Киряев Борис Михайлович: другие произведения.

Соколы - птицы хищные

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не люблю мифы.Особенно, когда их выдают за истину. Эта статья - не научный труд.Возможно, я ошибаюсь.Поправьте!


*Литературное расследование

СОКОЛ - ПТИЦА ХИЩНАЯ

1

   "Слово о полку Игореве", как известно, еще раз
   явилось миру из небытия на рубеже 18-19 веков. За два
   столетия его возвели в ранг национального памятника и
   наделили многие свойствами в восхитительной степени: и
   великое оно, и гениальное, и даже волшебное. Касаемо
   художественных достоинств - они бесспорны. Зато
   содержание, вернее его толкование, более чем странное. И никак не согласуется с тем, что многим поколениям россиян вбивали и продолжают вбивать в головы.
   Начнем со стратегической задачи похода.
   Читаем:
   "...навел Игорь свои храбрые полки на землю Половецкую
   за землю Русскую". Вот те на! Степь, оказывается, не
   бросовая территория, по которой время от времени
   шастают дикие ханы со своими ордами, а имеет
   конкретного владельца - половцев. Вспомним, как называется вхождение вооруженной силы на чужую территорию? Правильно - вторжением.
   С какими намерениями вторглись в чужую степь
   воины? Отомстить за грабительские
   набеги, отбить пленных, прирастить новые территории,
   нанести превентивный удар по главным силам
   противника? Ничуть! Намерения у них в сущности, романтичные, захотелось вдруг "...переломить копье в конце поля Половецкого" и
   "...сложить головы или испить шеломами воды из синего
   Дона". Допускаю, что княжьим дружинникам, такая блажь могла прийти в голову. Они - профессионалы, с войны кормились, хотя даже им процедура укладывания собственных костей в сырую землю непонятно за какие коврижки вряд ли бы понравилась. Да и сколько их насчитывалось, профессионалов-то? В удельных дружинах - сто, от силы сто пятьдесят воинов, больше князья бы не потянули по чисто экономическим причинам: ораву мужиков одной репой и кашей не прокормишь, одежды, оружия, сапог, кольчуг и прочего снаряжения не напасешься. Правда, нас с детских лет учили, будто за Игорем ломанулись народные массы. Ага, в разгар весенне-полевых работ побросали семьи, дома, сменили орудия мирного труда на копья и боевые топоры? И руководитель региона запросто поставил под угрозу продовольственную безопасность удела, дескать, бросайте смерды глупые дела, айда воду шеломами похлебаем! Ну и ну... В предлагаемом толковании наши предки выглядят немножко умственно ущербными. Но, судя по дальнейшему развитию событий, они не забивали голову цветом и качеством донской воды. Планы Игоря и его брата князя Буй-
   Тур Всеволода находились в иной плоскости.
   Итак, русские полки(???), не таясь, двигаются по чужой
   земле. Переполошенные степняки гуртами бегут к Дону:
   "Игорь идет!". Что им еще остается? Крепостных стен, чтобы укрыться, нет, не умели их степняки строить. А прямое столкновение легкой и тяжелой конницы, ничего хорошего не сулит. Побьют. Здравый смысл подсказывает, лучше убираться от греха подальше. Но сбегают не все...
   И тут начинается маловразумительные процедуры. В пятницу с утра, хорошо выспавшиеся русские дружины с воодушевлением рубят в капусту половецкую рать, невесть откуда вынырнувшую. Чудно поведение этих не удравших кочевников. С какой стати они создают противнику комфортные условия для боя? Напали бы
   ночью на сонных - и вся недолга: только бы портянки
   незваных пришельцев над ковылями запорхали. Они же
   до рассвета ошиваются где-то поблизости и честно ждут подъема солнышка, когда враг откроет глаза, почистит зубы, выстроится в
   боевые порядки. Рыцари этакие... Примерно так выглядит
   "бой", если перевести его с литературного в бытовое
   изложение. Так не бывает.
   Скорее всего, кочевая группировка от русских нападения не ждала. Есть одна неувязка это подтверждающая. Очарованные
   сочностью поэтических красок, мы не придаем значения
   тому, что находилось за спинами половецких бойцов,
   якобы ставших первым заслоном на пути игоревых
   полков: их кочевые дома (вежи), где обитали, главным
   образом, женщины и дети, хранились всякие материальные ценности. Трудно вообразить, чтобы боевые заслоны, в сущности,
   смертники, формировались столь затейливым образом
   "семейного подряда".
   По тексту видно, что последствия схватки далеки
   от христианского благочестия. Светлые витязи
   развлекаются в полном соответствии с духом той эпохи:
   одни "помчали девок половецких" с вполне понятными
   мужскими намерениями, другие, похозяйственнее,
   хватали золото, паволоки, аксамитовые ткани. Типичное поведение молодцов с большой дороги. Здесь всплывает еще одна немаловажная деталь. Аж на следующий день примчались разъяренные сородичи половчанок, чтобы показать кузькину мать наглым агрессорам, оборвавшим подолы их дев. Победители
   целые сутки подозрительно благодушествуют под
   фенологические наблюдения автора. Предположение о
   том, будто Игоря заманили в коварную ловушку, а после
   боя полки дико устали не выдерживает критики. Глупо
   размещать "приманку" из родни и казны за добрую сотню
   верст от засады и ждать, что из того получится. Выросшие в суровых условиях степи половцы на идиотов не смахивали. Самое ценное, свои семьи, поховали бы куда подальше. Да и
   русские ратники - не анемичные дамы в турпоходе, пять-
   шесть часов на отдых, потом - на коней и налегке
   отступать к Донцу на выгодные позиции за переправой. Чтоб встретить противника с удобного местечка и всыпать ему по первое число. Это - логика войны. В поэтической логике они же спят аки младенцы. Дурни что ли? По некоторым признакам не успех вскружил головы. В половецких кибитках, скорее всего, отыскались немалые запасы кумыса, которым при желании можно наклюкаться до чертиков. В тот веселый момент никакой командирский рык не принудил бы разгулявшее войско бросить
   приятное занятие и убираться восвояси с грузом из
   полонянок и барахла. Командиров бы не поняли...Командиры тоже не больно рвали глотки лозунгами о дисциплине.
   Похмелье получилось кровавым. Не зря же в поэме
   говориться: "...испили храбрые русичи горькую чашу до
   дна сами и сватов напоили". "Сваты", между прочим, не
   только литературный образ породнения со смертью. По
   летописным источникам известно, что Игорь еще до
   "похода" сосватал своему сыну Владимиру дочь
   верховного хана Кончака, а после разгрома полков и
   загадочного бегства из плена поплясал на свадьбе, внуков
   потетешкал. С чего бы он решил намылить шею будущему
   свату?
   Есть версия, что ходил Игорь с братом Всеволодом, родственниками и женихом (почетный эскорт и охрана в степи далеко не обуза) забирать будущую сноху. Но в пути наткнулся на
   отдаленное кочевье хана Гзака и под нажимом (родичей и
   дружины, собственной жадности), переориентировал
   свадебный вояж в набег. Если это так, то все нелепости в
   действиях русского войска и половцев объяснимы. Набег с
   целью потрясти чужую мошну для тех времен занятие
   привычное, рутинное. С боем брали у соседей все, что
   плохо лежит, и тащили в свои закрома, не мучаясь
   угрызениями совести. Аналогично поступали при удобном
   случае соседи. Не берусь никого осуждать. В конце-
   концов некоторые славянские князья ходили к Царьграду
   не только ради прибивания щита на городские ворота,
   помимо занятий малыми архитектурными формами они
   умудрялись сдирать с перепуганных византийцев
   чудовищную дань.
   Видимо, сильно надеялись братья на нейтральную
   позицию свата: мол, не станет он накануне важного
   политического шага скандалить и заступаться за обиды
   мелкого вассала. И вышла ошибочка. Впрочем, в поэме Кончак не больно злобствует на будущих свойственников. Все вожаки набега остались живы и не оглашали окрестности бряцаньем рабских
   кандалов. Хан вполне удовлетворил свою мстительность
   жизнями рядовых ратников и кровавым рейдом по
   русским землям. Благо и предлог отличный, и граница
   оголена. Можно сказать с лихвой возместил причиненный ущерб.
   Вообще-то по тексту поэмы верховный главнокомандующий Игорь Святославович - не герой-страдалец, а изрядная сволочь. Уж больно неблаговидные поступки совершает. Он бежит из плена, бросив на произвол судьбы остатки войска, брата и собственного сына. Ощущение сволочизма усиливает диалог ханов вослед драпающему папаше. Обиженный Гзак предлагает лишить "соколенка" жизни. А мудрый Кончак - "повязать соколенка красной девицей". Кончаку в уме не откажешь.
   Зачем ему, спрашивается, делать дочку "соломенной
   вдовой" и мучиться в дальнейшем с устройством женской судьбы? А тут перспективный княжич под рукой, заартачиться женишок, тогда можно горло ножичком пощекотать.
   Ну и в чем тогда проявился героизм Игоря? И почему автор "Слова" старательно отбеливает его поступки? Дескать, паренек отважный, только горячий-прегорячий. Вот послушался бы старших товарищей из высшего руководства и все бы у него получилось: водицы бы выпил, копий бы наломал. Но центр не гневается. Киевский князь, слегка по-отечески критикуя вассала, бросает, кличь отомстить за "раны Игоревы"(c этими "ранами" тот носится по степи, как лось во время гона), русская земля страдает без его головы, а народ, встречая беглеца, ликует. С чего бы ему ликовать после кровавой свистопляски, устроенной по вине глупого и жадного "полководца"? Гнилыми помидорами закидать бы следовало! Но не летают помидоры в княжескую физиономию.
   Исследователи поэмы считают, что не в Игоре дело.
   Идейно-художественный смысл "Слова" - в призыве
   русских князей к объединению накануне монголо-
   татарского нашествия. Эту глупость сморозил большой специалист Карл Маркс. Неведомый поэт за 50 лет до появления на Руси Батыя призвал воссоединиться, чтоб дать отпор монголам, пасшим свои
   стада за пять тысяч километров, и вместо милитаристских планов озабоченных повышением надоев от кобылиц. Никаких серьезных военных угроз не наблюдалось, что позволяло удельным и прочим князьям устраивать свои разборки. Да и половцы вроде не собирались порабощать Русь, силенки не те, их едва хватало на скоротечный разбой. Более того, через 50 лет русские князья побратаются со "злейшими врагами", и ради них перебьют татарских послов, которые конкретно им ничем не угрожали. Редчайший случай в истории. Убийство послов не прощалось даже по гибким кодексам воинской чести того времени.

11

   Помимо чисто пиаровских свойств есть в "Слове" еще одна загадка - время написания. А разве неизвестно? Двенадцатый век! Каждый школьник знает. Я, наверное, редкое исключение. Литературоведы, историки и прочие научные люди, каким-то образом установили, будто поэма написана по следам горячих событий? Принадлежность ее
   к 12 веку с уверенностью обосновали тем, что сотворена
   она в форме обращения к жившим тогда князьям. Мол, какой смысл взывать к покойным. Повесомей аргументов нет, так полунаучные фантазии, подкрепленные авторитетом покойного академика Д.Лихачева. Лихачев, разумеется, филологический титан и скала. Но мне приходилось встречать в его работах немало благоглупостей типа степняков, пуляющих во врагов из пятидесятиметровых луков. После чего особого доверия к его изысканиям не испытываю.
   История - наука гуманитарная и одновременно точная. Чтобы сделать правильные выводы о каком-либо явлении(событии) историку необходим исходный материал. Какой материал использовал академик - не знаю. Оригинала "Слова" на телячьей коже никто не видел и ни одной прямой ссылки на него ни в летописях, ни в хрониках не найдено. Даже в устном народном творчестве, в былинах ничего подобного не отразилось. Что само по себе странно. Гусляры, скоморохи и прочий творческий народ вряд ли могли прошляпить столь значительное событие в литературной жизни и хоть бы куплетик стибрили для своих повседневных нужд. Только в одном произведении "Задонщине" попадаются немалые куски прямо-таки слизанные со "Слова". Ага, вот они доказательства! Нет же, это подтверждает, что один автор кое-что позаимствовал у другого. И большой вопрос, кто плагиатор? "Задонщина" ведь тоже с успехом могла послужить источником вдохновения. Вопрос - кому?
   Копия "Слова", обнаруженная собирателем артефактов графом Мусиным-Пушкиным в сборнике документов 14-17 веков, записана на вощеной бумаге. Да и та крайне загадочно (или удачно) сгорела в первую Отечественную войну. С этим списком вроде работал Карамзин и сказал что-то невнятное насчет
   древности текста. Серьезной же экспертизы тогда не
   проводилось. В таком наборе "доказательств" легко
   усомниться даже районный судья.
   Но есть в тексте "Слова" содержится одно сомнительное место. Обратим внимание, чем оснащены дружинники-куряне: "...сабли их
   изострены". Сомневаюсь, чтобы воинские подразделения древней Руси вооружались саблями в массовом порядке. А тут дружина захудалого удельного князя. Не достигла тогдашняя металлургия таких высот, чтобы массово производить весьма сложное оружие, каким является сабля. Выковать прочный кривой клинок - задача непростая. И откуда взялось столько высококачественной стали, если ею варить начали гораздо позже? В начале второго тысячелетия из-за дефицита качественного металла европейские рыцари лупили друг друга... топорами (секирами) из камня. Разумеется не такими, какими пользовались пращуры, покрепче, раз проламывали доспехи.
   А как же, спрашивается, булат? Да был он, был. Но изделия из булатной стали ковались вручную, годы тратили мастера на создание качественного клинка и стоили эти клинки невероятно дорого. Штучная работа. Не по карману удельному князьку купить булатное оружие всей дружине. Последние штаны на базаре продаст, все равно не хватит деньжонок. Да с и термином "сабля" полная неясность. Специалисты по истории холодного оружия до сих пор не пришли к единому мнению по поводу его происхождения. Одни считают термин восточным, другие - европейским (венгерским или польским), третьи - центрально-азиатским.
   Но, допустим, намастрячили киевские или черниговские кузнецы сабель из того металла, какой был под рукой, выдали тонюсенькие кривые клинки дружинникам, пользуйтесь ребята на здоровье себе и погибель врагам. А ребята в затылках чешут, попробуй-ка в рукопашной прорубить легким кривым клинком доспехи противника или проломить щит. Пока разыщешь щелочку в обороне (не с голыми же степняки бились), тот врежет от всей богатырской души. Полный конфуз получиться. Для смертельного удара саблей требуется хороший замах и никакого выигрыша в скорости воин не получает. Рукопашный бой - это не состязание в фехтовании, в нем требуется одно умение - убивать, один удар - один труп. Подранок способен доставить неприятностей выше головы. Потому к выбору оружия воины относились крайне серьезно, чай от него жизнь зависела. В "Слове" никто не конфузиться. Буй-Тур Всеволод, знай себе, рубает саблей стальные(?) аварские шлемы (хотелось бы поглядеть, как он это делает) и валятся половцы снопами.
   Может, я ошибаюсь? Но в других произведениях древней литературы в "Сказании о нашествии Батыевом" (Х111 век),
   "Задонщина" (Х1У век) все бьются мечами, в
   том числе и захватчики, якобы восточные люди,
   владеющие "чужим" оружием с не меньшей сноровкой.
   Куда они сабли-то подевали?
   Возможна ли ошибка в воинской экипировке из-за
   плохого перевода? Не тот случай. Спутать
   точные термины "меч" и "сабля", соседствующие в
   древнеславянском тексте, не сумел бы даже дилетант.
   Текст явно писал не гражданский шпак и пользовался он привычными ему терминами своего времени. Скорее всего автор "Слова" родился намного позднее, когда сабли стали основным холодным оружием. Например в 17-18 веках...
   У меня - иная версия происхождения "Слова". К
   созданию поэмы, скорее всего, приложил руку сам
   Мусин-Пушкин: мотив для этого у него имелся весомый.
   Причастен, возможно, как организатор, поскольку в поэтических
   талантах замечен не был. Но позволю себе напомнить, что
   в 18 веке поэтов хватало.
   А подозрения в фальсификате все-таки были и как-то
   сами собой рассеялись. Как же, единственный письменный памятник, подтверждающий древность русской литературы. Политически неверно подозревать, покушаясь на святое. И напрасно. Эпоха Возрождения в Европе славна среди историков массой подделок под "старину". Процветал тогда такой немалый бизнес, и в нем не стеснялись участвовать известнейшие поэты, художники, скульпторы. Многие подделки не смогли распознать
   лучшие эксперты, покуда сами создатели не признавались
   в фальсификации. Модное поветрие, как парижская мода,
   вполне могло позднее залететь в Россию екатерининской
   поры. При должной сноровке россияне сумеют состряпать
   что угодно. И в качестве редкой находки положить к
   ногам матушки-императрицы. Ведь Екатерина-чужеземка
   обожала "покровительствовать" всему якобы исконно
   русскому. Угодить главе государства и получить
   монаршее благоволение стремился чуть ли не каждый
   мало-мальский вельможа и дворянин. Статский советник граф
   Мусин-Пушкин ничем не хуже и не лучше современников.
   Порадовал царицу "находкой". Похоже, Екатерина оказалась не столь легковерной. Милостями графа не осыпала, и дар засунула в долгий ящик. Откуда ее вытащили на свет божий и на суд общественности наследники императрицы. И тут озаботились наследники графа. Кабы академики не проявили лишний интерес к артефакту? Мало ли чего они накопают. Война подвернулась кстати. Списала грех предка...
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Ра "Седьмое Солнце: игры с вниманием"(Научная фантастика) О.Коротаева "Моя очаровательная экономка"(Любовное фэнтези) Г.Крис "Дочь барона"(Любовное фэнтези) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"