Кири Кирико: другие произведения.

Охотник на ведьм и потерянные

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Он очнулся на краю мёртвого города. Он сильно искалечен и ничего не помнит. Единственное, что ему удалось узнать, так это то, что он ищет свою сестру в банке памяти. Единственное, что ему остаётся - идти по каменной дороге. Той, что приведёт его в новый и прекрасный мир. Мир, живущий в век расцвета и благополучия, наполненный магией и удивительными существами. Что такое банк памяти? Почему он ищет свою сестру здесь? Ему предстоит ответить на эти вопросы, встретить много интересных и необычных личностей и узнать много нового об этом мире. И принять много важных решений, которые сложат его дальнейшую судьбу. А заодно он попытается выяснить, почему потерял память, и кто оставил его умирать на краю одного из самых опасных мест этого мира. И, возможно, узнать одну из темнейших историй этого мира, случившейся много веков назад, которая скоро начнёт свой повтор.

Охотник на ведьм и потерянные

 []

Annotation

     Он очнулся на краю мёртвого города. Он сильно искалечен и ничего не помнит. Единственное, что ему удалось узнать, так это то, что он ищет свою сестру в банке памяти. Единственное, что ему остаётся – идти по каменной дороге. Той, что приведёт его в новый и прекрасный мир. Мир, живущий в век расцвета и благополучия, наполненный магией и удивительными существами.
     Что такое банк памяти? Почему он ищет свою сестру здесь? Ему предстоит ответить на эти вопросы, встретить много интересных и необычных личностей и узнать много нового об этом мире. И принять много важных решений, которые сложат его дальнейшую судьбу.
     А заодно он попытается выяснить, почему потерял память, и кто оставил его умирать на краю одного из самых опасных мест этого мира. И, возможно, узнать одну из темнейших историй этого мира, случившейся много веков назад, которая скоро начнёт свой повтор.


Охотник на ведьм и потерянные

Глава 1

     «Тогда восстанет последний из них,
     Не будет спасения миру, ибо будет он злом.
     И придёт не из мира сего страж рассвета, чтоб сразить последнего.
     Схлестнутся они чтоб решить судьбу миров.»
     (Книга предсказаний: предсказание тёмной ведуньи, первый год от победы над охотниками)
     
     Ему показалось, что его разбудил женский голос. Тихий, и монотонный, словно не принадлежащий человеку. Он говорил и говорил, словно пытаясь донести что-то очень важное. Но вскоре голос затих, будто бы растворился во тьме.
     
     Парень резко сел, тяжело дыша. Ещё мгновение назад ему казалось, как кто-то с ним разговаривает безжизненным голосом в абсолютной темноте. А после этого…
     «Словно током ударило.»
     Ощущение было не из приятных, но возможно оно и вернуло его в сознание.
     Он огляделся и осознал, что не знает, где находится.
     Его окружали дома, словно скопированные с тех, что были в средневековье. Они выстроились вдоль дороги, вымощенной камнями. И на которой, кстати говоря, в данный момент сидел он сам. Вся она поросла уже травой, что говорило о том, что ей давно никто не пользовался. Чуть дальше, вдоль дороги, дома заканчивались, и она шла через небольшой луг к лесу, располагающемуся на холме, где терялась из виду среди деревьев.
     Он обернулся и увидел, как эта же дорога уходила в город. Если хорошенько напрячь зрение, то можно было заметить, как деревянные дома сменяют каменные, уже больше походящие городские. Вдалеке даже можно было разглядеть дома побольше. А ещё небоскрёбы, уходящие вверх. Другими словами, за его спиной начинался город.
     И всё это выглядело… Странно? Оно явно не совпадало с тем, что он ожидал увидеть. Он не мог подобрать слова, что выразить, что сейчас испытывал. Казалось, что это всё не по-настоящему. Словно оказался в сказочном мире.
     - Где я? – невольно вырвалось у него. А вслед за этим вопрос появился другой. – Кто я?
     Стоило ему задаться этим вопросом, как по его спине пробежал холодок, так как он не мог ответить на него.
     И ведь точно, важнее было не где он находится, хотя это тоже важно, а кто он сам такой? Потому что стоило ему об этом подумать, как голове стало неожиданно пусто. Словно тот фрагмент памяти, который отвечал за его «я» отсутствовал.
     Парень ещё раз оглянулся. Сейчас он сидел посреди улицы на земле. Видимо, до того, как прийти в сознание, он здесь лежал. Как он здесь оказался? И снова в его голове не было ответа на этот вопрос. Судя по всему, он не помнил ничего, что было ровно до этого момента.
     «Но возможно у меня есть какие-то документы с собой. В конце концов, должно быть что-то, что укажет где я и кто я.»
     Он принялся ощупывать себя в надежде найти что-нибудь как обнаружил ещё одну проблему.
     Его правая рука в отличии от левой, которой он пытался найти у себя карманы, лежала на земле, словно он ею и не двигал.
     - Что за чёрт?
     Он снова попытался пошевелить рукой, но она не двигалась. Тогда он взял её левой рукой и приподнял. Рука так и продолжала безжизненно висеть. Он не мог двигать ею. Даже более того, он не чувствовал, что держит её здоровой рукой.
     Казалось, хуже быть не может, как он заметил ещё одну, но уж очень неприятную вещь – в обездвиженной руке в ладони зияла дыра.В прямом смысле слова дыра, словно кто-то воткнул ему в ладонь меч или что-то подобное. При желании, он даже мог посмотреть через неё. От этой мысли к его горлу подкатила тошнота.
     Что здесь вообще происходило? Он не знает кто он, где он, его правая рука не двигается, а в ладони зияет дырка. Создавалось ощущение, что он с кем-то боролся и судя по всему потерпел поражение.
     Но если это так, то значит здесь было оставаться небезопасно. Стоило уйти с дороги и при возможности вообще покинуть этот район. Если кто-то его отметелил до такой степени, то этот кто-то может вполне вернуться обратно, чтобы закончить начатое. И сейчас лучше уйти, а потом уже обдумать своё положение.
     Парень с трудом начал вставать. Всё тело, казалось, отказывалось ему подчиняться. Некоторые места отдавались болью. А ещё хуже оказалось то, что когда он встал и попытался шагнуть, то левую ногу пронзила страшная боль, словно она была сломана. Боль была настолько сильной, парень покосился и, заскулив, сел обратно на землю.
     Теперь было ясно, что помимо обездвиженной руки у него ещё и что-то с ногой. Если он просто стоял, то ничего не было, но стоило ему сделать левой ногой шаг, как в районе бедра появлялась страшная боль, которая вынуждала его остановиться.
     «Тогда я буду двигаться приставным шагом, используя левую ногу как опору. В конце концов, что бы здесь не произошло, надо поскорее от сюда свалить.»
     Он аккуратно предпринял вторую попытку. Старясь как можно меньше двигать левой ногой, он медленно встал и стоял пока не убедился, что в состоянии удерживать равновесие. После этого он оглянулся и заметил рюкзак. Тот был чёрного цвета и валялся всё это время там, где должна была быть его голова. Из-за этого, будучи повёрнутым к рюкзак спиной, он его и не заметил. Хотя возможно это был и не его рюкзак. Но в данной ситуации обдумывать это времени не было.
     Он, аккуратно переставляя левую ногу подошёл к рюкзаку и надел его на левое плечо. В виду неподвижность его руки, надеть на правое плечо в данный момент не представлялось возможным.
     Теперь надо было решить, куда идти.
     Парень оглянулся. Пусть хоть все дома вокруг и были целыми и относительно в хорошем состоянии, но сразу было видно, что они давно заброшены. Абсолютно все. И парню казалось, что заброшены не только эти дома, но и те, которые он видел вдалеке. Он так решил из-за того, что не слышал абсолютно ничего оттуда. Пение птиц, и то раздавалось в лесу.
     Обычно города никогда не спят. Можно услышать гул машин (хотя, судя по окружению, он сомневался, что тут есть машины), или гул из голосов.
     А из города не было слышно не единого звука. Словно город был абсолютно пуст. Более того, если он пустовал, то там должны были бы жить животные, а оттуда даже пения вездесущих птиц не было. Следовательно, там было то, чего надо опасаться.
     И тут ему в голову пришла мысль. А что если он шёл как раз-таки из города? И может в городе на него кто-то или что-то напало. Но он смог убежать до сюда где и потерял сознание. Следовательно, ему стоило двигаться к лесу по дороге.
     Да и скрыться в лесу, как ему казалось, было бы легче чем скрыться в городе. Остановившись на этой плане, парень аккуратно двинулся в сторону леса.
     И всё же, как он здесь оказался? Он окинул себя взглядом. На нём была чёрная куртка из странного материала, такие же штаны, ботинки, наколенники и налокотники для защиты. Парень пошарил сначала по куртке, а потом по штанам рукой. Хоть там и были карманы, но они все были пусты. Видимо у него была привычка не хранить что-либо в карманах.
     Судя по одежде, он собирался куда-то идти. Или уже шёл. В любом случае, хоть одежда и не выглядела походной, но на ощупь он была прочной, ещё и с элементами защиты. Это говорило о том, что он явно куда-то направлялся, где было опасно. Надо бы выяснить, куда. Возможно ответ он найдёт в рюкзаке, который принадлежал ему. То, что это его рюкзак, парень был практически уверен.
     Ещё надо было узнать, откуда он шёл или по крайней мере, откуда он сам. Однако, стоило ему об этом подумать, как в голове сразу становилось пусто. Возможно он неправильно начинает. Лучше начать с общих данных и так двигаться дальше, уточняя и уточняя.
     И так, он точно знает, что он родился на планете Земля. На ней пять материков. Южная и Северная Америка, Евразия, Африка, Австралия.
     В его голове всплывает ещё очень много информации, начиная от названия конфет и прочей ерунды, до памятных дат в истории. Однако не единой информации о том, кто он и откуда. Стоит ему об этом подумать, как в голове становится пусто. Получается, он не помнит всё, что связанно с ним самим. Словно кто-то специально стёр память. Хотя кое какая закономерность наблюдается. Больше всего дат связанно со страной Япония. Но это ещё не показатель.
     Может стоит пойти с другой стороны?
     На земле есть много стран. Большинство разговаривает на разных языках. Если брать с этой точки зрения, то можно выявить, от куда он по языку.
     - Раз, два, три, четыре, пять, я иду ответ искать, - наугад произнёс парень, вслушиваясь в произносимое.
     И сделал для себя неутешительный вывод – он первый раз слышит этот язык. По крайней мере он не вспомнил ни единого языка, который подходил бы под звучание того, который был произнесён. Другими словами, он разговаривает на языке, который сам первый раз слышит. Возможно если бы он услышал родной язык, то сразу бы вспомнил.
     Может ему стоило вспомнить что-то вроде праздников или названий, что отнесёт его к одной из стран? В конце концов, если он жил в США, то скорее всего должен же помнить больше дат из её истории, чем из истории других стран.
     И пока он пытался вспомнить праздники или знаменательные даты, то успел дойти до леса.
     Здесь было заметно прохладнее, что не могло не радовать. Ведь пока он шёл под солнцем, то успел сильно устать. Казалось, солнце выжгло из него остатки сил. Вернее, не остатки, а всё, что у него было. Плюс, теперь помимо усталости пришла ещё и жажда.
     Дорога, по которой он шёл уходила глубже в лес и была заметно хуже, чем та, по которой он шёл сюда. В лесу она сильно заросла травой и кустарников. В некоторых местах сквозь неё росли деревья. Тут и там из неё торчали куски булыжника из которых она была сделана. Возможно стоит по ней пойти дальше, но это попозже. Сначала ему надо было снять куртку. Идти в ней в жаркую погоду было неудобно.
     Поэтому он, недолго думая, скинул портфель, куртку и…
     Охнул.
     Под курткой была футболка, которая был порванной и абсолютно красной. И это был не цвет футболки, а кровь. Его кровь.
     Парень как можно аккуратнее снял футболку, чтоб случайно не задеть раны, которые могли быть свежими.
     Однако тело вопреки его опасениям было целым. Относительно.
     На груди красовалась рана, шедшая поперёк тела, словно кто-то пытался его разрубить в районе груди пополам. Однако, судя по ней, ранение было нанесено давно. Так же в районе живота у него было две раны. Они чем-то были похожи на дырку в его правой ладони. Возможно это даже сделано одним предметом.
     Ещё одно неприятное открытие было на плече. На нём красовалась рванная рана, из которой, как показалось парню, торчал кусок кости. От такого зрелища ему стало плохо, и он поспешил сесть на землю, что не упасть лицом на неё. Что касается раны, то там явно не хватало куска, словно кто-то ему его отгрыз.
     «Теперь ясно, почему не двигается рука. Скорее всего какой-то важный нерв задет.»
     Однако и эта рана не выглядела свежей. Другими словами, он очутился в том месте без сознания явно другой причине, а их он получил ещё раньше.
     Еще было странно то, что сама куртка была целой. Возможно он получил раны в прошлом, когда она была не на нём. Как бы то ни было, следовало отмыться от крови и при возможности постирать футболку. Если конечно он встретит ручей или речку.
     После этого он продолжил самоосмотр. Парень снял штаны и обнаружил, что бедро неестественной формы. Из-за этого он скорее всего и испытывал боль. Наверное, он сломал ногу в прошлом и она срослась неправильно. Интересно раны на груди и на ноге он получил в одно и тоже время?
     Да и само тело оставляло желать лучшего. Оно было настолько худым, что казалось, он месяц без еды был. Тонкие руки и ноги, словно обтянутые кожей из-под которой виднелись небольшие мышцы. Ему на ум сразу пришли фотографии людей, которые долго не принимали пищу. Парень чувствовал, что ещё немного и он будет как они.
     Больше ничего на теле он к счастью не обнаружил. По крайней мере там, куда он мог посмотреть. Что касается аксессуаров, то единственным предметом на нём был небольшой амулет из камня синеватого цвета в форме ромба, окаймлённого золотом и размером около трёх сантиметров. Сам камень походило на тускло-синее стекло. И оно было всё потрескавшееся.
     - Мда, не густо, - парень покрутил в руках амулет, после чего решил его снять.
     Закончив с осмотром тела, парень решил заняться содержимым рюкзака. Возможно там он найдёт ответы на свои вопросы.
     И первым, что он выудил был…
     Пистолет.
     Вот чего он не ожидал, так это оружия. Хотя с другой стороны, судя по ранам, оно ему могло понадобиться. И возможно, он им пользовался даже.
     Парень внимательно осмотрел пистолет. Пусть он и не помнил, чтоб пользовалась хоть раз оружием, пистолет он сразу узнал. Возможно это из-за компьютерных игр, в которых оружие было не редкость.
     Пистолетом оказался кольт. Об этом свидетельствовала и надпись на корпусе.
     Парень покрутил его в руках, после чего аккуратно отщёлкнул магазин. Тот оказался полным. Значит скорее всего пользоваться им не приходилось. Хорошо это или плохо было непонятно. Однако теперь у него есть полная обойма. После нескольких неудачных попыток он смог одной рукой отодвинуть затвор. Там тоже был патрон. Получалось в сумме восемь патронов.
     Если он взял с собой оружие, значит на это были причины. Парень попытался представить себя на месте себя прежнего. Взял бы он пистолет? Да, но только в том случае, если без него было бы не обойтись.
     После этого, он выудил из сумки коробку. Открыв её, он обнаружил множество шприцов, каждый из которых был обёрнут бумагой, а ещё бинты, стеклянную бутылку, нитки, иголки и ещё кучу всего. Тут даже мини операцию можно было бы сделать.
     Первым делом он осмотрел шприцы. Оказалось, что на бумаге, в которую они были обёрнуты были инструкции.
     Он взял одну из записок и прочитал:
     «Обезболивающее. Вколоть в плечо или бедро.»
     И так к каждому шприцу.
     Помимо этого, парень обнаружил, что знает этот язык.
     - Значит я знаю японский. - Его догадка подтвердилась. Стоило ему увидеть буквы, как он сразу же их узнал.
     И почерк был подозрительно похожим. Скорее всего это был его почерк. От сюда следовало, что он из Японии. Парень прочитал то, что было написано вслух.
     Сомнений быть не могло, сейчас он читал вслух на японском, и этот язык разительно отличался от того языка, на котором он разговаривал до этого. Значит он знает два языка. Одни родной – японский и второй – чёрт знает какой, которым он пользуется как основным.
     Вздохнув, парень продолжил осматривать свой инвентарь.
     Следующим, что он нашёл в рюкзаке оказался мешок. И он был заполнен зубами. Большими зубами. Парень вытащил один и повертел в руке. Размерами он был сантиметров пятнадцать. Такие, наверное, только у динозавров были. Интересно, откуда они здесь? Может он убил монстра и вытащил их как трофей? Навряд ли. Скорее всего нашёл где-то или вытащил из черепа мёртвого монстра.
     - Класс, - парень ещё немного с восторгом покрутил его в руках и положил обратно в пакет. Надо будет ему сделать из них амулет.
     Следующим из рюкзака он достал фонарь. Тот был рабочим, что не могло не радовать. Далее он нашёл батарейки к нему, три фальшфейера, спички, карандаш, бинокль, походный нож, верёвку, флягу, наполовину наполненную водой и бутылку, также наполовину наполненную водой. Вся этикетка бутылки была исписана иероглифами что только подтверждало – он из Японии.
     Последним, что он нашёл оказалась карта.
     Вот это было действительно полезная вещь. Так он сможет хотя бы узнать, где он.
     Парень аккуратно раскрыл ее. На карте был чертёж города. Видимо, того самого, из которого он пришёл. Выглядел город как огромная мишень. От центра к окраинам города отходили семь дорог. Также было ещё пять дорог, которые образовывали круг и располагались на одинаковом расстоянии друг от друга. И бесконечное множество маленьких дорог, которые, словно капилляры, пронизывали весь город.
     Сверху карты было название «Город Забвения».
     «Город Забвения? Кто вообще может дать такое название городу?»
     Парень посмотрел на город. Хотя, если честно говорить, он реально выглядел как мёртвый город. Это даже чувствовалось по атмосфере, исходящей от него.
     Помимо всего прочего на карте было ещё множество пометок, которые скорее всего оставлял он сам. Были области, обведённые карандашом и потом перечёркнутые. Ещё несколько мест было помечено нарисованными черепами. Судя по всему, это были места, в которых он побывал и которые обследовал. Соответственно, черепом были помечены опасные места.
     Большая часть пометок располагалась на севере. Возможно, он искал что-то важное в городе. Нашёл ли он это?
     Парень почесал затылок. На этот вопрос у него не было ответа. Как и не было ответа на то, с какой стороны города он сейчас находился. И почему в рюкзаке нет компаса? Это одно из самых важных вещей в походе!
     Больше информации из неё собрать не удалось. Значит у него до сих пор нет ответа, что он тут делает. Обречённо вдохнув, он стал складывать карту, когда заметил, что с обратной стороны что-то написано. Парень развернул карту и перевернул на обратную сторону. Там его почерком было написано «найти сестру» и «Банк памяти». Напротив, «найти сестру» стоял восклицательный знак, а напротив «Банк памяти» вопросительный.
     Сомнений не было – это его почерк. Он его сразу узнал. Словно случайно вспомнил, увидев его. И значит то, что было написано, имело прямое отношение к тому, что он тут делал.
     Парень предположил, что раз напротив сестры стоит восклицательный знак, значит это и была его цель. А что на счёт банка памяти? Странное название. Может там он мог получить нужную информацию и это он искал в городе? Такой вариант выглядел логичным. Однако…
     - Однако это всё похоже на бред сумасшедшего.
     Как всё было сложно. От всей информации у него голова шла кругом. Он хрен знает где, он хрен знает кто. Родом он из Японии, но разговаривает на неизвестном языке как на родном, у него пистолет, аптечка, забитая лекарствами. Он искалечен, у него есть вероятная цель и вероятное местонахождение этой цели.
     Казалось, от такого он сам сойдёт с ума. Неожиданно на него начала захватывать паника. А действительно всё так как он понял? А если и понял правильно, то сейчас у него нет ничего, что могло бы помочь ему. Возможно до потери сознания он и представлял, что делать, но сейчас совершенно нет! Он один, он изранен, и он без еды. Неизвестно где этот банк памяти и как выглядит его сестра. Ни одной подсказки.
     А что если он пойдёт не в ту сторону? И с чего начать поиск? Откуда? Что делать дальше?
     Чем больше он задавал себе эти вопросы, тем сильнее паника охватывала его. Казалось, что выхода нет. Теперь он ничего не сможет. У него нет никаких шансов.
     Парень встал. Теперь ему хотелось просто забиться куда-нибудь, чтоб оградиться от этого мира. Он здесь один. И не надо быть гением или экстрасенсом, чтоб почувствовать – он не принадлежит этому миру. Как бы это странно не звучало, это не его мир. Не тот мир где он родился и жил. Ему здесь не место, тут он погибнет.
     Возможно это ничем хорошим для него не закончилось, если бы он не зацепился ботинком за камень, торчавший из дороги. Потеряв равновесие, он рухнул плашмя на землю. К его счастью он не ударился головой о камни, которые торчали словно зубы.
     Однако, дух из него выбило. Мгновение ему казалось, что он даже вздохнуть не сможет. Боль в раненом плече прошла сквозь всё тело, одновременно с болью в ноге, которая словно ток, отдалась даже в голове.
     С трудом хватая ртом воздух, он лежал на каменной дороге не в силах двинуть хотя бы пальцем. На мгновение ему показалось, что он сейчас умрёт. Так длилось около минуты, пока лёгкие не стали впускать больше воздуха.
     Постепенно боль в плече и ноге стала стихать. Дышать стало тоже легче. К тому же из-за боли вся паника сошла на нет.
     Парень с трудом сел. Было бы глупо вот так умереть, упав и ударившись головой. Но ещё глупее было поддаваться панике. Так что, с другой стороны, боль прочистила его сознание. Теперь надо было решить, что делать дальше.
     Парень подполз к рюкзаку и достал бутылку. Сделать несколько глотков, он спрятал все вытащенные вещи обратно в рюкзак. Пистолет он решил оставить в кармане куртки. Мало ли, что могло произойти по дороге.
     Теперь, главное он знал, что ищет и где это искать. Следовательно, имело смысл продолжить идти дальше. Парень был уверен, что, если идти по дороге, он обязательно куда-нибудь выйдет. Там он наверняка сможет найти ответы на некоторые вопросы.
     Немного подумав, он решил снять футболку и надеть куртку на голое тело. В противном случае, если его увидят в ней, то возникнут лишние вопросы. К тому же, как оказалось, внутренняя обшивка куртки была мягкой и приятной на ощупь. Несомненно, огромный плюс.
     Собрав все свои вещи и оглядевшись, не забыл ли что, парень просил прощальный взгляд на город и отправился по каменной дороге вперёд. На мгновение ему показалось, что он оставляет в этом городе что-то очень важное, однако это чувство пропало так же быстро, как и появилось.
     ***
     Дорога, по которой шёл парень становилась всё хуже и хуже. Теперь она была вся в рытвинах, откуда росли кустарники и деревья. Белый камень, которым она была выложена, иногда совсем пропадал из виду и ему приходилось иди дальше, надеясь, что он не собьётся с пути. Иногда о том, в какую сторону идти свидетельствовали отдельно торчащие белые булыжники, словно надгробные плиты.
     Единственным облегчением было то, что сам лес был проходим. Трава не была высокой и кустарники не выстраивались рядами, мешая пройти дальше. В противном случае путь бы занял куда больше времени. Хотя и сейчас он продвигался не так уж и быстро. По большей части из-за ноги. Пусть он и старался не тревожить её сильно, но иногда, случайно зацепившись за корень или камень ногой, её пронзала страшная боль.
     Всю дорогу он не видел ничего кроме леса. Единственным свидетельством того, что здесь когда-то были люди, оставалась дорога из белого булыжника. Или то, что можно было назвать ею. Парень надеялся, что скоро она выведет его куда-нибудь. Под куда-нибудь он понимал дорогу, которой пользуются люди или деревню. На город он даже не надеялся.
     Однако, пройдя так весь день, он никуда не вышел. Мало этого, дорога стала ещё хуже, хотя казалось, что хуже быть не может. Зато под вечер он наконец смог по движению солнца определить, в какую сторону он примерно двигается. Оказалось, что дорога идёт к северо-западу. Хоть это и не о чём и не говорило, однако на душе у него стало немного легче.
     Правда ненадолго.
     Ночью он обнаружил, что луны в этом мире две. Если конечно это были луны, а не две соседние планеты. К тому же ночное небо было намного ярче чем в его мире из-за звёзд. А ещё намного красивее. Словно россыпь драгоценных камней на чёрном фоне. Такого он ещё не видел. Пусть он не помнил прошлого, но почему-то это он мог сказать с уверенностью. От сюда следовало, что и север может быть не там, где обычно.
     Хотя была ли теперь разница? В любом случае – север или юг, ему придётся идти по этой дороге.
     Первую ночь в лесу ему пришлось ночевать на земле. Сначала он думал забраться на дерево, однако, вспомнив о своём теле, отказался от этой идеи. Поэтому всю ночь он провёл в корнях дерева, не убирая руки с пистолета. Несколько раз он слышал, как кто-то или что-то ходило в темноте. В эти моменты он даже не осмеливался вдохнуть. Просто целил пистолет в темноту, в любую секунду готовый выстрелить, если оттуда что-либо выскочит. Казалось, что его сердце бьётся так громко, что существо снаружи услышит его, но каждый раз оно уходило.
     Другими словами, ночь была незабываемой.
     Так что, когда парень выбрался из-под дерева, он даже не мог описать, насколько был счастлив, что солнце выглянуло. Хотя счастье быстро прошло, когда он отправился дальше по дороге. Стоило ему зацепиться больной ногой об камень, как все мысли о том, что днём лучше, чем ночью, как ветром сдуло.
     Ближе к полудню парень вышел к ручью, протекавшему поперёк дороги. Чистый, как говорят, хрустальный ручей. Его звон он услышал ещё задолго до того, как вышел к нему.
     - Ну слава богу.
     Сейчас ручей был весьма кстати. Несмотря на то, что деревья спасали его от солнца и в лесу было довольно прохладно, парень уже успел опустошить обе бутылки. И даже после этого жажда не ушла. Более того, ему захотелось пить ещё сильнее. Возможно это было последствия того, что он был без сознания. Может быть, он лежал там не один день.
     Напившись вдоволь и наполнив обе фляги, постирав футболку и кое как помывшись, он присел около ручья, облокотившись на ближайшее дерево. Вода в ручье была холодной, что не могло не радовать. После всей этой прогулки, она словно придала второе дыхание.
     «Настало время небольшого перерыва. Иначе в таком темпе я даже до вечера не продержусь. Да и высохнуть всё равно надо.»
     Возможно стоило двинуться дальше сразу же, но он отмёл эту идею. Он шёл без остановок всё это время. Даже не смотря на ногу, он продолжал упорно двигаться вперёд. И причина была проста – без еды он долго не протянет, а живот уже начало сводить болью. Но идти вот так было очень глупо. Такими темпами он просто лишится всех сил. Да и к тому же тут прямо как по заказу такое место. Да и сидя лучше думалось. А подумать было о чём.
     О нём самом.
     Так как он не помнил ни своего имени, ни прошлого, их надо было придумать. Причина в этой необходимости была проста. Если он встретит кого-либо, то скорее всего речь зайдёт о том, кто он и от куда идёт. Если он будет придумывать на ходу, это будет сразу заметно. Так что стоило заранее всё обдумать. И желательно так, чтоб это звучало правдоподобно.
     Через час он вновь шёл через лес. За время привала он успел придумать себе имя и легенду.
     Теперь его звали Рей Клод. Глупое имя, да и фамилия не лучше. Причина столь странного выбора была проста. Он просто взял два рандомных слова, которые были написаны на его ноже и сделал из них себе имя. Историю он тоже придумал очень простую. Не имело смысла выдумывать что-то сложное. Ему казалось, что чем проще история, тем легче в неё поверить и тем неинтереснее будет людям его расспрашивать.
     Однако возникла проблема с его возрастом. Не имея при себе зеркала, он даже примерно не мог сказать, сколько ему лет. Ему могло быть сейчас как пятнадцать, так и все тридцать пять.
     «Ладно, по ходу дела разберёмся.»
     Он продолжал идти дальше. В какой-то момент в лесу вновь стало темнеть. Одновременно с этим он почувствовал ужасную усталость. Возможно, стоило найти место для ночлега сейчас. Не хотелось ему искать его, как в прошлый раз, в темноте. Однако подходящего места рядом не было. А отходить от дороги далеко могло быть небезопасно.
     «Возможно лучше двигаться дальше, пока солнце не спрячется за деревьями. В любом случае придётся идти, пока места подходящего не будет.»
     Хотя идти всю ночь или ночевать как в прошлый раз ему тоже не хотелось. Сегодняшний день он хоть и шёл нормально, сейчас чувствовал, как тело наливается свинцом. Да и сомневался он, что выдержит ещё одну ночь без сна. Его исхудалое тело чудом переносит такие нагрузки и проверять сколько оно ещё выдержит он не горел желанием.
     Через пол часа ему наконец подвернулось удачное место. Прямо по среди того, что когда-то было дорогой рос огромный дуб. Его корни буквально вырвали из земли камни, которые торчали то тут, то там. Рей обошёл его по кругу, пока не нашёл большую ложбину между корнями. Со стороны она напоминала небольшую нору, однако свидетельств того, что здесь кто-то обитает не было. Конечно лучше бы было устроиться на его огромных ветвях, да вот только он туда не заберётся. Поэтому он накидал листвы и мелких веток в нору, чтоб не спать на голой земле, после чего развёл костёр у входа.
     Вообще ночи здесь были тёплыми, но Рей боялся, что кто-нибудь или что-нибудь будет ходить вокруг него как прошлой ночью. А так хоть костёр будет их отгонять.
     «Или привлечёт на сытный ужин», - мелькнула в голове мысль, которую он тут же прогнал. Не время о таком думать. Иначе он не сможет всю ночь опять заснуть. А желания идти уставшим не было никакого.
     Забившись в самый угол и сделав из рюкзака своеобразную подушку, Рей лёг ногами к костру, наблюдая как огонь облизывает толстые ветки. Оставалось надеяться, что их хватит до рассвета. Вскоре он уже мирно спал.
     На утро, как выяснилось, веток вполне хватило. По крайней мере, когда Рей проснулся, они ещё горели маленьким огоньком. Так что потушив костёр естественной нуждой он отправился дальше.
     Сегодня он чувствовал себя чуть лучше, чем вчера. Возможно сказывалось то, что он поспал в первый раз после своего пробуждения на той улице. Однако, не смотря на ясность сознания, мышцы, казалось, особо и не отдохнули. Рей шёл с таким ощущением, словно на нём мешок цемента везут. А в лесу, где дорога представляла небольшую полосу препятствий, к тому же с больной ногой это было кошмару подобно.
     Несколько раз он подумывал заглянуть в аптечку и найти что-нибудь для повышения тонуса, но каждый раз отказывался от этой мысли. Пусть он и получит прибавку сил, но последствия в его состоянии будут скорее всего чудовищными. Не факт, что после них он идти сможет. А когда будет ближайший населённый пункт – одному богу известно.
     - Если так продолжится, я долго не протяну.
     Удручало его ещё и то, что по пути сюда он не встретил ни одного животного. Да, он слышал, как поют птицы, однако ни одной глазами он не видел. А это значило, что охота отменяется. У него вечером уже возникала мысль о том, чтоб подстрелить кого-нибудь. В принципе один патрон или даже два на это можно потратить. Да вот только стрелять было не в кого.
     Это было и немного странно. Вроде он в глухом лесу, а за эти дни, что он шёл здесь, не встретил ни одного животного, будь то олень или белка. Единственно, ночью кто-то тогда ходил, но ему и представить было страшно, что здесь обитает ночью. К тому же охота ночью не была безопасной. С таким же успехом он сам мог стать чей-то добычей.
     В любом случае, чем быстрее он выберется от сюда, тем будет лучше. В противном случае этот лес станет его могилой.
     И вот уже настал третий день его путешествия через лес. К этому моменту Рей уже и голод перестал чувствовать. Это говорило о том, что дела хуже некуда. К тому же эта ночь выдалась поистине ужасной. И всё из-за дождя, который пошёл неожиданно посреди ночи. Из-за этого ему всю ночь казалось, что кто-то бродит рядом и он не смог уснуть. Поэтому сейчас Рей чувствовал себя как выжатый лимон.
     Благо куртка была водонепроницаемой, что позволило ему не промокнуть до нитки. К тому же она хорошо держала тепло и ему было не холодно ночью. Как в принципе и штаны. А ещё он выяснил, что куртка устойчива к разрезам. Это получилось совершенно случайно, когда он выронил нож. Тот упал остриём вверх и Рей, не заметив, лёг на него спиной. Если бы не куртка, то торчал бы сейчас нож у него из спины.
     После этого он провёл несколько опытов и выяснил, что материал, из которого сделана куртка, не подвержен ни огню, ни порезам. После этого у него в голове неожиданно всплыло слово.
     Кевлар.
     «Куртка сделана из кевлара. Как и штаны. Не знаю от куда, но я уверен в этом.»
     Такие куртки могли выдержать выстрел из пистолета. И это всё стоило недёшево. Может быть он богат был? Или же накопил деньги и потратил их на всё это? В конечно итоге он мог сказать, что к походу и поиску сестры он в прошлом подготовился основательно. Жаль, что дневник не вёл.
     Вся информация о кевларе всплыла в его голове случайно. Словно он просто вспомнил, как это было и почерком, и с языком. Возможно в будущем он будет всё чаще и чаще вспоминать что-то из прошлой жизни.
     И сейчас, идя по лесу, он старался отвлечь себя этими мыслями, что не обращать внимание на усталость, которая сковала его полностью. Рей даже был не уверен, сможет пройти ли он ещё один день так. В крайнем случае ему придётся поискать в аптечки что-нибудь тонизирующее, чтоб продолжить путь.
     - Интересно, эта дорога куда-нибудь выходит или нет?
     Будет забавно, если она будет круг делать и возвращаться к городу. Тогда можно будет смело могилу копать. Хотя, насколько он мог судить, дорога всё это время шла на северо-запад. Следовательно, подобного произойти не могло. Или же могло?
     Если предположить, что солнце здесь двигается не так, как у него в мире, то возможно оно и делает такой оборот, а он не видит, так как идёт по этой дороге. И тогда… Нет, это был полный бред. Рей конечно понимал, что тут всё возможно, но эта версия звучала абсурдно.
     Рей продолжал идти приставным шагом всё дальше и дальше. Теперь, чувствуя усталость в каждой клеточке своего тела, он решил занять себя. Идти от одной точки к другой. От одного дерева к другому. И так далее. Возможно так он сможет себя отвлечь.
     Отвлекать пришлось недолго. Через сотню метров дорога из белого камня обрывалась. Вернее будет сказать, что белые булыжники которые торчали то тут, то там неожиданно исчезли. Вот они торчат, а вот уже через пару метров их нет.
     А это значило…
     - Мда, проблемка.
     Рей обречённо вздохнул.
     Если дорога заканчивалась, то идти было уже некуда. Точнее теперь не имело значения, куда идти, потому что дороги нет. Рей снова почувствовал, как отчаяние наваливается на него.
     Нет, сейчас было не до этого. Рей тряхнул головой, отгоняя все ненужные мысли. Сейчас главное было решить, что делать. Хотя делать то особо было нечего. Оставалось только следовать прежним курсом.
     «Может её здесь нет прост потому что она заросла или завалена землёй. Если пройти дальше, то возможно я вновь на неё выйду. Главное не сворачивать», - с этой мыслью Рей внимательно осмотрел место, где дорога заканчивалась. Не было видно, что здесь был конечный пункт или что-то вроде этого. Следовательно, она шла дальше. Да и вряд ли те, кто строил это вот так бросят такой трудоёмки процесс.
     Или бросят? Не время было думать над такими вещами. Он понимал, что хорошего они не принесут, только в депрессию вгонят. Следовательно, не стоило вообще думать о чём-то. Просто надо продолжать идти дальше. А там путь будет что будет.
     Рей набрал воздух, словно собирался нырнуть и пошёл дальше. Ему оставалось надеяться, что он куда-нибудь выйдет.

Глава 2

     Дорога.
     Рей стоял в тени деревьев, глядя прямо. Перед ним в десятке метров была настоящая дорога. Не та, из белого камня, по которой он шёл и которая предательски пропала. Это была относительно широкая грунтовая дорога и по ней было сразу видно – ею часто пользуются.
     Он вышел из леса на неё и оглянулся. Она была хорошо утрамбована и уходила в разные стороны, теряясь в лесу. На ней бы спокойно разъехались два автомобиля. Правда, в отличии от прежней, она не была вымощена камнем.
     Рей внимательно осмотрел землю. Так как здесь тоже был дождь и грязь ещё не успела высохнуть, он без труда нашёл множество свежих следов от колёс и от копыт. Значит эта дорога довольно оживлённая и он, возможно, очень скоро кого-нибудь встретит. А ещё здесь до сих пор запрягают лошадей в телеги. Следовательно, этот мир технический прогресс ещё не затронул. По крайней мере следов покрышек видно не было.
     Это могло значить, что некоторые вещи, которые у него есть могут вызвать у людей шок и непонимание. А там и до беды недалеко.
     В его голове возникло множество вопросов, которые он тут же выбросил из головы. На них можно будет ответить по ходу дела, а в данный момент они только мешали. Сейчас надо было составить план дальнейших действий.
     Первым делом, ему надо найти транспорт и добраться до ближайшего города. Если ему повезёт, то и раздобыть еду. А если за проезд потребуют оплаты? Может стоит расплатиться одной из его вещей? Нет, он не мог себе позволить отдать сейчас вещи, которые могли бы указать, что он не из этого мира. Даже спички. Если они здесь таким не пользуются, то сразу у всех возникнет вопрос, от куда у него это. А там и до проблем недалеко. Он не знал, есть ли здесь что-то вроде инквизиции или нет, но лишний раз рисковать не стоило.
     Если что, он пообещает вернуть деньги, когда они приедут в город. Рей считал, что если он попадёт в город, то там обязательно будет крупный рынок и тогда уже он сможет продать часть своих вещей. Из-за огромного количества людей на рынке его лицо наверняка ни один продавец не запомнит и даже если захотят, не смогут найти.
     Ещё один важный вопрос – деньги. Он не знал, какими деньгами здесь пользовались, как и не знал, что для этого мира представляло ценность. Из-за этого он может продать свои вещи слишком дёшево или вызвать подозрения у людей своим незнанием. А это было недопустимо. Возможно лучше будет сначала походить по рынку и посмотреть, как и чем они расплачиваются.
     И когда с этим будет покончено, надо будет найти врача или кого-нибудь ещё, что ему осмотрели раны. Он сомневался, что что-то плохое с ними случится, но стоило лишний раз перестраховаться.
     А потом уже он решит, что делать дальше.
     Рей кивнул сам себе, словно соглашаясь с планом. Теперь оставался последний вопрос - в какую сторону держать путь. Хотя возможно стоило просто здесь посидеть, пока кто-то не проедет мимо. Тогда ему не придётся тратить силы, которых и так мало осталось у него. А как кого-нибудь встретит, то спросит где ближайший город.
     
     Рей услышал их приближение ещё до того, как они появились в его поле зрения.
     Это был большая крытая повозка, в которую был впряжён… Впряжено… Рей потерял дар речи увидев это животное. Оно было похоже на пони, однако всё его тело было покрыто чешуёй, а голова была будто бы рептилии с двумя рогами. Однако это существо не выглядело опасным.
     Управлял этим существом мужик средник лет с круглым животом и густой чёрной бородой. Увидев Рея, он натянул поводья, останавливая повозку, и поднял в знак приветствия руку.
     - Добрых дней и счастливой дороги, путник.
     В ответ Рей слегка поклонился:
     - И вам добрых дней и счастливой дороги.
     Оставалось надеяться, что он правильно ответил.
     Глядя на него, мужчина хохотнул.
     - Ну и ну, не часто встретишь воспитанных юношей, особенно на дороге, - хоть мужчина и улыбался, было видно, что он оценивает Рея взглядом. И на это были причины: его одежда разительно отличалась от одежды мужчины.
     Толстяк, как прозвал его мысленно Рей, был одет в рубаху, поверх которой была кожаная куртка без рукавов, штаны и сапоги.
     - Куда путь держишь?
     - В город.
     - О, и мы туда же, - толстяк бросил грустный взгляд в повозку и вздохнул. – Думаю, к послезавтра мы уже будем там.
     - Он так далеко?
     Да уж, не самая приятная новость. Рей не был уверен, что дотянет сам туда. Значит придётся попросить толстяка подвести. И когда он собирался попросить, толстяк вновь заговорил.
     - Чувствует мое сердце, что сама богиня Нуара свела нас на этой дороге. Не хочешь присоединиться к нам?
     - С удовольствием, но боюсь у меня нет денег, чтоб оплатить проезд.
     Толстяк только рукой махнул.
     - Да брось ты, кто берёт деньги таких ситуациях?
     - И то верно.
     Бинго. Всё вышло как нельзя лучше. Более того, он узнал немного новой информации. Например, то, что у них есть богиня Нуара, а дорога, на которую он вышел ведёт к городу. Возможно, он сможет узнать ещё много чего, что пригодится ему в будущее.
     Рей с огромным трудом залез и сел рядом толстяком. Пока он залазил, то случайно зацепился раненой ногой и ему пришлось стиснуть зубы, чтоб подавить вскрик.
     - Тяжёлое путешествие? – вновь заговорил толстяк, когда они поехали.
     Рей понимал, что он подразумевает под этим его хромоту.
     - Ну, к сожалению, не всегда получается то, что хочешь.
     - Это точно, - вздохнул толстяк. - Проблемы сваливаются на голову неожиданно. Да так, что ты даже не знаешь, что делать.
     Рей бросил взгляд в повозку. Она практически вся была забита вещами и коробками. И между ними под одеялом лежала маленькая девочка. Он бы не дал ей больше шести лет. Даже от сюда он видел, что она подозрительно бледная. Значит вот почему он говорил «мы». Видно едет с дочерью в город.
     - Решили вот переехать. - Толстяк видно заметил, как Рей заглянул в повозку. – Был у нас магазин в Пури. Дела шли хорошо, и жена решила, что нам лучше переехать в столицу и открыть там новый магазин. Она уже с сыном и частью наших вещей переехала. А сейчас я с дочкой еду.
     Значит они торговцы. Возможно с их помощью он сможет больше узнать об этом мире. А на юге этой страны есть город Пури. Выяснить бы название столицы теперь.
     - Ясно.
     - А ты сам от куда?
     - Да я оттуда, - Рей махнул рукой на юг. Говорить, что он с юга не стал. Может у них такого слова как «Юг» нету. – Решил в столицу заглянуть. Ни разу там не был.
     - Я так и подумал, что ты с южных земель. С какой-нибудь деревушки?
     «Значит понятие как юг, север, запад и восток у них есть.»
     - Ага, надоело там сидеть.
     - Ясно, - понимающе кивнул толстяк. - Я тоже, когда молодым был, хотел взглянуть на неё. Помню, как подрос, сразу из дома ушёл. Так же по дороге, как и ты шёл. Хотел вступить в Твердыню мира, стать героем.
     Он улыбнулся, вспоминая старые времена.
     - В Твердыню мира?
     - Ага, правда я не прошёл отборочные соревнования.
     Это что-то типа института? Или скорее всего это что-то связанное с армией? Иначе как он стать хотел героем? Или может лучше его самого спросить? Рей не знал, что будет правильнее, но решил пока не затрагивать эту тему.
     - Потом вернулся, повстречал свою будущую жену и открыл магазин. Я, можно сказать, счастливый.
     И опять горестный вздох. Судя по всему, он был чем-то очень расстроен. Возможно из-за дочери, которая выглядит так, словно сейчас умрёт. Может быть она действительно скоро умрёт. Но это не его дело. Он не может помочь всем. Он даже себе то толком помочь не может.
     - Я кстати подумал, что тоже хочешь туда вступить, ведь сейчас идёт вновь набор, но потом… Эм… Я подумал, что это не для тебя.
     - Возможно. Вообще, я не задавал себе каких-то конкретны целей. Просто решил путешествовать.
     - И много интересного увидел?
     - Ну… Кроме городов и леса ничего особенного. Вот и решил в столицу заглянуть.
     - Это ты правильно решил. Столица умеет поражать своим видом. Честно говоря, я даже завидую тем, кто её в первый раз видит. Особенно Твердыню мира. Это символ нашей страны и мне кажется каждый из нас должен увидеть его хоть раз.
     - И Твердыня мира, получается, выполняет только функцию символа?
     - Ну почему же. Конечно она символ нашей страны, но это не основная её функция.
     - Тогда какая, по вашему мнению, основная?
     - А ты не знаешь?
     - Знаю, - «Вообще без понятия, но надеюсь, ты сейчас скажешь», - но многие говорят по-разному. Поэтому мне интересно услышать мнение человека, который сам хотел вступить туда.
     Видно такой ответ удивил толстяка. Она задумался, прежде чем ответить.
     - Знаешь, мне кажется, чтоб поддерживать порядок. Она как символ справедливости. Если бы её не было, где бы ведьмы смогли обучаться своему искусству магии? Где бы солдаты смогли бы обучаться борьбе против разных тварей и злых ведьм? Пока Твердыня мира их готовит, остальные, замыслившие зло, будут бояться что-либо сделать. Она как символ справедливости и закона. Пока она существует, будет существовать мир в нашей стране. Другими словами, она фундамент, на котором всё держится.
     Рей внимательно выслушал, что сказал толстяк.
     Хоть он и не показал, но внутри испытывал шок. Ведьмы? Магия? Серьёзно? Рей сначала подумал, что тот его разыгрывает, но видя, как толстяк серьёзно и воодушевлённо рассказывает, тут же откинул эту мысль.
     Значит здесь есть магия и ведьмы. Это несколько… Шокирующе? Рей не знал, как правильно отреагировать на услышанное. Всё это звучало так, словно он попал в сказку. Хотя если вспомнить тот день, когда очнулся, то он испытывал нечто похожее. Можно сказать, он чувствовал, что это не его мир.
     В любом случае ему надо держаться от них и этого места подальше. В противном случае у него могут возникнуть проблемы.
     Что касается Твердыни мира, то это что-то типа армии, где обучают людей и ведьм воевать. И она одновременно является охранником правопорядка в стране. Видимо, действительно очень важная структура, раз толстяк с таким трепетом говорит о ней.
     В этот момент живот Рея издал предательски громкий звук. Такой громкий, что даже грохот повозки не смог заглушить его.
     - Есть хочешь?
     - Нет.
     - Да ладно тебе, все мы люди.
     Толстяк протянул руку в фургон и достал оттуда булку розового хлеба.
     - Держи.
     - Но у меня нет денег.
     - Ненужно. Я тоже был таким же как ты. Однажды я так же шёл по дороге и мне помог проезжавший мужик. Иногда нужно помогать людям. Кстати, меня Цуго звать.
     - Рей. Очень приятно.
     Посомневавшись, Рей взял булку. Пусть всё складывалось и удачно, но взять еду оказалось сложнее чем он думал. Возможно из-за того, что он теперь чувствовал себя обязанным. Хотя возможно он сможет отплатить ему.
     Потому, когда Рей доел хлеб, который оказался вишнёвого вкуса (когда он его съел, то голод на некоторое время отступил), то сразу полез в портфель и достал зуб монстра. Возможно это ничего и не значит, но так он сможет показать, что благодарен. А заодно отделается от чувства вины.
     - Держите, - Рей протянул зуб Цуго, - я понимаю, что это ерунда, но это в знак благодарности. Из такого зуба можно сделать хороший амулет на память.
     Цуго посмотрел на зуб, протянутый Реем. С каким-то неуверенным видом протянул руку, потом убрал, словно боролся сам с собой. Это слегка насторожило Рея. Быть может этот зуб не такой уж и простой?
     - Ты не знаешь, что это такое, не так ли?
     - Эм, зуб?
     - Ага, но чей он, знаешь?
     - Монстра?
     - Тоже верно. Но ты видимо не понимаешь, от какого монстра это. А где ты его достал?
     - Нашёл, - Рей пожал плечами, постаравшись сделать лицо как можно более беспристрастным.
     - Ну да, так оно и есть. Этот зуб принадлежит чудовищу.
     - Чудовищу?
     - Да. Ещё очень давно ходили слухи, что в Городе Забвения обитает страшный неубиваемый монстр. Некоторые удачливые смельчаки возвращались и рассказывали о гигантской рептилии, кожу которой нельзя пробить. И очень-очень редко они приносили такие зубы. Хоть эти зубы и принадлежали явно огромному монстру, но никто не верил в их рассказы. Но вот полгода назад одна ведьма вернулась из этого города. Её группа встретила это чудовище и ведьма смогла одолеть его. С тех пор было официально доказано, что эти монстры существуют. Но так как это чудовище нельзя убить, то и достать такой зуб проблематично. Многие коллекционеры хорошо заплатят за него.
     - А как она убила его, если он бессмертен?
     - Кто знает.
     - А как называлось то чудовище?
     - Ну, его вроде официально называют теперь тиразавра, кажется.
     - Вы имели ввиду тираннозавра?
     - Да, точно, именно так. Так что я не могу взять его. Он явно стоит дороже булки вишнёвого хлеба и это было бы обманом с моей стороны.
     - Ясно.
     Рей спрятал зуб обратно в рюкзак.
     Тираннозавр. В голове возник образ огромного динозавра с большими зубами. Неужели эти зубы он вырвал у такого монстра? Победил неубиваемого тираннозавра и вырвал их? Не, ерунда. Он то и пистолет с трудом держит. Да и ранения на его теле были бы явно другими при встрече с таким монстром. Вполне возможно он нашёл череп и вырвал их.
     - Папа, мы уже приехали? - раздался тихий голос из повозки.
     Рей обернулся назад. Девочка, которая до этого мирно спала, сейчас чуть наклонила голову и теперь смотрел на них стеклянными глазами. Казалось, что она вот-вот испустит дух.
     - Нет, милая. Но скоро мы уже приедем. Очень скоро.
     Не надо быть экстрасенсом чтоб понять. Девочка скоро коньки склеит. И Цуго это прекрасно понимал. Пусть он и отвечал спокойно, но по лицу даже Рей мог это прочитать.
     Девочка, кивнув, закрыла глаза и уже через несколько минут её дыхание успокоилось. Ну как успокоилось – грудь очень часто вздымалась, словно ей воздуха не хватало. А всё лицо было мокрым от пота, из-за чего волосы прилипали к её лицу. Это выглядело бы очень мило если бы не так жутко.
     - Её укусили, - тихо сказал Цуго, не поворачиваясь в его сторону. – Когда мы устроили привал в поле, её за ногу кто-то укусил. Скорее всего какой-то грызун. Но… Если бы укусили меня, то я бы отделался плохим самочувствием. Но для ребёнка… Для неё это оказалось смертельно.
     - И нет способов помочь ей?
     - Есть. Но это если мы прибудем в город. И то шансов, что там ей помогут мало. Слишком много времени прошло. К тому же до послезавтра она уже не доживёт.
     Рей хотел было успокоить и сказать, что у него ещё есть сын, как подумал, что это будет звучать, мягко говоря, странно. И совсем не успокаивающе.
     Ситуация была неприятной. Хотя кого он обманывает – это чудовищная ситуация. В одно мгновение ему стало неуютно в этой повозке. Сразу появилось желание пойти пешком, лишь бы избавиться от этой гнетущей обстановки.
     - Прости, что я тебе это рассказываю. Вижу у тебя самого проблем выше крыши, - Цуго бросил взгляд на изуродованную руку. Да уж, зрелище не из приятных.
     После его слов Рею стало ещё хуже. По идее это ему надо было просить прощение за то, что упомянул о его дочери. В конце концов, это не его дело. А тут просят прощение у него, и из-за неловкости ему теперь сквозь землю провалиться хочется.
     Но ведь он может ей помочь. В его аптечке сто процентов есть что-то против инфекции. Он же там даже морфий нашёл, значит и антибиотики есть.
     Он уже хотел сказать об этом, но вдруг в его голове мелькнула мысль: а стоит ли? Помочь, то он поможет, но если об этом потом станет известно другим? Например, будут говорить, есть тут у нас один лекарь у которого странная одежда и странные предметы, которые спасли девочке жизнь. Одно дело встретиться на рынке, где мелькает куча лиц, а другое, когда встречаешь незнакомца на дороге. Наверняка лицо запомнит. И если его будут искать, то тут уже труда найти не составит.
     Но будут ли его искать? Нет, надо быть готовым к тому что будут.
     Но если даже и так, сможет он просто так отвернуться от того, кто помог ему? Конечно сможет, но вот девочка – другой разговор. Позволить умереть человеку, зная, что можешь её спасти – это будет преследовать тебя всегда. По крайней мере он вряд ли сможет дальше жить с этим.
     - Знаете, я возможно смогу помочь, - сказал Рей нехотя.
     - А?
     Цуго посмотрел на него непонимающе.
     - У меня есть лекарства, которые могут спасти вашу дочь, - объяснил Рей, на что Цуго только улыбнулся.
     - Я знаю, что ты хочешь помочь, но тут уже ни одно лекарство не поможет. Даже если бы мы в городе были. Только лечебная магия спасёт ей жизнь, но ты и сам понимаешь, что мы уже не успеем.
     - И всё-таки, если ситуация настолько безнадёжна, не стоит ли попробовать? В любом случае хуже не станет.
     - Но… - Цуго задумался. Вернее сказать, было видно, как он мучается внутри себя. Он уже успел смериться, а тут ему дают шанс, который может и не помочь. – Её мучения только продлятся. Она станет мучится ещё больше, но всё рано умрёт.
     - Разве это веская причина чтоб не попробовать?
     - Знаешь, иногда лучше отпустить человека. Я знаю, что это выглядит так, словно я тут же сдался. Или слишком легко отпускаю её. Но это не так. Я знаю, когда можно ещё помочь человеку и это не тот случай.
     Ясно, он хотел, чтобы дочка не мучилась ещё больше. Тогда Рей решил зайти с другой стороны. Он отвернулся и посмотрел на лес, который медленно проплывал им на встречу.
     - Знаете, те раны, которые я получил, это произошло всё так внезапно. Я до сих пор толком не помню, что произошло. Но тогда я тоже хотел просто сдаться. Не хотел больше мучиться. Но разве у нас не одна жизнь?
     Он красноречиво посмотрел на Цуго. У того уже глаза наполнялись слезами. Сейчас главное было придумать отличную грустную историю, которая бы подтолкнула бы его к верному решению.
     «И это всё ради того, чтоб потратить драгоценные препараты на чужого человека. Кажется у меня какие-то проблемы с головой.»
     - И буквально за несколько дней до нашей встречи я заблудился в лесу. Мне был очень тяжело идти с повреждённой ногой. Я умирал от голода и жажды. Много раз я думал, что просто лечь и умереть где-нибудь. Но каждый раз я вставал, понимая, что умереть ещё успею. И потом вышел к дороге и встретил вас. Можно сказать, я жив потому что вы помогли мне. Я понимаю, что вы чувствуете, но поверьте – за жизнь стоит бороться. Это не то, что можно купить или отбросить в сторону. Может вы тогда правильно сказали? Что сама богиня Нуара свела нас на этой дороге. Возможно это для того, чтоб мы помогли друг другу?
     Рей мог гордиться этой речью. Конечно он не верил полностью в то, что сказал и не испытывал тех чувств, которые вкладывал в слова. Но единственное было правдой. Он хотел помочь. Да, ему жалко препаратов и он боится преследования, но он всё равно хотел помочь. Потому что мог.
     Цуго растроганный такой речью и уже плачущий сказал.
     - Возможно ты прав. Но если не поможет…
     - Тогда ей хуже не станет. И вряд ли она будет мучиться дольше. И если даже она не выживет…
     - Я хотя бы буду знать, что сделал всё, что в моих силах, – продолжил вместо него Цуго и всхлипнул. - Спасибо тебе.
     Рею даже стало жалко этого человека. От этого у него прибавилось решимости во что бы это не стало помочь его дочери.
     - Тогда я переберусь в повозку. И у вас есть источник света?
     - Да, там лампа висит сверху.
     Рей аккуратно перебрался внутрь, зацепившись случайно ногой (он уже серьёзно подумывал принять обезболивающее) и сел около девочки. Она лежала под покрывалом, вся мокрая, словно только что вылезшая из душа. Её грудь быстро вздымалась, словно она задыхалась.
     - Куда её укусили?
     - В ногу.
     Рей приподнял одеяло. На одной из ног действительно был укус.
     Рана была небольшой, однако она уже загноилась и набухла. От неё, словно паутина, отходили синие линии, которые покрывали большую часть ноги.
     Рей вздохнул и достал аптечку. Когда он её перебирал в прошлый раз, там было огромное количество вещей, с которыми можно было провести операцию. Ещё в начале он заметил, что к крышке была приклеена маленькая книжка. Маленькая инструкция по пользованию аптечкой и о том, как и что лечить. Он открыл её и стал внимательно читать. Через пятнадцать минут он отложил её в сторону.
     «Главное следовать инструкциям.»
     А инструкции гласили, что надо сначала обработать рану.
     Рей достал банку со спиртом и полил на рану, после чего облил свои руки. Потом он выудил упакованный скальпель и вату.
     По инструкции следовало очистить рану от гноя и мёртвой ткани. Как выглядела мёртвая ткань, Рей не представлял. «Как увижу, так пойму», - подумал он и, достав из пакетика стерильную вату, стал аккуратно счищать гной, поливая это спиртом.
     Через несколько минут уже весь фургон пах спиртом. Зато рана была чистой. Рей аккуратно отрезал потемневшие края, предположив, что это и есть мёртвая ткань.
     «Странно, меня даже не мутит. Словно я делал это раньше. Или может я просто из тех, кто невосприимчив к такому?»
     К тому моменту, как он закончил, весь пол под ногой девочки потемнел от крови и стекающего спирта. Радуясь тому, что девочка не пришла в сознание и не стала кричать, Рей полез снова в аптечку. Не хотелось ему на неё переводить лекарств больше чем нужно было. Да и непонятно, какой эффект на неё окажет обезболивающие.
     Наконец он нашёл то, что искал. Три шприца в пластиковой упаковке. Один из них уже был пуст. На листике внутри было написано следующее:
     «В любой непонятной ситуации или когда есть признак заражения. Колоть после укусов, ранений и прочего. Дозировка – один шприц. Водить в края раны, в области рядом или в плечо.»
     Рей достал шприц и покрутил его в руках. А не много ли ей будет его? Если он введёт сразу во все места, которые указаны в записке, он не умрёт от передозировки? Или же наоборот, он введёт неполную дозу и ей это не поможет? Наверное, стоит посмотреть её общее состояние.
     Рей приподнял покрывало… И тут же накрыл её обратно. Девочка была абсолютно голой. Рей почувствовал, как его щёки заливаются румянцем.
     «Так, ладно. У неё общее состояние не очень, сразу видно. Раз она вот-вот умрёт, значит инфекция уже давно гуляет по организму.»
     Приняв решение, Рей сделал несколько уколов в края раны и рядом с ней. Оставшуюся половину он вколол ей в район плеча.
     После уколов он ещё раз полил рану спиртом, полностью опустошив банку и забинтовал её бинтом.
     «Если это не поможет, то тогда…»
     Тогда она умрёт. Мысль предельно понятная и ясная, так что объяснений лишних не требовалось.
     
     Наступал вечер.
     Только вчера Рей вколол её содержимое шприца и перевязал рану, а сегодня она уже может сама кушать.
     Пусть ещё и слабая, однако, уже энергичная и непоседливая девочка, которую звали Ринолин, сейчас сидела и с интересом наблюдала за тем, как Рей ест. При этом он чувствовал себя не очень удобно, однако решил ничего не говорить ей.
     Но за него сказал её отец.
     - Риналин, некрасиво так смотреть на человека, когда он ест.
     - Да ничего страшного, - отмахнулся Рей.
     - Видишь папа, ничего страшного!
     - И всё-таки перестань смущать нашего гостя. Лучше кушай, а то твой суп уже почти остыл.
     Риналин принялась за еду, дав наконец-то спокойно поесть Рею.
     Только сегодня днём она первый раз открыла глаза. А к вечеру уже лазила по всей повозке и постоянно ела. Это было естественно, ведь, в конце концов, её организм ослаб и ей требовались силы. Как не Рею знать об этом.
     Что касается самого Рея, то после пробуждения Реналин, Цуго чуть не расцеловал его. Он добрых десять минут со слезами на глазах обнимал ничего непонимающую дочь и благодарил Рея за её спасение. И целых десять минут Рей краснел как помидор и повторял что-то вроде: «Ой да ладно, я ничего не сделал.» Хотя в душе он искренне оплакивал потерю одного шприца. Если спирт ещё можно было раздобыть, то на счёт антибиотиков он сомневался.
     - Ещё хочу! – Риналин протянула с широкой улыбкой пустую тарелку.
     Можно было только гадать, как она так много ест.
     - Конечно, - он взял тарелку из её рук. – Рей, а ты будешь ещё?
     - Нет, нет, спасибо.
     - Да не стесняйся ты, давай кушай. В здоровом теле здоровый дух. Вон, ты с моим сыном одного возраста примерно, а он есть за троих.
     - Да я не стесняюсь, - конечно он стеснялся. После спасения Реналин, Цуго кормил и поил его, словно Рей тоже был членом его семьи. Даже денег предлагал, но тут Рей убедил его, что они ему не нужны.
     - А сколько вашему сыну лет?
     - Шестнадцать исполнилось.
     Шестнадцать? Значит он выглядит на шестнадцать? Блин, так получается он ещё совсем ребёнок! Он надеялся, что ему хотя бы около двадцати пяти. И пока он над этим размышлял, Цуго уже успел налить ему поварёшку супа.
     - Кушай давай. Вижу, что хочешь.
     - Огромное спасибо.
     Прошлый вечер они провели на обочине дороги, скромно перекусив хлебом и водой. Сейчас же они остановились в большом поле. Можно было увидеть, как тут и там горят костры таких же путешественников. Наверно это было что-то типа остановки для таких вот, как они.
     Цуго тоже не поленился разжечь костёр (как и предполагал Рей, они здесь спичками не пользовались, а использовали огниво) для того, чтобы накормить свою голодную дочь. Однако из-за того, что его дочь ещё толком не окрепла и с трудом стояла на ногах, кушать они решили внутри повозки.
     - Рей, Рей, а ты от куда? – неугомонная девочка уже доела. А у Рея ещё половина тарелки.
     - Риналин, дай поесть человеку.
     - Тогда папа, от куда он? У него такая странная одежда…
     От этих слов Рей похолодел, несмотря на то, что ел горячий суп. Если даже ребёнок такое заметил, то что говорить о взрослых.
     - Он с юга. Путешествует.
     - И убивает злодеев?
     - Боюсь, что нет, - сказал Рей. - Убивать плохо.
     Кажется, Риналин показалось это странным.
     - Тогда как ты спасаешь прекрасных принцесс?
     - Так же, как и тебя. Вылечиваю их.
     - То есть я тоже принцесса?
     - Ну а ты как думала, - улыбнулся ей Рей.
     Счастливая Риналин тут же повернулась к папе.
     - Папа, папа, а я принцесса!
     - Ну кто бы сомневался.
     Она что-то счастливо начала рассказывать Цуго, а тот, улыбаясь, кивал. От этого зрелища у Рея появилась улыбка. Они выглядели как счастливая семья. Интересно было бы увидеть их всей семьёй.
     Интересно, а до того, как он отправился сюда, у него была семья? Вообще, у всех есть семья и он не должен был быть исключением. А жили ли они так же счастливо? Наверное, да. Он представить не мог, что его семья вела бы себя иначе.
     - Правильно?
     Рея неожиданно выдернули из его мыслей. Риналин дёргала его за рукав и смотрела глазами полными счастья. А так как он не слушал их разговор, то был без понятия, о чем она сейчас его спрашивает.
     - Что?
     - Ты мой жених.
     Вот так заявление.
     - Чего? – Рей был в небольшом шоке от того, что его поставили перед таким фактом. – Тебе не кажется, что я староват?
     - Но ты же сам сказал, что я принцесса.
     - Ну да, но это тут причём?
     Риналин вздохнула, словно ей приходилось объяснять очевидные вещи.
     - Когда принцесс спасают рыцари, то они становятся их мужьями. Значит ты мой муж.
     «Железная логика, не поспоришь.»
     - С чего ты взяла, что так оно и есть?
     - В сказках так сказано.
     «А, ну да, достоверный источник информации. Кто же будет в них сомневаться.»
     - Но я не рыцарь и не могу стать твоим мужем.
     Кажется, эта мысль расстроила её, но спустя мгновенье она лучезарно улыбнулась.
     - Тогда я не принцесса и выйду за тебя.
     Наблюдающий за этим Цуго только улыбался. А ведь ему надо было сказать дочери, что он плохой вариант для неё. Или же он так не считает? А может быть у них женятся и выходят замуж с детства?
     - Знаешь, я думаю, такие вопросы не стоит обсуждать так сразу. Лучше всё хорошо обдумать. - Рей погладил её по голове. – Я думаю, за такой красивой девушкой будут парни толпами ходить.
     От таких слов Риналин вся залилась краской. Казалось она не знает, куда спрятаться от смущения. Рей почувствовал себя отомщённым.
     - Неправда, - только и смогла выдавить из себя и отвернулась к отцу. Хотя было видно, что его слова Риналин очень понравились.
     - Шустрая какая, - засмеялся Цуго, обняв её. – Ещё не выросла, а уже к семейной жизни готовится.
     - Да уж, девушки хитры до ужаса.
     - Не то слово. Меня моя тоже так поймала, когда я молодым был. Хотя… - Он словно задумался, прежде чем продолжить. – Знаешь, я никогда об этом не жалел. – И потрепал по голове Риналин.
     - Вы действительно счастливая семья.
     - Это точно.
     - А вы не жалели, что не поступили в Твердыню мира?
     - Ну может только чуть-чуть. И то, потому что меня иногда захватывает желание стать человеком, который спасает других.
     - А вы знаете что-нибудь о банке памяти? – Рей всё-таки рискнул спросить об этом Цуго, надеясь, что по среди разговора он не обратит на это особого внимания.
     - Банк памяти? – он задумался. – Ну, наверное, то же что и другие – огромная библиотека, в которой собраны книги и записи о всех происшествиях, случившихся в этом мире. Хотя слухов много ходит. Говорят, что каждое событие там записано с особой тщательностью. Даже война за освобождение, произошедшая сто лет назад записана так, словно это случилось вчера.
     Так вот, что это значит. Получатся его сестра пропала и скорее всего информация о ней хранится в этом банке памяти. Получается изначально он хотел попасть туда? Нет, наверное, всё было по-другому. Раз он исследовал город, то скорее всего искал её там, а потом что-то подсказало, что информацию о её пропаже надо искать в это библиотеке.
     Да теперь произошедшее приобретает общие очертания.
     В его мире (он уже уверен, что этот не его мир) пропадает сестра и он выясняет что она здесь. Приходит и ищет её в городе, после чего получает новую информацию и собирается искать что-нибудь о ней в банке памяти. Но потом что-то пошло не так и он оказался в таком вот положении.
     Хотя, честно говоря, он бы в жизни не поверил, что есть другие миры. Возможно что-то подтолкнуло его к это мысли. Ещё один важный момент – что случилось с ним? Может это быть несчастным случаем? Или же кто-то намеренно хотел от него избавиться? По крайней мере стоило брать за основу худший вариант.
     Рей очень сомневался, что такие случайности бывают. Может быть такое, что кто-то из этого мира узнал о нём и решил от него избавиться? Если подумать, то это вполне возможно. Тогда кто? Кто мог хотеть его смерти?
     Цуго тем временем продолжил.
     - Что бы там ни было, ведьмы охраняют то место очень тщательно. И я не слышал, чтоб обычные смертные получали туда доступ.
     - Ведьмы? Погодите-ка, банк памяти находится в Твердыне мира?
     - Ну да.
     Так, смена планов, теперь ему нужно попасть в Твердыню мира. Кто бы за ним не охотился, этот человек наверняка думает, что он мёртв. Иначе бы пришёл и добил бы его тогда в городе. А это значит, что об этом можно не беспокоиться. Пока что.
     Сейчас ему необходимо попасть в банк памяти. Это значит, что для начала надо поступить в Твердыню мира. Если он не ошибается, то Цуго говорил что-то о вступлении. Что надо пройти отборочные соревнования. Получается там будет что-то вроде экзаменов для поступления.
     - Вы говорили, что хотели поступить в Твердыню мира, но не прошли отборочные соревнования. А что там за соревнования были и как вы их проходили?
     - Ну… - Цуго почесал подбородок вспоминая, - нам там выдали листки с инструкцией. Там было написано, что и как проходить. Главное точно следовать им и не нарушать инструкции. Надо было пройти полосу препятствий, захват флага, тактические манёвры и бой на мечах. Первый вроде –показатель силы, второй - ловкости, третий – тактика и четвёртый – навык обращения с оружием.
     - И всё?
     - А ты думаешь, это легко? Если мне не изменяет память, то там всего сто мест для поступления. Надо быть лучшим, чтоб туда попасть.
     - А подать заявку на участие в отборе может каждый?
     - Да, но… - он посмотрел на Рея так, что даже ему стало понятно без слов. – Но шансы всегда есть. Кстати, я слышал об одной хорошей знахарке. Она может помочь тебе. Или же можно воспользоваться помощью ведьм, которые исцелят тебя за деньги. В любом случае, если ты хочешь, то нет причин отказываться. Попытка лучше бездействия, как говорят.
     - Ясно. Спасибо.
     Значит вот как. Ему предстояло пройти испытания, чтоб попасть туда. Но в нынешнем состоянии он вряд ли что-то сможет. Наверное, придётся прибегнуть к помощи знахарки, как и предложил Цуго. Или же к магии, если вариантов не останется.
     Цуго тем временем аккуратно взял свою дочь на руки. До этого она мирно спала, облокотившись на Цуго.
     - Папа? – сонно спросила Риналин, очутившись у него в руках.
     - Спи солнышко, спи. Папа отнесёт тебя в кроватку.
     Риналин кивнула и закрыла глаза. Цуго аккуратно положил её на кровать и укрыл. Его взгляд был наполнен любовью. Казалось, что он вот-вот расплачется.
     - Знаешь, ты прав. Сама богиня Нуара свела нас на дороге, - едва слышно сказал он, поглаживая спящее чудо рукой.
     
     К полудню следующего дня они уже подъезжали к городу.
     Оказалось, что их дорога не являлась основной. Они выехали на широкую каменную дорогу, по которой двигалось множество повозок. В них были впряжены как обычные лошади, так и существа, которых Рей первый раз видел. Люди, которые управляли ими тоже были разными. И иногда это были не люди.
     В некоторых Рей сразу узнал орков и эльфов. Некоторые выглядели как животные. Были и те, кто являлся полулюдьми. Так, например, он увидел человека с волчьими лапами и хвостом или женщину с ушами лисы. Здесь были и люди маленького роста с рыжими волосами, и люди, похожие на гномов. Всех не перечислить. Однако все они не выглядели удивлёнными и не обращали друг на друга внимания, что значило, что такие расы вполне нормально для этого мира. И все они ехали или шли по этой дороге к городу или наоборот, из него.
     «Значит и мне нельзя выглядеть удивлённым», - подумал Рей и постарался сделать беспристрастное лицо.
     - Это основной тракт. Он связывает столицу с самыми крупными городами, а также по ней можно добраться вплоть до Страны Рассвета на севере, к восточным прибрежным государствам и странам на юге. От сюда такое количество разных рас, - объяснил Цуго, увидев неподдельный интерес Рея.
     И вот показалась столица.
     Это был огромный город, окружённый величественными стенами и бескрайними полями. Эти поля расходились на многие километры и Рей даже не видел, где они заканчиваются. Кажется, располагающийся на холме лес, из которого они выехали, был единственным элементом естественного пейзажа. В полях можно было увидеть несколько мельниц, которые словно стражи стояли и крутили своими лопастями. Это выглядело волшебно. Рей даже не мог описать, в каком восторге он пребывал.
     Чтоб оказаться внутри им пришлось проехать через ворота, которые служили своеобразным пропускным пунктом. Через них входили и выходили люди. Так же через них въезжали и выезжали повозки и телеги.
     И вот наконец они въехали в сам город. Огромная дорога, по которой ездило множество телег, повозок и карет, уходила всё дальше и дальше. По краям дороги суетилось бессчётное количество людей. А там, где по идее находился центр города возвышался огромный замок, который даже от сюда выглядел внушительно.
     - Это и есть Твердыня мира, - сказал Цуго, видя его лицо.
     - Выглядит потрясающе, - искренне ответил Рей, не сводя изумлённого взгляда с замка.
     - Это точно. Все, кто в первый раз его видят, так говорят, - было видно, что Цуго вспоминает тот момент, когда сам первый раз въехал в город.
     Наконец Рей оторвал взгляд от замка. Настало время узнать побольше об этом городе.
     - Цуго, а здесь есть центральный рынок?
     - Центрального рынка здесь как такового нет. Но есть торговый квартал. Он весь состоит из магазинов и лавок. Там можно купить всё что угодно: от одежды до рабов.
     - Рабов?
     - Да. К сожалению, у нас и таким промышляют. В самом Союзе продажа и покупка рабов запрещена. Однако это не распространяется на тех, кто ввезён.
     - В каком смысле?
     - Если раб был куплен в восточных государствах или где-то ещё, где торговля ими разрешена, то ты можешь спокойно приехать с ним сюда. Тут он будет твоей собственностью. Но здесь его нельзя продать или купить. Это будет уже преступлением.
     - То есть, у меня может быть куча рабов и если они не куплены здесь, то всё нормально?
     - Да. Так Союз пытается ограничить от рабства своих граждан. Чтоб их не могли здесь в рабство сдать. А на выездах из столицы обычно проверяют, являются рабы гражданами страны или нет. Если да, то торговца ждёт жестокое наказание.
     - Ясно. А как на счёт оружия?
     - Если ты про мечи, луки, щиты и прочее вооружение, то там ты его найдёшь в избытке. Могу даже подсказать, где лучше их купить.
     - Ты готовишься стать рыцарем? – Риналин выскочила из повозки обняла Рея сзади.
     - С чего ты взяла?
     - А зачем тебе оружие?
     - Чтоб попробовать поступить в Твердыню мира.
     - А значит стать рыцарем! – тут же заявила Риналин.
     - Ну ладно, ладно я стану рыцарем. А когда им стану, то обязательно приду к тебе, моя принцесса.
     Риналин тут же слезла с него, залившись краской. Цуго только посмеялся.
     - Такие смелые слова говоришь молодому человеку, а сама сразу краснеешь, стоит ему сказать тебе комплимент.
     - А вот и нет!
     Цуго только посмеялся.
     - Кстати, Цуго, а где ваш дом расположен?
     - Он расположен, кстати говоря, в торговом районе. Практически все дома торговцев расположены там. По крайней мере, хороших торговцев.
     «Сам себя не похвалишь, никто не похвалит», - подумал Рей.
     - А чем вы торгуете?
     - Да всем понемногу. Мы продаём одежду, которую шьёт моя жена. Кстати шьёт она очень хорошо. Если надо что купить из одежды, обращайся. Скидку хорошую дам. Ещё мой сын мастерит всякие полезные приспособления, которые хорошо расходятся. И ещё всякую мелочь типа гвоздей или огнива, что в хозяйстве пригодятся.
     Пока они разговаривали, повозка свернула с главной дороги на более узкую. Здесь им приходилось двигаться ещё медленнее, чтоб не задавить людей. Они шныряли тут и там, иногда проходя так близко, что казалось их вот-вот задавят. Здесь же бегали дети, играя друг с другом. Из окон высовывались женщины, развешивая бельё.
     Однако здесь не было лавок, за которыми торговали люди. Значит этот район был жилым. И здесь не было других рас.
     - Цуго, а районы делаться между собой по расам?
     - Ты имеешь ввиду районов, где преобладает какой-то один тип рас?
     - Да.
     - Ну… Если я не ошибаюсь, то столица является преимущественно людским городом. Зверолюди, дикие, гремлины и другие расы, которые сильно отличаются от людей, живут в отдельном районе. Это помогает избегать конфликтов. А остальные - эльфы, дворфы, феи и прочие расы живут с обычными людьми. Это ты заметил, что здесь преимущественно люди?
     - Ага. Это жилой район?
     - Да. Торговый будет чуть дальше.
     - А ещё какие районы здесь есть?
     - Ну, я ещё плохо знаю город. Здесь вроде есть район падших - место где собираются одни отбросы. Потом кладбище, район парка столицы – огромный парк где можно хорошо провести время. Район где живёт высшее общество. Ну и само собой – Твердыня мира. Ещё есть главная площадь, но её вряд ли можно отнести к району.
     - Так много.
     - Ага. Я сам был в шоке, когда узнал, каких он размеров. Пури по сравнению Солла-Оривией всего лишь деревня.
     Солла-Оривия. Так значит вот какое название у столицы. Интересно, их специально такими странными придумывают? Казалось бы, что может быть проще, но узнал Рей об этом только сейчас. А ему ещё предстояло узнать, какие деньги здесь используют. Как он об этом узнает? Может стоит спросить Цуго? Но если спросить в лоб, то это будет странно выглядеть. Стоит зайти с другой стороны.
     - Цуго, а сколько стоит сейчас меч?
     - Меч? Ну если взять хороший, то, наверное, около одного серебряного. Простой меч же выйдет около сорока или пятидесяти бронзовых. Ну а если вообще дёшево брать, то там он как топор будет стоить – около двадцати бронзовых, но и качество будет соответствующим. В таком случае лучше топор взять.
     Получается в одном серебряной монете больше пятидесяти бронзовых монет. Рея волновал вопрос, есть ещё монеты с другим номиналом? И сколько точно медных в бронзовой и бронзовых в серебреной. Стоило это выяснить прямо сейчас.
     - Понятно. Слушай, а сколько стоит гостиниц в городе?
     - Гостиница? А зачем тебе? Ты же можешь у нас поселиться на первое время.
     - Да нет, что вы. Я рад, что вы меня приглашаете, но мне не хочется обременять вас своим присутствием. К тому же я хотел осмотреть город. Скажем так пожить свободной жизнью, пока родителей нет рядом.
     Цуго засмеялся.
     - Понимаю, понимаю. Ну тогда думаю обычную комнату можно снять за один-два бронзовых.
     - А дешевле?
     - Ну, если очень постараться, то и за медные можно найти, но это в квартале падших. На твоём месте я бы туда не совался.
     - Да уж. Я бы туда и не собирался, если честно. Просто думал, может есть подешевле в хорошем районе. А как насчёт еды? Сколько это обойдётся?
     - Ну это будет в зависимости от взятого тобой. Но, думаю, в среднем от семи медных, до двух бронзовых будет стоить обычный обед.
     - Это получается, если перевести в медные, комната выйдет мне в… - Рей сделал вид, что пытается посчитать, сколько это буде в медных. Однако он хотел, чтоб Цуго сам сказал, сколько это будет, чтоб он мог посчитать, сколько в бронзовой медных.
     - Это выйдет тебе в десять или двадцать медных.
     - Точно! А если у меня один серебряный, а комната стоит одну бронзовую, то я смогу прожить… - он сделал вид что пытается посчитать на пальцах.
     - Это получится сто дней.
     - Понятно, спасибо, - Рей улыбнулся, - а то плохо у меня с цифрами.
     - Ничего страшного, со временем будешь в уме складывать без проблем, - улыбнулся Цуго.
     Теперь Рею было понятно. У них есть медные, бронзовые и серебряные. После тактического манёвра с вопросами он узнал, что в одном бронзовом есть десять медных. А в одном серебреном сто бронзовых. Получается, что основной монетой в жизни шли бронзовые и медные. Серебряные были чем-то вроде крупной купюры. Возможно есть ещё более крупная монета. Что-то подсказывало Рею, что должна быть ещё и золотая по классике жанра. Возможно её просто не используют в обычной мелкой торговле.
     И вот повозка вновь сворачивает на одну из улиц. В отличии от предыдущих, здесь вдоль домов расположилось много лавок. Некоторые магазины располагались прямо в домах. И людей здесь было ещё больше, чем на прошлой улице. Видимо Цуго приобрёл как раз подобный дом. И стоило ему об этом подумать, как повозка остановилась около одного из них. За прилавком стояла красивая чуть полноватая женщина. Увидев Цуго она замахала рукой и вышла из-за прилавка.
     - Цуго, я уж думала ты заблудился.
     - Не говори чепухи, Марта. Там всего одна дорога.
     Они обнялись, после чего Марта посмотрела в сторону Рея. Хотела что-то сказать, но в этот момент из повозки на неё прыгнула Риналин. Можно только позавидовать её реакции. Марта мгновенно поймала Риналин без малейшего намёка на то, что её тяжело. Стальная женщина. Кажется, Рей стал понимать, кто в доме хозяин.
     - А, Риналин маленькая разбойница! Хотела напасть на маму?
     - Неправда!
     - Ну-ну, маленькая проказница. Как ты… - Она заметила повязку на ноге своей дочери и её лицо сразу стало серьёзным. – Риналин, солнышко, откуда у тебя это?
     И Риналин с детской непосредственностью ей ответила:
     - Это меня укусило странное животное. Мне было так плохо, что я не могла встать, а нога разбухла и стала синей…
     Рей даже от сюда почувствовал холод. Марта внимательно посмотрела на Цуго. Тот отошёл на шаг, почёсывая затылок и не смотря ей в глаза. Ну ещё бы, у неё взгляд был как лёд – взглянешь и от ужаса замерзаешь. Правда на Риналин это не действовало. Он продолжила весело рассказывать дальше.
     - Мне было очень больно, а потом очень холодно. А потом папа встретил Рея, и он вылечил меня. И теперь мы поженимся!
     Отличный конец. Теперь Рея можно смело сажать за совращение малолетних.
     «Главное вести себя как обычно.»
     Рей с трудом слез с повозки и слегка поклонился Марте.
     - Добрых дней вам, меня зовут Рей. Приятно познакомится с вами.
     - Воспитанный юноша. – Марта внимательно осмотрела его. У Рея появилось ощущение, что его только что просканировали с ног до головы. – Добрых дней тебе, Рей. Меня зовут Марта. Я жена Цуго и мать Риналин, - при этих словах она с любовью взглянула на своё чадо, однако тут же перевела свой сканирующий взгляд на Рея. - Мне ещё не совсем понятно, что произошло, однако я бы хотела пригласить тебя в дом.
     - Да нет, что вы я…
     - Я приглашаю тебя в дом. – Это было сказано голосом, не терпящим возражений.
     - Марта, милая, юноша спешит, я сам расскажу тебе всё.
     - О, милый с тобой мы тоже поговорим. – Марта улыбнулась. И почему её улыбка не предвещает ничего хорошего?
     
     Они сидели за большим дубовым столом. Он занимал практически всю комнату, в которой и находился. По тому, как расселись его обитатели, можно было сразу понять иерархию этого дома.
     Марта сидела во главе стола, по правой стороне сидел Цуго, по левой Риналин и их сын Горди. На вид ему действительно было лет шестнадцать. Следовательно, Рей выглядел примерно так же. Пообщаться Рею с ним ещё не доводилось, однако по одному виду он мог сказать, что Горди - весёлый и отзывчивый парень.
     Пока они сидели за столом, Цуго рассказывал всю историю от начала до конца, пока все остальные, включая Рея его слушали. Особенно Марта. Казалось, она вникает в каждое слово. Ни дать, ни взять настоящий следователь. И почему Рей чувствует себя как подозреваемый? Возможно из-за того, что ему есть, что скрывать?
     - Ясно... – задумчиво произнесла Марта дослушав историю Цуго. Если вкратце, то он выехал из Пури. Через несколько дней в лесу у них была остановка, где укусили Риналин. Цуго дал ей лекарств, которые обычно они использовали, но те не помогли, так как следующий день ей стало плохо. Он продолжал давать лекарства, но её становилось только хуже, что было странно. А ещё на следующий день они встретили Рея. Ну а дальше он уже знает.
     - Возможно то, что укусило Риналин было из Города Забвения. Оттуда часто выползает всякая мерзость. От сюда и такая сильная реакция. Заразили её чем-то, на что наши снадобья не действуют.
     - Разве есть такие животные? – спросил Горди. - Я думал в нашей стране уже все изучены.
     - К сожалению, есть. И зачастую болезни, которые они несут не лечатся обычными зельями. Тут нужна магия.
     Кажется, Рей стал понимать, что заинтересовало Марту. Такое обычно не лечится, а он вылечил. Её взгляд остановился на нём, что только подтверждало его догадки.
     - Я хочу выразить свою благодарность тебе, Рей. Ты даже не представляешь, что сделал для нашей семьи, - как и Цуго, она с любовью погладила Риналин, которая вовсю ела какие-то сухари.
     «Блин, я тоже их хочу», - не в тему подумал Рей.
     Марта продолжила:
     - Если бы мы потеряли её, то неизвестно, как бы сложилась судьба нашей семьи. Я даже думаю, что ты бы стал хорошим женихом для неё.
     Рей густо покраснел. Конечно это был комплимент, но он чувствовал себя неуютно. Марта, увидев его реакцию, только рассмеялась.
     - Знаю, знаю. Сейчас вы только и можете, что краснеть. Ваши мысли далеко от семейных забот, но в ближайшем будущем всё изменится, поверь мне, - её взгляд скользнул по Цуго. Теперь то ясно, что она хочет сказать.
     Но вот взгляд Марты становится серьёзным. Кажется, атмосферу почувствовали все, кроме Риналин. Это заметно, как все вытянулись, словно начинался допрос. Возможно именно он и начинался.
     - Я рада, что ты оказался в том месте и в то время, Рей. Но всё-таки мне интересно, как ты её спас?
     Какой расплывчатый вопрос. Ответ, значит, тоже может быть расплывчатым.
     - Ну, я её дал зелья, которые у меня были с собой. Мне их дали дома.
     Отличный ответ. Ложь можно почувствовать, но он не соврал.
     - Дома? Мне муж сказал, что ты с юга. Какая-то деревня?
     - Да. Одно из захолустий, которое даже на карте нет. Я родом оттуда.
     - А как называется?
     - Япония.
     И снова правда. Он действительно из Японии. Только вот захолустьем её не назовёшь.
     - Какое удивительное название. Ни разу о таком не слышала. И значит ты путешествуешь по миру?
     - Ага. Но не совсем. Моя цель – поступить в Твердыню мира.
     - Ясно. А твое зелье… Я ни разу о таких не слышала. Чтоб так вот спасти человека, когда он находится на последней стадии.
     Марта улыбнулась. Только вот глаза её были серьёзными. Что она хочет узнать? Такое поведение довольно подозрительно. Словно читая его мысли Марта сказала:
     - Прошу простить мою дотошность, Рей. Возможно такие вопросы тебе кажутся подозрительными, но ты должен понять меня как мать. Мои дети – единственное, что заставляет меня двигаться дальше. Сегодня я узнала, что чуть не потеряло одно из своих сокровищ. И спас её ты. Я видела рану, и я представляю, что было до того, как ты помог ей. Однажды мою сестру укусили прямо в городе, и она погибла. Страшная смерть. И мой интерес связан именно с зельем. Оно могло бы спасти множество жизней.
     - Это вы говорите как торговец?
     - Как мать. Конечно, это можно хорошо продать, но в первую очередь я хочу оградить от опасности своих детей. Зная, как приготовить это зелье, я могла бы в случае необходимости создать его.
     Говорила ли она правду? Или же всё ради выгоды? Рей не знал. Единственное, что он мог точно сказать, что сам не знает, как оно делается. Да и если бы знал – не сказал бы ей.
     - Я понимаю, зачем оно вам, но боюсь я не смогу помочь. Я сам не знаю, как создать его. Мне его дали. Одно мне уже пришлось использовать. Другое я дал вашей дочери. Осталось последнее. Будь у меня возможность, я бы создал ещё, но я не могу.
     - Ты отдал предпоследнее? – Чувствовалось, что Марта не верит ему.
     - Да. Возможно вам кажется странным, что я отдал его незнакомому человеку, но я хотел отплатить добром за добро. К тому же не хотел смотреть, как умирает человек, которому я могу помочь. Ваш муж, подобрав меня тогда и накормив, спас от смерти. Возможно ещё бы немного и я бы погиб. Я шёл несколько дней без еды и воды. То, что я смог выбраться к дороге – уже чудо. А то что ваш муж помог мне – само послание богов. Да, мне жалко зелье и нет, я не жалею, что использовал его. Нельзя жалею о том, что спас чью-то жизнь.
     Он сказал это искренне и Марта тоже почувствовала это. Она смотрела на него, словно пыталась прочитать как книгу. После нескольких секунд молчания Марта сказала:
     - Я верю тебе. Не стоит так волноваться, это не допрос, а всего лишь женское любопытство. Зная, что есть лекарство, способное спасти человеку жизнь заставит любого постараться узнать о нём. Так что я прошу прощения за это.
     Казалось, что после этих слов атмосфера несколько изменилась в комнате. Это было видно и по лицам сидящих.
     - Марта, может накормим нашего гостя. Думаю, это меньшее, что мы можем сделать.
     - Да, да, конечно! Что-то я заговорилась. – И вот Марта превратилась в обычную женщину, которая хлопочет по дому и заботится о детях.
     Рей вздохнул с облегчением.
     Теперь он знал, что был прав. Неважно, что движет людьми, узнай они, от куда он и проблем не оберёшься. То же самое касается и вещей. Антибиотики, которые он дал Риналин – прямое тому подтверждение. Стоило узнать её матери об этом, как та попыталась выведать кто он и что это за лекарства. Он не считал, что ей двигали корыстные помыслы. По крайней мере он не чувствовал от неё чего-то плохого. Но так она могла узнать, кто он на самом деле. А тут уже неизвестно, что с ним сделают. Да и к тому же, на него могут выйти те, кто хочет его смерти.
     Как бы то ни было, всё прошло хорошо. Позже он пообедал вместе с их семьёй и узнал много нового. Например, что самая крупная монета – золотая (как он и предполагал) и включает в себя десять серебряных. Что в городе есть храм богини Нуары. Там, со слов Марты, помогут ему в случае крайней необходимости. А ещё там очень красивые женщины. Правда это уже сказал Горди.
     Рей спросил Марту о знахарке, и та сказала, что есть одна очень хорошая женщина. Она работает на пару с ведьмой, и они помогут за определённую цену. Смогут вылечить или дать обезболивающее зелье.
     Обезболивающее ему бы пригодилось, да и исцелить раны было бы очень кстати.
     Так поговорив, он выяснил что в стране есть многожёнство. Это весьма удивило его. Правда этим пользовалась чаще всего знать, так как содержать несколько жён было очень проблематично. А так можно было женится сразу на нескольких и радоваться жизни. Этим часто пользовались в высшем обществе, чтоб создать союз между семьями или для передачи силы.
     Под силой понималась магическая сила, которая в знатных домах была одной из важнейших показателей статуса. Дом, в чьём доме было больше сильных ведьм мог претендовать на многое, даже не имея много денег.
     Тут Рей смог узнать побольше и о ведьмах. Как он понял это были женщины ни в чём не отличные от обычных, если не считать наличие у них крыльев. Правда их они могли прятать при желании.
     Ведьмы делились между собой на четыре расы – Истинные ведьмы, Вампиры, Ангелы и Демоны. Все они обладали магическими способностями. Так же были другие расы, которые обладали магическими способностями, но к ведьмам их не относили.
     И не все ведьмы были из знатных домов. Многие из них были простыми женщинами, обладающими обычной ничем не примечательной, как выразилась Марта, бытовой магией и спокойно живущих в городе. Некоторые из них поступали в Твердыню мира, чтоб стать сильнее, получить звание и статус в обществе.
     А ещё он узнал, что магия передаётся по женской линии. Мужчин-магов не существовало. Поэтому обычных женщин становилось меньше, а ведьм больше.
     Здесь Рей подумал, что это влечёт скорее всего некоторые последствия. Например, ведьма сильнее обычного мужчины и, следовательно, она будет главнее. От сюда несложно сделать вывод, что в этой стране восторжествовал матриархат. Рею одно это слово внушало ужас. Почему, он сказать не мог.
     Ещё одно важное открытие – завтра будет последний день подачи заявлений на поступление в Твердыню мира. А на следующий день начнётся вступительный конкурс. В один день будут три соревнования на силу ловкость и тактику. На следующий день – навыки боя на мечах. Это всё ему рассказал Горди. Ещё он сказал, что туда чаще всего берут с восемнадцати лет и тем, кому шестнадцать, будет поспасть туда очень непросто.
     «Всё против меня. Ну что же, не попробовав не узнаю.»
     После обеда Марта в качестве подарка дала ему одежду и наплечную сумку. Как она сказала, это будет неуважение к её чувствам, если он откажется. И Рей взял их, поблагодарив её за щедрость. Да и одежда с сумкой были весьма кстати. Ходить в его костюме – только лишнее внимание привлекать, да и денег купить новый у него пока не было. Эта одежда поможет ему слиться с толпой и не вызвать лишнего внимания. Что касается сумки, то он спрятал туда свой рюкзак. Теперь он ничем не отличался от множества таких же граждан этого города.
     Попрощавшись с семьёй Цуго (Риналин повисла у него на шее под смех всей семьи, требуя, чтоб он навестил их позже), направился в центр торгового квартала. Если верить Цуго, весь квартал разбивается на части. В одни частях преимущественно торгуют одеждой, в другой оружием и бронёй, в третьем - едой и так далее.
     Рею же нужно было в район одежды. Там он собирался избавиться от костюма. Теперь в нём нужды не было, более того, он только привлекал внимание. Это значит, что если его ищут, то выйдут по этому костюму. А так он продаст его и денег заодно выручит.

Глава 3

     Он медленно шёл среди лавок, оглядывая округу. Однако он был единственным, кто так делал. Множество людей куда-то спешило. Многие стояли у лавок и громко торговались с их владельцами. Кто-то, улыбаясь, передавал монеты, кто-то, качая головой, уходил. Рынок жил своей естественной жизнью.
     У одной из таких лавок он заприметил девушку с каштановыми волосами. Она стояла, чуть согнувшись над лавкой и что-то рассматривая. В первую очередь ему в глаза бросилась её одежда – платье, больше похожее на мешок, которое её явно не подходило. А на ногах вообще ботинок не было, что было весьма странно. Он уже видел множество бродяг, но даже у них была обувь. Она передала продавцу несколько монет, взяла небольшую корзину с чем-то и пошла в его сторону.
     Рей увидев её лицо, даже остановился. «Ну просто милашка», - это единственное, что промелькнуло в его голове. Красивые зелёные глаза, аккуратные черты лица. Такая девушка могла стать моделью в его мире.
     Словно почувствовав на себе его взгляд, она посмотрела на него. На её лице тут же появилась несмелая улыбка. Девушка подняла руку, поправила волосы и…
     Взгляд Рея переместился на её руку. Вернее, на то, что было на ней. Там висел внушительных размеров железный браслет. Ещё один был на шее, который он почему-то не заметил сразу. Рей даже дар речи потерял от такого.
     Девушка, заметив его реакцию, бросила взгляд на свой железный браслет, и словно осознав свою ошибку, тут же опустила руку, пытаясь спрятать её в складках платья. При этом её лицо густо покраснело и казалось, что она вот-вот заплачет от унижения. Пряча взгляд, она отвернулась и, быстро развернувшись, скрылась в толпе. Под платьем на её ногах он также заметил оковы, сцепленные цепью. Даже от сюда он мог услышать лязг, который они издавали.
     «Вот тебе и город. Даже такие вот миленькие девушки могут оказаться в рабстве.»
     Хотя по мнению Рея в этом ничего удивительного не было. Как раз такие девушки и становились рабами, понятно для каких дел.
     Позже он ещё не раз видел рабов в кандалах. Среди них были как женщины, так и мужчины. Эльфы, орки, люди-животные или как их называли зверолюди, фури – животные, что разговаривали и ходили как люди, но были покрыты шерстью и имели морду животного. Судя по всему, среди рабов могли оказаться любые расы с любой внешностью – от красивых до чудовищ. Правда встречал он их не часто. Возможно потому, что в Союзе рабство не приветствовалось. Этому он мог только порадоваться.
     Каждый раз, когда он видел раба, в внутри становилось неприятно. Хотелось как-то помочь ему. Но каждый раз он себя отдёргивал, говоря, что это глупо реагировать так. К тому же они им ничем не поможет. Он сам себе с трудом помогает. И каждый раз так вот жалеть раба – никаких нервов не хватит. Однако Рей понимал, что такая картина скоро станет для него привычной и он перестанет так реагировать.
     Рей ходил по рынку, но никак не мог найти нужный магазин. Конечно, он немало повстречал магазинов до этого, но они не подходили для него. Рей искал обеспеченный и при этом не сильно выделяющийся магазин. Обеспеченный магазин ему нужен был для того, чтоб он смог попросить нужную ему сумму. А не сильно выделяющийся для того, чтобы она не висела у всех на виду.
     Одни были очень дорогими - внутри было множество людей. Глядя на них, можно было с уверенностью сказать, что это богатые люди. И в таком месте его куртка привлечёт избыточное внимание. Другие наоборот были простенькими. Обычная одежда, иногда ещё хуже, чем на нём самом. Вряд ли там купят за хорошую цену его одежду.
     И вот, ходя между лавок и магазинов среди людей, Рей наконец увидел то, что искал. В стороне от основной улицы со стеклянными витринами стоял небольшой магазинчик. За стёклами располагались платья и костюмы, разных цветов и размеров. Стоимость их варьировалась от бронзы до серебра. Возможно здесь он сможет продать одежду по хорошей цене. Или по крайней мере узнать, где её купят.
     Рей открыл дверь и чуть не столкнулся с двумя хихикающими девушками. Они вышли, держа в руках коробки и совершенно не смотря по сторонам. Если бы не Рей, то одна из них столкнулась с ним бы лбом. Одарив его презрительным взглядом, они прошли мимо. Судя по одежде это были девушки из богатых семей.
     «Да вот только манеры не соответствуют статусу.»
     Рей проводил их взглядом и зашёл внутрь.
     И первым что он заметил, так это обилие одежды. Буквально каждый метр был занят ею. Одни были сложены, другие висели на вешалках. Некоторые были надеты на деревянные манекены. И все они выглядели довольно впечатляюще. Рей не мог выразить словами, но казалось, что они не из его мира и сделаны не людьми.
     - Впечатлены, молодой человек?
     Рей вздрогнул от неожиданности. А когда обернулся, вздрогнул ещё раз, только теперь от вида того, кто перед ним стоял.
     Человек низкого роста со скукоженным желтоватым лицом и очками на длинном носу стоял прямо перед ним. Он смотрел на Рея своими маленькими чёрными глазами через очки. И одет он был значительно лучше, чем Рей.
     «Я знаю, кто это. Это гоблин. И судя по всему он – хозяин магазина.»
     Видимо он заметил, как отреагировал на него Рей, но не подал виду. Рей подумал, что такая реакция должна быть оскорбительной для гоблина и поспешил исправить ситуацию.
     - Добрых дней вам. Прошу прощение за вторжение.
     - Ничего страшного. – Было видно, как черты лица гоблина немного смягчились. – Вы что-нибудь ищите?
     - Эм, не совсем. Но прежде чем перейти к делу, позвольте спросить – это вы шьёте?
     Гоблин подошёл к одному из манекенов, на котором было потрясающее белое платье. В мире Рея такие платья предназначались для коктейльных вечеринок. Однако оно было в разы красивее тех, которые приходили на его ум. Был в нём что-то неземное.
     Гоблин взирал на него с гордостью.
     - Каждое платье, каждый костюм, каждый платок – всё сшито вручную мной и несколькими моими мастерами. Они, как вы уже заметили, разительно отличаются от человеческих нарядов. И всё потому, что их сшили гоблины. Мы, в отличии от других рас, не заостряем внимание на одном ремесле. Многие открывают в себе таланты в самых необычных сферах. Как например шитьё. Если мы за что-то берёмся, то делаем это первоклассно.
     - С этим не поспоришь, - сказал Рей, не отрывая взгляда от платья.
     Видя реакцию Рея и испытывая гордость, гоблин спросил:
     - Так с чем вы пожаловали к нам, молодой человек?
     - Я бы хотел показать одну вещь, которая возможно вас заинтересует. Это тоже одежда, однако я ни разу не видел здесь подобного. И по возможности я бы хотел это продать.
     Лицо гоблина выразило интерес.
     - Ну-с, давайте посмотрим.
     Рей полез в наплечный мешок и вытащил оттуда свою куртку. Конечно же, до этого он проверил все карманы и почистил её, чтоб на выглядела презентабельно. Он протянул куртку гоблину. Тот с интересом взял её и положил на стол.
     Несколько минут он её разглядывал, растягивал, открывал и закрывал молнию, прислушиваясь к характерному жужжанию. После этого он что-то громко сказал на непонятном языке и из маленькой двери в конце зала вышли ещё два гоблина. Втроём они продолжили осматривать куртку. Они даже нюхали её!
     И вот гоблин продавец заговорил:
     - Удивительно, но я действительно никогда не видел подобной ткани до этого, хотя думал, что через меня прошли все существующие. Что это?
     - Кевлар.
     - Кевлар? – гоблин произнёс слово, словно пробовал его на вкус. – Ни разу от такой ткани не слышал. Я вижу этот стиль… Он характерен людям, однако швы сделаны по-другому. Они крепки и их даже при желании их не разорвать. Сама ткань довольно толстая и при этом эластичная. Внутри всё отделано мягкой тканью для удобства. Очень предусмотрительно. К тому же этот механизм, на который можно открыть и закрыть куртку - такого я тоже ни разу не видел.
     - Это молния.
     - Молния? Название как у молнии на небе.Хмм… Тоже очень интересное приспособление. Никогда такого не видел, однако она очень удобна. Такую мелкую работу сможет сделать только по истине искусный кузнец. От куда она у вас?
     - Боюсь, я не смогу вам сказать. Но зато я могу с уверенностью заявить, что такой больше вы нигде не найдёте. Она единственная в своём роде.
     - Единственная? – он внимательно посмотрел на неё. – Возможно вы правы… Но мне кажется, что её основная функция отнюдь не в красоте, я прав?
     - Абсолютно. Позвольте мне продемонстрировать.
     Рей подошёл и надел куртку. Потом он вытащил из своего мешка нож. Подошёл к столу, положил на него руку и со всей силы ударил по ней ножом. Но несмотря на такой удар, рукой он почувствовал всего лишь небольшое давление. Куртка практически полностью всё поглотила.
     «Естественно, она же должна спасать от пуль.»
     Гоблины внимательно наблюдали за его представлением. Рей показал им рукав, на котором даже следа не осталось. Они внимательно осмотрели его на наличие повреждений.
     - Ни прокола, ни царапин, - главный гоблин выглядел удивлённым. – Однако это не метал. И не магия тоже. Я слышал об одежде в несколько слоёв, но это… Нож даже не проткнул её.
     - Если хотите, можете сами попробовать ударить им по мне. Можете бить не только по рукаву, но и в живот, и в грудь. Куртка без проблем всё выдержит.
     И гоблины приняли его предложение.
     Эксперименты продолжались около получаса. Её уже успели исколоть ножом, пытались порезать ножницами. Даже выстрелили из арбалета. Но на куртке кроме небольшой вмятины, которая потом сама исчезла, ничего не было. Каждый из них примерил её на себе и на себе испытал её ударопрочность. Её внешнюю часть поджигали и обливали водой, однако и это куртка выдержала.
     - Весьма занимательно, - задумчиво произнёс главный гоблин, рассматривая куртку, - она частично поглощает силу ударов и не подвержена повреждениям. К тому же, она ещё огнеупорная и влагостойкая. Это одежда… Нет, это броня словно пришла из легенд про героев. Если узнать секрет её производства, то это будет революция. А этот механизм, «молния», я думаю, что мой знакомый сможет воссоздать её. Думаю, она станет очень популярна в будущем.
     Видно, что он был в восторге это неё. И Рей не мог не радоваться. Теперь, когда они знают её возможности, он сможет за неё поторговаться. И надеялся он как минимум на золотые монеты.
     - Так значит вы хотите её продать? – главный гоблин после изучения куртки вновь обратился к нему.
     - К сожалению, да. Мне необходимы деньги. А куртка мне ни к чему.
     - Понятно, и на сколько вы рассчитываете?
     - Ну… У меня есть к этой куртке ещё и штаны. – Рей полез в мешок, от куда вытащил штаны и положил их на стол. – Можете проверить, они такие же, как и куртка.
     Гоблин так же осмотрел их и подтвердил, что они из такого же материала.
     - Так вот, если учесть их уникальные свойства и то, что это полный комплект, то я рассчитываю на золото. Шесть золотых.
     - Шесть золотых? Вы же понимаете, что это огромная сумма? Золото… Я могу дать за неё серебро.
     - Нет. Серебро, это слишком мало. Я вижу у вас платье за золотую монету. – Рей кивнул в сторону пышного красного платья, которое словно переливалось. – Следовательно, для хорошей одежды это не так уж и много.
     Гоблин вздохнул, словно соглашаясь с его выводом. Рей же продолжил.
     - Если даже такой мастер как вы ни разу не видели подобного, уже говорит о многом. Да и я сам, не разбираясь в тканях, сразу вижу, что вещь уникальна.
     - Ну не знаю, вы же понимаете, что это очень много. К тому же, они не новые. Предлагаю две золотых за такой уникальный товар.
     - Две золотых? Это получается по одной на каждую вещь. Я знаю, что вещи не новые, но они единственные. Могу поклясться жизнью, что вы больше не найдёте таких. К тому же они водостойкие и огнеупорные.
     - Это да, шесть золотых… Даже магическая одежда и броня столько не стоят. Предлагаю три.
     - Но эта одежда не магическая, что делает её особенной. Плюс молния, это как бонус вам. Уверен, что вы сделаете ещё больше денег, когда введёте её в эксплуатацию. Я готов скинуть пяти золотых.
     - Боюсь это всё равно дорого. К тому же, чтоб сделать эту молнию, нужно потратиться на её создание. Я могу предложить за них три золотых и четыре серебряных.
     - Боюсь, что это мало. Я тогда предлагаю четыре золотых и пять серебряных.
     - Четыре золотых и одна серебряная.
     - Четыре золотых и три серебряных.
     - Четыре золотых, одна серебряная и пятьдесят бронзовых.
     - Тогда четыре золотых, две серебряных и двадцать бронзовых. Меньше я не скину. К тому же, возможно я могу найти того, кто купит такую лёгкую и крепкую броню за большую цену.
     - Но такой размер не налезет на каждого.
     - Согласен, но я уверен, что из богатых найдётся тот, кто в неё влезет и заплатит больше.
     - Но вам надо будет найти его. Тогда предлагаю четыре золотых и две серебряных.
     В принципе эта цена вполне устраивала Рея, но ему так понравилось торговаться, что он не мог остановиться. Для него это была как игра. Кажется, он стал понимать многих торговцев, которые так отчаянно торгуются за каждую монету. Это не выгода – это азарт. Даже у гоблина глаза блестели, словно это была какая-то игра. К тому же он был уверен, что она стоит больше, но искать ещё одно такое место, где её оценят так же будет хлопотно.
     Рей окинул взглядом помещение и заметил шарф из тёмной ткани. В принципе он может ему пригодиться. Например, обмотать голову, чтоб скрыть лицо. Да и стоило около десяти бронзовых.
     - Тогда предлагаю четыре золотых, две серебряных и вон тот шарф, - Рей указал пальцем, на приглянувшийся ему шарф. - Это последнее моё предложение. Дешевле уже отдать не могу.
     Гоблин проследил за его пальцем и после недолгих размышлений повернулся к Рею.
     - По рукам.
     Он протянул руку.
     - Отлично.
     Рей ответил на рукопожатие, закрепив сделку.
     Через несколько минут Рей с деньгами и шарфом в сумке, но уже без куртки вышел из магазина.
     С одним делом было покончено. Теперь стоило раздобыть оружие. В разговоре с Цуго Рей узнал, что лучшие мечники располагались в правой части торгового квартала. Рей думал, что это связанно по большей части с тем, что их кузницы сильно дымили и располагать их в центре было бы глупо.
     Ещё оружие можно было купить в центре торгового квартала. Скорее всего это из-за того, что для людей оружие и броня было здесь чем-то вроде символа и показателя роскоши. Это почти тоже самое, что в его мире часы, портсигар или дорогая ручка – элемент, которые должен только подчеркнуть своего владельца. Но там они стоили, по словам Цуго, заметно дороже. Поэтому выбор Рея был очевиден.
     Правда Рей не собрался покупать что-либо дороге. В первую очередь он рассчитывал купить легкий меч, чтоб даже с его силой он мог с ним управиться. Это было важным условием, так как через два дня должен будет проходить турнир между вступающими в Твердыню мира, где выявят сильнейшего.
     Конечно он не умел пользоваться мечом, а с одной рукой это вообще будет проблема. Но волноваться об этом надо будет позже, сейчас Рею надо было найти магазин.
     Рей проходил мимо прилавков и не мог перестать разглядывать их. Чего там только не было. Одежда, побрякушки для женщин, еда, овощи фрукты, какие-то непонятные животные в клетках, которые видно были чем-то вроде домашней скотины. Хотя он здесь встречал и обычных животных в клетках типа куриц или кроликов.
     На глаза ему попадались лавки с едой. Там были и пирожки, и мясо в листах салата, и даже крылья чего-то на палочке. Видимо для людей это всё было обычным делом, раз они не шарахались от весьма странных блюд. А некоторые наоборот, покупали их.
     Иногда он проходил мимо баров. Это Рей понял по кружкам, висящим над входом. Было бы неплохо встретить здесь и гостиницу, где можно было бы снять комнату, но вот читать он не умел на их языке и узнать, что написано на некоторых табличках он не мог.
     «В крайнем случае я всегда могу у кого-нибудь спросить.»
     Но больше всего его удивляло количество народа. Казалось, нет ни одной лавки, где бы не покупал хотя бы один человек. Повсюду ходили люди, бегали дети, торговались купцы. От сюда у Рея появился логичный вопрос – а сколько людей в городе? Когда он въезжал в него, тот явно должен быть огромных размеров. Тогда количество людей тут должно быть запредельным.
     Так Рей шёл дальше, не переставая удивляться разнообразию товаров, пока окружение не стало меняться. Теперь, кажется, он зашёл в нужный ему район. Здесь людей было заметно меньше, а дома сменились на открытые кузницы. То тут, то там слышались удары молота. Рею показалось, что тут даже жарче, чем в других частях этого района.
     И практически везде были мужчины. Логично, всё-таки это дело мужское, да и покупать мечи будут только мужчины.
     Рей неспешно прогуливался около кузниц и заметил, что если в том районе, где он был, в основном торговали люди, то тут очень часто встречались дворфы и орки. Видимо они были мастерами кузнечного дела. Или, по крайней мере, они разбирались в этом лучше, чем люди. Хотя верить им на слово он не собирался. Рей был уверен, что дай любому торговцу возможность и он всякую ерунду продаст ему втридорога.
     Рей неспешно шёл дальше, иногда останавливаясь около одной из кузниц и пробуя приглянувшееся оружие. Так было до тех пор, пока его взгляд не остановился на одном из мечей. Чуть голубоватого оттенка, с виду меч выглядел намного легче своих собратьев.
     Заинтересованный мечом Рей подошёл к кузнице. Внутри работал огромный мужчина с голым торсом.
     - Прошу прощения.
     Мужчина медленно развернулся и подошёл поближе к Рею. Рей же наоборот, отступил на один шаг назад.
     Перед ним возвышался самый настоящий орк. Большой подбородок, плоский лоб, зеленоватый оттенок кожи, широченное лицо, два небольших нижних клыка, слегка торчащих наружу. К тому же на две головы выше Рея. Орк мог одной рукой поднять самого Рея. Он был уверен, что встреть подобного в тёмном переулке, научился бы по стенам бегать.
     - Чем могу помочь?
     И говорил он довольно странно, будто ему что-то мешало. Создавалось ощущение, что орк что-то запихнул себе в рот. Однако в противоположность его виду, голос пусть и был низкий, но довольно спокойный и не грубый. Так что страх, который первоначально охватил Рея, начал отступать, и он смог взять себя в руки.
     - Я б-бы хотел посмотреть меч.
     Он указал на стойку. Орк, кивнув головой взял голубоватый меч и протянул ему рукоятью вперёд.
     - Хороший выбор, человек. Меч лёгок и очень прочен. Идеально подойдёт для людей с плохой мускулатурой, которые к тому же не могут использовать вторую руку.
     - Это настолько заметно? – горько усмехнулся Рей и взял меч в руки. Тот действительно оказался очень лёгок.
     - Да. Мы, орки – воины. Раньше от того, как мы оценим противника зависело, выживем мы или нет. Так что даже одежда не может полностью скрыть от нас тело.
     - Ясно. Я ещё и хромаю, кстати.
     - Я заметил, человек.
     Рей повертел меч в руках. Он действительно мог держать его на вытянутой руке. К тому же рукоятка был обшита грубым и твёрдым материалом, который препятствовал скольжению. Лезвие было идеально прямым. Гарда, судя по всему, тоже могла использоваться как оружие, так как её концы были слегка заострены. Навершие было в виде небольшого шара. Однако выглядел он слишком хрупко. Будет неприятно, если во время боя он сломается.
     - Он не сломается? Выглядит как стеклянный.
     - Потому, что метал, из которого он сделан называется «Голубое стекло». Однако он очень прочен. К тому же я добавил другие сплавы, что он был в меру пластичен и выдерживал удары. Конечно его можно сломать. Как и любое другое оружие если относиться с ним небрежно.
     - А что бы вы посоветовали?
     - Я? – Орк усмехнулся. – Посоветовал бы именно его. Другой ты не удержишь.
     Обидно, что его так оценивают. Слабак, который не сможет удержать меч. Хотя с другой стороны, Рею это было наруку. Незачем приукрашивать его состояние - так он сможет адекватно оценить свои силы.
     Но несмотря на это осадок на душе остался.
     - Ясно. А ножны к нему прилагаются?
     - Естественно, к каждому мечу прилагаются ножны.
     Рей ещё раз осмотрел меч. Толком о нём он ничего не мог сказать. Вряд ли он хорошо раньше разбирался в мечах, а сейчас тем более ничего не скажет. Но назвать его плохим он не мог. Наоборот для Рея он подходил как нельзя лучше.
     Просто, проходя по рынку, он уже успел повидать немало оружия. Мечи, топоры, булавы, сабли, пики и многое другое. И ни одно из них ему не подходило из-за веса или неудобной рукояти. Некоторыми было просто неудобно размахивать, словно баланс был смещён. Так что искать ещё не было смысла.
     - Хорошо, сколько он стоит?
     Орк улыбнулся. Вернее, оскалился. В любом случае это выглядело жутковато.
     - Один серебряный. Я не торговец, а кузнец, так что торговаться не стану. Ровно один серебряный и он твой.
     «Примерно столько и сказал мне тогда Цуго.»
     - Хорошо.
     Рей протянул серебряную монету орку. После её осмотра, орк достал ножны (которые были обшиты голубоватой кожей с узором), вставил туда меч. Он хотел завернуть его в какое-то полотно, но вместо этого Рей попросил помочь закрепить его на талии, в чём орк ему и помог. Сам он сомневался, что сможет нормально закрепить ножны одной рукой.
     Попрощавшись с орком, Рей пошёл дальше. Уже отойдя от орка, Рей услышал за спиной детские крики.
     Он обернулся и увидел, как к орку, что-то крича, бежала маленькая девочка. Тот поймал её двумя руками и подбросил вверх. Заливаясь звонким смехом, она подлетела и упала обратно в руки орку. Рядом улыбаясь стояла женщина. В отличии от орка она была человеком и сейчас, стоя рядом, что-то с улыбкой говорила ему. Гадать не надо – это его жена с ребёнком.
     «Значит между такими разными расами тоже браки бывают», - подумал Рей.
     Теперь, с мечом на поясе Рей чувствовал себя круче. Словно он теперь какой-то воин из фэнтези и готов свергать врагов в пучины ада. Конечно это шутка. Теперь он был просто человеком с мечом, не более. Так что не стоило думать, что ситуация изменилась в лучшую сторону. И к тому же он видел, что половина мужчин и даже некоторые женщины ходят с оружием на поясе. Следовательно, здесь это было обычным явлением.
     Что качается следующего дела, то теперь ему надо было заглянуть к знахарке, которую посоветовала ему Марта. Поэтому он вновь направился в торговый район. Именно там, по словам Марты, находился их магазин.
     И вот он снова оказывается на шумных улицах, заполненных лавками и людьми. Бродя по городу, у него создавалось впечатление, что в этом городе все счастливы. По крайней мере обычные горожане. Весь город словно цвёл. Казалось, что здесь нет несчастных людей. А те, кто были, вроде рабов, людей с криминальной внешностью, бездомных и похожих личностей, просто терялись в общей массе. Будто город изнутри был наполнен яркими красками. И даже в таких местах, где было не протолкнуться, всё было живым и радостным. Рей мог это сравнить с фотографией на которой добавили яркости.
     Заполненные людьми или пустые улицы, торговый квартал или квартал кузниц – всё выглядело так, словно город не знает несчастий. Его можно было бы сравнить с идеальным городом или утопией. Настолько ярко и счастливо он выглядел со стороны.
     Однако это была лишь иллюзия. Это был обычный город, в котором люди жили хорошо, не более. В нём так же было не мало и тёмных сторон. И как раз с одной из них Рей сейчас и столкнулся.
     На одной из улиц собралась внушительная толпа. Он бы даже не обратил бы на неё внимания, если бы не шум, который она поднимала. Создавалось ощущение что они там активно над чем-то спорят. Движимый интересом Рей подошёл поближе, стараясь разглядеть, что там происходит. И из-за спин собравшихся он мог наблюдать следующую картину.
     В своеобразном кольце один из мужчин держал девушку сзади, а другой бил её по лицу. Всё это под противный писклявый крик какого-то деда и шум толпы. Среди них он увидел девушку со светло каштановыми волосами, которая попыталась остановить одного из них, схватив его за руку и что-то прося. Но тот просто оттолкнул её и продолжил своё дело. Вся в слезах она вновь и вновь пробовала остановить самосуд, прося их остановиться, но безуспешно. Возможно из-за того, что на ней были железные браслеты.
     Раб. Рей заметил, что и на той, которую сейчас били тоже были браслеты. Скорее всего она что-то натворила из-за чего вызвала гнев толпы. И конечно за людей они не считались и их мнение не учитывалось. Вот и всё лицо народа – стоит им почувствовать, что кто-то ниже их и они становятся таким. Оставалось надеяться, что не все люди в городе такие.
     Но как бы то ни было, это не его дело. По крайней мере он так себе сказал, уходя дальше. Но всё же что-то ему всё равно не давало покой. Словно он увидел что-то очень важное.
     Рей обернулся.
     «Та девушка, я её уже видел. Девушка с красивым лицом, зелёными глазами и тёмно-каштановыми волосами. Я её встретил на рынке сегодня, а сейчас…»
     А сейчас она уже сама на себя не похожа.
     Возможно из-за того, что он видел её до этого, Рей сейчас испытывал неприятные чувства. Ему хотелось помочь, но он не мог. Более того, он не знал, как. Да и если он спасёт их, то будет нести за них ответственность. А у него проблем у самой выше крыши.
     Да и что он сделает против толпы? Бросится на них с мечом? Нет, конечно можно выстрелить в воздух и вызвать суматоху, а потом спасти их, но они кому-то принадлежат и его обвинят в грабеже. К тому же, если их бьют, то с позволения их хозяина. Тут он бессилен.
     Он остановился в нерешительности: уйти или помочь? Словно ответ на этот вопрос в его памяти неожиданно всплыли чьи-то слова: «Наслаждайся тем, что имеешь. Добивайся того, чего желаешь. Поступай так, чтоб никогда об этом не жалеть.»
     Это были его воспоминания. Это было как и раньше, когда он вспомнил название кевлара или узнал свой почерк.
     Поступай так, чтоб никогда об этом не жалеть… Будет ли он жалеть о содеянном, если просто уйдёт? Некоторое время да, но потом он об этом забудет. Но это не значит, что надо отвернуться. К тому же эти слова всплыли не просто так, возможно это знак. Кто знает, чем они ему пригодятся.
     Рей вздохнул и направился к толпе. Если он хочет спасти ту девушку, то ему надо поспешить. Иначе спасать будет некого.
     Рей подошёл к шумной толпе. Девушку избивать перестали, но к её браслетам прицепил цепи и подвесили за руки на столб. Не высоко конечно, её ноги не доставали до земли всего нескольких сантиметров. Рей не мог понять, почему никто не пытается это остановить? Или же для людей это обычное событие? Возможно всё происходит потому, что нет рядом стражи, которая бы восстановила порядок. В конце концов, когда нет тех, кто поддерживает порядок, любая, даже самая миролюбивая страна погрязнет в анархии. И это прямое тому подтверждение.
     Рей оглянулся, ища в толпе владельца рабов. Скорее всего он торговец, раз у него есть рабы. И наверняка не от сюда, так как здесь покупка и продажа рабов запрещены. Скорее всего у него должна быть повозка или телега с товарами, чтоб сюда приехать.
     И как раз один из людей под это описание подходил.
     Невысокий мужчина, больше похожий на араба с куфией на голове, в легкой большой рубахе, больше похожей на халат длиной до самого пола. Владелец стоял около повозки, забитой доверху вещами и молча наблюдал за экзекуцией. Он даже не предпринимал никаких попыток спасти свою собственность, словно уже смерился с её потерей или же ему было всё равно. В любом случае это было на руку – будет легче выкупить её у него. Рядом с ним на земле сидела та самая девушка, которая минутой ранее пыталась спасти свою сестру и вытирала слёзы с грязного лица.
     - Ваш раб? – Рей кивнул в сторону подвешенной девушки, подойдя к нему поближе.
     Владелец посмотрел с интересом на Рея и кивнул.
     - Отлично, я хочу укупить её. – Он сохранял спокойное лицо. Если Араб увидит его нетерпение, то может поднять цену.
     - Но в этой стране нельзя торговать людьми, – он говорил с ужасным акцентом. Рею пришлось напрячь слух, чтоб разобрать его слова.
     - Да, я знаю, но законы созданы для того, чтоб их нарушать, не так ли?
     Араб улыбнулся.
     - Даже если так, то я не могу. Она была виновна и теперь несёт наказание. Я дорожу своими клиентами, и я готов пожертвовать ею, чтоб возместить ущерб.
     Возместить ущерб. Для Рея такое возмещение ущерба показалось дикостью. Но это был не его мир. Тут не действовала мораль его мира и законы его страны. С этим придётся считаться.
     - В любом случае, я хочу купить её.
     - Я не могу продать её вам.
     - Сколько? – Рей полез в карман и вытащил одну золотую. Он специально проигнорировал вопрос араба, ставя на то, что когда он увидит золото, то передумает. От части он был прав. Увидев золотую монету, араб засомневался и стал переводить взгляд с него на подвешенную девушку.
     - Но вы должны понимать, если нас поймают, то у меня будут проблемы. У нас будут проблемы.
     - Ты видишь хоть одного стражника рядом? - Рей демонстративно огляделся. – Я нет. Заключим контракт, будто я уже владел ей и всё. К тому же…
     Рей бросил взгляд на девушку рядом. Она молча смотрела на него и её лицо было словно маска. Казалось она только что оградилась от этого мира. Рей подумал, что покупать одну из них будет не совсем правильно. Ведь они сёстры. К тому же, судя по всему у него у самого была сестра, с которой его разлучили и теперь он её ищет. Поступить так же с ними, разлучить их… Нет, Рей не мог так сделать. Раз уж взялся за дело, то надо было довести его до конца.
     - К тому же я хочу купить их обоих.
     - Обоих?
     Казалось, удивился не только араб, но девушка. В её глазах появились проблески надежды. Или же Рею просто показалось. Как бы то ни было, он продолжил.
     - Да.
     - Но позвольте спросить, зачем?
     Зачем? Потому что он идиот. Потому что ему стало их жалко и теперь его грызёт это. Он не может их бросить и готов отдать свои деньги за них. Вот такой он дурак. Только вряд ли этот ответ уcтроит араба.
     - Мне ночью очень скучно и одиноко. Думаю, что они мне не помешают. – Это была самая логичная мысль, которая пришла в голову Рею и в глазах продавца она не должна была выглядеть странной. И тот только понимающе улыбнулся.
     - Но всё же…
     Всё же он сомневается. Надо было надавить с другой стороны.
     - Ты знаешь законы этой страны?
     Араб вопросительно взглянул на него, словно отвечая ему «нет».
     - Пусть она и твоя собственность, но если она умрёт, то это будет считаться убийством. Тогда у тебя точно возникнут проблемы. - Конечно Рей не знал местных законов, но он надеялся, что араб тоже в них не разбирается. Так он сможет его подтолкнуть на нужное решение. – К тому же она всё равно умрёт. Пропажа товара - пропажа денег. Труп ничего стоить не будет. Как настоящий торговец, ты должен искать выгоду везде, даже если это не совсем законно.
     Деньги. Это главное в торговле. Рей надеялся, что потеря денег и жадность сыграют свою роль. И он не прогадал.
     - Ладно, допустим, я могу продать их. Тогда за эту я попрошу шесть золотых за эту, а за ту... Две золотых.
     - Нет, – тут же оборвал его Рей. Пусть он не был опытным торговцем, но считал, что сейчас самое время взять инициативу в свои руки. К тому же, глядя на этого торговца, Рей мог почувствовать его мягкость. Или это было смятение от такого резкого предложения? В любом случае тот, кто сильнее, тот и навязывает свои правила. В данной ситуации им оказался Рей.
     - Шесть, слишком много за эту. К тому же та вообще скоро умрёт, и ты ничего не получишь.
     - Тогда я не смогу их продать.
     - Четыре золотых за эту.
     - Слишком мало.
     Мало… Он собирается отдать за незнакомых людей такие деньги! И их ещё было мало! И зачем он в это ввязывается? Хотя ответ он и сам знал. Глядя на этих несчастных девчонок, которые были примерно его возраста, он не мог подавить в себя жалость к ним. Если бы он оказался на их месте, то тоже бы надеялся, что кто-нибудь придёт и поможет ему. Так почему бы не начать с себя? К тому же возможно они пригодятся ему в будущем.
     Так что вопрос надо было как-то решать. Возможно он согласиться продать их, если он кое-что добавит. Рей потянулся в сумку и вытащил оттуда зуб тираннозавра. Если верить Цуго, он был очень редким и ценным. Как раз сейчас это он и проверит.
     - Ты знаешь, что это? – Рей протянул арабу зуб.
     Глаза араба загорелись неподдельным интересом.
     - Зуб тиразавра.
     - Тираннозавра, - поправил его Рей
     - Да, верно.
     - Я предлагаю его и четыре золотых за эту рабыню. Мне не стоит тебе объяснять, сколько он стоит и как он редок. Ту тварь убить невозможно и из-за этого зуб так тяжело достать. Уверен, что в стране, где ты купил рабов он будет ценнее чем эти, – Рей кивнул на рабыню.
     Вообще он не знал сколько стоит этот зуб. Но наделся, что ему его хватит и не придётся доставать ещё один. В противном случае могут возникнуть подозрения, от куда их у него столько.
     Араб всё продолжал сомневаться, а Рей продолжал сохранять спокойное лицо. Если он выскажет нетерпение, то владелец рабов может решить, что Рею они очень нужны и поднять цену. Поэтому Рей хотел показать, что быстрая продажа в интересах самого продавца.
     - Ты можешь думать сколько угодно, но боюсь, когда та девушка погибнет, то мне не будет смысла покупать их обоих.
     После этих слов араб сдался.
     - Ладно, хорошо, я продам эту за четыре золотых и зуб, что касается той, за неё я хочу золотую.
     - Нет. В таком состоянии она явно меньше стоит. К тому же когда она умрёт, то не будет стоить ничего вообще.
     И снова лицо араба исказилось от мыслительных процессов. Видимо они ему давались с трудом.
     - Тогда как на счёт пяти серебряных?
     - Я дам этот меч на поясе. Он стоит два серебряных. – Конечно меч стоил ему один серебряный, но знать арабу это было необязательно. В конце концов это рынок и здесь каждый даёт ту цену, которую считает нужной.
     - Но это мало…
     - Лучше, чем ничего. К тому же стоимость того зуба в сумме с четырьмя золотыми явно больше стоимости рабыни.
     - А где гарантия, что он стоит две серебряных?
     - Тогда возьми его и посмотри сам. Лёгкий и прочный. Его невозможно сломать в бою из-за гибкости. Им можно наносить очень быстры удары из-за малого веса. Однако если сильно ударить, он вполне может пробить обычную броню. Плюс, к нему прилагаются ножны. Однако решай быстрее, а то кажется они решили закидать её камнями.
     Толпа, гневно что-то выкрикивая, стала поднимать камни. Одиночные уже стали прилетать и ударяться об девушку. И всё это под противный визг этого мелкого старика. Рея он уже стал раздражать.
     - Решай быстрее, да или нет.
     Араб наконец-то сдался под давлением Рея и кивнул головой.
     - Отлично.
     Рей вытащил четыре золотых. Он передал их вместе с зубом арабу, после чего с трудом снял меч и так же передал его ему.
     - Теперь мне нужен документ, который будет подтверждать, что они мои.
     Араб кивнул и вытащил из сумки небольшой пергамент. В нём он напил что-то пером, после чего передал перо Рею.
     - Поставь свою метку здесь. – Рею расписался коряво левой рукой там, где указал араб, надеясь, что под меткой подразумевается роспись. После этого араб снял с шеи два небольших ключа и вместе с пергаментом передал их Рею.
     - Это договор о том, что они твои. Тот, кто владеет пергаментом – владеет рабами. Однако для полного подтверждения нужны ключи. Без них договор бесполезен. Мы оформили его на прошлое, чтоб выглядело так, словно ты уже владел на этот момент рабами. Если что, я тебя не знаю и никогда не видел. Так что… - араб улыбнулся, - можешь наслаждаться ночью с новыми приобретениями.
     - Ага, спасибо.
     Теперь настало время спасть вторую.
     - За мной, – скомандовал он той, которая сидела на земле. Девушка послушна встала и пошла за ним.
     «Не успел освоиться, а уже купил рабов и командую ими словно они вещи», - подумал Рей, однако он не испытывал раскаяния.
     Во-первых, эта другая реальность и здесь другие правила. Прошлая мораль здесь не действует и поэтому не следует лезть сюда со своими правилами. Так что угрызения совести тут бессмысленны. Если он хочет выжить, надо адаптироваться под этот мир. Конечно это не значит, что надо теперь не считать этих девушек за людей, но по крайней мере необходимо сохранять на людях вид, соответствующий хозяину рабов.
     Во-вторых, вряд ли раб может сам что-то предпринять. Возможно они привыкли, что им приказывают и поэтому пока что бразды правления будут у Рея, а дальше уже по обстоятельствам.
     Рей подошёл к толпе и, не церемонясь, стал проталкиваться к столбу. Люди же словно не замечали, что он их расталкивает. Дети, женщины, мужчины, старики – все они что-то кричали и некоторые из них уже бросали в девушку камни.
     И вот Рей оказался в центре круга. Около столба стояло двое крепких мужчин и старик, который что-то визжал. Люди, словно сошедшие с ума, тоже что-то кричали. Оказавшись в центре этого собрания, Рей неожиданно почувствовал панику. Вся его уверенность в одно мгновение улетучилось. Ему казалось, что перед этой толпой он стал очень маленьким и она его раздавит.
     Может стоит уйти? Ведь их так много. Если они набросятся на него, то тут ничего не спасёт.
     Нет, нельзя. Некуда отступать. Пусть паника и захватывает его, но он должен сделать это. Он оглянулся и увидел, как девушка позади него сжалась, словно толпа давила её своим присутствием. Ей было очень страшно, это было понятно по тому, как дрожали её руки. Кстати говоря, у него они тоже дрожат от страха. Может ли он отступить? Наверняка она полагается на него как на хозяина. Ждёт что он освободит её сестру.
     Нет он не может уйти. Он должен защищать тех, чьи жизни вверены в его руки. Страх страхом, а дело должно быть сделано.
     Взяв всю свою волю в кулак, он пошёл к столбу.
     «Если что, то у меня в кармане пистолет, я смогу их напугать и убежать.»
     Когда он приблизился, то никто не обратил на него никакого внимания. Все взоры были устремлены на девушку.
     Пройдя мимо старика Рей подошёл к девушке. Цепь крепилась к браслетам хитрым механизмом. Это было одно из звеньев цепи, однако в нём была замочная скважина. Принцип действия, судя по всему, был как у карабинов, но только с замком.
     Рей вытащил ключ и попытался вставить его в замок, однако рука ходила ходуном, и он даже не мог в неё попасть. С третей попытки ему всё же это удалось, и он наконец открыл замок. Тот негромко щёлкнув, раскрылся и девушка повисла на одной руке. Но прежде чем открыть второй замок его кто-то грубо отдёрнул за воротник и развернул.
     И вот он стоит перед одним из мужиков, который был на голову выше его самого. От него пахло потом, под рубашкой виднелись мышцы, созданные тяжёлым трудом. Его глаза были как у быка, готового броситься вперёд.
     Рядом стоял ещё один мужик и этот противный старик, который буквально сверлил его своим поросячьим взглядом. Рею даже захотелось ткнуть ему в эти глаза, настолько они были мерзкими. Словно у извращенца, который любит пытать животных, но бояться получить по заслугам и визжит как девчонка.
     - Ты что делаешь!? – грубый напористый голос. Голос человека, который уверен в своей силе. От него у Рея задрожали колени. Сердце буквально билось об рёбра. Рей ничего не мог с собой поделать – он слабее его, ему нечего противопоставить. Но нельзя показывать это ему, иначе возникнут проблемы. Страх для таких людей как сигнал к действию.
     - Я возвращаю то, что принадлежит мне по праву, - спокойно ответил Рей. Он вложил все силы, чтоб его голос был ровным и спокойным. Но прозвучало это пискляво и испуганно.
     - Что тебе принадлежит! Ничего! Не заговаривай нам зубы! Она получит наказание! Что ты вообще говоришь!? – завизжал старик. Голос был словно у свиньи. Рею захотелось прострелить ему голову. Это было первый раз, когда он пожелал смерти другому человеку.
     Мужик вновь попытался схватить Рея, но тот опередил его, схватив руку.
     - Не трогай меня.
     - Или что? – этот звериный оскал человека, который чувствует свою безнаказанность.
     «Иначе я убью тебя»: хотел сказать Рей, но не стал. С одной стороны, эти слова могли заставить их засомневаться и отступить. С другой, они могли их спровоцировать. И скорее всего, учитывая его возраст и то, что у него нет меча, плюс его хромоту и отсутствие руки, эти слова спровоцируют их так как вряд ли он внушал им страх. А устраивать стрельбу ему хотелось меньше всего. Да и не факт, что он сможет вообще кого-нибудь подстрелить.
     Более того, он был не уверен, хватит ли у него смелости вообще выстрелить. А если в чём-то не уверен, то лучше и не начинать. Ведь всегда можно зайти с другой стороны. Например…
     - Иначе ты оплатишь мне стоимость моей собственности. Пять золотых. Я уж закрою глаза на то, что вы сделали с ней на этот раз. Однако если вы продолжите, я вызову стражу и с их помощь я вытрясу с вас до последней медной монеты. Уверен, что за деньги они мне помогут.
     На лицах мужчин появилось сомнение. Тот, кто хотел его схватить убрал руку, явно не зная, как отреагировать. Воспользовавшись этим, Рей протянул ключ девушке рядом.
     - Открой её.
     Она быстро забрала ключ и открыла замок.
     - Ты знаешь, что твоя шлюха нам сделала!? – вновь завизжал старик, видя, понимая, что инициатива уходит из его рук.
     - Мне всё равно. Если бы вы изначально обратились ко мне, я бы решил вопрос, но сейчас после такого ущерба мне всё равно. Более того, я пока не буду сообщать о причинённом ущербе.
     - Так не пойдёт! – визжал старик.
     Рей решил, что надо как можно скорее идти от сюда. Он повернулся к девушке.
     - Бери её и уходим.
     - Н-но я не смогу поднять её… - едва слышно ответила она.
     Рей мысленно вздохнул. Сейчас не было времени раздумывать. Поэтому он быстро подошёл к девушке без сознания и перекинул её руку через плечо. Всё это время старик что-то визжал.
     - Встань с другой стороны.
     Девушка тут же бросилась и подхватила сестру, с другой стороны. Теперь они могли уйти от сюда. Рей как можно быстрее пошёл вперёд. Толпа перед ними молча расступилась. Кстати говоря, Рей даже и не заметил, когда толпа успела затихнуть, но его это не волновало. Как и то, что он трусливо убегал от сюда. Главное, что его пропускают и не пытаются остановить. Хотя некоторые недовольные возгласы уже были слышны. Возможно скоро они возобновят свои крики.
     - Я ещё не закончил, вернись! Вернись я сказал! – визжал старик ему в след. Могло показаться, что у него начался припадок.
     Рей ничего не ответил, чтоб не провоцировать его и других. Пока ему дают возможность убраться, надо ею воспользоваться. Пока что толпу останавливала его угроза, что они заплатят за ущерб. Но могло случиться и так, что они передумают. Нападут все вместе, а потом ищи нападавших в этом городе. И поэтому пока они этого не поняли, Рей быстро уходил. В след ему уже начинали лететь оскорбления и ругань.
     
     Рей не мог долго так идти. В первую очередь из-за ноги. Хотя он и старался изо всех сил идти аккуратно и быстро, но боль всё равно простреливала его до самой макушки. Из-за этого они могли уйти далеко. В конце от боли он уже плакал, но стиснув зубы продолжал упорно идти дальше.
     Во-вторых, проблемой была девушка. За всё это время она так и не пришла в сознание. И тащить её было очень тяжело. Сказывалось то, что сам Рей был худым. К тому же её сестра тоже сильно задачу не облегчала, казалось, что девушку он тащит на себе один.
     - Ты её вообще несёшь? – запыхавшись, спросил девушку он.
     - Д-да.
     - Что-то не видно.
     Вернее, не чувствуется. Создавалось впечатление, что она просто перекинула её руку через плечо и идёт рядом. Если так дальше пойдёт, тащить уже надо будет двоих. Так что следовало сейчас найти место для отдыха.
     Но сказать легче чем сделать. Найти таверну, когда он читать не умеет будет той ещё проблемой. При этом, если учесть, как они смотрятся со стороны, подходить и спрашивать про таверну будет вдвойне странно. Их и так уже много людей видело, лишние подозрения в их адрес ему были не нужны. К тому же он и так привлек много внимания там на площади. Если кто захочет, то выйти на него теперь было намного легче.
     Но возможно способ найти таверну был.
     - Слушай, раз ты моя рабыня, то и тайны хранить умеешь?
     - Да, конечно, я мы не можем выдавать секреты хозяина. Всё что вы скажете умрёт вместе с нами. Мы ваша собственность.
     От слов «ваша собственность» Рей поморщился, но по крайней мере он узнал, что хотел.
     - Ты тут была раньше?
     - Никогда, хозяин, это в первый раз.
     - А читать умеешь?
     Даже находясь с другой он почувствовал, что она удивилась вопросу.
     - Умею, хозяин.
     - Найди нам таверну.
     - Найти?
     - Да, - раздражённо ответил Рей. Ещё не хватало ей объяснять, что надо делать.
     - Хорошо, хозяин, тогда как на счёт той?
     Она указала пальцем на ближайший дом. Он особо ничем не выделялся, но у входа висела табличка. Оставалось надеяться, что она не ошиблась и они не попадут в какой-нибудь бордель.
     - Открывай дверь, - скомандовал он, когда они подошли к двери.
     Внутри оказалось довольно темно. Даже несмотря на то, что ставни были открыты, а под потолком висела люстра, этого света было недостаточно, чтоб осветить всё это помещение нормально. Хотя это был даже к лучшему, так их хуже разглядят и запомнят.
     Старые столы, грязное помещение, пол, залитый чем-то странным и что-то такое же странное на стенах. Злачно заведение. Посетителей тоже было мало. Возможно, из-за того, что сейчас был день и все были в городе. Значит будет меньше свидетелей их странной парочки.
     Рей доковылял до стойки где на них с подозрением поглядывал бармен.
     - Комнату с тремя спальными местами.
     Бармен вдохнул, словно Рей сказал несусветную глупость.
     - Есть только с двумя и с одной кроватью, – ответил он грубо. Но Рей даже не обратил внимание, не до этого было.
     - Тогда двухместную. – Он положил заранее приготовленную серебряную монету на потёртую стойку.
     - Мне нечем разменять эту монету, – ответил бармен. Он говорил так, словно перед ним были какие-то ничтожества, не заслуживающее его внимания. Возможно он так и думал.
     - Тогда до свидания.
     Рей начал разворачиваться. Не хватало ему ещё всякую чушь выслушивать. Он и так на исходе, а тут ещё хрен знает кто будет ему тут что-то высказывать. И вновь у него появилось стойкое желание пристрелить человека. Это желание появилось так внезапно, что даже слегка напугало самого Рея, но к счастью оно так же быстро и исчезло.
     Когда Рей уже почти развернулся, бармен позвал его:
     - Стой, погоди. Может у меня и будет сдача.
     Это было произнесено таким тоном, словно он делает величайшее одолжение ему. Если бы не усталость и девушка под рукой, он бы ушёл от сюда.
     Порывшись где-то под барной стойкой, бармен выудил небольшую коробку и поставил её на стойку. Раздался звон монет внутри.
     - С тебя две бронзы. – Сказал бармен, сгрёб серебряную и стал выкладывать столбиками бронзовые монеты. Видно, в каждой было по десять монет.
     - Пересчитай, - сказал он девушке. У самого него ни сил, ни желания делать этого не было. Она кивнула и молча стала забирать монеты, пересчитывая их. Когда с этим было покончено, она кивнула ему, подтверждая, что всё правильно.
     - Отлично, тогда захвати ключ, - сказал Рей и направился к лестнице. Как он и предполагал, что с ней, что без неё, вес девушки не менялся. Словно она и не помогала ему тащить.
     Подъём по лестнице с грузом за спиной оказался тяжёлым испытанием. Ступенька за ступенькой он медленно поднимался, каждый раз скрипя зубами от боли, когда упирался на раненую ногу. Единственно, чем он себя успокаивал, было то, что после такого испытания все остальные будут пустяком. Если он не помрёт на ступенях, конечно.
     Оказавшись в комнате, первым делом он завалился прямо на кровать вместе с девушкой без сознания.
     - Кажется я умираю. Кто-нибудь, закажите мне гроб, - простонал он.
     Сейчас любая кровать казалась ему божьим подарком. А эта, свежая и мягкая…
     «Я в раю.»
     Эта мысль всплыла и тут же угасла в его сознании. Вставать совершенно не хотелось. Возможно было бы лучше вздремнуть чуток, но у него были дела. Как минимум два. И если одно подождёт, то другое было очень важным и пропустить его было никак нельзя. Издав стон умирающего животного, Рей поднялся с кровати и посмотрел на побитую девушку.
     Она до сих пор была без сознания. Что касается её лица, то оно оставляла желать лучшего: один глаз оплыл, на правой скуле был огромнейший синяк. Из носа и уголка губ шли засохшие дорожки крови. От той красоты, которая была при первой её встречи не осталось и следа. И за что её могли так отделать?
     Кстати говоря, это очень важный вопрос. Люди не могли её так отметелить за просто так. А если она опасна? Что если он оставит её здесь одну, а она устроит настоящий погром? Или того хуже, убьёт кого-нибудь? Хотя если бы она убила бармена, он был бы не против.
     Так или иначе, нельзя её оставлять одну, если он не знает, что от неё ожидать.
     И тут Рей обратил внимание на одну интересную деталь. Её браслеты были заметно толще чем у её сестры. Он пригляделся и заметил ещё одну интересную деталь. В оковы было вкручено несколько шурупов. Они выходили с внутренней части браслетов. Практически везде они были воткнуты её в кожу и там была видна кровь. Скорее всего их можно было регулировать, выдвигая или убирая. И сделано это для того, чтобы не давать человеку сопротивляться. Каждый раз, когда он будет тянуть или пытаться вырваться, они будут врезаться в кожу. Это напомнило ему по принципу действия некоторые ошейники для собак.
     Что же она за девушка?
     Рей перевёл взгляд на другую девушку. Она под его взглядом чуть сжалась, словно не зная, чего ожидать. С её точки зрения это было правильно, ведь он был для неё незнакомцем.
     - Твою сестру за что так избили?
     - Она не моя сестра, хозяин.
     - Что? – Рей не мог скрыть удивления. Он перевёл взгляд с одной на другую. – Она не твоя сестра?
     - Нет, хозяин.
     «Твою же мать. Вот я лошара!»
     Видимо его чувства красноречиво были написаны на его лице. Девушка прижалась к противоположной стене, словно пытаясь находиться от него как можно дальше. Но Рей даже не обратил на это внимания.
     Он не мог поверить, что так облажался. Он то думал, что они сестры и по этой причине купил их обеих. А тут оказывается, что нет! Он мог спокойно купить одну, чтоб спасти ей жизнь. А так потратил деньги зря.
     - Блииииииин! – Рей хлопнул себя по голове. – Как я так мог сглупить….
     Он столько пережил, а тут ещё и деньги все на ветер выкинул. Неизвестно, поступит он в Твердыню мира или нет, поэтому надо было экономить деньги. Вернее, такое количество, что было у него можно было тратить более спокойно, а теперь надо будет очень сильно экономить. К тому же их теперь ещё и трое.
     И всё это из-за того, что он дурак.
     Но теперь уже ничего не изменить. Оставалось смериться и идти дальше.
     - Ладно, - вздохнул он, - так почему твою подругу избили?
     - Ну, она… - Девушка переступала с ноги на ногу и теребила руками своё платье. Было видно, что она отвечать не хочет. Значит есть, что скрывать. Тогда Рей решил воспользоваться правом хозяина.
     - Как твой хозяин я приказываю, отвечай, за что избили твою подружку.
     От слова приказ девушка вздрогнула.
     - Она… Ударила покупателя, когда он пытался украсть товар.
     Серьёзно? Из-за этого? Нет, что-то тут не то. Девушка явно не договаривает. Рей подошёл поближе внимательно посмотрел на неё. Она же не осмеливалась поднять взгляда.
     - Я ещё раз спрашиваю, что случилось. Иначе мне придётся тебя наказать.
     В голове тут же пронеслась мысль, что это звучит двусмысленно. Да и бить бы он её не стал, просто решил припугнуть.
     - Она сильно ударила человека. Поцарапала его аж до мяса.
     «Поцарапал до мяса? Разве это можно назвать «поцарапала»?»
     Рей присвистнул и посмотрел на особу без сознания. До мяса? Это же с какой силой надо было ударить? Да и когтей не видно. Может она очень сильна? От сюда скорее всего и такие оковы. Но его мысли прервала девушка. Она упала на колени перед ним и начала умолять:
     - Прошу вас, хозяин, не наказывайте её. Она не специально, так получилось, те люди, они сами виноваты…
     Она продолжала и продолжала оправдывать подругу, а Рей не мог отвести ошарашенного взгляда от неё. Ещё ни разу перед ним вот так не падали на колени и не умоляли. И сказать по правде, это ему не понравилось.
     - Встань, - девушка тут же подчинилась. – Я не собирался её наказывать. То, что случилось, было при другом хозяине, мне на это всё равно.
     Куда больше его волновало, что теперь делать с ней.
     В принципе можно было бы приковать её к кровати. Она была деревянной и массивной. Рей не был уверен, сможет ли сам поднять её, а уж девушка то и подавно её не сдвинет. Оставалось найти, чем приковать. Он оглянулся и увидел цепь, на которой девушка висела.
     - Это ты принесла?
     - Да, хозяин. Она принадлежит владельцу нас.
     - Отлично.
     Он взял цепь и подошёл к девушке на кровати. Через несколько минут она уже была прикована к кровати. К цепи он прикрепил как её верхние оковы, так и оковы на ногах и на шее. Он подумал, стоит ли ослабить шурупы и решил отказаться от этой идеи. Неизвестно, что она вытворит в его отсутствие. Теперь, закончив с этим надо было приступать к более важным вещам.
     Рей заметил, что в этой части района было немного людей. Однако те, кто был, бросали взгляды в их сторону. Рей связывал это с тем, что рядом с ним шла рабыня. Её выдавали как браслеты, так и одежда. Видимо в Солла-Оривии они не часто встречались. К тому же она была красивой – большие и доверчивые карие глаза как у ребёнка, изящный носик. Рей дал бы ей лет шестнадцать. То есть она была его ровесницей.
     Возможно стоит узнать о ней по больше. В конце концов, раз он за них заплатил, то имел право знать, кто они. Конечно он не собирался держать их в рабстве или делать с ними что-то плохое. Как только он поступит в Твердыню мира, то сразу отпустит. Он не считал их своей собственностью, хотя и думал, что надо уже отказаться от своих моральных ценностей в пользу ценностей этого мира для того, чтобы было легче здесь жить.
     Но рабы… С этим всё сложнее.

Глава 4

     Мы вышли из гостиницы. Я не часто ходила по городу. В каждый город, в который я заезжала, обычно проводила вместе с другой в повозке, зазывая посетителей или охраняя повозку. Хотя охраной чаще занималась вторая. Можно сказать, впервые я почувствовала что-то новое. Пусть раньше я объездила множество городов, но ни разу их толком не видела, находясь внутри повозки. На рынках я тоже была всегда рядом. Как и другая мы следили за товаром. До сегодняшнего дня.
     Когда новый хозяин спросил о ней, я испугалась, что узнай правду он тут же от неё избавиться. В лучшем случае продаст. Хотя обычно за такое рабов убивали. Чтоб раб навредил человеку, это было страшнейшее преступление. При мне однажды повесили девушку за такое. Её пытался изнасиловать какой-то мужчина и она ударила его по голове бутылкой. Я до сих пор помню, как она дёргала ногами и пыталась подтянуться на верёвке, чтоб облегчить давление. Это было хорошим уроком для меня.
     И этого я боялась больше всего. Мой новый хозяин правильно заметил, когда сказал, что мы сёстры. Пусть мы и не были кровными сёстрами, но для меня она была роднее всех. Я не могла подумать, как жить так дальше, если она умрёт.
     Хотя жизнью это можно было назвать с натяжкой. Существование. Как существовать, когда единственная, кто являлся половиной твоей жизнь умирает? Если её не станет, то я просто покончу со своим существованием. Именно поэтому я молила его на коленях не наказывать её строго. Пусть изобьёт, выстегает или надругается. Пусть это сделает над нами обоими, но не убивает её. Всё может зажить, но воскресить человека нельзя.
     Но всё обошлось. Пусть он и спросил тогда меня это, но всё обошлось. Он посчитал, что это не его дело, раз это произошло не с ним и я могла лишь радоваться такому заключению.
     Да и глядя на него, я не могу сказать, что он жестокий или садист. Он был моего возраста, может быть чуть старше. Его мягкое лицо выдавало то, что он никогда не сталкивался с реальным миром. Или же мир никогда его не уродовал. Более того, мне показалось, что он ни разу не имел рабов. Возможно, если смилятся боги, он будет мягче чем мой прежние хозяева.
     Ещё одна особенность – он был калекой. Я заметила это сразу. Хромота, висящая правая рука. Когда мы шли с ней, хозяин принял на себя большую часть её веса. И я видела, как он мучился от боли, видела, как он плакал и стискивал зубы, чтобы не издать ни звука. Я не посмела ему об этом сказать или показать, что видела. Иначе расправа могла быть жестокой. Ущемить достоинство, особенно мужчины, какой-то рабыней – хуже и быть не может.
     Но то, что он не бросил её прямо на мостовую или же не волок как мешок за собой, говорило о многом. Я даже представить не могла, что нас выкупит кто-то подобный. Хотя причина была его ясна так как он сам её озвучил, я не была расстроена. Чувствую, он не тот, кто измывается над другими. Я уже видела подобных и видела, во что превращаются рабы после них. Лучше умереть, чем к ним попасть. Но он другой. Я сделаю всё, чтоб он остался нами доволен. Возможно даже придётся работать усердно за двоих, но я выдержу.
     Кстати, ещё одна странность – он положил и приковал её к кровати. Я не смела ему сказать, так как это он так решил, но возможно новый хозяин от усталости ошибся. Рабов не кладут на кровать. По крайней мере, таких как мы. Максимум – сено. Обычно же пол. Но никак не на кровать. Хотя возможно это связанно с тем, её некуда приковать было или же он настолько устал, что ему было всё равно.
     - Так как тебя зовут? – спросил он, когда мы шли по улице.
     Я смотрела прямо перед собой, низко опустив голову. Нельзя было смотреть на хозяина - это было признаком неуважения. В прошлый раз меня выстегали с такой силой, что я не могла спать месяц на спине.
     - У нас нет имён.
     Хозяин видно был сильно удивлён.
     - У нас?
     - У меня и у неё.
     - Тогда как к вам обращался прежний хозяин?
     - Он обычно говорил «Эй ты». Если мы были обе рядом, то он просто кивал головой на ту, кого звал.
     Возможно когда-то у меня и было имя, но я его давно забыла. В моей жизни оно было не нужно.
     - Это ничего, если я вам дам имена?
     - Вы наш хозяин, вы имеете право делать с нами всё что захотите.
     - Даже прыгнуть с крыши?
     Я испуганно посмотрела на него. Ведь если он прикажет, мне придётся подчиниться. Представить, что моя жизнь окончится из-за такого глупого желания молодого хозяина. От этого мне захотелось плакать.
     - Но… Хозяин, я…
     - Да расслабься, это была шутка, – сказал он. От этих слов у меня словно камень с души свалился и я с облегчением вздохнула. - Вернёмся к имени. Давай я буду звать тебя Кио.
     - Как пожелаете, хозяин, - я слегка поклонилась. Мне всё равно как меня будут звать. Только пусть бьют меньше. И по возможности кормят. Важно только то, что осязаемо, всё остальное второстепенно.
     - А у тебя нет предпочтений?
     - Нет, хозяин. Любое ваше желание, моё желание.
     - Кио, а когда ты стала рабыней?
     Я задумалась, вспоминая прошлое. Я не часто думала о прошлом так как это было бессмысленно. Настоящее не изменить, зачем сожалеть и отравлять воспоминаниями свою жизнь. Это мне сказала другая.
     - Я была дочерью одного из фермеров. Но однажды на нас напали, отца убили, мать изнасиловали и сожгли вместе с домом. Всех детей забрали в рабство. Там нас засунули в ящики и отправили судном на этот материк. Там я познакомилась с другой. Нас покупали и продавали, пока мы не попали в руки последнего хозяина. Мы пробыли у него довольно долго. Ну и вот вы купили нас, хозяин.
     Я рассказывала это спокойно. Для меня это было лишь прошлое и я не думала горевать. Возможно потому, что в памяти уже всё давно практически стёрлось. Даже лиц родителей не вспомнить.
     - Ясно. А читать ты научилась у хозяина?
     - Да, я была у него помощницей.
     - И у тебя никогда не возникало желания убежать?
     Я посмотрела на него удивлённо.
     - Убежать? Но хозяин, что тогда мне делать?
     - Ну как, убежала, живёшь в лесу с подругой, свободные. Все дела…
     - Но…
     Я не могла объяснить ему. Для меня что свобода, что рабство, оба варианта были похожи. Какая разница как жить. К тому же быть рабом легче - не надо думать, что делать и когда. Тебе об этом скажет хозяин. Единственный минус, тебя наказывают и кормят плохо. Но на свободе вообще есть никто не кормит, так что наказание не такая уж и страшная плата за это. Хотя возможно я просто не привыкла к другой жизни и не знаю её.
     Пока мы шли, я, не поднимая голову, бросала взгляды в разные стороны. Для меня это всё было ново. Первый раз я так хожу по улицам. Первый раз я могу пройтись рядом с хозяином по городу. Это настолько необычно и волнительно. Мне кажется, что я попала в новый мир. Люди, дома, лавки, магазины… Это всё словно чудо. Настолько я привыкла к серой повозке и тесноте.
     Так мы шли по городу, пока мой хозяин не остановил меня.
     - Подождёшь здесь меня, хорошо?
     - Как прикажете, хозяин. – Я вежливо поклонилась.
     Не знаю почему, но он поморщился от моих слов, что заставило меня испугаться. Обычно за этим следует наказание, но я нигде ничего не сделала. Где допустила оплошность? Может, мой голос был слишком дерзким? Но я же вроде всегда говорю очень спокойно. Даже просто потому, что у меня такой голос. Это у моей подруги он звонкий. Тогда что?
     Ещё немного подумав, я отбросила эту мысль. В любом случае, меня всего лишь накажут. Скорее всего просто несколько раз ударит меня и всё. Поэтому я отложила тревогу и рассматривала город. Проходящие мимо меня тоже смотрели на меня. Возможно из-за того, что тут нет работорговли. По крайней мере, мне так сказал прежний хозяин.
     Вскоре мой новый хозяин вышел и мы пошли дальше. На сколько я могла судить, мы шли к огромному замку. Он был настолько большим, что казалось, это огромная скала возвышалась до небес. Он завораживал и заставлял моё сердце биться чаще. Не верилось, что он был построен людьми. Это, наверное, очень грубо мечтать хоть раз там оказаться. Я, рабыня, оказаться там. От одной мысли становится смешно… И грустно.
     - А давно вы знакомы с твоей подругой?
     - Мне было четыре, когда я её встретила, хозяин. Мы знакомы с ней двенадцать лет.
     - Значит тебе шестнадцать?
     - Да, хозяин.
     Хозяин вновь вздохнул.
     - Слушай, не могла бы ты звать меня по-другому. В конце концов мы с тобой ровесники. Наверное.
     Это не играло никакой роли. Возможно он не знал, но молодые хозяева иногда управляли рабами, которые были старше их в четыре раза.
     - Но вы же мой хозяин!
     - Я это понял, но зови как-нибудь меня по-другому. А то люди косо на меня смотрят. Думаю, что я тут чудовище.
     - Тогда, может быть… Господин?
     - Нет. Зови меня Рей.
     - Рей?
     Звать хозяина по имени? За такое могут избить. Но если не звать, тоже могут избить. Но он сам так сказал и значит это приказ. Хотя если он забудет то, что сказал, то меня всё равно накажут.
     - Короче, зови меня Рей. Иначе я тебя накажу.
     - Хорошо, господин Рей.
     - Без господина.
     - Но…
     - Никаких но. Только Рей. Тебе ясно?
     - Да, – тихо ответила я.
     Я не имею права спорить с хозяином, если он настаивает. Хотя мне было бы привычнее звать его хозяин.
     - Кстати говоря, твою подругу тоже никак не зовут, так?
     - Да, хо… Рей.
     - Тогда давай дадим ей имя.
     - Как пожелаете, Рей.
     Он странно посмотрел на меня и задумался.
     - Тогда давай назовём её Нэнси.
     - Хорошо, Рей.
     Хозяин ещё раз вздохнул.
     - Слушай, а у тебя есть своё мнение?
     - Конечно, Рей, и оно полностью совпадает с вашим.
     Хозяин только по лбу себя ладонью хлопнул. А я не могла понять, что я сделала не так.
     - Ладно, а что бы ты бы предпочла?
     - Нэнси.
     - Это потому что я так сказал?
     - Да, Рей. У вас отличный вкус.
     Не пойму, почему хозяин так тяжело вздыхает, словно я его разочаровываю? Возможно я действительно делаю что-то не так. Но если так подумать, то я не смотрю ему в глаза, не спорю, молчу, когда не спрашивают и во всём соглашаюсь с ним. Что я делаю не так? Может он считает меня некрасивой и когда смотрит на меня, расстраивается?
     Я не могу сказать, красивая я или нет. Некоторые покупатели мужского пола трогали меня за грудь и ягодицы, но никто ни разу не сказал, что я красивая.
     Что касается прошлого хозяина, то он вообще не спал с девушками. Как сказала мне другая, он не может с женщинами. Не знаю, что это значит, но возможно он не хочет их. Так что к нам он никогда не приставал и не говорил о моей внешности. Будет плохо, если я не нравлюсь новому хозяину, это создаст множество проблем для меня.
     Мы вышли к огромным стенам. До этого мы шли по улочкам, где живут люди, а сейчас мы перед стенами того волшебного замка. Они были такими высокими, что, посмотрев на верх, голова могла закружиться. Через равные расстояния в стене были расположены башни. Создавалось ощущение, что стену построили позже, просто проведя её от одной башни к другой.
     Между домами и стеной была широкая дорога, на которой могли разъехаться спокойно четыре широких телеги. Правда в отличии от той широкой дороги, по которой я приехала с прошлым хозяином, на этой повозок было гораздо меньше.
     Вскоре, идя вдоль этой стены, мы вышли к главным воротам. Массивные ворота из дерева, обделанные железом для прочности, были как арка в стене. Однако они были закрыты. В них была дверь значительно меньше, но через неё спокойно могла проехать самая большая телега. Это говорило, насколько были огромными сами ворота.
     Там же я увидела много людей. Они выстроились цепочкой к нескольким столам, где что-то брали и что-то подписывали.
     - Подожди здесь.
     - Слушаюсь, Рей.
     Хозяин пошёл к очереди и встал в самом её конце.
     Интересно, что он хотел? Однако я сразу же отдёрнула себя. Я не имею права лезть в дела хозяина. Если он посчитает нужным, то скажет мне. Так что я осталась стоять равно там, где он меня оставил, как и подобает послушному рабу. Я не хотела производить плохое впечатление, потому что это отразиться как на мне, так и на другой. Возможно он поступил так, потому что не хотел, что на меня смотрели. Ведь я своих ужасным видом могла опорочить имя своего хозяина.
     В этом небольшом путешествии был и значительный минус. Мои ноги. Я раньше никогда так много не ходила и из-за этого ступни моих ног очень болели. Возможно я стёрла их так как была без обуви. Конечно обременять хозяина такой мелочью было страшным неуважением, однако и оставить это просто так это было нельзя. Дальше станет только хуже и я стану обузой. К тому же я возможно не смогу ходить. Надо будет обсудить с другой, как сделать нам обувь, чтоб избежать такого.
     Возможно кому-то из нас даже придётся попросить хозяина об этом и надеяться на его милость. Конечно он скорее всего накажет ту, которая попросит за дерзость, но это будет вынужденной мерой для того, чтоб служить ему верой и правдой.
     Ещё один важный вопрос – еда. Обычно нам давали хлеб и воду. Во время переездов еды давали меньше из-за того, что мы особо ничего не делали. В городе нас кормили чаще – два-три раза. Изредка, если повезёт, нам давали что-то типа супа или каши, но такие моменты можно было пересчитать по пальцам. Я слышала, что рабы, которые работали в знатных домах ели намного лучше. Но везло так не всем.
     Так что находясь в городе вопрос с едой ставал очень остро. Тут не лес. И просить хозяина было страшно. Только подумать, сколько расходов будет из-за нас. Возможно он даже подумает от нас избавиться. Я слышала, что некоторых рабынь продают в бордель где они занимаются удовлетворением мужчин за деньги. Но только единицы выдерживали там долго.
     Отношение к ним было как к вещам и там их часто избивали пьяные посетители. Ещё можно было заболеть чем-нибудь и сильно мучится. Тех, кто не справлялся с работой, как я слышала, убивали. Это было что-то вроде ада для женщин. От одной мысли об этом месте у меня замирало от страха сердце. Поэтому я очень боялась спросить об этом всём юного хозяина. А ещё не хотела, чтоб меня побили или выпороли, так как я очень боюсь боли.
     В это плане другая намного храбрее. Она никогда не показывала, что боится. И боли в отличии от меня она не боялась. Поддерживала меня даже когда самой было больно и не боялась брать на себя ответственность. Каждый раз в случае крайней необходимости подходила к хозяину она и иногда её очень сильно за это наказывали. Ведь такие рабы как мы ничего не должны просить у хозяев.
     Помню, как её однажды выпороли за то, что она попросила, или будет вернее сказать, требовала нам воды. Мы ехали через пустыню и найти там что-нибудь попить было невозможно. Сухой хлеб, который нам давали, буквально приливал к горлу и царапал его. Тогда она и спорила с хозяином, что нам надо больше воды. До сих пор помню, как он её подвесил за руки и хлестал её по спине. И увидев мой испуганный взгляд, она через слёзы улыбнулась мне. В этот же вечер нам дали воды.
     Наверно такое отношение было связанно с тем, что даже между собой рабы делились. Были те, кому повезло больше, а были те, кто стоил дешевле дров. К последнему типу рабов и отношение было такое же. Мы как раз относились к последнему типу. Конечно к рабыням, которые удовлетворяли потребности мужчины, отношение было лучше, но наш прошлый хозяин в нас не нуждался и относился к нам соответствующе. Возможно вы этот раз всё изменится.
     Через некоторое время хозяин вернулся с листком в руках.
     - Идём.
     Пока мы шли, он вновь заговорил со мной.
     - Слушай, а чем вы занимались у него?
     - Мы помогали ему с торговлей.
     - То есть чаще всего вы просто ездили из города в город?
     - Да, мы всегда ездили из одного города в другой. Я была его помощницей при подсчётах финансов и товара. Другая, то есть Нэнси, он охраняла груз и изредка покупала что-то на рынке.
     - Охраняла груз? Серьёзно?
     Он выглядел очень удивлённым. Это и естественно. Хоть другая и была хрупкой на вид, но она была очень сильной. И к тому же она не была человеком.
     Кстати говоря, а как новый хозяин отнесётся к этому? Он уже один раз заподозрил что-то неладное. Вдруг узнав правду он от неё избавится? Ведь люди боялись всего, что было сильнее их. А ещё тех, кто не был человеком. Я не хочу врать хозяину, но и подвергать другую не хочу опасности. Если он прикажет, то я конечно расскажу, но хотелось бы обойтись без этого.
     - То есть она довольно сильная девушка?
     - Да, Рей.
     - И она владеет какими-то боевыми навыками?
     - Эм, да.
     - Какими?
     - Меч.
     - Меч? Хм.
     Он задумался. Я заволновалась, не сказали ли что-то лишнее, что могло бы испортить его впечатление о другой. Человек, когда чувствует опасность, старается её уничтожить. И обычно хозяева боятся, когда рабы сильнее их, только если они не куплены с этой целью. Узнай он, что она может сделать и я её больше никогда не увижу. Даже несмотря на то, что она никогда не поднимет руку на хозяина.
     - А ты драться не умеешь?
     - Нет, Рей.
     - Получается вы всё время пробыли с ним?
     - Почти всё время. До этого, после прибытия на корабле, нас хотели продать кому-то, но в том городе началась война и мы убежали. Попали в руки каким-то контрабандистам, которых потом убили, а нас бросили за ненадобностью. После этого нас подобрал прошлый хозяин.
     - Другими словами, вы большую часть жизни провели с ним?
     - Да, Рей.
     - С ума сойти. Всю жизнь прожить в повозке. Я бы свихнулся.
     Возможно он так думает, потому что представить этого не может. Но я могу сказать, что ко всему можно привыкнуть. Или смириться.
     - Кстати, а какие страны вы посещали? Ну, примерное расположение относительно этой страны.
     - Этой страны? На юге есть южное королевство, за ним начинается пустыня и море. Территория пустыни никому не принадлежит, а на берегу находится свободный город. На востоке множество мелких государств, которые по большей части связаны с торговлей. Там есть выход в море. На севере находится Страна Рассвета. На северо-западе находятся великие горы Линтрасы. За ними находится Серебряные земли.
     - Серебряные земли?
     - Да, так называется страна.
     - А что находится на западе?
     - Если верить нашему прошлому хозяину, то там идут леса, где живут эльфы.
     - А то, что севернее и западнее?
     - Мне очень жаль, но я не знаю.
     Очень плохо, когда раб не может ответить на вопрос, заданный ему, даже если ему не от куда это знать. Обычно в свой адрес я слышала что-то типа «дура» или «тупая шлюха». Но хозяин только пожал плечами и ответил:
     - Понятно.
     Мы шли дальше по городу. Иногда мы выходили на маленькие площади. Там обычно было много людей. Бегали дети, играла музыка. И несмотря на то, что здесь не торговали, на таких площадях были лавки с едой. К одной из них он и подошёл.
     От лавки шёл удивительный аромат мяса. Я могу по пальцам пересчитать, сколько раз я ела мясо. Вернее, ела то, что от него осталось. А здесь жирный кусочек мяса в булочке, покрытой соусом. Мой рот тут же наполнился слюной, но я себя отдёрнула. За такое бесстыдное поведение можно получить наказание.
     Хозяин посмотрел на булочку, потом перевёл взгляд на меня.
     - Хочешь?
     Это он меня спрашивает? Может он сам себя спросил? Обычно рабов таким не кормят и уж тем более не спрашивают. Я посмотрела на него вопросительно.
     - Да, я тебя спрашиваю, хочешь кушать?
     Меня? Хочу ли я кушать? Да! Конечно! Я очень хочу! Хочу! Хочу! Хочу! Хочу! Я бы сделала всё что угодно ради такой еды. Но конечно же вместо озвучивания своих мыслей я кратко сказала:
     - По вашему усмотрению.
     Он искоса посмотрел на меня.
     - То есть не хочешь?
     Моё лицо исказилось от мучений. Это точно не то, о чём я думаю!
     Хочу! Но не могу сказать этого. Это будет неуважение и навязывание своего мнения хозяину! Я чувствую, как по телу пробегает дрожь, а рот наполняется слюной. Ещё немного и она изо рта потечёт.
     - Ну давай же, тебе просто надо сказать, да или нет.
     Я не могу отвести взгляда от булочек. Они так близко и так далеко. Но если он мне их купит… Или же это испытание? Вдруг он меня проверяет? А если нет? В любом случае, накажет он меня или нет, разницы особой не будет. Пусть я и боюсь боли, но уже привыкла, когда меня бьют. Поэтому я тихо ответила:
     - Было бы прекрасно, если бы вы купили мне её.
     На мои слова он только улыбнулся.
     - Было не так уж и сложно попросить, не так ли?
     Он передал несколько монет продавцу, который всё это время странно смотрел на нас и взял две булочки.
     - Идём.
     Мы прошли чуть дальше. На этой небольшой площади по краям были расставлены лавочки. На одну из них мы и сели. Он протянул мне булочку.
     Я не могла поверить, что это происходит со мной. Наконец я смогу попробовать что-то вкусное. И когда я потянулась чтоб взять её он резко отдёрнул руку.
     Внутри меня всё обвалилось. Обида захлестнула меня с головы до ног. От этого чувства мне захотелось заплакать. Он издевается надо мной! Он же хотел дать мне её! Зачем было так поступать, давать такую надежду и отбирать её!? У меня на глазах выступили слёзы от обиды.
     Он внимательно посмотрел на меня, словно что-то решая. И вскоре причина его поведения стала мне ясна.
     - Не расстраивайся, я тебе её отдам.
     - Отдадите?
     - Да. Но сначала ответишь мне на один вопрос.
     - Да! Конечно! Любой вопрос! – на любой вопрос ради булочки. Я очень хочу её получить.
     - Кто Нэнси такая?
     Я открыла рот, закрыла, потом снова открыла. Наверно со стороны я выглядела как рыба. Он хочет узнать, кто такая Нэнси. Но если я скажу, то что с ней будет? Даже мой прошлый хозяин не особо представлял, кто она. А сейчас…
     Но булочка так близко! Я могу почувствовать даже её запах. Прямо перед глазами.
     - Ну, Нэнси, она сильная…
     - Это не то, что я хотел услышать. Кто она? Или что она? У неё такие браслеты, что ими в пору диких зверей заковывать.
     От такого определения я вздрогнула. Увидев мою реакцию, хозяин нахмурился.
     - Ещё раз спрашиваю, кто она? Считай это приказом.
     - Она… Мимик.
     У хозяина лицо от удивления вытянулось.
     - Мимик?
     - Да.
     - Эм… А кто это?
     Он не знает, кто такой мимик? Теперь уже удивилась я. Но тут же отдёрнула себя, так как это было неуважение к хозяину и принялась объяснять.
     - Некоторые расы обладают способностью изменять свою внешность. Они могут становиться похожими на кого-то либо сливаться со средой. А ещё так называют тех, кто может видоизменяться. Нэнси тоже может видоизменяться.
     - И в кого она превращается?
     - Не превращается. Она просто чуть-чуть изменяется. Некоторые даже не заметят, что она изменилась.
     - Ладно, в чём заключаются изменения?
     - Ну, у неё ногти становятся чуть длиннее, уши тоже. Она может стать сильнее.
     - Из-за этого у неё такие оковы?
     - Да. Прежний хозяин решил, что она может быть опасна и заказал эти оковы. Но она никогда не причинит вред хозяину! Я клянусь вам своей жизнью, она никогда не поднимет на вас руку! – горячо заверила я его.
     Хозяин внимательно посмотрел на меня, словно пытаясь что-то понять. Но мне нечего было скрывать.
     - Ясно, тогда держи.
     Я дрожащими руками взяла пирожок, протянутый мне. Не могу поверить, что хозяин купил мне его. Так же, как и то, что я смогу его попробовать. Глядя на меня, хозяин рассмеялся. Мне тоже хотелось рассмеяться, только от радости. Но вместо этого я тут же принялась есть, боясь, что он может передумать.
     Не могу описать, что я чувствовала, когда ела. Слишком много эмоций пронеслось у меня в голове. К тому же на меня обрушилась такая палитра вкусов, которую до этого мне не приходилось испытывать. Только подумать, что люди могут покупать подобное просто так! Кажется, это самый счастливый день в моей жизни.
     Не знаю, выпадет ли ещё раз такой случай или нет, но я всё равно очень благодарна своему хозяину. Даже если это было единожды. Ведь до этого мне никто ничего подобного не делал. Я бы даже сказала, что полюбила его. Конечно это звучит странно, ведь это больше свойственно животным, любить кого-то за еду. Но разве рабы отличаются от животных? В любом случае я обязательно его ночью порадую. Я хочу, чтоб он тоже был счастлив и не пожалел, что выбрал нас.
     По дороге домой он купил мне ещё и попить. Вода, которая щипала язык и была со вкусом лесных ягод. Я был на седьмом небе от счастья. Мы такую воду называли шипучкой, однако хозяин назвал её газировкой. Очень странное название, но так как это было куплено мне, я конечно же не смела ничего сказать. Хотя я бы и так ничего бы не сказала.
     Вернувшись в комнату, хозяин первым делом подошёл к Нэнси. Судя по всему, после нашего ухода она не просыпалась. Глядя на её избитое лицо моё хорошее настроение ту же пропало. Как можно было так поступить с ней? Хотя ответ был просто – она не человек, а раб. Однако я не беспокоилась. Такое уже случалось раньше. Бывало, что мы приходили в себя целые сутки после наказаний.
     Но вот хозяин выглядел обеспокоенным. Это несколько удивило меня. Обычно за рабов никто не беспокоится. А хозяин выглядел как человек, которому не всё равно. От этого в душе мне стало теплее. Я не строю иллюзий, но мне приятно представить, что для него мы больше, чем просто вещи.
     Хозяин внимательно осмотрел её лицо, после чего достал какой-то бутылёк. Он сел у её головы и стал аккуратно поливать из бутылька её лицо. Однако жидкость не вела себя как обычная вода. Она, попадая на кожу, тут же пропадала, словно мгновенно впитывалась. Через минуту комнату наполнил запах различных трав.
     - Хоз… Рей? Что это?
     - Лекарство. Купил в аптеке. Сказали, что оно должно помочь ей.
     - Не стоило на нас тратиться, Рей. Раны всё равно заживут.
     - Ага, но будут заживать ещё месяц. А с помощью этого они спадут за день, может и быстрее. Кстати, держи.
     Он вытащил из кармана лист.
     - Прочитай мне, что там написано.
     Я взяла лист. На бумаге большими буквами были написаны инструкции.
     - Испытание номер один. Перед вами полоса препятствий. Вам нужно как можно быстрее добраться от линии в начале до линии в конце, опередив своих противников.
     Видимо это тот листок, который он получил у ворот. Он хочет поступить в тот огромный замок?
     - Там не сказано, как его проходить или что-то типа нельзя обходить со стороны?
     - Нет ничего такого, Рей. По первому заданию здесь больше ничего не сказано.
     - Отлично, давай дальше.
     - Испытание номер два. Перед вами флаг на столбе. Вы должны снять его. Ваша задача сделать это за наименьшее количество времени.
     - И всё?
     - Да.
     - Дальше.
     - Испытание номер три. Перед вами привязан к столбу зверь. Перед ним лежит флаг. Ваша задача его достать.
     - Зверь на верёвке? Ты не ошиблась?
     - Нет, тут так и написано, Рей.
     - Да у них там что, Колизей? А, без разницы, давай дальше.
     - Слушаюсь. Испытание номер четыре. Перед вами противник. Победите его в поединке. Во всех испытаниях строго запрещено использовать магию или магические предметы увеличивающие физические показатели. Запрещено использовать оборудование для преодоления препятствий, подъёма на столб. Нельзя применять оружие против зверя или использовать сторонние предметы для защиты. Запрещено использовать магию против противника в дуэли или дальнобойное оружие. Следуйте инструкциям. Любые действия, не запрещённые в инструкции разрешены. В случае выполнения всех этих условий будет или при частичном их выполнении будет начислен балл, по которому будет определяться ваше поступление в Твердыню мира. Напоминаем, что всего существует сто мест для поступления. Это всё, Рей.
     Хозяин тем временем смотрел в район груди моей подруги, явно над чем-то раздумывая. Хотя о чём он думал, я могла догадаться. Нэнси имела хорошую большую грудь, которая конечно же привлечёт внимание любого мужчины. Я с грустью посмотрела на свою грудь. Она не была маленькой, скорее идеальный размер, но всё же меньше чем у неё. Не знаю почему, но мне стало завидно.
     - Слушай, не хотелось бы просить тебя, но ты не могла бы полить это зелье её на грудь и живот?
     - Э?
     - Ну просто раздеть её… Это как-то слишком, однако надо полить грудь и живот, чтоб травмы и там прошли быстрее.
     Так вот почему он так разглядывал её! Я-то думала, он оценивал размер её груди. Хотя так думать о хозяине совсем непочтительно с моей стороны. Где моё уважение, однако…
     - Но Рей, вы же можете сам раздеть её. – Увидев его взгляд, я тут же замахала руками. – Нет, нет, нет, я это сделаю сейчас же, но вы имеете полное право раздевать её, ведь она ваша.
     Я быстро подошла и стала задирать её платье. А так как под ним мы ничего не носили, через несколько минут она была практически голой, если не считать платье, задранное до её шеи. Я принялась аккуратно выливать на синяки содержимое бутылки. Что касается хозяина, то он отвернулся, явно смущаясь. Его поведение меня несколько… удивило.
     - Хозяин, вам не нравятся девушки? Вы нас ненавидите? - спросила я, беспокоясь.
     - Ничего подобного. Просто это неприлично, смотреть на голую девушку без её разрешения.
     - Но вам не требуется разрешение. Вы наш хозяин и вы вольны делать то, что захотите.
     Он не ответил.
     Когда я закончила и одела обратно Нэнси, он молча смотрел в окно. На город уже опускался вечер. Возможно, если я выгляну, то увижу, как на улице людей стало меньше людей. Удивительно, недавно было ещё светло. Тем временем хозяин скинул верхнюю одежду и лёг на свободную кровать. Он молча глянул на ту, где лежала Нэнси, потом на меня и отвернулся к стене.
     - Ложись спать. Я собираюсь лечь сегодня пораньше, а то что-то волнуюсь перед завтрашним днём. Да и выспаться надо.
     Когда хозяин сегодня спасал нас, он смело вышел против толпы и не побоялся встать на против тех, кто был сильнее его. Испытывал ли он страх, о котором говорил сейчас? Возможно от предстоящего события, которое он ждал некоторая тревога была. Но эту тревогу было легко снять. Однажды о таком способе мне рассказывала Нэнси. И именно этим я собиралась сегодня ночью заниматься. Так что хозяин, можете не волноваться, ваши тревоги пройдут, когда я окажусь рядом.
     Ведомая чувством своего долга я аккуратно сбросила с себя свою одежду. Благо от неё при желании можно было избавиться несколькими движениями. Теперь я была обнажена. Я не испытывала никакого стеснения или дискомфорта. Возможно потому что только хозяин мог увидеть меня, а я, как никак, его собственность.
     Ещё на мне были браслеты, но не думаю, что они помешают. Но если хозяин захочет, то он легко сможет их снять. Честно говоря, в душе я даже надеялась на это, так как они очень сильно терли мне руки, ноги и шею, но просить о таком – чистое самоубийство.
     Глубоко вдохнув, я подошла к кровати хозяина. Пусть это и первый мой раз, но думаю я смогу справиться. В конце концов, я девушка и это дело не хитрое. Главное, как говорила Нэнси, показать себя. Хотя конечно ей легко говорить. Ей то было, что показывать. Хотя и у меня были не маленькими. Оставалось надеяться, что хозяину такие нравятся.
     Я аккуратно забралась на кровать. Оперившись руками, я склонилась над хозяином. Стала медленно опускаться и…

Глава 5

     Как оказалось, рабы – та ещё проблема. Хотя по большей части, наверное, проблема была только для Рея, так как он не знал, как себя правильно вести с ними. И возможно, основная причина была в том, что Рей должен был приказывать им, чего он делать не хотел.
     К тому же, каждое его слово они, вернее она (так как вторая мирно спала) воспринимала буквально. Даже та невинная шутка про спрыгнуть с крыши привела её в ужас. Следовательно, в будущем ему надо будет внимательнее выбирать слова. Не дай бог он случайно заставит их самоубиться.
     Что касается отсутствия у них имен, то для Рея это была новость. Может в этом мире не везде принято давать имена? Или же так относятся только к рабам? Ещё больше удивления вызвало её безразличие к этому. Хотя это было не безразличие – покорность. Полная покорность воле того, кого она считает хозяином, граничащая с отсутствием личности у человека. Ни предпочтений, ни желаний.
     В конце концов личность – это человек у которого есть предпочтения, желания, принципы. Каждая составляющая будет играть свою роль. У неё же они полностью отсутствовали. Об этом свидетельствовало и то, что они полностью смерились со своим положением и не хотела что-либо менять.
     Её полнейшее безразличие к своему прошлому и настоящему немного шокировало Рея. Они даже не хотели убежать. Он не мог принять такой образ мысли, но и осудить не мог. В конце концов он не был рабом столько лет, сколько и Кио и судить с её точки зрения об этом не мог. Возможно, пробыв всю свою жизнь в неволе, его мировоззрение тоже сильно бы изменилось.
     Поэтому, после недолгих размышлений и полнейшего согласия он решил их назвать Кио и Нэнси. Он не мог сказать, почему вторую назвал Нэнси, но Кио ему в голову пришло от города Киото в его родной стране. Сначала он хотел назвать её Киото, но подумал, что это слишком будет выделяться. В любом случае им всё равно, как их будут называть, а ему будет проще.
     Сегодня Рей ещё хотел успеть закончить дела. Одно из них было прямо перед ним. Дом знахарки. Если верить Марте, то они могли его полностью исцелить, что было бы весьма кстати. Показываться на соревнованиях в таком виде, где скорее всего принимают участия хорошо развитые физически люди было бы не лучшей идеей.
     Поэтому оставив Кио у входа, он зашёл внутрь.
     Рей особо ничего не ожидал внутри увидеть. Вернее, он не знал, чего ожидать, хотя понимал, что здесь вряд ли будет что-то типа поликлиник из его мира. Он думал увидеть магазин с различными снадобьями. Или же полуподвальное помещение, больше напоминающее темницу, освещённую факелами, где будет сидеть какая-нибудь бабка и перемешивать в склянках зелья. Другими словами, типичное помещение колдуна из средневековья.
     Но зайдя внутрь, он оказался в пустом помещении со столом в центре. Абсолютно чистое и пустое помещение. У потолка летал маленький белый огонёк, словно миниатюрное солнце, освещая всё вокруг. Рей первый раз видел магию и поэтому отвести взгляда он не мог. Эта маленькая звезда завораживала.
     Из-за этого он не заметил, как через дверной проём в комнату зашли две женщины.
     - Красиво, не правда ли?
     От неожиданности Рей вздрогнул.
     - Ох, прошу прощение за вторжение, добрых вам дней, - он поклонился.
     - И тебе добрых дней, посетитель. – ответили обе.
     Первой была женщина, вернее старуха лет восьмидесяти. Несмотря на внешний вид, её взгляд был полон жизни и сейчас он изучал Рея. Второй была женщина лет тридцати. Она держалась чуть впереди, словно была хозяйкой этого места. Она пробежала по Рею глазами и остановилась на его лице. Возможно она и была его хозяйкой.
     - Я бы хотел попросить у вас помощи. Эм, вылечить меня или как-нибудь улучшить ситуацию с моим телом. Дело в том, что я попал в один инцидент и теперь не могу нормально двигать своим телом…
     Он хотел было продолжить, но женщина подняла руку, останавливая его. Она прошлась взглядом по Рею словно просмотрев его как рентген и кивнула, после чего сказало что-то старухе. Та скрылась обратно в дверном проёме.
     – Прошу вас, присаживайтесь на стол.
     Рей направился к столу, как неожиданно почувствовал, что одежда больше не касается его кожи. Он окинул себя взглядом и…
     - Чё за… - тихо пробормотал он. Только что он был одет, а сейчас был в чём мать родила. Рей бросил недоуменный взгляд на женщину. Она же молча стояла рядом, словно ничего не произошло и держала его одежду. Всю его одежду. Возможно для неё это было обычным делом, так вот снимать одежду с людей.
     «Магия? Скорее всего.»
     Если учесть, что это что-то вроде больницы, то естественно перед лечением раздеваться. И то что она сделала входило в её обязанности. К тому же не было видно, чтоб она как-то зло улыбалась или проявляла другой интерес. Наверное, по этой причине он и не почувствовал смущения.
     «Для неё я ещё один пациент. Наверняка она уже насмотрелась за свою жизнь голых мужиков. А может и не только.»
     Когда Рей взобрался на стол, женщина подошла и положила вещи на край, после чего встала прямо перед ним. Взгляд, котором она осматривала его тело был таким, что Рею казалось, он физически ощущает его.
     - У меня для вас не самые приятные новости.
     - Вот как?
     - К сожалению. Я вижу перелом кости на ноге, так же у вас сломаны кости в ладони от проникающего ранения и сломана ключица из-за укуса. Вы можете двигать рукой?
     - Нет.
     - Как я и думала… - задумчиво произнесла женщина.
     Она ещё несколько минут осматривала Рея, после чего коснулась его тела рукой. Её холодные пальцы заставили его вздрогнуть. И не только холод пальцев, при её касании по его тело пробежался ток. Лёгкий, даже немного приятный, он разошёлся от места касания волной до самых кончиков пальцев на ноге.
     Женщина задумчиво смотрела на его раны, словно что-то решая, после чего обернулась. В проходе уже стояла старуха с подносом, на котором было множество чашечек и флакончиков. Она подошла к ним и поставила поднос на край стола, после чего открыла один из флакончиков и протянула его женщине.
     Женщина приняла его, поднесла к ране и капнула содержимым. Рей не почувствовал ничего. Совершенно ничего.
     - Странно, – пробормотала женщина.
     - Думаешь, что-то из ядов? Хотя реакция бы была. Думаю, это что-то из зелий ручной готовки. – Старуха взяла чашку с мазью и нанесла чуть-чуть содержимого на рану. Мазь тут же стала из белой синей.
     - Реакция.
     - Я вижу. Значит мутагены. Но они не дают резистентности. Вернее, не должны давать, хотя…
     - Ты тоже заметила?
     - Да.
     Рей совершенно ничего не понимал. Казалось, что для них он перестал существовать как человек. Теперь он был объектом.
     - Эм, прошу прощения, но вы бы не могли и мне это объяснить? А то ваши слова меня немного начинают пугать, словно мне жить осталось немного.
     - Ах да, прошу прощения за нашу реакцию, просто… - женщина запнулась, явно не зная, как продолжить. За неё продолжила старуха:
     - Ты использовал раньше мутагены?
     Рея так и подмывала задать тупой вопрос «Чего?» с ещё более тупым лицом, но он сдержался. Вместо этого он быстро прокрутил в голове всё что знает и ответил:
     - Нет. Я ни разу их не использовал. Не помню, чтоб это делал. А что такое?
     - Дело в том, что у тебя в теле мутаген.
     - Это плохо?
     - Нет, - покачала головой старуха, - но он довольно необычен.
     - Да, - подтвердила женщина, - такие мутагены не используются у нас. По крайней мере, я ни разу таких не встречала. Этот относится к старому типу… Я даже не могу сказать, когда их в последний раз использовали. Может три века назад? Четыре? Или все десять?
     - Времена старых империй?
     - Возможно…
     - А что в этом странного? – прервал их разговор Рей.
     - Ничего. Ничего кроме того, что все рецепты тех времен или перетерпели изменения, или пропали. В чистом виде дошли единицы. Все они были очень сильны, но опасны и токсичны. К нашему времени их состав претерпел изменения.
     - Значит у меня в теле мутаген прошлых веков?
     - Не совсем мутаген. Вернее, не он, а его остатки. Скажем, остаточный след. Он уже не оказывает влияния на твой организм.
     - Тогда в чём проблема?
     На его вопрос старуха и женщина переглянулись.
     - Как раз к этому мы и подбираемся. На тебе не использовали магию? – спросила женщина.
     - Магию? Какую именно?
     - Защитного типа или атакующую.
     - Нет. А что?
     - У тебя в теле следы использования магии. К сожалению, я не могу определить, что это была за магия, но она была очень сильной. Судя по тому, что я вижу, она должна была убить тебя, но не убила.
     От этих слов Рей нервно сглотнул. Не убила. Он сразу вспомнил, как очнулся на улице в заброшенном городе. Тогда он предположил, что на него напали. И видимо был прав.
     - Она скорее всего и уничтожила весь мутаген в теле. Сейчас он практически полностью распался. К послезавтра от него уже ничего не останется. Это чудо, что я смогла обнаружить его сейчас.
     - Получается, у меня был мутаген, который уничтожен сильной магией? А когда это было? Не одновременно с нанесённым ранами?
     - Хмм, - старушка наклонилась и осмотрела рану на плече, после он провела пальцем по ране на груди, словно пыталась почувствовать сам шрам. Само касание старческого пальца было не очень приятным, но Рей подавил эмоцию и желание отодвинуться подальше. Старуха же этого не заметила, она взяла его поражённую руку и внимательно осмотрела рану. – Ну, раны были получены около шести месяцев назад, так?
     - Да.
     Хотя точно он сказать не мог, но предположил, что раз старуха называет шесть месяцев, то скорее так оно и есть. По крайней мере ей виднее.
     - Значит, раны были получены примерно в одно время с ударом магии. Возможно даже одновременно, раз ты не помнишь этого. Возможно ты сражался с противником, у которого был магический или зачарованный меч. Как раз он мог нанести такие повреждения магией, – ответила женщина.
     - Но я не погиб, хотя должен был. Почему?
     - Возможно свою роль сыграл мутаген. Он мог принять на себя весь урон. Или это случайность. А может и то, и другое. Тут я сказать не могу точно. Но это дало не очень хорошие последствия.
     - Какие?
     - Такое не вылечить магией. Лекарства такие раны тоже не исправят.
     Не очень хорошие? Да это были чудовищные новости! Он останется таким на всю жизнь. Не сказать, что это хуже не куда, но тут точно радоваться нечему. Чувствуя эмоции Рея, женщина вновь заговорила.
     - Если я не могу вылечить это, то не значит, что это теперь не исправить. Просто чем сильнее было повреждение и чем была сильнее магия, которой оно было нанесено, тем сильнее нужна исцеляющая магия. Я такой не обладаю, но есть люди, которые могут помочь тебе.
     - А кто они?
     - Ближайшая ведьма с такой силой находится в Твердыне мира. Её зовут Рафаэлла, она относится к расе ангелов. Ей такое будет по плечу. Правда её услуги за деньги не купишь.
     - Эм, и как мне быть?
     - Она – лекарь Твердыни мира. Единственны способ туда поступить, поэтому для тебя это не вариант. Ещё есть…
     - Нет, нет. Не стоит. Я думаю, что не смогу позволить себе такое.
     Теперь у него было ещё больше причин поступить в Твердыню мира. Создавалось ощущение, что всё, с чем он сталкивался, вело его именно туда. Словно его судьба зависело от того, поступит он или нет.
     - Ещё вопрос. А мог ли я на мгновение умереть от таких повреждений? – Рей сомневался, что у них есть понятие «клиническая смерть» и решил его не использовать.
     - Имеешь ввиду, умереть, а потом через некоторое время вернуться к жизни сам?
     - Да просто, я терял сознание, но потом уже никого не было. Словно про меня забыли и бросили. Хотя в это с трудом верится.
     - Ну, такое возможно. История знает случаи, когда при ударе магией или после яда человек умирал, а потом вновь оживал, словно ничего и не было. Они редки, но такое вполне возможно.
     - И в моём случае?
     - Да.
     - И как долго это обычно может длиться?
     - Минут тридцать или сорок. Это если человек сам просыпается. При магии воскрешения и сохранности тела, говорят могут пройти годы.
     Рей внимательно слушал всё, что ему говорили. Сейчас строить предположения бессмысленно. Он этим займётся на улице. В данный момент куда важнее узнать как можно больше как о нём самом, так и том, что на него воздействовало. Возможно так он сможет собрать картину произошедшего и узнать, что случилось на самом деле.
     - И ещё вопрос, есть ли лекарства или мази, способные сразу исцелить повреждения хотя бы до такого состояния как у меня? Просто на всякий случай, чтоб знать.
     - Которые сразу частично заживляют раны? Да, такие имеются, но и стоить они будут соответственно.
     Мысленно отложив все полученные сведения, Рей решил перейти к делу. Теперь стоило разобраться с текущем положением дел или хотя бы улучшить ситуацию. Раз излечить его ранения было невозможно, значит надо было компенсировать их как-то.
     Хотя компенсировать тоже было не совсем верным словом. Ему надо было убрать боль из ноги, чтоб повысить подвижность. В любом случае, выиграть будет значительно легче, если он хотя бы бегать будет нормально. Насколько он помнил, в аптечке были препараты от боли, но часть из них была наркотическими. Они сразу отпадали, так как потерять разум во время соревнований было нельзя. Остальную часть он не хотел тратить, так как их восполнить было невозможно.
     - Я тогда бы хотел кое-что у вас приобрести.
     
     Когда он вышел из магазина, то его денежное состояние упало на сорок бронзовых. Как выяснилось препараты стоили довольно дорого. Или же они были нереально дешёвыми? Рей не был знаком с ценами на лекарства и ответить, много он заплатил или мало не мог. Оставалась надеяться, что с ценой его не надули.
     Помимо обезболивающего на завтра и послезавтра он взял какую-то настойку для Нэнси. Как ему сказали, она поможет снять небольшие ушибы и синяки. Так же она снимет боль. Изначально он не хотел покупать это, но вспомнив её избитое лицо, у него на душе стало как-то неприятно. И жалость победила.
     Хотя он не считал, что поступил правильно. Человек не вещь, на нём всё заживёт. А вот деньги уже могут и не попасться. Конечно в сумке был ещё рюкзак, наполненный зубами и прочей ерундой, что можно было продать, но он надеялся, что до этого не дойдёт. Иначе его могут найти.
     Если обнаружат его куртку, то тут ничего страшного не будет. Вряд ли продавец вспомнит его лицо. Да и шанс, что на неё наткнётся человек знающий Рея мизерный. Рей уверен, что в городе много товаров, которых обычными не назовёшь. Но с зубами другое дело. Они являются редкими и их многие знают. Если такое начнёт появляться в огромных количествах, найдутся те, кто будет заинтересован, кто их продаёт. И в конце концов выйдут на него.
     То же и с необычными вещами. Однако куртка ничего не значит, но если начнут поваляться фонарики, лекарства и всё то, что в этом мире не встретишь, то сразу по городу пойдут слухи и его так же смогут вычислить. Поэтому стоило избегать такого.
     У него ещё оставалось шестьдесят медных. Этого хватит на месяц жизни в гостинице, если сильно не тратиться. Потом же придётся искать, скорее всего, работу. Если он не поступит в Твердыню мира естественно.
     Столько проблем, что Рею было тошно. Не улучшала ситуацию и Кио. Вела себя как рабыня. Хотя стоп, она и была рабыней. Но от этого не легче. Рею пришлось постараться, чтоб она перестала называть его хозяином. Ведь когда это слышали другие, они кидали неодобрительные взгляды на Рея, словно он извращенец. И это несколько смущало его. Она же видимо этого даже не замечала.
     Неужели ей настолько всё равно? Или для неё косые взгляды – неотъемлемая часть жизни? И ей разве не неприятно что о них так думают? Хотя ей то что, все шишки на него будут сыпаться. По правде говоря, если бы он увидел девушку рабыню с парнем, он бы тоже об этом подумал.
     В конце концов он смог убедить её называть его по имени. Было видно, что ей тяжело, но по крайней мере видно, что она его слушается. Видимо, ему действительно надо приказывать им. Так будет и ему легче, и им спокойнее, раз они так привыкли.
     Теперь ему стоило подумать о том, что он уяснил из услышанного у лекарей.
     Судя по тому, что он узнал, у него был в крови мутаген. Какой - неизвестно. Но вряд ли он был опасен, раз Рей в прошлом его принял. Получается он знал куда и на что шёл. И, во время путешествия кто-то на него напал с магическим оружием. Возможно это мог быть один из фури, раз на теле были укусы. А раны зажили так быстро, потому что он использовал зелье с подобным эффектом.
     Да, в принципе что-то подобное могло произойти, однако есть несколько «но». Первое – мутаген необычен для этого мира. Как сказала та старуха, ему может быть больше тысячи лет и рецепты таких мутагенов утеряны. Почему такая редкость у него в крови? Может из своего мира принёс? Быть может в его мире это и не редкость? Этот момент остаётся неизвестным.
     Рей сомневался, что мог сам такое приготовить, от куда следует, что у него был сообщник. Эта идея уже приходила ему в голову, но доказательств не было. Теперь же косвенные улики о том, что он был не один были. Может быть сообщник и напал на него? Они могли не поделить зубы, например, раз те столько стоят. Да, вполне логично.
     Второе – то что его не убили. Возможно клиническая смерть действительно была, но почему его не добили? Не отсекли голову, например, для уверенности? Не то, что он был против своей жизни, но в общую картину это не укладывалось. Могло ли быть так, что Рей отбился от нападающего и потом выпил зелье исцеления? Но если он просто отбился от нападающего, почему тот вновь не пришёл, чтоб попытаться добить его? Хотя могло получиться и так, что Рей убил нападающего и в последний момент использовал зелье.
     Тогда с такого ракурса всё сходится. Если брать это за основу, то получается следующее: он путешествовал с товарищем, нашёл зубы, они поссорились, завязалась драка. Рей вышел из неё победителем, но из-за сильных повреждений он начал отключаться. Успел использовать зелье восстановления и отключился. А память потерял из-за того, что на него воздействовала магия.
     Рей поразмыслил и подумал, что это правдоподобно звучит. По крайней мере изъянов было не видно. Кроме непоняток с мутагеном всё сходилось. Но расслабляться всё равно было ещё очень рано. Если был один партнёр, то мог быть и другой. Следовательно, его могут преследовать и надо быть на чеку. Так же могут знать его лицо, а он узнать не сможет.
     Но в душе всё равно были сомнения. Он не видел следов боя рядом, когда очнулся. Быть может они дрались не там, а дальше, а сюда он сам добрался? Но тогда вопрос – почему он отключился? Потеря крови? Но на теле не было ни жгутов ни чего-то ещё. Даже если предположить, что он использовал зелье, кровь осталась бы там, где он лежал. Но её там не было.
     Может быть действительно был второй? Он подрался с тем, получил ранения, выпил зелье, стал убегать и нарвался на второго. Тот и применил сильное заклинание, которое выбило из него память. Но почему он не добил Рея? Опять непонятно. Казалось, что он нашёл уже ответ, а тут опять забрёл в дебри.
     От таких размышлений у него голова пошла кругом. И он даже не заметил, как они вышли к огромным стенам.
     Стоя рядом со стеной, он ощущал всё величие и силу, того, что они окружали. Интересно было, что чувствовали те, кто шёл штурмовать эти стены. Даже рядом находится жутко, а тут на них забираться надо было. А защитники же наверняка отбивались.
     Здесь недалеко была его вторая цель. Заприметив длинную очередь, Рей направился в ту сторону. Подойдя достаточно близко он оставил Кио, чтоб не привлекать лишнее внимание. Не хватало, чтоб его ещё не приняли из-за того, что у него есть рабы. Он вообще заметил, что люди относятся к рабовладельцам не очень. Хотя это не мешает, судя по всему, бить этих самых рабов. Двойные стандарты во всей своей красе.
     Рей занял место в конце всей очереди. Благо очередь шла быстро и ему не пришлось долго стоять. Но несмотря на это он много раз заметил, как люди косятся на него. Здесь он видел молодых парней лет восемнадцати-двадцати. Многие были с рельефным телом. Хотя встречались и те, кто был худым, но они выглядели ловкими и быстрыми.
     Он же на их фоне был как дрыщ, случайно ошибившийся очередью. И судя по лицам, некоторое так и считали. Они косились на него, переговаривались между собой, улыбались. Иногда до него долетали обрывки разговоров.
     - И что он здесь забыл?
     - А он меч то поднимет?
     - Может пришёл взять вместо кого-то лист.
     Но Рей просто старался не обращать внимания на это. Ему нет дела до того, что думают другие. У него есть цель и план, которому надо следовать. А они всего лишь мимо проходящие люди, которых возможно и видит в последний раз. Но даже несмотря на это, внутри он чувствовал себя не очень приятно.
     - В первую очередь, вы должны заплатить вступительные.
     Это были первые слова, которые он услышал, подойдя к столу. Перед ним сидел коротко подстриженный парень в доспехах, чуть старше его самого. По бокам стояло ещё несколько столов, у которых сидели солдаты и опрашивали парней. Просто в конце очереди человек подходил к ближайшему свободному столу.
     Солдат с серьёзным лицом оглядел Рея, но ничего про его состояние не сказал. Хоть он проявил уважение.
     - Вступительные? И сколько?
     - Десять бронзовых.
     Рей выудил из кармана монеты и отсчитал нужную сумму.
     - Отлично, ваше имя и, если есть, фамилия.
     - Рей Клод.
     Солдат нахмурился, но имя и фамилию записал.
     - Город, в котором проживали до приезда.
     - Пури, - тут же ответил Рей. Он не собирался врать, ведь так могло выйти так, что они могли проверить, есть такой город или нет. Стоило отвечать как можно ближе к правде.
     - Отлично, сколько вам лет?
     - Шестнадцать.
     - Шестнадцать? Тогда должен предупредить, что основной возраст поступления – восемнадцать лет. Те, кто младше будут в меньшем приоритете при одинаковых балах.
     - Я это учту.
     - Отлично. Вот, это инструкция о прохождении отборочных турниров. Строго следуйте правилам, прописанных там. Далее, вам необходимо расписаться здесь.
     Он указал на свободную графу. Рей расписался левой рукой и понял, что он точно не умеет ею писать. Вышли какие-то каракули. Но солдат не обратил на это внимания. Видим для них это обычное дело.
     - Тогда на этом всё. Есть вопросы?
     - Да, я могу взять с собой прислугу?
     - Прислугу?
     Солдат выглядел так, словно его водой холодной окатили. Не менее удивлёнными выглядели и те, кто слышал их разговор. Видимо для солдат это было роскошью.
     - Эм… Ну у нас не было таких претендентов. Ведьмы из знатных домов имеют прислугу, так что думаю и солдатам разрешено. Но еда им не предоставляется.
     - Ясно. Я должен что-то оплачивать? За обучение и оплата комнаты?
     - Нет. Это берёт на себя Твердыня мира. С момента поступления вы становитесь солдатом Твердыни мира. Вам будут оплачивать вашу работу, а также питание и проживание. Всё необходимое обмундирование будет так же бесплатно.
     - А лечение в случае необходимости?
     - Любые травмы, полученные во время вашей работы солдатом, а также ранения, полученные до найма, будут бесплатно исцелены. Всё обеспечение, которое необходимо для жизни и несения службы лежит полностью на Твердыне мира.
     Узнав всё что ему требовалось, Рей попрощался и пошёл к Кио. Задерживаться больше чем нужно он не собирался. Слишком неприятная аура была тут. Словно он оказался один среди толпы перекаченных волосатых мужиков, которые только и могут, что драться и рассказывать пошлости. Конечно эти люди так не делали, но от этого ощущения рядом с ними он избавиться не мог.
     По дороге домой Рей решил больше узнать о своих новых знакомых. Как выяснилось, они были помощницами у прошлого хозяина. Рей примерно понимал, что это значит. Вернее, он думал, что понимал, но, когда выяснилось, что одна охраняла груз, а другая помогала с бумажной волокитой, он не знал, что сказать.
     Его так и подмывало спросить, спали ли они с ним или нет. Ведь именно об этом он подумал. В конце концов зачем мужчине две молодых и красивых рабыни? Но в тоже время то, что Кио умела читать было весьма кстати. Она поможет ему прочитать то, что написано на листе. Что касается второй, Нэнси, тут в него закрались подозрения.
     Кио не могла только сказать ничего кроме того, что она сильная и умеет обращаться с мечом, что был уже странно. Рей не представлял законы этих стран, однако не думал, что такое рабам позволено делать. По крайней мере тем, кто не предназначен для боёв. И по лицу было видно, что она не договаривает.
     Она уверяла, что не врёт, но скрывать это не врать, верно? Если сокрыла, то не соврала, а просто недоговорила. Рею казалось, что Нэнси опасна. В первую очередь её удар, о котором рассказала Кио. Во-вторых, её наручники, которые отличались не только размером, но и строением. Такие только на диких зверей или на очень сильных людей надевать.
     А если Нэнси ночью очнётся и решит его нашинковать? Как бы не заверяла его Кио, сказать точно, что твориться у её подруги в голове она не может. Пусть он и чувствовал по разговору с Кио, что она очень близка с Нэнси, но он то был совершенно чужим. Хозяин или нет, для Нэнси он будет лишь преградой к свободе, поэтому лучше узнать, что она из себя представляет.
     И как по заказу они вышли на площадь, где продавалась еда. Кстати о еде, он и сам с обеда ничего не ел. Рей не думал, что Кио очень балуют едой, поэтому подкуп таким образом был бы очень действенен.
     Хотя даже здесь он чуть не потерпел фиаско. Кио отчаянно отказывалась что-либо просить. Для раба это должно было быть естественным, но они такими пробудет недолго. Надо им привыкать к свободе. К тому же вид, как она пускает слюни на еду, заставил сердце Рея сжаться от жалости. Насколько надо плохо есть, чтоб таким взглядом смотреть на еду?
     Когда наконец он уговорил её попросить, Рей сделал не очень правильный поступок. Практически отдав еду ей в руки, Рей забрал её обратно. Надо было видеть лицо Кио которая вот-вот расплачется от обиды и несправедливости. В этот момент Рей почувствовал себя последним подонком. Но это было вынужденной мерой. В конце концов, скажет она или нет, он отдаст ей еду.
     И после недолгих уговоров Рей услышал то, что хотел.
     Как он понял, даже люди делятся тут на расы. Не те, которые у него в мире. Нэнси была мимиком. По словам Кио, она могла менять чуть-чуть свою внешность. Не страшный навык, но другие её боялись. Или может для него он не страшный? Кто знает, что может сделать мимик. У Рея он ассоциировался с людьми, умеющими менять внешность. А что касается этого мира?
     Не получится, что она превратится в монстра и он станет её завтраком? Наверно не стоит её отпускать в будущем с цепей, пока точно не станет известно, на что она способна. Ещё она была довольно сильна для человека. Насколько сильна, Рей не понял, но сомневался, что она сможет металлические прутья гнуть.
     По пути домой за то, что Кио рассказала ему правду Рей купил ей ещё и попить. Эту воду она назвала шипучкой, но для Рея она была обычной газировкой. Хоть он и потратил часть денег, он об этом не жалел. В конце концов было приятно смотреть на практически детское счастье на лице Кио когда она ела или пила. А он ещё раз задался вопросом, как их так кормили, что даже самая обычная еда вызывает столько восторга?
     И вот он вернулся.
     Нэнси как спала на кровати до его ухода, так и продолжала спать, когда они вернулись. Рей вздохнул с облегчением, увидев, что она ничего не натворила. Когда он возвращался, то боялся увидеть погром, где Нэнси разносит всё и вся. Мыслями он сразу вернулся к экзекуции на улице. Не хотелось ему ещё раз проходить через всё это. Не уверен, что смелости хватит.
     Как бы там ни было, всё обошлось. Рей ещё раз глянул на лицо Нэнси. Опухший левый глаз, огромный синяк на правой скуле, разбитая губа. От той красоты, что он видел на рынке не осталось и следа. А значит он с чистой совестью может потратить то, что купил для неё.
     Пузырёк с зельем. Если верить женщинам, то через один-два часа все синяки исчезнут и все внутренние повреждения, если они есть, естественным образом исцелятся. Как понял Рей, это зелье ускоряет метаболизм в организме. Полезная штука, хотя есть и более сильные зелья способные излечить буквально за минуты. Конечно и цена у них соответствующая.
     А так как он никуда не торопился, то этого зелья вполне хватит.
     Он аккуратно открыл бутылёк и чуть-чуть вылил на лицо Нэнси. Вопреки ожиданиям, жидкость не стала стекать по лицу. Вместо этого она тут же впиталась в кожу. Хотя по консистенции она была как обычная вода.
     - Хоз… Рей? Что это? – взволнованно спросила Кио
     Её можно понять. Вдруг он поливает лицо её подруги раствором соляной кислоты или ядом.
     - Лекарство. Купил в аптеке. Сказали, что оно должно помочь ей.
     - Не стоило на нас тратиться, Рей. Раны всё равно заживут.
     - Ага, но будут заживать ещё месяц. А с помощью него они спадут за день, может и быстрее. Кстати, держи.
     В принципе они правы, раны заживут со временем, но оставлять так он это не собирался. Вдруг у неё повреждения мозга или внутренних органов? Тогда не ровен час, когда она умрёт.
     Рей вытащил из кармана лист.
     - Прочитай мне, что там написано.
     Пока он аккуратно и экономно поливал ушибы Нэнси, Кио прочитывала ему задания и правила.
     Если верить написанному, то всё в пределах нормы. Если там сказано, что разрешено всё, что не запрещено, то пройти первое и третье задания будет намного легче чем он думал. Хотя до этого, наверное, додумался не только он. Наверняка многие поступят так же. Так что выложиться надо будет на полную.
     Но это только то, что касается первого и третьего задания. Со вторым заданием до сих пор было не всё так ясно. Флаг на столбе. В правилах написано, что для столба запрещено использовать оборудование. Так что закинуть верёвку или притащить лестницу не вариант.
     Значит, второе испытание станет для него кошмаром. Забраться на столб с одной рукой, это будет скорее всего нереально. Надо будет оглядеться на месте, возможно найдётся способ всё преодолеть.
     И последнее задание – поединок. В отличии от прошлых заданий, судя по правилам, человек вправе брать с собой, что почитает нужным. Скорее всего подразумевается оружие и броню. Магия запрещена, так что подразумевается, что ему придётся воспользоваться своими умениями. Если так, то у него возникнут проблемы. Свой меч то он продал, а брони и подавно не было. Орудовать мечом он тоже не умел. Скорее всего ему на месте что-то выдадут, но победить с одной рукой и тяжеленым мечом…
     Использовать лук или что-то типа пращей тоже нельзя, так как они попадают под категорию дальнобойного оружия. Значит ему ничего не остаётся как выйти с мечом на арену. Возможно завтра он что-то и придумает, так как первые три испытания будут завтра, а поединок послезавтра. Но это при условии, что он справится со вторым заданием.
     Всё сложно, очень сложно.
     Рей перевёл взгляд на грудь Нэнси. В отличии от Кио она обладала большим размером, наверное, четвёртым. При её стройном телосложении и красивом лице это было очень привлекательной деталью. Но сейчас его заботили синяки под её одеждой. А так как раздевать ему её было стыдно, то он обратился Кио.
     Когда он бросил в её сторону взгляд, то увидел, как она мнёт свои груди, словно сравнивает размер свой с размером Нэнси. Неужто она завидует бюсту своей подруги?
     - Слушай, не хотелось бы просить тебя, но ты не могла бы полить это зелье её на грудь?
     - Э?
     - Ну просто раздеть её… Это как-то слишком, однако надо полить грудь и живот, чтоб травмы и там прошли быстрее.
     На её лице появилось облегчение.
     - Но Рей, вы же можете сам раздеть её, – и тут же, словно опомнившись, замахала руками. – Нет, нет, нет, я это сделаю сейчас же, но вы имеете полное право раздевать её, ведь она ваша.
     Рей передал её бутылку и отвернулся. Послышался шелест одежды.
     - Хозяин, вам не нравятся девушки? Вы нас ненавидите? - спросила его Кио.
     Она что, за гея его приняла?
     - Ничего подобного. Просто это неприлично, смотреть на голую девушку без её разрешения.
     - Но вам не требуется разрешение. Вы наш хозяин и вы вольны делать то, что захотите.
     Снова эта пластинка. Видимо для них это как врождённый инстинкт. Если это хозяин, то ему всё можно. Как они живут так, неужели они не хотели бы стать свободными?
     Расстроенный Рей выглянул на в окно. На город уже опускался вечер. Лучи заходящего солнца окрашивали улицы в бордовые тона. Он мог видеть, как на улице зажигаются лампы. Правда, это были не свечи, а магические огоньки на подобии того, что он видел у лекарей. Они были помещены в лампы, похожие на те, что использовались в начале двадцатого столетия.
     Глядя на город, Рей почувствовал усталость. Сегодня он целый день бегал как заведённый. Да и волнение от завтрашнего дня тоже никуда не делось. Лучше, наверное, лечь спать пораньше, чтоб успокоится и выспаться. Рей скинул верхнюю одежду.
     - Ложись спать. Я собираюсь лечь сегодня пораньше, а то что-то волнуюсь перед завтрашним днём. Да и выспаться надо.
     Рей посчитал, что уточнять куда ложиться не обязательно. В любом случае она ляжет к подруге, чем к непонятному типу мужского пола.
     Рей лёг на кровать и ту же на его веки навалилась тяжесть. Это говорило о том, как он устал. Стоило ему закрыть глаза, как сознание тут же стало уплывать. Настолько быстро, что буквально через минуту все его мысли ушли в небытие. Сегодня был трудный день, завтра он будет ещё труднее.
     Что же будет, когда он поступит? Хотя нет, лучше было отложить этот вопрос на потом. Сейчас гадать о таких вещах бессмысленно. И вновь все мысли пропали из головы, стоило ему закончить размышлять. Видно он так устал, что даже в голове не может что-то удержать.
     Но даже в таком состоянии на грани сна он почувствовал, как на кровать кто-то взобрался. Более того, этот кто-то судя по всему навис над ним.
     «Ох уж эта игра воображения. Надо было так устать, что такое кажется. Или же мне настолько хочется Кио, что я готов только закрыв глаза представить её?»
     Он не отрицал, что она красивая, но пользоваться своим положением, ради таких целей было слишком низко. Да и сил на подобное не было.
     И всё же, что-то не то. Пусть он уже и отключился практически, он чувствует присутствие кого-то. А так как лучше всегда проверить, чем потом жалеть, Рей нехотя приоткрыл глаза.
     Потом он раскрыл так, что они округлились.
     Над ним нависла обнажённая Кио. Она стал над ним на четвереньки и сейчас её лицо медленно приближалось к нему. Он мог видеть, как её красивая подтянутая грудь соблазнительно свисает над ним. Как её губы готовы его поцеловать, а рука придерживает волосы, чтоб они не падали на его лицо.
     Это всё выглядит потрясающе. Это выглядело как мечта любого здорового мужчины. И всё же…
     - Ч-что ты делаешь?
     Рей даже заикался от шока. Нет, заняться сексом с красоткой одно, но неожиданно обнаружит такую на себе совершенно другое. А сейчас у него вообще было ощущение, что его хотят изнасиловать.
     Кио остановилась и удивлённо уставилась на него. Казалось, её взгляд говорил: «А ты сам не понимаешь?»
     Рей стал медленно выползать из-под неё, стараясь не коснуться её тела.
     - Х-хозяин? – Кио села и непонимающе смотрела на него. При этом у неё было такое милое лицо…
     «Так, не об этом надо думать сейчас.»
     - Кио, ты… эм… что сейчас было? Вернее, что происходит?
     - Ну, я собиралась выполнять то, для чего предназначаюсь.
     - Предназначаешься? Ты же не вещь.
     - Вещь.
     Это бессмысленный разговор. Об этом потом можно будет поговорить, сейчас он хотел понять другое.
     - С чего ты взяла, что для чего-то предназначалась?
     - Но вы же сами сказали тогда на рынке, что вам одиноко и скучно по ночам, а мой долг служить вам.
     Так вот от куда у проблемы ноги то растут.
     - Но не так же! Да я и думал о другом тогда.
     Кио бросила взгляд на мирно спящую Нэнси.
     - Я… Я кажется понимаю. Сейчас я постараюсь разбудить Нэнси и мы вдвоём…
     Да в каком она вообще направлении думает!? Кто из них двоих тут озабочен сильнее?
     - Стой, погоди! Не буди её!
     - Но хозяин, ой, Рей, я могу справиться сама, клянусь вам. Пусть у меня нет опыта и грудь меньше, но я уверенна, что справлюсь. Или я не красивая? Прошу вас, Рей, скажите мне! Я ужасна? Я могу всё попытаться исправить!
     - Нет, нет, нет, ты очень милая и красивая.
     - Тогда прошу вас, позвольте мне быть полезной! - чуть ли не со слезами на глазах попросила она.
     - Но ты же сама этого не хочешь.
     - Моё желание не играет никакого значения.
      Она вновь поползла к нему. Ему же оставалась только прижиматься к стенке.
     - Да стой ты, не надо меня пытаться изнасиловать!
     Кио отпрыгнула в другой конец кровати и тут же поклонилась.
     - Прошу вас, в мыслях не было, только если вы сами на захотите. Или же вы меня сам и хотите изнасиловать. Я слова не скажу. Вы только скажите и простите меня.
     - Да не нужно мне это!
     Кио выглядела так, словно получила пощёчину.
     - Не-нужно?
     У Кио было такое лицо, словно она сейчас расплачется. Рей не мог понять, что она так тревожится. Из-за чего, или может правильнее из-за кого?
     - Послушай, Кио. Я, наверное, не совсем понимаю, чего ты хочешь и о чём думаешь, поэтому, можешь сказать, почему ты так хочешь этого?
     Кио опустила взгляд. Казалось, что сейчас она находится суде, где каждое слово для неё может означать смерть.
     - Можешь не волноваться, я обещаю, что не трону тебя и не сделаю ничего плохого. Просто я хочу знать, о чём ты думаешь.
     Вряд ли слова Рея убедили её, но она всё же заговорила.
     - Я думала, что вам нужен от нас только секс. Тогда на рынке вы сказали это. Да и причины покупать сразу двоих не было. Я боюсь, что, если мы станем ненужными, вы от нас избавитесь.
     - С чего ты взяла, что я так поступлю?
     - Все так поступают. Ненужный раб - ненужные расходы. Я хотела стать полезной с Нэнси, чтоб от нас не избавились. Вы проявили сказочную доброту и терпение к нам, и я считаю своим долгом служить вам всеми силами, что у меня есть. Нэнси тоже так думает.
     - От куда ты знаешь, что она думает?
     - Мы рабы, наша жизнь, это служить хозяину. Когда я попала к вам с Нэнси, я поняла, что нам очень повезло. Мы могли попасть в более чудовищные места, от куда не возвращаются живыми. Я и подумала, что нужно сделать всё, что в моих силах, чтобы остаться у вас. Вы сделали для нас так много, что я не могу выразить словами счастье служить вам.
     - Я же просто покормил тебя.
     - Меня не кормили так до этого момента, Рей. Я первый раз попробовала то, что не прилипает к горлу и не просится наружу. Моя жизнь была похожа на ад. Всё это время я только существовала не зная, что есть радость в жизни. Моей единственной жизнью, настоящей жизнью была Нэнси. Она то, что заставляло меня жить.
     Кио замолчала. Она сделал вдох, пытаясь сдержать чувства и продолжила:
     - А сегодня её чуть не забрали у меня. И появились вы. Я думала, что это счастье, что вы нас купили, но я даже не понимала, насколько нам повезло. Вы не пытались сделать что-то с нами плохое. Вы проявили заботу к вещам, об которых обычно ноги вытирали остальные. И я испугалась, что вы оставите нас или сдадите куда-то в ещё худшее место, если увидите нашу бесполезность. И я решила, что должна… Должна…
     Кио не плакала. Она пыталась удержать всё внутри себя, чтоб Рей не лицезрел эту картину. Потому что хозяин не должен видеть, что его рабам плохо. Её голос был таким тихим, что он мог едва слышать её.
     - Я боялась, что вы избавитесь от Нэнси и решила сделать всё, что в моих силах.
     - Другими словами, переспать, чтоб я не решил вас выкинуть?
     - Да, Рей. Всё так.
     - Но я бы такого не сделал. Смысл с вами поступать так?
     Вернее, он хотел их оставить, но не просто бросить на произвол судьбы. Хотя разницы сейчас она не увидит.
     - Но… Я не хочу ставить ваши слова под сомнение, но прошу простить и не наказывать за то, что я сейчас скажу. Слова, что говорит хозяин обычно расходятся с делом. Если вы так сказали, не значит, что вы так не поступите.
     А ведь она была права. Раб не нужен, если ничего не делает. Логично было перепродать их потом другому. А для них бы это означало неизвестность. И не факт, что будущее будет лучше прошлого.
     - Простите меня хозяин, за мои слова и мою грубость. Я готова понести наказание, но прошу вас. Смилостивитесь и не выкидывайте нас. У нас нет шансов выжить. И таких как мы ждёт скорее всего только бордель. Тут лучше погибнуть, чем там жить.
     Кио наконец расплакалась. Её чувства окончательно прорвались наружу, и она стала выть словно раненый зверь. Она спрятала лицо в ладонях, но даже они не могли заглушить хоть чуть-чуть её. Насколько надо было загнать человека, чтоб он превратился в напуганное животное?
     Единственное, что мог Рей, так это лишь дать ей почувствовать, что всё в порядке.
     Он медленно подполз к Кио, притянул к себе и заключил в объятиях.
     На мгновение Кио замолчала. Её глаза округлились, то ли от шока, то ли от удивления. Но через мгновение она уткнулась лицом в его плечо и вновь заплакала, только на этот раз пуще прежнего.
     Рей чувствовалось, как содрогалось её тело, словно каждый раз её били током. Иногда по ней волной пробегало напряжение, и он мог почувствовать, как напрягаются её мышцы под его рукой. Она всё плакала и плакал не в силах остановиться. Вскоре он почувствовал объятия на себе, а ещё то, что она прижалась к нему ещё сильнее. Будто боялась, что он убежит или исчезнет, словно туман.
     Но он не стал вырываться или противиться. Он понимал, что ей надо просто выпустить стресс и всем, чем он мог помочь, так это просто обнимать её и молчать.
     Очень скоро плечо Рея стало мокрым от её слёз. Она что-то говорила, но из-за рыданий и того что она уткнулась лицом в плечо слов было не разобрать.
     Прошло несколько минут прежде чем её плачь стих. Она чуть-чуть отодвинулась от Рея, вытирая тыльной стороной руки слёзы.
     - Мне очень жаль, что вам пришлось выслушивать меня. Я…
     Прежде чем она успела сказать ещё одну глупость, Рей прислонил палец к её губам, заставляя её замолчать. Она удивлённо посмотрела на него.
     - Не надо извиняться. В конце концов вы пережили очень много. Будь у меня кто-то дорогой сердцу, я бы пошёл на всё, чтоб сохранить его. И я понимаю, что приходится в эти времена пережить таким людям.
     Кио неуверенно улыбнулась.
     - Спасибо вам за доброту, Рей. Я очень рада, что вы нас купили и мне очень жаль, что мы доставили столько проблем вам.
     - Забудь. Всё в порядке.
     Возможно теперь он сможет найти общий язык с ними. Правда оставить их, как он хотел, теперь не казалось такой уж удачной идеей. Они не приспособлены к жизни. Хотя стоит, наверное, ещё глянуть на Нэнси. Судя по всему, она старше и Кио полагается на неё.
     В любом случае ему придётся что-то делать, так как нянчится с ними вечно он не может.
     - Не хотелось бы тебя гнать, но завтра у меня будет тяжелый день. – Рей постарался как можно теплее улыбнуться, что не разбить установившееся доверие между ними. – Поэтому мне придётся лечь сейчас спасть. А завтра после соревнований мы сможем ещё поговорить, если захочешь конечно.
     Кио ответила нерешительной улыбкой, продолжая вытирать глаза.
     - Я понимаю, простите, что помешала вам хо… Рей.
     - Ничего страшного, тогда спокойной ночи.
     Рей не знал, правильно так вот ложиться спать, после такого разговора или же лучше побыть с ней ещё. Но завтра должен быть сложный день. Поэтому оставалось просто лечь спать. Что Рей и сделал.
     Однако через минуту он почувствовал, что матрас слегка продавливается от того, что кто-то лёг за его спиной. Ему не надо было оборачиваться, что понять, кто это. К спине через одеяло прижались её мягкие формы тела. Правда из-за одеяла, через которое они прижались, вся эротичность пропадала.
     «Ну и ладно, мне это не нужно. По крайней мере сейчас.»
     
     Девушка раскрыла глаза. Вернее будет сказать, она раскрыла тот глаз, который мог открыться. Вторым же она ничего не видела. Она не знала, сможет ли им вообще видеть когда-нибудь или нет, но это наименьшее, что её волновало в данный момент.
     Потому что сейчас она лежала одна в комнате на мягкой кровати. Через окно проникал солнечный свет, в котором кружились многочисленные пылинки. Посередине комнаты стоял стол, а у другой стены стояла ещё одна кровать.
     Обычная комната, даже можно сказать нищая, но не для неё.
     «Я в раю?» - подумала девушка, но стоило её пошевелиться, как на руках зазвенели цепи.
     Значит это был не рай. По крайней мере ей не хотелось думать, что и там её будет суждено носить цепи.
     Но всё же данная обстановка её немного выбила из колеи. В первую очередь из-за того, что она лежала на кровати. И цепи, в которые она была закована тоже крепились к кровати.
     Если бы она проснулась на полу, то ничего странного не было, ведь это было нормально. Она всегда спала на полу в таких местах. Но то что, она сейчас спала на кровати говорило о том, что в мире что-то изменилось.
     - Ии хе ижмеилось что-то только у еня.
     Слова, которые вылетели из её рта были настолько искажены, что обычный человек бы и не понял, что она сказала. Но и это её не волновало. Она оглядела комнату, в которой лежала и не увидела важного человека.
     Другую.
     Она помнила, как та плакала, когда её тащили и избивали. Но после нескольких таких ударов, десятка или двух, она потеряла сознание.
     И сейчас она лежит здесь. Значит ли это, что её спасли?
     Хотя это глупый вопрос, конечно же её спасли. Иначе она бы не проснулась. Но где тогда другая? Теперь она боялась, что за неё расплатится другая. В лучшем случае её изнасилуют.
     Лучше бы это конечно сделали с ней. Пусть у неё этого и не было, но по крайней мере, она спокойно это выдержит, а для другой это может быть сильным ударом.
     Так что же случилось? Она ощупала своё лицо. Каждое прикосновение отдавалось болью. Всё лицо на ощупь был вздувшимся, словно её пчёлы покусали. Значит её наказали. Но тогда где она, почему она на кровати и где другая?
     Может быть её саму кто-то выкупил? Ведь хозяин никогда не клал их на кровать.
     От этой мысли ей стало не по себе. Ведь получается, что её продал хозяин, потому что она была избита и не нужна, а другую оставил себе. К тому же он всегда её боялся, а другая всегда помогала ему с товарами. Другими словами, она была бесполезной, и единственная польза была в охране. Но и тут она облажалась.
     Другая. Неужели её продали, а другая осталась с хозяином? Конечно с одной стороны это хорошо, ведь с ней тогда всё в порядке, но с другой…
     - Я огна.
     От этой мысли ей стало одиноко. В груди всё сжалось, словно там образовалась пустота. Она больше не увидит другую.
     Но возможно другой будет легче там, чем теперь с ней. Ведь новый хозяин всегда опасен тем, что ты не знаешь, чего ожидать. Хотя что тут гадать, если таких как она зачастую покупают для единственной цели. И зачастую с ними обращаются и рук вон плохо.
     Так что это и лучше. Другая не переживёт того, что скорее всего переживёт она. А она сильная, она выдержит. А другая будет в безопасности.
     Эти мысли дали ей покой. В голове снова появился туман усталости. Она не стала сопротивляться ему и просто легла обратно. В конце концов она ещё не спала на кровати и это скорее всего единственная возможность хорошо выспаться. Жаль, что браслеты не сняли. Уж слишком больно врезаются в кожу иголки.
     Через несколько минут, как её голова коснулась подушки, её дыхание стало ритмичным. Девушка, в будущем известна как Нэнси, уснула.
     
     Если бы Рей прободрствовал ещё пол часа, то он бы увидел, как проснулась Нэнси.
     Она тихо села, даже не звеня цепями, и оглянулась. Её взгляд остановился на спящем человеке. Она не знала его, даже его запах был не знаком, однако в такой темноте она не могла сказать точно. Поэтому она зажмурилась, а когда открыла глаза, то они горели красным. Её зрачки вытянулись как у кошки деля радужку на две половинки. Это выглядело бы красиво, если бы не так жутко.
     Кто он?
     Это был первый и самый главный вопрос. Хотя скорее всего ответ очевиден. Только хозяин мог спокойно спать в одной комнате с ней. Значит ли это…
     Её превосходное зрение позволяло видеть на большом расстоянии, так что здесь рассмотреть его лицо её не составило труда.
     Самое поразительное было в том, что она его уже знала.
     Молодой парень на рынке. Она его увидела, и он возбудил в ней интерес. И не только. Конечно это было естественно для её возраста. Но когда его лицо изменилось, она поняла в чём проблема и поспешила убраться. Пусть она и привыкла к кривым взглядам, но всё равно почувствовала жгучий стыд, когда тот, кто ей понравился, понял, что она всего лишь раб.
     А теперь она спит с ним в одной комнате. Неужели он купил её?
     Она уже хотела обрадоваться, но ту же одёрнула себя. Она не знает, что он за человек и радоваться было глупо. И всё же, если она предстанет перед ним в таком виде…
     Она ощупала лицо и сдержалась, чтоб не выдохнуть громко от удивления. Лицо было целым и не болело. Тело тоже не болело, словно её никто и не бил. Неужели он её вылечил? Она скосила взгляд на предположительно нового хозяина. Для неё такое поведение было очень подозрительным. Что он задумал? Зачем лечить раба, на котором всё и так заживёт? Неужели он хочет её перепродать?
     И где другая? Неужели он её не купил? Хотя почему неужели? Естественно он её не купил. Две рабыни были бы слишком дорогим для него развлечением.
     В том, что она для него развлечение, она уже и не сомневалась.
     Очень тихо, что бы не греметь цепями она встала с кровати. Цепи, которыми она была примотана к кровати цеплялись к ножке. Но это было не проблемой.
     Словно кровать и не весила много, она приподняла её и сняла цепь. Теперь она сможет подойти поближе и рассмотрит его получше.
     Сейчас она выглядела немного иначе. На голове появилась пара ушей, а за спиной начал развиваться кошачий хвост. На руках появились когти, а ступни изменились и теперь она шла на носках при этом совершенно беззвучно.
     Конечно же она не собиралась причинять вред новому хозяину, это даже не было в её мыслях. А если бы и появилось, она никогда бы такого не сделала. Просто ей было интересен новый человек. Этим её поведение чем-то походило на кошачье.
     Но подойдя к нему, она насторожилась. Её хвост встал трубой, а уши вздёрнулись вверх. Её красные глаза, которые отражали лунный свет из окна, словно светились в темноте. Что-то было не так. На мгновение она уловила кое-что.
     Она тихонько подкралась к Рею и наклонилась. Ещё чуть-чуть и она бы коснулась его. Её нос дёргался словно у зверя. Она обнюхивала его. Не потому, что она была странной или у неё был какой-то фетиш, нет. Просто она почувствовала другой запах. Запах её подруги, которая была ей как сестра. Этот запах шёл от него.
     И в этот момент Рей приоткрыл глаза.
     Он не знал, что его разбудило. Просто где-то внутри он почувствовал чужое присутствие. Это можно сравнить с тем, когда ты знаешь, что в комнате есть человек, но ты его не видишь. Сначала он хотел отбросить это чувство, но оно сквозь сон словно назойливый комар будило его.
     Поэтому, он, скорее действуя подсознательно, приоткрыл глаза и в упор посмотрел в светящиеся красным глаза Нэнси.
     В одно мгновение его сон как рукой смахнуло. Его глаза раскрылись так, словно сейчас вывалятся из глазниц.
     -А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!
     Он дёрнулся назад, случайно навалившись всем телом на что-то мягкое. Это что-то мягкое издало тонкий писк. Но Рей даже не заметил. Больше его интересовало то, что было перед ним. В одно мгновение он уже стоял на кровати, прижавшись к стене, с полным ужасом на лице.
     «Еще немного и он залезет на стену», - спокойно подумала Нэнси, глядя на него. Сама она не испугалась, просто отступила на шаг. Она уже не сомневалась, что будет наказана, но она привыкла к этому и поэтому с интересом рассматривала его.
     Тут из-под одеяла показалась её подруга Кио. Все эти несколько секунд она пыталась выбраться из-под одеяла.
     - Хозяин! Что… Нэнси! О боже!
     - Другая?
     - КИО!?
     - Нэнси!?
     - Нэнси? – Нэнси непонимающе склонила голову.
     - Хозяин! Рей!
     - Рей?
     - НЭНСИ!?
     Они перекрикивались, друг с другом явно не понимая причины переполоха. Кто-то за стеной начал громко стучаться, видимо прося их заткнуться.
     Кио, пытаясь всех успокоить, выскочила из-под одеяла голой и встала перед Нэнси.
     - Прошу вас, хозяин, это всего лишь Нэнси!
     - Нэнси? Мать твою, Нэнси по-другому выглядела!
     - Нет, это точно Нэнси. Просто она изменилась! Прошу вас, не наказывайте её строго, она не знала. Вернее, я плохо объяснила! Она просто изменилась, она же мимик.
     - Ни хрена себе, немного! Да она вообще по-другому выглядит! Ты на её лапы посмотри!
     Рей, тяжело дыша, смотрел на них двоих. Его сердце скакало галопом, норовя сломать ему рёбра. И всё же он попытался взять себя в руки.
     - Н-Нэнси? Кио, это т-точно она? – спросил уже тихим голосом Рей.
     - Да! Клянусь вам!
     Кио упала на колени перед Реем. И потащила за собой за руку Нэнси, которая с интересом наблюдала за ними. Та не стала сопротивляться и тоже встала на колени.
     Рей смотрел на них двоих, не в силах что-либо сказать. Все его мысли крутились в голове, перебивая друг друга и он не знал с чего начать.
     - Ты же г-говорила, что она слегка изм-меняется.
     - Возможно я не совсем точно выразилась. Прошу простите мою глупость!
     Рей ещё раз осмотрел Нэнси. Ничего себе, слегка. Её ноги были похожи сейчас больше на кошачьи задние лапы.
     - З-значит вот как ты выглядишь? П-приятно познакомиться. Я Рей.
     - А я, наверное, Нэнси. Приятно познакомится с вами, новый хозяин. – Нэнси поклонилась ему.
     - Да. Кстати, з-зови меня Рей.
     - Я вас поняла.
     В отличии от Кио, она сразу всё схватывала. И вела она себя намного спокойнее. Кио же наоборот сидела вся напряжённая. Её пальцы словно что-то перебирали. Она бросала взгляд то на Рея, то на Нэнси.
     - Я прошу прощения что вас напугала, Рей. Просто я не знала, что вы наш новый хозяин.
     Приветствия вернули Рею немного спокойствия.
     «По крайней мере она не пытается мня съесть. И теперь я кажется понимаю, почему на ней такие цепи, но как она выбралась? Неужто кровать подняла?»
     Они молча стояли в тишине. Вернее, Рей стоял, прижавшись к стене спиной. Кио и Нэнси на коленях на полу. Кио смотрела в пол, словно увидела там что-то интересное. Нэнси же наоборот, с интересом разглядывала нового хозяина.
     - И так, Нэнси, значит это твой окончательный облик? – Рей старался, чтоб голос был спокойным, хотя его самого ещё трясло от испуга.
     - Не совсем, Рей. Моя окончательная форма, это форма человека. Но так как я отношусь к классу мимиков, я могу изменять себя по желанию. Могу убрать уши или хвост. Могу изменить руки и ноги.
     - Прикольно.
     Рей вернул самообладание и медленно сел на кровать.
     - Хо… Рей, прошу вас, простите поведение Нэнси. Пусть она и ведёт себя непочтительно, но она вас уважает.
     - Да, я вас уважаю. Простите меня за мой непочтительный голос.
     Однако раскаяния в голове вообще не слышалось. Казалось, словно она о погоде разговаривает.
     И её лицо. Если у Кио на лице был испуг, то лицо Нэнси выражало интерес к Рею. Она внимательно смотрела на него, от чего у Рея мурашки по спине бегали. Это было не удивительно – её красные глаза как у животного любого бы выбили из колеи.
     - Ещё я хотела поблагодарить, что вы купили нас обоих, а не одну из нас. Мне… Нет, нам было бы очень тяжело друг без друга.
     На этот раз её голос чуть изменился. Она поклонилась вместе Кио.
     - Ладно, ладно, я понял, рад помочь. Только встаньте уже с пола.
     Они подчинились.
     «И встали так синхронно то.»
     - Тогда я готова принести свои извинения и исполнить свой долг прямо сейчас, – сказала Нэнси. И сказано это было странным голосом. Игривым.
     - Долг? – Но сказанное ею дошло до него позже чем он увидел её намерения.
     Она потянулась к одежде, намереваясь её снять.
     - Стой! Ч-что ты делаешь?
     - Как что, раздеваюсь, Рей. Или же вы предпочтёте меня в одежде?
     «Да она издевается!»
     - Да зачем… В смысле, мне этого не нужно.
     - Не нужно? – Нэнси красноречиво посмотрела на Кио.
     - Что? Да нет, она сама… Да Кио? – начал оправдываться Рей.
     - Да, Рей, – тихо ответила она.
     Но Нэнси это не убедило.
     - Сама? Кио? Я, наверное, ослышалась. Чтоб Кио сама это предложила… Кио, ты в порядке?
     - Да она тут при чём. Вернее, она тут не при чём. Сама разделась и залезла ко мне. Но мы ничем не занимались.
     - Не занимались? Тогда почему были голыми?
     - Я не хотел…
     - И поэтому раздели её?
     - Так получилось! К тому же ты проснулась!
     - Так вы не успели? Прошу извинить меня, я вам помешала.
     - Да мы и не начинали!
     - Значит я всё-таки вовремя. Ну слава богу. Значит мы уже можем продолжить втроём?
     Рей уже не знал, что делать. А вот Нэнси уже не могла остановиться. Ему казалось, что в её глазах по мимо любопытства была похотливость. Она явно играла с ним и ей это нравилось!
     - Да хватит тебе уже. Это приказ!
     Рей не хотел приказывать, но Нэнси видно вошла во вкус. Она получала огромное удовольствие от этого момента и заканчивать не собиралась. У неё даже щёки румянцем покрылись. Кио напротив, вся красная смотрела в пол, не в силах поднять взгляд.
     Приказ подействовал незамедлительно. Нэнси замолчала, но также продолжала смотреть на него. Он хотел приказать не смотреть на него, но подумал, что такое будет уже слишком.
     - Прошу, простите Нэнси. Она бывает очень странной. Но она очень добрая и верная. Видимо, это у неё стресс от произошедшего, – тихо сказала Кио, не поднимая взгляда.
     - Видимо.
     Рей устало вздохнул.
     Вечер из кошмара превратился в каламбур. И несмотря на то, что по идее он тут главный, казалось, что в своих руках держит всё Нэнси.
     Однако не было видно какой-либо агрессии с её стороны. Это было хорошо. Возможно не нужно будет её приковывать к кровати снова. Кстати на счёт этого.
     Неужели она её подняла? Рей бросил взгляд в сторону кровати. Такую махину в нынешнем состоянии он сам не сможет поднять, а она… Хотя если взглянуть на неё сейчас, на её кошачий вид, то можно предположить, что вместе с её ушами и хвостом она приобрела ещё и силу, которая больше человеческой.
     Значит приковывать её не имеет смысла. Хотя снимать её оковы тоже не безопасно. Вдруг они её удерживают в спокойном состоянии. А сними и мало ли что она сделает.
     - Нэнси, твои браслеты такие толстые и снабжены шипами потому что ты мимик?
     - Да. Он боялся, что я нападу на него. Но я не нападаю на хозяев.
     - Но всё же причины их надеть были?
     - Возможно, - уклончиво ответила она.
     - Никаких возможно. Отвечай, что за причина?
     - Ну… - она стала переступать с ноги на ногу. Её уверенный вид мигом улетучился. – Однажды на нас напали трое… Ну я погорячилась и слегка побила их.
     - Слегка? Насколько слегка?
     - Они случайно умерли.
     Случайно умерли. Как можно случайно умереть? Убить случайно еще понятно, но случайно умереть после побоев… Звучит так словно они живы, живы, а тут ой, я умер, вот неожиданность. Если только она их не избила до такой степени или не порвала на части. Рей засомневался, стоит ли ему выпускать её. И пока он думал, она сама заговорила.
     - Эм, Рей, это может быть нагло, но вы не могли бы снять с меня оковы? Они мне причиняют боль. И в них спать неудобно.
     Послышался негромкий хлопок. Это Кио дала Нэнси подзатыльник. Но та только невинно улыбнулась ей.
     - Нэнси! – Кио была явно поражена наглостью подруги и осуждающе смотрела на неё. После чего посмотрела на Рея. – Не слушайте её хозя… Рей. Она говорит всё, что придёт в голову. Она ещё не пришла в себя.
     - А я думала, что ты на моей стороне, - беззлобно прошептала Нэнси.
     - Я на стороне Рея. Он очень добр к нам, и мы не должны злоупотреблять его добротой. Он и так для нас, и в частности для тебя, много сделал. Так что замолчи.
     Сестрички сорятся. Сейчас они действительно выглядели как две сестры где младшая отчитывает за наглость старшую. И это даже выглядело мило.
     Рей тряхнул головой, отгоняя ненужные мысли. Мило, не мило, а нужно с ними что-то делать.
     И решив, что даже с браслетами на руках она без проблем расправится с ним, он снял оба ключа с шеи и бросил Нэнси.
     Нэнси среагировала мгновенно, точно кошка. Она тут же вытянула руку и поймал ключи.
     - И чтобы без фокусов.
     - Конечно Рей.
     Нэнси улыбнулась. Наверное, она хотела выглядеть искренней, но походила больше на чеширского кота. От этой улыбки Рею стало только беспокойнее. Ему хотелось надеяться, что она будет характером как Кио, а то что он сейчас видит – всего лишь последствия прошедшего дня. Но в это верилось с трудом. Скорее всего это и есть Нэнси: хитрая улыбка, сама себе на уме, неизвестно, что выкинет в следующую минуту. От таких бы он предпочёл держаться подальше во избежание последующих проблем.
     Нэнси тем временем сняла с себя и Кио браслеты. На её руках виднелись круглые раны, видимо оставленные шурупами на браслетах. Она довольно потянулась, словно до этого на её плечи давил груз рабства.
     Кио же наоборот сидела, тихо глядя в пол и потирая запястья. На них виднелись потёртости от наручников. В некоторых местах была видна даже кровь. Страшно было представить, что она чувствовала, нося их.
     - Ух, наконец свобода…
     - Не говори так. – Казалось Кио совсем не рада тому, что с неё сняли наручники. Но Нэнси этого даже не замечала. Или делала вид, что не замечала.
     Возможно она действительно будет хорошим кандидатом на роль главной, когда он их освободит. Ибо Кио сама в этом мире, каким бы она не была хорошим человеком, не выживет.
     Но ночь – не время обдумывать такие планы. Сначала надо сдать эти проклятые экзамены и поступить в Твердыню мира, а после уже решать, что делать.
     - Ладно, рад, что вам хорошо, но я ложусь спать. Завтра у меня будет непростой день. И я буду спать один, - тут же сказал он, заметив, как Кио собралась к нему подойти. И не только Кио. – Сразу говорю - ко мне ночью в кровать не залезать, не домогаться, не издеваться и никак не тревожить мой сон. Это приказ. Так что марш на вторую койку вдвоём.
     Нэнси повторять дважды не пришлось. Она словно ребёнок прыгнула в своём обличии на кровать и разлеглась в форме звёздочки. Когда Кио подошла к кровати, Нэнси тут же схватила её и затащила к себе, от чего та издала жалобный писк. Это выглядело довольно мило.
     Глядя на это Рей улыбнулся. Картина, как Кио пытается вырваться из объятий Нэнси вызывает у него тёплые чувства в душе. Обычно в такие моменты у людей появляется ностальгия. Будь у него память, наверняка всплыло бы что-то подобное из прошлого, но увы, кроме последних дней он ничего вспомнить не мог.
     Но возможно это было и к лучшему. В конце концов оставить прошлое ради того, чтоб жить дальше очень сложно. А когда ты прошлого не помнишь, то и отказываться не от чего.
     Но почему тогда у него так пусто на душе? Может быть такое, что он из-за этого потерял больше, чем получил?
     Если ты ничего не помнишь, то не существуешь как личность. У тебя нет привычек, предпочтений или желаний. В любой ситуации ты будешь поступать так как подсказывает логика. Но это и сделает из тебя машину. Так приобрёл он что-либо или же потерял?
     Даже то стремление найти сестру, является ли оно истинным или же это как долг, который надо вернуть? Что он действительно хочет?
     Можно ли теперь назвать амнезию плюсом?
     Видя, как девушки уже успокоились и в обнимку засыпают под одеялом, Рей почувствовал прилив одиночества. Теперь он один. Рей чувствовал, что он потерял намного больше чем получил.
     Возможно это и есть ответ.
     Очень скоро в комнате все трое тихо посапывали в унисон.

Глава 6

     Это был Колизей.
     Настоящий Колизей, словно срисованный с того, который находился в Риме. Конечно некоторые отличия были. Например, статуи или горгулий, которые располагались на колоннах по краям поля. Сиденья как на стадионе. Но в остальном он, Колизей, копировал своего брата в Риме. Хотя возможно он был даже чуть больше его.
     Удивительно, что он не выглядел старым. Аккуратно выложенные камнем стены были чистыми, словно их только что помыли. Не было видно ни сколов, ни трещин на нём. По краям него были шесты, на которых завивались разноцветные треугольные флажки. Хорошенько рассмотрев его, Рей решил, что правильнее будет назвать это место стадионом.
     Сейчас Рей, как и многие другие находился в большой комнате внутри этого стадиона. Это место было похоже на раздевалку для спортсменов, только без шкафчиков. Тут же располагался небольшой фонтан, от куда каждый желающий мог попить.
     Сидя на одной из скамеек, Рей изредка ловил на себе взгляды окружающих. Он был единственным, кто так сильно выделялся. И причиной было его физическое развитие. На воне их он выглядел тростинкой. Конечно же, все, кто пришёл сюда были крепкими парнями. Некоторые были так накачены, что рубашки на них казалось вот-вот порвутся.
     Так что те, кто обращал на него внимание, улыбались, словно он был ребёнком, ошибшимся дверью.
     «Возможно я действительно ошибся дверью», - невесело подумал Рей.
     Единственное, что радовало было то, что никто не заметил его искорёженной руки. Все были слишком взволнованны будущими испытаниями, и поэтому максимум, они удостаивали его взгляда, после чего погружались в свои мысли либо общались между собой. Да и рука в его рубашке не была видна и понять, что она недееспособна было невозможно.
     Но то, что никто с ним не разговаривал, было к лучшему. В конце концов, о чём он мог говорить с людьми из другого мира? Ему были неведомы их проблемы и волнения. И даже попытайся он найти общую тему, то вряд ли дальше обсуждения погоды бы ушёл.
     Рею ничего не оставалось, как сидеть и сверлить противоположную стенку взглядом и ждать своей очереди. А так как он был последним, то ждать он будет долго. Рей бы конечно предпочёл бы разобраться со всем побыстрее, но увы, вытащенный им билет говорил о том, что он самый последний в списке.
     - Тоже скучаешь?
     Тихий и приятный голос вывел Рея из раздумий.
     Перед ним стоял высокий и красивый парень с чуть островатыми чертами лица и кремового цвета волосами, завязанными в конский хвост. Он, как и Рей не выглядел сильным и возможно по этой причине он к нему и подошёл. Если бы Рей не знал, что тут одни парни, то он бы принял его бы за девушку.
     - Да не то, чтобы скучаю. Скорее пытаюсь отвлечься от волнения.
     - А я и не волнуюсь, - с улыбкой ответил парень и сел с ним рядом.
     «Ну и молодец. По одному твоему виду можно сказать, что ты не простой парень. Ты даже напоминаешь мне кого-то.»
     - Слушай, - Рей неуверенно повернулся к новому знакомому, - а ты случайно не эльф?
     Услышав Рея, парень хохотнул.
     - Настолько заметно?
     - Да не то, чтобы заметно. Просто у тебя черты лица…
     - Острые. Я знаю. А я смотрю, ты глаз-алмаз. Мой ответ - да и нет на твой вопрос. Я полукровка. Моя мать эльф, а отец человек. По большей части моя внешность как у человека, но вот черты лица, как ты заметил, как у эльфа.
     - Прости за вопрос.
     - Не беспокойся. Я даже немного удивлён. Люди обычно не замечают этого. Или не хотят замечать.
     - Не хотят замечать? Ты про расизм?
     - Про него, - кивнул парень.
     - Я не заметил, чтоб тут был расизм по отношению к представителям других рас.
     Парень усмехнулся, словно перед ним был наивный ребёнок.
     - Если не видно, это не значит, что его нет. Конечно никто открыто не призирает другие расы. За это можно получить штраф или чего по хуже. Но их всё равно не любят и в городе от таких районов стараются держаться подальше. Даже эльфы, которые живут с людьми рядом, считаются чем-то вроде недолюдей.
     - И всем плевать?
     - Да. Тут в городе ещё ладно, никто их не трогает и закон для всех равный. Но вот в деревнях и прочих местах, далёких от основных городов нередко вспыхивают стычки и иногда даже столкновения.
     Вот тебе и цивилизованная страна. Рей думал, что это одно из мест, где есть идиллия. Но оказалось, что это всего лишь маска. Копни поглубже и сразу увидишь природу человека – ненавидящие всё, что не является или не относится к людям.
     - Ты так выглядишь, словно для тебя это сюрприз.
     - Да можно и так сказать. Я особо никогда ни с кем не конфликтовал и мне было всё равно – человек передо мной или нет.
     - Значит ты относишься к тому редкому типу, который видит всех разумных существ равными себе. Жаль, не все такие.
     - Значит из-за внешности тебя особо не притесняли?
     - Ага. Благодаря тому, что я много взял от отца. Можно сказать, всё лучшее от родителей. Внешность человека и способности эльфа.
     - А какие способности?
     - Ловкость, реакцию и талант к стрельбе.
     - Повезло. Я особо ничем таким не отличаюсь.
     - Но раз ты пошёл сюда, значит тоже что-то в тебе есть.
     - Возможно.
     Рею так и хотелось спросить, можно ли хитрожопость считать талантом или нет. Но он рассудил, что лучше такие мысли держать при себе.
     В этот момент в комнату зашёл парень в доспехах. На вид ему было лет двадцать. Он оглядел всех таким взглядом, словно перед ним был сплошной сброд. Каждый раз он заходил и называл номера, которые должны выйти на поле. Вот и сейчас он зашёл и перечислил номера, которые должны следовать за ним.
     Парень рядом с ним поднялся. Рей заметил, как он сжал кулаки.
     - Вот и моя очередь пришла. Ну что же, рад был пообщаться. Буду надеется, ты поступишь и у нас будет время ещё поговорить.
     - Я тоже буду на это надеяться. Кстати, а как твоё имя?
     - А ты поступи и узнаешь, - подмигнул ему парень и пошёл вместе с остальными за рыцарем.
     Рей проводил его взглядом и остался ждать.
     В огромной комнате становилось все меньше и меньше человек. Когда они сюда пришли, то она выглядела маленькой. Но каждый раз, когда из неё выходили люди и она становилась больше. Сейчас, когда участников стало меньше, комната словно выросла в размерах раза в два.
     Вскоре в комнате осталось всего десять человек. Ровно столько, сколько уводили каждый раз. Все сидели по разным углам и даже не пытались завести разговор. В комнате повисло напряжённое молчание. Создавалось ощущение, что Рей находится в камере смертников и ждёт исполнение приговора.
     И вот настал момент. Рыцарь, что каждый раз приходил к ним, вошёл в комнату.
     - Думаю бессмысленно называть номера так как вы последние. Следуйте за мной.
     Рей и ещё девять счастливчиков вышли из раздевалки сразу попали в коридор. Он выглядел по сравнению с раздевалкой жутковато. Немногочисленные светильники едва-едва освещали это место. Проследовав за рыцарем, они подошли к деревянным воротам. Их проводник повернулся к ним.
     - За этими воротами находится арена. За вами будут наблюдать ученики и служащие Твердыни мира. Так же там будут присутствовать главы Объединённых Союзом Центральных Независимых Государств. Так что выкладывайтесь на полную, чтоб не опозорить себя и свой род. Первым будет испытание на преодоление препятствий. Вы будете стоять у белой линии и после сигнала начнёте отборочное соревнование. После преодоления первого испытания вы незамедлительно приступаете ко второму испытанию, а потом и к третьему. По каждому испытанию время будет засчитываться отдельно. После этого из вас отберут сильнейшего, который перейдёт к четвёртому испытанию, но это уже потом. Сейчас я вам зачитаю правила ещё раз. Вы можете задать по ним вопросы.
     Парень достал лист и ещё раз прочитал всё, что прочитала Рею до этого Кио. Слово в слово.
     - Есть вопросы?
     - Есть.
     Парень вопросительно глянул на Рея, показывая, что он может продолжать.
     - Я хотел спросить. Получается без разницы, как преодолевать препятствия, главное, чтоб не нарушались правила, которые написаны на листе и выполнялись поставленные цели?
     - Да. Можете хоть на руках пробежать, хоть ползком или прокопать подземный ход под ними руками, главное добраться до конца и не использовать средства типа лестниц, крюков с верёвкой и других приспособлений. Только своими силами. Ещё вопросы есть? Нет? Тогда пошли.
     Он постучал по воротам, и они начали подниматься. Коридор тут же заполнили крики толпы, приветствующие новых претендентов.
     
     Рей попал на огромную арену. Отовсюду им кричал люди и их крики превращались в своеобразный рёв, который заставлял трястись коленки. Сама арена была покрыта песком. Трибуны возвышались метра на четыре пять над ареной. С одной стороны располагались одни девушки, с другой стороны располагались парни. Они кричали и хлопали вновь прибывшим на испытание.
     Прямо на противоположной стороне находилась ложа. От сюда Рей мог сказать только то, что там сидело пять человек и только один был мужчиной. Скорее всего судя по занимаемым местам они были в Твердыне мира главными.
     Прям перед самым входом находилось первое испытание – полоса препятствий. Взгляду Рея предстала водная преграда, натянутые через яму канаты и горка. Видимо за горкой было ещё что-то, но разглядеть это не представлялось возможным.
     Как и ещё девять участников, Рей встал у белой полосы. Он не готовился к быстрому старту, не приседал, как остальные, чтоб сделать рывок. Нет, он просто ждал команды, так как его план состоял в другом. В правилах было написано, что главное дойти до финиша, а значит…
     Раздался звук трубы. Да такой, что казалось, глазные яблоки завибрировали. Ему сразу завторили крики толпы. Все девять человек, словно подбадриваемые этим рёвом, рванули и с разгоны прыгнули в воду. Рей тоже побежал, пусть и не так быстро и…
     И вместо того, чтобы прыгнуть в воду, он просто оббежал её.
     В правилах было сказано, что надо добраться до конца и не использовать сторонние предметы, однако не было сказано, что нельзя оббегать препятствия. Там вообще не было сказано, что надо обязательно их преодолеть. А раз так…
     Рей бежал вдоль препятствий. Как оказалось, за горой было что-то вроде болота, потом скользкий склон и канат, по которому на руках надо было перебраться через канаву. Пока Рей бежал, все крики, поддерживающие участников, стихли. Казалось, что все в изумлении смотрят на то, что сейчас творилось перед их глазами.
     Возможно Рей вообще был первым, кто так вот преодолевал препятствия. Но что не запрещено правилами…
     Рей пересёк белую линию. Человек, который держал что-то похожее на секундомер, удивлённо посмотрел на него, после чего громко произнёс:
     - Рей Клод, первое испытание пройдено. Перейдите ко второму испытанию.
     Он указал на высокий шест с флагом на верху. Таких шестов располагалось десять. Видимо по штуке на каждого участника.
     Вот сейчас и начнётся самое трудное. Возможно всё время, что он выиграл, уйдёт на это. Если он конечно вообще сможет на него залезть. С такими мыслями Рей подбежал к столбу и первое что бросилось в глаза был…
     Штырь у самой земли. Он находился внизу, весь покрытый пылью. Возможно те, кто проходил это испытание до него, даже не заметили штырь, так как были слишком увлечены попыткой забраться на столб. Что же касается Рея, то этим он хотел заниматься меньше всего.
     Скорее всего они даже не думали пробовать что-то другое, думая, что единственный правильный путь, это залезть на столб. Возможно для них это и было так, но не для Рея, у которого была всего одна рука.
     «Возможно, вытащив его, я смогу его опрокинуть.»
     Рей схватился за него и что было силы дёрнул. Тот с ужасным скрипом вышел.
     Рею даже усилий не пришлось прикладывать. Столб, видимо державшийся за счёт этого штыря, просто рухнул на землю. Рею и оставалось только подобрать флаг.
     Схватив его, он подбежал ко второму человеку, с секундомером и отдал флаг. Тот так же удивлённо посмотрел на него и сказал:
     - Рей Клод, второе испытание пройдено. Перейдите к третьему испытанию.
     Третье испытании, как и говорилось в инструкции, был зверь. Если быть точнее, это была огромная собака или волк размером с кавказскую овчарку. Покрытая длинной шерстью и ростом около ста сантиметров, она была привязана к столбу на цепь. Такая и человека может с лёгкостью съесть.
     Почуяв Рея, она стала бросаться в его сторону с лаем. Расстояние, на которое растянулась цепь была метра три. Прямо у самого столба, к которому она была привязана лежала красная доска – флаг, который надо было достать Рею. Следовательно, можно было пойти самым простым путём.
     Рей стал оббегать собаку по кругу. Он повторял это до тех пор, пока она сама не намотала цепь на столб и не смогла двигаться. Задача со зверем оказалась довольно простой и скорее всего ею воспользовались многие другие, кто был до него. Может и не так быстро, но все же.
     Спокойно подобрав красную доску Рей подбежал к последнему человеку и протянул доску-флаг. Тот кивнул и забрал её.
     - Третье испытание пройдено. Прошу вас подождать.
     Он направился к двум другим наблюдателям и начал что-то с ними обсуждать. Один из них достал листок и что-то начал зачитывать другим. Было видно, что они спорят.
     «Спорят, прошёл ли я или нет. В конце концов это соревнования на выносливость и ловкость.»
     Но с другой стороны он понимал, что никто не запрещал проходить эти соревнования по-другому. А значит с юридической точки зрения он был прав.
     Видимо закончив спорить и придя к единому решению, человек, который третьим наблюдателем подошёл к нему.
     - Рей Клод, вы закончили все три испытания раньше других и как следствие являетесь лидером. Вы не нарушили ни единого правила и как следствие ваши действия являются абсолютно законными. Вы допускаетесь к четвёртому испытанию, которое пройдёт завтра.
     Рей вздохнул с облегчением. Он боялся, что его забракуют, но видимо закон был превыше всего здесь.
     Кажется, он может справиться. Осталось пережить только завтра. И когда он подумал, что кошмар уже закончился, проверяющий достал что-то из кармана из заговорил. Как оказалось, это был усилитель голоса на подобии микрофона из его мира. Казалось его голос не идёт из одной конкретной точки, а звучит отовсюду.
     - Дамы и господа. Я, смотрящий на этих соревнованиях, и командир стражи города Солла-Оривии Грамм Оркус Валентор объявляю! Победителем в данной группе и человеком, допущенным к четвёртому этапу, объявляется Рей Клод из города Пури. Так же он является новым рекордсменом, поставившим рекорд прохождения данных испытаний и человеком, набравшим максимально количество очков за всю историю существования отборочных соревнований.
     В следующие несколько минут Рею хотелось провалиться под землю.
     
     Трибуны поглотил хаос.
     Сначала всё началось с отдельных выкриков.
     - Фу-у-у-у.
     - Позор!
     - Так нечестно.
     И буквально через несколько секунд шум словно лавина начали нарастать. Люди поднимались с трибун и кричали. Именно так они восприняли выступление кандидата. Вскоре все это переросло в дружный «Фу-у-у».
     Только пятеро человек, сидевшие в ложе, молча наблюдали за всем этим.
     Каждый из них первый раз столкнулся с таким выступлением, и никто не знал, как правильно реагировать на это. Более того, это выступление поразило их.
     - Это было даже быстрее чем у нашего лучшего рыцаря, - тихо произнесла женщина, одетая в элегантное чёрное платье с двумя красными линиями, шедшими от груди вниз. На её шее было колье из драгоценных камней красного цвета. Настолько красных, что казалось, это были брызги крови.
     Она смотрела пронзительным взглядом на паренька лет шестнадцати, который в данный момент словно сжался под давлением негатива, направленного на него.
     - И всё же, это было отвратительно. Соревнования были созданы, чтоб отобрать сильнейших. А он? Он просто обошёл их все. Можно сказать, осквернил этот священный ритуал. Его поведение неприемлемо. Нельзя брать его в Твердыню мира.
     Это произнесла женщина, одетая в зелёную мантию с золотой паутиной, расходившейся по ней. Пусть её лицо и было бесстрастным, но голос был полон призрения. Она смотрела на парня таким взглядом, словно он только что совершил богохульство в её присутствии.
     - Ты слишком несправедлива к нему, Калипсо. Он не сделал ничего плохого, – тихо произнесла женщина со светлыми волосами. На неё был белый сарафан. Он выглядел таким чистым, белым и придавал невинности своей владелице.
     - Не сделал ничего плохого? – Калипсо повернулась в её сторону. – Рафаэлла, посмотри на него. Он обманул всех. Нарушил правила. Он должен был пройти полосу препятствий и залезть на столб, а не обойти и свалить.
     - Но в разве его действия что-то нарушали?
     - Она права, - вмешалась в разговор женщина в чёрном платье. – Он ничего не нарушил. Всё строго по правилам.
     - Это ты называешь по правилам, Манила?
     - Да. – Она спокойно достала лист, точно такой же, который был у всех участников этих испытаний. - Испытание номер один. Перед вами полоса препятствий. Вам нужно как можно быстрее добраться от линии в начале до линии в конце, опередив своих противников. Испытание номер два. Перед вами флаг на столбе. Вы должны снять его. Ваша задача сделать это за наименьшее количество времени. Испытание номер три. Перед вами привязан к столбу зверь. Перед ним лежит флаг. Ваша задача его достать. Во всех испытаниях строго запрещено использовать магию или магические предметы увеличивающие физические показатели. Запрещено использовать оборудование для преодоления препятствий, подъёма на столб. Нельзя применять оружие против зверя или использовать сторонние предметы для защиты. Следуйте инструкциям. Любые действия, не запрещённые в инструкции разрешены. В случае выполнения всех этих условий будет или при частичном их выполнении будет начислен балл, по которому будет определяться ваше поступление в Твердыню мира. Напоминаем, что всего существует сто мест для поступления, – спокойно прочитала Манила и отложила листок.
     - И что?
     - А то, что там не ни слова о том, что нельзя обойти полосу препятствий или свалить столб.
     - Но тут же понятно, что надо пройти именно через полосу препятствий. Для этого она и создана.
     - Да, но вот в инструкции так же написано, что всё незапрещённое разрешено. И он поступил ровно так, как там написано. И это уже не его вина, а просто недоработка.
     - Хочешь сказать, что никто до этого это не заметил?
     До этого молча сидевшая девушка невысокого роста в темно красной юкате неожиданно рассмеялась чем заслужила озадаченные взгляды.
     - Вот оно. Я хочу его!
     - Чего? (х 3)
     - Не в этом смысле. Хотя возможно потом и в этом, кто знает. Вы видели, как он все это прошёл? Да остальные дуболомы и рядом не стояли. Очень интересный паренёк.
     Она выглядела как ребёнок, который хочет получить красивую игрушку. Было непонятно, каким взглядом она на него смотрит. То ли с интересом, то ли с желанием.
     - Он нашёл способ обойти всё это. Разве не потрясающе? Вы хоть раз такое видели? Он первый, кто обошёл правила, потому что он первый кто внимательно их прочитал и нашёл изъяны. Он увидел то, что не видели другие много лет. Он даже лучше нашего любимчика. Потрясающе!
     С каждым словом её голос становился всё ниже и более томным.
     - Успокойся Лилит, - Рафаэлла нежно положила руку на плечо своей подруги, словно успокаивая её.
     - Но мы смотрим на качества претендентов. Он же их не проявил.
     - Проявил, - возразила Манила. – Сила – дело наживное. Но вот ум есть не у всех. Для тупой силы у нас есть войска. В войска Твердыни мира же набираются именно лучшие. Ведь оценки ставят не только за испытания, не так ли?
     Оценки действительно ставили не только за испытания. Человек мог пройти их все на отлично, но его могли не принять. Было важно, как он их проходит. Как он ищет пути выхода. Особенно обращали внимание на то, как человек проходил испытание со зверем и сколько он затрачивал на него времени. Зачастую именно третье испытание было ключевым.
     Однако были и исключения. Бывало, поступающий проявлял необычную тактику в боях на поединке, что в конечном итоге могло сыграть роль.
     Другими словами, важным фактором было то, как человек мыслит и проходит их.
     Каждый год испытания менялись, но принципы оставались те же самые. Полоса препятствий, задание на ловкость и проверка тактики.
     Но данный человек был действительно другим. Можно даже было сказать, особенным. Он не то что прошёл испытания, он их обошёл. Несмотря на то, что правила не менялись очень давно, никто до этого даже не пытался проделать что-то подобное. Все считали само собой разумеющееся преодолевать полосу препятствий и залазить куда-то за флагом.
     - Его нужно взять в коллекцию! – воскликнула Лилит. Она продолжала рассматривать парня, который стоя в центре арены.
     - В коллекцию? – вскинула брови Калипсо.
     - Ой, - наигранно прикрыла рот рукой Лилит, - кажется я оговорилась. Взять в состав наших войск. Он лучше всего никчёмного сброда, что мы видели, не так ли? Я уже вижу, как он станет отличным учеником Твердыни мира.
     - Это плохая идея, – тут же ответила Калипсо.
     - Да не ужели?
     - Именно.
     Теперь Лилит и Калипсо смотрели друг на друга. Пусть они и были внешне спокойными, но чувствовалось, как воздух вокруг электризуется.
     - И всё же, может спросил господина Муромца? – спросила Рафаэлла, желая прекратить спор, который мог перерасти во что-нибудь более неприятное. Её нежный и чистый голос всегда действовал на других успокаивающе. – В конце концов это он отвечает за войска Твердыни мира и именно он их набирает. Ему и решать.
     - Она права, - поддержала Рафаэллу Манила. Она всегда старалась держаться от такого подальше и с радостью поддерживала тех, кто пытался прекратить спор. – За Ильёй последнее слово. Главный по войскам Твердыне мира он, а не мы.
     Все четверо повернулись к единственному мужчине в ложе. Это был огромный мужчина, больше похожий на медведя. Он был одет в кольчугу, которая закрывала все его тело и руки по локоть. На тех участках, что были не закрыты, виднелись шрамы. Его торс закрывала броня, повидавшая не одну битву. На его голове был остроконечный шлем с полумаской. А открытую часть лица обрамляла густая седая борода.
     Его глаза, словно глаза сокола, были холодными и острыми. Казалось они блестели из-под маски. Он был великим воином, прожившим много веков и повидавшем немало битв. К его словам прислушивались многие короли и знатные люди. Совет тоже не был исключением. Именно его слово будет решающим.
     Он внимательно смотрел на паренька внизу, который неуверенно оглядывался на кричащую толпу. Казалось, парень хотел спрятаться от них. Конечно его можно было понять.
     - Нет причин его не брать, – наконец произнёс Илья. Его голос был низкий и грубый. – Он прошёл испытания честно, пусть и не так, как мы предполагали. Однако, думаю, четвёртое испытание стоит изменить.
     - Изменить? Но как? – спросила Калипсо.
     - Пусть все дерутся как положено, но для него я подберу особенного соперника. Хочу посмотреть, как он с этим справится.
     Все были явно удивлены его решению. Все кроме Лилит.
     - Я уже предвкушаю интересное зрелище. Не могу дождаться завтрашнего дня. - Она облизнула губы и посмотрела в сторону паренька. – Ох и повезло тебе, мальчик. Надеюсь ты порадуешь меня, – тихо добавила она.
     
     После оглашения результатов всех прошедших первые три испытания привели обратно в раздевалку.
     - Минуту внимания. Завтра в это же время у вас состоится четвёртое испытание. Как вы уже знаете, это будет поединок между вами. Сразу хочу ответить на очень часто задаваемый вопрос – вы можете приносить своё оружие, если оно не противоречит правилам или же взять перед боем оружие, предоставляемое Твердыней мира. Так же на стене за моей спиной висит список с порядковыми номерами. Два номера в паре означают, что они будут бороться друг с другом.
     Рей слушал наставления рыцаря, того самого, что их уводил на арену, в пол уха. Шок после произошедшего там до сих пор не отпускал его. Ему до сих пор казалось, что он слышит крики и свист в свою сторону. Не добавляло радости и то, что все собравшиеся в комнате косились на него, видимо уже узнав последнюю новость.
     - Да, это он…
     - Говорят, побил рекорд…
     - Обошёл все правила, но не нарушил их…
     - Его все ненавидят…
     - Нарушил традиции…
     - Он странный какой-то…
     Этот шёпот превращался в один большой, стремясь окончательно сломать Рея.
     «Всё ради благой цели. Просто они лицемеры, не обращай внимания на них», - повторял он себе это как мантру. Однако она ему не сильно помогала.
     Он вообще не мог понять причину ненависти людей к себе. Он ничего не нарушал. Их взбесило только то, что он не пошёл как остальное стадо на полосу препятствий. То, что он победил. Но это не его же вина, что в правилах и такое было разрешено. Или они завидуют?
     - Что касается тебя, Рей Клод. Твоим соперником будет Агустин Леорийский.
     - Что простите?
     Вообще Рей переспросил потому, что он не слушал рыцаря, но судя по взглядам людей, они были в курсе и смотрели на него… С сочувствием? С шоком? С удивлением? Или со всем вместе? Казалось, они думают, что Рей находится в таком же шоке, что и они.
     - За что его так?
     - Бедолага…
     - Я думал, мы будем сражаться против новичков как мы…
     - Они его ненавидят?
     - Что он натворил?
     Судя по общему шёпоту, ничего хорошего будущее Рею не предвещало. Рыцарь ещё раз повторил:
     - Рей Клод, твоим противником будет Агустин Леорийский.
     Он так и хотел спросить, кто это, но удержался. Судя по всему, это была местная знаменитость. И не знать его было бы подозрительно.
     Кто-то хлопнул его по спине.
      - Рад видеть тебя! Смотрю ты прошёл испытания и стал знаменитостью.
     Рей обернулся и увидел того самого парня, с кем разговаривал до этого в раздевалке. На его лице была улыбка. Хотя, как показалось Рею, она была слегка напряжённой.
     - Не сказать, что я рад этому. К тому же мне обычного соперника заменили на этого человека, и я даже не знаю, радоваться или нет.
     - Ну… - парень озадаченно посмотрел на Рея, - на твоём месте я бы, наверное, заволновался. В конце концов до этого момента он считался лучшим. Это он установил рекорд на испытаниях, который ты побил сегодня. А раз он твой соперник, то наверняка захочет отыграться за твою победу.
     Личный враг? Очень хорошо. Рей подумал, что это отличное начало, найти врага среди лучших. Прям мечта любителей приключений на пятую точку.
     - Неужто настолько силён?
     - А ты, я смотрю, не сильно много о нём слышал?
     - Ну, я слышал, что он вроде крут, – осторожно ответил Рей.
     Каждый раз, когда речь заходила о том, чего он не знал, следовало действовать осторожно. Говорить размытыми фразами и не конкретизировать. Лучше было предоставить собеседнику разговор и инициативу. И обычно собеседник с радостью эту инициативу подхватывал, избавляя Рея от проблем.
     - Крут? Ха, ну да, можно и так сказать. Он прямой потомок одного из охотников на ведьм.
     - Ого как.
     «Что? Это вообще кто? Серийный маньяк? Ведь здесь много ведьм и такой охотник должен быть кем-то на подобии Сэйсааку Накамууры? Нет, навряд ли, скорее всего кто-то из воинов или типа того.»
     - Ага. Он считается лучшем рыцарем в Твердыне мира. Победитель всех чемпионатов.
     - Стой, погоди, если он настолько силён, тогда почему меня поставили с ним?
     - Наверное из-за твоих результатов. Или ещё по какой причине. Кто знает? Я могу только посочувствовать тебе. Хоть Агустин и не унаследовал магию охотников на ведьм, но зато у него осталась от них реакция, скорость и сила.
     Что это? Рею хотелось прямо сейчас провалиться под землю. Зачем его поставили против такого монстра? Он же его нашинкует!
     Рей почувствовал, как его пробирает холод и отчаяние. Страх постепенно начал вытеснять все остальные чувства и заполнять всё тело. Если этот человек настолько силён, то Рей погибнет прямо на арене. Это тоже самое, что идти с мечом против пулемёта.
     - Поговаривают, он даже сильнее главы войск Твердыни мира, Ильи Муромца.
     Рей не знал, кто этот Илья, но если он глава войск, то точно не самый слабый противник. А тут обычный рыцарь с такой силой. Теперь понятно, почему парни так на него смотрят. Для них это что-то вроде недосягаемого идеала, наверное. И сейчас в их глазах это, наверное, выглядит, словно сам бог спустился покарать неугодного.
     От такой метафоры Рей нервно сглотнул.
     - В любом случае, если против тебя поставили такого противника, то значит есть шанс у тебя его победить.
     - Ага, точно такие же, как и если бы я выступил бы против армии.
     - Да всё будет в порядке, - похлопал парень Рея по спине. - Уверен, ты победишь.
     Однако по его лицу было видно, что он сам не верит в свои слова.
     
     Агустин Леорийский.
     Лучший среди лучших. Будущий наследник дома Леорийскиого. По праву он был назван сильнейшим воином после Ильи Муромца в ОСЦНГ. Среди официальных воинов, конечно.
     Его силу даже сравнивали c силой принцессы Серебряных земель.
     Он спокойно шёл под каменным карнизом вдоль одного из зданий Твердыни мира, где обычно на скамейках сидели учащиеся и служащие. От сюда открывался красивый вид на зелёную поляну перед стенами.
     Сегодняшний день тоже не был исключением. Часть скамеек была занята ведьмами, которые, завидев Агустина, начинали ему улыбаться, а некоторые махать рукой.
     На это Агустин всегда отвечал улыбкой и поклоном, чем вызывал восторженные взгляды и заигрывающее хихиканье со стороны девушек. Абсолютно все его считали милым и добрым человеком, готовым откликнуться на зов помощи любого. И каждая была на седьмом небе от счастья, когда он проявлял к ней какой-либо интерес, даже если это было из-за дел.
     Его внешность так же располагала к этому. Белокурые волосы, изящные черты лица и атлетическое сложение тела. К тому же манера речи и тембр голоса. Казалось, он собрал всё лучшее.
     Каждая ведьма хотела быть его невестой, даже если она будет отнюдь не первой. В конце концов многожёнство было нормальным для их круга. Даже те, за чьими спинами были знатные дома с радостью приняли бы его предложение. В конце концов его дом так же славился силой и богатствами. Но в отличии от других, в его крови была кровь охотника.
     На своём пути он встречал и рыцарей из войск Твердыни мира, патрулирующих эту территорию. С ними он всегда здоровался за руку, несмотря на то, что его и их социальный статус были как небо и земля. Благодаря этому его считали человеком чести, добропорядочным и тем, кто не смотрел из-за статуса на других людей с высока и просто отличным парнем.
     Его не раз приглашали на весёлые попойки, и он иногда соглашался. Никто ни разу не видел его в стельку пьяным. Он всегда умел найти тему разговора, пошутить и сделать встречу весёлой и запоминающейся. Неудивительно, что с ним мероприятия набирали огромное количество народу.
     Так что если сложить его происхождение и кровь, навыки воина, внешность, характер и харизму, то получался идеальный человек.
     Однако находились и те, кто видел в нём другого человека. Можно сказать, это были те немногие люди, которым он открылся.
     - Агустин, подойди.
     В тени одной из колон стоял Илья Муромец. Было удивительно, как плохо было заметно такого огромного человека, который как бы невзначай облокотился на колонну. Конечно же, Агустин сразу его заметил, иначе не был бы лучшим.
      - Приветствую вас. – Агустин приложил кулак к груди, когда подошёл поближе. Таково было приветствие у солдат.
     Муромец только отмахнулся.
     - Оставь это для других. Давай лучше присядем.
     Словно получив разрешение, лицо Агустина слегка изменилось. Казалось, он выглядит так же, однако теперь в его чертах было что-то зловещее. Любой другой человек мог бы испугаться подобного, но на Муромца это никак не подействовало.
     Они расположились на одной из скамеек в тени карниза.
     - Вижу, девушки не дают тебе спокойно погулять.
     - Ну ещё бы, - нехорошо улыбнулся он. – Мечтаю, что я затащу их в койку и как следует выдеру. Уверен, многие даже просто под меня лечь согласятся без последующих обязательств.
     То каким тоном это было сказано показывало, что он не самого высокого мнения о них.
     - Но ты, я смотрю, не сильно этого хочешь.
     - Нет. Они мне ничего не принесут хорошего. Слабые, как и большинство здесь. Солдаты, ведьмы, да все. Поступив сюда вдруг неожиданно считают себя сильнейшими, хотя на деле они мусор.
     Муромец понимал, какой смысл имеют слова Агустина. Возможно потому, что раньше он и сам таким был.
     - Тебе так скучно?
     - А вам нет?
     Муромец пожал плечами.
     - Мне плевать, если честно. За свою жизнь я прошёл слишком много битв. Можно сказать, я устал от них и ищу спокойствия.
     - Везёт вам, – Агустин сказал это с нескрываемой завистью. – Хотел бы я поучаствовать в одной из них.
     - Дурак ты, – просто ответил Муромец, не глядя на него.
     Однако на это Агустин не обиделся. Он понимал, что через некоторое время всё приедается и от всего устаёшь. Однако он сам попал в то время, когда не было ни одного настоящего соперника. Всех он побеждал словно шутя. И причиной этому был его дар, ставший проклятием.
     Он не мог стремиться, и оттачивать технику потому, что не было тех, с кем он мог бы соревноваться. Смысл к чему-либо стремиться, если в итоге это оказывается бесполезным?
     Все его соперники не видели в нём бойца и равного себе солдата. В нём видели кого-то обожествлённого, словно пришедшего из мифов. И они все были слабы. Единственные, кто мог стать его соперником или отказывались, или были неприкосновенны.
     Агустин посмотрел на Муромца.
     - Может…
     - Никаких спаррингов. Я уже говорил тебе.
     Тот только вздохнул. Муромец прекрасно понимал его. Человек, который получил отличную способность, но который не может её испытать. Это как зуд, который ты не можешь почесать. Он будет сводить тебя с ума до тех пор, пока ты его не почешешь.
     Он видел, что под улыбкой Агустина скрывалось презрение. В первую очередь из-за внимания к его персоне. Он не мог спрятаться и был вынужден отыгрывать свою роль. Он не видел в девушках другой пол - для него они были бабами, которые гонятся только за его силой и статусом. Солдаты для него были дебилами, которые обожествляют его и не дают быть собой.
     У него не было соперников, чтоб унять свой дар и выпустить силу. Возможно, встреть он своего соперника, всё бы изменилось и Агустин обрёл бы покой. Смог бы действительно жить, но такого пока не произошло. Пока.
     Мимо них прошли трое ведьм. Увидев Агустина, они замахали ему руками. Он тут же изменился в лице, превратившись в того самого Агустина, которого все любят. Он улыбнулся им и слегка поклонился. Они захихикали и ускорили шаг, перешёптываясь между собой. Когда он они отошли достаточно далеко, Агустин прошептал:
     - Шлюхи.
     - Ты слишком груб.
     - Прошу прощение. Но они именно такие. Вьются как мухи. И ни одной той, которая смогла бы быть рядом со мной.
     - И кого же ты ищешь?
     - Не знаю.
     - Ну, если ты так на них смотришь, то вряд ли сможешь найти свою.
     - Я уверен, что почувствую, когда её увижу.
     Он горестно вздохнул, словно испускал дух.
     Муромец оглядел поляну. Сейчас на ней было пусто. Но очень скоро здесь будут тренироваться новые призывники. Почему-то он не мог дождаться этого момента. И возможно скоро в его будущих учениках появится занимательная личность.
     - Завтра ты выходишь на арену, - как ни в чём не бывало произнёс Муромец.
     - Завтра? – Агустин выпрямился.
     Его лицо словно изменилось. Будто приобрело чёткость. И это было понятно.
     Он давно не выходил на арену, так как не было подходящего соперника. Все они проигрывал, разбитые в пух и прах. И это знали все.
     Те считаные разы, когда он выходил на арену, были ещё в начале его обучения. Но даже тогда среди тех, кто был сильнейшим, не нашлось достаточно сильного противника.
     А раз его вызывали, значит появился кто-то достойный. Действительно достойный, раз сам Муромец решил изменить правила, неменяющиеся с древних времён и пришёл лично его позвать. В глазах Агустина зажегся огонёк, который словно сделал его живым. Еще живее, чем был он десять минут назад.
     - Он на столько силён? – напрямую спросил он.
     - Сложно сказать. В физическом плане он, похоже, очень слаб. Но вот в плане его действий… Кстати, ты знаешь, он побил твой рекорд?
     - Побил?
     Агустин был явно удивлён. Его рекорд держался с самого его поступления, и никто даже близко к нему не приблизился. До сих пор.
     - Многие сочли его обманщиком и хитрецом. И его действия действительно были такими. И на первый взгляд они были самыми обычными и логичными. Но дело в том, что он поступил именно так. В конце концов, увидеть то, что не замечали другие самое сложное.
     - В этом его сила?
     - Не знаю. Но что-то нём не то.
     Муромец знал, о чём говорил. Он побывал во многих боях, и видел много противников. И можно сказать у него выработалось своеобразное чутьё. Как зверь может определить, насколько сильна его жертва, так он мог сказать, насколько опасен противник.
     И теперь, глядя на столь слабого участника соревнований, он чувствовал настолько противоречивое чувство от своей интуиции. Это заставляло его насторожиться ещё сильнее.
     - Что именно?
     - Не знаю. Сложно сказать. Вроде он очень слабый и никчёмный, но всё равно я чувствую что-то нехорошее, глядя на него. Поэтому я хочу, что ты…
     - Да! – ответил Агустин, не дослушав.
     Он чуть ли не светился. Муромец понимал, что он чувствует, но всё равно решил его предупредить.
     - Агустин, не обольщайся. Он может с таким же успехом и проиграть тебе.
     - Я знаю.
     Да, Агустин понимал это. И даже если Муромец ошибся и это будет ещё один мусор, Агустин был рад. Рад и благодарен тому, что, хотя бы на мгновение он сможет ощутить это чувство. Чувство предвкушения и небольшого волнения, пусть даже итог разочаровывающим.
     - Тогда я сказал, всё что хотел.
     Не прощаясь, Муромец встал ушёл по своим делам, оставив Агустина одного. Он ещё несколько минут посидел, наслаждаясь хорошей погодой. После этого он встал и направился туда, куда шёл до этого. По пути встретив ещё несколько ведьм.
     Как и в прошлые разы он улыбнулся и слегка поклонился им, чем вызвал привычную ответную реакцию. Но в отличии прошлых раз, он не чувствовал к ним ненависти или отвращения. Возможно это был первый раз, когда на душе за много лет у него было так спокойно.
     
     Возможно это первый раз, когда у него на душе было так неспокойно.
     Рей возвращался к себе в номер. Его мысли, словно карусель, не прекращали крутиться вокруг предстоящего события.
     Со стороны могло показаться, что от Рея осталась одна оболочка, которая бесцельно бродила по городу. Возможно, это было от части правда. Рей настолько глубоко ушёл в свои мысли, что не замечал, как попал в торговый квартал. Не замечал он, как менялось окружение вокруг, людей, которые обходили его сплошным потоком. И как за ним следовал человек.
     Мысленно он возвращался к тому моменту в раздевалке. Когда объявили о его сопернике.
     Агустин Леорийский.
     Даже на слух это имя и фамилия звучат благородно. И почему-то от этого Рею становилось только неспокойнее.
     Как поведал им рыцарь, они будут сражаться на той же самой арене. Однако на этот раз она будет покрыта магией.
     Она создавала иллюзии. Как Рею объяснили, он будет находится на арене в иллюзорном состоянии. Ему могут отрубить руки или ноги, даже голову и он будет чувствовать боль. Но в конечном итоге реальное тело не пострадает.
     Рею это напомнило некоторые фантастические истории про виртуальную реальность. Правда здесь её заменяла магия, а ещё чувствовалась боль. Ему может даже было бы интересно это попробовать, если бы не падение духа перед таким сильным противником.
     Не добавляло радости и сложившиеся отношение общества к нему. Не успел он поступить, а стал уже самым ненавистным человеком в Твердыне мира. Рей боялся, что если он поступит, то столкнётся со множеством проблем из-за предвзятого отношения людей. А всё потому, что он просто оказался умнее их.
     Конечно некоторым людям тяжело принимать такую реальность. Судя по всему, они привыкли к хорошей жизни, честным поединкам и благородным поступкам. Но к сожалению, мир был чуток иной. И Рей не собирался становиться жертвой ради того, чтобы не разрушать их иллюзии.
     Хотя теперь можно не волноваться о репутации. Да и предстоящий поединок с трудом можно было назвать честным, если учесть, что он и его противник находятся на разных уровнях.
     Рей ещё раз прокрутил правила в голове. Там говорилось, что нельзя использовать магию и дальнобойное оружие. Следовательно, всё остальное можно. Возможно зрители будут ожидать честный и красивый бой на мечах, но Рею придётся их разочаровать. Где у него нет шансов победить, так это на мечах.
     Должен был быть другой способ. Ему просто надо понять, как сражаться с противником. Тот наверняка возьмёт меч. Значит Рей должен использовать что-то другое. Но что?
     Магию и дальнобойное оружие нельзя. Но значит можно использовать то, что не является оружием. Возможно что-то бесконтактное. Но это уже может попасть под дальнобойное.
     Рей вздохнул, потёр виски и оглянулся. Только сейчас он понял, что очутился по среди толпы людей и лавок, забитых едой.
     «Ого, значит я вышел к рынку.»
     Словно напоминая о себе, желудок издал урчание. Это напомнило Рею о том, что он ничего не ел с утра. А ещё то, что его подопечные тоже всё это время оставались голодными.
     Купив немного фруктов, хлеба, вяленого мяса, сока в кувшине и опустошив свой кошелёк на четыре бронзовых, Рей отправился к себе в гостиницу. Стоило покормить девушек, да и самому спокойно поесть.
     «Так что же делать?»
     Этот вопрос он повторял себе раз за разом. Драться на мечах не имело смысла. С тем же успехом можно выйти и без него. Метательное оружие? Вряд ли он даже попасть сможет. Или может что-то типа копья? Хотя им будет неудобно управляться, да и промах сразу оставит его открытым. Есть ещё кистень, но им он без проблем может и самому себе голову проломить, так что это тоже отпадает.
     Любое оружие не подходит. Любое, потому что он ни с одним не умеет управляться. Это тоже самое, что драться с закрытыми глазами против обычного солдата. Шансы были бы равные.
     «Вот бы этот Агустин оказался бы слепым. Тогда бы шансы были бы равными.»
     Хотя это была глупая мысль. Лучший воин оказывается слепым…
     Неожиданная мысль заставила Рея остановиться. Если Агустин окажется слепым…
     Неожиданно он понял, что на горизонте его сознания появился план. План, который может сработать.
     
     Две девушки сидели друг на против друга на кровати.
     Не часто им выпадало так спокойно поговорить друг с другом. Прошлый хозяин всегда находил им работу. А ещё был всегда рядом, так что обсудить что-либо наедине у них не было возможности.
     - Так как тебе он? Я видела, что ты к нему забралась. Не уж то… - Нэнси хитро взглянула на Кио, заставляя ту отвести взгляд.
     - Нет, всё было не так…
     - Не так? Он тебя затащил?
     - Да нет же! Я просто думала, - голос Кио стал едва слышен, - что если с ним заняться… Ну это, ты поняла…
     - Сексом? Ты это имела в виду?
     - Да. Если я его устрою, то может он не будет видеть в нас бесполезные вещи.
     - О как.
     Нэнси был искренне удивлена этим поступком. Кио никогда особо не принимала решений. Она была пугливой и неуверенной. А ещё доброй, и иногда наивной, что делало её легкой мишенью в этом враждебном мире. В основном за них обоих, если того требовала ситуация, принимала решения Нэнси.
     А сейчас она пошла на такой шаг. Конечно для Нэнси в этом не было ничего необычного. Она бы спокойно пошла на подобный шаг, если от него была бы польза. Но для Кио это было настоящим подвигом.
     Чувства, которые испытывала Нэнси к Кио можно уверенно назвать сестринскими. В этой иерархии Нэнси всегда была старшей сестрой. Она всегда несла ответственность за них обоих. И сейчас, понимая, на что была готова её младшая сестрёнка ради неё, в ней вновь проснулись эти чувства.
     - Ну иди сюда. Обниму тебя.
     Под шутливостью она пыталась спрятать свои тёплые чувства, что она испытывала к Кио. Она всегда так делала. Рей бы сказал, что она выглядит очень мило, когда их проявляет. Возможно это понимала и Нэнси, от чего испытывала дискомфорт.
     - Отпусти меня, – запищала Кио, пытаясь вырваться из объятьев.
     - Моя девочка так выросла! Дай хотя бы тебя обнять.
     - Ну хватит.
     Кио кое-как оторвала от себя Нэнси. Она была вся красная и с недовольным выражением лица смотрела на Нэнси. А та только хитро улыбалась.
     - Так расскажи мне. Когда нам успели дать имена?
     - Ну, когда ты спала, он решил, что нас надо как-то звать.
     - И меня теперь зовут…
     - Нэнси.
     - Нэнси? Нэнси, Нэнси, Нэнси… - несколько раз повторила она, словно пробуя на вкус новое имя. – Нэнси значит. Я не помню, чтоб меня вообще как-либо звали с рождения, но ничего против имени не имею.
     К тому же, имея имя, она чувствовала себя кем-то большим чем просто вещью, но решила этого не говорить.
     - А тебя зовут…
     - Кио.
     - Кио? Я бы сказала, что тебе оно идёт.
     - Правда?
     - Ага. Такое же маленькое и милое как ты.
     - Да ну тебя. И вообще, что ты подразумеваешь под словом «маленькое», – надула губы Кио.
     - Ну уж точно не то, что ты имеешь ввиду. – Нэнси красноречиво посмотрела на её грудь.
     Та, уловив её взгляд, покраснела.
     - Она не маленькая!
     - Ого как. Кио, неужели тебя волнует размер твоей груди?
     - Не волнует!
     - Да неужели? С каких пор ты стала об этом волноваться? Неужели…
     Нэнси перевела свой взгляд на соседнюю кровать.
     - Нет! Ничего такого! Я даже не думала! – Кио отчаянно замотала головой и руками. Со стороны это выглядело забавно. А для Нэнси это лишь послужило своего рода подтверждением.
     - Так вот оно в чём дело! – Нэнси как бы между делом поправила свою грудь. – Кио, ты влюбилась?
     - Нет! Всё совсем не так!
     - А как? Расскажи, твоей старшей сестрёнке очень интересно! Обещаю не смеяться.
     - Ты не моя старшая сестра.
     - Однако не только кровное родство решает, сестры мы или нет. Наши отношения тоже как сестринские. Так что не стесняйся.
     Лицо Нэнси стало сразу ласковом и мягким. Такое перевоплощение из дерзкой и немного пошловатой девушки в любящую сестру заставило бы удивиться многих людей. Но для Кио это было привычно. Она не раз видела Нэнси такой. Особенно часто она видела её с таким лицом, когда та хотела её успокоить или помочь.
     - Можешь не строить такое лицо, меня этим не возьмёшь.
     - Да ладно тебе. Я первый раз вижу тебя такой… - Нэнси сделала жест рукой, подбирая слова. –Целеустремлённой, точно. Первый раз ты такая.
     - Это не из-за него. Вернее, из-за него, но не из-за любви к нему.
     - Тогда?
     Кио замялась прежде чем ответить.
     - Просто я подумала, что если я его не привлекаю, то он может избавиться от меня. Я думала, что он купил нас только ради этого. А моя грудь… Ну ты понимаешь?
     - Маленькая?
     - Не маленькая! Вернее, она меньше твоей, но она не маленькая! Я думала, что я ему не по душе и он от меня избавится. А может избавится и от тебя тоже, ведь ты была в таком состоянии! До этого я никогда о себе не думала в таком плане. А тогда мне казалось, что это может сыграть решающую роль. Он же мог избавиться от нас обеих.
     Кио замолчала, словно беря небольшую передышку для того, чтобы разобраться в своих чувствах.
     - Но он оказался другой. Ему не нужно было это.
     - С чего ты взяла?
     Кио кратко рассказала произошедшее вчера Нэнси.
     - Поэтому теперь я думаю иначе.
     - Как?
     - Ну… он другой.
     - Я это поняла. Но ты не сказала, что о нём думаешь.
     - Не знаю. У нас до этого был всего один хозяин. И на фоне его новый хозяин намного добрее. И мне тяжело описать чувства к нему. С одной стороны, я благодарна, с другой стороны в нём словно что-то есть. Что-то хорошее, которое делает меня немного счастливее, когда он рядом. Хотя, наверное, странно говорить это, когда мы его знаем всего один день.
     Нэнси тоже плохо в этом разбиралась, так как сама не имела отношений и могла полагаться только на свою интуицию и чувства. И единственное, что она могла сказать было то, что, когда на фоне не самых хороших людей появляется кто-то, кто добор к тебе, конечно же первой реакцией будет благодарность.
     А ещё чувство, словно этот человек особенный и он очень важен для тебя. Но будет оно вызвано не самим человеком, а его поступком. Он же может оказаться тем ещё подонком. И это принесёт очень много боли.
     Нэнси не была такой наивной как Кио и отлично понимала, что их новый хозяин может оказаться одним из таких. И для Кио, которая слишком мягка и наивна, это будет тяжёлый удар. Ещё один нехороший поворот в её жизни. Здесь Нэнси могла ей только посочувствовать.
     Нэнси вздохнула и повернулась к окну. Она не хотела, чтоб Кио увидела её чувства. В конце концов, сейчас об этом не имело смысла волноваться. Что будет, то будет. Раньше они как-то справлялись с подобными разочарованиями и сейчас справятся.
     Неожиданно на её голове появились кошачий уши. Те самые, которые были у неё ночью. Они слегка дёрнулись.
     - Хозяин возвращается.
     Слух Нэнси позволял ей слышать шаги ещё с лестницы, даже если кто-то крался. А по ней поднималось немало народу. И шаги её нового хозяина она бы не спутала ни с кем другим. В конце концов сегодня утром, когда он уходил, она их тоже слышала.
     - Было бы неплохо, если бы он принёс нам поесть.
     - Это слишком нагло! – тут же отреагировала Кио. – Вот за такое тебя и накажут. Рей сам решит, когда кормить.
     - Но согласись, было бы неплохо, если бы он покормил нас сейчас.
     Кио промолчала. Как ни крути, а Нэнси была права.
     В замочной скважине заскрипел ключ и через секунду в комнату вошёл Рей. Он шёл словно зомби, медленно переставляя ноги.
     Пройдя около стола, он бросил на него сумку.
     - Там еда. Распределите между собой. И меня не трогать.
     С этими словами он повалился на кровать, словно убитый.
     - Может вам сделать массаж или ещё что-нибудь? – тут же спросила Нэнси в своей обычной манере, из-за чего заслужила колючий взгляд от Кио.
     - Я же сказал, не беспокоить. Иначе еду отберу, – пробубнил в подушку Рей.
     Он всем своим видом показывал, что сильно устал и не настроен вести разговоры.
     Нэнси только пожала плечами и полезла в мешок.
     - О, вы купили мяса! И… Сок! Сладкие булочки!
     Выудив из мешка яблоко, она бросила его Кио, которая неуклюже поймала его.
     - Хозяин, вы нас балуете.
     - Отстань от меня, Нэнси.
     - Ну не будьте таким ворчливым. Я пытаюсь выразить то, насколько рада и признательна вам, - сказала она, хотя по голосу было отчётливо слышно, что она издевается над ним.
     Кио толкнула Нэнси в бок, всем видом требуя её прекратить. Но Нэнси только посмотрела на неё невинными глазами и продолжила.
     - Вы сегодня выглядите до ужаса подавленным, хозяин.
     - Я просил назвать меня Рей, – ответил он, сделав вид, что не заметил, как она сказала это специально.
     - Прошу прощения. Ну так что случилось?
     - Ничего, – тут же ответил Рей. У него не было никакого желания делиться своими переживаниями. В конце концов он уже решил, что делать. Теперь оставалось дождаться завтрашнего дня. Это, наверное, было самым тяжелым испытанием за сегодня. В конце концов, нет ничего хуже, чем дожидаться неприятностей.
     А ещё зрители… Как они его сегодня провожали. Рей уверен, что они его и встретят так же. А потом ещё с ними учиться. Неизвестно, сможет ли он долго продержаться под потоком ненависти.
     Но волноваться об этом он будет после боя. Как бы он хотел, чтоб тот день или никогда не наставал или настал как можно быстрее. Всё лучше, чем ждать его.
     
     И настал следующий день быстро.
     С этой точки зрения Рея можно было считать счастливчиком. Ему не пришлось долго ждать и мучиться. По большей части это была заслуга его самого. Он просто уснул, а когда проснулся, было раннее утро.
     Поэтому у него было достаточно времени, чтоб спокойно собраться, поесть то, что осталось от вчерашней покупки и пойти к Твердыне мира.
     И вот он опять в том же самом помещении, так похожем на раздевалку. Сейчас здесь осталось не так уж и много человек. Большинство уходили парами за вчерашним рыцарем. Когда они уходили, через несколько минут можно было услышать, как раздавались крики. Рей предположил, что так встречали будущих соперников.
     «Даже гадать не надо, как будут встречать меня, когда я выйду.»
     Эта мысль пронеслась в его голове уже бессчётное множество раз. Неужели его так волнует мнение других о нём? Или это привет из прошлого? Может быть над ним издевались раньше, из-за чего у него подсознательный страх перед толпой?
     Рей тряхнул головой. Неподходящий вопрос перед боем. В конце концов с приветами из прошлого надо разбираться на чистую голову и спокойную душу, а не в такие моменты. В комнату вошёл рыцарь и забрал с собой ещё двоих. В комнате осталось ещё меньше участников. Скоро настанет и его очередь.
     Где-то вдалеке послышался шум толпы, встречающей новых участников.
     
     На арене объявили результаты.
     Однако Агустин даже не прислушивался к ним. Ему был наплевать кто кого победил. Ему вообще было наплевать на всех окружающих. Окружённый постоянным вниманием, он привык к нему и даже ревущая толпа не могла его заставить волноваться.
     - Спасибо Джозеф, - улыбнулся он парню, который помог ему застегнуть рыцарские доспехи.
     Конечно он мог сделать это и сам, но ему бы пришлось провозиться намного дольше. Парень только кивнул головой и выдал что-то типа: «Нет проблем». Было видно, что он был счастлив помочь ему.
     Один из многих, кто пытался ему угодить. А ещё эта противная счастливая морда, словно он вот-вот кончит от радости.
     «А если бы я попросил тебя лизнуть мои ботинки, ты бы сделал это с такой же улыбкой, отброс?» - подумал Агустин.
     Его раздражало лицо паренька, и он бы с удовольствием срезал бы его мечом. Но только…
     Это всё мечты. Он никогда не сделает этого. В конце концов на нём лежит будущее его дома.
     Ему зачастую предлагали помочь, и он редко отказывался. Для всех он должен быть приветливым парнем, который рад любой помощи.
     Однако внутри его интересовало: они помогают потому, что хотят почувствовать, что даже он не идеален или же им нравится пресмыкаться перед другими?
     Скорее всего второй вариант.
     Словно псы на привязи, они готовы были сделать всё что он хочет. От этого ему было противнее, хотя он никогда этого не показывал. И ладно, он был бы ведьмой. Потому что подобное он мог увидеть, когда просила что-то ведьма.
     Как и среди солдат, среди ведьм были свои любимицы. Девушки обычно вились вокруг них как мухи. Что касается парней, то те вообще были готовы голову разбить о крепостную стену, просто для того, чтобы заслужить их взгляд.
     Особенно популярны были ведьмы при службе. Так называли ведьм, окончивших уже обучение и служащих в рядах войск Твердыни мира. Хотя обычно их называли просто ведьмами, а тех, кто учится - учащиеся. Парней же называли или солдат, или курсант соответственно.
     Одними из самых популярных среди ведьм была непобедимая четвёрка. За ними ходило столько ухажёров и фанатов, что можно было бы создать небольшой городок.
     Хотя по прошествии некоторого времени их логичнее называть двойкой. Дело было в том, что в неё входили ангел, истинная ведьма, вампир и демон. Логично, что ангел ушла первой. А потом, шесть месяцев назад, после неприятного инцидента из компании ушла и истинная ведьма.
     Ей дали высокую должность в группе расследований. Агустин мечтал поговорить с ней о том, что случилось в Городе Забвения, но к сожалению, она не часто появлялась здесь. Да и после произошедшего говорили, что она изменилась до неузнаваемости. Из высокомерной и гордой девицы, любящей внимание она превратилась замкнутую девушку, слабо реагирующую на окружение.
     Жизнь действительно может преподнести сюрприз.
     Например, кто мог знать, что появится предположительно сильный противник? Ради этого человека Агустин даже надел полный комплект брони и взял лучший меч. Хотя до этого он обходился обычным мечом. Но Агустин считал, что если есть хоть малейшая угроза, то подготовиться к ней надо как следует.
     Он слышал, как многие выражали сомнение по этому поводу. Эти дебилы считали, что его противник не настолько страшен. Но обычно подобные дебилы потом оказываются с проткнутым горлом сопляком где-то в подворотне, потому что пренебрегли безопасностью.
     К тому же он слышал это от Муромца. Если даже тот, видавший множество битв, чувствовал неладное, то ему и подавно надо было подготовиться.
     И вот ворота перед ним стали медленно поднимать. И сразу же послышался голос диктора. В этом не было ничего необычного. Вступление и соревнование было своего рода праздником и традицией, где оно превращалось в шоу. Были и те, кто ставил здесь ставки.
     - И вот настал последний поединок. Дамы и господа, хочу вам представить первый за множество лет бой, который пойдёт с некоторыми изменениями! И так, позвольте вам представить первого участника!
     Ворота тем временем полностью открылись. Открылись ровно тогда, когда пришло время объявлять его.
     - И первый участник… АГУСТИН ЛЕОРИЙСКИЙ!!! ЛУЧШИЙ ИЗ ЛУЧШИХ!!! СЕГОДНЯ ЗА ДОЛГОЕ ВРЕМЯ ОН ВЫХОДИТ НА БОЙ!!!
     Видимо никто не знал, что он будет учувствовать. Или же все знали и хорошо претворялись. В любом случае его чуть не сдуло аплодисментами, визгами и криками. Причем визги неслись преимущественно с трибун с ведьмами. Настолько оглушительно его приветствовали, что даже уши заложило, а тело пробрало дрожь.
     Агустин прошёл к кругу в центре арены и встал у его края.
     Если даже ему стало неспокойно, то как себя чувствует новичок?
     - А теперь дамы и господа, - продолжил диктор, когда все немного поутихли, - противником столь сильного воина будет…
     С другого края из тени коридора появилась фигура.
     - РЕЙ КЛОД!!! ЧЕЛОВЕК ПОБИВШИЙ РЕКОРД ПРОШЛОГО РЕКОРТСМЕНА И МНОГООБЕЩАЮЩИЙ ВОИН!!!
     Одинокую фигуру встретила абсолютная тишина. Такая, что можно было услышать насекомых за ареной. Посреди поля пролетела непонятно от куда взявшийся ком сухой травы. Казалось мир остановился. Агустин даже оглянулся, чтоб проверить, не умер ли мир разом.
     Но нет, все молча смотрели на человека, появившегося из противоположных ворот. Агустин даже почувствовал что-то подобное на жалость, хотя уже давно подобного не испытывал. В конце концов, не все выдержат подобное.
     Но ситуация в корне изменилась через секунду.
     Пока новичок шёл к краю круга шум толпы стал нарастать. Сначала появились отдельные крики и свист. Потом это всё нарастало до тех пор, пока не сравнялось по громкости с приветствием Агустина. Только сейчас они кричали другое.
     - НИЧТОЖЕСТВО!!!
     - ПОЗОР!!!
     - ДОЛОЙ ЕГО!!!
     Всё это слышалось обрывкам через всеобщее «Фу-у-у», которое переросло в дружное «Пошёл вон». Казалось, все сошли с ума. Это же надо было так рассердиться на него. Как Агустин слышал, единственной его виной было то, что он обошёл полосу препятствий, так как это было разрешено, а не полез как остальные дебилы на неё.
     Ему даже стало жалко этого новичка. Не каждый удостоится такой ненависти, причём откровенно незаслуженной. Не его вина, что остальные тупы и читать не умеют нормально.
     Пока новичок приближался к линии круга, Агустин не сводил с него глаз. Он старался заметить любую мелочь. Несколько кинжалов висело на нём. На правой стороне висел меч. Из защиты на нём были остроносые железные ботинки от рыцарских доспехов, шлем и защита предплечья на левой руке.
     Было странно, что он надел броню частично. Да и вообще, набор брони очень странный. Это было явно не просто так. И меч с правой стороны. Левша? Или же ему так удобнее доставать? А ещё кинжалы. Вернее, их количество – семь штук. Будет метать? Ведь это не запрещено, а насколько Агустин понял, парень любит нестандартный подход. Скорее всего у него что-то ещё есть, но сейчас Агустин этого не видел.
     Когда он подошёл к линии круга, Агустин слегка поклонился, приветствую его. Новичок сделал тоже самое. Раздался голос диктора, который заставил шум затихнуть.
     - Противники. Правила просты – запрещено использовать магию и дальнобойное оружие. Победит тот, кто убьёт противника. Пусть победит сильнейший! Бой начался!
     Агустин почувствовал, как тело словно на мгновение что-то обволокло. Это включилась магия иллюзий, полностью передающая боль и имитирующая его тело, но защищающая его настоящего.
     Агустин в мгновенно выхватил меч. Его движение было очень быстрым. Некоторые не успевали даже меч поднять, когда он уже наносил удар. В другой ситуации он бы поступил так же, но не сейчас. Это был не тот противник, с которым можно провести такой дешёвый трюк. Хотя может он и был таковым, но Агустин не собирался рисковать.
     Всё его внимание сосредоточилось на противнике. Он замечал каждое движение. Для него в данный момент они казалась словно в замедленном времени. И Агустин не спешил подходить.
     Было тут действительно что-то не так. И дело было не только в странном выборе брони и оружия. Теперь Агустин понимал Муромца, когда тот сказал, что чувствует что-то не то.
     Его противник даже не вытащил меч. Он просто шёл по кругу в противоположную сторону от Агустина, держа расстояние. Нетипичное поведение. Неужели он настолько уверен? Или же это трюк? Агустин не мог вспомнить, чтоб когда-нибудь его бой начинался подобным образом.
     В любом случае противник наверняка рассчитал, что успеет защититься или даже нанести сокрушительный удар, если Агустин бросится к нему. Значит следовало пока держать расстояние.
     Агустин не отводил от него взгляда, держа меч наготове. Может быть он попытается метнуть кинжал, а меч — это отвлекающий манёвр? Или наоборот? Что он хочет предпринять? Это был явно необычный противник и следовало остерегаться его. А ещё его правая рука – она так странно раскачивалась, словно была обездвижена. Но это было конечно же невозможно.
     Агустин не знал, сколько прошло времени. Он не упускал противника из виду, а тот продолжал ходить с ним кругами. Все чувства Агустина обострились. Он был готов к любому движению. Но именно это его и настораживало. Что если его противник просчитал всё это. Что если он и ждёт от него типичных действий?
     В этот момент противник сделал свой ход. Он схватил кинжал и метнул его в сторону Агустина. Но это было так медленно…
     Агустин среагировал мгновенно и слишком переусердствовал, отбив кинжал. Тот со звоном улетел и ударился о барьер, защищавший зрителей.
     «И это всё?» - так и хотел спросить разочарованный Агустин. Он ожидал большего. А тут было так, словно тот специально не спеша бросил кинжал. За первым полетел второй, потом третий. Все они были с лёгкостью отбиты.
     Трибуны подняли весёлый крик.
     - Вперёд! – кричали они, увидев, как он легко отбил кинжалы и думая, что у его противника нет шансов. Они поддерживали Агустина.
     Но Агустин видел это всё иначе. Пусть это и было относительно быстро, для него это очень медленно. Это его и насторожило. Противник явно понял, что этим его не возьмёшь, так зачем он повторяет это?
     Ещё два кинжала были отбиты и Агустин напрягся до предела. Он был уверен, что что-то сейчас произойдёт. А в следующее мгновение…
     В его лицо полетел мешочек.
     Небольшой мешочек. Агустин отреагировал мгновенно, разрубив его пополам. Но стоило ему это сделать как из разрубленного мешочка появилась облако пыли. Он полетело в сторону Агустина, после чего растворилось в воздухе.
     «Что это было?»
     Агустин не мог понять, что сейчас произошло, но внутреннее чутьё подсказывало, что это и была ловушка. Но что за ловушка?
     Ответ пришёл через несколько секунд.
     Его глаза стало нестерпимо жечь. Каждый вдох словно начал разъедать его лёгкие. Нос жгло так, словно с него сдирали кожу. А через мгновение вся эта боль усилилась многократно.
     
     Противника можно ослепить. Тогда на рынке Рей вспомнил газовые баллончики. Конечно в этом мире их не было, но были специи. Рей не поленился потратить две бронзовые на самые жгучие порошки.
     Он купил самые острые и по заверению продавца, где даже небольшая щепотка неразбавленных специй сможет заставить гореть его рот минут десять.
     Сейчас он мог наблюдать их действие.
     Сначала его противник стоял, словно не понимая, что это было. В этот момент сердце Рея замерло в ожидании. Но через несколько минут Агустин схватился за лицо. Вернее, за шлем, словно пытаясь прикрыть лицо. Но было уже поздно.
     Надо отдать должное – он не выронил меч. Но согнулся, вцепившись в забрало свободной рукой. Он сделал несколько шагов то влево, то вправо, словно потеряв ориентацию в пространстве.
     Трибуны, которые несколько секунд назад поддерживали его, замолкли. Они явно не понимали, что происходит. Рей злобно ухмыльнулся под маской. Настал момент растоптать их героя. Конечно, он не имел ничего против Агустина, но если таков его путь к Твердыне мира и ответам, то он его пройдёт.
     Он вытащил меч и направился к Агустину.
     Он с самого начала всё продумал. Сначала использовать кинжалы, чтоб отвлечь его внимание, а потом бросить мешочек со специями, чтоб тот на автомате отбил его. Шлем он надел на всякий случай. Ботинки же только из-за носков, чтоб в случае необходимости пнуть противника острым носком. Защиту на предплечье он надел так же на всякий случай. Так как у него была всего одна рука, то защищаться тоже придётся ею. Она будет подобием щита.
     Остальную броню он не стал надевать – он бы только утяжелила его и сковывала бы движения.
     Конечно, была вероятность, что Агустин не ударит по мешочку и бросится сразу ему на встречу, но Рей рассудил, что это мало вероятно. В конце концов, результат оправдывает риск.
     Рей подошёл к нему.
     И в этот момент Агустин наотмашь ударил мечом.
     Это было очень быстро. И очень близко. Недостаточно близко, чтоб вспороть ему живот и выпустить внутренности. Но этого хватило, чтоб оставить на животе глубокий порез. Скрипнув зубами от боли, Рей сделал шаг назад, попутно попытавшись прикрыть себя от второго удара своим мечом.
     Раздался удар метала о метал. И меч Рея, словно в красивом фильме, улетел, сделав несколько кувырков в воздухе.
     Можно сказать, Рею повезло и ему удалось частично защититься. Но удар был такой силы, что его меч воткнулся в землю в метрах десяти справа от него. И теперь он был безоружен, не считая нескольких кинжалов.
     Тем временем Агустин встал в стойку собираясь проткнуть Рея. Ещё мгновение и он воткнёт в него меч. Рей замер осознавая, что с такой скорость, с какой двигался Агустин, он просто не успеет отпрыгнуть…
     Агустин замер.
     Они оба замерли.
     Рей стоял, чуть приподняв руки, словно хотел оттолкнуть кого-то. Агустин - направив меч прямо на него.
     И никто не двигался.
     «Он меня решил пощадить?» - мелькнула нелепая мысль в голове у Рея. Однако по-другому объяснить ситуацию он не мог. Он просто стояли, замерев друг на против друга.
     Это было настолько странно, что Рей начал сомневаться, а не мертв ли он и не кажется ли это ему.
     Но осознание того, что происходит появилось через несколько секунд спустя.
     Агустин очень медленно повернул голову сначала в одну сторону, потом в другую. Но он не поворачивал голову в сторону Рея.
     Теперь до Рея дошло, в чём было дело. Агустин теперь полагался только на слух. Тогда, когда Рей подходил, его было слышно из-за железных ботинок. Когда он остановился, Агустин тут же его потерял.
     Но ситуация создалась патовая. Один не может бить, потому что может только слышать. Другой не может двигаться, так как издаёт шум, а оружия нет.
     «Хотя почему нет?»
     Рей очень медленно достал кинжал. Он не собирался метать в его. Был уверен, что даже не воткнёт его в Агустина. Вместо этого он кинул его с боку от Агустина. Раздался едва слышимый звон метала.
     Агустин среагировал молниеносно. Тут же сменил стойку и махнул в том направлении мечом. Будь там Рей, то его бы разрезало бы пополам.
     Не теряя времени Рей тут же отскочил, увеличивая дистанцию с Агустином и бросился к мечу. Агустин, услышав его, сделал кувырок в сторону Рея и махнул мечом. Рей чудом успел отпрыгнуть, а в следующее мгновение сделать шаг назад – в том месте где он был, опустился меч, образовав небольшую воронку. Таковой была сила удара.
     Агустин, осознав, что промахнулся и упустил свой шанс, повернул голову к Рею. Очень медленно, словно идя по тонкому льду, Агустин стал двигаться в его сторону. Тот уже добравшись до меча и выдернув его из земли, повернулся навстречу Агустину.
     Ботинки. Его железные ботинки выдают его. Недолго думая, Рей целой рукой расстегнул защёлки и снял их. Под босыми ногами захрустел песок, покрывающий пол арены. Взяв в руки меч, он снова стал увеличивать расстояние между собой и Агустином.
     Агустин, до этого уверенно шедший в сторону Рея замер. Оглянулся. И уже не самым уверенным шагом двинулся вновь в сторону Рея, то и дело поворачивая голову то влево, то вправо.
     «Вот это слух!» - восхитился Рей. Он даже с такого расстояния улавливает его движения. Неудивительно, что его считают лучшим среди всех.
     Отойдя на достаточное расстояние, Рей остановился. Аккуратно положил меч на землю и вытащил ставшийся кинжал. При этом он медленно переступал с ноги на ногу специально скрипя песком под ногами.
     Как только Агустин приблизился, Рей замер. Сейчас очень важно было действовать быстро и точно. Когда его противник оказался на расстоянии метра, Рей подбросил кинжал. Тот упал за спиной Агустина.
     Как и предполагал Рей, тот среагировал предсказуемо – обернулся на звук. Рей тут же подхватил меч с земли и бросился к нему.
     И в этот момент Агустин сделал нечто неожиданное.
     Словно ожидая удара в спину, он резко развернулся и сделал колющий удар в сторону приближавшегося Рея. Однако промахнулся на чуть-чуть. Меч прошёл сквозь парализованную руку. Раздался хруст ломаемой кости. Можно было только порадоваться, что рука не чувствует боли.
     Как только меч прошёл сквозь руку Рея, Агустин дёрнул меч на себя, чтоб нанести ещё один удар. Но этого времени не хватило.
     Меч Рея прошёл между нагрудными доспехами и шлемом. В ту самую область, которая хуже всего защищена. Возможно это была удача, а не точный расчёт. Но как бы то ни было, меч вошёл туда по середину и вышел другой стороны. Во все стороны брызнула кровь.
     Агустин тем временем вытащил меч из его руки и сделал замах. Однако в нём не было уже той скорости. Казалось меч над его головой на мгновение завис. Словно силы в этот момент резко покинули его. Рей спокойно (не совсем спокойно, но Агустин бы назвал такое движение медленным) отскочил от него на безопасное расстояние.
     Взмах и несколько шагов. Это было всё, на что был способен Агустин. После этого он упал на колени. Попытался встать, однако ноги подогнулись под тяжестью тела, и он упал на землю. Кровь быстро растекалась, окрашивая песок в красный цвет.
     Рей молча смотрел на поверженного противника. Он не мог поверить, что ему удалось победить. Возможно из-за этого он ощущал нечто странно внутри. Словно что-то проснулось. Или же это было от физической и моральной усталости.
     В следующее мгновение тело Агустина стало распадаться. Это выглядело так, словно оно превращалось в золотую пыль и её сдувало ветром. Зрелище было действительно потрясающим. Она разлеталась над ареной и исчезала в небе. Одновременно с этим, кровь с руки Рея и рана покрылись той же золотой пылью. После того как она исчезла, на руке ничего не было видно. Даже одежда была целой.
     И он мог бы порадоваться всему этому, если бы не крики толпы. Они возможно начали высказывать своё негодование по поводу проигрыша своего кумира ещё до того, как он их услышал (а вернее, когда их герой был повержен), но это вряд ли бы что-то изменило.
     Он стоял, понурив голову и не испытывая радости от победы. Возможно потому, что он был единственный, кто её хотел. И разделить радость с кем-нибудь он не мог. Ведь остальные хотели его проигрыша. Немного несправедливо, не так ли?
     Все они кричали Рею примерно одно и тоже. Весь общий смысл можно было выразить несколькими словами: порочащий честь, недостойный здесь быть и просто очень плохой человек. Естественно это всё было сказано в более грубой форме.
     Но почему неправ он? Рей хотел задать этот вопрос им, но понимал его не услышат. А если и услышат, то проигнорируют его.
     Они наверняка понимали, что у него нет шансов. Неужели они действительно думали, что он будет драться честно? Да и вообще, слово «честно» уместно тут? Если учесть, что один из них новенький, а другой – один из лучших. Неужели это для них честно?
     Видимо толпа именно так и считала. Честно драться с заведомо слабым противником, но не честно использовать приёмы, на подобии этого. Это было похоже на лицемерие.
     Так что единственное, что ему оставалось – молча слушать это всё.
     
     - Великолепно! Просто великолепно! Я никогда такого ещё не видела! Чтоб так разобраться с ним. Я думаю, что у нас появился новый лучший боец, – воскликнула Лилит, глядя на новичка.
     Он стоял, опустив голову. Видимо, он смерился со своим положением. Неприятно, однако мнение толпы всегда будет решающим фактором. Возможно в Серебряных землях, где закон стоял даже выше монарха, было бы всё по-другому. Но они скорее исключение из правил. Здесь другое государство и другие порядки.
     - Боюсь, другие с тобой не согласятся, – сухо возразила Калипсо.
     - Да что мне другие, - отмахнулась Лилит. - Как я скажу, так оно и будет. К тому же разве это не добавляет вкуса, когда все ненавидят того, кто оказался лучшим. Это как пряности к блюду. Так будет только интереснее и вкуснее…
     Все отлично понимали, кого она подразумевала под блюдом.
     - Лилит, стоит ли мне напоминать о правилах? – спросила Манила.
     - Конечно же нет! Я всё равно их нарушу. К тому же, никто передо мной не устоит, и я не нарушу правила, – последнее предложение она сказала с хитрым видом.
     - И всё же это был самый странный бой, который я видела, - Рафаэлла внимательно посмотрела на парня. – Вам не кажется, что у него правая рука обездвижена?
     - Невозможно. Кто придёт сюда с обездвиженной рукой? – тут же ответила Манила. – Хотя мне на мгновение тоже так показалось.
     - Может он левша, – сказала Лилит.
     - Может. Но теперь это не имеет никакого значения. Парень прошёл это испытание. Значит придётся его брать в Твердыню мира. – Манила посмотрела на Муромца.
     Однако он ничего не ответил. Подперев подбородок кулаком, он продолжал всматриваться в паренька перед собой. Ему не было дела до пустых разговоров этих женщин. Да и его мало волновали их проблемы.
     Он приходил сюда только чтоб взглянуть на новеньких так как ему предстояло их обучать. Это было своего рода смыслом в его жизни. В каждом рекруте, каким бы он не был ничтожным после отборочных испытаний Муромец видел своего подопечного. Того, за которого он отвечал и которого должен был обучить.
     Но этот… Муромец не мог выразить словесно, что чувствовал по отношению к нему. Даже когда его спросил Агустин, он смог только сказать, что чувствует что-то нехорошее глядя на него. То, что могут уловить только прошедшие через множество битв и видавшие на своём веку немало людей. Словно хищник, который может понять, добыча перед ним или источник опасности.
     И как он не пытался отогнать эти мысли, у него не получалось. Почему обычный паренёк, каких миллионы заставляет его так напрягаться? Что с ним не так? Или же может сам он на старости лет уже впадает в старческий маразм?
     Конечно Муромец сомневался, что паренёк несёт опасность. Что бы не твердили его инстинкты и интуиция, глаза было не обмануть. А они видели того, кто не мог даже мечом нормально замахнуться.
     «И всё же я буду за тобой приглядывать, хорёк», - мысленно пообещал ему Муромец. В конце концов, осторожность никогда не мешала, а его интуиция его очень редко подводила. И если что-то произойдёт, он будет готов.

Глава 7

     Рей очень медленно направлялся домой. После того, как он покинул арену прошло около часа. А он даже не дошёл до таверны, где остановился. Рей словно зомби шёл в толпе, не обращая внимания на окружающих, но при этом прекрасно ориентируясь и не сталкиваясь ни с кем.
     И причиной этому было его состояние.
     Ещё тогда, после арены, когда он не покинул Твердыню мира, его голова неожиданно стала болеть. Сначала казалось всё вроде было не так уж и плохо. Но потом головная боль усилилась. Казалось, он многократно возросла и теперь кто-то терзает его головной мозг когтями.
     Но в тоже время его чувства обострились. Его зрение, казалось, стало шире. Нет, он не мог видеть на многие километры маленькие вещи. Просто теперь он видел практически всё вокруг. Рей понимал, в чём дело. Он просто лучше стал видеть боковым зрением. Он мог смотреть прямо, но при этом видеть надпись слева и разглядеть лицо мужчины справа. Он замечал детали, которые не заметил бы в обычной жизни.
     Лицо женщины у прилавка, дети, бегающие в толпе. Человек выглянувший в окно и спрятавшийся обратно. Стража, вроде бы неприметно стоящая в тени дома и наблюдающая за улицей. Он видел это всё.
     И это всё обрушилось на его бедный головной мозг, заставляя того напряжённо обрабатывать информацию.
     Но это была не единственная беда. Весь мир стал более синим. То ли во все цвета добавили синей краски, то ли он надел очки с синими линзами. Нет, белый оставался белым, красный оставался красным. Люди и дома были тех же цветов, что и раньше. Но теперь они были словно с оттенком синего.
     А слух… Нет, он не стал лучше. Рей не мог расслышать из-за шума толпы тех, кто торговался у прилавка. Или разговор двух старух и двери дома. Но зато он мог спокойно услышать все разговоры в зоне досягаемости слуха. Он мог слушать одновременно всех и понимать о чём они говорят. Например, позади него две женщины говорят о том, какая же шлюха дочь другой женщины. А мужчина у прилавка торгуется и пытается сбить цену ещё на три медных.
     Казалось, что сам мозг смог впитывать больше информации. Смог одновременно усваивать всё, что происходило вокруг. Но, судя по всему, из-за этого шёл во все тяжкие. Ещё и зрение. От такого голова Рея кружилась и чудо, что он мог спокойно идти, не теряя равновесие.
     Хотя нет. Правильнее сказать, чудо, что он вообще ещё в сознании, а не отключился от такой боли.
     И всё это произошло после боя. Неужели у него такая реакция на стресс? Или может от голода у него галлюцинации? Может и наоборот, он съел что-то вчера и от этого только сейчас галлюцинации начались?
     «Не может пройти и дня, чтоб что-нибудь не случилось.»
     Это удручало. А ещё предстоит найти этот банк памяти в Твердыне мира. И неизвестно, что там ещё произойдёт. И люди его ненавидят. И два раба за спиной, из-за которых на него косо смотрят. Это если не вспоминать, что есть кто-то желающий ему смерти из того заброшенного города. Теперь ещё и мигрень.
     И вроде бы этих проблем немного, но та скорость, с какой они появляются реально пугает.
     Если так дальше пойдёт, до в принципе через месяц он может воевать со всей страной и быть самым опасным человеком в этом мире. Хотя это и была шутка, но доля правды в ней прослеживалась. Неприятности сыпались на него как листья в осеннем лесу.
     Рей наконец достиг таверны. Медленно открыл дверь и зашёл внутрь. Со стороны это выглядело так, будто на своей спине он нёс большой мешок муки.
     Рею даже оглядываться не пришлось. Он и так всё видел и всё замечал. С утра ничего не изменилось. Грязные столы, отсутствие посетителей, бармен, который хмыкнул и улыбнулся, когда Рей вошёл. Правда он улыбнулся скорее презрительно, чем радостно, но Рея сейчас это не беспокоило. Главное, что он сможет лечь и поспать. В крайнем случае он примет что-нибудь из своих запасов в аптечке, если станет хуже.
     Однако Рей сразу понял, что подобному не бывать, как только он засунул ключ в замочную скважину. Ключ отказывался поворачиваться. Рей сразу напрягся. Что-то внутри подсказывало об опасности. Головная боль ослабла, а на её место пришли мысли. Его мысли.
     Правда теперь они были холодными и спокойными. Расчётливыми, будто в голове уже был не его мозг, а компьютер. Они были спокойными, словно ничего не происходило, несмотря на то, что сердце учащённо забилось.
     «Что-то не так», - произнёс он про себя, глядя на дверь.
     В первую очередь ключ мог не поворачиваться из-за двух причин. Первая – замок сломан. Но сегодня утром он работал, так что вариант отпадает. Вторая – дверь уже открыта.
     И именно эта мысль и вызвала беспокойство.
     Кио и Нэнси заперли дверь за собой. Рей запретил им выходить без него на улицу, и даже без этого запрета он был уверен, что они бы добровольно не вышли. А раз дверь открыта, значит кто-то сам вошёл внутрь. И судя по тому, что дверь выглядит целой, у него был ключ, или он открыл её отмычками.
     Рей толкнул дверь, и она легко распахнулась.
     В комнате было пусто.
     Ни Кио, ни Нэнси, ни посторонних людей.
     Рей медленно вошёл в комнату. Теперь его особенность зрения играла ему на руку. Он замечал всё. И всё это мог спокойно анализировать.
     Комната выглядел ровно так, как и раньше. Ни следов борьбы, ни сломанной мебели. Однако кое-что тут же бросилось в глаза.
     Цепей Нэнси не было. Одна кровать, на которой он спал была заправлена. Другая, принадлежащая рабыням, была вся растрёпана. С кровати на пол было стянуто одеяло.
     «Словно кого-то силой стянули.»
     Больше ничего тронуто не было. Рей заглянул под кровать и обнаружил свою сумку. Внутри, как и раньше лежал рюкзак, пистолет, аптечки и всё то, что было до этого.
     Значит это были не воры. Иначе бы они забрали хотя бы зубы тираннозавра. Их целью были исключительно рабыни.
     Зачем?
     В голову тут же пришёл старик. Тот самый писклявый старик на площади, который хотел наказать Нэнси. Неужели он пришёл сюда ради того, чтобы отомстить? Или может у них были другие враги?
     Рей решил пока остановится на том, что это был неизвестный. Тот, кто знал, где Рей, Кио и Нэнси живут. А ещё он имел ключ.
     Рей посмотрел в угол. Будь у него рентген-зрение, он бы смотрел сейчас ровно на бармена. На того, кто имел ключи от всех комнат. Наверняка он имел дубликаты или ключ от всех замков. И уж точно должен был заметить того, кто приходил сюда. В конце концов посетителей было здесь не так уж и много.
     Рей подхватил сумку и, не потрудившись даже закрыть за собой дверь, вышел в коридор. От сюда он мог услышать своим аномально хорошим слухам, как бармен насвистывал какую-то мелодию.
     «Слишком хорошее настроение у тебя», - подумал Рей. И это было явно не с проста. Ведь когда он зашёл в таверну несколько минут назад, то тоже заметил его взгляд и ухмылку. Таково лицо человека, который сделал подлость за спиной и теперь наблюдает за результатом.
     Теперь Рей практически с полной уверенностью мог сказать, что бармен тоже замешан и наверняка знает, кто заходил. Или по крайней мере может его описать.
     Рей спустился вниз и тут же направился к бармену. Тот даже не посмотрел в его сторону, продолжая насвистывать.
     - Кто-то приходил ко мне сегодня? – тут же спросил Рей. Не имело смысла ходить вокруг да около.
     - Нет, - ответил бармен, достал тряпку и стал натирать барную стойку.
     - Ладно, кто-то вообще приходил сегодня?
     - Нет. Ты первый.
     - Ни поднимался на второй этаж, ни просто заходил в таверну?
     - Нет. Но если ты ищешь тех баб, то они ушли.
     - Ушли?
     Рей даже не думал о таком варианте.
     Если они действительно ушли пока его не было? Решили, что это их шанс на свободу? Но с другой стороны Кио так боялась остаться без хозяина, пусть и с Нэнси. Её свобода заставляла дрожать от ужаса, нежели привлекала. Да и Нэнси вряд ли бы ушла сам, не послушав мнения Кио.
     Но если даже взять такой вариант, то без денег далеко не уйдёшь, а кошелёк здесь. И как был он полным, так и остался.
     Значит бармен врёт.
     - Ты врёшь.
     - Не наглей парнишка, – голос бармена сменился с ехидного на угрожающий.
     - Я ещё раз спрашиваю, кто приходил? Кто забрал их?
     - Ты забываешься. Если не закроешь свой рот, я вытолкаю твою грязную жопу от сюда!
     «Так я ничего не добьюсь».
     Одновременно с той мыслью, Рей начал действовать.
     Это было похоже на то, когда человек рефлекторно ловит предмет, брошенный ему, или отскакивает от проезжающего велосипедиста.
     Рей резко дёрнулся вперёд. Настолько быстро, что бармен даже не успел среагировать. В следующее мгновение он ударил его в нос здоровой рукой. Послышался хруст. Но на этом Рей не остановился, он, не дав бармену оправиться, схватил его за волосы и ударил головой о барную стойку. Раздался ещё один хруст и чавкающий звук.
     Всё это Рей сделал буквально за секунду. Он даже не задумывался о своих действиях, но когда задумался, было уже поздно. Рей успел пожалеть о содеянном, но отступать было некуда. Да и вряд ли бармен расскажет ему просто так или даже за деньги.
     Рей притянул голову бармена к себе.
     - Я ещё рас спрашиваю, где девушки? Кто их увёл? Иначе на стойке в следующий раз останутся твои зубы.
     В ответ рука бармена нырнула под стол, а через мгновение появилась с огромным кинжалом.
     Будь Рей сейчас в обычном состоянии, он возможно бы и не смог увернуться. Однако сейчас действия бармена были как в замедленной съёмке. Рею даже голову не пришлось поворачивать – боковым зрением он и так всё отлично видел.
     Когда нож оказался достаточно близко, Рей отпустил волосы и схватил кисть с ножом. Резко повернул. Пальцы на руке разжались и нож выпал. Но прежде чем тот коснулся стойки, Рей поймал его и воткнул в другую руку бармена, которая лежала на столе. Он вложил в этот удар все силы и ему удалось пригвоздить руку к стойке.
     Все действия бармена выглядели медленными и неуклюжими, поэтому сделать это не составило у Рея труда. Что касается прибитой руки к стойке, то Рей решил, что теперь не время для благородства. Речь теперь шла о том, убьют его или нет. Если бы не его странное состояние, то скорее всего ему бы уже вспороли горло. И вряд ли бармен признался бы в убийстве. Скорее всего, просто бы спрятал его труп.
     Конечно, могли быть и другие способы разобраться с ситуацией, но Рей подозревал, что пока он что-то выяснит, с девушками произойдёт что-нибудь непоправимое. К тому же у него был пистолет и в крайнем случае он мог им воспользоваться. Но Рей надеялся, что до этого не дойдёт.
     А значит действовать нужно быстро и решительно.
     Рей вновь схватил бармена, который то ли визжал, то ли орал, за волосы и ещё раз ударил лицом об стойку. Потом ещё раз, и ещё.
     - Где они!? Где девушки!?
     Удар об стойку.
     - Отвечай!
     Ещё удар.
     - Кто их увёл!?
     Опять удар.
     Вся злость, что накопилась в Рее нашла выход сейчас. Этот бармен насмехался над ним открыто, смотрел на него так, словно Рей был мусором. И теперь всё тёмное в Рее жаждало возмездия. К тому же он не был силён и эти удары вряд ли приносили много вреда кроме боли и расквашенного носа.
     - Хтой! Хтой! Я хкажу! – закричал бармен. Звучало так, словно он набил едой рот.
     К тому моменту его лицо было, мягко говоря, помятым. Неправильно согнутый нос. Раздувшиеся губы. Из носа и края губ стекала кровь. Вся стойка была забрызгана кровью, словно кто-то уронил шарик с краской.
     - Кто!?
     - Хтарик!
     - Какой старик!?
     - Главный в борделе!
     Бордель.
     В голове Рея тут же всплыл разговор, где Кио говорила, что лучше погибнуть, чем попасть туда. Эта информация всплыла мгновенно. В другой ситуации Рей не сразу вспомнил эти слова, если бы вообще вспомнил. Но сейчас у него словно поиск в голове сработал. При этом он не на мгновение не отвлёкся от бармена и уже думал, что делать дальше.
     - Как он выглядел?
     - Я не хнаю!
     Ещё один удар об стойку.
     - Как он выглядел?
     - Обкный хтарик! Х двумя охранниками!
     - Что за охранники? Два здоровенных мужика, выше меня на голову?
     - Да!
     Значит этот самый старик. Сказать ещё точно нельзя, но шанс такого варианта велик. И мотив тоже присутствует.
     Месть.
     Рей вздохнул. Если их увёл тот старик с двумя мужиками, то у него проблемы. Большие проблемы. Вряд ли он сможет зайти туда и словно рэмбо всех победить. С другой стороны, у него есть пистолет и можно всех убить.
     Однако несмотря на то, что он только что бил человека об стол, Рей не мог сказать, сможет он выстрелить в человека или нет. Одно дело – бить, другое – убивать.
     «Но если я ничего не сделаю, их убьют.»
     Бежать к солдатам? А если они подкуплены? Ведь, казалось бы, каков шанс, что бармен будет знать их, а вон как вышло. Или же его выследили и потом подкупили бармена? Может получиться и так, что стражники задержат его за избиение.
     Немного посомневавшись, Рей решил.
     Он отпустил бармена и полез в сумку. Достал пистолет и спрятал в карман. Тем временем бармен уже успел вытащить кинжал из руки. Но не успел ничего сделать. Рей выхватил нож и направил его на бармена.
     - Показывай, где это место.
     - Нет!
     - Я вскрою тебя если не покажешь.
     - Ты не понимаех, хто там х тобой хделают!
     - Это мне решать, но если ты меня не отведёшь, то узнаешь, что я с тобой сделаю.
     Рей рассчитывал, что сможет справиться с несколькими людьми.
     В обычной ситуации он бы конечно и с одним не справился. Особенно в таком состоянии. Но сейчас необычная ситуация, да и он сам стал необычным. По большей части он рассчитывал на своё странное состояние в котором он видел и слышал всё в зоне досягаемости и где движения выглядели необычно медленными, а его необычно быстрыми. Он не знал с чем это связанно, да и не до этого было сейчас. И если что-то пойдёт не так, он будет стрелять.
     Сейчас он был в ответе за девушек. В тот момент, когда он не прошёл мимо, их судьба попала в его руки. Как по бумагам, так и по-человечески. Без него они погибнут. А если учесть, что о борделях говорила Кио, то это был бы не самый страшный итог.
     
     Они остановились у невзрачного дома. Это был один из множества домов, которые располагались здесь. Они находились около стены и стояли очень плотно друг у другу. По той маленькой улочке, что шла между домами могли поместиться максимум три человека. Или один очень толстый.
     В отличии от остальной части города здесь было очень серо. Словно краски поблекли в этом месте. Повсюду бегали крысы. Пахло экскрементами. То тут, то там встречались бродяги и нищие, все грязные, некоторые покрыты язвами, некоторые шрамами. Некоторые, судя по запаху, даже не трудились снять штаны, чтоб сходить в туалет.
     На своём пути он встретил много людей, как женщин, так и мужчин. И все они выглядели подстать этому месту.
     «Действительно, район падших. Как звучит, так и выглядит».
     Сейчас они стояли у дома, который практически не выделялся за исключением двери. Если в других домах она выглядела чаще всего старой и ненадёжной, то здесь на вид она была прочнее чем сам дом.
     В принципе, даже без помощи бармена, знай, примерно где находится этот дом, Рей смог бы его найти. Как по двери, так и по дороге, которая ровно до этого места была относительно чистой и убранной. Видно, что её пользуются и стараются содержать в относительной чистоте. Когда они проходили мимо таких же улочек, те были покрыты слоем грязи и ещё бог знает, чего.
     Состояние, в котором был Рей, до сих пор не прошло. Он до сих пор видел и слышал всё вокруг. И весь мир был с оттенком синего.
     - Это хдесь.
     Бармен указал на прочную дверь.
     - Стучись.
     - Но…
     Рей даже слушать не стал. Он надавил кинжалом на спину.
     - Стучись и скажи, чтоб впустили нас. Или я сам это без тебя сделаю.
     Рей сказал это спокойно, однако внутри всё дрожало от страха. Сердце билось так, словно он пробежал не один километр. Однако на внимательность и способность холодно мыслить это никак не влияло. У него даже руки не дрожали. Словно его состояние блокировало всё, что могло помешать ему.
     «Зайду и выйду. Всё. Надо забрать их. В Твердыне мира они будут в безопасности. Просто забрать.»
     Бармен постучал в дверь.
     Через несколько секунд открылось небольшое окошко в двери. Рей тут же прижался к стене, чтоб не выдать себя. При этом нож рей от бармена не убрал.
     - Во имя богини Нуары, Бигпиг, что с твоим лицом?
     Рей надавил ножом на живот бармена, чтоб заставить того ответить.
     - Малкихка! Он прихол ко мне и хейках ихет хтарика!
     - Так что ты сюда пришёл, дубина!? Ты же выведешь его на нас!
     - Я знаю, куда он похол. Надо его перехватить и ихбавитьхя. Где хтарик?
     - Он внутри, с девушками. – Человек ненадолго замолчал, после чего продолжил. – Окей, я передам старику что случилось. А то потом проблем не оберёмся.
     - Походи! Мне надо переховорить со хтариком.
     - Зачем? – с недоверием прищурился охранник.
     - По хелу, хто он мне дал.
     - Ладно, заходи.
     Окошко закрылось. Послышался шум открываемых запоров и через несколько секунд дверь открылась.
     - Давай бы…
     Рей подскочил и что было силы толкнул бармена внутрь. Тот запнулся об порог и повалился на охранника. Они оба рухнули на пол. Рей запрыгнул внутрь.
     Он оказался в небольшой комнате из которой выходи коридор. Скорее всего это было что-то вроде пропускного пункта. Помимо этого, в комнате был ещё один охранник. Он стоял практически у стены и если бы не зрение Рея, он бы его мог и не заметить.
     Это и спасло его. Второй охранник замахнулся, но ничего сделать не успел. Рей действуя автоматически пнул его в пах. Тот согнулся пополам. Рей подскочил схватил его здоровой рукой за голову и со всей силы ударил его коленом в лицо, отправив охранника на пол.
     К тому моменту первый охранник успел выползти из-под бармена. Он выхватил меч из ножен и бросился к Рею. Рей резко ушёл влево, избежав меча и ударил охранника в горло. Тот не успел закрыться и рухнул на колени держась за горло и хрипя. Рей встал прямо перед ним и с силой ударил его ногой в лицо. Охранник без сознания повалился на землю.
     Тем временем, второй начал приходить в себя.
     Не дав ему и шанса, Рей подскочил к нему и так же как с первым пнул его в лицо. Через мгновение в комнате было два охранника без сознания и бармен, который судя по всему тоже отключился.
     Если учесть, что охранники были крупными мужчинами с оружием и мышцами, Рей мог гордиться, что смог уложить обоих. Хотя заслуга принадлежала больше его состоянию, чем реакции и силе.
     В этом состоянии все движения врагов были словно в воде. И это дало Рею возможность успеть отклониться и нанести ответный удар. Помимо всего прочего некоторые приёмы он делал автоматически. Это как кататься на велосипеде. Если сесть на него, то равновесие само собой будет держаться. Тут некоторые приёмы так же получались сами собой. Словно Рей уже делал их когда-то или они были заложены у него в голове.
     Быть может это привет из прошлого? Он же не знает, кем был и сейчас просто проявляются навыки из его прошлой жизни.
     Об этом он думал, пока шёл по коридору, одновременно улавливая все звуки и любые подозрительные движения.
     Коридор оказался длиной около двадцати метров, и единственная дверь была в конце коридора. За ней слышались голоса. Несколько голосов. Рей мог сказать, что там как минимум было три.
     А когда он открыл дверь, то выяснил, что человек внутри было восемь. Шестеро из которых, скорее всего враги.
     Большое помещение с приглушённым светом. Стены были обвешены бордовыми коврами, пол застилал такой же темно-красный ковёр с узорами. Красные кресла, барная стойка с алкоголем. Всё говорило о том, что это бордель. Даже цвет был подобран подстать к назначению этой комнаты.
     Когда Рей зашёл в комнату, один из громил находился за барной стойкой. Двое, те, которых он видел на рынке, стояли за спинами двух девушек, обмотанных цепью. Тот самый писклявый старик, что был на рынке стоял перед ними. За его спиной ещё один охранник. И один с арбалетом сидел в углу комнаты на диване.
     Все взгляды в комнате обратились сразу к нему. Даже девушки посмотрели в его сторону. В их глазах был страх, надежда и неверие в то, что они видят. Правда неверие в происходящие было видно на лицах всех присутствующих. И первым пришёл в себя старик. Значит можно спокойно сделать вывод, что он самый главный здесь.
     - Вот так сюрприз! Я-то думал, что у тебя кишка тонка окажется сюда прийти, малец, – сказал старик.
     Когда он не кричал своим ужасно писклявым голосом, его даже можно было спокойно слушать.
     - Признавайся, подкупил бармена и охранников, чтоб сюда прийти? – он говорил таким голосом, словно разговаривал с любимым внуком.
     - Я его убедил. Всех убедил, что мне просто необходимо попасть сюда.
     У всех, кроме старика появилось недоумение на лице. Не зря он был главный, раз всё сразу понял, подумал Рей.
     - Вот значит, как. Сложно поверить, глядя на такого калеку как ты, но мир полон удивительных вещей. Как знать, вдруг ты один из них.
     Калека… Звучит неприятно, но в принципе он угадал.
     - Я пришёл за девушками. Давайте я их заберу и забудем обо всём.
     Все засмеялись. Ну ещё бы. Рей понимал, что фраза звучит мягко говоря глупо и наигранно. Как в дешёвом боевике, где супер-мачо приходит всех спасать. Но здесь не боевик и он не супер-мачо. Из его уст она звучит очень глупо. Но ничего другого в голову не пришло.
     - Неужели ты думаешь, что раз пришёл сюда, то можешь сказать такую пафосную фразу и забрать их?
     - Эм… Нет. Но надеюсь, что всё обойдётся и вы их отдадите.
     - А я вот сомневаюсь в этом. Вряд ли ты можешь что-нибудь за них предложить. Да и если бы предложил, я бы тебе их не отдал. Тут уже дело принципа и чести.
     - Чести? То есть украсть двух девушек – вопрос чести?
     Старик скривился.
     - Не говори ерунды. Мы все знаем, кто эта девчонка.
     Он ткнул своей тростью в живот Нэнси. Та согнулась, не издав ни звука. Кио хотел броситься к ней, но стоявший сзади амбал схватил её за волосы и удержал на месте. И ни одна не издала ни звука. Никто не хотел радовать похитителей криками боли.
     Рей спокойно наблюдал за этим. Конечно, в душе он испытывал желание подойти и засунуть эту палку этому старику в одно место. Но его останавливали две причины.
     Первая – охранники которые могли бы его спокойно убить. Конечно с теми двумя он разобрался, но где гарантия, что сейчас это сработает?
     Вторая - не имело смысла бросаться или кричать. Это не исправит положение. Единственное, что можно было предпринять, так это сделать то же, что и с охранниками на входе. Но справиться ли он?
     - Мимик. Не самый опасный, конечно, представитель нашего мира. Но в то же время не самый простой. Не человек, не зверолюд, не фури. Довольно редкий и необычный вид. Однако они и очень опасны, так как не знаешь, что от них ждать.
     - Зачем она вам?
     - Ты уже должен был знать. Она ударила одного моего человека. Пришлось потратить на него магическое лекарство, чтоб убрать такие раны. Так что это не более чем месть.
     - Не слишком честно. Она не убила его.
     Старик рассмеялся, словно это была очень смешная шутка.
     - Но если я не отомщу, все будут думать, что тоже имеют право на такое. Такие вот происшествия надо решать сразу. Я может и убивать не буду. Свежие тела всегда нужны борделю.
     Старик подошёл к Кио и провёл по её лицу ладонью.
      - И кстати…
     Старик посмотрел на Рея. Его взгляд на мгновение стал острым и холодным. Возможно это был взгляд того человека, кем был этот старик в молодости. Такого же решительного, но молодого и ещё полного жизни.
     - Раз ты пришёл сюда, наверняка понимаешь, что от сюда уже не уйдёшь. Мне очень интересно, как ты прошёл сюда. Изволь продемонстрировать мне, старику, который думает, что уже всё видел в этой жизни.
     Рей дёрнулся рукой в карман и…
     Нащупал только пустоту. Пистолет в другом кармане!
     Но было поздно. Тот, кто стоял около старика уже был рядом с ним и поднял свой меч. Даже со всей скоростью, пока он достанет и выстрелит…
     Мгновенно голову наполнил гул. Словно вибрация, которая исходил откуда-то из самого мозга. Мир вновь стал как в воде.
     Рей не стал доставать пистолет. Вместо этого он дёрнулся вперёд. Так как громила занёс меч над головой, он просто не мог защитить открывшийся торс. И шею. Как и в прошлый раз Рей не сильно ударил в неё и ушёл в сторону.
     Громила обрушил меч на то место, где до этого стоял Рей, после чего сам рухнул на колени закашливаясь. Рей словно футбольный мяч пнул того в лицо и громила завалился на спину.
     Все выглядели изумлёнными. Они не могли поверить в то, что такой как Рей только что уложил громилу. Знай Рей, что этот громила отправил на тот свет немало воинов, он бы понял их удивление. И непонятно, то ли силу громилы преувеличили, то ли Рей оказался чересчур сильным.
     Первым опомнился старик.
     - ЧТО ВСТАЛИ!? УБЕЙТЕ ЕГО!!! – завизжал он на весь зал. У Рея даже уши заложило от его крика.
     Двое, что стояли за спинами девушке вытащили мечи и бросились ку нему. Тот что был за барной стойкой вытащил арбалет. Сидящий на диване охранник тоже уже вскочил и прицелился.
     Рей побежал на встречу двоим амбалам. Когда первый попытался воткнуть в него меч, Рей просто ушёл в сторону, пропустив его мимо. И тут же ударил второго, который бежал вслед за первым в челюсть. Но сил Рею явно не хватало. Единственное, чего он добился, так это того, что тот просто отступил на шаг.
     Боковым движение Рей заметил движение и резко присел. Меч прошёл прямо над его головой. Хоть на этот раз движения охранников и были быстрее, в этом странном состоянии Рей всё равно успевал реагировать.
     Он обернулся, не забывая он двух стрелках… И тут же отвел голову в сторону. Стрела пролетела рядом с его щекой, оставив на ней порез. А вот здесь он чудом успел увернуться. И дело не в том, что реакции не хватило. Просто тело не успевало двигаться с такой же скоростью. Человек за баром стал вновь перезаряжать арбалет.
     В этот момент второй охранник уже пришёл в себя после удара и замахнулся мечом. Как и в прошлый раз, Рей ушёл в сторону от удара. Только теперь он что было сил ударил кулаком в кисть противника. Рука того разжалась, и он уронил меч.
     Первый вновь нанёс удар. Лезвие меча прошло по диагонали слева на право. Рей сделал в этот момент шаг назад, избегая удара, потом шаг вперёд и ногой ударил того в пах. Тот согнулся пополам.
     В этот момент мимо пролетела стрела. Это был выстрел арбалетчика у кресла. Если бы тот не промахнулся, то Рею бы пришёл конец. Второй арбалетчик тоже прицелился.
     Рей бросился к тому, у кого выбил и руки меч. Охранник замахнулся кулаком, но ничего не успел сделать. Рей схватил его руку и, действуя интуитивно словно делал это не раз, крутанулся, выворачивая её и заламывая за спину охраннику. Развернул его так, чтоб он оказался между ним и стрелком…
     Через мгновение тело охранника дёрнулось. Рей отпустил его и бросился к стойке. Ему даже оглядываться не надо было чтоб понять – стреляющий промахнулся и попал в своего же. Арбалетчик сразу стал перезаряжать арбалет. Но к тому моменту, как он его перезарядил, Рей был у стойки. Попутно заметив и увернувшись от ещё одной стрелы, он перепрыгнул через стойку и с ноги ударил охранника в лицо ногой. От такого удара, пусть и от слабого противника, он отлетел в полки позади. Посыпались бутылки, по залу разнеслись звуки разбившегося стекла.
     Рей подхватил арбалет нацелил его на второго арбалетчика.
     Он никогда до этого не стрелял. По крайней мере, насколько он сам помнил. Однако рука привычно нацелил арбалет на противника, словно до этого Рей делал подобное множество раз. Выстрел – стрела угодила охраннику в плечо. Охранник вскрикнул и выронил арбалет, так и не перезарядив его до конца.
     Остался всего один противник, если не считать старика.
     Тот, кому Рей ударил в пах, стал медленно выпрямляться. Рей вновь перепрыгнул барную стойку, подбежал к нему и с размаха ударил прикладом арбалета в лицо. Послышался хруст, брызнула кровь и тот упал сначала на колени, а потом завалился на бок.
     Гул в голове стал спадать. На его место возвращалась боль. Синий оттенок тоже стал потихоньку спадать. Зрение возвращалось в своё нормальное состояние. Слух теперь не улавливал каждый звук. Что ещё важнее, теперь на мозг не сыпалось изобилие информации.
     Можно сказать, Рей возвращался в нормальное состояние. То, которое было до поединка на арене. Словно с ушедшей опасностью уходила и его сила. Правда головная боль усиливалась. Усиливалась так, что у него в глазах начинало всё плыть.
     Он сделал несколько неуверенных шагов, после чего остановился. Такими темпами он потеряет сознание. Но не раньше, чем закончит.
     Рей распрямился и оглянулся на результаты своих деяний. Тот, кого он ранил, продолжал лежать на спине, держась за стрелу. Остальные четверо так и не пришли в сознание. Хотя скорее всего тот, в кого случайно попали стрелой, умер.
     Можно сказать, что он легко отделался.
     Рей повернулся к старику. Тот выглядел так, словно увидел нечто ужасно и не мог поверить своим глазам. Он выглядел напуганным до смерти.
     - Ты! Ты! Ты! Ты даже не представляешь, против кого идёшь! Мы убьём тебя за это! – завизжал старик, когда Рей пошёл в его сторону.
     - Убьёте за это? Так вы и так собирались меня убить сейчас. Так что ситуация не сильно изменилась.
     - Ты поплатишься! Ты ещё не знаешь…
     Что Рей не знал, ему не суждено было услышать.
     Нэнси, как-то выбравшись из оков одним прыжком оказалась рядом со стариком и укусила его за шею. А следующую секунду дёрнула головой и вырвала кусок плоти. В воздух поднялся фонтан крови, забрызгивая всё вокруг. Тело старика начало конвульсивно дёргаться после чего осело.
     Сейчас Нэнси приобрела форму кошки. Глаза с вертикальным зрачком, изменённые ноги, большие руки с длинными когтями, хвост. Клыки, которые торчали из-под губ.
     Увидев её такой Рей инстинктивно отшатнулся. Он даже подумывал убежать, не зная, что от неё ждать. Вдруг Нэнси взбесилась и решила всех перебить?
     - Н-нэнси, что ты творишь!? – Рей встал как вкопанный.
     - Не бойтесь, хо… Рей. Я ещё в своём уме, - словно прочитав его мысли, ответила Нэнси.
     Потом повернулась к Кио.
     - Давай быстрее, копуша. Не заставляй хозяина ждать.
     - Да, да, я сейчас. Быстро…
     Кио заспешила, пытаясь сбросить оковы.
     Для Рея такой поворот событий оказался сюрпризом. Он конечно предполагал, что кто-то может погибнуть, но уж точно не таким способом.
     - Нэнси, что ты собираешься делать?
     - Э-э-э… Тоже, что и вы?
     - Тогда отлично. Уходим от сюда.
      Он развернулся и направился к двери.
     - Уходим?
      И тут же остановился. Развернулся обратно, услышав изумлённый голос Нэнси.
     - Рей, вы хотите уйти и оставить их в живых?
     - Да.
     - Но… Погодите, я чего-то не понимаю?
     Сейчас она выглядела не так как прежде. И речь не шла о внешности. Она смотрела на Рея очень странным взглядом. Он бы даже сказал, подозрительным.
     - Они повержены, я победил. Они без сознания, надо уходить, пока они не очнулись. Я второго раза не выдержу.
     - Надо их добить!
     - Нет. Я не буду добивать их.
     Нэнси повысила голос. Выглядело так, будто она пыталась втолковать очевидную вещь глупому ученику.
     - Надо! Они запомнили наши лица!
     - Сомневаюсь. Единственное, что они вспомнят, так это парня и двух девушек. И в любом случае, они нас не найдут. Я выиграл в поединке и теперь я буду учиться в Твердыне мира. Соответственно, и вы со мной. Это значит, что до нас уже не доберутся.
     - Нет! Это не так! – ответила Нэнси. Кончик её хвоста ходил влево вправо, словно показывая настроение своей хозяйки. Показывая то, что она злиться.
     К тому моменту Кио уже успела выбраться из оков. Она встала рядом с Нэнси.
     Рей не собирался спорить с ней. Если они не уйдут, то скорее всего потащат его на себе. Да и убивать беззащитных тоже не грело душу.
     - Всё, хватит. Кио освободилась. Теперь уходим.
     - Нет!
     - Она права, - тихо сказала Кио. – Нельзя их оставлять.
     Рей был поражён. Чтоб Кио сказала такое.
     «Да, они правы, но… Я просто не могу убить. Рука не поднимается. Одни дело – бой, но сейчас…»
     Конечно, он понимал, что надо избавляться от следов. Он так же делал на рынке, продавая куртку. Здесь то же самое. Но одно дело, продать – другое, убить. Слишком легко сказать и слишком сложно сделать. Если бы они сопротивлялись, то он бы сделал это. Было бы неприятно, но бы пошёл на такой шаг.
     Но когда враги просто лежали на земле, он не мог заставить себя убить их. В конце концов он и не убивал ещё ни разу. Поэтому он надеялся просто убежать, даже несмотря на то, что это повышало риск быть найденным.
     К тому же свою роль теперь играла головная боль. Она практически не давала ему нормально думать. Если бы её не было, он бы мог принят другое решение. Но в данный момент он решил, что лучше уйти. Иначе он отключится прямо здесь.
     Нэнси внимательно всматривалась в лицо Рея, после чего вздохнула.
     - Кио…
     Она не стала продолжать. Кио кивнула головой.
     - Д-да!
     Он неуклюже наклонилась и подняла меч. Но прежде чем уйти, Кио склонила голову.
     - П-прошу простить м-меня, х-хозяин.
     Не поднимая голову и держа неуклюже меч, она убежала в коридор.
     Нэнси и Рей остались наедине.
     - Вы понимаете, что это необходимо?
     - Да. Но я не могу. Не в такой ситуации.
     Нэнси кивнула.
     - Я понимаю. Но в следующий раз вы должны будете сделать то, что от вас требуется. Не ради нас. Ради себя. Потому что это может стоить вам жизни.
     Рей почувствовал, что его сознание мутится. К горлу стала подкатывать тошнота.
     Нэнси плотоядно улыбнулась. Если учесть кровь на её лице, огромные зубы и глаза, это выглядело по истине жутко. Рей неосознанно сделал ещё один шаг назад. Сейчас она была похожа на одурманенного кровью зверя. И Нэнси заметила его реакцию.
     - Уверяю вас, я не причиню вам вреда. Я понимаю, почему вы не хотите убивать их. Они беззащитны, практически сдались. Тяжело поднять неподготовленному меч на человека, который сдаётся. Поэтому я вас не виню. Но они враги. Если они очнутся, они не посмотрят, в сознании вы или нет.
     - Это ты мне ищешь оправдание? Или боишься, что я вас накажу?
     - Даже если бы вы попытаетесь нас убить, я не стану сопротивляться. Как и другая. В конце концов вы наш хозяин. А пока что, наверное, вам ещё не следует на такое смотреть. Вы не готовы к этому.
     - Что ты имеешь ввиду? Повторишь то, что ты сделала со стариком?
     - Возможно, - уклончиво ответила она.
     - Тогда зачем этот людоедский приём?
     - Ну во- первых, показать вам мою суть. А во-вторых… - Нэнси на мгновение задумалась, а потом улыбнулась. – Такова моя натура.
     «Действительно кошка. И ей нравится заставлять людей чувствовать страх», - мелькнула у него мысль, которая в следующее мгновение растаяла в море боли.
     Рей уже не мог больше сдерживаться. Головная боль достигла своего пика. Он перестал чувствовать своё тело. Колени подогнулись, и Рей упал. Он скорее всего бы упал лицом вниз, но оказавшаяся рядом Нэнси подхватила его.
     Ему оставалось надеяться, что она не съест его. А ещё он подумал, убивает ли она, чтоб не оставлять следов или же её намерения от части продиктованы её врождённой жестокостью.
     - Видимо это из-за стресса, - нежно произнесла она словно любящая мать ребёнку, остановившись рядом. – Но не волнуйтесь, когда вы очнётесь, всё уже будет позади.
     Рей закрыл глаза. Тьма сразу заполнила его сознание.
     На мгновение ему показалось, что перед глазами пробежало множество синих букв. Но Рей так и не успел ничего подумать об этом.
     Он отключился.
     
     Я подняла его и аккуратно положила на один из диванов. Да он просто пушинка! Не уж то так мало ест?
     Ну ладно. Оставалось теперь только расправиться с оставшимися. Ну и поесть немного. От это мысли у меня слюнки потекли. Ох, кажется я немного перевозбудилась.
     А вообще, понимаю я хозяина. Пусть он и человек. В моей природе убивать - это нормально. Кио убьёт просто потому, что ей сказали. Конечно ей будет неприятно, но она не будет брать убийство на свой счёт.
     Но хозяин… Он не был воином. Если он ни разу не убивал до этого, то такое станет для него очень нелёгким делом. К тому же по его виду я поняла, что с ним что-то происходит. Скорее всего, реакция на прошедшую опасность.
     Я подошла к человеку со стрелой в плече. Он потерял сознание к этому моменту, так как уже не двигался и просто лежал. Его грудная клетка медленно вздымалась вверх-вниз.
     Я встала над ним. Потом резко опустила лапу прямо в его грудь. Послышался хруст костей и чавканье. И через секунду я вытащила то, что хотела.
     Сердце.
     Я внимательно посмотрела на него. У таких громил сердца хороши. Большие, мясистые, сочные. У старика наверняка не такое, так что даже пробовать не буду.
     После этого я откусила от него кусок. Кровь брызнула из сердца и стала стекать по моему подбородку. Правда я уже была вся в крови и думаю, это будет не сильно заметно.
     Да, действительно. На вкус оно очень даже ничего.
     Многие не знают, что мимики могут питаться не только простой едой, но и людьми. Ну, не только людьми, а всеми человекоподобными расами. Я не знаю, занимаются ли этим другие мои сородичи, но я чувствую голод, когда пахнет кровью. В этом мы схожи со зверьми. К сожалению кровь вызывает у нас что-то типа опьянения. А запах…
     Я вдохнула полной грудью.
     Мда, я давно такое не ела. Поэтому нечего добру пропадать, не так ли? Хотя мне кажется, что стоило ему признаться в этом. Он столько для нас сделал, но ещё не знает, что я людоедка.
     Я подошла к следующему телу. Он ещё дышал. Но ненадолго. Я воткнула лапу прямо в грудную клетку, проломив рёбра. Вытащила сердце. Оно дёрнулась в моей руке и застыло.
     Кушая его, я направилась к следующему телу.
     Вообще, я удивилась, когда увидела, как наш хозяин так резво скачет и дерётся. Если учесть, что он калека. Я бы даже предположила, что он может посоревноваться со мной в скорости реакции.
     Но сказать, что я удивилась тоже неверно. С самого начала я учуяла в нём что-то странное. В конце концов я мимик – не фури и не человек. Даже не зверолюд.
     Моя раса редка и обитает в далёких землях. Я никогда там не бывала. И я не знаю, как попала в рабство. С детства была рабом.
     Зато помню, как съела первого и единственного человека на тот момент. Это был какой-то насильник, который забрался к нам в повозку. Он напал на другую, а я сломала ему шею. В тот момент старого хозяина не было. Поэтому я оттащила тело подальше. Но потом во мне проснулся голод. Я всегда хотела есть, но тот голод был другим. Словно возбуждение, которое не даёт думать нормально. Поэтому я разделась, что не пачкать одежду и съела его.
     Тогда я поняла, что мясо человека очень вкусное. Нет, я не ем людей просто так. Но сегодня другой случай. Они посмели пойти против хозяина. Против другой. Против меня. И к тому же они сдадут нас при первой же возможности. Значит надо от них избавиться. А зачем добру пропадать?
     Вот я и решила совместить приятное с полезным.
     Вытащив сердце у другого и заодно прихватив пару рёбер на закуску, я пошла к следующему.
     Но вдруг, почувствовав движение позади себя, я резко обернулась.
     Хозяин продолжал лежать на диване, однако теперь он лежал ровно. Как доска.
     Испугавшись, что он умирает я подскочила к нему…
     Но остановилась, оказавшись рядом.
     Его глаза были открыты. Его лицо было бесстрастным.
     - Хо… Рей? – позвала я его.
     Он не как не отреагировал. Продолжал лежать ровно и смотреть в потолок. А его глаза… Они сменили цвет.
     Да, да, я не ошибаюсь, они сменили цвет. До этого они были тёмные, а сейчас ярко синие. Жуткие синие глаза. Мне показалось, что они даже светятся. От этого взгляда мой хвост распушился. Вся моя природа кричала, что он опасен. Это не тот человек, который был до этого. Это кто-то… Нет, что-то другое. Жуткое и необъяснимое.
     Я мимик, я могу почувствовать в отличии от людей, кто действительно опасен. Моё чутьё и интуиция острее чем у фури, зверолюдов и других рас. И оно меня не подводило ни разу.
     Поэтому сейчас я могу сказать, что хозяин… Он опасен. То, что я видела до этого, возможно это была реакция на опасность как бывает у животных. Но сейчас, это немного другое.
     Вдруг он весь напрягся. Его руки сжались в кулаки, а лице вздулись вены. При этом его лицо оставалось таким же бесстрастным. Я не смела к нему прикоснуться. Незачем трогать то, что может быть опасным. Но я и не уходила. Если он попытается что-то сделать, я остановлю его. В первую очередь ради него самого.
     Потому что он проявил доброту к нам и не побоялся прийти сюда. Он сделал то, что не делали другие и я чувствую себя обязанной. Это не то чувство, когда я была рабом старого хозяина. Ему я тоже не перечила. Но там я просто считала это нормальным, подчиняться. Здесь я испытываю благодарность и хочу защитить его.
     Не знаю, сколько это продолжалось, но он вскоре расслабился. Глаза его приобрели нормальный цвет и закрылись. Теперь он походил на нашего спящего хозяина. Я даже вздохнула от облегчения. Страх ушёл так же быстро, как и пришёл.
     А это значит, что пришло время кушать!
     Я уже и забыла, что держала в руке. Быстро запихнув сердце в рот и обглодав рёбра, я направилась дальше.
     К этому моменту вернулась Кио. Она держала окровавленный меч.
     - Ты всё сделала?
     - Д-да.
     - Умничка. Хозяин может нами гордиться.
     Я подошла к одному из охранников.
     - Т-ты собираешься…
     - Ага.
     Она немного побледнела. Было видно, что она сдерживает рвотный позыв.
     - Но ты же говорила, что не будешь.
     - Ну, они должны умереть? Так почему бы и не съесть их? Кстати, ты расправилась с теми на верху?
     - Д-да.
     - Перерезала им горло и воткнула в сердце меч?
     Кио кивнула.
     Я это спросила не из любопытства, а просто потому, что хотела убедиться, что она сделала всё правильно. Нельзя допустить промах после того, как наш хозяин так потрудился, чтоб нас найти и спасти.
     - К-кстати…
     - А почему ты заикаешься?
     Кио сначала на меня удивлённо уставилась, а потом густо покраснела.
     - Т-ты жуткая.
     - Я жуткая? Это как-то обидно! Неужели хозяин так же подумал? А я думала, что я красивая.
     - Ты красивая, но не к-когда вся в крови.
     - Ясно.
     Кстати, я заметила, что Кио довольно спокойно относится к такому зрелищу. Конечно, ей неприятно и её тошнит, но это не вызывает у неё ужаса. А ещё она убила людей. Хозяин не смог, а она убила. Конечно, она не принимает это просто близко к сердцу. Возможно даже не до конца понимает, что убивает, но всё же.
     Или же наоборот, понимает и хочет им отомстить.
     Я проделала со следующим охранником тоже самое, что и двумя прошлыми. Увидев это зрелище, Кио отвернулась, прикрыв рот ладонью. Какая же она миленькая. Как хорошо иметь сестру.
     - К-кстати, т-там бармен.
     - Бармен? Какой бармен?
     - Из таверны. Который помог нас украсть.
     Я тут же запихнула сердце в рот и с интересом посмотрела на Кио.
     - Ты его не убила?
     - Нет.
     - Хочешь, чтобы…
     - Да.
     Глаза у Кио зловеще блеснули. Хорошая девочка. Она всегда знает, что делает. Иногда она бывает недотёпой, иногда неуклюжей и наивной. С виду неуверенная и тихая. Но внутри…
     Да… Она не простит такое. Если её разозлить, она становится очень злой девочкой. Я прямо обожаю её за это! Она не простит бармену то, что он сделал. В особенности то, что нашему хозяину пришлось идти сюда.
     И теперь она жаждет мести. Нелегко её довести до такого состояния. Тут надо действительно сделать что-то ужасное. Я сама то несколько раз её такой видела. Хорошая и очень страшная в гневе девочка, которая будет нарезать ломтиками своего обидчика. Вернее, не своего, а хозяина.
     - Окей, мне самой его принести?
     - Д-да, я не унесу его.
     Я заметила, как по её губам скользнула очень зловещая улыбка. Честно говоря, такая улыбка уже во всю играла на моём лице.
     О да, бармен заплатит. Он принёс еду и сказал, что её заказал хозяин. А я даже не учуяла там ничего. Всё дело было в запахе, от которого я начала чихать. Скорее всего, они знали кто я и бухнули туда какую-то приправу.
     Мы уснули, а проснулись здесь.
     И ладно они нас хотели убить, но хозяина… Того, кто так хорошо к нам относится.
     - Надеюсь тебя не вытошнит. Знаешь же, я, бывает, слишком увлекаюсь.
     - Не беспокойся.
      Ещё одна улыбка скользнула по её лицу. В глазах появились два страшных огонька.
     
     Когда мы покончили со всеми охранниками, то решили, что пора уходить.
     Хозяин так и не очнулся.
     Здесь по мимо зала была ещё две комнаты. В первой мы нашли немного денег – две серебряных. Видимо это помещение было комнатой где посчитывали деньги, выпивку и прочую ерунду. Больше ничего интересного мы тут не нашли.
     Другой оказалась комната для переодеваний. Видимо, здесь таких же рабынь, как и мы переодевали в развратные наряды. По крайней мере здесь был внушительный гардероб из полупрозрачных платьев с огромным вырезом в районе груди.
     Хм… Интересно, а увидь меня хозяин в таком плане лёг бы со мной в постель? Не то, что я в него влюбилась, но просто и мне хочется ласки. Хотя, наверное, сейчас не время об это думать.
     Там мы нашли для себя не выделяющуюся одежду и обувь. Кио вздохнула с облегчением. Её нежным ножкам приходилось не легко. Не привыкла она босиком ходить. Все ноги в кровь стёрла. Да и смотреть на нас теперь не будут косо. А то наши лохмотья сразу выдавали в нас рабов. А сейчас мы без проблем сможем смешаться с толпой.
     - Нэнси, Нэнси, мне идёт?
     Ох, не могу привыкнуть к этому имени. Как и к имени Кио. Но раз хозяин дал его, то я просто обязана его носить.
     Кио показывала мне платье. Обычное платье, что носят местные женщины. С одним отличием – оно было новым и невыцветшим.
     - И с каких пор тебя это волнует?
     - Ну… Я подумала, что неплохо носить такое.
      Богиня Нуара, моя девочка растёт.
     - Только не говори, что это ты делаешь из-за хозяина.
     - Н-нет!
     - Ты заикаться стала.
     - Ничего п-подобного! И не из-за хозяина! Просто я хочу в-выглядеть в его глазах…
     - Красивой? И с чего бы это?
     - Не хочу выг-глядеть п-простушкой.
     Вот оно как. Я взъерошила ей на голове волосы.
     Обожаю тебя сестрёнка. Ты бываешь такой милой.
     - Ну тогда я бы сказала, чтоб ты выбрала платье со светло-бежевыми и белым цветами.
     - Думаешь?
     - Абсолютно! Только давай быстрее, надо уходить.
     Да, надо уходить мы с сестрёнкой задержались здесь. Наверное, уже час прошёл после прихода сюда хозяина. Мало ли кто ещё заявится. Не хотелось бы заваливать тут всё трупами.
     - Вот это?
     - Нет. Давай другой, это слишком аляпистое. Ты хоть раз видела, чтоб девушки носили такое?
     - Ну я… Это…
     Эх, ну да, я понимаю, извини. Ты вообще не особо много чего видела. Большую часть времени проводила в повозке.
     Я подошла пробежала взглядом по одежде и вытащила то, которое посчитала нужным.
     - Вот. Я конечно плохо разбираюсь в моде. Но это подойдёт. Я видела его на многих женщинах.
     - Точно?
     - Доверься мне, - улыбнулась я. – А теперь идём. Потом примеришь и, если надо, укоротишь.
     Мы вышли обратно в зал. Хозяин так и спал мирно на диване.
     - Я смотрю, хозяин не сильно то торопится просыпаться.
     - Он просил его называть Реем.
     - Но он не просил его так называть за его спиной, не так ли?
     - Но это как-то неуважительно.
     Я перекинула его через плечо. Сумку подобрала другая.
     - Ничего такого. Я называю его хозяином только потому что он хозяин. Но в лицо я буду называть его Реем.
     Мы обошли тела со вскрытыми грудными клетками. Мда, такой пир вряд ли предвидится ещё. Может стоит почаще наведываться в плен?
     Я улыбнулась глупой шутке.
     По середине лежало тело бармена. Правда теперь опознать его было проблемно.
     Мы дождались пока он очнётся, а потом я медленно разделывала его. За хозяина, за предательство хозяина, за Кио и за себя. Пришлось вырвать ему язык и повредить голосовые связки, чтоб он не орал громко.
     Хочу сказать, что его мясо оказалось довольно вкусным и нежным. Видно, что человек очень хорошо питается и мало двигается. А вот его лицо обгладывать мне не понравилось. Он впитало слишком много запахов.
     Что касается Кио, то она стояла и мужественно смотрела на всё это, иногда рукой прикрывая рот. Хотя её глаза постоянно горели дьявольским огнём.
     Мы отомстили за его предательство, хозяин. Я думаю, вы были бы нами довольны.
     - Кстати, а Рей знает, ч-что ты такая?
     - Какая?
     - Ну, - она запнулась, - людей ешь.
     - Нет. Я ему не говорила. Хотя он может подозревать.
     Кио выглядела рассерженной. Она так мило сердится. Правда она может становиться по истине красивой жуткой девочкой, если её довести. Но это очень тяжело.
     - Но почему!? Ты не можешь такое скрывать! Ладно прошлый хозяин, но Рей должен знать. Он так много для нас сделал.
     - Я знаю. Будет плохо, если это случайно выяснится, а не я сама ему скажу. Но ему было плохо, и я подумала, что для этого ещё не время.
     - Ты ищешь отговорки!
     - Нет, ничего подобного! – И через несколько секунд тишины добавила. – Да.
     - Вот видишь!
     - Но если он узнает, то скорее всего избавится от меня!
     - Не надо было есть их! И не избавится!
     Я увидела, как Кио ещё раз подавила рвотный позыв.
     - Но я не могла сдержаться! Если бы перед тобой поставили вкусный пирог, ты бы его то же съела!
     - Нет, - уверенно заявила Кио.
     Ну в принципе она не врёт. В отличии от меня, она бы ждала разрешения. А я вот могла бы тихонько откусить, не вытерпев. Возможно просто потому, что я мимик.
     - Ладно, просто не говори об этом ему, хорошо? Да даже если кто другой узнает, меня повесят.
     - Так и не надо было так делать! Если тебя повесят, то я одна останусь!
     - Ну не одна… Но ты всё равно пообещай!
     - Конечно! Я же не глупая.
     Глупая. Милая и глупая.
     На выходе мы столкнулись ещё с одним охранником. Не знаю, работал он здесь или нет, но мы практически нос к носу оказались. Даже не задумываясь, я наотмашь ударила когтями по его шее. И тут же отошла в сторону, чтоб меня не забрызгало кровью.
     Он простоял несколько секунд, словно не понимая, что произошло, а потом упал внутрь. Прямо на двух других охранников.
     - Идём, а то ещё кто заявится.
     Когда мы вышли, то я закрыла дверь, чтоб случайные прохожие не заглянули сюда.
     - Куда нам? - Кио посмотрела на меня вопросительным взглядом.
     - Нам надо переждать где-нибудь. С хозяином на плече идти будет подозрительно по улицам.
     - И где?
     - Сейчас найдём.
     Я решила, что лучше остаться в этом районе. Спрятаться где-нибудь и переждать, пока хозяин не проснётся. А там уже он решит, что делать дальше.

Глава 8

     - Только не называете меня хозяином, поняли? Иначе покараю обеих. – Рей строго посмотрел на девушек.
     - Да, – с серьёзным видом кивнула Кио.
     - Ага, - вальяжно ответила Нэнси.
     Рей вздохнул. Оставалось надеяться, что проблем у него с ними не возникнет. Он слышал, что здесь можно иметь прислугу. И он надеялся, что проблем с этим не возникнет.
     Они стояли перед входом в Твердыню мира. Уже знакомые ворота возвышались над ними. И в отличии от прошлого раза, они были полностью открыты. Можно сказать, здесь сегодня был праздник.
     Новые люди, вступившие в ряды Твердыни мира. Курсанты и учащиеся ведьмы. Толпа была у входа внушительной. Парни – кто один, кто с девушкой, кто со своими родителями. Одни были одеты просто, другие в дорогие наряды, что сразу показывало статус.
     Девушек тоже было около сотни. Но они все практически были одеты в дорогую одежду. Видимо конкурс в Твердыню мира у ведьм был жёстче. Рей заметил, что и некоторых был и прислуга.
     Рей с Кио и Нэнси были одеты просто. Вернее, Рей был одет очень просто, а вот они одеты были неплохо. Он бы даже сказал, хорошо. Насколько он понял с их слов, они позаимствовали одежду из гардероба борделя.
     Вчера он очнулся на руках у Нэнси. Она бродила по злачным переулкам района отверженных. Как она сказала, они с Кио уладили дело в борделе. И теперь, не смея вернуться обратно в таверну, бродят здесь с ним.
     Так они и бродили там, а с утра направились сюда.
     У входа стоял огромный деревянный стол, через который проходили люди, называя свои имена и протягивая листы. Этот лист получил и Рей. Он был что-то вроде пропуска.
     - Ну что, пойдёмте.
     Он подошли к одному из освободившихся людей.
     - Добрый день.
     - Здравствуйте. Регистрационный лист?
     Рей протянул ему заранее приготовленный листок.
     - Отлично. Ваши родственницы не могут идти с вами внутрь, так что попрощайтесь здесь и заходите.
     - Но это не мои родственницы.
     Парень вопросительно поднял глаза.
     - А кто они?
     - Моя прислуга.
     - Прислуга?
     У парня вытянулось лицо от удивления. Те, кто стоял рядом тоже стали оборачиваться на него. Всем стало интересно, кто из простых солдат привёл прислугу с собой. Да ещё и две сразу.
     - Но с прислугой…
     - Мне в прошлый раз сказали можно, – тут же ответил Рей.
     - Они ошиблись.
     - Если они ошиблись, то почему те проходят с прислугой.
     Рей указал на дальнюю парочку, где девушка вместе со служанкой прошла в ворота.
     - Но она ведьма.
     - И тоже учащаяся Твердыни мира.
     Парень не нашёл, что ответить. Он начал оборачиваться то влево, то вправо к своим товарищам. Видимо хотел спросить совета, но они только качали головой.
     - Тогда подождите, я спрошу.
     Он ушёл и через несколько минут вернулся с огромным воином.
     Рей его мог охарактеризовать как скалу. Огромную скалу из мышц, которая свернёт шею ему одними пальцами. Он был одет в броню и кольчугу. Его руки бугрились мышцами и были все в шрамах. Это был воин среди воинов. И ещё скорее всего главный среди рыцарей. Позади Рея Нэнси и Кио прижались к друг другу, словно опасаясь за свою сохранность.
     - Значит это ты, с прислугой, так?
     Его голос был низким и твёрдым. У Рея непроизвольно затряслись колени.
     - Д-да.
     Воин окинул взглядом прижавшихся друг к другу Кио и Нэнси.
     - Документ, подтверждающий, что они твои слуги есть?
     - Да.
     Рей вновь полез в сумку и выудил два листка. Как только воин бросил на них взгляд, то тут же стрельнул глазами в Рея. У того холодок пошёл по спине. По лицу можно было понять, что настроение воина кардинально ухудшилось.
     - Вы трое, за мной, – скомандовал он.
     Когда они прошли ворота и отошли на приличное расстояние, воин резко развернулся к Рею. Тот даже вздрогнул от неожиданности.
     - Значит рабы?
     По голосу было сложно определить, злится он или нет. Но то, как побелели его пальцы, которые сжимали листки, говорили, что это ему не понравилось.
     - Да.
     Воин ещё раз бросил взгляд на лист.
     - Ты знаешь, что рабы запрещены у нас?
     - Продажа запрещена… - Рей не договорил. Взгляд воина заставил его замолчать.
     - Да продажа. Но они рабы. Рабы в Твердыне мира. И ещё их две.
     - Но у дру…
     - Потому что они другие, - перебил его воин, словно зная, что тот хочет сказать. – И служанки зачастую не рабы. В отличии от них. Ты привёл рабов. Невольных людей. Тем, кому повезло немного меньше, чем тебе. И теперь хочешь, чтоб они здесь жили?
     - Вы предлагаете мне их бросить на произвол судьбы?
     Неизвестно, куда вёл разговор воин, но такого вопроса он явно не ожидал. Он подошёл к Рею вплотную. Тому стоило огромных усилий устоять на месте. Правда дрожь он не смог удержать.
     Хотя с другой стороны Рей понимал, что правда на его стороне. Даже по закону они считались его собственностью. И что ему теперь делать, если их не пускают? Оставить? Можно сказать, оставить своё имущество? И что с ними тогда будет?
     Конечно Рей думал немного по-другому, но если заходить с точки закона, то он бы сказал примерно это. И воин скорее всего это понимал. Непонятно, о чём воин думал, но точно не о хорошем. От него исходила аура убийства. Он несколько секунд стоял над Реем, после чего буквально втолкнул ему в грудь листки.
     - Они будут жить с другой прислугой. Будут помогать в Твердыне мира. Рыцари должны делать всё сами, поэтому я запрещаю тебе ими пользоваться. Ты понял?
     Рей с готовностью кивнул.
     Не сказав больше ни слова, воин развернулся и ушёл.
     Когда он скрылся из вида, Рей облегчённо вздохнул. Позади него раздались похожие вздохи облегчения.
     - Я думала, он вас убьёт, Рей, - сказала позади него Нэнси.
     Он улыбнулся. Это была улыбка человека, который наконец дошёл до финишной черты. Пусть его ещё и ждали следующие марафоны, этот он преодолел благополучно.
     - Я тоже на мгновение так подумал, - честно признался он.
     
     Пожилой мужчина шёл между домов по грязным улочкам. Он был одет в обычную одежду, но в отличии от местных, отличался чистотой. Его волосы были седыми, а лицо изрезано морщинами. Лицо обрамляла аккуратная борода. С ней он выглядел мудрым учителем или библиотекарем. Он ничем не отличался от остальных пожилых людей. Таких можно было встретить в скверах или в библиотеке. Но не в районе падших.
     У него были мягкие черты лица и, казалось, такой человек не способен сделать что-то плохое. Его знакомые отзывались о нём как о обычном пожилом старике, который был всегда добр и вежлив. Чего не могли сказать те, кто на него работал.
     Он наконец пришёл к месту. Старый дом, ничем не отличающийся от множества других. За исключением двери, которая была массивной и относительно новой. Сейчас она была открыта.
     У входа стояла четыре здоровых охранника. У каждого из них был меч и нагрудник. Минимальный набор охранника.
     Когда пожилой мужчина подошёл к ним, они сразу расступились.
     - Добрых дней вам, господин Ивалон.
     - И вам добрых дней, господа, – ответил он мягким голосом.
     Они почтительно поклонились ему.
     Никто бы не смог сказать, что этот человек - главная фигура в криминальном мире этого города. И тем более, что он очень опасен. Его мягкий голос и манеры иногда сбивали с толку бывалых преступников. Некоторые из них делали неверные решения и сразу расплачивались за это. Но те, кто работал на него, уважали его и знали, что, когда речь заходит о работе, ему лучше не перечить.
     Стоило ему зайти, как в нос ударил запах крови. Внутри было два человека, которые рассматривали оттащенные в сторону тела. Один из них, увидев его тут же подскочил и поклонился.
     - Господин Ивалон, прошу прощения, что вынудил…
     - Достаточно, Грот. Я в любом случае пришёл бы сюда.
     - Да, господин Ивалон.
     Второй человек просто поклонился, не проронив не слова. Все знали, что если Ивалон говорит, то лучше рот не раскрывать. Если вы не один из его приближённых, конечно.
     - Так что здесь произошло? Как я посмотрю, обычная резня.
     - Да, господин Ивалон. Эти убиты мечом. Вернее, двое из них. Удар в сердце и перерезанная шея.
     - А третий?
     - Я бы сказал, что ему наполовину отрезали голову. Но это был не меч. Скорее похоже на когти.
     - Дикие?
     - Очень возможно, господин Ивалон.
     - Ясно, что с остальными?
     - Прошу вас за мной.
     Они прошли по коридору и очутились в зале. Ивалон уже бывал здесь. Несмотря на своё роскошное обрамление, это место вызывало у него только отвращение. Он знал, сколько невинных жизней девушек погублено здесь.
     Один раз он даже подумал прикрыть его, но решил, что это плохая идея. Бордели в городе нужны. Иначе эту нишу может занять кто-то ещё и тогда начнётся новая криминальная война за город. Он не испытывал особой жалости к тем, кто здесь работал, но не считал это всё нормальным.
     Когда он вошёл в зал, то в нос сразу ударил ещё более стойкий запах крови. И взгляд сразу приковался к разорванному телу.
     - Неприятная картина.
     - Очень.
     Ивалон заметил, как Грот старается не смотреть в сторону изувеченного трупа. Потом он оглянулся и заметил ещё несколько таких же. Практически у всех были вскрыты грудные клетки. У некоторых обглоданы руки. Но ни один не был так изувечен как труп по середине.
     Ещё один труп был практически не тронут. Ивалон сразу узнал его. Пискля. Старик Пискля. Он был главным в этом борделе. Много лет он работал здесь. Ивалону он никогда не нравился, и он хотел сменить его, но никто больше не вёл так умело этот бизнес как Пискля. Видимо Пискля допищался.
     - Кто это? – Ивалон указал на труп в середине.
     - Это, как выяснили наши люди, бармен. Он держал таверну около торгового района. Не очень приятная личность. Мы нашли ключи от номеров. Наши люди уже побывали там. Но никого не нашли. Несколько постояльцев, которые там жили ничего не видели и не слышали, так как работают с утра до ночи. А больше никого там и не было.
     - Надеюсь, без крови спросили?
     - Конечно, господин, Ивалон! Пальцем не тронули. Просто спросили.
     - Очень хорошо.
     Все знали, что трогать обычных людей нельзя. Только при крайней необходимости. Иначе в дело могли пойти не простые стражники, а люди из Твердыни мира. А те обычно не говорили. Они сразу начинали действовать, показывая, что бывает с теми, кто переходит границу.
     - Писклю они не тронули.
     - Да. Но у него такая же рана, как и у человека сверху. Кто-то когтями вскрыл ему горло. У остальных пятерых вскрыты грудные клетки…
     - Я уже увидел. Кстати, а где пятый?
     - За барной стойкой.
     - Ясно.
     Хотя ему было ничего не ясно. Кто-то ворвался и пообедал его людьми. Старика не тронули видимо потому, что он не очень вкусный. На выходе охранника не тронули потому, что, скорее всего, уже уходили, а он просто оказался на их пути.
     Что касается тех двоих… Нападающих было двое?
     Да, скорее всего. Один человек и один дикий. Или несколько диких.
     - Грот.
     - Да, господин Ивалон?
     - Как дела обстоят с дикими?
     - Мы ведём некоторые дела с ними. Некоторые части бизнеса держат тоже дикие. Но все исправно вам платят.
     - Не было слухов о попытках взять власть в свои руки?
     - Нет, господин Ивалон.
     Плохо. Очень плохо. Потому, что враг неизвестен. Ивалон даже не знал с кого начать. Одно он мог сказать точно – это начало бури. Кто-то решил повоевать с ним.
     А он против. Ивалон ненавидел все эти стычки. Они тратили как деньги, так и силы. Он предпочитал все решать тихо и, по возможности, мирно.
     В прошлый раз он с трудом захватил криминальный мир и более-менее смог восстановить спокойствие. Тогда в дело ещё вмешалась Твердыня мира. Они не стали мелочиться. Отправили рыцарей и ведьм по городу и те вырезали целые банды. У криминального мира не было шансов. А их «группа расследования» словно ищейки выискивали всё новых и новых членов. Криминальные группировки только столкнулись между собой, а их тут же уничтожила Твердыня мира.
     Ивалон тогда сделал всё, чтоб взять власть в свои руки и заставил всех залечь на дно на многие месяцы.
     Если такое повторится, то может уже и не повези так. А он хочет просто спокойной размеренной жизни и спокойного ведения бизнеса.
     - Что-нибудь пропало?
     - Сложно сказать, господин Ивалон. Все деньги были уже переведены в наши хранилища. А из того, что было здесь… Боюсь мы не можем узнать.
     - Ясно.
     Ивалон снова задумался.
     Если здесь бармен, то скорее всего он пришёл за чем-то. Или его привели. Или он привёл.
     Значит старик во что-то влез. В то, что не должен был трогать. Бармен передал ему что-то. И потом за этим пришли. Не важно, заставили они бармена показать это место или же шли за ним. Они пришли сюда, забрали это и убили всех свидетели. Заодно поели.
     Значит это что-то было очень важным. Настолько важным, что они готовы объявить войну.
     Ну или они просто пришли и всех перебили.
     Ивалон вздохнул. Не судьба ему провести оставшееся время, как он мечтал, спокойно.
     
     Две девушки шли по торговому кварталу.
     По наряду многие сразу видели, что они обе из очень богатых семей и старались сразу отойти от них подальше. Ведь столкнувшись с ними случайно можно было бы заработать себе неприятностей.
     Это были Ария и Элеонора. Две подруги, две коллеги.
     И если Элеонора буквально светилась жизнью, то Ария с трудом дотягивала до человека, который ещё не умер. Её глаза казались потухшими. Лицо отстранённым. Можно было смело сказать, что от неё осталась одна оболочка.
     И Элеоноре это не нравилось. Она старалась всячески поднять ей настроение. Сделать так, чтоб эти глаза вновь наполнились жизнью. Как в те времена, когда она ещё учились в Твердыне мира.
     И она решила после множества неудачных попыток, что ничего так не поднимает настроение, как хорошие покупки. И она знала отличное место, где их можно было приобрести.
     Они дошли до небольшой улочке, где располагался магазин со стеклянными витринами. Он, как и одежда на его витринах никогда бы не впечатлили ни Элеонору, ни другую девушку из богатой семьи.
     Но настоящий товар был внутри, а не снаружи. Все знатные дома столицы покупали здесь вещи. И все знали, что за некрасивой внешностью магазина скрывался настоящий клад.
     Элеонора была уверенна, что произведения искусства, что шьют мастера-гоблины, не оставят равнодушной даже Арию.
     Как только они вошли, рядом сразу оказался владелец магазина – гоблин. Люди, не очень любили другие расы, но к этому гоблину все относились с уважением. В конце концов, он был тем, кто шил для них лучшие одежды в стране, если не в мире.
     - Доброго вам дня госпожа Элеонора и…
     - Ария.
     - Госпожа Ария. Этот скромный магазин в вашем распоряжении, как и ваш покорный слуга.
     - Спасибо. Мы пока здесь осмотримся.
     - Как вам будет угодно.
     Гоблин откланялся и удалился в тёмный угол комнаты, чтоб не мешать девушкам, но при этом в случае необходимости сразу явиться. Он знал Элеонору и знал, что она очень богата. Как и её подруга, которая была одета очень хорошо. Поэтому для таких гостей он был всегда готов служить. В конце концов, они обеспечивали ему его основной доход.
     Девушки сразу разошлись по залу. Элеонора с интересом, знакомым только тем, кто видел девушек в магазине одежды, разглядывала товар.
     - Ария, смотри какой сарафан. Прямо как у Рафаэллы.
     - Ага, – тихо и безжизненно ответила Ария.
     - Ой, смотри, какое платье! Белое и словно прозрачное.
     - Ага.
     Элеонора остановилась и стала его разглядывать. Её не смущала даже цена. В конце концов её семья могла позволить себе без проблем.
     Ария бросила свой взгляд в сторону Элеоноры и пошла дальше. Она остановилась около красного яркого платья, которое переливалось. Из-за этого точный цвет назвать было затруднительно. Рядом тут же оказалась Элеонора.
     - Ого, смотри какое платье. Думаю, на тебе оно будет выглядеть великолепно! Хочешь примерить?
     - Позже.
     Элеонора не стала её убеждать.
     Ария пошла дальше между полок с одеждой.
     Она пришла сюда не потому, что Элеонора предложила. Хотя скорее та заставила. Она пришла, потому, что ей было нечего делать. Ей было всё равно, провести этот день дома или в магазине.
     Её прошлая жизнь резко поменялась после некоторых событий.
     Теперь она не могла найти смысл в жизни. Всё для неё казалось скучным и бессмысленным. Она жила словно по инерции.
     Ария уходила с головой в работу, за что её многие уважали. Но причиной этого было то, что таким образом она старалась найти хоть какую-то цель. И пока безрезультатно.
     Ария прошла до конца магазина, изредка останавливая взгляд на какой-нибудь вещи. Раньше бы она пищала от радости и примеряла бы всё подряд. А потом бы купила что-нибудь обязательно. Теперь для неё эта одежда была не больше чем ткань.
     И вот она дошла до самой дальней части зала. Подняла взгляд.
     И случайно заметила куртку, висящую в самом углу.
      Она смотрела на неё как зачарованная. Не могла отвести взгляд.
     - Быть не может… - тихо прошептала она.
     Ария пошла к куртке, ускоряя шаг. В конце она чуть ли не бежала к ней. Ария сорвала куртку с вешалки и очень долго смотрела на неё. Было видно, что её слегка трясёт – то ли от возбуждения, то ли от ужаса.
     Нет, она не могла ошибиться. Это точно та самая одежда. Она помнила, какая та была на ощупь. Какая на вид. Она никогда этого не забудет. Если она понюхает…
     Ария поднесла куртку к носу и вдохнула. Но куртка ничем не пахла.
     «Конечно. Её же постирали, раз повесили здесь.»
     За её спиной появилась Элеонора. Он глянула на куртку, явно не понимая, что так заинтересовало Ауру. Но Ауре было не до этого. Она оглянулась в поисках продавца…
     И гоблин уже стоял рядом, словно чувствуя, что она его ищет.
     - От куда она у вас!?
     Он был явно удивлён такому вопросу, но всё равно ответил.
     - Я приобрёл её на днях, госпожа Ария.
     - На днях?
     «Недавно? Совсем недавно? Этот человек, который носил её, он был здесь!?»
     В её голове с трудом укладывалось, что тот, человек, который встретился ей в Городе Забвения заходил сюда. Это было похоже на сон.
     - Кто!? Кто продал её вам!?
     - Молодой человек, госпожа Ария. Он пришёл и продал мне её.
     - Как он выглядел?
     - Прошу извинить меня, но для нас, гоблинов, многие люди на одно лицо.
     Ария выругалась про себя. Она понимала, что гоблин не врёт, но не могла с собой ничего поделать. Её бесило то, что он не знает того, что ей нужно.
     - Он ещё что-то продал?
     - Штаны к этой куртке, госпожа…
     - Покажите!
     Через минуту гоблин принёс штаны.
     Ария пощупала их и убедилась, что это штаны из того же материала, что и куртка.
     Но всё же она могла ошибаться. Всё это слишком невероятно выглядело. Значит, надо было спросить у профессионала.
     - Вы хоть раз видели такой материал?
     - Нет, госпожа Ария. Я ни разу не встречал этот материал.
     - Что-нибудь ещё о нём можете сказать?
     - Да, госпожа Ария. Механизм, на который она закрывается тоже я никогда не видел. Он удобен и практичен. А сам материал очень стойкий к повреждению. Я бы сказал, что это броня, выглядящая как ткань.
     - Сколько с меня? – тут же спросила Ария.
     Она привыкла добиваться того, чего хочет.
     Вскоре Элеонора и Ария шли по улице.
     Элеонора всё никак не осмеливалась спросить, чем так привлекла её эта одежда. Причиной было то, что Ария впервые за это время выглядела живой. Её глаза сверкали. Теперь казалось, что в них зажгли два маленьких огонька. Лицо из безжизненного и безвольного стало целеустремлённым. И даже цвет кожи стал более живым.
     И это немного пугало Элеонору.
     Но Ауру чувства Элеоноры не сильно заботили. Она держала коробку с вещами так, что её пальцы побелели.
     Этот человек. Он должен был погибнуть там, в Городе Забвения. Она была уверена в этом. Она сама видела его смерть. Но он выжил. И теперь он здесь.
     Этот человек, за спиной которого нападения на других ведьм. Она видела на что он способен. Видела, как он уничтожал то, что казалось неуничтожаемым. Он нёс смерть всему, что вставало на его пути. И она столкнулась с ним нос к носу в этом богиней проклятом городе. И именно из-за его смерти она стала одной из главных в группе расследования. Но он стал и причиной того, в кого она превратилась в эти шесть месяцев.
     Она выжила, а он погиб. Так она думала.
     С тех пор прошло шесть месяцев.
     А теперь, значит, он здесь.
     Ария почувствовала, как жизнь возвращается к ней. У неё снова появилась цель. Снова появился смысл жить и идти дальше. Сердце вновь стало наполняться теплом.
     - Элеонора.
     - Да, - тут же ответила она.
     - Я хочу, чтоб ты связалась с Лиарой. Скажи, что есть важное дело.
     - Хорошо. - Элеонора приложила руку к виску. С виду могло показаться, что у неё заболела голова.
     Ария сделала глубокий вдох и выдох. На её лице играла улыбка. Жизнь вновь наполняла её. Она сможет. Она добьётся того, чего хочет. На этот раз всё будет иначе.
     «Добро пожаловать обратно, охотник на ведьм. Очень скоро мы снова встретимся.»

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"