Кири Кирико: другие произведения.

Охотник на ведьм и дитя смерти

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мир непостоянен и изменчив. Рей очень скоро сам ощутит это на себе. Его дни станут в какой-то момент спокойнее и ему даже покажется что вот она, обычная повседневность. Однако его цель станет ещё дальше, а путь ещё сложнее из-за того, что мир вокруг него тоже придёт в движение. Ведь его жизнь для одних - смысл существования, для других - источник проблем. Одни ищут в нём выгоду, а другие - шанс на спасение. В этом прекрасном мире где, на первый взгляд, царить мир и благополучие, ему предстоит узнать одну очень давнюю легенду этого города. Легенду, где предрассудок победил чувства, а страх стал причиной ненависти. Историю о том, что даже самые лучшие люди при стечении обстоятельств могут стать настоящими чудовищами.

Охотник на ведьм и дитя смерти

 []

Annotation

     Мир непостоянен и изменчив. Рей очень скоро сам ощутит это на себе. Его дни станут в какой-то момент спокойнее и ему даже покажется что вот она, обычная повседневность. Однако его цель станет ещё дальше, а путь ещё сложнее из-за того, что мир вокруг него тоже придёт в движение. Ведь его жизнь для одних – смысл существования, для других – источник проблем. Одни ищут в нём выгоду, а другие - шанс на спасение.
     В этом прекрасном мире где, на первый взгляд, царить мир и благополучие, ему предстоит узнать одну очень давнюю легенду этого города. Легенду, где предрассудок победил чувства, а страх стал причиной ненависти. Историю о том, что даже самые лучшие люди при стечении обстоятельств могут стать настоящими чудовищами.


Охотник на ведьм и дитя смерти

Глава 1

     «- Чего ты хочешь? - спросил король демонов у короля людей.
     - Шанса для рода моего, - ответил тот.
     Король демонов улыбнулся.
     - Тогда дай мне тысячу мужчин и женщин. И взамен я дам твоему роду шанс. Шанс выжить.»
     (Книга сказок ведьмы Анны: сказка о рождении охотников на ведьм.)
     
     Запах лекарств наполнял большую светлую комнату. Но это был не тот запах химических препаратов, которые почувствовав, сразу хочется заткнуть нос. Нет, здесь пахло травами и цветами, которые, смешиваясь, давали удивительный и успокаивающий аромат.
     Он наполнял большую светлую комнату. Здесь было большое окно, которое выходило на огромную поляну, располагающуюся на территории Твердыни мира и заканчивающуюся её стенами. Перед этим окном стоял внушительных размеров стол, за которым сидела белокурая женщина.
     Она была в белом лёгком сарафане. Глядя на неё каждый пришедший чувствовал успокоение и безопасность. Казалось, что, когда она рядом, любая, даже самая страшная проблема отступает. Возможно это было связанно с тем, что она относилась к расе ангелов. Звали её Рафаэлла.
     Она сидела за столом и что-то записывала, иногда останавливалась и смотрела в окно, словно о чём-то размышляя. В такие моменты, её лицо становилось задумчивым и по-детски милым. Возможно из-за этого те, кто её видели, считали добрейшим представителем Объединённых Союзом Центральных Независимых Государств или просто ОСЦНГ.
     - Значит не помнишь?
     Она повернулась к человеку, который лежал на одной из нескольких кушеток. Это был юноша на вид лет шестнадцати, который для своего возраста выглядел очень худым и слабым. Казалось, что он не ел как минимум месяц. И многие задавались вопросом – как такой как он смог сюда попасть? Это заметила и Рафаэлла, однако причину такого состояния она так и не выявила. Практически на всё он отвечал «не знаю» или «не помню».
     - Не помню, - покачал головой парень.
     - Но такие повреждения, их не нанести незаметно.
     - Я же говорю, на меня напал хищник. Я не помню, что там произошло. Пришёл в себя, только когда ушёл подальше от того места.
     - Ладно.
     Конечно Рафаэлла ему не верила. Через неё проходило много пациентов, и она могла сказать, что практически половина всегда врёт о том, как они получили травмы. А она никогда особо не допытывалась. Она была слишком добра, чтоб допытываться до такого и тормошить неприятные воспоминания.
     Однако теперь ситуация была немного иной.
     На парне, что лежал на одной из кушеток, были сильные повреждения. Рафаэлла за свою долгую историю очень редко встречалась с таким.
     Одна из его рук, как оказалось, не функционировала вообще. Всё из-за того, что в районе плеча у парня отсутствовал целый кусок плоти, была сломана ключица и повреждён нерв. Из-за нерва рука как не чувствовала боли, так и не двигалась. Это не говоря, что в ней была дыра то ли от меча, то ли от большого зуба.
     Так же у него было сломана бедренная кость, которая, ко всему прочему, срослась неправильно и два шрама от ранения в живот, которые скорее всего были нанесены тем же, чем и ранение на руке. На груди тоже был шрам, словно кто-то хотел разрубить его пополам.
     И всё это ерунда. Она сталкивалась с повреждениями пострашнее. Но отличие было в том, что его раны были нанесены вместе с магией. Очень сильной магией. То ли меч был магическим, то ли против этого парня использовали атакующую или защитную магию в одно время с нанесением этих повреждений.
     В любом случае такая магия должны была его убить. Но не убила. Вместо этого, теперь эти раны было невозможно вылечить магией, что использовала Рафаэлла обычно на других.
     Вся причина была в следующем - чем сильнее магия была использована, нанёсшая раны, тем сильнее должна быть восстанавливающая магия, чтоб исцелить их.
     Это основополагающая истина всей исцеляющей магии и этому учат с самого начала любую лекаря-ведьму. И поэтому чем сильнее ты, тем тяжелее травмы ты можешь вылечить. Если повреждения и раны не лечатся, значит магия, которой они были нанесены сильнее, чем та, которую ты используешь.
     Что касается не магических ран, то тут было немного по-другому. Чем сильнее повреждения, тем сильнее нужна магия, чтоб быстро её вылечить. Так слабая магия восстановления будет долго заживлять сломанную ногу. Сильная магия сделает это за считаные минуты.
     На этом юноше Рафаэлле пришлось использовать практически одну из сильнейшей магии восстановления, которую она знала. Немногие в этом мире могут похвастаться подобным умением. Но даже для неё это было сложно, что говорить об обычных лекарях. И теперь ей было интересно, где он мог подвергнуться такой атаке. Ведь случись что, и таких пациентов может стать больше.
     Но юноша упорно продолжал говорить, что не знает. Что на него напали какие-то твари и он с трудом от них отбился.
     Рафаэлла вздохнула и вновь повернулась к юноше. Видимо, не суждено ей узнать правду.
     - Ладно, пусть так.
     - Вы мне не верите.
     - Вы мальчики, любите неприятности находить. А потом стыдитесь признаться, как вы получили те или иные раны. Или же вы их получили за дело, а потом не хотите признаваться в этом.
     - Я их получил случайно.
     - Как и множество других, – улыбнулась Рафаэлла. – Очень сомневаюсь, что есть тот, кто получает их специально.
     Юноша внимательно посмотрел на неё, после чего вновь уставился в потолок. Было видно, что он немного успокоился. И не он один. Многим, кто смотрел на тепло улыбающуюся Рафаэллу, сразу становилось спокойнее. Возможно это было свойство её ауры, которая присуща только истинно добрым людям.
     - Но на этом, я думаю, твой осмотр и лечение закончены. Так что возвращайся поскорее к господину Муромцу. А то ты провёл у меня много времени, и он уже, наверное, волнуется.
     Юноша поднялся с койки. Он поднёс правую руку к лицу, несколько раз сжал и разжал кулак, словно проверяя, как она работает после чего улыбнулся Рафаэлле.
     - Огромное спасибо. Я очень благодарен вам за помощь, - сказал он и поклонился.
     - Не за что. Учись хорошо и служи верно нашему государству, Рей.
     - Хорошо.
     Он вышел из комнаты. Теперь она осталась здесь одна.
     Сегодня через неё прошло двести человек. Сто девушек и сто юношей. Все они – поступившие в твердыню мира. Будущие рыцари и ведьмы. Будущее этой страны.
     Ей даже стало немного одиноко от того, что теперь к ней мало кто будет сюда заходить. Она обвела свой кабинет и по совместительству медсанчасть взглядом, после чего вздохнула. Ей уже одиноко.
     Из-за этого она завидовала своим коллегам в Твердыне мира. Теперь они будут учить подрастающие умы. Можно сказать, воспитывать их и вести, словно своих детей. Ей же это предстоит нескоро. Если конечно кто-то вообще решит стать лекарем.
     Она посмотрела на дверь, за которой скрылся её последний посетитель.
     И всё же последний юноша был действительно занимательным человеком. Чтоб попасть в Твердыню мира будучи с одной рукой и хромым… При этом стать лучшим на отборочных соревнованиях и победить сильнейшего. Он явно необычный человек. Мир действительно может иногда удивить.
     
     Юноша вышел из медсанчасти и вздохнул с облегчением.
     Его звали Рей Клод, ему было шестнадцать и он из города Пури, что на юге.
     По крайней мере он так всем говорил.
     По-настоящему он не знал ни своего имени, ни точного возраста, ни откуда он сам. Всё из-за того, что он страдал потерей памяти. Всё что Рей мог сказать - он не из этого мира, по национальности он японец. Он мог рассказать немало о том мире, от куда он был родом. Но тот кусок памяти, который отвечал за его «Я» отсутствовал.
     Ни имени, ни фамилии, ни где он рос, жил, кто его семья, ничего. Да даже то, что он японец было выяснено случайно. Единственное, что могло связать его с прошлым было две надписи на обороте карты в его рюкзаке: найти сестру и банк памяти.
     Проснувшись на окраине покинутого города, который здесь называли Городом Забвения, он добрался до столицы ОСЦНГ - Солла-Оривии. Здесь он поступил в Твердыню мира, где располагалась библиотека, которую называли банком памяти. Он рассчитывал найти в ней информацию о своей сестре и заодно выяснить, кто же он сам такой.
     Что касается вещей, то с ним был чёрный костюм из кевлара, пистолет, и рюкзак, набитый всевозможными вещами для путешествия. Не самый обычный набор для человека, которому шестнадцать. Хотя то, что ему шестнадцать то же недоказанный факт – если он выглядит на столько, это не значит, что ему столько и есть.
     Сейчас можно было сказать, что он уже практически достиг своей цели. Он в Твердыне мира. И теперь он – курсант. Пройдя обучение он сможет стать рыцарем. А там уже и до банка памяти недалеко.
     Или далеко?
     Рей задумался. Если так подумать, то банк памяти – одна из важнейших вещей в ОСЦНГ. Это, наверное, что типа библиотеки с секретными данными. Имеет ли туда допуск простой рыцарь? Возможно, ему предстоит вступить в какую-нибудь правительственную структур, доступ которой разрешён туда.
     Но этот вопрос можно будет решить позже. Сейчас ему предстояло закончить обучение в Твердыне мира. Рей вышел на поляну, около Твердыни мира. Таких огромных полей было несколько. Они располагались вокруг Твердыни мира. Одни были для отдыха, другие были для тренировок учащихся и курсантов. Как раз на одной из таких полян собрались сто счастливчиков, которые прошли отборочные соревнования. Они стояли под лучами заходящего солнца и ждали начала собрания, о котором им объявили до этого.
     - Ты думаешь ты особенный?
     Рей вздрогнул от неожиданности и обернулся. За его спиной стоял тот самый воин, который проверял у него документы на рабынь. Воин навис над ним как скала. Он буквально давил своим присутствием Рея. Было странно, что Рей его с самого начала не заметил.
     - Мне повторить вопрос, курсант?
     - Н-нет.
     - Тогда отвечай.
     - Я не особенный.
     Он был такой высоты, что ему пришлось наклониться к Рею, чтоб подровняться с ним лицом. Их разделяло всего несколько сантиметров. Рей нервно сглотнул.
     - Тогда ответь мне, почему так долго? – тихо спросил воин. Обычно после такого тихого вопроса человек начинает кричать.
     - Я… Меня задержали… Эм, госпожа… Э-э-э…
     - Госпожа Рафаэлла?
     - Да. Он проводила м-медицинский осмотр.
     - Почему ты заикаешься? Ты дебил?
     - Нет.
     - Тогда не заикайся, - воин выровнялся. – Встал в строй.
     Рей вздохнул от облегчения. Несмотря на то, что воин говорил тихо и очень спокойно, Рею казалось, что тот вот-вот вцепится ему в горло зубами. Так что, когда воин сказал, что Рей может встать в строй, он чуть ли не бегом отправился к остальным. Казалось, с его спины свалился гигантский валун.
     Весь строй, который растянулся по двадцать пять человек в четыре ряда, и теперь бросали на него косые взгляды.
     - Это тот самый.
     - Побил рекорд.
     - Сильнейший.
     Шёпот словно волна прокатился по отряду. Теперь Рей был кем-то вроде знаменитости. Или всеобщего объекта ненависти. Хотя, глядя на окружающих товарищей, он заметил, что они и не смотрят на него злобно в отличии от других служащих в Твердыне мира. Возможно они восприняли его победу немного иначе.
     - Всем умолкнуть!
     Воин подошёл к выстроившимся солдатам. Все как один тут же подтянулись и встали ровно.
     Воину даже кричать не приходилось. Он говорил громко и его было отлично слышно даже тем, кто стоял в четвёртом ряду.
     - Первым делом я хочу, чтоб вы запомнили моё имя. Буду надеяться, что раз вы сюда поступили, то это вы тоже сможете сделать. Меня зовут Илья Муромец. Меня вы будите звать Командир или господин Муромец. Вам ясно?
     - Да, – в разнобой ответил отряд.
     Муромец вздохнул так, словно перед ним было стадо овец. Возможно он так и думал.
     - Когда я спрашиваю вас, вы отвечаете мне громко да или нет, а не блеете как стадо баранов. Я ясно выражаюсь!?
     - Да! – теперь уже хором ответили все.
     От Муромца, как и от Рафаэллы исходила аура. Только если от неё исходила аура умиротворения, то от него - аура подавления. Казалось, что рядом с ним воздух становится тяжелее.
     - Отлично. Надеюсь вы сможете так отвечать каждый раз. - Потом тихо добавил, уже скорее для самого себя. - Или надеюсь, что, хотя бы как меня звать не забудете.
     Потом вновь громко продолжил.
     - И так. Сегодня вы только поступили в Твердыню мира. Это опора и сила нашего государства. Вы все оказались достойными. Всё равно, из-за чего вас выбрали – из-за силы, из-за ловкости или из-за острого ума. Вас признали достойными для обеспечения безопасности нашего государства, признали достойными подставить плечо народу в случае необходимости и встать стеной на его защиту при опасности. Но для того, чтоб стать рыцарями, вам надо будет многому научиться. И этому вас научу я.
     Он оглядел присутствующих и продолжил:
     - Я буду тренировать вас и учить бороться против разных противников. Вы научитесь действовать в команде и давать отпор даже самым сильным существам. Вы станете сильнее, быстрее, смелее. Каждый из вас разовьёт свои сильнейшие стороны и сможет в будущем стать отличным воином. Потом некоторые из вас вернуться в свои родные города и деревни, где они станут офицером стражи или кем-либо ещё. Но даже при этом, все навыки, которые вы здесь приобретёте будут служить вам верой и правдой всю оставшуюся жизнь.
     Он обвёл взглядом курсантов. Было сложно сказать, что его взгляд выражает. Однако его вряд ли можно было назвать добрым. Видимо Муромец ожидал реакции от них, так как обведя всех взглядом, он в очередной раз вздохнул.
     - Есть вопросы?
     И тут же все стали поднимать руки.
     - Ладно, ты, – Муромец указал на парня в первом ряду.
     - Да! Нам будут платить?
     Муромец посмотрел на него как на дебила. Он точно ожидал другого вопроса.
     - Да, вам будут платить. Ещё вопросы?
     - У нас будут выходные?
     - Да, у вас будут выходные.
     Он отвечал и отвечал на вопросы, а его лицо становилось всё более мрачным. Казалось, что он разочаровывается с каждым вопросом в них всё больше. Рей поблагодарил судьбу, что не находится сейчас рядом с ним.
     Когда лес рук исчез, Муромец, казалось, приободрился.
     - Надеюсь, на этом ваши очень важные и нужные вопросы закончились. С этого момента вы – курсанты и будущие рыцари. Так как вы приехали сюда только сегодня, то первые наши занятия начнутся только послезавтра. Сегодня и завтра вы будете устраиваться, мыть комнату после прежних владельцев, покинувших их, распаковываться.
     Он развернулся и направился к замку.
     - Теперь все следуют за мной. Я вам покажу ваши комнаты.
     Сам замок, который все называли Твердыней мира состоял из нескольких частей.
     Было главное здание, то есть сам замок. Там находился огромный холл, столовые для учащихся и курсантов, классы для занятий. Там же можно было подняться на башню, где находился и проходил совет пяти великих. Ещё там были комнаты для прислуги, ведьм, которые входили в группу расследований и учителей.
     Дальше был огромный комплекс, который был похож на собор Нотр-Дам. Удивительно, как он сочетался с замком, который был словно срисован с диснеевской заставки. Там проживали ведьмы на службе и учащиеся. Ещё там были классы.
     И третья часть представляла из себя здание с покатой крышей, которое находилось с боку от замка. В отличии от остального строения, эта часть была похожа на коробку и с окнами. Рей подумал, что видимо никто этим сильно не заморачивался. Казалось, что её просто пристроили с бока. Так как мест в остальной части замка не было.
     «Интересно, этот корпус так выглядит, потому что в нём живут мужчины?»
     Эта мысль показалась Рею довольно правдивой. Как ещё можно было объяснить такую сильную разницу в архитектуре? Матриархат, не иначе.
     Они зашли внутрь. Однако вопреки опасениям Рея внутри эта часть выглядела очень даже неплохо. Холл с большой лестницей, от которой в обе стороны уходили коридоры. Ещё два коридора уходили в разные стороны на первом этаже.
     - Проведу вам небольшую экскурсию, – сказал Муромец и повёл их дальше.
     Полы коридоров были покрыты удивительно чистыми красными коврами, на стенах висели подсвечники. Правда вместо свеч там были белые магически огоньки как в доме знахарки, которые висели в воздухе. Они довольно ярко освещали каждый уголок. Могло показаться, что это светят обычные электрические лампы.
     Один из коридоров заканчивался дверью в умывальную. Как Рей понял, это что-то типа огромного помещения с душами, большущей ванной и прочим. Он успел заглянуть туда всего на мгновение, но даже этого хватило, чтоб оценить её. Размеры были действительно впечатляющими. Тут не то, что сто человек поместится, тут все двести влезут. И выглядело умывальная действительно богато. Сложно поверить, что здесь моются обычные рыцари.
     Другой коридор вёл в лекционный зал, оружейную и комнаты рыцарей. Тут можно было попасть в главную часть замка где располагалась столовая. Со слов Муромца, здесь кушали как ведьмы, так и рыцари. Иногда вместе, иногда поочерёдно.
     Весь второй этаж занимали комнаты, где жили рыцари. Со слов Муромца, те, кто здесь долго служил, получали более комфортабельные комнаты. Те, кто меньше – менее. Когда люди, служившие дольше всех, уходили со службы, в их комнату переселялись следующие и так далее. Так получалось, что те, комнаты, в которые сейчас заселятся курсанты, были покинуты теми, кто год назад сами были курсантами.
     Когда они дошли до места, где должны будут заселиться курсанты, Муромец остановился.
     - И так, - он толкнул первую дверь, - это ваша комната. Все они одинаковые, так что можете не беспокоиться, что у кого-то будет удобнее чем у вас. Баб сюда не водим. Соблюдаем порядок и не шумим. С другой стороны корпуса живут уже рыцари, которые в отличии от вас занимаются важными делами. Пусть стены и толстые, но это не значит, что можно нарушать порядок. Ясно?
     - Да! – ответили все разом. Их ответ прокатился эхом по коридору. Даже магические огоньки в подсвечниках задрожали.
     - Отлично. Тогда первый…
     Муромец вытащил из кармана (удивительно, что в его броне были вообще карманы) небольшой кошель. Хотя кошель был небольшим для него. Рею бы пришлось держать такой в двух руках.
     Муромец засунул туда руку и через мгновение выудил комплект постельного белья. Вручил её кучерявому парню, что стоял около него и подтолкнул в комнату. Хоть Рей и понимал, что это магия, но видел подобное первый раз. Это было сродни маленькому чуду, о котором постоянно слышишь, но первый раз видишь. Поэтому он не сдержал удивлённого выдоха. Как и некоторые другие.
     Как и говорил Муромец, комнаты ничем особо не отличались. Кровать, стол, шкаф, и магический огонёк сверху. Можно сказать, это был неплохой гостиничный номер в отеле.
     Муромец повторил этот небольшой ритуал с каждым. Выдавал комплект постельных принадлежностей и отправлял в комнату. Были они заранее определенны для каждого или распределял он сам, было непонятно, но очередь Рея настала нескоро. Почему-то Муромец решил заселить его в самую дальнюю комнату.
     На мгновение Рею показалось, что Муромец получает от этого всего своеобразное удовольствие. Что-то типа наставника, который проводит молодых с начала их пути до самого его конца.
     - И так, остался теперь ты. – Муромец направился к последней двери. – Твоя комната, как ты догадался…
     Они подошли к последней двери.
     И в это мгновение, комната, которая должна была принадлежать Рею взорвалась.
     Всё здание содрагнулось, словно началось землетрясение.
     Однако не было ни взрывной волны, ни огня, что свойственно для обычного взрыва. Был очень сильный хлопок. Звук был настолько сильным, что всё внутри Рея завибрировало. Дверь в его будущую комнату вылетела как пробка. Она врезалась в противоположную стену и раскололась от удара.
     Реакция Муромца была моментальной. Не успел Рей понять, что происходит, а Муромец уже схватил в его охапку, развернулся и пригнулся, чтоб оказаться между ним и возможным взрывом. Он это успел сделать ещё до того, как дверь врезалась в противоположную сторону.
     От этого Рей испытал даже немного уважения к Муромцу. В этой ситуации тот думал в первую очередь о курсантах.
     Ещё несколько секунд по зданию шла вибрация после взрыва.
     Из других комнат стали выглядывать испуганные курсанты. Кто-то выскочил в коридор, кто-то опасливо выглядывал из-за двери. Буквально через тридцать секунд прибежали рыцари. Было видно, что они явно были не на службе. Однако скорость их реакции на возможную опасность вызывала восхищение. Видно было, что их очень хорошо подготовили к действию даже в такой ситуации. Пусть они и были в одних майках и трусах, однако у всех было оружие, и они уже были готовы действовать.
     Один из них подсочил к Муромцу.
     - Командир! С вами всё в порядке?
     - Да.
     Он отпустил Рея и выхватил меч у подоспевшего рыцаря.
     - Стоять всем здесь, – скомандовал Муромец и направился к дверному проёму.
     Сейчас он уже не походил на неповоротливого медведя. Каждое его движение было аккуратным и собранным. Он ступал так легко в своих доспехах, что Рей даже не слышал его, стоя рядом. Возможно сейчас он наблюдает лучшего воина этого государства в действии.
     Муромец осторожно подошёл к дверному проёму. Он не стал заглядывать туда сам. Вместо этого он использовал наполированный меч как зеркало, чтоб заглянуть внутрь. Убедившись в безопасности, он осторожно зашёл в комнату.
     Рей хоть и наблюдал за ним с интересом, но в душе он чувствовал разочарование. Даже здесь, где, казалось бы, неудачи не должны были его настигнуть, они продолжали валить на него.
     
     - Пятый раз за этот год.
     Муромец стоял рядом с Лилит.
     Это была невысокая женщина в темно синем кимоно с причудливыми узорами. Она была очень красива и постоянно притягивала к себе взгляд мужского пола. Само её лицо было таким, словно она пытается соблазнить весь мир вокруг себя. Если сказать, что вокруг каждого человека была аура, то от неё исходила аура возбуждения и желания.
     Однако не на всех это действовало. Одним из таких людей был Муромец.
     - Пятый раз что-то взрывается здесь, и мы не можем найти виновника.
     - Он уходит до того, как вы подоспеете.
     - Я уже это понял.
     Помещение, где должен был расположиться последний курсант теперь представляло из себя жалкое зрелище.
     Стена на улицу была полностью уничтожена. Из мебели ничего не осталось. Все камни были покрыты то ли сажей, то ли чёрным порошком. Про дверь и речи не было.
     - Кто бы это ни был, он продолжает свои выкрутасы. И это кто-то из ваших. – Муромец бросил взгляд на Лилит. Под «Вашими» он подразумевал всех ведьм в Твердыне мира.
     Лилит на этот взгляд только улыбнулась.
     - Ну это мы уже поняли, не стоит быть таким злым. - Она провела кончиками пальцев по руке Муромца, но тот никак не отреагировал. – И никто не пострадал же.
     - Если бы последний курсант подошёл бы к двери, то она бы размазала бы его по стене.
     - Но не размазала же.
     - А надо дождаться, пока кто-то из моих подопечных не помрёт? Ваши могут себя прикрыть хотя бы магическим щитом.
     - Манила уже занимается этим вопросом. Она исследует магические следы после всех взрывов. И они практически все совпадают.
     - Не надо быть гением и исследовать что-либо, чтоб понять – за этим стоит один человек.
     - Не волнуйся. Найти нужную ведьму – вопрос времени.
     - Боюсь к тому моменту кто-нибудь пострадает.
     - Уверена, что нет. Кто бы из ведьм этим не занимался, она ищет безлюдные места, чтоб никто случайно не попал под её взрыв.
     Они молча разглядывали руины комнаты прежде чем Муромец вновь прервал тишину.
     - Зачем она это делает?
     Лилит пожала плечами.
     - Без понятия. Тренируется, пытается экспериментировать с магией, выпускает свою силу… Кто знает? Но она явно не хочет свидетелей или пострадавших. Я уже просматривала досье на наших ведьм, однако так и не нашла ничего интересного. Кто бы не был этой ведьмой, она хорошо прячет свою силу. Или своё проклятие.
     - Остаётся надеяться, что она не взорвёт нас до того момента, как вы её найдёте.
     - Да не волнуйся ты. – Лилит похлопала по руке Муромца. – Я уверенна, что всё будет хорошо. Кстати, что на счёт курсанта? Все места уже заняты, если я не ошибаюсь. Могу…
     - Нет, – твёрдо ответил Муромец.
     Он прекрасно знал, что она хочет сказать. «Могу предоставить свои апартаменты». И он прекрасно знал, зачем. Она была из расы демонов. Не все демоны такие как она. Были и добрые, и честные, и щедрые. Но глядя на неё, Муромец видел классического демона – похотливую соблазнительницу, хитрую и скользкую как змея. Оглянуться не успеешь, а она уже охомутает кого-нибудь. Она предпочитала себе людей своего же пола. Однако на новенького она тоже взгляд положила и непонятно, что она с ним сделает.
     - Да ладно тебе. Не будь таким злым, - улыбнулась она и вышла в коридор.
     - Лилит, - Муромец строго посмотрел на неё. – Без глупостей.
     - Да, да…
     Единственным, кто остался в коридоре был Рей. Все остальные к этому моменту уже разошлись по своим комнатам.
     Лилит сразу его узнала. Парнишка с соревнований, который всех обошёл. Тот, кого теперь все ненавидят. Он сразу ей приглянулся на соревнованиях так как был не такой как остальные. Такой спокойный, слабый и тихий на вид, но при этом хитрый и опасный. Словно острое блюдо, которое нужно непременно попробовать.
     Она облизнула губы, поправила волосы и подошла к нему.
     - Значит ты тот несчастный, кто лишился своей комнаты?
     Он вздрогнул от неожиданности, когда услышал Лилит и неуверенно посмотрел на неё.
     - Да.
     - Ох, не повезло тебе, мальчик.
     Аура, которая исходила от неё усилилась в несколько раз. Многие мужчины попав по зону действия её природных чар сразу бы поддались её влиянию и стали бы послушными как собаки. Они бы сами липли к ней.
     Однако реакция Рея была другой. Он отшатнулся. В его глазах читалось подозрение.
     Необычная реакция, подумала Лилит. Только Муромец и ещё несколько человек устояли бы перед ней. Неужели она теряет хватку? Но в то же время он стал для неё более желанным. Она всегда придерживалась мнения, что вкуснее всегда то, что недоступнее.
     Её улыбка стала шире, а голос более томным.
     - Я могу предложить тебе свои апартаменты, пока тебе подыщут новую комнату.
     - Д-да нет, не надо. Спасибо. Я в коридоре переночую.
     - О, не стоит беспокоиться, я уверенна, что у меня найдётся для тебя место.
     - Да нет, нет. Не стоит. Честно.
     Она коснулась пальцем его груди. Рей тут же сделал шаг назад. Она сделала шаг вперёд, он назад. Так продолжалось, пока он не упёрся в стену.
     - Ты такой… Интересный молодой человек. Тебя же зовут Рей, не так ли?
     - Д-да.
     - О, Рей. Нам есть о чём поговорить. Идём со мной. Переночуешь, узнаешь много нового.
     - Я, пожалуй, откажусь.
     - О, нет. Не так быстро. В конце концов, я одна из пяти главных в Твердыни мира. Ты не можешь просто так отказать мне.
     Лилит улыбнулась. Эта улыбка была и хищной, и притягивающей одновременно. Такая улыбка не оставила бы никого равнодушным. Лилит это понимала и без зазрения совести этим пользовалась.
     На мгновение взгляд Рея переместился за спину Лилит.
     - Командир!
     Он тут обошёл её и встал за Муромцем, опасливо поглядывая из-за его спины на Лилит. Хотя скорее это походило на то, что он просто убежал и спрятался за ним, словно маленький ребёнок.
     Лилит недовольно надула свои губы, понимая, что её добыча ускользнула в последний момент.
     - Я думаю, что смогу найти для него комнату, Лилит. Так что от твоего щедрого предложения мы откажемся, не прими за грубость, – сказал Муромец.
     - Как пожелаете. – Лилит вздохнула и махнула рукой, показывая, что они оба могут идти.
     Похоже, что ей сегодня придётся спать одной.

Глава 2

     Рей шёл за Муромцем.
     В последний момент он смог избежать обаятельной женщины. Хотя по виду она выглядела очень молодой, однако Рей чувствовал, что она старше многих тех, кого он встречал до этого. Возможно её внешность лишь результат магии. Если есть магия, то почему нельзя и внешность омолодить?
     И он был рад уйти от неё подальше. Конечно она выглядела потрясающе. Губы, глаза, шея, её нежная кожа – всё это притягивало взгляд. Она умела выглядеть желанной. Рей испытывал влечение к ней, однако внутренний голос ему говорил о том, что лучше не связываться. Что бы не произошло, все шишки посыплются на него. И он привык прислушиваться к внутреннему голосу.
     Однако теперь он беспокоился, не понял ли Муромец ситуацию неправильно. Гнетущая тишина, которая образовалась между ними, пока тот вёл Рея к его комнате немного давила. Рей думал, что никто не будет особо разбираться в ситуации. Стоит той женщине просто сказать, что он виноват, и все ей наверняка поверят. Вышвырнут его из Твердыни мира и всё.
     А ещё тот взрыв. Не связано ли это с ним? Ведь это была его комната. И стоило ему подойти, как она взорвалась. Слишком уж подозрительное совпадение.
     Хотя в его жизни слишком много совпадений. Совпадений и проблем. Рабыни, разборки в борделе, турнир. Можно ли считать это ещё одним совпадением или же это было направленное действие против него самого?
     Если вспомнить, то тогда он уже решил, что кто-то охотился на него в Городе Забвения. Кто-то его почти убил там. Почти…
     Может получиться, что сейчас тот человек решил закончить начатое? И этот кто-то знал, что он будет здесь? Ведь это значит, что его враг от сюда. Этот кто-то узнал его на турнире и решил теперь от него избавиться? Выглядит это теперь не так уж фантастически.
     Рей решил, что будет держать ухо востро. Дёргаться уже смысла не было. Если тот человек знает, что он здесь, ничего сделать Рей не сможет. Ни спрятаться, ни убежать. Единственное, что в его силах – подготовиться к их нападению.
     Как?
     Интересный вопрос. Рей не знал, что на него ответить. Но надеялся, что сможет найти на него ответ в скором времени.
     Вскоре Муромец привёл Рея к его будущей комнате. Она находилась чуть поодаль от остальных комнат, рядом с кладовыми. Это было немного странно. Если здесь одни кладовые, то…
     Муромец подошёл к последней двери и распахнул её.
     - Вот твоя комната.
     Рей заглянул внутрь.
     - Э-э-э… Этот чулан – моя комната?
     И действительно. Пространство заканчивалось ровно через метр стеной. Всё это пространство было заставлено вёдрами, вениками, швабрами и прочим инвентарём для уборки.
     Видимо Муромец не потрудился даже заглянуть, прежде чем отправить туда Рея.
     - Вот люди… Всё заставили.
     Муромец зашёл в этот чулан и пнул стену. И как оказалось через мгновение, это была не стена, а шкаф. Шкаф, который от такого пинка улетел куда-то в темноту, разлетевшись на доски. Послышался грохот, словно что-то упало, звон бьющегося стекла. В лицо Рею ударил запах затхлого и запылённого воздуха.
     Муромец хлопнул в ладоши. Над потолком тут же зажглись магические огоньки, которые осветили всё пространство.
     Как оказалось, это был не чулан. Это был коридор. Рей проследовал за Муромцем внутрь и попал в большую комнату. Она была намного больше тех, которые были у других курсантов. Рею она напомнила по планировке комнаты в дешёвых гостиницах. Коридор и комната, уходящая влево. Только здесь всё это было намного больше. Скорее всего в том коридоре есть дверь в ванную, как в классических гостиных номерах.
     Здесь был даже второй этаж. Только лестницу Рей так и не увидел. Второй этаж представлял из себя балкон. Каких он размеров, Рей снизу разглядеть не мог. Здесь был большой дубовый стол, полки с книгами и много, очень много мусора. И не было кровати.
     - Можешь не благодарить. Считай тебе повезло. Ни у кого нет таких комнат.
     «Благодарить? Серьёзно?»
     Рей уж точно уверен, что такой помойки нет ни у кого другого. Он с недоверием посмотрел на Муромца. Но тот не шутил.
     Вся комната была покрыта огромным слоем пыли и паутины. Повсюду были пауки. Ему даже касаться было страшно всего этого. Казалось вот-вот что-то на него запрыгнет из хлама.
     - Кстати, тебе повезло. Тут есть и ванная с туалетом.
     Они вернулись в коридор. Как и предполагал Рей, здесь была дверь, однако из-за налипшей паутины она сливалась со остальной стеной. Муромец открыл дверь…
     И в нос ударил запах протухшей воды.
     Это была комната, отделанная кафелем. Сквозь такой же слой пыли и ещё в придачу ко всему плесени и мха, Рей смог разглядеть, что эта комната из себя представляет.
     Здесь были небольшие бордюрчики, на которых по идее можно было сидеть. Что-то типа душа. Чуть дальше, у дальней стены, было что-то наподобие огромной ванны в полу. Или даже небольшой бассейн. И она была полностью заполнена мутной протухшей водой. Там кажется даже расти что-то начало.
     На мгновение вода покрылась рябью и Рей мог поклясться, что увидел что-то.
     - Т-там что-то плавает.
     - Да. Наверное, гигантский слизень.
     - Он не съест меня?
     - Вполне возможно. Но ты-то у нас умный. Вот и покажи, как справишься с ним. – Рею показалось, что в голосе Муромца проскользнула издёвка.
     - А можно…
     - Нет. Никакой помощи, – предугадал вопрос Муромец. - Это твоя комната. Узнаю, что тебе помогали твои подружки…
     Он бросил взгляд на Рея, от которого тот непроизвольно сжался.
     - Вы хотите, чтоб я здесь переночевал?
     - Да.
     - Но… Тут же мерзость всякая ползает. Пока спать буду, что-нибудь да заползёт на меня. Или в меня.
     - Ничего страшного.
     - Тогда можно хотя бы я в коридоре переночую.
     Муромец повернулся к Рею. Тот непроизвольно сделал несколько шагов назад, стремясь увеличить между ними расстояние.
     - Твердыня мира — это не какой-нибудь притон или ещё что. Здесь не ночуют в коридорах или в комнатах у других. У каждого своя комната. Если тебе что-то не нравится, можешь собирать манатки и валить на все четыре стороны света. Я ясно выражаюсь?
     - Более чем.
     - Вот и хорошо.
     Муромец ушёл, оставив Рея одного.
     В наступившей тишине можно было услышать, как что-то проползло в комнате. В эту ночь Рей не спал. Решил, что уж лучше пободрствовать чем уснуть и проснуться какой-нибудь тварью в ухе или ещё где-нибудь. Ведь сказать, что водится в этом мире точно он не мог. Вдруг выяснится, что здесь тараканы плотоядны.
     И это не кажется таким фантастическим после мимиков или тираннозавров.
     
     Под утро он сразу приступил к уборке.
     Первым делом Рей вооружился метлой, тряпкой и ведром с водой. Основной проблемой оказалась паутина. Она была везде. Абсолютно в каждом уголке. Рей, не теряя присутствия духа, орудовал метлой срывая её отовсюду. Попутно он забивал этой метлой пауков, размеры которых поражали воображение.
     Вскоре он выяснил, что комната ещё больше чем казалось ему в первый раз. Просто половину покрывала паутина. Она была как стена сплошной. Стоило ему её порвать, как в его сторону бросилось множество пауков. Некоторые из них были с кулак. Визжа как девчонка и не выпуская свое верное оружие против грязи, Рей стал отбиваться от орд чёрных захватчиков.
     После нескольких минут непрерывной кровавой (для пауков) бойни Рей наконец одержал сокрушительную победу. И как в награду, он обнаружил за этой стеной кровать. Она была внушительных размеров и на ножках. Рею ещё около получаса пришлось повозиться, что всё вычистить из-под неё.
     А ещё за этой стеной паутины обнаружилась винтовая лестница на верх. Добравшись до второго этажа, он выяснил, это был скорее балкон, чем полноценный этаж. Он был сделан из дерева. Когда Рей отчистил этот балкон, он не мог отвести от него взгляда. Красивое лакированное дерево, изумительные вырезанные перила. И всё это покрыто лаком. Чтобы сделать это, должно было уйти не мало времени.
     Как оказалось, это было что-то типа миниатюрной библиотеки. Здесь располагалось множество книг, аккуратно сложенных на книжных полках. Все они покрылись паутиной, однако были в прекрасном состоянии.
     Ради интереса, Рей открыл одну из них. То, что написано он не понимал, но по картинкам он предположил, что здесь рассказывается о травах. В другой книге было множество красивых цветных картинок, на которых были изображены пейзажи. Горы, моря, поля. Рей решил, что это, наверное, что-то вроде атласа, где описываются различные районы этого мира. Он уже несколько раз пожалел, что не умеет читать.
     «Надо будет Кио попросить, чтоб научила.»
     В рея закрались подозрения, что раньше эта комната могла принадлежать самому Муромцу. Иначе как объяснить его осведомлённость об этом месте? Или то, что кровать была подстать под него.
     Закончив с паутиной и перебив не один десяток пауков, Рей вооружился тряпкой. И первым делом помыл окна. Они были внушительных размеров и ему пришлось забираться на стул и орудовать шваброй, что достать до верхнего края. Зато после их помывки в комнате стало раза в два светлее.
     После этого он занялся полом и стенами. И если стены были ещё относительно чистые, то после пола вода становилась чёрной. Не серой, а именно чёрной. Словно кто-то туда чёрной краски бухнул. Поэтому буквально после каждого раза ему приходилось бегать и менять воду. У Рея создавалось ощущение, что кто-то специально пол краской чёрной натёр.
     И бегал он не куда-нибудь, а в дальний конец коридора, где находились умывальники. В свою ванну он даже заходить боялся один. Мало ли кто из ванны той вылезет.
     И так на седьмом или восьмом разе он встретил светловолосого парня. Того самого, который сидел с ним перед соревнованиями в раздевалке.
     - Я смотрю ты не скучаешь, – усмехнулся он, глядя на ведро в руке Рея.
     - Мне очень весело, – ответил Рей, смахнул пот со лба и протянул руку. – Так значит, ты прошёл.
     Парень пожал руку.
     - Ага. Как и ты. Слышал, твой бой был удивительным. Хотел бы его увидеть.
     - И возненавидеть, как и все остальные? Нет, спасибо.
     Рей сразу вспомнил тот момент на поле. Все кричали на него, требовали его прогнать из Твердыни мира. Казалось, что их ненависть просто раздавит его. Он до сих пор помнил тяжесть их негативных эмоций.
     - Не думаю, что я возненавидел бы тебя. В нечестном бою все средства хороши.
     - Ты, наверное, единственный, кто так считает, – вздохнул он.
     - Ну, не только я один.
     Рей направился к совей комнате и парень пошёл за ним.
     - А кто ещё?
     - Да все, кто прошёл с нами. Они тоже просто понимают, что бой был заведомо нечестным. Другие же, кто тебя ненавидят просто отказываются это понимать. Для них Агустин – кумир, идеал. Представь их чувства, когда кто-то пришёл с улицы втоптал в грязь его.
     - Неприятно, наверное.
     - Очень. А некоторые просто поддались общему мнению, чтоб не вызывать на себя гнев других. – Парень пожал плечами, показывая, что тут уж ничего не поделать.
     В этот момент они дошли до комнаты Рея.
     - Я кстати слышал, что твоя комната уничтожена.
     - Правильно слышал. И меня переселили.
     Парень с сомнением посмотрел на дверь в комнату Рея. Тот заметил это и сразу поспешил разрушить его догадки.
     - Не думай, это не чулан. Просто большая библиотека, куда меня переселили, пока они разбираются в произошедшем. И кстати…
     Рей внимательно посмотрел на парня.
     - За тобой должок.
     - Должок?
     - Имя. Ты обещал назвать своё имя после того как я пройду.
     - А-а-а… - Парень рассмеялся, словно предполагал более весомый долг. – Ты об этом. Шивиан. Моё имя Шивиан.
     Они ещё раз обменялись рукопожатиями.
     - Очень приятно, а моё…
     - Рей. Я знаю. Теперь твоё имя на слуху среди курсантов.
     Рей даже не знал, радоваться или нет. С одной стороны, они его вроде поддерживали со слов Швиана. С другой…
     С другой любому будет неуютно, если окажешься в центре всеобщего внимания. Причём, когда с одной стороны твои зложелатели, а с другой доброжелатели.
     - Вот как. Ну и ладно. Не придётся сто раз представляться. Кстати, хочешь взглянуть на мою комнату?
     - Да, давай. Я всё равно уже уборку закончил.
     - Уже? – с завистью спросил Рей.
     - Ага. А чего там убирать. Пол помыл, бельё сменил. Всё!
     Рею даже завидно стало. Он тут борется с грязью, а они уже давно закончили.
     Хотя с другой стороны…
     У Рея в голове появился план, как очистить ванную. И в этом ему поможет Шивиан.
     
     Пришёл всего один человек. Единственный, кого привёл Шивиан. Даже тогда, в раздевалке, среди всех он выделялся особенно сильно. Это был здоровяк с туповатым выражением лица.
     Со слов Шивиана, он действительно был чуть-чуть тормознутым, но зато обладал недюжинной силой. Все соревнования он прошёл на раз два. Ни полоса препятствий, ни столб его не остановили. С собакой он тоже не мелочился. Просто пошёл напролом. А что касается поединка, то там он просто наступал на противника, не обращая внимания на его удары. Наступал, пока не отрезал все пути отступления, после чего забил его кистенём.
     Можно сказать, он был главной силой в их маленькой команде.
     - Меня зовут Снёр.
     - Рей, очень при... Ай…
     Снёр так сжал руку Рея, что та захрустела.
     - Прости. Я… случайно. Не привык ещё.
     Рей не мог понять. Не привык он к чему – к людям или здороваться за руку? И голос у него был странный. Словно это был взрослый ребёнок.
     - Ничего страшного. И спасибо, что пришёл.
     - Не за что. Ши позвал меня и я не мог отказаться. Он помог мне найти туалет.
     Шивиан, или как назвал его Снёр, Ши только прислонил руку ко лбу.
     - Снёр, не думаю, что ему это интересно.
     - Я молчу, - ответил тот и замолчал.
     Рей вкратце обрисовал им ситуацию в ванной. Основной задачей было расправиться с тем, что там плавало. К сожалению, из-за мутной воды, поверхность которой при этом покрывала какая-то зелёная тина, разглядеть что-либо было невозможно.
     Ши предположил, что там, где-то должна быть труба, через которую можно всё слить. И она скорее всего забилась. Их целью было или вычерпать воду, или прочистить трубу.
     - А что за существо там? – спросил Снёр.
     - Вроде гигантский слизень.
     - Мерзость.
     - Мда, не самый приятный противник, – почесал затылок Шивиан.
     Они тихонько приоткрыли дверь.
     Как оказалось, здесь тоже были окна, только они располагались над ванной у самого потолка и были покрыты чем-то зелёным. Из-за этого всю комнату наполнял мягкий селёный свет.
     Рей указал пальцем на ванну. За его спиной Ши и Снёр синхронно кивнули.
     Они двинулись медленным шагом к ней. Когда их уже разделяло с ванной около метра, Рей опустил в воду швабру. Глубина оказалась около полуметра. Концом швабры он мог почувствовать дно. Значит надо было просто вычерпать оттуда всю воду.
     Правда из ванны таких размеров это будет сделать непросто.
     - Что делать будем? – спросил Рей.
     - Я бы предложил вычерпать, но думаю ты тоже подумал об этом и понял, насколько это бессмысленно.
     - Ага, будем месяц от сюда вычерпывать. Если предположить, что в одном ведре десять литров, а в ванне около сто восьмидесяти, то там потребовалось бы восемнадцать ведер. Здесь явно больше десятка ванн влезет.
     - Не знаю, от куда такие расчёты, но поверю на слово, – ответил Ши.
     - А я вообще ничего не понял, - пожаловался Снёр.
     - Можешь не париться на этот счёт, - успокоил его Рей.
     Немного посовещавшись, они решили, что самый продуктивный способ – прочистить трубу, через которую должна будет уйти вода. Ши предположил, что скорее всего она просто заперта затычкой. Стоит найти её и вытащить. Тогда вода сама уйдёт.
     Вот только кто полезет, они не решили. Снёр отказывался лезть туда категорически. Сказал, что боится мутную воду так как там может что-то прятаться. Рей и Ши признались сами себе, что боятся лезть в воду по этой же причине. Однако вслух никто об этом не сказал.
     Немного порешав, они решили, что лучше пусть лезет тот, чья это ванна. То есть Рей. Решили это Ши и Снёр. Рей отчаянно отказывался, но количество голосов было именно за этот вариант. Ши успокоил его, что всё будет в порядке.
     Они привязали к поясу Рея верёвку, чтоб в случае необходимости выдернуть его, после чего Рей спустился в воду.
     Надо сказать, что ощущение было так себе. Когда Рей наступал на дно, то чувствовал, как под ногой проседает тина прежде чем она касалась дна. Иногда он чувствовал, как под ногой что-то хрустит. Рей даже думать не хотел, что это. Хотя в голову прокрадывалась мысль, что это могут быть кости крыс, которые утонули здесь.
     Лезть в воду босым он не стал. Решил, что лучше намочить ботинки чем случайно воткнуть в ногу что-то. Или что-то само воткнёт ему в ногу зубы. Вообще Рей полез полностью одетым в воду. Опасался того, что там может плавать. У края стояли Ши и Снёр, готовые в любой момент выдернуть его обратно.
     Затычку удалось найти не с первого раза. Хоть вода и была ему по колено, каждый раз Рей наклонялся обшаривать дно, ожидая, что теперь его точно укусят за руку. И каждый раз ему везло. А может там ничего и не было.
     Ближе к стенке ванна становилась глубже. Там она была ему по пояс и теперь Рей практически касался носом воды, когда наклонялся.
     Где-то через час он наконец нашёл затычку. Как и говорил Ши, труба действительно была заткнута затычкой на цепочке. Рей со облегчением выдернул её и пошёл к берегу.
     Ещё около трёх часов потребовалось, чтоб отмыть ванную комнату. Снёр и Ши остались, чтоб втроём быстро справиться с грязью. Втроём они сдирали наросший мох с кафеля. На их счастье, он отпадал легко и с этим проблем у них не возникло. После этого они вооружились швабрами и стали отмывать кафель.
     Бирюзовый, белый, голубой кафель. Они создавали причудливые узоры, которые шли по всей стене. К ванной комнате возвращалось её былое величие. Рей не мог понять, глядя на такую красоту – как о ней могли забыть?
     Как только они отмыли окна, комнату наполнил мягко розовый цвет. Как оказалось, стёкла были с рисунком. На них были изображенный русалки, купающиеся в воде и держащие в руках ракушку. Это было сложено из маленьких кусочков стекла, разного цвета. Картинка была выполнена так красиво, что Рей, Ши и Снёр не могли отвести взгляда минут десять.
     Когда они оттёрли ванную комнату от мха и грязи, то вооружились лопатами.
     Когда вода ушла, ванна оказалась заполнена тиной. Чтоб её очистить они потратили ещё два часа. Зато, когда они закончили, ванная комната в прямом смысле этого слова блестела. Ванна наполнялась горячей и чистой водой. Ванную комнату наполнил свежий воздух. Такой можно почувствовать только рядом с чистым холодным ручьём, протекающим в лесу.
     После этого они вернулись в зал. После того, как заработала ванная комната, вёдра с грязной водой не надо было носить в другой конец здания. Они втроём очень быстро отмыли пол, стены и мебель от грязи и пыли. После этого они вытащили матрац на улицу и выбили из него пыль.
     К вечеру комната Рея сияла чистотой.
     - Не могу поверить, что мы управились за один день, - выдохнул Рей.
     - Я тоже. Кстати, я даже завидую тебе. Такая комната. Ещё и библиотека…
     - Ты бы видел, сколько тут пауков было.
     Ши скривил лицо. Рей только усмехнулся, подошёл к окну и распахнул его. Комнату тут же заполнил свежий воздух, который принёс вечерний ветерок.
     - Ненавижу пауков.
     - А мне всё равно, - сказал Снёр.
     - Ну тебе-то ничего не страшно, - усмехнулся Ши.
     Он тоже подошёл к окну и выглянул. Несколько минут они стояли, не проронив ни слова.
     - Красота.
     - Не то слово.
     Окно выходило на поляну перед стенами. В это время солнце как раз спряталось за стены, и своими лучами окрашивало всё в оранжевый цвет. Комната Рея хоть и находилась на втором этаже, но до земли здесь было высоко. Поэтому было практически не слышно голосов людей, вышедших на вечернюю прогулку.
     - Скоро так уже не насладишься вечером, - сказал Ши, облокотившись на подоконник.
     - Ага. Чувствую, командир нас загоняет до смерти. Кстати, а когда здесь кормят?
     - Кормят? Эм… Если не ошибаюсь, то ужин уже прошёл.
     - Да ладно!
     - Ага. Обычно звонит колокол, который всех созывает. Но мы видимо так увлеклись что и не заметили.
     Рей удручённо вздохнул. Он так надеялся поесть после уборки, а сейчас выясняется, что уже все поели. А это, если учесть, что он не ел дня два, довольно обидно. Хотя, по крайней мере, они очистили комнату, и он может выспаться.
     - Это получается, на завтрак и обед он тоже звонит?
     - Да. Еще есть полдник. Но не знаю, будем мы успевать с нашими тренировками. Поговаривают, что командир гоняет всех до потери пульса.
     - Настолько злой?
     - Возможно. Завтра нам представится возможность испытать это всё на себе.
     - Мне что-то не хочется это всё на себе испытывать. А во сколько подъём?
     Ши только пожал плечами.
     - Я спрашивал у других, сказали, что будит всех звон колокола.
     - Отлично. Мне как раз его от сюда не слышно.
     - Значит не повезло тебе, - похлопал его по плечу Ши. – Ладно тогда, пойду я к себе. А то вон, Снёр уже убежал.
     И точно, Снёра уже не было. Видимо ему надоело ждать, пока Рей и Ши наговорятся и решил уйти восвояси.
     - Ладно. Тогда до завтра.
     - До завтра.
     Ши скрылся за дверью.
     И вот Рей остался один в комнате. Завтра начнутся тренировки. От чего-то Рею становилось неспокойно. Он подозревал, что ничего хорошего там не случится.

Глава 3

     Они стояли на той же самой поляне, что и вчера.
     Все в одинаковой форме, что выдали им перед завтраком.
     Рей, как и в прошлый раз стоял в конце. Каждый смотрел, не отрываясь на Муромца, который молча стоял перед строем и сверлил их глазами.
     - И так, с сегодняшнего дня начинается ваше обучение. Никаких вопросов, не касающихся занятия. Никаких выкрутасов. Вы будете бегать и бегать до потери пульса. Здесь готовят лучших, поэтому я не потерплю нытиков. С ними я буду работать особенно усердно.
     Он из парней поднял руку, желая что-то спросить.
     - Чего тебе?
     - Я хотел…
     - У вас вчера было время для вопросов! Вчера и надо было спрашивать! Двадцать отжиманий!
     - Но я…
     - Тридцать!
     - Но…
     - Сорок!
     Видимо поняв, что количество отжиманий будет расти, парень принялся отжиматься.
     Муромец перевёл взгляд на другого парня.
     - А ты чего зубы скалишь!? Тебе смешно!?
     - Нет!
     - Тридцать отжиманий.
     Этот парень уже видимо понял, что лучше не отвечать и принялся отжиматься.
     - Отлично. И ты, - он указал на парня в третьем ряду. – Тридцать отжиманий.
     - Но я же ничего не сделал, – с обидой ответил парень.
     - Бог любит троицу! – парировал Муромец.
     Парню ничего не оставалось как начать отжиматься. Муромец тем временем продолжил.
     - Время ваших тупых вопросов прошло. Я дал вам его, но вы решили поспрашивать всякую чушь. А сейчас настало время тренировок. И первое, что вы должны уяснить – все вы подчиняетесь мне. Я здесь закон. Если я говорю что-то делать, вы делаете это без вопросов. Ясно!?
     - Да! – хором ответили все.
     - И ещё один важный нюанс. Вы – команда. Только вместе вы становитесь грозной силой. Один за всех, все за одного. Другими словами, страдает один, страдают все. Поэтому тридцать отжиманий всем. Начали!
     Он громко хлопнул в ладоши.
     Эти занятия обещали быть действительно интересными.
     Так началась тренировка.
     Множество тренировок.
     Следующие дни для Рея были подобны аду наяву.
     Очень скоро Муромец выявил слабое звено. Им конечно же оказался Рей. Он даже не сомневался в том, что Муромец будет его гонять как проклятого. Рею с самого начала показалось, что тот его ненавидит.
     - И так, - произнёс Муромец, - каждый из вас будет носить доспехи. Это неотъемлемая часть занятий. Конечно, сейчас они стали легче, но раньше все рыцари одевались вот в это.
     Он указал пальцем на огромнейшие доспехи, лежавшие на траве. Они сразу напомнили Рею доспехи из средневековья, только более массивные.
     - Поэтому сегодня вы будете тренироваться в них.
     Рей даже не знал, как к ним подступиться. Как и остальные.
     Некоторые надели на себя только ботинки и рукавицы со шлемами. Другие с трудом надевали на себя нагрудники, но при этом уже не могли нормально нагнуться и надеть ботинки с штанами. Были те, кого надетые доспехи перевешивали, и они падали на землю. Потом те вылезали из них как улитки из раковины.
     Снёр оказался единственным, кто одел все. С его силой, особых проблем с этим не возникло, однако всё это сваливалось с него как шелуха.
     Муромец молча наблюдал за ними, пока его терпение не лопнуло.
     - Ну вы и дебилы… Попросите помощь у друга, чтоб он помог надеть на вас доспехи и закрепил их! Вы забыли, что я вам сказал!? Если не справляетесь, то действуйте вместе!
     На тренировках Рей вместе с остальными бегал, прыгал, подтягивался и учился бою на мечах. И быстрее всех уставал. Каждый вечер он думал, что уже не встанет и каждое утро у него находились силы подняться и идти на тренировки.
     «Всё это ради благой цели. Надо просто потерпеть. Просто пережить это всё.»
     Эта мысль крутилась у него в голове как мантра каждый раз, когда тело отказывалось двигаться из-за страшных нагрузок. А Муромец тем временем даже и не думал давать им послабления. Каждый день они чем-то занимались.
     - Быстрее! Враг ждать не будет! Ты! Ты что меч волочишь!? Тупую свою башку лучше по земле волочи! Вам что, даже кусок металла нельзя доверить!? А ты! Быстро догнал их!
     Они бегали как проклятые вокруг Твердыни мира, задыхаясь от натуги. Казалось ещё немного и воздух у них в лёгких кончится. Рей не был исключением. Он бежал самым последним. Доспехи давили на него своей массой. Ему хватало сил только на одну треть пути. Потом ему помогали остальные. Он мог порадоваться только тому, что первым не выдержал не он. По крайней мере есть кто-то слабее него.
     Муромец специально запрещал Снёру помогать отстающим. По его словам, Снёр не всегда будет рядом с ними и им надо научиться выбираться своими силами. К финишу, правда, никто кроме Снёра и не добегал.
     Помимо физических упражнений, Муромец учил их боевому искусству.
     - Так. Построение номер два. Нападение на противника, который заведомо намного сильнее вас.
     Муромец расхаживал между курсантами и показывал, как, кто и где становится. Это был урок, где они должны были научиться правильно принимать построения в зависимости от ситуации.
     - Здесь очень важна слаженность действий. Вы должны быть как волна. Одни ударили, потом отступили, другие ударили, потом отступили. Третьи поддерживают их.
     Противником выступил против них сам Муромец. Он облачился в полный комплект своих доспехов и напоминал теперь железного гобелена. Он возвышался над ними, словно памятник, а его давящая аура работала похлеще любого оружия.
     Все приняли построение, которое показал им Муромец до этого и начали действовать. Не прошло и трёх минут, как Муромец уже стоял один по среди валяющихся в доспехах и стонущих курсантов.
     Они были действительно как волны. И действовали они на удивление слаженно. Каждый поддерживал другого. Да вот только Муромец оказался скалой. Скалой, о которую они разбивались. Он просто шёл напролом, раскидывая их налево и направо. Сминая ряды и буквально затаптывая своих подопечных. Даже когда все навалились кучей и попытались удержать его, Муромец просто начал обрушивать на них свои удары.
     И всё это под аплодисменты и крики рыцарей и ведьм. Они стояли поодаль и поддерживали то курсантов, то Муромца, словно на каком-то спарринге. Видимо, это было обычное дело и повторялось каждый год.
     После этого спарринга сорок три человека отправились в медсанчасть с переломами, ушибами и сотрясениями.
     Муромец не давал им поблажек.
     Когда они не бегали, отжимались и подтягивались, то учились правилам боя, как называл их Муромец. Когда они не учились правилам боя, они бегали, отжимались и подтягивались.
     В дождь, в морось, под знойным солнцем. Как говорил Муромец, врагу будет всё равно на погоду.
     Было ужасно неудобно бегать в дождь. Трава и земля становились скользкими. И под весом доспехов многие постоянно поскальзывались и падали. Без чужой помощи встать никто не мог. Было ещё хуже то, что во время сильного ливня вода буквально заливалась в забрало из-за чего Рей и многие другие начинали захлёбываться.
     Хуже был только бег в солнцепёк. Те тяжелые доспехи превращались в печку. Внутри становилось невыносимо жарко. Рею казалось, что ещё немного и он неплохо так прожарится. Можно будет на стол подавать.
     К тому же доспехи натирали тело до крови. Пробежишь немного и уже повсюду натёртости, которые ужасно болят и щиплют. Не все выдерживали такие нагрузки. Часть курсантов, включая Рея падали. Потом их тащили другие. Те тоже потом падали и так далее, пока в строю не оставался Снёр.
     А Муромец продолжал их гонять.
     И вот они взбирались на искусственную стену из земли, созданную одной из ведьм по просьбе Муромца. Пришло время учиться преодолевать препятствия.
     - Правило штурма номер семь, - наставлял он их, отталкивая ногой лестницу от стены, - Если вы штурмуете небольшое укрепление лестницами, то используйте те, что с зацепами, чтоб противник не смог так просто её оттолкнуть.
     Семь человек отправилось в медсанчасть с переломами. Среди них оказался и Рей.
     Ещё интереснее проходили учения стрельбы из лука. Обусловлено это было тем, что никто не умел из него нормально стрелять.
     - Каждому из вас нужно научиться стрелять! Лук – основа дальнего боя. Им должен уметь пользоваться каждый!
     В совершенстве пользовался луком только Ши. Правда Муромец никак не реагировал на его успехи. Кажется, ему были неинтересны те, кто хорошо управляется. Это было и понятно. Зачем тратить время на тех, кто и так хорошо делает?
     - Рыжий, лук выше. Ты, потлатый, натяни сильнее тетиву. Снёр… О боже, сила есть ума не надо!? Ты вообще идиот!?
     Рей, как и другие, обернулся посмотреть, что случилось. Как оказалось, Снёр так тянул тетиву, что порвал её.
     Иногда они занимались с учащимися. Учащимися называли ведьм, которые только что поступили на обучение, как и курсанты. Здесь Муромец учил их действиям в случае встречи со злой ведьмой. А ведьмы, в свою очередь, учились противостоять вооружённым воинам.
     Со стороны это выглядело так – девушка стоит и целится рукой в рыцаря, пуская в него молнии и огненные шары. Рыцарь же в своих доспехах, как идиот уворачивался или прикрывался щитом, чтоб подобраться поближе. Когда он доходил на определённое расстояние, то выигрывал. Если не доходил, выигрывала ведьма.
     В отличии от Муромца, их наставница Манила строго поправляла тех, кто-то что-то неправильно делал. Он не кричала, не угрожала, не обзывала. Можно сказать, что она была строгой матерью.
     - Ты должна стрелять точнее. Руки, твои проводники. Вытяни её ровно и укажи на цель. Быстрее. Напрягись, видишь, он уворачивается. Ещё раз. Ну же, я знаю, что вы можете лучше. В локте не сгибай, так ты ломаешь магическую цепь и сбиваешь передачу на руку.
     Как выглядело у Муромца.
     - Кувыркнись! Она целит в тебя! Ну ты что, слепой!? Как ты вообще сюда поступил!? Прыгай, отпрыгивай, от этого жизнь твоя зависит. Щитом прикройся! Двигайся, двигайся! Отбей мечом это заклятие! Куда ты убегаешь, это всего лишь огненное торнадо!
     Всего лишь огненное торнадо. На их глазах это «всего лишь огненное торнадо» унесло рыцаря в полном комплекте доспех.
     Курсанты смотрели с завистью на Манилу и её группу. Группа учащихся выглядела свежей и радостной. Они не выглядели уставшими. Казалось, что они особо ничем и не занимаются. Полная противоположность измотанной и уставшей группе курсантов.
     Никто так и не подошёл к ним близко кроме Снёра. Тот шёл напролом, прикрываясь щитом. Заклинания ударяли в него, но он их всех стойко выдерживал. Когда он подошёл близко к учащейся, то его объявили победителем. Даже ударить учащуюся не дали. Несправедливость на лицо.
     Все эти занятия длились до обеда.
     На обед они приходили практически убитыми. Как физически, так и морально. Их сразу было видно в огромной столовой. Они шли словно зомби, волоча ноги к буфету, где получали еду, после чего молча рассаживались и приступали к трапезе. За их столами редко разговаривали. Смех вообще не был слышен. Можно сказать, что от сто человек исходила аура отчаяния.
     Противоположностью была группа учащихся.
     Они заходили с весёлым смехом.
     Каждый раз девушки были с поднятым настроением. Они весело общались, постоянно что-то обсуждали. Их походка была воздушной и при их появлении столовая наполнялась аурой хорошего настроения. За их столом постоянно слышался смех и не стихали разговоры.
     Все курсанты бросали в их сторону тяжёлые взгляды. Словно хотели силой взгляда их раздавить. Рей не понимал, как можно так учиться в Твердыне мира, что у тебя такое хорошее настроение? Или же это только их так гоняли? Как у учащихся проходят занятия?
     Эти мысли крутились не только у него – все остальные думали о том же. Над ними словно грозовая туча собиралась в эти моменты. Правда после таких тренировок это была единственная мысль, на которую у них хватало сил. Чаще всего они просто плелись как зомби из одной точки в другую как запрограммированные.
     В столовой, помимо них, кушали ведьмы и рыцари. И если одним они были полностью безразличны к курсантам, то другие бросали на своих младших товарищей сочувствующие взгляды. Такой взгляд может бросить только тот человек, который прошёл через тоже самое и знает о чём идёт речь. Рей был бы им благодарен, если бы ему было не наплевать в таком состоянии на всё, что происходит вокруг.
     После обеда начиналась теория.
     Они шли в лекционный зал. Там Муромец проводил уроки, где рассказывал о противниках, которые существуют. Как с ними бороться, какие тактики бывают. Он рисовал на доске схемы построения при различных ситуациях. Иногда он спрашивал курсантов, проверяя, как те запомнили информацию.
     - Тираннозавр.
     При этих словах Рей невольно вздрогнул. У него до сих пор лежали зубы этого монстра, которые он, судя по всему, нашёл в Городе Забвения. Они стоили целое состояние, но он не осмеливался их продать, боясь выдать себя.
     - Думаю, все видели ящериц.
     По залу прошёл дружный гул.
     - А теперь представьте, что он ходит на двух задних лапах. Размер с двухэтажный дом и зубы у неё сантиметров пятнадцать.
     Теперь по залу прошёл дружных вздох.
     - Она встречается преимущественно в районах Города Забвения. Но считается очень редким видом. Мало кто видел её вживую. Это потому, что чаще всего от неё живым никто не уходит. По известным нам данным, чешуя этой рептилии не пробивается ничем. Ни магией, ни магическим оружием. Вопрос – как тогда убить её?
     Зал молчал.
     Рей тоже не знал, что ответить. Если бы он увидел её, то что бы сделал? Помимо того, что убежать.
     Но можно бить по тем частям тела, которые не защищены. Например, глаза. А если с другой стороны посмотреть, то тогда можно и в рот этой ящерице что-то закинуть. Например, бомбу. Конечно бомб в их мире нет, но ведьмы могут закинуть туда огненный шар. И тогда он взорвётся у тираннозавра внутри. Тут уже никакая чешуя не поможет.
     Рей поднял руку. Муромец кивнул на него, предлагая ответить.
     - Можно ударить его в глаз или в рот?
     - Правильно. Хоть в чём-то от тебя есть толк, - похвалил его Муромец и вновь обратился ко всем.
     - Именно так убила его ведьма – первая, кто выжил после встречи с тираннозавра. И всё потому, что она думала головой! Если вы рыцари, это не значит, что вы теперь не должны думать! Вы элита наших войск. Умные и выносливые. Для тупой силы у нас есть армия и стража.
     Рей подумал, что какой тогда смысл было брать Снёра. Ведь по сути он большой сильный и не очень умный. Нет, он тупой. Рей решил не приукрашивать факты. Он сильный и тупой. Разве со слов Муромца его место не в армии или страже? Или сюда набирают по каким-то особенным признакам?
     - Поэтому вы должны включать мозги. Встретите противника, который сильнее вас и которого вы не знаете и тогда вам помогут только они. Я могу научить вас многому, но надо это уметь ещё и применять!
     Так проходили эти уроки.
     Он рассказывал много историй, показывал много оружия и рисовал много тварей. Он объяснял, чем нежить отличается от нечистой силы и как отличать их. Говорил, как выжить в лесу, если вдруг заблудился или что делать, если встретил неизвестную тварь. Иногда Муромец задавал вопрос. Кто-то на него отвечал, и он продолжал дальше. Это длилось до полдника. После него вновь начинались упражнения.
     По мнению Рея, самым интересным была именно теория. Здесь он мог узнать много нового об этом мире и его законах.
     Так, например, он узнал, что у каждой ведьмы, которая служит, есть осколок силы – камень в котором заключена жизненная энергия. Не их собственная жизненная энергия, конечно. Когда ведьма использует магию, то черпает энергию именно из осколка силы. Но для контроля магии требуется выносливость. Выносливость позволяла ведьмам контролировать энергию и преобразовывать её в магию.
     Ещё за счёт магии и жизненной энергии ведьмы обладали завидной живучестью. Так, например, даже с дырой в животе и без рук они могли выжить, когда для других это была бы верная смерть. Из-за этого, по словам Муромца, при борьбе рыцарей со злыми ведьмами часто возникали проблемы. Желательно было бороться против них на пару с другими ведьмами.
     Там же Рей узнал об охотниках на ведьм.
     Он уже слышал от других, что Агустин являлся одним из немногих потомков, который сохранил часть сил. Но не знал, почему их так боялись и уважали.
     До этой лекции.
     Боялись охотников на ведьм не из-за того, что они были сильными, ловкими и хитрыми, хотя это тоже играло свою роль.
     У всех их была одна особенность, которую уже не встретишь – все они могли копировать оружие. Со слов Муромца, они могли притронуться к любому оружию и после этого, при желании, они могли его создать прямо у себя в руках. И самое страшное в этом было то, что оружия были точной копией тех, с которых они были скопированы.
     И зачастую это были магические оружия. Оружия, которые можно было противопоставить магии. Так, например, были мечи, которые могли разрезать что угодно. Были те, которые поглощали магию. Или позволяли высасывать жизненную энергию у противника и отдавать её хозяину оружия.
     Добавить к этому силу, хитрость, ловкость и получались идеальные машины для убийств.
     Как им рассказывал Муромец, изначально охотниками становились обычные люди. Это происходило тогда, когда в этот мир вторглись страшные твари и стали уничтожать всё живое. В те времена даже ведьмы не могли остановить их.
     И тогда появились охотники. Они уничтожали тварей налево и направо. Главную роль сыграло в этом магическое оружие. Было очень сложно создать его, но оно было очень сильным. Благодаря их возможности копирования, вскоре уже у всех было такое оружие. Множество такого оружия.
     И когда победа была практически в их руках, они решили, что теперь им никто не указ. Тогда-то и началась война ведьм и охотников. После множества долгих сражений ведьмы победили охотников. Оставшиеся в живых охотники на ведьм сдались и присоединились к ведьмам. Завели семьи. Что касается дара копирования, то он передавался из поколения в поколение, пока полностью не исчез.
     Когда Муромец рассказывал эту историю, один из курсантов спросил:
     - А вы считаете хорошо это или плохо, что дар исчез?
     Муромец посмотрел на него задумчивыми глазами, после чего ответил.
     - Такая магия или способность слишком опасна. Нет ещё тех, кто мог бы распорядиться этим правильно.
     - Но тогда бы рыцари стали сильнее и смогли бы лучше защищать мир в ОСЦНГ.
     Муромец вздохнул. Сложно было сказать, что он чувствовал. Рею показалось, что он вспоминает давно минувшие дни.
     - Если бы было так. Когда у любого человека или ведьмы есть огромная сила, то они начинают задаваться вопросом: «А почему я должен подчиняться кому-либо если я сильнее? Почему я должен прислушиваться, если могу сделать всё правильнее и лучше?». Сила побеждает голос разума и чести. После этого начинается литься кровь, много крови. И чаще всего тех, кто даже ни в чём не виноват. Поэтому я считаю, что такой силы не должно существовать.
     Все занятия заканчивались после ужина. Это был тот момент, когда все курсанты преображались. Уставшие, грязные, но счастливые от того, что этот день закончился, они гурьбой выходили из столовой. Практически все двигались в общую умывальную. В эти моменты все начинали разговаривать, обмениваться мыслями и даже шутить.
     Группа курсантов буквально оживала, словно растение после долгой засухи, которое полили водой.
     Однако Рей был единственным, кто не шёл в общую умывальную.
     Ведь у него была своя ванная комната!
     Он был даже от части рад, что попал в ту комнату. Там он мог в тишине и одиночестве насладиться горячей водой и просидеть в ванной столько, сколько захочет. В конце концов, не зря же он очищал её!
     Так под журчание воды он мог просидеть там часа два.
     После этого он обычно или ложился спать, или рассматривал книги, которые были в библиотеке.
     И чего здесь только не было!
     Книги об оружии, о растениях, об анатомии человека и животных, населяющих этот мир. Он даже нашёл карту, на которой был изображён этот материк. По крайней мере он так предположил.
     Иногда он копался в своём рюкзаке, рассматривая вещи, которые оказались с ним здесь. Сам рюкзак он прятал на втором этаже за полками. Там он случайно обнаружил выпадающие камни. Хорошенько постаравшись, он смог вытащить достаточное количество камней, чтоб образовалось пространство для рюкзака.
     Пистолет с восемью патронами, аптечка, карта, походный нож, фонарик, батарейки от фонарика, три фальшфейера, спички, карандаш, бинокль, верёвка, фляга, бутылка, амулет с треснувшим камнем.
     Каждый раз он вытаскивал их, и по одному складывал обратно. Рей этим занимался, когда нечего было делать. Почему-то, перебирая эти вещи, он чувствовал себя спокойнее. Словно притрагивался к прошлой жизни.
     Однако не в этот раз.
     Вернувшись в комнату и быстро помывшись, Рей быстро поднялся на верх и вытащил рюкзак. Сейчас его интересовала одна маленькая, но очень важная вещь, о которой он узнал на последнем уроке.
     Поиски не знали много времени. Через минуту он держал в руке небольшой амулет из камня, больше похожего на тускло-синее стекло с трещинами в форме ромба и размером около трёх сантиметров. Он был окаймлён золотом.
     Рей внимательно покрутил его в руке.
     Сомнений быть не могло – сейчас в руках у него был осколок силы. Тот самый, что носят на себе ведьмы.
     Рей слышал о нём от Муромца, но увидел его только сегодня. Во время занятий с учащимися.
     В тот момент они опять занимались противостоянием. Учащаяся обстреливает магией курсанта и не даёт ему подойти. Он в свою очередь всячески пытается подобраться к ней.
     И в тот момент, когда Рей был уже рядом, он случайно увидел амулет. Единственным отличием было только то, что тот светился мягким синим цветом и был целым. Рей даже забыл о соревновании, из-за чего получил огненный шар прямо в лицо и проиграл.
     Но даже это не могло заставить его забыть о камне. Позже он между делом спросил Муромца, о амулете и тот, сказал, что это и есть осколок силы.
     Рей сидел, держа за цепочку камень, который плавно раскачивался из стороны в сторону. Солнечные лучи ещё незашедшего солнца отражались от него и казалось, что камень чуть-чуть светится. Этот маленький камушек был источником силы у ведьм.
     Его сердце начинало учащённо биться.
     От куда у него это?
     Как амулет, что носят ведьмы оказался у него на шее?
     И почему он не работает?
     Все эти вопросы кружились у него в голове. И он не мог дать ответа на них.
     На мгновение ему показалось, что он угодил в ловушку, которая вот-вот захлопнется. Как если бы все окружающие уже знают о нём всё и вот-вот ворваться к нему в комнату. Будто они уже караулят его и стоит ему пошевелиться, как тут же его схватят. Стены словно начали давить на него.
     Сердце от волнения билось уже у самого горла. В животе появилась неприятная свинцовая тяжесть.
     Рей сидел неподвижно, вслушиваясь в каждый звук.
     Но никто так и не ворвался к нему в комнату. Тиши была нерушимой.
     «Бред, от куда им вообще знать, что у меня в рюкзаке?» - осадил он сам себя. - «Если бы они знали, то схватили бы меня уже на подступах в Твердыне мира. Или же сразу после соревнований, когда моё лицо все видели.»
     Эта мысль частично успокоила его. Со спокойствием вернулась и возможность мыслить рационально.
     И так, если бы они о нём узнали, то он бы уже не сидел здесь. Это точно. Значит пока никому это не известно. Это хорошая новость.
     Но от куда у него этот амулет? Рей сомневался, что мог бы найти его случайно на дороге. Даже несмотря на то, что камень лишился своей силы, вряд ли его бы просто взяли и выбросили. Неужели это связанно с тем, что произошло в Городе Забвения?
     Хотя о чём он думает? Конечно же это связанно с тем, что произошло в городе Забвения! Вопрос только, как?
     Тогда после лекарей он уже думал, что могло там произойти и в той версии были кое-какие изъяны. Однако теперь, с учётом того, что он знает…
     Могло быть, что один из его бывших товарищей был ведьмой?
     Рей задумался. Ведь в его теле был мутаген. И на нём была использована магия, из-за которой лекари в городе не могли вылечить его. От сюда можно сделать вывод, что да, среди его товарищей вполне могла быть ведьма. И скорее всего этот амулет её.
     Один фури, одна ведьма и он.
     В прошлый раз Рей думал, что он путешествовал с кем-то ещё, нашёл зубы, они поссорились и подрались. Рей победил в том бою, но из-за ран он потерял сознание. Правда успел использовать зелье восстановления прежде чем окончательно отключиться. А память потерял из-за того, что на него воздействовала магия.
     Но в прошлый раз его смущало то, что он не видел ни следов боя, ни крови, когда очнулся. Если он дошёл аж до окраины, то почему отключился? Ведь ни кровопотери, ни чего-то подобного из-за чего можно со временем потерять сознание не было.
     Он подозревал что был второй, кто мог использовать магию. И если теперь взять в расчёт ведьму, всё приобретало смысл.
     Рей путешествовал с ведьмой и фури. Там в городе они нашли зубы или ещё что-то ценное. Никто не захотел делиться, они поссорились и между ними завязался бой. Фури, что укусил его, был убит. Рей был ранен и использовал зелье восстановления. Он смог уйти оттуда, попытался скрыться и случайно нарвался на ведьму у самой окраины.
     Скорее всего он с ведьмой вновь стали драться, и он смог отобрать амулет у неё. Тогда почему он отключился, а она не добила его?
     Рей стал перебирать в голове возможные варианты.
     И неожиданно вспомнил лекцию, где Муромец говорил про магический меч, который высасывал жизненную энергию и противника. А ведь и магия, получается, такая есть.
     Тогда скорее всего перед тем как Рей отобрал у неё амулет, она наложила подобное заклятие на него. Эта магия скорее всего действует небыстро, поэтому, когда он отобрал амулет, ведьма стала беззащитной и ей ничего не оставалось как убежать от Рея. А когда она уже убежала, он потерял остатки сил и отключился.
     Получается он дрался с одним, был сильно ранен, но использовал зелье. На окраине встретил другую, отобрал у неё амулет, из-за чего она убежала, но был под заклятием высасывания сил и отключился. А ведьма в свою очередь побоялась без магии возвращаться, чтоб добить его.
     Это была идеальная версия. По крайней мере Рей не видел в ней изъянов.
     Правда у этой версии была одна проблема. Выходила, что та ведьма выжила и очень вероятно, что она сейчас здесь, в Твердыне мира. И скорее всего она знает Рея!
     Его пробрал озноб. Чувство, что ловушка захлопывается на нём вновь вернулось.
     Тот взрыв в комнате тоже был не просто так. Кто поверит, что комната случайно взорвалась прямо перед ним? Скорее всего она хочет от него избавиться. А сейчас он…
     Рей нервно заглотнул.
     Сейчас он живёт далеко от остальных, где даже колокол слышен плохо. Будут его убивать, и никто не придёт ему на помощь. Слишком идеально место, чтоб разобраться, при этом избавиться от ненужных глаз.
     В этот момент что-то глухо ударило в его дверь.

Глава 4

     Раздался удар в дверь. Звук был такой, словно кто-то на полном ходу влетел в неё.
     От неожиданности Рей вскрикнул и выронил амулет. Тот, упав на деревянный пол, проскользил к краю и упал вниз. Но Рей даже не заметил этого. Его сердце дёрнулось так сильно, что на мгновение у него перехватило дыхание.
     Кто-то ломится к нему в дверь.
     Послышался ещё один глухой удар. Но это был не тот удар, когда кто-то стучится к тебе. Тут скорее кто пытался вломиться внутрь. Даже гадать не надо, чтоб понять, кто обычно пытается вломиться в чужую комнату.
     - Чтоб тебя… - выругался Рей.
     Сейчас он как никогда был уверен, что это ломятся за ним. Стоило ему подумать, что это отличное место для его устранения, как кто-то сразу пришёл за его головой. Но собирался ли он сдаться просто так? Конечно же нет.
     Стараясь не терять присутствия духа, Рей вытащил пистолет и снял его с предохранителя. Если выбора не будет, то он выстрелит. На последствия наплевать, он будет разбираться с ними по ходу дела. Сейчас было важно разобраться с гостем и остаться в живых.
     Но если это не убийца?
     Рей на мгновение задумался. Неприятно получится если он застрелит человека, который перепутал туалет с его комнатой. Немного поразмыслив, он спрятал пистолет в карман. После этого закинул всё в рюкзак, закрыл его и положил обратно. Закрыл камнями, ставил книгами.
     Теперь было невозможно сказать, что здесь что-то лежит.
     В этот момент раздался ещё один удар. На мгновение Рею показалось, что он был сильнее чем в прошлый раз. Словно кто-то притащил с собой таран. Вряд ли человек, который ошибся комнатой будет так ломиться. Но рисковать тоже не хотелось.
     Рей быстро спустился вниз. Проходя мимо кровати, он случайно заметил амулет, который уронил. Недолго думая, он затолкал его в карман.
     Послышался ещё один глухой удар. Рей тихо подкрался к двери и замер, прислушиваясь. Кто-то отчаянно дергал за ручку и толкал дверь. Слышалось топанье ног. Видно те удары били из-за того, что этот кто-то со всей силы врезался в дверь.
     Рей нащупал рукой пистолет. Рукоять привычно легла в его руку, словно это он делал бессчётное количество раз. Почувствовав оружие, Рей немного успокоился. Оно словно придало ему уверенности.
     «На счёт три… Три!»
     Рей резко открыл дверь и отпрыгнул в сторону. И в этот момент в комнату влетела девушка. В буквальном смысле слова влетела. Видимо в этот момент она с разбегу хотела врезаться в дверь. Но дверь оказалась открытой…
     Девушка пролетела около полутора метров и плашмя приземлилась на пол растянувшись во всю длину. Это выглядело немного забавно. Словно она споткнулась о порог.
     Вот только Рею было не до смеха. Он, даже не осознавая, уже держал пистолет и целился ей в голову. Если она резко дёрнется, то на одну смерть в этом мире станет больше.
     Однако девушка не стала резко вскакивать. Она медленно подняла голову, словно не понимая, где очутилась. Потом повернулась к Рею. Её взгляд был очень… Злым.
     - Закрой скорее дверь!
     Рей вздрогнул и подчинился.
     «Так, стоп, а что я подчиняюсь-то ей?»
     Тем временем девушка стала носиться по его комнате как угорелая. Такой поворот событий немного сбил с толку Рея. Он был готов к чему угодно, но не к бегающей по его комнате девушке, которая то ли не понимает, где оказалась, то ли что-то ищет. А может и то и другое.
     - Где чулан!?
     Рей даже отвечать не стал. Он так же стоял, нацелив пистолет на пол где до этого лежала девушка, и тупо смотрел на неё.
     - Где чулан, я тебя спрашиваю!?
     Она продолжала метаться по комнате. Послышались шаги по лестнице. Видимо девушка поднялась на второй этаж.
     Только сейчас Рей пришёл в себя. Он уставился на пистолет, после чего вернул предохранитель на место и положил его в карман. После этого он вернулся в комнату. К этому моменту девушка уже успела спуститься вниз.
     - Что это за место!?
     Её голос… Он раздражал Рея. Он был повелительным и властным. Словно она привыкла к тому, что все её подчиняются. Её злое лицо было действительно красивым. Как и её злые глаза. Возможно, когда она не злится, то выглядит ещё красивее. Наверняка все парни за ней таскаются, от сюда и такое поведение.
     Да вот только Рей сейчас видел её противоположную сторону. Злую, агрессивную, высокомерную.
     «Блин, а в этом есть что-то», - мелькнула в его голове мысль, которую он тут же с ужасом отбросил.
     Видимо ей надоело наблюдать молчаливого Рея. Девушка шагнула к нему и схватила его за грудки.
     «Да ты же не поднимешь меня», - усмехнулся он про себя.
     Но тут произошло кое-что странное. И страшное.
     Девушка подняла его за грудки на вытянутые руки так, словно он ничего не весил. Он мог только беспомощно дёргать ногами, не доставая до пола. Рей схватился за её руки и попытался высвободиться из её хватки, но бесполезно. Казалось, что её руки не сдвинуть. Словно она не человек, а машина. Он что было силы ударил её по рукам, но они даже не дрогнули.
     В лицо бить её он не решился. Как никак перед ними была девушка. Пусть аномально сильная.
     - Что стало с этим место? – на этот раз спокойно спросила девушка.
     Однако пусть она и сказала это спокойным голосом, Рей чувствовал, как каждое слово было пропитано злобой и угрозой.
     - Это и есть то место. Я здесь живу, - пропыхтел он, вися у неё на руках.
     Её глаза немного потемнели. И Рею показалось, что в комнате стало немного светлее. Казалось, что тени чуток сдвинулись по направлению к ним.
     - Здесь раньше был чулан, не так ли?
     - Был, но это был не чулан, а заставленная комната. Мне её отдали.
     Она внимательно посмотрела ему в лицо.
     За это время он успел хорошенько рассмотреть её лицо. И единственное, что он мог сказать – строгая. Строгие глаза, Красивые черты лица, но это только дополняло картину очень строгой и пунктуальной девушки. Длинные прямые волосы. А ещё она была очень стройной и у неё была маленькая грудь.
     Это как-то само собой проскользнуло в его голове.
     - Я помню, что здесь были швабры и метла.
     - Ага, но потом, как оказалось задняя стена была шкафом. А за ней комната. И сейчас, кстати говоря, ты в моей комнате.
     Девушка ещё несколько секунд держала его, словно решая, отпускать его или нет, после чего разжала руки.
     Рей наконец почувствовал под ногами пол. Девушка же продолжала так же невозмутимо стоять. Если бы она не держала его несколько секунд назад на весу, он бы в жизни не подумал, что она какая-то странная. Скорее, обычная отличница из хорошей семьи.
     - Так что ты искала в моей комнате?
     Ответ пришёл практически мгновенно.
     Кто-то постучал в его комнату.
     - Рей? Это господин Муромец. Со мной госпожа Лилит и госпожа Манила. Открой дверь.
     Глаза девушки, до этого спокойно смотрящие на него забегали по комнате.
     «Кажется я понял. Они пришли за тобой. А ты хотела спрятаться тут. То ли ты знала об этой комнате, то ли думала, что в чулане тебя искать не будут. Хотя, судя по твоему удивлению, знать о комнате ты не могла.»
     Значит он хотел спрятаться в чулане от них? Не слишком ли это было по-детски?
     - Это за тобой? – тихо спросил Рей, хотя ответ он уже знал.
     - Да, - невозмутимо, но тихо ответила девушка. – И мне нужно найти место, где переждать бурю. Только вот…
     Только вот спрятаться у Рея было негде. Если только под кроватью, но там-то они точно найдут её.
     - Они не должны узнать, кто я.
     - А ты вообще из Твердыни мира?
     Девушка одарила его презрительным взглядом.
     - Если ты не заметил, то на мне форма из Твердыни мира.
     В этот момент в дверь опять постучали.
     - Рей Клод. Открывай, это Господин Муромец. Ты там спишь что ли?
     Девушка покосилась на дверь. Пусть её лицо и невозмутимо, но глаза выдавали её волнение. Скорее всего она что-то натворила, но никто ещё не знает, что это её рук дело. И если её найдут…
     Рей обернулся поисках места, где её можно было спрятать. В комнате прятаться было негде. Была ещё ванная комната, но там тоже особо негде…
     «Хотя почему негде?»
     Рей схватил её и потащил в ванную комнату. Она даже сопротивляться не стала, видимо понимая, что он хочет ей помочь.
     Вода в большой ванне всегда была набрана. Она стекала из своеобразного водопада из стены в ванну, после чего уходила по трубам. Она всегда циркулировала и поэтому можно было не волноваться о её чистоте.
     - Скажешь, что ты делаешь?
     - Конечно, ты умеешь задерживать дыхание на долго?
     - Я обладаю магией подводного дыхания.
     - Вот и хорошо. А теперь отвернись.
     Девушка послушно отвернулась. Рей быстро разделся прыгнул в воду, тут же вылез и обмотался полотенцем, которое всегда здесь висело. Теперь у него есть алиби, если спросят, почему так долго.
     - Всё, можешь повернуться. А теперь…
     - Я знаю.
     Не раздеваясь, она молча спустилась в воду. Ещё мгновение и её уже не было видно. ОН легла у самого бортика ванны, так что если они заглянут в ванную комнату, то её не увидят. Хотя если подойти прямо к краю, заметить её можно. Но Рей сомневался, что они будут так досконально всё проверять.
     В дверь снова постучали.
     - Рей Клод, если ты не откроешь сейчас же, то будешь бегать в доспехах целый день. Я тебе это гарантирую.
     Ещё раз обведя взглядом ванную, он побежал к двери.
     - Иду, командир, – крикнул он, подходя к двери.
     Он распахнул дверь.
     - Эм… Здравствуйте.
     Перед ним стоял Муромец. За его спиной стояла Манила и Лилит. И если Муромец и Манила восприняли его вид нормально - просто смотрели на него, словно он и не стоял перед ними в одном полотенце, то Лилит отреагировала странно. Она выдохнула, облизала губы. Её глаза стали… Блестящими?
     Рей поспешил отвести от неё взгляд, что лишний раз не провоцировать её.
     - Прошу прощения, командир. Я только что из ванны. Задремал там.
     - Ничего страшного, курсант.
     Муромец вошёл в сторону, отодвинув его рукой. Манила и Лилит зашла за ним. Ни «можно войти», ни объяснения причин вторжения. То ли Муромец считает ниже своего достоинства объяснять это Рею, то ли ему сейчас не до этого.
     Муромец обвёл взглядом комнату. Даже под кровать заглянул, как и предполагал Рей. Теперь он буквально сверлил Рея взглядом. Рей предполагал, что он будет спрашивать, но с ним заговорила Манила.
     - Рей. Жаль, что вытащили тебя из ванны, но мы ищем одного человека, - начала она.
     - А кого конкретно?
     - Не знаем. Но этот человек подозревается в порче имущества Твердыни мира, подверганию опасности курсантов, учащихся, ведьм и рыцарей.
     - Звучит как опасный террорист.
     - Возможно так оно и есть. К тому же, он взорвал твою комнату.
     - Мою… - но прежде чем он договорил, смысл сказанного дошло до него.
     Сердце Рея ёкнуло.
     Он посмотрел в пол, пытаясь сдержать свой испуг. Ведь тот, кто предположительно хотел его убить в Городе Забвения, а потом взорвать в Твердыни мира, сейчас сидит у него в ванне.
     - Я… Никто не стучался ко мне.
     Манила внимательно смотрела на него. Она видимо ждала, что если он что-то скрывает, то выдаст себя. Это понимал и Рей. Поэтому он поднял взгляд и ответил:
     - Никто не заходил ко мне. Да и живу я в самом конце коридора, так что, если кто ломился бы ко мне, я бы заметил.
     Муромец молча пошёл в ванную. Рей не стал смотреть ему в след, зная, что это может выдать его знакомую. Рей был уверен, что именно по взгляду можно догадаться, кто где прячется. Ведь чаще всего люди смотрят в то место, где они что-то прячут, словно боятся выпустить его из глаз.
     Хотя не убьёт ли она его часом? Если это тот самый человек, то ей это будет на руку. Все уйдут, он останется один и его новая знакомая убьёт его. Можно сказать, Рей сам даёт ей шанс себя убить. Может лучше сдать её и дело с концом?
     Но с другой стороны не было видно, чтоб она хотела его убить. Намного проще было бы избавиться от него сейчас, а потом просто уйти. Или не проще? Когда девушка попала в его комнату, она даже не взглянула на него. Конечно, она может хорошо претворяться, но Рей не заметил никаких признаков того, что она хочет его смерти.
     Главной уликой против неё служит только взрыв комнаты, который мог оказаться ну просто ужаснейшим совпадением. А сейчас он вполне может испортить ей жизнь. Другими словами – она в его руках. А это может быть как опасно, так и полезно.
     Пока Рей стоял перед двумя ведьмами, Муромец зашёл в ванную. Там было абсолютно пусто. Он быстро обвёл взглядом помещение и вышел. Он не был уверен, что нарушитель здесь, но долг требовал всё проверить.
     Когда Муромец вошёл обратно в комнату, Манила бросила на него взгляд. Тот только покачал головой и кивнул на выход, после чего вышел.
     - Хорошо. И так, Рей, если вдруг заметишь что-то странное или подозрительное, сообщи нам. Надеюсь тебе не надо объяснять, насколько этот человек опасен. Это твой долг как будущего рыцаря и стража порядка сообщить нам.
     «Отлично, только поступил, а уже иду против закона и становлюсь предателем родины».
     - Обязательно, - ответил ей Рей со всей искреннею, на которую был способен.
     Манила вместе с Лилит направилась тоже к выходу.
     Лилит, проходя мимо Рея, приостановилась.
     - Я могу составить тебе компанию в ванне.
     - Боюсь оскорбить вас своим присутствием, госпожа Лилит.
     Лилит улыбнулась ему.
     - Да неужели?
     - Да.
     - Ох, Рей, я всё равно добьюсь своего.
     Она приблизилась к нем и щёлкнула своими зубами прямо перед его носом. После чего плотоядно улыбнулась.
     - Знаешь, почему именно ты? Что-то говорит во мне, что ты интересный человек. А демонов всегда тянуло к интересному. Интересному, тёмному и опасному. Такова наша природа. И твои попытки убежать только раззадоривают меня. Нет ничего приятнее чем получить то, за чем гонишься.
     - Удовлетворение от результата.
     - Вот именно. – Она играючи щёлкнула его по носу. – Ты понимаешь меня, Рей.
     - Простите, что убегаю от вас. Не могу ничего поделать с собой. Ведь бежать вам на встречу равносильно бегу навстречу цунами.
     Лилит рассмеялась и стёрла слёзы от смеха.
     - Ну беги, беги. Ведь…
     - ЛИЛИТ!
     Лилит беззаботно повернулась к Маниле, которая сверлила её взглядом.
     - Уже бегу, – сказала Лилит ей, после чего повернулась обратно к Рею. – Так что смотри Рей. Я всегда добиваюсь своего.
     - Удачи вам в охоте, - только и ответил он.
     Лилит улыбнулась и потрепала его по голове, после чего вышла в коридор.
     Можно было вздохнуть спокойно. Опасность прошла мимо. Или почти мимо, если учесть, что не понятно, кто та девушка в ванной. Если бы вскрылось то, что он прячет у себя преступника, проблем было бы выше крыши. Особенно от Муромца, который скорее всего линчевал бы его, потом оживил, вылечил, и ещё раз линчевал, а потом ещё разок для профилактики.
     Теперь надо было решить вторую проблему.
     Рей зашёл в ванную комнату. И действительно, никого не было видно. Даже если встать в центре комнаты, девушка была незаметна.
     Быстро переодевшись и сняв с предохранителя пистолет, он подошёл к ванне. Сейчас бы пригодилось то состояние, когда зрение становилось шире и он мог уловить каждое движение. Случись что и это неплохо бы помогло ему.
     Он наклонился над ванной. Девушка лежала у самой стенки. Руки её были сложены на груди. Лицо её было настолько безмятежным, что могло показаться, будто она спит. Или же она действительно спит?
     - Эй, они ушли, – тихо позвал он её.
     Девушка как лежала, так и продолжала лежала. Она была похожа на будущую мумию, которую приготовили к захоронению.
     Рей ударил ладонью по воде. Такое она точно услышит. И девушка действительно услышала. Она открыла глаза, после чего очень медленно поднялась из воды. Она даже брызг не подняла.
     Это было красиво…
     И жутко. Словно что-то ненормальное. Рей ещё не мог привыкнуть к магии и тому, как она иногда выглядит. От отступил от неё на несколько шагов, всё так же держа руку на пистолете. Хотя в глубине души он понимал, что случись, что и он ему не сильно поможет.
     - Тебе полотенце д…
     Рей осёкся. Она настолько искренне презрительно посмотрела на него, что сразу стало понятно – от Рея ей ничего не нужно. Конечно её выражение лица не изменилось, оно было таким же спокойным, однако её отношение к нему читалось в её глазах. Удивительно, как много может передать взгляд человека.
     - Не надо, благодарю. – Эти слова были формальностью, и они оба это понимали.
     Вокруг ней в этот момент поднялся огненный торнадо. Небольшой, ровно таких размеров, чтоб она уместилась в нём. Он просуществовал секунд десять, после чего исчез. Девушка так и осталась на месте, однако теперь она была абсолютно сухой.
     - Я останусь тут, пока всё не уляжется.
     Это даже не было вопросом. Подразумевалось, что у него не было выбора. Отношение, которые она выстраивала между собой и ним, Рею не понравилось. В конце концов, это он здесь главный.
     - Ты не расскажешь, за что они за тобой гнались?
     - Дверь на замок закрой.
     И это прозвучало как приказ. Рея это немного раздражало, однако он подчинился. Он догадывался, кто она. В ситуации, которой он был она могла пригодится. По её поведению можно было сразу сказать, что она из высшего общества. Слишком высокомерна, считает других ниже себя. Рей догадывался, что при людях она ведёт себя иначе, но он уже видел её истинное лицо и претворяться ей не было смысла.
     - Так зачем ты им? – повторил он вопрос.
     - Такое тебя не касается, курсант.
     - Боюсь, что теперь касается.
     Она невозмутимо села на его кровать. Ни смущения, ни злости, ничего. Абсолютно невозмутимое лицо.
     - Если выяснится, что я тебе помог, то мне тоже влетит. К тому же ты взорвала мою комнату. Можно сказать, что я прикрываю того, кто мне насолил.
     - Насолил? – Она красноречиво обвела комнату взглядом. – Ты уверен в этом?
     - Абсолютно.
     Рей смотрел ей в глаза. Она спокойно ответила тем же.
     - Ты у меня в долгу. Так что будь добра ответить.
     - В долгу? Не много ли ты говоришь курсант? Такие громкие слова должны произносить только сильные и могущественные люди. Уж прошу простить меня, но ты с такими даже рядом не стоишь.
     - Не стою? Тогда может мне стоит пойти и рассказать им о тебе?
     Рей развернулся, чтоб направиться к двери, как неожиданно его ноги перестали двигаться.
     Он посмотрел вниз и с ужасом увидел черные щупальца, которые вылезли из его тени. Они обвились вокруг его ног, не давая Рею сдвинуться. Он с трудом подавил желание закричать от ужаса.
     Через секунду ещё несколько щупалец вылетело из теней и схватили его за руки, за тело, за голову. Он оказался обездвижен. Они медленно повернули Рея к девушке лицом.
     Она продолжала так же невозмутимо сидеть на месте, словно ничего и не происходило.
     - Не много ли ты о себе думаешь, курсант? – спросила она спокойно. – Такие громкие слова. Но человек, который говорит их слишком мал.
     Этот тип людей… Те, кто всегда были наверху и привыкли смотреть на остальных сверху. Для них унизительно быть с кем-то простым наравне. А ещё они привыкли, что их все слушают и все подчиняются. Поэтому стоит им сказать нет, как появляется подобная реакция.
     - Мал, - согласился Рей, - но даже такой малости хватит чтоб обрушить твой райский уголок и твою жизнь.
     В первый раз с того момента, как она схватила его за грудки, её глаза стали тёмными. Лицо стало более серьёзным. А теней в комнате становилось всё меньше. Они словно тянулись к девушке как к магниту.
     Но Рей не собирался останавливаться.
     - Стоит им узнать и как думаешь, что они сделают с тобой?
     - Что я сделаю с тобой. – Она медленно встала и подошла к нему. – Ты не подумал, что я сделаю с тобой?
     - Ничего?
     В ответ на это щупальца сжались сильнее, сдавливая его. Те, которые держали правую руку, начали её сгибать в неправильном направлении.
     «Блин, только не правую опять», - мелькнула глупая мысль в его голове.
     - Я могу разорвать тебя на части, курсант. Ты даже не представляешь, что может сделать моя семья с твоей. Твои речи громкие, но сил у тебя нет, чтоб что-то сделать. Даже сейчас ты беззащитен.
      «Хорошо, что у меня нет семьи», - подумал Рей и ответил:
     - Я беззащитен, но ты упустила маленькую деталь.
     Щупальца перестали выгибать его руку. Девушка замерла.
     - Господин Муромец тебя из-под земли достанет тогда.
     Повисло молчание. Оно длилось несколько секунд, после чего девушка продолжила.
     - Господин Муромец для меня не помеха.
     «Вот тут-то ты и попалась», - усмехнулся Рей.
     Всё было просто. Если бы она сразу что-то ответила, то понять, боится ли она Муромца или нет было бы сложнее. Но она замолчала, словно в ней сработал колокольчик, предупреждающий об опасности, который она решил проигнорировать. Именно так ведут себя люди, когда слышат что-то предвещающее опасность. Они останавливаются, оценивая обстановку, и двигаются дальше.
     К тому же Рей неоднократно слышал от других, что Муромец играет большую роль в Твердыне мира. Ведьмы прислушиваются к нему не просто так. Многие говорили, что те даже побаивались его. Что он мог расправиться практически с любой в случае необходимости.
     В мире, где выстроена иерархия по силе, только настоящий монстр может противопоставить себя ведьмам. И Муромец, судя по всему, таким был.
     Девушка тоже это знала. Знала и понимала это.
     - Убьёшь меня, и он уже не остановится ни перед чем, пока не достанет тебя. В прошлый раз он был не сильно счастлив, что даже такого как я чуть не убило. Сейчас же он просто убьёт тебя или сделает что похуже.
     Рей усмехнулся. Нехорошо усмехнулся. Что-то злое и отвратное показалось на его лице.
     - Он докопается до тебя. И все узнают, кто творил все эти пакости. Это будет позор. Но не только для тебя. Твоя семья окунётся туда же. Уверен, Муромец в этом постарается. И совет пяти поддержит его, ведь в мире где правит сильнейший надо всегда показывать место тем, кто решил, что закон не для него.
     Надо отдать должное девушке, она слушала это с невозмутимым лицом. Ни одной эмоции не появилось на её лице.
     - Ты так уверен в своей силе?
     - Очень. К тому же если ты попытаешься подстроить со мной несчастный случай, то будь уверенна, я подготовлю всё. О твоих поступках и твоём доме все узнают. Муромец с тебя тогда глаз не сведёт. И даже если они ничего не подтвердят, твоя семья и ты уже будете опозорены.
     В комнате вновь было тихо.
     Девушка спокойно стояла перед Реем. Тот с гулко стучащим сердцем висел и смотрел ей в глаза.
     - К сожалению, правда на твоей стороне, - наконец спокойно ответила девушка. Казалось, что её это даже не сильно волнует. На лице у неё появилась лёгкая, едва заметная улыбка. Можно сказать, что этот штрих делал её очаровательной и милой. Но только не в такой ситуации. – Ты действительно поймал меня. Надо отдать тебе должное. Кажется, я недооценила тебя и мне придётся в этот раз пойти на уступки.
     Одно из щупалец неожиданно обвилось вокруг его пальца и выгнуло его в другую сторону. Раздался хруст. Другое закрыло ему рот, подавив крик.
     - Но хочу сказать тебе сразу, - продолжила она, - не недооценивай и ты меня, курсант. Сделаешь что-то нехорошее, что опорочит мою семью и тебя никто не спасёт. Ведь тогда мне уже нечего будет терять. Ты меня понимаешь?
     Рей, сдерживая слёзы боли, кивнул головой.
     - Я рада, что мы пришли в временному соглашению.
     Все щупальца разом исчезли и он упал на пол. Палец был согнут в не очень привычную и немного жуткую сторону. Рей поднёс его к глазам.
     - Было обязательно ломать палец? – тихо спросил он.
     - Я его не сломала, - невозмутимо ответила она, схватила его за палец и резко согнула в нужную сторону.
     Вновь раздался хруст и Рею пришлось ещё раз сдержаться от вскрика. Зато палец теперь двигался.
     - Я его просто вывихнула. Можешь не благодарить.
     Она села обратно на кровать всё с той же едва заметной улыбкой. Только сейчас Рей понял, что уже видел её.
     Да, точно, он несколько раз случайно замечал эту девушку. И всегда на её лице была эта лёгкая улыбка. Всегда, когда она была с кем-то. Когда Рей видел девушку одну, то улыбки на лице не было. Она была словно реакция или условный рефлекс на присутствие собеседника, чтобы расположить его к себе.
     - Так о чём ты хотел меня попросить?
     - Сразу расставим точки над и. Я тебя не прошу – это сделка. Я молчу, а ты окажешь мне помощь.
     По лице девушки пробежала тень неудовольствия.
     - Оказать тебе помощь?
     Она даже не пыталась скрыть своего отношения к Рею. Но тому было всё равно. Теперь они в одной команде. Так что это малая плата за такое знакомство.
     - Да. Ничего пошлого или порочащего твою семью. Однако не могу сказать, что безопасное.
     - Сделаю вид, что ты меня заинтриговал. И что это за помощь?
     - Пока не знаю.
     - А теперь разочаровываешь.
     Сейчас надо было выяснить, был ли взрыв его комнаты случайностью. И Рей ничего лучше не придумал, как спросить это в лоб.
     - Зачем ты взорвала мою комнату? Ты хотела убить меня?
     Сначала у девушки поползли брови вверх, а потом она очень тихо и мелодично рассмеялась.
     - Да будет тебе. Стала бы я делать что-то подобное ради такого как ты?
     - Значит это случайность?
     - Верно. Если тебя это смущает, то я слегка открою завесу небольшой тайны. Мне нужно было помещение, где я смогу побыть в покое, и никто меня не потревожит. Наши общежития были уже заселены. А другие места не имеют такой звукоизоляции. Кстати тебе надо объяснять, что такое звукоизоляция?
     - Я знаю, что это значит, - обиженно ответил Рей.
     - Вот как? – Девушка сделала наигранное удивлённое лицо. – Тогда ладно. Ваши комнаты находились дальше всех, и стены там относительно толстые. И я выбрала самую дальнюю из них. То есть твою.
     - А зачем взорвала её?
     - Так получилось.
     Так получилось? Это прозвучало так, словно это событие было незначительным. Как если бы она случайно кружку разбила.
     - Окей, а зачем сюда ломилась?
     - Потому что здесь был чулан. Никто не будет искать в чулане преступника. Хотя на этот раз я чуть не попалась.
     - А говорить, зачем ты это делаешь, не будешь значит.
     - Ты правильно мыслишь. Не стоит спрашивать девушек об их личных делах и тайнах. Это неприлично.
     - Ясно. А что это были за щупальца из теней?
     - А ты не знаешь? – Она изогнула бровь.
     Вот сейчас её удивление не было поддельным. Рей не мог сказать, как он это понял. Просто чувствовал, что реакция неподдельна.
     - Тогда позволь спросить, как меня зовут?
     - От куда я знаю. Ты не представлялась.
     Девушка не стала вздыхать, как предполагал Рей. Она не стала смотреть на него как на дебила (она уже на него так смотрела). Она невозмутимо ответила:
     - Я Адалхеидис, дочь из дома Шатен Дер Дуннкехайт.
     - Э-э-э… И как мне тебя звать?
     - Можешь звать госпожа Шатен Дер Дункехайт.
     - Если учесть то, что ты не будешь звать меня господином, я тоже не буду звать тебя госпожой. Буду называть тебя Шатен.
     - Нет, не стоит. Тогда называй меня по имени. Адалхеидис.
     - Алахадеис? Или… Аладхейдес… Повтори-ка ещё раз, пожалуйста.
     - Лучше называй меня Адель. Боюсь, что ты опозоришь и себя, и меня, когда будешь так чудовищно выговаривать мою фамилию и имя, которое все остальные знают.
     - Адель, ясно.
     - И будь добр не обращаться ко мне при других. Не хочу, чтоб обо мне пошли слухи что я встречаюсь с таким… С курсантом. Если что-то нужно, подойди сам, когда никого не будет рядом. Сама я ходить за тобой не собираюсь.
     Рей подозревал, что она хотела назвать его немного иначе, но сдержалась. Ну что же, хотя бы нормы приличия у неё есть.
     - Хорошо. Договорились. Кстати, ты не хочешь спросить, как меня зовут?
     - Я бы ответила, что мне всё равно, но хорошо. Как тебя зовут?
     Рей уже было открыл рот, чтоб ответить, но Адель подняла ладонь, останавливая его.
     - Стой, не стоит. Я знаю, как тебя зовут. Такую личность, как ты все знают.
     - Все знают? Это ты про то, что произошло на арене?
     Ну да. Его тогда освистали все. Он стал ненавистен практически всем, ведь так «подло» победил их любимчика. Нечестно. Но то что их любимчик вышел против слабого противника, никого не смутило.
     - Да. Конечно, я не придерживаюсь их мнения. Каждый побеждает как может, однако общественное мнение не победить.
     - Так я не понял, ты поддерживаешь их или нет?
     - Скорее не поддерживаю. Но внутри – поддерживаю.
     - Показуха.
     - Именно так. В конце концов такая жизнь. Так что твоё имя известно почти всем, Рей Клод. Ты теперь кто-то вроде главного злодея.
     - Как приятно быть лучшим хоть в чём-то, - саркастически заметил Рей.
     - Ох, прошу не говори так. Гордиться подобным слишком даже для такого как ты.
     Даже для такого как ты. Она это так сказала, словно он худший их худших. И хуже него быть уже не может.
     Адель осмотрелась. Её взгляд остановился на его библиотеке.
     - Я посмотрю книги.
     - А если я запрещу тебе трогать мои вещи?
     Она стала с кровати и начала подниматься по лестнице.
     - Наверное стоит заметить, что это не твои книги. И к тому же, если ты мне запретишь, то это может пустить трещину по нашим, недавно созданным хрупким деловым отношениям. Мы же оба не хотим, чтоб это произошло?
     - Ты сказала это так, словно это только мне выгодно.
     - Каждый слышит то, что хочет услышать. Не пойми меня неправильно. Тебе нужна наша сделка. А я скорее вынуждена ей следовать. Так что в твоих интересах сохранить её.
     - Не говори ерунды и не надо строить всё так, словно только мне она нужна. Стоит нашим хрупким отношениям сломаться и все всё узнают. Так что ты заинтересована в них не меньше меня.
     Адель бросила на него взгляд. Он был предостерегающим.
     Да и сам Рей понимал, что не стоит перегибать палку.
     Конечно, она её будет перегибать и не раз, но вот он это делать не должен. И всё потому, что она может всё порушить просто из принципа. Никакие доводы не остановят девушку, которая решила отомстить. Даже если это будет во вред ей самой. В первую очередь это из-за того, что она привыкла, когда все ей подчинятся.
     Да и глупо идти вот так в лоб. Она может хоть сколько играть в принцессу, но двигать всем будет он. Какая разница, как она к нему относится, если сила в его руках. В его руках до тех пор, пока она не чувствует себя униженной и не попытается насолить просто из принципа.
     Адель остановилась около одной из полок и вытащила книжку. Посмотрела на обложку, после чего начала её читать.
     Рей бросил на неё косой взгляд. Ведь он читать не умеет. И писать.
     «А ведь можно и её попросить.»
     Рей подумал, что она не будет распространяться об этом. А то как узнают, что она была в одной комнате с таким как он и позор точно ляжет на её фамилию. А это значит, что ей придётся помочь и молчать.
     - Знаешь, ты бы могла мне помочь прямо сейчас, - начал он.
     Адель перевела взгляд с книжки на Рея.
     - И чем же?
     - Как бы выразиться… - Рей замялся.
     Одно дело представить, как спрашиваешь, другое дело спросить. Причем о том, что должен уметь каждый. Он почувствовал, как краснеет.
     - Как есть говори. К моему сожалению, между нами договор и пока ты ему следуешь, я так же буду ему следовать.
     - Хорошо… Я не умею читать и писать. – Рей стыдливо отвёл взгляд. – Не могла бы ты…
     Рей не закончил фразу.
     - Я так понимаю, выбора у меня не много. И просишь ты меня так как не хочешь, чтоб кто-либо узнал.
     - Верно. Кроме выбора.
     - Опозориться или помочь тебе не выбор. Логично, что здесь выберу я.
     Адель невозмутимо посмотрела на него. Потом положила книгу обратно, после чего начала осматривать полки. Она пробежалась пальцами по книгам, вытащила одну из них и бросила Рею в руки.
     - Раз так, то, пожалуй, давай начнём с этой.

Глава 5

     Погода обещала быть прекрасной. Уже с утра солнце заливало мою комнату лучами, а свежий ветер приносил свежий воздух.
     Я потянулась в кровати и нехотя слезла с неё.
     Вставать не хотелось абсолютно, однако сегодня был важный день. Конечно, таких дней у меня было множество, однако именно в этот день начнётся, то что меня пробудило от прострации. Так что нежелание вставать прошло так же быстро, как и пришло. Я направилась в душ. Нельзя начинать день грязной.
     Элеонора вчера сообщила, что вышла на одного информатора. Вернее, не вышла, а нашла. Он и раньше с нами работал, однако в последние дни он почему-то скрывался. И я подозреваю, что знаю ответ.
     Я щёлкнула пальцами душ включился.
     Приятно, когда всё работает как часы. Я не была в своей комнате уже… Да уже и не знаю. В Твердыню мира я в принципе не часто заглядываю, не говоря о том, чтобы жить здесь. Пусть для каждой служащей и есть своя комната, а как главе группы расследований мне полагается очень хорошая комната, но дома мне было спокойней.
     Однако сейчас всё иначе. Я выхожу на охоту.
     На моем лице появилась улыбка.
     Охота на охотника. Ария, дочь из дома Темпеста выходит на охоту на охотника. Я чувствую приятное возбуждение.
     Если раньше мне было всё равно, что надевать и мне во всём помогали служанки, то сейчас для меня появился в этом смысл. Как я, Ария, могу выглядеть плохо!?
     Выйдя из душа, я оглядываю свой обширный гардероб. Раньше мне хотелось забиться в угол от всего мира и перестать существовать. Но сейчас я хочу жить. Жить на зло всем.
     Ария, дочь из дома Темпеста не падёт. Я не позволю кому-либо опорочить мой дом. То, что произошло в Городе Забвения не заставит меня сломиться. Пусть я и оступилась, но это в прошлом. Я чувствую силы. Чувствую, что готова встретиться с этим охотником на ведьм.
     Мне не раз говорили, что после того случая в Городе Забвения я очень сильно повзрослела. Мне кажется, причина была в том, что я перестала смотреть на мир так, как смотрела на него тогда. Невозможно смотреть на мир под тем же углом, когда перешёл на другую сторону.
     Наконец я выбрала то, что подчеркнуло бы меня из общей толпы и надела. Не пёструю расфуфыренную одежду, а очень элегантный костюм подчёркивающий каждый изгиб моего тела. Как и полагается тому, кто из высших семей. Остальные пусть видят и знают, кто я.
     У выхода меня уже ждали.
     Элеонора Ривегред – моя подруга и старший помощник. И Лиара Крондерваль – тоже моя подруга и главная в отделе преследования.
     - Ты сегодня полна жизни, - улыбнулась Элеонора.
     - Я всегда полна жизни.
     - Но не в последние шесть месяцев, - улыбнулась Лиара.
     Элеонора бросила на неё предостерегающий взгляд. Я всё это видела, но не пыталась влезть. Пусть думают и говорят, что хотят. Что касается Лиары, то она из расы демонов. Зачастую многие черты характера связанны именно с расой. Для демонов это жестокость, коварство и любовь делать пакости.
     Я знаю, что Лиара сказала это, чтоб подколоть меня, но я не обратила на это внимание. Во-первых, это ниже моего достоинства, обращать на такое внимание. Во-вторых, надо принимать друзей такими какие они есть. Мне достаточно знать, что она преданный и хороший человек.
     - Ты выяснила, кто он? – обратилась я к Элеоноре.
     - Да. Был информатором ещё в тех криминальных войнах. Которые проходили…
     - Я знаю, – прервала я её. – Не нужна мне история. Давай факты.
     - Он скрылся сразу из поля зрения наших несколько дней назад. Непонятно почему.
     - Есть предположения?
     - Ну они как крысы, – сказала Лиара. – Чуть что, и они бегут, поджав хвосты, чтоб спасти шкуру. Никчёмные твари.
     - И всё же он на нас работает и помогает нам, - ответил Элеонора.
     - Потому что он крыса. Он, никчёмное существо, которое предаёт одних и прячется от других. Как что-то случилось, и он сразу убежал прятаться от нас, от них… Да ото всех.
     Элеонора ещё что-то хотела сказать, но я подняла руку, останавливая её.
     - Лиара права. Он ничтожество. Если бы у меня была возможность, я бы избавилась от него. И ещё от всех остальных. Мне даже противно, что я хожу по одной земле с этими существами.
     - Но они люди и заслуживают…
     - Они ничто и ничего не заслуживают. Может совет пяти и министерство считают иначе, но я вижу этот город также, как и ты.
     Мы вышли на улицу.
     Я никогда не любила их раньше. Не считая детства, когда мало что понимала. В отличии от района богатых районов, здесь было слишком много обычного люду. Простолюдины заполняли буквально каждое пространство. Я бы с удовольствием бы отделила их от остального города, но к сожалению, это невозможно.
     Нет, я не ненавижу их. Просто мы из разных слоёв общества. Да и к тому же я клялась защищать их жизни и их дома. Они и есть страна, которая является одной из сильнейших в мире. По крайней мере в нашем мире.
     Можно сказать, что я даже по-своему люблю их. Они неотёсанные простолюдины и мой долг, как и долг других, равных мне, вести их дальше. Говорить, что делать и прикладывать усилия, чтоб их жизнь была хорошей. И даже если надо, мы готовы отдать жизнь за них, ведь таков наш долг.
     Наверное, стоит смотреть на этих холопов более снисходительно.
     Я старалась держаться между Лиарой и Элеонорой, чтоб лишний раз не коснуться кого-либо из них. Не привыкла я к этой жизни. Мне более близки воспитанные люди, которые знают цену времени и умеют жить как люди, а не как животные.
     Те, кто поступают и становятся рыцарями хотя бы перевоспитываются и учатся быть теми, кто достоин населять Твердыню мира. Но даже они являются неотёсанными болванами. Про половину местных даже говорить не приходится.
     - Может купим хрустяшек? – спросила Элеонора, кивнув на ларёк.
     Там женщина продавала крылья на палочке. Довольна вкусная вещь. В детстве я очень любила их. Хотя в детстве я считала себе равными и этих людей. Не то, что я их ненавижу. Нет. Просто я считаю, что есть разные слои общества и каждый слой должен знать своё место.
     - Тогда сбегай, мы тебя здесь подождём, - ответила Лиара. Я только кивнула.
     Элеонора убежала, оставив нас по середине улицы.
     Люди обтекали нас с двух сторон. Девушки смотрели завистливо или с интересом. Мужчины чаще всего с вожделением.
     Блин, да я чувствую на себе взгляды этих животных! Небось каждый будет сегодняшним вечером представлять, как укладывает меня в свою койку.
     Тьфу блин, даже мурашки по коже побежали.
     Хотя врать не буду. От части мне приятно, что мужчины на меня смотрят. Ведь это значит, что я красивая.
     А вот Лиаре, похоже, это нравится. Она стоит и бросает дерзкие, соблазнительные взгляды на мужчин. Те краснеют, отворачиваются или улыбаются в ответ. Но никто не подходит. Знают свое место. Хотя бы это радует.
     Ну да, она же демон. Ей нравится соблазнять людей, а после давать им отказы.
     - Не пойму, что в этом ты находишь хорошего, - обратилась я к ней.
     - А тебе разве не нравится показывать, что они никогда не достигнут нас? – улыбнулась Лиара.
     - Нет. Мне нравится, когда каждый знает своё место.
     - Это ты про взгляды?
     - И про них тоже.
     - Но Элеонору они не смущают.
     - Она добрая, она ангел.
     Ангел в плане того, что она из расы ангелов. Они всегда отличались добротой, спокойствием и терпением. Хотя на моей памяти были истории с ангелами, которые в своих поступках давали сто очков вперёд даже демонам. Так что не всегда раса является показателем.
     - Кстати, ты слышала о взрыве в Твердыне мира? – спросила меня Лиара.
     - Слышала. Я даже знаю, кто это сделал.
     Лиара усмехнулась. Она, кстати, тоже знала, кто это сделал. Как и Элеонора. Раньше мы были четвёркой лучших. Ангел, демон, ведьма, вампир. Нас знали, уважали и любили. Потом случилась сора и Элеонора ушла от нас. Потом я уехала в форт на краю Города Забвения, а Лиара и наша подруга остались здесь.
     А когда вернулась…
     Да, я стала главной в группе расследования. Благодаря тому, что охотник был как бы уничтожен, мои заслуги оценили по достоинству. Меня зачислили в группу расследований где я, усердно работала. Триумф моей победы поднял наш дом среди других. А когда я без родительской помощи поднялась так высоко за столь короткий срок, это только усилило наши позиции. Мать аж плакала от гордости.
     Ну а как ещё? Я Ария, дочь из дома Темпеста. Я всегда буду лучше других.
     А вот Лиаре помог отец, который является главным судьёй в Солла-Оривии. Конечно, немногие об этом знают. Однако славы дому это точно не принесло.
     Элеоноре помогла уже я, когда случайно встретила её среди обычных пешек разведывательного управления. Пусть и была между нами сора, но она была верным другом всем нам. И я чувствовала, что тоже должна ей помочь.
     Хотя всё оставшееся время она помогала мне. Словно сестра.
     Когда я предложила присоединиться Адель, та отказалась. Она полагалась только на свои силы и хотела всего добиться сама. Может поэтому она очень, очень редко принимала помощь. И начала служить с самого низкого звания, с которого начинали обычные ведьмы.
     Она всегда была такой. Спокойное и красивое лицо. Невозмутимый взгляд. Лёгкая улыбка. Да… Многие мужчины падали к её ногам.
     Да вот только она всех отшила. Не так, как Лиара, конечно. Она всегда была тактичной и вежливой. Даже с теми, с кем я за руку бы не поздоровалась. И это даже не была её маска. Это была её суть – относиться ко всем хорошо и держать свои мысли при себе. Можно сказать, что из-за этого у неё такое спокойное непроницаемое лицо. Но мы все знали, что внутри она их призирает.
     Такой уж она человек, что призирает всех, кого не уважает.
     И был у неё один секрет. Мы все его знали. И когда меня на днях Муромец спросил, знаю ли я того, кто разрушил, я ответила нет.
     - Муромец говорил, что она чуть не убила одного из курсантов, – сообщила мне Лиара.
     - Одним больше, одним меньше, – пожала я плечами.
     - Он тоже до тебя докапывался?
     - Да. Хотел знать, кто это устроил.
     Лиара усмехнулась. Да… Она будет наблюдать, как Адель рушит то одну часть Твердыни мира, то другую. Будет наблюдать за людьми, которые пытаются найти виновника, словно за муравьями в аквариуме.
     - Вот только боюсь, что если она не остановится, нас могут заставить этим заняться, – сказала я.
     - Думаешь?
     - Уверена. Пока это считают за пакости. Но Муромец решил крепко за это взяться. И тогда на её дом может пасть тень.
     - Нехороший поворот событий.
     - Очень. Надо будет с ней об этом поговорить. Не хотелось бы сложностей в будущем.
     - Кстати о сложностях, - Лиара внимательно посмотрела мне в лицо, – за кем мы охотимся?
     - Не охотимся, а пытаемся разыскать, - поправила я её, хотя и сама считаю это охотой. Я как глава группы расследования и дочь из дома Темпеста должна подавать хороший пример своим подчинённым.
     - Так за кем мы охотимся? - на зло мне повторила Лиара.
     - За одним опасным человеком, – ответила я.
     Не хотела, чтоб всплыло то, что этот человек – неубитый охотник.
     - Мне тут нашептали кое-какие источники, что в городе появился опасный человек. Очень опасный, который должен быть найден. А там уже по обстоятельствам.
     - Источник? У тебя есть источники, о которых мы не знаем? – За моей спиной появилась Элеонора.
     За руку она держала маленькую девочку, которая была вся в слезах. Вернее, слёзы уже высыхали, а она с милым лицом жевала хрустяшку.
     Я бросила на неё вопросительный взгляд.
     - Потерялась, - объяснила мне Элеонора.
     Я кивнула. Раз ребёнок потерялся, то наш долг найти её родителей. В конце концов, этот народ, каким бы он не был, под нашей защитой и мы за него отвечаем.
     И к счастью нашли мы их довольно быстро. Не пришлось тратить много времени.
     Отец и мать долго кланялись нам и благодарили за помощь. Уверенна, их поклоны были просто проявлением уважения к тем, кто выше их породы и слоя общества. Я лишь улыбнулась и сказала, что это мой долг.
     - Так что за источник? – спросила Элеонора, когда мы пошли дальше.
     Блин, я надеялась, что она уже забыла об этом разговоре.
     - Я не буду говорить.
     - Ты скрываешь от нас что-то, - прищурилась Лиара.
     - Да. И не могу сказать об этом из-за… Короче, я не могу всё раскрыть. Просто надо найти этого человека.
     - С чего ты взяла, что тот информатор знает?
     - С того. Когда ты сказала, что он ушёл на дно, то я сразу поняла, что в городе что-то твориться. И нам надо выяснить, что именно.
     - И как это связанно с тем, кого мы ищем?
     - А так. Когда он появляется где-то, то начинается хаос. Уверена, что раз в этом задействован криминал, то и без трупов не обошлось.
     Я могла судить только по тому, что знала об охотнике. Он не убивал без необходимости, но мог пустить в ход свои оружия, если этого требовала ситуация. Я видела это. Я видела последствия его боёв. Уверенна, что там будет немало трупов.
     А то, что это он навёл шум, я была практически уверенна. Сначала его одежда, потом что-то происходит в городе. Слишком случайные совпадения. В нашем мире это случается, но не в этот раз. Если он здесь, то я должна его найти.
     Мы вышли к жилому району.
     Здесь по всюду были люди. Бабки, деды, женщины, дети. Мужчин было мало, так как скорее всего все сейчас работают.
     Мы втроём шли посреди улицы.
     Дети не сводили с нас своих восхищённых глаз. Женщины провожали глазами. Старики перешёптывались. Я могла слышать, что одни говорили о нас хорошее, другие…
     Ну, они же старики, чтоб вечно ворчать. Причем, живя в таком месте, я бы тоже ворчала.
     И нам надо вести себя как подобает нашему статусу. Вежливо и гордо. Пусть говорят, что хотят. Люди должны видеть, что мы не сторонимся их, но при этом и не ровня им. В конце концов мы их защищаем. Это значит, что вести себя презрительно по отношению к ним непозволительно. И как бы мне противно не было, я не должна это показывать.
     Хотя Элеоноре даже и притворяться не надо. Она улыбается детям. Блин, да некоторые девочки даже подходят к ней и что-то говорят.
     А вот Лиара прямо излучает ауру. Такую, что подходить не хочется, хотя на её лице такая же вежливая улыбка.
     И вот мы подошли к нужной двери. Элеонора кивнула на неё головой.
     Маленькая, серая и неприметная. Идеально, чтоб спрятаться.
     Собиралась ли я в неё стучаться? Конечно же нет!
     Я подошла к замку и навела на него палец. Через секунду послышался треск. Я открыла дверь.
     Будь замок защищён магией, такое бы не прошло. Но от куда у людей здесь деньги на такие замки? А сломать обычный замок мне ничего не стоит. Да-да, именно сломать. Чтоб открыть, надо знать, как, а я такой магией не увлекаюсь.
     Мы поднялись по лестнице и оказались перед ещё одной дверью. Только эта оказалась не заперта. Я толкнула дверь и бесцеремонно зашла внутрь. Лиара и Элеонора последовали за мной.
     Мужчина, сидевший внутри, завидев нас тут же бросился к окну.
     Неужели пытается сбежать? Как глупо.
     Я взмахнула пальцами из края окна вылезли каменные прутья, закрыв его.
     Мужчина бросился к другому окну. Я вновь взмахнула пальцами и прутья вновь вылезли из края окна и закрыли для него пути отступления.
     Бесполезно. Пока он в этом доме, ему не уйти. Ведь этот дом построен из камня.
     Надо сказать, что моя специализация – магия камня. Пока вокруг меня камни, я непобедима. Вот будь это деревянный дом, было бы неприятно. Но не мне. Я из любой ситуации выход найду. Конечно, чем сложнее и больше конструкция, тем больше выносливости я трачу, но создать каменные прутья – раз плюнуть.
     Я спокойно подошла, подняла стул, который мужчина уронил и села на него. К тому моменту мужчина перестал пытаться выбраться из дома, осознав, что ему не уйти. Долга соображал, однако. Не зря я их всех идиотами считаю.
     На столе лежала книжка.
     - Ой, кажется я оторвала вас от чтения. Какая жалость, мне так стыдно, - улыбнулась я.
     Я взяла книгу, пролистала её…
     И покраснела.
     - Э-э-э…
     Книга была наполнена картинками… Не очень приличным. Нет, очень неприличными.
     - Эм, ясно…
     Я хотела положить книжку обратно, но Лиара выхватила её у меня из рук.
     - Дай посмотреть! Ого, вот это у него…
     Дальше я её не слушала. Достаточно одного вида её возбуждённо блестящих глаз и красных щёк.
     - И так, рассказывай.
     - Что рассказывать? – спросил мужчина, прижавшись к стене.
     Я вздохнула и щёлкнула пальцами. Из стены позади него появились цепи, которые обвили его руки и прижали к стене.
     Он испуганно уставился на меня.
     - Здесь я задаю вопросы. Ты отвечаешь. Именно в такой последовательности. Не заставляй меня делать тебе больно.
     - Но я ничего не знаю.
     - Врёшь.
     Я щёлкнула пальцами. Цепи обвились вокруг него сильнее. Он вскрикнул то ли от боли, то ли от неожиданности.
     - И так что происходит?
     - Где?
     Ещё щелчок пальцами. Цепи ещё раз сдавили его.
     Я не намеренна играть. Я доберусь до своей цели, даже если раздавлю его. Я, Ария, всегда добиваюсь того, чего хочу.
     - Что происходит?
     В этот момент Элеонора наклонилась над моим ухом.
     - Думаю, что стоит уточнить, где происходит. Кажется, он не понимает о чём речь.
     Серьёзно? Он информатор. Только ради одного мы могли прийти. Как можно не понять, о чём идёт речь?
     - Что происходит в городе? – решила всё-таки уточнить я.
     - В городе? Почему вы сразу не спросили про него!? – обиженно завопил мужчина.
     Действительно, он тупой. Я щёлкнула пальцами сжала цепи ещё немного.
     Мужчина заскулил.
     - Война. Надвигается криминальная война.
     Я нахмурилась.
     Да, была война уже в городе. Тогда пришлось вмешаться Твердыне мира и хорошенько проредить ряды отбросов. Но это было ещё за долго до меня. И к сожалению, всех не убить. А если и убить, то вновь появятся те, кто будет заниматься незаконной деятельностью и подвергать жизнь наших граждан опасности.
     Ещё одна такая война? Слишком громкое событие одновременно с появлением охотника. Сомневаюсь, что совпадение.
     - С чего такая информация?
     - Бойня. Кто-то устроил бойню в борделе в районе падших. Всех перебили.
     - Всех? И кто это сделал?
     - Не знаю!
     Я щёлкнула пальцами.
     Мужчина вновь за скулил.
     - Не знаю! Клянусь матерью, не знаю я! Они пришли, перебили всех и ушли!
     - Так с чего вдруг ты решил, что это начало криминальной войны?
     - Не я, все! Таких разборок давно не было. Все поняли, что это был акт устрашения!
     - Против кого?
     - Против нынешних лидеров!
     Вот оно как. Но что-то я сомневаюсь в этом. Слишком уж гладко всё сходится.
     - Чем этот бордель знаменит?
     - Ничем! Такой же, как и все!
     - И ничего необычного?
     - Ничего! Говорят, правда, что там нашли тело одного из барменов, который владеет таверной. Порвали на части, как я слышал.
     Порвали на части? По моему телу пробежал холодок. В голове тут же всплыли старые воспоминания.
     Коридор, заваленный изуродованными телами и внутренностями, которые противно чавкают под ногами. Кровь, капающая с потолка и стекающая со стен. Разрушенный дом, множество тел, застилающих улицу. Повсюду кровь и куски разрушенного дома. И посреди этого кошмара стоит охотник.
     У меня до сих пор иногда по ночам в ушах слышится та ужасная канонада. Словно я вновь нахожусь там, а вокруг твориться этот кромешный ад.
     Многое не уходит у меня из головы. До того, как я нашла куртку, эти мысли крутились вокруг меня. Буквально пронизывали моё сознание. Куда бы я не взглянула, видела эти картины прошлого. Стоило мне закрыть глаза, и я вновь оказывалась там.
     Только работа, нескончаемый труд, который выматывал меня так, что я засыпала прямо на рабочем месте, заставлял уйти из сознания это всё. Я буквально проваливалась в пропасть небытия, которая было не сильно лучше, чем этот кошмар.
     - Ария, - тихо позвала меня Элеонора.
     - А?
     Она указала глазами на мужчину. Тот всё продолжал висеть на каменных цепях, испуганно смотря на меня.
     - А, я просто задумалась. И так, от куда бармен?
     - Не знаю! Никто мне такого не скажет. Всё стараются держать в секрете.
     - С чего вдруг?
     - Глава боится ещё одной войны и хочет её избежать. Решил по-тихому решить проблему.
     По-тихому? Ну да, решишь с охотником проблему по-тихому.
     - Ладно, другой вопрос. Встречал ли ты человека в чёрной одежде и в маске?
     - В маске?
     Я щёлкнула пальцами.
     - Нет, стой, нет! Не встречал! Ни разу!
     - Ты уверен?
     - Да! Да и кто будет ходит в таком взывающем наряде!?
     Это да. Он так же решил и избавился от одежды.
     - Что ещё можешь сказать?
     - Ничего! Знаю, что главный собирается набрать людей для подстраховки!
     Набрать людей? Нет, это не подходит. Охотник бы точно не стал ввязываться в подобное. Он сам может перебить всех, так зачем ему помощь.
     - Что ещё можешь сказать?
     - Больше ничего!
     Я щёлкнула пальцами ещё раз.
     - Ничего не знаю! – зарыдал он.
     Ещё щелчок пальцами.
     - Стой! Клянусь! Ничего больше!
     Опять щелчок.
     - А-А-А-А-А-А!!!
     На плечо мне легла рука Элеоноры.
     Так, ладно. Надо успокоиться.
     - Я не люблю, когда мне врут.
     - Я не вру!
     - И как я должно это проверить?
     Мужчина стал лихорадочно оглядываться, понимая, что ему может грозить.
     Не то, что я люблю пытать. Нет, я терпеть этого не могу. Но просто иногда это требуется для развязывания языка. Я уже насмотрелась на подобное за время своей работы и могу спокойно воспринимать это. Но стараюсь избегать подобных действий.
     Но не сегодня. Мне нужна информация и я её получу в максимальном объёме.
     - Я переломаю тебе все кости, если не будешь говорить.
     - НО Я ГОВОРЮ ПРАВДУ! – плача закричал мужчина. – ВЫ НЕ МОЖЕТЕ! НЕ ИМЕЕТЕ ПРАВА!
     - Имеем. Если ты виновен. А сделать это будет проще простого. К тому же не забывай, что мы можем просто вылечить тебя и продолжить.
     Лиара подошла к мужчине и улыбнулась. Страшно улыбнулась. Её глаза сузились.
     - Как на счёт того, чтоб отрезать тебе ненужные части тела?
     - НЕТ!!!
     Я спокойно наблюдала, как она забавляется, разговаривая с ним. Мне всё равно. До тех пор как не получу то, что хочу. А я всегда получаю то, что хочу.
     - Мы можем продолжать это целый день, если ты не ответишь, - сообщила я ему. – Стоит мне сказать, и она воплотит свои слова в жизнь. И никто тебя не услышит. А потом мы повторим. А потом ещё и ещё. Ночь долгая. Нам хватит время, чтоб провести время продуктивно.
     Лиара подняла перед ним руку. Её ногти удлинились и приобрели металлический оттенок. Она плотоядно улыбалась.
     Даже будучи замурованным в цепи, он пытался отодвинуться от неё.
     - Я НЕ ЗНАЮ!!! НЕ ЗНАЮ!!! НИЧЕГО НЕ ЗНАЮ!!! – завизжал он.
     И в следующее мгновение он обмяк.
     Это было так неожиданно, что я даже забеспокоилась. А не умер ли он. Ведь я так и не узнала всего, что нужно.
     Хотя, наверное, он уже ничего и не знает. Ну тогда ладно.
     Но всё равно убивать его не хотелось. Как никак, но он информатор. Предатель своих, но помогает нам. То, что он помогает закону и справедливости уже спасет его от смерти. Те, кто встал на путь закона вовремя, пусть и был бандитом, заслуживает второй шанс.
     - Как он? - спросила я.
     Элеонора подошла к нему.
     - Потерял сознание от страха и боли.
     Я вздохнула, направила на него руку, сжала кулак и вновь его разжала.
     Цепи тут же отпустили его и ушли обратно в стену. Его обмякшее тело упало на пол.
     - Неприятно вышло.
     - А я думала, что мы ещё поиграем, - невинно улыбнулась Лиара. – А он так быстро выдохся.
     - Да вы что! Вы же должны защищать закон, а не переступать его! – Элеонора бросала на нас злобный взгляд.
     Я только руками развела.
     - Мы и защищаем. Просто так эффективнее. Ладно, идёмте. Элеонора, свяжись потом с ним, чтоб она держал нас в курсе происходящего.
     - Ты перегнула палку.
     - Ни капельки.
     - Ещё как! Ты его пытала. Мало того, что без доказательств, так ещё и невиновного.
     - Виновного, - возразила я, когда мы вышли на улицу. – Он якшается с этими бандами. Ставлю на кон свою честь, что он так же занимается их тёмными делишками. Не такими грязными, как другие. Однако закон нарушает. Поэтому я вправе использовать силу. К тому же я его не пытала, а просто сильно схватила цепями, слегка переусердствовала.
     - Использовать силу можно, если нам что-то угрожает.
     - А что ты его защищаешь? – улыбнулась Лиара. – Он же жив, просто от испуга отключился. Ария, максимум, его сдавила цепями. Но не более.
     - Это было…
     - Законно. Если мне не изменяет память, мы имеем право обездвиживать человека, который может быть опасен для нас. К тому же он не сказал, что ему больно. Так? – улыбнулась Лиара.
     Элеонора промолчала.
     - Вот. Он просто просил перестать его держать. Так что ничего такого не было.
     Лиара.
     Я понимаю, что Лиара искажает факты, но и уличить её во лжи нельзя. С этой стороны она очень хороша. Если бы только присущего ей садизма не было. Конечно, чтоб запугать человека, он необходим, но иногда она переходит границы.
     Сейчас, конечно, мне выгодно мнение Лиары. Она прикрывает меня. Однако её мнение я не могу разделить. Она оправдает себя и тогда, когда будет мучить человека. Мне не нравятся пытки. И я действительно перегнула палку. Не стоило так сильно его сжимать.
     Но я не признаюсь в этом Элеоноре. Не признаюсь, что я была не права. Такого никогда не будет. За всю свою жизнь я несколько раз признавала за собой вину. Пусть так и остаётся.
     Неожиданно голос Лиары раздался в моей голове.
     [Ты кое-что скрыла от нас. В частности, от меня.]
     Я бросила взгляд на Лиару. Она шла как ни в чём не бывало. Безмятежно улыбалась своей немного хитрой улыбкой и осматривала окрестности. Однако голос в моей голове звучал очень серьёзно. Именно так она говорит, когда речь заходит о чём-то важном.
     Она связалась со мной через телепатическую связь. Он мог передавать эмоции в голосе так, словно человек стоит рядом и разговаривает с тобой. Обычно ею пользовались, когда надо было поговорить из далека с другим. Или же когда надо было поговорить наедине без свидетелей.
     Я бросила взгляд в сторону Элеоноры. Она не хочет, что Элеонора слышала об этом?
     Это немного не похоже на Лиару. Если она о чём-то говорит, то всегда в слух.
     [О чём ты?]
     [Ты знаешь о чём. Описание человека. Оно слишком смахивает на того, кого ты убила в Городе Забвения. Что происходит?]
     Вот она о чём. Когда я была в форте на краю Города Забвения, она уже служила в разведывательной группе. Охотник в то время был главной угрозой и проблемой для нас. Все, кто как-либо был связан с ним были проинформированы о том, как он примерно выглядит. Элеонора в то время не служила там и знать об этом не могла.
     Так вот из-за чего она вышла со мной на телепатическую связь.
     [Ясно. Да, описание похоже. Но я не уверенна.]
     [Не уверенна в чём?]
     [В том, что это он или нет.]
     Я увидела, как Лиара остановилась как вкопанная. Её выражение лица было словно маска. Застывшая улыбка и абсолютно пустые глаза.
     - Лиара? – спросила озадаченно Элеонора.
     - Да ничего. Просто я такого мальчика увидела, - облизнула губы Лиара.
     Элеонора со словами «о богиня» отвернулась.
     [Ты сейчас именно это хочешь сказать? Это то, что тебе нашептал твой информатор?]
     [Да. Человек, очень похожий по описанию на него в городе.]
     [Надо сообщить в совет!]
     Теперь её голос был возбуждён и немного напуган. Не думала, что её можно привести в такое состояние. Только подумать, то она нарушает всякие правила и законы, то становится очень компетентной. Хотя сравнивать её нарушения и то, что происходит сейчас это как сравнить камень на дороге и гору.
     И это несло мне проблемы.
     [Нет. Не сейчас.]
     [О чём ты! Если он здесь, надо поднимать всех. Тут же он резню устроит!]
     [А если это не он?]
     В голове было тихо. Да, Лиара не могла ничего ответить на это. Если это не верно, то нам может влететь. К тому же никто не верил, что он выжил.
     Тогда в городе он попал в одну из очень старых ловушек. Они убивали сразу. Ничего не оставляла после себя. Он угодил в одну из них. Шанс, что он выжил мизерный. Но я сама видела его куртку. Это точно она, ошибки быть не может. От сюда следует, что он как-то выжил.
     И теперь он здесь.
     Но я не хочу, чтоб сейчас все бросились его искать. Это только моё дело. Не хочу, чтоб ситуация усложнилась.
     Стоило подумать, прежде чем упоминать о нём при Лиаре. Теперь она тоже знает о нём.
     [Мне кажется, стоит предупредить.]
     [Нет. Пока не убедимся, молчим. И ты молчи. Это приказ.]
     [Если ты думаешь, что тебя скинут с поста, то зря. Ты не могла знать, что он выживет и сделала всё, что в твоих силах.]
     [Дело не в этом.]
     [А в чём? Это же его рук дело в борделе, не так ли? Из-за этого ты так спрашивала о нём?]
     [Да. Но это не точно.]
     [Да как неточно!? Ты говоришь, что тебе нашептали об очень похожем человеке и тут же в борделе устраивают настоящую бойню! Какие нужны доказательства!?]
     [Прямые. Вспомни, прямые действия против него не рекомендуются. Так нам сказали в прошлый раз. Так же и теперь. Будем действовать и спровоцируем на агрессию. Нет, сейчас мы ждём и ищем. Как найдём, так и решим.]
     Молчание. Через минуту она вновь со мной заговорила.
     [И где искать?]
     [Пока ещё не знаю. Но я хочу, чтоб ты разнюхала всё о том, что происходит. Любые события. Нельзя ничего упустить. И сразу докладывай мне напрямую. Никому больше, ясно?]
     [Да, но…]
     [Никаких но! Я пока разузнаю всё. Если выясниться, что ложная тревога – вздохнём с облегчением. Если нет… Тогда в совет сообщим.]
     Но в совет я сообщать не собираюсь. Что бы не произошло, я не привлеку ещё людей. Это моё дело, никого больше. Не хочу, чтоб кто-то ещё узнал и всё мне порушил.
     А на счёт того, где искать…
     У меня уже были догадки. Он мог прийти в город только с одной целью.
     Банк памяти.
     В первый раз я ещё не знала, в городе он ещё или нет. Однако сейчас, зная, что здесь была бойня, я могу более уверенно сказать, что охотник скорее всего в здесь. Иначе бы он продал куртку и скрылся. Зачем здесь устраивать разборки?
     К тому же тут есть то, что его может привлечь. Его цель.
     Он бы не высунулся из Города Забвения, если бы не провалился в поисках своей цели. Видимо понял, что не найдёт там ничего и решил выбрать более рисковый путь. Я не знаю, что это за цель, но он будет её наверняка искать в банке памяти.
     А это значит…
     Холодок пробежал у меня по спине.
     Вступительные экзамены.
     Охотник мог затеряться в толпе среди обычных учеников. Он мог пройти отборочные испытания и стать курсантом. Что касается повреждений, то он мог вполне и с ними пройти их. Я помню его с одной рукой. Даже тогда он был очень опасен. Пройти эти плёвые испытания для него как сделать вдох.
     Или он мог вылечиться от тех ран. Да, скорее всего он продал куртку для того, чтобы вылечить себя. Иначе бы сильно выделялся.
     Только вот точно он поступил к нам? Это очень рискованно, оказаться среди его естественных врагов. Ему может оказаться безопаснее пролезть туда по-тихому. С другой стороны, именно там его и не будут искать. И он сможет спокойно туда добраться.
     Но вот только каким путём он пойдёт?
     Первым делом стоит поговорит с теми, кто принимал будущих курсантов. Возможно удастся что-то выяснить. Лиара тем временем узнает всё о том, что происходит в городе. Можно сказать, так даже лучше. Вдвоём легче будет его отыскать. А там уже можно будет определить, куда двигаться дальше.
     - Кто-нибудь хочет перекусить? - спросила я.
     Сейчас я немного успокоилась. Никто не знает, кроме Лиары, что он здесь. А она точно не выдаст без моего разрешения о нём. Я это знаю.
     С души словно камень свалился. Хотя мне неспокойно, что он теперь шастает где-то среди курсантов или горожан.
     Но вряд ли он сделает что-то, что выдаст его, так что можно не беспокоиться пока.
     - Кушать? Сейчас? – спросила Элеонора.
     - Да, а что?
     - Кушать? Ты угощаешь? – спросила меня с хитрым взглядом Лиара.
     - Нет. Каждый сам за себя.
     - Ну ты и вредная девушка. Со своей семьёй могла бы позволить себе нас угостить.
     - У вас семье не беднее моей, так что молчала бы.
     - Тогда я выбираю ресторан, - заявила Элеонора и повела нас к району богатых.
     
     Я вернулась в Твердыню мира. Рыцари, завидев меня, отдали честь. Я только кивнула. Вообще, я могу и не делать этого, но тогда я потеряю лицо, посрамлю свой дом. А это…
     Да уж. Приходится здороваться со всеми, с кем я знакома. Ну как со всеми. С теми, кто это заслуживает. Например, курсантов, которые сейчас проходят мимо я приветствовать не намерена, хоть он и смотрят на меня, а некоторые даже осмеливаются поздороваться. Я их вообще не знаю. Пусть станут больше чем никто, а потом уже я подумаю, здороваться или нет.
     Я обвела взглядом окрестности, пока шла к замку. Честно говоря, мне всегда умиротворяла обстановка вокруг замка.
     Вон Муромец гоняет курсантов. Честно говоря, даже не смотря на моё отношение к ним, мне их чуток жаль. Как они такое выдерживают?
     Вот, например, он заставляет их отжиматься. Кто неверно ответил – отжимается. Плохо пробежал – отжимается. Просто ему не нравится – отжимается. Я понимаю, что они полагаются на свою силу и поэтому должны её развивать. Но такое уже перебор.
     А вот Манила намного терпимее к учащимся. Правда, я не вижу среди них кого-либо достойного. Одни дуры, которые решили, что они чуток лучше других. Ничего хорошего из них не выйдет. Я знаю, что большая часть сюда поступает ради статуса. Ведь быть служащей здесь очень почётно.
     Хотя среди них есть и знатные особы из других семей. Некоторых я знаю. Они действительно сильные ведьмы. Именно таких и нужно принимать в Твердыню мира, а не всех подряд.
     К тому же я слышала, что среди них даже девочка леприкон есть. Поговаривают, что она из знатной семьи. Только зачем она здесь, если могла бы купаться в роскоши у себя на родине? Если я не ошибаюсь, леприконы из королевской семьи и знатных домов их страны умеют пользовать магией превращения.
     Но это не та магия превращения, что у нас. Они могут превращать все металлы в золото. Такое ведьмам не под силу. Нет, под силу, но очень и очень сложно. А кто такое умеет, то точно уж в деньгах не нуждается, и не будет тратить на такое свои силы.
     Поэтому леприконы, обладающие магией учатся мастерству именно в этом направлении и очень редко изучают другие магические аспекты.
     Дойдя практически до самого замка, я стала встречать учащихся, у которых закончились занятия, ведьм и рыцарей не на службе.
     Некоторые здоровались со мной, но не всем я ответила. Не доросли до уровня, когда я буду с вами общаться. В конце концов каждый должен знать своё место и свой слой. Или по крайней мере обладать выдающимися умениями, которые стирают границу социального неравенства.
     Как например Муромец. Поговаривают, что очень давно он был обычным одиноким воином. Но сильным и умным. Его подвиги действительно говорят сами за себя. Поэтому будь он крестьянином или обычным наёмником, его умения нивелируют его происхождение.
     Так это было и с охотниками.
     И стоило мне подумать об этом, как в душе стало неспокойно.
     Я прошла через главные ворота. Рядом проходили смеющиеся слишком громко учащиеся. Мне хватило взгляда, чтоб заставить их замолчать. Они испуганно переглянулись и поспешили уйти.
     Я тем временем направилась в медсанчасть. Если где и узнать о том охотнике, то там. Он наверняка проходил обследование, и я смогу узнать, поступал кто с похожими повреждениями.
     У в хода уже стояли две девушки. Когда я подошла к двери, одна из них меня окликнула:
     - Погоди! Мы уже в очереди.
     Я бросила на них презрительный взгляд. Не доросли, что со мной так разговаривать. Конечно, они практически мои сверстницы, однако я по статусу выше их. Пусть знают своё место.
     - Я из группы расследований. Прежде чем сказать ещё что-нибудь, подумай о том, что ждёт тебя в будущем.
     Девушка нервно взглотнула.
     Я одарила её улыбкой победителя и вошла внутрь.
     Конечно, я перестаралась. Я очень редко так агрессивно отвечаю, но в последнее время слишком много чего происходит. Лучше пусть меня не трогают.
     В кабинете уже сидела главный лекарь.
     Госпожа Рафаэлла.
     Одна из совета пяти.
     С ней надо быть осторожнее и намного почтительнее. В конце концов она старше меня по рангу. А ещё может усложнить мне жизнь.
     - Госпожа Рафаэлла. – Я почтительно поклонилась. Настолько низко, насколько требуют правила этикета. – Я Ария Темпеста.
     Она повернулась ко мне, буквально ощупав меня взглядом.
     - Ария? Давно ты у меня не была, – улыбнулась она.
     - С момента, как поступила.
     - А ещё как вернулась из Города Забвения, - напомнила она.
     - Я предпочитаю не вспоминать о том случае.
     Да. Она много провела со мной времени. Стараясь вернуть прежнюю меня. Правда травма была душевной, а магия такое не лечит.
     - Я смотрю, ты поправилась. Наполнилась жизнью, да и щёчки стали розовее. Я рада за тебя.
     Она тепло улыбнулась. Рафаэлла сказала это действительно искренне. От неё прямо исходит аура добра. Мне всегда было приятно в её окружении. Словно мир становится светлее и уютнее.
     Это как оказаться после холода под одеялом с кружкой тёплого чая у камина.
     Но стоит перейти сразу к делу. Я всегда не любила эти долгие предисловия и обмен любезностями. Зачем они нужны, если их никто не любит?
     - Госпожа Рафаэлла, мне нужна ваша помощь.
     - Помощь? Ты не за лечением, значит. Работа?
     Я кивнула.
     - Данные о поступивших сюда?
     - От куда вы догадались?
     - Кроме этого вряд ли ты что-либо попросила.
     - Да, вы правы. Мне нужны данные о всех поступивших. Вернее, о всех их заболеваниях и травмах, которые вы излечили у них.
     Рафаэлла покачала головой.
     - Я не могу тебе их дать.
     - Но почему!?
     Я была шокирована. Я думала, что она сразу мне их отдаст. Казалось, что цель так близка, а она ускользнула прямо из-под моих рук!
     - Я не имею права разглашать тайны своих пациентов.
     - Но это очень важно!
     - Боюсь, что нет. Ты должна подать официальный запрос. Ты знаешь правила. Иначе каждый бы мог узнать, что хочет о личной жизни другого.
     - Но я из группы расследований. Я могу узнать.
     - А я из совета пяти. И мне кажется, что это расследование не совсем официальное. Иначе ты бы уже получила разрешение.
     - Мне очень нужно! Прошу вас. Возможно здесь есть опасный человек, который угрожает другим.
     - Тогда почему этим не занимается твоя группа? Ты знаешь эти правила лучше, чем я, Ария. Ты могла это бы сделать уже сто раз.
     - Я не хочу поднимать шум. Вдруг я ошиблась?
     - Все ошибаются.
     - Но ту ошибка может быть большой. Я не хочу поднимать панику до того, как станет точно всё известно.
     Рафаэлла покачала головой и положила мне руку на плечо. Мне сразу стало спокойнее и теплее на душе.
     - Прости, но я не могу. Как и с тобой, я буду защищать секреты своих пациентов.
     - Как со мной?
     - А ты уже и не помнишь, – улыбнулась Рафаэлла мне. – Ты была в таком ужасном состоянии, что мне приходилось кормить тебя с ложки и менять тебе пелёнки.
     От этих слов моё лицо стало красным. Кажется, моя голова сейчас лопнет от стыда.
     - Эт-то правда?
     Она улыбнулась в ответ.
     - Это секрет не покинет меня. И если бы кто-то вломился бы сюда, я бы ответила тоже самое, что и тебе. Именно поэтому все, кто сюда заходят, могут быть уверенны, что я не выдам их секреты.
     - А если бы подали бы официальный запрос о моём состоянии?
     - Ну, знать им не обязательно такие подробности.
     - Это точно.
     Богиня, да я сгорю от стыда! Мне так неловко. Как я могла ходить под себя!? Ария, дочь из дома Темпеста писалась и ела с ложки как дитя. Узнай кто, и от позора будет не отмыться!
     - Значит вы не скажете…
     - Я думаю, что ты лучше поняла причину. Даже если он опасен как ты говоришь, такие дела не проводят так. Именно для этого и нужны официальные запросы, что понять, делаешь ты это ради себя или ради всеобщего блага.
     Я повесила голову.
     - Кстати, раз уж ты зашла, как твоё самочувствие?
     - Хорошо, благодарю вас. В последнее время ко мне вновь вернулась жизнь.
     - Я вижу. Словно ты влюбилась.
     Не знаю почему, но щёки у меня покраснели.
     - Если бы это… Но нет. Просто трудное время было преодолено.
     - Я рада за тебя, Ария. Больно было смотреть на ту тебя и знать, что руку помощи протянуть тебе невозможно.
     Её голос был мягкий и чистый. Искренний. Каждое слово, что она сказала было как бальзам на мою душу. Мне даже показалось, что у меня появилось ещё больше энергии чем прежде. Я встала, улыбнулась ей и поклонилась.
     - Спасибо вам, госпожа Рафаэлла. Мне стало намного легче после ваших слов.
     Теперь я вновь готова идти по следу охотника. Рафаэлла словно зарядила меня совей добротой. Если бы было больше людей, которые могут вот так поднять тебя на ноги и вывести из горестных мыслей.
     Перед уходом я хотела спросить совета у неё, но передумала.
     Ария не будет просить советов. Я сама справлюсь! Меня не остановить. В конце концов есть и другие способы всё узнать.
     К тому же она и так поняла, что я как глава группы расследования не совсем действую по закону, если мягко выражаться. Я знаю, что она не расскажет никому об этом разговоре. Но не стоит ухудшать её мнение обо мне. В конце концов, она моя начальница.
     Так что вышла я из медсанчасти без какой-либо информации. Девушки у входа проводили меня злым взглядом, однако я не подала виду. Это нормально, когда мне завидуют и ненавидят. Более того, так и должно быть. Это лишь означает, что впереди их.
     Но сейчас от этого не легче.
     Стоит зайти с другой стороны. В конце концов, если знать, что ищешь, то даже в простой ситуации можно раздобыть информацию, интересующую тебя.
     Так что…
     Так что надо пока успокоиться. Никуда за этот вечер охотник не денется. А мне стоит чуть-чуть расслабиться и потратить время на себя. Ведь если так дальше пойдёт, то я просто вымотаю себя. Сегодня я и так была немного на взводе и слишком переусердствовала. Да и на людей кидаться стала, словно меня эти дни мучают.
     А такое непозволительно мне, Ауре, дочери из дома Темпеста. Такое поведение кидает тень как на меня, так и на мой дом. А мой долг – не допустить этого!
     Всё! Решено! Сегодня отдыхаю! А может и завтра.
     Я только недавно, можно сказать, вернулась к жизни, и не хочу упасть обратно в пропасть безнадёжья. Стоит насладиться жизнью и, скажем так, укрепить подпорки душевного равновесия.
     
     Общая умывальная.
     Помню, когда я сюда поступила, тоже пользовалась ею. Свои были только у привилегированных. Все остальные ходили сюда. Она располагалась в отдельной пристройке со стеклянной крышей. Огромную часть занимала ванная, в которой можно было спокойно сидеть в тёплой воде. Ещё были душевые и небольшие ванны для ополаскивания.
     Всё это было сделано из мрамора кремового цвета. Потрясающая резьба и красивые узоры на стенах. Всё проработано до мелочей. Конечно такое и у меня дома есть, но из-за размеров это место вызывает у меня восхищение. Что говорить о простолюдинках, которые сюда попали. Особенно заметно учащихся, которые ещё не привыкли к такому.
     По своему обыкновению я как обычно зашла в раздевалку. Она была большой. Пол был выстелен досками с маленьким промежутком между ними. Везде были небольшие отдельные шкафчики без дверей. Кстати их поставили не так уж и давно. Раньше все вещи клали на скамейки.
     Там я увидела Лиару и Элеонору. Одна уже разделась до гола. Стояла уперев руки в бока и даже не пытаясь прикрыться. Казалось, что она специально демонстрирует своё тело. Другая только стягивала с себя юбку.
     - Ты бы хотя бы прикрыла свою наготу полотенцем, - поморщилась я.
     - Ещё скажи, что я некрасивая, когда обнажена. Многие мужчины душу продадут, чтоб увидеть меня голой, – обиженно заявила она.
     - Они за что угодно душу продадут. У них кроме неё больше особо ничего и нет.
     - Ну не знаю. К тому же вон те тоже не прикрываются. – Она указал на девушек, которые зашли в ванную комнату.
     - Но они и не стоят в победной позе. К тому же каждая должно прикрывать свою наготу полотенцем. Таков этикет.
     - Это в общественной купальне. А эта чисто женская.
     Элеонора к тому моменту уже тоже разделась. Она обернулась полотенцем прикрыв свою грудь и нижнюю часть.
     - А ты чего укуталась!? – сузила глаза Лиара.
     - Пожалуйста, не надо. Не опять!
     Элеонора сделала попытку убежать. Но Лиара оказалась проворнее. Она стянула полотенце с неё и спрятала у себя за спиной. Той не оставалось ничего кроме как прикрываться руками и краснеть.
     - Так краснеешь, будто перед толпой мужиков стоишь, - презрительно бросила Лиара.
     - Так она из расы ангелов, для них такое поведение нормально. Это вам, демонам, нравится обнажаться при любом удачном случае и совращать.
     Лиара улыбнулась. Очень коварно и нехорошо. За её спиной расправились чёрные аккуратные, полностью чёрные, покрытые перьями как у ворона, крылья. Теперь обнажённой и с крыльями она выглядела словно картинка с книг о нашей истории, когда мы только явились на свет. Наверное, мужчинам такое нравится.
     - Мир создан для того, чтоб утолять свои плотские и душевные желания. Иначе смысл существовать? Постоянно скрывать свои желания? Чтоб перед смертью осознать, что ты ничего не попробовала?
     - Но ходить по рукам и вести себя как шлюха тоже не вариант.
     - Шлюхи это те, кто спит другими за деньги или за что-то нужное. Другими словами, за выгоду. А когда ты спишь с другими ради удовольствия, то ты просто свободная девушка. Да хватит жаться уже Элеонора! Тут одни бабы! – прикрикнула она на Элеонору в конце.
     Та всё прикрывалась руками и старалась спрятаться за Лиару.
     - А я всё равно стесняюсь!
     - Я тебя сейчас телепортирую в мужской коридор и не пожалею своих сил и времени. Пусть даже мне придётся после этого два дня лежать в кровати!
     - А ты бывала там, что знаешь, куда телепортировать? – спросила я.
     - Один раз. Правда не по плотским утехам, - сказано это было с сожалением.
     Вообще телепортация – сложная наука. Мало того, что надо знать, как выглядит место будущего появления, так ещё надо суметь сконцентрировать всю энергию и перенести себя и, если кто-то ещё есть, другого. При этом не потеряв часть себя. Даже если всё получится, разбитое состояние гарантированно на несколько дней.
     Я как один раз попробовала, сразу решила, что пешком или левитацией добираться до нужного места легче.
     - Что ты возишься, - обратилась ко мне Лиара.
     - А ты не видишь, я раздеваюсь. Я уже практически разделась. Осталось только лифчик снять.
     Вдруг неожиданно Лиара подскочила ко мне, схватила мой лифчик и резко дёрнула. Я почувствовала, как натянулась ткань. А в следующее мгновение раздался звук рвущейся ткани, и он остался у неё в руке.
     Порванный.
     - Что ты делаешь!? Ты знаешь, сколько он стоил!?
     Я подскочила к ней.
     А она с довольной мордой забросила его куда в середину раздевалки! Да она не знает, на что подписалась!
     - Я из тебя душу вытащу, демон!
     - Да ладно, я тебе новый куплю, - ухмыльнулась она. – Ты уже сколько раздеваешься. Словно на бал одеваешься.
     Она схватила меня и Элеонору за руки и потащила в ванную комнату.
     - А ты спешишь!?
     Я была зла. Меня распирало от злобы! Чтоб так бесцеремонно поступить! Я даже стыд немного чувствую. Чтоб так сорвать с меня, Ауры, одежду! Единственное, что её спасает от каменного ремня по её мягкой жопе, так это правила ванной комнаты и то, что она моя подруга и я должна её принимать такой, какая она есть.
     Но не такие же выходки.
     Хотя сколько её помню, она всегда подобное вытворяла.
     Она затащила нас в ванную комнату.
     По огромному залу плавали небольшие облака пара. Воздух был влажным, но чистым и тёплым. Повсюду были девушки, кто-то обнажён, кто-то укутан в полотенце. Они весело болтали между собой, спорили, смеялись. Часть из них расправляла свои крылья.
     Одна девушка, ангел с белоснежными крыльями мылась под душем. Она рукой промывала свои перья на крыльях. Тщательно, практически каждое перо пробирала руками. С другой стороны то же самое делала вампир. Правда мыть ей крылья было легче. У вампиров они как у летучих мышей – перепончатые. И такие гладки на ощупь! Я у Адель гладила их.
     Мне Элеонора говорила, что мыть перья, это как мыть и расчёсывать длинные волосы – очень долго и нудно. А ещё надо так мыть их, чтоб не сломать ненароком и не спутать.
     Мне даже иногда жаль, что у меня их нет. Ведь они могут при желании их прятать так, что спина оказывалась как у обычного человека. Магия конечно, ведь мы магические существа. И все они выглядели красиво, когда расправляли их.
     Мы зашли в ванну и направились в самый дальний угол у огромного окна. С улицы нас было невозможно увидеть. Благодаря магии стёкла с наружи выглядели просто жёлтыми. Но изнутри можно было спокойно смотреть на улицу. От сюда открывался отличный вид.
     Я бросила взгляд на Элеонору. Она всё пытается прикрыться. Правда уже одной рукой, так как вторую держит Лиара.
     - Да хватит уже! – рассердилась я. – Мы уже в ванной.
     - Ну и что? – обиженно ответила она. – Я всё равно стесняюсь!
     Мне хотелось сказать, было бы чего, но боюсь она неправильно меня поймёт. Не то, что она была плоской. Нет, конечно же нет. Просто и большой её груди не назовёшь.
     И средней тоже.
     Но могу с гордостью сказать, что у меня больше!
     Я даже голову чуть приподняла.
     - О, смотрите кто у нас тут!
     Лиара отпустила нас и бросилась к Адель которая сидела в самом углу, запрокинув голову. Услышав голос Лиара, она посмотрела на нас.
     Её лицо всегда было одинаковым. Чуть прикрытые глаза. Мягкая улыбка и просто спокойное лицо. Казалось, что на ней маска, меняющаяся в зависимости от наличия рядом людей. Только по глазам, по их блеску и мелкой мимике можно было иногда с трудом понять, что она испытывает.
     Только во время чего-то серьёзного, лицо у неё становилось сосредоточенным, но при этом не менее красивым.
     Лиара села ей на ноги и обняла.
     Это выглядело как в одной книжке, которой я совершенно случайно видела. И немного читала. Совсем чуть-чуть. Только там сидел мужчина на стуле, а женщина садилась ему на ноги, и они целовались. Ну, не совсем целовались.
     И вообще, эта книга – просто возмутительная… Кто их смотрит вообще!? Я-то случайно её прочла, а кто-то читает их намеренно. Извращенцы.
     - Адель! Где ты пропадала? - Она попыталась поцеловать её, но та ловко увернулась головой.
     - Слезай, Лиара. Я знаю твои наклонности и любовь потереться о других. – Она повернулась к нам. – Добрый вечер Элеонора и Ария. Как вы?
     - Давно не виделись, - сказала я, садясь рядом.
     - Привет, - поздоровалась Элеонора.
     - Давно? Ну можно и так сказать. Ты не часто бываешь здесь.
     - У нас есть своё место, где работает группа расследований. Кстати, а ты…
     - Нет, - тут же отрезала она.
     - Ой, да ну тебя, - надулась я. Я ей помочь хочу, а она носом вертит. Гордая слишком.
     Всегда такая. Всё сама, помощь ей не нужна. Нет, это даёт свои результаты, но всё равно… Да она даже от влияния своего дома отказалась. Сама везде поступала и добивалась.
     Мне её не понять. Зачем идти по новому пути, если твой дом поколениями пробивал свою дорогу. Они что, зря это делали?
     - Тебя тоже не часто увидишь, ты как? – Элеонора села рядом с ней.
     - Всё хорошо, спасибо тебе, - улыбнулась она в ответ. Ну как улыбнулась. Её улыбка стала чуть шире.
     - А я бы так не сказала, - я строго посмотрела на неё.
     - Да-да! Кстати, я тоже хотела об этом сказать! – поддержала меня Луара. Правда слишком жизнерадостно.
     Элеонора промолчала.
     Адель оказалась зажата со всех сторон. Однако мы всего лишь хотим ей помочь. И не важно примет она её или нет.
     - Я так подозреваю, речь пойдёт о случае с комнатой? – спросила Адель.
     Я кивнула головой и оглянулась. Но никого рядом не было. Поэтому мы и любим это место - далеко от всех, и никто не подслушает случайно.
     - Я могу заверить, что всё в порядке.
     - Да как бы нет, - ответила я. – Сначала комната курсанта, потом в этом же корпусе чердак.
     - Никто не пострадал. А это самое дальнее место от остальных. Так у меня больше всего времени, чтоб скрыться и не задеть никого.
     - Муромец взялся за тебя, - сообщила ей Элеонора.
     Лицо Адель застыло на мгновение. Её глаза словно потускнели, а потом она опустила взгляд в воду, чуть наклонив голову вперёд.
     Казалось, она о чём-то думает.
     Я положила ей руку на плечо.
     - Адель, тебе нужна помощь?
     Она подняла голову. На её лице вновь было привычное всем выражение.
     - Всё в порядке. Он меня не поймает.
     - Он решил, что пора взяться за это всерьёз. Он сказал, что ты могла ранить курсанта.
     - Но я его не ранила.
     - Адель, он может привлечь нас к расследованию. Я бы могла приостановить, а потом закрыть дело, как глава. Но если за спиной будет Муромец…
     - Не волнуйся, - улыбнулась она мне. – Меня не поймают. До этого ничего не было.
     - До этого ты не взрывала комнаты! – накинулась на неё Элеонора. – Ты не понимаешь, чем это грозит? Не только тебе, но и другим? Если кого-то ранят…
     - Не волнуйся, я всегда внимательна в этом, просто в тот раз они пришли раньше обычного.
     - Ты так говоришь, словно знаешь их распорядок, - покосилась на неё Лиара.
     - Примерно. К тому же это не единственная проблема.
     - Как это? – удивилась я.
     Неужели ещё что-то есть?
     А вот Лиара издала вздох и приложила руку к лицу.
     - Только не говорю, что тебя спалили, – простонала она.
     - Серьёзно? – в два голоса спросила я и Элеонора.
     - Боюсь, что так. В последний раз я неудачно спряталась. Вы знали, что у них вместо чулана теперь комната?
     - От куда, мы не бываем там, - ответила я.
     - Так вот, я вломилась в комнату к курсанту. Он меня спрятал. И теперь частично знает мой секрет. А ещё то, что это я взорвала его комнату.
     Теперь вздохнули мы с Лиарой.
     - Хочешь сказать, что теперь ты зависима от него, - спросила Элеонора.
     - Я всегда буду независимой, - с вызовом ответила Адель. – У нас с ним соглашение. Я помогаю ему, он держит язык за зубами.
     - От куда уверенность, что он будет молчать, - поинтересовалась я.
     - Я ему объяснила, что, если он предаст меня и очернит имя моего дома, меня уже ничего не будет сдерживать.
     - Ничего кроме Муромца. Он порвёт тебя за твои проделки, - усмехнулась Лиара. – Кстати, в чём ты ему помогаешь?
     - Не в том, о чём подумала твоя пошлая голова, Лиара, - улыбнулась ей Адель. – И пожалуйста убери свои шаловливые ручки от меня.
     Лиара, словно сдаваясь, подняла обе руки и улыбнулась.
     - Может мне с ним поговорить? Уверенна, что я смогу его убедить забыть об этом.
     - Не стоит, Ария. Мне кажется, что он не из робкого десятка. Глядишь и ты попадёшь в затруднительное положение.
     - Хочешь сказать, что он посмеет против меня пойти? - с вызовом спросила я.
     - Думаю, что если ты его прижмёшь, то да. Когда слабые оказываются загнаны в угол, они делают опасные и необдуманные поступки.
     - И кто ему поверит? - с усмешкой, спросила Лиара.
     - Муромец. Если ему просто дать повод, он меня съест.
     - Я думаю, мне всё же стоит поговорить с ним. Если он думает, что может тобой помыкать, то стоит ему напомнить, что такое знатный дом.
     Я думаю, что все поняли, что я имею ввиду. Каждый боится боли. Боли и власти, которая может испортить ему жизнь. И не только ему, но и всем остальным его родственникам.
     - Не надо. Поверь мне, это только ухудшит ситуацию. Боюсь, что у него есть тот, кто сдаст меня Муромцу, если что-то произойдёт. А Муромец не поскупиться найти ещё и тех, кто пошёл против его курсантов. Сама знаешь, как он трясётся над ними.
     - Не знаю, я вижу только, как он их до смерти гоняет.
     - И сразу и бросается на их защиту, если что произойдёт.
     Сложно представить, что он будет защищать тех, кого в могилу сгонят своими тренировками. Но проверять мне это не хочется.
     К тому же меня бесит, что какой-то простолюдин смеет устанавливать свои правила. Кто он вообще такой, чтоб ставить свои условия нам? Он забыл своё мест!? Забыл, что наш слой выше его!? Или считает, что он особенный, раз узнал маленький секрет Адель?
     Ох, как я хочу поговорить с ним. Вбить в его голову, что он не прав. Заставить пожалеть, что он не закрыл глаза и не забыл о том, что видел. Ему должно быть в радость только то, что Адель нужна была от него помощь! Да даже присутствие в его комнате Адель – уже большая честь для этого холопа.
     Наверное, сидит и считает себя особенным. Ну ничего, попадись ты мне, и я тебе устрою райскую жизнь. Ты пожалеешь, что не подумал об этом раньше.
     Всегда бесили такие. Думают, что теперь они ровня нам. Я не раз встречала таких. И не раз спускала их обратно на землю. Всегда словами. Но здесь видимо придётся использовать силу. Даже не придётся, а я сама так хочу. Пусть знает своё место.
     Правда Муромец – это проблема. Пока он здесь, я ничего не смогу сделать. Но это ничего. Всегда предоставляется возможность. Главное знать, когда.
     - Ария, ты так злишься, что скоро вода рядом с тобой станет кипеть, - засмеялась Лиара.
     - Меня просто бесит, что кто-то возомнил, что смеет пытаться нами помыкать. Словно какая-то ровня нам.
     - Но если так смотреть, - тихо заметила Элеонора, - то мы не сильно от него отличаемся. Просто у нас магия есть.
     - А ещё деньги власть и имя нашего дома. Да у нас всё есть! А у него ничего.
     - Но это не значит, что мы лучше него.
     - Значит. Он никто, а мы практически всё!
     - Ты не… АЙ!
     Элеонора вскрикнула, подпрыгнула, поскользнулась и упала с головой в воду. Потом вынырнула, вся мокрая как русалка. Рядом хихикала Лиара.
     Элеонора же вся была красной. Очень красной. Даже сквозь стекающую воду в тёплой ванне её красные щёки буквально светились.
     - Т-ТЫ… МЕНЯ!!! СВОИМИ РУКАМИ… ТУДА!!!
     - Ничего не знаю, - невинно пожала плечами Лиара.
     - Куда она руками она забралась? – спросила с любопытствующим видом Адель.
     - Туда… Она коснулась… Провела… Я…
     И не понятно, расплачется она сейчас или так возбуждена неожиданностью. Хотя я примерно представляю, что сделала Лиара. Вернее, куда, она своими ручками шаловливыми полезла. Могу только посочувствовать Элеоноре. Хотя из-за похожих выходок Элеонора разругалась с Лиарой и ушла из нашей компании. Вернее, ругалась только Элеонора, а Лиара улыбалась и молчала.
     - Она же демон, чего ты хотела от неё? – пожала я плечами.
     - Ты так говоришь, будто демон, это заболевание, - прищурилась виновница переполоха.
     - Н-но не т-туда же… Да вообще, должны быть рамки приличия!
     - Я просто подумала, что надо прервать ваш спор, иначе он надолго затянется, - улыбнулась Лиара.
     - Ты как Лилит сейчас, Лиара, - заметила Адель. – Та тоже любит подобные шутки. Кажется, из-за этого её и не пускают в умывальную вместе с нами.
     - А я помню это, - тут же сказала Элеонора.
     То ли Элеонора уже забыла о том, что произошло. То ли пытается сделать вид, что ничего не было. Хотя надо отдать должное Лиаре. Если бы не она, мы бы так и спорили до остановки сердца.
     - Её даже пускать перестали. Говорят, у входа стояла Манила с Рафаэллой и Калипсо.
     - Не слышала о таком.
     - А я слышала, - сказала Адель. – Если верить тому, что говорили, она приставала к девушкам.
     - Да-да, - кивнула Элеонора. – А потом, когда её перестали туда пускать, она пошла в мужскую ванную комнату. Говорили, что Муромец выставил на этот случай около двадцати рыцарей, которые щитами создали стену и не пускали её внутрь.
     - Боже, и этот человек входит в состав пяти, - вздохнула я.
     - Ну если девушки сами не против, в чём проблема? – спросила Лиара.
     - Ну, некоторые может и не против. А некоторым сложно отказать настойчивой Лилит, при этом осознавая, что она входит в состав пяти. Вот Элеонора не смогла бы отказать. – Адель бросила густо краснеющую Элеонору взгляд.
     - А вот и не правда. Я бы смогла сказать нет. К тому же я ни разу не слышала, чтоб она злоупотребляла своей властью.
     - Лилит похоже на меня, - уверенно заявила Лиара. – Хотя в мужскую ванную комнату я бы заглянула. Просто мальчишек подразнить. Может так и сделаю. Они, если я не ошибаюсь, по традиции делают всякие пакости? Так почему бы и мне так не сделать?
     - Ты про эти их посвящения? – спросила я.
     До сих пор с ужасом вспоминаю, как они меня обвязали верёвкой и бросили в центре поля в одной ночнушке. К некоторым они запускали слизких, но неопасных тварей, доводя девушек до истерики. И делали это тихо с закрытыми лицами, чтоб найти потом было нельзя.
     Уже никто и не помнит, когда это началось, однако каждый год при поступлении новых людей повторяется одна и та же картина.
     И конечно мы, кто знает об этом, не говорим об этом учащимся. Пусть сами прочувствуют то, через что мы прошли. Да и, в конце концов, это традиция.
     - Я помню, как они залили мне в кровать слизь от гигантского слизняка, - с отвращением вспомнила Элеонора.
     - Тебе повезло, мне они этих самых слизняков накидал под одеяло, пока я спала, - сказала Адель. А что они сделали с тобой, Лиара?
     - Ну… - она почесал затылок, явно с нежеланием вспоминать прошлое. – Привязали к огромной сороконожке, которая бегала по этажам.
     - Точно! – радостно хлопнула в ладоши Элеонора, чем заслужила колкий взгляд Лиары. – А я-то думала, кто так пронзительно кричал, катаясь на том насекомом по этажам.
     - Интересно, а Агустин этим занимался?
     - Агустин? Думаю, да. Он всегда в компании, - ответила я. – Блин, а он не женился ещё?
     - А ты хочешь замуж за него? – спросила Адель.
     Повисло недолгое молчание.
     Будь я прежней, то ответила бы что-то типа: «Конечно за него я бы вышла замуж! Да с удовольствием. Пусть и не первой, но всё равно».
     И такой брак поддержал бы мой дом. А завести от него ребёнка – вообще мечта любой.
     Сколько девушек от простолюдинок до довольно известных хотели бы с ним оказаться в одной кровати и получить ребёнка. Да чего кривить душой, с ним и просто в кровать некоторые бы легли! О чём речь? Все замолчали, потому что сами бы выпрыгнули замуж за него, но признать никто это не хочет.
     Агустин красив, силён, остроумен, галантен. У него известный дом. К тому же очень богатый. И всё это меркнет с тем, что у него в роду был охотник на ведьм. А сам Агустин перенял некоторые его силы. Чем не идеальный кандидат? Да у нас в Твердыне мира таких по пальцам перечитать можно. Если вообще сможем найти таких.
     Но я была такой раньше. Теперь мои приоритеты слегка изменились. И Агустин теперь не выглядел таким уж интересным кандидатом, хотя брак бы я всё равно бы заключила с ним. Однако не из-за любви, а скорее из-за плюсов, которые этот брак давал, не более.
     - Странно, что у него нет жены в этом возрасте, – задумчиво произнесла я.
     - Моя мать вообще вышла в тринадцать лет замуж. И была первой. Мужу было… - Элеонора задумалась. – Ему было одиннадцать. Ну то есть моему отцу.
     - Это брак по договорённости. А есть, когда можно самой решить, выходить или нет. Если у дома нет необходимости в таких браках, конечно, - заметила Адель.
     - Меня родители уже подгоняют, - пожаловалась я. – Говорят, есть хорошая работа, найди хорошего мужчину. А то род надо продолжать.
     - А мне сказали, что выходи за муж, когда влюбишься. Поэтому влюбляйся уже поскорее. Говорят, внуков хотят видеть, - тоже пожаловалась Элеонора.
     - Меня просят уже определиться с избранником, - спокойно сказала Адель.
     - А ты бы выбрала Агустина? - спросила я.
     - А кто бы его не выбрал. Тут даже дело не в любви. Хотя я не очень верю, что наших семьях все выходят замуж из-за любви. К тому же претендентов то не много.
     - Ну как немного, если так брать, то Агустин уже и не самый-самый. Новенький то его уделал, - заметила Лиара.
     - Новенький?
     Я о чём-то не в курсе?
     - Ага. Хотя зря ты его сравниваешь с Агустином. Он скорее занимает противоположную сторону, - сказала Элеонора.
     - Ну так восходящая звезда. Все начинают с чего-то. Одно то, что он победил Агустина, говорит о многом.
     - О том, что он поступил нечестно. Я не защищаю никого, но его ходы были не очень рыцарскими. К тому же общественное мнение против него.
     - Против него, о чём вы говорите? – влезла я в разговор.
     - О новеньком, - принялась объяснять мне Лиара. – Он победил Агустина, ослепив его и забив мечом. Теперь все его ненавидят, так как от его руки пал народный любимец. Да и методы у него не очень честные.
     - Победил Агустина? Это вообще возможно?
     - Ты меня слушала? Он использовал грязные приёмы и победил. За это его ненавидят. Но это не отменяет того факта, что он оказался сильнее Агустина. Может я даже и познакомлюсь с ним. Интересным человеком должен оказаться.
     - Победил значит…
     Я задумалась. А ведь никто ещё не побеждал его. Значит ли, что этот новичок является охотником? Я лица его не видела, так что, если новичок и окажется охотником, всё равно я его не узнаю.
     Но в данный момент это идеальный претендент. Победил непобедимого. К тому же охотники никогда не отличались благородством. Их победы всегда сопровождались подлыми ходами, ударами в спину, засадами и тому подобным.
     Блин, а если это он? Или не он? Что делать? Мне хочется рвать на себе волосы от того, что я не могу ничего сделать или проверить его! Чтоб я, и не могла ничего предпринять. Да это же нонсенс!
     Он это или нет!?
     Надо поговорить с ним. По ходу дела уже разберёмся. По крайней мере есть тот, с кого можно начать.
     - Я могу познакомить тебя с ним, – обратилась Адель к Лиаре.
     - Чего!? – я аж подпрыгнула.
     Все трое одарили меня странным взглядом.
     - А вот с тобой я его не буду, пожалуй, знакомить.
     - Это почему ещё!?
     - Потому что боюсь за его жизнь и твои необдуманные поступки.
     - Погоди-погоди, - замахала руками Лиара. – Хочешь сказать, что тот парень, которого ты чуть не взорвала, потом вломилась ему в комнату и теперь связанна с ним соглашением и есть тот, кто победил Агустина?
     - Именно так, - кивнула головой Адель.
     - Вот так дела, - рассмеялась Лиара. Элеонора выглядела немного шокированной. Я же вообще ничего не могла сказать.
     Тот парень, которого все ненавидят… Он и есть ненавистный мной человек, связанный соглашением с Адель? И он же может оказаться охотником?
     А может охотник оказаться таким подонком? Конечно может, хотя мне такого бы не хотелось. Но в конце концов я его не знала, и он вполне может быть тем человеком.
     Блин! Всё хуже некуда!
     - Может пойдём под душ? – предложила Элеонора.
     Никто не был против. Мы начали вставать.
     И неожиданно раздался громкий шлепок. Элеонора, вскрикнув и схватившись за пятую точку, прикрывая отпечаток пятерни, поскользнулась и упала в воду. Рядом стояла и скалилась Лиара.
     - Ничего не могла с собой поделать.
     Действительно, ангел и демон не могут жить в мире. По крайней мере в спокойствии.
     После душа мы просто сидели, свесив ноги в ванну, и разговаривали. Но у меня из головы не лез тот парень. Весь наш разговор я пропустила мимо ушей. Только кивала и улыбалась в нужные моменты.
     Он лучший. Я действительно слышала, что что-то необычное произошло на отборочных соревнованиях, но даже подумать не могла, что это будет связанно с охотником. И ещё Адель…
     Если взять всё, что у меня имеется и предположить, что охотники существуют, то получится идеальный пример охотника. Хитрый, вёрткий. Для него все методы хороши, если речь идёт о победе. К тому же использует других.
     Он или не он?
     Этот вопрос преследовал меня до самой моей комнаты. Всё хорошее настроение разом улетучилось. И даже лёжа в кровати это вопрос продолжал крутиться в моей голове. Более того, он был единственным, что крутилось в моей голове! Мне казалось, что я сегодня не усну.
     Через пять минут я уже мирно спала. Некоторые вещи не меняются.

Глава 6

     Рея разбудил его собственный крик.
     Секунду назад ему снилось…
     Снилось…
     Он прокрутил в голове то, что было несколько секунд назад, однако вспомнить ничего не смог. Казалось, что ничего и не было. Словно ему ничего ему и не снилось этой ночью. Однако Рей знал, что это не так. Он проснулся от кошмара, но вспомнить его не мог.
     Был ли это отрывок из его прошлой жизни? Или это просто сон?
     Рей напрягся, стараясь выудить из сознания хоть что-то.
     Словно в ответ на его потуги, в голове возникли непонятные образы. Какие-то строения, на которые опускался абсолютно чёрный столб. Это было похоже на торнадо.
     Ещё человек. Он сидел… Нет, стоял. Хотя нет, всё-таки сидел и наблюдал за этим из далека.
     Было ещё что-то, но что конкретно, Рей не мог вспомнить. Голова от напряжения к этому моменту уже болела, а из носа капала кровь. Рей вытер её тыльной стороной руки.
     Картинка, которую он выудил из головы не была страшной. Но почему он кричал? Что его так напугало? В конце концов, он точно кричал, ведь из-за этого и проснулся.
     Вряд ли он это выяснит. Рей решил, что не стоит теперь даже заморачиваться по этому поводу. Он ничего не выяснит, а просто потратит время.
     Рей перевёл взгляд на окно. Солнце только поднималось и его край только-только выглядывал из-за стены прямо в его окно. Он мог бы занавесить его, но решил, что лучше будильника не найти. К тому же, обычно он вставал до рассвета. Муромец поднимал их рано и гонял до потери пульса. А заканчивали они поздно.
     Но не сегодня. Сегодня у него выходной. Этому нельзя не порадоваться. Сегодня ему не придётся отжиматься просто потому, что Муромцу так хочется. Можно сказать, жизнь прекрасна.
     Если бы не сон, то вообще всё отлично было бы.
     - Кстати, сегодня же…
     Рей чуть не забыл. Сегодня у них будет традиционный вечер нарушения порядка.
     Это была небольшая традиция курсантов, когда они пробирались в женский корпус и творили там хаос. Подкидывали что-то в комнаты, утаскивали девушек или их бельё куда-нибудь, привязывали к кроватям и тому подобное. Главным условием было то, что это должно быть безопасно. А ещё никаких сексуальных или пошлых вещей. Домогаться было строго запрещено.
     Это полностью поддерживалось рыцарями, которые «абсолютно случайно» не оказывались рядом. И игнорировалось ведьмами, которые жили в другой части крыла.
     А ведь могли их предупредить. Но Рей думал, что здесь уже связанно с женской психологией, что не одним же им страдать.
     Кстати об этой традиции рассказали те, кто постарше. А им другие. Когда Рей станет рыцарем, он также будет это рассказывать курсантам. Что касается Муромца, он полностью это игнорировал. Человек, который помешан на правилах, со слов рыцарей, полностью игнорировал их поступки в этот вечер. А Лилит даже поддерживала.
     От её имени у Рея пробежали мурашки по коже. Вот кто-кто, а от этой женщины помощь получать он бы воздержался. Она явно к нему неровно дышит. Будь это кто-то другой, Рей был бы рад. Но Лилит проявляла нездоровое влечение к нему и это пугало. Очень пугало. Для неё он не был объектом любви, тут скорее шло как «маньячка-жертва».
     Хотя это и не странно. Она демон. А демоны – враги людей. По крайней мере в мире людей.
     Рею от этих мыслей хотелось биться головой об стену. Почему такую чепуху он помнит, а о своём прошлом нет. Неужели это справедливо?
     Но через секунду он уже об этом не думал.
     Новая напасть полностью заняла его сознание. В голове образовалась пустота. Такое случается только когда человек видит что-то необычное. Что-то, что выходит за рамки его понимания.
     - Что это?
     Всё его внимание был привлечено к неожиданно появившимся словам прямо перед его лицом. Синего цвета. Скорее выглядящее как слова на мониторе компьютера. Они находились прямо перед ним.
     Рей махнул рукой, стараясь убрать слова, возникшие перед его глазами. Но они не пропали. Не рассеялись как туман и не растворились в воздухе.
     [Идентификация пользователя.]
     Это странное сообщение висело прямо перед его лицом в воздухе. Оно было рядом. Прямо перед глазами. Словно на нём был какой-то шлем с дисплеем или очки. Но ни того, ни другого у него не было.
     «У меня крыша едет?»
     Эта невесёлая мысль промелькнула в его голове, однако Рей тут же засомневался в этом. Вряд ли он увидел это, если бы сошёл с ума.
     Рей махнул рукой, пытаясь ещё раз рассеять галлюцинацию. Но ничего так и не произошло.
     Он протянул руку к надписи перед лицом… И не смог докоснуться. Оказалось, что надпись находилась ближе. На даже когда он практически касался глаз, надпись находилась перед его глазами. При этом она не была настолько близко.
     Рею это напомнило информацию по углам экрана в компьютерных играх.
     А потом он вспомнил один фильм про робота. В том фильме были кадры, где происходящее показывали глазами робота. Сейчас Рей видел нечто подобное. Словно он сам – этот робот.
     Надпись тем временем сменилась на другую.
     [Подключение к пользователю. Синхронизация с пользователем.]
     В это же мгновение его скрутила боль.
     Боль прошла от ладоней к мозгу. Потом спустилась по позвоночнику к тазу, а оттуда разошлась по ногам. Казалось, что мозг его вот-вот лопнет. Эта быль была во много раз сильнее чем та, которую он испытывал в борделе после драки. Словно он прикоснулся руками к голому проводу под напряжением.
     Рей не в силах устоять на ногах, упал. Вытянулся ка струна. Казалось, все мышцы поочерёдно напрягались и расслаблялись. И это сопровождалось ужасной болью. Словно кто-то рвёт их на части.
     А надпись продолжала висеть перед его глазами.
     Как Рей и предполагал, она была у него в глазах. Или в мозгу.
     Надпись вновь сменилась. Теперь она гласила следующее:
     [Производится первоначальная настройка. Ожидайте.]
     - Ожидайте чего, - прошипел Рей, ее разжимая челюсти.
     Ещё одна волна боли прошлась по телу, затрагивая каждую мышцу. Удивительно, что от этого он ещё в туалет не сходил под себя. Это больше походило на стресс-тестирование. Будто что-то проверяет его организм на прочность и пытается к нему подключиться. Только вместо компьютера сейчас выступал сам Рей.
     Он не знал, сколько так пролежал. Несколько секунд? Или минут. Рей заметил, что во время боли теряет ориентацию во времени. Но судя по положению теней, прошло не больше часа, что не могло не радовать. Не хотелось ему лежать так сутки.
     А надпись уже успела смениться на другую.
     [Идентификация пройдена успешно. Подключение пройдено успешно. Синхронизация пройдена успешно. Настройка завершена. Система готова к работе.]
     «Система?»
     Такие надписи Рей бы ожидал увидеть на экране компьютера. Но никак не в своей голове. Или же у него в голове компьютер? Или же он сам не человек?
     Хотя эта версия была неправдоподобной. Если бы он не был человеком, то лекарь Твердыни мира или в городе сразу бы поняли это. Да он сам видел кость и плоть из раны! Это значит, что, как минимум, тело человеческое.
     Надпись сменилась:
     [Разрешить системе подключение к нервной системе?]
     «Серьёзно? Ты ещё не подключилась?»
     Скорее всего, пока то, что выдаёт ему картинки перед глазами не подключилось к мозгу. То есть это было что-то вроде первоначальных настроек.
     Рей даже не знал, что будет, если он разрешит. Ещё одна вспышка боли? Или он станет терминатором? Или может сможет активировать своё странное состояние, когда захочет?
     «А ведь это было бы очень полезно. Можно сказать, что это спасло бы мне жизнь.»
     Тогда он мог заметить взглядом всё, что происходило вокруг. Его боковое зрение стало замечать всё в подробностях. Он мог тогда спокойно сказать, что происходит слева и справа от него. Он мог уловить любой звук в зоне слышимости. Мог услышать всех людей в округе и одновременно понимать, о чём они говорят.
     Правда голова болела адски, но это было удобно.
     А ещё во время той разборки в борделе его реакция была настолько быстрой, что он мог успеть увернуться от стрелы. А движения врагов были словно в воде.
     В прошлый раз это уже спасало Рею жизнь. Он понимал, что, оказавшись в чужом мире, где всё решает сила, такой навык будет бесценным. Но его интересовало, чем он будет за это расплачиваться. Ведь любое действие имеет противодействие. А значит, от любого плюса возможен минус.
     Рей решил, что стоит попробовать. Кто не рискует, тот не выигрывает. К тому же риск был оправдан. Осталось понять, как это подключить.
     Сначала Рей пытался тыкнуть пальцем в надпись. Он предположил, что это наподобие голограммы из одной игры про космос. По крайней мере именно так это и выглядело. Практически точная копия. Но пальцем он не попадал.
     Тогда она решил попробовать включить её звуком своего голоса.
     Около минуты он говорил «Да» и «Подключить» в пустой комнате, чувствую себя круглым идиотом.
     В конце концов Рей выяснил, что управление идёт от команд из головы. Для этого надо была мысленно выбрать нужный вариант или произнести его в голове. Очень странная система, но Рей решил, что она намного практичнее чем пытаться тыкать руками или вслух говорить нужный вариант. Как минимум со стороны это не будет выглядеть странно.
     Стоило ему озвучить «Да» в своей голове, как надпись исчезло. Голову наполнило небольшое гудение, которое шло из рук. По ощущениям это напоминало, если бы он прикоснулся к вибрирующему предмету. Через минуту странно ощущение прошло.
     Рею было интересно, почему всё исходило из его рук. Та боль шла из рук. Гудение тоже. Может быть такое, что в его руках есть что-то, подключающееся к его голове? Но если так подумать, то тогда в его руке была дыра, там ничего не было. Никаких механизмов или инородных предметов.
     Перед глазами вновь возникли слова. Только теперь этих пунктов было несколько. Они располагались в углу его зрения, словно в углу экрана.
     [Инструкция по применению.]
     [Доступ к базе данных системы.]
     [Проверка систем и пользователя.]
     [Активация системы.]
     - Прямо как в игровом меню… - пробормотал Рей и мысленно открыл надпись: «Инструкция по применению».
     Перед глазами появился текст:
     [Система 1.0.
     Внимание. Неоптимизированное использование активной системы может привести к повреждению опорно-двигательной и нервной систем. Использовать с осторожностью. Подключение происходит в автоматизированном режиме. Возможно пассивное использование системы.
     Внимание! При пассивном использовании системы невозможно использовать систему!
     Внимание! В случае опасности пользователя система подключается автоматически. Проверьте синхронизацию и первоначальную настройку с пользователем! Возможны сбои и побочные эффекты на пользователе!
     Внимание! При прямой угрозе пользователя система может брать первичное управление пользователя, выполнять протокол защиты и сохранения. При данной ситуации система определяет врагов исходя из баз данных, заложенных в пользователе и оценки внешних угроз!
     Внимание! Система использует блокировки ресурсов во избежание повреждений пользователя! Отключите блокировки для использования всех ресурсов пользователя!
     Внимание! Система использует печать функций во избежание повреждений пользователя и неправомерного использования имеющихся ресурсов! Печати снимаются согласно принятому протоколу или в неопределённых случаях, во избежание потери пользователя.]
     Рей мысленно листал лист вниз.
     Пассивное использование системы? Первичное управление пользователя? Печать функций?
     Рей пытался понять, что хочет объяснить данная инструкция. К примеру автоматическое подключение системы в случае опасности он ещё мог понять. Возможно то состояние после арены и в борделе было именно из-за этой системы. Она среагировала на бой с Агустином, подключилась, потом работала пока он шёл в номер и активировалась во время драки в борделе.
     Но что значит первичное управление пользователя?
     Если так взять, то он пользователь и управляет… Телом? Они это имеют ввиду? Тогда получается эта система перехватывает управление… Неужели она будет управлять его телом?
     Эта мысль может и могла показаться классной, но Рею становилось не по себе, стоило ему представить эту картину. Вдруг система посчитает его друга опасностью и перехватит управление? Если он такое устроил там, то здесь, среди тех, кто этого не ожидает, рядом с оружием он может устроить бойню.
     Хотя до этого она же не включалась? Тренировочные бои на мечах. Быть может, она определяет опасность как Рей? Рей прокрутил инструкцию до момента баз данных. Возможно под ними подразумеваются его знания. Скорее всего она основывает свои действия на его мыслях, эмоциях и знаниях.
     И что значит печать функций? Значит ли это, что есть то, что лучше не использовать?
     Рей вздохнул, закрыв перед собой инструкцию и вернувшись в главное меню. Несмотря на то, что он многое узнал, некоторые вещи оставались непонятными. И немного пугающими.
     Следующим он выбрал «Проверку систем и пользователя.»
     Тут же исчезло. На секунду появился значок загрузки в форме разорванного крутящегося кольца. После этого появился текст, который автоматически ушёл в сторону, освобождая поле зрения. Словно на мониторе текст ушёл в сторону, чтоб не мешать видеть.
     [Проверка систем и пользователя:
     Состояние пользователя – стабильно.
     Повреждения не выявлены
     Функции систем не нарушены.
     Работа системы – стабильно.]
     На этом отчёт закончился. Функция была действительно полезной, но Рею было не по себе, что есть что-то в его организме, что так лихо считывает информацию со всего тела.
     Следующий вариант был «Доступ к базе данных системы».
     В этот справа появилось небольшое меню. Это был столбик в строчку. И в каждой строчке было написано…
     Рей не мог прочитать. Такое можно увидеть только в тех файлах, которые повреждены. Сплошные непонятные символы. А поверх этого крутился значок загрузки. Над ним находилась надпись.
     [Повреждение баз данных системы. Проводится проверка. Подождите.]
     Рею пришлось ждать около двух минут.
     [Проверка окончена. Выявлено повреждение баз данных системы. Произведено восстановление. Произведено форматирование разрушенных схем. Печать функций не снята.]
     После этого все строки списка практически полностью очистились. Осталась лишь две строки.
     [Ускоритель. Класс одежда. Показать подробное описание?]
     [Защитная маска. Класс одежда. Показать подробное описание?]
     Рей выбрал мысленно подробное описание ускорителя.
     [Механизм поглощения кинетической силы падения. Механизм усиления и передачи кинетической силы. Применяется для падения с больших высот и ускорения пользователя.]
     Рядом прилагалась картинка этого ускорителя. Это был подошва с конструкцией, которая скорее всего крепилась к голени. Но Рею она больше напоминала конструкцию, надеваемую пациентам со сломанными ногами.
     Значит это можно крепить к ногам? Но как? Вернее, от куда он возьмёт её? Конечно, описание — это хорошо. Но было бы неплохо, если бы ещё сама вещь прилагалась.
     Значит это что-то типа списка вещей, которые у него есть или были. Хотя фраза «схема» его смутила. Словно система запоминает создание этого предмета. А возможно так оно и есть. Но в данный момент проверить это затруднительно, когда он сам толком ничего об этом не знает.
     Последним пунктом значилось «Активация системы».
     Рей не был уверен, стоит её включать или нет. Он боялся, что превратится в машину, как терминатор, который пойдёт крушить всё налево и направо. С другой стороны, ему было интересно, как она работает. Возможно это даст некоторые ответы на его многочисленные вопросы.
     Вопрос, кто он теперь такой Рей вообще решил не поднимать и затолкал в глубины своего сознания. Будет пытаться разбираться – только запутается.
     Вдохнув, словно приготовившись к глубокому прыжку Рей мысленно приказал: [Активировать систему].
     В мгновение всё вокруг приобрело синеватый оттенок. Точно такой же, что на рынке. Словно краски мира разбавили синим цветом. Однако теперь его не мучала головная боль. Лишь казалось, что в голове что-то вибрирует.
     У Рея так же улучшилось боковое зрение. Теперь он смог бы спокойно справа и слева поставить книги и читать, при этом смотря на что-то спереди. Он даже мог рассмотреть и пересчитать каждую книгу на полке. Но это что! Он мог прочитать, что написано на их корочках.
     Отчасти спасибо за это Адель, которая помогает ему учиться читать.
     Значит ли это, что тогда система подключилась, так как распознала опасную для жизни ситуацию? Скорее всего да. В инструкции было написано, что она может вызвать побочные эффекты если не синхронизировано с пользователем. То есть с ним. Видимо головная боль была этим эффектом неожиданного подключения.
     Это конечно круто, но у Рея появилось чувство, словно за ним кто-то наблюдает. Наблюдает из его же головы. Неприятно. Очень неприятно.
     Получается, что теперь в случае необходимости он может включить её. Однако Рею казалось, что где-то здесь есть подводные камни. Скорее всего после каждого использования будет какая-то отдача. Головная боль или что-то в этом духе. Не могло всё пройти без последствий.
     На даже так, эта вещь окажется очень полезной в случае необходимости. Конечно Рей не собирался ею везде пользоваться. Но в случае опасности, он ею воспользуется обязательно.
     Что касается слуха, то он слышал каждый шорох. Каждый шорох, что издавал сам. А ещё как ванне не прекращаясь льётся миниатюрный водопад. А ещё…
     А ещё как кто-то приближался к его двери. Он слышал неодновременные шаги. Одни, более тяжёлые, другие более легкие, словно неуверенные. Шаги затихли прямо перед дверью. Ещё мгновение и ему постучались в дверь.
     Рей подошёл к двери и открыл её.
     На пороге стояли…
     - Привет Кио и Нэнси. А вы что тут делаете?
     Да, это были они. Почему-то Рей, услышав шаги, именно о них и подумал. Возможно это была его интуиция. Или же действие этой непонятной системы. Кстати говоря, она была ещё не отключена. И он мог прекрасно рассмотреть их, даже просто смотря им в лица.
     Обе приобрели более здоровый цвет кожи. Их волосы были чистыми и Рей мог уловить запах каких-то трав от сюда. Казалось волосы у них стали более объёмными и свежими чем те, которые были у них до этого.
     Так же было видно, что они хорошо питаются, потому, что их худые тела (относительно худые. Рей на тот момент был намного худее) приобрели форму. И если по Нэнси, которая была всегда активна это было не заметно, то Кио видно сразу. Хороший уход и питание преобразили её в юную и очень красивую девушку.
     На обеих был чёрно-белый наряд горничных. Аккуратно сшитый и чистый.
     Рей не мог нарадоваться, глядя как его подопечные, в прошлом рабыни, стали горничными, кто уже являлся полноценным членов общества.
     - Рей, милый! Мы так соскучились!!!
     Нэнси бросилась к нему в объятия. Вернее, она сделала попытку, однако её движения были слишком медленные для него. Спасибо системе. Он спокойно выставил перед собой руки, держа дистанцию.
     - Я тоже очень рад тебя видеть, - улыбнулся он.
     - Вы не хотите меня обнять?
     - Да как-то не очень. Вернее, я очень рад тебя видеть, но твой энтузиазм заставляет меня насторожиться.
     - Тогда может вы хотите чего-то большего? – улыбнулась Нэнси.
     - Чего-то…
     Только сейчас до него дошло, к чему она это спросила.
     Он выставил руки на уровне груди. И если у него была плоская грудь, как и полагается мужчине, то Нэнси обладала хорошими формами, которые могли свести с ума любого мужчину. И сейчас обе ладони упирались в эти мягкости.
     - Я извиняюсь.
     Он быстро убрал руки. Нэнси тут же воспользовалась этим и обняла его.
     - Не стоило вам волноваться Рей. Конечно, я может и выгляжу девчонкой немного пошловатой. Может я и есть пошловатая девчонка, но к вам я питаю только самые тёплые чувства.
     Что Рея поразило, так это то, что слова эти были сказаны искренно. Без каких либо глупых или пошлых интонаций. Словно близкий человек выражает ему сейчас свои чувства. Он подумал, что именно так сестра говорит, что любит брата всем сердцем. Не той любовью, о какой пишут книги, а именно о любви друзей. Любви самых близких людей, кто может понять и принять человека таким какой он есть.
     - Ты не знаешь настоящих пошловатых людей, - улыбнувшись ответил Рей и обнял Нэнси. В ответ она обняла его ещё сильнее. На мгновение ему показалось, что она немного завибрировала, словно кошка.
     «Ну, она и есть от части кошка».
     - Неужели есть ещё пошлее? – удивилась Нэнси.
     Она выпустила его из объятий.
     - Ты даже не представляешь, насколько. Рядом с ней ты просто ребёнок, - он погладил её по голове.
     - Тогда у меня есть к чему стремиться!
     - Это точно.
     Рей перевёл взгляд на Кио. Вернее, он и до этого видел её. Просто сейчас он смотрел на ней прямо. Всё это время она стояла и наблюдала за ними. И в её глазах не было ревности.
     Наоборот, она словно светилась счастьем. Пока Нэнси обнимала его, она смотрела в пол и украдкой улыбалась. Словно дочь, увидевшая счастливых отца и мать. Или лучших подруг, которые давно не виделись. Именно такой образ появился в голове у Рея.
     Точно, две сестры. Обе радуются одному и тому же. И испытывают радость от счастья друг друга.
     Девушка, смотрящая в пол и радующаяся, что всё хорошо.
     - Ну, Кио, иди сюда. Пожалуй, я тебя тоже обниму. А то давно вас не видел.
     - И не тискали.
     Фразу Нэнси он пропустил мимо ушей.
     - Если вы не хотите, Рей…
     - Глупости, теперь мы как семья.
     Пусть он и знал их недолго, но они уже были его семьёй. Словно пазлы которые неожиданно подошли друг к другу.
     Она сделала несколько спокойных шагов…
     После чего неожиданно прыгнула, счастливо улыбаясь, на Рея обхватив его шею руками, а тело ногами. Словно маленький ребёнок. Этого он конечно не ожидал. Такое было бы типично для Нэнси, но не для тихой и скромной Кио.
     - Я скучала по вам, Рей!
     - Я тоже. Ты даже не представляешь, как мне одному плохо.
     Пусть Рей и сказал это искренним голосом, но внутри он так не считал. Ему было неплохо одному. Конечно в компании тоже было бы хорошо. Но он не испытывал сильного дискомфорта от одиночества. Только иногда небольшую скуку.
     Рей соврал. Но это было во благо. Он не собирался рушить им этот момент.
     В его объятиях Кио искренне улыбалась, радуясь встрече. Её маленькое счастье, которое образовалось в непростой период её взросления было слишком легко сломать. И Рей был осторожен. В конце концов, он несёт за них ответственность.
     Закрыв дверь ногой, Рей зашёл вместе с Кио в комнату.
     Сейчас он мог спокойно её держать. Две недели назад (именно столько прошло с их поступления) он бы просто рухнул под ней.
     За это стоило сказать спасибо Муромцу. После первого же занятия Муромец подошёл к нему и приказал брать в столовой специальную еду. Специальной она была только из-за кружки непонятной мутной жидкости, больше похожей на зубную пасту по вкусу. А ещё огромных порций, что умещались в Рея с трудом. Это было необходимо для более быстрого набора веса и мышечной массы, сказал Муромец.
     Так что за две недели, выпивая четыре раза в день эту жижу и усиленно питаясь, подкрепляя это всё изнурительными тренировками, Рей стал более мускулистым. Конечно до эталона ему было ещё далеко, но начало было положено.
     - Вы стали сильнее, - весело заметила Кио.
     - Ты бы знала, через что наш командир нас прогоняет. Там не только сильным станешь. У тебя ещё иммунитет к усталости появится.
     - Это как?
     - Устал – сорок раз отжался. После этого все бегают так, словно только что отдохнули. А у вас как дела? Смотрю нарядились вы.
     - Вау! Вот это комната! – раздался восторженный вопль Нэнси.
     Она влетела в комнату и плашмя упала на кровать. После чего слеза с неё и как кошка запрыгнула сначала на перила лестницы, а потом на второй этаж.
     - Да у вас тут библиотека!
     - Нэнси! – негодующе воскликнула Кио.
     - Ничего страшного, - успокоил её Рей. – Пусть порадуется немного.
     Кио слезла с Рея и, немного покраснев, села на кровать. Видимо стыдилась за свой и Нэнси всплеск эмоций.
     - У нас всё хорошо, – вернулась к разговору Кио. - Мы работаем служанками в Твердыне мира. Убираемся в комнатах и готовим кушать.
     - Готовите кушать? Это неплохо.
     - Ага, - гордо кивнула Кио. – Нас учат другие служанки. Практически все они добры к нам, хотя некоторые очень строгие. Я много узнала. Как сервировать стол, как правильно убираться и складывать вещи. Очень много.
     - Было бы интересно попробовать.
     - Тогда я вам обязательно что-нибудь приготовлю! – счастливо улыбнулась она.
     - Ловлю на слове. Так вам нравится здесь?
     Кио уверенно кивнула.
     - Намного лучше, чем сидеть в телеге! Здесь я разговариваю с другими. Они шутят и рассказывают разные истории. Практически большая часть работает на своих хозяек. Когда они спросили, на кого мы работаем, то Нэнси сказала, что на вас. Они удивились, что нас аж две.
     Нэнси выглянула с балкона.
     - Меня звали?
     - Нет, - покачал Рей головой. – Можешь читать дальше.
     - Я не читаю, я картинки рассматриваю! Я читать не умею.
     Рей подумал, что было бы неплохо, если бы кто-то научил её читать и писать. Например, Кио. Тогда Нэнси лучше бы приспособилась к жизни. Возможно позже надо будет об этом поговорить с ней.
     - Завела друзей?
     - Да!
     Кио прямо светилась от счастья. Рею самому стало теплее от того, что Кио счастлива. Возможно в первые в жизни у неё появились те, с кем ей интересно, не считая Нэнси. Новые ощущения, новые возможности.
     - Они очень милые. Всегда подсказывают. И говорят, что я трудолюбивая. Хотя для меня это ерунда.
     - А ещё нас кормят, - подала голос Нэнси со второго этажа. – Четыре раза в день. Завтрак, обед и ужин. Плюс полдник. И вкусно кормят!
     «Ну Нэнси бы только поесть», - усмехнулся Рей.
     Разговаривая с девушками, он понял, что ни одна не обратила внимания на его состояние. То ли из-за эмоций, то ли из-за того, что внешне система, которая работает, никак себя не проявляет. И к тому же сейчас она была не нужна. Рей не знал, как точно управлять ей, но предположил, что отключение работает схожим образом.
     Он мысленно произнёс:
     [Отключить систему.]
     Тут же восприятие вернулось к нормальному состоянию.
     [Система переведена в пассивный режим.]
     Он задался вопросом – почему в пассивный режим? Она не должна разве выключиться? Но потом подумал, что пассивный режим скорее всего что-то типа выключенного режима. Тогда в случае необходимости её можно сразу включить.
     Да и фраза «При не активированном использовании системы невозможно использовать систему», которая была в инструкции… Как её понимать? Не активированная система не может использовать систему. Значит ли это, что подразумеваются разные системы? Как в организме есть нервная система и опорно-двигательная, так и здесь они различаются?
     «Надо будет проверить это позже. Я только сегодня её обнаружил. За один день всё и не узнать.»
     - Рей?
     Кио вопросительно смотрела на него.
     - А?
     - Вы на мгновение словно ушли в себя.
     - Возможно. Кстати, я заметил, что ты стала более живой. Раньше ты словно пыталась со стеной слиться.
     - Ну… - она покраснела. – Раньше…
     - Раньше было раньше, - сказала сверху Нэнси. – Раньше нам было чего опасаться. А здесь нас уважают и считают за людей, а не за вещь. Вы были первым, кто хорошо к нам отнёсся и это было непривычно. Но здесь мы уже привыкли к такому. Вот Кио и оживилась. А так, она всегда такая.
     - Ого как.
     - Вы не подумайте, - замахала Кио руками. – Я никогда с вами… Я всегда…
     - Да я понял, - улыбнулся её Рей и погладил её по голове. – Знаю, что ты молодец.
     Кио неуверенно улыбнулась. Её до сих пор было легко вывести из равновесия. Рей понял, что стоит быть аккуратнее. Стоит подождать пока она станет уверенней. А потом найти им место в жизни. Или они сами его найдут. Тут уже зависит от многих факторов.
     - Кстати, Кио научилась шить. Шить одежду, - похвасталась Нэнси.
     - Ты так говоришь, словно сама научилась шить.
     - Её заслуги – мои заслуги. И наоборот, - гордо ответила она.
     - Понятно, - улыбнулся Рей. – Так ты можешь мне что-нибудь сшить?
     - Если только не сложное, - смутилась Кио. – Я могу заштопать или сшить простую одежду, если вам будет угодно. Штаны, рубашку… Фартук.
     Кио хоть и стеснялась, но было видно, ка ей хочется похвастаться. Словно ребёнок наконец смог доказать своим поступком, что он уже взрослый.
     В дверь в этот момент постучались. Можно было только удивляться, сколько посетителей было в этот день у Рея.
     Ведь с того раза, как у него пряталась Адель, никто больше сюда не заходил. Она после того раза тоже сюда не заходила. Не хотела, чтоб её кто-то заметил и потом пошли слухи. Они встречались в разных заранее обговорённых местах, где она учила его грамоте. Вовремя встреч она всегда вела себя сдержанно. Точно так же, как и всегда, когда он её видел.
     Знакомые Рея тоже сюда не приходили. Конечно, на это были причины. Он ни к кому сам не ходил. Да сюда не приглашал. В первую, очередь из-за того, что после занятий сил на это просто не было. Да и разговаривать с ними особого желания не было. Всю потребность в общении он удовлетворял на занятиях.
     Так что такое количество посетителей было действительно удивительным.
     Будь сейчас включена у него система, то скорее всего он бы услышал шаги ещё из коридора. Интересно, а пассивное использование системы подразумевает улучшение восприятия без её включения? Это было бы удобно.
     На пороге оказался Шивиан и Вос.
     Вос был одним из знакомых Рея. Кудрявый, весёлый и энергичный парень. И ко всему этому можно было приставить «Очень».
     Он всегда мог поднять настроение. За это к нему все хорошо относились. Вос помогал по мере возможностей другим и участвовал практически во всём. Но отрицательной чертой его было то, что он своей энергией всех доставал.
     Так, например, после долгого кросса Вос мог без умолку болтать, когда всем хотелось тишины. Или постоянно носиться, когда всем хотелось спокойствия.
     - Здорова Рей, давно не виделись! – Вос по-братски обнял Рея, хотя тот попытался увернуться.
     Ши, на радость Рея, поздоровался более сдержанно.
     - Мы виделись вчера, Вос.
     - А такое ощущение, словно неделя прошла.
     - Просто удивительно. Так с чем пришли?
     - Нас всех Муромец созывает, - ответил ему Ши.
     - Муромец?
     Рей ничего не мог поделать со страхом, появившимся внутри него, когда Ши сказал о Муромце. Одно упоминание его фамилии сигнализировало об опасности. У Рея она символизировалась с будущими проблемами.
     - Окей, подождите меня несколько минут.
     - А к тебе можно? – Вос заглянул в комнату Рея.
     - Нет, - ответил тот и закрыл дверь.
      Через несколько минут они уже шли к кабинету Муромца.
     Рей быстро забежал в комнату и сообщил, что его вызывают. Сказал девушкам, что не знает сколько это займёт и они могут не ждать. Нэнси и Кио ответили, что проблем нет и они немного посидят здесь, так как им дали за их старания два дня выходных.
     - Так зачем вы пришли, - обратился Рей к гостям.
     Вос глянул на него с удивлением.
     - Ты нам не рад?
     - Конкретно тебе, не очень.
     Вос сделал обиженное лицо, а Ши издал смешок.
     - Ты мне разбил сердце.
     - Переживёшь. Так что там с созывом Муромца?
     - А, да… Точно… Рей, Муромец сказал, что на следующей неделе мы заступаем на охрану, -сообщил Вос.
     - На охрану? Можно поконкретнее?
     - Патрулирование, - пояснил Ши. – Мы будем как стража, ходить и следить за порядком. Нам дали возможность выбрать, когда и где. Надо зайти к нему и расписаться в журнале инструкций и безопасности.
     - Это его новая тренировка?
     - Я бы назвал это программой обучения, - ответил Ши. – Он сказал, что все это проходят, чтоб понять – что такое защищать закон.
     Рей не мог вспомнить, чтоб Муромец предупреждал их об этом. Обычно такие вещи он говорит заранее. Его мысли озвучил Вос:
     - А когда это стало известно?
     - Вчера ещё.
     - Погоди. А ты сам не знал? – удивился Рей. Он то думал, что Вос знает об этом и решил прийти, рассказать ему об этом. – Сам когда узнал?
     - Я Шивиана встретил. Он и сказал. Честно говоря, я не слышал об этом от других.
     - Он и не говорил, - сказал Ши. – Сообщил сегодня нескольким, чтоб те рассказали остальным.
     - Как-то это всё скрыто, - заметил Рей.
     - Ну так забыл, наверное, - пожал плечами Ши. – Он уже забегался с этими происшествиями.
     - Происшествиями?
     - Ага. Кто-то постоянно что-то взрывает, - принялся увлечённо объяснять Вос. Казалось, он ждал момента для того, чтобы о чём-то поговорить. – В чуланах, в комнатах. В коридорах в старом корпусе. Иногда просто что-то разрушает. А иногда уничтожает всё вокруг.
     Рей почувствовал беспокойство. Он то знает, кто это. Адель, которая почему-то продолжает всё крушить и ломать. То ли проверяет что-то, то ли экспериментирует. В любом случае она – виновница этих событий. Но что ещё хуже, он её соучастник.
     Рей надеялся, что она прекратит подобное. Но как оказалось, делать этого она не собиралась. И когда её поймают она вполне может выдать то, что он помог ей скрыться. В том, что она это сделает Рей практически не сомневался.
     Уж слишком она была холодна и расчётлива.
     - Он выяснил, кто это?
     - Говорит, что кто-то из ведьм. Да оно и понятно. Как простому человеку проделать такое. А ещё потом и скрыться?
     - Но может быть, у неё есть соучастник из людей, - заметил Ши. – Иначе как ей удаётся уходить безнаказанной так долго. Ещё и от Муромца. Говорят, он не на шутку зол.
     Рей хотелось стукнуть Ши за его догадливость по голове. Ведь он-то думал в правильном направлении.
     - Ты так думаешь? А я даже и не задумывался над подобным вариантом. – Он приложил палец к подбородку и задумчиво посмотрел вверх.
     - Было бы неплохо, если бы виновника уже поймали. А то Муромец злится и срывается на нас. Слышали, что он с Ридрихом сделал?
     - Ридрих, это…? – начал вопросительно Рей.
     - Парень с юга. На тебя похож.
     - А, да, знаю его.
     - Ну вот, ему нужен был отпускной в день занятий, и он пошёл просить о нём Муромца. А тот и говорит ему, победишь меня в кулачном бою, дам тебе отпуск.
     - Он же хорош же в кулачном бою, - заметил Рей.
     - Ага, - усмехнулся Вос. – Да вот только несильно ему это помогло. Муромец его так ударил, что Ридриху даже блок не помог. Он стал похож на желе.
     - Забавно.
     - Ты не понимаешь, - покачал головой Ши. – Удар был такой силы, что ему переломало руки и всё рёбра, когда он защищался. Когда я и Вос несли его в медсанчасть, создавалось ощущение, что под одеждой желе. Он же без брони был. Весь удар на себя принял.
     - Фу-у-у-у, - скривился Вос. – До сих помню это. Но ты бы слышал, как на него Рафаэлла ругалась. Я ещё ни разу не видел её такой.
     - А она умеет ругаться?
     - Ещё как. Она распушила свои крылья, я даже представить не мог, что они таки большие. Отчитывала Муромца, словно маленького брата за то, что он не думает головой и за зря подвергает нас опасности.
     - Чтоб Муромца кто-то отчитывал… - Рей представил эту картину. - Хотя я слышал, что он с Лилит вроде неплохо общается. Получается, одна ему как боевая подруга, а вторая как старшая сестра.
     - Ну, Рафаэлла для него как старшая добрая сестра. Мне кажется, её невозможно ненавидеть, слишком уж она добрая. Поэтому Муромец просто молчал.
     - Ага, понурил голову и молчал. Хотя она практически светилась от злости. Блин, меня даже слегка ослепило тогда.
     - Правда, она не долго ругалась и быстро успокоилась. Так что сейчас к Муромцу лучше не подходить, - Ши предостерегающе посмотрел на Рея. – Особенно тебе.
     - Да понимаю я.
      –-Кстати, а вы готовитесь к ночи беспредела? – неожиданно спросил Вос.
     Рей был только рад резко смене разговора и тут же задал вопрос, подхватывая её.
     - Ночь беспредела?
     - Ага. Ну, когда можем нарушать правила и доставать учащихся.
     - Разве не ночь нарушения правил называется?
     - Без разницы. Так что, готовитесь?
     - Да как-то не очень, - признался Рей. Ши кивнул, соглашаясь с ним.
     - Да вы чо!? – казалось возглас разочарования исходил из самых глубин души Воса. - Да как так! Это же классно!
     - Достать других?
     - Не других, а тех, кто считает себя лучше нас! – воскликнул Вос.
     Если учесть, что они уже вышли на улицу, где могли встретиться ведьмы, такое заявление было опасным. Для здоровья.
     - То есть это месть?
     - Ага!
     - Не люблю мстить, - ответил Рей.
     - Просто тебе некому. Но представь, что это Муромец. Тебе же больше всех от него достаётся.
     Рей подумал, что в этом Вос прав. Он даже представил, как выталкивает кровать вместе с Муромцем в окно ночью и улыбнулся. Видя его реакцию, Вос хлопнул его по спине.
     - Вот видишь. Если есть кому мстить, то сразу это дело становится приятнее!
     - Однако я не думаю, что это было придумано именно из-за этого, - рассудительно заметил Ши.
     Вос посмотрел на него тоскливым взглядом.
     - Да будет тебе. Ты что, не хочешь поприкалываться?
     - Ну… - Ши ответил не сразу.
     Было понятно, что он тоже хотел бы что-то провернуть, но видимо не хотел прилюдно признаваться. Вос победно засмеялся.
     - Вот, вот. Ты понимаешь о чём я. Я уже подготовился! – с гордостью объявил он.
     - И как?
     - Секрет. Узнаете уже ночью.
     - Надеюсь без членовредительства, - сказал Ши.
     - Будь уверен. Мне не хочется от сюда вылететь.
     Они вновь зашли в замок и стали подниматься к кабинету Муромца.
     - Так что известно про дежурства?
     - Будет патрулировать город как стража, - ответил Ши. – Нам выдадут оружие и новую броню.
     - Наконец… - простонал Вос.
     Рей мог понять его. Та броня была очень тяжёлой и выглядела намного массивнее той, что была у рыцарей. Все знали, что Муромец специально даёт её новичкам, чтоб сразу привить им мысль, что служба будет тяжёлой. Некоторые говорят, что таким образом он избавлялся от слабаков. Однако никто не мог вспомнить, чтоб кто-то вылетал из Твердыни мира за это. Все в конце концов становились рыцарями.
     - После этого, - продолжил Ши, - мы по несколько человек отправимся в заданные места у и будем патрулировать.
     - И сколько человек в одном отряде??
     - По три, - ответил Вос. – Я иду с Рыжим и Майком.
     - Майк это…
     - Парень с вытянутым лицом и глазами бандита.
     - А, всё вспомнил. А я в какой?
     - Я записал нас с Снёром в одну, - сообщил ему Ши.
     - Ну со Снёром не страшно, - сказал, Вос. – Это его надо бояться. Мне всегда страшно рядом с ним. Как представлю, что с ума сошёл и начинает размахивать топором, так коленки трясутся.
     - Чтоб сума сойти надо чтоб он был, - беззлобно пошутил Ши.
     - Мне кажется именно из-за того, что его нет и сходят с ума, - сказал Рей, после чего поднял руку, показывая, чтоб все замолчали.
     Перед ними была дверь в кабинет Муромца. Рей не часто здесь бывал, но мог сказать с уверенность, что это самое ненавистное место для него. Потому что здесь аура Муромца буквально сочилась из каждой щели. Особенно если учесть, что он сделал с бедным Ридрихом.
     Можно было сказать, что Рей пришёл в логово дракона на свою погибель.
     Рей сделал глубокий вдох и постучал. Не имело смысла откладывать на несколько минут то, что должно произойти.
     
     День прошёл быстро. К счастью Рея, в кабинете они находились недолго. Муромец дал им расписаться журнал, после чего объяснил, что в их группе будет один главный, которого остальные будут обязаны слушаться. В группе Рея это был Шивиан.
     - Но нас сто человек. Куда пойдёт один оставшийся? – поинтересовался Рей.
     Муромец взглянул на него так, словно хотел стереть и Рея, и память мира о нём.
     - Пойдёт четвёртым, - рычащим голосом ответил он.
     Рей пожалел, что спросил. Он вообще жалел, что делал некоторые поступки не обдумавши. Но сделать с этим ничего не мог – он понимал это только после свершённого. А ещё он задался вопросом, почему Муромец просто не собрал всех и не объяснил это. Неужели ему нравится каждому это объяснять? Но такой вопрос Рей решил не задавать.
     После этого Муромец сказал, что они будут ходить по заданному им маршруту целую неделю. Место где пролегал их маршрут, выбирал главный.
     Рей покосился на Ши, но тот только подмигнул, как бы говоря, что всё нормально.
     Муромец спросил, есть ли у них вопросы, и они ответили нет. После этого он их отпустил. Рей был искренне рад вырваться из того кабинета, который он считал рассадником зла.
     Оставшийся день он провёл у себя в комнате.
     Нэнси и Кио были ещё у него комнате, когда он вернулся. Они сидели на его кровати и Кио читала Нэнси книгу вслух. Это выглядело очень мило. Словно две сестры. Правда здесь читала младшая старшей. Рей с удовольствием сам послушал её.
     Удивительно, каким чистый и приятный голос был у Кио. Возможно ей лучше бы подошло бы читать книги на запись или играть в театре.
     После этого они ушли мыться к нему. Изначально Рей был против, но после того, как Нэнси увидела размеры его умывальной, она отказывалась уходить и гудела у него под ухом. Жаловалась, что их не пускают в ванную комнату ведьм. Что они моются в общей умывальной. Что там неудобно. Что Рей несёт ответственность за их чистоту (Рей немного охренел от такого заявления).
     В конце концов, он сдался и разрешил им воспользоваться своей умывальной.
     Вечером он пошёл на встречу курсантов, готовящихся к ночи нарушения правил.
     Одним словом, которым Рей смог охарактеризовать этот вечер – хаос.
     Казалось, что курсанты с цепи сорвались. Забавно, что ведьм поблизости, как и рыцарей не было. Видимо решили не мешать традиции. Или спасались от неприятностей, которые несли курсанты.
     Эта ночь началась очень интересно.
     Несколько курсантов заменили обычное мыло на перцовое. Визг девушек, которые в ужасе пытались смыть с себя жгущую пену, разносился на всю Твердыню мира. Как Рей понял, мыло при контакте вступал в чудесную реакцию, усугубляя ситуацию. И конечно же практически все, кто им мылся пытались смыть с себя его водой.
     Той части, которая избежала этой участи ждало не менее захватывающее приключение. Рей уж не знал, от куда достал его Вос, но вскоре девушки с визгом убегали от гигантского слизня. Сам он был безобиден, однако мало приятного было оказаться в его слизи. Ещё хуже было то, что по тем, кто спотыкался. По ним он проползал, буквально обмывая их своей слизью.
     Попутно парни подменили все осколки силы на обычные стёкла. (спасибо Лилит, которая с готовностью вызвалась помочь им) Поэтому многие учащиеся, убегая от довольно резвого слизня, не могли понять, что происходит и почему они не могут пользоваться магией. Они беспомощно направляли на него свои руки, но сотворить хоть какой-нибудь вид магии у них не получалось.
     Никто из них не мог понять, что происходит и как такое тихое место превратилось в такой кошмар. Они метались, натыкаясь то на одну напасть, то на другую. Те, кто знал, с улыбкой наблюдали за происходящим оградив себя магией от возможных последствий.
     Так, например, Манила спокойно сидела и проверяла их работы, пока под её дверью кто-то истошно визжал. Вскоре ей это надоело, и она установила барьер тишины, отгораживаясь от криков несчастных.
     Ария вместе с Лиарой, Элеонорой и Адель наблюдали за этим с помощью магии слежения.
     - Мне кажется или на этот раз эта ночь проходит более жёстко, - спросила Элеонора, с интересом наблюдая, как одна из учащихся бессмысленно пытается бороться с оравой безвредных тараканов, выползших из-под её кровати.
     Потом была бесконечная череда слизи в вёдрах, которое ставили на приоткрытую дверь и которое падало на головы незадачливым девушкам. В тапочки подкладывали кнопки. В постель запускали всевозможных жутких насекомых.
     До трёх часов ночи корпус учащихся превратился в место под названием ад. Всё закончилось ровно тем, что плачущие, дрожащие от ужаса и омерзения девушки попряталась у своих наставниц, то есть ведьм на службе.
     Муромец тем временем объявил, что веселье окончено и всем пора расходиться.
     Уставшие, но довольные курсанты, пожимая друг другу руки поздравляя так, словно победили в судьбоносной войне разошлись по комнатам.
     Сказать, что Рей от души повеселился было нельзя. Как он сам для себя выяснил, такие вот приключения не для него. Он бы лучше посидел и почитал книгу (ту которую смог бы прочитать со своими знаниями). Или лучше послушал, как Кио читает.
     Конечно там было весело. Рей не отрицал, что тоже смеялся над тем как девчонки с визгом убегали от слизня и тоже принимал участие в постановке вёдер со слизью на двери. Но это было всё равно не его. Можно сказать, один раз в год такое было не плохо. Но только не на постоянной основе. Он бы предпочёл сидеть в комнате и не рисковать, чем метаться между комнатами, подстраивая ловушки.
     Можно было сказать, что в это Вос был его зеркальным отражением. Тот бы с удовольствием занялся подобным и завтра, и послезавтра, и послепослезавтра. Ему нравился шум и его не смущало находиться в центре внимания. Риск привлекал его не меньше чем желание подшутить над кем-то.
     Когда Рей вернулся, то у себя в комнате он обнаружил спящих Кио и Нэнси.
     «У них же выходной», - осенило его. И всё же остаться здесь было плохой идеей. Конечно, вряд ли Муромец явится проверять, кто у него в комнате, но лишний раз рисковать не хотелось. Он наслаждался пусть и однотонными, выматывающими, но безопасными днями. Практически безопасными, если не считать Адель, которую он боялся ещё сильнее Муромца.
     Кио как читала книгу, одевшись в его халат, так и уткнулась в неё лицом в положении сидя. Рядом лежала и немного похрапывала Нэнси. Заснули пока читали историю? Скорее всего. Рей в который раз улыбнулся представшей перед ним картине любящих сестёр. Они были единственным, что заставляло его сердце сжиматься от умиления.
     Поэтому тихо забрав книгу и уложив Кио на кровать, он укрыл их одеялом.
     Конечно, Рей мог лечь рядом с ними, но решил этого не делать. Пусть лучше спят вдвоём в спокойствии. Он не хотел им мешать и считал в глубине души сон рядом с ними чем-то пошлым. Возможно он сам не хотел признавать, что они такие же люди и под маской миленьких девочек прячутся полноценные девушки, готовые настоящей жизни.
     Поэтому он, взяв у них подушку, устроился рядом на полу. На твёрдом деревянном полу, который был в сто раз лучше, чем земля в лесу. Он всегда старался относиться ко всему так: «Могло быть и хуже». Завтра его ожидал новый день и новая стадия обучения, где он с двумя товарищами будет патрулировать город.

Глава 7

     - Ты издеваешься над нами, Ши, - пробормотал Рей, оглядывая каменный забор.
     Этот забор был выстроен из тёмного камня и выглядел так, словно простоял здесь не одно столетие. Возможно столько он здесь и простоял. Верхушку этой стены обрамляли железные пики. Это выглядело так, словно кто-то не хотел, чтоб внутрь кто-то забрался. Или наоборот, кто-нибудь выбрался оттуда.
     Эта мысль заставила Рея нервно сглотнуть.
     Снёр тоже был не слишком рад месту их патрулирования. Он посмотрел на Ши. Понять по его взгляду эмоции было невозможно.
     - Ты говорил, что выбрал идеально место и время для патрулирования. Что это? – он указал в сторону забора.
     - Это кладбище, - спокойно ответил Ши.
     Сейчас Рей, Снёр и Ши находились около стены кладбища. Она тянулась дальше и скрывалась из глаз. Им предстояло пройти вокруг него, после чего пойти внутрь и продолжить патрулирования по основным дорогам кладбища. После этого они вновь должны были выйти и сделать круг вокруг кладбища. И так до рассвета. Это было сделано для того, чтобы не дать вандалам и мародёрам разрушить могилы и гробницы.
     - Мы видим, что это кладбище, но мы думали, что ты найдёшь место получше. Вон, Дред выбрал себе и своей команде патрулирование в районе богатых днём, - сказал Рей.
     - Ага. А кладбище – дом мёртвых. Здесь водятся всякие твари и богиней проклятые существа, которые убивают и забирают твою душу, - согласился Снёр.
     - Это всё выдумки людей, - отмахнулся Ши. – Такого не бывает.
     - Если ты не видел, то не значит, что этого не бывает, - назидательно заметил Снёр.
     - Согласен, – кивнул Рей. - Кладбище всегда было центром зла и нечисти. Бог знает, что оттуда может вылезти.
     - Вы не понимаете задумки.
     - Не понимаем. (х2)
     - Во-первых. На кладбище редко кто бывает. От всякой нечистой силы оно уже давно зачищено и освещено. Во-вторых, ночью уж тем более никто не сунется именно из-за такого суверенного страха, как у вас. Если бы мы были днём в торговом квартале, то мы бы устали бегать туда-сюда, от одного человека к другому и ловить воришек. Представляете, сколько нужно сил, чтоб там постоянно бегать?
     - Но там всё равно лучше, чем здесь, - ответил Снёр.
     - Не лучше. Здесь можно спокойно гулять, не боясь, что встретишь грабителей или криминал. Тут никому дела до этого места нет. В других частях района более неспокойно.
     - Мне кажется, что это странно, что никому дела до этого места нет, - задумчиво проговорил Рей.
     - Именно потому, что здесь делать нечего.
     - А я слышал историю, что здесь обитает старая сильная нечисть, которая убивает всех встречных, - сказал Снёр.
     - Мы, эльфы, не верим в эту ерунду, - гордо выпрямился Ши.
     - Ну это не значит, что её нет здесь. И нежить существует.
     - К тому же, - продолжил Рей, - здесь нет людей. Позвать на помощь не сможем. Посмотри на эти дома.
     Он кивнул на дома напротив стены, чьи окна были завешены ставнями. Эти дома выглядели такими же старыми, как и забор напротив. Но в отличии от забора и места за ним от них чувствовалась жизнь. И они были очень ухоженными. Казалось, что эти дома и забор через дорогу – из двух разных миров.
     - У всех у них ставни на окнах. За некоторыми я вижу свет. Когда мы сюда шли, то не видел, чтоб на других домах в других местах закрывали ставни. Мне кажется это не спроста.
     - Да, - согласился Ши, - всем неприятно смотреть на кладбище. Но вряд ли это означает ещё что-то. А на счёт помощи…
     Он вытащил из небольшой сумки на поясе (которая была только у него) небольшой шар. Он был похож на ртуть своим видом и всё время по его поверхности пробегали волны, словно он вибрировал.
     - …нам выдали вот это. Сигнальный огонь. Подкидываешь, он сам взлетает и выпускает магический свет. При виде этого света к нам сразу прилетит подмога в лице ведьм.
     - А почему только тебе дали? – поинтересовался Рей. – А если нам помощь понадобиться?
     - Ну мы же всегда вместе.
     - Ну а если тебя убьют?
     - Не глупи, никто нас не убьёт. Это всего лишь кладбище.
     Но Рей был не согласен. Внутри него что-то отчаянно говорило, что здесь слишком жутко. Так жутко, что что-то тут должно быть.
     Ши спрятал шар обратно в сумку. Ни у Рея, ни у Снёра сумки не было, хотя остальное всё было тоже самое.
     Им выдали комплект полноценной брони, что носили рыцари Твердыни мира. Они на радость всех оказались лёгкими. Даже Рей мог спокойно в них отжиматься. В них было удобно двигаться, и они не стесняли движения. Подкладки позволяли избегать натёртостей. Эти доспехи блестели в солнечном свете и красиво отражали луну ночью. На них был выбит герб Твердыни мира. Руки и ноги были полностью закрыты, защищая как можно больше пространства тела, но при это не сковывая движения.
     Шлема полностью закрывали лицо, но при этом оставляли хороши обзор. Сейчас у всех трои забрала были подняты. Поэтому они могли почувствовать прохладу ночного воздуха.
     - Ладно. Идёмте патрулировать, что стоять.
     Они двинулись по маршруту.
     Изредка они слышали голоса людей в домах. Крики маленьких детей и пьяных жителей. Один раз они увидел женщину и мужчину, которые спешно шли куда-то. Словно хотели поскорее уйти с этой улицы. Даже магические огоньки не на всех уличных лампах горели.
     Тихий звон их доспехов разносился по пустой улице. И чем ближе они приближались к кладбищу, тем тише здесь становилось. В отличии от Рея и Снёра, которые постоянно озирались, Ши вёл себя спокойно. Словно он прогуливался в поле под солнце.
     У каждого из них было своё оружие. Выдавали их как из предпочтений, так и по специализации. Так у Ши был лук и лёгкий меч, больше походивший на кукри. У Снёра был огромная алебарда. Рею выдали щит как у римского легионера и меч. Поэтому вместе они могли вести успешный бой против противников, основываясь на работе друг друга. По крайней мере в теории.
     В скором времени они подошли к входу на кладбище.
     Кладбище располагалось у самой стены города и было в стороне от других районов.
     Казалось, что за входом начинается другой мир. Там всё теряло чёткость и было словно размыто. По земле стелился туман. Он же плавал по воздуху. Из земли торчали надгробия разных типов. Они были такими старыми, что некоторые уже потрескались и частично осыпались. На удивление, дорожка, шедшая на кладбище, была выложена камнем и ничем не отличалась от той, которой был выстелен город.
     Она была словно небольшая нить, которая проводила мир живых по миру мёртвых.
     Больше всего на Рея нагонял страх этот туман. Почему он был именно на кладбище? Именно туман придавал ему такой жуткий вид и из-за него Рею и Снёру мерещилось что-то в тумане.
     Перед тем как зайти, они остановились.
     - Потрясающе, - выдохнул Ши. Он был действительно впечатлён видом.
     - Мне в туалет хочется от страха, - сообщил Снёр, глядя на кладбище.
     - Мне пока нет, но чувствую, что тоже захочу, - согласился Рей.
     Они оба не понимали, что красивого нашёл Ши в этом жутком виде. Рею и Снёру ничего кроме животного страха это место не вызывало.
     Они втроём шагнули на тропинку.
     Если звуки их шагов разлетались эхом в городе, то здесь они были глухи. Словно тонули в тумане. Луна продолжала ярко светить, но сейчас она скорее не помогала, а наоборот мешала. Пугала, из-за неё мерещились разные фигуры в тумане.
     Снёр заметно притих. Теперь его дыхания не было слышно. Он шёл так словно крался, крепко сжимая топор двумя руками. Казалось, один щелчок, и он этим топором будет налево и направо махать.
     Рей же не стал снимать щит со спины. И нож оставил в ножнах. Но не мог заставить себя снять с его рукояти руку. Чувствуя под ладонью ручку меча, ему становилось спокойнее.
     А вот Ши напротив, выглядел очень спокойно. Рей предполагал, что это из-за разности их культур и рас. Ши относится к этому месту не как к обителю смерти, мёртвых и нежити, а как к месту древних памятников и памяти о прошедших поколениях. По крайней мере так он сказал. Однако Рей не мог взглянуть на это место под таким углом, хоть и пытался.
     Многие памятники действительно были красивыми. Вырезанные из камня фигуры. Расписные надгробия. Некоторые склепы выглядели так красиво, что это было даже немного жутковато в таком месте.
     Одно из надгробий привлекло внимание Рея. Оно было в стороне от дороги и около него лежали ярко-красные цветы. Они были словно маяк в этом бесцветном тусклом месте. Неудивительно, что они привлекли его внимание.
     - Парни, вам не…
     Рей оглянулся и понял, что пока он рассматривал надгробие, парни ушли уйти далеко вперёд. Настолько далеко, что Рей их просто не видел. Казалось, что туман разделил их специально, окутав кольцом и не давая увидеть друг друга.
     Он хотел спросить, не кажется ли им такая картина странной. Конечно, это выглядело нормально. Цветы у могилы, он и до этого их видел у других надгробий и склепов. Но слишком уж эти выделялись на общем фоне ярким пятном.
     Решив, что нагнать своих он успеет, Рей подошёл к надгробию.
     Одно из сотен. Ничем не выделяющееся за исключением цветов оно стояло и выглядело так, словно было отделено от других.
     Рей присел перед ним.
     «Рини Ловрит. Пятьдесят шесть лет.»
     И всё. Больше никакой информации. Казалось, что сюда вбили всё, что знали об этой женщине. И всё-таки Рею показалось странным, что здесь не было ни даты рождения, ни даты смерти, как на других надгробиях. Словно тот, кто ставил его или не знал, или поленился его выбить.
     Он провёл по выбитым буквам пальцами. Пусть они и были в железных перчатках, он всё равно мог почувствовать неровности на могильной плите.
     Гладя на это надгробие, ему становилось немного грустно. Он видел, что оно практически забыто и только цветы говорят о том, что история этой женщины ещё не забыта. Пропади тот человек, кто приносит цветы, и все забудут о том, что существовала такая женщина. Все забудут о её истории, о её жизни. Из мира сотрётся ещё одна маленькая вселенная, состоящая из жизни человека.
     Рей подумал, что у каждого есть своя история. Даже, например, его. Но если он погибнет, никто не узнает, что существовал такой человек с такой способностью. Все о нём забудут. Он просто пропадёт из жизни этого мира.
     Рей вздохнул и обернулся, собираясь встать и вернуться на тропинку.
     И подавил вскрик, вздрогнув всем телом.
     Перед ним стояла девочка. Или девушка очень маленького роста. С седыми волосам и красной радужкой глаз. На вид ей было лет тринадцать, четырнадцать. Тот самый возраст, когда любая девочка превращается в женщину. Она смотрела на надгробие, на которое секунду назад смотрел сам Рей. Её лицо выражало глубокое безразличие.
     Её веки были чуть-чуть прикрыты, словно ей было откровенно всё равно на происходящее вокруг или же словно она хотела спать. Её лицо было таким же безразличным. Казалось, что она даже не замечает Рея.
     На ней было чёрное платье до колен. Красивая вышивка и узоры расходились по её одежде. Но выглядело оно так, словно было сшито для похорон.
     На секунду Рей даже подумал, что девочка перед ним - нежить. Но вспомнил, что здесь она не существовала. Вернее, нежить то существовала, но не водилась в городах и на городских кладбищах. Здесь с ней боролись и такие места всегда освещали, чтоб не дать им тут появиться.
     Так что девочка скорее всего было той, кто принёс сюда красные цветы. Только в её руках были сейчас синие цветы.
     - Привет, - выдавил из себя Рей и постарался улыбнуться.
     В конце концов, это просто девочка на кладбище. Ночью. Одна. Выглядящая как зомби или восставшая нежить. Но было одно важное отличие. Если верить Муромцу, нежить ненавидела жизнь, и, следовательно, живых людей. Поэтому сразу на них нападала. Зомби же просто были тупыми и нападали на всё живое.
     Эта девочка ничего подобного не предпринимала. Так что Рей решил взять себя в руки. Если уж девочка не боится здесь находиться, то чего ему бояться? В конце концов он рыцарь и его долг помогать всем нуждающимся. По крайней мере, пока он не найдёт то, что ему нужно в Твердыне мира.
     На его приветствие она никак не отреагировала и продолжала смотреть на могилу.
     - Что ты тут делаешь?
     Вновь молчание. Казалось, что девочка его не видит и не слышит. Или просто игнорирует. Это было как жутко, так и неприятно. Словно Рей был пустым местом.
     - Ты принесла цветы этой женщине? – спросил он, стараясь начать разговор.
     - Нет, - тихо и безжизненно ответила девочка. Можно сказать, она ответила мёртвым и холодным голосом, лишённым и грамма жизни.
     Однако это было лучше, чем ожидал Рей. Он боялся, что она ответит ему нечеловеческим голосом или того хуже – набросится на него.
     - Тогда кому эти цветы?
     - Другому. Ей я уже приносила цветы.
     Казалось, что она не хочет отвечать. Или же ей настолько наплевать на окружение, что отвечает она только на то, что спрашивают. По её лицу можно было сказать именно это. И всё же Рей находил странным то, что она тут одна. Стоило её побыстрее вывести с этого кладбища и вернуть родителям. Или тому, кто за неё отвечает.
     - Тебе не пора домой?
     - Нет.
     - Тогда может мне помочь тебе?
     Под помочь он подразумевал отвести её домой.
     В первый раз она посмотрела на него. Посмотрела абсолютно безразличным взглядом. Рею оставалось только улыбнуться. Хотя улыбка вышла немного нервной.
     «Спокойно, это всего лишь маленькая девочка. Но почему мне тогда так страшно?»
     Казалось, что своим безразличным взглядом она его оценивает. После нескольких секунд она вновь посмотрела на могилу.
     - Мне не нужна помощь.
     - Ну тогда проводить тебя?
     - Да.
     Вот тут Рей удивился. Он спросил просто так это, уже и не надеясь на положительный ответ. Видимо она воспринимала вопросы именно в том значит, что они и значили. Другими словами, отнести цветы ей помощь не нужна, но вот проводить её можно.
     Она отвернулась от могилы и зашагала в туман. Рей направился за ней. Видимо она неплохо ориентировалась здесь, раз не шла по тропинке.
     Вот только куда проводить? Рей подозревал, что она не домой направляется. Но это не значит, что он её бросит. Было бы конечно лучше, если бы здесь был Ши и Снёр. Но искать сейчас их, бросив маленькую девочку – не лучшее решение. Хотя маленькой то её не назовёшь. Скорее она подросток, но просто маленького роста.
     - А ты знала ту женщину? – спросил Рей.
     - Да.
     - Она была твоей родственницей? – спросил он, подразумевая мать.
     - Нет.
     - Тогда кем она приходилась тебе?
     - Никем.
     Рей вздохнул. Было сложно общаться с этим ребёнком. Она даже не замечала, что в вопрос вкладывался более широкий смысл. Девочка не понимала, что надо отвечать немного шире и что Рей ожидал немного другого ответа. Тяжелый ребёнок.
     - Почему ты приносишь ей цветы? Она заботилась о тебе?
     - Да.
     - Она твоя опекунша?
     - Нет.
     - То есть просто заботилась о тебе?
     - Да.
     Всю оставшуюся дорогу к другой могиле они молчали. Уж слишком было непросто разговаривать с ней. Как Рею показалось, что тишина ей нравится больше. Возможно поэтому она не стремилась поддержать разговор.
     Они подошли к другой могиле, ничем не отличавшейся от множества других. На этой надписи уже были стёрты временем и узнать, кто здесь был захоронен не представлялось возможным. Рей бы даже и не заметил её. Уж слишком она сливалась с общим пейзажем.
     Девочка села на колени и очень аккуратно положила цветы перед могилой. Казалось, что она боится потревожить того, кто здесь похоронен.
     - Ты знала его? – спросил он.
     - Нет.
     Рей был немного удивлён. Ему казалось, что она целенаправленно шла сюда. А сейчас говорит, что даже не знала его.
     - Эм… А зачем цветы принесла?
     - Ему их никто не приносит, - просто ответила она. – Кто-то должен их приносить.
     - Должен? Но зачем?
     - Так надо.
     Они молча провели около могилы несколько минут. Рей не мог сказать, о чём думала девочка, но вот он ни о чём не думал. Сейчас ему было спокойно, словно он оказался днём в лесу. Казалось, что кладбище уже не выглядит таким жутким. Наоборот, в нём было свое очарование. Может сказывалось то, что даже маленький ребёнок не боится здесь гулять.
     Он стоял над ней и ждал, пока она закончит свой ритуал. Ему очень хотелось поторопить её и поскорее отвести домой. Бросать здесь ребёнка он не собирался. Но и нарушать тишину он не собирался. В конце концов для неё это важно и с его стороны такое поведение будет неуважительным.
     Наконец она встала.
     Развернулась и пошла. Так словно Рея рядом не было. Будто она вообще не обращала внимания на окружающий мир.
     - Ты куда?
     - Дальше.
     - Дальше? Ты не собираешься домой?
     - Собираюсь. Я иду туда.
     - Тогда может тебя проводить?
     Она обернулась и посмотрела на него. Пусть её взгляд и был безразличным, но теперь он отчётливо чувствовал, что она смотрит на него внимательно. Оценивающе.
     Хотя если она откажет, он всё равно её проводит. Для спокойствия. В конце концов она ещё ребёнок и мало ли что может случится.
     - Зачем? – спросила она.
     - Ну… Ночью тут может быть небезопасно. Детям не стоит ходить здесь одним без присмотра.
     - Со мной что-то может случится?
     - Не хотелось бы. Но мало ли что.
     - Ты волнуешься обо мне?
     Ты? Она так резво перешла на «ты», хотя младше его? Конечно он не очень взрослый, но Рей ожидал хотя бы немного уважения к себе. И к тому же вопрос звучал немного странно. Волнуешься обо мне? Это обычно девушки спрашивают парней, которых любят.
     - Ну, не то что волнуюсь. Но мне будет неспокойно, если маленький ребёнок как ты будет ходить один в таком месте.
     Она ещё немного смотрела на него, после чего отвела взгляд.
     - Ясно, - безразлично ответила она. – Проводи.
     Вскоре они вышли к воротам. За всю время девочка не проронила ни слова. А Рей не пытался что-либо спрашивать. Только в конце, когда она остановилась у ворот, Рей решил поинтересоваться.
     - А где ты живёшь?
     - Здесь.
     - Здесь? В смысле недалеко от этого места?
     - Да.
     Они молча стояли у в хода. Рей никак не мог понять, почему она не идёт дальше. Боится показывать ему свой дом? Или не хочет уходить? А может он ей понравился и на не хочет расставаться?
     Последняя мысль была слишком бредовой, и он её отбросил.
     И всё же эта девочка казалось ему странной. Он не мог объяснить, что именно его настораживало в ней. Возможно это была аура, которую он иногда чувствовал от людей. Или же сказывалась обстановка, в которой он её встретил. Будь это день, было бы всё по-другому.
     - Ты придёшь завтра? – неожиданно спросила она.
     В этом вопросе не было эмоций или нетерпения. Он был задан с тем же безразличием, с каким спрашивают о погоде, чтоб заполнить тишину.
     Рей перевёл в взгляд с дома на против на девочку. Она смотрела на него безразличным взглядом.
     - Ну… Да. Я тут буду дежурить теперь некоторое время каждую ночь.
     - Хорошо.
     Она отвернулась и кивнула, словно соглашаясь с ним. Или с самой собой. Рей не мог никак разобраться, что хотела и о чём она думала из-за её безразличия ко всему.
     Позади послышались шаги.
     Рей оглянулся и увидел Ши и Снёра, приближающихся к нему.
     - Кстати, вот мои…
     Он обернулся, но от девочки и след простыл. Он глянул в обоих направлениях улицы, но там никого не было. Только одиноко светили фонари. Куда она могла убежать так быстро? Рею только гадать оставалось.
     - Вот ты где, - улыбнулся Ши, когда подошёл к нему. – А мы тебя ищем.
     - Я думал, что тебя нежить украла, - сообщил ему Снёр.
     Рей улыбнулся.
     - Ничего такого. Просто я тут девочку встретил, которая приносила цветы на могилы.
     - На могилы? Ночью?
     - Ага. Мне тоже это странным показалось. Но как я понял, она сирота и возможно у неё есть возможность только ночью приносить цветы.
     - Она не нежить? – спросил Снёр.
     Ши посмотрел на него, как на ребёнка.
     - В городе нет нежити. Её давно перебили, а это кладбище освятили. Это просто девочка. Хотя и странная. Возможно одна из беспризорников, которые живут здесь недалеко.
     - Возможно, - пожал плечами Рей
     - А где она?
     - Убежала. Увидела, наверное, вас, испугалась и убежала.
     - Боится охранников? Ну точно беспризорница. Не удивлюсь, если она что-то ворует с кладбища или на рынках. – Ши спокойно обвёл взглядом улицу. – Не думаю, что она появится здесь снова.
     Он развернулся по направлению к кладбищу.
     - Идёмте, нам ещё надо закончить свой маршрут. А то мы пока Рея искали, так и не дошли до конца.
     
     Но Ши оказался не прав. На следующий день она вновь появилась на кладбище.
     Рей как и в прошлый раз отстал от Ши и Снёра. Только на этот раз специально. Очень скоро они скрылись из виду в этом странном тумане, который находился здесь постоянно. Рей даже задался вопросом, специально ли кто-то напускают сюда туман с помощью магии или он случайно образуется?
     В любом случае, он смог уйти от Ши и Снёра.
     Рей стоял так на дороге, не сильно ожидая, что девочка появится. Через десять минут Рей уже был полностью согласен с Ши, что она скорее всего уже не вернётся так как боится охранников. Он и сам в душе думал об этом и был согласен. Однако ему было интересно, что она тут делает. Неужели просто гуляет?
     Когда ждать ему надоело он зашагал по тропинке. Если так идти дальше, то скоро он догонит своих товарищей. Он не спеша прогуливался среди надгробий и уже не испытывал того, страха, который сковывал его в прошлый раз. Хотя бы в этом он мог поблагодарить храбрую, но безэмоциональную девочку, которая своим примером показала, что бояться здесь нечего.
     Рей шёл, рассматривая достопримечательности в виде памятников, склепов и надгробий, которых было здесь в избытке. Иногда на некоторых были изображены люди. Ему нравилась представлять, как они жили в этом городе, проводили свою юность и старость, умирали в окружении семьи. Рей был уверен, что у каждого была своя история, которую тот человек мог рассказать и по которой можно было написать книгу. Жаль, что только теперь эту историю никто не узнает.
     У одной из могил Рей сел, разглядывая картинку. На неё был изображён мужчина с бородой и в парадном мундире, весь медалях. Правда по дате рождения и смерти ему было около девяноста лет. Возможно это была картина его в лет сорок.
     В этот момент за своей спиной он почувствовал присутствие.
     Развернулся.
     И вздрогнул.
     Девочка стояла за его спиной и смотрела на него своим безразличным взглядом. Рей мог поклясться, что она стояла за его спиной не одну минуту и сверлила его взглядом.
     - Фух, ну ты меня и напугала…
     - Напугала?
     Её рука немного напряглась, словно она хотела выпустить когти из руки. Это было немного забавно. Рей только улыбнулся.
     - Кстати, а почему ты сюда приходишь?
     - Мне здесь нравится. Ты не собираешься убегать?
     Она так хочет, чтоб он убежал?
     - С чего вдруг?
     - Ты меня испугался.
     - И?
     Она не ответила. Просто смотрела на него своим безразличным взглядом, хотя при этом Рей понимал, что он был не безразличным, а внимательным. Просто девочка не выражала эмоции.
     - Разве если ты испугался, то не должен убежать?
     - Эм… Ну будь на твоём месте страшный монстр, я бы убежал, наверное.
     - А я?
     - А ты разве монстр? – усмехнулся Рей. - Не сильно ты на него похожа.
     - Не сильно? – склонила она голову на бок.
     - А ты считаешь себя монстром?
     Она оглядела себя, свои руки. Потом оглядела с ног до головы Рея. Казалось, что она ищет различия между ними.
     - Мы с тобой похожи.
     «Долго же ты до этого доходила», - усмехнулся про себя Рей.
     - Ага, мы похожи. Так что смысл мне тебя бояться?
     - Смысла нет.
     - Вот именно. Так что ты делаешь ночью на кладбище?
     - Гуляю.
     - Гуляешь? Не поздно ли маленькой девочке гулять ночью? Не лучше гулять днём?
     - Я не гуляю днём. Слишком много людей. Мне они не нравятся. Я не нравлюсь им. Поэтому я гуляю ночью, когда я не мешаю им, а они мне.
     Попрошаек и беспризорных детей везде не любят. Грязные, вечно голодны, шастающие по городу. Они попрошайничают и воруют. За что их любить? Однако Рей не был согласен с этой точкой зрения. Виноваты были не дети, а люди. Они пожинали плоды своего безразличия и своим отношением порождали новых, создавая порочный круг.
     Хотя Твердыня мира старалась бороться с этим, создавая дома для таких детей, где их старались поставить на путь истинный. Так что понять эту девочку было можно. Но сказать, что она беспризорница…
     Рей окинул её взглядом. Её одежда сильно уж отличалось от одежды других оборванцев. В первую очередь из-за того, что она была чистой. Да и чёрное укороченное платье – слишком странная одежда для беспризорного ребёнка. Рей бы предположил, что она уходит каждый раз из дома, который, ко всему прочему, не самый бедный.
     Может быть она несчастный нищий ребёнок, который украл одежду?
     - А кем были твои родители?
     - Мои родители?
     - Да.
     Она задумалась, словно вспоминая что-то в далёком прошлом. Хотя со стороны это было не видно. Она просто приложила палец к подбородку и посмотрела вверх.
     - Они были людьми.
     - Это я понял.
     - Они жили здесь давно, но потом умерли от старости. Я их плохо помню.
     - Ясно, извини, что спросил.
     Она вновь посмотрела на Рея.
     - Почему ты извиняешься?
     - Ну, такая тема… Разве тебе не грустно?
     - Нет.
     Какой категоричный ответ. Сказала, как отрезала. Может она плохо помнит своих родителей?
     Рей уже узнавал, что нужно делать, если встретишь беспризорника. На это был дан простой ответ. Если он ничего не нарушает, то ничего. Что хочет, то пусть и делает. Это было немного странно, ведь это же дети и за ними надо следить, но видимо в этой стране к такому относились несколько иначе.
     - Я хочу показать тебе кое-что, - сообщила ему девочка.
     - Кое-что? А что конкретно?
     - Могилу.
     От этого слова мурашки пробежали по его спине. Уж слишком это звучало нежизнерадостно из её уст.
     - Ну ладно, если быстро. Просто я патрулирую здесь с другими парнями. Ты, кстати можешь ходить с нами, если хочешь.
     - Нет.
     - Но они хорошие парни. Уверен, что ты найдёшь, о чём поговорить с ними.
     - Нет. И не надо рассказывать обо мне им. И другим.
     - Не надо? Почему? – удивился Рей.
     - Не надо, - просто ответила она. – Меня не любят.
     - Но они даже не видели тебя.
     - Меня все не любят. И как увидят, не будут любить.
     Подразумевала она под любовью именно её или вообще отношение людей к беспризорникам? Если последнее, то тут всё понятно. Их никто особо не любит. Если же первое… Рей знал, что есть семьи, где ребёнок не является желанным. Особенно когда он не родной.
     - Идём. – Девочка протянула руку.
     - … - Рей тупо уставился на её руку, не сразу сообразив, чего она хочет.
     Из-за этого девочка нетерпеливо посмотрела на него. Она дёрнула рукой явно намекая, на то, что надо взять её за руку.
     «Больше похоже на свидание. Или же у неё нехватка тактильных ощущений? Не знаю, от куда я вычерпал этот термин, но брошенный ребёнок вполне может этим страдать.»
     Вздохнув, он протянул руку.
     - Без перчатки, - монотонно попросила он его.
     - А ты привередливая, - беззлобно сообщил ей Рей и снял перчатку.
     И когда он коснулся её…
     Кожа была холодной как камень. Он конечно слышал (только не помнит от куда) что у девушек температура конечностей ниже чем у мужчин, но чтоб на столько… Такое ощущение, что рука была только что из морозильника.
     - Ты тёплый.
     - Тебе холодно?
     - Нет, - ответила она и повела его в глубь кладбища.
     Хотя назвать это «повела» язык не поворачивался. Она буквально тащила его за собой. Это было немного странно. Рей сразу вспомнил рассказы Муромца о нежити, что они мертвы или наполнены тёмной энергией.
     Хотя нежить отдельные существа, но обычно всё, что неживое или связанное с чёрной магией называют нежитью. Так обычно разделяют зомби, нечистую силу, нежить и несколько более мелких редко встречающихся видов.
     Если она мертва, то холод рук объясним, но вот дружелюбие…
     Она точно не нечистая сила, так как их быстро вычисляют. Да и от них в прямом смысле слова зачастую исходит злая аура. Ты чувствуешь подсознательный страх и хочешь убежать. Плюс, одновременно с этим ты чувствуешь неподдельный интерес, что является приманкой.
     Зомби тоже не подходит. Они тупы и сразу нападают. Нежить единственная может действовать хитро. Но если так брать, то она уже сто раз могла его убить. Например, при первой встрече.
     Его раздумья прервала девочка.
     - Вот оно.
     Она указала на небольшую фигурку в форме памятника. Это была женщина в платье с крыльями, держащая цветы.
     Даже такой не любитель как Рей смог оценить красоту этого памятника. Тот, кто делал это явно обладал талантом, раз смог так искусно вырезать из камня такую статую. Казалось, что это настоящая женщина уменьшенных размеров.
     Все пропорции статуи были сохранены. Каждая складка, каждый кусочек тела был воссоздан с завидной точностью. Рей не удержался и прикоснулся к статуе рукой. Она была такой же холодной, как и рука девочки.
     У самого основания памятника было написано следующее:
     «Во тьме ночи,
     При свете дня,
     Их страж ночной
     Найдёт меня.»
     Немного странная надпись. Если учесть, что в том месте должны располагаться даты и имя похороненного. К тому же смысл написанного…
     - Что это? - спросил Рей обернувшись.
     - Памятник.
     - Я вижу. Но тут кто-то захоронен?
     Девочка кивнула.
     - И кто же?
     - Плохие люди.
     Рей нервно сглотнул. Зачем она привела его сюда? Это больше похоже на часть из фильма ужасов, где он должен обернуться, а в следующее мгновение его убивают. Но ничего такого не произошло. Она продолжала беспристрастно смотреть на памятник. Её взгляд слегка затуманился.
     - Это хорошее место, - тихо проговорила она. – Сюда редко приходят люди. Эта часть практически заброшена и мало кто знает о ней.
     - Ты сюда приходишь, чтоб спрятаться от остальных?
     Девочка кивнула.
     - Ты настолько не любишь людей?
     - Они меня не любят.
     - Но я же общаюсь с тобой.
     Она посмотрела на него, открыла рот, после чего закрыла, так ничего не сказав. А Рей решил не продолжать эту тему.
     - Меня зовут Намбира, - неожиданно произнесла девочка.
     - Намбира? – От неожиданности Рей немного растерялся.
     Он конечно собирался спросить её имя, но не в такой момент.
     - Да, это моё имя, - кивнула она. – Будет невежливо, если я бы не представилась. Ведь я с тобой общаюсь.
     - Ясно. А меня зовут Рей. Очень приятно.
     Он протянул руку. Она мгновение смотрела на неё, после чего пожала её. Это было неуверенное пожатие, когда человек ещё не знает, можно ли доверять человеку, которому приоткрыл завесу своей души или нет.
     И Рей не хотел, чтоб этот ребёнок вновь закрылся от всех и гулял один по кладбищу. В конце концов, мир не такой уж и тёмный.
     - Ты улыбаешься.
     Это был не вопрос, а констатация факта.
     - Возможно.
     - Точно. Я вижу, что ты улыбаешься.
     - Ладно я улыбаюсь.
     - Почему?
     - У меня хорошее настроение.
     Если бы Намбира могла бы показывать эмоции, то сейчас она бы выглядела удивлённой. Очень удивлённой.
     - Почему у тебя хорошее настроение?
     - Ну… Как бы объяснить…
     Рей замялся. И как ребёнку объяснить? Сказать, он рад, что она представилась? То, что она немного открылась ему? Даже в голове это звучало немного странно. Рею не хотелось, чтоб она сочла его маньяком.
     - Странно… - многозначительно произнесла она и посмотрела на могилу. – Люди никогда не радуются на кладбище. Они приходят плакать сюда. Днём, вечером. Или ночью, когда они думают, что одни здесь.
     - А ты подглядываешь за ними?
     - Наблюдаю, - невозмутимо ответила она. – Они оплакивают мёртвых и жалеют их, вместо того, чтоб жалеть живых.
     - Они не жалеют мёртвых. Они просто расстроены, что больше никогда не увидят их.
     - Они здесь расстраиваются. Кладбище – место скорби. А ты улыбаешься. Ты странный.
     И это говорит ему девочка, которая гуляет ночью по кладбищу и наблюдает за рыдающими людьми. Уж кто бы говорил.
     - Ну, я смотрю на это всё немного иначе, - попытался оправдаться Рей.
     - Как? – тут же спросила Намбира.
     - По-другому, - ответил Рей, не желая открывать свои чувства. – Кстати, а где конкретно ты живёшь?
     - Там, - Намбира указала в сторону города.
     - Я понял, но улица или место? Просто странно, что ты гуляешь тут одна. Твои опекунам всё равно?
     - У меня нет опекунов.
     - Вообще никого?
     - Нет.
     Значит всё-таки беспризорница.
     - Но тебе разве не хочется жить и общаться с другими. Уверен, что есть много детей, которые…
     - Нет.
     Как категорично.
     - Но там ты найдёшь друзей.
     - Мне не нужны друзья. Они меня не любят.
     Почему она заладила, что её не любят? Хотя, глядя на её сложный характер, Рей мог представить, за что её не любят. Дети вообще жестокие. Все, кто не похож на них чаще всего подвергается нападкам. Из-за этого она так боится людей?
     - А чем ты тогда занимаешься?
     - Ничем.
     - В смысле в свободное время. У тебя же есть увлечения?
     Намбира задумалась. Когда она начинала о чём-то усиленно думать её лицо немного морщилось. Это выглядело очень забавно и мило на её лице.
     - Мне нравится читать, - наконец ответила она.
     - Читать? И какие книги тебе нравятся?
     - Не знаю.
     Приехали. Рей старался хоть что-то узнать о ней. Поддержать разговор. Но кажется она была в этом не заинтересована.
     - А много ты вообще прочитала книг?
     - Не помню. Книги тяжело раздобыть. Я люблю книги. Они интересные. Но их мало. Никто их не приносит на кладбище. И никто точно не даст их мне.
     - А хочешь, я принесу тебе книг?
     В первый раз девочка выглядела немного заинтересованной. По крайней мере Рею хотелось верить, что она выглядит заинтересованной.
     - Хочу, - кивнула она, глядя на Рея. Сейчас она выглядела как уставший ребёнок, которому предложили конфету и который с готовностью согласился её съесть.
     «И всё же она милая.»
     - Тогда я принесу тебе их завтра.
     Девочка внимательно посмотрела на него, после чего кивнула и отвернулась.
     
     Неделя подходила к концу.
     Дежурства Рея всё так же проходили на кладбище. Он как обычно приходил с Ши и Снёром, после чего отставал от них и ждал Намбиру. И сколько он не пытался, всё не мог выследить, от куда она приходит. Каждый раз она появлялась с невозмутимым лицом за его спиной.
     Ши и Снёр уже смерились, что он гулял с ней и даже не пытались препятствовать этому. Ши сказал, что ему всё равно приятно здесь гулять, да и патрулировать особо нечего. Так что ничего страшного не будет, если Рей будет гулять один. Снёр же вообще не проявлял эмоций. Он был чем-то схож с Намбирой. Только он просто вечно тормозил, а она не испытывала эмоций.
     Рей приносил ей книги каждый день. Он украдкой прятал их под бронёй, после чего передавал их на кладбище Намбире. И практически сразу она садилась тут же их читать с детской непосредственностью. Плюхалась на пятую точку, раскрывала книгу и начинала читать.
     Было удивительно, с какой скоростью она читает книги. Это было действительно феноменально быстрое чтение. Сначала Рей думал, что она просто листает книги и ради интереса. Он спросил о чём одна из них.
     Намбира чуть ли не дословно пересказала её, хотя Рея уже после первой страницы говорил ей, что верит ей. Только потом он подумал, что ей самой было приятно рассказать кому-нибудь о том, что она прочитала. Возможно для неё это своего родом общение. За ночь она могла свободно прочитать одну книгу. Вторую она уносила с собой, после чего возвращала ночью и брала две других. Она с таким упоением читала их, что Рею было даже некомфортно отрывать её от чтения.
     Её интересовало всё. От детских сказок до энциклопедий. Казалось, что этот ребёнок изголодался по знаниям. Рей уже несколько раз думал, что её стоит отправить в сиротский приют, где была школа. Там бы она была бы счастлива. Но Намбира каждый раз отказывалась и ссылалась на то, что её люди не любят.
     Когда она не читала книги, то водила Рея по местным кладбищенским достопримечательностям. Показывала могилы знатных домов и бывших правителей. Даже могилу того, кто был правителем некогда существующей здесь страны показала. Правда от его могилы остался только камень.
     Она действительно хорошо знала это место. А ещё знала, где кто захоронен. Она могла рассказать практически о каждом человеке, что было немного странно.
     И сейчас, сидя на ужине он мысленно возвращался к ней.
     Пока они дежурили, Муромец избавил их от физических тренировок и за их столами преобладало весёлое настроение. Ровно такое же, как и за столами учащихся. Некоторые даже подмигивали девушкам напротив, чем заслуживали смешки и озорные взгляды.
     - Как там у вас на кладбище, - спросил Рея один из его товарищей.
     Рей даже не пытался запомнить их имена. Он больше запоминал их по приметам. Рост, причёска, цвет волос, голос и так далее. Сейчас его спрашивал парень с огромным носом.
     - Нормально. А вы дежурите…
     - Главные ворота. Боже, как же там сложно. Вечно лазить по повозкам и проверять грузы. Хотя есть и плюс – любой съедобный конфискат мы съедаем.
     - Ага, а одежду вы примеряете. Особенно женскую, - пошутил кто-то справа.
     Столы взорвались весёлым смехом.
     - Я уже вижу, как ты надеваешь женское платье на броню, - поддержал его другой.
     Парень с большим носом не растерялся.
     - Ага. – Он встал, выпятил грудь и заговорил низким голосом. – Разрешите представиться, я мисс стражник. Мне идёт это конфискованное платье?
     Это выглядело довольно забавно, и его шутка вызвала ещё одну волну смеха.
     - Блин, повезло вам. Хотя у нас место лучше, - заявил парень с длинными волнистыми волосами, завязанными как у Ши в конский хвост. Правда лицо его было намного крупнее. – Мы дежурим рядом с храмом богини Нуары. Там ходят её послушницы. Вы знаете, какое у них одеяние?
     Стол мгновенно погрузился в тишину. Каждый старался приблизиться поближе, чтоб не упустить ни слова.
     - У них длинное платье до самых ног с двумя разрезами по бокам, которые доходят до бёдер. А ещё верхняя часть открывает живот и полностью спину.
     Стол заполнился ободрительным гулом.
     - И к тому же одна из них, - продолжил парень, - сказала, что мы будем проходить обряд освещения у них. И нам всем выпадет возможность полюбоваться на них!
     Восторженный рёв поглотил всех. Парни тут же похватали стаканы и стали чокаться в честь будущего освещения у прекрасных жриц. Рей сдержанно поднял кружку, чокнулся с первым попавшимся, после чего осушил до дна. Он не сильно любил всякие такие чоканья бокалами или прочие традиции. Уж слишком рьяно и весело их делали другие.
     - А я дежурю в богатом районе, - объявил Вос.
     - И? – все тут же начали прислушиваться, ожидая интересную историю.
     - Короче, дежурим мы с Майком и Рыжим ночью. Идём вдоль домов и тут из одного такие крики «АААА-АААА-АААА».
     Все затаили дыхание.
     - Ну мы бросились к двери. Думали ломать, но тут Рыжий и говорит: «Может стоит глянуть, что там, а то вломимся, а окажется что кто-то палец прищемил.» Мы согласились и давай заглядывать в окна. И в одном из них…
     Вос многозначительно замолчал и обвёл взглядом всех. Каждый замер. Вос убедился, что все слушают его. Рей заметил, что даже за другими столами притихли.
     - Мы заглядываем, а там голая тётка оседлала мужика как коня и бьёт его плетью по пятой точке! И он орёт как осёл от этого!
     Буквально весь зал взорвался хохотом. Люди катались по полу от смеха. Некоторые падали со стульев, держась за живот. Были те, кто просто лежал на столе не в силах остановить смех. Девушки так же смеялись, хоть и пытались сдержаться.
     Рей не понимал такой бурной реакции. Хоть это было и забавно, но не до такой же степени. Но другие считали иначе. Возможно свою роль сыграло то, как сам Вос это рассказал, а ещё общая весёлая атмосфера.
     Только минут через десять все успокоились.
     - Так чей это был дом? – спросил один их курсантов.
     - Не скажу. Это тайна и их личное дело. Нехорошо раскрывать личную жизнь людей.
     Особо никто с этим спорить не стал. Каждый понимал, что на каком-нибудь позорном моменте может быть застигнут каждый. И никто бы не хотел, чтоб потом на него все тыкали пальцем.
     - Повезло вам засранцы, - с горестью воскликнул кто-то с другого конца стола. – А нас отправили в квартал кузнецов. Там постоянно кто-то что-то ворует, и мы как дебилы бегаем за ворами.
     - Ну не зря же вас заставляли бегать в броне, - крикнул кто-то с другой стороны.
     - В смысле «вас»? Вы тоже бегали с нами, но достаётся только нам!
     - Не только вам! - раздался другой голос одного из курсантов. – Мы вчера на рынке были. Там дети вообще озверели! Пытались украсть лошадь. Их там десяток был, наверное! И главное, бить то сильно их нельзя!
     - А я слышал кое-что интересное, - раздался голос с другой части стола.
     Все вновь притихли.
     - Мы дежурили около входа в Твердыню мира и случайно услышали, как две ведьмы обсуждали кое-что. Они говорили, что ловят опасного маньяка.
     Маньяк. Это было бы не страшно, если бы сейчас все не дежурили на улице. Но сейчас это значит, что каждый может столкнуться с ним. Конечно, никто не верил, что именно он случайно встретит маньяка на улице, но лучше было узнать об этом до того, как такое случайно произойдёт. Это если конечно очень не повезёт.
     - Этот маньяк сейчас где-то в городе. Шастает и мочит всех. Насколько я слышал, он устроил страшную резню где-то в городе. Перебил настоящих верзил. А до этого он устраивал нехилые бойни где-то ещё.
     Все замерли.
     Пусть каждый считал, что его то точно это не заденет, но новость была неприятной. Ведь пусть шанс и мал, но встретить подобного смертельно опасно.
     Все тут же стали задавать наперебой вопросы курсанту. Каждый хотел узнать ответ на свой вопрос. Но громче всех спросил Вос. И его вопрос был одним из самых важных.
     - Как выглядит маньяк?
     - Не знаю. Но насколько я понял с их слов, он был весь в чёрном.
     Посыпались новые вопросы.
     Единственный, кто молчал был Рея. Его сердце учащённо билось. Билось так, что он забеспокоился – не услышат ли другие это.
     Ведь тот человек, о котором они говорили был он сам. Человек в чёрном. Устроивший резню и убивший верзил. Слишком явное совпадение. Не надо быть гением, чтоб понять – речь о нём. Он конечно ожидал, что его будут искать, но Рея пугало другое.
     Они знают, что у него была чёрная одежда. От куда? Её видел только Цуго и его семья в ней.
     Его пробрал озноб.
     Ведь это значит, что ищут целенаправленно его. Они знают, во что он был одет, и они знают, что он сделал. Но они пока не знают его лица. Иначе бы уже схватили его. И раз говорили ведьмы о нём, то значит они были в Городе Забвения. Ведь тогда встаёт на место последний пазл на счёт магии.
     Они знают его одежду, но как они связали бойню в борделе с ним. Может быть такое, что он устраивал подобные разборки с жертвами? Рей предположил, что такое быть может. Ведь он уже предполагал, что убил своего напарника. И его способность…
     Значит он уже устраивал подобное и они узнали его по почерку. Хотя добивала врагов Нэнси. Может они её ищут?
     Рей отбросил эту идею. Её бы уже схватили. Да и одежду она чёрную не носит и точно не носила до этого.
     Он погрузился в размышления.
     В этот момент за столом вновь заговорили.
     - А мы дежурим на кладбище. Вряд ли он там появится в отличии от других мест.
     Это говорил Ши своим спокойным уверенным голосом.
     - Ну да… - практически хором согласились с ним все. Все кроме одного.
     - Я бы на вашем месте не расслаблялся, - ответил парень, которого Рей знал, как Майка. – Нехорошая легенда ходит о нём.
     - Какая? – тут же встрепенулся Снёр.
     - Нехорошая.
     - Не тяни, - крикнул кто-то из-за стола. – Давай рассказывай!
     - Хорошо, хорошо, - Майк откашлялся. – Ещё давно, когда город только появился, жила была девушка. Она была хороша собой и очень умна. А женихов у неё было…
     Майк рассказывал так, словно готовился именно к этой истории, чтоб потом рассказать её другим. Возможно так оно и было.
     - И вот однажды к ней приехал жених. Он был из знатного рода и обладал по истине потрясающими магическими способностями.
     А вот этот момент Рей понял не совсем. Он наклонился к рядом сидящему и тихо спросил.
     - А разве мужчины обладают магией?
     - Когда-то давно они ей обладали. Но потом растеряли всю силу.
     - Ясно.
     Майк тем временем продолжил.
     - А кроме магических сил у него были несметные сокровища. Он мог стать королём. Купить одно из государств и править в нём. Он узнал о прекрасной деве в этом городе и приехал с ней обручиться. Его не смущало ни её происхождение, ни отсутствие у неё деньг. Они с первого взгляда влюбились друг в друга. И вот он приехал к ней домой. Но отец этой девушки оказался против. Он отказал ему и сказал, что никогда не выйдет за муж и не осквернит свою красоту. Но по-настоящему у него был коварный план – он сам хотел жениться на своей дочери.
     «Извращенец», - подумал Рей.
     - Но дочь знала это и попыталась убежать от него. И вот одной ночью она выскочила на улицу и бросилась бежать через поле в место, где её должен был ждать её будущий муж. Но отец заметил это и бросился за ней. Он догнал её и стал на неё кричать. В приступе ярости он толкнул её, она упала ударилась головой о камень и умерла. Её будущий муж, не дождавшись её, пошёл в поле и увидел отца, оплакивающего дочь. Он был в ярости. Он понял, кто убил его любовь. Поэтому рыцарь выхватил свой меч и обезглавил её отца.
     Все слушали, затаив дыхание. Возможно такие истории для них были подобны просмотру фильмов на телевизоре у Рея в мире.
     - И вот после её смерти возлюбленный захоронил их на том поле. И теперь там находится кладбище города Солла-Оривии. Люди говорят, что там до сих пор можно встретить ту девушку, которая ходит по кладбищу и ждёт своего возлюбленного. Она не хочет верить, что умерла и желает, как и множество других девушек, наконец выйти замуж. На ней до сих пор надето платье, в котором она бежала из дома. Встреча с ней может оказаться роковой. Она убивает каждого, кого встретит, так как думает, что это её отец пришёл чтоб забрать её к себе.
     - И ты хочешь сказать, что она до сих пор там? – со страхом спросил Снёр.
     Было забавно, что такой громила боится этой детской истории-страшилки.
     - Да. Есть много людей, которые видели её, – уверенно ответил Майк. – А вы разве не заметили, что ставни на всех домах вдоль кладбища закрыты ночью? Или то, что там никто не ходит, а кто вдруг появится, быстрее пытается уйти.
     - Да! – тут же ответил Снёр.
     Майк кивнул, словно и ожидал услышать именно такой ответ.
     - Ну вот. Уверен, что и её вы можете встретить. Если вдруг её увидите, надо отвернуться и быстро уходить. Иначе она порвёт вас.
     - Это просто история, - с улыбкой заметил Ши. Скорее всего он хотел успокоить Снёра. Но вот Майк был не согласен с ним.
     - Каждая история берёт своё начало от увиденного. Возможно, кто-то приврал, но она точно там!
     - Тогда почему её ещё не отловили и не уничтожили? Жрицы постоянно освещают то кладбище. А для нежити это как ядовитый газ. Всех сразу выгоняет из укрытий.
     Никто ничего не ответил. Все понимали, что Ши прав. Но разувериться в такую интересную историю никто не хотел. Рей казалось, что людям было приятно верить во что-то и этого бояться. Такие вещи давали их жизни какой-то смысл. А может и надежду.
     - Хотя…
     Ши красноречиво посмотрел на Рея.
     - Рей вот постоянно отстаёт от нас. Говорит, познакомился с кем-то на кладбище. Возможно, как раз ваша нежить.
     Все взгляды дружно повернулись к нему.
     «Ши! Будь ты неладен! Идиот», - мысленно обругал его Рей. Он обещал, что никому не расскажет о ней. Но вот теперь сто человек знают об её существовании. А может и больше.
     - Так ты познакомился с мёртвой девушкой? – спросил рядом курсант. И спрашивал он это с серьёзным видом.
     - Она живее всех живых.
     - А куда ты с ней ходишь? – тут же спросил парень напротив.
     - Никуда. Гуляем просто.
     - Ага, гуляет. Он каждый раз пропадает. Возвращается к середине или к концу дежурства, - усмехнулся Ши.
     Теперь лица курсантов изменились. Они стали… пошлее. Практически у каждого появилась ухмылка. Глаза чуть-чуть сузились, словно каждый думал об одном и том же.
     Конечно каждый думал об одном и том же.
     - И какая она? – спросил кто-то из-за стола.
     - В смысле?
     - Горячая?
     Рей промолчал.
     - А где вы обычно рассказываете свои интереснейшие истории? Прямо на кладбище? – спросил кто-то, вложив в эти слова совершенно иной, пошлый смысл.
     - Не твоё дело, - отрезал Рей.
     Тут же вопросы посыпались с разных сторон. Каждый хотел узнать подробности встреч Рея с Намбирой. И каждый думал, что между ними происходило намного больше, чем простые разговоры. Рей подумал, парни ещё большие сплетники чем женщины. Возможно из-за того, что строят намного чаще теорий, которые звучат правдоподобно.
     Про легенду о девушке с кладбища все забыли. Только на выходе Рей случайно услышал, как кто-то спрашивал Майка.
     - А как она выглядела?
     - Говорят, что она была очень красива. Яркие глаза, серебряные волосы и чёрное платье. Из-за этого она многих заманивает в свои смертельные объятия.
     После ужина все стали расходиться по своим комнатам. Надо было подготовиться к предстоящему дежурству. А кто-то наоборот, после ужина мог насладиться спокойным вечером, отдежурив своё время.
     Описание, которое дал Майк уж слишком сильно напоминало Намбиру. Оно и было понятно. Ведь это и была она. Какой нормальный человек будет там бродить ночью? Только тот, кто предпочитает тишину и покой обществу. И Намбира каждый раз бродила по кладбищу, распугивая случайных прохожих.
     Рей уже уяснил для себя, что в большинстве своём здесь живут суеверные люди. Стоит им увидеть что-то странное или непонятное, как они тут же достраивают остальную картину сами, основываясь на своих чувствах. Ни на логике, ни на исследованиях, ни на чём-то достоверном. Только на чувствах. А основным чувством на кладбище ночью будет страх.
     Да чего далеко ходить. Он сам боялся туда ступить. Уж слишком то место выглядело жутко. Увидь он её тогда – тоже бы испугался и стал верить в подобные истории. Чего уж винить необразованных людей, которые к тому же и очень суеверны.
     Рей поднялся на второй этаж и, попрощавшись с товарищами, свернулся в дальний коридор. Его комната было в отдалении от других. Как раз в тех местах располагались склады и чуланы. А значит никто туда не ходит. Это довольно удобно. Можно шуметь и заниматься своими делами, не боясь, что кто-то тебя потревожит. К тому же можно было заранее понять, что к тебе кто-то пришёл.
     Если конечно Рей активировал «систему». Только с ней он мог заранее услышать, что кто-то приближается.
     За прошедшее время он уже успел поэкспериментировать с этой «системой» и выяснить, что усиление чувств – не единственная способность. Была ещё какая-то способность, которая как-то активировалась. Однако понять, какая именно и как она активировалась, он не мог. Не было инструкций и в самой «системе».
     Зато он знал примерно, насколько хорошо действует «система». Она влияла не только на его реакцию и воспринятые мира, но и на мыслительные процессы. Он быстрее оценивал обстановку, быстрее решал задачи, принимал решения. Словно в его голове был компьютер.
     И Рей уже не отказывался от этой идеи. Слишком уж всё было похоже на ситуацию из фильма про робота-убийцу. Вот только от куда у него такая система? Неужели он получил её дома до того, как попасть сюда? И что был за мир, где он получил такое?
     Значит поиск сестры может быть и не его желанием, а указом. Как в том фильме.
     Как раз его сюда отправили за ней с этой системой в голове. А тут произошла непредвиденная ситуация.
     От дальнейших размышлений его отвлекла стоящая особа около его двери.
     Девушка. Очень красивая девушка, которая явно была выше по статусу остальных. Рей уже научился отличать ведьм по одежде. И эта была явно из другого подразделения, нежели та же Адель.
     Она стояла, закинув руку на руку и бросала на него странные взгляды. Их Рей мог охарактеризовать как презрительные. Девушка стучала носком, показывая своё нетерпение. Возможно она рассчитывала, что, увидев её, он сразу бросится к ней.
     «Размечталась. Да и вообще, поведение как у Адель. А возможно они даже знакомы.»
     Но даже так, Рей не забывал о правилах поведения.
     - Добрых дней, вам госпожа… - начал Рей, когда подошёл поближе.
     - Госпожа Темпеста, - бросила она. Выглядело так, словно ей разговаривать не сильно хочется с ним.
     - Вы чего-то хотели?
     - Может мы сначала зайдём?
     - А коридоре нельзя поговорить?
     Вот чего Рею хотелось меньше всего, так это впускать незнакомого человека внутрь.
     - Нельзя, - сказала она тоном, не терпящем возражений.
     Сразу было понятно, что она привыкла, когда ей подчиняются. А ещё Рей заметил, что она вглядывается в его лицо. Словно хочет что-то увидеть в нём. Что именно, было непонятно.
     - Ладно. Только давайте быстрее. Просто у меня скоро дежурство.
     - Сколько понадобится, столько и займёт, - отрезала Ария и шагнула первая внутрь, когда Рей открыл дверь.
     Хоть она и была благородного происхождения, но манер ей явно не хватало. Он зашла сразу в комнату и огляделась. Не надо и гадать, чтоб понять – она что-то ищет.
     «Улики», - мелькнуло в голове у Рея. – «Эта та, которая скорее всего рассказывала о чёрной одежде. И теперь она подозревает меня.»
     Рей постарался сделать беспристрастное лицо и зашёл за ней.
     - Так чего вы хотели?
     Она ответила не сразу. Ария прохаживалась по комнате, заложив руки за спину и оглядывая всё вокруг. Словно попала в музей.
     - Интересная комната.
     - Спасибо.
     - Странно, что её заняли именно вы.
     - Ничего странного. Моя комната была уничтожена.
     - Уничтожена? И кем?
     «Может она пришла по поводу комнаты? И подозревает меня как соучастника?» - в надежде подумал Рей. В любом случае это лучше, чем быть подозреваемым в бойне.
     - Я не знаю.
     - Зато я знаю. Это Адель, не так ли?
     - Без понятия. Первый раз слышу, - пожал он плечами.
     - Зато я знаю. И слышала это от самой Адель, - она усмехнулась. – Давайте внесём ясность, Рей. Адель моя очень близкая подруга и я знаю о вашей сделке. Она сама мне рассказала. Не буду отрицать, мне приятно знать, что вы держите в секрете то, что случилось, но…
     Её лицо стало угрожающим. Рей почувствовал страх перед этой девушкой. Где в углу его зрения появилась надпись [Внимание!] и значок загрузки. Значит «система» тоже распознала это. И готова включиться при первом его желании. Конечно он может проигнорировать «систему», а может и тут же активировать.
     Но если опасность станет реальной, то «система» могла активироваться сама как тогда в борделе.
     Ария подошла к нему поближе.
     - Ваша сделка с ней – полное неуважение к её дому.
     - Прошу прощения, но она сама согласилась.
     - Вы ей навязали.
     - У неё был выбор. Наказание или сделка со мной. Она его сделала. Как и я, когда рискнул своим пребыванием здесь и спрятал её.
     Ария сделала глубокий вдох, потом выдох. Неожиданно ноги Рея что-то больно сдавило. Он бросил взгляд вниз и увидел, как из стены к его ноге тянется каменная лента. Она сильно сдавила его ногу.
     «Что у них за способности аномальные такие?»
     Но Рей не показал, что ему больно. Возможно Ария здесь не из-за его разборок в борделе. Но даже так, стоит показать слабость, и она его сгрызёт. Точно так же, как и Адель.
     - Она дочь одного из самых знатных домов. Она сделал для страны во много раз больше чем вы все. Ты должен уважать её. А такое соглашение порочит её имя и её дом.
     - А взрывы, значит, не порочат её?
     - Это не твоё дело!
     - К тому же, она сама выбрала это. Да и разве не все ли равны перед законом?
     - Ты используешь её. Я могу уничтожить тебя за это. За то, что ты решил, будто лучше нас и забыл своё место. За нами стоит наш дом, наша сила, наши богатства и наши достижения, а что стоит за тобой?
     - Не очень умно прикрываться заслугами своего дома. Я уверен, что ваши дома заслужили уважение к себе. Но вы же только требуете уважение к себе, просто принадлежа им.
     Ария дёрнулась как от пощёчины. На её лице было полная растерянность. Казалось, что она только что телепортировалась куда-то на мгновение, увидело то, что сложно принять и вернулась обратно. У ней даже рот приоткрылся.
     И тут до Рея дошло, что он сказал что-то лишнее. Что-то, что могло привести к плачевным последствиям. И это было связанно не с оскорблением Ауры. Нет, судя по её лицу, он только что сам прыгнул куда-то.
     Лицо Ауры переменилось. Он стало угрожающим и устремлённым.
     В одно мгновение из стены вылетело несколько каменных лент и обвязали его и подняли над полом. Одна из них обвилась вокруг его шеи и медленно сдавливала её.
     - От куда ты это взял? – тихо спросила она.
     - Что? – непонимающе Рей уставился на внезапно взбесившуюся Ауру.
     - ОТ КУДА ТЫ ЭТО УСЛЫШАЛ!? – внезапно закричала она.
     Она выглядела так, словно в неё вселился злой дух или она сошла с ума.
     Ленты немедленно сдавили его так, что суставы дружно издали хруст. Лента на шее ещё сильнее затянулось и теперь ему едва хватало воздуха, чтоб не потерять сознание.
     - Я не понимаю о чём ты, - прохрипел Рей.
     Она ещё несколько секунд смотрела на него. Её волосы были немного растрёпаны, а лицо переполняла ярость. Глаза нехорошо блестели в свете магических огоньков. Она щёлкнула пальцами и ленты втянулись обратно в стену.
     Рей рухнул обессиленно, жадно хватая ртом воздух и стараясь отползти от Ауры подальше.
     «Больная идиотка.»
     Однако она сейчас выглядело совсем не угрожающей. Словно на мгновение в неё вселился другой человек. Теперь она была потерянной. Её взгляд уходил куда-то в сторону. Лицо было таким, словно Ария только что разочаровалась в том, во что верила или увидела то, что никак не ожидала увидеть.
     А возможно она только что что-то вспомнила.
     Она медленным шагом направилась к двери. Рей провожал её взглядом. Когда она вышла в коридор, Рей сказал ей в след:
     - Я уважаю Адель. В первую очередь потому, что она сдержала своё слово даже перед таким как я. Для Адель её слово было важнее остального. Она поступила соответственно своему статусу и дому.
     Ария остановилась и повернула голову в бок.
     - Возможно это я упустила из взгляда. Но Рей, это не единственная причина, почему я здесь.
     Рей похолодел и перестал дышать.
     - Мне интересно, кто ты. Твои слова… Они слишком сильно напомнили мне слова одного человека, которого я встретила в… Встретила. И то, что ты победил Агустина…
     Она отвернулась и вышла.
     Рей так и сидел, глядя на уже закрывшуюся дверь.
     Она знает. Нет, она ещё не знает, но догадывается. Рей был уверен, что это она ищет его. И те слова, о которых она говорила… Её реакция была такой из-за того, что ей такое уже говорили. Видимо кто-то осмелился сказать подобное ей в лицо. И если учесть, что она говорила про город, то…
     Рей выдохнул. Возможно он это и говорил именно ей. Просто из-за потери памяти не помнит. А сейчас случайно повторил. Она вспомнила слова, но его не узнала. Это точно. Скорее всего не видела его лица. Значит она скорее всего та, кто чуть не убила его тогда в городе.
     Сейчас она ищет хозяина куртки. Она узнала её. Скорее всего случайно наткнулась в том магазине. Ведь там продавались очень дороги платья и одежды. Подстать её статусу. И теперь ищет того, кого не добила в городе и того, кто устроил бойню в борделе. И эти слова только приблизили её к нему.
     Рей сидел, не желая двигаться. Впервые за всё время он жалел, что выжил. Ему казалось, что капкан из которого он вылез вновь захлопнулся на нём. Только на этот раз намного крепче.
     Надо избавиться от неё. Пока расследование не вышло на него. До того, как у неё появиться прямые доказательства его вины. До того, как станет поздно.
     Ария должна исчезнуть.
     
     Я стояла, прислонившись затылком к стене, и смотрела в потолок прямо около его двери.
     Мне с трудом удаётся унять своё сердце.
     Ещё немного и я бы наломала дров. Я потеряла над собой контроль и чуть не переломала парню кости. Это могло вызвать проблемы. Ария, дочь из дома Темпеста, чуть не убила курсанта. Это был бы страшный позор и пятно на моей карьере.
     Что я вообще творю?
     А ещё Адель не хотела, чтоб я приходила сюда. Но я не послушала её. Решила сама поговорить с ним. Узнай она, что я чуть не сделала и между нами могли тоже возникнуть проблемы. И всё равно что я хотела, как лучше.
     А получилось как всегда…
     Возможно теперь, после его слов о том, что она держит своё слово подстать её дому, я немного по-другому смотрю на это. Этот Рей показал мне ситуацию с другой стороны.
     Но причина моего всплеска ярости другая. Это даже была не ярость, а скорее неожиданность.
     Его слова.
     Эти слова я слышала от другого человека. От охотника на ведьм, что встретила в Городе Забвения. Тогда он мне сказал практически то же самое. И сейчас, услышав это, я была ошарашена. Словно он оказался передо мной. На мгновение я подумал, что это и есть он.
     Хотя это глупо.
     Пусть я и не видела лица охотника, да и его голос был искажён из-за маски на его лице, но я даже представить не могу, чтоб он был таким. Это просто смешно. Чтоб охотник был таким… человеком. Я бы больше поверила, что Агустин охотник. Или это совсем не смешно?
     Конечно, Рей победил Агустина, но будь он охотником, то такого бы не сделал. Слишком много внимания бы привлёк. Я точно знаю, что охотник не был дураком и прошёл бы это как и другие, но чуть-чуть лучше. Он бы растворился бы в толпе.
     Однако теперь любой может оказаться охотником. Даже те, кто с первого взгляда вызывают у меня отвращение. Хотя я уверенна, что это не он. Я не могу ошибаться. Я никогда не ошибаюсь.
     Но его слова. Они слишком похожи на те, что я слышала. И это не может быть совпадением. Скорее всего он услышал их от кого-то в группе курсантов. Кто-то мог сказать про нас такое, а он услышал и как дурак повторил. Это значит, что кто-то из новеньких охотник.
     Ведь это логично – поступить сюда под видом курсанта, чтоб стать рыцарем и пробраться в банк памяти.
     Но с другой стороны, а что если это Рей? Что, если я ослеплена собственной уверенностью? Ослеплена обидой на этого человека за Адель? Ослеплена настолько, что отвергаю очевидное?
     Нет. Нельзя сбрасывать этого парня со счетов. Как бы я не была уверена, всё равно надо относиться к каждому так, словно он охотник. Иначе…
     Я отодвинулась от стены. Моё состояние стало потихоньку улучшаться. То, что произошло в комнате уходило в прошлое. В конце концов, мне надо заниматься делами. И не только официальными. Надо выяснить, кто поступил сюда. Всё что есть о них, любую информацию. Для того чтобы вычислить охотника.
     Очень скоро капкан захлопнется на нём. И тогда я буду рядом. Он никуда больше не денется.
     
     Настроение было испорчено практически полностью. Рей не мог поверить, что проведённые с этой девушкой несколько минут смогут спустить его в бездну отчаяния. Но теперь он хотя бы знал врага в лицо. А девушка, скорее всего, теперь подозревала его.
     Исправить ситуацию теперь было нельзя. Единственное, что ему оставалось – надеяться, что ничего нового теперь не всплывёт. Стоило залечь на дно и не высовываться. Непонятно, кем он был и что может сделать, что только усилит её подозрения. А может и послужит доказательством.
     И почему она пришла к нему? Как она узнала? Кто мог сдать его? Адель? Может она что-то сказала, что натолкнуло ту на него? Ведь они вроде подруги, со слов Арии. Возможно так оно и есть.
     Вскоре он уже шёл с Ши и Снёром к кладбищу. Ши старался не лезть к Рею, видимо заметив его расположение духа. Снёр же просто ничего не замечал. Его внимание всегда привлекало кладбище. Его он боялся, как огня. Только причину никто не мог понять.
     Его даже не успокоило то, что маленькая девочка не боится там ходить. Наоборот, казалось, что для Снёра это послужило лишь лишним доказательством.
     - Вот ты где, - улыбнулся Рей когда заметил Намбиру.
     Она вновь стояла за его спиной, незаметно подкравшись. Рей как ни старался, не мог услышать её приближения. Вот её нет и вот она уже здесь. Стояла словно ученица начальных классов, держа в руках две книги, которые Рей принёс вчера.
     - Я думал, хоть эта книга займёт тебя на два дня, - произнёс Рей, забирая энциклопедию растений этого мира.
     Непонятно, что можно было найти в ней интересного, но Намбира сама попросила найти такое. С нынешним знанием языка Рей кое-как смог найти подходящую книгу, которая была толщиной с его кулак.
     - Мне интересно. Поэтому я читаю быстро.
     - Понятно.
     Он протянул ей две книги.
     - Держи. Это у нас народные сказки, а это… - он бросил взгляд на обложку. – Насколько я могу судить роман. Что-то связанное с любовью.
     - Ты не умеешь читать.
     Рей залился краской. Ведь это даже был не вопрос.
     - Умею немного. Мне ещё есть, куда стремиться, но смысл я могу понять.
     - Здесь написано «Любовь и ненависть королевы дальних земель».
     - Вот, говорю же, связанно с любовью.
     - И ненавистью.
     - Не выдёргивай слова из текста. Иначе можно любое название так переделать.
     Она забрала книги. Несколько секунд смотрела на них, после чего посмотрела на Рея.
     - Это предпоследний день твоего дежурства на кладбище.
     - Ты даже не спрашиваешь.
     - Зачем спрашивать о том, что знаешь.
     Она вновь посмотрела на книги. Если бы она показывала больше эмоций, то сейчас бы на её лице была бы грусть. Рей присел рядом с ней и положил ей руку на плечо.
     - Не расстраивайся. Ещё завтра будет день. Вернее, ночь.
     - Но потом ты уйдёшь. Все уходят. Время идёт быстро и в конце концов все уходят.
     Слишком пессимистичные мысли были у неё для ребёнка. Эти слова бы больше подошли бы для бабки лет восьмидесяти-девяноста. К тому же она говорит так, словно повидала немало смертей на своём веку. Хотя у неё нет родителей, так что возможно она знает о чём говорит.
     И всё же эти мысли были не самым подходящим разговором перед будущим расставанием. Следовало поговорить о чём-то более весёлом. Так что стремясь поднять ей настроение Рей сказал:
     - Но зато сейчас мы можем поговорить. Ещё целая ночь впереди. Да и к тому же, мы можем встречаться днём на выходных и вместе гулять по городу. Я могу познакомить тебя с двумя девушками. Уверен, ты найдёшь общий язык с ними.
     - Меня люди не любят.
     - Ну… Можно сказать, что они другие и сами были на твоём месте. К тому же одна из них особенная.
     - Особенная?
     - Ага. Думаю, она поймёт тебя лучше остальных.
     Рей погладил её по голове. Её волосы были словно шёлковыми и очень гладкими. От его прикосновения Намбира слегка вздрогнула. Но продолжила стоять, не поднимая головы.
     - Мама тоже гладила меня по голове. Я уже забыла, что это такое, - тихо произнесла она.
     - А какая была твоя мама? – спросил Рей.
     - Не помню. Это было давно. Отца я тоже не помню. Не помню ничего, что было тогда. Слишком много времени прошло.
     Намбира вновь притихла.
     - А знаешь, - начал Рей, - я недавно интересную историю слышал. Как раз о тебе.
     - Обо мне? – Намбира посмотрела ему в глаза.
     - Ага. Мне друг рассказал, что по кладбищу ходит одна девушка…
     Рей рассказал историю, что услышал в столовой. Всё это время Намбира не сводила глаз с него. Видимо её эта история очень заинтересовала. Ну ещё бы, о неё и идёт речь. Кому неинтересно послушать о себе такую историю.
     - Ну и вот, говорит, что ты заманиваешь своим видом людей в свои смертельные объятия.
     Она внимательно смотрела на него.
     - И что ты об это думаешь?
     - Что думаю? – Рей задумался. - Думаю… Что людям слишком скучно, и они придумывают вот такие истории.
     - Ты так думаешь?
     - Ага. Ну, я конечно в твоих объятиях не был, но стою рядом и ещё пока жив, - усмехнулся Рей.
     - А если это правда?
     - Правда, что ты та самая нежить?
     Она кивнула.
     - Ну… Если это и правда, то теперь то ничего не изменишь. Да и к тому же, по описанию то была злая нежить. А ты вроде живая. Да и не злая совсем.
     - Люди так не считают.
     - Люди вообще много чего думают и говорят. И нередко это всё неправда и приводит только к проблемам, - заметил Рей.
     - Я согласна, - кивнула Намбира удовлетворённо. – Люди слишком много говорят, даже не подумав как следует. Делают, не разобравшись. Обвиняют потому что боятся.
     - Ты действительно не любишь людей.
     - Они не сделали ничего такого, чтоб я их любила. Они предвзяты. Они злы. Они меня не любят.
     - Ну они не должны тебя любить.
     - Но они не относятся ко мне равнодушно. Их ненависть как проклятие.
     Она отвернулась и зашагала по кладбищу. Это было так неожиданно, что Рей растерялся.
     - Ты куда?
     - Читать, - ответила она, не оборачиваясь, оставив Рея в полной растерянности.
     Он встал и пошёл за ней, но уже через несколько шагов туман скрыл её из виду. Рей оглянулся в полной растерянности. Это выглядело так, словно она просто убежала. Хотя, наверное, так оно и было. Вот только причину её побега он понять не мог. Ещё несколько минут назад они общались, а сейчас…
     Рей вышел на дорогу. Сегодня день был явно не его. То эта злобная девка пришла к нему в комнату. То Намбира ушла, обидевшись на него. Вот только от чего она обиделась – непонятно. Может у неё эти дни?
     Он вышел на тропинку.
     Так чем он её обидел? Что он мог сделать, из-за чего она так резко покинула его. Может сказал что-то не то. Или ей не понравилась его история про призрака на кладбище? Но он то думал её отвлечь от грустных мыслей. Или может она так расстроена тем, что он не сможет больше приходить?
     «Ничего страшного, завтра поговорю с ней».
     Где-то на середине кладбища Рей встретил Ши и Снёра.
     - Ты сегодня рано.
     Рей только отмахнулся.
     - Сегодня не мой день.
     - Не твой? Я думал, у тебя каждый день такой, - сказал Снёр.
     Он подразумевал тренировки. Как самому слабому звену Рею доставалось обычно больше чем другим. Больше отжиманий, больше бега, больше наказаний. Особенно наказаний. Их он отрабатывал в два раза чаще чем остальные. Хотя по правде говоря, каждый через них проходил. Муромцу не требовалось особых причин, что наказать кого-либо.
     - Нет, этот день особенно паршивый. Даже без Муромца.
     - Тебя бросили? – спросил Ши.
     - Что-то вроде того. Говорили, говорили, а потом раз и она ушла.
     - Странно.
     - Очень.
     - Но завтра вы увидитесь.
     - Да. Возможно. Мне кажется, что именно из-за этого она и расстроилась. Расстроилась и ушла, словно я её обидел. Но теперь обидно мне. Мало того, что день идёт под откос, так и тут ещё не всё в порядке.
     - А что случилось то?
     - Да… - Рей махнул рукой. – Ничего особенного.
     - К нему заходила глава группы расследований, - тут же ответил Снёр.
     - Кто-кто? – не понял Рей.
     - Глава группы расследований. Я видел, как она заходила в коридор, а потом выходила оттуда.
     - Ты следил за ней? – спросил в шутку Ши.
     - Погоди, - остановил Ши Рей. - Эта баба – глава группы расследований? Тогда что это группа?
     Снёр задумался, явно не зная, как объяснить. С этим у него всегда были проблемы. Поэтому вместо него ответил Ши.
     - Группа расследований – одна из главных организаций в стране. Она стоит сразу после совета пяти напрямую выполняет их приказы. Они занимаются всем – от раскрытия убийств до переворотов в странах. И даже операциями в другом мире. Хотя другого мира не существует.
     Другой мир. Рей был готов убить себя на месте. Она главная в этой группе. И скорее всего про другой мир тоже знает. Может это ответ на вопрос – от куда она узнала о нём. Но ещё хуже, что эта группа подчиняется напрямую совету пяти. А это значит, что всё что известно ей - известно им.
     Можно сказать, что за него взялась самая сильная военная организация в стране, которая, судя по всему, может и маленькую страну уничтожить. А чего им стоит уничтожить его?
     Но более важно, почему они вдруг взялись за него. И даже не шестёрки, а сама глава?
     Вот бы Ши удивился, если бы узнал, что другой мир существует.
     - Так да девка – глава группы расследования?
     - Ага, - кивнул Снёр. – А чего она от тебя хотела?
     - Ничего.
     - Ничего? – хитро улыбнулся Ши. – И от чего глава группы расследований пришла к тебе лично? К тому же если учесть, что её дом один из самых влиятельных?
     «Ты не поверишь, но кажется я один из самых разыскиваемых преступников, что даже глава пришла лично», - честно признался Рей. Хотя он понимал, что Ши подразумевал совершенно иное под своим вопросом. Даже такие умные и воспитанные люди как Ши остаются парнями.
     - Я, пожалуй, не буду отвечать на твой вопрос. Уж слишком беседа была неприятной.

Глава 8

     Они свернули по тропинке налево. Сейчас она должна была сделать круг, после чего вернуться к воротам кладбища. Сойти с этой тропинки означало потеряться в тумане среди могил.
     Время их патрулирования подходило к концу. Рей надеялся ещё раз увидеться с Намбирой и выяснить, почему она так резко ушла. Его не покидал чувство, что он сделал что-то не так. Однако выяснить это Рей не смог. Единственное, что ему оставалось, надеяться, что завтра они опять встретятся.
     - Там кто-то на тропинке, - неожиданно сказал Снёр, выводя Рея из раздумий.
     Действительно, стоило Рею глянуть вперёд, как он заметил силуэт, выделяющийся тёмным пятном. Но из-за тумана понять, кто именно это был было невозможно. Одно Рей мог сказать точно, это не Намбира. К его сожалению. Уж слишком он хотел перед ней извиниться, даже не зная, в чём виноват.
     - Кого принесло ночью на кладбище, - удивился Ши.
     - Нежить, - тихо ответил Снёр. Он даже свою алебарду сжал в руках.
     - Эй, ты по аккуратнее, - забеспокоился Рей. – А то с испугу начнёшь махать и нас заодно обезглавишь. К тому же Ши говорил, что тут нежить не водится.
     - А кто это тогда? – спросил напряжённо Снёр.
     - Да бездомный какой-нибудь или расхититель могил. А может пьяница забрёл сюда, - отмахнулся Ши. – Лучше идёмте, узнаем, кто это.
     Он спокойно зашагал вперёд.
     Когда они подошли поближе, то было отчётливо видно, как фигура шатается. Человек был повёрнут им спиной и был весь грязный. А ещё ужасно пахло. Даже от сюда они могли почувствовать исходящий от него смрад.
     - Вот пьянь, - выругался Рей. – Аж от сюда воняет. Почему все бездомные не моются?
     - А где им мыться? – спросил Ши. – Тут нет бесплатной купальни. Хотя для выпивки, судя по всему, он деньги нашёл.
     - Они всегда находят деньги на выпивку, - ответил Рей.
     Он поморщился от запаха, который исходил от незнакомца.
     - Эй, незнакомец…
     Рей схватил его за плечо у повернул в свою сторону. Человек без сопротивления обернулся и…
     - АХ ТЫЖ БЛ…!!!
     Рей в ужасе отпрыгнул.
     Перед ним стоял самый настоящий мертвец. Он смотрел на Рея своим мутным глазом. Второго глаза вообще не было. Из пустой глазницы выливалась буро-зелёная жидкость. Его кожа набухла и потемнела. Его челюсть была приоткрыта, оттуда вываливалась земля, наполненная червями. Носа практически не было.
     Мертвец сделал несколько медленных шагов в сторону Рея вытянув руки. Рей с омерзением видел, как на них лопались волдыри, от куда вытекало что-то похожее на гной.
     - Э-у-у-у-э-э-у, - издал мертвец звук, выходивший от куда-то из горла.
     - Что за хрень!? – Рей сделал несколько шагов назад. – А ну назад! Назад, говорю! – он выхватил меч.
     Рей не мог поверить, что перед ним настоящий покойник. Или зомби, как его некоторые называли. В душе он надеялся, что это просто страшный человек.
     Однако Снёр разбираться не стал. Он шагнул вперёд, ловко крутанул своей алебардой вокруг себя, втянул руку и одним ударом снёс покойнику голову. Она сделала в воздухе несколько кувырков и улетела куда-то в туман. Через секунду они услышали глухой удар и неприятный чавкающий звук.
     Обезглавленное тело сделало несколько шагов вперёд после чего упало. И шеи выливалась зеленовато-красная жидкость, наполняя окружающий воздух смрадом.
     Все трои стояли в стороне, не осмеливаясь подойти ближе. И все трое держали оружие в руках.
     - Оно мертво? - спросил Рей и сделал несколько шагов к телу.
     Он толкнул его носком. Тело так и оставалось лежать не двигаясь.
     - Оно уже было мертво. Но теперь оно уничтожено, - сказал Снёр.
     - А какая разница?
     - Разница в том, что это скорее искусственный неживой воин, а не человек. Правильнее говорить «уничтожен».
     - Нашли время обсуждать это, - вмешался Ши.
     Он наклонился над трупом и не смотря на смрад, внимательно оглядел его.
     - Что ты хочешь найти?
     - Ничего, - Ши встал. – Судя по всему это тело пролежало недели две в земле прежде чем выбралось наружу.
     - Ты же говорил, что кладбища освещают! – сказал обвиняющим тоном Снёр.
     - Говорил. Нам так сказали. От куда мне знать, что один всё ещё разгуливает здесь? К тому же кто-то оживил его.
     - Оживил? – спросил Рей.
     - Поднял из мёртвых. Земля ещё свежая. Скорее всего этой ночью кто-то решил поиграться с некромантией.
     - Тогда запустим сигнальный огонь, - спросил Снёр.
     - Нет, - ответил Ши. - Надо выйти от сюда и позвать на помощь. Лучше пока его не тратить на такую ерунду.
     - А мне кажется самое время, - тихо сказал Рей.
     Он смотрел в туман перед ними. И сейчас в тумане образовывалось множество теней. Рей уже успел насчитать два десятка, а они всё появлялись. Ши и Снёр попятились назад, завидев, сколько фигур движется к ним.
     - Вот дьявол! – выругался Ши и полез в сумку за сигнальным огнём.
     Но он не успел его вытащить. Прямо рядом с дорогой и земли вырвалась костяная рука, разбрасывая грязь, и схватила Ши за ногу. Он вскрикнул и дёрнул ногой. В этот момент Рей занёс меч и ударил по руке. Кости хрустнули и сломались. Рука ещё секунду висела на ноге, после чего упала на землю.
     В том месте, где она вырвалась наружу, земля стала вздуваться. Из неё показался череп. Ещё через несколько секунду он уже вылез на половину, хищно щёлкая челюстью.
     Снёр ждать не стал. Он замахнулся алебардой и ударил по скелету, буквально разрубив его по полам до самой земли.
     Но это был не конец. Рей в ужасе оглянулся. То тут, то там земля вздымалась. Ото всюду вылезали мертвецы и скелеты. Даже не вылезшие ещё полностью наружу, они тянули свои руки к парням, слово цветы, тянущиеся к солнцу. И некоторые были вооружены мечами.
     - Валим от сюда! - скомандовал Рей.
     Втроём они бросились по тропинке подальше от восставших мертвецом. Он неслись по дорожке к выходу.
     Но вышли к целой армии мертвецов, которая перегодили им проход. Они стояли огромной неплотной толпой, и практически большая часть была вооружена мечами, щитами, топорами, алебардами и луками.
     Ши засунул руку в карман, достал шар и подбросил его вверх. Тот взлетел и…
     Ударился о невидимый потолок, разлетевшись на множество искр.
     - Что-то мне подсказывает, что не так сигнальный огонь должен работать, - пробормотал Рей.
     Он, Снёр и Ши смотрели на это с чувством возрастающей безнадёжности. Мертвецы тоже подняли головы, наблюдая за разлетающимися искрами. Однако казалось, что они улыбаются при виде этого. Скелеты хищно щёлкали зубами. Мертвецы дружно издали нечеловеческий вой. Это был хор нежити. Хор армии с того света. Эти леденящие звуки заставили задрожать всех троих.
     Он держали свои мечи или дубинки. Некоторые вертели их в руках, некоторые подбрасывали словно бывалые воины перед битвой. Казалось, они ухмылялись своим жертвам. Словно все знали, что живым от сюда не пробиться.
     Чувствуя нарастающее отчаяние, парни приготовились к бою. Рей снял со спины щит и крутил в руке меч, разминая кисть. Снёр начал крутить в руке алебарду словно пропеллер. Это выглядело очень внушительно, как он одной рукой крутил такую тяжёлую махину. Ши вытащил лук и приложил к тетиве стрелу.
     Время словно замедлилось. Казалось, этот момент стал сосредоточением всего времени и всё вокруг замедлилось.
     Каждый из них чувствовал страх. Но при этом их переполняла решимость. Никто не хотел умирать, и каждый собирался биться до последнего. Именно так как их учил Муромец.
     - Нам остаётся только пробиваться, - проговорил Ши, натягивая тетиву. – Пока их мало, и они стоят неплотным строем, у нас есть шансы. Идём до конца. Тот, кто выберется первым бросает всех и к ближайшему патрулю за сигнальным огнём.
     Его голос был тихим и сосредоточенным.
     - Да! - дружно ответили Снёр и Рей, вложив в голос силу. Словно они хотели выпустить из себя всё напряжение, которое накопилось в них.
     - Тогда понеслась, - выдохнул Ши и отпустил стрелу.
     Она мгновенно преодолела расстояние и воткнулась в лоб покойнику без челюсти. Тот пошатнулся и упал на землю.
     Это послужило сигналом для обеих сторон.
     Мертвые бежали медленно. Они спотыкались, с трудом переставляли ноги. Двигались словно в воде.
     Рей, Снёр и Ши двигались наоборот – резво, но не слишком быстро. Они шли не в лоб, а в центр кладбища, надеясь обойти противника. К тому же там были надгробия, которые бы мешали мертвецам.
     Всё это время Ши без остановки стрелял в мёртвых. Но не во всех подряд. Он находил самых опасных противников и устранял их. То были лучники, мертвецы с щитами или просто слишком резвые.
     Когда мертвые неплотным строем приблизились к ним, Снёр и Рей заработали оружием.
     Снёр крутил алебардой над головой, разгоняя её, после чего словно взмахом косы срезал нескольких. Он обрушивал её на головы покойников буквально сминая их и разбрасывая по округе их вонючие останки. Он был похож на огромную косу, срезавшую траву.
     Рей действовал более резво. Он прикрывался щитом, бил им, отталкивая мёртвых. Пронзал их мечом и обрушивал его на их головы.
     Вот он резко обернулся на крик Ши и прикрылся щитом от удара топором. В следующее мгновение махнул мечом и снёс голову мертвецу перед собой. Сделал шаг вперёд и с силой пнул скелета, опрокинув того на землю. Ещё раз прикрылся от удара топором, а в следующее мгновение того снесло алебардой Снёра.
     Армия мертвецов была не плотной. Между ними было достаточно расстояния, чтоб Снёр и Рей быстро проскакивали между ними, убивая тех, кто вставал на пути и прикрывая Ши. Однако их становилось всё больше. Из-под земли то и дело повылезали новые покойники. Они хватали оружие павших и неслись на рыцарей.
     Один из них замахнулся на Снёра. Рей успел вовремя подскочить и прикрыть того щитом. В этот момент с боку появился ещё один и Рей взмахом отрубил ему руку с оружием. После чего со всей силы ударил в голову покойнику краем щита.
     Они на удивление пробивались довольно быстро к выходу. Ши уже не пользовался луком. Он орудовал свои кукри, ловко уворачиваясь от ударов. Иногда тот или иной удар проскальзывали по броне оставляя на неё вмятины или даже пробои. Но практически все они были вскользь.
     Рей уже активировал «систему» и мог спокойно уворачиваться от всех ударов и наносить ответные. Однако усталость из-за использования стала наступать ещё быстрее. Такими темпами ему придётся выключить её. А если учесть количество зомби, которые сейчас окружали их, это было чревато.
     И когда они уже могли видеть выход прямо перед ними вылез огромный монстр. Он словно вылез из земли.
     Это было чудовище с полусгнившей плотью и огромный нижней челюстью. Куски кожи свисал с его тела обнажая мышцы и кости. Всё его тело покрывали язвы и волдыри. Из них сочилась густой зелёный гной, который ужасно смердел. К счастью всех троих они не сильно уже чувствовали запах из-за того, что сами были в крови и внутренностях этих монстров.
     Он поднял над головой огромную дубину, и обрушил её на них троих. Снёр, Ши и Рей отпрыгнули в разные стороны. Дубина рухнула на незадачливых покойников, оказавшихся рядом, сломив их и размазав по земле. Во все стороны полетели внутренности. Ещё один взмах и он раскидал мертвецов во все стороны, так и не попав по рыцарям.
     Рей сделал несколько кувырков в сторону и приземлился на одно колено. Поднял щит над головой и в этот момент об него ударился меч. Рей тут же взмахнул мечом из-под щита и отрубил ближайшему мертвецу ноги. Вскочил и тут получил в район груди удар топором. Тот прогнул броню, но не пробил её. На этот раз.
     Рей отскочил от него прикрываясь щитом, заметил движение с боку и взмахнул щитом, оторвав голову скелету. Тут же пригнулся избежав удара огромным длинным мечом и отрубил покойнику, державшему его руки.
     В это время гигант наступал на Снёра. Но Снёр не шёл в открытое столкновение с ним. Вместо этого он раскидывал ударами мелкую нежить, отчищая путь к отступлению. Однако за его спиной толпа становилась всё более густой и обильной. Если так продолжится, то Снёра задавят массой. А до него Рею было слишком далеко.
     План пришёл Рею сразу же.
     Он закинул щит за спину, а меч в ножны. Одним прыжком оказался рядом с длинным мечом. Схватил его. Сделал несколько оборотов вокруг своей оси словно метатель ядра, попутно снеся головы покойникам рядом, и метнул меч.
     Тот, пролетев и несколько раз крутанувшись, воткнулся в руку монстру, войдя вглубь аж на половину. Монстр повернулся в сторону Рея и издал оглушительный рёв. Топча покойников, оказавшихся на его пути, он понёсся к Рею.
     Рей, не теряя времени подскочил к одному из мертвецов с огромным мечом. Тот замахнулся, намереваясь разрубить Рея сверху вниз. Но Рей оказался проворнее. Он мечом одним взмахом перерубил тому руки. И успел подхватить длинный меч до того, как тот упал на землю. На его рукояти ещё висели руки покойника.
     С двумя мечами он бросился на встречу монстру, уворачиваясь от покойников. Иногда по нему попадали вскользь, но ни разу сильно. Благодаря своим чувствам он видел всё замедленно и мог заранее увернуться. Когда он был уже достаточно близком, монстр занёс над головой дубину.
     Но это было очень медленно. Даже без «системы» Рей бы успел увернуться. Он на всём бегу присел. Развёл руки с мечами и, проскальзывая прямо между ногами под монстром, он со всей силы, что у него были взмахнул на встречу друг другу мечами подобно ножницам.
     Рей попал ровно под колено. И когда он оказался за спиной монстра, он резко развернулся и одним ударом длинного меча ударил по обоим ногам этого чудовища.
     Ноги монстра подкосились. И тот упал на колени издав страшный рёв. Но вряд ли он ревел от боли. Скорее от досады. Рей перерезал ему все сухожилия на ногах и теперь чудовище не сможет двигаться. Рей даже не задумался, от куда у него появилась эта идея и от куда он знает анатомию.
     Он не терял времени. Бросился на спину монстру и стал карабкаться наверх, втыкая мечи тому в спину подобно альпинисту. Практически за секунды Рей забрался монстру на плечи подбежал к голове прыгнул вперёд, развернулся в воздухе и что было силы, падая вниз, воткнул тому в голову длинный меч.
     Остриё меча вышло из подбородка. Рёв монстра оборвался. Он пошатнулся и упал плашмя на живот.
     Рей не чувствовал радости от победы. Он не чувствовал боли или страха. Всё глушилось. Ему казалось, что он вообще перестал что-либо чувствовать. Словно теперь он сам был системой. По углам его зрения вспыхивали предупреждения об опасности, об усталости, об повреждениях. Единственным следствием действия «системы» была усталость, которой накапливалось всё больше и больше.
     Вот он увернулся не совсем удачно от удара меча и тот пробив броню, распорол ему руку.
     В углу его зрения выскочило:
     [Обнаруженное незначительно кровотечение.]
     [Обнаружено незначительное повреждение мышц.]
     [Активирован спазм сосудов.]
     А ещё через секунду появилось сообщение [Кровотечение остановлено.] Словно его тело не было живым. Всего лишь механизм, который работал, ломался, чинился и снова работал.
     Но это его не волновало. Рей орудовал мечом налево и направо, пробиваясь к своим друзьям.
     Всё это время Снёр срубал алебардой мертвецов пробиваясь к выходу, а Ши прикрывал его тыл. Но количеству оживших мертвецов не было конца. Чем дольше они здесь находились, тем больше их становилось.
     - Неплохо ты его уделал, - прокричал Ши.
     - Ага!
     - Ещё немного. До выхода рукой подать!
     Сейчас им оставалось надеяться, что трупы не вышли на улицы, а остались в пределах кладбища. Иначе могли возникнуть проблемы. Много ходячих проблем.
     - Ворота! – прокричал Ши. – Снёр, прикрой нас!
     - Да! – прокричал он.
     В такой толпе, которая гудела своим воем было невозможно говорить спокойно. Лязг метала, звуки разрубаемой плоти и ломающихся костей. Всё это, казалось, неслось со всех сторон.
     Снёр первым добрался до края кладбища. Он перерубил двух мертвецов, которые словно стражники с копьями стояли у входа. Потом резко развернулся и разрубил на две половинки покойника с саблей слева от Рея.
     У Рея не было времени благодарить. Да он бы и так не стал этого делать. Он мог спокойно убить того мертвеца. Но вместо него он убил того, что был ещё левее одним ударом края щита, после чего пнул впереди стоящего трупа с булавой и воткнул меч прям между челюстей мертвецу женского пола, у которой часть волос на голове отсутствовала вместе с кожей. Она резко остановилась, словно налетела на стену, и когда он вытащил меч из её головы обмякла и упала на землю. И практически сразу её затоптали новые покойники, стремящиеся занять её место.
     Снёр выскочил на улицу первым. Он быстро оглянулся, оценивая ситуацию, готовый в любую секунду взмахнуть своей алебардой и снести противнику голову, после чего крикнул:
     - Чисто!
     И действительно. Улица была абсолютно пуста, несмотря на то, что кладбище буквально переполнилось мертвецами. Это было немного странно и Снёр наверняка бы удивился, если бы не был так сосредоточен.
     - Уходим! – Ши сделал взмах рукой снеся незадачливому мертвецу голову. Он шагнул назад и оказался вне кладбища. Всего один шаг.
     Рей с размаху ударил сверху вниз ещё одного мертвеца, разрубив того аж до груди. Услышав команду Ши, он развернулся, намереваясь выскочить наружу.
     И со всей дури ударился о стену. Его отбросило так, словно это была настоящая каменная или железная стена. Он кое-как удержал равновесие. Обострённое чутьё подсказало, что сзади него враг. Он обернулся, прикрылся щитом от удара, после чего ответил смертельным взмахом.
     Рей развернулся снова к выходу, ещё не совсем понимая, в чём проблема. Он вновь бросился к выходу, выставив перед собой руку с мечом. И когда она дошёл до границы то упёрся в невидимую стену.
     Он несколько раз налетел, ещё даже не понимая, почему не может пройти.
     - ЧТО ЗА Х…Я!? – в приступе паники закричал Рей.
     Ши и Снёр бросились к нему и тоже упёрлись в стену. Снёр тут же попробовал прорубить невидимую стену, но его оружия беззвучно ударилось о неё. Не было ни искр, ни вмятин.
     Они что-то кричали, но Рей их не слышал.
     Как не слышали, и они его. Ши кричал, стуча по стене рукой, а потом стал тыкать за спину Рею пальцем.
     Рей обернулся, уходя с того места где был. И вовремя - через секунду туда опустилось огромное лезвие меча. Меча, которое держал такой же монстр, что убил Рей несколько минут назад.
     Он не может выйти. Единственный шанс — это убегать. Бежать и убивать каждое существо на своём пути. Он не даже не собирался пытаться пробовать пробиваться, поняв, что это бесполезно.
     Ши и Снёр ещё стояли несколько секунд у входа, после чего развернулись и побежали. Они не могли помочь. Теперь Рей был сам по себе. И его спасение зависело от того, как быстро они позовут подмогу.
     Он ринулся в право, уворачиваясь от удара монстра. Тут же прикрылся щитом – две стрелы с глухим стуком ударились о щит. Рей ударил впереди стоящего монстра, тут же прикрылся от удара сзади щитом. Отпрыгнул избежав ещё одного удара монстра.
     Рей побежал вперёд, закинув щит ща спину. Теперь ему нужны обе руки. Он подскочил к зомби со старым длинным топором. Одним ударом Рей отрубил руки мертвеца, схватив свободной рукой топор и резко развернулся. О щит на спине ударилось несколько стрел. Впереди ударом топора он обезглавил труп.
     Монстр попытался на него наступить ногой. Рей отпрыгнул, по пути развернувшись, махнув топором и практически наполовину перерубив ногу монстру в районе коленного сустава. Монстр упал на одно колено. Рей подпрыгнул, воткнул топор в плечо монстру и резко подтянулся, оказавшись у того на плечах и избежав руки, которой монстр пытался его схватить.
     И тут же получил стрелу в правую часть груди. Две других он отбил быстрыми взмахами меча. От ещё одной увернулся. Боли не было. Только осознание факта, что его подстрелили. А ещё оповещение «системы».
     [Обнаружено проникающее ранение.]
     [Обнаружено тяжелое кровотечение.]
     [Увеличена выработка тромбина.]
     [Активирован спазм сосудов.]
     Половина сообщений ничего не говорила Рею. Единственное, что он мог сказать, что сейчас его «система» активно борется за его жизнь. Значит в ближайшее время с этой раной он ещё поживёт.
     Рей со всей силы воткнул топор в череп монстру, у которого был на плечах. После этого, держась за топор, спрыгнул монстру за спину на землю. Топор крепко засел в голове чудовища. Поэтому Рею удалось опрокинуть его на землю после чего запрыгнуть монстру прямо на лицо и воткнуть в глаз меч по самую рукоять.
     Белое содержимое и кровь обрызгали Рея. Вонючая жидкость стекала с некогда блестящих белых доспехов Рея, теперь помятых и изуродованных случайно прошедшими ударами. Монстр издал рёв и попытался его схватить, но Рей ловко увернулся и убежал дальше, убивая на своём пути мертвецов. Монстр ещё несколько секунд дёргался и затих.
     Теперь Рей двигался к лучникам. Будь это живые люди, Рей не продержался бы долго. Но это были медлительные мертвецы. Все их движения были медленными. И только удары наносились быстро, словно для них они и берегли силы. К тому же со своей способностью он мог спокойно уворачиваться от них.
     Однако количество мертвых полностью нивелировала преимущества.
     Рей изрубал подступающих, пробиваясь к лучникам, стоящим поодаль. Ещё одна стрела попала в него. Боли не было. Рей обломал стрелу чтоб она не мешалась. Рука всё ещё работала, пусть уже и не так хорошо.
     Где-то в углу зрения «система» запрашивала резервные источники энергии, но Рей просто проигнорировал это. Слишком это звучало странно и неизвестно, к каким последствия это могло привести.
     Он пнул одного из покойников и, даже не задумавшись, прошёл по нему, наконец вырвавшись из кольца, образованного мёртвыми вокруг выхода. Мертвый лучник натянул тетиву, но Рей уже был рядом с ним. Он отрубил ему голову, выхватил лук ещё из сжимающих его пальцев мертвеца.
     Он всегда плохо стрелял из-за чего всегда отжимался. Муромец говорил, что ему не суждено стать стрелком. Но сейчас было всё иначе. Сейчас ему помогала «система». Лук удобно сел в руке. Другая привычно оттянула тетиву со стрелой. Казалось, что он делал это сотни раз. Навёл на дальнего лучника и отпустил тетиву. Через несколько мгновений стрела пробила голову насквозь трупу. Это заняло меньше двух секунд.
     Рей увернулся от всех стрел, которые летели в его сторону. Почти от всех. Одна из них воткнулась в ногу. Но он даже не обратил внимания на это. Рей натянул тетиву еще два раза и ещё два тела упали на землю.
     Трупы вновь подошли к нему вплотную. Рей практически в упор выпустил стрелу одному в голову, отбросил лук и выхватил меч.
     И вновь он рубил. Рубил и колол всех, кто был рядом. Но их не становилось меньше. Толпа становилась более густой. Места было всё меньше. Рей уже орудовал двумя мечами, один из которых он отобрал у мертвеца. Он бил и бил. Кровь заливала его броню. Попадала в забрало и стекало по внутренней стороне. Запах стоял тошнотворный.
     Меч, который он раздобыл выскользнул из руки, залитой смердящей кровью. Рей стянул со спины щит. Теперь он больше получал ударов по нему и отталкивал, чем бил. Стоило сохранить силы для экстремальной ситуации.
     Но это всё было где-то там. Где-то за границей реального мира. Сейчас Рей ничего этого не чувствовал. Он был сконцентрирован на врагах. Сознание его постепенно затуманивалось от усталости, движения замедлялись, меч становился тяжелее.
     На горизонте появился ещё один огромный монстр. Он бежал к Рею, раскидывая и давя остальных мертвецов. В руке он держал что-то похожее на огромную версию мачете.
     «Да вы никак смеётесь надо мной!?» - мысленно заплакал Рей.
     Он приготовился отпрыгнуть, но прямо за ним возник мертвец. Рей оглянулся и одним ударом отрубил ему голову, но в этот момент громадина уже была рядом с ним. Рей закрылся щитом, понимая, что от такого удара это не сильно спасёт.
     Не сильно спасло.
     Рей пролетел десяток метров, раскидывая по пути мертвецов. Щит под таким ударом согнулся и был похож на полураскрытую книгу. Рука, которой он держал его была сломана в двух местах.
     [Обнаружен крупный перелом.]
     [Обнаружены массивные повреждения левой руки.]
     [Обнаружено значительное кровотечение.]
     «Система» во всю сообщала о повреждениях, но Рей не обращал внимания. Он и сам видел, что его рука безвольно висит, согнутая под неестественными углами. А ещё он вновь окружён мертвецами. Их не так много, как у входа, но они приближались к нему.
     Но быстрее всех бежал огромный монстр. Он явно был по резвее своих павших собратьев. Да и выглядел немного иначе. Более… Живым. Не так сильно разложившимся. А позади него…
     Рей напряг зрение. На одном из склепов, словно главнокомандующий стоял огромный рыцарь в тёмно-синих доспехах. На плече у него был не менее внушительный меч. По сравнению с ним, Рей был тростинкой. На том человеке…
     Рей одёрнул себя. Это была нежить. Оживший труп. Возможно проклятый воин, который поднял за собой остальных. И теперь он смотрит на результаты своих деяний. Рей мог даже видеть с такого расстояния, как он ухмыляется. Его глаза сверкали белым светом, словно маленькие фонарики. Однако от них становилось только более жутко.
     Рей перевёл взгляд на огромное резвое чудовище. Оно уже было почти рядом. На бегу оно подняло свой меч. Видимо, решило обрушить его на Рея со всей силы. Мышцы напряглись, Рей почти был готов отпрыгнуть, но…
     Неожиданно из-под земли под ним появилась полусгнившая рука. Словно зная, где находится Рей, она потянулась к нему и схватила его за лодыжку.
     У Рея пролетела холодная мысль, что это несколько неожиданный поворот станет для него последним. Но он всё равно отпрыгнул. Не так далеко, как хотел. Не из зоны поражения. Потерял равновесие и рухнул на спину. Но даже так он поднял свой меч прикрываясь. Пусть это не спасёт его, но он не собирался просто так умирать, не попытавшись выжить.
     «Хотя я пытался. Я сделал всё что мог. В конце концов у всего есть свой предел.»
     Чудовище уже было рядом. Оно опускало своё мачете. Человек в доспехах улыбался своей звериной улыбкой.
     И вот она. Маленькая девочка. Та самая с белоснежными волосами, которая так любит читать.
     Она стояла прямо перед Реем. Только её не было и вот она здесь.
     Она подняла руку и поймала опускающийся меч, словно он ничего не весил. Потом повернула голову в сторону Рея. Казалось, что она хочет убедиться, что он ещё жив.
     Она вырвала этот меч у монстра, словно он был веткой и, перехватив его поудобнее, одним ударом сначала отрубила ему ноги. А потом, когда тот укоротился и стал ближе к земле, снесла ему голову. И всё это огромным мечом в одной руке. Она швырнула его в толпу, которую тот срезал как траву.
     Один из мертвецов попытался секирой ударить её, но она с тем же невозмутимым лицом увернулась. Её движения были настолько быстрыми, что глаза ели успевали замечать их. Она схватила секиру и резко дёрнула на себя отобрав у мертвеца, после чего его же ей и зарубила.
     Она прыгала вокруг толпы прореживая её не хуже газонокосилки. И выглядело это так непринуждённо, словно она танцевала, прогуливаясь по саду. Казалось, что ей даже не тяжело. Её лицо не изменилось. Словно для неё подобное было обычным делом. Прыгая с места на место, уничтожая всё вокруг, она вырезала добрую половину всех мёртвых.
     Рей с трудом встал. «Система» буквально заваливала его сообщениями о нехватке энергии, о повреждениях и прочих проблемах, что она регистрировала в организме. Возможно энергией подразумевалась его выносливость и способность сражаться. И именно сейчас у него их не было.
     Один из выживших мертвецов приближался к Рею. Рей поднял меч, но не успел ничего сделать. Мимо пролетела секира, буквально разорвав мертвеца на части. Намбира уже стояла рядом с ним. Словно она и не уходила от сюда.
     – Нам надо уходить.
     Рей оглянулся. Мертвецов значительно убавилось. Тот мужчина в доспехах куда-то исчез. Возможно, увидев Намбиру в действии, решил удрать. Рей подумывал о том же самом. Если он быстро рванёт, то сумеет уйти от неё. Она очень быстра и конечно догонит его, но вот по скорости реакции скорее всего они равны. Он сможет отбиться.
     Хотя в этом Рей был не уверен. Усталость буквально сваливала его с ног. Ещё немного и он просто рухнет. «Система» потребляла слишком много энергии и в таком состоянии он не мог долго находится.
     - Не думай об этом, - тихо произнесла она, словно прочитала его мысли.
     Рей вздрогнул.
     - О чём?
     Но прежде чем, он успел что-либо сделать, выскочило ещё одно сообщение.
     [Внимание, выявлена интоксикация! Внимание!]
     Он опустил взгляд и увидел в её руке маленькую бутылочку из которой поднимался голубоватый дымок. Его голова налилась тяжестью, а глаза сами по себе стали закрываться.
     - Вот хитрюга, - произнёс он прежде чем окончательно потерять сознание.
     [Внимание, недостаточно энергии. Происходит отключение системы.]

Глава 9

     Рей очнулся в темноте. В абсолютной темноте. Доспехов на нём не было, поэтому он мог почувствовать под собой матрас. Не совсем мягкий, но лучше, чем пол.
     И всё же, почему он в такой темноте? Рей попытался встать и тут же ударился головой об что-то твёрдое.
     «Потолок?»
     Он поднял руки и нащупал мягкую ткань, под которой чувствовалось жёсткое покрытие. Словно он находился в коробке или…
     Мысль заставила его сердце лихорадочно забиться. Рей тут же зашарил руками. Но догадка, казалось, начала подтверждаться. Он находился в каком-то ящике. А если быть точнее, то это до жути было похоже на гроб с мягкой обивкой внутри.
     Рей ударил рукой об потолок. Потом ещё раз и ещё.
     - Нет, нет, нет… Только не живьём…
     Он упёрся ногами и попытался открыть его. Но без толку. Гроб не открывался.
     Рей в отчаянии начали биться, стараясь хоть как-то расшатать её. Он даже думать боялся, что будет захоронен живьём. Что будет лежать в темноте, задыхаясь и ломая ногти об крышку гроба. Нет, он не может так помереть. Не после того, что он уже пережил.
     Рей что было сил начал бить ногой. Удар, второй…
     - Успокойся.
     Тихий бесцветный голос исходил от куда-то справа. Этот голос был до жути знаком Рею.
     Он замер и медленно повернул голову в сторону голоса, даже несмотря на то, что ничего не видел.
     - Намбира?
     Вместо ответа в этот момент его коснулась холодная и маленькая рука. От прикосновения он вздрогнул всем телом. Рука легла на его грудь, потом обхватила и притянула его к Намбире. Её нога легла ему на живот, словно она хотела увеличить площадь соприкосновения между собой и им.
     Он почувствовал, как маленькое тело в платье прижимается к нему. И Рей мог почувствовать холод, исходивший от этого тела.
     Это выглядело так, словно она греется об него. Возможно так оно и было.
     - Намбира, это ты?
     - Да, – тихий голос раздался совсем рядом. Это была без сомнений Намбира. Маленькая девочка, гуляющая по кладбищу и любящая книги.
     Она обнимала его, словно пыталась согреть или боялась, что он убежит. Её присутствие слегка успокоило его. В конце концов, он жив благодаря ей.
     - Тебе холодно?
     - Я не чувствую холода. Но я чувствую тепло. Я забыла, что такое человеческое тепло. Так давно это было.
     - Мы похоронены?
     - Мы в гробу.
     Неприятная новость. Рей напрягся.
     - Нас похоронили?
     - Нет.
     Рей выдохнул, успокоившись. Он жив и не захоронен. Если не брать во внимание то, что его обнимает мёртвая девочка, то всё хорошо.
     В этой тишине они пролежали минут десять. Дышалось довольно легко, словно он и не был заперт в замкнутом пространстве. Рей даже на мгновение погружался в состояние на грани сна. Здесь было действительно тихо и спокойно.
     - А почему мы в гробу? Я конечно не против. Тут даже уютно, но место немного странное.
     - Мы отдыхаем.
     «Мы или ты?»
     Рей решил, что скорее всего ей самой требуется отдых. Даже больше чем ему. Поэтому не стоило её сейчас доставать. Возможно не стоило. Но у него были вопросы. Вопросы, которые должны были иметь ответ.
     Он хотел узнать об этой девушке больше.
     - Ты нежить? – тихо спросил Рей, несмотря на то, что знал уже ответ.
     - Да, - ответила она своим монотонным голосом. – Но ты уже знаешь об этом.
     - Да.
     - И знал, когда встретил.
     - Ну… не совсем. Я сначала подумал об этом, но после отбросил эту мысль.
     - Почему?
     - Мне показалось невероятным, что я мог вот так встретить нежить здесь. Ведь большинство людей, зная о чём-то в последнюю очередь подумают, что это может случиться именно с ними. Кстати, ты на меня не напала. Почему?
     - А почему я должна нападать? – задала она встречный вопрос.
     - Потому что ты нежить? Разве нежить не ненавидит живых?
     - Нежить ненавидит живых потому, что живые ненавидят нежить. Они хотят убить нас.
     - Потому что вы хотите убить их.
     Намбира прижалась плотнее.
     - Живые нападают первыми. Мы лишь защищаемся.
     - Поэтому ты говорила, что люди тебя не любят?
     - Да.
     Она прижалась ещё сильнее после этих слов. Словно ей было обидно от осознания этой мысли. Рею даже стало немного трудно дышать. Но она была словно маленький ребёнок, которому надо выплакаться. И который прижимается к человеку, . Поэтому он не стал ей что-либо говорить поэтому поводу.
     А насчёт защиты… Если так подумать, то живые много чего боятся. А что они боятся – пытаются уничтожить. Так было в его мире в средние века. Рей был уверен, что сейчас тоже самое и здесь. Если люди ненавидят нежить, то будут нападать на неё. Из-за этого нежить будет при возможности наподдать первой, уже подсознательно ожидая, что люди попытаются их уничтожить.
     Удар на опережение. И это создаёт замкнутый круг. Одни нападают из-за страха, другие, потому что на них нападают.
     Эта схема стара как мир, но, кажется, всегда будет актуальна.
     - А ты? Убивала ты людей? – Рей знал, какой ответ мог последовать, но считал, что должен знать это.
     И она ответила.
     - Да.
     - Из-за того, что они нападали на тебя?
     - Сначала они первые нападали. Потом нападала первой я. Не давала им шанса. Убивала и рвала.
     Она так говорила, словно получала от этого наслаждение. Но по голосу точно сказать было невозможно.
     - Тогда почему не убила меня?
     Он почувствовал, как она пожала плечами.
     - Ты сидел спиной и не представлял опасности. Люди, завидев меня, сразу убегают. Они даже ночью не появляются. А ты появился.
     - Если я попытался убежать ты бы меня убила?
     - Если бы ты дёрнулся, я бы тебя убила. Люди или убегают, или дерутся. Но всегда это несёт для меня опасность. Поэтому лучше сразу убить.
     Рей вспомнил историю о смертельных объятиях девушки, что бродила по кладбищу. Она приманивала людей, а потом убивала. Возможно потому, что они слишком поздно понимали, что эта девушка – нежить и пытались убежать. А она их убивала, чтоб другие не узнали о ней.
     - Получается та история о тебе тоже правда? Ты та самая девушка?
     - Не совсем.
     - Но она о тебе, не так ли?
     - Да. Обо мне. Но она прошла слишком длинный путь через время. Она изменилась и стала другой.
     - Расскажешь мне?
     Рею показалось, что Намбира замялась. Это было весьма удивительно если учесть, что она не показывает эмоций.
     - А ты хочешь? Никому не интересно это. Никто меня не спрашивал об этом уже очень долгое время.
     Казалось, что она хочет сама рассказать правду, но не уверенна, будет ли ему она интересна.
     Рей спокойно ответил.
     - Я был бы не против. Если ты сама этого хочешь.
     - Тогда я могу рассказать тебе её, раз хочешь. Она отличается от той, что знают другие, потому что она - правда.
     Намбира замолчала на несколько секунд, после чего продолжила:
     - Раньше здесь не было этого города…
     
     Раньше здесь не было этого города. Была лишь небольшая деревня, где люди жили и не знали горя.
     Со всех сторон её окружали поля, которые приносили людям богатый урожай. А вдали был лес, который дарил людям этого селения мясо и шкуры. Это была далёкая от шумной жизни деревня, где всё шло своим чередом. И только природа была соседом этим людям.
     Конечно, бывали плохие года, когда не хватало еды. Бывали страшные болезни, забиравшие стариков и детей. Непогоды, рушившие привычные будни людям. Но деревня жила. Она проходила через эти невзгоды раз за разом. Как человек переживает простуду и потом идёт дальше. Словно ей это было нипочём.
     Женщины трудились дома, мужчины на полях, в кузницах или в лесу. Деревня, благодаря упорству жителей, цвела и разрасталась, привлекая сюда всё больше и больше семей своей жизнью.
     Она потихоньку росла и вот уже к ней шла дорога. Словно символ того, что теперь не только природа, но и цивилизация имела соседство с этими людьми.
     И была в этой деревне семья, которая жила здесь с самого начала. С первыми поселенцами эта семья пришла сюда и была восхищена красотой, открывшейся перед ними. Они трудились с самого начала не покладая рук. На их труде было выстроено не мало в этой деревне.
     Их семья жила. Люди рождались и умирали. И вот родилась у них дочь. Маленькая дитя с тёмными волосами и голубыми любознательными глазами. Это было то время, когда про деревню уже знали многие, но столицей она ещё не стала.
     В то время была война с охотниками на ведьм. Кровопролитная, жестокая и беспощадная. Люди, кто поддерживал их, уходили из деревни, оставляя жен и детей. Они надеялись дать им лучший мир чем тот, что существовал. И так получилось, что мужчин в городе стало мало.
     Зато рядом располагался военный лагерь, который был одним из основных военных пунктов. Годы шли, девочка росла и хорошела. Тех, кто признавался ей в любви можно было считать десятками. И это были не только дети её возраста, но и взрослые мужчины, чьи сердца она обвораживала своей красотой, невинность и детским счастьем. Её доброта и любознательность восхищали и пленили противоположный пол, словно она использовала магию.
     Но был тот, кто желал её руки, сердца и тела больше других.
     Отважный воин и смелый рыцарь. Капитан, чьё имя знали все, но было стёрто временем из памяти будущих поколений. Он командовал армией других рас, что воевали против охотников. Этот человек был смел, честен, добр к другим. Но иногда он впадал в безумство и не мог контролировать то, что делал. Он ненавидел себя за это, но изменить ничего не мог.
     Он с первых дней приходил к юной девушке, которая жила в деревне. Его форт стоял здесь не один год и смелый рыцарь не раз воевал, но каждый раз возвращался обратно. И на его глазах цвел, наверное, самый дорогой цветок в округе. Он не раз приходил в дом и одаривал её семью деньгами. Не раз просил руки их дочери. Но девочка была против. Она не знала тогда, что такое любовь, но видела что-то нехорошее в глубине его добрых глаз. То, что пугало её и заставляло убегать при виде рыцаря.
     А он не мог понять причину отказа и всё больше предавался своему безумству от горя.
     И однажды приехала в этот город старуха. Старая, грязная, скрюченная и уродливая старуха. Никто не хотел приближаться к ней, боясь её и то, что она могла принести в это место. Но девочка была другой. Пусть она и испугалась старой бабки, она принесла ей стакан воды и хлеба – знак гостеприимства в любой деревне. Она была единственным человеком, который предложил ей помощь.
      Видя это, старуха рассмеялась.
     - Ты хорошее дитя, солнышко. За твою доброту я возможно смогу тебе помочь.
     - Помочь? Но мне не нужна помощь, - ответила девочка.
     - Всем рано или поздно понадобится помощь.
     Она ушла.
     Время шло.
     Мужья не возвращались. Война становилась всё ожесточённей. Рыцарь впадал в своё безумие ещё больше. И несмотря на то, что он пытался сдержать себя и даже покончить с жизнью самоубийством, сил у него на это не хватало.
     А девочка… Она цвела, превращаясь девочки в девушку. Все говорили, что она станет великой. Пророчили ей красивое будущее. Что со своей красотой она даже может пленить сердце принца с восточной страны.
     Но судьба внесла свой веское слово.
     Однажды вечером юная девушка пошла в поле собирать цветок, цветущий только ночью. В этот вечер, впав в безумство, рыцарь бежал из лагеря. Он всегда так делал, чтоб обезопасить своих друзей и подчинённых.
     И там он случайно встретил её. Юную и беззащитную девушку, которая ничего не могла противопоставить ему. Она бросилась бежать, крича, что было сил. Она звала на помощь, когда он догонял её. И хрипела, всё ещё надеясь, что кто-то придёт, когда он повалил её на землю и стал рвать на ней одежду.
     Рыцарь, что воевал за свою страну и был готов отдать жизнь за свой народ, превратился в похотливого зверя. Он хотел её. Её тела, её плоть. Он рвал одежду пока не добрался до самого сокровенного.
     И тогда девушка взмолилась старухе, прося её о помощи.
     И где-то под ухом старухин голос очень тихо и мелодично прошептал:
     - Тогда я сделаю так, что никто не захочет тебя. Никто более не прикоснётся к тебе. Ты будешь защищена своей силой, пока не найдёшь то, что хочешь.
     Никто так и не пришёл к девушке на помощь. Все слишком боялись выйти ночью на улицу. А рыцарь проснулся утром в поле с огромной вмятиной в его тёмно-синих крепчайших доспехах. Его грудь болела, словно кто-то силой ударил в неё.
     А девушка…
     Намного позже её увидят около деревни и поймут, что она превратилась в нежить. Они прогонят её. Несмотря на то, что она всегда делала добро. Прогонят из-за своего страха.
     В последующие годы девушка жила одна на кладбище, прячась от людей. Иногда по её голову приходили охотники. Но каждый раз ей удавалось спастись от них.
     Что касается рыцаря, позже он осознал, что сделал. Он впал в бесконечно безумие и проклял самого себя. Он стал нежитью в доспехах, что бродила по кладбищу и не давала девушке выйти. Он так и не вышел из безумия, мечтая, что однажды завладеет ею. А до тех пор, он будет охранять, не давая ей сбежать. Или убирать тех, кто хочет её увести.
     Интересно, что он даже не пытался защитить её от тех, кто хотел её смерти, словно больше его мозги ни о чём не думали.
     Годы шли, люди менялись.
     Но одно оставалось постоянным. За девушкой охотились. Они нападали без причины. Просто потому что она была уже нечистью. Ей было обидно и одиноко. Она не сделала ничего плохого, но люди всё равно ненавидели её. Ненавидели так сильно, что пытались сжечь и насадить на вилы. Второе у них несколько раз получалось.
     Она страдала и плакала в одиночестве. Никто ей не протягивал руку помощи. А старуха, что обрекла её на это словно смеялась в тишине кладбища над её судьбой.
     Со временем девушка перестала что-то чувствовать. Она перестала бояться и скорбеть. Думать и надеяться. Чувства пропали, словно они прогнили и сгинули во времени. Люди становились для неё чем-то посторонним. Непонятным. Опасным. Тем, что надо уничтожить до того, как они принесут ещё больше проблем.
     Только один раз, женщина, которая потеряла ребёнка, не убежала от неё. Она не боялась умереть так как потеряла всё что было в её жизни. Тогда девушка вновь почувствовала себя нужной. Женщина приходила к ней каждую ночь до самой своей смерти. Она напомнила девушке, что такое чувства. Вновь разожгла пламя надежды. Ведь если есть один человек, то будет и другой. Так девушка и жила, ожидая своего момента.
     Она терпеливо ждала, убивая тех, кто боялся её, тех кто пытался убежать или тех, кто хотел ей зла. Она пряталась, когда приходили ведьмы со жрицами освещать кладбище и вновь бралась за старое, когда они уходили.
     Она жила, город рос, стены строились, дома возводились. Мир менялся. Всё смешалось.
     Время стало просто потоком воды, в котором нельзя было разобраться.
     
     Девушка закончила свой рассказа всё так же прижимаясь к парню, словно маленький ребёнок, боящийся темноты. К молодому человеку, что она встретила неделю назад. Она дождалась своего момента. Она дождалась того, кто вновь сможет относиться к ней хорошо. Как тогда, когда она встретила женщину, что обращалась с ней как с дочерью.
     Она так долго не касалась человека. Не чувствовала живого тепла. Не чувствовала, как сердце бьётся. Ведь её уже не билось очень давно. Она повзрослела, но так и не узнала, что такое жить. Но сейчас…
     Он с самого начала был другим.
     Тогда у могилы он сидел, словно был в парке. Не оглядывался в страхе, не караулил её. Ей было интересно, кто может так спокойно находится тут. Могла ли она его убить? Да. Она делала так постоянно, когда возникала необходимость.
     Убила она его? Нет.
     Интерес взял своё. Она так долго была одна, что одиночество заставило ей подойти к нему, как заставляет голодного медведя прийти в город. Даже несмотря на то, что там опасно.
     Он не убежал. На её памяти он был одним из двух, кто не убежал от неё, не попытался убить. А просто улыбнулся и поздоровался. Словно она была живой. Словно мир на мгновение вернулся назад.
     Он интересовался, беспокоился, предлагал помощь. Даже проводил её, словно она вернулась в те далёкие забытые времена. Но она не могла выйти кладбища. А ещё рыцарь… Его не было видно, но он был там. В тумане. Следил за ними…
     Она видела, что он не понимает, кто она такая. Он не знал, что она нежить. Этот счастливый момент заставил её вспомнить, что когда-то она сама была человеком. Тогда она спросила, придёт ли он ещё раз. Это было важно для неё. Возможно она сможет ещё раз поговорить с этим человеком.
     Когда он пришёл во второй раз и сказал, что испугался, она подумала, что он собирается убежать. Испугался как те, кто видел её до этого. Она думала, он узнал её. Она была готова снести ему голову ради сохранения секрета. Никто не должен знать о ней, даже если придётся убить такого человека.
     Но нет, он не убежал. Он до сих пор не видел, кто она такая. На её счастье он не понимал, кто она. К её радости, он не видел очевидного. Видимо был слишком молод и неопытен, чтоб понять. А она старалась не давать ему повода. И пусть она отвыкла от общения и растеряла все эмоции, он всё равно пытался понять её. Помочь ей, даже не понимая, что невозможно то, что он предлагает.
     Слишком юный и глупый. Но слишком идеалистичный. Тот, кто не знает мир, но понимает его суть.
     Он приходил и разговаривал с ней. Она рассказывала то, что прочитала. Общение, которого не было и о котором она так мечтала вновь было у неё. У неё вновь были в руках книги, которые невозможно достать на кладбище. Бессмысленные и долгие дни, что она пряталась проходили теперь намного быстрее.
     И она чувствовала жизнь. Вновь и вновь она ждала следующего дня. И сегодня, когда он рассказал ей о той истории, её пронзила холодная стрела. Это был момент истины. Она спросила то, что было для неё важно. То, что решит, как её судьбу, так и его.
     Но он лишь усмехнулся. Сказал то, что другие бы не сказали. Возможно он даже не понимал, что сказал. Не понимал, что нарушает правила этого мира. Он был готов принять её такой какая она есть. Как та женщина. Как те редкие люди, проявляющие сострадание к существам, что вселяют страх в простых смертных. Он мог увидеть то, что не видели другие. То, что не хотят видеть непохожие на неё люди.
     И теперь всё станет иначе. Время идёт и всё меняется. То, что раньше было сказкой и мечтой сейчас по-настоящему. Теперь она не будет одна.
     
     - Так вот значит какова твоя история…
     Рей даже не догадывался, что эта маленькая на вид девочка уже девушка. Нет, конечно он думал об этом, но слишком маленького роста она была и слишком детским лицом обладала. И старше она его на… Он задумался. Рей не знал, когда был создан город. Так что, если учесть, что она старше даже этой столицы и замка, что стоит в её центре…
     Рей прикинул, что ей точно больше пятисот лет. Спрашивать Намбиру он не стал. Намбира плохо помнила то, что было давным-давно и вряд ли бы сама смогла назвать свой точный возраст. Да и этот вопрос не был настолько важным, чтоб напрягаться ради него. По крайней мере, сейчас.
     - Кстати, а можно от сюда вылезти? А то у меня клаустрофобия развивается.
     - Класутрофобия?
     - Нет, клаустрофобия. Это боязнь замкнутых пространств.
     - Ты боишься замкнутых пространств?
     - Нет, но мне тут немного не уютно.
     - Понятно.
     Рей чувствовал, как она нехотя отпускает его и открывает крышку гроба.
     И действительно, это был широкий гроб. Рей до последнего надеялся, что это неправда, но… Хотя что такого? Та же самая кровать, только закрытая. Надо радоваться, что он не на полу валяется. Или что вообще жив. Всегда может быть хуже. Намного хуже.
     Он с трудом выбрался из гроба и огляделся. Это было небольшое помещение с факелами, которые едва-едва освещали это небольшое помещение из камня. В одном из углов стоял небольшой старенький стол и стул. На нём он заметил те самые книги, что приносил сегодня Намбире. Кажется, что это было так давно. В самой дальней стороне была лестница наверх.
     Рей аккуратно потрогал сломанную руку. Боли не было. Возможно «система» глушила её. Тем лучше, не придётся отвлекаться.
     Он быстро осмотрел себя. Стрелы, что проткнули его отсутствовали. Видимо о нём позаботилась Намбира. Раны ещё кровоточили, но не критично. Ещё в горле был постоянный привкус крови. Скорее всего из-за того, что лёгкое пробито. Но и с этим «система» пока справлялась. Крови почти не было. На всякий случай он вызвал «Проверку систем и пользователя». Перед глазами появилось меню.
     [Проверка систем и пользователя:
     Состояние пользователя – тяжелое.
     Выявлены повреждения опорно-двигательной системы. Выявлены повреждения сосудистой системы. Выявлены повреждения лёгочной ткани. Требуется медицинское вмешательство.
     Функции систем не нарушены.
     Работа системы – стабильно.]
     Значит ситуация была не настолько уж хороша. Но, по крайней мере, он ещё протянет несколько часов.
     Рей оглянулся и увидел свои доспехи, аккуратно сложенные в углу.
     Намбира сидела в гробу и с отсутствующим видом смотрела на него. Наверное, надо привыкнуть к этому выражению. В конце концов, она нежить и скорее всего просто растеряла навыки демонстрации эмоций. Хотя она наверняка их чувствует.
     - А ты неплохо тут устроилась.
     - Я здесь живу с самой постройки этого склепа.
     - И сколько он стоит?
     - Несколько сотен лет.
     Рей присвистнул. Несколько сотен лет… Возможно ей даже больше чем он изначально предполагал.
     - А кому это принадлежало?
     Она пожала плечами.
     - Я вытащила его гроб и закапала рядом, когда родственники перестали приходить.
     «Сурово. Ты явно не заморачиваешься по таким мелочам как уважение к умершим.»
     - Эм, стыдно спрашивать, но платье… Ты его так же раздобыла?
     Она оглянула себя, поправила края своего платья.
     - Я сняла её с покойной девочки, умершей три месяца назад. Ей оно уже ни к чему, но мне было ходить не в чем. Оно красивое…
     «Тебя даже не смущает, что ты обворовала чужую могилу! Хотя проживи я столько, наверное, думал бы примерно в том же направлении.»
     Рей вздохнул и оглянулся.
     Теперь надо было подняться наверх. Если сюда явятся ведьмы, будет чуток неприятно, когда его застанут с ней. В первую очередь, потому что её саму уничтожат.
     Это было главной проблемой. Пока он с ней, она будет в опасности, так как его скорее всего будут искать.
     Намбира не была плохой или злой. Но вряд ли Рей сможет им объяснить это. Она нежить и для них этого достаточно, чтоб убить. Они не пытались понять её или даже выйти на контакт. Сразу хватались за оружие и пытались уничтожить. До этого ему говорили, что вся нежить агрессивна и среди неё мало разумной. А та что размуна, тоже хочет смерти живому. Но оказалось это не так.
     Вот оно, живое… Вернее не совсем живое доказательство их неправоты. Но стоит им здесь появиться, как её тут же уничтожат. Даже просто потому, что они не захотят признать свою ошибку.
     Рей не мог отвернуться от такого. Конечно, он мог бы убежать или сделать вид, что ему плавать. Но это было не так. Рею представил, как она проводила здесь года, прячась от других. Сколько лет прожила без друзей и подруг. Одна, в тишине, на кладбище…
     А потом окончила жизнь из-за него. Столько боролась и терпела, но закончила жизнь из-за глупого поступка человека, которому она доверилась.
     Рей бы сам убил такого человека. И он точно не собирался становиться одним из тех, кто делал что-то подобное. Он не хотел становиться причиной такой трагедии.
     К тому же спасти её было проще, чем даже тех же самых рабынь. Так что тут просто следовало аккуратно действовать.
     Он посмотрел вверх.
     - А зомби до сих пор там бродят?
     Намбира упёрлась взглядом в Рея. Тот почувствовал некоторый дискомфорт, словно она его сканировала.
     - Чего?
     - Ты хочешь уйти.
     Это был не вопрос – это была констатация факта.
     - Ну, не вечно же здесь сидеть. К тому же скоро прибудут силы и будет несколько неприятно, если они тебя найдут.
     - Они меня не найдут. Тебя они не найдут. Ты можешь переждать здесь. Ты можешь навсегда остаться здесь.
     - Погоди, я не хочу здесь оставаться.
     - Но здесь твой дом.
     - Да с чего вдруг?
     Намбира дёрнулась как от пощёчины. Но, кажется, сразу взяла себя в руки. Правда её лицо не капельки не изменилось.
     - Там опасно. Я спасла тебя, останься здесь.
     - Я не могу остаться здесь.
     - Почему?
     Рей вздохнул, словно объяснял что-то маленькому ребёнку.
     - Для начала мне надо что-то есть.
     - Я ничего не ем.
     - Ты нежить. Тебе может и ненужно, но я ещё человек.
     - Я могу превратить тебя в нежить.
     - Нет, спасибо, не надо. Во-вторых, у меня есть незаконченные дела.
     - Закончи их здесь.
     - Но тут нет того, что мне нужно.
     - А я?
     Она спросила с таким невозмутимым лицом, что Рей даже немного смутился. Более того, он не совсем понимал, что она от него хочет. И что она подразумевает под своим ответом.
     - Но ты явно не моя цель.
     - Не твоя цель?
     Намбира говорило это всё монотонно, но Рей чувствовал, что в этом всём заложен более глубокий смысл.
     А потом до него наконец дошло, что ей движет. Возможно из-за усталости или стресса он не сразу это понял. А может сыграла роль стрессовая ситуация, которая сложилась недавно с мертвецами. Но сейчас его мозг словно стрелой пронзила банальная и в тоже время понятная мысль.
     Ведь спасла она его не просто так. И не просто так она так упорствует.
     Она человек, или вернее, существо, что так нещадно убивало людей, желающих её смерти. Из-за этого она оказалась обречена быть всегда одной. И тут неожиданно она встречает человека, с кем она может поговорить и того, кто не убегает в страхе.
     А сейчас он хочет бросить её опять одну. Как танк давит её мечты и надежды, разрушая возможно то, что вновь зародилось в ней. Легко представить, какие чувства могут скрываться под этой маской безэмоциональности.
     Да вот только её понимание ситуации и его план немного не совпадали.
     - Ты боишься, что я тебя здесь опять оставлю одну? – произнёс он, внимательно всматриваясь в неё.
     - Ты собираешься уйти, - сказала она как в ответ на его вопрос.
     - Но это не значит, что ч тебя здесь оставлю одну навсегда. Просто сейчас надо разобраться с одной проблемой.
     - Проблемой?
     - Ага. А именно – рыцарем, который так рьяно тебя не выпускает, и чуть не порубил меня и моих товарищей на фарш. Рано или поздно от него придётся избавиться.
     - Мне не интересны твои товарищи. Как и рыцарь.
     - А я?
     - Интересен.
     Рей мягко улыбнулся.
     - Тогда…
     Он подошёл к Намбире и присел на корточки. Взъерошил ей волосы рукой.
     - …жди меня здесь. Я обещаю, что вернусь за тобой, когда всё улажу. Идёт?
     - Могу я тебе верить? Люди всегда обманывают, - сказала она, словно жалуясь на них.
     - Я клянусь, - Рей протянул ей мизинец.
     Намбира с непониманием взглянула на него. Скорее всего она ещё такого не делала. Возможно подобное было принято далеко не везде. Рей не мог сказать точно, но именно это всплыло в его памяти, когда он подумал о клятве.
     - Сделай также, - сказал Рей.
     Намбира послушно повторила движение.
     - А теперь хватайся своим мизинцем за мой.
     Намбира сделала так как он сказал.
     - А теперь, я клянусь, что вернусь к тебе. Вернусь и постараюсь забрать с этого ужасного кладбища. Если у меня это не получится, я придумаю, как тебя от сюда вызволить, чтоб мы потом могли видеться чаще.
     Он поклялся. Рей надеялся, что так он сможет убедить её. Конечно он не собирался её здесь бросать. Как и тех девчонок, которых он смог пристроить служанками в Твердыне мира. Он был уверен, что сможет провести её внутрь. В конце концов он знал человека, который был должен ему.
     Намбира посмотрела на свой мизинец, словно хотела что-то на нём рассмотреть.
     - Это магическая клятва?
     - Ну, можно и так сказать, наверное.
     - Но я не вижу метки.
     - Просто поверь мне. Возможно это займёт некоторое время, но я тебя здесь не оставлю.
     Намбира внимательно смотрела на Рея несколько секунд, словно пытаясь понять, врёт ли он или нет, после чего кивнула головой.
     - Хорошо, я буду ждать. Годом больше, годом меньше.
     - Ну, надеюсь, до этого не дойдёт.
     Он вновь встал.
     - И так, для начала расскажи мне, что это за барьер, что не дал мне уйти?
     - Не знаю.
     Не знает. Рей задумался. Возможно это было что-то вроде сигнализации, которая должна была удерживать тварей внутри. Или проделки Рыцаря. Но если бы это были проделки рыцаря, не лучше было выгнать их и только потом установить барьер? Или он не успел установить барьер и попал в него только Рей?
     И почему поднялись покойники? Если по воли рыцаря, то тут можно понять. Возможно он не хотел пачкать руки или надеялся, что огромные монстры сами разберутся с ним. Барьер бы как раз не дал убежать. А Намбира спутала все его планы.
     Но если он хотел его смерти, почему сам не пришёл? Да даже тогда, когда Рей уже был на грани, а Намбира ещё не появилась? Слишком странно, что он устроил такое, но сам не вмешался. Рей почему-то был уверен, что спроси он Намбиру и она вновь скажет «не знаю».
     Значит стоило оставить этот вопрос и перейти к следующему. Что делать с рыцарем. Как Рей понял, он был основной проблемой, которая встала на его пути. Пока рыцарь здесь, Намбире уйти от сюда не светит. К тому же Рей подозревал, что рыцарь может и не сам, но точно как-то приложил руку к управлению покойниками. А это значит, что в любом случае надо от него избавиться.
     Но перед этим…
     - Сколько я был в отключке?
     Намбира вопросительно посмотрела на него.
     - Ну, сколько я был без сознания?
     - Два часа.
     - Это из-за того зелья с запахом?
     - Да.
     - Кстати, а зачем ты это сделала?
     - Боялась, что ты станешь сопротивляться идти со мной.
     Странное объяснение. Не в его положении было сопротивляться помощи, но возможно она смотрела на ту ситуацию под другим углом.
     - Ладно, говоришь, два часа? Значит за это время должны были прийти ведьмы. Они смогут пройти через барьер?
     - Нет.
     - Нет? Тогда… Стоп, от куда ты знаешь, что они не смогут пройти через барьер?
     - Я не говорила этого, - невозмутимо ответила она.
     - Ты только что сказала нет.
     Намбира покачала головой.
     - Нет, это значит ведьмы не прилетели.
     - Не прилетели? Тогда вопрос тот же, от куда ты это знаешь?
     - Потому что время за барьером идёт медленнее. Внутри всё ускоряется, снаружи замедляется.
     - Сильно?
     - Не знаю.
     «Замедляется, говорит…»
     Рей задумался. Он решил уже не спрашивать, от куда ей это известно. Было понятно, что она что-то не договаривает. Но сейчас не было на это времени. Если она права, то возможно Ши и Снёр даже не добежали ещё до других рыцарей с сигнальным огнём. А ещё плюс время на приход ведьм…
     Может стоило ему подождать, пока они вернуться?
     Но вот только сколько это займёт? Смогут ли они пробиться к нему? А если смогут, то не догадаются ли они, что он всё это время прятался? А если они зададутся вопросом, где он прятался, то будут искать и скорее всего найдут…
     Рей вздохнул. Отсидеться было классной идеей, но он боялся, что тогда ведьмы выйдут на Намбиру. А этого он не хотел. Он понимал, что тогда виновником её смерти будет он. Если даже другие будут считать иначе, в душе он вряд ли себя простит.
     Стоило разобраться с проблемой до того, как они явятся.
     - Если мы уберём рыцаря, то барьер спадёт, а покойники успокоятся?
     - Да.
     Тогда надо было просто убрать рыцаря и выставить так, что он просто того убил. Тогда вопросов станет меньше и шанс, что они узнают о Намбире уменьшится тоже.
     Значит главной целью являлась та старая нежить.
     Рей помнил уроки Муромца. На одном из них он говорил, что у умной нежити очень хорошо обострены все чувства. А это значит подкрасться к рыцарю не удастся. Но может подкладываться было и не нужно.
     Рей покосился на Намбиру.
     Ведь можно было выманить его. Если рыцарь ни о чём другом думать не может, то тогда, просто завидев свою цель, он потеряет голову и забудет об осторожности. К тому же он обезумел и точно это хорошо на его навыках не сказалось.
     - Намбира, он до сих пор тебя хочет?
     Намбира склонила голову на бок, показывая, что не понимает Рея.
     - Ну, ты говорила, что он хочет твоё тело. Даже сейчас он его хочет?
     - Да.
     - А как далеко он может почувствовать меня?
     Она задумалась, глянув на потолок, после чего ответила:
     - Около километра.
     - Сколько!?
     - Около километра, - невозмутимо повторила Намбира.
     Около километра… Сможет ли он выстрелить на такое расстояние? Эльфы вроде могут далеко стрелять, значит это возможно. Может с помощью «системы» он сможет прицелиться… Но так как руки нет, придётся держать лук чем-то другим.
     Кажется, он даже знает, как это провернуть. Единственное, что осталось…
     - Намбира. Мне понадобился твоя помощь.
     - Моя помощь?
     - Ага. Только боюсь, тебе придётся сделать кое-что неприятное.
     
     Тишина, которая царила на кладбище нарушалась только бормотанием и шагами мертвецов. Они бродили среди могил, словно заблудившиеся в лесу люди. Некоторые из них просто стояли на месте. Можно было подумать, что они стоят и смотрят на могильные камни. Словно жалеют о том, что их подняли из земли.
     Между ними шла Намбира. Она аккуратно обходила мертвецов, словно боясь потревожить уже и без того оживших трупов. И ни один из них не напал на неё. Некоторые бросали на неё безразличный взгляд после чего отворачивались. Словно теперь она им была не интересна.
     Намбира шла среди них, словно гуляла между дерев в лесу. Не было видно, чтоб такое странное окружение смущало её.
     К тому моменту, как она вышла из своего склепа, мертвых было значительно меньше. В первую очередь потому что большую часть она проредила ещё в первый раз. А остальные разбрелись по всему кладбищу.
     Она тихо пересекла половину кладбища и подошла к одному из надгробных камней. На нём ничего не было выбито. Это было не из-за того, что надписи стёрлись. Просто изначально на нём ничего не было написано. Словно тот, кто был похоронен здесь был неизвестен.
     И от части это было правдой, ведь этот надгробный камень принадлежал…
     - Ты пришла.
     Намбира продолжала спокойно стоять, даже не пытаясь заговорить с незнакомцем, который возник за её спиной.
     - Через столько лет ты вновь рядом, но… - рыцарь оглянулся, - где твоя новая игрушка? Неужели прячешь её от меня?
     - Я знаю, чего ты хочешь, - ответила Намбира своим голосом, который был всё таким же монотонным.
     - Да неужели. Только не говори, что только сейчас догадалась, - рассмеялся он своим низким голосом. – Я из-за этого проклял себя. Но кто бы мог подумать, что то, чего я так ненавидел станет тем, что заставляет меня двигаться сейчас. Моим сжигающим тело желанием, моей целью.
     Его голос хоть и был всё таким же возбуждённым, но в нём проскакивала грусть.
     - Когда ты себя проклял, надо было вспомнить о том, что всё самое чёрное станет твоей сущностью, - ответила Намбира.
     - Но ты не стала такой. Почти.
     Намбира промолчала.
     - Но сейчас ты здесь, - выпрямился рыцарь. – После стольких лет, ты впервые рядом со мной так близко, если не считать тех моментов, когда я не давал тебе уйти. Что ты задумала? Прийти сюда самой…
     Намбира поднесла свои тонкие руки к плечам и лёгким движением сбросила лямки своего платья с плеч. С лёгким шуршанием оно спала с её тела, словно листва с дерева.
     Теперь Намбира была перед ним обнажённой.
     - Что ты делаешь?
     Его глаза стали более яркими, словно показывали то, что творилось внутри него самого.
     - Что ты делаешь? – повторил он ещё раз. Он начал оглядываться.
     - Ты же ради этого так долго за мной гонялся, не так ли? - спокойно спросила его Намбира.
     - Где твоя игрушка?
     Рыцарь стал озираться. Казалось, он понял всё, но его внутреннее желание брало вверх. И теперь он пытался с этим бороться.
     - Столько лет и ты вдруг пришла… - Он повернулся к ней. – Что ты задумала?
     Впервые с тех времён как он на неё напала Рыцарь вновь видел её тело. Его желания словно пожар в сухом лесу разгорались всё сильнее и сильнее, туманя его разум.
     - Я знаю, что ты такое, Намбира. Может когда-то ты и была той девочкой, но не сейчас.
     - Тогда почему ты не даешь мне уйти? Каждый раз вставал как стена, не давая мне выйти. Ты же хотел, то что видишь перед собой сейчас. Твоя натура просит это.
     Она шагнула к нему. Рыцарь теперь не сводил с неё глаз. Они ярко сверкали. Его лицо исказилось и стало больше похожим на лицо животного. Он оскалился.
     - Твоё тело… Оно заставляет меня делать это. Это моё проклятие…
     Он потянул руку к её груди. Теперь на лице рыцаря был звериный оскал.
     - Если бы я мог, то освободил бы тебя. Но это стало моей сущностью… А сейчас…
     С уголка его рта капала слюна. Он был похож на безумного льва, который готов вцепиться в свою жертву.
     - Столько лет я ждал этого момента. Столько лет меня это терзало. Я…
     На лицо Намбире брызнула кровь.
     Ровно из центра лба рыцаря теперь торчал наконечник стрелы. С него словно роса капала кровь. После стольких лет, когда кровь у Намбиры уже не текла, у него выглядела как настоящая. Это могло значить только то, что всё это время, пока она ничего не ела, он питался. И уж точно не мёртвой плотью.
     Глаза Намбиры наполнились отвращением.
     - Ты…
     Рыцарь рухнул на колени. Но даже со стрелой в голове он не спешил умирать. Прожив столько лет, он стал по-настоящему сильной нежитью и мог пережить даже такое попадание. В конце концов он уже был мёртв.
     - Вот оно что… - прохрипел он. – Вот чего ты добивалась…
     Его глаза перестали сверкать. Словно с той силой, что покидала его ему возвращался разум.
     - Ты выманила меня… А он слишком далеко, чтоб я его обнаружил… Ты чертовски хитра.
     Намбира смотрела на него с безразличием. Она даже не пытался стереть с лица его кровь.
     - Ты стала поистине чудовищной.
     - Ты меня такой сделал, помнишь?
     - И мне жаль, что я не смог совладать с собой. Жалел всё существование, но ничего не мог поделать с этим…
     - И ты умрёшь, стоя на коленях перед тем, чего ты так желал. – Она нагнулась, словно маленький ребёнок, уперев руки в колени и посмотрела в глаза рыцарю. - Ответь, какого стоять рядом со своей целью? Стоять на расстоянии вытянутой руки, но не иметь сил дотянуться?
     Намбира говорила с присущей ей безэмоциональностью. Но её глаза сверкали красным, выдавая её настроение.
     - Я хочу услышать от тебя, какого это быть рядом с тем, чего ты хочешь, но не можешь взять.
     - Чудовищно…
     Намбира кивнула, словно ждала именно такого ответа, и выпрямилась.
     - Но знаешь, сейчас ты не лучше меня, - усмехнулся он.
     - Почему? – она склонила голову на бок.
     - Эти покойники… Ты так долго тренировала и постигала это искусство. Столько потратила времени на такое…
     Он закашлялся и упал на, уперевшись руками в землю. После нескольких секунд он вновь смог выпрямиться.
     - Сначала я думал, что поднятые мертвецы были для того, чтобы остановить меня. Дать тебе время покинуть это ненавистное место. Но потом я увидел, как ты натравила их на людей. А потом установила барьер, не дав одному из них уйти… Как мило. Явиться под конец и показать себя героем.
     Он улыбнулся.
     - А знает ли он, что это ты установила барьер и подняла мертвецов? Ведь ты так долго над этим трудилась… Мечтала отомстить людям за свои страдания. Не так ли? Уничтожить столько жителей этого города, сколько сможешь. Что если он узнает об этом?
     Намбира с невозмутимым лицом ответила:
     - Он не узнает, - Намбира отвела руку. – А ты умри, зная, что находился рядом со своей целью, но так до неё и не добрался, - сказала он и ударила рыцаря по лицу.
     Со стороны это выглядело как пощёчина, однако она снесла ему переднюю половину головы. Его тело ещё несколько секунд стояло. Нижняя челюсть отвисла и его язык повис, словно мёртвый червяк. Оставшийся в голове мозг с неприятным чавканьем выпал и упал на землю. После этого тело накренилось и завалилось на бок.
     Его кровью забрызгало её тело и лицо, но Намбиру это не смутило. Она продолжала так же беспристрастно смотреть на тело. Словно ничего и не случилось.
     Она спокойно натянула своё платье обратно. Путь она и не испытывала стеснения, но всё же что-то неприятное в этом было. И это неприятное она испытала, когда подумала, что нагой её может увидеть тот парень.
     Намбира на секунду закрыла глаза и напряглась. После чего открыла их и оглянулась. Мертвецы все как один попадали на землю. Словно они были куклами, которым только что обрезали верёвочки. Купол тоже пропал. Пусть со стороны это не видно, но именно она его поставила и знала, когда он стоит, а когда нет.
     Она спокойно пошла навстречу к парню.
     
     Рей наблюдал из далека за последствием своего выстрела.
     Чтоб стрела достала рыцаря на таком расстоянии, ему пришло упереть лук в ноги и что есть сил натянуть тетиву рукой. А «система» в свою очередь помогла ему прицелиться. Рей мог бы гордиться своим выстрелом. Стрела попала тому ровно в голову.
     Правда потом он засомневался, убил ли его. Уж слишком долго Намбира стояло около рыцаря. И когда он уже собирался выстрелить ещё раз, Намбира ударила рыцаря и тот упал. Вскоре тела мертвецов так же упали, словно невидимый кукловод обрезал все нити.
     Рей смог вздохнуть спокойно. Теперь уже ничего ему не угрожало. Хотя пока он сюда шёл, ни один мертвец не обратил на него внимания. Ни один из них не бросился на него с мечом. Они словно не замечали его. Это было немного странно.
     Он пошёл в сторону Намбиры.
     - Эта кровь… - начал он когда они поравнялись.
     Вся Намбира была забрызгана ею. Словно рядом с ней лопнул шарик с краской.
     - Она не моя. Она рыцаря.
     - Ясно, - Рей оглянулся. – Всё кончено?
     - Да.
     - И барьера тоже нет?
     Она кивнула головой.
     Значит очень скоро если не уже, Ши и Снёр позовут на помощь. И тогда прилетят ведьмы. Они скорее всего будут искать виновника и оставлять здесь Намбиру было небезопасно. Поэтому там в склепе он уже придумал, что делать.
     - Ты же понимаешь, что я вернусь за тобой через некоторое время?
     - Да.
     Намбира сказала, что она может спокойно обходиться без воздуха. Конечно это будет не очень приятно, но она была готова это пережить.
     Ведь Рей собирался её захоронить.
     Весь план состоял в том, что он её захоронит на небольшой глубине, чтоб её не нашли. Ведь ведьмы точно не будут раскапывать могилы в поисках виновника. А в случае крайней необходимости, она сможет и сама вылезти.
     - Не бойся. Я не знаю, сколько это займёт, но я вернусь и вытащу тебя из этой тюрьмы.
     - Я знаю.
     - Так уверенно, - усмехнулся он.
     - Просто почему-то мне кажется, что ты меня не бросишь.
     - Правильно кажется, - улыбнулся Рей и слегка щёлкнул её по носу.

Глава 10

     Рей сидел в кабинете Муромца.
     Он и раньше здесь бывал, но сейчас имел возможность разглядеть комнату получше. Именно этим он и занимался, пока Муромец читал его рапорт на листе.
     После того, как пришло подкрепление, они, как и предполагал Рей, обыскали всё кладбище на случай, если осталась ещё нежить или кто-то из тёмных магов. Трупы всех восставших мертвецов они сожгли. Как и труп рыцаря, хотя перед этим его изучали ведьмы. Они сказали, это удивительно, что Рею удалось убить его.
     Но почему ему разнесло переднюю часть головы, он объяснить не смог. Как и то, как у него получилось выстрелить с такого расстояния, что тот даже не заметил его. А ещё то, как ему удалось справиться с таким количеством нежити.
     Конечно многим не хотелось верить в то, что это он зарубил большую часть трупов. А ещё трёх огромных мёртвых огров. А под конец расправился с проклятым рыцарем, вызвавшим создавший все эти проблемы. Но факты говорили сами за себя.
     А они были таковы: Ши и Снёр под клятвой подтвердили, что Рей дрался очень отчаянно и на их глазах он зарубил одного из огров. На кладбище больше никого обнаружено не было. Следовательно, некому было убить всех остальных. А также единственным, кто мог убить рыцаря был тоже Рей.
     В своём рапорте так же написал, что убил всех сам.
     Но вот Муромец явно ему не верил. Он то и дело бросал косые взгляды в сторону Рея, пока читал рапорт. А когда закончил, вздохнул, словно это было худшее, что он читал в жизни.
     - Ты не умеешь писать?
     - Чуть-чуть умею.
     - Оно и видно. Значит сам всех убил?
     - Да.
     - И огров тоже?
     - Да.
     - Со сломанной рукой?
     - Я хотел жить, господин Муромец.
     - Тогда ответь мне, пожалуйста. На тренировках ты был худшим во всём, включая стрельбу. А тут с такого расстояния попал ровно в голову. Даже не все старые эльфы на подобное способны.
     - Это всё адреналин, господин Муромец. Я так хотел жить, что сделал невозможное.
     - И забросал всю округу кишками?
     - …?
     Муромец вытащил папку, раскрыл её и начал просматривать.
     - Судя по тому, что там было, создаётся ощущение, что не только их убил, но и бегал с их телами, раскидывая всё по округе.
     Рей был в шоке от такого заявления.
     - Не было такого.
     - Ага, ага. Так, посмотрим… Доклад ведьмы Гинли: «Тела хаотично разбросаны. Возникает ощущение, что кто-то убил их и разбросал по кладбищу. Или же при их убийстве использовалась огромная сила, которая их и разбросала. Несмотря на то, что обычно при убийстве тело протыкают или отрубают жизненно важные части тела, здесь большинство тел буквально разорвано.»
     Рей прекрасно помнил, как Намбира разрубала мертвецов. Она как газонокосилка там прошлась.
     Муромец внимательно посмотрел на Рея.
     - Буквально разорваны… Я надеюсь, что, когда ты их рвал на части не представлял кого-нибудь из знакомых. Я даже подумываю, что Рафаэлле надо проверить твоё психическое здоровье.
     - Не надо. Я здоров.
     - Чем тебе то мертвецы не угодили, Рей?
     - Да ничем. Просто я спасал свою жизнь.
     - Вот как? Хорошо, что жители города не видели того, как ты её спасал. Я полностью за живых, но они твои стремления не оценили, если бы увидели то, что там было.
     Рей промолчал. Было прекрасно понятно, что Муромец не верит в то, что Рей всех победил. И сейчас просто надсмехался над ним. В конце концов только это ему и оставалось делать, ведь доказать то, что не Рей всех убил он не мог. А Рею было нечего ответить, потому что он знал – Муромец абсолютно прав.
     После разговора с Муромцем Рей спустился вниз. Настало время обеда и теперь практически все уже были в столовой. По пути Рей никого не встретил. А когда зашёл в зал…
     Его оглушили громкие овации и приветствия. От такого резко поднявшегося шума Рей вздрогнул всем телом, готовый выскочить обратно в коридор.
     Рей был в шоке и как истукан стоял в дверях, пока люди, преимущественное курсанты и рыцари аплодировали ему и громко поздравляли. Тише вели себя ведьмы и учащиеся. Они хоть и хлопали ему, но не та активно. Да и к тому же молча. Словно оценивали Рея.
     Немного отойдя от шока Рей направился к своему место, неуверенно улыбаясь и слегка кивая головой в знак приветствия.
     Когда он подошёл к своему месту, курсанты сразу подвинулись, уступая ему место. Они всё ещё продолжали хлопать.
     - Да ты крут!
     - Я бы в жизнь не поверил, что ты настолько суров!
     - А это правда, что ты раскидал мёртвых огров!?
     - Я слышал, ты там зарубил сильную нежить!
     - Сейчас от поклонниц прохода не будет!
     Поздравления, вопросы, крики восхищения смешались в один ор. Рей даже не пытался прислушиваться или отвечать, изредка кивая головой и улыбаясь.
     Новости распространились быстро. Очень быстро. Всё произошло только этой ночью, а сегодня уже вся Твердыня мира знает об этом. Рей надеялся, что всё пройдёт тихо и без свидетелей. Что о таком происшествии никто не будет распространяться. Примерно тоже самое сказали ему ночью, когда пришли на помощь.
     Одна из ведьм сказала, что если станет известно, что в пределах города была такая сильная нежить, непроходимый барьер и армия из восставших мёртвых, то в городе может вспыхнуть паника. Она приказала молчать всем присутствующим. А потом ещё в кабинете, где собрался совет пяти, уже знакомая Ария, и ещё несколько ведьм и рыцарей, ему сообщили, что это должно держаться в секрете.
     Но сейчас он видел очень высокую осведомлённость людей. Он подозревал что просто одна ведьма по секрету рассказала другой. А та самым доверенным своим подругам. Те поделилась с друзьями…
     И сейчас уже вся столовая смотрит на него.
     Рей с радостью бы оказался в тени. Но видимо этому не бывать в ближайшее время. Сейчас у него возникло ощущение, что он посреди тёмного зала. И на него направлен прожектор.
     Буквально за те десять минут, что он обедал, его уже успели пригласить и в купальню, и в бар, просто пройтись оторваться и даже нагрянуть к девушкам легкого поведения. На всё Рей ответил, что подумает, хотя ему хотелось просто закричать: «Да отвалите вы от меня все!»
     Уже на выходе из столовки он столкнулся с ещё одной проблемой. Как бы невзначай ему перегораживали дорогу некоторые девушки, которые извинялись с милым лицом. Это были учащиеся. Но Рей видел, каким взглядом провожали его ведьмы. Такой взгляд он видел у гоблина, осматривающего его куртку.
     Взгляд профессионально оценщика, решающего стоит объект его внимания трудов или нет.
     И сейчас Рей уже завидовал тому, когда его все ненавидели. Ведь тогда все просто игнорировали его, и он мог делать что захочет. Конечно, для многих парней это был бы повод радоваться, но не для Рея. Не в такой ситуации. Не когда у него за спиной нежить, а сам он – ходячая машина для убийств. Узнай кто и он станет следующим в списке разыскиваемых.
     - Вижу, популярность тебя несколько тревожит.
     Прямо около двери в свою комнату он столкнулся с Адель. У Рея вылетел вздох безнадежности.
     Вечно спокойная с рассудительным и умным лицом, легкой улыбкой Адель было тем, кого бы он хотел видеть меньше всего.
     - Не говори, что и ты туда же.
     - Чтоб я вдруг решила с тобой иметь что-то большее, чем деловые отношения… - Адель рассмеялась. – Убереги меня богиня от такого. Я даже не знаю, что тогда с собой сделаю.
     - Тогда можно сказать, что сейчас ты мой лучший друг.
     - Я знаю. Более того, я тебя даже понимаю. В конце концов мы зависим друг от друга. Это крепче многих связей, - кивнула Адель и прошла в комнату.
     - Ты не веришь в дружбу?
     - Верю. Но это нечто интимное и личное. Слишком глупо впускать в друзья людей, которых плохо знаешь. Они должны быть или такими как ты и иметь те же цели. Или преданны своим идеалам, один из которых – верность друзьям.
     Она как в прошлый раз бесцеремонно села на кровать, всем видом показывая, что Рей не главный и подчиняться ему она не будет. Даже если это этикет. Своеобразный сигнал Рею. Он же решил даже не обращать на неё внимания.
     - Так зачем ты пожаловала?
     - Я хотела спросить…
     - Понятно.
     Вот чего он не хотел, так это расспросов. И гадать не надо, о чём она хотела спросить.
     - Но тебе придётся меня выслушать, не так ли? – спросила она с улыбкой, явно намекая на кое-что.
     - Придётся, к сожалению.
     - О, не стоит сожалений. Я бы в здравом уме к тебе не пришла бы без причины. Так что это не интерес, а дело.
     - Ближе к теме.
     - Меня интересует барьер.
     - Барьер? Тот, что окружал кладбище?
     - Да, именно он. Насколько я могу судить из докладов, он замедлял время снаружи. Или будет вернее сказать, ускорял время внутри. А ещё он был непроницаем.
     - От куда ты знаешь это? Не припомню тебя на собрании.
     - Это не должно тебя волновать.
     - Что ты хочешь узнать? Тебе же это надо из-за твоей взрывной способности, не так ли?
     - Ты абсолютно прав. Мне даже говорить об этом не пришлось. Расскажи всё, что знаешь.
     Рей вздохнул и сел на стул.
     - Я ничего не знаю. Знаю, что он был, но не более.
     - Но ты же знал, что он замедляет время, не так ли?
     - Догадался.
     - Прям таки? И никого рядом не было, кто его установил?
     - Ты читала отчёты, ты должна знать.
     - Верно. Но я вижу, что ты врёшь, - это было сказано грубо, но Адель сильно это не заботило. – Это знают все, кто знаком с ситуацией. Вот только непонятно, что ты скрываешь.
     - Раз непонятно, не надо об этом думать, Адель.
     Она поморщилась, когда он произнёс её имя.
     - Но… - Рей улыбнулся. – Возможно ты сможешь узнать кое-что об этом барьере.
     У Рея была нехорошая улыбка. Адель это прекрасно понимала. Понимала, что то, о чём он попросит будет незаконно. Но ей было необходимы сведения об этом барьере. Возможно, с помощью него она наконец сможет минимизировать ущерб от своей особенности.
     - Что от меня требуется?
     - Я сообщу тебе об этом несколько позже, когда сам обдумаю план полностью. Не хотелось бы попасться.
     - Не хотелось бы. Но я не дала согласие. Мне нужно знать, что это.
     - Я думаю, ты уже догадалась, что что-то незаконное.
     - Кто-то с кладбища? Тот, от кого ты знаешь про барьер?
     - Ты понимаешь, что я могу тебя сдать? Про то, что это ты взрываешь комнаты до сих пор?
     - Я понимаю.
     - Отлично. Тогда я могу сказать, что это связанно с кладбищем. Кое-что нужно будет оттуда забрать.
     - И что?
     - Узнаешь, когда заберём. И про барьер заодно узнаешь. Но в замен... – он многозначительно замолчал.
     - Информация.
     - Естественно.
     Адель, облокотилась на руки, раздумывая. Конечно, это незаконно. И если она в это влезет, то уже не сможет выйти. Иначе он её сдаст. Но с другой стороны он и сам идёт на риск. Это значит, что есть причина. К тому же без барьера ей придётся только хуже. Аура уже предупреждала об опасности. Ещё немного, и проблемы могут появиться у самого её порога. Поэтому риск стоил выгоды.
     - Я согласна.
     - Отлично. Тогда свяжемся как обычно.
     - Конечно.
     Когда Адель ушла, Рей устало лёг на кровать. Те чувства, которые сейчас наполняли его были разнообразными. Среди них был и страх за будущее. И неуверенность в его плане. И желание всё бросить и уехать. Но в то же время желание помочь, что-то наподобие любви к сестрам. К тем, кого он спас. Желание докопаться до истинны.
     Но где-то глубоко внутри него, что-то твердило, что единственное, до чего он докопается будет лишь его собственная смерть.
     
     Зло притягивает зло. Тьма притягивает тьму.
     Так было всегда.
     Именно поэтому зачастую в одном месте собирались самые страшные существа, которые потом могли перевернуть мир. И Муромец знал это не понаслышке.
     Муромец сидел в своём кресле и невидящем взглядом смотрел в окно. Позади него, разлёгшись на диване, скучала Лилит.
     Если Муромцу необходимо была помощь, он всегда обращался к ведьмам. Он не считал это ниже своего достоинства. Наоборот он всегда призирал тех, кто плюёт на помощь. Смысл отказываться от того, что находится рядом с тобой. Это тоже самое, как если бы тонущий оттолкнул спасательный круг, потому что слишком горд.
     - Значит ты ему не веришь.
     - Ни капельки.
     В комнате вновь повисла тишина. Недавно Муромец передал свои опасения Лилит. По его мнению, она была единственной, кто мог оценить обстановку адекватно. Манила была слишком правильна, а Калипсо высокомерна. К тому же она пыталась бы сразу уничтожить любую угрозу. Но это не всегда так работало. Что касается Рафаэллы, то та была настоящим ангелом. Она была, наверное, равна Лилит, но слишком добра.
     - Ты читала отчёт. Я читал отчёт. Там написано довольно понятно.
     - А если это он? Шивиан и…
     - Снёр, - напомнил ей имя Муромец.
     - Да, Снёр, они дали под клятвой показания. Им не было резона врать. Он смог расправиться с тем мёртвым огром сам.
     - Тебя это не смущает?
     - Есть люди у которых талант убивать. Кстати, у тебя виски не найдётся?
     - Шкаф по середине. Третий ящик снизу. Если будешь пить, то не преставай к моим ученикам.
     - Даже к Рею? – прищурилась она.
     - Тем более к нему.
     - Но ты знаешь, что твои слова меня не остановят.
     - Знаю. Но я лично, прослежу, чтоб ты глупостей не сделала.
     Лилит вытащила бутылку и словно пьяница со стажем сразу отпила одну треть из горла. Такой вид мог шокировать любого незнающего её человека. Но Муромец знал её слишком хорошо. И относился к ней с уважением.
     - Ох, обожаю твою выпивку. От куда ты её достаёшь?
     - Заказываю у нужных людей.
     - Хорошая. Даш мне их адрес?
     - Ты знаешь ответ.
     - Ну злыдня ты.
     Лилит была демоном. А все они обладали определённой устойчивостью. И когда для одних это было достаточно, чтоб опьянеть, она чувствовал себя только слегка расслабленной.
     - Значит ты волнуешься на его счёт?
     - Не назову это волнением.
     - Я заметила, что ты его не любишь.
     - Я никого не люблю.
     - Даже меня? – она взглянула на него с щенячьим лицом.
     - Лилит, оставь это, - сказал он устало.
     Было немного странно видеть его уставшим. Да и немногие видели его таким. В глазах всех он был вечным воином. Но Лилит знала его и таким.
     - Да, да, - со скучающим лицом она отодвинулась от него. - Ты знаешь такую поговорку: «Не буди спящего дракона»?
     - Поговорка северных народов.
     - Верно. Я знаю, что ты чувствуешь от него что-то нехорошее. Я в конце концов тоже демон. Воплощение зла. Я обладаю похожим чутьём. И могу почувствовать от него это. Словно легкий, едва заметный ветерок. Но не стоит его трогать. Все проблемы от того, что ты сначала расталкиваешь их, а потом не можешь успокоить.
     - Я поэтому и не предпринимаю ничего.
     - Правильно. Ты в конце концов намного старше меня, должен знать подобное. Если что-то и случится, то по крайней мере это будет не наша вина. Ведь обычно люди сами создают монстров и делают всё, чтобы они их под конец ненавидели. А когда настанет момент, будет важно, кто бы его врагом всю жизнь.
     - Думаешь, он станет проблемой?
     - Кто знает. Он уж точно не супер-сильный человек, который изменит мир. И точно не тот, кто разрушит Твердыню мира. Но беспокойства он может принести. Но если что-то и произойдёт, он должен знать, что мы не его враги. Так что не наделай ошибок.
     «Да вот только я бы не чувствовал опасность от него, если бы он мог принести только беспокойства», - подумал Муромец.
     - А если он…
     - Охотник? – Лилит задумалась. – Если вдруг так получится, что он потомок, то тут лучше конечно его схватить.
     - Ты же говорила, что лучше не трогать.
     - Не трогать, когда не знаешь, что он такое. А тут угроза будет уже очевидна, да и мы знаем, как с ней бороться. К тому же не забывай, что принцесса Страны Рассвета не будет сидеть сложа руки. Но если честно, я очень сомневаюсь, что он охотник. Уж слишком невыдающийся он тогда. К тому же группа расследований точно бы его засекла.
     - Я тоже так думаю, но…
     Муромец не закончил. Просто махнул рукой.
     Лилит направилась к выходу.
     - Я у тебя позаимствую виски? – спросила она, на пол пути к выходу.
     - Бери, - махнул он рукой.
     - И Муромец… - неожиданно серьёзный голос Лилит заставил его повернуться к ней. – Настанет момент, и всё само прояснится. Лучше до этого момента оставить всё как есть.
     Редко, когда можно было увидеть Лилит такой серьёзной. Это могло значить лишь то, что к данному вопросу она подходит со всей возможной для неё ответственностью.
     С этими словами она ушла, оставив Муромца одного. Он отвернулся от двери и посмотрел в окно. Город за стеной уже практически спал. Ему не было ведомо то волнение, что испытывал Муромец.
     Как и то, что у этого волнения были основания.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"