Кири Кирико: другие произведения.

Охотник на ведьм и повелительница теней

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Иногда цель требует жертв. Больших и неприятных. Именно такой станет для Рея союз с человеком, от которого бы он предпочёл переехать на другой континент. Пусть она вызывает у него раздражение до боли в зубах, а его действия заставляют её задумываться о его умственных способностях. Пусть их отношения с натяжкой можно назвать терпимыми. Однако им придётся стать союзниками для достижения своих целей. Их союз станет намного крепче чем любой другой, рады они этому или нет. И им придётся друг друга принять такими какие они есть. Ведь цель требует жертв. И скрипя зубами, обоим придётся на них пойти.

Охотник на ведьм и повелительница теней

 []

Annotation

     Иногда цель требует жертв. Больших и неприятных. Именно такой станет для Рея союз с человеком, от которого бы он предпочёл переехать на другой континент.
     Пусть она вызывает у него раздражение до боли в зубах, а его действия заставляют её задумываться о его умственных способностях. Пусть их отношения с натяжкой можно назвать терпимыми. Однако им придётся стать союзниками для достижения своих целей. Их союз станет намного крепче чем любой другой, рады они этому или нет. И им придётся друг друга принять такими какие они есть. Ведь цель требует жертв. И скрипя зубами, обоим придётся на них пойти.


Охотник на ведьм и повелительница теней

Глава 1

     «Их было немного, но даже с нашим огромным численным превосходством одолеть их оказалось не так-то просто. И сейчас, глядя на тела защитников этого места, я спрашиваю себя: Можно ли назвать правильным то, что мы делаем? Ведь будь это дело верным, я бы не чувствовал себя предателем.»
     (Личный дневник главнокомандующего Рисогра: записи после боя у реки Колдстрим.)
     
     В этот солнечный день люди могли видеть редкую картину. По улицам дружным строем по три человека в ряд шёл отряд рыцарей. Не каких-нибудь, а рыцарей из Твердыни мира. Их доспехи были наполированы так, что отражали солнце. Со стороны могло показаться, что они сами светятся. Словно воины света из старых легенд, призванные бороться со злом.
     Звук строевого шага, словно удары барабанов, разносился по округе, перекрывая даже шум будничной толпы.
     Они маршировали, привлекая к себе всеобщее внимание. Народ оставлял свои дела и бросал на рыцарей завороженные взгляды. Для них эти рыцари были подобны героям. Их считали надеждой и опорой для слабых. Люди из Твердыни мира, которые борются каждый день со злом. В случае опасности они непременно придут на помощь.
     Каждый в это верил.
     Можно сказать, что их, как и ведьм из Твердыни мира, обычный народ обожествлял. Несмотря на то, что практически каждая девушка в этом городе сама была ведьмой или обладала магической силой.
     Молодые девушки бросали на рыцарей восхищённые взгляды, перешептывались и хихикали. Мужчины смотрели на них взглядом, в котором читалось уважение и одобрение. Молодые парни бросали на них завистливыми взгляды – каждый из них хотел видеть себя на их месте. Маленькие дети смеялись, кричали и махали им руками – для них это были герои из легенд.
     Казалось, что в тот момент, где они проходили наступал маленький праздник. Даже из окон люди выглядывали, привлечённые шумом. Некоторые из них улыбались и махали им рукой. На заполненных улицах, люди сами расходились, пропуская их. Тем самым показывая им своё уважение.
     Это лишь подтверждало одно правило, которое было известно всем – Твердыня мира являлась основой этого государства. Люди верили ей и готовы были подчиняться. Они практически обожествляли всех, кто служит там. По важности она могла уступать только богине Нуаре и её церкви.
     Эта колонна рыцарей, возглавляемая большим воином в сверкающих доспехах, шла по улицам в направлении великого храма богини Нуары.
     Храм богини Нуары был поистине красивым и величественным зданием, второе по красоте после Твердыни мира. Оно находилось около крепостной стены, окружённая небольшим парком с прудами.
     Создавался сильный контраст, когда прихожанин попадал из пыльных, грязных и тесных улочек в просторный чистый парк. Здесь, за стенами, что отделяли территорию храма и город, было намного тише. Здесь пели птицы, шумели листья на ветру, могло показаться, что ты оказался на природе. Многие говорили, что по ощущениям это похоже на то, что ты словно попал из земного мира в сады богини.
     Когда человек оказывался на территории храма, то он чувствовал умиротворение и мог даже почувствовать божественную силу. В этих стенах даже самая беспокойная душа чувствовала себя в безопасности. Именно туда направлялись рыцари Твердыни мира.
     У этих молодых парней, которые недавно поступили на обучение в Твердыню мира, сегодня был поход в храм. Там их должны были осветить. В конце концов, основной религией в этой стране было поклонение богине Нуаре. И каждый служащий в этой стране должен был быть верен ей. И именно для того, чтобы поклясться ей в вере и пройти обряд освещения шёл отряд молодых рыцарей.
     Очень скоро они зашли на территорию храма. Здесь помимо обычных жителей, сидящих на траве и отдыхающих в тени, были жрицы. По большей части, они все были молодыми. Они были одеты в белоснежные одеяния, похожие на платья. Их красота привлекала взгляд, однако ни один из рыцарей даже не повернул в их сторону голову. А вот жрицы напротив, с интересом рассматривали новоприбывших. Как и люди, отдыхающие здесь.
     И вот рыцари наконец достигли пункта назначения – главного храма. Ровным строем они зашли внутрь через огромные входные двери. Когда они оказались внутри, двери сами закрылись за ними. И как только огромный воин сказал «вольно», вся картина великих рыцарей разрушилась в мгновение ока.
     Строй тут же распался. Рыцари, до это гордо стоявшие, валились на землю, словно кто-то перерезал нити, которые их держали. Кто мог, ковылял к ближайшим лавкам. Кто-то облокачивался на стену, кто-то садился или даже ложился прямо там, где стоял.
     Всё это сопровождалось лязгом металла и вздохами.
     - Кажется, я уже вижу своих предков…
     - Воды, принесите воды…
     - Боги, я не чувствую свою ногу!
     - Это потому что ты трогаешь мою ногу.
     - Ой, прости…
     - Кажется я вот-вот умру…
     Стоны были такими, словно эти сто человек только что прошли через страшную бойню и чудом выжили.
     Воин, что вёл их, снял свой шлем. Он посмотрел своих подопечных и, вздохнув, потёр переносицу.
     Кажется, на этот раз он действительно перестарался.
     Буквально вчера он сообщил им о походе в храм для освещения и где-то половина ответила, что не верит в богиню Нуару. Поэтому они бегали на протяжении всей ночи. Как он выразился, чтоб проникнуться верой и традициями. Однако сейчас он понимал, что переборщил слегка.
     Ладно, не слегка, он сильно переборщил. Они бегали всю ночь в доспехах, а потом и всё время до похода в храм. Курсанты, сохраняя честь, каким-то чудом дошли до храма, но вот как возвращаться обратно? Он сомневался, что хотя бы половина сможет встать на ноги.
     - Если мои глаза не изменяют мне, они слегка… уставшие.
     Мягкий голос раздался за спиной воина. Ему даже оборачиваться не надо было. Он и так знал, кто стоит позади него.
     - Господин Муромец, как так получилось, что эти дети богини вот-вот отдадут свои души на её суд?
     Рядом с ним встала женщина. Прекрасная женщина, облачённая в белую рясу жрицы. Её волосы были распущены до пояса. На голове о неё была классическая шапка, что носили все жрицы. Однако, в отличии от других, на её шапке была золотая звезда. Эта женщина была старшей жрицей – главнейшей в структуре, которая служила в храмах богини Нуары.
     Её замечание заставило его поморщиться.
     - Боюсь, они не хотели верить в вашу богиню.
     - Вот оно как, - она с любовью оглядела сотню стонущих от усталости курсантов. – Но вера должна прийти сама, не так ли?
     - Как вы собираетесь их осветить и попросить их быть верными той, в кого они не верят?
     - Вера приходит со временем, господин Муромец. Освещение, это лишь открытие врат в сады богини Нуары. Даже самый неверующий, но защищающий и следующий слову богини Нуары пройдёт её суд и попадёт в её сады. А узрев её, он обретёт и веру.
     Муромец не верил в это. Не верил, хотя сам клялся в верности богине и был освещён. Он сделал это лишь потому, что так было положено и такова была традиция. Не более. А это значит, что остальные обязаны пройти тоже самое.
     - Я уверен, что теперь они куда охотнее пойдут в её сады.
     - Хм-хм, я понимаю ваше стремление воспитать из них достойных рыцарей, но боюсь, что в сады богини Нуары им ещё рановато. Они должны пройти свой путь здесь, для начала.
     Она обвела взглядом абсолютно одинаковых рыцарей.
     - Бедные дети. Я даже не представляю, как нам освещать наших защитников. Они даже на ноги встать не могут.
     - Могут.
     Муромец развернулся к развалившимся на полу и скамейках рыцарям.
     - Слушать мою команду! – громко объявил он. – Всем встать. Тот, кто сейчас не встанет на ноги, будет до смерти отжиматься в Твердыне мира и все его выходные будут проходить на тренировочной площадке! А потом он пройдёт особый курс тренировок во время празднования дня мира.
     - Как я погляжу, вы, господин Муромец, прямо-таки дипломат, - с осуждением посмотрела на него старшая жрица.
     - Но ведь подействовало же.
     И действительно. Рыцари, кряхтя, скуля и ругаясь, с трудом вставали на ноги. Некоторых шатало из стороны в сторону так, что казалось, они вот-вот упадут. Через минуту уже все сто человек были на ногах.
     - Ладно, - вздохнула главная жрица. – Раз уж они встали, думаю, что можно будет быстро провести обряд освещения. Но… - Она многозначительно посмотрела на Муромца, – после него они должны будут остаться здесь на некоторое время.
     - Зачем это?
     - Чтоб ощутить любовь богини Нуары на себе. К тому же мне кажется, что они не доберутся такими темпами обратно.
     Муромец нахмурился. Звучало это двусмысленно. И чего ему меньше всего хотелось, так это чтоб другие указывали его солдатам, что надо делать.
     - Хочу напомнить вам, старшая жрица, что я командир этих солдат, - произнёс низким тоном, не терпящим возражений.
     - А я хочу вам напомнить, что вы в храме богини Нуары. В тот момент, когда они вошли сюда, сразу попали под опеку богини Нуары и её жриц. Если вы с этим не согласны, я могу спросить разрешения у Рафаэллы.
     Муромец промолчал. Он многое бы хотел сказать ей. Он бы хотел поставить её на место и напомнить, кто защищает этот город. Напомнить, кто поддерживает их храмы. Сказать, что она здесь ничего не решает и не ей указывать, должны рыцарь оставаться здесь или нет.
     Но он промолчал.
     Первая причина была в том, что эта вера была доминирующей. И как бы ему не хотелось, старшая жрица могла подействовать на ситуацию как в городе, так и в стране. Поэтому, ссориться с ней лучше не стоило.
     Вторая причина была в Рафаэлле. Она относилась к расе ангелов и была их воплощением. Добрая, мягкая характером, учтивая и отзывчивая. Она воплощала в себе только самое хорошее. Можно было бы сказать, что она является своеобразным повелителем добра в ОСЦНГ. И это добро она была готова защищать.
     Всего несколько раз Муромец видел в гневе. И сказать по правде, её гнев был даже страшнее, чем гнев Манилы или кого-нибудь ещё. Может это было связанно с тем, что видеть такого доброго человека в гневе было необычно. Или же её гнев так же был наполнен чистотой и добротой, что слегка не сочеталось. В любом случае, оказавшись рядом, Муромец испытывал некоторый дискомфорт. И желание спорить у него сразу пропадало.
     Поэтому и сейчас, узнай она, что он загнал рыцарей до такого состояния, пришлось бы с ней беседовать. Он не боялся её. Однако связываться тоже лишний раз с ней не хотелось.
     Помимо её гнева его останавливало и то, что она была практически единственным абсолютно добрым и честным человеком, которого он когда-либо знал. Воплощение всего хорошего в этом мире. И расстраивать ему Рафаэллу как-то не хотелось.
     - Ладно, но чтоб вы имели ввиду, я не хочу слышать что-то подобное в следующий раз. Рыцари подчиняются только Твердыне мира.
     - Я вас понимаю и не в коем случае не оспариваю это, господин Муромец, - слегка поклонилась старшая жрица. – Ведь то, что я делаю, это всё ради нашей страны и наших рыцарей, в частности.
     «А ещё из-за власти», - подумал Муромец, но ничего не сказал.
     
     Рей Клод.
     Рыцарь из Твердыни мира.
     Человек, родившийся в городе Пури.
     Один из самых многообещающих и в тоже время противоречивых курсантов.
     С последнего времени о нём ходило очень много слухов. Как хороших, так и плохих. Это было связано с двумя событиями – его турниром на отборочных соревнованиях и бойней на кладбище.
     Тогда на соревнованиях Рея многие возненавидели за бесчестные и подлые приёмы. Их он использовал против своего противника, который был в разы сильнее его. Никто даже и не подумал, что было бесчестно ставить против новичка профессионала. Но все решили, что использовать грязные приёмы против него было низко.
     Однако после кладбища, где по слухам Рей Клод в одиночку на протяжении получаса отбивался от мертвецов, многие взглянули на него с другой стороны. Теперь в глазах многих он был сильным и умелым рыцарем. Тем, кто не испугался пойти против небольшой армии зомби. А ещё ему хватило смелости сразиться не только с зомби, но и сильной нежитью, которую он победил.
     Поэтому многие теперь не знали, как относиться к нему. Как подонку, кто бесчестен и хитёр или же как к герою, который, возможно, предотвратил вторжение небольшой армии нежити в город?
     От этого теперь все вокруг перешёптывались и глядели на него с интересом, стараясь понять, что же за человек, этот Рей Клод.
     Как ведьмы, так и учащиеся смотрели на него как на неизвестный и очень интересный объект. Каждая из них пыталась решить для себя, имеет ли смысл связываться и тратить силы на этого человека. Ведь пусть он и показал себя не очень на отборочных соревнованиях, однако его победа над нежитью в одиночку говорила сама за себя.
     Да вот только Рей не был рад такому. Слишком много внимания привлекала его персона. Куда бы он не пошёл, везде чувствовал на себе взгляды. А внимания ему хотелось меньше всего. За его спиной нежить, которую надо вытащить из кладбища. И Адель, которая хочет получить от него секрет барьера. И группа расследований, которая подозревает его в бойне в борделе и желает его смерти.
     Когда на него никто не обращал внимания, то он мог заниматься тем, чем хочет. Но сейчас ему приходилось быть всегда на чеку, чтоб случайно не выдать себя. Ведь что будет, если кто-то случайно догадается о том, что он из другого мира? Заметит странности в его поведении, нетипичные для этого мира? Или просто увидит его вещи?
     Поэтому, находясь в Твердыне мира, он старался ничем не выдать себя. И эта прогулка в храм, подальше от чужих глаз была настоящим спасением. В конце концов, нелегко жить двойной жизнью под множеством любопытных глаз.
      Правда было одно но.
     - Я сейчас умру, - произнёс он, облокачиваясь на столб.
     Он был полностью разбит. У него даже сил стоять не было. Рей не помнил, когда в последний раз чувствовал себя так паршиво.
     - Не ты один, - ответил Ши. – Вон, даже Снёру тяжело. А Вос вообще молчит, что выглядит странно.
     После бега всю ночь в доспехах ни у кого не осталось сил. Чудо, что они вообще ещё на ногах.
     - Ты проникся верой? – спросил Ши.
     - Да как бы тебе сказать… Мне кажется, что я поверил в то, что в этом мире существует абсолютное зло.
     Рыцари позади Рея издали смешок.
     - Ага, тогда Муромец будет воплощением этого зла, - сказал один из них.
     - Кстати, а кто знает, с чего он стал вообще таким злым? – спросил Рей.
     Некоторые вопросительно посмотрели на Рея.
     - Я в плане того, кем он до этого был? Он один из совета пяти, но он не обладает магией. Его все боятся. От куда он? Кем был?
     - Да хрен его знает, - пожал плечами один из них. – Я слышал, что он очень стар.
     - По нему этого не заметно, - ответил другой.
     - Но это правда. Говорят, он участвовал в войне за освобождение.
     Война за освобождение. Рей знал о ней только то, что рассказывали другие. Говорят, раньше восточные государства были одним целым. И в основе существования их страны лежало рабовладение. Но однажды один одарённый воин-раб поднял восстание. Он и его армия рабов практически полностью разрушили страну.
     Их восстание грозило перекинуться на другие страны и поэтому ОСЦНГ, объединившись со Страной Рассвета, вступили в эту войну. Там они смогли победить армию рабов и практически полностью её уничтожить.
     Однако та страна после такой войны так и не восстановилась. Она разделилась на множество маленьких государств, которые до сих пор существуют. Они ведут торговлю с ОСЦНГ и Страной Рассвета. А ещё они поставляют товары с другого континента так как имеют выход к восточному морю.
     И до сих пор в этих странах есть работорговля.
     Но что было примечательно в этой войне, так это участие охотников на ведьм. Небольшая группа охотников приняла участие в сражении против ОСЦНГ и Страны Рассвета. Говорят, на той войне много ведьм из-за них погибло. Но также считается, что в той войне охотники на ведьм были окончательно уничтожены. По крайней мере, их больше никто не видел.
     Значит Муромец участвовал в ней? А может даже сражался против охотников? Это получается, что он жил ещё задолго до войны.
     - Воином не становятся за один день. Если он воевал в той войне, то могу поспорить, он родился ещё до неё, - высказал своё мнение Ши.
     - Получается ему больше ста пятидесяти? – спросил один из рыцарей.
     - Если не больше, - ответил Ши.
     - И никто не знает, кем он был в прошлом? – вновь спросил Рей.
     - Без понятия. Я слышал много слухов, - сказал один из рыцарей. – Например, о том, что раньше он был наёмником.
     - Наёмником?
     - Ага. За деньги убивал всяких очень опасных тварей. Иногда и в войнах учувствовал.
     - Чтоб наёмника взяли в совет пяти, - Ши задумался. – Может быть так, что он просто был тем, кто убивал тварей из Города Забвения. Кто-то типа рыцаря благородства. Того, кто за просто так помогал людям.
     - Ты веришь в то, что в этом мире существует кто-то подобный? – спросил Рей.
     - Всё возможно. Ещё недавно мы искренне верили, что на кладбище нет нежити. А оно вон как оказалось.
     - За себя говори. Я всегда знал, что с тем местом что-то нечисто, - раздался голос Снёра позади них.
     Тот стоял ровно, словно ничего ему было не страшно. Даже было немного жутко от того, как он стойко переносит все трудности. Может он даже не человек?
     Освещение началось через десять минут ровно в тот момент, когда все сто человек построились в цепочку перед дверью в конце зала.
     Первым оказался Рей.
     Он специально встал в очередь первым. Рей рассчитывал побыстрее разобраться с освещением и потом отдохнуть на одной из скамеек. А так ему бы пришлось всю очередь стоять и ждать. А потом ещё и обратно идти.
     Дверь распахнулась и оттуда вышла молодая белокурая девушка. Её одеяние жрицы было весьма… вызывающим. Примерно таким, каким его описывали. Длинное платье до самых ног с двумя разрезами по бокам, которые доходят до бёдер. И верхняя часть открывающая живот и полностью спину.
     Это несколько экстравагантное одеяние подошло бы, по мнению Рея, проститутке или стриптизёрше, но никак не жрице.
     - Прошу вас, проходите, господин рыцарь, - она отошла в сторону и слегка поклонилась.
     За спиной Рея послышались вздохи. Видимо, жрица всем понравилась. Ну ещё бы, у неё был очень привлекательный вид. А её невинное лицо добавляло свой шарм.
     - Эм, да, конечно.
     Рей прошёл внутрь. Жрица прошла за ним и закрыла дверь.
     - Прошу вас, идите за мной, господин рыцарь.
     Они шли по длинному коридору, у которого был стеклянный потолок. Пройдя его, они вошли в небольшой зал. В отличии от других помещений, этот зал бы сделан из невзрачного серого камня. Единственным источником света здесь было огромное окно из мозаики. Над потолком висела огромная золотая люстра. Но в отличии от многих других мест, где был Рей, здесь использовались не магические огоньки, а свечи. И в данный момент они не горели.
     На полу был розовый ковёр, который вел к простому деревянному столу. Перед столом стоял небольшой тазик. От сюда Рей мог разглядеть, что он наполнен водой. Что касается стола, то на нём лежал какой-то ящик.
     Этот зал разительно отличался от других помещений. Если те были аккуратными, выложенные кладким камнем и светлыми, то здесь было всё с точностью наоборот. Грубый неровный тёмный камень, мало света. Словно сделано это место было за долго до того, как был построен основной храм.
     - Это место… Оно выглядит немного иначе.
     - Естественно.
     Из тени вышла женщина. В отличии от других жриц, она была одета в полностью закрывающую её мантию. А на её шапке была звезда. Видимо, символ того, что она старше других.
     Рей оглянулся. Он заметил, что помимо той жрицы, что стоит у входа и жрицы со звездой здесь есть ещё четыре жрицы. Просто удивительно, как неприметно они здесь стоят, если учесть, что они одеты в белое, а вокруг серый камень.
     - Это здание – первый храм богини Нуары, что был построен здесь.
     - Здесь не используют магию.
     - Вы заметили, - главная жрица улыбнулась. – Да, по традиции здесь нет магии. Уборка здесь проводится руками. А взамен магического света мы используем свечи. Это традиция и дань уважения одному из детей нашей богини Нуары – Рисогра.
     - А кто это?
     - К сожалению, я не могу в данный момент ответить вам на этот вопрос, господин рыцарь. Мы и так много говорим. Помимо вас нам надо освятить ещё девяносто девять человек. Если вам интересна история этого места, что весьма удивительно, я попрошу одну из жриц уделить вам время и рассказать. А теперь, прошу раздеться.
     - Раздеться?
     Те четыре жрицы, что стояли в тени подошли к нему и стали снимать с него доспехи. По их ловким движениям было видно, что они не в первый раз этим занимаются.
     - А теперь я попрошу снять с вас оставшуюся одежду, - сказала ему главная жрица, когда доспехи были сняты.
     - Погодите-ка, но я же буду голым.
     - Естественно, ведь человек освещает своё тело и дух. Своё истинное тело. Одежда не должна на нём присутствовать.
     Какой неприятный поворот. Особенно если учесть, что вокруг такие прекрасные и невинные девушки.
     - Не беспокойся на счёт жриц. Они не в первый раз видят голого мужчину, - успокоила его главная жрица, заметив его смущение.
     Делать в любом случае было нечего. Рей снял себя одежду. Быть абсолютно голым в окружении девушек действительно неприятно. Хотя надо отдать им должное, ни одна из жриц не показала никакого смущения или другой эмоции.
     - Теперь прошу вас пройти к алтарю, господин рыцарь.
     Главная жрица шла чуть позади него, словно контролировала каждый его шаг.
     Когда он оказался почти около стола, главная жрица попросила его встать двумя ногами в таз с водой. Теперь он был перед столом и мог увидеть, что было внутри коробки.
     На красной ткани лежал меч. Золотистый меч с красивой, необычной рукоятью, внутрь которой был небольшой шар. Внутри шара висела маленькая яркая звезда. Это было настолько красиво, что Рей не мог оторвать взгляда от меча.
     Лезвие меча переливалось из золотого в серебряный. В самом лезвии в самой середине было пустое пространство, внутри которого находилась золотая молния.
     Рей сначала не поверил своим глазам, но присмотревшись понял, что это действительно так. Золотая молния находилась в центре меча. Она выглядела так, словно кто-то запечатлел на 3D картинке молнию, которая медленно двигалась, иногда пускала разряды на само лезвие.
     - Это…
     - Это меч Рисогра. Рыцаря богини Нуары, кто боролся против охотников на ведьм. Прикоснись к нему, чтоб очистить свою душу.
     Если учесть вид этого меча, то можно уверенно заявить, что он наделён магией. Муромец рассказывал про подобное оружие. Его осталось не так уж и много и каждое обладает своими неповторимыми свойствами. Высасывать жизненную энергию, телепортировать, разрезать большинство металлов. Их характеристики можно перечислять бесконечно.
     Рею было интересно, какими свойствами обладает этот меч? И что будет, когда он коснётся его? Ударит током?
     Рей протянул к мечу руку.
     В следующий момент случилось нечто странное.
     И не с мечом, а с самим Реем. Вернее, с его рукой.
     Неожиданно на тыльной стороне его руки появилось голубое свечение в форме круга. Тут же над этим кругом появилось голографическое кольцо.
     Рей, не верил свои глазам, глядя на свою руку.
     «Это реакция на касание меча? Так и должно быть?»
     Вдруг на мече появилась голубая лазерная полоска. Она быстро пробежала сначала к рукояти меча, потом к его острию, после чего вернулась на место и исчезла. Это выглядело так, словно Рей только что просканировал этот меч.
     Он продолжал стоять с вытянутой рукой как идиот, не зная, что делать. Должно так быть? Это нормальная реакция на касание или же это реакция на него? Хотя он даже не коснулся ещё меча. А если это проверка? Типа проверки на предателя или кого-то типа него? Быть может так они проверяют рыцарей?
     Он почувствовал, как температура его тела значительно поднялась.
     - Эм, а что должно произойти, когда я коснусь его? Какой-то эффект? – с трудом выдавил он из себя.
     - Ты должен почувствовать успокоение в душе.
     Однако Рей успокоения не чувствовал. Наоборот, его сердце учащённо билось. Он и так знал, что обладает довольно странными способностями. А если это ещё одна способность? Ведь он уже думал над этим. Была какая-то способность, которую он никак не мог активировать. Если это она и была?
     - Ты коснулся меча, господин рыцарь?
     - Да.
     Рей быстро коснулся меча пальцами и обернулся.
     Видимо главная жрица не заметила того, что случилось. Её лицо было спокойным.
     - Прошу, встаньте на колени.
     Рей подчинился и встал на колени прямо в тазе.
     Главная жрица подошла к нему. В руках у неё был небольшой совок, наполненный водой. Она стала медленно выливать воду ему на голову. Вода была холодной и в одно мгновение всё тело Рея покрылось мурашками. Однако он этого не заметил. Его сердце учащённо билось и от испуга он не мог ни о чём думать. Единственным желанием было поскорее выбраться от сюда.
     - Господин рыцарь. Вы как рыцарь Твердыни мира с этого момента будете служить богине Нуаре и народу, который она оберегает. Вы не откажете нуждающимся, так как вас ведёт доброта богини Нуары. Вы не убежите от врага, так как вас наполняет смелость богини Нуары. Вы будете милосердны, так как вы одарены милосердием богини Нуары. С этого момента вы один из рыцарей нашей богини Нуары. Да будет ваш путь долог, да примут вас её сады, да пройдёте вы её суд с чистой душой. Отныне и во век вы будете лучом света в этом мире.
     
     Рей сидел в саду храма. Как только главная жрица закончила свою речь, он оделся и вышел сюда. Ему сказали, что сейчас он может отдохнуть и насладиться спокойствием этого места. Действительно, Рей успокоился, когда попал в этот сад. Вся эта обстановка действовала на него умиротворяюще. Даже удивительно, что это место располагалось внутри шумного города.
     Людей вокруг практически не было. Только вдалеке сидели какие-то люди, но оттуда они вряд ли что-нибудь смогли бы увидеть. И вряд ли они заметили Рея. Можно сказать, это место было тем, что нужно в данный момент. Рею требовалось одиночество, чтоб разобраться с тем, что произошло при освещении.
     Со слов главной он сразу мог сделать вывод, что та реакция не была следствием действия на него меча. Он должен был просто его коснуться и всё. Следовательно, причина была в самом Рее.
     Что случилось? Была ли это своеобразная сигнализация или попытка защиты? Или это было ещё одно свойство, о котором ему ещё неизвестно? Ведь до этого Рей уже подозревал, что должно быть что-то ещё. Какая-то функция, о которой толком ничего не сказано.
     Рей активировал «систему». Вновь окружающий его мир наполнился голубоватыми оттенками, слух обострился, а зрение улучшилось. Также стало лучше и боковое зрение. Это было весьма удобно. Даже уходя в свои мысли, он мог спокойно замечать всё вокруг.
     Сейчас Рей хотел кое-что проверить.
     Перед его глазами появилось меню. Первым делом он выбрал «Проверка систем и пользователя».
     Перед глазами появился текст, который ушёл в сторону.
     [Проверка систем и пользователя:
     Состояние пользователя – стабильно.
     Повреждения не выявлены
     Функции систем не нарушены.
     Работа системы – стабильно.]
     Значит его тело стабильно. Будь что-то не так, внутренний компьютер бы обнаружил изменения. По крайней мере на это надеялся Рей. А раз здесь всё нормально, то стоило поискать изменения в другом месте. Рей выбрал пункт «Доступ к базе данных».
     Перед глазами появилось другое меню.
     [Ускоритель. Класс одежда. Показать подробное описание?]
     [Защитная маска. Класс одежда. Показать подробное описание?]
     Рей уже несколько раз заходил сюда. Здесь, как он думал, находилось своеобразное меню вещей. Или может инвентарь как в играх. Точно он сказать не мог, потому что не понимал предназначения этой функции. И подозревал, что с этим связанна ещё одна способность.
     И сейчас он убедился, что был прав.
     В меню появился новый пункт.
     [Меч Рисогра. Класс оружие. Показать подробное описание?]
     Этого варианта точно не было раньше.
     Значит это был сканер. И тот лазер, который просканировал меч, был из его руки.
     Получается, своей рукой Рей мог просканировать любой предмет. После этого вся информация о нём попадала в его базу данных. Можно сказать, что это было подобно памяти человека. Только здесь он может видеть картинку предмета перед глазами, а там он просто представляет его.
     Только вот зачем это нужно было? Что-то типа шпионского оборудования для того, чтобы просканировать предмет и не забыть его?
     Рей выбрал пункт подробного описания.
     [Оружие ближнего боя. Накопитель энергии. Способен рассеивать энергию. Внимание! Предмет требует энергетических затрат.]
     Это описание озадачило Рея.
     Во-первых, судя по всему, название система взяла из головы самого Рея. Иначе как объяснить то, что там название такое же, как назвала его главная жрица? Но это ещё не странно, ведь система считывает состояние всего тела.
     Но вот что значит «Предмет требует энергетических затрат»? Ведь если так подумать, то подобное он видел во время боя с мертвецами. Там «система» запрашивала у него резервные источники энергии. Это случилось в тот момент, когда он был очень уставшим и «система» для того, чтоб функционировать просила больше энергии. Его энергии.
     Значит ли это, что меч можно как-то создать? Ведь если там есть предупреждение о том, что предмет требует энергетических затрат, то значит они должны на что-то тратиться.
     Это идея была очень соблазнительной и в тоже время фантастической. С одной стороны, было бы круто создавать предметы, которые ты просканировал. Например, сверхмощные оружия, способные уничтожить всё вокруг. Так бы он смог добраться до банка памяти. С другой стороны, он представить не мог, как можно из ничего создать оружие. Хотя если учесть, что вокруг царит магия, то это могло быть возможным.
     В любом случае здесь это проверить невозможно. Рей решил, что займётся экспериментами, когда вернётся в комнату, так как заметил, что в его сторону идёт одна из жриц.
     [Отключить систему.]
     Его чувства вернулись в норму. Рей посмотрел на жрицу, что шла к нему.
     Эта была белокурая девушка (у них все здесь белокурые?), одетая в развратное платье. Надо признать, у неё имелись неплохие формы. Они колыхались при каждом её шаге. Рею неожиданно стало интересно, а они дают обед безбрачия или нет? Надо будет спросить. Не то, что бы он хотел жениться на одной из них. Просто они же тоже испытывают плотские желания.
     - Добрый день, господин рыцарь, - поприветствовала его жрица и слегка поклонилась.
     - Добрый день. Не против, если я не буду вставать?
     - Нет, что вы. Я понимаю, что такие как вы сильно изматываются, защищая нас.
     - Хорошо, спасибо. Вы что-то хотели?
     Жрица кивнула.
     - Старшая жрица сказала, что вы интересовались историей. Поэтому она послала меня удовлетворить ваши желания знаний.
     «Интересно, она понимает, насколько это звучит двусмысленно?»
     Было несколько удивительно, что главная жрица запомнила его и решила действительно послать одну из жриц просветить его. Он то думал, что это не более чем вежливость.
     - Так что вы хотели спросить?
     - Ваше имя.
     - Имя? – жрица сначала недоуменно посмотрела на него, а потом покраснела и отвела взгляд. – Зачем вам?
     - Ну мне надо же как-то обращаться к вам. Меня кстати Рей зовут, - он протянул руку.
     Жрица ещё насколько секунд сомневалась, но потом нагнулась и пожала руку. С того места, где Рей сидел, всё было отлично видно. Надо признать, достоинствами её природа не обделила.
     - Ливета.
     - Присаживайся, Ливета. А то мне неуютно, когда девушка стоит рядом со мной.
     - Премного благодарна, - она села рядом с Реем. – Так что вы хотите узнать?
     - Тот меч. Главная жрица сказала, что он принадлежал убийце охотников. Что в нём особенного?
     - Много легенд ходит о нём. Говорят, что он был скопирован с другого меча.
     - Так это не оригинал?
     - Оригинал. Просто он был создан в противоположность другому мечу, что был у охотников на ведьм. Говорят, тот меч мог стрелять светом и уничтожат всё на своём пути. Он был даже способен разрезать сам мир.
     Какой жуткий меч. Рей подумал, что такое оружие пригодилось бы. Хотя звучит это всё не очень реалистично. Возможно легенды несколько исказили исторические данные.
     - Получается этот меч тоже может резать всё подряд и стрелять светом?
     - К сожалению, нет. Сыну богини Нуары Рисонгру не удалось воссоздать тот меч. Получилась лишь его слабая копия. Этот меч способен испускать очень яркий свет.
     - И всё?
     - Этого достаточно, чтоб бороться против тьмы или представителей зла. А также, этот меч мог противостоять оригиналу. К тому же, сама богиня Нуара прикоснулась к этому мечу, чтоб наделить его силой.
     Теперь Рею было ясно, почему каждый должен коснуться меча. Таким образом они все косвенно касались богини и давали ей клятву.
     - А Рисонгр, кем он был?
     - Один из рыцарей. Его считают основателем рыцарей Твердыни мира. Он вместе с другом противостояли охотникам. Их военный лагерь располагался здесь, на месте этого города. Правда его друг потом сошёл с ума и исчез.
     - Из-за чего?
     - Неизвестно. Но некоторые говорят, что это из-за любви.
     Неожиданно Рея осенило. Ведь тот рыцарь, о котором сейчас она говорит и есть тот проклятый рыцарь, которого он убил на кладбище! Как раз он был в том военном лагере, о котором рассказывала Намбира. Значит он был знаком с тем Рисонгром. Мир действительно тесен.
     - Получается Рисонгр создал Твердыню мира?
     - Он заложил в неё основы. Стал учить новых рыцарей. Позже он со своими рыцарями построил тот самый храм, в котором вы проходили освещение. С того момента он не изменился. В том месте он вместе с рыцарями поклонялся богине Нуаре.
     - Вот почему его сохранили.
     - Да. Мы бережём нашу историю. В конце концов, благодаря ей мы можем строить будущее.
     «Это их слоган? Помни прошлое, строй будущее? Словно слоган строительной фирмы.»
     - А Твердыню мира кто заложил?
     - Совет главных представителей рас, учувствовавших на тот момент в войне.
     - Представители рас? Получается, ангел, демон, ведьма и вампир?
     - Именно так. Однако Рисонгр тоже вошёл в совет, хоть и был человеком. Как тот, кто верно служил и сражался против охотников ему дали место в совете. Со временем это стало традицией.
     - А я-то думал, почему в совете есть человек, несмотря на то, что он самый слабый в этом мире.
     - Это не правда, - покачала головой Ливета. – Человек очень силён.
     Рей мог найти тысячи причин, почему это не так. Но спорить с жрицей, которая так уверенно это говорит ему не захотелось.
     - Человек очень много принёс в этот мир, - продолжила Ливета. – Взять, например, банк памяти…
     - Банк памяти был создан людьми?
     На лице Рея было неподдельное удивление. Увидев его, Ливета улыбнулась.
     - Я вижу, вы этого не знали.
     - В первый раз слышу.
     И действительно. Кто бы мог подумать, что это создал человек. Если вокруг столько магии, намного логичнее предположить, что подобное создали ведьмы. Например, как те сосуды памяти из фильмов про ушибленного в голову мальчика. А так получается, что банк памяти скорее всего просто огромная библиотека. И найти там то, что его интересует будет непросто.
     Особенно когда он сам не знает, чего ищет.
     - Вы думали, что это создали ведьмы?
     - Если честно, то да. Представить, как люди из поколения в поколение записывали всю информацию туда… Сколько же там книг?
     - Очень много. Говорят, что коридоры между стеллажами очень длинные и там даже края не видно.
     Такое строение не может располагаться над землёй. Его бы заметили. Это значит оно где в подвалах. Проблема в том, что туда и оттуда только один путь. Максимум два. Туда не влезть через окна и наверняка не докопаться с поверхности.
     Значит единственный путь – как-то пробиться через главный ход или запасной, если он есть. Возможно, став рыцарем, он сможет устроиться туда охранять. Наверняка такой объект находится под охраной. Или, если не получится, воспользоваться силой и проникнуть так.
     Но затея выглядела невероятной. Рей уже несколько раз возвращался к мысли, что весь план выглядит невыполненным. Если его поймают, то что будет?
     Правда стоит это риска?
     В конце концов, единственное, что он знает было написано на карте. А вдруг это и не его карта? Вдруг он зря рискует? В конце концов, можно остановиться на этом. Перестать стремиться попасть в банк памяти. Зажить обычной жизнью, создать семью…
     От одной мыли бросить эту невероятную затею сердце Рея налилось свинцом.
     Нет, это невозможно.
     Пусть он и забыл всё, был искалечен и по его пятам идут убийцы, но бросить всё это он не может. Конечно, эта затея выглядит нереально, но внутри даже с потерей памяти он чувствует, что нельзя отступать. Это было настолько важно, что даже сейчас он чувствует это.
     Может ли он, добившись частичных успехов, всё бросить?
     «Нет, надо идти до конца. Если я не разберусь с этим, то это чувство в сердце будет преследовать меня до конца жизни. Мне нужны ответы.»
     Ему полегчало. Стоило сказать самому себе, что он не бросит эту затею, как стало сразу легче.
     - Я вижу, что вы пришли к выводам, что устроили вашу душу, - улыбнулась Ливета.
     Рей уже и забыл, что она всё ещё здесь.
     - Да, я пришёл к кое-каким выводам, - ответил он с улыбкой. - Остаётся надеяться, что мой путь будет верен.
     - Уверена, что если это путь во имя добра и справедливости, то богиня Нуара поможет вам.
     - Хочется надеяться.
     - Не надеяться, - сказала она строги голосом, хотя всё ещё улыбалась. – Вера. Вот что движет людьми. Вера в завтрашний день и в лучшую жизнь. Я уверенна, что, если вы будете верить в себя и в своё дело, всё будет хорошо.
     - А если…
     Рей так и не договорил. К ним быстрым шагом шёл один из рыцарей. Так как на нём было забрало, точно сказать, кто это Рей не мог.
     - Прошу извинить меня, жрица. Рей нам нужна твоя помощь.
     Помощь? На мгновение сердце рея замерло. А если…
     Но тут же он успокоился. Если бы это было связанно с тем, что произошло, то за ним бы пришли сразу все как за преступником.
     Рей встал и поклонился жрице.
     - Прошу меня извинить. И большое вам спасибо за историю этого места. Это было действительно интересно.
     Ливета очень мило улыбнулась. Так мило, что рыцарь рядом даже вздохнул.
     - Не за что. Очень приятно видеть людей, которых интересует история. Если честно, я была рада, что смогла поделиться с кем-то толикой своих знаний. Поэтому, если что, приходите. Здесь вам всегда будут рады.
     Ливета выглядела немного расстроенной. Причину этого Рея примерно представлял.
     Видимо, здесь с общением было туго. Скорее всего, они не сильно общаются между друг другом. Или же из-за отсутствия событий нет тем для общения. А тут появился тот, кто мог с ней поговорить. И сейчас, пусть даже не самый интересный разговор принёс ей радость. Можно сказать, что сегодня Рей сделал кого-то немного счастливее.
     Ему даже стало немного неуютно от одной мысли, что здесь может быть хуже, чем в Твердыне мира. По крайней мере там есть чем заняться. Например, отжиманиями.
     От одного воспоминания об этом Рея передёрнуло. Он пошёл за рыцарем к храму.
     - Ладно, что там случилось?
     - Снёр потерял сознание.
     - Чё?
     Это было настолько удивительно, насколько невероятно.
     Снёр. Потерял. Сознание.
     Рей несколько раз повторил это про себя.
     - Позволь узнать, что его так свалило?
     Рыцарь рассмеялся.
     - Ты не поверишь, но это был стыд.
     - Стыд?
     - Ага. Когда его попросили повернуться в тазике, от раскраснелся и потерял сознание. Когда он падал, то чуть старшую жрицу не раздавил. Та успела чудом отпрыгнуть. Мы сидели на скамейках, когда выбежали испуганные жрицы и сказали, что там происходит что-то странное. Видел бы Муромца, когда он бросился внутрь. Я думал, он сквозь двери пройдёт, настолько был он целеустремлён. И какого наше удивление было, когда мы увидели Снёра, валяющегося на полу.
     Картина, которая возникла в его голове, заставила Рея рассмеяться.
     - Да уж, могу представить. А зачем нас зовут?
     - Так не все же прошли освещение. Муромец сказал собрать прошедших, чтоб они оттащили Снёра в Твердыню мира.
     - Дай догадаюсь, это я и те несколько нечастных, что уже её прошли?
     - Именно, - вздохнул рыцарь.
     - Сочувствую, - похлопал я его по плечу.
     - И я тебе, - похлопал он меня в ответ. – Но зато потащим мы его без брони. Муромец сказал, что нельзя нам позорить Твердыню мира.
     - Лучше бы он о нас подумал, - пожаловался Рей.

Глава 2

     Комната Рея разительно отличалась от комнат других курсантов. В первую очередь своими размерами. Огромное помещение с внутренним балконом, где располагалось великое множество книг. Среди них встречались и редкие экземпляры, за которые можно было получить неплохие деньги.
     Второе отличие заключалось в ванной комнате. В остальных комнатах она отсутствовала, и рыцари мылись в общей умывальной. То помещение было действительно огромным и чистым, поэтому никто не возмущался. Но у Рея была своя ванна с душем. Ему было необязательно идти куда-то. К тому же помывшись, он мог сразу лечь на кровать, а не идти в другой конец коридора в свою комнату.
     Многие, если их спросить, сказали бы, что это очень несправедливо. Почему первогодке досталась такая комнат? И немногие знали, что его комната была взорвана. И он чуть не взорвался вместе с ней. Поэтому ему любезно предоставили это место, которое до того момента была чуланом и местом хранения мусора и приборов для уборки.
     Однако если спросить самого Рея, то он бы сказал, что лучше бы получил обычную комнату. Нет, ему нравилась и эта, однако тот ужас, который он пережил при её уборке глубоко впечатался в его сердце.
     Что касается причины того взрыва, то она сейчас сидела в его комнате, вальяжно расположившись на его кровати.
     Рей уже пытался сделать ей замечания раньше, но все его слова проходили мимо её ушей. Она его открыто призирала. И показывала всем своим видом, что здесь она лишь из-за их сделки. Он хранит её тайну и помогает ей, она в ответ так же предоставляет свою помощь.
     Адалхеидис, дочь из дома Шатен Дер Дункехайт.
     После нескольких чудовищных попыток выговорить её имя, она согласилась на Адель.
     Всё, что Рей смог о ней узнать, не вызывая подозрений, было только то, что она богата. А ещё влиятельна. Про ум и самостоятельность можно было даже не спрашивать.
     Но помимо этого Рей считал её конченной испорченной стервой. Человеком, который не задумываясь перешагнёт через него, если будет шанс уйти от него без возмездия. Она не обратит внимание на боль и страдания других, только если в этом не будет выгоды или её личной заинтересованности.
     Однако они оба знали – если один идёт на дно, то обязательно утащит второго. Поэтому никто не предпринимал необдуманных действий.
     Её легкая улыбка и неизменяющееся лицо создавали иллюзию очень спокойной и вежливой девушки. Однако Рея уже прочувствовал её настоящий характер на своей шкуре. Таких надо держать подальше от себя, но в то же время недалеко, чтоб в нужный момент нанести удар.
     - Значит это твой план? Просто удивительно. Хотя вру, ничего удивительного, - сказала она, улыбаясь.
     Раньше она выводила Рея из себя, однако он привык. Её колкости или откровенные оскорбления не могли вывести его из себя. Он должен быть стойким. Он боялся, что разозлись она по-настоящему, наломает дров, не задумываясь о последствиях.
     - Если я потащу чемодан сюда, то охрана наверняка проверит, что внутри. Тебя же никто трогать не будет.
     - Естественно, меня никто проверять не будет. Я, честно говоря, ожидала чего-то подобного от тебя.
     - Я уверен, что ты можешь предложить план лучше.
     - Ну нет, ты что. Будем следовать твоему плану, - сказала она язвительно.
     - Имей ввиду, если что-то пойдёт не так, я тебя сдам.
     - Можешь оставить свои детские угрозы при себе, - её улыбка стала более хитрой, а в глазах заиграл недобрый огонёк. – Рей, ты же знаешь, почему я до сих пор с тобой нянчусь?
     - У тебя выбора нет. Ты сама сказала.
     - Не только. Просто я считаю, что ты можешь оказать мне услугу. Огромную услугу. В противном случае я бы нашла кучу способов, чтоб от тебя избавиться.
     - И села бы в тюрьму, опозорив свой дом. Не беспокойся, я подготовился и к подобному, - улыбнулся он.
     Она пристально смотрела в его глаза, в попытках найти намёк на блеф. Потом вздохнула, захлопнула книгу, которую читала и подошла к нему.
     - Не забывайся Рей. Рано или поздно наше сотрудничество кончится. Я человек чести, хоть по мне такого и не скажешь. Но если ты будешь делать глупости, я с тобой обязательно поквитаюсь, - всё это она говорило с нехорошей улыбкой.
     - Ты понимаешь, что, говоря мне подобное, ты вызываешь у меня ответную реакцию, потом злишься и это идёт по кругу?
     Адель промолчала. Да, она понимала это очень хорошо. Но ничего не могла с собой сделать. Как говорила Ария, он не её слоя и её бесила одна мысль, что она угодила в такую ситуацию. Поэтому своё негодование она выплёскивала на него. Однако терпеть подобное в ответ на свои слова она тоже не могла.
     Глупая ситуация. Это на уровне детей. Она прекрасно это понимала. Но ничего сделать с собой не могла.
     Вздохнув, Адель села на свободный стул, закинув ногу на ногу.
     - Значит мы приступаем сегодня?
     - Да. У тебя всё готово?
     - Естественно.
     - Отлично.
     Теперь ему надо было взять себя в руки.
     Со слов Адель, её вещи вряд ли кто не будет проверять. А с помощью магии любой груз для неё станет подъёмным.
     Всё что ему надо – забрать кое-что с кладбища. Это кое-что – нежить.
     Маленькая нежить, выглядящая как маленькая девочка с белыми волосами и красной радужкой глаз. Её Рей встретил на кладбище. Там же она его и спасла от смерти, после чего он пообещал вернуться за ней.
     Логичнее было отвернуться от неё и забыть всё, что там произошло. Или сдать её Твердыне мира. Ведь его конечная цель была другой. И её спасение подвергал Рея и его цель огромной опасности. Но Рей не мог так поступить. Просто не смог уничтожить то, что так отчаянно боролось на протяжении многих сотен лет за свою жизнь.
     В конце концов, не то же самое делает он? Борется за свою жизнь, что вместе с памятью потеряла и смысл.
     Прожившая много столетий одна, она лишилась всех эмоций и была похожа на куклу. Однако Рей видел, что человечность в ней сохранилась. Она обладала теми же чувствами, что и другие люди. Она была не тупой нежитью, что стремиться убить всё на своём пути.
     Однако людям, что так плотно окружены своими страхами увидеть это было невозможно. Люди, что так слепо верят в свою правоту не могут ничего увидеть, если это отличается от их взглядов. Возможно в этом плане его общество в том мире было лучше. Отвергая слепую веру и имея желание всё понять, там были готовы принять что-то настолько противоречивое.
     Здесь же…
     Рей вздохнул.
     Адель вопросительно взглянула на него. Но он лишь покачал головой.
     - Думаю, нам пора собираться. Сможешь незаметно вытащить чемодан на улицу?
     - Мои способности позволяют провернуть это, - сказала она раздражённым голосом.
     Видимо мысль о том, что он может сомневаться в её способностях, заставляла Адель немного злиться.
     Хотя, в конце концов, все ведьмы из знатных домов были такими. Высокомерные, не сомневающиеся в своих способностях, гордящиеся своим домом и смотрящие на всех с высока. Рей уже имел дело с её подругой. То ещё удовольствие. У него возникло ощущение, что у них проблемы с уравновешенностью.
     Как они и договаривались Адель вышла чуть раньше вместе с чемоданом. Рей подозревал, что она просто сделала её невидимой на мгновение. Где-то через час вышел и он сам. Выйдя в разное время, они не привлекут к себе внимания.
     Теперь им следовало встретиться в обговоренном месте.
     Адель, как и полагалось, ждала его там. Рядом с ней стоял чемодан. Сама она была одета в обычную одежду с капюшоном. Так что даже если кто и заметит их, никто её не узнает.
     - Я думал, ты так и оставишь чемодан невидимым.
     - Рей, позволь узнать. Как действует магия?
     Странный вопрос. И немного неожиданный. Рей даже растерялся на мгновение прежде чем ответить.
     - Ну… Сила черпается из осколка силы. А контролируют её с помощью выносливости. Так?
     Она сделала удивлённое лицо.
     - Да, что-то ты знаешь...
     - Представь себе, - огрызнулся Рей.
     - Тогда я ещё немного просвещу тебя, ты не против? Хотя кто спрашивает твое мнение… Что бы сделать чемодан невидимым и заставить его левитировать, нужно использовать магию. И контролировать её определённое время, тратя выносливость. Другими словами, это тоже самое, что держать этот чемодан на вытянутых руках для тебя.
     - Понятно.
     - Будем надеяться.
     - Ты не можешь промолчать, да?
     - Я девушка, мне можно. А ты бери чемодан и веди. Я не говорить сюда пришла.
     Рей подхватил чемодан. Он знал дорогу до кладбища. В конце концов, он ходил туда целую неделю на патрули.
     Город уже практически спал. Изредка встречались прохожие, которые торопились домой. На улицы постепенно опускался мрак. Небо приобретало всё более тёмные оттенки. На столбах зажигались магические огоньки. Правда столбы располагались на расстоянии друг от друга и между ними были огромные неосвещённые пространства.
     Создавалось ощущение, что их ставили для того, чтобы человек шёл от одного столба к другому, а не для освещения улицы.
     Только свет из окон хоть как-то освещал тёмные промежутки. Иногда из этих окон были слышны голоса. Радостные, злые, смех, плач, крики, в том числе и детские. Город переходил от стадии бодрствования к стадии сна.
     В отличии от Рея, который шёл и оглядывался по сторонам, Адель смотрела только прямо. Казалось, её не интересует вообще ничего. Или же она просто ненавидит этот город. Призирает его, если быть точнее.
     Словно прочитав его мысли, Адель сказала:
     - Я не ненавижу этот город.
     - С чего ты взяла, что я так думаю?
     - Я вижу это по твоему взгляду, Рей. Иногда тебя слишком легко прочесть и это забавляет.
     - Приятно себя чувствовать умнее других?
     - Конечно. Разве это должно быть неприятным?
     - Прости, но я не привык ставить себя выше других.
     Адель цокнула языком. Рей не понял к чему это было, но решил не заострять на этом внимание.
     - Мне этот город действительно нравится, - продолжила Адель. - Большинство районов, дома, храмы, рынки. Это показывает то, чего мы смогли добиться за всё это время.
     - Прозвучало так, словно развитие города – заслуга исключительно ваша.
     - А разве не так? Наши семьи служили этому народу с незапамятных времён. Всё что здесь есть – заслуга работы наших домов.
     Не слишком ли это было высокомерно даже для неё? Неужели эти ведьмы действительно считали, что мир существует благодаря им? Рей этого понять не мог. В конце концов, даже если это и было сделано под их чутким руководством, но именно люди построили это всё. Без людей они бы жили в деревне.
     - Звучит так, словно люди вообще ничего не сделали.
     - Люди делают только то, что им скажут. Если бы не руководство, они бы создали здесь большую свинарню.
     - Всегда найдётся тот, кто сможет повести за собой людей. Не думаю, что вместо вас не нашлось бы такого человека.
     - Знаешь Рей, есть те, кто живёт своей жизнью и не лезут, куда не следует. А есть те, кто возомнили себя кем-то, - она красноречиво посмотрела на Рея, - и пытаются другим что-то доказать. Да вот только в конечном итоге их попытки кончаются хаосом. И этот хаос разгребаем мы.
     - Обычно такие люди и меняют мир в лучшую сторону. Иначе такие как вы забывают о своих обязанностях и начинают злоупотреблять ими.
     - Возможно ты прав, - пожала Адель плечами.
     Было весьма удивительно, что она ответила положительно на такой комментарий. Рей думал, что услышит поток непрекращающихся угроз и издёвок в свой адрес. Возможно она видит правду сквозь своё высокомерие.
     - Однако именно такие люди ведут к проблемам. С ними даже по одной улице неприятно ходить.
     - Значит ты часто бываешь в городе?
     - Нет. Я не могу позволить себя шляться по грязным улицам этого города.
     - Гордость не позволяет ходить потому же камню, что и смертные?
     - Мне просто не нравится видеть его так близко. Это тоже самое, что наслаждаться видом на водопад или оказаться под его холодными струями.
     - Не вижу ничего общего.
     - Знаешь, я не удивлена. Однако, я живу здесь и мне приходится по нему ходить. Правда по главным улицам, которые выглядят получше. Максимум, куда я хожу, это магазины в торговом районе.
     - Одежда.
     - Конечно. Еду и прочее покупает прислуга, - Адель это сказала так, словно они говорили про то, кто чистит у них унитазы.
     - Статус не позволяет купить еду?
     - Естественно. В конце концов, мы платим им за это. Это их выбор, быть прислугой. Так что не тебе говорить об этом. А что касается одежды, то такое доверить можно только самой себе.
     «Ну началось. Дай бабам о одежде поговорить только».
     - К тому же магазинов не так уж и много. Большинство из нашего сословия ходят в один магазин, которым управляет гоблин.
     - … - Рей открыл рот, закрыл. Потом, поняв, как выглядит просто посмотрел прямо, делая вид, что ничего не произошло.
     До него только что дошло, как нашли его костюм. Он продал его в один из магазинов, который пользуется популярностью у знати. Это просто провал. Как ему могло так повести?
     - Вижу, ты знаешь этот магазин.
     - Да. Но не думал, что он пользуется популярностью у знати. По мне, он выглядел не очень презентабельно.
     - А на цены ты не посмотрел? Думал, такие деньги доступны смертным?
     Посмотреть то посмотрел. Да вот только не думал, что он один из основных поставщиков одежды для знати. Не отдай он туда одежду и скорее всего по его следам не шла бы сейчас группа расследования.
     Но уже нельзя было ничего исправить.
     - А ты была за пределами города?
     - Да. Один раз ездила даже к морю. Смогла прокатиться на корабле. И даже на летающем корабле ездила.
     Адель сказала это так, словно для Рея это должно было быть досягаемой мечтой.
     - Вау, - сказал безэмоционально Рей.
     - Смотрю, таким тебя не впечатлить.
     - А ты хочешь меня впечатлить? - с едкой улыбкой посмотрел на неё Рей.
     Она только издала смешок и отвернулась.
     Когда они дошли до кладбища, на улицах уже не было людей. Если бы не те редкие фонари, всё бы погрузилось в абсолютную тьму.
     С тех пор, как Рей был здесь последний раз, кладбище нисколечко не изменилось. Всё тот же каменный забор, та же тропинка, уходящая в туман. Даже земля была такой, словно из-под неё и не вылазили никакие мертвецы.
     Ведьмы неплохо постарались, пряча последствия той бойни. Оставалось надеяться, что они случайно не наткнулись на неё.
     - Ладно, как и договаривались, жди здесь.
     - А если я хочу посмотреть?
     - А мне то что? Жди здесь.
     Адель цыкнула и бросила презрительный взгляд. Однако сдержалась и промолчала. Можно было только радоваться тому, что она не устроила здесь ещё одну перебранку. Хотя с другой стороны Рей не считал её дурой. По крайней мере, несмотря на её поведение, сомневаться в её уме ему ещё не приходилось.
     Рей взял чемодан и направился по каменной дорожке в глубь кладбища.
     Действительно, кажется с прошлого раза ничего не изменилось. Всё надгробия на месте. Нет рытвин или комьев земли. Удивительно, что жители соседних домов ничего не заметили. Или же их заставили замолчать?
     Рей дошёл до того места, где была спрятана маленькая нежить. Здесь тоже не осталось следов от того, что недавно кого-то тут закопали. Видимо, использовали какую-то магию для того, чтоб всё заросло травой.
     Вот она, та могила.
     Надпись извещала, что здесь покоится Фредерик, умерший двадцать лет назад.
     «Прости Фредерик, что мы так с тобой поступили.»
     Рей вытащил из чемодана лопату и начал копать. И уже через десять минут лопата ударилась в крышку гроба.
     И словно в ответ на удар лопаты из-под крышки гроба послышался стук. Три удара.
     Рей вздохнул с облегчением. Значит с ней всё в порядке.
     Он принялся рьяно отчищать крышку гроба от земли.
     И когда он её уже почти отчистил, крышка гроба вздрогнула. Потом ещё раз. А в следующее мгновение, пробив крышку и разбросав щепки, из дыры выглядывала маленькая ручка. Она вновь спряталась в гроб, а потом верхняя часть крышки разлетелась.
     Оттуда очень медленно начала вставать девочка. Или девушка. С белыми волосами и красной радужкой глаз. Её глаза были прикрыты, а лицо выражало абсолютное безразличие. Словно она не умела испытывать эмоции.
     - Привет, Намбира.
     - Я знала, что ты придёшь, - тихо произнесла она. – Обнимемся?
     
     - Значит ты решил провести меня в Твердыню мира? – спросил она.
     - Верно. Я даже представить не могу, где тебя оставить. В любом месте у тебя могут возникнуть проблемы. А там никто искать не будет. Плюс, там есть где спрятаться.
     - Мне без разницы, - безжизненно ответила Намбира.
     Она стояла и смотрела на небо, пока Рей закапывал могилу. Казалось, что она соскучилась по свободе и по ночному небу, усыпанному звёздами.
     - Как ты? Всё в порядке? – спросил Рей.
     - Я нежить, мне ничего не будет.
     - И всё же провести столько времени, запертой в тесно гробу то ещё удовольствие.
     - Ничего, - она замотала головой. – Однажды мне пришлось закопаться под землю чтоб меня не нашли жрицы с ведьмами. Я пролежала в сырой земле две недели. Из-за дождей мне в нос заливалась вода. А черви и прочие насекомые постоянно ползали вокруг меня. Было холодно. Очень холодно. А днём было нестерпимо жарко.
     Рей содрогнулся, пытаясь представить, какого быть захороненным заживо и не иметь возможности умереть.
     - Так что сейчас это было очень просто.
     - Хорошо. Но всё равно прости, что так долго. Просто надо было решить кое-какие вопросы.
     - Ничего. Я привыкла. К тому же я нежить, живущая много веков. Эти несколько дней в могиле для меня словно несколько секунд.
     Но прошло не несколько дней. Прошло две недели.
     - Ясно.
     - А ты скучал?
     - Э…
     Столь неожиданный вопрос заставил Рея на мгновение остановиться. И тут же он почувствовал, как со спины к нему прижалась Намбира. Прижалась так сильно, что начал его сдавливать словно пресс. То ли она не умела контролировать силы, то ли показывала, как соскучилась по нему.
     - Я скучал, но… Не могла бы ты не так сильно меня обнимать. Кости сломаешь, - задыхаясь прохрипел Рей.
     - Прости. Я уже забыла, когда в последний раз обнимала что-то живое. Нет, я помню. Это было сегодня и тогда в гробу, когда я тебя спрятала.
     - Ничего, попадём в Твердыню мира, сможешь обниматься сколько захочешь. И даже заведёшь друзей, - улыбнулся он ей.
     - Люди меня не любят.
     Опять эта песня. В прошлый раз она говорила то же самое. Проблема заключалась в том, что люди пытались убить нежить при первом же её появлении. И Намбира не была исключением. Логично, что за множество веком у неё появился своеобразный рефлекс на это. Если есть человек – он непременно попытается убить её.
     Она действительно похожа на дикое животное, которое все пытаются побить. Словно кошка, которую хулиганы каждый день пинают ногами. Или привязывают банки к хвосту. Вернуть ей желание общаться с людьми будет непросто. Однако если она смогла открыться даже для такого как он, то для других она несомненно со временем тоже откроется.
     - А они и не люди. Думаю, если ты будешь дружелюбна, то найдёшь с ними общий язык.
     - Дружелюбна?
     - Да. Они похожи на тебя.
     - Тоже мёртвые? – Намбира склонила голову набок.
     - Нет, они живые. Но похожи на тебя тем, что их так же призирают. Призирали. Они понимают, что такое быть изгоем.
     - Хочешь сказать, что я такая же и поэтому они поймут меня?
     - Верно. Улыбнёшься им, скажешь, что рада познакомиться.
     - Улыбнуться? – она непонимающе склонила голову. - Вот так?
     Намбира взяла себя за края рта и растянула его. То, что получилось нельзя было назвать улыбкой. Звериный оскал или что похуже, но никак не улыбка. Вместе с её прикрытыми глазами и красной радужкой, это давало чудовищный эффект. От такого вида у Рея побежали мурашки по коже.
     - Н-нет, не так. И не делай так больше.
     - Плохо получилось?
     - Не то слово.
     Кажется, Намбира даже не расстроилась по этому поводу.
     Рея это слегка напрягало. По её лицу было невозможно понять, что она испытывает. Она могла как радоваться, так и чувствовать ненависть. С этим лицом она спокойно уничтожала десятки мертвецов. И обнимала его.
     - Рей, я хочу спросить, - сказала она с серьёзным видом. По крайней мере Рею показалось, что она говорит это со всей серьёзностью, на которую способна, будучи безэмоциональной.
     - Да?
     - Почему ты хочешь отвести меня в Твердыню мира?
     Теперь было ясно, почему она волнуется. Хотя если учесть, что она нежить, а Твердыня мира всегда уничтожает таких, на это были причины.
     - Ты не доверяешь мне?
     Намбира покачала головой.
     - Я верю тебе. Если скажешь пройти через главные ворота, я так и сделаю. Потому что я верю и доверяю тебе. Ты не предашь меня. Просто мне интересно.
     Какое доверие. От него Рею даже слегка неудобно. Казалось, что все её надежды возлагаются на него. Хотя фраза «Ты не предашь меня» могла намекать на то, что в случае предательства придёт возмездие.
     - Не волнуйся. В первую очередь, там никто искать тебя не будет. А во-вторых, я хочу узнать, если ли возможность сделать тебя человеком. Ведь ты, в отличии от многих типов нежити, являешься дружелюбной. Возможно есть способ исправить твоё состояние.
     - Для этого обязательно вести меня туда?
     - Да.
     Рей подумывал попросить помощи у Рафаэллы. Пусть она и входит в совет пяти, однако она является одним из самых добрых и адекватных людей здесь. Она не станет бросаться на Намбиру только потому, что та нежить. Рей был уверен, что если он нормально объяснит ситуацию и попросит помощи, она поможет.
     Хотя этот план был ещё не окончательным и стоило над ним подумать.
     Рей наконец закопал могилу обратно.
     - И так, теперь тебе… эм… надо сюда залезть, - он похлопал по чемодану.
     - Зачем? – Намбира безэмоционально посмотрела на чемодан.
     - Ну… Я не могу тебя так вот провести, понимаешь? К тому же, есть человек, который мне помогает. Он не знает о тебе. И вряд ли обрадуется, когда узнает.
     - Что ему нужно?
     - В обмен на помощь он хотел узнать, как ставить барьер. Я так понял, что ты что-то знаешь о барьере и возможно смогла бы что-нибудь мне рассказать о нём.
     - Зачем?
     - У того человека проблемы с силой. И так он надеется обезопасить себя и других.
     - Он станет проблемой.
     - Не думаю.
     Даже несмотря на то, что Намбира не показывала эмоций, Рей отчётливо чувствовал, что она сейчас с ним не согласна. Будь её воля, она бы убила Адель как свидетеля. Почему-то в этом Рей был уверен. Но если он хочет сделать так, чтоб Намбира стала прежней или хотя бы немного человечней, то ей придётся следовать некоторым правилам.
     - Нельзя убивать человека просто так. У нас есть договор и надо ему следовать.
     - А если она предаст тебя? – Намбира наклонила голову.
     - Тогда я предам её. Всё просто.
     Намбира больше ничего не ответила. Она лишь кивнула и молча залезла в чемодан.
     Чемодан не весил много, поэтому донести его до Адель не составило труда.
     - Внутри то, что я думаю? – спросила она.
     - А о чём ты думаешь? – спросил спокойно Рей.
     - Какая-нибудь тварь?
     - Неправильно.
     Рей надеялся, что слова Адель не заставят Намбиру выйти из себя. В конце концов, он не знал, как она отреагирует на эти слова.
     - Значит, как договаривались? – начал Рей. - Ты спокойно приносишь чемодан мне в комнату и уходишь. Я потом захожу к тебе и отдаю записи или ещё то, что поможет тебе создать барьер.
     Было важно повторить план ещё раз, чтоб потом не было никаких недопониманий. Нельзя чтоб Адель увидела нежить. Поэтому Рей сам спросит всю информацию по барьеру и потом отнесёт её.
     - Да, я помню. Если меня встретят, сказать, что хочу увидеться Агустином и заблудилась. Если спросят про вещи, я скажу, что думаю по поводу их интереса.
     План был действительно прост. Адель многие знали. Как и Агустина. Так что если она придёт к нему, то ни у кого не возникнет вопросов. Оба из знатных домов. Оба из одного слоя общества. Идеальная пара. Может даже не обратят на вещи внимания, так как побегут рассказывать слухи про неё и Агустина другим.
     - Только когда будешь идти ко мне и встретишь кого-либо, - начала Адель, - скажи, что пришёл к одной девушке, но заблудился. Не говори, к кому, понял? И не стучись ко мне при других. Даже не думай. Иначе я тебе сделаю очень больно.
     Адель посмотрела на Рея со всей строгостью. В отличии от других случаев, сейчас она выглядела очень серьёзной. Даже улыбки не было. Видимо действительно считает это очень важным.
     - Понял, понял, - поднял свободную руку Рей, словно сдаваясь.
     Внутри чемодана заёрзала Намбира. Была ли это реакция на угрозу Адель или же Намбира решила просто перевернуться на другую сторону? В любом случае, Рей мысленно умолял её не предпринимать никаких действий. Словно прочитав его мысли, Намбира затихла.
     Они подошли к воротам.
     По плану, первой должна была пойти Адель. Рей же должен был зайти утром. Ничего не должно было указывать на то, что они вдвоём куда-то ходили.
     - И Адель, помни, ни в коем случае не открывай этот чемодан. Иначе количество проблем резко увеличится и тогда, боюсь, нас спалят.
     Адель кивнула и, взяв чемодан с помощью магии, направилась к воротам. Теперь Рею оставалось только ждать.
     Всю ночь Рей не мог успокоиться. Его мысли каждый раз возвращались к Намбире. Что, если Адель не послушает и откроет чемодан? Рей был уверен, что тогда Намбира без раздумий убьёт её. Или Адель убьёт Намбиру. Оба случая приведут к проблемам.
     Поэтому, не находя себе места, Рей гулял по ночному городу по главным улицам, где вероятность встретить неприятности было меньше всего. Несколько раз он встречал людей. Это были как подозрительные личности, так и пьяные мужики, которые в след Рею что-то кричали. Однако он не обратил на это никакого внимания. Мысленно он возвращался к Адель и умолял её не делать глупостей.
     А с первыми лучами солнца он направился к Твердыне мира.
     Чемодан стоял в коридоре.
     У Рея отлегло от сердца. Если бы Адель открыла его, то это было бы заметно. И точно чью-то кровь бы пришлось отмывать со стен.
     Рей открыл чемодан. Там в позе эмбриона лежала Намбира. Она посмотрела на него своим безэмоциональным взглядом.
     Рей тепло улыбнулся и взъерошил ей волосы.
     - Как ты, Намбира?
     - Она била чемоданом об ступеньки, когда поднимала его, - пожаловалась она.
     - Да уж, она такая. Но всё же хорошо закончилось?
     Намбира кивнула. Она медленно вылезла из чемодана и оглянулась.
     - Здесь ты живёшь? – спросила она, продолжая оглядываться.
     - Да, - кивнул Рей.
     Намбира вошла в зал. По её лицу было невозможно сказать, понравился ей новый дом или нет. Но что было сразу видно, так это её интерес к книгам. Стоило ей их заметить, как она уже не могла оторвать взгляд. Она просто остановилась и смотрела на них как заворожённая.
     Рей подошёл к ней сзади.
     - Теперь это и твоя библиотека. Можешь читать сколько угодно.
     - Это хорошо. Я люблю читать.
     Простояв так несколько минут, она продолжила осмотр.
     Намбира подошла к кровати и потрогала её рукой, слово проверяя мягкость. После это она села на неё и несколько раз подпрыгнула. Кровать мягко пружинила под ней. Почувствовав, это она легла на неё раскинув руки в разные стороны. Казалось, что она прислушивается к своим ощущениям.
     После этого она села, кивнула сама себе и слезла с кровати.
     Она заглянула под кровать. Потом поднялась на второй этаж.
     Намбира шла вдоль книжных полок. Она проводила пальцем по корешкам книг, словно хотела ощупать каждую из их. Около одной она остановилась и достала её. Судя по тому, что увидел Рей, это был роман про возлюбленную пару.
     Намбира очень внимательно изучала её, после чего прижала её к груди и спустилась вниз. Рей предположил, что именно её она и будет сегодня читать.
     - Мне нельзя выглядывать в окно? - спросила неожиданно Намбира, бросив взгляд в сторону окна.
     - Боюсь, что нет. Если тебя кто-то увидит с улицы, то быть беде.
     Она кивнула, словно и ожидала такого ответа.
     Оставив книгу на кровати, она пошла в умывальную.
     Здесь она тоже остановилась и несколько минут разглядывала ванную комнату. Её взгляд сначала остановился на душе, а потом на ванной. К ней она и направилась.
     - Чистая вода, - сказала Намбира, присев у края ванны.
     Она опустила в воду руку.
     - И горячая.
     - Первый раз в ванной комнате?
     - С тех пор как я стала такой, мне не приходилось мыться. А до этого у нас было деревянное строение, куда мы приносили воду из колодца в большую бочку. Там мы мылись. Но вода была холодной.
     - С тех пор ты не мылась?
     - Мылась. Но под дождём. Но он тоже холодный. И не всегда идёт. Неудобно.
     Намбира встала, отошла от края и начала раздеваться.
     - Эм, ты собираешься мыться прямо сейчас?
     - Не могу отказаться от этой идеи. Я хочу почувствовать это ощущение. Словно вернуться в прошлое, когда было всё иначе. Это было очень давно.
     Рей понимающе кивнул и отвернулся. Хочет вернуться на мгновение в прошлое. Он мог это понять, хотя и не полностью. В конце концов, у него самого прошлого не было.
     И в который раз он спросил себя, было ли хорошо то, что он не помнит прошлого? А если вспомнит, что изменится? Станет он другим или останется таким же?
     Погрузившись в эти мысли, он не заметил, как к нему сзади подошла Намбира. Она обняла его сзади. Довольно сильно, но не как в прошлый раз, когда ему даже тяжело дышать было. Сквозь одежду он мог почувствовать, как её маленькие груди упираются ему в спину.
     - Спасибо, - тихо произнесла она.
     - Пожалуйста.
     Повисла тишина, которую прерывало только журчание воды.
     - Ты не понимаешь, - наконец сказала Намбира, уткнувшись лицом в его спину.
     Из-за этого её голос был приглушённым.
     - Твой «пожалуйста» показывает, что ты не понимаешь.
     - Не понимаю чего? – недоумённо спросил Рей.
     - Того, что ты сделал. Это не помощь. Это не книги. Это другое. Смысл «спасибо» намного глубже чем ты думаешь, и он намного больше должен передать, чем просто спасибо.
     Спасибо. Смысл был намного шире. Возможно, если бы Намбира умела передавать эмоции, то это было бы слышно. Однако её спасибо не сильно отличалось от других спасибо, что она раньше говорила.
     Однако несмотря на это, после её слов Рей всё прекрасно понял. Он не был дураком и мог додуматься до этого сам. Ведь проживи одна столько лет на кладбище, оказаться здесь будет больше чем счастье. Она наверняка забыла, что такое жить под крышей обычной жизнью. Принимать ванну и читать интересные книги. Да даже просто разговаривать.
     Для Намбиры подобное должно быть подобно исполнившемуся чуду, о котором она всегда мечтала. Но будучи нежитью, прожившей столько веков и убив столько людей, она растеряла свои эмоции. Возможно она хотела сказать намного больше этим «спасибо», чем можно передать словами.
     - Кажется я понял тебя, - ответил Рей.
     Он развернулся, присел на корточки и обнял Намбиру. Он не смутился её наготы. Ведь она была всего лишь голой. Да и не об этом он думал.
     - Всегда пожалуйста, - тихо сказал он, гладя её по голове. - Я рад, что теперь и ты можешь стать немного счастливее.
     Намбира не ответила. Он лишь обняла его в ответ и кивнула.
     То, что он сказал было его искренним чувством. Да, у него есть свои цели и свои желания. И его действия ставят под удар весь его план. Но не сделай он этого, смог бы потом двигаться дальше со спокойной душой? Двигаться дальше, мысленно возвращаясь к этому?
     Словно в ответ на его мысли в голове всплыли чьи-то слова:
     «Наслаждайся тем, что имеешь. Добивайся того, чего желаешь. Поступай так, чтоб никогда об этом не жалеть.»
     Это воспоминание было словно ответ на его действия.
     Да, так он и будет поступать. Чтоб никогда не жалеть и радоваться этому моменту.

Глава 3

     Я поднялась практически сразу, как начал звонить будильник. У меня никогда не было проблем с подъёмом. Я спала очень чутким сном. К тому же эта маленькая шкатулка издавала такой вой, что не услышать её было невозможно. Поэтому, пока остальные девушки только просыпались под этот вой, я уже сидела в кровати и подтягивалась.
     Сегодня новый день и я не могу сказать, что я ему не рада.
     Наоборот, последний месяц для меня был как курорт, на котором я отдыхала. И пусть мы постоянно чем-то занимались, это ни в какое сравнение не шло с тем, что было до этого.
     И это благодаря моему новому хозяину Рею.
     Если бы не он, я бы сейчас сидела в той грязной никчёмной повозке или вообще была убита. А если бы я оказалась убита, то…
     Я ещё раз потянулась и слезла с кровати.
     Сейчас я была в большой длинной комнате с полукруглым потолком, где вдоль стен стояли кровати. В сумме их было двадцать и у каждой стояла тумбочка. Это была спальня служанок. И сейчас все просыпались. Почти все.
     Я недовольно посмотрела на ту, что так отчаянно не хотела просыпаться и пряталась под одеялом.
     Вот же соня!
     Я подскочила к ней и сдёрнула с неё одеяло.
     Она, почувствовав, что лишилась защиты от внешнего мира сжалась в комочек. Нет, так оставлять это нельзя.
     - Что, Кио опять не желает просыпаться? - сказали со смехом девушки с полотенцами и личными принадлежностями, проходившие мимо.
     - Ничего, это дело поправимое, - улыбнулась я в ответ.
     Без сожаления и жалости и схватила её и поставила на ноги. Но при этом не отпустила её, иначе она бы тут же упала.
     Её глаза начали медленно открываться.
     - Нэнси? – она сонно уставилась на меня. – Уже пора вставать?
     Одна из девушек, проходящая мимо, подскочила к нам и взъерошила Кио волосы.
     - Кио, соня, ты так всю жизнь проспишь, - сказала она и убежала.
     Да, здесь Кио всем нравится. Она была действительно милой девушкой, которая умела своей добротой и непосредственностью располагать к себе людей. Можно сказать, что она была сама невинность.
     - Давай Кио, уже утро, нам пора.
     - Угу.
     Пока Кио пыталась отчаянно проснуться, я вытащила наши полотенца и средства гигиены. Мы просыпались раньше всей Твердыни мира, поэтому у нас было достаточно времени привести в себя в порядок. В конце концов, мы горничные. А горничные должны выглядеть отменно.
     В умывальной уже было много девушек. Кто-то чистил зубы у раковин, кто-то уже мылся. Были и те, кто уже успел всё сделать и сейчас одевались.
     Первым делом я потащила непроснувшуюся Кио к умывальникам.
     - Привет Нэнси, Кио, - поздоровалась с нами одна из горничных.
     - Привет, - ответила я с улыбкой. – Сегодня ты на раздаче еды или на уборке комнат?
     - Уборка комнат, - вздохнула она. - Я просто удивляюсь, какие же свиньи большинство ведьм. Однажды мне пришлось убираться в комнатах курсантов и рыцарей. Ты представь, там такой порядок, словно они с утра до вечера только и моют. Единственное, что мне надо было сделать там – протереть пол!
     - И не говори.
     Я засунула щётку в рот Кио и принялась чистить ей зубы.
     - Кио сегодня опять соня?
     - Даже не представляю, что с ней делать.
     Да уж. Иногда Кио вставала нормально, так же как все. Но иногда она не могла проснуться. Как сейчас. Мне приходилось её таскать на себе до умывальной. Эх, Кио, Кио, что же ты такая, а?
     - Может у неё на месячные такая реакция?
     - Да нет, я заметила, что от этого её сонливость ни капельки не зависит.
     - Бу-бу-бу, - попыталась нам ответить что-то полусонная Кио.
     - Что, бу-бу-бу. Зубы давай чисть.
     Я отдала ей щётку и принялась сама чистить зубы.
     Раньше, когда мы были рабынями, мыться нам приходилось нечасто. Мы чаще всего мылись под дождём, если он шёл или в реках и озёрах, если останавливались рядом с ними. В остальное время нам приходилось ходить грязными. Однако мы не считали это чем-то плохим.
     Я помню момент, когда же мы попали сюда. Служанки смотрели на нас таким взглядом, словно не могли поверить, что таких как мы взяли сюда. Запах, наверное, тоже сыграл свою роль. Однако, когда они узнали, что мы были рабынями, отношение стало к нам более тёплым. Многие с пониманием отнеслись к нашей ситуации. Возможно, часть из них знала, как таким как мы приходится в жизни.
     И первым делом нас оправили мыться. И сказать по правде, это было одно из самых ярких моментов в моей жизни. Я ни разу не мылась в горячей воде. Поистине, это было удивительное ощущение. Ощущение, что ты стала немного другой. Словно кожа стала чувствовать по-другому. Тогда мы не могли поверить, что они моются каждый день. Для нас это было небывалая роскошь. Однако сейчас это стало обыденностью.
     Когда я уже закончила чистить зубы, Кио продолжала монотонно тереть их.
     - Ну всё, пошли.
     Я забрала у неё зубную щётку. Раз она ещё не проснулась, пора принимать меры. Сняв с неё одежду и раздевшись сама, я потащила её к душу. Не церемонясь, я запихнула её под свободный душ и включила холодную воду.
     Прости Кио, но это для твоего же блага.
     Когда на неё полилась холодная вода, Кио замерла. Его глаза широко раскрылись. И она закричала. На всю ванную. Другие девушки оборачивались на нас. Видя такую картину, они начинали смеяться.
     - Нет-нет-нет!!!
     Закричала Кио. Она попыталась выбраться из-под струи холодной воды, но я схватила её и запихнула обратно, при этом сама, не попадая под струю.
     - Нэнси, мне холодно! Выпусти!
     - Прости Кио, но это для твоего же блага.
     Вся ванная заполнилась смехом. Действительно, это выглядело забавно со стороны. Кио с выпученными глазами билась и пыталась вырваться из-под холодного душа, умоляя её отпустить. Прости Кио, но я не вижу другого выхода из данной ситуации. Сегодня мы работаем в очень важном месте. И ты должна быть активной.
     Продержав так Кио около двух минут под душем, я наконец выключила воду.
     Кио выглядела так, словно её облили холодной водой.
     Стоп, её и облили холодной водой. Точно.
     Кио с выпученными глазами, вся мокрая, обхватившая себя, еле перебирала ногами.
     - Идём, Кио, в теплую ванну.
     В этой ванне было всё в пене. Девушки заходили сюда мылились, после чего шли под душ. Мы поступили точно так же. Но на этот раз Кио всё сделала сама.
     - Не пойму, почему в одни дни ты нормальная, а в другие такая медленная и сонная, - пожаловалась я ей.
     - Я не знаю. Но с твоей стороны это было очень жестоко, - он недовольно посмотрела на меня и надулась.
     Как же она мило выглядит. Я схватила её за щёку.
     - Отпусти!
     - Да ладно тебе. Это всё ради тебя было. Сегодня мы работаем в комнатах у главных ведьм. Там очень важные люди работают.
     Да-да, нас поставили сегодня в помещениях, где работают отдыхают очень важные ведьмы. Они служат в какой-то государственной организации, которая обеспечивает порядок в стране. Это значит, что мы должны выглядеть соответствующе.
     За этот месяц и одну неделю мы узнали много нового. От шитья до готовки. От уборки до выполнения личных поручений ведьм. Другие горничные всегда нам помогали. Меня и Кио до этого всегда ставили с более опытной горничной, которая всегда учила, подсказывала и в случае необходимости помогла.
     Мы уже успели побывать везде. От кухни до конюшен. И теперь мы умели практически всё. Конечно, до идеала нам было далеко, но мы неплохо справлялись. А как прошёл месяц, нас стали ставить вдвоём. Ведь все считали нас сёстрами, да и работали мы вместе намного лучше и более слаженно. Это видели все. От простых горничных, до главной служащей горничной – старой женщины, что работает здесь не один десяток лет. Она и делит всех на пары, а заодно говорит, кто где будет работать.
     Закончив мыться, мы быстро смыли пену под душем, оделись и пошли в столовую. Время ещё было. Здесь было несколько очень длинных столов с длинными скамьями. У одной из стен повара накладывали нам еду. Мы взяли завтрак и сели на свободные места.
     - Мы сегодня работаем у очень важных ведьм? – спросила Кио
     - Да. Так что важно не опозориться. Опозоримся мы, опозорим и своего хозяина.
     - Рея. Он просил называть его Реем.
     - Да-да, Рея.
     - Я так давно его не видела. Интересно, как у него дела?
     Я отпила чая. О, сегодня он со вкусом лимона!
     Когда мы в первый раз здесь ели, то были похожи на голодных зверей. Горничные не могли смотреть на нас без смеха. Однако они смеялись не со зла. Это, наверное, действительно выглядело смешно со стороны.
     Просто здесь еда была очень вкусной. И супы, и крупа с мясом, и чай. Даже хлеб был свежевыпеченный.
     И каждый раз, когда я ела, не могла отделаться от ощущения, что ем это в первый раз.
     - А я его видела, - сказала я гордо.
     - Да? Когда?
     - На этой неделе на тренировках. Он отжимался.
     - Странно, - Кио задумалась. – Я его тоже видела несколько раз. И все те разы он отжимался.
     Это было подозрительно. Ведь если вспомнить все моменты, что я его видела, он по большей части отжимался. Например, однажды я выглянула в окно во время дождя и увидела, как он отжимался. Под проливным дождём всё отжимался и отжимался, а рядом стоял огромный воин, который что-то ему говорил.
     А до этого она видела, как все бегали без брони, а потом огромный воин подозвал Рея, заставил одеться в доспехи и отжиматься.
     А ещё до этого…
     Я тряхнула головой, выбрасывая ненужные мысли. Если так подумать, то всё время, что я его видела он отжимался.
     - Мне кажется, тому огромному воину он нравится, - сказала Кио.
     - Ага, - саркастически согласилась я, - он очень ему нравится. Вот и отжимается чаще других. Кстати, когда мы в последний раз с ним общались, он не выглядел особо уставшим.
     - Как ты думаешь, мы сможем к нему прийти завтра? Завтра же у нас выходной и мы могли бы его навестить.
     - Я думаю, это была бы хорошая идея, - улыбнулась я.
     Все горничные знали, что мы рабыни, но никто не знал кто именно наш хозяин. Многие предполагали, что это кто-то из ведьм. Меньшая часть думала, что кто-то из рыцарей. И никто даже рядом не был с правдой. Хотя лично у нас никто этого не спрашивал. Возможно считали это чем-то личным. Хотя сказать по правде, мне было всё равно. Если меня спросят, я отвечу.
     - Жаль, что мы не можем часто видеться с нами. У меня такое чувство, что мы отдалились, - сказала грустным голосом Кио.
     - Он был с нами вместе всего три дня. Я не могу сказать, что мы очень близки.
     Кио бросила на меня сердитый взгляд. Может он и выглядел милым, но в её глазах на мгновение зловеще блеснули.
     Я знаю это блеск. Пусть она и выглядит очень милой, но если её разозлить, то в ней мог проснуться настоящий демон. Я не раз это сама видела. И у этой злости не было ничего общего с той злостью, когда она просто сердилась на меня. В те моменты она становилась страшным человеком.
     - Я неправильно выразилась, - погладила я её по голове. – Мы стали близки, но плохо друг друга знаем. Поверь, он мне так же дорог, как и тебе. И я тоже сделаю всё ради него. Но мы его действительно плохо знаем.
     - Тогда это шанс узнать его получше.
     - В каком плане?
     Кио залилась краской.
     - Не в таком!
     Да, она такая милая, когда смущается. Думаю, эти шутки стоят того, чтоб посмотреть на неё. Другие горничные тоже находят её очень милой младшей сестрой.
     - Я знаю, знаю, просто пошутила.
     Честно говоря, я понимаю Кио. Мы действительно любим хозяина. Но в этой любви нет ничего общего с той, о которой думают многие. Я и Кио его любим как кого-то родного. Конечно, если бы он захотел с одной из нас переспать, или даже с обеими, мы бы, не раздумывая, это сделали и не чувствовали себя как-то плохо или неправильно. Но при этом секса нам с ним не хотелось.
     Наверное, это всё-таки как любовь к кому-то родному, если так можно выразиться. К старшему брату, например, так как ни я, ни Кио не видим в нём объект сексуального желания или любви, что бывает между мужчиной и женщиной.
     Закончив завтракать, мы отправились в раздевалку, где лежала наша чистая форма. Быстро переодевшись, мы отправились в наверх. Та часть, где мы сегодня работаем включала в себя кабинеты какой-то государственной службы и комнату отдыха. А заодно все прилегающие части как туалет, коридоры, столовая. Может показаться, что двух горничных будет недостаточно, но это не так.
     У каждой из нас были свои обязанности, и мы уже знали, что делать. Пока Кио смахивала пыль, я быстро наводила порядок в туалете. Меняла полотенца и мыло, чистила унитаз и раковину. Пока Кио складывала книги, убирала стаканы, которые остались со вчерашнего дня, я меняла воду в графине и проверяла количество напитков в баре.
     Такими темпами мы справились очень быстро. Комната действительно блестела.
     - Ну, кажется всё, - сказала я, оглядываясь.
     - Ага, - кивнула Кио.
     Даже убрав всё это, мы не устали. Хотя по правде говоря, здесь было и несильно грязно. В конце концов, здесь каждый день убирались.
     - У тебя «сигнал» с собой? – спросила я.
     - Да.
     Сигналом была маленькая шкатулка. Когда нас звали, то она начинала вибрировать. На ней высвечивался огонёк напротив надписей. Зовут нас из кабинетов, горит огонёк у этой надписи, зовут из зала отдых, горит напротив зала отдыха. Всё просто и понятно. Правда, как эта магия работает, я так и не поняла, хотя нам объясняли.
     - Значит теперь нам осталось просто подождать, когда придут первые ведьмы и рыцари.
     - Да, - кивнула Кио.
     Сейчас комната была в нашем распоряжении.
     Пока Кио сидела на диване и наслаждалась тишиной, я прогуливалась по комнате отдыха и рассматривала вещи.
     Чего здесь только не было.
     И книги, и картины. Все полки были заставлены какими-то предметами, предназначение которых я не могла понять. Хотя вот шахматы я сразу узнала. Но в отличии от тех, что я видела, эти были сделаны то ли из камня, то ли из металла.
     Пока я разглядывала полки, мой взгляд привлекла мишень, которая висела на стене. Обычная мишень, раскрашенная в красный и зелёный цвета. Перед ней в маленькой подставке лежали дротики. Это что-то типа игры? Попади в центр и выиграй?
      Я взяла несколько дротиков, отошла на десять шагов от мишени и прицелилась.
     - Что ты делаешь? – спросила Кио.
     Сейчас увидишь, Кио.
     Я бросила первый дротик.
     Быстрый полёт и…
     Мимо, он воткнулся ниже мишени.
     Следующий дротик попал в мишень, но выше центра.
     Я улыбнулась.
     Следующие три дротика попали точно в центр.
     Раньше, когда я была рабыней, проезжая через леса, хозяин заставлял меня охотиться. С моим телом здесь не было проблем. В конце концов, я мимик и могу менять своё тело, когда захочу. Так, например, я могу видоизменить свои ноги, руки, чтоб стать сильнее. У меня может появиться хвост с ушами, а глаза станут как у кошки.
     И даже если я не изменюсь, то часть сил и моя реакция всё равно останутся. Поэтому, в лесах я использовала кинжалы, чтоб убить зверей на расстоянии. Хочу сказать, что я редко промахивалась. Мне не требовалось видоизменяться, чтоб заниматься подобным.
     Правда дротики несколько отличаются от кинжалов, поэтому я сделала два пробных раза, чтоб привыкнуть.
     - Ну как? – с гордостью я обернулась я.
     А Кио просто пожала плечами!
     - Ничего удивительного. Ты была всегда хороша в этом.
     - Да как ты можешь так спокойно говорить об этом! Посмотри, я же попала!
     - Я бы удивилась если бы ты не попала, - со спокойным лицом сообщила она мне.
     Ну держись, Кио. Сейчас кто-то получит своё.
     Видимо почувствовав мой настрой, Кио начала медленно сжиматься в комок, краснея. Не бойся, твои мучения будут долгими. Я защекочу тебя до смерти.
     Неожиданно в моём кармане завибрировал «сигнал.» Я вытащила маленькую шкатулку. Огонёк мигал около слова, коридор. Я вздохнула и бросила взгляд полный сожалений на Кио. Время игр прошло. Настало время работы.
     
     Работа не была сложной. Можно сказать, это был отдых. По большей части от меня требовалось отнести какие-нибудь вещи в другой кабинет или приготовить чай. Иногда убраться. Ведьмы всегда были спокойны и вежливы, хотя в их голосе чувствовалось, что они к нам относились как к самому себе разумеющемуся. Но меня это и не сильно беспокоило. Я привыкла. Более того, это даже лучше. Чем меньше тебя замечают, тем меньше будет у тебя проблем.
     За такими постоянными, но нетрудными заботами я не заметила, как наступил обед.
     Во время обеда мы разделялись. Одна быстро кушала, другая, занималась делами. Потом мы менялись. Поэтому, пока я ела, дежурила Кио, а сейчас настал мой черёд.
     «Сигнал» начал вибрировать. Огонёк горел напротив кабинета. Я сразу же туда направилась.
     Постучавшись в дверь, я приоткрыла её и спросила:
     - Вызывали, госпожа?
     За столом сидела молодая, но очень привлекательная девушка. Она что-то непрерывно писала, изредка бросая взгляд на лист, который держала в руке. Если не ошибаюсь, она была самой главной в этой организации.
     - Да, Нэнси, будь добра, отнеси вот эти бумаги в комнату отдыха и приготовь чай на двоих.
     - Слушаюсь, госпожа.
     Я поклонилась, взяла стопку листов и пошла в комнату отдыха. Там уже сидела одна темноволосая девушка, вальяжно расположившаяся на диване. Правда её взгляд… Я могла сразу сказать, что она из расы демонов. Об этом говорили как её хитрые глаза, так и её лёгкая улыбка. Да и аура у неё была соответствующей. В конце концов, я наполовину зверь и могу почувствовать подобное.
     - О, Нэнси, ты случаем не знаешь, где Ария?
     - Госпожа Ария в данный момент в своём кабинете. Осмелюсь предположить, что скоро она придёт сюда, – при этих словах я слегка поклонилась и положила стопку листов на стол.
     - О-ёй, Аура опять погрязла в работе. И не надоело же ей этим заниматься, - девушка взяла один из листков и начала его читать. – Опять одно и тоже, ох уж эти Серебряные земли…
     Пока она читала что-то на листе, я приготовила чай. Однако я приготовила его так, чтоб в случае чего его хватило сразу на четверых. Так нас учили, всегда предугадывать желания ведьм. Если есть возможность, что будет несколько человек, то лучше сразу все приготовить, чтоб не заставлять ждать их.
     За дверью послышались голоса. Через мгновение в комнату вошли трое.
     - …сообщают. Но мы теперь не можем постоянно дёргаться из-за этого. Я уверена, что это опять ложная тревога, - раздражённо проговорила девушка.
     Проходя мимо столика, она схватила кружку и осушила её сразу на половину. После чего села на диван, широко раскинув руки.
     - Как бы то не было, госпожа Ария, я считаю, что нам следует подготовиться, - мягко ответил парень. Было видно, что он, даже не смотря на её поведение, не теряет самообладания.
     Его лицо, его голос. Этот человек знал, как себя вести. Более этого, он умел выглядеть сексуальным и желанным. Даже тогда, когда его собеседница была такой… нервной. К тому же он источал ауру силы, которую было тяжело не почувствовать. Это сила наверняка привлекала девушек. Однако ни на Арию, ни на меня она не действовала.
     - Неизвестно, что конкретно они хотят узнать. На всё мы не можем бросить силы. Нас не хватит. Поэтому я говорю, что мы будем ждать. Боже, ты работаешь здесь всего две недели, а такой настырный.
     Ария всем видом показала, что разговор окончен. Она вновь приложилась к кружке и осушила ей, после чего протянула мне.
     - Наполни.
     - Слушаюсь.
     Я принялась выполнять её желание.
     Тем временем рыцарь, разговаривающий с ней, улыбнулся. Он словно хотел этой улыбкой сказать, что всё понимает.
     - Вам виднее, госпожа Ария.
     - Просила тебя называть меня просто Арией. Мы, в конце концов, работаем вместе, пусть ты и под моим начальством.
     Он ничего не ответил.
     Что касается третьего человека, по виду тоже рыцаря, он был вообще неинтересным. Я бы сказала, что он был самым обычным, которого только можно найти.
     Я отдала кружку чая Арии.
     - Спасибо.
     И снова в один присест она осушила её до половины.
     Чтоб не попадаться на глаза, я отошла к самой стене и опустила голову. Сейчас меня здесь нет. Как нас учили, мы должны быть невидимыми для других. Мы всего лишь прислуга и должны быть продолжением тех, кто нам приказывает.
     - Кстати, а где Элеонора? - спросил неинтересный парень.
     Девушка-демон бросила на него хитры взгляд.
     - Мне показалось или я почувствовала в твоём голосе желание?
     - Же… Чего?
     - Похоть, - объяснила девушка-демон.
     - Лиара, прошу тебя. Не надо устраивать подобные представления здесь, - мягко попросил интересный парень.
     Не смотря на его мягкий голос, чувствовалось давление.
     - О, Агустин, а в твоём голосе я чувствую силу. Такую силу…
     - Лиара, пожалуйста, не начинай это здесь. Дай мне хотя бы минутку отдыха без этих споров, - попросила Ария.
     Лиара подняла руки, показывая, что она больше не будет.
     В следующие несколько минут комната погрузилась в тишину.
     Двое парней кидали дротики в мишень. Ария продолжала безмерно пить чай и читать листы, что я принесла. Лиара же сидела в кресле в дальнем углу комнаты и читала книгу. Так проходил обеденный перерыв здесь. Что касается Кио, то она, если не ошибаюсь сейчас помогает ведьмам в офисе с чем-то.
     Хотя, если честно, я заметила, что они здесь проводят не только обеденное время. В прошлый раз, когда я здесь работала, они весь день провели здесь. Обсуждали какие-то дела, разложив на столе документы, пили чай, разговаривали, спорили. Можно сказать, что вся работа у них проходила здесь.
     Это даже было к лучшему. Не приходилось бегать по всем кабинетам. Всё что нужно было, это находиться здесь и в случае чего отзываться.
     - Десять ноль в твою пользу… - неинтересный парень вздохнул. - Не пойму, смысл тебе играть, если ты всё равно выигрываешь.
     - Это ты предложил, - заметил парень.
     - Эх… Ладно, давай попробуем ещё раз. Если я хотя бы смогу набить один бал, то с тебя пиво.
     Парень усмехнулся.
     - Идёт.
     Они вновь начали свою партию.
     Я бросила взгляд на него.
     Агустин. Так его звали. Он был действительно сильным человеком. Я бы даже сказала, особенным. А ещё я видела, что он странно относился к другим. Словно они были ему не интересны. В его вежливой улыбке я видела толику грусти, словно он был из тех, кому этот мир неинтересен.
     Я не могу сказать, что так оно и есть на самом деле. Просто так говорит моё животное чутьё. Я действительно могу уловить настроение и ауру. И от него веяло тоской. Или презрением. А может и тем, и другим.
     Через пять минут после начала их раунда, неинтересный парень вновь взвыл.
     - Проиграл! Опять! Даже одного очка не получил.
     - Бывает, - усмехнулся Агустин.
     - Блин, ты реально силён во всём. Это даже не интересно.
     Возможно это и так, однако даже я вижу, что неинтересный парень просто слабый противник. Настолько слабый, что даже Кио победила бы его в этой игре. Видимо, Агустин не сказал ему это лишь из-за уважения к нему. Или чтоб не потерять своё лицо. В любом случае, для него это было наверняка как игра с младенцем.
     Неинтересный парень оглянулся.
     - Мне нужен противник по слабее. Например… - его взгляд остановился на мне.
     О боже. Этот мальчишка надеется победить меня? Лучше не стоит. Я не хочу втаптывать твою самооценку в пол. Вру, я хочу это сделать, но это будет некрасиво для горничной, которая должна вам служить. Не заставляй меня поступать некрасиво.
     - …ты.
     Что это за улыбка?
     Охо, я люблю играть. Я очень люблю играть, но я не могу растоптать тебя прямо здесь. Это будет некрасиво.
     - Я вынуждена отказаться, - я улыбнулась и поклонилась.
     - Да ладно тебе. Я буду тебе поддаваться.
     Он ещё и туп. Бедняжка. И что это за самодовольная ухмылка?
     - Прошу меня извинить, но дело не в этом.
     - Тогда в чём?
     - Проигрыш мне будет вашим поражением по всем фронтам. Поэтому советую отказаться от вашей идеи ради вашего же блага, - я ещё раз поклонилась.
     Теперь все взгляды были прикованы ко мне. Неинтересный парень выглядел весьма растерянным. Ария смотрела на меня с раздражением. Лиара же напротив, противно улыбалась. А Агустин меня скорее изучал. Не нравится мне этот взгляд.
     - Уверяю тебя, если я проиграл ему, это не значит, что я проиграю тебе. Может это и не видно, но я хороший игрок.
     Ладно. Это ради твоего блага, недотёпа. Я просто покажу тебе своё мастерство.
     Я подошла к нему. Он продолжал смотреть на меня с этой глупой недоумённой улыбкой.
     - Прошу меня извинить.
     Я взяла у него из рук три дротика и, практически не глядя, друг за другом бросила их в мишень. Они все угодили прямо в центр. Однако я не показывала никакой радости по этом поводу. Я всё так же мило улыбалась.
     Хотя в душе я праздновала победу. Этой маленькой победой я буквально втоптала его. Ну как тебе? Кто теперь из нас снисходительно смотрит и на кого?
     - К сожалению, я не умею поддаваться. Это моя слабая сторона. Поэтому советую воздержаться от игры со мной. Однако если вы настаиваете, я согласна.
     Я ещё раз поклонилась.
     Да, да, я играю с ним. Своим вежливым поведением я просто на просто показываю своё тотальное превосходство. Может это и выглядит, будто я пытаюсь его отговорить, но по-настоящему я просто играю с ним и очень медленно втаптываю его самооценку в грязь.
     Хорошо, что Кио рядом нет. Вот она бы задала бы мне за такое.
     За моей спиной послышался смех. Мне даже гадать не надо, кто это смеётся. Лиара как демон наверняка поняла, что я сейчас делаю. И она точно не станет меня останавливать, потому что ей это тоже нравится. Можно сказать, мы в этом с ней похожи. Нам нравится играть, особенно с людьми.
     - Тогда может вы сыграете со мной? – неожиданно спросил меня Агустин.
     Я повернулась к нему и поклонилась.
     - Прошу меня извинить, но я вынуждена отказаться. Сейчас я на работе и не могу играть.
     - Но ему ты не отказала, - он буквально сверлил меня взглядом. – К тому же…
     Неожиданно в моём кармане завибрировал сигнал. Я вытащила его. Огонёк мигал на комнате отдыха.
     - Думаю теперь проблема решена. Считайте это работой.
     - Как прикажете, - я поклонилась.
     - И ещё…
     Он подошёл к полкам и, порывшись там, достал пять кинжалов.
     - Дротики бросать может каждый. Может усложним задачу?
     Я чувствовала удивлённые взгляды на себе. А ещё взгляд Лиары, которая видимо находила ситуацию довольно интересной. Что же, мне тоже интересно поиграть и понять, что за человек передо мной.
     Я улыбнулась и поклонилась ему.
     - Как вам будет угодно. Но прошу сразу заметить, что я не поддаюсь и не беру пленных. А больше всего я не люблю проигрывать.
     Он усмехнулся. В этой усмешке не было и капельки той воспитанности и доброты, что была мгновением раньше. Она была поистине жуткой.
     - Какое совпадение, я тоже.
     
     Правила игры были просты. Мишень разделена на множество полей. Каждое поле отнимало определённое количество очков. Побеждал тот, у кого они заканчивались первыми. Всего очков у каждого было триста одно.
     Кидали мы поочерёдно, сначала я, потом он. Перед началом игры каждый сделал пять попыток, привыкая к кинжалам. Но даже здесь я не могла не отметить, что в отличии от меня он положил все пять кинжалов в центр. У меня же в центр попали три. Ну ничего, это я разминалась.
     Так как я считать не умела, помогать мне вызвалась Лиара. Она показывала куда мне надо попасть, чтоб выбить оптимальное количество очков. Я была против такого помощника, но ничего не сказала.
     К тому же, в отличии от простой игры, метали мы кинжалы с дальнего конца комнаты. Для меня это не было большой проблемой, расстояние не было большим.
     Когда я первый раз бросила кинжал он вошёл практически на половину. Неинтересный парень даже присвистнул.
     - Вот это сила. Охренеть можно, - он потрясённо смотрел на то, как в пробном раунде я вбила все три кинжала в мишень.
     Сейчас мы уже играли седьмую игру подряд. Ни один из нас ещё ни разу не проиграл. Заканчивал он, заканчивала я.
     За всё время, что мы играли в комнате собралось человек пятнадцать. Они заняли свободные места и теперь с интересом наблюдали за нашим сражением. Я даже и подумать не могла, что здесь так много людей. И большинство из них поддерживали моего оппонента. И почему они смотрят на него с таким обожанием?
     Здесь же была и Кио. Когда она увидела, чем я занимаюсь, то сразу стала недовольной. Это так мило! И теперь она металась между всеми присутствующими, разнося на подносе чай. Прости меня, пожалуйста. Я честно не хотела, меня заставили! Я обязательно сделаю тебе что-нибудь хорошее.
     Я конечно могла проиграть ему, но я этого делать не стану. Единственному, кому я могу специально проиграть, это хозяин. Только он заслуживает этого.
     - Прошу вас, - он отошёл в сторону, уступая мне место, когда начался новый раунд.
     - Благодарю, господин, - я кивнула головой и заняла позицию.
     Я вижу, что у многих вызывало шок то, что я метаю кинжалы так метко с такого расстояния. А ещё я вижу улыбку на лице Агустина. Однако я не могу сказать, от чего она. Мне кажется или он получает удовольствие от всего этого. Он мазохист? Если так, то он очень интересен. Я бы не была против узнать его поближе.
     Я метнула кинжал. В последний момент он выскользнул из моих пальцев и угодил не туда, куда я хотела. Будет правильнее сказать, что он вообще воткнулся в шкаф. По комнате разнёсся вздох. Я цыкнула. Так оплошать в такой ответственный момент.
     Агустин посмотрел на меня с хитрой улыбкой.
     Ха, думаешь, я так просто сдамся? Я ответила ему такой же улыбкой. А потом слегка наклонилась к Лиаре, которая стояла рядом.
     - Госпожа Лиара, куда мне кинуть, чтоб выиграть?
     - Не хочу тебя разочаровывать, но ты уже проиграла. Ты отстаёшь на один бросок.
     - Но если бы ещё один бросок был, как мне надо было их кинуть, чтоб за раз, выбить нужное количество?
     Она хищно улыбнулась. Кажется, она поняла мою задумку.
     - Видишь ту красную метку? Если бы ты могла за одну попытку попасть туда два раза, то уровняла бы счёт.
     То, что нужно. Я вытерла пальцы от пота об край своего наряда и взяла в руку сразу два кинжала. Я зажала их между указательным, средним и безымянным пальцами. Если получится… Я уже делала подобное, но не уверенна, что сейчас выйдет.
     Вдох, выдох, вдох, выдох…
     Я размахнулась и волнистым движением руки запустила оба кинжала. Через мгновение они торчали из того места, на которое показала Лиара.
     По комнате прошёлся восторженный шёпот.
     - Ты видела?
     - Это вообще возможно?
     - Что она за горничная?
     - Это магия или такое реально сделать своими силами?
      Я победно улыбнулась Агустину.
     - Не любишь проигрывать? – усмехнулся он.
     - Я вам уже это говорила, господин Агустин. Важна победа, а не способы её достижения. Если они не нарушают правил, конечно же. Вы не говорили, что за раз нельзя бросать сразу два кинжала.
     - Да, не говорил. Это само собой разумеющееся. Тогда засчитаем это как один бросок, но в следующий раз имейте ввиду, что это против правил.
     - Конечно, - я поклонилась ему.
     Матч продолжился. Теперь перед каждый раз я вытирала пальцы о край наряда, чтоб случайно не повторить эту ошибку. Я не люблю проигрывать, даже если против меня знать.
     Люди с восторгом смотрели как, в конце концов, мы подходим к десятому раунду.
     А потом…
     - Ничья! – объявил тот самый неинтересный парень.
     Он был так рад и взволнован, словно сам только что играл с Агустином.
     Люди стали аплодировать. Но было непонятно, аплодируют они мне или Агустину. Возможно они аплодировали нам обоим. Среди них была даже Кио. Она так счастливо улыбалась, что у меня на душе стало очень тепло. От этого ничья стал ещё приятнее. В конце концов, с разговоров других я поняла, что здесь он лучший. А ничья с лучшим равна своеобразной победе.
     Агустин не выглядел расстроенным. Более того, мне показалось, что он получал от этой ситуации удовольствие. Ну точно извращенец.
     - Прошу меня извинить за эту ничью, господин Агустин. Но как я говорила, я не люблю проигрывать, не люблю поддаваться и не беру пленных, - поклонилась я ему.
     - Я это заметил. Но знаешь, поддавайся ты мне, это было бы страшным оскорблением.
     - А разве ничья для такого как вы не оскорбление?
     - Это вызов. А что может быть приятнее чем ответ на вызов? А потом ещё и победа?
     - Собираетесь победить меня, господин Агустин? – я сделала невинную улыбку. – Победить бедную горничную не по-рыцарски.
     Агустин рассмеялся.
     - Может быть. Но и вас обычной горничной не назвать. Кстати говоря, а умеете ли вы фехтовать?
     - Фехтовать?
     - Драться на мечах.
     Драться на мечах? Неужели он решил таким образом отчистить себя от этой ничьи? Не слишком ли низко для него? Или же он хочет испытать меня? Честно говоря, мне самой интересно поиграть с ним. Это очень интересный человек. Возможно, он и не человек. Или человек на половину. По крайней мере его аура чем-то схожа с аурой моего хозяина. В них есть что-то опасное.
     - Скажем так, я имела опыт.
     - Горничная имела опыт драться на мечах. А ещё умеет метать кинжалы не хуже ассасина. Вы очень необычная горничная.
     Даже не знаю, похвала это или он высказал свои подозрения.
     - Так что вы ответите на мой скромный вопрос? Удостоит ли госпожа горничная меня боем один на один?
     - Я не могу вам отказать, если вы просите, - ответила я с хитрой улыбкой. – Однако будьте снисходительны к горничной, которая слабее вас.
     - Слабее меня? Прошу вас, не стесняйтесь своих способностей. Что-что, а вот слабой вас не назовёшь. К тому же я рассчитываю, что вы придержитесь своего правила. Как и буду придерживаться его я.
     - Можете не сомневаться.
     Оставив комнату, я вышла вместе с Агустином.
     - Нэнси, ты куда?
     Кио стояла около двери. Я хотела ответить, но вместо меня это сделал Агустин.
     - Кио? Я так понимаю, ты сестра Нэнси?
     Кио поклонилась.
     - Да господин, Агустин. Я её младшая сестра.
     - Понятно.
     Он оценивающе оглядел Кио.
     - Я бы не сказал, что вы похожи.
     - Мы не родные сёстры, господин Агустин. Однако отношения между нами крепче чем любые другие узы.
     Кио сказала это с детским упорством. Это выглядело очень мило.
     Агустин улыбнулся.
     - Я так и понял. Нэнси любезно согласилась фехтовать со мной. Так что мы отлучимся на несколько минут.
     - Тогда я буду надеяться на победу Нэнси, - сообщила ему Кио.
     - Меньшего я и не ожидал, - усмехнулся Агустин.
     Мы спустились вниз и вышли на улицу. Сейчас день близился к вечеру. Это было идеально время как для тренировок, так и для отдыха. Свежий ветер был очень приятным после комнаты, где собралось так много человек. Возможно они и не заметили, но я очень чувствительна к такому. И для меня там было очень жарко.
     Мы направились к группе занимающихся рыцарей и первое, что увидела…
     Да, это был мой хозяин. И он опять отжимался.
     Я не подала виду, что знаю его, когда проходила мимо. А он не глянул на меня.
     Это к лучшему. Я прекрасно понимала, что может быть, если узнаю, что у него есть рабы. Таких людей, насколько я поняла не любят. Даже несмотря на то, что он дважды спасал нашу жизнь, общественное мнение это не изменит.
     Агустин отошёл к огромному воину и стал что-то с ним обсуждать. При разговоре оба бросали в мою сторону взгляды. И не только они. Рыцари, что стояли в ряд, так же не сводили с меня взглядов. Да, да, я красивая. Можете пялиться и запечатлеть мою красоту в своей памяти.
     Ко мне направился тот самый огромный воин, что постоянно гонял нашего хозяина.
     Я узнала его. Именно этот воин проверял наши документы, когда Рей привёл нас сюда. Он был недоволен тем, что мы рабы. Я надеялась, что не встречу его ещё раз. Увы, моей мечте не суждено было сбыться.
     Он подошёл ко мне. Несомненно, он узнал меня. Это я вижу по его нахмурившимся глазам.
     - Добрый день, господин Муромец, - поклонилась ему.
     - Добрый день.
     А он намного вежливее, чем в прошлый раз. Неужели это связанно с тем, что мы теперь тоже часть Твердыни мира? Или он злится только на нашего хозяина? Я вообще слышала, что нашего хозяина не сильно любят. Если не ненавидят.
     - Значит с тобой он так сильно хочет устроить спарринг? – он оценивающе осмотрел меня. – Ты сама-то согласна на это?
     - Раз так хочет господин Агустин, мне нет причин отказываться, - улыбнулась я.
     - Ясно. А думал, что вдруг Агустин мне девушку ведёт.
     Он сказал это так, словно имел что-то ввиду. При этом посмотрел на Агустина. Видимо, это что-то понятно только им двоим.
     - Могу заверить, что интерес эта девушка представляет для меня как соперник.
     - Ага, я так и подумал.
     Прозвучало это так, словно он не верит Агустину. Но это не моё дело. Для меня важнее игра. Не хочу проиграть, хотя и сомневаюсь, что смогу выиграть у того, кто профессионально этим занимается.
     Муромец отошёл и вернулся к нам с двумя мечами.
     - Держи, - один он дал мне, другой бросил Агустину. Тот ловко поймал его. – Следуйте за мной.
     Мы направились к стадиону. Огромный стадион, сделанный из камня. Он был очень большим и красивым. Его украшали статуи каких-то монстров, расставленных то тут, то там. Если не ошибаюсь, то это арена, где они проходят соревнования. Я даже представить не могла, что люди способны строить подобное. Я больше привыкла к обычным неинтересным домам.
     Мы зашли сюда через главные ворота и направились к его центру.
     Дойдя до центра, Муромец достал небольшой светящийся камень с желто-красного цвета. Тот испускал необычное и очень красивое сияние. Я бы из такого ночник себе сделала.
     - С помощью этого камня я наложу на вас заклятие. Оно спасёт тебя от повреждений.
     - Это что-то типа брони? – спросила я.
     - Скорее это иллюзия твоего тела. Можно сказать, что оно заменяет твоё тело на иллюзию. Ты можешь получать любые повреждения, но в конечном итоге будешь цела и здорова.
     - Даже если отрубят руку?
     - Даже если отрубят руку. После боя твоё тело будет абсолютно целыми здоровым. Однако ты всё равно будешь чувствовать боль.
     - Я не совсем поняла, но раз в конечном итоге со мной всё будет в порядке, этого достаточно, -кивнула я.
     - Вот и хорошо. Но спрошу ещё раз, ты точно хочешь этого спарринга? Агустин не тот воин, которого можно просто так победить, - господин Муромец очень внимательно смотрел на меня.
     Агустин бросил на господина Муромца недовольный взгляд, но промолчал.
     Я покачала головой.
     - Не беспокойтесь. Я тоже не люблю проигрывать. Поэтому надеюсь дать ему достойный отпор.
     Господин Муромец усмехнулся кивнул.
     - Раз так, разойдитесь на десять шагов друг от друга. Мне даже интересно посмотреть, что вдруг Агустин решил привести тебя сюда и устроить спарринг. У него даже глаза от нетерпения блестят. Такое не часто увидишь. Так что не разочаруй меня.
     - Я буду делать всё, что в моих силах, - поклонилась я ему.
     Мы встали друг на против друга. Агустин слегка поклонился мне.
     - Надеюсь наш бой будет такой же захватывающий, как и прошлая игра.
     - Не могу гарантировать этого, но я сделаю всё, что в моих силах, чтоб не разочаровать вас, - сказала я и поклонилась ему.
     Мы разошлись на десять шагов в стороны.
     Честно говоря, я немного нервничаю. Он очень силён, если я не ошибаюсь. На даже в неизменённой форме я тоже очень сильна. А реакция вообще не зависит от моей формы. Можно сказать, сейчас я во все оружия. Что касается одежды, то она не будет мешаться. Я уже поняла за время работы, что она была сшита таким образом, чтоб мы могли даже бегать и при этом она нам не мешала. Так что и здесь всё было в порядке.
     Мы стояли друг на против друга, не отводя взгляда. Господин Муромец стоял словно судья в какой-то игре. Он переводил взгляд с меня на Агустина.
     И неожиданно громко объявил:
     - Начали!
     Хочу признать, Агустин был необычайно быстрым для человека. И сильным. Я бы даже сказала, что он скорее всего имел в родственниках кого-то не из людей.
     Он бросился в мою сторону так стремительно, что через мгновение был уже рядом. Единственное, что я успела сделать, прикрыть себя мечом.
     Удар был такой силы, что я с трудом удержала меч. Сила удара с болью отдалась в руку. Мне пришлось схватить свой меч двумя руками.
     После первого удара последовал второй, потом третий, четвёртый…
     Агустин их наносил так быстро, что мне оставалось лишь отбивать их и отходить назад. Если так продолжится, рано или поздно он прижмёт меня к стене.
     В тот момент, когда он нанёс очередной удар, я резко отпрыгнула. Я не изменила своего тела, однако сил отпрыгнуть из зоны поражения мне хватило.
     Агустин бросился ко мне вновь, но я сделала широкий взмах, словно косой. Это было очень быстр, но он без видимых усилий увернулся. Этого было достаточно. Я ринулась вперёд, нанося удары. В отличии от его ударов мои были медленные, менее точные и с большим взмахом.
     Поэтому, очень скоро он перехватил инициативу в свои руки.
     Он был самым сильным противником, с которым я когда-либо встречалась. И он был точно сильнее меня. Даже занимаясь столько же сколько и он, смогла бы я стать такой же сильной?
     В середине битвы я потеряла свой меч. После очередной атаки он выбил меч из моей руки. Но это был не конец. В этот же момент я прыгнула к нему, схватила его руку с мечом и ударила его в лицо. А потом ещё раз.
     А после он с ноги пнул меня в живот. Это был очень сильный удар. Меня отбросило назад. Он занёс меч, чтоб нанести удар сверху, но я вовремя отпрыгнула в сторону. Он промахнулся и его меч вошёл глубоко в землю. Этого времени мне хватило, чтоб добежать до упавшего меча и начать бой заново.
     Если по-честному, то это больше было похоже, что я оттягиваю время от своего проигрыша. И в конечном итоге наш матч ожидаемо завершился. Я проиграла.
     Я лежала на земле, тяжело дыша и смотря в небо. Кажется, сегодня каждая клеточка моего тела работала в полную силу. Я сделала всё, что смогла. Но сколько бы я ни старалась, мне не удалось даже коснуться его. Кажется, он действительно очень необычный человек.
     Я молча наблюдала, как золотая пыльца отделяется от моего тела и улетает в небо. Это было очень красиво. У меня даже на мгновение появилась мысль, что ради такого зрелища стоило проиграть.
     Агустин молча наблюдал за красивым явлением. В отличии от меня, кажется он и не устал. Он тоже часто дышал, но выглядел так, словно готов ещё пробежать марафон, а после сразиться ещё раз. И он так странно улыбается.
     - Радуетесь победе над бедной служанкой? Вам должно быть стыдно, - сообщила я ему.
     - Бедная служанка? Мне страшно представить, что было бы, если бы все служанки были такими как вы.
     Он протянул мне руку и я приняла её. Агутин помог мне встать.
     Я принялась отряхивать свою одежду от пыли.
     - Вам должно быть очень стыдно, господин Агустин, - назидательно сообщила я ему.
     - Ни капельки. Вы продемонстрировали мне такую силу и упорство, что на мгновение я подумал, что проиграю.
     - Вы льстите мне.
     - Нет нужды. Я говорю вам правду. Возможно вы единственная, кому я такое говорю.
     - Звучит как признание. Не пугайте меня, господин Агустин, - я бросила на него хитрый взгляд.
     - Извините, что прерываю ваше воркование, но возвращайте мечи.
     Господин Муромец беспринципно вмешался в наш разговор. Не было видно, что он как-то сожалеет о том, что прервал нас.
     Мы молча отдали ему мечи. А я, как служанка поклонилась ему.
     - Ты бы была хорошим воином, девушка, - сказал мне господин Муромец.
     - Возможно, но лучше войну оставить на мужчин, а дом на женщин.
     - Ха, - господин Муромец усмехнулся. – Удивительно слышать такое в то время, когда женщины хотят быть везде и ничем не уступать мужчинам. Кажется, мне понятно, что нашёл в тебе Агустин.
     Я озадачена посмотрела на господина Муромца. Что он хотел этим сказать? Да и Агустин не спешит ничего отвечать. Может быть это что-то личное. То, что понятно только им двоим?
     Господин Муромец ушёл, оставив нас вдвоём.
     Солнце уже заходило. Безоблачное небо давно окрасилось в оранжевые и розоватые оттенки. Это выглядело очень красиво. Стоя в здесь, в центре арены, где не было слышно ни звука, на небо можно было любоваться бесконечно. К тому же арена была словно огорожена от остального мира. Ни единого звука с улицы или Твердыни мира, словно мы остались одни. Только прохладный ветерок гулял здесь.
     Агустин тоже посмотрел на небо, видимо стремясь увидеть то, что увидела я. Вот глупый. Что конкретно он хочет там увидеть? Уверена, он ищет что-то интересное, что могло привлечь моё внимание.
     И точно, после того, как он минуту смотрела на небо, Агустин перевёл непонимающий взгляд на меня, потом опять на небо, а потом опять на меня. Это заставило меня рассмеяться. На его лице тоже появилась улыбка. Однако это была улыбка человека, не понимающего, что происходит.
     - Вы забавны, господин Агустин.
     - Забавен?
     - Совершенно верно, наблюдать за вашей реакцией очень интересно. Что вы хотели увидеть, глядя на небо?
     - Тоже что и вы.
     - Но я просто смотрела на него. Мне просто понравилось небо во время заката.
     Теперь его лицо изменилось. Кажется, он понял, что я имела ввиду.
     Агустин улыбнулся.
     - Понятно. Я слышал, что девушки любят подобное.
     Он словно выглядел слегка разочарованным.
     - Не могу сказать это про всех девушек, но я нахожу такое красивым. Разве это не успокаивающе, смотреть на небо в тишине, когда вас обдумает лёгкий ветерок?
     - Не очень.
     - Понятно. Тогда как вам такое сравнение. Я получаю от этого вида наслаждение равное тому, какое вы получаете во время боя. Словно на душе становится немного спокойнее.
     - Ну…- он задумался. – Я бы не сказал, что я чувствую спокойствие во время боя. В конце концов, там на кону моя жизнь и честь.
     Ты обманываешь, Агустин. Я чувствую это. Твои слова не от всего сердца. Обладая чувствами животного, я могу почувствовать это так же ясно, как и ветер, который обдувает меня. Но я не глупая. По крайней мере я могу понять, почему ты так говоришь.
     - Можете не оправдываться, господин Агустин, - улыбнулась я. – Я всё понимаю.
     - И что же вы понимаете?
     - Всё, - я вновь посмотрела на небо. - В конце концов, я не сильно от вас отличаюсь. И я не говорю о нашем происхождении и положении в обществе.
     Небо было действительно волшебного цвета. Я не говорю о том волшебстве, что окружает нас. Уровень этого волшебства был совершенно другим. Я бы сказал, это было волшебство мира. Ни одной ведьме такое не повторить.
     Возможно из-за атмосферы я завела такой разговор.
     - Я вижу в вас желание, господин Агустин. Вижу беспокойство. Я даже понимаю, почему вы это испытываете. Ведь я наделена тоже некоторыми способностями, как и вы и могу это чувствовать. Правда беспокойств они мне не приносят.
     - Вот как? Тогда что меня беспокоит?
     - Неудовлетворённость.
     Агустин молчал. Он просто стоял и молчал, глядя на меня. А потом неожиданно начал смеяться. Агустин смеялся, словно я рассказала смешную шутку. Возможно он действительно нашёл в моих словах что-то смешное. Его образ благородного и очень воспитанного рыцаря распался в мгновение ока.
     - Это было сказано довольно метко, - он смахнул слезу с глаза. - Вы второй человек, которой сказал такое. И всё же, почему вы так решили?
     - Это видно. И я чувствую это.
     - Вы действительно необычная горничная.
     - Я такая, - захихикала я.
     Мы вышли со стадиона.
     Поля перед Твердыней мира опустели. И только два человека остались здесь. Один был господин Муромец. А вторым…
     Я даже не сомневалась. Бедный хозяин. Если он и дальше будет в таких количествах отжиматься, то сможет на руках бегать как на ногах.
     Агустин проводил меня до входа. Это было немного странно. Более того, я чувствовала себя так, словно он испытывает ко мне большее, чем просто интерес. Такое необычное ощущение! Этот день действительно был очень приятным.
     - Значит вы работаете служанкой в Твердыне мира. Приехали с кем-то?
     - Верно. Почему господин Агустин интересуется этим?
     Он пожал плечами.
     - Я нахожу вас очень занимательной особой. Возможно, при должных тренировках вы бы смогли даже быть на равных со мной. Хотя даже без подготовки вы показали удивительные результаты. Я бы хотел предложить вам работать на меня.
     Вот это поворот. Даже я не смогла не удивиться. Чтоб такой как мне предложили работу. Это… необычно. Хотя причину я понимаю, но всё же…
     Однако согласиться на это я не могу по понятным причинам.
     Я поклонилась и произнесла:
     - Благодарю вас за щедрое предложение, но я не могу.
     - Контракт? Если так, то я смогу уладить это дело.
     - Дело не в этом, - покачала я головой.
     Сейчас мне надо тактично отказаться и не обидеть его. Я знаю, что это предложение может обеспечить меня и Кио будущим, но мы уже принадлежим другому человеку. И отказываться от него я не хочу. Может просто сказать, что я рабыня? Я слышала, что многих это отталкивает.
     - Не в этом?
     Агустин выглядел очень удивлённым. Возможно он привык, что ему не отказывают и при первом его слове бегут к нему. Но прости, я другая. Ты красив, но это ничего для меня не значит.
     - Не в этом. Возможно вам неизвестно, что я рабыня. Даже если я захочу, то не смогу согласиться на ваше предложение.
     Агустин улыбнулся. Казалось, что эта проблема уже для него решена.
     - Это не проблема, я уверен, что я смогу выкупить и тебя, и твою сестру. После этого я могу сделать вас свободными.
     - Не получится. Я сомневаюсь, что хозяин продаст нас.
     Рей. Мне хочется верить… Нет, я верю, что для нас он желает хорошего будущего. Я уверена, что, если бы он мог, он уже бы освободил нас. Я знаю, что он думал об этом. Но считает, что мы неприспособленны и не выживем. Возможно от части он прав.
     Узнай Рей, что мне предложили работу и хотят сделать свободной, он бы согласился. Это действительно хорошее для нас будущее. Он бы отдал нас Агустину просто так.
     Но я этого не хочу. Возможно Рей не богат, но мне приятно, когда он рядом. Он часть моей семьи. Он тот, кому я по какой-то причине доверяю и тот, кто спас мне жизнь. Возможно я сужу как глупая девчонка, но мне не хотелось бы с ним расставаться. Мне греет сердце, что мы являемся маленькой счастливой семьёй.
     - Если это вопрос цены, то для меня это не проблема. Я могу…
     - Нет, - перебила я его. – Я знаю моего хозяина. Деньги для него не самое важное.
     - Всё можно купить.
     Это… Это было неприятно.
     Он замолчал, когда увидел мой взгляд. Мой взгляд был таким холодным, что даже такой спокойный человек как Агустин не смог его проигнорировать. Всё потому, что он выражал мои эмоции. И сейчас они были… ледяными.
     Кто этот Агустин вообще, чтоб судить о моём хозяине? Кто он вообще такой, чтоб говорить мне подобное? Я знаю, что я вещь, но хозяин смотрит на нас иначе. Как он может говорить подобное про него?
     Моё ледяное состояние было связанно не с тем, что меня косвенно назвали вещью. Нет, оно связанно с тем, что моего хозяина равняют на таких вот людей.
     - Я для вас просто вещь, которую можно купить?
     - Нет, - мгновенно ответил он.
     - Вы не знаете моего хозяина. Вы не знаете, кто он. Как вы можете вообще судить о нём?
     - Я не…
     - Он спасал наши жизни дважды. Он рисковал жизнью, когда мы были для него чужими людьми. Он спас самое дорогое для меня. Вы говорите это так просто, но что вы знаете обо мне и моём хозяине?
     Я отчеканила это очень холодным твёрдым голосом.
     Прекрасный вечер был нарушен одной фразой. Всё моё состояние и настроение просто рухнуло. Возможно я и чувствовала себя счастливой, но теперь меня вернули на землю. Я вещь. Этого не изменить. Но что более обидно, так это, что человека, которым я дорожу считают последним подонком.
     Агустин молчал. Он не смотрел мне в глаза. А я не смотрела на него. Мы просто опустили свой взгляд, чтоб случайно не встретиться глазами.
     Агустин сделал первый шаг.
     Он низко поклонился, словно я была из знатного сословия. Да даже если бы я была простой служанкой, он не был обязан этого делать.
     - Я прошу прощения за свои слова. К сожалению, я неправильно выразил свою мысль. Это целиком и полностью моя вина. Когда я сказал, что всё можно купить, я ни в коем случае не имел ввиду вас и тем более вашего хозяина. Я хотел лишь сказать, что возможно есть то, что я могу для него сделать.
     - Есть ли разница, если вы в любом случае хотите получить мой документ на право владения? Деньги, услуга – смысл не меняется.
     - Для меня есть разница. Я не хочу покупать вас как вещь. Для мня вы обычная девушка. Я думал, что вы невольны в своих желаниях, поэтому хотел освободить вас от рабства. Я действительно сказал лишнего, ведь я не знаю вашего хозяина и вас. Поэтому прошу вас, простите моё невежество.
     Мне стало неловко.
     Возможно я неправильно поняла. Возможно он действительно думал, что помогает мне, а прозвучало так, словно он хочет купить меня.
     Да и то, что человек знатного происхождения кланяется рабыне. Это… смущает. И немного радует. Это действительно приятно. Очень приятно. Но я этого не покажу.
     - Прошу, вас поднимите голову. Если нас так увидят, мне будет несдобровать.
     Он выпрямился.
     - Могу ли я спросить, можем мы увидеться снова?
     - Снова? Вы не думаете, что от этого могут поползти слухи?
     От этой мысли моё настроение поднялось. Это же будет интересная игра – скрывать от других такое. Ведь если нас увидят, то могут поползти слухи. Пусть мы и не делаем ничего такого, но люди подумают обратное. Это возбуждает. Это как ходить по тонкой грани и не оступиться.
     - Могу я воспринимать это как согласие?
     - Мне нет причин отказываться от вашего предложения. Я всего лишь служанка и должна выполнять ваши поручения.
     - Тогда я думаю, никто не будет против, если вы будете мне иногда помогать.
     Я улыбнулась.
     - Тогда позвольте мне откланяться. К сожалению, работа сама себя не сделает.
     - Это верно, - улыбнулся он.
     Я ушла не оглядываясь.
     Моё настроение было очень хорошим. Тот момент, который внёс холод в сегодняшний день растворился без следа. Эти игры… Этот интересный человек… Кто бы мог подумать, что под маской такого воспитанного человека скрывается такая интересная личность. И возможно я смогу ещё раз с ним ещё раз сыграть!
     Да мне понравилось с ним играть. Он достойный соперник. Мы мало говорили, но возможно и в разговоре он очень интересный. При следующей встрече надо будет обязательно что-нибудь обсудить. Только надо найти тему, на которую я смогу говорить.
     Ну да ладно, мне надо отмахнуть эти мысли прочь. Сейчас Кио трудится одна и мне немного стыдно за то, что я ушла с Агустином. Пусть он мне сказал, но я играла всё это время, а она работала.
     Прости Кио, твоя сестрёнка ведёт себя как маленький ребёнок. Я обещаю, что в следующий раз возьму самое сложное на себя.
     
     Агустин проводил Нэнси взглядом. Как только она ушла, его улыбка пропала бесследно. Более того, не вернулась и его привычная вежливая улыбка. Увидь его кто сейчас, и наверняка не смогли бы поверить, что он Агустин.
     Он смотрел на дверь за которой скрылась Нэнси. Это была дверь для прислуг. Он мог пойти за ней, но…
     Агустин тряхнул головой и пошёл к главному ходу.
     Нельзя ему терять головы даже в такой ситуации. Он всегда вёл себя так, как должен вести представитель дома Леорийских. И сейчас – не исключение. Он несколько раз ударил себя по щекам, приводя себя в сознание, и с трудом натянул свою улыбку. Однако любой, кто встретил бы его сейчас понял, что-то не так.
     Это чувство… Этот год действительно богат на события. Столько интересных новичков. Однако эта девушка… Да, эта девушка… Его мысли каждый раз возвращались к ней.
     Даже не смотря на отсутствие подготовки, она дала достойный отпор ему. Возможно со стороны это и выглядело, словно он одерживает уверенную победу, а у неё нет ни шанса. Это было действительно так. И многие бы идиоты сказали ему, что он победил, как и в прошлые разы без проблем. Но здесь они были бы неправы. До неё никто не мог так долго сопротивляться ему. Никто ещё не боролся с ним так долго.
     Даже без подготовки она бы победила всех в этой Твердыне мира один на один, кроме некоторых личностей. А если бы она была подготовленной…
     Даже Агустин не мог сказать, кто вышел бы из них победителем, если бы она умела драться.
     Впервые с тех пор, как он поступил сюда, был бой, который принёс ему удовольствие. Не считая того раза, когда его уделал новичок. Он дрался в полную силу, но даже так она держалась очень долго. И в игре она вывела на ничью. Если бы она умела драться лучше…
     Да, он получил удовольствие от этого боя. И даже получил какое-то удовлетворение. Словно в первые в жизни он смог утолить жажду.
     Нет, он не влюбился в неё. Просто она была сильна. Достойный противник для него.
     А ещё она не смотрела на него как другие девушки. С ней он чувствовал себя обычным. Словно и нет у него за спиной влиятельного дома. И она не хотела произвести на него впечатления. Не хотела поддаваться. Для неё Агустин был соперником.
     А ещё её холодный взгляд… Никто не смотрел на него так. Все боялись его обидеть, но она вела себя так, словно он такой же, как и она.
     Она нужна ему. Кажется, он нашёл того человека, с которым он чувствовал себя хорошо. И он не собирался отпускать её просто так. Если бы он знал, кто её хозяин. Тогда он сказал то, что думал. Всё можно купить. Если кто-то не продаётся, значит ты мало предлагаешь. Если важны не деньги, то и здесь Агустин смог бы убедить её хозяина, что с ним ей будет лучше. Но если же проблема не в хозяине, а в самой Нэнси, в том, что она сама не хочет к нему, то тогда ему надо просто убедить её. Дать понять, что с ним ей будет хорошо.
     Она не та девушка, которую можно просто забыть. С ней он чувствует себя лучше, он чувствует себя уютно. Они словно друг для друга созданы.
     С этой мыслью он вошёл в комнату отдыха. Людей здесь уже практически не было. Оставалась только Ария, которая продолжала перебирать бумаги, его напарник и Лиара, которая явно скучала.
     Когда он вошёл внутрь, Лиара нехорошо заулыбалась. Агустин мысленно вздохнул.
     «Сейчас начнётся».
     - У тебя такое лицо, словно тебя отшила та служанка, - сказала она ему.
     - Ничего подобного.
     Лиара замолчала. Однако её улыбка стала ещё больше.
     - Быть не может! Она тебя отшила! – ткнула она в его сторону пальцем.
     - Меня никто не отшивал, - ответил он уставши.
     - Твоё лицо говорит об обратном. Никогда бы не подумала, что найдётся тот, кто отошьёт тебя. Особенно какая-то служанка.
     Агустин не ответил. С Лиарой было бесполезно спорить или что-то обсуждать. Если она зациклится на чём-то, то её не отговоришь и не успокоишь.
     Ария и его напарник тоже посмотрели на него. Однако Ария не показывала никакого интереса к его персоне. А вот напарник явно хотел его расспросить, но не осмеливался начать разговор.
     - Я ещё раз говорю, меня не отшивали. Она сказала, что уже работает на кого-то.
     - Так с твоими деньгами ты мог тут всех служанок перекупить вместе со их контрактами. Да и они сами были бы рады тебе служить. Что сейчас так не поступил? – спросила его Ария, не глядя на него.
     - Я не знаю, кто её хозяин.
     - Хозяин? – удивился напарник. - Она рабыня?
     Агустин кивнул и устало сел в свободное кресло.
     - Никогда бы не подумал, что разрешат рабынь в Твердыню мира приводить.
     - По закону это не запрещено, - спокойно ответила Ария, перебираю документы. – Они являются вещами и поэтому идут как вещи.
     - Тогда почему ты не спросил, кто её хозяин? – спросил напарник. – Узнал бы, выкупил бы без проблем её документ и дело в шляпе.
     - Проблема не в этом…
     Агустин даже представить не мог, что будет обсуждать подобное с ними. Конечно он и до этого обсуждал с ними много чего. Но ничего личного в тех обсуждениях не было. Он никогда не позволял узнать о себе другим больше чем нужно. А сейчас он неожиданно разоткровенничался с ними.
     - Он тебе не сказала сама, - догадалась Лиара. – Видимо ей не хочется от хозяина уходить. И что ты нашёл в ней? Силу, ловкость или сиськи у неё большие? Может я смогу занять её место?
     - Она не такая говорливая как ты, - ответил ей Агустин. – Вообще, кто-нибудь знает, кто из новеньких имеет рабынь?
     - Рабы – удовольствие дорогое, да и купить здесь их проблематично. Скорее всего кто-то из богатеньких, - сказал напарник.
     - Это я и сам понял, но может кто-то знает, кто это?
     Никто не ответил.
     Комната отдыха погрузилась в тишину. Вскоре Агустин присоединился к Арии и стал помогать заполнять документы. Лиара читала какие-то отчёты и иногда отдавала листы Арии. Что касается напарника, то он сказал, что поработает в своём кабинете.
     Тишину в комнате нарушал только скрип пера и шелест листов. Никто не проронил ни слова. Вскоре за окном стало окончательно темно. Лиара, попрощавшись со всеми, ушла. В комнате остались лишь Ария и Агустин. Он остался здесь под предлогом помочь с документами. Однако не было видно, чтоб Ария стала вести себя по-другому.
     Она действительно изменилась, подумал Агустин.
     - Если что-то хочешь спросить, спрашивай, - не сводя с документов глаза произнесла Ария.
     - А с чего ты решила, что я хочу что-то спросить?
     - Я не верю в альтруизм, Агустин, - спокойно ответила она.
     Агустин посмотрел на неё совершенно другим взглядом. В нём был намёк на уважение.
     - А ты изменилась.
     - Все люди меняются.
     - Неужели то, что произошло в Городе Забвения так сильно изменило тебя?
     Ария прекратила заполнять документы и посмотрела на Агустина. Её взгляд был пронзительным. Словно она видела то, что другим было не дано увидеть.
     - Хочешь узнать почему я не стремлюсь залезть к тебе в штаны в такой удобный момент?
     - Думаю, я знаю почему. И именно поэтому хотел бы тебя кое-что попросить.
     - Кое-что? Ты работаешь здесь меньше месяца и уже хочешь то-то попросить? – Ария изогнула бровь.
     На такой ответ Агустин рассмеялся.
     - Вот про что я говорю. Раньше ты бы мне помогла без вопросов, лишь потому, что я попросил. Но сейчас ты другая. Ты не такая как остальные в Твердыне мира. Я бы сказал, что мне это нравится.
     - Ты мазохист.
     - Возможно, - не стал отрицать он. – Но у каждого свои причуды и секреты.
     - Отлично. – Она оставила документы, облокотилась на спинку дивана, закинув ногу на ногу и скрестив руки. - Тогда услуга за услугу?
     - Мне это нравится.
     - Очень хорошо, - Ария улыбнулась. – Тогда сначала твоя просьба.
     - Хорошо. Я хочу выяснить, кто хозяин рабынь.
     Ария неподдельно удивилась. Он хотела что-то сказать, но её рот так и остался открытым. В конце концов, она взяла себя в руки.
     - Тебе она так понравилась?
     - Я нахожу её интересной. А разве у тебя нет того, кто тебе был бы интересен?
     Ария не ответила. Она отвела взгляд, словно боялась, что Агустин сможет прочитать её мысли.
     - Хорошо, я помогу. Взамен ты поможешь мне.
     - И чем же?
     - Не могу сказать. Но это может быть опасным.
     - Значит что-то опасное? - Агустин слегка удивился. – Допустим, но разве ты сама не опасна?
     Ария усмехнулась, услышав его слова.
     - Ведьмы по-настоящему очень слабы. Лиши нас осколка силы, и мы будем бесполезны. К тому же есть камни и оружия, которые подавляют нашу силу.
     - Детали мне знать нельзя, так? - спросил Агустин.
     - Совершенно верно. Дело неофициальное. Но ничего незаконного там нет. Просто небольшая помощь в нужный момент.
     - Небольшая помощь? Если так, то мне нет смысла отказываться. Но если это то, что поставит меня под удар...
     - Можешь не волноваться. Ничего такого.
     Агустин не стал задавать больше вопросов. Вопросы могут погубить. К тому же он ценил деловой подход, в котором каждый уважал друг друга и взаимные секреты.
     С этого момента они не проронили ни слова. Словно этого разговора и не было.

Глава 4

     В комнате Рея была одна важная и полезная особенность. Если подняться на балкон к книжным шкафам, то за одним из них была каменная стена. И за самой стеной ничего не было.
     Причина была проста.
     Здание курсантов было пристроено к Твердыне мира намного позже. И так получилось, что этажи этих зданий находились на разных уровнях. Например, уровень пола первого этажа курсантов был где-то на метр выше уровня пола в Твердыне мира. И если разрушить боковую стену, то можно было бы спокойно увидеть, что пол в пристроенном здании будет на уровне пояса.
     Именно поэтому, если разрушить стену за шкафами, можно было обнаружить, что там ничего нет. Так как на этом уровне в Твердыне мира проходила полое пространство между этажами. Что бы там пролезть надо было двигаться на корточках.
     Этот интересный факт Рей раскрыл, когда углублял свой тайник за шкафом.
     Почему Твердыню мира построили именно так и есть ли подобные полые пространства между другими этажами, Рею было неизвестно. Однако это было идеальное место, чтоб спрятать Намбиру.
     - Ты хочешь построить мне личную комнату? – спросила Намбира, когда ей об этом сказал Рей.
     - Ну не то, что личную. Я бы сказал, что там будет твоё убежище. Если кто-то придёт, ты сможешь там спрятаться. Да и если захочешь уединиться, тоже сможешь там сидеть.
     - Читать книги?
     - Если захочешь. Я думаю, что мы сможем оградить там всё и сделать небольшую комнату.
     Вчера ночью он смог привести её сюда. И первым делом что она сделала, когда вылезла утром из чемодана, так это пошла помыться. Насколько мог судить Рей, она собиралась провести там всё утро. Когда он уходил, она как раз собиралась залезть в ванну.
     - И помни, не выходи от сюда, - напомнил он ей перед выходом.
     - Я понимаю, Рей, - кивнула Намбира с серьёзным видом (по крайней мере он надеялся, что её безэмоциональное лицо было серьёзным).
     Однако, когда он ушёл, ему всё равно стало тревожно. Хоть Рей и верил, что Намбира не будет делать глупостей, но всё равно чувствовал беспокойство. Он боялся, что, оказавшись в новой обстановке, она может выкинуть какой-нибудь фокус, выдав и его, и себя. Это бы грозило большими проблемами.
     А ещё Рей с трудом представлял, как переживёт сегодняшний день если учесть, что всю ночь он провёл на ногах. Уже в начале тренировки он чувствовал себя чудовищно. А к середине его заставили отжиматься за то, что он плохо выполняет задания.
     Ещё одна проблема возникла прямо перед его носом во время тренировок.
     Нэнси. Вместе с Агустином.
     Вместе.
     Что вообще происходит?
     Почему они вместе?
     Эти вопросы крутились в голове Рея без остановки. Каждый раз, когда что-то шло не так, ему казалось, что убийцы из Города Забвения идут по его следам.
     И сейчас, глядя на Нэнси и Агустина, он пытался понять, что они делают здесь. Причину, почему Агустин привёл Нэнси, он понял через несколько минут. Они взяли мечи и ушли на стадион. Но с чего вдруг Агустину захотелось потренироваться с Нэнси? У него было много друзей, с которыми он мог так же тренироваться.
     Может он хочет что-то у неё выяснить? Может быть так, что Агустина послали выяснить у Нэнси, кто он такой?
     Стоп, а кто-нибудь знает, что у Рея есть рабы?
     Вроде Муромец знал об этом только. А ещё несколько парней, что принимали его документы и у кого он спрашивал о них.
     Столько вопросов без ответов.
     «Ладно, я спрошу её сам, когда смогу.»
     Единственное, что его порадовало, так это то, что Нэнси проигнорировала его. Если бы она сейчас перед всеми начала его приветствовать, то возникло бы очень много неудобных вопросов. Это, не говоря про то, что на него бы обрушился гнев Муромца.
     Когда они ушли, парни тут же начали переговариваться.
     - Вы видели, какая горничная?
     - Горячая штучка, наверное.
     - Она выглядела очень хищной, мой любимый типаж.
     - Она сексуальная.
     Гадать не надо, на какие темы будут разговаривать парни.
     Рядом с отжимающимся Реем присел Ши.
     - Приятная девушка.
     - Я думал, тебе эльфийки больше нравятся.
     Шивиан, или как его звали другие, Ши был ребёнком от эльфа и человека. Поэтому логично было бы предположить, что ему больше нравятся эльфы.
     - Ну почему же. Я нахожу всех красивыми. Даже среди женщин-орков есть приятные особы.
     Рей на мгновение вспомнил орков, которых видел. А после этого пририсовал им мысленно длинные волосы.
     - Ужасно.
     - Наверное ты ещё не видел красивых женщин орков.
     - Наверное. Но я удивлён, что тебе та горничная понравилась.
     - Ну, в ней есть что-то необычное. Сложно описать. Другие это, скорее всего, тоже заметили. Но больше меня интересует, что она делала с Агустином.
     - А ты как считаешь?
     - Ну если она его горничная, то тога всё логично. Но если нет… - он задумался. – Может он влюбился?
     - Агустин? Не смеши, - фыркнул Рей, продолжая отжиматься. – За ним толпами девушки ходят. Некоторые из них из очень влиятельных семей. На кой чёрт ему такая?
     - Ну у богатых свои странности, - пожал плечами Ши.
     Пока они разговаривали, к ним со спины подошёл Вос.
     - Эй, Рей, харе отжиматься, Муромец уже свалил. Сделай передышку.
     Вос был из тех, кто никогда не унывал. От слова «вообще». Он всегда был весёлым, всегда энергичным и всегда приветливым. Эти черты по отдельности хороши, но совместившись в одном человеке, стали подобны ядерному реактору.
     Рей только несколько раз видел, чтоб Вос был уставшим и тихим.
     - Если он меня заметит не отжимающимся, то заставит до ночи тут заниматься.
     - Да не заставит, - усмехнулся Вос и сел рядом. – Ну как тебе та горничная?
     - Я смотрю, вы кроме девок ничего обсуждать не можете, - Рей перестал отжиматься, встал и начал разминать руки.
     - Почему же!? Мы обсуждаем ещё сиськи.
     - Как интересно, - зевнул Рей.
     - Да ну тебя. Кстати, когда закончится подготовка и мы станем полноценными рыцарями, предлагаю сходить и оторваться.
     - Оторваться? Куда? – спросил Ши.
     - К бабам, - подмигнул ему Вос. – Хотя ты такой спокойный, что мне кажется, для тебя лучшим вариантом стала бы библиотека.
     - А кроме тебя кто-нибудь ещё собирается? – поинтересовался Рей.
     - Ну, примерно ещё девяносто, плюс минус десять.
     - Короче, все.
     - Если вы согласитесь, то тогда да.
     - Погоди-ка, а где вы такое помещение найдёте?
     - В городе есть залы для всяких праздников. Можно будет снять один из них, - сказал парень с большим носом.
     Он подошёл к ним, видимо заинтересовавшись их беседой.
     - Ты тоже собираешься? – спросил Ши.
     - Естественно. К тому же я местный и знаю, где можно снять зал, чтоб к нам не было претензий на шум, девушек и алкоголь.
     - Дай догадаюсь, это в районе падших? – спросил Рей.
     - Рядом. Прямо очень рядом. Там нас никто не побеспокоит.
     - Это конечно хорошо, но нам бы ещё турнир пройти, - напомнил Ши.
     Все замолчали.
     Ведь до того момента, как сказал Ши о турнире, никто даже и не вспомнил. А как вспомнили…
     - Взял и испортил всем настроение, - сказал ему обиженно Вос.
     - Я просто напомнил.
     Турнир должен был проходить среди новеньких. Это был праздник посвящения учащихся и курсантов в служителей Твердыни мира. В этом турнире один рыцарь должен был объединиться с одной ведьмой. А потом сражаться с другими парами.
     Принцип был прост. Всего должно быть сто пар. Сначала проводится отборочный раунд, в котором сражаются по десять пар за раз. Выиграть может всего одна. Итого в конце будет всего десять пар. После этого проводится полуфинал, где сражаются по пять пар за раз. Оттуда тоже выйдет по паре. И в финале две оставшейся пары сражаются друг с другом.
     На это мероприятие, которое служит ещё и своеобразным символом образования Твердыни мира и соответственно, правительства ОСЦНГ, приезжают многие правители других стран. Например, принцесса Серебряных земель, или король южной страны. Множество правителей маленьких государств и правительство Страны Рассвета. Перечислять их можно долго.
     Все они приезжали посмотреть на турнир, после чего устраивался банкет. Конечно же, простых смертных туда не пускали. Однако исключением были победители турнира. Можно сказать, те кто выигрывал турнир могли обеспечить себе хорошую карьеру в будущем. А может и шанс подняться в слоях общества.
     Для Рея же это был шанс получить нужную должность и попасть в банк памяти.
     - Хорошего настроения как небывало, - вздохнул парень с большим носом.
     - Да ладно. Он же будет не скоро, - начал оправдываться Ши.
     - Скоро, нескоро, но я подозреваю, что нам скоро придётся искать себе пару, - сказал Рей.
     - Но будет ещё праздник через неделю, - словно оправдываясь, напомнил Ши.
     Все кроме Рея сразу просветлели.
     - Точно! Целая неделя, поверить не могу, что мы сможем отдохнуть от Муромца, - мечтательно произнёс Вос. – Как раз будет почти два месяца, как мы здесь тренируемся! Надо будет это отпраздновать!
     - Неделя праздников? – Рей был единственным, который не был в курсе всего, что происходило в этом мире, включая праздники.
     - Через две недели празднуют победу над охотниками на ведьм. Знаменательная дата! Целую неделю отдыхаем, - настоятельно произнёс Вос, подняв палец вверх. – Это значит, что у нас есть время на передышку.
     - А до этого вы будите заниматься. Особенно ты.
     Стальной голос был для Рея словно холодная вода на голову. Его собеседники как-то сами собой уже разбежались. Рей очень медленно стал поворачивать голову, хотя и без этого знал, кто стоит за его спиной.
     - Г-господин Муромец?
     - Можешь продолжать отжиматься. У нас ещё полно времени, - угрожающе отчеканил Муромец.
     
     «Если так продолжится, я смогу бегать на руках», - в ужасе подумал Рей, возвращаясь в комнату.
     Ненависть Муромца к нему была не совсем понятна. В конце концов, он не походил на тупого амбала. Следовательно, он должен был прекрасно понимать всё. Рей был уверен, что Муромец это понимал, а значит причина такой открытой ненависти была в другом. Это было нечто типа личной неприязни к человеку.
     А вот причина неприязни… Рей подозревал, что дело было в рабах. Это была довольно ясная и понятная причина. Стоит просто вспомнить Муромца реакцию, когда он узнал о них.
     Хотя Рей задавался иногда вопросом: могло быть так, что Муромец что-то знает. Могло быть так, что Муромец заметил, то что не заметили другие?
     Это был глупый вариант, но в последнее время Рея слишком часто стало казаться, что его преследуют. Это чувство не покидало его даже ночью, когда он с ужасом просыпался, ожидая увидеть в своей комнате группу захвата. Так что в этой паранойе не было ничего необычного. Это было следствие обстановки, в которой он оказался.
     Рей зашёл к себе в комнату. Внутри было темно, словно никого здесь и не было. Рей напрягся. Конечно, Намбира не дура, она будет прятаться здесь, пока не убедится, что это Рей. Но всё равно, зайдя в пустую на вид комнату, он почувствовал тревогу.
     Первым делом он зашёл в ванную комнату. Хлопнул в ладоши и зажёг свет. Внутри было пусто. Во всяком случае именно так могло показаться на первый взгляд. Однако Рей знал одну хитрость. Если стоять у входа или даже в середине ванны, то те, кто находятся под водой у самой стенки не будут видны.
     Он подошёл к самому краю ванны и посмотрел вниз. Там на него из подводы спокойно смотрела Намбира. Увидев её, ему на душе стало спокойнее. Значит всё в порядке. Никто о ней не узнал.
     Он помахал ей рукой. Кивнув, она выплыла из ванной.
     - Весь день здесь плаваешь? – спросил он, погладив по её мокрой голове.
     - Нет. Я душ принимала. Мылом мылилась. Лежала под душем на полу. Плавала на поверхности воды.
     - Весь день? Смотрю ты была очень занята.
     - Да, - кивнула она. – Хотя твой сарказм неуместен. Мне приятно, когда вокруг так тепло. Я не привыкла к теплу. Тёплая вода. Такое ощущение, что и моё тело становится тёплым.
     - Конечно оно становится тёплым. Закон передачи энергии, если не ошибаюсь, отвечает за это.
     - Не знаю такого закона.
     И точно, ведь в их мире, судя по всему, физика не сильно распространена. Да и вообще, в мире, где можно всё решить магией необязательно изучать такое. В конце концов, всё это появилось по той причине, что люди изобретали что-то новое. А зачем изобретать, если магия всё делает за тебя.
     - Ладно, - Рей устало потянулся. – Тогда освобождай ванну, я приму её.
     Намбира внимательно посмотрела на него, после чего сдвинулась в сторону. Этим она показывала, что он может присоединиться.
     - Нет, нет, нет. Так не пойдёт. Я не могу мыться с тобой.
     - Я тебя не стесняюсь, - спокойно ответила она.
     - Зато я тебя стесняюсь.
     - Я знаю, как выглядит голый мужчина. Я видела голых мертвецов. Уверена, что ты ничем не отличаешься от них, если не считать того, что ты живой.
     - Даже знать не хочу, зачем ты разглядывала голых покойников.
     - Хотела узнать, как они отличаются от меня, - без капельки стеснения или раскаяния ответила Намбира.
     - Я же сказал, что не хочу этого знать. Ладно, давай, иди от сюда. Я хочу помыться в одиночестве.
     - Я могу помыть тебе спину.
     Что? От куда она это взяла? Рей с подозрением посмотрел ей в глаза.
     - Скажи-ка, от куда это ты взяла?
     - Что именно? – бесстрастно спросила она.
     - Про потереть спину.
     - Прочитала в любовном романе, - спокойно ответила она.
     Теперь понятно. Намбира ничего не знает о общении и не знает, как себя вести с людьми. Всю жизнь она провела на кладбище и максимум её познаний – говорить слово «здравствуйте» при встрече с незнакомцами. Другими словами, она ноль в общении. Поэтому все недостающие знания она тащит и ещё будет таскать с книг. И Рей казалось, что он ещё не раз увидит или услышит, как она применяет их в жизни.
     Так что Рей мысленно приготовился к подобным казусам и неудобным ситуациям.
     - Знаешь, говорить такое надо только тем, кто близок к тебе.
     - Ты ко мне близок. Ты сейчас находишься рядом со мной.
     - Это да, но я имел ввиду несколько другое, - почесал затылок Рей. - Понимаешь, мы пока жили вместе всего ничего. Поэтому нам рано пока мыться в одной ванной.
     - А когда станет не рано?
     - Я думаю, ты сама поймёшь.
     Она внимательно посмотрела на него. Потом посмотрела на свои руки. Её безэмоциональное лицо выражало сосредоточенность (если это вообще возможно). Потом она вновь посмотрела на Рей.
     - Теперь нормально?
     Рей ударил себя по лбу ладонью. Неужели она думает, что несколько секунд решат эту проблему?
     Рей видел, что иногда Намбира ведёт себя как взрослая. Излагает умные мысли и говорит то, чего не услышишь от ребёнка. Сказывается её опыт и наблюдения за всю её жизнь. Но в некоторых вопросах она ещё наивнее чем маленькие дети. Это связанно чаще всего с общением или чем-то новым для неё.
     Её реакция не совсем адекватна. Возможно причина в том, что она просто на просто не знает, как правильно реагировать на это. Поэтому Рею казалось, что очень важно дать ей друзей. Друзей, с которых она смогла бы брать пример и на которых могла бы ровняться. В конце концов, если она всё впитывает как губка, то их поведение на тоже перекопирует.
     И на эту роль идеально подходили Нэнси и Кио. Они сделают всё, что он прикажет. Кстати, кажется завтра у них выходной. Значит они скорее всего заглянут к нему. Как раз смогут познакомиться со своей новой подругой. Рей рассчитывал, что сможет из попросить приходить сюда почаще и составлять компанию Намбире.
     - Ладно, дай мне побыть одному хоть чуть-чуть.
     - Я хотела тебе кое-что сказать.
     - А можно сказать это после ванной. Сегодня меня мучали целый день и хочется помыться.
     - Мне убить того, кто мучал тебя? - бесстрастно спросила Намбира.
     Рей внимательно посмотрел на неё. Она шутит? Нет она не шутила. Она не умеет шутить.
     - Послушай внимательно, Намбира. В мире много людей, которые будут что-то делать не так. Раздражать тебя, делать тебе иногда больно или просто надоедать тебе. Но это не значит, что надо всех их убить.
     - Тогда что делать?
     - Ничего. Просто терпеть их. Или ругаться с ними. Спорить. Но убивать нельзя. За исключением, когда от этого зависит твоя жизнь.
     - Как те охотники на кладбище, - догадалась Намбира.
     - Верно, - кивнул Рей. – Если они хотят убить тебя, это одно. Но если ты им просто не нравишься – это другое. Ведь ты тоже можешь не нравиться некоторым людям.
     - Люди не любят меня, - тут же ответила Намбира.
     - Вот именно поэтому не надо быть такой как они. Если каждый будет поступать хорошо, то плохих людей не останется.
     - Но если я буду одна так поступать, ничего не изменится.
     - Изменится, - ответил Рей. – В первую очередь, ты сама уже не будешь такой.
     Рею оставалось надеяться, что Намбира поняла мысль. Она слишком долго жила по принципу, когда лучше было убить первой. Теперь же ей надо привыкнуть к мысли, что убивать плохо. Не хватало, чтоб он обнаружил труп случайно заглянувшего бедолаги на пороге комнаты.
     - Пообещай мне, что не убьёшь другого, только если он не попытается убить тебя.
     Намбира внимательно посмотрела Рею в глаза. Ей прикрытые глаза с красной радужкой были настолько пронзительными, что Рея стало неуютно. Однако он не отвёл взгляда. Почему-то ему казалось, что именно такие гляделки очень важны. Словно так Намбира читает, правду он говорит или нет.
     - Хорошо, - кивнула она наконец. – Я не трону человека, пока он не хочет меня убить.
     - Вот и молодец, - выдохнул облегчённо Рей и взъерошил ей волосы. – А теперь кыш из ванны. Я буду мыться.
     - Я могу потереть тебе спину.
     - Дай догадаюсь, в романе так было написано?
     - Нет, - покачала головой Намбира. – Логический вывод. Тебе тереть спину будет неудобно.
     - Так, не пугай меня своими выводами. А то я решу, что ты озабоченна.
     - Озабоченна?
     Намбира пугающе внимательно посмотрела на Рея.
     - Я была одна…
     - Так, хватит!
     Прежде чем она успела закончить мысль, Рей схватил её за руку и вытолкнул из ванны.
     - Иди просыхай и не мешай мне.
     - У меня к тебе разговор, - сообщила ему Намбира, стоя у входа.
     - После ванны! – сказал он и закрыл дверь.
     Сегодня желания нежиться в ванне у Рея не было. И в отличии от Намбиры, помылся он очень быстро.
     Когда он вернулся в комнату, Намбира уже сидела с книжкой в руках на его кровати. И была абсолютно голой.
     - Ты бы хотя бы в полотенце обернулась.
     - Оно неудобное. Оно спадает.
     - А разгуливать по комнате голой нормально?
     - Я нежить. Я не испытываю стеснения.
     - Зато я испытываю.
     Рей залез в шкаф и достал один из комплектов нижнего белья. При поступлении им выдали несколько комплектов различной одежды.
     Один наряд для праздников и торжественных приёмов. Это был пиджак а-ля Неру. Две пары одежды под доспехи и на повседневный выход. И две пары нижнего белья для использования в своей комнате и для похода в ванную комнату. Комплект нижнего белья состоял из трусов в форме шорт и майки.
     Их он и кинул Намбире.
     - Одень.
     - Мне нравится быть голой. – Намбира внимательно посмотрела на одежду. - Одежда сковывает движения. Я только сейчас осознала это.
     - Зато я не могу видеть тебя голой.
     - Моё тело тебе не нравится? – спросила Намбира, наклонив голову набок.
     - Это не твоё дело, - отрезал Рей.
     - Ты не сказал нет, - сказала ему Намбира и принялась одеваться.
     И что это было? Она хочет соблазнить его? Или же она действительно не понимает этого? Она вроде и долго живёт, но при этом не знакома с нормами общества. Поэтому понять, специально она это делает или действительно не понимает было сложно. Хотя что-то внутри Рея твердило, что она прекрасно всё понимает.
     - Раз ты помылась, мне нужно от тебя кое-что.
     - На столе, - тут же ответила Намбира.
     Рей бросил взгляд на стол. Там лежал лист, полностью исписанный непонятными словами. Рей подозревал, что это было то, ради чего ему помогала Адель.
     - Это описание того, как ставить барьер? – он взял в руки листок.
     Из всего написанного он мог сделать вывод что ни черта не понимает.
     - Да, - кивнула Намбира.
     - Я думал, ты провела всё время в ванной комнате.
     - После того как ты ушёл и перед тем как залезть в ванну, я написала это. – Намбира наконец натянула на себя майку. Хоть одежда и была велика Намбире, но в ней она выглядела очень мило. - Я взяла перо и пергамент в твоей тумбочке.
     - Так много написано. Ты что, знаешь, как его ставить?
     - Я очень долго живу. Я очень много знаю. То, что там написано должно помочь.
     - Отлично. Значит теперь можно уладить последнее дело и всё будет в порядке.
     Это была хорошая новость. Адель ждала этого. Ради этого она и помогла ему. Теперь настало время вернуть долг. Конечно, потом он попросит её ещё раз вернуть долг, но до того момента они смогут идти своими дорогами. Рей сомневался, что Адель будет мстить ему или делать пакости. Такой человек как она вряд ли будет заниматься подобной ерундой после того, как получила всё необходимое.
     - Рей, ты сейчас собираешься идти к ней?
     - Да, а что?
     - Ничего, - Намбира открыла книгу и принялась читать. – Но мне бы хотелось с тобой поговорить после твоего возвращения.
     - Буду весь в твоём распоряжении, - улыбнулся он. – В конце концов, завтра выходной.
     Он направился к двери. Взявшись за ручку, он неожиданно вспомнил кое о чём.
     - И кстати, если вдруг кто-то придёт…
     - Я спрячусь в ванной у стенки как в прошлый раз, - тут же ответила Намбира.
     - Верно, - кивнул он. – Но если это будут две девушки, одна повыше, с тёмно-каштановыми волосами и зелёными глазами, а другая пониже, со светло каштановыми-волосами, то можешь представиться им и сказать, что Рей просил быть их с тобой дружелюбными. Они могут прийти сегодня.
     - Если они меня не послушают?
     - А ты не веди себя агрессивно. И скажи им, что я просил их подождать и ничего не делать. Особенно Нэнси, которая любит превращаться в кошку. Скажи это слово в слово, и они тебя поверят.
     В данный момент это было единственное место, где она могла спрятаться. Комната за книжным шкафом была ещё не готова. Если она залезать туда, то не сможет вернуть книги с полками на место. И тогда любой поймёт, что за книжным шкафом есть потайная дверь.
     Рей вышел и закрыл за собой дверь на замок. Удивительно, что в мире, где везде есть магия, пользовались обычными замками.
     Теперь Рею надо было добраться до женского корпуса, где жили учащиеся. Если он правильно помнил объяснения Адель, то её комната находилась в верхних частях женского корпуса. Там проживали служащие в группе расследований и в отделе по правопорядку в ОСЦНГ. Ему надо было незаметно добраться до туда.
     Если же его заметят, то ему надо сказать, что он заблудился и искал, где учатся учащиеся. Ни в коем случае нельзя было дать понять другим ведьмам, что он направляется к Адель. Иначе сама Адель его убьёт.
     Выйдя из мужского корпуса, он сразу попал в просторные коридоры, выстеленный коврами. В подсвечниках ярко горели магически огоньки. Однако практически всё здание было пустым. Он не встретил ни души.
     Гулять по Твердыне мира в общедоступных местах было разрешено. Однако встретить сейчас кого-нибудь было бы очень не кстати. Меньше всего Рею хотелось объяснять куда и зачем он идёт. К тому же по правилам к учащимся курсантам ходить было нельзя (пусть это правило и нарушалось.)
     На всякий случай Рей включил «систему». Так он сможет услышать человека до того, как увидит и избежать встречи. Весь окружающий мир в мгновение ока приобрёл голубоватый оттенок. Звуки стали более чёткие и громкие. Теперь Рей мог заметить любое движение и был даже способен рассмотреть паутину в углах.
     В углу его зрения появилось предупреждение о нехватки энергии. Рей усмехнулся и мысленно убрал надпись. Ещё бы. Сейчас, после тренировок и ночных похождений по городу сил у него не было вообще. Он даже ноги то с трудом переставлял. Было удивительно, что сил ещё хватает до Адель дойти. А при использовании «системы» в спокойном режиме, её должно было хватить до комнаты Адель и обратно. Как раз чтоб не встретить никого.
     Переход из Твердыни мира в женский корпус был сразу виден. Здесь стены были покрыты деревом. Да и пол был дубовым, судя по всему.
     «Так, стоп!»
     Рей оглянулся. Какого чёрта сейчас было? Почему такие разительные перемены? В Твердыне мира большинство помещений было из камня. Единственным отличием были ковры на полу. Его корпус и того хуже выглядел, несмотря на то, что был частью Твердыни мира.
     Здесь же в женском корпусе всё было чище, аккуратнее, да и выглядело не так серо. Здесь чувствовался уют.
     Это и есть матриархат? Всё лучшее женщинам?
     Рею стало обидно за свой род. Кругом была несправедливость. Они и занимались больше учащихся. Им и доставалось по голове больше. Да даже по слухам у девушек умывальня была в сто раз лучше чем у них!
     Причитая о полнейшей несправедливости, Рей направился к комнате Адель.
     По пути он никого не встретил, зато смог услышать множество разговоров. Часть из них была о учёбе, часть об одежде и косметике. Но больше всего было разговоров о том, кто кого любит и кто кому нравится. По большей части эти разговоры ни о чём Рею не говорили. Но были и те, которые его на мгновение заинтересовали.
     - Да, да, я слышала об этом!
     - И говорят, это была обычная служанка! С ума сойти. Я не могу даже близко подойти к нему, а она спокойно вышагивала с ним. Да и ещё с таким видом, словно он ей не ровня.
     Рей не стал останавливаться. Он и так знал, о ком идёт речь. Единственное, что его действительно удивило, так это скорость распространения слухов. Если что-то станет известно одному человеку, об этом узнаю все к концу дня. И не дай бог его увидят с Адель. Проблем будет выше крыши.
     И ладно у Адель, про неё посплетничают и перестанут. Но и сам Рей попадёт под пристальное наблюдение. Это могло вызвать множество проблем. В худшем случае кто-нибудь узнает, что он нежить прячет в комнате. Поэтому ему было даже важнее не попасться на глаза другим. Особенно с Адель, которая была очень популярна в Твердыне мира.
     Её дверь располагалась на одном из верхних этажей. Там получали комнаты те, кто служит в Твердыне мира, но ещё не является какой-нибудь важной шишкой. Но даже так, их комнаты по подозрению Рея были в разы лучше комнат рыцарей.
     Так и не встретив, на своё счастье, никого, он дошёл до комнаты Адель.
     Три коротких стука, два длинных, как они и условились.
     Практически сразу дверь открылась. Адель схватила его за грудки и практически закинула к себе в комнату, после чего сама выглянула в коридор, чтоб убедиться в отсутствии свидетелей. После этого она закрыла дверь.
     Было удивительно, что у неё с внутренней стороны было замков пять, не считая ещё и двух засовов. Словно она готова была держать длительную осаду против кого-то.
     - Не слишком то вежливо, - сообщил ей Рей, поправляя одежду.
     - Что так долго? Я не собираюсь тебя ждать всю ночь, - сказала она высокомерно.
     - Но ждёшь же.
     Адель бросила на него полный призрения взгляд. Это было бесценно, смотреть как Адель бесится. Рей прекрасно понимал, что она бы сделала многое за такие слова, однако они в одной лодке и зависят друг от друга. Пока что.
     Хотя перегибать палку тоже не стоило.
     Рей примирительно поднял руки.
     - Ладно, прости, прости, но…
     - Мне не нужны твои извинения, Рей.
     - … меня сегодня гоняли как проклятого. Я просто не мог прийти раньше.
     - Рей, как ты думаешь, меня это интересует?
     - Да ладно тебе, не будь такой… эм…
     - Кем? Сукой? Стервой? Тварью? Кем? – спросила она с интересом.
     Однако её голос. Он был мертвецки холодным, будто перед ним была Намбира. Её лицо хоть и улыбалось, но вот аура была убийственной.
     Её глаза были чернее ночи. В прямом смысле этого слова. Радужка её глаз была абсолютно чёрной. К тому же в комнате тени начали подозрительно вытягиваться в её сторону. Атмосфера явно изменилась.
     Рей почувствовал неладное. Адель вела себя несколько агрессивно. И неадекватно. С ней явно что-то сейчас происходило. Более того, сейчас она могла быть опасной. Рей не мог объяснить, с чего он это взял, но у него закрались подозрения, что сейчас она плохо себя контролировала. Если что произойдёт, одной богине известно, что она с ним сделает. Если она что-то сейчас выкинет.… У него даже «система» из-за усталости может не запустится.
     - Погоди, Адель, я ничего не имел в виду такого.
     - Да неужели, - практически ласково спросила она, надвигаясь на него. Теперь вокруг неё словно собралось чёрное облако.
     Она точно была сейчас в неадекватном состоянии. Словно цепляясь за спасательный круг, Рей вытащил листок, что дала ему Намбира и выставил перед собой, словно барьер.
     Адель остановилась и взглянула на лист.
     - Что это?
     - То, что обещал. По крайней мере это должно быть тем, что ты хотела.
     Адель без лишних церемоний выхватила лист из его рук. Она внимательно просмотрела его.
     - И что это?
     - Не знаю. Но должен быть барьер. Или инструкция по его созданию.
     Её аура стала спадать. Тени вновь возвращались на свои места. Даже облако темноты, что начало скапливаться вокруг неё бесследно исчезло. Её глаза вновь стали нормальными и в коридоре уже не стояла эта гнетущая атмосфера.
     Держась за подбородок и внимательно читая написанное на листе, Адель вышла из коридора. Рей отправился за ней и оказался в её комнате.
     Планировка её комнаты была похожа на планировку комнат курсантов с одним «но». Она была больше и лучше обставлена. Намного лучше.
     Деревянный пол, мягкий ковёр с ворсом. Большая кровать на которой могли уместиться даже двое. Шкафы с книгами, стоящие вдоль одной из стен. Небольшой обеденный стол перед окном. Несколько тумбочек на которых лежали книги и прочая мелочь.
     И конечно же туалетный столик. Весь столик был заставлен флакончиками, коробочками и щёточками. Видимо, как и все девушки, Адель основательно подходила к уходу за собой. Интересно, а она и перед его приходом прихорашивалась?
     Пока Рей рассматривал её комнату, Адель сидела на кровати и читала лист.
     - Это не твой почерк.
     - Почему ты так решила?
     - Включи мозги, если они у тебя есть. Я тебя учила читать и писать.
     И точно, она же его учила грамоте. Поэтому логично, что его писанину она узнает.
     - Допустим, это не я писал. Это что-то меняет?
     - Ничего не меняет.
     Адель продолжила читать.
     - Хватит разглядывать мою комнату. Это омерзительно, словно я впустила извращенца, - сказала она ему, не глядя.
     - Но ты тоже мою комнату рассматривала, - возразил ей Рей.
     - Я попрошу тебя заткнуться. Не отвлекай меня.
     «Так ты же сама отвлекаешься!» - с возмущением подумал Рей, но ничего не сказал. Адель явно пребывала в ужаснейшем расположении духа. Поэтому Рей не стал её лишний раз злить и отвечать.
     Он просто продолжил молча разглядывать её комнату. Когда его взгляд упал на один из шкафов, то он заметил, что из-за двери торчит верёвочка. Или же это…
     Лифчик.
     Рею неожиданно стало интересно, а какого у неё цвета бельё. Эта мысль была нетипична для него. Но и выкинуть из головы её он не мог. В конце концов, он был парнем, а фигура у Адель, судя по всему была хорошей.
     Интересно, как её бельё выглядит? Может она носит кружевные трусы? Или же у неё всё строгое, белое и непрозрачное. Или ей нравятся стринги? Но больше всего его интересовало другое – если лифчик так торчит, то значит в шкафу полнейший беспорядок. Все вещи просто затолкнуты туда в кучу. Неужели Адель из тех, кто убирается только перед приход кого-то в дом? А по жизни у неё здесь полный бардак?
     Пока Рей обдумывал столь важные предположения, Адель наконец закончила разбирать то, что было написано.
     Весь лист был исписан древним языком, отличающими от того, какой используют сейчас. Словно человек, который это писал жил ещё во времена, когда даже её дома не существовало. Это ещё раз натолкнула Адель на мысль, что Рей протащил сюда кого-то живого. Или неживого.
     Но она поспешила выкинуть эти мысли прочь из головы. Это её не касалось. Его дела – это его дела. А у неё есть чем заняться.
     Оказывается, барьер действительно мог блокировать магию. И он мог замедлять время снаружи, если его создатель так захочет. Вернее, ускорит его внутри себя, что могло быть полезным. Описание, что дал тогда на слушании Рей сходились с тем, что было написано здесь. Однако способ его создания отличался от обычных методов. Адель сказала бы, что такое больше подойдёт тем, кто магией пользоваться не может.
     Вместо жизненной энергии из камня, здесь надо было черпать жизненную энергию из того, кто создаёт этот барьер. То есть, из Адель. При этом надо было контролировать весь процесс, так как можно было очень сильно истощить себя этим.
     Для Адель подобное не было проблемой. Ещё учащейся они проходили эту часть обучения. Однако, честно признаться, она не думала, что ещё раз вернётся к этому пережитку прошлого. Кто бы мог подумать, что те знания пригодятся ей.
     Адель отложила лист.
     Время испробовать этот барьер. Конечно, можно было это испробовать потом в более уединённом месте, но Адель не была уверена, что выдержит. Выдержит то, что вновь накопилось в ней.
     С прошлого раза, когда Адель выпускала из себя тьму прошло уже больше трёх дней. В последнее время это случаи очень сильно участились. Примерно месяц полтора назад это происходило раз в два-три месяца. Но потом участилось вплоть до нескольких дней. И сила выброса усилилась так, что теперь она могла случайно убить или что-то разрушить.
     Конечно же это не могло остаться незамеченным. А после того, как она чуть не убила этого придурка, то за неё взялись уже всерьёз. Адель была уверена, попадись она Муромцу и…
     Нет, лучше о подобном не думать. Муромец – худший из вариантов. Но если её поймают, то скорее всего ей займётся Манила или Лилит, а не Муромец. При условии, что никто не пострадает. Хуже было только то, что позор, который падёт на её дом не отмоется и через век. Поэтому допустить подобный исход было нельзя.
     Именно поэтому она заключила соглашение с Реем. Надо было минимизировать шансы на её раскрытие. Если что-то пойдёт не так, он станет подстраховкой. И ему придётся помочь ей.
     Сейчас Адель чувствовала, как тьма вновь начинает заволакивать её разум. Каждый раз она держала выброс под контролем. Если она не проконтролирует процесс, то быть беде. Она не собиралась экспериментировать, что будет если она будет выпускать тьму бесконтрольно.
     Она бросила презрительный взгляд на Рея который задумчиво глядел на её шкаф. Она была уверена, что он гадает, какое бельё она носит. Вот же насекомое.
     - Рей, я собираюсь опробовать барьер.
     - Здесь? – удивлённо спросил он.
     - Да, хочу проверить, работает ли то, что ты мне принёс или нет. Если сработает, то мы в расчёте, и ты можешь идти.
     «Спасибо, что разрешаешь», - подумал Рей, но промолчал.
     - Если же нет, - продолжила Адель. – Что же, тогда поговорим.
     - Почему это звучит как угроза?
     - Потому что ты так это воспринимаешь. Хотя… - Адель задумалась. – Возможно для тебя это будет действительно угрозой.
     Она встала в центре комнаты и сняла осколок силы с шеи, после чего бросила его Рею.
     - Можешь быть благодарен тому, что помогаешь мне.
     - Ага, как же.
     Адель усмехнулась и ничего не ответила.
     Если сейчас всё сработает, её проблемы решаться мигом. Если нет, то тогда появится действительно важная проблема, которую надо будет незамедлительно решить. И Рею придётся помогать ей. В конце концов, у них договор и если она пойдёт на дно, то незамедлительно потащит и его тоже. Он наверняка это понимал.
     Поэтому, как бы странно это не звучало, им придётся позаботиться друг о друге.
     Она встала в центре комнаты. Для Рея, наблюдающего это со стороны, казалось, что Адель просто стоит с закрытыми глазами и ничего не делает. Хотя он понимал, что сейчас она возможно читает про себя заклинание и готовится к постановке барьера.
     Но он был не прав. Она действительно просто стояла с закрытыми глазами в центре комнаты.
     Прислушивалась к тишине. Старалась почувствовать обстановку. Адель выглядела как девушка, которая была в лесу и прислушивалась к своим ощущениям.
     А в следующее она мгновение подняла руку, словно хотела схватить что-то сверху. И судя по всему, она это схватила. Резко села на корточки и ударила это что-то об землю.
     Рей ничего не увидел. Но почувствовал. Почувствовал, что в комнате стало меньше места. Это было тяжело объяснить. Вроде ничего нет, но он словно оказался в маленькой коробке. Ответ на это странное явление пришёл практически сразу. Он шагнул вперёд и ударился лбом о невидимую стенку.
     Боли от столкновения с невидимой стеной не было.
     Адель всё так же сидела на корточках не двигаясь. Но вот она встала и оглянулась. Её взгляд остановился на Рее. Она подошла к нему и точно так же, как и он сама стукнулась лбом о невидимую стену. При виде этого Рей усмехнулся.
     Адель что-то сказал ему, но барьер звук не пропускал.
     - Я тебя не слышу, - ответил Рей.
     Адель наклонила голову набок. Потом закрыла глаза и через мгновение…
     Рей не совсем понял, что произошло, но она стал двигаться очень дёргано. Или быстро. Неужели так выглядит движение внутри барьера, когда время снаружи замедляется? В любом случае это выглядело противоестественно. Словно он смотрит фильм ужасов, где девушка с неправильно выгнутыми конечностями ходит по стенам.
     От этого сравнения Рею стало неуютно.
     Представление с барьером кончилось довольно быстро. Рею пришлось ждать не дольше минуты минут, пока Адель не наигралась внутри. Понял Рей, что барьер открылся по характерному ощущению того, что в комнате стало просторнее. А ещё Адель стала двигаться нормально.
     - Значит он работает? – спросил Рей.
     - У тебя проблема с восприятием? Или же ты действительно не заметил? – спросила с вызовом Адель.
     - Я спрашиваю тебя, правильно ли это работает.
     - А ты как думаешь?
     - Никак. Я же не ведьма и не разбираюсь в этом. По крайней мере я ничего не слышал. Да и пройти через него не мог. Но я не могу сказать, что это точно такой же купол, что был на кладбище.
     Адель вздохнула, словно разочаровалась в Рее ещё больше. Не сказать, что его это как-то обижало, но это точно раздражало.
     - Ладно, дам экспертную оценку. Купол действительно работает. Ни звуки, ни магию он не пропускает. Но сказать, будет ли он полезен для того, где я собираюсь его использовать, не могу.
     - Значит, на первый взгляд, всё в порядке?
     - Верно. Раз тебя это так волнует, можешь считать, что мы в расчёте, Рей.
     Рей изогнул бровь.
     - Только я могу так считать или мы действительно в расчёте?
     Адель бросила на него злой взгляд. Она словно перешагивала через себя, разговаривая с ним. Неужели она так плохо к нему относится?
     - Мы в расчёте. Даю слово.
     - Вот и отлично.
     Он улыбнулся ей жизнерадостной улыбкой в надежде, что её это взбесит и направился к двери.
     - Ладно, я пошёл.
     - Да. И чтоб…
     Она неожиданно замолчала. В этот момент Рей уже взялся за ручку. Он был уверен, что она скажет ему какую-нибудь гадость в след и он обязательно её проигнорирует. Но вот неожиданно оборвавшаяся фраза была очень странным явлением. Именно поэтому Рей обернулся.
     Адель продолжала стоять на месте. Но теперь она, мягко говоря, выглядела странно. Со стороны могло показаться, что она заснула на ходу с открытыми глазами. Или же наоборот, она только что встала после сна и не пришла в себя. Она стояла и раскачивалась из стороны в сторону, словно маятник. Её голова безвольно наклонилась в бок. И сейчас она начала сокращать градус между собой и полом.
     Действуя скорее интуитивно, чем специально, Рей бросился вперёд и поймал её. Она безвольно обмякла в его руках. Теперь она походила на огромную куклу с закатившимися глазами. У неё даже слюна потекла с уголка рта.
     «Блин, блин, блин!»
     Рея охватила паника. Однако он волновался отнюдь не за неё.
     Сейчас он оказался в одной комнате с маньячкой террористкой из богатой семьи, которая потеряла сознание. И он абсолютно не знал, что делать.
     Рея волновало множество вопросов, на которые он не знал ответа.
     Почему она потеряла сознание? Могло это быть последствие использование этого барьера? Может он действует на людей подобным образом? Или же она израсходовала слишком много энергии и теперь ей надо просто отдохнуть? Ведь с ним происходит примерно тоже самое, когда он использует систему и устаёт. Будет очень хорошо, если это так.
     В противном случае может оказаться, что она сейчас помирает у него на руках. Тогда это действительно станет огромной проблемой. Начнутся выяснения, почему она померла и тогда могут выйти на него. И если это произойдёт, проблем будет немерено.
     Или может это связанно с тем, что она взрывает комнаты? Не окажется ли так, что в данный момент он находится с часовой бомбой?
     - Чёрт, чёрт, чёрт… - начал он ругаться.
     Надо было привести её в чувство. Если это ещё возможно, конечно. Он оглянулся в поисках ванной. Если человек теряет сознание, то в первую очередь его надо засунуть под душ и полить холодной водой. Рей не мог сказать, от куда у него появилась данная мысль, но это было пока единственным возможным решением проблемы. И пусть простит его Адель за это.
     Однако в тот момент, когда он стал оглядываться в поисках двери в ванную комнату, Адель зашевелилась в его руках.
     - Адель?
     В его голосе слышалось облегчение. И пусть они выглядят как парочка, где он с любовью обминает её. Пусть она будет злиться на него и даже возможно сделает ему больно (грёбаная садистка). Главное, что опасность миновала и она жива. Вроде.
     Адель непонимающе подняла голову и посмотрела на него. Её взгляд был мутным. Да и выглядела она как ребёнок, который только что проснулся не понимает, что происходит. Рей смотрел на неё, пытаясь понять, что с ней такое. Она же в свою очередь медленно обвила своими руками его шею.
     А вот это был уже повод забеспокоиться. Чтоб Адель обняла его так…
     - Адель? – с беспокойством спросил он.
     Внутри него зазвонил звоночек, сообщающий об опасности. Рей постарался заглянуть ей в лицо, однако она положила свою голову ему на плечо. По крайней мере первоначально ему так показалось.
     Страшный ответ пришёл через мгновение вместе с мимолётной болью в шее.
     Адель вцепилась в него зубами.
     
     Такого поворота событий Рей ожидал меньше всего. Если бы он знал, что может такое произойти, то подготовился бы заранее.
     Адель вцепилась ему в шею клыками. Даже сейчас, после укуса он не совсем понимал, что происходит. Рей пошатнулся и вместе с ней сделал несколько шагов назад, после чего упёрся спиной к стене. Боли после укуса не было, однако в углу его зрения сразу появилось сообщение.
     [Обнаружено значительное кровотечение.]
     Рей вскрикнул и всеми силами попытался оттолкнуть её, но ничего не вышло. Она в прямом смысле слова присосалась к нему. Она обняла его так, что даже будучи в полном порядке он бы не смог её от себя отцепить. А сейчас он был после тренировок и бессонной ночи, у него вообще не было шансов. Её силы явно были больше его.
     Но и Рей не собирался ждать, пока его сожрут живьём.
     Рей отпустил попытки вырваться и схватил её за лицо. Что есть силы он начал выдавливать ей глаза. Адель, вскрикнув, наконец отпустила его и издала страшное рычание, после чего ударила его наотмашь рукой. Рея отбросило в её туалетный столик в другом конце комнаты. Так он оказался в противоположной стороне от выхода.
     Послышался звон бьющегося стекла и треск ломающейся древесины. Воздух наполнился запахами всевозможных духов и экстрактов.
     От такого удара у Рея помутилось в глазах. Он с трудом встал на ноги. Столик, к счастью смягчил падение, поэтому вроде ничего не было сломано и все его части ещё двигались.
     Теперь его путь к спасению был отрезан Адель. Она стояла перед коридором подобно зомби, чуть наклонив голову на бок. С уголка рта у неё стекала тонкая струйка крови. Её глаза были безумными и абсолютно черными с красным зрачком. За её спиной были раскрыты крылья с кожаными перепонками.
     Сейчас она напоминала вампира из ужастиков, что были популярны у него в мире. Однако в отличии от тех ужастиков, она была реальна. Адель выглядела ужасно. В смысле, очень страшно. То существо, что было когда-то Адель смотрело на него с интересом. Гастрономическим интересом. Видя реакцию Рея на это, оно улыбнулось.
     Теперь всё зависело от того, сможет он добраться до двери или нет. Если он выйдет в коридор, то будет спасён. Если нет…
     Рей активировал «систему».
     Тут же выскочило предупреждение о очень низком уровне энергии. Кровотечение же было уже остановлено. Весь мир окрасился в голубоватый оттенок. Его реакция увеличилась многократно. Однако с этим он ощутил чудовищный прилив усталости, который грозил сломить Рея с минуты на минуту. Времени было в обрез.
     Рей бросился на Адель первым. Она в свою очередь бросилась к нему, буквально один прыжком преодолев всю комнату. В полёте она обхватила Рея руками, и они врезали в стену. В одночасье из Рея выбило весь дух. Но это его не остановило.
     Он несколько раз ударил что было сил её в лицо. Она же в свою очередь попыталась его укусить. Её зубы щёлкнули в нескольких сантиметрах от шеи. В последний момент, Рей схватил её за волосы и оттянул её голову назад. Если бы Рей не сделал этого, то она бы точно дотянулась.
     Важно было избегать её укуса. Иначе для него это будет конец.
     Когда Рей достаточно оттянул её голову за волосы назад, то ударил в открывшуюся шею. Адель отпрыгнула, закашлялась и упала на колени, хватаясь за горло. В этот момент Рей бросился к двери. Пробегая мимо он, словно пиная футбольный мяч, ударил её ногой в голову. Голова Адель дёрнулась назад, и она упала на спину.
     Это был его шанс. Рей подбежал к двери и быстро сбросил засовы. Открыл все замки и…
     Закрыто.
     Значит открыл он не все замки. С его реакцией и скоростью это заняло не больше пары секунд. Он ещё раз пробежался по всем замкам и…
     Понял, что не открыл самый обычный стандартный замок. Да, он дебил. Да такое иногда случается.
     Рей крутанул небольшой рычажок, открыв финальный замок, схватился за ручку…
     И ничего не успел сделать. Его буквально впечатало в дверь. Рей почувствовал, как захрустели кости. Пока он открывал замки, Адель пришла в себя и со всей силы врезалась в него. После этого обмякшего Рея она схватила за шиворот и отбросила назад в комнату. По её лицу расползлась безумная, голодная улыбка, что была не характерна для её лица. Это выглядело очень сюрреалистично.
     Рей вновь встал и тут же получил удар под дых. В ответ на это он ударил её в лицо и отпрыгнул в сторону. Схватил стулу, что стоял у стенки и с разворота ударил Адель, которая бросилась на него сзади.
     Треск ломающейся древесины, разлетающиеся щепки, Адель чья голова дёрнулась назад. Этот момент был словно в замедленной съёмки.
     Но он не сильно исправило ситуацию. Адель отшатнулась назад, после чего остановилась, медленно повернула голову в сторону Рея. Её лицо исказилось в страшной гримасе, которая должна была скорее всего демонстрировать победную улыбку.
     - Вот же тварь! – выругался Рей.
     Он подпрыгнул к Адель и силой пнул её в живот, однако она не отлетела. Более того, он схватила его за ногу. Словно Рей ничего не весил, Адель одной рукой перекинула его через себя, держа за ногу. Он с грохотом приземлился на пол. От такого удара не спас даже мягкий ковёр. Но Адель не остановилась. Она, держа его за ногу, вновь перекинула его через себя словно тряпичную куклу.
     Перед глазами Рея побежали помехи. Даже «система» сбоила от такого. Высвечивалось множество предупреждений. Они были как о переломах и внутренних кровотечениях, так и о том, что состояние его опасно для жизни, а запас энергии на исходе.
     Рей дёрнул ногу, за которую схватила Адель на себя. Та даже не двинулась с места, зато Рей подтянулся к ней поближе. Он со всей силы ударил её в лицо. Потом ещё раз, и ещё. Бил он, скорее всего, очень сильно, так как Адель продолжала держать его за ногу, но её голова дёргалась от каждого удара, и она ничего не могла сделать.
     Наконец она отпустила его ногу. Но в туже секунду схватила его за шиворот и бросила в стену.
     
     «В этот момент в другой комнате.»
     - Как ты думаешь, что там происходит? – спросила ведьма свою подругу, смотря на стену, за которой вновь послышался грохот.
     Та пожала плечами глядя на стену.
     Они сидели на кровати и рассказывали друг другу сплетни, когда несколько минут назад начался страшный грохот за стеной. Иногда оттуда слышались даже крик, хотя стены были толстые. Несколько раз что-то сильно ударило в стену.
     - Ты когда-нибудь видела, что бы нечто подобное происходило в комнате Адель?
     - Нет. Но она предупреждала, что будет проводить какой-то эксперимент и сказала, что мы можем услышать шум.
     В этот момент вновь раздался далёкий крик и удар, словно за стеной рухнул шкаф.
     - Ты уверена, что нам не стоит об этом сообщить Маниле? – озабочена спросила ведьма.
     - Ты же знаешь Адель. Она очень спокойная, но стоит перейти её дорогу и проблем не оберёшься. Думаю, сегодня лучше игнорировать происходящее в соседней комнате.
     Раздался ещё один удар об стену.
     Девушки с озадачена посмотрели, пытаясь догадаться, что происходило за стеной. Но никто из них не горел желанием прервать эксперимент Адель и попасть под её гнев.
     
     «В этот момент в комнате Адель.»
     Он выбирался из-под груды книг, которые продолжали сыпаться на него с верхних полок. Адель бросилась на него, внеочередной раз попытавшись укусить, но он ловко пнул тяжелый том прямо в её открытую пасть. Тот застрял у неё между зубов. От такого даже она ошалела и врезалась в шкаф по соседству.
     Они уже дрались несколько минут, безжалостно мутузя друг друга. Их одежда представляла собой жалкое зрелище. Вся порванная и грязная, запачканная кровью. У Адель платье было практически разорвано. Оно держалось на одной лямке открывая её прелести на половину. Но в этой ситуации ни Рей, ни Адель не обратили на это внимание.
     И в этом бою победителем выходила Адель. В отличии от неё Рей уже практически полностью выдохся. «Система» грозилась отключиться вместе с его сознанием.
     Поэтому Рей вновь сделал попытку убежать. Когда он добежал до угла, в него сзади врезались и прижали к стене. Через мгновение он почувствовал, как его укусили в шею. Тут же в углу зрения высветилось предупреждение о сильной кровопотере. В его глазах начало темнеть.
     Через мгновение Рей потерял сознание. В полнейшей темноте высветилось объявление:
     [Система переведена в активный автономный режим.]
     
     Будь кто в этот момент в комнате, они бы могли наблюдать интересную картину.
     Адель, чья репутация не вызывала сомнений, которая всегда вежливо улыбалась и всегда была спокойна, пила кровь у человека, чья репутация была неоднозначной. Прижав его к стене, Адель расправила крылья и высасывала остатки жизни из человека.
     Вампир, который высасывал жизнь из людей вместе с кровью. Она была олицетворением красивой смерти. Словно сошедшая с древних рисунков девушка – прекрасная и опасная.
     Рей сделал ещё несколько попыток вырваться, прежде чем затихнуть и расслабиться. Его глаза закрылись.
     Некоторые сказали бы, что это неплохая смерть – умереть, когда красотка пьёт у тебя кровь.
     Но этот человек явно считал иначе.
     Через несколько секунд как Рей потерял сознание и его тело обмякло, его глаза вновь открылись. Однако это были не глаза тех людей, что можно было видеть на улице. И не взгляд того, кем он являлся до этого. Его глаза светили синим цветом, словно кто-то включил синие лампочки внутри него.
     Рука, что безвольно висела напряглась. На тыльной стороне ладони появилось голубое свечение в форме круга, над которым вращалось голографическое кольцо. Внутри его ладони появилось голубоватое свечение и через мгновение в его руках начал появляться меч.
     Этот меч словно раскладывался из множества квадратиков. Всё это сопровождалось голубоватым свечением. Это удивительное и волшебное действие заняло не больше доли секунды. Обычный человек бы не заметил, как этот меч собрался из множества квадратиков. Для него он просто бы появился в руке с лёгким свечением.
     То, что держал сейчас в руке Рей было точной копией меча Рисогра. Вплоть до молний, что были внутри лезвия и звёздочки в рукояти. Его магические свойства были точно такими же, как и у оригинала.
     Это говорило, что этот человек обладает магией копирования. Редкий дар, что сгинул во времени. Магия копирования могла скопировать любое оружие от простого до магического вместе с его свойствами. Свидетельство того, что хозяин этого дара – охотник на ведьм. Представитель очень древнего и очень опасного рода, что был истреблён много веков назад.
     Меч, что создал охотник на ведьм, стал испускать молнии. Казалось, что звезда внутри рукояти начинает светиться всё ярче и ярче, а молния увеличивается в размерах уже выходя за пределы меча.
     А через секунду…
     Яркая вспышка.
     Людям из мира Рея она бы напомнила вспышку от ядерного взрыва с единственным отличием – от неё нельзя было ослепнуть, и она не обжигала.
     Но она была настолько яркой, что всё комната наполнилась ослепительно белым светом. В этой комнате не осталось уголка, который бы не был бы освещён. Словно кто-то включил мощнейший прожектор.
     Этот свет ударил из окна. Если бы кто-то сейчас смотрел на Твердыню мира со стороны, непременно бы увидел, яркий, бьющий из одного из окон, луч. Его было видно даже со стен Солла-Оривии.
     Из-под двери через щель тоже бил ослепительный свет. Даже при запертой двери, в коридоре стало заметно ярче. Сама дверь, казалось, стала слегка просвечивать.
     Те, кто были в соседних комнатах на этом этаже тоже заметили, что стало светлее. Словно что-то наполняло светом сам воздух. А те, кого с комнатой Адель разделяла стена, могли видеть удивительную картину – казалось, что сама стена стала слегка светиться.
     Те две девушки, что сидели на кровати испуганно переглянулись.
     - Что это?
     - Не знаю, но это точно из комнаты Адель.
     Можно сказать, что свидетелями столь необычного явления, как меч Рисогра в действий, чего уже многие века никто не видел, стали все ведьмы, чьи комнаты располагались в относительной близости к комнате Адель. А ещё все кто случайно бросил взгляд на Твердыню мира в этот час, коих было немного.
     
     Адель медленно приходила себя. Её тело слегка покалывало. Такое случалось лишь тогда, когда она использовала слишком много магии и её выносливость находилась на пределе. После таких моментов она испытывала слабость, а по телу словно ток гулял. Все её мысли были в тумане. Она совершенно не представляла, что происходит и почему она лежит на полу.
     Но это был не пол. Это было что-то относительно мягкое и живое.
     Адель мгновенно пришла в себя и открыла глаза. Логическое мышление и её воспоминания быстро сложили общую картину и дали ответ на вопрос, на чём она лежит. Этим что-то мог быть только один человек. Единственным в комнате в тот момент, когда она ещё не потеряла сознание. Она повернула голову и чуть не коснулась носом лица Рея.
     - Какого хрена, Рей!!!
     Она попыталась вскочить, но ноги предательски отказывались подчиняться и всё что ей оставалось, лишь опереться на руки.
     - Рей подонок! Если ты…
     Адель была готова в него ударить магией. Если этот придурок посмел сделать с ней что-то, то ему лучше умереть, иначе она сама убьёт его. Всё её женское «я» кричало о наказании за такое. Но когда её зрение наконец вернуло резкость, остаток как ругани, так и гнева она мгновенно проглотила, увидев его лицо.
     Бледное, в синяках и крови, сломанный нос и закрытые глаза. Его дыхание не было слышно. Рей сейчас больше походил на труп, чем на живого человека. И верхом на его бёдрах восседала она.
     Адель не была дурой. Она никогда не испытывала недостатка сообразительности и поэтому мгновенно смогла понять, что произошло. Она повернула его голову и посмотрела на шею. В районе, где проходила яремная вена были отчётливо видны четыре небольших дырки, из которых ещё сочилась кровь.
     А во рту ещё оставался этот приятный привкус…
     - Нет, нет, нет…
     Осознание того, что произошло напугало её до ужаса. Адель приложила руку к его шее. Обладая повышенной чувствительностью в отличии от других рас, она смогла почувствовать едва заметный пульс, который грозил пропасть с минуты на минуту. Она схватил Рея за лицо и повернула к себе.
     - Проснись! Эй, ты слышишь!? Очнись!
     Она наотмашь ударила его тыльной стороной ладони по лицу. Но его голова лишь безжизненно дёрнулась в сторону. Рей не очнулся.
     - Блин. Вот чёрт!
     Если выяснится, что она убила курсанта прямо в своей комнате, да и ещё выпила его крови, это будет кошмар. Кошмар наяву, по сравнению с которым то, что их могут застукать вместе, будет лишь детской игрой.
     И словно в ответ на её мысли дверь распахнулась. В коридор влетели переполошённые ведьмы. Они были одеты в домашние одежды. Некоторые были даже в ночнушках.
     - Адель, что про… - испуганный крик девушки, той, которая первая влетела сюда, оборвался, оставив после себя неприятно звонкую тишину. Её глаза округлились от удивления.
     За её спиной толпилось ещё десяток ведьм, что примчались к ней в комнату. И все их взгляды устремились сначала на неё, потом на Рея, который был под ней и обратно. Казалось, словно каждая из присутствующих не могла поверить в увиденное и пыталась убедить себя в реальности этой картины. И каждое лицо, что сейчас видела Адель, выражало абсолютный шок.
     Их реакцию можно было понять. Полуголая Адель восседает на парне, что хорошо стал известен после отборочного турнира и случая на кладбище. Их пара даже в самых смелых мечтах выглядела нереальной, если не абсурдной. Мысли, которые в мгновение ока пронеслись в их головах, читались без телепатии. Прибегая сюда, они ожидали увидеть что угодно, но не это.
     К счастью или несчастью, они восприняли эту картину именно так, как воспринял бы любой человек, который вломился в комнату и увидел полуголую девушку на парне. А именно…
     - ПОШЛИ ВО-О-О-О-О-О-О-ОН!!!
     Визг Адель заставил стекла в оконных рамах завибрировать. Он же привёл всех присутствующих ведьм в чувства. Девушки тут же поспешили ретироваться. Ещё секунда и дверь за ними с шумом захлопнулась.
     Адель была не жива, не мертва. В её сердце, как и мозгу была необычайная пустота, словно всё, что наполняло их до этого кто-то выбросил. Она тупо смотрела на дверь, за которой скрылись будущие источники слухов. Завтра или послезавтра вся Твердыня мира будет только и говорить, что Адель и Рей вместе резвились прямо в коридоре на полу.
     И это наверняка станет известно за пределами Твердыни мира. Если её мать узнает…
     «Нет!»
     Адель тряхнула головой. Ей срочно надо было взять себя в руки. Если они узнаю, то что произошло здесь в действительности, вот тогда ей придётся волноваться. И не только ей.
     Сейчас же это был не более, чем слух. Она спокойно преодолеет его. Как и раньше. Как много раз до этого. С гордо поднятой головой пройдёт через этот кошмар. С ней всегда будут подруги, которые поддержат её. Может это и к лучшему, что они увидели то, что хотели увидеть – голую её на нём. Но если бы они присмотрелись получше, то заметили, что жить Рею осталось не так уж и много.
     Но если Рей сейчас умрёт, то тогда всё пропало.
     Адель с трудом поднялась. Всё её тело болело, однако она старалась не обращать на это внимание. Она направилась в свою комнату.
     Её комната была словно после бойни. Разрушенные шкафы, разбросанные книги, стёкла и щепки. Её любимый туалетный столик, что был подарен матерью ей ещё в детстве, теперь был не более чем кучей дров для растопки. И стул, от которого осталось только скрепленные между собой две ножки. Кровать была такой, словно её когтями кто-то рвал.
     Картина произошедшего быстро выстроилась в её голове.
     Видимо, после барьера она истратила свои жизненные силы и не смогла контролироваться тьму внутри себя. Скорее всего из-за этого её рассудок помутился, и она предалась своим низменным инстинктам и желаниям. А именно, выпить крови и сово…
     Она тряхнула головой, избавляясь от этих мыслей. Хорошо, что дальше крови не ушло.
     Но судя по всему, Рей оказался далеко не промах и держался довольно стойко, раз до сих пор дышит. В конце концов, с тьмой внутри Адель была заметно сильнее большинства рыцарей, особенно в облике вампира.
     Вот только из-за чего она потеряла сознание и упала на Рея? Возможно, над этим вопросом она подумает позже, а сейчас ей требовалась новая одежда. Сбросив с себя разорванное платье, она нашла в некогда красивом платяном шкафу более-менее целую одежду, что была чистой и не разорвана в клочья. После этого она вернулась в коридор.
     К счастью, все, кто сюда забежал, не могли увидеть, в каком состоянии находилась её комната. Если бы они увидели её, то сразу бы догадались, что произошло. Теперь, понимая это, ситуация для Адель не выглядела столь ужасающей. Хотя и лучше от этого она не становилась.
     Адель подошла к Рею. Он до сих пор был без сознания. Она нагнулась и попыталась его поднять. Обычно для подобного она использовала тьму. В конце концов, не зря её фамилия была Шатен Дер Дункехайт. И особенностью Адель было то, что она могла управлять тенями и тьмой. Это можно было назвать семейным даром, но только у неё это проявлялось так сильно. Зачастую она использовала свою силу для того, чтоб увеличить свои физические показатели.
     Но не в этот раз. Почему-то она не смогла использовать тьму. Из-за этого Рей был для неё неподъёмным грузом. Несколько раз Адель пыталась поднять его, сконцентрировавшись на своей тьме внутри, однако поднять его не получалось, а внутреннего отклика от тьмы не было. Более того, она не даже чувствовала её внутри.
     Может в другой ситуации она бы порадовалась, но не сейчас. В тот момент, когда ей требовалась эта сила, она не могла её использовать. Даже тени отказывались ей подчиняться.
     - Чёрт! Твою мать! – она пнула тело Рея от злости.
     Если так не выходит, значит ей остаётся полагаться на свои силы.
     
     Дотащить тело Рея до его комнаты оказалось непростой задачей. Благо её комната находилась наверху и его теперь надо было стаскивать вниз, а не затаскивать наверх. Иначе бы она точно не утащила его. Схватив его за шиворот, Адель волокла его по пустым коридорам женского корпуса. С громким стуком стаскивала его со ступенек. И останавливалась отдыхать каждые пять минут.
     Адель пришлось протащить Рея через основные коридоры. На её счастье она никого не встретила, так как в это время многие были либо в умывальне, либо у себя в комнате. Однако Адель всё равно наложила на него магию невидимости, чтоб случайный свидетель не увидел, как она тащит за шиворот Рея. Ей даже страшно было представить, как бы это выглядело со стороны.
     А со стороны это выглядело очень странно. Так как Рея видно не было, она напоминала сейчас мима, который очень правдоподобно играл.
     Но даже если кто-то её заметит, это будет ерунда по сравнению с тем, что Рей помрёт раньше времени. А ещё лучше, если он вообще не умрёт. Иначе выйти на виновника будет не так уж и сложно, если учесть, что её и его видели, как минимум, десяток глаз.
     Уже дотащив до середины пути Адель осознала, какую ошибку допустила, когда решила его вернуть в его комнату. Нельзя было его трогать. Стоило просить Арию о помощи. Конечно, ей не хотелось втягивать подругу в такое тёмное дело, что может оставить отпечаток на её карьере, да и гордость тоже была для неё не на последнем месте. А в тот момент о подобном варианте она вообще думала, но сейчас из-за непродуманности её поступка вероятность того, что он помрёт резко увеличилась. И время, отведённое ему, что она могла потратить на его исцеление, тратилось на эту транспортировку.
     Ей очень захотелось пнуть ещё раз Рея за то, что он доставляет ей столько проблем. А ещё хорошенько стукнуть себя за то, что в последнее время она совершенно не думает головой. Словно ей не двадцать, а все пять лет.
     Адель наконец дошла до корпуса рыцарей. С трудом переводя дыхание, она вложила оставшиеся силы в последний рывок до его комнаты. Благо, комната Рея располагалась в районе чуланов в дали от остальных комнат.
     Она дёрнула ручку двери, но та оказалась заперта. Поэтому Адель направила палец на замок. Мгновение и послышался щелчок. Магия взлома, которую она изучила ещё в детстве неожиданно оказалась полезной. Однако выносливости уже практически не было.
     Адель с трудом затащила его в комнату.
     - Спасена, временно спасена… - пробормотала она, буквально вваливаясь из коридора в комнату.
     Сил не было совсем. Она ели держала себя на ногах. Вся выносливость ушла на невидимость Рея. Однако это был ещё не конец. Надо было позвать на помощь. Сейчас она одна не справиться. Даже самой простенькой магии исцеления не сможет сделать. С этим лучше обратиться к Арии.
     Намереваясь уйти, Адель обернулась…
     И вздрогнула всем телом.
     На выходе из комнаты стояла маленькая и очень милая девочка с белоснежными волосами. И с очень голодными красными глазами.

Глава 5

     Она стояла у входа в комнату и с интересом разглядывала Адель. От этого взгляда у той побежали мурашки по спине.
     «Нежить. Она нежить. Я могу почувствовать от неё это. Рей, идиот, ты всё-таки протащил сюда нежить.»
     Адель начала лихорадочно думать. Что ей делать? Броситься бежать? Или ударить что есть силы остатками магии? Нежить физически очень сильна, вряд ли получится её оттолкнуть. А магии вряд ли хватит, чтоб причинить ей вред. Может быть попробовать выпрыгнуть в окно? Она сможет спокойно улететь от сюда.
     Нежить склонила голову на бок, заглядывая Адель за спину.
     - Это Рей.
     Она не спрашивала. Она это утверждала.
     - Решила сделать нечто подобное с тем, кто тебе помог? Не очень красиво. Кстати, меня зовут Намбира, - она сделала нечто отдалённо похожее на реверанс.
     Адель не ответила. Ей показалось, что таким способом нежить издевается над ней, показывая своё превосходство. Однако и Адель не была слабым противником. Пусть выносливость Адель и была на исходе, однако шансы у неё всё ещё оставались.
     Намбира медленно двинулась к Адель. Её походка была точно как у ребёнка, который хочет подойти к интересующей его вещи. И она совершенно не показывала страха перед Адель.
     Возможно это был её шанс. Она бросилась к окну. Достаточно просто вылететь и…
     Она ударилась о барьер и её отбросило назад.
     - Уже уходишь?
     Голос Намбиры был безэмоциаональным. Но даже с таким голосом она всё равно понимала, что нежить над ней насмехается. Она медленно приближалась к Адель. Ещё немного и они уже будут стоять друг к другу вплотную.
     «Нельзя позволить ей загнать меня в угол.»
     Собрав остатки всей своей выносливости, Адель вытянула руку и выстрелила огненным шаром. Выстрел получился откровенно слабым. Огненный шар за мгновение пересёк расстояние между ними и ударился в нежить, которая прикрыла лицо руками, но даже не отбросил её. В этот момент Адель взмахнула крыльями и перелетела на другой конец комнаты. Она бросилась в коридор и…
     Вновь ударилась о невидимую стену.
     - Я наложила барьер так, чтоб перекрыть все выходы от сюда. – Намбира спокойно рассматривала ожоги на руках после попадания огненного шара . Адель вновь подняла руку, готовясь выстрелить в неё. – Я надеялась, что до такого не дойдёт, но… Выбора у меня и нет, не так ли?
     Глаза нежити словно стали ярче. Она ринулась в сторону Адель.
     Адель так ничего и не успела сделать. Доли секунд понадобились Намбире, что пересечь комнату и приблизиться к Адель. Она уже находилась рядом, когда та собирала энергию на конце своей руки и около её ладони стал формироваться небольшой огонёк. Намбира схватила Адель за безымянный и средний палец вытянутой руки, после чего резко развела в стороны.
     Брызнула кровь, раздался звук рвущейся кожи и плоти. Адель закричала от ужасной боли, что пронзила её руку. Она что было сил взмахнула крыльями, пытаясь вырваться из этой чудовищной хватки и у неё это почти получилось. Однако Намбира в последний момент схватила её за ногу и со всей силы ударила об пол словно тряпичную куклу. От такого удара грудью об пол весь воздух вышел из лёгких Адель. Она даже не могла вздохнуть. Мир кружился перед её глазами. На мгновение она даже потеряла сознание.
     Её рука теперь была разорвана на две части вплоть до кисти. Из страшной раны во все стороны брызгала кровь. Однако не так сильно, как могла бы. Очень скоро кровотечение остановится. В конце концов, пока на ней осколок силы, убить её будет очень трудно. Правда теперь изуродованной рукой использовать магию она не сможет.
     - Никчёмная кровососка, - беззлобно сказала Намбира, отряхивая руки. Она шагнула к Адель и наклонилась у самого её лица. – Возможно, я и ты…
     Намбира так и не договорила. Потому что в ответ на её слова Адель, всё ещё лёжа на животе, обернулась, подняла целую руку и вновь выстрелила огненным шаром. Тот ударился в грудь Намбире, но та даже не показала, что ей больно. Она словно с сожалением посмотрела на одежду, которая сейчас тлела на её груди и на ожоги, оставленные огнём, после чего перевела взгляд на Адель.
     - Значит нет.
     Она схватила её за ещё вытянутую руку, после чего повернула на триста шестьдесят градусов, ломая. Она не обратила внимания ни на хруст костей, не на крик Адель. Когда рука обмякла, она просто отпустила её. И когда та шлёпнулась об пол, наступила на локоть. Одновременно со звуком ломающихся костей на пол брызнула кровь. Адель, крича и заливаясь слезами от ужасной боли, попыталась встать, но Намбира придавила её обратно к полу, наступив ей на спину. Адель билась под её ногой, словно рыба, выброшенная на берег, но ничего не могла сделать.
     - Что такое? Тебе не нравится? Тебе больно? Странно… - она провела нежно, словно задумчиво, рукой по одному из крыльев Адель, которые бились словно у бабочки, попавшей в паутину. Но прежде чем Адель сообразила, что произойдёт в следующую секунду, Намбира сдавила крыло всей силой.
     Перепонки на крыльях начали рваться, тонкие кости захрустели под её рукой. Во все стороны брызнула кровь. Адель зашлась в крике и начала биться ещё сильнее. Её свободное крыло билось об пол, словно у раненой птицы, которая не может взлететь.
     В этот момент нежить силой наступила Адель в район шеи. Послышался несильный хруст и Адель перестала двигаться. Её целое крыло упало на землю. Она уже не молотила об пол ногами. Однако кричать Адель не перестала.
     - Знаешь, проведя столько времени среди покойников, я хорошо выучила анатомию человека, - сообщила ей Намбира, продолжая рвать на крыле перепонки и ломать кости. – Ты ведь до сих пор чувствуешь боль?
     - НЕНАВИЖУ!!! БУДЬ ТЫ ПРОКЛЯТА, ТВАРЬ!!!
     - Забавно. Ведь я уже проклята.
     С этими словами она упёрлась в спину Адель ногой и начала отрывать той крыло.
     Комнату заполнил крик на границе с визгом. От такого крика могли бы даже стёкла полопаться.
     - Можешь кричать сколько угодно. Барьер глушит все звуки и нас никто не услышит. Но ты и без меня это знаешь, не так ли? – спокойно сообщила ей Намбира.
     Помимо крика комнату наполнял звук рвущихся перепонок и сухожилий. Этот чудовищный дуэт мог привести в ужас любого, но Намбира, кажется, только наслаждалась этим.
     В конце концов, ей удалось оторвать крыло. Намбира спокойно расправила его, с интересом рассматривая. Она и до этого выдела крылья ведьм. Но первый раз ей удалось увидеть его в близи. Ей казалось удивительным то, что такое большое крыло может уместиться при помощи магии в таком небольшом теле.
     Потом, будто потеряв интерес, она отбросила его и, не обращая внимания на заливающуюся слезами и соплями Адель, подошла к телу Рея. Словно с любовью, она подняла его на руки и положила на кровать, после чего стал внимательно изучать его.
     Всё его лицо было побитым. Нижняя губа слегка опухла. Намбира аккуратно задрала его одежду на животе. Там был впечатляющих размеров синяк, который уходил выше на грудь. Намбира не была врачом, но она была неплохо знакома с анатомией. Она предположила, что подобное происходит из-за внутреннего кровотечения. Возможно, какие-то органы даже разорваны.
     Рей едва дышал. Намбира не могла даже почувствовать его пульс, настолько он был слабым. Вся его кожа была бледной и холодной. Словно он сам уже стал нежитью. Она наклонила его голову в бок и увидела четыре аккуратных дырочки от зубов. Намбира бросила взгляд на Адель. Наверняка, умей она показывать эмоции и этот взгляд был бы презрительным.
     - Вот оно что… Чтобы быть точной, это твоих рук дело?
     В ответ она услышала только рыдания. Но это было легко проверить. Если это сделала Адель, то размер зуба и дырочки на шее совпадут. Поэтому Намбира подошла к Адель и без лишних церемоний перевернула её ногой на спину. После чего нагнулась и без особых проблем разжала ей челюсти.
     Глаза Адель округлились. Она попыталась мотать головой и сомкнуть челюсти, но Намбира спокойно её удерживала.
     - Мне нужен только твой зуб, - сообщила ей Намбира, словно это было пустяком.
     - Ахггаххххаггга, - начала что-то пытаться сказать Адель со слезами на глазах, но с открытым ртом это было не так уж и легко сделать. Да и Намбира не сомневалась, что это были проклятия в её адрес.
     Поэтому без лишних церемоний, под крики Адель, она принялась за дело.
     Особенность структуры этих клыков заключалась в том, что они были крепче чем у обычных людей. И сидели в челюсти намного крепче. В тот момент, как вампир начинал кусать, клыки удлинялись.
     Это было следствием магии. Ещё до тех времён, когда вампиры научились колдовать, их клыки не укорачивались. Они всегда были длинными и выступали из-под верхней губы. В те времена вампиры действительно пили кровь. Но сказать, что они только пили кровь было бы неправильно. Помимо этого, они ещё и ели мясо своих жертв.
     Однако с расцветом культуры, когда они сумели контролировать магию и стали более развитыми, такой способ питания ушёл на второй план, уступив место обычной еде. А потом и вовсе исчез как способ питания. Изредка можно было встретить вампиров, которые пили кровь, но зачастую они это делали либо в любовных играх и пили не так уж и много, либо, когда хотели получить удовольствие, так как кровь действовала на них как алкоголь.
     Огромной редкостью было встретить тех, кто действительно охотился на других ради крови и считал это основной пищей.
     И как следствие, чтоб не сильно отличаться от других такой особенностью, вампиры искусственно укорачивали зубы. Только у ещё маленьких детей, что плохо владели магией, можно было встретить выпирающие клыки. Однако, когда они становились старше, то сразу их уменьшали. Поддержание такой длины зуба требовала использования постоянной магии в мизерных количествах, что даже осколка силы не требовалось. Поэтому это происходило на уровне подсознания.
     Это словно кататься на велосипеде. Сесть на него и ехать, даже не задумываясь, какие усилия тратятся на поддержание равновесия.
     А мужских особей клыки хоть и были, но они короче и не выпирали из-под губ. Наверное, такое было связанно с природной особенностью. В конце концов, зачастую в природе можно было увидеть, что самки были крупнее самцов, а иногда и сильнее.
     А ещё каждый зуб имел свой почерк. Тонкие, широкие, продлённые, слегка вытянутые горизонтально. Так можно было определить, кто кусал человека. Поэтому…
     Поэтому Намбире требовался её зуб. И чтоб его достать, даже такой сильной как она пришлось повозиться. Но в конечном итоге она его выдернула.
     Она с интересом рассматривала зуб, не обращая внимания на захлёбывающуюся собственной кровью и слезами Адель. После этого она подошла к Рею и сравнила зуб с укусом.
     - Я так и думала, - тихо произнесла она и обернулась к Адель. – Знаешь, было бы неправильно, если бы состояние Рея было бы не твоей виной, а я такое с тобой сделала. Не скажу, что меня это волнует, но Рей бы расстроился, веди себя я несправедливо. Но теперь всё иначе.
     Намбира присела около Адель.
     - Когда я смогу двигаться… - прошипела в ярости Адель сквозь слёзы.
     - Но ты не сможешь, - ответила Намбира. – Не сможешь до тех пор, пока я не вправлю тебе позвонки обратно.
     Словно любящая младшая сестра, она убрала волосы с мокрого лица Адель.
     - У нас ещё так много времени. Сейчас вряд ли кто-то придёт сюда, поэтому можно не беспокоиться, что кто-то помешает нам. К тому же Рей не реагирует на твои крики. Это значит, что он в предсмертном сне. Выйдет он оттуда или нет, я не знаю.
     Она внимательно посмотрела на Адель.
     - Я не могу ему помочь, и позвать на помощь не могу. Нам остаётся лишь ждать.
     - Тупая тварь. Он сдохнет из-за тебя.
     - Из-за тебя, - поправила её Намбира. – Если бы не ты, не твоё желание использовать барьер, ничего этого бы не случилось. Но пока мы ждём, можно скоротать время за игрой.
     - Игрой с тобой? Избавь меня от этого, нежить.
     Намбира схватила Адель за плечо и резко сдавила. Послышался хруст костей. Адель вновь закричала.
     - Меня зовут Намбира, повтори пожалуйста, - вежливо попросила Намбира.
     - ИДИ НАХРЕН!
     Намбира сдавила плечо ещё сильнее.
     - К ЧЁРТУ, ИДИ К ЧЁРТУ!!!
     Так продолжалось, пока под руками Намбиры уже нечего было ломать. Тогда она взялась за сломанную руку. Очень скоро голос Адель стал хрипеть. Для неё всё происходящее смешалось в один безумный поток боли, в котором она уже потерялась. И, в конце концов, она выдавила из себя:
     - Намбира… - с этим словом она продолжила плакать, словно окончательно сдалась.
     - Не так уж и сложно не правда ли? А теперь мы сыграем.
     Она зажала Адель и рот и нос и стала молча наблюдать. Адель стала вырываться, но если учесть, что двигалась у неё только голова, ей это не сильно помогло. Уже спустя минуту Адель выпучила с ужасом глаза. Она дёргалась всё сильнее и сильнее. В какой-то момент она стала отключаться и только тогда Намбира отпустила её.
     Адель сделала жадный вдох и тут же выпалила:
     - АХ ТЫ СУКА…
     Договорить она не успела. Намбира вновь закрыла ей нос и рот рукой.
     - Лучше бы ты потратила это время на дыхание, а не на слова.
     Намбира продолжила свою игру. Когда Адель была на грани потери сознания, Намбира позволила ей сделать несколько вдохов, после чего вновь закрыла рот с носом. Она раз за разом повторяла это.
     Сначала Адель сыпала проклятиями. Прошло десять минут и она уже просто пыталась отдышаться. Ещё через десять минут Адель окончательно сломалась. Она кричала, чтоб та остановилась, иначе ей будет хуже. Потом уже просто просила остановиться. В конечном итоге Адель, уже не помня себя, умоляла Намбиру прекратить.
     - Меня столько раз мучали за всю мою жизнь, - тихо сказала Намбира в ответ на её мольбы. Она наблюдала за тем как задыхается Адель, как смотрят дети на рыбу, что выбросило на берег. Казалось, это зрелище успокаивало её. – Меня столько раз пытались убить. Иногда насаживали на вилы. Очень неприятно. А потом ещё и вы, ведьмы. Вы приносили мне столько боли, даже не задумываясь над этим. И за что? Просто потому что я нежить? Словно я хотела становиться такой.
     Она отпустил руку, позволяя сделать несколько вдохов Адель.
     - Прошу тебя, убей меня, - начала она шептать и плакать. Сил кричать у неё уже не было. Она даже не могла теперь думать. Её сознание помутилось настолько, что для неё теперь ничего не существовало кроме сейчас. - Хватит, хватит, просто хватит, я не хочу, не могу, пожалуйста, пожалуйста, хватит, не могу… нет, НЕТ, НЕТ!!!
     Адель вновь замотала головой, пытаясь увернуться, но Намбира вновь закрыла ей рот и нос.
     - Но я не могу убить тебя, - спокойно, чуть ли не с любовью, ответила она. – Я сказала Рею, что не буду убивать. Он очень расстроится, если узнает, что я сделала подобное. Поэтому давай играть.
     Она вновь убрала руку, позволяя Адель вздохнуть.
     - Хватит! Прошу тебя, хватит! Хватит…
     И вновь вернула её на место, заставляя Адель задыхаться.
     - Ты думаешь тебе больно? Но мне тоже больно. Ты обожгла меня. Пусть я и нежить, но тоже чувствую боль. Боль в руках, на груди. Если есть богиня в этом мире, она свидетель, что я хотела решить всё миром, но ты сама выбрала этот путь.
     Эта игра продолжалась на протяжении часа. К тому моменту Адель казалось, что её лёгкие уже горят. Её сознание помутилось, и она уже не воспринимала окружение. Для неё была только эта игра и Намбира. А та держала её всегда на грани потери сознания, не давая отключиться. Стоило Адель начать отключаться, и Намбира вновь давала ей глотнуть воздуха, после чего опять затыкала нос и рот.
     Эта игра для Адель длилась вечность. Хотя прошло всего около часа. Возможно, Намбира бы продолжила свою игру, однако в дверь постучали. Очень громко и настойчиво. За дверью раздался жизнерадостный голос:
     - Рей, Рей, это Нэнси и Кио! Мы пришли навестить тебя!
     
     Я просила быть Нэнси по тише, но она стучалась в дверь и громко звала его:
     - Открывайте, Рей. Мы к вам в гости! Неужели вы нам не рады?
     Я попыталась успокоить её.
     - Нэнси, а вдруг он спит? Прояви хоть капельку уважения к нему и веди себя по тише.
     В ответ она взъерошила мне волосы и ответила:
     - Сейчас ещё рано. К тому же, я проявляю уважение. Я же не пытаюсь выломать дверь!
     Ещё этого нам не хватало. Ломать дверь к Рею, это будет верхом неуважения. Её обязательно накажут за это. И будь уверена Нэнси, я буду лично при этом присутствовать. Что-что, а иногда тебе точно следует всыпать.
     - Рей! Рей! Не стесняйтесь! Выходите!
     И всё же мне будет намного спокойнее если до этого не дойдёт, и ты будешь вести себя нормально. Например, будешь спокойно ждать, пока он откроет. Если он откроет, конечно. В конце концов, у него своя жизнь и у него свои заботы. Но… Но думать, что мы теперь разделены не так уж и хорошо. Почему-то от этого мне становится только грустнее.
     Тогда Нэнси сказала, что мы не сильно близки. Пусть мы и пережили такое, однако провели то вместе мы всего три дня. Хоть я и пыталась закрыть на это глаза, убедить себя, что этого вполне достаточно, чтоб стать близкими, но правда была несколько иной. Больно признавать, что мы были всё равно чужими людьми. И только то, что мы рабы делало нас ближе.
     Я до сих пор точно не знала, как к нам относится Рей. Он улыбался нам и сделал очень много хорошего, однако он мог воспринимать нас как чужих. Нет, я не буду оспаривать его мнение и его предпочтения, но в глубине души мне хотелось бы, чтоб он видел в нас родных ему людей. Если бы я могла показать ему, что…
     - Кто-то идёт, - вдруг настороженно и тихо произнесла Нэнси. Её слов вывели меня из раздумий из заставили посмотреть на неё удивлённо.
     - Но это же, наверное…
     - Нет, - уже наперёд предугадала она мой ответ. – Я уж смогу отличить шаги нашего хозяина от чужих. Это кто-то другой.
     Я могу сразу определить, когда Нэнси спокойна, а когда нет. И сейчас она явно забеспокоилась. Не могу сказать, почему, однако она очень умная и чувствительная в отличии от меня и поэтому может правильно почувствовать ситуации, когда я буду думать, что всё в порядке. Она выставила передо мной руку, словно подсознательно желая прикрыть.
     Послышался щелчок замка.
     Нэнси замерла. Я почувствовала, как напряглись все её мышцы.
     Дверная ручка дёрнулась, дверь стала открываться…
     А в следующее мгновение я даже не поняла, что происходит. Вроде бы мы стояли около двери, и вот одним прыжком оказались у противоположной от двери стены. И Нэнси ловким движением затолкала меня к себе за спину.
     Я увидела, как изменились её руки и ноги. Появились уши и хвост, который встал дыбом. Она зашипела. Она очень редко шипит. Вернее будет сказать, я видела это всего несколько раз, и то, тогда нам угрожала смертельная опасность. А сейчас она стоит в стойке, готовая броситься в любую минуту!
     Я неуверенно выглянула из-за её спины.
     В дверях стояла маленькая девочка. Она, наверное, была ещё младше меня. У неё были белые волоса и очень красные глаза. И они были прикрыты, словно она только что проснулась. Её грудь… Я охнула. На ней была обугленная одежда, а на её груди я видела ожог! А ещё а руках! Ко всему прочему, она была забрызгана кровью. И всё это в комнате нашего Рея.
     У меня всё замерло в груди. Нет, у меня там всё замёрзло. Сердце стало сильно биться, словно вот-вот выскочит из моей груди. Если это кровь на ней, и она в комнате Рея, то…
     - РЕЙ!
     Я бросилась вперёд. Если Рей… Если он там, то ему… Нет, я должна… РЕЙ, Я ДОЛЖНА…
     Нэнси схватила меня за шкирку и без особых усилий дёрнула обратно.
     - НО ТАМ ЖЕ РЕЙ! – со слезами на глазах гневно закричала я.
     Но Нэнси не смотрела на меня. Она неотрывно смотрела на девочку в проходе.
     - Это не Рея кровь, - очень тихо и спокойно сказала девочка. Казалось, что её голос лишён всех эмоций.
     Я удивлённо перевела взгляд на девочку.
     - Не Рея?
     - Нет.
     Он смотрела на нас с безразличием, словно мы были лишь насекомыми перед ней.
     - Что нежить делает в комнате нашего хозяина? – очень тихо и угрожающе прошипела Нэнси.
     Девочка склонила голову в бок.
     - Он ваш хозяин? Рей странный. Рей водит странные знакомства. Девочка-мимик и просто девочка. Ещё я. Я не знала, что у него есть рабы.
     - Ты нежить? – тихо спросила я.
     Она сделала небольшой реверанс.
     - Я нежить. Меня зовут Намбира.
     - Я Кио, - кивнула неуверенно я ей.
     Нэнси же вообще не ответила. Она сверлила девочку взглядом.
     Нежить. Это слово заставило меня не на шутку испугаться. Я ни разу не видела нежить, но очень много слышала о ней. И только плохое. Что она зла, что она питается людьми, что она очень сильная. И что лучше к ней не приближаться.
     Вот почему Нэнси так странно себя вела. Она почувствовала её. Почувствовала исходящую от неё опасность.
     - Идёмте, - равнодушно сказала нам Намбира.
     - Думаешь, мы пойдём за такой как ты? – прошипела ей в ответ Нэнси.
     - Да, - она вновь наклонила голову в бок. – Наверное. Я надеюсь. Рей расстроится, если вы будете стоять в коридоре. Я так думаю. А тебя зовут Нэнси?
     - И?
     - Рей просил передать, чтоб вы были дружелюбными. А ещё просил подождать и ничего не делать. Особенно Нэнси, которая любит превращаться в кошку.
     - Это просил хозяин? – с подозрением спросила Нэнси.
     - Да, - с полным безразличием кивнула Намбира.
     - И где он сейчас?
     - Умирает на кровати.
     Мне показалось, что кто-то ударил мне по голове чем-то тяжёлым. Казалось, что быть хуже не может, но теперь внутри меня вообще ничего не было. Только сердце в панике билось ещё быстрее, хотя мне казалось, что это невозможно.
     Умирает? Рей? Ведь это неправда, так ведь?
     Ноги неожиданно стали ватными. Мне кажется, что с этими словами силы покинули меня. Но Нэнси не дала мне упасть, она подхватила меня рукой. Но она и сама не выглядела лучше.
     - Умирает? – уже не таким уверенным тоном спросила она.
     - Идёмте.
     Намбира ушла в комнату.
     Нэнси, придерживая меня, двинулась за ней.
     - Ведь это неправда же? – с надеждой спросила я Нэнси. Я пыталась увидеть её лицо. Хотела увидеть её глаза. Чтоб она улыбнулась и сказало, что всё хорошо.
     Но…
     Но она только отвернулась и пробормотала.
     - Не знаю.
     От такого ответа мне стало только хуже. Если даже Нэнси, вечно задорная, так говорит, то значит…
     - Но чтобы там ни было, ты должна стоять сама на ногах. Иначе ты не сможешь помочь ему, - строго сказала она мне.
     Пусть в её голосе и не было уверенности, но она старалась держать себя в руках. Значит и я должно. Если он ещё жив, значит всё хорошо. Значит я могу помочь ему. А если я буду такой, то от меня не будет толку и он умрёт.
     Верно, я должна быть на ногах ради него. Сейчас я могу помочь ему если только сама буду держать себя в руках. Эта мысль дала мне сил. Я отодвинула руку Нэнси, и пошла сама. Когда она глянула на меня, я лишь кивнула головой. Видя мой настрой, она тоже кивнула головой, и мы вошли в коридор. Да, мы черпаем уверенность и силу из друг друга.
     Когда мы зашли в коридор, я не могла не заметить, что хвост Нэнси распушился. Её носик стал очень часто дёргаться вверх-вниз, словно она что-то учуяла. Когда мы преодолели этот маленький коридорчик, я и сама почувствовала запах, а потом и увидела.
     Кровь.
     И девушка на полу с одним крылом, лежащая на спине. У стенки валялось порванное второе крыло. Я сразу узнала эти крылья, такие бывают только у вампиров. А девушка… Я сразу вспомнила бордель, глядя на неё. Её рука была разорвана практически до кисти, а вторая неестественно вывернута в нескольких местах.
     Но по-настоящему я испугалась, когда увидела Рея, лежащего на кровати.
     - Рей!
     Я бросилась к нему, не обращая внимания и на Намбиру, и на девушку на полу. Рей, мне сейчас важен только Рей.
     - Рей! Рей! Как вы!?
     Я не церемонясь, запрыгнула на его кровать прямо в одежде и туфлях. Если захочет, пусть позже накажет меня за такую дерзость, но сейчас я должна убедиться в том, что ему ничего не угрожает.
     Я осмотрела его. Лицо было словно после драки. Я аккуратно, но быстро задрала его одежду. На животе был огромнейший синяк, который переходил на грудь. А ещё рёбра, некоторые из них были словно неровными и слегка выпирали. Значит их ему сломали. Нет, судя по тому, что я вижу, ему сломали почти их все.
     Что произошло-то!? Как такое вообще могло произойти!? На его теле живого места нет! Я приложила ухо к его груди. Едва-едва, но его сердце ещё билось. А дыхание не было хриплым. Значит лёгкие целы. Но его бледность и холодность говорят о том, что у него очень мало крови. Неужели это из-за огромного синяка на животе и груди!? У него внутреннее кровотечение?
     - На шее, - неожиданно сказала мне Намбира.
     - А?
     - Посмотри на шее.
     Я сделала как она сказала. Там было четыре аккуратных ровных дырочки.
     Укус. Это укус вампира. Значит причина в том, что кто-то выпил у него кровь. И этот кто-то сейчас лежит у Рея в комнате.
     Я перевела взгляд на девушку. От сюда я спокойно могла видеть её лицо.
     Я знала её. Это госпожа Адалхеидис, дочь из дома Шатен Дер Дункехайт. Она была всегда такой спокойной и тихой. Элегантной. Всегда, когда я её видела, она слегка улыбалась. Эта улыбка внушала спокойствие и делала её более привлекательной. Словно ей ничего не почём. Да, она внушала уверенность. И всегда казалась такой надёжной.
     Я прислуживала ей однажды. Она всегда была вежливой. Никогда не забывала про спасибо и пожалуйста. Казалось, её манеры идеальны.
     Но как она могла такое сделать с Реем!? И она ли это сделала?
     Всё это время Нэнси стояла и следила за Намбирой. Я знаю, не будь здесь её, Нэнси бы тоже хлопотала около Рея, ведь она его тоже любит. Но ситуация не позволяла сейчас такого. Мы не знаем, друг ли Намбира Рею или нет. Хотя мне сложно поверить, что она за него волнуется, глядя на такое безразличное лицо.
     - Нам надо отнести его к Рафаэлле! Она сможет помочь ему!
     - Нельзя, - покачала головой Намбира.
     - Но почему? Он же умрёт!
     - А если выживет, то они спросят, кто пил кровь. Наверняка они узнаю про неё, - она указала пальцем на госпожу Адалхеидис. – И тогда они узнаю про меня. И тогда они накажут Рея. Сильно накажут.
     - Ты о себе волнуешься? – тихо спросила Нэнси.
     - Не имеет смысла, - пожала она плечами. – Я привыкла. Но Рея могут сильно наказать.
     - Но это лучше, чем смерть! – возразила с горечью я.
     - Смертная казнь.
     После её слов повисла тишина. Ведь действительно, за то, что он пустил сюда нежить, могут казнить. Это как измена. Измена Твердыне мира и стране. Стране, что борется против зла.
     От этой мысли у меня сердце сжалось. Он вот так глупо умрёт?
     - Тогда нам ждать, что он вот так просто умрёт? – чуть ли не плача спросила я.
     - Но он же ещё не умер.
     - Как ты вообще можешь так спокойно говорить!? Он же с твоих слов твой друг!
     - Потому что я потеряла все свои эмоции за время жизни нежитью, - пожала плечами Намбира. – Может по мне и не видно, однако в глубине я их тоже испытываю. И мне тоже обидно.
     - Не видно, - ответила ей Нэнси.
     - Ты тоже чувствуешь, не так ли? – неожиданно спросила её Намбира.
     Этот вопрос был таким непонятным и неожиданным, что мы обе уставились на неё.
     - Чувствую что? – переспросила Нэнси.
     - Это, - Намбира кивнула на Рея.
     Я ничего не поняла. Что это, что чувствуют? Что они чувствуют от Рея. С ним что-то не так? Или они знают, как его спасти? Я ничего не понимаю!
     Но кажется, в отличии от меня, Нэнси поняла Намбиру. Я вижу это по её лицу. По тому, как она хмурится. Словно узнала что-то или только что поняла.
     - Понятно, - кивнула Намбира и повернулась ко мне. – У Рея есть деньги. Я не знаю, но возможно ему уже выдали зарплату. Найди её. Иди к лекарям. Купи что-нибудь действующее. Сильнодействующее. На все деньги, что есть купи лекарств заживляющих, самых сильных.
     - Лекарство?
     - Да. Выйдешь спокойно через ворота, а потом беги туда. Потом беги обратно. Но через ворота проходи спокойно, чтоб никто не заподозрил. Я не могу этого сделать, но ты можешь.
     - Но сейчас всё закрыто.
     - Стучись, вставай на колени, раздевайся, притворись собакой, переспи с хозяином. Сделай всё, чтоб он продал тебе лекарство.
     - Эй-эй, полегче, нежить! – набросилась на неё Нэнси.
     - А что? – Намбира вновь склонила голову на бок. – Будь я живой, сделала бы это. Или жизнь Рея уже и не так важна для вас?
     - Нет!
     Я вскочила.
     Она права. Всё равно, что надо сделать, я спасу его. Он моя семья и я не стану смотреть, как он здесь умирает.
     
     За пять минут Кио перерыла всю комнату и нашла все деньги, которые здесь были. Не сказать, что найденного было много, однако этого должно было хватить, чтоб купить несколько пузырьков хорошего лекарства.
     - Нужно две баночки, - сказала ей Намбира перед уходом.
     - Две?
     - Да. Желательно две.
     Кио выскочила за дверь, оставив в комнате Нэнси и Намбиру вместе.
     Нэнси не сводила глаз с Намбиры, хотя и вернула свой прежний облик. Она не привыкла верить незнакомцам, однако если эта нежить в комнате её хозяина и знает его, то значит ей можно доверять. Или нет?
     Хотя перед входом она сказала то, что можно было услышать только от хозяина. Конечно, нежить могла спокойно узнать, что она мимик, ведь Нэнси на её глазах превратилась в кошку. Но откуда она узнала имя? А ещё фраза «особенно Нэнси», подобное бы сказал хозяин. Может быть он действительно водит знакомство с очень странными личностями. Ведь и самого его нормальным не назовёшь.
     - Что ты имела ввиду под чувствую?
     - Я думаю, ты знаешь. Он же твой хозяин, - сказала Намбира.
     Да, Нэнси знала его. И знала неплохо, хоть и была с ним всего ничего. По большей части это благодаря тому, что она мимик и чувствует намного больше, чем видят другие. Видимо, нежить тоже обладает похожей способностью. Но может ли она вот так спокойно об этом говорить с тем, кто может оказаться так же и их врагом?
     Но кажется саму Намбиру это не сильно волновало.
     - Тебе не кажется, что он опасен? Опасен настолько, что даже мы можем оказаться лишь лёгкой помехой перед ним?
     Настолько опасен? Глядя сейчас на него, сложно поверить, что он опасен. Очень сложно.
     - Я знаю, о чём ты думаешь. Но мне кажется, что он ещё сам не знает, на что способен. Не понимает, что он такое. Ведь ты догадываешься, о ком я говорю?
     Да, Нэнси догадывалась. Она видела, как он ловко скакал тогда в борделе, играючи разбрасывая подонков. Как горели его глаза синим, когда он был без сознания. А ещё его аура. Такую ауру она чувствовал от Агустина, когда находилась рядом с ним. Если взять в расчёт, что у Агустина в роду были охотники на ведьм, приплюсовать сюда необычные способности Рея, его светящиеся синие глаза, то ответ очевиден. Очевиден и слишком невероятно.
     Она слышала, что был в древности очень сильный охотник, которого звали синим демоном. Эту сказку знает каждый ребёнок. Там рассказывалось, что был охотник, у которого было много детей. Они стали потом охотниками на ведьм. Но он всё равно оставался сильнейшим. И его особенностью было то, что его глаза горели синим пламенем и его руки тоже покрывало синее пламя.
     Если допустить, что половину переврали, то синие светящиеся глаза довольно весомый аргумент в пользу того, что он охотник. Однако…
     - Это может быть всё совпадение, - сказала Нэнси.
     - Может, - пожала Намбира плечами. – Но согласись, такая вероятность очень высока. Возможно стоит его самого спросить.
     - Если он не говорит об этом, значит нам знать не положено, - сказала Нэнси уверенно.
     - А если он просто сам об этом не знает?
     Сам не знает? А если он действительно сам не подозревает? Тогда это может быть очень опасно. Нэнси понимала, что, когда человек не знает о силе, что внутри него, он может принести много проблем и себе и людям. Если не знаешь о силе, то тогда ты её и не контролируешь. А бесконтрольная сила очень опасна. Как не Нэнси знать об этом.
     Поэтому здесь Намбира была права. Стоит рискнуть и спросить об этом Рея. Если захочет, пусть накажет за такую дерзость, но ситуация требовала прояснений для его же пользы и здоровья.
     Намбира тем временем присела около Адель и начала рассматривать её лицо. Та была без сознания.
     - Кстати, что конкретно произошло?
     - Она выпила у него кровь, - спокойно ответила Намбира.
     - Откуда ты знаешь?
     В ответ она бросила Нэнси зуб. Та ловко поймала его и стал разглядывать.
     - Это её?
     - Да. Она отказалась отвечать, пришлось выяснить самой. К тому же я слышала её голос. Слышала, как она говорила про барьер. А потом Рей ушел показывать этот барьер человеку. А потом она приносит его таким. Мне кажется, всё здесь понятно.
     - Но зачем?
     - А разве ты сама не знаешь?
     Нэнси не знала, что конкретно подразумевала Намбира под этими словами, однако она прекрасно помнила то, что сделала тогда в борделе. Иногда бывает, что перед соблазном не устоишь. И чем ближе ты к природе хищников, тем сильнее проявляется это. Скорее всего что-то произошло и Адель набросилась на него.
     Хотя теперь в данной ситуации это не имеет значения. Есть только результат и последствия.
     - Но ты зря такое с ней сделала.
     - А что бы сделала ты на моём месте, когда человек чуть не убивает Рея и ещё после этого нападает на тебя?
     Нэнси сделала бы тоже самое. Возможно она бы вообще бы убила её тогда.
     - Однако я действительно перестаралась, - вздохнула Намбира, оглядывая Адель. Она вздыхала так, словно сломала свою любимую игрушку. – Теперь её нельзя отпустить в таком виде. Да и злится она, наверное, немного на меня после такого.
     - Немного? Я думаю здесь правильнее сказать, много.
     Намбира пожала плечами.
     - В любом случае надо что-то делать с ней.
     - Убить? Можно убить и избавиться от трупа.
     - Предлагаешь съесть её? – вопросительно посмотрела на неё Намбира.
     - Нет, - ответила Нэнси и покраснела.
     Да, именно это она и подразумевала. Нет, она не собирается теперь убивать и есть, но если убить придётся, почему бы тогда и не съесть? Зачем добру пропадать? К тому же она ещё не пробовала девушек на вкус. Это будет довольно интересный опыт.
     - Я бы воздержалась от такого, - сказала Намбира. – Привыкнуть можно, хотя для вас, мимиков, поедать всё подряд нормально.
     - Звучит так, словно мы падальщики, - обиженно сказала Нэнси.
     - Всеядные. Вы всеядны. Нет ничего такого в том, что вы и людей едите. В конце концов, вы разные виды. Однако к такому можно привыкнуть и это плохо обернётся.
     - Но разве нечисть не есть людей?
     - Ест. Но я не ем. Не хочу становиться человекоедом. Ведь раньше я тоже была человеком.
     - Странно слышать такое от нечисти.
     Она действительно странная нечисть. Вроде злая, но в тоже время ведёт себя как обычный человек. Неужели она исключение из правил? Добрая нечисть? Это настолько странно, что даже звучит на слух как-то специфически. Однако если учесть каков хозяин самой Нэнси, то можно не удивляться, что он находит подобных.
     - Но убивать её нельзя. Рей сказал, что убивать плохо.
     Она точно знает Рея. Потому что такое мог сказать только Рей.
     Будь она главной, то обязательно бы избавилась от неё. Но Намбира тоже права, убить её будет плохой идеей. Адель довольно известна и если она пропадёт, то её начнут искать. И если кто-то видел её с Реем, то сразу придут к нему. Но и оставлять её нельзя, так как она слишком много знает.
     Хотя она и сама молодец, напала на Рея и выпила у него кровь. Другими словами, они оба могут получить наказание и им обоим лучше бы держать язык за зубами. Однако глядя, во что превратилась Адель, Нэнси сомневалась, что та будет молчать. Просто из принципа решит отомстить, как ей кажется.
     Из-за неё они Рея не могут отдать Рафаэлле. Сразу начнутся вопросы про то, откуда у него укусы. И её не могут отдать, так как начнутся вопросы, кто её так отметелил.
     Но любую историю можно преподнести и с другой стороны. Нэнси знала, что даже эта история может быть рассказана правдоподобно и выгодно для них, если просто слегка переставить факты, не изменяя их.
     Неожиданно Намбира влепила мощную пощёчину Адель, заставляя ту прийти в сознание. Адель слабо замычала. Её веки с трудом открылись. Казалось, что она только что отошла от глубокого сна.
     Она сначала посмотрела на Намбиру, потом повернула голову к Нэнси.
     - Нэнси? – Адель была искренне удивлена, но видимо до неё всё очень быстро дошло, и она улыбнулась. – Вот оно что… Значит твой с Кио хозяин Рей.
     Было удивительно видеть её улыбающейся в такой ситуации.
     - Вы это сделали? – сразу спросила Нэнси, кивнув на Рея.
     - Да, - спокойно ответила она.
     Она не пыталась оправдываться или отрицать. Она просто спокойно ответила, словно уже смерилась с тем что произошло и с тем, что сейчас происходит.
     - Зачем?
     - Зачем? – она грустно усмехнулась. – Так получилось.
     - Так получилось!? – воскликнула Нэнси. – Вы так говорите, словно это случилось само по себе!
     - Поверь, если бы я могла этого не допустить, то так бы и сделала. Я не идиотка, чтоб доходить до такого.
     Намбира, всё это время, терпеливо ждавшая окончания разговора, сказала:
     - Раз так, то время играть.
     Глаза Адель наполнились ужасом, она хотела что-то сказать и уже открыла рот, но Намбира закрыла ей его ладонью, а после заткнула и нос. А Адель уже начала безмолвно плакать, словно смирившись с предстоящей игрой.
     - Что ты делаешь? – спросила Нэнси.
     - Играю, - безмятежно ответила Намбира.
     - И в чём смысл игры?
     - Без воздуха она начинает задыхаться. Очень сильно задыхаться, мучиться. Когда доходит до момента, когда она начинает терять сознание, я даю ей вдохнуть и вновь закрываю ей нос и рот. И так держу её всегда на грани.
     - Рею бы это не понравилась.
     - Думаешь?
     - Уверенна. Будь он в сознании, то точно бы сказал, что против пыток.
     - Вот как.
     Намбира убрала руку с лица Адель позволяя той вдохнуть.
     - Ненавижу тебя, нежить.
     И тут же Адель получила удар в лицо от Намбиры. Брызнула кровь, Адель вскрикнула и уже через секунду Нэнси могла видеть последствия такого удара. Верхняя губа лопнула, нос свёрнут в сторону. От прежней красоты не осталось и следа. Хотя Намбира, скорее всего, сдерживалась ещё. Ударь она в полную силу и проломила бы ей голову.
     - Я Намбира. Мы можем повторить урок.
     - Нет, не стоит, я запомнила.
     - Надеюсь на это.
     Они так разговаривали, словно только что ничего не произошло. Это выглядело очень странно. Могло показаться, словно это две подруги.
     - Я удивлена, что ты так быстро пришла в себя. Думала, твоё сознание ещё некоторое время будет помутнённым. Или же вообще сломаешься, - Намбира сказала это без грамма эмоций в голосе, однако, наверное, она хотела показать, что восхищается стойкостью Адель.
     Та в свою очередь усмехнулась.
     - Я уже проходила через нечто неприятное в жизни.
     - Пытки?
     - Нечто другое, но не менее неприятное. Хотя я всегда думала, что меня пытками не сломать, - она горько усмехнулась.
     - Человек как вещь – его тоже можно сломать, если давить правильно и сильно, - пожала плечами Намбира.
     - Я это запомню.
     - Вы выглядите как две подруги, - заметила Нэнси.
     - Возможно. Я не вижу смысла ругаться с тем, кто может меня запытать до потери сознания.
     - Мудрое решение, - кивнула Намбира.
     - Я быстро учусь.
     Это действительно выглядело странно. Только что Намбира мучила Адель, а та плакала и теряла сознание. А сейчас они разговаривают как ни в чём не бывало.
     Это могло говорить только о двух вещах. Первое, если Намбиру не провоцировать, то она будет спокойна. Второе, Адель умная девушка, которая понимает, что, когда, где говорить и делать. Такие выводы сделала про себя Нэнси, глядя на них.
     Нэнси подошла к Адель и присела рядом.
     - Так что нам с вами делать, госпожа Адалхеидис?
     - Я знаю, что здесь есть нежить. А ещё меня пытали. Вы же, в свою очередь, знаете, да и по Рею видно, что я напала на него. А если копнуть глубже, то выплывет ещё много неприятного про меня. Так что я не знаю. Хотя, глядя на вас, мне приходит в голову мысль, что вы хотите избавиться от меня.
     - Верно, - кивнула Намбира. – Это самый простой способ.
     - Меня видели вместе с Реем в моей комнате, - тут же сказала Адель.
     Адель не была идиоткой. Она прекрасно понимала, что сейчас находится не в лучшем положении. И то, что их видели с Реем могло стать для неё спасением.
     Однако Намбира видела эту ситуацию под другим углом.
     - Без разницы, - покачала головой Намбира. – Посмотри на Рея. Сразу станет ясно, что произошло. Уверенна, что в твоей комнате тоже не всё в порядке. Я знаю, что Рей скрывает твою тайну, а ещё я думаю, что это тебе не нравится.
     Адель пристально смотрела на Намбиру. Она понимала, в какую сторону та клонит.
     - Если посмотреть на эту ситуацию так, то выходит следующее. Рей знает твой секрет, который ты хочешь сохранить. Он свидетель. Он приходит тебе в комнату, и ты на него бросаешься. Вы боритесь, ты его практически убиваешь, но тут, как ты говоришь, вас видели вместе в твоей комнате. Это даёт шанс Рею вырваться, и он убегает. А тебе приходится скрываться от правосудия. От сюда и секрет твоего исчезновения.
     - В это никто не поверит.
     - Почему? Ведь, насколько я поняла, тебя и Рея сложно представить вместе. Из-за статуса в обществе. Поэтому вывод напрашивается сам собой. Полумёртвый Рей. Укус на шее. Ты исчезаешь. А если он расскажет твой секрет, то уверена, все тем более поверят ему.
     Адель молчала, плотно сжав губы. История действительно была очень правдоподобна. Может Ария и не поверит в неё, однако другие воспримут это как правду. Особенно, если Рей расскажет о тайне, и одновременно с этим взрывы в Твердыне мира прекратятся.
     Адель улыбнулась. Однако это была не та уверенная или спокойная улыбка. Эта была улыбка человека, который проиграл.
     Хотела она, чтоб так всё закончилось? Конечно же нет. Адель вообще не хотела, чтоб даже отдалённо похожее происходило. Но разве это её вина? Её вина, что из-за её прошлого в ней рождается тьма? Что она накапливается и ищет выхода? Её вина в том, что она не может контролировать это? Что мало кто знает об этом, так как все боятся опорочить её и без того слабый дом?
     Если бы не та случайность, она бы близко к Рею не подошла. Если бы не нужда, она бы никогда не согласилась на ту авантюру. И если бы она подумала головой, то не потащила бы Рея сюда, а помогла ему там. Возможно пришлось бы звать Арию. Возможно пришлось бы на него давить или идти на уступки, чтоб он не рассказал о том, что случилось. Она каждый день боролась с внутренней тьмой, а тут этой тьмы и нет в нужный момент.
     А теперь у неё переломаны в фарш руки, оторвано крыло, она не может двигаться. Её пытают. И под конец получается, что если она пропадёт, то ничего страшного не случится. Всё будет выглядеть так, словно она сама сбежала.
     Это можно было назвать справедливостью?
     Адель неожиданно стало жалко саму себя. Она никогда не жаловалась на судьбу, так как знала, что многим не везёт ещё сильнее. Но сейчас, глядя на то, где она и во что превратилась, ей неожиданно стало жалко себя.
     - Тогда что вы будете делать? Убьёте и закопаете во дворе?
     - Не обязательно, - сказала Нэнси. – Можно тебя съесть, а твои кости перемолоть в пыль и смыть через канализацию.
     От этой мысли ей стало ещё больнее. Умереть. Да и ещё твое тело будет переварено у кого-то в желудке.
     - Тогда давайте, не хочу ждать долго, - произнесла Адель уставилась в потолок.
     - Я бы так и сделала, - сказала Намбира.
     - И я, - кивнула Нэнси.
     - Но последнее слово за Реем. Он против убийств, - Намбира сказала это так, словно очень сильно сожалела об этом.
     - Но вы можете не беспокоиться, - улыбнулась Нэнси. – Мы ему расскажем, как можно выставить данную ситуацию, чтоб ему ничего не было.
     Адель промолчала. Нет смысла отвечать на такое. В конце концов, будь она на месте Рея, то же бы избавилась от такого груза.
     
     Кио пришла в середине ночи.
     - Я достала. Одни из самых сильных. Купила на все деньги, что были, - сказала она, протягивая флаконы.
     Было сразу видно, что Кио пробежала всю дорогу, чтоб как можно быстрее принести эти зелья.
     - Ясно, - Намбира забрала флаконы и вернулась в комнату. К Кио подошла Нэнси.
     - Всё в порядке?
     - Да, - кивнула Кио, упираясь в колени руками и тяжело дыша.
     - Тебе… ничего не пришлось делать, чтоб ночью тебе продали их?
     - Я ходила туда, куда Рей обращался до поступления в Твердыню мира. Там две женщины. Я просто встала на колени, чтоб упросить их, - отмахнулась Кио. Для неё такой поступок был как вдох. – А что с Реем? Всё же в порядке?
     - Он жив. Можешь не волноваться, - успокоила её Нэнси, погладила по голове. – Он мог бы гордиться тобой.
     От этих слов Кио слегка покраснела и улыбнулась.
     Когда Кио и Нэнси зашли в комнату, Намбира уже стянула с Рея одежду, оставив того в одних трусах.
     - Может и трусы снимем? – спросила Нэнси, слегка покраснев и облизнув губы.
     Намбира внимательно посмотрела на Нэнси. Из-за того, что она не показывала эмоции, было тяжело понять, что она испытывает, услышав эти слова. Но через секунду она отвернулась.
     - Не думаю, что у него там что-то повреждено.
     - Ну а вдруг?
     Намбира вздохнула.
     - Ладно, - она быстро оттянула трусы и заглянула туда. – Всё в порядке.
     - Вдруг ты что-то упустила!? Дай я загляну!
     - Нэнси! – Кио схватила её за руку и развернула к себе. – Как ты можешь в такой момент вообще о таком думать!?
     - Прости, прости, - улыбнулась Нэнси и подняла руки в знак того, что она сдаётся. – Я знаю, что не время, но ничего не могу поделать. Всё-таки зелья сейчас здесь, а значит всё плохое позади. Остаётся лишь дождаться, когда они подействуют.
     - Кстати, - заговорила Намбира, аккуратно выливая зелье первого флакона на тело Рея. – Проблема была?
     - Проблема?
     - Когда ты выходила, охранники останавливали?
     - А, да, - кивнула Кио. – Я сказала, что мне надо успеть в магазин забрать заказ с пряностями, которые мне нужны были. Они лишь кивнули и потом без вопросов впустили меня обратно.
      - Отлично.
     Лекарство, что купила Кио слегка искрилось, когда Намбира выливала его на Рея. Как и в случае с Нэнси, он не растекалось как вода. Со стороны оно было похоже на желе. Оно было тягучим и практически сразу впитывалось, как только касалось кожи. А ещё искрилось и было изумрудного цвета. Правда, вместо запаха трав комнату заполнил запах ацетона и уксуса.
     Нэнси со своим обонянием тут же заткнула нос.
     - Ужасно, пахнет ужасно, - её глаза стали слезиться.
     - Не ной, - строго сказала Кио. – Это всё ради Рея.
     - Я не ною, просто высказала своё мнение.
     - Кстати, госпожа Адалхеидис пришла в себя? – Кио вопросительно посмотрела на Адель.
     Та просто смотрела в потолок. Для неё это было вроде ожидания суда, в котором бы решилось, будет она жить или нет. Конечно, от своей жизни она отказываться не собиралась, однако терять свою гордость тоже не хотела. Ведь если умирать, то с гордо поднятой головой. Из-за этого в её душе и мыслях было пусто. Необычайная пустота, словно смирение перед судьбой.
     Что её ждёт? Чего она хотела? Чего добилась? Эти вопросы летали у неё в голове в те моменты, когда пустота отступала.
     Кио подошла к Адель и присела около её головы на корточки.
     - Госпожа Адалхеидис, зачем вы это сделали? - тихо спросила она, словно боялась разбудить Рея.
     Адель ответила не сразу. Словно ей требовалось время, чтоб прийти в себя.
     - Знаешь, ты уже третья, кто спрашивает это. Отвечу то же, что и в прошлый раз – так получилось.
     - Так получилось? Но это же не то, что можно сделать случайно! – воскликнула Кио.
     - Ты так похожа на Нэнси. Даже реакция одинаковая на мои слова.
     Что было удивительно, у Адель не было даже той улыбки, что она всегда носила на своём лице. Ни грустной улыбки, ни высокомерной. Она просто смотрела в потолок, даже не пытаясь взглянуть на собеседника.
     - Возможно, если вы скажете правду, то всё обойдётся.
     - Обойдётся? Кио, ты очень добрая девочка. Это очень удивительно, если учесть, что сейчас твой хозяин пострадал от меня. Но ты дура.
     - Госпожа Адалхеидис, попрошу вас воздержаться от оскорблений, - тут же спокойно сказала Нэнси, продолжая затыкать нос от резкого запаха лекарств.
     - Но почему? Вы так хотите умереть? – казалось Кио и не заметила, что её сейчас назвали дурой.
     - Кио, будь я на месте Рея, я бы тоже избавилась от свидетеля. Даже за нападение. Я не говорю про то, что я видела здесь нежить и меня пытали. Я слишком много знаю и у вас не может быть уверенности, что я вас не сдам.
     - Но вы не Рей. Если есть возможность не убивать, он не станет.
     - Да вот только здесь нет такой возможности. Я свидетель и он это знает.
     - Вы так хотите умереть?
     Адель замолчала. Это был такой глупый вопрос, что казалось, на него даже отвечать не надо. Однако, глядя на данную ситуацию, всё выглядело именно в таком цвете.
     - Нет, я не хочу умирать, - ответила Адель. – Но и унижаться, выпрашивая жизнь, тоже не хочу, когда меня после этого могут убить.
     - Высокомерия слишком много, - безразлично сказала Намбира.
     - Это называется гордостью.
     - Это называется тупостью, - поправила её Намбира. – Хотя ты права. Смысла оставлять жить тебя нет.
     - Не нам это решать, - повернулась к Намбире Кио.
     - Но пользы от неё мало, проблем много, - подводя итоги сказала Намбира и села на край кровати.
     Сидя около Адель, Кио впервые внимательно осмотрела её тело. Её взгляд остановился сначала на неестественно вывернутой во многих местах руке, а потом и на той, что была разорванной до кисти. Она с трудом представляла, что здесь произошло. Чтоб так изуродовать некогда красивую девушку.
     Кио понимала, что Адель, мягко говоря, не была подарком, но ей было жалко её. Наверное, Кио была единственной, кто жалел сейчас Адель. Возможно, это связанно с тем, что ей приходилось видеть во времена своего рабства. А может просто сама Кио была очень добра, хотя и способна на жестокие действия.
     - Вам больно? – тихо спросила Кио.
     - А ты как считаешь? – съязвила Адель. – Хотя, по правде говоря, разорванную руку я плохо чувствую. В отличии от той, что превратилась в кашу.
     - Вы хотели принести сюда Рея и наткнулись на Намбиру?
     - Необычайная проницательность.
     - Зачем?
     - Зачем принесла? Хотела замести следы. Если бы он умер у меня в комнате, то проблем было бы выше крыши. Хотя, если бы он вообще умер, проблем было бы выше крыши.
     - Получается, вы его спасали?
     - Я спасала себя. Просто спасая себя, мне нужно было спасти его.
     Теперь им оставалось лишь ждать, когда Рей придёт в себя. Всё втроём, не считая Адель, они сидели на краю кровати и ждали. Просто ждали, когда тот, кто связал их судьбы вместе очнётся. Лекарство уже должно было начать действовать и теперь его жизни, раз он дожил до этого момента, ничего не угрожает. Однако тревогу его бессознательное состояние всё же вносило.
     Наверное, самой долгой эта ночь была для Адель. Хоть мысленно она и готовила себя, что её убьют, но в глубине её души, как и у любого разумного существа, ещё теплилась надежда, что из этой передряги она уйдёт живой. Наверняка она сможет как-нибудь выкарабкаться от сюда. Ведь не может быть, что для неё так всё кончится. Не может!
     Или может?

Глава 6

     [Внимание! Запрос пользователя…
     Отрицательно. Повторный запрос пользователя…
     Отрицательно. Принудительный запрос пользователя.
     Внимание! Разряд!]
     Эти надписи синим цветом вспыхивали в сознании Рея. Словно слова на чёрном экране, они появлялись у него в голове. Рей ничего не чувствовал, ничего не видел, он даже не понимал кто он и что он. Просто темнота, просто ничто. Но даже в таком состоянии Рей мог их увидеть. Словно это было частью его сна или частью…
     Рей почувствовал страшную боль по всему телу. Даже находясь в таком состоянии «система» смогла передать болевые ощущения, хотя сделай его телу сейчас кто-то больно, и он вряд ли бы встал. Словно только что его ударило током напрямую даже не в мозг, а в его сознание. Слишком знакомое чувство. Однако Рей всё равно оставался во тьме. Ни мыслей, ни желаний, ничего…
     Но «система» сдаваться не собиралась.
     [Внимание! Повторный запрос пользователя…
     Отрицательно. Повторный запрос пользователя…
     Отрицательно. Принудительный запрос пользователя.
     Внимание! Разряд!]
     Ещё одна волна боли прокатилась по его телу, словно Рей стал проводом в высоковольтных линиях. Эта боль усилилась раза в полтора.
     Но она вывела его из этой тьмы. Можно сказать, вытащила его из той ямы, в которую он провалился. Теперь он мог чувствовать, что спит, он мог понять, осознать. Словно выбрался из пропасти. Его голову тут же наполнили мысли. И первая из них была:
     «Я в отключке?»
     [Внимание! Повторный запрос пользователя…
     Положительно. Принудительный перевод пользователя в состояние бодрствования.
     Внимание! Разряд!]
     Боль последовала незамедлительно. Однако теперь эта боль была по всему телу. Он мог почувствовать, как болит каждая клеточка его тела, словно к нему реально прикрепили провода и пустили ток. А так как теперь он находился в состоянии сна, то боль была естественным способом его разбудить.
     И «система» это знала.
     
     Рей резко сел. Кровать под его телом слегка скрипнула.
     Этим звуком в абсолютной тишине он напугал Нэнси и Кио, которые вздрогнули всем телом и обернулись. Намбира была более сдержана, она не вздрогнула, но всё равно обернулась.
     Они смотрели на Рея и… И не понимали, что видят. Даже Кио, которая была в этой компании обычным человеком и не обладала никакими обострёнными чувствовали, понимала, что что-то слегка изменилось. Рей был словно… неживым. И дело было не только в его цвете кожи, само ощущение рядом с ним говорило о том, что перед ними что-то.
     Рей же просто сидел и смотрел прямо. Это было жутко. Он был сейчас скорее похож на нежить, чем на человека.
     Никто из них троих не осмеливался к нему прикоснуться или позвать его. Они все втроём встали с кровати и отошли от неё на один шаг. Не зная чего ожидать, они, не сговариваясь, решили, что лучше ждать разрешения его состояния на расстоянии. Однако Рей этого даже не заметил. Он с трудом собирался с мыслями.
     «Я встал.»
     Эти два слова практически полностью заполняли его сознание. Казалось, что всё остальное стёрлось в мгновение ока. Но постепенно информация стала заполнять его мозг. Это можно было сравнить с тем, когда человек просыпается по среди ночи и не понимает, что происходит. Но чем дольше он бодрствует, тем больше приходит в себя. С Реем сейчас было точно так же.
     В его голове неожиданно всплыл один очень интересный факт. Очень интересный и любопытный факт, который он вроде бы и не знал до этого, но сейчас неожиданно вспомнил. Рей предположил, что это был отголосок его прошлого.
     Он посмотрел на свою руку, сжал её, разжал, потом ещё раз сжал и снова разжал. Нет, этим он займётся позже.
     В его глазах до сих пор висело кольцо загрузки, хотя судя по всему «система» была уже в пассивном режиме – мир не был окрашен в синие тона. Рей решил проверить собственное состояние.
     [Проверка систем и пользователя].
     Перед глазами вспыхнуло меню.
     [Проверка систем и пользователя:
     Состояние пользователя – тяжелое.
     Повреждения не выявлены. Выявлено критическое значение объёма циркулирующей крови. Требуется медицинское вмешательство.
     Функции систем не нарушены.
     Работа системы – стабильно.]
     «Крови мало?»
     В это же мгновение, словно в ответ на незаданный вопрос, пришли воспоминания. Не очень приятные воспоминания, которые давали ответ, почему у него мало крови.
     «Грёбаная кровососка. Зубы бы повыдёргивать этой дуре. Кстати об этом…»
     Рей медленно оглянулся и только сейчас понял, что находится у себя в комнате на кровати. У его кровати, словно у кровати больного, в ряд стояли Намбира, Нэнси и Кио. Их лица (Намбира не показывала эмоций, но можно предположить, что она была сейчас как все) были испуганными. Они смотрели на него как на что-то невиданное, словно не понимали, что с этим делать.
     «У меня что-то на лице?»
     Рей тупо смотрел на них.
     Первой из них заговорила Кио:
     - Рей?
     Она спросила это так неуверенно, словно сомневалась в том, кто перед ней.
     - Кио? Ты слегка… эм, странно себя ведёшь, - голос Рея был слегка хриплым.
     Но его слова были словно сигнал к действию. Кио проворно запрыгнула на кровать и обняла Рея. Перед тем, как лицо Кио скрылось из виду, а её подбородок уткнулся в его плечо, он успел заметить на её глазах слёзы. Хотя всхлипов он не слышал.
     - Вы всё-таки очнулись.
     - Да. Кажется…
     Мягко говоря, состояние его было ужасным. Он был словно напичкан ватой и с трудом мог двигаться.
     - Мы боялись, что вы уже не проснётесь. Мы так волновались. Мы вылили на вас зелье исцеления и хотели ещё, но Намбира сказала, что этого пока достаточно. А вы всё не просыпаетесь и не просыпаетесь. В какой-то момент нам показалось, что вы уснули сном, из которого не выходят. Но мы ждали и…
     В этот момент Нэнси с чудовищной скоростью запрыгнула на кровать и врезалась в них, обняв их обоих и повалив на кровать. Её грудь упёрлась Рею в лицо.
     - Рей, я так волновалась, это просто кошмар, мы пришли, а тут нежить…
     - Намбира, - подала упомянутая особа голос.
     - … а ещё запах крови. Мы так боялись, вы даже не представляете. Мы даже спать не могли! – она тараторила очень быстро, словно стремясь уложиться в отведённое время.
     - Нэнси, я конечно рад, но…
     - Рей, вы нас так испугали, когда очнулись, - продолжила она весело тараторить. – Вы были сам не свой. Была бы я сейчас в кошачьем обличии и хвост бы распушила от страха…
     - Нэнси…
     Но Нэнси была уже где-то в своём мире, продолжая тараторить что-то. Кио вообще не реагировала, просто прижалась так, словно боялась его отпустить. Её объятия были слишком тугими и мешали Рею вдохнуть полной грудью. А тут ещё и Нэнси грудью кислород перекрывает.
     Намбира смотрела на это всё, слегка склонив голову. Видимо решив что-то для себя, она кивнула и тоже полезла на кровать. Кровать вновь просела и на них троих, растопырив руки в разные стороны легла Намбира, пытаясь обнять их.
     - Я хочу обняться. Я буду сверху.
     Она стала последним штрихом в этом представлении. Вес, который давил на Рея увеличился. И в последний момент, до того, как отключиться, он прохрипел:
     - Идиотки, я задыхаюсь…
     На этот раз «система» не пыталась его привести в чувства. Он сам пришёл в себя.
     Все три любопытные морды, что только что чуть не задушили его, вздохнули с облегчением. Они окружили его, сидя на коленях и склонившись над ним. Это выглядело так, словно они что-то интересное рассматривали. Первой заговорила Нэнси. На её лице больше всех читалось облегчение.
     - Рей, вы нас напугали! Нельзя так пугать, я уже думала, что вы… АЙ!
     Рей несильно стукнул её по голове ребром ладони, и она схватилась за макушку.
     - Ты чуть не задушила меня своей грудью.
     - Но это же очень даже приятная смерть, - посмотрела она на него исподлобья, хитро улыбаясь и тут же получила подзатыльник. – АЙ!
     Это уже постаралась Кио.
     - Простите нас, Рей. Мы не хотели. Просто мы так рады, что вы в порядке и… вот.
     - Да, - просто кивнула Намбира.
     Что да, было непонятно. Но видимо она соглашалась со всем прежде сказанным.
     Нэнси и Кио слегка поклонились. Намбира, оглядевшись, повторила за ними. Видимо она не хотела чувствовать себя чужой или решила, что так положено. Рей был против всяких поклонов, но убеждать их не было смысла, поэтому он просто принял это. Хотят пусть кланяются, главное, чтоб палку не перегибали.
     Только сейчас Рей заметил ещё кое-что.
     - Намбира, чья это кровь?
     Намбира не ответила, лишь пальцем указала на пол. Рей проследил взглядом и в его душе всё обвалилось.
     - Адель… - он сказал это на выдохе, словно испускал дыхание.
     Она была… помятой. Разбито лицо, одна рука как колбаса, другая разорвана до кисти и тоже, судя по всему, сломана. А ещё… Он пригляделся и понял, что его смутило. У неё всего одно крыло торчит из-под спины. Он практически сразу нашёл взглядом второе. Оно лежало у стены.
     Он вопросительно посмотрел на троих девушек. Две из них сразу перевели взгляд на третью.
     - Намбира, что произошло?
     Это был очень глупый опрос. Он предполагал, что произошло. Она попила его крови, пришла в себя, испугалась, что он умрёт и потащила его в комнату. А тут она встретила Намбиру. Конечно, увидев его полумёртвым, Намбира не стала мелочиться.
     - Она напала на меня, - спокойной ответила Намбира.
     Нет, он ошибся. Было ещё хуже. Эта идиотка Адель решила, что лучший способ разобраться с проблемой – уничтожить её. Как видно, у неё это не сильно получилось.
     Но что ещё хуже, так это то, что она видела Намбиру. Почему-то Рею казалось, что Адель молчать не будет. А это значит, что от неё придётся избавиться.
     Эта мысль не привела его в ужас или не заставило его сердце сжаться. Почему он воспринял эту мысль спокойно и холодно? Так естественно? Это его насторожило. Разве раньше он так просто решал, убить или нет? Да даже от Арии он собирается избавиться, но при этом его терзают сомнения, правильно ли это или нет. А тут так просто.
     Конечно, Адель та ещё сука, но даже так, он просто принял тот факт, что её нужно убить без сомнений, хотя раньше он бы подумал над этим ещё раз сто. Что изменилось? Не связанно ли это с тем, что он пережил?
     Ведь одно дело убивать в целях самозащиты, когда времени думать нет. Другое дело, без тени сомнений убивать человека, который не представляет никакой опасности на данный момент, и который тебе к тому же более-менее знаком.
     То, что происходило в его голове, пока он был без сознания уже было не вспомнить. Это было словно сон, который забываешь, проснувшись. Однако он точно помнил, что его разбудила «система». Могла она повлиять на его психику? Или могла внести корректировки в его поведение? Если она даже сосудами управляет, то вполне могла похимичить и в его психике. Как например то, что он понял, когда очнулся.
     Рей приложил все усилия внутри себя, чтоб подавить эту неожиданную волну безразличия и холода. Словно отзываясь на это, странное чувство начало отступать. Однако он всё равно чувствовал, что что-то изменилось, хоть и не мог сказать, что именно.
     Теперь же, возвращаясь к Адель, надо было понять, что делать. Он в задумчивости смотрел на неё. Сейчас она, кажется, спала. Судя по свету, сейчас было только раннее утро и было бы лучше, если бы она оказалась в своей комнате. Пусть сегодня и выходной, но к ней может заявиться какая-нибудь подружка и тогда проблем будет очень много. А вопросов ещё больше.
     Не дай бог её такой увидят.
     - Рей, - позвала его Нэнси.
     - А?
     - Эм… мы поговорили с Адель, пока вы были без сознания. Так вот, вас видели вместе.
     Если до этого Рей почувствовал, что внутри всё обвалилось, то сейчас вообще была катастрофа. Если их видели вместе…
     До этого Рей всячески хотел избежать этого потому, что если увидят их вместе, то к его персоне будет слишком много внимания. Но сейчас, это было ужасно ещё и потому, что её будут, в первую очередь, искать у него. И его спрашивать, куда она делась, когда он от неё избавится. Если избавится.
     Как такое вообще могло произойти!? Хотя если вспомнить, какой погром они там устроили, то наверняка кто-то пришёл к ней, чтоб проверить, всё ли в порядке. Если это было вчера и прошла всего одна ночь, то сегодня к ней наверняка будут заглядывать и когда не увидят её на месте, пойдут к нему.
     А если заметят погром...
     От этого Рею хотелось лично отпинать Адель. Но судя по её виду ей и так уже досталось. Из-за этой дуры у него столько проблем! Из-за её высокомерия, неумения видеть ситуацию со стороны и просто плохого характера.
     - Рей, - вновь позвала его Нэнси.
     - Чего? – вздохнул Рей. Почему-то ему казалось, что на этом новости не закончились. Но он ошибся.
     - Мы тут подумали и решили, что вам может это помочь…
     За следующие несколько минут Нэнси пересказала ему историю, которую можно было рассказать, если от Адель избавиться.
     История была следующая – он знает её секрет (ни одна из них не знала, что за секрет скрывает Адель) и поэтому Адель решает пригласить его к себе, чтоб обсудить этот вопрос. Там они ругаются и Адель решает избавиться от него. Они дерутся. Она набрасывается на него, пьёт кровь. Так как их кто-то заметил, это даёт шанс Рею ускользнуть. В свою очередь Адель, понимая своё положение, скрывается.
     - К тому же, - заканчивала план Нэнси, - если вы расскажете её секрет, это выставит её в плохом, а вас в хорошем свете.
     Нэнси прямо-таки светилась от счастья из-за того, что смогла рассказать ему этот план.
     Рей задумался. В принципе, в этом плане всё было неплохо. Даже тот момент, что знал её секрет и не сдал, можно списать на то, что она ему угрожала. А сейчас, после её попытки убить его, он решил всё рассказать. Однако, даже если так, так избавиться от тела? Этот вопрос он задал Нэнси. И её радостное настроение как ветром сдуло.
     И почему-то Кио так странно смотрит на неё, словно говорит: «Я же тебе говорила».
     - Ну… - она замялась. - Есть же много способов…
     - Каких?
     - Эм… ну там всяких, - в поисках помощи она посмотрела на Кио, но та демонстративно отвернулась со строгим лицом. Глаза Нэнси забегали.
     Рей и до этого кое-что подозревал, но сейчас, когда сама Нэнси затронула эту тему, он решил узнать всё полностью. Из первоисточника.
     - Нэнси, говори прямо, что за способ. Я тебе приказываю сказать мне.
     От слова «приказываю» Нэнси слегка вздрогнула. Она явно боялась взглянуть в его глаза. Рей даже догадывался, какой в конечном итоге будет ответ.
     - Можно убрать её естественным путём.
     - Каким?
     Нэнси что-то тихо сказала. Так тихо, что Рей не расслышал.
     - Чего? Говори громче.
     - Съесть.
     Повисла тишина.
     Почему он не удивлён? Может потому, что уже догадывался о подобном? Тогда Рей узнал, что врагов в борделе буквально порвали на части. Но при этом он мог с уверенность сказать, что их должны были заколоть мечом. Поэтому это натолкнуло его на мысль, что кто-то мог съесть их. Этот кто-то уже демонстрировал свою каннибальскую сущность ему раньше. При нём кусал людей и говорил, что это её натура.
     Значит всё-таки Нэнси ими полакомилась.
     Нэнси сидела перед ним на коленях, смотря вниз. Почему-то ей было страшно. Страшно, что, узнав об этом, от неё избавятся или чего по хуже сделают. И пусть это был Рей, её хозяин, что так хорошо и тепло к ним относился, она всё равно чувствовала себя плохо. Чувствовала себя предателем.
     - Понятно, я так и думал, - вздохнул он. – Намбира, а ты ешь людей?
     - Нет, - покачала она головой.
     - Понятно.
     - Вы на меня злитесь, хозяин? – тихо спросила Нэнси. Теперь она была точь-в-точь как Кио.
     - Могу сказать, что точно не обрадован, хотя я догадывался об этом. Но узнать правду всё равно неприятно. А ты до этого ела людей?
     - Один раз. Давно, ещё когда служила старому хозяину.
     - Понятно.
     Сейчас это уже не имело никакого значения. Это было тогда. А про бордель, всё равно те подонки уже были мертвы. Нет, он не поощряет каннибализм, но она же не живых съела, а это большая разница. К тому же она не человек, поэтому такое даже каннибализмом нельзя называть.
     Ладно, раз с этим вопросом разобрались, ему стояло заняться Адель.
     Значит Нэнси предлагала съесть её потом. В принципе, хоть Рей и был против, это неплохой вариант, тогда точно никто её тела не найдёт. А кости можно перемолоть и смыть через канализацию.
     До этого он рассчитывал, что Адель поможет ему пробраться в банк памяти. А может и разобраться с её подружкой Арией поможет. Если не убить, то хотя бы отвадить подальше. Однако, учитывая данную ситуацию, теперь это всё очень призрачно.
     Почему-то Рей был не уверен в Адель. На это было множество причин, начиная с её антипатии к нему. Рею казалось, что при первой же возможности она его сдаст. Наверняка попытается повесить на него всю вину. К тому же, после того, что сделала с ней Намбира, она точно затаит обиду.
     Так что делать?
     Рей как не думал над этим вопросом, не мог найти ответа. Вернее, мог, но всё сводилось к убийству Адель и потом к рассказу этой чудесной истории. Но почему-то он надеялся, что всё можно будет закончить не так. Неужели он питал жалость к этой стерве, которая у него чуть душу не высосала?
     Хотя чего врать самому себе, ему действительно было слегка её жаль. Не настолько, чтоб пощадить, но достаточно, что посочувствовать её судьбе.
     Возможно, он сможет с ней договориться. Она должна понимать, что ей грозит. Если она дорожит так своим домом, то подобное происшествие должно будет сровнять с землёй репутацию как её, так её дома.
     Однако, гарантий её молчания не было. Рей понимал, что в этой ситуации убить её - наилучший способ избежать проблем. В конце концов, самое ненадёжное и опасное, это положиться на человека, которому, ко всему прочему, ещё и не доверяешь.
     Она могла быть полезной. А ещё её исчезновение могло бы в будущем аукнуться. Пока она жива, всё ясно и понятно, но если она умрёт, неизвестно как может ситуация сложиться. Взять ту же Арию, её подругу. Из-за потери подружки она может оказаться без тормозов и тогда может начать копать под него ещё сильнее. Или же исчезновение Адель может привести к пристальному вниманию к его персоне. И тогда одна случайность может подвести его к краху. И не только его.
     Рей бросил взгляд на своих подопечных.
     Если взвешивать все за и против, то наилучший вариант – избавиться от неё. Все риски сразу исчезнут. Но в долгосрочной перспективе могут возникнуть проблемы. Второй же, менее надёжный, но зато лучший в долгосрочной перспективе – оставить её в живых. Тогда ситуация в Твердыне мира не изменится, не считая слухов о том, что их видели вместе. Да и её услуги могут оказаться полезными.
     Взвешивая все за и против, Рей пришёл к выводу, что лучше спросить саму Адель об этом. Так ему будет легче понять, в какую сторону двигаться.
     - Долго она в отключке?
     - Надо разбудить её? – спросила Намбира.
     - Да, надо бы.
     Он с трудом сел на край кровати, свесив ноги вниз. Усталость буквально сразу навалилась на Рея, стоило ему начать двигаться. Видимо сказывался недостатка крови в теле.
     Намбира слезала с кровати, подошла к Адель и зарядила ей мощную пощёчину. Шлепок был очень громкий, а голова Адель дёрнулась так, что на мгновение Рей подумал, что ей сломало шею от такого удара. Но нет, ей шею не сломали и через несколько секунд она уже с трудом, словно после глубокого сна, открыла глаза. И её взгляд тут же остановился на Рее.
     - Ну, доброе утро, Адель.
     Возможно она бы улыбнулась если бы могла. Если бы её губы могли бы двигаться нормально и ей не приходилось дышать через рот из-за того, что нос сломан. А ещё после пощёчины Намбиры, она сильно прокусила щёку и теперь кровь стекала с уголка рта тонкой струйкой.
     - Ты очнулся.
     - А ты не рада?
     - Да как сказать, - она посмотрела на Намбиру. – Надеюсь, что мои мучения скоро закончатся и меня перестанут пытать.
     Рей бросил взгляд на Намбиру. Та просто смотрела на Адель. Её лицо ничего не выражало, словно ей было наплевать. А может ей и было наплевать.
     - Я бы хотел у тебя кое-что спросить.
     - Давай.
     - Ты можешь помочь мне попасть в банк памяти?
     Сначала Адель смотрела на него так, словно услышала что-то из ряда вон выходящее. Эта странная тишина продлилась всего секунд пять, после чего Адель разразилась безумных смехом. Она хохотала и хохотала, словно Рей рассказал очень смешную шутку. Её верхняя губа вновь стала кровоточить, а в воздух из-за рта вылетали капли крови.
     Рей терпеливо ждал, пока слегка поехавшая Адель возьмёт себя в руки.
     - Неужели ты думал, что я смогу тебя туда провести? Это была та услуга, о которой ты просил?
     - Да.
     Адель безумно улыбнулась.
     - Рей, ты дебил, если вдруг подумал, что я смогу тебя туда про…
     Намбира пнула Адель в живот. Та даже не вскрикнула, она лишь стала жадно хватать ртом воздух. Из её глаз брызнули слёзы. Рей даже не попытался остановить Намбиру. В конце концов, Адель заслужила это. Слишком много говорит и слишком много себе позволяет. Даже в данной ситуации она себя ведёт так, словно весь мир у её ног.
     - Боюсь, я не смогу тебе помочь в этом, - прохрипела она, когда наконец вновь смогла говорить.
     - Даже поспособствовать не сможешь?
     - Боюсь, что я не в силах с этим помочь.
     - Неужели ты так не хочешь жить?
     - Включи мозги, Рей. Кто добровольно откажется от жизни? Единственное, что сейчас меня оставляет в живых так это наша сделка, в которой я должна была оказать тебе услугу. Но если я не могу этого сделать, какой толк во мне? Смысл тебе оставлять меня в живых?
     Это прозвучало так, словно сама Адель хочет своей смерти.
     Но она видит суть. Или думает, что видит. Если она не может помочь в достижении его цели, то тогда вариант с убийством более выгоден для него.
     Ведь Адель смеялась не потому что свихнулась. А лишь от того, что осознала – эта игра, где её последним шансом была услуга, провалена. Она надеялась остаться в живых, но когда понимаешь, что последняя надежда уходит, смысл сдерживаться?
     Рей вздохнул.
     - Ладно, а родственники? Есть тот, кто сможет помочь мне туда пробраться?
     - Я не хочу впутывать сюда родных.
     - Даже если ценой станет твоя жизнь?
     Адель промолчала.
     Она изначально не хотела впутывать своих родных. Если она попросит их, то начнутся вопросы, начнутся проблемы. И если что-то пойдёт не так, она утащит весь дом за собой.
     В этом мире главную ценность в высших слоях общества имел только дом. Каждый член семьи старался поддерживать свой дом, ведь если что, то только он мог защитить их. Ведь дом, это люди, что входили в него. Братья, сёстры, присоединившееся жёны или мужья, отцы, матери, все кто вошёл в него и принял его фамилию. Они были одним целым. Выгода для одного – выгода для всех. Позор одного – позор для всех.
     Это впитывалось с молоком матери и передавалось через кровь. Это было сущностью многих людей из высшего слоя и это делало их сильными на протяжении многих веков. Это было, можно сказать, на уровне подсознания. Твой дом, это ты.
     Честь, сила, репутация, связи – это всё было заслугой людей дома, что были его частью. Каждый из них делал другого сильнее.
     Если у одного проблемы, дом всегда поможет. Каждый должен будет сделать всё, чтоб помочь члену дома.
     Но сейчас, когда ей требовалась помощь, она не могла заставить себя попросить их об этом. Возможно, они бы смогли помочь, но это было рискованно. Их дом мог потерять свою репутацию в такой ситуации. Если станет известно, что она просто напала на человека и выпила его кровь… Это будет скандал. Это значит, что Адель загубит не только себя, но и всех остальных своей глупостью. Этот удар её дом может не пережить.
     Да и отношения у неё там были, мягко говоря, натянутыми. Сообщи она им о той проблеме, что создала… Ей бы влетело очень сильно. Очень. Но они бы всё равно помогли. Однако что-то внутри неё всё равно было против этого. Против впутывания её семьи в эту авантюру. Чтоб дом шёл на такой риск, отдача должна быть соответствующей. Если впутывать дом в такое, то взамен она должна принести ему пользу, что-то ценное, то что сможет окупить их вмешательство. И Адель казалось, что её жизнь такой не является. Нужно было что-то более весомое.
     Ещё одной причиной её нежелания было то, что её дом сейчас переживал худшие времена. От него осталась только репутация. Сила сходила на нет, денег было мало, связей тоже становилось всё меньше. Другие дома хоть и уважали их, но не спешили создавать с ними союз. Возможно, если вместо Адель родился бы парень, всё бы сложилось иначе, но родилась она. Это была ещё одна причина её натянутых отношений и проблем дома.
     Поэтому, в таком состоянии для дома её проблема окажется фатальной. Потеряй они ещё и репутацию из-за произошедшего, и дом Шатен Дер Дункехайт может просто перестать существовать. Им перестанут доверять, с ними перестанут вести дела и даже просто общаться. Такое может пережить сильный или богатый дом, но не их.
     Но если она умрёт, то ничего не будет. Если все и узнают, что она сделала такое преступление, то её исчезновение воспримут как отречение от дома. О ней будут думать как о предательнице, которая сбежала и тогда позор обойдёт её дом стороной. К тому же, пусть она и была единственным прямым наследником, но её место спокойно может занять ближайший молодой родственник.
     - Я… Я не могу.
     - Не можешь или не хочешь?
     - Не хочу.
     Возможно, если бы Адель рассказала Рею всё как есть, рассказала бы, что одно его слово может разрушить её дом, рассказала, что она будет молчать, или то, что в этой ситуации проблем будет больше у неё чем у него и ей самой невыгодно это делать, всё могло сложиться иначе. Но Адель не сказала. Просто из-за того, что считала других людей похожими на себя. Считала, что единственный путь для Рея – убить её.
     И он посчитал точно так же. Признаться честно, он не хотел убивать. Пусть даже это Адель, но он не считал подобное чем-то хорошим. Когда на тебя нападают, это одно. Но убить человека, что лежит в твоей комнате замученный до смерти…
     - Прости, Адель. Но у меня нет другого выхода, - вздохнул он.
     Он хотел спасти ей жизнь. Но вероятность того, что она его сдаст слишком велика. К тому же она превращается просто в балласт, который не принесёт никакой пользы и не компенсирует риски, но грозит утащить его на дно. И не только его, Кио, Нэнси и Намбира тоже зависят от решения, что примет он. А раз так, то надо выбирать вариант, где можно спасти и обезопасить больше жизней.
     Она отвернулась от него и уставилась в потолок.
     Рей с трудом поднялся. Чтоб стоять на ногах, ему требовалось очень много сил, но если так…
     Что так, он не додумал. Просто потому, что в тот момент, когда он встал, сознание ещё раз покинуло его и он, под испуганные крики девушек, пытающихся поймать его, рухнул прямо на лежащую Адель. Можно сказать, своим телом она смягчила его падение. И вновь перед тем, как отключиться, перед его глазами появилась надпись:
     [Система переведена в активный автономный режим.]
     
     Пришёл он в себя только через час.
     Три уже знакомые особы, сидели около него на кровати на коленках, с волнением наблюдая за ним.
     - Я отключился?
     Они кивнули.
     Он не сразу заметил, что все, исключая Намбиру были испуганы. Очень испуганы. А у Кио вообще синяк был под глазом. В душу Рея закралось беспокойство. Потому, что он примерно знал, что могло произойти. И это что сулило ему большие проблемы.
     - Что случилось?
     Все трое дружно переглянулись. На их лицах помимо испуга было и удивление.
     - Хо… Рей, а вы не помните? – взволнованно спросила Нэнси.
     Что он помнил, так это надпись перед тем, как потерять сознание.
     В прошлом он не раз задумывался про первичное управление пользователем, которое было написано в инструкции. После долгих размышлений единственный вывод, который напрашивался, «система» сама начинает управлять телом. Другими словами, когда он не в состоянии им управлять, этим будет заниматься «система».
     - Когда вы упали, - начала Нэнси, - мы бросились вас поднимать. Ну и вы… Эм… Вы ударили Кио.
     Сказать, что Рей был в шоке, ничего не сказать. Он перевёл взгляд на Кио. Она в свою очередь старалась не смотреть на него, лишь кивнула головой.
     - А потом… Вы… ну…
     - Ты создал меч, - спокойно закончила за неё Намбира.
     Рей не поверил своим ушам.
     - Что прости?
     - Ты создал меч.
     - Меч?
     - Да.
     - Создал, это…
     - Он появился у тебя в руке из неоткуда, и ты наставил его на нас, словно пытался защититься. А потом он исчез, и ты отключился. Ещё у тебя очень ярко горели глаза и руки.
     - Горели глаза и руки?
     - Да, синим светом.
     Что мог на это Рей ответить? Ничего. Совсем ничего. Но и сказать, что он удивлён тоже не мог. Почему? Потому что именно это он вспомнил после того, как в первый раз очнулся. Тогда в его голове назойливо крутилась мысль, что он может копировать предметы и создавать их. Однако он хотел это отложить на будущее, так как не знал, правда это или же у него с головой проблемы после пробуждения.
     Скорее всего, это ещё один привет из прошлого. Но на этот раз более весомый чем прежде. И возможно, эта способность, о которой они сейчас говорят и есть та функция. Когда он в первый раз запустил «систему», ему уже тогда приходила в голову мысль, что есть ещё одна функция. А посещение храма, где он просканировал меч, лишь подтвердила тот факт.
     Теперь он выяснил, что может скопировать и воссоздать что угодно.
     И видимо, «система» при его потере сознания полностью может захватывать контроль над телом, а заодно получать все его способности. Включая эту функцию. Страшно представить, что с такой способностью она может натворить.
     Но, возможно, только из-за его истощённого состояния «система» пошла в разнос и стала очень агрессивной, стараясь его защитить от всего подряд.
     Рей посмотрел на свою ладонь. Почему-то он уже примерно знал, что надо делать.
     Рей сосредоточился и представил, как держит в руках тот самый меч, что он отсканировал в храме. Он представил его в руке. Представил его вес, его поверхность, словно берёт его сейчас и…
     На ладони появилось синее свечение, словно кто-то под кожей зажёг круглый фонарь. Из круга вышло голографическое кольцо. К центру этого свечения стали слетаться голубые частицы, похожих на песок, которые образовали квадрат небольшого размера. Он тут же начал раскладываться на такие же квадраты, словно сложенные карты в разные стороны, пока в конце у него в руке не оказался тот самый меч, который он трогал в храме.
     Это было похоже на чудо. Нет, это и было чудо. Правда, после такого чуда, Рей чувствовал, что вот-вот снова упадёт в обморок.
     Все три девушки смотрели на это, широко распахнув глаза (Намбира не выглядела удивлённой, однако она бы наверняка так выглядела, если бы могла показывать эмоции). Каждая из них не знала, что сказать и как реагировать на это. Для каждой сейчас Рей был словно бог или сама легенда, сошедшая со страниц старых книг и сказок.
     - Р-р-р… Р-рей, в-вы охот-т-тник н-на в-вед-дьм? – Кио стала так сильно заикаться, что даже понять, что она говорит стало очень проблемно.
     Она заикалась, когда была напугана. Сейчас она должна быть вообще в ужасе.
     - Похоже на то, - задумчиво пробормотал Рей, глядя на меч. – Хотя, честно говоря, для меня самого это такой же сюрприз.
     - Вы не знали о своих способностях? – спросила Нэнси.
     Она говорила спокойно, однако на лице был испуг.
     - Нет, - покачал головой Рей.
     - Вау, - вдвоём выдохнули Кио и Нэнси.
     Намбира, немного подумав, тоже добавила:
     - Вау.
     Видимо, хочет быть похожей на них.
     - Вы ни разу не замечали за собой странностей?
     - Нет. Вообще ничего.
     Рей решил пока не рассказывать им про то, что он из другого мира и потерял свою память. Неизвестно, как они отреагируют. Да и был сейчас у них свидетель один, который слишком много узнал и с которым надо было что-то делать.
     - Помогите мне встать, пожалуйста.
     Опираясь на Нэнси, Рей смог подняться с кровати. Теперь он стоял прямо над Адель.
     И что интересно, Адель смотрела на него со страхом. Впервые с их знакомства он видел у неё на лице испуг. Правда её разбитое лицо не сильно позволяло насладиться этим зрелищем. Но можно было довольствоваться её испуганными глазами, которые были широко раскрыты. Нет, они были выпучены, словно он – самое страшно, что она когда-либо видела.
     Конечно, Рей не мог понять, почему все так напуганы, особенно Адель.
     Ведь для той же самой Адель увидеть перед собой охотника на ведьм было тем же самым, как если бы перед обычным человеком из стены вышел страшный призрак. Или перед ним другой человек неожиданно изогнулся под самыми страшными и неестественными углами, а потом в лучших традициях фильмов ужасов про изгнания дьявола стал бы ползать по стенам.
     Примерно тем же самым был Рей для Адель сейчас. Он был естественным врагом для неё и её рода. Да для всех родов, что обладали магией. Он был настоящим кошмаром, восставшим из прошлого. Тем, кто мог истребить половину Твердыни мира до того, как кто-то поймёт, что произошло. А потом ещё половину, после того, как все сообразят, что происходит. В первую очередь потому, что никто не знал о нём.
     Она могла видеть, как сменился цвет его глаз на синий и как на его руках появились синие метки. Да, она сразу вспомнила множество легенд и сказок из своего детства, которые слышала неоднократно. Там всегда говорили, что ими был помечен один из самых старых и сильных охотников на ведьм, которые когда-либо существовали. Он был первым и тем, кто положил начала всем другим охотникам. По приданиям, его называли синим демоном.
     Верила она в синего демона?
     Нет. Но теперь поверила. Иначе объяснить то, что сейчас она видела не могла.
     Конечно, тот кто перед ней сейчас вряд ли тот самый синий демон из легенд и сказок. В конце концов, прошло много веков с тех времён. Однако эти метки и его глаза говорили, что, как минимум, Рей является его прямым потомком и ещё не растерял его сил.
     Если бы она могла, то отползла бы сейчас к стене и прижалась настолько сильно, насколько это было возможно. Её естество говорило, что он худшее, что могло произойти с ней. И в который раз она подумала, почему это происходит именно с ней. Почему это всё сыпется на её голову?
     Почему? За что?
     За что ей такое проклятие?
     Или же это не проклятие?
     Глядя на то, с каким трудом стоит Рей, она впервые осознала, насколько ей повезло. Такие же шансы как он встречаются раз в жизни. Нет, раз в несколько жизней! Столько лет её дом стоял на краю и сейчас ей выпал шанс всё исправить. Вернуть то, что было у них много лет назад обратно. И её фамилия будет вписана в историю дома. И его, если получится сейчас всё решить до того, как он убьёт её.
     Ради такого можно не задумываясь откинуть всё, что произошло на протяжении всего этого времени. Какая разница, пытали её или нет, если сейчас она сможет отстроить своё будущее и забыть всё, что раньше было? Ведь прошлое – всего лишь якорь, который мешает двигаться дальше. И она его без раздумий сбросит с себя. Сможет забыть всё произошедшее как странный и страшный сон.
     - Подожди, - прохрипела она. Голос предательски пропал от страха.
     - Что такое? Только не говори, что ты передумала.
     Рей уже морально подготовился к тому, что ей придётся умереть. А тут она собирается просить не убивать её. Что изменилось?
     - Возможно, я смогу тебе помочь попасть в банк памяти.
     - С чего вдруг? Буквально несколько минут назад ты говорила другое.
     - Это было пол часа назад.
     - А, да? – Пол часа назад? Он так долго был в отключке? – Ладно, не суть. С чего вдруг такая перемена?
     - Я предлагаю тебе помощь и взамен попрошу тебя кое-что.
     - Ты мне и так должна. С чего вдруг мне тебе ещё раз оказывать услугу?
     - Думаю, эта услуга и тебе придётся по душе, если ты не дурак. А может и не придётся.
     Ну началось. Даже находясь на грани жизни и смерти, она умудряется кинуть в его сторону острые и ядовитые слова. Ну ни стерва она после этого?
     - Ладно, давай я сделаю вид, что заинтересовался.
     - Сделаешь вид? Признай, что ты не хочешь убивать меня, - на лице Адель возникал её привычная лёгкая улыбка. Нет, это была провоцирующая улыбка. Теперь она была той Адель, которую все знаю, если не обращать внимания на то, что её лицо… слегка помято.
     Что ещё неприятнее, так это то, что она действительно видит его насквозь.
     - С чего ты взяла, что я тебя не хочу убивать?
     - Прошлой ночью я тебе уже говорила, что у тебя всё на лице написано. Если ты конечно в состоянии запомнить прошлое.
     Теперь Рей был просто уверен, что Адель полностью восстановилась в психологическом плане.
     - Я пропущу мимо ушей твои оскорбления. Лучше скажи, как ты мне собираешься помогать? Ты же говорила, что не сможешь мне помочь.
     - Я попрошу помощь у своего дома.
     - Не твои ли слова, что ты не хочешь впутывать их сюда?
     - Мои, - согласилась она.
     - Тогда что изменилось?
     - Вот тут-то мы и подходим к услуге, которую ты сможешь мне оказать.
     «Не нравится мне это», - подумал Рей. Его интуиция говорила, что за этим кроется подвох.
     - Мне нужен ребёнок.
     Кио и Намбира переглянулись. Нэнси тоже поняла, о чём идёт речь.
     - Чо? - Рей с самым тупым выражением лица на которое был способен уставился на неё. До него это не дошло. – Ребёнок? Откуда я тебе его достану?
     Адель вздохнула.
     - Знаешь, в другой ситуации я бы подумала, что ты издеваешься. Но нет, ты не издеваешься. Ты просто непроходимый идиот. Буду искренне надеяться, что это последствия твоего состояния. Я хочу от тебя ребёнка, так будет понятнее?
     Рей моргнул. Потом ещё раз. То, что он услышал, не укладывалось у него в голове. Рей с трудом соображал, а тут такая информация, что он даже не знает, как реагировать. Она, он, их ребёнок. Она случайно не свихнулась от страха?
     - Погоди, Адель. Я очень туго соображаю сейчас…
     - Я заметила.
     - Поэтому ты не могла бы ещё раз повторить?
     - Я хочу от тебя ребёнка. Вернее, мне он необходим.
     «Блин, я надеялся, что мне послышалось.»
     Но сейчас он хотел услышать, с чего вдруг ей нужен этот ребёнок.
     - Зачем тебе он? Особенно от меня? В твоём списке я должен быть последним, с кем ты захочешь создать союз.
     - Последним? Ты там вообще бы не должен быть. Но то, что ты охотник всё кардинально меняет. Не думай, что мне самой этого хочется.
     - Тогда зачем?
     Адель вздохнула. Видимо ей придётся разжевать ему всё полностью. Иначе они с этой точки не сдвинутся. Более того, разве он не должен быть рад такому предложению? Почему на его лице такое выражение, словно она предлагает ему переспать с уродиной? Множество парней тут же бы согласилось.
     - Ты знаешь, что оставшиеся охотники на ведьм после своего поражения присоединились к ведьмам?
     - Да, - кивнул Рей. – Они стали частью семьи некоторых домов. Их способность передавалась из поколения в поколение, пока не исчезла.
     - Вижу, Муромец хорошо вас познакомил с историей. - И непонятно, хвалит Адель его или издевается. - Но есть одна очень важная деталь. Их сила. Любой дом, что принял в свой круг охотников на ведьм, стал намного сильнее. Представь, что в доме появился тот, кто мог копировать любое магическое оружие и имел в арсенале даже самое редкое и мощное? И то, что его потомки могли делать тоже самое? А ещё их сила, ловкость, реакция. Такой дом мог диктовать свои правила другим, даже более крупным домам. У него есть сила. Многие были готовы идти на сделки с таким домом, давать деньги и предоставлять поддержку, лишь бы получить в своё распоряжения представителя такого редкого дара.
     - Но разве в мирное время нужна сила?
     - Если есть сила, то на дом тяжелее давить. Если что произойдёт, единственное, чем сможет воспользоваться дом будет сила. Даже в мире наши дома всегда находятся в довольно напряжённых отношениях. Нет, мы хорошо общаемся и даже дружим, но чуть что и сразу агрессия. А как ты можешь быть агрессивным с тем, кто может вырезать твой дом до основания? Нет, все хотят дружить с таким домом. Они хотят иметь родственников, чтоб обезопасить себя и иметь такую же силу у своих потомков. И они готовы платить за это. Появляются связи с нужными людьми, появляются союзы, приносящие деньги и репутация со статусом растёт. Так поднялись многие дома, даже те, кто не был известен до той войны. Пусть сила и ушла из крови, но деньги и репутация, что они накопили за то время, до сих пор остаётся.
     - Но если такая сила окажется у всех, тогда никто не станет сильным.
     - А кто сказал, что такой силой так легко делятся? Не редко отдают в другие дома тех, кто не имеет силы.
     - Смысл брать человека без силы?
     - Родство и сам факт того, что в этой семье есть охотник на ведьм.
     - Как бренд, прямо.
     - Без понятия, что ты подразумеваешь под этим словом, но предположу, что так оно и есть. И если в том доме есть твой родственник, то идти против них войной уже сложнее. Да и тот родственник сразу станет человеком, который будет вести переговоры между домами в случае чего. Или же если у другого дома начнутся проблемы, он может, опираясь на общих детей, просить помощь.
     Вот зачем он ей. Только выгода, не больше, не меньше.
     В принципе, он ожидал худшего, но как оказалось всё не так плохо. Если не считать ребёнка. Хотя, наверное, и это к лучшему. Всё будет быстро и просто. Однако есть несколько «но», которые следовало прояснить.
     - А если мой ребёнок не будет иметь тех же способностей как у меня?
     - Это не твоя забота. Сам факт, что отец охотник уже играет роль. Хотя лучше со способностью, - а потом тихо добавила, - и не с тобой.
     - Я слышал.
     - Знаю, я специально сказала, так, чтоб ты услышал. Хочу показать, насколько мне противна эта мысль.
     - Ты дрянь, ты знаешь об этом?
     - Да, - не моргнув глазом ответила Адель.
     - Ладно, какой прок от этого дому?
     Ему казалось, что это важный вопрос. В конце концов, она сама сказала, что делает это всё ради дома. И он хотел услышать весомую причину того, что дом получит от такого союза. Ведь с таким же успехом она могла просто пытаться улизнуть от него.
     - Ты идиот? Кому я тут всё разъясняла? – казалось, Адель уже начинает злиться. – Каждый является частью дома. Если будет ребёнок от охотника, то весь дом от этого выиграет.
     - А имеет ли смысл для дома идти на такой риск?
     - Для моего дома имеет, поверь мне. Хотя веришь мне ты или нет, не имеет значения. Мне нужно согласие.
     - Допустим, я соглашусь. А если они не согласятся?
     - Плюсы от такого союза больше чем минусы. Убедить их будет моей заботой. К тому же для нашего дома это один из немногих шансов в данный момент.
     - Один из немногих шансов?
     Адель вздохнула, однако не раздражённо. Скорее в этом вздохе была грусть.
     - Боюсь, что наш дом переживает не лучшее время, - ответила она. – Поэтому, если хочешь гарантии того, что я тебя не сдам, пусть это будет мой укус и моя тайна. Если кто о ней узнает, моему дому придёт конец. Можно сказать, мы знаем тайны друг друга, которые могут сломать нашу жизнь и каждый видит в другом свою возможность. Чем не крепкий союз?
     Да всем. Рей мог найти у такой логики кучу изъянов, начиная с момента, про тайны. Она же может просто сдать его в тихую, когда их сделка состоится. Или просто из-за того, что она строптивая дура. Хотя дурой то её и не назовёшь. Судя по тому, что видит Рей, она спокойно перешагивает через всё, будь это своё собственное унижение или боль другого человека.
     Много мыслей крутилось в его голове. Одна из них была той, что он рискует жизнью трёх человек (Намбиру тоже можно приписать к человеку) из-за того, что ему не хочется убивать Адель. Конечно, будь ситуация другой, где Адель напала бы на него, он бы убил. Но не в такой ситуации, когда она предлагает варианты избежать подобного. К тому же это приблизит его к цели.
     Решение было принято.
     - Ладно. Я бы пожал тебе руку в знак согласия, но боюсь ты не в состоянии этого сделать.
     - Отлично. Тогда я свяжусь с тобой, когда настанет время.
     - Хочу уточнить, время для чего?
     - Для знакомства с моей семьёй. Ведь ты становишься частью дома, и они должны об этом знать. Или же ты думал, что мы просто раз-два и готово?
     
     Адель с трудом добралась до своей комнаты. Несколько раз ей казалось, что она потеряет сознание прямо в коридоре, но всё-таки каким-то чудом ей удалось добраться к себе, по дороге никого не встретив. Видимо все наслаждались утром в выходной, отлёживаясь у себя.
     Конечно, Кио предлагала довести её, но Адель отказалась. Во-первых, гордость – не настолько она слаба, что не сможет дойти до своей комнаты. Во-вторых – не хотела она, чтоб кто-то ещё видел её на грани нервного срыва.
     Зайдя к себе в комнату и заперев за собой дверь, Адель облокотилась на стену. Её пустой взгляд упёрся в потолок.
     Всё то, что произошло за эту ночь казалось, ей страшным сном, в котором особо ярким пятном выделялась игра с Намбирой. Адель казалось, что та игра никогда не закончится и сейчас она вспоминала тот момент с дрожью в теле. Кажется, теперь это станет её ночным кошмаром.
     Сразу после того, как она сказала, что Рею надо будет познакомиться с её роднёй, у него было такое лицо, что казалось, он вот-вот откажется. В этот момент у Адель всё замерло внутри, хотя она и не показывала этого. Если он действительно откажется, то… То игра была бы ещё не окончена. Она бы нашла другой путь.
     Но, пересилив себя, он согласился.
     Маленькая победа. Это было приятно. В принципе, из этого она ещё уяснила, что, если не ставить Рея и его знакомых в безвыходные или опасные ситуации, он не опасен. И можно даже направлять его, если действовать очень аккуратно. Хотя та картина, где он ни с того ни с сего ударил Кио и чуть не отрубил двум другим голову мечом, до сих пор была у неё в голове. Судя по всему, он не может иногда себя контролировать. Стоит с ним быть всегда на стороже, иначе в следующий раз на их месте может оказаться она и он может не остановиться на одном ударе по лицу.
     После его согласия на встречу Нэнси и Кио достали флакон зелья и начали аккуратно поливать все её раны. Это было… блаженно. Видимо, зелье было хорошего качества. Через час все раны, даже разорванная рука уже были восстановлены. Это сопровождалось легкими, холодными покалываниями по всему телу. После нескольких часов адской боли, это было словно оказаться в садах Нуары.
     Но дело этим не закончилось. После этого мелкая сучка Намбира силой залила ей в рот остатки, чтоб восстановить зуб. Как Адель не сопротивлялась, Намбира без проблем разжала ей челюсти. Ни дать ни взять, нежить воплоти. А вот крыло, кстати, обратно восстановить не смогли. Не то, что это сейчас волновало Адель, но быть однокрылой было неприятно. Пусть она и может спрятать их, но само осознание, что ты неполноценна слегка удручает. Такие повреждения зелье было не в силах восстановить. Адель верила, что Рафаэлла в силах будет сделать подобное, но сейчас к ней обращаться было нельзя. Только когда всё уляжется.
     После её исцеления Намбира ловким движением вправила позвоночник обратно, и она вновь могла двигаться. Потом Кио сбегала к ней в комнату и принесла чистую и целую одежду.
     Описать, как была счастлива Адель выходя их этой богиней проклятой комнаты, которая одновременно стала подарком с небес, было невозможно. Словно она выбралась из ада после сделки с дьяволом.
     Вспоминая всё это, Адель медленно сползла по стене на пол. Ей стало очень смешно. Сначала это было тихое хихиканье, но потом это переросло в громкий безумный и безудержный смех. Она смеялась и смеялась. Одновременно с этим она умудрялась реветь в три ручья, словно маленький ребёнок.
     Под конец Адель позволила всему накопившемуся напряжению и волнению вылиться наружу словно лавине. Так и оставшись в коридоре около стены, она смеялась и плакала, сжавшись в комок. Это продолжалось до тех пор, пока она не успокоилась и мирно не уснула прямо там, свернувшись калачиком.
     
     Когда Адель ушла, Рей обессиленно сел на кровать. Нэнси, Кио и Намбира до сих пор вели себя с ним осторожно, словно боясь лишний раз потревожить. Кончено, они могли волноваться о его состоянии, но Рей подозревал, что они его банально боялись. Особенно Намбира, пусть она этого и не показывала. Ведь охотники были врагами не только ведьм, но и всяких странных и опасных существ, включая нежить.
     Тишину первой прервала Нэнси. Кажется, она была самой смелой из этой тройки.
     - Поздравляю вас, Рей. Скоро вы будете не Рей Клод, а Рей Шатен Дер Дункехайт, - она старалась сказать это весело. Надо сказать, что у неё это получилось.
     - Ага, вот будет смеху, если я выговорить не смогу собственную фамилию.
     Градус напряжённости в комнате слегка спал. Видимо решившись, к Рею подошла Кио и взглянула в его глаза.
     - Рей, как вы себя чувствуете?
     - Хреново. Но не настолько, чтоб отключиться ещё раз. Кстати…
     Он медленно протянул руку. Кио в этот момент замерла, словно боялась пошевелиться. Она очень осторожно наблюдала за его рукой. А когда он коснулся её, она так вообще вся напряглась, словно боялась, что её сейчас током ударит. Но ничего такого не произошло, Рей лишь аккуратно повернул её голову, чтоб лучше разглядеть синяк. Тот уже начинал отдавать синевой.
     - Прости, что ударил. В тот момент я был сам не свой.
     - Я знаю. Ничего страшного.
     - В том то и дело, что страшно, - Рей вздохнул. – Никто не имеет права трогать тебя, Кио, даже я.
     - Нет. – Она покачала головой и ласково взяла его руку, словно младшая сестра. – Всё в порядке, ведь будь вы в сознании, никогда бы такого не сделали. Я знаю, что вы хороший человек. И горжусь тем, что мой хозяин – легендарный охотник на ведьм. Уверенна, что Нэнси тоже гордится этим. И Намбира рада, что её другом стал такой человек.
     Обе за её спиной с готовностью кивнули.
     Рей улыбнулся.
     - Спасибо.
     Её слова для него значили намного больше, чем она могла себе представить. Они словно слегка пробудили в нём давно забытое чувство. И если бы надо было найти синоним к этому чувству, то ближе всех по значению было бы слово «семья».

Глава 6.1

     Мужчина очень спешил. Он шёл так быстро, что его шаг можно было сравнить с лёгким бегом.
     Он не обращал внимания ни на знатных особ, что провожали его недоумённым и слегка возмущённым взглядом, ни на служанок, что смотрели на него встревоженно. В другой ситуации он бы остановился и поздоровался с знатными особами, а служанкам бы уважительно кивнул, однако сейчас на подобные формальности времени не было.
     Он буквально взлетел на мраморную лестницу, ведущую на второй этаж, перила которой были покрыты золотом и теперь стремительно шёл через длинный богато обставленный коридор. Лица на портретах, что были вывешены здесь в золотых и платиновых рамках, казалось, смотрели на его неуважительные действия с осуждением. Ведь так быстро ходить в главном дворце Её Величества Принцессы Серебряных земель было верхом дерзости.
     Мужчина, что был одет в зеленоватого оттенка пиджак (пиджак а-ля Неру, но в этом мире его знали как пиджак для военных). С его правого плеча шёл коричневый ремень из дорогой кожи, обшитый золотыми нитками. Там он соединялся с таким же ремнём на поясе, на котором висела сабля изумрудного цвета. На его плечах были погоны, по которым любой знающий человек мог сказать – он главнокомандующий армиями Серебряных земель и первый защитник Её Величества Принцессы. Её правая рука и её меч.
     Хотя со вторым можно было поспорить, ведь принцесса, какой бы хрупкой она не выглядела, умела обращаться с мечом даже лучше самого главнокомандующего.
     Дойдя до конца коридора, он стал подниматься по винтовой лестнице, которая соединяла все этажи с самой верхней комнатой – покоями принцессы. В такое время она должна была только проснуться и начать переодеваться. В любом другом случае он бы даже приблизиться бы не посмел к той комнате, однако сейчас был исключительный момент.
     Он поднялся к самому верхнему коридору, преодолел то небольшое расстояние, что разделяло лестницу и дверь.
     У двери стояла два огромных стражника в стальных доспехах, но ни один не посмел остановить его. Будь это кто-то другой, его бы уже убили. А из двух боковых дверей по сторонам от входа мгновенно бы вышло подкрепление из пятнадцати человек, что могли сделать из себя при желании живую стальную стену перед входом.
     Мужчина без лишних промедлений распахнул двери.
     Это была большая гостиная с огромным камином. Там он встретил двух дружно вздрогнувших от его неожиданного появления служанок.
     - Я к Её Величеству, - бросил он.
     - Но Её Величество переодевается! – воскликнула одна из них. - Вам нельзя просто так…
     - Не время, - сказал он твёрдым и уверенным голосом после чего распахнул следующие двойные двери и попал в столовую.
     Там во всю работали три служанки, готовящиеся к обеду принцессы. Они так же вздрогнули от его неожиданного появления. Одна попыталась что-то сказать ему, но он даже не слушал.
     Он распахнул ещё одни двери и наконец очутился в спальне принцессы.
     И тут же приклонил колено.
     - Ваше Величество!
     Три испуганные служанки, что уже обнажили принцессу и только начали одевать её в наряд испуганно взирали на него. Его дерзость была неслыханной. За такое могли лишить жизни даже человека его титула. Однако…
     - Видимо, ты принёс очень важные новости, раз сейчас здесь, - холодный и жёсткий голос принцессы, не лишённый женственности, заставил главнокомандующего поднять взгляд.
     Её легкое платье надевалось снизу и сейчас было только на бёдрах. Её нежная и белоснежная спина была полностью открыта. На неё спускались серебряного цвета волосы, которые слегка блестели в лучах восходящего солнца, что сейчас проглядывало через окно. Однако принцесса не выдавала и грамма стеснения. Она спокойно стояла, опустив руки.
     - Ваше Величество, это секретная информация.
     Принцесса, не говоря ни слова, взмахнула рукой, приказывая служанкам удалиться. Те, поклонившись, покинули комнату и закрыли за собой дверь.
     - Ваше Величество…
     - Помоги мне одеться, - перебила она его.
     - Слушаюсь.
     В этом приказе не было ничего странного. Здесь не было намёка на близость или на другое завуалированное желание. Больше всего принцесса не любила ждать. Вернее, ждать она могла, но только если это было необходимо. Сейчас же ей мог помочь её верный подданный. И он это прекрасно понимал. Он не раз уже помогал ей даже в таких делах, поэтому привычно отнёсся к такому приказу. В конце концов, он её правая рука.
     - Так чего ты хотел, Гримонад?
     - Ваше Величество, сигнал с Твердыни мира.
     - Сигнал? Какой именно?
     - Мы засекли магию. Это была магия копирования, которая была только у охотников на ведьм. Сигнал был сильным, несмотря на то, что тот сенсор уже многие века бездействовал. Вчера ночью он включился в первый раз. Мы думали, что это помехи, ведь подобное происходило уже. Однако в отличии от тех случаев он был чётким и ровным. А потом он повторился, что убедило нас в том, что он регистрирует магию копирования.
     Принцесса внимательно выслушала его.
     Во времена войны с хаосом и тьмой, а потом и с охотниками на ведьм, их страны были союзниками. Тогда ещё не было ОСЦНГ, а были лишь страны ангелов, демонов, вампиров, людей и истинных ведьм.
     В том месте, где сейчас находится Твердыня мира был установлен сенсор, чьё создание и принцип работы пал в небытие. Он должен был подать сигнал в случае нападения охотников на ведьм на их военный лагерь, что располагался там и тогда бы они прислали бы подмогу. Он реагировал исключительно на магию копирования. Однако этого не потребовалось. А в том месте позже отстроили город и сенсор затерялся. Скорее всего на нём город и построили.
     И вот сейчас, спустя столько времени, он подал сигнал.
     - Почему вы не сообщили это раньше? Вроде я ясно дала понять, что такого рода вещи, даже если я моюсь, надо сообщать сразу, - её холодный спокойный голос внушал страх и уважение.
     - Прошу вашего прощения, Ваше Величество. Раньше такое случалось и это были помехи. Мы не были уверенны.
     - Ладно, - принцесса вздохнула, – одна ночь ничего не изменит. Однако то, что в их городе появился охотник на ведьм очень плохо. Нам ещё таких врагов не хватало.
     - Думаете, он к ним присоединился?
     - Если это тот, которого мы знаем, то навряд ли. Но если кто-то ещё… Всё может быть. А может они ещё и сами не в курсе.
     - Что нам предпринять, Ваше Величество?
     Принцесса задумалась.
     Такая неприятная неопределённость. Такая неприятная ситуация… Ещё и на территории ОСЦНГ. Если он действительно уже работает на Твердыню мира, то тогда уже поздно что-либо предпринимать. Если нет, то есть шанс отловить или уговорить его присоединиться к ним. В любом случае, надо что-то предпринять, чтоб выяснить это.
     - Думаю, пора моей младшей сестричке отрабатывать тот хлеб, что она ест… - тихо и задумчиво пробормотала принцесса сама себе.

Глава 7

     Неделя.
     Неделя праздника.
     Если спросить историков ОСЦНГ что это за праздник, то они бы сразу ответили – праздник в честь дня победы над охотниками на ведьм и окончанием войны с армией хаоса и тьмы. А ещё его называли днём новой жизни, что символизировало начало новой истории в мире, который пережил своё вероятное уничтожение.
     Именно поэтому летоисчисление идёт ровно с того дня, как было объявлено о победе. Этот день можно было сравнить с рождеством в мире Рея. В этот день все друг друга поздравляли и делали подарки в виде золотистых булочек с начинкой. Золотистый цвет был символом света, что победил тьму, а хлеб – символом того, что голод и страдания, что приносила та война, преодолены. Начинка ничего не символизировала – так было банально вкуснее, чем есть просто хлеб.
     Конечно, со временем стали дарить и другие подарки, однако золотистая булочка с начинкой была символом праздника как ёлка или носок перед камином в мире Рея.
     Но если для одних это был праздник, то для других это была самая сложная и ответственная неделя. Ведь кто празднует без выпивки? На неделю город погружался в весёлые посиделки, танцы и конкурсы. И конечно же не обходилось без пьяных драк, а иногда даже убийств. Поэтому практически вся стража Солла-Оривии отправлялась патрулировать улицы, чтоб отлавливать вот таких нарушителей закона и спокойствия.
     Не сидели без дела и служанки в Твердыне мира. Хоть это был семейный праздник и многие ехали домой к родным, немалая часть рыцарей и ведьм праздновали в Твердыне мира, поэтому на плечи служанок ложилась работа у праздничного стола, который будет стоять целую неделю и уборка помещений, которые в это время становились грязнее в два, а то и в три раза.
     По этой причине Нэнси и Кио будут заняты всю неделю и у Рея не будет возможности с ними увидеться. Но у него не будет возможности и сходить с товарищами на праздник в город, хотя это, наверное, было к лучшему. И причина того, что он пропустит всю неделю праздников сидела перед ним.
     - Значит это правда ты, - Адель смотрела на него пронзительным взглядом.
     - И что ты конкретно от меня хочешь услышать после этой истории? - спросил Рей.
     - Хоть что-нибудь. Ты понимаешь кто ты?
     - Преступник?
     - Преступник? – Она рассмеялась тихими, но в то же время мелодичным смехом. – Рей, ты слышала, что я тебе говорила? Ты уже не преступник, ты враг государства.
     - Слушай, я не виноват. Вернее, я виноват, но это был прошлый я! Я уже ничего не могу изменить!
     Адель вздохнула. Да, она понимала это очень хорошо. Рей действительно не мог ничего изменить. Возможно, если давить на то, что раньше он был одним человеком, а сейчас потерял память и является совершенно другим человеком, то возможно оправдать его в суде шанс есть. Однако на данный момент факт остаётся фактом – он враг ОСЦНГ. Узнай сейчас о нём кто-то и, в лучшем случае, они его заточат в темнице.
     Это значит, что ни в коем случае нельзя допустить, чтоб о нём узнали. По крайней мере, до того момента, пока её семья не сможет предоставить ему достаточную защиту. Или пока у неё не появится ребёнок. В конце концов, от него мёртвого толку будет мало.
     Уже после того, как Адель очнулась в коридоре, чувствуя себя как половая тряпка, она осознала – Рей скорее всего был тем самым охотником на ведьм, что был убит Арией в Городе Забвения. Эта история была известна в группе расследований, среди некоторых ведьм, что были связанны с этим делом, и совету пяти, соответственно. Однако больше никто об этой истории не знал.
     А история была следующей.
     В их мире появился охотник на ведьм. По полученным данным он шастал в Городе Забвения и все ведьмы, которые посылались в форт на краю города для контроля за той местностью были заранее извещены об этом. Среди них была и Ария. Молодая, целеустремлённая и наивная девчонка.
     И вот однажды Арию в группе из четырёх ведьм отправили на разведку в Город Забвения, чтоб выяснить, откуда разносится странный грохот и хлопки время от времени. В эту группу входили сильнейшие ведьмы, что были в форте. Они отправились туда и встретили двух тираннозавров. Огромных тварей с непробиваемой шкурой.
     Спасая раненых подруг, Ария отвлекла их и смогла увести их в глубь города. Так как Ария в совершенстве владеет магией камня, а город выстроен (вот неожиданность) из камня и кирпича, она смогла одержать победу на обеими тварями.
     А потом она встретила охотника на ведьм. После продолжительного боя длиной в пять суток, где он преследовал её по всему городу, она смогла завести его в две ловушки. Первой был каменный голем, который активировался, если войти в зону действия ловушки. Он регенерировался и мог создавать разные каменные постройки вокруг себя, если рядом был камень. Убить его в городе было невозможно.
     С помощью него она загнала охотника на ведьм в другую ловушку. Это была древняя ловушка, что устанавливали против тварей, а заодно и охотников. Любое существо, живое или неживое, которое попадало в радиус действия этой ловушки хваталось электрическими кнутами, парализовывающими цель и затягивающими в её центр. После этого ловушка захлопывалась вместе с пойманной добычей.
     Так загнанный туда охотник на ведьм вместе с големом был уничтожен. А у Арии после той прогулки по городу временно поехала крыша. Однако после выздоровления её тут же назначили в группу расследований, где она благодаря своему упорному труду поднялась и сменила прежнюю главу, ушедшую на пенсию.
     Но с причиной её назначения туда было не всё так просто. Адель не входила в особые группы в группе расследований и не знала всех тайн. Однако она слышала, что заслуга Арии намного больше. Ведь тот охотник на ведьм уже успел прославиться ещё до своего появления в этом мире.
     Были истории о том, что предшествовало появлению охотника на ведьм в городе. Это были конечно же слухи, которые могли перевираться по сто раз. Однако даже если предположить, что большая часть была вымыслом, они были весьма пугающими.
     Если верить им, то ещё в своём мире охотник на ведьм успел засветиться. А именно тем, что там он действительно устроил охоту на ведьм. Что конкретно произошло в его мире, было засекречено. Как и количество его жертв.
     Поэтому, вспомнив всё это, на следующий день она первым делом пришла к нему и спросила, кто он на самом деле.
     
     (чуть ранее, этим же днём)
     - Кто ты на самом деле, Рей? – спросила Адель его прямо с порога.
     - В смысле?
     Адель, не спрашивая его разрешения, зашла в комнату, чем вызвала его недовольный взгляд. Однако сейчас были вопросы по важнее, чем пререкания с ним.
     - Рей, так как мы союзники, к моему сожалению, я…
     - А без этой фразы ты не могла обойтись?
     - …должна знать о тебе всё, иначе помочь тебе не смогу.
     - С чего ты взяла, что мне нужна помощь?
     Адель пристально посмотрела на него, словно мать, которая смотрит на врущего ребёнка. От этого взгляда Рею стало неуютно и он отвёл взгляд. Это напряжённое молчание продлилось недолго, и он сдался.
     - Хорошо. Однако помни, что мы в одной лодки и если что…
     - Говори! – рявкнула Адель. Это было так непохоже на неё, однако сейчас было не время думать о манерах.
     - За мной охотится группа расследований.
     - Э?
     Адель это заявление повергло в шок. Вообще, она ожидала другого признания.
     Почему за ним охотится группа расследований? И почему она не знает? Хотя вполне возможно, что это секретная информация и ей знать такое не положено. Но получается, о нём знает её лучшая подруга и теперь хочет его поимки. Из этого следует, что теперь они оказались соперницами, если не врагами.
     - О великая богиня… - выдохнула Ария и раскинув руки плюхнулась на его кровать спиной. – Скорее всего, на праздничной неделе тебе надо будет встретиться с моей семьёй, а сейчас ты мне говоришь такое…
     Проблема набирает обороты. Может надо прямо здесь подстраховаться? Нет, такое без разрешения дома лучше не делать. Стоит отложить этот вариант на случай, если уже выхода не будет.
     Получается, Ария знает, кто он такой. И теперь может в любую минуту прийти за ним. Или не знает? Ведь если знала, то пришла бы. Или у неё нет доказательств того, что он охотник? А может они вообще о нём не знают и у Рея паранойя?
     Адель села ровно.
     - А с чего ты взял, что за тобой охотится группа расследований?
     - Эм… Дело в том, что меня хотели убить в Городе Забвения.
     Адель подумала, что это естественно, ведь он же охотник на ведьм и он дрался с Арией. Конечно она пыталась его убить. А сейчас, узнав, что он жив, Ария охотится за ним. Хотя с другой стороны, почему он так говорит, словно не знает этого точно? А вообще, может он и не тот охотник? Адель решила, что выводы будет делать после всей истории.
     - Потом я узнал, что ведьмы ищут парня в чёрной одежде, который устроил бойню в борделе.
     - Ты устроил бойню в борделе?
     Рей решил не рассказывать Адель, что в этом были замешаны Кио с Нэнси и кивнул.
     - Да, мне пришлось защищаться от бандитов и так вот получилось.
     Чёрная одежда. Как раз как в тех историях и слухах, что она слышала. Тот охотник тоже был одет во всё черное. Это значит, что Рей и есть тот самый охотник на ведьм.
     - Так говоришь, словно ты случайно всех там убил. Ладно, продолжай.
     - Ну и вот, и тут до меня дошёл слух, что ведьмы ищут этого самого парня в чёрной одежде, а потом ко мне заявляется Ария и угрожает, чтоб я от тебя отстал. Мы спорим, я говорю какую-то фразу, и она бросается на меня.
     - Бросается?
     Адель с трудом верила, чтоб Ария бросилась на кого-то. Слишком уж она уравновешенная.
     - Да. Она сказал, что слышала эти слова от другого человека. Того самого, которого ищет. Но как я понял, лица того человека она не видела, поэтому доказательств, что тем человеком был я у неё нет. И сейчас она ищет доказательства и хочет моей смерти.
     - С чего ты взял?
     - Конечно же потому, что она хотела меня убить на краю того города! По-твоему, если человек думал, что убил своего врага, а потом выяснит, что тот жив, он прекратит попытки? Конечно нет, он их продолжит. Правда, она не знает моего лица и это меня пока спасает.
     - Но разве ты сам не пытался убить её в Городе Забвения?
     Рей замялся.
     - Ну… может и пытался…
     - Слишком смазливый ответ. Почему ты так говоришь, словно не помнишь?
     - Ну… Дело в том, что я действительно не помню ничего. Я потерял свою память.
     Повисла тишина.
     - А ты не мог с этого начать!? – хлопнула себя по лбу Адель. – Рей, ты искромётный дебил. Я в шоке.
     - Да пошла ты, - огрызнулся Рей.
     Теперь всё стало более-менее ясно. Ария не знает его лица. Рей вообще ничего не помнит. Грубо говоря, оба о чём-то на счёт друг друга догадываются, то прямых доказательств никто не имеет. В принципе это не так уж и плохо. Пока Ария точно не знает, кто охотник, никаких действий от неё ждать не придётся. Однако не стоит исключать, что за ним могут следить.
     Если это так, то в принципе встречи Адель и Рея не будут для Арии подозрительными так как она знает об их договоре. Это значит, что пока Адель может спокойно действовать. Но прежде…
     - Знаешь, Рей, я сделаю тебе одолжение и расскажу, почему твоей смерти так хочет Ария.
     - А ты знаешь?
     - Боюсь, это все знают.
     И так она рассказала ему всё, что ей было известно. Она рассказывала и рассказывала в то время как лицо Рея становилось всё более бледным и хмурым. Под конец своего рассказа она и сама не могла толком поверить, что он и есть охотник на ведьм. Это было слишком большое совпадение, однако факты говорили сами за себя.
     Адель посмотрела на него пронзительным взглядом.
     - Значит это правда ты.
     - И что ты конкретно от меня хочешь услышать после этой истории? - спросил Рей.
     - Хоть что-нибудь. Ты понимаешь кто ты?
     - Преступник?
     - Преступник? – Она рассмеялась тихими, но в то же время мелодичным смехом. – Рей, ты слышала, что я тебе говорила? Ты уже не преступник, ты враг государства.
     - Слушай, я не виноват. Вернее, я виноват, но это был прошлый я! Я уже ничего не могу изменить!
     Адель задумалась. Пока она над чем-то размышляла, Рей не мог найти себе места. Всё что он только что узнал полностью проясняло ситуацию, что с ним случилась. И от этого он чувствовал себя очень странно. Словно весь мир, который он знал только что рухнул. В душе у него царил хаос, который не давал ему покоя.
     Он столько думал, кто был его врагом, а тут выяснилось, что он и есть тот самый враг. Он действительно охотник на ведьм и то, чем он занимался, со слов Адель, была охота на ведьм в его мире. А потом и здесь.
     Не было никакой фури или зверолюда. Не было и драки за те ценные зубы. Единственное, что он угадал, так это то, что там была ведьма. А в остальном…
     Картина была ясна и понятна. Те повреждения он получил во время драки с Арией, а потом ещё и с големом. Загадка на счёт сильной магии, что была на использована на нём тоже сразу разрешилась, стоило ему узнать, что он попал с старую магическую ловушку. Видимо, эта самая ловушка и уничтожила весь мутаген, при этом сделав так, что обычной магией его было не вылечить. Он не должен был выжить, но по удачному стечению обстоятельств всё вышло иначе.
     Как он оказался на границе города? Рей подозревал, что если ловушка захлопнулась вместе с ним, то он некоторое время мог находиться в каком-то пространстве, а потом его по истечению времени просто выбросило наружу. От сюда отсутствие крови или следов борьбы рядом при его пробуждении.
     Не каждый день ты можешь узнать, что в прошлом был тем, кто охотился на других. Ведь это тяжело принять - сначала ты обычный парень (почти), а сейчас узнаёшь, что ты тот ещё отморозок в прошлом. Может ли такое случиться, что прошлый он вытеснит настоящего его? Или же он вспомнит прошлое и станет тем, кем был до этого и вновь примется за старое? Ведь он уже замечал за собой странное поведение.
     И главный вопрос – кто он вообще такой? Каким человеком он был до этого?
     Неожиданно Адель схватила его за подбородок и повернула к себе.
     - Ты стал настолько умным, что решил игнорировать меня, Рей? – видимо она что-то ему говорила, пока он раздумывал над этим.
     - Отвали, - он отбросил её руку и вновь отвернулся.
     Адель вздохнула. Это её раздражало. Теперь ещё и проблемы с ним самим будут.
     - Ты волнуешься по поводу своего прошлого, так?
     - Не каждый раз узнаешь, что ты убивал ведьм в прошлой жизни. Я даже с мыслями собраться не могу. Ты представить не можешь, что сейчас у меня в голове.
     - Не могу, - кивнула она головой. – Но мне и не интересно. Сейчас не это главное.
     - А что главное? Не боишься, что я вновь стану тем, кем был?
     - Буду беспокоиться об этом, когда ты станешь им. А сейчас у нас заботы по важнее.
     Видя безучастно лицо Рея, Адель нахмурилась. Слегка нагнувшись сама, она зажала его голову между ладоней и притянула его к себе. Их носы практически касались друг друга. Только сейчас Рей почувствовал, какой тонкий и очень приятный аромат исходил от неё. Он бы сказал, что так пахнут молодые девушки. Глупо звучит, но точнее описать он бы не смог.
     Её пронзительные глаза встретились с его.
     - Слушай меня очень внимательно, Рей. Я хочу, чтоб ты уловил каждое моё слово. Теперь мы очень сильно связанны. Можно сказать, что нас привязали друг к другу верёвкой. Если ты сделаешь глупость, как обычно любишь это делать, то это обязательно отразиться на мне. И на моём доме тоже.
     - Тогда у тебя есть ещё время отказаться от всего этого.
     - Нет. Иначе у меня нет уверенности в том, что ты не решишь от меня избавиться. Или выкинуть ещё какую-нибудь гадость.
     - Я не ты.
     - У меня нет поводов верить людям и тебе, в частности.
     Адель действительно не верила ему. В мире, где каждый ищет выгоду, довериться можно только дому и некоторым близким тебе людям. Рей в их число не входил. Пока. Она жила двадцать лет и пусть была ещё молода, но с лихвой успела насмотреться на подобное.
     Человек что-то делает только когда ему это выгодно. Пока Рею нужна от неё помощь, которую больше ему никто не окажет, она будет в безопасности. А когда каждый получит то, что хочет, то они смогут спокойно разойтись. Хотя лучше если он останется в доме.
     Конечно, она может его тоже сдать в случае чего. Но при любом раскладе, при таком исходе потеряет больше Адель чем он. Другими словами, стоит Рею сдать её, и больше всего проблем рухнет именно на Адель. А он к тому моменту может уже и скрыться, избежав ответственности. Ведь он охотник на ведьм.
     А так, пока его держит здесь цель, и ключ к этой цели пролегает через её дом, он ничего не выкинет против неё. Но сейчас главное, чтоб он случайно не сдал себя и её своими выходками.
     - Так что думай, что делаешь и что говоришь. Если ты сорвёшься с края горы, то утащишь меня за собой. Я не собираюсь смотреть на твои сопли и саможаления. Не будь тряпкой и возьми себя в руки.
     - Тебе легко говорить.
     - Мне плевать, что ты чувствуешь. Просто держи себя в руках. То, что было в прошлом, пусть там и остаётся. Да тяжело, да нелегко. Знаю, что будешь мысленно к этому возвращаться раз за разом. Но если постараешься об этом не думать, то со временем это отпустит.
     - Ты испытывала что-то подобное?
     - Естественно. Поверь, твои страдания и рядом не стояли. Но я просто стараюсь не думать об этом, хотя иногда это в голову лезет и по спине пробегает дрожь. Не задумывайся, кем ты был и кем станешь. Ты есть только сейчас.
     Адель ещё некоторое время держала так Рея, пока наконец не отпустила. Словно она хотела его загипнотизировать или внушить спокойствие.
     Рей не знал почему, но после её слов ему стало немного легче. Конечно, Адель та ещё стерва, но сейчас она довольно ловко подобрала слова. А может дело не в самих словах, а в этом странном контакте с ней, где она словно подавляла собой все его неприятные мысли. В любом случае, сейчас его немного отпустило.
     - Поэтому хватит страдать как брошенная девка и скажи, что мне ещё надо знать о тебе?
     - Ещё знать? Кроме группы расследований и моей способности я больше ничего о себе не знаю.
     Адель внимательно смотрела на него, словно пыталась понять, скрывает он ещё что-то или нет.
     - Ладно. Покажи мне магию копирования.
     - Сейчас? Слушай, сегодня я после Муромца. Вот-вот…
     - Показывай!
     Рей вздохнул, но спорить не стал.
     Многие, кто мог бы наблюдать за этой картиной сказали бы – Адель вертит им как хочет. И со стороны это так и выглядело. Рей представлялся человеком со супер-способностью, однако слабохарактерным.
     Но если спросить его самого, то он бы сказал, что ему просто лень связываться с ней. Она была на подобии злобного комара, который пищит под ухом и кусает, после чего всё чешется. Да, бесит, но не настолько, чтоб начинать кричать, беситься и бросаться за ним с тапком по всей комнате.
     Он уже понял, что самый простой способ - сделать как она просит, если это не сложно. Ведь умный обойдёт препятствие, а не бросится головой в него.
     Поэтому он просто вытянул руку сосредоточился.
     На ладони появилось свечение в форме круга, появилось голографическое кольцо, а потом практически сразу появился меч. Его появление сопровождалось лёгким свечением. Больше увидеть Адель не смогла, слишком быстро это происходило.
     В его руке, как и в прошлый раз, появился меч Рисогра. Точная копия - положишь рядом, никто не отличит.
     Адель на это смотрела с нескрываемым удивлением. В этот момент Рей мог любоваться редким явлением – Адель выглядела очень мило. Нет, до этого она выглядела просто красиво, настоящая леди. Но сейчас он выглядела именно мило, широко открытые глаза, удивлённое и восторженное лицо, словно она увидела фокус. Немного детские и наивные черты лица. Удивительно, что она так преобразилась.
     Словно желая убедиться в реальности происходящего, она коснулась меча и провела по его лезвию пальцем. На её лице в этот момент был что-то на подобии детского восторга.
     Однако это продлилось не долго. Очень скоро она вернулась в нормально состояние. Печально.
     - Ты действительно синий демон.
     - Синий демон?
     - Это был очень старый и сильный охотник. Даже точно неизвестно, существовал он или нет. Говорили, что его глаза горят синим пламенем, а на руках у него синие метки. Конечно, глаза у тебя не пылают, но цвет слегка меняют. А ещё метки – они тоже синего цвета.
     - Понятно. Хочешь сказать, что я наследник того охотника?
     - Скорее всего. Я слышала легенды где говорилось, что от него пошли все другие охотники. Он был их отцом. Возможно, ты его дальний потомок. Хотя странно, что из другого мира.
     - Классно.
     - Верно подмечено. Был бы ты ещё не таким идиотом, тогда бы вообще цены не было.
     - Да иди ты.
     - А это, если я правильно помню, меч Рисогра.
     - Ты его видела?
     - Один раз в живую в храме, когда проходила освещение, - не поднимая головы, она бросила на Рея исподлобья взгляд. – Ты же тогда его скопировал?
     Рей кивнул.
     - Ясно. А что ещё ты можешь воссоздать?
     - Есть ещё несколько вещей, но сейчас я этого делать не буду.
     - С чего это вдруг? – отказ Адель не понравился. И она его не ожидала.
     - А с того. Ты позавчера мной ужинала, а сегодня Муромец гнал меня как проклятого. Ему не понравилось, что слишком нерасторопный. Да вот только я даже отжаться не мог. Ты не представляешь, что я пережил? А завтра опять пытка этим Муромцем. Угадай, чья в этом вина?
     - Мне всё равно. Показывай!
     - Нет, - твёрдо заявил ей в ответ Рей. – Я устал и не буду тратить силы на твои капризы. Надо, потом сама подойдешь и попросишь.
     - Я не собираюсь за тобой бегать.
     - А я не собираюсь плясать под твою дудку, кровососка, поиграли и хватит.
     После его слов у Адель лицо стало таким, словно он её в неё только что плюнул.
     - Как ты меня назвал? – спокойно спросила она, хотя под этим спокойствие без проблем ощущалась злость.
     - Кровососка, - так же спокойно повторил Рей.
     Аура около Адель стала до жути угрожающей.
     - Не смей меня называть кровосоской.
     - Тогда как?
     Адель выпятила грудь и гордо заявила:
     - Вампир.
     - Кровососка, - тут же ответил Рей.
     Адель была готова стрельнуть в него электричеством или ещё чем-нибудь. Он лишь улыбнулся, явно играя на её нервах.
     - Я не пойму, - начал он, - чем тебе кровососка не нравится. Ты же сосёшь кровь, ведь так?
     - Я пью кровь, а не сосу её.
     - Но ты пьёшь её из человека. Просто так она не вытечет из четырёх маленьких дырочек. Следовательно, её надо высасывать, не так ли?
     Лицо Адель стало таким хмурым, что её даже стало Рею немного жаль. Но жалость прошла так же быстро, как и появилась.
     Что касается Адель, то в любой другой ситуации она бы просто так это не оставила. Она бы точно поквиталась с человеком, который издевается и смеётся ей прямо в лицо. Но сейчас это был плохой вариант. Во-первых, портить отношение с Реем – не лучшая тактика, пусть он и такой мудак. Во-вторых, он охотник и непонятно, что сейчас может выкинуть, если она что-нибудь сделает. Ведь в прошлый раз он смог лишить её силы тьмы.
     - Я не называю тебя отбросом, не так ли?
     - Потому что я не отброс.
     - Он прав. Он не отброс. А ты сосёшь кровь, - раздался безжизненный голос у входа в коридор.
     От этого голоса у Адель побежали мурашки, а дыхание стало частым, словно она начала задыхаться. И ей потребовалось немало мужества, чтоб повернуться на голос. Конечно же, там стояла Намбира. Она была вся мокрой и только полотенце, которое было перекинуто на манер древнегреческой одежды, прикрывало её наготу.
     Та была спокойна как всегда (просто удивительно), и не подавала никаких признаков раздражения или страха.
     - Намбира, - Адель старалась, чтоб её голос звучал как можно спокойнее и без дрожи. – Ты здесь.
     - Я всегда здесь.
     - Понятно. И раз ты здесь, то скажи мне. Ты нежить, но разве тебе приятно, когда тебя называют нежитью?
     Намбира покачала головой.
     - Вот и мне неприятно. Поэтому, - она повернулась к Рею, - я прошу тебя. Не надо. Меня. Называть. Кровосоской. – Он отчеканила каждое слово. Потом, немного подумав и преодолев саму себя, добавила. - Пожалуйста.
     Последнее слово ей далось нелегко, уж слишком Рей её раздражал. Но если не идти друг другу на встречу, могут возникнуть проблемы.
     В ответ на её просьбу, Рей пожал плечами.
     - Ну ладно. Вампир, так вампир.
     - Вот и хорошо, - и немного поразмыслив, она решила, что лучше пока не давить на него. В любом случае, у них ещё полно времени и она успеет увидеть, что он ещё умеет. – Тогда я узнала то, что хотела.
     - А для чего тебе это? – спросил Рей.
     - Чувствую, скоро сюда прибудет моя мать. Слухи о нас с тобой быстро разлетаются, и она точно их узнает первой. А это значит… - Адель нервно сглотнула. – Она придёт обсудить моё поведение. И тогда я расскажу о тебе.
     - Хотел бы я посмотреть, как она будет обсуждать твоё поведение, - недобро усмехнулся Рей.
     - Не дождёшься. И позже я сообщу тебе все подробности.
     - Ну ладно, - кивнул Рей. – Только чтоб потом меня не пытались убить твои родственники.
     - Поверь, этого не будет.
     Адель была уверена в своих словах. Даже самый консервативный человек в их семье согласиться, что вариант, который предложит Адель, самый перспективный из имеющихся. Конечно, сначала придётся ответить за свои поступки, но, в конце концов, рано или поздно всё плохое заканчивается. Она ещё раз внимательно посмотрела на Рея, обдумывая вариант решить задачу прямо здесь и сейчас. Но стоящая за спиной Намбира явно не поспособствует процессу, да и мать её по голове за такое решение не погладит. Ладно, это ещё успеется.
     Адель ушла не попрощавшись. Может не видела смысла прощаться, когда они вновь встретятся. А может считала это ниже своего достоинства.
     Но Рею было наплевать. Конечно, это неприятно, но не настолько, чтоб устраивать по этому поводу выяснения отношений. Сейчас, по крайней мере.
     Когда Намбира закрыла за ней дверь и вернулась в комнату, она села рядом с Реем на кровать и положила ему на колени голову. Она была словно кошка, только с очень низкой температурой тела. От нечего делать, Рей стал гладить её по голове, при этом сам погружаясь в свои мысли. От том, кем он бы, Рей даже и не пытался думать. Адель была права, прошлое было в прошлом.
     Его голову занимали более важные мысли. Например, не выльется ли их союз во что-то более… неприятное. В конце концов, она вампир и родственнички у неё, скорее всего, таки же. А фильмы ужасов, которые сейчас всплывали у него в голове как напоминания, говорили о том, что, оказавшись в их семье, его буду рассматривать чисто в гастрономическом смысле.
     - Волнуешься? – спросила Намбира.
     - Есть такое, - кивнул Рей.
     - Не волнуйся.
     «Какой гениальный совет», - восхитился Рей железной логикой. – «Жаль я просто не могу выключить это волнение».
     
     С ним бы точно согласилась Адель. Пусть её лицо и выражало абсолютное спокойствие, однако внутри у неё всё было подобно беспокойному морю. Визит её матери к ней Адель совсем не радовал, хотя это и было необходимо. К тому же…
     К тому же вторая причина волнения была прямо перед её дверью.
     - Ария, здравствуй, - кивнула Адель, подходя к своей двери.
     - Ты была у него, да? Ты была у него!? – начала штурм Ария.
     Видимо Ария уже успела вдоволь наслушаться сплетен, которые за сутки, наверное, пропитали стены этого замка сильнее чем древняя магия. Адель, дочь из дома Шатен Дер Дункехайт был в интимной близости с Реем Клодом – человеком с неоднозначной репутацией. Чего греха таить, Адель тоже бы посплетничала о такой девушке, не будь в данный момент она сама ею. А Ария, судя по всему, так наслушалась этих сплетен, что просто уже хотела знать правду.
     Хотя какую правду она хотела услышать, было непонятно. Ведь правда у каждого своя.
     - Ария, давай поговорим внутри, а не в коридоре.
     Ария хотела что-то ещё сказать, но довод Адель заставил её замолчать.
     - Ладно, - только и ответила она.
     Любой, кто бы зашёл в комнату, мог бы сразу заметить, что в ней слегка пустовато. Словно здесь не хватало мебели. И это было действительно так.
     После пробуждения на полу в коридоре, Адель вернулась в свою комнату и с сожалением обнаружила, что большинство вещей теперь можно отправлять на растопку камина. И первым делом она принялась убирать последствия, а за одно и улики произошедшего.
     Из трёх шкафов целым остался только один, тот, что с посудой. Книжный пришлось убрать, а книги аккуратными стопками сложить вдоль стены. Шкаф с бельём тоже пришлось утилизировать – вся одежда была сложена в два чудом уцелевших комода и чемодан. Её любимого туалетного столика не стало, как и не стало большого стола. Вместо четырёх стульев остался всего один. И ещё одна тумбочка. Весь хлам она вынесла поздней ночью к огромной печи, которая грела воду для умывален и где можно было утилизировать мусор.
     Из сломанных вещей она оставила только кровать, так как у той были просто сломаны все ножки и со стороны было даже не видно, что она сломана.
     И именно на кровать сразу обратила внимание Ария. Ни на отсутствие вещей, ни на запустение, а на кровать. Внутри Адель всё заныло – сразу видно, что Ария искала лишние подтверждения своей теории.
     - Он тебя вынудил, правильно? – как можно спокойнее спросила Ария. – Почему ты мне ничего не сказала?
     - Ничего не было.
     Ария надулась. Конечно, может показаться, что она лезет не в своё дело, но такая уж она девушка. Если у её друзей проблема, то она чуть ли не первая с криком «банзай» бросится её решать. В те критические моменты её проворство в этом деле не раз спасало ситуацию. Но в данный момент она видела проблему, но не могла понять, почему Адель не сказала ей об этом. Ведь она могла решить это всё даже просто обычным подкупом.
     К тому же её волновало другое – почему подруга так вдруг защищает это хамло? Да и придаётся плотским утехам. Как бы она не пыталась, но в голову прокрадывалась неприятная мысль, что между ними что-то есть.
     - Десяток девушек готов сказать обратное. Эти слухи ещё не докатились до мужской половины, но поверь, скоро и они узнают.
     - А мне до этого дело есть?
     - Хочешь, чтоб все считали тебя… эм… - она замялась.
     - Шлюхой? Ты это хотела сказать? – прищурилась Адель.
     - Верно, - кивнула Ария. Она покраснела и отвела взгляд. – Послушай, я меньше всего хочу тебя обидеть. Но мы с тобой знакомы с детства. Я не хочу тебя оскорбить. Всего лишь помочь.
     - Тогда поверь мне, что между нами ничего не было. Я бы предпочла умереть, чем стать такой дешёвой разменной взамен на молчание.
     - Тебя видели прямо на нём. Я знаю, что ты не стала бы врать, но и ты должна понять. Все говорят одно, а ты другое. Несколько человек чуть ли не клянутся, что видели тебя с ним полуголой. Я знаю, что это не моё дело, но я всего лишь хочу помочь тебе.
     - Не надо, - покачала головой Адель. – К тому же я слышала, что ты уже приходила к нему выяснять отношения на счёт меня.
     - Это он так мстит, да? – тут же начала злиться Ария. – Он мстит за то, что я его чуть не придушила?
     - А ты его пыталась задушить? – изогнула бровь Адель.
     - Я… эм… ну… - всё злость Арии тут же сошла на нет, и она стала мяться, словно маленький ребёнок.
     - Понятно. – На пороге теперь стояла ещё одна проблема в виде Арии, которая хотела придушить Рея. Забавно, что она хотела придушить и охотника. Следовательно, убив Рея, она бы убила двух зайцев сразу. - Ария, будь подругой, не пытайся с ним связываться, прошу тебя. Не хочу, чтоб ситуация вдруг набрала и без того крутые обороты.
     Но ещё больше Адель боялась, что Ария поймёт кто он. Раз она охотится на охотника, то уже наверняка поняла, что он здесь. Теперь ей осталось лишь вычислить его. И сейчас у Адель появился шанс спровадить ей подальше.
     Будь ситуация другая, она не стала бы врать подруге и скрывать того, кто её чуть не убил. Да, он тот самый человек и можно сказать, что она помогает её врагу. Но у неё и выбора теперь нет. И к тому же, пусть и слабое утешение, но он ничего не помнит. С его слов, конечно, но смысла ему врать Адель не видела. А значит это совершенно другой человек.
     Поэтому сейчас опираясь на другие обстоятельства, она могла выудить из подруги обещание молчать. И та поддалась.
     - Ладно… Хорошо, хорошо, - она подняла руки, сдаваясь. – Я не буду к нему подходить.
     Однако Адель практически слышала, как Ария проглатывает свою злобу. Что поделать, она относилась к людям, которые строго следовали правилу сословий. Тот, кто ниже должен уважать тех, кто выше. И сейчас Рей был на подобии красной тряпки перед её глазами.
     - Спасибо, - искренне поблагодарила Адель.
     Ария кивнула и оглянулась.
     - Слушай, мне кажется или у тебя стало пустовато?
     - Выкинула ненужные вещи.
     - Просто как-то… пусто.
     Адель с видом, словно ничего не происходит, так же оглянулась.
     - Да нет, нормально.
     - Слушай, я знаю, что это не моё дело, но…- Ария замялась. Адель стало ясно, что речь про пустую комнату было что-то типа передышки перед новым раундом. – Но ты уже разговаривала с матерью?
     Адель на мгновение застыла, но потом, взяв себя в руки, смогла выдавить улыбку.
     - Пока ещё нет.
     - Ясно. Просто её сестра же работает у нас. Ну и она… как бы сказать по мягче… - Ария явно подбирала слова, чтоб смягчить эффект. - Не в самом хорошем расположении духа. Когда слышала эти разговоры, я буквально выдела, как тени вокруг неё собираются.
     - Не удивлена.
     - И она вызвала твою мать, судя по всему.
     - Тоже не удивлена.
     Более того, она ждала этого. Правда, сначала надо будет выслушать лекцию о том, какая же она конченая дура и прошмандовка.
     Этот вопрос, кстати говоря, всегда волновал Адель. Почему парень, который спит с множеством девушек – молодец, жеребец и просто настоящий мужчина, а девушка сразу становится шлюхой? Почему не сразу оба шлюхи или наоборот, оба молодцы? Почему девушка, которая хочет попробовать разного, должна якшаться с одним избранным, кто со временем так-то лучше не становится. Зато он может пробовать сколько угодно, причём молодых и ему хоть бы хны?
     Конечно, в отличии от всех, только у демонов отличался на это мнение взгляд. Они считали, что жить надо ради удовольствия. И даже знатные дома особо не волновались, развлекаясь до свадьбы. Настоящие демоны. Но вот остальные расы строго следовали правилу. Девушка должна быть чиста.
     От этого Адель бросало в лёгкую ярость. Ей не хотелось гулять по всем парням, более того, она бы вообще бы от этого отказалась, но её злила сама несправедливость вопроса. Ещё можно было понять многожёнство, когда два дома пытались объединиться с третьим или получить силу. Но опять же, многожёнство было, а вот многомужество можно было пересчитать по пальцам.
     И сейчас, если судить по тому, что на дворе темно, к ней уже должны подниматься мать с сестрой, готовые оторвать ей оставшееся крыло, а из неё сделать удобную мишень для электрических снарядов. Конечно, Адель преувеличила, но разговор обещал быть тяжелым.
     Делегация, как и думала Адель пришла, минут через пятнадцать. До этого момента Ария успела ретироваться. Пусть сестра её матери и работала под её начальством, однако лезть в чужую семейную жизнь она не собиралась. Для каждой из них дом был неприкасаем. Как свой, так и чужой.
     Когда в дверь постучали, сердце Адель на мгновение замерло, а в горле появилось неприятное ощущение того, что вот-вот она задохнётся. Но, взяв себя в руки, она смогла заставить себя пошевелиться и направиться к двери. Ведь ничего страшного нет, это всё пройдёт, а за дверью всего лишь…
     - Мама… - выдохнула Адель, когда открыла дверь. Её голос сейчас был похож на голос ребёнка двенадцати лет, который разбил посуду и увидел своих родителей на пороге. Но она быстро взяла себя в руки.
     Перед её дверью стояли две женщины в длинных серых платьях. Та, что впереди носила платье, которое к полу становилась слегка шире. По всему платью расходились красивые белые узоры, которые каким-то непостижимым образом ещё умудрялись переливаться. И эта женщина была матерью Адель. Её лицо, в отличии от Адель, было более упитанным. Да и сама она была более пышной, взять хотя бы её грудь, которая тянула размер так на пятый. А ещё эта непередаваемая тёмная аура.
     Позади неё стояла другая женщина. Эта была наоборот, ещё худее, чем мать и даже сама Адель. Слегка вытянутый нос, который очень хорошо гармонировал с её худым лицом, делая её внешность привлекательной и необычной. А ещё её большие глаза, в которых был словно чёрный туман. Она была одета в серое платье с серо-чёрной жилеткой сверху.
     Что их объединяло, так это удушающая аура, направленная на Адель.
     Не смея их задерживать, Адель отошла в сторону и две особы прошли внутрь комнаты.
     «Спокойно, Адель. Я смогу. Просто пройду это и всё. И больше не придётся возвращаться к этому.»
     Войдя в комнату, сестра матери, чьё имя было Жаклин, без толики стеснения полезла в шкаф за сервизом наливать себе чай. А вот мать явно не собиралась заниматься подобным. Она прошла в комнату, огляделась. Очень скоро её взгляд остановился на тумбочке. Вернее, на том, что там было. Адель бросила туда взгляд и охнула.
     За тумбочкой предательски выглядывала лямка лифчика. С одной стороны, ничего страшного, но с другой, если учесть, каких слухов наслышалась её мать, логично, что она подумает.
     Повисла тяжёлая тишина, нарушаемая только звуком завариваемого чайника. Обладая магией воды и огня, можно было где угодно заварить чай. Адель отвлеклась на такую ерунду, словно спасаясь от этой жуткой обстановки. Стоя перед матерью и сложив руки на животе, она молча буравила ковёр взглядом.
     - Развлеклась? – учтиво спросила мать, словно речь шла о невинной прогулке.
     - Я могу всё объя… - тихо начала Адель.
     Всего лишь мгновение и мать уже была рядом. Адель не успела приготовиться и получила мощную пощёчину. Да только силу пощёчины можно было сравнить с ударом боксёра. Адель отлетела и врезалась в стену. В глазах всё поплыло, но ненадолго. Видимо мать слишком зла, чтоб контролировать свою силу тьмы, которая увеличивает физическую силу.
     Пошатываясь, Адель встала. Рот тут же наполнился кровью. По ощущению, щека уже начала раздуваться и в ней с внутренней стороны была внушительная рана. Но всё же она встала как стояла до этого, сложив руки на животе.
     - Я могу…
     Вторая пощёчина, но только на этот раз уже слабее. Адель просто упала на колени, но тут же поднялась.
     Видимо мать не собирается слушать её оправдания. Оставалось только молчать.
     - Ты что наделала, дрянь!? Ты своей головой вообще думала, когда такое творила!? Я что, родила дочь шл..у!?
     - Я не хотела.
     - Чего ты не хотела!? Чего!? Хрен знает с кем она тра….сь прямо в коридоре! Если тебе настолько необходимо это, какого хрена ты не нашла более укромное место!? В чёртовом коридоре, словно шл…а подзаборная! Да все теперь знают, что моя родная дочь, бл…дь!!! Ты понимаешь, под какую гильотину ты наш дом подвела!?
     Мать на этом не остановилась.
     - Я сижу и тут до меня доходят слухи, что мою дочку прямо в коридоре шпилит какой-то парень! Тебя! Я думала, там же помру от позора! Ты что, вообще не понимаешь, что натворила!? – казалось, что сейчас от крика у матери Адель самой инфаркт будет.
     - Понимаю.
     - Заткнись!!!
     Непонятно было, хочет она слышать от Адель оправдания или нет. Но она уже начала немного успокаиваться. Она отвернулась от Адель и стала очень часто моргать, поднимая голову к потолку. Вдох, выдох и она уже смотрела на Адель более спокойно. По крайней мере, старалась.
     - Ты понимаешь, что сейчас ты натворила? – тихо спросила её мать. Этот вопрос уже прозвучал третий или четвёртый раз. Голос у той был такой, словно она сейчас расплачется. – У нас и так проблемы в доме. От нашего состояния ничего не осталось, твой отец высасывает из нашей семьи все соки, а мы терпим, словно дойные коровы, потому что нам он обещал двадцать процентов от своего дела. И сейчас ещё наша репутация может пошатнуться из-за этого слуха.
     Она замолчала, собираясь с мыслями. И спокойно продолжила.
     - Всё плохо, очень плохо. И ты ещё тут со своими… - Она подняла руку и направила её на лицо Адель, лёгкое дуновение холодного ветерка и боль из обеих щёк пропала. Как исчезла и рана с внутренней стороны. Магия исцеления в действии. – Отказываешься принимать помощь дома, всё сама, сама… Слишком высокомерной стала. Тебя то и замуж не хотят брать другие дома, а сейчас ещё и этот слух…
     Ещё один вдох и выдох.
     Причину, почему её не хотят брать за муж была просто до ужаса. Её дом терял магическую силу. А кому нужна женщина, что не может наделить ребёнка силой? Проблему усугубляло то, что она единственный прямой наследник. Значило это то, что мужчина должен был присоединиться к дому, а не наоборот. А если она покинет дом, то её место займёт ближайший к неё родственник. Но этого хотели избежать, так как ближайший подходящий родственник был троюродной сестрой и не обладала такой сильной магией теней.
     К тому же, после того как родилась она, отец тут же отвернулся от них, сказав, что ему нужен наследник, а не наследница. А её мать… она не смогла больше иметь детей. Магия тоже не сильно помогла в этой проблеме, видимо сыграла их особая черта с тьмой.
     После долгих споров и ругани, просьб и мольбы отец согласился не уходить из семьи и даже оставить им двадцать процентов бизнеса. Но он взамен без особых проблем пользовался нашим древним домом как хотел, особенно его связями, которые после некоторых его сделок уходили на нет.
     - Что будем делать, Палома? – спросила спокойно Жаклин.
     - Без понятия, раньше же тоже слухи про другие дома были и похуже, - с надеждой вспомнила Палома. – Возможно через годик полтора всё утихнет.
     - Может паренька обвинить? Скажем, что он упорно лез на неё, но потом увидев свидетелей, убежал. Адель притвориться дурёхой и слабачкой. Сразу снимем с нас все подозрения. Пустим слух, всё как обычно и тут уже к нему пожалуют разбираться.
     - Я хочу сказать… - начала Адель.
     - Замолчи, тебе не давали права говорить, особенно сейчас. Жаклин, думаешь получится?
     Жаклин кивнула головой.
     - Мы знать, он простолюдин. Проблем не должно быть. Пустим слух с нескольких сторон и готово. Я даже знаю, с кого это всё начать.
     - Ты такая спокойная была, потому, что сразу это придумала?
     - Просто это первое, что пришло на ум, - усмехнулась Жаклин.
     Такая тактика действительно применялась и не редко. Хочешь отбелить себя, обвини другого и пусти слухи. В этом не видели ничего плохого. Ради победы все средства хороши. Но если поймают за враньём, надо было быть готовым принять наказание. Но так как на данный момент их врагом был обычный простолюдин, проблем возникнуть было не должно.
     - Да, это можно…
     Да вот только использовать её по понятным причинам сейчас было нельзя. Но понимала и знала об этом только Адель.
     - Я хотела бы сказать...
     Палома повернулась к дочери.
     - Достаточно, Адель. И так проблем принесла, так что помолчи. Сейчас мы всё быстро решим и не о чем будет волноваться.
     Мать попыталась выдавить из себя успокаивающую улыбку. Да, её дочь дура и совершила такую глупость, но все могут ошибиться. Главное, чтоб были те, кто сможет помочь в этот момент. Ведь они одно единое, она часть её дома, но в первую очередь она её дочь, какой бы не была идиоткой.
     - Но боюсь это очень плохая затея, просто он…- Адель собиралась уже сказать о том, что Рей охотник, как вдруг в разговор влезла Жаклин.
     - Помолчи, Адель. Видишь, уже всё свернуло в мирную сторону и скоро решиться. А ты так мямлишь, словно вы не плотскими утехами занимались, а ты его обескровливала.
     Вот тут-то Адель и прокололась. Необычайная прозорливость Жаклин заставила замолчать на полуслове Адель, которая слишком поздно спохватилась, чтоб стереть со своего лица удивление, которое было подобно признанию.
     И все присутствующие это увидели. Мать побледнела. А её сестра села ровнее.
     - Погоди-ка, только не говори, что так оно и было.
     Будь перед ней другой человек, Адель, не моргнув глазом, соврала бы. Но перед родственниками она почему-то не чувствовала себя такой уверенной.
     - Я… Не… - не сразу смогла ответить она, выдавая себя с головой.
     Что именно она скрывает и Палома, и Жаклин поняли сразу. Одна потому, что её мать. Другая потому, что у неё был талант к этому делу и она не зря получила место в группе расследований.
     - Ах ты грёбаная кровососка!!! – закричала Жаклин и метнула в Адель чайник.
     Тот попал ей в верхнюю бровь, разбив её и разбившись сам. Кипяток выплеснулся прямо ей на лицо, а осколки его слегка поселки. И прежде чем Адель успела издать хоть какой-нибудь звук и поднять руки к лицу, Жаклин метнулась к ней и, схватив за шею, ударила о стену. Из Адель выбило дух.
     - ДА ТЫ РЕХНУЛАСЬ, ДУРА!!! – закричала она.
     Не будь сейчас на комнате установлена магия тишины, их крики были бы слышны в коридоре, но Жаклин заранее об этом позаботилась. И не зря, ведь скандал набирал обороты.
     - ТЫ ЧТО НАТВОРИЛА!!! ТЫ ПОНИМАЕШЬ, ЧТО ТЫ НАДЕЛАЛА ТУПАЯ ТВОЯ БОШКА, ДА ЛУЧШЕ БЫ ТЫ С НИМ ТРА….СЬ СОБАЧКОЙ ЧЕМ ТАКОЕ!!!
     Её мать ни жива, ни мертва сидела на табуретке, уставившись куда-то перед собой.
     - ЭТО ПРЕСТУПЛЕНИЕ!!! СТОИТ КОМУ УЗНАТЬ, И НИКТО НЕ ПОСМОТРИТ, ЧТО МЫ ЗНАТНЫЙ ДОМ!!! НАС ВСЕХ РАСКАТАЮТ!!! А У НАС НИ ДЕНЕГ, НИ СВЯЗЕЙ ЧТОБ ОСТАТЬСЯ НА ПЛАВУ НЕТ. ТЫ ЭТО ПОНИМАЕШЬ!?!?!?
     После этих слов повисла звонкая тишина.
     Палома сидела с пустым взглядом, словно кукла и смотрела в никуда. В её голове было пусто.
     Адель беззвучно плакала от боли. В её плане всё должно было пройти намного глаже, а тут и лицу надавали, и кипятком облили. А она просто не успела всего рассказать.
     Жаклин просто держала Адель за шею. Её ярость сходила на нет, и она начинала осознавать, что только что сделала. Она медленно отпустила Адель на пол.
     - Прости, - тихо выдавила Жаклин и коснулась лица Адель. Появилось мягкое свечение и через пару секунд ожоги и рана исчезли. – Прости, просто я… Я вся на нервах. То, что ты сделала… Это преступление. Другой дом бы и пережил, но не наш… - она словно оправдывалась.
     Жаклин не договорила и стала ходить кругами по комнате. Всё что надо было Адель сейчас, это рассказать свой план. Да только сейчас, после хватки её тёти, горло буквально горело, и она могла только кашлять.
     Преступление. Это было хуже слухов. Особенно то, где нападали на людей из Твердыни мира. В этом мире нападения и убийства были обычным делом, и даже внутри дома могло такое произойти. Но в таких ситуациях шум не поднимали. А здесь будет скандал. Нападение на курсанта в Твердыне мира, так и ещё знатной особой. После такого все дома отвернуться от них, а с их финансами им ничего не светит.
     Прошло меньше минуты, прежде чем Жаклин заговорила.
     - Вот что мы сделаем.
     Её глаза, казалось стали живее.
     Даже мать Адель посмотрела на неё.
     - Этот парень. Ему ведь нужна помощь, так как он простолюдин. Я думаю, смогу устроить его куда-нибудь в обмен на молчание и дело с концом.
     Казалось, эта мысль её успокоила, и она слегка улыбнулась.
     - А слухи? – спросила Палома.
     - Пройдут. Сейчас важно избавиться от всего этого. Если кто узнает про нападение, нам будет несдобровать. Про Адель я уже не говорю, сам дом затрещит по швам. А Адель…
     Она бросила взгляд на Адель, которая стояла в стороне и пыталась собраться с мыслями после такого неожиданного поворота событий.
     - …пойдёт просить у него прощение. Даже если придётся на коленях ползать.
     - Не придётся, - сказала хрипло Адель, всё ещё держась за голо. Голос наконец-то вернулся к ней.
     Правда её слова тут же неправильно поняли. Находясь на нервах все подумали в самом логичном направлении.
     - Не говори, что ты его уже убила, - простонала Жаклин.
     Её мать просто застонала.
     Адель бросилась исправлять ситуацию. Спокойно, но очень быстро.
     - Он жив. Я его не трогала. Мы уже заключили соглашение, поэтому он меня не предаст. Пока что.
     Кажется, она смогла своим уверенным тоном успокоить обеих.
     - Значит всё в порядке и мы зря волнуемся? - с надеждой спросила её мать.
     - Не совсем. Дело в том…
     Оказалось, что сказать трудней чем ей казалось. И как им сейчас сказать, что Рей охотник на ведьм? Стоило Адель приставить как это бред звучал со стороны и ей стало неуютно. Ведь даже она бы не поверила, что говорить о них.
     - Дело в том, что он охотник на ведьм, - выпалила она.
     Молчание. Что Палома, что Жаклин, они просто уставились на Адель, пытаясь осознать то, что услышали. Ведь это равносильно тому, что кто-то бы пришёл и сказал, что нашёл портал на солнце и то сделано из мороженного.
     - Ты говоришь, что он охотник на ведьм? – медленно спросила Жаклин.
     Адель кивнула головой.
     - И сейчас он здесь, в Твердыне мира?
     Адель вновь кивнула головой.
     - От куда ты знаешь? – казалось, после этого вопроса Жаклин надеялась услышать, что это шутка или что-то невразумительно. Лишь бы сказанное не было правдой.
     - Я… Я сама видела.
     - Видела или он использовал это против тебя? – спросила Палома.
     - Я не помню, что конкретно произошло. Но я видела саму магию копирования.
     Испуг? Верно, они испугались. Где-то рядом сейчас находилась бомба с часовым механизмом, которую никто не контролировал.
     Никто не знал об охотниках много. Единственное, что было известно, так это то, что они очень жестокие. Грубо говоря, все факты основывались на старых рассказах, легендах, записях и сказках. А как известно каждый пишет историю так как он её видит. А ещё случай с охотником в Городе Забвения. Казалось, это только уверило всех в том, что охотники просто ходячее зло, желающее всем смерти.
     Поэтому повальная реакция ведьм на такое заявление была объяснима.
     - Тётя Жаклин, вы помните ту историю про охотника?
     - Историю про охотника? – Жаклин нахмурилась, словно уже готовясь к нехорошим новостям. – Если про охотника, то её все знают. Она его убила и сейчас стала главой, а что?
     - Это он и есть, - сообщила Адель ей.
     - Получается, Ария его не убила?
     - Нет. До меня дошли слухи из проверенных источников, что теперь она ищет его.
     - Ищет? Но это же бред! Если бы она его искала, то я бы точно знала, как одна из главных ищеек.
     А вот это уже странно. Адель даже нахмурилась. Рей вряд ли стал бы врать на счёт этого. Это значит, что-либо ему показалось, либо сама Ария почему-то это скрывать. Но Рей довольно точно сказал, что слышал и что она сама к нему заходила.
     Значит всё-таки Ария скрывает? Да и если учесть, что он поступил полтора месяца назад почти и она в то время стала неожиданно живой…
     Дело было странным. Но Адель вернётся к нему позже.
     Все молчали. Жаклин смотрела на Адель так, словно пыталась понять, врёт она или нет.
     - Тот охотник из города и есть он, значит?
     - Да, - кивнула Адель. – Однако он ничего не помнит. Насколько я поняла, он потерял всю память после того, как угодил в ту ловушку.
     - Ловушка выжгла ему мозги?
     - Я не знаю. Но теперь он практически безвреден и ему требуется помощь.
     - Ты намекаешь, что… Погоди, это и есть тот договор, о которым ты сказала ранее?
     Адель кивнула.
     - И что ему нужно?
     - Попасть в банк памяти.
     Жаклин не знала, что и думать. С одной стороны, она испытывала сильный испуг. Охотник на ведьм, да ещё и здесь, у них под боком. Но с другой стороны, если верить Адель, он потерял память. Если это верно, то он может быть вполне безвредным. А раз так, то…
     - Зачем ему банк памяти?
     - Он не сказал.
     - Тогда какую услугу он предложил взамен на помощь?
     Хотя это уже был глупым вопросом. Жаклин догадалась, что он мог предложить в замен или что Адель могла попросить в ответ на услугу. Это поняла и Палома. И, кажется, Паломе не сильно это понравилось. Она внимательно взглянула на свою дочь.
     - Адель, ты же понимаешь, что ты у него попросила?
     - Да.
     - И ты понимаешь, какая ответственность ляжет на твои плечи? Ты сама готова к подобному?
     - Это ради…
     - Я говорю о тебе, Адель. Ты готова к этому?
     Адель без раздумий кивнула головой. Палома помолчала ещё несколько секунд, внимательно всматриваясь в лицо Адель, прежде чем ответить.
     - Хорошо, - выдохнула она. – Тогда, прежде чем мы начнём всё, приведи его сюда. Я хочу сама взглянуть и убедиться в твоих словах. Я верю тебе, но в таких вещах лучше перестраховаться.
     - Хорошо, - кивнула головой Адель и вышла из комнаты.
     Судя по её походке, она была рада выйти от сюда. Или вообще рада, что всё почти закончилось.
     Когда Адель ушла, Жаклин и Палома переглянулись.
     - Тебе страшно? – спросила Жаклин.
     - Немного.
     - Знаешь, я вспоминаю детство, когда мы играли с теми мальчишками, сыновьями служанок. Они притворялись охотниками на ведьм и гонялись за нами. Кто бы мог подумать, что я на своём веку действительно увижу одного из них.
     - Хотела бы оказаться на её месте?
     - Нет. Но если надо, то без разговоров. Наверное, так же думает и Адель. Кстати, она такая упрямая. Прямо как ты в детстве.
     - Верно, - усмехнулась вымученно Палома.
     - Что думаешь на счёт всего этого?
     - Кроме того, что мы играем с огнём и мне страшно за Адель? Ну, это не плохой шанс, - нахмурилась Палома. – Я примерно прикинула, насколько может полезным он оказаться… Скажем так, можно будет забыть о бедах. Но если кто узнает, мы с тем же успехом пойдём под суд.
     - Да, я тоже об этом подумала. Но у нас остались люди в группе расследования, включая меня, чтоб наводить пыль над ним. А ещё, если дадим нужным людям знать о нём, то у нас появится поддержка. Но самое главное то, что мы всегда можем откреститься, сказав, что мы ничего не знали. Ведь официально считается, что он погиб.
     - Предлагаешь подготовить почву для суда?
     - Если он потерял память, то всё упрощается. Достаточная поддержка и максимум что ему грозит, заключение на несколько лет в доме. В худшем… Даже не знаю, я слышала Калипсо не сильно рада охотникам. Могут возникнуть проблемы, если она вмешается.
     - А дом?
     - Вряд ли нам что-то предъявят. Прикинемся глупыми, будем хлопать глазами и говорить, что не знали и вообще это их вина. Всё как обычно.
     
     Адель буквально вытащила волоком Рея из кровати.
     - Всё ради плана Рея, - сказала Адель Намбире, которая уже потянулась за ней, и быстро ретировалась из комнаты, буквально таща за собой Рея.
     Ей пришлось наложить невидимость, чтоб их случайно не увидели вместе, хотя в такой час никто по Твердыне мира и не ходил.
     - Адель, погоди, разве ты не говорила, что мы встретимся с твоей роднёй через две недели? – спросил Рея, еле успевая переставлять ноги. Попутно он пытался справиться с зевотой. – Адель, да не тащи меня так!
     - А ну цыц. Ещё не хватало, чтоб нас застукали. Моя мать и тётя хотят убедиться в том, что ты охотник на ведьм. Покажешь им меч и дело с концом.
     - Блин, я же говорил, что я устал. У меня сил нет. Да не тяни ты так! – Рей попытался вырваться, но Адель лишь сжала его руку сильнее.
     Сила тьмы постепенно стала возвращаться к ней.
     - Рей, тебе выпал великий шанс стать частью нашего древнего дома. Не выкаблучивайся и делай, что говорят.
     - Погоди, сразу заявляю тебе, что это никакой не шанс, а сделка. Я тебе, ты мне. Не больше, не меньше, ты понимаешь?
     - Ладно, как скажешь. А теперь умолкни, а то наши голоса эхом расходятся по коридорам.
     Она буквально дотащила его до комнаты. Если бы пришлось, она бы понесла его на руках.
     Входить она внутрь не спешила. Адель критично осмотрела Рея. Тот был одет в майку и трусы в форме шорт.
     - Почему ты в этом убожестве!?
     - Может потому что я спал, дура? - злобно ответил Рей.
     - И какого дьявола у тебя в кровати Намбира!?
     - Во-первых, ей негде спать, во-вторых, это тебя вообще не касается.
     - Ты станешь частью нашей семьи и должен…
     Рей поднял перед ней руку.
     - Нет никаких мы и никакой семьи, Адель. Сделка, не больше, не меньше. И не надо мне сейчас тут начинать играть эту песню.
     - А твои будущие дети тоже не твоя семья?
     - Ну началось. Мы ещё даже вместе не были, а ты мне это тыкать начинаешь.
     Адель вздохнула.
     - Ладно, это не имеет значения. – А потом тихо добавила. – В данный момент.
     Адель ещё раз осмотрела Рея. Поправила на нём майку, хотя это не сильно исправило ситуацию, пригладила на голове его бардак. Она открыла дверь и запихнула его внутрь.
     Внутри сидели две женщины. Самое забавное, что ни одна из них не была похожа на Адель. Одна слишком полная, другая – слишком худая и заострёнными чертами лица. Они упёрлись в него взглядом. И за это время Рей успел увидеть множество эмоций, проскочивших на их лице.
     Волнение, удивление, призрение, настороженность, тревога, заинтересованность. По их лицам можно было создавать учебники по мимике.
     А ещё они выглядели… жутко. Рей до этого не сильно обращал внимание, однако сейчас почему-то заметил. Они были слегка бледными. Как и сама Адель. А ещё этот приглушённый свет в комнате создавал особую жуткую атмосферу. Того и глядишь набросятся и съедят. Или они это и собираются сделать.
     Словно в ответ на его мысли в углу его зрения высветилась надпись [Внимание!]. И тут же его в бок толкнула Адель.
     - Рей, не смей! – прошипела она ему в ухо.
     Верно, он слегка переволновался. Стоит сбавить обороты, а то глядишь, устроит здесь ещё один эпизод с кладбищем. Или с ним устроят такое.
     Тем временем, полноватая дама встала и подошла к нему.
     - Я предположу, что вы и есть охотник на ведьм.
     - Ну, раз так меня называют, то, наверное, да, - пожал Рей плечами.
     - Я, мать Адель, Палома, дочь дома Шатен Дер Дункехайт.
     «Не старовата ли ты для дочери дома?»
     - Я Рей Клод, приятно с вами познакомиться, - он поклонился.
     - Я кажется о тебе слышала, - сказала женщина за спиной матери Адель. – Ты тот самый, кто победил Агустина, а потом ещё и тот прецедент с кладбищем. Кстати, я Жаклин, дочь дома Шатен Дер Дункехайт и сестра Паломы.
     - Очень приятно, - кивнул Рей.
     - Думаю, Адель уже объяснила тебе большую часть, раз ты здесь, так?
     - Да.
     Палома подошла к Рею. От неё не исходило опасности, но почему-то она выглядела слегка жутко.
     - Разрешишь, я кое-что посмотрю?
     - Смотря что.
     - Твою шею, если позволишь.
     Рей кивнул головой и повернул голову, показывая место укуса. А вот Адель каким-то непостижимым образом, стоя рядом, плавно передвинулась за его спину. Вроде не шевельнулась, а уже рядом её и нет. Однако это не уберегло её от холодного взгляда матери.
     «Да тебе тут поблажек не дают, как погляжу. Наверное, влетит тебе за это, если ещё не влетело. Хотел бы я на это посмотреть.»
     Рею было забавно наблюдать, как Адель ловко скрылась за его спиной от матери, при этом продолжая сохранять своё серьёзное лицо. Ей богу, да она тот ещё ребёнок!
     - Рей, прошу прощения, что мы вызвали тебя в такой час.
     - Ничего страшного, я понимаю.
     - Тогда позволишь увидеть твою магию копирования.
     Это был даже не вопрос. Но раз такова часть сделки, то Рей не стал отказываться. Он просто вытянул руку, представил меч и… уже через секунду почувствовал, как ему стало нехорошо. Зато в руках он почувствовал тяжесть.
     Мать Адель при виде этого пусть и не отпрянула, но всё равно выглядела взволнованной. Она протянула руку коснулась меча, словно проверяя его реальность. Жаклин за её спиной с широко распахнутыми глазами пыталась разглядеть всё получше так как подходить явно не горела желанием.
     - Не думала, что на своём веку увижу нечто подобное, - тихо произнесла мать Адель.

Глава 8

     Несмотря на то, что практически каждый знатный дом имел своё поместье в Солла-Оривии, все важные встречи проводились в родовых поместьях. Это был обусловлено тем, что таким образом уменьшалась вероятность, что кто-то другой сможет подслушать их секреты. Чаще всего это были старые поместья или даже замки, которые располагались на территориях, где ещё в стародавние времена обитал тот или иной дом. И практически большинство этих мест располагались в дали от Солла-Оривии.
     Родовое поместье дома Шатен Дер Дункехайт располагался на западе ОСЦНГ в гористой местности, практически на самом краю страны.
     Западнее уже начинались великие горы Линтрасы, за которыми шли густые леса. Удивительной особенностью этого места было то, что здесь зачастую были туманы, лили дожди и часто отсутствовал солнечный свет. Поэтому, оказавшись здесь, многие замечали, что это место выглядит весьма мрачно.
     Однако для вампиров, чья кожа была бледной и из-за чего они были слишком чувствительны к свету, это место было идеальным. По этой причине здесь был отстроен небольшой замок из чёрного камня. Правда из-за финансовых проблем в доме Шатен Дер Дункехайт, он пребывал не в самом лучшем виде и выглядел слегка заброшенным.
     Практически в любом доме была важная деталь – женщины и мужчины собирались в отдельных комнатах и обсуждали важные дела дома. На мужских собраниях, где мужчины курили, пили, слушали музыку и играли в карты обсуждали финансовые вопросы. С кем заключить контракт, будет ли дело прибыльным для дома. Как и где лучше расположить то или иное производство.
     На женских же собраниях, где все дамы дома устраивали совместное чаепитие или тоже играли в карты обсуждали дела самого дома. Кто и за кого пойдёт замуж либо женится. С каким домом лучше наладить близкие отношения, а с каким их разорвать. Чего дому не хватает или что ему не нужно.
     Другими словами, если мужчины решали вопрос о бюджете дома, то женщины решали вопрос о самом доме и его будущем. Как это не странно, но хоть мужчину и называли главой в доме, в реальности власть была у женщины, так как она была сильнее, обладая магией. Возможно женщины бы и вытеснили бы мужчин полностью, да вот только зачать без мужчины ребёнка было невозможно.
     Сейчас в одном из его окон горел свет. Это был небольшой зал, где обычно собирались женщины для обсуждения важных вопросов. Однако вопрос, который обсуждался сейчас был из ряда вон выходящим и собрание было тайным. Этот вопрос был о Рее.
     Поэтому на собрании были только женщины, что родились в этом доме и не ушли в другой дом. Таким образом убиралась вероятность утечки информации в другие дома, ведь женщина, пришедшая из чужого дома, могла спокойно выдать тайну своим. А те, кто родился здесь, но ушли в другой дом, могли привязаться к нему и уже не быть столь верными.
     В общей сумме тех, кто имел право присутствовать здесь было семь. Одна очень старая женщина, одна по моложе, которой было на вид лет семьдесят, уже знакомая Палома и Жаклин, Адель. Ещё была слишком улыбчивая девушка, что была старше Адель на пять лет и её мать, ровесница Паломы.
     Самая старая женщина по имени Гренильда была самой главной во всем доме Шатен Дер Дункехайт. От её слова зависело практически всё. Её дочь была помладше, она была матерью Жаклин и Паломы. Ещё одна оставшаяся шла по отцовской линии. Её мать, ровесница матери Жаклин и Паломы, была из другого дома и не присутствовала на собрании, однако её дочь уже считалась полноценным членом дома. Улыбчивая девушка же была дочерью этой женщины.
     В прошлый раз собрание прошло в экстренном порядке практически сразу после встречи Рея и Паломы.
     Сказать, что все были в шоке это не сказать ничего. Только глава дома сохранила бесстрастное лицо. В конце концов, она прожила много лет и повидала немало на своём веку. Хотя то, что охотником оказался наследник синего демона удивило даже её. Остальные вообще не могли поверить в сказанное.
     Ещё немало шума вызвали не самые приятные слухи про саму Адель. Из-за того, что это экстренное собрание проходило без Адель, так как та работала, то ей посчастливилось не быть расстрелянной словесно. А может быть ей даже бы ласково и любя повыдёргивали волосы и влепили пощёчину другую, чтоб дом не позорила. Ну ещё может несколько разрядов тока бы пустили. Ведь Адель была следующим наследником дома и её поведение должно быть соответствующем. Её ошибка - ошибка всех.
     Это собрание проходило на выходных практически после шести дней с момента, как Адель познакомила Рея и свою мать. Из-за её работы провести собрание раньше было нельзя.
     Сейчас было немного спокойнее. За неделю все уже успели слегка успокоиться. Всё знали, что это было ложным слухом и недоразумением. Никто не пытался на Адель напасть и провести воспитательный процесс с рукоприкладством. Хотя в её комнате, пока она переодевалась, ей уже влетело от бабушки. Она вылупила Адель ремнём так, что той сидеть и лежать на спине было больно.
     И ещё от двоюродной тётки по линии двоюродного деда, которая потаскала Адель по всей комнате за волосы, объясняя, что надо всегда думать головой, не стесняясь вбивать в её голову посредством оплеух правила поведения.
     Не воспитывали Адель Жаклин и Палома, так как уже поговорили с ней в Твердыне мира. Они хорошо знали о воспитательном процессе, проводимом другими, но сделать ничего не могли. В конце концов, Адель пусть и не нарочно, но стала виновницей в проблемах, которые появились у дома. И теперь получала за это нагоняй от других пострадавших.
     Хоть пострадавших и было больше, но к рукоприкладству могли приложить руку те, кто входил в этот тайный совет как члены семьи, что имели больше власти здесь.
     И, кажется, единственной, кто на неё не злился была та самая улыбчивая девушка, которую звали Шанни. Возможно, она просто была иного мнения о происходящем. А ещё глава семьи Гренильда, которая дала бы Адель в молодости сто очков вперёд. Уж точно не ей рассказывать о целомудрии и правилах поведения.
     Сейчас все собрались в небольшом зале, который освещался магическими огоньками. Но даже так, он был в полумраке, соответствуя самому дому из чёрного камня. Каждый, кто видел фильмы про Дракулу сразу бы сказали, что тут он и живёт. Множество подсвечников, камин с разведённым огнём, блеклый свет, проходящий через окна.
     Все семь человек расселись в своеобразный круг, сделанный из кресел и диванов вокруг низкого круглого столика. Сразу выделялись здесь прабабка Гренильда, которая была главой дома и Адель, которая была главной причиной закрытого собрания.
     И сейчас на Адель было обращено большое количество неодобрительных суровых взглядов, в которых можно было увидеть любовь.
     Конечно, это может выглядеть удивительно, что человека, которого они сами наказывали довольно сурово, они любят. Однако с их точки зрения в этом ничего странного не было. Они её любят и готовы встать на её защиту, а в трудную минуту поддержать. Она их родная кровь и этим всё сказано. Однако наказания за провинность это не отменяет.
     - И так, - начала собрание прабабка Гренильда, - Шанни, ты достала то, что мы хотели?
     - Да-да, - она гордо подняла голову. – Все документы, которые только можно было собрать и все слухи, что можно услышать.
     Шанни, как и Жаклин, работала в группе расследований. Не без помощи последней, Шанни занимала неплохую должность и через неё проходили многие бумаги. Правда не все.
     - Я смогла выяснить про Рея Клода. Этот человек, по его словам, живёт в Пури. Но судя по всему это лишь его легенда.
     - Это и так ясно, что он не из этого мира. Скажи, что по существу, - сказала её мать.
     Вообще про другой мир знал очень ограниченный кругу лиц. Однако каждый дом имел своего человека в Твердыне мира и поэтому то, что существует другой мир, знали все верхушки домов. Никто не мог сказать, что конкретно в другом мире есть, но то, что он существует было неопровержимым фактом.
     - Ладно, ладно, тогда как вам история из группы рас…
     - Её я уже рассказывала, - вмешалась Жаклин. – Лучше скажи то, что неизвестно нам.
     - Но я-то, не знаю, что вы не знаете! – надулась Шанни.
     - Я слышала, что он уже натворил много бед в своём мире, - сказала Адель.
     - Точно, - обрадовалась Шанни. – Я слышала кое-что про это. Там он устроил охоту на ведьм. Причём в лучших традициях. Выслеживал и нападал.
     - Есть что-то конкретное?
     - Нет, всё засекречено. Однако ходили слухи о том, что он брал в заложники людей. Ещё что-то про пытки и убийства. Более точно я не скажу.
     - Похищения? Если это так, то его будут рассматривать как врага ОСЦНГ, который совершал нападения на ведьм при исполнении и это всё усложняет, - сказала мать Паломы и Жаклин.
     - Хуже было бы если бы он помнил всё это. Но у него отбило память и теперь можно давить на то, что это совершенно другой человек и он кается в своих поступках, - сказала Палома.
     - Суд это примет? Разве ему не всё равно, помнит он или нет?
     - Но это уже другой человек. Не тот, что раньше, другая личность, разве нет?
     - Это не важно, - прервала спор прабабка Гренильда. - Сейчас единственный его шанс - добиться признания, что тогда он был другим человеком, а сейчас, потеряв память, он изменился и больше не представляет угрозы государству. Нам этого достаточно.
     - А если он обманывает нас и всё помнит? – спросила мать Шанни.
     - Нам нет до этого дела, - пожала прабабка Гренильда плечами. – Нам важно, чтоб она, - прабабка указала костлявым пальцем на Адель, - выносила от него ребёнка. Будет хорошо, если с магией копирования.
     - А если нет? – спросила Жаклин.
     - Он охотник, этого достаточно.
     - Но если мы скажем, что отец ребёнка охотник, не сделает нас это его сообщниками?
     - А ты знаешь, что он преступник? – усмехнулась прабабка Гренильда. – Вот я не слышала. От куда нам, простым ведьмам, непосвящённым в дела тайные, знать, преступник он или нет? Это будет лишь совпадением. К тому же слух, который в случае чего можно будет использовать, уже есть для оправдания.
     - И всё же, разве тогда мы не подтвердим слух?
     - А всем будет всё равно. Сила – вот что важно. Люди будут закрывать глаза и быстро забывать, стараясь стать ближе к нам. Но лучше нам бы его оправдать. А для такого решения требуются связи и влияние.
     - Они у нас есть? – спросила мать Шанни.
     - Влияния мало, связей мало, - пожала плечами мать Жаклин и Паломы. – Но это не станет проблемой, если ребёнок будет у нас.
     - Верно, - кивнула прабабка Гренильда. - Можно раскрыть завесу тайны некоторым семьям, что могут нам помочь в обмен на охотника. Однако это надо будет сделать уже после того, как мы тихо обручим их и получим ребёнка.
     - Почему не сразу? – спросила Шанни.
     - Потому что так у нас будет подтверждение того, что он был у нас первый и, следовательно, он принадлежит нашей семье. В конце концов, заявить на всеобщее услышание о помолвке как положено мы пока не можем. Пойдут слухи, да и разнюхивать другие сразу начнут, с чего вдруг мы простолюдина на Адель женили.
     - Не легче просто ребёнка сделать и всё? – спросила мать Шанни.
     - Не легче. То, что у неё будет ребёнок от него, ничего не говорит. А вот к чей семье он сначала присоединиться, то и будет править балом.
     Вот так просто Рей стал не охотником или страшной легендой, а обычно разменной монетой.
     - Получается сначала ребёнок, потом другой дом и после уже суд? – спросила Палома.
     - Верно, все проблемы начнутся через год. Если охотник останется с нами, - ответила прабабка Гренильда.
     - А как на счёт его просьбы? – спросила мать Шанни.
     - Дадим то, что он просит после зачатия ребёнка и обручения. Решит действовать дальше сам – его дело. Решит с нами остаться – милости просим.
     - Вот так просто?
     - А ты хочешь, чтоб он стал нашим врагом? Я, нет, - усмехнулась прабабка Гренильда. - Кстати, Жаклин и Шанни, кто из вас имеет доступ к банку памяти?
     - Не имею, - покачала головой Жаклин.
     - Через меня довольно часто проходят документы про него. Я вряд ли смогу туда его устроить, но могу дать информацию о ней, начиная от входов и заканчивая расписанием патрулей, - ответила Шанни.
     - А что на счёт Арии? – спросила Адель.
     - Ария? Ну, я пыталась выяснить о том, что вы говорили… - почесала затылок Шанни. – Но проблема в том, что я ничего не нашла.
     - Вообще ничего?
     - Через тебя разве проходят такие документы? – спросила Жаклин.
     - Нет. Но проходят другие. Например, документы на расходы или необходимость привлечения новых лиц, запросы в другие органы или к определённым людям. Короче говоря, через меня проходят документы, которые косвенно укажут на подобного типа операции. И таких нет.
     - Значит ли это, что она не ищет его? – нахмурилась Жаклин.
     - Или ищет в тайне от других? – предложила свою версию Адель.
     - Если не ищет, то хорошо. Если в тайне от других, то нам просто надо вести себя осторожно. К тому же, Адель, - прабабка Гренильда посмотрела на неё, - твоей задачей будет следить за ней. Чтоб она не вышла на охотника.
     - Я понимаю.
     - Отлично. А ещё, в твоих же интересах сделать всё, чтоб он стал частью нашей семьи. Приведи его к нам в дом. Хотелось бы посмотреть на наследника синего демона.
     - Я поняла.
     - Отлично, - прабабка Гренильда расслабленно облокотилась на спинку кресла. - Раз мы с этим разобрались, тогда… может чая с водкой?
     
     Рею как и Адель тоже не пришлось скучать. Только если Адель получила своё только на выходных, Рею пришлось отдуваться в будни. И первая неделя для него была самым настоящим кошмаром.
     - РЕЙ! МОЛИСЬ БОГУ ЕСЛИ ЭТО ТЫ ВАЛЯЕШЬСЯ НА ТРАВЕ!!!
     Муромец был похож на огромного разъярённого медведя, который мчался к своей добыче.
     - РЕЙ!!!
     Муромец встал над обездвиженным телом, которое должно было отжиматься. Но тело не отжималось, оно просто лежало, уперев руки в землю. Муромец толкнул тело ногой, но эффекта было ноль.
     Уже третий день подряд Рей просто отключался на тренировках. Муромец уже отправлял его в медсанчасть. Но там сказали, что всё вроде в порядке. Правда этому заявлению Муромец не сильно доверял. Рафаэлла была в отъезде и там принимала какая-то молодая девушка-лекарь, которая толком и магическое обследование провести не могла.
     Но будь это что-то серьёзное, она бы должна была это заметить. Так рассудил Муромец и без устали продолжала гонять Рея.
     Вот и сейчас Рей, как и в прошлые раз, отключился и не подавал признаков жизни. Это порядком достало Муромца, поэтому он решил расспросить курсантов.
     - И так, немощные товарищи, кто из вас скажет, почему этот задохлик выглядит так, словно всю ночь не спит?
     - Может ему кое-кто не даёт спать по ночам? – раздался голос одного из рыцарей.
     По толпе прокатилась волна смеха и одобрительных возгласов.
     - Очень смешно, задохлики. Тогда завтра кросс в двадцать километров в полной экипировке. Будем смеяться вместе.
     Ответом ему было дружное «у-у-у».
     Не получив ответа, Муромец решил устроить поголовный блиц опрос.
     - Ладно, тогда так. Ты, - он ткнул пальцем в сторону одного из парней. – В чём причина?
     - Я не знаю, Командир.
     - Ясно, сорок отжиманий. Теперь ты, - он указал на следующего счастливчика.
     - Не могу знать, Командир.
     - Отлично, сорок отжиманий. Теперь ты, сорок отжиманий.
     - Но я же ещё не ответил!
     - Я уверен, что ты и не ответишь, так что начинай. Так ты, - он указал пальцем на Воса.
     - Может он заболел? – сделал попытку Вос.
     - Неверно, в медсанчасти сказали, что он здоров. Но так как ты хотя бы попытался, тридцать отжиманий. Теперь ты, - он тыкнул пальцем в сторону Ши.
     - Может он устал и не успевает отдохнуть?
     - Да, я тоже над этим думал. Двадцать отжиманий. Так, теперь ты, - он указал на Снёра. – Два круга вокруг Твердыни мира. Всё равно ничего дельного не скажешь.
     Снёр что-то промычал и пошёл выполнять приказ.
     Таким образом Муромец прошёлся по всему отряду, но так и не выяснил причины.
     Конечно, если бы кто увидел следы укусов на шее Рея, то всё сразу бы понял. Но тогда в комнате мать Адель предусмотрительно воспользовалась магией исцеления и не оставила следов. Что касается недостаточного количества крови, то никто об этом не подумал. Даже девушка-лекарь этого не увидела. Но лишь из-за того, что не имела опыта и не знала, на что обратить внимания.
     Поэтому в каком-то плане Рею повезло. И надо отдать ему должное, если в первый день он терял сознание раз шесть, то в следующий день количество сократилось до трёх. А в этот всего один раз. По мнению Муромца, Рей выздоравливал.
     И когда Рей очнулся, его ждало безудержное веселье в виде бега вокруг Твердыни мира на десять кругов.
     - Рей, а Рей, я всё хотел тебя спросить, - во время шестого круга Вос догнал его. Хотя не догнать Рея было тяжело. Он бежал медленнее всех, с трудом переставляя ноги. – Слушай тут слушок прошёл по Твердыне мира…
     На этом Вос мог бы остановиться. Рей уже знал, что за вопросы посыпятся на него. Тут же стало ясно, почему все неожиданно так медленно бегут и кучкуются вокруг него, хотя в любой другой ситуации уже бы убежали вперёд.
     - Это правда что ты и Адель… - он замолчал.
     А Рей прикинулся дураком.
     - Что я и Адель?
     - Ну вы вместе…
     - Вместе что?
     - Да ладно тебе, ты же понял!
     - Нет.
     - Ладно, ладно, - сказал Вос, словно сдаваясь. – Правда, что ты шпилил Адель в коридоре?
     - Нет, - уверенно ответил Рей.
     Тут же по толпе, что буквально окружала его пробежался шёпот.
     - Слишком быстро ответил.
     - Что-то скрывает.
     - Он даже не удивился вопросу, точно врёт.
     - Я точно так же говорил, когда мамины туфли примерял.
     Это было лишним доказательством, что мужики те ещё сплетники. И кто там сказал про туфли? Среди них случаем не затесался трансгендер? Вос, словно ожидая дальнейших инструкций, оглянулся. И все ему начали кивать головой и махать слегка рукой, типа продолжай допрос.
     Они действительно думают, что он этого не заметит или же решили идти в лоб?
     - Слушай, просто тут слух между ведьмами прошёл, что тебя и Адель видели у неё в комнате. И она сидела на тебе голой и во всю стонала.
     Какие подробности. Рей подумал, что через неделю он узнает ещё что-то новенькое.
     - Во-первых, тебе не кажется странным, что они это увидели в чужой комнате? Как они туда попали, ведь дверь была бы закрыта. Во-вторых, по-твоему Адель бы спустилась до такого как я ради секса? У неё претенденты и получше есть.
     Вос задумался. Доводы Рея были явно убедительными. И поэтому Вос вновь обернулся к толпе. Те начали ему кивать, что-то махать, словно давать условный сигнал и вот он вновь повернулся ко Рею.
     - Что-то подозрительно ты отвечаешь. Так грамотно и расчётливо, словно обдумывал этот ответ заранее, - в подтверждение своих слов он состроил подозрительное лицо.
     Да чего уж там, все девяноста девять человек синхронно состроили подозрительные лица. Это больше выглядело на спланированный план атаки. И от куда он это взял? Окружающие знаками подсказали?
     - Что ты хочешь от меня услышать?
     - Ты оседлал Адель?
     - Нет.
     Вос скривился.
     - Вос, разве ты не ответ хотел услышать? – спросил Рей.
     - Не такой.
     - То есть, если я бы сказал, что да, ты бы отстал?
     - Да.
     Логика была стопроцентной. Пусть ложь, но главное то, что интересно.
     - Ну давай же, колись! У неё грудь маленькая и мягкая? А какая попа? Я слышал, что чем девушка спокойнее и воспитание в жизни, тем страстнее и непредсказуемое она в постели!
     - Вос, предположим, что я бы был там. Зачем мне тебе говорить такое?
     - Ну мы же мужчины! Мы должны гордиться своими похождениями!
     - Да с чего вдруг?
     - Чем больше девок клюнет на тебя, тем ты привлекательнее и мужественнее. Девушкам виднее!
     - Это ты так сказал?
     - Это все так считают.
     Он обвёл рукой толпу, и все согласно закивали. Неужели все здесь слушают их разговор?
     Так прошёл марафон вокруг Твердыни мира. С вопросами его доставали потом и на обеде, и на послеобеденных тренировках, и даже на лекциях Муромца. А на ужине он с ужасом заметил, что все взгляды женского сообщества так или иначе останавливаются на нём. А потом плавно переходят на Адель. И так по кругу.
     Мужское сообщество просто смотрело на Адель и дружно решали, какого цвета бельё у неё и в каких позах он с ней проводил время. В принципе их можно было понять, но от этого Рею не становилось легче.
     А ещё ему чаще стали «случайно» перегораживать дорогу представительницы прекрасного пола. То уронят что-то и просят поднять, то врезаются в него случайно. И если раньше после кладбища они просто случайно с ним пересекались, то сейчас это уже тянуло на открытые действия. Рей подумал, что их могло подтолкнуть к таким поступкам. Типа, если Адель с ним, то он явно чего-то стоит? А раз так, то может и им попробовать? Благо их было немного.
     Но был здесь один огромный плюс. Его за эти три дня ни разу не оставлял Муромец. Скорее всего, видя, как Рей валится с ног, он решил, что тренировки достаточно интенсивны.
     Однако его испытания на этом не заканчивались. По приходу к себе в комнату его ждала ещё одна полоса препятствий.
     - Рей! А мы к вам!
     - Здравствуйте Рей, мы пришли.
     К нему буквально вломились две неугомонные девушки. Правда себя они считали преданными слугами, которые всеми силами пытались спасти неразумного хозяина. Почему неразумного, да потому, что…
     - Ща вырвет, - жалобно простонал Рей через пятнадцать минут.
     - Нет, нет, нет, - покачала головой Нэнси. – У нас тут ещё тушёное мясо, печень иркизябра, жареная рыба и конечно же картошка. Вам надо это всё съесть.
     - Пожалуйста, Рей, это поможет восстановить вам количество крови. Я прочитала это в книжке.
     - Кио, я очень рад, что ты пошла в библиотеку ради меня и нашла нужную книгу, но в меня больше еды не лезет. Я поужинал, а тут вы со своей едой приходите. К тому же я чувствую себя намного лучше.
     Нэнси и Кио переглянулись. Почему Рей буквально видит, как они дружно кивнули головой?
     Кио взяла ложку, ковырнула ею печень и протянула её Рею.
     - Скажите «а».
     - Не скажу. От куда ты вообще взяла этот способ?
     - В книжке, - невозмутимо ответила Кио.
     - Понятно, а если я… Гфпппм…
     Кио показала чудовищное проворство бывалой мамы, ловко запихнув ложку в рот Рея, пока тот говорил. И ему пришлось это проглотить.
     - Блин, Кио, я это ожидал от Нэнси, но никак не от тебя.
     - Всё ради вас, - улыбнулась она ему самой доброй и милой улыбкой.
     Обычно под такой улыбкой скрывается чертовски хитрый и расчётливый человек.
     - Тогда прекращайте этот балаган.
     - А у нас тут ещё и сок есть! – Нэнси со счастливой улыбкой достала двухлитровую банку.
     В конечном итоге Рея накормили печенью и жаренной рыбой. А остальное с удовольствием съела Намбира.
     - Странно есть пищу. Давно не ела такой еды. Вкусно.
     - Хорошо, что тебе понравилось, - усмехнулась Нэнси. – Я придерживаюсь того же мнения о местной пище.
     Кио тихонько подкралась в Рею сзади.
     - А если она в туалет захочет? Она же не ела до сих пор.
     - Не поверишь, но ванной комнате есть унитаз, просто вы не обращали на него внимания. И кстати, а вас не ругают, что вы ко мне ходите?
     - Никто не знает, Рей. Мы просим остатки еды и приходим к вам после конца рабочего дня. Вы волнуетесь о господине Муромце?
     - Нет, на него плевать, - покачал головой Рей. - Меня больше вы беспокоите. Вы хотя бы отдыхаете?
     - Естественно, Рей, - улыбнулась Кио. Всё-таки ей было приятно, что о ней беспокоятся. – Но для нас эта работа по сравнению с работой на прошлого хозяина – ерунда.
     - Чем же он вас заставлял заниматься, что вы там так уставали?
     - Работа всегда найдётся, если её поискать. От уборки, до простого перетаскивания камней.
     - Смысл? – не понял Рей
     Кио грустно улыбнулась.
     - Слабые рабы не смогут сделать что-либо. Он боялся нас, хотя мы бы его и так не тронули.
     - Странно всё это. Я до сих пор не могу понять, почему вы не убежали.
     Кио пожала плечами.
     - Наверное просто как ваша цель у вас здесь, - она коснулась груди Рея, - так мысль о том, что мы рабы и должны ими быть у нас здесь, - она коснулась своей головы.
     - Разве не время измениться?
     - Я не знаю…
     Кио посмотрела на Нэнси. Та с довольным видом заплетала косички Намбире, которая пила сок прямо из банки. Теперь они тоже выглядели как сёстры. Видимо, всё-таки нашли общий язык. Это не могло не радовать.
     - Нэнси просто очень смелая, а я трусиха, - сказала Кио, глядя на них. – Я не могу заставить себя. Только представлю, что я свободна и теперь я одна, как коленки трясутся. Ведь никто не позаботится обо мне.
     - Ты называешь это заботой? – удивился Рей.
     - Наверное вам сложно понять меня, но иначе у меня и не будет даже куска хлеба. А что касается исполнительности… Наверное, я ненормальная.
     - Наверное. Но ты ненормальная в хорошую сторону.
     - Не знала, что такое бывает, - рассмеялась Кио.
     - Представь себе. Но думаю, что вместе с Нэнси ты бы неплохо жила вместе. Она инициативная и смогла бы приглядывать за тобой и говорить, что делать. Нашли бы работу, и ты была бы в совей стихии. Но там бы тебе и платили бы ещё. Смогла покупать, что хочешь, жить своей жизнью.
     - Но я не хочу. Мне нравится нынешняя жизнь. Работа, знакомые и вы. А сейчас и Намбира. Мне ничего не нужно из того, что вы сказали. Но я не хочу вас обидеть, - тут же замахала руками Кио, с извиняющимся лицом.
     - Я понял. Просто так не может длиться вечно. Когда-нибудь всё это закончится. И тогда бы мне хотелось знать, что с вами всё в порядке.
     - Потому, что я плохо приспосабливаюсь?
     - Верно. Я бы даже сказал, что ты просто не делаешь попыток.
     - Я понимаю вас, но вы говорите так, словно умирать собрались, - улыбнулась она.
     Однако, глядя на Рея её улыбка стала медленно сползать с лица.
     - Рей, вы же не собираетесь умирать?
     - Да как-то в планах этого у меня нет. Однако я не знаю, чем всё кончится, Кио.
     - Обычно это и говорят перед тем как умереть.
     - Опять любовные романы?
     Кио обняла Рея уткнувшись ему в грудь и кивнула. В ответ Рей обнял её.
     - Не хочу видеть, как вы умираете.
     - И вряд ли увидишь. Вряд ли меня убьют на твоих глазах.
     - Я знаю, что вы шутите. Но мне от этого становится очень грустно.
     - Что же поделаешь. Жизнь иногда может показать нам спину. Поэтому я хочу быть уверенным, что с вами всё будет в порядке без меня.
     - Это очень грустно. Надеюсь, я не увижу этого. Обещайте, что не бросите нас?
     - Конечно обещаю.
     Верил ли Рей что может умереть? Конечно нет. Любой человек не верит в смерть, пока не встретится с ней. Каждый будет считать, что это случается с кем-то другим, но точно не с ним. А потом в определённый момент раз и всё. Об этом Рей и думал. Он понимал, что на нём лежит ответственность за них и ему хотелось, чтоб они нашли себе дом. В конце концов, кто может сказать точно, что с ним будет всё в порядке? Да даже три дня назад он был близок к смерти. А за два месяца это происходило уже второй раз. Уж он то хорошо понял, что смерть – дело случая.
     Это значит, что надо подготовиться. Как бы он не верил в собственную смерть, это её точно не отменит. А ему меньше всего хотелось, чтоб люди, которые дороги ему потом страдали.
     - Вы выглядите расстроенным, - обратилась к нам Нэнси.
     Она уже закончила заплетать косы Намбире. Вернее не косы, теперь у Намбиры бы была причёска шишка. Кстати, ей это шло.
     - Рей сказал, что собирается умирать, - пожаловалась Кио.
     - Не говорил я такого! – возмутился Рей.
     - Как вы можете такое говорить! Вы устали и хотите умереть!? – воскликнула Нэнси.
     - Ты кому веришь?
     - Без паники, - спокойно вмешалась Намбира. – Я могу превратить его в нежить, когда он умрёт. И он будет жить вечно.
     - А мы? – посмотрела на неё Кио, продолжая обнимать Рея.
     - И вас, при желании.
     - Да вы свихнулись, - возмутился Рей. – Какая нежить, какое умирать? К тому же, меньше всего я хочу вас видеть нежитью. Я пытаюсь понять, как Намбиру сделать человеком, а тут вы собираетесь к ней присоединиться.
     Примерно так проходил каждый вечер Рея на протяжении недели, хотя такие пессимистичные темы больше не возникали между ним и Кио. После он всё-таки смог убедить Кио и Нэнси, что он в порядке. Иначе бы он бы превратился в борца сумо такими темпами.
     К выходным, в то время, когда Адель посещала семейное поместье, Рей чувствовал себя отлично, словно и не пил у него никто кровь. А так как это был выходной, он мог заниматься тем чем хочет. Поэтому в первую очередь он занялся своей новой способностью.
     За его экспериментами наблюдала Намбира, которая монотонно комментировала всё происходящее.
     - Значит ты создаёшь вещь, когда представляешь её?
     - Ну, да, - Рей посмотрел на меч в руке. – Я просто представляю её в руке. Представляю её на ощупь, её вес, её рукоять в своей руке. А потом раз, и она создана.
     Хотя был ещё и другой способ. Он мог зайти «базу данных» и там выбрать интересующий его предмет, после чего мысленно приказать его создать. Рей сравнил это с инвентарём и быстрым доступом в играх.
     Были и некоторые особенности созданного оружия. Например, если он просто представлял оружие в руке и оно появлялось, то стоило ему отпустить вещь, как она тут же исчезала, рассыпаясь на голубоватые песчинки. Или же он мог мысленно вложить больше сил при создании и тогда даже если отпустить меч, он оставался лежать. Правда не долго и потом рано или поздно рассыпался.
     Рей поэкспериментировал с этим несколько раз и понял, что чем больше сил вложено в предмет, тем дольше он существует. Опять же, пока Рей держит предмет в руках, он не исчезнет. Возможно структуру меча поддерживает его магия, но, когда он отпустит предмет структуру будет поддерживать энергия, что была вложена туда. Правда, на создание такого магического меча уходила его сила.
     Потом он воссоздал все предметы в базе данных.
     Первой была маска. Обычная маска из странного метала с прорезями для глаз. Две горизонтальные прорези с одной стороны и две с другой. Сначала Рей подумал, что это неудобно и что металл между прорезями будет мешать, однако надев маску обнаружил, что его даже не видно. Сзади были две ленты, чтоб крепить её на голову. Довольно толстая маска, но при этом, если её надеть, она совершенно не мешала. Словно сделана она была под самого Рея. Возможно так оно и было.
     К тому же Рей обнаружил, что он мог создать маску прямо на лице, просто поднеся руку к лицу и мысленно представив, что касается маски. Конечно, это требовало сосредоточенности, но Рей не сомневался, что в будущем будет делать это на автоматизме.
     Потом он создал ускоритель. Это была очень странная конструкция. Состояла она из подошвы, но не обычной, а… странной. Толщиной сантиметра два, но внутри неё явно что-то было. Плюс сам каблук высотой сантиметров пять. Было видно, что каблук мог сжиматься, хотя Рею руками сдавить его не удалось. Напоминала вся подошва целиком подошву от туфель танеток. От самого каблука верх шла конструкция, которая должна крепиться к задней части ноги.
     Как и маску, Рею удалось создать её прямо на ноге.
     - Ты стал немного выше.
     - Ага. Только, думаю, она для другого.
     - И для чего?
     - Написано, что для падений и ускорений.
     Если это так, то он должен спокойно спрыгнуть с балкона на пол и ничего не почувствовать. Именно так Рей и поступил. Он поднялся на верх и спрыгнул вниз. Если бы он это сделал без ускорителя, то скорее всего сломал бы ноги или сильно ударился. Однако с ускорителем он лишь слегка присел. Ни боли, ни чувства удара, когда приземляешься на ноги с большой высоты. Словно он на месте подпрыгнул.
     - Прикольно. А обратно получится?
     Рей хорошенько присел и подпрыгнул что было сил. Уже через секунду он падал обратно, врезавшись головой в балкон. Только благодаря Намбире, которая проворно бросилась вперёд и поймала его, Рей ничего себе не сломал. Хотя шишка отчётливо чувствовалась у него на голове.
     Через минуту он пришёл в себя на руках у Намбиры.
     - Ох блин… Кажется я неудачно прыгнул… - простонал он, трогая ушибленное место.
     - Верно.
     - Надо будет попрактиковаться. Хотя думаю, что это почти предел прыжка в высоту с места. Если бы я не ударился, то подлетел бы ровно на уровень балкона.
     - Зачем ты прыгнул вперёд?
     - Я хотел прыгнуть просто вверх, но… Видимо мне придётся ещё научиться этим пользоваться. Кстати, ты бы не могла меня отпустить?
     Намбира послушно отпустила его после чего встала на цыпочки и подняла к нему голову.
     - Чего? – не понял Рей.
     - Награды.
     - Какой?
     Вместо ответа Намбира закрыла глаза и вытянула губы в трубочку.
     - И чего ты от меня хочешь?
     - Рей. Ты не дурак. Ты понял, что я хочу.
     - Ладно, ладно.
     Рей хитро изогнулся и поцеловал её в щёку.
     - Нет, - Намбира всё не открывала глаза и стояла с поднятой головой. – Это не считается.
     - Не маловата ли ты для этого? – с усмешкой спросил Рей.
     - Хочу напомнить, что я старше тебя на тысячу лет примерно. Если смотреть так, то это ты слишком юн.
     Улыбка Рея исчезла. Получается, это он тут мелкий.
     - Ну так-то оно так, но…
     - Рей, ты любишь мальчиков? – неожиданно влепила Намбира вопрос ему прямо в лоб.
     - С чего ты взяла? – возмутился Рей.
     - Тогда в чём проблема?
     - Да нет проблемы.
     - Целуй.
     - С чего вдруг.
     - Ты не занимаешься тем чем обычно занимаются мальчики давно. Ведь я уже здесь неделю. Ты не можешь?
     Вот от такого поворота Рей уже откровенно охренел. Пусть Намбира и говорила размыто, смысл сказанного был прекрасно понятен. Более того, она что, следит за ним?
     - Где ты этого нахваталась?
     - Одно из двух. Ты любишь парней или ты не можешь?
     Что это такое? Рей охреневал всё больше и больше. Особенно это странно звучало из-за монотонного голоса Намбиры. Такие заявления… Рей даже сомневался, что такое в книжках пишут. Сама где-то услышала? Может Нэнси нашептала ей? Ведь эта хитрющая девчонка вполне могла выкинуть подобное и подтолкнуть Намбиру к действию.
     - Давай третий вариант - я просто не хочу.
     - Это странно. Всё равно целуй меня. Слушайся старших.
     Понимая, что это не закончится, особенно если против него девушка, что не чувствует усталости и может монотонно капать на мозги, Рей наклонился поцеловал её в губы.
     Надо сказать, что они были мягкими. Но холодными. А ещё Намбира попыталась просунуть ему в рот язык.
     «Точно Нэнси постаралась.»
     Рей попытался отстраниться, но Намбира видимо решила перехватить инициативу. Она просто обвила его шею руками, не давая Рею поднять голову, и буквально присосалась к нему. Это уже больше походило не на французский поцелуй, а на французский пылесос.
     - М-м-м…
     Хотя какое там «м-м-м». Из них двух сейчас преимущество было на стороне Намбиры. Она оттолкнулась от пола, и они завалились на кровать. При этом они стукнулись зубами, что было весьма забавно. Но на этом Намбира и не собиралась останавливаться. Она поворачивала голову то влево, то вправо, словно экспериментировала с положением. Её язычок уже был у него во рту и касался то его зуб, то его нёба, словно исследовал всё внутри. Напор и целеустремлённость взяли своё, хотя не последнюю роль сыграло и то, что она была сильнее его.
     Это было немного странное и необычное ощущение, на которое отозвалось всё его тело. И продлился их французский пылесос ещё около минуты. После она поднялась с него и уселась ровно ему на бёдра. В отличии от раскрасневшегося и часто дышавшего Рея, она была абсолютно спокойна. Однако теперь на её лице он видел эмоции. Как ни странно, это была задумчивость. Она забавно приложила палец к губам, что-то обдумывая.
     - Наигралась? – поинтересовался Рей.
     - Это было слюняво, - наконец выдала она свой вердикт.
     - Ну ещё бы. Это был французский поцелуй. К тому же ты была словно пылесос.
     - Это было необычно. Познавательно. Хотя где-то внутри я почувствовала странное чувство. Это возбуждение?
     - Странное возбуж… Погоди, чего? Разве ты не нежить?
     - Я стала нежитью при жизни, а не после смерти. Моё состояние может меняться от неживого к живому в зависимости от… Я не знаю дальше. И нежить может чувствовать эмоции.
     - То есть ты можешь быть и живой? Как иерихонская роза?
     - Не знаю такое растение, - покачала головой Намбира. – Продолжим?
     - Что ты под… Хотя стоп, я знаю, чего ты хочешь.
     Рей перехватил её руки, которые уже потянулись стягивать с неё одежду.
     - Тебе не кажется, что рановато для такого? Всё таки такой шаг для девушки очень важный. Да знакомы мы всего ничего.
     - А сколько надо ждать? Зачем ждать? Я знаю тебя, ты знаешь меня. Неделю встречались на кладбище, живём неделю в одной комнате, спим неделю в одной кровати, - монотонно перечисляла Намбира. - Можно приступать к главному.
     - Погоди, слишком уж быстро всё идёт. Притормози, пожалуйста. И вообще, от куда ты этого нахваталась?
      - Книги.
     Неужели книги такое зло? Вроде была нормальной девушкой, а теперь превращается в маньячку. Надо будет ему просмотреть часть этих книг. Вдруг она на местный аналог камасутры наткнулась. Рею даже стало немного жутко, ведь она так-то спит с ним в одной кровати, так как он ещё не закончил её комнату за стеной. А если она решит продолжить?
     - Всего первый поцелуй. Как по мне, слишком рано думать о подобном.
     - То есть ты не отрицаешь возможность. Надо ускориться.
     - Погоди-ка, речь шла только об одном.
     - Тебе не нравится?
     - Я не скажу, что мне не нра… м-м-м…
     Намбира дослушивать не стала. Она оборвала его на полуслове, резко наклонившись и начав второй раунд. После второго последовал и третий. Рею показалось, что сама Намбира вошла во вкус и уже ей самой это нравится. Надо сказать, что с каждым разом у Намбиры получалось всё лучше и лучше и она уже не пыталась протолкнуть язык ему в горло. И он ответил на её поцелуй.
     Правда на четвёртый раз Рей прервал Намбиру. Не то, что ему это не нравится. Наоборот, это довольно удивительно целоваться с тем, кто по температуре ниже тебя. Да и целовалась она очень неплохо для новичка. Как парень, он довольно логично отреагировал на это. Ему хотелось ещё и больше. Сейчас, целуясь с Намбирой, он думал одним местом, и это же место требовало более интимное продолжение банкета.
     Однако, с другой стороны, это слишком быстро набирало обороты. Буквально дня два назад она просто сидела и читала, а тут буквально пошла на штурм. Это было весьма необычно и нетипично для неё. Именно поэтому он решил, что пора остановиться.
     Намбире явно не понравилось, когда он слегка приподнял её над собой, не давай продолжить. Удивительно, но на её лице возникло ещё одно выражение – недовольство.
     - Намбира, скажи честно, ты так себя ведёшь из-за соглашения с Адель?
     Намбира раз другой хлопнула глазами и её лицо приобрело привычное безразличное выражение лица.
     - Почему ты предпочёл её мне?
     «Ну приехали. Никогда бы не подумал, что из-за такого как я будут ссориться девчонки.»
     - Послушай, Намбира. Я никого никому не предпочитал. У нас с ней сделка, не более. Как только всё будет сделано, я получу своё, она своё и все счастливо расходятся.
     - Но она хочет тебя привязать к себе.
     - Я это понял, но это не значит, что я теперь её служащий или раб. Я сам могу выбрать то, что хочу. Она мне не указ.
     - Можешь выбрать что хочешь? Ты хочешь меня?
     - Ты даже не представляешь, насколько это двусмысленно звучит.
     - Представляю. Именно поэтому я так сказала.
     Такое ощущение, что перед ним уже не Намбира, а какая-то другая девушка. Слишком быстро и разительно она изменилась. Или же не изменилась? Может быть она и была такой всегда, а сейчас просто перешла к активным действиям? Или решила наверстать упущенное? Хотя, если так подумать, то её возраст, да и время, что она жила одна, явно подталкивают к таким действиям.
     Рей подумал, что ему надо будет сделать обязательно пометку – не давать больше читать книг Намбире. Или же самому тщательно всё просмотреть, прежде чем её туда допустить. А то такое ощущение, что книги в его библиотеке забиты порнографией.
     - Рей. Даже несмотря на то, что ты идёшь к Адель, я останусь с тобой? Ты дорожишь мной?
     - Да как бы тебе сказать… - почесал макушку Рей.
     - Твои шутки неуместны.
     - Ладно, ладно, хорошо. Конечно я дорожу тобой. Но если ты подразумеваешь под словом «дорожу» любовь, то я не смогу тебе ответить честно.
     - Значит я тебе как друг?
     - Ну… да.
     Рей не знал, будет она злиться, что её пока он записал в друзья или нет. Но Намбира восприняла это всё спокойно.
     - Но дружба ведь тоже любовь. Так что всё в порядке, - она похлопала Рея по груди, словно успокаивала его. – Тогда прежде чем мы закончим ещё один поцелуй? Друзья могут целоваться.
     - Ладно, давай, иначе ты меня зацелуешь и без моего согласия. Только не надо мне пытаться его просунуть в горло, пожалуйста. А то меня вытошнить может, - Рей с запозданием подумал, что его реплика была крайне неуместна, но Намбиру это не смутило.
     Она медленно наклонилась к нему, и он коснулся её нежных слегка влажных губ. Это приятное мгновение продлилось минуты три-четыре, прежде чем Намбира отстранилась от него.
     - Мне было приятно. Хорошо испытывать что-то новое.
     - Рад за тебя.
     - Адель нужна от тебя сила. Мне от тебя ничего не нужно, не считая тебя самого, - неожиданно сказала ему Намбира, слезла на пол и поднялась на верх к книжным полкам, оставив Рея удивлённо взирать ей в след.
     Рей прекрасно знал, что сейчас было. Это была ревность. Причём открытая ревность. Он и подумать не мог, что Намбира будет видеть его в таком плане.
     А в каком видел он её? Если Нэнси и Кио он видел, как младших родственников, то Намбира скорее была дорогим другом. Конкретно той любви, о которой пишут в книге он не испытывал, но если бы надо было, то он бы стоял за неё до последнего.
     Рей решил не мучить себя такими высокоморальными вопросами. Ему это нравится, ей тоже. Причин, чтоб не заниматься подобном он не видел. В конце концов, не всегда любовь является причиной такого рода действий.

Глава 9

     С тех пор, как Адель и Рей виделись в последний раз, они больше не встречались. Поэтому каждый жил своей жизнью, изредка задумываясь о том, какой будет их жизнь в будущем. Не сказать, что обоих это как-то волновало, однако такие перемены заставляли каждого из них чувствовать себя неуютно.
     После того случая с Реем Намбира больше не предпринимала никаких попыток засосать его до смерти, словно, получив от него ответ, она успокоилась. Рея такие резкие смены настроения немного беспокоили, потому что логичного объяснения он найти не мог. То она спокойна, то превращается чуть ли не в нимфоманку. Но ту тему он больше не затрагивал.
     Что касается его способности, то он неплохо натренировался сразу создавать те вещи, что у него были в базе данных. Стоило ему просто захотеть, и они уже были у него в руке или на нём. К тому же он научился неплохо управляться ускорителями. Он мог даже при желании сделать сальто на месте. Сколько раз Намбире пришлось поймать его, чтоб Рей не сломал во время своих попыток шею, подсчёту не поддавалось.
     И вот наступил момент, который должен был стать знаменательным для семьи Шатен Дер Дункехайт. Это был последний рабочий день и впереди Рея ожидали один выходной и ещё семь дней праздников. Хотя для него этот праздник обещал стать настоящим испытанием. Он с ужасом иногда представлял, что всё семейство Адель такое же язвительное, как и она сама. И он был не уверен, что сможет их вытерпеть. Стоило Рею представить как там будет ещё человек десять таких же как Адель и у него мурашки по коже начинали бегать.
     Стук в дверь.
     Спокойный, но отчётливый стук в дверь заставил Рея занервничать ещё больше. Вспомнишь Адель, и она тут же явится. Словно горе на голову.
     - Я думал, что она придёт завтра за мной, - сказал Рей Намбире, вставая с кровати.
     - А может это не Адель, - ответила она, читая книгу на балконе.
     - Тогда ты знаешь, что делать, - ответил он и направился к двери. – Хотя кому ещё я могу понадобиться? Если только Вос или Ши.
     Однако практически все варианты, которые были у него в голове оказались абсолютно неверными.
     На его пороге стоял Агустин.
     Вот кто-кто, а Агустин был последним человеком из тех, кто сюда должен был прийти. К тому же Рея забеспокоился, что забыл он здесь? Может разнюхивает что? Скорее всего так оно и есть, больше причин быть не могло.
     - Добрый день, Рей. Меня зовут Агустин. Я был твоим соперником на турнире, - он протянул руку.
     Рей ответил на рукопожатие.
     - Да, я помню. Чем… обязан твоему визиту?
     Агустин улыбнулся. Странно улыбкой, которая на мгновение изменила его лицо. Всего на мгновение, но этого было достаточно, чтоб понять одно. Этот человек как Адель – они оба носят маски.
     - Прежде чем мы начнём, можно зайти?
     - Нет, - тут же отреагировал Рей, перегородив рукой вход.
     - Отлично, тогда может прогуляемся?
     Прогуляться с ним? Рей и так в центре слухов, а сейчас ещё и Агустином гулять? Тогда какие слухи поползут после этого?
     - А в коридоре никак?
     - Боюсь, если кто услышит о том, что у тебя есть рабы, проблем не оберёшься. Особенно после слухов с Адель.
     Рей мгновенно вспомнил ту картину, где видел Агустина и Нэнси вместе. Так вот зачем этот сладколицый сюда притащился.
     - Они не продаются.
     - Я не говорил, что хочу их купить. Хотя если таков будет твой выбор, то и его я приму без проблем.
     - Тогда в чем вопрос?
     - Прогуляемся? – настойчиво попросил Агустин ещё раз.
     - Ладно, только быстро.
     Рей вздохнул и, заперев дверь, отправился за ним.
     Вечер в Твердыне мира перед праздниками проходил на удивление тихо. Нечастые встречные бросали на странную парочку косые взгляды, но тут же уходили, не проронив и слова. В другие дни людей было обычно намного больше, но сейчас одна часть разъехалась по домам, а другая уже потихоньку начинает праздновать. Это можно было понять, проходя мимо некоторых дверей, за которыми слышались весёлые голоса. Все словно готовились к будущей неделе.
     Это было к лучшему. Меньше свидетелей их разговора будет.
     Молча пройдясь около Твердыни мир, Агустин сел на одну из скамеек под карнизом и жестом пригласил Рея сесть рядом. От сюда открывался приятный вид на закат, часть которого закрывали величественный стены замка. Удивительно, что они своеобразно дополняли эту картину и совершенно не портили.
     - Так что ты хотел от меня?
     - Сразу к делу, - усмехнулся он, - Ладно, я хочу свободу для Нэнси.
     Подобного Рей никак не ожидал. Он ожидал просьб, угроз или вопросов, включая тот, кто он есть на самом деле. Но этот вопрос выбивался из общего списка. Рей бы больше поверил в то, что он хочет ими обладать для понятных каждому мужчине цели.
     - Зачем?
     - Зачем? – Агустин задумался, подбирая слова, - Ну… Рей, ты хоть раз чувствовал, что определённый человек тебе просто необходим?
     - Нет, - тут же ответил Рей.
     - Вот как… Тогда тебе будет сложнее понять меня. Видишь ли, в чём дело, Нэнси очень хорошая девушка. Я видел многих, но она такая первая. Исключительная, я бы сказал.
     «Поёт словно влюблённый», - поморщился внутри себя Рей. Но теперь хотя бы было понятно, чего он так встрепенулся.
     - Тогда мне не понять, почему ты не хочешь стать её хозяином, – сказал Рей.
     - Если я стану её хозяином, то лишусь того, что мне в ней нравится.
     - И чего же?
     - Всего. Я не хочу видеть её рабыней. Хочу, чтоб она стала свободной и работала по собственной воле на меня. Ты знаешь такую птицу, марканку северную?
     - Первый раз слышу.
     - Она очень красиво поёт. Такое надо услышать, словами не объяснить. Но есть одна особенность, стоит её посадить в клетку, и она становится скучной серой птицей. Она перестаёт петь и теряет свою красоту. Даже есть такое понятие «стать марканкой в клетке».
     - Я примерно понял, но Нэнси уже раб. А с твоих слов она продолжает «петь».
     - Но она твой раб, а не мой. Во мне она видит просто человека. Стань я её хозяином, и она может перестать быть той, кто она есть.
     Рей примерно понял, чего хотел Агустин, но кое-что всё равно уловить не мог.
     - Тогда почему ты хочешь её свободы? Если она хочет на тебя работать, то какая разница, раб она или нет? Я просто разрешу ей работать на тебя и всё.
     Агустин вздохнул.
     - Ты бы хотел видеть человека, что тебе не безразличен, рабом? – он сказал это так, словно выдавил из себя эти слова.
     - Ну… не очень, - согласился Рей.
     - Вот и я тоже. Уверен, что она бы согласилась сама работать на меня, если бы ты дал на это согласие. Но стань Нэнси свободной и, скорее всего, она сможет смотреть на всё под другим углом. Сейчас ты для неё всё в прямом смысле этого слова. Ведь даже если она чего-то хочет, всё равно не осмелится сделать это без твоего согласия. Но если она станет свободной, то сможет сама принять решение.
     - Хочешь сказать, что я ей не даю такой возможности?
     - Верно, - кивнул Агустин. - Она не хочет чувствовать себя предательницей дорогого человека и хозяина. Ведь ты её хозяин, а тут она уходи к другому. Поэтому Нэнси наверняка почувствует себя виноватой, даже если ты сам разрешишь. Но стань она свободной и такие мысли уже не будут посещать её голову. Ты будешь ей по-прежнему дорог, но свою путь она выберет сама. Ей не придётся думать о том, что она как-то тебя предаёт.
     Мимо Рея и Агустина прошли несколько девушек. Они весело замахали вежливо улыбнувшемуся и кивнувшему Агустину, после чего заметили Рея. Их лица на мгновение застыли, весёлый смех оборвался. Повисла напряжённая и неприятная тишина. Это выглядело так, словно они не знали, как отреагировать на Рея.
     Но вдруг одна из них весело закричала:
     - С наступающим вас праздником!
     Её тут же поддержали подружки, тем самым разрядив обстановку. Рей и Агустин синхронно поклонились. Девушки же с весёлым смехом убежали.
     - Вот и поговорили, - вздохнул Рей.
     - Привыкай. К особенным особенное отношение.
     - Это ты про меня?
     - Сам как считаешь? – Агустин бросил в сторону Рея хитрый взгляд. – Но мы отвлеклись. Как я сказал, я бы хотел свободы для Нэнси. А ещё для Кио.
     - А Кио тебе зачем?
     - А ты думаешь, Нэнси будет счастлива без неё? К тому же я могу тебя заверить, что готов возместить любой убыток, который последует за разрывом контракта.
     - Хочешь купить меня? – нахмурился Рей.
     - Нет. Меньше всего я хочу, чтоб это выглядело так, словно я покупаю Нэнси. Если она не захочет работать на меня… То не буду сдаваться. Я слышал, женщины любят настойчивых.
     Сказать, что это всё подозрительно - ничего не сказать. Сейчас Агутстин походил на маньяка, который хочет в свою коллекцию девушку и готов идти для этого до конца. Видимо, это было отчётливо видно на лице Рея, так как Агустин грустно усмехнулся.
     - Ты когда-нибудь испытывал подобное?
     - Нет.
     - Тогда ты не поймёшь, что мной управляет.
     - Любовь? – предположил Рей.
     - Любовь – сказка для тех, кому хочется романтики. Есть или дружба, или возбуждение, заменяющее голос разума. Вторым я не страдаю, но и первое не про нас пока.
     «Ты уже её и себя как «нас» позиционируешь».
     - Я бы сказал, что мы проявляем обоюдный интерес, который заставляет нас становиться ближе. И пусть это прозвучит с моей стороны самоуверенно, но Нэнси тоже заинтересована во мне. Так что я нахожу её компанию очень приятной и готов за это бороться.
     Заканчивая этот разговор, Агустин встал.
     - Надеюсь, что ты обдумаешь моё предложение.
     - А если нет? – тут же спросил Рей.
     - Ну… Буду приходить к тебе каждый день, - пошутил он.
     - Ты понимаешь, как выглядишь в моих глазах сейчас?
     - Как маньяк, который хочет сделать что-то очень ужасное той, кем ты дорожишь? – рассмеялся Агустин.
     - Верно, - кивнул Рей.
     - Ну тогда я ничего не смогу сделать с этим, - ответил он и стал уходить.
     Когда их уже разделяло метров двадцать, Агустин вновь обратился к нему.
     - Я бы на твоём месте не стал здесь долго сидеть. Тебя скорее всего Адель ждёт.
     - Тоже наслушался слухов?
     - Нет, просто видел, как она шла в сторону мужского корпуса. До этого она туда ни разу не ходила, поэтому логично предположить, что объект её интереса тот, о ком ходят слухи.
     После этих слов он ушёл. А Рей заторопился к себе в комнату. Если это действительно так, то сейчас она одна в комнате с Намбирой. И Рей волновался отнюдь не за Намбиру.
     Но как выяснилось, волновался он зря. Почти зря.
     Намбира сидела на кровати с книгой, однако её кровожадные глаза были устремлены на Адель. Адель же заняла место на стуле. Обычно она сидела на его кровати, но теперь, видимо боясь Намбиру, предпочла расположиться в совершенно другой стороне. В ответ Адель так же сверлила её взглядом, словно была готова в любую секунду броситься. Только не на Намбиру, а из комнаты.
     - Я смотрю, вы уже нашли общий язык, - усмехнулся Рей глядя на эту картину.
     - Избавь меня от этого, - злобно покосилась на него Адель.
     - Ей не хватает воспитания, - спокойно сказала Намбира, словно отвечая на его вопрос.
     - Да неужели?
     - Я смотрю, ты с трудом что-то понимаешь, хотя обвиняешь в глупости Рея постоянно.
     - Намекаешь, что это я тупая? – прошипела Адель.
     - Я это прямо заявляю – ты тупая невоспитанная дура, которая заслуживает хорошей порки. Очень надеюсь, что когда-нибудь тебя выпорют так, что ты сидеть не сможешь неделю, - спокойно высказалась ей Намбира.
     Градус в комнате понизился. Конечно, прикольно смотреть как девочки ссорятся. Да вот только эти две девочки могут разнести всю его комнату к чертям. Что одна, что вторая обладают немаленькой силой и если начнутся разборки, то их уже будет не остановить.
     К тому же, Рей подозревал, что Намбира выйдет победителем из-за того, что могла мастерски ставить барьеры и была нереально сильной. Поэтому он постарался сменить тему до того, как случится непоправимое.
     - Кстати, Адель, ты знаешь, что тебя видели идущей в мою комнату?
     - Кто? – покосилась она на него.
     - Агустин.
     Адель нахмурилась.
     - Не может быть такого. Когда я шла, то меня никто не видел, - однако в её голосе всё равно проскользнуло сомнение.
     - Ага, да вот кто-то направился в сторону мужского корпуса сразу. Тут и гением не надо быть, чтоб понять, куда ты пошла.
     Рей тут же поучил дозу острого взгляда от Адель.
     - Меньше умничай, Рей. А то это слишком контрастирует с твоим скудоумием. Кстати, тебе надо переодеться, прежде чем мы отправимся к моим родным в поместье.
     Сборы в гости к семейству Адель у Рея заняли около пяти минут. Так как особо одежды у него не было, он надел на себя военный пиджак для праздников. Этим он заслужил едкий комментарий от Адель. Конечно же, ничего хорошего он от неё не услышал.
     - Но здесь есть и моя вина, - вздохнула она. – Мне надо было догадаться и купить тебе что-нибудь, - это звучало так словно она сделала снисхождение и взяла часть вины на себя.
     - Чем тебе не парадная форма? Строгая и красивая.
     - Прямо как полено. Мне плакать хочется, когда я на тебя смотрю.
     Но выбора особенно и не было. Критично осмотрев Рея и поправив на нём форму, Адель вытащила необычный кинжал.
     Он был сделан из тёмно-фиолетового материала, больше похожего на отполированный камень и имел изогнутое лезвие. Однако отличительной его особенностью было то, что это была лишь часть кинжала. Видимо он был разделён на две части вдоль всей длины. Это было понятно по внутренней части, где материал был не так отполирован и там проходила трещина по всю длину, которая была наполнена чем-то ярко красным, похожим на кровь. Словно это было начинкой ножа.
     Рей с опаской покосился на это оружие.
     - Что это такое?
     - Это? – Адель бросила мимолётный взгляд на кинжал. – Кинжал судьбы. Или телепортационный кинжал. Он перенесёт нас туда, где находится вторая его часть.
     - А разве телепортация действует в Твердыне мира?
     Рей задал этот вопрос потому, что Твердыня мира была окружена барьером. Внутри Твердыни мира можно было телепортироваться. Однако в Твердыню мира или из неё из-за барьера это было сделать невозможно. Он служил своеобразной стеной для телепортаций. Этим же барьером окружались важные части внутри Твердыни мира, такие как банк памяти, комнаты совета пяти, рабочих помещений группы расследований и других охраняемых мест.
     - Он основан на древней магии. Можно сказать, это отличное от действия телепортации перемещение и поэтому он игнорирует барьер. Он переносит только туда где есть вторая его часть.
     - И где вторая его часть сейчас?
     Адель бросила на Рея взгляд, который словно говорил, что он идиот.
     - Около моего поместья. Сложно догадаться? Или ты думал, что мы туда пешком добираться будем на глазах у всех?
     - Ну мало ли. Вдруг в карете поедем.
     - Слишком долго. К тому же, если кто нас увидит вместе в карете, то потом от слухов будет не отмыться. Ко всему прочему, кто-то начнёт что-нибудь разнюхивать и, в конце концов, узнает, кто ты есть. Это самый безопасный способ.
     Адель подошла вплотную к Рею.
     - Теперь крепко схватись за меня.
     - Как?
     - Да как-нибудь. За талию, за плечи, главное крепко, чтоб потом не оказалось, что я перенесла всего лишь часть тебя.
     Когда Рей обхватил Адель чуть выше талии, Намбира посмотрела на них довольно странным взглядом. Её глаза казалось стали чуть ярче.
     - Сделаешь глупость Адель и одним крылом не отделаешься, - тихо сообщила она ей.
     Адель лишь бросила в ответ злобный взгляд. Отвечать она на угрозы Намбиры не рискнула.
     - А теперь держись крепче Рей. В первый раз всегда…
     
      Мы скоро встретимся…
     Тихий, монотонный нечеловеческий голос. То, что разговаривало во тьме женским голосом шепнуло это на ухо и растворилась в нигде. Такой знакомый и такой далёкий, что однажды уже звучал в голове. Там, где есть только ничто оно или она осталась ждать следующей встречи.
     
     - …бывает нехорошо, - закончила она фразу.
     Пейзаж перед Реем сменился в одно мгновение ока. Словно он моргнул и в этот момент картинку перед его глазами сменили. Хотя на самое маленькое мгновение ему показалось… что-то. Но это что-то растворилось в потоке мыслей.
     По всему телу после телепортации были неприятные покалывания. Каждый шаг отзывался то ли болю, то ли щекоткой. Такое же чувство испытываешь, когда отсидел ногу. Только сейчас это было во всём теле. Единственное, что оставалось – подождать пока само пройдёт.
     Адель бросила на него взгляд, и словно поняв, что он испытывает, отвернулась и направилась к небольшому пню. Из него торчал второй кусок кинжала.
     - Получается, мы перенеслись туда, где была вторая его часть?
     - Верно. – Она выдернула вторую часть из пня и соединила их воедино. Не было ни чего особенного, они соединились, словно были намагничены. - А я смотрю, даже тебя не обошло это чудесное ощущение.
     - Ну я как бы человек.
     - Хотелось бы надеяться.
     Неприятное ощущение сходили на нет и уже через минуты две он мог спокойно двигаться.
     - Так где мы оказались? – спросил Рей оглядываясь.
     Окружающее пространство, мягко говоря, выглядело жутко. Деревья, на чьих ветках было мало листвы, больше походили на мёртвые деревья с кладбищ. Туман, который окутывал этот лес в лучших традициях фильмов ужасов. Из-за того, что солнце не пробивалось то ли из-за тумана, то ли из-за туч, здесь было относительно темно. Отовсюду слышались шорохи, скрип деревьев и хруст ломающихся веток.
     Сейчас Адель и Рей находились на небольшой поляне, однако если приглядеться, то можно было заметить, что около неё проходила дорога.
     Место было действительно жуткое, однако если Рей выглядел настороженным, то Адель напротив, взбодрилась. Она выглядела живой и дышала полной грудью, чувствуя, что оказалась дома.
     - Идём.
     Они направились по дороге, засыпанной листьями в сторону, как предположил Рей, её дома.
     - Здесь не часто ездят, - заметил Рей.
     - Какой ты догадливый, долго думал? Кстати говоря, я бы хотела кое-что у тебя попросить.
     - Ты не много ли хочешь? Только что ты меня оскорбляешь, а сейчас просишь?
     - Оскорбляла? Когда? – Адель включила дурочку. – Я всего лишь спросила, как долго ты над этим думал. Или же это теперь преступление?
     Желание ударить Адель было очень настойчивым. Настолько, что его скорее всего почувствовала сама Адель. Она сделала шаг назад.
     - Так вот, на счёт просьбы, - Адель всячески делала вид, что ничего не заметила, - Помнишь, ты лишил меня силы тьмы?
     - Не помню.
     - Тогда постарайся вспомнить! Мне нужно, чтоб ты ещё раз это сделал. В последнее время меня она не доставала, но сейчас её стало очень много внутри меня и было бы неплохо её ещё раз убрать. Не хочу, чтоб повторился инцидент с твоей комнатой или то, что тогда произошло в моей.
     Как бы Рею не хотелось послать Адель, её просьба была действительно важной. Не дай бог она ещё раз что-то подобное выкинет. Это было скорее в их общих интересах, а не только в её. Поэтому, скрипя сердцем и зубами, он создал меч Рисогра.
     Увидев в его руках оружие, Адель сделала ещё один неуверенный шаг назад. Как бы она не пыталась строить из себя хладнокровную девушку, в её глазах отчётливо читалась неуверенность. Особенно это было хорошо видно, когда Рей подошёл близко. Адель бросала взгляд то на меч, то на Рея.
     - Это…
     - Что такое, Адель, ты боишься? – хищно улыбнулся он.
     - Знаешь, мне не уютно, когда кто-то рядом с мечом стоит. Надеюсь ты помнишь…
     - О договоре? Боже, Адель, ты просто конченая стерва. То насилуешь мне мозг своими оскорблениями, то пытаешься играть в невинную девушку и прикрываешься договором. Тебе не хватает хорошенькой трёпки.
     - Что ты собираешься делать? – спросила она напрямую твёрдым (по крайней мере он должен был быть таким) голосом.
     - Ты знаешь, что меч Рисогра борется против зла и тьмы? Он способен испускать яркий свет. До меня, да и до тебя, наверное, тоже, дошли слухи, что в твоей комнате была яркая вспышка. Типа ты опыты проводила. Но если учесть то, что там произошло, то что я охотник и то, что ты лишилась сил, то могу предположить, что это из-за меча. Вернее, из-за его света. Поэтому…
     Рей мысленно постарался передать свои силы в меч и почувствовал едва заметную усталость. А через мгновение этот тёмный лес залил яркий свет. Если бы их и родовое поместье Шатен Дер Дункехайт не разделял холм, то, скорее всего, их бы заметили бы все обитатели дома и забеспокоились. Но так, единственное что они могли увидеть, так это яркое зарево, да и то, если бы выглянули в окно. Поэтому свидетелями этого стали деревья да немногочисленные животные.
     Молния постепенно возвращалась в середину меча, уменьшаясь в размерах. Да и звезда стало заметно тусклее. А вскоре и сам меч рассыпался, образовав небольшое облачко голубоватых песчинок, что быстро исчезли.
     Адель смотрела на Рея не моргая. И вдруг стала себя быстро ощупывать, словно проверяя, всё ли на месте. Её лицо было и встревоженно, и удивленно одновременно. После этого Адель осмотрела свои руки, закрыла глаза, словно прислушиваясь к внутреннему голосу.
     - Вот значит, как ты это сделал, - вынесла она свой вердикт. В её голосе не было и грамма благодарности.
     - Не вижу благодарности.
     - А должен? Это было и в твоих интересах. Идём.
     Она развернулась и, не дожидаясь его, зашагала дальше.
     - Просто удивительно, то ты напугана, то тут же строишь из себя всю такую дерзкую и бесстрашную. Знаешь, как это называется?
     - Мне всё равно.
     - Я даже не сомневался. И кстати, почему ты не перенесла нас поближе?
     - Потому что, к твоему сведению, неприлично телепортироваться к воротам дома.
     - То это разве и не твой дом?
     - Без разницы. Это элементарный этикет, молчи и запоминай.
     Дорога, усыпанная листьями, делала плавный едва заметный поворот, огибая один из холмов. За всё время, что они шли Рей не увидел не единой живой души. Да даже зверей, и тех не слышал. Хотя где-то в тумане слышалось пение птиц, что видимо исполняли свою последнюю на сегодняшний день песню. А ещё кваканье лягушек, видимо начавших свой концерт в ближайшем болоте.
     По представлениям Рея это место идеально подходило для вампиров, далёкое, жуткое и тёмное. Почему-то для такого места у Рея в голове появлялось идеальное название из одного фильма – сонная лощина. Было бы плохо если здесь бы водилась своя разновидность безголового всадника. Тогда бы ему пригодился кольт, что сейчас лежал в портфеле…
     В Твердыне мира.
     Неожиданное открытие и понимание заставило Рея застонал. Ведь он же мог скопировать пистолет и носить его всегда с собой. Это не меч, которым размахиваешь вблизи. Такая вещь в мире где из дальнобойного оружия только арбалет стала бы настоящим спасением и универсальным истребителем врагов. Особенно пистолет бы пригодился сейчас там, куда он направляется.
     - Вот я идиот… - простонал Рей, приложив руку ко лбу.
     Адель сделала наиграно удивлённое и обрадованное лицо.
     - Рей, я так рада, что ты это понял.
     - Адель, просто заткнись сейчас, понятно?
     - Я бы на твоём месте вела бы себя в гостях повежливее.
     «Кстати на счёт копирования.»
     Рей перевёл взгляд на Адель. Вернее, не на неё, а на кинжал на её поясе. Ведь такая вещь, что игнорирует любые барьеры против телепортации, пригодилась бы ему. Особенно когда он попадёт в банк памяти и из него надо будет сбегать. Пусть пистолет он и не скопировал, но это можно сделать позже. А вот шанс скопировать такой артефакт вряд ли выпадет ещё раз.
     Адель, заметив его взгляд на себе, не совсем поняла, почему Рей так на неё смотрит. Однако интуиция подсказывала, что сейчас она может быть в опасности. Да и взгляд Рея был похож сейчас на взгляд хищника, что видит перед собой добычу.
     - Рей? – забеспокоилась она. – Ты что-то задумал?
     - С чего ты решила, что я что-то задумал? – улыбнулся он. Однако улыбка лишь подтверждала его недобрые намерения.
     Адель остановилась.
     - Если ты сейчас задумал какую-либо пакость…
     - Ничего такого.
     Он сделал шаг к ней. Даже не осознавая, она сделала ровно такой же шаг обратно. Шаг, ещё шаг. В этот момент глаза Рея неуловимо изменили свой окрас на синий цвет.
     - Рей, ты помнишь, что рядом мой дом? – настолько глупый вопрос вырвался у Адель быстрее чем она успел понять, что говорит.
     Однако не это сейчас её волновало. Больше её беспокоило поведение Рея, которое изменилось за минуту. Сейчас он был не обычным придурковатым парнем, а вполне опасным человеком, который замыслил что-то нехорошее и вполне конкретное. И словно в ответ на свои мысли Адель обняла себя, словно хотела защитить своё тело.
     - Ты что удумал? – пусть её голос и прозвучал гневно, но он явно показывал, кто здесь будет жертвой.
     - Ничего такого. Но Адель, тебе не кажется, что нам стоит кое о чём поговорить до того, как мы придём?
     - И о чём же?
     В этом месте дорого проходила около небольшого заболоченного озера. Практически рядом с дорогой начинался крутой склон, который уходил прямиком к воде. Поверхность воды была покрыта слоем тины. В некоторых местах виднелись широкие листья на которых сидели, словно на троне, лягушки, завывая свою вечернюю песню.
     - Адель, ты боишься меня?
     - Твоё неадекватное поведение вкупе с отсутствием ума и силой охотника вызывают у меня беспокойство и чувство беззащитности.
     - Просто удивительно, что ты думаешь о подобном только тогда, когда тебя готовы схватить зубами за задницу. Была бы ты сама поумнее, то вела бы себя со мной осторожнее. Подбирала слова аккуратнее.
     Шагая от Рея назад, Адель почувствовала, как земля под ногами резко уходит вниз. Ещё шаг и она просто упадёт.
     - Не считаю нужным оправдываться перед идиотом.
     - Вот оно значит как…
     Без разницы, что Рей сделает. Адель была готова использовать магию, если понадобиться. Если он решил, что ему всё можно, то сейчас самое время показать ему, что это не так. И сейчас он потерпит унизительно поражение. По крайней мере, это станет для него уроком на будущее. Никто не смеет…
     Но прежде чем Адель успела что-либо сделать Рей дёрнулся вперёд.
     Его движения были очень быстры и даже слегка смазаны. Меньше секунды и он уже был рядом с ней.
     - Бу, - сказал он ей прямо в лицо. Их разделяло не больше двух сантиметров.
     От такого неожиданного поворота событий Адель сделала шаг назад…
     И кубарем покатилась по крутому склону прямо в болото.
     Унижение.
     Только унижение и злость. Вот что она чувствовала выныривая обратно. А ещё было чувство, что её гордость сейчас кое-кто грубо изнасиловал.
     В этом пруду было не так уж и глубоко, всего лишь по пояс. Когда она встала, зелёная тина свисала с её плеч, волос, одежды. Холодная и мокрая одежда противно прилипала к телу и в некоторых местах стала частично прозрачной. А на голове, словно корона, был один из листов болотного растения, на котором сидела… жаба. Прямо олицетворение того, кем Адель является.
     Видя такую картину, Рей с трудом подавил вырывающийся наружу хохот.
     Адель буквально пылала злобой. Будь сейчас в неё тьма, то наверняка она бы уже её выпустила наружу. Но её не было. Ко всему прочему в одной его руке она видела осколок силы, а в другой кинжал судьбы. Теперь ей было ясно, к чему был этот спектакль.
     - Не смей его копировать, - прошипела она.
     Он с насмешкой перевёл взгляд с Адель на кинжал и обратно.
     - Или что?
     - Или…
     А действительно, что? Сможет ли она противопоставить ему сейчас хоть что-то? Даже если она использует свою жизненную энергию, этого не хватит на магию, что смогла бы одолеть его. Да даже если так, она всегда полагалась на магию теней или тьму, но одна без магии не работала, а другая была времена изгнана по её же просьбе. К тому же сила теней зависела от количества тьмы в ней. Сейчас даже с осколком силы, тени были бы не очень сильным оружием. А с мечом Рисогра так вообще бесполезны.
     Смотря на неё с насмешкой, он вытянул руку. На мгновение Адель показалось, что она увидела лучик голубого света, который пробежался по кинжалу. Возможно так он и скопировал его.
     - Ты…
     - Я.
     Это было бессмысленно. Осколок силы у него, кинжал уже скопирован. Она ничего не сможет сделать. Да и если бы осколок был бы у неё, не факт, что она смогла бы противостоять ему. Поэтому ей ничего не оставалось как признать своё унизительное поражение. Или же она могла так и стоять в болоте, вся в тине по пояс.
     Вздохнув и стараясь не смотреть на победную ухмылку Рея, Адель подошла к берегу и стала вскарабкиваться по нему обратно. Из-за постоянной влажности, почва на склоне, да и сама трава, что росла здесь, были до ужаса скользкими. И Адель стоило больших трудов удержаться, чтоб не упасть обратно. Однако, когда уже она почти поднялась по крутому склону, Рей подошёл и толкнул её ногой обратно в болото.
     Это не было ударом. Рей просто положил ей на плечо ногу, когда она уже была у самого края и несильно толкнул её обратно. Этого вполне хватило на скользком слоне. Адель, как и в прошлый раз, кубарем скатилась обратно. Вынырнув на поверхность, он бросила на него полный злобы и призрения взгляд. Рей же только невинно улыбнулся. Она не стала радовать его криками или угрозами, ведь прекрасно понимала, как это будет выглядеть. Всё, что ей оставалось, это молча лезть обратно.
     И она полезла. И точно также Рей вновь её сбросил в болото.
     В третий раз это повторилось, хоть она и пыталась удержаться. Но пальцам не за что было уцепиться в вязкой земле. Поэтому она вновь полетела с кусками травы в руках обратно.
     Четвертую попытку она предпринимать не стала. Было понятно, что Рей не даст ей забраться. Он будет скидывать её, наслаждаясь своим превосходством и силой. А ей остаётся лишь давиться злобой и слезами унижения и обиды.
     Не предпринимая больше попыток, Адель просто стояла по пояс в грязной воде, вся в тине и болотных растениях, и смотрела на Рея. Если бы взгляд имел вес, то она давно бы его расплющила. Рей в свою очередь спокойно сел на корточки на краю обрыва и с улыбкой наблюдал за Адель.
     Прошло не меньше пяти минут прежде чем Рей прервал тишину. За это время Адель уже успела основательно замёрзнуть.
     - Ты ничего не хочешь сказать?
     - А должна? – злости в голосе уже не было. Скорее это была утомлённость.
     - Наверное да. Например, что ты будешь вести себя уважительнее по отношению ко мне, раз уж мы союзники.
     - А если я откажусь?
     - Тогда я за волосы притащу тебя такую прямо к дому. Вот интересно будет посмотреть на реакцию твоих родителей.
     - Мои родители убьют тебя за это.
     - Как и я их. Или ты хочешь проверить?
     Адель не ответила. Его глаза до сих пор были синими. Он смотрел на неё с легкой улыбкой. Блефует ли он? Но имеет ли ему смысл блефовать, если он наследник синего демона? Такое вполне ему по плечу.
     Но конечно Рей блефовал. Он даже не уверен, что сможет Адель победить, а тут речь о всей её семье. Однако он уже уяснил, что в этом мире блеф, такая же неотъемлемая часть жизни, как и сила.
     - К тому же, Адель. А ты не думала, что я могу спокойно попросить в замен тебя кого-нибудь другого?
     - В смысле? - нахмурилась она, хотя уже прекрасно поняла, что он имеет ввиду.
     - Например, попрошу другого члена семьи для создания союза. Ведь, необязательно, чтоб это была ты. И получится, что наша Адель осталась униженной и обделённой одна одинёшенька, никому не нужная, пока её родственница будет строить будущее.
     - Они не согласятся.
     - Давай я проверю?
     В ответ было молчание, что говорило о правоте Рея. Они согласятся, если речь идёт о доме.
     - Чего ты хочешь?
     - Уважения.
     - После того, что сделал?
     - Я могу зайти ещё дальше. И в конечном итоге твои страдания не окупятся. Будет печально, не так ли?
     Согласна ли она? Согласие будет равносильно проигрышу. Проигрышу ему, этому… Но если не согласиться, то всё станет ещё хуже. Намного хуже, причём только для неё. Если его кто-то уведёт, то все те муки, через которые она прошла будут напрасны. Ответ был очевиден для них обоих.
     - Я согласна, - тихо произнесла она, стараясь не смотреть ему в глаза. От бессильной злобы и унижения она плотно сжала кулаки. Её ногти впились в ладони так сильно, что оттуда стали расплываться красные разводы, которых в грязной воде было не видно.
     - Согласна на что?
     - На взаимное уважение.
     - И если ты сейчас выберешься из болота, не будешь пытаться мстить?
     - Я клянусь, что закрою глаза на это и всё будет так, словно ничего не было.
     - Я могу ли я верить тебе?
     Адель посмотрела на него. Гнев кипел в ней так, что её глаза слегка покраснели.
     - Не смей сомневаться в моей клятве Рей. Иначе… иначе… - Адель запнулась, - иначе я обижусь, - закончила она и отвернулась, стараясь не смотреть в его сторону. В этот момент она с трудом сдерживалась, чтоб не расплакаться, словно маленький ребёнок.
     Это был уже перебор. Как можно было сказать что-то настолько… детское? Смешное? Милое? Как вообще ей в голову пришло такое? Рею стоило огромных трудов не рассмеяться над сказанным. Иначе от смеха он бы скатился бы к ней в болото. Да и он неожиданно проникся симпатией к ней после такого ответа. Не то, что она стала его лучшим другом, но это происходит, когда ты видишь человека, которого ненавидишь с хорошей стороны и твоё мнение слегка меняется о нём в лучшую сторону.
     - Ладно, буду надеяться на твою честность. Вылезай из болота.
     Он отошёл от края, позволяя Адель забраться обратно. Когда она вылезла, то не предприняла никаких попыток сделать что-либо против Рея. Хотя без осколка силы она бы вряд ли что-нибудь ему противопоставила.
     - Верни осколок силы и кинжал.
     - Зачем?
     - Кто-то недавно говорил о взаимном уважении и о доверии.
     - О доверии речи не было.
     - Было. К тому же уважение его тоже подразумевает.
     Рей хмыкнул и бросил ей осколок силы с кинжалом. И то, и другое она ловко поймала.
     Не прошло и минуты как из болота к ней стала стекаться вода. Это выглядело так, словно огромный слизень, состоящий из воды, выполз оттуда. Он обволок её ноги, после чего превратился в маленький торнадо, который окружил Адель полностью. Когда он опал на землю, то Адель была уже чиста от тины и грязи, пусть и мокрая. После этого её окружил уже знакомый Рею огненный торнадо после которого она была уже сухой.
     Правда одежда на неё была помятой, да и волосы были растрёпаны. Но по крайней мере она была чистой.
     - Вот как ты ведёшь себя с матерью своих будущих детей, - заявила она ему.
     - Просто поразительно, как ты прикрываешься подобным, не моргнув глазом.
     - Я, как хрупкая девушка, имею право защищаться любыми способами и доводами.
     - Хрупкая девушка? Да ты меня чуть не сожрала в своей комнате! – воскликнул Рей.
     - Но не сожрала же, - возразила Адель. - А сейчас ты упивался своей властью, унижая меня как хочешь и зная, что я тебе ничего не сделаю. Достойный охотника поступок, прямо готова аплодировать.
     - Не ты ли так поступала?
     - Но мне можно, так как я слабее тебя, - сказала она уверенным тоном.
     - Может быть в моём мире, но точно не здесь. К тому же девушка ты или нет, это не оправдывает издевательств и оскорблений. А будешь спорить, я обещаю, что столкну тебя обратно.
     Адель ничего не ответила.
     Они продолжили свой путь в полном молчании.
     Тем временем на лес опускалась ночь. Всё вокруг окрасилось в тёмно-синие тона. Но даже при таком тумане каким-то непостижимым образом свет луны умудрялся освещать дорогу, словно здесь не обошлось без магии. Хотя окружающий лес терялся во мраке буквально через пару метров. Самое забавное, что с момента их прибытия сюда не прошло ещё и часа.
     Честно говоря, Рею было здесь неуютно. Он даже на мгновение запустил систему, но не выявил ни подозрительных звуков, ни движений.
     А вот Адель чувствовала себя явно отлично. Даже после случившегося она умудрялась идти легкой походкой. Это сильно отличалось от неё обычной, словно с плеч убрали невидимый груз.
     - Ты сказала, что неприлично телепортироваться к воротам дома. Но зачем было телепортироваться так далеко?
     - А ты… хм… потому, что я хочу прогуляться. Ещё вопросы?
     - Сколько нам идти?
     - Мы скоро придём, - она вздохнула. – Просто удивительно, мы просто идём, а ты уже говоришь, что устал. Вас Муромец настолько плохо готовит?
     - Я не сказал, что устал. Просто интересуюсь, сколько нам осталось идти.
     - Немного. Хотя тебе стоит проявить больше уважения и помолчать.
     - При чём тут уважение? Связи нет.
     - Есть, - возразила Адель. – Так как ты меня уважаешь, то должен вести себя так, чтоб мне было спокойно.
     - Ты вертишь любой ситуацией так как тебе удобно.
     - Будем считать, что вы поняли, уважаемый Рей, - последние два слова она проговорила с нажимом.
     - Слушай, если я тебе так не по душе, зачем тогда вообще было со мной связываться? Вариантов для улучшения дома не было?
     - Были. Например, лечь под пятидесяти трёх летнего жирного и волосатого хозяина бизнесом, - она едва заметно поморщилась, словно вспоминая его. - Он владеет тремя шахтами, что на севере нашей страны. Я знаю, что он был готов заплатить за брак со мной. Конечно, становиться личной девкой под такую свинью на всю жизнь не самое приятное, но это бы обеспечило приток денег в наш дом.
     - И ты действительно была готова пойти на такое ради дома?
     Брови Адель взметнулись вверх. Теперь она выглядела искренне удивлённой. Это выражение преобразило её, словно на мгновение она стала просто милой девушкой, а не конченной стервой. Быть может, она и выглядела так, когда её никто не видел. Рей всё больше думал о том, что она специально выстраивает подобное отношение между собой и людьми.
     - Это странный вопрос, - сказала она после паузы.
     - Ничуть.
     - Возможно не для тебя, но для меня дом – сама жизнь. Тебе сложно такое представить, так как у нас разные ценности и воспитание.
     - Но если бы речь шла о твоём ребёнке, смогла бы ты поставить дом выше него?
     - Не думаю, что смогу ответить на такой вопрос. В конце концов, матери видят мир в таких ситуациях в другом свете. Но могу сказать, что я бы поставила свою жизнь ради него.
     - Как тогда в моей комнате?
     - Верно, - кивнула она.
     - Ты права, мне сложно такое представить, - согласился он.
     - Но я бы не сказала, что ты отличаешься в этом плане от меня.
     - Почему?
     - Разве не ты готов поставить на кон собственную жизнь, ввязываясь в авантюру с банком памяти? Не мне тебе говорить, что за такое тебя будет ждать смерть. Но ты всё равно идёшь на это. Это важно для тебя, - она внимательно смотрела на Рея пока говорила, всем видом показывая, насколько важна эта тема. - А теперь вместо своей цели просто поставь мой дом. То, что ты испытываешь по отношению к своей цели, испытываю и я по отношению к дому.
     - А если дом тебя просто использует?
     - Я бы сказала, что как мы используем дом, так и он использует нас.
     - Нет, - покачал Рей головой. – Я о другом. Что если ради собственной выгоды они просто используют тебя? Используют твои идеалы ради того, чтоб улучшить себе жизнь? Ведь страдать от таких выборов будешь только ты.
     - Намекаешь, что меня хочет кинуть родной дом? - Адель недобро покосилась на Рея.
     - Я не исключаю такую возможность, - пожал он плечами.
     - Знаешь что, я бы предпочла не слушать такое о своём доме от такого как ты, я ясно выражаюсь? – агрессия, которая была направлена в его сторону ощущалась без проблем.
     И ему ничего не оставалось, как просто не продолжать эту тему.
     - Пусть будет по твоему.
     И всё же Рей кое-что не мог понять.
     Дом заботится обо всех. Каждый вносит свой вклад в его развитие. Но разве то, что сейчас сказала Адель не показывает, что одни вносят больше, другие меньше? Одни помогают дому частью денег, а другим приходится разменивать свою жизнь на его будущее. Каждый приносит в него то, что может, но… их вклады оказываются не равноценными.
     Адель могла угробить свою жизнь в то время, как другие продолжали бы жить. Вроде и те, и те помогают, но кому-то из них достанется самая тяжёлая ноша. Это честно? Разве дом не должен заботиться о своих членах? Не должна ли быть отдача дома соизмерима тому, что ты в него приносишь?
     Вся эта тема с домом, где каждый вносит свой вклад слишком уж странно выглядит. Может это и работает как надо сейчас, но где гарантия, что в какой-то момент самый хитрый не решит всех остальных использовать? Ведь получится, что дом просто использует доверчивого человека ради того, чтобы выжить. Часть этих людей может просто делать вид, что помогают дому, при этом заставляя жертвовать кого-то одного, чтоб самим не страдать.
     Продолжать подобный разговор с Адель Рей не рискнул. Было сразу видно, что к дому она относится очень уважительно. Она практически обожествляет его и не ставит под сомнение его честность или правильность решений. Слишком преданная и из-за наивности глупая, плюс её уверенность в собственной правоте. Она была идеальным кандидатом на это роль.
     Если бы они сказали ей лечь под того пятидесяти трёх летнего мужика, она бы легла. Решили бы её судьбу, при этом сами ничего не теряя. Ясно, что её бы использовали, но неужели она согласна на такое? Или просто сама этого не понимает?
     А если бы её продали в рабство, она бы и здесь нашла своему дому оправдание, что это всё ради дома?
     Чем больше думал Рей об этом, тем больше ему это всё не нравилось. Вся эта тема выглядела слишком мерзкой и подозрительной. Слишком удобной для того, чтобы вертеть другими. Словно религия, которая манипулирует людьми и придумывает тысячи предлогов и историй, чтоб заставить человека подчиняться. Из-за этого ему хотелось держаться от этого всего подальше при возможности.
     
     Прошло ещё минут десять прежде чем они вышли к воротам дома.
     Глядя на них, Рею стало действительно жутко.
     Чёрные, в некоторых местах ржавые, из толстых прутьев ворота преграждали путь дальше. За ними через огромное поле, по которому стелился туман на небольшом холме располагался дом. Нет, это был миниатюрный замок из чёрного камня. Прямо олицетворения любого дома с монстрами из ужастиков. В таком доме наверняка должен жить Дракула. И если посмотреть на девушку справа от себя, то Рей был не так далёк от истины.
     Здесь ещё не хватало могильных плит. Тогда бы вышло бы идеальное место для обителя зла.
     - Дом, родной дом, - пробормотала Адель.
     В этот момент в небе блеснула молния. Она кинематографично ударила в один из шпилей на крыше дома, осветив всё пространство вокруг. В след за ней прогремел гром, от которого всё внутри Рея завибрировало.
     - Твою мать, - выругался он, испугавшись. – Это у вас так приветствуют?
     - Нет, это просто дождь скоро будет.
     - А вы не могли отстроить дом в более… жизнерадостном месте? Глядя на это строение, у меня невольно появляются мысли о суициде и смерти.
     - Охотник боится грозы, как мило.
     - Я боюсь не грозу, а это строение, - он указал пальцем на дом. – Оно не внушает мне доверия.
     - Ты знаешь, что оскорблять чужой дом не хорошо?
     - Я говорю то, что вижу. Или ты назовёшь это место жизнерадостным?
     - Так и назову.
     В принципе, для неё это место могло быть и таким. Проживи он здесь сам своё детство, наверняка находил бы это место милым и уютным.
     Однако, глядя на Адель, Рей бы не сказал, что она выглядит жизнерадостной. В её взгляде было всё что угодно, но не тёплое настроение, которое испытываешь, возвращаясь домой. Да и выглядела она напряжённой.
     - Адель?
     Адель сделала глубокий вдох и повернулась к Рею.
     - Рей, мы же проявляем уважение друг к другу?
     Не надо быть гением, чтоб понять – Адель сейчас что-то будет просить.
     - Что ты хочешь от меня?
     - Проявляя уважение, мы должны идти друг другу на встречу, так? – проигнорировала его вопрос Адель, явно беря разгон для просьбы.
     - Давай, говори уже, что надо?
     - Я бы сказала, что слегка взволнованна нашей встречей с роднёй. Кто знает, как может всё повернуться. Какие проблемы всплывут. И большая часть ответственности лежит на мне.
     - Какая же ты долгая, говори, что тебе нужно уже.
     - Всего лишь небольшое одолжение с минимумом твоего участия.
     Она шагнула в его сторону. Ещё одна вспышка осветила её. В свете молнии она выглядела ещё бледнее чем обычно. Её чёрные растрёпанные волосы спускались к ней на плечи. Глаза с красным зрачком, которые словно светятся в темноте, были устремлены на него. Два белых клыка, торчащих…
     «Стоп, два клыка!?»
     Рей сделал шаг назад, не сводя с Адель глаз. В его поле зрения появилась надпись [Внимание!].
     - Адель?
     - Ты не можешь спокойно постоять?
     - Я тебе между зубами меч вставлю, если ты не ответишь, чего ты хочешь, - и словно в подтверждение его слов на руках появились светящиеся круги.
     - Я думала, мы доверяем друг другу, - сказала она с упрёком, но всё равно остановилась. Её глаза с опаской косились на его руки.
     - Сложно доверять тому, кто клыки мне сейчас показывает.
     - Вот оно как…- Адель вздохнула. – Ладно, хорошо. Рей, ты же знаешь, что кровь действует на вампиров как алкоголь?
     - Хочешь сказать, что тебе надо успокоиться?
     - Верно мыслишь, это просто поразительно. А теперь будь добр, постой смирно. Будь хорошим мальчиком.
     - Ты хотела сказать, хорошей жертвой? Думаешь, я тебе дам себя обескровить?
     - Обескровить? Рей, мы говорили об взаимном уважении, но тяжело уважать того, кто головой не думает. По твоему я прошла этот путь для того, чтоб тебя сейчас обескровить?
     В принципе в её словах был смысл. Но и гарантии, что это так, никто дать не мог. Вдруг она реально его съест? Мало ли что твориться в голове девушки, которую ты до этого ещё и унизил. Месть, штука где правят зачастую эмоции.
     - Ладно, только…
     Быстро. Вот что хотел сказать Рей, но Адель уже была рядом.
     Это было действительно быстро. Очень быстро. Мимолётная боль в области шеи, её мягкие и сухие губы касающиеся его кожи, теплое дыхание. А ещё её запах в перемешку с запахом тины и грязной воды.
     Вновь перед глазами появилась надпись.
     [Обнаружено значительное кровотечение.]
     Однако Адель отстранилась от него ещё до того, как он что-либо сказал. Она отошла, украдкой стерев тыльной стороной руки кровь с уголка губ. Её клыки медленно исчезли под верхней губой.
     Видимо выпила она очень мало, так как Рей даже не почувствовал головокружения или слабости.
     - Ну что же, - в глазах Адель появился блеск. – Не будем заставлять ждать моих родных.
     Когда они подошли к воротам, те с ужасающим скрипом, больше похожим на крики умирающих в адских муках людей, начали открываться. От такой неожиданности Рей отпрыгнул.
     - Боже, да это же больше похоже на обитель зла, чем на фамильный особняк.
     - Тебе не нравится? - с лёгкой улыбкой спросила Адель.
     - Да как бы тебе сказать… Мне больше нравятся аккуратные заборчики и красивые домики, а не это… - он указал на ворота. – Им место в концлагере или на кладбище, а не в фамильном особняке.
     - Твоё неуважение не знает границ. Будь добр не ляпнуть что-нибудь подобное в присутствии моей семьи.
     - Постараюсь.
     - Уж постарайся.

Глава 10

     Часы показывали три часа ночи, когда Рей наконец смог остаться один. Усталость накатывала на него волнами, то приходя, то наоборот, отпуская. Из-за этого стоило ему только лечь и сон сразу проходил. Однако как только Рей вставал, его тут же клонило в сон. Возможно такое было следствием его волнений, что в данной ситуации вполне нормальным явлением.
     Рей поставил одно из кресел прямо напротив окна, чтоб можно было наблюдать за лесом и верхушками гор вдалеке, что поднимались над вездесущим туманом. Не хотелось признаваться, но в этом мрачном здании было уютно.
     В этом доме большинство комнат выглядели очень мрачно. Казалось, что они слишком пусты для своих размеров. Магический свет не позволяет прогнать мрак из углов. Полы, как и стены были из камня, что давало своеобразный эффект. Смотришь на это, и сама душа замерзает.
     Однако эта комната разительно отличалась. Здесь были ковры, камин, книжные полки. Сама атмосфера была более дружелюбной и мягкой. Здесь, в отличии от всего остального замка, преобладали тёплые тона. Поэтому сидеть здесь в кресле и наблюдать за ночным лесом во время дождя под светом луны было одно удовольствие. Хотя и странно, что ночью во время дождя всё так хорошо видно.
     Глядя на этот пейзаж, Рей напевал себе под нос какой-то стишок, что всплыл в его памяти.
     - Раз два три четыре пять, тьма идёт тебя искать. Смерть посеет, жизнь пожнёт, скоро к нам она придёт. Так явись ко мне сейчас, ведь настал последний час.
     Незамысловатый стишок крутился в его голове словно пластинка, которую заело. Забавно, что этот же стишок, словно фоновая музыка, успокаивал его. Под это монотонное повторение он вспоминал сегодняшний день.
     
     Когда он с Адель подошли к самой двери, дождь только начинал капать. Стоило им ступить на ступеньки, как парадные двери тут же открылись. На пороге их встречали две служанки в роскошных классических чёрно-белых платьях. Они стояли по бокам от дверей. А по середине стояла хозяйка.
     Старая, очень старая женщина, которой Рей бы дал лет сто, если не больше. По правую сторону от неё стояла уже знакомая особа – мать Адель. Рей поклонился хозяйке в то время как Адель сделала реверанс.
     - Ну что же, добро пожаловать в наш скромный дом, Рей Клод.
     - Добрых дней вам… эм…
     - Гренильда, - едва заметно шепнула Адель.
     - Госпожа Гренильда, - закончил Рей.
     Хозяйка ответила кивком.
     - Адель, не заставляй гостя мокнуть, - сказала она и пошла внутрь.
     Рей и Адель последовали за ней.
     - Ты идиот, почему не знаешь имя хозяйки дома!? – зашипела Адель.
     - Дурында, какого чёрта ты мне не сказала, что она будет нас приветствовать!? – зашипел он в ответ.
     - Такое знать надо! – прошипела она и вновь как ни в чём не бывало зашагала рядом с Реем.
     Направляясь за Гренильдой, они поднялись на второй этаж, там прошли по длинному коридору вправо, потому ещё раз свернули на право, ещё один коридор и дверь слева. Зачем Рей запомнил это, объяснить он не мог. Но почему-то план ходов впечатался в его голову.
     Что в этом доме он сразу заметил, так это его холод. Нет, температура внутри была нормальной, но вот темный камень, из которого состояли коридоры, тусклые магические огоньки, которых едва-едва хватало на освещение и темнота, что пряталась по углам делали своё дело. Если в Твердыне мира коридоры были тоже сделаны из камня, но выглядели довольно светлыми, то эти были больше похожи на коридоры в темнице.
     А ещё эти две служанки, что следовали за ними по пятам. Кстати, в отличии от Адель и её родни, те выглядели более румяными. Видимо служить обычным людям вампирам было неопасно. Но вот то, что они следовали за ними, как тени, слегка напрягало.
     К тому же всё это время, что они шли по коридору, Рей замечал, как Адель бросает в его сторону взгляды, словно следит за ним. Да и шедшая спереди Палома тоже иногда слегка поворачивала голову в бок, словно пыталась бросить косой взгляд или получше прислушаться.
     Все следят за ним. За единственным охотником. Это… неприятно. Более того, это слегка смахивало на подставу. И если так подумать, то примерно так она и выглядела, если бы от него решили избавиться. Заманить куда подальше, усыпить бдительность и потом напасть. К тому же Адель вроде дружна с Арией.
     И если он сейчас пропадёт, то это будет самым удобным вариантом для неё и её семьи. Сам пропал, никто его не видел, а Адель была у себя в поместье. Чем не удобная отговорка?
     Это мысль заставила Рея заволноваться. Особенно в таких тёмных коридорах, где даже здоровый человек мог подхватить психологическое расстройство.
     Они до сих пор шли, и Рей буквально чувствовал, что служанки не спускают с него глаз. А ещё мать Адель, голова слегка повёрнута в сторону, чтоб в случае чего быть готовой. Так принимают гостя? Или же он не гость?
     В Рее стало просыпаться знакомое чувство. Примерно то же самое он чувствовал, когда дрался на кладбище – готовность идти до конца, не смотря на страх и неизвестность. Если они действительно замыслили подобное, то он не будет сдерживаться. И не будет сдерживать "систему".
     Но лучше бы заранее им кое-что объяснить. Поэтому он включил «систему» и слегка приблизился к Адель. Рей знал, что когда «система» включена, его глаза меняют свет. И надо было, чтоб это увидела сама Адель.
     - Адель, - шёпотом позвал он.
     - Что? – она слегка повернула голову в его сторону. И когда она увидела его глаза, то стала выглядеть напряжённой.
     - Хочу тебе сказать кое-что.
     - И что же?
     - Если что-то пойдёт не так, то гарантирую, что заберу за собой столько твоих родственников, сколько смогу, ясно?
     Рей с каменным лицом и не без удовлетворения наблюдал, как замерло и побледнело лицо Адель, словно из него выкачали остатки крови. Её глаза слегка округлились и в них уже не было и грамма того хамства, которое было до этого.
     И не смотря что он это прошептал, окружающие удивительным образом его услышали.
     Мать Адель напряглась и подтянулась, словно готовая в любую минуту броситься. Вот только от него или на него, было непонятно. Да и служанки явно насторожились и заволновались. Рей ощутил волнение и напряжённость исходящую от них словно мелкую вибрацию. И, кажется, только хозяйка была более-менее спокойна.
     Рей слегка успокоился. Пусть он и не смог бы убить даже одну ведьму, если они соберутся все вместе против него, однако угроза, подпитанная их страхами и историями из легенд, подействовала идеально. Если они и собирались что-либо сделать, то сейчас наверняка думали, что он всё разгадал и это должно было напугать их, тем самым повысив его шансы на победу. Если же это его паранойя, то ничего страшного - он лишь подтвердил свою репутацию и напомнил, что с ним лучше не играть.
     А могло быть итак, что этим он их только спровоцировал на прямые действия. Хотя, судя по их отношению к охотникам на ведьм, особенно когда он один из наследников какого-то демона, такая вероятность была крайне мала.
     Остаток пути Рей прошёл в тягучей напряжённой атмосфере, что создавалась окружающими его женщинами. И по правде говоря, ему от этого было только спокойнее.
     Наконец они пришли. Две служанки быстро прошли вперёд и открыли перед ними дверь. Зал оказался в разы приветливее, чем коридоры это замка, но всё равно даже с хорошим освещением, обилием мебели и мягким тоном самого зала, атмосфера было всё такой же холодной.
     Вдоль одной из стен стоял стол, заставленный едой. С другой расположились многочисленные кресла и диваны создавая напротив камина своеобразный полукруг.
     Зал был довольно большим, но из-за количества народа он не выглядел пустым. Более того, люди делали это место более живым. И всё же, не многовато ли людей?
     Рей покосился на Адель. Та в свою очередь покосилась на свою мать.
     - Будь те как дома, - сообщила им хозяйка. – А я пока проведаю других гостей.
     Это выглядело так, словно она убегает от них. Ровно как и все остальные сопровождающие за исключением Адель. Одна из служанок отправилась с ней, другая вышла обратно в коридор, закрыв за собой двери. Это выглядело так, словно они хотят оказаться подальше от Рея.
     Когда Палома отошла к гостям, явно вздохнув с облегчением, Рей подошёл поближе к Адель.
     - Что это за собрание? Ты же говорила, что всё пройдёт по-тихому.
     - Верно.
     - Это ты называешь по-тихому? – он указал рукой на радостно клокочущую толпу. К тому же, практически все бросали на них косые взгляды.
     - А ты что волнуешься?
     - Потому что свидетелей здесь много. Ещё не хватало нам слухов.
     - А они уже есть или ты забыл, как я тебя оседлала? – спросила Адель с ноткой грусти и иронии.
     - Не забыл, мои товарищи заколёбывают меня вопросами, не давая забыть тот момент, как кошмарный сон.
     - И какими же? – поинтересовалась она.
     - Насколько мягкая у тебя задница и большая грудь, - без доли смущения ответил Рей.
     Адель задумалась. По её лицу можно было бы сказать, что она думает над чем-то важным, но вопрос, который она задала явно таким не был:
     - И что ты ответил?
     - А что ты меня спрашиваешь? Я в отключке был, что мне им ответить?
     - Понятно, - она оглянулась, выискивая кого-то взглядом, после чего вновь повернулась к Рею. – Я пойду, спрошу почему здесь так людно, заодно переоденусь. Ты же стой здесь и не смей ни с кем общаться. Спросят, кто ты, расскажешь про поединок и кладбище. Так хотя бы будет ясно, что ты не просто деревенщина.
     - Ты помнишь, что мы договорились уважать друг друга?
     - Я тебе ничего такого обидного не сказала, - ответила она и ушла, оставив Рея одного.
     Рей буквально приковывал к себе любопытствующие взгляды. Гости не стремились подойти и познакомиться с тем, кто занимался непотребством с дочкой знатного дома. Но и сводить взглядов с него никто не собирался. Наверняка каждый сейчас изучал его, составлял свою картину о нём, чтоб потом дополнить своими наблюдениями уже существующий слухи. Эти взгляды Рей мог ощутить даже физически, словно липкую массу, покрывающую его тело.
     Под множеством любопытствующих глаз Рей двинулся к столу. Подхватив один из множества бокалов с каким-то светло-зелёным напитком, он двинулся к стеклянной двери, что вела, по его предположению, на балкон. Находиться в центре внимания под тяжестью таких взглядов он желанием не горел.
     Стоило двери на балкон закрыться за его спиной как он оказался в долгожданном одиночестве. Двери в мгновение ока оградили его как от болтовни, так и от взглядов, оставив наедине с дождём.
     Отойдя в сторону, чтоб даже из зала его было невидно, Рей облокотился на перила и наблюдал за ночным лесом, изредка освещающимся вспышками молний. Благо здесь был навес, защищающий его от дождя.
     Тот бокал, что Рей взял с собой был наполнен какой-то терпкой горько-кислой жидкостью. Не раздумывая, Рей вылил непонятную субстанцию на улицу. Что-что, а травиться непонятно чем он не собирался. Жаль было, что все напитки находились там, в зале, где, словно пираньи, находились гости, весело болтая, при этом готовые сожрать его одними глазами.
     Дверь за его спиной слегка скрипнула. Из-за звука дождя это было едва слышно, но он всё равно различил его. К тому же тот, кто сейчас шёл к нему не была Адель. Вряд ли она бы стала так тихо подкрадываться к нему.
     - Чем могу помочь? - спросил Рей ещё до того, как обернулся, показывая, что появление незнакомца не осталось для него тайной.
     Поправка, это была незнакомка.
     Девушка в обтягивающим платье медового цвета с декольте, которое разрушало всякую интригу. По возрасту она была чуть старше Адель, но при этом выглядела более живой. В отличии от многих здесь присутствующих, её волосы были белокурыми. И собраны были они в шишку на затылке, через которую проходила спица.
     Поняв, что её засекли, девушка с легким удивлением улыбнулась.
     - Вы меня заметили. Хотя я зря удивляюсь, наверное. Этого и следовало ожидать от вас.
     - Не понимаю о чём вы.
     - Не беспокойтесь, широко улыбнулась девушка. Я была на тайном собрании, я всё знаю. Кстати, меня зовут Шанни, я троюродная сестра Адель.
     Она вытянула руку тыльной стороной и Рей, аккуратно взяв её, поцеловал. Без понятия, правильно он сделал или нет, но ведь на балах в средние века этикет был вроде таким. Кажется. По крайней мере, всё что всплыло у него в голове о балах, говорило именно о таком приветствии.
     Когда он выпрямился, Шанни была, мягко говоря, ошарашена, а её щёки покрылись румянцем. Но она смыла это выражение лица широкой радостной улыбкой, которая буквально излучала счастье, готовое испепелить самого Рея.
     - Какое неожиданное приветствие. В наше время мало мужчин так делают, считая это ниже собственного достоинства, если перед ними только не кто-то из королей или совета пяти.
     - Обычно тот, кто имеет достоинство, не будет задумывать о таких мелочах, - пожал плечами Рей.
     - И это верно, - кивнула она.
     - Так что вас привело в мою скромную компанию? - поинтересовался Рей.
     Рей старался говорить очень вежливо, явно подбирая слова. В обычном разговоре он бы так не общался, но здесь, чтоб не ударить в грязь лицом, ему придётся побыть в роли воспитанного человека.
     - Любопытство. Если позволите, я бы хотела поговорить о вас.
     - Пожалуйста. Однако не могу обещать, что отвечу на все ваши вопросы.
     - Вы действительно потеряли память? - тут же спросила она.
     - Даже если бы это было не так, я бы вам сказал, как считаете?
     - Нет, - улыбнулась она.
     - Ну вот. Кстати я приятно удивлён, что вы, зная кто я, не шарахаетесь как остальные.
     - Я, наверное, из тех, кто первым лезет в неприятности. И когда надо бежать от, я бегу к, - рассмеялась она.
     - Странно. Мне кажется, что вы сейчас идеально описали госпожу Адель.
     - Адель? – она задумчиво посмотрела на стеклянные двери. – Кстати, я хотела спросить то, чем, наверное, вас уже все достали.
     - Спал ли я с Адель?
     Шанни слегка покраснела, неуверенно улыбнулась и кивнула головой. При этом её глаза буквально горели любопытством. Могло показаться, что ещё немного и она бросится к нему, схватит за грудки, начнёт трясти, требуя ответа.
     - Нет, это всё недоразумение. Если она вам рассказывала, то вы знаете, что произошло. Если нет, то и я не могу вам рассказать.
     - Она рассказывала. Но не сильно это ситуацию исправило, ей всё равно влетело.
     - Ей влетело? – брови Рея изогнулись. Неужто Адель наказали как маленького ребёнка?
     - Ага. Прилетело ей от всех, кто только смог дотянуться до неё. Ведь тот случай бросил тень на весь дом. И всем надо было найти крайнего. Конечно, Адель виновата, но это была лишь случайность, - пожала Шанни плечами. Видимо подобное для неё не было чем-то необычным.
     - И сильно?
     - Достаточно. Не сказать, что ей это непривычно.
     - А защититься? – спросил Рей
     Тут уже удивилась Шанни.
     - Защититься от родственников? Прошу прощения, но просто у нас так не принято. Поднять руку на родственника…
     - Им это не помешало, - возразил он.
     - Потому, что она это заслужила, - парировала она. Но потом тихо добавила. – Но я согласна, что наказывать за случайность было не очень красиво.
     - Мне кажется, ей только это на пользу пошло. Уж больно характер у неё, - Рей сделал круговой жест пальцами, подбирая слова, - сложный.
     - Возможно. А возможно, наказывай её меньше, была бы другой. Вот была бы я на её месте, ох, - она обхватил себя руками и наигранно задрожала, словно налетел холодный ветер. – А она вроде спокойная, но всё равно влетало ей за всё подряд.
     - Из-за высоких требований к кандидату на роль хозяйки дома?
     - Верно.
     Адель значит одна из тех детей, кого держат в ежовых рукавицах? По крайней мере теперь причину скверного характера Рей можно понять.
     - Кстати, у меня ещё один вопрос, с вашего позволения, - начала Шанни.
     - Я весь во внимании.
     - Зачем вам надо попасть в банк памяти?
     Это было слишком дерзко. Будь это не торжественная встреча, Рей бы решил, что его сейчас убьют. Хотя вероятность, что это сделают сейчас тоже присутствовала. В конце концов, когда ты являешься угрозой, логично предположить, что от тебя захотят избавиться, даже если ты можешь принести пользу.
     - Слишком личного типа вопрос.
     - Настолько личный, как если вы бы спросили, какого размера моя грудь?
     Рей даже глазом не повёл, хотя внутри был немного в шоке; разве такие вопросы обсуждают на таких встречах?
     Глаза Шанни искрились озорством. Видимо она была из тех девушек, которые в детстве являются хулиганками, а становясь взрослым, любят провоцировать и дразнить такими фразами противоположный пол, с радостью наблюдая за удивлением и смущением собеседника. Обычно за такими вопросами ничего не следует, это было просто поддразнивание для развлечения.
     - Я бы не стал спрашивать. Я бы просто протянул руку, - Рей вытянул руку, - и сам бы пощупал, - он сделал характерное движение пальцами практически около её груди.
     Шанни отпрянула от его руки, густо залившись краской. Видимо против собственного оружия она иммунитетом не обладала. Но потом, видимо поняв, как сама выглядит со стороны, рассмеялась.
     - А вы не обделены чувством юмора, господин Рей.
     - Сам в шоке, - честно признался он.
     - Обычно люди не знают, куда деться и уж тем более не идут в контратаку на такие невинные шутки, - похвалила она его.
     - Страшно представить, как выглядят жесткие шутки.
     - О-о-о… Вам лучше не знать. Даже мне за них перепадало, - это было сказано так, словно эта девушка редко подвергалась наказанию. Наверное, она тот тип людей, которые творят хаос, но чудом умудряются избегать наказаний.
     - Кстати, у вас практически у единственной здесь волосы светлые. Как так получилось это в семье, где все темноволосые?
     - Мне часто задают этот вопрос, - сказала она, между делом потрогав волосы. – Моя бабушка, как это не странно, была из расы ангелов и женилась на вампире.
     - Такое бывает?
     - Сплошь и рядом.
     - А крылья у вас какие?
     - Как у вампиров. Вы удивлены?
     - Немного. Честно говоря, я думал, что у вас они будут как у ангела.
     - Вампир с крыльями ангела, - улыбнулась Шанни. – Хотя я видела и таких. Но нет, я белокурая красавица с чёрными как ночь крыльями. Я бы вам продемонстрировала их, но боюсь здесь это сделать невозможно. Кстати, у меня и клыки есть.
     В подтверждение её слов из-под верхней губы выползли два клыка. Всего на секунду они показались Рею и тут же спрятались обратно, словно это был дразнящий знак, как например показать язык.
     Шанни широко улыбнулась.
     - Так что я полноценный вампир.
     Позади них едва заметно скрипнула дверь. Рей украдкой бросил туда взгляд. В дверях стоял коренастый мужчина с бокалом в руке. Слегка округлый с румяными пухлыми щеками, густыми усам и лысоватой головой. Одного взгляда было достаточно, что проникнуться к этому человеку симпатией. Уж слишком этот человек выглядел жизнерадостно на фоне всех остальных, не считая Шанни. Чувствовалась в нём какая-та добрая простота. Заметив их, мужчина широко улыбнулся.
     Шанни проследила за взглядом Рея и едва заметно вздохнула.
     - Это Родзен Норстан, отец Адель, - едва заметно шепнула она.
     Они не ладят? Иначе как объяснить едва заметный вздох?
     - Добрый день, молодые люди, - весело поприветствовал Родзен. Голос был слишком счастливый, возможно сказывалось обилие влитого алкоголя, так как этот аромат чувствовался даже от сюда.
     - И вам добрый день, - весело улыбнулась Шанни. – Я смотрю, с каждым днём вы становитесь только счастливее, - она красноречиво посмотрела на его живот.
     Родзен только рассмеялся. Он похлопал себя по не такому уж и большому пузу.
     - Дела, дела. Всё идёт хорошо. Настолько хорошо, что приходится протирать штаны у себя в доме за бумагами, а не ездить по шахтам.
     - Какое горе.
     - Можешь иронизировать сколько хочешь, шутливая девчонка, но ты не представляешь, как это грустно, - рассмеялся Родзен. – Скукота несметная.
     И вот, словно только что заметив, он перевёл взгляд на Рея.
     - А вы молодой человек…
     - Это Рей Клод, - тут же представила его Шанни. – Он многообещающий курсант с Твердыни мира.
     Рей слегка поклонился.
     - Рад знакомству с вами, господин Родзен.
     - Господин Родзен…- произнёс он, словно смаковал эти слова. – Боже, я да меня в старики записали. Зови меня Родзи, парень. Я может ещё тебе фору дам.
     - Не сомневаюсь.
     - Многообещающий ученик значит, - Родзи внимательно осмотрела Рея.
     - Всё верно, - кивнула Шанни с готовностью. – Он друг вашей дочери.
     - Вон оно даже как. Неужели с этой девчонкой может кто-то справиться? Мне казалось, что кроме нашей семьи на неё никто управу не найдёт. И чем же ты так обозначился, что даже Шанни о тебе хорошо отзывается?
     - А она скупа на хорошие слова? – спросил Рей
     - Не то слово, - Родзи взъерошил между делом волосы на голове Шанни.
     Шанни же надула губки.
     - Я уже не маленькая, перестаньте так делать!
     - Для нас ты всё равно ребёнок. Так какие за тобой заслуги Рей?
     - Ну… я даже не знаю, что сказать.
     Тут же вмешалась Шанни. Видимо она, как участница этого маленького секрета, знала, что можно говорить непосвящённым, а что нет. Поэтому всю инициативу Рей оставил ей.
     - Рей такой скромник, - улыбнулась она. – Но он стал победителем турнира во время поступления, побив все рекорды и даже Агустина Леорийского! А ещё он участвовал в небольшом происшествии на кладбище, где с доблестью выполнил свой долг.
     - Вот оно как… - теперь Родзи смотрел на него оценивающе. Словно пытался понять, насколько хорош человек перед ним и какую выгоду можно из него извлечь. – Агустин тот ещё фрукт. Чтоб победить его надо быть настоящим монстром, уважаю. Да и о кладбище я слышал.
     - Разве это было не засекречено?
     - Засекречено? – рассмеялся он. – Да ладно тебе, я владелец шахт, где добывают осколки силы. Такому человеку как я просто необходимы свои связи и уши.
     Вся система в разрезе. Вроде всё секретно, но нужные люди всё равно всё знают. Рею всё больше казалось, что как минимум половина власти принадлежит знатным домам. Всё куплено, везде у каждого связи. От той власти, которая должна быть честной и обособленной нет и следа.
     - Так значит ты тот самый парень, что так непринуждённо накрошил сотню мертвецов и нежить в придачу.
     - Не то, чтобы непринуждённо…
     - Да не стесняйся ты! – похлопал его Родзи по спине. – У тебя большое будущее с такими способностями. Определился, кем хочешь стать?
     - Работать в группе расследований, может.
     - Не мелочишься, - с уважением произнёс Родзи. – Уважаю большой замах. Сразу видно, что человек готов на многое. Девушкам такие нравятся, - от подмигнул Шанни.
     Та только с улыбкой отмахнулась.
     - Вы же знаете меня. Я свободна как ветер.
     - До первого ребёнка.
     - Да ну вас. К тому же, скорее всего, на него положила глаз Адель.
     - Моя дочурка? Я думал, он женишка себе побогаче и помягче ищет. Не любит он людей с характером. Хотя такой выбор я одобряю, - улыбнулся он. – Сильные люди, сильная кровь. В конце концов, не всё в деньги упирается.
     - Раз вы так хорошо воркуете, то я вас оставлю. Надеюсь Рей не будет рассказывать тайны, что открыли ему женские сердца, - рассмеялась она, при это давая вполне понятный намёк.
     - Будь уверена во мне, - ответил Рей.
     - Вот именно! – поддержал его Родзи. – Мужчины не женщины, мужчины не сплетники.
     - Ага, ага, знаю я таких не сплетников.
     - Кстати, раз ты идёшь в зал, не принесёшь нам по бокалу горло смочить.
     - Я не служанка! Я девушка! – ответила она с наигранным высокомерием, задрала нос к верху и ушла.
     Родзи посмотрел ей в след.
     - Вот актриса, была бы ещё не такой вредной, цены бы не было. Хотя это, наверное, в их семье наследственно передаётся. Кстати, как тебе их семья?
     - Ну… я плохо ещё знаком с их семьёй. Но могу сказать, что если они такие же своенравные как Адель, мне придётся в первое время сложно, - сказал как можно мягче и честнее Рей.
     - Это верно. Мне тоже пришлось с ними не сладко. Поэтому я предпочёл завести вторую семью, где меня будут хотя бы воспринимать иначе.
     - У вас две жены?
     - Удивлён? - усмехнулся он. – Я могу позволить себе многожёнство. Как никак я всё-таки главный поставщик осколков силы для ведьм. Просто знаешь, в какой-то момент я стал чувствовать себя немного иначе, - он сделал неопределённый жест рукой. – Одно дело, быть хозяином, другое, быть сумкой с деньгами.
     - Считаете, что вас используют?
     - Ну, это вестимо. – пожал он плечами. - Мир таков, и я ничего не имею против этого.
     - Как по мне, всё должно строиться не так, - отозвался Рей.
     - Эх, молодые… - Протянул Родзи. - Видишь ли, история несколько сложнее. Мне нужен был наследник и хорошая фамилия. Им - деньги. Вот мы и сошлись. Но родилась у нас Адель. Ко всему прочему, её мать больше не могла иметь детей. Согласись, ситуация не из приятных. И всё бы ничего, я был готов сделать даже дочь наследницей, но вот отношение к себе я чувствовал не самое приятное. Хоть я и присоединился к их дому, но ко мне относились как к чужому. Зато исправно требовали от меня денег.
     Он слегка нахмурился, словно вспоминая старые дни. А Рей задался вопросом – это его на такие личные темы обилие алкоголя подтолкнуло или же ему выговориться надо?
     - И кому нужна семья, где тебя не любят, а ко всему прочем ещё и наследника нет? – продолжил Родзи, осушив свой бокал до конца. - И отношение такое, словно ты раб. Ну я и завёл вторую семью, отказавшись от их фамилии и дома, - пожал он плечами. – Только не подумай, я их не бросил. Ведь, в конце концов, всё это, - он обвёл рукой всё вокруг, - оплачивается из моего кармана. А в будущем им отойдёт ещё двадцать процентов моего семейного бизнеса. Просто неприятно, что в этой ситуации я вышел злодеем.
     - Каким образом?
     - А таким. Я от них ничего не получал, ни любви, ни заботы, отношение было холодным, зато давай деньги им исправно. Вот я сказал, что хрен им, а не деньги. Видел бы ты, что произошло! Скандалы, слёзы, мольбы, угрозы, опять мольбы… - он вздохнул. – Конечно, было ясно, что это спектакль. Я ушёл, но всё равно помогал им финансами взамен на их связи. Они согласились на это. И сейчас в их глаза я чудовище. Наверное, представляют меня как вампира, который медленно высасывает силы из их дома. Типа, мои сделки грязные и от них все отворачиваются.
     Он сплюнул.
     - Сами то нос задрали. Они только используют всех, не более.
     Родзи повернулся к лесу и облокотился на перила, всматриваясь в темноту, словно что-то выискивая. А может просто от нечего делать.
     - Всего-то надо было простое человеческое отношение, - сказал он с грустью. – Поэтому мой совет тебя, Рей. Никому не верь. Все могут лгать и использовать тебя в своих целях. Даже самый добрый и честный человек может оказаться тем ещё подонком.
     - Вы это и к Адель относите? – спросил Рей.
     - Хочется верить, что она не такая испорченная как все остальные, но всё равно… Она теперь тоже относится ко мне с осторожностью. Видимо наслушалась историй о том, какой я тиран и чудовище, - Родзи слегка улыбнулся. – Не подумай чего лишнего, я не хочу, чтоб ты их возненавидел. У них есть, например, очень ценные качества, как защита своих родных. Будь уверен, что они тебя защитят. Но и наивным дураком как я не будь. Иначе оглянуться не успеешь, как они тебя свяжут или выкинут.
     Рей уже слышал от самой Адель, что отношения семьи и их дома были напряжённые. Что отец их использовал в обмен на деньги. Однако сейчас картина стала яснее. Конечно, использовать других в таких играх нормально, но чтоб было такое отношение… Слава богу, что он не часть их семьи.
     - Кажется я сказанул лишнего, - сказал он, заглядывая в бокал, после чего в один присест осушил его до дна. После этого Родзи невзначай разжал пальцы и бокал улетел в темноту.
     Ну да, он был уже весь красный (хотя он мог быть таким и в жизни), а глаза были словно водой наполнены. Видимо перебрал он, раз такую личную тему завёл. Или же наоборот, выговориться ему надо было.
     - Кстати, а какие отношения у тебя с Адель? - неожиданно спросил Родзи.
     - Дружеские, - мгновенно ответил Рей.
     - Дружеские… Друзей на такие праздники не приглашают, - усмехнулся он. – Если всё пойдёт дальше, то будь помягче с Адель. Она нежная, но та ещё дурёха, - улыбнулся он.
     Странно, что он так тепло относится к той, кто остался на стороне врага. Или же это всё те самые знаменитые отцовские чувства?
     На балкон пришёл ещё один посетитель. Им здесь что, мёдом помазано?
     На этот раз это был худой, высокий старик с аккуратными усами и кудрявой седой шевелюрой. Он подошёл к Рею и Родзи. И если Рей его заметил, то Родзи продолжал наблюдать за горизонтом и не обратил внимания на нового человека.
     - Значит вот ты где, - обратился старик к Родзи, заставив его вздрогнуть.
     - О боже. У меня так сердце остановится, будешь подкрадываться, - воскликнул он.
     - Пей меньше, - после этого старик повернулся к Рею, словно только что его заметил.
     В отличии от его приятной тёплой улыбки глаза его были совершенно холодными. Они словно были наполнены сталью, которая по прошествии многих лет ни на грамм не стала хрупкой. Они изучали Рея, тот чувствовал этот взгляд на себе.
     - А вы молодой человек…
     - Рей Клод, рад с вами познакомиться, - Рей поклонился.
     - Это мой батя, - представил старика Родзи. – Ну и дед Адель, конечно же. Батя, это Рей – многообещающий курсант.
     - Многообещающий? – он внимательно вглядывался в глаза Рея. – Успел себя зарекомендовать?
     - Да, - кивнул Рей.
     - Он скромник, - похлопал по спине Рея Родзи. – Этот парень уделал сынка дома Леорийского. А ещё случай на кладбище…
     - Я знаю. Слышал твоё имя, - прервал того старик. – Возможно в будущем мы ещё увидимся. Приятно видеть, что этот мир ещё не растратил сильных людей. Кстати, раз ты здесь, значит являешься чьим-то родственником?
     - Другом.
     - Или парнем, - добавил Родзи. – Кажется наша маленькая Адель наконец-то нашло того, кто сможет находиться рядом с ней.
     - Просто удивительно, - ответил старик. – Кстати, а где она?
     Рей пожал плечами.
     - Значит оставила гостя? В этом вся Адель, - вздохнул старик, словно был разочарован в ней. Но почему-то в этом вздохе Рей чувствовал фальшь. Словно попытка натянуть эмоции на лицо. Кажется, теперь Рей знал, в кого Адель такая, что-то общее с дедом у неё точно было.
     - Тогда Рей мы тебя оставим. Нам кое-что надо обсудить с хозяйкой дома, - старик бросил взгляд на Родзи, - ты со мной.
     - Да, да, как обычно, - Родзи махнул на прощание Рею. – Дела, Рей. Рад был бы пообщаться, но даже на праздниках приходится работать, - он вздохнул и грустно улыбнулся, словно эта работа для него была подобна адскому труду. Возможно так оно и было.
     Когда они ушли, Рею собеседником остался только дождь, который спокойно шёл, не усиливаясь, но и не пытаясь прекратиться. При этом в той стороне, где была луна, туч не было. Рей всё больше думал, что это магия. Эта магия была везде. Даже в этом камне она существовала, но лишь в незначительной части.
     Праздник продолжал своё движение. Вскоре дверь вновь скрипнула и Рей распознал уже знакомые шаги.
     - Переоделась?
     - Я смотрю, повернуть голову и самому увидеть слишком сложно. Такой нечеловеческий труд.
     Рей оглянулся. Адель действительно переоделась. На ней было платье без лямок ванильного цвета. Оно обтягивало Адель, подчёркивая её формы. Волосы были распущены и спускались легкими волнами за спину. От них исходил очень нежный и приятный запах неизвестных Рею цветов. И в отличии от Шанни её декольте было в пределах разумного.
     - Тебе идёт.
     - Я знаю.
     - Могла бы спасибо сказать. Или тебе просто необходимо сказать что-то такое?
     - Я что-то не то ответила? – наигранно захлопала она глазами.
     Рей сразу вспомнил слова Родзи об этой семье. Если Адель их дочь, то страшно представить какие они сами. Хотя, если верить Шанни, причина её поведения была в другом.
     - Я тут твою сестрёнку встретил.
     - У меня нет сестры.
     - Есть. Двоюродная что ли, - Рей попытался вспомнить.
     - Троюродная, Шанни, - Адель покосилась на Рея. – Небось растрепала о нашей семье всё?
     - Ты слишком груба, - заметил Рей. - О тебе она хорошо отзывалась.
     - Рассказала, какая я бедна несчастная, что меня наказывают все и вся? Так ты строишь понятия о хорошем отзыве?
     - С чего ты взяла?
     - А что взять с неё? – ответила вопросом на вопрос Адель. – К тому же, мне не требуется твоё сочувствие. Моя жизнь — это моя жизнь.
     - Да ни в грамм сочувствия. Я бы тебе бы ещё влепил бы, если честно, - с душой сказал Рей. - Лупил бы тебя каждый день, чтоб языком не трепала почём зря.
     - Поверь, это место уже занято.
     Рей вернулся к воспоминаниям часовой давности, когда они только пришли. Высокомерная, гордая Адель, которая была вытянута как струна в присутствии родных стала серой, незаметной с опущенной головой, словно боясь встретиться взглядом с кем-то. Разительные перемены. Они могли быть обоснованы только страхом перед роднёй. Вот только, насколько был силён страх, что она так радикально менялась?
     - Я смотрю, ты всерьёз заинтересовался моим воспитанием, - прищурилась Адель.
     - Да вот мечтаю, когда смогу тебе всыпать по первое число, так как ты меня уже порядком достала своими выходками, - мечтательно произнёс Рей.
     - Не помню, чтоб говорила или делала что-то плохое тебе. По крайней мере в последние часы.
     - Дело не в поступках, а в отношении. Если ты этого не видишь, то… То жаль, чего ещё сказать.
     Между ними повисла тишина.
     - Ладно, оставим эту тему, - вздохнул он.
     Вряд ли этот разговор, что-то исправит, но вот настроение обоим точно испортит.
     - Согласна.
     - Может тогда познакомишь меня с гостями? – предложил Рей
     - Нет, - тут же отрезал она.
     - Эм, тогда с родными?
     - Нет.
     - Ладно, я понял, можно пойти там в комнату для гостей или ещё куда-нибудь, чтоб здесь не стоять?
     - Нет.
     Рей сжал кулаки. Его это стало раздражать. Это выглядело так, словно он тут собачка, которой она управляет. Нет, его мужская гордость не была задета (если только чуть-чуть), просто само отношение выбешивало. Ни объяснения причин, ни попытки найти компромисс, просто нет и всё.
     - Слушай, мне здесь всё время стоять?
     - Но я же стою, - спокойно возразила она. – Ты хочешь уйти с вечера, но это неприлично, смирись.
     - Но мне и поговорить нельзя. Меня словно не существует, какая разница тогда, есть я или нет? И поесть тоже невозможно, так как все с меня глаз не сводят.
     - Поэтому стой здесь. Если тебе так неймётся, то можешь поговорить со мной. Я готова принять удар на себя.
     - Кстати, а что они тут делают, ты узнала?
      Адель вздохнула, приложив пальцы к переносице. Ей эта ситуация явно была не по душе также как и Рею.
     - Родственница из другого дома приехала поздравить их. Потом ещё одна. А там подтянулись другие. Пришлось всё быстро устроить. Иначе бы мы показали себя не с лучшей стороны.
     - Выглядит как навязывание себя. Да и праздник же не сегодня.
     Адель пожала плечами.
     - Ничего не сделаешь. Добро пожаловать в наш мир.
     - Лучше бы я остался там, где был.
     Адель нехорошо улыбнулась, явно придумав в своей голове пакость, которую можно было ляпнуть. Но смолчала.
     Сейчас, глядя на неё, Рей мог сказать, что она точная противоположность отца. Тот был приятным весёлым человеком, от которого веяло какой-то простоватой добротой и дружелюбием. Не то, что Адель. Она, наверное, пошла в деда или мать. Те оба, по мнению Рея, были холодными и строгими людьми, которые моги пойти на крайние меры, не заботясь о чувствах других. Возможно по этой причине Родзи и не сошёлся с матерью Адель.
     - Кстати, я тут твоего отца видел.
     Известие об отце подействовало на неё весьма неожиданно. Адель насторожилась и вытянулась.
     - Где?
     - Здесь. Я с ним говорил. Ничего лишнего не сказал, можешь не волноваться. Потом познакомился с твоим дедом.
     - И где они сейчас? – она бросила взгляд на входную дверь.
     - Пошли обсуждать дела.
     - Ясно, - она нахмурилась. И явно забеспокоилась. Неужели все родственники действуют на неё так?
     - Слушай, я знаю, это не моё дело…
     - Не твоё, - согласилась она.
     - …но неужели у вас такие натянутые отношения?
     - Я бы не сказала, что натянутые, – она задумалась, решая, стоит Рею знать больше или нет. - Он вроде и неплохо относится к нашей семье, но и идеальным его точно не назовёшь.
     - Его, это отца или деда? – решил уточнить Рей.
     - Наверное…
     Она замолчала. Рею даже объяснять причину молчания не надо было. Он и так всё прекрасно видел сам. В распахнутых на балкон дверях стояли её отец и дед. Увидев Адель, Родзи прямо-таки просиял. Его грустно выражение лица как ветром сдуло, глаза наполнились блеском, а губы разошлись в улыбке. Он довольно проворно для своего размера оказался рядом с ней.
     - Дочка! Сколько лет не виделись! – воскликнул радостно Родзи.
     - Отец… - а вот дочка явно была не очень рада.
     - Ну что ты как не родная.
     Он без проблем притянул Адель к себе и обнял так, словно пытался сломать её пополам. Адель явно была не в восторге от подобного, её глаза забегали. Когда Родзи её отпустил, она чуть-чуть подтянула платье вниз, выпрямляя его и повернулась к старику.
     - Здравствуй, Адель. – Старик был явно скуп на приветствия. – Не виделись с прошлых праздников.
     - Да, - кивнула она головой.
     И вот Адель стала вновь то, которая смотрит в пол и ведёт себя тише воды, ниже травы. Меняется прямо на глазах. Так поглядишь, вся такая скромница и вежливая девушка, но стоит родным отойти, и хоть вешайся рядом с ней.
     - Так ты, смотрю, завела друга? – кивнул старик на Рея. – Приятно знать об этом.
     - Да, - кивнула она ещё раз.
     - Что же ты нас не встретила, - спросил расстроено Родзи. - Я тебя искал, спрашивал.
     - Я прибыла сама недавно.
     - Всё ещё не передумала работать у нас? – спросил старик.
     - Нет, спасибо, я неплохо справляюсь сама.
     - Ясно, - он нахмурился.
     А вот Родзи явно был в приподнятом настроении. Он схватил Адель за талию и буквально потащил в дом.
     - Пойдём, расскажешь, как у тебя дела. А то тебя вообще не застать дома. Да и мать не очень-то рада мне.
     - Погоди, просто я обещала Рея познакомить с гостями, - быстро протараторила Адель, что было явно не похоже на неё. Она посмотрела на Рея, словно прося помощи.
     «Да неужели», - рот Рея сам растянулся в злой усмешке.
     - Вроде же ты говорила, что не будешь этого делать. Да и семья превыше всего, не так ли? – он скрестил руки на груди и облокотился на перила.
     Адель моргнула раз другой, не веря в то, что услышала. А вот Родзи наоборот приободрился.
     - Слышала, Адель, даже молодой человек понимает, насколько важна семья, - всё так же держа Адель за талию, он увёл её. Хоть Адель и не сопротивлялась, но перебирала ногами явно неохотно.
     Старик и Рей проводили их взглядом.
     - Всегда такой была, - промолвил старик. – Сколько её помню, сама себе на уме и всех сторониться.
     - Не сочтите это грубостью, но разве это не из-за строгого воспитания?
     - Боюсь, что не всё так просто, Рей.
     Они молча наблюдали за тем, как оба члена семьи скрылись за дверью.
     Больше старик не промолвил не слова. Он стоял, облокотившись на перила и не сводил взгляда с двери, словно до сих пор провожал их.
     Остальной вечер ничем примечательным Рею не запомнился. Позже, так и не проронив ни слова, старик ушёл. Ещё позже приходила Шанни. Они расспрашивала, о чём он говорили, чем интересовались старик и Родзи. Она рассказала, что они владели четырьмя шахтами, где добывали осколки силы и являлись довольно важными фигурами в ОСЦНГ. Они всегда старались привлечь к себе талантливых людей, не обращая внимания на расы или положение в обществе. И поэтому у них бизнес всегда процветал.
     Помимо этого они вели и другие дела, более грязные и опасные. Однако, когда Шанни об этом говорила, Рей не заметил и намёка на отрицательное отношение к подобному. Хотя это было и объяснимо. В конце концов, являясь крупной фигурой, невозможно оставаться чистым. Это относилось абсолютно ко всем, даже к домам. Рей бы не удивился, узнай он, что семья Шатен Дер Дункехайт связана с подобным.
     Когда гости стали расходиться, к нему на балкон пришла одна из служанок, что сопровождала его в коридоре. Она пригласила Рея пройти в комнату, подготовленную для его пребывания в доме.
     
     - Раз два три четыре пять, тьма идёт тебя искать. Смерть посеет, жизнь пожнёт, скоро к нам она придёт. Так явись ко мне сейчас, ведь настал последний час.
     Пустым взглядом Рей смотрел в окно на холмы, даже не задумываясь о том, что скоро будет уже утро. Если быть точным, в данный момент он вообще ни о чём не думал. В его голове гулял ветер и шумел дождь как на улице. А волна спокойствия окутывала его всё сильнее и сильнее. С каждым повтором этого стишка он всё глубже погружался в транс.
     - Раз два три четыре пять, тьма идёт тебя искать. Смерть посеет, жизнь пожнёт, скоро к нам она придёт. Так явись ко мне сейчас, ведь настал последний час.
     Магические огоньки постепенно начали мигать в такт детскому стишку, словно кто-то или что-то пыталось задуть их. Они заставляли тени плясать в жутком танце, словно племя не из этого мира собралось праздновать удачную охоту. Эта неприятная иллюзия могла заставить поверить, что вся комната постепенно начинает двигаться. Грани искажаются, будто по всей комнате проходят волны. Будто вся комната стала трясиной, которая пытается затянуть Рея всё глубже и глубже в омут нереальности.
     По этой причине Рей не с первого раза услышал в стук в дверь. В этот момент его словно холодной водой окатили. Сознание Рея в мгновение ока прочистилось и то сонное состояние исчезло, словно его и не было. Искажения в комнате прекратились. Яркий свет магических огоньков продолжал плавно светить, а тени не спешили уйти со своих законных мест. Рей ещё раз тряхнул головой, окончательно просыпаясь.
     «Что это было?»
     Единственный вариант, который пришёл ему в голову – кто-то пытался воздействовать на его сознание.
     Конечно, данное утверждение могло выглядеть поспешным, но как ещё объяснить то, что он буквально с ума сходил и уплывал сознанием куда-то? Он не настолько много пил, чтоб уплыть в мир галлюцинаций. Всего один бокал алкогольной дряни, и тот не полностью.
     Видимо кто-то пытался порыться в его голове или взять под контроль. Чтоб понять, кто на такое пошёл, достаточно просто вспомнить всё, что он услышал за сегодня про этот дом. Значит вот какую игру они решили провести, нацепить такой ошейник, чтоб оставить его при себе. Весьма интересный ход, плохо только то, что он в данный момент жертва.
     Стук настойчиво повторился.
     Рей нахмурился. Решили проверить, действует на него гипноз или нет? Стоит ему сейчас впустить гостя или лучше притвориться спящим? Быстро поразмыслив, Рей решил, что наилучшим вариантом будет впустить гостя. Так он будет хотя бы знать, с кем имеет дело. Если не впустит, то вполне возможно, что они сами к нему зайдут и тогда чёрт знает, чего ожидать.
     - Войдите, - достаточно громко сказал Рей. Но не настолько, чтоб случайно разбудить весь дом.
     Зная, что запуск «системы» выдают его синие глаза, Рей решил ею не пользоваться. Иначе гости могут заподозрить, что он уже осознал опасность. Да и в случае необходимости, он может мгновенно её включить.
     Послышался едва заметный щелчок, потом ещё один, уже громче, который известил, что дверь закрыли. Послышались отчётливые, но не равномерные шлепки босых ног по деревянному полу до того момента, как их обладатель наступил на ковёр.
     Рей быстро перебрал в голове всех, кто мог прийти к нему в комнату. Помимо самого гипнотизёра, что было навряд ли, из кандидатов было только двое: Адель или Шанни, от которой непонятно, чего можно ожидать.
     Но нет, это была Адель с собственной персоной.
     - Не спишь? - глянула она на него.
     - Как видишь, нет.
     - Отлично, я побуду у тебя.
     И вновь она не спрашивала разрешения. Конечно, он в её доме, но разве это прилично вот так по среди ночи приходить и надоедать своим присутствием? К тому же странно, что она пришла именно сейчас. Если учесть, что только что произошло, слишком большое совпадение.
     - А что у себя не сидится?
     - Уснуть не могу. И раз ты не спишь, решила, что можно провести время здесь.
     - Удивительно, что именно ко мне.
     - Ничего удивительного. Не шастать же мне одной по дому, словно приведение.
     Рей окинул Адель взглядом.
     Сейчас она была в незамысловатой белой ночнушке без рукавов, которая будила в нём некоторые чувства. Её волосы были слегка растрёпаны, а глаза… Рей пригляделся, но из-за света он не мог разглядеть их нормально. А Адель не соизволила постоять ровно и отвернулась к окну. Но на мгновение ему показалось, что они были слегка красноватыми и влажными. Несколько необычно для неё. Да и повод, чтоб прийти к тому, кого она недолюбливает, мягко говоря, весьма странный.
     - Ну так… Ты меня выпроводишь или разрешишь остаться? – Удивительно, что в этом тоне не было приказных ноток или грубости. Совершенно обычный вопрос от обычного человека. И это было на неё не похоже.
     - Ну почему бы и нет. Но тебя не будут ругать, что мы в одной комнате, да и ты ещё в ночнушке?
     - Нет разницы. Нас обручат на этой неделе.
     Рей слегка удивлённо глянул на неё.
     - Нас обручат?
     - Да, я не говорила?
     - Нет, - Рей почесал затылок. – Я думал, мы просто раз два и готово. Ну может контракт составим. Но чтоб заводить семью с тобой…
     - Имеешь что-то против? – покосилась Адель на него.
     - Верно заметила, - спокойно ответил Рей. - Но согласись, и ты не в восторге от этого союза.
     - Соглашусь. Но моё мнение здесь не играет роли.
     - Опять эта тема про дом? Разве твоя жизнь не принадлежит тебе?
     - Я не хочу поднимать эту тему, Рей. Мы уже обсуждали это. К тому же, возвращаясь к вопросу о том, можно мне к тебе в комнату или нет, думаю это сейчас не играет роли. Всех волнует лишь ребёнок. Даже если бы мы тут предались плотским утехам, все бы просто закрыли глаза.
     - Ясно. Но я воздержусь от такого сегодня, сил нет.
     - Я тоже.
     - Кстати я заметил, что ты довольно странно стоишь, да и хромать стала.
     - Я подвернула ногу на лестнице, - Адель потёрла бедро. – Сто лет не ходила на каблуках.
     - Может тебе присесть?
     - Тогда не будешь ли ты добр пододвинуть сюда второе кресло?
     Рей нехотя вылез из уже нагретого и уютного кресла. Раз уж сам предложил, то придётся поднапрячься. Он пододвинул такое же кресло на расстояние полуметра от своего. Решил, что сидеть рядом с ним ей будет не очень приятно, но и ставить друг от друга далеко странно.
     - И плед тоже, - сказала она, усаживаясь в приготовленное кресло.
     - А не наглая ли ты?
     - Но разве не ты предложил мне это? Или тебе сложно просто подать мне плед?
     Рей ничего не ответил. Он просто стянул одеяло с кровати, после чего подошёл к Адель и накрыл её сверху по шею.
     - Может наша леди изволит массаж спины?
     - Это было бы прекрасно, но не сейчас. Я буду чувствовать себя неуютно, если стяну перед тобой ночнушку.
     - Разве это рано или поздно не придётся сделать? – спросил Рей, садясь обратно в кресло.
     - Придётся, но не сейчас, - она укуталась в одеяло поплотнее. – А потом будешь массажировать мне спину сколько пожелаешь.
     - Нет, спасибо. Твой шанс упущен.
     - Вот как? Ну время ещё есть, - Адель бросила на Рей быстрый взгляд, после чего вновь посмотрела в окно, словно ничего и не было. – И кстати, спасибо.
     Рей изумлённо посмотрел на Адель.
     - Адель, ты ли это?
     - Я не могу сказать спасибо? – с вызовом спросила она.
     - Можешь, но слышать от тебя это слегка непривычно.
     - Вот оно как. Ну тогда не буду баловать тебя подобным. Или мнения о себе у тебя будет слишком много.
     - Могу успокоить, что я всегда в этом плане буду занимать второе место после тебя, - ответил Рей подняв руку, как бы сдаваясь.
     - Почему это первое мнение меня не радует? - Адель усмехнулась, после чего слегка поморщилась, когда подтянула ноги на кресло под одеяло.
     - А ты разве не можешь использовать лечебную магию? – кивнул Рей на её ноги.
     - Нет, - покачала Адель головой, - не моя область.
     - Разве не все ведьмы умеют использовать лечебную магию?
     - Умеют так-то все, но вот хорошо лечить, это уже другой разговор.
     - Почему?
     - Ну… - Адель постаралась подобрать слова, чтоб правильно всё объяснить. – Просто у каждой ведьмы есть специализация. Например, Ария отлично управляется с магией камня, но огненная магия не её. Максимум, она сможет свечку зажечь. Или госпожа Рафаэлла – она может вылечить что угодно, но любая другая магия для неё уже тёмный лес. Так же и я, могу управлять тенями, но из лечащей магии я могу наложить только слабенькое заклятие, которое вылечит меня только к утру. Кстати, его я и наложила сейчас.
     - Но ты же использовала невидимость и левитацию.
     - Это общеизвестные стандартные заклинания. Вот ты, например, умеешь стрелять из лука, но твой конёк – бой на мечах. Тут похоже, есть специализация на лечение, огонь, свет, скорость и так далее. Практически каждый всё это понемногу умеет. Но только сконцентрировавшись на одном из них, ты действительно добьёшься высот.
     - А тьма? Ты говорила, что внутри тебя есть тьма, это тоже что-то вроде магии, на которой ты концентрируешься?
     - Нет, это дар. Можно сказать, есть маленький сгусток внутри каждой из нашего дома, от куда мы черпаем тьму. В нашей семье он передаётся из поколения в поколение. Что-то типа внутренней силы, которая не связана с магией. Хотя её присутствие усиливает магию теней.
     - А то, что тебе надо выпускать тьму из себя, этим и другие члены семьи страдают?
     - Только я, - вздохнула она. - К сожалению, у меня этот сгусток тьмы не только существует, но и воспроизводит эту самую тьму. Она копится и копится, потом ища выход.
     - А твои родные об этом знают?
     - Нет, - покачала она головой, после чего строго посмотрела на Рея. – И ты не смей им рассказывать
     - Но почему? – удивился Рей. - Разве они тебе не помогут в этом случае?
     - Чем? Запрут дома? Нет уж, спасибо. Мне многого стоило попасть в Твердыню мира в шестнадцать, чтоб покинуть этот дом. А тут меня просто-напросто на замок внутри посадят.
     На её лицо легла тень, когда она сказала это. Словно одна мысль о подобном заставляло всё внутри неё сжаться.
     - Я ни в коем случае не хочу оказаться запертой дома, - едва слышно произнесла Адель, закутавшись в одеяло.
     - Что с тобой они тут делали? – спросил тихо Рей.
     - Не твоё дело, - неожиданно резко и грубо ответила Адель, стрельнув в его сторону взглядом, подобным острым кинжалам. Но видимо спохватившись, вновь уставилась в окно и спокойно продолжила. – Я люблю свой дом, но всё-таки мне тоже хочется жить своей жизнью. Как, например, Шанни.
     «Значит в глубине души ты всё-таки чувствуешь, что тебя используют».
     - Кстати, когда я стучалась к тебе, ты чем занимался? – неожиданно спросила Адель. Рею показалось, что она хочет быстрее сменить неприятную тему.
     - Да ничем особо. Просто сидел, смотрел в окно, а что?
     Она пожала плечами.
     - Просто мне показалось, что ты с кем-то разговаривал.
     Рей моментально вернулся к тому моменту. Кто-то на него пытался воздействовать и сейчас перед ним ни с того ни с сего появляется Адель. Верхом глупости будет сейчас ей рассказать о том, что было, да и бессмысленно. Вряд ли Адель сама этим занималась, однако Рей был уверен, что она к этому причастна. Скорее всего пришла проверить, как действует заклинание.
     Интересно, какой эффект должен быть? Если она уже поняла, что не подействовало, какой шаг будет следующим? И кто ещё один сообщник? Или может к этому причастен весь дом?
     Рей подумал, что можно прямо сейчас выбить из Адель всю правду. Она сейчас вроде без осколка силы и ему не составит труда выбить из неё, всё что нужно. Однако позже к нему могут прийти разбираться остальные обитатели дома. Нужен ему такой враг? Пока что они не проявляют открытой вражды, у него есть шансы противостоять им. Однако в открытом сражении его просто сметут.
     На мгновение Рей пожалел, что вообще согласился сюда приехать. Но с другой стороны, выбора то особо и нет. Они его единственная надежда попасть в банк памяти на данный момент. Так что остаётся делать вид, что ничего не произошло и копать окопы.
     - Разговаривал? Не, я просто стишок странный вспомнил. Не знаю почему, в голове постоянно крутится.
     - Стишок?
     - Ага. Раз два три четыре пять, тьма идёт тебя искать. Смерть посеет, жизнь пожнёт, скоро к нам она придёт. Так явись ко мне сейчас, ведь настал последний час. Слышала его?
     - Да, слышала. Странно, что ты его знаешь, если память потерял, - с подозрением посмотрела на него Адель.
     - Не знаю, просто вот в голове появился и крутится.
     - Есть такая легенда, что если спеть этот стишок, то можно призвать саму тьму. - Лёгкая улыбка тронула губы Адель. - Помню, нас этим часто в детстве пугали, если мы плохо себя вели.
     - Получается, если я спою, то явится Тьма?
     - Не говори, что ты в это веришь. Разве она пришла, когда ты его напевал?
     - Нет.
     - Вот и ответ тебе.
     - А что это такое, Тьма. Что-то типа бога? Или часть вашей силы?
     - Хочешь, я расскажу тебе сказку? – неожиданно спросила Адель.
     - Что это на тебя нашло? – удивлённо посмотрел на неё Рей.
     - Так хочешь? Да, нет? – ещё раз раздражённо спросила Адель.
     - Ну, я не против.
     - Ладно, так и быть.
     Она устроилась поудобнее и начала свой рассказ.
     - Знаешь же, раньше, ещё до войны с охотниками, ещё до того, как сюда вторглись армии хаоса и тьмы и даже до создания государств здесь жили многие расы. Можно сказать, обычные дикари, которые имели магические способности. Ангелы, демоны, люди, истинные ведьмы и вампиры.
     Каждая из этих рас занимала свою территорию, которую в свою очередь мелкие кланы разбивали между собой. Тогда не было домов, вернее были, но их называли кланами. Так получилось, что люди были единственной расой, что не имела своей территории. Они жили то тут, то там. С одними они уживались, других опасались, с третьими враждовали. Как например с вампирами.
     Наш дом ещё с тех времён обитал здесь, и иногда мои предки захаживали в деревни, что располагались здесь, чтоб подкрепиться. И вот однажды, после такого обеда терпению людей настал конец. Они подожгли лес и ушли. После того как пожар закончился, моим предкам стало не хватать еды, животные покинули выжженный лес, а соседние кланы не давали воспользоваться их охотничьими угодьями.
     Наступил голод, мои предки умирали без пищи и постоянно подвергались нападениям других кланов. И тогда пришло оно. Это было бесформенное ничто, сплетённое из тьмы. Казалось, что даже самая тёмная ночь, темнота в самой глубокой пещере не сравниться с этим. Оно назвало себя Тьмой и предложило нам сделку. Тьма сказала, что наделит нас силой, а взамен лишь поместит часть себя в каждого из нас. Мы обретём огромную силу и сможем диктовать свои правила. Сможем отбить обратно захваченные земли и завоевать новые. Голод будет уже нам не страшен. И клан согласился.
     Шли года, века, мой клан вырос, стал более цивилизованным, перерос в дом, занял неплохое положение в появившейся стране вампиров. Во время войны отличился своими заслугами не в последнюю очередь благодаря тьме. После войны и распада страны, мой дом стал один из сильнейших в ОСЦНГ и до сих пор существует. Однако сила, что дала нам Тьма и сейчас живёт в нас. У тех, кто ушёл из нашего дома дети уже рождались без тьмы. Словно это было только нашим даром. Для чего Тьма дала нам его, до сих пор никто понять не может. Но теперь это и не так важно. Конец.
     Адель посмотрела на Рея, всем видом давая понять, что ждёт похвалы.
     - Неплохо, - кивнул Рей, – будешь детям сказки рассказывать. Сразу видно, у тебя талант.
     - Звучит как оскорбление, - прищурилась она, пытаясь понять, является оно таковым или нет.
     - Кстати, а Тьма реально существовала?
     - Кто знает, - пожала Адель плечами. – Может да, может нет. Но я слышала ещё легенды, что Тьма всегда держит кого-то из наших членов семьи поближе к себе, чтоб наблюдать за этим миром. Оно наделяет избранника силой, что больше, чем у других, дабы защитить его. Поэтому в каждом поколении имеется свой следящий, если так можно сказать.
     - А кто в вашей семье следящий?
     Адель испустила вздох.
     - Рей, ты действительно веришь в эту сказку? Тебе сколько лет, напомни мне, а то я, кажется, забыла.
     - Знаешь, в вашем мире я не знаю, чему верить. Всё, что в моём мире нереально, в вашем оказывается правдой.
     - И многое в вашем мире не совпадает с нашим?
     - Очень многое. И отличительной особенностью является то, что у нас нет магии.
     - Нет магии, - протянула Адель. – Страшно представить, насколько в вашем мире вы скучно живёте.

Глава 11

     - А теперь, невеста, можете поцеловать жениха! – радостно сообщила Рею Шанни и сделала попытку поцеловать его.
     - Оставь это, - устало попросил он.
     Рей прекрасно понимал, что для Шанни это всего лишь игра. Кажется, что у неё в голове только всякие игры и шалости. Он ещё ни разу не видел, чтоб она отнеслась к чему-то серьёзно. По крайней мере при нём.
     - Получается этот текст я должен выучить к… послезавтра?
     - Забыл, когда у тебя свадьба?
     - Такое тяжело забыть, - сказал Рей так, словно ему предстояло прокопать туннель на другой конец мира.
     - Ой-ой-ой, кто-то не хочет жениться на нашей красавице?
     - Я не говорил такого.
     Шанни хитро прищурилась.
     - Раз так, то тогда может убежим вместе словно в романе «Голубые волны»? - она приблизилась к нему. Однако в отличии от её томного голоса, глаза буквально искрились озорством.
     - Я не знаю, что это за роман.
     Шанни разочарованно вздохнула.
     - Всю шутку испортил.
     «И этому человеку двадцать пять лет. Хотя будь возможность, я бы выбрал её, а не Адель.»
     Сейчас они сидели в саду на заднем дворе дома. В отличие от той поляны перед замком, на которой место только для кладбища подойдёт, здесь было весьма и весьма уютно. Зелёные стены, аккуратные полукруглые кусты, тропинки, каменные скамейки и арки, заросшие плющом - это всё словно сошло с какой-то картины. Здесь даже был небольшой фонтан.
     Поэтому, предпочтя свежий воздух комнатам, они обосновались в небольшой беседке, покрытой лозой.
     - Ладно, повторим всё ещё раз, - она посмотрела на лист, что был у неё в руках. – Помни, что это ты должен знать наизусть!
     - Ты даже не представляешь, как мне плевать. Даже если я забуду, ничего страшного не случится.
     - Случится, все рассердятся!
     - А мне какое дело?
     - Ну…
     Вообще Рею действительно до этого дела не было. Его занимали другие мысли. Например, сегодня утром он выставил метки и смог примерно определить скорость бодрого бега с ускорителями. Вышло около сорока пяти километров. Это было довольно неплохо, если учесть, что мировой рекорд был сорок четыре километра в час (Рей даже не представлял откуда он это знает). И он много чего ещё хотел попробовать, пока был на свободе.
     Этот момент был важен исключительно для самого дома, чтоб таким образом закрепить за собой его. И если он откажется, то от этого проиграет только дом. И заставить его они вряд ли смогут, уж тем более предъявить претензии. Поэтому Шанни знала, что, если даже на свадьбе пойдёт что-то не так, всем придётся на это закрыть глаза.
     - И так, начнём ещё раз. Сейчас я буду говорить от лица той, на кого возложены обязанности провести церемонию.
     Шанни откашлялась и начала говорить низким голосом, явно кого-то парадируя.
     - Дети богов, что пришли в наш мир, сегодня вы создаёте союз, который положит начало новым жизням и сплетёт ваши судьбы в единую нить до скончания времён. Готовы ли к началу своей новой жизни как единое целое?
     И тут же она сменила свой голос на нормальный.
     - Я готова сплести свою судьбу в единое целое с тем, кого избрала моя душа.
     - Я готов стать единым целым с той, к кому тянется моя судьба, - прочитал Рей.
     И тут же заметил интересную постановку вопроса, одна выбирает, а другой тянется к ней. Матриархат в чистом виде, не иначе.
     Шанни продолжила низким голосом.
     - Дети богов, кто вступил в этот мир с целью стать единым целым, сегодня вы соедините свои судьбы и разделите их. И будет ваш путь долог, и будут препятствия этого мира лишь ветром для вас. Не дрогните вы перед трудностями мира сего. И не оставите друг друга во тьме одних.
     Шанни вновь заговорила нормально.
     - Я, Адалхеидис Шатен Дер Дункехайт, клянусь именем богов, в которых я верю, что не брошу своего избранника, чья судьба сплетётся с моей судьбой, чьи трудности станут моими трудностями. Я клянусь беречь нашу любовь и наших детей. Я стану его опорой и не дрогну, какая бы судьба нас не ждала.
     - Я Рей Клод, клянусь именем богов, в которых я верю, что буду защищать свою избранницу, чья жизнь станет с моей единым целым, чьи невзгоды и горе станут и моей ношей. Я клянусь защищать нашу любовь и наших детей. Я стану щитом и не отступлюсь от бед, кои встретятся на нашем веку.
     И почему, произнося это он чувствует такой стыд? Словно говорит несусветную ересь, от которой потом весь зал будет кататься по полу от смеха. Но кажется смущала речь только его. Шанни как ни в чём не бывало продолжила.
     - Дети, что соединили свои жизни и судьбы, с этого момента вы едины. Ваше будущее, это ваше испытание, что вы разделите между собой и будете верными соратниками друг другу. И пусть будет оно благосклонно к вам, пусть любая беда обойдёт вас. И пусть то, что встретиться вам на пути будет лишь ветром, что понесёт ваши судьбы на встречу судьбе. А теперь, невеста, можете поцеловать жениха.
     Ну это был уже перебор.
     - Погоди, разве не наоборот говорят, жених, можете поцеловать невесту?
     - Нет-нет, всё правильно, - Шанни внимательно просмотрела лист. – Да, вот оно. Невеста, можете поцеловать жениха.
     - Странно, мне казалось, что обычно говорят иначе.
     - Возможно где-то, - пожала она плечами. – Но мы не закончили. Теперь самый важный момент!
     И вновь она пытается его поцеловать, а он ловко уворачивается.
     - Не старовата ли ты для таких игр? – спросил Рей, вновь ловко увернувшись.
     - Но здесь так скучно-о-о! Мне кажется, что я превращаюсь в Гренильду. Скоро тоже буду такой же сморщенной и скучной.
     - Сочувствую. Кстати, а где Адель? Она так и не вернулась?
     Шанни оглянулась.
     - Ну нет вроде. Она же тогда сказала, что ей надо обсудить мероприятия, что будут перед венчанием. Или ты думал, всё будет просто?
     - Я думал раз два и готово, - честно признался Рей, чем заслужил вид покрасневшей Шанни.
     - Ну, все не так просто же. Пусть и проводим мы его скрыто, но некоторые формальности надо соблюсти.
     - Тогда может отказаться от этого всего?
     Шанни аж подпрыгнула.
     - Нет, нет, нет, ни в кое случае! – затараторила она. - Ведь боги могут разгневаться.
     - Я не верю в богов.
     - А как же дети без законного отца?
     - Не мои проблемы.
     - Но также положено! И… и…
     Шанни лихорадочно думала, что бы ещё сказать веское. Не дай бог сейчас всё сорвётся. Тогда все сразу спросят, а кто был последним с Реем, когда он передумал. Кто не удержал его от таких мыслей, а может быть даже сам подтолкнул. Тогда уже наказание обрушится на её попу. А Шанни попа была дорога.
     - И… И Адель расстроится. А ещё ей же влетит!
     Рей расплылся в злобной улыбке.
     - Ну тогда точно отказываюсь.
     - НЕЕЕЕТ!!!!
     Шанни схватила Рея за грудки и повисла на нём.
     - Ты не можешь! Меня накажут, если ты откажешься, - чуть ли не рыдая сообщила она ему.
     - А тебя то за что?
     - Потому, что все подумают, что это я виновата! Ведь я с тобой осталась одна, и ты отказался. Все сразу подумают, что это моя вина. Спросят, почему не остановила, почему вообще подтолкнула к такому разговору! – Шанни продолжала висеть на Рее, смотря на него щенячьими глазами. С такими глазами она наверняка в детстве получала всё, что хотела. От того сладостнее было обрушить реальность на голову этой не повзрослевшей девчонке.
     Рей очень сладко улыбнулся. Глаза Шанни тут же наполнились надеждой и…
     - Пойду им и лично сообщу, что разговор с тобой подтолкнул меня к мысли отказаться от венчания.
     - НЕЕЕЕЕЕЕТ!!!!!
     Чувствуя себя победителем и то, как на душе у него становится теплее, Рей медленно вышел из беседки, таща за собой зацепившуюся за него Шанни. Та причитала и просила его остановиться как маленький ребёнок.
     - Не бойся, порка ещё никому не вредила.
     - Мне повредит! Моей попе! Остановись!
     - Пора тебе познать реальность жизни. Не всё достаётся через красивые глаза.
     - У меня и грудь красивая! Если остановишься, то обещаю тебе её показать! Остановись!
     - Уже предвкушаю твой сладкий крик, когда розги или ремень с сочным шлепком пройдутся по твоей игривой попе.
     - Не надо! Стой! Пощади!
     - Что. Вы. Делаете?
     Холодные слова были отчеканены так, словно кто-то забивал гвозди.
     Дорогу им преградила Адель с собственной персоной. Она выглядела слегка растрёпанной, но её глаза буквально стреляли сосульками, заставляя покрываться кожу мурашками.
     - Я спрошу ещё раз. Чем. Вы. Заняты?
     - Сестрица! Помоги мне! Он не хочет жениться на тебе! – громко сказала ей Шанни.
     Адель перевела взгляд на Рея.
     - Это правда?
     - Ну… - Рей усмехнулся. – Она мне тут сказала, что если я откажусь от венчания, то ей влетит по первое число. Не могу устоять перед желанием посмотреть на то, как её высекут.
     Адель вздохнула.
     - Рей ты чудовище, знаешь об этом?
     - Да.
     - Ясно. Как это не неприятно говорить…
     Глаза Шанни наполнились надеждой.
     - … но позволь мне помочь тебе, - произнесла Адель и на её лице появилась очень жуткая, ничего хорошего не предвещающая улыбка. – Надеюсь занять место в первом ряду на твоём наказании, Шанни.
     - НЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!! СЕСТРИЦА!!!!
     - Лиса из леса тебе сестрица, - чуть ли не с любовью ответила ей Адель с той же жуткой улыбкой.
     Шанни попыталась ускользнуть, но Рей ловко поймал её за руку. Тут же с другой стороны её поймала Адель.
     - Ты не можешь так поступить со своей любимой сестрёнкой!
     - Знаешь, была бы ты ангелом, я бы с удовольствием повыдёргивала из твоих крылышек пёрышки. Одно за другим. К тому же ты всего лишь моя троюродная сестра. Старше меня на пять лет, а ведёшь себя как ребёнок. Значит и наказание будет как у ребёнка. Отведаешь бабушкиного ремня, как отведала недавно его я.
     - НЕЕЕЕЕТ!!!! ТОЛЬКО НЕ БАБУШКА!!!
     Рею стало интересно, что там за бабушка такая, что ею они до сих пор друг друга пугают.
     Он потащил Шанни к дому. Адель же, слегка прихрамывая, шла, держа заложницу за другую руку.
     - Нет, ты же меня любишь, да? Ты не сделаешь ничего такого любимой старшей сестре, это шутка же?
     - В каждой шутке есть доля правды, - заметил Рей.
     - Верно, и в этой шутке правдой будет твоя порка, - улыбнулась ей Адель.
     - Но так нельзя!
     - Нельзя как? – раздался голос прямо перед ними.
     Неведомым образом из-за аккуратных кустов, что выстроились рядами вдоль дороги, вышла мать Адель. Её лицо было непроницаемым, однако глаза бегали от Рея к Шанни. Её недовольство было видно невооружённым взглядом. Рею высказывать она его не решилась, поэтому ударила по более доступной цели.
     - Шанни, если мне не изменяет память, то ты должна была готовить Рея к послезавтрашнему дню. Но твои крики слышны на всю округу. А вы, Рей, зачем тащите её в дом? Это выглядит, мягко говоря, странно и двусмысленно.
     - Ничего такого, просто я подумал на счёт венчания и…
     Шанни молниеносно вырвала руку из хватки Адель и закрыла ею его рот.
     - И он немного устал! А ещё волнуется, - затараторила Шанни. - Так волнуется и устал, что у него уже глаза с руками искрятся. Я подумала, что было бы неплохо разрядить атмосферу, незачем ему так напрягаться.
     - Но от чего устал, там всего выучить…
     - Но вы же знаете мужчин! Мы пошли погулять, немного поговорили, пошутили. А сейчас подошла Адель, и мы как раз собираемся провести нормальную репетицию. Вот!
     Подозрение Паломы по отношению к сказанному Шанни читалось без каких-либо сверх навыков. Однако при Рее выпытывать правду из Шанни она не горела желанием. И та это прекрасно знала, поэтому уже не он держал её за руку, а она его. Палома переводила взгляд с Шанни на Рея, потом на Адель, словно хотела одним взглядом заставить их признаться в том, что происходит. Но конечно ничего не вышло и ей оставалось лишь отступить.
     - Ладно, идите. И Рей, отнеситесь к этому серьёзно, прошу вас.
     Рей только кивнул, так как рот до сих пор закрывала Шанни.
     - Это было близко, - выдохнула Шанни, когда они вернулись в беседку.
     - Жаль. Очень жаль, я рассчитывала на твою порку, - сообщила ей Адель.
     - Не смешно, мне действительно могло влететь.
     - А что на счёт тебя, Рей. Выучил? – уже не слушая Шанни, Адель взяла его листок и пробежалась по нему глазами. – Или это слишком сложно?
     - Слишком сложно, поэтому не выучил, а ты?
     - Естественно выучила.
     Рей с подозрением прищурился.
     - Это когда ты успела?
     - Ещё в детстве.
     - В детстве?
     - Ну Рей! Ну ты чего! – накинулась на него Шанни. – Разве ты не знаешь, что каждая молодая девушка мечтает о своём принце? Даже в том возрасте, когда она ещё ребёнок? – Она мечтательно закружилась в беседки, смотря вверх. – Каждая девушка, думает, что её брак будет особенным и практически все мы, подхваченные этой романтикой, выучили ещё давным-давно свою речь. Мы планировали и представляли своё венчание, то как будет проходить первая ночь. Какая будет у нас чудесная семья и красивые дети.
     - А ещё и речь будущего мужа выучивали, на всякий случай, - добавила Адель.
     - Вот вам делать было нечего, - вздохнул Рей.
     - Вот будет у тебя дочь, тогда возможно поймёшь, - назидательно заметила Шанни. – А теперь вернёмся к повторению! – Она выхватила лист у Адель. – Мы слишком сильно отвлеклись. Так… Рей, пока ты не выучил текст, будешь читать с листа. Сейчас вы будете повторять свои слова, а я буду проводить церемонию. И так, начали.
     
     Был уже обед, когда Шанни, как выразилась Адель, пошла удовлетворять свои низменные потребности, оставив их наедине. В вопросе с речью они продвинулись не сильно далеко, однако теперь Рей представлял себе, как должно примерно выглядеть венчание.
     Вчера вечером Адель так и провела ночь у него в комнате. Под конец она просто уснула в кресле, свернувшись калачиком, и храпела. И это был отнюдь не невинный храп молодой девушки, у которой голова находится в неудобном положении. Если бы Рей не знал, кому он принадлежит, то подумал бы, что к нему в комнату пробрался какой-то мужик. А на утро вообще обнаружил, что он сделала себе из двух кресел кровать и спала там.
     Что касается вчерашней попытки проникнуть ему в мозги, то больше такого не повторялось. Может они поняли, что не получится, может были спугнуты его сопротивлением чарам. В любом случае, они отступили. Рей не знал, когда они предпримут следующую попытку, да и предпримут ли, однако он сомневался, что это они будут делать днём, когда их будет легче всего обнаружить.
     Позже утром, когда Адель ушла в свою комнату приводить себя в порядок, к нему зашла служанка и пригласила его на завтрак к общему столу.
     В отличии от Твердыни мира здесь еда была намного разнообразнее, можно сказать, что на все случаи жизни. Рей даже не был уверен, что все присутствующее смогут это всё съесть, что в принципе и получилось.
     Помимо него здесь же завтракали Палома, её мать, Родзи и Адель. На вопрос, где завтракают другие, ему ответили, что в замке несколько столовых. И здесь же было ещё одно отличие от Твердыни мира – если там завтрак всегда был живым, то здесь словно запустение царило. Абсолютная тишина нарушалась только чавканьем Родзи и стуком столовых приборов. К тому же свет здесь был блеклым из-за тумана, что придавала своеобразный холодный оттенок.
     Первой завтрак закончила Адель. Ничего не сказав, она просто скрылась за дверью. Через несколько минут, расхваливая еду и благодаря поваров, ушёл Родзи. Когда он ушёл, Палома обратилась к Рею.
     - Рей, хочу, чтоб вы знали. Родзи не знает о браке и пока ему об этом знать необязательно. Старайтесь меньше попадаться ему на глаза. Обычно он не живёт с нами, однако на праздники он всё равно наведывается к нам и проводит день другой здесь.
     - Вы не собираетесь говорить ему?
     Палома посмотрела на свою мать, слово ожидая одобрения, и та едва заметно кивнула.
     - Собираемся, но позже. А пока не стоит ему об этом знать. Да и вы намёков ему лишних не давайте. Будет плохо, если он узнает кто вы. Неизвестно, как тогда он будет реагировать и что предпримет. Может даже попытаться использовать вас. В конце концов, он человек бизнеса.
     - А как тогда пройдёт венчание, если он здесь?
     - Уверена, что уже завтра после обеда он уедет. Родзи не тот человек, кто будет подолгу засиживаться там, где ему не очень рады.
     В принципе, в её словах была доля правды. То, что он человек бизнеса, Рей понял ещё вчера. Но вот насколько это было правдой? Ведь они друг друга подозревали и обвиняли во лжи и провокациях. Муж и жена относились друг к другу явно недружелюбно. И кто из них являйся настоящей угрозой для Рея? И кому из них можно было верить?
     Плюс, кто-то вчера пытался ему взломать голову. И это кто-то из них. Вопрос, кто имел большую выгоду? С одной стороны, Родзи не знает, кто он и ему нет причины так делать. С другой стороны, если он выяснил, кто Рей такой, то мог попытаться нацепить на него ошейник. С Паломой тоже не всё так просто. Так-то они уже заключили союз, но Рей знал, что его хотели привязать к семье. А подчинить его разум было бы очень даже удобно.
     Так что ответа, кто из них враг, а кто нет у Рея не было. Оставалось лишь держать оборону и ждать развязки.
     В этот момент к ним зашла Шанни. В отличии от всего дома, она излучала жизнь. Возможно сказывалось то, что в её крови была кровь ангела, существа, что ставился в противоположность тёмным тварям. Однако её жизнерадостность, как и жизнерадостность Воса, Рея начала слегка доставать.
     - О, Рей, доброе утро! Как спалось в нашем маленьком замке?
     - Неплохо, спасибо.
     - Всего лишь неплохо? – расстроилась она. – Я надеялась, как минимум, на «Вау, вот это да!».
     - Шанни, прошу тебя, по тише, - попросила Палома и вновь повернулась к Рею. – Уже послезавтра вы будете обручены с Адель…
     - Уже послезавтра!? – удивился Рей.
     - Она тебе не сказала? Хотя я не сильно удивлена, - пожала плечами Палома. – Так вот, у нас есть некоторые традиции. Поэтому очень важно чтоб ты их выучил перед венчанием. Шанни тебе с этим поможет.
     Шанни гордо выпятила грудь, словно ей предстояла страшная и ответственная миссия.
     - Вообще, я хотела, чтоб Адель пошла с тобой, и вы вдвоём порепетировали, но как видишь, она убежала. Поэтому, пока она не вернётся, пусть тебе помогает Шанни.
     - Может даже предпочтёшь меня ей, - пошутила она, чем заслужила колючий взгляд от Паломы. Видимо ту такая перспектива совсем не радовала.
     И Адель вернулась только к обеду. Они успели отрепетировать ещё раза два прежде чем Шанни убежала кушать, оставив их одних.
     - В жизни бы не поверил, что ей двадцать пять. Она мне до жути напоминает одного моего товарища.
     - Удивительно, что она из нашего дома.
     - Слушай, а ты действительно хотела, чтоб её высекли?
     Адель пожала плечами.
     - У меня была такая мысль. В конце концов, её редко наказывали. И я бы очень хотела послушать, как она запоёт, когда её будут пороть, - интонации, которые были в её голос, стали зловещими.
     - Ты её так ненавидишь?
     - Отнюдь. Просто, когда достаётся только тебе, ты уже сама начинаешь желать другим, даже тем, кто не виноват, такой же участи. Это словно сорвать злость на ком-то другом. Но если честно, я ещё не опустилась до того, чтоб так поступать. А вот ты, я смотрю, был рад такому раскладу.
     - Я тоже шутил.
     - Да неужели? – изогнула она бровь. – А мне показалось, что ты воодушевился.
     - За чудовища меня считаешь?
     - А разве ты не чудовище?
     - Адель, - улыбнулся Рей. – Ты хочешь искупаться? – он многозначительно посмотрел на фонтан.
     - Прошу прощения, но желания не имеется, - невинно улыбнулась она. – Или я задела твою ранимую натуру?
     - Нет, ты точно хочешь искупать.
     - Рей, даже не думай. Если ты посмеешь…
     Рей попытался схватить Адель за руку, но она ловко увернулась. Однако в следующее мгновение её ноги слегка подогнулись, и она скривилась.
     - Ты вновь хромаешь?
     - А незаметно? – огрызнулась она.
     - Разве вчера ты не накладывала магию лечения?
     - Я же говорила, что она очень слабая, - выпрямилась Адель, поморщившись.
     Рей оглядел Адель. Хромота было не единственным, что бросалось в глаза. Сама Адель стояла странно. Да и большую часть времени, что они здесь были, она старалась стоять не двигаться лишний раз. Вроде бы и незаметно, однако стоит приглядеться, и это становится очевидно.
     - Уже всю меня исследовал? - спросила Адель.
     - Просто такое ощущение, что не просто ушиблась, а ногу сломала.
     - Это не твоё дело, я ясно выразилась? – неожиданно агрессивно спросила Адель.
     - Адель ты чего? - от неожиданности Рей даже шагнул назад.
     - Ничего! Просто оставь меня в покое! – чуть ли не прорычала она в ответ.
     Адель развернулась и ровным шагом, словно и не было хромоты, отправилась в дом. Неожиданная вспышка гнева сбила Рея с толка. И ведь ему показалось, что между ними вроде не так уж всё и плохо. Буквально пару минут назад они общались нормально и даже шутили, а тут такое. Словно Рей наступил ей на больную мозоль.
     Такое впечатление, что сама Адель разрывается между чем-то. Словно она вроде и хочет быть нормальной, но её внутренние тараканы тащат её назад, заставляя бросаться на всех, словно больную дуру.
     
     В доме Шатен Дер Дункехайт была небольшая библиотека. Конечно, если сравнивать её с той, что была у Рея, то она была просто огромной. Однако для обычных библиотек она была весьма скромной. Но это относилось только к количеству книг. Шкафы были сделаны из красного или зелёного дерева, покрытого лаком. Каждый раздел библиотеки имел своё название, написанное золотыми буквами на деревянной табличке. Для того, чтоб достать верхние книги, здесь были лестницы на колёсиках, отполированные так, что можно было увидеть собственное отражение.
     На такую библиотеку ушло явно немало денег. И раз так, здесь должны быть книги, что смогли бы ответить на вопрос – как заставить человека подчиниться. Или по-другому, как контролировать чужой разум.
     Он прогуливался среди книжных полок. Полученные навыки чтения от Адель позволяли спокойно понять о чём та или иная книга.
     Так гуляя между книжными полками, его взгляд неожиданно зацепился за один очень старый на вид томик. На его переплёте было написано: «Книга предсказаний». Рей бы сказал, что он не сильно верит в предсказания, но глядя на мир, в котором он оказался, быть уверенным в чём-то невозможно.
     Рей быстро пролистнул страницы книги. Внутри, как и полагалось, было много предсказаний, которые собирались со всего этого мира. Здесь предрекали и появление воина, что будет граничить с богами, но изберёт путь обычного человека. Закат некоторых империй, название которых Рей первый раз слышал. Рождения множества детей, что изменят ход истории.
     Но больше всего Рею понравилась надпись на форзаце книги.
     «Будущее можно вычислить и предугадать, но даже боги не скажут, чему суждено сбыться, а что так и останется лишь словами на ветру.»
     Это было довольно поэтично и метко. Рей воздал мысленную похвалу тому, кто это написал.
     Соседствовала с этим томиком предсказаний потёртая книга: «История семьи Шатен Дер Дункехайт». Он был ещё толще предсказаний.
     В конце концов, на соседней полке в самом углу нашлась книга, которую Рей и искал. «Магические элементы и заклятия для воздействия на душу и сознание цели». Можно было предположить, что под этим подразумевается гипноз или контроль разума.
     Не найдя места получше, Рей уселся прямо на лестницу, что стояла здесь между книжных полок и открыл книгу.
     Если говорить на чистоту, то всё написаное здесь было так же понятно, как и причины странного поведения Адель. Если источник силы и направленные волны Рей ещё мог понять, то «море эмоций в бездне мрака, пустившие корни для будущего потомства движения по спирали времени» было написано явно для интеллектуалов, которые хоть что-то смыслят в магии. Это нечто даже отдалённо было сложно приписать к магии, как и «впустить в себя море цвета, почувствовав, как струятся судьбы на кончиках пальцев».
     Однако в книге попадались и действительно интересные и полезные вещи. Например, здесь описывалось, что человек, которого пытаются загипнотизировать, будет слышать свой внутренний голос или же будет чувствовать порыв что-то сделать. И чем сильнее ведьма, тем сильнее будет порыв. Тот, кто будет ему сопротивляться, сразу почувствует, что что-то он делает не так, какое-то дело незакончено, да и вообще беспокойство в душе. Если гипноз будет удачен, то человек станет считать, что всё он делает лишь по собственному желанию и за выполненное поручение сразу почувствует удовлетворение, граничащее с удовольствием.
     Что касается чтения мыслей, то человек в первую очередь почувствует вибрацию в голове. Чем искуснее ведьма, тем меньше вибрация. Однако понять, что в твоей голове кто-то лазит можно и по другому способу. В голове будут неожиданно появляться мысли и воспоминания, которых вспоминать причин не было. Например, если человек сидя за едой неожиданно вспомнит, что в детстве он мыл пол у себя дома, а ещё будет чувствовать едва заметно гудение, то значит у него в голове кто-то роется.
     Ко всему прочему, данное искусство считается одним из самых сложных так как приходится работать с человеческой памятью и сознанием. В книге было сказано, что это та стихия, которую очень сложно предугадать и понять. Она слишком изменчива и поэтому чтобы получить доступ к сознанию человека требуется немалый опыт. Это как попасть отмычками в замочную скважину на раскачивающейся лодке. Мало попасть, надо ещё и открыть её.
     Из этой книги следовало, что на Рея никто не влиял. То, что он испытывал никак не совпадало с тем, что здесь написано. От слова вообще. У него были галлюцинации и транс, а не голоса и странные мысли. Поэтому, вспоминая всё, что там было и всё, что он знает, рука потянулась к другой книге.
     «История семьи Шатен Дер Дункехайт».
     Не надо быть гением, чтоб сложить то, что он чувствовал, то чем занимался, и то, что он потом услышал от Адель, чтоб понять – это всё связанно очень тонкой и очень нереальной ниткой. Ниткой, что в этом мире может оказаться вполне себе правдой.
     Рей несколько секунд смотрел на обложку книги, где золотыми буквами было написано название.
     «Во что я влез», - мысленно простонал он и открыл книгу.
     На первой же странице давался перевод фамилии обладателей этого дома. Шатен Дер Дункехайт – тени тьмы. Это был довольно символично, если предположить, что Тьма существует. Ведь тогда они были ни кем иными, как её слугами.
     Быстро пролистав первые страницы, которые более подробно повествовали уже рассказанную ранее Адель историю, Рей добрался до середины книги. Примечательно, что про Тьму, как и про дар нигде словом не обмолвились. Просто в нескольких местах было указанно, что только те, кто входит семью обладают этим даром. Всё. То ли Адель сказала неправду, то ли в книге не всё сказано. Хотя Рей больше придерживался мнения, что автор книги нарочно упустил подобный элемент.
     На этом какие-либо зацепки заканчивались. Рей, устало вздохнув, захлопнул книгу.
     - Рей, тебе нравятся книги?
     Шанни, которую Рей услышал в библиотеке за долго до того, как увидел, стояла в проходе между стеллажами и улыбалась.
     - Искала меня?
     - Нет, просто случайно проходила мимо, - сделала она невинное лицо.
     В библиотеке. Мимо. Которая находится в дальней части замка. Ещё и ходила здесь минут пять, ища его. Случайно. Рей прямо-таки и поверил в это.
     - Так чего ты хотела?
     - Да просто проходила мимо.
     Следила за ним. Рей был уверен, что её приставили к нему как наблюдательницу.
     Глядя на полные подозрения глаза Рея, Шанни сдалась.
     - Ну ладно, ладно, - сказала она, поднимая руки. – Мне скучно. Плюс, меня попросили за тобой следить.
     - Следить?
     - Да, типа, чтоб ты бед не натворил, да и разговаривал с господином Родзеном поменьше. Но главная причина в том, что мне скучно!
     - Тебе сколько лет?
     - Двадцать пять, - с гордостью ответила Шанни.
     - Я бы дал тебе четырнадцать.
     - Я так молодо выгляжу? – засверкала она глазами.
     - Это был не комплимент.
     - Ой, да ну тебя, - отмахнулась Шанни и демонстративно отвернулась. – Главное, какой ты в душе, а не снаружи. Не хочу быть похожей на этих старушек, которые причитают и делают умные лица. Ну разве это жизнь?
     - А что по твоему жизнь?
     - Точно не ходить хмурой и строить умное лицо. Состариться душой всегда успею. Хотя лучше обойтись без этого. А вот ты, я смотрю, решил наоборот, превратиться в старика. Сидишь тут читаешь. А уже ночь на дворе.
     Она подошла к Рею, и аккуратно взяла у него из рук книгу.
     - Что ты тут читаешь с таким интересом. – Она посмотрела на обложку, после чего открыла саму книгу, начала листать страницы. - Решил углубиться в нашу историю? Стать настоящей частью нашей семьи? – спросила она с уважением.
     - Решил узнать побольше о вас. Просто вчера мне Адель много чего интересного рассказала. Вот и заинтересовался.
     - А что она рассказывала? – поинтересовалась Шанни.
     - Ну, легенду рассказал про Тьму. Стишок тот рассказала.
     - А! – осенило Шанни. - Раз два три четыре пять, тьма идёт тебя искать. Смерть посеет, жизнь пожнёт, скоро к нам она придёт. Так явись ко мне сейчас, ведь настал последний час! – радостно закончила она. – Я знаю его. Раньше мы запирались в комнате со свечой, когда были детьми и читали этот стих. И по идее должна была прийти Тьма.
     - И как, пришла? – поинтересовался Рей.
     - Нет, - с грустью ответила Шанни. – А такая красивая легенда же была.
     - Какая легенда?
     - Ну что, прочтёшь стишок и Тьма явит себя тебе.
     - Слушай, а кто такая вообще Тьма?
     Шанни не на шутку задумалась. В мгновение ока её лицо стал взрослее. Но это волшебное мгновение длилось ровно до того, как она пожала плечами и ответила:
     - Не знаю. Тьма и Тьма. Нам просто говорили, что это Тьма.
     - Не бог, не демон, просто Тьма?
     - Ага. А что ты так заинтересовался? Позарился на нашу силу? – спросила она, сделав подозрительное лицо.
     - Больно надо, - ответил Рей. - Просто интересно.
     Он забрал книгу и положил её на место. Глянул в окно, что было расположено под самым потолком. Действительно, когда он сюда приходил, было светло, а сейчас уже ночь. Удивительно, как быстро пролетело время за чтением. Хотя потрачено оно было с пользой, теперь он мог сказать, что возможно это и не контроль разума. Однако версия, что это была иная сила тоже не очень вдохновляла. Благо, выглядела она нереалистично.
     - Уходишь? – спросила Шанни.
     - А ты собираешься здесь ночевать?
     - Естественно нет, - рассмеялась она. – У меня здесь своя комната есть, знаешь ли.
     - Понятно. Кстати, а ты Адель не видела? Просто перед обедом она куда-то ушла, и я её больше не встречал.
     - Скучаешь без любимой? - хитро спросила Шанни.
     - Давай без шуток. Знаешь или нет?
     - Ну видела я её после обеда. Она была слегка подавленной.
     - Подавленной?
     - Ага, - кивнула Шанни. – Она о чём-то разговаривала со своей бабушкой, потом с отцом, потом обсуждала завтрашний день с матерью. А после куда-то ушла.
     - Куда-то ушла? И ты её не видела?
     - Спряталась, наверное, где-то. Захотела может побыть наедине с собой. В конце концов, для девушки свадьба – это не пустой звук. На неё ляжет огромная ответственность. А вы поругались? – вопросительно глянула Шанни на него.
     - Не знаю. Просто что-то она взбесилась и ушла.
     - Нервы, - уверенно заявила Шанни.
     Нервы. Это лёгкое оправдание может подойти к любой ситуации. Накричал на кого-то, это всё нервы. Ударил – нервы. Убил, расчленил и спрятал – нервы.
     Но это не оправдывает сделанного. Если у Адель проблемы с нервами, то пусть идёт и выплёскивает свою ненависть в другом месте. Почему он должен слушать её истерики? Ему тоже тяжело, тут и Ария разнюхивает что-то, и дом её наводит ужас, ещё эта странность вчера. Это всё давит, но он не бежит кричать на неё.
     Рей сделал глубокий вдох, стараясь успокоиться. Нет, тут всё сложнее. Возможно есть то, чего он не знает. Ведь на неё сейчас давит весь дом, а тогда вечером она вполне конкретно сказала, что хочет быть свободной как все. Быть может в этом причина, постоянный прессинг заставляет иногда людей срываться. Может её вообще здесь бьют.
     Рей нашёл ещё несколько доводов, чтоб оправдать её. И дело не в его слабохарактерности. Просто если и он сейчас начнёт так же себя вести, то уж точно быть беде. Кто-то из них должен сохранять голову чистой, чтоб не сделать глупость. А потом всё закончится, и они разойдутся своими дорогами. В противном случае всё кончится плохо. Поэтому ему надо успокоиться и игнорировать её тупость.
     Что касается самой Адель, то он обнаружил её ни где-то, а у себя в комнате. Она сидела на том же самом месте что и вчера, поджав под себя ноги. Её взгляд был буквально прикован к окну. Даже когда Рей встал с боку от неё, она не посмотрела в его сторону. То ли боялась его, то ли не считала это нужным делать.
     - Адель, позволь спросить, что ты делаешь здесь?
     - Сижу, - ответила она.
     Её голос не был вызывающим или угрожающим. Он не был плаксивым или жалостливым. Это был обычный тихий голос, может слегка подавленный, который он стал слышать всё чаще и чаще в последнее время.
     А ещё от неё очень сильно пахло мятой. Если стоять рядом, этот запах ощущался без особых проблем. Зачем она наелась мяты? Но сейчас это не имело значения.
     - Адель, а ты знаешь, что это некрасиво, заходить в чужую комнату без разрешения?
     - Она в моём доме.
     - Не в твоём, - сказал Рей. В этот момент Адель словно вздрогнула. - А в доме твоей семьи. Во-вторых, даже если это и так, заходить в комнату, которую отдали другому человеку нельзя. Или в детстве тебя такому не учили?
     Она промолчала. Рей даже не был уверен, что она его слышит. Создавалась ощущение, что она где-то в своём мире.
     - Попросить посидеть у меня было никак?
     - Я посижу у тебя.
     Однако это был отнюдь не вопрос.
     - Ты не спросила. Ты это сказала как должное.
     - Да, - не стала отрицать она и хмуро скосилась на него. Сейчас она напоминала на злобную зверюшку, что таращится на него из своей норы. – Но если я попрошу, ты можешь и не разрешить, не так ли? А если ты не разрешишь, то что прикажешь делать? Сидеть в библиотеке?
     - То есть решила не оставлять мне выбора?
     - Верно.
     С ней явно что-то было не так. Нет, что-то не так было с самой семьёй. Просто на Адель это видно лучше, чем на остальных. Рей внимательно посмотрел на неё.
     Её глаза были слегка покрасневшими. Одна из щёк красной. Поругалась с родными? Полчуила пощёчину в ответ? Вполне возможно. Но ещё на ней не было осколка силы. Значит без него она и магию применить не сможет.
     И тут Рей подумал, а был ли осколок вчера? На вечере, когда она носила платье его точно не было. А после… Рей напрягся, выуживая вчерашний день из памяти. Ему в голову пришли обрывочные картинки прошедшего вечера и ночи. На них была и Адель, но вот только осколка силы на ней он не помнил.
     - Адель, ты же не использовала вчера магию лечения, не так ли? – спросил Рей, стараясь заглянуть ей в глаза.
     Адель промолчала. Это можно было воспринимать как положительный ответ.
     - Значит то, что ты сегодня хромала, это не из-за того, что ты не долечила свою хромоту. Ты вообще её не лечила. Это значит, что ты соврала мне. Зачем?
     Глупый вопрос, который задают все в надежде услышать правду. Зачем люди врут? Потому что есть, что скрывать.
     Адель упрямо смотрела в окно. Её лицо напряглось. Рей не был экспертом в мимике людей и не мог сказать, что то или иное выражение значит. Но сейчас он отчётливо видел, что, если продолжит спрашивать, Адель просто сорвётся. Причём сорвётся не в плане того, что бросится на него. У неё начнётся истерика.
     И что с ней делать? Гнать или оставить? С одной стороны, Рей просто горел желанием вытолкнуть эту сучку за порог. Показать, что её слова ничего не весят. С другой стороны, глядя на её лицо, Рею становилось её жаль и, вытолкнув Адель сейчас, можно будет усугубить ситуацию. Ведь явно что-то происходит, и она прибегает к нему уж точно не из-за любви.
     Если посмотреть на ситуацию со стороны, то он гость и к нему никто вламываться не будет. А значит здесь ей можно не бояться родных.
     Ещё раз (уже в который) Рей подумал, что он вообще знает об Адель? Она стерва. Ей не дают спуску в доме. По словам той же Шанни, ей доставалось за всё подряд. Её постоянная агрессия по отношению к другим, если капнуть чуть глубже, чем покрывает её вежливая маска. Явно осторожность в присутствии родных. И попытка выглядеть уверенной и крутой в глазах других.
     Может так выглядит человек, который старается так оградить себя от других? Против родных тишина, скромность с проскальзывающим страхом, против чужих – чуть ли не открытая агрессия и попытка отпугнуть. Почему? Адель не была слабачкой, и версия что это всё из-за чрезмерного строгого воспитания была маловероятной. Явно была другая причина попытки возвести вокруг её «я» непреступную стену.
     Тут уже стоит разбираться с самими родными. Вряд ли Адель так просто расколется. Не ломать же ей, в конце концов, пальцы.
     Вздохнув, Рей решил проявить сказочную доброту. Он подошёл к кровати и вновь стянул с него одеяло, после чего накинул его на Адель. Та как-то неуверенно осмотрела себя, когда одеяло оказалось на ней.
     - Спасибо, - тихо сказала она.
     - Не за что.
     «Точно что-то произошло. Она даже не выглядит как Адель, словно это совершенно дугой человек. Она как в прострации. Это должно быть реально важным, чтоб так измениться буквально за двое суток».
     Оказавшись под одеялом, Адель словно ожила и обрела смелость. Она посмотрела на Рея. Сейчас он мог видеть на одной из её щёк красное пятно как от пощёчины. Её лицо было вымотанным, глаза едва давали свет жизни.
     Теперь Рей просто не мог справиться с приступом жалости к этой стерве. Буквально пол часа назад он был готов ударить её, но сейчас весь гнев сошёл на нет. И если это была лишь актёрская игра, то Рей бы аплодировал и приклонял колени перед таким талантом.
     «Чёртова жалость. Она меня сгубит.»
     Адель обратилась к Рею.
     - Раз у тебя приступ доброты ко мне, тогда я ещё раз воспользуюсь ею и попрошу у тебя чай, - она вновь не просила, но её голос был тихим, словно подразумевал просьбу.
     - Это уже наглость, - усмехнулся он.
     - Пока есть возможность, я хочу использовать её, - как-то странно улыбнулась она в ответ.
     «Нет, она точно не похожа на себя», - подумал он, выходя из комнаты.
     Дом оказался огромным лабиринтом. Уже стоя на первом этаже, Рея понял, что даже не знает, где кухня. Он примерно представлял где столовая, где зал, где его комната и библиотека. Но вот расположение кухни было для него тайной.
     Так, бродя по коридорам в надежде найти её или хотя бы встретить того, кто знает, где кухня, Рей наткнулся на Родзи. Тот шёл по коридору, слегка пошатываясь и придерживаясь за стену. Причиной такого состояния была бутылка в его правой руке. Увидев Рея, Родзи расплылся в улыбке.
     - Рей! Дружище! Давно не виделись! – он поднял руку в знак приветствия, однако так ему оказалось тяжело держать равновесие, и он облокотился на стенку.
     - Да, с утра.
     - Верно! – Родзи неуверенной походкой подошёл к Рею. – Хочешь? – дружелюбно протянул он бутылку. – Что-что, а выпивка у них огонь.
     - Нет, спасибо. Я ищу кухню, не знаете, где она?
     - Кухня… - протянул Родзи, не на шутку задумавшись. - Э… Сейчас… Эм… Кажется, тебе надо дальше, потом поворот направо, и там дверь будет. Да точно, так и есть, тебе туда!
     - Ясно, спасибо.
     - Кстати, а ты не видел Адель? А то поговорить с ней хотел, ведь завтра уезжаю уже.
     - Нет, не видел, - не моргнув глазом соврал Рей, и слегка кивнув головой на прощание, пошёл дальше.
     - Ладно, завтра поговорю с ней, - сказал ему в спину Родзи и двинулся по своим делам.
     Уже через десять минут Рей вернулся к себе в комнату с небольшим чайником и кружкой. Адель, укутанная в одеяло, всё так же продолжала сидеть, не сводя глаз с окна. Словно она оборачиваться боится.
     Рей протянул ей чашку.
     - Спасибо, но ты долго шёл, - её привычные интонации стали возвращаться.
     В любой другой ситуации это бы раздражало Рея, но сейчас, глядя на то, как она потихоньку становится сама собой, ему стало легче.
     Рей сел в соседнее кресло.
     - Слушай, Адель, ты можешь сказать, что происходит?
     Она покачала головой.
     - Боюсь это дела семейные. Ты же пока, если мне не изменяет память, не часть семьи. Вот как обручимся, так и спрашивай. Но даже так, вряд ли я открою тебе все секреты.
     - Всё настолько плохо?
     - А кто сказал, что всё плохо? – спросила она, изогнув бровь. Но потом вздохнула, словно принимала поражение. – Но возможно ты и прав.
     Остаток ночи они просидели в своих креслах, наблюдая за ночным лесом. Никто из них не проронил ни слова, будто боясь нарушить то спокойствие, что возникло между ними. Только иногда едва слышно звенела крышка чайника, когда Адель наливала себе чай. Рей даже не заметил, как уснул.
     
     Когда он проснулся, Адель уже не было. Одеяло, что было на ней, сейчас аккуратно сложенное лежало на краю кровати. Чайный набор, что он вчера раздобыл на кухне, стоял на небольшом кофейном столике.
     В отличии от прошлого раза, Адель ретировалась раньше, чем он проснулся. Да и уснул он в этот раз тоже раньше, поэтому, к своему счастью, не застал её храп.
     Однако Адель не оказалось и на завтраке. Вместе с ней отсутствовал и Родзи. Рей предположил, что возможно перед отъездом он решил с ней о чём-нибудь поговорить. Однако… Почему ему слегка неспокойно? В душу закрадывались какие-то неприятные ощущения, которые словно предупреждали – здесь не всё чисто.
     То, что эта семья тот ещё змеинник Рей уже понял. Но насколько здесь всё плохо? Почему ему так неспокойно? Причём не за себя, а за саму Адель? За ту, которую бы он лично выпорол и на которую ему было плевать?
     «Потому что это отразиться на мне. Адель правильно сказала, мы теперь связаны и если что-то происходит, то очень вероятно, что отразиться это на обоих. А ещё мне её жаль.»
     Рей вернулся к тому дню, когда помог Нэнси и Кио. Он не должен был этого делать, однако всё равно поступил так. Стоит ли искать причину, чтоб помочь человеку? Возможно в другой ситуации он прошёл бы мимо, но не сейчас, когда в душе он чувствует необходимость разобраться с этим. Так если он хочет просто понять и по возможности помочь, надо ли придумывать правдоподобную причину, пытаясь строить из себя чёрт знает кого?
     - А где Адель? – как бы невзначай спросил Рей. Однако он искоса наблюдал за реакцией Паломы и её матери.
     - Не знаю. Эта юная леди всегда где-то бродит, - сказала она словно отчитывала свою глупую дочь.
     - Она в последнее время ведёт себя слегка странно, - продолжил Рей.
     - Не заметила такого, - как ни в чём не бывало ответила Палома.
     Ничего не заметила? Эти слова заставили насторожиться его ещё сильнее. Обычно матери сразу видят странности в поведении ребёнка. Стоит ему что-то не так сделать и мать это тут же заметит, ведь, в конце концов, она знает своего ребёнка с самого рождения. А здесь то ли безразличие, то ли она действительно не заметила разницы. Можно предположить, что Адель ведёт себя странно только при Рее, но тогда разве Палома не должна поинтересоваться у него, что случилось? Или проявить хоть какой-то интерес?
     К тому же можно ли поведение Адель назвать нормальным? Действительно ли Палома считает поведение забитого животного нормальным поведением для своей дочери? Или она просто делает вид, что ничего не замечает? Рей был уверен во втором. Возможно Палома и не знает причины, но она наверняка заметила изменения в поведении, от сюда этот чрезмерно спокойный вид. Возможно она из тех людей, которые считают, что если не видеть проблему, то её и не существует.
     Второй человек, который заставил Рея сомневаться в сказанном Паломой была её мать. Эта старая женщина вроде никак не проявляла себя, но стоило Рею сказать о странном поведении Адель, как она с него глаз не сводит. Абсолютно спокойное лицо, но глаза словно льдом заволокло.
     Значит обе что-то заметили и ничего не предпринимают. Причины может быть две: знают, но не хотят или не могут ничего сделать. А может не знают точно и поэтому не могут ничего сделать. В голове появилась догадка. Очень нереальная и очень нехорошая, однако если сопоставить всё, что есть, возможно она и была ответом.
     Остаток завтрака прошёл в полном молчании. Когда Рей поблагодарил за еду и вышел, уже в коридоре его позвала мать Паломы.
     - Рей, мальчик мой, я бы хотела попросить тебя о помощи, - в отличии от её доброго и вежливого голоса, приятной улыбки, мягких черт лица глаза были до ужаса пронзительными. Такой взгляд больше бы подошёл дознавателю.
     «Ты же меня хочешь занять, чтоб я ничего не выяснил, ведь так?»
     - Эм, я просто хотел кое-какие дела доделать.
     - Уверяю, это много времени не займёт. Или ты откажешь старой леди в такой мелочи?
     - Тогда в чём заключается помощь?
     - О, ерунда. Мне нужно перебрать несколько бумаг и разложить их. Уверяю, мы успеем закончить к обеду.
     К обеду. Слишком удобно всё получалось. Настолько удобно, что даже подозрительно. Рею это не нравилось. Если сейчас всё не решить, то потом станет только хуже. И как бы это странно не звучало от него самого, но потом в этом доме будут жить и его дети. И при нынешнем раскладе он не желал им такой участи.
     - Хорошо, в конце концов, это наименьшее, чем я могу вам отплатить, - согласился Рей.
     Мать Паломы улыбнулась приторно доброй улыбкой, от которой буквально веяло ложью и лицемерием.
      - Но есть одно но, - улыбнулся во все тридцать два зуба Рей. – Я посрать схожу, хорошо? А то в последнее время понос замучил. А потом обязательно вам помогу.
     Надо было видеть лицо этой старой женщины. На неё словно холодную воду вылили. Она стояла, приоткрыв рот, а её глаза буквально на лоб лезли от услышанного. Возможно она такие слова вообще в первый раз вслух слышит. Она издавала какие-то непонятные звуки, явно пытаясь ответить, пока наконец из неё не вылетело:
     - Д-да, конечно, я подожду… в зале.
     - Отлично.
     Лучезарно улыбнувшись, Рей двинулся в сторону туалета. Однако, скрывшись из виду, он тут же сменил направление в сторону комнаты Адель.
     Его резкая и грубая фраза сделала своё дело – бабулька оказалась в лёгком шоке, и он смог от неё отделаться. Если бы он отказался или попытался просто уйти, непонятно, что бы произошло. Может ничего, а может она бы что-нибудь да сделала. А так из-за шока и смущения она сама его отпустила.
     Найти комнату Адель оказалось не так уж и сложно – она располагалась на верхних этажах и на её комнате висела табличка с её именем, написанная золотыми буквами. Однако, когда Рей постучал, ему никто не ответил. Запустив «систему», он тоже ничего не услышал. Или она прячется или её там нет. Рей предположил, что она не здесь.
     Тогда он спустился вниз. Там он встретил одну из служанок и спросил, где остановился Родзи. Уже через несколько минут он был около его комнаты. Как и в случае Адель, ему никто не открыл, потому, что там скорее всего никого не было. Возможно это было совпадение, возможно Родзи действительно решил пообщаться с Адель перед отъездом.
     Но Рею стало неспокойно.
     Не отключая «систему», он двинулся по коридорам, вслушиваясь в звуки.
     Этаж за этажом, часть за частью. Он прислушивался к характерным звукам. Он не хотел их слышать, не хотел признавать, что это могло быть правдой. Пусть Адель встретится ему прямо сейчас. Пусть она хромает и плачет, но пусть она будет перед его глазами, тогда он сможет убедить себя, что это всё ему показалось, он сможет закрыть на это глаза. Иначе он уже не сможет себя сдерживать.
     На третьем этаже в западной части здания, что располагалась в отдалении от других, он услышал. Услышал едва заметные звуки, которые в обычной ситуации даже не слышны. Эти звуки…
     «Это неправильно. Просто неправильно. Теперь я кажется знаю, что меня бесит. Меня бесит сама эта мерзка ситуация, сам этот дом. Потому, что я догадываюсь, что произошло. И всё, что сейчас во мне кипит – лишь отвращение и гнев к тем, кто это сделал. Есть вещи, которые заставляют нас выходить из себя. Кажется, для меня это одна из тех самых вещей.»
     Рей подошёл к двери. Едва заметные скрипы, то ли всхлипы, то ли ещё что-то, вздохи или стоны. Дверь была закрыта – Рей это просто знал, иначе быть не могло. Поэтому он даже не пытался дёргать за ручку. Он просто приложил руку к месту, где располагался замок и резко надавил. Это был практически удар, только без отрыва руки от поверхности.
     Дверь жалобно скрипнула и, вырвав из косяка кусок древесины, распахнулась.
     Рей знал, что увидит, знал, что будет за дверью, но даже так он не мог унять в себе то, что в нём горело ярким пламенем. Его догадка была верна, но даже так его словно по голове тяжёлым предметом ударили.
     В этой небольшой комнате со спущенными штанами, тот, кто должен был стать для него тестем, тра..л раком прямо на столе собственную дочь.
     Рей словно и не видел всю картину полностью, в его сознание проникали только отдельные кусочки этой картины: Адель, которая лежала животом на столе и её задранное до пояса платье; рука Родзи, которая скрывалась под грудь Адель и продолжала её стискивать; её безнадёжный, смеренный взгляд и поджатые губы; его поросячьи блестящие глаза, красное от натуги лицо и приоткрытый рот.
     Адель, что была всегда перед ним такой собранной и опрятной сейчас предстала перед ним в таком образе портовой шлюхи, которая лишь молча принимает свою судьбу и не только. А ещё человек, которого Рей посчитал единственным нормальным здесь. Добрый и простоватый толстяк, который превратился в жирную и озабоченную свинью в глазах Рея за секунду.
     Этот его стон, пыхтение, характерное движение его тела. Подёргивание тела самой Адель от каждого раза, когда он входил в неё полностью.
     «Никому не верь. Все могут лгать и использовать тебя в своих целях».
     Они оба заметили его в тот момент, когда дверь стукнулась о тумбочку, которая стояла рядом.
     Глаза Адель с ужасом округлились, когда она увидела его. Родзи замер, плотно прислонившись к ней сзади, его голова медленно повернулась в его сторону. Они были подобны кроликам, которые попали под фары автомобиля. И сейчас этот самый автомобиль дал по газам.
     Рей пересёк расстояние между ними за доли секунд и схватил Родзи за грудки. Мышцы напряглись, «система» направила все силы на руки и они отозвались болью, но Рей умудрился поднять его и отшвырнуть в шкаф позади. Родзи врезался в него, обвалив себе на голову полки с разнообразными вещами.
     Рей хотел убивать. За это мгновение его сознание наполнила чистая ярость в перемешу с отвращением. Начнёт с Родзи, закончит дочуркой. А потом прогуляется по остальному особняку. Вырежет всё это мерзкое, вызывающее отвращение потомство до седьмого колена.
     Но прежде чем Рей успел что-то сделать, на него бросилась Адель.
     - Стой, Рей, нет!
     Но она не стала особой преградой. Рей ударил наотмашь ей в район груди, словно давал кому-то пощёчину тыльной стороной руки. Удар оказался такой силы, что Адель отбросило назад и она врезалась спиной в край стола, издав писклявый звук, после чего сползла на пол.
     Рей вновь обернулся к Родзи. Сейчас проблему надо было решать. Однако все его мысли сводились к убийству.
     «Мне надо успокоиться», - мысленно приказал он себе.
     Словно в ответ на его мысли, по телу прокатилась холодная волна. Гнев, что буквально давил сердце в груди стал спадать. Всё напряжение сразу улетучилось, а в голове стало необычайно спокойно. Видимо «система» на его отзыв заглушила практически все эмоции. Теперь, чувствуя лишь холод внутри себя, Рей мог быстро и спокойно обдумать ситуацию.
     Родзи нельзя было убивать. Только не сейчас, не в этом доме. Если он убьёт этого человека, то тот старик наверняка испортит ему жизнь. А так как он довольно влиятельный человек, в этом можно было не сомневаться. Значит надо было избавиться сразу от обоих. В их доме.
     Решение было очень простым и действенным.
     Родзи тем временем пришёл в себя после удара о шкаф.
     - Ха, не думал, что ты меня так застукаешь, - усмехнулся он. – А я-то почти закончил.
     - Никому не верь, - процитировал его Рей.
     - Верно. Жаль, что ты не сразу это понял, дружок. Однако то, что ты до этого дошёл сам уже радует. Ну так что же, убьёшь меня?
     - Убирайся, - выдавил из себя Рей. В нём вновь начинала кипеть злость.
     Не сказать, что Родзи был как-то удивлён его решению. Скорее всего он и ожидал подобного исхода.
     Теперь от его прежнего лица не осталось и следа. Хитрые блестящие глаза, самодовольная ухмылка, заострившиеся черты лица. Родзи с кряхтением встал, после чего натянул на себя штаны и спокойно застегнул их. Он явно не торопился. А Рей не горел желанием лишний раз прикасаться к нему. Сегодня вечером они в любом случае ещё поболтают.
     - Я так подозреваю, что сегодня моему дому надо ждать гостей.
     Рей промолчал.
     - Отлично, тогда я пойду. Надеюсь вы отлично проведёте время вместе.
     К тому моменту Адель уже успела так же прийти в себя и встать на ноги. Возможно ей и не стоило этого делать. Проходя мимо Родзи звонко шлёпнул её по обнажённой небольшой груди, словно на прощание, и вышел из комнаты.
     А через секунду она стала целью для самого Рея.
     Практически полностью голая, с платьем, что было натянуто словно пояс ей на живот, она плотно сжала губы, явно осознавая, что ей грозит. Она не пыталась прикрыться или убежать, лишь смиренно стояла, ожидая своего наказания. И оно последовало незамедлительно.
     В следующее мгновение Рей её ударил. Он с удовлетворением почувствовал, как кулак зашёл ей в мягкий живот. Как она навалилась на его руку, издав стон. Наблюдал как в конечном итоге её ноги разъехались, и она сползла на пол, где свернулась в позе эмбриона от боли, изредка дёргая носком.
     Была ли виновата Адель? Рею было всё равно, для него все сейчас были виноваты. Ей просто не повезло оказаться перед ним здесь и сейчас. Ему требовалось выпустить злость, которая вновь кипела внутри. А она была отчасти виновата в случившемся.
     Рей не стал дожидаться, пока Адель придёт в себя. Он молча наклонился и, схватив её за волосы, начал поднимать на ноги. Адель, начала дёргаться, извиваться, хвататься за волосы, пытаясь хоть как-то ослабить натяжение, скулить. Но в конечном итоге он её поднял.
     - Я сейчас спрошу и постарайся мне ответить честно. Зачем?
     - Зачем? - переспросила Адель.
     Рей вздохнул ещё раз и ударил её в живот. Он не стал обманывать самого себя, что это ему не нравится. Адель со стоном попыталась согнуться и осесть, но Рей удержал её за волосы. Из её глаз хлынули слёзы.
     - Зачем? – повторил он вопрос. Потом немного подумав добавил. - Ради чего это было делать?
     - Ради дома…
     Эта фраза буквально вывела его из себя. Он ударил её головой о стену. Адель тихо пискнула.
     - Ради какого дома? О чём ты вообще? Ты понимаешь, что вообще говоришь или тебе мозг разъело?
     В ответ были только всхлипы. Он ещё раз ударил её головой о стену. Потом ещё раз. В ответ она только вскрикивала и продолжала рыдать. Ударив напоследок её в живот и оставив валяться на полу, Рей подошёл к окну. От сюда были видны ворота. По идее, за Родзи должны приехать так как здесь он карет или чего-то подобного не видел. Если же его телепортируют, придётся спрашивать у Адель его адрес. Или можно пробежаться по родственникам. Нет, он не собирался их убивать, ведь за ними должок. Он просто получит, что хочет и оставит вариться их в своём чёртовом котле.
     - Вы все так говорите, словно я в этом виновата, - раздался очень тихий голос. Адель медленно села на пол, всё ещё держась за живот. - Но я ничего такого не сделала.
     - А это что было? – усмехнулся недобро Рей. – Объясни мне, может я чего не понимаю?
     - Не понимаешь.
     - Тогда объясни мне. Ты же ничего не говоришь, как я могу тогда понять тебя? По намёкам, что даёт твоя больная на голову семья? Или по твоим намёкам? Кто ещё может виноватым быть кроме него и тебя, той которая молча это поощряла!?
     - Тогда в чём я виновата? – спросила она, поднимая голову. Её глаза, как и тогда в комнате, были красными. Щёки блестел от слёз. – Рей, раз ты такой умный, тогда скажи, в чём моя вина? В чём была вина пятилетней девочки, которую заставили это сделать? В том, что она молчала? В том, что она не родилась мальчиком? Или в том, что её отец больной подонок? Разве я заслужила такое? Если да, то чем, ответь мне!
     Она уткнулась в коленки лицом, сидя у стены. Её голос был глухим и было тяжело понять, что она говорит. Она то плакала, то кашляла, замолкала и продолжала снова.
     - Я не молчала, - тихо сказала Адель. – Моя бабушка по линии моей матери знала. Я сказала ей ещё давно об этом. Но она слушать не хотела, кричала что я лгунья и просто наговариваю, потом, что я сама виновата, что веду себя как распутная девка.
     - Тогда почему ты не рассказала матери?
     - А вдруг бы она тоже самое сказала? Вдруг она бы повторила те же самые слова? После бабушки я чувствовала себя действительно виноватой. Думала, что сделала что-то плохое, спровоцировала его на такой поступок. Я пыталась убедить себя, что моей вины нет, так же, как и говорю это сейчас. Но в глубине души меня всё равно это гложет. Всё равно в глубине души я чувствую, что сама виновата.
     - Виновата, что в пять лет соблазнила великовозрастного отца? Боже, избавь меня от этого бреда.
     - Рей, прошу тебя, заткнись, - сказала она, всхлипывая и шмыгая носом. - Мне очень важно кому-нибудь рассказать это. Мне очень важно выговориться. Я знаю, что мы с тобой не в самых хороших отношениях, но я не могу всегда держать это в себе. Я не могу рассказать это друзьям по понятным причинам. Или родным. А ты уже знаешь, да и видел…
     - Ладно, я понял.
     Она замолчала, собираясь с мыслями. Её тяжелое дыхание было слышно даже у окна.
     - Я… не знаю… - начала неуверенно она. Сейчас перед ним была та самая Адель, что и вчера. – Мы… Отец хотел сына как наследника, но родилась я... Помню, как они ругались…
     
     Адель помнила это. Словно картинка, которую выжгли в памяти, она помнила мать и отца, которые кричали на друг друга. Она просто проходила мимо, когда отец бросил на неё взгляд. Его лицо было перекошенное от злости, он был похож на быка, который вот-вот броситься на мать. В тот момент его взгляд упал на его юную дочь. Отец подошёл к ней, схватил за волосы и подтащил к матери. Он тряс её словно куклу что-то крича и тыча в неё пальцем, практически поднимая надо полом. Мать что-то кричала в ответ, не обращая на неё внимания. И никто даже задумался о том, что ребёнок, который визжал от боли и пытался вырваться в этом споре совсем ни причём.
     Да, Адель была напугана, чего ещё ждать от ребёнка, которому исполнилось пять лет? От ребёнка, который не понимает, за что ему делают больно. Она не понимала, почему все кричат, она была напугана не только этим шумом, но и безразличием взрослых к её крикам. Словно она уже была просто вещью.
     В конце концов, отец отбросил её, и она упала на пол. Единственно, что пришлое в её голову - уползти под диван и плакать там, свернувшись калачиком. Но даже когда всё закончилась, мать не подошла к ней. Она просто смотрела в след отцу, даже не вспомнив, что в этой комнате она не одна. Только через пару минут она наконец подошла к Адель и обняла её, словно вспомни свои обязанности.
     Это будет одним из немногих её воспоминаний из того периода детства. А привычка сворачиваться в калачик при сильном стрессе останется с ней навсегда.
     Ещё одним ярким воспоминанием того времени было то, когда отец позвал её к себе и когда всё это началось. Ей было ещё пять лет.
     Она проходила около комнаты, когда оттуда позвал её отец. Его голос был слегка странным, весёлым и мягким, но с интонациями, которых раньше она не слышала. Позже Адель поймёт, что её отец был просто пьян. Но тогда, будучи маленькой девочкой, она этого не знала и весело прибежала на голос отца. Он сидел в кресле перед камином. Его лицо было красным, глаза блестели, отражая огонь. В самой комнате царил мрак.
     Адель помнила, как он попросил её подойти. Он и раньше садил её на колени, читая книжки перед камином. Она ожидала подобного и сейчас. Однако в тот раз всё прошло иначе. Единственное, что осталось у неё в памяти, так это чувство чего-то неправильного, словно она не должна этого делать. А ещё странный привкус во рту, который остался после этого всего. И этот голос, который будет ей сниться в кошмарах: «Папа тебя очень любит, хочешь порадовать папу?»
     Адель не помнила, сколько это повторялось, но, слегка повзрослев, она осознала, насколько это неправильно. Каждый раз она думала, что этот будет последним, каждый раз обещала, что откажется это делать. Этот каждый раз длился несколько лет.
     И однажды она сказала, что не хочет, что не будет этого делать. Но отец лишь улыбнулся. Он спросил, что скажет её мама, когда узнает, что она делала. В тот моменту у Адель похолодело внутри. Она вспомнила тот случай в пять лет, когда они кричали друг на друга. Злые, непохожие на себя, словно чужие люди. И полное безразличие к ней. Она не хотела этого.
     Отец пугал её тем, что мать расстроится, откажется от неё, выгонит из дома, ведь Адель уже грязная. Кому нужна грязная дочка? Её никто не будет любить и все будут тыкать в неё пальцем. Все кроме отца, который любит её. Адель дрожала всем телом, когда слушала это. Отец же её успокаивал, не забывая напоминать, что это он платит за всё, что если он перестанет платит, то вся семья рассердится на неё. Что будет если он перестанет из-за неё это делать? Ведь весь её дом развалится и виновата будет только она.
     И как должна девочка девяти лет реагировать на такое?
     А потом за этим последовало ещё боле грязное действие. Первый раз в жизни ей было не только противно, но и ужасно больно. Потом она ещё несколько дней не сможет свести ноги. А в её душе в тот момент появилась тьма. Оно просто появилось, закрывая её сознание мраком. Пустота, наполненная тьмой, которая убаюкивала её в те тяжёлые моменты. Каждый раз она вновь и вновь погружалась туда, отгораживаясь от этой реальности. Спасалась там, пока всё это происходило. Не замечая, как оно разрастается внутри неё.
     Ещё одним спасением в тот сложный период стала её подруга. Та, с которой она познакомилась однажды в городе, подравшись до крови и к которой она сбегала в гости. Адель могла ночевать у неё по несколько дней. Иногда её оттуда забирала мать, а иногда отец и кошмар повторялся.
     В десять лет это впервые произошло с дедом. Были случаи, когда Адель они забирали «погостить» в свой особняк и это происходило сразу с ними двумя. А в двенадцать Адель лишилась девственности.
     В тринадцать она рассказала всё бабушке. Та набросилась на неё, кричала, что за ложь следует наказание, что она оговаривает их кормильца. Очень скоро она уже обвиняла саму Адель. Говорила, что она сама виновата, вела себя вызывающе, специально крутилась вокруг него. Бабашка кричала, что Адель хочет разрушить их дом и что это её вина, что всё плохо из-за неё. Адель помнила, как бабушка нависла над ней и сказала, что если об этом кто-то узнает, то дом распадётся и только она будет виновата в этом.
     Поддержка? Понимание? Чего Адель ждала? Ведь если она расскажет, и отец уйдёт, то её возненавидят. Все скажут: «Ты что, маленькая? Не могла потерпеть? Надо было всё разрушить?» Нет, она не хотела ничего рушить. И она терпела.
     Её единственным лучом в непробиваемом кошмаре стала тьма, в которую она уходила и её подруга детства, чьё имя напоминало Адель о музыке. От неё же она узнала, что можно поступить в Твердыню мира с шестнадцати лет.
     С того момента у неё появилась цель. Она занималась дни напролёт, чтоб поступить. Чтоб больше никогда не возвращаться в дом. Терпя уже не просто мерзость, а отвращение; ненавидя тех, кто отвернулся от неё, кто не протянул руку помощи; ненавидя саму себя, за то, что она может разрушить своими поступками семью, Адель двигалась вперёд.
     И в конечном итоге, буквально раскидав своих соперниц на отборочном туре, она поступила в Твердыню мира. Ушла из дома, распрощавшись с этим кошмаром и чувствуя себя при этом очень виноватой. А ещё получив прощальный подарок от отца, после которого стоять было больно, а рот хотелось вымыть с мылом.
     Адель не возвращалась домой. Очень редко она приезжала, заранее убедившись, что отца дома не будет. Иногда она натыкалась на него и «гостила» в его особняке вместе с дедом. Но такое случалось очень редко.
     Она не принимала помощь, чтоб её не заставили потом вернуться обратно. Она старалась свести к минимуму контакт, при этом продолжая любить свой дом и уважать его. А ещё чувствовать за него ответственность и вину, что так глубоко укоренилась в ней. Адель продолжала приезжать иногда на праздники, её жизнь стала потихоньку налаживаться. Она сама построила свою репутацию. Никто не смог бы назвать её бесполезной или грязной. Адель стала тем, кем должна быть представительница её дома. И она не особо подпускала других, так ей самой было спокойнее.
     Однако то, что внутри неё поселилось, уже невозможно было изгнать. Оно росло и росло, иногда требуя выхода. Оно сделало Адель сильнее, но оно же служило напоминанием, что может случиться, если вести себя неосторожно.
     Однажды её отец заявился прямо к ней и сказал, что она должна выйти за муж за его знакомого. Он сможет обеспечить её семью, ведь она не хочет, чтоб дом развалился по её вине. Адель могла отказать, послать его, но вместо этого она согласилась. Адель не хотела быть виновной в крахе дома. В глубине души она боялась, что её возненавидят, она должна оправдать их ожидания.
     А тьма к тому моменту стала появляться чуть ли не каждый день. Оно участилось и разрушало всё в округе. Адель пыталась с этим совладать, но ничего не выходило. Она не могла просить родных о помощи. Что будет, если они догадаются, чем иногда занимается с отцом и дедом их дочь? Она не могла рассказать своим наставницам, вдруг её выгонят и тогда придётся вернуться домой? А тьма продолжала пульсировать и расти, словно реагируя на что-то.
     Её неосторожность повесила ей же на шею поводок. Ещё один человек, который хочет воспользоваться ею. Ещё один, кто говорит, что она может всё разрушить. А потом эта авантюра, которая принесла много боли. И всё равно она не может так поступить с домом, она не может предать их.
     И вот тот шанс, который мог всё исправить, настал. Шанс, который докажет другим, что она приносит пользу и что она сделает дом сильнее.
     
     - Значит, тогда на балконе он потащил тебя…
     - Да, - кивнула едва заметно Адель. - Может они хотели отыграться за то, что я разрушила их планы. А может потому, что хотели получить ещё до того, как я стану недоступной для них.
     - Почему ты не отказалась? – спросил Рей.
     - Мне напомнили, кто платит за дом деньги. Да и когда такое повторяется из раза в раз, ты уже реагируешь иначе, - пожала она плечами. - Лучше поскорее всё закончить.
     - И тогда, когда ты пришла ко мне вечером, ты пряталась от них?
     - Боялась, что они решат продолжить. Правда на следующий день это повторилось. И вот сегодня…
     Адель замолчала, ведь было и так ясно.
     - Мне не оставили выбора, - сказала она тихо.
     - Звучит как оправдание.
     - Потому что так оно и есть. Каждый ищет оправдания своим поступкам, чтоб легче было нести на душе груз, чтоб оправдать тот или иной выбор.
     - Но ты же могла его сдать. Могла послать. Или опять эта тема про дом?
     - Тебе просто не понять, - отозвалась она.
     - Да, я согласен. Мне не понять, какого это, когда тебя тра..ют как хотят, а ты продолжаешь молчать, так ещё и благословлять этот дом.
     Адель даже не попыталась ответить, просто отвернулась. Каждое слово буквально вбивало в неё гвоздь. Она была действительно двинутой на этом доме. Однако, учитывая ситуацию, её скорее намеренно сделали такой, заставив чувствовать эту ложную вину.
     Рей вздохнул, глядя на больную на голову девушку, которая стала жертвой навязанных идеалов.
     - Ладно, оставим это. Но разве не ты сказала, что с ребёнком всё будет иначе? Разве не твои слова, что вы сможете забыть обо всём?
     - Но как нам тогда прожить эти девять месяцев без денег? И с его влиянием он может разрушить наш дом. Он сможет порушить всё до того, как всё наладиться и тогда уже нечему будет существовать.
     - Хочешь сказать, что ты что-то типа откупа в эти дни?
     Адель кивнула.
     Какая прелесть. Откупились внучкой. Значит старуха знала, что происходит и не хотела мешать, лишь бы давали деньги, на которые она будет греть свой зад. Как делала это раньше, пока Адель была ребёнком. Какая прекрасная семья его ждёт в будущем. Глядишь, и его дети станут чьими-нибудь секс-игрушками за деньги. Рей не удивится, если одним из покупателей станет милый и отзывчивый любитель детишек Родзи.
     - Ты не знаешь, где они живут?
     - Кто? – подняла глаза Адель.
     - Твою любящий отец, - объяснил очевидное Рей.
     - Рей, его нельзя убивать.
     - О боже, только не говори, что он твоя кровь и прочий бред.
     - Если ты его убьёшь, то наш дом разрушится!
     - Да оставь ты свой дом! – Рей схватил её под подмышки поднял и хорошенько встряхнул. – Адель, очнись же наконец, эта вся хрень с твоим домом – лишь способ манипулировать тобой!
     - Но… дом…
     Нет, это быстро не исправить. Здесь необходима очень долгая мозгопромывающая терапия. Сейчас на это времени не было.
     - Тогда давай так, я мочу всех твоих родных. Ну кроме Шанни, этот пустоголовый комок счастья дарит мне надежду на светлое будущее. А потом мочу отца и дедом. Нет семьи, нет проблем.
     Глаза Адель округлились.
     - Рей, нет, ты не посмеешь! – воскликнула она.
     - Ну почему? Пока есть хоть один член дома, то дом будет существовать, верно? Или ты хочешь оставить всё так?
     - Но… в этом же и моя вина есть, если…
     Рей встряхнул её.
     - Просто заткнись, Адель, прошу тебя, иначе я сам тебя заткну. Тебе было пять, ты ничего не понимала и тебе промыли мозги, потом на протяжении всего взросления тебя запугивали. Твоей вины здесь нет. Тебе её внушили, чтоб держать тебя на поводке. Ты и сама это понимаешь, хоть в глубине души до сих пор веришь им. Знаю, что ты считаешь иначе, но со временем ты смеришься.
     Бесполезно. Это как секта, которая заставляет человека верить. Что он может сейчас противопоставить многим годам промывания мозгов? Конечно, такая логика на взгляд Адель была правильной. Но Рей не смог бы посмотреть на эту логику её глазами, потому, что всё его внутреннее я было против подобного. Да и не собирался он этого делать.
     - Ладно, хрен с твоей семьёй, потом решим этот вопрос. Где он живёт, как он будет туда добираться?
     - Скорее всего он уже телепортировался с помощью кого-нибудь из нашего дома.
     Это плохо. Проследовать за ним не удастся.
      - И где его дом?
     - Рей, не думаю…
     - Тебя и не просят. Выбирай, либо твой дом, либо его.
     Адель поджала жалостливо губы. Её глаза бегали как у затравленного животного.
     - Если по дороге идти, то можно попасть на главный тракт. Там надо двигаться на восток к Солла-Оривии. И потом будет дорога к озеру Мичиката. На берегу будет располагаться родовое поместье. Вряд ли он отправится в город после того, что случилось.
     - Почему?
     - Там он не сможет использовать солдат, если действительно боится твоего прихода.
     - И сколько туда топать?
     - Две тысячи двести или триста колёс, - подумав, ответила она.
     Рей прикинул в уме, сколько это выйдет. Три колеса были примерно равны одному километру. Получалось около семьсот пятидесяти километров. С ускорителями бодрым бегом он мог в принципе разогнаться до сорока пяти километров в час. Получалось шестнадцать часов на дорогу.
     Его «система» могла очень эффективно распределять нагрузку в организме. Благодаря этому он мог бежать дольше чем обычный человек. Плюс ускорителей, которые повысят скорость. Однако, состояние в котором он туда прибежит было под вопросом. Рей ещё ни разу не использовал их на такое расстояние.
     Он выглянул в окно. Тянуть время не имело смысла, чем быстрее он справится, тем быстрее вернётся. Адель не сводила с него своих покрасневших глаз.
     - Почему это так тебя задело. Разве тебе не всё равно? – спросила она.
     И Рей постарался ответить как можно честнее.
     - Это мерзко и меня тошнит от этого. А раз меня от этого воротит, то значит надо просто исправить ситуацию. К тому же, из-за того, что они сделали, я себя чувствую униженным. Словно проделав это с тобой прямо перед нашей помолвкой, они плюнули в меня или того хуже. И я не вижу другого способа избавиться от этого чувства.
     «А ещё мне почему-то потянуло на кровожадность», - подумал Рей.
     Исправить ситуацию он мог единственным способом, на который был способен. Тем, что требовало его внутреннее «я». Поэтому очень скоро он поохотится.

Глава 12

     Ускорители действительно оказались очень удобным устройством. Их особенностью было то, что при каждом шаге устройство пружинило, позволяя ноге оттолкнуться сильнее. И как следствие, за один шаг преодолевать более длинную дистанцию. Поэтому Рей мог двигаться очень быстро, прилагая при этом не так много усилий. Рей был уверен, что вложи он всю силу в бег, и тогда бы добрался к точке назначения ещё быстрее.
     Правда был и минус. Помимо бега часть энергии уходила на поддержание этих самых ускорителей. Если дистанция не была бы большой, то Рей вряд ли это заметил, но ему пришлось преодолеть около семита километров без передышки. И то, он смог добраться к цели, когда на небе была уже луна.
     Как и говорила Адель, дом действительно располагался на берегу живописного большого озера, противоположный берег которого был небольшой полосой на горизонте. Благодаря большому указателю, который гласил, что эта дорога ведёт к озеру Мичиката и поместью Норстан, Рей не пропустил нужный поворот. Видимо Родзи и его дед не страдали скромностью, раз повесили такой указатель на общей дороге.
     И надо сказать, что само поместье явно было не из скромных. Разглядывая это освещённое светом двух лун и россыпью звёзд место с отдалённого холма, Рей не мог не признать его красоту. Это был не замок Адель, который находился за каменным забором и воротами, словно украденными с ближайшего кладбища.
     Это было большое величественное здание в четыре этажа, чем-то отдалённо напоминающее Капитолий. Стены, окружающие территорию, были метра три в высоту, каменные, из светло серого кирпича. Огромное поле, на котором располагались два фонтана и между которыми проходила дорога к самому входу по мосту через пруд. Небольшие аккуратные кусты, прогулочные тропинки, несколько беседок. И это, не говоря о небольшой роще, которая располагалась с боку от основного здания. За самим домом, наверное, всё ещё красивее.
     А ещё Рей видел обилие магических огоньков, которые освещали небольшие, словно игрушечные, фигурки, что двигались по территории. Он их насчитал двадцать штук. Иногда в поле зрения попадались какие-то существа на четырёх лапах. Издали понять, что это, было невозможно.
     Так же от забора в обе стороны метров на двадцать не было ни единого куста, не считая квадратных кустов с внутренней стороны, которые шли вдоль дороги. Это значило, что тот, кто проберётся, будет на открытой местности. Наверняка был тот, кто следил за этим.
     Естественно, что такое поместье будут охранять. И если верить любителю детишек и собственных дочерей Родзи, то к приходу Рея они подготовились. Может это была пустая угроза, а может Родзи был из тех, кто на ветер слов не бросает. Но количество людей, что Рей насчитал было слишком маленьким для такой территории. Если допустить, что с другой стороны ещё двадцать, этого, как казалось Рею, всё равно было мало. Значит стоило предполагать в два раза больше.
     Было непонятно, есть ли на здании какие-нибудь охранные магические сигнализации. Рей никогда подобным не интересовался, но по идее такое было возможно. И срабатывали они, скорее всего, при пересечении самого забора. А ещё наверняка был барьер против телепортации. Но на этот случай у него было средство.
     Ещё одним вопросом оставалось оружие. Кроме меча Рисогра у него ничего не было. А тот в темноте светится. Плюс, Рей не хотел показывать этим людям, что он охотник. Очень сильный боец – да, но не охотник на ведьм. Следовательно, создание оружия было под запретом.
     Создав на лице маску, Рей двинулся к поместью.
     Проникнуть Рей решил самым наглым образом. Прямо через главные ворота, так как вдоль дороги шли квадратные кусты, и они могли послужить неплохим прикрытием.
     Оказавшись прямо около стены, Рей затаился. Ворота были решетчатые с причудливыми узорами, покрашенные в белый цвет. Расположившись в тени стены, Рей смотрел сквозь них на территорию. То тут, то там мелькали огоньки и фигуры. Один раз он заметил это странное животное - тварь с четырьмя лапами, зелёными глазами, с лысой мордой и частоколом зубов.
     Когда поблизости никого не оказалось, Рей как можно дальше перекинул через забор часть кинжала. С этим проблем не было, «система» неплохо помогала в прицеливании и силе броска. Проблема появилась, когда Рей попытался телепортироваться. Он даже не представлял, как это делается.
     Рей и силу вливал, и мысленно представлял, где второй клинок, и приказывал. Он потратил десять минут прежде чем наконец смог им воспользоваться. Оказалось, всё намного проще – надо было как бы почувствовать, что ты держишь не кусок кинжала, а весь его.
     Оказавшись на территории, Рей замер. По телу прошлись лёгкие покалывания, однако в отличии от прошлого раза, всё было куда легче. Находясь теперь в тени кустов, Рей повторил операцию с кинжалом. Кинул как можно дальше в тень и телепортировался.
     Таким образом он очень быстро добрался до фонтана.
     Можно было конечно пойти и другим путём. Словно терминатор и бравый герой буквально вырезать каждого встречного, раскидывая их в разные стороны. Но реальность всегда была не такой радужной. Снайпер с арбалетом, обилие врагов, ведьма среди стражи – и то, что он охотник уже не сильно поможет.
     Затаившись около фонтана, Рей внимательно осмотрел местность. Сейчас ему предстояло обойти пруд, за которым дорога шла ещё метров сто и подходила к дверям. Рей очень сомневался, что они открыты и был уверен, что они очень хорошо охраняются, пусть по близости и не было видно охранников.
     От сюда же Рей видел небольшую дорожку, которая вела к неприметному одноэтажному строению, отлично сливающемуся с остальным домом. Через то здание, видимо, в дом завозили продукты, а ещё он служил входом для слуг. На его крыше в тени стоял человек. Из-за тени дома, его было практически невидно. В руках он держал огромный арбалет с прицелом и ручкой для натягивания тетивы. В отличии от остальных охранников, он был без магического огонька.
     Очень быстро Рей нашёл ещё несколько снайперов с арбалетами. Все они располагались в тени и не выдавали своего присутствия даже движением. Несколько было на крыше среди вырезанных фигур и колон. Правда все их взгляды были обращены к забору. Никто из них ещё не заметил проникновения. Их огромнейшей ошибкой было то, что всё их внимание было направленно забор и те двадцать метров, что были для них как на ладони.
     Наилучшим местом для проникновения Рей выбрал окно прямо за спиной у снайпера на маленьком здании. И когда Рей уже был готов двигаться дальше, его заметили.
     Странная тварь, что рыскала в десятке метров неожиданно остановилась. Её голова тут же повернулась в сторону Рея и пара зелёных глаз уставилась на него. Как она его заметила, большой вопрос, но теперь до его раскрытия оставалось несколько секунд. Мерзкое существо слегка раздулось, словно набирая воздух и поднимая голову для сигнала, и Рей сделал первое, что пришло в голову.
     Он метнул в неё что было сил кинжал. И засадил его по самую рукоять твари прямо в шею. Та простояла надутой так ещё пару секунд, прежде чем её ноги разъехались, и она плюхнулась на землю.
     От такого броска у Рея заныла рука, однако он не обратил никакого внимания на это. Сейчас ему следовало как можно быстрее убраться от сюда, ведь валяющаяся тварь на газоне точно привлечёт чьё-нибудь внимание. Он выглянул и, оценив обстановку, начал действовать.
     Создав в руке ещё один кинжал, он что было сил закинул его часть как можно ближе к пристройке. Телепортировался. И тут же ринулся к ней.
     Ускорители позволили ему разогнаться до чудовищной скорости за секунду. И так как большинство охранников патрулировало на аккуратно выстриженной поляне и смотрели чаще на забор, Рея в тени здания никто не заметил.
     Снайпер на пристройке заметил его слишком поздно, когда Рей же с разгона буквально забежал на одноэтажное здание, изредка цепляясь за выступы руками. Ещё мгновение и они оба повалились на крышу. Снайпер не успел издать и звука – Рей загнал кинжал ему в горло, пробив трахею и артерии. Тот, брызгая кровью, дёрнулся раз другой и затих.
     Что чувствовал Рей, убив человека? Ничего, он просто убил его. Рей ожидал почувствовать хоть какой-то отклик, отвращение или волнение, но внутри было тихо. Для него это было просто убийство, просто взмах рукой. Ни ненависти, ни страха, ни жалости, ничего. Он просто убрал того, кто встал на его пути и мог его убить.
     Можно было сколько угодно говорить о том, что убийство это ужасно, что убить тяжело и так далее. Но это было не одним и тем же с убийством того, кто просит пощады, беззащитен, вызывает жалость и ничего тебе не может сделать. В такой ситуации это лишь способ выжить, где враг убьёт тебя без тени сомнения.
     Рей, привстал, оглядываясь. Кто-то из охранников, подсвеченный магическим огоньком, направлялся к существу. Это значило, что очень скоро будет тревога. Старик и Родзи могут воспользоваться телепортацией или потайным ходом, если таковой имеется и тогда Рей хрен их найдёт.
     Забрав меч с ножнами убитого и после секундного раздумья скопировав увесистый арбалет, Рей подошёл к окну. Разбил окно локтем, открыл задвижку на нём и пробрался внутрь. Коридор, выстеленный ковром по верх деревянного пола, покрашенные стены, многочисленные портреты – этот коридор выглядел богаче коридора в поместье Шатен Дер Дункехайт в разы.
     Оглянувшись по сторонам, Рей двинулся в сторону центра. Там, по его предположению, должна находиться главная лестница. По ней он сможет подняться или спуститься к комнате старика или Родзи при необходимости.
     Ковёр отлично глушил шаги. Рей двигался в полуприседе вдоль стены. Впереди он услышал два женских молодых голоса. Они раздавались в одной из комнат.
     - …насторожен. Суми не повезло сегодня у него дежурить. Говорит, с колен подняться не могла.
     - Он её… того?
     - Ну конечно, а что ещё он мог заставить её делать? Я, честно говоря, думала, что он вновь приведёт ту девушку.
     Рей подкрался к двери. Ему как раз требовалась информация, где находятся комнаты местных хозяев. Услышанная часть разговора подлила масла в огонь целеустремлённости пообщаться с Родзи и его отцом.
     Вспышка за окном осветила коридор. Точно такой же свет от сигнального огня, что был у Рея и его товарищей тогда на кладбище. Значит труп существа был найден. Следовательно, у него не так ж и много времени.
     Он распахнул дверь.
     - Чт…
     Девушка, что стояла в наряде горничной так и не успела ничего сказать, Рей ударом отправил её в нокаут. На вторую он налетел и повалил на пол, закрыв рот рукой. Её испуганные и ничего непонимающие глаза уставились в разрезы его маски.
     - Где расположены комнаты хозяев? Ответишь и я тебя не трону, соврёшь или закричишь - я покажу на тебе, насколько богато моё воображение.
     Его голос из-под маски звучал как-то безжизненно, глухо, словно говорил какой-то механизм, а не человек. Рей даже сам слегка удивился, насколько по другому его голос звучит.
     Рей убрал руку и девушка, судорожно сделав вдох, затараторила.
     - Сейчас направо. Потом по лестнице на последний этаж. Там направо до большого кресла, потом ещё раз направо до развилки, там вновь направо. Там будут две большие двери по левую сторону. Одна господина Родзена, другая…
     Рей не дослушал, времени не было. Он схватил голову девушки и несильно ударил её затылком об пол. Её тело тут же обмякло. Нет, он не убил её, просто вырубил. Оставив двух служанок без сознания в комнате, он выскочил в коридор.
     И лицом к лицу столкнулся с двумя куда-то спешащими охранниками, одетыми в рыцарские доспехи. Просто удивительно, как они тихо двигались. Наверняка на доспехах какая-нибудь магия тишины, не иначе.
     Они даже не удивилась его появлению – сразу начали действовать. Их реакция должна была быть результатом долгих тренировок. Но для Рея это не имело значения. Не задумываясь, он пнул ногой в область живота того, кто был ближе, вложив немало сил. Ускоритель, как и положено, передал импульс и того отбросило от такого пинка на несколько метров. Второй к тому моменту, успел вытащить меч. Но взмаха он всё равно не успел сделать, Рей сразу после пинка сделал шаг к нему, в руке появился кинжал и вошёл тому прямо в шею между шлемом и нагрудником. После этого он ринулся ко второму и буквально пригвоздил его голову мечом к полу.
     Рей оглянулся. Охранник уже сползал по стене, всё пытаясь безуспешно закрыть рану на шее из которой хлестала кровь, заливая его наполированный нагрудник кровью, после чего обмяк. Больше никого в коридоре не было. Меньше всего Рею хотелось, чтоб здесь были свидетели, которые увидели бы его способности к созданию оружия. Вытащив свой меч из шлема поверженного противника и забрав его, Рей бросился к лестнице.
     Быстро поднявшись на четвёртый и никого не встретив, он бросился направо. Поворот около кресла, вновь коридор, ещё один поворот направо на т-образной развилке.
     И там вдалеке он увидел охранников. Облачённые в доспехи, они стояли у раскрытой двери в середине коридора. Видимо что-то говорили тому, кто был в комнате. Их было пять человек и ни один не обратил на него внимания.
     Рей ринулся к ним, пользуясь эффектом неожиданности. Это небольшое расстояние он преодолел за секунды, но ближайший из охранников его всё-таки заметил. Тот успел только что-то вскрикнуть и положить руку на рукоять меча, перед тем, как Рей подпрыгнул и обеими ногами в него врезался. От такого удара охранника отбросило назад. Он врезался в своих товарищей, раскидав их как кегли, и ударился об распахнутую дверь, выломав её.
     Охранник смог потушить скорость Рея собой, однако недостаточно. После удара он так же пролетел вперёд в эту кучу мала из охранников. Крики, шум доспехов, суета. Из комнаты появился рыцарь без шлема, видимо глава охраны, и Рей, не задумываясь, тут же метнул один из мечей ему в голову. С такого расстояния попасть в него не составило труда, но без размаха бросок оказался слабым. Меч ударился остриём тому в лицо, и глава охраны завалился в комнату.
     К тому моменту другие начали уже вставать. Но они были в доспехах и у Рея в этом плане было преимущество в подвижности. Он встал на колени и тут же воткнул меч в горло ближайшему охраннику, который пытался встать. Дёрнул меч в сторону, буквально обезглавив несчастного, развернулся и выставил меч поперёк, закрываясь от удара.
     Звонкий звук удара металла о металл и Рей потерял равновесие. Он начал заваливаться на спину, попутно пнув нападающего ногой в живот. Тот от удара тут же потерял равновесие и рухнул спиной на пол.
     Ещё двое стояли уже на ногах.
     Один из них бросился на Рея, нанося колющий удар. Рей отразил его и меч противника воткнулся в сантиметрах от его головы. Второй тоже хотел уже было напасть, но Рей лёжа на спине просто швырнул в него меч. Тому пришло сделать шаг назад и отбить летящий в него снаряд.
     Теперь у Рея не было оружия. Один из противников буквально нависал над ним, оперевшись на меч. Второй стоял слегка поодаль. Третий был около прохода, пытаясь встать на ноги, что в доспехах было не так уж легко сделать.
     Рей вскочил и отпрыгнул от удара охранника в которого кинул ранее своё оружие. Охранник попытался сделать второй размашистый удар, но Рей легко уклонился от него, сделав шаг назад. А потом ударил ногой тому в руку, выбивая меч. Теперь один был временно безоружен.
     Охранник, который пытался воткнуть в него меч, уже успешно выдернул его из пола и бросился на Рея. Он сделал замах сверху, словно желая разделить Рея на две половинки. Рей же в свою очередь что было силы оттолкнулся ногами на встречу нападающему. Он пронёсся у того прямо под правым боком, упав на колени, проскользив по полу и подхватив валяющийся меч.
     Охранник, которого он пнул, лёжа на спине, уже встал в боевую стойку. Рей бросился к нему. Удар, ещё один удар, отражение и Рей снёс ему голову. Не обращая внимания на фонтан крови, который забрызгивал всё в округе, включая его самого, Рей шагнул на встречу двум другим охранникам, один из которых уже вернул себе меч.
     Даже против двоих Рей спокойно сражался. «Система» без проблем улавливала все движения, а его улучшенная реакция позволяла реагировать на любой удар. Его мысли двигались очень быстро, и он без проблем замечал возможность на контрудар. Вот после очередного удара один из них открылся, а другой только встаёт в изначальную стойку. Этого было вполне достаточно для Рея. Он бросился вперёд, пара ударов, и они оба распрощались с жизнями.
     После этого Рей подошёл к тому, в которого врезался и который раскидал своих товарищей словно кегли. Он ещё не пришёл в сознание. И уже никогда не придёт. Рей предпочёл бы не добивать раненых, но рисковать жизнью ради того, чтобы потешить своё чувство жалости он не собирался.
     Да и не почувствовал Рей от убийства безоружного ничего. Тот, будь на его месте, наверняка поступил бы так же.
     Ещё одним живым противником был глава охраны. Он видимо пришёл в себя, пока Рей разбирался с другими. Теперь его лицо было изуродовано. На щеке не хватало куска кожи и мышц, Рей мог увидеть сквозь кровь кость и зубы. Часть кожи лохмотьями свисала вниз.
     Но даже с такими повреждениями он стоял на ногах и даже держал меч, готовясь отразить удар. Человек, который так преданно относится к своей работе даже перед лицом смерти, заслуживает уважения. Но, к сожалению, Рей не мог оставить его в живых. Кажется, это был первый противник, к которому Рей почувствовал каплю жалости и симпатии.
     Однако через несколько секунд тот уже мёртвым падал на землю. Жалость жалостью, но дело надо завершить. Весь бой с шестью воинами занял около двух минут, хотя для Рея он продлился гораздо дольше.
     Больше в коридоре никого не было. Место перед дверьми представляло из себя картину из фильма ужасов – повсюду лежали трупы, пол залит кровью.
     Оглядевшись в поисках противников и не найдя их, Рей зашёл в комнату.
     Это была очень большая комната. Огромный мягкий ковёр, в ворсе которого у Рея тонули ноги. Покрытые тканью стены, картины на них. Кровать с балдахином тёмно-красного цвета и размером с две кровати у Рея в комнате (а та была немаленькой). Множество всяких тумбочек, стульев, диванов, огромнейший камин.
     А у самого окна стоял большой деревянный стол, около которого сидел Родзи собственной персоной. За столом сидел старик. Они смотрели на него с интересом. Но если в глазах Родзи, несмотря на его спокойное лицо, Рей с удовлетворением видел страх, то старик был абсолютно спокоен. Казалось, что эти наполненные сталью холодные глаза не способны передавать эмоции.
     Что ещё удивительнее, так это то, что старик, завидев Рея, улыбнулся ему как старому другу.
     - Вижу, что последняя линия моей обороны была сломлена с минимальными усилиями и теперь мой враг стоит прямо передо мной. Ну что же, - он облокотился на спинку стула и сложил руки домиком, сплетя их в замок. – Добро пожаловать, Рей. Может поговорим или сразу будешь действовать?
     
     Многие люди перед смертью пытаются торговаться, будь то короли или обычные проходимцы. Мало кто хочет отказываться от жизни, если она лучше, чем быстрая смерть. И чем лучше человек живёт, тем больше он готов за неё отдать. В конце концов, человек, что создал свои богатства может создать их ещё раз, но вот жизнь обратно уже не вернуть.
     Поэтому Рей не удивился, услышав предложение о переговорах. Но и вести он их не собирался.
     Рей медленно зашагал прямо к столу. Он их убьёт в любом случае. Они оба вызывают у него отвращение и их поступок равносилен тому, что они бы сделали это с ним самим. Поэтому единственным наказанием, что они заслужили за совершённое, была смерть.
     И чем ближе он подходил, тем испуганнее выглядел Родзи. А вот старик даже не изменился в лице.
     - Значит разговоров не будет? – усмехнулся старик. – Тогда ответь мне на вопрос, ты действительно готов угробить обе семьи ради успокоения собственного эго?
     - Не обе, всего лишь одну, - ответил Рей.
     - Обе, - покачал старик головой. – От наших денег зависит их дом. Если мы умрём, нашим потомкам не будет смысла платить за них.
     - Не беспокойся, я и их убью.
     - Тогда деньги не достанутся никому.
     - Они достанутся ближайшему родственнику, то есть Адель.
     - Да неужели? – наигранно приподнял старик брови. – А кто сказал, что она наша родственница?
     Это заявление заставило его остановиться прямо около стола.
     - Она его дочь, - сказал уже не так уверенно Рей.
     - Моя? – хохотнул Родзи. – Это ты так решил?
     - Завались, - Рей ударил Родзи в лицо навершием меча. Послышался хруст, брызнула кровь и Родзи свалился со стула.
     Рей вновь посмотрел на старика. Тот бы абсолютно спокоен. Настолько, что теперь уже Рею становилось не по себе.
     - Рей, я вижу ты действительно удивительный человек. И довольно сильный. Пробрался в дом через барьер и сигнализацию на заборе, убил моих лучших телохранителей в тот момент, когда они должны были меня вывести от сюда. Я не удивлюсь, если там ещё трупы обнаружатся. И я ещё отправил все остальные силы караулить первый этаж, наивный старик что не смыслит в тактике. Но покажи себя и со стороны умного человека, ответь мне на вопрос.
     - Какой?
     - Кто хуже, тот кто покупает чью-то дочь или тот, кто её продаёт?
     Рею не нравилось в какую сторону идёт разговор. Но и остановить он этого уже не мог. Ему необходимо было знать всю правду.
     - К чему ты клонишь?
     - Неужели ты думаешь, что никто не знал о том, что мы тра…м Адель?
     - Бабка её знала, - словно оправдываясь, ответил Рей.
     - И всё? Ты веришь, что об этом знала только та карга? Неужели ты веришь, что мать Адель не заметила, как её дочурка в детстве иногда еле как сводила вместе ноги? Или что она старается не сталкиваться с нами. Может Палома не заметила, как поведение её дочери меняется с нашим приездом? Ты действительно считаешь, что это возможно?
     Старик буквально сверлил его взглядом.
     - Если тебе этого мало, то могу рассказать тебе о том, как мать Адель требовала у нас больше денег. Это произошло, когда мой сын первый раз тра..ул эту девчонку, ей тогда лет десять было.
     - Пять, - машинально поправил его Рей.
     Старик улыбнулся.
     - Да, верно. Мать тогда требовала денег у нас. Говорила, что Жаклин, одна из лучших ищеек, может заметить очень много странного. Разве это не прелестно? – развёл он руками. - А ты не интересовался, почему мать Шанни не даёт той дурёхе жить в родовом поместье? Почему она старается её держать от нас подальше? Хотя признаться честно, Шанни ни меня, ни Родзи не влечёт, но всё же? Или почему Жаклин, одна из лучших ищеек в группе расследований, не замечает очевидного? Весь дом словно оглох и ослеп к Адель.
     - Это не отменяет того, что вы тра..ли родную кровь.
     Улыбка старика стала ещё шире.
     - А ты знал, что Палома была той ещё шлюхой? Она даже со мной спала. И с моим сыном. И с многими теми, кто бывал у неё в доме. Словно она не могла не почесать своё чрево с каждым встречным.
     - Намекаешь, что дочь не Родзи?
     - Ты слышал историю о том, что мы лишили их наследства? – игнорируя его вопрос, спросил старик.
     Рей кивнул.
     - И ты, наверное, слышал, что мы согласились отдать им двадцать процентов за их связи?
     Рей вновь кивнул.
     - А то, что в эту цену входила и сама Адель, знал?
     Его улыбка становилась всё шире. Рей, даже не осознавая этого, напрягся.
     - Или то, что она буквально принадлежит нам?
     Старик выдвинул одну из полок стола и вытащил пергамент. Очень знакомый Рею пергамент, тот, который он уже видел и даже сам подписывал. Старик толкнул его на край стола, чтоб Рей мог увидеть написанное. Рей бы не хотел видеть этот пергамент. Он не хотел верить в существование этого пергамента. Этого прямого доказательства того, что миру перед его глазами есть ещё, куда падать.
     - Ты знал, что Адель – раб?
     Рею стало холодно. Его буквально пробирал озноб. В голове у него творилось хрен знает что. Он посмотрел на листок, что лежал перед ним. В прошлом он не мог разобрать, что там было, но сейчас это не составило труда.
     Ровным почерком там было написано:
     
      Договор о купле-продаже имущества. Именование имущества: Раб
      Место составления договора: город Бромдок, прибрежная торговая республика Грантсон.
      Обоюдное согласие на проведение сделки дано следующими лицами: Палома Шатен Дер Дункехайт (продавец), Родзен Норстан (покупатель), Крисли Бом (регистратор сделки).
      Цель договора: продажа «раба» расы человек.
      Раб: Адалхеидис Шатен Дер Дункехайт
      Возраст: Пять лет, три месяца, двенадцать дней.
      Пол: женский.
      Данным договором закрепляется передача прав владения имуществом «раб», ранее предлежащего Паломе Шатен Дер Дункехайт покупателю Родзен Норстан. Родзен Норстан обязуется отдавать сумму в пять процентов от всех доходов шахт, что находятся в его распоряжении в течении существования имущества. Данный договор был составлен вне юрисдикции страны Объединённые Союзом Центральные Независимые Государства «ОСЦНГ» и имеет законную силу в любой стране, где имеется право владеть имуществом. Данный договор составлении при регистраторе сделки Крисли Броме, который даёт клятву о верности вышеизложенного.
      С данного момента имущество «раб» принадлежит Родзену Норстану.
      Подтверждение права владения имуществом: данный договор, ключ от оков именной.
     
     Адель была рабом. Точно таким же, как и Нэнси с Кио. И её продал не кто-то, а её родная мать.
     Знала ли Адель об этом? Конечно же нет. Но стоило бы ей попытаться что-нибудь сделать, и они бы сунули ей эту бумажку под нос и заставили бы подчиниться, угрожая тем же самым позором для неё и её дома.
     «Господи, Адель, надеюсь, ты никогда не узнаешь, что они с тобой сделали», - с болью подумал Рей.
     Старик с улыбкой наблюдал за реакцией Рея. Потом он вытащил небольшой ключ и толкнул его к Рею. Он был точно таким же, как и у Нэнси с Кио. Потом на этот же стол легли оковы, ошейник и цепи. Они ничем не отличались от тех, что Рей видел до этого.
     - Всегда их держу рядом как напоминание о том, что за семья у них, - сказал старик. - Адель продала её же родня. Я не знаю, кто ещё был в курсе этой сделки, но ставлю на мать Паломы и Гренильду. В конце концов, они управляют домом и такое без их ведома провернуть было бы нельзя. Быть может Жаклин знала о ней. Как знала и мать Шанни, которая решила уберечь свою дочь от подобной участи и увести из дома. Другими словами – весь тайный совет замешан в этом. Просто удивительно, на что готов дом ради того, чтобы выжить. Это как отгрызать себе придавленную конечность.
     - Заткнись, - бросил ему Рей.
     Старик лишь поднял руки, сдаваясь, и замолчал.
     Рей практически трясло. Теперь его ярость нацелилась на другую цель. Теперь он желал сдохнуть другим людям. Как он объяснит Адель то, что перебил её родных? Или что будет с ней, когда она узнает, что её предали те, кого она благословляла? Адель может и крепкая девушка, но этот удар был нанесён в самое уязвимое место – смысл её существования.
     - Адель собиралась выйти за меня, - поднял на старика взгляд Рей.
     - Я знаю.
     - Тогда что вы собирались делать дальше?
     - Ничего. Всё бы шло по плану. Меня не посветили в подробности, но Адель всё равно бы женилась на том кандидате, что мы ей подобрали. А что касается тебя, то они сказали, что ты не будешь вмешиваться, когда получишь необходимое. И что для тебя они подготовят новую пассию, получше самой Адель в случае необходимости. Она лишь была способом затащить тебя в семью.
     - А её дети?
     - Остались бы в семье на попечении доброй матушки Паломы. Дети вряд ли бы узнали, кто их мать. Хотя ты и без меня понял, что в такой семье любой неспособный себя защитить человек может стать жертвой.
     Вот оно значит как. Почему ему так обидно за Адель? Почему ему так жалко эту стерву? Так больно от осознания того, что сделали с девчонкой её родные. Человек, которому так повезло с семьёй, и которая даже не представляет, какое будущее её ждёт. Рей сделал вдох, успокаиваясь. «Система» тут же успокоила гнев внутри него.
     - Этот договор был составлен после того, как Родзи по пьяни тра…ул Адель, - продолжил давить на больное старик. – Палома требовала денег у нас за это. Помню, как она стояла в этом кабинете и угрожала нам, показывая неправдоподобное желание заботиться о своей дочери. И тогда я заключил с ней сделку – пять процентов со всех шахт в обмен на её дочь.
     - Ты сказал, что она не дочь Родзи.
     - Верно.
     Ещё один холодный кол в сердце, который при этом распалял огонь злобы и ярости похлеще бензина.
     - Тогда чья?
     - А кто его знает, - пожал плечами старик. – Её мать гуляла даже тогда, когда вышла за муж за моего сына. Гуляла со всеми подряд. Где-то видимо и подцепила, не подумав как-то предохраняться. Но в пять лет с помощью магии Родзи узнал правду. Был грандиозный скандал. Я уверен, тебе рассказали, что мы не хотим делать Адель наследницей так как она девушка. Но оглянись вокруг, когда женщины имеют такую силу и наравне с мужчинами правят миром, есть ли разница, кто наследник?
     А ведь и правда. В этом мире непринципиально то, какого ты пола. Даже наоборот, женщины имели в некоторых ситуациях больше преимуществ. Многие из них становились наследницами домов.
     - Проблемой стало то, что она не была нашей наследницей. Это был плевок в наше лицо, вытирание ног о наше достоинство, эта попытка подкинуть жалкую подделку и выставить нашим ребёнком. Нам нужна была фамилия и наследник, но такое терпеть мы не могли. Мы сказали, что они могут валить на все четыре стороны со своим отродьем и даже медной монетки от нас больше не получат. Они сначала обвиняли нас во лжи, потом угрожали нам, позже уже умоляли нас передумать. А потом Родзи напился и сделал глупость. Они надавили на нас этим, и мы предложили – все возможности их дома и сама Адель в обмен на двадцать процентов всех доходов после использования самой Адель в наших планах. Плюс, оплата всех их затрат до получения обещанных денег. Они, наверное, уже тебе говорили, что мы не стеснялись пачкать их дом в своих сделках, но мы исправно обеспечивали их. А после того, как Адель бы вышла замуж, они бы получили деньги. Не знаю, зачем ты им, но твой брак потом с Адель разорвали бы и заменили её другой. Но ты вроде был и не против, по их словам.
     Старик на мгновение многозначительно замолчал, наблюдая за Реем. Он не мог увидеть его лицо под маской, но он видел, как тот напряжён. Он примерно представлял, что чувствовал Рей.
     - Так что Адель была нашей по праву. И мы использовали её так как хотели, потому что она даже по закону ОСЦНГ наша собственность. Для нас она лишь девчонка с улицы, что мы приобрели, и отношение было к ней соответствующее. Возможно для тебя это дико, так как ты питаешь к ней чувства. Но ответь честно самому себе, разве ты питаешь чувства к случайному рабу, что встречается тебе в Солла-Оривии? Для тебя он чужой человек, тебе на него плевать. Даже если он будет весь избитый своим хозяином, единственное, что он получит от тебя, так это сочувствующий мимолётный взгляд. Для нас она такая же. Всего лишь чужой человек с улицы. Мы ей не родня, в отличии от её дома.
     Рей молчал. Ему нечего было ответить. Да и не хотел он ничего отвечать. Он бы сейчас хотел перебить десяток другой тех, кто попадётся на его пути. Да, это бы он сделал. И хорошо, если бы его жертвами станут представители дома Шатен Дер Дункехайт.
     - Так что Рей, я задам ещё раз вопрос – кто хуже, тот кто покупает чью-то дочь или тот, кто её продаёт? Мы все здесь моральные уроды, но кто хуже - тот, кто позволяет делать это со своей дочерью и родной кровью или тот, кто тра…т чужого ему человека? Ты уже знаешь, что у Родзи есть вторая семья и у него есть две дочери и два сына, что очень много для ведьм, которые чем сильнее, тем меньше рожают. И он ни разу не тронул свою дочь. Как и я. Да, мы трахаем своих служанок, но мы не заставляем их продолжать на нас работать и платим им очень неплохи деньги. Если не веришь, то можешь сам пойти и поспрашивать. Мы не трогаем свою кровь, мы защищаем её. Даже у нас ещё остались принципы. Но можешь ли ты сказать то же самое о них? Кто из нас хуже Рей, ответь мне?
     Действительно, а кто хуже?
     Адель была ребёнком, когда это случилось, но здесь не действует привычная Рею и его миру мораль. Поэтому обвинить Родзи и старика будет не совсем корректно. Они делали с ней такое, что Рей готов их порвать на части, но она не их дочь. Для них она лишь вещь, что они и не скрывают.
     Другое дело - семейка Адель, что продала родную дочь в рабство. Это даже не просто сделка, это продажа человека, совсем ещё ребёнка, предательство того, кто их любит. Они отдали её в сексуально рабство этим двум ублюдкам ради денег.
     Продали.
     - Рей, я бы хотел по возможности договориться с тобой, - подошёл к финалу старик. – Я знаю, чего ты хочешь, но что это тебе даст? Спокойствие? Возможность потешить своё самолюбие? Что именно? Ты проделал такой путь ради того, чтоб убить нас и потом бросить Адель на произвол судьбы?
     - Не переиначивай ситуацию.
     - Но так оно и есть. Ты убьёшь нас и уйдёшь, а Адель останется со своим домом, со своими долгами, с ошейником на шее. Или же ты можешь пойти другим путём. Прошлое не вернуть как не старайся и его точно не исправить, но можно изменить будущее. Смотри на ситуацию без эмоций, сейчас ты можешь получить многое или не получить ничего и ничего не изменить.
     Рей хотел убить их всех. Так хотело его внутреннее «я». Но головой он понимал, что это уже ничего не изменит. Если он сейчас убьёт их, то это будет лишь его эгоистичным желанием, за которым нет будущего. Только Адель имела право решать в данной ситуации что делать, ведь она была жертвой, а не он. Это был её шанс исправить судьбу, а не его. Он ничего не терял из-за них в отличии от неё. И Рей догадывался, что она бы выбрала. Та девушка бы перешагнула через свою гордость ради своего будущего.
     - Люди, что в этом доме наша родня, - продолжил старик. - Мне бы не хотелось терять их. Поэтому я предлага…
     - Пятьдесят процентов шахт и Адель в обмен на жизнь всего дома, - тут же отчеканил Рей.
     - Ты р-рехнул… - попытался ответить ему Розди, который уже пришёл в себя, с пола, но старик остановил его рукой.
     - Это слишком много, ты понимаешь?
     - Значит ваша жизнь и жизнь обитателей дома дешевле? Или вы хотите проверить, как я нашинкую их? Ведь тогда я вас усажу прямо здесь и буду лично приводить каждого сюда и разделывать. Не думайте, что ваша охрана станет для меня проблемой.
     Старик внимательно смотрел на него, после чего покачал головой. А потом неожиданно громко рассмеялся.
     - Ты действительно не промах, Рей. Готов выбивать из проигравших свою долю. Нет, мёртвым деньги ни к чему, да и заработать я всегда смогу ещё. Так что я соглашусь, две шахты из четырёх и договор на Адель.
     - И вы действительно на это согласны? - скептически спросил Рей. Маска делала его голос безжизненным и безэмоциональным, но старик всё равно понял, о чём он.
     - А почему нет? Мёртвых вернуть к жизни практически невозможно, а вот деньги заработать ещё раз – сколько угодно. А если ты после составления договора на передачу шахт нас убьёшь, то всем станет понятно, что ты замешан в нашей смерти и их отберут обратно, а твоя драгоценная Адель останется без денег. Поверь, я сделаю так, чтоб об этом узнали. А пока мы живы, всё будет в порядке. Так что мы подстрахованы.
     - Ладно, но имей ввиду, старик, попытаешься меня кинуть, я клянусь, что вернусь и вырежу всех без малейшего сомнения. Попытаешься убить меня или сделать что-нибудь Адель и к Арии, главе группы расследований и лучшей подруге Адель, которая трясётся над ней как над собственным ребёнком, придёт замечательно письмо, которое красноречиво опишет всё, что ты с ней сделал. Поверь мне, Ария из тех людей, которые не будут долго разбираться в ситуации. И может ты очень богат, но она глава группы расследований и ей не составит особого труда раскатать тебя и твой дом по всей округе.
     Старик усмехнулся и кивнул головой.
     - Тогда, раз мы оба согласны, позволь мне начать, Рей, - он достал один из листов.
     Сделать это всё заняло не очень много времени. Когда старик вписывал нового владельца, Рей сказал поставить Адель. Старик лишь усмехнулся, но ничего не сказал. На каждую шахту шло по листу и на каждом Рей со стариком поставили свои росписи, капнули своей кровью на печать, оставив штамп на листе. Рей не был экспертом в этих делах, но на первый взгляд всё выглядело правильно. В противном случае ему придётся сюда вернуться и сократить количество кровных родственников.
     Следующим был договор на саму Адель. Когда старик изменял условия договора (что было незаконно делать в ОСЦНГ), у Рея заныло сердце. Он надеялся, что Адель никогда не узнает, что с ней сделали родные. И он постарается об этом позаботиться. Потом он под пристальным взглядом старика расписался там, где ему указали.
     Всё это время Родзи сидел, зажимая своё разбитое лицо и косясь на Рея. Он наверняка хотел много чего сказать ему, но смелости явно не хватало.
     - Не забудь забрать цепи и ключ. Хотя цепи и не обязательны, но ключ привязан к договору и без него Адель не станет твоим рабом, ну или свободной.
     Рей забрал договор вместе с ключом и засунул их в карман. Позже надо будет понять, как освободить Адель без её ведома. А сейчас ему требовалось убраться от сюда, пока охрана не решила проверить своего работодателя.
     Проходя мимо Родзи, Рей от души наступил тому на ногу, наслаждаясь хрустом костей и его криком.
     - Увижу тебя ещё раз и распотрошу как свинью которой ты и являешься, - пообещал ему Рей.
     Старик даже не пошевелился. Когда Рей подошёл к двери, что вела на балкон, он обернулся.
     - Надеюсь, что мне не придётся сюда возвращаться. Иначе разговор уже будет другим и намного короче.
     - Уверяю, что не придётся, - ответил старик.
     Рей вышел из комнаты.
     
     Балкон выходил на сторону озера. От сюда открывался потрясающий вид. Озеро, словно зеркало отражало ночное небо, создавая иллюзию, что это само небо было в воде. За озером начинался лес, уходивший к горизонту.
     Но восхищаться видом у Рея времени не было. Он ловко спрыгнул с балкона на уступ снизу, тем самым спустившись на один этаж вниз. Потом он спрыгнул на балкон второго этажа. Затаился.
     Снизу бегало немало людей, которые охраняли практически каждый квадратный метр территории. Рей внимательно осмотрел берег озера. Там людей практически не было, однако там была лодка, которая могла бы послужить ему транспортом. Но он сразу отмёл эту идею – его быстрее расстреляют, чем он уплывёт. Поэтому стоило воспользоваться другим планом.
     Создав громоздкий арбалет, Рей прицелился в одного из охранников, что стоял в стороне. Выстрел и через долю секунды ногу тому пробила тяжёлая стрела, буквально пригвоздив её к земле. Ночную тишину, что была наполнена шёпотом солдат разрезал крик боли. Он привлёк внимание всех людей во дворе.
     Рей намеренно прострелил ему ногу. Во-первых, мёртвые не кричат, а ему требовалось отвлечь как можно больше людей. Во-вторых, он решил не убивать больше чем необходимо. И смерть того человека ничего бы не принесла.
     Стража стала сразу стягиваться на крики раненного. Когда большая часть из них стянулась к месту предполагаемого вторжения, Рей спрыгнул вниз и бросился в противоположную сторону что было сил. Те, кто встречался на его пути, ничего не успевали предпринять, потому что Рей буквально пролетал мимо них. На бегу он создал кинжал телепортации и забросил его часть за забор. Когда тот перелетел на ту сторону, Рей тут же телепортировался.
     Так он оказался за пределами этого особняка, к которому, как надеялся, больше никогда не вернётся. Так как по дороге двигаться сейчас было рискованно из-за патрулей, Рей бежал через лес ни на минуту не останавливаясь. Благо лес хоть и был частично заросший кустарником, но земля была относительно ровной и можно было не бояться споткнуться и убиться об камни или заросшие стволы поваленных деревьев.
     Часа через два Рей позволил себе сделать передышку. Долгий бег и постоянное использование «системы» давало о себе знать усталостью. Но благодаря двухмесячным тренировкам Рей был намного выносливее чем раньше. Он не сомневался, что сможет пробежать ещё семь сотен километров. А когда он доберётся…
     Одному богу известно, что будет, когда он окажется дома. Рей до сих пор не решил, что делать с этими скотами, что так просто продали родную кровь, которая верила им всем сердцем и готова была ради них на всё. Ведь если он что-то с ними сделает, то Адель всё узнает и тогда неизвестно, что она предпримет. Вполне возможно, что наложит на себя руки.
     Рей решил, что всё можно будет решить миром с несколькими условиями, которые им придётся принять. Он заставит их это сделать. И отнюдь не из жалости к ним. Просто Адель вряд ли сможет пережить ещё одно такое потрясение. Что-то внутри Рея упорно твердило, что эта правда может стать для неё последней.

Глава 13

     Рей смог добраться поместья Шатен Дер Дункехайт только к вечеру. Он бежал всё утро и весь день, изредка делая перерывы для отдыха. Погони за ним не было. Причиной могло быть как то, что он слишком быстро двигался, так и то, что старик отдал приказ не преследовать его.
     На своём пути обратно он иногда встречал отдельные повозки, иногда целые караваны. Но каждый раз он неизменно уходил на десяток метров в лес, чтоб не попадаться им на глаза. Что бы они подумали, увидь человека, буквально всего залитого кровью с жуткой чёрной маской на лице? Да приняли бы за существо из ада или нечисть скорее всего.
     Когда в поле зрения появились те самые кладбищенские ворота, Рей наконец смог вздохнуть с облегчением. Нет, он не рад, что вернулся в это место, но по крайней мере с одной проблемой было покончено. Оставалась другая проблема. Она была, наверное, самой противной и мерзкой, одновременно с этим трудной, так как имела родство с тем, кому Рей хотел помочь.
     Сколько он не думал над этой проблемой, единственный вариантом, который приходил на ум было вырезать всех к чёрту за исключением Адель, Шанни ну и может её матери. Однако такой расклад вряд ли бы устроил саму Адель. Рей не представлял, на что может быть способна эта сектантка с промытыми мозгами.
     Но и оставлять Палому с Жаклин было рискованно. Это уже не говоря о бабке и Гренильде. Эти две старые лживые дряни наверняка попытаются потом как-то воздействовать на Адель, когда узнают, что половина шахт переписана на неё. Нет, это было сто процентов. Возможно, стоит слегка проредить их ряды и таким образом вселить страх и ослабить их. Тогда Рей думал, что ему удастся убедить их.
     Проходить через главные ворота, которые своими душераздирающими скрипами объявят о его возвращении Рей не собирался. Как и в поместье Норстан, он просто телепортировался туда. В его планы не входило попадаться им на глаза до определённого времени.
     Он до сих пор не знал, правильно ли поступил. Та сделка, которую он провёл со стариком, была словно откуп и пахла тухлятиной. Словно он продал саму Адель, получил деньги за то, чтобы закрыть глаза на всю боль и страдания, что она получала. Но с другой стороны Рей обеспечил её будущим, она сможет двигаться самостоятельно, не оглядываясь назад. Адель даже сможет стать хозяйкой дома с этими деньгами. А прошлое останется в прошлом. Мстить за прошлое или строить будущее? Такой простой вопрос, но до тех пор, пока ты сам не столкнёшься с этим.
     Правильно он поступил или нет? Рей не мог получить на этот вопрос ответа и это изводило его сильнее чем что-либо.
     Заходить через главный вход Рей не стал, чтоб не попадаться на глаза другим членам дома. Создав ускоритель, Рей без особых проблем забрался по выступам на этаж, где находилась его комната.
     И какого было его удивление, когда там он увидел Адель, закутанную в одеяло и сидящую в кресле, в котором она сидела в прошлый раз. Там у неё что, любимое место? Когда она увидела его, то её брови взметнулись вверх и глаза стали на мгновение большими и красивыми. Но всего лишь на мгновение. Всё так же укутываясь в одеяло, она подошла к окну и, высунув руку из своего кокона, открыла его.
     - Что… Что ты делаешь здесь? - её голос был слегка удивлённым.
     - Имеешь ввиду, снаружи окна?
     - По-твоему что я ещё могу иметь ввиду? – её привычные сердитые нотки в голосе заставили Рея улыбнуться.
     - Решил не заходить через главный вход.
     Он запрыгнул внутрь. Его одежда, тот самый военный пиджак, в котором он пришёл сюда был сверху до низу забрызган кровью и грязью, а в некоторых местах вообще порван. Адель критично осмотрела его и чем больше она замечала деталей на его одежде, тем больше она хмурилась.
     - Ты… в чей крови?
     - В человеческой.
     - За идиотку меня держишь? Я это уже и сама поняла. Я имею ввиду, ты кого-то убил?
     - И не одного.
     Адель напряглась.
     - А семья Родзена и он сам, ты их… - она не договорила, упустив последнее слово. Её лицо напряглось.
     - Убил? Да, конечно. Можешь не беспокоиться, вырезал вплоть до младенцев, - сказал ей чуть ли не радостным голосом Рей.
     А вот Адель была явно не очень счастлива от такой новости. Ноги перестал её держать и она, бледная как снег, и плюхнулась обратно в кресло. Её лицо на мгновение стало пустым. Видя такую бурную реакцию, Рей испугался и быстро затараторил.
     - Ладно, ладно я пошутил, они все живы и здоровы. Практически никого из семейки его пальцем не тронул.
     А тут уже лицо Адель стало краснеть. И уж точно не от стыда. Она стянула тапочек с ноги и швырнула его в Рея. Тот ловко его поймал.
     - Ты дибил!? Нет, ответь мне, ты дибил, Рей!? Как можно с таким шутить, идиот ты непроходимый! Я же подумала, ты действительно их убил всех! – чуть ли не кричала она на него. – Я же… Ты… О, богиня… - выдохнула она под конец и приложила руку ко лбу.
     - Я не пойму, что ты так волнуешься об этом подонке?
     - Я не о нём волнуюсь, Рей. Я волнуюсь о нашей семье.
     От этих слов Рею стало нехорошо.
     - Тебя семья тоже бросила, разве нет?
     - Они же не знали. Только бабушка, она… хотя и я… - Адель вздохнула. – Я не знаю… Мне сейчас очень тяжело от этого всего… Просто так всё закрутилось. Не начинай только опять это. Я знаю, что она сделала это из-за денег, но… Просто дай мне время.
     - Времени как раз у нас и достаточно, - улыбнулся Рей и вытащил два листа.
     Он протянул их Адель и та, после секундного сомнения, протянула руку и взяла их.
     - Что это? – спросила она, ещё не успев заглянуть в них.
     - Сама прочитай.
     Адель внимательно пробежала глазами по первым строчкам. После этого она бросила недоверчивый взгляд на Рея и вновь принялась читать. С каждой прочитанной строчкой её лицо менялось. Сначала было недоверие, потом удивление, которое перешло в лёгкий шок. После первого листа она взяла второй.
     - Рей, от куда они у тебя?
     - Там вроде написано.
     - Я о том, как ты их получил?
     - Убедил их. Когда жить хочется, деньги уже не так важны.
     - И здесь везде моё имя, - она так говорила, словно не верил своим глазам. – Почему моё?
     - Ну… потому, что твоё. Теперь это всё твоё.
     - Всё моё? – она явно не верила в это. Да чего уж там, если к Рею бы так же нагрянули и сказали, что у него теперь есть миллионы, он так же бы не поверил. – Получается, что это принадлежит только мне? Но здесь же… много.
     - Верно. Теперь ты держишь все финансы и можешь управлять домом как хочешь. А можешь создать свой, если такое возможно.
     - Но это неправильно, они должны быть записаны на Гренильду или на…
     Это уже был перебор. Не дай бог это попадёт этим бабкам. Тогда они просто заберут всё себе, а Адель вновь используют в своих грязных играх. Они уже не оставят её в покое. Пытались раз, попытаются во второй.
     Рей взял Адель за плечи и сжал их. Достаточно сильно, чтоб она поморщилась от боли, но не так сильно, чтоб она сейчас извивалась в его руках.
     - Адель, послушай меня внимательно. Это твои деньги. Это компенсация за все твои старания, за всё, что произошло, всё что ты терпела. Не твоим бабкам или маме, а тебе. Они просто сидели на жопе и ничего не делали, пока ты страдала и они ничего не получат из того, что там есть.
     - Они не знали, - попыталась их оправдать Адель.
     От этого Рею стал слегка больно на душе. Если бы Адель только знала… Нет, с её промытыми мозгами такое лучше не знать.
     - Всё равно. Адель, теперь твоя судьба в твоих руках, и ты ни от кого не зависишь. Ты хотела свободы, и ты её получила. Теперь ты вольна делать всё что захочешь. Твоя семья не будет голодать, но они и не смогут больше управлять тобой, не смогут запереть дома и указывать, что тебе делать. Ты останешься с домом как хотела, но теперь ты сможешь говорить, что делать, а не они.
     Адель молчала. Её взгляд был устремлён на те листы, что он ей дал. Это был её ключ к будущему, ключ к её свободе и мечтам.
     - Скажи честно, ты не убил их? – спросила она, переведя взгляд на него. Её голос был твёрдым, но при этом Рей слышал в нём просьбу.
     - Нет, - покачал он головой глядя ей в глаза. - Мне пришлось убить нескольких охранников, пробиваясь туда, но их я не тронул. Ну как не тронул, ударил пару раз Родзи и всё. Они смогут жить своей жизнью дальше.
     Рей не понимал, чего она так волнуется о них даже когда у неё на руках целое состояние. Словно читая его мысли, Адель сказала:
     - Ясно. Просто я не хочу иметь на руках кровавые деньги. Я знаю, что это странно в таком мире как наш и похоже, но я не хочу строить своё будущее на костях других. Не хочу быть такими как они.
     Она провела по листу рукой, словно хотела почувствовать шершавость бумаги и убедиться в её реальности.
     Рей положил ей руку на голову, но она тут же её сбросила, одарив его колючим взглядом. Девочка не любит, когда её трогают за голову? Но Рея это ни капельки не смутило.
     - Это неплохая причина. Мне нравится. Кстати, а как отреагировали другие на моё отбытие?
     Адель сразу стала хмурой.
     - Все были на пуганы. А бабушка была в ярости. Она кричала и требовала рассказать, что я тебе наговорила. Я ответила, что ты лишь увидел, что делал отец со мной. Она кричала, что это ложь и что я могла ещё тебе рассказать. Рей, о чём она говорила? – прищурилась Адель.
     - Наверное думала, что ты наврала про них мне всякие ужасы, - пожал плечами Рей.
     Но он знал правду. Знал, почему они испугалась. Потому что насилие над Адель было не единственным, что они сделали. Наверняка они все знали про рабство, про то, что брак будет ровно до детей, а потом Адель вышвырнут за муж, про то, что она даже не его ребёнок. И теперь они боятся, что он придёт им мстить. И они не очень далеки от правды.
     - Ты у меня в комнате пряталась от них? – перевёл он разговор в другое русло.
     - Из твоих уст это звучит как трусость, Рей, - ответила она ему своим обычным спокойным голосом.
     - Я этого не говорил. И почему на тебе одеяло, тебе холодно?
     Адель лишь пальцем указала на камин. Там, среди углей валялось то самое платье, что было на ней сегодня и нижнее бельё в придачу. Значит не хотела носить это грязное бельё, а за другим не рискнула выйти?
     - Ясно. И сколько ты тут сидишь?
     - Со вчерашнего вечера. С того момента, как они поняли, что ты не погулять ушёл. Они тогда не на шутку встревожились.
     Побоялись, что он пошёл убивать их кошелёк, какая трогательная забота.
     Вздохнув, Рей сбросил свой военный пиджак на подлокотник кресла, что стояло ещё с прошлого раза рядом с креслом Адель, и плюхнулся в него. За последние сутки он сделал кросс почти в полторы тысячи километров. Скажи кому-нибудь – не поверят. Да и Рей не поверил, если бы не знал об устройствах на ногах. Да и «система» ещё…
     Рей широко зевнул.
     - Рот рукой надо прикрывать, - тут же не поленилась сообщить ему Адель.
     - Так и сделаю. В следующий раз. Обязательно, - ответил ей Рей тут же, словно на зло, не прикрываясь, зевнул ещё раз.
     - И что теперь будем делать? Имея все документы на руках? Ты ведь против отдавать их моей семье.
     - Естественно против, - кивнул Рей. – Хотя если ты решишь сделать столь глупый поступок, я тебя остановить не смогу.
     - Тогда… - вопросительно протянула она.
     - Я думал, что ты оставишь их себе, - признался Рей. – Уедешь, будешь жить своей жизнью. За эти деньги, что они приносят, ты можешь позволить себе очень много.
     - Я не брошу свой дом, - категорично заявила Адель. – Это как бросить саму себя.
     - Разве не ты боялась быть запертой в доме? – спросил Рей.
     - Я боялась, что меня запрут внутри этого замка. Заставят подчиняться, будут управлять мной и строить моё будущее без моего участия, вот чего я боялась. Но я хочу быть частью Шатен Дер Дункехайт, хочу быть частью своего рода.
     - Тогда не знаю, - сдался он.
     - Дай-ка догадаюсь, ты продумал план равно так: пришёл, забрал вернулся? – дождавшись кивка Рея, Адель вновь обратилась к нему. - Рей посмотри мне в лицо и скажи, ты видишь на нём удивление?
     Рей сделал как она сказала.
     - Нет, а что?
     - Это потому что я ни капельки не удивлена. Вообще не удивлена. Такой план ровно соответствует тому, что я от тебя ждала.
     - А ты ждала, что я принесу бумаги на шахты? – спросил Рей.
     - Нет, я ждала какой-то глупости от тебя, но… - Адель посмотрела на документы, что до сих пор держала в руках. – Я не знаю… Я рада, что всё закончилось хорошо, но что делать дальше?
     Убивать. Желательно всех кроме дурёхи Шанни.
     Вот что бы ответил Рей. Стоило ему об этом вспомнить, как сердце неприятно заныло, и он стал злиться. Это тема для него была словно красная тряпка для быка.
     - Без понятия, - ответил Рей.
     Как бы он не противился, стоит сначала всё обсудить с ними. Возможно они отвалят от Адель, если он намекнёт им, что всё знает и теперь уже им стоит опасаться за свои жизни. Что-что, но репутация охотника позволяла ему угрожать. Адель наверняка хочет именно мирного разрешения вопроса. Как никак, это её семья, не Рея. Но чует его сердце, с такими людьми это хрен сделаешь.
     - В любом случае в тайне это не сохранить. Если ты хочешь остаться в доме и не хочешь, чтоб тебе одели опять ошейник, надо дать понять им, что ты не потерпишь такого отношения к себе.
     - И как это сделать? – скептически глянула она на него.
     - Не знаю. Как ты правильно заметила, я не подумал о том, что делать уже после того, как разберусь с Родзи и его отцом. Да и честно говоря, я даже и не думал документы приносить. Хотел просто отомстить им за всё. Но могу предположить, что их можно шантажировать деньгами и запугивать.
     В принципе, это было возможным. Если они хотят денег, то они могут заставить их шантажом молча слушаться или по крайней мере просто не трогать Адель. Деньги всё решат. Но ещё неизвестно, останутся ли они довольны теми деньгами или захотят получить всё?
     Рей вздохнул. Всё было бы намного проще, если бы сама Адель уже бы определилась в своих желаниях. Она и свободной хочет быть, и с домом остаться, не отстраняясь от него. Но с учётом всего, что случилось, совместить это всё без ущерба для самой Адель будет проблемно.
     - Адель, а ты сама чего хочешь? Недавно ты говорила, что хочешь жить своей жизнью. Сейчас ты можешь послать всех подальше и жить своей жизнь.
     - Но дом…
     - Прошу тебя, оставь эту песню кому-нибудь другому, - прервал её Рей. - Ты и лучше меня понимаешь, что это всё была ложь. Тебя наглым образом эксплуатировали.
     - Но это вина только моей бабушки. И это не относится тому, чтобы быть частью рода.
     Рею так и хотелось сказать, что об этом все знали. Но тогда она задаст логичный вопрос, от куда он это знает. И что ему ответить? Рассказать, что она раб и весь дом об этом знал?
     - Ладно, не имеет смысла думать об этом сейчас, - отмахнулся от идеи составить план Рей и зевнул. – В любом случае завтра будет день, поэтому завтра и придумаем что-нибудь. Что касается нашего договора, надеюсь он всё еще в силе.
     - Не волнуйся, - ответила Адель. – Шанни подготовит все документы, что помогут тебе пробраться туда, ну или по крайней мере узнать о банке памяти как можно больше. Но… - она замялась на мгновение. – Я хотела спросить тебя, зачем тебе туда нужно?
     Рей бросил на неё косой взгляд.
     - А тебе зачем?
     - Просто хочу знать, что я не даю шанс тебе уничтожить мои мир, - со всей серьёзностью сообщила ему Адель.
     Адель хоть старалась выглядеть невозмутимой, но всё равно было видно, как она слегка напряглась. Видимо ей было неуютно влезать в личную жизнь и тайны Рея. Однако сейчас, когда они так связаны, эта информация ей была необходима. По крайней мере для того, чтоб знать, чего ждать.
     Рей задумался. В принципе, если он расскажет, то ничего страшного не случится. Да и к тому же, она уже и так о нём много чего знает.
     - У меня есть сестра, по крайней мере так было написано у меня на вещах. И сказано было, что я ищу её в банке памяти. А так как я ничего не помню, то это единственный ключ к моему прошлому, - ответил Рей.
     - Ты ещё ищешь ради своего прошлого?
     - Не пойми неправильно, я не помню свою сестру и сказать, что я испытываю по отношению к ней очень тяжело. Для меня она сейчас как все остальные люди. Далёкий человек, ничем не отличающийся от остальных. Но раз я искал её здесь, то это было действительно важно для меня. Уверен, что я прошлый хотел бы найти её даже если бы лишился памяти. И возможно, найдя её, я пойму, что происходит.
     - А что происходит?
     - Ну… я же охотник, как ты заметила, - улыбнулся он. – Да вообще много чего происходит, голоса, обрывки воспоминаний, моё не самое красивое прошлое… Я не чувствую себя особенным или суперчеловеком каким-нибудь. Но то, кто я есть… Не знаю даже, как объяснить, странное чувство, словно все ошибаются, что я не могу быть подобным человеком. Мне просто надо знать, как я стал таким.
     - Охотниками рождаются. Скорее всего твоя сестра тоже охотник. И если это так, то она скорее всего в одной из семей с изменённой фамилией и именем. Но сразу скажу, что ни разу не слышала о других из твоего рода.
     - Рождаются? Ну возможно…
     Но Рей не верил в это. Как можно родиться с процессором в голове? Возможно он обладал какими-то особенностями, но потом его точно модернизировали. Зачем? Какая цель заложена в нём? Он чьё-то оружие или неудавшийся эксперимент? Или может охотник, которого усилили искусственно, чтоб противопоставить чему-то? Такое уже не кажется шуткой, когда перед глазами бегают буквы, как в играх.
     - А на счёт странностей возможно я с тобой соглашусь, - произнесла Адель задумчиво.
     - Ты о чём?
     - Я чувствовала, что ты скоро вернёшься, - начала объяснять Адель, даже не глядя в его сторону. Её взгляд был устремлён куда-то вдаль. Это явно её беспокоило, раз уж она заговорила об этом. – Ты же знаешь, что внутри меня есть тьма, как в любой из нашего дома. Своеобразный энергетический сгусток. Так вот, чем ты ближе, тем сильнее пульсация этой тьмы внутри меня. Это можно сравнить с учащённым сердцебиением, когда к тебе приближаются некоторые люди.
     - Погоди-ка. Не помню, чтоб мы с тобой так сильно сблизились, что у нас такая связь появилась, - пошутил Рей, от чего получил колючий взгляд.
     Самому ему смешно совсем не было. Проблемы и странности, которые происходили с ним, нарастали как снежный ком. Ему достаточно было и терминатор-режима с группой расследований на хвосте, а тут ещё и тьма в Адель на него реагирует.
     Хотя если вспомнить вечер в прошлом, тогда в комнате он напевал тот странный стишок в тот момент, когда Адель подходила. И возможно, очень малая вероятность, но шанс есть, что он вызывал их Тьму. Хотя тут же можно вспомнить, что рядом с Адель он тоже читал этот стишок и ничего не произошло. Есть какой-то скрытый фактор для вызова? Возможно. Но лучше, если это всё просто окажется легендой. Потому что в этом мире все самые невозможные странности имеют привычку сбываться.
     Ещё интереснее вопрос, от куда Рей вообще помнит стишок, который он знать не должен даже в силу того, что не из этого мира.
     - И раньше такого не было? – спросил он.
     - Было, я же рассказывала, что мне приходилось выпускать тьму из себя, так как сила тьмы во мне намного больше чем в других. Но такая частота, что из меня она выходила каждый три-четыре дня, да так, что рушила всё в округе, началось месяца два назад. А пульсация появляется ровно с твоим появлением.
     Два месяца. Ровно тогда он очнулся на краю богом забытого города. Слишком уж удачное совпадение для такого. Слишком жуткое. Оно тонко намекает, что его прошлое связанно не только с сестрой и перемещением между мирами. Поэтому необходимость в его воспоминаниях возрастает. Во что он мог вляпаться в прошлом, что теперь так много проблем пересекаются в точке, которой является он сам?
     - Выглядишь встревоженным, - заметила Адель, прервав его размышления.
     - Это потому, что мне неспокойно от того, что ты сказала, - честно признался Рей. – Не хочется мне иметь ничего общего с тьмой.
     - Неудивительно. Мне кстати тоже рядом с тобой неспокойно, - неожиданно сказала Адель. – Не будет ложью, если я скажу, что иногда ты действительно пугаешь меня.
     - Не похоже, - попытался отшутиться Рея, понимая, что это была отнюдь не шутка.
     Это было слишком честно. Особенно для Адель, для которой гордость стояла на второй ступени по важности после дома. Если бы она сказала, что не боится его, то тогда всё нормально. Но такое откровение, да ещё ему в лицо… Неужели он пугает её? Пугает так, что она, глазом не моргнув, готова признаться в этом? Рею было интересно, каким она вообще его видит.
     - Ты меня таким видишь?
     - А по-твоему, как ещё могут видеть человека люди, которые его остерегаются? Вы в своё время уже успели показать себя. Да и ты тоже, если уж на это пошло.
     - И чем именно?
     Адель пожала плечами.
     - Тем, что ты нападал на ведьм у себя в мире. А этого вполне достаточно, чтоб держать рядом с тобой ухо востро. В конце концов, с памятью или без ты охотник, как зверь остаётся зверем после дрессировки.
     - Как приятно, что меня сравнили со зверем.
     - После дрессировки, - многозначительно добавила Адель.
     Рей недовольно посмотрел на Адель. Ему потребовалось время, чтоб понять, что это была не издёвка, а шутка. Шутка от Адель. Ей с таким лицом стать комиком точно не светит, но в её характере это был явный прогресс.
     - Вау, шутки от самой Адель, я польщён.
     - Удивительно, что ты не записал это сразу на свой счёт и не обиделся, - сказала она.
     В этот вечер не было дождя или ветра, который наполнил бы своим монотонным шумом вечер. Поэтому, когда они замолчали, в комнате повисла абсолютная тишина. Такая, что Рей мог даже услышать, как дышит Адель. Ровно, спокойно, размеренно.
     После таких разговоров про тьму, его странности и прочее, Рей думал, что не сможет уснуть. Однако прошла пара минут и его сознание уже затуманивалось. Сказывалось отсутствие сна и физические нагрузки со стрессом в течении последних суток.
     Очень скоро он уже практически полностью отключился. Сознание плавно погружалось в сон.
     - Почему ты это делаешь? - неожиданно и очень тихо спросила Адель, вновь выдёргивая его из сна.
     - Что именно? – с трудом среагировал на её вопрос Рей. Сон, который буквально поглотил его сознание уже не собирался отпускать.
     - Это. Помогаешь мне. Просто интересно, ведь это никак не поможет приблизить твой план. Наоборот, ты рискуешь. К тому же, всё, что ты сделал уже давно вышло за рамки «отомстить за унижение».
     Рей задумался.
     - Не знаю. А разве должна быть причина, чтоб помочь?
     - Наверное да.
     - Ну может мне просто… хочется это сделать. Представь себе, идёт человек на работу и видит хулиганов, что мучают котёнка. Он видел такое и до этого, но сейчас почему-то его это разозлило. Он захотел воздать им за такое поведение, и он им воздаёт тумаками. Он не изменился и не стал лучше, просто в этот момент он решил помочь. Наверно что-то типа этого. Я вижу, что это неправильно, меня это бесит и унижает. А ещё…
     Рей зевнул во весь рот, прежде чем закончить.
     - Не знаю даже, просто сначала ты меня раздражала. Потом мне стало тебя жаль. Копая глубже, я многое узнал о тебе и стал тебе даже симпатизировать. Я понял кое-что и мне просто захотелось помочь, как это делают нормальные люди.
     - Ясно, значит просто помогаешь, - кивнула она головой, но потом задумчиво пробормотала, – Но ты симпатизируешь мне…
     - Просто удивительно, что из всего ты запомнила только это, - устал вздохнул Рей.
     Рею было плевать на то, что он сказал. Вообще плевать. Он слишком устал, чтоб беспокоиться о таких мелочах. Может, если бы он сейчас не был в полудрёме, то засмущался бы, однако сейчас это выглядело так мелко и неважно. Он сказал, что думал, а остальное уже не его дело, пусть воспринимает как хочет.
     Когда Рей практически полностью потерял контакт с реальностью, погрузившись в сон, где-то на краю сознания он понял, что маленькая, тонкая и холодная рука коснулась его руки, ловко сплетая их пальцы.
     Если бы он знал, что случится в течении нескольких следующих часов, он бы никогда бы не уснул и не отпустил руку Адель, которой жить оставалось пару часов.
     
     Этот кошмар начался для Рея ровно с того момента, когда система стала его будить.
     [Внимание! Опасность!
     Производится принудительный запрос пользователя.
     Внимание! Разряд!]
     Ток, который прострелил его от рук до головы, а потом от головы до ног одним махом снял весь сон, заставив Рея вскочить на ноги и с диким видом оглядываться. «Система» уже была запущена, о чём свидетельствовали синеватые оттенки и широкий угол обзора.
     И очнувшись, Рей сразу понял, что «что-то неладно» не та фраза, которой можно было описать происходящее.
     Вся комната была во мраке.
     Нет, это была не обычная темнота в ночи без света или то, что люди привыкли представлять, когда слышать слово мрак. Это было несколько иное. Иное и чужеродное. Комната выглядела так, словно кто-то выключил свет, но при этом всё видно. Словно мир за одно мгновение стал тёмно-серым, лишившись всех красок. Ведь даже в темноте можно увидеть цвет предмета, однако сейчас всё словно пропустили через фильтр, который убирал любой другой цвет, кроме чёрного и серого.
     Или словно что-то заволокло саму комнату.
     А ещё это ощущение опасности, которое заполнило всё вокруг. Казалось, что сама комната теперь опасна для жизни. Это чужеродное место, так похожее на то, где он засыпал. Рей оглянулся в поисках опасности, но взгляду не за что было зацепиться. «Система», которая усиленно работала тоже ничего не регистрировала.
     Стоя сейчас здесь, Рей испытывал необъяснимый животный ужас, причину которого он не понимал. Однако это продлилось недолго, так как «система» сама потушила его, оставив внутри Рея лишь спокойствие и холодную расчётливость.
     Первым делом Рей коснулся кресла, на котором он спал. То оказалось вполне себе обычным креслом. Но тут же он заметил странность – его рука не теряла цвета. Она была обычного живого тона, слегка темноватого из-за отсутствия света. Значит эти странный изменения коснулись только окружения.
     Но тут Рей заметил ещё кое-что. Возможно это и была причина всего случившегося.
     На полу около кресла Адель лежал пергамент. Рей прекрасно видел от сюда, что это был за пергамент, хотя догадаться можно было и так. А на её кресле лежал небольшой ключ от оков.
     «Я же оставил пиджак на подлокотнике», - осознал свою ошибку Рей. Что-то неприятно заныло в груди, предвещая неприятности.
     Теперь уже ничего изменить было нельзя. И все пазлы того, что сейчас происходит встали на своё место.
     Рей оставил пергамент на раба у себя в кармане. Вполне возможно, что Адель увидела край и решила узнать, что это за пергамент он решил ей не показывать. Рей не ошибся, когда думал, что для Адель такая правда будет огромным ударом по самому слабому месту. Не зря он не хотел, чтоб она узнала об этом.
     Но Адель узнала, а он идиот, который забыл про пергамент в кармане.
     Стоит просто провести связь между Адель, тьма, контроль, боль чтоб воссоздать произошедшее.
     От такого шока, боли и чувства потерянности она потеряла над собой контроль и перестала контролировать тьму внутри себя. Или может выпустила её намеренно, сложно сказать, что происходило у неё в голове в тот момент. Но Рей сомневался в том, что это было специально, возможно она просто начала генерировать это вместе с болью и не смогла совладать с собой.
     В прошлый раз она превратилась в бестию, что предавалась низменным инстинктам и не контролировала себя. Теперь, судя по окружению, здесь могло быть уже два в одном: она не контролирует себя, и она испускает тьму так сильно, что та просто заполняет всё вокруг. Подобное он уже видел в комнате, когда Адель злилась; тогда вокруг неё была тёмная аура. Теперь эта аура распространилась, судя по всему, на весь замок.
     Это значило, что надо было найти теперь саму Адель и изгнать тьму мечом Рисогра. Или может…
     Рей создал меч и выпустил свет. Он был достаточно сильным, однако его не хватило, чтоб вернуть краски в этот мир. Комната оставалась серой. Следовательно, надо было найти саму Адель – источник тьмы.
     Рей вышел в коридор. Тот ничем не отличался от комнаты за исключением, что здесь было темнее. Магические огоньки здесь тоже не горели. Скорее всего тьма просто тушила их. Чувство страха стало возвращаться, видимо «система» не могла поддерживать спокойное состояние, лишь сбрасывать в какой-то момент.
     Повинуясь своей интуиции, Рей пошёл направо. Каждый его шаг в абсолютной тишине был отчётливо слышан, несмотря на его аккуратную походку. А ещё он чувствовал постоянно присутствие чего-то рядом с собой, хотя оглядываясь, ничего не видел. Казалось, что сама темнота сейчас смотрит на него.
     Очень скоро он нашёл то, что заставило заныть его сердце ещё больше. Около одной из подставок, на которой стояла ваза было его одеяло. Здесь же были осколки самой вазы и…
     И много крови. Очень много. А ещё большой осколок, больше похожий на кусок лезвия, измазанный в той же самой крови на полу в стороне от всего этого.
     Рею стало нехорошо. И совсем не от вида крови.
     Значит он был прав тогда, Адель и вправду наложила на себя руки.
     Ведьм очень сложно убить, им можно отрубить конечности, и они выживут. Их можно убить если только проткнуть или отрезать голову, а ещё проткнуть сердце. От кровопотери они тоже умирали очень долго – жизненная сила из осколков помогала организму пороться с любыми ранами. Но это относилось только к тем моментам, когда на них были осколки силы. А на Адель его не было.
     Это лишь значит, что Адель либо мертва, либо так ослабла, что тьма захватила контроль над её телом. Рей надеялся на второе, ведь тогда он сможет ей помочь. Если же будет первое…
     Двигаясь крадучись дальше, Рей наткнулся и на первую жертву обезумевшей Адель. Это была одна из служанок. Та самая, которая звала его на завтрак и ужин. Она сидела в луже собственной крови, облокотившись спиной на стену. Кровь была и на стене. След, который она оставила, сползая по ней и истекая кровью, был похож на огромный мазок кисти красной краской. Её голова была повёрнута на бок, она смотрела своим безразличным мёртвым взглядом в пол.
     На её шее был виден укус. Это были отнюдь не четыре небольших дырочки как у Рея. Судя по укусу, это был полноценный укус какой-то зубастой твари, который практически вырвал кусок из её шеи. Одежда на её груди была разорвана, открывая вид на одну грудь и раны, что были оставленный когтистой лапой. Это были четыре глубоких параллельных борозды, из которых шли уже частично засохшие дорожки крови, обнажали под собой мышцы и даже кости.
     Судя по всему, сама Адель успела слегка измениться. Рей не сомневался, что очень скоро он наткнётся ещё на жертв Адель.
     Рей достиг конца коридора и спустился вниз на один этаж. Здесь он нашёл ещё одну служанку. Она видимо пыталась убежать, так как лежала на животе. Её спина была буквально изорвана до костей, он мог видеть позвоночник и рёбра. На шее был такой же характерный укус, что и у первой. Её распущенные волосы плавали в большой луже крови, которая растеклась во все стороны. Рей с грустью смотрел на ещё молодую девушку, которая встретила жестокую кончину так незавидно рано. Вряд ли она была в чём-то виновата кроме того, что оказалась не в том месте и не в то время. И это сделала не кто-то, а Адель. Вернее, то, что в неё вселилось.
     Рей уже не сомневался, что остальных родственников он тоже найдёт мёртвыми.
     И он не ошибся. Бабушку Адель Рей нашёл на этом же этаже. Её тело, вернее то, что от него осталось лежало на входе в её комнату. Словно в тот момент она решила выйти в коридор. Тело без рук, ног и головы лежало в дверном проёме, изорванное в клочья. Кровью было залито абсолютно всё, от пола до потолка, её засохшие дорожки были на двери и стенах, с которых она стекала пока не засохла. Конечности он обнаружил чуть позже, часть в комнате, часть в коридоре. Видимо Адель просто рвала её на части, словно тряпичную куклу.
     Голову бабушки Рей нашёл в комнате. Она была насажена на столбик на краю спинки кровати. Однако более жутким было само лицо с широко открытым ртом, на котором застыл настоящий ужас. По её лицу во все стороны расходились чёрные сосуды, которые словно наполнили чернилами. Кожа тоже был сероватого оттенка, даже открытые глаза, как и рот были словно выкрашены чёрным. Казалось, что Адель буквально наполнила её тьмой. Судя по всему, тем служанкам ещё повезло.
     Потом он нашёл в большом зале и тело прабабки Гренильды. Ей повезло не сильно больше – её оторванный части тела висели насаженными на острые концы люстры под потолком. Голова же лежала на камине, словно какой-то трофей. И как в случае с бабкой, её лицо было таким же чёрным и полным ужаса.
     Судя по всему, Адель решила пройтись по всем родственникам, что посягнули на её жизнь.
     Осмотрев этот этаж, Рей спустился ещё ниже. И практически у основания лестницы лежала следующая жертва. Это была мать Шанни. Она лежала на животе, но её голова смотрела ровно в потолок. Это было настолько противоестественно, что становилось даже ещё более жутко. Одна из рук была оторвана и валялась в стороне. В отличии от изуродованных трупов, та отделалась переломом шеи и оторванной рукой. Видимо Адель старалась сильно не мучать тех, кто был виноват меньше в её мучениях.
     От сюда следовало, что следующие на очереди, если уже не всё, Палома, Шанни и Жаклин. И Рей даже знал, где стоит посмотреть. Он двинулся по тёмному коридору, который словно переливался оттенками серого и чёрного. Эта бесцветность буквально сводила с ума, заставляла наполняться сердце первобытным ужасом, когда люди даже не знали, что такое огонь.
     Портреты, что висели на стенах в этой жуткой обстановке словно наблюдали за ним. Но нет, не словно. Рей обернулся. Лица действительно следили за ним, они теперь были слегка повёрнуты в его сторону, а их глаза выделялись чёрными пятнам, которые с голодом смотрели на него.
     Волна страха вновь накатила на Рея, но тут же сработал ограничитель, как называл его Рей, и вновь ему стало спокойно. Он подошёл к одному из портретов, на котором был изображён мужчина, с хищными чертами лица. Сейчас его лицо смотрело в ту сторону, где до этого он стоял. Рей закрыл глаза и сосчитал до десяти. Открыл и вновь волна страх слегка коснулась его души – лицо было повёрнуто на него, эти голодные глаза буквально пожирали его взглядом, рот был слегка приоткрыт. Рей вновь закрыл глаз, сосчитал до десяти и открыл. И отшатнулся.
     Лицо уже изменилось, оно словно выступало из картины, теперь рот уже был приоткрыт, глаза расширились в безумстве. Голова из картины хотела сожрать его в буквально смысле.
     Рею было страшно. Как бы не глушила это «система», страх возвращался раз за разом. Но ведь он и сам был тем, кто приводит других в ужас. В конце конов, такие как он были созданы чтоб уничтожать подобное. Охотники на ведьм раньше были теми, кто охотился на тварей. Значит, что сейчас это он здесь главная угроза, помимо Адель. Эта мысль дала Рею уверенность. Уж кто из них двоих монстр, так это Рей.
     - Не на того пасть раскрыл, - процедил сквозь зубы Рей.
     Вспышка на руке осветила серый коридор синим светом. Мгновение и теперь здесь стало светлее из-за меча Рисогра в руке Рея, словно сам меч пытался съесть тьму вокруг, становясь ярче. Рей наотмашь ударил картину, разрубив её по диагонали. Когда картина упала на пол, Рей ногой поправил полотно и посмотрел на изображение. Теперь там в пол-оборота был изображён обычный юноша, ничем не похожий на то, что Рей только что видел. Рей оглянулся – остальные хищные картины тянулись к нему, не ведая страха. Но пока ещё не выходили за пределы полотна. Была ли это реакция на тьму или сами картины такие, Рей не знал и знать не хотел.
     Чуть дальше по коридору Рей в первый раз за это время услышал звуки. Если он не ошибался, то это был очень тихий то ли стон, то ли плач, то ли бормотание. Рей осторожно двинулся в сторону звука, который шёл из-за двери, в любую секунду готовый дать отпор. Здесь он был всего один раз и насколько знал, в комнате от куда раздавался звук проводились собрания. Рей подозревал, что здесь наверняка кто-то будет. Но не думал, что этот кто-то будет живым.
     Одной рукой Рей медленно открыл дверь. Вторую он держал наготове, чтоб в любой момент создать меч. Заранее он его не создал, так как тот его сильно демаскировал.
     Эта комната ничем особым не отличалась от других, такая же тёмная, что едва-едва что-то видно, кресла и диваны, составленные вокруг чайного столика, камин, картины.
     Сразу, что Рей заметил так это одну фигурку, сжавшуюся и сидящую в углу. Над ней одиноко горел едва пробивающий тьму в полуметре от себя магический огонёк. Даже так, он выглядел просто серым, словно кто-то нацепил на него грязное стекло. Этот свет даже чуть-чуть не освещал комнату, которая буквально купалась во тьме.
     Этим выжившим была Шанни. Она не обратила никакого внимания на вошедшего в комнату Рея, спрятав голову в коленях и очень тихо плача. Её маленький уголок от остального мира отделяла едва заметная светлая полоса. Видимо она поставила вокруг себя барьер.
     Ещё две фигуры были на диванах друг на против друга. Рей узнал в них Жаклин и Палому. Обе уже были мертвы. Жаклин застыла в жутковатой позе: выгнув спину, она сидела, смотря в потолок и схватившись за лицо руками, словно пыталась содрать с него кожу. На её лице застала гримаса ужаса и боли. Её глаза и кожа, как и у прошлых жертв, были серой с чёрными вздувшимися сосудами.
     Палома сидела на против неё. У неё не было глаз, те лежали прямо перед ней на столике в небольшой луже крови. Руками она схватилась за грудь так, что Рей мог увидеть дырки в одежде и даже кровь, словно она пыталась их оторвать. Её челюсть была неестественно сильно раскрыта, а язык свисал подобно мёртвому раздувшемуся червяку.
     Видимо Адель их каким-то образом помучила перед смертью. Возможно даже теми самыми щупальцами из теней, что она до этого использовала, мстя за содеянное.
     Рей очень тихо подошёл к Шанни и присел на корточки.
     - Шанни, ты меня слышишь? – очень тихо, чтоб не напугать её, позвал Рей.
     Она очень медленно подняла голову, словно боялась увидеть того, кто перед ней. Её лицо было всё красным и мокрым от слёз и соплей. Сейчас она выглядела как напуганный ребёнок, а не двадцати пяти летняя девушка.
     - Р-рей? – спросила она, словно не была уверена в своих глазах.
     - Да, ты как?
     - Я…они все мертвы, - едва слышно ответила Шанни. – Когда оно залетело сюда, и напало на Жаклин и Палому, я поставила барьер… оно было занято ими, я бы не смогла помочь… - начала оправдываться она.
     - Знаю. Ты всё правильно сделала. Это Адель сделала?
     - Я… я не знаю… оно не Адель… оно Тьма.
     - И куда направилась эта Тьма?
     Шанни указала пальцем за его спину.
     В одно мгновение всё внутри Рея похолодело.
     Его голова очень медленно повернулась туда, куда указывала Шанни. Там, в углу под потолком было особенно темно, точнее сказать, непроглядная тьма, словно материальная, которая заволокла собой там всё. Рей с ужасом всматривался в это, пытаясь разглядеть хоть что-то. И в определённый момент разглядел.
     Это была Адель, Рей был уверен в этом. Однако она довольно сильно изменилась, от чего узнать её было тяжело. Неудивительно, что Шанни её не узнала.
     Её руки изменились, у кисти они стали толще и переходили в жуткие лапы с чудовищными когтями, заляпанными кровью. Два глубоких пореза на руках шли от самого локтя до кистей, из которых до сих пор сочилась кровь. Её глаза были как у зверя, огромные, чёрные, разделённые пополам красным зрачком. Они сверкали из-под волос, слипшихся от крови, которые подобно жуткой фате, прикрывали её лицо.
     Она медленно выползла из своего кокона подобно пауку, цепляясь своими когтями не только на руках, но и на ногах за потолок и стены. Её лицо стало острее, а рот был от одного уха до другого в прямом смысле этого слова… Стоило ей раскрыть его, как ей увидел двойной ряд острых и кривых зубов.
     Она медленно спускалась на пол. Но даже на полу она не попыталась встать нормально, всё так же стоя на четырёх изуродованных до неузнаваемости лапах. Её движения были очень странными, противоестественными. Казалось, что она снята на плёнку, которую то быстро прокручивают вперёд, то наоборот замедляют.
     А ещё одной причина таких странных движений было её тело. Оно было неестественно перекрученным. Её обнажённая грудь поднималась к верху, в то время, когда голова была в нормальном положении, руки, были неестественно выгнуты в суставах, в принципе, как и ноги. Она словно сошла с фильмов ужасов.
     Так неестественно передвигаясь, она издала очень странный явно нечеловеческий звук, больше похожий на смесь мурлыканья кошки и вой.
     Рей даже не дал шанса ей приблизиться, в одно мгновение в обоих руках он создал меч Рисогра. И они практически в полную мощность ударили светом. Даже тьма, что окутывала замок Шатен Дер Дункехайт не смогла выдержать такого. На мгновение сам камень побелел, пропуская свет и зарево от дома было видно на многие километры.
     Однако, как только свет спал, Рей понял, что на Адель это никак не повлияло. Она всё также оставалась этой тварью. Более того, она бросилась на него, неестественно двигаясь, как на неровно прокрученной киноплёнке.
     - Будь в барьере, - крикнул Рей ей, и отпрыгнул в сторону уводя Адель подальше от Шанни. Слегка коснувшись рукой ног, он создал ускоритель и одним прыжком увеличил расстояние между ними.
     Тьма так не отступила, комната с двумя трупами, застывшими в агонии, до сих пор была серо-чёрной. Значит источником была действительно Адель. Если он вернёт её норму, то вернёт нормальное состояние дома. Хотя в данный момент дом его не волновал, пусть хоть сгорит, ему было важно вернуть саму Адель.
     А она шипела, рычала, странно передвигалась и щёлкала зубами. Значит здесь одной мягкой силой не обойтись, придётся подраться. Рей не долго думая пнул в Адель кресло. Та ловко увернулась, но тут же получило второе, которое припечатало её к стене и разлетелось в щепки.
     Она подняла страшный вой, прыгнула на потолок и с чудовищной скоростью бросилась к Рею, перебирая всеми четырьмя лапами. Такими мелочами, как гравитация она явно не заморачивалась. Рей швырнул в неё деревянный табурет, намереваясь сбить, но она увернулась и прыгнула на него.
     Рей отпрыгнул и, действуя инстинктивно, взмахнул мечом. Несколько срезанных волосков с чёлки Адель взметнулись вверх где и потерялись. Адель отпрыгнула, зашипела, взмахнула лапой, пытаясь ударить Рея, но тот отбил её когти, выбив сноп искр.
     Ещё удар, ещё взмах. Это чередование длилось несколько минут, Адель дралась всеми четырьмя лапами, изгибаясь под нереальными углами. Рей же использовал только два меча – для него что левая, что правая были одинаковы и он мог одновременно концентрироваться на обоих руках, что позволяло эффективнее драться.
     После небольшого раунда Рею удалось оттеснить Адель. Когда она открылась, Рей от души пнул её, отправив в полёт в противоположную стену. Адель врезалась в неё, обвалив несколько картин, зашипела, подпрыгнула вверх и по потолку в лучших традициях фильмов ужасов быстро уползла в коридор.
     - А ну стой, сука! – закричал Рей, метнув напоследок в неё небольшой столик, на котором стояла ваза с цветами, но промахнулся. – Жди здесь Шанни, не двигайся, - крикнул он и, не дождавшись ответа, выскочил в коридор.
     Он прислушался. И сразу бросился на скрежет когтей о камень. Адель пыталась уйти от него, передвигаясь по потолку, но это получалось у неё откровенно медленно. Рею не составило труда догнать её. Проблема настигла его, когда он был уже рядом. В темноте он наступил на полотно; он видел его, но не думал, что-то предательски заскользит под ногой. Адель на потолке не упустила шанс. Раскрыв пасть практически на девяносто градусов, она бросилась на него с верху.
     Рей смог отбиться. Скрестив мечи, он смог остановить её, а потом оттолкнуть подальше. Однако когтями на ногах, она разорвала ему голень. Он не чувствовал боли, но на собственной крови он ещё раз поскользнулся. А когда встал, не успел принять стойку. Хоть он и прикрылся мечами, но первым ударом его отбросила в стену, а вторым в глубь коридора. Он вскочил на ноги и отбил ещё одну атаку Адель, после которой она вновь запрыгнула на потолок и подобно пауку уползла в темноту.
     Это повторялось раз за разом. Она била и отступала, Рей же боялся ей нанести повреждения - у неё не было осколка, и если она пережила вскрытые вены, это не значило, что она переживёт отрубленные конечности. Он вообще не знал, от чего она умрёт, а от чего нет и поэтому боялся открыто применять силу.
     После очередного удара, Рей неудачно наступил раненой ногой. На собственной крови он поскользнулся в тот момент, когда Адель вновь подбиралась к нему. Возможно всё сложилось бы иначе, если бы не стойка с кувшином, что стояла здесь. Удар затылком и Рей даже не понял, что произошло, он просто отключился. Но вместо него включилась «система».
     
     [Система переведена в активный автономный режим.]
     Она высветила это стандартное сообщение в сознание пользователя, хотя её показатели показывали, что в ближайшее время он в любом случае без её помощи не очнётся. Она так сделала лишь потому, что так требовал заложенный в неё протокол.
     «Система» действительно обладала своим сознанием, но строилось оно на симбиозе с человеком. Его память становилась её памятью, его знания её, его списки врагов и друзей становился её угрозами и игнорируемыми объектами.
     «Система» не испытывала никогда жалости, она никогда не думала о моральных аспектах. Те, кто её создавали, заложили лишь алгоритм высчитывания полезного действия. Не потому, что они были злодеями, просто мир, в котором они жили не позволял такой роскоши. Какой способ сможет вывести ситуацию с минимальным ущербом как для окружающих, так и для самого пользователя, вот что им было нужно.
     Если в одной комнате два человека, а в другой пять, она убьёт двух, чтоб спасти пять. Если будет два ребёнка и десять взрослых, она убьёт двух детей. Она не знала пощады, ведь у неё не было эмоций, зато она отлично высчитывала ситуации, где надо было выйти с минимальными потерями. Ребёнок, женщина, мужчина, старики, она не отдавала предпочтений, она лишь вычисляла по базе данных, кто из них будет ценнее, а кто нет.
     И сейчас она вполне трезво оценила угрозу. Жизнь её пользователя против жизни агрессивного существа, что было когда-то человеком. Даже доли секунды не потребовалось, чтоб сделать нужный вывод.
     Она перехватила управление в тот момент, когда тварь уже летела на пользователя, а тот лежал на полу. В «системе» был свой компьютер, который обрабатывал информацию во много раз быстрее чем человеческий мозг. Она приняла решение мгновенно.
     Использовав ускорители на ногах, она что было сил в последний момент, когда тварь не смогла бы ничего сделать, ударила ту в грудь. Захрустели кости и тварь впечаталась в потолок. Пользователь сделал кувырок назад и принял стойку.
     Когда тварь упала, «система» сделала свой ход. Она нырнула на встречу твари. Та замахнулась лапой, но движение меча в правой руке и лапа была отбита в сторону, движение левой руки и меч зашёл в грудь на половину. Хотя корректнее было назвать это спиной.
     Не дав твари опомниться, «система» пнула её, сняв с меча. И снова атаковала. Раз за разом. Для «системы» не было понятия бывший друг, только угроза и игнорируемый объект. И кем бы она не приходилась в прошлом пользователю, сейчас она была угрозой. А «система» уничтожала угрозу. В любой ситуации и любой ценой. Это нередко становилось в прошлом причиной трагедий, но таковой она была. Жизнь пользователя была всегда в приоритете. Поэтому она била и била тварь, тело которой оказалось на удивление крепким и быстрым.
     Вычислив, что такими темпами шансов на победу всё меньше и меньше, «система» вошла в базу данных или по-другому, память пользователя. Она довольно быстро нашла всю нужную информацию, сопоставила факты, вычислила возможности и проценты вероятности успеха. Это заняло две секунды. А в следующую атаку она бросилась вперёд. Насадила тварь на два меча и передала в них энергию.
     Главной ошибкой Рея было то, что он изгонял тьму снаружи от источника, а не в нём самом. «Система» ошибалась редко. К несчастью для самой Адель.
     
     Он стоял над ней словно страж над поверженным врагом. Его глаза светились жутким пустым синим светом. Охотник не испытывал эмоций, не пытался что-либо предпринять, он лишь смотрел на Адель, ожидая её действий.
     А она смотрела в ответ на него. На человека, который должен был стать её мужем. Человек, к которому у неё были чувства всех цветов, от ненависти и презрения до доброты и благодарности, которые он уже не увидит. Тот, кто стал её удивительной встречей с событиями, которые были для неё ярче всех прошлых двадцати лет.
     Он стал и её концом.
     Она не винила его, нельзя винить того, кто стал твоей надеждой, кто пытался дать тебе будущее. Она сама разрушила своё будущее. С самого рождения она никому не была нужна, столько времени всем было всё равно. Пустые слова, пустые чувства… предательство. Этот человек был единственным, кому было хоть какое-то дело, он так старался уберечь её от правды, но она… полезла.
     Закашлявшись кровью, Адель улыбнулась. Последние силы покидали её тело. И всё же она хотела на последок увидеть идиота, что стал её маленькой надеждой, полной сюрпризов. Она напряглась, выдавливая слова, которые хотела озвучить.
     Вдох, другой, кровь наполняла лёгкие, сердце отбивало последний ритм. Грудь с тяжестью вздымалась из-за меча, что торчал из неё.
     То, что было перед ней не было Реем, оно было другой его стороной, с которой ему придётся смерится. Но она надеялась, что слова всё равно дойдут до него.
     - Рей, - её голос хрипел, становясь всё тише, - я… (кашель) спасибо… тебе… я… (кашель) т… (кашель)
     Измученная улыбка, которая словно приветствовала закономерный конец. Ей не хватило воздуха и сил договорить. Она попыталась поднять руку, словно желая коснуться его напоследок, но сердце выдало удар, другой и остановилось…
     Рука повисла на мгновение в воздухе уже не способная двигаться.
     Охотник поднял второй меч с холодной безразличностью уже над мёртвой девушкой.
     И отпустил его ей прямо в лицо.
     «Система» не берёт пленных. «Система» не рискует попусту.
     
     Рей не знал, когда пришёл в себя. Система просто вырвала его обратно в мир, словно хотела похвастаться победой.
     Монстр уже был той обычной Адель, которую он знал, законченной стервой и идиоткой, которая по наивному относилась ко многим вещам. Пусть она и не была подарком, но всё же она была неплохой девушкой, которая стремилась к будущему и которой просто не повезло. Рей не соврал тогда про симпатию. Ведь он даже видел в ней другие стороны, которые она прятала под своей маской.
     Была.
     Это было ключевым словом во всех суждениях Рея.
     О смотрел на её тело, на лицо, которое теперь было изуродованным из-за торчащего меча, который ещё не исчез. Из её груди торчал такой же меч, но он уже начал распадаться на голубоватый песок.
     Тьма отступила, магически огоньки вновь горели, заливая коридор тусклым, но таким долгожданным светом. Цвета вернулись в мир, но цену, которую пришлось за это заплатить, Рея не радовала. Он не мог подумать, что ему будет так больно смотреть на эту идиотку, которая его раздражала и к которой он успел уже привязаться.
     Оставалось надеяться, что она ушла без сожалений, отомстив за себя. Иначе уже Рею придётся нести ношу её сожалений. Ведь он до последнего надеялся, что сможет избежать подобного исхода.
     - Прости, - тихо попрощался он с изуродованным телом.
     Шанни была там, где он её оставил. Её заплаканное лицо уставилось на него в ожидании новостей, когда он вошёл. Она видела его настроение, но причину не сразу поняла.
     - Рей? – неуверенно позвала она.
     Рей бросил на неё мимолётный взгляд.
     Всё это произошло даже не по его вине. Это всё было причиной той силы, той тьмы, что реагировала на него. Возможно он имел дело с этой Тьмой раньше, раз знал тот стих вызова. А раз так, то теперь у него были к Тьме вопросы, и он хотел получить на них ответы. Это не вернёт Адель, но откроет многие тайны, что ему были не известны. По крайней мере он на это надеялся. Возможно, такова была цена, которую пришлось заплатить за это. И возможно она была не единственной.
     - Ты осталась единственной прямой наследнице дома, Шанни, - сказал он Шанни.
     Она восприняла эту новость своеобразно - она молчала, пуская слёзы. Но потом, собравшись, осмелилась спросит то, что её волновало.
     - Значит моя мама…
     - Я сожалею.
     Она знала это. Ей лишь требовалось убедиться, что это действительно так.
     - Все остальные… тоже?
     - Да, даже горничные.
     - И что нам делать? – спросила она.
     Она не представляла теперь своё будущее. Для неё не было завтра, лишь сегодня и вчера. Она всегда жила беззаботно и весело, не желая становиться старой и скучной. Её жизнерадостность действительно вселяли в людей счастье и уверенность. Но сейчас Шанни не могла даже подумать о том, что всё когда-нибудь наладится.
     А потом она заметила взгляд, с которым Рей смотрел на неё. И Шанни он не понравился. Она инстинктивно сделала шаг назад, когда Рей направился к ней.
     - Рей? – испуганно спросила она.
     - Ты теперь единственная прямая наследница, так? – спросил он.
     - Д-да, - кивнула неуверенно Шанни.
     - Значит, ты теперь следящий?
     Она поняла, чего он хочет. Та старая легенда, которой пугают детей. Однако теперь она в неё верила. Верила и боялась.
     - Нет! – она вытянула руку и выстрелила в него молнией, но он легко увернулся, приблизился к ней и, сорвав осколок силы, отбросил его в сторону. Теперь она не могла ему сопротивляться.
     - Рей, пожалуйста, только не это! Я не хочу! Вдруг я умру?
     Она попыталась убежать, но Рей перехватил её, схватив за шею и прижав к стене. Он медленно начал читать зловещий стишок.
     - Раз два три четыре пять…
     - Нет! Рей, пожалуйста! - она стала царапать его руки, пытаясь дотянуться до лица и вырваться. Но длинны рук явно не хватало. Как и сил.
     - …тьма идёт тебя искать.
     - Если ты это сделаешь, я могу погибнуть, могу потерять свою душу! Могу стать той тварью!
     Он верил ей. Но он должен был получить ответы. Даже если ему придётся пойти на такое. Это был его единственный шанс. Падать ниже уже было некуда.
     - Смерть посеет, жизнь пожнёт, скоро к нам она придёт.
     - Рей прошу тебя, я не хочу умирать! – она плакала, ещё пытаясь отчаянно вырваться из его хватки. Она била его по руке, но даже не могла заставить ту вздрогнуть.
     - Так явись ко мне сейчас…
     - Пожалуйста… - сказала она уже с осознанием безнадёжности ситуации. Понимая, что он её не послушает. Её судьба, как и судьба многих в этом доме была уже предрешена.
     - …ведь настал последний час.
     Как только последние слова покинули его губы, Рея отбросило словно ударной волной. Он улетел в другую часть комнаты и врезался спиной в стену. В глазах вспыхнуло белым, когда он ударился затылком. На мгновение он почувствовал вибрацию и странную тягучесть движений, которые не продлились и трёх секунд.
     А когда зрение вернулось к нему, комнаты уже не было. Была только темнота. Абсолютная темнота, в который есть только чёрный цвет. И в которой был только он и Шанни. Однако…
     Шанни сейчас больше походила на куклу. Она стояла безвольно, свесив руки, с чёрными глазами, взгляд которых Рей мог почувствовать на себе физически. От её наполненного жизнью лица не осталось и следа: оно было без единой эмоции или намёка на жизнь, словно слепленное из глины. Её голова была безвольно наклонена на бок. Она не двигалась, лишь молча таращилась на него.
     А потом она заговорила.
      И вот мы вновь встретились, человек.
     Этот голос, лишённый эмоций, безжизненный, монотонный и такой до ужаса знакомый. Это был не голос Шанни, хотя она и открывала рот, когда говорила это. Голос, что он слышал разносился абсолютно со всех сторон, даже снизу.
     Этот голос Рей слышал, когда телепортировался сюда. И его он слышал, когда только проснулся в этом новом мире на краю Города Забвения.
     Тьма приветствовала его.

Глава 14

     Люди рождаются во тьме, люди во тьме умирают.
     Это старое и неизменное правило всего будет существовать, двигая мир в будущее. Если смотреть на это с такого взгляда, то тьма не хуже и не лучше света – оно лишь начало и конец всего живого, когда свет – промежуток между ними. Словно мать, которая даёт жизнь и смерть, что её отбирает. Когда-то давно тьму почитали, но сейчас её стали бояться. Бояться и избегать, словно она уже и не была чем-то естественным.
     Но эта Тьма… Это другое, не мирное и пустое. Изначально её имя было другим, она жила своей жизнью, даже не подозревая, что случится в будущем и сколько ей ещё будет предстоять прожить. Люди дали ей имя Тьма из-за того, что ей пришлось слишком долго обитать в пространстве между мирами.
     Она жила ещё за долго до того, как многие миры начали свои зарождения, до того, как они один за другим стали рушиться, словно карточный домик. Многие считали, что армия хаоса и тьмы подчинялась ей, но это было не так. Она лишь присутствовала при появлении этой многочисленной армии, что, выйдя из-под контроля, уничтожила не один десяток миров.
     Прожив столько лет, она многому научилась и стала сильнее себя прежней в тысячи раз. Она и те немногие из её рода, что выжили после катастрофы, настигшей её мир и давшей толчок к последующим событиям, теперь наблюдали за другими мирами. Они не вмешивались в ход их истории, лишь изредка направляя тех или иных людей в ту или иную сторону. Помогая им иногда избежать роковых ошибок или решая свои личные проблемы.
     Но главной задачей они ставили спасение как можно большего количества миров, что ещё не разрушились под натиском хаоса.
     Даже если ради этого им придётся каким-нибудь пожертвовать.
     И вот сейчас перед ней стоял один из представителей такого мира. Человек, что однажды решил пойти своим, отличным от других путём. Так появлялись те, кто спасал миры или вёл их к концу. Самые обычны и неприметные, они становились угрозой, о которой многие даже не подозревали. Ведь всё всегда с чего-то начинается. И он был не первым в этой истории. Но возможно он станет одним из последних.
     
     Шанни взяла свою голову, которая была склонена на бок, и выровняла её. Словно другого способа вернуть голову в нормальное положение она не видела.
      Человеческие тела. Каждый раз всё сложнее привыкнуть к новому… Даже таких как я уже постигает старость.
     Рей ещё раз оглянулся. Действительно, это была просто тьма, просто ничто, куда не посмотри, всё чёрное. И только они здесь, словно два маленьких царства по среди океана, имели цвет отличный от чёрного. Он при желании мог опуститься ещё ниже потому, что здесь не было пола, он мог встать на стену и всё равно бы стоял на полу, так как здесь не было пространства.
     Рей настороженно наблюдал за Шанни, что так неестественно стояла перед ним и делала странные на его взгляд вещи – крутила головой, двигала руками, приседала. Мысленно он уже прозвал её Тёмной Шанни.
     - Ты Тьма? – задал он самый банальный вопрос, которой нуждался в уточнении.
     Тёмная Шанни сделала несколько неуверенных шагов в сторону, словно примеряясь к новым движениям.
      Спрашиваешь, Тьма ли я? Да, я Тьма, хотя имён у меня много: Повелительница тьмы, Демон, Зло, Бездна, Мгла, Иное, Тень… Ваш род горазд на выдумывание имён. Но ты здесь не для того, чтоб интересоваться моим именем, не так ли?
     Да, Рей не ошибся, её голос он слышал, когда пробудился – без эмоции, практически механический, такой голос сложно спутать с каким-либо ещё. Он словно предупреждал, что его обладатель даже близко не то обычное существо, что человек привык видеть. Словно оно находится на совершенно другом уровне.
     - Ты что-то типа бога? Как богиня Нуара?
      Я не всемогущее существо, не то, что вы вкладываете в слово «бог». Я просто намного сильнее вас и возможности у меня намного шире ваших. А богиня Нуара, которую ты упомянул – полубог, если уже брать твою классификацию. Она живёт только в вашем мире и слабее меня, хотя её можно всё равно отнести к таким же существам, как мы.
     - То есть вы чем-то похожи на людей, только сильнее?
      Верно, человек.
     С этим вопросом разобрались. Значит Тьма просто ещё одно существо не из этого мира, которое обладает огромной силой. Конечно, она может называться богом и скорее всего может контролировать целые миры, но отталкиваясь от её слов, при нужном количестве силы даже человек может стать равным ей.
     - Мы уже встречались раньше? Я помню твой голос.
      Верно, человек. Ещё до того момента, как ты появился в этом мире, мы уже однажды встречались. Однако ты не помнишь обстоятельств нашей встречи, так?
     Рей покачал головой, хотя предположения, которые были у него в голове ничего хорошего не предвещали. Совсем ничего.
      Ты умер.
     Да, что-то такое он и ожидал. Поэтому сказать, что удивился не мог. Однако был у него другой вопрос.
     - Сколько я был мёртв?
      Тридцать семь лет.
     Даже представляя самый неприятный ответ, Рей не оказался даже близко к правде. Он с трудом сдерживал внутри себя удивление, смешанное с чувством какой-то досады и грусти. Весть о том, что ты был мёртв столько времени каждого может повергнуть в подавленность. Ведь ему казалось, что из-за этого он потерял что-то важное. Что-то очень важное…
     Свою память.
     Было ли это связанно с длиной его смерти, Рею только предстояло узнать.
     - Это из-за этого я ничего не помню? – спросил он.
     Тёмная Шанни комично пожала плечами. Она так сильно дёрнула ими вверх, что Рей даже услышал негромкий хруст суставов.
      Я не знаю, человек. Однако такое возможно. Очень возможно. Здесь, в междумирье свои законы, по которым всё идёт. Поэтому то, что нереально у вас, вполне возможно здесь.
     - Мне сказали, что в последний раз меня видели здесь шесть… нет, восемь месяцев назад. И два месяца назад я появился здесь. Как за этот короткий срок могло пройти столько времени?
      Время - понятие очень растяжимое и изменяемое. Где пройдёт всего два дня, в другом мире может пройти два года. Время может быть как поток реки – в одном мире оно может то ускоряться, то замедляться и идти с другой скоростью относительно остальных миров. В мире, из которого был ты время сначала шло медленнее относительно этого мира, но сейчас оно вновь идёт с ним на одной скорости.
     Значит может получиться так, что сестра, которую он давно ищет, уже и умереть могла. Или наоборот, практически не измениться, в то время как он постарел. Но разве это имело сейчас значение?
     - Ты меня вернула к жизни? – спросил Рей.
      Верно.
     - Но какой толк тебе от того, жив я или нет?
      Меня попросили.
     Рей нахмурился.
     - Кто попросил?
      Смерть.
     Это был весьма неожиданный ответ. Учитывая всё, что он успел повидать, Рей даже не знал, стоит ли ему удивляться, что Смерть тоже существует или нет. Хотя важнее было то, зачем Смерти понадобился Рей.
     Он никогда не смотрел на ситуацию, беря в расчёт, что игра намного больше, чем ему кажется и участники в ней не меньше. Но если брать данный вариант как истинный, то во что он влез в прошлой жизни? И его силы... может быть, что они ему достались от более властных повелителей? Рею было неприятно думать, что им кто-то управляет как марионеткой, но он сейчас и он в прошлом могут оказаться совершенно разными людьми и взгляды на этот вопрос они могли иметь разные.
     Какая цель стоит перед теми, кто прячется в его тени и перед самим Реем? И ищет ли он свою сестру, если уж на то пошло? Ведь там не написано, его это сестра или нет. Может быть так, что его просто толкают в нужном направлении, давая призрачную цель? Словно морковка на удочке перед осликом?
     - Зачем ей это?
      Не ей. Это ему.
     Так Смерть ещё и мужчина. А ведь многие говорили, что смерть это старуха с косой.
     - Зачем ему это? – поправился Рей.
      Я не знаю. Я не лезу в его дела, как и он не лезет в мои. Однако он хотел, чтоб я вернула тебя обратно к жизни, так как твоё тело попало туда, в пространство, где есть только ничто. Он просил достать тебя оттуда. Он не дал твоей душе покинуть тело, возможно желая, чтоб ты продолжил свой путь здесь.
     Значит это точно что-то большее, чем просто интерес или дружеское отношение. Рей сомневался, что водил дружбу с такими существами, да и им то смысл водить дружбу с обычным человеком? И уж тем более смысл им просить достать его из таких мест? Здесь должно быть кое-что поважнее чем простое знакомство.
     Обычно в таких ситуациях подобное делают лишь тогда, когда человек незаменим. Был ли он незаменим? Навряд ли. Хотя, не зная истинную силу этих существ, утверждать что-либо было бы неправильно. Для них такое может оказаться обычным делом. Может его способность была слишком уникальна для того, чтобы ею разбрасываться. Но это тоже очень спорно, ведь существовали и другие охотники раньше. Смогли воскресить его, смогли бы воскресить и их.
     А что касается Тьмы, то раз она осведомлена об этом, значит может знать и о нём самом.
     - Раз так, то ты что-нибудь знаешь обо мне? – спросил Рей. Не сказать, что в данный момент его этот вопрос очень волновал, но задать его стоило. Это бы помогло ему в будущем.
      Я не слежу за делами людей. Я могу узнать при желании о каждом, но только если это имеет смысл.
     - Но со мной ты связаться хотела. Неужели ничего обо мне не знаешь? О моих целях или прошлом?
      Меня не интересует твоё прошлое или твои цели. Я лишь наблюдаю за тобой с того момента, как ты появился здесь.
     - Зачем?
      Причина - ты сам.
     Он сам? В смысле, его кандидатура?
     Видя его недоумение, Тёмная Шанни вздохнула. За всё то время, что Тьма была в ней, её кожа стала терять свой цвет. Тьма из глаз словно начала распространяться дальше, выходя уже за их границы на кожу вокруг. На лице начали появляться чёрные прожилки, словно тьма была ядом, которая постепенно отравляла организм.
     Она подошла к нему поближе. Рей удержался, чтоб не сделать шага назад.
      Смерть выбрал тебя. Сделал он это сам либо его попросили, я не знаю, но его выбор всегда имел значение. Он никогда не делал необдуманных поступков. Я решила понаблюдать за тобой, я стремилась понять, что он увидел в тебе, что не вижу я. И вот наконец я заметила…
     - Что именно? То, что я охотник на ведьм? – недоумённо спросил Рей.
      Охотник на ведьм? Эти люди меня не интересуют. Но ты, как и твой предшественник, другие. Вы способны изменить мир, и причина кроется не только в той силе, которой вас наделили. Однако твой предшественник не смог пройти до конца по этому пути. Он не рискнул идти дальше, уже понимая, чем всё закончится. Но ты, со своим слепым стремлением, неопытностью, желанием делать всё по-своему, не оглядываясь по сторонам, можешь дойти до конца.
     - До конца чего?
     Тёмная Шанни протянула к его лицу руку и Рею стоило огромных усилий не отпрянуть от неё. В тот момент, как её ледяные пальцы коснулись его лба, видение обрушилось на его сознание. Он его тут же вспомнил.
     Вспомнил этот обрывок сна, который он когда-то видел в Твердыне мира.
     В этом сне Рей стоял на холме у края леса за спиной. Трава ходила волнами под ветром, нежно переливаясь из тёмно-зелёного в светло-зелёный. Слышалось пение птиц и насекомых. Небо было тёмно-красного цвета, словно кровь.
     Луг уходил вниз по склону в долину, расходился на многие километры в разные стороны где с одной стороны заканчивался лесом, а с другой, широкой рекой. И в центре этого природного великолепия поднимался огромный чёрный столб.
     Он выглядел настолько противоестественно и чужеродно, что могло показаться, будто его кто-то наложил с помощью компьютерной графики. Если присмотреться, можно было увидеть, что по-настоящему это был огромный торнадо, который уходил вверх, буквально разрывая облака и само небо подобно буру. В нём били, сверкали и закручивались по спирали молнии. Вокруг него летало множество вещей, рассмотреть которые Рей был не в силах. Но иногда он мог заметить нечто похожее на технику и даже куски зданий.
     Этот торнадо словно уходил в космос, где широким кругом раскрывалась тьма, куда всё выше и выше поднимались вещи, подхваченные этим чудовищным явлением.
     Очень скоро он стал расширяться. Возможно со стороны это выглядело медленно, но учитывая размер и отдалённость, он захватывал за секунды огромные участки земли. Сначала медленно, но потом всё быстрее и быстрее торнадо приближался к Рею, разбрасываясь молниями во все стороны, срывая вверх целые пласты земли. Он всё ускорялся и ускорялся на встречу ему, пока собой не заслонил всё остальное.
     А через мгновение оно поглотило и Рея.
     Рей отшатнулся, тяжело дыша. Словно он был там не во сне, а наяву; настолько реалистичным было видение. Но сейчас он был в той самой тьме, где стояла Тёмная Шанни.
     - Это было…
      Обрывок воспоминания того, кто носил твой дар прежде. Это был его мир. Мир, который он и его товарищи уничтожили.
     - Зачем ты показала мне его?
      Потому что ты можешь сотворить подобное. Ты и тебе подобные, что не знаю границ и не чувствуют, когда надо остановиться. Вы становитесь одурманенными своими чувствами, своей ненавистью и болью. Остановить потом вас становиться настоящей проблемой. Я видела это раньше и сейчас стремлюсь тебя предостеречь. Поэтому я и хотела с тобой свидеться. Не при таких обстоятельствах, когда мои почитатели были убиты, но видимо этого было действительно не избежать.
     - Ты хотела со мной встретиться лишь для того, чтобы предупредить?
      Не только. Хотела увидеть тебя воочию. Убедиться окончательно в том, что увидела тогда. Я не могу понять, зачем Смерть влез в подобное, зачем он стал рисковать, возвращая тебя обратно к жизни. Но будь осторожен в будущем, человек. Мне не интересно, какую цель ты преследуешь, но лучше тебе от неё отказаться. Я не могу видеть будущее, но я его могу предугадать. Прожив столько тысячелетий, я научилась видеть, чем тот или иной путь окончится. И сейчас я вижу, что ты идёшь к закономерному концу.
     - Я не могу отказаться от своей цели.
     Тёмная Шанни нахмурилась. Возможно это был не тот ответ, который она ожидала услышать.
      Ты уже видел, куда твой путь заведёт. Те жертвы – лишь начало. Очень скоро для тебя уже не будет разницы: один, десять, сто. Сила будет контролировать тебя как ту девушку, а не наоборот. И в конце, если повезёт, тебя остановят. Или ты повторишь судьбу того мира. И ты уже не станешь прежним. Ты будешь ещё одним кошмаром, что будет идти из одного мира в другой, подвергая их одной и той же участи.
     - Я не зло вселенских масштабов, - с усмешкой уверенно заявил Рей. Одно предположение такого уже выглядит нереалистичным. Чтоб такой как он пустил мир под откос...
      Даже самый могучий поток начинается лишь с тихого ручейка в глубине леса. Ручейка, что старается пробиться сквозь камни, а под конец стирает потоком целые скалы. Я могла бы тебя заставить подчиниться, но не буду этого делать – уже были случаи, когда подобные вмешательства ухудшали ситуацию. Вместо этого я лишь предупрежу тебя, человек – будь аккуратен в своих желаниях и выборах. Пока ты можешь изменить будущее.
     - Ты говоришь про будущее, но как по-твоему я его изменю? Что сделать чтоб его изменить? Измениться самому? – скептически усмехнулся Рей.
      Это уже тебе решать. Я лишь предупредила. Твой предшественник чуть не толкнул этот мир в бездну в след за своим родным. Ему хватило времени и ума остановиться. Теперь настал твой черёд. Я вижу два пути: ты можешь дать этому миру надежду на будущее и всё закончить, а можешь уничтожить до основания. Зависит это от твоего выбора. Уверенна, что потом ты всё поймёшь, если уже не будет поздно и ты сам не изменишься.
     Предостережение. Подобное можно было сравнить с плохим знаком, встретившимся по пути. Игнорировать такое было бы неразумно. Тьма явно уже видела подобное, видела, как это всё начиналось. И не единожды, раз уж решила встретиться с ним и предупредить. Она сказала, что такое уже случалось, и что последствия были катастрофичными.
     Но Рей не собирался отказываться от своей цели. Это не значило, что он не прислушался к её словам. Она прожила намного дольше его и ей было виднее, поэтому закрыть глаза на её совет было бы верхом глупости. Единственное, что было непонятно, так это что надо изменить, чтоб не стать тем, кем стал его предшественник? Измениться самому, изменить подход к цели? Или вообще ничего не менять, надеясь, что правильный путь рано или поздно сам найдётся?
     Ведь он может спасти кого-либо и тем самым подтолкнуть всё к концу. Или наоборот убить и спасти всех. Каждый выбор может быть трактован по-разному с разных точек зрения. Понять, где правильно, а где нет невозможно. Лишь по прошествии времени всё станет ясно, когда может быть уже поздно. А это значит, что даже пытаясь всё изменить в лучшую сторону, он с таким же успехом лично выкопает могилу этому миру.
     Если конечно он на такое способен. Ведь в глубине души он до сих пор не верил тому, что сказала Тьма. Рей не верил, что в одиночку может уничтожить весь мир - силёнок не хватит. Особенно среди ведьм, которые своей магией могут натворить бед больше, чем он за год, усиленно стараясь. Это всё равносильно тому, что к простому человеку подойдут и скажут: Ты бог.
     Его размышления прервала Тьма.
      Не думай над этим. В нужные моменты ты просто должен будешь решить, что делать. Они могут быть самыми обычными, но именно твой подход к ним всё определит. Из таких выборов будет сложен твой путь. А теперь, прежде чем мы попрощаемся, я могу ответить на твои вопросы. Ты ведь изначально призвал меня, воспользовавшись этой девушкой, ради них, не так ли?
     Верно, все вопросы, что он задал не были теми, ради которых он призвал её. Он хотел поговорить о другом, о том, что случилось с Адель. Правда сейчас, частично получив ответы на те вопросы и узнав достаточно много как о себе, так и о Тьме, он мог и сам догадаться, что к чему.
     И всё же лучше было уточнить.
     - Что произошло с Адель, это из-за её дара?
      Да.
     Тёмная Шанни кивнула головой.
     - И реагировала она на меня из-за того, что ты была во мне заинтересована?
      В зависимости от того, что ты подразумеваешь под реакцией, человек. Её выплески энергии были следствием того, что она перестала контролировать силу внутри себя. В каждом мире, который меня интересует, я оставляю человека с моим даром, чтоб в случае необходимости материализоваться там. Адель была одной из них.
     - Почему именно она?
      Это было её желание. Она каждый раз взывала ко мне, прося сил для того, чтобы дать отпор людям, которые причиняли ей боль. И когда прежний смотрящий умер, я заключила с ней сделку – сила в обмен на её должность следящего.
     - Ты заключила сделку? – удивился Рей. Он не совсем понял, зачем такому могущественному существу вообще чьё-либо мнение.
      Выглядишь удивлённым.
     - Смысл тебе заключать сделку, если ты можешь просто сделать это без разрешения?
      Сделка – это согласие обеих сторон, закреплённое магией. Всегда лучше, когда человек добровольно идёт на сделку. Навязывание своего мнения и силы может привести к определённым последствиям. Я могу многое, но что делать, если тот, кому я дала силу, решит нарушить сделку и пойти против меня? Зачем рисковать? А при сделке если один из них нарушает её, то он погибнет.
     Тёмная Шанни развела руками, как бы показывая, что всё довольно просто. И ведь действительно просто. Человек, что сам согласился на эту сделку с меньшей вероятность потом что-нибудь выкинет. А если и выкинет, то это будет последним, что он сделает в своей жизни. Довольно предусмотрительно.
     Тёмная Шанни продолжила:
      Та девушка согласилась на сделку, но ей не хватило духа использовать тьму, не хватило духа изменить свою судьбу. А вскоре она перестала контролировать свою силу. Она была слишком слаба, чтоб обладать таким даром. Она перестала контролировать тьму, та стала бесконтрольно генерироваться в ней и девушке ничего не осталось как просто выпускать её из себя. С твоим появлением в этом мире и моим интересом к тебе тьма внутри неё усилилась.
      ­- Пульсация была реакцией на меня?
      Да. Так я пыталась дать ей понять, что я от неё хочу. Я пыталась связаться с ней, но она уже не могла контролировать себя. Не могла ничего изменить. Её окончательное разрушение было лишь вопросом времени. То, что ты видел было результатом того, что сила взяла над ней верх. Кстати, тебя может ждать нечто подобное, если ты не сможешь контролировать свою силу, ты же уже замечал, что она иногда берёт над тобой контроль.
     Да, он замечал. «Система» перехватывала управление над ним. С одной стороны, это было удобно, с другой стороны он даже не представал, что она может натворить.
     - И ты не могла её остановить, когда она стала меняться? Лишить её силы, например?
      Могла. Но зачем мне это делать?
     Это было не то, что ожидал услышать Рей. Он думал, что Тьма просто не смогла вмешаться или ещё что. Но она просто махнула на Адель рукой. Словно выбросила сломанную игрушку на свалку, которую использовала в своих целях.
     От такого ответа Рея пробрала злость. Ему хотелось высказать всё, что он думал о ней, но такое будет верхом глупости. Он может только бессильно ругаться, обвиняя её, но что толку? Это что-то исправит? Лишь воздух зря сотрясать. А ведь она могла спасти Адель! Могла остановить Адель до того, как случилось непоправимое.
      Можешь злиться сколько хочешь, человек. Она несла ответственность за ношу, что взяла на себя и она не справилась. Это был её выбор. Как твой выбор сделать жертвой мою следующую преемницу. Поэтому не такому как ты судить меня. Каждый должен нести ответственность за сделанное.
     Как бы Рею было неприятно, но в этом плане она была права. Это был выбор Адель и только она несла ответственность за случившееся. Если она не смогла справиться, то вина была только на ней; значит не следовало соглашаться. И можно сколько угодно обвинять Тьму, но та была права – она была не обязана вмешиваться и она никому ничего не навязывала. Только вот от понимания этого Рей лишь злился больше.
     - Но ты же можешь вернуть её к жизни? Как вернула к жизни меня? - спросил с надеждой он.
      Я не Смерть, я не могу управлять таким. Я могу поспособствовать её оживлению, могу попросить об одолжении твоего знакомого Смерть, но зачем? Ради чего? Ради того, кто может свести весь мир в пучину бездны? Я была против твоего оживления, но долг есть долг даже для таких как мы.
     - Разве не твои слова, что будет момент, когда мне придётся сделать выбор? Что если это и есть тот самый выбор? Или то, что меня подтолкнёт к тому, от чего ты меня предостерегала?
      Тогда боюсь, что ты его уже сделал.
     Рей закрыл глаза.
     Тьма была права. Каждый должен нести ответственность за то, что сделал. Каждый должен самолично разбираться с проблемами, что были вызваны его действиями. Никто никому ничего не должен. Как и ничего не должен Рей Адель. Он не в ответе за то, что случилось, хотя в душе Рей всё равно чувствовал вину за её убийство. Возможно это чувство будет ещё очень долго преследовать его. Это не говоря о том, что он сделал с Шанни.
     Этот уже выбор был сделан. Сделан не в пользу Адель. Конечно, Рей не мог знать, к чему приведут его действия, поэтому его вина в судьбе Адель минимальна.
     Но разве сейчас это был не один из тех выборов, которые делают из человека того, кем он становится? Разве это не слова Тьмы, что каждый его выбор будет формировать его путь? И что этот путь, в конце концов, выведет его к закономерному концу? Концу, который ещё не определён. И кто сказал, что нельзя пытаться исправить уже сделанное?
     Рей вновь открыл глаза. Раз у него есть свобода выбора и действий, то он ими воспользуется. И плевать, куда это выведет. Что бы не произошло в будущем, это будет только его вина. А свою вину всегда принимать легче. И вообще, это будет потом, в том далёком невидимом будущем, о котором можно не волноваться, если оно вообще наступит. Лучше разбираться с проблемами по мере их поступления. А пока…
     
     Тьма смотрела на человека, который стоял перед ней. Да, он был действительно другим. Смерть возможно действительно выбрал его не зря. А может просто не представлял, кого он спасает. В любом случае этот человек отличался от своего предшественника.
     Тьма не сомневалась, что он будет допускать ошибки, будет делать страшные вещи. Но он же и будет стараться их исправить. Невозможно знать, к чему тебя приведёт тот или иной выбор, поэтому важно, когда ты пытаешься потом исправить то, что сам натворил. Ведь все ошибаются, особенно в таком непостоянном и опасном мире, когда слишком много поставлено на кон и все линии потихоньку начинают скрещиваться на тебе.
     И сейчас он пытался исправить всё. Это хороший знак. Это возможно зародит свои зёрна в будущем, которое уже начинает бесповоротно меняться. Даже не подозревая, он ставит сам себе барьер, который поможет ему удержаться от того, чтобы стать чудовищем. Карты ещё не разложены, но Тьма видела это, видела, что будущее уже изменилось. Оставалось надеяться, что его не одурманит желание сделать всё исходя из благих намерений. Ведь именно они становятся ступенькой к чудовищным поступкам, которым потом ищут оправдания.
     Скорее всего он станет ещё одним предвестником смерти. Тем существом, которое очень редко появляется то там, то здесь. Чей задачей было защищать миры от хаоса и тьмы. Возможно этот человек сможет уберечь мир, который уже казалось ничто не спасёт от падения в бездну, и остановить хаос, что пытается проникнуть в него. И тем самым затянет ещё сильнее петлю на шее той ошибки, что допустил мир самой Тьмы. Всё возможно.
     И Тьма дала своё согласие этому человеку. Не ради него, не ради этого мира, но ради всеобщего будущего. Она готова пожертвовать миром, если это поможет остановить хаос. Но если есть возможность не жертвовать им, то она так и сделает. Как сделала это сейчас. Ведь каждый спасённый мир – шаг к победе над той страшной ошибкой.
     Самое интересное, что в этом мире есть уже предвестник смерти. И теперь, когда их скоро станет двое, мир имеет все шансы выкарабкаться. Если только кандидат перед ней не сойдёт с пути. Что же касается второго… Ну что же, он давно пытается спасти этот мир как предвестник смерти и как тот, кто полюбил его всей душой.
     Тьма подумала, что было бы интересно посмотреть на реакцию предвестника смерти, когда он узнает, что возможно скоро их станет двое. Быть может он и сам скоро узнает об этом, ведь недостатком ума тот никогда не страдал. Да и живут они в одном здании. Тьма впервые за долгие годы улыбнулась. Улыбнулась так, как улыбаются перед грандиозной шуткой.
     Вселенная действительно всё ещё умеет удивлять.
     
     Рей смотрел на горящий ярким пламенем особняк Шатен Дер Дункехайт. Этот жуткий замок полыхал так, словно сам был рад отчиститься от всей грязи внутри себя, пройдя очищение огнём. Пламя поднималось на удивление высоко, заливая ночь своим ослепительно ярким светом. Странно, что могло там так ярко гореть?
     Вездесущий туман, словно живой, отступил от здания, как отступила и темнота. Жар от огня доставал даже до сюда от чего на лице Рея выступили капельки пота. Скорее всего зарево от него видно на сотни километров. А был бы день, так и дым был бы виден так же далеко.
     Рей уже успел отойти на достаточное расстояние, чтоб безопасно наблюдать за тем, как горит этот змеиный дом, уничтожая все улики случившегося. Нет, он был непричастен к этому. Когда Рей проснулся, пожар только начинался. Возможно неудачная искра вылетела из камина, а может Тьма решила уничтожить свидетельства своего присутствия. Это не имело значения. Всё, что произошло там теперь станет тайной, которую никому не суждено узнать.
     Рей с грустью наблюдал за этой картиной. Где-то в душе он чувствовал, как там догорает важная для него вещь. Возможно, в будущем это ему ещё аукнется.
     - Прости, Адель, - сказал он тихо, смотря на горящий замок. – Я действительно сделал всё что мог.
     - Что ты сделал то!? Ты просто смотрел, как он горит! А моя одежда!? В чём я пойду!? – раздался за его спиной недовольный голос, который своей звонкостью прорезал ночную тишину словно ножом.
     Рей смахнул скупую мужскую слезу с лица.
     - Я сделал всё, что мог.
     - Да ты просто стоял и смотрел!
     - Это единственное, что было в моих силах. Не бежать же мне же в этот пожар. А на счёт одежды, тебе в принципе и так идёт очень. Уверен, что другие с тебя глаз не смогут отвести.
     - Не уверенна, что это именно то внимание, которого я хотела.
     Адель с недовольным лицом и искрящимися от гнева глазами сидел за его спиной, обняв колени и стараясь прикрыть свою наготу.
     Да-да, она была абсолютно голой. Именно такой – голой, но целой и здоровой Рей нашёл Адель на том самом месте, где пригвоздил её к полу. Он успел её вытащить до того, как быстро распространяющийся огонь захватил все этажи. Такое ощущение, что весь дом был залит чем-то горючим. Другого объяснения такой скорости распространения огня Рей найти не мог. Поэтому забрать её одежду он не успел. Зато успел захватить все бумаги, которыми она сейчас прикрывалась.
     Что касается Рея, то он грустил совершенно по другой причине. Там в огне он оставил свой военный пиджак, забыл его захватить. И теперь, если Муромец узнает, Рею придётся объясняться и возможно покупать новый. Но покупка не была проблемой в отличии от Муромца.
     - Мой дом… - простонала Адель, с грустью наблюдая за пожаром.
     - Радуйся, что ты сейчас не там, - ответил ей Рей.
     - Радуюсь, но всё равно… Он столько поколений стоял здесь. Столько вещей, что прошли через века и повидали всех моих предков теперь горят ярким пламенем. Книги, записи, письма, архивы, реликвии, картины предков – всё теперь уничтожено. Это немного грустно.
     Адель явно страдала, глядя на то, как её дом горит. Но что было странно, так это то, что она даже не вспомнила о своих родных. Её приоритеты выстроились в очевидной последовательности. Сейчас это было видно как никогда. Рей заметил эту странность ещё когда Адель очнулась. Она ни разу не вспомнила о них с момента, как он рассказал, что случилось.
     - А как на счёт твоих родных? Тебе за них не грустно?
     Рею даже оборачиваться не пришлось, чтоб понять – Адель сейчас буквально буравила его сердитым взглядом. Эту тему она старательно пыталась избегать. Именно поэтому Рей прямо в лоб её и спросил, не давая шанса увильнуть от ответа.
     - Ты хочешь знать моё мнение? – спросила она с вызовом.
     - Да.
     - Каждый получает то, что заслуживает, – отчеканила она холодным голосом. Возможно она именно так и считала. А может теперь пыталась себя убедить в этом. – Они предали дом, они предали меня, они поступились основными принципами. Мы все вносим вклад в развитие дома, но это не значит, что надо продавать своих детей. Продавать тех, кто является частью дома. Тех, кого этот дом должен защищать. Столько времени я верила им, готова была пойти на многое, а сейчас выяснилось… - Она махнула рукой в сторону особняка. - Выяснилось, что всё это время я была единственной без дома.
     - Ты на удивление спокойно отнеслась к их смерти, - заметил Рей.
     - Да, - ответила Адель. – Просто внутри меня всё словно уже успокоилось. Их смерть не вызывает никаких эмоций. Такое ощущение, что они умерли совсем не пару часов назад, и я уже давно успела выплакаться по ним.
     «Или выпустить всю боль и страдания ещё будучи монстром», - подумал Рей, но ничего не сказал.
     - Но… - она отвела взгляд. – Служанки… Да и мама Шанни… Я чувствую вину за их смерть. Я не хотела им такой участи. Мне действительно жаль, что с ними так вышло. Если бы я могла, то попросила бы прощение у них.
     - Даже у мамы Шанни, которая всё знала?
     - Но она защищала свою дочь, не более. Она не продавала меня и вряд ли бы сделала такое, ведь иначе не стала бы свою дочь постоянно увозить из дома, - видно, что Адель и сама всё прекрасно понимала. - Но я всё равно их убила, - тихо добавила она.
     - Не ты, а та тварь и только потому, что им не повезло оказаться на её пути. К сожалению, ничего уже не изменишь, - пожал плечами Рей. – Я сомневаюсь, что ты бы сама осмелилась такое сделать.
     Единственное, что она осмелилась сделать, так это вскрыть себе вены. Рей не стал говорить об этом, так как не знал, помнила ли она это или нет. Нельзя предсказать, как она на это отреагирует. Ведь момент убийства своих родных она тоже не помнила. А рассказывать, что она с ними сделала Рей не горел желанием.
     Глядя на огонь, он постоянно возвращался к мысли, а что было если бы он успел проснуться и не дал бы Адель сделать это? Смог её остановить, дал бы ей выплакаться, а потом увёз из этого дурдома подальше? Возможно жертв бы было меньше. Нет, он не жалел о том, что прогнившие родственнички померли, но вот тех, кому не повезло было действительно жаль.
     - Я знаю, - ответила Адель. – Но всё равно мне жаль.
     Она посмотрела в сторону ближайшего дерева. Там в его корнях мирно спала Шанни. С приоткрытым ртом, пуская слюни, она выглядела довольно забавно. Все последствия пребывания Тьмы в ней прошли бесследно. Скоро она должна будет проснуться.
     - Хорошо, что ты спас её, - произнесла она с улыбкой. – Эта дура теперь моя единственная родственница. Не хотелось бы, чтоб она была ещё одной жертвой.
     - Я знаю.
     - Много ты знаешь. Умный слишком? – её косой взгляд скользнул по Рею и вернулся к Шанни.
     - Я думал ты её ненавидишь.