Кириллов Алекс: другие произведения.

Адские приключения (полный текст)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Немного стёба, жестокого и беспощадного. В память о друзьях по форумным ролевым играм.

  Адские приключения
  История первая. Интригующая
  
  Угольно-чёрные сугробы то ли плотного тумана, то ли дымообразной субстанции с рыжими проблесками искр клубились перед Кроули. Это было всё, что ещё пять минут назад было домом демона. Вернее, что-то скрывалось внутри этих сугробов, но Алистер уже давно забыл, как это строение выглядело в реальности. Он никак не мог решить - шале или охотничий домик? Его колебания отражались на тяжело ворочавшейся перед ним массе. Наконец авангардные настроения возобладали, и дым стал уплотняться, менять цвет и скоро перед глазами возник прелестный двухэтажный домик с огромными окнами до пола и крышей в виде шалаша, покрытой ярко красной черепицей. Много стекла, много светлых поверхностей на втором этаже, однако глухая стена на первом этаже, а особенно внутренности подвала составили бы контраст для стороннего наблюдателя. Подвалы были пунктиком. Обязательно высокие сводчатые потолки, цепи, вмурованные в стены, и много-много разнообразного металлического инструмента. Кроули чувствовал себя некомфортно в отсутствии необходимого для пыток оборудования. Если уж дело доходило до допросов, то он был очень педантичен и придерживался нескольких излюбленных, веками отработанных технологий.
  Постепенно вокруг дома сформировался странный сад. Высокие, узловатые чёрные деревья с очень тёмной листвой, растущие метрах в четырёх от стен домика выгодно оттеняли белую штукатурку стен. А несколько причудливо извивающихся дорожек, выложенных ярко-алой плиткой, веером расходились от входа и терялись среди кустов и деревьев.
  Демон прогулялся перед домом туда сюда и остался доволен увиденным. Только он взялся за ручку двери, чтобы зайти в дом, как всё вокруг вздрогнуло, и послышался отдалённый гул. Демон нахмурился - как-то в их кругу не принято устраивать такие громкие и мешающие другим перформансы. Не успел он понегодовать по поводу взрыва, как произошло нечто гораздо более серьёзное. Контуры дома размылись, а затем стекли мутной жижей и перед демоном очутился старый, обшарпанный, деревянный домишко с разбитыми окнами и покосившейся дверью, а вместо сада простирался большой вытоптанный пустырь с кучками мусора и жалкими прутиками какого-то безумного растения, отчаянно решившего выжить в этом пыльном и безводном месте.
  Кроули беззвучно открыл и закрыл рот. Проклятия застыли в глотке, а по спине, по позвоночнику, проползла холодная струя страха. И от этого он моментально перекинулся в свой второй облик - высокого чернокожего мужчину с головой крокодила. Такого потрясения он не переживал с самого начала своего нахождения в Аду.
  Некоторое время демон остолбенело пялился на неизвестное здание. Потом до него дошло, что именно так оно, в общем-то, и должно было выглядеть, если не применять к нему магифизику. Но этого не могло быть, потому что не могло быть. Он не отзывал метоморфоз. Ни последний, ни предыдущий, ни сотни предшествующих. И затраченная на преобразование энергия не вернулась к нему.
  Алистер попытался вернуть халупе прежний шикарный и стильный вид, однако ни фига не вышло. Он крякнул с досады, встал на четвереньки и, приоткрыв крокодилью пасть, зашипел. В этой позе его и накрыло воздушной волной. Какая-то неопознанная тварюга грохнулась аккурат на его милый домик сверху и разнесла его в щепки. От инерции её проволокло прямо к носу Кроули и он в деталях разглядел вытекший глаз твари, каждую бородавку и бугорок на её морде, лишённом рта, а заодно и носа, только две дырки отмечали место, которым оно забирало воздух. Брюхо твари было распорото и сизые склизкие внутренности вольготно разлеглись на сухой глинистой земле, тут же припорошившись пылью. Драное крыло судорожно молотило по земле, второе было подмято тушей - очевидно тварь намеревалась-таки взлететь, не обращая внимания ни на выпавшие кишки, ни на лужу тёмной жидкости, успевшей вытечь из тела и жадно впитывающейся почвой.
  Кроули встал и вернул себе человеческий облик, поскольку заметил недалеко от брюха твари своего собрата по виду - демона-соседа Твигги. Их территории соприкасались и иногда они сталкивались друг с другом. Пару раз в прошлом, когда оба были моложе и горячее, они даже подрались за какую-то кочку на границе их владений. Кроули уже не помнил подробностей, сейчас такие мелочи его не волновали.
  - Чем обязан вашему визиту? - церемонно начал он ритуал общения, но затем сорвался, поскольку вся ситуация выводила его из себя.
  - Это тебе, блин, я обязан тем, что остался без жилья? Какого мужского органа ты устраиваешь тут гонки на птеродактилях? И куда ты дел такую охеренную кучу энергии, что у меня всё слетело? Не придумал ничего лучше, чем зафигачить пару мегатонн материи в небо? Бабах и в дамки? Апокалипсис с доставкой на дом? Я не заказывал! - последнюю фразу он уже проорал, брызгая в ярости слюной и сжимая кулаки.
  Выдохнув, Твигги осторожно встал сначала на четвереньки, а затем и на ноги. Тряхнул головой, отбрасывая тёмные, свалянные типа дредов пряди волос назад - в человеческом виде сосед представлял собой мужчину лет тридцати-тридцати пяти, росту порядка метр девяносто, возможно он был бы худоват, если бы не ежедневные физические нагрузки. Свидетельством которых являлись две катаны за спиной и небольшой арбалет на поясе. Одет соседушка был в чёрные кожаные брюки, такой же плащ и белую рубашку в цветочек. Похоже, гневные вопли Кроули его не тронули, зато оторванная пуговица и порванная на самом видном месте рубашка расстроили до невозможности. Не глядя на хозяина территории, демон злобно хмурился, выбрасывая мелкие щепки из карманов.
  - Какая нахрен энергия? Если бы я хотел специально раздолбать твой домишко, то выжрал бы пару галлонов какой-нибудь дряни и в беспамятстве полетал бы сам, но извини, хреново нынче у меня с энергией чтоб растрачивать её просто так - то есть, на кого-то вроде тебя. Да и вообще, я б на твоем месте так не орал. Подумаешь, сарайку порушили, она бы и сама когда-нибудь рухнула на твою голову. - Демон невозмутимо пожал плечами, двумя пальцами проводя по лезвию катаны, таким образом стряхивая с него кровь монстра. Один из чахлых побегов вытянулся, ловя капли и тут же возвратился к остальным.
  'Да, конечно, а чего он ждал? Может сочувствия от этой скотины? Всё как всегда. Самодовольный тупица!' - Алистер злобным взглядом сопровождал каждое движение незваного гостя и всё порывался подскочить к нему и врезать со всей силы в ухо, но воспоминания об их последней стычке сдерживали его благородный порыв. Каждый из них считал, что одержал тогда победу в битве, но на самом деле, это была чистая ничья. Они тогда разнесли вдребезги огромную территорию, сравняв на уровень горизонта парочку холмов, засыпав грунтом три озера и одну реку повернув вспять. Это не считая того, что многочисленные переломы, а главное оторванные конечности им пришлось залечивать долго и с огромными энергетическими затратами. В пылу битвы они начисто уничтожили предмет спора и теперь, спустя сотни лет, ни один из них не признался бы в пустячности повода.
  - Считай, я тебе одолжение сделал, за так, - многозначительно двинул бровями и изобразил подобие улыбки Твигги, - а сейчас прости, пока я тут с тобой беседы веду, мою соискательницу черви жрут, причём зазря.
  Демон-сосед уже хотел было пройти мимо Кроули в надежде, что тот не затеет драку из-за пустяка, как новый взрыв прогремел вдалеке, озарив зарницей полнеба, которое вдруг посерело и на глазах стало осыпаться. Или покрываться плёнкой, Кроули не мог уже с уверенностью это сказать. Казалось и так и эдак, всё зависело от того, что ты в данный момент подумал - визуализация мыслеформ, етить её налево! И что странно - тот, кого он считал виновником случившегося, находился здесь, не было ощущения, что это он ворочал такими огромными объёмами энергий. Похоже, дело пахло керосином... Кажется, где-то там в месте взрыва находился приемный пункт человеческого вторсырья?..
  - Тебе не кажется, что это на входе в Ад? - неуверенно спросил он своего тартарского гостя. - Ты как, в состоянии лететь? Птичка твоя сдохла. - И он ткнул пальцем в тварь, которая перестала скрести не только порванным крылом, но и парой когтистых лап, в когтях которых застрял лоскут от рубашечки Твигги. Тварюга лежала неподвижно, бока её не вздымались от дыхания, а к кучке выпавших из брюха внутренностей уже подбирались выползшие из земли чистильщики. Так Кроули называл полчища существ самого различного вида, утилизирующих отходы. Здесь были и насекомые и червяки и ещё какие-то странного вида существа, все они потихоньку вгрызались в дармовую жрачку, так неудачно свалившуюся на дом демона. Кроули скептически оглядел Литтла, продолжающего что-то выискивать среди развалин, но, тем не менее, предложил.
  - Надо смотаться к вратам и глянуть. Не нравится мне всё это, ох не нравится!
  Раздраженно пнув кучку кирпича, который мог быть когда-то уютным камином, Твигги бросил копаться в мусоре и начал трансформацию. В демонической ипостаси соседушка представал чёрным драконом внушительных размеров. Однако переход из одной сущности в другую всегда отнимал слишком много энергии, поэтому демон предпочитал обходиться человеческим обликом. Но сегодня был явно не тот случай, когда следовало экономить. Пешком они до ворот добредут через пару-тройку местных суток, да и дорога для не слишком выносливой человеческой ипостаси была трудна. Могло метеоритным дождем по пути накрыть. К тому же что-то надо было есть и пить, а этого могло и не найтись.
  - А кому это нравится - низко рыкнул демон, разворачивая крылья, куда большие, чем у убитой тварюги. - Отойди нахрен, пока не придавилхххххсссс...
  От дыхания дракона несколько мелких пожирателей падали взвизгнули и обуглились, но на их место тут же выползли новые - вечный круговорот. Правда, Твигги забыл спросить, как собирается передвигаться Кроули, сажать его себе на спину он и не подумал, видимо опасался, что после пол-ада будет судачить о том, как Алистер прокатился на нём...
  Летать, как птичка, Кроули не умел. У него был свой метод перемещения, весьма оригинальный и связанный с его должностью демона перекрёстка. Он перемещался в реальный мир на секунду или две, а затем нырял обратно в Ад уже на то место, куда ему было нужно. Едва успев отскочить от, как будто нечаянно пущенной в его сторону струи огня, он погрозил дракону кулаком и прошипел парочку проклятий, но видимо совершенно впустую. Твигги, величественно расправив крылья, коротко разбежался и взмыл в воздух, обрушив на Алистера пылевой вихрь. Только мусор с тихим шорохом осыпался на то место, где он недавно стоял.
  Отряхнувшись и вычистив из волос труху, Кроули переместился на Перекрёсток и тут же попытался телепортироваться к воротам в Ад. Но, увы! У него ничего не вышло. Во-первых, не хватило чуть-чуть энергии. Во-вторых, перед ним оказалась женщина, только что вызвавшая демона Перекрёстка. Было странно, что он не почувствовал вызова. Покрутив головой, он увидел в тени деревьев свою помощницу, демоншу Ксав, благоразумно спрятавшуюся при виде шефа. Люди, люди, люди... мерзкие черви, со своими мелкими и глупыми проблемами, вот и сейчас кто-то рвался заложить свою душу в обмен на мыльные пузыри.
  - Ах! - воскликнула женщина. - Так это не обман! Вы действительно демон и вы действительно выполните моё желание?
  - Да, дорогая. - Кротко ответил Кроули, приближаясь к женщине и беря её за руку. - Вы в курсе основного условия сделки?
  Ему хотелось как можно быстрее разделаться с клиенткой, подписать контракт и отправиться решать свои проблемы, вернее, проблемы, возникшие после взрывов. Если бы он так не торопился, он бы поиграл на нервах этой дамы и получил гораздо больше удовольствия. Дамочка была далеко не юной, очень ухоженной, одета в дорогую одежду и похоже привыкла, что ни в чём не получает отказа. 'Деньги или хахаль?' - Подумал демон, нежно сжимая руку женщины и целуя её пальчики.
  - Да, я согласна! - отвечала женщина напряжённым голосом. Щёки её были залиты лихорадочным румянцем, а глаза блестели.
  'Им всем всегда кажется, что десять лет, это огромный срок, но когда он истекает, то практически все начинают искать способы как увильнуть от расплаты. Вот потеха тогда наступает!' - Язвительно подумал Кроули.
  - Что ж, дорогая, - продолжил Алистер, сканируя мысли женщины. - Приступим!
  И тут же брезгливо сморщился и дёрнул щекой. Как же ему надоели эти похотливые самки! Даже выпустил руку женщины. Выходят замуж за стариков, а потом спят с их сыновьями. А когда молоденькие мальчики встречают подходящую ровесницу, начинают травить мужей и соблазнять мальчиков наследством. Но демон молчал, вежливо улыбаясь, он ждал, пока клиентка скажет вслух то, что уже прочитано в её душе.
  - Я... Мне... Я хочу чтобы мой муж умер... - запинаясь, произнесла дама. - И оставил мне все деньги. И чтобы мой пасынок... - тут она закусила губу и всхлипнула. Влага заблестела в глазах, готовая пролиться слезами, а лицо пошло пятнами. Кроули не собирался ей помогать. Он стоял и впитывал малейший нюанс эмоций, чувствуя, как настроение поднимается. Ненависть женщины к своей молоденькой сопернице была так сильна и незамутнённо ярка, что совершенно затмевала и презрение к мужу и жажду от него, то есть мужа, освободиться.
  - А больше, вы ничего не хотите? - вкрадчиво спросил он. - Ну, может, у вас есть ещё одно, самое последнее желаньице, но вы просто стесняетесь? - Он опять подошёл к женщине и, приобняв за плечи, повёл к скамеечке, притулившейся в тени деревьев. Наклонившись к уху женщины и вдыхая аромат дорогих духов, начал нашёптывать ободряющие глупости, вроде того, что не стоит сдерживать своих желаний, если не хочешь пасть жертвой жестоких фрустраций. Цитировал Фрейда и модного Фромма, прикидывал в уме, сколько энергии он получит, если с крошкой соперницей тоже что-нибудь случится. И, совершенно обмякшая и сбитая с толку, женщина сдалась.
  - Да, я ещё хочу. Чтобы ЭТА, - она не справилась со своим голосом и вынуждена была сделать паузу. - Чтобы эта сука заболела. И заболела такой болезнью, чтобы потерять всю привлекательность. Что-нибудь отвратительное. Отвращающее... - И она замолчала.
  - Что ж, - поспешил закруглиться Кроули. - Скрепим наш договор поцелуем и счастливого пути!
  Он схватил дамочку в объятия и впился ей в губы. Почему-то решив оторваться напоследок, просунул ей в рот язык и удлинил его, доставая практически до горла, одновременно сжимая одну руку на её заднице. Затем, посчитав, что он сделал всё, что мог, отступил в тень, и телепортировался наконец-то к вратам в Ад, оставив женщину блевать в бледном лунном свете на Перекрёстке в совершенном одиночестве.
  - Обалдеть не встать! - Не сдержался Алистер, когда перед его глазами возникло тысячу раз виденное место, но которое сейчас выглядело гораздо хуже, чем его несчастный домик.
  - Согласен. Несколько непривычное зрелище. - Мрачно отозвался Литтл, неслышно появившись рядом. - Я бы даже сказал, фееричненько! - Последнее слово он высказал с невыразимым восторгом, идиотской улыбкой и неповторимой интонацией, подцепленной явно от одной из подопечных.
  Да очешуеть как клёво! - Твигги наконец-то отмер и сделал несколько первых шагов по пепелищу, разглядывая какие-то обломки, осколки, тухлый колодец, в котором что-то вяло булькало. Но видимо самое удручающее впечатление произвели на него врата. Мужчина подошел к ним и осторожно провел ладонью по косяку, как бы проверяя, крепко ли стоят.
  Вместо привычных, строгих золотых врат с витиеватыми узорами и инкрустациями из драгоценных камней: рубинов, горящих алым адским цветом, изумрудов, переливающихся зелеными сполохами и алмазов, бликующих в глаза приходящих душ, вместо всей этой помпезной роскоши, намекающей на грешную жизнь людишек, перед демонами представало зрелище вселенского погрома. А ещё пропала стена. Адская стена из чёрного мрамора с бордовыми прожилками, которой так гордилось всё адское население. Ходили легенды, что из этих прожилок перед взглядом знатока складывались изображения всех адских мук, что-то типа Кама-сутры для практикующего палача.
  Остатки врат в виде обшарпанных деревянных створок уныло красовались посреди пепелища, их окружали воронки и кучи грунта, то тут, то там курился дым. Кроули даже трусцой пробежался до ворот, искусно лавируя между ям, и выглянул наружу. Снаружи врата выглядели ещё стрёмнее. Местами на них сохранились куски старого образа и очень прикольно смотрелись золотые узоры в обрамлении пучков грязной желтоватой ваты и обрывков дерматина. Алистер быстренько выковырял ближайший алмаз и спрятал в карман. Типа - на память об этом дне.
  - Ни демона не понимаю, - продолжал бормотать, нервно почесавшись сквозь рваную дыру в рубашке Литтл, - мне показалось, или раньше это место выглядело иначе? А еще... Где привратник? Что вообще происходит?!
  Последний вопрос он повторил громко, одновременно с Кроули, обращаясь то ли к нему, то ли к двери.
  - А где старина Урглефлогг? Что-то его не видно и не слышно! - И тут взгляд Алистера упал на кусок каменной плиты, лежащей на краю ближайшей воронки. Из-под плиты выглядывал уголок таблички очень хорошо знакомой всем демонам. Простая белая картонка с кривыми чёрными буквами несла на себе впечатляющую надпись: 'Меня зовут Урглефлогга, я Исчадие Ада и Премерзейший Страж Врат Преисподней, чем могу вам помочь?'. Это табличка всегда была приколота к груди Стража Врат Преисподней и всегда исправно пугала вновьприбывшие души, если они пересекали врата самостоятельно и находясь в сознании. Ещё ни одна душа не осмелилась обратиться за помощью к стражу, прочитав это приветствие.
  Кроули подошёл к плите и вытащил из-под неё табличку, которая по всей не видимой раньше под плитой площади была залита бурой жидкостью, предположительно кровью Стража. Однако больше под плитой не виднелось ничего. Ни одного щупальца, ни одной руки или ноги Стража и ни одной из голов. Не будь ситуация с энергией столь плачевной, демон обязательно откинул бы каменюгу и поискал собрата, однако наученный горьким опытом, он решил экономить. Кто его знает, что будет дальше? Несмотря на то, что сонм подопечных душ был у него весьма значителен, за последние полчаса он не получил от них ни капли энергии. Весь его прибыток был от той женщины с Перекрёстка, и что-то ему подсказывало, что тонкий механизм адского энергоснабжения дал сбой. Именно это соображение остановило его от того чтобы броситься на других демонов, разными способами прибывающих к разрушенным вратам. Новые свидетели страшной катастрофы появлялись молча, молча же таращились на картину разгрома и потихоньку подтягивались к Твигги и Алистеру.
  - Ну что, сволочи, допрыгались? - Грозно вопросил Кроули, потрясая табличкой Стража. - Кому помешал старина Урглефлогг? Какая скотина его укокошила?
  Естественно, ответа он не дождался. В общем-то, и не особенно на это рассчитывал. Кто ж признается в таком вопиющем преступлении! То есть, Кроули, естественно, не считал, что убить собрата является вопиющим преступлением. Наоборот, некоторые из собратьев годами напрашивались, чтобы с ними поступили именно так и Алистер с огромным желанием шёл им навстречу. Но старина Урглефлогг! Был бы он ангелом, то сказал бы, что это святое. Только старина Урглефлогг мог согласиться на такую должность - вечность обретаться у врат в Ад и общаться со всякой шушерой. Кроули был типичным высшим демоном, самовлюблённым, презирающим людей и жутким индивидуалистом. Молодые демоны ещё могли сбиваться в кучки, в шайки и клубы по интересам (читай слабостям), но перешедшие некоторый возрастной рубеж демоны никогда! Они могли иметь в услужении молодых демонов, могли сами служить более старому и могущественному демону, впрочем, без особой на то охоты и любви к сюзерену, но не зависеть хоть в чём-то от равного по рангу!
  Не получив ответа ни от одного из всё прибывающих демонов, Кроули демонстративно пожал плечами и стал с интересом наблюдать, как собратья обмениваются 'тёплыми' приветствиями и делятся последними новостями.
  - Чё пялишься, убогая? - буркнул Литтл, обращаясь к развязно одетой девице, чей размер груди, будь она на поверхности, давно бы проломил ей ребра. Похоть в чистом виде, гипертрофированная и беспощадная.
  - О, посмотрите, мы-то думали - 'что происходит?', а это соседушки резвятся, - синхронно прогнусавил один из новопоявившихся, представляющий собой парочку причудливо сросшихся сиамских близнецов. Рук и ног у него было нормальное количество по меркам человеческим, и головы две, только сросшиеся затылком. Так же часть позвоночника была общей, что имело определенные преимущества - да хотя бы то, что постоянно лицом ко всем. Или лицами.
  - Мудак, еще один намёк и я тебя разрежу пополам, - пообещал Твигги, вновь доставая оружие. Демоны вообще вели себя забавно, словно ничего особенного не произошло. Часть разбрелась по руинам, один в колодец запрыгнул вниз головой и теперь болтал ногами в воздухе, стараясь обрызгать тех, кто подходил ближе.
  - А я давно подозревала, что старина Твигги охоч до мужичков, - мягким контральто произнесла грудастая, вставая между ним и двутелым. - Никто бы передо мной не устоял, а он равнодушен.
  Мужчина скрипнул зубами, стараясь сдержаться. Но не выдержал и крикнул, - Что за ерунда? Всем насрать, что Страж пропал и врата теперь не врата, а дерьмо сарайное?!
  В сторонке Кроули с особым удовлетворением наблюдал, как Литтл радуется своей популярности и вдруг возникшей сексуальной привлекательности. Аж вытащил катану и собрался кое-кого укоротить на голову. Будет знать, как чужие домики рушить!
  Внезапно потемнело. Задул сильный ветер, взбаламутивший пепел пожарища и поднявший его в воздух. И в вихре этой карусели из пепла взору Кроули явился САМ! Люцифер собственной персоной! В самом своём классическом виде - огромная трёхметровая фигура красного цвета с витыми массивными рогами и огромными кожистыми перепончатыми крыльями. Длинный голый чёрный хвост с неожиданной кисточкой на конце хлестал раздражённо по воздуху и попавшимся под раздачу демонам. Все прыснули врассыпную, но были остановлены громким рёвом Хозяина.
  Люцифер обвёл представшую перед ним панораму бешенными, налитыми кровью глазами и остановил взор на табличке в руках Кроули. Алистер тут же уронил её как бы нечаянно на землю и сделал два шага назад. Он надеялся, что объясняться не придётся - Люцифер знал всё, что было в голове у находящегося рядом с ним демона. Коротко взрыкнув, видимо, ничего путного в головах собравшихся обнаружено не было, Люцифер исчез, забрав с собой жалкие крохи имеющейся у Кроули энергии. Обречённо вздохнув, тот уселся на землю. Энергии не было даже на то, чтоб трансформироваться в свою демоническую форму, в которой существовать в Аду было гораздо комфортнее. Теперь оставалось только ждать, надеясь, что человеческая форма будет в состоянии пережить это ожидание. Попавшиеся в ловушку энергетического голода и, видимо, тоже ограбленные Люцифером демоны постепенно также усаживались на сухую адскую землю и принимались ждать неизвестно чего.
  Прошло несколько томительных и мучительных часов. Кроули хотел есть, пить, спать и убить кого-либо. И не обязательно в таком порядке! Всего несколько часов в положении самой обычной души и он уже был готов уничтожить любого, кто подвернётся под руку. Злобным сверканием глаз и рычанием, он предупреждал любую попытку собратьев приблизиться к нему, так как смутно подозревал, что его текущая человеческая форма не даёт ему никаких возможностей победить в схватке, оставалось рассчитывать на имеющийся авторитет, заработанный за долгие годы. И вот, когда он уже терял последние остатки терпения, свершилось!
  Снова потемнело, и поднялся ветер. Кроули даже пришлось зажмуриться, чтобы уберечь глаза от пыли и пепла, и он пропустил торжественное явление. Когда он глаза открыл, все уже были на месте. На этот раз спокойный Люцифер в виде высокого худого мужчины в чёрном фраке и цилиндре и две странного вида личности - лохматый парень лет двадцати и светленькая девушка в белом платьице. Правда за ними клубилась какая-то тёмная масса, по виду живая. Парочка просто стояла и с любопытством оглядывалась. Все трое молчали. Молчали и демоны, вставая с земли и застывая в ожидании. Несколько минут ничего больше не происходило. Затем парень обернулся к тёмной массе за спиной и что-то коротко прокричал. Тотчас же масса распалась на отдельные части, принявшие самые разнообразные формы. Эти формы разбежались по площадке и принялись... строить. 'Это же шогготы!' - с изумлением понял Кроули. - 'Легендарные шогготы, но тогда парень и девушка это... Демиурги!'.
  Конечно, это была большая честь, что он сподобился увидеть создателей Диска, но он бы предпочёл находиться в этот момент как можно дальше от места событий. 'А вдруг им в голову придёт уничтожить всех свидетелей своего явления?' Но беспокоился Кроули зря. Когда перед его глазами вновь возникли врата и адская стена по обе стороны от них, Люцифер, Демиурги и шогготы просто исчезли. Зато появилась вновь энергия. Это значило, что адское энергоснабжение было восстановлено.
  Демоны довольно шустро разбредались и улепётывали с места происшествия. Никому не хотелось попасть под раздачу, если вдруг начальство в лице Люцифера решит, что они видели слишком много. Оставаться здесь было определённым риском, но Кроули пошёл на него. Какое-то совершенно нежданное и негаданное чувство заставляло его беспокоиться о судьбе привратника. Он и сам себе удивлялся. Никогда ранее он не испытывал ни малейшего чувства симпатии или не дай Асмодей (покровитель Кроули) привязанности к кому-либо из собратьев. Ну, разве что в далёкие-далёкие времена юности, когда новоиспечённый демон Кроули только ещё познавал сложности адского бытия. И сейчас Алистер решил не торопиться с отбытием, он хотел кое в чём убедиться, однако делать это надо было без свидетелей.
  И вот когда площадка перед вратами опустела... а чтоб тебе! Она не опустела окончательно. Конечно! Прямо напротив Алистера щерился то ли в улыбке, то ли в оскале разлюбезный сосед Твигги Литтл. Гадский дракон и по совместительству разрушитель домиков почему-то тоже остался. Не торопясь и основательно отряхивая плащ, это создание подозрительно щурилось на Алистера. Мало того, что лишил Алистера крова и столь дорогого ему имущества, так он ещё и начал издеваться!
  - Эй ты! Чё те надо? Или ты теперь вместо Урглефлогга?
  - А вот фиг тебе! - С возмущением ответствовал Кроули, сопровождая свои слова характерным жестом от локтя. - Мы теперь с тобой до скончания веков вместе будем его замещать!
  И совершенно не подумал, что его шутка или как он полагал - саркастическая издёвка, может вдруг обернуться реальностью. Но к счастью, до высших сил этот неудачный выкидыш юмора пока что не дошёл. Был огромный шанс, что им удастся смотаться от врат раньше, чем ТАМ сочтут, что это вполне удачный выход из положения. Ибо врата без привратника были чреваты...
  - А вот тебе два! - рявкнул Литтл, демонстрируя Кроули два характерных жеста, обоими руками. - Скорее я Люцику отсосу, чем буду работать поблизости десяти миль с тобой, сука.
  Реакция Твигги на шутку Кроули показалась тому слегка неадекватной. И нечего было так возбуждаться, они, между прочим, могли бы дежурить по очереди, а вовсе не вместе. Тут Алистер схватил свою мысль за руку и оторвал её, руку то есть. У мысли. И хорошенько её втоптал в то, что являлось серым мыслящим веществом его мозга. Нехер соваться поперёк батьки в пекло, то есть инициатива всегда наказуема, а менять Перекрёсток на Врата Кроули вовсе не собирался. На Перекрёстке порой бывало так забавно, да и души оттуда все поступали в распоряжение демона, а на Вратах их следовало просто пропускать... И тут до Алистера дошло, что он собственно довольно смутно представляет, что делал привратник с душами, пересекающими Врата в полном сознании и куда их потом девал. То, что таких не должно быть особенно много, он умозаключил хоть и с трудом, но достаточно уверенно. А ещё по всему выходило, что привратник ворочал огромными объёмами энергии, если ему эти души надо было пристраивать в соответствии с распорядками Ада. И очевидно, что эту огромную энергию и логически вытекающую из этого огромную власть он и не хотел никому уступать. Выходит не такой уж он был и лопух!
  Перестав обращать внимание на прыгающую высокую худую фигуру собрата по племени и поморщившись от особо громкого вопля, Кроули всё внимание направил на собственные ощущения от ауры врат. Если привратник отсутствует, то должна быть какая-то возможность 'присосаться' к энергии этого места и заполучить толику власти. И вот, когда он почти нащупал что-то, ему прямо в ухо проник громкий женский шёпот.
  - Мальчики... А где я?
  Ошалело глядя на блондинку весьма потрёпанного вида, не в смысле страшилу или потаскушку, выглядела просто эта персона как с недосыпу или с перепою, он так и застыл с раскрытым ртом. Отмер только тогда, когда Литтл, тоже замолчавший на время, подскочил к ним и, ухватив это чудо в перьях за шею, поволок к вратам, приговаривая:
  - Деточка, это просто кошмарный сон! Сейчас ты уснешь, а потом проснешься и окажешься... в другом месте.
  Видимо и Литтлу пришла в голову мысль, что без привратника душу пристраивать придётся им, но ни один из них не знал, что должен делать привратник. В конце концов, где грёбаная инструкция или там наставления гласом свыше?
  Тут Твигги с громким стуком приложил блондинку к вернувшей былое великолепие золоченой поверхности Врат, уговаривая поспать. Глядя на это безобразие, Кроули не выдержал.
  - Кретин! Она же вырубилась и тебя не слышит! - завопил он собрату. - Ты лучше подумай, что мы с ней будем делать! Нельзя, чтобы она вот так сразу поняла куда попала. Свихнётся же. Посмотри на неё, она вроде с вечеринки какой, давай делай продолжение банкета! Как хочешь и что хочешь! Здесь где-то должен быть источник энергии!
  Литтл насупился и поджал губы. Не очень походило на раскаяние, но тут лицо Твигги растянула тёплая улыбка, он погладил девушку по волосом, которые в месте столкновения с вратами окрасились в красный цвет и развернул лицом к себе, после чего гримаса доброты и умиления сменилась на неприкрытое отвращение.
  - Не ори, придурок, лучше смотри, чтоб её никто не схавал, пока я исправляю ситуацию.
  Буркнув так, он положил тело блонды на землю и принялся широкими шагами мерить пространство, пытаясь учуять источник силы.
  - Хм. - Литтл замер возле колодца, в котором так сладко купался их сородич, к счастью, уже смывшийся с остальными. Теперь колодец приобрел более благообразный вид и жижа в нём стала иной... Перегнувшись через край, мужчина макнул в неё палец и растер, красные капли буквально впитались в кожу. На лице демона появилось неописуемое выражение. Радость, глубокое удовлетворение, торжество, злорадство, пресыщение... Торопливо зачерпнув ещё жижи, Твигги развернулся лицом в сторону девушки и начал творить её персональный Ад.
  Совершенно рефлекторно, как только Твигги уложил девицу и очень уверенно приказал её охранять, Алистер протрусил к ней и присел на корточки рядом, заглядывая в личико и закатившиеся глазки. И напрасно! Эта сволочь Литтл первым обнаружил источник в самом прямом его смысле и, не успел Кроули глазом моргнуть, как вокруг соткался полумрак какого-то помещения. В уши ударили гулкие тум-тум-тум, несущиеся из динамиков буквально отовсюду и на секунду ослепил резкий свет какой-то вертящейся под потолком штуки. Демон с изумлением осознал себя стоящим за барной стойкой и трясущим в руках шейкер. Перед ним бликовал высокий пустой бокал, а на стойке, уткнувшись в гладкую поверхность головой, притулилась та давешняя девица. Сосед же отирался рядом с огромной деревянной бочкой, весь такой гламурный, в белой рубашечке без цветочков, чёрных брюках и чёрной жилетке с бейджиком. На шее красовалась бархатная красная бабочка, а на бейджике надпись 'Администратор'.
  Кроули аккуратно поставил шейкер на барную стойку. Затем взял в руки бокал, окунул его сначала в лимонный сок, а затем в сахар, поставил, открыл шейкер и вылил из него жидкость в бокал. Пахло неплохо. Если уж Алистер за что-то брался, то делал он это основательно. Так и тут - искусство составления коктейлей было одним из немногих хобби Кроули, он любил это дело. Как смешивать, так и употреблять получившиеся смеси, и поэтому, пока он не заткнул за краешек бокала кружок апельсина и не воткнул в получившуюся композицию трубочку с гофрой на конце, он не отвлекался ни на что иное.
  - Буди эту дуру! - Вопль Твигги совпал с завершающим плавным движением, которым демон пододвинул коктейль девице. Так же безропотно, удивляясь в душе, с какого такого перепоя он служит на побегушках у милого соседушки, он протянул руку и стал расталкивать девушку.
  - Ваш коктейль, леди! - Завопил он, наклоняясь к ней.
  От громкого звука блондинка вздрогнула и открыла глаза, отодрала голову от поверхности барной стойки и уставилась на Алистера. Нарощенные реснички, густо намазанные тушью, свалявшейся в комки, пару раз взмахнули, и с них на помятые щёчки осыпался редкий чёрный дождь. Светло-карие глазки мутно уставились на демона, но девица, явно его не видела - зрачки были расширены, а её вопрос поставил жирную точку в конце диагноза.
  - А чего я заказывала, милый? Я того... забыла... - спросила девушка, хлопая густо намазанными ресницами. Впрочем, ответ её не сильно интересовал. Блондинка взяла губами трубочку и выполнила 'нехилый оперативный подсос'.
  - Фигасе. Крепкиииий, - прокашлявшись, протянула девушка, - как, ты сказал, оно называется?
  Похоже, вновь преставившаяся душа не понимала не только того, что умерла, но и где находится. Периодически на симпатичной мордашке мелькал проблеск узнавания, затем он сменялся недоумением. Она покрутила ещё немного головой, затем сползла с табуретки и бодро посеменила к бочке и Литтлу.
  Два раза врезавшись в мимо проходящих людей, три раза запнувшись, и один раз, чуть не сломав каблук, блондинка преодолела небольшое расстояние до бочки, возле которой стоял, администратор.
  - Как клуб называется? - завопила она почти в ухо мужчины, пытаясь переорать музыку. Ноги явно отказывались ей служить, разъезжаясь и подкашиваясь.
  Выпрямившись и расправив плечи, мужчина оскалился и автоматически поправил удавку-'бабочку' на собственной шее. А видимо от громкого крика непроизвольно поковырял мизинцем в ухе.
  - Представляешь, милый, я таааакая пьяная, - доверительно сообщила девушка демону. Внезапно на личико набежала тень, лобик нахмурился, а растерянный взгляд сопроводился похлопываниями по телу.
  - Слушай, а ты мою сумку не видел? Она такая... Ну такая... - блондинка беспорядочно замахала руками, - понимаешь?
  - Это клуб 'Перепей чико'! - заорал демон, наклоняясь к блондинке и содрогаясь от резнувшего нос запаха недавно умершего тела. - Название - дерьмо, зато по пятницам дам пропускают бесплатно! Да сделайте потише уже эту грёбаную музыку, нифига не слышно же!
  Музыка тут же сменилась, с тяжелой и грохочущей на медленную и романтичную, на что Твигги шлёпнул себя по лбу, но тут же возвратил оскал.
  - Сумка? Я найду вашу сумку, мисс, а вы пока потанцуйте вон с тем красавчиком!
  Он развернул душу и мощно направил обратно к Кроули, тут же хватая за плечо проходящего мимо призрака. После соприкосновения с ним одежда иллюзии сменилась на форму бармена и тот тупо, как зомби, направился за стойку подменять Алистера.
  После того как девица жадно засосала почти пол бокала одним глотком, Кроули почувствовал срочную необходимость тоже заправиться. Он присел, заглядывая под стойку. У себя он всегда самое вкусненькое прятал под столом, хоть и жил один. Так и есть! Бутылка с самой настоящей украинской самогонкой стояла на полу справа от него. Он живенько её сцапал и поднялся. Блондинки перед Кроули уже не оказалось.
  Бодренько налив себе стопочку и опрокинув её без закуски, а затем и ещё парочку, Алистер почувствовал себя гораздо лучше. Бодро скатившаяся по пищеводу огненная жидкость согрела желудок и душу. Заработавшие заодно мозги поставили его перед фактом, что блондинку он зря выпустил из поля зрения. Демон заозирался и увидел невдалеке от себя нелепо одетого Твигги с дурацким бейджиком на груди и разговаривающую с ним блондинку. 'Ну, уже легче' - подумал он. Но почти сразу же забеспокоился. Что-то ему в поведении Твигги показалось странным, а уж когда блондинка развернулась к нему лицом и какой-то хмырь одетый точно также как и Кроули в белую рубашку с чёрной бабочкой и в чёрные кожаные брюки в обтяжку (когда и какая сволочь превратила любимый костюмчик Алистера в это безобразие, он не понял) прошёл за барную стойку и стал принимать заказы, стало и вовсе тревожно.
  Блондинка, мощно направленная рукой Твигги, стала переставлять ноги в его направлении и сам Кроули странным образом выбрался из-за стойки и устремился к ней навстречу. Музыка, непонятно когда сменившаяся из какофонии тяжёлого ритма и взвизгов электроинструментов на тягучую, медленную и какую-то обволакивающую, намекала на парный танец.
  Кроули пристально оглядел блондинку, если не обращать внимания на ядовито-красную помаду, длинные розовые когти и множественные стразы на одежде, то полапать там было что. Поэтому он с большим энтузиазмом притянул к себе за руку подошедшую девицу, схватил её в объятия и стал двигаться в такт музыки. Одна его рука плавным скользящим движением опустилась на её задницу, вторая твёрдо притянула к себе верхнюю часть тела блонды, так, что её грудь упёрлась в белую рубашечку демона и тогда первая ручонка завершила состыковку в нижней половине. Подбородок Кроули опустился на плечо дамы, а длинный, узкий и влажный язык облизал ушко девушки. Демон собрался оторваться по полной программе.
  Плотно обнимая девицу и горячо дыша ей в ухо, Кроули тем не менее напряжённо скрипел извилинами. Его волновали два вопроса - почему он так охотно делает то, что вовсе не собирался делать и почему этот гадский дракон Литтл ни на шаг не отходит от огромной бочки?
  - Меня зовут Пэрис, - раздался внезапно радостный голосок, - слушай, милый, а чего мы здесь делаем и почему здесь нет никого из наших?
  Алистер насторожился ещё больше. Душа явно не соображала, ни что она умерла, ни куда она попала, но это было естественно, а вот почему сам Кроули нифига не волок? Что он вообще тут делает? Данная душа не была из тех, кто подписал контракт Перекрёстка. Не особенно она относилась и к его кругу влияния. Или зоне, если отойти от привычной и избитой аллегории старика Данте. Алчность в ней присутствовала, но отнюдь не основным мотивом, а похоти в ней совершенно не ощущалось. Это не значит, что она была асексуальна, просто секс для неё на момент смерти был естественным приложением к дамским сумочкам, стразикам и розовым кофточкам. То есть, и удовольствие, и средство расчёта, но без фанатизма.
  Эй, пойдём, выпьем, а? Херово мне как-то... - выпутавшись из рук демона, Пэрри потащила его за руку назад к барной стойке.
  Предложение блондиночки пойти залить за воротник, Кроули воспринял с энтузиазмом, ему тоже было херово и ещё как! Он сам не понимал, почему ему было так грустно и почти щипало в глазах. Что-то произошло и что-то очень-очень огорчительное...
  В этот момент свет прожектора упал на бывшую до того в темноте небольшую сцену и высветил на ней черноволосую стриптизершу с азиатскими корнями, извивающуюся у шеста под медленную музыку. Из одежды на ней было красное кожаное белье и босоножки на высоких каблуках. Закончив танец, стриптизёрша спустилась со сцены, едва разминувшись с какой-то парочкой, и целеустремлённо направилась в сторону Твигги, как приклеенного пасущегося не отходя далеко от бочки.
  - Mon cher ami, меня категорически не устраивает оплата, - в её речи отчетливо слышался французский акцент, - Вы должны меня понять, звезда моего уровня...
  Болтая и демонстрируя товар, поглаживая различные выступающие части своего тела, женщина хмурилась и явно пыталась сообразить, где она и зачем.
  - Я не могу тебя понять даже из солидарности, у меня нет сисек, - Литтл лучезарно улыбнулся, махая рукой в сторону барной стойки, куда блондинка утащила Кроули. - А вон у той тёлки они есть! Кстати, она лапает твоего мужика, смотри-смотри! Ай-ай, - сочувственный кивок головой, - я бы на твоем месте вмазал ему как следует, да и ей заодно - чтобы неповадно было покушаться на чужих парней. А сделать это можно, например, вон там.
  Демон говорил быстро, старался быть как можно более убедительным и уже вошел в азарт, чувствуя себя как на работе. Свет погас и тут же зажегся локально, освещая центральную часть зала с подобием ринга, основную часть которого составляла емкость с жидкой грязью.
  Азиатка нахмурилась. Тяжёлый взгляд упал на добравшуюся до стойки парочку и, если бы обладал материальностью, то давно бы уже расплющил их в лепёшку. Реальность мигнула и к стойке бара, пошатываясь, направлялась уже слегка пьяная женщина в элегантном вечернем платье. По пути прихватив у официанта бутылку шампанского, она сделала несколько глотков из горла и вернула с выводом: 'Гадость! Виски мне!' Схватив оторопевшего служащего за отворот пиджака, внезапно ставшая несчастной, попыталась поделиться трагедией жизни: "Представляешь, я ему... а он мне..."
  Её сумбурную речь прервало появление второго официанта:
  - Ваше виски, мадам.
  - Что... ах, да... - Сделав глоток, она одобрительно кивнула - Дрянь... То, что доктор прописал... - и направилась дальше.
  Спиртное Кроули с Пэрис получили подозрительно быстро. Какое-то странное ощущение раздвоенности посетило Алистера, пока бармен наливал ему водки, а девушке делал коктейль. Пару раз он порывался сделать тому замечание и внести коррективы в процесс изготовления, но передумывал, продолжая вяло соображать, что здесь во всём не так. Несколько событий произошли затем одновременно - моргнул и погас свет, а затем в середине помещения появился ринг для борьбы в грязи и освещён был только он, не считая света от неярких настенных бра в баре. На него свалилась ещё одна пьяная дамочка и стала предъявлять непонятные претензии. Что-то это ему сильно напомнило... И наконец, в его голове появился просвет. Домик! Его любимый домик!
  Он почти мгновенно вспомнил всё. И то, как бездарно ухнули в жопу мегаватты энергии, которые он потратил на реконструкцию своего жилища. И то, как грёбаный соседушка Твигги Литтл пошёл на таран и разнёс в щепки неопознанной тварью внезапно облинявшее строение, столько веков служившее Кроули отчим кровом. А главное - он вспомнил взрыв у Врат, явление Люцифера и Демиургов и свою дурацкую шутку... А ещё он вспомнил свою догадку об источнике энергии и что гадский дракон... яростный вопль зародился в его глотке и Кроули вынужден был собственными руками - в переносном смысле - задушить песню. Выцепив взглядом тусующегося у какой-то бочки Литтла, бешено вращая глазами, Кроули попытался вспомнить, в чём была фишка Твигги.
  Демоны безо всякой охоты делились друг с другом сведениями о своих способностях. Практически, для всех это являлось оружием в межвидовой борьбе. И средством добывания пропитания. Про Литтла ходили какие-то странные слухи и касались они редкостной удачливости в выкручивании из всяческих проблем. Очень часто конфликтные ситуации даже с более мощными демонами разрешались для Литтла в его пользу. Собратья как-то слишком часто шли ему навстречу...
  Тяжкие размышления были прерваны громким возгласом.
  - Воркуете, голубки, - сделав еще один глоток, дама в вечернем платье принялась осматривать блондинку, при этом, для удержания равновесия, приобняв мужчину свободной рукой.
  - Миллый, - слегка заплетающийся язык странно коверкал слова. - И тты вот на это мення променяал?.. - И, полуразвернувшись к девушке, добавила:
  - Детка, тебе срочно надо умыться, - на секунду задумавшись, продолжила. - А хошь, я тебе помогу?.. - Не ожидая, ответа тут же начала поливать голову Пэрис недопитым виски. Полюбовавшись картиной - "блондинка a la мокрая курица", женщина с умиленной улыбкой протянула:
  - Я сегодня таакая добрая, - и обратилась к Алистеру, усевшись к нему на колени. - Правда, котик?..
  В новой девице, Кроули с изумлением опознал при близком контакте демоницу. И он её даже знал! А узнав, решил воспользоваться ситуацией - не часто Лилит сама залезает к вам на коленки! Первым делом он обнял её, затем облобызал, одновременно запуская руку за вырез её декольте. И Твигги и блондинка тут же вылетели пробкой из его головы. Он с энтузиазмом подростка лапал Лилит и начинал распаляться, прикидывая, во что превратить окружающую обстановку, чтоб реализовать полученный приз по полной программе.
  Пэрис же в это время остолбенело блямкала ресницами в потёкшей туши.
  - Ты стуккнутая, да? - спросила Пэрис, глядя на убийцу своей чудесной прически. Вместе со способностью более-менее соображать вернулась способность привычно громко отстаивать эти свои соображения. Набрав в грудь побольше воздуха, Пэрри завизжала, вскакивая со стула:
  - Бля! Ты - дура шизанутая, шалава крашенная, я тебе потом всё вспомню, и тебе, - палец, украшенный розовым ногтем, уставился на подвернувшегося Кроули, - скотобаза, тебе тоже.
  Вне себя от праведного гнева, блондинка, вылетела из зала по направлению к дамской комнате.
  Литтл же в это время, наблюдая за развернувшейся трагедией, сожалел только об одном, что драки и, тем более, битвы в грязи, не случилось. И душа подопечная куда-то намылилась. Демон раздраженно рыкнул, не зная как бы разделиться и за всем успеть, но тут сама судьба пришла ему на подмогу и избавила от тяжкого выбора. Мощным ударом в челюсть. А затем ещё одним, да так, что он в кои веки потерял ориентацию путем падения на пол. Поползать толком тож не дали, добавив пару пинков в бок, но на этом, видимо, решили экзекуцию закончить и подняли мужчину за шкирку, словно нашкодившего котенка.
  - Тварь, ты чего здесь устроил, а? Ты пошто добро разбазариваешь, афедрон тебе в лядвии! Что, нет у тебя лядвий? Устроить? Устроить, а?!
  Демон настолько обалдел, что даже толком и сообразить не мог, что делать дальше, да и расползающееся перед глазами изображение мешало. Кажется, бар исчез и металлический голос из динамиков скороговоркой бил в уши, а затем надвигающийся грохот состава. Вокзал?!
  - Нееет, дружок, даже и не думай, твои штучки со мной не прокатят, я тебя как облупленного знаю, да всех вас! Всех!
  Внезапный мучитель взвизгнул и отпустил Литтла спокойно схаркнуть часть кровушки из отбитых внутренностей собственного человеческого тела.
  Здоровенный мужчина в форме проводника отошел от него и направился к оставшимся демонам, слегка приволакивая правую ногу.
  'Как-то раньше Урглефлогг был поласковей' - ошалело подумал Твигги, судорожно оглядываясь в поисках колодца, однако подо что он был замаскирован сейчас - хрен его знает. Не нравилось ему все это, ох как не нравилось...
  - Кроули, проклятый коротышка, ты совсем страх потерял, что внаглую устраиваешь здесь потрахушки, и это на моей-то территории? А ты, Лилит, ты какого хрена вообще связываешься с этими двумя придурками? Гордости не осталось, милая? Что вы вообще здесь творите, дятлы?!
  Страж яростно орал на Кроули и Лилит, а Твигги внезапно вспомнил про Пэрис. И то, что сумочку её он так и не нашел, а сейчас делать не будет точно, ибо делать было нужно ноги, и уже дома соображать, что за бес вселился в доселе милого стража и куда он вообще пропадал...
  Момент для побега был самый удачный, новоявленный старый страж всё внимание сосредоточил на тискающихся демонах. А счастье было так близко... только непонятно, как оно выглядит теперь.
  Тихой сапой Твигги отполз в сторону, под конец смешавшись с толпой, в которой отчетливыми контурами, видимыми лишь демонам, прослеживались как непосредственно иллюзии, так и парочка растерянных настоящих душ, прижимающих к себе дорожные чемоданы. Хрупкая девушка с большими глазами тихо ойкнула, когда Литтл уперся головой в её колени и задрал голову, обнажив окровавленные зубы.
   - Пппоезд, я, кажется... Вы...
  Она неловко посеменила, смотря вперед но, двигаясь назад, и с визгом упала с платформы.
  - Ваш поезд, мэм! - провозгласил демон, наклоняясь вниз, а затем неловко поднимаясь на ноги. Сейчас он выглядел как обычно - драная рубашечка, поцарапанный кожаный плащ и пара катан за спиной. И побитая физиономия, не время для косметического ремонта, в чужой иллюзии лучше лишний раз не зевать. Хорошо, что собратья остались где-то позади.
  Куда могла пойти облитая спиртным блондинка? Конечно же, в дамскую комнату, дабы поправить макияж, жаль только её сумочку он так и не нашел, но это легко исправить. Гудок приближающегося поезда, наспех созданное пространство оказалось гибридом обычного железнодорожного вокзала и станции метро, но упавшей на пути девушке было категорически всё равно, чем ей отрежет голову и ноги, что сейчас и произошло.
  Визг толпы, они делали вид, что боялись по-настоящему. Под шумок демон выхватил у ближайшей женщины страшненькую кошелку и помчался искать туалеты, в надежде, что Пэрис ещё никто не оприходовал. Нафига она ему вообще сдалась? Он не знал, но в голове крутилось нечто вроде 'завершить начатое'. Ну и пусть она не его, может же он побаловаться без отдачи? Так, экспериментальный образец.
  Дверь сортирной вылетела под пинком Литтла, там, среди пафосного белого мрамора, эпических зеркал и ровно под наишикарнейшей хрустальной люстрой стояла Пэрис. Твигги автоматически отметил извращенный взгляд Урглефлогга на привокзальные сортиры и пихнул блондинке отобранную у кого-то сумку, а затем потащил ее за собой к выходу, мягко, но настойчиво.
  - Слушай, милая, тут одна проблемка нарисовалась, нам нужно срочно отсюда уйти. Понимаешь, я... я твой парень, а там бывший муж тебя ищет, а у тебя...
  Поняв, что он несёт полный бред, демон осекся на мгновение, но ходу не сбавил. Да, объяснение воистину дерьмовое, особенно, почему они из клуба оказались на вокзале. Но импровизация!
  - Во, смотри! - Он вырвал только что отданную сумку из рук блондинки, перевернул её и вытряхнул на пол связку динамита. - Зачем ты носишь с собой всякую дрянь? Нам нужно срочно сматываться отсюда, пока не рвануло!
  Таймер красноречиво тикал, и Твигги склонил голову набок, соображая, заденет ли взрыв Врата и присутствующих здесь демонов и души, либо же только разнесет текущие иллюзии до основания.
  Жаль, что не было времени узреть теорию в действии, поскольку до взрыва оставалось менее минуты.
  - Держись за меня, милая.
  Литтл доверительно оскалился, крепкой хваткой цепляя Пэрис за шкирку. Сил оставалось много, поэтому деформация прошла быстро и практически безболезненно, черный дракон взмыл в воздух, разрушая крышу над собой и унося ввысь и душеньку.
  Как он ей будет объяснять произошедшее и будет ли - его сейчас волновало мало.
  Только легкое удовлетворение от звука взрыва за спиной.
  Пэрис такая хрупкая, не раздавить бы ненароком. Или выбросить по дороге?
  Твигги ухмыльнулся и прибавил скорости. Может, вернуться к домишке Кроули и поискать оторванную от рубашки пуговичку? Нет, сначала домой, проверить, не совершили ли его подопечные коллективный суицид в отсутствии хозяина.
  Алистер всегда полностью сосредотачивался на миссии, которую выполнял. Если он чего-то хотел, он переставал отвлекаться на всё постороннее. Вот и сейчас для него главными были ощущения от тела Лилит под его руками и от рук демоницы на своём теле. И да! Она нашла правильное место приложения своих усилий! Пора было освобождаться от скорлупы обыденности, то есть от всех этих тряпок, которые были на них одеты. Если даму не смущают зрители, то почему он должен об этом беспокоиться? Ему есть чем гордиться и есть что показать благодарной аудитории.
  Но тут его развлечения были грубо прерваны громким окриком. Какая-то невоспитанная скотина закатила целую истерику по поводу их невинных игрищ. Ну что такого, если Алистер с Лилит покажут мастеркласс, а заодно и сами получат сатисфакцию? И кому это может помешать, кроме старины Урглефлогга?
  Осознание того, что это именно Урглефлогг орёт на них, заставило Алистера опустить руки с тела Лилит, вслед за чем опустилось и кое что другое в его организме, наверняка принеся разочарование вцепившейся в этот орган Лилит, что в свою очередь вызвало грязное ругательство из уст Кроули.
  Облегчение от того, что страж врат вернулся и ему любимому не придётся до скончания века торчать мартышкой на входе в Ад, не смогло смирить Алистера с утратой боевого настроя. К тому же разочарованная демонша могла больше никогда не обратить внимания на его скромную персону. Поэтому Кроули ощутил срочную необходимость покинуть сию юдоль скорби и перебраться в более подходящую обстановку. Он уже вполне напитался энергией и мог позволить себе иллюзию шикарного будуара стилизованного под эпоху Людовика XIV, с огромной кроватью и некоторыми экзотическими штучками из арсенала маркиза де Сада.
  Снова схватив Лилит в объятья, он впился в её алые уста крепчайшим поцелуем, проникая глубоко в рот глумливым языком, и одновременно с этим телепортировался на Перекрёсток. Телепортировался и предстал перед изумлённым зрителями в весьма нелепой позе, с зажмуренными глазами, высунутым языком и распростёртыми загребущими ручонками. Которые ошалело хватали пустой воздух. Такое восхитительное, упругое на ощупь тело демонши, в срединном мире превратилось в облачко пара. Несомненно, симпатичное, но недостаточно материальное, чтобы оправдать внешний вид и позу Кроули.
  Демонша Ксав и юноша лет девятнадцати как раз приступали к завершающей стадии заключения контракта. Внезапное появление Кроули сломало им кайф точно так же, как парой минут назад Алистеру с Лилит это сделало появление старины Урглефлогга. Однако это было делом поправимым. Как суккуб, Лилит могла поднять боевой дух целой армии прыщавых юнцов, а уж один экземпляр краснеющего молокососа, явно вожделеющего отхватить поцелуй с губ прелестницы Ксав, был даже недостоин такой мощной поддержки. Он, пожалуй, мог и преступить границы дозволенного. Да, это не было проблемой, проблемой была транспортировка Лилит к месту назначения его плотских утех. К сожалению, когда Лилит находилась в виде нематериального суккуба, он никак не мог повлиять на её перемещение. Оставалось только уговорить. К тому же его беспокоило, что облачко, в которое превратилась Лилит, было видно не только ему и демонше Ксав, но и юноше, аж вытянувшему шею и выпучившему глаза от удивления. Ксав, конечно, была хороша, фигуриста и периодически весьма умело удовлетворяла его сексуальные запросы. Но до Лилит ей было как до Луны. Про Лилит среди демонов ходили легенды, будоражащие кровь и вздымающие дух и прочие приличествующие и не приличествующие атрибуты демонских тел.
  - Дорогая! - обратился Алистер вкрадчивым голосом к Лилит. - Не могла бы ты обволочь меня своим... эээ... своей субстанцией, - определился, наконец, с термином Кроули. - Чтобы мы могли продолжить наше путешествие и не мешать юным людям общаться?
  Он замер ожидая реакции прелестницы, в уме сооружая модель иллюзии, если она согласиться продолжить и строя план адской мести, если будет жестоко обломан. Как он полезет мстить всемогущему Урглефлоггу, он ещё не сообразил - лезть напролом было безумием и явной погибелью. Кроули ни по возрасту, ни по мощи не тянул в равные Урглефлоггу, но зато можно было отыграться на соседушке Твигги Литтле! Эта здравая мысль несколько утешила Алистера, пока он ждал ответа Лилит.
  Суккуб пробежалась взглядом по окрестностям, (безразлично проигнорировав демоницу), и сосредоточила свое внимание на парнишке.
  - Какой милый мальчик, - лёгким ветерком коснувшись щеки живого и такого притягательного своей душой смертного, Лилит небрежно, словно мимоходом, поставила метку и вернулась к Алистеру. - Твой?
  А в голове уже завертелось: 'Интересно, что будет с правом собственности, если я пару раз ему приснюсь?..' Она не рассчитывала на определенный результат. Это была чистая импровизация, на которую ее подвигли жажда эксперимента и желание сделать гадость одному, вполне конкретному, ближнему.
  Обвившись вокруг демона всеми конечностями, (и одарив, на прощанье, молодого человека многообещающим взглядом), Лилит промурлыкала, делая многозначительные паузы:
  - Конечно, дорогой. Продолжим. Путешествие. К тому же я тоже очень хочу. Пообщаться.
  Такое пристальное внимание Лилит к собственности Кроули вызвало у того обычный приступ подозрительности. Он внимательно осмотрел милого мальчика и решительно не нашёл в нём ничего милого. Зато вид Ксав не был милым, вне всякого сомнения. Строго посмотрев на неё начальственным взором, он ответил Лилит:
  - Давай обсудим появившиеся проблемы собственности попозже, после того как... - и он сделал рукой неопределённый жест. Он поговорит с Ксав... попозже. Где-то там ещё должны были быть Руфи и Кики, но в последнее время он что-то часто натыкался на Ксав, надо бы выяснить с какой это стати она так замелькала. А ещё были Мелькор, Сандро и Белькар. Всю эту свору молодых демонов он опекал - пас, третировал и обирал. Но и защищал от других, когда нужно было. В силу своего возраста он отлично владел материализацией и применением материализованного оружия всческих видов. Да и энергиями владел на несколько порядков большими, чем у этой мелюзги всей скопом. Всякий новоиспечённый демон нуждался в покровителе, иначе судьба его на долгие годы была весьма незавидна. Вплоть до развоплощения.
  Лилит оказалась понимающей вдвойне. Втройне, да что там говорить! Она оказалась такой понимающей! Поэтому, пока она не передумала, Алистер выбросил из головы и Ксав и прочую свою свору молодых демонов, а заодно и милого мальчика. Радостно облапив облачко, томно к нему прильнувшее, он сиганул домой, в уме восстанавливая последний дизайнерский вариант и прикидывая как ему лучше преобразовать остов монстра, наверняка уже обглоданный дочиста, в садовую беседку.
  
  История вторая. Эротическая
  
  Сразу после перемещения домой, Кроули ничего конструктивного сделать не смог. Обвившаяся вокруг него Лилит снова всколыхнула всё его естество и подняла флаг. С диким трудом он сосредоточился на творившемся вокруг бардаке - разрушенном домике, пыльном пустыре и огромном скелете обглоданной твари. Энергии вполне хватало, чтобы быстренько восстановить последний вариант жилища.
  На площадке вновь возник прелестный двухэтажный домик с огромными окнами до пола на втором этаже и крышей в виде шалаша, покрытой ржаво-красной черепицей. Первый этаж глухой, чистые стены. Вокруг домика опять возник сад. Высокие, узловатые чёрные деревья с очень тёмной листвой, растущие метрах в четырёх от строения выгодно оттеняли белую штукатурку стен. А несколько причудливо извивающихся дорожек, выложенных ярко-алой плиткой, веером расходились от входа и терялись среди кустов и деревьев. На превращение скелета с огромными дугами рёбер в ажурную беседку, времени не было, и Кроули по-быстрому вырастил плющ и лианы, обвившие кости пышной и зловеще сочной листвой. Среди тёмно-зелёных листьев распустились цветки орхидеи, распространяя сладкий и пряный запах.
  Крепко обхватив за талию Лилит, Кроули попробовал сделать пару шагов к домику, мечтая только о том, чтобы побыстрее завалиться в кровать на втором этаже и уже подумывал очень быстро метнуться туда обратно через Перекрёсток, как некоторая странность окружающего пейзажа привлекла его внимание. Ледник, который раньше едва маячил на горизонте, вдруг оказался совершенно рядом. "Но ведь я же у СЕБЯ дома? " - с ужасом подумал Алистер. - "Я же не на территории Твигги?"
  Ни о каком сексе на территории Литтла и подумать было нельзя. Подставить беззащитную голую задницу на растерзание соседушке... это надо быть совершенным кретином. Ни одна Лилит не стоила его драгоценной жизни. И, тем не менее, флаг не опустился, и желание не угасло, а потому Кроули решил пока поцеловать Лилит, и будь что будет. Что он немедленно и выполнил. И пока он, всё более увлекаясь, самозабвенно целовался с легендой Ада, события накатывались волной, грозящей принести с собой не только мусор и ценные предметы, но и вещи совершенно нежелательные. А именно - соседушку Литтла и его новые проблемы. Причём данный демон в это самое время судорожно пытался найти логику в поступках и словах во время полёта так опрометчиво украденной блонды. А так же пропавшую территорию, которой, к его прискорбию, на месте приземления не оказалось. Ледник с одной стороны был, земли Кроули с другой были, а его территория между ними отсутствовала.
  Девушка же умудрялась одновременно материться и взахлёб рыдать, отброшенная в пыль, как только дракон приземлился и стал оборачиваться. Подумаешь, ударилась и запачкалась. А ударилась, наверное, головой и сильно. Потому что несла какую-то муть. Времена года перепутал?! Идиотская женская логика. И поведение дурацкое. Что она делает? Зачем поливает землю слезами? И ладно бы его землю, так нет же, непонятно чью. Твигги померил шагами пространство, пожевал губу, попинал край ледышки с одной стороны, затем истово выдернул кустик с владений Кроули. Но это слабо помогло в решении насущных проблем. Тогда он достал обе катаны и начал яро рубить лёд, пытаясь вымести агрессию на нём, кричал и тоже матерился, пока не поскользнулся и не распластался посреди холодных осколков. А затем перевернулся на спину и посмотрел на небо, по которому в этой части начало расплываться северное сияние, отвратительное в своей красоте и величии. 'А новый соседушка, оказывается, эстет...' - подумал он, моргнул ещё раз и поднялся, отряхиваясь и тыкая в блондинку, на этот раз мечом и не в тело. Просто в сторону.
  - Причём здесь времена года, отвечай? Хотя нет, не отвечай, заткнись, не мешай мне думать. Знаешь, что случилось? Это всё Кроули. До тебя доходит?
  Он криво ухмыльнулся, чувствуя, как начинает подёргиваться правый глаз. Точно, как он сразу не понял? Злобный коротышка решил ему отомстить, и за ту дурацкую кочку, и за эпизод у Врат. Он прибыл сюда гораздо раньше него, умыкнул его землю вместе с его офисом и всеми рабочими и теперь радуется.
  Очередной грубости по отношению к себе любимой блонда стерпеть никак не могла.
   - Как это при чём времена? - взвизгнула девушка, вскакивая на ноги, - Это же... - и осеклась на полуслове, на что её побудил совсем не приказ заткнуться, а взгляд незнакомца: дикий, безумный, жуткий... - Кроули так Кроули, но...
  - Это он, милая, он. И я ему отомщу, вот увидишь.
  Литтл едва подавил рвущуюся наружу ярость, которая рисковала вновь вернуть ему истинный облик. Приток минимальный, не следовало так расточительно использовать остатки энергии, почерпнутые от колодца. Плащ вздёрнулся, увеличиваясь в размерах и разрастаясь, сталь оружия расплавилась и потекла по коже, демон чувствовал, как плечи цепенеют от проявляющихся чешуек.
  - Ну, всё, кончай истерить. Нас ждёт отличное развлечение, - самодовольно-зло ухмыльнулся получеловек-полудракон и шагнул к блондинке, перекинул её через плечо и взмыл в воздух, стараясь удержаться максимально долго. Впрочем, домишко Алистера показался довольно-таки быстро. Грохнувшись на крышу дома и съехав с неё на землю, Твигги с удовлетворением проследил взглядом за отлетевшей черепицей в месте их приземления. Почувствовав, что снова приобрёл более-менее человеческий вид, демон выронил блондинку и тут же поднял её за плечи, разворачивая в сторону постройки и громогласно сообщая:
  - Дорогая, это наш новый дом. Раз Кроули нагло захапал ВСЮ мою территорию, то он же не откажет мне в такой малости, правда, соседушка?
  Литтл развернулся к собратьям по разуму и деланно всплеснул руками:
  - Ох, простите, я вам помешал, как же, как же. Ничего, валите отсюда спокойно, преследовать не станем.
  Кроули, только-только решивший плюнуть на всё и начать разоблачаться, был остановлен самым бесцеремонным образом. На его домик опять было совершено покушение с воздуха! Алистер зарычал и разжал объятия. На этот раз соседушка заявился не в полной драконьей форме, и массы его явно не хватило на то, чтобы нанести существенный ущерб шале, но и то, что было нанесено, страшно возмутило демона. Всё время пока Твигги приземлялся, трансформировался в свою обычную человеческую форму гнусного лохматого чувака в кожаном плащике и ставил свою чокнутую блондинку на землю (на кой ему баба, если по слухам он предпочитал мальчиков?), Кроули орал дурным голосом что-то нечленораздельное, топал ногами и потрясал кулаками. Второй раз за день Литтл ломал ему кайф самым варварским способом. Этому не могло быть прощения. До сознания Кроули даже не дошло того факта, что милый соседушка в прошедшем катаклизме потерял свою территорию и свалил всё на него, безвинно отсутствующего во время данного конфузного события. В башке из всего сообщенного Твигги блондинке застряло только то, что эта пара клоунов собирается жить в его домике. В ЕГО домике!
  - А... Он Кроули и он во всем виноват? Это он попутал времена года? - шепотом спросила Пэрри, пялясь на смутно знакомого ей мужика и рыжеволосую. - Отвечай! - внезапно заорала Пэрис, разворачиваясь к спутнику. Не дожидаясь ответа, она в панике забегала из стороны в сторону, заламывая руки.
  - Зачем ты это сделал, а? - не снижая децибел звука, она притормозила возле Кроули. Впрочем, не это занимало сейчас больше всего, тем более непонятно, что именно он сделал. Вообще, ни фига не понятно: где она, как тут оказалась, кто все эти люди, или они даже не люди...
  - Объясни мне... - почти жалобно попросила Пэрис, вплотную подходя к чуваку в плаще.
  Отшибленная неоднократно на всю свою итак слабую голову, блонда мельтешила перед Кроули, страшно его этим раздражая. К счастью для себя самой, когда вконец озверевший Кроули материализовал огромный двуручный меч и поднял его уже двумя руками, чтоб разрубить болезную на две ровные половинки, она в этот момент оказалась рядом с Твигги. Данный коронный удар, являлся гордостью Алистера и он оттачивал его несколько столетий. Но применить на Литтле не посмел. Разочарованно опустив меч, оглянулся на Лилит.
  - Дорогая, - произнёс, стараясь убрать из голоса рычащие нотки, - ты поможешь мне разделаться с этими ничтожествами? Я долго терпел, но сил моих больше нет! Или он сейчас же съебётся нахуй или я его сам уебу.
  Отступив на шаг от Алистера, пылающего праведной (странное словосочетание по отношению к демону) яростью, Лилит наблюдала за развивающимися событиями и анализировала ситуацию. Получение удовольствия вновь откладывается на неопределенное время (обидно, досадно, но переживем), Литтл лишился территории ('на душе' разливалось умиротворение, неприятность больше она не могла бы и придумать, не то чтобы совершить, жаль только она в этом не участвовала), метания души выглядели забавно. Кайф слегка нарушил Кроули, предложив Лилит перейти из категории наблюдатель в категорию участник.
  Лилит сделала беззащитную мордашку и похлопала глазками. Да, она вполне владела приемами блондинок. Она их и придумывала, на досуге.
  Лезть в чужие конфликты ей совсем не хотелось. Да и, собственно, чем она могла бы помочь? Разве что морально поддержать. Она вообще вся такая мирная-мирная. Лил же никогда, ни с кем,... ну, не воюет. Лично ей захватнические амбиции абсолютно не свойственны. И на неё, обычно, никто не нападает. Потому как напавшие рискуют огрести кучу неприятностей. От многих и сразу. К тому же наперёд неизвестно откуда прилетит. Умным такие подарки ни к чему. А дураки тут долго не живут.
  - Дорогой,- промурлыкала Лилит, наблюдая за блондинкой и поглощенная новой идеей, - вы с Литтлом можете развлечься, а мы тут побеседуем пока о своем, о женском.
  Интересно было понять, чем так заинтересовала Твигги эта душа.
  - Что? Что объяснить? - спросил демонодракон подбежавшую душу, почесав собственную задницу свободной от меча рукой. - Алистер устроил эту хрень с Вратами, потом умело изобразил удивление, а сам в это время поменял времена года и мою территорию местами. Только потом решил, что мне и этого будет много, и времена года тоже забрал. Он жадный.
  Глаза Литтла едва не наполнились слезами от жалости к самому себе. К счастью, обошлось одной скупой мужской слезой.
  - А как он забрал времена года? - с интересом тут же переспросила Пэрри. Но ответа не дождалась. Задумчиво накрутила прядь волос на указательный палец и изрекла.
  - Вот такая вот ботва, - так говорил один из её бойфрендов.
  - У меня теперь нет дома! - взвыл Твигги, падая и стукаясь лбом оземь, затем еще раз - для профилактики и наибольшей достоверности испытываемых страданий. - А теперь он хочет убить и меня, тварь, урод, мудила, афедрон ему в лядвии...
  Всхлипнув еще несколько раз, демон медленно поднялся и хмуро осмотрелся по сторонам.
  - А ещё и чешется что-то. Кроули, это всё из-за тебя. Рядом с тобой даже стоять опасно - того и гляди заразишься какой-нибудь хуетой.
  Твигги яростно почесался ещё разок и догадался пошарить по карманам штанов. В заднем нашлась какая-то хрень, которую он поднял у ворот. После изъятия зуд прекратился.
  - Бля... Если бы я не знал, что такое невозможно, я бы сказал что это ангельские перья, - задумчиво добавил он, рассматривая найденные светящиеся пуховые белые пёрышки, выдранные с клочком кожи. - Только разве они помогут мне отобрать земли у этого коротышки? А кто мне поможет? А?
  Вопрос размышлений вслух относился ко всем присутствующим. Особенно к Пэрис.
  - Ты у меня спрашиваешь? - услышав вопрос лохматого, Пэрри удивленно похлопала ресницами, открыла рот, закрыла рот, еще раз открыла, - Чё ты нашел? Дай посмотреть, - протянула ручку, украшенную ярко-розовыми ногтями, - А как тебе помочь? - Пэрис решила принять условия игры, раз уж она никак не могла повлиять на ситуацию... Вдруг она таки попробовала колёса, и это всё всего лишь глюк?
  Обвинение соседа вызвало у Кроули столбняк. Мало того, что Твигги во всеуслышание обвинил Алистера в подрыве Врат, он ещё и понёс совершенную околёсицу про кражу времени или времён года и мошенничестве с территориями. И тут до Кроули дошло, что Литтл вообще лишился своей территории. 'Ааааа... Так вот почему ледник так близко! Территория соседушки схлопнулась!' - сообразил демон, и радость от осознания этого события теплом разлилась по всему организму. И это вдобавок к тому удовольствию, которое он получил от созерцания бьющегося головой о землю Твигги. Очень хотелось в тот момент подойти и отвесить пинка по его торчащему кверху тощему заду, но Алистер воздержался. При виде парочки ангельских пёрышек внезапная догадка молнией пронзила голову Кроули и он завопил:
  - Ты, уёбок! Это не я взорвал Врата, это гадский ангел! А ну-ка, давай сюда перья, надо срочно показать их Керберу! Он опознает! И может впоследствии тебя наградят, вернут территорию. - 'Посмертно наградят' - ехидно подумал он, растворяя в воздухе меч и превращая его в автомат Томпсон M1, а кожаные штанишки и белую рубашку, в которые он был одет ещё в баре, в стильный полосатый гагстерский костюм. Наряд дополнили чёрные туфли с белым верхом. Направляя дуло автомата на Твигги и трогательно кудахтающую около него блондинку, он ехидно предложил:
  - Так что хватай свои пёрышки и вали на свидание к Люциферу, только и блонду свою не забудь прихватить, у нас с Лилит срочное дело.
  Кроули снова пришёл в хорошее настроение, а с хорошим настроением к нему вернулась и игривость. Он покрутил головой, ища взглядом отошедшую от него Лилит. Ему срочно понадобилось снова ощутить в своих объятиях её соблазнительное тело. Ну и дальше... соответственно.
  Подобраться к девице у Лилит не получилось. Оставалось только пожать плечами. Ну, не вышло, так не вышло, Твигги пас свою блонду достаточно плотно. То ли специально, то ли у него нечаянно так получалось. И при этом он страдал по украденной территории так самозабвенно и умилительно, что хотелось поудобнее сесть и любоваться, любоваться. Однако события мельтешили с такой скоростью, что долго любоваться не вышло. От найденных пёрышек, поморщившись, Лил отошла на пару шагов назад. Во-первых, трогать руками всякую каку ей не хотелось. Во-вторых, так будет удобнее (и безопаснее) наблюдать за реакцией демона, у которого что-то пытаются взять, пусть даже это что-то ему, в общем-то, совершенно не нужно. А если это что-то ещё и необходимое, интересное, полезное, свое... (нужное подчеркнуть), то последствия могут быть абсолютно непредсказуемые.
  От ожидания реакции Литла на покушение на остатки его собственности Лилит отвлек Алистер, напомнив ей об их планируемом досуге. Ну, а ей, как суккубу, не надо намекать дважды. Она же, как пионер. Всегда готова. (Ну, или почти всегда...).
  Оценив новый внешний вид демона, она преобразовала свой наряд в тёмно-красное блестявошное облегающее платье с глубоким декольте и разрезами едва ли не по то самое место, откуда ноги растут. За подвязкой на чулках крепился маленький дамский пистолет. (А как его можно незаметно оттуда достать?.. Ох, уж эти люди...) Грива внезапно черных волос уложилась в замысловатую прическу, в которой легко поместились пара стилетов, маскируясь под украшения. Через секунду Лил уже висела на шее Кроули и шептала на ухо:
  - Да, мой сладкий. У нас с тобой такое важное дело, а они нас отвлекают. Что мы им за это сделаем?..
  Но на заданный вопрос ответ пришёл совсем от другой персоны. Но к счастью и не ей.
  - Ты мне очень поможешь, если заткнешься, - рявкнул Литтл на Пэрис, надоедливым комаром зудевшую над ухом. - И ты заткнись, мудак. То отдай, то вали... Ты бы определился, придурок. - А это было уже к Кроули.
  От мысли, что ему прямой путь в замок Люцифера, у Твигги снова неприятно засвербило в пятой точке, которая как бы намекала - негоже туда соваться, хреново там. Но доля резона в словах Алистера была. Если с кого-то и трясти землишку - то с главгада. " А может, и хуй с ним? Потеснить владельца ледника, растопить частичку..." - впрочем, тот мог оказаться и похуже Кроули. Слишком уж тихий, вроде поселился, а ни слуха, ни духу. Опасно.
  - Че, клоуны, трахаться собрались? - Внезапно гаркнул Твигги, возвращаясь к демонам. - Ну-ну! Кстати, говорят, что чем больше оружие - тем меньше дружок его обладателя, так что я бы на месте Лилит смылся бы сразу, дабы не разочаровываться после.
  Ну не мог он этого не сказать теперь, когда Алистер сотворил новую поебень! Впрочем, ему и самому надо смываться. Особенно после своих слов. На этот раз Литтл решил не мелочиться и завёлся буквально с пол-оборота. Смысл энергию экономить, если Люцифер, сука, наверняка отсосёт? Блондинку в лапы - и на взлёт. Он даже решил халупу по пути не рушить - вдруг пригодится, если поход будет не совсем удачным. О совсем неудачном окончании похода думать решительно не хотелось.
  - Не забудьте потом убрать за собой, извращенцы, а то мало ли! - Гулко пыхнул дракон, делая круг над поляной Кроули, а вскоре их и след простыл.
  Всё время этой эпической речи Кроули разрывался между Лилит и Твигги. Ему хотелось одновременно впиться в сочные губы демонши, потискать её хорошенько, перед тем как приступить к более активной и приятной части программы, и броситься на Литтла, изорвав его в клочки. Гадский сосед исчерпал все запасы его терпения, но если затевать сейчас драку, то станет ли ждать его Лилит? Вот вопрос на сто миллионов! Вторичный намёк на размеры его мужского достоинства заставил его зарычать и превратиться в свою вторую ипостась - высокого чернокожего мужчину ростом около двух с половиной метров, с головой крокодила. В этой форме его достоинство имело исключительные размеры, мускулы на груди цвета эбонита мощно перекатывались, когда он, то порывался кинуться на Твигги, то отшатывался назад к Лилит. От полосатого костюма гангстера остались только лоскутки, медленно тающие в воздухе, вся его обнажённая чёрная фигура дышала яростью.
  К счастью, Литтл не стал задерживаться после изрыгания клеветы, быстренько превратился в дракона и, прихватив свою блондинку, улетел прочь. Однако всё равно выпендрился напоследок, совершив круг над домом, садом и разъярённым Алистером.
  В своей второй форме Кроули был значительно менее разговорчивым. Зато более решительным и целеустремлённым. Проводив взглядом уменьшающуюся точку в небе, он опустил взгляд на демоншу. То, что он увидел, его удовлетворило. Глубокое декольте практически ничего не прятало, два несомненных достоинства Лилит красиво выпячивались из выреза. Казалось, стоит ей вздохнуть глубже и тёмно-красная ткань сползёт и обнажит то, что лежит под линией сосков. Крутые бёдра демонши выступали сквозь боковые разрезы юбки, и своей белизной составляли контраст с чёрной, блестящей кожей Алистера.
  - Моя твоя иметь. Сейчас! - Взревел демон и, дёрнув Лилит за руку, поволок к дому. На полпути он посчитал, что они двигаются слишком медленно и, схватив красавицу в охапку, закинул на плечо, бегом бросившись в дом, мгновенно раскрывший только что появившуюся входную дверь. В доме Кроули на одном дыхании взлетел на второй этаж в спальню и швырнул Лилит на огромную, застеленную черно-алым шелковым комплектом кровать. Встав перед ней во весь рост, и уже во всеоружии он проревел:
  - Как твоя хотеть моя тебя иметь?
  Лилит валялась на кровати, и перед ней стоял нелегкий выбор 'Как?..'. После провоцирующих слов Твигги она только вздохнула: 'Ох, уж эти мужчины. Размер - не проблема при наличии капельки фантазии'. Демоница до сегодняшнего дня плохо знала Кроули. Ну, есть такой, с довольно редкой специализацией демона Перекрёстка. Входит по силе в первую сотню, правда в конце. И уж совершенно не представляла какая у него вторая трансформа. Когда потерявший контроль демон обратился, она непроизвольно облизнулась, увидев такое совершенство. Какой рост, а мускулы, ну и то, что ниже тоже очень соблазнительно выглядит. Руки так и тянулись пощупать на предмет реальности. В этой ситуации полёт Литтла остался незамеченным. А после слов: 'Моя твоя иметь сейчас' у Лилит зашумело в голове и коленки начали подгибаться. Следовало продолжить бы: 'И здесь!', но прежде чем демоница вновь обрела дар речи, она уже направлялась в сторону дома, свисая с плеча Кроули.
  Лилит еще успела отметить резко сократившийся словарный запас обычно весьма велеречивого Кроули и решить, что такому красавчику мозги, в принципе, не нужны. Такое совершенство даже морда крокодила не испортит. А через мгновение она уже стояла перед выбором. То есть лежала.
  Действительно, как можно думать, видя перед глазами такое. В голове мелькали десятки вариантов и попробовать хотелось все. Впрочем, ничего не мешало им так и поступить. Поэтому, приняв задумчивый вид, Лилит испарила платье, раздвинула ножки и, поглаживая пальчиком свой влажный цветочек, искоса поглядывала на Алистера, прикидывая, на сколько секунд хватит его терпения.
  Ведь действительно, что тут думать - делать надо!
  Роскошно раскинувшаяся на чёрном шёлковом покрывале во всей своей соблазнительной белизне, в ореоле из ярко-медных, напоминающих языки пламени волос, Лилит, нуждалась в срочном внимании Кроули. И не только внимании! Он бы облизал этот роскошный цветок, так зовущее раскрытый и истекающий соками, но крокодилья морда, к его сожалению, не позволяла сделать это. Ибо язык крокодила намертво прирос ко дну ротовой полости. А менять форму, когда она уже видела ЭТО... зачем же так обижать прекрасную женщину, хоть и демоницу? Поэтому монстр стремительным, но плавным и по своему грациозным движением ринулся к кровати и навис, опираясь на руки, над роскошным телом женщины. Затем одной рукой он схватился за своё орудие, твёрдое как мрамор, и приставил к цветку демоницы. Ах, как он любил этот момент первого проникновения! Когда бархатная головка раздвигает лепестки цветка и погружается медленно в горячие глубины. Желая потянуть, демон совершил рукой и зажатым в ней членом круговые движения, только слегка надавливая и стараясь не выскочить за пределы гостеприимно распахнутых врат наслаждения. Ощущения влажного скольжения сводили с ума. Попав точно в центр, Алистер толкнулся бёдрами и отпустил член, опираясь теперь уже двумя руками. Мощное орудие, медленно и с ощутимым трудом начало своё неумолимое проникновение вглубь. Плоть демоницы туго обхватывала ствол и будь в цветке чуть посуше, то женщине пришлось бы туго, настолько орудие крокодилодемона было внушительным. С первого раза ему даже не удалось добраться до дна лона женщины. Но он не унывал. Так же медленно и неотвратимо началось движение из. Это Кроули тоже любил, особенно момент, когда член выходил практически полностью и только головка сохраняла контакт с цветком. После этого он начинал новое движение, толкаясь быстрее, сильнее и глубже. Где-то толчка с четвёртого он достиг дна и с этого момента стал наращивать темп и силу толчков. Однако долго повеселиться у них не вышло - через пару минут оргазм накрыл и Лилит и Кроули, только-только толком разогнавшегося. В громком рёве, отметившем кульминацию, присутствовали и нотки неудовольствия, что не удалось поразить партнёршу. Поэтому, аккуратно перекатившись подальше от хрупкой фигурки, Кроули встал с кровати и материализовал в руке большую черную плётку с длинным, заплетённым в косу хвостом из кожаных ремешков. Протянув плётку Лилит, он прорычал:
  - Бить, сильно, пока кровь. Потом опять иметь.
  Орудие трансформы было не только внушительным на вид, но и очень ощутимым. Лилит еще успела подумать: '...а как выдерживают это души или в таком виде он с ними не...', а потом временно не думалось, а только стоналось и вскрикивалось. Ещё... Вот так... Глубже... И дааа!...
  Покричав и отдышавшись Лилит решила, что лапочка Алистер в крокодилоподобном виде просто поразительно хорош. И все это стоит немедленно повторить. Поэтому она очень изумилась и даже собралась огорчиться, когда демон скатился с кровати. Но после его слов и протянутой плети настроение женщины резко улучшилось. 'Малыш' оказался таким затейником...
  Лилит томно потянулась и плавно сползла с этого траходрома. (Габариты ложа явно соответствовали росту демона в крокодилоподобной форме). Взяв предложенный ей кнут, она материализовала себе чёрные кожаные ботфорты на шпильках, ошейник с шипами и какое-то подобие белья, тоже из чёрной кожи и шнурков, которое скорее открывало, чем закрывало тело.
  Взвесив на руке плётку, и отдав команду: 'не двигаться', она медленно обошла Кроули по кругу, откровенно любуясь мышцами застывшего неподвижной статуей демона. На фоне этакого чернокожего гиганта Лилит, едва достающая ему до груди, сама себе казалась хрупкой фарфоровой статуэткой. 'Подрасти, что ли?.. Да ну, нафиг.'
  Отмахнувшись от отвлекающих мыслей, демоница легонько провела пальцами по спине Алистера, протянув: 'Красавчик', и размахнувшись, оставила первую отметину на коже.
  Несомненно, демона радовало, что Лилит охотно поддержала его игры. Правда, выразить одобрение у него не очень получилось. Промычав что-то нечленораздельное, он налитыми кровью глазами мазнул по её преобразившемуся телу. Ошейник с шипами и высокие сапоги до паха в сочетании с отсутствием каких-либо трусиков - тонкую полоску кожи, поднимавшуюся к широкому с заклёпками поясу, он категорически отказывался относить к этому классу женского белья - вызвали его особое одобрение, что выразилось в низком вибрирующем рыке, вырвавшемся из его человеческого горла.
  Строгая госпожа приказала ему не двигаться и отправилась в путешествие за его спину. Там она остановилась, слегка пробежалась по коже в районе позвоночника пальчиками и затихла. Демон закрыл глаза, усмиряя напряжение. От волнительного ожидания слегка заныло внизу живота. Это было немножко не то, что он хотел - ему нравилось смотреть в её глаза, но тоже по-своему интересно. Особенно возбуждало ожидание. Свист кнута, рассекающего воздух, заставил вздрогнуть. Но кончик плётки лишь погладил кожу спины, зато следующий вспорол её наискосок от шеи до ягодиц, вызвав жгучую боль и заставив изогнуться. В это мгновение из потолка стремительно и со свистом вырвались цепи и, защёлкнувшись зажимами на запястьях, вздёрнули руки демона вверх. Так резко, что он повис на них. Плётка загуляла по спине с отнюдь не женской силой. Кроули только взрыкивал, когда она рассекала кожу особенно глубоко. Мышцы спины напрягались и дергались в такт ударам, выступившая кровь, мешаясь с потом, тяжелыми каплями скатывалась по свежим ранам и скапливалась на полу тёмными лужицами.
  Внезапно экзекуция прекратилась, и Кроули почувствовал, как тёплый и настойчивый язычок Лилит длинным мазком прошёлся по одному из вспухших рубцов, вызвав в открытой ране тянущую, сильную боль. Демон дёрнулся и застонал.
  Скользя языком по особенно глубокой отметке, набухающей кровью, суккуб немного сожалела, что трансформа не обладает человеческой головой. Ему бы понравился вкус своей крови на её губах.
  Завершив обход и, ткнув жертву экзекуции в грудь кнутом, произнесла глубоким, чуть хрипловатым голосом, перенимая его манеру выражаться:
  - А теперь ты меня трахать!
  Когда взгляд крокодилочеловека сфокусировался, Лилит стояла перед ним и требовала продолжения банкета. Цепи так же стремительно исчезли в потолке, расщёлкнув перед этим зажимы, и руки демона освободились. Несколько секунд Кроули потратил на то, чтобы прокрутить в голове всевозможные сценарии - хотелось и того и этого и ещё вон того... однако, пока раны на спине не зажили, надо было этим пользоваться. Поэтому демон подошёл к кровати и рухнул на неё спиной, издав громкий, протяжный стон - всю поверхность спины, ягодиц и задней стороны бёдер как будто ошпарили кипятком. Затем он, охватив одной рукой у корня член и покачав им, прорычал, сделав характерное движение бёдрами:
  - А теперь ты скакать. Ковбой!
  Лилит довольно хмыкнула и взобралась на Алистера, избавившись от мешающих ей частей одежды и обуви.
  Приподнявшись, она медленно, сантиметр за сантиметром, вбирала в себя предмет законной гордости демона, наслаждаясь чувством наполнения. Вобрав его до конца, Лилит посидела слегка раскачиваясь, привыкая, прильнула животом к животу и укусила Кроули за сосок, за что получила шлепок и поощрительное поглаживание по мягкому месту. Отстранившись, она начала двигаться, постанывая и периодически вонзая ногти в грудь демона.
  Игра в наездницу продолжалась, увы, недолго. Эта приятная наполненность и руки демона, скользящие по ее телу довольно быстро привели к очередному оргазму и основательно лишили сил двигаться. Убедившись в готовности Алистера к продолжению, Лилит сползла с него и предложила:
  - А теперь - сзади, - призывно прогнувшись в спинке и вцепившись в изголовье кровати. - Можно жестче.
  В течение какого-то времени (кто ж его засекает в такие моменты), она сполна получила желаемое, музыкально оглашая окрестности своими воплями и содрогаясь в многократном оргазме. А потом лежала окончательно обессиленная, пытаясь вспомнить, как дышать, и раздумывая над тем, что продолжение определенно надо, но, может, чуть попозже?..
  Демоны в сексе гораздо неутомимей людей, для мужчин демонов нет проблем с эрекцией, если у них нет проблем с энергией, а боль во время секса для демонов служит дополнительным источником наслаждения. Кровь во время этого соития буквально залила шикарную кровать, но она неспроста была накрыта чёрно-алым постельным бельём...
  Уже позже, когда парнётша отвалилась со вздохом глубокого удовлетворения от своего партнёра, а Алистер смог отдышаться, всё ещё судорожно поскрёбывая кинжальными когтями по простыне, разрезая её этим на ленты, в голову ему прилетела совершенно неожиданная и идиотская мысль - 'Ну и где же Твигги Литтл?'. Кроули уже как-то попривык, что дорогой соседушка сваливается к нему на голову в самый неподходящий момент. А тут - несколько часов совершенно роскошного садо-мазо секса с самой Лилит и его нет?
  Посчитав, что сейчас это не ухудшит его шансов на дружбу с Лилит - ведь он уже продемонстрировал с успехом, насколько он может быть хорош - Кроули преобразовался в свою человеческую форму, стыдливо задрапировавшись шёлковым халатом в китайских драконах. После великолепия своих демонских форм, не стоило щеголять жалким человеческим телом. Оно, конечно, было далеко не самым худшим из возможного, но не могло похвастаться ни таким объёмом и выпуклостью мышц, ни тем более размерами того органа, что недавно имела возможность оценить демоница.
  - Что желаешь теперь, дорогая? - промурлыкал он довольным голосом. - Я весь к твоим услугам и всё в моём доме. - Тут он нахмурился, прислушиваясь и подсознательно ожидая страшного грохота и явления настырного драконодемона. Но в доме и за окном царили тишь да гладь. Никого. Ничего, а поговорить хотелось. В человеческой форме Кроули был невероятно разговорчив, если рядом находились уши. С собой он не очень любил общаться, справедливо полагая, что делать это надо лишь с интересными собеседниками. И внезапно: - Дорогая, как думаешь, Твигги уже у Люцифера? Ты не хочешь глянуть как там у них дела?
  Удовлетворенная Лилит, 'одетая' лишь в кровавые разводы, лениво раскинулась на постели и любовалась собой в висящем над кроватью зеркале, провожая затихающую бурю ощущений в теле. Красное на белом - тоже красиво. А вот ссадины и остальное - не очень. Под её пристальным взглядом с тела исчезали следы их постельных утех, словно стираемые влажной губкой.
  Лежащий рядом Алистер выглядел довольным, как кот после банки сливок. И вообще в этом облике он внезапно показался таким домашним и милым, что его так и хотелось потискать и погладить. А если Лилит чего-то хотелось, она старалась это себе дать. Поэтому она придвинулась поближе и уютно устроилась на груди демона, к которому со сменой облика вернулось и красноречие. Полюбовалась халатиком, мечтательно погладив пальчиком дракончика, расположившегося на животе Кроули, по изгибам хвоста, прикидывая не обзавестись ли и ей таким же, (халатом, в смысле), но решила не увлекаться плагиатом и принялась раздумывать, чего бы ей ещё хотелось. Будь она в более адекватном состоянии, то вряд ли бы признала хорошей идеей добровольно навестить Люцифера без веской на то причины. Но, поскольку всё было так раззамечательно, то она задумчиво-одобрительно протянула:
  - Да, милый. Я бы не отказалась на это посмотреть, - и потерлась щекой о плечо Алистера. Его мурлыкающий голос склонял к игривому поведению, да и роль кошечки демонице была близка. Но, увлеченная новой идеей, Лилит отвлеклась от того, что привело бы к совершенно закономерному результату и, с неожиданным для самой себя энтузиазмом, приправленного, впрочем, сомнениями, согласилась. - Ну, можно и к Люциферу...
  Ей внезапно стало интересно узнать, нафига Литтл потащил с собой душу. В подарок, что ли?..
  Когда Лилит уютно устроила свою очаровательную рыжеволосую головку на груди Кроули и чуть ли не замурлыкала, он снова стал подозрительным. Нет, он не сомневался в своей мужской привлекательности, а также способности доставить неземное наслаждение даме и от любой другой особи женского пола принял бы эти знаки внимания и поощрения с пониманием и удовольствием. Но Лилит! Слухи про неё ходившие, про её коварство, холодное равнодушие и умение походя рушить чужие существования... заставляли не поверить в её белость и пушистость. Приходилось ему несколько раз наблюдать, во что превращались некоторые демоны, побывав в постели красотки, и будучи оттуда вышвырнуты с ледяным равнодушием. У него самого заныло где-то на месте, где у людей находится душа от мысли, что они больше никогда вот так славненькло не проведут время, но он слишком любил себя и слишком долго жил в Аду, чтобы серьёзно страдать от чужого равнодушия.
  Поэтому Кроули с большим подозрением выслушал согласие демоницы отправиться к Люциферу и из чувства противоречия передумал. К владыке Ада они всегда успеют, а вот побыть ещё раз с Лилит может и не получиться, поэтому лучше задержать её рядом подольше.
  - Можно, - легко согласился он на словах, - А давай немного развлечёмся? Есть у меня парочка довольно интересных душ, мы могли бы их попытать вместе или убить, а потом... ну, ты понимаешь?
  Лилит подумывала о том, что Алистер вполне может стать одним из ее постоянных... хм... друзей-любовников-партнеров?.. Ну, в общем, с ним надо будет периодически поддерживать отношения. И это она решила, разумеется, не только из-за хорошего секса. Хоть он действительно был очень даже. Но, сколько у неё этого было и сколько ещё будет... А вот способность так перемещаться - это очень соблазнительно, да.
  К тому же она ощущала какую-то отчужденность Кроули. С одной стороны ей это даже нравилось - ну, не любит она надоедливых прилипал, а с другой - это был прямой вызов её способностям. Ведь она же лучшая, она просто соблазн в чистом виде... и в грязном... и вообще в любом. И он для неё, здесь и сейчас, тоже - самый-самый. Она даже легко могла... хм... увлечься! (Немного и ненадолго, но ведь это не суть важно!)
  Нет, она не ждала от него, как от душ, готовности есть с руки и подпрыгивать по первой команде, но... Да, тут явно ещё было над чем поработать. И мысль о том, что надо было бы и свои владения навестить, Лилит пока отодвинула, на потом. Ну как же, тут Алистер обещал показать свои игрушки. И демоница промурлыкала:
  - Милый, отказаться от такого предложения абсолютно невозможно.
  Бережно отстранив от себя Лилит, предварительно чмокнув её в макушку, в рыжее облако приятно пахнувших волос, Кроули встал с кровати и превратил халат в чёрную рубашку и чёрные же брюки. Немного подумав, он добавил к одежде медицинский фартук вызывающе белого цвета. Он любил наблюдать, как на белом фоне расплываются пятна алой артериальной или вишнёвой венозной крови. В душе он был художником.
  Протянув обе руки демонице, он легко поднял и подтянул её к себе, и, не удержавшись, прижал к груди. В глубине организма опять поднималось желание, но он решил отложить секс на после смерти. Чужой, естественно.
  Для пыток у Кроули был оборудован подвал. С кафельным полом и стенами. Естественно, кафель на стенах был белым - на белом так красиво смотрятся размазанные пятна от окровавленных рук, голов и прочих соприкасающихся со стенами частей тела. И потёки. Потёки крови смотрелись на белом особенно впечатляюще. Пол был покрыт ребристым кафелем кирпичного цвета, как в бане, со стоком посередине помещения, забранном решёткой. Шланг с водой чёрной змеёй свернулся у стены.
  Вообще-то помещений для пыток было несколько. Конечно, до Люцифера ему было далеко - о пытошных подвалах которого слагали легенды, но и у Кроули было несколько каморок на выбор. Средневековая пытошная с тисками, испанским сапогом, дыбой и открытым очагом для нагревания щипцов и прочих металлических предметов. Ещё у него была пытошная слизанная в Германском секторе, она предполагала массу блестящих металлических инструментов, сложной конструкции электрический стул и место для пыток струёй воды. Но самой любимой была камера, оборудованная для пыток не тела, а души. Пыток, основанных не на причинении пытаемому физической боли, а на его психологической дезориентации и унижении чувства собственного достоинства. Правда, для пыток такого рода требовался определённый настрой.
  Проведя Лилит по лестнице в подвал, Кроули одним мановением руки распахнул двери камер и предложил демонше самой выбрать стиль и характер будущего развлечения.
  При виде Средневековых аксессуаров Лилит испытала легкое чувство ностальгии. Ох, сколько душ тогда попало в её ручонки. И замученных 'ведьм', чьё ведьмачество, зачастую, состояло только лишь из внешней привлекательности для противоположного пола и их палачей-святош, мстящих за собственную слабость и несостоятельность. Да, хорошие были времена...
  Выскользнув из объятий демона и быстренько организовав себе длинное облегающее черное платье и остроконечную шляпу а-ля ведьма, из-под которой торчали в разные стороны растрепанные рыжие волосы, Лилит, не колеблясь, выбрала стиль Средневековья. Постукивая метлой по полу, она предложила:
  - А давай инквизицию - наоборот. Будем обвинять в праведности - в частностях и в полной неправильности безгрешного поведения, в общем...
  Предложение Лилит сначала привело Кроули в столбнячное состояние. Сколько он себя помнил, в праведности он разбирался как свинья в апельсинах. Лучше всего он ориентировался в нюансах алчности, похоти и способах мести. Но потом он пришёл в восторг и испытал огромное уважение к демонше. Надо же - она разбирается в праведниках! Небось, не одного свела с праведной дорожки прямиком в пекло.
  Он задумчиво почесал в затылке. Для испытания в праведности те души, что он планировал, совершенно не годились. Надо было подобрать новых. Да таких, чтобы Лилит могла позабавиться вдоволь. Искоса на неё поглядывая, на то, как чёрное платье выгодно облегает фигуру, уже знакомую и на взгляд и на ощупь, Алистер перебирал свои душеньки и решил остановиться на двух молодых придурках. Они умерли лет тридцать назад в Англо-Саксонском секторе, во времена пуританской строгости и неприятия нетрадиционных сексуальных отношений, выросли соседями и по нелепой случайности оба оказались латентными геями. Однако так при жизни и не сумели этого понять. Они думали, что это у них такая дружба крепкая и необычная... Кончили они тоже глупо - один украл, чтобы сделать другу приятное, а второй убил, чтобы из-за кражи друга не посадили в тюрьму. Причём убил полицейского. В результате оба были буквально изрешечены пулями при попытке задержания. Ничего трогательного типа прыжка за ручку со скалы не получилось. Оба умирали в муках, ползая в пыли на обочине дороги, истекая кровью и не в состоянии помочь самому любимому существу... а потом взорвалась машина, которой тоже досталось изрядно и они ещё и прожарились хорошенько.
  Историю душ Лилит прочтёт сама, она для этого достаточна древняя... Тут Кроули оборвал сам себя, ему показалось, что слово древняя в отношении такой шикарной женщины немного грубовато, но нужного эпитета к её возрасту подобрать не смог, поскольку, когда он на неё смотрел, мысли в его голове начинали разбегаться и падать замертво, а действий начинали требовать совсем другие части тела.
  В общем, он решил не заморачиваться, и в камере возникли прикованными к стене цепями в позе Иисуса Христа (то есть крестом) на расстоянии примерно сантиметров тридцати от кончиков рук одного до кончика рук другого два совершенно обнажённых юноши. Вернее молодых мужчины, поскольку в момент смерти обоим было по 26 лет. В отличие от Христа, у них была возможность стоять самостоятельно и пока силы у них на это ещё были. Когда они устанут или потеряют сознание, им останется только повиснуть на этих цепях, которые были достаточно коротки, а наручники доставят им сильную боль. Но зато они могут пинаться и вообще достаточно активно двигаться, если Лилит не решит иначе. Но было бы забавно для начала заставить их потанцевать под плётку...
  Впрочем, он не был знаком с её методами и не представлял, как она поведёт пытки. Но всецело полагался на её мудрость и опыт. Поэтому преклонил колено и шею и негромко сказал, притворяясь второстепенным лицом спектакля:
  - Всё готово, моя госпожа, я слушаю и повинуюсь.
  Лилит погладила коленопреклоненного Алистера по голове и вошла в камеру, где её внимания дожидались два симпатичных молодых человека. Ознакомившись с их прошлой жизнью, Лилит усмехнулась, вспомнив, как иногда, развлечения ради, снит абсолютно нормальным людям сны об однополой любви. И как некоторые ведутся и претворяют в жизнь свои, точнее её, фантазии. А после начинают метаться, задумываясь о своей сексуальной нестандартности. Это так забавно.
  Внимательно осмотрев немного смущённых и ошарашенных парней, Лилит одобрила выбор Алистера:
  - Неплохие экземпляры. Слегка наивные и немного скованные... - Она замолчала, обдумывая пришедшую идею. Ей внезапно захотелось подтолкнуть их к тому, к чему они так и не пришли при жизни. Чему мешало общество, мораль и тд... При этом Кроули получит своё от причинения боли, а она - от психологического дискомфорта.
  Демоница избавилась от мешающей ей шляпы и толкнула речь:
  - Итак, мальчики, я вас поздравляю. Вы - попали в Ад. А всё потому, что отказались от больших и чистых, - она намекающее посмотрела на некоторые места их тел, - эээ, в смысле, чувств к друг другу, ниспосланных Вам свыше. И никуда вам отсюда не деться, пока вы это не признаете и не продемонстрируете. - Она решила непрозрачно намекнуть о том, чего от них ждут, а то вдруг не догадаются, и сразу порадовалась их возмущенной реакции.
  - А мой, хм, помощник, - Лилит поддержала игру демона, - поможет вам думать быстрее. Ничего личного, парни, работа такая.
  Изобразив из своей метлы резной деревянный стульчик и украсив своё платье массой многочисленных разрезов, демонстрирующих различные участки тела и предоставляющих свободу движения, демоница удобненько расположилась на стуле, устроив на его спинку руки, а на руки подбородок. При этом платье обнажило ноги до самых бедер. Лилит задумчиво осмотрела свои босоножки, ремешки которых заканчивались под коленками, и милостиво кивнула Алистеру:
  - Можешь начинать.
  Чего начинать, Алистер был в непонятках. Как-то с добродетелью он ранее дела не имел. Но посмотрев на парней, он засомневался, что они тоже имели понятие о добродетели. Скорее всего, они были немного тупы. Или не немного. Ведь в Ад они умудрились загреметь, а то, что они удержались от греха мужеложества, так это потому, что до них просто не дошло, в чём причина их такой сильной взаимной привязанности.
  Оглянувшись на Лилит, Кроули сглотнул. Демоница оседлала стул, устроив руки и свою чудную головку с пышной рыжей гривой на спинке стула, а многочисленные разрезы на платье открыли жадному взору демона так много... к тому же, шалунья не сотворила себе нижнего белья.
  - Так, мальчики, должен вам сообщить, что вы здесь находитесь по причине вашей огромной тупости. И можете возмущаться сколько угодно, но сделать придётся всё, что я вам скажу. Или будет очень больно! - то, что больно будет в любом случае, он решил им пока не сообщать. С этим всегда успеется.
  - Сейчас я вас освобожу, но бежать никуда не надо. Убежать невозможно, да и некуда. Бросаться на нас тоже не стоит - будет очень-очень больно! И возможно каких-то частей тела вы при этом лишитесь. - Кроули подразумевал, что в демонском виде зубы в крокодильей пасти у него очень острые, и он не прочь перекусить - в последние несколько часов он занимался интенсивными физическими упражнениями и не отказался бы от обеда.
  От щелчка его пальцев цепи растаяли. Раз Лилит решила мучить не физически, то цепи будут только мешать. Как он и думал, эти идиоты тут же бросились к двери, захлопнувшейся у них перед носом. Растерянно обернувшись к демонам, парни застыли. Кроули, казалось, слышал, как напряжённо скрипели их мозги, обрабатывая полученную информацию. Трудно было сказать, поняли ли они и поверили ли тому, что им было сказано, но бросаться на демонов парни не стали. Один из них, покрепче на вид выступил вперёд и, насупившись, спросил:
  - Что мы должны сделать?
  - О! Ничего особенного, - обрадовал их Кроули. - Совершенный пустячок! Вы должны трахнуть друг друга. Бросим монетку кто сверху?
  Услышав предложение Кроули, парни начали громко возмущаться. И убеждать себя и окружающих в том, что это просто такой бездарный розыгрыш. И они на ЭТО, конечно, ни за что и никогда. Не согласятся. Ни словом, ни делом.
  Лилит притворно сочувственно вздохнула и покачала головой:
  - Отказываясь, вы обрекаете себя, точнее друг друга на боль. А так, может, хоть кому-то будет приятно. - Она тонко издевалась, делая вид, что желает немного обнадежить парней. - А, может, вам романтической обстановки не хватает?.. - Демоница огляделась по сторонам, призадумалась, а после пожала плечами. - Ну, придется обойтись тем, что есть.
  Души не захотели последовать совету и заметались в поисках выхода. Но двери решительно отказывались открываться, предметы не давались в руки, а при попытке приблизиться к кому-нибудь из демонов перед ними вспыхивала стена пламени, защищающая, разумеется, вовсе не последних, а скорее наоборот - людей от, не желающих так быстро заканчивать игру, демонов.
  Понаблюдав за хаотичными передвижениями душ, демоница показательно огорчилась. Молодые люди решительно не хотели доставлять себе, а заодно и им с Алистером, удовольствие. Поэтому Лилит хмыкнула и предложила:
  - Пожалуй, надо продемонстрировать им второй, классический, вариант. Цепи, кнут и ... О! Я бы не отказалась порисовать.
  Лилит не особенно увлекалась физическими пытками. Точнее, обычно совсем не увлекалось. Ей это было нудно. Тем более, если не было личной заинтересованности. Гораздо интереснее было создавать для каждого его персональный, психологический, долговременный ад. Но иногда её посещало вдохновение. Так случилось и на этот раз. Когда души снова висели на цепях, демоница организовала себе длинные и острые ногти, не уступающие по прочности металлу. И принялась чертить что-то на одном из парней, начиная с низа живота и поднимаясь вверх. Тот начал дергаться и орать от боли.
  Лилит скривилась и укоряюще попеняла парню:
  - Ты меня сбиваешь, - после чего во рту орущего появился кляп и фиксация тела стала более жёсткой. Осмотрев результат, она принялась рисовать дальше. Постепенно мычание парня становилось тише, а на его груди проявлялся раскидывающий крылья кровавый феникс в языках пламени.
  Демоница отступила и полюбовалась результатом. Поскольку тело шевелилось, и из порезов стекала кровь, казалось, феникс машет крыльями, пытаясь взлететь. Что ж получилось не так интересно, как предполагалось изначально, зато красиво.
  Лилит повернулась и, наблюдая за Алистером, принялась слизывать кровь со своих пальцев, лениво размышляя над тем, стоит ли продолжить свои художества или порадовать себя чем-то другим.
  Понаблюдав за забавной картинкой, как голые парни мечутся по камере в тщетных попытках выбраться, Кроули с большим одобрением воспринял новое заковывание в цепи. Пока демоница отрастив себе шикарные кинжальной остроты когти что-то увлечённо рисовала на груди одного из парней, Алистер сотворил жаровню и тонкий металлический прут. Прут он положил нагреваться на жаровню, а пока всё своё внимание обратил на второго парня. Скептически оглядев его далеко не суперменское тело - квадратики на прессе отсутствовали как класс, впрочем, как и сам пресс (видимо парень при жизни пренебрегал физкультурой, а предпочитал ей пиво) - демон сделал вывод, что скоро возможно может стать очень шумно. Поэтому хмыкнув, он сотворил на лице жертвы шариковый кляп. Оригинальные ярко-красные из лаковой кожи ремешки и чёрного цвета шарик с забавным рисунком-рожицей на поверхности, сделали лицо парня смешным и похожим на клоуна. Но парень почему-то этому обстоятельству совершенно не обрадовался. С тоской ворочая глазами на своего друга и что-то мыча, он ещё начал дёргаться, причиняя себе боль железными наручниками, вернее их краями. Показалась кровь.
  К этому моменту конец прута, который лежал на жаровне, покраснел и накалился. Кроули снял с жаровни прут и внимательно осмотрел. Потом потрогал пальцем светящийся конец. Послышалось шипение и запахло палёным мясом. Но демон, как ни в чём ни бывало, с улыбкой обернулся к своей жертве и стал изучать его замершее в испуге тело. Кроули прикидывал, откуда начать.
  Парень испугался очень сильно. Его начала бить крупная дрожь, а по ноге потекло и в воздухе запахло мочой. Он уже видел, что сотворила демонша с его другом, а раскалённый прут в руках демона неоднозначно намекал, что с ним будет ещё хуже.
  - Ай-яй-яй! - укоризненно сказал Алистер, качая головой с видимым неодобрением. - Ну, совсем как маленький!
  Он подошёл к парню и приблизил прут к его коже в районе живота, но пока что, не касаясь её. Парень сильно дёрнулся и сам налетел на кончик. Опять запахло палёным, а парень жутко замычал. Тогда Алистер быстрыми движениями прочертил по коже живота две полосы, опускающиеся к самому паху.
  - Ты же не хочешь, зайчик, чтобы я спалил твою маленькую штучку? - Ласково осведомился он у жертвы. - Тебе будет больно пи-пи! Раз уж ты у нас наладился этим заниматься. Давай, малыш, скажи нам - ты будешь трахать или трахать будут тебя?
  Услышав, как ласково демон разговаривает со своим подопечным или, скорее, подопытным, Лилит умилилась. У Кроули в этот момент был такой трогательный вид. Так бы трогала и трогала. Но сейчас было не время, ибо наступила пора реализации второго этапа задуманного развлечения.
  Внимательно осмотрев свою жертву, бессильно висящую на цепях, демоница засомневалась, а не слишком ли она увлеклась?.. Пожалуй, кровь стоит пока остановить. Прижечь?.. Потратить чуток энергии?.. Или сделать вид, что так и было?..
  Раздумывая, Лилит убрала кляп изо рта разрисованного или, точнее, расцарапанного ею парня и, кивнув в сторону второго, поинтересовалась:
  - Уступишь решение ему или поступишь по-мужски?.. В смысле, мужик сказал - мужик сделал?..
  Парень промычал что-то нечленораздельное, из чего демоница сделала вывод:
  - А-а-а, ты ещё сомневаешься? Тебя надо ещё поуговаривать? - Лилит обрадовалась. А парень отрицательно что-то забормотал.
  - Ага, - женщина вникла в проблему, - ты сомневаешься в своих силах... Ну да, ну да... Люди вообще такие хлипкие существа...
  Что ж, похоже, морально парни дозрели, ну или, если точнее, были готовы на всё, лишь бы не было так больно. (Наивные.) Но тут возникла проблемка физического плана. Нет, для Лилит это проблемой не было, конечно. Но почему она должна облегчать кому-то жизнь? Точнее, не-жизнь, но души-то этого не знают. Поэтому суккуб предложила:
  - Ну, вы можете друг другу помочь. У кого первого получится, тот и получит. Удовольствие.
  Освобожденные парни обреченно двинулись друг к другу, кривясь и постанывая. А Лилит удобно устроилась в объятиях Кроули (помнится, она собиралась его потрогать) и приготовилась наблюдать. Души что-то там вяло демонстрировали и демоница недовольно прокомментировала:
  - Как-то лениво они это делают. Без огонька...
  Кроули следил за работой Лилит, отмечая все детали процесса пыток с антигреховностью. Впрочем, он уже давно и крепко запутался и не смог бы ответить на вопрос - они заставляют парней совершить грех или исполнить веление их сердец? А ещё его интересовало, почему Лилит не пускает в дело свои профессиональные штучки? Возможно, ей для этого надо было стать бесплотной? Кроули совершенно не хотелось, чтобы она так поступила. Особенно после того как демоница уютно устроилась у него на коленях и обняла за шею.
  Целуя Лилит и блуждая руками по её соблазнительному телу, Кроули вполглаза наблюдал за жертвами. Парни, обливаясь слезами, ощупывали друг друга. Но это не были сексуальные действия. Несчастные исследовали свои и чужие раны, и степень урона здоровью. Хотя о каком здоровье можно было говорить в этом случае? Ведь всё это иллюзия. Поэтому нахмурившись, демон щелчком пальцев стёр кровь и раны с тел парней. Боль очевидно тоже пропала. Парочка изумлённо застыла, при этом рука одного парня так и осталась на животе другого, который в это время ласковым движением убирал прядь волос от лица первого. Чтобы подтолкнуть недотёп, Кроули сделал руки парней скользкими от масла и вполне ожидаемо рука первого парня тотчас же соскользнула и легла на член второго. И сжала его. В таком состоянии Кроули её слегка зафиксировал. То есть, разжать руку и убрать с члена друга парень мог, но с большим усилием. А если второй должным образом отреагирует, то будет забавно. Оно и стало забавно. Однако в комнате встало не два члена, а три. Этим надо было пользоваться. Хотя в этой форме всё в Кроули было гораздо меньше, однако он понадеялся, что техника восполнит разницу в размерах. Развернув Лилит лицом к себе, усадив на свой член как наездницу и развеяв её и свою одежду, он стал невольно показывать парням пример, совершенно забыв об их присутствии. Ему стало совершенно всё равно, что они там вытворяют - отсасывают друг у друга или толкаются друг в другу в афедрон, всё пофиг, когда такая горячая и восхитительная демоница скачет на его милом дружке, а он целует её грудь.
  Лилит слегка отвлеклась от душ, когда Алистер приступил к более занятному делу. Все-таки демон специализирующийся на похоти, это не хухры-мухры. Впрочем, она тоже далеко не монашка. Суккуб лукаво улыбнулась и, щедро добавив энергии возбуждения в ближайшее пространство, полностью отдалась процессу. Души, получив сексуально-энергетический допинг, тоже, наконец, занялись тем же.
  На этот раз демоница решила задействовать свои способности и слегка поигралась размерами. В сторону уменьшения. Изнутри. Что привело к совершенно закономерному результату. Вцепившись зубами в плечо Кроули, Лилит содрогнулась в оргазме, постаравшись, чтобы Алистер все это прочувствовал. Потом последовал долгий поцелуй с привкусом крови, и возникло желание повторить. Повторение также удалось на славу.
  Когда они смогли вновь воспринимать реальность, демоница довольно потянулась и задумалась, как бы проверить насколько она оказалась хороша. А поскольку Алистер тоже был очень даже неплох, то умные мысли не спешили возвращаться, а фривольные намекали продолжить в том же духе. Лилит уже почти согласилась, но увидела души, которые получив удовольствие, как-то совсем не спешили в этом раскаиваться, и закапризничала:
  - Милый, они мне полностью и абсолютно надоели.
  Тяжело дыша, уткнувшись носом в ложбинку между грудей Лилит и вдыхая её изумительный запах, Кроули отвлечённо подумал, что столько секса за день у него было только в начале его карьеры демона Перекрестка, когда он устраивал целые оргии со своими подшефными демонами. Но тогда он был относительно молод и жаден до новизны. А чего теперь-то? Всё уже видено и опробовано тыщи раз, единственное, что как-то могло сойти за бонус взамен затраченных усилий и потерянной энергии, это возможность щегольнуть при случае тем, что имел саму Лилит. И остался жив... что вдруг показалось ему весьма сомнительным. Он ощутил вдруг страшную недостачу энергии.
  Как пылесосом из него было вытянуто, жутко подумать сколько! И в глубине звеневшей от пустоты головы ныряла пакостная мыслишка - "А ведь энергии от мук своих подопечных душ он не получил ни капли! Налицо наглый перехват и воровство! А главное, кто это сделал!" Алистер почувствовал себя обманутым, что впрочем, в Аду было совершенно естественным состоянием при общении с себе подобными. Тут же совершенно некстати выскочило воспоминание о последних словах Твигги. Кажется, соседушка отправился восстанавливать справедливость к Люциферу. И что-то там намекал на возможность компенсации за счёт него, Кроули. 'Не находятся ли в сговоре Твигги и Лилит? Пока он тут тает от прелестей демонши блуда, Твигги там обтяпывает свои делишки! Но когда они успели сговориться?!' Всегдашняя подозрительность, временами достигающая размеров паранойи, всецело завладела демоном.
  Пока Кроули рефлексировал, Лилит явно наслаждалась происходящим. Потянувшись как кошечка, она капризным голосом заявила, что души ей надоели. В первый момент Алистер не сообразил о чём это она, а затем вспомнил, что они вообще-то здесь пытают души. От которых он как раз и должен был получить энергию. Но не получил. Только не подумайте, что ему стало стыдно перед мальчишками за сеанс показательного секса. Аккуратно ссадив с себя Лилит и поставив её рядом со стулом, он встал сам, ничуть не стесняясь ни её, ни своей наготы. В конце концов, может у них тут клуб нудистов?
  - Извини, дорогая! Мне тут надо кое-что проверить, - сообщил он демонше, подходя к парням и придирчиво оценивая их. Молодчики застыли в испуге, подозревая нехорошее. И они были в своих подозрениях совершенно правы! Тут же один из них снова оказался в цепях прикованным к стене, а второй оказался лежащим и жёстко зафиксированным на животе на внезапно появившемся в камере столе странной формы. Ноги его свисали со стола, задница оказалась обращенной к Кроули, а лицо к своему другу и с сегодняшнего дня любовнику.
  - Ой! - глумливо сказал Кроули и всунул палец в анус лежащего парня, глядя при этом в лицо второго. Глубокое изумление, появившееся тут же на роже прикованного, удовлетворило его.
  - Я сейчас проведу для вас показательный урок, - продолжил он с издёвкой. - Тискать и сосать члены друг друга, несомненно, приятно, но это далеко не всё, чему вам придётся научиться.
  Во время своей речи он продолжал шебуршиться в анусе парня, стараясь достать до простаты и всунув уже два пальца. Второй рукой он нашарил член несчастного и сжал его. Очевидно, его манипуляции доставили лежащему парню определённые приятные ощущения, что тут же вызвало выражение страдания на лице прикованного.
  - Да! Да! - продолжал глумиться Кроули. - Не следует думать, что неземное наслаждение могут вам доставить только объятия друг друга. Любой юркий и достаточно настойчивый член вполне способен заменить любого из вас!
  Сообщив это и посчитав, что теоретическая часть урока завершена, Алистер вытащил пальцы из ануса жертвы, отпустил его член и, взяв в руку свой, уже находящийся в готовности, аккуратно ввел его в освободившееся отверстие. Обернувшись к Лилит, он сказал:
  - Дорогая, ты можешь присесть и помастурбировать или облегчить страдания юноши, лишённого внимания своего друга, пока я доведу до конца урок. - После этого он с увлечением начал двигаться, сопровождая это действо картинным закатыванием глаз, громкими стонами и выкриками типа 'О, йе! Да! Какая ты горячая, детка!'
  Однако внутри он был как никогда холоден и собран. Наблюдая за страданиями прикованного парня и отмечая каждую гримасу на его лице, он пытался уловить хотя бы след энергии, которая уже давно должна была политься потоком. Но нет, не было ничего. Парень под ним тоже начал постанывать и просить у Кроули ласки, но тот не был намерен его поощрять. Не наслаждения он хотел для него, а страданий. Поэтому он перешёл в свою вторую форму резко, не выходя из задницы жертвы. Тот заорал от боли и дёрнулся, а высокий чёрный мужчина задрал крокодилью голову и засмеялся.
  Через несколько минут жертва уже не могла орать, только скулить и дёргаться. Выступившая кровь потекла по столу, и крупные капли застучали по полу. 'Гулять, так гулять!' - коротко подумал крокодилочеловек и добавил к картинке несколько глубоких борозд на спине, пройдясь по ней своими когтями-кинжалами. Жертва взвыла из последних сил и заколотила ногами. Слабый отзвук энергии прошёлся по нервам Кроули и вызвал оргазм. Мазнув напоследок когтями по спине парня и, вогнав член до упора в раздолбанную дырку, Алистер финишировал. Жертва впала в болевой шок, но результат своего эксперимента Кроули получил. Души по-прежнему оставались его, но вот сейчас, в данный момент, вся энергия от их мук была перехвачена и украдена. Поскольку в помещении находилось только два демона - он сам и Лилит, вывод был однозначен. Обернувшись к демонше, он вкрадчиво спросил, глядя ей в глаза:
  - Ну что скажешь, дорогая?
  Пока он экспериментировал, материализовав мягкое кресло, Лилит организовала себе вид пятнадцатилетней школьницы. На ней появилась белая обтягивающая майка, короткая плиссированная белая юбка, белые гольфики и босоножки на высокой шпильке. Волосы заплелись в две косички и украсились толстыми белыми резинками. Для полноты образа во рту оказался большой чупа-чупс.
  Демоница увлеченно наблюдала спектакль, небрежно облизывая и посасывая конфету. Смена облика Алистера вызвала у нее одобрительный возглас. Вот что значит настоящее душераздирающе зрелище.
  Неожиданный вопрос демона: 'Ну что скажешь, дорогая?', заставил Лилит призадуматься. Разумеется, она знала, что после секса мужчину стоит похвалить. Но никогда не думала, что это правило распространяется и на такую ситуацию. Нет, ну секс, конечно, был. Демон только что просто шикарно потрахался. Точнее, оттрахал. Другого парня. Хотя, надо признать, зрелище было интересное и интригующее, особенно в конце (какой рост, какой размер!), а у каждого из них свои маленькие слабости, (которые обычно не афишируют). Может Алистеру не хватает признания?..
  Скрывая недоумение, Лилит одобрительно покивала головой и неопределенно помахала рукой.
  - Неплохо. Но я бы сменила антураж на древнеегипетский, добавила бы каких-нибудь мумий, да и музыкальный фон бы не помешал.
  Дорогая сказала, но Алистер не понял ответа. 'Мумии тут причём?' - отстранённо подумал он и сморгнул глазами. Поскольку он был в трансформе, то выглядело это внушительно - большие жёлтые глаза с вертикальными зрачками и тонкие кожистые веки, как шторки, медленно закрывающие и открывающие глаза. В этой форме вообще до Кроули всё доходило несколько медленнее, в смысле слова. Драться, например, крокодилочеловеком было одно удовольствие - тело само знало, когда уклониться от удара и нападения, а когда шваркнуть от души. Быстренько вернувшись в человеческую форму и оказавшись обнажённым, с забрызганными кровью ногами, демон принялся обдумывать слова Лилит. Вид большого мягкого кресла и миленькой школьницы в нём в сочетании с требованием египетского антуража создал в голове Алистера когнитивный диссонанс. В человеческой голове тоже абсолютно ничего не сложилось, но зато он вспомнил все свои претензии к демонше. Склонив голову набок и вперив в неё налитые кровью от гнева глаза, Алистер принялся рассматривать это чудное создание, невинно сосущее чупа-чупс. Лучше бы он этого не делал! В его организме опять всё зашевелилось, и глухо зарычав, он бросился на школьницу уже опять крокодилочеловеком.
  Острые кинжальные когти проехались по полудетскому тельцу распоров и одежду и нежную кожу, кровь хлынула из порезов на белую плиссированную юбочку, забрызгав и белые гольфики. Содрав трусики, демон буквально насадил школьницу на свой орган как натуралист жука на булавку. Выкрикивая проклятия демону блуда и похоти и теряя последние остатки энергии, Алистер, тем не менее, с остервенением дёргал тельце на своём члене, стремясь к финишу как хороший спринтер. Он даже не видел как цепи растаяли на несчастных юношах и как бывший прикованный рыдает над растерзанным телом своего любовника и друга, ощупывая того дрожащими пальцами и роняя на раны реки слёз. А потом видимо так же машинально Кроули отправил недоделанных любовничков в свой запасник, откуда он их вынул пару часов назад.
  Закончив жёсткий трах громким воплем и возвратом в человеческую форму, Алистер отбросил тельце школьницы на каменный пол каземата и заорал:
  - Ты мне ответишь, сука, что ты со мной сделала?! Я сдохну как всё время тебя хочу!
  Сам жёсткий секс вполне можно было бы списать на последствие её 'маленькой' провокации. Хоть Лилит и не особо любила такое без предварительного разогрева, да что ей, суккубу, сделается. Она даже начала получать удовольствие от яростного обладания её телом и притоком энергии, но финал был абсолютно новым. Никто и никогда её раньше не бросал. Ни в каком смысле.
  Приземлившись на холодный камень подвала, демоница почувствовала себя как резиновая кукла, использованная по назначению и выброшенная за ненадобностью. Или как душа, выступающая в роли такой куклы. Но, она ведь не душа?.. Вздрогнув от нахлынувшего ужаса, Лилит проверила свои возможности манипулированием энергии, материализовав под собой мягкую медвежью шкуру, и выдохнула. Нет, она не душа. А если кто-то об этом забыл, то ему следует напомнить.
  В следующий момент Алистер оказался прикованным к каменному полу (баш на баш), а она сидела на его животе. Суккуб вернула себе свои формы, томно потянулась. Погладила себя руками по бедрам, талии, слегка сжала свои полные груди, без слов объясняя, что ЭТО хотеть вполне нормально. Как ласкающаяся кошка, потерлась своим телом о его и, укусив строптивого самца за ухо - для концентрации внимания, шепнула:
  - Милый, мне не совсем понятно, против чего ты так протестуешь. К тому же, - Лилит приподнялась и стала медленно скользить вниз по телу демона, покрывая его грудь и живот легкими поцелуями и укусами, - я ещё ничего особенно и не делала.
  Демоница потерлась щекой о несгибаемую мужскую гордость, слизнула с него выступившую прозрачную капельку и, облизнувшись, посмотрела выше. Да, именно такое выражение лица она хотела увидеть. И зло улыбнувшись, добавила:
  - И не буду.
  После чего приняла нематериальный вид, послала воздушный поцелуй демону и поспешила убраться куда подальше.
  Кроули уже давно не был дураком и всегда очень заботился о самосохранении, однако то, как славно они провели последние часы, заставило его совершенно забыть, с кем собственно он имеет дело. Или кого он так самозабвенно имеет во все доступные дырки такого соблазнительного тела. Не успел он отдышаться после траха и высказанного возмущения как оказался прикованным к полу, совершенно беспомощный и не обладающий ни граммом энергии, чтобы от этих цепей избавиться.
  Дальнейшему и сопротивляться не хотелось. Ощущения на своей коже её тёплой кожи, укус её зубок на своём ухе... смысл прошептанного в это ухо даже не дошёл до его сознания. Он был весь сосредоточен на ощущениях её губ на своём теле. Поцелуи пропутешествовали и спустились с груди к низу живота, потом он ощутил тепло её щеки на стволе и язычка на головке. Она лизнула его, и он расслабленно замычал, ожидая продолжения, но продолжения не последовало. Более того - сама Лилит растворилась в воздухе, оставив на прощание воздушный поцелуй и чувство огромной ни с чем несравнимой утраты. И Алистер закричал. Громко, отчаянно и совершенно безумно. Он выл и бился в цепях, но нужно было много, очень много времени, чтобы к нему вернулась энергия, сейчас он был беспомощен как младенец. Крупные слёзы катились из его глаз, а в том месте, где ранее находилась душа, всё разрывалось от горя и отчаяния. Он попался на чары Лилит. Как самый распоследний дебил. Лишился всей накопленной к тому моменту энергии и ещё бог весть чего. Пока он валяется здесь прикованный, гадский сосед Твигги Литтл выбивает у Люцифера обратно потерянную землю. И не факт, что получит обратно свою. А он ничего, вот совсем ничегошеньки не может...
  
  История третья. Драматическая
  
  Денёк сегодня выдался у Люцифера хлопотный и настолько неприятный, насколько это вообще могло быть. С неведомых времён и сколько он себя помнил, ещё не было так х... нехорошо. Он испугался до усрачки, когда понял, что отрезан от адова резерва энергии. И подумал, что допрыгался. Хотелось разнести всё вокруг в клочья от ярости и ужаса, но собственной энергии на это могло не хватить. Потом он почувствовал, что способность забирать чужую энергию при нём, как и способность шарить в головах демонов. Зародилось подозрение, что не всё так плохо как показалось вначале. Поэтому он понёсся в сердце замка - в личный кабинет, в который доступ посторонним был ограниченный от слова совсем, но зато была карта Ада. Знаменитая карта - живая и показывающая всё, что тут творилось. Про неё ходили легенды, иногда всё-таки отдельные личности допускались в святая святых люциферова замка, если так можно сказать о месте в доме владыки Ада.
  На карте огненным пятном пылали Адские Врата, а на всём остальном пространстве все цвета выцвели и слились в одно серое месиво.
  На остатках энергии Люцифер метнулся к Вратам. Картина, которая предстала перед его взором, была ужасающей. Не то чтобы Врата и окружающее пространство ужасающе выглядели, весь ужас как раз был в том, что самое зловещее место Ада выглядело как пошлая людская площадка для киносъёмки. Где неумелый пиротехник вволю поизгалялся над бюджетом кинокартины, взорвав всё, до чего дотянулись его шкодливые ручонки. Поняв, что собравшиеся тут демоны не являются свидетелями произошедшего безобразия и что это как раз тот случай, когда он лично бессилен, Люцифер, позаимствовав всю энергию, до которой дотянулся, телепортировался обратно в замок, в личный кабинет, и вызвал по галосвязи Демиургов.
  Ребята явились без лишних вопросов. Бросив взгляд на карту, Морфус вызвал шогготов и они всей компанией вернулись к вратам. Починка прошла быстро и вскоре они втроём вернулись в замок Люцифера. Там Логус спросила, не хочет ли Люцифер узнать причину аварии и побеседовать с виновником? Люцифер, конечно, хотел. Очень, но когда он увидел ЭТО, он потерял дар речи второй раз за день. Ангел. Люциферу поплохело - при столкновении ангела и демона в своих истинных обличиях происходила чистая аннигиляция. И не все могли затем восстановиться. Лично он знал такие случаи наперечёт и не очень-то был уверен в себе. В основном в том, что если что, замену найти не так уж сложно и тратить энергию на него станут ли? Вопрос вопросов.
  Увидев его кислую рожу, Морфус что-то приказал стихиалям и столп огня и света поблек и преобразовался в среднего роста девушку, не сказать, чтоб сногсшибательную красотку, но вполне симпатичную и очень грустную. После чего Морфус с Логусом объяснили Люциферу, что неразумное дитя пыталось прорваться через Врата, на защиту которых грудью встал старина Урглефлогг. Энергия зла и энергия добра, сосудами которых являлись Страж Врат и наивный в своём невежестве ангел, сложились, и в результате произошёл взрыв, выбросивший обоих (или то, что от них осталось) в некий межэфирный континуум безвременья и безтерриториальности, где собственно и обретались Демиурги. Оба были восстановлены, Страж Врат отправлен через некоторое время обратно, а ангел арестован.
  Посторонние Демиургам в их обиталище совершенно не нужны, собственно, ангела можно было бы вернуть обратно в Рай, но если Люциферу интересно, зачем этот ангел так рвался в его владения, то они ему ангела дарят. Поставив защитный экран. Но предупреждают, что экран не полностью герметичен - иначе ангел не смог бы ни с кем общаться, а был бы подобен чёрной дыре, не выпуская за пределы экрана никаких видов энергии, как оная дыра внутри сферы Шварцшильда. То есть какие-то ангельские способности сей субъект сохранит, но Демиургам лень копаться какие именно. Так что... он может рискнуть, а может и не рисковать.
  Люцифер всё внимательно выслушал, нифига не понял в части дыры, но очень хотел узнать - ЗАЧЕМ??? Поэтому поблагодарил Деимургов и сообщил им, что рискнёт. Демиурги покивали головами и удалились. Люцифер помахал им ручкой, а затем вызвал слугу-демона и приказал отнести девушку в свободную пытошную. Пытошные располагались в подвалах и редко пустовали, но Люцифер надеялся, что для такой дорогой и редкой гостьи местечко найдётся. Сам он собирался немножко освежить информацию об ангелах - слишком редко он имел с ними дело. Да, если честно, то никогда. Допрашивать надо было не дуриком, а спокойно, со знанием дела и техники безопасности. Однако всего через полчаса полезных и не очень приятных занятий - то есть чтения книг об ангелах из замковой библиотеки (Люцифер читать не любил, но ни в одной ближайшей демоньей башке даже нечего было думать найти нужные сведения) - его прервали. Слуга-демон, почтительно покашливая, возвестил, что аудиенции просит мелкий демонишка Твигги Литтл собственной персоной и какая-то блондинка. То есть блондинка ничего не просит, выглядит изрядно обалдевшей и, видимо, доставлена в подарок Люциферу. Утверждает, что это очень важно и связано с недавней аварией. Не блондинка утверждает, а мелкий демонишка Литтл. Люцифер напряг извилины и вспомнил, что видел этого ничтожного червя на месте аварии и даже подцепил от него парочку забавных мыслишек. Что ж, торопиться было особо некуда, и Люцифер приказал пропустить Твигги Литтла с подарком в малый тронный зал, а сам он сейчас туда подтянется.
  Когда демонодракон увидел высокие стены замка Владыки Ада, он снизил скорость и высоту полета, а за сотню метров и вовсе спустился на землю, ставя на неё Пэрис и обращаясь в человеческую форму. Честно говоря, его всё уже изрядно задолбало, хотелось просто пойти домой и провести собеседование с какой-нибудь завалящей душонкой. Однако мысль о том, что теперь нет ни дома, ни вообще клочка собственной земли, а из душ только та, что болталась с ним, пересиливала аргументы вроде "Люцифер - мудак".
  Долгое нахождение в воздухе, в смысле перелеты, не прошли для девушки бесследно, с непривычки начиналась морская болезнь. Пэрис летала раньше на самолетах, но здесь... Здесь немалую роль играл психологический аспект: происходящее переходило все рамки. Факт первый: есть чувак, как зовут предположительно неизвестно (может он и назывался, или его называли, но разве ж можно это запомнить, когда жизнь стала такой нервной?). Факт второй: чувак превращается в дракона и обратно (или это дракон превращается в чувака и обратно, учесть надо все варианты). Факт третий: её всё время таскают по открытому воздуху (и явно среда вокруг канцерогенная). Факт четвертый: это не глюк, ибо слишком долго и ярко (да и не помнит она, чтобы принимала колёса). Надо было что-то спросить, хотя бы имя дракона, но сначала мешал ветер, а после приземления уже сам драконодемон.
  - Давай, давай, не тормози! - Твигги железной хваткой потащил Пэрис за собой, преодолевая последние метры до опускающегося моста. - И что ты ко мне вообще привязалась? Я что, нянька? Вози её тут, развлекай, знакомь с главными гадами... Вот брошу тебя здесь и делай что хочешь!
  Он остановился и сделал большие глаза, как бы намекая на серьезность своих намерений, а затем снова двинулся дальше, не слушая возражений девушки.
  - Охренел что ли? - Хрипло спросила Пэрис, борясь с подступающей к горлу тошнотой, и, еле успевая перебирать ногами, - я тебя просила меня таскать? Это ты ко мне привязался, и вообще... - блондинка судорожно сглотнула.
  А дракон тем временем начал нести какую-то совсем уж чушь несусветную.
  - Короче, сейчас ты увидишь Дьявола. Ты можешь говорить с ним, можешь молчать, по большому счёту он всё равно тебя грохнет. Но я тебя воскрешу, ты мне нравишься, хотя и прилипала та ещё.
  - Дьявол? Ты в своем уме? Ты чё гонишь, а? Обкурился? Кстати, мужик, тебя как зовут-то? - надо же было к нему как-то обращаться.
  Ответа она не дождалась, драконодемон молча, но настойчиво, потащил девушку по коридорам замка в одном ему известном направлении. До приёмной они добрались без приключений, один из местных демонов-секретарей, выслушав Твигги, молча удалился и Литтл замер посреди помещения, держа блондинку за плечо и продолжая шептать ей на ухо.
  - Только не совершай резких движений! Слышишь дыхание? Нет, это не я соплю.
  Он потыкал пальцем по сторонам, особенно туда, откуда раздался скрежет и недовольное фырканье. Душа не могла видеть их, но от взгляда демона пара десятков чёрных здоровенных псов не укрылись. Завидев гостей, они встрепенулись и обступили их кругом, словно соображая, косточки ли им принесли погрызть или обломается.
  - Когда ты станешь демоном, ты тоже сможешь их видеть. Ты же хочешь стать демоном, а?
  Демон-секретарь вернулся и кивнул парочке на высокие резные двери. Литтл, потянув Пэрри за руку, просочился в проём и замер метрах в двух от него. Когда они оказались в зале, Пэрис решила быть послушной и замерла. Однако с нарастающим недоумением не справилась.
  - Какой дьявол? Каким нахрен демоном? - Шёпотом спросила, вцепляясь пальцами в плечо мужчины, чтобы устоять на подкашивающихся ногах, выпитое пару часов назад спиртное и перелёты давали о себе знать, - С рогами?
  - Дьявол, самый настоящий. Неужели в том секторе, откуда ты, никогда не слышали про Дьявола? - Литтл даже удивился, обычно байки про СОТОНУ существовали везде на Диске. Его называли разными именами и наделяли разной силой, но никто не был прав. Хотя бы потому, что лично с ним встречался вряд ли. - И нафига тебе рога? Оленьи? Милая, у тебя такая буйная фантазия! Давай, пока взрослые дяди поговорят, ты придумаешь, как захочешь выглядеть во втором виде, ладно?
  Подмигнув девушке, демон слегка задвинул её за спину, разворачиваясь к подходящему к ним Люциферу.
  Напялив свою самую любимую личину, в которой он обожал пытать и устраивать всякие пакости, Люцифер отправился поглядеть на Литтла. Здоровенный детина, лохматый и с наглой рожей, одетый в чёрную шёлковую рубашку и чёрные джинсы вывернул из-за колонны, по дороге проведя ладонью по паре спин адских псов, тусующихся в зале, успокаивая и приказывая убраться вон, и предстал перед странной парочкой. Высокий худой чувак, пожалуй, даже выше Люцифера в этом обличии, с тёмными длинными волосами, свалянными в подобие косичек, одетый в кожаные штаны, кожаный плащ и какую-то дурацкую светлую рубашечку в цветочек. Цепкий глаз Люцифера отметил отсутствие одной пуговицы, и он вспомнил, о чём думал этот тип, когда все собрались у Врат. Он думал о ней, потерянной в развалинах дома соседа - демона Перекрёстка Кроули. Представьте себе - о пуговичке! Когда весь Ад мог улететь в тартарары.
  Это было забавно и даже располагало к данному типу. Люцифер любил таких извращенцев. В его понимании извращенцев, конечно. Рядом с драконодемоном тусовалась блондинистая душа. Довольно аппетитненькая и совершенно новенькая! Ни разу ещё не умиравшая в Аду. Можно сказать, ему доставили в подарок девственницу и от предвкушения процедуры лишения блондинки данной пикантной детали, Люцифер подобрел ещё больше.
  Приблизившись к парочке, он обошёл вокруг них, а затем, встав напротив и потирая ладошки, спросил:
  - Ну, и зачем ты припёрся? Думаешь, скажешь мне что-то новенькое?
  Он нарочно не стал ковыряться в мозгах демона и узнавать, что он там думает, было веселее сначала выслушать, что тот скажет, а потом проверить - не соврал ли? Многие демоны уже давно разучились говорить правду и этот аттракцион - разоблачение завравшихся посетителей - никогда не надоедал Люциферу.
  - А может и скажу, или покажу? - Буркнул Твигги, доставая ангельские перья и протягивая их Люциферу, а затем внезапно роняя их на пол. Псы, местные и просочившиеся в зал сквозь стены вслед за гостями, оживились, но не рискнули приблизиться к опасно пахнувшей штуковине.
  - Это возле Врат я нашёл. А потом оказалось, что у меня больше нет земли. Да, бля, я в курсе, что вы наверняка в курсе! Но не мешало бы возместить недостачу. Я же на благо Ада работаю. Как бы. А тут ещё и перья. Ангельские. Чуете, чем дело пахнет? Но мне-то похуй, мне лишь бы земельки обратно. Или разрешение оттяпать половину у соседа. Официальное разрешение. А я вам вот перья принес. - Кивок в сторону валяющихся на полу вещественных доказательств.
  Литтл терялся под взглядом хозяина Ада и осознавал, что несёт сущую поебень. Но он имел полное право нервничать! День не задался с самого утра.
  "А ведь не врёт, сволочь!" - Радостно подумал Люцифер, пошарив основательно в мозгах демона, выступающего перед ним с на редкость дебильной речью. Что тут могло радовать, никому бы не стало понятно, но Люцифер нашёл массу положительного. "И пёрышки нашёл и территории лишился". Восторгу хозяина Ада не было предела. Правда, ненадолго. Через пару минут он застыл в недоумении. "Это как это пропала землица? Без моего ведома..." Но всё именно так и обстояло. В башке Литтла стоял стон и вой по утерянному и витал образ хохочущего соседа. "Наш человек" - машинально отметил Люцифер и пристально вгляделся в Твигги. С одной стороны, подумаешь, пропала у него земля! Пойдёт и украдёт у кого-нибудь, в первый раз что ли? За каким хером ему понадобилось на это разрешение, до Сотоны не дошло. Обычно все замечательно разбирались и без разрешения. Но с другой стороны, случай был немного иной. Земля-то пропала совсем! То есть её, по большому счёту, лишился и сам Люцифер. А это уже непорядок! Уменьшение Ада есть уменьшение оплота его авторитета и в конечном итоге самой его власти. Так что придётся опять обращаться к Демиургам. Но это успеется. А пока можно разыграть спектакль, в котором Литтл должен будет заработать возврат земли. Ничто не должно даваться даром, в Аду всё надо зарабатывать. Потом, слезами, кровью, болью... унижением, в конце концов.
  - Пёрышки, говоришь, - вкрадчиво произнёс Люцифер. - Так ничего нового ты мне и не сообщил. Более того, птичка, с которой эти пёрышки слетели, здесь, в моих подвалах. И скоро зачирикает. А ты мне в этом поможешь. Отработаешь новую землицу.
  И Люцифер повернулся к парочке спиной и, пройдя к трону, взгромоздился на него. Адские псы разлеглись вокруг трона, ворча и огрызаясь. Молча и с укоризной, Люцифер минут пять смотрел на посетителей, а затем махнул рукой, слез с трона и подошёл опять к ним. Зачем ему понадобилась эта демонстрация, он не смог бы объяснить, но хотелось чего-то такого, что могло бы скрасить отвратное настроение после сегодняшних событий.
  - В общем, так, - обратился он опять к парочке. - Идём сейчас вниз, в подвалы и там ты допросишь ангела... - он вытянул вперёд руку, предупреждая реакцию демона на это заявление. - Не бойся, ангел не в своём истинном виде. Светлых сил он лишён. Можешь развлечься, как хочешь, только добейся от него ответа - зачем он к нам пожаловал? А я пока займусь твоим подарком. Твоей сладенькой блондинкой!
  И похихикивая Люцифер отправился вон из зала, не дожидаясь ни ответа, ни вообще согласия. Он знал, демонишка не осмелится отказаться.
  Литтл едва удержался от того, чтобы фыркнуть. Конечно, если бы этот мудак и услышал что-то новенькое - то и виду бы не показал. Показать неинформированность не захотел бы никто, тем более Люцифер. А то налетят и затопчут.
  Однако предложение попытать ангела ввело демона в ступор. Да такой, что у него не нашлось слов. Боялся ли он? Да конечно, бля! Он никогда живых ангелов не видел, правда и мёртвых тоже. Зато много слышал. Говорили всякое и разное, но ничего хорошего. По одной из версий, Ад и вовсе был резервацией, затерянной в пространстве и надежно спрятанной от ока Господнего, только затем, чтобы сохранить баланс добра и зла. Иначе добро могло придти, поставить зло на колени и жестко наказать. Ну и посмертно отпустить грехи.
  И вообще, нахуя пытать именно ему? В чем подстава? Литтл не представлял себе даже, как подступиться к этим существам, что они могут, чем живут и чего боятся. Без этого приступать к делу он не мог. Или не умел.
  Он настолько углубился в свои мысли, что пропустил мимо ушей пассаж Люцифера о Пэрис. Конечно, она нихуя не была подарком, но не это сейчас главная проблема. Ну, убьёт он её пару раз, потом Твигги тихонько подберёт останки и утащит с собой. Хотя... Нет, всё равно подберёт. Блондинка-демон с оленьими рогами - это круто. Она могла завлекать сотни душ, ибо долбоклюев всегда было больше, чем умных людей. А уж он получит свой процент...
  Весь в корыстных мыслях, Литтл направился вслед за Люцифером, по привычке потащив за собой Пэрис.
  - Потерпи немного, а? А потом будут тебе рога. И бивни в подарок. А я пока выполню одну грязную работу за нашего падшего придурка...
  Сырой подвал, тусклый свет и решетки, делившие подвал на отсеки. Всё настоящее, не иллюзорное. Твигги уверенно шагал по коридору, казавшемуся бесконечным. В некоторых камерах был кто-то живой, а в некоторых - только останки. Демон скользил по ним равнодушным взглядом, ощущая, как к нему начинает возвращаться самообладание. Он даже не заметил, в какой момент Люцифер пропал с глаз, и куда отлепилась блондинка, главное, что владыка Ада не забыл небрежно бросить ему ключ, на первый взгляд ржавый и ничем не привлекательный. На мгновение ему показалось, что его жёстко наебали, поскольку ничего похожего на божественные создания он не заметил до сих пор, пока одна из очередных камер не показалась ему особенной, как бы чуть-чуть светящейся изнутри.
  Резко остановившись, мужчина подошёл ближе и пнул решётку массивным ботинком, привлекая внимание находившейся в ней тонкой фигурки. Придирчиво осмотрев её в полутьме, он несколько разочарованно произнес:
  - Ты, что ли, ангел? Я вас иначе представлял. Что ж, давай познакомимся. Я - твой палач. Но это только в том случае, если ты не будешь говоришь. Но ты же мне всё расскажешь, верно?
  Он провел рукой по железным прутьям и прикоснулся к замку, размышляя, можно ли его открывать без опасения нападения пленницы. Дьявол сказал, что она лишилась сил, но разве здесь можно верить хоть кому-то?
  Ангел, в общем-то, и не ожидала, что спуск в Ад будет чем-то приятным и незначительным. Однако сказать, что это было всего-навсего "неприятно", это не сказать ничего...
  Зачем ей всё это понадобилось? Она и сама не знала. Сначала всё было хорошо. Рождение ангелом, обучение в ангельской школе, служба в отряде спасения. Всё как у многих. Верные друзья, интересная работа, благосклонность начальства. Шли года и столетия... а потом всё полетело в пропасть. Нет, она не жалела. Как она могла жалеть? Разумные нуждались в помощи, и вроде бы ничем особым она не пожертвовала - ведь она бессмертна, а раны излечатся. Но что-то она повредила и внезапно проснулась память. Память о смертной жизни. Но неправильно проснулась. Память напоминала кружево - где дырок больше, чем самой ткани.
  Она, на удивление, долго не могла разобраться в том, что творилось в её голове и душе. И этот образ, постоянно возникающий из глубин подсознания, кто-то очень близкий, нуждающийся в её помощи... А когда наконец в её головке всё встало на свои места, неожиданно яркой вспышкой напомнило ей о чём-то таком далеком, о чём ей в принципе-то и не следовало забывать, она ужаснулась - как она вообще могла так долго жить в неведении? И небеса со своей благодатью и прочей блаженной атрибутикой как-то в одно мгновение стали противны...
  Она недолго носилась по небесам, выпытывая события трехсотлетней давности. Ей показали его, их прошлое. То, как кончилась её жизнь, как вслед за ней он прервал свою... В общем, всё пришло к тому, что на необдуманный шаг "спуститься в Ад" она решилась с пугающей решимостью и лёгкостью, почему-то мысль о том, что ей там дорожку красным шёлком не расстелют и лепестками роз приветствовать не будут, посетила самой последней - да и на неё, поверьте, Ди было совершенно по барабану. Гораздо труднее оказалось найти сам Ад, и вход в сие закрытое заведение. Но и с этой, казалось бы, невыполнимой задачей, Ди справилась самостоятельно.
  Вы когда-нибудь пробовали в бутылку с кока-колой бросить таблеточку ментос? Не пробовали? Ну, тогда вам не понять, что произошло с "вратами" в тот момент, стоило Ди только лишь пройти сквозь них. Сама её сущность была неестественной здесь, противоречила всему, на чём строился Ад. И, конечно, возможно, и не удивительно даже, что врата просто-напросто разорвало от столкновения её с их стражем. И дааа - подобного "эффектного" появления здесь явно давно не видывали. Что было дальше, девушка вспоминает с трудом, ибо место, куда она добровольно себя загнала, словно высасывало из неё силы, не позволяло раскрывать свою сущность всецело. Её вроде бы поймали, куда-то тащили, она не скажет точно: говорили с ней или нет, потому что на некоторое время просто выпала из реальности. Очнулась она от приторного запаха гниющей плоти, в месте, явно не предназначенном для небесных гостей, а ощущения в теле были такими, словно по ней три раза проехал бульдозер. Времени, чтобы опомниться, ей не дали, поэтому, в тот момент, когда с ней сквозь решетку заговорил незнакомец, настроение было, мягко говоря, не ахти.
  Она, может быть, и стерпела подобный к себе тон при других обстоятельствах, но только не сегодня, ибо это место, этот демон, да и вообще все те, кто её сюда притащил, были лишь ничтожными помехами на её пути.
  - Только после того как ты поцелуешь мою божественную задницу, - сверкнув глазами в сторону выхода, ответила девушка, поднимаясь на ноги. Каких нечеловеческих усилий ей это стоило и не передать словами, однако она умудрилась подняться, и выпрямиться, в ожидании того, когда "задверный палач" зайдёт к ней в камеру.
  Конечно, глупо было ожидать лёгкой победы. Обычно и души легко не сдавались, но обычные методы работы явно не годились к сущности, стоявшей перед ним. Слишком всё могло затянуться по времени. Да и Твигги не получал удовольствия от банальных пыток, считая даже изощренные слишком скучными, и это было главной проблемой сейчас - делать нечто против своей воли.
  - Не вижу связи между поцелуем в задницу и развязыванием твоего святого языка, с которого сейчас срываются неподобающие статусу вещи, - спокойно сказал он, отходя от замка и двигаясь вдоль клетки. - Разве на Небесах не учат смиренно принимать свою участь? Впрочем, мне это только на руку. Но неужели ты и правда хочешь закончить так же, как и он?
  Не сказать, чтобы Ди ожидала, что всё-то ей удастся легко: ворвётся такая, на крыльях любви, спасет своего "сказочного" принца, и уйдёт в закат. Нет. Она, конечно же, была наивной, но далеко не дурой. Когда вернётся, её там, наверху, по головке не поглядят, но и здесь ей совсем не были рады.
  Интересна, конечно, была реакция местных "обитателей", к примеру, этого демона, что сейчас вокруг неё круги выписывает. Да у него же на лбу написано, что он опасается за собственную задницу, поэтому в клетку-то и не входит. Девушку это искренно позабавило... Что она может сделать ему? Они сейчас играют на его поле, все преимущества за ним. Однако даже тот факт, что она прекрасно понимала плачевность своего положения, не успокаивал её ...ммм... буйную натуру.
  Место, где её держали, выглядело достаточно жутенько. Взять хотя бы, к примеру, соседнюю камеру с разлагающимся трупом. Красивая такая картина. Живописная. Нет. Ди не была брезгливой, пустая измученная оболочка без души не представляла собой нечто достойное внимания, она так считала. Да и этим её было не запугать - физическая боль? Это ничто по сравнению с тем, как она мучается с тех пор как вспомнила всё...
  Зайдя в соседнюю камеру, через решетчатые стены которой так же было видно ангела, демон толкнул висевший в кандалах труп, ещё относительно свежий. Эта клетка была открыта, более того - на некотором расстоянии от тела висел ключ от наручников. Прикинув расстояние, Твигги решил, что при жизни тот вполне мог бы дотянуться, если бы проявил немного изобретательности. Правда, не факт что ему удалось бы пройти дальше пары метров от выхода. А может, поэтому не захотел?
  Сняв тело, он аккуратно перекинул его через плечо, прихватил кандалы и подошел обратно к двери, которая отделяла его от ангела.
  - Отойди подальше что ли... К слову, наверху в залах и коридорах бродит чудесная свора пёсиков. Может, отправить тебя к ним? Это было бы гуманней... По отношению ко мне.
  Усмехнувшись, демон отпер замок и зашел внутрь, шутливо загораживаясь телом словно щитом, а затем бросил его возле ног девушки.
  - Быть может, ты пришла за ним? - Иронично приподнял бровь, жадным взглядом блуждая по фигуре ангела. Словно прикидывая, откуда бы лучше начать или... пытаясь подавить смутное чувство а-ля: "что-то здесь не так".
  Ангел чуть не захихикала. Демонская сущность полна загадок. Что ему там померещилось - кто знает? С чего это он вдруг заявил про каких-то там псов?! Запугать хотел? Знаем. Пуганные. Она лишь скептически приподняла бровки, внимательно следя за представлением, в главной роли Демон... и Труп. Актёры, честно говоря, из обоих хреновые.
   - Говори, зачем пришла!
  Рявкнув последнюю фразу, Литтл резко шагнул к ангелу, хватая за шею, тем самым заставляя поднять лицо выше, только чтобы увидеть глаза.
  На секунду ангела посещает чувство, что она его где-то уже видела, но всего лишь на секунду ей хочется потянуться к нему и провести пальчиками по щеке. Но, так же внезапно, как это ощущение появилось, так оно и ушло, заморозив непроизвольный жест рукой по направлению к его щеке где-то на полпути.
  - Поглазеть на местные достопримечательности! - Выдает Ди, внимательно следя за реакцией демона. - Я, понимаю, у вас так принято встречать гостей?
  Её глаза. Он так хотел увидеть. Они - как небо, если смотреть через стёкла затемнённых очков. Дурацкие метафоры. Никогда не был в них силён.
  Твигги сковырнул кровавый потёк, ощущая, как девушка в его руках невольно попыталась отдёрнуться. Слабо, сохраняя гордость.
  - И всё-таки, зачем пришла?
  - Отвали уже. Или пытай! Покажи и ты, на что способен, отродье, мразота, исчадье бездны!
  Не боится. Только отчаянная усталость. Блять. Что с ней делать? Мало ему проблем, решай теперь и эту?
  - Тупая дура, ты такая тупая дура!
  Внезапно разозлившись, демон отшвырнул пленницу в угол.
  - Давай, бля, раз такая смелая! Проверим, насколько тебя хватит? А? Или ты этого и ждёшь? Комок никчемной плоти, да чего ты стоишь, ты, ничего, без меня, не...
  Он задыхался. Вызывал отвращение сам у себя - гневливый, нервный, топающий ногами и вдаривший по смявшейся стали. А она - как всегда, сжавшийся комок, прикрывший уши. Блять.
  - Прости, я не хотел. Прости. Прости, бля, слушай... я не хотел. Правда, не хотел. Я думал, ты смотришь на меня с небес и плачешь. Снова. Мне больно думать, мне...
  - Думать? Думать? Тебе? Думать? - Она внезапно расхохоталась. Кажется, узнала. С трудом поднялась, шатаясь, по стене наощупь. К нему. Он уже и забыл, как это - когда родное существо, хрупкое, далеко не достающее и до плеча, желает взять и об... обматерить. Твигги не двигался с места, позволяя на себя орать, позволяя цепляться за одежду. В башке - пусто и тупо ноет. Чему там болеть? Ёбанная пустота. Пиздец. О чем она вообще? Глупая...
  - И? Нашла? Тебе спокойней стало? Как видишь, со мной всё хорошо, я здорово поднялся. Не хочешь слушать? Как хочешь, милая. Значит, всё так и будет. Как всегда. Решай сама свои проблемы, раз вляпываешься в них.
  Он снова оттолкнул её, выходя из клетки и вешая замок обратно. Ангел бесновался. Да так, что он решил взять себе несколько словечек. Естественно, не в свой адрес их употреблять, но мудаков-то много... Тот же Люцифер. Он, наверняка, будет доволен, узнав, что это не какой-нибудь засланец, а попросту тупая ангельская дура. Только вот досада - из башки вылетело, нахуя... Чего он вообще хотел от этого мудака? Да похуй. Скажет и свалит. Или вообще нихуя не скажет. Лучше полетит и присмотрит себе новую землю. Главное, чтоб не сильно разнести её, пока хозяина выставляешь...
  Через несколько минут, промчавшись стрелой по коридорам замка, дракон выбежал на мост и уже расправил крылья. Но что-то было не так, как-то тревожно, что ли...
  "Бля! Тупая блонда! Где она?!"
  А в подземелье маленькая фигурка ангела, свернувшись в позу эмбриона, сотрясалась от рыданий. ЗА ЧТО? ПОЧЕМУ? ЗАЧЕМ ТЕПЕРЬ ЖИТЬ?
  ***
  Литтл намного облегчил Люциферу ситуацию, самостоятельно оттранспортировав свою блондиночку в подвалы. Там он сразу же позабыл о ней, сосредоточившись на задании. Поэтому Владыка Ада тихонечко, перехватив у него руку блонды, отвёл душу в свободную камеру ниже этажом. Здесь, в отличие от верхних камер, представляющих собой просто отсеки забранные решёткой, камеры были глухие, самые настоящие средневековые застенки, с крепкими дубовыми дверьми и без окошек, только с вентиляционными отверстиями, в которых путешествовали крысы.
  Камера, в которую они зашли, была семь на семь метров, с сырыми, неровными каменными стенами. Местами на них рос мох. В стены же были вбиты крепления для цепей, а в потолок крюки для дыб. Немного странно и диковато смотрелась на этом фоне роскошная, широкая кровать под балдахином. И персидский ковёр на стене рядом с ней, на котором в красивом беспорядке были прикреплены какие-то странные штучки - кожаные плётки, намордники, ремни, кинжалы и всякая всячина. На столике рядом была свалена кучей какая-то одежда.
  Заведя блондинку внутрь камеры, Люцифер захлопнул дверь и запер запоры. Он не хотел, чтоб им помешали. Затем тщательно осмотрел жертву. Среднего роста девушка обладала, тем не менее, аппетитными формами, всё у неё было на месте - и попа и... большие "голубые" глаза... кукольное личико. То есть глаза-то были светло-карие, а вот буфера... под розовой кофточкой... Впечатление портило колечко в пупке. Люцифер никогда не понимал этой моды и решил, что первым делом он выдерет это колечко из тела жертвы. И желательно с мясом! А ещё ему не понравилось обилие блестючих стекляшек на её одежде. Он мстительно подумал, что растолчёт их, смешает с вином и заставит дурищу выпить этот коктейль. Но чуть попозже...
  - Раздевайся! - Рокочущим басом, небрежно махнув рукой, предложил он ей. - И не вздумай спорить, а то я сам раздену тебя и постараюсь сделать это больно! Ты ведь не хочешь, чтобы тебе было больно? - вкрадчиво спросил он.
  - Я буду звать тебя Детка, ты должна будешь отзываться на это имя, а как там тебя звать на самом деле уже не важно. Ты поняла? Если да, кивни головой и начинай раздеваться.
  Какую-то часть времени Пэрис просто не осознавала происходящее. Дракон и мужик, который "настоящий дьявол" о чём-то беседовали, но вникать в суть этой беседы девушка не стала, побоялась за свою психику, долетающие до сознания обрывки фраз, свидетельствовали о чём-то невообразимо жутком. А потом её снова куда-то потащили, Пэрри послушно перебирала ногами, это скоро должно было кончиться... Всё когда-нибудь кончается, и обычно, хэппи-эндом, так учила индустрия культовых фильмов.
  Когда её запястье перехватил мужчина, она попыталась вырваться, в конце концов, к дракону она уже начинала привыкать, а мало ли что можно ждать от этого, второго, но вырваться не удалось, что в принципе не удивительно, хватка была крепкой.
  - Ты куда меня привёл, придурок? - От избытка фактов, которые не поддавались восприятию, блондинка разозлилась, и к ней начало возвращаться привычное настроение и, как следствие, манера общения.
  Место было более, чем странное, выглядело жутко, к тому же, здесь воняло чем-то затхлым, и было слышно, как кто-то шуршит: мыши, крысы? Грызунов Пэрис ненавидела, от запаха сырости было сложно дышать, поэтому единственным желанием девушки было скорее отсюда выбраться.
  - Слушай, это уже не смешно, - протянула Пэрри, глядя, как мужик закрывает двери, - это же прикол, да? Отпусти меня, хватит, я домой хочу.
  Внезапный приказ заставил девушку вздрогнуть. Раздеваться? Какого черта? Правда сделает больно? А он мог, наверное... Вон какой взгляд, зверский. Чего ему надо? Секса? Ну, похуй, пускай, потрахаются и отпустит, не впервой, всем мужикам от Пэрис надо было только одно. Блондинка стянула с себя одежду, оставаясь в стрингах, и уселась на кровать. Насчет "детки" тоже было похуй, пусть называет, как хочет, тем более это прозвище было почти привычным.
  Блондинка кивать не стала, значит точно нифига не поняла, но, тем не менее, разделась достаточно шустро, что дало Люциферу повод прикинуть, за что в принципе такая на вид невинная девица - в том смысле невинная, что она не производила впечатления серийного убийцы или отравительницы мужей - могла оказаться в его владениях. Однако разделась девица не до конца, оставив на теле жалкие полосочки материи ничего в принципе не скрывающие, но при необходимости могущие изрядно впиться в кожу, а если повезёт, то и поранить. Поэтому Люци решил не придираться к такой мелочи, но с постели непослушную девку следовало согнать. "Она что, вздумала, что отделается обычным трахом?"
  - Чего уселась? - спросил он её грозно, вырастив из руки огромный кнут. - Ты мне сейчас плясать будешь. Выбирай - с шестом или без шеста?
  И он прищёлкнул кнутом по полу, а потом второй взмах пришёлся по постели и слегка задел ногу блондинки, оставив на ней быстро вспухающую красную полосу. Удар был пока ещё не сильным, так, гладящим кожу, но не прорывающим её.
  Пэрис со странным выражением лица посмотрела на материализовавшийся в руке мужика кнут, отстраненно подумав, что ей должно быть страшно. Но почему-то не становилось, всё ещё не покидала надежда на то, что это сон, возможно под воздействием каких-то токсичных веществ.
  - Эта что за херня? - протянула блондинка, но громкий щелчок кнута заставил её вздрогнуть. Второй удар пришелся по бедру, оставляя достаточно заметный след. Сильно больно не было, но для сна слишком ощутимо, к тому же, след портил кожу, а этого Пэрри допустить не могла. Хотела по привычке наорать на нахала, но вспомнила, что он сильнее, с хлыстом, и, похоже, не в адеквате. Проблемы с мужчинами Пэрис привыкла решать двумя способами: первый - истерика, второй, когда не помогал первый, - секс. Чего он там хотел, плясать? Извращенец, блин.
  Блондинка встала с кровати, близко, почти вплотную, подошла к мужчине, закинула руки на его шею и, растягивая слова, спросила:
  - Слушай, ну чего ты от меня хочешь? Давай всё мирно решим, а? - одна рука девушки скользнула вниз, к ремню, - Ты как хочешь?
  "Нет, ну что за дурища!" - у Люцифера в зобу от злости спёрло, когда блондинка вскочила с кровати и, вместо того, чтобы зарыдать или начать в ужасе прятаться, подскочила к нему и закинула руки ему на шею. "Поменять облик что ли. Чтоб до неё дошло, как до жирафа, с кем она имеет дело?" - однако эта мысль так и осталась недооформленной, потому что одна рука блонды скользнула к ремню брюк, а девица поинтересовалась, как он хочет. Он чуть было не переспросил - чего он хочет как? Поскольку хотел пока что только одного - убить эту странную девицу самым извращённым способом и чтоб мучилась посильнее! Но затем он мысленно согласился с ней, что торопиться им некуда - впереди вечность! И они вполне могут растянуть удовольствие, то есть отложить ненадолго её смерть и доставить удовольствие ему. Кажется, это было по честному...
  - Ты хочешь отсосать? - вопросил он уже гораздо менее грозным голосом, отдирая от своей шеи вторую руку блонды и кладя её на пояс своих брюк.
  - Давай, Детка, сделай это качественно и проживёшь дольше!
  Кнут уже давно втянулся обратно, а Люцифер подумывал о том, какой сюрприз устроить блондинке, когда она распакует его достоинство и вытащит на скудный свет факелов, освещающих камеру.
  Чего он спрашивает всякую фигню? Разумеется, она не хочет сосать. Пэрис, вообще, не любила делать минеты, хотя это и было одно из того немного, что блондинка делала хорошо, во всяком случае, пока никто не жаловался, годы тренировок всё-таки. Но мужчина пошёл на контакт, следовательно, не всё было потеряно.
  Пэрри опустилась перед ним на колени, быстро расстегнула ремень и ширинку, после чего штаны были также оперативно сняты. Открывшееся взору достоинство впечатляло размерами, Пэрис провела руками по ягодицам партнера, по внутренней стороне бедер, глубоко вдохнула, выдохнула: "Понеслась". Решила обойтись без прелюдий, обстановка как бы не особо располагала, и, похоже, мужик сразу ждал действия.
  Девушка облизнула губы для лучшего скольжения, влажным язычком провела по головке и начала медленно вбирать его достоинство в рот, по мере продвижения всё плотнее сжимая губы, всё активнее работая языком, лаская яички тонкими пальцами.
  Процесс пошёл, блондинка проявила себя умелой минетчицей, было очень приятно, но как-то скучно. Поэтому Люцифер начал понемножку увеличивать размеры органа, который так увлечённо насасывала девица. А затем он задвигался, стараясь попасть головкой ей в горло, ощущая как судорожно сглатывает блонда, а напряжение стекается к самому кончику и вот- вот прорвётся горячим потоком. Оргазм накатил внезапно, член рывком увеличился и изверг струю спермы прямо в горло девушки. Она отшатнулась и закашлялась. А потом её вырвало.
  Люцифер расхохотался, упавшие было брюки, снова оказались на нём застёгнутые. Впереди предстояли более интересные забавы. Бедная дурочка, наверное, считала, что всё закончилось, но всё только начиналось...
  Пэрри отшатнулась и закашлялась, чувствуя, как накатывает волна тошноты. Девушку все-таки вырвало, противная жидкость стекала с подбородка, Пэрис уперлась руками в пол, наклонила голову, пытаясь выплюнуть эту гадость. Но... Чёрт, она даже не сразу сообразила, что произошло: что-то подняло её в воздух, ощутимо приложив головой об стену... Судорожное сглатывание, новый приступ тошноты...
  Из потолка змеями возникли цепи и вытянувшись обвили руки девушки. Затем они натянулись и вздёрнули её вверх. Какая-то свобода манёвра осталась, но не очень большая. Блонда могла сделать два три шага в любую сторону или просто повиснуть, но добежать хотя бы до кровати уже не получилось бы. Из руки Люцифера снова вырос кнут, и он не преминул им воспользоваться.
  Пэрис зажмурилась, пытаясь дышать ртом, потом щелчок, боль... Завизжав, девушка рванулась, цепи впились в тонкую кожу запястий... Потом ещё удар, и ещё... Она боялась их считать, боялась открывать глаза, мечась на небольшом пространстве. Резкие и громкие щелчки нарушали тишину камеры, тело девушки буквально взорвалось кровоточащими полосами, она громко закричала, извиваясь и пытаясь увернуться. Но тщетно - кнут доставал везде. Вскоре она вся покрылась багровыми полосами и потёками крови. Кожа в местах ударов лопнула, и показалось красное мясо.
  Люцифер, пока девушке было не до него, сменил облик. Теперь это был получеловек полузверь, покрытый шерстью чёрного цвета и с мордой то ли пантеры, то ли леопарда, но тоже покрытой чёрной шерстью. Руки заканчивались звериными лапами с длинными когтями-кинжалами, а причинное место нагло выпирало на фоне розовой безволосой кожи внутренней стороны бёдер.
  Удары закончились также неожиданно, как и начались, Пэрри осторожно открыла глаза: увидела перед собой непонятное существо, похожее на какую-то хрень то ли из фильма ужасов, то ли из фантастики. Додумать эту мысль блондинка не успела, начали возвращаться ощущения: разодранную кожу невыносимо жгло. А ещё запах крови, блондинка чувствовала, как горячая красная жидкость стекает по её телу, а ещё слёзы на щеках, слёзы бессилия, отчаяния и страха. В измученном сознании оставалась только одна мысль: неправда, неправда, неправда...
  - Почему? - хриплым шёпотом спросила Пэрис, глаза снова были закрыты, но она знала, что он здесь, чувствовала. - Так... - сил на слова больше не было, она могла только тихонько скулить.
  Подойдя к блондинке, демон когтём разорвал узенькую полосочку стрингов и сдёрнул бесполезный лоскут материи с тела, затем стукнул ногой по коленям, заставляя раздвинуть ноги пошире и упал на четвереньки. Из пасти высунулся длинный и неожиданно змеиный раздвоенный язык и устремился к раковинке, с пока ещё плотно задвинутыми створками. Блондинка обессилено висела на цепях, по лицу её струились слезы, и она тоненько подвывала от боли.
  Пэрри не почувствовала, как существо разрывает на ней оставшуюся часть одежды, зацепляя кожу когтями, по сравнению с предыдущими ощущениями это было неважно. Удар по коленкам... "Бить будет" - слишком отстраненная мысль. Девушка крепко зажмурилась, ожидая нового удара. Она была почти готова к новой порции боли...
  Почувствовав между ног горячий язык демона, Пэрис вскрикнула, дёрнулась, со всей дури попадая существу коленом в нос.
  Люцифер взвыл и машинально принял свой карательный образ, то есть преобразовался в огромного трёхметрового чувака с красной кожей и чудными витыми рогами на башке, чёрные крылья с шорохом развернулись за спиной, а чёрный же хвост стеганул по полу. Однако стоять в этом образе перед жертвой на четвереньках было несколько не комильфо. Заодно пропадал весь заряд пафосности и от вида и от громкого рёва, вырвавшегося из обиженной пасти.
  Не совсем изящно встав на ноги, Люцифер, продолжая издавать рев, оббежал вокруг блондинки, которая зачем-то пыталась достать его ногами - откуда только прыть взялась! Но он был предусмотрителен! Радиус круга, по которому он побежал, не позволял ей до него достать, даже при всей длине цепей. Разве что разбежаться и на них повиснуть, но это должно было быть очень больно для кистей рук.
  Существо взвыло и превратилось в нечто более страшное, что совсем не удивило Пэрис. Похоже, превращаться туда-сюда для местных обитателей считалось нормой. Услышав щелчок хвоста, Пэрри вздрогнула, снова испугавшись возможного кнута, но бить её не собирались, во всяком случае, ударов не последовало. Девушка шумно вздохнула и попыталась пнуть бегающего вокруг демона. Ну а хули он бегает, а она висит? Сука он, и ещё ей больно, а виноват он. Короче, пинка, как минимум, заслуживал.
  Оказавшись сзади девицы и увидев волей какого-то причудливого случая аппетитную и не тронутую багровыми полосами задницу блондинки, Люцифер задумал мщение. Схватив её за эту задницу когтистыми руками, и с удовлетворением видя, как под вонзившимися в нежную плоть когтями появились капли крови, он развоплотил цепи и, взлетев не очень высоко и оттранспортировав блонду к кровати, бросил туда с размаху. А затем без всякой задержки рухнул сверху.
  Внезапно блондинка почувствовала, как что-то впилось в задницу. Пэрис сдавленно зашипела, боль, вызываемая когтями демона, отмечалась притуплено, возможно, от психологического шока, боли в остальных ранах и значительной кровопотери. А потом снова в воздух... (сколько можно, они сговорились её так таскать?) Потом падение... Невыносимо кружилась голова, в ушах шумело, и девушка почти потеряла сознание, встретившись с подушкой.
  Материализовав нефритовый фаллос внушительных размеров, он принялся разрабатывать анус девицы, готовя площадку для собственного главного орудия и не обращая внимания на её верещания и попытки вырваться. Чем больше она будет в таком положении дёргаться, тем сильнее порвёт себя. Видимо до девицы это дошло или силы кончились, поскольку она перестала трепыхаться, и обессилено замерла.
  В чувство привела новая порция боли. Чего он, бля, там делает? Оттрахать её решил? А вот фиг она дастся, Пэрри попыталась вырваться, делая только хуже, пару раз дёрнулась и затихла, опасаясь за свою задницу (в прямом смысле, между прочим). Из глаз снова потекли горячие слезы, которые сразу впитывались в подушку, было больно, страшно, обидно и чудовищно неправильно...
  Люцифер опять высунул язык и принялся аккуратно лизать багровые рубцы, особенно заботливо проводя внутри ран, со злорадством ощущая как она вздрагивает при этом и слушая её стоны. Наконец-то девица перестала задавать глупые вопросы и стала вести себя как полагается. Это было гораздо веселее, чем старательный и скучный минет.
  Пэрис почувствовала горячий язык на своей израненной спине, она знала, что это язык, чувствовала... Было больно, свежие царапины и без того горели огнем, но сил сопротивляться не было, ни моральных, ни физических, девушка просто глухо стонала, иногда вздрагивая и до крови прикусывая губу.
  Закончив вылизывать спину блондинки, Люцифер взял в руку свой прибор, орошил его из воздуха смазкой с ароматом роз и резко всадил в разработанное отверстие. Девушка издала жуткий вопль, а судя по потёкшей крови, она уже порвалась. Но это не остановило демона. С садистской улыбкой на лице он принялся двигаться, разрывая её своим чудовищным инструментом ещё больше. "Будет знать, как бить по носу!"
  Что произошло дальше, блондинка поняла не совсем: из ощущений остались только боль и ногти, свои ногти, акриловые, в сжатых кулаках, сжатых до такой степени, что белели костяшки пальцев и ломался вышеупомянутый акрил. А ещё крик... Она кричала, громко, и слышала себя будто со стороны, от этого всего становилось так жутко, что Пэрис зажмурилась - пожалуй, единственное сознательное действие на данном этапе.
  Под аккомпанемент воплей Люци очень быстро прибыл к финишу и, отдышавшись, задумался. Какая-то жертва была неправильная. Он хотел её долго и мучительно пытать, а потом убить. Но вместо этого тупо и пошло оттрахал в жопу. И что с ней теперь делать?
  Пара минут блондинке показалась вечностью, но всё закончилось так же неожиданно, как и началось. Девушка всё ещё боялась размыкать веки, но несколько долгих секунд ничего не происходило, решившись, Пэрри широко распахнула глаза, попыталась перевернуться, но не успела...
  Испытывая ненависть к блонде, а заодно и к притащившему её Твигги Литтлу, Люцифер материализовал катану, и с размаху рубанул девушку по шее. Голова, разбрызгивая кровь, прокатилась по кровати и со стуком упала на пол. Обезглавленное тело ещё несколько раз дёрнулось и затихло - из отрубленной шеи лилась, щедро орошая поле недавних плотских утех, драгоценная жидкость. Люцифер прилёг рядом с телом, опершись на локоть, и, задумчиво окунув палец в кровь, обсосал его. Кровь блондинки оказалась неожиданно вкусной. "Вот ведь чудеса какие!" - подумал демон. - "На вид стерва стервой, ведёт себя как идиотка, а кровь вкусная." И принялся с наслаждением лакать эту кровь.
  Через некоторое время Люцифер встал и с сожалением посмотрел на остывшее тело, мысленно укоряя себя за то, что сам себе испортил удовольствие. Надо было срочно придумывать что-нибудь поизощрённее и способное растянуться на подольше. Поэтому он трансформировался в приятного парнишку лет тридцати, среднего роста и смазливой наружности. А камера вокруг превратилась почти в тот же бар, в котором девица начинала своё существование в Аду. Ночной клуб в подвале, темнота, разряжаемая вспышками огней и раскатами громовой музыки. Единственное светлое, яркое пятно - барная стойка, где священнодействует бармен.
  А на барной стойке, как и в прошлый раз, лежит головой, которая обратно приросла к очаровательной шейке, блондинка. Всё в том же розовом прикиде со стразами, абсолютно целая (без единой раны на теле) и без воспоминаний о последних мгновениях жизни, проведённых с демоном. Зато опять пьяная. Люцифер, после ознакомления с содержимым головы блондинки, страдальчески поморщился, как собака потряс СОБСТВЕННОЙ головой - но мысли и воспоминания девицы о её прошлой жизни прочно угнездились там и не хотели вытряхиваться. Ни через уши, ни ещё каким-либо способом. Это был побочный эффект способности проникать в мысли душ, присущей всем демонам. Потом требовалось какое-то время, чтобы освободиться от этого мусора. Конечно, очень скоро воспоминания блондинки потускнеют и отправятся к остальным, но сейчас Люцифер страдал, настолько девица оказалась... он даже не мог подобрать подходящее слово для этой ходячей нелепицы. Она не была безгрешна в полном смысле этого слова, но не совершила ничего такого, чтобы попасть в Ад, но теперь Люци прекрасно понимал мотивы существ из Чистилища, поторопившихся утопить девицу в Ад. Этот кошмар невозможно было терпеть долго. "За что МНЕ такое наказание?" - подумал Люцифер и уже с опаской присмотрелся к безмятежно спавшей на барной стойке блондинке.
  Вот спит она и выглядит такой милой и не опасной. Казалось бы - мучай и получай удовольствие! Ан нет! Не успел он и глазом моргнуть, как прикончил её. Вот разве что кровь вкусная...
  Как он ни тянул время, но надо было приступать, и, тяжело вздохнув, он положил руку на плечо девушки и потряс его.
  - Солнышко, просыпайся! Здесь не место спать! - ласково обратился он к девице, широко улыбаясь. - Можно пригласить тебя на танец?
  Кто-то потряс еёе за плечо, Пэрис вяло отмахнулась. Не место тут спать, видите ли, где хочет, там и спит. Девушка с трудом оторвала от жесткой поверхности внезапно тяжелую голову и сфокусировала взгляд на говорившем. Парень оказался симпатичным, можно было даже глазки построить, но почему-то не хотелось. Внезапно блондинка испугалась за свое психическое (или физическое?) здоровье: ей, и вдруг не хочется, положение надо было определенно исправлять.
  Тем более алкогольное опьянение было, как раз, на стадии "или спать, или дальше пить", парнягу после танца можно и на пару коктейлей развести - решила Пэрри, окинув оценивающим взглядом чувака, который посмел её разбудить.
  - На танец? - обворожительно улыбнувшись, спросила блондинка, - Да, конечно.
  Поддерживаемая твердой рукой парня, блондинка оказалась на танцполе, уверенно закинула руки на шею нового знакомого, плотно прижимаясь и пытаясь понять, почему ей так неуютно. Ногти? Вроде бы целые, одежда на ней. А чего нет? Внезапно она поняла чего, сумки, одной из многочисленных сумок, но которую она по-своему любила, и в которой находились незаменимые вещички. Девушка оглянулась в сторону барной стойки, но на месте, где она недавно сидела, ридикюля не оказалось.
  - Милый, а ты не видел мою сумку? - быстрым шепотом спросила Пэрис, в упор глядя на парня, - розовую такую?
  Энергично дёргаясь на танцплощадке в такт какой-то жуткой музыке, Люцифер слегка расслабился. Он даже отвлёкся от мысли о кошмарной блондинке в его объятиях и стал думать о своих делах. О том, как покорить мир и утопить его в крови своих жертв... Вопрос о сумке застал его врасплох. "Сумка? Розовая? Со стразиками?" - Образ сумки в голове блондинки безмерно удивил главу демонов. Он решительно не мог понять, как в таком объёме могли поместиться те вещи, которые блонда думала, что они там есть. На его скромный взгляд и опыт для этого нужен был как минимум грузовик...
  - Да, дорогая, мы сейчас поищем твою сумку, - машинально ответил он девушке, рассчитывая в уме параметры пространственно-временного континуума способного вместить эту груду вещей. "А как туда влезает мужчина в чёрном костюме с напомаженными волосами и автоматом в руках? Разве что скрутить его по правилу буравчика и скомпактифировать в струну по двум из трёх измерений..." - Люцифер не очень разбирался в теории, он был практиком, но и он споткнулся на реализации гангстерско-мафиозной струны и бесславно решил мужчину скомуниздить. То есть не класть в сумку. Она итак получалась пока что полтора на два метра, а ручка никак не хотела из весёлой змеи с ошалело-косыми глазками превращаться в кожаный ремешок.
  Парень неплохо танцевал, что определенно добавляло ему очков в глазах Пэрис. И он согласился найти её сумку, это было весьма любезно с его стороны.
  - А ты милый. А как тебя зовут? А мы её точно найдём, а то там телефон мой, розовый такой, с кнопочками и с блестяшками на чехле, а ещё зеркальце, нет два зеркальца, а ещё записная книжка, я ей не пользуюсь вообще-то, но я её купила, потому что там на обложке таааакие прикольные мишки, я тебе покажу потом, а ещё там всякие другие нужные и красивые штуки, - безостановочно болтала Пэрис, пока парню, наконец, не удалось вставит слово в поток её.
  - Как меня зовут? - тупо переспросил Люцифер. - Ээээа... это... Джейсон меня зовут. - придумал он наконец имечко для этого своего образа. И принялся исправно трястись в такт музыке, отвлекая внимание блондинки.
  Вести девушку в женский туалет, где размещалось это чудо инженерной мысли, он пока не решался, поэтому, соорудив на лице обманки весёлую улыбку, предложил:
  - Детка, ты не хочешь ещё коктейльчик? А потом мы сходим и поищем твою сумочку. Ты где до этого была? - и он на всякий случай стал лапать девушку за задницу, чтобы она вдруг не вспомнила, где она на самом деле до того была и что с ней там случилось...
  - Коктейльчик? - спросила блонда, кокетливо похлопав ресницами, - ну пойдем, выпьем, - схватив молодого человека за руку, чтобы не сбежал, Пэрри потопала к стойке, по дороге размышляя вслух.
   - До этого? Нууу... где? Тута, наверное? - Странно, что он спрашивает такие простые вещи, сам же её тут нашел. - Или тебя вчера интересует? Или вообще? Или как? А ты где был? - Продолжала болтать девушка, уже попивая через трубочку какую-то разноцветную жидкость, откровенно отдающую спиртягой.
  Люцифер рассчитывал, что коктейль отвлечёт душу и переключит на что-нибудь другое, но не тут-то было! Мысли девушки упорно возвращались к утерянной детали гардероба. Зато количество предметов, которые блонда думала, что находятся в сумочке, значительно сократилось. Теперь проект сумки занимал втрое меньший объём от первоначального. Люцифер с обожанием посмотрел в лицо своей партнёрше, но вглядевшись содрогнулся. В её глазах просвечивала пустота. Та самая - непроглядная и абсолютная, первозданная и вечная. У него появилась срочная и безотлагательная необходимость в глотке спиртного.
  Не дожидаясь реакции бармена-призрака, Люцифер быстро сотворил какой-то сладкий и липкий коктейль и всунул бокал в руку девушке вместо опустевшего первого, а сам отхлебнул огромный глоток из материализованной бутылки русской водки. Прямо из горлышка. И только тогда он смог чётко слышать и видеть окружающее.
  Поток вопросов спутницы он напрочь игнорировал. Ибо не понимал, на что и как отвечать. Мелькнула острая и жалобная мыслишка - а нахуй он вообще её спрашивал? Лучше бы он этого не делал.
  - Вау! Смотри! - Внезапно взгляд Пэрис сфокусировался на объекте неопределенного пола с ярко-розовыми волосами. - У него сумка, как у меня! Слушай, - доверительным шепотом, - может это он её спёр?
  Ничего не подозревающий объект мирно сидел за столиком, попивая из бокала, сумка покоилась на стуле рядом.
  Только общим состоянием остолбенения и можно объяснить то, что произошло дальше. Услышав, что блонда опознала свою сумочку, и совершенно озверев и от неё самой, от её сумки и от своих бесплодных попыток создать аналог, Люцифер вскочил с места, взревев "Держи вора!", и потянулся к розовому безобразию у субъекта с розовыми же волосами. Однако не достал. На миг затруднившись с определением пола, он всё-таки врезал кулаком субъекту по морде, отчего тот улетел со стульчика и грохнулся на пол высоко задрав ноги. Публика вокруг завизжала и началась всеобщая свалка.
  Раздавая тумаки налево и направо и получая в ответ то же самое, Люцифер был счастлив впервые за день. Столь тяжёлый и богатый событиями. Блонда и её розовая сумка совершенно вылетели из его головы. Вернее, он был непоколебимо уверен, что с ней никогда и ничто не может случиться. С блондой, а не с сумкой. Впрочем, и с сумкой тоже.
  Перевернув недопитый коктейль на чью-то голову (абсолютно случайно, правда-правда), девушка подбежала к субъекту с розовыми волосами, и сумела вытащить из кучи свою сумочку, потянув за розовый ремешок. Пэрис крепко прижала к себе вновь обретенный аксессуар, тем временем, кто-то больно дернул блондинку за волосы, последняя в долгу не осталась, треснула обидчика подвернувшейся бутылкой, наступила каблуком на чью-то руку и отбежала на несколько шагов, необходимо было провести ревизию родной сумки.
  Довольно улыбнувшись, Пэрри открыла недоразумение из кожзама. А там... Из недр обожаемого предмета гардероба поднялось какое-то длинное черное животное (змея?) и зашипело.
  - Блииииин! - завизжала блондинка, отбрасывая ридикюль в сторону и запрыгивая с ногами на барную стойку.
  - Там! Там! - На голосовые связки девушка никогда не жаловалась, поэтому не обратить на неё внимания присутствующие не могли. - Пиздец там, - пояснила уже спокойней. - А я отсюда не слезу. Никогда.
  Акустический удар по ушам явился для Люцифера совершенной неожиданностью. Сначала он даже не понял, что этот ультразвуковой сигнал имеет смысловую составляющую. Если, конечно, слова "пиздец" и "там" отличались особым смыслом. Пропустив хук слева и покачнувшись, Люци решил, что с него хватит и включил сирену. Вслед за сиреной помещение заполнили мужские фигуры в форме охранников и быстро растащили толпу дерущихся по углам. На танцплощадке остался лишь Люцифер в образе Джейсона, в разорванной рубашке, с кровавыми потёками на оной рубашечке и с разбитыми костяшками кулаков. Ошибочка вышла! На танцплощадке имелось ещё одно действующее лицо - застенчивая змеюка, стыдливо высовывающаяся из розового ридикюля, валяющегося неподалеку от стойки. Ну и, естественно, не обошлось без очаровательной блондинки, сидящей на этой стойке.
  - Дорогая, вдруг это не твоя сумка? - охрипшим голосом спросил Люцифер-Джейсон. - Ты же не носишь с собою змей?
  Вой сирены был настолько противным, что девушка зажала руками уши, наблюдая, как охрана растаскивает толпу. Вскоре на площадке остался только Джейсон и ужасное животное в углу.
  - А? Что говоришь? - Отняв руки от ушей, Пэрис услышал только вторую часть фразы. - Нет. Я не ношу змей. Нет, ношу, но вещи из них, понимаешь? Туфли там... Есть у меня такие туфли из змеи, но я так не расскажу, надо показывать.
  "Туфли? Какие такие туфли? В сумке она носит туфли?" - Люцифер впал в ступор, но затем покопался в голове Пэрис, и к счастью туфли оказались не из сумки.
  - Не надо показывать! - слабым голосом ответил он ей, вяло отмахиваясь руками.
  - Давай с туфлями разберёмся потом? - в его голосе явственно слышалась надежда, что с туфлями ему сегодня дела иметь не придётся.
  - Я их не могу тебе сейчас показать, они же у меня не с собой, - радостно сообщила Пэрис. - А почему ты не хочешь на них смотреть? С ними не надо разбираться, надо разобраться с сумкой. И со змейкой.
  "Фу. Змеи. Это так негламурно... Не, конечно, можно держать их в террариуме, но таскать с собой в сумке... Гадость какая..." - Чётко и неожиданно громко прозвучали мысли блонды в голове Люцифера. И уже вслух:
  - Не, ну а чо. А вдруг это всё-таки моя сумка? Просто тот дебил с беспонтовыми волосами змею туда подкинул? - То, что "беспонтовые волосы" были точно такого же цвета, как сумочка блондинку нисколько не смущало. - Джейсон, ну скажи, ужасный же цвет, правда?
  Девушка уселась на барную стойку, подобрав под себя ноги:
  - А сходи посмотри, а? А то я боюсь. Выгони куда-нибудь эту змею.
  - Да! Цвет жуткий! - с энтузиазмом поддержал главдемон блондинку, тоже не обращая внимания на то, что цвет сумки, да и майки девушки был того же самого беспонтового цвета. Предложение посмотреть сумку он воспринял почему-то с радостью.
  Душенька тоже порадовалась. "О, а Джейсон милый, он поддержал мнение о цвете волос воришки".
  Не спускаясь со стойки, девушка с интересом наблюдала за действиями парня.
  Подойдя к сумке, он нагнулся и посмотрел в глаза змеюке. Та высунула раздвоенный язык и застенчиво сморгнула. Змея была явно смущена создавшимся положением, но это не остановило Люцифера. Схватив змеюку за шею - кажется, так можно назвать место, где заканчивалась голова - он выпрямился и стал держать животное на вытянутой руке. Обернувшись к Пэрис, спросил.
  - Так это не твоя змея? Она нужна тебе?
  Посмотрев на держащего в вытянутой руке змеюку парня, Пэрис протянула своё веское:
  - Фу... Какая гадость. Ну как ты мог подумать, что ЭТО может быть моим? Выкинь её нафиг. А это... Ты её крепко держишь? Подержи пока, я посмотрю на сумку.
  Люцифер страдальчески закатил глаза в ответ на вопрос блондинки, почему это он не желает смотреть на обувь. Это счастье, что с обувью не надо разбираться. Но на предложение девушки выбросить змеюку, демон обиделся. Змея вела себя на редкость деликатно и воспитанно. Не трепыхалась в руках, не пыталась укусить, только скромно хлопала глазками и ждала решения своей участи. Видимо признала хозяина. Поэтому Люцифер завел руку со змеёй за спину и тихонько телепортировал животное куда подальше, в расчёте, что когда змея пропадёт с глаз блондинки, то пропадёт и из её памяти. Что тут же и случилось.
  Блонда спрыгнула на пол и осторожно подошла к сумке, потыкала её носком босоножки, ожидая, что из неё опять кто-нибудь вылезет, но ничего не происходило. Тогда она протянула руку, но хитрый механизм застежки внезапно захлопнулся, Пэрри еле успела отдернуть руку, однако кусок гелиевого ногтя пал жертвой коварного механизма.
  - Аааааааа! - Пронзительно завизжала Пэрис. - Она меня укусила.
  Люцифер отвлёкся буквально на секунду, но блонда успела за столь короткий миг вляпаться в приключение. Пронзительный вопль заставил демона подскочить на месте. Волосы на его голове стали дыбом, настолько жутким был этот крик. Прыгающая на месте девица, потрясающая рукой и продолжающая вопить, растопила бы самое суровое сердце. Ну, или хотя бы привлекла внимание. Подойдя к ней и взяв её за руку, Люцифер стал внимательно рассматривать обломанный ноготь. Он мог бы нарастить его в мгновение ока, но это свело бы на нет всю его маскировку, а этого пока не хотелось. Поэтому демон всего лишь подул на пальчик и поцеловал руку.
  - Ещё скажи, что до свадьбы заживет, - капризно протянула Пэрри, наблюдая, как Джеймс дует на палец. - На самом деле не заживет, потому что он гелиевый, но до свадьбы должен быть. Ну, короче, нельзя на свадьбу со стрёмными ногтями. Вот... А...
  Ничего не помогало - девица продолжала возмущаться. Тогда Люцифер, матюгнувшись про себя, заткнул ей рот поцелуем.
  Настала блаженная тишина.
  Блонда отметила для себя, что целовался Джеймс классно, в общем, был замечательным во всех отношениях. Вот интересно, можно с ним замутить? Для этого необходимо оценить платежеспособность парня: ну одежда у него была вполне ничего. "А какой у него дом? А машина?" - именно такие вопросы возникали сейчас в хорошенькой головке. Ну и параллельно Пэрис активно включилась в процесс. Накал постепенно нарастал, рука блондинки по привычке скользнула к ремню парня, но на самом интересном месте их прервали.
  Музыка долбанула по ушам внезапно и очень громко, от неожиданности девушка отпрянула от брюнета.
  - Это чё за хрень? - удивленно моргая, спросила.
  Тем временем на площадке вновь стали появляться люди.
  Музыка оказалась полной неожиданностью и для Люцифера. Она удивила, поскольку он её вовсе не заказывал. И вдруг повалившие на танцплощадку люди, тоже настойчиво на что-то намекали. Явно сегодня был не его день, общение с блондой оказало на демона просто катастрофическое действие. Её мысли оккупировали голову Люцифера и вытеснили оттуда всё здравое и вообще способное хоть как-то оценивать окружающую обстановку и адекватно на неё реагировать. В этот момент он остро пожалел о том прискорбном факте, что в отличие от Чистилища ему абсолютно некуда сплавить это чудо в перьях, то есть в стразиках. Мелькнула, было, мыслишка выпереть девицу из Ада и подсунуть к Райским вратам, но сам он ни за что не решился бы приблизиться к этому месту ближе, чем на километр, а на таком расстоянии нет гарантии, что блонда попадёт туда, куда он запланировал. И доверить такую миссию никому нельзя... Хотя почему некому? У него в подвале допрашивает ангела Твигги, который, кстати, и подсунул ему эту ходячую нелепицу... Може, заставить его отконвоировать обеих в Рай? И тогда вернуть нему землицу. Если выживет, конечно.
  И тут в заднем кармане у него что-то завибрировало и гнусно зажужжало. С трудом сообразив, что это такое может быть, Люцифер вытащил мобильник, включил и рявкнул:
  - Какого дьявола?
  В ответ ему запищали испуганным голоском, что появились очень важные новости. Настолько важные, что по телефону сообщить никак нельзя.
  "Придётся выйти, но что делать с блондинкой? Опять убить?" - Почему-то эта мысль показалась ему крайне соблазнительной. В руках тут же оказался большой нож, и он со всего размаха вонзил его в живот Пэрис. Аккурат в открытую полоску кожи между розовым топом в стразах и джинсами. Вонзил и резко дёрнул вниз, распарывая и живот и джинсы, хлынула кровь, сизые кишки вывалились из разрезанного живота на пол. Блондинка стояла, покачиваясь, вытаращив глаза и открыв рот от шока и изумления. Через пару минут уже мёртвое тело рухнуло плашмя на пол. А Люцифер почувствовал острое удовлетворение, почти оргазм и радостно улыбнулся.
  - Прощай Пэрри! - загоготал он Джейсоном и аж присел от радости.
  Помещение вновь протаяло камерой с сырыми каменными стенами, ржавыми цепями и огромной кроватью. Из под неловко заломленной под тело руки медленно расползалось пятно тёмной, густой жидкости. Люцифер скинул образ придурковатого парнишки и присел рядом с мертвой Пэрис на корточки в виде получеловека-полузверя. Обмакнул пальцы с острыми когтями в лужу, поднёс ко рту и с наслаждением обсосал. Кровь девушки не потеряла своего обалденного вкуса и на этот раз. Тогда он опустился на четвереньки и принялся лакать.
  Через полчаса в теле блондинки не осталось и капли крови. То, что не вытекло, было заботливо высосано прямо из тела. Одежда девушки была разорвана кривыми когтями и стянута с тела, а тело вылизано до блеска. Белая до синевы тушка наконец-то потеряла малейшие оттенки розового и была прекрасна! Люцифер отнёс мёртвое тело Пэрис на огромную кровать и торжественно, под звуки органной музыки надругался над ним. Оргазм, полученный им на этот раз, был восхитительным и полным. Глядя сверху на растерзанное тело, и всё ещё подрагивая от наслаждения, Люцифер подумал, что девушка восхитительна, когда мертва и молчит. А выражение её лица приятно для глаз. Да, эта смесь удивления и ужаса, которая сохранилась на лице мёртвой Пэрис, искупила все страдания, что Люцифер перенёс по её вине. И он решил потянуть удовольствие.
  Поднявшись с телом Пэрис в тронный зал, демон принял свой обычный облик добродушного чувака (радушного хозяина, великовозрастного обалдуя и т.п. - выберите из списка) - здоровенный детина, лохматый и с наглой рожей, одетый в чёрную шёлковую рубашку и чёрные джинсы. Тело блонды он аккуратно положил рядом с троном и принялся приводить в порядок, жалея, что скоро эта прекрасная мраморная белизна сменится отвратительным розовым цветом.
  Тело девушки сначала потеряло все раны, разрывы и ссадины, затем налилось кровью и приобрело привычный розовенький как у поросёночка цвет. Затем на нём образовалась одежда - симпотные голубого цвета джинсы и розовый топ с вышивкой-блёстками и стразиками поверху. На ногах образовались розовые же со стразиками босоножки, а завершали наряд широкий розовый лаковой кожи ошейник со стразами и розовая сумка. Люцифер не хотел, чтобы его разговор со слугами прерывался воплями блонды - А где моя сумка, чувак? Поэтому ещё погрузил добычу в лёгкий сон. Пусть хотя бы первые минут пять-десять он не будет слышать её голос. Ему нравилось, как она кричит, или стонет, но когда она открывала рот для другого (о! минет она тоже делает хорошо), у него уши закладывает.
  Когда Владыка Ада уселся на трон, в зал вбежали Адские псы, улеглись вокруг трона и Пэрис, косясь на неё и слегка порыкивая, но они уже поняли, что это не косточка, а новая игрушка Хозяина и трогать её нельзя. Мелкий демон-прислужник просочился в дверь и сообщил о приходе смотрителя тюрьмы, затем пошире распахнул дверь и отошёл в сторону. Смотритель подошёл поближе, упал на колени и проблеял:
  - Повелитель, Твигги Литтл самовольно покинул замок и удалился в неизвестном направлении. Ангел... - тут смотритель запнулся, решая в уме, сколько огребёт плетей за следующую информацию - Ангел впал в кому, - всё-таки решился он сообщить.
  - Мы зафиксировали его в стазисе, он не опасен. То есть она, - поправился бес-смотритель, с опаской ожидая реакции Люцифера.
  Реакция последовала незамедлительно.
  - Воооон! - раздался жуткий рёв, и смотрителя как сдуло из зала. Люцифер аж затрясся от ярости и злости. "Ну что за день такой сегодня! Ни одно дело нельзя довести до конца! А гнусный демон-дракон потерял всяческое уважение к власти. Ни в коем случае нельзя этого снести!". Противоречивые чувства прямо таки разрывали повелителя демонов. С одной стороны хотелось броситься вдогонку и наказать, а с другой стороны его авторитет итак за сегодня упал, и никак нельзя было ронять его ещё ниже, самостоятельно гоняясь за недостойным демонишкой! Ну и нельзя было поторопиться. Сначала надо было понять - с чего вдруг Твигги Литтл, до сих пор не замеченный в интригах против власти, так нагло игнорировал приказ Владыки Ада?
  Телепортировавшись в кабинет, демон занялся организацией прослушивания. Сложная система заклинаний фиксировала все разговоры в камерах через летучих мышей, крыс, пауков и прочей живности, обитающей там, но чтобы получить удобоваримый результат, нужно было немного поработать. Вскоре всё было готово и, сделав звук погромче, Люцифер присел на стол и принялся слушать.
  Сначала ничего не было понятно. Твигги тоже опасался аннигилироваться от соприкосновения с ангелом и, судя по звукам, чем-то там обезопасился. Как следовало из реплик ангела, чьим-то трупом. Но затем... пришлось прослушать окончание допроса дважды, прежде чем до Люцифера дошло - ангел явился в Ад за Твигги! Надо же было им всем так вляпаться! Всё, что сегодня случилось и не случилось, обломилось или заставило переживать, всё это случилось по вине гадского драконодемона! И это перст судьбы, что он лишился территории. Но, однако, это самое малое, чем он должен был заплатить и за те пару часов переживаний, когда Люцифер не знал, чего ожидать от будущего. И за блондинку в розовом, настолько выведшую из формы, что разум его чуть не помутился.
  И тут совершенно некстати Люцифер вспомнил, что взрыв не просто лишил Литтла территории, эта территория схлопнулась вообще. А вдруг пропало что-то ещё? Это нужно было проверить. Но не шумно и с помпой, а скрытно и осторожно. Ни к чему ему публично расписываться в незнании, что творится в его владениях. Бросив украдкой быстрый взгляд на карту, ничего тревожного он на ней не обнаружил, но это ровным счётом ничего не означало - он не помнил, как карта выглядела до взрыва. Как-то ему и в дурном сне не могло присниться, что он должен следить за такими вещами. Каждый демон трепетно ухаживал за своим кусочком адских территорий, холил его и лелеял и был бы жутко возмущён малейшим уменьшением. Вот и Твигги примчался сразу же с претензиями. Однако если полной пропажи ни у кого больше нет, то мелкие уссыхновения демоны могли разбирать с соседями. И достаточно бурно разбирать. Необходима была инспекция, но сначала ангел и Литтл!
  Post Scriptum
  Кроули пролежал в подвалах собственного дома три дня. И все эти дни беспощадно страдал. Когда же он выполз наружу, с опаской ожидая, что его владения ему уже не принадлежат, то обнаружил, что легко отделался. В смысле, он остался при своих. И даже лучше - ни Литтла, ни его владений рядом не обнаружилось. А значит, жизнь прекрасна!
  Лилит свинтила к себе и затаилась. Не то чтобы она боялась какого-то там Кроули, но вот зачем она так самозабвенно с ним трахалась, долго не могла сообразить. Однако никаких слухов не воспоследовало, и слава роковой красотки не поколебалась. Выводы из случившегося демон блуда для себя сделала, а результат размышлений отразился на нескольких поклонниках. Фатально. Однако кто их считает?
  Твигги Литтл был отловлен подручными Люцифера в разгар битвы за новую территорию с каким-то недоноском. По мнению Литтла, естественно. Отловлен и доставлен пред очи Владыки Ада. Там ему основательно покопались в голове и по итогам выдали квест - довести Ангела и Пэрри до Райских Врат и вручить Петру. Ни в коем случае не брать блондинку обратно, что бы там Пётр за это ни обещал. По возвращению Литтлу была обещана территория вдвое больше, чем была, в любом месте и подъёмные в виде тысячи душ. Твигги всё понимал, а особенно то, что шанс выполнить квест минимален. Но отказаться не мог. Да кто бы его и послушал?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) М.Боталова "Беглянка в империи демонов 2. Метка демона"(Любовное фэнтези) К.Вэй "По дорогам Империи"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) А.Калинин "Игры Воды"(Киберпанк) У.Соболева "Пока смерть не обручит нас"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) С.Юлия "Иллюзия жизни или последняя надежда Альдазара"(Научная фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Офисные записки. КьязаДурная кровь. Виктория НевскаяВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. ИрунаОтдам мужа, приданое гарантирую. K A AПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеОсвободительный поход. Александр Михайловский��Как снег на голову�� II. Ирис Ленская
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"