов вырвались наружу и слезы градом потекли из моих глаз.
   - Плачь, плачь, не бойся. Сегодня твой день, моя маленькая глупышка, и я буду наказывать тебя только за откровенное непослушание. А слезы... Нора, ты не против, если мы будем считать, что таким образом твоя подруга открывает нам свою нежную девичью душу и не, находя слов, благодарит за все, что мы с ней уже сделали, и за то, что еще сделаем?!
   - Конечно, не против. Только пусть Паола докажет, что это именно слезы благодарности за то, что мы помогли ей обрести собственное 'я', а не слезы обиды - моя одногруппница широко расставила ноги и улыбнулась мне подбадривающей улыбкой.
   Не зная кому из сестер подчиняться, я посмотрела на Веронику, но та вместо приказа лишь наградила мой зад увесистым шлепком...
   Я подползла к Норе и, странное дело, теперь запах все еще влажной киски Норы был только возбуждающим - я едва сама не кончила в тот момент, когда мой язык коснулся ее клитора. Вероятно, мое состояние каким-то образом почувствовал и моя подруга (бывшая подруга - мысленно поправила я себя) и обжигающая пощечина вместе с приказом 'Медленнее!' сразу же сбили меня с 'волны'. - Медленнее! - повторила Нора, и, повинуясь ее приказу я начала медленно и нежно вылизывать клитор своей госпожи. 'Да, да, госпожи. Не подруги, не однокурсницы, а именно госпожи' - эта перемена в статусе Норы неожиданно еще больше завела меня. В памяти сразу же всплыло наставление из популярной 'Сексуальной азбуки' и, следуя ему, я стала тщательно выводить языком буквы алфавита. А, В, С... Мне удалось дойти почти до конца алфавита. Оставалось всего лишь несколько букв, когда, как награда за старательность, мое лицо вновь покрылось соками бывшей подруги.
   -Ты в прошлый раз забыла вылизать. Или побрезговала? - вернула меня к действительности Нора.
   - Нет-нет, не брезгую, - и я поспешно принялась слизывать капельки влаги с горячей кожи госпожи. Да, да, я не ошиблась. И хотя это слово еще никем не было произнесено вслух, в моем сознании уже прочно укоренилась мысль, что Вероника и Нора отныне мои госпожи. Вот только до каких пределов будет простираться их власть надо мной?!
   - Сестричка, а твоей подруге, похоже, нравиться, - удивленно промолвила, доселе молча наблюдавшая за моими стараниями Вероника.
   - Какой еще подруги? - в голосе Норы слышалось неподдельное возмущение: - Здесь нет никакой моей подруги. Только наша рабыня. Паола, скажи 'я ваша рабыня'.
   - Я ваша рабыня, госпожи, - перечить в данной ситуации не имело никакого смысла.
   - Ого, девочка быстро учиться, и, по-моему, из нее будет толк, - одобрила мою покладистость Вероника. А вот Нора отреагировала на нее еще одной пощечиной.
   - За что?! - и тут же последовала новая.
   - За то, сучка, что ты неправильно повторила мои слова.
   - Неправильно? - переспросила я и тут же была наказана ударом ладони по шее. Дыхание перехватило, а на глазах выступили слезы. Несколько минут я не могла придти в себя, а Нора, взяв меня за ухо, прошипела:
   - Если я сказала 'неправильно', значит, 'неправильно'. И не смей, сучка, спорить. А то быстро окажешься на месте Магдалены. Понятно?!
   - Понятно, госпожа, - прохрипела я.
   - Нора, не придирайся к бедной девочке. Она все усвоит. Так ведь, Паола? - неожиданно вступилась за меня Вероника.
   - Так, госпожа Вероника. - И я уверена в этом. Ползи скорее ко мне, моя девочка, я тебя утешу.
   'О, бог мой, если бы еще вчера мне сказали, что я буду стоять на коленях, готовая на все, чтобы заслужить чью-то милость ...' - в нерешительности я подняла глаза на Нору. 'Кого из них я должна слушать в первую очередь?!'
   - Давай, давай, и будь с сестрой такой же старательной, как и со мной.
   Я подползла к Веронике.
   - Расстегни мне молнию! Да не руками, дуреха, губами - и кончик стека больно ударил меня по пальцам.
   - А-а! - В ответ на вырвавшийся крик Вероника стала осыпать ударами мои плечи. - А-а!
   - Ты так и будешь орать? Придется направить тебя на конюшню к Магдалене, будете орать там вдвоем, сколько вашей душе угодно, - и стек прошелся по моим губам, оставив на них солоноватый вкус крови. Боль и унижение породили ярость. 'Встать с колен, вцепиться в волосы, укусить свою мучительницу, а там, будь, что будет!' Но вместо этого я лишь облизала губы, и, с трудом сдерживая слезы, произнесла: - Простите меня, госпожа Вероника, умоляю, простите...
   - Простить?! - Ненавистный стек уперся мне под подбородок, заставляя поднять голову. Несколько минут Вероника молча смотрела на меня. Едва заметная улыбка время от времени появлялась на ее загоревшем лице. 'Наслаждается своей властью? Придумывает новые унижения? Черные, как смоль волосы, такого же цвета глаза, широкие и кажущиеся анемичными скулы... Один в один властная инкская принцесса из нашумевшего три года назад блокбастера', - индейская кровь далеких предков была выражена у Вероники гораздо сильнее, чем у ее младшей сестры. Не связанные друг с другом мысли, создавали в моей голове полный хаос... 'Бог мой, как же она восхитительна! Ну, почему госпожа так больно меня наказывает? И почему каждое наказание вызывает у меня не только боль, но и желание? Желание, чтобы госпожа наказывала меня снова и снова. Госпожа?! Паола, ты даже в мыслях уже называешь Веронику госпожой?! Девочка, да что же с тобой происходит...'
   - Прощение надо заслужить, и оближи губы, - испачкаешь кровью мои бриджи или белье, позавидуешь Магдалене.
   Я облизала губы, обняла руками сапоги Вероники и, расставшись с остатками гордости, со всей старательностью начала вымаливать прощение. Вскоре мои усилия были оценены: - Вот так-то лучше!
   Это поощрение подстегнуло меня. Теперь мой язык выводил на твердом бугорке клитора не просто буквы. 'Госпожа Вероника, госпожа Вероника, госпожа Вероника...'
   - Э-э-э, Вероника, так дело не пойдет. В конце концов, это моя добыча. Я...
   - Нора, девочка, солнышко, потом... Ох, как хорошо... Потом поговорим, а пока не мешай. Паолочка, еще, еще....
   А еще через несколько минут я поняла, что ошибалась, когда во время наших девичьих споров на тему существует или нет струйный оргазм, утверждала, что он - не более чем выдумка авторов эротических рассказов. Мое лицо и волосы оказались обильно политы жидкостью с характерным и возбуждающим запахом... Запахом моей хозяйки.
   - О, как же хорошо... Вылижи там все насухо...
   Однако, этот приказ запоздал - и без него я уже принялась за работу, старательно избавляя от жидкости каждый миллиметр промежности Вероники.
   - Сестра, не будь эгоисткой. Я ведь тоже хочу. И вообще, мне все это не нравится. Мы так с тобой перессоримся. Давай кинем жребий, кому из нас Паола принадлежит в первую очередь.
   - Мммммм... Давай, давай, ох, как хорошо, как скажешь любимая, нет-нет, не так быстро... Паола, это я тебе... Норочка, солнышко, давай все разговоры оставим на потом. Я сейчас ничего не соображаю - у твоей подружки просто божественный язык.
   - Ладно, на потом, значит, на потом. Тебе что-нибудь попить принести? - и не дождавшись ответа, Нора отправилась за питьем.
   А я продолжила ублажать сладко постанывающую Веронику, в тайне мечтая хотя бы об одном глотке чего-либо холодненького...
   - Все, хватит, - неожиданно произнесла хозяйка имения и мягко отстранила меня. Хорошая девочка, старательная. Будешь умницей, и ремень никогда не коснется твоей аппетитной попки. Обещаю.
   - И я, - вклинилась в наставления Вероники ее сестра. - Вероника, я принесла холодный грейпфрутовый фреш. Будешь? Или мне выпить его самой?
   - Спасибо, а то у меня во рту все пересохло. Давай его сюда.
   - Но только в обмен на Паолу.
   - Без проблем. Забирай ее, а я пока отдохну. Да, и, кстати, у меня появилась отличная идея, как нам поделить твою подругу.
   - И как же?
   - Ты рассказывала, что у нее есть бойфренд, на которого ты в свое время положила глаз.
   - Да.
   - Так пусть вызовет его сюда. Убьем сразу двух зайцев.
   - Вероника, ты гениальна. Сестренка, если бы ты знала, как я тебя люблю.
   - А я тебя, милая.
   - Паола, ты все поняла?
   'Что я поняла? Я поняла, что оказалась в самом жестоком и беспросветном рабстве. И сделаю все, что угодно моим хозяйкам. Все-все, лишь бы только не оказаться на месте несчастной Магдалены'.
   - Госпожа Вероника, я сделаю все, что вы пожелаете.
   - Не сомневаюсь - ты же умная послушная девочка. Пригласишь сюда своего парня.
   - Как скажите, госпожа. Но вдруг он откажется?
   - А вот это уже твои проблемы. Сделай так, чтобы он не отказался - это в первую очередь в твоих интересах. Если он не приедет, то мы с сестрой не дадим тебе ни минуты передышки, и очень быстро ты станешь никому не нужной тряпкой. Разве что конюхам... Впрочем, о чем это я?! Твоя участь будет гораздо страшнее. Поэтому, уж будь добра, постарайся. Напиши своему парню, как хорошо отдыхаешь, как скучаешь без него... Ты же взрослая девушка и должна знать, как заманить сюда влюбленного в тебя мужчину!
   - Я постараюсь. Но не уверена...
   - Твои проблемы. Повторяю, твоя судьба полностью зависит от того, удастся ли тебе завлечь Родриго.
   - Я поняла, госпожа. Когда я могу начать писать?
   - Да, хоть сейчас. Но прежде тебе не помешает получить небольшой заряд творческого вдохновения. Служение нашим божественным кискам вдохновляет тебя?
   - Вдохновляет, госпожа.
   - Ну, так служи, сучка!
  
   * * *
  
   За составление письма я принялась только вечером. Страшно хотелось спать - вслед за Вероникой мне пришлось ублажать Нору, затем свои права на меня вновь заявила Вероника, затем... Нет, лучше не вспоминать, что было затем...
   'Дорогой Родриго! Извини, что исчезла с той вечеринки, ничего не сказав... Думаю, ты понял, что я на тебя обиделась. Сильно обиделась, как только может обидеться влюбленная в мужчину женщина. Я даже дала себе слово, что навсегда вычеркну тебя из своей жизни. Увы, чувство к тебе оказалось сильнее девичьей гордости. Я вместе с Норой нахожусь в гостях у ее сестры Вероники. У нее целое имение - большая гасиенда, конюшня, псарня, ухоженный сад... Здесь, в предгорьях Анд, так красиво. Кристально чистый воздух, прогулки на лошадях, деревенские праздники. Словом, идеальный отдых, если бы не одно 'но' - я поняла, как мне не хватает тебя. Давай забудем все наши мелкие обиды, повзрослеем и начнем все с нуля. Твоя и только твоя Паола'.
   P.S. Если ты по-настоящему любишь меня и решишь приехать, то Вероника пришлет за тобой вертолет. Надеюсь и верю, что скоро окажусь в твоих горячих объятиях.
  
  * * *
  
   Полет вымотал меня. В который раз я убедился, что вертолеты и спортивные самолеты - это не мое. Клялся же не летать... Впрочем, мысль о том, что Паола любит и ждет, помогла мне более-менее пристойно перенести дорогу.
   Выйдя из вертолета и поблагодарив создателя, что полет, наконец, окончен, я огляделся по сторонам.
   Увы, меня никто не встречал. 'Опять эти штучки ветреной возлюбленной. Обещал же себе больше никогда не иметь с ней дела, и вот... Интересно, когда обратный рейс?'
   - Амиго, когда вы летите обратно? - обратился я к разгружающему какие-то ящики пилоту.
   - Не знаю. Как хозяйка прикажет, так и полетим. А вот, кстати, и она.
   Я обернулся и увидел подъезжающий к вертолетной площадке джип.
   - Здравствуйте, госпожа. Храни вас Дева Мария.
   - Здравствуй, Луис, - ответила высокая женщина лет тридцати с чуть грубоватыми "индейскими" чертами лица. Ее цвета вороньего крыла волосы резко контрастировали с белоснежной блузкой и облегающими светлыми джинсами. - Как долетели?
   - Без приключений, госпожа. Вот тут молодой человек спрашивает, когда мы летим обратно.
   Вместо ответа женщина посмотрела на меня.
   - Вы Родриго?
   - Да, я Родриго. А вы, наверное, Вероника.
   - Она самая.
   - А где Паола? Почему она не встречает меня? С ней все в порядке.
   - Более чем. Так что не волнуйтесь за нее.
   - Уже легче. Но все же...
   - Ладно, открою маленькую тайну - Паола готовит вам сюрприз.
   "Ох, Паола, Паола, ну, почему ты не можешь обойтись без тайн, сюрпризов и не трепать мне нервы? Еще немного и я улетел бы обратно."
   - Госпожа, я прошу прощения, что вмешиваюсь в вашу беседу, но по прогнозу погода скоро испортится, а нам еще надо лететь в Ла Гвардию. Примите, пожалуйста, товар.
   - Хорошо, Бертран. Родриго, садитесь в машину, а я сейчас подойду. Скоро увидите свою ненаглядную Паолу.
   Вероника обошла вертолет, а через несколько минут Бертран и его помощник начали грузить полиэтиленовые мешки с надписью "Детское питание (сухое)" на заднее сидение джипа.
   "Хм, интересно, Вероника содержит детский приют?"
   Я задал этот вопрос, едва мы отъехали от вертолетной площадки. Вероника улыбнулась, но ничего не ответила, и, в свою очередь, спросила меня:
   - Паола вам очень нравится?
   - Очень.
   - Вы любите ее?
   - Люблю? Естественно, иначе бы не приехал сюда.
   - А я вам нравлюсь?
   - Вы очень красивая.
   - Красивее, чем Паола?
   - Вероника, вы своим вопросом ставите меня в неудобное положение.
   - И в чем же заключается это неудобство?
   - О, вы опасная женщина.
   - Не уклоняйтесь от ответа. А то, что я опасная - это не для кого в здешних местах не новость. Итак, я жду.
   - Мой ответ, обязательно кого-нибудь из вас обидит. Думаю, вы это прекрасно понимаете.
   - Нет, не понимаю. Почему правда должна кого-либо обидеть? Честно скажите мне, Вероника, Паола красивее вас, и дело с концом. Можете даже добавить обычное в таких случаях "не обижайтесь".
   "А, если честно, кто из них на самом деле нравится мне больше? Паола, нет слов, хороша, но Вероника... От нее исходит аура уверенной в себе альфа-самки..."
   Мои размышления прервала Вероника, резко затормозив машину.
   - Вероника, все в порядке?
   - Если вы имеете в виду машину, то да.
   - Тогда почем мы остановились.
   - Можете считать это обычной причудой взбалмошной женщины, не привыкшей, что ей перечат. Но пока я не получу ответ на свой вопрос, мы дальше не поедем.
   "Так, начинается... Вдруг она вообще скажет мне выйти из машины... Ладно, скажу ей то, что она ожидает услышать..."
   - Вероника, вы красивее Паолы.
   - Что-что?! Здесь на высокогорье часто закладывает уши и я не расслышала.
   - Вероника, вы красивее Паолы!
   - И вы могли бы отказаться от нее ради меня?!
   "Черт, только бы не был включен диктофон - от этих женщин можно всего ожидать."
   - Что же вы замолчали?!
   - Если честно, то не знаю. Надеюсь, что вы пошутили - иначе мне тяжело было бы сделать между двумя такими изумительными женщинами.
   - Я не шутила. Что же касается вашего выбора, то я его уже сделала.
   - Вы сделали?! Но ведь это мой выбор.
   - Хорошо, давайте считать, что я лишь озвучила его.
   - Вероника...
   - Признайтесь, на самом деле вы сразу выбрали меня. Как только увидели... А сейчас вы просто кокетничаете. Плюс боитесь, что ваша бывшая девушка устроит вам скандал.
   - Я не женщина, чтобы кокетничать. А Паола - не бывшая.
   - Вы считаете, что кокетничать могут только женщины? За мужчинами тоже водится подобный грешок.
   - Но...
   - Никаких 'но'. Вы мне понравились - видите, я в отличие от некоего Родриго не кокетничаю. Так что о своей Паоле можете забыть.
   - Вы всегда такая... Такая агрессивная с мужчинами?
   - Всегда. Знаете, это мое призвание и в то же время моя маленькая слабость - делать выбор за других.
   - Даже так... И те, другие... Они соглашаются с вашим выбором?
   - Подавляющее большинство... Правда, иногда к сожалению, случаются осечки.
   - Это расстраивает вас?
   - О, нет, что вы. Скорее заводит. А расстраиваются, если это слово здесь уместно, те, кто не согласился с моим решением.
   'Интересно, высокогорье на всех так влияет?! Или только на Веронику?! А, быть может, он повлиял на меня, приступив чувство юмора?! Скорее всего все услышанное мной - не более чем шутка...'
   - И все же, прекрасная Вероника, вы ошиблись. Уверен, что еще не раз буду сожалеть о своем решении, но я сохраню верность Паоле.
   - Похвально, похвально... В наше время подобная верность большая редкость. Значит, и мне вы будете верны.
   - Если вы о моем почтении и уважении...
   - И о них тоже. Но в первую очередь о... Ладно, поехали.
   Весь оставшийся путь мы провели в тишине. Вероника внимательно следила за дорогой - одно неверное движение руля могло стоить нам жизни. 'Какая она красивая! И почему она сидит в этой глуши? С ее внешностью да в столицу... Интересно, она покидает свое нагорье?! Посмотреть бы на нее в вечернем платье да в туфлях на высоких каблуках. Если бы не Паола, то...'
   В асиенду мы добрались, когда уже смеркалось. Вероника въехала в открытые ворота, кивнув приветствовавшему нас охраннику, и спустя минуту притормозила у входа в дом. 'Ого! Начало позапрошлого века. Раритет! Надеюсь, начинка дома хотя бы современная... И где Паола?'
   Паолы не было. Вместо нее нас встретила неопределенного возраста дородная креолка.
   - С возвращением, госпожа. Добрый вечер, сеньор. Ужин ждет вас.
   - Спасибо, Эмма. Родриго, не обижайтесь, но я поселила вас отдельно от Паолы. Пусть это покажется вам смешным, но в моем доме царят старомодные нравы.
   "Вот те раз! Никогда бы не подумал, что ведущая со мной рискованные разговоры Вероника, поборника нравственности. Похоже на ревность и мелочную месть."
   - Но...
   - Эмма вас проводит. Примите душ, переоденьтесь и через двадцать минут я жду вас в своем салоне. Он на втором этаже, справа, в конце коридора.
   "Переодеться?! Вечерние тенниска и шорты сойдут?!"
   - Вероника, в вашем имении и дресс код есть?
   - Да, естественно. Но только для мужчин.
   - Но в моей сумке лишь тенниски, футболки и, прошу прощения, за интимные подробности, носки и трусы.
   - Не переживайте, этого более чем достаточно.
   - Уф, гора с плеч. А то я уже начал волноваться. Думал, что срочно надо ехать обратно за костюмом и галстуком.
   Вероника улыбнулась:
   - Шутить будете за ужином. А пока поспешите - я чертовски голодна.
   Отведенная мне комната приятно удивила. Никакой старинной мебели и прочих раритетов. Светлые обои, удобная кровать без лишних наворотов, стол, ноутбук и два стоящих напротив друг другу кожаных кресла. Мысль о том, что Паола не соизволила встретить меня не выходила из головы. "Неужели она в своем письме просто подшутила надо мной?! Вполне возможно... Или с ней что-то случилось и от меня это скрывают... Ладно, попытаюсь узнать за ужином.
   Боясь опоздать, ф уложился не в двадцать, а в пятнадцать минут. А вот Вероника была пунктуальна и пять минут до ее появления я провел размышляя о Паоле и рассматривая аппетитные закуски. Но вот послышались шаги... 'Черт побери, как же неловко... Тенниска, джинсы, кроссовки и туго облегающая фигуру вечернее платье...'
   - Удивлены?!
   - Скорее, восхищён. Впрочем, и удивлен тоже. Жаль, что вы не отпустили меня за костюмом и галстуком. У нас званный ужин?!
   - Званный ужин?! Ну, можно назвать его и так.
   - Мы ждём Нору и Паолу? - закинул я пробный шар, но из моей попытки узнать что-либо о своей девушке ничего не вышло.
   - Нет.
   - Значит, кого-то ещё?!
   - Нет, все уже в сборе.
   - ?!
   - Мы будем ужинать вдвоем. Надеюсь, вы не возражаете?!
   'Возражать? Такой женщине? Она явно охмуряет меня. Паола... А, что Паола? У нас свободные отношения...'
   - Нет, прекрасная хозяйка асиенды, что вы. Разве может кто-нибудь возражать такой красавице? Но меня терзает одна мысль...
   - Опять вы о своей Паоле.
   - Скорее о своей одежде. Сидеть в тенниске и шортах рядом с вами...
   - А, это... Расслабьтесь. Тем более, что к концу ужина... Ладно, не будем забегать вперед.
   'К концу ужина... Забегать вперед... Прости, Паола, своего неверного Родриго, но надо было встречать меня самой!'
   - Родриго, на правах хозяйки я хочу предложить первый тост.
   - Разумеется, прекрасная сеньора.
   - За меня!
   - За вас!
   Одним глотком я осушил бокал и через мгновение почувствовал, как подо мной зашатался стул.
   "Черт, какое крепкое вино! Или это горный воздух сыграл со мной злую шутку?! А, может, все потому, что я с раннего утра не ел и меня 'немного' укачало в полете? Нет, в вертолете я чувствовал себя нормально, а вот манера Вероники ездить по горной дороге...'
   - У вас все в порядке? Как вы себя чувствуете? - мое состояние не осталось незамеченным Вероникой.
   - Извините. Наверное, это последствия перелета - никогда не летал на вертолетах. Всю дорогу у меня было впечатление, что он раз за разом проваливается в глубокую яму.
   - Бывает с непривычки. Хорошо, что сегодня хорошая погода и болтать должно не так сильно.
   - Представляю, что творится в плохую.
   - У вас ещё будет возможность почувствовать это в реальности.
   - Ну, уж нет. Заберу Паолу, а дальше никаких вертолетов и спортивных самолетов - буду летать только на пассажирских лайнерах.
   - Ну-ну... Попробуйте мясное ассорти. А также копчёную пиранью.
   - Вкусно.
   - Пришли в себя?
   - Почти. Спасибо за заботу.
   - Ну, тогда у меня второй тост - Вероника сама наполнила бокалы.
   Я взял бокал и приготовился слушать.
   - Я хочу выпить за то, чтобы вы всегда меня понимали с полуслова, и я ни разу не разочаровалась бы в вас.
   - Постараюсь, моя прекрасная госпожа.
   - Уж, постарайтесь. И старайтесь изо всех сил, поскольку это в ваших же интересах.
   Второй бокал мой организм воспринял иначе - по телу разлилось блаженное тепло. "Только бы не уснуть и не испортить так многообещающе начавшийся ужин."
   - Кстати, а почему вы решили, что Паола захочет уехать с вами.
   - Она любит меня.
   - Какие мужчины самоуверенные. До поры до времени. Из чего вы сделали такой вывод?
   - Из ее письма, которое...
   - Которое она написала по моему приказу.
   - Приказу?!
   - Да приказу.
   - Вы шутите. Чтобы Паола выполняла чей-то приказ. Не верю.
   - Поверите. Очень скоро.
   - Нет, Вероника, вы разыгрываете меня, используя свою красоту и подручные средства.
   - Это какие подручные средства?
   - Разряженный воздух, вкусную еду и терпкое вино.
   - Неплохо сказано... Зачет! Но я вас не разыгрывала.
   - Да, да, да, считайте, что я поверил. Моя Паола вдруг стала такой послушной... Хм... О, знаете, поделитесь секретом. Уверен, что это сокровенное знание мне обязательно пригодится.
   - Ну, раз вы ерничаете, то, пожалуй, мне придется удовлетворить вашу просьбу. Но для начала - давайте еще раз выпьем.
   Вероника наполнила бокалы. Я взял свой и попытался подняться, но хозяйка имения опередила меня: - За женщин!
   - За женщин!
   - За женщин, любящих и умеющих властвовать!
   'Это на нее горный воздух так действует или тяжелая дорога? Наверное, и то, и другое... Но в самом деле, где Паола?'
   Мы выпили вино. 'Черт, мне кажется, что я сейчас упаду со стула...'
   - Родриго, с вами все в порядке?
   'Позорище... Испортить такой романтический ужин...' Я попытался сохранить лицо:
   - Да, Вероника, не переживайте. Это все с непривычки - никогда не забирался так высоко.
   - Привыкнете. А теперь о Паоле и моем, как ты выразился, сокровенном знании.
   'Ты'... Формально на брудершафт мы не пили, но так даже лучше... Только бы не упасть со стула...'
   - Да, и еще: никогда не обманывай меня. Я же вижу, что ты 'поплыл'. Сейчас я это исправлю.
   Вероника открыла лежащую на столе серебряную коробку, внутри которой оказался белый порошок.
   - Вероника, не надо. Все и так пройдет.
   - Не спорь. Я лучше знаю, что надо, а что не надо.
   - Но я не употребляю кокс.
   - Опять ты врешь. Уже второй раз. Врешь, несмотря на мое предупреждение. Все студенты балуются им. Кто больше, кто меньше.
   - Я не вру - на втором курсе бросил.
   - Даже так... Похоже мне досталась сильная личность... Тем интереснее... Но это - не кокс.
   - Не кокс?!
   - Только по внешнему виду похож. И употребляют его по другому.
   Вероника взяла мой бокал, высыпала в него немного порошка, и залила минеральной водой.
   - Пей!
   'Пей... Интересно, если это - не кокс, то что еще за гадость?!' Я держал бокал в руке, не решаясь выпить его содержимое.
   - Я так и буду тебя уговаривать по каждому пустяку? Выпей и через пять минут твоя слабость пройдет.
   'Ладно, так и быть... Все равно после одного раза зависимость не возникнет...' Я осторожно пригубил бокал. Вероника рассмеялась:
   - Да, не бойся, пей смелее.
   Я выпил.
   - Молодец, а теперь сядь поудобнее, закрой глаза и подумай о чем-то приятном. Например, о моих ногах. Тебе ведь нравятся мои ноги?
   "Нравятся ли мне ноги Вероники?! Вот уж не думал, что она записная кокетка... Впрочем, чему удивляться - все они одинаково тщеславны... Ну, а по сути вопроса... Ещё бы!"
   Я попробовал придумать какую-либо едкую шутку по поводу кокетства хозяйки имения, но вместо этого мои губы произнесли "Нравятся", а ещё через мгновение я почувствовал, как начинаю терять контроль над своим телом.
   - А теперь представь, что я разрешила тебе обнять и поцеловать их.
   "Обнять и поцеловать... Придумает же такое... А, собственно, почему бы и нет?!"
   - А сейчас...
   И в этот момент я провалился в темноту.
  
   * * *
  
   - Проснулся? Как себя чувствуешь?
   Я открыл глаза. Вероника лениво потягивала пахитоску, наполняя пространство приятным дымом.
   "Как я себя чувствую?!" На то, чтобы понять это, ушло несколько минут, в течении которых Вероника внимательно наблюдала за мной.
   - Что со мной было? Что это за напиток?
   - Расскажу после того, как ты ответишь на мой вопрос.
   - Отлично... Как будто не было перелета и тяжёлой дороги... Но, что я пил?
   - Напиток.
   - Я понимаю, что не горячую смолу.
   - Не дерзи. Просто напиток, который я приказала тебе выпить.
   'Приказала?! Приказала...'
   - Голова больше не кружится?
   - Нет.
   - Отлично. А теперь поднимись с кресла и сделай пару десятков шагов.
   - Я поднялся и походил по комнате.
   - Присядь на корточки.
   - Я присел.
   - Хорошо. Еще раз, и еще.
   Я повторил упражнение. 'Странно, почему я так безропотно выполняю приказы Вероники...
   - Молодец. А сейчас я покажу тебе твою ненаглядную Паолу. Подай мне пульт - Вероника указала пальцем на стоящий в углу небольшой столик.'
   'Что за командный тон?'
   Я принес пульт, Вероника включила висящий на стене монитор, и...
   ...И я увидел обнаженную спину стоящей на коленях женщины, голова которой находилась между широко расставленных ног Норы.
   - Привет, сестренка. Ты не скучала без меня?
   - Привет, Вероника. Конечно же скучала. Правда, если честно, совсем немного - Паола весь день развлекала меня. Она такая старательная. И выдумщица! Молодец! Встретила Родриго?
   - Встретила. Я бы не побеспокоила тебя, но он весь вечер донимал меня вопросами о Паоле.
   - О, привет, Родриго. Не беспокойся, как видишь, с твоей Паолой все в порядке. Просто сейчас она немного занята. Паола, к тебе приехал Родриго. Разрешаю на секунду прерваться - поздоровайся с ним.
   'Паола и Нора лесбиянки?! И почему у Норы такой командный тон? Нежели моя властная капризная Паола нижняя?! Или это только сегодня?!'
   - Здравствуй, Паола, я приехал.
   Однако Паола никак не отреагировала на мои слова, продолжая увлеченно 'развлекать' свою подругу.
   - Паола!
   И снова никакой реакции.
   - Паола...
   - Родриго, не будь эгоистом - не отвлекай Паолу. Ей сейчас не до тебя. Сестренка, вы не хотите к нам спуститься. Или мы можем подняться к вам.
   - Мы спустимся к вам. Я чертовски проголодалась. Вот только пописаю. Паола, приготовься. Вероника, мне отключить видеосвязь?
   - Нет, что ты, пусть Родриго посмотрит. Меньше вопросов будет задавать.
   - Всегда восхищалась твоей рациональностью, сестра.
   - А ты, Родриго, смотри внимательно и запоминай, что будет делать Паола. Тебе это обязательно и очень скоро пригодится.
   'Пригодится?! Очень скоро?! О чем это она? И почему Паола легла на пол, задрав вверх голову и широко открыв рот?'
   - Послушная девочка, не правда ли?!
   Я не ответил - мое внимание было приковано к экрану. Вот Нора села над головой подруги на корточки, вот начала писать...
   - Смотри, какая наша Паола ловкая. Ни одной капельки мимо рта не попало. Учись!
   - Учись?!
   - Да, учись. Ну, ты убедился, что с твоей Паолой все в порядке. Просто ей сейчас не до тебя.
   - В порядке?! Вы это называете в порядке?!
   - А чем ты так удивлен? Обычные отношения госпожи и рабыни.
   - Я никогда не поверю, что Паола согласилась играть роль рабыни добровольно.
   - Не играть роль, Родриго, а быть рабыней. Что же касается добровольности... Естественно, она решила стать нашей рабыней добровольно. Она же не дура, чтобы отказаться от такой возможности. Уверена, что ты последуешь ее примеру.
   - Я?
   - Ты, Родриго, ты.
   - Никогда! Я забираю Паолу, и мы уезжаем домой.
   - Ого, какой мачо. Нора, ты слышала?
   - Слышала. Паола, гордись своим кавалером. Ты хочешь, уехать с ним?
   - Нет, госпожа, как вы могли такое подумать? Я ваша и только ваша. Можно мне продолжить?
   - Вероника, я не могу не вознаградить такую преданность. Поэтому, мы спустимся позже. Тем более, я уверена, что ты сейчас будешь уговаривать Родриго остаться. А ты, Паола, продолжай.
   Паола стала на колени и через мгновение ее голова скрылась между бедер Норы. 'Что же это такое?!'
   - Родриго, как видишь, Паола никуда не хочет уезжать.
   - Я не знаю, под воздействием каких веществ она находится...
   - Любви, Родриго, любви. Любви к своей госпоже. Скоро ты сам поймешь, насколько сладостно это чувство.
   - Вероника, оставь свои мантры при себе. Я не Паола - меня зомбировать не получится.
   - Ну, что ты, что ты, я и не пытаюсь. Просто я знаю, что ты решишь остаться.
   - Вероника, ты очень красивая женщина, и я буду бесконечно рад, если ты подаришь мне эту ночь. Но утром я все равно уеду. Если не твоим вертолетом, то рейсовым автобусом. Надеюсь, они здесь ходят?
   - И эту подарю, и следующую, и еще много-много других. Если ты, конечно, сделаешь правильный выбор и не окажешься в бассейне с пираньями.
   - Ты пугаешь меня страшилками из фильмов?
   - Отнюдь. Смотри.
   Вероника включила еще один монитор. Двое мужчин, в которых я узнал охранников, разгружавших доставивший меня сюда вертолет, волокли отчаянно вырывающуюся черноволосую женщину с кровоточащими ранами на спине к краю бассейна.
   - Госпожа, Вероника, умоляю, простите!! Нет, нет, не надо...
   Всплеск, бултыхание и через минуту вода вокруг брюнетки забурлила и спустя мгновение окрасилась кровью...
   Пару минут в комнате царило молчание. Первой его нарушила Вероника.
   - Впечатлен?
   - Это монтаж?!
   - Можешь проверить. Позвать моих мальчиков?
   - Не надо.
   - Я почему-то так и думала. Паола говорила о тебе, как о смышленом молодом человеке. Но на всякий случай, сам озвучь свой выбор. Пираньи или рабство?
   - Рабство.
   - Я не расслышала. Не мямли - повтори громче.
   'Вот я попал в ситуацию...'
   - Я выбираю рабство.
   - Госпожа.
   - Госпожа.
   - Еще раз.
   - Я выбираю рабство, госпожа.
   - Вот так правильно. Стань на колени.
   'Делать нечего - надо выполнять ее приказы, затаиться и ждать возможности сбежать. Я переместился из кресла на пол. 'Мочу я пить не буду. Пусть не надеется.'
   - Вот видишь, как легко иметь дело с благоразумными людьми. Ты запомнил, как Паола ублажала Нору?
   - Вы о...
   Удар ноги по щеке отправил меня в легкий нокдаун.
   - Отвечай только да или нет.
   - Да, госпожа.
   - Хорошо.
   Перед моим лицом оказалась туфелька Вероники.
   - Целуй.
   Я осторожно поцеловал край носка.
   - Смелее!
   Я повторил поцелуй.
   - Ты всегда такой нерешительный? То-то я смотрю, что Паола не жаловала тебя.
   'Черт бы побрал эту Паолу. Лживая извращенка! Давай забудем все наши мелкие обиды, твоя и только твоя Паола... Сука... Ну, почему я такой доверчивый...'
   - Ты опять не отвечаешь на вопрос своей госпожи. Жаль прерывать такой романтический ужин, но придется тебя наказать.
   Вероника взяла телефон и набрала номер.
   - Бертран, срочно возьми двух своих парней и, чтобы через пять минут был у меня. Оружие? Нет, не надо.
   Я не на шутку испугался. 'Бассейн с пираньями... С нее станется... Возможно, они и Паолу так сломали...'
   - Вероника... Госпожа Вероника... Простите...
   - Это я уже слышала.
   - В последний раз.
   - Что в последний раз?
   - Я... Я сразу не выполнил ваше приказание.
   - Хм, в последний раз, говоришь?
   - Да, да, умоляю!
   - Ладно, я сегодня добрая. Разденься.
   'Раздеться?! Потом, Родриго, потом... А сейчас быстрее...'
   Я снял тенниску, кроссовки, носки, а затем прикоснулся рукой к молнии на джинсах, пытаясь понять по реакции Вероники включает ее 'раздеться' и их. Исходя из того, что она не остановила меня, я понял, что включают. 'Надеюсь, на джинсах она остановится или...'
   - Госпожа, мы не опоздали?
   Занятый стриптизом, я не заметил, как в комнату вошли трое мужчин.
   - Нет, Бертран, спасибо. Знаешь, наверное, твоя помощь не понадобится. Во всяком случае сегодня. Но раз вы уже пришли, то можете побыть в качестве зрителей. Сок и виски возьмите в баре.
   - Благодарим, госпожа.
   - А ты почему остановился?
   - Я... Я думал, что раздеться... Не означает раздеться полностью. И... Я стесняюсь...
   - Родриго, думать за тебя отныне буду я. А ты, если не хочешь стать кормом для моих милых рыбок, научись воспринимать мои приказы буквально. И кого ты стесняешься? Меня?! Свою госпожу?!
   - Их.
   Я указал глазами на работников Вероники.
   - Мальчики, он оказывается такой стеснительный.
   В ответ раздался громкий хохот, а хозяйка имения продолжила:
   - Хорошо, что вы остались. Наверное, все-таки придется искупать этого стеснительного мачо. Уверена, после бассейна он станет более раскованным.
   - Это мы на раз, госпожа. Только прикажите.
   - Сейчас спрошу своего раба, нуждается ли он в купании. Родриго, ты сам дойдешь до бассейна или тебе помочь?
   'О, ужас...'
   - Не надо бассейна, госпожа. Я все сделаю.
   - Что означает это твое 'все сделаю'? Уточни.
   - Я... Я... Я буду выполнять все ваши приказы.
   - И как ты будешь их выполнять?
   'О, привязалась... Как же правильно ответить?'
   - Быстро и беспрекословно, госпожа.
   - Хорошо. Но запомни, больше я тратить время и силы на твое непослушание не намерена. Продолжай.
   Через несколько секунд стринги оказались в моей левой руке, а правой я попытался прикрыть свое мужское хозяйство.
   - Выкинь трусы туда, - Вероника пальцем указала на мусорное ведро.
   Я выполнил приказ.
   - А теперь сложи руки на затылке и подойди ко мне.
   Я подошел к Веронике.
   - Ближе, еще ближе, да не бойся ты так - я не пиранья.
   Новый взрыв хохота от попивающих пиво зрителей.
   - Тише вы там. Мальчик смущается. А вообще, ребята, лучше идите к себе. Разрешаю взять пару бутылок из бара. Думаю, вы мне сегодня больше не понадобитесь. Не так ли, дорогой Родриго? Или, все-таки, пусть мои люди останутся?
   - Так, - выдавил я из себя.
   - Ну, что ты мямлишь. Скажи громко, уверенно и по всей форме.
   - Так, госпожа.
   Снова взрыв хохота, и, поблагодарив хозяйку имения, ее работники, захватив две самые большие бутылки, удалились. А Вероника занялась мной. Мой съежившийся член оказался в ее правой руке. Затем Вероника оттянула головку, и после того, как она проделала эту нехитрую операцию несколько раз, мой пенис уже не был съежившимся. Увы, на любовные игры ее действия никак не подходили. Скорее, на осмотр имущества. Я угадал - осмотр был продолжен.
   - Повернись ко мне спиной.
   'Я для нее жеребец или племенной бычок?!' Я повернулся.
   - А теперь наклонись.
   'Это еще зачем?'
   - Бассейн? - отреагировала Вероника на мою заминку.
   "Нет, только не это." Я немедленно наклонился. В такой унизительной позе я простоял... Скорее всего, не больше минуты, но эта минута показалась мне вечностью. А затем я почувствовал, как горячие ладони Вероники легли на мои ягодицы.
   - Видишь, ничего страшного.
   "Ничего страшного?! Страшного и в самом деле ничего. Но вот чувствовать себя бесправным имуществом... И, о черт, я сейчас взорвусь..."
   И я взорвался, едва Вероника то ли случайно, то ли намеренно дотронулась до основания пениса.
   - Ого, сколько ты всего приготовил для своей Паолы. А я думала, почему ты такой ершистый. Сейчас процесс твоего воспитания пойдет гораздо легче.
   "Откуда такая уверенность? Откуда?! Оттуда, дурачок, - судя по тому, как Вероника умело взнуздала тебя, ты у нее далеко не первый." Но в любом случае Вероника оказалась права - я смирился с неизбежным и оставил попытки возражать и сопротивляться хозяйке асиенды. Тем более, что ничего особо неприятного она со мной не делала. Что же касается унижения... Угроза разделить бассейн с зубастыми рыбками заставили меня переступить через собственную гордость.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) К.Корр "Бестия в академии Ангелов"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"