Кириллова Наталья Юрьевна: другие произведения.

Как стать ведьмой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
  • Аннотация:
    АННОТАЦИЯ (предварительная версия): Что нужно, чтобы стать практикующей ведьмой? Казалось бы, сущий пустяк - магический Дар. А если сегодня Дар есть, а назавтра ушел в отпуск? Тогда добро пожаловать в пансион, где работают с такими тяжелыми случаями. Там и плохому научат, и друзей найдешь, тоже слегка не от мира сего, и приключений на свою голову нахватаешься. Ведь есть ещё более странная ученица, чем вся ваша разношерстная компания, вместе взятая, и за ней, в отличие от вас, охотятся весьма опасные существа, которые уничтожат любого, кто не только рискнет встать у них на пути, но и случайно окажется рядом с добычей... А кто говорил, что быть практикующей ведьмой легко? ВНИМАНИЕ! ЧЕРНОВИК!! Название рабочее, набор джентльменский - школа магии, юная ведьма-недоучка (нет, не рыжая), странная новенькая с глазами нестандартного размера, любовь-морковь (без вампиров). За обложку спасибо Галине Прокофьевой! ЗАМОРОЖЕНО!

  ПРОЛОГ
  
  
  Иногда ей не хотелось быть особенной, не похожей ни на тех, ни на других. Иногда ей снилось, что она совершенно нормальная, обыкновенная девочка и ничем не отличается от своих сверстников. Она может открыто играть на общественной детской площадке, ходить в школу, иметь подружек и не бояться приглашать их к себе домой. Она может объедаться мороженым, жаловаться друзьям на родителей, не дающих лишних денег на карманные расходы, и читать глупый модный журнал, прикрыв его учебником по алгебре. Она может строить глазки понравившемуся мальчику, скорбно вздыхать, примеряя в магазине платье, на ценнике которого слишком много цифр, и мечтать о выпускном вечере. Но даже во сне она понимала, что это лишь игры её расшалившегося подсознания.
  Она никогда не будет принадлежать ни к миру отца, ни к миру матери, точно так же, как её родители перестали принадлежать им, когда решили соединить свои жизни. Но если мама с папой ещё могли поодиночке притвориться, затеряться среди бывших земляков, то она навеки обречена привлекать косые взгляды обоих миров. Она словно крошечный остров между двумя огромными континентами, не способный прибиться ни к одному берегу. А впрочем... нужно ли ей это сейчас? Она уже не маленькая девочка, страдающая от отсутствия друзей, и не угловатый подросток, с ненавистью изучающий отражение собственного изменяющегося тела в зеркале. Она научилась обходиться без общества сверстников, потому что папа открыл ей дверь в чудесный мир книг, и примирилась с особенностями своей внешности, потому что мама познакомила её с хитростями, маскирующими вышеупомянутые особенности. В определенной степени её всё устраивало, если бы не одно "но"...
  И это "но" слишком значительное, слишком опасное, чтобы его игнорировать.
  Она открыла глаза, вырываясь из мягких объятий сна, и в то же мгновение услышала тихий голос склонившейся к ней матери.
  - Сита! Сита, проснись!
  Мамино лицо расплывчатым пятном белело в сумраке комнаты.
  - Они опять нас нашли? - глухо уточнила девушка.
  Мама кивнула и выпрямилась. Больше Ситара не задавала вопросов. Стремительно выскользнула из-под одеяла и принялась быстро одеваться. Вот если оба мира попросту перестали обращать на них внимание, если бы забыли об их существовании! Маленький уютный дом в каком-нибудь живописном месте, река или озеро рядом, свежий воздух и никого вокруг! Никто их не трогает, не преследует, не тычет пальцем и не говорит в лицо вещей, которых и взрослой-то девушке лучше не знать, не то что напуганной малолетке.
  Тонкая, хрупкая фигурка матери обошла комнату, бросая в потрепанную сумку предметы первой необходимости. Ситара натянула спортивную куртку и краем глаза заметила, как мама напряженно замерла. Девушка тоже застыла, привычно прислушалась. Сквозь ночное спокойствие прорвался рокот, и он нарастал, точно приближающаяся буря.
  - Идем, - отрывисто позвала мама.
  Они покинули дом через заднюю дверь. Хорошо, что за свою недолгую жизнь Ситара научилась не привязываться ни к местам, ни к вещам. Сколько раз они уже сбегали вот так, посреди ночи, иногда едва успев одеться и взять деньги? Девушка давно сбилась со счета. Да и новые дома превратились в безликую серую массу, где один совершенно неотличим от другого.
  На темной дороге за домом стояла приглушенно урчащая машина. Мама распахнула заднюю дверцу, бросила сумку на сиденье. Ситара хотела было нырнуть следом, но теплая мамина рука внезапно остановила её.
  - Сита... - Самый родной на свете голос дрогнул, и девушка почувствовала, как ей в ладошку вкладывают бумажный клочок. - Обязательно позвони по этому номеру. Это хорошие люди, они смогут защитить тебя.
  Хорошие люди? Люди?!
  С улицы перед домом донесся противный визг тормозов.
  - Папа тебе всё объяснит, - добавила мама и торопливо поцеловала дочь в лоб. - Я люблю тебя, милая. А теперь езжайте.
  - А как же ты? - воскликнула Ситара, однако мама с неожиданной силой втолкнула девушку в салон и захлопнула дверцу.
  - Не беспокойся, со мной всё будет в порядке. Я отвлеку их.
  - Мама! - Ситара попыталась рвануть обратно, но дурацкая дверь почему-то не поддалась.
  Девушка увидела, как мать обменялась с отцом полным нежности и отчаяния взглядом, а затем развернулась и метнулась к дому. В ту же секунду автомобиль на полной скорости устремился прочь.
  - Папа! - Ситара ухватилась за спинку переднего пассажирского кресла. - Папа, мы не можем бросить её там одну!
  - Но и сделать что-либо не в состоянии, - не оборачиваясь ответил отец. Дорога впереди тонула в потемках, не освещенная ни фарами, ни фонарями. Лишь одноэтажные дома белели по обеим сторонам. - Прежде всего им нужна ты и потому наша с Лени задача - уберечь тебя. К тому же твоя мама умеет постоять за себя.
  Девушка откинулась на спинку заднего сиденья. Непонятно, кого папа хочет убедить в первую очередь - дочь или себя?
  Ситара разжала пальцы и посмотрела на бумажку, заполненную маминым мелким, убористым почерком. Даже с её острым зрением не разобрать отдельных слов и цифр - слишком сумрачно в салоне и за его пределами. Позже, при свете дня...
  Глаза предательски защипало, но девушка повыше вздернула подбородок и уставилась на проносящиеся за окном штампованные сооружения. Она не будет плакать. Потому что слезы роскошь, отныне ей недоступная.
  А для роскоши в её жизни никогда не было места.
   
  ЧАСТЬ 1
  ТЕОРИЯ
  
  
  Глава 1
  
  - Ив, как по-твоему, ровно?
  Я подняла голову от разложенных на фиолетовом шелковом платке карт и задумчиво посмотрела на новенький, глянцево блестевший плакат популярной певицы Эслин. Красиво изогнутый стан в откровенном и ярком сценическом костюме скрывал страшную тайну - угольно-чёрное, расползшееся паутиной пятно, появившееся на светлых обоях вчера вечером, когда Элида, слегка не рассчитав силы, сгенерировала слишком мощное боевое заклинание и за неимением лучших идей направила его в стену. А куда ещё было девать пульсирующую голубую сферу? Можно, конечно, в окно, но растущим вокруг дома деревьям она обязательно причинила бы вред, причем достаточно заметный, чтобы утром привлечь внимание наставников. Пользоваться боевыми заклятиями вне ристалища - специально оборудованной тренировочной площадки за пансионом - нам категорически запрещалось, тем более подобные фокусы в маленьких помещениях чреваты нехорошими последствиями даже для опытных магов. Так что если наставники обнаружат неопровержимое доказательство грубого нарушения правил, влетит нам обеим: Элиде как виновнице, мне как соучастнице. Ибо все знают, что девушка не только первая заводила в нашей маленькой компании, но и первая проказница в пансионе, а я неизменно с ней заодно. Что поделать - большая часть неприличных идей и коварных замыслов подруги приходилась мне по душе, и я с готовностью поддерживала Элиду в её не благих начинаниях. Вот и вчера я с энтузиазмом откликнулась на предложение девушки попробовать искомое заклинание, о котором на занятии по боевой магии нам поведал мэйр Манфред. Нам надлежало изучить теоретическую основу заклятия, с практической же стороной нас обещали познакомить на следующей неделе. Однако Элида решила не дожидаться урока практики на защищенном ристалище. В результате в комнате всю ночь, несмотря на распахнутые настежь окна, воняло палёным, а мы с Элидой и Ниссой полдня пытались избавиться от улики самыми различными способами, от банально бытовых до изощрённо волшебных. В конце концов, когда запас умных и не очень идей исчерпался, Нисса выдала мысль, что надо просто прикрыть зловеще чернеющее пятно какой-нибудь картиной, да и забыть. Нормальных картин ни у одной из нас отродясь не водилось, и Элида выудила из журнальных закромов плакат с Эслин. Нисса, правда, настойчиво предлагала изображение своего любимого актёра, но я только отмахнулась, а Элида высказала честное мнение о внешности вышеупомянутого и добавила, что лучше уж получить нагоняй за нарушение правил, чем любоваться на его пресную физиономию ещё целый год. Катесса оскорбилась за героя грёз и ушла. Мы дождались, пока пансион затихнет в преддверии ночи, и Элида быстро повесила плакат.
  Критически обозрев светловолосую певицу, томно наблюдавшую из-под полуопущенных ресниц за почитателями её таланта, я кивнула.
  - Ровно.
  Элида отступила на шаг, оглядела труды рук своих.
  - А наставники не слишком сильно удивятся, когда её увидят? - с сомнением протянула подруга. - Две взрослые девицы вдруг начали обклеивать стены спальни плакатами с кумирами. Подозрительно это... тем более с женщинами.
  - Лучше сексуальная женщина, чем этот тощий Роб-как-его-там, - парировала я и передернула плечами. - Бр-р!
  - И то верно, - покладисто согласилась Элида. - Мужчина должен быть мужчиной, а не бледным анорексичным юношей.
  - В точку, - подтвердила я, возвращаясь к изучению карт.
  - Как обстоят дела с учебой? - спросила девушка, убирая канцелярские кнопки с глаз долой в ящик стола.
  - Да вроде ничего особенного, - отозвалась я. - Даже подарок какой-то ожидается. От женщины, я думаю.
  - Может, повезет и зачет по настоям отменят? - с надеждой предположила подруга.
  - Скрести пальцы, - посоветовала я.
  Хотя становиться целителем никто из нас не собирался, общий курс по травам, их назначению и всевозможным смесям мы изучали в обязательном порядке. К тому же части различных растений вроде толченого корня или семян входили в состав многих заклинаний, не говоря о том, что уважающий себя маг должен разбираться в травяных порошках и настойках. Другое дело, что даже поверхностное ознакомление с толстенными энциклопедиями по флоре вгоняло любого не интересующегося этими премудростями человека в тоску. Ну и скажу откровенно, кому в пятьдесят с хвостиком хочется зубрить сиамское название крапивы и хвоща и признаки, отличающие герань луговую от герани болотной? Знаю, неохота учить - не иди в маги, однако от Дара-то далеко не убежишь, а не будешь развивать и контролировать его и когда-нибудь он или зачахнет, словно цветок без полива, или возьмет под контроль тебя.
  Элида погасила верхний свет, оставив ночник на моей тумбочке, и опустилась на одеяло рядом со мной.
  - А что у нас с серенадами под окном? - понизив голос, с волнующим придыханием полюбопытствовала девушка.
  Я шутливо пихнула её локтём под ребро и тут же задумалась, глядя на две яркие картинки с правого края.
  - Грядут изменения, - медленно произнесла я, - но мы сами решим, принимать их или нет. А может, просто всё в наших руках.
  - Да-а, короче, парни к нам сами не придут, придется силком тащить и привязывать к дереву, чтобы не разбежались, - хихикнула подруга.
  Я усмехнулась. Вот уж действительно: если не дали боги возможности родиться красивой, то культивируй чувство юмора и наглость в качестве второго богатства. Настоящей блондинки из меня не получилось, несмотря на светлые от природы волосы, сейчас собранные в лохматый пучок на макушке. Роста я вполне себе среднего, глаза серо-голубые, не самое привлекательное лицо без особых примет. Однако по поводу своей не шибко выдающейся внешности я не комплексовала, справедливо полагая, что не в смазливой мордашке счастье. За недолгую жизнь я успела сменить кучу учителей по магическому искусству. Обычно Дар пробуждается или у маленьких детей чаще дошкольного возраста, или ближе к совершеннолетию. Мой проснулся в подростковом, когда стесняешься всего, что отличает тебя от основной массы сверстников. Естественно, новые нежданные способности меня и пугали, и приводили в восторг, рождая в душе ни с чем несравнимое чувство собственной значимости, избранности, будто из скучной реальности ты в мгновение ока перенесся в волшебный книжный мир. Страх и эйфория успешно уживались во мне целых полгода, пока как-то раз мою тайную шаманскую деятельность не засек папа. Попросив дочку объяснить происхождение "чудес", отец немедленно рассказал обо всём маме. Мама восприняла новость философски, припомнив, что её прабабка тоже колдовала (так что я почти потомственная ведьма). Родители подумали и на семейном совете решили, что такой талант не должен пропадать. Папа отвел меня в Остров - филиал магического сообщества. Оттуда я отправилась в магическую академию, считавшуюся лучшей в Веритасе. Впрочем, для меня она лучшей, увы, не стала. Вскоре я её бросила. Почему? Пришлось совмещать дополнительные занятия по колдовству с посещением обычной школы, что практически не оставляло свободного времени на друзей и развлечения. В силу возраста я не понимала важности специального образования, бунтовала и в конце концов начала прогуливать академию. Родителей быстро поставили в известность, они покачали головами и повели нерадивую дочь в Остров повторно. Там выслушали мои жалобы, тоже покачали головами и определили меня на вечерние курсы для поздно пробудившихся дарований. Ходить туда требовалось лишь трижды в неделю, и я смирилась. Трёхлетний курс я с грехом пополам закончила параллельно со школой, после чего меня осчастливили наставником для дальнейшего углубления знаний. Отношения с умудрёнными опытом магами складывались ещё хуже, чем с учебными заведениями. Первого отчего-то не вдохновили мои способности, и после двух занятий я вернулась в уже известную академию на попечение к другой волшебнице - кстати говоря, тамошней директрисе. Почтенная дама не нравилась мне и раньше, а в качестве наставника я не оценила её и подавно. В результате я целый год просидела дома, решая, нужна ли мне магия вообще? Дар я более-менее контролировала (насколько это вообще возможно в моём случае), с основами волшбы ознакомилась, так не махнуть ли рукой на всю эту возню с заклинаниями и гримуарами и не попробовать ли жить нормально, как большинство? Тщательно поразмыслив, я пришла к выводу, что магия часть не только тела, но и души, и, отринув её, я не смогу притвориться тем самым окружающим большинством. Были друзья, которые намекали, что стоит целиться ниже, не рваться туда, где дела у тебя складываются не лучшим образом. Мало ли, вдруг это не судьба, вдруг это не твоё? Промахнешься, приземлишься неудачно и что тогда? Нормального образования нет, работы нет и куда пойти-податься ведьме-недоучке?
  Наслушавшись всякого и разного (и вообще узнав много нового о своих друзьях), я отправилась в Остров. Получила третьего наставника, та наивнимательнейшим образом ознакомилась с сопровождавшими меня бумагами и порекомендовала обратиться в пансион "Дион". Там, добавила она со сдержанной улыбкой, любят браться за "тяжелые случаи". Так я и оказалась в маленьком учебном заведении, расположенном на берегу озера Ювента. Родители остались в Вере, столице Веритаса, иногда я к ним приезжаю, иногда они ко мне. Пожалуй, мама с папой единственные, кто поддержал моё решение продолжить совершенствоваться на пути магии. С друзьями я изредка созваниваюсь, но особого желания общаться с ними уже нет. Покончив с обменом приветствиями и последними новостями, я не раз ловила себя на мысли, что разговаривать нам, по сути, теперь не о чем.
  На месте выяснилось, что в пансионе таких вот оригиналов не от мира сего хватает. Причем не только среди учеников, но и среди наставников. Вот и сейчас за нашими спинами внезапно прозвучал негромкий голос Эрики:
  - Ещё не спите?
  Мы синхронно вздрогнули и обернулись. Высокая, тоненькая преподавательница столь нелюбимого нами травоведения стояла на пороге комнаты, скрестив руки на груди. В этой молоденькой девушке с каштановыми волосами чуть ниже плеч, миловидным лицом и карими, немного печальными глазами едва ли кто-нибудь мог заподозрить оборотня. Сама Эрика своего происхождения не скрывала, свободно разгуливая по территории пансиона в зверином обличье. Под настроение она даже выходила к гостям и, старательно виляя хвостом, начинала ластиться к слегка опешившему визитёру. Людей незнающих поджарый серый волк заметно смущал, они пятились, пытались обойти зверюгу по большому кругу и сбивчиво бормотали что-то о "хорошей собачке".
  - Нет, - не стала отрицать очевидное Элида. - Ив сделала расклад на следующую неделю.
  - И как? Сдадите зачет или нет? - понимающе уточнила девушка.
  - Сдадим, - уверенно подтвердила Элида.
  - Я это запомню. Не засиживайтесь допоздна. Спокойной ночи, - добавила Эрика и бесшумно удалилась, прикрыв за собой дверь.
  - Спокойной ночи, - хором отозвались мы.
  Элида выждала минуту и перевела взгляд на верхний ряд карт.
  - А что это за большой бум в конце? - спросила она.
  Я посмотрела на заключительную картинку, пожала плечами.
  - Потрясение. Может, случится что-то.
  - Зачет провалим?
  - Не думаю. Не настолько этот зачет важен, чтобы мы из-за него так переживали.
  - Тогда поживем - увидим, - с напускным легкомыслием отмахнулась подруга и соскочила с моей кровати.
  Щелкнула выключателем ночника, скользнула в наполнивших спальню сумерках к расположенному напротив двери окну.
  - Эли, ты что? - удивилась я. Карты и мои идеи, касающиеся их значения, солидарно утонули в потемках.
  Девушка обернула, поманила меня пальцем. Я со вздохом сползла с одеяла и тоже подошла к окну.
  - Что там интересного?
  - Тс-с. Смотри, - шепотом велела Элида.
  Я послушно высунулась в проем. Из этого окна, выходившего на торец здания, открывался вид на окружающий пансион палисадник. За низким фигурным заборчиком тянулась мощеная плиткой дорожка, ведущая вокруг дома к ристалищу и освещенная одиноким фонарем. Минуты две ничего не происходило, у меня начали мерзнуть обнаженные руки и плечи, прикрытые лишь бретельками майки, и наконец дорожку пересекла стремительная серая тень. Мелькнула призраком и тут же растворилась в черноте за пределами светового круга, отбрасываемого фонарем.
  - На прогулку пошла, - со знанием дела заметила подруга.
  Я выпрямилась. Предполагалось, что волколаки живут общинами, то есть маленькими закрытыми группами. Туда редко допускались посторонние, да и сами оборотни не распространялись о деталях своей жизни, предпочитая, как и прочие малочисленные расы, держаться исключительно собратьев. Почему Эрика выбрала преподавание в пансионе (не самая типичная деятельность для волколака), никто из учащихся не знал и спросить не решался. Равно как и того, что заставило её избрать путь одиночки.
  - Может, она встречается с кем-то? - задумчиво предположила девушка.
  Я бросила на Элиду скептический взгляд.
  - С кем? С волком из леса?
  - Ну должна же хоть у кого-то быть личная жизнь.
  - У Ниссы есть, - со смехом напомнила я. - Или ты не рада за подругу?
  - Рада. - Девушка зевнула и потянулась. - Только я была бы не против, чтобы таковая водилась и у нас.
  Я покачала головой и закрыла распахнутые оконные створки.
  
  - - -
  
  Аккуратно закрепив скрученные в жгут волосы на макушке, я глубоко вздохнула и, подбодрив себя радостным визгом, сорвалась с места. Промчалась по дощатому причалу, оттолкнулась и прыгнула в освежающую воду Ювенты. Озеро с готовностью приняло моё бренное тело, позволяя в своё удовольствие воображать себя русалкой. Я проплыла немного среди трепещущих зеленых водорослей, распугивая серебристые стайки мальков, вынырнула, перевернулась на спину, любуясь бледно-голубым утренним небом. Оно казалось бескрайним и бездонным, только-только тронутое лучами восходящего солнца, похожее на чистый лист бумаги, ожидающий, когда его заполнят. Я вытянула одну руку, представляя, что могу коснуться лазурной глади. Наверное, на ощупь она может быть гладкой и прохладной, словно шелк. И если долго всматриваться в небесную высь, начинает сладко кружиться голова.
  Я улыбнулась сумбурным мыслям, перевернулась на живот и погребла к отмели - маленькой каменной плите в нескольких десятках метров от берега. Взгромоздилась на скользкую поверхность, приняла позу лотоса и закрыла глаза, погружаясь в ежеутреннюю медитацию. Вода тихо плескалась на моих скрещенных ногах, на отмели доходя мне лишь до талии и то в сидячем положении. Озеро расстилалось вокруг безмятежной гладью, покой окутывал меня невидимым плащом. Дыша ровно и глубоко, я слушала, как просыпается лес на другом берегу, как с пронзительным свистом стрижи рассекают прозрачный воздух, как оживает городок, находящийся в стороне от пансиона. Солнце поднимается из-за зубчатой зеленой стены деревьев за моей спиной, его лучи золотят крыши пятиэтажных домов и нашего двухэтажного пансиона, разгоняют укрывшуюся в уединенных бухтах дымку. С дальнего берега, слева от меня, доносится рокот моторной лодки - там расположилось небольшое поселение. Город шелестит неразборчивым гомоном и урчанием автомобилей, пансион наполняется голосами, встряхивается, готовясь к новому дню.
  Я мысленно поблагодарила Богиню за Её дары и открыла глаза. Темно-вишневое, с белыми полосками оконных рам, здание устроилось ровнехонько на том месте, где береговая линия резко уходила вперед, образуя крутой изгиб. Дом и окружающие его деревья скрывали от меня остальную часть озера. С отмели я могла разглядеть только выплывающий из-за них дальний берег, сейчас ещё тонущий в тумане. Город со звучным названием Тэннон тянулся справа от пансиона. Кажущиеся с отмели игрушечными домики, окованная камнем набережная, пристань поодаль. С третьей стороны, позади меня, зеленел огромный массив - гордость Лесного края. Здешние леса, давшие имя этой местности, охранялись Священным Кругом, вырубка и охота строго контролировались. По сравнению с Верой Лесной край считался провинцией и мне, выросшей в шумной столице, поначалу всё тут казалось диким и чересчур тихим. Однако за пять лет обучения в "Дионе" я привыкла и к свежему воздуху, и к звукам ночного леса, и к размеренной жизни Тэннона. Год-другой и я смогу покинуть пансион, вернуться в Веру... но кто бы знал, как мне не хотелось уезжать отсюда! Всей душой я успела привязаться к Ювенте и её изумрудным берегам. Хм-м, может, пойти в пансион работать на полставки?
  Я осторожно пошевелила онемевшими плечами, покрутила головой, разминая шею. На причале возникла стройная чёрная фигурка, помахала мне рукой.
  - Иво-он! - позвала она, подпрыгивая на месте.
  Я махнула в ответ, вытянула ноги и слезла с плиты. Вода обожгла успевшую высохнуть верхнюю половину тела - по утрам, да ещё в последние дни весны Ювента не отличалась теплом, прогреваясь в лучшем случае после полудня. Однако я бесстрашно начинала купальный сезон раньше всех, в хорошую погоду с удовольствием доплывая до отмели и обратно. Вот Ниссу точно не заставишь зайти в озеро даже по пояс, пока не наступит летнее солнцестояние. Да и то при условии, что лето выдастся жарким.
  Поднявшись на причал по уходящей в воду деревянной лесенке, я с благодарностью приняла протянутое полотенце и закуталась в синюю махровую ткань.
  - Как водичка? - блеснув клыками, участливо поинтересовалась подруга.
  - Замечательная, - отозвалась я, сдерживая зубовное клацанье. Всё-таки прохладно ещё с утра. - Не желаешь ли искупаться?
  - Спасибо, душ я уже приняла, - с достоинством парировала Нисса.
  Оставляя мокрые следы на дощатом настиле, я пошлепала к заднему входу в пансион. Не то чтобы в "Дионе" часто бывали гости, перед которыми не следовало бы мельтешить в купальнике, однако я на всякий случай и во избежание некрасивых прецедентов пользовалась "чёрной" дверью. Пару лет назад Брин, тогда ещё новичок в пансионе, заявил, будто маг женского пола, не являющийся оборотнем, вампиром и так далее (то есть существом физически очень сильным, с молниеносной реакцией), сможет уложить его на обе лопатки только посредством заклинания, а не врукопашную. Элида вызвать доказать заносчивому катессу обратное, предварительно предложив, что в случае проигрыша он устроит во дворе бесплатный стриптиз на радость нашему сугубо девичьему коллективу. Понятия не имея, с кем он связывается, Брин согласился, со своей стороны обязав Элиду сделать то же самое, но в его комнате и приватно. Надо признать, дрался Брин хорошо, бой получился зрелищный, совсем как в кино, но в конечном итоге победила, естественно, Элида. На следующий день, после занятий, пока наставники совещались в кабинете директора, мы высыпались во двор взымать с катесса должок. Первые десять минут всё шло весьма неплохо, Брин оказался не лишен некоторой склонности к эксбиционизму, как вдруг у его выступления обнаружились новые зрители в лице комиссии из Священного Круга. Как выяснилось чуть позже, оная должна была прибыть с проверкой через неделю (потому-то наставники и уединились в директорском кабинете: решали, как за столь короткий срок придать нашему учебному заведению хотя бы подобие респектабельного вида), однако приехала в Тэннон заранее и нагрянула без предупреждения. Причем заметили мы её не сразу и последнюю, самую главную деталь одежды Брин снимал уже под изумленные взгляды почтенных магов... В общем, стриптиз удался на славу, влетело нам всем и крепко, мэйр Александр, наш глубокоуважаемый директор, ещё долго извинялся перед членами комиссии и девятью магами Круга, а Нисса и Брин с тех пор встречаются - к вящему неудовольствию отца подруги, мэйра Манфреда.
  Из нас именно Нисса является потомственной ведьмой - в третьем поколении. Её родители преподают здесь, в пансионе: Манфред боевую магию, Каролина теоретическую. Бабушка и дедушка по материнской линии тоже волшебники, оба работают в школе магии в столице Лесного края, Селиване. Каролине, талантливому теоретику и первой красавице Селивана, прочили большое будущее и блестящую карьеру, но катесса вопреки родительской воле вышла замуж за простого следователя КС и променяла столицу на Тэннон и пансион для странно одаренных. Внешне Нисса похожа на отца - такая же чёрная от кудрявой макушки до пяток, гибкая, быстрая, желтоглазая. Подругу отличал чисто южный темперамент и экспрессивность и в то же время она прекрасный интуит, хорошо ориентируется в аурах и энергиях и без проблем сдает практику по травоведению.
  В сопровождение катессы, щебечущей что-то о вреде купания в озере весной, я обошла здание и поднялась по ступенькам заднего крыльца. Миновала небольшой коридор, оказавшись в просторном холле, и направилась к деревянной лестнице, ведущей на второй этаж. Более-менее согревшись, я спустила полотенце с плеч, вытянула из отяжелевшего пучка заколку, на ходу освобождая мокрые волосы. Повернула к лестнице и замерла, увидев неторопливо спускающегося по ней директора, как всегда уткнувшегося в раскрытую книгу.
  - Доброе утро, мэйр Александр, - хором поздоровались мы с Ниссой.
  Мужчина застыл на предпоследней ступеньке, посмотрел на нас сквозь стекла очков. В голубых глазах витала отстраненность, словно человека оторвали от глубоких, серьезных дум. Затем он моргнул, точно возвращаясь в реальность, и кивнул.
  - Доброе, девочки, - и прошел мимо нас.
  Мы проводили его высокую, широкоплечую фигуру удивленными взглядами.
  - Скорее бы, что ли, Алисса вернулась, - вздохнула Нисса. - А то без неё он совсем заработается.
  Как и катесса, Александр был магом потомственным. Его отец Дион, известный теоретик, когда-то основал наш пансион и успешно руководил им, пока не решил, что пора на пенсию. Поэтому лет пятнадцать назад пансион возглавил Александр. Как рассказывала выросшая в этих стенах Нисса, сын не очень-то рвался занять родительское кресло, будучи боевым магом, однако Дион настоял (как именно, не знала даже Нисса). Александр вынужденно сменил род деятельности, попутно перебравшись жить в Тэннон. Рыжеволосая волшебница Алисса приехала вместе с мужем. Присоединяться к семейному подряду она не стала, время от времени покидая городок, когда получала очередное задание. И хотя Алисса старалась не отсутствовать слишком долго, мы видели, как Александр скучает без любимой супруги. Лично я вообще считала, что едва ли будешь счастлив, занимаясь делом не по душе, но Александр, похоже, собирался нести возложенную отцом ношу до победного конца. То бишь до своей пенсии.
  - Ты не знаешь, далеко Алисса уехала? - уточнила я.
  - Вроде бы в Веритас, - отозвалась подруга. - Вроде бы на две недели. Если хочешь, могу у мамы спросить, она знает наверняка.
  Я отрицательно покачала головой.
  - Не стоит.
  Я поднялась в нашу с Элидой комнату. Девушка уже вовсю готовилась к новому дню, одновременно подсушивая мокрые волосы феном, пританцовывая и напевая последний хит Эслин. Ни капли не смутившись при виде меня и Ниссы, Элида лишь повернулась к висящему над комодом зеркалу и немного понизила голос.
  Вскоре мы втроём, одетые в короткие юбки в клеточку и темно-зеленые кофточки, чинно спустились в столовую и приступили к завтраку. Униформа существовала в пансионе со времен правления Диона. Никто не возражал и не жаловался и Александр решил ничего не менять. Оно и не менялось, разве что юбки учениц удивительным образом становились всё короче и короче с каждым годом. К тому моменту, когда я сюда приехала, благородная длина, введенная предыдущим директором и призванная прикрывать колени, трансформировалась в шаловливое мини, обтягивающее бедра плюс два-три сантиметра на сохранение видимости приличия. Но никто опять не возражал и не жаловался. В свободное от занятий и магических практик время мы носили свою одежду, облачаясь в меру собственных предпочтений и возможностей. "Главное, чтобы вообще одеваться не забывали", - со сдержанным смешком говорила Эрика, намекая на приснопамятный стриптиз.
  Стоило нам занять прямоугольный стол возле окна, как объявился первый (и единственный) стриптизер "Диона". Высокий, с нарочито небрежно встрепанными чёрными с пепельными прядками волосами и в вечно расстегнутой на три пуговицы рубашке, Брин являл собой зрелище, способное взволновать любую молодую катессу, а подчас и не только катессу. Его атлетически сложенное тело и завораживающие изумрудные глаза не шли ни в какое сравнение с бледными мощами любимого актера Ниссы. Двухцветную гриву Брин отпустил до плеч, а левое ухо недавно проколол, и теперь там посверкивала серебряная сережка.
  Брин отлично дрался, но отвратительно колдовал. Как с таким слабеньким Даром он ухитрился попасть в школу магии, не понимал никто. Тем не менее катесса взяли и он успел проучиться аж десять лет, прежде чем преподаватели сообразили, что волшебника из мальчика не выйдет. После этого Брин сменил кучу школ, академий и даже университетов, кочуя по обоим материкам вместе с постоянно переезжающей семьей, пока кто-то добрый не посоветовал ему посетить "Дион". Здесь катесс и остался, хотя все мы знали, что магической силы с годами у него не прибавилось. По моему глубокому убеждению, директор принял Брина лишь из желания дать парню возможность осесть на одном месте и постараться определится в жизни. Что ж, кое в чем катесс точно определился.
  Усевшись рядом с Ниссой, Брин властным жестом привлек катессу к себе. Мы с Элидой переглянулись и уткнулись каждая в свою тарелку.
  - Вы хоть наверх поднимитесь, ежели так неймется, - не утерпев, предложила Элида.
  Парочка отлепилась друг от друга, но не смутилась. В силу физиологических особенностей пунцоветь катессы не умели, а даже если бы Брин и Нисса родились людьми, то всё равно вряд ли бы страдали от излишка стеснительности.
  - Зависть - плохое чувство, - наставительно заявил Брин, копируя нравоучительную интонацию мэй Ольвин, штатного целителя пансиона.
  - Прелюбодеяние напоказ - тоже, - фыркнула Элида.
  - Ладно тебе, - примирительно встряла Нисса. - Здесь же всё равно никого, кроме нас, нет.
  - А мы с Ив что, не в счет?
  - Действительно, - подала голос я, - пусть лобызаются сколько влезет, лишь бы аппетит не портили.
  - Вот, - ткнул пальцем в мою сторону Брин, - человек, способный искренне порадоваться за друзей.
  - Эй, ты клешню-то свою убери, а то новую придется приращивать, - замахнулась вилкой Элида - катесс вытянул руку как раз над её омлетом, а шерсть есть шерсть, пусть даже и очень короткая.
  Рисковать важной конечностью Брин не стал.
  Несколько минут мы оживленно поглощали завтрак, катесс молчал (тарелку с едой он не взял - вероятно, успел перекусить пораньше), держа руку под столом. То ли от Элиды прятал, то ли нашел для "клешни" более удачное место в виде Ниссиной коленки.
  Внезапно неплотно прикрытая дверь в столовую распахнулась во всю ширь, ударившись о стену, и на пороге возник один из младших братьев Ниссы, Нэйди.
  - Народ, - восторженно возопил юный катесс, - там девчонку новенькую привезли!
  Наверное, с такой же безумной радостью в бирюзовых глазищах он мог сообщить, что наконец-то привезли долгожданный новый компьютер взамен нынешнего раритета.
  Осчастливив нас благой вестью, пострелёнок помчался дальше - не иначе намереваясь просветить всех, включая уборщиц. Мы, не сговариваясь, побросали вилки и недоеденные остатки и выскочили из столовой.
  Кованые створки ворот, подобно вышеупомянутой двери, были распахнуты, посреди мощеной плиткой площадки двора стоял чёрный легковой автомобиль. Когда наша разномастная компания вылетела на крыльцо, из салона, с заднего сиденья, медленно и степенно вышла "новенькая девчонка".
  При ближайшем рассмотрении оказалось, что девчонка младше меня и Ниссы максимум лет на пять. Длинные темно-каштановые волосы обрамляли слишком серьезное, будто застывшее, лицо с высоким лбом, плотно сжатыми и чуть изогнутыми, словно их кривила презрительная усмешка, губами, вздернутым носиком и странными карими глазами - несколько большего размера, чем положено человеку. Наша пансионовская униформа с благочинной юбкой до колен делала девушку похожей на выпускницу какого-то закрытого элитного колледжа строгих правил. Неожиданно мой взгляд зацепился за весьма необычную для нынешних теплых деньков деталь. Руки новенькой с довольно длинными (определенно длиннее моих) пальцами обтягивали чёрные перчатки.
  Сопровождал девушку темноволосый мужчина в деловом костюме. Он захлопнул за ней дверцу машины и полез в багажник. Извлек оттуда синий чемодан и вместе с ним приблизился к уже ожидавшему гостей у крыльца Александру. Мужчины пожали друг другу руки, негромко заговорили, девушка безучастно смотрела на автомобиль, точно тот был единственным мало-мальски интересным объектом во дворе. Я вопросительно покосилась на Ниссу. Катесса отрицательно качнула буйной смоляной гривой.
  - На ней какая-то защита, - шепотом поведала подруга. - Кажется, амулет. Не позволяет определить, кто она, какой у неё Дар, уровень силы, ну и так далее. Он, - Нисса кивком головы указала на мужчину, - человек, магических способностей нет. По-моему, это её отец.
  - Экзотическая штучка, - заинтересованно протянул Брин и тут же схватился за бок, хотя стоящая рядом катесса не шевельнула и пальцем.
  Уголки губ Элиды дрогнули в одобрительной улыбке, я прыснула. Новенькая медленно повернула голову и бросила в нашу сторону короткий равнодушный взгляд, явно почуяв телекинетический толчок Ниссы.
  - Так-так, - прозвучал позади тихий голос Эрики. - Что это у нас здесь за собрание?
  - Новую ученицу привезли, - сообщила катесса.
  - Да? - Наставница поравнялась с нами, задумчиво, без особого любопытства изучая девушку. - Забавно. А мне никто ничего не сказал.
  Удивленная, я посмотрела на Эрику, недоумевая, как подобное могло произойти. В пансион не попадали просто так, без предварительного звонка и договоренности с директором. К моменту приезда новенького в "Дион" учителя уже знали о будущем ученике всё, что требовалось: кто, откуда, особенности Дара и характера.
  - Родители тоже не упоминали о новенькой, - неуверенно добавила Нисса.
  Александр обернулся к крыльцу и жестом указал на входную дверь. Наверняка "давайте продолжим беседу в моём кабинете". Мужчина еле слышно позвал дочь (во всяком случае, я имени не расслышала) и оба, проигнорировав комитет по встрече, вслед за директором поднялись на крыльцо. Только Эрика удостоилась быстрого предостерегающего взгляда Александра, ясно говорящего: "все вопросы - потом".
  - На что поспорим, что для твоих предков эта штучка тоже будет сюрпризом? - ожил Брин.
  - Тут и спорить-то нечего, умник, - отрезала Элида.
  За неимением лучших идей мы вернулись в дом, расселись на стоящих в холле низких коричневых диванчиках и принялись ждать. Эрика ушла, зато появились Манфред и Каролина, просвещенные не начальником, а младшим сыном. Спорить действительно было бесполезно - супруги знали о новенькой не больше учеников. Нисса описала родителям девушку и свои ощущения от неё, заставив катессов обеспокоенно переглянуться. Вертящегося вокруг Нэйди Каролина и Манфред совместными усилиями отправили в школу - оба младших брата Ниссы ходили в обыкновенную общеобразовательную, расположенную в Тэнноне, а познания магического характера прививали отпрыскам родители. Нас же на занятия никто не гнал, чем мы бессовестно воспользовались, лелея тайную надежду, что в связи с форс-мажорными обстоятельствами минует нас чаша зачета по травоведению.
  Спустя полчаса нудного ожидания главные герои в сопровождении директора наконец-то появились в холле. Отец новенькой снова пожал руку Александру, поставил чемодан на пол, шепнул что-то дочери и поцеловал её в макушку. Длинные, чуть тронутые тушью, чёрные ресницы дрогнули, мужчина, заглянув в широко распахнутые карие глаза, ободряюще улыбнулся и стремительно вышел, словно опасаясь передумать. Девушка застыла изваянием и лишь когда за её спиной хлопнула входная дверь, шагнула к деликатно молчавшему директору. Тот указал на диванчики и нас.
  - Идут, - сквозь зубы процедила Элида.
  Манфред качнул головой, и мы, повинуясь учительскому жесту, послушно отклеились от кожаной обивки.
  - Знакомьтесь, это новая ученица "Диона" Ситара Гелеана, - представил девушку Александр. - Преподаватели теоретической магии мэй Каролина Лорана и практической мэйр Манфред Калеб.
  Старшим Ситара вежливо кивнула и даже слегка растянула губы, что с определенной долей натяжки можно принять за подобие улыбки. Однако стоило директору обратиться к нам, как лицо девушки опять превратилось в неприятную, угрюмую маску, будто мы были её злейшими врагами.
  - Группа А: Анисина, Ивонна...
  - Привет, - поздоровалась я.
  Нисса улыбнулась. Катессы в принципе не имеют привычки улыбаться так же широко как люди, но по сравнению с кривым изгибом губ новенькой открытая улыбка подруги лучилась искренностью и доброжелательностью.
  - ...Элида и Брин.
  На имени "Элида" Ситара вздернула одну бровь, демонстрируя легкое, умеренное удивление.
  - Да, да, в честь реки в Вере, - пояснила моя вторая подруга, уже привыкшая к такой реакции на своё немного нестандартное имя. - Согласно семейной легенде, родители зачали меня на её берегу.
  - Элида! - шокировано ахнула Каролина.
  Супруг отвернулся, пряча ухмылку, Александр задумчиво посмотрел на лестницу. Выражение лица новенькой не изменилось.
  - А что тут такого? - пожала плечами Элида.
  - Девочки, - заговорил директор и бросил Элиде серебристый ключ с белой пластмассовой биркой, - проводите Ситару в спальное крыло, покажите ей её комнату. Брин, побудь рыцарем, помоги с чемоданом. И как отнесешь, зайди к Эрике и Ольвин, скажи, чтобы спустились ко мне в кабинет.
  Брин с мученическим кряхтением поплелся за скромным багажом новенькой. Мы двинулись к лестнице, девушка безмолвно последовала за нами. На втором этаже Элида выскочила вперед и принялась исполнять роль экскурсовода.
  - Здесь у нас спальное крыло. Там комнаты мальчиков, тут комнаты девочек. Ванная одна, так что имей в виду: утром надо встать пораньше и занять её до того, как там окопается Брин. Если не успеешь, придется не меньше часа ждать, пока Брин красоту наведет.
  - Чушь! - донесся сзади возмущенный вопль катесса. - Максимум полчаса!
  - Милый, даже я с утра провожу в ванной комнате не больше двадцати минут, - парировала Нисса и повернулась к Ситаре. - Мои родители Каролина и Манфред. Ещё у меня есть два младших брата, сейчас они в школе, так что ты их увидишь попозже. Мы живем в Тэнноне, а остальные здесь. Из старших в пансионе постоянно обитают Эрика и мэй Ольвин, наш целитель, но их спальни расположены в другой части здания. Кстати, можешь звать меня Нисса.
  - А меня Ив или Ивон, - добавила я.
  - Меня можешь звать Эли, но не слишком часто, - внесла свою лепту в представления Элида. - Брина можешь звать красавчиком, но тоже не слишком часто, иначе он зазнается.
  - А как лучше обращаться к тебе? - спросила я.
  - Ситара, - холодно произнесла новенькая, глядя прямо перед собой. - Без сокращений и прозвищ.
  - Откуда ты родом? - уточнила Нисса.
  - Ниоткуда, - отрезала Ситара.
  - Это как? - озадачилась катесса.
  - Вот так.
  Я бросила на идущую впереди, лицом к нам, Элиду недоуменный взгляд. Если бы ледяной интонацией можно было убить, то новенькая уже перешагивала бы через труп одной из нас. Она не смотрела ни по сторонам, ни на спутниц. Её голос был подобен обоюдоострому кинжалу, а в глазах плескалось равнодушие. Не выдержав созерцания сего пейзажа, Элида повернулась спиной к притихшим друзьям.
  - Это твоя комната. - Элида, мельком сверившись с номером на бирке, вставила ключ в замочную скважину и открыла нужную дверь. - Располагайся.
  Жилых помещений для учащихся в пансионе было не так уж и много: пять спален для девочек, три для мальчиков (магов среди мужчин испокон веков было меньше, чем среди женщин). Мужскую половину единолично занимал Брин, на женской кроме нас с Элидой обитали ещё четыре девочки-подростка, в силу возраста сейчас грызущие гранит науки в той же школе, что и братья Ниссы. Четвертая комната поступила в полное распоряжение Ситары. Перешагнув через порог, она окинула отрешенным взглядом скромную типовую обстановку: две кровати, шкаф, комод, маленький письменный стол с тремя полочками сверху. Брин занес в спальню чемодан, демонстративно брякнул посередь и удалился. Мы нерешительно потоптались в коридоре.
  - Питание у нас трёхразовое, - продолжила сухой инструктаж Элида. - Столовая на первом этаже, в правом крыле. Для нашей группы занятия начинаются в девять, последний день недели выходной, но иногда преподаватели могут припахать к общественно полезным делам в виде уборки.
  - Может, тебе чем-то помочь? - осторожно осведомилась Нисса. - Ну, вещи там разобрать, пансион показать или его окрестности...
  - Нет, не надо, - отозвалась новенькая, даже не потрудившись обернуться.
  - Но если всё-таки что-то потребуется, наша с Ив комната в конце коридора, - заметила Элида.
  - Ты не стесняйся, обращайся, - снова добавила я. - Мы всегда рады новым лицам.
  Ситара наконец соблаговолила продемонстрировать нам вышеупомянутую часть тела, посмотрела неприязненно.
  - Спасибо, - выдала она, приблизилась и захлопнула дверь перед нашими носами, только что не съездив по ним створкой.
  Не знаю, чем было это "спасибо", но могу сказать точно, чем оно не являлось, а именно тем, что обычно под данным словом подразумевают - устной вежливой благодарностью.
  - Всегда пожалуйста, - пробормотала Элида.
  Мы побрели обратно, однако не успели отойти и десятка метров, как услышали отчётливый щелчок задвижки с внутренней стороны двери.
  - Определенно, мы ей понравились, - констатировала Элида.
  - Какая-то она запуганная, - поделилась выводом Нисса. - Вам так не показалось?
  - Думаешь? - скептически хмыкнула я. - А по-моему, её не вдохновили именно наши физиономии.
  - Да откуда она вообще такая взялась? - возмутилась Элида. - То ли ледяная принцесса из сказки, то ли робот из фантастического фильма.
  - Принцесса-робот, - шепотом предположила я.
  Нисса хихикнула.
  Мы спустились в холл и застали там Брина со смертной тоской во взоре.
  - Эрика велела не расходиться, сказала, что зачет, несмотря на новенькую, всё равно будет, - осчастливил нас катесс.
  Мы с Элидой единодушно погрустнели.
  
  - - -
  
  Даже не прибегая к помощи моих любимых карт, я знала, что зачет сдам в лучшем случае на "сносно", что в некоторых школах приравнивалось к тройке. Достойно и с пользой потратив вчерашний выходной на ликвидацию злополучного пятна, к учебникам и справочной литературе по флоре я так и не притронулась. Порывшись в скудных закромах памяти, я кое-как справилась с письменной частью и с грустью уставилась на квадратный поднос, заполненный засушенными веточками, цветами и листьями. В задание входила идентификация разложенного перед каждым учеником гербария и приготовление из предложенных ингредиентов смеси для усиления защитного амулета. Таких смесей было несколько, поэтому и наборы у нас различались (во избежание подсматривания). Я покосилась на соседей по длинному общему столу. Нисса уже уверенно толкла в маленькой ступке фиолетовые листочки, Элида с крайне задумчивым видом перебирала свой гербарий, Брин отчаянно пыхтел над письменными вопросами, иногда поскрипывая карандашом. В прошлом году Эрика решила провести практику на свежем воздухе и потащила нас в лес за пансионом. Катесс блестяще провалил задание, обозвав вербейник зверобоем (вероятно, из-за желтых цветов, наличествовавших у обоих) и не найдя отличий между снытью и цикутой (а что, большинство зонтичных действительно немного на одно лицо). Я нерешительно потрогала сморщенный белый цветочек. Что ж, сейчас я весьма недалека от того, чтобы повторить "подвиг" Брина.
  И кто мне мешал сбегать в комнату и хотя бы проглядеть конспект, пока наша компания скучала в холле? Знаю ведь, что если Эрика что-то решила, то обязательно сделает.
  Самобичевание штука занимательная, но абсолютно бесполезная. Нужных знаний она, увы, не прибавляет.
  Культурный стук в дверь нарушил наше сосредоточенное сопение. Эрика оторвалась от изучения затылков учеников, вздохнула.
  - Да, Алекс?
  Створка приоткрылась, впуская в кабинет директора. Он бросил на девушку извиняющий взгляд и вышел к доске.
  - Пожалуйста, отвлекитесь на минуту, я хотел бы сказать несколько слов о новенькой.
  Упрашивать нерадивых отроков дважды не пришлось, мы охотно оторвались от зелени и приготовились внимать директорской мысли.
  - Как вы все, полагаю, заметили, приезд Ситары стал для нас полной неожиданностью, - начал Александр. - Её отец позвонил мне всего за пятнадцать минут до их визита, поэтому я не успел никого предупредить.
  - Да, заметили, - прошелестела за нашими спинами Эрика.
  - Семья Ситары весьма... хм, необычная, - продолжил мужчина, проигнорировав реплику волчицы. - Её мать эмигрантка с Эос и здесь, на Аиде, Ситару не всегда воспринимали... адекватно. - Директор снял очки и посмотрел на половицы. Наверное, там, невидимое из-за нашего стола, скрывалось нечто чрезвычайно интересное. - В общем, сменив не одно учебное заведение, родители решили отправить дочь в "Дион", где, как они надеются, Ситара сможет закончить образование, не подвергаясь... насмешкам.
  В пансионе никого не удивишь мигрантами с нашей планетарной соседки - в приемной Александра как раз сидела уроженка златой Эос, девушка вполне человеческой наружности с раскосыми карими глазами и копной светлых волос. В разное время выпускниками "Диона" становилось не меньше двух десятков выходцев со Старшей сестры, как иногда ласково называли Эос её жители (а нашу Аиду они с ноткой снисходительности именовали, соответственно, Младшей). Внешность переселенцев колебалась от однозначно человеческой до совершенно невероятной, включая самые экзотические комбинации. Ситара же выглядела вполне нормально, разве что чуть бледновата, ну да это дело поправимое...
  - Что ж, милости просим, - разрешила Элида. - Только можно вопрос?
  Александр поднял на девушку глаза, водрузил очки на нос.
  - Да?
  - Что в ней такого особенного? Чем она отличается от прочих уроженцев Старшей сестры?
  Мужчина беспомощно посмотрел на Эрику, и я поняла, что он и сам толком не знает, чем новенькая выделяется среди массы мигрантов, кочующих туда-сюда.
  - Её отец человек, - подсказала Нисса. - Думается мне, он аидянин.
  - Да, смешанный брак, - с явным облегчением подтвердил директор.
  - Ну, хвоста у Ситары нет, чешуи тоже, зрачки круглые да с фигурой полный порядок, - авторитетно заявил Брин. - Так в чем проблема?
  - Может, в характере? - предположила я. - Если она на всех подряд реагирует с тем же дружелюбием...
  - Мэйр Винсент намекнул, что жизнь Ситары была непростой, - перебил меня Александр, - поэтому мне бы хотелось, чтобы вы отнеслись к девушке с пониманием и терпением. Дайте ей время освоиться, прийти в себя. Постарайтесь быть не слишком навязчивыми, но и не обделяйте её вниманием, не сторонитесь. Воздержитесь от бестактных вопросов...
  - Вроде почему она носит перчатки? - озвучила я замеченную мной странность.
  - Или блокирующий телепатическое прощупывание амулет? - внесла свою лепту Нисса.
  - Или где она нашла эту кошмарную юбку? - присоединился к нам Брин.
  - Именно такие вопросы вам не стоит ей задавать, - сухо согласился мужчина. - Сегодня Ситара отдыхает, а с завтрашнего дня начнет посещать занятия наравне с вами. Помогите ей наверстать упущенное, объясните, что к чему.
  - А если она на нас кинется, можно применить силу? - с надеждой полюбопытствовала Элида.
  - Только если действительно кинется, - отозвалась Эрика.
  Директор укоризненно покосился на учительницу и отрицательно покачал головой.
  - Нет, - отрезал он и с ноткой раздражения в голосе добавил: - Я рассчитываю на ваше понимание. В конце концов, вы уже не дети. - И стремительно покинул помещение.
  Дверь закрылась, мы занялись коллективными переглядываниями.
  - В этом-то вся и проблема, - философски констатировала Элида.
  - Воистину, - поддержала девушку Эрика и, обойдя стол, вышла к доске. - Перерыв окончен, возвращаемся к травам.
  Я снова ткнула пальцем в белый цветочек. Похож на жасмин...
  
  - - -
  
  До вечера Ситару мы не видели. Она покинула свою комнату лишь по случаю ужина, привидением вплыв в столовую. Взяла тарелку с едой, выбрала свободный столик, села и приступила к трапезе. Мы то и дело поглядывали на девушку, да и не только мы. Даже наша кормилица, и та не без удивления косилась на новенькую, хотя почтенная мэй Глэдис работала в пансионе уже тридцать лет и за эти годы повидала всякого, в том числе и экзотических переселенцев с Эос.
  - Если хотите знать моё мнение, - шепотом заметила Элида, - будь Ситара похожа на распоследнего демона из Нижнего мира, она привлекала бы куда меньше внимания, чем этим своим угрюмым выражением лица.
  - Скорее уж высокомерным, - поправила я. - Когда она смотрит на тебя, возникает стойкое ощущение, будто общаться с тобой - ниже её достоинства.
  - А мне по-прежнему кажется, что она напугана и прячет страх под маской отчужденности, - возразила Нисса.
  Новенькая чуть ниже склонила голову и Брин поспешно отвернулся.
  - Демоны, она прекрасно нас слышит, - прошипел катесс.
  Мы смутились и разом прекратили все разговоры. Ужинавшие за соседними столиками девочки из младших групп тоже молчали, вероятно, даже не решаясь обсуждать Ситару в её присутствии.
  Девушка покончила с трапезой, отнесла тарелки посудомойке и в гробовой тишине покинула столовую.
  После ужина мы чисто девичьей компанией (Брин сослался на личные неотложные дела и отбыл в неизвестном направлении) выбрались на причал и расселились на краю дощатого настила. Солнце медленно опускалось за пансион, приятно согревая спину, со стороны Тэннона доносился автомобильный гул - по вечерам пробки образовывались даже в маленьких городах. Я любовалась на позолоченные солнечными лучами лесные вершины на противоположном берегу озера, Элида громко хрустела неполезными сухариками, Нисса ей помогала. Естественно, тема беседы осталась той же, на редкость злободневной.
  - Итак, что нам делать с этим чудом? - первой заговорила Элида.
  - А что нам ещё делать? - пожала я плечами. - Терпеть.
  - Надо подождать, пока она оттает, - рассудительно предложила Нисса. - Александр сам так сказал.
  - Александру не придется сидеть с ней на занятиях, делиться конспектами и пытаться вести диалог, - непреклонно тряхнула темно-каштановыми волосами Элида.
  - Что нам остается? - повторила я. - Мы же не можем убить её и тайно прикопать тело за пансионом?
  - А что, идея! - оживилась Элида.
  - Да ну тебя, - отмахнулась я.
  - Я уверена, когда Ситара привыкнет к новому окружению, она станет более дружелюбной, - не сдавалась катесса. Помолчала секунду-другую и добавила: - Надеюсь.
  Со стороны здания донесся ритмичный перестук каблуков.
  - Нисса! - позвала Каролина, спускаясь по ступенькам на причал.
  - Иду! - откликнулась Нисса, цапнула из желтого пакетика сухарик и встала. - Ладно, пока. Не убивайте никого без меня.
  - Обижаешь, - фыркнула Элида.
  - До завтра, девочки, - попрощалась с нами Каролина.
  Мы обернулись и помахали обеим катессам.
  - До свидания!
  Мать и дочь ушли за пансион. Через несколько минут ветер принес рокот выезжающей со двора машины. Я придвинулась поближе к подруге и присоединилась к поеданию сухариков. Солнце скрылось за "Дионом", погрузив озеро в зыбкие синеватые сумерки. Покончив с коричневыми квадратиками со вкусом сыра, Элида смяла аляповатую упаковку и решительно поднялась.
  - Ну, идем, что ли?
  - Куда? - не поняла я.
  - Предпримем вторую попытку наладить контакт с Ситарой.
  Честно говоря, я сильно сомневалась, что из этой затеи выйдет что-либо путное. И действительно, попытка провалилась с треском, ибо, когда мы постучались в дверь комнаты новенькой и предложили устроить импровизированный девичник на троих, ответили нам очень нелюбезно. Нет, разумеется, Ситара не произнесла ни одного неприличного слова и не послала неурочных гостей лесом. Из-за закрытой (и запертой - Элида провела пальцами по тонкой ниточке щели между створкой и косяком и утвердительно покачала головой в ответ на мой немой вопрос) двери нам заявили "нет, спасибо", причем тем же непререкаемым тоном, что и утром. Переглянувшись, мы поскорее дезертировали в холл.
  - Мы к ней с самыми мирными намерениями, а она... - посетовала я.
  - И ладно. Гонят в дверь - лезь в окно.
  Я озадаченно нахмурилась. Однако подруга лишь загадочно улыбнулась и поманила меня за собой. Мы опять вышли во двор, обогнули здание и остановились под окнами спального крыла. Элида подняла голову, в сгущающихся сумерках прикидывая, какое именно из ряда темных прямоугольников на втором этаже принадлежит занимаемой Ситарой комнате.
  - Вот. - Девушка передвинулась на несколько метров вправо и указала на слабо освещенное окно.
  - Ты что, - трагически зашипела я, не веря в серьезность Элидиного замысла, - действительно собираешься лезть к ней в окно?
  - Нет, - невозмутимо отозвалась подруга. - Это сделаешь ты.
  - Чего-о?! - опешила я.
  - Забыла, что хуже меня левитирует только Брин? А у тебя неплохо получается.
  - Но зачем?
  - А как иначе ты туда поднимешься? С помощью лестницы?
  - Да я не о левитации. Зачем вообще лезть к Ситаре?
  - Посмотреть, что она там делает, как ведет себя, когда рядом никого нет, - пояснила девушка и недоуменно на меня покосилась, удивленная моей недогадливостью. - Ясно же, что она играет на публику, причем, заметь, именно на нас, сверстников. Со старшими она куда любезней.
  - Может, потому, что она не в том положении, чтобы откровенно грубить преподавателям? - мрачно предположила я.
  Элида на секунду задумалась.
  - Возможно, - согласилась подруга и махнула рукой. - Лезь давай, пока она не услышала наши дебаты.
  Я отступила на шаг, запрокинула голову. До второго этажа было не так уж высоко, однако смущало меня отнюдь не расстояние. Подглядывать за человеком... неприлично как-то. Ладно бы за парнем - хоть знаешь, зачем и на что смотреть будешь, - но за девушкой?! Вряд ли там можно увидеть нечто такое, что способно удивить другую девушку...
  - Вперед, - шепнула Элида.
  - А не нарушим ли мы тем самым этические нормы? - предприняла я последнюю попытку отговорить подругу от сей ещё более сомнительной, нежели предыдущая, затеи.
  - Мы их нарушим в случае, если посредством телепатии в голову ей полезем. Не тяни время, Ив.
  Я вздохнула, закрыла глаза и сосредоточилась на заклинании левитации. Тело сразу стало легким, словно перышко, земля уплыла из-под ног. Воспарив на заранее прикинутую высоту, я почувствовала, как замерла, и открыла глаза. Окно в белой раме находилось как раз на уровне моей груди. Я осторожно приблизилась к сероватому карнизу, заглянула внутрь. То ли Ситара ещё не обустроилась на новом месте, то ли в принципе не имела привычки задергивать занавески - во всяком случае, обзор чуть затрудняла лишь бледно-голубая узорчатая тюль. Сквозь рассыпанные по ажурной сетке цветы я видела центральную часть комнаты, изножье обеих кроватей, дверь и комод возле неё. Знакомый чемодан оказался придвинут к ближайшей к окну кровати, на самой постели лежало несколько вещей. В помещении, освещенном явно одним только ночником на тумбочке, царил полумрак. Ситары я не увидела.
  Может, она вышла?
  Я ухватилась за край не отличающегося чистотой карниза, подтянулась немного, едва не ткнувшись носом в стекло.
  - Эй, ну что там? - долетело снизу.
  Я отмахнулась, пытаясь разглядеть всю комнату. Вот письменный стол рядом с окном, массив шкафа в рассеянном свете. Дверцы нараспашку, за ними копошится тень. Ага, нашлась Ситара. Развешивает одежду.
  - И-иив...
  Не глядя на землю, я погрозила Элиде кулаком. Если Брин прав и у новенькой действительно отличный слух, то вести диалог, паря в воздухе за её окном, верх глупости. И уж тем более мне не хотелось на личном опыте выяснять, как Ситара отреагирует, обнаружив незваных гостей в столь интригующем месте.
  Наконец новенькая вынырнула из-за дверей шкафа и скользнула к кровати. Роскошные темно-каштановые локоны девушки были собраны в практичный хвост, и внезапно я заметила её ухо - удлиненное и заостренное. Боги... никогда не видела таких ушей, по крайней мере, у людей. В книгах мне где-то попадались остроухие создания, уже не помню, кто и где, но они однозначно родом не с Аиды. Я навалилась грудью на карниз, не особо заботясь о чистоте форменной кофточки. Склонившись к постели, Ситара перебрала вещи. Кофты на ней не было, девушка щеголяла в простой белой майке. Ого! А перчатки-то длинные, закрывают руки аж до локтей. Интересно, что она под ними прячет?
  Неожиданно (во всяком случае, для меня) девушка застыла. Я напряглась. Вот демоны, неужели услышала? Паника скрутила желудок, я отшатнулась от окна. Ситара резко выпрямилась и посмотрела прямо на меня. Её карие глаза казались дырами на бледном угрюмом лице. При виде такого зрелища паника нервно сглотнула и усилилась, лишая меня контроля над заклинанием, и я с жалобным писком ухнулась в пустоту...
  
  
  
  Глава 2
  
  Падение с маленькой высоты имеет свои плюсы и минусы. Плюс заключается в том, что в этом случае вы почти наверняка не украсите пейзаж живописным пятном в собственном исполнении и ограничитесь переломом важной конечности, а то и просто парой синяков и ссадин. Минус плавно переходит в плюс падения с большой высоты - если летишь долго, то успеешь перестать паниковать, соберешься, сконцентрируешься и повторишь заклинание левитации, которое позволит приземлиться медленно, аккуратно и с комфортом. Разумеется, сорвавшись с уровня второго этажа, вы не то, что не произнесете нужное заклятие, но и даже едва ли оное вспомните. Что и произошло со мной.
  В первое мгновение показалось, будто подо мной разверзлась настоящая бездонная пропасть, но на самом деле полет длился ну очень недолго. Испугаться как следует я не успела, практически сразу достигнув земли. Сердце отчаянно стукнуло о ребра, ожидая болезненного удара о лик матери-Аиды, но жесткий бум так и не последовал. Я не долетела совсем чуть-чуть, угодив в чьи-то услужливо подставленные руки. Замерла, обреченно жмурясь и пытаясь понять, кто же этот герой. Определенно не Элида. Она, конечно, девушка сильная, но не настолько, чтобы удержать подругу, равную ей по весу.
  Неужели Брин?
  А что он здесь делает?!
  - Вот уж от кого я подобного точно не ожидал, так это от вас! - прошипел надо мной мужской голос.
  Александр? Ну всё, мы покойники.
  Я осторожно открыла один глаз. Даже в потемках я смогла оценить степень директорского негодования. Я разлепила второй глаз и увидела Элиду, скромно потупившуюся и виновато ковырявшую землю носком туфельки. Затем сверху стукнули оконные створки. Мы подняли головы. Ситара высунулась из окна, посмотрела на нас недоуменно. Её волосы каскадом упали по обеим сторонам лица.
  Успела распустить.
  Вероятно, новенькая удивилась. Ещё бы, в первый же день обнаруживаешь под своим окном весьма колоритную группу в виде директора и двух учениц, причем одна находится у него на руках, а другая пытается на манер дриады слиться с деревьями.
  Целое мгновение мы таращились на Ситару, а она на нас. Потом девушка нахмурилась, и Александр поспешно стряхнул меня с рук. Я пошатнулась, оправила одежду. Хорошо хоть прямо себе под ноги не бросил.
  - Добрый вечер, Ситара, - вежливо поздоровался мужчина.
  - Кому как, - отозвалась новенькая. - И что вы все там делаете?
  - Выполняем домашнее задание по травоведению, - нашлась Элида.
  Ситара с откровенным скепсисом вздернула брови, не поверив ни единому слову.
  - И мы уже уходим, - заверил Александр и, обратив на нас грозный взор, с нажимом произнес: - Идемте, девочки. Спокойной ночи, Ситара.
  - Надеюсь, - буркнула новенькая и закрыла окно.
  Спорить с директором мы не рискнули и послушно засеменили прочь. Едва мы выбрались из кустов на площадку двора, как нас накрыла волна гнева Александра.
  - Что вы там делали? Как вы вообще до этого додумались? - кипятился мужчина нам в спины. - Понимаю, если бы этим занимался Брин, но вы!.. Вы! О боги, зачем?
  - Любопытно стало, - призналась Элида.
  Поднявшись на крыльцо, мы по очереди проскользнули в освещенный холл.
  - Любопытно? - повторил директор, хлопнув дверью. - А о Ситаре вы подумали? Как она должна реагировать на это ваше нездоровое любопытство?
  - По крайней мере, она держалась с достоинством, - хмыкнула Элида. - Нам было любопытно, да, но вы-то что потеряли под окнами Ситары?
  - Проверял, как далеко может зайти Брин в своём интересе к девушке. И, честно говоря, меньше всего ожидал увидеть там вас. - Внезапно Александр схватил меня за локоть, удержал на месте. - Ивонна, на минутку.
  Подруга немедленно обернулась, однако мужчина указал на лестницу.
  - А ты иди в вашу комнату.
  Элида ободряюще покосилась на меня и взбежала по ступенькам. Я застыла посреди холла, чувствуя себя прикованной цепью к огромной скале. Директор отпустил мою руку, внимательно огляделся, убеждаясь, что лишних ушей поблизости нет, и понизил голос:
  - Что ты видела?
  Я замялась. Говорить или промолчать в попытке сойти за умную? Или же Александру всё-таки известны некоторые особенности новой ученицы, и теперь он хочет выяснить, что успела заметить я?
  - Ну-у... я видела немного, - выдавила я. Правда. Почти.
  - Что конкретно?
  Я робко подняла глаза на собеседника. На меня мужчина не смотрел, изучая фикус возле второй лестницы. Напряженное выражение лица не сулило ничего хорошего. К тому же он опытный маг и достаточно проработал в пансионе, чтобы понять, когда ученик лжет. А в моём случае ещё и не слишком виртуозно.
  - Уши, - выдохнула я. - У Ситары заостренные уши. Как у фей в детских книжках.
  - Что-нибудь ещё ты заметила? - неумолимо уточнил директор.
  - Нет. - Подумала и добавила: - Честно.
  - Ясно. Запомни, ты никому не должна об этом рассказывать, ты меня поняла? - Александр наконец удостоил меня пристальным, ищущим взглядом. - Ни подругам, ни вообще кому-либо.
  Чудные ассоциации. Вот теперь я ощущаю себя кроликом, которого гипнотизирует крупный и крайне недружелюбно настроенный хищник.
  - Ивонна, слышишь, никому, - повторил мужчина, склонившись ко мне, так что наши глаза оказались на одном уровне.
  Я затравленно моргнула и нервно покивала. Директор выпрямился.
  - Хорошо. Можешь идти.
  Я двинулась к лестнице, еле сдерживая порыв улепетнуть отсюда со всех ног. Бр-р! Ну прям тайны Вэйнерского двора! Никому ничего не говори, а то вдруг подруги заинтересуются ушами Ситары! Нет, конечно, заинтересуются, но как только выяснится, в честь чего такая секретность, наш энтузиазм тут же зачахнет. То, что известно всем, уже не вызывает такого любопытства.
  - Спокойной ночи, Ивонна, - неожиданно сказал Александр.
  Я притормозила на ступеньке, настороженно оглянулась.
  - Спокойной ночи, - из соображений элементарной вежливости ответила я и поспешила на второй этаж.
  За моей спиной холл погрузился во тьму, зашуршали удаляющиеся шаги мужчины. Повернув в спальное крыло, я на цыпочках, затаив дыхание, прошмыгнула мимо комнаты Ситары и успокоилась, лишь закрыв за собой дверь нашей опочивальни.
  - Ты что-нибудь видела? - с порога приступила к допросу Элида.
  - А ты почему не предупредила об Александре? - накинулась я на подругу. Как говорится, лучшее средство защиты - это нападение, особенно если надо уйти от прямого ответа на вопрос.
  - Я предупредила, - возразила девушка. - Я тебя позвала, а ты мне кулак продемонстрировала.
  Я смутилась, припомнив сдавленный зов, не удостоившийся моего внимания.
  - А-а, так это он тогда пришел, - догадалась я.
  Элида скрестила руки на груди и кивнула.
  - Неловко получилось, - отметила я и направилась к своей постели.
  - Не то слово, - с притворной жизнерадостностью согласилась подруга. - И всё-таки ты видела нечто... этакое?
  Сбросив туфли, я забралась на кровать и вытянулась на одеяле. Нечего сказать, в хорошенькое же положение поставил меня господин директор - вынудил врать Элиде. И ради чего? Ради всего-навсего заостренных ушей новенькой! Вот кабы у Ситары крылья обнаружились!
  - Для выходца с Эос у Ситары на редкость непримечательная внешность, - поделилась я тем, на что не было наложено табу.
  - А перчатки?
  - Она была в них.
  Девушка приблизилась и опустилась на край моей постели.
  - Ну-у, так неинтересно, - пожаловалась подруга. - Надо ж было так подставиться и ничего путного при этом не накопать!
  Я сочувственно вздохнула. Как верно заметила сегодня Эрика, "воистину"!
  
  - - -
  
  Хотела ли она быть такой как все? Быть похожей на большинство своих сверстников, на тех девушек, которых отныне предстоит называть одногрупниками? Холеных, высокомерных, с вселенскими катастрофами вроде сломанного ногтя или продинамившего парня? Если честно, они казались ей безмерно далёкими, принадлежащими к идеальному и оттого немного фальшивому миру. Эти девицы не знали проблем, не знали, каково скитаться по двум планетам, каково жить в вечном страхе перед новым днем.
  Хотела ли она быть похожей на них?
  Да ни за что в жизни!
  Разбудил Ситару негромкий плеск воды. Открыв глаза, девушка мгновенно насторожилась, чутко прислушиваясь к окружающему миру. В пансионе царила тишина, из нутра здания не доносилось ни звука. Ситара потянулась за стоящим на тумбочке будильником, прищурилась. Короткая стрелка не добралась ещё и до семи. Девушка откинула одеяло, вылезла из постели, подошла к окну. Распахнула створки, чувствуя, как лицо обдало утренним холодком. За деревьями виднелась синева озера, окутанная туманной дымкой, солнце лениво выползало из-за леса на другом берегу. До пансиона оно пока не добралось, и среди белых березовых стволов стыдливо трепетали сумерки, готовые в любой момент исчезнуть.
  Плеск далеко разносился над озерной гладью. Но сколько Ситара ни вглядывалась в теряющийся за кустами спуск к воде, заметить раннего пловца ей не удалось.
  Прикрыв окно, девушка быстро собрала необходимое и отправилась в ванную комнату. Как Ситара и подозревала, желающих встать в шесть часов утра в "Дионе" не обнаружилось. Вернувшись в спальню, девушка переоделась в местную униформу, тщательно расчесала волосы, замаскировав блестящими локонами уши, и выдвинулась на разведку. Спустилась на первый этаж, с удовлетворением отметив, что холл пуст, неторопливо его пересекла. Никто не должен догадаться, зачем она здесь. В противном случае хорошо, если только вопросами замучают, а если нет? Для всех них она лишь экзотическая зверушка, нечто диковинное, подлежащее внимательному изучению. Для других же - ценный приз, оружие, псина, которую следует заполучить и натаскать прежде, чем это сделают конкуренты. И её личное мнение никого не волнует, как не интересует мнение сторожевых катусов, выдрессированных убивать.
  Ситара остановилась перед дверью в директорскую приемную. Створка была закрыта и на всякий случай девушка постучала. Тишина. Ситара нажала на дверную ручку, осторожно приоткрыла незапертую створку. Удивительно.
  - Доброе утро, - вежливо поздоровалась девушка, хотя и так прекрасно поняла, что в приемной никого нет.
  Ещё бы, кто ж работает в такую рань?
  Прикрыв за собой дверь, Ситара приблизилась ко второй, ведущей в кабинет. Дернула ручку. Эта таки заперта. Интересно. Приемная нараспашку, чего нельзя сказать о директорских покоях. Ладно, она знала, что с каким-нибудь замком да пришлось бы возиться. Извлекла из густой массы волос шпильку, разогнула металлическую полоску и присела перед скважиной. Вряд ли здесь стоит слишком мудреный запор...
  Пес бы всех побрал! А она только поверила, что сегодня ей везет!
  Лишь благодаря тонкому слуху девушка успела выдернуть самодельную отмычку из скважины, выпрямиться и развернуться лицом к двери приемной. Улыбка, улыбка, вежливая улыбка...
  - Доброе утро! - с напускной жизнерадостностью повторила Ситара.
  Мэйр Александр Дион, естественно, не ожидавший обнаружить кого-либо в приемной в такой час, замер на пороге, изумленно глядя на незваную визитершу.
  - Э-э, доброе, Ситара, - неуверенно ответил он.
  А-а, так вот кто оздоровлялся утренним плаваньем! Девушка перевела взгляд с темно-каштановых, ещё влажных волос директора на мокрое полотенце в его руках. Бежевая куртка-ветровка накинута прямо на майку, определенно не парадные спортивные чёрные штаны, шлепанцы на босу ногу. Без очков мужчина почему-то выглядел старше и строже, но недоуменно-растерянное выражение симпатичного лица делало его трогательно-беззащитным, неуловимо напоминая Ситаре папу.
  - Ты что-то хотела? - уточнил Александр.
  - Да, - кивнула девушка. - Поговорить.
  - Сейчас? - Директор помял полотенце, явно не зная, куда оное деть.
  - Я быстро, - выпалила Ситара. - Понимаете, я никак не ожидала, что мною здесь заинтересуются... так. - Она специально выделила слово "так", пристально наблюдая за реакцией собеседника. Тема вчерашнего происшествия как нельзя лучше подходила в качестве объяснения. Не то чтобы девушку взволновала попытка следить за ней - она давно привыкла к нездоровому вниманию окружающих. Но как банальная отмазка вполне сгодится.
  Мужчина всё понял и потупился.
  - Признаться честно, я и сам не ожидал подобной выходки, тем более со стороны девушек, - медленно заговорил он и посмотрел на ученицу. - Уверяю тебя, такого больше не повторится.
  - Да, надеюсь. Хорошего дня.
  Зажав шпильку в кулаке, Ситара проскользнула мимо Александра и заторопилась в свою комнату. Первая попытка провалилась.
  
  - - -
  
  Привычно собрав волосы в пучок, я подошла к краю причала и задумчиво посмотрела на темную водную гладь. Плавать и медитировать не хотелось совершенно, мысли вяло крутились вокруг ушей Ситары и странной реакции директора на них. Нельзя сказать, что острые уши такая уж невидаль. У катессов большие заостренные уши, иногда даже с кисточками. Встречаются остроухие демоны и ещё какие-то существа, так и не поддавшиеся вспоминанию. Может, заглянуть после занятий в библиотеку и поискать? Я опустилась на настил, скрестила ноги и подперла щеку ладонью. В общем, острые уши это не странно, особенно если один из родителей родом с Эос. А вот реакция Александра, мягко говоря, странновата. Кое в чем он прав: мы действительно уже не дети и вряд ли станем дразнить Ситару, тем более будучи образованными магами. Тогда в чем дело? Почему я не должна распространяться о том, что видела? Что рассказал директору отец новенькой? И почему её привезли именно сюда? Мы ведь до сих пор не знаем, в чем заключается её Дар!
  Я громко застонала вслух и, откинувшись назад, улеглась на доски. Жестковато, зато позволяет сосредоточиться.
  Больше половины эосских мигрантов оказывались на Аиде нелегально. Бюрократия, она везде бюрократия, поэтому не всем хватало терпения дождаться, пока подготовят необходимые документы и разрешат официально переехать на Младшую сестру. Кроме того, как поведала нам Динайра, секретарь Александра, далеко не каждому это самое разрешение дают. Нелегалов, конечно, пытаются отловить, изредка даже действительно ловят и телепортируют обратно. Однако спрос не уменьшается, рождая предложение, и, несмотря на старания магов с обеих сторон, регулярно на Аиде появляется никем точно не подсчитанное количество выходцев с Эос. В свою очередь, часть коренных аидян не менее резво сбегает в мир Старшей сестры, надеясь затеряться среди её пёстрых народов.
  Возможно, мать Ситары нелегалка, когда-то тишком перебралась на Аиду, встретила мужчину, полюбила, ну а дальше в духе дурацкой романтической мелодрамы. Правда, зачем тогда, спрашивается, таиться? И всё-таки что именно известно директору? Эх, надо было рискнуть и спросить его вчера... Хотя, не исключаю, Александр мог и не ответить.
  - Ивон?
  - Нисса, - откликнулась я, глядя на приближающуюся ко мне катессу с неизменным полотенцем в руках.
  - Всё в порядке? - озабоченно уточнила Нисса. - Ты хорошо себя чувствуешь?
  По мнению подруги, раз я теплым весенним деньком не плаваю, значит, заболела.
  - Замечательно, - отозвалась я.
  Катесса подошла, присела.
  - Тогда в чем дело?
  - Хотела бы я знать, - вздохнула я и выпрямилась. - Ты Элиду уже видела?
  - Угу.
  - Она рассказала?
  - Ага.
  - И что думаешь?
  - Что надо было меня подождать, - усмехнулась подруга. - Если бы я стояла на стрёме, директор бы точно не застукал вас за столь неблаговидным занятием. Что ждет вас в качестве наказания?
  Я напрягла память, но упоминания о потенциальном устрашении провинившихся учеников не выудила.
  - Не знаю, - растерянно заметила я.
  Нисса хихикнула.
  - Видимо, решил приберечь до утра.
  Я встала, двинулась к пансиону. В холле мы столкнулись с Ситарой, неторопливо, словно на прогулке, пересекавшей помещение. Как и вчера, каштановый каскад удачно скрывал уши, обрамляя непроницаемое лицо, чопорно вытянутые по швам руки прятались в чёрных перчатках в обтяжку. Поздоровавшись, мы прошли мимо девушки, повернули к лестнице. Ситара едва удостоила нас кивком, но вдруг замерла и обернулась. Уже на нижних ступеньках я поймала её весьма странный взгляд, обращенный на мой купальник.
  - Ты что, тоже плаваешь по утрам? - с еле уловимой ноткой удивления спросила она.
  - Да, - подтвердила я.
  Новенькая моргнула и, больше ничего не добавив, удалилась. Как она сказала? Тоже плаваешь?
  - Эй, а что значит "тоже"? - спохватилась я.
  Ситара успешно притворилась глухой.
  - Разве у нас кто-то ещё плавает по утрам? - оглянулась я на всезнающую катессу.
  - Да нет вроде, - покачала головой Нисса.
  Пока я и Элида облачались в униформу, новенькая явно успела позавтракать, поскольку в столовой мы её не обнаружили. Зато там поджидал директор, сидевший в компании заметно приунывшего Брина за нашим любимым столом возле окна. При виде хмурой мужской физиономии мы с Элидой, не сговариваясь, развернулись и хотели было чинно покинуть помещение, но ткнулись носами в возникшую в проеме невидимую преграду.
  - Демоны! - выругалась девушка, тщательно ощупав пострадавшую часть лица.
  Разумеется, Александр не рискнул бы нашими носами и потому стену сотворил мягкую, при контакте гибко выгнувшуюся в обратную сторону. Ради интереса я несильно пихнула её кулаком и от места удара разбежались серебристые волны, сделав преграду видимой.
  Мастер.
  Нечего было и думать, будто хотя бы одна из нас в состоянии убрать стену. Нет, конечно, мы смогли бы... наверное... потратив немного времени на деактивацию... Но, поскольку времени нам никто не предоставил, пришлось покорно идти к столу и рассаживаться. Директор бросил быстрый взгляд на проем, снимая заклинание, и посмотрел на стыдливо опущенные головы.
  - На случай, если вы ещё не успели рассказать о вчерашнем Брину, я сделал это за вас, - негромко начал мужчина. - Теперь перейдем к главному. Больше никаких выходок в таком духе, иначе я буду вынужден счесть их нарушением этических норм с соответствующими мерами наказания. Более того, учитывая ваш возраст, наказание может заключаться в отчислении из "Диона" и последующем появлении несимпатичной записи в вашем досье, которая вряд ли пригодится вам в будущем. Надеюсь, я ясно выражаюсь?
  - Яснее некуда, - буркнул Брин.
  - Рад, что мы поняли друг друга. - Александр улыбнулся, натянуто и холодно. У Ситары, что ли, понабрался дурных манер? - Не опаздывайте на занятия. - Встал и ушел.
  Когда шаги директора стихли в коридоре, Элида подняла голову и с облегчением выдохнула.
  - Уф, хвала богам, пронесло!
  - Ты уверена? - скептически уточнила Нисса.
  - И почему вы меня с собой не позвали? - пробубнил Брин.
  Катесса не поленилась, перегнулась через стол и щёлкнула кавалера по носу.
  - Тебя-то там как раз и не хватало.
  - Ладно, сами виноваты, - признала я и перевела беседу (или, вернее, её жалкое подобие) в другое русло. - Что возьмем на завтрак?
  - Что-то, если честно, у меня нет аппетита, - заявила Нисса и поднялась из-за стола.
  Брин укоризненно на нас покосился и последовал за подругой. Впрочем, насколько я знала катесса, никогда не жаловавшегося на отсутствие аппетита, покинул он нас исключительно из солидарности с возлюбленной и без особых потерь для желудка, успев поесть пораньше.
  Первым занятием шла теория. Ситара прилежно записывала всё, о чем рассказывала Каролина, в чёрную тетрадку, лишних вопросов не задавала и в сторону одногрупников не смотрела. В обществе старших новенькая действительно держалась приветливей и словно раскованней и, наблюдая за ней, я никак не могла понять, то ли это игра на публику (поди-ка нахами учителям и они используют все связи, чтобы выяснить, что ты за птица такая), то ли ей и впрямь настолько не нравились сверстники, что она не считала нужным ради них надевать маску дружелюбия. К тому же поразительная озабоченность директора нашим отношением к Ситаре не переставала меня удивлять. Круто же повернулось дело, если в случае ослушания нас грозятся отчислить. Может, её мама не просто мигрантка, а какая-нибудь важная персона и если дочку что-то не устроит, разгорится дипломатический скандал?
  Я поёжилась. Веселенькая перспективка. Та-ак, а это что?
  Приглядевшись, я поняла, что мне не показалось. Ситара держала шариковую ручку не подушечками слишком длинных пальцев, а немного ниже, на сгибе. Хм, странно. Я постаралась припомнить вчерашнее утро в столовой. Как новенькая держала вилку? Бесполезно, я даже внимания не обратила на её руки.
  Почувствовав мой изучающий взгляд, Ситара подняла голову от тетрадки и я поспешно отвернулась.
  Далее по расписанию значилась практика, причем в прямом смысле. Мы переоделись в более подобающие данному занятию спортивные костюмы и под руководством Манфреда отправились на ристалище, оттачивать то самое заклинание, благодаря которому Элиде пришлось вешать плакат с Эслин.
  Ристалище выглядело как обычная школьная спортивная площадка: тщательно утрамбованный прямоугольник, огороженный высокими сетчатыми стенами, с рядком скамеек с одной стороны. Только здесь не было кольца или футбольных ворот, их заменяли круглые мишени на деревянных ножках, выставляемые на разное расстояние. Как и всегда на практике, мы расселись на скамейках, Манфред повторил и продемонстрировал заклинание и передал инициативу будущим боевым магам. Первым к линии, проведенной носком кроссовки учителя, вышел Брин. На лице Элиды возникла ехидненькая ухмылочка - все знали, что Брин едва ли сумеет хотя бы сгенерировать энергетический шар. Юный катесс в духе старинных рыцарей отсалютовал даме сердца, чем вызвал явственный зубовный скрежет у отца прекрасной "леди". Буркнув: "Кончай паясничать, иначе мы тут заночуем", - Манфред отступил к стене, не переставая сверлить потенциального зятя хмурым взглядом. Брин повернулся к мишени, прикрыл глаза, дабы присутствующие не усомнились в его предельной концентрации, медленно поднял, вытянул и направил правую руку на цель, пошевелил пальцами. Девушки безмолвно внимали, Ситара смотрела на кусты за металлической сеткой. Ухмылка Элиды трансформировалась в совсем уж издевательскую. Выдержав театральную паузу, Брин внезапно улыбнулся, обнажив кошачьи клыки, резко выбросил левую руку и... метнул с неё вполне приличный голубоватый шар. Мерцающая сфера ударила по мишени, рассыпалась снопом искр.
  Мы разинули рты, Ситара вздернула одну бровь, точно обнаружив нечто занятное. Не веря в такое чудесное преображение, Манфред подошел к мишени, поводил над ней раскрытой ладонью, убеждаясь, что удар не иллюзия, потом вернулся к ученику и подозрительно того оглядел. Брин самодовольно скалился, светясь не хуже ясного солнышка. Нисса тоскливо вздохнула.
  - Так, - посуровел преподаватель, - признавайся, в чем подвох?
  Брин с видом оскорбленной невинности пожал плечами.
  - Обижаете, никакого подвоха.
  - Да неужели? - скривился Манфред. - Что-то мне не верится. Ещё на прошлой неделе ты показал нулевой результат по телекинезу. Помнится, единственное, на что тебя хватило, это вручную передвинуть шкатулку, пока никто не видит.
  Элида громко прыснула.
  - Наверное, мой Дар наконец-то раскрылся во всей красе, - не смутился юный катесс.
  - Мне позвать Каролину, чтобы она проверила тебя на наличие амулетов, накопителей и прочих посторонних предметов? - грозно прищурился учитель.
  Можно было обратиться и к Ниссе, но ставить дочь между приятелем и отцом Манфред всё же не решился. Тем более не надо обладать талантами катессы, чтобы понять, что дело действительно нечисто.
  Брин покосился на нас и пошел на попятный.
  - Ладно, ладно, не будем отрывать мэй Каролину. - Он полез в карман штанов и выудил оттуда чёрный кругляшок на шнурке.
  Манфред молниеносным движением реквизировал "помощника", сжал в кулаке.
  - Накопитель, - вынес вердикт катесс. - Плохо зачарованный и одноразовый. - Учитель неожиданно повернулся и перебросил подвеску за спину Брину, стоящему возле стены Александру.
  Когда он успел прийти?!
  Директор оттолкнулся от углового столба, который подпирал плечом, поймал накопитель.
  - Любительская работа, - резюмировал мужчина. - В течение пары-тройки дней собирает энергию, по большей части уходящую на один-единственный удар, что Брин нам и продемонстрировал. От обладателя требуется минимальный магический Дар и умение плести заклинания. Силу дает накопитель, после чего этот камень годится разве что на украшение.
  Ситара неопределенно хмыкнула и вернулась к изучению кустов, потеряв всякий интерес к происходящему.
  - Где ты достал эту безделушку? - спросил Александр, приблизившись к нерадивому ученичку.
  Брин засунул руки в карманы и потупился. Не от стыда, конечно.
  - Приобрел.
  - У кого?
  - Так, - неопределенно отозвался юный катесс. - У приятеля одного.
  - А имя у этого щедрого приятеля есть? - настаивал директор.
  Брин угрюмо зыркнул исподлобья на обоих мужчин. Манфред тряхнул гривой чёрных, ниже плеч, волос и повернулся к девушкам.
  - Хорошо, побеседуем позже, - заметил Александр и, спрятав накопитель в карман своих брюк, отошел обратно к стене. - Продолжайте.
  - Садись, - смирился Манфред. - Элида.
  Подруга с блеском справилась с заданием, продемонстрировав, что наши обои пострадали не зря. Похвалив светящуюся от гордости девушку, учитель поманил меня. С неохотой отлепившись от скамейки, я добрела до черты и с тоской уставилась на мишень. В отличие от Брина, мой Дар был достаточно силен и в меру активен. Под настроение у меня вполне неплохо получалось, с тем же телекинезом проблем не возникало. Но всевозможные боевые заклинания мне не давались. Сгенерированные мною сферы в лучшем случае деактивировались, не достигнув мишени, в худшем - самовольно меняли траекторию и попадали в сетку, в столбы, а то и улетали в небо. Энергии было то слишком много, то чересчур мало и контролю с моей стороны она не поддавалась. С такими способностями путь в боевые маги заказан, но для теоретика у меня, как справедливо отмечала Эрика, не тот склад ума. Вчерашний зачет по травоведению (результаты которого нам ещё не огласили) в очередной раз наглядно подтвердил, что и целителем мне не быть. Оставалось только пойти или в предсказательницы, или в какой-нибудь Остров работать на побегушках. Подобные перспективы меня не шибко вдохновляли, и я не теряла надежды призвать свой Дар к дисциплине.
  Я беспомощно покосилась на учителя. Тот вздохнул и на всякий случай отступил к скамейкам. Элида сжала кулак в ободряющем жесте.
  Ладно. Закрыть глаза, сосредоточиться, начать мысленно плести заклинание, одновременно концентрируя силу.
  Плести-то я начала, а вот сила не откликнулась, словно её у меня отродясь не водилось. Я стиснула зубы, честно стараясь не застонать вслух. Так, на чем я там остановилась? Вот демоны, сбилась! Теперь начинай сначала...
  Внезапно я ощутила на своих плечах чьи-то ладони.
  - Ты слишком напрягаешься, - услышала я позади себя голос Александра. - Не надо так стараться, ты же не экзамен сдаешь.
  Я открыла глаза и увидела живописно вытянувшиеся лица друзей. Лишь Ситара по-прежнему наслаждалась пейзажем за оградой.
  - Закрой глаза, - велел директор.
  Я закрыла, но только затем, чтобы не лицезреть мнение подруг, ясно отразившееся у кого на лике, у кого в очах.
  - Успокойся, глубоко вдохни и выдохни.
  Я послушалась. Ладони легко заскользили вниз по моим рукам, голос зазвучал возле самого уха - вероятно, мужчина наклонился к моему плечу, чтобы видеть мишень с ракурса ученицы.
  - Дыши ровно, расслабься, - негромко напутствовал он.
  Э-э, да как тут можно расслабиться, когда директор торчит у тебя за спиной и сопит в ухо?!
  - А ты всё-таки попробуй, - еле слышным шепотом посоветовал Александр, и я смутилась.
  Мамочки, так он ещё меня читает?!
  Хорошо, уже расслабляюсь.
  Тишина обступила меня со всех сторон, лишь дыхание мужчины слабо шевелило выбившиеся из пучка прядки волос возле моего лица.
  - Начинай плести заклинание.
  Начала. Медленно, с чувством, толком и расстановкой, как учит Манфред. Ой!
  Одна рука легла мне на талию, удерживая на месте, другая подняла мою верхнюю конечность, направляя оную на мишень. Несмотря на легкую экипировку - спортивные штаны и майку, - мне вдруг стало жарко. Тишина сгустилась, облепив паутиной. Моя ладонь лежала в ладони директора, его пальцы переплелись с моими. Мысленно я продолжала тянуть заклинание, будто ученик на вышеупомянутом экзамен, бубнящий ответ себе под нос. Силы я не чувствовала, зато тело начало активно потеть, вызвав новый приступ смущения.
  - Концентрируй энергию, - заговорил Александр. - Представь, как она течет по твоим сосудам, наполняет тебя, словно вода кувшин. Направь её в кончики пальцев, пусть она свободно собирается в ладони.
  Не знаю, собралось ли что-то в моей потной ладошке, но могу сказать точно, что ещё я ощутила. И это была отнюдь не искомая магическая энергия.
  Надо срочно сосредоточиться на заклинание, авось, хоть немного отвлекусь.
  - Так, - мужской подбородок коснулся моего прикрытого лишь бретелькой майки плеча. - Чуть помедленнее, не торопись, концентрируй силу. Ещё рано...
  Когда не слишком старый и, признаться, весьма симпатичный мужчина интимно шепчет тебе на ушко такие слова, впору концентрировать не волшебную энергию, а сексуальную. Демоны лысые, надеюсь, со стороны всё выглядит пристойно?
  - Вот так. Представь сферу, силу, питающую её. Не торопись.
  Ещё медленнее и я вообще о заклинании забуду!
  Сколько конец ни оттягивай, он всё равно когда-нибудь да настанет. Сколько я ни замедляла темп, злосчастное заклятие всё равно закончилось. Вернее, осталось каких-то два-три слова, причем последнее надлежало произнести одновременно с выбросом готового шара - если, конечно, будет что выбрасывать. Во всяком случае формирующейся над ладонью сферы я не чувствовала, текущей по сосудам энергии тоже, только горячую руку Александра. Наверное, если бы кто-то предложил мне сейчас остаться в его объятиях навсегда, я не раздумывала бы ни минуты...
  - Давай. - Директор сжал мою ладонь, и я запоздало выдохнула последнее слово, разорвав жаркую, звенящую тишину.
  Что-то задело кончики пальцев, и я открыла глаза, успев заметить голубоватый шар, эффектно впечатавшийся в мишень. От изумления я разинула ещё и рот. В ту же секунду мужчина выпрямился и отпустил меня. Слева донеслись сдержанные аплодисменты Манфреда.
  - Неплохо, совсем неплохо, - оценил он. - Садись.
  Оставшись без опоры, я пошатнулась и на негнущихся ногах поплелась к скамейке. Александр как ни в чем не бывало вернулся на исходную позицию возле столба. Я тяжело плюхнулась на сиденье рядом с Элидой.
  - Нисса, - позвал дочь Манфред.
  - А у меня лучше получилось, - упрямо шепнул Брин.
  - Так тоже можно, - возразила Элида.
  - Но факт остается фактом: мы оба воспользовались не своей силой.
  Смысл заявления катесса дошел до меня не сразу.
  - Что? - недоуменно уточнила я. - Что ты имеешь в виду?
  - Я вытянул энергию из накопителя, ты - из директора, - охотно просветил Брин.
  - Я?!
  - Не из кого Ив энергию не вытягивала, - заступилась за меня Элида. - Просто Александр по доброте душевной ей помог.
  - Что?!
  Манфред оглянулся на нас через плечо, грозно прищурился. Александр невозмутимо наблюдал за уверенными движениями Ниссы.
  - К твоему заклинанию он добавил своей энергии, - объяснила подруга, когда старший катесс отвернулся. - Симбиоз. Мы все это заметили, даже... - Девушка дернула головой в сторону сидящей немного поодаль Ситары.
  Вот теперь мне не помешала бы дыра в пространстве, ведущая в другой мир. Там хоть никто не знает о моём позоре. Мало того, что я перевозбудилась в объятиях женатого директора, так ещё добрая половина пансиона видела, как он мне подыграл на практике.
  - Что, и Манфред тоже? - безнадежно вопросила я, хотя раз фокус Александра очевиден для учеников, то для опытного преподавателя тем более не является тайной.
  Элида сочувственно улыбнулась.
  У Ниссы на выполнение задания ушло чуть больше времени, чем у Элиды, однако у черты катесса тоже не задержалась. Вернувшись на место, подруга сразу же повернулась ко мне.
  - Ну вы даете! - восхищенно воскликнула она. - И главное, так здорово и слаженно, будто всю жизнь работали в паре.
  - А ты что-нибудь почувствовала? - настороженно поинтересовалась я.
  - Естественно, - бодро кивнула Нисса. - Ваш симбиоз так... хорошо ощущался.
  - Э-э... А так - это как?
  - Ну-у, - задумалась катесса. - Как слияние двух видов энергии. Я такое только у родителей чувствовала.
  Ма-ама... Я пристыжено охнула и уткнула лицо в колени. Кошмар, хаос, мрак.
  Манфред обменялся вопросительными взглядами с директором и снова обернулся к нам.
  - Все обсуждения будем проводить позже. Ситара, пожалуйста.
  Новенькая встала и подошла к линии. Мы притихли, я подняла голову. Александр подобрался.
  - Если хочешь, я могу повторить заклинание ещё раз, - предложил учитель.
  - Нет, спасибо, - отказалась Ситара. - Принцип я уловила.
  И когда только успела?
  Девушка секунд десять неотрывно смотрела прямо на мишень, затем плавно вскинула руку и отправила голубую сферу точно в центр.
  - Отлично, - растерянно пробормотал Манфред, косясь на директора.
  - Я могу сесть? - обратила к катессу бесстрастное лицо Ситара.
  - Да-да, конечно.
  Новенькая заняла прежнее место. Не удержавшись, я последовала примеру учителя, пытаясь понять, что думает по сему поводу Александр. Тот почему-то глядел на меня, словно я могла подбросить дельную мысль. Удивления в голубых глазах было достаточно, чтобы прийти к элементарному выводу: касательно способностей Ситары его тоже не просветили. Но тогда сам собой напрашивается вопрос - если у новенькой нет проблем с Даром, то что вообще она потеряла в нашем пансионе?
  
  - - -
  
  Как и следовало ожидать, обсуждение талантов Ситары стало новой темой для беседы. Лично я не возражала, поскольку ловкие, уверенные движения девушки отвлекли общественное внимание от моего прилюдного позора и о нашем до неприличия удачном симбиозе с директором все попросту позабыли. Однако перемывать косточки новенькой в её присутствии мы постеснялись и до выхода с ристалища хранили скорбное молчание. Когда занятие закончилось, Александр цапнул Брина за руку, дабы тот гарантированно не отвертелся, и торжественно сопроводил в пансион. Мы скромно пристроились в хвосте, шепотом обмениваясь репликами. Ситара покинула площадку первой, так что теперь-то нам никто не мешал насладиться болтовней.
  - Темнит что-то наш глубокоуважаемый директор, - резонно отметила Элида, прикидывая расстояние до спины вышепоименованного и убеждаясь, что он нас точно не услышит. - Насмешкам она подвергалась, видите ли. Как человек, осчастлививший своим недолгим пребыванием не одно магическое учебное заведение, уверенно заявляю, что с такими талантами она была бы там не отщепенцем, а самой популярной девушкой в школе. Ну может, лицо бы ей сделать попроще, а так какие проблемы?
  А с заостренными ушами? Хотя... подразнили бы её годик-другой, а затем она отточила бы боевые навыки и насмешки утихли бы сами собой. Подумаешь, уши!
  - Наверняка Александр просто повторяет то, что рассказал ему отец Ситары, - неожиданно для самой себя вступилась я за директора. - Наплел какой-нибудь ерунды...
  - Ага, и Александр, будто дитё малое, повелся, уши развесил и без лишних вопросов оставил подозрительную новенькую в пансионе. Брось, Ив, он же не дурак и не первый год сидит в кресле "Диона". Говорю вам, он знает о Ситаре больше нас, но по ходу вынужден импровизировать и на экспромте как раз прокалывается.
  - Если бы он знал о ней больше нас, то вряд ли дежурил бы под окнами её комнаты и подпирал столб на ристалище, - возразила я. Понимаю, что бессовестно выгораживаю мужчину, ведь ему явно известно что-то ещё. Немного, совсем чуть-чуть и именно эта информация вынуждает его присматриваться к Ситаре, оценивать её возможности.
  - Ну, я же не утверждаю, что директор знает всё, - парировала Элида.
  - В её Даре определенно есть некая странность, - задумчиво поделилась мнением Нисса. - Пока на Ситаре этот амулет, почуять что-либо практически нереально. Мне, по крайней мере. Но когда она сгенерировала сферу, у меня возникло такое чувство...
  - Какое? - немедленно уточнила Элида.
  - Даже не знаю. Чтобы с одной демонстрации запомнить всё заклинание, нужно быть если не профессионалом высокого уровня, то хотя бы обладать хорошей памятью.
  - Или знать оное с самого начала, - предположила девушка.
  - Как вариант, - согласилась катесса. - Что приводит нас к вопросу - если мэйли уже всё знает, то зачем ей учиться в пансионе для людей с капризным Даром?
  "Капризный" Дар - так деликатно именовались маги вроде меня и Брина. Правда, в моём случае капризничал не только Дар, но и я сама. Ну, хотелось мне на волю, на практику, в гущу событий, а не пухнуть в исследовательской лаборатории или за компьютером, ваяя нетленку на полторы тысячи листов, посвященную какому-нибудь феномену или виду нежити.
  - Опять же, выглядит Ситара не старше вас, - с готовностью подхватила Элида, - но кто знает, сколько ей на самом деле лет? Может, она для школ уже старовата?
  - Как ты? - невинно добавила Нисса.
  Не для кого из нас не являлось секретом, что Элида действительно старше всей нашей компании. О прошлом подруга не распространялась, правда, не скрывала, что сменила далеко не одно учебное заведение, прежде чем попала в "Дион". Проблем с Даром у Элиды не наблюдалось, но Нисса по большому секрету поведала мне, что из школ девушка вылетала благодаря неуживчивому характеру. Либо она уходила сама, либо терпение теряли преподаватели. Лично мне с трудом верилось в рассказ катессы. За все годы нашей с Элидой дружбы мы ни разу не поругались по-настоящему (мелкие дружеские стычки не в счет!) да и Нисса подтвердила, что с момента приезда в пансион поведение девушки было более чем примерным.
  - Как я, - не смутилась Элида.
  - Значит, дело не в продолжение образования, - откликнулась я.
  - Слушайте, а давайте у Эрики спросим?
  - Думаешь, Эрика нам всё выложит? - недоверчиво прищурилась Нисса.
  - Она оборотень, ей виднее, - нетерпеливо пояснила Элида.
  - А что, давайте, - поддержала я девушку.
  Не тратя времени на переодевания, мы направились прямиком в кабинет травоведения, где обычно сидела Эрика. Культурно постучались и, дождавшись еле слышного "Входите, девочки", шумной гурьбой ввалились в помещение.
  - Неужели так не терпится узнать результаты зачета? - не поднимая головы от разложенных на столешнице листов, прокомментировала волчица.
  - Зачем? - искренне удивилась Нисса. - Мне моя отметка известна.
  - Разумеется. Она у тебя всегда хорошая. - Эрика отложила ручку и пристально посмотрела на нежданных посетителей. - Что-то вы рановато для занятия.
  - Мы хотели спросить вашего мнения, - выпалила Элида. - Что вы думаете о Ситаре?
  Одна тонкая бровь иронично поползла вверх.
  - Вообще-то мэйли Ситара не настолько важная персона, чтобы я о ней думала, - с мягкой полуулыбкой ответила Эрика.
  - Но какое-то впечатление она на вас произвела же, верно? - не сдавалась Элида.
  - Не спорю. Однако вот мой встречный вопрос: зачем вам это знать?
  - Потому что Ситара... - катесса неопределенно повела плечиком, - странная.
  - А кто здесь может похвастаться тем, что он не странный? - справедливо напомнила учительница.
  Элида вздохнула.
  - Хорошо. Поставлю вопрос иначе. Кто она на самом деле?
  Ласковая улыбка волчицы стала шире.
  - А тебе не кажется, что это немного не твоё дело?
  Интонация была вежливой, даже благодушной, голоса Эрика не повысила. Но у меня по спине почему-то побежали мурашки.
  - Возможно, - не стала спорить Элида. - Только по-моему, вы этого и сами не знаете.
  - Буду откровенна, Александр подробностями с нами не поделился, - проговорила учительница. - А свои личные домыслы я предпочитаю держать при себе. Что, кстати, и вам советую.
  - Отлично, примем к сведению, - в тон ей ответила Элида. - Спасибо.
  - Не за что. Не опаздывайте на занятие.
  Потупившись, мы с Ниссой покорно поплелись следом за "вожаком". Настаивать никто не рискнул, ибо, хотя мы никогда не видели Эрику в гневе, стоило ей чуть-чуть повысить голос, как возникало немедленное и весьма острое желание забиться под стол и сидеть там, униженно поскуливая. Представляю, какова наша тихая, кроткая на первый взгляд учительница в ярости... думаю, на пути ей лучше не попадаться и упаси боги иметь несчастье быть объектом этой самой ярости.
  За неимением оригинальных и, главное, умных идей мы всё-таки переоделись в юбки-кофты, похватали тетрадки с конспектами и потопали обратно. Возле лестницы столкнулись с Брином, как раз отпущенным из директорских пыточных застенок. Вид у поднимающегося по ступенькам катесса был угрюмый, он старательно смотрел себе под ноги, бормоча нечто маловнятное, но вряд ли цензурное, и поэтому не сразу сообразил, почему дорогу перекрыли сразу три девичьи фигуры.
  - Какого?.. - вскинул Брин разлохматившуюся голову, увидел нас и слегка расслабился. - Чего вам, девы?
  - Ну, - грозно начала Нисса, на всякий случай положив руку на лестничные перила. - Признавайся, где ты достал эту фигулину?
  - И ты, дорогая, - понурился катесс. - Говорю же, у приятеля.
  - Познакомишь? - прищурилась Нисса.
  - Я думал, тебе и меня достаточно, - с притворной обидой в голосе протянул Брин.
  - Как правило, да, - сладко улыбнулась катесса. - Когда с мозгами дружишь. - Нисса огляделась и ядовито зашипела: - Каким же надо быть идиотом, чтобы пользоваться самопальным, невесть где, кем и как зачарованным накопителем, да ещё в присутствии учителей?! Хорошо, что он сработал так, как надо, а если бы нет? И оторвало бы тебе руку или что пониже!
  - Да понял я уже свою ошибку, понял, - сдался Брин. - Александр только что прочел мне крайне познавательную лекцию о вреде подпольных амулетов и, честное слово, я проникся и раскаялся в содеянном.
  - А поставщика ты назвал? - вернулась к основному вопросу Элида.
  - Что я, действительно дурак? - насупился катесс. - Свалил всё на приятеля.
  - Несуществующего, надо полагать? - уточнила я.
  - Отчего же? Он существует. - Брин протолкался между возлюбленной и мной на второй этаж, двинулся в спальное крыло. - И уверял, что товар весьма неплох.
  - Он маг? - поинтересовалась я.
  - Не. Так, курьер.
  - Курьер? - озадаченно повторила Нисса.
  - Курьерами называют тех, кто за небольшую плату развозит те же самопальные амулетики, зелья, а то и редкие и вполне приличные артефакты, попутно рекламируя - естественно, за отдельную мзду - того или иного колдуна, - пояснила Элида, слегка меня удивив подобной осведомленностью. - Такие всегда знают, что, где и как достать без обращения к официальным инстанциям. А отступники, отшельники и просто желающие немного подзаработать ученики магических школ находят себе клиентов, с оными при этом не контактируя.
  - Знать не хочу, кто тебя просветил, - пробормотала Нисса.
  - Никто, - ответила девушка. - Сама этим занималась. И услугами курьеров тоже пользовалась.
  - А я-то думал, что я единственная заблудшая овца в нашем благочестивом стаде, - радостно отметил Брин. - Слушай, Эли, тогда тебе тоже следует посетить директора. Его проповеди так очищают и наставляют на путь истинный!
  Девушка загадочно улыбнулась.
  - Уже посетила.
  - И как?
  - И вот я с вами.
  Приотстав, мы с Ниссой недоуменно переглянулись. Не знала, что Элида баловалась сей не вполне законной деятельностью.
  - Брин, а твой курьер случаем не проболтался, кто поставщик этих фитюлек? - неожиданно спросила Элида.
  - Ну, не проболтался, - откликнулся катесс. - Но обронил, что, мол, это кто-то со стороны. Говорил, проездом в Лесном крае, решил подзаработать и всё такое.
  - Халтурщик этот твой поставщик, - неодобрительно заявила Нисса. - Начаровал демоны знают что, а содрал поди...
  - Плюс процент курьеру, - хихикнула Элида.
  Брин передернул плечами.
  - Стал бы я тратиться на одноразовый накопитель! Потому и взял, что недорого и поставщик хотел сбыть их в короткие сроки.
  Не удержавшись, катесса возвела глаза под потолок.
  - Действительно, идиот, - пожаловалась она оштукатуренной поверхности.
  - Идите вы... - нелюбезно буркнул Брин, распахивая дверь своей спальни.
  - Куда? - в один голос живо полюбопытствовали мы с Элидой.
  - На занятие! - закончил катесс и закрыл створку с той стороны.
  
  - - -
  
  После занятий я засела в пансионовской библиотеке. Размерами это помещение на втором этаже не отличалось, обстановка состояла исключительно из стеллажей с книгами, одного письменного стола и зеленого диванчика, зато из окна открывался прекрасный вид на причал и озеро. Обложившись справочниками и энциклопедиями по расовому многообразию Эос, я принялась методично изучать их в поисках остроухого народа. В процессе выяснилось, что кроме демонов столь бросающимися в глаза частями головы на Старшей сестре не обладал никто. Найитты, самая малочисленная и загадочная раса обоих миров, могла похвастаться слегка развесистыми ушами катессов, у прочих представителей человекоподобных форм уши были закругленные. Где-то мне попалось упоминание о народе айанте, но таковые оказались выходцами из какого-то третьего мира, не особенно известного даже эосцам.
  Не выудив из книг ничего путного, я притомилась и перебралась из-за стола на диванчик, расположенный возле окна. По причалу неторопливо и благородно на первый взгляд прогуливались Брин и Нисса. Они скромно держались за руки и бродили взад-вперед, делая вид, будто любуются синей гладью Ювенты. Но это - для тех, кто плохо знал нашу неугомонную парочку. На самом деле под прикрытием чинной дискуссии развернулась целая баталия. Даже через приоткрытую оконную створку я слышала, как подруга отчаянно спорит с кавалером, пытаясь донести до него весь ужас использования подпольных амулетов сомнительного (мягко говоря!) качества и элементарную мысль, что подозрительно дешевый товар едва ли отличается безопасностью в применении. Без посторонних глаз в моём лице и язвительного язычка Элиды катесс доказывал, что он хоть и красавчик, однако вовсе не так туп, как думают окружающие и в состоянии отличить откровенно опасный предмет магического происхождения от вполне приличной поделки. Нисса честно старалась не жестикулировать и не срываться на крик, а то и на рукоприкладство. Сомневаюсь, что Брин в случае чего ответил бы тем же, но подруга могла прибегнуть к несильной и оттого довольно обидной магии, а против волшебного лома у катесса приема-то как раз и не было.
  С минуту послушав цветистые оправдания Брина, я закрыла окно. Пусть ругаются в своё удовольствие без свидетелей. Так, что бы нам ещё просмотреть? Я с отвращением покосилась на гору увесистых фолиантов на столе. Наверное, ничего. Вряд ли я найду в здешней библиотеке то, что ищу. Да и, если задуматься, что и зачем я ищу? Эрика посоветовала держать личные домыслы при себе, Александр велел не рассказывать об ушах Ситары. Приглядывает за ней, даже на занятия ходит понаблюдать, что собой представляет сила новенькой. Внезапно из недр памяти кокетливо выскользнул сегодняшний инцидент, и я сползла по спинке на диванное сидение. У-у! Какой демон дернул директора проводить эту унизительную благотворительную акцию? Ведь все всё видели и поняли, как минимум то, что он мне помог. Повезло, что это был не зачет. И самое худшее - мне всё понравилось! Словно Александр не сплел свою энергию с моей, а соблазнил. Хотя...
  Соединение энергии в любом случае остается соединением, без разницы, какую энергию и с кем ты смешивал. Мне доводилось читать мнение работавших в тесной связке магов, что подобного рода слияние весьма похоже или на любовный акт (в смысле, когда ты делаешь это с действительно любимым человеком) или на глубокое телепатическое и эмпатическое проникновение. Далеко не все идут на такие эксперименты, поскольку если совместная постель ещё куда ни шло, то позволить другому существу узнать всю твою ментальную и эмоциональную подноготную решится не каждый.
  Хм, разве директор попутно меня не читал?
  Я скинула туфли и забросила ноги на спинку дивана, свесив с оного голову. Если предположить, что мои мысли всю дорогу оставались для мужчины открытой книгой, то выходит, он знает, о чем я думала в последнюю минуту! А если слияние энергий подразумевает не только телепатическую связь, но и эмпатическую, то получается...
  Закончить кощунственную мысль я не рискнула. По-озор. Кошмар. И как мне теперь в глаза Александру смотреть?! Или, того хуже, Алиссе?
  Лежание вниз головой трезвому рассуждению как-то не способствовало, и я приняла позу поприличнее, опустив ноги и по старинке вытянувшись на диванных подушках. Интересно, связь односторонняя или всё-таки работала в обе? Покопавшись в памяти, я пришла к неутешительному выводу, что даже если связь была двухсторонней, то я, погруженная в собственные ощущения, её не заметила.
  Как будто чтение мыслей и чувств директора что-нибудь мне дало!
  А может, дало бы?
  Например, сейчас я бы не отказалась понять, что именно подвигло мужчину на приступ невиданного доселе альтруизма. Александр всегда относился к ученикам с пониманием, в меру строго и терпимо. Ясное дело, в друзья он нам не набивался, но и поведение отца не копировал (Нисса рассказывала берущие за душу истории о временах сурового правления мэйра Диона; более того я уверена, что тогда за все свои нынешние выходки Элида уже давно и гарантированно вылетела бы из пансиона). Однако сколько бы доброты и мягкости ни проявлял Александр, он никогда не снисходил до благотворительных акций в поддержку непутёвых отроков. Да он вообще интересовался мной не больше, чем остальными девушками!
  Несмотря на ровное горизонтальное положение, мне поплохело окончательно и бесповоротно. Стиснув зубы, я перевернулась на живот. Вот будь наш директор старше лет на... пятьдесят хотя бы (а лучше на все сто!) и выгляди он соответствующе, было бы куда проще. За штурмом бастионов знаний и приобретением навыков я успела начисто забыть, что Александр, конечно, давно уже не юноша, но пока что и не почтенный престарелый дедуля. Он ещё вполне может вдохновить даму на подвиги... если бы не был женат.
  Не-ет, так и до умопомешательства недалеко. Всё, прямо сейчас пойду к директору и призову его к ответу. Мало ли, вдруг моё буйное воображение умело расписало действительность чересчур яркими красками, а на самом деле Александр ничего этакого в виду не имел?
  Я сползла с дивана, надела туфли, бросив мимолётный взгляд в окно. Сладкая парочка вынужденно сделала перерыв - Нисса стояла на краю причала, сердито скрестив руки на груди и нетерпеливо притоптывая ножкой, пока благоверный заговорщицки шептался о чем-то с объявившейся Элидой. Тем лучше. Авось меня никто не перехватит на подступах к кабинету. Я разложила книги по местам, покинула библиотеку и спустилась на первый этаж. Приемная почему-то пустовала, хотя по чёрному монитору летели белые точки звезд заставки. Видимо, Динайра отлучилась на минуту-другую. Не давая себе времени на передумать, я решительно подошла к директорской двери и уже подняла руку для вежливого стука, как неожиданно заметила, что створка приоткрыта. Более того, из узкой щели тёк приглушенный, взволнованный женский голос, который я даже не узнала.
  - ...Да, прошу вас, приезжайте как можно скорее... Да... Пока я вроде в безопасности, но как надолго?.. Да... Пожалуйста... Спасибо вам огромное. До свидания.
  По отсутствию ответных фраз я догадалась, что неизвестная разговаривала по телефону. Но почему она выбрала для беседы директорский кабинет?
  Внезапно дверь распахнулась, заставив меня рефлекторно отшатнуться. Возникшая на пороге Ситара особой радости от встречи тоже не испытала, одарив меня немного удивленным и раздосадованным взглядом. Помещение за её спиной оказалось столь же пустым, как и приемная до моего визита.
  - Ситара, - изумленно пробормотала я. Ничего странного, что я не узнала её по голосу - во время диалога с загадочным оппонентом в нем звучали интонации, чего я ещё не слышала. И какие - опасающегося за свою жизнь существа.
  - Ивонна, - с капелькой недовольства откликнулась девушка.
  - Что ты там делала? - глупо спросила я.
  - Разговаривала с отцом, - холодно отчеканила новенькая и обошла меня, попутно закрыв за собой дверь.
  - В кабинете директора?
  - Он разрешил мне воспользоваться его телефоном, - бросила Ситара и, не дожидаясь следующих не блещущих умом вопросов, скрылась в коридоре.
  Я тупо уставилась на коричневую створку. На мгновение мелькнула шальная мыслишка прошмыгнуть в кабинет и нажать на телефоне на повтор, однако я спешно её отогнала. Какое мне дело, кому звонила Ситара? И вообще, что за привычка совать нос в чужие дела?
  Для успокоения совести я всё-таки заглянула в кабинет, убедилась, что там действительно больше никого нет, и вернулась в холл.
  - Ив, тебя-то я и ищу!
  Я повернулась к только что вошедшей в здание Элиде. В карих глазах подруги плясали лукавые огоньки, лицо выражало крайнюю степень возбуждения, подозрительно радостная улыбка от уха до уха.
  - Хм?
  - Слушай, у меня к тебе дело. - Девушка взяла меня под локоток и сопроводила к диванчикам. - Только это может быть небезопасно.
  Удивительно, как много людей сегодня озабочены безопасностью!
  - Что, Нисса наконец-то решила заказать тебе Брина?
  - Ага, темной ночью утопить его в озере, - поддакнула Элида и посерьезнела. - Я тут порасспросила нашего красавчика, и он пообещал выудить из своего курьера побольше информации о поставщике.
  - Зачем? - искренне изумилась я.
  - Хочу посмотреть на эту залётную пташку.
  - Посмотреть? Хочешь сказать - встретиться?
  - Поставщики общаться с потенциальными клиентами не любят, - терпеливо объяснила подруга, - иначе зачем тогда прибегать к услугам курьеров? К тому же курьерам бесполезно бить морду за подсунутое фуфло - они неодаренные, в магии ничего не понимают, с них, как говорится, спрос невелик. А поставщик сегодня здесь, завтра там и поди его найди. Некоторые и с курьерами-то контактируют через третьих лиц и не под своим именем. Но Бринова птаха явно желала в рекордно короткие сроки сбыть наспех зачарованный любителем товар, срубить немного деньжат и упорхнуть восвояси. Красавчик встретится с курьером, приобретет второй накопитель, под шумок задаст пару наводящих вопросов.
  - Так прямо и заложит Брину своего поставщика? - усомнилась я.
  - Разумеется, нет. Кто с таким курьером работать потом будет, если он станет языком трепать налево-направо? Мы подождем Брина недалеко от места встречи, он вернется, расскажет, что удалось выяснить, и отдаст накопитель. Любитель есть любитель, особенно не собирающийся здесь задерживаться, - он наверняка не позаботился о защите и разыскать его по горячим следам легче легкого.
  - Неужели? - Если бы с помощью поисковых заклинаний было так просто добраться до нужного человека, мы жили бы совершенно в другом мире. На практике поисковым заклятиям мешало что ни попадя, вплоть до мобильников, искажающих энергетический импульс. Радиус действия заклинания, как правило, ограничен и в лучшем случае оно может указать, в какой стороне находится искомый объект (а если сторона слишком далека, то не рассчитывайте даже на эту малость).
  - Уверена, он где-то в Тэнноне или за городом, однако вряд ли забрался в самую чащобу, - с энтузиазмом продолжила развивать бредовую идею девушка.
  - Но зачем тебе смотреть на этого кудесника-любителя? - попыталась воззвать к благоразумию подруги я.
  Элида неопределенно пожала плечами.
  - Интересно. Вдруг я его знаю?
  Э-э, так она уже догадывается, кто это может быть? Либо предполагает?
  - А я тебе зачем?
  - Для моральной поддержки, естественно. Ну и тыл прикрыть на всякий случай.
  Прикрытие из меня надежное, ничего не скажешь.
  - И когда Брин встретится со своим курьером? - задумчиво уточнила я, со смутным облегчением подозревая, что до бесед с директором дело не дойдет.
  - Обещал договориться на сегодняшний вечер, - беззаботно сообщила девушка.
  
  
  
  Глава 3
  
  Пресловутого курьера мне даже довелось увидеть. Правда, издалека. Высокий лохматый парень постоянно нервно озирался и то потирал руки, то пытался скрестить их на груди, а то и вовсе начинал чесаться. Одет он был весьма невзрачно: в потертые джинсы и клетчатую рубашку поверх футболки сомнительной чистоты. Товар скрывался в необъятных размеров рюкзаке, делавшего курьера похожим на обыкновенного студента.
  Встреча состоялась в десятом часу вечера, на вполне безобидной детской площадке во дворе жилого дома на окраине Тэннона. Пока припозднившаяся ребятня с криками и визгом, заставлявшими курьера лишний раз вздрагивать, носилась от песочницы к качелям, два парня расположились на зеленой скамейке и обменялись знаниями... тьфу, то есть конспектами и книгами. Брин протянул курьеру мятую тетрадь, парень быстро её пролистал, одобрительно кивнул и выудил из рюкзака маленький, но пухленький томик с позолоченными вензелями на обложке. Катесс взял книгу, сунул в прихваченную с собой сумку, пошуршал там и вернул томик с небрежным жестом "надо же, да у меня уже такая есть!". Курьер добросовестно принял отвергнутый кладезь полезной информации, дескать, перепутал, с кем ни бывает, и отправил обратно в стоящий рядом рюкзак. Парни немного посидели, любуясь живописным видом кирпичной пятиэтажки и обмениваясь тихими репликами, затем пожали друг другу руки и разошлись в разные стороны. Мы с Элидой устроились неподалёку, а именно встали перед подъездом здания напротив, изображая собирающихся на вечерние развлечения девушек. Я регулярно смотрела на часы на запястье, Элида время от времени извлекала из кармана чёрных кожаных штанов сотовый и "безуспешно" названивала опаздывающему кавалеру. Заметив направляющегося к нам Брина, мы прекратили имитировать бурную деятельность и живо повернулись к катессу.
  - И это всё? - удивилась я.
  - А чего ты хотела? - не меньше моего, однако по другому поводу изумился Брин. - Я ему деньги в тетрадке, он мне - товар в книге. Проверку никто не устраивает, встречаемся в тихом, спокойном месте.
  - На детской площадке?
  - Почему бы и нет? Или ты думала, что мы в лучших традициях жанра забьем стрелку в грязной подворотне в самой злачной части города? - ухмыльнулся катесс. - Это же Тэннон, тут всё исключительно мирно и благопристойно.
  - Идемте-ка, - махнула рукой Элида, и мы торопливо покинули "злачное" место.
  По дороге Брин рассказал, что загадочный поставщик действительно птичка залётная: курьер его видел первый раз в жизни, ничего о нем не слыхал и вообще счел личностью крайне подозрительной. По мнению парня, тот даже не являлся магом.
  - А как он это определил? - немедленно встряла я.
  Катесс самодовольно хмыкнул.
  - Фрай говорит, у колдунов словно печать стоит, только не на лбу, а в глазах. Мол, из-за выражения наших глаз волшебников ни с кем не перепутаешь.
  - Что, и меня бы тоже не перепутал? - засомневалась я, мысленно перебрав очи всех знакомых магов. Во дает этот Фрай! Я бы не то что увиденного впервые человека, своё отражение в зеркале за волшебницу не приняла бы.
  - Насчет тебя не знаю, - разделил моё сомнение Брин. - А давай я вас познакомлю, и ты сама спросишь, а? Фрай парень холостой.
  - Мне потом бесогонный экзорцизм читать? Или сразу клопогонный? - скривилась я.
  - Это у него нервное. Фрай того... немного параноик.
  - Внешность поставщика твой параноидальный приятель случаем не описал? - вмешалась Элида, сообразив, что теряет нить разговора.
  - Шутишь? Фрай мне не настолько приятель, чтобы работодателей описывать, а я ещё намерен пользоваться его услугами, и не собираюсь вызывать очередной приступ паранойи странными вопросами. Он и так в вашу сторону подозрительно косился.
  - Он нас заметил? - охнула я.
  Катесс кивнул.
  - Радуйтесь, что с такого расстояния Фрай ваших глаз не разглядел.
  Мы выбрались на ведущую к пансиону дорогу и там распрощались: Брин отдал Элиде накопитель и вернулся в "Дион", а мы укрылись за ближайшими кустами. Девушка села прямо в траву, взяла накопитель - точная копия предыдущего - в руку и закрыла глаза. Минуту-другую задумчиво качала головой и сжимала пальцы, затем открыла глаза.
  - Действительно, любительская работа, - резюмировала подруга. - Причем этот любитель мне явно незнаком.
  - А ты ожидала, что опознаешь его? - осторожно поинтересовалась я.
  - Мало ли. Держи, - Элида перебросила мне амулет. - Сейчас организуем поиски.
  Чтобы разыскать злостного поставщика, потребовалось расчистить на земле небольшой круг (мы просто откинули в сторону веточки и отпинали туда же всякий мелкий мусор), сориентировать его по сторонам света и разметить оные камушками, представить, что это Тэннон с прилегающими территориями, и воздеть над "планом" руки, в одной сжимая накопитель. На правах зачинщика заклинание читала Элида. Я же наблюдала, как из раскрытой ладони девушки начинает сочиться золотистый свет, заполняющий импровизированный круг. Невидимых границ сияние не покидало, прозрачной полусферой клубясь над землей и озаряя сосредоточенное лицо подруги. Наконец в глубине светового тумана возник голубой огонёк, мигнул. Элида повела свободной рукой над золотым куполом.
  - Вот он, голубчик, - пробормотала девушка. - Ща я тебя...
  - Слушай, а кого ты ловишь? - запоздало и шепотом уточнила я. - Если Фрай не соврал и тот, с кем он встречался, не изготавливал этих амулетов, то настоящий поставщик может сейчас находиться где угодно...
  - Раз я его зацепила, значит, чаровник-затейник где-то поблизости... О-о!
  Я глянула на полусферу. Голубой огонёк испуганным зайцем пометался туда-сюда, дернулся, снова мигнул и застыл у самой границы круга, став ярче и крупнее.
  - Есть! - торжествующе улыбнулась подруга. - Он за городом, совсем рядом...
  На всякий случай я внимательно осмотрелась, но освещенная фонарями дорога пустовала, пансион скрывался за деревьями, а лесочек за моей спиной тонул в сгущающихся вечерних сумерках.
  - Здесь, что ли? - озадачилась я.
  - За "Дионом", - внесла ясность Элида и открыла глаза.
  В ту же секунду огонёк погас, а сияние начало медленно тускнеть. Девушка спрятала накопитель в карман штанов, быстрым пассом развеяла полусферу и ногой разбросала камни. Мы припустили к пансиону на такой скорости, что уже через минуту я безнадежно запыхалась и приотстала. Дверца в решетке ворот была ещё открыта (на ночь ворота и здание запирались), однако подруга пренебрегла приветливо распахнутой створкой и двинулась вдоль ограды. Идея использованного Элидой поискового заклинания заключалась в попытке зацепить другого мага за его ауру через клочок его же энергии, неизбежно остающейся на зачарованном им предмете. Обычно сия затея представлялась весьма затруднительной: за такой микроскопический след можно ухватиться, если, во-первых, создатель не успел отбежать на достаточное расстояние, во-вторых, он не позаботился о защите и, в-третьих, товарчик свеженький, можно сказать, с пылу с жару. Неоднократно облапанный амулет сводил шансы подобного предприятия к нулю, даже оборотень вряд ли вычленил бы нужный запах. Но то ли Элиде сегодня невероятно везло, то ли таинственный колдун (или колдунья) и впрямь был любителем. Хотя во всех магических школах, академиях и на курсах первым делом объясняют простейшие способы защиты, в том числе и затирающие следы твоей волшбы.
  Хм, может, он ещё и недоучка?
  Обогнув ограду "Диона", мы погрузились в густые, будто паста, сумерки леса за пансионом. Идущая впереди девушка уверенно держалась петляющей тропинки, по которой Эрика водила нас на практические занятия. Слева, между чёрными стволами, серебрилось озеро - в одном месте тропка как раз спускалась к воде.
  Среди деревьев оказалось куда прохладнее, чем в городе и я обхватила себя руками в тщетной попытке согреться. К тому же шлепать в модных ботиночках на платформе по невидимой в потемках дороге удовольствие маленькое и сомнительное.
  - Эли, можно я светлячка сотворю? - попросила я, в очередной раз споткнувшись о какой-то корень. Интересно, а раньше он тут был? Вроде ходили две недели назад и никаких опасных препятствий я не заметила.
  Подруга замедлила шаг и с возмущением оглянулась.
  - Ты что, хочешь нас выдать?
  - Если я упаду и сломаю себе какую-нибудь важную конечность, мимо твой любитель точно не пройдет, - мрачно пообещала я. - Узнает много нового о себе, тебе и вашей родне.
  - Так ты же в боевые маги рвешься, а им положено быть выносливыми и терпеливо сносить неблагоприятные погодные и полевые условия, - напомнила девушка, возобновляя прерванное движение. - Тем более мы почти пришли...
  Впереди горел свет. Элида заметила его первой и, умолкнув, замерла. Мне повезло меньше, ибо мной белый огонёк был обнаружен лишь когда я ткнулась в спину подруге.
  Тропинка змеей сбегала по склону, петляла между соснами и краешком задевала Ювенту. Белая сфера, подозрительно похожая на светлячка, висела в воздухе в полутора метрах над каменистым бережком. Приглушенное, неяркое сияние озаряло склоненную к воде голову присевшего на корточки человека (торчащие над головой уши катессов ни с чем не перепутаешь!). С места, на котором мы застыли, можно было разглядеть только темно-каштановые волосы на макушке да части коричневой куртки. Незнакомец сосредоточенно возился в воде - мы слышали негромкий плеск. Он там что, стирает?
  Стараясь не выпускать злостного поставщика из виду, Элида скосила на меня один глаз, прижала палец к губам, затем указала им же на огонёк. Ясно. Вот за что удалось зацепиться подруге - за светлячка, сияющий сгусток энергии размером с детский кулачок, сотворенный, судя по всему, загадочным магом-любителем. Я вытянула шею над плечом девушки и выразительно посигналила бровями и глазами: что собираешься делать? Та плавно отодвинулась от меня и начала медленно подкрадываться к человеку. Я беззвучно выругалась. Демоны побери, она что, на полном серьезе решила выполнить функции следователя КС и бесстрашно захватить потенциального преступника?! Больше приличных слов у меня не нашлось, единственную разумную мысль никто не пожелал выслушать. Драпать надо отсюда, мало ли кем является этот колдун, и какие у него возможности!
  Элиде определенно сегодня везло как утопленнице. Подруга ухитрилась бесшумно спуститься на берег и подойти к незнакомцу практически вплотную, однако в эту минуту богиня удачи решила, что хорошего понемногу, и продемонстрировала девушке свой тыл. Зато человек показал лицо, перед и анфас, в мгновение ока выпрямившись и развернувшись к непрошенному гостю всеми вышеупомянутыми частями тела. Элида застыла повторно и в свете огонька я увидела направленное на подругу дуло пистолета.
  - Эй, полегче, приятель, - не растерялась девушка, предельно обворожительно улыбнувшись. - Я же не демон какой, чтобы тыкать в меня этой штукой.
  - А кто вас знает? - парировал незнакомец. - Нормальные смертные девушки в такое время по лесу не шляются.
  Я нагнулась и наконец-то смогла обозреть "поставщика". Высокий, довольно приятный на первый взгляд мужчина, не старше Александра на вид. Одет просто - в чёрные штаны и куртку. Возле его ног, у кромки воды, лежало две кучки мелких камней, одна побольше, другая поменьше, словно человек тщательно их рассортировал и сложил аккуратными горками.
  - Может, я не совсем нормальная девушка? - кокетливо протянула подруга.
  - Вот-вот, и я о том же, - покладисто согласился человек. - Шастает тут всякая нечисть...
  Так, чем я могу помочь Элиде? Боевые заклятия исключаются, я или недожму, или пережму. Что-то попроще и более безопасное? А-а, память девичья, я же ничего не помню, даже заклинание телекинеза!
  Но подруге моя маловнятная (и маловероятная) помощь не потребовалась. Пока я мучительно слушала, как по моей опустевшей голове гуляет ветер, девушка молниеносным движением выхватила пистолет и нашла для него новую цель.
  - Ну вот, так-то лучше, - одобрительно заметила Элида.
  - Не думаю, - возразил мужчина, и не успела я и глазом моргнуть, как оружие перекочевало обратно. Да чем они там занимаются - перетягивают пистолет вместо каната? - Я тоже так умею, - не без самодовольства добавил незнакомец.
  - А так ты умеешь?
  Светлячок тоскливо замигал, реагируя на отпущенное заклятие. Многострадальная пушка сверкнула голубоватой корочкой покрывшего металл льда и хозяин, не ожидавший такой подлости от собственного оружия, выпустил его из руки. Пистолет упал на камни между владельцем и моей подругой. Девушка отступила на два шага, вскинула раскрытую ладонь.
  - Если не хочешь валяться рядом парализованным полутрупом, отвечай, какого демона ты здесь делаешь? - грозно вопросила Элида.
  - Камни собираю, - сознался человек.
  - Что? - не поверила подруга.
  - Говорю же, собираю камни, - мужчина указал носком ботинка на две горки.
  - Зачем?
  - Разве это запрещено? И тут не частная территория, так что могу и камешки пособирать, и травки...
  - Но ты не маг, - недоуменно отозвалась девушка.
  Либо он действительно не колдун (волшебники редко пользуются оружием, предпочитая полагаться на Дар и сопутствующие предметы), либо искусно притворяется (и сейчас он по примеру оппонента готовит ответное заклинание, маскируя это дело диалогом).
  - Нет, - не стал отрицать незнакомец.
  - А как же светлячок? - ткнула свободной рукой в белый шарик Элида.
  - А он не мой.
  - Чей тогда?
  - Друга.
  Выходит, их двое. Если глаза не подвели Фрая и он впрямь встречался не с изготовителем амулетов, то перед нами неодаренное третье лицо, а собственно чародей находится где-то ещё, воздерживаясь от личного общения с курьерами-параноиками.
  Девушка пришла к тому же выводу и осторожно извлекла из кармана накопитель.
  - Значит, эту штучку зачаровал твой друг?
  На мужском лице появилось удивленное и растерянное выражение ребенка, которого уличили во вполне невинной, на его взгляд, шалости.
  - С ним что-то не так? - обиженно уточнил человек, кивнув на блестящий чёрный камешек на шнурке.
  - Насколько я могу судить, он в порядке, если не считать конечно того факта, что это любительская поделка сомнительного качества, - отрезала Элида.
  - Да ладно, - небрежно отмахнулся незнакомец. - Перед тобой более чем приличный товар. От нашей продукции ещё никто не пострадал.
  - Как будто вы проверяете, - презрительно процедила подруга.
  Внезапно мне послышался какой-то треск рядом, за ближайшей ко мне сосенкой. Вздрогнув, я обернулась. Тропка позади меня терялась в потемках. Я поёжилась. Долго ещё доблестная следовательница собирается вести разоблачительную беседу с подозреваемым?
  Мимо прошмыгнула тень. Вернее, даже не прошмыгнула, а скользнула по краешку правого глаза лоскутом тьмы, чуть более густой, чем сумерки вокруг. Мелькнула впереди, на склоне, взвилась в воздух, чёрным клинком рассекая белое сияние светлячка, и... приземлилась прямо на Элиду. Девушка вскрикнула, неуклюже заваливаясь лицом вперед, тьма же, лихо использовав её спину вместо трамплина, снова росчерком пера прорезала свет, нырнула в заросли с другой стороны и растворилась без следа и единого звука. Мужчина стоял ближе к воде, немного левее "собеседницы", и потому просто отшатнулся, пропуская тень мимо себя. Явно машинально вытянул руки и вовремя подхватил подругу, избавив от весьма болезненной встречи с камнями. Элида зависла в малоудобной позе, продолжая сжимать накопитель. Вскинула голову, уставилась на нежданного спасителя. Мгновение они таращились друг на друга с одинаково растерянным и трогательным выражением, затем человек вспомнил, кто есть кто в этой пьесе, и отпустил девушку. Та шлепнулась на колени, а незнакомец сноровисто подобрал замороженный пистолет и, перебрасывая воистину холодное оружие из руки в руку, дал деру за тенью. Огонёк, будто привязанный, полетел за хозяином, спустя секунду потонул в темноте, точно его наконец-то деактивировали.
  Я торопливо спустилась на берег.
  - Ты жива?
  - Жива, - недовольно проворчала Элида, поднимаясь с колен. - Ты видела, что это было?
  - Нет, - виновато призналась я. - Я даже не поняла, на кого оно было похоже - так быстро оно двигалось, но человеком однозначно не являлось.
  - Отлично, - с нехорошей интонацией протянула подруга. - Просто замечательно. Мы его упустили. И шут с два теперь зацепим повторно, потому что этот любитель пистолетов расскажет обо всём своему приятелю-кудеснику и тот поставит защиту.
  Я вздохнула.
  - По-моему, она уже стоит. Потому-то ты и зацепила за созданного им светлячка, который оказался поблизости, а не за самого колдуна.
  - Демоны! - Девушка в сердцах пнула горку побольше, и серые камешки бултыхнулись в воду.
  - Надеюсь, ты не собираешься его преследовать? - на всякий случай уточнила я.
  - Как? Поисковая связь оборвана, а искать по запаху и следам я не умею, я же не оборотень.
  - Тогда, может, по домам?
  Ничего не ответив, Элида побрела к тропинке.
  Ворота и входная дверь запирались строго в десять. Естественно, припозднившихся гулён сие обстоятельство ни капли не смущало. Выбиравшаяся на ночные прогулки Эрика пользовалась лазом (Нэйди уверял, будто волчица вырыла его самолично, то есть самолапно) под оградой, с той стороны решетки, которая была ближе к Ювенте. Ученики, разумеется, не пытались протиснуться в скрытую кустами боярышника земляную дыру (не только по причине заботы о собственном внешнем виде; Брин как-то раз на спор сунулся туда и банально застрял; вытаскивать его пришлось всем педагогическим составом, причем, когда Манфред, подозрительно ласково улыбаясь, предложил быстрый и крайне действенный способ избавления от тисков западни, юный катесс фальшиво заверил, что ему и тут хорошо...). Мы прибегали к услугам магии, то проходя сквозь прутья (правда, вариант чересчур энергозатратный и не годился, если мероприятие оказалось удачным, и маг едва держался на ногах), то "выламывая" одно из них и устанавливая обратно по возвращении, а то и попросту перелетая. Как и во всяком уважающем себя учебном заведении магического направления, ограда по периметру была увешана сигнальными амулетами, чуть что предупреждающими о вторжении, но благодаря гениальному Эндрю, второму брату Ниссы, "сигналки" считали нас "своими" и свободно пропускали, не ставя учителей в известность (единственный и весьма важный нюанс заключался в том, что контрольно-пропускной пункт располагался лишь в одном месте, за пансионом, там, где решетка спускалась к воде, и потому всякий раз приходилось терпеливо тащиться именно туда).
  Поскольку в этот раз территорию пансиона мы покинули через ворота, то для проникновения в родные пенаты воспользовались ближайшей к лесу стороной ограды и левитацией. Возиться с замком на входной двери мы не стали и залезли в собственную комнату через предупредительно открытое окно, словно домушники. Лучше владея левитацией, я поднялась первой, отодвинула тюль и спрыгнула с подоконника на пол. Подержала занавеску, пропуская подругу. Та последовала за мной и вдруг замерла, напряженно вглядываясь в наполняющую помещение темноту. Я обернулась, и по глазам ударил свет резко вспыхнувшего волшебного огонька. Элида прокомментировала это дело тремя непечатными словами, я вздрогнула. Александр, спокойно восседавший на стуле возле моей кровати, не смутился.
  - Вероятно, мне следовало бы выразиться примерно в том же духе, - заговорил он, оценивающе рассматривая нас. - Интересно, что же за вечеринка такая у вас проходила, раз вы не пригласили на неё Брина?..
  - Девичник? - неуверенно предположила Элида.
  - И Ниссу? - резонно продолжил директор.
  - Мы гуляли, - почти не соврала я.
  - На каблуках? - скептически вскинул брови мужчина.
  - Какая разница, где мы были и что делали? - возмутилась девушка. - Главное, что это никоим образом не касалось вашей дражайшей Ситары.
  - Тогда почему её тоже нет на месте? - вкрадчиво полюбопытствовал Александр.
  
  - - -
  
  Отправиться на разведку по окрестностям Ситара рискнула только на второй день. Вернее, вечер. Волосы в пучок и под шапочку, удобные чёрные брюки, водолазка и простые ботинки. Выход из комнаты через окно (предварительно убедившись, что под ним никого), с территории пансиона - через земляной лаз под решеткой. Обнаружился оный довольно легко. На занятие по практике девушка от нечего делать начала мысленно прощупывать защиту на ристалище, затем, увлекшись, на окружающей "Дион" ограде. Тут-то ей и попалась дыра в земле, будто вырытая крупной собакой. Ещё от подкопа веяло магией, слабенькой, явно затертой во избежание привлечения ненужного внимания. Магия была человеческой. Лазом же пользовался отнюдь не простой смертный и определенно не человек. Впрочем, Ситару не слишком волновало, кто и для кого выкопал эту траншею. Главное, что с её помощью можно было выбраться с территории учебного заведения незамеченной как для случайного прохожего, так и для защитных амулетов и преподавателей.
  Тэннон походил на сотню других провинциальных городков, где доводилось ненадолго останавливаться их семье. Расположен вдали от столицы и крупных мегаполисов, населен не слишком густо, две-три достопримечательности, типовые здания и погрязшие в своих проблемах люди. Бродя по шумным улицам, девушка сняла шапочку, свободно распустив волосы по плечам. Здесь никто не обращал на одетую в чёрное фигурку внимания, не смотрел ей в рот, словно призовой лошади, не шептался за спиной. Окружающая её серая масса ещё не знала, кто она такая... Так было уже не раз. Поначалу казалось, что всё складывается неплохо и люди вокруг милы и доброжелательны. Рождалась надежда, слабая, робкая, неуверенная... А затем мир катился в бездну. Выбившееся из блестящих прядок ухо, опрометчиво забытая перчатка или шляпка, настойчивые вопросы вроде бы дружелюбных соседей, учителя в бесчисленных школах, внезапно проявлявшие острый интерес к странноватой новенькой. И рано или поздно в один далеко не прекрасный день появлялись они. Всё повторялось: снова бегство из дома посреди ночи, а то и дня, снова паника в глазах родителей, которую они тщетно пытались скрыть от дочери, снова лихорадочный поиск нового укрытия. Вечный замкнутый круг.
  В отличие от мамы с папой Ситара давно перестала надеяться. Столько, сколько она себя помнила, её жизнь походила на карусель, мчащуюся слишком быстро. Девушка привыкла к постоянным переездам, страху и полному отсутствию покоя. Привыкла к шепоткам за спиной и отчуждению, незримым коконом окружавшим её. Только вчера отец привез Ситару в пансион и на неё уже косо поглядывают, тихонько обсуждают, пытаются выяснить, что она за зверь. Наверное, если бы она научилась переступать через себя и хотя бы казаться милой, ей было бы значительно проще слиться с общей массой, завести временных друзей и дольше сохранять инкогнито. На каждом новом месте мама надевала кокетливую соломенную шляпку, белые перчатки и, неизменно приветливо улыбаясь, шла знакомиться с соседями. Папе общение давалось и легче, и труднее одновременно. Легче - потому что ему не приходилось маскироваться. Труднее - потому что общаться-то он как раз не любил. Возможно, именно от отца девушка унаследовала неприязнь к людям и неумение (и, если говорить откровенно, солидное нежелание) налаживать отношения с кем бы то ни было. Она не могла и не хотела контактировать с очередными соучениками в новой школе и поддерживала видимость почтения лишь с учителями. Да и то надолго её не хватало...
  Убедившись, что Тэннон пока тих и спокоен и ничего подозрительного в его окрестностях нет, Ситара вернулась в "Дион". Натянула шапочку и нырнула в лаз под оградой, с удивлением отметив, что во время её отсутствия им кто-то пользовался. Аккуратно выбралась из кустов боярышника, направилась к задней стене здания. Допрыгнуть до второго этажа и ухватиться за карниз оказалось делом простым. Девушка перемахнула через подоконник, замерла в темноте, прислушиваясь к доносящимся из коридора звукам. Вроде никого. Ситара устало опустилась на кровать. Её заверили, что приедут, как только смогут. Неужели она действительно рискнула обратиться за помощью к людям?! Если бы этот номер дала не мама, девушка без раздумий покрошила бы бумажный клочок в пыль и забыла о его существовании. Но мама плохого не посоветует и раз она сказала, что "это хорошие люди", значит, так оно и есть и надо верить её словам. Мама... Где она сейчас? Что с ней? Не случилось ли худшего и где прячет папа? Три сломанные жизни и всё ради того, чтобы завладеть гибридом...
  Шаги в коридоре. Целых три пары. Идут мимо.
  Нет, не мимо.
  Стук в дверь заставил Ситару вскочить с постели. Ну что им опять потребовалось? Почему никто не может оставить её в покое?!
  - Ситара?
  Директор. И не пошлешь его в демонический мир, хоть и возник соблазн. Придется напяливать маску вежливости и открывать.
  Девушка метнулась было к двери, но призрачный силуэт, отразившийся в зеркале над комодом, напомнил, что вид у неё... хм... весьма подозрительный.
  Торопливо щелкнув ночником на тумбочке, Ситара в панике засуетилась возле шкафа.
  - Ситара, ты у себя? - настойчиво повторил Александр.
  - Э-э... минуту, я... неодета, - отозвалась девушка, в спешке стягивая шапочку, водолазку, штаны... демоны, чуть о ботинках не забыла!
  Побросала всё в шкаф, накинула халат, тряхнула волосами, придавая им максимально растрепанный вид. Глянула в зеркало. Сойдет.
  - Да?
  За створкой, кроме мэйра директора, обнаружились девушка-река и Ивонна, почему-то укрывшаяся за мужской спиной. Все трое смотрят удивленно и выжидающе, словно не чаяли застать её в собственной комнате.
  - Прости, что беспокоим в такой час... - начал Александр.
  - Одиннадцати ещё нет, время детское, - возмущенно перебила его Элида.
  - Тем не менее не все сидят допоздна, - с ноткой раздражения возразил мужчина и вновь обратился к Ситаре. - Видишь ли, я стучался к тебе час назад, но никто не ответил и я подумал, что ты, должно быть, ушла с девочками...
  Стучал он, как же. Нет, хорошему магу не обязательно заходить в помещение, чтобы выяснить, что там никого нет, однако это директорское внимание становится чересчур навязчивым. Всего лишь второй день в "Дионе", а за ней уже следят учителя.
  Кажется, пансион побил все предыдущие рекорды Ситары.
  - Я выходила подышать свежим воздухом. Одна, - ровным тоном ответила она. - Сейчас я здесь. Какие-то проблемы?
  Александр помедлил в нерешительности, явно не зная, чего бы добавить.
  - Видите? - заявила Элида. - Мы тут совершенно не при чем. Мы гуляли сами по себе, и она дышала воздухом сама по себе, без нашего участия.
  Теперь удивилась Ситара. О чем это они толкуют?
  - Тогда... Приносим свои извинения, Ситара. Прости, что разбудили.
  - Его извинения, не наши, - тут же поправила Элида. - Мы вообще не собирались сюда идти.
  - Спокойной ночи, - встряла в разговор Ивонна, потянув подругу за закатанный рукав чёрной блузки.
  - Да, спокойной ночи, - растерянно пробормотал мужчина.
  Ситара позволила себе промолчать и захлопнула дверь. И они ещё считают её странной!
  
  - - -
  
  Естественно, к утру нового дня все мои благие начинания усохли на корню. Проворочавшись без сна полночи, я решила не ставить Александра и себя в неловкое положение разговорами на столь сомнительную тему. К тому же, если директор действительно лишь хотел помочь неумелому чаду, то мои пространные намеки на фактически домогательства не принесут ничего хорошего. Я так живо вообразила, как буду, смущенно потупившись и мучительно краснея, через бесчисленные паузы объяснять сложившуюся в моём представлении ситуацию, а мало что понимающий мужчина пытливо уточнять, в чем же дело, что быстро вознесла хвалу богам за отсутствие Александра в кабинете и своевременное появление Элиды с её безумной затеей. Наш директор такой человек, что, начав этот разговор, я бы уже не смогла уйти от ответа, разве что соврав. А учитывая мою неподкованность в данном занятии, подловить меня на лжи легче легкого.
  В общем, я заснула успокоенная и на утреннюю медитацию отправилась без отвлекающих мыслей. Придя в состояние полной гармонии с окружающим миром и самой собой, я слезла с отмели и поплыла к пустующему причалу. Там-то меня и ждал сюрприз. Не успела я подняться по осклизлым перекладинам лесенки, как мне под нос услужливо сунули полотенце. За белой махровой тканью тянулась рука, никоим образом не принадлежащая Ниссе или хотя бы Элиде (девушка любила поспать подольше и, когда я уходила, ещё валялась в постели). Выше конечности обнаружилась Бринова физиономия с вопросительным выражением в изумрудных глазищах.
  - Как прошло? - не стал ходить вокруг да около он.
  - И тебе доброе утро, - хмыкнула я, выбираясь на причал.
  - Доброе, - небрежно отозвался катесс. - Ну, так как?
  - Что значит - как? - удивилась я, забирая полотенце. - Нашли мы одного... человека.
  - Мага?
  - Его напарника, который, вероятно, и встречался с твоим курьером.
  - И что дальше? - нетерпеливо уточнил Брин.
  - А ничего. Он потыкал в Элиду пистолетом, Элида переквалифицировала оружие в холодное, но не успело добро в нашем лице восторжествовать, как на неё прыгнуло неопознанное существо и дало человеку сбежать.
  - Демоны! Надо было мне пойти с вами, - посетовал катесс.
  И тогда они с Элидой переругались бы за право подкрасться к незнакомцу первым.
  - Я вообще не понимаю, зачем ловить этого поставщика, сколько бы там их ни было. Что это даст Элиде или тебе? Это не наше дело, а следователей КС.
  - Честно говоря, мне плевать, кто чем и насколько легально занимается в Тэнноне, - признался Брин. - Просто мне не хочется, чтобы кого-то из вас ненароком подстрелили. И ладно бы Эли, она живуча как перевертыш, но ты-то не такая.
  Закутавшись в полотенце, я с легким изумлением покосилась на собеседника. Чего только не узнаешь о себе от ближних своих!
  - А такая - это какая?
  Катесс смутился.
  - Ну-у... - нерешительно протянул он. - Элида девчонка боевая и, по моему мнению, ей вся эта учеба на х... не больно и нужна. Она сумеет за себя постоять. А ты... ну, твой Дар...
  Пожалуй, не будь оппонент катессом, я увидела бы редкое зрелище - покрасневшего Брина.
  - Нестабильный, - подсказала я. - Чего уж там, что есть, то есть и нечего пытаться взглядом проковырять дырку в настиле.
  - Да не в этом дело. Ну, то есть и в этом тоже, но...
  - Слушай, коли собрался что-то мне сообщить, говори прямо, - возмутилась я, устав от многозначительных пауз, точно мне хотели намекнуть, что я не красавица и никогда ею не буду, но не знали, как бы выразиться покорректнее, не оскорбив меня до глубины души.
  - Как скажешь, - смиренно вздохнул Брин. - Ты слишком домашняя для вылазок вроде вчерашней.
  - Что-о?!
  - Сама хотела правды, - философски пожал плечами катесс.
  Друзья, демоны их побери! Я повернулась к собеседнику лицом и обличающе вытянула указательный палец.
  - Я, между прочим, уже пять лет живу здесь, вдали от дома и родителей! Я вполне взрослая и самостоятельная девушка.
  Брин снисходительно улыбнулся, на мгновение обнажив клыки.
  - Ив, сколько раз в своей жизни ты попадала в серьезные передряги, когда можешь рассчитывать лишь на самого себя? Сколько раз тебе приходилось защищаться, зная, что если сейчас не дашь сдачи, то впоследствии тебя уже не оставят в покое? Сколько раз ты дралась по-настоящему, за собственную жизнь?
  Говорил катесс негромко, ровно, без обычной насмешки и от его обыденного тона у меня по спине побежали мурашки. Я застыла с нелепо указующим в небо перстом, чувствуя себя донельзя глупо.
  - Вот видишь, - мягко подытожил Брин. - Ничего ты на самом деле о жизни не знаешь и совершенно не готова к неприятностям, случись таковые.
  Я спрятала руку в махровые складки. Катесс обошел меня и направился к пансиону.
  - Как будто тебе приходилось, - не удержалась я от едкой ответной шпильки.
  - В том-то и дело, Ив, что приходилось, - с еле уловимой ноткой грусти откликнулся Брин и удалился.
  Когда его шаги стихли, я поняла, что меня окружают абсолютно незнакомые мне существа. Кажется, только в жизни открытой, непосредственной потомственной ведьмы Ниссы всё было просто, четко и не покрыто мраком тайны. Слишком взрослая для пансиона Элида, выпендрёжник Брин, а теперь ещё и остроухая Ситара - и всех их я практически не знаю. Зато я у них, видимо, как на ладони, незатейливая и... домашняя.
  
  - - -
  
  - Да вы что, с ума коллективно посходили?! - в порыве праведного гнева возопила Нисса.
  О вечерней вылазке катесса узнала во время обеда и, разумеется, отреагировала соответствующим образом. Я была солидарна с подругой, но, поскольку имела несчастье затесаться в число участников, промолчала. Разговаривать с Элидой и особенно Брином мне совсем не хотелось, и потому я пониже опустила голову, делая вид, будто содержимое тарелки стало самым родным и близким существом.
  - Тише ты, - в один голос зашикали Элида и Брин.
  Нисса вняла мудрому совету, оглядела столовую и наклонилась к сидящей напротив парочке заговорщиков.
  - Боги, неужели это заразно и ты подцепила вирус от Брина? - убавив громкость, поинтересовалась катесса.
  - Какой вирус? - озадаченно нахмурилась девушка.
  - Глупости! - прошипела Нисса. - А если бы этот мужик сначала выстрелил и уж потом задал вопрос, кто ты и откуда?
  - Брось, - отмахнулся Брин. - Если бы они палили в кого ни попадя, то давно бы попались.
  - И кто, в конце концов, прыгнул на Элиду? - продолжала кипятиться катесса. - Ещё один поставщик?
  - Да я даже не поняла, что на меня приземлилось, - призналась Элида. - Тяжелая, гадина, но очень быстрая - не успела я опомниться, как она прыгнула снова и была такова.
  - Отвлекающий манёвр, - авторитетно заявил Брин.
  Нисса повернулась ко мне.
  - А ты видела?
  - Видела что? - неохотно отозвалась я.
  - Того, кто прыгнул на Элиду.
  - Нет.
  - Что-то ты, подруга, сегодня на редкость неразговорчива, - пытливо прищурилась девушка. - Колись, в чем дело?
  Я передернула плечами.
  - Ни в чем.
  - Она обиделась, - просветил друзей катесс. - Сама потребовала правды и обиделась, когда я сказал, что Ив не подготовлена для такого рода прогулок.
  Я оторвалась от тарелки и одарила этого выскочку уничижающим взглядом. Ну каков хам, а? Строит тут из себя опытного всезнайку, я, дескать, нюхал порох, а ты так, наивная девочка-припевочка из теплицы. Кому как, а лично мне верится с трудом. Что стоило нашему красавчику с хорошо подвешенным языком наплести мне с три короба да мордашку изобразить подостоверней? Проникновенные и предельно честные глаза, негромкий, неожиданно ласковый голос немолодого, немало повидавшего человека и я, привыкшая к Брину-хвастуну, запросто купилась. Любопытно, его последняя реплика удачный экспромт или он её загодя приготовил?
  - Ба, первая умная мысль со вчерашнего вечера, - внезапно поддержала возлюбленного Нисса.
  Второй взгляд достался сидящей рядом "доброй" подруге.
  - Я серьезно, - не смутилась та. - Тебе-то зачем было туда тащиться?
  На третий взгляд сил не нашлось.
  - Злые вы, - буркнула я и, прихватив тарелку, встала. - Уйду я от вас.
  - И куда ты пойдешь? - риторически вопросила Элида.
  Идти и впрямь было особо некуда, не дальше столовой, однако я демонстративно двинулась к пустующему соседнему столу. Как раз в эту минуту на пороге помещения появилась Динайра с охапкой роз весьма необычного цвета - чёрного. Удивленно покосилась на меня и направилась к нашей компании.
  - Элида, - секретарша Александра протянула девушке цветы. - Это тебе. Только что курьер принес.
  - Мне? - изумилась Элида, принимая букет.
  Динайра кивнула.
  - Там карточка, - пояснила она.
  Девушка выудила белый картонный прямоугольник с какой-то виньеткой, перевернула, ознакомляясь с надписью на задней стороне.
  Любопытство пересилило обиду, и я вернулась к столу, нахально заглянула через плечо подруги.
  "Спасибо за приятно проведенный вечер. Надеюсь на скорую встречу. Твой А."
  - Ну что там? - нетерпеливо заерзала Нисса.
  Не отличавшийся тактом в отношении кого бы то ни было Брин последовал моему примеру и дальше - зачитал содержание записки вслух.
  - О-о! - только и смогла выдать катесса.
  Динайра, тоже явно не собиравшаяся уходить, многозначительно улыбнулась.
  - И кто этот загадочный "А"? - вкрадчиво поинтересовалась секретарша.
  - Понятия не имею, - честно ответила девушка.
  - Меня другое волнует, - хмуро заметил Брин. - Где он достал чёрные розы?
  - Мои любимые, - добавила Элида, растерянно понюхав цветы.
  - Ты любишь чёрные розы? - ахнула я.
  - Обожаю, - призналась подруга. - Но здесь их почти не найти да и стоят они... много.
  - Ну а упомянутый вечер когда был? - не отставала Динайра.
  Элида пожала плечами.
  - Он что, невидимка?
  - Родом из склепа, - зловеще поддакнул катесс. - Потому что лишь мертвец мог прислать розы траурного цвета.
  - Кое-кто мне даже одуванчика не подарил, - едко обронила Нисса.
  - А тебе нужны одуванчики? - искренне удивился недогадливый кавалер. - Ну хочешь, я их тебе надергаю.
  Катесса возвела очи горе, но объяснять незадачливому ухажеру, что важен не подарок, а внимание, не стала.
  Забыв о недоеденном втором, Элида встала из-за стола и двинулась к выходу, с трогательной нежной улыбкой рассматривая букет.
  - Только не говорите, что за последний месяц она ни разу не выбиралась на свидания, - вздохнула Динайра.
  - В этом году - ни разу, - уточнила я.
  - Я в вашем возрасте, девочки, со свиданок не вылезала, - нравоучительно заявила секретарша, выглядевшая в лучшем случае чуть старше Элиды.
  На пороге замечтавшаяся девушка столкнулась с Эрикой, неторопливо входящей в столовую. Впрочем, молниеносная реакция оборотня позволила преподавательнице в последнее мгновение ловко увернуться и вплыть в помещение спиной вперед. Однако, заметив необычные цветы, волчица замерла.
  - Чёрные розы? Откуда они здесь?
  Погруженная в свои думы, вопроса Элида не расслышала и преспокойно скрылась в коридоре, так что Эрике пришлось довольствоваться нами.
  - Воздыхатель тайный прислал, - с оттенком легкой зависти пояснила Динайра.
  Выражение учительского лица повергло нас в состояние некоторого изумления и тихой паники. Наверное, примерно с такой гримасой реагируют на отступника, заявившегося прямиком на Эсмеральду и как ни в чем не бывало попросившего поделиться последними разработками в области маскирующих заклинаний.
  - Он приходил сюда?! - сквозь удлинившиеся клыки процедила волчица.
  Будучи привычной ко всему эоской, секретарь директора не смутилась при виде зрелища не для слабонервных и отрицательно качнула головой.
  - Букет принес курьер, сказал, что для мэйли Элиды. Я расписалась, он отдал цветы и ушел.
  Глаза Эрики как-то нехорошо сузились.
  - А как выглядел курьер?
  - Обычно. Довольно высокий, на голове бейсболка, не слишком симпатичный. Я бы даже сказала, неприятный.
  - Неприятный? - повторила учительница таким продирающим тоном, словно Динайра оскорбила её единственное и обожаемое чадо. Однако в следующую секунду лицо разгладилось, и укоротившиеся клыки больше не привлекали нашего напряженного внимания. - Ладно, - уже спокойно, не обращаясь ни к кому конкретно, добавила волчица и тоже ушла, точно приходила лишь за тем, чтобы посмотреть на букет.
  Весть о неожиданном подарке разлетелась по пансиону менее чем за полчаса и оставшиеся полдня в нашу комнату под различными предлогами заходили теперь уже действительно желающие взглянуть на поставленные в вазу цветы (лично у нас вазы не обнаружилось и Элида нахально одолжила оную из директорской приемной; впрочем, присутствовавшая при сём Динайра не возражала, заметив, что ставить такой букет в обрезанную пластиковую бутылку - верх кощунства). Преподаватели изображали вежливый интерес к выполнению нами домашнего задания, мелкотня пыталась подсмотреть сквозь дверь (в конце концов нам это надоело и мы попросту оставили створку открытой - пусть из коридора любуются, а то одна из девочек промахнулась с заклинанием и чуть не сделала в двери глазок), обслуживающий персонал не церемонился и сразу спрашивал, а правда ли, что присланные розы чёрные? Мы кивали и предлагали убедиться в таком чуде лично. Народ убеждался и уходил, дабы через какое-то время вернуться с наводящими вопросами вроде: знает ли счастливая получательница, кто этот загадочный даритель, когда она успела с ним познакомиться и не собираются ли они пожениться? Учителей, разумеется, подобные вещи не волновали. Куда больше их заботило происхождение цветов. Старательно принюхиваясь к нежным бутонам, преподаватели по очереди пассировали ауру букета, силясь выявить постороннее магическое вмешательство. Естественно, ничего не выявляли и откланивались восвояси. До вечера к нам успели зайти все обитающие и работающие в "Дионе", за исключением уже ознакомленной с розами Эрики, Ситары, избегавшей любого общества, и Ниссы с Брином. Появлялся и Александр. Долго хмурился, разглядывая цветы, но водить вокруг них руками, подобно коллегам, и задавать дурацкие вопросы не стал, ограничившись пространным намеком на лучшего друга девушки (согласно знаменитой фразе одной легендарной волшебницы, оным, вопреки распространенному мнению, должен быть отнюдь не бриллиант во много карат, а банальная осторожность).
  Под занавес нашу обитель навестила Ольвин. Немолодая катесса с коротким каре темно-каштановых волос и холодными, точно озерная вода зимой, светло-голубыми глазами ещё дольше, чем директор, рассматривала водруженную на комод вазу с букетом. Пробиться сквозь вуаль отстраненности, вечно витающую в ледяных очах, было невозможно, а уж пытаться понять по лишенному человеческой мимики лицу катесса, о чем он думает, и вовсе занятие бесполезное. Помогала только телепатия.
  - Редкий цвет, - наконец отметила очевидный факт Ольвин, когда мы уже заподозрили, что помимо роз в нашей комнате объявилась ещё и скульптура в натуральную величину. - Но красиво.
  Элида из чистой вежливости глубокомысленно покивала.
  Катесса склонилась к бутонам, глубоко вдохнула исходящий от них слабый аромат.
  - Когда-то давно мне дарили розы такого же цвета, - негромко и задумчиво добавила Ольвин.
  Элида снова кивнула, но уточнять детали сего неординарного события не стала. Целительница отличалась немногословностью и о прошлом катессы даже Нисса знала лишь общеизвестные крохи. Тем не менее присутствовать при внезапном приступе разговорчивости нам совсем не хотелось.
  - Что ж, - Ольвин повернулась к сидящей на своей кровати девушке, улыбнулась, - можно тебя поздравить. Поклонник, безошибочно угадавший твои любимые цветы и сумевший достать их несмотря на редкость и дороговизну, дорогого стоит. Извини за тавтологию.
  Подруга вымученно улыбнулась в ответ. Целительница степенно выплыла из помещения.
  - Боги! - застонала Элида и накрыла лицо книжкой. - Как же они достали со своим нездоровым интересом.
  - Зато Ольвин сказала меньше всех, - нашла положительную сторону я. - И ни одного дурацкого вопроса не задала.
  - Потому как всё, что можно, она уже узнала от других посетителей.
  - Надо было плату взымать, - запоздало предложила я. - Небось за деньги вряд ли ходили бы по два раза.
  - Если кто заявится в третий раз - возьмем, - мрачно буркнула девушка.
  Из-за косяка осторожно высунулась вечно встрепанная голова Брина.
  - О-о, а вот и первый клиент! - обрадовалась я. - Огласим ему прейскурант?
  Подруга заинтересованно выглянула из-под книги.
  - А на фиг мне ваши цветы сдались? - не оценил моей предпринимательской жилки катесс. Следом за головой в проеме обрисовалось и тело. - Тоже мне, невидаль какая... В общем, я по делу.
  - Это по какому же? - сдержанно полюбопытствовала Элида, убрав с лица приключенческий роман.
  - У вас планы на выходной есть?
  - Смотря что предложишь.
  - Группа моего приятеля послезавтра играет в "Серебре".
  - Не курьера, надеюсь? - уточнила я.
  - Не, другого, - небрежно повел плечом Брин. - Да мы ходили на их выступление в прошлом году.
  - Не "Псы Эос" случаем? - припомнила девушка.
  - Вот-вот, они самые, - подтвердил катесс.
  Я напрягла память, но из её темных и захламленных недр выудилось лишь несколько размазанных картин, никак не желающих увязываться в единое целое.
  - Ты тогда немного с коктейлем переборщила, - заметив мой нахмуренный лоб, пояснила подруга.
  - И до пансиона тебя пришлось нести на руках, - недовольно поддакнул Брин, - потому что на второй половине пути желание потанцевать ещё покинуло тебя вместе с сознанием.
  Я смутилась. Ага, а вот утро я припоминаю. Отвратительное утро, когда я даже не смогла дойти до кабинета травоведения и Эрика, обнаружив ученицу в столь плачевном состоянии, напоила меня какой-то гадостью, после принятия которой я сразу заснула... Зато следующее пробуждение было куда более сносным.
  - Ну, так как? Мы с Ниссой точно пойдем.
  - Надо посмотреть в ежедневнике, - парировала Элида. - Может, у меня и найдется свободное окошко. А у тебя, Ив?
  - Только, чур, никаких переборов, - покосившись на меня, поспешно добавил катесс. - Я тебя снова сюда не потащу, и не надейся.
  - Обойдусь и без твоей помощи, - хмыкнула я.
  - Тогда договорились. - Брин махнул рукой и утопал.
  Выждав минуту, девушка взглядом закрыла дверь.
  - Должно сработать, - заявила подруга, откладывая книгу.
  - Сработать что? - не поняла я.
  Элида соскочила со своей кровати и пересела на мою.
  - Приманка, - интимным шепотом уточнила девушка.
  Мне резко поплохело. А я-то надеялась, что вчерашний провал по поимке особо опасного поставщика пошел подруге на пользу и она отказалась от затеи поиграть в следователя КС. Мечтай, оно не вредно!
  - Ив, не нужно быть телепатом или великим прорицателем, чтобы понять, кто прислал мне цветы.
  - И кто же? - упавшим голосом вопросила я.
  - А с кем я вчера так "приятно" провела вечер? - вопросом на вопрос ответила Элида.
  А говорят, цвет волос на уровень интеллекта не влияет. Совершенно тупо глядя на девушку, я четко осознала себя законченной блондинкой. Очевидный факт, вопиюще мной проигнорированный.
  Действительно, кем ещё мог быть этот внезапно объявившийся поклонник?
  - Он? Тьфу, то есть тот мужчина? Поставщик?
  - Я уверена, что это он, - серьезно кивнула подруга. - Конечно, только богам известно, откуда он узнал про чёрные розы и где достал в рекордно короткие сроки букет. Но если ему охота поиграть в тайного поклонника - пожалуйста. Я выйду в свет, и если он хочет что-то мне сказать, то лучшей возможности приблизится ко мне незаметно ему не найти.
  - С чего ты взяла, что он вообще будет послезавтра в "Серебре"? - растерялась я.
  - Эта зараза следит за мной. А может, как любят говаривать среди нашего брата, справки навел. Попросил своего мага-приятеля, тот и выяснил всё, что требовалось.
  - Но подходить-то ему к тебе зачем? - настаивала я, упрямо не улавливая нити Элидиных умозаключений.
  Девушка ткнула пальцем в вазу.
  - Вот поэтому. Я ему зачем-то нужна. Иначе он не рискнул бы прислать непременно заинтересовавшие меня розы прямо в пансион.
  
  - - -
  
  На удивление тихий день. Никто не шептался за её спиной, не обсуждал, едва дождавшись, пока она выйдет из помещения, не задавал странных вопросов и не приглядывался пристальнее положенного. Никто не обращал на неё внимания, словно окружающие наконец-то забыли о её существовании. Наверное, всё из-за тех чёрных роз, которые во время обеда прислали Элиде. Ситара не присутствовала при передаче букета получателю, но привычка прислушиваться к разговорам других сделала своё дело. Чёрные розы... не самые распространенные на Аиде цветы. Мама обожала их, говорила, что глубокий, иссиня-чёрный оттенок лепестков напоминал ей ночное небо родной Эос. Она мечтала вырастить их... но эта мечта была так же неосуществима, как и детское желание Ситары завести домашнее животное. Когда в спешке и панике бежишь из очередного дома, времени еле хватает на сборы самого необходимого. А ведь иногда не было и этой малости. Поэтому родители категорически отказали маленькой дочери, а мама с грустью смотрела на ухоженные палисадники соседей, но никогда не пыталась приобрести даже кактус.
  Воспоминания о маме не давали девушке уснуть. Безуспешно проворочавшись с боку на бок не один час, Ситара встала с кровати. Уголки глаз предательски защипало, и девушка подняла голову повыше. Нет, никаких слез. Она не будет плакать. Надо держаться.
  Ситара подошла к окну, выглянула за занавеску. Каким бы бархатным и глубоким ни было аидское ночное небо, оно не могло сравниться с бездонной пропастью эосского, похожего на огромный кусок полированного обсидиана. Крупные серебряные звезды казались хрустальными каплями, медленно скользящими по чёрной глади. Когда-то давно ей довелось увидеть эосский небосвод, золотистый днем, бледно-розовый утром и вечером и цвета воронова крыла ночью. Если сейчас закрыть глаза, то можно представить...
  Странный, приглушенный звук пронесся над озером, эхом всколыхнул тишину. Девушка торопливо открыла глаза, распахнула оконные створки, опасно высунулась по пояс. Звук повторился, на сей раз ближе. Ситара накинула халат, вскочила на подоконник и шагнула в пустоту под окном. Мягко приземлилась, огляделась и бросилась в обход здания, на причал. Вихрем вылетела на мостки, остановилась у самого края.
  Покрывало ночи укутало Ювенту и берега, но над озерной гладью клубился серебристый туман, каймой тускло освещая чёрную воду. Даже на непосвященный взгляд клубился он весьма целеустремленно, узким клином скользя мимо спящего города. А подозрительный звук более всего походил на... скрип. Обыкновенный скрип старой двери, медленно поворачивающейся в проржавевших петлях.
  В существовании богов Ситара сомневалась. В некие не персонифицированные высшие силы верила, однако, наслушавшись отца, привыкла в непонятной ситуации упоминать не богов, а представителей Нижнего мира.
  Туман неспешно поравнялся с пансионом. Кроме назойливого скрипа стал слышен плеск воды о борта и негромкое урчание мотора. Серебристая пелена трепетала, словно тюль на сквозняке, и то тут, то там в ней проступали рваные дыры, позволяющие рассмотреть обтекаемый сероватый корпус. От судна разбегались слабые волны, туман полосами ложился на них, позади корабля растекаясь в седые лохмы.
  Конечно, девушка читала о кораблях-призраках, бороздивших океанские просторы в вихре тумана. Легенды приписывали таким судам либо демоническое происхождение, либо страшное проклятие, благодаря которому капитан с командой обязаны вечно и бесцельно плавать по морям. Разумеется, сейчас в сказки о призрачных кораблях никто не верил (потому как за столько лет не удалось обнаружить ни одного хотя бы нематериального доказательства), зато активно снимали кино на эту тему.
  Проникновенно поскрипывая, судно начало поворачивать, уходя за "Дион". Для верности Ситара моргнула. Нет, призраком корабль определенно не был. Во-первых, ни одно уважающее себя приведение не станет производить столько шума просто так, без веской причины (и пусть причина заключается в желании отравить жизнь рано обрадовавшимся твоей кончине родственникам). Во-вторых, туманная завеса сильно походила на деактивирующееся маскирующее заклинание. В-третьих, девушка ЗНАЛА эту развалюху!
  
  - - -
  
  Что меня разбудило, я даже не поняла. Кое-как разлепив веки, уставилась на теряющуюся в потемках мебель у противоположной стены. Да-а, до рассвета явно ещё далеко. И сон вроде был интересный, жаль, теперь не узнаю, удалось ли мне справиться с магической атакой противника (враг был лохмат, ушаст и до неприличия похож на Брина). Я перевернулась на другой бок, натянула одеяло повыше и закрыла глаза, твердо намереваясь продолжить бой (хоть во сне смогу настучать катессу по его "умной" головушке), но резкий, противный скрип мигом заставил меня передумать. Открыв глаза, я рывком села в постели. Скрип навязчиво плыл над озером, вызывая стойкую ассоциацию с трухлявой доской, не иначе как по большому недоразумению поименованную мостом, которая вот-вот треснет под твоими ногами, отправив тебя в пропасть.
  Я оглянулась. Элида мирно и, вероятно, крепко спала, вольно разметавшись по подушке, ибо подругу раздражающий звук определенно не беспокоил. Осторожно выскользнув из-под одеяла, я на цыпочках приблизилась к выходящему на Ювенту окну. Отодвинула занавеску, толкнула створку. Между стволами деревьев серебрилась лунная дорожка на воде, где-то в стороне стрекотали цикады. Скрип стих, однако не успела я прикинуть, что это вообще могло быть, как увидела его.
  Оно бесшумно стелилось по чёрной глади, призрачным флагом трепеща в воздухе. Белесый клуб тумана, за зыбкой пеленой которого угадывались очертания старинного корабля.
  Я моргнула, но видение (или привидение?) не исчезло. Напротив, оно медленно и с чувством плыло мимо задней стены пансиона, в трёх-четырех десятках метров от берега. И зловещий скрип доносился прямо с корабля. Туман окутывал его вуалью, позади растворяясь в сумерках, словно истаявший автомобильный выхлоп.
  От неожиданности я икнула. Будто поддразнивая меня, судно скрипнуло ещё раз, рассекло лунную дорожку и внезапно замерло. Туман тоже остановился, нерешительно топчась на месте. Клубы начали оседать, открывая тонкий шпиль (мачту?). В груди тревожно стукнуло сердце и отчего-то зачесалось под левой лопаткой. А корабль, точно сообразив, что теряет маскировку, спохватился, встряхнулся, мигнул серебром и... таки исчез.
  Та-ак. Наверное, на самом деле я не проснулась. А раз я сплю, то, пожалуй, стоит вернуться в кровать. Пока ещё что-нибудь не привиделось.
  
  
  
  Глава 4
  
  - Эли?
  - М-м?
  - Ты в корабли-призраки веришь?
  - О боги, Ив, да кто вообще верит в эту чушь? Корабль-призрак или сказка, или бред. В зависимости от того, кто и как о нем рассказывает.
  Я вяло повозила ложкой в чашке с чаем. Может, оно и бред, но уж больно реально выглядел. К тому же восприятие мира сновидений сильно отличается от восприятия действительности, даже если ты осознаешь, что видишь сон.
  - Но существуют же простые призраки, без кораблей.
  - То-то и оно. Мы знаем, как и откуда берутся неупокоенные духи. Но едва ли им на той стороне выдают целые корабли. Более того, привидениями чаще всего становятся разумные существа, по той или иной причине задержавшиеся либо вернувшиеся в физический мир. Животные, заметь, в виде призраков не являются. И нематериальные неодушевленные предметы не встречаются. А тут - корабль. Да за такой махиной должен кто-то постоянно следить, иначе оно попросту дестабилизируется и исчезнет. Что держит привидений? Или воля вызвавшего их мага, или нечто важное, не сделанное при жизни. А что будет удерживать корабль? Не говоря уже, что он и на тот свет-то не имеет привычки отчаливать.
  Я вздохнула и откинулась на спинку стула. Неделя явно не задалась. То остроухая новенькая, то поставщики с курьерами, то чёрные розы, а теперь и призрачное судно для полного комплекта. Карты, что ли, разложить? Может, хоть они объяснят, по какому поводу вся эта суматоха.
  - Что-то Брин с Ниссой запаздывают, - отметила девушка.
  - Наверное, решили уединиться, пока в спальном крыле тихо, - предположила я.
  - Ну, хоть кому-то сейчас хорошо, - хмыкнула подруга.
  Проснувшись утром, я минут десять валялась в постели, пытаясь понять, корабль в вихре тумана был во сне или же всё-таки наяву? Ни к какому выводу не пришла, надела купальник и отправилась медитировать, но на причале передумала и вернулась в пансион. Лезть в воду после ночного гостя совсем не хотелось. Можно было, конечно, поискать следы, авось после призрачного заплыва немного энергии да осталось, однако меня сия идея почему-то не вдохновила, прогнав по телу морозец. Теперь же освобожусь я нескоро, в лучшем случае после обеда, а к тому времени вся остаточная энергия, буде там вообще таковая, рассеется окончательно.
  Элида бросила взгляд на висящие над дверью столовой круглые часы, тоже вздохнула и нетерпеливо побарабанила пальцами по столешнице.
  - Боишься на занятие опоздать? - иронично прокомментировала я.
  - Ты что? Никуда оно не денется, - отмахнулась девушка. - Брина жду, хотела узнать, спросил ли он у директора разрешение на поход в клуб или нам придется через оградку лезть?
  Помнится, в прошлое наше посещение концерта "Псов Эос" разрешение нам дали, что означало - территорию мы покинем через ворота и вернемся тем же путем. Дверь в воротах и входную в здании в случае официально одобренного мероприятия специально оставляли открытыми, правда, тогда к ним прилагался дежурный - кто-то из старших, чаще всего Манфред или Александр, поджидающий чад с гулянки. Поэтому мы и предпочитали удирать тайком: позориться перед учителями не хотелось (мне, по крайней мере), а с Манфреда станется проверить, кто сколько выпил и в чей компании пришел (ну, или не пришел), и дополнить утренней лекцией на тему "пьянство и блуд - плохо". Но вот чего не помню точно, так это кто же дежурил в ту злополучную ночь... Однозначно не отец Ниссы.
  Вместо Брина в столовую призраком вроде давешнего видения вплыла Ситара. Взяла поднос с завтраком и направилась к ближайшему свободному столу. Маршрут её пролегал как раз мимо нашего и Элида, мило улыбнувшись, задала девушке провокационный вопрос:
  - Ситара, ты веришь в корабли-призраки?
  Девушка замерла, посмотрела на мою подругу. Выражение темно-карих глаз было странным и неопределенным, прочесть по ним что-либо оказалось делом ещё более бесполезным, нежели угадывать мысли Ольвин. Интересно, как новенькой удается постоянно сохранять непроницаемое лицо?
  - Нет, - наконец произнесла она.
  - А как думаешь, они существуют? - не отставала неугомонная Элида.
  - Нет.
  - Вот видишь, - повернулась ко мне подруга, - даже Ситара знает, что призрачные корабли не встречаются в природе.
  Новенькая обвела нас застывшим взглядом.
  - Вы видели корабль-призрак? - ровным тоном уточнила девушка.
  - Да нет вроде, - пожала плечами Элида. - Просто Ив тут поинтересовалась, верю ли я в них, а мне стало любопытно, что думаешь по этому поводу ты.
  - Мне казалось, что в "Дионе" постигают искусство магии, а не травят байки, - внезапно прибегла к шпильке Ситара и продолжила прерванное движение.
  - О-о, а у нашей тихони, похоже, есть коготки, - восхищенно протянула подруга, обернувшись вслед новенькой. - И она умеет ими пользоваться.
  - Ну зачем ты ей сказала? - понизив голос, прошипела я.
  - Александр велел нам поддерживать с ней общение, - невозмутимо парировала Элида. - Вот я и поддерживаю.
  - Дело кончится тем, что она будет считать нас ещё более странными, чем мы её.
  - А разве мы и так не странные? О, легок на помине!
  Я оглянулась, ожидая увидеть на пороге сладкую парочку, но вместо счастливых влюбленных в помещение стремительно вошел директор. Остановился перед буфетом, что-то сказал кормилице. Женщина кивнула и скрылась в кухне, примыкающей к столовой. Мужчина осмотрел все пять столов (больше сюда не помещалось, да и не требовалось - в пансионе одновременно училось не более дюжины отроков), мазнул взглядом по Ситариной макушке и задержался на мне. К моим щекам мгновенно и непонятно с чего прилила кровь, и я торопливо отвернулась. Нижники паршивые, дожила, называется! Пунцовею в присутствии директора!
  - Ладно, если Брин вообще не собирается ничего рассказывать Александру, я не виновата, - скороговоркой выпалила подруга и встала.
  - Ты куда?
  - Спрошу разрешения, конечно. Если вдруг придется драпать, я хотела бы иметь надежный путь отступления, а не обегать ограду в поисках нужного места. - Элида одернула коротенькую юбочку и двинулась прямиком к мужчине.
  Мэй Глэдис принесла с кухни скромный бутерброд на тарелочке, директор принял сей питательный продукт, поблагодарил и повернул было на выход, но подруга опередила Александра, преградив ему дорогу.
  Я осторожно ощупала щеки. Впору яичницу на них жарить... Неожиданно я заметила, что сидящая спиной к двери Ситара тоже через плечо косится в сторону беседующей пары. Перехватив мой недоуменный взгляд, новенькая секунду пристально смотрела уже на меня, словно пытаясь что-то отыскать в моём лице, однако, вероятно, не нашла и отвернулась.
  Диалог протекал оживленно, Элида жестикулировала и иногда указывала на меня. Мужчина внимательно слушал, что-то уточнял вполголоса и посматривал на меня же. Наконец он вздохнул, кивнул и поскорее ретировался. Подруга вернулась довольная и сияющая не хуже светлячка.
  - По твоему виду могу предположить, что Александр согласился, - заметила я.
  - А с чего бы ему отказываться? - удивилась девушка. - Мы уже совершеннолетние и вполне самостоятельные. Так что если до завтрашнего вечера будем вести себя прилично, то нас отпустят в клуб.
  
  - - -
  
  Во второй половине дня я решила уединиться с картами, но, как выяснилось, с покоем в суровой действительности явный недобор. Наспех разобравшись с домашним заданием, Нисса и Элида принялись увлеченно копаться в шкафу, азартно споря, кто что наденет. В другое время я бы с удовольствием присоединилась к подругам, однако меня куда больше волновали вопросы грядущего. Поэтому, послушав немного актуальные девичьи дебаты, я взяла колоду, платок и тетрадь для записи умных (ну, или каких придется) мыслей и забилась в библиотеку. Устроилась там на диванчике и приступила к собственно процессу. Разложив вытянутые карты, я минуты две сосредоточенно их разглядывала, не спеша переворачивать картинкой вверх. Не то чтобы я боялась. За несколько лет работы с картами я привыкла философски относиться к любым прогнозам и не задавать вопрос тогда, когда вероятный ответ слишком уж тебя страшит. Если же ты - лицо заинтересованное и не уверен, что сможешь правильно истолковать полученное послание, то лучше вообще обратиться к кому-то постороннему. Каролина неплохо гадала и даже делала мне расклад на моего оставшегося в Вере возлюбленного. Отношения с ним ещё до моего отъезда в "Дион" начали изживать себя, а разлука и вовсе не поспособствовала их укреплению, добив окончательно. Катесса лишь озвучила мне то, о чем я догадывалась сама, но не очень хотела признавать. В данный же момент меня несколько смущали потенциальные "подводные" течения... ладно, для начала нужно на них посмотреть.
  Я перевернула первую карту. Что было. Хм, и кого это понесло против стихии? Уж не меня ли? Я потянулась к следующей. Что будет. Как будто всё хорошо. Или это моё легкомыслие поведет меня дальше, словно беспечную бабочку? И всё действительно будет хорошо - по крайней мере, мне так покажется. Что скрыто. Тут тоже тупик. Что-то произошло, какой-то толчок, взбрык и всё полетело в неизвестность...
  Запутавшись, я открыла оставшиеся карты и скрупулезно записала всё в тетрадку. Проверила, ничего ли я не перепутала, и вдруг мой взгляд упал на соседнюю страницу с указанными там картами, которые я тянула в прошлый выходной. Расклад на текущую неделю. Что я говорила Элиде про подарок в области учебы? И ведь действительно, был один... подарочек. Только не от женщины. Хотя... Я задумалась. Если бы не Ситара, Александр вряд ли почтил бы своим присутствием занятие по практике. И уж тем более не стал бы мне помогать. Если бы не остроухая новенькая, вообще ничего не было бы... кроме Брина с его накопителем, курьером и поставщиком. Я посмотрела на карты в позиции любовной сферы. Вот вам и изменения. Свалились на голову. Или это Элида свалилась на бедного поставщика, и теперь он обречен?
  Вкрадчивый стук отвлек меня от расклада и заставил оглядеться в поисках источника. Нет, не дверь. Больше всего похоже на стук по стеклу... По стеклу?!
  Я обернулась и чуть не заорала (причем в глубоко нецензурной форме). За окном торчала голова и плечи печально знакомого и только что упомянутого поставщика. Костяшка согнутого указательного пальца, коей деликатно стучали по стеклу, застыла возле приоткрытой створки, вторая рука держалась за карниз.
  - День добрый, - вежливо поздоровался мужчина. - Могу я войти?
  Я в ужасе и растерянности уставилась на нежданного визитёра, мучительно соображая, что предпочтительнее - всё-таки закричать или попробовать разобраться собственными силами?
  Мужчина тем временем счел молчание за знак согласия, толкнул створки, без видимых усилий подтянулся и неуклюже перевалил через подоконник. По дороге смел горшочек с кактусом и мешком шлепнулся на пол. Тут же вскочил, отряхнулся и виновато посмотрел на рассыпавшуюся землю и выпавшее из пластикового "домика" растение.
  - Простите. - Поставщик присел и торопливо запихнул кактус обратно. Вернул горшок на подоконник, а остатки земляных комьев носком ботинка загнал за диван. Я поджала ноги. - Ещё раз простите. Я не хотел, - повторил мужчина с покаянной улыбкой и повернулся ко мне. - Вы, вероятно, Ивонна, подруга Элиды?
  Он и моё имя знает? Но откуда? Или его приятель-маг нашел ему досье на весь пансион?!
  - Да вы не бойтесь, я не причиню вам вреда, - заметив ошарашенное выражение моего лица, заверил поставщик и даже протянул руку. - Я Адам.
  Отодвинуться с поджатыми ногами не получилось, поэтому я хотя бы отклонилась назад, рискуя завалиться прямо на шелковый платок с картами.
  Мужчина покосился на свою длань и убрал её за спину.
  - Хм, ладно. Надеюсь, Элида получила букет?
  На всякий случай я кивнула. Библиотека же на втором этаже, как он ухитрился сюда залезть?!
  - Как ты... - привычка обращаться к старшим на "вы" щекотнула язык и я поправилась: - Как вы сюда попали?
  - Как? Через окно, - пояснил поставщик.
  - Но это второй этаж!
  Адам небрежно пожал плечами.
  - А-а, подтолкнули.
  Боги, так там ещё его сообщник? И оба преспокойно зашли на территорию пансиона?! Надо срочно сказать Александру, что пора обновлять защиту, нынешняя уже ни на что не годится.
  Одна из особенностей прохождения через ворота "Диона" заключалась в том, что если в течение десяти минут после вступления гостя на территорию сигнальное заклинание не получало подтверждения от директора, Ольвин, Каролины или Манфреда, что гость действительно званый и желанный, то немедленно начинало оглашать округу на редкость душераздирающими воплями, прекратить которые могли тоже лишь вышепоименованные. Автором заклятия являлся сам Дион, и рассчитано оно было не только на непрошеных визитёров, но и на предотвращение попыток тайком провести в пансион подружку-дружка.
  - У вас замечательная защита на ограде и воротах, - словно прочитав мои мысли, заговорил мужчина, - но абсолютно свободные подступы со стороны озера.
  - Неправда! - взвилась я, радея о чести альма-матер. - Со стороны Ювенты есть защитное заклинание, не пропускающее лодки, катера и...
  - Которое сдохло лет десять назад, - невозмутимо продолжил Адам.
  Я запнулась. Демоны его знают, может, врет, а может, и нет, не помню, чтобы при мне кто-нибудь хоть раз занимался озерной частью территории, а постоянно функционирующие заклятия надо обновлять как минимум каждый месяц.
  - Уж поверьте мне на слово, - добавил поставщик и внезапно жестом фокусника, развлекающего детишек на празднике, извлек из-под куртки чёрную розу на длинном стебле. - Передадите её Элиде?
  Я вздрогнула и тут же нахмурилась. Какого нижника ему потребовалось? Или подруга права и "тайному воздыхателю" действительно что-то нужно от девушки?
  - Вот ещё! - Я вызывающе скрестила руки на груди. - Не собираюсь я ей ничего передавать. Тем более неизвестно от кого.
  Мужчина снова улыбнулся. М-даа... Хотя бороздки морщин вокруг смеющихся синих глаз открыто демонстрировали, что поставщик далеко уже не юн, улыбка у него была мальчишеская, обаятельная, озорная и чуточку лукавая.
  - Почему неизвестно от кого? Мы с вами познакомились и теперь вы можете поручиться за меня.
  - Ну-уу... - протянула я, беспомощно хлопая ресницами как наивная барышня времен Второго тысячелетия, впервые увидевшая импозантного мужчину, не являющегося её родственником или слугой.
  - Ив! - зазвенел голос Элиды в коридоре. - Ив, ты в библиотеке?
  Я машинально покосилась на дверь и Адам не долго думая сунул цветок мне под локоть.
  - Эй! - возмутилась я, но мужчина уже бросился к окну.
  - Заранее спасибо, - поблагодарил он и, лихо вскочив на подоконник, спрыгнул по другую его сторону.
  Перехватив розу пальцами, я метнулась следом. Однако не успела я высунуться в окно и оценить ловкость новоявленного кавалера, как дверь приоткрылась и в комнату заглянула Элида.
  - Ив, я не помешала? - уточнила она.
  Я торопливо развернулась лицом к подруге, спрятав "подарок" за спиной.
  - Нет, - заверила я девушку. - Я думаю над раскладом.
  - Это хорошо, - одобрила Элида и боком протиснулась в библиотеку. - А не могла бы ты потом глянуть, как завтрашний поход в клуб пройдет?
  - Да без проблем. - Под прикрытием собственной спины я выкинула цветок в окно и подошла к дивану, присела на край. - Хочешь, сейчас посмотрю?
  - Не срочно, до завтра время ещё есть, - отмахнулась подруга, и вдруг на лице её появилось странное выражение.
  Терзаемая смутными и не вдохновляющими предчувствиями, я вновь обернулась. И вовремя - отвергнутая роза как раз медленно и величаво влетела в окно, зависла на мгновение над подоконником и, будто выпущенная невидимой рукой, упала на пол. Похоже, Адам там и в самом деле не один.
  Изумленно моргнув, девушка приблизилась к подарку, подобрала цветок и выглянула в окно. Охнув, я вскочила и тоже высунулась. К счастью, ни возле торца здания, ни на причале никого не обнаружилось.
  - Кажется, он решил завалить меня цветами, - отметила Элида и понюхала иссиня-чёрный бутон.
  - Я вот никак не могу понять, чего он от тебя хочет? - призналась я, испытывая мучительный стыд оттого, что приходится опять скрывать от подруги правду. И почему на этой неделе я вынуждена постоянно врать друзьям?
  Девушка покрутила розу в руке.
  - Я тоже. Но уверяю тебя, я это выясню.
  
  - - -
  
  Она не удержалась. Долго стояла под дверью, прислушиваясь к доносящимся из коридора голосам, затем, когда шаги обеих девушек стихли в другом крыле, выскользнула из своей комнаты и, воровато озираясь, направилась к спальне Элиды и Ивонны. Уходя, дверь подруги не зачаровывали, не запирали и даже элементарно не закрывали до конца - створка оказалась чуть приоткрыта. Ситара толкнула её, заглянула в помещение. Стандартный набор мебели, точно такой же, как у Ситары, но здесь делали перестановку, передвинув кровати к разным стенам, и ещё вокруг масса предметов и мелочей, превращающих однотипную комнату в уютное, личное девичье гнездышко. Плакат какой-то знаменитости, косметика на столе и тумбочках, игрушечная пантера на одеяле, одежда на стуле. Ситара не привязывалась не только к домам и живым существам, но и к вещам. У неё не было любимой игрушки, любимой одежды и бесполезных, зато милых сердцу безделушек. Когда-то она жалела, что жизнь лишила её этой мишуры, потом - перестала. Всё гораздо проще, когда любишь только двоих по-настоящему важных и дорогих людей, а не растрачиваешься на кукол, наряды и прочую ерунду. Меньше слез и переживаний, меньше внимания уделяется всяким мелочам. Зачем они, если счастье вовсе не в них?
  Девушка прикрыла за собой дверь, снова осмотрелась. Вот он, букет чёрных роз, стоит на комоде. Ситара подошла, осторожно коснулась лепестка крайнего цветка. Нет, всё равно в перчатках ничего не ощущаешь. А мама права, розы действительно похожи на эосское ночное небо. А ещё они похожи на... розы. Только другие, увиденные в другом месте и в другое время, и живые...
  
  ...Странно. Во внушительного размера кадке - невысокий розовый куст, ощерившийся листвой, покрытыми шипами ветвями и чёрными бутонами. Растет себе в небольшом помещеньице среди зеленых собратьев: оранжевой и желтой, точно солнце, календулы, неожиданно пёстрого тысячелистника, пары-тройки неизвестных Ситаре растений и пряных трав в ящичках. Несколько удивленная, она прошлась по комнате, разглядывая яркие цветы. Похоже на оранжерею. Видимо, кто-то в путешествиях скучает без зеленых созданий, вот и устроил сад в миниатюре. Жаль, мамы нет рядом, ей бы понравилось... особенно розы.
  Ситара остановилась перед освещенным длинными лампами кустом, коснулась одного цветка. Какой нежный. И пахнет приятно.
  - Ни с места, - прозвучало за спиной.
  Девушка замерла. Умница, вошла совершенно бесшумно, только звук вынимаемого из кобуры пистолета выдал. Впрочем, нападать Ситара не собиралась. Медленно обернулась, внимательно посмотрела на стоящую на пороге оранжереи катессу. Довольно молодая, с пышным бурым каре коротко остриженных волос. Уши с чёрными кисточками насторожены, в зеленых мшистых глазах читается вопрос, капелька изумления и недоверчивое выжидание. Одета оригинально и просто - в коротенькую юбку и завязанную под грудью белую блузку. На ногах высокие ботинки на толстой подошве, на руках перчатки с обрезанными пальцами. Ну и оружие, конечно, направленное на незваную гостью.
  - Что-то я не припоминаю, чтобы мы брали пассажиров, - проговорила катесса. - Кто ты такая и как вообще попала сюда?
  Ситара промолчала. Что она могла ответить? Что единственный способ скрыться от вездесущих преследователей - спрятаться на первом подвернувшемся под руку корабле? Хотя "Джевеллин", безусловно, производила впечатление. Старой, основательно потрепанной жизнью дамы, которая, тем не менее, ещё красит губы алой помадой, облачается в вызывающий наряд и идет строить глазки мужчинам. Если бы у Ситары был выбор, она едва ли рискнула бы пробраться на борт такого судна, но в том-то и проблема, что больше никакого корабля поблизости не оказалось. А ей нужно срочно вернуться на Аиду, к родителям, успокоить их, объяснить, что дочь жива и здорова и что всё обошлось. На сей раз.
  - Да ты, никак, или немая, или застенчивая, - по своему расценила её молчание катесса и потянулась к хрустальной подвеске, поблескивающей на снежно-белой шерстке груди. Сжала в ладони свободной руки, не отрывая пристального взгляда от девушки. - Капитан, я тут кое-кого нашла. Зайца.
  Мнение капитана на этот счет Ситара не услышала, зато, выразительно похрипев, включился динамик внутренней связи.
  - Танна, надеюсь, твой ушастый не в мой сад пробрался? - подозрительно уточнил мужской голос.
  Катесса покосилась куда-то под потолок и поспешно отпустила подвеску.
  - О боги, неужели он действительно ТАМ?! - горестно возопил голос. - Умоляю тебя, только не испортите розы!
  - Если будешь умницей и не станешь дергаться, - с милой улыбкой добавила Танна.
  Ситара легко могла обезоружить катессу и весь скудный экипаж, однако как тогда она доберется до Аиды? Управлять кораблем она не умеет, а даже если бы и умела, то не факт, что "Джевеллин" подчиниться чужаку. Официальные телепорты для неё закрыты, неофициальные стоят денег. Ей нечего предложить подпольным телепортистам, зато у них, узнай они, кто она и сколько предлагают за её голову, сразу возникнет непреодолимый соблазн улучшить своё благосостояние. Разумеется, на судне типа "Джевеллин" собирается не более благородный народ, но, выбирая между возможностью снова угодить в руки, из которых она еле вырвалась, и местными обитателями, девушка предпочла меньшее из зол. Здесь у неё есть хоть какой-то шанс, там же нет ни единого.
  - Что-то в тебе есть странное, - задумчиво отметила Танна. - Не пойму только, что именно...
  Изучающий взгляд катессы скользнул по вытянутым вдоль тела рукам Ситары и спрятанным в складки сарафана кистям. Девушка инстинктивно сжалась, наклонила голову - неизжитая детская привычка, попытка скрыться от посторонних ищущих глаз, свернуться клубком и, может, никто не увидит, пройдет мимо...
  Танна ахнула и Ситара запоздало сообразила, что при наклоне из густых, спутанных волос выбилось ухо. Попробовала прикрыть его прядями и услышала повторный вскрик. Да, найти платьишко оказалось не проблемой, но перчатки-то на дороге не валяются и повсеместно на веревках не сушатся.
  Из коридора донеслись шаги, и в проеме за спиной катессы появился высокий мужчина.
  - Ну и где твой заяц? - поинтересовался он и, заметив девушку, замер рядом с Танной. - Действительно, заяц, - потрясенно произнес мужчина.
  Ситара отвернулась. Слишком хорошо ей известны эти изумленные и растерянные взгляды, плавно перетекающие в ужас, страх, отвращение, недоумение или алчность - в зависимости от того, кто смотрит.
  - Никогда не встречала ничего подобного, - пробормотала катесса.
  - Зато я встречал, - отозвался мужчина.
  - И кто же она?
  - Полагаю, полукровка.
  Звучит немного лучше насмешливого "уродец" или презрительного "мутантка". Конечно, на Эос на странных существ реагируют спокойнее и относятся проще. Когда вокруг столько лиц, физиономий и морд, покрытых кожей, шерстью или чешуей, с клыками, вертикальными змеиными зрачками, крыльями, копытами и прочими, подчас весьма неожиданными частями, как-то быстро перестаешь обращать на них внимание и уж тем более постоянно удивляться. Но дело-то не в её заостренных ушах...
  Мужчина легким жестом велел Танне опустить пистолет и приблизился к девушке. Наклонился, чтобы их глаза оказались на одном уровне. Ситара настороженно покосилась на капитана "Джевеллин". Молодой симпатичный человек, чуть встрепанные темно-каштановые волосы, синие глаза, ямочка на тронутом щетиной подбородке.
  - И как ты к нам попала, заяц? - ласково спросил он.
  По мнению девушки, вопрос ответа не требовал и поэтому она промолчала.
  - Как тебя зовут? - с той же интонацией продолжил мужчина. - Я Адам, капитан этого корабля. Не бойся, на нашем судне тебя никто не обидит.
  Ха, так она и поверила! А впрочем, деваться ей всё равно уже некуда.
  - Ситара, - нерешительно проговорила девушка...
  
  - Ситара, какого демона ты здесь делаешь?!
  Она обернулась. Посреди комнаты стояли законные владелицы спальни и смотрели на непрошеную визитёршу: Элида с вполне праведным возмущением, прижимающая к себе тетрадку Ивонна удивленно и растерянно. В руке девушка-река держала чёрную розу на длинном стебле. Явно не из букета, а значит, новая. Адам в своём репертуаре - интригует понравившуюся ему даму. Интересно, и как только Алан допустил столь массовое и бессовестное разорение его оранжереи?
  - Пришла полюбоваться на цветы, - спокойно ответила Ситара. - Красивые.
  - И вошла в комнату без разрешения? - не унималась Элида.
  - Дверь была приоткрыта. Я думала, у вас тут так принято - заглядывать в чужие спальни без разрешения хозяина.
  Ивонна покраснела и смущенно потупилась, девушка-река неопределенно хмыкнула.
  - Что ж, один-один, - признала Элида.
  Они что, решили, будто она зашла в их комнату исключительно из мести? Этакая маленькая подлянка? Да, только погрязшие в бестолковой, мелочной суете люди могли предположить, что кто-то опустится до подобных выходок.
  - Это не соревнование, - вполголоса произнесла Ситара и, обойдя девушек, выскользнула из спальни.
  
  - - -
  
  Дабы ничто не нарушило её грандиозного плана, Элида лично проследила, чтобы мы все вели себя прилично и Александр не передумал. Получив от меня на следующее утро вполне благоприятный прогноз касательного нашего похода в клуб, девушка заметно повеселела и большую часть дня потратила на подбор достойного образа и соответствующих аксессуаров. Отбросив попытки найти корни и истоки происходящего, я с восторгом присоединилась к подруге, с наслаждением погрузившись в листание принесенных Ниссой модных журналов и раскопками в собственном гардеробе. Оный, увы, не отличался ни размером, ни разнообразием (родители иногда присылали мне деньги, но шиковать, отовариваясь в дорогих магазинах, сумма не позволяла, а выплачиваемая Кругом стипендия вдохновляла лишь на одно - поскорее закончить пансион и уйти на вольные хлеба), поэтому три светлые девичьи головы включили фантазию и смекалку. В результате получилось два симпатичных ультракоротких платья - белое для Элиды и чёрное с одним плечом для меня. Нисса ассистировала нам до обеда, а после упорхнула домой наряжаться. Брин должен был заехать за возлюбленной и ждать нас возле "Серебра", нам же предстояло добираться своим ходом. Клуб, впрочем, располагался недалеко и мы решили, что прекрасно дотопаем пешочком (да и, говоря откровенно, ни я, ни Элида не рискнули бы прокатиться на стареньком мотоцикле катесса).
  К десяти мы обе были готовы. В очередной раз глянув в зеркало, я убедилась, что мой внешний вид удовлетворяет меня целиком и полностью. Фактически полное отсутствие юбки успешно компенсировалось закрытым декольте, позолоченная пряжка кокетливо поблескивала на плече, светлые волосы вьющейся массой ниспадали на второе, обнаженное. Увлеченно порывшись в резной шкатулке, Элида торжественно извлекла оттуда браслет из лунного камня и надела на запястье.
  - А это зачем? - удивилась я, наблюдая за действиями подруги в зеркале. Исключительно для красоты у нас лежала лишь пластмассовая бижутерия, всё остальное - изделия из недорогих камней, деревянные бусы, подвески, кулоны - зачаровывалось для каких-либо целей.
  - Подстраховка, - сообщила девушка, изучая золотистые блики на молочно-голубоватых бусинах. - Ив, не могла бы ты сбегать предупредить нашего сторожа, что мы уходим?
  - Кто сегодня за строгого папочку? - поинтересовалась я, бросая последний взгляд в зеркало.
  Элида пожала плечами, сосредоточенно осматривая комнату.
  - Не знаю. Да ты не ищи особо, просто скажи кому-нибудь из старших.
  Я кивнула и вышла.
  Естественно, ни на площадке второго этажа, ни в холле никого не обнаружилось. Я спустилась на первый, заглянула в директорскую приемную, но у Динайры сегодня законный выходной, а Александр на рабочем месте отсутствовал. Вообще, если Алисса была в отъезде, он сидел в пансионе допоздна независимо от дня недели. Обозрев пустое помещение, я потрусила к обители Эрики, однако её кабинет оказался уже заперт. Целительские покои Ольвин располагались на втором этаже и я, вздохнув, поднялась обратно. Завернула к библиотеке и заметила движущуюся навстречу высокую мужскую фигуру. В отличие от меня, уткнувшийся в раскрытую книгу директор ничего вокруг не видел, и от неминуемого столкновения нас спасло моё испуганное ойканье, вырвавшееся помимо воли, когда стало ясно, что Александр не собирается обходить препятствие или хотя бы просто притормозить.
  - Ивонна?
  Я на всякий случай отстранилась, дабы увеличить расстояние между нами. Где-то внутри мгновенно шевельнулась неловкость, заставившая избегать его прямого взгляда.
  - Добрый вечер, - вежливо пробормотала я.
  - Добрый, - откликнулся мужчина. - Прекрасно выглядишь.
  - С-спасибо, - ответила я.
  Демоны побери, ну почему я веду себя как последняя дура, в то время как директор спокойно, я бы даже сказала, обыденно смотрит на меня?! Навыдумывала всякой чепухи, дергаюсь теперь, потею и краснею, а собеседник, поди, теряется в догадках, с чего это ученица мнется тут, словно собираясь взять денег в долг без последующего возврата.
  - Вы уже готовы? - наводяще уточнил Александр, видя, что нерадивое чадо не торопится с озвучиванием просьбы.
  Я покивала.
  - Да, мы пойдем.
  - Конечно идите. Приятного вечера.
  - Спасибо. Вам тоже. - Я развернулась и уже намеревалась с чувством выполненного долга вернуться в спальное крыло, как вдруг мужчина спросил:
  - А Ситара разве с вами не идет?
  Ситара? С нами? Да мы её весь день не видели и, разумеется, никто не звал новенькую в нашу компанию (да и что-то мне подсказывало, что девушка примкнуть к нашим развлечениям тоже не шибко желала).
  Я обернулась.
  - Э-э... нет.
  - Судя по тому, что она весь день сидит в библиотеке, а не перебирает наряды вместе с вами, я так и подумал, - заметил директор. - Но вы её хотя бы пригласили?
  - Куда? - растерялась я. - В клуб?
  - А вы идете куда-то ещё? - в притворном удивлении вскинул брови Александр.
  - Нет, - неуверенно отозвалась я.
  - Хм... - правильно оценил выражение моего недоумевающего лица мужчина. - Значит, не пригласили. И наверняка даже не вспомнили о ней. Ивонна, я же вас просил не бросаться из крайности в крайность. Не надо заглядывать в окно спальни Ситары, но не стоит и полностью игнорировать девушку.
  - Э-э, не думаю, что она согласится пойти с нами, - справедливости ради возразила я.
  - А ты всё-таки пригласи, - посоветовал директор.
  Я покорно поплелась в библиотеку. Ситара сидела на диване и читала при свете стоящего рядом торшера. При виде внеплановой делегации она оторвалась от книги, вопросительно посмотрела на нас.
  - Привет, - поздоровалась я и, поскольку Александр преградил путь к отступлению, маяча за моей спиной, перешла к цели визита. - Мы тут всей компанией собираемся в клуб, группу там послушать, потанцевать...
  - Ситара, ты всю неделю сидишь в пансионе, думаю, тебе не повредит немного прогуляться, развеяться, - бесцеремонно перебил меня мужчина. - Сходи с девочками в клуб.
  Девушка бросила на директора странный взгляд, точно она была добропорядочной заключенной, горевшей желанием во что бы то ни стало отбыть срок до конца, а Александр - сокамерником, предложившим совершить побег за день до её освобождения.
  - Зачем? - резонно вопросила она.
  - Ты молодая, симпатичная девушка, нечего тебе сидеть круглосуточно в четырех стенах, - напомнил мужчина.
  - Мне всё нравится. Но спасибо за приглашение. - Ситара изобразила милую полуулыбку и склонилась к книге, давая понять, что содержание раскрытого томика интересует её куда больше, нежели провинциальное увеселительное заведение с громкой музыкой.
  - Я же говорила, - шепотом отметила я.
  - Ситара, - зажав свою книгу под мышкой, директор снял очки и строго посмотрел на несговорчивую ученицу, - иди с девочками. Ничего страшного не случится.
  Девушка вновь повернула к нам голову. На лице застыла уже знакомая непроницаемая маска, и только в глубине темных глаз мелькнула неприятная тень. Примерно с таким же выражением крупный матерый хищник смотрит на незадачливого охотника, сдуру дернувшего его за хвост. Убить не убьет, но сам факт, что какой-то человечишка посмел посягнуть на его, хищника, достояние...
  - Пожалуйста, - негромко, но твердо добавил Александр.
  Ситара захлопнула книгу, встала и направилась к нам, по пути положив чёрный томик на край стола.
  - Хорошо, - без признаков восторга согласилась новенькая и вышла.
  Я укоризненно покосилась на мужчину (вот уж удружил так удружил!) и поспешила за девушкой.
  - Ситара! - окликнула я свежеиспеченного члена нашей компании, быстро направлявшегося к лестнице. - Ты долго будешь переодеваться?
  - Я не буду переодеваться.
  - Что-о?! Ты останешься в униформе?
  - Да, - последовал лаконичный ответ.
  Элида ожидала меня в холле и совсем не ждала новенькую.
  - Ситара? - охнула подруга.
  - Я иду с вами в клуб, - безэмоционально сообщила новенькая и двинулась к входной двери.
  - Какого?.. - обратилась Элида уже ко мне.
  Я лишь беспомощно развела руками.
  - Это идея Александра. Ситара, между прочим, тоже не хотела идти, но он настоял.
  - Никак папашины гены проснулись, - процедила подруга, благоразумно опустив нецензурную часть своего мнения по сему поводу.
  В результате всю дорогу до "Серебра" мы скорбно молчали, чувствуя себя теми злобными девицами из сказки, которые не позвали на королевский бал свою сводную сестру-замарашку. Только в нашем случае бедную сестрицу-то как раз пригласили и она, не шибко заморачиваясь, отправилась туда в чем есть. Не знающая города Ситара шла позади нас, мы с Элидой брели на несколько шагов впереди, коллективно представляя, как вытянутся лица Брина и Ниссы при виде нашей попутчицы.
  - Ну, наконец-то! - воскликнула катесса, заметив нас на подступах к клубу.
  Не будучи фешенебельным заведением, "Серебро" занимало простенькое одноэтажное строение, бывшее в прошлой жизни складом. Блестящая металлическая вывеска с собственно названием венчала коричневую стену над входом, в дверях неподкупно застыл охранник, проверяющий удостоверения у регулярно наводняющей клуб молодежи. Кое-кто, явно ещё не достигший нужного возраста, мялся перед зданием, надеясь проскочить документовый контроль, кто-то дышал свежим воздухом, одновременно отравляя оный сигаретным дымом, кто-то, вроде нашей сладкой парочки, поджидал на улице друзей.
  Нисса, яркая в красном мини и коротком топике, резко контрастирующими с чёрным телом, отлепилась от Брина и метнулась нам навстречу.
  - А почему такие лица? - удивилась она и тут увидела маячившую позади "причину". - Ситара?
  - Что она здесь делает? - прошипел Брин.
  - Спроси у мэйра директора, - буркнула Элида и первой направилась к входу.
  - Александр велел ей идти с нами, - шепотом объяснила я.
  - Боги, скорее бы вернулась Алисса, - вздохнула Нисса.
  - Действительно, - согласился катесс и последовал за Элидой. - А то совсем мужик без неё дуреет.
  Мы с Ниссой оглянулись на Ситару.
  - У тебя что, нет приличного платья или хотя бы джинсов и маечки поярче? - сердобольно уточнила катесса, обозрев наряд новенькой. - Сказала бы девчонкам, они бы быстро подобрали тебе что-нибудь подходящее.
  - Мне нравится эта одежда, - отрезала Ситара и тоже двинулась к дверям.
  - Ой, а у неё паспорт есть? - запоздало спохватилась Нисса.
  - Не думаю, что она всё ещё несовершеннолетняя, - хмыкнула я.
  - Но вряд ли она его носит с собой.
  Спустя мгновение выяснилось, что носит. Новенькая спокойно извлекла из кармана юбки синее удостоверение и протянула охраннику. Тот добросовестно изучил документ, покосился на владелицу и вернул, пропуская внутрь.
  Особым декором "Серебро" не отличалось. Сумрачный зал с невысокой сценой и свободным пространством перед ней, барная стойка и куча столиков вдоль стен. Мы выбрали один, расселись вокруг, Брин вежливо осведомился, кто что будет потреблять (при этом крайне выразительно косясь на меня), и в компании Ниссы отчалил за напитками. Ситара молча рассматривала скромную обстановку клуба, мы с Элидой многозначительно поглядывали друг на друга. Что получится из гениального плана подруги, я не знала. Но Адам проявлял завидную настойчивость и здорово рисковал, проникая на территорию пансиона. Вопрос - зачем? Ради красивых глаз девушки или ему срочно потребовался второй маг? В любом случае подходить к ней лично он не решился и правильно сделал - несмотря на запреты, в "Дионе" Элиде ничего не стоило бы воспользоваться магией, а то и просто пустить в ход кулаки. В битком набитом же общественном месте вроде "Серебра" не поколдуешь и к боевым заклинаниям не прибегнешь; свод правил Священного Круга ограничивал деятельность мага в подобных условиях (слишком велика вероятность задеть ни в чем неповинных посетителей) и наказание за нарушение было сурово. За обычный мордобой Круг, конечно, не накажет, но директор, если узнает, вполне может.
  Элида задумчиво пошарила взглядом по головам тусующейся молодежи и посмотрела на сидящую напротив Ситару. В её присутствии нам даже о пустяках не болталось, не то что о серьезном деле.
  - Ты когда-нибудь была в клубах? - в попытке поддержать разговор начала Элида.
  - Нет.
  - А здесь тебе нравится?
  - Ещё не знаю.
  Мы снова переглянулись. Разница в общении с ней и стеной заключалась лишь в том, что новенькая, в отличие от стены, всё-таки отвечала.
  - Ладно, я немного пройдусь, - наконец решила подруга и, прихватив сумочку, слезла с высокого стула.
  Не успела я раскрыть рот, чтобы попросить её не бросать меня в одиночестве, как девушки и след простыл. Я с ужасом повернулась обратно к Ситаре. Та на меня не смотрела, скользя равнодушным взглядом по толкущемуся вокруг народу.
  - Вот и мы. - Из толпы возникли Брин и Нисса с бокалами в обеих руках. - А где Элида?
  - Носик пошла попудрить, - уныло отозвалась я, принимая от катессы тару с заказанным безалкогольным коктейлем.
  - Так быстро? - удивилась подруга, протягивая Ситаре стакан с минеральной водой.
  - Ив, смотри, кого я тут случайно встретил, - радостно сообщил Брин, отступая в сторону.
  Я посмотрела. Брин, зараза, чтоб тебя демоны... покусали!
  Возле освободившегося стула нерешительно переминался с ноги на ногу печально знакомый курьер. Рубашка всё та же, футболка вроде другая.
  - Мои друзья, Ивонна и Ситара, - бодро представил нас катесс. - А это Фрай, мой закадычный приятель.
  Приятель, говоришь? Закадычный? И давно ли, интересно?
  - Привет, - неуверенно подал голос курьер.
  - Привет, - вымученно улыбнулась я и обратилась к Брину: - Случайно встретил?
  - Мы у бара столкнулись, - охотно объяснила катесса вместо кавалера. - Брин сказал, что вы с Фраем вроде как уже виделись мельком...
  - Да, вроде как, - согласилась я, одарив свежеиспеченного сводника испепеляющим взглядом. Жаль, им и в самом деле нельзя уж если не испепелить, то хотя бы поджарить. Желательно ту часть тела, откуда у катессов хвост растет.
  Судя по реакции подруги, этот мохнатый пройдоха не рассказал возлюбленной, что закадычный приятель и есть тот самый курьер, выведший нас на Адама.
  Нисса пригубила свой коктейль, затем лукаво покосилась на меня.
  - Брин, пойдем потанцуем? - кокетливо предложила она ухажеру и обернулась ко мне. - Не будем вам мешать.
  Я сделала страшные глаза, однако должного эффекта это не возымело. Добрая подруга помахала мне ручкой и удалилась в обнимку с многозначительно ухмыляющимся катессом.
  - Можно? - Парень указал на стул Элиды.
  Я пожала плечами. Фрай счел сие движение за знак согласия и уселся рядом.
  - Брин часто о тебе рассказывал, - доверительно поведал курьер.
  - Правда? А он говорил, что я волшебница?
  Парень кивнул.
  - Говорил. Но, по-моему, ты совсем не похожа на чародейку.
  Вот счастье-то подвалило! Оказывается, у меня действительно нет пресловутой печати в глазах. Или, может, он невнимательно смотрел?
  - Знаешь, - Фрай придвинулся ко мне, дабы, наверное, я смогла сквозь грохот музыки расслышать его монолог, - это выражение в глазах магов... его ни с чем не спутаешь. Оно как клеймо, странное, циничное, жесткое. Для магов нет секретов, они знают о существовании параллельных миров, других рас, демонов, духов и даже богов, им не надо биться над великими загадками мира, потому что для них это вовсе не загадки. У волшебников есть сила, Дар, они долго живут, и для них нет тайн в людских душах. И всё это как будто лишает их возможности удивляться и наделяет цинизмом по отношению к простым смертным. Мы для них лишь мелкие сошки, да...
  Э-э, по-моему, он не параноик. Он просто псих!
  Внезапно я поймала как всегда ничего не выражающий взгляд Ситары, направленный на нас.
  - Я тоже пойду, - заявила она и встала.
  Две минуты назад я не хотела оставаться наедине с новенькой. Теперь я готова была вцепиться в неё руками и ногами, словно в долгожданное наследство, и не отпускать ни под каким видом.
  - Куда? - в панике охнула я.
  - Носик попудрю, - серьезно ответила Ситара и мгновенно затерялась в толпе.
  Я с ужасом посмотрела на собеседника. Тот, не долго думая, положил руку на низкую спинку моего стула.
  - Слушай, а ничего, что я тут с тобой сижу? - попробовала я отделаться от незваного кавалера добром. - Я вообще-то тоже волшебница.
  - Говорю же тебе, ты другая, - принялся втолковывать неразумной мне курьер. - У тебя нет этого клейма, ты как... - парень задумался, глубокомысленно уставившись на теряющийся в потемках потолок. - Как луч солнца в царстве мрака, как... непорочный цветок.
  Ну всё, Брин, попадись ты мне только без свидетелей!
  - Ой, Фрай, ты меня извини, но и мне требуется срочно попудрить носик, - прибегла я к не шибко оригинальной отговорке и вскочила. - Не волнуйся, я быстро.
  Не рискуя задерживаться, я вылетела из-за стола и бросилась куда глаза глядели. Глядели они, правда, в сторону выхода, но я напомнила себе, что вечер лишь начинается и где-то здесь бродит моя подруга, изображая наживку для Адама. Протолкавшись поближе к сцене, я нашла Ниссу с Брином, слившихся в таком страстном танце, что ещё немного - и будет зрителям бесплатное порно. Элида на танцполе не обнаружилась, и я направилась к барной стойке (столы, подозреваю, пока придется обходить по большому кругу; впрочем, если Фрай не законченный придурок, то намек должен понять и благоразумно свалить). Применять простенькое поисковое заклинание в такой толчее бесполезно, поищу лучше по старинке.
  Как ни странно, нашлась Элида быстро и сама. Да к тому же не одна. Позади девушки высилась фигура безмятежно улыбающегося поставщика.
  - О, тебя-то мне и нужно, - воскликнула подруга, завидев меня и прервав целеустремленное движение через зал. - Давай, колись, что это ещё за тайны Вэйнерского двора за моей спиной?
  - Какие тайны? - опешила я.
  - Я рассказал ей о нашем маленьком свидании в библиотеке и о моей просьбе передать розу, - признался Адам.
  - Но я же отказалась! - возмутилась я.
  - Пришлось передавать самому, - тяжело вздохнул мужчина.
  - Представляешь, он ко мне подходит и с лету спрашивает, ну как, Ивонна передала тебе мой подарок?
  Ох, и везет мне сегодня на козлов! Так и норовят подставить.
  - Моя лучшая подруга меня обманывает, - продолжала кипятиться Элида.
  - Я не обманывала, - робко попыталась оправдаться я. - Я просто не успела сказать.
  - Ну, знаете! - махнула рукой девушка, развернулась и пошла прочь.
  Мы с Адамом переглянулись.
  - Всё из-за тебя, - заявил мужчина.
  - Что-о?! Сам... хорош, - отрезала я и, погрозив ему кулаком, последовала за подругой.
  И мне не надо было оборачиваться, чтобы понять, что он не отстает от меня ни на шаг.
  
  - - -
  
  Непривычно громкая музыка и людской гомон оглушали. Особенно когда на сцену вышла группа парней разной национальности и, разобрав инструменты, начала делать вид, будто производимые ими звуки имеют самое непосредственное отношение к музыке. Первые десять минут эта какофония под аккопанимент восторженного воя слушателей вызывала у Ситары исключительно нецензурные чувства и желание лично прирезать всех музыкантов. Но чем дольше она сидела за барной стойкой, вертя в руках благоразумно прихваченный со стола стакан с минералкой, и слушала хрипловатый голос солиста, тем больше ей нравилась и мелодия, и текст, и даже барабаны с гитарами. Эта музыка идеально подходила её безумной жизни, неспокойному, враждебному миру вокруг и извечному вселенскому хаосу. Маленькая планетка вертелась с сумасшедшей скоростью, дергалась и подпрыгивала как те люди перед сценой и едва ли замечала, что творится за пределами её атмосферы. Вся в себе, в бесконечной погоне за удовлетворением мимолетных желаний, за исполнением сиюминутных капризов, в отчаянной и тщетной попытке продлить своё существование. И если часть её обитателей станет уверять, что жизнь пуста и никчемна и лишь смерть прекрасна и истинна, то от прочих беспечных бабочек они будут отличаться только сменой капризов и желаний. Сама по себе эта жизнь, мир вокруг не так уж и сложен, сложно и непонятно людское существование, ими же, людьми, и придуманное. А там, за границами их набитого всем подряд и ничем толком мирка, всё просто...
  - Привет.
  Естественно, она не услышала, как он подошел. С неохотой оторвалась от своих размышлений, посмотрела искоса на облокотившегося на стойку лохматого парня с лезущей в серые глаза светлой челкой. Тот самый, приведенный Брином в качестве кавалера для Ивонны. Бормотал какую-то чепуху о глазах, клейме и сошках.
  - Ты ведь Ситара, подруга Ивонны, верно? - уточнил парень. - А я Фрай.
  Девушка отвернулась. Разговаривать с явно отвергнутым (а иначе чего он тут толчется в одиночестве, а не увивается за Ивонной?) чужим ухажером ей совсем не хотелось.
  - Я смотрю, ты в дионовской униформе, - отметил очевидный факт Фрай, присаживаясь на соседний стул. - Тоже магичишь?
  Ситара промолчала. Парни её не интересовали. Им подавай красоток, поцелуи с языком и занудливое времяпрепровождение вдвоем. Такие как Ситара им не нравились, сама же Ситара нравилась им ещё меньше. Да и не желала она играть в "любовь", фальшивую, поверхностную и быстро забывающуюся. Мама с папой любили по-настоящему, сильно, искренне. Они на многое пошли ради чувств друг к другу, пожертвовали практически всем, что у них когда-то было, и продолжали бороться за своё счастье. А что знает о любви этот Фрай? Наверняка любовь для него - перепих по-быстрому на заднем сиденье машины. А Ситара не собиралась соглашаться на меньшее, чем есть у её родителей.
  - Впрочем, если ты из пансиона, значит, магичишь, - не дождавшись ответа от девушки, прокомментировал парень. - Почему люди рождаются волшебниками? Кто дает им этот их Дар? И почему одни становятся магами, а другие нет?
  Ситара искренне посочувствовала Ивонне. Трудно её винить за то, что она отшила горе-кавалера.
  - Вот ты чувствуешь себя особенной, избранной? - внезапно начал допытываться Фрай. - Ощущаешь, что ты предназначена для чего-то великого?
  О чем он там без конца бормочет? Да ещё и наклоняется, придвигается поближе, силясь рассмотреть её полускрытый волосами профиль. Пальцы машинально стиснули стакан.
  - Мне иногда кажется, что боги ошиблись, сделав меня простым смертным. Будто меня ждало великое предназначение, но где-то наверху произошла ошибка, кто-то что-то перепутал и вот я тот, кто я есть. Я словно голодный, который видит еду в витрине магазина, но ему не на что её купить, она ему недоступна и он может лишь пускать слюни, обреченный до конца дней своих видеть все эти деликатесы через стекло.
  Пространный монолог раздражал. Парень всё настойчивее пытался заглянуть ей в лицо, чуть ли не ложась на стойку, а ей всё труднее было сохранять непроницаемое выражение. Чтобы хоть куда-то деть лишнюю энергию, она сильнее сжала стеклянную тару.
  - Ты стесняешь? - вдруг сменил тему Фрай и пальцы девушки ощутили пустоту. Звон треснувшего и рассыпавшегося на осколки стакана утонул в тягучих гитарных ритмах, остатки минералки лужей растеклись по столешнице. - Ты разбила стакан, - сообщил парень, глянув на её руки. - А почему ты носишь перчатки?
  Ситара резко повернулась к нему, всё-таки решив послать открытым текстом, раз уж "ухажер" не понимает языка тела, но Фрай посмотрел ей в глаза, впервые и прямо, не вскользь, и замер. Выражение его веснушчатой физиономии стало ошалело-испуганным, точно он увидел не глаза девушки, а всю её жизнь.
  - Ты... ты... - выдавил парень и отшатнулся. Не удержался, слетел со стула, попутно оный опрокинув, распластался на полу и даже там попытался отодвинуться, таращась на Ситару обуянным паническим ужасом взором. - Ты... ты полукровка... твои руки... - трясущийся перст указал на перчатки. - Они...
  Девушка вскочила. Несмотря на громкую музыку и поглощающую общее внимание группу на сцене, на них начали поглядывать, перешептываться. Нельзя бросаться в глаза посторонним, привлекать лишнее внимание... убить бы мэйра директора за гениальную идею да теперь уже поздно.
  Не раздумывая более, Ситара метнулась к выходу. Она мчалась напролом, еле успевая уворачиваться от прямых столкновений, пока не тяжелая дверь клуба не захлопнулась за спиной. На улице девушка замедлила шаг, направилась к пансиону. Дорогу она помнила, не заблудится...
  Она не успела уйти слишком далеко. Клуб и освещенная фонарями улица остались позади, по обеим сторонам поднимались невысокие однотипные здания. В небесной выси тускло мерцали редкие звезды.
  Сначала в тишине ночи возникли шаги. Громкие, отчетливые - преследователи не скрывались, перестав маскироваться, едва тонкая девичья фигурка ступила в тянущийся между складами переулок. Справа, на фоне звездного неба, мелькнула тень, беззвучно скользящая по крышам зданий. Быстро, длинными прыжками. Видимо, хотят перекрыть противоположный конец переулка, чтобы добыча точно не сбежала. Ситара прислушалась к своим ощущениям. Нет, не они. Какая-то мелкая местная шваль решила поживиться. Судя по тени - не люди. Хорошо. Значит, можно не церемониться.
  Тень рассекла пространство, приземлилась прямо перед девушкой. Ситара замерла, бросила через плечо оценивающий взгляд. Двое. Мерзкие, злорадно ощерившиеся рожи, клыки, у одного даже рожки есть. Поразительно. Такой маленький город, магический пансион рядом и целых три демона. И кто знает, сколько их ещё скрывается в Тэнноне?
  Девушка повернулась к первому, расслабила руки. Тот неспешно, почти лениво, приблизился к ней, протянул волосатую лапу.
  - Ну, привет, крошка, - прорычал он.
  - Привет, крох, - спокойно ответила Ситара и молниеносным движением вскинула руку.
  
  - - -
  
  - Ну что мне сделать, чтобы ты мне поверила? - Адам с виноватым лицом склонился к Элиде, но подруга была непреклонна.
  - Ничего, - огрызнулась девушка, отворачиваясь. - Или говори, какого демона ты затеял, или проваливай к ним же и чтоб я тебя больше в Тэнноне не видела.
  - Извини, но уехать я пока не могу. Это не только от меня зависит.
  - О-о, хочешь сказать, что вы с приятелем ещё не весь товар сбыли?
  - И поэтому тоже, - не смутился мужчина.
  Я сидела по другую руку от Элиды и вполуха слушала её перебранку с поставщиком. Никаких нехороших (по крайней мере, очевидно нехороших) намерений он явно не имел, моя ведьминская интуиция ни на что опасное тоже не намекала (правда, она голос редко подавала, так что в расчет я её не принимала) и вообще я начинала подозревать, что подруга ему действительно понравилась, и он решил приударить за красивой девушкой. Впрочем, откуда Адам такой взялся, кто его друг-маг и не занимаются ли они ещё чем-то незаконным, мужчина делиться не торопился.
  - Ладно. - Элида наконец-то удостоила собеседника подозрительным взглядом. - Тогда объясни, что за гадина прыгнула мне на спину в лесу?
  - А-а, ночью-то? - безмятежно уточнил Адам. - А ты поняла, кто это был?
  - Если бы поняла, то не задавала бы тебе глупых вопросов!
  - Тогда не могу сказать.
  - Почему?!
  Мужчина придвинулся вплотную к девушке и добавил заговорщицким шепотом:
  - Это тайна. И я обещал никому о ней не рассказывать.
  По виду подруги можно было предположить, что эту тайну Адам унесет с собой к Властителю мертвых, причем прямо сейчас.
  - Ах так... - не сулящим ничего приятного тоном протянула Элида. - А откуда ты узнал, что чёрные розы мои любимые цветы? Насколько мне известно, такие сведения справками не выудишь.
  Мужчина обезоруживающе улыбнулся.
  - Не поверишь: догадался.
  - Ты прав. Не верю.
  Я усмехнулась.
  - Что смешного? - немедленно повернулась ко мне подруга. - Между прочим, ты тоже отличилась.
  - Ты сама захотела разыскать поставщика, - справедливости ради напомнила я. - А я тебе лишь тыл прикрывала.
  - Правда? - "удивился" Адам. - То-то я тебя так и не заметил.
  - И... И... Ив-вонна...
  Я даже не сразу сообразила, что это жалобное блеянье имеет ко мне непосредственное отношение. Мужчина же и впрямь оказался догадливым.
  - Фрай? А он-то что тут делает?
  Я обернулась. Ма-ама...
  Видок у парня был такой, словно он только что случайно раскрыл теорию мирового заговора и понял, что вокруг одни предатели и шпионы из параллельного мира. Глаза широко раскрыты, взгляд бессмысленный, выражение лица... будто некто зашел сзади и оглушил бедолагу. Тот полежал немного, очухался и, не полностью придя в себя, отправился нести скорбную весть миру.
  - Ситара, она... - выдавил курьер и покачнулся, на мгновение выпав в своё измерение. По крайней мере, смотрел он сквозь нас, видя нечто ведомое лишь ему.
  - Что с Ситарой? - насторожилась Элида. - Где она?
  - Она... у неё... - Фрай моргнул и наконец-то сфокусировал безумный взгляд на мне. - Она не человек!.. - страшным шепотом сообщил парень.
  - Если ты говоришь о той Ситаре, которую я знаю, то да, она не человек, - неожиданно вмешался Адам.
  Изумиться повторно я не успела. Подруга соскочила со стула и, схватив курьера за плечи, тряхнула, словно пыльный половик.
  - Где Ситара сейчас? - требовательно повторила девушка.
  - Она... - Фрай в ужасе уставился на Элиду, беззвучно разевая рот.
  - Где? - Подруга тряхнула его ещё раз, основательней.
  - Ушла...
  - Куда?
  - Не... не знаю.
  Девушка отпустила парня, цапнула со стойки сумочку и метнулась к выходу. Я и Адам бросились за ней.
  - Боги, одна, в незнакомом городе. А если с ней что-нибудь случится или она заблудится?
  - Может, она осталась в клубе? - неуверенно предположила я.
  - Если этот придурок смотрел на неё так же, как на нас сейчас, то едва ли Ситара задержалась здесь хоть на минуту. Тем более, ты говоришь, она и идти-то не хотела, - напомнила подруга, проталкиваясь к двери. - А о чем Александр нам рассказывал?
  Да-да, на Аиде Ситару не всегда воспринимали адекватно... Привычные обитатели и работники "Диона" заметили странное поведение новенькой, но внешность её казалась большинству вполне заурядной. Более того, зная, что мать девушки с Эос, мы не придали особого значения глазам нестандартного размера и рукам в перчатках (да и уши не сильно меня впечатлили, разве что в первый раз и то от неожиданности). Кто же мог предположить, что Фрай так бурно отреагирует на Ситару?!
  - Вообще-то Ситара умеет постоять за себя, - подал реплику следующий за мной мужчина.
  И где они успели познакомиться, интересно?
  Мы высыпались из клуба, слегка озадачив охранника. Огляделись, и Элида обернулась к последнему.
  - Недавно из клуба вышла девушка, довольно высокая, в униформе и с длинными волосами. Ты видел, куда она направилась?
  Охранник призадумался и ткнул пальцем.
  - Вроде туда.
  То есть Ситара решила вернуться в пансион и выбрала почему-то короткую дорогу. А маршрут был не из лучших: узкая улочка вела между старыми складскими зданиями, частью ещё использующимися по назначению, частью пустующими или перестроенными, как "Серебро", в нечто третье. Ходить там мы избегали, предпочитая делать небольшой крюк по более просторной и оживленной улице. Магия магией, но если злоумышленник подкрадется сзади или выскочит откуда-то сбоку и действительно оглушит чем-то тяжелым либо прижмет "ароматный" платочек к носу, ты не то, что заклинание не сплетешь, энергию для простейшего силового удара не соберешь.
  Мы побежали в указанном направлении. Интуиция не подвела Элиду. Как только клуб остался позади, скрывшись из виду за зданиями-собратьями, мы услышали звуки борьбы. В сумраке улочки, освещенной лишь звездами да фонарями проезжей дороги в её противоположном конце, метались две фигуры. Обе были примерно одного роста, в потемках шут разберешь, кто есть кто и попали ли мы по нужному адресу. Подруга остановилась, вскинула руку, создавая светлячка. Белый огонёк вспыхнул, озарил абсолютно несимпатичную морду какого-то демона, одетого в поношенные джинсы и рубашку, и Ситару... как раз в тот момент, когда новенькая с холодным, сосредоточенным выражением лица вонзила пальцы в грудь противнику. Демон замер, а девушка легко, без видимых усилий, вырвала руку обратно и разжала пальцы другой, сжимавшие горло напавшего. Демон мешком повалился на асфальт, Ситара повернулась к нам. Внезапно я поняла, что вонзила она не пальцы, а когти. Длинные, чуть изогнутые, перемазанные в чем-то чёрном и тягучем, с обрывками разорванных перчаток.
  
  
  
  Глава 5
  
  В течение неизвестного количества времени мы просто смотрели друг на друга: Ситара - чуть удивленно, напряженно, выжидающе - на нас, мы - растерянно и ошарашено - на неё. Вокруг застывшей девушки лежали ещё два тела. Судя по экзотическому внешнему виду, тоже демоны. Судя по неестественно вывернутой шее одного и выпотрошенным внутренностям другого - они жестоко поплатились за попытку напасть на беззащитную на первый взгляд девушку.
  Таращась на когти новенькой, я внезапно поняла, кто её мать. Найитта, представитель той самой малочисленной и загадочной расы. Только у найиттов есть похожие на кошачьи когти, невероятная физическая сила и абсолютно неисследованный Дар, превосходящий возможности любого смертного мага. Неудивительно, что Ситару на Аиде, да и на Эос, пожалуй, воспринимали неадекватно. Встретить найитта на Младшей сестре большая редкость, а на Старшей наверняка сразу догадывались, что перед ними полукровка. Но никто никогда не слышал, чтобы они заводили детей. Более того, существовал примерный список найиттов, бродяжничавших по обоим мирам, и, насколько я знала, последние полторы тысячи лет он не менялся, не убывая и не пополняясь. Да и зачем потенциально бессмертному созданию выбирать возлюбленного из простых смертных, прекрасно понимая, что в два счета переживет и партнера, и его внуков (если, конечно, таковые будут)?
  Первым отмер Адам. Он осторожно коснулся плеча Элиды и, когда девушка, не отрывая изумленного взгляда от новенькой, повернула к нему голову, напомнил:
  - Вообще нам не стоит здесь задерживаться. Мало ли...
  - Да, наверное... - как-то потерянно отозвалась подруга.
  Мужчина спокойно приблизился к Ситаре, на всякий случай пнул последнего поверженного демона, убеждаясь, что тот уже не оживет, и снял с себя куртку.
  - Держи. Видок у тебя...
  Новенькая оглядела свою одежду, и я только сейчас заметила, что девушке тоже досталось: кофта порвана, юбка перепачкана (подозреваю, демонической кровью), на коленках ссадины, правую щеку пересекала алеющая царапина.
  - Да, - равнодушно согласилась Ситара, принимая куртку, - бывало и лучше.
  - Девушки, - обернулся к нам Адам, - а ваш волшебный кодекс разве не предписывает уничтожать тела демона, если те не делают этого сами?
  Я с трудом отвела глаза от впечатляющих когтей и неуверенно покосилась на подругу.
  - Да, сейчас... - Элида шагнула к ближайшему телу.
  - Машина у кого-то из вас есть? - спросил мужчина. - Нет? Ничего, у меня есть.
  Несмотря на явное потрясение, подруга управилась быстро. Правила Священного Круга в подобных случаях предполагали вызывать группу зачистки из ближайшего Острова, которая и занималась уборкой во избежание нахождения подозрительных трупов простыми людьми. Всё-таки солидная часть нашего мира предпочитала оставаться в неведении, называя магию выдумкой писателей и сценаристов, и уж тем более не желала знать о демонических измерениях.
  Машина оказалась чёрным внедорожником, припаркованным неподалеку, за клубом. Мы молча погрузились в салон и только когда отъехали от "Серебра", я вдруг вспомнила о брошенных в клубе друзьях.
  - А как же Брин и Нисса?
  - Думаю, без вас они не пропадут, - ответил Адам. - Меньше знают - крепче спят и лишние думы голову не тревожат.
  - Ну, нам-то крепкий сон сегодня не светит точно, - бросила Элида и поймала отражение глаз мужчины в зеркале заднего вида. Ситара уверенно заняла переднее сиденье, так что нам пришлось довольствоваться галёркой. - После такой бурной ночки впору параноиком стать как Фрай.
  - Мертвое семя, - сухо произнесла новенькая.
  - Кто? - не сообразила я.
  Так среди магов звались люди с крайне слабым, практически неощутимым Даром. Волшебники из них не получались, силы толком не было и, соответственно, сажать семя, гарантированно не дающее всходов, смысла не было. Как правило, "семена" и сами своей одаренности не замечали, проживая вполне обыкновенную жизнь простого смертного. Будь у Брина ещё меньше способностей к магии, и он как раз оказался бы таким вот мертвым семенем.
  - Фрай, - ответила Ситара. - Сначала я решила, что он обычный придурок, бормочущий что-то о своём несостоявшемся предназначении, но потом он посмотрел мне в глаза и понял, кто я.
  - Так вот как он вычисляет магов по глазам, - догадалась подруга. - Он чувствует чужую силу.
  - А мне Фрай сказал, что я другая, - проговорила я. - Дескать, у меня нет этого клейма.
  - Наверное, в этот момент твой Дар отдыхал, поэтому курьер ничего и не почуял, - фыркнула Элида и обратилась к Ситаре: - А что же он понял о тебе?
  - Я полукровка.
  - А то мы не догадались, - насмешливо отозвалась подруга. - Давай уж, выкладывай что-нибудь ещё.
  - Мой отец человек, мать - найитта. Её народ может завести интрижку с кем угодно, но соединять жизнь со смертным - любым - и рожать детей нельзя. Никто за это не наказывает и не преследует, если вдруг нарушишь. - Голос новенькой был привычно ровным и бесстрастным, и я могла лишь предполагать, причиняет ли ей боль рассказ. - Потому что найдутся другие существа, которые сделают это за них. Найитты сами по себе, друг друга они не поддерживают, разве что изредка и по старой дружбе. У моей мамы друзей не было.
  Мы с Элидой переглянулись.
  - Где же твои родители познакомились? - осторожно спросила подруга.
  - На Эос. Папа прибыл туда в составе исследовательской делегации. Сначала родители хотели остаться на Эос и жить где-нибудь в провинции, но потом мама забеременела и им пришлось бежать на Аиду. Нас нигде не оставляли в покое. Максимум через год-два приходилось переезжать и начинать всё сначала. Один раз меня поймали и забрали на Эос.
  - Но она сбежала, - неожиданно внес свою лепту Адам. - А я доставил её на Аиду.
  - Да, Адам помог мне, - подтвердила Ситара.
  Скорее всего, при непосредственном участии таинственного приятеля-мага, который организовал телепортацию на Младшую сестру. Может, они вообще контрабандисты, гоняют туда-сюда нелегальную продукцию?
  - А кто тебя поймал? - решила уточнить я.
  - Они.
  - Кто - они? - озадачилась Элида.
  - Никто не посмеет заставить найитта выполнять то, что он не хочет. Мало кто отважится спорить с существом, столь же древним, как ваш нынешний мир. Но я не найитта, я молода и не так сильна, как мама.
  - И в то же время у неё достаточно сил и навыков, чтобы стать совершенным оружием, - внезапно абсолютно серьезным тоном добавил мужчина. - А за такое оружие многие готовы отвалить большую кучу денег.
  Я откинулась на спинку сиденья, пытаясь переварить информацию. Всё ясно с её ушами - видоизмененное мамино наследство. Однако представить, эта неулыбчивая, неразговорчивая и необщительная девушка - совершенное оружие, лично мне было несколько затруднительно. И демонические трупы меня ничуть не убедили. Так выпотрошить противника может и дикарка, и волколак, обладающие большей физической силой, ловкостью и скоростью реакций. Но никто не отлавливает и не телепортирует оборотней на Эос, дабы использовать в своих целях. Там и собственных перевертышей хватает.
  - Значит, в "Дионе" ты прячешься от преследователей? - наконец поинтересовалась подруга.
  - Отчасти. Мне нужно было укрытие, где я смогла бы дождаться помощи.
  - Это его, что ли? - указала Элида на макушку Адама.
  - Нет. Мама дала мне номер телефона, велела позвонить по нему и сказала, что эти люди помогут мне.
  Особого энтузиазма в голосе Ситары я не услышала. О-о! Вот кому она звонила из кабинета директора на днях! А соврала ведь, что отцу!
  Машина выехала за город и повернула на дорогу, ведущую к пансиону.
  - А что о тебе знает директор? - не удержалась я.
  - Меньше вас, - откликнулась Ситара. - Знает, что я необычная, знает, что у моих родителей неприятности, из-за которых они вынуждены оставить меня в "Дионе", знает, что мама с Эос.
  - Подумал, поди, что дело касается нелегальной миграции, - предположила подруга. - Потому и не стал, хотя обычно это положено, подавать запрос в Круг. Решил сам всё выяснить, прежде чем что-то предпринимать. Добрая душа.
  - Да уж, добрая, - с легкой долей неприязни бросила новенькая.
  - Александр хотел как лучше, - почему-то опять заступилась я за директора.
  - Его никто об этом не просил.
  - Люди часто делают то, о чем их не просят, - заметила я.
  Свет фар выхватил створки ворот и темный массив здания за ними. Адам остановил автомобиль, заглушил мотор.
  - Можете со мной не согласиться, но думаю, до появления помощи вашему директору не стоит знать лишнего, - заявил мужчина.
  - Соглашусь, - поддержала Адама Ситара.
  - Будут у нас тайны Вэйнерского двора, - хмыкнула я.
  - И почему мы должны молчать? - возмутилась Элида, причем не ясно, что же её разозлило сильнее - само предложение или автор оного?
  - Хотя бы для поддержания видимости Ситариного инкогнито, - терпеливо объяснил мужчина. - Кто знает, как поступит ваш директор, если всё, включая сегодняшнее происшествие, вскроется?
  Подруга резко подалась вперед, явно намериваясь дать Адаму грозную отповедь, но я уже поняла, что мужчина имел в виду. Как только Александру станет ясно, что в случае Ситары проблема нелегальной миграции вовсе ни при чем и дела обстоят куда серьезнее, директор немедленно обратиться в Круг за помощью и дополнительной охраной.
  - Почему же твои родители сразу не попросили защиты у Священного Круга? - полюбопытствовала я.
  - Потому что вашему Кругу тоже захочется откусить кусочек, - жестко отрезала новенькая. - А если не получится, то будет проще отправить меня на Эос и пусть со мной разбирается местный магический совет.
  Элида открыла было рот для гневной речи, однако после слов Ситары закрыла.
  - А как же твоя помощь? - не отставала я. - Им не захочется тоже что-нибудь откусить?
  - Не знаю. Но я верю маме.
  - И когда эта помощь здесь объявится? - хмуро уточнила подруга.
  - Они обещали, что приедут как можно скорее.
  - Демоны с тобой. Будем молчать, - смирилась Элида и первой вышла из машины. - Эй, куртку-то сними!
  - Да пусть берет, мне не жалко, - возразил Адам.
  - Тебе, может, и не жалко, а нас в пансионе ждет дежурный, которого заинтересует куртка явно с чужого плеча, - ядовито пояснила подруга. - Ничего, мы прикроем.
  Ситара молча сняла забракованную одёжку и отдала хозяину.
  - А ты проваливай, - скомандовала Элида мужчине. - Ещё чего не хватало, чтобы дежурный увидел, на чем и с кем мы вернулись.
  - Если потребуюсь, заяц, ты знаешь, где меня найти. - Джип медленно сдал назад, развернулся и поехал обратно.
  - Это кто здесь заяц?! - вспыхнула подруга.
  - Я, - коротко ответила новенькая и направилась к решетчатой двери.
  Мы пересекли двор и поднялись по ступенькам крыльца. Входная дверь была не заперта, холл освещала лишь одна лампа над диванами. Именно там и сидел наш дежурный в лице Александра (следовало догадаться!) и книги. Услышав осторожный стук створки, он поднял голову, встретил нас удивленным взглядом.
  - Что-то вы рано...
  Элида обняла Ситару за плечи, загораживая девушку от директора, и толкнула меня в спину. Ну почему опять я?!
  - Что-то случилось? - мгновенно встревожился мужчина, откладывая книгу и вставая с дивана.
  - О, ничего страшного! - фальшиво заверила я, торопливо бросившись наперерез. - Просто Ситара немного устала.
  - Немного? - определенно не купившись, повторил Александр.
  - Да выступление было так себе, шум, грохот, все орут, толкаются... ну, вы знаете, как это бывает, - затараторила я, пока подруга вела новенькую к лестнице. - Но с Ситарой всё в порядке, если вас это беспокоит. Она утомилась, и мы решили вернуться в "Дион" пораньше, спать лечь, отдохнуть...
  - А где Нисса и Брин? - Глаза директора скользили поверх моей головы, пристально наблюдая за девушками.
  - Они решили задержаться, - беспечно отмахнулась я. - Им же не нужен кто-то третий, понимаете?
  - Мне кажется, я слышал шум подъехавшей машины...
  - Наверное, кто-то мимо проезжал.
  Ситара и Элида поднялись по лестнице и уже с площадки второго этажа подруга преувеличенно бодро крикнула:
  - Всё в порядке, не волнуйтесь!
  Следить с этого места за удалившимися девушками возможным не представлялось, и поэтому мужчина сосредоточил внимание на мне. На всякий случай я поставила ментальный блок - особенно талантливым телепатом Александр не был, но я-то вообще никудышный и лучше заранее подстраховаться.
  - Ты уверена, что всё в порядке? - с нажимом произнес директор.
  Я кивнула.
  - В полном.
  Мужчина осторожно коснулся моего подбородка кончиками пальцев, поворачивая лицо к свету, посмотрел в глаза. Я честно хлопала ресницами, искренне надеясь, что безмятежное выражение не превратилось в вымученно-искусственную гримасу, а блок выдержит мысленное проникновение, буде таковое.
  Одно томительное мгновение и Александр отпустил меня. Отвернулся, снял очки, устало потер глаза. Блок выдержал, хотя, по-моему, взломать его не пытались. В крайнем случае сунулись, натолкнулись на преграду и тихонько убрались восвояси, пока хозяин не сообразил, что к нему пожаловали незваные гости.
  - Я могу идти? - уточнила я.
  - Да-да, конечно.
  Я пошла. У подножия лестницы остановилась, обернулась.
  - Вам бы тоже не помешало отдохнуть, - нерешительно посоветовала я. - Брин, он... не пропадет, проводит Ниссу домой и утром точно будет здесь как ни в чем не бывало.
  Директор искоса посмотрел на меня, слабо улыбнулся.
  - Спасибо, Ивонна. Спокойной ночи.
  - Спокойной ночи, - ответила я и вихрем взлетела на второй этаж.
  Девушки дожидались меня возле комнаты Ситары.
  - Ну как? - зашептала Элида.
  - Поверить может и не поверил, но лишних вопросов не задал, - поделилась я итогом.
  - Тогда ладно, - облегченно вздохнула подруга.
  - Спасибо вам, - внезапно поблагодарила Ситара.
  - Всегда пожалуйста. Только... - Элида покосилась на когти новенькой. - У тебя запасные перчатки есть?
  - Есть. Спасибо. До завтра. - Ситара тенью шмыгнула в свою комнату, и нам ничего не осталось, кроме как отправиться к себе.
  
  - - -
  
  Мне казалось, что после такого безумного вечера заснуть я не смогу, но не тут-то было - кое-как стянув платье и смыв макияж, я забралась под одеяло, закрыла глаза, а когда открыла, за окнами уже вовсю светило солнце и пели птицы. Тупо оглядев пустую комнату, я поняла, что ко всему прочему ещё и проспала, чего со мной уже давно не случалось. Привыкнув вставать пораньше для утренней медитации, я следовала заведенной традиции даже по выходным и после праздников (за исключением приснопамятного посещения предыдущего концерта "Псов Эос") и крайне редко прогуливала. Что ж, можно сказать, вечеринка удалась.
  Усилием воли вытащив себя из постели, я занялась своим безрадостным внешним видом. Когда успела встать и одеться Элида, было неясно, во всяком случае, я ничего не слышала. Или я так крепко спала, что производимый подругой шум меня не потревожил? Не придя ни к какому выводу, я спустилась на первый этаж. В холле тоже оказалось тихо и пустынно, словно все обитатели пансиона уже разбрелись на занятия. Нет, я, конечно, проспала, но не настолько же! Я преодолела последнюю ступеньку и поплелась в столовую - в это время мои друзья как раз должны завтракать. Из-за лестницы вынырнула высокая женская фигура в коротком синем платье и целеустремленно двинулась мне навстречу. Я машинально замедлила шаг, разглядывая рассыпанные по плечам светлые волосы, красивое непроницаемое лицо и чуть тронутые печалью синие глаза под веерами длинных пушистых ресниц. Странно. Девушка мне явно незнакома, но возникает стойкое ощущение, будто я её где-то видела... Однако хоть убей не помню, где именно, когда и при каких обстоятельствах.
  Мимо меня девушка даже не прошла - проплыла, удивительно легкая и грациозная, несмотря на немалый рост и отсутствие чрезмерной худобы. Не удержавшись, я развернулась лицом к её спине. Незнакомка через плечо удостоила меня быстрым, оценивающим взглядом и удалилась в район директорского кабинета. После её ухода в воздухе разлился неведомо откуда взявшийся запах дождя, мокрой листвы и напитанной влагой земли. Я автоматически вдохнула стремительно тающий аромат, запнулась и остановилась. Стоп, так в "Дионе" гости?
  - Ив! - донесся с площадки второго этажа зов Элиды.
  Я торопливо вернулась к лестнице. Возбужденно сияющая подруга слетела мне навстречу, едва не сбив с ног. Схватила за плечи и встряхнула как давешнего курьера.
  - Ив, они приехали! - восторженно сообщила она.
  - Кто - они? - не поняла я.
  - Боги, да у матери Ситары знакомые ого-го какие оказались!
  - Э-э... выходит, приехала Ситарина помощь? - сообразила я.
  - И ты бы видела, какая! Идем. - Девушка, не отпуская моего плеча, потащила меня по следу высокой незнакомки.
  В приемной Александра нас встретила Динайра. Выражение лица у секретарши было крайне ошарашенное.
  - Они ещё там? - шепотом уточнила Элида, указав на дверь директорского кабинета.
  Динайра кивнула, встала и, кутаясь в розовую кофточку, приблизилась к нам.
  - Одна из них с Эос, - тоже шепотом поведала секретарша.
  - Блондинка, - уверенно ответила подруга.
  - Ты бы видела её глаза! Я как посмотрела, так словно наяву увидела заснеженные вершины эосских гор и, поверь мне на слово, в источаемом этой блондинкой холоде можно очень даже натурально замерзнуть.
  - А я ничего не заметила, - поделилась я.
  - Люди на таких, как она, по-разному реагируют, - хмыкнула Динайра. - Кто-то разок увидит и никогда не забудет, кто-то молиться на неё начнет, а кто-то оценит внешние данные и пойдет себе дальше.
  - А такие - это какие? - осторожно вопросила я.
  В этот момент дверь директорского кабинета распахнулась, и на пороге возник Александр. Вероятно, мужчина смотрел на находящихся в его обители гостей, поскольку не обратил на нас ни малейшего внимания.
  - ...думаю, она уже вас ждет, - долетело до нас окончание его фразы.
  Послышались шаги, перестук каблучков и из кабинета степенно вышли три молодые женщины. Первая - изящная, коротко подстриженная брюнетка в элегантном чёрном платье, вторая - кудрявая шатенка в чёрном же наряде и третья - уже знакомая блондинка. И в отличие от последней, брюнетку и шатенку я действительно ЗНАЛА! Не удержавшись, я схватилась за забившееся чаще сердце и уставилась на приближающихся к нам женщин.
  Фелисити и Элодия, легендарные волшебницы, обе родившиеся во Втором тысячелетие, но разными путями оказавшиеся в нынешнем Четвертом. Женщины, чьи подвиги и биография давно вошли в историю, а портреты висят в любом мало-мальски уважающем себя учебном магическом заведении. И они здесь, в "Дионе", рядом с нами!
  - Здравствуйте! - радостно поздоровалась Элида, с фанатичным восторгом глядя на волшебниц.
  - Доброе утро, - кивнула Фелисити и проскользнула мимо нас в коридор.
  - Привет, - широко и ослепительно улыбнулась Элодия и обернулась к Александру, с откровенной досадой посматривающему на нас. - Растите нам смену?
  - Да, - без особого энтузиазма отозвался он и тоже подошел к нам. - Элида, Ивонна, что вы здесь делаете?
  - Вас ждем, - не смутилась подруга.
  - Идите на занятие, оно вот-вот начнется, - порекомендовал директор.
  - А Ситара там будет? - вкрадчиво спросила Элида.
  - Полагаю, она немного задержится.
  - То есть вы будете разговаривать с Ситарой без нас?
  - Верно, - подтвердил мужчина, старательно сохраняя спокойствие и достойное лицо при сомнительной игре.
  - Вообще-то Ситара наша подруга и мы за неё волнуемся, - доверительно сообщила девушка, невинно хлопая ресницами.
  В глазах Александра мелькнуло удивление. Гостьи с интересом наблюдали за спектаклем.
  - Всё в порядке, - не слишком-то убедительно ответил директор. - Просто небольшая беседа, ничего страшного.
  - Конечно, - согласилась Элида и добавила, повернувшись к Элодии: - Мы столько о вас слышали и читали! Вы наши кумиры.
  - О, спасибо, - откликнулась волшебница. - Слышишь, Фил, мы образец для подражания нынешней молодежи! Правда, я в такие моменты начинаю чувствовать себя седой и сгорбленной старушкой, которой впору мемуары писать, а не мир спасать.
  - Вы потрясающе выглядите! - рассыпалась в комплиментах подруга.
  - Хорошо сохранились, - хмыкнула из коридора Фелисити.
  - Ситара, наверное, уже заждалась, - поторопил гостей мужчина.
  Элодия снова нам улыбнулась и в сопровождении блондинки покинула приемную. Александр окинул нас строгим взглядом и последовал за дамами. Элида дернула меня за руку и выскочила в коридор. Я не отставала.
  Права подруга - знакомые у матери Ситары и впрямь ого-го какие!
  Новенькая действительно караулила в холле. Судя по равнодушному выражению лица, с которым девушка встретила живые легенды, для неё они были лишь загадочными мамиными знакомыми, кем-то вроде никогда ранее не виденной троюродной тетки по бабкиной линии.
  - Здравствуй, Ситара, - проговорила Фелисити (вероятно, тогда по телефону девушка общалась именно с ней).
  Новенькая едва заметно кивнула в знак приветствия и задержала взгляд на блондинке. Затем моргнула и отвернулась.
  - Пойдемте в один из кабинетов, - предложил директор и взмахом руки указал направление. Потом увидел нас с Элидой и нахмурился.
  - Можно нам с вами? - выпалила подруга.
  - Нет, - отрезал мужчина.
  - Спорим, что мы знаем больше вас? - лукаво прищурилась Элида.
  - Пусть идут, - неожиданно разрешила Ситара.
  Спорить при посторонних Александр постеснялся и вынужденно смирился, перебравшись в авангард пёстрого женского цветника.
  Цветник разместился в пустующем кабинете травоведения. Мы с Элидой привычно заняли свои стулья, Ситара пристроилась между нами (на занятиях Эрика специально сажала меня между Ниссой и Брином во избежание списывания катессом у возлюбленной-отличницы), волшебницы расселись вокруг. Александру достался стол волчицы. Мужчина снял очки, достал из кармана штанов платок и вопросительно посмотрел на новенькую, предлагая право первого слова.
  - Меня зовут Ситара Гелеана, - начала девушка. - Мой отец человек, простой смертный, а мать - найитта.
  - Я помню твою мать, - заметила Фелисити. - Когда-то давно она уже обращалась к нам за помощью.
  - Родители познакомились на Эос, полюбили друг друга и вскоре мама забеременела. Для родителей это было неожиданностью, поскольку предполагалось, что найитты не могут иметь детей без своего на то желания. Маме с папой пришлось бежать на Аиду. Я родилась на одном из островов в Теплом море и столько, сколько себя помню, мы переезжали с места на место, спасаясь от нездорового внимания соседей, вашего Круга и их.
  Услышав честное мнение Ситары о нашем самом главном начальстве, директор поморщился, но промолчал. Волшебницы и бровью не повели.
  - Кто они? - уточнила Элодия.
  - Некая организация с Эос. Они преследуют нас уже много лет, находят, куда бы родители меня ни увезли. Однажды они схватили меня и забрали на Эос. Там меня держали на привязи, будто дикого катуса, и постоянно кололи наркотики, чтобы я не могла вырваться. Они изучали меня, проводили какие-то тесты. Но на найиттов наркотики действуют слабее, чем на людей, и как только мой организм привык к этой дряни и перестал реагировать на неё, я сбежала. - Ситара закатала левый рукав кофты, сняла перчатку и продемонстрировала когти. Надо признать, при свете дня смертоносное орудие, распотрошившее троих демонов, выглядело не так внушительно как накануне. Сантиметра три в длину, чуть изогнутые и заостренные на конце.
  - А разве они не были длиннее? - удивилась Элида.
  Александр изумленно покосился на нас, недоумевая, когда это мы успели насладиться видом неприкрытых Ситариных конечностей.
  - Были, - согласилась новенькая и слегка напрягла кисть.
  Когти прибавили почти вполовину (а может, и побольше) и вызвали восхищенный вздох Элиды.
  - А совсем убрать их ты можешь?
  - Нет. - Ситара вернула когтям прежнюю длину и принялась натягивать перчатку.
  - Ты знаешь, что за организация охотится за тобой? - спросила Фелисити.
  - Нет. Большинство носит маски, а лиц тех, кто изучал меня, я не запомнила. Кроме них нас преследовали три демонические секты и несколько раз объявлялись представители ордена паладинов. Эти хотя бы вежливо просили у мамы разрешения забрать меня на обучение и, получив отказ, уезжали. Последние полгода мы жили в Дайсе, но две недели назад нас опять нашли. Они приехали ночью. Мама дала ваш номер телефона и осталась, чтобы задержать их, а папа увез меня. Оказывается, они с мамой давно хотели обратиться к вам и на крайний случай решили спрятать меня в надежном месте, где я смогла бы позвонить и дождаться вас. Папа выбрал "Дион".
  - Почему именно "Дион"? - наконец негромко поинтересовался мужчина, с повышенной сосредоточенностью протирая стекла очков.
  Новенькая пожала плечами.
  - Провинциальный город, частное учебное заведение, маленькое количество учеников, охраняемая территория. Папа прочел много положительных отзывов о вашем пансионе.
  И добрая душа директора, без лишних вопросов принявшего неожиданно свалившуюся на его голову ученицу. Другие на месте Александра послали бы запрос в Круг, потребовали бы полное досье на подозрительную девушку, а то и вовсе отказались бы принять, посоветовав обратиться в ближайший Остров.
  - Где твой отец сейчас? - осведомилась Элодия.
  - Уехал в Селиван. Мы не знаем, что с мамой. С той ночи от неё нет никаких вестей. Вряд ли им удалось схватить или серьезно ранить маму. Возможно, она где-то прячется...
  Особой уверенности в подчеркнуто ровном голосе Ситары я не заметила. Девушка смотрела прямо перед собой, лишь иногда по ходу беседы бросая короткие взгляды на того, к кому обращалась. Выражение застывшего лица не поменялось ни разу и только на последней фразу дрогнули ресницы. Я представила, каково это - жить в вечном страхе и бесконечных бегах, оказаться похищенной и переправленной на другую планету, потерять родителей, - и, не удержавшись, накрыла ладонью неподвижно лежащую на краю стола руку Ситары, сжала ободряюще. Девушка недоуменно глянула на мою кисть, словно дружеский жест сочувствия и поддержки был для новенькой в диковинку. Хотя кто знает?
  - Энид? - повернулась Фелисити к сидящей рядом блондинке.
  - Вероятно, это безликие, - тихо ответила та.
  - Кто? - не поняла Элида.
  - Безликие, - терпеливо повторила Энид. - На Эос они довольно известны, но в качестве страшилок и городских легенд. Даже в моём табуне о них слышали.
  - Что?! - окончательно растерялась подруга.
  - Простите, вы сказали "в табуне"? - присоединилась к Элиде я. Может, я что-то пропустила?
  - Она единорог, - холодно пояснила Ситара.
  - Да, Эни у нас единорог, - с улыбкой подтвердила Элодия и обратилась к коллеге. - Какая-то конкретная информация об этих безликих есть?
  - У них нет лиц, они появляются из неоткуда и исчезают в никуда. Говорят, ещё они похищают людей, - послушно перечислила Энид. - Однако доказательств их существования нет.
  Мужчина закончил полировать очки, задумчиво обозрел полученный результат и убрал платок обратно.
  - Твоему отцу, Ситара, стоило рассказать обо всём сразу.
  - Меньше знают - крепче спят и лишние думы голову не тревожат, - внезапно "процитировала" Адама новенькая.
  Элида сжала губы, пряча усмешку.
  - Это не тот случай, - возразил Александр. - Всё серьезно и...
  - Теперь Ситара находится под нашей защитой и ответственностью, - перебила директора Фелисити.
  - Мне кажется, это дело необходимо направить на рассмотрение Круга. Разрешения межпланетных конфликтов согласовываются с обеими сторонами...
  - Мы специалисты по межпланетным конфликтам, - заверила Элодия, одарив мужчину ещё более ослепительной улыбкой. - У нас есть все полномочия, и нет нужды дожидаться мнения Круга по данному вопросу.
  - То есть вы хотите сказать, - Александр надел очки и внимательно посмотрел на волшебницу, - что не собираетесь ставить Круг в известность?
  - Почему же? - удивилась молодая женщина. - Мы обязательно напишем и отправим отчет.
  - Попозже, - между делом добавила Фелисити.
  - И у нас есть представитель другой стороны. - Элодия указала на девушку-единорога.
  Мы благоразумно отмалчивались, не рискуя влезать в спор старших. Директор скользнул недоверчивым взглядом по "послу" с Эос и, определенно не впечатлившись, отвернулся к главному оппоненту. Я вдруг ощутила смутное, неясное облегчение. Я достаточно читала о единорогах, чтобы после слов Ситары понять, что имела в виду Динайра. Единороги изумляли и завораживали сочетанием красоты, грации и волшебной силы. В естественном облике полумифические существа мало кого могли оставить равнодушным, вызывая слезы радости, восторг от соприкосновения с чудом и умиротворение. Тело человека придавало Энид какую-то обыденность, смазывало те прекрасные чувства, которые рождались в душе повстречавшего это живое воплощение магии, однако эффектная внешность всё равно привлекала внимание. И глаза даже превращенных единорогов оказывали, по слухам, разное влияние на людей - могли просто понравиться, могли зачаровать, да так качественно, что не каждый маг снимет приворот, могли отпечататься в памяти на всю жизнь, могли убить. К счастью, то ли мужчина, подобно большинству волшебников, спокойно отреагировал на глаза единорога, то ли ему было не до колдовских очей, кому бы они ни принадлежали.
  - Какой у вас план? - вежливо полюбопытствовал Александр.
  - Для начала наведем справки о безликих, - безмятежно откликнулась Элодия.
  - И как, если не секрет, вы узнаете о них хоть сколько-нибудь полезную информацию, если даже на Эос их считают персонажами страшилок?
  - У меня свои связи, - невозмутимо парировала молодая женщина.
  - В пансионе есть свободные комнаты? - перешла к бытовым вопросам Фелисити.
  - Есть, - подала голос Элида. - Две. Только они в мужском крыле.
  - Ничего страшного, - отмахнулась Элодия.
  - Если вы не возражаете, мэйр Александр, мы останемся здесь на несколько дней, - сообщила Фелисити.
  - Нет, что вы, располагайтесь, - сухо отозвался директор.
  После сделанного таким гостеприимным тоном замечания лично я немедленно перебралась бы в ближайший отель, однако волшебницы не смутились.
  Неожиданно в дверь постучали. Мы живо обернулись.
  - Да? - с плохо скрываемым раздражением бросил мужчина.
  Створка открылась и в кабинет просунулась ярко-рыжая голова Алиссы.
  - Привет! Я освободилась на день раньше и решила не ждать вечера. - Молодая женщина пересекла помещение, чмокнула растерянного мужа в щеку и повернулась к гостям. - Здравствуйте. Мы с вами где-то встречались?
  - Возможно, - кивнула Элодия. - Я Элодия, это мои коллеги, Фелисити и Энид.
  - Правда? Те самые?!
  - Те самые.
  Я потупилась, почему-то сразу почувствовав себя неловко в присутствии жены Александра. Зато теперь всё вернется на круги своя - волшебницы будут защищать Ситару и больше не придется скрывать правду об ушах новенькой от друзей, директор повеселеет, прекратит сидеть в "Дионе" допоздна и из моей глупой головы наконец выветрятся идиотские мысли...
  Алисса минуты две весьма достоверно изображала Элиду во время первой встречи с живыми легендами, сыпля комплиментами и разве что не прося автограф. Мужчина пристально разглядывал царапину на полированной столешнице, хмурился и внезапно резко встал, прервав поток восторженных излияний супруги.
  - Алисса, пожалуйста, иди домой.
  - Что? Но я хотела сделать тебе сюрприз, думала, мы сходим куда-нибудь...
  - Потом.
  - Но, Алекс...
  - Ты что, не видишь? - повысил голос директор. - Ты не вовремя.
  - Да? - ядовито огрызнулась молодая женщина. - Ладно. Поговорим потом. Доброго дня. - И стремительно вышла из кабинета.
  Неловкость стала всеобщей и ощутимой физически. Волшебницы переглянулись и тоже встали, мы потянулись следом, понимая, что беседа окончена.
  - Показать вам комнаты? - с надеждой предложила Элида уже в коридоре.
  - Давай, - согласилась Элодия.
  - А ключи? - напомнила Ситара.
  - Там не настолько хитрый замок, - хмыкнула подруга.
  На лестничной площадке второго этажа я отстала, дождалась, пока вся компания удалилась в спальное крыло, спустилась в холл и рысцой направилась в директорскую приемную. У Элодии свои связи, у меня свои.
  Через приоткрытую дверь слышался быстрый стук по клавишам.
  - Динайра? - Я закрыла створку и прошмыгнула к столу секретарши.
  - А-а? - откликнулась девушка, не отрываясь от монитора.
  - Тебе что-нибудь известно о безликих?
  - Безликих?
  - Ну, они фигурируют в городских легендах твоей планеты.
  Динайра перестала печатать и с удивлением посмотрела на меня.
  - Да, это городская легенда, в провинциях ею детей пугают. Дескать, веди себя хорошо, слушайся старших и не шатайся где ни попадя, а то придет страшный безликий и заберет тебя в свои пещеры. В больших городах считается, что безликие похищают людей и ставят над ними эксперименты, мутантов выводят. Иногда даже так говорят - чтоб тебя безликий забрал. Им приписывают отсутствие лица, призрачность и неуловимость, а некоторые отдельные личности, помешанные на теории мировых заговоров, уверены, что безликие существуют в действительности и их исследования финансирует правительство.
  - А корабли у них есть?
  - У правительства?
  - Нет. У безликих.
  - Понятия не имею. Ив, это же просто байка, ничем и никем не подтвержденная. Кроме кучки параноиков да малых детей никто в неё всерьез не верит.
  И кто же тогда охотится за Ситарой? Несуществующая детская страшилка? Да ещё и подозрительный корабль, виденный мной позапрошлой ночью. Теперь я не сомневалась, что нечто призрачное на самом деле плыло мимо пансиона. Хотя странно - если корабль принадлежал этим безликим, то почему он тихо-мирно сделал круг почета и растворился, не попытавшись захватить вожделенную добычу? Адам как раз сказал, что защита со стороны озера давным-давно деактивировалась, а значит, безликие запросто могли похитить Ситару. Почему они не напали - выжидают или опасаются, что жертва без боя не сдастся, попутно перебудив полпансиона (выяснить, есть ли вокруг здания магическая защита, дело минутное, так что на неведение этих существ относительно охранных особенностей "Диона" я не рассчитывала)? Надеждой, что злые недруги заметили в окне лохматую голову одной из учениц и испугались, я себя, разумеется, не тешила. Если они и впрямь так круты, как говорила Ситара, то что им какая-то ведьма-недоучка с нестабильным Даром?
  За дверью послышались шаги, и спустя секунду створка распахнулась, пропуская крайне раздраженного и недовольного директора.
  - Ивонна, а ты что здесь делаешь? - накинулся мужчина уже на меня. - Занятия на сегодня никто не отменял, хотя, похоже, некоторые так подумали.
  - Извините, - пробормотала я и поскорее ретировалась с поля боя.
  Занятия действительно никто не отменил, но следующее началось с небольшой задержкой. Увидеть и поздороваться с "теми самыми" волшебницами хотели все, кто хоть немного был знаком с историей развития магического искусства. Нисса не поленилась сбегать за фотоаппаратом и запечатлеть себя в обнимку с Элодией и Фелисити, вернувшиеся из школы девочки из младших групп упросили молодых женщин расписаться в блокнотиках, а Брин так жадно и откровенно пялился на ноги Энид, что заработал два подзатыльника от возлюбленной. Манфред и Каролина проявили больше сдержанности в общение с гостями, и когда Элодия сказала, что они хотели бы разобрать вещи и обустроиться на новом месте, чета катессов без возражений разогнала учеников по занятиям. Как часто бывало, Ольвин понаблюдала за суетой со стороны, не вмешиваясь в атмосферу общего восторга, а Эрика даже не объявилась, чтобы поприветствовать легенды. Впрочем, чуть позже мы узнали, что волчицы нет в пансионе - ещё накануне она отпросилась у Александра на полдня.
  Процесс поглощения знаний тянулся на редкость уныло, полезная информация с трудом откладывалась в головах перевозбужденных чад. Элиде не терпелось поближе пообщаться с волшебницами, Брин изредка печально вздыхал, Нисса светилась от счастья, великодушно игнорируя интерес кавалера к фигуре Энид, я размышляла о безликих и иногда - о вспышке директора. Только Ситара выглядела спокойной и даже равнодушной.
  Собственно Александра мы не видели до вечера. После обеда мы всей компанией показывали волшебницам пансион и окрестности. Потом пришла Эрика. Волчица коротко поздоровалась с гостями, обменялась странными взглядами с Фелисити и вернулась в здание. По окончанию экскурсии я заметила, как Фелисити уверенно направилась к кабинету травоведения.
  - Думаешь, они знакомы? - шепотом спросила я у Ниссы, тоже наблюдавшей за удаляющейся спиной молодой женщины. Шедшая впереди Элида вела увлеченную беседу с Элодией.
  Катесса пожала плечами.
  - Возможно. Кроме того они обе оборотни, так что мало ли что паре двуипостасных надо обсудить?
  
  - - -
  
  Фелис не стала стучаться, сразу войдя в помещение. Тоненькая девичья фигурка казалась слишком хрупкой по сравнению с массивным столом со стопками бумаг, бронзовой ступкой и несколькими толстенными фолиантами.
  - Здравствуй, Фелис, - негромко отозвалась девушка, задумчиво просматривая исчерканный красным лист.
  - Здравствуй. - Молодая женщина подошла к столу, глянула на склоненную к бумагам каштановую макушку. - Эрика.
  - Хорошее имя, сильное. Мне нравится. - Девушка отложила лист, подняла на собеседницу печальные карие глаза. - Теперь оно моё.
  - Не понравилось носить чужое?
  - Не понравилось. Когда он произносил "Эльвира" и смотрел на меня, я видела в его глазах лишь боль и непонимание. Его глаза будто спрашивали меня, что я тут делаю, почему я оказалась в её теле?
  Фелис вздохнула. Давным-давно жила-была пара волколаков, брат и сестра, Эдвин и Эльвира. Один безумный катесс схватил Эльвиру и убил её, пытаясь принести в жертву недружелюбно настроенной сущности из иного мира. Но вместе с сущностью из этого мира вырвался древний лесной дух, считающийся матерью всех волколаков, и вселился в тело мертвой девушки. Волшебница помнила, как тяжело переживал Эдвин потерю горячо любимой сестры, бывшей для него единственным родным и близким существом, однако мужчина с отчаянной решимостью взял на себя ответственность за духа, отныне ограниченного физическим телом. Эдвин и Эльвира перебрались в Чарра-Селенит, долину дочерей Луны, и вскоре мужчина женился на одной из дикарок. У них родилось две дочери, Фелис даже видела старшую, когда навещала историческую родину. А Эльвира, неприкаянная, одинокая, предпочитающая лесную чащобу любому обществу, однажды просто исчезла. Её никто не искал - ни дикарки, сторонившиеся духа, ни Эдвин, слишком занятый любимой женой и детьми.
  - Я переродилась, - отвечая на немой вопрос молодой женщины, пояснила Эрика. - В его дочери.
  - В младшей, - пробормотала волшебница. Её-то Фелис как раз никогда не видела, только слышала о появлении второго ребенка.
  - Я выросла, окруженная любовью и заботой. Меня холили, лелеяли и теперь в его глазах были радость и счастье. Сын стал отцом. Извечный круговорот. - Губы девушки изогнулись в задумчивой, отстраненной улыбке. - Он даже не замечал, что с возрастом я делаюсь чересчур похожей на неё. Но материнское сердце не обманешь. Особенно вкупе с дикарской интуицией. Ариана, моя старшая сестра, унаследовала материнскую способность превращаться в катуса. Она была дикаркой, своей. А я волколак и в конце концов я стала чужой в собственной семье. Мать чувствовала, кто я, понимала, что я не такая, как все. Несмотря на всю любовь родных, я ушла. Так было проще, спокойнее. Однако я всегда была поблизости, присматривала сначала за ним, потом за его потомками.
  - Поэтому ты здесь?
  - Преподавание ничем не хуже других занятий. Странно, но я не могу находиться в обществе своих детей - другие волколаки сразу чуют мою истинную сущность, однако понять не могут. И мне не очень хочется терпеть поклонение и быть для них ожившей богиней. Я всегда была слишком своевольна и независима, чтобы принимать на себя такую ответственность. Поэтому я здесь.
  - И кто из них потомок Эдвина? - уточнила молодая женщина.
  - Алисса, жена Александра.
  - Она не дикарка.
  - Нет. За две тысячи лет дикарская линия прервалась, остался лишь магический Дар.
  - В каком-то поколении были только мальчики, - догадалась Фелис.
  Эрика кивнула.
  Звериная ипостась и знаменитая интуиция дикарок передавались исключительно по женской линии, и отсутствие в одном из поколений девочек обрывало её навсегда.
  - Выходит, все эти века ты присматривала за потомками Эдвина?
  - Я им завидовала, - призналась девушка. - Они приходили в этот мир, познавали его, росли, женились, заводили детей, старились и умирали. Те, кто был одарен, проходили жизненный цикл медленней, те, кто нет, быстрей. А я была просто тенью, призраком из далекого прошлого, маячившего где-то на окраине их бытия. Я пришла в мир и ничего вокруг не узнавала. Я училась понимать его, я наблюдала, как он меняется. И в один момент поняла, что он-то меняется, а я по-прежнему всего-навсего призрак. Наверное, я умерла в тот день, когда покинула свою семью.
  - Ты бессмертна, - напомнила волшебница.
  - Бессмертна. Но моя молодость прошла давным-давно.
  - Действительно, чем ещё заниматься на пенсии - только учить других, - усмехнулась Фелис.
  - Я выполнила своё обещание - я осталась с ним.
  - А ты сама?
  Эрика коснулась расстегнутой верхней пуговицы блузки. Из-под воротника выбилась золотая цепочка.
  - Я нашла то, что искала.
  
  - - -
  
  Когда занятия закончились, все вздохнули с облегчением. Со слов Элиды я поняла, что мы не должны распространяться об истинной причине приезда Ситары в пансион, когтях и способностях новенькой, а также не уточнять детали миссии очаровательных гостий. По официальной версии волшебницы прибыли в "Дион" по просьбе матери Ситары, дабы более полно ознакомиться с талантами девушки. Брин, правда, пофырчал, не многовато ли внимания для какой-то там подозрительной девицы в перчатках, и предположил, что и Ситара, и Александр скрывают некую жуткую тайну. Элида принялась долго и бурно возражать, намекая на передавшуюся катессу от Фрая паранойю, на защиту и поддержку возлюбленного встала Нисса. В конце концов, катесса припомнила, что со вчерашнего похода в клуб наше поведение тоже изменилось, обозвала нас заговорщиками и, напоследок пообещав, что она непременно докопается до истины, вместе с родителями и братьями уехала домой. Избавиться от Брина было труднее. Катесс упрямо ходил за нами, между делом строил глазки Энид и всё время что-то бубнил себе под нос. Прекратить это безобразие удалось Эрике. Столкнувшись с нашим трио на площадке второго этажа, волчица заметила, что пора ложится спать, а если кое-кто так и будет привидением бродить по зданию, то завтра с утра пораньше она организует практическое занятие с обязательным посещением леса. Тащиться на рассвете изучать местную флору никому не хотелось, и Брину в том числе, поэтому мы быстренько и без лишних возражений разбежались по спальням. Почти. Вместо нашей комнаты Элида постучала в опочивальню Ситары.
  - Ситара? - тихо позвала девушка, пока я оглядывала коридор, убеждаясь, что никто за нами не идет и не подслушивает. - Это мы.
  Дверь приоткрылась, в узкой щели появилось бесстрастное лицо новенькой.
  - Да?
  - Можно зайти?
  - Зачем?
  - Просто так. Поболтать.
  - О чем?
  - Обо всём.
  Ситара моргнула. Затем медленно посторонилась. Мы по одной, боком, протиснулись в комнату и замерли, уставившись на Адама, невозмутимо возлежащего на второй кровати.
  - А ты что здесь делаешь?! - зашипела подруга.
  Мужчина пожал плечами.
  - Зашел проведать Ситару.
  - Это вообще-то спальня для девочек.
  - Думаешь, я никогда раньше не видел спален для девочек?
  Мы с Ситарой солидарно переглянулись.
  - Впрочем, если ты настаиваешь, я могу уйти, - неожиданно сдался Адам, встал с кровати и направился к раскрытому окну.
  - Постой, - шагнула я к мужчине. - Ты что-нибудь знаешь о безликих?
  Адам обернулся.
  - Я знаю, что они существуют и этого вполне достаточно, чтобы держаться от них подальше.
  - И их правда финансирует правительство Эос? - подозрительно прищурилась я.
  - Кто знает.
  - Откуда информация, Ив? - заинтересовалась Элида.
  - У Динайры спросила.
  - Резонно, - оценила мою деятельность подруга и повернулась к мужчине. - Да, я настаиваю. Нечего тебе здесь делать. К Ситаре приехала помощь и не думаю, что она нуждается в твоих услугах.
  - Уже ухожу, - примирительно поднял руки Адам.
  - А я прослежу, чтобы тебя никто не застукал на территории пансиона. Если преподаватели узнают, плохо будет всем и нам в первую очередь.
  Я покачала головой, пожелала Ситаре доброй ночи и ушла в нашу комнату, не дожидаясь, пока Элида вытолкает гостя. Включила свет, переоделась, слушая, как подруга и мужчина вполголоса препираются под окнами. Наконец шорох и язвительные шепотки стихли - наверное, подруга решила сопроводить Адама до лодки или на чем он там приплыл. Со стороны ограды-то незаметно не проникнешь, а лаз Эрики не рассчитан на высокого крупного мужчину. Я забралась с ногами на постель и с полчаса сидела, глядя на смутные тени за окном. Спать не хотелось, девушка задерживалась. Я встала, достала из тумбочки карты, платок, две свечи и зажигалку, сгребла всё хозяйство в охапку и отправилась на балкон.
  Балкон, прямоугольное пространство с деревянными чёрными перилами, столиком, парой плетеных кресел и диваном, располагался в задней части пансиона, между левым и правым крылом. Чудесный вид на озеро и лес на противоположном берегу обеспечивал покой и живые звуки природы, не омраченные шумом людей и машин. Сверху тянулся козырек, защищающий балкон от дождя, по углам стояли кадки с цветами. Я разложилась с удобствами: расстелила платок, поставила и зажгла свечи, несколько минут медитировала, сосредоточившись на далеком огоньке на том берегу. Взяла колоду в руки и задумалась.
  Всевозможные тайные организации, сообщества, ордена существовали испокон веков. О них почти наверняка кто-то что-то слышал, но на то они и тайные, чтобы не иметь официального подтверждения. Эти сообщества появлялись и исчезали, иногда распадаясь за ненадобностью, иногда из-за изжитой и оттого уже не интересной идеи, иногда с чьей-то помощью. Демонические секты плодились как тараканы, в массе своей так же легко давились, однако полному истреблению не поддавались (может, потому, что дураки, надеющиеся обрести желаемое с помощью обитателей Нижнего мира, были неискоренимы подобно человеческой глупости). Главная база ордена паладинов находилась на Эос, сам орден занимался отловом и уничтожением опасных существ, с которыми не всегда могли справиться местные маги. Периодически орден вербовал новых членов, отбирая будущих бойцов из особо одаренных. Понятно, зачем им потребовалась Ситара. У демонических сект своя дурь в голове, а вот загадочные безликие...
  Я перемешала колоду, вытянула одну карту, посмотрела. Похоже, как и говорил Адам, Ситара нужна безликим в качестве оружия. Дайс, крупный портовый город, располагался в устье реки, на территории Веритаса. Оттуда до Лесного края уже рукой подать... Да, между Дайсом и Тэнноном ещё Селиван, солидный мегаполис и всё-таки... Я зябко передернула плечами и торопливо сунула карту обратно. А если они здесь, рядом с "Дионом"? Или призрачный корабль не имеет к ним никакого отношения? Тогда откуда эта штуковина вообще взялась? В озерах положено всяким драконам водиться, а не кораблям-призракам...
  Позади скрипнула коридорная половица, и я резко обернулась. Балконную дверь я не закрыла и сейчас на пороге маячила высокая мужская фигура, запоздало опознанная мной как принадлежащая директору.
  - Прости, Ивон, - немедленно извинился Александр, заметив, что от его инкогнито остались одни воспоминания. - Я не хотел нарушать твоё уединение.
  - Э-э... - растерялась я. - Да ничего страшного. У меня сеанс гадания. Могу погадать. Бесплатно.
  И кто меня за язык тянул?! Нашла кому предлагать свои скромные услуги - директору!
  Мужчина невесело усмехнулся.
  - Вряд ли мне поможет предсказание.
  - А вы попробуйте, - неожиданно жизнерадостно предложила я.
  Минуту Александр пристально смотрел на свежеиспеченную предсказательницу, размышляя, стоит ли довериться сим сомнительным талантам, и наконец шагнул к столику. Я предупредительно освободила половину дивана, перемешала колоду, искоса наблюдая, как директор усаживается рядом. Неяркое сияние свечей углубило тени вокруг глаз, подчеркнуло печать усталости на лице на мужском лице. Сейчас двенадцатый час, а Александр, несмотря на возвращение жены, по-прежнему в пансионе и уходить домой как будто не собирается.
  - Какой вопрос вас интересует? - начала я.
  Директор потер переносицу, глянул себе под ноги. Ясно. После вспышки в кабинете травоведения супруги поругались снова, на сей раз капитально и без свидетелей.
  - Хорошо, - сделала соответствующий вывод я. - Вы поссорились с Алиссой?
  Мужчина помолчал немного и кивнул. Желания обсуждать причины конфликта с женой у Александра определенно не было, и уж тем более ему вряд ли хотелось вываливать их на ученицу. Ладно, начнем с истоков. Я повторно перетасовала и протянула "клиенту" карты.
  - Сдвиньте часть. Только аккуратно, а то один раз Элида так резко их толкнула, что потом всю колоду пришлось собирать по полу, - предупредила я.
  Директор послушно выполнил требуемое. Я отправила сдвинутую половину под низ колоды, отсчитала сверху нужное количество карт и разложила фиолетовые прямоугольники красивой схемой. Внутри шевельнулось волнение и паника. Что я творю? Гадаю своему преподавателю, словно подружке! Одно дело раскладывать Элиде и Ниссе или даже младшим девочкам и совсем другое - Александру!
  Но отступать уже поздно. Сама напросилась.
  Я начала переворачивать карты, чувствуя себя довольно неловко.
  - Что было... - Получившаяся картина меня не порадовала, однако я упрямо, сбиваясь и запинаясь, принялась озвучивать своё виденье: - Вы решили разорвать связи с женой ради свободы... - А может, ради другой женщины и свободного полета с ней. Ой, мамочки... - Возможно, вам надоели обязательства или вы устали дожидаться её из бесчисленных командировок... Э-э, ваши страхи. Сознательно вы боитесь этого нового опыта, свободы и всего такого. А бессознательно опасаетесь... э-э... чьего-то авторитета. Кто-то на вас давит, не физически, а будто изнутри...
  Мужчина напрягся, но мои слова никак не прокомментировал.
  - Вам станет легче, если вы пойдете на мировую с Алиссой... то есть помиритесь... Каждый признает, что по-своему был неправ и всё уладится... Вам предстоит сделать выбор и, возможно, вы всё-таки решитесь на этот самый опыт, но... вы рискуете что-то потерять при этом и окружение этого не одобрит... - Я глубоко вдохнула и умолкла.
  Громко стрекотали цикады, пламя свечей дрогнуло на слабом ветерке.
  - В общем, вам надо помириться с Алиссой, - повторила я. - Так бывает: человек пришел, радостный, счастливый, хочет чем-то поделиться или пригласить тебя куда-то, а ты не в духе. Ну и срываешься, вплескиваешь на него раздражение. Ничего страшного в этом нет, главное, вовремя извиниться и прийти к взаимопониманию.
  Александр вновь усмехнулся.
  - Видишь ли, Ивон, иногда всё сложнее, чем кажется.
  Я покосилась на карты. И так было понятно, что Алисса действительно зашла не вовремя: директор вынужденно смирился с появлением в "Дионе" волшебниц и тем, что гости, не спросив его мнения, расположились в пансионе, однако внешнее согласие с обстоятельствами вовсе не означало внутреннего умиротворения. А тут ещё жена заявилась и спела кучу дифирамбов людям, которые только что прямо и честно сообщили, что будут проводить расследование без участия Круга. Излишним бюрократизмом мужчина не страдал, однако серьезные дела привык доверять начальству, тем более межпланетные конфликты.
  Интересно, что бы выбрала я сама: занялась бы делом в одиночку, на свой страх и риск или же предварительно согласовала бы все действия с Кругом, а то и вовсе вызвала бы квалифицированных специалистов?
  А если дело не только и не столько в неподходящем моменте, сколько в чем-то ещё? Не в Алиссе, а в другой женщине? Правда, Александр не похож на увлеченного другой дамой человека, да и мы всегда считали его и Алиссу образцово-показательной парой, как Манфреда и Каролину...
  - Возможно, - не стала спорить я. - Я просто говорю то, что показали мне карты, а по ним ясно выходит, что вы должны помириться. Вот, сами посмотрите. - Я взяла нужную карту и переложила её поближе к собеседнику.
  Мужчина задумчиво глянул на изображение. По-моему, в карты вообще и мои предсказательные способности в частности он не очень верил, но я преисполнилась решимости убедить "клиента" в необходимости мира с супругой. Меньше всего мне хотелось, чтобы причиной взбрыков оказалась я. Понимаю, наверняка эта версия чушь полная, однако лучше подстраховаться.
  - Видите? - Я машинально придвинулась практически вплотную к директору и склонилась к карте. - Здесь двое идут навстречу друг другу, обмениваются дарами и все счастливы. Ничего сложного, да?
  Александр улыбнулся и повернулся ко мне. Возможно, он собирался объяснить неразумной неопытной девчонке, что в жизни так легко и просто не бывает, возможно, рассказать какую-нибудь поучительную историю, а возможно - напомнить, что его отношения с Алиссой не моего ума дело. Какой из этих вариантов был ближе к истине, я не узнала, потому что тоже подняла голову и обнаружила мужское лицо в неприличной близости от собственного.
  Как и тогда на ристалище, меня словно накрыл звуконепроницаемый купол. Секунды вдруг растянулись, превратившись в годы и столетия, а сердце наоборот, так отчаянно зачастило, будто я бежала стометровку по пересеченной местности. Александр пристально и почему-то немного удивленно, со странным интересом смотрел на меня, точно увидев от силы второй раз в жизни. Я неловко покачнулась и в следующее мгновение он меня поцеловал.
  
  
  
  Глава 6
  
  Это было одновременно и странно, и упоительно, и жутко. Я не думала, лишь чувствовала и ощущения накрыли меня с головой, грозя утопить. Первый заход вышел каким-то неуклюжим и настороженным и когда Александр на долю секунды отстранился от меня, я заподозрила, что в мужчине возопил глас разума. Нет, пока промолчал. Зато вторая попытка определенно удалась. Всё-таки я тону...
  Я смутно ощутила его ладонь на своей щеке. Заколка, удерживавшая мою гриву в пучке, то ли развалилась сама, то ли ей помогли, и волосы свободно хлынули мне на плечи. Где-то там, за стенами купола, по-прежнему заливались цикады, мигал огонёк на другом берегу Ювенты, дрожали язычки свечей. Я ничего не видела и не слышала, я плыла в прозрачном потоке, позволяя ему увлекать меня туда, куда вздумается...
  Александр отстранился вновь, но так резко, что я поняла - потока больше нет, он иссяк в одно мгновение. Мужчина оглянулся через плечо на деревья вокруг пансиона. Он что-то услышал. То ли цикады умолкли, то ли шорох какой. Затем Александр посмотрел на меня, встал и, не проронив ни слова, стремительно покинул балкон. Я коснулась подушечками пальцев своих губ, ещё чувствуя его тепло, и с тихим стоном уткнулась лицом в диванную подушку. Богиня, что же теперь будет-то? Александр меня поцеловал! Меня поцеловал директор!! Меня!! Поцеловал!! ДИРЕКТОР!!! Это конец. Катастрофа. Большой вселенский бум. А я идиотка.
  Повеяло дождем. Странно. На небе ведь ни облачка. Я подняла голову и увидела стоящую возле перил Энид. Стройное белое тело без единого элемента одежды, казалось, светилось в ночном сумраке. Темно-синие глаза равнодушно изучали меня. Абсолютно бесшумно девушка приблизилась к креслу, достала из-под него какой-то чёрный комок, развернула и надела. Просторная мужская рубашка, сообразила я. Энид легко, грациозно проскользнула мимо меня, похожая на неупокоенного духа прекрасной леди, почившей в первую брачную ночь, и скрылась в недрах пансиона, оставив меня наедине с моральными терзаниями.
  Тот звук, который потревожил Александра. Что бы это ни было, причиной стала Энид. И сделала она это специально.
  
  - - -
  
  Кто-то настойчиво и довольно резко тряс меня за плечо, вынуждая вернуться в суровую реальность. Разлепив веки, я честно сфокусировала взгляд на склонившемся ко мне лице. Когда черты перестали расплываться, лик уверенно оформился в непроницаемую маску с бесстрастными карими глазами немного нестандартного размера.
  - Ситара? - удивилась я. - Ты что здесь делаешь?
  - Тебя бужу, - спокойно сообщила девушка. - А ты что здесь делаешь?
  Я осторожно села. Спать на коротком плетеном диванчике с парой тонких декоративных подушек - удовольствие, надо признать, маленькое и крайне сомнительное.
  - Живу, - мрачно пошутила я.
  - Живешь? По-моему, тут не очень удобно.
  - Неужели?
  Как и когда сон таки сморил мою опухшую от тяжелых размышлений и самобичевания голову, я не помнила. Странно только, что Элида меня не хватилась. Подруга вроде бы в курсе, что я предпочитаю спать в своей постели и кавалера, к которому можно умчаться с ночёвкой, у меня нет.
  - Ты гадаешь на Таро? - полюбопытствовала Ситара, разглядывая так и оставшиеся разложенными по схеме карты. - Погадаешь мне?
  - Обязательно, - нелюбезно буркнула я.
  Вчера я уже погадала. И чем закончился "сеанс"?
  Хотя поцелуется Александр хорошо. Куда лучше моего бывшего парня.
  Я быстро собрала карты, сунула колоду в мешочек.
  - Что-то случилось? - понаблюдав за моими торопливыми действиями, спросила новенькая.
  - Да, случилось. И чем дальше - тем хуже. - Я встала, взяла мешочек, платок и давным-давно потухшие самостоятельно свечи и ушла с балкона. Девушка бесшумно следовала за мной. - Ты директора с утра видела?
  - Нет. Его машина стоит во дворе.
  Уезжал ли мужчина домой или так и провел всю ночь в пансионе? Нет бы подойти, извиниться, дескать, это была большая и страшная ошибка, давай всё забудем и продолжим жить дальше как ни в чем не бывало. По сути поцелуй и есть ошибка, поругался человек с женой, расстроился, а тут ночь, свечи и я. Вероятно, в тот момент я показалась ему привлекательной и Александр не сдержался. Глупо вышло, понимаю, сама вела себя не лучшим образом, и объяснение сложившейся ситуации сразу было бы вполне уместно. В конце концов, мне не сорок лет и я не наивная девчонка, влюбившаяся в симпатичного преподавателя... Надеюсь.
  Час, похоже, был ранний, ибо пансион ещё мирно спал. Далеким от грации шагом я добралась до нашей с Элидой спальни, распахнула дверь и поскорее влетела в помещение, пытаясь хотя бы в родных стенах обрести видимость покоя. Новенькая хвостиком проскочила следом и закрыла створку. Я свалила предсказательное хозяйство на кровать и повернулась к постели подруги. И поняла, что что-то с ней (и с постелью, и с подругой) не так. Даже если очень постараться, одна хрупкая девушка не может занимать столько места под одеялом на неширокой кровати. Да и за ношением мужских ботинок Элида пока не замечена.
  Я пнула ни в чем не повинную обувку, скрестила руки на груди и громко, выразительно откашлялась. Масса под одеялом повозилась, замерла.
  - Может, она не заметила? - с тайной надеждой шепотом вопросил мужской голос.
  - А может я не только слепая, но ещё и глухая? - едко предположила я.
  - Тоже вариант, - подхватил голос.
  "Радужное" настроение отнюдь не располагало к шутливым пикировкам, и я сердито шлепнула по самой высокой точке горба. Горб ойкнул.
  - Немедленно вылезайте!
  Из-под одеяла высунулась встрепанная каштановая макушка Элиды.
  - Доброе утро, - с покаянной улыбкой поздоровалась девушка.
  - Я думала, ты собиралась проследить за его уходом, - напомнила я.
  - Я проследила, - не смутилась подруга.
  - Но он всё ещё здесь.
  - Он под присмотром.
  Я возвела глаза к потолку. Горб зашевелился, перевернулся, и я удостоилась великой чести лицезреть не менее взлохмаченную голову Адама.
  - Привет, заяц.
  - Привет, - невозмутимо откликнулась от двери Ситара.
  - А не многовато ли здесь народу? - не обращаясь ни к кому конкретно, фыркнула Элида.
  Я убрала карты и платок в тумбочку, достала из ящика комода купальник и двинулась на выход.
  - Я живу в борделе, - посетовала я, выскакивая в коридор.
  - Правда? - обрадовался позади Адам. - Можно я тогда попозже заплачу?
  Хлопнуть створкой не получилось - новенькая вышла вместе со мной и аккуратно закрыла дверь. Я переоделась в ванной комнате, спустилась на первый этаж, на цыпочках, воровато косясь по сторонам, пересекла холл и с чувством огромного облегчения выбралась во двор. Обогнула здание, на причале сняла накинутую поверх купальника футболку и посмотрела на воду, мягко обнимающую перекладины лестницы.
  - У тебя парень есть?
  Ситара тоже приблизилась к краю деревянного настила и задумчиво глянула вниз.
  - Нет.
  - А ты когда-нибудь целовалась?
  - Нет.
  - И тебе не хотелось?
  - Нет. - Новенькая помолчала чуть и добавила: - Мне не интересно просто так. Я хочу, чтобы всё было как у родителей.
  - Наверное, они сильно любят друг друга, если они до сих пор вместе, несмотря на трудности.
  - Да. Я не хочу размениваться на пустяки, на нечто эфемерное и быстропроходящее.
  Серьезная позиция. Совсем не сочетается с современными представлениями об отношениях.
  - А если ты не встретишь того самого?
  Девушка равнодушно пожала плечами.
  - Значит, буду одна.
  - Ты можешь прожить долго или ты вообще бессмертна, - заметила я. - Будешь коротать вечность в одиночестве?
  - Да. Если меня оставят в покое.
  Перспектива веками и тысячелетиями жить в гордом одиночестве меня как-то не прельщала, хотя подобное мне и не светит. Наверное, оно и к лучшему. Тут в текущих проблемах разобраться бы.
  - Я поплаваю, - вздохнула я, решив отложить медитацию до более благоприятных дней. Боюсь, сейчас мои мысли заняты исключительно поцелуями, и сосредоточиться на чем-то высоком вряд ли получится.
  - Я подожду, - отозвалась Ситара.
  
  - - -
  
  Директорская приемная пустовала. Фелис сверилась с часами. Да, рановато, только семь с хвостиком. Однако Александр на месте и на ночь домой он, судя по запаху, не уходил. Волшебница решительно постучала в дверь кабинета.
  - Да? - донеслось из-за створки.
  Молодая женщина открыла дверь.
  - Доброе утро.
  - Мэйли Фелисити. - Вскинутые на посетительницу голубые глаза выдавали легкое недовольство самим фактом присутствия волшебниц в пансионе, но лицо выражало доброжелательность и вежливый интерес. - Проходите, присаживайтесь. Чем могу быть полезен?
  Фелис опустилась в кресло. Да, ночевал мужчина в "Дионе".
  - Полагаю, после вчерашнего инцидента ваше мнение о нас несколько упало, - начала молодая женщина.
  - Неужели?
  - Мы не собираемся претендовать на вашу, как говорят оборотни, территорию. Наша задача - помочь и защитить Ситару. Наше нежелание сразу ставить Круг в известность объясняется тем, что в её случае Круг будет долго думать, как же лучше поступить, вести длительные переговоры с Эос и, не исключено, в конце концов вышлет Ситару на Старшую сестру. Едва ли девушка может ждать их решения, тем более такого, полгода. К тому же есть опасность, что безликие идут по её следу. Тэннон находится не так уж далеко от Дайса, а магошкола в этих краях вообще одна.
  Александр снял очки, повертел их в руках.
  - Мэйли Фелисити, я считаю, что обратиться в Круг необходимо хотя бы потому, что тогда Ситару перевезут в надежно защищенное место и выделят дополнительную охрану, чего никак нельзя организовать здесь.
  - То есть вы надеетесь избавиться от Ситары? - уточнила волшебница.
  - Поймите, в пансионе, кроме Ситары, учатся другие дети, за безопасность которых я отвечаю, - предельно терпеливо произнес мужчина. - Я не имею права подвергать их опасности, связанной с возможным нападением безликих или кого-то ещё, охотящегося за Ситарой.
  - Как только Ситара сюда приехала, "Дион" стал потенциальной мишенью. Никто не даст гарантию, что они уже не выследили её. Вам стоило сразу обратиться в Круг.
  - Отец Ситары, мэйр Винсент, скрыл от меня подробности происхождения дочери и факт преследования. Он упомянул, что мать девушки с Эос, из-за чего у них неприятности, и попросил разрешения оставить Ситару в пансионе, пока они будут решать проблемы. Естественно, я предположил, что её мать нелегальная эмигрантка, а это, согласитесь, не то же самое, что найитта.
  - Потому Гелеана и дала дочери мой номер. Она знала, что мы поможем без обращения в официальные инстанции.
  - Вы - да, но я обязан послать соответствующий запрос. Этого как минимум требует моя лояльность по отношению к девяти.
  - Этого требует ваша привычка в любой непонятной ситуации перекладывать проблемы на старших, - спокойно поправила молодая женщина. - Кругу виднее, он всё решит сам, а вам остается лишь следовать его инструкциям.
  Александр откинулся на спинку кресла, смерил собеседницу раздраженным взглядом. За последние годы Фелис часто сталкивалась с таким типом магов. Бумажка с печатью, подтверждающая, что Круг всё знает, всё одобрил и готов поддержать морально и физически, для них значила больше, чем нужды "клиента". Ответственность за вверенных заботам директора учеников вещь, безусловно, прекрасная, волшебница сама не хотела бы, чтобы её сын учился в школе, где педагогическому составу наплевать, что делают дети за пределами классных комнат, но в том-то и заковырка, что, приняв Ситару, Александр уже подставил пансион под удар. Да, тогда он не знал деталей, однако правила предполагают в подобных случаях немедленно сообщать обо всём в ближайший Остров.
  - А-а, вот вы где! - прилетел из распахнутого окна звонкий девичий голос. - Ив, я к вам стучалась, стучалась, но Элида так и не открыла, только велела зайти попозже.
  - Элида там... э-э... немного занята.
  - И чем это, интересно?
  - Скорее уж кем.
  - Что-о?!
  - Ничего.
  - Опять эти ваши тайны! Ив, немедленно колись, в чем дело. Ив... Ай! Ты что? Не надо брызгаться, я уже была в душе... ай!
  Волшебница поймала задумчиво-отсутствующий взгляд директора, устремленный в окно. Бесшумно оттолкнулась остроносой туфелькой от пола, позволяя креслу откатиться вправо, впритык к столу, склонила голову на плечо для лучшего обзора. Из окна виднелась часть причала, черноволосая катесса, с визгом убегающая от мокрой Ивонны, и Ситара, с интересом наблюдающая за девушками. На лице мужчины появилась слабая улыбка.
  Забавно.
  - Если вы настаиваете, - заговорила Фелис, и Александр едва заметно вздрогнул, явно очнувшись от далеких от межпланетных конфликтов дум, - вы можете послать запрос в Круг. Но только когда мы уедем из пансиона. После можете написать им или рассказать обо всём лично, как хотите. А пока мы в "Дионе", мы отвечаем за Ситару и, если возникнет необходимость, постараемся сделать всё от нас зависящее, чтобы защитить других учеников. Впрочем, осмелюсь напомнить, некоторые из них уже вошли в тот возраст, когда от теории переходят к практике. - Молодая женщина встала и направилась к двери.
  На пороге замерла, оглянулась. Директор смотрел на неё довольно странно, будто собеседница уличила его в мелком пакостничестве.
  "Везде свои скелеты в шкафах".
  - В моё время старшие из ваших учеников уже работали бы в группе Странников, ежедневно подвергаясь опасностям и осваивая умение полагаться лишь на себя да коллег по группе, - нарочито нравоучительным тоном добавила волшебница и вышла.
  
  - - -
  
  Выиграть у Ниссы мне не удалось - хитрая катесса побегала по причалу, заманив меня поближе к краю, и телекинезом подсекла ноги, отправив в воду. Вылезла я весьма недовольная сим подлым маневром, но топить в отместку не стала. Веселой гурьбой мы вернулись в пансион (назвать Ситару веселой язык как-то не поворачивался, да и участия в наших догонялках она не принимала, однако девушка упорно ходила за нами след в след и со сдержанным любопытством высшего разума наблюдала за возней простых смертных), поднялись на второй этаж и направились в женский коридор. Перед дверью в нашу комнату я нерешительно притормозила, не зная, спровадила ли Элида Адама или поставщик всё ещё нежится в теплой постели подруги. Считается, что друзья познаются в беде. Лучшие подруги, видимо, познаются, когда у одной из них появляется кавалер.
  - Боги! - внезапно расширила зрачки Нисса, от зоркого глаза которой не укрылось моё замешательство. - Элида что, завела себе дружка?!
  - Тише ты! - зашипела я на катессу.
  Нисса осмотрелась и понизила голос:
  - И притащила его сюда? И они там сейчас... - Катесса не договорила и выразительно дернула ухом. - Как она сумела провести его мимо охранки?! А кто он? Тот самый, с чёрными розами?
  - Ну-у... - беспомощно протянула я.
  - А ей никто не говорил, что секс на первом свидании - это пошло?
  - Это не первое свидание, - справедливости ради поправила я.
  - Да хоть бы и третье, - отмахнулась Нисса. - Уважающая себя девушка не прыгает в койку к малознакомому парню, особенно если собирается встречаться с ним дольше одной ночи...
  От содержательной беседы на тему личной жизни и моральных принципов Элиды меня спас вопль. Громкий и пронзительный крик разнесся по всему крылу, заставив катессу умолкнуть, а Ситару прислушаться.
  - Что это? - удивилась Нисса.
  - Это здесь, - пояснила новенькая, указав в начало коридора. - Вон там.
  Мы метнулись на крик и чуть не получили резко открывшейся дверью ванной комнаты по носу. Из пышущего паром помещения вылетел держащийся за голову Брин, а за ним выскочила Элодия в наспех обернутом вокруг тела полотенце. В руке волшебница сжимала второе, поменьше, и без стеснения охаживала им катесса по хвосту, спине и той части, что отвечает за разум и логику. Комментарии живой легенды повторному воспроизведению не поддавались, я и половины ругательств не знала, не говоря уже о том, что в приличном обществе так не выражаются, особенно дамы.
  Кроме нас, на вопль примчались Фелисити и Энид.
  - Что случилось? - потребовала ответа Фелисити.
  - Он пытался залезть ко мне в душ, - возмущенно сообщила Элодия.
  - Что? - угрожающе прищурилась Нисса.
  - Неправда! - тоном оскорбленной невинности возопил Брин.
  - Да? А почему у тебя волосы мокрые? - ядовито поинтересовалась катесса, для верности дернув возлюбленного за влажную прядь.
  - Я случайно! Я думал, там никого нет. Дверь была не заперта.
  Обычно мы, заняв ванную комнату, запирались изнутри на задвижку, но гостья то ли не заметила щеколды, то ли просто не подумала о возможном появлении незваного визитера.
  - У меня была включена вода, - резонно напомнила Элодия.
  - Ну-у, - погрустнел Брин и стало ясно, что крыть ему больше нечем. - Я случайно... зацепился за занавеску, а она, гадина, и оторвалась.
  И как молодой, распираемый гормонами парень катесс не смог отказать себе в удовольствии поглазеть на обнаженную женщину.
  - Ах ты, извращенец! - вспылила Нисса. - Ну всё, милый, ты покойник!
  - Дорогая, любимая, я же нечаянно, ненарочно, - попятился Брин. - Я люблю только тебя.
  - Любишь ты меня, как же, - перешла в наступление катесса. - Сейчас посмотрим, как ты меня любишь!
  - Прости, я больше не буду, - неубедительно заверил Брин и припустил к лестнице.
  Подруга бросилась вдогонку.
  - Общежитие, чего ты хочешь, - покачала головой Фелисити.
  - Там щеколда есть, - поделилась стратегически важной информацией я.
  Элодия фыркнула нечто непереводимое и вернулась в ванную комнату. Раздался характерный щелчок задвижки. Позади меня зашлепали по полу босые пятки.
  - Что случилось? - жизнерадостно спросила безнадежно опоздавшая Элида.
  Из холла потянуло паленой шерстью.
  - Исполнение твоей мечты - Нисса убивает блудного Брина, - прокомментировала я и удалилась в наконец-то освободившуюся спальню (вряд ли подруга вышла бы оттуда раньше, чем действительно спровадила Адама).
  Переодевшись, я в компании Ситары и Элиды спустилась в столовую. Позавтракали мы втроём, поскольку Нисса, вероятно, была занята прикапыванием обугленного трупа бывшего ухажера (а может, и его праха). Во всяком случае, выйдя после приема пищи в холл, следов зверской расправы мы не обнаружили, равно как и убийцы с жертвой. Зато на диванчике сидела Фелисити, а в стороне прохаживалась туда-сюда Элодия с мобильником.
  - Да... Серьезно?.. Хорошо... Да, буду... Целую. Пока. - Волшебница с нежной улыбкой, адресованной далекому собеседнику, отсоединилась и повернулась к нам. - Итак, само собой, безликие действительно существуют. Как и у всякой тайной организации, у них есть свой покровитель...
  - Правительство Эос? - вслед за мной предположила Элида.
  - Нет. Некая загадочная личность, предпочитающая оставаться в тени. Подобно ордену паладинов, безликие занимаются отловом существ с особыми способностями, выше среднестатистического магического Дара. Иногда бывает, они похищают и простых смертных, для чего - неизвестно. Впрочем, делают они это не слишком часто и предельно осторожно, абы кого на улице не хватают.
  - Отсюда и страшилки, - заметила я.
  - Верно, - кивнула Элодия. - Однако, в отличие от ордена, цели безликих далеки от благородных. Если паладины воспитывают и тренируют будущих рыцарей для борьбы с, образно выражаясь, силами зла, то зачем безликим подобные тебе, Ситара, не совсем понятно.
  - Выводят мутантов? - припомнила слова Динайры я.
  - Исследуют, - добавила новенькая.
  - Но как правило исследуют не просто так, а для чего-то, - справедливо проговорила Элида. - Хотя бы из элементарного любопытства.
  - Создают совершенное оружие? - ввернула я очередную светлую мысль, "подкинутую" Адамом.
  - Как вариант, - согласилась Элодия. - Мой друг - он родом с Эос и имел отношение к скрытой от посторонних части магической жизни, - сказал, что время от времени появляются практически идеально выдрессированные наемники, по силе, скорости и неуязвимости не уступающие Несущим Смерть.
  - Простите, а Несущие Смерть кто такие? - продемонстрировала незнание материала подруга.
  - Бессмертные, невосприимчивые к магии существа, созданные одной из богинь Эос, - объяснила Фелисити. - Способны принимать любой облик, сильные и быстрые. Слепо подчиняются своему творцу, могут убить за оскорбление её имени.
  Элодия неожиданно состроила гримаску, а Фелисити усмехнулась. Мы с Элидой переглянулись. Понятно. Намек на что-то, известное лишь волшебницам.
  - Создательнице Несущих хотелось сотворить идеальных слуг, - продолжила Фелисити. - В какой-то степени у неё это получилось и в числе достоинств её детей можно назвать полное и безоговорочное доверие госпоже. Мало кому удается переманить Несущего на свою сторону...
  - Это не удается никому, - перебила коллегу Элодия. - Изредка случается так, что Несущий откалывается от коллектива и начинает думать своей головой, но такого рода эксцессы единичны.
  - В общем, творению богини завидуют, - с нажимом резюмировала Фелисити. - С момента появления первых Несущих на Эос предпринимались неоднократные попытки повторить её эксперимент и создать существ не хуже. Насколько эти попытки удачны, мы судить не можем хотя бы потому, что вышестоящие существа при первой же возможности избавляются от результатов деятельности смертных.
  - Ну, или когда хватятся, - невозмутимо уточнила Элодия.
  - Не исключено, что безликие и их исследования очередная попытка создать совершенное оружие.
  - И судя по словам моего друга, не больно-то и безуспешная. То ли безликие продают свои творения на сторону, то ли позволяют арендовать, то ли просто иногда выпускают в мир. Во всяком случае, отследить их довольно затруднительно даже на Эос.
  - Но речь идет не о воспитании и тренировках, - влезла Элида. - Речь о насилие над живым существом, о подавлении его воли и превращении его в тупую, беспрекословно подчиняющуюся машину. Они не создают нечто изначально искусственное, они берут человека и перекраивают беднягу по своим меркам.
  Элодия развела руками.
  - Мы живем в жестком мире и на Эос жизнь не легче.
  - Это мерзко, - скривилась подруга.
  - И что вы будете делать? - не удержалась я.
  - Нужно больше информации, - вздохнула Элодия. - Желательно точной, поскольку предполагать можно долго и всё равно это будут только предположения.
  - Я могу попробовать узнать, - задумчиво произнесла Фелисити.
  - А он скажет? - усомнилась волшебница.
  - Это и его проблема тоже.
  - А о ком вы говорите? - вкрадчиво осведомилась Элида.
  - Теперь уже о моём знакомом, - тяжело вздохнула Фелисити и я поняла, что, в отличие от "источника" Элодии, этот друг не вызывает таких приятных эмоций и нежных улыбок.
  В коридоре за спиной молодой женщины промелькнула золотистая шевелюра Динайры, направлявшейся в сторону учебных помещений. Значит, секретарша вышла, и в приемной никого нет. Отлично. Не хотелось бы объяснять Динайре, что мне понадобилось от директора, а от вранья лучше воздержаться. Мне и на прошлой неделе тумана хватило.
  - Извините, я отойду на минутку, - пробормотала я и решительно двинулась в район директорского кабинета.
  В приемной у меня зачастило сердце и сжался желудок, заставляя пожалеть, что я позавтракала. Нет, как бы ни было страшно поднимать поцелуйную тему, сейчас разговор о ночном происшествии неизбежен. Одно дело слегка растаять в объятиях женатого мужчины, когда он оказывает тебе посильную магическую помощь, (тогда можно со спокойной совестью счесть случившееся порождением собственной чересчур бурной фантазии) и совсем другое - когда этот мужчина сам тебя целует (а ты в этот момент растрепанная, ненакрашенная и одета в растянутую футболку с шортами, в общем, выглядишь отнюдь не соблазнительно).
  Почему-то, как и в прошлый мой визит к Александру, дверь кабинета была приоткрыта. Только не чуть-чуть, а на треть минимум. Из помещения текли голоса - Александра и... Заразительно-звонкий смех Алиссы я узнала сразу, и он остановил меня посреди приемной. Сама не зная почему, я отступила к столу Динайры и оттуда предельно осторожно, насколько позволяла точка обзора, оглядела видимую часть кабинета. Окно, половина стола, кресло для посетителей. Я обогнула рабочее место секретаря, вытянула шею. Вот и мужчина, сидит на своём троне, улыбается и проникновенно смотрит в глаза жене, с комфортом расположившейся у него на коленях и что-то ворковавшей вполголоса. Прислушиваться я не стала. Зачем? О чем бы супруги ни шептались интимно, меня это не касается. Директор внял совету карт и незадачливой гадалки и помирился с Алиссой. Теперь у них всё будет так, как я хотела - совет да любовь. А ночной поцелуй лишь минутное помешательство со стороны Александра, на что я и надеялась. Всё разрешилось легко, просто и почти без моего участия.
  Я на цыпочках, жутко опасаясь попасться супругам на глазам, выскользнула из приемной. Где-то внутри бушевало раздражение, но не на мужа с женой, а на себя. Это ж надо так раскиснуть! Навыдумывала невесть что и в два счета поверила в свои же глупые фантазии. Подумаешь, поцеловал! Ошибся человек, с кем не бывает...
  Волшебницы собирались расходиться. Фелисити расспрашивала Ситару, Элида крутилась рядом, не желая пропускать ни словечка. Элодия писала эсэмэску. Когда я, вероятно, больше смахивавшая на жертву глобального недосыпа, вернулась в холл, народ как раз закончил разговоры и потянулся каждый в свою сторону.
  - Что-то случилось? - участливо спросила Элодия, отправив сообщение.
  - Да так, ничего, - вяло откликнулась я.
  - А почему лицо такое?
  - Потому что я дура.
  - Ну зачем же так самокритично?
  - А-а, вот вы где. - В холле появилась Каролина. - Девочки, вы идете?
  - Идем, - подтвердила я и подала хороший пример, первой последовав за катессой.
  Вопреки моим опасениям и Элидиным надеждам, Нисса не только не убила Брина, но даже не покалечила. Разве что на хвосте любителя обнаженных волшебниц стало на пару-тройку проплешин больше.
  Дабы отвлечься от грустных мыслей и очередного приступа самобичевания, я сосредоточилась на излагаемом Каролиной материале. После было травоведение, Эрика озвучила оценки за приснопамятный зачет, сухо обронила, что, пожалуй, лишь Ниссе можно занятия по флоре не посещать, и пообещала через неделю устроить повторную проверку отложившихся в наших головах знаний.
  Во время перерыва я вышла на крыльцо, села прямо на перила и уставилась на ступеньки. Хлопнула дверь, и следом вывалились Элида и Ситара.
  - Та-ак, кто-то у нас в глубокой печали, - отметила очевидное подруга. - Что же ты такого интересного нагадала, раз заснула на балконе? Мы, между прочим, довольно долго тебя ждали.
  Я покосилась на новенькую. Правильно, кто ещё мог рассказать Элиде о месте моей ночевки?
  - А когда ждать надоело, решили перейти к более приятному занятию, - закончила я. - И вы не боялись, что я заявлюсь в самый неподходящий момент и обломаю вам весь кайф?
  - Мы это как-нибудь пережили бы, - невозмутимо парировала подруга.
  Я по-хорошему и совершенно искренне позавидовала друзьям. Вот у Ниссы есть Брин (который, конечно, не подарок, но кто идеален?), у Элиды появился Адам, Ситаре и одной неплохо и только я, как распоследняя идиотка, вообразила, что - о ужас! - Александр мог проникнуться к вполне заурядной ученице неким возвышенным чувством. И ведь чего теперь скрывать - меня сия вероятность приятно взволновала и где-то даже польстила...
  - Личную жизнь смотрела? - наводяще уточнила Элида.
  - Угу, - с тяжелым вздохом призналась я.
  - И что вышло?
  А вышло как раз что-то непонятное: выбор, потери, неодобрение... Эх, надо было повнимательнее посмотреть на сами карты, а не сводить весь расклад к "поскорее помиритесь с Алиссой и будет вам счастье"!
  - Так нарисовался мужчинка какой или нет? - не дождавшись от меня внятного (или вообще хоть какого-то) ответа, повторила подруга.
  Может, рассказать? Насчёт Ситары не знаю, но Элида точно не сплетница и если поведать под большим секретом, то девушка не проболтается.
  Я нерешительно поскребла каблуком туфли ступеньку. Вся эта история и в мысленном-то изложении звучит дико и глупо, а уж вслух и вовсе кажется бредом перевозбужденной студентки.
  - Ну-у... - замялась я. - В общем...
  Две пары глаз выжидающе уставились на меня.
  - Тут... случилось кое-что.
  - Что именно? - потребовала подробностей подруга.
  Я глубоко вдохнула, призвала мысли к порядку и даже открыла рот, как вдруг из кустов возле крыльца донеслось приглушенное "пс-ссс". Девушки немедленно обернулись, я вскочила.
  - Эй! - Из-за перил высунулась голова Адама. Мужчина огляделся и поманил нас пальцем. - Не хотите прогулять?
  - Что-о?! - ахнула Элида.
  - Да брось, неужели ты настолько прилежная ученица?
  - Конечно нет. Просто любой может тебя здесь увидеть.
  - Тогда нечего рассиживаться. Если кто со мной, то идемте, покажу нечто интересное.
  Подруга проказливо улыбнулась, сбежала с крыльца и с готовностью вложила свои пальцы в протянутую руку Адама. И куда это они без меня пошли?
  Я торопливо последовала за парочкой и Ситара почему-то тоже. Держась кустов, мы обогнули пансион и спустились к озеру со стороны "тыла" здания. Там, на мелководье, притаилась лодка с мотором сзади, удачно скрытая от чужих глаз небольшим подъемом берега. Мужчина первым спрыгнул в неказистый транспорт и подал нам руку.
  - Ты предлагаешь куда-то плыть вот на ЭТОМ? - изумилась Элида. - А она случаем не затонет где-нибудь на середине Ювенты?
  - Ну я же приплыл на ней, - возразил Адам. - Да ты не бойся, эта малышка надежнее, чем кажется.
  - Ты был один, а нас много.
  - Кто не рискует, тот сидит дома и грустно смотрит в окошко. Заяц?
  Ситара без колебаний и помощи скользнула в лодку, причем так мягко и легко, словно новенькая весила не больше перышка. Я поразмыслила и полезла за Ситарой. Без крепкой мужской руки мне, естественно, обойтись не удалось, да и судёнышко при моём спуске опасно качнулось из стороны в сторону, вынудив меня поскорее опуститься на узкое жесткое сиденье и покрепче вцепиться в борт. Разумеется, вряд ли кто-то из нас ухитрился бы утонуть на глубине в тридцать сантиметров, зато вымокнуть с головы до пят вполне возможно.
  Элида пофыркала для порядка и тоже спустилась в лодку. После чего водный транспорт ощутимо завибрировал, немного задрал нос и на удивление тихо двинулся вдоль берега.
  - А куда мы плывем? - не унималась подруга.
  - Увидишь, - откликнулся Адам.
  Едва лодка миновала ребро подступающей к воде ограды "Диона", я сразу успокоилась. Теперь нас точно никто не заметит из окон и защитное заклинание никак не среагировало (мне совсем не хотелось в духе фильмов о побеге из тюрьмы удирать под душевные вопли сработавших "сигналок"). За решеткой начинался лес, легкий ветерок шевелил волосы на моей макушке.
  - Значит, ты контрабандист? - не удержалась от вопроса в лоб я.
  - Я предпочитаю словосочетание "вольный стрелок", - поправил мужчина. - Оно благозвучнее и в нем чувствуется романтизм и авантюризм прошедших эпох.
  - О, так ты романтик, - усмехнулась Элида.
  - Я не просто романтик, я поэт. - Адам подумал и добавил: - В душе.
  - В душе все романтики, - согласилась подруга. - Только её - душу, то есть - не всегда удается разглядеть.
  - Главное - начать, - с ласковой улыбкой посоветовал мужчина. - Первый шаг всегда самый трудный.
  - Если он не ошибочный, конечно, - пробормотала я.
  Неожиданно лодка свернула в маленькую укромную бухту. Мы втроём сидели на одной скамье, спиной к носу, и, когда судёнышко сбросило скорость, а там и вовсе остановилось, я обернулась. И тут же судорожно закашлялась.
  - Мы на месте, - сообщил Адам. - Вот она, моя гордость.
  Посреди бухты, высунувшись на две трети из воды, стоял приснопамятный корабль-призрак. Правда, под солнечными лучами, просеивающимися сквозь листву деревьев, обрамляющих водное зеркало, корабль терял практически всю призрачность. Днем и с близкого расстояния судно походило на огромную грязно-серую капсулу с иллюминаторами, приплюснутым верхом и тянущимся чуть ниже балконом, кольцом обхватывающим корпус. Знакомый шпиль с перекладиной венчал этот странный продукт чей-то дизайнерской мысли.
  - Что это? - разделила моё мнение насчет посудины Элида.
  - Межпространственный корабль класса "чайка", - нежно, словно речь шла о любимой женщине, поведал мужчина.
  - "Джевеллин", - произнесла Ситара.
  - Так вот как тебя вернули на Аиду - на этом?! - ужаснулась подруга.
  - Внешность обманчива, - обиженно заметил Адам и повысил голос: - Алан, Танна, я привез гостей. Встречайте.
  На верху корабля появилась катесса в короткой синей юбчонке и чёрной майке. Густые темно-каштановые волосы красивой волной лежали на плечах, зеленые глаза с интересом обозрели три повернутых к судну девичьих лица.
  - Ситара? Не ожидала встретить тебя здесь, - проговорила катесса. - Но всё равно, добро пожаловать.
  Через несколько минут на балкон (интересно, у этой части есть какое-то специальное название?) выскочил ещё один мужчина, высокий, коренастый и светловолосый. Суетливо пометавшись туда-сюда, он сбросил к лодке простую веревочную лестницу. Новенькая вновь показала хороший пример, первой поднявшись на балкон. Поскольку отступать было поздно, я с замиранием сердца последовала за девушкой. Лезть по сомнительной конструкции, состоящей пусть и из толстых, но всё же веревок, мне не понравилось категорически, поэтому, достигнув конечной точки пути, я облегченно вздохнула.
  - Простите, - спохватилась я. - А что значит "межпространственный"?
  - Это значит, что корабль может путешествовать между мирами, - с ноткой снисхождения объяснила катесса. - Создает дыру в пространстве и перемещается. Я думала, вам, как будущим магам, должно быть известно о порталах и телепортации.
  - Нам известно о перемещениях людей, а не целых кораблей, - возразила я. - И как он создает дыру?
  - Я ему помогаю, - поделился мужчина. - Я Алан, маг и компаньон "Джевеллин".
  - Так это ты наклепал те амулеты, которыми торгует Фрай? - вопросила-уточнила Элида, залезая на балкон (а может, правильнее назвать его палубой?).
  - Я много чего наклепал и амулеты в том числе. Ну что, идем знакомиться с нашей Перл?
  
  - - -
  
  За прошедшие несколько лет корабль не изменился: всё те же узкие коридоры, тесные каюты. Самая просторная - теплица с заметно поредевшим кустом чёрных роз и яркой зеленью. И сердце "Джевеллин" - небольшое помещение, практически полностью занятое полупрозрачной хрустальной сферой. Без этой части ни одна "чайка" не тронется с места, разве что тащить её на буксире.
  - Что это за аквариум? - немедленно поинтересовалась Элида.
  Сфера глухо и, как показалось Ситаре, возмущенно булькнула и из белесой мути, наполняющей сосуд, появилось женское лицо, обрамленное длинными чёрными волосами. Ивонна и Элида ожидаемо вздрогнули и отпрянули от "аквариума".
  - Новички, - усмехнулась Танна.
  - Это человек? - повернулась девушка-река к Адаму.
  - Перл не человек в том смысле, который обычно вкладывается в это слово, - терпеливо объяснил Алан. - Весь корабль, - мужчина любовно погладил стену, - это её тело, а я что-то вроде мозга.
  - Сердце, - проговорила Ситара. - Она сердце.
  - Правильно, - кивнул Алан. - Мы же не можем жить без сердца? Так и здесь. Перл отвечает за жизнеобеспечение, перемещения в пространстве...
  - За то, чтобы мы вообще двигались, - добавила из коридора катесса.
  Адам через плечо сердито шикнул на Танну.
  - Но мозг-то ты, - справедливо заметила Элида.
  - Я задаю направление.
  - То есть ты капитан?
  - Нет. Капитан он. А я, повторюсь, компаньон или, как вариант, штурман.
  - Он капитан? Ну и ну.
  - Ты какая-то недоверчивая, - нахмурился Адам.
  - Симбиоз, да? - внезапно сообразила Ивонна. - Вы плетете заклинание и задаете ему направление, а она наполняет его своей энергией, усиливая во много раз.
  - Умница, - похвалил девушку Алан. - Как легко догадаться, одному мне не под силу создать портал нужных размеров и провести сквозь него целый корабль. Перл мне помогает. Правда?
  Лицо в сфере вполне по-человечески вскинуло брови.
  - А разговаривать она умеет? - почему-то шепотом спросила Элида у Адама, настороженно косясь на Перл.
  - Умею, - ответила та. - Я даже думать умею, что, наверное, трудно ожидать от бестелесной физиономии в аквариуме.
  Ивонна укоризненно пихнула подругу локтем под ребра.
  - И откуда такие корабли взялись? - не смутившись, продолжила Элида.
  Адам пожал плечами.
  - Никто толком этого не знает. Есть куча версий и предположений о древних технологиях, давно погибших цивилизациях и иных мирах. На Эос можно встретить несколько "чаек", одни в довольно хорошем состоянии, другие... - Мужчина умолк, виновато глянул на сферу.
  - Лишь груда мертвого железа, - спокойно закончила Перл. - Их сердца давно остановились - по разным причинам. Без нас "чайки" простой металлолом, а мы без компаньона - только тело, не способное передвигаться самостоятельно.
  - Почему?
  - Так задумано нашим создателем.
  - А вы его знаете?
  - Может, кто-то сохранил память о нем или о них. Я нет. Я не помню даже своих первых компаньонов и капитанов.
  Ситара бесшумно отступила от ядра, выскользнула в коридор.
  - Решила пойти в магошколу? - вполголоса полюбопытствовала Танна.
  - Это была мамина идея, - отозвалась девушка.
  - По крайней мере, ты нашла компанию сверстников. Они тебе нравятся?
  Нравились ли ей эти девушки? Одногрупники по-прежнему представлялись Ситаре людьми, безмерно увязшими в собственных мелочных проблемах и сиюминутных желаниях, не замечавшими по-настоящему важных и на самом деле довольно простых вещей. Хотя в этой суете была и своя прелесть. По крайней мере, ни Ивонна, ни Элида не боялись за себя и жизнь близких, явно не знали серьезных потерь и определенно были вполне уверены в завтрашнем дне.
  - Они... - Девушка задумалась, подбирая подходящее слово. - Забавные.
  Катесса повернулась спиной к проему.
  - И что там у капитана с этой девчонкой? Ради неё он даже ободрал любимые розы Алана. Тот чуть его не убил. Полдня гонялся за капитаном по всему кораблю и грозился объявить забастовку, без меня, дескать, ты с места не тронешься. Правда, потом всё-таки сменил гнев на милость и лично отнес букет в пансион. Заодно и защиту на ограде проверил.
  Ситара позволила себе слабую улыбку.
  Действительно, забавные.
  
  - - -
  
  Теоретически я считалась без пяти минут дипломированным магом. Практически выяснилось, что я не видела в своей недолгой жизни вообще ничего. До недавнего времени я не задумывалась о найиттах и их потенциальном потомстве. Я ничего не знала ни о Несущих Смерть, ни о безликих. И даже представить себе не могла межпространственный корабль с искусственным разумом. Когда Адам начал рассказывать о других кораблях под общим названием "альбатрос", чьё сердце не просто голова в аквариуме, а вполне самостоятельное существо с руками, ногами и прочими важными частями телами, у меня на мгновение захватило дух. Наверное, в глубине души мужчина действительно романтик, ибо его описание увиденного один-единственный раз "альбатроса" с красивым названием "Лессандра" пронизывали восторженные эпитеты и поэтические метафоры. По сравнению с "Лессандрой" "Джевеллин" выглядела скромной простушкой из глубокой провинции, что, впрочем, совершенно не умоляло нежных чувств капитана к своему кораблю. Чем дольше Элида слушала Адама, тем сильнее хмурилась (а какой девушке понравится, когда мужчина после совместной проведенной ночи воспевают оду транспортному средству?), я же забросала вопросами Алана. Оказалось, что туманная пелена часть маскировки (положившая начало славным легендам о кораблях-призраках, со зловещим лицом добавил Адам). Есть ещё и так называемый режим невидимости, но, во-первых, как и всякая невидимость, она не абсолютная и, во-вторых, в последнее время данная функция барахлит, несмотря на старания Алана. Кроме того, я не возражала против диалога с Перл (интересно же узнать, каково это - быть сердцем корабля!), однако нас довольно быстро повели дальше.
  Среди минусов "Джевеллин" я отметила неприличную тесноту, хотя Алан заверил, что такова особенность всех "чаек". Вероятно, для перевозки большого количества пассажиров эти посудины не предназначались. Не считая Перл, на корабле туда-сюда мотались только собственно Алан, капитан и Танна. Курсировала сия компания в основном между Аидой и Эос, иногда промахивалась и попадала неизвестно куда. Катесса с тщательно скрываемой усмешкой поведала историю, как однажды Алан перемудрил с координатами и "Джевеллин" угодила в мир, метко поименованный Адамом "этот треклятый булыжник", где благополучно проторчала целый аидский год в ожидании, пока незадачливые владельцы достанут новые запчасти взамен почивших при неудачном приземлении. С учетом факта, что мир представлял собой огромную каменистую пустошь с редкими бедными поселениями, дело по добыче деталей оказалось весьма непростым.
  Элида не удержалась от вопроса, что корабль делает здесь, на Ювенте?
  - Ремонт, - лаконично пояснила Танна.
  - А почему именно Ювента? - не унималась настырная подруга.
  - А у меня жена в Тэнноне, - легко признался Алан.
  - Простите, - осторожно уточнила я. - Она с вами... э-э... путешествует?
  - Нет, - погрустнел мужчина. - У неё тут работа, которую она не хочет бросать, а я слишком привык к "Джевеллин".
  Ясно. Или так во всех парах, где хотя бы одна сторона одарена магически? Ужас какой, и как, спрашивается, в отдаленной перспективе замуж выходить?
  По сути, смотреть на корабле было особо нечего. Нам мельком показали пустые грузовые отсеки (в одном я заметила знакомый чёрный внедорожник) и закончили экскурсию на мостике - месте, сильно напоминающем салон гадалки. Полукругом стояли три кресла, перед центральным на подставке располагался зеленоватый шар. Для антуража и полного сходства не хватало только свечей и интимного полумрака. Перед двумя другими тянулось что-то вроде приборной доски, с кнопочками, рычажками и парой мониторов.
  - Странная технология, - резюмировала Элида, скептически оглядев небольшое помещение.
  - То есть по-твоему, те вонючие, жрущие немереное количество топлива агрегаты, на которых вы ездите, лучше? - оскорбился за любимицу Адам.
  - Ты о машинах? - прищурилась девушка. - Да ты же сам на такой ездил.
  - Ну не пешком же мне ходить.
  - И потом, я её немного перестроил, - вмешался Алан. - Теперь это экологически чистый автомобиль.
  Элида возвела глаза к потолку, молча выражая своё честное мнение по поводу экологического транспорта вообще и отдельных водителей в частности.
  Внезапно шар неярко засветился. Алан сноровисто протиснулся к центральному креслу, провел рукой над гладкой сияющей поверхностью.
  - Там кто-то есть, - поделился мужчина. - Перл чувствует постороннее присутствие...
  Танна опустилась в левое кресло, сосредоточенно пощелкала кнопками-рычагами. На мониторе перед катессой несколько раз мигнуло, сменяясь, изображение.
  - Я никого не вижу, - пробормотала Танна.
  - Зато Перл чувствует, - повторил Алан. - И я тоже. Они маскируются, похоже на невидимость вроде нашей...
  - Это которая не работает? - встряла Элида.
  Теперь Адам шикнул на девушку.
  - Это они, - обреченно произнесла Ситара.
  - Как? Они? - опешила я. - В смысле, безликие?
  - Сейчас мы будем сидеть тихо-тихо и притворяться тенью, - внес предложение Адам и умолк.
  С минуту мы коллективно выполняли наказ капитана. Наконец подруга не выдержала и свистящим шепотом поинтересовалась:
  - А нас они могут заметить?
  - Не должны, - заверил Адам.
  Я через плечо катессы вгляделась в изображение на мониторе. Судя по всему, с внешней стороны корабль облепляли камеры видеонаблюдения - картинка делилась на четыре чёрно-белых квадрата, показывающих разные части озера и берега. И там действительно никого не было.
  - Где они? - спросила я.
  Алан схватил меня за руку, резко сжал ладонь, и я вздрогнула, оглушенная и ослепленная волной чужих ощущений. Я словно растеклась выплеснутой из кувшина водой, моё сознание начало просачиваться, проникать во все щели, заполнять все выемки. Из пляшущего перед глазами белого пятно вдруг выступила сверкающая в лучах солнца гладь Ювенты - так, как если бы я смотрела на озеро, стоя на берегу. В первую секунду она казалась неподвижной, безмятежной, но уже в следующую я различила расходящуюся клином рябь, оставленную неторопливо плывущим невидимым кораблем. Абсолютной невидимости не существует, объясняла нам Каролина. Обязательно есть что-то, что выдает объект - следы, дыхание, стук сердца, запах, вибрации. Машина не исключение, даже максимально бесшумная. И я не увидела, я почувствовала. Катер, большой, закрытый, чёрный. Зеркальные стекла бликовали на солнце. Нет, два катера. Передвигались тихо, будто скользя над поверхностью Ювенты и лишь чуть-чуть касаясь воды. Похожие на хищных зверей, катера прошли мимо, не обратив внимания на притаившийся в лагуне корабль. Где-то вдали облегченно выдохнул Адам.
  - Пронесло.
  Ощущения схлынули, картинка размазалась. Я старательно поморгала и увидела уши Танны, уголок монитора, иллюминатор.
  - Вот так мы и работаем, - проговорил Алан, разжимая пальцы.
  - Меня нашли, - констатировала Ситара.
  - Вообще-то ещё нет, - возразил Адам. - Ты же здесь, а не в пансионе.
  - Они направились к "Диону"? - ахнула Элида.
  - Скорее всего, - подтвердил Алан и, заметив исказившееся лицо девушки, поспешно добавил: - Не волнуйтесь, там много магов, а безликие слишком стремятся сохранить инкогнито и не нападут на ваш пансион.
  - Тогда что они тут делают? - справедливо вопросила ничуть не успокоенная Элида.
  - У них что-то есть, - догадался капитан. - Какой-то козырь, иначе вряд ли они так уверенно разъезжали бы.
  Ситара неопределенно качнула головой.
  - Надо вернуться.
  - Лучше по суше, - кивнул Адам.
  К лагуне вела старая проселочная дорога, которой и пользовался мужчина, выбираясь на машине в город. Дорога, надо признать, оказалась отвратительной и на редкость ухабистой. Прежде, чем мы выехали из леса, нас (меня и Элиду однозначно, за Ситару не поручусь; новенькая сидела с таким напряженным, застывшим выражением лица, точно ей уже сообщили о смерти кого-то близкого) укачало раз пять и перетрясло, словно шарики в банке. Наконец под колеса джипа легла нормальная асфальтированная полоса, ведущая к пансиону. На подступах к "Диону" начала волноваться и я. Неизвестная, непонятная угроза всегда хуже опасности знакомой. Да и, откровенно говоря, Брин прав, сказав, что я никогда в жизни не сталкивалась с настоящими проблемами. Я и в самом деле не представляла себе реальной передряги. Всё, чему нас учили, не подготавливало к тому, что однажды может прийти некто опасный и в два счета размазать тебя ровным слоем по ближайшему плоскому предмету.
  Створки ворот были беззаботно, вполне обыденно открыты, во дворе стояли знакомые машины преподавателей. Лично я с дороги не заметила ничего и никого подозрительного. Мы горохом высыпались из салона джипа и осторожно ступили на территорию пансиона.
  - Как будто всё в порядке, - неуверенно произнесла Элида.
  - Я останусь здесь, - откликнулся Адам из автомобиля и перебросил Ситаре стандартную хрустальную подвеску для телепатических переговоров. - Если что - немедленно свяжись с Аланом.
  Девушка не глядя поймала, быстро надела, отрешенно кивнула. Правильно. Нечего поднимать лишний переполох, коего не избежать, если мужчина зайдет через ворота.
  Элида махнула Адаму рукой, и мы двинулись к крыльцу.
  - Всё-таки надо сказать Александру, что защита со стороны озера накрылась, - вполголоса напомнила я. - Не зря же безликие именно плыли, а не ехали.
  - Надо, - согласилась подруга. - А Адам пусть пользуется лазом Эрики.
  Поскольку мужчина выше и шире Брина в плечах, я представила, как из земляного прохода торчит одна голова и жалобно взывает о помощи, и усмехнулась.
  На крыльце Ситара обогнала нас и первой решительно вошла в холл. Наверное, новенькая уже знала, что или, вернее, кто там дожидается возвращения блудных ученичков. Ну а для меня с Элидой это стало маленьким сюрпризом.
  Холл помещение достаточно просторное, если только туда не согнать всех обитающих и работающих в "Дионе" людей. Во всяком случае, при ближайшем рассмотрении там обнаружились Нисса с Брином, весь преподавательский состав во главе с директором и гостьи пансиона. Встретили загулявших чад радушно: напряженной тишиной и странными взглядами.
  - Я же сказала, что они вернутся, - нарушила тяжелое молчание Фелисити.
  - Где вы были? - выступил вперед Александр.
  - Знаете, в школьные и студенческие годы такое бывает. Неохота идти на очередную пару, вот и прогуляли, - откровенно сообщила Элида.
  Директор снял очки и крайне свирепо нас оглядел, явно выискивая улики, намекающие на несоответствие заявленному времяпрепровождению. Естественно, ничего не наглядел, а ругать провинившихся отроков в присутствие посторонних постеснялся. Вероятно, счел, что волшебницы и так уже слишком много видели.
  - Мы вас обыскались, - не скрывая волнения, призналась Каролина.
  - Раз уж решили прогулять, могли бы и нас позвать, - недовольно пробубнил Брин, и Нисса незаметно для родителей пихнула ухажера локтем под ребра.
  - Что ж, пропажа нашлась, можно вернуться к обычным занятиям, - негромко предложила Эрика.
  Александр адресовал волчице благодарный взгляд и резким жестом указал в сторону своего кабинета.
  - Вы трое - ко мне немедленно.
  - У-уу, - понимающе протянул Брин.
  Мы покорно поплелись в директорскую обитель. Волшебницы встали с диванчиков и последовали за нами. В кабинете мы встали рядочком вдоль стены, будто перед расстрелом. Фелисити заняла кресло для посетителей, Элодия деликатно примостилась на его подлокотнике. Мужчина вошел последним, что-то отрывисто сказал Динайре и захлопнул дверь.
  - Так где вы были? - повторил Александр, раздраженно положив очки на стол.
  - Говорю же, гуляли, - терпеливо объяснила Элида. - Как видите, с нами всё в порядке, мы живы-здоровы и понятия не имеем, из-за чего весь сыр-бор.
  Директор безошибочно покосился на меня, и я торопливо потупилась. Нижники паршивые! Теперь мужчина наверняка сообразил, что мы немного... в курсе.
  - Ситара, - повернулась к новенькой Элодия, - вот что пришло сегодня телепортационной почтой. - Молодая женщина протянула девушке бумажный клочок.
  Ситара взяла, расправила бумажку, пробежала глазами и бесстрастно посмотрела на старших.
  - Тогда я пойду.
  - Ты с ума сошла?! - вспылил Александр.
  Элида забрала записку, показала мне. Одно короткое требование - Ситара в обмен на своего отца.
  - Нет, - последовал лаконичный ответ.
  Подруга выразительно глянула на меня. Вот почему катера практически по-хозяйски плыли к "Диону" - безликие действительно обзавелись козырем. Причем козырем надежным и беззащитным, найитту им вряд ли удалось бы захватить.
  - Но когда они успели? - удивилась я. - Как?
  - Мы разделились, - сухо обронила Ситара.
  
  
  
  Глава 7
  
  - Ты никуда не пойдешь, - безапелляционно заявил Александр.
  Ситара холодно посмотрела на мужчину. Я перевела этот ледяной взгляд как "ну что ж, попробуй меня остановить".
  - Может, они блефуют? - предположила Элида.
  - Думаешь? - с нажимом уточнила я.
  - Поскольку твой отец обычный человек, захватить его проще всего, - спокойно констатировала Фелисити. - Ты правильно сказала, вы разделились, и он стал наиболее легкодоступной мишенью. Ты следующая.
  - Поэтому Ситара останется здесь, а я немедленно свяжусь с Кругом, - вмешался директор. - Играть в самодеятельность, мэйли Фелисити, будете в другом месте.
  Я покосилась в окно. Уверена, они где-то поблизости, может, стоят себе за поворотом и ждут реакции, прикрываясь невидимостью. Мы же минут двадцать собирали колдобины на той жуткой дороге, а за такой срок безликие могли раз десять доплыть до пансиона, сделать круг почета и вернуться.
  - Давно она появилась? - указала я на бумажку.
  - Час или около того назад, - ответила Элодия. - Эни что-то почувствовала, мы пошли посмотреть, выяснилось, что это в комнате Ситары.
  - То есть записку должна была увидеть только Ситара и только по окончанию занятия?
  - Получается.
  - И обнаружив её, Ситара тут же бросилась бы на помощь отцу?
  Элодия кивнула.
  - Верно. Никто бы её не остановил, а возможно даже, не сразу заметили бы, чтобы её вообще нет.
  Новенькая отвернулась, подтверждая теорию молодой женщины.
  - Надо же, как хорошо, что мы решили прогулять, - попыталась разрядить напряженную обстановку Элида.
  - А так я всего-навсего предположил, что вас тоже захватили, - буркнул Александр.
  - Точнее, вы втроём не пришли на занятие, мэй Каролина забеспокоилась, вас стали искать, - внесла ясность Фелисити. - В процессе поисков Эни и почувствовала телепортацию письма. В спальне Ситары мы обнаружили записку, хотя я сразу сказала, что безликие не предложили бы обмен, уже имея на руках желаемое. В этом случае они тихо и без лишних слов удалились бы.
  Мы с Элидой переглянулись. Да-а, Адама безликие не учли.
  - Я думаю, они там, - потыкала я пальцем в сторону окна.
  - Там? - обернулся мужчина к проему.
  Волшебницы вопросительно посмотрели на Энид, но та лишь покачала головой.
  - Если они там, то находятся достаточно далеко, и я их не почувствую.
  - Там - это где? - дотошно потребовал деталей директор.
  - Э-э... - замялась я. - На озере. У них... чёрные катера. Мы... э-э... видели эти катера, когда... гуляли.
  - И с чего ты взяла, что эти катера принадлежат именно безликим?
  - Ну-у... почувствовала. И Ситара сказала, что это безликие и поэтому надо поскорее вернуться.
  - То есть они могут наблюдать за нами? - озаботилась более насущной проблемой Элодия.
  Я беспомощно пожала плечами.
  - Полагаю, с Кругом пока лучше не связываться, - вздохнула Фелисити. - Если мы начнем суетиться больше положенного, они мгновенно засекут.
  - И защита со стороны Ювенты давным-давно накрылась, - "обрадовала" Александра подруга. - Так что в случае чего безликие могут быстро и беспрепятственно подойти к пансиону.
  - Ты уверена?
  - На сто процентов.
  Подозреваю, только воспитание удержало мужчину от озвучивания при дамах и подрастающем поколении своего честного и глубоко нецензурного мнения о складывающейся ситуации. Директор приблизился к окну, внимательно изучил открывающий пейзаж и захлопнул створки.
  - И где они собирались производить обмен? - внезапно озадачилась я.
  - Если безликие уже расположились поблизости и следят за "Дионом", то зачем указывать время и место встречи? - заметила Фелисити. - Подождут, пока Ситара выйдет на берег или причал.
  - На берег или причал, - задумчиво повторила Элида.
  Точно! Безликие на катерах, но мы-то подъехали на машине к главному входу, а там никого не было. Неужели они упустили бы такую прекрасную возможность прихватить добычу, пока та не ступила на защищенную территорию? Однако безликие не знали, что мы сбежали с занятий, и потому спокойно поплыли к пансиону, предполагая, что потенциальная жертва прилежно осваивает новый материал. Напасть на нас на дороге довольно легко, а уж скажи Ситаре, что её отец в заложниках, и новенькая и сама бы не сопротивлялась, и нам не дала бы. Так что выходит, за дорогой никто не следил.
  - Можно выйти? - попросилась подруга.
  - Куда? - раздраженно отозвался Александр.
  - Как куда? - округлила глаза девушка. - В туалет. Я не любительница всяких там кустиков и лопушков, терпела до цивилизованного санузла, но вы и до него добраться не дали...
  - Хорошо, иди, - перебил мужчина. - Только быстро и никому ни слова о происходящем.
  - Не беспокойтесь, об этом знают лишь те, кто уже знает, - заверила Элида и, заговорщицки мне подмигнув, выскользнула из кабинета.
  На сей раз составить компанию подруге в её очередном безумном замысле мне не удалось. Оставалось лишь надеяться, что всё сложится удачно.
  Минуты две-три в комнате царила выжидающая тишина, присутствующие настороженно косились на причал за окном, словно надеясь, что на озерной глади таки появились злокозненные катера с загадочными безликими, беззастенчиво разглядывающими нас в бинокль. Наконец Фелисити решительно встала с кресла.
  - Какие окна выходят на причал?
  - На первом этаже эти, окна приемной и личного кабинета Эрики, на втором - библиотеки, - привычно отбарабанила я.
  - Тогда ты пойдешь на причал, - сообщила Фелисити Ситаре.
  - Что? - вздрогнул директор. - Вы позволите ей пойти туда?!
  - Ждут-то именно Ситару, - напомнила волшебница. - Зачем им приближаться, если на причал выйдете вы или я? Озеро есть озеро, на водной поверхности довольно затруднительно подкрасться незаметно к объекту, тем более невидимому. Но и им придется пристать к берегу, чтобы совершить обмен, не говоря о снятии невидимости. К тому же Ситара будет не одна - с ней пойдет Ивонна.
  - Ивонна?!
  - Я?!
  Пораженные до глубины души таким неординарным решением, мы с Александром солидарно переглянулись и уставились на автора идеи.
  - Одногрупница Ситары вызовет меньше подозрений, чем вы, я или мои коллеги, - невозмутимо пояснила свою мысль Фелисити. - Я и Энид подстрахуем девочек. Надеюсь, все понимают, что, обменяв отца Ситары на неё саму, безликие едва ли дадут ему спокойно уйти. Снять его со второго катера проще простого, а Ивонна сможет защитить мэйра Винсента.
  Вот уж в чем я сомневалась, так это в собственной способности защитить кого-либо магически. Одно дело сконфуженно наблюдать на ристалище, как энергетическая сфера деактивируется в паре метров от мишени, и со-овсем другое - в ответственный момент выставить хиленький щит, который эффектно разлетится вдребезги от элементарного выстрела из пистолета, тем самым позволив противнику ранить или (не дайте боги!) убить порученного тебе подопечного.
  - Ивонна никуда не пойдет, - категорично бросил мужчина, идентично оценив мои таланты.
  - Когда-нибудь ей придется пойти, - откликнулась Фелисити.
  - Она не готова!
  - Но она же в "Дионе" не первый год, верно? - вмешалась Элодия. - Думаю, пора переходить от теории к практике, показать, чему она здесь научилась. Я поднимусь на второй этаж, в библиотеку, и подстрахую оттуда.
  - А Ситара? - не сдавался директор.
  - А что - Ситара? - удивилась Элодия. - Как мы поняли, она умеет постоять за себя и опять же мы будет рядом. Главное, увести её отца с линии огня и не дать забрать Ситару. Если безликим дорого их инкогнито, то вряд ли они ввяжутся в межпланетный конфликт.
  По выражению глаз Александра я заподозрила, что он с волшебницами не согласен, однако его мнение мало кого интересовало.
  - Всё поняла? - спросила у новенькой Фелисити.
  Девушка кивнула.
  - Тогда вперед. Выходите в холл, ждете десять минут и бодро шагаете на причал, - проинструктировала нас Фелисити. - Ивонна, как только мэйр Винсент окажется берегу, быстро, но ни в коем случае не суетливо уводишь его за пансион. Безусловно, щит, закрывающим вам тыл, не повредил бы.
  Я тоже кивнула, не вполне уверенная в своих силах. Ну почему Элиде приспичило слинять в столь неподходящий момент? Подруга наверняка справилась бы с возложенной на меня миссией куда лучше и успешней!
  Фелисити открыла дверь, и мы направились в холл. Динайры в приемной не обнаружилось, видимо, мужчина разрешил секретарше устроить перерыв, дабы она не услышала чего-то ненароком. Элодия поднялась на второй этаж, Фелисити и Энид удалились в сторону кухни-столовой, где была задняя дверь. Я посмотрела на часы на стене, отсчитывая заданный промежуток времени. Директор вышел вместе с нами, проводил молодых женщин гневным взглядом. Минуты тянулись безвкусной жевательной резинкой, наполняли рот горькой слюной, скручивали желудок в тугой узел.
  - Не нервничай, ты справишься, - негромко произнес Александр, встав возле меня.
  Я поёжилась. От его близкого присутствия одновременно становилось и не по себе, и так легко и тепло, что хотелось кинуться мужчине на шею, прижаться и просто замереть в его объятиях хотя бы на несколько мгновений. Дура! Опять идешь на поводу у глупых фантазий, а человек, быть может, всего-навсего пытается подбодрить!
  - А если нет? - пожаловалась я.
  - Не думай, справишься ты или нет. Просто делай то, что подсказывают инстинкты.
  - Пора, - отрывисто проговорила Ситара и двинулась к выходу.
  Опасаясь даже взглянуть на директора, я поспешила следом.
  Причал пустовал, Ювента тоже.
  - Вдруг из-за меня они не подплывут? - усомнилась я.
  - Подплывут. - Девушка осмотрелась и дважды махнула рукой.
  Ждать пришлось ещё минут десять. Я уже начала подозревать, что безликих не вдохновила лишняя персона, упрямо торчащая рядом с Ситарой, когда новенькая коснулась моего локтя, заставляя обернуться. В первые несколько секунд я ничего не видела, а затем различила стремительно приближающийся к причалу клин на воде. Казалось, что довольно высокие волны расходятся сами по себе, но, приглядевшись, я заметила внушительный сгусток марева, сопровождающегося тихим рокотом мотора. Мы отступили, сгусток подошел вплотную к причалу, замер. Непрозрачная пелена внезапно расползлась клочьями и исчезла, явив нашим взорам роскошный чёрный катер. В целом, кроме цвета и закупоренности, он мало чем отличался от белых собратьев, в теплое время года рассекающих гладь озера. В Тэнноне я такие видела регулярно - их арендовали для прогулок или покупали (кому, разумеется, позволяли финансы).
  - Кто это? - вопросил из недр судна механический мужской голос.
  - Моя подруга, - не моргнув глазом, соврала Ситара. - Она отведет папу в безопасное место.
  - Подруга? - позволил себе изумиться голос.
  Вступать в полемику новенькая не стала. Почему-то возникло раздражающее ощущение, что там, под блестящим корпусом, меня пристально, дотошно изучают, рассматривают и размышляют, можно ли отнести нежданную подругу к досадной, но устранимой помехе или же какая-то мелочь не стоит драгоценного внимания безликих?
  - Предусмотрительная девочка, - после паузы выдал голос.
  На гладком боку катера появился проем, практически сливающийся с чёрным металлом, и на дощатый настил спустился трап.
  - Иди сюда, - почти ласково позвал голос.
  - Сначала отпустите папу, - возразила девушка.
  В проеме нарисовались две фигуры. Одна толкнула другую и, на всякий случай держась позади, вывела на причал знакомого темноволосого мужчину. Выражение лица Ситары не изменилось, глаза поразительно бесстрастно обозрели пошатывающегося отца со связанными за спиной руками, взлохмаченного и с распухшей щекой. Второй оказался человеком, высоким брюнетом с вполне безобидной, даже привлекательной внешностью. Темно-синий деловой костюм и галстук в полоску совершенно не вязались со сложившимся у меня представлением о безликих. Эй, а где маска, чёрный наряд в облипку и меч?!
  - На счет три, - предложил незнакомец. - Ты идешь сюда, а я отпускаю твоего папашу. И воздержись от фокусов, он на мушке не только у меня. Раз. Два. Три.
  Отец и дочь направились навстречу друг другу. Вид у мэйра Винсента был, как я заметила, напрочь отсутствующий и двигался мужчина вяло, будто во сне. Он и пошел не сам, а лишь потому, что безликий снова его толкнул. Наверняка вкололи какой-нибудь дряни.
  Избавившись от живого щита, незнакомец нацелил в спину заложника пистолет. Вот Ситара и Винсент преодолели разделяющие их пять метров, сошлись. Девушка мимолётно коснулась локтя отца, заглянула ему в лицо, но мужчина медленно, не реагируя на дочь, зашагал дальше, ко мне. Я подняла руки, останавливая бесцельное движение, пока Винсент не сверзился с причала, и оттеснила мужчину за спину.
  - Умница, - с мерзкой ухмылкой похвалил безликий, отводя оружие.
  Внезапно новенькая схватилась за шею, пошатнулась не хуже отца и осела на настил. Только-только поднятое дуло ткнулось в мою сторону. Сердце враз ухнуло куда-то в район пяток. Если этот мужик выстрелит, успею ли я выставить щит?
  Безликий решил не дожидаться щита или какой-то иной каверзы с моей стороны. Из катера выскочили ещё двое (как раз таки в чёрном, со скрытыми масками лицами), сгребли Ситару в охапку и потащили внутрь. Такой расклад меня не устраивал и я рискнула. Единственное заклинание, всплывшее в памяти на данный момент, нам показывали на днях и до практической части дело не дошло. Там требовались вспомогательные ингредиенты, которых, естественно, у меня сейчас не было, и я прибегла к страшной штуке под названием импровизация. Текст заклинания пронесся по моей голове ураганом, сила бурным потоком заполнила наспех слепленную схему и рванула на свободу... Перед глазами что-то вспыхнуло, ударило в живот и швырнуло назад... Меня приложило о какой-то посторонний предмет, предмет моё тело не удержал и я вместе с ним улетела в Ювенту.
  Следующий удар оказался не менее болезненным. Погрузившись с головой, я несколько секунд абсолютно тупо, плохо понимая, что и зачем происходит, наблюдала, как надо мной всколыхнулась толща воды. Потом инстинктивно дернула руками-ногами и вынырнула. Э-э, это что, всё сделала я?!
  Причал опустел. Катер весело покачивался на волнах в десятке метров от настила, наверняка и оптом обеспечив скрывающихся внутри безликих морской болезнью. А где Ситара и её отец? Винсент стоял позади меня, когда... Я торопливо набрала в легкие побольше воздуха и нырнула. У берега неглубоко, солнечные лучи пронизывали воду, и неподвижно застывшее на каменистом дне тело я заметила сразу. Кое-как подцепив мужчину под мышки, я потянула его наверх, выгребая к мелководью. И где, кстати, обещанная подстраховка?
  Кряхтя от непомерных усилий, я вытащила Винсента на берег, к прячущейся за кустами ограде "Диона". Признаков жизни мужчина не подавал. И что дальше - делать ему искусственное дыхание или бросаться на поиски Ситары? Или вообще звать на помощь?
  Позади плеснуло и на шею легла рука, мокрая, крепкая, явно натренированная.
  - Какую интересную подружку нашла себе Ситара, - процедил над ухом уже начинающий меня пугать голос безликого (любопытно, а имена у них есть? И если нет, то как они друг к другу обращаются?). - Выброс силы да ещё такой неслабый. Может, прихватить и тебя в качестве сувенира?
  Чего-о?!! Меня? К ним?!
  - Пусти! - придушенно завизжала я.
  Обнаглевшая клешня надавила сильнее и потянула меня обратно в озеро. Я дергалась и брыкалась, но по цели не попадала, да и сопротивление при нехватке кислорода становилось делом всё более и более затруднительным. Эдак ещё чуть-чуть и мужчина сможет взвалить моё безвольное тело на плечо и без проблем оттащить в катер.
  - Где Ситара? - прохрипела я, надеясь отвлечь оппонента интеллектуальной беседой.
  - Где-то на дне озера, полагаю, - охотно откликнулся безликий. - Да ты не волнуйся, не утонет. Она на диво живучая.
  Подозреваю, они это уже выяснили опытным путем. Ладно, надо срочно что-то предпринять, пока я ещё в сознании. Грубая физическая сила не помогает (нижники побери, Элида-то умеет драться, в отличие от некоторых!), значит, пора брать умом, то есть магией. Быстренько пробежавшись по вспомнившимся заклинаниям (не могу сказать, что память подкинула так уж много, но на безрыбье, как говорится...), я остановилась на одном, которое Элида в шутку называла "бешеная лошадь". Заклинание было короткое, предельно простое и основывалось на телекинетическом толчке, направленном на находящийся позади тебя объект. Целится не обязательно, я и так в курсе, где стоит главный гад, главное... А-а!
  Нестабильный Дар подбросил очередную подлянку, причем абсолютно не вовремя. Сила, будто целиком уйдя на предыдущее заклятие, не откликнулась, я напрасно пыталась собрать хоть какую-то каплю. Ничего. Надо было одолжить у Алана пару накопителей, сейчас подпольные поделки ох как пригодились бы!
  И тут запоздало взвыла сигнализация.
  
  - - -
  
  "Нет, это никуда не годится", - пришла к неутешительному выводу Фелис.
  Второй катер, как выяснилось, не дожидался в сторонке, целясь в Ситару и Винсента, а под прикрытием невидимости пристал к берегу за пансионом и высадил с полдюжины безликих, отправившихся караулить волшебниц у задней двери. Едва дикарка и Энид вышли из здания, как фигуры в чёрном окружили их, ясно давая понять, что на причал просто так не пустят. Основная масса насела на Фелис и, хотя дикарка успела сменить ипостась, противник брал количеством, норовя подкрасться сзади. Энид отбивалась как могла - в примитивной драке и человек, и единорог одинаково бессильны. Полумифическое создание впечатляло своей завораживающей красотой и редкостью, особенно на Аиде, где единороги практически не встречались, но безликих, судя по всему, прекрасное снежно-белое существо мало волновало.
  Отголоски мощного заклинания порывом ветра прошелестели по берегу, пустили рябь по воде. Фелис озадаченно покосилась на Энид, прикидывая, кто мог перестараться. Ситара? Или Ивонна силы не рассчитала? Светлоокая Селена, и чему только сейчас детей учат?
  Единорог, словно обыкновенная норовистая лошадь, встал на дыбы, махнул длинным витым рогом и опустил передние копыта на слишком близко подскочившего безликого. Катер успел уйти, дикарка даже не заметила, когда именно. Фигуры наседали и двое коллег, оставшихся лежать с вырванным горлом, не сильно их обеспокоили. Надо же, дерутся-то почти как Несущие Смерть - движения быстрые, отточенные, скорость определенно не человеческая. Детище приснопамятной богини явно не дает кому-то покоя...
  Из пансиона наконец-то выскочила подмога. Поджарая пепельная волчица огляделась, верно оценила ситуацию и бросилась на одну из фигур, повалив ту на землю.
  "Ограда! - уловила мысленный зов Эрики Фелис. - На ней защитные заклинания и амулеты. Если кто-то посторонний решит перелезть через неё, сработает сигнализация".
  Энид понятливо лягнула очередного безликого, развернулась и белой тенью скользнула к решетке за деревьями. Дикарка скорее почувствовала, чем увидела, как единорог длинным грациозным прыжком перемахнул через ограду и саданул по прутьям задними копытами.
  "Ещё раз", - посоветовала волчица.
  Энид послушно повторила попытку. Воздух наполнился довольно противным воплем, в недрах здания возникли недоумение и суета. Остатки безликих переглянулись и начали дисциплинированно ретироваться к воде. Откуда-то со стороны озера прилетел дротик, Фелис еле успела увернуться. Эрика метнулась было за фигурами, но дикарка торопливо преградила волчице дорогу.
  "Не стоит. Здесь деревья, поэтому они не могут толком прицелиться, а выйдешь к самой воде и рискуешь получить транквилизатор".
  Эрика сверкнула желтыми глазами и отступила.
  "Где мэйр Александр? - вдруг спохватилась Фелис. - Он должен быть в холле".
  "Не знаю, - откликнулась волчица. - Я в холл не выходила".
  "На причал, - скомандовала дикарка и внезапно краем глаза отметила нечто крупное, серое, со скоростью тяжеловоза рассекающее озерную гладь. - Что это?"
  Эрика насторожилась и неожиданно бросилась к кромке воды. Фелис последовала за оборотнем.
  Безликие уже уверенно гребли к повороту, где расплывчатым пятном ждал катер. Странная серая посудина двигалась наперерез чёрным головам. Волчица недовольно оскалилась. Пловцы прибавили скорость, однако катер, явно передумав, зарокотал и ушел за "Дион", оставив головы качаться на волнах. Через несколько секунд пловцов затянуло под приблизившуюся посудину.
  "Что это?" - требовательно повторила дикарка.
  "Мой муж", - просто ответила Эрика.
  
  - - -
  
  Вой сигналок мужчине не понравился. Я и обрадоваться не успела, как безликий грубо швырнул меня в воду, а стоило мне только сесть (воды там было по щиколотку), как этот... засранец ещё и ударил меня по лицу.
  Меня никто и никогда не бил. Естественно, в детстве случалось драться с вредным братом, и Элида несколько раз пыталась показать мне приемы, неизменно оканчивающиеся укладыванием меня на лопатки, но всё это было несерьезно, понарошку и не со зла. А тут удар, сильный, у меня даже в ушах зазвенело, и во рту появился привкус крови. Мужчина тем временем повернулся к причалу, принялся активно жестикулировать. Катер вроде бы перестал раскачиваться, выровнялся и начал сдавать назад. Из чистой вредности я лягнула безликого туфлей в колено. Мужчина забавно подпрыгнул, обернулся ко мне. В голубых глазах я ясно прочла, что сейчас меня будут убивать и сделают это быстро лишь потому, что сроки поджимают. Безликий замахнулся, однако кулак цели не достиг - замер, перехваченный не по-женски сильной рукой. Мужчина оглянулся на насквозь промокшую, с застывшим непримиримой маской лицом Ситару и почему-то улыбнулся.
  - Немного покорности и ты действительно будешь совершенным оружием, - с долей восхищения произнес безликий. - И кто знает, может, на такого живца даже удастся поймать чистокровную найитту.
  Девушка слегка сжала пальцы, собираясь то ли раздробить противнику кости, то ли превратить конечность в фарш. Я поспешно отползла на берег.
  Красивая эффектная драка, устроенная когда-то Элидой и Брином, и в подметки не годилась тому, что предстало моему изумленному взору. Во-первых, Ситара двигалась быстрее, чем мои друзья. Во-вторых, более не скрытые где-то сгинувшими перчатками когти удлинились и мелькали смертоносными жалами. Правда, безликий оказался не робкого десятка и хорошо подготовлен, с видимой легкостью парируя удары противницы. Конечно, ему тоже доставалось, но всякий раз, когда я думала, что новенькая вот-вот победит, мужчина каким-то непостижимым для меня образом изворачивался и бой продолжался. Брызги летели во все стороны, а из-за высокой скорости за сражающимися было трудновато уследить. Впрочем, надолго драка не затянулась - буквально через несколько минут из-за поворота выскочил второй катер. Увлеченная зрелищем, заметила я его не сразу (что, кстати, неудивительно, поскольку судно маскировалось невидимостью), а лишь когда с первого донеслись предостерегающие крики. Второй не успел притормозить, первый наоборот, разогнаться, дабы убраться с дороги, в результате один на полном ходу врезался в другой. Я торопливо накрыла Винсента своим телом, защищая от грянувшего взрыва и обломков. Меня накрыло волной, вода хлестнула даже об ограду. Над озером покатился характерный треск пожара.
  Обернуться или хотя бы просто пошевелиться я не решалась. Со стороны пансиона долетали крики, но голосов я не различала. В ушах шумело, сердце бешено колотилось о ребра. Зато теперь могу с гордостью заявить Брину, что я тоже порох понюхала. Правда, воняет он мерзко...
  Чья-то рука коснулась моего плеча.
  - Ивонна?
  Я осторожно выпрямилась, оглянулась.
  - Ситара? А где... этот?
  Девушка покачала головой.
  - Не знаю. Возможно, уже сбежал.
  Я слезла с Винсента и Ситара склонилась к отцу. Губы девушки дрогнули, пальцы с жутковатыми когтями коснулись груди мужчины.
  - Отодвинься, - коротко приказала новенькая.
  Я без возражений отползла в сторонку. Под когтями полыхнуло голубым, Винсент дернулся. На всякий случай я всё-таки обернулась. Оба катера горели, в небо поднимался чёрный столб дыма. В отсутствии среди пылающих обломков живых сомневаться не приходилось. Откуда-то издалека доносился вой сирены - то ли пожарной машины, то ли береговой охраны. А из-за "Диона" медленно, грузно выплывала "Джевеллин". Так вот от кого удирал второй катер!
  Наконец мужчина судорожно закашлялся, выплевывая воду. Ситара улыбнулась, отвела руку. Наверное, впервые с момента появления новенькой в пансионе я увидела на лице девушки живую, искреннюю, облегченную и счастливую улыбку.
  - Ты и это можешь? - не сдержала удивления я.
  - Запустить сердце? - уточнила Ситара. - Могу. Если только человек не пробыл в таком состоянии слишком долго.
  Можно попытаться воскресить мертвого с помощью магии, если бедняга скончался только что. Я читала о подобных случаях, но вот присутствовать непосредственно при воскрешении мне, естественно, не доводилось. Надеюсь, больше и не доведется.
  - Спасибо.
  - За что?
  - Ты его вытащила из воды.
  Ну да, а перед этим в воду и отправила, пережав заклинание.
  - Ивонна! - На берегу невесть откуда возник Александр (что же он, бежал от самых ворот, доблестно всех обогнав? Во всяком случае, следом никто не нарисовался).
  Я застыла на мокрых камнях, почему-то смущенная своим далеким от хотя бы приличного внешним видом. Целую вечность мы просто смотрели друг на друга, а потом мужчина приблизился ко мне, присел на корточки. В голубых глазах, пристально, пытливо изучавших моё растерянное лицо, клубилось такое облегчение и радость, что я жива и даже ничего себе не сломала, что я, не раздумывая и не анализируя происходящее, бросилась Александру на шею. Обняла, прижалась, чувствуя, как его руки заскользили по моей спине. Горячие губы коснулись насквозь сырой макушки, спустились на лоб, висок и наконец нашли мои губы... И мне абсолютно наплевать, что нас может увидеть весь мир. Сейчас это совершенно не важно.
  
  - - -
  
  Оно билось!
  Прижавшись лицом к груди отца, Ситара слушала мерный стук сердца и честно старалась не расплакаться. В тот страшный момент, когда она склонилась к папе и поняла, что он не дышит, пульса нет, и сердце молчит, показался ей днем ещё более худшим, чем когда безликие забрали её на Эос. Спасибо маме, научившей дочь правильно использовать свои силы. Что бы она сейчас делала без ценных маминых знаний! Магия, особенно магия найиттов - дорогая, но бесполезная игрушка без умения и опыта. Если бы только мама была рядом и могла порадоваться вместе с мужем и дочерью!..
  Ничего. Вскользь брошенная безликим фраза подсказала девушке, что мать где-то спряталась, затаилась, что не угодила к ним в руки и тем более не погибла, до последнего сражаясь за жизнь любимых. Хотя недвусмысленный намек на возможность захвата найитты Ситаре не понравился. Ладно. Главное, найти маму, разыскать, куда бы та ни забилась. А потом, быть может, они даже смогут немного пожить в тиши и покое.
  - Сита? - недоуменно прохрипел отец.
  - Всё в порядке, папа, - прошептала девушка. - Всё обязательно будет в порядке.
  - Я... - Мужчина огляделся, неловко прижимая к себе дочь. - Сита...
  - Да, папа?
  - Что это там делают твой директор и твоя одноклассница?
  - Целуются, наверное, - не оборачиваясь, беспечно отозвалась девушка.
  - Целуются? - В папином голосе прозвучала забавная озабоченность. - А она не слишком юна для поцелуев с взрослым мужчиной?
  - Ива уже совершеннолетняя.
  Отец помолчал, погладил Ситару по слипшимся в сосульки волосам.
  - Ну и нравы в этом пансионе.
  - А ты знаешь, здесь неплохо. Мне даже понравилось. Но мы должны найти маму.
  - Конечно, должны.
  - И мы найдем.
  Девушка закусила губу, однако непрошеная слезинка упрямо скользнула по щеке. В её жизни нет места роскоши. Но сегодня можно позволить себе капельку.
  Самую малость. Ведь папа жив и это самое главное.
  
  - - -
  
  Мэйра Винсента подкараулили на подъезде к Селивану - как справедливо заметила Ситара, семья разделилась и простого смертного оказалось выследить легче всего. Мужчину быстро и профессионально скрутили, затолкали в машину и вкололи какой-то дряни, после чего дальнейшие воспоминания отца новенькой потонули в тумане. Иногда из забытья выбивались короткие моменты просветления, во время которых безликие настойчиво интересовались местонахождением Ситары. По-соседству с Тэнноном есть ещё два города, с одного из них безликие и начали (вероятно, они сочли, что едва ли родители решатся спрятать неизбежно привлекающую внимание дочь в магическом пансионе). Требуемый объект там, естественно, не обнаружился, и поиск продолжился в Тэнноне. Теперь уже неизвестно, что произошло бы раньше - нашли бы Ситару в "Дионе" или пытками и наркотиками вытянули бы признание из Винсента, но в нашем городке безликим практически сразу стало известно о некой странной девице с когтями и "страшными" глазами. Услышав от мужчины про глаза, мы с Элидой лишь покосились друг на друга, однако промолчали. И так было понятно, кто распустил язык. Оставалось только надеяться, что безликие не убрали на всякий случай бедолагу Фрая (парень, конечно, придурок да и трепло, как выяснилось, но смерти ему я не желала). Каким-то образом безликие отыскали следы нападения на Ситару демонов (видимо, Элида плохо их затерла) и, убедившись, что добыча рядом, перешли в наступление. Появление в пансионе трёх волшебниц этих существ не остановило. Ситаре послали записку и во избежание лишних сюрпризов выставили команду безликих у задней двери. И пока они отвлекали Фелис и Энид, кто-то пробрался в здание, поднялся в библиотеку и оглушил Элодию. Так что фактически страховать меня и новенькую было некому, Александр маялся в холле, Эрика, заслышав подозрительные звуки, умчалась на помощь волшебницам, а остальные обитатели "Диона" пребывали в счастливом неведении относительно происходящего. Когда сработала сигнализация, директор, терзаемый смутным и неприятным предчувствием, выскочил во двор. Покрутился там, не зная, что делать и куда идти, и тут грянул взрыв (а я-то ещё гадала, как мужчина ухитрился всех обогнать и выбежать на берег первым). "Джевеллин" директор не заметил и корабль тихо-мирно сдал назад, скрывшись с посторонних глаз. Элида и Адам потратили время, добираясь обратно, к тому же Алан огорошил подругу сообщением, что на "чайках" в принципе нет оружия. Тем не менее прийти на помощь согласился. Появление "Джевеллин" заставило второй катер сняться с места, не дожидаясь берегового десанта, и драпануть к первому. Ну а первый попросту сел на мель - не знакомые с рельефом Ювенты, безликие натолкнулись на мою излюбленную каменную плиту, где я обычно медитировала по утрам, и потому не смогли быстро убраться с дороги собратьев. Выживших действительно не нашли и только мужчина в деловом костюме бесследно растворился.
  Правду о Ситаре больше никто не скрывал, и теперь на девушку поглядывали с легким удивлением и уважением. Мэйра Винсента и обнаруженную на полу в библиотеке Элодию немедленно сопроводили к Ольвин. Каролина предлагала и мне, но я вежливо отказалась. Во-первых, я вполне сносно себя чувствовала, не считая острого желания поскорее переодеться в сухое. Во-вторых, от моральных терзаний лекарств, увы, не придумали.
  Нам повезло, и большая часть мира нас не увидела. "Джевеллин" находилась далеко и между кораблем и берегом горели катера, а примчавшиеся следом за Александром одногрупники и преподаватели ничего не заметили просто потому, что в какой-то момент Ситара неожиданно громко воскликнула: "О, а это мой учитель практической магии" - мы, разом смутившись, отпрянули друг от друга. Наверное, девушка сделала это специально, и я была жутко благодарна новенькой за своевременное предупреждение. В конечном итоге, Ситара могла бы и промолчать, предоставив нам самим разбираться с последствиями адреналинового помутнения.
  Оставшаяся часть дня пролетела в суете, вопросах и рассказах. Сначала на место взрыва приплыла береговая охрана, потом пожарные и патрульные, а к вечеру объявились и представители КС - отдела Священного Круга, занимающегося расследованиями преступлений магического характера. Александра срочно вызвали в Остров Селивана, Элодия отправилась с ним. Элида вернулась в пансион уже под занавес, но на отсутствие девушки практически никто не обратил внимания. В общем, легли мы поздно, и я долго не могла заснуть, переполненная воспоминаниями о чересчур насыщенном дне.
  В противоположность предыдущим суткам, новое утро выдалось тихим. Я проспала и медитацию, и первое занятие, однако не особо переживала по сему поводу. В любом случае преподаватели меня за второй прогул не убьют.
  Выйдя на обгоревший после взрыва причал, я долго стояла и смотрела на неподвижную озерную гладь. Останки катеров забрали ещё вчера, и только почерневший деревянный настил да покореженная плита напоминали о творившемся накануне хаосе. Несмотря на уверенно пригревавшее солнце, я поежилась. Не скоро я смогу поплавать в Ювенте, зная, что где-то в её глубине покоятся трупы безликих. Понимаю, наверняка за немалый срок существования озера оказывались в нем и неживые тела и ничего, народ как купался, так и купается, но пока мысль о нырянии в эту воду вызывала у меня мурашки.
  Я вернулась в пансион и поднялась в спальное крыло. К моему большому удивлению, из мужского коридора доносились довольно громкие и оживленные голоса. Я двинулась на звуки беседы, заглянула через распахнутую дверь в занимаемую старшими волшебницами комнату. Кроме собственно проживающих, в помещение оказались ещё Энид, Ситара и Элида.
  - Привет, Ив, - радостной улыбкой поприветствовала меня подруга.
  - Привет, - недоуменно откликнулась я. - Что вы тут делаете?
  - А ты не знаешь? Нас, то есть меня, тебя и Ситару на сегодня освободили от занятий. Брин, правда, был весьма недоволен этим обстоятельством, но я его усмирила, напомнив, что кое-кто притащил в клуб своего болтливого приятеля, выдавшего Ситару.
  Я смущенно кашлянула, решив не уточнять, что если и искать виноватого в клубном происшествии, то в таком случае крайним будет директор, заставивший девушку пойти с нами.
  - Ты проходи, располагайся, - гостеприимно предложила Элодия и встала с кровати. - А я выйду на минуту. Со всеми этими объяснениями и телепортациями я совсем забыла позвонить Джастину.
  - Только не говори ему про своё боевое ранение, - посоветовала Фелисити. - А то с него станется примчаться сюда и всё разнести в попытке найти и наказать обидчика.
  Элодия машинально пощупала шишку на затылке, поморщилась и с телефоном в руке выскользнула в коридор.
  - Кто такой Джастин? - вкрадчиво поинтересовалась Элида. - Тот самый друг?
  - Угу, - кивнула волшебница.
  Я присела на край постели.
  - Как твой отец? - спросила я у Ситары.
  - Нормально.
  - Ты останешься?
  - Я хочу найти маму.
  - Тебе потребуется время, информация, - резонно заметила молодая женщина. - Ты же не можешь просто переезжать из города в город в её поисках.
  - А что, оставайся, - подхватила Элида. - Твой отец может жить в Тэнноне, снимет там квартиру, найдет работу. В "Дионе" более-менее безопасно и я не думаю, что безликие сунутся сюда во второй раз.
  - Уверена? - Ситара выразительно пошевелила затянутыми в перчатку пальцами.
  - Да брось, - отмахнулась девушка. - Чего здесь только не видели! Уши и когти ещё не самое страшное.
  - Что же тогда самое страшное? - серьезно полюбопытствовала Фелисити.
  - Хвостатый выскочка, лезущий к тебе в душ.
  Все улыбнулись и даже новенькая усмехнулась.
  - А тот, кто скрылся? - негромко заговорила Энид. - Он не вернется?
  Ситара пожала плечами.
  - Не знаю.
  - А корабль?
  Корабль? Энид видела "Джевеллин"?! Я изумленно уставилась на подругу.
  - Да, мы его видели, - подтвердила Фелисити, без труда прочитав отразившуюся на моём лице красноречивую реакцию.
  - Как только Адам закончит ремонт, они отправятся в очередное путешествие, - сообщила Элида. - Так что в ближайшее время корабль перестанет здесь маячить и пугать неокрепшие умы дионовских учеников.
  Я обиженно надула губы. Вот ещё! И вовсе "Джевеллин" меня не напугала! Просто когда посреди ночи видишь на озере большой клуб самостоятельно передвигающегося тумана, поневоле напряжешься и задумаешься о своём моральном здоровье.
  - И не сказали остальным? - внезапно сообразила я.
  - Зачем? - отозвалась волшебница. - По-моему, вашим учителям и соученикам вполне хватит Ситары. Межпространственные корабли - это, на мой взгляд, уже слишком. Тем более для одной недели.
  - Эли, а ты не хочешь... э-э, попутешествовать вместе с ними? - осторожно уточнила я.
  - Посмотреть другие миры? Звучит заманчиво, но... - Девушка неожиданно печально вздохнула. - Во-первых, директор вряд ли меня отпустит, а сбегать тайком я не хочу. Во-вторых, не уверена, что это моё.
  - В смысле? - озадачилась я.
  - Ив, есть люди, женатые на своей работе, - терпеливо объяснила подруга. - Адам женат на своём корабле. Он его обожает. И ветер странствий будет ещё довольно долго звать его в далекие края, в иные миры. А у меня уже была весьма бурная молодость, которой мне тоже вполне хватило. Путешествия между мирами с перспективой застрять в одном из них на неопределенный срок - это уже слишком. Не говоря уж о сопернице в виде корабля.
  Понятно. Приятные увлечения отдельно, истинная страсть отдельно. Грустно, но, если поразмыслить, правильно. Настоящая страсть живет долго, может даже, будет сопровождать всю жизнь, а увлечение, сколь захватывающим и волнующим оно ни было, сегодня есть, завтра нет. Истинная любовь должна цвести и плодоносить в сердце обладателя, а влюбленность поверхностна и мимолётна. Она пройдет... просто нужно немного времени.
  - А я бы попутешествовала, - призналась я.
  - Кто тебе мешает? - удивилась Фелисити. - Поехали с нами, мы как раз сегодня собираемся в Селиван, а потом в Веру. Что скажешь, Элоди, возьмем девочку на практику? На месяц-другой?
  Вернувшаяся в комнату волшебница улыбнулась.
  - Почему бы и нет? Теория это, конечно, хорошо, но прежде всего нужно уметь применять знания на практике.
  - А теории в нынешних магошколах и так переизбыток, - добавила Фелисити. - Эни, ты не против?
  Девушка-единорог покачала головой.
  - Нет, не против.
  - Вы серьезно?! - опешила я. Ушам своим не верю! Они возьмут меня в практикантки?!!
  - Потенциал у тебя есть, но распределять его ты явно не умеешь, - подытожила Фелисити.
  - Поздравляю! - Элида подсела ко мне и обняла.
  - А... а меня-то отпустят? - вспомнила я.
  - Спроси.
  - Что, прямо сейчас?
  - А когда? Давай, - подтолкнула меня подруга.
  Я выскочила из спальни и вне себя от счастья спустилась на первый этаж. Заглянула в приемную, однако Динайра поубавила мою радость, сказав, что директор вышел и не уточнил, куда. Я знала, что он и Элодия вернулись из Селивана сегодня под утро, но лично мужчину ещё не видела. И что я ему скажу? Легендарные волшебницы берут меня в практикантки, и я уеду, к твоему величайшему облегчению? В пустом холле я повторила фразу вслух. Звучать более пристойно она не начала.
  - Ивонна?
  Я обернулась к спускающейся по лестнице Эрике.
  - Доброе утро. Вы не знаете, где сейчас мэйр Александр?
  Девушка на мгновение задумалась.
  - На ристалище.
  - Спасибо, - поблагодарила я и поскорее выбралась во двор. Думать, что обладающая тонким слухом волчица могла слышать мою реплику, совсем не хотелось.
  Мужчина действительно находился на ристалище. Сидел на скамейке и отстраненно смотрел куда-то в пустоту перед собой. Я помедлила на входе. Странно. Вчера, на берегу, когда Александр поцеловал меня, каждое движение, каждый жест казался естественным, ожидаемым. Мне и в самом деле было всё равно, что нас могут увидеть. Но минули сутки и перспектива "разоблачения" уже не выглядела такой заманчивой. Наоборот, она снова пугала. И, возможно, не только меня.
  Глубоко вдохнув, я пересекла площадку и села рядом. Мужчина не шевельнулся. С минуту молчал и вдруг заговорил, тихо, ровно:
  - Помнишь, когда ты мне гадала, ты сказала, что я бессознательно опасаюсь чьего-то авторитета. Этот авторитет - мой отец. Он действительно давит... изнутри. Сейчас он далеко, мы редко видимся, в основном, на большие праздники, но я всё равно его чувствую. В кабинете, в стенах пансиона... даже в отражение в зеркале. - Александр вдруг уставился на вытоптанную землю под ногами и продолжил: - Он изменял маме. Все об этом знали, в том числе и мама. Знали и молчали. Она никогда не устраивала истерик, не закатывала скандалов. Она знала, что отец никуда не денется. Все его... измены носили чисто физический характер, он не вкладывал в них душу и сердце, не собирался бросать семью ради любовницы. Наверное, он любит маму... по-своему. И всех всё устраивает. Но я - не мой отец. Я не хочу быть похожим на него.
  Я тоже посмотрела вниз, на свои потрепанные босоножки.
  - Фелисити и Элодия хотят взять меня в практикантки. Я согласилась. - Голос вроде не дрожал. Только сердце как-то тревожно ёкнуло в груди. Будто там, глубоко внутри, что-то оборвалось. - Мне... надо будет уехать. Ненадолго. Может, на пару месяцев.
  - Хорошо.
  Исчерпывающе.
  - Вы меня отпустите? - рискнула-таки уточнить я.
  - Конечно. Думаю, так будет лучше.
  Так будет лучше. Для всех. Нужно немного времени, чтобы... успокоиться. Пусть настоящая любовь цветет, а влюбленность побыстрее забудется, выветрится, словно назойливый запах чересчур сладких, кружащих голову духов.
  Я встала.
  - Тогда я пойду собирать вещи. Волшебницы сегодня уезжают.
  Александр едва заметно качнул головой. Глаз на меня он так и не поднял. Приятно, когда тобой увлекается симпатичный мужчина, пусть и женатый. Печально, когда ты осознаешь, насколько он стыдится тех чувств и порывов, что между вами были.
  - До свидания.
  - До свидания, - еле слышно произнес Александр.
  Я покинула ристалище и ни разу не оглянулась.
   
  ЧАСТЬ 2
  ПРАКТИКА
  
  
  Глава 1
  
  Осторожный шаг в темноте. Естественно, под ботинком что-то хрустнуло - труха или ещё какой-то мусор, коего тут в избытке.
  - Тише.
  - Я стараюсь.
  Неопределенное хмыканье в ответ. Ясно. Энид в мою старательность верится слабо. Но я действительно старалась!
  - Он где-то поблизости.
  - Где именно?
  - Рядом.
  - Может, всё-таки добавить света?
  Тьму разогнал вспыхнувший над ладонью девушки золотистый огонёк. "Где-то поблизости" оказалось слева, всего в десяти метрах. Мы подошли вплотную, опасливо обозрели неопрятную чёрную кучу.
  - Он мертв? - на всякий случай уточнила я.
  - Мертв. Смотри. - Энид повела рукой со светлячком над телом несчастного.
  Зрелище так себе, на любителя-извращенца. Грудь бедолаги наискось пересекали четыре глубокие раны, словно его полоснули ножами. Или обоюдоострыми когтями.
  Я огляделась.
  - Думаешь, он здесь?
  - Кто?
  - Демон.
  - Не знаю. Я вроде ничего не чувствую...
  Сверху с пронзительным верещанием спрыгнуло нечто чёрное, осклизлое и противное на вид. Мы едва успели метнуться в разные стороны, а существо мягко приземлилось возле трупа, стрельнуло туда-сюда желтыми глазами, оценивая противника, и кинулось на наиболее подходящую жертву. То бишь на меня. В бледном сиянии светлячка я заметила длинные, сантиметров по десять, когти на четырехпалых верхних конечностях демона (назвать их руками язык как-то не поворачивался). Не иначе как с большого перепугу я сделала эффектное колесо вбок, и блестящее тело прошмыгнуло мимо меня.
  - Это его мы ищем? - выдохнула я.
  - Похоже, - неуверенно откликнулась Энид.
  Сообразив, что оно немного промахнулось, существо притормозило, развернулось и пошло на второй заход. Меня такой расклад совершенно не устраивал, и я пустила в дело заклинание. Одно из самых простых - заклинание телекинеза. Надеюсь, сработает...
  Есть! Демон и силовая волна красиво столкнулись и чёрную гадину отбросило назад. Энид торопливо подскочила ко мне, взяла за руку. Я сосредоточилась на другом заклинание, более сложном и долгом, почувствовала, как по нашим переплетенным пальцам потекла энергия.
  Элоди и Фелис мучились со мной две недели, пока я, устав от бестолковых тренировок и капризов собственного Дара, не ляпнула, что мой удел, вероятно, вытягивать силу из других магов. Волшебницы заинтересовались, и мне пришлось рассказать о приснопамятном случае на ристалище (естественно, я благоразумно умолчала о своих неприличных ощущениях). Тогда-то Элоди и предложила в особо критические моменты использовать силу кого-то из них. Заклинания я знаю, сплести могу, а раз мой Дар не всегда изволит откликаться, то можно обратиться к ближнему за помощью и поддержкой, причем в прямом смысле этих слов. Будучи единорогом, существом самим по себе волшебным, Энид заклятий не знала, преобразовывая энергию лишь мыслью, без текстов, ритма и схем, что подчас не помогало против агрессивно настроенных низших демонов. Поэтому Фелис совместила желание с возможностями, объединив нас в пару. Периодически нас отправляли на задания вроде нынешнего, дабы мы потренировались и за компанию уменьшили поголовье низших демонов славного города Вэйнера.
  В существе, сейчас ошалело мотающего лысой головой возле стены старого заброшенного склада, не было ничего выдающегося, не считая, разумеется, когтей. Однако классификации навскидку он не поддавался. Когти, правда, неуловимо напоминали мне Ситарины, но мало ли в мире, нашем и Нижнем, монстров с плохим маникюром!
  Симбиоз с Энид абсолютно не походил на мой дуэт с Александром. Каждой клеточкой тела я ощущала, насколько чужая энергия вливалась в мои сосуды и наполняла сплетенную схему жизнью. Заклинания получались мощными и в то же время легкими, невесомыми, словно подхваченный ветром листик. Чувство не неприятное, наоборот, завораживающее, поднимающее на иной уровень, однако того сладкого единения не ощущалось. Не знаю, читала ли в такие моменты Энид мои мысли и эмоции (а если и читала, то вслух никак не комментировала), но для меня партнер по-прежнему оставался закрытой книгой.
  Законченное заклинание сорвалось с кончиков моих пальцев выпущенной на свободу бабочкой, переливающейся лазурной сферой ударило в выпрямившегося демона, согнуло его пополам. Существо мерзко взвыло, по телу пошли трещины, и демон истаял в голубоватом пламени. Девушка отпустила мою руку и позволила себе удовлетворенную полуулыбку.
  - Готово.
  - Ты его не опознала?
  - Нет. Хотя... - Энид задумчиво склонила голову набок.
  - Что?
  - Он мне кого-то напомнил.
  - Хм. Сколько существует чёрных, скользких демонов с когтями? - Я вернулась к трупу.
  Бездомный. Как, впрочем, и две предыдущие жертвы. Демон охотился по ночам в сомнительных местах вроде этого склада и улиц, на которых девушкам вроде нас лучше не появляться в любое время суток. Судя по словам Фелис, передающей нам информацию от главы здешнего Острова, существо просто располосовывало подворачивающегося под когти бродягу на ленточки и уходило. Зачем оно это делало, если не ради еды, было непонятно. Обычно демонами что-то да движет - голод, необходимость размножения, на худой конец инстинкт убивать всякого, кто не понравится. Но в последнем случае речь могла идти о нескольких убийствах за ночь, иногда без разбору, а тут один несчастный за двое-трое суток.
  Трагически скривившись, я присела возле тела и попыталась найти связь между убитыми. Они бродяги, то есть никто их не хватится. Кроме таких вот бедолаг, по ночам на улицах города, тем более столицы, полно всякого народу, но что-то заставляло демона выбирать именно бездомных. И место убийства тихое, безлюдное. Никто ничего не увидит, не слышит.
  - Несущие Смерть, - внезапно произнесла Энид.
  - Чего? - не поняла я.
  - Он походил на Несущего Смерть. Чёрный, скользкий на вид, с когтями. Походил и в то же время не совсем.
  - Несущие, по-моему, более-менее разумные существа, - припомнила я рассказы Элоди.
  - И они практически неуязвимы, а этот явно нет.
  - Ещё чего не хватало, чтобы этакая мерзость была неуязвимой, - пробормотала я.
  - Откуда он пришел? - задалась скорее риторическим вопросом девушка и прошла мимо меня. - Я ведь его не почувствовала, а обычно я всегда чувствую демонов...
  - А Несущих ты можешь почуять?
  - Могу. Только если он рядом.
  Я озадаченно поскребла растрепанную макушку. Может, это гибрид? Но чтобы получить худо-бедно вменяемый результат, нужно иметь на руках хороший материал, то есть настоящего Несущего, а, насколько мне известно, на Аиде лишь один представитель детей эосской богини и уж он-то точно не имеет к происходящему никакого отношения. А может, мы что-то упустили?
  В поисках следов Энид скрылась за бетонной колонной. Я поводила руками над трупом, пытаясь нащупать следы энергетические. Да-а... то ли моя чуйка никуда не годится, то ли ничего здесь нет. И ноги от сидения на корточках затекли. Я встала, и вдруг в спину толкнулся зычный окрик:
  - Ни с места! СВР!
  Сердце ухнуло в покалывающие пятки. СВР - служба всемирных расследований, занимающаяся преступлениями, не относящимися к магии. Ещё во времена своих мытарств в магической академии я слышала, что СВР, мягко говоря, недолюбливает КС. Как говорила Фелис, в СВР идут исключительно скептики, напрочь отрицающие присутствие волшебства в нашем мире. Как такое возможно в организации, регулярно и неизбежно сталкивающейся с магией, лично мне неясно. Впрочем, за недолгие годы обучения мой путь ни разу не пересекался с органами правохранения и скажу честно, большой радости от нечаянной встречи я не испытала.
  - Руки вверх!
  Я послушно подняла конечности и осторожно обернулась. Люди позади топотали, светили фонарями мне в лицо и тыкали пистолетами. Мои задранные руки завернули за спину и быстро защелкнули на запястьях наручники.
  - Вы арестованы по подозрению в убийстве, - бесстрастно сообщил мне высокий мужчина в чёрном деловом костюме, надевший на меня наручники.
  В убийстве?! Я?!! Кого? Вот этого бездомного?!
  Я обвела затравленным взглядом часть склада перед собой. Светлячок деактивировался сам, следов присутствия демона не наблюдается. Из-за колонны на мгновение выступила девичья фигура, но я отрицательно качнула головой. Не хватало, чтобы Энид загребли вместе со мной! Пусть лучше приведет помощь. Фигура понятливо отступила назад.
  Я вздохнула и смирилась со своей незавидной участью.
  
  - - -
  
  Не знаю, что чувствуют люди, регулярно попадающие в тюрьму, но мне в камере совсем не понравилось: места мало, кругом решетки и две узкие то ли лежанки, то ли скамьи. Наверное, на этих досках с тощей казенной подушкой и серым покрывалом заключенному положено коротать ночь. Мою ночь не омрачил ни сон, ни комфорт. Скрючившись в три погибели на сомнительном ложе, я думала. Сначала об обвинение в убийстве. Потом припомнила, что трупа я не касалась, соответственно, моих отпечатков там нет, и ничего даже отдаленного похожего на орудие убийства у меня не нашли. Так что в настоящую тюрьму меня не посадят. Затем мысли плавно перешли на демона. Если в существе и было что-то от Несущего Смерть, то довольно немного, в основном, внешний вид. Ни поведение, ни физические параметры демона не указывали, что он действительно один из детей эосской богини. Случайное совпадение? И эти когти... Повторюсь: когтистые демоны не редкость, но у нашего "клиента" они здорово напоминали когти Ситары.
  Практика тянулась уже третий месяц и ровно столько времени я не видела ни пансион, ни его обитателей. Разумеется, я постоянно созванивалась с Элидой и Ниссой, и верные подруги держали меня в курсе происходящего в "Дионе". По словам девушек, в нашей альма-матер мало что изменилось - занятия идут своим чередом, а Брин всё так же отвратительно колдует. Из нового наблюдались явно немного прижившаяся в пансионе Ситара да внезапно появившееся на безымянном пальце правой руки Эрики кольцо. Имя счастливчика и дату радостного события волчица упорно не называла и мужа не показывала. Выследить преподавательницу подругам тоже не удалось, хотя они очень старались. Отношения Александра и Алиссы определенно улучшились, по ехидному замечанию Элиды, супруги вели себя словно подростки в период разгула юношеских гормонов. Что ж, значит, всё действительно вернулись на круги своя, может даже, у пары начался второй медовый месяц. Конечно, я не любила слушать рассказы подруг о семейном счастье директора, но и оборвать данную тему совсем не могла. Посещали и печаль, и обида, и капля раздражения. С одной стороны, хорошо, что Александр быстро закрыл эту главу. С другой... нижники паршивые, неужели он не переживал? Ну хоть чуть-чуть? Или все смешанные чувства мужчины были вызваны опасностью уподобиться мэйру Диону? И осознание сего неприглядного факта напугало Александра сильнее вероятной измены жене? А едва раздражающий фактор в моём лице убрался с глаз, так директор тут же успокоился и сосредоточился на залатывании пробоины в семейной лодке. Тьфу!
  Пару-тройку раз я разговаривала и с Ситарой. Отвечала девушка по-прежнему коротко и немногословно. Она продолжала поиски матери, но пока без особых результатов. Каролина послала запрос в Острова Селивана и Дайса, однако в городах вроде бы никаких найитт не объявлялось. Безликие тоже молчали и попыток захватить Ситару не предпринимали. Дважды залетал Адам, они с Элидой встречались, с пользой проводили время и разбегались без угрызений совести. Мэйр Винсент жил и работал в Тэнноне, так что можно сказать, все были счастливы - каждый по-своему. Ну а я старательно училась у старших волшебниц и по минимуму занимала голову размышлениями об "интрижке".
  Точно! Безликие и эти их попытки создать совершенное оружие! Вдруг они решили выпускать разработки не только на Эос, но и на Аиде? Правда, смущал меня один момент - чёрная гадина мало походила на совершенное оружие, разве что на первый, крайне неудачный образец. А если верить другу Элоди, то безликие уже довольно далеко продвинулись в своих исследованиях...
  В начале коридора послышались шум и недовольные голоса. Я торопливо выпрямилась.
  - Это дело не имеет к вам никакого отношения. - Возмущенный голос Фелис.
  - А как мы можем определить заранее, кто убийца, смертный или демон? - Тот мужчина, который меня арестовал.
  - Для этого и нужно сотрудничество между СВР и КС.
  - Ваших представителей послушать, так все убийства в городе исключительно дело рук демонов.
  - В любом случае ты не имел права арестовывать Ивонну.
  - Её обнаружили на месте преступления с руками, испачканными в крови жертвы. Что я, по-твоему, должен был сделать - извиниться и отпустить её на все четыре стороны?
  Я покосилась на свои пальцы. Как выяснилось в процессе, на полу хватало крови бездомного и, делая колесо, я ухитрилась вляпаться в одно из пятен и не заметила, что измазалась. Чудо, что я для полного счастья ещё не поскользнулась.
  - И у неё при себе не было документов, подтверждающих, что она из ваших, - раздраженно добавил мужчина и в поле моего зрения наконец появились три волшебницы и вышеупомянутый человек. Высокий, широкоплечий, с коротко подстриженными темно-каштановыми волосами и карими глазами, он азартно спорил с Фелис, пока Элоди и Энид скромно топтались позади. - У неё вообще никаких документов не было.
  Ну да. А кто берет на бой с демоном паспорт?!
  - Мог бы позвонить мне сразу, - резко бросила Фелис.
  - Предлагаешь звонить тебе всякий раз, когда мы кого-то арестовываем? Я даже не знал, что ты в городе.
  - Неужели? Ты детектив или кто?
  Я осторожно кашлянула, напоминая о себе. Диалог принимал характер личной ссоры, а присутствовать при чужом выяснение отношений мне было немного неловко, тем более, я и уйти-то не могла.
  Мужчина смерил меня предупреждающим взглядом и отпер дверь камеры. Я взяла куртку и поспешно покинула негостеприимное помещение.
  - Ты в порядке? - заботливо осведомилась Элоди.
  - Да, - кивнула я.
  - Эни примчалась к нам домой, сказала, что тебя арестовали. Кстати, Дорм, - повернулась Элоди к мужчине, - а что вы там делали?
  - Поступил анонимный звонок, - неохотно признался следователь. - Звонивший сообщил, что ночью произойдет ещё одно убийство и назвал время и место. Вы как вычислили... этого вашего демона?
  - Сузили круг до одного района и использовали поисковое заклинание, - поделилась я. Честно говоря, пуская поисковое заклятие в ход, я не особо рассчитывала на успех и несказанно удивилась, когда оно сработало, выявив место следующего убийства. Теперь столь неожиданный успех уже не выглядел таким удивительным, а наоборот, представлялся весьма подозрительным.
  - Кто-то попытался заманить тебя в ловушку и подставить, - констатировала Фелис.
  - Неясно лишь, нужна ли этому кому-то конкретно ты или маг вообще, - заметила Элоди.
  - Мэйли Ивонна, у вас есть враги, недоброжелатели? - обратился ко мне мужчина.
  Исключая бывших одноклассников, отношения с которыми не сложились, и преподавателей из других магических учебных заведений, не оценивших мой Дар, таковых у меня отродясь не водилось. Ну разве что...
  - Может, это тот безликий, что сбежал? - неуверенно предположила я.
  - Кто такие безликие? - заинтересовался следователь.
  - Ты действительно хочешь это знать? - вздохнула Фелис.
  - Она может идти? - вмешалась Элоди.
  Помедлив, детектив кивнул. Молодая женщина обняла меня за плечи и вместе с Энид мы направились к выходу. Фелис отстала, вполголоса что-то объясняя мужчине.
  - Знакомый? - уточнила я.
  - Любовь, - поправила волшебница.
  - Судя по всему, она увяла.
  - Может, и нет. В нашем мире нелегко найти не то, что свою половинку, но даже просто подходящего человека, а уж когда вы оказываетесь по разные стороны...
  - Поэтому они разошлись?
  - Там много причин было.
  За неполные три месяца я поняла, каково это - общаться с людьми, чьё прошлое куда богаче на события, чем твоё. Тайны "бурной молодости" Элиды и Брина и в подметки не годились тому, что довелось пережить Элоди и Фелис. Периодически выплывали старые знакомые, прошлые связи и давние происшествия. С загадочным другом Элоди, Джастином, я успела познакомиться лично (вполне приятный молодой человек, лапушка и красавец, хотя насчет возраста я не уверена, ибо волшебница как-то раз в шутку заметила, что столько не живут), Энид, подобно Ситаре, предпочитала гордое одиночество, а в приятелях Фелис значились сирена и некая бессмертная сущность, не вызывавшая у дикарки чрезмерного восторга. А вот теперь ещё и детектив.
  Мы вышли из участка на улицу, и я вдохнула полной грудью. Свобода! Как же она сладка! Кхе-кхе... хоть и порядком загазована.
  - Я там тоже была, - напомнила Энид. - Может, хотели подставить меня?
  - Или нас обеих, - добавила я. - Ходим-то мы вдвоём.
  - И ради этого убили троих человек, - резюмировала Элоди.
  - Думаю, это тот безликий. Он решил мне отомстить, раз уж Ситару достать не может. - Мысль меня не вдохновила.
  - Не проще ли в таком случае убить сразу тебя? - усомнилась молодая женщина. - Столько возни - демон, убийства, следователи...
  Действительно. Не настолько я важная шишка, чтобы сажать меня за решетку. По крайней мере, только из чувства мести.
  - Отвлекающий маневр? - выдвинула теорию Энид.
  - Не так уж много времени потребуется, чтобы выяснить, что Ива тут не при чем.
  - Позвоню-ка я в "Дион", - убежденно заявила я.
  - Только утра дождись плюс поправка на часовой пояс, - посоветовала Элоди.
  К счастью, в Вэйнере уже светало. Выждав для верности три часа после подтягивания солнца над горизонтом (с немалым трудом, надо признать: я вдруг начала волноваться и переживать, будто там, в далеком Тэнноне, уже могло что-то случиться), я набрала заветный номер.
  Наверное, я всё-таки промахнулась со временем, поскольку успела отслушать не меньше дюжины гудков прежде, чем трубку наконец-то сняли.
  - Алло?
  Я застыла, чувствуя, как в горле резко пересохло, язык прилип к нёбу, а сердце прибавило скорости.
  - Алло? - нетерпеливо повторил на том конце провода Александр.
  Обычно я так рано не звонила и всегда попадала на Динайру. Секретарша звала Элиду и Ниссу, переключала на другую линию и мы втроём болтали обо всём на свете. Меньше всего я ожидала услышать его голос.
  - Алло, говорите, - потребовал директор.
  Я судорожно сглотнула и резко нажала "отбой". Почему-то мне стало страшно. Нет, не из-за возможных происшествий в пансионе, а из-за необходимости говорить именно с Александром. То есть понятно, что когда-нибудь мне придется вернуться в "Дион" и неизбежно сталкиваться с директором, пока я не закончу обучение, но до сего момента перспектива видеться каждый день казалась далекой и почти нереальной.
  А я-то, наивная, надеялась, что "переболела".
  С телефоном в руке я зашла на кухню. В Вэйнере я жила с Элоди и Энид в небольшой квартире недалеко от центра. Просто и без изысков обставленное жилье предоставлялось местных Островом для приезжающих в город на задание магов. У Фелис были свои постоянные апартаменты в престижном районе, где молодая женщина обитала с сыном.
  - Дозвонилась? - спросила волшебница.
  Я покачала головой.
  - Нет.
  - Тогда перезвонишь попозже.
  Я села за стол, повертела чёрную трубку. Энид задумчиво разглядывала содержимое чашки перед собой.
  - Наверное, лучше туда съездить, - внезапно охрипшим голосом предложила я.
  - Куда? В "Дион"? Давайте съездим, - легко согласилась Элоди. - Проверим всё лично, заодно посмотрим, как там Ситара.
  - Я не поеду, - проговорила Энид.
  - Почему? - удивилась молодая женщина.
  - За последние два года я много где побывала. Я почти постоянно куда-то еду или телепортируюсь. Я устала.
  - Эни, тебя никто не неволит. Поступай, как считаешь нужным. Ива, телефон.
  Я отдала Элоди трубку, и волшебница удалилась в коридор - рассказать Фелис о наших решениях.
  Мы помолчали. Мне интересно учиться у старших волшебниц, перенимать бесценный опыт, слушать истории о давно минувших временах и байки из жизни практикующих ведьм, но девушка-единорог не стала мне ближе ни на мгновение. Сила легендарного создания текла по моим жилам, я преобразовывала и использовала её, однако сама Энид оставалась далекой, холодной и непостижимой, точно горная вершина. В бездонных синих глазах таилась печаль, происхождения которой я не знала, а девушка не могла или не хотела делиться. На первых порах я честно старалась подружиться с Энид, пока не поняла, что расшевелить её задачка потруднее, чем развеселить Ситару, и не бросила бесплодные попытки. Мы мало общались, разговаривая исключительно на тему очередного задания.
  - Тебе не страшно возвращаться? - неожиданно спросила девушка.
  - Куда? В пансион? - уточнила я. - Ну... немного.
  - А мне страшно возвращаться.
  - Возвращаться куда?
  - На родину, в свой табун.
  - А ты решила вернуться? - изумилась я.
  - Не знаю. Я сильно изменилась и дело не только в человеческой оболочке.
  Любопытно, а я изменилась? Или за три месяца люди не меняются?
  - Значит, ты останешься на Аиде?
  - Вероятно.
  Я покосилась на собеседницу. Я подозревала, что в ту памятную ночь, когда Александр меня поцеловал, Энид нас видела, потому и нарочно вспугнула мужчину посторонним звуком (причем я даже не расслышала, каким именно - веточкой там хрупнула или ещё что-то сделала). В любом случае, щекотливую поцелуйную тему девушка никогда не поднимала. Или решила, что чужие адюльтеры её не касаются?
  Дверь приоткрылась и в проеме возникла Элоди.
  - Фелис согласна. Выдвигаемся завтра в восемь утра.
  
  - - -
  
  До сокращения потраченного на дорогу времени волшебницы воспользовались телепортационным центром и из Вэйнера мы переместились прямиком в Селиван. В маленьких городах вроде Тэннона центров не было и до места нам пришлось ехать по старинке, на взятой на прокат машине. В результате до пансиона мы добрались ближе к полудню, к перерыву на обед. Створки ворот, как это часто бывало днем, были распахнуты и автомобиль беспрепятственно пересек площадку перед крыльцом. Я выскочила из салона первой, взбежала по ступенькам и толкнула входную дверь. Да-а, действительно, в "Дионе" мало что изменилось: всё тот же холл, коричневые диванчики, ведущая на второй этаж лестница, фикусы в больших горшках по углам. Дом, милый дом.
  С минуту я нерешительно топталась на пороге, не зная, то ли идти к директору, то ли потянуть время и поискать Каролину или Манфреда. Пока я мучительно размышляла над вселенской дилеммой, в холле появились Эрика и... Алан собственной персоной!
  - Ивонна, привет! - жизнерадостно поздоровался мужчина, нежно обнимая волчицу за талию.
  - Э-э... - опешила я. - Привет...
  И что он тут делает?
  - Ты не предупредила, что приедешь, - заметила девушка.
  А должна?
  - Я... э-э... - Рука Алана на талии преподавательницы травоведения притягивала взгляд не хуже магнита. - Я звонила... но не дозвонилась.
  - А-а, - понимающе откликнулась Эрика.
  - Вы что, мне не рады? - насторожилась я.
  - Что ты, рады, - поспешил разубедить меня мужчина. - Просто твой приезд... немного неожиданный.
  - Вообще-то я здесь учусь, - напомнила я.
  - А я вот из подполья вышел, - с легким смущением признался Алан.
  Я вновь посмотрела на его руку (как раз таки правую, с кольцом). Потом на руку волчицы (тоже правую и тоже с узким золотым ободком, увенчанным маленьким бриллиантом) и некультурно, по очереди, потыкала в пару пальцем.
  - Так это и есть ваша жена?!
  - Уже года три, - уточнил мужчина и чмокнул девушку в щеку. Эрика трогательно и совершенно непривычно (для меня, по крайней мере) зарделась и одарила супруга любящим взглядом.
  - Три?!!
  Значит, три месяца назад наша волчица ходила не на охоту, а на свидания к мужу.
  - Но девочки сказали, что вы... что оно... - я указала на кольцо.
  - Появилось недавно? - с мягкой полуулыбкой закончила мою мысль девушка. - Я стала носить его открыто, а раньше прятала.
  Я смутно припомнила на шее преподавательницы золотую цепочку. Судя по тому, как скромное украшение лежало на ключицах, на цепочке что-то висело, однако никто из нас ни разу не видел, что именно. Теперь ясно. Кольцо.
  - Выходит, и Адам здесь? - сообразила я.
  Алан внимательно огляделся и кивнул.
  - Только ты не распространяйся о нем, - понизив голос, предупредил мужчина. - Сама понимаешь, одно дело я и совсем другое - он.
  Правильно. Одно дело супруг сотрудницы и другое - капитан разумного межпространственного корабля. А так меньше знают - крепче спят и думы лишние голову не тревожат.
  - Родители Ниссы в столовой, - проницательно поделилась Эрика.
  - Спасибо, - поблагодарила я и поскорей двинулась по вышеуказанному адресу.
  Внешне столовая тоже не изменилась, зато при беглом осмотре выяснилось, что в помещение прибавилось народу. Нисса вскользь упоминала, что в пансионе появились ещё ученики, однако в детали не вдавалась. В принципе, новенькие в "Дионе" мало кого удивляли (только при мне из пансиона выпустилось пятеро и поступило трое, не считая Ситары), но чтобы сразу? Из новых лиц я отметила парочку катессов - девушку не старше Ниссы на вид и явно не вышедшего ростом паренька - и девушку-человека, молоденькую, черноволосую и смуглокожую.
  - Вот вам и мало что изменилось, - пробормотала я и направилась к столу, за которым сидели преподаватели.
  - Ивонна? - удивилась Каролина, сидевшая лицом к входу и потому заметившая меня первой.
  - Добрый день, - поздоровалась я с четой катессов.
  - Давно ты приехала? - обернулся к ученице Манфред.
  - Только что. Я не одна, со мной ещё Фелис и Элоди, так что не могли бы вы подтвердить их присутствие?
  - А, да-да, - кивнула Каролина и прикрыла бирюзовые глаза, сосредотачиваясь на мысленном посыле для охранного заклинания на воротах.
  - Какими судьбами? - тем временем осведомился Манфред.
  - Решила проведать второй дом, друзей, - отозвалась я. - Смотрю, у нас появились новенькие.
  Катесс через плечо покосился на свежую партию подопечных, обосновавшихся за одним столом. Что любопытно, наша честная компания, включая Ситару, обедала отдельно и на соучеников не реагировала.
  - Ну да, - вздохнул Манфред. - Лерика и Шейн приехали к нам с Сиама. Парень талантливый теоретик, но периодически его заносит и в конце концов из тамошней академии его выпер... хм, попросили. Лерика, как я понял, его подруга детства и ушла за компанию, из чувства солидарности. Черноволосую девушку зовут Харисина, но откликается она чаще на Рэй. Тоже с югов, в роду были и оборотни, и маги, Дар довольно слабый, но девушка старается.
  Ситара подняла голову, одарила меня пристальным взглядом, привлекая внимание остальных.
  - Ивонна! - радостно возопила обернувшаяся Элида и бросилась ко мне.
  Я стиснула подругу в приветственных объятиях. Спустя секунду к нам присоединилась Нисса, а Брин просто бестолково крутился рядом.
  - Ты похорошела, - отметила Нисса, отступив на шаг и критично обозрев мою фигуру.
  - Правда? - смутилась я.
  - И даже проблески Дара в глазах появились, - поддакнул Брин.
  Элида вскинула руку, намереваясь наградить катесса подзатыльником, но парень ловко увернулся.
  - Ты проездом или останешься? - спросила девушка.
  Я пожала плечами.
  - Как у вас тут дела? - перешла к причине срочного визита я. - Всё в порядке?
  - В полном, - заверила Нисса. - А должно было что-то случиться?
  - Нет. Просто спросила.
  - Идемте, - предложила Элида и поманила Ситару.
  Мы дружно высыпались в холл, подальше от удивленных и настороженных взглядов новеньких.
  - Ну и как твоя практика? - поинтересовалась Элида.
  - Нормально.
  - А они какие? - почему-то шепотом полюбопытствовала Нисса.
  - Кто?
  - Фелисити и Элодия.
  - Нормальные.
  - Ясно, - по-своему расценил "разнообразие" моих ответов Брин. - Они её выперли.
  - Никто меня не выпирал! - возмутилась я.
  Входная дверь как раз открылась, пропуская волшебниц с сумками и чемоданами.
  - А где блондинка? Как её... Энид? - спросила катесса.
  - Осталась в Вэйнере.
  - Жаль, - загрустил Брин и предупредительно отодвинулся от возлюбленной, гневно сверкнувшей на кавалера желтыми глазами.
  Молодые женщины приветливо кивнули моим друзьям.
  - Где мэйр директор? - не стала ходить вокруг да около Фелис. - В прошлый раз он нам не сильно обрадовался.
  - В кабинете, наверное, контрольные проверяет, - откликнулась Элида. - Нас разделили на две группы, и преподавателей стало не хватать. Пришлось Александру тоже браться за учебники.
  - Почему? - изумилась я. - Раньше всегда хватало троих.
  - В той группе больший уклон в теорию, причем такую, которая не является профилем Каролины, - объяснила девушка. - Александр материал знает лучше, вот и взялся. Ситара ходит на его занятия.
  - И? - повернулась я к бывшей новенькой.
  - Мне нравится, - ровным тоном сообщила та.
  - По телефону вы мне об этом не рассказывали.
  - Ив, это же занятия, - передернула плечами Элида. - Неужели тебе интересно слушать поучительную историю о том, что мы сегодня проходили?
  - О новеньких вы тоже не сказали.
  - Новенькие как новенькие, - поддержала подругу Нисса. - Лерика и Шейн ходят парой, вечно шепчутся о чем-то. По-моему, кто-то ещё им просто не нужен. Рэй вообще сама по себе, а за обедом садится с Лерикой и Шейном лишь потому, что они здесь появились практически одновременно и вместе посещают занятия Александра. И, знаешь, неужели ты сама рассказывала нам абсолютно обо всём?
  Я хотела было запальчиво крикнуть "да!", но вовремя вспомнила о поцелуях на балконе и берегу Ювенты и прикусила язык.
  - Идет, - тихо констатировала Фелис.
  - Кто? - не понял Брин.
  - Директор, - просветила недогадливого катесса Ситара.
  Я заподозрила, что о моём приезде Александра предупредила Эрика, и попыталась малодушно укрыться за спинами друзей. Ближние странного маневра не оценили и, едва высокая мужская фигура вышла в холл, предательски вытолкнули меня вперед.
  - Кто приехал? - поинтересовался директор, вероятно, не сразу заметив меня за старшими волшебницами.
  - День добрый, - вежливо сообщила Фелис. - Это снова мы.
  - Вы? - искренне изумился Александр и наконец (не иначе вспомнил, что именно с этими женщинами уехала на практику некая потревожившая его покой ученица и раз нежелательные гости опять здесь, то и вышеуказанная должна быть где-то поблизости) увидел меня.
  - Сюрприз! - добавила Элида.
  Эрика его не предупредила, догадалась я. Скорее всего просто зашла и сказала, что кто-то приехал. А кто конкретно, не уточнила.
  Несколько секунд мы таращились друг на друга в надежде, что один из нас сейчас испарится, позволив второму выдохнуть с облегчением и преспокойно заняться своими делами. Естественно, чуда не произошло и нам обоим пришлось примириться с суровой реальностью.
  - Здравствуй, Ивонна, - произнес мужчина.
  - Здравствуйте, - пробормотала я.
  - Решила вернуться к теории?
  - Решила проведать друзей, - повторила мою версию Элоди. - А мы так, за компанию.
  - Да? - В брошенном на волшебницу взгляде мелькнуло недоверие. - Что ж, тогда добро пожаловать. Снова предпочтете поселиться в мужском коридоре?
  - Почему бы и нет? - не смутилась Элоди.
  - Не смею задерживать.
  Подруги расценили реплику директора как призыв к действию и потащили меня на второй этаж, в спальное крыло. Брин в порядке исключения (обычно катесса силком не загонишь на общественно-полезные дела) принес из машины мой чемодан. До конца обеда мы болтали обо всём на свете, затем друзья ушли на занятия, а я заглянула в облюбованную волшебницами комнату.
  - Значит, мы не говорим, зачем приехали? - с порога спросила я.
  - Для начала хорошо бы осмотреться, - заметила Фелис. - Мало ли, вдруг тот демон и твой арест никак не связаны с Ситарой?
  - А если связаны?
  - Тогда и будем действовать.
  В дверь постучали. Тихо, коротко, строго три раза.
  - Входи, - не поднимая головы от поставленной на кровать сумки, разрешила дикарка.
  Створка приоткрылась и в помещение проскользнула Ситара.
  - Я попросилась выйти, - пояснила девушка в ответ на мой недоуменный взгляд. - Вчера прилетел Адам и через Алана передал, что нашел какую-то информацию о маме.
  - Да? - удивилась Элоди. - Какое совпадение.
  - Он расскажет детали при личной встрече. Сегодня, в одиннадцать вечера.
  - О, ну и мы с тобой. Заодно познакомимся, коли в прошлый раз не удалось.
  - Хорошо, - кивнула Ситара и шмыгнула в коридор.
  Я тоже вышла. В пансионе стояла та жужжащая тишина, которая бывает только в учебных заведениях во время занятий. Вроде ещё пять минут назад здание гудело и шумело от распирающих его голосов, гомона, смеха и шагов (а то и громового топота - дети есть дети, да и мы порой, несмотря на солидный возраст, могли пробежаться, просто так, по делам или друг за другом) и вот все звуки словно обрубили. Но едва подходишь к кабинетам, и становится слышен певучий голос Каролины, тихая, вкрадчивая речь Эрики, четкие фразы Манфреда и иногда сбивчивые и неуверенные, иногда ясные и заученные ответы учеников. Пансион жил своей, особенной жизнью и сейчас, неспешно бродя по коридорам и сравнивая изученную в этих стенах теорию с полученной на воле практикой, я впервые поняла, какая пропасть лежит между ними. Что бы ни писали в учебниках и других умных книгам, изложенная на бумаге информация оставалась лишь отпечатанными словами. Красивыми, затейливыми, серьезными, но - словами. По-настоящему они не впечатляли, не заставляли сердце тревожно ёкать в груди и в панике забираться в пятки, как в момент, когда на тебя кидается недружелюбный демон с замашками дикого зверя. Да и мишень на ристалище не наброситься в ответ за попавшую в неё энергетическую сферу. В "Дионе" витал дух покоя, стабильности, безопасности - в общем, всего того, что обычно отсутствовало в практической деятельности. Может, именно потому "нюхавшей порох" Элиде так и нравится в пансионе. "Дион" для подруги стал убежищем, тихой бухтой, где можно укрыться от жизненных невзгод.
  Я спустилась в холл, обошла помещение кругом, рассматривая мелкие детали. Внезапно почти три месяца практики сослужили неплохую службу: я различила негромкие шаги раньше, чем их хозяин возник у меня за спиной. Дальше оказалось интересней - сама не зная зачем, но инстинктивно опасаясь столкнуться с Александром без свидетелей, я нырнула за ближайшую пальму в большой кадке и присела. К счастью, в холле всего-навсего появилась Рэй. Бегом пересекла помещение и скрылась в другом крыле. Ну вот, не зря я с волшебницами поехала. Теперь буду от малейшего подозрительного звука вполне профессионально прятаться, избегая встречи с директором. Авось повезет, и в том же духе я дотяну до конца обучения...
  Размышляя о своей незавидной участи, я хотела было выпрямиться, но тут легкие шаги зазвучали вновь. Вздрогнув, я опустилась на пол, однако куда менее аккуратно. Равновесия не удержала и завалилась прямо на горшок. Кадка выстояла, зато пальма затряслась, будто в агонии, что неизбежно привлекло внимание спешившей по обратному маршруту Рэй. Девушка замерла, настороженно уставившись на печально качающее длинными узкими листьями растение. Я притихла, надеясь, что Рэй сочтет происходящее результатом сквозняка или, на худой конец, полтергейста. Трудно объяснить незнакомому человеку, что я делаю за горшком в углу.
  Удаляющиеся шаги. Уф-ф, кажется, пронесло. Я на четвереньках выползла из-за кадки, встала и отряхнула джинсы. Подняла голову и... чуть не заорала, причем вряд ли в приличной форме.
  Скрестив руки на груди и ехидно улыбаясь, девушка стояла прямо передо мной.
  - Меня не обманешь, - не без самодовольства поделилась Рэй и коснулась своего носа.
  Вроде Манфред что-то говорил об оборотнях в роду новенькой. Я тоже улыбнулась, правда, на редкость вымученно.
  - Ты Ивонна? - уточнила девушка. - Наслышана.
  - А ты Рэй, - в тон ей парировала я. - Приятно познакомиться.
  - Взаимно. Что ты там делала?
  - Тебя хотела напугать, - соврала я. - Как видишь, не вышло.
  - А-а, - протянула девушка. - Меня трудно напугать.
  - Буду иметь в виду.
  - Я пойду. Меня на занятии ждут. - Рэй развернулась и удалилась, дорогой пару раз покосившись на меня через плечо. В карих глазах без помощи телепатии читалось: "Что за детский сад?". А мне оставалось только мысленно себя покусать за глупость. До недавнего времени у нас было три группы - наша, самая многочисленная и взрослая, и две помладше. Теперь четыре и если Александр тоже решил заняться посевом зерен ценных знаний в юных умах, то, соответственно, мужчина в данный момент находится в одном из кабинетов и корпеет над сей непростой задачей. И шансы столкнуться с директором в это время в холле близки к нулю.
  Да-а, недостаток сообразительности не восполнит никакая практика.
  
  - - -
  
  - И как тебе дома?
  Я задумчиво глянула на звездное небо. По вечерам в этой части Первого материка уже становилось довольно прохладно и я предусмотрительно надела куртку, сейчас зябко в неё кутаясь.
  - Я надеялась, что возвращение в родные пенаты... э-э...
  - Состоится попозже? - понимающе закончила мою мысль Фелис.
  - Ну да, что-то вроде того.
  Странно, но такие ощущения не посещали, когда я возвращалась к родителям и брату. Там ДОМ, там меня ждут, там мне рады. А в "Дионе" хорошо, друзья, знакомые стены, преподаватели и в то же время словно всё и все успели отдалиться, отвыкнуть от меня. Элида и Нисса мои лучшие подруги и, хочется верить, останутся ими навсегда, но другие...
  - Жизнь не стоит на месте, - заметила дикарка. - Люди продолжают жить, даже когда умирает кто-то близкий.
  - Это понятно, - согласилась я. - Просто...
  Просто что? Или (к чему пускать пыль себе в глаза?) я рассчитывала на проявление большей радости со стороны Александра? Наоборот же, прекрасно, что мужчина наладил отношения с женой. Мне бы тоже не повредило последовать директорскому примеру и наладить, то бишь начать с кем-то отношения. Желательно своего возраста и неженатого. Есть Шейн... правда, он тощий и ростом ниже меня, хотя я вовсе не модель. Будет мне в грудь сопеть... Я представила катесса, уткнувшегося носом мне в декольте и что-то радостно хрюкающего из этого района, и содрогнулась. Так и до кошмаров по ночам недалеко!
  На дороге появилась машина. Как вкратце рассказала Ситара, после моего отъезда первым делом восстановили защиту со стороны озера, дабы больше никто не мог беспрепятственно приблизиться к пансиону. Поэтому ныне Адам пользовался услугами автомобиля, назначив встречу подальше от "Диона", на опушке леса.
  Знакомый чёрный внедорожник подъехал к условленному месту, остановился и из салона вышел Адам. Подозрительно прищурившись, оглядел нас в свете фар и неожиданно выдал:
  - Сегодня чудесная погода, не правда ли?
  - Что?! - вполне справедливо изумилась Элоди.
  - А вы должны ответить "да, погода чудесная, но вечером возможен дождь", - попытался внести ясность мужчина.
  - При чем здесь погода? - явно не вникла Фелис.
  - Что вы, фильмы про шпионов не смотрите? - расстроился Адам. - Это пароль.
  - Я поняла, - отозвалась Ситара. - Кодовая фраза.
  - Я знаю, что такое пароль, - огрызнулась Элоди. - Только о нем никто не предупредил.
  - Мы и не договаривались, - невозмутимо пояснила девушка.
  - Скучные вы, - констатировал мужчина. - Кто из вас кто?
  - Я Фелис, это Элоди.
  - Что ты узнал о моей маме? - перешла к главному Ситара.
  - Немного, - посерьезнел Адам. - И я даже не уверен, что речь идет именно о твоей матери. Пару недель назад появился слух, что некая найитта якобы создала портал между мирами да такой, что закрылся он не сразу. Туда кто-то успел провалиться прежде, чем дыра исчезла. Видимо, это была не настолько важная шишка, потому что местным магам о происшествии не доложили. Тем не менее нашлись заинтересованные люди, которые вычислили приблизительные координаты мира, куда портал вел.
  - Где это произошло? - отрывисто спросила девушка.
  - По слухам, то ли в Дайсе, то ли вообще в пригороде Веры.
  - Когда?
  - Говорят, месяц-два назад...
  - Можешь достать эти координаты?
  - Могу, - внезапно улыбнулся мужчина. - И достал. Алан и Перл посовещались и пришли к выводу, что это один из Дальних миров.
  - Каких миров? - уточнила Элоди.
  - Так бродяги называют мало изученные, только изредка пересекающиеся с нашим миры.
  - И сколько таких? - полюбопытствовала Фелис.
  Адам пожал плечами.
  - Кто знает. Зато, по крайней мере, мы не одиноки во Вселенной.
  - Иногда мне кажется, что у нас не Вселенная, а проходной двор, - хмыкнула дикарка.
  - Что ты будешь делать? - повернулась я к Ситаре. - Ведь неизвестно наверняка, была ли это твоя мама или другая найитта...
  - Или вообще найитта, - поддакнул мужчина.
  - Мама рассказывала о порталах, - проговорила девушка. - Она много о них знает, в том числе как их создать.
  - Собственно, так я с Гелеаной и познакомилась, - добавила Фелис. - Она попала в беду и, пытаясь спастись, открыла портал, через который я с коллегами угодила в прошлое.
  - Переходы никогда не были её сильной стороной, - отметила Ситара.
  - С ними легко ошибиться, - поддержала Элоди. - Представьте, сколько сил и времени уходит на создание индивидуального портала внутри мира, а уж пробить дыру в другой! Поэтому мы и пользуемся телепортцентрами.
  - Я всё равно пойду.
  - Как?
  Девушка пристально посмотрела на Адама.
  - Пожалуйста.
  - Конечно. Не вопрос, - согласился мужчина.
  - Что? - встрепенулась я.
  - Даже если у мамы возникали проблемы с межпространственными порталами, то я не справлюсь тем более, - объяснила Ситара. - Но я могу полететь.
  - На "Джевеллин"?
  - А почему нет? Мне тоже интересно взглянуть на этот мир, - парировал Адам.
  - А если вы там застрянете? - озаботилась я.
  - Главное - найти маму, - непререкаемо произнесла девушка. - Папа поймет.
  - Думаю, мэйру Винсенту будет спокойнее, если ты отправишься туда не одна, - заявила Фелис, бросив быстрый взгляд на коллегу.
  - Э-э, и я с вами! - загорелась я, догадавшись, о чем идет речь.
  Другой мир! Не Аида, не более-менее известная по книгам и географическим журналам Эос, не часто поминаемый всуе Нижний мир, а именно другой! И я смогу увидеть его своими глазами!
  - Вы уверены? - обратилась к нам Ситара. - Ивонна сама сказала, мы можем там застрять, а у вас на Аиде семьи, дети.
  - Магическая этика предполагает, что ты в ответе за того, кого взял под свою опеку, - улыбнулась дикарка. - Куда бы его при этом ни понесло.
  - Прекрасно, леди, - оживился мужчина. - Отлет в семь утра и просьба не опаздывать. Если кто задержится, возвращаться не будем. А теперь по коням.
  Адам нырнул во внедорожник, мы сели в наш прокатный автомобиль и разъехались каждый в свою сторону. Добравшись до пансиона, оставили машину за запертыми воротами и разбрелись по комнатам. Несмотря на очередной ранний подъем, заснуть сразу не удалось. Что там, в этом загадочном мире? Похож ли он на наш или же на те, которые описываются в приключенческих романах? А может, это вообще нечто фантастическое, как в кино? От предположений захватывало дух и немного подводило живот. Я не на практику собираюсь, я вознамерилась посетить иную планету! В результате, предаваясь размышлениям и строя версии одна причудливей другой, я и сама не заметила, как подкравшийся сон сморил мой перевозбужденный предвкушением ум.
  По старой привычке, так и не изгладившейся за время практики, проснулась я рано. Повалялась, прислушиваясь к тишине в коридоре и утренним трелям птиц, затем вылезла из-под теплого одеяла и решительно достала купальник. Надо поплавать в Ювенте - на посошок, так сказать, а то кто знает, когда я вернусь в "Дион"? На цыпочках, стараясь не разбудить мирно посапывающую Элиду, выскочила из комнаты, спустилась на первый этаж и через заднюю дверь покинула здание. На причал я не пошла, обогнув пансион с другой стороны и выйдя к озеру за его тылом. Повесила полотенце на кустик, глубоко вдохнула бодрящий, наполняющийся радостью пробуждения воздух (действительно свежий, а не загазованный как в центре Вэйнера) и шмыгнула с бережка в воду. Э-эхх! Ух-х... Холодные ночи давали о себе знать, основательно остужая прогревающуюся за день Ювенту. Впрочем, мерзла я только первые минуты, а потом, разогревшись и привыкнув, уверенно погребла прочь от берега.
  Всё-таки хорошо дома. Вода ласково обнимает за плечи и поддерживает, словно любящая мать или верный друг. Солнце поднимается из-за деревьев, весело подмигивая из небесной дали. Птички поют. И никакого шума, гула вечно заполненных машинами дорог, грохота от стройки или ремонта в соседней квартире. Будто уже в иное измерение попадаешь.
  Я остановилась, перевернулась на спину, любуясь бездонной голубизной. Не знаю, сколько времени я лениво дрейфовала по озерной глади, медитативно созерцая небо, но в какой-то момент состояние блаженного покоя разорвал негромкий плеск поблизости. Я мгновенно встрепенулась, огляделась. От пансиона плыл человек, быстро, четко, точно задавшись благородной целью пересечь Ювенту в этой части от берега до берега. На всякий случай я отгребла в сторону, всмотрелась в темноволосую голову над водой. Кто-то из наших, но вот кто, исключая, естественно, катессов (уши достаточно приметная деталь, позволяющая не путать представителей одной расы с другой)?
  Человек неумолимо приближался, и сердце тревожно ёкнуло в груди. Надо было нырнуть и отплыть подальше, авось пронесло бы... да только теперь поздно.
  Пловец замер, глядя на меня с не меньшим изумлением, чем вчера.
  - Доброе утро, - выдавила я.
  - Я думал, ты плаваешь с той стороны, - вместо ответного приветствия выдал Александр.
  - Раньше плавала, - согласилась я.
  - Что изменилось?
  Я неопределенно передернула плечами.
  - Просто не хотелось.
  На этом исчерпывающем диалоге обмен любезностями закончился, и мы замолчали, солидарно избегая прямых взглядов.
  - Ивонна, возможно, тебе могло показаться, что я не рад твоему возвращению, - наконец попытался "родить" мужчина. - Это не так. Я рад, что ты вернулась. Ольвин полагала, что если ты и вернешься, то лишь за документами.
  Какое интересное мнение у нашей целительницы. Кто-то ещё его придерживался?
  - Я бы всё равно вернулась. Мне ведь надо... закончить обучение.
  Отличный предлог. Хотя, конечно, не совсем предлог - так и есть, я только надеялась, что случится сие событие не скоро.
  - Ты уверена, что оно тебе ещё нужно? - внезапно огорошил меня Александр.
  Как это - не нужно? Или мне теперь до конца дней своих чуть что искать готового поделиться силой мага либо обвешаться накопителями на манер юльского дерева? Веселенькая перспективка, ничего не скажешь!
  - В смысле? - потребовала уточнений я.
  - Ты же справлялась на практике.
  - У меня была Энид, - призналась я. - Мы взаимно дополняли друг друга как... тогда.
  Напоминание оказалось неуместно, ибо мужчина заметно смутился. Неужели тогда он всё-таки меня "читал"?! Пора топиться, можно прямо здесь и сейчас.
  Новая пауза. Словно хочешь спросить у собеседника о чем-то жизненно важном для себя, но стесняешься, а оппонент не торопиться пойти тебе навстречу.
  Устав от напряженного молчания и барахтанья на одном месте (как в прямом, так и в переносном смысле), я поплыла обратно к берегу. До мелководья оставалось не больше десятка метров, когда плеск позади возвестил, что директор решился-таки пойти навстречу.
  - Ивонна!
  Я остановилась, развернулась лицом к Александру.
  - Ты меня избегаешь?
  - Да, - не стала отрицать очевидного я.
  Мужчина был близко. Даже чересчур. В случаях чрезмерного возбуждения обычно рекомендуют принять холодный душ. Прохладные с утра воды озера совершенно не способствовали остужению. Моему так точно. И всем телом, каждой клеточкой кожи я ощущала, что Александра тоже. Воздух между нами, казалось, нагрелся вместе с Ювентой. Я ждала, мечтала, надеялась, верила...
  - Ивонна? - донесся с берега девичий голос.
  
  
  
  Глава 2
  
  Первая суматошная мысль - ЗАСТУКАЛИ!
  Во второй проскочило облегчение - хвала богам, не будет очередной ошибки, которую потом неизвестно как расхлебывать.
  Третья немедленно заинтересовалась личностью внепланового свидетеля. Спешно сдав назад и тем самым увеличив расстояние между собой и Александром, я оглянулась и увидела Ситару. Девушка стояла на берегу, одетая в длинный ситцевый сарафан, делавшим свою владелицу похожей на обычную среднестатистическую студентку, и только непроницаемое выражение неподвижного лица хуже всяких когтей портило общую картину.
  - Привет! - обрадовалась я.
  - Время, - напомнила Ситара.
  - А-а, уже бегу. - Я торопливо выбралась на берег, схватила полотенце и двинулась к пансиону.
  - Я помешала? - уточнила девушка.
  - Нет, наоборот. Ты как раз вовремя.
  - Но мне показалось... - начала девушка и тут же оборвала себя. - Ладно.
  Мы вернулись в "Дион" и я помчалась закидывать обратно в чемодан толком не разобранные вещи. Только проснувшаяся Элида удивленно наблюдала за моими хаотичными сборами.
  - Уже уезжаешь? - наконец поинтересовалась подруга.
  - Я лечу с Адамом и Ситарой на поиски её матери, - призналась я.
  - Ого! - усмехнулась девушка. - И тебе не страшно куда-то лететь на этой посудине?
  - Но Адам с командой как-то летают.
  - Летают. И что ни месяц у них ремонт.
  - Главное, чтобы в воздухе не развалился, - легкомысленно заявила я, честно стараясь не воображать рассыпающийся на куски корабль где-нибудь над облаками.
  - Или вообще в космосе, - поддакнула Элида.
  - Тьфу на тебя!
  - Моё дело предупредить.
  - А ты с нами не хочешь? - неожиданно спохватилась я.
  - Не-е, увольте! Пока корабль находится на земле, ещё куда ни шло, но когда он высоко-высоко...
  Я немного суетливо попрощалась с подругой и потащила чемодан и сумку на выход. Однако в холле меня поджидал сюрприз в лице нашего глубокоуважаемого директора, стратегически преградившего путь к двери.
  - Ты куда-то собралась?
  - Да.
  - Куда?
  - На практику. - А что? Честно-честно!
  - Вместе с Ситарой?
  - Вместе веселее.
  - Странно, что ты Элиду для компании не позвала.
  - Позвала. Но она не захотела. - Вероятно, подруга предпочитала держаться подальше не только от "Джевеллин", но и от Перл.
  - Я не разрешал Ситаре покидать пансион, - отчеканил Александр.
  - Это касается её мамы, - решила я открыть часть правды.
  - Тем более.
  - Вам её всё равно не остановить. И если уж на то пошло, то и меня тоже. Что вы вообще от меня хотите? Ещё недавно вы не возражали против моего отъезда с тремя малознакомыми женщинами, потому что боялись стать похожим на отца, боялись поддаться внезапно взыгравшим чувствам или гормонам, уж не знаю, что именно в вас там проснулось, а теперь то встречаете с таким безмерно радостным лицом, что впору разворачиваться и уезжать обратно, то бегаете следом в попытках выяснить непонятно что. - Чем больше я говорила, тем сильнее рвалась наружу обида. Действительно, что он себе вообразил? Ладно я, молодая, неопытная, но Александр-то уже не в том возрасте, когда идут на поводу у страстей. - Вы женаты и я прекрасно об этом помню. Более того, мне нравится Алисса, я её уважаю. И мне казалось, что вы восстановили с ней отношения. Зачем тогда всё разрушать и лишний раз тревожить себя, меня и её?
  Столь пылкого монолога мужчина явно не ожидал. А может, он не думал, что я рискну заговорить о произошедшем вслух. Легко обходить опасную тему, когда собеседники игнорируют её по обоюдному негласному желанию. Однако мне надоело отмалчиваться (или перспектива путешествия в другой мир развязала мне язык - кто знает, когда мы увидимся вновь и увидимся ли вообще?).
  Во дворе посигналила машина.
  - Уйдите, меня ждут, - бросила я и позволила себе (о ужас! Шок! Кошмар!) довольно грубо (ну, настолько грубо, насколько возможно при моей скромной комплекции) оттолкнуть Александра с дороги.
  Директор не сопротивлялся и послушно подвинулся. Я вышла из пансиона, погрузила чемодан и сумку в багажник и села назад. Волшебницы переглянулись, но ни о чем не спросили.
  Не знаю, как далеко мы успели уехать. Отвернувшись от сидящей рядом Ситары, я с преувеличенным вниманием смотрела в окно, но ничего толком не видела. В горле будто застрял вязкий, душащий ком, глаза щипало. Поморгала, повыше подняла голову, стараясь не расплакаться. Тайный поклонник, нижники его побери. Самому спокойно не живется и другим не дает!
  - Кажется, за нами хвост, - внезапно сообщила Элоди.
  - Что? - встрепенулась Ситара и обернулась. - О.
  - Что это значит? - не поняла молодая женщина.
  - Это машина директора.
  Смысл последней фразы дошел до меня не сразу. Что она сказала? Директора?!
  Я тоже оглянулась. Действительно, хорошо известный ученикам "Диона" чёрный легковой автомобиль, подскакивая на ухабистой проселочной дороге, ехал следом за нами, выдерживая почтительную, однако совершенно бесполезную в отсутствие других машин дистанцию. И так ясно, что не на прогулку, удивительным образом совпавшую с нашим маршрутом, собрался!
  - Что делать? - буднично поинтересовалась Фелис.
  - Времени мало, - отозвалась Ситара.
  - Пусть едет, - отмахнулась Элоди. - Не устраивать же здесь гонки с препятствиями.
  Я съёжилась на сиденье, чувствуя вину за внеплановый "хвост". Не стоило закатывать сцены непосредственно перед отъездом, иногда Александр бывает на редкость упрям и если уж решил с чем-то разобраться, то пойдет до конца, каким бы тот ни оказался.
  "Джевеллин" дожидалась нас в той же бухте, что и три месяца назад. В задней части зиял чёрный провал открытого люка, из которого на берег тянулся широкий трап. В стороне, под деревьями, ворковали, слившись в нежном объятии, Эрика и Алан - волчица обещала отогнать прокатную машину обратно (ведь неизвестно, сколько времени уйдет на поиски найитты в другом мире).
  - Опаздываете, - констатировал Адам, неторопливо, с предельно умным видом прохаживавшийся вдоль корабля.
  - Три минуты седьмого, - сверившись с часами, заметила Элоди.
  - И что? Маги обязаны быть пунктуальными.
  - Где это написано?
  - Не обращайте на него внимания, - посоветовала Эрика. - Он просто вас дразнит.
  - Как это на меня можно не обращать внимания? - обиженным ребенком возмутился Адам.
  Волчица адресовала капитану снисходительную полуулыбку.
  Я спешно выгребла из багажника свои вещи и, закинув сумку на плечо, потащила чемодан к трапу. К сожалению, маленькие колёсики не предназначались для передвижения по заросшей травой поляне, и потому на полпути чемодан увяз, то ли зацепившись за что-то, то ли угодив в ямку. Я дернула ручку раз, другой. Да что это за невезение такое?!
  - Давай помогу, - сжалился Алан.
  Пока мужчина возился с плененным колёсиком, на берег выехала вторая машина. Волшебницы и Ситара как раз успели быстро и уверенно разобрать сумки и скрыться в недрах люка, предоставив мне возможность самой отдуваться за собственные идиотские ошибки. Впрочем, в первую минуту Александра меньше всего волновала обнаглевшая ученица.
  - Мой начальник, мэйр Александр Дион, - на всякий случай представила директора Эрика.
  В отличие от волчицы, не выказавшей ни малейшего удивления от явления начальства народу, мужчины изумились. В основном, подозреваю, неприятно. Настороженно косясь на "гостя", Алан рывком вытащил колёсико из ямки. Эрика встала рядом с супругом, подчеркивая, кто есть кто и с кем. Я кивком поблагодарила Алана и предприняла попытку донести чемодан в руках.
  - Рад знакомству, - пробормотал Адам, в два шага догнал меня, забрал ношу и махнул рукой. - По коням.
  Супруги обменялись любящими взглядами и прощальными поцелуями и разошлись: Эрика к прокатному автомобилю, Алан на корабль. Избавленная от лишнего груза, я торопливо засеменила к трапу.
  - Ивонна! - толкнулся в спину настойчивый оклик Александра.
  Мы поднялись на борт, позади заскрипел, закрываясь, люк. Усилием воли заставив себя не оборачиваться, я следовала за Адамом, погрузившись в хитросплетение узких коридоров. Мужчина практически сразу нашел волшебниц, с вполне естественным сомнением обозревающих будущее место обитания.
  - У вас двери не автоматические, - пожаловалась Элоди.
  - Они никогда ими и не были, - признался Адам и добавил, многозначительно дернув бровями: - Ретро.
  При ближайшем рассмотрении выяснилось, что серая створка просто вдвигается в стену - разумеется, исключительно вручную, - открывая тесное помещение без окон, оборудованное двумя кроватями и откидным столиком между ними.
  - Богиня, - охнула Фелис.
  - Да-а, с "Лессандрой" не сравнить, - протянула Элоди.
  - С "Лессандрой"? - повторил мужчина. - С той самой "Лессандрой"?
  - Именно с ней, - подтвердила волшебница.
  - Там были большие каюты с отдельной ванной, просторные коридоры, питание три раза в день... - со вздохом перечислила дикарка.
  - И культурный капитан, - поддакнула Элоди.
  - Вы летали на "Лессандре"?! - опешил Адам.
  - Летали. В другой жизни, - отозвалась Фелис.
  Я заглянула в соседнюю каюту. Ситара привычно обустраивалась на новом (или, вернее, для неё на знакомом старом) месте, загоняя сумку в ящик под кроватью.
  - Ты здесь жила в прошлый раз? - уточнила я.
  - Да.
  - Не против, если я к тебе... присоседюсь?
  - Нет. - Девушка закрыла ящик и выпрямилась. - Лучше держись за что-нибудь.
  - Зачем?
  - Взлетаем.
  Что можно сказать о взлете? Поначалу ничего страшного не происходило, где-то в глубине "Джевеллин" возникло характерное урчание мотора. Оно продолжалось минут несколько, а затем корабль резко тряхнуло. Настороженно прислушиваясь к звукам, последовать доброму совету я не успела и кулем повалилась на кровать. "Джевеллин" натужно содрогалась, стены и пол вибрировали, в рокоте мотора появились какие-то подозрительные хрипы.
  - Уважаемые пассажиры, - раздался над дверью голос Алан, - ничего криминального не происходит. Прошу успокоиться, не нервничать и занять свои места. Пристегните ремни безопасности и не покидайте свои кресла до сигнала пилота.
  Я вцепилась в край постели, опасаясь скатиться с узкого ложа. Ситара сидела на выбранной кровати, сохраняя завидное равнодушие.
  - Так... всегда? - выдавила я.
  - Да.
  - И надолго?
  - Пока не наберем высоту.
  Я стиснула зубы. На искомый процесс ушло ещё минут пять, хотя болтающемуся под ребрами желудку показалось, что не меньше года. Наконец корабль снова тряхнуло и всё затихло, остался только приглушенный рокот. Не веря столь скорому избавлению, я нерешительно села.
  - Би-ип! - вновь зазвучал голос Алана. - Теперь можете отстегнуть ремни и даже сходить в туалет.
  - Своевременный совет, - пробормотала я и на плохо гнущихся ногах выползла из каюты.
  Из соседнего помещения вышли волшебницы. Выглядели молодые женщины довольно-таки бодро, разве что Элоди была слегка бледновата.
  - Дайте угадаю. "Лессандра" взлетала по-другому, - отметила я.
  - Во время переходов её тоже трясло, хотя и не так сильно, - пояснила Фелис.
  Ситара проводила нас на мостик. За иллюминатором плыли белые облака, на мониторах мелькали непонятные мне значки и схемы.
  - Как самочувствие? - заботливо поинтересовался Алан.
  - Жить буду, - заверила я.
  - Новички, - фыркнула Танна, не отрываясь от экрана.
  - Сейчас поднимемся повыше и попробуем создать портал, - сообщил Алан. - Перл?
  - Готова, - прошелестело невидимое сердце корабля.
  - Координаты введены, - добавила катесса и через плечо покосилась на капитана. - Уверен? Мне эта затея не нравится. Не обижайся, Ситара.
  Девушка качнула головой.
  - Если уж мы на что-то подрядились, то должны дойти до конца, - задумчиво изрек Адам.
  - И на что вы подрядились, позвольте спросить?
  Фелис прошипела сквозь зубы нечто неразборчивое, но вряд ли цензурное и круто обернулась - вместе со всеми, кроме Ситары и сосредоточенно водящего руками над шаром Алана. А мне и оглядываться не пришлось, только захотелось забиться под ближайшее кресло и надеяться, что там меня никто не найдет.
  - Какого демона вы здесь делаете?! - накинулась на директора дикарка.
  - Я думал, он остался на земле, - поделился вполне закономерным недоумением Адам.
  - А это ещё кто? - возмутилась Танна. - Очередной пассажир?
  - Скорее очередной заяц, - поправил катессу капитан.
  - Не слишком ли их много?
  - Его никто не звал, - попытался оправдаться Адам.
  - Так давайте выкинем его, у нас тут не круизный лайнер.
  - Можете попробовать, - негромко и почти миролюбиво разрешил Александр, однако нарочито небрежные и спокойные нотки меня не обманули, живо напомнив, что наш уважаемый директор вообще-то маг-практик, а не теоретик.
  - Хотите рискнуть здоровьем? - не впечатлилась Фелис.
  - Ну если вы настаиваете, - с ледяной любезностью парировал Александр.
  - Три, - в пустоту произнес Алан.
  - Нет, а пролез-то он сюда как? - озадачилась Танна.
  - Через люк, - безучастно поделилась Ситара и ухватилась за спинку кресла капитана. - Он медленно поднимается.
  - И ты не догадался подождать, пока он закроется полностью? - взвизгнула катесса.
  - Два.
  Я рискнула-таки обернуться. Одет мужчина был так же, как и во время нашего разговора в холле "Диона", из чего я сделала вывод, что директор выскочил следом за мной и, видя, что мы уезжаем, сел в свою машину, дабы выяснить, куда это нас понесло. Но зачем он полез на "Джевеллин"?!
  - Да откуда ж мне было знать, что этот мужик решит изобразить из себя горного козла?
  - И всё ради безопасности учениц, - хмыкнула Элоди.
  - Но дело-то не только в безопасности учениц, - проницательно заметила дикарка.
  - Если хотите что-то мне сказать, мэйли Фелисити, говорите прямо.
  "А ты готова?" - легким теплым ветерком пронеслась сквозь меня неожиданная мысль Перл.
  - Один!
  Я бросила случайный взгляд в иллюминатор и обмерла, увидев огромную, пылающую белым светом дыру портала. Собственно, переход для корабля ничем не отличался от более традиционных собратьев для перемещения нескольких людей. Ничем... кроме размера. И "Джевеллин" стремительно приближалась к нему. Свет затопил всё окружающее пространство, проникая, казалось, даже сквозь стены. Корабль, только что двигавшийся мягко и неощутимо, внезапно снова затрясло, словно деревце в ураган. Меня швырнуло назад, ровнехонько на Александра, удержавшего непутевую ученицу в вертикальном положении. Белое сияние било по глазам, "Джевеллин" вздрагивала каждой переборкой и чем-то там ещё (не сильна я в специальных корабельных терминах...), Танна ругалась. Желудок теперь подобрался к самому горлу, сердце оглушительно стучало.
  - Что-то долго, - прорвался голос Фелис.
  - Пока нормально, - неуверенно "родил" Адам.
  Это нормально? Нормально?! Да меня сейчас просто вывернет наизнанку, будто платье! Хорошо я хотя бы не позавтракала...
  В какой-то момент мне начало казаться, что "Джевеллин" трясет сильнее, если такое вообще возможно. Или это у меня внутренности так переболтались? Не удивлюсь, если потом обнаружу печень где-нибудь в районе коленки...
  - А вот теперь что-то долго, - пришел к не менее неутешительному выводу капитан. - Эй, Алан, всё в порядке?
  - Не знаю... - после паузы откликнулся тот. - Что-то... не так. Выходные координаты...
  Корабль в который раз содрогнулся и меня припечатало к спинке кресла, вроде бы центрального, где сидел Алан. Сзади навалилось довольно весомое мужское тело, добавив незабываемых ощущений (разумеется, далеких от эротических и вообще приятных, ибо спинка оказалась жесткой, а тело лишь сильнее меня в неё вдавило). Свет исчез, и на смену ему явилось нечто яркое, полыхнувшее огнем.
  - Вашу мать!! - выдала катесса.
  Алан вцепился в шар обеими руками, словно сие нехитрое действие могло помочь.
  - Что происходит? - задался важным вопросом Александр.
  - Как что - мы падаем! - выкрикнул Адам.
  Я вспомнила зловещее предсказание Элиды и на всякий случай обреченно зажмурилась.
  - Ну же, хорошая моя, дорогая, ты сможешь, ты сумеешь, - нежно забормотал капитан.
  По фантастическим фильмам я примерно представляла, как оно выглядит со стороны - корабль на неимоверной скорости несется к земле. Судя по тому, что время идет, а мы ещё живы, высота немаленькая. Тем хуже для нас. После удара о землю от горстки горе путешественников мало что останется для опознания. Если вообще останется.
  - Ты сможешь, я знаю. Я верю в тебя.
  - Ребята, держитесь, посадка будет жесткой, - поразительно жизнерадостно возвестил Алан.
  Разве мы собираемся садиться?!
  Меня практически впечатало в несчастную спинку так, что я заподозрила себя в полном слиянии с данной частью кресла. Руки Александра поддерживали меня, не давая завалиться вбок.
  - Милая, ты сможешь, сможешь...
  Удар. Силу инерции трудно преодолеть и нас обоих бросило назад, к входу на мостик. На ногах не устоял ни мужчина, ни я, а мне к тому же повезло вдвойне: выпав из надежных рук, я приложилась затылком обо что-то твердое, и на мгновение творящийся вокруг хаос благополучно канул в непроницаемую черноту. Может, оно и к лучшему - в первую секунду всех расшвыряло по мостику и сколько раз ещё перетряхнуло как огурцы во взбалтываемой банке неизвестно.
  Очнулась я под противное пиканье, смутно напоминающее автомобильную сигнализацию. Голова болела, всё остальное тоже. Кто-то легко коснулся моей шеи, потом мягко похлопал по щеке. Я протестующе замычала. Нечего руки распускать, и так собственное тело ощущается набором ничем не скрепленных костей и органов.
  - Ива?
  Александр.
  Я открыла глаза. Лицо директора различалось с некоторым трудом, пиканье не стихало, а в стороне раздражающей белой вспышкой искрил отвалившийся откуда-то кабель.
  - А... А... Алекс? - прохрипела я, не сразу сообразив, с кем и как разговариваю.
  Мужчина облегченно улыбнулся и помог мне сесть.
  - Бывало и хуже... - донеслось бормотание Адама. - Но реже. Эй, все живы?
  - Можно я отвечу на этот вопрос попозже? - откликнулась Элоди.
  При беглом осмотре выяснилось, что все более-менее живы и почти не пострадали, не считая, естественно, синяков, ушибов, ссадин и головокружения.
  - Пора устанавливать ремни безопасности, - посетовала Танна, выбираясь из-под своего кресла.
  Алан получил приличную шишку, ударившись лбом о шар, который, как ни странно, даже не скатился с подставки. Я приложилась о входной проем, к счастью, отделавшись ушибом, а не чем похуже.
  - Мы приземлились? - задала мучивший и меня вопрос Элоди.
  - Сели, - подтвердил Алан, щупая лоб.
  - Где? - потребовала уточнений Фелис.
  По мониторам серой волной гуляли помехи, катесса потянулась к приборной доске и тут же отдернула руку от полыхнувших искрами кнопок. За иллюминатором расстилалась каменистая пустошь.
  - На Аиду непохоже, - заметила дикарка.
  - Надеюсь, это не тот мир, о котором я думаю, - настороженно проговорил Адам и вдруг обеспокоенно позвал: - Перл? Перл! Алан, как она?
  - Не знаю. - Алан оторвался от исследования пострадавшей части лица и коснулся шара. - Не откликается... и...
  - Что - и? - перебил капитан.
  - Я её не чувствую. Вообще.
  Адам выскочил с мостика, и мы последовали за ним. До помещения со сферой мужчина добрался первым и застыл в дверях, преграждая нам путь.
  - Что там? - Я попробовала подпрыгнуть, однако голова немедленно запротестовала, так что пришлось ограничиться подтягиванием на цыпочках.
  - Смерть, - произнесла Ситара.
  Смерть? Но разве можно убить живой корабль, если только не разобрать его на запчасти? Ведь, несмотря на тут и там торчащие провода, оголенные кабеля и общую потрепанность, "Джевеллин" не выглядит грудой мертвого металлолома.
  Фелис решительно протолкалась мимо капитана в помещение, и мы с Элоди проскользнули за молодой женщиной.
  Пороги на корабле сантиметра три в высоту и, перешагнув через него, я ступила в белесую жидкость, затопившую весь пол и кровью сочившуюся из нижней половины сферы. Верхняя часть была разбита, крупные осколки валялись повсюду, хищно заостренными рифами торчали из жидкости. Дикарка приблизилась к останкам сферы, присела. Внезапно я увидела среди залитых кусков тонкое, хрупкое тело, оплетенное влажно блестевшими чёрными змеями. Фелис осторожно перевернула тело и я вздрогнула. Передо мной лежала Перл.
  
  - - -
  
  - Корабль можно починить?
  - Можно. Если найдем замену не подлежащим восстановлению приборам. Если удастся восстановить подлежащие. Если мир, в который нас занесло, не проклятый богами Арфис. Если Перл сможет... хмм, вернуться к своим обязанностям.
  - Слишком много "если".
  - А чего ты хотел? Такая у нас работа - сплошные "если" и "авось пронесет". Не нравится - оставался бы на Аиде.
  На всякий случай я ретировалась в коридор, подальше от мостика. Я не подслушивала, нет. Просто, устав в компании Адама томиться под дверью "апартаментов" Перл, решила прогуляться по кораблю и совершенно случайно оказалась возле мостика. Александр и Танна склонились над приборной доской, вероятно, пытаясь ликвидировать хотя бы часть неисправностей. К сожалению, без энергии Перл "Джевеллин" не могла даже сдвинуться с места, а что будет с сердцем корабля, пока не знал никто.
  - Это не работа, - донесся из проема голос мужчины.
  - Почему-то меня такой ответ не удивляет, - усмехнулась катесса. - Настоящая работа предполагает большую ответственность, тяжелый труд, следование установленным правилам и скромную нормированную оплату. И не приведи боги жить иначе.
  - Не обязательно. - Директор помолчал и задал важный вопрос: - Что произошло?
  - Что-то с координатами. Вроде Алан и Перл всё проверили и перепроверили, осложнений быть не должно... - Послышался треск и негромкое ругательство на неизвестном мне языке. - И вдруг портал открылся в верхних слоях атмосферы.
  - Ваш командир уверен, что это не ловушка?
  - Не знаю. Сейчас Адама волнует только Перл, если понимаешь, о чем я.
  Подслушивать нехорошо. Вооружившись сей благородной мыслью, я развернулась, намереваясь уйти и поискать себе хоть какое-то занятие, и... нос к носу столкнулась с Ситарой.
  Я не вздрогнула. Я дернулась, судорожно схватившись за зачастившее сердце.
  - Ситара, что за дурацкая привычка бесшумно подкрадываться к людям? - прошипела я.
  - Я не подкрадывалась, я подошла, - ровно откликнулась девушка.
  - Как там Перл?
  Вместо ответа Ситара повернулась и двинулась по коридору. Я последовала за ней. Мы вернулись к "апартаментам" Перл, заглянули в помещение. Белесую жидкость то ли откачали, то ли волшебницы поколдовали, во всяком случае, нас встретил сухой пол без осколков. Сферы, вернее, её останков тоже не было, зато появилось кресло, поставленное на место "аквариума". Хрупкая, болезненно-белая фигура полусидела-полулежала на аккуратно разложенных подушках, облаченная в свободное синее одеяние до пят. То, что я в первое мгновение приняла за змей, оказалось волосами, невероятно длинными чёрными локонами, уходящими в пол и тянущимися к стенам. Со стороны всё выглядело так, словно девушка угодила в чёрные сети большого паука и теперь беспомощно висела на паутине, безучастно ожидая палача. Вокруг кресла суетились Алан и Элоди, Фелис стояла рядом, держа бледное запястье Перл, а Адам топтался у порога, бросая на девушку полные беспокойства и боли взгляды.
  - Привет, - улыбнулась мне Элоди.
  - Привет. Как она?
  - Жить будет.
  - Без... этого? - Я развела руки, обрисовывая почившую сферу.
  - Лесса же как-то жила.
  - Перл не "Лессандра", - нервно заметил Адам.
  - В сущности, у всех межпространственных кораблей должна быть душа, не стесненная рамками... аквариума, - пояснила молодая женщина. - По крайней мере, так говорила Лесса. В случае "Джевеллин" мне трудно сказать, было ли так задумано изначально или же впоследствии кто-то внес изменения.
  - Она не помнит о том, что было раньше.
  - Память повреждена, - произнесла Фелис.
  Перл медленно, с видимым усилием подняла веки. Выразительные темно-карие глаза под густыми чёрными ресницами устало посмотрели на меня.
  - Она помнит, что случилось? - почему-то шепотом спросила я.
  Перл наморщила лоб.
  - Мы летели... - едва слышно заговорила она. - Долго летели... Переход был длинный... слишком длинный. Я начала уставать... голова болела... всё сильнее и сильнее... а потом был удар. Я не могла дышать, двигаться, я ничего не чувствовала, кроме боли... Дальше - темнота.
  Дикарка бережно положила безвольно висящую кисть на колено Перл.
  - Думаю, можно практически со стопроцентной уверенностью сказать, что координаты были искажены.
  - Но мы их проверили, - возразил Алан.
  - Значит, плохо проверили, - огрызнулся Адам.
  - Он не виноват, - вмешалась Элоди. - Координаты любого пространственного перехода состоят из двух частей - точки входа и точки выхода. Задавая эти данные, маг посредством своей силы соединяет их, образовывая тоннель собственно перехода. В нашем случае некто знал, что тоннель будет создавать не маг, а корабль, да и проход между мирами длиннее, чем в пределах одного мира. Пока мы летели, заданные координаты произвольно изменились, Перл не успела перестроиться, начала метаться.
  - Подозреваю, не обошлось без вируса, - добавила Фелис.
  - В общем, повезло, что мы вообще вырвались из тоннеля. С искаженными координатами и отравленной Перл мы вполне могли застрять там всерьез и надолго.
  - Вряд ли надолго, - внезапно вступила в беседу Ситара и я с ужасом сообразила, что при такой тряске "Джевеллин" или развалилась бы, или взорвалась, и я никогда бы уже не очнулась...
  - А вирус откуда взялся? - подозрительно поинтересовался капитан.
  - Хороший вопрос, - не удостоила мужчину внятным ответом Фелис.
  - Ну если всё из-за этого вашего директоршки... - угрожающе начал Адам.
  - Похоже на внешнее воздействие, - перебила дикарка. - Перл была в панике и скорее всего ничего не заметила.
  - Хорошо, пусть внешнее воздействие, но кто воздействовал-то?
  Фелис пожала плечами.
  Какое-то время все молчали, Элоди и Алан устраивали Перл поудобнее, осторожно касаясь её волос.
  - И что теперь? - робко осведомилась я.
  - Капитан, - неуверенно заметил Алан, - кому-то придется выйти.
  - Выйдем, - резко бросил Адам. - Леди, вы со мной. Алан, останься и присмотри за ней.
  Ситара тронула меня за руку.
  - Идем.
  - Куда? - растерялась я.
  - Надо переодеться.
  Я послушно поплелась за девушкой.
  - Выходит, нас заманили в ловушку, - констатировала я, выгребая чемодан из-под стола.
  - Выходит, - согласилась Ситара.
  - Думаешь, это безликие?
  - Не знаю.
  - Кто-то определенно не хочет, чтобы ты нашла свою мать.
  Мы переоделись и только собрались на выход, как на пороге возник всклоченный и весьма недовольный директор.
  - Вы никуда не пойдете, - категорично заявил мужчина.
  - Вы не можете защитить меня ни от чего такого, от чего бы я не могла защититься сама, - парировала Ситара. - В любом случае вы для меня бесполезны.
  На мгновение Александр опешил. Конечно, он-то не видел девушку в деле, а я понаблюдала за сражающейся Ситарой и потому готова с ней согласиться. Однако легкое замешательство в учительском стане длилось не более секунды и уже в следующую директор строго посмотрел на учениц и выдал:
  - Тогда я иду с вами.
  - Хорошо, - не стала спорить девушка. - Только переоденьтесь.
  Мужчина покосился на спортивный костюм, явно накинутый в спешке, дабы не упустить сбежавших подопечных, и снова смутился.
  - Видишь ли, Ситара, мне больше нечего надеть, поскольку в дальнее путешествие я не собирался.
  - Ну, одолжите у кого-нибудь, - предложила я.
  - У кого?
  Мы с Ситарой переглянулись.
  
  - - -
  
  В зале бара с красивым названием "Последний приют странника" было в меру шумно, накурено и относительно светло. Народ сидел компаниями, парами и поодиночке, за столами и вдоль стойки, пил, разговаривал, резался в карты и в кости, а особо меткие - в дартс. Негромко играла музыка, несколько заглушаемая гомоном голосов, звенели сходящиеся в тосте бокалы. Когда резная двустворчатая дверь распахнулась, являя миру две высокие мужские фигуры в плащах, никто из посетителей не удостоил их и взглядом и только местный бармен оценивающе изучил очередных клиентов.
  - Хвала богам, это не Арфис, - облегченно вздохнул Адам.
  - Откуда такая уверенность? - осведомился Александр.
  - Я бывал в этом мире и потому знаю точно - это не Арфис.
  - А что плохого в этом Арфисе? - не утерпела я, осторожно выглядывая из-за директорского плеча.
  - Арфис - мир изгнанников и бродяг, где нет ни времени, ни жизни, - объяснила Фелис. - Никто толком не знает его координат и где он находится. Там ничего нет, только горы, каменистые пустоши и горстки отщепенцев, в силу разных причин угодивших на Арфис. Если туда попал, просто так не выберешься.
  - Значит, вам повезло, - заметила я.
  - Повезло, - согласился Адам. - Мы там чуть с ума не сошли, прежде чем дождались этого "повезло".
  - Честно говоря, я пока не вижу разницы между этим миром и Арфисом, - скептически отозвался Александр.
  - Разница тут есть и преогромная, - фыркнул капитан и первым перешагнул порог.
  Дружной компанией мы прошествовали к стойке. В словах директора было вполне закономерное сомнение, ибо пейзаж за пределами "Джевеллин" действительно мало чем отличался от описанной Фелис безрадостной картины. Однако Алан бодро сообщил, что в пяти километрах от корабля, за каменистым хребтом, должен быть населенный пункт. При ближайшем рассмотрении населенный пункт оказался кучкой двухэтажных домов с единственной улицей. Адам уверенно направил машину к замеченному им бару с крупной, выгоревшей на солнце вывеской. Почему-то при входе в сие увеселительное заведение я ожидала увидеть привязанных лошадей или каких-то местных верховых животных, но перед фасадом полукругом стояли три похожих на наш автомобиля и с полдюжины агрегатов самой экзотической конструкции. Танна ехать с нами отказалась и сейчас, разглядывая зал и в частности посетителей, я поняла почему. Катессов здесь не было. Ни одного. Только существа человеческой наружности. Не знаю, как остальным, но мне, выросшей среди представителей разных рас аидянке, такое скопление исключительно человеческих лиц показалось странным и каким-то... пресным. Особенно с учетом факта, что лица в основном мужские, в большинстве небритые и солидарно не блещущие дружелюбием.
  - Итак, это не Арфис, - поддержала Адама Фелис. - Тогда что за мир?
  - Сет.
  - Да, это говорит о многом, - хмыкнула Элоди.
  - Меня интересует лишь одно - где мама, - проговорила Ситара. - Она может находиться здесь?
  - Может, - откликнулся капитан. - А может, и нет. В любом случае нам потребуется время, чтобы отремонтировать "Джевеллин".
  - Перл нельзя починить, - внезапно возразила Ситара.
  - Можно. Мы всё исправим. Я исправлю.
  - Возврата к прежнему не будет.
  Адам одарил девушку взглядом. Взглядом, вобравшим и боль за близкое, дорогое и страдающее существо, и раздражение из-за упрямства собеседника, и злость на собственное бессилие, и упрямое желание доказать обратное, и неверие... А я вдруг поняла. На корабле Ситара сказала "смерть". Смерть не только окончание жизни, ещё смерть - трансформация, неизбежные изменения, когда умирает часть тебя и вместо неё рождается нечто новое. При всём моём дилетантстве в отношении конструкции "Джевеллин" и как там всё работает-функционирует, я прекрасно осознавала, что ни Адам, ни волшебницы, ни кто-то ещё уже не сможет загнать Перл в сферу. Да и как? "Не волнуйся, дорогая, мы тебе купим новый аквариум, лучше прежнего"?
  Девушка не удостоила капитана ответом, ни устным, ни физическим, и отошла.
  - Ты что-то знаешь об этом мире? - сменил тему Александр, не забывая бдительно коситься по сторонам.
  - Я бывал тут... пару раз, - неохотно ответил Адам. - Сет небольшая планета, состоит из двух материков, один центр здешней цивилизации, другой из-за засушливого климата и нежелание властей что-то с этим делать оплот бродяг и странников.
  - Дай угадаю, на какой материк нас занесло, - вздохнула Элоди.
  - Нам повезло, - с нажимом поправил капитан. - Не хотел бы я свалиться на голову процветающей половине Сета. Нас мигом схватили бы под белы рученьки и сопроводили к дознавателям, дабы те с пристрастием выяснили, кто мы, откуда и как посмели нарушить драгоценный покой тамошнего народа. У них там с пришельцами сурово.
  - Ладно, - смирилась волшебница. - Значит, этот материк не контролируется, и в принципе мы можем творить что захотим.
  - Да.
  - Предположим, мы сможем починить корабль. - Александр тщательно выделил слово "корабль". - Но как мы покинем этот... мир?
  - Координаты Аиды у нас есть и точные, - заверил директора Адам.
  Я огляделась. "Последний приют странника" находился на окраине поселения, и из окон я видела коричневую гряду горного хребта вдали. Не той каменной кучи, которую мы объезжали, а настоящих гор, тянущих острые пики к знойному голубому небу. Странное место. Пыльное, блеклое и унылое. Совсем не похоже на картины фантастических миров, рожденных моим буйным воображением и подпитанных приключенческими фильмами.
  У подножия гор что-то сверкнуло. Заинтересовавшись, я слезла с высокого стула и приблизилась к ближайшему окну. Нечто маленькое, блестящее стремительно двигалось вдоль хребта и, по-моему, даже не ехало, а летело. Наверное, какой-то местный аппарат...
  - Новенькая?
  В первую секунду я не сразу сообразила, что обращаются ко мне, причем на родном аидском языке. Затем, осознав оба факта, медленно обернулась. Позади неприступной скалой нависал крупный мужчина под два метра ростом и немногим меньше в плечах. Короткие темно-каштановые волосы прилизаны как боги на душу положили (а положили они вкривь и вкось и с откровенной ленцой), заросший щетиной подбородок мечтал о бритве, на губах змеилась мерзкая ухмылочка, а синие глаза с вполне конкретными намерениями изучали меня.
  Я судорожно сглотнула, ощутив себя маленькой и на редкость беспомощной.
  - Смотрю, ходишь здесь как неродная... Идем со мной, учитель я отличный, - предложил человек.
  - Э-э... Спасибо, но у меня уже есть учитель, - ляпнула я.
  Мужчина почти добродушно рассмеялся.
  - Ну и что? Ученье - свет!
  Внезапно между мной и "шкафом" встал Александр, благородно заслонив нерадивую ученицу собой.
  - Имейте совесть, мэйр, она ещё ребенок, - заявил наш директор.
  - Я - ребенок?! - трагическим шепотом возмутилось "дитё" из-за спины старшего.
  Мужчина рассмеялся громче и радостней.
  - Она ребенок? Ничего ребенок, спелый. Я б такой сказку на ночь прочитал... в паре поз. А ты кто такой? Папик или сутенер?
  Народ в зале выжидающе притих. Бедный Александр задохнулся от праведного гнева, покраснел, потом стремительно побледнел и рукой отодвинул меня в сторону.
  - Идем, Ивонна.
  - Эй, ты куда её потащил? Мой ребенок, я её первым увидел, - не оценил манёвра человек и без предупреждения... заехал директору по носу.
  Александр подкошенным деревцем пал мне под ноги. Я ахнула, Фелис у стойки досадливо поморщилась, Элоди прикрыла глаза ладонью. Адам метнулся было на подмогу, однако его опередили. Ситара просто бесшумно зашла мужику в тыл, потыкала коготком в мощное плечо и, дождавшись явления просящего кирпича лика, ударила. Девушка явно била с силой, человек пошатнулся, но устоял. И прежде, чем конфликт плавно перетек в потасовку, вмешался Адам.
  - Так, немедленно прекратили.
  - Какого... - мужик потрогал челюсть, поморгал и с безмерным удивлением уставился на Ситару. - Это что ещё за пигалица, кэп?
  - Пигалица? - без всякого выражения повторила девушка.
  - Ситара, моя подопечная, - внес ясность Адам и повернулся к мужику. - Хорошо, что я тебя здесь застал, Боун. Есть разговор.
  - Так ты его знаешь? - простонал Александр с пола.
  Я присела рядом. Нос остался на положенном природой месте и вроде бы даже не сломан, только кровь успела закапать выданную капитаном рубашку.
  - Знаю, - кивнул Адам. - Доводилось нам пару раз совместно влипать в... переделки.
  - А уж как мы их отметили! - поддержал Боун и оправил сбившуюся после удара куртку.
  - Не сомневаюсь, - подошла к нам Элоди и склонилась к директору.
  - Э, кэп, да тебе, никак, надоело мотаться по мирам, и ты решил открыть бордель? Ценю, ценю. С такими курочками можно нехило зашибать деньгу. - Мужик восхищенно присвистнул при виде приблизившейся Фелис.
  - Ещё одно упоминание о борделе и ты до конца своих дней будешь исключительно мечтать о посещении сего заведения, - негромко и ласково пообещала дикарка.
  - Потому что ты скрасишь моё одиночество? - определенно воодушевился данным предположением Боун.
  - Нет. Потому что лишь мечты тебе и останутся, - уточнила Фелис, бросив выразительный взгляд пониже живота недогадливого собеседника.
  - Волшебница, волшебница, оборотень, - шепотом пояснил капитан, поочередно потыкав в каждую пальцем.
  - Ясно, - заметно погрустнел мужчина и потерял к нам интерес. По крайней мере, неприличный.
  - Жить будешь, - улыбнулась Элоди, бегло осмотрев пострадавшую часть лица. - До свадьбы за... хмм, до возвращения домой заживет.
  Александр поднялся. Боун махнул рукой в сторону ближайшего к окну стола, и мы перебрались туда. Адам даже заказал какой-то напиток и, едва местная официантка принесла стакан со светло-коричневой жидкостью и удалилась, перешел к делу. Кратко обрисовал цель нашего путешествия, постигшие по дороге несчастья и самую главную проблему - Перл. Боун внимательно выслушал и покачал головой.
  - Никаких найитт здесь не объявлялось, в последние пару декад так точно. Если эта найитта и здесь, то ей должно хватить ума забиться на дно и не высовываться. Сам знаешь, как тут "любят" всяких ушастых, хвостатых, мохнатых и прочих непохожих на людей.
  Я покосилась на сидящую рядом Ситару, однако девушка привычно не изменила отсутствующего выражения лица.
  - Дикий мир, - едва слышно пробормотал Александр, пока Элоди накладывала исцеляющее заклинание.
  - Какой есть, - продемонстрировал наличие тонкого слуха Боун. - Что до твоей, кэп, прелестницы, то это надо к Мейеру, он спец по всяким магоштучкам.
  - В смысле он колдун? - поинтересовалась Фелис.
  - В смысле он спец, - повторил Боун. - Если бы спецами были вы, кэп вряд ли бы обратился ко мне.
  Что верно, то верно. Ни Алан, ни, тем более, Элоди с Фелис не знали, что делать с кораблем вообще и с Перл в частности. Ну, с собственно "Джевеллин" всё было ясно - надо ремонтировать и с этой частью особых проблем не возникло, а вот дальнейшая судьба "сердца" тонула во мраке неизвестности. Не будет "сердца" - не будет корабля, тут всё просто и понятно, но что делать, если такая важная деталь теперь как бы отдельно от прочего "тела"?
  - Возможно, он маг, - попытался прояснить ситуацию Адам. - На Сете, по крайней мере, на этом материке о нем много слышали практически все, кто сюда попадает, однако мало кто видел его вживую. Говорят, он знает всё обо всём...
  Дикарка с умеренным скепсисом вскинула брови.
  - Ну, во всяком случае, о том, что касается Сета, - поправился мужчина.
  - О ваших птичках так точно, - подхватил Боун. - По слухам, у него даже есть одна.
  - И где этого хваленого мастера искать? - озаботилась насущным практичная Элоди.
  - Здесь и искать. Вон, - Боун указал на горы за окном. - Там он и обитает, часа три на самом быстроходном каре.
  - Что такое кар? - робко осведомилась я.
  - Местные машины, - ответил Адам.
  - Могу подбросить до гор, - великодушно предложил Боун.
  - Мне любопытно другое. - Элоди закончила с директорским носом и Александр смог опустить голову и принять полноценное участие в беседе. - Кто ты вообще такой?
  - Друг, - отозвался капитан.
  - Чей? - Директор удостоил Боуна подозрительным взглядом.
  - Кто больше заплатит, тому и друг, - широко улыбнулся Боун.
  Лицо Александра прекрасно отразило честное мнение хозяина о новом "друге".
  - Да не волнуйтесь вы, - решил успокоить компанию Адам. - Он свой человек.
  - Он с Аиды? - уточнила Фелис.
  - Нет, - откликнулся Боун. - Но бывать доводилось.
  Понятно. Отсюда и знание нашего общего языка.
  - Откуда же тогда? - не отставала дикарка.
  - Издалека. - Мужчина поднялся. - Если поторопимся, то вполне успеем смотаться туда-сюда до заката. Ты, крошка, - Боун кивком указал на Ситару, - можешь поехать с нами, вдруг Мейер что-то знает и о твоей матери?
  Следом за свежеприобретенным проводником встали и мы и покинули "Приют странника". Волшебницы постоянно переглядывались, директор верным телохранителем держался рядом со мной и Ситарой.
  - Всё это очень странно, - шепотом обратился Александр к Элоди, едва на улице капитан и Боун отошли к машинам. - После поломки... корабля и приземления, которое вряд ли можно назвать мягким, нам стало так везти. Мы упали на "нужный" материк да ещё рядом с городом, совершенно случайно встретили здесь знакомого, готового безвозмездно отвезти практически куда угодно, и сейчас поедем к человеку, способному помочь с решением наших проблем. Мне одному кажется, что происходящее слишком уж удачное стечение обстоятельств, чтобы быть правдой?
  - Кто-то добрый подкидывает Адаму неверные координаты вкупе с вирусом, и вот мы красиво падаем на Сет, - развила мысль молодая женщина. - Чудом не размазавшись живописно дымящимся пятном, мы конечно же отправляемся на поиски того, кто может помочь, и - вуаля! - находим его в ближайшей забегаловке. С одной стороны да, совпадений чересчур много, а с другой - может, нам действительно везет?
  - Определенно, этот добряк убивать нас не собирается, - добавила Фелис. - Во всяком случае, пока.
  - И что ему от нас нужно? - спросила я.
  Дикарка пожала плечами.
  - Мне всё равно, - заговорила Ситара. - Я хочу узнать, здесь ли моя мама.
  - Боюсь, дело не только в твоей маме, - справедливо заметила Элоди. - Видишь ли, вчера в Вэйнере... то есть вчера по аидскому времени Ива и Энид выслеживали демона. Выследили и уничтожили, однако демон был немного похож на Несущего Смерть и имел когти вроде твоих. Это момент нас насторожил, и мы решили навестить "Дион", дабы лично убедиться, что у вас всё в порядке. Каково же было наше удивление, когда по приезду мы узнали, что Адам тоже там и даже с информацией о Гелеане.
  Директор как-то странно покосился на меня. Я смутилась и отступила за спину Фелис. Мало ли?
  - Нетрудно догадаться, что некто хотел отправить в это путешествие не только тебя, но и нас, - продолжила молодая женщина. - Из чего следует, что ему нужны ты и мы либо, не исключаю, одна из нас.
  Я поёжилась. Происшествие в Вэйнере наглядно подтверждало идею волшебницы, что кто-то очень хотел, чтобы мы вернулись в пансион. И мой арест очередное тому доказательство.
  - Ну что, погнали? - жизнерадостно поинтересовался Боун, похлопав по открытой дверце маши... местного кара.
  В общем и целом, от привычных мне автомобилей чёрный, покрытый бурой пылью агрегат мало чем отличался. В задней части торчали турбины, верха не было (то ли убирался, то ли отсутствовал в принципе), на приборной панели загадочно блестели неопределенные кнопочки.
  - Только, чур, не всей когортой, - остановил Боун решительно шагнувшего к кару Александра. - Во-первых, места мало, во-вторых, не знаю, как Мейер отнесется к этакому гарему. Короче, со мной едет кэп и крошка.
  - Ситара не может поехать неизвестно куда без сопровождения, - возразил директор.
  - Пусть возьмет кого-то из вас, - предложил Адам.
  Девушка приблизилась к машине и развернулась к нам лицом.
  - Да, давай, выбирай себе няньку, и поехали, - поторопил Ситару Боун.
  Непроницаемые карие глаза бесстрастно обозрели каждого, словно собирая и соотнося наши возможности и пользу от таковых для себя. На долю секунды взгляд девушки задержался на Александре, а уже в следующее мгновение в мою сторону потянулась рука с когтями.
  - Я выбираю Ивонну.
  - Что? - опешил директор, явно не ожидавший подобного финта уша... то есть когтями.
  - Прекрасно. - Боун занял водительское место. - Запрыгивайте.
  Адам бросил Фелис ключи от своей машины.
  - Подождите нас здесь. Однако если вдруг задержимся до темноты, обязательно возвращайтесь на "Джевеллин".
  Дикарка кивнула.
  - И вы так спокойно отпустите их?! - задохнулся праведным возмущением Александр.
  - Я верю Адаму, - сообщила Ситара и забралась на заднее сиденье.
  - Ивонна! - попытался воззвать к гласу моего рассудка директор.
  К вящему учительскому ужасу, тот остался глух к мольбам старших. Потому как уж больно мне не понравилось это снисходительное "она ещё ребенок". Я, конечно, пока не шибко взрослая, но и из детей успела вырасти, и попрактиковалась... почти три месяца.
  Капитан сел рядом с приятелем, а я поближе к Ситаре. Дружно хлопнули дверцы, кар тихо фыркнул, заурчал и по-простому сдал назад, покидая "стоянку". Элоди помахала нам рукой на прощание, Александр смотрел на меня так, будто я решила добровольно сигануть с крыши высотки. Я демонстративно отвернулась.
  И что особенного в этих карах? Едет не быстрей обычного аидского автомобиля... пока не оказался за пределами города. Турбины за моей спиной угрожающе загудели, и машина рванула к темной гряде на такой скорости, что я едва успела вцепиться в край сиденья.
  
  
  
  Глава 3
  
  В общем, погорячилась я. Кар мчался быстро, так, что пейзаж по обеим сторонам слился в желто-коричневую полосу. Впрочем, вряд ли там было что-то, достойное просмотра.
  Лобовое стекло защищало от встречного ветра, однако я на всякий случай сползла по спинке сиденья пониже, стараясь не высовывать голову из вполне резонного опасения надуть уши или, того веселей, лишиться шевелюры. Ситара особенности поездки переносила с традиционной невозмутимостью, Адаму это тоже было не в новинку. Периодически я осторожно высовывалась из-за спинки водительского кресла, дабы оценить прогресс в достижении цели, но странное дело - несмотря на скорость, горы приближались медленно и неохотно, словно при виде нас испуганно делая маленький шаг назад. Время тянулось не намного быстрей, и вскоре я откровенно заскучала.
  - Слышь, кэп, - внезапно нарушил молчание Боун. - А давно вы на Сете?
  - Пару-тройку часов, - отозвался Адам. - А что?
  - Да вот любопытно, кого это мог заинтересовать твой колоритный гарем, раз за тобой тут же увязался хвост.
  Капитан глянул в зеркало заднего вида, я рискнула выпрямиться и обернуться. Ухх! Мощный порыв прошелся по моей макушке, приглаживая волосы почище лака и бросая спутанные пряди в лицо. Позади, на довольно приличном расстоянии, действительно маячил похожий агрегат неопределенного песочного оттенка, наверняка неплохо маскирующего машину на данной не блещущей разнообразием цвета местности.
  - Может, это не за нами, - неуверенно предположила я.
  - Хочешь сказать, за мной? - расхохотался Боун.
  - Ну а вдруг?
  - Он нарисовался минут пятнадцать назад, держит дистанцию и никуда не сворачивает. Да, возможно, это за мной. Но я скорей поставлю на вас.
  - И кто это?
  - Я почём знаю? Давайте остановимся, авось они приблизятся и представятся.
  - Спасибо, что-то не хочется, - отказался от предложения Адам.
  Наш кар круто (и самое главное, без предупреждения!) вильнул вправо. Меня чувствительно приложило о дверцу, однако преследователи маневр явно оценили, ибо мгновенно его повторили. Кар перепуганным зверьком шарахнулся влево, я бесславно завалилась на Ситару, а "хвост" просто переместился в ту же сторону.
  - Это не поможет, - резюмировала Ситара.
  - А что ещё прикажешь с ними делать? - огрызнулся Боун. - Мы тут как на ладони и свернуть некуда - они махнут нам наперерез.
  - Я сяду за руль.
  - Чего?!
  - Что?!
  Судя по интонации, Боун не желал уступать управление машиной какой-то там пигалице с когтями, а Адам плохо представлял, как Ситара будет перебираться на переднее сиденье.
  - Адам, лезь сюда, - скомандовала девушка, спихнув меня с себя.
  - Боги, - пробормотал капитан, но послушно начал кулем переваливаться назад. Я еле успела отползти обратно к дверце, освобождая место.
  - Э, нет, так дело не пойдет, - возмутился Боун. - Ты хоть знаешь, как за руль держаться?
  - Она - знает, - заверил капитан.
  Ситара выпрямилась.
  - Я сяду за руль, - повторила девушка.
  - Ну смотри. Если поцарапаешь... - сдался мужчина и, не отпуская столь жизненно важной части управления, передвинулся на соседнее кресло.
  Ситара лихо перемахнула через спинку, поудобнее устроилась на новом месте и взялась за руль. Боун подозрительно покосился на девушку и оставил "баранку" в покое. Кар притормозил, мужчина насмешливо хмыкнул.
  - Да ничего она не зна...
  Закончить мысль Боун не успел. Машина рванула вперед, у меня в ушах засвистел ветер, выжал слезы из глаз. Я сползла обратно за спинку, справедливо рассудив, что там будет безопаснее.
  - Не отстают, - обеспокоенно констатировал Адам спустя несколько минут.
  - Но и не догоняют, - заметила Ситара.
  - И не догонят - идем на максимуме, - порадовал Боун и тут же добавил горькой настойки в мед: - Больше из этой крошки уже не выжмешь.
  - И не надо, - откликнулась девушка.
  Ещё минут пять расстановка сил не менялась, кар шел на пределе, преследователи терялись в дымке, однако исчезать совсем не торопились. Ситара сосредоточенно смотрела вперед, горы вроде бы стали поближе, но не настолько, чтобы возликовать при виде конечной цели пути. Да и куда мы там денемся? Едва ли этот агрегат предназначен для передвижения по узким горным тропам... если тропы обнаружатся, конечно.
  - Адам, пистолет, - неожиданно выдала девушка.
  - Что? - не понял скрючившийся в три погибели рядом со мной капитан.
  - У тебя есть пистолет? Раньше был.
  - И сейчас есть. - Адам полез под куртку, достал оружие и протянул Ситаре.
  Не сводя глаз с расстилающейся перед нами унылой пустоши, девушка забрала пистолет, запихнула за ремень своих брюк.
  - Крошка с когтями и пистолетом - страшная сила, - фыркнул Боун.
  - Держитесь.
  Я послушалась мудрого совета и правильно сделала: крутанув руль, Ситара на полном ходу развернула кар носом к преследователям и остановилась. На некоторое время окружающий мир скрылся в поднявшейся пыли и песке, заставивших нас с Адамом зайтись в судорожном кашле. А когда бурая пелена немного осела и мы рискнули выглянуть, "хвост" приблизился настолько, что я смогла различить две головы, маячившие на передних сиденьях.
  - И что дальше? - полюбопытствовал Боун. - Помашем им белым флагом или ты покажешь грудь?
  Не реагируя на мужчину, девушка встала прямо на кресло, перебралась через лобовое стекло на капот кар и вытянула руку с пистолетом. Грянул выстрел. Один, второй. После третьего вражеский капот забавно подскочил, пыхнул дымом, и наши преследователи резко свернули в сторону. Боун уважительно присвистнул.
  - Ого. Ты и стрелять умеешь.
  Ситара спрыгнула на землю, села на водительское место, развернула машину и как ни в чем не бывало вернулась на прежний курс. Оставшийся позади незадачливый "хвост" бегал вокруг своего поврежденного кара и, подозреваю, поминал ласковым словом нас и всю нашу родню до пятого колена включительно.
  - Надеюсь, понятно, что с тем же успехом они могут поджидать нас на обратном пути? - напомнил Адам.
  - Через несколько часов стемнеет, - авторитетно сообщил Боун. - За это время они скорее всего починят свою развалюху и смоются туда, откуда явились.
  - Почему? - удивилась я.
  - Потому что с наступлением сумерек на охоту выходят морты.
  - Кто такие морты?
  Капитан печально вздохнул, а Боун поймал мой растерянный взгляд в зеркале заднего вида и невесть с чего расплылся в улыбке.
  - Морты, детка, лютые хищники и горе тому, чей путь пересечется с путем вышедшей на охоту стаи.
  
  - - -
  
  Загадочный Мейер жил в каменном сооружении, встроенном прямо в отвесную скалу. Наружу выходила ромбовидная, похожая на половинку башни часть с двумя круглыми окошками, узкой каймой балкона и остроконечной крышей. Задрав голову, я прикинула расстояние от земли до жилища. Не меньше десяти этажей аидского дома. Левитировать туда было сущей морокой даже для профессионала, чего уж говорить о ведьме-недоучке в моём лице.
  - Высоковато забрался, - заметил Адам.
  - Ночью здесь шастают морты, днем периодически появляются люди, а Мейер не любит и не хочет общаться ни с теми, ни с другими, - объяснил Боун.
  - А с нами-то он захочет общаться? - усомнилась я.
  - Не факт, - ухмыльнулся Боун.
  - Тогда зачем мы к нему приехали?
  - Лучше попытаться что-то сделать, чем просто сидеть сложа руки, - бросил Адам и наклонился.
  Подобрал с земли камень размером с мой кулак, отступил и кинул в скалу. Естественно, метательный снаряд не пролетел и половины расстояния до серого выноса, бесславно ударившись о скалу и упав вниз.
  - Давай я, - предложила Ситара.
  Запущенный ею камень со свистом рассек воздух и, что самое удивительное, достиг цели, глухо ударившись о стекло. Не разбил (не иначе как стекло было толстенное), но под балконом что-то зашевелилось, сверкнув отраженным солнечным зайчиком.
  - Камера, - уточнил капитан.
  - Эй, Мейер! - крикнул Боун. - Тут к тебе гости. Возможно, у них есть то, что может тебя заинтересовать!
  - Что, например? - озадачилась я.
  - Видишь ли, детка, иногда Мейер снисходит до людей и даже оказывает им посильную помощь, но лишь в случае, если их дело его заинтересует, - понизив голос, сообщил мужчина. - Он слегка с приветом, этот Мейер, и обожает всякие сложности и странности. Говорят, ему нравится их решать.
  - Что ж, моя проблема должна ему понравиться, - хмуро согласился Адам.
  - А моя? - спросила Ситара.
  - Озвучь её и узнаешь, - подмигнул Боун.
  Минут через пять наверху лязгнуло, скрипнуло, массивная и явно железная дверь отворилась, и на балкон вышел... шарик. Вернее, не вышел, а вылетел и завис в воздухе над коваными перилами. Шарик был маленький, не больше мяча, и светился на манер магических светлячков, только не так ярко.
  - Это что? - охнула я.
  Шарик дернулся вверх, словно пытаясь подпрыгнуть, и рванул вниз. Остановился над нашими головами, мигая и переливаясь желтым, золотым и красным.
  - А-а, Боун, - тоненьким детским голоском протянул шарик. - Опять ты кого-то приволок. По-моему, в прошлый раз ты получил четкий ответ - нет.
  Я покосилась на нашего проводника-энтузиаста. Так-так! А дело-то нечисто. Выходит, Боун уже наведывался к Мейеру, но зачем? И на какой вопрос он получил отрицательный ответ? Не потому ли мужчина так быстро и уверенно предложил нам посетить этого загадочного Мейера - хотел повторить попытку?
  - Испытывать судьбу не запретишь, - покладисто парировал мужчина.
  - Как и пожинать последствия этих испытаний, - с явным неодобрением пискнул шарик. - Так кто это с тобой?
  - Они к Мейеру по делу.
  - Я капитан межпространственного корабля класса "чайка", - выступил вперед Адам. - У меня проблемы с... ядром корабля.
  - Какие-то неисправности? - неожиданно деловито поинтересовался шарик.
  - В каком-то смысле. Во время перехода оболочка разбилась и...
  - Ядро материализовалось? - закончил обреченную фразу собеседника шарик и передвинулся к нам с Ситарой. - А у вас что?
  - Я ищу маму, - коротко ответила девушка. - Она найитта и, возможно, прячется здесь, на Сете.
  - А я за компанию, - прояснила свою скромную роль я.
  Шарик заметно побледнел, перейдя на ровное золотистое сияние, но уже через минуту вспыхнул огненно-красным, заставив меня отшатнуться.
  - Хорошо. Мейер примет вас, - констатировал он и вспорхнул обратно к балкону.
  Не успела я возмущенно напомнить, что мы-то, в отличие от некоторых, летать не умеем, как скала перед нами разверзлась, открыв чёрный проход. Чуть помедлив, Адам первым шагнул в зловеще темнеющий проем. Мы последовали за капитаном, и скала с противным скрежетом сомкнулась за нашими спинами. Тут же вокруг зажегся свет. Ничего странного или хоть немного необычного я не увидела - небольшой зал с решетчатым полом и вторым, более узким, проемом напротив первого. Оттуда бесшумно и грациозно выскользнула катесса (чем несказанно меня удивила - вроде бы в этом мире катессов нет, одни люди) с роскошными, ниже осиной талии, золотыми кудрями и красиво мерцающими желтыми глазами. Что ещё более странно, Боун едва удостоил взглядом аппетитные формы, вызывающе просвечивающие сквозь тонкое белое платьице. Или он не поклонник прелестей представителей другой расы?
  - Я провожу вас, - мелодично произнесла катесса.
  Без проводника мы определенно заблудились бы. В толще скалы скрывался целый лабиринт, состоящий из извилистых коридоров и тесных переходов, массивных железных дверей, отъезжающих в сторону при нашем приближении, и узких винтовых лестниц, тянущихся вниз и вверх. Везде горели белые сферы ламп, а кое-где слышался мерный рокот, будто поблизости работал мотор. Кажется, мы блуждали по этим туннелям целую вечность, то спускаясь, то поднимаясь, и всякий раз видели лишь голые однообразные серые стены, когда наконец катесса замерла перед очередной дверью и через плечо сообщила:
  - Мы прибыли.
  У меня вырвался вздох облегчения. Мы так долго бродили, что я заподозрила Мейера в попытке уморить нежданных посетителей посредством затяжной прогулки по каменным катакомбам.
  Как и её сестры, дверь открылась сама, уехав в стену. Катесса вошла первой, мы за ней, озабоченно и настороженно переглядываясь. Ого! А здесь, выходит, есть не только унылые коридоры и залы-близнецы. Наверное, это было нечто вроде приемной, в противовес предыдущей части отделанной в духе королевского зала. Мраморный пол, устланный алой ковровой дорожкой, ведущей прямиком к небольшому возвышению. Собственно трон с высокой спинкой. Задрапированные изумрудным бархатом стены и белоснежные колонны. Расписанный необыкновенно яркими красками потолок с бездонной, кажущейся почти настоящей голубизной неба, пушистыми белыми облаками, пронизанными лучами невидимого солнца, и игриво выглядывающими из-за крутых барашков ангелочками, готовыми в любой момент сорваться и отнести смертным божественную волю. И среди этого броского антуража на троне сидело мохнатое существо, закутанное в красную королевскую мантию. Больше всего оно походило на помесь катесса с сатиром, имея кошачьи ноги вместо копыт и плоскую морду с приплюснутым носом и маленькими ушами вместо привычного мне лица катесса с крупными треугольными ушами. Глубоко посаженные коричневые глаза с угрюмой ленью обозрели гостей, на мгновение задержавшись на Ситаре.
  - Господин Мейер, - согнулась в подобострастном поклоне златокудрая катесса.
  ЭТО?! Вот это странное создание и есть Мейер?!!
  - Ну здравствуйте, гости дорогие, - пробасило существо, никак не реагируя на изумление и недоверие, красочно отразившееся на наших с Адамом лицах. То ли привыкло, то ли не обращало внимания в принципе. Боун сохранял похвально невозмутимое выражение, Ситара слегка склонила голову набок, словно изучая некую занятную вещицу. - Что привело вас в мою скромную обитель?
  - Ядро моего корабля... материализовалось, - начал капитан.
  - Почему?
  - Хотел бы я знать, - нервно передернул плечами Адам и принялся излагать краткую версию нашего попадания, точнее, падения на Сет и причины, вынудившие нас отправиться в путь.
  Мейер слушал без особого интереса, по крайней мере, я не заметила в темных глазах огонька любопытства.
  - Забавно, - протянуло существо, когда мужчина закончил. - Случаи непроизвольной материализации мне не известны.
  - А что, бывает произвольная? - не сдержалась я.
  Скучающий взгляд впился в меня не хуже ткнувшегося под ребра острого предмета.
  - Бывает. Когда ядро достигает определенного уровня развития, оно может материализоваться по своему желанию. Перейти, так сказать, на другой уровень или, если перевести на человеческий язык, вступить в зрелую пору.
  - Почему же Перл не сделала этого раньше? - удивился капитан. - Она... то есть корабль был просто древней развалиной, когда я нашел его.
  - На это может быть масса причин. Сказать точнее можно лишь после осмотра.
  - Осмотра?
  - Ну вы же не ждете, что я сделаю какие-то заключения, не видя проблемы. Нужен тщательный осмотр, диагностика...
  - Надо привести Перл сюда? - упавшим голосом предположил Адам.
  - Зачем? Я направляю к вам на корабль мастера, он превосходно во всём разбирается.
  - Спасибо, - облегченно выдохнул капитан.
  - Рано благодарите, - отрезал Мейер. - Моя помощь не бесплатна.
  - Денег у меня немного, но...
  - Толку мне с ваших денег. Они мне не нужны. Я согласен помочь вашей Перл, если вы взамен окажите мне кое-какую услугу.
  - Какую? - мгновенно насторожился мужчина.
  Я тоже напряглась. Мало ли чего сейчас потребует это чучело...
  И чучело не разочаровало: заложив ногу на ногу и подперев ладонью щеку, оно вяло, будто речь шла о покупке бутылки в ближайшем винном магазине, изрекло:
  - Я хочу, чтобы вы вернули мне бриллиант Сета.
  - Бриллиант? - повторил Адам.
  - Вернули? - эхом присоединилась я.
  Боун ухмыльнулся и охотно нас просветил:
  - Бриллиант Сета - солидный такой камешек, очень дорогой. Пару, так скажем, веков назад он принадлежал одной королевской семье и переходил из поколения в поколение, пока кто-то ушлый его не свистнул. Тогдашний король так расстроился из-за потери цацки, что хватанул сердечный приступ и, умирая, проклял всякого, в чьи руки камень попадет, исключая, конечно, законных владельцев. Свидетелей у сего эпохального заявления было предостаточно, так что молва разнеслась быстро. Может, бриллиант и впрямь прокляли, может, хозяева оказывались такими дурными, но с тех пор, у кого бы камень ни всплывал, надолго он там не задерживался, и кончали "счастливчики" плохо.
  - Насколько плохо? - с содроганием уточнила я.
  - Они все умерли в самое ближайшее время. В муках, - со зловещим оскалом пояснил Боун.
  - Ясно, - отозвалась я. Час от часу не легче!
  - Кроме последней на данный момент владелицы - леди Реджины, объявившей себя наследницей той королевской семьи.
  - Реджина не леди, она самозванка, - недовольно бросил Мейер. - Камень должен принадлежать мне. Поэтому, если вам нужна моя помощь, вы украдете бриллиант у Реджины. Естественно, я никого ни к чему не принуждаю. Не хотите - задерживать вас я не стану.
  Адам нахмурился, явно просчитывая все "за" и "против".
  - А я? - заговорила Ситара. - Мне вы поможете?
  - Мне передали, что ты ищешь свою мать, найитту.
  - Мне надо знать, здесь ли она, прежде чем искать её.
  - Я могу попробовать узнать по своим каналам, не появлялась ли здесь найитта, но тебе не стоит ждать многого.
  - Чем должна заплатить я?
  Существо ответило не сразу, придирчиво рассматривая девушку.
  - Поможешь своему другу вернуть бриллиант, - наконец выдало оно. - Думаю, твои таланты ему пригодятся. И, Боун...
  - Что? - повернулся к Мейеру тот.
  - Я уже отвечал тебе и могу повторить - нет.
  - Уверен? - прищурился наш проводник.
  - Более чем. - Существо вновь обратило взор на меня. Почему-то остро захотелось поёжиться и где-нибудь спрятаться, подальше от маленьких буравящих глазок.
  - Мне ничего не нужно, - поспешно заверила я во избежание вопроса с подковыркой и полудюжиной вторых, третьих и далее днов.
  - Как хочешь, - почти миролюбиво согласился Мейер и отвернулся от меня. - Ну, решили?
  Ситара покосилась на капитана.
  - Да, - кивнул Адам. - Я верну этот бриллиант.
  - Я помогу, - поддержала мужчину девушка.
  - Превосходно, - заметно оживилось существо. - Завтра через три часа после рассвета я пришлю вам своего мастера. Он сообщит всё, что вам надо знать о Реджине и где можно найти её и камень. А теперь ступайте.
  Катесса, всю аудиенцию простоявшая безмолвной статуей позади, вышла вперед и жестом указала на дверь.
  - А как вы нас найдете? - озаботился капитан.
  Мейер снисходительно хмыкнул.
  - Думаете, я не знаю, где вы упали?
  Более не возражая, мы послушно покинули зал. Дверь закрылась, катесса снова возглавила наш отряд. Удивительно, но обратный путь, по моим ощущениям, занял раза в три меньше времени, чем когда мы шли в "приемную". Я и утомиться-то не успела от однообразия стен и коридоров, а катесса уже шагнула в сторону, выпуская нас наружу, и даже изобразила легкий поклон.
  - Доброго вечера, - с милой дежурной улыбкой пожелала она.
  За пределами лабиринта сгустились сумерки, плотные и холодные. Днем было довольно тепло и душно, сейчас же дул пронизывающий, пробирающий до костей ветер. Скала глухо лязгнула, закрывая вход в убежище Мейера, и мы остались один на один с ночью и таящимися под её покровом опасностями.
  - Как быстро стемнело, - пробормотала я.
  - Здесь ночь наступает быстрее, чем на вашей Аиде, - заметил Боун и направился к кару.
  Пожелание доброго вечера приобрело зловещую окраску.
  - Но мы же быстро поедем, - попыталась найти хоть что-то положительное я. - Эти самые морты или как их там нас не догонят.
  - Если повезет, - откликнулся Боун.
  Крыша у кара всё-таки имелась. С защитой над головой лично мне стало чуть-чуть спокойнее, то есть ровно настолько, насколько вообще может быть спокойно в пустыне с хищниками.
  - Это был настоящий Мейер? - внезапно спросила Ситара.
  Что значит - настоящий?
  - Кто его знает, - пожал плечами Боун. - Почему, думаете, мало кто видел его вживую? Да потому, что те немногие, кого он удостаивает вниманием, видят в лучшем такое вот пугало. Или красотку вроде той кошечки. Или субстанцию какую-нибудь.
  - Выходит, все, кого мы видели - ненастоящие? - опешила я. - Иллюзия?
  - Нет, - качнула головой девушка. - Они материальные. Их можно потрогать, они двигаются, разговаривают, пахнут. И всё же в них что-то не так.
  - Что именно? - не отставала я.
  - Не знаю. Не могу объяснить.
  В заунывном вое ветра, пробивающемся сквозь шум мотора, мне слышалось нечто угрожающее. Словно планета пела: "Берегись, путник, ты ступил на опасную территорию и живым тебе отсюда не уйти..." И ведь ещё сутки назад (или сколько там времени прошло) больше всего на свете мне хотелось оказаться в другом мире! Я ожидала увидеть волнующий воображение пейзаж удивительного, непохожего на Аиду мира и экзотических обитателей, а вместо желаемых фантастических картин обнаружила бесплодную пустыню и людей, которые, подозреваю, живут по принципу "каждый сам за себя".
  - Что ты знаешь о Реджине? - хмуро вопросил Адам.
  Боун негромко хохотнул.
  - Ушлая бабенка. В двух днях езды от "Приюта" у неё притон, хотя сама она зовет его замком. В прошлом году она и Мейер вместе искали бриллиант Сета и, когда они были близки к цели, Реджина увела камешек у него из-под носа. Кинула, короче. Потом-то она и заявила, что, мол, та самая наследница и бриллиант не причинит ей вреда. Пока она вполне жива и здравствует всем на зависть.
  - А Мейер не боится, что бриллиант может убить его... или нас, если мы попытаемся камень... того? - робко поинтересовалась я.
  - Вряд ли его заботят наши жизни, - сухо обронил капитан.
  - Но своя-то его должна заботить.
  - По-моему, чхать Мейер хотел на проклятия и прочую чушь, - хмыкнул Боун.
  Неожиданно на крышу кара что-то (или, правильнее, кто-то?) приземлилось. Глухой стук услышали все, а спустя секунду смогли полюбоваться на часть источника, с поразительной легкостью вонзившего в металл четыре чёрных когтя. Сидевший за рулем Боун выругался и резко затормозил. Меня швырнуло на спинку переднего сиденья, а неведомое создание слетело с крыши и упало на освещенную фарами землю перед машиной. Тут же выпрямилось, и я обмерла.
  - Это оно! То самое, которое напало на нас с Энид в Вэйнере!
  Собрат вэйнерского демона противно заверещал и Боун дал по газам, сбив существо.
  - Это и есть морты, - внес ясность мужчина. - А где один, там и вся стая.
  Будто подтверждая его слова, в темноте за окном мелькнула тень. Молниеносный чёрный лоскут, едва различимый в сумерках и на такой скорости. Кар продолжал мчаться по пустыне, а морты блестящими отрезами скользили следом, то отставая, то нагоняя машину. Как им это вообще удается? Тот, с Аиды, не производил впечатление ловкого и стремительного...
  - Говорите, в Вэйнере вы столкнулись с мортом? - уточнил Адам. - Вот что интересно, а как он там оказался? Он был один?
  - Один.
  Желтые глаза фосфоресцирующими точками вспыхивали и гасли во тьме.
  - И вы с ним справились?
  - Да. С помощью заклинания.
  - Что, хотите выйти и поколдовать? - саркастически полюбопытствовал Боун. - Знамя вам в руки, только выходить придется на ходу. Останавливаться я не собираюсь.
  Больно надо! Против одного морта были я и бессмертный единорог, а тут два человека, волшебница с нестабильным Даром и почти совершенное оружие (к сожалению, в единственном экземпляре) против целой стаи. Хорошо хоть в зеркале заднего вида нельзя как следует разглядеть, сколько их там. Знали бы наверняка, и впору было бы начинать жалобы писать Властителю мертвых.
  - Далеко ещё? - осведомилась Ситара.
  - Прилично.
  - Они людей едят? - Неплохо иметь представление об ожидающей нас участи.
  - Вроде бы энергию вытягивают, - неохотно сообщил Боун. - А чтоб жертва не дергалась в процессе, предварительно располосовывают на ленточки.
  Фуу! В разделанном виде я себе не понравлюсь. Я и в целом-то не всегда себя вдохновляю...
  Чёрный поток поравнялся с каром и начал вырываться вперед. На крышу опять запрыгнули, судя по спаренному стуку - сразу двое. Тормозить повторно с целью стряхнуть непрошеных визитеров под колеса Боун не стал. И так понятно, что остановка будет равносильна смерти. Правда, ещё немного и движение кончится тем же.
  В одной из четырех дырок в крыше сверкнул желтый глаз и морты с похвальным упорством продолжили дело предшественника. Я пригнулась. Стая уверенно обогнала машину с обеих сторон и разделенная надвое волна сомкнулась перед носом кара. Несколько минут мы ехали в непроницаемом кольце под скрежет вскрываемой в духе большой консервной банки крыши. Свет фар тонул в скоплении гибких тел, кажущихся единой, слитной массой. Я сжалась на сиденье, беспомощно покосилась на Ситару. Девушка молчала, напряженно глядя перед собой. Адам обернулся, посмотрел на нас извиняюще, с сожалением. Я попыталась родить ответную ободряющую улыбку, но вдруг кольцо замерло, и машина на полной скорости врезалась в переднюю его часть. Резко потемнело, в уши вонзилось оглушающее противное верещание сбитых мортов. Я в очередной раз познакомилась со спинкой кресла (здесь определенно не помешали бы ремни безопасности!), охнула и попробовала отлепиться от столь манящей моё несчастное тело детали, однако сильно утруждаться не пришлось - кар перевернулся (или, скорее, ему помогли) на бок. Сверху упала Ситара, раздалось невнятное ругательство Боуна. А девушка тяжелее, чем кажется со стороны.
  Звук удара. Один, второй. Ситаре спокойно не лежалось, она ерзала и ворочалась, толкая меня всеми выступающими частями тела. Звонкий треск. Похоже, это стекло. А затем с меня слезли. Эй, куда там девушку понесло? Она, конечно, сильная и быстрая, но даже дочери найитты не справиться с такой оравой!
  Свет. Нужен свет, хоть немного. Сотворила светлячка, бледного и чахлого, словно бедолага уже был на последнем издыхании, и практически на ощупь полезла следом за Ситарой. Впрочем, тусклое сияние не дало мне порезаться об острые края - морты действительно вскрыли машину как обыкновенную консервную банку и только одна проявившая самостоятельность "килька" не позволила им закончить операцию по выковыриванию нас из металлической "тары", отвлекая основное внимание на себя. Я вылезла из кара, выпрямилась и посредством светлячка оценила ситуацию. Вывод был один - мы все умрем в страшных муках.
  Машина горестно валялась на боку, пока несколько чёрных существ пытались проникнуть внутрь через лобовое стекло, с мерзким скрежетом ковыряя его когтями. Большая часть мортов отхлынула от кара и окружила Ситару настолько плотным коконом, что мне оставалось лишь догадываться, жива ли девушка ещё. Кое-кто безобразными кляксами размазался по земле вокруг носа машины, но, ничего не зная о способности этих существ к регенерации, трудно судить об их живучести. При виде нового добровольца задний ряд мортов заметно оживился, невероятным образом вывернув шеи на сто восемьдесят градусов. Я обреченно икнула, а противник единой массой кинулся на меня. Чёрная волна, в один удар сердца нависающая над тобой, - зрелище, мягко выражаясь, не из приятных. Я спешно выудила из памяти заклинание, использованное мной и Энид на Аиде, и сосредоточилась на построении схемы. Красивое заклинание, особенное название - "Голубое пламя", но, нижники побери, длинное. Не понимаю, почему я выбрала именно его? Времени нет даже на создание щита, да и поможет ли он сейчас? Тело напряглось в ожидании боли, желудок и сознание скрутил липкий ужас. Если кто-то скажет, что умирать не страшно, я, пожалуй, соглашусь, только с оговоркой: не страшно, когда стар и собираешься почить в мире в собственной постели, окруженный рыдающими детьми и внуками (главное, не задумываться, почему отпрыски льют слезы - от вселенского горя или радости, что ты наконец представишься и прекратишь доставать всех своим брюзжанием). А когда тебя, молодую и почти красивую, вот-вот разорвет на куски орда жутких монстров, то страшно так, что хочется визжать и униженно скулить, вымаливая у смерти отсрочку...
  Что-то острое впилось в плечо, разорвав футболку и проткнув кожу. Боль хлестнула по натянутым нервам и криво-косо построенная схема заклинания лопнула воздушным шариком. Светлячок погас, меня тряхнуло, голова закружилась, а во все стороны медленно и величаво потекла волна бело-голубой энергии. Смотрелась она красиво и в её потоке морты застывали в явном недоумении и практически сразу рассыпались обсидиановыми осколками. Вот волна достигла шевелящегося кокона, и тот распался сначала на отдельных существ, потом на горстки праха. В центре замерла Ситара, потрепанная, в рваной одежде и с кровоточащими царапинами, обернулась и с умеренным удивлением глянула на меня. А волна всё текла и текла, постепенно бледнея, пока не рассеялась окончательно, оставив нас наедине с ночью. Я пошатнулась, чувствуя во всём теле болезненную слабость, и осела на землю. Рядом вспыхнул свет фар, ко мне склонилась Ситара.
  - Ничего себе! - присвистнул Адам из салона.
  - Что ты сделала? - спросила девушка.
  - Испугалась, - чистосердечно призналась я.
  - Все бы так пугались, - одобрительно заметил Боун. - Не зря крошка с когтями тебя выбрала, хотя по твоему виду и не скажешь, что ты способна на такое.
  Я глубоко вздохнула и закрыла глаза. Жутко хотелось спать.
  
  - - -
  
  Как мы добрались до "Джевеллин", запомнила я смутно. Кар вернули в нормальное положение, меня, вяло и нечленораздельно мычавшую, сгрузили на заднее сиденье и кое-как доехали до корабля. Волшебницы и Александр не стали дожидаться нас в городке (подозреваю, молодым женщинам стоило немалых усилий уговорить нашего озабоченного безопасностью учениц директора продолжить ожидание на "Джевеллин"), предпочтя устроить встречу на месте приземления. Сама встреча вообще прошла как в тумане. Меня осмотрели и вынесли вердикт - слишком много сил вложила в заклинание, как следствие, слабость плюс неглубокая рана на плече. Боун, несмотря на ночь и опасность нарваться на другую стаю мортов, задерживаться не рискнул и уехал. Ситару задели больше и сильнее, чем меня, но на девушке всё удивительно быстро заживало, поэтому никто, кроме Александра, по поводу ран Ситары не переживал, в том числе и она сама. Меня же оставили в лазарете, и я с удовольствием позволила себе воплотить в жизнь свою мечту - поспать.
  Сон был странный. Я знала, кто я, я ощущала себя собой и в то же время чувствовала себя везде. Будто меня стало много-много, и я одновременно находилась в нескольких местах. Меня окружала тьма за пределами корабля, я слышала вкрадчивое дыхание чего-то неведомого в ночи, биение нескольких сердец и шелест голосов. Внутри меня пульсировала жизнь, неспешно текла энергия по телу, заставляя работать какие-то отдельные органы, названия которых я не знала. Какие-то молчали, словно отказали давным-давно, и от этого делалось слегка не по себе. Будто онемела рука или нога. А ещё я чувствовала чужой разум. Он был в корабле, в каждой его части и детали, незримо присутствуя везде и нигде в частности. Хотя...
  Хрупкая девушка в синем балахоне неподвижно лежала в кресле, полуприкрытые карие глаза безучастно смотрели в одну точку. Тянущиеся во все стороны чёрные волосы влажно поблескивали в полумраке.
  "Я не хочу жить дальше ТАК".
  "Э-э... Адам нашел человека, который тебе поможет".
  Уверенности в этой фразе я не ощутила. Разумеется, Перл тоже.
  "И чем он поможет, этот человек? Никто мне не поможет, никто".
  "Ну ты же не собираешься сидеть тут до скончания веков".
  "Нет. Только они этого пока не понимают. Особенно он".
  Капитан.
  "По крайней мере, надо починить сам корабль".
  "Надо. Даже мне не хочется оставаться на Сете".
  Камень, бриллиант. Мейер предложил нам его украсть.
  В детстве я, как и большинство детей, обчищала дома вазочки со сладким, что, естественно, не является залогом великого воровского будущего или хотя бы признаком предрасположенности к данному уголовно наказуемому делу. Я представила себя в чёрном закрытом костюме и маске, эффектно повисшей на тросе над полом и перед заключенным в стеклянный колпак бриллиантом. За кадром звучит немного таинственная и в меру бодрая музыка, я приступаю к вырезанию круглой дырки в стекле хитрым инструментом...
  "Думаешь, всё будет так, как ты воображаешь? - перебила полет моей фантазии Перл. - Они даже ещё ничего не решили".
  "Адам наверняка уже всё для себя решил".
  "Адам - да. Но он там не один".
  Голоса. Они скопились в одном месте, вроде кают-компании или столовой, и обсуждали будущее Перл. Я увидела всех, сидящих за пустым столом, так, как если бы незаметно вошла в помещение и замерла у стены бестелесным духом. В основном, народ спорил. Ситара молчала, Алан и Танна без возражений поддерживали капитана, Александр взывал к всеобщему благоразумию, Элоди сомневалась в честности Мейера, а Фелис - в его способности нам помочь. Мнения разделились, а моего никто не спросил.
  "Моего тоже".
  Я отметила неприязненные взгляды, бросаемые мужчинами друг на друга.
  "Они уже поругались", - пояснила Перл.
  И я знаю, кто стал предметом раздора.
  - В конце концов, никто не заставляет вас верить Мейеру, - настаивал Адам. - Мне от него нужно лишь одно - чтобы он помог Перл. Починив корабль, мы сможем улететь отсюда, и что они тут будут делать со своим бриллиантом, нас уже не касается.
  - А если он заявит, что мать Ситары на Сете, и нам придется задержаться? - упорствовала Элоди. - Что мы тогда будем делать? Искать Гелеану и одновременно скрываться от Реджины, которая вряд ли простит кражу её "фамильной реликвии"? А если, пуще того, выяснится, что Гелеаны здесь нет и никогда не было, но Мейер сознательно нас дезинформирует, дабы эта Реджина побегала за нами, пока он закопается поглубже?
  - Вы, маги, слишком уж носитесь со своей моралью, - сузила зрачки Танна.
  - Дело не в этике, - возразила дикарка. - Дело в эффективности помощи. Если Мейер не в состоянии дать нам то, что нужно, то есть ли смысл марать руки? Не сумев починить корабль, отсюда мы не улетим, а значит, останемся легкой мишенью.
  - Я согласен с коллегами, хотя и руководствуюсь несколько иными принципами, - поддержал волшебниц Александр.
  - А с учетом факта, что мы все летим на "Джевеллин", вы не можете просто нас проигнорировать, - напомнила Элоди.
  - Однако капитаном остаюсь я и моё мнение решающее, - угрожающе напомнил Адам.
  - Не спорю, - кивнула Фелис. - Но нас три мага, а у вас лишь один.
  Алан почему-то смутился и уткнулся взглядом в столешницу.
  - Это бунт?
  Дикарка почти благодушно пожала плечами - мол, сам решай, на что больше похоже такое заявление.
  "Ведь они согласились! - внезапно вспомнила я. - Адам и Ситара уже дали своё согласие Мейеру!"
  "Тогда ясно, почему она молчит. А капитан спорит только для вида".
  "Значит, он пойдет за бриллиантом".
  "Пойдет".
  Я отступила назад. Если всё решено, зачем попусту сотрясать воздух? И я тихо вернулась в своё тело.
  Разбудил меня шум в лазарете. Точнее, даже не шум, а чересчур громкий шепот, периодически переходящий в диалог на повышенных тонах.
  - Я просто поражен вашим спокойствием, мэйли Элодия, - возмущенно вещал Александр. - Мало того, что вы отпустили двух девушек с этими... людьми, подвергшими их смертельной опасности, так теперь ещё заявляете, что не будете останавливать Ситару!
  - А как вы хотите её остановить? - резонно вопросила молодая женщина.
  - Ситара не на прогулку собралась, она решила ограбить... эту Реджину!
  Ясно. Похоже, девушка сообщила остальным о своих планах. Вернее, поставила перед фактом.
  - Я могу понять капитана - он взрослый человек и сам отвечает за свои поступки, какими бы бредовыми те ни оказались. Но Ситара!
  - Знаете, меня гораздо больше волнует, не соврет ли нам Мейер, потому что если это произойдет, смысл навещать Реджину исчезнет. Представьте, что он нас банально использует, и испарится, едва мы выполним требуемое. Мы останемся на сломанном, неспособном двинуться корабле, в совершенно чужом мире и с головорезами на хвосте. Думаю, при таком раскладе участие Ситары в ограблении века будет меньшей из наших проблем.
  Наступила тишина. Видимо, исчерпав разумные словесные доводы и не желая обращаться к грубой волшебной силе (всё-таки возраст и статус не позволяли), маги перешли к битве взглядов. Кто выиграл, выяснить не удалось, поскольку я вмешалась в поединок, открыв глаза и сонно уставившись на спорщиков. Моё пробуждение не укрылось от наставников, и они согласились на временное перемирие.
  - Ива!
  - Ивонна! Как ты себя чувствуешь?
  - Голова не болит?
  - Нормально, - успокоила я бросившихся ко мне магов. - Мне приснился такой странный сон...
  - Какой? - спросила Элоди.
  - Будто я стала частью корабля... - Я потянулась, перебирая всплывающие в памяти кусочки сна, и неожиданно поняла - это не сон! То есть я спала и во сне каким-то образом соединилась с сознанием Перл. Как тогда, когда я через Алана увидела плывущие к пансиону катера безликих. Или она соединилась со мной.
  Александр нежно улыбнулся, как обычно улыбаются родители, слушая маловразумительный лепет обожаемого отпрыска, а молодая женщина наоборот, нахмурилась. Озабоченное выражение её лица только подтвердило мою догадку.
  - Что, это был не сон?
  - Не совсем. Вероятно, так Перл общается с тобой. Они это могут. Когда сами захотят, конечно.
  - Что? - мгновенно насторожился мужчина.
  - Перл позволяет Иве соединиться с её сознанием, как обычно делает Алан. Не волнуйтесь, - насмешливо добавила Элоди, - это не опасно.
  - Я и не боюсь. - Я села на кровати.
  - Знаю.
  - Как Перл?
  - Да никак, - пожала плечами волшебница. - Её состояние не меняется.
  - А Ситара?
  - У неё уже все раны затянулись.
  Я покосилась на своё перевязанное плечо. Ну, мне-то ускоренная регенерация не грозила.
  - А позавтракать можно?
  - Можно, - рассмеялась Элоди. - Давай помогу.
  Александр культурно покинул лазарет.
  С помощью молодой женщины я натянула одежду и отправилась в местную столовую - то самое помещение, где проходило ночное совещание. Сейчас за длинным общим столом никого не было, как сказала Элоди, все разбрелись по кораблю. Так что позавтракала я исключительно в компании волшебницы и не без внутреннего содрогания - бурая каша на тарелке особого аппетита не вызывала, на вкус оказавшись ещё и немного пресной. Глядя на мою перекосившуюся при виде сего яства физиономию, молодая женщина лишь развела руками и я поняла, что на "Лессандре" кормили не пример лучше. Однако, поскольку голод не состоял среди моих близких родственников, пришлось смириться и съесть что подано.
  - Сколько сейчас времени? - спохватилась я под конец "восхитительной" трапезы.
  - Не знаю, - пожала плечами Элоди. - После перехода через пространственный туннель наши часы встали, а здесь я ещё ни одних не видела.
  - Ну хотя бы уже рассвело?
  - Давно.
  Мейер сказал, что мастер придет через три часа после рассвета. Правда, я не знаю, что собой представляет тутошний час. И как на Сете вообще измеряют время? Торопливо допив теплую воду (других напитков я не обнаружила), я выдвинулась на поиски Ситары. Нашла нашу каюту, но, увы, без Ситары. Затем я заблудилась. Странно. Корабль вроде небольшой, коридоров не так уж и много. В одном месте я поднялась по железной лестнице. Наверное, не стоило этого делать. Я угодила в какую-то нежилую часть, пустую и явно не хоженую. Пару раз неуверенно аукнула и почувствовала себя на редкость глупо. Тем более всё равно никто не откликнулся.
  Ладно, будем мыслить логически (насколько это вообще возможно в моём случае). "Джевеллин" живой корабль, значит, она должна меня слышать, где бы я, да и любой пассажир, ни находилась. Я повернулась к ближайшей стене, коснулась холодного металла, попыталась мысленно позвать Перл. То ли Перл меня не слышала, то ли старалась я не слишком усердно, то ли и вовсе делала всё не так, но результатов посыл не дал. Я позвала вслух. Собственный голос в гулкой тишине прозвучал довольно мерзко, заставив меня откашляться, прочищая горло. Неожиданно меня осенило. Нет, не на тему, как дозваться до Перл или до кого-то ещё. Я вспомнила мортов и их встреченного на Аиде собрата. Он там был один, теперь я знала это наверняка. Морты явно действуют целой стаей, единым, сильным существом (уж не они ли вдохновили создательницу Несущих Смерть?) и остановить такую орду и впрямь непросто. Будь в Вэйнере второй морт, он стопроцентно оказался бы где-то рядом и не замедлил напасть. И в чем загадка - как существо из далекого от Аиды мира попало на Второй материк? Случайно, через портал, или кто-то специально отловил морта и выпустил в город? Причем не абы в какой, а именно в тот, где находились мы. И вышли мы на морта довольно легко... вместе со следователями СВР. Я угодила в тюрьму, ненадолго и всё же... А вдруг всё подстроено? И на Сет мы упали не случайно? Правильно говорила Элоди, что кто-то сделал много, дабы мы приехали в "Дион" одновременно с Адамом и вместе отправились на поиски мамы Ситары. Может, этот кто-то и падение на Сет нам организовал? По-своему получилось неплохо: искаженные координаты, вирус, "мягкое приземление" на диком материке - на первый взгляд неудачное стечение обстоятельств, цепь невезения, а на самом деле чей-то хитрый, хорошо продуманный план. Но вот ещё вопрос - по злодейскому замыслу мы должны были погибнуть или дальнейшие события на Сете тоже деталь мозаики?
  Желание изложить свои светлые мысли достойному слушателю вскипело во мне не хуже воды в чайнике. К сожалению, к озарению не прилагалось идеи, как вернуться в жилую часть корабля. Я пошла в обратную сторону, однако искомой лестницы не обнаружила. Ну где-то же она должна быть! Через несколько минут безнадежного плутания коридор раздвоился. Этого только не хватало! Воспользовавшись детской считалочкой для принятия нужного решения, я свернула налево, бодро протопала три-четыре десятка метров и провалилась. Пол под ногами коварно закончился, и я с визгом полетела неизвестно куда. Заклинание левитации опять не вспомнилось, я банально падала вниз под аккомпанемент собственных душераздирающих воплей, пока перед глазами резко не посветлело и я со всей дури не приложилась обо что-то жесткое.
  - Боги, Ивонна, ты как, цела? - услышала я над своим бренным (но предположительно живым) телом обеспокоенный голос Алана.
  - О-о... - только и смогла простонать я.
  Пространства вокруг оказалось довольно много, бьющий по глазам свет - светом назревающего дня, проникающим через открытый люк. С внутренней стороны замер Адам, встревожено поглядывающий на невесть откуда свалившуюся девицу, с внешней терпеливо дожидался разрешения переступить порог высокий молодой человек с чёрным чемоданчиков в руке. Когда боль от удара об пол перестала пульсировать в каждой клеточке и Алан перевел меня в сидячее положение, я даже как следует рассмотрела гостя.
  Описать визитёра можно одним словом - ретро. Начищенные до блеска ботинки, идеально отглаженные темно-синие штаны, пиджак (или сюртук?!) и жилет им в тон, безупречно белый воротничок рубашки, даже не галстук, а старомодно повязанный платок. Лично я такое видела лишь в кино про времена Второго тысячелетия. Чёрные волосы тщательно зачесаны назад, в красивых синих глазах вежливое внимание и кроткое терпение, а лицо, которое иначе, чем смазливым, и не обзовешь, выражало поразительное благодушие по отношению ко всему миру.
  - Доброе утро, сударыня, - не выказав ни малейшего удивления относительного способа моего появления, поздоровалось "чудо" и слегка наклонило голову, приветствуя даму.
  На всякий случай я вцепилась в Алан, благородно поставившего меня на ноги.
  - Э-э... - Почему-то остро захотелось пригладить взлохмаченные волосы и сделать реверанс. - Доброе.
  - Это мастер, - без особого воодушевления сообщил Адам. - От Мейера.
  - Меня зовут Ярен, - снова поклонился молодой человек. - Могу я подняться на борт?
  - Да, - неохотно разрешил капитан и посторонился, закрывая люк. - Прошу за мной.
  Мужчины прошествовали мимо нас, но далеко не ушли, практически нос к носу столкнувшись с Ситарой.
  - Добрый день, - на бис повторил Ярен, так же деликатно проигнорировав когти девушки, хорошо заметные в полосатых митенках.
  Ситара не удостоила гостя ответом, пристально его разглядывая. Тот молчал, Адам косился на всех по очереди, словно надеясь, что кто-то из нас прекратит это безобразие.
  - Он человек, - наконец вынесла вердикт девушка, повернувшись ко мне.
  - Да? - изумилась я.
  - Да. Как ты или Алан.
  - То есть вы маг? - сообразила я.
  - Да, - кивнул Ярен.
  - Настоящий? - Насмотревшись на сексапильных катесс и летающие шарики, я никак не могла поверить, что передо мной человек, из плоти и крови и без лишних странностей (ибо все мы со странностями, каждый со своими, однако иногда их бывает чересчур уж много).
  - Настоящий. Вы не верите? - Гость улыбнулся.
  Не верю... то есть не верила, что можно, как в пошленьком любовном романе, очаровать одной лишь улыбкой. До сего момента.
  Капитан решительно пресек намечающийся обмен светскими любезностями вкупе с моим глуповатым оскалом (что-то сомнительно, что я могла родить в ответ столь же ослепительную улыбку), непочтительно дернув Ярена за рукав.
  - Идемте. Сначала вы осмотрите Перл, потом поговорим о деле. Ситара, чуть попозже зайди ко мне. Алан, ты тоже.
  А меня вновь не пригласили, хоть я и присутствовала при разговоре с Мейером и по идее от меня секретов быть не должно.
  Алан, извинившись, сдал меня на попечение Ситары и умчался вслед за мужчинами. Я всё-таки пригладила свою лохматую макушку и торопливо изложила девушке теорию мирового заговора.
  - Может, ты и права, - согласилась Ситара. - Слишком много совпадений за короткий отрезок времени.
  - Думаешь, твоя мама действительно здесь? - негромко спросила я. - Ведь если всё устроено специально, чтобы заманить нас на Сет, то тут её может и не быть. Она могла остаться на Аиде или спрятаться на Эос, да мало ли ещё миров...
  - Не знаю.
  - А Мейер? Как по-твоему, он знает?
  Девушка пожала плечами.
  - Он что-то скрывает.
  - Кто, Мейер?
  - Ярен.
  - Ну, это само собой. Я бы удивилась, если бы он был кристально честен и чист.
  Мы неспешно двинулись к покоям Перл. Как я и ожидала, трое мужчин заперлись внутри, и мастер осматривал "сердце" под бдительным надзором Адама. Впрочем, скоро к ним присоединилась Фелис. Вообще-то, дикарку никто не звал и поначалу даже не пускали, но Фелис настояла, ласково заверив, что в случае, если дверь не откроют, она несчастную створку попросту разнесет, а учитывая плачевное состояние корабля в целом, только выломанных дверей им и не хватало. Мы, не навязываясь, остались снаружи. Спустя примерно полчаса мужчины с задумчивыми и печальными лицами покинули помещение. Ярен успел снять пиджак и закатать рукава, и я заметила спускающуюся из кармана жилета золотую цепочку. Готова поспорить, что на другом её конце старинные часики.
  - Мейер просил вам передать это. - Мастер извлек из чемоданчика пухлую папку и протянул Адаму. - Здесь всё, что ему известно о Реджине и бриллианте. Срок - декада, не больше.
  - Ещё и сроки? - не сдержалась я. - И что с Перл? Ей можно помочь?
  Ярен глянул на застывшего изваянием капитана и сунул папку Алану.
  - Понимаете, сударыня, то, что произошло с Перл, изменило её безвозвратно. Материализация ядра само по себе явление не редкое, хотя случаи непроизвольной материализации единичны. Множество факторов сыграло свою роль. Переход, изменение координат, вирус, какой-то забытый страх...
  - Что за страх? - нахмурилась я.
  - Она не помнит, что было раньше, до Адама, - произнесла Фелис, выйдя в коридор. - В памяти провал, но чувства остались, потому-то, когда во время перехода что-то пошло не так, она и запаниковала. Живые корабли не машины, они думают, ощущают, помнят. Перл испугалась и, видимо, в попытке найти выход материализовалась.
  - И теперь, - подхватил мастер, - ей трудно и неловко в новом состоянии. Потребуется время, чтобы привыкнуть. Я могу починить корабль, излечить её тело, но с изменившимся статусом ей придется справляться самой, учиться жить с ним и в нем.
  - Она не хочет так жить, - вспомнила я ночной диалог с Перл.
  - Что? - встрепенулся Алан.
  - Ну-у... Ей это не нравится, - попыталась объяснить я.
  - Это никому не нравится, - вздохнул Алан.
  - Нет, - мотнула я головой. - Перл, она... В общем, её угнетает это состояние и... - я помедлила, не вполне уверенная, что надо рассказывать о нашем разговоре капитану. - Она знает, что ничего уже не изменить, и её печалит, что Адам этого не понимает.
  Не проронив ни слова, капитан стремительно прошел мимо меня. Я смутилась. Наверное, стоил промолчать. Ведь Адам даже не не понимает, а отказывается понимать и принимать внезапные изменения. Вдруг на манер давешнего озарения меня осенило повторно. Да, для меня часто, но иногда бывает.
  Я такая же. Жизнь-то изменилась, а я всё силюсь подогнать её под привычные рамки. Не будет больше прежней беззаботности и легкости в общении с директором и покой в его присутствии вернется ко мне ещё не скоро. Никакие расстояния не помогут стереть из памяти сладкий вкус его поцелуев и страх разоблачения. Только время и движение излечат эту рану. Движение по жизни. Навстречу новому, неизведанному и по возможности не женатому. Что до Александра, то ему тоже не помешало бы принять изменения в окружающих и в себе. Признаться, разобраться. Не думаю, что у них с Алиссой всё так идеально, иначе сразу по нашему приезду не началась бы беготня и повышенное внимание к моему мнению. Наш, казалось бы, насквозь верный директор даже на корабль за мной полез и такой поступок говорит о многом. В том числе и о том, что Александр по-прежнему мало понимает, что и зачем конкретно творит.
  Алан взвесил в руке папку.
  - Солидно.
  - У Реджины богатая жизнь, а у бриллианта богатая история, - заметил Ярен и снова полез в чемодан. Покопался там, позвенел-погромыхал и озадаченно выпрямился.
  - Что-то потеряли? - поинтересовалась Фелис.
  - Не знаю, - растерянно отозвался мастер.
  Дикарка взяла у Алана папку, открыла.
  - Что ж, посмотрим, что можно сделать. - Неожиданно молодая женщина нахмурилась и вернулась в каюту Перл.
  Ситара тенью метнулась следом, а там подтянулись и мы.
  Адаму повезло, что он ушел. Иначе мужчине было бы впору пойти и застрелиться.
  Перл стояла, низко опустив голову, возле кресла. В вытянутой вдоль тела руке поблескивал инструмент, похожий на медицинский скальпель. Чёрная паутина волос безжизненно повисла, растеклась по полу, клочьями окружила выглядывающие из-под синего балахона босые ступни. Неровная, криво и слишком коротко обрезанная шевелюра торчала во все стороны, совершенно не украшая хозяйку, но когда Перл подняла к нам лицо, глаза её горели мрачным торжеством.
  
  
  
  Глава 4
  
  - ЗАЧЕМ?!!
  - Что, надо было оставить первоначальный вариант? - притворно удивилась Фелис. - По-моему, так гораздо элегантней.
  Выражение искаженного лица Адама не поддавалось никакому описанию. Брошенный на дикарку взгляд был полон ненависти и глубокого возмущения по поводу свершенной стрижки. Хотя все понимали, что капитана волнует отнюдь не новая мальчишеская прическа Перл. Фелис очень даже аккуратно подравняла зверски обкромсанные волосы, полностью открыв тонкую девичью шею. Подкрашенные ресницы подчеркнули выразительность карих глаз, а выделенные дикаркой джинсы и бежевый корсет выгодно обрисовали стройную фигуру. Сейчас сердце "Джевеллин" походило на обыкновенную привлекательную девушку и встреть я её где-нибудь на Аиде, ни за что не догадалась бы, что ещё сутки назад у неё не было тела.
  Перл внимательно изучила своё отражение в прислоненном к стене зеркале, удовлетворенно улыбнулась и посмотрела на Адама.
  - Тебе не нравится?
  Под вопросительным взором прелестницы капитан как-то сник и погрустнел.
  - Конечно, нравится, просто... я... ты...
  - Я немного изменилась, но это по-прежнему я, - мягко напомнила Перл.
  Мужчина тоскливо покосился на грудь девушки.
  - Ты не просто немного изменилась... ты теперь... - Адам неопределенно махнул рукой. - Такая.
  - Какая? - невинно уточнила Перл.
  - Материализованная, - нашелся Алан.
  - Привыкайте, - жестко припечатала Элоди. - Если джинн вылез из бутылки, обратно его уже не загонишь.
  - По крайней мере, если не хотите, чтобы туда загнали вас, - добавила Фелис.
  - Я говорила, что мне не нравится эта затея? - вздохнула Танна.
  - Говорила, - откликнулся Алан.
  - Могу повторить: мне это не нравится.
  - Давайте сосредоточимся на более важных вещах, - предложила дикарка.
  - Вы решили присоединиться к преступлению? - насмешливо переспросила катесса.
  - Должен же кто-то прикрыть ваши зады, когда всё пойдет наперекосяк.
  - Думаете, мы не справимся?
  - Думаю, что где-нибудь обязательно произойдет незапланированная накладка, и тогда вы ещё порадуетесь магу в вашей компании, - в тон катессе ответила Элоди.
  Народ нестройными рядами двинулся в район столовой (наверное, потому, что это помещение было единственным, где все могли спокойно рассесться). Я задержалась, заметив нерешительно мнущегося возле каюты волшебниц Ярена.
  - Вы с нами?
  - Да-да, разумеется. Вдруг у кого-то возникнут вопросы относительно переданного мной материала?
  - Значит, вы маг, - констатировала я, подстраиваясь под прогулочный шаг мастера.
  - Да, маг.
  - Отсюда вывод - в этом мире есть маги.
  - Маги есть, - подтвердил Ярен. - Но их мало и все они произошли от случайно попавших на Сет волшебников.
  - Простите? - растерялась я. Это как?
  - Понимаете, по свидетельствам историков, изначально в этом мире не было магии в том виде, в каком она привычна вам и мне. Да, некие мистические силы существовали и здесь, но способных управлять ими волшебников не было. Первые маги Сета оказались прошедшими через порталы эоссцами, аидянами и даже выходцами с ныне забытого на Аиде Хрисанфа. Они попадали на Сет на кораблях вроде вашего и через индивидуальные порталы. Большинство, конечно же, здесь не задержалось и сделало всё, чтобы вернуться в родные миры, однако некоторые в силу разных причин остались и тем самым дали начало магам Сета.
  - А вы?
  - Я с Эос, - легко признался молодой человек.
  - Так вы не местный?! - опешила я.
  - Нет, - рассмеялся Ярен. - Родился и вырос в восточной части Эос, в юном возрасте создал портал и угодил сюда. - Собеседник небрежно пожал плечами. - Грезил красотами иных миров, мечтал во что бы то ни стало увидеть что-то ещё, кроме Старшей сестры.
  - Заглянули бы к нам.
  - Сударыня, ни в коем случае не хочу оскорбить вашу родину, но большая часть эоссцев отнюдь не мечтает оказаться на Аиде и полюбоваться местными достопримечательностями. Многим эосским магам открыты знания о таком количестве других миров, что вы представить себе не можете. И подчас они манят прекрасной, но недостижимой мечтой, сияют далекой путеводной звездой и даже сводят с ума. Тогда я был молод, наивен и искренне верил, что у меня получится то, что не получилось у моих предшественников. Я был влюблен и последовал за своей любовью. В результате меня занесло сюда. Я оказался в положении домашнего катуса, забравшегося на верхушку дерева, но не способного слезть оттуда самостоятельно.
  - То есть выход вы не нашли, - резюмировала я, практически не обидевшись на отзыв о милой моему сердцу Аиде. В конце концов, по сравнению с тем, что я читала и слышала об Эос от Динайры, наша планета и в самом деле должна казаться пустой и скучной. Хотя если сравнить с Сетом...
  - Увы.
  - И вы не хотите вернуться?
  - Иногда.
  - Вы могли бы вернуться, - развила идею я. - С нами, например. Адам подвезет вас до Аиды, а уж оттуда переместиться на Эос проще простого.
  Ну почти, ибо как действовала система межпланетной телепортации представляла я довольно туманно.
  - Благодарю за предложение, - улыбнулся мастер. - Но с некоторых пор у меня появились свои обязательства на Сете.
  - Вы имеете в виду Мейера?
  - И его тоже.
  - Он ваш друг?
  - У Мейера нет друзей. Я на него работаю. Магам нужно быть максимально острожными на Сете. Одни люди здесь не верят в волшебство, другие верят, третьи знают о его существовании и потому боятся. А есть люди, которые могут и убить мага лишь за его Дар.
  Прав Александр - дикие места! И задерживаться тут мне совершенно не хотелось.
  К идущей впереди честной компании присоединился вышепоименованный. Где Александр пропадал всё это время, я не знала, но при явлении нового имиджа Перл мужчина не присутствовал. Может, заблудился, как и я? Или ходит-бродит, высматривает, что на "Джевеллин" да как?
  Директор оглянулся через плечо, заметил меня и уставился на моего спутника. Ярена Александр ещё не видел. И сдается мне, не сильно мастер ему понравился. Во всяком случае, гостя он изучал с куда меньшим энтузиазмом, чем Адам. Ярен, сама вежливость, слегка наклонил голову, приветствуя новое лицо. Ответом ему послужил резкий, короткий кивок, после чего Александр отвернулся к Фелис и, кажется, принялся расспрашивать дикарку о визитёре (прежде, чем заговорить, молодая женщина бросила взгляд в нашу сторону и уже затем что-то зашептала на ухо директору). Я виновато покосилась на собеседника.
  - Простите.
  - За что? - искренне удивился молодой человек.
  - Ну... если вы не заметили, вас здесь встретили... э-э... не слишком дружелюбно.
  - О, вам не стоит извиняться. Магам на Сете не часто бывают рады, а мне как представителю Мейера не рады никогда, даже если умело скрывают свои истинные чувства под маской гостеприимства. Я привык.
  - Это печально. И у вас совсем нет друзей?
  - Настоящих - нет.
  Мне стало ещё печальнее. Своей жизни без моей дионовской "банды" я уже не представляла, пусть она сейчас и находилась в неизмеримой дали. Жалко Ярена, такой видный, серьезный и трогательно галантный (моим сверстникам "старомодные" манеры мастера и в страшном сне не снились) и такой, оказывается, одинокий.
  До столовой мы добрели последними, под суровым взглядом ожидающего на пороге капитана прошмыгнули внутрь и сели за дальним и потому свободным концом стола. Вернее, села я - стул там обнаружился в единственном экземпляре, но молодой человек без слов уступил мне посадочное место и даже выдвинул, а сам неподкупным рыцарем замер рядом. Александр на нас поглядывал с подозрением и каким-то непонятным мне выражением, остальные просто настороженно и неодобрительно и лишь Перл и Ситара приготовились внимать Адаму, не отвлекаясь на гостя. Алан распотрошил папку, выбрал и протянул капитану один лист и мы получили возможность лицезреть чёрно-белую фотографию Реджины. На вид нынешней хозяйке бриллианта было около восьмидесяти аидских лет, и даже на не шибко качественной распечатке бросалась в глаза темная кожа, эффектно дополненная темными кудрявыми волосами и полными губами. Жизнь Реджины действительно оказалась богатой. Истинного происхождения "ушлой бабенки" никто не знал. Существовало не меньше десятка версий и легенд, поддерживаемых (а то и сочиненных) самой Реджиной в зависимости от проворачиваемого в тот или иной момент дела. В списке достижений неуёмной дамочки значились: грабеж, разбойные нападения, шантаж, похищения, покушения и неисчислимое количество авантюр. Цели Реджины неизменно оправдывали средства, а при выборе последних наш "объект" явно не затруднял себя вопросами этичности и морали. Упоминались и совместные поиски с Мейером бриллианта, подкрепленные уже известной мне историей камня.
  - Ярен. - Я дернула молодого человека за рукав и, когда мастер ко мне наклонился, шепотом спросила: - Бриллиант не принадлежит и Мейеру тоже. Получается, мы должны украсть камень у одного вора, чтобы отдать другому?
  - Видите ли, сударыня, настоящих наследников того короля уже нет в живых, они давно умерли и поэтому сейчас, по сути, бриллиант принадлежит тому, кто сумеет удержать его. Мейер не стал бы красть камень у Реджины, если бы она соблюдала условия договора и не присвоила бриллиант себе.
  - Вы его оправдываете, - заметила я.
  - Он мой начальник.
  - А как же проклятие?
  - Вы верите в проклятия? - обезоруживающе улыбнулся Ярен.
  - А вы нет? - в тон собеседнику парировала я. Устоять перед обаянием улыбки молодого человека не получалось совершенно, так и тянуло улыбнуться в ответ. - Вы же маг.
  - Именно. Я маг и знаю, что любой кристалл можно запрограммировать на любое воздействие, включая цепь событий, приводящих к смерти. Но для этого заклинатель должен быть сам одарен либо иметь доступ к силе. Насколько мне известно, покойный король не был ни тем, ни другим. Так что едва ли стоит опасаться наложенных им проклятий.
  - Почему же тогда умерли предыдущие владельцы бриллианта? - не унималась я.
  - Эй, вы там, на последней парте, - окликнул нас Адам. - Заканчивайте глазки друг другу строить, а то рассажу.
  Мастер выпрямился, я чинно сложила руки на краю стола. Директор на нас покосился с откровенным осуждением и вновь с чем-то ещё, чему я никак не могла подобрать определения. Словно мужчину раздражал Ярен вообще и наше с ним шушуканье в частности.
  От теоретической части капитан перешел к практической. Среди прочих материалов Мейер предоставил подробный план дома Реджины и детальное описание охранных систем. Заинтересовавшись сей поразительной осведомленностью, я снова ухватила молодого человека за рукав.
  - Откуда у Мейера эта информация?
  - Из надежных источников.
  - Если он знает столько всего, то почему бы ему самому не выкрасть бриллиант? - Охота ему связываться с ненадежными незнакомцами?
  Ярен пожал плечами.
  Основным вопросом на повестке дня стоял транспорт, а именно как добраться до замка Реджины, не тратя на путь двое суток с сомнительной перспективой ночёвки в кишащей мортами пустыне. Слово взял мастер. Молодой человек заверил, что за два-три дня сможет поднять "Джевеллин" в воздух - по крайней мере, на небольшую высоту. Естественно, речь о создании портала пока не шла и даже в сторонке не курила, ибо для перехода требовалось участие Перл, а материализованное сердце ещё плохо представляло своё взаимодействие с кораблем и Аланом.
  План по непосредственно похищению камня Адам толком не обсуждал - то ли не хотел рассказывать при Ярене, то ли гениальный замысел попросту не созрел. На том собрание закончилось. Капитан вежливо, но настойчиво сопроводил мастера к выходу, я увязалась следом, чтобы попрощаться (и, чего уж врать себе, любимой, быть подальше от нашего хмурого и недовольного директора).
  - Скользкий тип, - констатировал Адам, едва за молодым человеком закрылся люк.
  - Думаете, Боун лучше? - фыркнула я, немного обидевшись за приветливого гостя.
  - Боун как дубина: да, она может здорово покалечить...
  - И даже убить, - поддакнула я.
  - ...но она проста, понятна и вся на виду, - с нажимом продолжил мужчина. - А такие типы, как этот, чистенькие, культурные и постоянно улыбаются, стремясь понравится всем и каждому, однако нутро у них, как правило, с гнильцой. Чем добропорядочнее дом, тем страшней его секреты - слышала такую поговорку?
  - Боун тоже что-то скрывается. На какой вопрос Мейер уже ответил ему "нет"?
  - А, ты об этом. У каждого есть своя тайна, о которой он предпочитает не распространяться.
  Своя тайна. Я зябко поёжилась, почти физически ощущая свой маленький секрет. По большому счету, экипажу и пассажирам "Джевеллин" всё равно, в каких отношениях мы с Александром состоим (ну, разве что волшебницы обеспокоятся неподобающим мезальянсом преподавателя и студентки), а Ситаре и вовсе известно и не похоже, чтобы это волновало или смущало девушку. Часть меня готова примириться с прошлым - что было, то было и изменить что-либо уже не в моим силах, просто переверни страницу и иди дальше, но другая боялась разоблачения, боялась будущего и, самое главное, новых шагов Александра.
  
  - - -
  
  Следующие два дня не происходило ничего интересного. Ярен под строгим надзором Алана и Танны добросовестно чинил "Джевеллин" и в обязательном присутствии одной из волшебниц подолгу беседовал с Перл. Вопреки моим опасениям, никаких шагов и прочих телодвижений Александр не предпринимал, с головой уйдя в изучение взаимодействия стального корабля с живым сердцем. Мужчина так редко показывался мне на глаза, что сначала я забеспокоилась (не иначе строит жуткие и коварные планы!), потом немного обиделась (что, и это всё? А как же южные страсти и украденные поцелуи?), а под конец даже заскучала (а я-то, наивная, боялась... и, хмм, чуть-чуть надеялась). На "Джевеллин" от меня не было никакого проку, развлечь себя я тоже не могла (заняться категорически нечем, читать практически нечего, смотреть тем более, а от идеи выйти на "экскурсию" бросало в дрожь). В попытке принести пользу обществу и заодно как-то скоротать время я притащила Ярену обед, да так и осталась. Традиционный обмен вежливыми вопросами, слово за слово и я сама не заметила, как просидела с гостем до вечера. Молодой человек живо и интересно рассказывал о юности, об утерянной родине, о магических экспериментах, закончившихся попаданием на Сет. Свою любовь мастер поэтично назвал путеводной звездой, далекой, манящей и недоступной, лишь на несколько прекрасных мгновений озарившей его жизнь. Я не поняла, идет ли речь о живом существе или же собеседник подразумевает нечто неодушевленное, но мне внезапно захотелось встретить такую же звезду, способную пробудить настоящую феерию чувств. Необязательно человека (хотя человек тоже приветствуется), скорее что-то, вдохновляющее на подвиги, необычные свершения, стремление быть лучше...
  В отличие от меня окружающие восприняли наше оживленное щебетание без особого вдохновения. Каждый (за вычетом занятого Александра, философски настроенной Ситары и привыкающей к новой оболочке Перл) одаривал подозрительным взглядом Ярена и предостерегающим - меня и к вечеру первого дня счел своим прямым долгом предупредить наивную девочку в моём лице о наверняка крайне нехороших намерениях мастера. Волшебницам я ещё пыталась объяснить, что мы лишь разговариваем на отвлеченные темы, спорить с остальными уже поленилась. Пусть думают что хотят. Я, в конце концов, не ребенок, чтобы оправдываться перед взрослыми за каждый поступок.
  На третий день состоялся пробный взлёт. Как и положено всякому первому уважающему себя изделию из теста, таковой вышел комом. Перл честно старалась, но управлять кораблем из физического тела у девушки не получилось, а без сердца "Джевеллин" оставалась одной большой консервной банкой, не способной сдвинуться ни на метр. Все расстроились, Адам сорвался на Ярене, высказав в нецензурных выражениях, что думает о молодом человеке вообще и о затее Мейера в частности. Мастер терпеливо выслушал весь полный беспомощной злости монолог и спокойно вернулся к ремонту. Мне Ярен поведал, что Перл просто нужно время и жаль, что капитан уперт как стадо горных козлов.
  По ночам вокруг "Джевеллин" сновали морты, однако штурмовать немаленький корабль не решались. Молодой человек рассказал, что от поселений чёрных существ отпугивают ярким светом или, подобно Мейеру, устраивают жилище в труднодоступных местах. Ещё, как ни странно, мортов сильно напрягала вода и открытое водное пространство, но в иссушенной пустыне мало кто мог позволить себе ров. Иногда во сне я чувствовала, как за стенами "Джевеллин" шевелилась и пульсировала тьма, как она смотрела на корабль алчными желтыми глазами. Я ощущала жизнь внутри себя, слышала биение сердец и испытывала острое желание во что бы то ни стало сохранить, сберечь этот хрупкий стук, защитить, ведь я то единственное, что отделяло вверенных мне людей от безжалостной реальности снаружи... Осознание, что я думаю именно так, пугало и обычно я сразу просыпалась. Несколько минут лежала неподвижно, собирая разбежавшиеся в панике мысли в кучку и судорожно пытаясь вычленить постороннее присутствие в своей голове. Никого и ничего не находила (даже собственных умных мыслей), однако покоя с каждым пробуждением становилось всё меньше. Что со мной творится? И что будет, если однажды мне не удастся проснуться?
  На четвертый день попытку повторили примерно с тем же неутешительным результатом. Адам повадился о чем-то шушукаться с волшебницами и Ситарой, что совершенно не одобрил экипаж, привыкший быть в курсе планов капитана. А ночью во сне я снова бродила по кораблю, чувствуя себя засидевшимся на этом свете призраком. В какой-то момент коридор сменился оранжереей, и я даже не поняла, когда и почему произошло перемещение. Длинные лампы дневного света были погашены, работала лишь тусклая белесая сфера над входом, создавая в помещение ощущение предрассветных сумерек. Перед контейнером с розовым кустом стояла Перл - такая, какой я её запомнила до стрижки - со стелющимися по полу чёрными волосами. Тонкая рука вспорхнула над темно-зелеными листьями, коснулась... и прошла сквозь. Мне почему-то стало страшно, хотя отдельная трезво мыслящая часть услужливо подсказала, что во сне может происходить что угодно, и ничего криминального в подобных чудесах нет. Если бы только я на все сто процентов была уверена, что сплю.
  - Что со мной? - еле слышно прошептала я.
  - Твой Дар нестабилен, поэтому ты инстинктивно ищешь источник энергии.
  Этого ещё не хватало! Мало того, что я вынуждена пользоваться чужой силой, так теперь я неосознанно ищу жертву, за чей счет могу поживиться!
  - Не волнуйся. Ты здесь потому, что нам нужен проводник, иначе я не допустила бы такого вмешательства, - спокойно заверила Перл.
  Проводник? Стоп. Как она выразилась - нам?
  Легкий стук каблуков за спиной заставил меня обернуться. Вторая Перл, с модной короткой стрижкой, вошла в оранжерею, чуть склонила голову набок, с задумчивой улыбкой рассматривая мою наверняка сильно перекошенную физиономию. Есть от чего перекоситься. Их две! Но почему за столько дней мы ни разу не видели другую?
  Длинноволосая Перл оглянулась, улыбнулась - абсолютно идентично двойнику.
  - Мы - это "Джевеллин"...
  - Сердце корабля...
  - Который не может функционировать без нас...
  - Но мы не можем соединиться...
  Они говорили по очереди, одинаковыми голосами и с одинаковой интонацией, продолжая фразы друг за другом. Даже во сне сие действо смотрелось бы жутковато, а уж если учесть стойкое ощущение, что я не совсем сплю, то и вовсе хотелось с дикими воплями убежать с корабля, оставив фигурную дыру в стене.
  - Э-ээ... так ты же сама, - я ткнула пальцем в остриженную девушку, - отсоединилась.
  - Мы не могли оставаться в том состоянии...
  - Изменения не остановить...
  - Я приняла решение.
  Длинноволосая нахмурилась, улыбка остриженной наоборот, приобрела злорадный оттенок удовлетворения. Никак, и в этих слаженных рядах наблюдается разъединение? Впрочем, радость разобщения надолго не затянулась, и обе Перл шагнули ко мне, одновременно протянули руки...
  Вспышка. Безжалостная, ослепляющая до рези в глазах. Тянущая боль волной прокатилась по телу, стремительно тлеющему, тающему в неизвестности. Отчаянно хотелось закричать, позвать на помощь, но из бессильно открывающегося рта не вылетало ни звука, потому что не было уже ни горла, ни меня...
  Я проснулась в холодном поту и липком ужасе. Торопливо ощупала себя, убеждаясь, что все части тела остались на законном месте, а тело наличествовало в принципе. Уф-ф, приснится же такое... если это действительно был сон. Я прислушалась. Тихо, темно, жутко. Посмотрела на соседнюю кровать, однако вместо узкой лежанки увидела чёрный силуэт, возвышающий прямо надо мной. Закричать не получилось, из горла вырвался лишь надрывный хрип, быстро перешедший в старческий кашель.
  - Плохой сон? - спросил силуэт ровным голосом Ситары.
  - Д-да... кхе-кхе. - Я похлопала по груди, пытаясь успокоиться. - А ты... кхе... почему не спишь?
  - Толчок.
  - Какой ещё толчок? - насторожилась я.
  Девушка пожала плечами.
  - Не знаю. Пока всё тихо. - Ситара помолчала и добавила: - Иногда так бывает. Я чувствую что-то во сне и просыпаюсь прежде, чем оно начинается.
  На всякий случай я застыла, но кары небесные и земные на нас не обрушились.
  - Как по-твоему, может быть такое, что Перл... раздвоилась? То есть теперь она одновременно и в физическом теле и в корабле.
  - Я не специалист по ядрам межпространственных кораблей. Лучше спроси об этом у Ярена. - Девушка вернулась на свою лежанку.
  Я натянула одеяло повыше, однако заснуть так и не смогла. В результате короткое утро Сета я встретила не выспавшаяся, раздраженная и в состоянии легкой (пока!) степени паранойи. Скудный завтрак не радовал (было бы там чему радоваться), от людей я шарахалась, а поход на очередную попытку взлёта восприняла как оздоровительную прогулку на эшафот (вот уж действительно где можно поправить расшалившиеся нервы - после шалить будет нечему). Неожиданно нагрянувший Боун наоборот, щеголял жизнерадостным и почти дружелюбным оскалом, сыпал ядрёными шуточками и с откровенным интересом разглядывал Перл. На Ярена мужчина внимания не обращал и даже якобы случайно толкнул, когда мастер проходил мимо. Естественно, извинений молодой человек не услышал, но выяснять отношения и требовать сатисфакции не стал.
  Взлёт проходил в штатном порядке, то есть никак. Танна без обиняков заявила, что, по её мнению, это бесполезно и лучше в ближайшее время не будет, а времени-то как раз и нет. Адам и капитан привычно встали на защиту "сердца", волшебницы ограничились переглядываниями. Боун безмятежно ухмылялся, явно забавляясь бесплатным спектаклем, я же настороженно наблюдала за Перл, для надежности укрывшись за спиной Ситары. Шум нарастал, спор грозил перетечь в ссору, когда виновница торжества медленно обернулась. Сразу стало тихо. Очень тихо.
  

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Волчок "В бой идут..." (ЛитРПГ) | | М.Боталова "Леди с тенью дракона" (Любовное фэнтези) | | И.Арьяр "Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против! Интерактивный" (Любовное фэнтези) | | Л.Петровичева "Обрученная с врагом" (Романтическая проза) | | Н.Мороз "Таури" (Юмористическое фэнтези) | | И.Лукьянец "Провокация" (Приключенческое фэнтези) | | Т.Серганова "Когда землю укроет снег" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Охота на феникса" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Королева "Не попала, а...ЗАЛЕТЕЛА! Адская гончая" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"