Хардли Хавелок: другие произведения.

Хардли Кей Хавелок - Не забывай меня

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В мире, где живет Микаэла Уилкерсон, люди умирают, когда умирает последнее воспоминание о них. Девушка чувствует, что ее скоро забудут.

  
  
  
  

  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Хардли Кей Хавелок
   НЕ ЗАБЫВАЙ МЕНЯ
   Посвящается N
   Человек умирает тогда, когда умирает последнее воспоминание о нем.
   Джоан Роулинг. Гарри Поттер и Орден Феникса
   Глава 1
   Открываю глаза и переворачиваюсь на бок. Я проснулась - кто-то помнит меня.
   Моя кровать у окна. Из-за щелей в старых деревянных рамах короткая занавеска колышется.
   Я живу на окраине Стикса - маленького городка на юго-западе страны.
   Каждый день льют дожди.
   Не знаю, почему я все еще здесь.
   На меня все давит, место угнетает. Давно хочу уехать. Иногда сажусь перед картой, и, не глядя, тыкаю в нее пальцем. Но каждый раз мимо. Каждый раз промазываю - либо это судьба, либо я еще не готова. Но как знать когда? Не знаю, доживу ли я до обеда. Понятия не имею, сколько у меня еще времени. Минута? Две? Час? День, неделя или год?
   Я исчезну, когда умрет последнее воспоминание обо мне...
   Чувствую, ждать осталось недолго.
   Лежа в теплой постели, ощущаю под щекой мягкую подушку. Мне нравится наблюдать, как по стеклу змеится вода, и как ветер колышет деревья. В такие моменты Стикс кажется вполне сносным, все еще живым городом.
   В семь тридцать звонит будильник. Он стоит на прикроватной тумбочке. Его писк отдается мне резкой пульсирующей болью в голове. Я не обращаю на него внимания.
   Спустя десять минут звук усиливается. Я все еще в постели и смотрю в окно. Совсем не хочется вставать и куда-то идти. Но опаздывать на работу нельзя. Однажды я задержалась, и получила выговор - первое и последнее предупреждение. Я даже не стала оправдываться, потому что мой начальник, мистер Джонсон, как-то узнал, что меня задержала полиция, когда я проникла в дом своего соседа спустя час, после того, как старика увезли в морг.
   Сажусь на кровати, спустив ноги на холодный пол, и, окутавшись одеялом, всматриваюсь в полумрак. Сегодня кто-то думал обо мне. Кто-то не дал мне умереть. Я проснулась, дышу, чувствую прохладу. Я жива - мне снова повезло.
   Спешу в ванную. Растянувшиеся тапочки слетают с ног, и я едва не спотыкаюсь. Заскакиваю под горячий душ. Бледно-серая плитка покрывается паром, он превращается в капельки росы и они стекают на пол.
   Маленькие убегающие капельки...
   Выключаю воду и кутаюсь в теплый халат. На миг задерживаюсь у зеркала.
   Я не узнаю свое отражение. Лицо серьезное и сосредоточенное. Глаза зеленые. Волосы темно-русые. Выгляжу как обычно, но что-то изменилось. Я выросла. Сегодня мне исполняется восемнадцать. Восемнадцать лет кто-то живет с мыслей обо мне. Кто-то восемнадцать лет не отпускает меня, не забывает.
   Возвращаюсь в спальню. Одеваюсь, обуваюсь и иду готовить завтрак.
   У меня тесная кухня. Я знаю, где что лежит. Включив кофеварку, ловко нарезаю батон, крошу помидоры, зелень и нарезаю сыр. Выкладываю их на ломтики хлеба. Бутерброды нужно жарить, но я отправляю их в микроволновку.
   В бело-золотистую кружку наливаю кофе, и бросаю взгляд на ботинки. Сажусь за стол и нагибаюсь.
   Микроволновка пищит в момент, когда я завязываю шнурки. Поднимаю голову, ударяюсь головой о стол. Потирая макушку, бегу за горячими бутербродами.
   Какие же они прекрасные! И запах великолепный. То, что мне сегодня нужно.
   Пожелав себе счастливого дня рождения, уплетаю свой праздничный завтрак. Ничего лучше в жизни не ела.
   Выключаю свет, и тороплюсь к шкафу с верхней одеждой. Пересекаю гостиную. Она походит на кладбище. Нет, здесь нет ни одного надгробия или креста. Среди обычной мебели в коричнево-белых тонах, стоят многочисленные полки с пустыми рамками для фотографий: большие, средние, совсем маленькие, овальные, квадратные, прямоугольные, косые, в форме яблока и самых разных цветов. У каждой своя история. У каждой был хозяин...
   Вот-вот прибудет мой автобус. Необходимо поторопиться.
   Надев черную куртку, натягиваю на голову капюшон, и, еще раз окинув взглядом гостиную, ступаю к входной двери. Открываю ее - влажный воздух обвивает мне лицо.
   Вставляю в замочную скважину ключ и дважды поворачиваю - замок щелкает. Вынув ключ, прячу его в карман. Глубоко вдохнув, спускаюсь по ступенькам и по мокрой дорожке шагаю к дороге.
   Поворачиваю на право. К остановке всего пятьсот метров. На улице ни одной машины, ни играющих ребятишек, ни животными, ни спешащих на работу. Никто не гуляет, не завтракает на верандах.
   Каждый второй дом пустует. Но они не продаются. Некоторые совсем запали и осунулись, другие - в отличном состоянии.
   Смотрю на часы: у меня три минуты. Прибавляю шагу.
   Белый, когда-то обсаженный красными розами, дом миссис Дженкинс спит: ни в одном окне не горит свет. Обычно именно в это время, когда я прохожу возле ее пристанища, она пьет чай на веранде. Окутавшись в клетчатый плед, старуха покачивается в кресле-качалке. Заметив меня, она всегда орет: "Привет, детка! Славное сегодня утрецо! Угадай, кто сегодня живой! Кого еще помнят!". Не помню, когда последний раз слышала эти слова.
   Я у остановки. В двадцати шагах, под знаком "Парковка запрещена", стоит автобус. Он в грязи. Внутри никого. Поднимаюсь, вхожу и сразу же плачу за проезд. Прохожу к четвертому ряду кресел, занимаю место справа, у окна. Место, где мне нужно выйти, не называю. Водитель останавливается только там, где ему вздумается или нравится. Таких мест не много.
   Сидения темно-красные и жесткие. Располагаюсь как можно удобнее.
   Автобус трогает с места. Мелькают размытые деревья, асфальт, трава. За считанные минуты я покидаю окраину города.
   Каждые двадцать секунд протираю стекло. Дышу на него - оно словно пеленой покрывается - протираю рукавом. Снова, снова и снова. Рисую улыбки.
   Не помню, когда в последний раз смеялась.
   Первая остановка. Двери открываются. Внутри автобуса становится холодно. Я прячу руки в рукава, и поджимаю плечи. Мы стоим около пяти минут, но так и никто не подоспевает.
   Водитель иронично фыркает. И мы снова едем.
   С каждым оставленным позади метром дороги, мы приближаемся к центру города. Главные улицы Стикса более оживленные. Много людей, много детей, животных. Улицы заставлены магазинами, офисами, есть больница, забегаловки, два дорогих ресторана, книжный и рядом с ним - магазин открыток. Он единственный в городе. И самый популярный из всех магазинов. Еще бы! Открытки ручной работы, каждая уникальна, мол, единственная для единственного(ой) и незабываемого(ой) от чистого сердца и на долгую память.
   Открытки пользуются необычайным спросом.
   Еще одна остановка. Двери автобуса открываются - я выхожу. Руки держу в карманах. Волосами играет ветер. Глаза слезятся. Чувствую запах хлеба. Это шатенка Мэри, как всегда, разогревает булочки для хот-догов. Она сидит в своем доме на колесах, и продает самые вкусные хот-доги в мире.
   - Привет, Микаэла! - Она улыбается и машет рукой. Девушка расплывается в улыбке, у нее белоснежные зубы.
   - Привет, Мэри! - отвечаю я вежливо. - Как ты?
   - Жива!
   - Это хорошая новость. - Мэри смеется.
   - Ты сегодня зайдешь? - спрашивает она.
   - Если не забуду!
   - Я буду ждать.
   Ноги сами несут меня к бледно-розовым дверям. Под небольшим окошком - полочка для открыток и писем с пожеланиями или просьбами. Спускаюсь по трем ступенькам и останавливаюсь у входа. Вставляю ключ в замок и дважды поворачиваю. Щелк, щелк.
   Захожу внутрь. Тепло. На полу кремового цвета ковер, а вся комната заставлена полками с открытками. Всего их продается около двухсот штук. На любой цвет и вкус.
   Расстегаю куртку и спешу к окнам: надо объявить, что лавка уже работает. Поднимаю жалюзи - в помещении светлеет. Переворачиваю таблички с надписью: "Открыто".
   Сняв куртку, вешаю ее на спинку стула и сажусь за прилавок. В Магазине Открыток я продавец и мастер. То есть я делаю открытки. Я всегда любила что-то мастерить, и после школы нашла работу по вкусу и способностям.
   Мистер Джонсон - владелец лавки - мною доволен. И платит хорошо. К тому же, рабочий день заканчивается в 15:00. У меня полно времени, чтобы существовать.
   И так мало, чтобы жить.
   Мистер Джонсон оставил мне заказ. Ему понравились открытки с объемными цветами - сделать две штуки, и три для влюбленных с надписью: Навсегда в моем сердце. Навсегда в моей памяти.".
   Пока нет покупателей, приступаю к работе. Сначала делаю "для влюбленных". С открыткой "Вулкан сердец" управляюсь за минуты три. Надпись наношу старательно и минут десять. Буквы должны быть одинакового размера и наклона. Малейшая ошибка - открытка летит в мусорное ведро. Старательно вывожу каждую букву: сначала карандашом, потом черной тушью и золотистой.
   Из всех надписей самые востребованные: "Помни меня", "Я тебя не забуду", "Не забывай меня" и "Я забуду тебя, как можно скорее!".
   Все изменилось. Теперь, когда мы любим, мы не говорим: "Я тебя люблю", ми говорим: "Я никогда тебя не забуду", "Ты навсегда в моей памяти". Но, когда любовь исчезает и ее сменяет равнодушие - чаще ненависть - мы проклинаем: "Я забуду тебя. И очень скоро!" - звучит куда ужаснее, чем "тебя ненавижу".
   Потею над ярко-желтой и над насыщено-голубой открытками "Восьмибитное сердце". Она простая - поэтому ее часто покупают. Простота - всегда востребована.
   Из всех открыток, что я когда-либо сделала, моя любимая - "Веселый Краб". А все потому, что Краб действительно получился веселым.
   Я бы хотела, чтобы мне тоже кто-то подарил "Веселого Краба". Или любую другу открытку. Я приму даже обрывок газеты. Ведь дело не в подарке и не в надписях, а в человеке, который его вручает. Люди не дарят ничего тем, к кому они безразличны.
   Открытки с объемными цветами в технике квиллинг. Мистер Джонсон заказал две. Для таких открыток требуется много времени и терпения. Но их покупают чаще всего. Будто они усилят чувства и улучшат память.
   Первую мастерю около часа. И приступаю ко второй. Время летит незаметно, спина ноет, шея затекает, пальцы перепачканы клеем и болят. У меня еще не было ни одного покупателя. Неужели о Магазине Открыток все забыли? Неужели открыток подарено так много, что больше нет нужды покупать? Надеюсь, к закрытию кто-то подойдет.
   И вот, когда совсем разочаровалась и заканчиваю вторую, в магазин входит первый покупатель. Но, чтобы его не вспугнуть притворяюсь, что по уши погружена в работу.
   Я сосредоточена на листовке, наношу последние штрихи, и замечаю темную одежду. По тяжелым шагам понимаю, что это мужчина.
   Он блуждает между полок. Присматривается. Изучает. И молчит.
   Он идет ко мне. Мое сердце колотиться. Почему-то я боюсь разговаривать с людьми. И как только мне приходится с ними общаться, я жутко волнуюсь. Будто неверно подобранное или случайно пророненное слово может разрушить мою жизнь.
   - Привет. - Вдруг слышу знакомый голос у самого уха и вздрагиваю.
   Дыхание перехватывает. Руки дрожат. Сердце вот-вот взорвется. Поднимаю голову. Передо мной Сэм Меннинг - мой одноклассник, когда-то друг, мое утраченное счастье.
   Высокий, подтянутый, улыбчивый. У него глаза ясного неба и темно-русые волосы. Сэм Гордон Меннинг - моя неумирающая любовь.
   - Привет, - отвечаю я.
   В его руке темно-синяя открытка с разноцветным воздушным шаром. И надписью: "С Днем рождения!".
   Сэм... Сэм - единственный человек, которого я не забуду. Никогда. Просто, потому что не хочу его забыть.
   Каждому нужен тот, кто будет помнить его вечно. Даже если это невозможно.
   Я буду помнить Сэма вечно. Не потому, что не могу его забыть, а потому, что хочу, чтобы он жил вечно. Я просто его люблю.
   - Я ищу открытку для своей девушки. У нее сегодня день рождения. - говорит Сэм. - Ты не могла бы мне помочь?
   Мое сердце обрывается. У Сэма есть девушка. У него есть любимая! Нет, не может быть! Не может быть! Почему? Почему он мне об этом говорит? Он ведь знает, как я к нему отношусь.
   А чего я хотела? Сэм никогда меня не замечал, хоть мы в школе сидели рядом. Не уверена, что я вообще для него когда-либо существовала. Для него я - пустое место, ничто. Я в этом уверена. Последние три месяца мы вообще не виделись. Нет, я ошибаюсь. Он посещал Магазин Открыток раз пять, но ничего не покупал. Молча блуждал между полок и уходил.
   - Что именно тебя интересует? - спрашиваю я, сдерживаясь.
   - Ну, я хочу что-то особенное. Понимаешь? - улыбается он. - Без всех этих глупых посланий. Они не передают чувства.
   У меня все открытки с надписями. Не понимаю, чего он требует. И не хочу понимать. Пусть покупает ту, какую взял и уходит.
   - Тогда ты ошибся. Тебе нужно в соседний магазин.
   - В книгах тоже есть послания. - возражает Сэм.
   - Тогда выбери самую бессмысленную. Например, как сделать такую, как мне нужно открытку своими руками.
   Сэм смеется. Что он нашел смешного в самой глупой фразе?
   - Это займет слишком много времени. Я возьму вот эту. Или, может, ты посоветуешь что-то получше?
   - Нет. Твоей девушке понравится.
   - А тебе нравится? Мне нужно быть уверенным, что открытка действительно хороша.
   - Да, мне нравится. - улыбаюсь я. - Иначе я бы ее сожгла.
   Сэм дает мне деньги. Я кладу их в кассовый аппарат.
   - Может тебе сделать подарочный конверт?
   - Нет, не стоит. - Он смотрит на стол и снова на меня. - Как твои дела?
   - Спасибо, хорошо. - отрезаю я. К чему он интересуется моими делами? Поскорее бы уходил, не хочу перед ним разреветься.
   - У меня тоже.
   - Здорово, - говорю я. - Рада слышать.
   - Ладно, - улыбается Сэм, - я должен идти.
   Нет, не уходи! Я больше не хочу, чтобы ты уходил. Задержись еще на минутку. Всего одну. Мне больше ничего не нужно.
   - До встречи. - говорит Сэм и направляется к выходу. Я смотрю ему в спину. Миг и он исчезнет. Возможно навсегда. Он открывает двери, выходит и они со звуком закрываются.
   - Пока, Сэм. - произношу я. Не забывай меня, пожалуйста. Если сможешь...
   Наверно, это наша последняя встреча. Вряд ли он сюда еще заглянет. Ему же не нравятся открытки с надписями, он хочет что-то особенное. Что-то особенное для своей девушки. Тоже особенной. Из миллионов он выбрал Ее. Ее! Не меня... Почему он не выбрал меня?
   Слезы капают на ярко-желтую бумагу. Я убираю ее, пока не пришел мистер Джонсон, и не наорал на меня за порчу материала. Но он заскакивает в лавку перед ее закрытием, чтобы забрать выручку. Так что я могу плакать на ярко-желтую бумагу сколько захочу, сколько хватит сил.
   Глава 2
   Микроволновка в домике Мэри гудит. А это значит, что мой рабочий день закончился пять минут назад.
   - Тебе с чем? - спрашивает она.
   Я смотрю на вывеску с ценами. Мэри что-то говорит, я ее почти не слышу. Все еще не могу поверить, что у Сэма есть девушка; они будут жить долго и счастливо, пока склероз их не разлучит. А меня... меня он забудет. Возможно, уже забыл.
   - С чем тебе?! - орет Мэри. Я вздрагиваю от ее визга.
   - С горчицей. - отвечаю я. Нет, не хочу с горчицей, она была вчера. - И с овощами! - живо поправляю я.
   - Поздно, - вздыхает девушка. - Я уже додала горчицу.
   - Тогда еще второй делай.
   Мэри снова вздыхает и включает микроволновку.
   - Тебе, как всегда? С собой?
   - Угу, - киваю я.
   - И горячего агента?
   - Угу.
   - У тебя что-то случилось? - беспокоится Мэри. - Ты сама не своя.
   - Нет, все хорошо. - отрицаю я ее замечание.
   Проходит минуты три и Мэри дает мне два теплых картонных лотка, - напоминающих гробы, - с хот-догами и стакан с горячим кофе. Именно его мы называем Горячим Агентом.
   - Приятного аппетита! - улыбается девушка, получая деньги.
   Пытаясь не уронить свертки и не пролить кофе, спешу к автобусу. Заскакиваю в последний момент, сажусь на место у окна в четвертом ряду. Автобус снова пустой. И он отвозит меня на последнюю остановку. На "место для самоубийц" - безлюдный берег холодного океана.
   Нахожу самый большой камень, забираюсь на него и сажусь. Открываю первый сверток, принюхиваюсь. Быстро уплетаю один хот-дог, потом второй. И запиваю их почти остывшим кофе.
   Сколько бы я не была у берега океана - не встретила ни одного человека. Люди избегают подобных мест. Наверно боятся найти себя одинокими и никому не нужными. Боятся посмотреть правде в глаза.
   Если хочешь жить, если хочешь, чтобы тебя помнили - ты не должен посещать безлюдные места.
   Холодный ветер ерошит волосы, сечет лицо и пробирает до костей. Волны с шумом разбиваются об оскалы - до меня долетают брызги. И осознание: "места для самоубийц" - самые прекрасные.
   Закрываю глаза и вдыхаю как можно глубже. Не знаю, доживу ли я до завтрашнего дня. Вернусь ли я сюда... Что, если последний человек, который помнил меня все это время, думал обо мне все это время, потеряет память? Странно, но мне не страшно. Я не боюсь умереть. Уже давно не боюсь. Цепляться за жизнь - глупо. К тому же у меня нет ничего, что я боюсь потерять.
   Другие люди заводят друзей, семьи, рожают детей. Для того чтобы кто-то их помнил. И, возможно, из-за большой любви
   Поэтому я никогда не заведу семью. И у меня никогда не будет чего-то стоящего. Но уверена в одном: я умру в одиночестве и всеми забытой. Как все.
   Взяв оба свертка и стакан, спускаюсь.
   Ноги вязнут в песке. Я иду вдоль побережья, оно кажется нескончаемым. Оно останется после меня. Я уйду, а оно не исчезнет. Возможно, оно вечное. Океан останется, а я умру. Может быть, когда-то он высохнет. Но я этого не увижу. Говорят, что через миллионы лет взорвется солнце. Этого я тоже не увижу. Как много вещей и событий произойдут после моей смерти! Они не будут иметь ко мне никакого отношения.
   Жизнь и смерть идут нога в ногу. Но смерть всегда на шаг впереди.
   Через миллионы лет никто не будет знать, что я жила. Я уйду бесследно. Навсегда. И никто не задастся вопросом: была ли такая - Микаэла Уилкерсон? Потому, что никто не будет помнить обо мне. И это странно. Сначала я исчезну из чьей-то памяти, а потом мое лицо исчезнет со всех фотографий. От меня не останется даже тени. Ничего.
   Возвращаюсь домой. Уже поздний вечер. Наконец-то в окнах домов горит свет. За занавесками мелькают человеческие фигуры. До меня доносится смех детей. Их еще ничего не гложет. В их сердцах еще нет ни единого ядовитого червя.
   Мой взгляд задерживается на самом угрюмом доме - на доме мистера Вудкинса. Бежевая краска облупилась так, что, кажется, доски покрылись ядовитыми пятнами. Газон порос сорняками. Окна перекосились.
   Каждый вечер мистер Вудкинс сидит у своего окна то ли с кружкой, то ли со стаканом. Но не сегодня. Внутри темно. Но вчера свет горел или сегодня с утра... Точно не помню.
   Надеюсь, старик просто изменил своей привычке и с ним все хорошо. Как я могу себя обманывать? Мистер Вудкинс каждый вечер уже лет пятнадцать сидит у окна и высматривает прохожих. С ним что-то случилась. Я уверена. Мне следует к нему заглянуть. Вдруг он умер...
   Оглянувшись по сторонам, перехожу дорогу. Машин нет, но старая привычка... Ступаю по дорожке, и поднимаюсь по деревянным ступенькам. Стучусь в дверь. Еще, еще и еще... Но никто не открывает.
   - Мистер Вудкинс, это я! Микаэла! - Я грохочу кулаками в дверь.
   Не уверена, что старик помнит меня. У него проблемы с памятью: пробелы длиною в дни, недели и года. Он забыл свою жену - ее сердце бахнуло, тело судорожно вздрогнуло, словно от мощного внутреннего удара, и она скончалась.
   Сильнейший удар сердца - оповещение, что о тебе забыли. Две-три секунды ты это осознаешь, и с разочарованием умираешь.
   - Мистер Вудкинс, откройте!
   Дергаю за ручку, но дверь заперта. Он точно умер. И это не предчувствие, а уверенность. В любом случаи, я должна вызвать полицию. Они приедут и во всем разберутся. Но, чтобы позвонить, мне нужен телефон. И он внутри. Я зайду и позвоню. И не обязательно через парадные двери. У всех домах есть запасной выход.
   Обхожу дом. Снова безуспешно пытаюсь открыть дверь. Что же делать? Как проникнуть внутрь?
   Слева от меня разваленный собачий домик, справа - под окном стоят мусорные баки. Окно! Я могу проникнуть через окно!
   Пытаюсь его открыть, и оно поддается. Мистер Вудкинс, оказывается, закрывает двери, но не окна. Как непредусмотрительно с его стороны.
   Пролажу в отверстие. Под руками что-то твердое и холодное. В темноте ничего не разобрать. Спотыкаюсь и падаю. Ударяюсь локтем и головой. Теперь на лбу вырастет большущая шишка.
   Поднимаюсь, поправляю одежду и осознаю, что я в кухне мистера Вудкинса. А зацепилась я за кран над раковиной - она у самого окна.
   Я здесь, чтобы найти старика. И оставаться в доме долго нельзя. Вдруг кто-то видел, как я пробиралась внутрь. Нужно быстрее его отыскать.
   Глаза привыкают к темноте. И я вижу дверной проем.
   Переступаю порог. Шаг, второй, третий и под ногами что-то хрустит. Сердце замирает. Что я сломала? Какую-то мелочь или... пальцы мистера Вудкинса? В детстве я не заметила позади себя цыпленка и раздавила его. Его кости хрустели, но не так громко. Нужно срочно включить свет! Ищу выключатель. Щелк.
   На темно-коричневом полу разбитая чашка и лужа. Далее, лицом вниз, лежит бездыханное тело мистера Вудкинса. Подбегаю к нему. Он холодный. Я уже ничего не могу сделать. Наверно, он приготовил чай и спешит к окну, когда ЭТО случилось.
   Бросаюсь к телефону. Набираю 911. Ничего не говорю. Взволнованный женский голос просит меня объяснить ситуацию и назваться. Но я откладываю трубку. Они вычислят откуда именно звонят и через несколько минут приедут патрульные. А мне до того времени следует убраться вон.
   Но прежде чем уйти, мне нужно кое-что захватить...
   Над камином в одну линию выстроились пустые фотографии. Мистер Вудкинс умер - его лицо исчезло. Взяв одну из рамок, рассматриваю ее, и провожу пальцем по пыльному стеклу. Глубоко вдыхаю.
   Опустевшие фотографии - напоминание и неоспоримое доказательство: кто-то действительно жил и этот кто-то умер. И ушел этот кто-то не бесследно.
   Пора уходить. Выключаю свет и возвращаюсь в кухню.
   Тем же путем выбираюсь на улицу, закрываю окно. Надев капюшон, тороплюсь отдалиться от дома мистера Вудкинса на безопасное расстояние. Полицейские сирены гудят на соседней улице. Они стремительно приближаются.
   От дома мистера Вудкинса к моему не больше семи минут ходу. Но я дохожу за пять.
   Коротаю путь через газон. От постоянных дождей земля раскисла. Ботинки в болоте. Перед тем как войти, снимаю их и оставляю в прихожей.
   Заперев дверь, включаю свет. В доме тихо. В кладовке пищит мышь. Сняв куртку, отправляю ее в шкаф для верхней одежды. И иду в гостиную. Еще одна рамка... Тщательно выбираю для нее место, и ставлю на полке с книгами. Для мистера Вудкинса это отличная компания.
   Старик любил читать, философствовать и иногда поражал меня своими мыслями. Однажды он сказал то, что я никогда не забуду: "Я всего лишь краски и память. Краски и память..." верно подметил он.
   Старик прав: мы - краски и память. Сотри и забудь.
   Поднимаюсь по лестнице. Доски под ногами прогибаются и скрипят.
   Захожу в спальню, забираюсь по одеяло. И смыкаю веки. Не знаю, проснусь ли я завтра. И не хочу об этом думать. Не хочу думать ни о чем и ни о ком. Скорее бы уснуть. Скорее бы этот день закончился. Скорее бы забыть о встрече с Сэмом. Он поинтересовался моими делами, надо было сказать, что я его люблю, думаю о нем перед сном...
   Открываю глаза. Веки тяжелые, будто отекли. Я снова проснулась - кто-то все еще помнит меня.
   Вчера, спрятавшись под одеяло, я снова плакала. Не могла остановиться. Я едва не задохнулась от слез. И решила уехать. Не знаю куда, но собираться начну прямо сейчас. Вещей у меня немного. Возьму самое необходимое. Думаю, в одну сумку поместиться.
   Начну новую жизнь.
   Сев, спускаю ноги на холодный пол, и, закутавшись в одеяло, прислушиваюсь. Странно, за окном не шумит дождь. Впервые утром замечательная погода. Это хороший знак. Да, сегодня я переезжаю. Сяду в первый же поезд и уеду в неизвестном направлении. Мне не важно куда именно. Просто уеду...
   Ногами ищу тапочки. Левая, правая... Отлично, а теперь в душ.
   Встаю, сбрасываю с себя одеяло и... ТУ-ДУХ. Мощный удар внутри тела ноги подкашиваются, и я падаю. Не чувствую своего тела. Не могу пошевелить пальцами. Я умираю? Умираю... Нет! Нет! Нет! Неужели меня забыли, и я умираю прямо сейчас? Нет! Я не хочу умирать! Как же моя новая жизнь? Не хочу... не хочу...
   Одна секунда.
   Глаза открыты, но все исчезает.
   Вторая сек...
   Все права принадлежат автору https://vk.com/renegade_book
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Кин "Новый мир. Цель - Выжить!"(Боевая фантастика) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) С.Суббота "Наследница Альба "(Любовное фэнтези) Д.Деев "Я – другой 3"(ЛитРПГ) Е.Флат "Невеста из другого мира 2. Свет Полуночи"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Я твоя ведьма"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Загадки прошлого. Лана АндервудСеренада дождя. Юлия ХегбомМилашка. Зачёт по соблазнению. Сезон 1. Кристина АзимутЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеОгонь его ладоней. Ната ЧернышеваОдним днем. Ольга ЗимаПраво на счастье. Ирис ЛенскаяКороли долины Гофер. Светлана ЕрмаковаСемь Принцев и муж в придачу. Кларисса Рис
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"