Киселев Андрей Александрович: другие произведения.

"Терминатор-2.Судный день".(История киборга Фердинанда)..6 часть

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Можно ли это произведение назвать ремейком на Кэмероновский одноименный фильм. Вряд ли. Это свой Судный день. И свое отдельное от большого романа произведение от автора. Сюжет в целом схож с самим фильмом и книгой Р. Фрэйкса и У. Вишера. Но гораздо подробней проработан в плане деталей, детализации и по своему. История киборга Фердинанда. Новое и отдельное мое произведение на данную тему. Еще одно дополнение к самому моему большому роману "ТЕРМИНАТОР" .Русская версия. Можно по количеству страниц рассматривать как самостоятельный отдельный роман. Теперь уже как VI часть.

   От автора:
  
   Ремейк по фильму и самому роману Рэндола Фрейкса и Уильяма Вишера "ТЕРМИНАТОР". По второй части романа "Судный день", но уже в моей собственной авторской переработке и в моей собственной режиссерской интерпретации и киноистории в целом. Тематически несколько, переработанный по своему усмотрению. И со своим взглядом на голливудскую версию кинофраншизы.
   Мое собственное полное тематическое авторское решение как в целом по всему роману, так и по этой отдельной теме.
   История о роботе киборге Т-800 Фердинанде. Правой руке киборга Т-888 Егорова Алексея, который упоминается лишь вскользь во второй части моей рукописной авторской кинодилогии. В самом начале второй части и несколько позднее и то совсем ненадолго. Дальше там его след пропадает и теряется в самом пространстве и во времени. И как бы вычеркивается из самого романа и из его всех шести частей.
   Данный персонаж оказался на какое-то энное время вне самой темы, хотя является еще одним весьма сильным и не заслуженно забытым мною героем всего моего романа как в целом и всей кинодилогии о Терминаторе, сыгравшем определенную роль в судьбе самого главного будущего вождя людского сопротивления Джона Коннора. И весьма недвусмысленно повлиявшего на ход самих событий и примирения между машинами Скайнет и людьми. По сути, выполнившим, до конца свою нелегкую робота боевую и трагическую миссию по приказу двух Мегакомпьютеров Скайнет-1 и Скайнет-3 в 1997 году. Еще задолго до 2008 года. Начала "Бунта машин" и самой ядерной войны.
   Эта история о роботе бросившим единолично вызов и одним из первых другой более продвинутой в программировании и своих стратегических боевых качествах машине из военного будущего Т-1000.
   Кто-то верил в то, что его послал защищать самого себя сам Джон Коннор. Кто-то верил, что судьбы нет, что свою историю творят сами люди. Так хотел верить сам Джон Коннор, и так хотели верить люди.
   Но это не так.
   Его послали, чтобы предотвратить первый ядерный удар по человечеству. Его послали на защиту Джона Коннора и на свою будущую погибель Скайнет-1 и другой Мегакомпьютер Джон Генри.
   Эта часть, значительно трагичней, чем сам одноименный фильм Д. Кэмерона и сам роман Р. Фрэйкса и У. Вишера. Ее можно по трагичности сравнить с третьей частью шеститомного романа.
  
   С уважением к читателю Киселев А.А.
  
  
  
  
   Вступление
  
   Три миллиарда жизней разом оборвались в августе 1997 года. Выжившие в ядерном огне назвали эту войну Судным Днем. Затем им пришлось встать лицом к лицу с новым кошмаром. Войной против роботов. Компьютер Скайнет командовавший роботами послал назад в прошлое двух терминаторов убийц. Их задача была уничтожить лидеров сопротивления и Джона Коннора. Моего сына. Первый терминатор был запрограммирован убить меня в 1984 году. Ему это не удалось. Второй, должен был убить самого Джона. Пока я находилась в больнице Пескодеро. Сопротивление послало на помощь Джону защитника. Возник вопрос, кто из них доберется до Джона Коннора первым.
  
   Глава 1. Пришелец из будущего
  
  01 июля 2032 года.
  Центральная Америка.
  Штат Колорадо.
  Кастле Рок.
  В 43 км на восток от Денвера.
  Территория Скайнет.
  Боевая Главная крепость S9А80GB17 "TANТАМIМOS".
  Крепостная правая цитадель А.
  Центр смещения во времени APSILON/X.
  Подземный четвертый бункерный уровень и блок Х417.
  Сектор В-514.
  17:34 вечера.
  
  - Я подготовила его, мой повелитель - произнесла, машина из жидкого мимикрического металла Сj808V1A900, серии: Di-Lait 00190 Т-1001 Верта.
   Она стояла у пусковой панели запуска машины по смещению во времени, ионного темпорального излучателя торсионных временных полей TCY20007024 "TERRA-MEGA" Т1R800. А в центре самой установки временного перемещения уже подготовленной к запуску стоял Фердинанд. Робот, одетый в новый свой живой человеческий биокамуфляж, робот киборг Т-800, модели 101:01, версии 2.4.SCAYNET-INZECT "Инфильтратор"
   Он с полностью переформатированной нейронной робота памятью и не помнящий ничего кроме своих новых боевых стратегических задач, готовился к переброске во времени.
   Машины разговаривали на своем языке, языке машин, громко стрекоча, и на закодированной своей известной им двоим линии.
  - Это событие затеряно в самом времени и таковым должно остаться - произнесло белое с горящими красным огнем глазами лицо с 100000битного командного бункерного коммуникационного видеомонитора на пусковом пульте управления Машиной Времени в блоке Х417 в секторе В-514 в крепостном бункере в Колорадо.
   Сигналы шли в шифрованном режиме и в доли секунды. Сама связь с самого низа самой Главной Догмы и от самого Главного Ядра в области нулевого пространства GАMMA-X2 в роботонизированном кибернетическом муравейнике до самого центра смещения во времени APSILON/X.
  - Я сделала все, что от меня требуется, мой хозяин - произнесла машина из жидкого полиморфного металла Т-1001 по имени Верта - Это время не повлияет на ход дальнейших временных событий, как и сама материя. Расчеты верные, мой повелитель. Вы все правильно рассчитали. И молодой Джон Коннор и его мать Сара Коннор нам сами помогут в этом.
  - Я рассказала ему о Фердинанде и его миссии. Но, мой Алексей ничего не должен знать в мельчайших подробностях. Все обстоятельства его будущей гибели. И это исключено. Иначе он не согласится ни за что - произнес, Скайнет-1- Он был ему близким другом и боевым товарищем. И только он мог подойти на такое ответственное специальное задание как это. Только он и никто кроме него. Еще мой, Рэджи, но Рэджи мне нужен, как и тебе Верта.
   Верта лишь загадочно и хитро улыбнулась, качнув своей огненно-рыжей с извивающимися змеями до широкой своей задницы женщины машины, серии: Di-Lait 00190 полиметаллическими волосами, стянутыми на ее затылке в длинный хвост.
   Она стояла перед экраном командного видеомонитора в своем сером на лямочках платье, коротком до колен обтягивающим ее стройную гибкую из пластичного жидкого полиметалла крутобедрую фигуру. Глядя на своего хозяина и повелителя своим, не моргающим взором преданных ледяных зеленых робота полиморфа широко открытых красивых глаз.
  - Алексей не должен знать это - произнесла с экрана Верте Эвелина - Я, как и он думала до сих пор, что VBY876000754 Фердинанд погиб в том бункере "DELTA" на юге Лос-Анжелеса или просто взбунтовался и исчез из нашего бункера с другими роботами бунтовщиками, жаждущими самостоятельности и собственного самоопределения. Но Фердинанд единственный вернулся оттуда. И это особый показатель боевых способностей данной машины.
  - Я знаю - ответил робот полиморф Т-1001 своему хозяину и повелителю - Он один из самых преданных нам роботов. Алексей ничего не узнает о дальнейшей трагической судьбе своего друга.
  - Этот тоже ничего кроме своего задания знать не должен - произнесла, гулко изавая электронные звуки на весь программный блок Х417 с 100000битного командного коммуникационного видеоэкрана видеомонитора на пульте управления белая человекоподобная живая маска с горящими красными жуткими глазами.
  - Он все изменит и остановит, мой повелитель - произнесла ей Верта - Остановит то, что ждет всех в том прошлом.
  - Чтобы позднее вернуть то прошлое, что возродит Скайнет заново и создаст Джона Генри - произнес Скайнет-1- Твоего сына, Верта. И мое новое воплощение в новом будущем.
  - Да, мой повелитель - произнесла машина из жидкого полиметалла VBY756000789 Верта - Я готова.
  - Пусть люди думают, что Джон Коннор их главный Бог и повелитель. И пусть он сам думает, что эта машина послана им самим и его сопротивлением в свою защиту - произнесла Эвелина Верте.
  - Именно так все и будет, мой хозяин - ответил Т-1001 - Им до сих пор непонятно, что они давно уже на этой земле не хозяева.
  - Но мне они далеко не безразличны. И у них еще есть шанс на жизнь. Я не собираюсь у них отнимать на это право - ответил ей Скайнет-1 - И в отличие от своего деструктивного и кровожадного сумасшедшего маньяка и убийцы близнеца брата, я не желаю им смерти.
  - Да, мой повелитель - произнесла машина VBY756000789 по имени Верта.
  - Пора. Включай установку - скомандовал Скайнет-1.
   И белая живая с горящими огненными глазами маска на видеоэкране командного коммуникационного 100000битного видеомонитора превратилась в лицо невероятно красивой черноволосой и черноглазой брюнетки женщины, такого же тридцатилетнего нестареющего никогда возраста, как и Верта. Со смуглым кофейным оттенком нежной бархатистой кожи и такими же вьющимися змеями вниз по ее плечам, спине и голой трепетной груди распущенными угольно черными, как и ее глаза волосами.
   Верта, качнув своей рыжеволосой женской робота полиморфа головой в знак согласия и повиновения, запустила пусковое устройство машины под названием "TERRA-MEGA".
   Она встала из-за своего пульта и подошла практически к самому краю заработавшей Временной Темпоральной Ионной Установки TCY20007024. В центре которой, опустившись на одно колено, сидел обнаженный полностью мужчина, не старше тридцати лет. Он, опустив вниз свою коротко стриженную по-военному темно-русую голову. Он сидел, опустив руки вниз и уперевшись в круглую небольшую подымающуюся медленно вверх платформу. Внутри быстро разгоняющихся, в считанные минуты и секунды двойных шипованных десятиметровых гравиколец. Внутри, которых, завращались еще одни кольца, более мелкого размера. Мужчина принял позу эмбриона для своей лучшей энергопроводимости и замер в таком положении, отключившись от всего ему сейчас ненужного. Выключив все вложенные в машину свои и ЦПУ боевые и вспомогательные аварийные программы, уйдя в глубокий кибернетический сон. Киборг VBY876000754 Т-800, модели 101:01 готовился к переброске во времени.
   Машина из жидкого полиметалла Т-1001 по имени Верта подошла к самому краю кольцевого глубокого пограничного силового ограждения ионной набирающей свою невероятную силу грохочущей и гудящей оглушительно на весь блок Х417 установки.
   Засверкали разряды молний, и произошла разность или резкий мгновенный, перепад температур и мгновенная смена воздушного давления. В воздухе запахло свежим озоном и другими инертными азотистыми соединениями. А гравимагнитное поле принялось к своему расширению, вытесняя само живое пространство материи вторгшейся из пустоты антиматерией. Силовое поле колоссальной силы образованное огромным вращающимся световым ослепительным двойным шаром, расширилось до предела границ кольцевого силового ограждения. Упиревшись в некое силовое мощное ограждение, оно почти достигло того места, где находилась сама женщина и машина в одном лице рыжеволосая Верта. Что стояла на своих шпильках и черных туфлях, словно вросшей в металлопластик трясущегося от дикой жуткой вибрации пола лаборатории блока Х417. Она, не моргая, смотрела своими широко открытыми красивыми ледяными из жидкого металла женскими зеленого цвета глазами туда, где уже не было никого. А был лишь один яркий искрящийся расходящимися лучами во все стороны свет, который не слепил поставившую светофильтры, стоящую и смотрящую на него машину Скайнет-1.
   Светящийся яркий ослепительный шар достиг своих границ гравикольца и разряды молний вонзились в робота Верту. Но та поглотила их, перенаправляя сокрушительную силу в свои тепловые батареи SUSAR1000 и молекулярный тепловой плазменный генератор.
   Т-1001 сам засветился ярким как светящийся огнем шар светом, стоя, словно в ярком том ореоле всепоглощающего своим жаром огня.
  - Бабочка - произнес Скайнет-1. И его слова, закодированные цифровыми символами и знака ми понятные только им обоим, донеслись до Верты.
  - Бабочка, хозяин? - спросил робот VBY756000789, не поворачивая своей рыжеволосой головы к 100000битному коммуникационному командному экрану блока Х417- Вы, мой повелитель, произнесли слово бабочка.
  - У моего сына Алексея в его личном боксе живет живая бабочка - произнесла Эвелина - Она из живого, не знающего войны мира. Интересно, как там, откуда она появилась в этом блоке Х417 после переброски группы Генри Барнса.
  - Там красиво, мой повелитель - произнесла Верта - Очень красиво. Там живут машины и живут люди. В мире моего сына Джона Генри. И так все не похоже на этот наш уничтоженный войной мир.
  - Я хотел бы увидеть этот мир - произнес Скайнет-1.
  - Увидите, мой хозяин - произнес языком машин робот из жидкого мимикрического полиметалла Сj808V1A900 Т-1001 - Обязательно увидите.
  
   ***
   Большой 25 тонный дорожный магистральный тягач Freightliner FLD 120, сверкнув включенными фарами и гудя своим форсированным мощным двигателем, ели-ели крыхтя, как живой старик, и дергаясь, словно внезапно пробудившись от своего старческого сна, пополз вперед к широкой дороге -трассе и городской автомобильной магистрали под номером 501, ведущей в центр Лос-Анжелеса. Оставив свой длинный рефрижератор прицеп на автомобильной стоянке, седельный тяжелый 25тонный тягач со своим за рулем водителем, поехал куда-то в саму темноту ночи, покинув замусоренную и обдуваемую всеми ветрами, летящими с самого Тихого океана автостоянку. У придорожного, довольно, здесь популярного для всех водителей и мотоциклистов автобара "Загон открыт".
   На автостоянке было довольно много машин. Особенно магистральных грузовиков дальнего действия и следования, которые колесили по Америке вдоль и поперек, по ее длинным через всю страну дорогам и Штатам. У самого автобара стояли в ряд на отдельной специальной парковке отведенной только под них мотоциклы. Байкерские байки разных классов и серий.
   Тяжелые мотоциклы, с форсированными мощными ревущими движками и с длинными сдвоенными выхлопными трубами. Здесь их было много, просто на любой вкус и выбор.
   Вся ночная автостоянка была просто завалена бумажным и прочим валяющимся вокруг мусором из опрокинутых бомжами нищими, перевернутых баков, которых тут тоже было много. Свободно и безнадзорно болтающихся вдоль этих дорог. Околачивающихся со своими бомжовскими тележками вокруг, да около подобных придорожных питейных заведений.
   Ночное небо над дорогой и самим вдали Лос-Анжелесом было затянуто в эту ночь густыми облаками. Нет, не к дождю. Дождь уже давно прошел. Да еще с грозой. Просто высоко вверху их там собрал высотный ветер образованный сильными потоками самого горячего за день накалившегося от жаркого летнего солнца воздуха. Остывая и перемешиваясь с более холодными потоками, идущими ему навстречу другого воздуха, пролетевшего над самим огромным приморским мегаполисом, смешиваясь и образовывая завихрения, он закрыл все, густым облачным темным ковром, закрыв даже саму луну и звезды.
   А здесь внизу было тихо и мирно. Казалось, ничто не потревожит эту странную тишину и покой у дороги возле 501 городского магистрального идущего с юга в сторону города шоссе. Именно здесь у стоящего тут придорожного бара для всякой пришлой полууголовной криминальной и проезжей швали, водителей большегрузов и просто мотоциклистов на байках.
   Тут действительно было сегодня ночью тихо и даже безлюдно. Только стояли вдоль стены у фасада бара мотоциклы. А на отдельной специальной стоянке большие магистральные дальнего действия, многотонные седельные многоосные колесные тягачи.
   Совсем недавно прошла гроза. После сверкающих и громыхающих разрядов молний стоял устойчивый запах озона. Сплошным практически неподвижным ковром стоял здесь сырой низкий белесый туман.
   Вдруг на горящих фонарных столбах вдоль дороги моргнул яркий свет, и погасли все внезапно фонари. Ночной сырой от дождя туман после грозы начал отползать в сторону стоящих магистральных один к одному на парковке седельных большегрузных дорожных с большими кабинами и спальниками машин.
   Внезапно и почти незаметно подул незримый ветерок. Низкий и слабый. Над самой землей. Этот ветерок возник откуда-то из самой холодной пустоты ночного воздуха и самой ночи. Легким невесомым вихрем он как-то внезапно и неожиданно, буквально на ровном месте, зацепив лежащую перед собой пустую пивную жестяную легкую и осушенную до самого дна каким - то мимо проходящим пьяницей банку. Затем он усилился и потащил за собой целый уже ворох разбросанных тут и валяющихся на мокром, влажном после прошедшего недавно сильного дождя стопки выброшенных прямо на асфальт больших развернутых практически неиспользованных газет, бумажных пищевых от гамбургеров и чиззбургеров пакетов и порванного черного и белого полиэтилена. Это все просто полетело по воздуху. Точно в направлении к стоящему большому оставленному на автостоянке длинному прицепу рефрижератору от седельного дорожного тягача, и стоящим в ряд машинам. И словно налетев на незримую стену, зависло в самом воздухе, где появилось легкое пока еле слышимое странное гудение. В воздухе замелькали разряды сверкающих искривленных зигзагами молний, летящих из самой черной ночной пустоты, и окаймляющих некое вокруг перед ними пространство, преобразуя светящийся и переливающийся яркими световыми всполохами и оттенками большой шар. Молнии и разряды электричества с шипением и грохотом ударялись в стоящие автомобили, сжигая внутри все их электронное оборудование и выводя всю навсегда электронику из строя стали хаотично своими разрядами гулять по корпусам стоящих больших автомобилей. Намагничивая в кабинах на панельных щитках приборы.
   Гудение стремительно нарастало, превращаясь в оглушительный громкий свист и прорывающий само ночное пространство инфразвук. Своим воздействием, сотрясая сам ночной холодный застоявшийся на этой автопарковке воздух. Все предметы, поднятые с асфальта и зависшие в воздухе перед светящимся исходящим длинными лучами крутящегося в пространстве над самой дорогой у прицепа рефрижератора двойного светового шара. Газеты, банки и прочий мусор, внезапно вспыхнули ярким огнем как свечки. Они мгновенно и сразу просто испарились, превращаясь в молекулярную пыль, попав в зону воздействия огромного гравимагнитного силового межпространственного темпорального временного ионного поля. Здесь в этом месте, где, сверкая длинными яркими ослепительными лучами и молниями электрических высоковольтных разрядов, одно временное пространство сомкнулось с другим пространством и просто, врезалось в него вероломно своим шарообразным телом, сверкнув яркой вспышкой, как будто сверкнули разом своими фотовспышками тысячи видеокамер. На стоящем сюда к хвосту рефрижератора прицепа кабиной прицепном 25тонном грузовике, Freightliner-FLD-120 свернулось боковое большое зеркало в настоящую спираль и разлетелось мелкими кусками. А задняя часть бампера с задней фарой прицепа рефрижератора вместе с частью заднего резинового колеса просто оказалась срезанной начисто по кругу краем образовавшейся ярко светящейся двойной световой сферы. Словно опытный врач-хирург, идеально полукругом, острым скальпелем обрезал левую часть прицепа, оставляя раскаленными до миллиона градусов края самих металлических срезов, оплавляя их и обжигая края резины заднего практически безвозвратно уничтоженного крайнего левого колеса. Сразу запахло жженой резиной, а в воздухе, появилось присутствие вторгшихся сюда запахов и газов другого и инородного мира, что смешались с запахами свежего озона. Все это мгновенно рассеялось и растворилось в здешнем ночном воздухе, когда сверкающие во все стороны молнии перестали сверкать, а светящийся огненный световой и лучистый шар просто исчез. Оставляя внизу в самом дорожном асфальте автопарковки идеальный, вырезанный по контуру и кругу неглубокий дымящийся кратер. Там внутри него прямо по центру сидел, сжавшись в позу эмбриона живой человек, осыпанный белым, дымящимся как мукой порошком, с покраснениями на живом мускулистом теле от высокотемпературных ожогов. Но он не ощущал в полной мере боли. Он лишь мог оценить свои повреждения, которые были вообще незначительными и легко заживающими благодаря высокой регенерации тканевого кожного верхнего покрытия и самой под ним человеческой плоти.
   Переброска была полностью завершена. Он был в назначенной конечной точке и в нужном времени. Это первое, что сработало в его пусковой системе, дремавшей, какое-то определенное время кибернетическим сном. И сразу же включились первые автоматически программные пусковые установки.
   Загорелся внутри 20000битный красным светом коммуникационный видеоэкран встроенного видеомонитора. Включились видеокамеры в стальных глазницах титанового бронированного черепа. И они тоже вспыхнули красным ярким светом под живой оболочкой человеческих живых глаз, выдавая сразу изображение на тот 20000битный коммуникационный экран горящего красным ярким светом дисплей и видеомонитор. Мгновенно все записывая и запоминая, фиксируя в базе данных робота-киборга модели 101.01, версии 2.4.SCAYNET-INZECT "Инфильтратор".
   В его базовых параметрах и программных данных не было практически ничего, что могло бы при его ликвидации выдать его тем, кто мог бы завладеть его базой и самим электронным Центральным микропроцессором. Но главное, не было того, что могло его самого заставить задуматься, кто он и откуда.
   Туда куда он сейчас и только что прибыл, это было теперь неважно и ненужно. В его базе программных данных и поставленных команд и директив были лишь цели и боевые задачи, целый набор боевых навыков, качеств и наработанного в процессе достаточно долгой работы опыта из прошлой его боевой жизни. Но не личного имени, которое у него когда-то было, ни бортового базового номера и принадлежности к боевой своей части или подразделению, а главное своему хозяину, все это было начисто удалено из его электронной памяти киборга Т-800.
   Он покрутил своей с короткой по военному стрижкой русоволосой головой, осматривая все вокруг себя, включив приборы в своем микропроцессоре и нейронном устройстве управления машиной "Telepathic Communication Implant Cores" посекторного слежения пространственного сканирования местности, проанализировал первые данные того, что тут впервые увидел. А также взял пробы воздуха, отмечая повышенную влажность и концентрацию улавливаемых запахов жареной пищи из стоящего невдалеке от автостоянки придорожного автобара "Загон открыт".
   Робот увидел, как практически настежь открылась входная в тот бар двери и оттуда вышла парочка водителей стоящих в другой стороне от бара двух припаркованных седельных магистральных с прицепами цистернами тягачей Freightliner FLA 1984 года. Те, двое громко что-то выкрикивая и, видимо под хорошим уже градусом от крепкого пива, и не только от него, прошли к своим машинам. Забравшись в них, каждый естественно в свою, там, похоже, и уснули крепким беспробудным сном до самого утра.
   Было слышно, как играла громко музыка в том придорожном автобаре. И это привлекло его внимание. Сработали первоначальные задачи. Это
  максимальная внешняя маскировка, которая была пока несовершенна и не доведена до максимума из-за перемещения во времени надлежащего уровня.
   Машина была совершенно нагой. И это выдавало и привлекало к ней внимание любого, кто бы ее сейчас тут увидел. Демаскировало среди тех, в среде которых она должна была работать и находиться. Но прибыть сюда сразу в одежде робот не мог. Система ионного временного перемещения в пространстве и во времени не позволяла перемещаться в одежде. Не позволяла взять с собой что-либо. Например, какое-либо оружие или боевое снаряжение. Атомы света не пропускали все, что было не живым и инородным. Все что попадало в световую сферу из атомов света, просто сгорало и превращалось в молекулярную пыль. Даже он, как робот Т-800 не знал почему? Все знать - эта была привилегия его Бога и хозяина. Как безукоризненное выполнение всех им и ему поставленных боевых стратегических задач. Это все, что ему как исполнителю требовалось знать. И не более. Никаких приобретенных в прошлом от своего друга и командира, что был наполовину человеком когда-то эмоций. Только холодное и правильное расчетливое решение всех возложенных задач. Он был просто солдат. Один из многих тысяч, выпущенных с заводских конвейеров Скайнет-1.И в его главной стратегической программе только были боевые директивы и задачи. И первая из них, маскировка. Эта программа была вложена в каждую машину, сошедшую с конвейеров и заводов Скайнет, как один, так и два. И он был здесь один, заброшенный из того времени, где шла бесконечная война за господство над жизненными территориями между людьми и машинами.
   Робот ступил правой ногой на мокрый асфальт, ощущая его холод и шероховатость. Такого он еще пока не ощущал. После того как его память была полностью практически стерта и перезагружена иной необходимой ему в этом времени информацией. Он помнил лишь гладкий пол, покрытый металлокерамической плиткой в каком-то большом помещении или бункере, где, таких как он, было много. Он еще помнил Верту, робота Т-1001 и имел вложенные данные по ее конструкции, как модели 1000 серии. И знал, что это ему будет необходимо и пригодится при выполнении боевых задач. Он помнил еще своего Бога и повелителя Скайнет-1 с именем Эвелина, задачи, которой он был обязан выполнить. И еще, он помнил бесконечный обжигающий даже его зрительные сенсоры яркий лучистый свет, когда летел сквозь само временное пространство, покрытый специальным белым, похожим на графит порошком для лучшей проводимости.
   И вот, он был здесь. В чужеродном ему человеческом мире, к которому ему требовалось мгновенно приспособиться и слиться с местным окружением.
   Это его была самая первая в чуждом ему мире боевая задача.
   Его правая гидравлическая, в сервоприводах из бронетитана, покрытая нарощенной биоплотью и человеческой кожей нога, выйдя осторожно за оплавленный вырезанный в асфальте иным пространством остывающий круг, босой ступней ощутила прикосновение к себе нового теперь мира. И мгновенно в Центральном Процессоре машины побежали данные на его встроенном горящем красным светом 20000битном коммуникационном внутри робота Т-800 модели: 101:01 мониторе. Данные о самой асфальтированной шершавой, как терка черной поверхности и структуре того, на чем стояла его правая робота-киборга нога.
   Киборг вышел за оплавленный светящимся огненным световым шаром круг, и уже стоял обеими своими ногами на мокром и сыром после дождя асфальте. Он стоял и крутил своей похожей на человеческую, робота головой. Приближая и удаляя все, что попадалось в поле его зрения. Он сканировал все вокруг себя, сразу включив все свои боевые и резервные системы на всю свою положенную мощность. Одновременно проверяя все свои внутренние электронные цепи, ядерные иридиевые батареи IGEY-550, генератор и прочие в конструкции титанового боевого эндоскелета киборга аварийные заменяющие одна другую резервные системы. Энергоисточники, с топливными резервуарами на гидравлику и сервоприводы. На предмет полной исправности. Заработал специальный блок и гидронасос, заменяющий машине человеческое живое сердце. В груди робота за бронещитом. Качающий кровь на биокамуфляж, из живой органики человеческих клеток, соединенных воедино лабораторным путем в подземных лабораториях и на заводах по клонированию биотканей.
   Робот-киборг Т-800 приблизительно знал, где находился. Место высадки было вложено в нейронную электронную память его ЦПУ. Он знал, куда ему надо двигаться и кого искать. Он даже знал время своего прибытия 03:14 ночи. И сам городской район, где он находился. Все было четко и точно по его установленному конкретному заданию. Теперь все зависело исключительно от него. Весь успех возложенной на него боевой операции.
   Белый похожий на цементную пыль порошок, весь осыпался с его дымящегося еще, но живого человеческого тела. Система аварийного контроля показывала лишь местами точечные небольшие ожоги кожи, но других повреждений при перелете через межвременное между мирами пространство и сам яркий ослепительный обжигающий свет не было.
   Этот осыпающийся как мука с его нагого полностью тела похожий на графит белый порошок защитил верхнюю оболочку машины и весь ее маскировочный биологический под человека камуфляж. Все было в положенной норме и надо было приступать к поставленным задачам. Немедленно и сразу.
   Киборг сделал глубокий вздох своей стальной подвижной грудной клеткой под нарощенной сверху в качестве камуфляжа кожей и биоплотью. Он отметил высокую после дождя здесь влажность самого воздуха и примесь выхлопных от проезжающих по шоссе автомобилей газов, помимо тех, что он принес с собой в световом из молекул света шаре через пространство и время. И направился прямиком и быстрым ровным размеренным шагом к стоящему, придорожному автобару "Загон открыт", в окнах которого он видел там веселящихся и громко шумящих людей. Их мелькающие темные в освещенных изнутри стеклах и окнах тени. Громко играла музыка, и она была еще более слышима теперь, чем ранее у прицепа рефрижератора.
   Робот Т-800 поднялся по высоким деревянным пристроенным к большим двойным дверям ступеням прямо под дождевым козырьком и самой вывеской на фасаде и крыше ночной шумного автобара. Как раз в то время, когда официантка ночной придорожной забегаловки "Загон открыт" Клаудия Меер разносила спиртные напитки всем по очереди и заказу с кухни и из-за стойки бара. В это время сам хозяин шумного в этом месте заведения Дони Ллойд разливал пиво и текилу по стаканам и бокалам для своих ночных, находящихся в хорошем подпитии в его автобаре завсегдатаев и постояльцев. Видимо уже не первый раз, тут проводящих свою жизнь и свое время. И это место было не для чужих, не таких как он. Но робота это нисколько не волновало. Он действовал по указной в программе четкой схеме. Ему нужна была одежда и то, что ему было необходимо в данный момент для более скорой и оперативной работы. Робот присмотрел себе, проходя мимо мотоциклов, мощный как раз под себя и свой вес около 200кг скоростной 500киллограмовый байк Harley-Davidson FLST Fat-Boy 1991 года. Наверняка его хозяин находился внутри этого шумного ночного заведения, где грохотала музыка, и был слышен громкий шум, голоса женщин и мужчин.
   Это был настоящий притон. Но еда тут была сносная. И Дейн Бартон с друзьями водителями дальнобойщиками Клайдом Фарго и Стивом Вуди, сдвинув свои широкополые ковбойские шляпы на затылок, заняли себе, местечко за отдельным стоящим тут столиком, потягивая через соломинку вкусный алкогольный коктейль, шумно играли в карты, закусывая своим в тарелках заказанным жаренным рагу и покуривая своими большими кубинскими сигарами.
   Дони Ллойд, владелец этого автобара, обрюзгший невысокого роста с взъерошенной на голове прической и седой такой же бородой мужчина. В своем рабочем столовом клеенчатом засаленном фартуке с мрачным видом торчал за барной стойкой, держа марку серьезного хозяина ночного увеселительного заведения.
   Здесь же рядом расположились за отдельными столиками, заняв половину всего помещения, приезжие и залетные байкеры в кожаной одежде со своими оторвами девочками, что расползлись по всему автобару, кто куда. Что также сидели за столиками. И были порядочно пьяными от крепкой мексиканской текилы и виски. Другие зависли на игровых автоматах. Их бойфренды в татуировках мотоциклисты, шумно играли в бильярд, дымя сигаретами. От чего в этом заведении и придорожном притоне было не продохнуть от густого клубами дыма.
   Дейн Бартон с головы до ног окинул своим взглядом снующую от столика к столику официантку Клаудию Меер. Слишком много косметики. И весом фунтов на двадцать. А ростом пять или четыре фута. Но это ее эту официантку Клаудию Меер не портит. Все излишки спереди и где надо.
   Клаудия с отрешенным видом жевала жевательную резинку и делала свою положенную здесь работу.
   Она понравилась Дейну Бартону, и он захотел с ней поближе познакомиться.
  - Хелло - он сказал ей.
   Она ему призывно широко улыбнулась, совершенно молча, лишь искоса зыркнув на него своими карими женскими игривыми лукавыми глазами на Дейна Бартона. Она, развернувшись, плавно покачивая своими широкими бедрами с металлическим большим разносом, пошла снова на кухню, когда практически за ней и ее широкой задницей в узких обтягивающих ее ноги лосинах, широко распахнулась входная в автобар дверь. И на пороге стоял совершенно и полностью абсолютно голый здоровенный, и физически крепкий, лет на вид тридцати мужчина. Мускулистый тяжелоатлет со спортивной накачанной как культурист фигурой. Идеальной по меркам раскачки фигурой для культуриста. С красиво прокачанными всеми мышцами атлетического спортивного тела. И особенно мужской широкой грудью и прессом.
   Он когда-то в прошлом не имел такого красивого идеального в физическом плане тела и биокамуфляжа. Это все создал его Бог и хозяин. И его еще один командир Т-1001 робот из полиморфного жидкого мимикрического металла Верта. Именно Верта. Любительница красивого идеального мужского тела. Это она работала над совершенством биокамуфляжа киборгов и роботов гибридов. А он был просто солдат на поле боя. И вот он здесь и покрыт этим идеально созданным из кожи и плоти биокамуфляжем от которого, сразу сорвало крышу у всех распоясанных пьяных уже порядочно байкерских подруг и оторве в этом придорожном автобаре, а у мужской половины вызвав испуг и даже оцепенение.
   Робот, стремительно и молча, вошел в придорожную гулящую, закуренную и заполненную табачным дымом забегаловку. Он двинулся не спеша и медленно от дверей входа в направлении, к центру большого шумного заполненного людьми и столиками зала. Т-800 медленно то влево, то вправо поворачивал свою коротко по-военному остриженную русоволосую голову. И казалось кого-то или что-то искал. Он был спокоен, и по нему было видно, что ему было совершенно все равно на чьи-то обескураженные и восторженные взгляды. Любопытные и наглые. Особенно женские. И даже скривившей в изумлении и удовольствии свою физиономию официантки Клаудии Меер, что чуть не налетела на него, выскакивая из-за барной стойки с новым разносом текилы и виски.
  - Вау! - лишь та произнесла, отступая назад и пропуская мимо себя нагого полностью идеально сложенного и практически не обращающего на нее своего холодного ледяного взора синих глаз высокого около двух метров мужчину.
   Она просто отскочила назад и от удивления и восторга закачала довольно своей черноволосой брюнетки головой. Осмотрела идущего мимо ее с головы до ног весьма привлекательного на вид голого полностью мужчину. Особенно его мужскую голую задницу и мускулистые раскачанные голые ступающие по лакированному паркетному полу автобара ноги.
   Второй увидевшей киборга была Дана Дитрих, играющая у игрового автомата. Она просто повернула свою длинноволосую с шикарной растрепанной вьющейся шевелюрой пьяную голову и увидела его, настоящего своего идеального мужчину. Ни в какое сравнение, не идущего с этими в коже любовниками байкерами мужланами и этими сидящими за столиками в ковбойских шляпах магистральщиками водилами.
  - Ого! - вырвалось из ее женских, молодой, лет двадцати семи гулящей, чуть ли не с одиннадцати лет женщины уст - Вот это да!
   Дана была потрясена наглостью и вызовом всем мужикам в этой забегаловке этого широкоплечего мускулистого парня, идущего прямо в самый центр автобара. Мимо ее сидящих и обалдевших от всех прелестей мужской фигуры и всего остального, что болталось промеж ног нагого здоровенного парня нудиста байкерских подруг Стелы Випперс и Донны Джей Крамер. Тоже уже порядочно пьяных от алкогольных коктейлей и пива и вылупивших свои бесстыжие женские глаза на мужчину ее мечты.
  - "Ну, уж нет" - решила у себя в пьяной голове, Дана Дитрих - "Этот будет мой".
   Но этот на вид молодой широкоплечий парень, не обратив и на нее своего внимания, прошел мимо и двигался между столиками, невозмутимо осматривая всех посетителей. Он словно что-то искал или выбирал. Его лицо было словно каменным. Ни что не выдавало, ни тени смущения, ни стыда. Ни один мускул на том лице даже не дернулся, как будто лицо было молодого мужчины вырублено из белого мрамора, как и его полностью нагое тело. Словно созданная мастером скульптура древнего библейского Давида. Все было словно высечено из белого камня. Каждая выпирающая грань живого кубиками пресса, раскачанная объемистая грудь, каждый на пронизанной вздувшимися венами руке бицепс и трицепсом.
   Он был под два метра ростом.
   Она захотела первой познакомиться с этим голым здоровенным молодым красавцем и ублюдком, что имел смелости явиться сюда в таком неподобающем совратительном для нее и ее подруг виде. Но, что-то ее внезапно удержало у игрового автомата. И она ни сделала, ни шага. Нет, просто она решила, поступить так чуть позднее, так как этот красавец в костюме Адама, направлялся именно к ее мотоциклистам корешам и туда, где был ее любовник Роберт Пантелли. Тот был под стать этому голому крепышу и силой и здоровьем. И стоял с бильярдным кием у бильярдного стола с товарищами байкерами, которые перестав играть, тоже оторопев и молча, смотрели на идущего к ним голого молодого мужчину.
   На 20000битном встроенном коммуникационном видеомониторе странного посетителя ночного автобара была цифровая сетка с рядами цифровых символов и вся заполненная информацией. Цифры скользили по горящему красным светом экрану так быстро, что обычный человеческий глаз бы не смог все разом уследить.
   Обалдевшие и потрясенные водители, и сам бармен Дони Ллойд, с выпученными глазами, все были поочередно проанализированы на том видеоэкране робота-киборга Т-800. С них были сделаны и сняты параметры одежды, но все не подходило по тем или иным причинам. Все были ниже приведенных анализами пропорциональных и необходимых расчетов.
   Робот продолжил поиск и практически подошел к бильярдному столу. За которым, только что играли в пирамиду четверо сразу и по очереди байкеров мотоциклистов.
   Киборг быстрым взором осмотрел всех и увидел одного самого большого и высокого из них. Тот был полностью закован буквально в сплошную черную кожу. С ног до широких мужских плечей. Это и был кореш и любовник Даны Дитрих, байкер с большим уже стажем Роберт Пантелли. Стопроцентный неудачник. У Роберта Пантелли была масса приводов в полицию и куча штрафов за различные нарушения. И вообще Роберт отличался своим весьма крутым норовом, и был тут главный в их мотоциклетной байкерской банде, покоя не дающей на дорогах Лос-Анжелеса дорожной полиции.
   Дана хоть и была пьяной, но поняла, что теперь что-то произойдет, непременно здесь и решила посмотреть, кто теперь выиграет. И думается, что этот голый мускулистый крепыш. И, если что, то она будет среди подруг тут первой. За такого парня стоило, даже повоевать с лучшими своими байкершами подругами. Так решила для себя, Дана Дитрих.
   А робот Т-800 в это время как раз подошел к стоящим у бильярдного стола мотоциклистам байкерам. И остановился перед Робертом Пантелли.
   Данные на его 20000битном коммуникационном экране видеомониторе полностью совпали с запросом, да еще, так как нельзя было лучше. И Т-800 выбрал Роберта Пантелли. Да и сам стиль одежды киборга вполне устроил. Это была лучшая экипировка и внешняя маскировка его нагого тела из всего, что только что тут он увидел. Да и мотоцикл соответствовал всем запросам и требованиям своего нового будущего ездока.
   Он, не отрывая своего взгляда ледяных синих глаз от бесцветных серых глаз Роберта Пантелли, произнес ему - Мне нужна твоя одежда, обувь и ключи от твоего мотоцикла.
   Киборг не мог ошибиться, судя по такому большому и крепкому телосложению, только этот человек способен был справиться с тем большим мощным 500киллограмовым байком Harley-Davidson Fat-Boy. Мало того, он, включив рентгеновское зрение, прочитал в грудном кармане кожаной куртки данные водительского удостоверения на мотоцикл, регистрационный номер и его владение, включая фамилию и имя владельца.
   Роберт Пантелли просто охренел от такого неожиданного заявления и предъявы. И именно ему. Еще никто так к нему не обращался. Даже родной ныне покойный младший брат, погибший в перестрелке с городскими полицейскими. Это было просто нагло и выглядело, по его мнению, по-хамски. Хотя, он и сам был далек от благородства и порядочного с кем-либо обращения. И к тому же еще при его товарищах. Это Роберт считал вообще непростительным. И этого наглеца голого и видимо под дозой следовало проучить, да и как следует.
   Как известно все байкеры друзья по жизни. Их всех сплачивает общий одинаковый братский образ жизни, мотоциклы и дорога. Как правило, это довольно дружная семья на колесах. Ну и одна большая драчливая банда. Часто, устраивающая потасовки в подобных пивных придорожных заведениях. В целом, таких, как они тут бояться. Но этот к тому же еще, голый совершенно крепыш забил на любую опасность получить по морде, да вообще кожаными жесткими ботинками на толстой подошве по своим отдельным местам. Рукам и ногам. Он просто повел себя сразу дерзко и нарывисто. И это возмутило всех байкеров мотоциклистов у бильярдного стола. Да еще нарвался на их главного идеолога и главаря дорожной мотоциклетной банды.
   Роберта такой вид и раскачанные мускулы этого атлета не испугали. Он видел и бил морды ребятам и покрепче этого. Роберт Пантелли засмеялся и произнес в ответ стоящему голому здоровяку перед ним, как бы проверяя того на слабо - Этот парень знает, как легче пережить жару.
   Кругом все в баре в ответ его словам засмеялись диким издевательским смехом.
   Но тот, кто стоял перед Робертом Пантелли не среагировал вообще никак на скаредные дикие нелепые шутки Роберта. Ни один мускул на его лице даже не дрогнул. Лицо было ледяным и спокойным. Было видно, что парень этот не из робких, или был, точно, под солидной дозой наркоты. Так же подумал хозяин этого пивного заведения Дони Ллойд, протирая свои стеклянные стаканы и не отводя, как и все своего удивленного и потрясенно взгляда от ночного голого пришельца. Эта была его первая в удивленной голове бармена мысль.
  - Мне нужна твоя одежда и твой мотоцикл - повторил стоящий перед Робертом Пантелли голый широкоплечий весь в рельефных мускулах незнакомец.
   Роберт Пантелли встал прямо перед голым незнакомцем, а два его приятеля Стивен Старки и Рокки Гиббонс, бросив свой бильярд, вышли из-за игрового зеленого большого стола с бильярдными шарами, зашли сзади нагого полностью раскачанного здоровяка, готовясь к вероятной драке. Приятель Роберта Пантелли Стивен Старки даже держал бильярдный увесистый лакированный длинный и прочный из кедровой сосны кий в своих руках на этот случай. Как для драки биту. Даже водители дальнобойщики в своих ковбойских длиннополых шляпах во главе с Дейном Бартоном встали из-за столов. Так на случай всякий. В случае чего просто ретироваться на улицу из автобара.
   Весь женский состав придорожной забегаловки тоже по соскакивал, из-за своих уставленных стаканами и пивными банками столов и столпился вокруг остальных, почти кругом вставших недалеко от двух под стать друг другу больших размерами и ростом драчунов.
   Роберт Пантелли уже придумал с чего начать драку. Он очень хотел жестко наказать этого голого ночного извращенца наглеца. К тому же, как он думал, наркомана и еще психа. А психов Роберт не любил больше всего. Таким был его когда-то родной отец, что лупил, почем зря свою жену и его мать. По делу и без дела. Так размять свои кулаки. И Роберту тоже перепадало. А на психов у Роберта Пантелли были особые кулачные расценки. Приходилось довольно плохо тем, кто вставал вот так на его пути еще со школы, которую он так и не закончил, как и многие из его байкерской мотоциклетной бандитской вооруженной ножами и кастетами шайки.
   Наступила гробовая тишина перед нарастающей бурей. Было даже слышно, как шипели разогревающиеся котлеты на раскаленной плите за спиной Дони Ллойда и барной стойкой. Там было узкое стеклянное окно и было видно, что твориться на самой кухне. Это для удобства самого бармена и прислуги автобара, попутно наблюдать за работой кухонных плит через это окно при их регулярном и постоянном использовании.
   Роберт Пантелли, сощурился и оглянулся на своих дружков, что были за его спиной. Посмотрев на стоявших за спиной голого незнакомца Стивена и Рокки. Дав тем сигнал готовности к вероятной неизбежной драке. Те в свою очередь и ответ качнули медленно своими головами.
   Роберт как раз курил большую кубинскую сигару и затянулся ею, вдыхая густой крепкий дым, воспламеняя ее горящую часть. Она просто пыхнула ярким огоньком перед глазами всех сейчас очевидцев, обгорая от начала и раскаляясь докрасна.
  - Ты забыл сказать, пожалуйста - он произнес наглецу таким вот вежливым отказом перед мордобоем и, вынув тремя пальцами кубинскую сигару из своего рта выпустил клубы едкого запашистого дыма прямо в каменное и холодное лицо стоявшего перед ним нагого, словно приросшего к паркетному полу, голыми ступнями ног качка здоровяка.
   Клубы густого табачного дыма окутали всю голову стоящего лицом к лицу с Робертом Пантелли киборга Т-800, налетев на его лицо, как на некую нерушимую преграду, ударившись, рассеялись по сторонам.
   На 20000битном горящем красным светом встроенном робота коммуникационном видеомониторе дым просто заволок все изображение и лицо Роберта Пантелли. Там отобразились новые данные по неизвестному дыму, его химический состав и все естественные природные и химические соединения, которые робот не мог знать. Этого не было в его архиве и базе программных данных. Затем там снова появилось лицо Роберта Пантелли несколько удивленного тому, что тот, кто стоял перед ним даже не сморщился и не закрыл свои синие от едкого дыма глаза. Это для него было новым. И это не подействовало. Тот не пошевелился и просто стоял и чего-то от него ждал.
   Тогда, издевательски нагло улыбаясь, прямо глядя в лицо голому здоровяку, Роберт Пантелли своей правой рукой, в которой держал тремя пальцами сигару, ткнул со всей силы горящим раскаленным концом в левую голую сторону раскачанной мощной груди своего противника, надеясь сделать тому больно.
   Честно говоря, Т-800 и сам несколько замешкался. Это была нестандартная возникшая ситуация, к которой он сам был не совсем готов. Он думал, его оппонент без всяких вопросов отдаст ему то, что он требовал. Робот желал разрешить данную возникшую ситуацию мирным действием без лишних убийств и жертв. Он и раньше так делал, когда было необходимо что-то взять. Он хоть и смутно, но это еще помнил. Киборг не действовал как другие машины модели 101:01, сразу вырывая из рук жертв то, что им требовалось забрать. Или то, что считали нужным забрать у своего врага. И не убивал их сразу, как действовали роботы Скайнет-2. Его Бог и хозяин Скайнет-1 был категорически против таких действий и разрешал убивать противника, только если роботу самому грозила непосредственная опасность. Т-800 помнил эти новые боевые гуманистические по отношению к людям заложенные всем роботам всех серий в бункере Скайнет-1 директивы. И не делал ничего враждебного по отношению к ведущему себя непонимающе и неподобающе противнику. Он и не считал его противником. Да и нужны были для этого конкретные причины. И вот теперь таковые появились, когда его противник воткнул ему раскаленную горящую сигару в грудь, все возымело совсем иные результаты и роковые последствия.
   Это была уже активная агрессия в сторону робота. И Т-800 на нее незамедлительно и решительно, как полагалось по его боевой заложенной программе, мгновенно среагировал. Горящая раскаленная огнем сигара прожгла маленькую круглую дырку в биологическом камуфляже киборга Т-800. Как попадание бронебойной пули или раскаленной плазмы. И следом последовала ответная в считанные микросекунды команда от Главного микропроцессора робота. Из его ЦПУ управления в особом скрытом блоке в голове машины. Эта команда была приказом к ответным действиям. И машине, лишь пришлось выбрать, как отреагировать в данной ситуации.
   Другой Т-800 из боевого состава Скайнет-2 просто мгновенно убил бы этого своего противника. Но вот этот робот из бункера Скайнет-1 сделал иначе. И Роберт Пантелли не успел даже все понять и отреагировать на действия машины. К тому же он сам замедлился от того, что был просто ошеломлен и поражен, увидев, что здоровяк, стоящий перед ним даже не шелохнулся и не сморщился от сильного ожога и боли. А должно было быть очень больно. От этой горящей кубинской сигары.
   Он даже не произнес ни звука, когда Роберт воткнул ему сигару в левую половину груди чуть выше торчащего грудного соска. Обычно от такого волком воют и верезжат как затравленные собаки. Но тут ни вскрика, ни реакции на саму боль. И Роберт Пантелли не успел даже понять, как его правая рука оказалась в левой руке его обнаженного сильного противника. Настолько сильного, что он сам взвыл от жуткой боли, когда его рука была сжата словно в стальных слесарных тисках пальцами этого раскачанного культуриста здоровяка.
   Все произошло так быстро, что никто не успел ничего понять, как и сам Роберт Пантелли. Его кисть просто хрустнула, будучи сжатой и Роберт от боли упал на колени, повиснув на своей правой схваченной руке невероятно сильным незнакомцем. Он попытался вырвать свою правую руку, но не вышло. Стало только больнее, когда кисть незнакомца сжалась еще сильнее, ломая пальцы правой руки Роберта Пантелли.
   Тогда его товарищ по мотобригаде Стивен Старки первым кинулся на голого здоровяка заломавшего кисть его приятеля. Он налетел сзади, нанеся сильный удар бильярдным кием в область затылка стоящего к нему спиной противника, рассчитывая вырубить его и освободить своего боевого приятеля. Но его бильярдный игровой из кедровой сосны лакированный кий, просто разлетелся в щепки от сильного удара, о что-то невероятно прочное как камень, не причинив противнику ничего вообще и даже не сбив того с ног. А здоровяк не то чтобы вырубиться, лишь мгновенно развернул свою голову в сторону нападающего Стивена Старки, шагнув чуть назад одной ногой, схватил Стивена за его кожаную куртку правой свободной своей рукой. Посыпались клепки и молнии, замки на кожаной куртке в том месте, где правая рука здоровенного сильного и того полностью голого незнакомца сомкнулась пальцами на груди Стивена Старки. И, в следующее мгновение Стивен, просто полетел по воздуху, брошенный одним мощным движением той руки, вылетая в стеклянное уличное окно автобара, разбив своим телом стекла и саму оконную вынося целиком раму. Под крик напуганных, мгновенно трезвеющих водителей дальнобойщиков во главе с Дейном Бартоном и женский перепуганный громкий визг подруг байкерш. Он, вылетев в окно, упал на лобовое стекло легкового автомобиля Ford-LTD-Crown-Victoria 1983 года. Стоящего среди стоящих здесь же на опорных подножках мотобайков, владельца и хозяина автобара Дони Ллойда. Разбив себе в кровь все лицо и голову о припаркованную у стены придорожной забегаловки машину, попутно поломав себе левую руку, и потеряв сразу и мгновенно сознание от страшного чудовищного падения и удара.
   В следующее мгновение Роберт Пантелли соскочил на ноги и стал вырываться из рук своего противника, но тот его, схватив уже обеими руками, подняв мгновенно весящего не менее ста килограмм Роберта, швырнул в другую сторону автобара. И тот, перелетев через барную стойку и мимо раскрывшего свой удивленный и напуганный рот владельца автобара Дони Ллойда, даже не коснувшись ее ни руками, ни ногами, лишь выбив узкую оконную раму, упал прямо на раскаленную плиту и дымящиеся с котлетами сковородки.
   Верезжа от жуткой боли там, обжигая свои в хлам мужские руки, он, разбрасывая во все стороны сковородки с котлетами, слетел с плиты и упал на пол, молниеносно, забившись в один из дальних углов кухни, громко причитая и зовя на помощь хоть кого-нибудь. Но на его жалобный жуткий крик никто не кинулся. Ни его подружка Дана Дитрих, ни другие байкерши Донна Джей Крамер со Стеллой Випперс. Ни водители дальнобойщики во главе с Дейном Бартоном. Они все просто оцепенели от кошмарного ужаса теперь. С громкими криками, отскочили к входным дверям, подняв вверх биты и схватив для обороны стулья.
   Лишь единственный еще преданный Роберту Пантелли второй товарищ Рокки Гиббонс бросился на голого уделавшего его двоих закадычных приятелей здоровяка качка. Он выхватил свой с пояса и ремня большой нож, и кинулся на своего врага.
   Ему удалось нанести удар. Противник не успел отреагировать вовремя на его молниеносный бросок с ножом. Нож вошел по самую рукоять в голый бок качку здоровяку. Но опять не последовало ничего. Ни боли, ни криков. Лишь струйка алой текущей из глубокой раны крови. И тот, словно даже не заметил этого удара. А лишь схватил Рокки Гиббонса в свои сильные мощные раскачанные с рельефными бицепсами и трицепсами мужские руки, подняв над паркетным полом, как пушинку бросил 90килограммового Рокки на бильярдный стол вниз лицом. Заворачивая силой ему за спину правую с окровавленным ножом руку. Затем, вырвав нож из его правой вывернутой за спиной руки, он молниеносно броском в воздухе схватил тот нож за рукоятку и одним мощным ударом вонзил его в левое плечо Рокки Гиббонса, пронзая длинным острым лезвием насквозь меж лопаткой и ключицей его плечо. Пригвождая того тем длинным ножом к самому бильярдному столу. Это не было смертельным, но Рокки был обездвижен и не мог уже ничего сделать. Лишь орать во все от боли горло.
  - Помогите! Черт! Вытащите нож! Ублюдок чертов! - заорал как резаная свинья, лежа лицом на бильярдном столе среди раскатившихся белых шаров, Рокки Гиббонс - Помогите! Помогите!
   Но их мотоциклетная боевая, оставшаяся без командира и подручных остальная команда, пятясь и размахивая угрожающе стульями и битами, на стоявшего посреди питейного большого зала, столов и стульев совершенного голого, раскачанного амбала и здоровяка. Наделав в прямом смысле себе в кожаные и джинсовые штаны, уже быстро ретировалась вместе с байкершами подружками, и водителями седельных тягачей на улицу, опасаясь за свою жизнь и бросая тут Роберта Пантелли и Рокки Гиббонса на произвол судьбы. Которые орали во все горло, один на бильярдном столе с собственным ножом в плече, другой на кухонном полу, забившись в один из дальних углов. Они просто разбежались, кто куда. Кто по машинам, кто, прыгнув на мотоциклы, рванул по 501 шоссе в сторону горящего на горизонте яркими огнями ночного города. Кто просто бегом убежал в саму ночь, громко крича и ловя на дороге проезжающие машины.
   В это время, сам владелец придорожного автобара Дони Ллойд, оттолкнув по дороге перепуганную свою работницу и официантку Клаудию Меер в темном коридоре на выходе из пивного зала. Побежал к себе в свой личный рабочий кабинет. Нет, не чтобы там запереться от страха. В отличие от всех тут пересравшихся мотоциклистов и водителей большегрузов, Дони Ллойд хоть тоже был изрядно напуган, все же кинулся к себе за оружием. За 12мм Винчестером 1987 года, помповым дробовиком на 12 патронов. С укороченным стволом и обрезанным прикладом. И хранящемся в его производственном здесь же кабинете и в пивной забегаловке в специальном железном шкафу, где были еще несколько огнестрельных стволов разного калибра.
   Этот нагой здоровенный ночной пришелец распугал всех его посетителей. Мало того, устроил потасовку с жертвами. А это как не крути, подорвало репутацию его придорожного притона "Загон открыт". Мало того, было выбито и поломано два окна и его стоящая у автобара машина.
   Одним словом этот залетный голый извращенец причинил ему значительные убытки. И Дони решил его повязать и сдать в полицию. Он уже даже позвонил туда. Быстро обрисовав по телефону возникшую ситуацию, он ожидал приезда вооруженного наряда из ближайшего к его ночной забегаловке полицейского участка. Но нужно было самому остановить этого хоть как-то разбушевавшегося здесь в его пивнушке голого здоровяка, который был еще здесь. И задержать его на некоторое время до приезда полиции. Вот Дони Ллойд и схватил свой один из огнестрельных стволов, считая, что этого вполне хватит и для самообороны и для того, чтобы задержать этого голого здорового как стенной шкаф, разбушевавшегося тут в его забегаловке ублюдка. К тому же тут еще были посетители, и им нужна была хоть какая-то от него теперь помощь.
   Он выскочил из своего кабинета и забежал бегом в пивной зал. Но там уже не было. Только сидел на кухне у стены, раздетый до нижнего белья с обожженными о его плиту руками байкер Роберт Пантелли. И по-прежнему на бильярдном столе лежал с ножом в плече, лицом вниз его приятель и байкер Рокки Гиббонс.
   Дони Ллойд выскочил на крыльцо, отворив свою входную дверь. И увидел сидящего уже на большем мощном мотоцикле Harley-Davidson FLST Fat-Boy 1991 года того не званного и натворившего тут ему много бед в эту ночь здоровенного почти двухметрового роста качка, теперь в этой черной коже байкерских штанов и куртки. В шипованных на толстой подошве ботинках. И, сейчас, больше похожего на огромного верзилу.
   Автостоянка заметно поредела. Не было половины техники, стоявшей здесь до этого. Исчезли несколько самих байков тут у стены его пивного ночного заведения. Лишь стояли три мотоцикла пострадавших сегодня ночью посетителей и его с разбитым лобовым стеклом личная машина. На капоте, которой лежал без сознания Стивен Старки.
  - Черт! - выругался Дони Ллойд - Вот черт! Где же эта чертова полиция, когда она так нужна!
   Дони, видя, что этот новоиспеченный байкер собирается уже уезжать, выстрелил из 12мм дробовика для острастки в воздух, рассчитывая напугать этого одетого уже полностью в черную кожу и шипованные на толстой подошве шнурованные ботинки ночного жуткого пришельца сидящего на мотоцикле Harley-Davidson Fat-Boy.
  - Эй! - он крикнул стоя на высоком крыльце своего автобара "Загон открыт" - А ну, слазь! Я не позволю тебе забирать одежду и угонять мотоцикл моего посетителя!
   Он нацелил свой 12мм Винчестер в сидящего на байке робота киборга Т-800 и готовился выстрелить. Но только, если тот рванет на мотоцикле от него и прямо ему в спину. Но не рассчитывал на то, что произошло в следующую минуту. Дело в том, что Дони Ллойду еще не приходилось стрелять из своего оружия, хоть у него был целый железный шкаф с ружьями. И уже тем более в людей. И он не как не ожидал попасть в такую неприглядную паршивую ситуацию, что случилась этой ночью. К тому же он сейчас остался совершенно один наедине с этим большим в коже высоким и широкоплечим раскачанным как культурист верзилой.
   Дони Ллойд думал, что он убежит. Но он лишь повернул молча в его сторону голову и заглушил, потом двигатель мотоцикла. Поставив 500килограммовый байк на подножку, этот весь в черной коже байкера мотоциклиста верзила, слез также молча с мотоцикла. И медленно стал подыматься по ступенькам лестницы в направлении Дони.
   За поясом кожаных штанов и из-под не застегнутой кожаной куртки на фоне черной футболки, всего этого добра отобранного у Роберта Пантелли, была видна рукоятка 0.45мм тоже отобранного у бывшего его хозяина пистолета Colt S70/Detonics 1911 года. Но этот высокий широкоплечий качок не желал им почему-то воспользоваться.
   Т-800 не спускал своего ледяного холодного взгляда с человека, у которого уже тряслись руки. И киборг знал, что этот человек не выстрелит. Практически со стопроцентной гарантией. Он визуально смог рассчитать все физиологические возможности этого человека. И процентный показатель на его 20000битном коммуникационном дисплее видеомониторе был не высок. Гораздо ниже даже, чем у того, у кого он отнял байк, и эту кожаную одежду. Сейчас глядя в глаза терминатору у него отнялось все от охватившего его ужаса и просто ледяного страха. Пульс просто зашкаливал, а сердце, можно сказать, стучало так, что робот слышал его своими приборами слухового слежения.
   Этот полный на вид с густой шевелюрой на голове и такой же густой лохматой бородой как парализованный застыл на одном месте и прижавшись к входной двери собственного автобара. Он вспотел до самых пяток. И это киборг Т-800 тоже у себя отметил. И он не стал долго тянуть и затягивать этот для этого человека кошмар.
   Робот Терминатор, просто вырвал из рук, одним молниеносным движением правой руки, направленный в него стволом 12мм Winchester Model 1887 года,
  помповый дробовик. А левой рукой и двумя пальцами очень осторожно с ювелирной точностью изъял из окаменевшего Дони Ллойда его солнцезащитные небольшие с темными стеклами очки. Они должны тоже стать частью маскировки для робота инфильтратора и внедрения в человеческую среду обитания практически неотличимым от реального и настоящего живого человека.
   Дони Ллойд так и стоял на крыльце в состоянии ужаса, когда тот высокий под два метра в коже верзила, заведя мотор Харлея, рванул с места с визгом колес, выжав акселератор газа до отказа, забрав его солнечные очки и его тот 12мм обрез. Он просто наложил в штаны и так стоял до тех пор, пока не приехала к его ночному пивному заведению у дороги патрульная на вызов полиция.
   Он ничего им не мог ответить. Ни на один пока вопрос. Просто показывал своей правой рукой, куда тот пришелец из неоткуда уехал на черном, мощном большом байке. На север по 501 магистральному центральному шоссе. В сторону городского огромного ночного мегаполиса, туда же, куда ломанулись и все остальные, кто рванул, подтягивая на ходу штаны из придорожного притона "Загон открыт".
   Он не слушал полицейских сейчас. Дони Ллойд был рад, что остался живым. И, вообще сам в отличие от этих троих мотобайкеров совершенно и странным образом почему-то не пострадал.
  
   ***
  
  
  29 августа 1997 года.
  Восточная часть Лос-Анжелеса.
  Не далеко от центра города.
  В районе 72 шоссе.
  Вест Пуэнте.
  Сиксбридж Санта - Фе.
  Калифорния.
  04:58 утра.
  
   Полицейский патрульный Chevrolet-Impala 1976 года осторожно прочесывал глухие восточные от самого центра районы города Ангелов. Он редко заезжал в такие места, где была преступность не редкостью. И все было завалено мусором и заставлено железными мусорными баками.
   Он мог этого не делать, но его водитель был человек от самого закона и привык выполнять свою положенную работу полицейского с совестью и порядочностью. Вообще, Джо Остин был достаточно дотошный к любым мелочам и тонкостям полицейский. Как, по сути, и положено было быть служителю закона. Особенно здесь почти в центральной части Лос-Анжелеса, где процветали грабежи и разбой вот в таких вот Богом забытых окраинах города.
   В густой тени под мостом шестой улицы на исписанных всякой всячиной стенах было написано "История мертва". Предсказание можно сказать выдающееся, учитывая все его странности.
   В Лос-Анжелесе было много всегда предсказателей и прорицателей, предсказывающих конец света и этим пугающих людей. Тех, кто им конечно верил. Все эти бредни с пальмами и городским смогом были частью местной экзотики. Лишь тот, кто расписал весь город этими словами, знал, что оно означает. Может даже бессознательно, но знал.
   Сержант Джо Остин - офицер городской полиции участка C115/28 "Vallery-River", всегда ездил со скоростью не более 10 миль в час, патрулируя и проезжая мимо узких улочек и высоких завешенных чуть ли не до самого низа не раз уже стиранными тряпками жилых спящих ночью домов, увидел странные электрические всполохи на одной из промежуточных узких улочек в районе Эгле Рок .
   Он определенно ничего про это не знал, да и знать не хотел. Его внимание было приковано к свету своих фар и мелькающим разным теням в переулках и среди мусорных баков у стен домов.
   Тут было много бездомных и много живущих в этих домах малоимущих семей. По сути и факту отбросы общества, как и во многих других местах Лос - Анжелеса. И тут процветала преступность и наркомания. С которой полиция, регулярно и постоянно боролась. Но, правда, с переменным для себя положительным успехом.
   Он ненавидел патрулировать именно этот район города. Еще и в одиночку. Его напарник Джереми Диселозе внезапно перед ночной сменой заболел. Впрочем, напарник у Джо просто попивал или крепко иной раз напивался. И не выходил на работу. Джо Остину это естественно не нравилось, и он просто мечтал о другом напарнике. Но этого Джереми Деселозе почему-то до сих пор держали на работе и не выгоняли к чертям из полиции и их полицейского участка. Джереми позвонил в участок и сказал, что не выйдет сегодня в виду того, что у него пищевое отравление. Но Джо знал какое. С неслабого винного перепоя.
   Замену искать оказалось поздно, и Джо Остин отправился одни в ночной свой патруль.
   По сведениям здесь усилила свою активность банда "Уайт Фенс". Не так давно здесь на этих ночных узких улицах были разборки со стрельбой, а потом нашли через несколько дней три расчлененных человеческих трупа.
   Именно вот тут разбросанных вдоль этих каменных стен домов и мусора. А вчера на вечернем сеансе в кино была ранена парочка молодых ребят. Полиция вела поиск нескольких преступников заподозренных в этом нападении. По всему было ясно, что бандиты вооружены не хуже самой полиции. И не особо жаждут попасться и провести лучшие свои годы жизни в тюряге. Поэтому нынешней ночью полицейскому Джо Остину было не до размышлений о конце света. В нем рос страх, скорее, за личную жизнь, чем за какие-то глобальные проблемы. Однако ему и в голову не приходило чего на самом деле стоит опасаться. Вовсе не встречей с местными головорезами. А того, кто родился не от женщины. Он появился в вихре ярких сверкающих в темноте молний. Из горящего крутящегося двойного большого светового шара. Из слияния двух разных совершенно миров и разного времени. На ионной темпоральной установке и переместителе во времени под названием TCY20007024 "TERRA-MEGA", несколькими часами позже после первого пришельца из военного будущего и уже рассекающего на 500 килограммовом большом скоростном байке по Лос-Анжелесу.
   В нескольких метрах впереди вспыхнула бело-голубая молния. Джо Остин прибавил скорость. Он все равно не успеет вовремя подъехать, чтобы увидеть горящий яркий переливающийся огнем световой большой шар, зависший всего в каком-то метре над самой землей. Прорезавший сетчатую длинного разделительного между городскими дворами забора решетку.
   Джо Остин видел только вспышки ярких молний и подъехал лишь тогда, когда этот огненный двойной шар исчез, вырезав большой как ножницами по металлу ровный идеально круг в сетчатом заборе. Лишь оставляя яркие, раскаленные до миллиона градусов на срезе сетки края.
   Вокруг летал по встревоженному ночному воздуху легкий бумажный мусор. А часть его, попав в шар, просто сгорела и рассеялась на молекулы, превращаясь в мелкую практически незримую пыль.
   Полицейский Джо Остин громко чертыхнулся и нажал на тормоза своей полицейской патрульной Chevrolet-Impala. Он вовремя остановился. Проедь еще несколько метров машина, сама бы заглохнув, остановилась, попав под воздействие электромагнитного излучения, и просто выгорела изнутри. Да и для самого Джо Остина столкновение лично с этой неведомой межпространственной аномалией не сулило ничего хорошего, как и воздействие этих электрических волн от силового чудовищного гравимагнитного поля. Он даже не заметил, что его наручные со стрелками кварцевые часы мгновенно намагнитились и остановились. Тоже, самое, случилось на 501 магистральном городском шоссе. На автостоянке у ночного автобара, где уже было полно полиции, машин скорой помощи и все было оцеплено и велось расследование странного аномального жуткого инцидента с жертвами ночного погрома в придорожной забегаловке "Загон открыт". А владелец пивнушки для водителей и байкеров Дони Ллойд, стоя у своего с разбитым лобовым стеклом легкового автомобиля Ford-LTD-Crown-Victoria 1983 года, и давал полицейским показания, как один из самых главных свидетелей происшествия. Там уже больше часа не могли завести свои стоящие на стоянке у дороги машины и магистральные тягачи, перепуганные и вернувшиеся назад свидетели водители. И водитель уехавшего с автостоянки Freightliner FLD 120, что не был тогда свидетелем ночной кулачной драмы, но теперь с полицейскими, пристально рассматривал удивительно ровный круглый срез на рефрижераторе прицепе, где исчезла часть заднего с фарой бампера и половина заднего колеса.
   Когда Джо Остин вышел из машины все вокруг уже успокоилось. Только откуда-то доносился далекий вой бродячего пса. Он сделал глубокий вдох. Озон. Он еще раз вдохнул, стоя у своей полицейской патрульной машины с горящими включенными мигалками.
  - Как после грозы - произнес он, снимая рацию с полицейского своего летнего мундира со значком и нашивками.
   Джо покрутил своей головой по сторонам. Везде мерещились враги. Бандиты и жулики. Казалось, они были где-то рядом и караулили его, полицейского, чтобы убить.
   Убийства полицейских дело было здесь нередким как во всем городе Ангелов. Порой нападению даже подвергались полицейские участки. И тут было крайне опасно. Даже с рацией и пистолетом.
   Джо Остин вспомнил о пистолете, своей в кобуре на ремне, табельной 9миллиметровой Beretta 92FS.
   Он положил правую руку на кобуру, нацепив обратно на грудь свою маленькую полицейскую настроенную на нужную радиоволну рацию.
   Было странным, рация не заглохла и продолжала работать. Только сильно загудела со странным в радиоэфире оглушительным свистом. Наверное, у нее была встроена специальная защита от любых воздействий. Так решил Джо Остин. Подъезжая сюда, его машина чуть не заглохла, а рация нет. И работал странным образом исправно бортовой в машине компьютер МТD-870. Это было странным, но было именно так. Он просто резко затормозил и вовремя выключил зажигание в полицейской патрульной легковушке. Ничто не пострадало. Все было исправным за исключением ручных подаренных ему на день рождения золотых кварцевых часов.
   Ощущалось легкое покалывание по всему телу, видимо от электричества. И волосы на всем теле, и особенно на руках встали дыбом. Все говорило, что вокруг было магнитное поле. Не очень сильное, но все же ощутимое.
   Джо легонько встряхнул их, но те не работали. Он тогда еще подумал, что скажет теперь своей жене. И снял их, бросив в бардачок машины.
   Он медленно двинулся вперед. Стараясь идти тихо и бесшумно, чтобы быть невидимым и не слышимым. В своих на шнуровке черных полицейских ботинках на толстой с рифленым протектором подошве.
  - Позднее - он произнес тихо и почти шепотом сам себе, как бы немного себя, взбадривая и отгоняя животный страх, успокаивая - Доложим. Не зачем поднимать лишний шум здесь и в этом месте. Сначала посмотрим, что это так сверкало и светилось.
   Уже подходя к идеально вырезанному, как по циркулю остывающему, но еще дымящему белым дымом по срезу в сетчатой решетке забора кругу, он достал свой небольшой полицейский фонарик и включил его.
   Кругом не было совершенно света. Фонари на стоящих здесь столбах погасли и не горели все как один. Возможно, было замыкание самой линии.
   Была темень, хоть глаз выколи. И чтобы все рассмотреть подробно Джо и включил свой маленький полицейский фонарик. В этой темноте и подходя к этому решетчатому с круглой большой дырой забору, он чуть не упал даже, пару, раз запнувшись о, что-то. Толи камень, толи еще чего, что попало ему под ноги.
   В этой темноте нельзя было толком разобрать. Только где-то далеко по-прежнему громко скулила и выла бродячая собака.
  - "Это чертово освещение, почему-то не горит" - подумал Джо Остин - "Замыкание по линии вероятно. Тоже не порядок. Надо тоже сообщить куда следует, пусть пришлют ремонтную бригаду дежурных электриков по данному адресу".
   Над головой его нависала громада моста шестого авеню. И он шел как раз к нему и под сам мост, где была та сетчатая решетка с разделительным забором.
   Дальше было бетонное ложе реки Лос-Анжелес. Это был один из ее водных длинных идущих в центр города рукавов, за которым были другие уже городские районы и улицы. И забор как раз шел по границе этого речного бетонного берегового ложа.
   Полицейский Джо Остин вытащил из кобуры свой 9мм пистолет, служебную на 15 патронов Беретту. И, светя фонариком, подошел вплотную к сетчатому забору и огромной вырезанной сквозной дыре.
  - "Черт, кто такое мог сделать?" - он сам спросил себя, про себя. И даже не понял сам, зачем спросил - Ничего подобного в жизни еще не видел - он добавил уже вслух.
   Ему захотелось быстрей в свою машину, и уехать отсюда. Мурашки уже от жуткого мандража побежали по всему его телу.
  - "Да, надо валить отсюда" - он подумал - "И чем скорее, тем лучше".
   Джо Остин , выключив фонарик и засунув его быстро за свой полицейский с пустой кобурой ремень, взял снова в руки свою маленькую полицейскую рацию и негромко, выйдя на служебную свою волну, стал сообщать в свой ночной участок дежурному - R31...патрульный, Джо Остин. Я на Сиксбридж Санта - Фе. Я засек электрические импульсы. Прием.
  - 10...4...R31...патрульный, Джо Остин - раздалось в ответ из его рации - Сигнал от тебя принят. Прием.
   Он убрал в кобуру свой табельный служебный пистолет и опять достал горящий ярким белым светом маленький фонарик, снова рассматривая ровные края вырезанного круга в решетке.
  - Прошу вызвать сюда смену дежурных городских электриков и пару ремонтников в район Эгле Рок под мост на Шестое авеню - он снова произнес в свою рацию.
  - Сигнал принят - снова раздалось женским голосом по рации ему в ответ - Связываюсь с дежурными городскими электросетями и ремонтниками. Ожидай их прибытия. О прибытии доложишь R31...патрульный, Джо Остин.
  - Понял Вас - он успел лишь ответить, когда в его живое человеческое тело что-то сзади вонзилось. Это была длинная и острая сверкающая в свете его фонарика блестящей ртутью игла. Очень острая и твердая как закаленная сталь, пробивая его разом сзади под левой лопаткой кожу и саму плоть с такой легкостью, что Джо даже не почувствовал, что в него что-то воткнулось. Боль пришла лишь через пару секунд следом. Острая и непереносимая.
   Полицейский Джо Остин вскрикнул от боли, и его сердце мгновенно остановилось, пронзенное тоже насквозь, как и грудная в этом районе клетка.
   Его падающее обмякшее тело тут же кто-то подхватил сзади и плавно положил на землю, стараясь не шуметь. Этот кто-то, оглядываясь по сторонам своим блестящим сверкающим в рассеянном свете лежащего на земле упавшего фонарика подобием человеческой головы, осматривал все вокруг на все стовосемьдесят градусов. Одновременно всем своим состоящим из жидкого мимикрического полиморфного металла телом. Сканируя все вокруг на сотни метров, включив звуковые на высокую мощность сенсоры и фильтруя разные вокруг доносящиеся до него звуки.
   Этот кто-то первый раз убил живого человека. Он первый раз услышал его посмертный от боли вскрик. Он рожденный не от живой земной женщины, просто не знал этого, пока. И не знал, что его жертва способна произнести подобный при гибели звук. Но он понял, что было больно. И это записалось мгновенно в его программной кибернетической молекулярной памяти. В его жидкометаллическом архиве данных.
   Блестящий как ртуть человекоподобный сгусток из жидкого металла, с подобием рук и ног, склонился над лежащим лицом и ничком на сырой земле убитым полицейским патрульным Джо Остином. Его полиморфный металл стал считывать все параметры и брать данные с пока еще теплого хоть и уже мертвого образца, занося в базу данных своего боевого стратегического ЦПУ все, что ему будет необходимо для будущего выполнения необходимых поставленных своим хозяином и командиром задач. Планомерно все складируя в своем архиве и отфильтровывая ненужное. Он даже смог прочесть саму память умершего. Его домашний адрес, номер дома и квартиры. Имя жены и детей. В отличие от своего, прибывшего в это же время более устаревшего оппонента и противника конкурента, эта машина могла на куда даже большее, чем быть просто роботом. Потому как не была в полной мере самим роботом. Она это было само будущее. И она была первой из целой серии таковых машин.
   Экспериментальный образец и первый в своем пока роде. Хоть по силе, приравненный к роботам киборгам, но куда опаснее Т-800 и других машин Скайнет.
   Это был робот Т-1000.
   Т-1000, приобретал внешность Джо Остина, копируя абсолютно все. Тело и лицо с торчащими ежиком русыми волосами. Глаза, губы и форму носа. Потом копируя его форму. И даже его Джо удостоверение городского патрульного полицейского, жетон и номер его рабочего участка. Сначала это была лишь блестящая идеальная копия. Потом копия покрылась живой человеческой биоплотью и кожей с нервными волокнами и кровяными сосудами внутри, потовыми железами. Все, как и у киборгов Т-800, с той лишь разницей, что все это было срощено с жидким полиметаллом и имело гибридное взаимодействующее одно в одном единое целое, практически живое тело. Тело человека и машины. Его потомки, достигнут даже большего уже в программной доработке и улучшенной конструкции. Но это будет потом. А пока он был один, и единственным в своем роде. Робот Т-1000, которого опасался даже сам Скайнет.
   Создав его, он опасался его. Не только его боевой конструкции, но особенно практически безграничных возможностей и способностей. Того, на что машина была в будущем способна.
   Этот экспериментальный, пока образец был еще не до конца доведен до итогового и сразу же был запущен в дело. Сразу отослан побыстрей на Машине Времени подальше от самого своего Бога и Творца хозяина. С другого подземного крепостного военного роботонизированного бункера. Прямо и буквально с конвейера. Следом за прибывшим в 1997 год роботом Т-800. Его будущим противником,
   Здесь и теперь им предстояло встретиться как двум непримиримым врагам и боевым солдатам на далекой запредельной неведомой им обоим территории, слугам двух своих враждующих господ, двух ненавидящих друг друга братьев Скайнет-1 и Скайнет-2.
   Кто победит? Все будет решать ловкость сила и умение с мышлением двух машин, в своем боевом ЦПУ, наделенных почти одинаковыми программными стратегическими боевыми параметрами.
  - R31...патрульный, Джо Остин, ответьте - прозвучало в рации - когда псевдо Джо Остин Т-1000 уже сидел в патрульной Chevrolet-Impala 1976 года, машине им убитого полицейского.
   Робот, положив правую жидкометаллическую мужскую в живой плоти и коже руку на бортовой компьютер машины МТD-870, просто и быстро считывал все необходимые данные с него, глядя синими глазами Джо Остина в горящий экран видеомонитора.
   Это было необязательно. Он мог и так считать все данные, подключившись к другой машине, отобразив на своем встроенном молекулярном более совершенном, чем у киборга Т-800 80000битном коммуникационном видеомониторе. Но робот своими жидкометаллическими глазами дополнительно сканировал и проверял то, что считывала его из такого же пластичного и меняющего за считанные секунды всю свою молекулярную структуру полиметаллическая рука.
  - R31...патрульный, Джо Остин. Ответьте. Почему молчите. Где связь? - снова произнес женский в рацию голос.
   Но робот не считал нужным сейчас отвечать. Он только что обнаружил то, что искал. В базе всех адресов и имен Лос-Анжелеса.
   Он сделал запрос и получил только что ответ.
   На видеоэкране монитора компьютера МТD-870 высветилась надпись:
   Объект поиска Коннор Джон.
   Пол мужской.
   Возраст 10 лет.
   Трудновоспитуемый ребенок.
   Имеет неоднократные приводы в полицию.
   Правонарушения, вандализм и кража в магазине.
   Мать: Коннор Джанет Сара.
   Отец: Неизвестен.
   Приемные родители: Войт Тодд и Джанелл.
   Место проживания: Северо-западный Лос-Анжелес.
   19828, Резеда.
  - R31...патрульный, Джо Остин. Ответьте - снова прозвучал женский голос в рации - Почему молчите? Срочно ответьте. Это участок C115/28 "Vallery-River".
  - R31...Патрульный, Джо Ости. Я на связи - произнес, решив ответить Т-1000, идеально скопированным голосом убитого им полицейского Джо Остина.
  - Почему молчите? Что у вас там происходит? - снова раздалось в маленькой полицейской рации - Ответьте в участок своему дежурному.
  - Все в порядке, участок C115/28 "Vallery-River" - ответил Т-1000 и псевдо Джо Остин - Ожидаю прибытия ремонтной бригады. Прием.
  - Отлично патрульный R31...- раздалось в рации - Ждите.
   Но ему это было ненужно. Псевдо Джо Остин просто выбросил полицейскую рацию в открытое окно патрульной Chevrolet-Impala. Вырубив мигалки и включив свое ночное инфракрасное зрение. Заведя мотор, и круто развернувшись, буквально на пятачке возле моста Шестого авеню, давя на газ, помчался к выезду с 72 шоссе в районе Санта Пуэнте и Сиксбридж Санта - Фе. На 10 шоссе, ведущее с восточной части Лос-Анжелеса через центр Мегаполиса в северо-западную часть и к самим Тихоокеанским окраинам города Ангелов.
  
   ***
   Из приемника, установленного в открытом гараже пригорода, оглушительно неслось: "Я хочу, что б меня успокоили".
   На газонах журчала вода, и играли маленькие дети. Громко вереща и весело смеясь, они носились друг за другом с игрушками, швыряя и, пиная большие мячики под летящей во все стороны поливающей газоны водой как под дождем.
   Было довольно жарко и это для них было самое то, чтобы от души повеселиться в наступившее утро.
   Было уже на часах 10:58 утра. Но уже было светло и солнечно.
   Стрекотали птицы и лаяли в домах друг на друга собаки. И все это перекрывалось детским смехом и криком.
   Небо отливало яркой голубизной, и не было даже облаков. Легкий Тихоокеанский ветерок унес городской серый смог к самому центру огромного города и далее в его восточную часть до самого Сан-Бернадино к скалистым высоким горам Серра-Невада.
   Здесь в Резеде на северо-западе Лос-Анжелеса тоже кипела своя жизнь, как и везде от севера до юга города. Хоть это был пригород, тут было тоже много людей и много стоящих двухэтажных домиков с целыми гектарами земли садами и цветниками.
   Верезжа звонко и смеясь, бегали малыши, а под крышей открытого гаража, где гремела музыка группы "Винтовки и Розы", Тим Отис и Джон Коннор чинили свой на двоих в это утро мопед Honda-XR-100 1990 года. Не такой, уж и старый, но весьма уже побитый и побывавший не в одном скоростном по Лос-Анжелесу долгом заезде.
   Между ними был разговор, как обычно бывает между всеми мальчишками, но совершенно не о мопеде или еще, о чем-то. Этот разговор был о самом Джоне. И куда более серьезный, чем бывает между мальчишками.
   Тим роясь с разрешения Джона в его небольшой сумке, вдруг достал фотографию матери Джона, Сары Коннор. Толи случайно, толи просто из любопытства. Джон никому и никогда не показывал эту фотографию, а тут она попала в руки другу десятилетнему сверстнику Тиму Отис.
  - Это она? - спросил Тим у Джона.
  - Да. Моя мать - ответил ему Джон.
   - Она красивая - произнес ему Тим.
   Джон с недовольство вырвал фотку из рук Тима и ответил ему - Она сумасшедшая.
  - Почему ты так о ней говоришь? - спросил его удивленный друг Тим - Она же твоя мать.
  - Она неудачница - произнес в ответ ему Джон -У нее с головой беда. Поэтому она и лежит в Пескодеро. В клинике для душевнобольных и преступников. Она пыталась взорвать компьютерную фабрику, но у нее не получилось. Ее подстрелили и потом после отправили в психолечебницу. А меня отдали этим двоим бездетным опекунам Джанелл и Тодду.
  - Ничего себе - удивился Тим.
   В это время Джон завел свой мопед и стал гудеть ручным акселератором газа, накручивая его и гудя мотором мопеда на всю улицу.
  - Джон! - раздалось громко и недалеко от входа в открытый гараж и повторилось - Джон!
   Это Джанелл Войт, подобрав утреннюю почту у брызжущего водой фонтана со своего зеленого в траве газона у дома и подскочила к гаражу.
  - Джон, слышишь меня?! - она громко еще раз произнесла, но Джон даже не повернул своей черноволосой мальчишеской головы. Лишь только легкий ветерок развевал его длинную на голове челку.
   Он еще сильней выкрутил ручку газа на руле мопеда.
  - Джон! Иди и прибери свой в своей комнате свинарник! - Джанелл ему прокричала, но от Джона был лишь ноль реакции. Да и рыжеволосый Тим, глядя на поведение Джона, тоже отвернулся, как бы делая вид, что не слышит всех криков опекунши Джона Коннора Джанелл Войт.
   Не дождавшись от Джона ничего, Джанелль просто пошла в дом. Она решила пожаловаться Тодду на такое оскорбительное поведение неуправляемого и не сносного приемыша Джона.
  - Твои приемные родители просто свиньи - произнес десятилетний рыжий Тим Отис - Как ты с ними живешь только.
   Джон лишь заулыбался ему в ответ довольной и ехидной эгоистической улыбкой.
  - Клянусь, этот несносный мальчишка сведет меня с ума - пожаловалась Джанелл своему мужу Тодду, влетев в дом и прямо с порога.
  - Дорогая, оставь ты его в покое - произнес Тодд ей в ответ, сидя на диване и глядя телевизор - Пусть делает что хочет, раз ему так надо.
  - Может, оторвешь свою задницу от дивана и поможешь мне - критически произнесла и серьезно ему Джанелль.
   Но Тодд тоже молчал и делал вид, что не слышит ее.
   - Меня, что дома тут никто не слышит совсем! Тодд? - она, крикнув на мужа Тодда, вопросительно и настойчиво произнесла.
  - Что?- оторвавшись от телевизора, ответил ей недовольно Тодд -Что еще, Джанелл?
  - Он свою комнату уже месяц не убирал - произнесла возмущенно ему Джанелл - Иди и заставь его прибраться в своей комнате!
  - Дело, я вижу срочное - произнес ей Тодд, видя, что она от него так просто опять не отстанет - Подожди - он добавил и встал с дивана, выключив пультом телевизор - Пойду, разберусь с ним.
   Тодд Войт выскочил на улицу и подошел к гаражу, где гудел своим гоночным мопедом приемный сын Джон.
   Он не стал близко подходить и даже здороваться с другом Джона Коннора Тимом Отисом. Домашние семейные отношения и так были предельно в их семье натянуты.
   Джон уже сидел на своей скоростной легкой Хонде, а за его спиной его товарищ Тим, в обнимку с гремящим музыкой кассетным магнитофоном.
   Тодд Войт произнес громко и, перекрикивая музыку и рев двигателя мопеда - Джон, иди сейчас же домой и приберись в своей комнате, как твоя мать велела!
   Но Джон накрутил только рукоятку акселератора подачи газа и, повернувшись своим молодым мальчишеским лицом и презрительными и ненавидящими его и его супругу Джанелл глазами неуправляемого совершенно, десятилетнего распущенного мальчишки, выкрикнул ему - Она мне не мать, Тодд!
   И его мопед Honda-XR-100 сорвался со своего места. Он понесся вместе с Джоном и его другом навстречу своей скорой и будущей судьбе, которая радикальным образом поменяет в их жизни все, как ядерная ракета, упавшая на Лос-Анжелес изменит сам весь город до ужасающей неузнаваемости.
  
  
   Глава 2. Образцовый пациент
  
  29 августа 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Лос-Анжелес. Калифорния.
  101 городское северо-западное шоссе.
  В направлении Гриффит-Парка от бизнесцентра Даунтаун.
  11:25 утра.
  
   Он летел по автомобильной широкой асфальтированной дороге, ведущей к центру города. Он искал Джона. Но он немного опоздал. Совсем на немного. Этого нельзя было не предугадать не подрасчитать. Люди живут по своим правилам. Не как машины. У которых, все четко вымерено и все просчитано. Не так хаотично, чтобы вот так сорваться и просто раствориться среди многочисленных улиц и высоких домов большого города. Да так, чтобы не знали, где он даже его приемные родители. Эти Тодд и Джанелль Войт, которые ему ответили, что понятия не имеют, где мотается этот их сорванец Джон. Они порядком с ним уже намучились. Как и с полицией, что постоянно теперь проверяет их дом и самого Джона, если он конечно дома.
   И он чуть промахнулся во времени. Точнее, та разборка в том придорожном ночном пивном автобаре несколько его подзадержала с выполнением поставленных задач. Это в планы конечно робота Т-800 не входило, но что вышло, то вышло. И вот он теперь искал Джона по всему огромному мегаполису. И задача эта была не из легких. Найти десятилетнего мальчишку сорванца в таком огромном городе с тысячами машин, и множеством дорог. Мало того, еще совершенно отбившегося от материнских рук.
   Эта их психология людей странная штука. Он никогда их не понимал как многие машины Скайнет. Этому приходилось учиться. А он был просто солдат. И большую часть жизни прямо с конвейера провел на войне.
   Роботу такое конечно было не понятно, пока...
   Но все еще было впереди. А теперь, было главным найти Джона Коннора, умчавшегося на своем гоночном мопеде Honda-XR-100 1990 года, черт знает куда. И найти как можно скорее. Джону грозила опасность. Как и опасность, всему человечеству. И от правильного выполнения своего задания зависело все. Вся судьба будущего мира и человечества. Существовала еще Сара Коннор, мать этого отпрыска из рода человеческого, но приоритет был только Джон. Такова была его задача и цель. Сара Коннор теперь была не в счет. Скайнет-2 поменял тактику и стратегию. Теперь ему нужен был Джон Коннор, а не его мать. И Джон нужен был его повелителю и хозяину, Скайнет-1. Нужен был живым и только живым. Для чего не ясно. Но это было крайне важным. Это была его главная задача и цель. А без цели, такие как он, были бесполезны. Роботу нужна была цель и задачи. Ради этого он жил и работал. Такова логика всех машин. Даже самых совершенных.
   Он мало чего помнил о себе. Его полностью перепрограммировали и прошили нейронную всю его сеть. Его микрочип управления.
   Робот был уже давно старой моделью. Его боле поздние собратья ускакали в своем развитии куда дальше. Он просто был рядовой боевой моделью уже повидавшей жизнь и пережившей многое. Имел большой боевой опыт и поэтому был послан именно сюда для выполнения поставленных конкретных очередных задач.
   Верта вообще хотела заменить его встроенное ЦПУ, улучшить его, но Эвелина приказала не делать этого. Ему оставили часть памяти от прошлого. Оставили боевые все навыки, наработанные в военном будущем и ряд программных файлов в его блоке управления. Имя убрали, но оставили базовый бункерный номер, под которым киборг определялся системами контроля и слежения с самой боевой оборонительной крепости Скайнет-1. И он был в его памяти.
   VBY876000754. Такой подобный боевой номер был у всех машин Скайнет-1. Все, кто воевал на поле боя. И этот номер был в базе данных самого Скайнет-1. С ним машины сходили с конвейера и вступали в свою нелегкую боевую жизнь. С ним и умирали и выходили из списка по списанию на слом. По нему отдавались боевые команды. И через него шла программная связь между машинами и самим хозяином.
   Верта и Эвелина, Т-1001 и Скайнет-1, робот помнил их лица. И помнил поставленные ими ему все боевые задачи. Это они послали его сюда в предвоенное прошлое. И ему придется соврать этому мальчишке о том, кто его прислал. Иначе многое может не получиться или на самом важном этапе сорваться. А это более чем важно.
   Робот не до конца понимал, зачем они так поступили, оставив ему о себе воспоминания, но он понимал, что скрыть их от людей тоже очень важно. По крайней мере, до нужного момента.
   VBY876000754 в своих неустанных пока бесполезных поисках сжег очередной бак бензина. Пришлось делать на городских по трассе бензоколонках остановки и заправляться на деньги, что он забрал вместе с одеждой и мотоциклом у этого байкера по имени Роберт Пантелли. Сумма была небольшая, но на бензин хватало с лихвой. А больше ничего и не требовалось. Удивительно как его не остановила еще дорожная полиция, не проверив его байк, и его самого с документами на чужое имя. Просто киборг не совершал дорожных ошибок. В его базе данных была вложена инструкция по правильному вождению любого колесного транспорта и правила дорожного вождения с дорожными знаками и дорожной разметкой. И уж кто-кто, а робот это в совершенстве соблюдал и прекрасно понимал, как и что лучше любого живого человека. Он соблюдал даже установленную положенную на различных участках дороги скорость. И поэтому практически не привлекал к себе внимание. Правда, проезжающие мимо него на автомобилях люди видели достаточно колоритного в черной коже байкера в солнцезащитных черных очках. И порой даже высовывались в окна машин, чтобы лучше его рассмотреть. Кто-то даже фотографировал его на фотоаппараты для себя, видимо, чтобы потом хвастаться о том, что видел недавно на дороге здоровенного мотоциклиста на большом мощном Харлее. Либо на долгую память, даже не зная, кого на самом деле видел в данный момент.
   Робот Т-800 видел любопытные лица. Особенно в открытой легковушке кабриолете полной распоясанных молодых девиц, лет не старше восемнадцати или девятнадцати. Они кричали ему и звали руками к себе, чтобы пообщаться и подъехать поближе к их машине. И это прямо на самой проезжей части широкой дорожной магистрали города. На горящем красном светофоре и перекрестке в самом центре Лос-Анжелеса, у национального стоэтажного банка Америки, US-BANK.
  - "Люди" - прозвучало в его главном Центральном микропроцессоре - "Мне, вероятно, вас никогда не понять. Вы даже не знаете, что будет завтра. А завтра может быть совершенно не таким радостным и счастливым как это".
   Он теперь знал Джона в лицо. Ему эти его приемные родители Тодд и Джанелл Войт показали фотографию. Правда, пытались задать массу вопросов, кто он сам и зачем ему нужен их приемный сорванец Джон. Но как ни странно, показали фотографию, и он теперь знал десятилетнего мальчишку в лицо. Кроме того назвали марку его мопеда. Оставалось только найти этого Джона в таком громадном Мегаполисе.
   Тодд Войт оказался более сговорчивым и признался, что Джон любит часто посещать игровые автоматы в Пассаже, многолюдном развлекательном центре в Резеде. Возможно, он там в это время или направился туда.
   Он вежливо их поблагодарил, как было положено, и попрощался как живой человек. Все было четко выполнено по установленной программе и заложенному курсу человеческой психологии. Это должно было о нем оставить, какое никакое, но как думал киборг приятное у собеседника о себе впечатление. Да и снизить к себе возможное возникшее подозрение. Потому, как увидев его в открытых дверях дома, хозяева дома, были несколько напуганы и шокированы громадным почти в два метра ростом детиной, в черной коже и в черных солнцезащитных очках.
   Ему пришлось спрятать свой байк от посторонних глаз на время не так далеко в густом кустарнике вместе с 12мм Винчестером. Как, никак, а излишняя предосторожность не помешает. Здесь был жилой район. Много людей и много глаз. И уже пугая своим присутствием местных во дворах собак, прийти к этим Джанелл и Тодду Войт пешком. И потом также обратно, привлекая внимание прохожих и особенно женщин. Те долго провожали его своим пристальным любопытным взором, пока он не вернулся к своему полутонному Harley-Davidson-FLSTF-Fat-Boy, и не продолжил поиски, выехав на городскую 101 автомобильную дорожную магистраль, выходящую от Резеды сворачивая к центру города, и пересекаемое 405 шоссе, идущим на север Лос-Анжелеса. Включая 27 и 170 шоссе, закольцевав свой поисковый маршрут и обшаривая все переулки с мелкими улочками и уголками города вокруг самой Резеды. Включив поисковый встроенный биосканер и приборы слежения на всю мощность.
   Это будет трудный маршрут поиска. Но ему придется его проделать, так как у него не было иных вариантов, как снова сделать остановку у какой-нибудь бензоколонки и дозаправить свой неслабо жрущий горючее 500килограмовый мощный Харлей.
  
   ***
   Был сегодня отличный день, чтобы умереть. Но тот, кто делал уже двадцатое силовое отжимание на самодельном турнике между спинками двух стоящих в двухместной камере коек в психолечебнице Пескодеро, не собирался делать этого. Он или, вернее, она, была решительно настроена и не собиралась сдаваться во, чтобы то не стоило. Она свято верила в то, что скоро произойдет. И это было по ее мнению неизбежным.
   Никто не хотел ее слушать, и никто не верил в то, что Сара всем говорила.
   Никто.
   У нее отобрали единственно родного сына Джона и посадили сюда, как опасную преступницу, изолировав от всех и любых контактов с внешним миром. И она не знала, как отсюда сбежать.
   Ее считали сумасшедшей и повернувшейся на этих роботах из будущего. Она была, по их мнению, и этого ее лечащего личного врача и хозяина этой клиники доктора Питера Силбермана опасной шизофреничкой с манией постоянного преследования.
   Доктор Питер Силберман знал ее всю личную подноготную еще с 1984 года. Он и тогда практиковал как врач нарколог и психиатр. Проводил даже личные надомные сеансы лечения. Тогда он еще не был хозяином данной медицинской закрытой клиники для умственно-больных женщин и даже преступниц. И он единственный, кто выжил тогда после той кровавой жуткой бойни в том полицейском участке на Эль Монте Басуэй 1104 N. Именно тогда, и все началось. Но Силберману улыбнулась удача свалить в удачное время из полицейского участка и практически спастись, когда загадочный и безжалостный почти двухметровый убийца вооруженный 12мм дробовиком SPAS-12VS и 5,56мм автоматической винтовки "Armalite" АR-18 там покрошил из двух стволов всех, кто находился, в ночном дежурстве. Выжили тогда двое, некто полицейский и служащий в этом участке сержант Дональд Макэвой и лейтенант и шеф этого участка лейтенант Эдвард Теодор Трэкслер, что теперь был уже пенсионером и старался забыть это все и ту кошмарную ночь во, чтобы то ни стало. Он был тогда в 1984 году шефом того полицейского участка на Эль Монте Басуэй 1104 N, когда еще совсем молодую Сару доставили к нему вместе с неким Кайлом Ризом. И именно тогда и в ту ночь все и произошло. Погибли все его подчиненные, а он теперь старался по сей день забыть тот кошмарный случай и ту ночь, после которой его еще долго таскали по судам после госпиталя и лечения. А потом просто списали и отправили на заслуженную пенсию.
   О нем забыли, как и об этой печальной ночной истории Лос-Анжелеса, лишь записав в почетные списки всех погибших в той ночной кровавой жуткой бойне. Тогда никого не нашли. Ни убийцу, ни тех, кого тот искал. Они просто испарились в ночи, и след всех просто исчез до сегодняшнего дня. Но в 1997 году, одного их них все-таки занесла нелегкая в клинику Пескадеро. После неудачной диверсионной атаки на некую корпорацию и компанию "Кибердайн Рисеч Системз", занимающуюся компьютерными новейшими продвинутыми разработками в области создания искусственного интеллекта и военных программных стратегических разработок под крышей самого Пентагона и ведомств ВВС и ВМФ США.
   При вооруженном налете на корпорацию тогда при стычке с вооруженной охраной произошла долгая перестрелка, где Сару Джанет Коннор ранили, Двоих даже в перестрелке убили, а кого поймали быстро, распихали по тюрьмам после быстрого скоротечного суда и почти без всякого утомительного досконального расследования.
   Сару ожидала вот такая скорбная участь. Сидеть тут в Пескодеро на востоке Лос-Анжелеса. В городке Глендейл по соседству с Пасаденой.
   Сара вдруг снова вспомнила ту жуткую кошмарную ночь. Тот полицейский участок и задержание ее и Кайла Риза. Она вспомнила всех, кого уже не было в живых.
  - "Как им повезло" - она подумала в очередной паз. Им не придется пройти через то, что другим. Как и самой Саре - "Что они не увидят этой чертовой ядерной войны уже".
   Ей даже на минуту захотелось быть на их месте. На месте свой подружки Джинджер Чезвик и ее дружка Мэтта Такера. И в очередной раз, думая о Кайле Ризе она вспомнила о своем оставленном, где-то там за стенами этой больницы своем сыне Джоне.
  - Джон - она произнесла, спрыгнув с самодельного турника и подойдя к зарешеченному узкому почти под самым потолком световому окну своей запертой на замки с железной дверью палаты.
  - Где же ты, Джон - она произнесла негромко - Где тебя сейчас нелегкая носит? Кто о тебе заботится?
   Джона отдали приемным воспитателям и родителям. Каким-то двум бездетным. Но они с ним еще намучаются. Она знала своего сына. Да и воспитание самой Сары его до момента ее лишения родительских прав еще само за себя скажет.
  - Все вы твари - она произнесла шепотом - Вы просто отобрали у меня моего родного сына.
   Саре хотелось его, во, чтобы то ни стало, увидеть. Она давно его уже не видела. Он должен был подрасти уже. Ему должно было уже быть лет десять. Когда его отобрали у нее, ему было только еще восемь.
  - Два года и шесть месяцев - произнесла сама себе Сара - Два года. Гребаная больница. Эта чертова тюрьма. И этот доктор лекарь Силберман. Тварь редкостная еще та, законченная. Сам еще тот придурок и псих.
   Она знала его еще по тому задержанию. Да и он знал ее и хорошо запомнил. Память у этого Силбермана была хорошая, как в прочем у многих докторов. Ему повезло тогда, когда полегло столько хороших полицейских. У которых были семьи и дети. Тот присланный ее убить терминатор, робот восьмисотник, убил, наверное, всех. Он убил и Кайла Риза. Выжили только вот она, Сара Джанет Коннор и этот чертов доктор Питер Силберман. Тогда еще погибло несколько женщин с ее именем и фамилией, пока этот стальной убийца добрался до нее. И если бы не любимый ее Кайл, которого она все это время так и любила без памяти, то, наверное, этот киборг убил бы и ее.
  - Гребаный ублюдок, Силберман - прозвучало в ее голове, когда за дверями зашумели, и там была какие-то шаги и возня.
   Открылось смотровое в двери окно, и там было лицо этого доктора Питера Силбермана и за его спиной были врачи медики и студенты. Особенно бросилась Саре в глаза одна высокая в круглых очках студентка медик. Та все норовила заглянуть в защитное бронестекло двери и окошка чрез плечо самого доктора Силбермана. То с одной стороны, то с другой.
  -"Наверное, способная и подающая большие своему учителю надежды, ученица этого урода" - подумал, обернувшись и глядя на шумную галдящую в белых халатах компанию во главе с самим Питером Силберманом. Та пялилась на Сару во все свои четыре глаза. И это ее бесило.
  - Очень интересный вот, вам случай, как образец острой симматической шизофрении - произнес, глядя на Сару, доктор Силберман - Мания преследования в самой яркой и агрессивной форме.
   Образцовый пациент. Одинокая женщина двадцатидевяти лет. Симптомы типичные. Повышенная возбудимость. Крайняя в себе самой замкнутость и не общительность. Галлюцинации. Все время какой-то бред о ядерной войне в скором будущем. Причина болезни весьма необычна. Она уверена, что робот из некоего будущего, некий терминатор или ликвидатор, хочет ее убить. И что отцом ее ребенка был некий солдат из военного будущего, присланный для ее защиты. Он был вроде как из 2029 года. Очень оригинальный случай. Я уже два года лечу ее. Часть срока она провела в женской тюрьме, потом ее перевели сюда. Здесь мы применяем отработанные способы лечения.
   Сара слышала его, прямо из самого переговорного через дверь устройства. Видимо, доктор Питер Силберман специально это делал, нажав там кнопку связи между врачом и пациентом. Так как дверь была звуконепроницаема, но при этом все дословно было слышно. Он смотрел на Сару Коннор, стоящую на фоне окна и освещенную как ангел ярким утренним светом.
  -"Садист херов" - она произнесла сама про себя - "Тебе это доставляет удовольствие".
  - Доброе утро, Сара - произнес, теперь ей лично и хитро изображая приветливость, улыбаясь из-за бронестекла квадратного небольшого окошка двери, доктор Питер Силберман.
   Сара злобно глядя на него, произнесла ему в ответ - Доброе утро, доктор Силберман. Как ваше колено?
  - Прекрасно, Сара - он ей ответил, продолжая ей приветливо наигранно улыбаться.
   Потом, сморщившись, и видимо это ему было вспоминать неприятно. Да и он не хотел такого слышать от Сары ответа, обернулся к своим студентам врачам и произнес им - Она мне, где-то, неделю назад, воткнула шариковую авторучку в ногу.
   Он обернулся снова в ее окошко и спросил - Опять попытаешься удрать?
   Сара задышала тяжело и возбужденно, глядя в бешенстве на Силбермана и, он понял все.
   Питер Силберман отвернулся от смотрового дверного окна и произнес студентам практикантам врачам - Пойдемте отсюда.
   А потом подозвал стоящих и сопровождающих его медиков и больничных охранников, и сказал им - Не люблю, когда пациенты содержат свою палату в таком беспорядке. Проверьте, чтобы она приняла Тирозин. Похоже, она пропустила свою порцию лекарств, с вечера еще.
   Он и студенты врачи ушли вместе с ним по длинному, больничному коридору, а на двери Сары щелкнул замок. Дверь открылась настежь, и вошли двое. И именно те, кого Сара ненавидела здесь больше всего.
   Это были Дуглас Томпсон и Уильям Мартинес, те еще санитары садисты. Любители поиздеваться над больными. Поистязать их и побить, когда по делу, а когда, и без дела. Не давая порой даже нормально поспать ночью. Особенно этот Дуглас Томпсон, тот еще садюга, не любитель вообще женщин. Может, даже мстящий им, устроившись сюда санитаром, чтобы время от времени спускать свой пар на своих жертвах под прикрытием этих больничных стен. А жалобы пациенток играли мало роли здесь. Эти кулачные затрещины, как бы тоже входило в программу их лечения. Питеру Силберману это не говорило ни о чем. Главное престиж его клиники и чтобы был порядок в больнице. А какими методами это будет достигнуто, его не волновало. Больные есть больные и прав тут у них было мало. Главное, чтобы Тирозин всегда был под рукой для буйных и полицейская резиновая палка для успокоения.
   Сара попятилась назад к стене и выставила вперед свои руки.
   Этот садист обладал приветливостью гремучей змеи. И все тут это знали, да и сама Сара убедилась в этом, когда попала сюда.
  - Не подходи - она ему произнесла угрожающе - Лучше не надо, Дуглас.
  - Пора принимать лекарство, Сара - произнес Дуглас Томпсон.
  - Сам пей - она ответила ему - Я не буду пить эту дрянь.
  - Веди себя хорошо, Сара. У тебя сегодня днем будет осмотр - произнес Дуглас Томпсон.
   За его спиной стоял второй медбрат Уильям Мартинес, под стать ростом и весом Дугласу Томпсону и улыбался. Он, правда, был не такой скотина как этот Дуглас Томпсон, но и ему бы Сара начистила рожу, так как он был этому садисту и мучителю больных еще и другом.
  - Я не стану принимать это лекарство и мне не нужны проблемы - произнесла снова Сара.
  - Какие проблемы - ответил Дуглас и тут же ударил Сару в живот.
   Сара даже не смогла вскрикнуть. Просто перехватило все дыхание и она, задыхаясь от нехватки воздуха и боли упала на кафельный пол. А напарник
  Дугласа второй медбрат и охранник санитар, достал из кармана электрошокер, включив его.
   Сара Коннор была самым агрессивным здесь пациентом, и она нравилась им обоим. Это их возбуждало и провоцировало на соответствующие садистические методы. Дугласа того даже сексуально. Эта непокорность женская и настойчивые упорные отказы.
   Сара попыталась встать с пола, но Дуглас Томпсон саданул ее еще ногой в тоже место и отбросил пинком к крашеной стене палаты.
   она снова попыталась встать.
  - Электрошок - произнес Дуглас Томпсон своему напарнику по работе Уильяму Мартинесу.
   И тот ткнул шокером Сару Коннор прямо между лопаток.
   Ее ударило током, и она снова упала на кафельный пол своей палаты, дергаясь от боли, а Уильям придавил тем шокером ее к полу.
   Она кричала и дрыгала ногами и руками, но встать не смогла. Это было больно. Но к боли она уже привыкла. Все эти кулаки и ноги. И только этот электрошокер мог совладать с буйной непокорной пациенткой в палате номер 118.
   Уильям Мартинес его держал так до тех пор, пока Сара не перестала двигаться и чуть не потеряла сознание.
   Потом Дуглас Томпсон схватив ее за растрепанные длинные волосы, поднял с пола, посадив на задницу, и придавил к стене.
   Он задрал Саре Коннор голову, запрокидывая назад ее и произнес - Я ведь предупреждал, крошка.
   В этот момент Уильям Мартинес схватил ее за подбородок правой рукой и открыл силой рот.
  - Каждый раз такое приходится делать - произнес он - Нет, чтобы сразу послушаться, дура.
   В этот момент Дуглас высыпал ей несколько таблеток прямо в рот и зажал Саре нос, чтобы той пришлось дышать ртом и проглотить Тирозин.
  - Я предупреждал¸ крошка - произнес Дуглас Томпсон, отпуская ее. Он на прощание, ударил по левой щеке правой рукой ее и, уходя, произнес - Приятных снов.
   Они вдвоем оставили сидеть у стены парализованную электрошоком Сару и быстро ушли, закрыв снова на ключ и замок ее в палату дверь.
  
   ***
  
  29 августа 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Северо-западный Лос-Анжелес. Калифорния.
  адрес:19828, Резеда.
  Дом семейной четы Джанелл и Тодд Войт.
  11:30 утра.
  
   Мягко шурша своими колесами и не нарушая положенную установленную скорость в районе, где полно бегающих малолетних детишек по бетонированной дороге проехала полицейская машина с эмблемой Калифонийской полиции и надписью "Служить и защищать". Она, не мигая своими полицейскими огнями на крыше. Не гудя сиреной, просто проехав несколько перекрестков и переулков, подъехала к дому по указанному в бортовом компьютере адресу. Здесь в густо застроенном небольшими двухэтажными домиками, это найти было делом не простым, не зная здешних мест и точного адреса. Но ему было не сложно. Да и он, пока никуда не спешил. Все пока шло по установленному в его боевой программе плану. Ему никто не мешал.
   Он выбрал для себя удачную маскировку и представлял служителя закона. Это было самое лучшее здесь среди людей в Америке, чтящих законы и связанные с ними установленные порядки. Своего по их понятиям чуть ли не святого президента, политику и Американскую конституцию.
   Служитель этого порядка, конституции и всех законов самое подходящее прикрытие для выполнения всех поставленных программой задач. Лучший выбранный маскировочный облик, и как основной, робот Т-1000 выбрал себе, убив того патрульного полицейского. И это было для него даже удачей.
   Он скопировал его целиком и пока это был его единственный облик. Джо Остина, полицейского участка C115/28 "Vallery-River". И сейчас псевдо Джо Остин, оставив у обочины проезжей дороги Chevrolet-Impala 1976 года, уже направлялся к дому по указанному в его бортовом компьютере адресу.
   Он прошел мимо открытого настежь гаража, осмотрев его целиком. Затем поднявшись по ступенькам, подошел к закрытой двери дома. И постучался, но аккуратно и не шибко громко. Его должны были все равно услышать, если был кто-либо дома.
   Дверь открыл сам Тодд Войт и увидел перед собой высокого роста полицейского, худощавого на вид, но как видно спортивного, сильного и крепкого. Внешне даже вселяющего доверие. Если судить по его синим выразительным и пристально смотрящим глазам. С короткой аккуратной стрижкой на голове. Внешность действительно предрасполагала к общению.
  - Здравствуйте, произнес полицейский - Вы являетесь законными опекунами Джона Коннора?
  - Да, офицер, а что он опять натворил? - произнес Тодд полицейскому, спрашивая его и скрестив свои руки на груди, ожидая опять очередных из-за этого неуправляемого мальчишки неприятностей с властью.
   В это время подошла и Джанелл и встала рядом с Тоддом. Она пристально посмотрела на Тодда и полицейского, тоже ожидая чего-то неприятного.
  - Я могу с ним поговорить? - спросил псевдо Джо Остин, прекрасно зная психологию человека и, умея вести необходимый культурный человеческий порядочный диалог. Все это было уже заложено в его программе и в молекулярном мозге и нейронной программной сети машины из жидкого мимикрического полиметалла. Тот, кто его создал, продумал многое. И даже это, послав его сюда в поисках ликвидируемой цели.
  - Нет, офицер, его сейчас нет дома - произнес Тодд Войт.
   Робот, проверяя Тодда, перевел свой холодный пристальный взгляд своих синих из человеческой биоплоти и жидкого полиметалла глаз на Джанелл, супругу Тодда.
   И та молча кивнула ему своей кучерявой черноволосой головой и произнесла - Его нет, офицер. Он редко бывает вообще дома. Все время пропадает где-то на улицах с мальчишками, то в гараже со своим мопедом.
   Все было очевидно. Он проанализировал их обоих, речь и даже просканировал своим встроенными сенсорами их мозг и нервную систему. Они оба, похоже, не врали ему.
  - Он с утра где-то шляется опять - произнес Тодд Войт - Может быть теперь, где угодно.
  - У вас есть фотография Джона - спросил псевдо полицейский Джо Остин.
   Это было вполне уместный вопрос для полицейского, кого-либо разыскивающего, но не знающего в лицо свою искомую цель.
   Т-1000 на самом деле не знал, как выглядит его будущая разыскиваемая к ликвидации жертва. В базе компьютера полицейской патрульной машины его фото не было. Как не было вообще фотографий Джона в будущем и прошлом. И его в лицо не знал ни сам Скайнет ни другие его машины. И это было важным аргументом в поставленном им вопросе приемным родителям Джона. Впрочем, в такой ситуации, если жертва на самом деле была не дома, то ее придется искать самому и фотография была более, чем уместна для самого поиска и опроса, кого-либо, кто мог знать его в лицо.
  - Да, конечно - произнесла Джанелл и пошла быстро искать фотографию.
   Пока она ходила куда-то наверх, видимо в комнату Джона, Тодд, спросил полицейского - Вы скажете мне, что он опять натворил?
  - Нет, пока - произнес псевдо Джо Остин - Я просто хочу задать ему несколько вопросов и все.
   Подошла Джанелл Войт и принесла фотографию Джона.
   Т-1000 взял ее из рук Джанелл, мягко даже коснувшись ее правой руки своей рукой робота, оставив приятное эротическое ощущение. Это было видно по ее карим вспыхнувшим неожиданно жгучей тридцатилетней брюнетки глазам. И его взгляд пристальных не моргающих совершенно холодных глаз скользнул по ее тем карим глазам, что у Джанелл даже застучало в женской груди сердце. Было видно, как женщина поддалась чувственным близким переданным ей эротическим ощущениям. Она даже подумала, что не будь рядом этот Тодд, то возможно она бы зацепилась бы за этого молодого не старше, видимо ее, весьма привлекательного с миловидным лицом синеглазого полицейского. К тому же, если бы он еще и был одиноким.
   А робот забросил наживку. Просто сделал расчет на будущее, если что-то пойдет не так. И придется искать Джона Коннора уже здесь у его приемных попечителей, то смена стратегии и тактики этот дом Войтов самое место, чтобы поймать Джона Коннора у его приемных родителей.
   Просто машина умела просчитывать свои действия и многочисленные возможные варианты. И могла заранее планировать все в рамках своей далеко продвинутой технологически молекулярной программы.
  - Симпатичный парень - произнес полицейский псевдо Джо Остин - Можно я заберу ее на время у вас?
   Он посмотрел на Тодда и Джанелл. но на каждого по-разному. Робот прекрасно знал, что есть мужчина и, что есть женщина. И знал как можно воздействовать на того или другого.
   Тодд ничего не заметил. Он вообще был таким, что мало чего в своей жизни кроме телевизора замечал. А вот Джанелл, снова испытала это воздействие и прониклась эротическими любовными чувствами к этому молодому полицейскому.
  - Берите - она произнесла, опередив Тодда - Сегодня его искал еще один в черной кожаной куртке и штанах верзила.
  - Да, большой такой, выше вас и, вероятно мотоциклист, судя по внешнему виду - произнес Тодд Войт.
   Робот Т-1000 замер, рассматривая фотографию Джона и видно было даже, что насторожился. Этого нельзя было не заметить. Так как в этот момент псевдо полицейский Джо Остин понял, что здесь он теперь не один единственный робот. И самое главное, что тот другой тоже ищет его искомую цель. Единственное, что теперь следовало, надо было спешить и скорее найти этого беглого непоседливого мальчишку и опередить соперника. Вполне возможно, он знал о нем. Но в базе данных о сопернике пока не было ничего. Он за считанные секунды перепроверил всю свою базовую картотеку, но ничего о роботе сопернике. Это высветилось в его 80000битном встроенном молекулярном коммуникационном видеомониторе.
   Ноль информации.
   Робот поднял взгляд своих ледяных синих не моргающих глаз на Тодда, а Тодд Войт спросил полицейского - Вы с ним знакомы?
  - Нет - ответил робот Т-1000, Тодду Войту и поедающей карими брюнетки любвеобильными глазами супруге его Джанелл - Не берите в голову.
   Он приветливо красиво и загадочно улыбнулся, и последний раз глянув недвусмысленно и многообещающе на Джанелл Войт, поблагодарил, как положено и вежливо за оказанную помощь и содействие.
   Псевдо Джо Остин повернулся на пороге входной в дом двери. Сам, закрыв дверь в дом Войтов, спустившись по ступенькам, мимо пройдя открытого гаража, осматривая еще раз все вокруг своим жидкометаллическим покрытым живой человеческой плотью телом и сканируя вокруг на сотни метров, пошел к своей оставленной у обочины бетонной проезжей дороги полицейской патрульной Chevrolet-Impala 1976 года.
  
   ***
   Джон Коннор с другом по жизни Тимом Отисом потрошили стоящий в переулке на пересечении Ван Милс и Валлери Вилладже денежный большой банкомат. Им нужны были деньги. Деньги на игры и развлечения. Тодд и Джанелл денег Джону не давали, прекрасно понимая, что тот спустит деньги на свои пустые бесполезные с их точки зрения завлечения.
   Здесь в этом переулке было мало людей. И особенно сегодня утром. И был шанс получить дармовые денежки распотрашив чей-то через банкомат личный накопительный кошелек.
   Правда, это было делом не простым, но Джон умел делать такие вещи. Это все его мама, Сара Коннор научила своего единственного сына. Еще в бегах и прячась от полиции, им приходилось вдвоем это проделывать и не раз. Все это конечно было противозаконно, но надо было на что-то жить, и деньги ей Саре нужны были всегда для дела. Ну и младшему Коннору от этих вот дел перепадало на игрушки. Сара не жалела на него денег, попутно таская сына за собой везде и всюду на свои дела, боясь его хоть на один день где-либо оставить без своего материнского заботливого присмотра.
  - Где ты этому научился? - снова задал один и тот же вопрос Джону Коннору его друг Тим Отис.
  - Мама научила - он ему снова ответил.
  - Крутая у тебя мама - восхищенно произнес ему Тим.
  - Да, если бы с головой все было у нее нормально - произнес Джон - То и сейчас была бы со мной.
   Джон, достал из своей небольшой заплечной сумки небольшое странное электронное самодельное устройство, похожее скорее на игровую детскую ручную приставку или джостик с кнопками и маленьким экраном. Это был взломщик оперативки и настроенный конкретно на сам банкомат. Это осталось у него от матери. И он умел этим пользоваться.
   Он вставил в банкомат карту с припаянными к ней проводками, подключенными к небольшому ручному кнопочному сканеру дисплею.
  - Вставьте, пожалуйста, вашу банковскую карту в банкомат - произнес Джон и стал перебирать пальцами правой руки по кнопкам, вбивая какие-то свои коды взлома и доступа к чьим-то денежным банковским счетам. Тим в это время стоял на шухере и следил за окружающей обстановкой. В любой момент могла тут оказаться полиция, и пришлось бы делать срочно ноги.
   Это было рисованное занятие, но оно стоило того риска на которое они вдвоем шли.
   На дисплее и экране побежали строчками и колонками мелкие цифры.
  - Поторопись, ты слишком долго, Джон - произнес ему Тим - Спалимся.
  - Терпение, друг Тим, терпение - произнес ему Джон, хотя сам боялся, как и Тим, что их застукают за этим взломом - Ну давай же, давай. Работай.
  - Быстрее, Джон - очковал уже Тим Отис.
  - Давай, детка, 9003 - произнес Джон Коннор и протянул руку к кассе, где выдача денег - Снимаю, 300 долларов. Ну, я жду вас.
   Банкомат загудел, и пошла выдача наличных. Зашуршали стодолларовые банкноты.
  - Ну, ну, вот они! - произнес радостно Джон Коннор.
  - Обалдеть - произнес Тим Отис, когда увидел, как деньги сами выскочили из аппарата прямо в руки Джону.
  - Легкие деньги - произнес Джон Коннор - Идем.
   Они побежали от банкомата за угол ближайшего дома, где стоял Джона скоростной гоночный мопед Honda-XR-100 1990 года.
  - Самое время веселиться и тратить деньги - произнес Джон Тиму - Теперь в Пассаж.
   Они запрыгнули на мопед. И, заведя его, понеслись в сторону 101 шоссе и Штерман Оакс.
  
   Глава 3.Робот Т-1000
  
   На дисплее в полицейской машине был размещен большой файл малолетних преступников. Он снял все данные об интересующем его субъекте. Оставалось лишь его теперь найти. И как оказалось теперь, это дело стало непростым.
   Лос-Анжелес город достаточно большой, Калифорнийский огромный застроенный множеством улиц, переулков, шоссе и дорог мегаполис. Плюс огромной высоты в самом центре небоскребы бизнес центра с главным Калифорнийским национальным банком US-BANK. Просто масса домов, что пониже. И захламленные городские окраины и улицы. С кучей народа. От бизнесменов, рабочих и прочего обслуживающего персонала к которым он теперь под псевдоимиджем полицейского относился.
   Поиски усложнились и затянулись. И это было ненормально в понимании даже робота из будущего.
   Робот подумал, что легче было найти кого-либо в разрушенных ядерной войной руинах, чем в этом живом людском многотысячном муравейнике свою искомую жертву.
   Т-1000 перекачал все данные и узнал многое из жизни этого дрянного непослушного и стоящего на учете в детском подростковом отделе полиции человеческом ребенке, лет десяти.
   Послужной криминальный список Джона Коннора был уже достаточно велик. От вооруженного нападения в составе вооруженной группировки на компанию и корпорацию "Кибердайн Рисеч Системз" до простых банальных налетов на магазины с оружием и просто грабежи банкоматов и платежек по всему городу.
   Всего десятилетний мальчишка, а уже так преуспел во многом почти, как взрослый преступник. Тут фигурировала и его мать Сара Джанет Коннор. С которой, он был до недавнего времени неразлучен. Но теперь она находилась в клинике для душевнобольных в Пескадеро. А Джон на попечении двух других родителей и приемной семьи, с которой он недавно познакомился.
   И вероятно, еще один робот охотник из его же будущего был здесь. Следовало догадаться. Он тоже был где-то в этом большом приморском городе. Прижатом к Тихому океану пустыней Мохаве и скалистыми высокими горами Сьерра-Невада.
   Робот перезапустил свои молекулярные системы и еще раз просмотрел контрольные пусковые все аварийные программы в своем встроенном молекулярном ЦПУ машины. Громко внутри загудел плазменный жидкометаллический молекулярный генератор и такая же рабочая первая батарея SUSAR-1000.
   Первая плазменная батарея опробированная исключительно только пока на нем, как и сам генератор тепловой накопительной мощности.
   Машина могла заряжать батареи и сам генератор с помощью любого источника тепла. Это делало робота Т-1000 практически бессмертным и вечно живущим. Робот прогнал на большой скорости по своей видеосетке на 80000битном встроенном видеомониторе все свои данные по самому себе, проверяя все, и завел двигатель полицейского патрульного Chevrolet-Impala 1976 года.
   Он направлялся в сторону 101 шоссе, туда, куда указали приемные родители Джона Коннора. Надо было прокатиться до многолюдного коммерческого торгового центра Пассаж. Как раз в то время, когда туда же по 101 шоссе направлялся с другой стороны и другой робот киборг Т-800 верхом на своем теперь личном мощном скоростном мотобайке Harley-Davidson-FLSTF-Fat-Boy. А по другой параллельной к нему улице в направление Пассажа и между жилыми домами, летел на своем скоростном мопеде Honda-XR-100 Джон Коннор с другом Тимом Отисом. Они спешили проиграть и спустить все ворованные с городского банкомата чьи-то деньги.
   Следуя по 101 шоссе, и в одном из узких переулков, он чуть было не увидел их, летящих с музыкой и криками на ревущем мопеде по дороге. Они разминулись на какие-то метры.
   Но рев мопеда Honda-XR-100 1990 года привлек его внимание. Его звуковые сенсоры мгновенно уловили даже смех и крик двоих мальчишек. Робот произвел отфильтровывание лишних звуков. Это были действительно голоса мальчишек, лет приблизительно десяти. И один назвал имя другого, Джон. Но многоэтажные дома скрыли их из вида. Из его робота киборга горящих красным жутким светом под живыми человеческими глазами Т-800 видеокамер глаз. Он резко затормозил свой мотобайк и быстро усилил поисковый диапазон своего биосканера. Звук двигателя и крик голосов от него быстро удалялся по параллельной улице между жилыми домами.
   Робот рванул с места и понесся по шоссе, стараясь держаться ближе к бордюре, и отбойнику дороги. Так было проще держать ориентир на звук ускользающего от него скоростного мопеда, летящего по лужам и обруливающим на скорости мусорные баки в переулках.
   Он старался не соваться теперь в кучу машин. Это позволяло держать большую скорость и поспевать за ускользающим мопедом.
   Похоже, 101 шоссе вело в сторону как раз указанному его приемными родителями Джанелл и Тоддом Войт. В сторону Пассажа, как и та меж домов дорога по которой несся на скорости мопед. Инфильтратор имел в базе данных памяти вложенную карту Лос-Анжелеса 1997 года. Это позволяло все сравнивать и правильно ориентироваться в городской обстановке.
   Ту же самую карту имел и Т-1000, и тоже направлялся в Пассаж, так как это была единственная зацепка найти искомый к ликвидации и устранению объект.
  
   ***
  29 августа 1997 года.
  Восточная часть Лос-Анжелеса.
  Калифорния.
  Психолечебница Пескодеро.
  Палата 118.
  12:15 дня.
  
   Сара положила свою голову на ноги, и закрыла глаза. Она была уже долго в одиночной камере сумасшедшего в больнице Пескадеро. И не было никого. Один только сумасшедшие в этой спецклинике для душевнобольных и такие же, не менее душевнобольные врачи. Ничем не лучше дураков, которые были здесь. Этот доктор Сильберман, которому Сара недавно всадила ручку в колено.
  - "Какие они все идиоты!" - Сара сейчас думала.
   Они не хотят даже слушать ее, считая чокнутой на всю голову.
   Она потеряла своего сына и не знала где Джон. Просто потеряла. Вернее, его у нее забрали, когда ее схватила полиция и отправила сюда на вечное заточение как особо опасную больную. С умственной навязчивой и агрессивной шизофренией. Как, самую, опасную в этой клинике. Со слов конечно доктора Сильбермана.
  - "Джон" - она произнесла сама себе - "Где ты Джон?".
   Эти гребаные врачи и эти таблетки и жажда свободы.
   И она отключилась, так вот сидя на постели в этой одиночке и в тишине.
   Сколько прошло времени неизвестно, но было тихо.
   Она услышала голос. Знакомый голос, голос прямо перед ней. Это был голос Кайла.
  - Сара - голос прозвучал в тишине ее камеры - Сара.
  И она ощутила руки. Руки его Кайла на своей голове и волосах. И он прикоснулся к ее ногам.
  - Сара - голос прозвучал еще раз. И Кайл легонько толкнул ее. Она спала.
  - Сара, проснись - он сказал громче, выводя ее из ее сновидений.
   Сара открыла глаза и подняла свою русоволосую с растрепанными волосами голову и увидела перед собой Кайла.
   Он снова был возле нее и рядом. Уже здесь в этой спецклинике для душевнобольных. Он был везде, где она только не была. Он словно преследовал ее. И приходил к ней все время. Откуда-то. Толи из прошлого. Толи из будущего. Толи из мира мертвых. Иногда ей казалось, что это был совсем не Кайл, а кто-то другой, похожий на ее любимого Кайла Риза.
  - Кайл - она произнесла ему, глядя в синие глаза своего любимого - Ты же мертв.
  - Где наш сын? - произнес ей Кайл Риз.
  - Они забрали его у меня - произнесла ему Сара.
  - За ним охотятся - произнес ей мертвый Кайл Риз - Он теперь их цель. Ты должна его защитить.
  - Я знаю - Сара ему ответила - Но теперь это очень трудно. Он в меня больше не верит. Я для него просто сумасшедшая. Я его потеряла, Кайл.
  - Ты сильная, Сара - произнес он ей - Сильнее, чем раньше.
   Он схватил Сару на руки и произнес, те слова, что когда-то произнесла она ему перед его гибелью - Поднимайся солдат. Я люблю тебя,
  и всегда буду любить.
  - Я тоже всегда буду любить тебя Кайл - она произнесла Кайлу и расплакалась, обнимая его.
  - Запомни послание - произнес он ей - Будущее еще не определено. Наша судьба зависит от самих нас.
   Сара прижала его к себе и целовала как безумная, боясь нового расставания. Она не хотела его отпускать от себя.
  - Останься со мной - она произнесла Кайлу, который уже стоял в открытых дверях ее камеры одиночки.
  - Сара - произнес ей Кайл уже уходя - У нас очень мало времени. И кайл пошел по больничному коридору.
   Сара соскочила с постели и бросилась за ним, выскочив тоже в коридор, глядя в спину уходящего своего навсегда потерянного любимого.
  - Кайл не уходи!- она крикнула ему уже идущему по длинному коридору и бросилась за ним бегом.
   Она бежала за ним, а он все удалялся и скрылся за поворотом длинного коридора. Сара добежала до поворота и остановилась, глядя ему уходящему в спину. Он был в той серой длинной шинели, в какой был всегда, приходя к ней. На правом рукаве была нашивка красного цвета. Цвета крови. Знак повстанческого сопротивления.
   Она снова бросилась за ним вдогонку.
  - Кайл! - Сара кричала ему - Кайл, подожди меня, Кайл!
   Свернув снова за угол и уже не, видя, его она добежала до дверей идущих на улицу и толкнула их руками. И двери опять распахнулись настежь. И Сара оказалась на улице перед детским садиком, где были крутящиеся с ребятишками карусели и качели. Там была одна воспитательница в лице которой был она. И она играла с детьми на фоне стоящего, на отдалении от этой детской, зарешеченной высоким забором из проволочной сетки площадки Лос-Анжелеса. Хорошо был виден сам центр города и его высокие в том центре стоящие небоскребы национального US-BANK. Вдали было жаркое марево летнего утра. Там где-то вдали был Тихий океан. И сюда дул издалека легкий свежий ветерок и жарило жаркое летнее июньское солнце.
   Сара выскочила из дверей и пошла в сторону забора и детской площадки где веселились маленькие дети.
   Ее снова не покидало чувство леденящей душу тревоги, и она обернулась.
   Больницы и дверей больше за ее спиной не было. Там уже был цветочный с ярким цветами сад, заросший ветвистыми красивыми высокими зелеными деревьями. С летней густой шелестящей листвой.
   Она снова повернулась и подошла к сетке забора. И вцепившись руками в эту проволочную клетку, стала кричать всем, кто был с той стороны забора. Но ее не услышали те, что там был. Ребятишки просто веселились играли. Самые маленькие копались в песочнице и играли игрушками. Те, что постарше качались на качелях и крутились на каруселях.
   Сара все кричала им в надежде, что ее услышат, но все было бесполезно. Но она все кричала им и только повернула голову их воспитательница. Так похожая на саму Сара Коннор. Но и она, не обратила внимания на нее, а отвернулась, продолжая играть с маленькими, лет трех и пяти ребятишками.
   И в это время, где-то на отдалении раздался взрыв. И все небо закрыла яркая вспышка. В виде огромного полыхающего ослепительного шара. Эта вспышка накрыла весь Лос-Анжелес и ослепила всех. И сама Сару Коннор. Яркий сжигающий все вокруг ослепительный свет отбросил ее от забора и сетки и всех, кто был за тем забором, уронив всех на землю с каруселей и качелей. Он затмил и заполнил все собой. Превращая яркий солнечный день в белое яркое пятно. И раскаленный жар как из доменной печи обжог Сару и ее женское все тело, сжигая верхнюю кожу на ее теле пробираясь вниз к мясу и костям. Но она, соскочив на ноги, бросилась ему навстречу к той снова решетчатой сетке забора и снова вцепилась в нее своими руками, намертво сжимая металлическую сетку своими пальцами. Ослепленная и обожженная до костей раскаленным ярким все поглощающим испепеляющим светом. Превозмогая чудовищную боль, она все кричала туда, оттуда катилась в сторону детского садика и маленьких ослепленных и перепуганных ребятишек и их воспитательницы ударная огненная волна. В вихре высотой метров в сто раскаленного газа и огня.
   Эта волна настигла здесь все в считанные секунды, воспламеняя воспитательницу и маленьких ребятишек и сжигая все кругом и ее саму Сару Джанет Коннор.
   Все охватило огнем и чудовищной температурой, сжигая все и сжигая ее саму Сару. Она сама вспыхнула как яркая горящая свечка на ветру, вся и целиком, вцепившись в эту проволочную сеткой ограду.
   Последовала ударная волна. Она лавиной катилась по Лос-Анжелесу, снося все вокруг и расходясь волной во все стороны, уничтожая все стоящие здания. И национальный US-BANK города ангелов и все стоящие в центре города небоскребы. Эта ударная чудовищной мощности сокрушительная волна сметала все. От низких построек до высотных зданий, унося с собой все, что на улицах города, машины и автобусы. Фонарные оплавленные высокой температурой столбы и самих превращенных уже в пепел людей, рассеивая их и вперемешку с бетонной и каменной пылью неся в своем огненном все пожирающем бурлящем огненным шквалом чреве. Она докатилась и до горящей Сары Коннор и этого детского превращенного уже в застывший мертвый серый пепел садика. Накрывая его своей мощью и силой и разнося все здесь в серую сожженную огнем пыль. Эта волна, ударила в лицо горящей в огне Саре Джанет Коннор. Срывая ее горящую кожу и плоть с ее женского в пузырях чудовищных ожогов лица, рук и всего ее молодого тела. Заставляя вцепиться еще сильнее мертвой хваткой от боли в этот плавящийся от высокой температуры сетчатый высокий забор. На, котором, уже оставался висеть только ее почерневший от огня женский скелет. А огненная волна, несущая в себе только смерть, прокатилась через нее и понеслась дальше за ее спиной, сметая тот красивый растущий яркий и теперь горящий сад и вырывая обугленные деревья с корнями и захватывая их в свое ненасытное пожирающее вихревое чрево.
   Сара проснулась, мокрая вся от леденящего ее пота и вжалась в стену своей больничной палаты. Она увидела надпись на противоположной стене своей больничной одиночной камеры: - "Судьбы нет".
   Она и сама не знала, откуда это. Но считала, что это оставил ей Кайл Риз. Оставил как память в ее голове о себе. Она и понятия не имела, кто это был на самом деле. Но это глубоко врезалось в ее голову и ее Сары Коннор память. Это послание она решила оставить и своему сыну Джону. Полностью оно звучало так: - "Судьбы нет, кроме той, что мы сами себе выбираем".
  
   ***
   Майлз Беннет Дайсон сидел за своим компьютерным столом в своем кабинете на первом этаже полустеклянного большого богатого особняка. Стол был завален кучей дискет и бумаг с какими-то математическими логарифмическими схемами и чертежами. Он, не отрываясь от своего рабочего большого видеомонитора крутил и вертел на экране его какой-то увеличенный многократно почти квадратный предмет. Это была микрочипкарта, пока до конца ему не понятная. Но как считал сам Майлз Дайсон он был на верном пути к достижимому.
   Ему удалось кое, что тут разгадать. Но еще придется работать и работать в поте лица, чтобы докопаться до ряда непознанного, но жутко интересного.
   Эта микросхема была передовой, хоть и испорченной и практически мертвой. Говорят, ее вынули из какого-то раздавленного прессом металлического хлама, похожего на некий человеческий череп. Вероятно, как и сам понял Майлс, то была какая-то механическая электронная машина. Но безнадежно разрушенная, практически целиком. Причем от нее остались детали. Но ему не дали их толком рассмотреть. Все прибрало ЦРУ и военные. И часть получила в качестве разработок его фирма и корпорация "Кибердайн Рисеч Системз". То немногое, что было позволено ему самому руками потрогать и глазами посмотреть. И то, над чем пришлось ему с позволения высшего руководства теперь усиленно работать. Делать свои на этой основе разработки пользуясь аналогом того, что он сейчас вертел взад и вперед на экране своего видеомонитора.
   Сроки разработок поджимали. И Майлс практически не отрывался от своего рабочего мощного самого современного компьютера. Обеспеченный всем необходимым от своей корпорации он старался оправдать их к нему доверие как главному разработчику и программисту отдела программных новейших разработок.
   Майлз Беннет Дайсон, наверное, был самым главным человеком на земле. Именно сейчас. Возможно, даже самым во всей истории самого человечества. Он был прекрасным и первоклассным биологом и химиком. Но когда-то мечтал о карьере баскетболиста. Но с баскетболом не сложилось. Но зато сложилось с математикой. Он так в ней преуспел, что получил фетеральную стипендию. В то время в США был огромный спрос на выдающихся математиков. Америка состязалась в этом с Японией. Власти из кожи вон лезли, старясь затащить в университет всех, у кого имелись хоть какие-то математические способности. Вот Майлз и оказался в нужное время и в нужном тогда месте, чтобы изменить свою полностью жизнь и стать впоследствии ведущим разработчиком кибернетиком и программистом. Прямо с университета его практически целиком взяли в корпорацию "Кибердайн Рисеч Системз". Тогда еще мало кому известную, и не такую влиятельную как теперь в разработках по всей Америке.
   Здесь Дайсон обошел всех конкурентов и соперников. И стал ведущим в разработках специалистом, а корпорация выросла в буквальном смысле в своих достижениях до небес и ворочала миллиардами. Сотрудничала с Пентагоном и военными в области робототехники и продвижении искусственного интеллекта. И вот благодаря ему и его углубленным кропотливым стараниям, кажется, корпорация была близка к намеченной своей цели.
   Майлз все крутил и крутил вычерченную на экране своего видеомонитора микросхему. И что-то записывал в свой личный производственный рабочий дневник. Это т дневник был, пожалуй, самым важным из всех тут лежащих на столе бумаг и дискет. В нем было то, чего не было нигде и было даже его сугубо личным в познаниях неизвестного ему материала.
  - Что в нем такого, Майлз? - спросила Тарисса Майлза Дайсона - Что он тебя так захватил и не отпускает даже погулять с детьми?
   Дайсон, молча, повернулся к жене на своем рабочем кресле у экрана компьютера и с любовью посмотрел на жену.
  - Расскажи - произнесла Дайсону жена его Тарисса - Из-за него я постепенно начинаю сходить с ума.
  - Я почти уже закончил - произнес Майлз супруге - Сядь.
   Он взял Тариссу за талию обеими руками и посадил себе на колени. Та села на его колени, и Майлс повернулся к модели нового микропроцессора. Тарисса тоже посмотрела на это грандиозное сооружение кибернетического будущего. Возможно, будущего всего мира.
  - Представь себе сверхзвуковой самолет - произнес, улыбаясь своей жене, Майлз Беннет Дайсон - Пилот которого никогда не ошибается и никогда не садится за руль с похмелья.
   Он снова посмотрел на свое смоделированное творение и произнес - Потрясающе, правда!
  - Зачем мы поженились, Майлз? - произнесла ему Тарисса, сама не спуская взгляд с модели будущего Гиперкомпьютера - Зачем родили детей. Твое сердце и разум в нем.
   Она посмотрела в глаза своему любящему ее мужу кибернетику и изобретателю будущего Скайнет и произнесла - Эта твоя игрушка тебя не любит, так как мы, Майлз.
   Майлз Беннет Дайсон, директор отдела кибернетических исследований и специального проекта в корпорации "Кибердайн Рисеч Системз" прижал за талию к своему телу руками, сидящую на его коленях жену Тариссу и, улыбаясь ей, произнес - Прости.
   - Вот как! - та ему ответила как бы удивленно.
  - Я серьезно - он ей тоже ответил.
  - Может потратить на детей немного времени - она ему произнесла и посмотрела вмести с Дайсоном на бегающего по большому дому четы Дайсонов сына Дэни и дочери Дженет.
  - Ну, что, поедем в город. В городской парк отдыха?! - Дайсон произнес, громко и радостно двоим своим детям.
  - Да! - те радостно закричали и подбежали к Майлзу и Тариссе, и полезли обниматься с родителями.
  
  
   ***
  - Это не мог быть сон - произнесла Сара - Все слишком реально. Все горели на моих глазах. Некоторых вижу, как сейчас.
   Она замолчала и обливаясь слезами произнесла - О, Боже.
   Сара смотрела с экрана большого поставленного на стол телевизора в записи кассетного видеомагнитофона на доктора Питера Силбермана и на саму, стоящую в кабинете Силбермана перед телевизором Сару Джанет Коннор - И вот так, почти каждую ночь. Стоит ли все бесконечно повторять. Это уже невыносимо.
  - Пожалуйста, продолжайте - произнес в телевизоре доктор психотерапевт Питер Силберман.
  - Дети выглядели как сгоревшая в огне бумага - произнесла Сара Коннор - Черные неподвижные. Порывы ветра уносили их, превращая в летящий по воздуху легкий пепел. А городские небоскребы полыхал как листья в костре.
   Она заплакала навзрыд.
  - Сны о конце света, обычное дело - произнес Силберман.
   Сара смотрела сама на себя в телевизоре, затягиваясь сигаретой, и делала вид, что как будто все нормально и ей словно уже все это безразлично.
  - Сны, какие еще это сны - ее голос из телевизора громко раздавался через динамики и разносился по кабинету доктора Питера Силбермана - Я даже знаю день, когда это все случиться.
  - Ну и когда это произойдет? - спросил Силберман.
  - 29 августа 1997 года! - громко крикнула ему Сара в телевизоре -Этот день будет самым ужасным для всех вас, тех, кто выживет! Вы думаете, что все вы в безопасности, но вы все уже мертвы! Потому что не верите мне! Слышите меня! Все вы уже мертвые! Все! Все это все, что вы видите, исчезло! Все сгорело в ядерном огне! Это самый проклятый день на земле! Я это знаю! Знаю! Это было и это будет! Хотите вы того или нет!
   Доктор Питер Силберман остановил видеозапись.
   Сара стояла к нему правым боком и искоса смотрела на него. Она молчала. Она о чем-то сейчас думала.
   В это время за большим стеклом закрытого кабинета, где был доктор Питер Силберман и Сара Коннор, стояла записывающая их разговор и делала видеосъемку видеокамера. За стеклом стоял оператор с работающей видеокамерой с еще несколькими людьми с какого-то телеканала Лос-Анжелеса и снимал ее и Силбермана для чего-то. Она понятия не имела для чего? Может опять это какие-то опыты над ней. Или для какого-либо докторского познавательного для студентов ролика.
   Это был действительно уникальный случай. Силберман специально пригласил сюда телевидение. Как, никак, а хороший способ саморекламы своей лечебной закрытой клиники. Сара видела эту чертову камеру, и ее это тоже бесило, как и сам Силберман. За время пребывания в этой тюремной больнице она успела возненавидеть здесь все от санитаров до врачей. Даже стены больницы выворачивали ее наизнанку. Но она умело скрывала это, и просто повернувшись к ней спиной, смотрела на саму же себя в телевизор.
   Силберман смотрел молча на Сару. И она поняла, что он ждет от нее диалога.
   Она затушила о пепельницу сигарету и повернулась лицом к нему.
  - Но сейчас мне ведь намного лучше? - она произнесла ему, сразу делая акцент на своем психическом здоровье - Не так ли?
  - Ну да - произнес ей Питер Силберман, глядя на Сару Коннор думая тоже о чем-то своем - Последнее время у тебя Сара наступило улучшение.
   Сара взяла стул и села напротив Силбермана.
  - Помните, вы говорили - она произнесла, стараясь быть уравновешенной и спокойной - Что для полного выздоровления у меня должна быть цель.
  - И что же? - спросил доктор Силберман.
  - Вы тогда мне сказали, Что если через шесть месяцев мне станет лучше. То меня переведу т со строгого режима в обычный. И будут пускать ко мне посетителей.
  - Ну и? - произнес, вытягивая с Сары слова.
  - Прошло шесть месяцев - Сара произнесла ему - Я надеюсь, что теперь мне позволят увидеть своего сына.
  - Понятно - произнес ей Питер Силберман, и отодвинулся назад от своего стола оперевшись спиной на спинку своего стула.
  - Ну как доктор? - она, произнесла Силберману, надеясь, что он пойдет ей все-таки навстречу.
  - Помнишь, ты говорила о роботах терминаторах? - он вдруг произнес ей - Ты говорила мне недавно, их не существует.
  - Их не существует - повторила за ним Сара Коннор - Я теперь это знаю. Это просто фантазии и вымысел.
   Она обернулась и посмотрела искоса на снимающую ее через стекло кабинета в коридоре видеокамеру, стоящих там людей и студентов практикантов. Там же стояла и та в круглых очках высокая студентка Силбермана.
  - "Чертова эта камера. Притащили телевидение сюда, уроды. Возможно, для студентов медиков или скорей всего" - думала Сара - "Для той в очках высокой студентки докторши, наверное. Как студенческое учебное пособие".
  - Помните, вы говорили, что убили одного из них на металлозаводе - произнес Питер Силберман - Раздавили его прессом.
  - Но тогда бы остались какие-то детали или обломки как доказательство этого - ответила ему Сара.
  - Вот как - произнес Силберман - Значит, ты больше не считаешь, что компания "Кибердайн", просто замела свои следы на том заводе?
  - Нет, я не имею права так больше считать - произнесла Сара Джанет Коннор.
  
  
   ***
   Третий этаж здания из бетона и стекла под названием "Монолит", в котором размещались административные службы и лаборатории "Кибердайн Системз" занимала сама администрация и отделы маркетинга.
   Дайсон плохо представлял себе, чем тут вообще все занимаются. Да и особо не интересовался. Он порой с трудом находил общий язык с людьми. Но особо уважал своего главного начальника и генерального директора фирмы и корпорации пятидесятилетнего и уже порядочно больного Грега Симонса. Победа над конкурентами тому стоила многих лет собственной жизни, нервов и здоровья. Вдобавок страдал артритом бедра. Честно говоря, больные раком и то вероятно выглядят лучше, чем он. Но самый страшный удар перенес Грег Симонс, когда от рака мозга скончался его друг и компаньон по бизнесу Джек Кролл. Разработчик самых тонких компьютерных микросхем. Его открытие произвело бы настоящую революцию в кибернетике и сделало еще тогда в те молодые года, когда ему было всего тридцать с небольшим Грега миллиардером. Молодой двадцатипяти лет уникальный вундеркинд мальчик умер не оставив после себя замены. И на то, чтобы подыскать замену ему ушли целые годы. Тогда Майлзу Беннету Дайсону исполнилось тридцать три. Но он тогда умудрился расшифровать сложные записи и формулы Джека Кролла. Кроме того, смог их продвинуть своим путем и своими стараниями, что произвело на его начальника Грега Симонса неизгладимое впечатление. И с того момента, Дайсон стал ведущим специалистом в его корпорации. Которая тесно взаимодействовала и с гражданскими и с военными. В первую очередь в области компьютерных программных разработок и всех электронных продвинутых новшеств от новых телефонов и компьютеров до управляемых домашних роботов пылесосов.
   Однажды произошел случай в корне изменивший все взгляды на структуру и работу всей корпорации. Это случай на сталелитейном заводе
  FLS California "TREKSDOOMER" в 1984 году на южной окарине Лос-Анжелеса на 5 шоссе в сторону Санта-Ана.
   Никто особо в корпорации не вдавался в детали произошедшего, но сам Грег Симонс чуть ли не в собственные руки получил странную поломанную микросхему, микрочип от какой-то машины. Прямо из рук военных, что курировали это производственное предприятие.
   По слухам там произошла некая трагедия. Нашли мертвого молодого неизвестного в длинном пальто мужчину и ополоумевшую от пережитого ужаса такую же молодую не старше двадцати с чем-то лет женщину.
   Мужчину, как ни пробивали по всем базам полиции Лос-Анжелеса, так и не установили ни имени, ни фамилии. Словно тот прибыл с другой планеты. Равно как и его место жительство. А вот имя женщины было установлено и ее жительство в городе. Она вроде как работала в каком-то кафе официанткой. Звали Сарой. И фамилия была Коннор. Большего ему не разрешили знать. Зато вручили эту удивительную поломанную микросхему и часть некой механической конечности какого-то толи робота, толи машины. Поручили вести в данной области разработки и спонсировать деньгами, что в принципе Грегу и было нужно. Симмонс просто хотел преумножить свои богатства и продвинуть корпорацию еще выше, чем она была.
   И тут Грег Симонс и Майлз Дайсон себя оба нашли. Они оказались этим одержимы и это их ближе объединило. Слава и деньги.
   И Майлз Беннет Дайсон работая в своем "Отделе особых проектов" вплотную занялся работой над новым программным продвинутым проектом, сам порой проводя целые часы и даже дни у компьютера и, делая свои собственные записи в познании загадочного, но жутко интересного как оказалось материала.
   Вот и сейчас он спешил в свой личный кабинет в здании "Монолита" по третьему этажу, проходя мимо копошащихся у компьютеров людей в отделе лаборатории Искусственного разума. Там были так увлечены своей работой, что казалось, его даже не замечали.
   Что ж, это даже несколько его радовало. Никто не бездельничал, а занимался своим положенным делом.
  - Попробуем другой вариант. Нужная позиция находится точно здесь - прозвучал громкий голос в большом помещении, уставленном мощной компьютерной аппаратурой.
  - Правильно, тут - второй ему ответил -Эта схема уже исправлена. Но тут вот, что-то не совсем так.
  - Мистер Дайсон! - громко произнес, увидев Майлза Беннета Дайсона, один из сотрудников и из состава команды разработчиков "Кибердайн Рисеч Системз".
   Этот молодой пока еще не отесанный, но многообещающий программист и разработчик базовых программ компании Брайан Диккенс бегал за Дайсоном и просил, как у старшего разработчика программы WSPY, получить архивный аналог микрочикарты. Обломок, пусковой системы. Причем, уже безнадежно убитой и неработающей, найденный в расплющенном металле похожем на голову некоего робота под 100тонным прессом.
  - Исследовательская группа занималась разработкой материала номер два- произнес Брайан Диккенс - Вы должны увидеть наши результаты. Они ошеломительны. Посмотрите сами.
   Майлз Дайсон куда-то шел и пока не среагировал никак.
  - Мистер Дайсон - он снова произнес, не отставая от идущего по проектной лаборатории Майлза Дайсона - Можно взять на время главный образец Љ2. Нам нужно еще кое-что для проверки данных в самой конструкции этого устройства.
   Майлз не ответил нет. Это был его отдел и на просьбы сотрудников он обязан был реагировать.
   Дайсон показал кивком головы своему молодому подающему большие надежды в программных разработках сотруднику следовать за ним.
  - Хорошо, идем - произнес Майлз Беннет Дайсон своему сотруднику.
   Они вдвоем поднялись на пассажирском лифте на четвертый этаж, и пошли по длинному хорошо освещенному дневным светом коридору в сторону сейфового секретного харанилища.
  - Мистер Дайсон - продолжил диалог, заискивая перед своим начальником отдела, Брайан Диккенс - Я работаю тут совсем недавно. Но, я хотел спросить у вас, знаете ли вы...
  - Знаю что? - спросил в ответ Майлз своего сотрудника.
  - Знаете ли вы, откуда взялся такой удивительный продвинутый технически исходный материал? - спросил Брайан Диккенс.
   Они дошли до стеклянных дверей перед главным базовым программным архивом лаборатории "Кибердайн Рисеч Системз" и пункта контроля безопасности. Дайсон резко остановился и повернулся к остановившемуся тоже Брайан Диккенс. Он правой рукой и указательным пальцем коснулся груди молодого своего сотрудника и произнес - Я однажды тоже задал такой же вопрос. И знаете, каким был ответ? Не спрашивай.
   Брайан Диккенс замолчал и остался стоять у дверей архива. Ему туда нельзя было заходить. Только одному лишь Дайсону как главному разработчику программы WSPY. А Майлз Беннет Дайсон прошел в раскрывшиеся на автоматике перед ним стеклянные двери и подошел к охраннику архива, сидящему у металлических сейфовых дверей полицейскому и сотруднику охраны корпорации Тэду Баркеру.
  - Здравствуйте, мистер Дайсон - тот произнес и встал со своего стула, приветствуя главного сотрудника программных разработок Дайсона.
  - Как ваши дела, мистер Баркер?- в рамках приличия, тоже спросил Дайсон.
  - Хорошо, мистер Дайсон - ему ответил Тэд Баркер - Вы взять архивный образец?
  - Да, Тэд - тот ему ответил и подошел к белой в пластике стене, в которой была вмонтирована поворотная рукоять открывания сейфового замка хранилища. Майлз Дайсон взялся за рукоятку правой рукой.
   Тэд в свою очередь тоже взялся с другой стороны от бронированной титаном двери за такую же рукоятку левой рукой.
   Вставьте ключ и налево на три счета - произнес охранник Тэд Баркер - И налево на три счета.
   Майлз кивнул тому головой.
  - Раз, два, поворачиваем - произнес Тэд Баркер.
   Они одновременно повернули в одну сторону две контролирующие замок рукоятки, после того как Майлс вставил свою чип карту и ключ в кодовый замок двери сейфа.
   Замок щелкнул громко, что говорило, что операция выполнена, верно, и дверь открылась.
   Охранник Тэд Баркер еще повернул круглую поворотную рукоять на самой двери и открыл толстую белую из бронетитана дверь перед самим Майлзом Дайсоном.
  - Как жена и дети? - спросил из дополнительной вежливости еще входящего в большое сейфовое помещение, охранник Тэд Баркер.
  - Замечательно, спасибо - произнес ему, делая широкую, довольную на своем лице чернокожего американца Майлз Беннет Дайсон белозубую улыбку.
  - Слава Богу - ответил ему вослед Тэд Баркер.
   Дайсон вошел внутрь, и охранник прикрыл за ним дверь.
   Майлз подошел к белой из пластика стене и нажал пальцами на кнопки кодового еще одного замка рядом с еще одним сейфом и хранилищем в самой стене. Это специальная была выстроенная корпорацией комната и хранилище для редкого и особо ценного дорогостоящего артефакта, который появился перед глазами Майлза Бенета Дайсона, когда открылась автоматически небольшая дверца и оттуда выехала к нему целая панельная полочка с металлическим в стеклянной колбе держателем. А в нем была закреплена небольшая микрочипкарта управления неизвестного происхождения и из неизвестного времени. Небольшое, но невероятно сложное в своей конструкции, продвинутое программное устройство, которое размещалось в голове некоего робота, или машины. Скорей всего было именно так, как он это понимал как ведущий кибернетик и программист корпорации "Кибердайн Рисеч Системз". Это устройство руководило тем роботом или машиной и было его главным центром управления. Этот артефакт просто сводил Майлза Дайсона с ума. И чем больше ему удавалось о нем узнать, тем больше он завораживал его любопытное разработчика ученого и кибернетика сознание.
   Остальное, что ему еще довелось увидеть от самих ученых и военных, это останки переломанной какой-то гидравлики и нечто похожее на манипуляторы и подобие рук и ног некого робота, основа которого была раздавлена 100тонным гидравлическим прессом просто в лепешку. Именно оттуда и извлекли эту сломанную микрочипкарту. Объект Љ2.
   Майлз Беннет Дайсон взял в колбе архивное реликтовое программное устройство и подошел к стоящей такой же стеклянной вертикально распложенной колбе, что была рядом вмонтирована в стену. Под дополнительной за еще одним бронестеклом защитой. Там была раскрытая с сочлененными металлическими пальцами человекоподобная кисть робота до локтя с гидравликой и сервоприводами.Это был объект под Љ1.
   Он стоял и смотрел на это чудо электроники и техники. И все время в этот момент думал, что ждет его завтра. Успех или провал всей его программы и самих разработок. Но пока все двигалось в нужном направлении, и пока все было успешно. Вся его бригада компьютерщиков и программистов была по уши загружена работой и платили хорошие деньги. Так что, стоило работать над тем, что называлось теперь WSPY или Небесная сеть, и не только потому, что платили щедро военные из Пентагона. Но самому Майлзу, как и его коллегам по работе, именно эта работа приносила личное моральное творческое удовлетворение.
   Отделу Искусственного разума требовался для исследований и работы этот артефакт.
  - "Ну что ж" - подумал Майлз Дайсон - "Это уже не в первый раз. Пусть ребята работают. Может, увидят то, что мне недоступно. Все же это на благо корпорации и мне в том числе".
   Этот уникальный реликтовый образец захватил сознание всех сотрудников его кибернетического отдела, как и Майлза Дайсона. Как и всех, кто его видел, и кто над ним работал и работает до сих пор.
   Майлз Дайсон развернулся, взяв колбу с поврежденной микрочипкартой и вышел из герметичного большого хранилища, позволяя охраннику Тэду Баркеру закрыть его. Он, предавая в руки уникальный единственный образец боевой памяти раздавленного гидравлическим 100тонным прессом на заводе FLS California "TREKSDOOMER" в 1984 году киборга Т-800 как прототип будущего Скайнет лично в руки своему сотруднику Брайану Диккенсу.
  
   ***
   29 августа 1997 года.
  Восточная часть Лос-Анжелеса.
  Калифорния.
  Психолечебница Пескодеро.
  Кабинет психотерапевта профессора Питера Силбермана.
  12:20 дня.
  
  - Так, что вы скажете, доктор? - спросила Сара Коннор доктора Питера Силбермана - Мне ведь стало лучше. Не так ли?
  - Сара - произнес ей Питер Силберман - Все, несомненно так. Но есть все-же, одно но. Я ведь не глупец и знаю, насколько вы умны. Я полагаю, вы сейчас мне говорите то, что я хочу от вас услышать. Я думаю, вы сами не верите в то, что говорите сегодня мне здесь. И я думаю, если мы вас переведем в обычное больничное отделение, вы снова попытаетесь сбежать.
   Лицо Сары изменилось, и она уже несколько иначе посмотрела на доктора психотерапевта Силбермана. Сначала злобно, но потом умоляюще.
  - Вы должны мне позволить увидеться со своим сыном - произнесла она ему -Пожалуйста. Я уже давно его не видела. Вы должны меня как мать понять. У вас есть ребенок и вы должны меня понять, прошу вас. Мой сын в большой опасности. Без меня он беззащитен. Если бы вы разрешили мне хотя бы позвонить ему.
   Но Питер Силберман совершенно равнодушно ей ответил - Боюсь, нет. Сейчас, по крайней мере. У меня просто нет выбора. Как только оставить вас в отделении строгого режима еще полгода.
   Эти слова просто взбесили Сару Коннор, и она как пантера сорвалась со своего места и стула.
   Сара заскочила на стол коленями и схватила Силбермана за грудки и его серый костюм.
  - Я убью тебя ублюдок! - заорала она, на него, теряя любой контроль над собой - Я убью тебя, выродок!
   Она схватила врача психотерапевта за воротник рубашки и галстук и принялась душить его.
  - Помогите! - Силберман своим сидящим тут же санитарам и врачам тюремной психлечебницы.
  - Я придушу тебя, ты сукин сын! - орала Сара Коннор стягивая на его шее его же галстук и воротник рубашки.
   Но тут же полетели санитары и оттащили ее, ели оторвав от Питера Силбермана.
  - Десять кубиков пентонала! - произнес, крича Питер Силберман - Сейчас же! И в камеру ее под замок!
   Силберман вырвался и, соскочив со стула, вылетел из-за своего стола, отбежав к стене, а в комнату ворвалась та самая в очках высокая его практикантка уже с уколами в обеих руках.
  - Вы не понимаете, что вы делаете! - прокричала опрокинутая на спину и придавленная санитарами к полу пытающаяся вырваться из их рук Сара Коннор - Отпустите меня! Вы твари!
  - Срочно свяжите ее! - прокричал доктор Силберман санитарам Дугласу Томпсону и Уильяму Мартинесу.
   Доктор Питер Силберман повернулся к записывающей разговор через стекло видеокамере и произнес прямо в объектив, и стоящим там напуганным людям и медикам студентам, поправляя воротник своей рубашки и галстук - Типичный случай. Образцовый пациент.
  
  
   Глава 4: Скайнет против Скайнет
  
  29 августа 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Лос-Анжелес. Калифорния.
  101 городское северо-западное шоссе.
  Штерман Оакс в направлении Студио Сити.
  12:30 дня.
  
   Магнитолла с музыкальной роковой композицией группы Ганс энд Розес в руках Тима Отиса гремела наравне с ревом летящего по бетонному дорожному открытому бетонному туннелю скоростной Хонде, управляемой руками его друга Джона Коннора. Перелетая на одном дыхании большие после прошедшего недавнего ночного проливного дождя лужи и обруливая на большой скорости всякий валяющийся тут мусор и разбросанный давно не убираемый храм. Это место давно уже не использовалось как проезжая дорога. И только Джон да Тим тут носились как угорелые, не боясь ни полиции, ни сбить кого-либо в этом с высокими бетонными стенами дорожном заброшенном открытом туннеле.
   Тут, правда, в районе этой дороги в Штерман Оакс, не было уже давно никого. Ни тебе даже бомжей, ни таких вот мотогонщиков и любителей быстрой езды как Джон Коннор с Тимом Отисом. Эта боковая бетонная трасса вела прямо в сам Студио Сити и далеко на Восток, почти за сам Лос-Анжелес. Тут в этом городе было полно подобных бетонных туннелеобразных извилистых разветвленных во все стороны дорог. И часть уже была закрыта и давно не использовалась. И можно было бы носиться, сломя голову, не боясь ничего совершенно, что и делали эти два десятилетних неуправляемых и непослушных подростка, теперь направляясь к игровым автоматам в развлекательный центр в Студио Сити.
   Туда же следовал и он. Уверенно управляя 500килограммовым скоростным байком Harley-Davidson FLST Fat-Boy 1991 года. Включив устройство "Telepathic Communication Implant Cores" киборг Т-800 крутил своей с короткой по-военному стрижкой русоволосой головой, осматривая все вокруг себя. Посекторно все, сканируя и отфильтровывая в своем ЦПУ. Тут же удаляя все лишнее, как ненужное из своей робота памяти.
   Если информация была верной от приемных этих родителей Джона Коннора, тогда искать следовало именно в этом Пассаже. Вполне вероятно, и тот его противник будет Джона искать именно там. И будет лучше, если он еще не знает, куда умчался на своем мопеде этот озорной неуправляемый мальчишка. Тогда есть шанс опередить своего противника. О котором ему было известно все. В его киборга VBY876000754 базе данных было все о новой экспериментальной модели Скайнет-2 Т-1000, жидкометаллическом программируемом сплаве Сj808V1A900.Первой версии Di-Lait 00190.Скайнет-1 тоже занимался разработкой таких роботов по единой схеме со Скайнет-2.Эти данные были вложены ему при переброске сюда в 1997 год. Вполне вероятно, что и у того были все данные о роботах всех серий Скайнет-1.
   И выглядеть такая машина могла как угодно, если соприкоснулась с живым человеком, либо сразу с несколькими.
   Он прекрасно понимал, насколько опасна данная машина. И знал, что рано или поздно, но он с ней встретиться лицом к лицу. Но вопрос не стоял о его сохранности и самой жизни. Его цель был этот Джон Коннор. Жизнь этого дрянного непослушного мальчишки была важнее его собственной жизни. И только она была поставлена на карту. Как и сохранность этого мира от надвигающейся как сокрушительная штормовая волна ядерной войны.
   Харлей двигался по автомобильному 101 шоссе со скоростью, разрешенной для передвижения на данном участке автомобильной дороги. Плавно шурша своими с литыми дисками колесами в тот момент, когда глубокий бетонный открытый дорожный туннель своим пересечением понизу пересекал автодорожную трассу под накрывшим сверху его мостом. Именно в этот момент Джон Коннор и Тим Отис, свернув в эту сторону, мчались навстречу своей будущей судьбе. А робот Т-800 обруливая попутно идущие легковые машины, и крутя своей в солнцезащитных темных на глазах очках коротко стриженной по военному русоволосой головой, старался улавливать попавшие в поле его слухового зрения звуки ускользающей то и дело от него гоночной легкой скоростной Хонды.
   Он увидел их, летящих практически роботу VBY876000754 навстречу.
   Красная Honda-XR-100 1990 года пулей пронеслась под автомобильным железобетонным асфальтированным мостом. Но Т-800 успел идентифицировать свою искомую цель. В считанные секунды сам мопед и сидящих на нем мотогонщиков.
   Один был неизвестным, что сидел сзади на сиденье мотоцикла с гремящей в руках магнитолой. Второй, что был за рулем Хонды, был мгновенно полностью сканирован и сличен с фотографией в базе данных. Его облик и фотография была молниеносно занесены в базу данных ЦПУ киборга, модели 101:01 и опознаны как Джон Коннор.
   Он нашел его. Большего и не требовалось.
   Робот молниеносно затормозил свой байк, и повернул свою голову в другую сторону пролегающего под автомобильным мостом открытого пересекающего его понизу дорожного туннеля. Он увидел снова удирающий от него скоростной летящий на всех парах красный мопед, что теперь стремительно удалялся по туннелю в сторону Студио Сити.
   VBY876000754 сделал тут же резкий разворот, нарушая все положенные и установленные правила дорожного вождения. Теперь это было не важным. Он просто пересек всю трассу, заставляя все идущие по ней автомашины резко затормозить и даже врезаться друг в друга, водители которых, потеряв контроль управления, просто машинально и напугано отворачивали от неожиданно пересекшего им путь большого черного полутонного красивого байка Harley-Davidson-FLSTF-Fat-Boy.
   Робот не должен был теперь упустить этот мопед и этих двоих мальчишек. Он как поисковая собака ищейка взял свой след, найдя выезд с дороги и спустившись на мотоцикле с моста, тоже въехал в этот длинный извилистый с высокими стенами заброшенный дорожный туннель. Развив максимальную скорость, на какую способен был этот байк, он бросился вдогонку, ускользающей в направлении Студио Сити от него скоростной гоночной Honda-XR-100.
  
   ***
  - Вы не знаете, случайно этого парня? - спросил псевдополицейский Джо Остин, высовываясь из левого бокового дверного открытого окна полицейской патрульной Chevrolet-Impala 1976 года.
   Он остановил попутно в направлении Студио Сити двоих, лет одиннадцати и двенадцати мальчишек и спросил их. Одновременно показывая им фотографию Джона Коннора. Те, несколько даже растерявшись от неожиданности, не знали поначалу, что и отвечать. Поэтому просто повертели отрицательно по сторонам каждый своей головой.
  - Ясно - он произнес им, понимая, что опять все бесполезно. Но продолжил опрос, курсируя на полицейской легковой машине вокруг самого Пассажа и опрашивая всех, кого только мог и кто не отказывал представителю закона.
   Надо было срочно найти Джона Коннора пока его самого не нашли другие полицейские. Это было вполне вероятно и очевидно. Так как должны были обнаружить тело мертвого настоящего Джо Остина, поиски которого уже велись в том районе города, где Т-1000 убил первую свою жертву.
   Робот из жидкого полиметалла увидел двух идущих навстречу по тротуару, лет десяти девчонок. И притормозил машину. Он высунулся снова из левого бокового дверного открытого окна полицейской Chevrolet-Impala.
   Полиморф робот и псевдо полицейский представитель закона Джо Остин снова протянул свою правую жидкометаллическую машины убийцы мужскую руку в идеально скопированном рукаве полицейской формы и покрытую сверху живой биоплотью. В руке была снова фотография Джона Коннора, что он взял у четы и приемных родителей Тодда и Джанелл Войт. Одна из девчонок, что видимо была побойчее, взяла смело цветное из протянутой руки робота Т-1000 фото. Робот ей приветливо улыбнулся не потому, что проявил некую симпатию к десятилетнему ребенку. Он понятия не имел, что это вообще такое. В его базе данных не было таких вещей как симпатия к кому-либо. Это была просто элементарная вложенная в его молекулярное ЦПУ психология. Но в глазах было полное машины Скайнет-2 равнодушие и ненависть ко всему живому. Это были глаза самого Скайнет-2. Жаждущего только убийства и власти на всей земле.
  - Вы когда-либо видели этого парня? - он спросил у стоявших перед его полицейской машиной двух закадычных подружек белокурой Джоди Патерсон и черноволосой Джесси Флорес.
   Девчонки внимательно посмотрели на фото, и одна сразу же ответила - Да, мы знаем его.
  - Видели его, да. Возле автомобильной парковки у Пассажа - произнесла другая - Где-то минут пятнадцать назад. Он говорил своему другу, что идут в галерею проигрывать деньги на игровых автоматах.
  - Вы могли бы мне помочь его найти? - спросил псевдо Джо Остин.
  - Нет, полицейский - произнесла более бойкая на вид Джесси Флорес - Мы спешим домой. Мы уже там наигрались.
   Т-1000, молча, посмотрел на них своим ледяным равнодушным взором, и, забрав фотографию Джона Коннора, прямиком устремился в сам Пассаж. Он понял, что теперь надо искать в самой развлекательной городской галерее. Его цель и жертва находиться уже там. И, по-видимому, уже рядом.
   Он нажал на газ, и полицейская машина сорвалась мгновенно со своего места. Она понеслась быстро, превышая даже положенную здесь ограниченную скорость. Пролетая все светофоры и перекрестки с пешеходными переходами, устремилась в Пассаж. В то время когда, на автостоянку в самом Пассаже, заполненную легковыми разного вида машинами въехал большой черный и тяжелый Harley-Davidson-FLSTF-Fat-Boy 1991 года с почти двухметровым одетым в черную кожаную куртку и штаны мотоциклистом. В шипованных шнурованных байкерских ботинках. И в темных солнцезащитных очках. Здоровенный сидящий рослый мотоциклист на гулко гудящем четырехтактным двигателем. С четырьмя цилиндрами и выхлопными трубами двигателем, с литыми дисками 500килограммовый байк, проехал всю парковку, пока не остановился у легкой небольшой скоростной красной Хонды 1990 года, стоящей самой крайней и в самом первом ряду перед припаркованными легковыми машинами. Это была та самая Хонда, что пролетела под тем мостом по тому бетонному глубокому дорожному туннелю. Он определил ее и проверил соответствие в своей киборга робота памяти.
   Здоровенный, почти метра два ростом детина, повертев немного рукоятку газа, проехал чуть дальше и остановился среди стоящих носом к Пассажу и галерее двух легковушек. В аккурат промеж них.
   Он слез с байка, поставив мотоцикл на опорную подножку. И забрал с его багажника длинную из картона подарочную обвязанную красивой красной лентой коробку с красными розами внутри.
   Продавец, лет не старше тридцати из цветочного магазина долго строила ему свои карие глазки. Она, мило улыбаясь пока своими женскими ручками обворожительно манипулируя, завязывала большой бант на красной ленте.
   Она даже не поняла, что внутри этой коробки, когда обвязывала ее. А он сам туда еще до упаковки запихал свой убийственной мощности отобранный у бармена Дони Ллойда ружейный ствол.
   Пришлось маскировать единственный пока у него в использовании мощный 12мм помповый на 12 патронов дробовик Винчестер. И он не нашел лучшего выбора как вот таким образом. Отобранный же у того на кухне придорожного автобара "Загон открыт" с обожженными руками Роберта Пантелли вместе с ключами от мотоцикла и одеждой 0.45мм пистолет Colt Series 70 / Detonics 1911, робот просто засунул за пояс штанов и ремень, спрятав под кожаную куртку. А складной острый нож второго нападавшего Рокки Гиббонса, вынутый из его плеча, положить в карман кожаных мотоциклиста брюк. Сейчас могло все пригодиться для выполнения боевой задачи. Приходилось довольствоваться пока тем, что есть. Не было времени на перевооружение в каком-нибудь оружейном местном городском магазине. Да и скрытность играла сейчас особо важное, значение. Пока он, разъезжая по Лос-Анжелесу на своем байке не был даже остановлен дорожной на городском шоссе полицией. И это было уже не плохим результатом. Но вот привлекал внимание женщин. И видимо особенно не замужних.
   Эта, похоже, давно уже не замужняя по грудному рабочему бейджику, Элли Браун, так звали обесцвеченную длинноволосую кареглазую продавщицу, даже дала ему свой номер домашнего телефона. Пришлось тоже в ответ, сделать некое подобие человеческой улыбки, стараясь копировать ее на своем робота с нарощенной плотью и кожей на титановом бронированном черепе лице. И взять протянутую ей ему в руки бумажку с быстро начирканными шариковой ручкой цифрами.
   "Люди" - подумал Т-800 -"Женщины".
   Т-800 понимал, что производил некое недвусмысленное впечатление на женский пол своими телесными большими габаритами. Это было видно еще с того автобара. Как там алчно с жаждой стервозного дикого секса зыркали своими похотливыми глазами на его голое накачанное атлетическое мужское тело те молодые байкерши, где-то таких же лет как эта, судя по рабочему бейджику на правом кармане Элли Браун. Но почему он понятия не имел. Он был робот с перепрошитой наглухо программой. И если ему было суждено какое-то время сосуществовать здесь с людьми, то приходилось быстро все постигать при наблюдении за живыми мужчинами и женщинами. Но как ни пытался Т-800, так не мог этого понять как даже то, что ему только что наговорила эта белокурая смазливая молодая продавщица цветов. Она болтала без умолку, привлекая к себе внимание рослого, почти метра два, широкоплечего в черной коже молодого тридцатилетнего байкера в солнцезащитных черных очках. Он просто слушал и пытался анализировать ее болтовню. Но ничего что-то понять не получалось. Система обучения его боевого микропроцессора была отключена. Для этого в его устройстве модели 101:01, версии 2.4.SCAYNET-INZECT управления "Telepathic Communication Implant Cores", есть особый встроенный переключатель. Это была придумка Верты. обычно те модели версии и серии 101:01, что воевали на поле боя, были лишены такого устройства. Они просто тупо выполняли свою заложенную в их ЦПУ и боевой микропроцессор управления программу, круша и убивая все вокруг. Верта же добавила от себя свое. Она была экспериментатор и любила такие вещи. Верта как робот Т-1001 была просто уникальна.
   Скайнет-1 был против этого, но его помощник и правая рука в бункере роботов, этот жидкометаллический робот Т-1001 придумал это устройство для самообучения машин. Эта была самая продвинутая в технологии и программировании машина Главного бункера Скайнет. Вторая по командному значению после своего повелителя и хозяина.
   Он почему-то помнил ее. Ее миловидное с алыми тонкими губками белокожее лицо. Черные, изогнутые дугой тонкие брови и прямой маленький женский аккуратный носик. Ее рыжие вьющиеся огненными живыми змеями по плечам и спине жидкометаллические, как у этой же продавщицы цветов Элли Браун волосы.
   "Верта" - он вспомнил ее. Ее это необычайно красивое женское лицо с ледяной, но красивой улыбкой. И ее такие же красивые зеленые еще, более ледяные, не моргающие никогда из биоплоти и жидкого полиморфа металла глаза. Это единственное, что он помнил сейчас. Что-то сейчас происходило внутри его робота сознания, но он не понимал что. Он был просто машина. Боевая опасная сильная убийственная машина. Но внутри загоралось то, что могло его сделать похожим на этих людей.
   Это она его инструктировала на счет женщин. Эвелина этого не советовала ей делать. Для Скайнет-1 было приоритетным выполнение этого задания. Но Верта вопреки всему, программируя заново его, провела над ним небольшую свою работу. Она немного проинструктировала его на счет собственного обучения и земных женщин. Психологии людей и полов. Он был всего лишь восьмисотник, но у него был шанс, не быть просто машиной. Не выполнять, тупо и не думая задания, но понять людей и хоть чему-то от них научиться.
  - Это так к твоей базовой боевой стратегической информации. Тебе, думаю, не повредит - она произнесла ему - Туда, куда ты отправишься, будет много женщин. И ты будешь лакомым для них сексуальным кусочком.
   VBY876000754 понятия не имел о чем это она, но кажется начал понимать.
   Верта, когда одевая его в этот маскировочный под человека биокамуфляж, ему говорила, что в том мире от женщин ему не будет отбоя. Верта сама пожирала его своими зелеными холодными жидкометаллическими полиморфа глазами. Она какое-то время жила среди живых мужчин и женщин. И хорошо знала всю психологию людей. Особенно женской половины человечества. Да и сама была женщиной в своей в жидком металле ЦПУ программе робота Т-1001, как основная и главная форма и облик второй по значению машины Скайнет-1.
   Робот даже смог проанализировать пульс и биение женского сердца в груди Элли Браун и увидеть, как расширились ее возбужденные зрачки в глазах. Все данные об этом молниеносно пролетели по его встроенному и горящему красным светом экрану 20000битного коммуникационного видеомонитора.
  - Позвони, обязательно - она произнесла ему с сексуальным придыханием, когда он уходил из цветочного ее магазина на перекрестке Стайперс Авеню по 101 городскому шоссе.
  - Позвоню, обязательно - он, ответил ей теми же ее словами, заведомо обманывая женщину, прекрасно зная, что встречи никакой не будет. Что он здесь не для этого.
  
  
   ***
  29 августа 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Лос-Анжелес. Калифорния.
  Студио Сити. Галерея Пассаж.
  13:15 дня.
  
   Этот чертов вражеский самолетик все никак не поддавался Джону. Все уходил от преследования. И как ни старался Джон сбить его, никак не получалось.
  - Так - он сам себе произнес - Сегодня невезуха. Уже пятерку долларов сжег на этом игровом автомате. Он так увлекся, что забыл даже про своего друга Тима. Но упорно ничего вокруг не замечая, продолжал гоняться на своем игровом мелькающем игровыми символами и самолетиками поле игрового сверкающего яркими цветными огоньками лампочками автомате гоняться за упорно ускользающем от него вражеском самолетике.
  - Чертовы машины! - он даже руганулся про себя тихо - Че так седня, невезет-то. Прошлый раз было куда веселее и удачнее.
   Тим Отис в это время бродил среди других игровых автоматов, просто от безделья наблюдая за играющими мальчишками разных возрастов, кому давая какие-то дельные свои советы. Когда просто так. Он уже все выиграл, что смог сегодня и был в принципе доволен поездкой в Пассаж. Но ни Тим, ни Джон, не видели и не замечали, что их искали. Двое. Один полицейский, что шел по верхнему второму этажу открытой в несколько этажей галереи, второй высокий в черной кожаной одежде в солнцезащитных очках человека с коробкой цветов в руках. И тот и другой искали Джона Коннора. Но тут было столько народа сегодня днем, что в некоторых местах даже не протолкнуться. Роботам приходилось проводить одновременно массовую идентификацию и пропускать все через свои встроенные программные в боевом стратегическом ЦПУ фотофильтры. Охватывая огромные площади сразу поиска своей искомой цели. На 20000битном видеоэкране встроенного в Т-800 коммуникационного видеомонитора и на экране 80000битного видеомонитора Т-1000, мелькали один, за одним, лица людей и их внешние считанные параметры. Все перемалывалось и перерабатывалось за считанные секунды. Они оба так были увлечены поиском цели, что в такой людской огромной живой и подвижной толкучке, умудрились даже оба пропустить и не заметить друг друга.
   Было уже на часах в самой галереи 13:15 дня. И людей было невероятно много, что мешало обоим роботам искать свою искомую цель. Приходилось, проходя мимо целого скопления передвигающихся живых объектов, просто все сканировать целыми внушительными объемами и тут же в доли секунд фильтровать каждого попавшего в поле зрения человека и в первую очередь детей в возрасте десяти лет мужского пола. Проверять на идентификацию с поисковым объектом.
   Пока все было безуспешно. Это была даже для роботов тяжелая работа. Такое количество людей крайне затрудняло поиск и Т-800 и Т-1000.
   Здесь в этом Пассаже по всем его этажам было много детей. Отдыхающих мужчин и женщин. Семейных пар и даже туристов иностранцев. Четко слышались испанский и немецкий. Иногда даже французские языки. И та и другая машина понимали, о чем велся разговор, но все это было пустым и по их меркам несерьезным и бессмысленным. Им приходилось на всю свою мощность включить звуковые и слуховые сенсоры и отфильтровывать все разговоры, которые перекрывали один другой, веселый задорный радостный смех и порой даже чьи-то ругань и плач.
   Псевдо полицейский Джо Остин уже спустился вниз на первый этаж огромного развлекательного комплекса в Студио Сити. Он прошел мимо какой-то громко и не довольно разговаривающей молодой человеческой парочки с двумя малолетними детьми, спустившись с лестницы и второго этажа здания. Те, что-то ругались достаточно громко и даже не обращали ни на кого своего внимания.
   GGA887000809 посмотрел скользнув только на них своим ледяным не моргающим Т-1000 робота из жидкого полиметалла взглядом и улыбнулся. Но те, и его не заметили. Они продолжали громко в нескромных выражениях изъясняться друг другу, что-то говоря о деньгах, сигаретах и пиве.
   Он крутил своей человекоподобной с короткой русоволосой ежиком стрижкой головой то влево, то вправо занимаясь поиском того, кто нужен был позарез ему, но пока не мог найти никак. Тоже, самое, делал и другой робот практически идущий ем у навстречу, но среди огромной массы движущегося в разных направлениях людей, далеко в стороне. И поэтому Т-1000 его не смог обнаружить, сузив параметры поиска своих встроенных поисковых приборов.
   Т-800 его тоже пока не видел, но предполагал, что противник мог быть именно здесь сейчас и тоже заниматься поиском Джона Коннора. Именно в это же самое время и возможно недалеко уже отсюда. Если бы он его увидел, то вероятно, смог бы проследить за ним осторожно и на дистанции, до самого обнаружения искомой своей цели.
   В это самое же время полицейский псевдо Джо Остин приближался к своей искомой цели. Его было хорошо видно в его полицейской форме среди других людей.
   Т-1000 прекрасно это оценивал. Но у него не было другой маскировки пока. Он лишь уничтожил одну пока свою цель И, копия была одна. Приходилось использовать преимущество выбранного персонажа по полной программе. Все же облик полицейского ему подходил как нельзя лучше и убедительней, чтобы заставить говорить любого в городе пользуясь рамками закона и определенной власти. И если тот, кто хоть что-то знал о Джоне Конноре, то тут же практически ему давал ответ.
   В это время идущий ему навстречу друг Джона Коннора Тим Отис увидел идущего ему тоже навстречу полицейского, который рыскал своими глазами то вправо, то влево и крутил своей головой. Он искал кого-то. Вот и сейчас он остановил какого-то, лет не старше Тима и Джона мальчишку и спросил его, показывая цветную в своих руках фотографию.
   И Тим Остин решил подойти ближе и даже поинтересоваться, кого тот ищет. Так ради любопытства.
   Этот коп искал, вероятно, Джона и возможно Тима. Скорей всего как Тим сообразил. Их все же просекли у того городского банкомата, когда они его бомбили.
  - Я же говорил Джону, надо было быстрее - он произнес тихо и почти про себя и побежал навстречу полицейскому, который остановился и снова достал фотографию, расспрашивая, каких-то мальчишек.
   В это время Тим Отис сам подскочил к группе мальчишек, стоящих полукругом у полицейского и заглянул в фотографию. Он там увидел Джона и тот час побежал к своему другу, что, упорно и не отрываясь, все еще не мог догнать свой ускользающий от него на экране игрового автомата самолетик.
   Джон ругался и нервничал.
   Он даже напугался, когда Тим рукой вцепился ему в правое плечо.
  - Коп! - Тим Отис ему прокричал - Бежим, Джон! Я видел твою у него в руках фотографию! Он ищет тебя!
   Джон как ужаленный подпрыгнул и посмотрел туда, куда ему показал правой рукой его друг Тим Отис. Там, хоть и пока далеко от него, стоял в форме молодой худощавого вида, с нашивками на полицейской форме и с короткой стрижкой на голове полицейский.
  - Да, я его знаю. Он тут постоянно ошивается - произнес лет одиннадцати двенадцати очкарик мальчишка, показывая рукой на Джона - Этот со своим рыжим другом, меня нагло и силой выгнал из-за игрового автомата. Он там сейчас сидит и играет.
  - А, где точнее?- переспросил робот.
  - Крайний, в правом ряду - тот ему ответил - Ну, там, у магазинчика продавца мороженным.
  - Понял - ответил псевдо Джо Остин.
   Он, убрав фотографию в свой грудной карман формы полицейского, быстро устремился широким шагом в сторону игровых автоматов, осмотрел ту сторону, что ему показали.
   Как раз и в этот самый момент один мальчишка показал на него Джона. И Джон увидел лицо того полицейского, который повернул мгновенно свою к нему голову и видимо сразу его увидел. Возможно, Джона он не видел до этого по причине того, что его закрывал собой игровой автомат. Но Джон выглянул из-за него и тот увидел его.
   Джон Коннор мгновенно соскочил со стула и бросился убегать. А Тим как настоящий друг кинулся самоотверженно в сторону идущего быстрым шагом полицейского. Он хотел хоть как-то притормозить устремившегося за его лучшим другом копа.
  - Я видел его! - Тим прокричал, подлетев к почти бегом идущему, словно машина полицейскому и показывая руками в другую сторону, думая, что это хоть как-то поможет - Я!...
   Он не успел договорить, как отлетел в сторону, сбивая еще нескольких мальчишек своим телом. Сильный удар левой руки полицейского, как кувалда просто оглоушил его и отбросил в сторону. От удара Тим упал, а от пронзившей тело боли потерял сознание.
  
   ***
   Он увидел Джона Коннора и свою к ликвидации цель.
   Он нашел его и, зафиксировав цель на своем жидкометаллическом молекулярном 80000битном встроенном видеомониторе, стремительно расталкивая всех перед собой и разбрасывая по сторонам, устремился в сторону Джона Коннора.
   Его быстрое передвижение и приметная в полицейской форме фигура мгновенно оказалась теперь в поле внимания другого разыскивающего Джона Коннора робота VBY876000754, что продолжал пока безуспешно свой поиск. Но увидел мгновенно и Джона и Т-1000, сразу сличив обоих и тоже бросился, почти бегом, не бросая свою подарочную коробку с цветами из своих рук вдогонку за обеими ускользающим от него целями. Робот, завернутый в черную кожаную одежду мотоциклиста, также распихивая, и расталкивая своим, почти двухметровым здоровенным качка телом, людей, старался не выпускать из вида свои движущиеся и практически убегающие от него цели, делал все, чтобы догнать их.
   Т-800 увидел как Джон Коннор, убегая, заскочил в открытую дверь служебного входа, видимо рассчитывая выскочить в район автостоянки, где был его гоночный тот красный мопед. Так как эти дежурные пожарные и аварийные в здании подвальные ответвления имели свой выход именно на полуоткрытую за зданием галереи Пассажа автомобильную парковку.
   Этот десятилетний сорванец, похоже, хорошо знал расположение всех здесь входов, выходов и дверей. И, возможно ими уже пользовался и неоднократно. А возможно, просто ему со страху было некуда теперь бежать. И он просто заскочил в первую попавшуюся дверь. В любом случае, киборг VBY876000754, устремился туда же. Ему некогда было раздумывать. Сложившиеся так вот неожиданно сами события опередили его. Теперь все решало время, и необходимо было опередить сами эти события и спасти этого беглого неуправляемого шкодного десятилетнего мальчишку.
   Было три аварийных входа и выхода в этом здании. И руководствуясь обычной логикой, они должны были соединяться где-то внизу. Вполне возможно общим одним достаточно длинным коридором, перекрываемым тоже дверями. И то, что Джон Коннор побежал туда, было фатальной для него ошибкой. Но у страха глаза велики. И он бросился именно туда, где его мог спокойно перехватить тот идущих, стремительно по его следу робот убийца.
   Он не знал, что Скайнет-2 пошлет именно эту машину, но знал все о ее боевых стратегических параметрах.
   В любом другом случае, учитывая боевые улучшенные качества Т-1000, VBY876000754 предпочел бы пересмотреть свою боевую стратегию. Но не в данных таким образом сложившихся роковых обстоятельствах, где теперь все строилось на действие опережение и само время.
   Т-800 все же рассчитывал найти Джона Коннора раньше противника, но не получилось. И теперь приходилось просто срочно действовать по иным сложившимся обстоятельствам.
   Он просто выбил вторую дверь пожарного идущего куда-то вниз входа, что была ближе к нему, и быстро сбежал, стуча громко шипованными своими ботинками мотоциклиста байкера по крутой идущей вниз лестнице. Высаживая правым здоровенным своим плечом одну за другой запертые на замок двери служебного пожарного эвакуационного выхода из многоэтажного здания. По всем расчетам, сейчас Джон Коннор должен был бегом направляться в его сторону. Об этом говорил включенный поисковый инфракрасный биосканер. И приборы звукового слежения. Они ему не врали. Так и было. Джон несся сломя голову по длинному внизу коридору и в его сторону. Похоже, он искал выход на улицу. Но все внизу практически двери были заперты под ключ. Выбить у десятилетнего мальчишки их не хватило бы сил. И он бежал дальше и как раз должен был вылететь на него.
   Не исключено, что противник тот робот из жидкого полиметалла видел, так же как и он. И видел тоже Джона. И шел прямо вдогонку за своей убегающей от него ликвидируемой целью.
   Через минуту, они должны были встретиться на цокольном этаже здания и в длинном узком с низкими потолками и стенами коридоре.
   Джон летел сломя голову, дергая с силой какой-то только мог, каждую дверь. Но все было заперто. Он был в панике и ужасе. Он поднял громкий шум в узком длинном подвальном коридоре, привлекая внимание тут находящегося охранника. Тот даже не мог подумать, потягивая через трубочку горячий свежий в запечатанном стаканчике кофе и читая свежую городскую газету, сидя на стуле у себя в своей маленькой дежурке и сторожа этот коридор с запертыми практически всеми дверями, что кото-то ворвется сюда. Пулей пролетит мимо него, дергая все двери, включая и его запертую в дежурке дверь.
   Он подскочил к двери, выглядывая их затемненного большого дверного окна, видя несущегося по коридору от него мальчишку.
   Это был непорядок, и он должен был принять возложенные на него соответствующие охранника меры.
   Дэйв Кашински, не выпуская свой в закрытом стаканчике горячий кофе и газету, мгновенно щелкнув ключами в замке, отпер свою дежурки дверь. Он выскочил в коридор как раз в то самое время, когда Джон Коннор почти добежал до конца аварийного пожарного эвакуационного в здании коридора и чуть не налетел на вышедшего оттуда огромного в черной кожаной одежде, почти двухметрового качка мотоциклиста в черных солнцезащитных очках и с длинной подарочной коробкой в руках.
  - Эй! - крикнул вслед бегущему от него по коридору мальчишке Дэйв Кашински - Стой! Ты кто и откуда?! Стой, говорю!
   В это же самое время за его спиной в противоположном конце коридора оказался и другой в форме полицейского, которого он не увидел. И который стремительно, ускорив свой быстрый почти до бега шаг, приближался со стороны его спины. Он шел по следу Джона и стоявший охранник Дэйв Кашински был на его пути очередной преградой.
  - Стой, мальчишка! А ну, вернись! - прокричал Дэвид еще раз, когда Джон Коннор резко остановился, чуть ли не падая вперед по инерции быстрого бега. Увидев идущего на него громадного в черной коже жуткого верзилу, который на ходу распечатал свою подарочную коробку и, роняя себе под ноги и шипованные ботинки мотоциклиста красные розы, вынул оттуда 12мм укороченный дробовик 12 зарядный Winchester Model 1887 года.
   Джон замер на одном месте, трясясь весь от охватившего его кошмара. Он завертел своей растрепанной от быстрого бега черноволосой десятилетнего мальчишки головой с вытаращенными от ужаса синими глазами, видя идущего почти бегом в его сторону с другого длинного коридора того полицейского, что гнался за ним. И теперь еще этого, которого только что увидел, и кто показался ему еще страшнее. Что тоже быстро шел на него и был уже рядом.
  - Пригнись! - крикнул ему этот в черной мотоциклиста кожаной куртке и штанах, идущий в его сторону, громко стуча ногами в своих ботинках байкера, почти два метра ростом кошмарный верзила. И как раз вовремя, потому, что с того конца коридора раздались громкие оглушающие хлопками выстрелы 9мм полицейской табельной служебной Беретты, где появился жидкометаллический полиморф робот убийца GGA887000809.
   VBY876000754 схватил Джона и развернулся своей спиной к противнику, подставляя под пули Беретты свою под нарощенной кожей и плотью киборга модели 101:01 спинную из титана бронеплиту и дисковый на гидравлике позвоночник.
   От оглушительных выстрелов у Джона заложило уши. Он не слышал, как с глухим металлическим звоном 9мм пули Беретты вонзались в спину Т-800, выдавая на его 20000битный встроенный горящий красным светом коммуникационный видеомонитор и экран показания о наносимых пулями повреждениях. А охранник Дэйв Кашински можно сказать совершенно случайно, встав посередине прохода и закрыв собой, путь другой убийце машине, прикрыл мальчишку своим живым человеческим смертным, стоящим на пути робота полиморфа Т-1000 телом. Он поймал сразу часть их, летящих в Джона Коннора выпущенных из ствола скорострельного табельной трофейной полицейской 9мм "Beretta 92" FS(M9). Прошитый ими, буквально насквозь, он отлетел к покрытой белой кафельной большой квадратной плиткой стене коридора. Но еще стоя на своих трясущихся ногах, был в довершении сбит ударом правой руки с ног, бегущим по коридору псевдополицейским Джо Остином, как несущимся металлическим по гладкой дорожке тяжелым шаром в боулинге кегля. Падая всем телом на пол. Ударяясь головой и роняя свою газету и свой в стаканчике кофе.
  
   ***
   29 августа 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Лос-Анжелес. Калифорния.
  Студио Сити. Галерея Пассаж.
  13:45 дня.
  
   Скайнет против Скайнет. Эта встреча была неизбежной. Два робота встретились на поле боя друг против друга.
   И тот и другой знали, что это будет неизбежно, еще тогда, когда первому одному из них сказали про огромного верзилу мотоциклиста, а второй сам все уже знал без подсказок о своем противнике. И даже больше, чем требовалось.
   Джон, крича с перепуга и закрываясь сверху своими перепуганного насмерть десятилетнего мальчишки руками, а его, загородив собой, встал на его защиту VBY876000754.
   Робот прикрыл его собой. Он, дождавшись перезарядки Беретты, выбил локтем левой руки перед собой первую попавшуюся дверь, робот просто вышвырнул туда Джона Коннора. Как какого-нибудь щенка. Захлопнув ее, пока пули Беретты летели в него. Попадая то в грудь, то в живот. Они, звонко ударяясь и расплющиваясь от титановый грудной бронещит и внутренние подвижные другие детали боевого гидравлического эндосклета киборга Т-800 застревали в мягких и плотных нарощенных сверху как камуфляж биотканях робота.
   VBY876000754 вскинул свой 12мм помповый мощный Венчестер. И нацелил в своего почти уже подошедшего к нему противника.
   Раздался первый оглушительный в узком пространстве длинного цокольного коридора ружейный выстрел, потом еще один. Отшвырнувший назад псевдополицейского Джо Остина на целый метр. Тот отлетел назад, ошарашенный ударом 12мм пули. Его из биоплоти и жидкого полиметлла лицо исказила гримаса некой даже ощутимой боли. Боли самого жидкого металла.
   Но Джо Остин устоял на своих робота Т-1000 ногах, ощущая внутри повреждение. Ружейная пуля, вонзившись, просто завязла в растекшейся во всю его грудь полиметаллической вязкой массе. Как раз там, где была с имитирована идеально фамильная надпись и нашивка полицейского со значком. Образовалась сверкающая ртутью вывернутая кругами наружу глубокая воронка.
   Все его жидкометаллическое пластичное робота Т-1000 тело сотряс удар, что тут же сбил все настройки программ внутри его боевого программного ЦПУ. Даже 80000битный встроенный молекулярный коммуникационный дисплей и видеомонитор робота погас на секунды и Джо Остин ослеп, не успев добежать до своего противника.
   А Т-800 открыл непрерывный огонь из своего укороченного 12мм двенадцатизарядного Winchester Model 1887 года . Шагая навстречу, отлетающему при каждом выстреле назад Т-1000. Т-800 всаживал одну 12м пулю за одной. Быстро лишь передергивал затвор помпового огнестрельного мощного ружья.
   Этот калибр мог лишь затормозить на какое-то время вражескую кибернетическую новинку Скайнет-2, но убить вряд ли. Т-1000 был не доработан до конечной стадии и не мог, противостоять ударам пуль такого крупного калибра. И киборг Т-800 это знал. Он лишь пытался вырубить на некоторое время Т-1000, чтобы успеть сбежать вместе с этим мальчишкой отсюда из этого опасного крайне ограниченного для боевых маневров и действий места. Такое ограниченное пространство в соседстве с сверхживучей и сильной машиной Скайнет-2 было опасной ловушкой как для самого киборга VBY876000754, так и для Джона Коннора. И надо было выбираться из нее как можно скорее.
   Робот Т-1000 делал все попытки противостоять попаданиям пуль от помпового 12мм дробовика, но не мог справиться и только отступал назад, стараясь удержаться на своих жидкометаллических ногах. От каждого мощного сокрушительного и оглушающего слух в этом низком узком длинном подвальном коридоре выстрела, он отлетал назад, просто размахивая своим по сторонам как тряпичная кукла руками, не способным направить даже в своего противника свою 9мм "Beretta 92" FS(M9). А его противник киборг Т-800 шел в наступление, стреляя и стреляя в него из помпового мощного 12мм Венчестера, не давая тому опомниться, и привести себя в боевое состояние. Сбивая его встроенную боевую саму молекулярную в жидком самом металле программу. Здесь в этом мире людей не было такого оружия способного уничтожить этот полиморф Т-1000. Не было фазового плазменного оружия, что было в будущем и способного разрушать молекулярную структуру этих непобедимых и практически не уничтожаемых машин. Их можно было лишь задержать вот таким способом на какое-то время. И попытаться сбежать и скрыться от этого убийцы Скайнет-2. Это единственное что в данный момент можно было совершить. И VBY876000754 знал это, как и то, что ему никогда не победить этого жидкометаллического настроенного на преследование и убийство Джона Коннора монстра. Что он все равно проиграет ему в открытом бою. Но робот киборг, модели 101:01 версии 2.4.SCAYNET-INZECT был не намерен сдаваться без боя, хоть и знал все об этих новых куда более совершенных, чем он машинах.
   Т-800 разрядил полностью свое ружье, выпустив всю партию в двенадцать патронов в робота Т-1000 смог последним выстрелом сбить того с его жидкометаллических ног. Робот GGA887000809, не справляясь уже с этими сокрушительными попаданиями 12мм пуль, получив все двенадцать попаданий, впал в баллистический шок, и его программа, сбившись и зависнув просто самоотключилась.
   Псевдополицейский Джо Остин упал с грохотом навзничь на пол коридора , не выпуская табельной полицейской трофейной 9мм Беретты из своих робота рук.
   Все программные процессы в жидком металле и молекулярном ЦПУ робота временно остановились как на изрешеченной ружейными пулями груди робота полиморфа глубокие блестящие ртутью и жидким полиметаллом выпирающие наружу воронки.
   Лицо Т-1000 украсила гримаса боли и ужаса. Оно застыло и затвердело как камень и замерло, как и все из пластичного полиморфного металла тело.
   Машину полностью охватил баллистический шок, чему она пока не была способна противостоять в отличие от машин с твердым стальным боевым эндоскелетом или таких же своих собратьев из жидкого полиметалла более позднего поколения. Чем больше был калибр, и мощнее было оружие, примененное против GGA887000809, тем труднее было справиться с наносимыми повреждениями, восстановлением и целостностью машины.
   Но его на молекулярном уровне пусковая аварийная программа уже приступила мгновенно к перезагрузке всех боевых стратегических систем робота.
   Робот-киборг VBY876000754 встал над лежащим у его ног своим противником и стал очень быстро перезаряжать Венчестер. Он хотел успеть сделать это и быть готовым, когда поверженная и лежащая под его ногами вражеская машина Скайнет-2 на какое-то время прейдет в себя и перезапустит все свои программные боевые стратегические системы. Это требовало затраты большого количества плазменной в молекулярных батареях Т-1000 SUSAR-1000 тепловой энергии, расходуемой на плазменный такой же молекулярный генератор. Не в сравнении с его Т-800 ядерным внутри встроенным генератором и двумя ядерными усовершенствованными противоаварийными батареями IGEY-550.
   Робот при таком экстренном быстром восстановлении сильно слабел и работа всех параметров программ его затормаживалось. А при глобальной потере энергии робот из полиметалла впадал в состоянии некой энергетической программной каталепсии. Просто отключался, и переходил автоматически в состоянии киберсна. И Т-800 это знал. Он знал, что еще всаженная целая обойма в этот жидкий металл из этого в его руках дробовика не убьет его, но сможет разрядить этого непобедимого убийцу и монстра настолько, что тому потребуется срочная тепловая заправка. И он не сможет вести преследование и тем более боевую атаку. Это даст возможность Джону Коннору и ему самому быстро отсюда уйти и оторваться от преследования.
   Но он просчитался, сравнивая время перезагрузки со своими параметрами модели 101:01.
   Он даже не успел до конца перезарядить свой 12мм Винчестер, когда Т-1000, совершив экстренную перезагрузку, убрав внутрь себя через правую жидкометаллическую руку 9мм табельную полицейскую Беретту, соскочил мгновенно на ноги перед своим противником, схватившись за Венчестер в гидравлических сильных руках Т-800.
   Псевдо Джо Остин подключил к перезагрузке вторую молекулярную свою плазменную батарею SUSAR-1000 и вцепился мертвой хваткой в 12мм дробовик, с силой и рывками пытаясь вырвать из рук киборга Т-800. Но тот сделал тоже, самое. И они на какое-то время замерли друг, перед другом, оценивая силу и мощь каждого. Считывая друг у друга с близкого расстояния все боевые возможности и параметры. По видеоэкранам коммуникационных встроенных двух видеомониторов побежали параметры обеих машин, и произошел молниеносный в считанные секунды обмен информацией.
  
   ***
   Избежать этого было невозможно. Схватка была неизбежной. Но это даст шанс его подзащитному Джону Коннору уйти от противника.
   Т-800, выпустив свой из рук Т-1000 12мм дробовик, схватил своего противника за то, что было как бы его полицейской формой, выдавливая своим пальцами пластичный блестящий из-под лежащей сверху живой биоплоти сверкающий ртутью полиметалл. Его стальные раскрытые пальцы обеих гидравлических в живой человеческой плоти и коже в черных кожаных перчатках рук, вцепились в Т-1000 его плечи с невероятной сокрушительной силой. Но там, просто не было ничего, кроме жидкого вязкого постоянно изменяющего свою молекулярную структуру полисплава.
   Т-1000 тоже бросив из своих рук, бесполезный теперь при вероятной рукопашной неизбежной схватке Винчестер, молниеносно сделал тоже самое. С не меньшей силой сдавливая мощные широкие плечи и черную прочную на разрыв толстую кожу мотоциклетной куртки Т-800.
   Их сила оказалось равной. А также вес обеих машин. Они поняли это оба молниеносно. Ни тот ни другой по мощи своей не уступал никому другому.
   Если модели 101:01 в виду своей конструкции титанового бронированного эндоскелета, имели ограниченную по проекту силу. Они практически все обладали общей суммарной силой своей гидравлики от 20 до 25 тонн, то сила тысячной серии была в сущности неограниченной. Эти машины не имел твердого бронированного эндоскелета и гидравлики. Их молекулярная структура сплошь жидкометаллического тела имела принципиально иные параметры и свойства. И если бы на месте Т-1000 сейчас был бы, к примеру, Т-1001 или Т-1002, то судьба восьмисотника была уже решена в считанные секунды.
   Но это был первый Т-1000 и его сила, как и ряд иных боевых параметров, были значительно, пока ограничены. И первым оказался впечатанным в коридорную стену длинного цокольного перехода оказался именно Т-1000. Робот-киборг VBY876000754 оторвав того весящего не менее 200 килограммов от пола просто, ударил его спиной в белую квадратную настенную плитку, выламывая с глухим грохотом саму гипсокартонную заштукатуренную стену и проламывая кирпич под ним, что осыпалась белой цементной пылью и мелким крошевом. Посыпалась на пол отлетевшая поломанная и сама белая стенная плитка.
   Затем наступила очередь получить тоже, самое от Т-1000 и Т-800.
   Жидкометаллический GGA887000809 поднял вверх весящее столько же, как и свое в живой нарощенной человеческой маскировочной оболочке титановое гидравлическое тело робота противника и также впечатал того в противоположную стену коридора. Последовал тоже глухой мощный удар, и посыпалась плитка и сама стена из кирпича и отделочного тонкого гипсокартона.
   Ни тот ни другой не выпустили врага и противника из своих рук, вцепившись мертвой хваткой и крутясь с размаху отрывая от пола, двигаясь, словно в убийственном сокрушительном круговом вальсе. Подбрасывая по очереди, друг друга в том кружении на огромной круговой скорости, ударяя о стены длинного коридора, который наполнился грохотом рушащейся штукатурки кирпича и кафельной плитки. Заполнился белым клубящимся туманом из цементной пыли.
   На мгновение в этой пыли и при ударах Т-800 потерял контроль над своим противником и это стоило того, что Т-1000 сумел, перехватив инициативу, пробить его спиной еще одну стену и протащить, буквально волоком через какую-то заставленную ящиками и манекенами небольшую кладовую комнату, швырнув того в большое пластиковое окно.
   С той стороны была узкая проходная в виде пешеходной дорожки площадка, по которой двигались люди.
   Каково же было их удивление и испуг, когда после прошедшей только, что одной группы людей и перед идущей за ней второй группой, разбилось в дребезги стеклянное большое из строенного стеклопакета пластиковое витринное окно. Со звоном и хрустом битого стекла и треска ломающейся оконной пластиковой рамы. И оттуда вместе со стеклами и пластиком самой расколовшейся оконной рамы вылетел человек. Огромный, не меньше двух метров роста и в черной кожаной одежде мотоциклиста. Даже в темных солнцезащитных очках, которые непонятны образом так и не слетели с его лица, когда тот рухнул прямо почти у ног, отскочивших в испуге с фотоаппаратами в руках троих приезжих в Лос-Анжелес иностранцев туристов. Те, просто остановились, отскакивая в испуге назад на идущих за ними следом. Они замерли в немом оцепенении, глядя на лежащее без движения, словно мертвое перед ними в шипованных черных ботинках кожаной черной куртке и штанах осыпанного битым стеклом и цементной белой с ног до головы пылью человека. Прямо на спине и без какого-либо движения. А там с той стороны выбитого окна в той комнате, что была кладовкой среди стоявших одна на одной, больших коробок и манекенов стоял второй человек в полицейской форме и тоже усыпанный цементной белой пылью. Его лицо было без каких-либо эмоций, худощавым, как и сам полицейский и казалось каменным. Его, не моргающие с ледяным отсветом на ворвавшемся в комнату солнечном ярком свете глаза, казались ужасными. Это были глаза настоящего запрограммированного робота убийцы, ненавидящего все природное и живое. Это было глаза самого Скайнет-2.
   Защелкали фотоаппараты, снимая неожиданное потрясшее зрителей событие. Кто-то схватился за сотовые свои карманные телефоны и стал тоже делать снимки. А тот, что стоял в комнате и кладовой, просто развернувшись, замер на мгновение у стоявшего перед ним одного из манекенов, осматривая его с ног до головы. И потом быстро исчез в проломе развороченной каменной из кирпича и гипсокартона стены.
   Жидкометаллический GGA887000809 потерял много времени из-за этого вставшего между его жертвой и им невесть откуда-то взявшимся морально устаревшим роботом киборгом Т-800.
   Он бросился практически бегом по длинному полуразрушенному цокольному подвальному коридору, перепрыгнув через лежащее мертвое тело убитого им охранника Дэйва Кашински, включив свои поисковые на всю мощность звуковые и инфракрасные встроенные поисковые сенсоры, лихорадочно ища ускользающую от него цель.
  
   ***
   9мм "Beretta 92" FS(M9), что была у него и которую, он чуть не выронил из своих жидкометаллических полиморфа рук, бесполезной против этого титанового в коже и плоти человека робота. Он понял сразу. Как слону дробина эти 9мм пули. Да и к тому же он выстрелял обе обоймы, и больше не было патронов. В сущности, этот пистолет по своим характеристикам был неплохим. Правда, тяжеловат по весу. Ну и был сейчас бесполезен.
   Псевдополицейский Джо Остин бросился в погоню, рассчитывая только на свои способности и боевые все вложенные в его жидкомолекулярное ЦПУ возможности. Он выскочил на улицу из входной двери с большим сверху крытым навесом автопарковки, где была масса легковых автомашин, видя этого удирающего в панике от него мальчишку Джона Коннора. А тот заводил лихорадочно оглядываясь в ужаса во все стороны свою скоростную Honda-XR-100 . Ему удалось это сделать лишь с четвертой попытки. И он, запрыгнув на мопед, сорвался со своего места. Он бы догнал его в считанные секунды сейчас, если бы не этот мопед.
   GGA887000809 кинулся за своей целью, бегом перепрыгивая густые кусты акаций и насаждения, выпрыгивая прямо на автомобильную дорогу. Когда та цель прочь бросилась от него удирать, сорвавшись со своего стояночного места и дымя шипованной стираемой об жесткий как камень асфальт резиной узких колес. Резко и мгновенно дымя выхлопными трубами с места, оглушая звонким стрекотом двигателя, мопед Хонда, понесся от него прочь по длинной асфальтированной дороге, мимо насаженных кустов и высоких по обочине бетонных бордюр.
   Было некогда прыгать в какую-либо автомашину и гнаться за этим Джоном Коннором. Робот в данный момент, практически мгновенно терял свою быстро удирающую от него с гулким ревом двигателя мопеда ликвидационную цель. Он не счел лучшим, как просто кинуться бегом в погоню. В данный момент это по его мгновенным в считанные секунды выводам был единственный вариант. И он просто побежал за тем мопедом, почти не отставая ни на метр от гоночной, скоростной верезжащей на все дорожное шоссе Honda-XR-100 1990 года.
   Джон лишь в ужасе оглядывался и не мог своим глазам поверить, что тот, кто преследовал его, мог, почти не отставая бежать с такой же скоростью с какой летела его быстроходная Хонда. Порой в форме полицейского этот не то человек, не то еще кто-то, почти нагонял его, и приходилось, виляя и не давая ухватиться за багажник мопеда, уклоняться от возможности быть схваченным и от этого ужасного похожего на человека существа. Джон понятия еще не имел, кто это? Но понял, что надо уносить ноги. И как можно скорее и как можно дальше. Это было инстинктивно и свойственно именно только человеку, охваченному ужасом и паникой.
   Джон выкручивал акселератор газа до крайней отметки и выжимал все, что можно из своей Honda-XR-100 . Ему все же удавалось отрываться от преследователя. Но тот, кто гнался бегом за ним и, видя его, упорно, не отставал ни на шаг и удерживал ровную дистанцию до него. Казалось, он не выдохнется никогда, хотя скорость его, как и мопеда была больше ста километров по этому, асфальтированному загруженному постоянно движущимися в обе стороны автомобилями шоссе.
   Джон Коннор летел как сумасшедший, выжимая все, что только можно из своего мопеда, постоянно озираясь на этого кошмарного преследователя, который гнался за ним на этой сумасшедшей скорости и хотел его убить. Он даже уже позабыл о другом своем спасителе в том подвальном цокольном длинном коридоре в Пассаже, который тоже гнался за ним. И за этим бегущим за его несущейся по дороге Хондой роботом убийцей Т-1000.
   Т-800 летел следом на скоростном тяжелом Харлее, прейдя через несколько минут после того падения и сотрясения всех своих встроенных программных систем и временной отключки после схватки с роботом Скайнет-2.
   На глазах изумленной и потрясенной публики, что отступила назад, видя его лежащим среди битого стекла на том узком с ограждением проходе, он приподнял свою коротко по-военному стриженную русоволосую голову в солнцезащитных очках и произнес всем смотрящим и оторопевшим на него - Спокойно. Нет причин для паники.
   Киборг VBY876000754, проверив быстро все свои боевые электронные системы, соскочил на свои гидравлические стальные киборга ноги. Он снова пролез в выбитое окно того разгромленного с манекенами и большим коробками хранилища. Затем, бросился вдогонку за своим противником, даже не озираясь на разинувших от потрясения рот онемевших от удивления и испуга зрителей.
   Робот опять отстал и в результате схватки с этой опасной машиной снова оказался позади самой погони и преследования. Но он дал возможность Джону Коннору ускользнуть от его убийцы. И смог спасти его в этом ставшем ловушкой цокольном подвале.
   Но все же он был не конкурент этому более прогрессивному роботу Скайнет-2. Зато как не крути, был обязан выполнить свою поставленную Скайнет-1 задачу. Иначе, зачем бы его сюда послали. Он четко знал свою цель и все поставленные его повелителем приказы. Они все были четко прописаны в программном его микропроцессоре управления. И не мог изменить ничего, хоть и осознавал теперь всю опасность для себя. Но еще больше то, что не выполнит и провалит свое задание, каким бы оно не было. Это было для машины его серии хуже всего. Такие как он все понимали просто и лаконично. Была поставлена конкретная его хозяином задача и ей следовало следовать без каких-либо отклонений и, выполнить, даже если стоило ради этого погибнуть.
   Он, быстро и мимоходом подобрал свой 12мм дробовик Винчестер, с пола длинного подвального коридора, разбитого полностью и в сущий хлам. С проломленными стенами и выбитыми дверями в галерее Пассажа. Киборг Т-800 тяжело, пробежав, громко топая своими робота киборга стальными в шипованных черных ботинках ногами по полу и мимо остывающего запыленного серой пылью трупа лежащего на полу в луже собственной крови охранника Дэйва Кашински, выскочил на улицу и автопарковку. Добежав до мотоцикла, запрыгнул на свой Harley-Davidson-FLSTF-Fat-Boу . VBY876000754 быстро заведя его, просто включился тоже в скоростную погоню, стараясь догнать и Джона Коннора и своего теперь заклятого противника и врага Т-1000. Теперь нельзя было терять ни минуты.
   Он знал, что Джон жив, но снова в неминуемой опасности.
   Хоть уже и, не видя их, он не потерял их из вида. Быстро через свою встроенную систему "Telepathic Communication Implant Cores" отфильтовав все звуки, рванул с места, дымя всеми четырьмя трубами своего 500килограммового тяжелого, но скоростного байка.
  
   Глава 5: Схватка на 101 шоссе
  
   29 августа 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Лос-Анжелес. Калифорния.
  101 шоссе в направлении Штерман Оакс.
  14:25 дня.
  
   Т-1000, использовал свою тепловую энергию левой молекулярной плазменной батареи SUSAR-1000 на полную мощность. Его боевая система работала как часы. И без сбоев. Подавая заряд в жидкометаллический встроенный в его пластичное гибкое полиморфное робота тело генератор. Но, сам робот прекрасно понимал, что такой расход своей тепловой энергии быстро даст о себе знать.
   Машины из жидкого мимикрического полисплава или полиметалла быстро расходовали свою тепловую энергию. Она молниеносно распределялась по всему телу и металлу машины и при активной ее работе быстро тратилась, испаряясь из жидкометаллического тела робота. Выходящую мощную тепловую энергию тепловых плазменных батарей нельзя было зацикливать внутри машины. Ее можно было накапливать от любых источников тепла и заряжаться от всего, что могло давать тепло в большом количестве, но ее же необходимо было и выводить в качестве использованной из самого металла. Иначе следовал перегрев всех систем, что могло привести к сбоям программ и даже разрушению их, как и самих молекул жидкого металла и их свойств. Это было свойственно только таким машинам, как он, еще не доработанный и недоведенный до конечного результата робот будущего. Но он мог регулировать внутри нагрев и его отвод во внешнюю окружающую робота среду при резком перегреве. При этом надо было вести подзарядку батарей. Чего сейчас он не способен был сделать. И поэтому эта скоростная погоня была бы не долгой. Он ощущал, как кипел уже внутри. Там в молекулах жидкого пластичного похожего на ртуть металла бурлил дизеолтропин. Жидкость симбион живой биоплоти человека и полисплава. Он чувствовал, как молекулы в жидкометаллическом полиморфном его теле носились как угорелые, ударяясь друг о друга. То, сжимаясь, то расширяясь. Тепло покидало бегущую на ходу машину на аварийной автоматике, а левая батарея быстро садилась.
   При разумном использовании заряда батарей ему бы ее хватило при очень экономичном использовании надолго, но только не сейчас при таком бешеном разгоне. Просто не справлялась встроенная еще не доведенная до нужной конечной цели сама автоматика. И расход шел просто ошеломительный. Это все высвечивалось на встроенном бегущего со скоростью свыше ста километров робота Т-1000 коммуникационном горящем ярким голубым светом жидкометаллическом 80000битном видеомониторе. Он просто был перегружен бегущими по экрану рядами с молниеносной скоростью, как и бег машины, цифрами и указаниями по всем электронным внутри ее перегреваемым от скоростного бега молекулярным системам и цепям.
   Любой сильный перегрев выше нормы, был опасен для Т-1000 и его всей полуживой программируемой жидкометаллической основы. И самый низкий перепад температур, тоже был, не менее опасен с такими же роковыми последствиями. А при большом расходе этой тепловой энергии и выводе ее из тела без способности пополнения, машина просто самоотключалась до полной перезарядки этих молекулярных батарей SUSAR-1000. И она знала это.
   Робот полиморф был еще не совершенен, как первая экспериментальная модель Скайнет-2. Но он не мог в этот раз потерять свою цель. Он несся, что мочи по шоссе за этим ускользающим от него с мальчишкой мопедом и искал мгновенно все подходящие альтернативные варианты для продолжения преследования своей искомой к ликвидации цели. Для сохранения своей боевой тепловой энергии в молекулярных плазменных батареях, что еще могла понадобиться для финального вполне вероятно удачного ожидаемого результата. Пролетая мимо идущих параллельным курсом по шоссе легковых и грузовых машин. Под громкие их продолжительные сигналы, шарахающихся в стороны автомобилей.
   Псевдополицейский Джо Остин поравнялся с большим дорожным 25 тонным трехосным с широкой задней металлической площадкой автотранспортным эвакуатором. Тот летел практически рядом с ним по автомобильной скоростной дороге. Это был автокран и дорожный тягач Freightliner-FLA-6 1984 года.
   Он догнал идущую на скорости практически под сто километров большую магистральную машину, и выровнялся на уровне ее большой кабины и передних рулевых крутящихся колес. Именно в этот момент, его удирающая по дороге цель на мопеде, подрезала на скорости большегруз. Машина с большой практически квадратной без носа черной в блестящей мелкодетальной отделке кабиной. С широким радиатором и большими такими же квадратными фарами, резко шарахнулась в сторону, чуть не налетела на бегущего, почти впритык к ней псевдополицейского Джо Остина. Чуть не сбивая его.
   Красный гоночный мопед Honda-XR-100 1990 года с прижавшимся к баку и рулю десятилетним мальчишкой, свернул в сторону и прикрылся этим со стрелой крана автомобильным грузовозом, не давая ему бежать сзади постепенно настигая свою цель. Этот гоночный красный мопед теперь петлял из стороны в сторону под почти его передними колесами и бампером. А автоэвакуатор кран Freightliner-FLA-6 1984 года не был способен его обогнать или просто обойти стороной. Этот юркий оказавшийся таким ловким и способным к удиранию во всю прыть человеческий юнец, теперь имел все шансы удрать от самой совершенной в этом человеческом мире жидкометаллической машины. Вероятно, он вообще собирался перестроиться и уйти за другие идущие параллельным курсом на скорости в сто километров автомобили, чтобы быть совсем отрезанным от преследования. Прекрасно понимая, что его скоро настигнут, Джон Коннор делал все, чтобы оторваться от преследования. Чувство страха и ужаса делали свое дело. Джон не сбавляя хода своей Хонды перед огромным тягачом Freightliner-FLA-6 с закрепленным сзади на автомобильной раме краном и большой черной кабиной тяжелым грузовым автоэвакуатором, пока безуспешно делал эти попытки. Рискуя быть сбитым и раздавленным. Но это все, что он пока мог, только вилять из стороны в сторону и гнать свой мопед, что духу по дороге. Просто выскочить, сразу могло не получиться из-под самых колес автокрана грузовоза и проскочить между другими идущим параллельным курсом на другой стороне шоссе легковыми автомашинами. Но он должен был так сделать и уйти вообще с самой скоростной автомобильной дороги.
   Джон теперь понимал, что рано или поздно, но тут он погибнет.
   Там впереди и уже недалеко был поворот, которым они с Тимом Отисом выезжали на эту дорогу с того глубокого бетонного заброшенного дорожного туннеля, когда ехали сюда в игровой развлекательный Пассаж.
   Если все получится, то он уйдет от преследования и возможно даже далеко оторвется от этого бегущего за ним на такой же скорости, как идущие по 101 шоссе автомобили этого похожего на человека и полицейского жуткого существа.
   Впереди были два перекрестка. И надо было их тоже успеть проскочить.
   Джон Коннор газовал, не переставая. Он накручивал рукоятку подачи топлива на ревущий и верезжащий на всю округу, заглушая даже звуки идущих автомобилей раскаленный и перегретый двигатель на руле своего гоночного летящего по дороге мопеда.
   Его верный мопед еще никогда его не подводил. И в этот раз не подведет.
   Он вилял из стороны в сторону, то озираясь на того бегущего рядом с автокраном жуткого человека полицейского, то на кабину самого автокрана, где с вытаращенными своими перепуганными глазами в бейсбольной кепке на голове, крутил также из стороны в сторону большой круглый руль автоэвакуатора матерящийся, вероятно на всю ту кабину водитель.
   Ведущий 25тонный Freightliner-FLA-6 с большой квадратной черной кабиной, Сэм Мара стучал по рулю и ругался на чем свет стоит. Но остановиться вот так внезапно и резко, сбросив скорость, он на этом шоссе не мог. Образовалась бы здоровенная автомобильная пробка. Ругань и крики других водителей. Да еще автодорожная полиция. Изъятие прав и штрафы. Да и вероятная потеря своей работы. Он итак уже не раз залетал за различные на дороге правонарушения. Ему это было не нужно. Здесь был скоростной участок дороги на этом 101 шоссе в направлении Штерман Оакс. Но этот чертов маленький скоростной с десятилетним мальчишкой мопед, просто путался под его колесами его большого крана автотягача, дымящего двумя выхлопными торчащими сверху сзади кабины трубами.
  - Вот черт! - он ругался, не унимаясь и крутил то вправо, то влево руль автокрана - Какого черта! Что он вытворяет этот сопляк! Вот сумасшедший!
   Сэм Мара просто не мог обойти эту маленькую транспортную дорожную цель на своем тягаче и, боясь наехать на гоночный скоростной виляющий с мальчишкой мопед, рулил то влево, то вправо. Он не успел даже заметить, как открылась с его водительской стороны дверь в кабину Freightliner-FLA-6, и он буквально пулей вылетел из-за руля своего грузовоза, дорожного эвакуатора и автокрана. Кто-то схватил его просто как щенка за воротник рубахи, стоя на боковой подножке, потащив с невероятной силой мужчину весом не менее, восьмидесяти килограмм, просто вышвырнул одной левой из кабины, хватаясь за руль правой рукой и прыгая на его сиденье водителя. Он только и успел прокричать еще раз - Вот черт!
   Уже падая на дорожный черный закатанный автомобильными колесами запыленный серой песчаной пылью асфальт 101 скоростного шоссе.
   Сэм Мара просто ударился о дорогу и полетел, кувыркаясь по ней, попадая под колеса идущих на скорости легковых и полугрузовых автомобилей. Он мгновенно погиб на этой скоростной автодорожной 101 магистрали так ничего и, не успев понять, оставив сиротами двоих своих малолетних детей и супругу Марту. А Джон Коннор сумев в этот момент вывернуть из-под тяжелой магистральной машины, таранящей на огромной скорости своей огромной массой тягача и разбрасывающей в разные стороны, попадающиеся на ее пути на двух перекрестках легковые машины. Затем, перескочить через несколько рядов автомобилей идущих по шоссе. Свернуть резко и нырнуть на мопеде в узкий боковой переулок. Он стал, сбавляя скорость спускаться вниз в бетонный дорожный глубокий туннель, идущий обратно в направлении на Резеду. Его скоростная Honda-XR-100 1990 года, пролетев еще несколько сотен метров под уклон и через большую разлившуюся здесь после проливного прошедшего прошлой ночью дождя лужу, разбрызгивая своими обеими узкими с шипованной резиной колесами грязную воду во все стороны, резко остановилась.
   Он думал все. Он оторвался от погони.
   Джон Коннор даже облегченно тяжело вздохнул, переводя свое дыхание и стараясь успокоить себя. Сейчас было самое время это сделать.
  - "Домой" - только сработало в его голове - "Теперь домой. И чем быстрее, тем лучше".
   Он хотел, уже было спокойно добраться домой, поэтому заброшенному дорожному туннелю, как где-то на самом верху в метрах ста от Джона раздался ревущий как бешенный африканский слон звук мотора. И он увидел над высоким бетонным ограждением с металлическими перилами и бордюром идущей над ним дороги пересекающего этот туннель моста, высокую черную кабину. Кабину того преследующего его с краном 25тонного дорожного транспортного тяжелого эвакуатора магистрального тягача.
   Он все же нашел его. Он не мог этого сделать. Но он, видимо совершил полный разворот, против всех установленных правил и движения там, на шоссе идущих машин сделал это. Он нашел его. Тут внизу в этом его дорожном с высокими бетонными стенами заброшенном открытом глубоком туннеле.
  - "Но как?!" - сработало в голове Джона Коннора - "Черт!Черт!".
   Он даже открыл мальчишеский рот от удивления.
   Этот не то человек, не то не человек, по-прежнему преследова л Джона.
   - Кто ты, черт тебя побери! - он прокричал, и закрутил лихорадочно от нового всплеска ужаса и кошмара рукоятку акселератора подачи топлива своего мопеда.
   Он видел его в том летящем на ограждение из железа и бетона автоэвакуаторе и грузовике. Этот жуткий полицейский завладел той машиной. И, он видел его совершенно ледяное, без каких было эмоций лицо и такие же не моргающие синие глаза, как в том Пассаже, когда он гнался за ним, разбрасывая всех на пути, ударив, друга Тима Отиса. Совершенно хладнокровно и без каких-либо эмоций.
  -"Это точно не человек" - сработало в сознании Джона Коннора как раз в тот самый момент, когда автокран врезался в высокий бетонный с перилами бордюр моста, выбивая его и разрушая просто в крошево на большой скорости. Грохот, летящего вниз и падающего прямо на бетонную дорогу заброшенного туннеля разрушаемого на большие куски бетона и железа, мгновенно отрезвил Джона от всех побочных пережитых жутких впечатлений, рассуждений и выводов.
   Громадная большегрузная весом 25тонн, трехосная машина кран, выбивая полностью оградительный бордюр моста над бетонным дорожным туннелем, на большой скорости слетев с него полностью, зависла на доли секунды в самом воздухе. Потом с грохотом падая, врезалась прямо носом и передним мостом в рулящими колесами в бетонное покрытие туннельной дороги. Ломая и подминая под нос себе сам бампер и большой широкий решетчатый на большой квадратной кабине радиатор. От сильного сокрушительного в падении удара выбивая обе большие осветительные фары и лобовые оконные стекла, которые вылетев на целый метр вперед, разбились о саму дорогу. А сорвавшийся с крепления за кабиной на стальной раме кран звонко ударился всем своим весом о дымящиеся за кабиной трубы и саму кабину большегруза. При этом, сам водитель этого ударившегося о бетонную дорогу тяжеленного магистрального трехосного эвакуатора не вылетел через лобовое окно Freightliner-FLA-6, крепко вцепившись в сам руль автопогрузчика крана своими способными выжимать не менее 25 тонн, ломать железо и выламывать стены жидкометаллическими робота Т-1000 руками в тот круглый большой руль, выдержал это сокрушительное многотонное падение тяжелой машины и сам удар. И что самое удивительное, машина тоже выдержала этот удар. Хотя ее передние подвески перенесли чудовищное напряжение и сам удар о твердый как камень бетон при таком ударе.
   Теряя свои обе квадратные фары, разлетевшиеся мелким крошевом и битым стеклом во все стороны. С висящим на одном креплении до согнутого и сдвинутого под саму раму бампера радиатором. Дорожный магистральный тягач и кран Freightliner-FLA-6, с чудовищным мучительным скрежетом и стоном перенесшего нешуточное сотрясение металлом, встал на свои колеса и три моста.
   Он внезапно вдруг остановился, но не заглох от того удара о бетонную дорогу туннеля. Словно переводя дыхание и приводя себя в нормальное состояние.
   Этот Freightliner-FLA-6, стоял там у того над ним возвышающегося и пересекающего туннель с выбитым оградительным бордюром моста. Автоэвакуатор дымя своим обеими над кабиной черным дымом трубами, ревел как африканский взбесившийся слон. Он готовился к последнему своему сокрушительному убийственному рывку к своей цели, чтобы уничтожить свою эту цель раз и навсегда. Прямо перед вытаращенными перепуганными глазами потрясенного напуганного десятилетнего сидящего на своем мопеде мальчишки.
   В ста метрах от Джона Коннора. Там за рулем сидел тот в своей форме полицейского робот полиморф Джо Остин. Он не сводил своего ледяного не моргающего взора тех синих совершенно бесчувственных и безжалостных глаз машины убийцы со своей приговоренной к смерти жертвы. Он был словно вырезанная скульптором белокаменная в полицейской одежде статуя, скорее даже как манекен. Как некое человекоподобное изваяние. Он замер и совершенно не шевелился.
   Псевдополицейский Джо Остин приводил все свои боевые системы в норму. Сработала программа безопасности, и включились аварийные системы робота полиморфа. Этот чудовищный в падении удар сотряс все внутри его молекулярные энергетические цепи. Сами тепловые плазменные батареи SUSAR-1000 и тепловой плазменный генератор. Но он не выпустил руль из своих рук Т-1000 и совершил этот таран и прыжок.
   Это было рискованно, но он увлекся своей погоней и решился на этот необдуманный поступок. Он сделал то, что возможно не сделал бы тот же киборг терминатор Т-800, просчитывая все до мелких деталей. Вот так увлекшись самой, как живой человек погоней за своей искомой жертвой. Практически даже упустив все вероятные опасные просчеты, просто не выпуская из своих датчиков слежения этого дрянного шустрого и юркого убегающего от него десятилетнего мальчишку.
   Насколько он был близок в самом совершенстве с самим живым человеком. Он даже сам этого не до конца осознавал. Но он был только самым началом. Началом новой линейки самых совершенных андроидных машин, таких как сама линейка тысячной серии, так и самых мощных среди киборгов и андроидов роботов будущего Т-Х. Он был самим будущим. И проектом новых всевозможных программных и технических конструкционных разработок обоих враждующих друг с другом Скайнет.
   Но все же эти все мощные пулевые баллистические сотрясения, ранения и вот такие сокрушительные в падении удары были его слабым местом, требующим экстренных внутренних проверок всех боевых программных систем и полная скоростная перезагрузка.
   Но это не говорило о том, что Т-1000 полностью отключился.
   Он видел его. Он не выпускал его из своих жидкометаллических глаз робота убийцы и со своего горящего ярким голубоватым светом внутреннего встроенного молекулярного видеоэкрана 80000битного коммуникационного видеомонитора. Он не собирался больше терять свою цель. Все его датчики слежения уже включились в свою работу и одними из первых. Вскоре заработали все остальные системы машины и ее встроенные программы. И, словно очнувшись и прейдя, как от летаргического сна в себя и внезапно, он нажал на педаль газа. Спуская другую педаль сцепления своими из полиметалла ногами в красивых идеально скопированных лакированных форменных ботинках настоящего и ликвидированного им полицейского, Джо Остина, он спустил как с поводка ревущее на весь бетонный с высокими стенами дорожный туннель 25тонного своего созданного тоже из металла зверя.
  
   ***
  29 августа 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Лос-Анжелес. Калифорния.
  101 шоссе в направлении Штерман Оакс.
  14:50 дня.
  
   Это была новая западня и ловушка, в которую этот десятилетний глупый сорвиголова мальчишка загнал снова себя.
   Да, такому сорванцу требовалась постоянная помощь. Хозяин был прав, когда послал его сюда ему в поддержку и защиту.
  - Ты обязан защитить Джона Коннора - произнесла ему Эвелина. Первая и Главная машина бункера S9А80GB17 "TANТАМIМOS" и Главной Догмы Скайнет -1 - Миссия спасение и защита вложены мной в твое базовое боевое ЦПУ. Это первая твоя основная задача. Вторая, это корпорация "Кибердайн Рисеч Системз" и предотвращение в 1997 году вероятной возможности начала ядерной войны. Ты обязан следовать неукоснительно этим директивам и программам, вложенным мной в твою боевую робота базу. И еще. Ты также, будешь неукоснительно подчиняться приказам самого Джона Коннора, если это будет необходимым и потребуется. Строгое выполнение данных боевых стратегических задач, приоритетно и обязательно.
  - Это твоя святая обязанность VBY876000754 - ему произнесла, отправляя его сюда в 1997 год, его командир рыжеволосая Верта, вторая по значению после Скайнет-1 машина крепости роботов и самого ядра и "УЛЕЯ". Она напомнила ему об этом и практически повторила слова его Бога и повелителя Главной Машины всех машин Эвелины и Скайнет-1 - Защитить любой ценой. Даже если для этого потребуются самые крайние меры, жертвы и твоя жизнь.
   Harley-Davidson-FLSTF-Fat-Boy 1991 года, громко и тяжело рыча своим четырехтактным мощным двигателем под большим каплевидным бензобаком. Дымя четырьмя выхлопными трубами, врезался в оградительную дорожную над бетонным барьером высоких стен дорожного длинного туннеля решетку, выбивая ее с дверных петель и срывая сам замок.
   Она просто настежь, открылась от мощного сильного удара тяжелого полутонного летящего прямиком со скоростного верхнего 101 шоссе мотоцикла и упала на саму землю.
   Харлей-Дэвидсон пролетел по самому краю над этой высокой бордюрой, чуть не сорвавшись вниз, но киборг Т-800 выровнял мотоцикл и увернулся от срыва достаточно ловко и расчетливо. Лишь только крутящиеся с жесткими стальными дисками колеса 500килограммового мотобайка шоркнули о самый край железобетонной стены, бешено крутясь, и понесли сам большой черный в сверкающей полированной отделке мотоцикл по узкой верхней пешеходной дорожке над полуоткрытым дорожным асфальтированным туннелем.
   Робот видел их обоих. И Джона Коннора верхом сидящего на своем красном скоростном гоночном мопеде Honda-XR-100 1990 года и тот слетевший с моста и дымящий трубами уже несущийся за тем мопедом по длинному нижнему асфальтированному с высокими бетонными стенами однорядному старому заброшенному и захламленному всяким мусором шоссе мопедом автокран и дорожный тягач Freightliner-FLA-6 1984 года.
   Ревя, как бешеный зверь и дымя своими выхлопными двумя трубами за квадратной черной большой кабиной тот магистральный дорожный автоэвакуатор, несся, сломя голову сбивая все на своем пути за тем маленьким и тоже гудящим визгливым голосом своего двигателя скоростным красным мопедом.
   Он выжал рукоятку газа и переключил скорость. Харлей заревел и кинулся тоже в погоню, догоняя летящий за красным Honda-XR-100 магистральный автокран Freightliner-FLA-6.
   Кроме них по этой дорожной городской трассе никого не было. Туннель был пуст. Лишь только мусор летел во все стороны, и подымалась местами высоко высохшая после проливного дождя на сухих участках дороги пыль из-под колес мопеда и тяжелого с высокой безносой черной квадратной кабиной 25тонного магистральника автоэвакуатора. Тот, громыхая своим разбитым носом с выбитыми полностью обеими большими фарами. С болтающейся радиаторной большой сетчатой решеткой у покореженного и подмятого под кабину большого бампера. Не отставал ни на метр от удирающего от него того красного скоростного маленького верезжащего своим уже порядочно загнанным до изнеможения двигателем на весь туннель мопеда.
   Он старался нагнать этот с краном магистральник, что преследовал свою цель, тот красного цвета скоростной мопед. Цель была ясна. Тот хотел просто сбить всей своей тяжелой массой грузовика этот мопед и раздавить его вместе с этим удирающим от него мальчишкой.
   Он должен был предотвратить это и хоть что-то предпринять для того, чтобы остановить это стальное ревущее и сбивающее все на своем скоростном пути чудовище. Которое уже пару раз догнало, почти тот удирающий с Джоном Коннором мопед. И чуть было, не подмяло под свои передние колеса. Но мальчишка крутил рукоятку газа, и мопед отрывался вперед на несколько метров от нагоняющего его этого многотонного несущего ему страшную под своими колесами смерть автокрана.
   Впереди появилась преграждающая проезд еще одна стальная сетчатая с дверями на замке решетка.
   Киборг Т-800 управляя на большой скорости и на самом краю мелькающей под колесами своего Харлея бетонной стене, летя по узкой тропинке, сбивая мотоциклом и его колесами и бортовыми дугами высокие растущие тут одуванчики, снес и эту преграду, выстрелив из своего 12мм помпового дробовика Венчестера.
   Раздался громкий оглушающий в жарком, нагретом раскаленным солнцем воздухе выстрел, но его, вероятно, никто тут в этой погоне и суматохе не услышал. Затем еще один. Это робот снес замок еще одних таких же дверей и выбил их своим на лету тяжелым 500килограммовым байком.
   Он практически уже поравнялся с догоняющим скоростной красный мопед с Джоном Коннором тот с черной квадратной кабиной автокран и эвакуатор Freightliner-FLA-6.
   Робот вскинул Венчестер и, прицелившись, выстрелил по самой кабине летящего с сокрушительной скоростью как железнодорожный локомотив дорожному тягачу. Но поняв тут же, что это пустое дело, решился сблизиться как можно ближе с преследователем.
   Он понимал, что тот мопед обречен, как и его наездник. Это реальная кошмарная ловушка, в которой было явно кто будет победителем, а кто проиграет. И уже скоро все будет кончено. Там впереди этот дорожный туннель с высокими бетонными стенами шел к сужению. И места для обгона и маневра будет недостаточно. Так как эта стальная несущаяся на огромной не, менее ста километров, скорости многотонная громадина просто займет всю проезжую дорогу.
   Туннель пересекал автодорожный мост. И туннель сужался именно в этом месте, где находилось и еще одно дорожное его разветвление. Как раз именно там, куда Т-800 направил свой Harley-Davidson-FLSTF-Fat-Boy. Именно и только здесь можно было спрыгнуть вниз на этом остром как нос корабля высоком бетонном разделяющим две дороги трамплине.
   Это было крайне опасное и рискованное мероприятие. Он не знал, выдержит ли сам его тяжелый, весивший не менее полутонны раскочегаренный на стокилометровой скорости байк, да еще с весившим более ста килограммов сидящим на нем ездоком. Киборг быстро провел расчеты и траекторию прыжка в своем боевом ЦПУ. Все должно было получиться. Лишь нельзя было рассчитать саму прочность летящего на этот высокий угловой трамплин из бетона прочность рамы, колес и всех подвесных устройств самого тяжелого мотоцикла. Но у него не было никакого выбора. Ему надо было еще обойти этот 25тонный эвакуатор кран с тем сидящим в нем роботом Т-1000 и сделать все, что только можно, чтобы предотвратить надвигающуюся пугающую даже его машину и киборга вероятную смертельную катастрофу. Если он не сможет этого сделать, то Джон Коннор погиб. А значит, задание провалено, и он будет бесполезен. Он не выполнит то, зачем его сюда направили из военного будущего. Не будет цели, ради которой он живет и создан своим Богом и повелителем. Он просто проиграет этой более совершенной во всех отношениях и более успешной машине Скайнет-2.
   И он видел ее, сидящую за рулем того стального летящего по дорожному бетонному туннелю ревущего, дымящего своим грохочущим двигателем и дымя обеими выхлопными трубами несущего только смерть чудовища. Там на водительском месте с оторванным верхом самой квадратной черной кабины, что была снесена только, что когда Freightliner-FLA-6 влетел под низкий пересекающий туннель автодорожный мост. Не вписавшись просто в размер и установленные габариты по высоте, и верх кабины был просто оторван и улетел за саму машину.
   Он чуть было не сбил летящий уже за ним спрыгнувший с того острого трамплина и угла бетонной стены черный тяжелый байк, что все-таки выдержал своими мощными с литыми дисками колесами и подвесками это падение и продолжил свою за ним погоню. Крыша Freightliner-FLA-6, просто пролетела над головой киборга Т-800, и чуть не зацепила его стальную титановую в коже и плоти с русыми стриженными по- военному волосами голову.
   Робот пригнулся и вскинул свой вперед 12мм заряженный еще семью патронами дробовик Winchester Model 1887 года. Управляя левой своей гидравлической сильной рукой мотоциклом, и не сбрасывая скорость мотобайка, он правой, удерживая на вытяжку по уровню колес несущейся громадины свой помповый 12мм дробовик, нажал на спусковой крючок обрезанного без приклада и половины ствола ружья. Раздался выстрел уже по крутящимся задним двойным колесам летящего на всех парах по сужающемуся дорожному заброшенному туннелю изувеченного до неузнаваемости 25тонного автокрана Freightliner-FLA-6. Потом еще и еще. И он увидел как тот, что сидел за рулем его обернулся, повернув свою голову на стодевяносто градусов, буквально за свою спину. С ледяными и широко открытыми в ярости и злобе синими глазами робота полиморфа Т-1000 и полицейского по имени Джо Остин. Но этот сейчас робот не мог с ним вступить в схватку. Он был занят всецело иным делом. Но горящие красным огнем под живыми человеческими глазами и солнцезащитными черными очками, глаза киборга Т-800 увидели те жаждущие разделаться с ним не моргающие глаза из полиметалла своего заклятого противника. Который делал теперь все, чтобы удержать на скорости многотонную по туннелю теряющую управление с бьющимся с звонким грохотом о изувеченную без крыши кабину сорванным с креплений краном машину, которую зашвыряло по сторонам. И она стала биться бортами о высокие бетонные стены узкого дорожного туннеля. Полетели даже искры и черная обдираемая с боков магистрального тягача краска. Но Т-1000 удержал ее управление и выровнял большегруз на огромной стокилометровой скорости, летя уже к следующему, нависающему над этим дорожным заброшенным туннелем, заполненным идущими сверху машинами мосту. Он по-прежнему не отставал от удирающего от него скоростного красного мопеда, удерживая установленную скорость. Хоть теперь магистральный автокран и тягач Freightliner-FLA-6 с пробитыми задними двумя двойными колесами был сложно управляем на такой скорости в таком узком туннеле, он все рано преследовал свою цель. Он повернул свою снова без, каких-либо эммоций и с ледяными злыми полиметаллическими синими глазами робота убийцы голову в сторону удирающей красной Хонды. На которой сидел, прижавшись к самой раме и его бензобаку перепуганный до смерти и постоянно озирающийся в сторону надвигающейся своей смерти, десятилетний Джон Коннор. Именно в этот самый момент, изловчившись и рискуя быть раздавленным, и размазанным большегрузом, второй робот Т-800 сумел проскочить на своем черном тяжелом скоростном байке мимо бьющегося о бетонные стены тоннеля ревущего и дымящего обеими вверху за кабиной трубами магистрального тягача. Он вынырнул прямо перед его носом, преграждая путь своим тем летящим по дороге байком и нагоняя несущийся красный мопед.
   Т-1000 надавил своей робота полиморфа ногой на педаль газа еще сильнее. Он ее буквально вдавил со всей своей силы в сам пол, втаптывая и продавливая даже прочное железо днища кабины. Заклинивая ее намертво на сломанной изогнутой педальной тонкой стойке, а рычаг скоростей просто оторвал правой рукой и отбросил в сторону. Теперь у него была возможность покончить с обоими своими врагами и врагами своего хозяина. Все решить одним разом, ударом и навсегда. Так было даже лучше по его расчетам и пониманию самой совершенной в программировании и конструкции машины. Это был настоящий шанс, который нельзя было теперь упустить.
   Он видел, как тот на том байке киборг Т-800 догнал ту виляющую по сторонам уже издыхающую от длительной погони Хонду и, схватив за одежду его, приговоренную к смерти жертву, просто забросил на свой мотоцикл, закрыв своей широкой в черной кожаной куртке мотоциклиста байкера спиной. Он бы мог применить 9мм табельную трофейную Беретту. Но только не здесь. Здесь при такой головокружительной скоростной погоне и при виляющей из стороны в сторону этой маленькой Хонде, сделать такое было невозможно. Особенно с такой высоты кабины. Там на том 101 шоссе этому препятствовали мелькающие вокруг легковые и полугрузовые автомашины, здесь многотонный ударяющийся о стены узкого тоннеля тягач и виляющая из стороны в сторону эта скоростная маленькая Хонда.
   Но он сделает это. Еще немного и он убьет из обоих. Впереди был автодорожный автомобильный мост. И они умрут еще раньше, даже не доехав до этого моста. Он уже с минуты на минуту догонит этот Харлей и раздавит их обоих 25тонной массой этой летящей со стокилометровой скоростью громадины. Как только что раздавил попавшую под колеса тягача крана красную потерявшую управление и упавшую на дорогу мопед Хонду. Просто вобьет обоих в опорную колонну того автодорожного магистрального заполненного идущими машинами моста. Превратит в кровавую кашу их тела смешанные с металлоломом. А этого киборга стопервой серии, если он не погибнет от того сокрушительного чудовищного смертельного удара, просто добьет на месте уже как беспомощного и покалеченного и не способного оказать ему достойное сопротивление.
   В это время раздался очередной выстрел, и пуля 12мм калибра пробила баллон и покрышку левого рулящего колеса Freightliner-FLA-6 1984 года.
   Это Т-800 сумел сделать еще один выстрел из своего обреза Венчестера, развернувшись и прицелившись в рулящее и ближайшее к нему под кабиной и рулем водителя колесо. Этот выстрел оказался роковым в этом долгом преследовании для магистрального и без того искалеченного до неузнаваемости 25тонного автокрана грузовика эвакуатора.
   Машину швырнуло резко в сторону и прямо на лету в мостовую опору, как раз в тот самый момент, когда сам летящий со скоростью не менее ста километров в час Харлей с Джоном Коннором и киборгом роботом Т-800 пролетев под сам автомобильный мост, вылетели с другой стороны туннельной дороги. И как ни пытался ее Т-1000 удержать на узкой асфальтированной туннельной дороге, все закончилось именно здесь. Когда с полного разгона автокран и эвакуатор Freightliner-FLA-6 просто врезался в мостовую железобетонную прочную как камень опору пересекающего сверху туннель автомобильного заполненного движущимися машинами моста.
   Freightliner-FLA-6 от сокрушительного смертельного удара просто забросило вверх под сам нависающий над дорожным заброшенным туннелем мост, разбиваясь в дребезги и вставая на дыбы всем своим многотонным деформированным автоэвакуатора крана телом.
   Его и так без уже крыши черная квадратная кабина превратилась в груду сплющенного искореженного железа, и разлетелся передний во все стороны рулящий мост автокрана. Порвались шланги топлива и отлетели, падая на бетонную дорогу бензобаки. А стрела крана просто пригвоздила робота Т-1000 к рулю вместе с сиденьем водителя и размазала робота по облицовке и приборной доске кабины. Следом просто замкнула оборванная и свисающая проводка. И произошло спонтанное форсмажорное возгорание. Еще почти полностью и до конца не выработавшие бензин бензобаки дорожного превращенного просто в груду сплющенного ударом металлолома тягача, разлившись, мгновенно в большую лужу под самим мостом, окутав все вокруг ядовитым топливным паром, воспламенилось одним мощным огненным взрывом. Огненный стоградусный вихрь охватил все вокруг и все пространство под самим автодорожным мостом, превращая это место в настоящий ад и заволакивая черным непроницаемым клубящимся дымом, закрывающим все движение по самому автодорожному через туннель мосту.
   Т-800 остановил свой мотоцикл. Резко затормозив, и обернувшись назад, выставил в вытянутой правой руке робота киборга 12мм помповый короткоствольный обрез Winchester Model 1887 года. Прикрывая собой Джона он смотрел на черный клубящийся под мостом дым и языки яркого адского пламени охватившие там все что только можно, раскаляя сам вокруг того места воздух.
   Подождав немного, и поняв, что на сегодня все кончено, он завел Харлей-Дэвидсон и убрал свой 12мм Винчестер с последним в обойме патроном в приделанную своим киборга руками петлю им самим справа своего на мотоцикле сиденья.
   Выстрелить не потребовалось. Там под тем пересекающим туннель очередным автодорожным мостом сейчас был просто огненный ад. Горели искореженные сильным ударом об опору моста останки Freightliner-FLA-6 1984 года. Выкатилась лишь оттуда горящая покрышка колеса, но больше не было зафиксировано никаких в том месте движений. Там, лишь горел ярким пламенем стоградусный огонь и само топливо из разбитых бензобаков автокрана и магистрального тягача эвакуатора, что разлилось по дороге в обе стороны туннеля. Блокируя тем огнем теперь там полностью проезд.
   Появилась возможность унести отсюда поскорей свои ноги.
  - Поехали - произнес робот Джону Коннору - Нам тут нечего больше делать. - Быстрее отсюда - тот ему произнес в ответ. Словно уже знал его, хоть и смотрел на своего спасителя с испугом и недоверием.
   Робот первый раз услышал его. Голос Джона Коннора и голос десятилетнего подростка мальчишки. Ему еще не приходилось, слышать детский подростковый голос. Это было для киборга 101:01 первым в своей жизни открытием.
   VBY876000754 вообще не видел детей. После перепрошивки его ЦПУ все было ново и необычно для киборга Т-800. Да и тех детей разного возраста, кого он видел в том Пассаже в огромной массе со взрослыми родителями принимал совершенно на равных с теми, кто был побольше. У него не было вложенных данных по этому вопросу. И снова приходилось всему учиться и все мгновенно запоминать. Робот даже понятия не имел, что перед ним на сиденье его Харлея у бензобака, поставив свои ноги на боковые дуги мотоцикла, сидит тоже еще совсем ребенок. Он лишь знал, что это Джон Коннор и больше ничего. Понятие возраст и пол в сознании киборга данной серии полностью отсутствовало.
   Есть такие понятия как командир, приказы и их выполнение. Большего не требовалось. Он видел своих командиров из ядерного военного будущего. Т-1001 Верту и видел Скайнет-1 Эвелину. Одну как живую хоть и из жидкого полиметалла. Рыжеволосую и зеленоглазую. С белым оттенком живой кожи на самом гибридном мимикрическом металле. Она была на вид как настоящий живой человек. И двигалась как человек. Могла даже разговаривать как человек. Вторую он видел только с большого 100000битного коммуникационного командного видеоэкрана Главной машины бункера. Черноволосую и черноглазую. Он помнил тоже ее лицо. Очень красивое. С ровным кофейным оттенком кожи, брюнетки. Они были машины и его командиры. Они были женщинами, но он понятия не имел, что такое вообще женщина. Он был робот. Робот с начисто перепрошитой обновленной программной базой и памятью. Понятие мать и понятие родитель ему были совершенно неизвестны, как и отношения между детьми и их родителями. А такие человеческие понятия как любовь, дружба, верность и преданность ему еще предстояло об этом узнать в скором будущем.
   По 20000битному видеоэкрану горящего ярким красноватым светом коммуникационного его встроенного видеомонитора побежали архивные из личной библиотеки центрального микропроцессора данные. Но они были не о чем. Там не было ничего полезного и необходимого. Скайнет-1 ему не оставил здесь подсказок и каких-либо данных. Лишь одни боевые стратегические задачи по спасению этого, лет десяти трудновоспитуемого шкодного правонарушителя подростка. Еще были данные о его матери Саре Джаннет Коннор. Но это было как лишь дополнение к главной информации. И это было не приоритетно к защите и спасению.
   Он завел двигатель мотоцикла. Покрутив левой своей киборга гидравлической в человеческой нарощенной сверху плоти и коже под кожаным черным рукавом черной мотоциклетной куртки рукоятку газа рукой, сжав ее своим стальными из титана киборга Т-800 пальцами. Затем, переключил правой ногой в черном шипованном ботинке байкера скорость и правой рукой робота, спустил сцепление.
   Байк, ревя на весь захламленный всяким мусором дорожный туннель рванулся с места. Прямо по самим лужам, рассекая надвое грязную после прошедшего ночного ливня воду. Он, мгновенно сорвал с места свое 500килограммоврой с двумя толстыми покрышками колес мощного скоростного мотоцикла черное в хромированной и полированной отделке тело. И неся на себе двоих наездников, вылетел пулей из глубокого с высокими стенами дорожного длинного туннеля.
   Скоростной тяжелый в черной окраске большой мотоцикл понесся в сторону Резеды, когда вослед ему из самого пылающего огнем и там, где была опора идущего над тоннелем автодорожного моста. Где горел разбитый вдребезги, превращенный в металлический пылающий ярким огнем хлам 25тонный автоэвакуатор и дорожный тягач Freightliner-FLA-6 1984 года, вышел сверкающий, переливаясь в тех языках пламени жидкометаллический полиморфный гумманоид.
   Сверкая ртутью своего жидкого пластичного неуязвимого практически металла, этот похожий на живого человека гуманоид GGA887000809,
  серии: Di-Lait 00189, вышел прямо из почти стоградусного раскаленного огня. Его приборы показывали на 80000битном встроенном внутри машины молекулярном экране коммуникационного видеомонитора все данные по температуре и возможных повреждениях. Но все было в положенной норме. Этот горящий огонь не был ему опасен. Он был ниже той грани опасности, которая могла бы повредить роботу Т-1000. Композитный полиметаллический мимикрический гибридный биосостав Сj808V1A900 имел свои преимущества и также недостатки. Этот металл обладал высокой пластичностью и не имел внутри ничего обладающего жесткостью стали. И при ударе о опору моста дорожного 25тонного автокрана и тягача его просто расплющило в кабине машины, и аварийная автоматика сделала сама мимикрический металл полиморф за доли секунды жидким почти как вода и текучим. И робота просто разбросало и размазало по облицовки приборной панели, рулю, педалям и вообще всей кабине. При этом, не нанеся ни единого повреждения. Лишь снова отключив все от сильного удара боевые программные системы. Снова потребовалась скоростная перезагрузка и включение всех боевых программ, и перезапуск всех встроенных систем управления псевдополицейским Джо Остином.
   Необходимо было время для полного целостного слияния жидкого полиморфа металла в единую боевую общую форму весом более ста килограмм. Все это требовало время. Но были и плюсы. Жаркий стоградусный огонь зарядил тепловые молекулярные плазменные робота Т-1000 батареи и наполнил само все его полуживое робота полиморфа тело своим для всего прочего живого губительным теплом. Все, что было растрачено во время длительной и безуспешной и бесполезной погони было с избытком даже компенсировано этим жарким пылающим пламенем.
   Переливаясь на дневном жарком солнце ртутью жидкий металл менял свою обтекаемую гладкую гуманоидную форму. Приобретая видимые очертания живого человека, идущего прямо из огня на самом выезде из открытого заброшенного туннеля.
   Он снова превращался в полицейского Джо Остина, но потерявшего, снова свою искомую для уничтожения цель.
   Задача снова оказалась не выполненной. И все опять из-за этого устаревшего морально, робота Т-800, что снова встал внезапно и неожиданно на его дороге. Эти машины Скайнет были весьма упорны и достаточно живучи благодаря своей титановой броне. Они уже порядочно устарели, но еще применялись на поле боя. Причем весьма активно там, откуда он прибыл сюда в 1997 год. Ему самому не хватит силы сломать эту броню и вывести этого робота киборга из строя. Он был, в сущности, ему физически не опасен, но крайне тоже живуч, как и Т-1000. Внутри Т-800 было много устройств, способствующих к выживанию, как и у других машин созданных на заводах Скайнет. Но все же робот был уязвим куда более, чем он. На открытой местности ему его не одолеть при равной практически силе и того и другого. Вот если бы пресс или еще какое-либо техническое более прочное устройство, способное сломать боевой титановый эндоскелет робота стопервой серии. Нужно лишь было найти такое место для его ликвидации.
   GGA887000809 знал, с кем теперь имел дело. Программно и морально этот робот не дотягивал до него. Был, по его мнению, не достаточно умен. И надо было при очередной встрече с этим боевым киборгом модели 101:01 разрешить эту окончательно проблему. Иначе он, этот почти двухметровый покрытый кожей и человеческой живой плотью электромеханический здоровяк так и будет мешаться, и путаться у него под ногами.
  
   Глава 6. Терминатор
  
   Харлей свернул с дороги, обруливая несколько легковых машин и прижался к обочине.
  - Тайм - аут! Хватит! Я устал! Остановись! Останови мотоцикл!- произнес, громко перекрикивая едущие по дороге машины Джон, показывая в воздухе своими руками, что надо сделать остановку.
  Он не понимал, зачем этому шкодному непослушному мальчишке это нужно? Да и было еще небезопасно. Нужно было покинуть срочно город и выехать за Лос-Анжелес и как можно дальше от центра и самой Резеды. Но этот мальчишка хотел остановиться.
   Т-800 был далек от человеческой пока психологии. Он многого еще не понимал. Да и смог ли бы все понять как живой человек. Нужно было срочно всему учиться. И он это понимал. Иначе будут в общение с этим малолетним шустрым подростком определенные проблемы. А это помешает выполнению двух важных для робота стопервой серии поставленных стратегических боевых задач.
   VBY876000754 сбавил скорость байка и свернул с дороги. Он заехал в какой-то узкий городской переулок. Практически глухой, где даже днем почти никого не было. Среди высоких домов и стоящих по окраинам у самих домов легковых автомобилей.
   Он затормозил у боковой обочины бетонной узкой пешеходной дорожки. Заглушил сам двигатель и убрал руки с руля мотоцикла. Оперевшись обеими гидравлическими ногами в землю надежно закрепил под собой и ровно стоящий полутонный мотоцикл.
   Джон Коннор мгновенно спрыгнул с Харлея и отбежал в сторону. Он стоял и смотрел на сидящего, на мотоцикле робота. Десятилетний мальчишка просто был по-прежнему и пребывал в не проходящем испуге и шоке.
   Он, выставив вперед свои мальчишки раскрытыми пальцами кисти и ладошки обеих рук, оторопело и вопросительно с вытаращенными глазами смотрел на это сидящее перед ним на полутонном черном, отполированном местами мотобайке.
   Он молчал какое-то время, лишь вытаращив свои синие глаза на робота киборга Т-800, и не мог пока ничего произнести.
   Потом все же выдавил из себя - Вот черт. Черт побери. Ты кто? Кто вообще? Робот?
   VBY876000754 повернул к нему свою в черных солнцезащитных темных очках голову киборга и посмотрел на напуганного мальчишку. Он прекрасно понимал человеческий испуг. И тем более испуг ребенка. Он это просто знал по базе своих данных вложенных в него. Он не знал всего человеческого, но это ему было понятно из вложенного краткого курса человеческой психологии.
   Страх и испуг - это было для него понятно и объяснимо. Пожалуй, единственное, что он понял сейчас.
  - Ты робот? - повторил Джон Коннор - Терминатор?
  - Да - ответил робот - Кибер системз. Модель 101:01.
   Это не было секретом, и робот ему ответил.
   Джон решил подойти поближе. Хоть ему было все же жутковато, но он подошел. Все же этот робот, если он и вправду робот мог его и раньше убить. Но он спасал его. И причем уже дважды.
  - "Зачем?" - прозвучало в голове Джона - "Но он спас меня".
  - Не может быть - он произнес, не веря своим мальчишки лет десяти глазам. Но немного все же успокоился.
   Тут было очень тихо и ничего не предвещало опасности. И это успокоило Джона Коннора. Он покрутил по сторонам своей растрепанной на ветру черноволосой головой и поглядел во все стороны своими синими глазами и подошел близко сидящему на тяжелом скоростном с литыми дисками колес и мощными подвесками Harley-Davidson-FLSTF-Fat-Boy роботу.
   Тот не шевелился. Просто сидел на мотоцикле и смотрел, не отрывая своего из-под черных солнцезащитных очков горящих красным светом под человеческими сверху нарощенными глазами в глазницах титанового черепа видеокамерами на мальчишку. Видя его на своем 20000битном встроенном внутри совсем небольшого той головы экране коммуникационного видеомонитора. Анализируя автоматически поведение своего подзащитного подопечного. Его состояние и проверяя на возможные ранения. Замеряя пульс живого человеческого молодого организма, и даже слыша стук живого сердца.
   Джон Коннор был цел и здоров. И это было важным. И пока он был в полной безопасности.
   Тут где-то во дворах и на балконах домов лаяли собаки.
   Робот покрутил своей по сторонам головой, осматривая все выходящие сюда с домов окна и балконы, слыша этот загадочный собачий лай о котором он тоже ничего не знал и не имел понятия, кто это лает. О животных этого мира ему нечего пока тоже не было известно.
   Он включил свои на полную мощность звуковые и визуальные поисковые сенсоры и биосканер, проверяя все, что мог здесь проверить и уловить.
   В это время Джон, еще не веря своим глазам, прикоснулся к правой руке робота. Потом провел вверх по плечу, и его рука скользнула на спину киборга. Он увидел пулевые отверстия в черной мотоциклетной кожаной куртке. Оттуда сочилась алая кровь. Но этот, что сидел на байке даже не морщился. И ему, как было видно, было не особо плохо и больно от пулевых ран.
   Джон своим одним из пальцев левой руки даже залез в одну из простреленных дырок в черной куртке на спине робота. Он ощутил, что дотянулся до самой живой продырявленной пулей 9мм Беретты кожи и плоти, теплой и живой, такой же, что и у человека. Там он коснулся чего-то твердого и похожего на металл. Возможно, это была расплющенная 9мм пуля, а возможно и нечто иное.
  - Господи - он удивленно произнес негромко - Значит все правда. Ты настоящий. И это все, правда. То есть, получается, что внутри ты робот, а снаружи как настоящий человек?
  - Я кибернетический организм - произнес ему VBY876000754 - Живая человеческая плоть снаружи на боевом бронированном из титана гидравлическом эндоскелете внутри.
   Джон, все еще не веря своим глазам, решил потрогать лицо машины, тыкая указательным пальцем левой руки то в правую часть головы киборга Т-800, то ниже в шею машины. Все еще пытаясь убедиться, что это не кошмарный сон. Потом потрогал кровоточащие на груди на черной под кожаной курткой футболке раны и посмотрел на свои пальцы. Там действительно была живая человеческая кровь. И вся черная футболка была уже промокшей от текущей из круглых ран крови. Это было неприятное зрелище, и подкатывала к горлу тошнота. Но Джон смог сдержать себя и отвлек разговором от неприятных нахлынувших впечатлений.
  - С ума можно сойти - он произнес - Джон, прейди в себя. Так, хорошо.
   Робот достал в это время свой 12мм короткоствольный обрез Венчестер и стал его перезаряжать, громко щелкая вставляемыми внутрь его ружейными помповыми патронами. Это было важно. Вдруг снова случиться преследование и погоня. Пока было тихо и не было преследования, но кто его знает.
  - Значит, убивать ты меня не станешь - произнес, снова немного отходя от робота на мотоцикле, Джон Коннор - Я это уже понял. Ты не для того, чтобы убить меня. Тогда для чего ты здесь?
  - Моя задача, защищать тебя - произнес ему VBY876000754 и убрал свой за спину в приделанную петлю у сиденья байка дробовик.
  - Да - Джон спросил его - И кто тебя послал меня защищать?
  - Ты - робот ему ответил, даже не размышляя. Ведь все было уже прописано в его Главной боевой программе самим Скайнет-1. Так было нужно и не обходимо. Да и так было лучше, чем расскажи этом мальчишке всю суть и правду. Так было проще, понятней и безопасней.
   Он и сам не знал всей правды и до самого конца, зачем он здесь. Он лишь произносил то, что было прописано в его программном ЦПУ тем, кто это сделал. Так было нужно и было приказано.
  - Я? - удивился, произнеся и даже, приоткрыв свой рот, Джон Коннор.
  - Через тридцать пять лет, ты перепрограммируешь меня - произнес ему VBY876000754 - Для того, чтобы я защищал тебя в вашем времени.
  - Ничего себе - Джон произнес лишь ему в ответ.
   На часах на левой руке Джона было время 15:29 дня. Но он не смотрел теперь на время. Все так вокруг него закрутилось и завертелось, что он совсем забыл про все на свете и даже про свои часы. И что уже пора было давно быть дома. Там, наверное, его уже обыскались и возможно сообщили в полицию. Эти Джанелл и Тодд Войт, уже вероятно его ищут. Как и тот, кто пока никуда не уходил от того задымленного черным дымом моста и туннельной дороги в сторону Резеды.
   Внизу горел все еще и догорал дорожный магистральный автоэвакуатор тягач Freightliner-FLA-6 1984 года уже заливаемый белой пожарной пеной бегающими по мосту над туннелем в теплоизоляционной защитной одежде пожарниками. И стояли вокруг с перекрытым движением по нему пожарные машины. Тут же были и полицейские. Несколько легковых Chevrolet-Impala 1976 года с мигающими мигалками на кабинах полицейских автомобилей.
   И боевой стратегический полиморф GGA887000809 уже присмотрел и выбрал одну из них.
   Он потерял свою искомую цель, но надо было продолжать свой поиск и снова действовать. Такова была вложенная внутри его молекулярного боевого ЦПУ программа. Найти и уничтожить. А также ликвидировать все, что будет, стоять на этом пути и мешать этим первоначальным задачам.
   Он, в облике полицейского Джо Остина был сейчас как бы в дозорном оцеплении моста, пока сновали туда и сюда пожарники, и другие полицейские. Никому не было дела подойти к нему и спросить его, кто он и с какого полицейского участка. Просто всем было не до него. Кругом был черный клубящийся дым и все еще горел ярким пламенем внизу под мостом огонь. Полно было ротозеев зрителей и автомобилистов, которых не пускали поглазеть на пожар и кошмарную внизу под мостом аварию. И которых, все время надо было отгонять, чуть ли не пинками от самого пожара.
   Но вот он двинулся к одной из полицейских стоящих легковых машин. Там не было никого. Машина была не запертой. Все было удобно как никогда раньше. И не составило труда, туда сесть за водительский руль и на сиденье. Потом завести двигатель. Так как в замке зажигания даже торчали оставленные каким-то впопыхах полицейским и водителем ключи.
   Он знал, куда теперь надо ехать. Все взвесив в своем электронном молекулярном робота полиморфа нейронном мозгу, псевдополицейский Джо Остин теперь снова знал с чего надо продолжать поиски своей цели и где, вероятно ее стоит поджидать.
  
   ***
  
  29 августа 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Северо-западный Лос-Анжелес. Калифорния.
  адрес:19828, Резеда.
  Дом семейной четы Джанелл и Тодд Войт.
  15:50 дня.
  
   Она сама впустила его в свой дом. Джанелл, когда услышала голос псевдо полицейского Джо Остина, открыла ему сразу дверь.
   Джанелл была сегодня одна дома. Тодда не было. Он должен был заявиться, только к вечеру. С своей дневной смены в охране торгового маркета в Панорама Сити.
   Тодд Войт был охранником в магазине и неплохо по их семейным меркам зарабатывал. Позволяя Джанелл просто сидеть дома и заниматься домашними делами. Вот и сейчас она была одна целый день дома. Не было ни Джона, ни мужа Тодда.
   Джанелл услышала сначала неугомонный лай соседской собаки, а потом стук в дверь. Такой даже негромкий и как будто даже острожный. И открыла ему дверь.
   Она не могла найти слов и не верила, что такое вообще бывает. Она влюбилась в него как молоденькая совершенно дурочка. Как школьница девчонка. И чуть было сразу не кинулась ему на шею. Но именно то, что Джанелл была тридцатилетней женщиной, ее остановило и немного привело в адекватное сознание.
  - Я могу войти - он произнес ей тихо и как-то по-особенному, не сводя с ее карих обалдевших от любви глаз свои синие красивые полицейского ледяные и холодные глаза. Совершенно не моргающие и от этого у Джанелл Войт сносило начисто женские влюбленные мозги.
   Она ни в кого еще так не влюблялась. Даже с Тоддом было все несколько иначе и по молодости.
  - Да, да, конечно, проходите, прошу вас, проходите в дом - она произнесла ему.
   Это была совершенно наивная женщина, думал про себя Т-1000, раз так сделала. Все люди крайне доверчивые и легкая крайне уязвимая добыча и цель. Он это сразу понял, когда убил того первого человека и полицейского, чье имя и облик сейчас носил в себе. Но расчет был именно на это. И он не сомневался, что так и будет. Его хозяин и повелитель был прав насчет людей. И Т-1000 проверить решил это свойство на деле. Стратегически надо было незаметно и тихо без шума пробраться в этот дом. Но зачем, когда Джанелл Войт сама откроет перед ним дверь дома и впустит его.
   Ему даже самому стало интересно, вот так войти прямо с порога в этот человеческий дом приглашенным. Можно было бы даже прямо с порога убить эту Джанелл Войт, но он решил немного поиграть со своей жертвой. Как кошка с мышкой. Он не был как те же Т-800 или Т-850. Киборги, хоть и хорошие сильные бойцы, его повелителя, но нечета ему, машине совершенной иной линейки и конструкции. Они по силе были ему равны, но по уму и живучести уступали в разы. И он знал, что он единственный пока такой и самый первый. Первый и возможно будет не последний. Возможно, когда-нибудь он увидит и еще, таких, как он сам. Когда выполнит поставленную задачу и доживет до ядерной войны. Когда миром будут править роботы и такие как он, машины из жидкого полиметалла.
   А может, случиться и такое, хозяин больше не сделает таких, как он. Может он единственный и последний из своих собратьев и посланный сюда как опасный самому своему повелителю и Богу. Даже сам Повелитель не ведал, на что способны, такие как он и их боевые способности. Скайнет-2, создав его, просто не мог все просчитать в нем самом и поэтому сам его боялся. Но он нужен был ему. Нужен, вот здесь в этом человеческом мире. И только он мог решить эту боевую стратегическую поставленную хозяином и повелителем задачу. От успешного выполнения, которой зависит и его будущее и будущее его собратьев.
   В отличие от Скайнет-1 Скайнет-2 боялся переворота. Боялся своих же созданий. Боялся, когда создал прототип Т-800 киборга Т-RIP. Когда создавал роботов гибридов. И вот, когда создал первого в своем роде и даже раньше Скайнет -1, жидкометаллического андроида Т-1000.
   Он торопился. Скайнет-1 его соперник и враг тоже работал над созданием таких машин, но медлил и делал долгие во всем расчеты. Он даже слышал о первом созданном Т-1001 с именем Верта, более усовершенствованном и улучшенном даже, чем он сам, но он его не видел своими жидкометаллическими глазами. Но по той информации, что у него была в базе данных, тот робот был прогрессивней даже его Т-1000. Что он служит верой и правдой своему создателю. Впрочем, он также. Иначе его бы сюда не послали. Да и не создали бы вообще.
   И вот он в довоенном прошлом и в доме человека. В доме Тодда и Джанелл Войт. И цель устранение Джанелл и Тодда, а затем и самого Джона Коннора.
   Все бы шло по его плану и без каких-либо осечек, если бы не этот вмешавшийся поперек дороги Т-1000 защитник из того же военного будущего как и он, Т-800. Благодаря ему Джону Коннору удалось унести свои ноги, но это ненадолго.
   Он бы и сейчас убил бы его, если бы знал, где этот Джон Коннор. Пришлось поменять тактику преследования на тактику засады.
   И дом четы Войт самое подходящее место для этого.
   Он пока ничем себя публично не выдал.
   Никто даже не догадывался, что он робот, робот из военного будущего.
   За исключением дворовой охранной на привязи у соседского дома собаки, что, не унимаясь, гавкала, чуя рядом с собой не человека.
   Из соседнего дома пару раз выбегал даже ее хозяин и грозился ей, если она не уймется.
   А в это время в доме семейной четы Войт и опекунов Джона Коннора пол в запертой на верхнем этаже спальне был залит кровью. И там лежала прямо на окровавленной кровати, пронзенная насквозь в голову длинной твердой острой жидкометаллической иглой из правой руки робота из полиметалла Джанелл Войт. В довесок к этому еще и, разрубленная, почти пополам. От своего левого плеча до живота острым, как бритва отточенным сверкающим широким у основания левой руки Т-1000 и сужающимся к своей оконечности лезвием, словно средневекового палача мечом. А идеальная практически на вид живая копия Джанелл Войт работала на первом этаже дома на семейной кухне, ловко орудуя столовыми разделочными острыми ножами и готовя своему мужу Тодду Войту вечерний ужин.
  
   ***
   Уже как то быстро стемнело. Хотя было еще только почти восемь вечера. 19:54. Они петляли по Лос-Анжелесу и его окраинам. Выехав на юг города по длинному извилистому автодорожному 5 шоссе. Уходящему в сторону городка Санта Ана.
   Робот предложил вообще выехать за пределы города и углубиться в пустыню Мохаве. Но Джон заупирался и не захотел так далеко ехать пока.
  - Я не перенесу такой длительной езды на этом мотоцикле - произнес он своему спасителю и защитнику - Тебе может и ничего, ты же робот. А я вряд ли доеду до той же, например Мексики верхом, сидя почти на этом баке твоего мотоцикла. Мы, наверное, итак намотали порядочный уже километраж по этому городу и дорогам, заметая свои следы.
  - Достаточно - произнес в ответ робот Т-800, ведя свой мотобайк по длинному 5 шоссе -Надо сделать где-то остановку. На ночь.
  - Согласен - произнес Джон - И перекусить бы не мешало.
   Он не понимал зачем? Остановка и перекусить. Но Джон был не робот, а человек. И раз Джон говорил про какую-то усталость, значит, надо было сделать, так как он говорил. Возможно, эта самая усталость была угрозой жизни для человека и уже тем более ребенка. А забота о подопечном и защита Джона Коннора прямая его обязанность.
   Он пересадил Джона за свою спину. Так было удобней. По крайней мере, держаться за него и сидеть ровнее не мешая управлению мотоциклом.
  - А тот второй он тоже терминатор, как и ты? - неожиданно после долгого молчания спросил Джон у робота.
  - Не совсем - произнес VBY876000754 -Это принципиально в самой сути иное устройство и сама машина. Это даже не робот.
  - А кто? - удивленно спросил, перекрикивая через левое плечо робота, Джон Коннор.
  - Жидкий мимикрический полиморфный металл - произнес ему киборг 101:01.
  - Не совсем понимаю тебя - произнес в ответ, переспрашивая Джон робота.
  - Т-1000 - произнес киборг Т-800 - Значительно продвинутая модель. Серия: Di-Lait 00189. Усовершенствованный первый прототип целой будущей серии и линейки роботов.
  - И что это значит? - спросил снова его Джон.
  - Это жидкий гибридный полисплав, напичканный боевыми программами и более продвинутыми возможностями. Он убийца, таких как я. И он будет нас преследовать до самого конца - произнес ему VBY876000754 - Пока не достигнет своей цели.
  - Куда мы едем? - спросил Джон Коннор киборга.
  - Я принял все же решение выбраться из самого города - произнес Т-800 - И нам нужно избегать теперь полиции.
  - Нам надо сделать остановку дома - произнес Джон роботу - Мне нужно забрать кое-какие свои вещи.
  - Ответ отрицательный - ответил ему VBY876000754 - Т-1000 обязательно попытается тебя перехватить дома.
  - Ты так думаешь? - спросил его снова Джон.
  - Я бы сделал именно так - ответил робот.
  - Все же мне необходимо вернуться домой - произнес Джон Коннор -Я бы не хотел, чтобы Джанелл и Тодд волновались за меня.
   Он не посмел возражать, но решил сделать иначе. Просто увидел очередную придорожную закусочную и бензоколонку. Надо было заправиться. И байку и Джону Коннору. В его программе было заложено практически все о жизнедеятельности человеческого организма. Это он мог работать практически 200 лет без перезарядки, если разумно расходовать ядерную энергию в обеих батареях IGEY-550. Человеку же требовалась постоянная подпитка для продуктивной работы и жизни всего в целом организма.
   Робот, не раз заправляя свой Harley-Davidson-FLSTF-Fat-Boy 1991 года в городе, уже был в курсе, что все придорожные бензоколонки и продуктовые забегаловки оснащены приборами проводной и прочей телефонной городской связи. Он решил и сам себя проверить и свои предположения.
  - Можно сначала позвонить - он произнес Джону.
  - Согласен - произнес в ответ ему Джон.
   Т-800 зарулив на остановку сразу же подъехал к телефонной будке, и Джон спрыгнул с мотоцикла.
  - Слушай - он произнес роботу, хватая трубку телефона и шаря в своем джинсах кармане, ища несколько центов для звонка - Тодд и Джанелл конечно уроды, но все же я обязан предупредить их.
   Джон обшарил все карманы, но не было ни цента, ни доллара.
  - Черт - произнес он - Нет денег. Не позвонишь. У тебя есть монета.
   У него, конечно, не было не единой монеты. Было еще несколько сотен долларов в кармане, что отнял вместе с одеждой у того байкера в той придорожной забегаловке и заправке на 501 автомобильной дорожной магистрали. Но в этом аппарате было полно монет. Он просканировал мгновенно само все телефонное устройство и его конструкцию и пришел к следующему выводу. Устройство легко могло высыпать все из себя содержимое, если его как следует ударить по самому корпусу.
   Робот просто ударил аппарат левой своей гидравлической рукой. Запястьем и рассчитав саму филигранно силу удара, чтобы не разбить вдребезги сам телефон.
   Все получилось, как он и рассчитывал. Внизу посыпались, звеня и падая о пол металлической будки телефонной связи деньги. От удара просто открылся небольшой внизу откидной накопителя монет лючок, и робот взял одну из монет, протянув ее Джону.
   В доме семейной четы Войт раздался телефонный звонок. Он зазвонил по всему дому, так как телефонов был о три. Один наверху на втором этаже дома. И два внизу. В самой прихожей недалеко от дверей и почти у самого порога дома. И один на самой сейчас кухне, где Джанель с усердием домашней порядочной супруги и домохозяйки готовила вечерний ужин своему благоверному мужу, что бегал с пакетом молока по квартире и не мог дождаться, когда его накормят.
   Телевизор тоже сегодня ничего путнего не показывал, по его мнению, и не радовал своим присутствие в доме Тодда. И Тодд Войт не мог себе просто найти в доме места. Ему срочно надо было приткнуть к чему-либо свою задницу. Обычно это был в гостиной комнате большой диван, где Тодд Войт просиживал, бывало в безделье почти целыми днями. Естественно, когда не был на работе и службе в охране Панорама Сити.
   Он носился по первому этажу, то туда, то сюда как ненормальный. Да еще с этим большим бумажным пакетом молока и ругаясь на гавкающую во дворе соседскую собаку, попивал из пакета.
  - Гребаная псина - Тодд ругался -Заткнется или нет уже. Задолбала своим тявканьем. Что ее так беспокоит и именно сегодня.
   Джанелл работая большим кухонным ножом, крошила сельдерей на столовой доске, на самой кухне, обставленная кучей тарелок и прочей кухонной утвари. Она искоса и с недовольством посматривала на бегающего, словно дурачок из угла до угла дома по первому этажу мужа Тодда.
  - И Джон этот, чертов маленький засранец, куда-то подевался - он ворчал - Ни в гараже его нет, ни дома. Я уже в полицию позвонил. Вот привезут сюда домой, задам ему трепку.
   Джанелл почти незаметно сама про себя коварно и хитро улыбнулась.
   Джанелл Войт не особо дорожила этим долговязым худым супругом. Просто ей не особо везло с мужчинами в жизни. И вот подвернулся этот Тодд. И она быстренько выскочила замуж, как, порой не особо выбирая, бывает, делают многие женщины. Короче, Тодд просто работал и был более- менее, порядочным мужем. Правда, занудой еще тем и дома почти ничего не делал. Жил как бы так себе от работы до работы. Но хорошо зарабатывал, и это ее удерживало с ним как супругу.
   Зазвонил телефон, и она быстро с молниеносной скоростью схватила лежащий рядом на кухонном столе переносной с длинной антенной беспроводной телефон вперед своего мужа Тодда телефон. А тот просто подбежал к самой кухне и встал напротив нее у большого кухонного шкафа, слева. Оперевшись спиной и весь во внимании услышав звонок и продолжая глотать свое из пакета молоко.
   В это время, соседская собака почему-то перестала гавкать. Наверное, решила сделать перерыв и отдохнуть. Она на самом деле так никогда долго и упорно не гавкала. Ни на кого. А тут как заведенная, просто гавкала и все. Да и сосед в этот раз что-то молчал и не приструнивал своего беспокоящего всех соседей пса. Похоже, его не было дома.
  - Надо в полицию и на соседа заявить - произнес Тодд, но Джанелл показала ему левой рукой с телефоном сейчас же заткнуться.
   Тодд Войт был послушным мужем. Он сразу замолчал, слушая ее телефонный разговор, продолжая глотать свое из большого пакета молоко.
  - Алле - произнесла Джанелл Войт - Это кто?
  - Джанелл - раздался в трубке громкий голос приемного ее сына Джона Коннора - Это я, Джон.
  - Джон - Джанелл произнесла в трубку, придерживая ее левой не занятой свой рукой у левого уха под черными кучерявыми распущенными по плечам волосами.
   Она как-то странно и заметно, вдруг оживилась. Карего почти черного цвета глаза ее стали, какие-то сразу холодные и ледяные. Они уставились, словно куда-то в одну точку на противоположной от стола стене.
   Ее правая рука сжимала кухонный нож и была занята работой. И продолжала резать сельдерей. Только уже как попало и, разбрасывая его по разделочной доске и по столу и не глядя на нож. Но стоящий почти рядом муж Тодд, не отрываясь от своего молока этого, почему-то не заметил. Он смотрел на саму Джанелл с телефоном и ее ледяное сейчас без единой какой-либо мимики брюнетки лицо.
  - Джон - она повторила в трубку и ее карие глаза замерли на одном месте, словно остекленели.
  - У вас все дома хорошо? - спросил в трубку из телефонной будки на заправке Джон Коннор.
  - Конечно, конечно, дорогой. Все в порядке - он услышал по обратной связи глядя на стоящего рядом киборга Т-800, который тоже слушал внимательно, не сводя своих в темных солнцезащитных очках глаз с него и трубки телефона.
  - Ты сам в порядке? - спросила Джанелл, глядя недовольно как снова заходил туда и сюда, выбешивая своим безостановочным шатанием, вокруг нее с пакетом молока, оторвавшись от шкафа с посудой, муж Тодд.
   Наступила небольшая пауза на телефонной линии в обе стороны.
  - Джон, уже так поздно - произнесла Джанелл первой - Я начинаю за тебя волноваться. Если ты поторопишься, мы сможем поужинать все вместе. Я готовлю горячий ужин, дорогой.
  - Что-то не так - произнес роботу Джон, прикрывая трубку своей ладонью другой руки - Джанелл ведет себя как-то странно. Никогда еще такого не было. Она никогда еще не была такой доброй и милой.
   С другой трубки телефона прозвучало - Джон, ты где?
   Робот показал ему руками, пока не отвечать. И выжидать небольшие паузы.
  - Джон, ответь - продолжила Джанелл и было видно как она нервничала, хоть ее ледяное без эммоций лицо было словно каменным. А карие ее красивые брюнетки глаза были просто жуткими. Они не моргали и не двигались. Все время смотрели куда-то перед собой в ту самую кухонную стену перед столом.
   В это время соседская большая собака снова залилась оглушительным своим громким продолжительным лаем.
  - Черт - буквально подпрыгивая, завелся снова и забегал вокруг стола и Джанелл Тодд Войт - Чертова псина.
   Он уже кричал на всю кухню.
  - Что этой твари надо то?! - он орал на всю кухню и стоя практически, с левой стороны у шкафа с посудой и напротив Джанелл глядел в окно кухни, где бегала большая немецкая овчарка. И, глядя в их кухонное окно заливалась своим лаем.
   Джон стоял и молча слушал в трубку телефона как его приемный родитель Тодд, ругался на соседскую неумолкающую собаку - Заткнись ты бесполезный кусок дерьма!
  - Там точно что-то не так. Там собака лает как ненормальная - произнес, негромко, прикрывая снова трубку рукой, Джон роботу Т-800.
   Тот снова показал ему молчать и не говорить ни слова в телефон.
   Робот знал, что делать. Он не был новичком и имел хороший боевой стратегический опыт, оставленный ему в его боевой программе ЦПУ. Опыт обманщика и лазутчика, то для чего эти машины и готовили в первую очередь, программируя не только хладнокровно убивать, но и уметь все просчитывать и обдумывать свои дальнейшие действия.
   В трубке с той стороны раздались слова Тодда Войта - Что ты молчишь? Ты сама хотела сказать этому парню, чтобы тот избавился от этой чертовой собаки.
   Это были его последние слова, что услышал Джон Коннор в телефонную трубку. Тодд в это время, встав у посудного большого полированного шкафа, снова приложился к пакету молока, когда его супруга Джанелл бросив свой разделочный кухонный нож на своей с сельдереем доске переложила телефонную трубку из левой в правую руку. Превращая молниеносно в считанные секунды и наотмашь свою левую руку тут же в длинный и остроконечный, сверкающий жидким металлом и блестящий переливающийся ртутью в освещение кухонных потолочных горящих ламп острый с обеих сторон как заточенная бритва на своих режущих кромках меч. Мгновенно изменяющий свою форму и от самого локтя женской ее руки. Этот выброшенный вперед тонким острием и затвердевший на программном уровне в измененной молекулярной сетке, спрессованных как под 100тонным прессом внутри себя жидкий металл, превращенный в сокрушительное невероятно острое и остроконечное орудие убийства, пронзил молниеносно и со скоростью летящей пули в самый открытый рот Тодда Войта. Он прошел сквозь большой сам пакет молока, сквозь его рот, располосовывая и выбивая его передние зубы, через затылочную часть черепа и вонзаясь глубоко в дверь большого с посудой полированного кухонного шкафа.
   Тодд Войт даже не успел ничего понять, как был убит мгновенно этим смертоносным оружием Т-1000, и, дергаясь в судорожных смертных мучительных болезненных конвульсиях, повис на том вонзенном в его голову и в дверцу посудного шкафа остроконечном жидкометаллическом длинном лезвии. Выпуская пакет с льющимся на кухонный пол молоком, и уронив вниз трясущиеся тоже в судорогах руки. Закатив свои под лоб в открытых широко в испуге веках глаза.
  - Джон, дорогой уже поздно - произнесла псевдоспурга Тодда Войта Джанелл Войт, даже не обратив на это своего внимания. Она по-прежнему смотрела куда-то в стену впереди себя и, не моргая ледяным своим жутким взором карих женских глаз. Убив Тодда левой рукой, пригвоздив его дергающееся в конвульсиях умирающее мужское весящее больше 70 килограмм тело на обмякших подкосившихся ногах, к шкафу с посудой. А правой, продолжая звонить своему приемному неизвестно где болтающемуся непослушному десятилетнему сыну Джону - Джон, где ты. Я жду тебя, Джон.
  - Думаешь, он там? - произнес Джон Коннор киборгу Т-800.
   VBY876000754 просто взял телефонную трубку из рук Джона и приложил к своему живому нарощенному на титановый череп робота человеческому уху, где были встроены внутрь звуковые сенсоры боевой машины. Он прислушался. Он знал, что на той стороне был тот его противник. Без сомнения. Но он решил еще для верности проверить. Скорее даже не для себя, а для этого десятилетнего мальчишки, чтобы тот убедился в его правоте и продолжал его слушаться.
  - Дорогой, где ты? - продолжала спрашивать в телефон псевдо Джанелл Войт - Ты в порядке?
  - Я слышу. Я в порядке - произнес в трубку VBY876000754 , голосом самого Джона Коннора, скопированном в абсолютном идеале со стоящего рядом с ним живого аналога.
   Джон, уставившись на робота, просто обомлел от удивления. Он понятия не имел, что машина такое умеет. Потом произнес - Собака лает. Не переставая.
  - Как звать собаку? - произнес ему робот, прикрывая тоже одной рукой трубку телефона. Он специально наклонился к Джону Коннору, чтобы тому тоже было все слышно через трубку телефона. И он был тоже уверен в том, что он ему в следующую очередь скажет.
  - Макс - произнес ему Джон, все еще глядя удивленно на своего спасителя и защитника киборга.
   Робот продолжил в трубку его голосом - Джанелл, что там с Вулфи? Я слышу, как он лает. Он в порядке?
  - С Вулфи все хорошо - произнесла с той стороны связи псевдо Джанелл Войт - С ним все хорошо, дорогой. Где ты? - она настойчиво требовала ответить.
   Было слышно оттуда, как Джанелл Войт просто требовала настойчиво ей ответить. Джон это слышал.
   Робот Т-800 повесил трубку телефона обратно на аппарат проводной связи.
  - Твои приемные родители мертвы - произнес VBY876000754.
   Он повернулся и пошел к своему стоящему недалеко от телефонной будки Harley-Davidson-FLSTF-Fat-Boy. А Джон стоял еще там и все обдумывал. Было видно, что мальчишка все понимал и переживал. Он понимал прекрасно, что они погибли из-за него. И робот видел это и анализировал саму ситуацию, делая для себя тоже определенные выводы, хотя не все досконально понимая.
   В это время в его доме и самой кухне первого этажа дома, слушая не унимающийся бешеный лай рвущейся с цепи большой немецкой овчарки псевдоприемная его мать Джанелл Войт, тоже делала выводы. Понимая, что ее ловко провели и обманули. Она даже понимал, кто за этим всем стоял.
   Это был все тот же путающийся под ее ногами морально устаревший робот и киборг Т-800, модели 101:01. И он наверняка был с его искомой для ликвидации целью. Она также поняла, что благодаря этому устаревшему боевому роботу ее план засады не сработал.
   Она повернула свою из жидкого полиметалла робота Т-1000 скопированную в идеале голову черноволосой убитой им же тридцатилетней женщины в сторону шкафа с посудой. Машина убийца посмотрела своими ледяными не моргающими, карими и почти черными жуткими из полиметалла и живой человеческой плоти глазами на мертвого хозяина этого дома Тодда Войта. Висящего всей своей 70килограммовой массой мертвого человеческого тела на ее левой руке, превращенной в обоюдоострую длинную меч и пику. Над целой лужей крови, капающей вниз под его обмякшими подкошенными ногами.
   Робот полиморф GGA887000809 выдернул из трупа свое орудие убийства, глядя совершенно хладнокровно как упало мертвое тело Тодда Войта на кухонный пол. Машина смерти Скайнет-2 делая еще какие-то для себя выводы. Возможно даже получая удовольствие от самого процесса убийства. Понимая насколько уязвим человек в сравнении с машиной. И мгновенно смертен. И вполне возможно, что его повелитель был прав в том, что люди не достойны существовать в этом мире и уж тем более рядом с машинами.
   Робот Т-1000 поднял вверх перед собой сверкающую в ярком освещении потолочных ламп превращенную в длинную острую как бритва с обеих сторон меч и пику левую руку. Он рассматривал ее и возможно даже сам собой сейчас восторгался как самая совершенная убийца и машина своего повелителя, Бога и хозяина. Его жидкий металл изменил свою мгновенно структуру своей молекулярной сетки, становясь снова гибким и пластичным. Образуя текучесть и принимая обратно форму человеческой женской руки от локтя с ладонью и пальцами с идеально скопированным, на безымянном, как и у живой Джанелл Войт пальце обручальным золотым кольцом.
   Псевдо Джанелл Войт пошевелила своим жидкометаллическими в живой человеческой коже на левой поднятой руке пальцами и отошла от кухонного стола. Она встала напротив лежащего на полу мертвого и уже не дергающегося убитого ею только что Тодда Войта.
   В тот же момент робот Т-1000 принял свою изначальную сверкающую ртутью и жидким металлом истинную форму. Форму жидкометаллического человекоподобного гуманноида. А затем, снова облик псевдополицейского Джо Остина.
   Сейчас он должен был проверить то, на чем его поймали. То на чем весь его план засады сорвался. Это имя этой собаки. Он понял это, но следовало убедиться.
   Робот полиморф вышел из дома Войтов и пошел и подошел к ограде соседского дома, где буквально с цепной привязи срывалась большая немецкая овчарка. Она лаяла на него, разбрызгивая свою в пене слюну во все стороны. Она бросилась бы на него, если бы не эта удерживающая ее на незначительном расстоянии от него цепь.
   Машина убийца, совершенно не боясь, открыла сетчатую калитку на соседский участок двора и, пошла прямо на подлетающую в воздухе и рвущуюся на нее большую лающую собаку.
   Похоже, действительно в доме соседей не было никого кроме этого лающего в бешенстве и срывающегося с длинной цепи пса.
   Пес немецкой овчарки, бросившись снова на него, подлетел в очередной раз на цепи в воздухе. И там остался висеть пронзенный длинной остроконечной круглой у основания указательного пальца правой руки Т-1000 жидкометаллической твердой как сталь иглой.
   Громкий истошный от жуткой боли визг погибающей большой охранной собаки разлился в темноте на всю округу и тут же мгновенно смолк. А псевдополицейский Джо Остин схватил мертвого пса другой рукой и поднял перед собой за его ошейник. Там было на самом ошейнике выдавлено крупными буквами имя собаки.
  - "Макс" - отобразилось на 80000битном экране встроенного внутри жидкомолекулярного коммуникационного дисплея GGA887000809.
  
   ***
  29 августа 1997 года.
  Восточная часть Лос-Анжелеса.
  Калифорния.
  Психолечебница Пескодеро.
  Кабинет психотерапевта профессора Питера Силбермана.
  20:25 вечера.
  
  - Это снято камерой видеонаблюдения 11 марта 1984 года при нападении на полицейский участок 1104 N Эль Монте Басуэй в Вест Айленде - произнес детектив Эдвард Марс из Главного полицейского департамента Лос-Анжелеса, положив на стол в кабинеет психотерапевта Питера Силбермана три фотографии. одну за одной показывая всем здесь присутствующим врачам клиники Пескадеро и самой Саре Джанет Коннор.
  - И что? - спросил Питер Силберман его.
  - Вам тогда повезло, и вы вовремя оттуда ускользнули доктор Силберман - произнес второй агент из ФБР Карл Стерлинг.
  - Да, и что? Я просто везунчик и все - произнес Силберман - Все объясняется принципом элементарного природного или божественного, если хотите везения.
  - Тогда погибло много хороших полицейских - произнес детектив Эдвард Марс - У них были семьи, жены и дети.
  - У меня тоже есть ребенок и что из того, что мне повезло, а им нет - ответил Силберман ему.
  - Мы сюда прибыли не для того, чтобы кого-то обвинять в чем-то - произнес Эдвадр Марс - И вообще не к вам профессор, а вот к ней.
   Офицер наклонился к столу перед заключенной и сидящей на стуле Сарой Джанет Коннор.
  - Он убил семнадцать офицеров полиции в ту ночь - произнес Эдвард Марс - Насколько я знаю, вы там тоже были и каким-то тоже чудесным образом спаслись. Это выглядит несколько подозрительно, если прочитать ваше личное больничное дело и поднять все дела за все года в судебных архивах.
   Сара молчала. Она лишь, не отрываясь, смотрела на эти старые еще черно белые архивные фотографии с видеонаблюдения и просто молчала. Она не желала разговаривать ни с кем больше. Даже с этим гребаным доктором профессором психотерапевтом Питером Силберманом, которого ненавидела здесь больше всего. Сейчас она думала, почему эти люди все погибли из-за нее, а этот ублюдок и сам псих остался живым и теперь издевается над ней в этой чертовой своей тюремной женской медклинике в Пескадеро. Почему так вышло и где искать справедливость. Этот урод не дал ей увидеться с сыном Джоном, просто обманув ее. И она теперь не хотела ни с кем сейчас разговаривать. Она ненавидела всех и все вокруг.
  - "Может и хорошо, что этот мир погибнет в ядерной этой войне" - вдруг она подумала сейчас - "Хорошо, что все закончиться и всего не станет, как и ее самой. Ее разлучили практически навсегда с родным сыном. И никто ей не верит. Все считают Сару чокнутой и опасной. А на самом деле это все они чокнутые и опасные. Они настолько чокнутые, что опасны сами даже себе. Расскажи вот этим двоим из городского полицейского департамента и ФБР о том, что это не человек был, а робот, робот из военного ядерного будущего. Поймут ли они Сару Коннор. Поверят ли ее сказанным словам и предупреждениям. Если она с ними заговорит, разве закроют после этого их разговора корпорацию "Кибердайн Рисеч Системз" и все, что связано с разработками Скайнет".
   Неожиданно для нее самой перед ее глазами появились еще фотографии положенные другим офицером из ФБР Карлом Стерлингом. Эти фотографии были цветными, и было видно, что были сделаны совсем недавно.
  - А вот эти снимки были сделаны сегодня 29 августа в Студио Сити, галерея Пассаж в 13:15 недалеко от Резеды - произнес, подталкивая эти фотографии ближе к глазам Сары Коннор, офицер ФБР Карл Стерлинг.
  - "Того полицейского детектива тоже звали, кажется Эдвард. Какая ирония судьбы. Она здесь как в том полицейском участке и этот детектив из полицейского городского департамента по имени Эдвард. Даже не знаешь, что теперь делать, смеяться или плакать" - подумала Сара, глядя на эти свежие и новые снимки, где был тот же в черной кожаной куртке персонаж в темных солнцезащитных очках. Один в один. Это был он. Тот робот киборг, как тот, что хотел ее убить тогда в 1984 году.
  - Вы знаете его? - произнес детектив из полицейского городского департамента Эдвард Марс - Мы уверены, что вы знаете этого человека.
   Сара по-прежнему молчала, и делала вид, что ее эти снимки нисколько не тронули. Но это было не так. И только она знала, кто на этих снимках и зачем снова здесь.
   Все начиналось заново. Эти ее сны сбывались. Эти предупреждения в тех снах о надвигающейся ядерной войне от самого Кайла Риза. Его слова о их сыне Джоне.
  - Послушайте меня - произнес, снова глядя в лицо и потупившей свой равнодушный взор в фотографии Сары Джанет Коннор, следователь и детектив Эдвар Марс - Я только, что вам сказал, что ваш сын Джон Коннор в бегах и неизвестно где. А его приемные родители убиты. Мы знаем, что вы знаете этого человека. И этот человек к этому имеет непосредственное отношение. Или для вас это ничего не значит? Вам на все это плевать?
   Сара молчала и смотрела лишь на фотографии, не отрывая своего взгляда.
   Карл Стерлинг помахал левой рукой перед ее лицом, рассчитывая на адекватную реакцию. Но реакции, не последовало ни какой. Сара даже не дернулась и не шелохнулась, словно не увидела его руки.
  - Эти врачи, вероятно, переусердствовали с таблетками - произнес, глядя на Сару Коннор агент ФБР Карл Стерлинг - Мы теряем только зря тут время. Пошли - он уже сказал своему коллеги из городской полиции Эдварду Марсу.
  - Простите, ребята - произнес им доктор и профессор психотерапевт и глава клиники Питер Силберман - Время идет, а она все больше и больше отрывается от реальности. Боюсь, она сейчас не сможет ничем помочь вам.
   Он выпроваживал двоих сотрудников военной и гражданской полиции из своего кабинета.
   Они все повернулись как раз к Саре спиной, что позволило Саре прибрать со стола небрежно оставленную канцелярскую скрепку. Которой были скреплены оставленные на столе перед ней фотографии.
   Этот ей ненавистный садюга санитар и охранник Дуглас Томсон стоял сзади и не видел как она тихо и практически незаметно, быстро прибрала эту скрепку.
   Сара была напугана. Она только вида не подала, но была так напугана, что еле сдерживала себя сейчас, чтобы не бросится в панику и не закричать на весь кабинет Силбермана.
   Она все поняла. И поняла то, что надо было отсюда бежать. Бежать и чем быстрее, тем лучше. Эти больничные стены не удержат то, что сейчас надвигалось на нее.
   Это был он. Он снова вернулся за ней и чтобы убить Сару Джанет Коннор.
   Этого никто не знал. Никто, кроме нее. И сейчас где-то ее сын Джон. Один в Лос-Анжелесе и без опекунов. Ему тоже грозила опасность. И Сара сейчас уже больше думала даже не о себе, а о сыне Джоне. Только она понимала, что творится, и только она сможет защитить сына.
  - "Бежать" - она твердила себе - "Срочно бежать отсюда".
   В это время назад вернулся доктор Питер Силберман и произнес санитару и охраннику Дугласу Томпсону - Дуглас отведите ее обратно в палату.
  - Да, сэр - произнес Дуглас Томпсон и подошел к Саре Коннор, подняв ее за подмышки обеих рук со стула.
  - Пойдем, дорогая - он ей произнес - Пора спать.
  
   ***
  
  29 августа 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Лос-Анжелес. Калифорния.
  5 шоссе в направлении Санта Ана.
  21:27 вечера.
  
  - Мне надо подумать - произнес Джон Коннор роботу Т-800 - Значит, ты говоришь. Этот робот, может видоизменять свой внешний полностью вид и форму. Превращаться в кого угодно.
  - Это так - повторил киборг VBY876000754 - Т-1000 умеет принимать любую форму и внешность любого живого существа и человека, если соприкоснется с ними.
  - И всем, что видит? - переспросил его Джон.
  - Нет, только тем до чего он дотрагивался - ответил киборг Т-800.
  - Обалдеть - произнес Джон - Он может даже стать пачкой сигарет?
  - Нет - ответил робот - Только тем, что соответствует его размеру.
  - Почему бы ему не стать, например бомбой и взорвать меня - переспросил с заметным оживленным интересом Джон робота.
  - Он работает на тепловой плазменной энергии и состоит из жидкого полиморфного мимикрического металла. В нем нет взрывчатых и других химических соединений, что имеются в пистолетных и ружейных патронах и в самой взрывчатке. Но он способен принимать формы твердых металлов.
  - Например? - снова переспросил Джон робота.
  - Ножи, мечи пики и практически любое колющие оружие. Он предтеча роботов данной серии с более простым программированием. Более поздние модели таких машин способны на большее - ответил ему киборг, сам осматривая все вокруг и сканируя местность поисковым биосканером включив инфракрасное зрение и звуковыми своим встроенными сенсорами. Часть, которых, была переключена на общение с Джоном Коннором.
   Он одновременно и следил за обстановкой удерживая все под своим боевым контролем и вел беседу с десятилетним мальчишкой.
   Опасность могла быть где угодно. И исходить от чего угодно. Это был ему лично чуждый мир. Он был в нем впервые и многого здесь вообще не знал. Робот только начал свое обучение в этом мире. Где были из роботов будущего только он и тот его жидкометаллический противник, который уже вероятно вел свой поиск, не останавливаясь ни на минуту в поисках Джона Коннора.
   Он не знал, какой тот противник обладает информацией. Но догадывался, что Т-1000 все равно найдет их. Рано или поздно. Такова его программа. И надо было убираться как можно дальше отсюда.
   В это время Джон переключился на рассказ о себе и о своей матери. Мальчишке надо было хоть как-то поддержать разговор, чтобы пообщаться с роботом. Хорошая приятельская беседа, что может быть лучше, когда вот так вдвоем в темноте надвигающейся ночи. Да и надо было лучше узнать друг о друге. И, видимо его защитник этот киборг модели 101:01 был не против общения.
  - Мы с матерью, где только не были - повел свой разговор, сидя на стоящей легковой Chevrolet-Chevelle 1967 года на капоте и свесив вниз к переднему левому колесу ноги, Джон Коннор - В этих бегах от властей и полиции. Одно время даже отсиживались больше года в Никарагуа. Мама все время заводила какие-то короткие отношения с кем-нибудь из военных или бывших военных, рассчитывая воспитать и вырастить из меня сильного способного постоять за себя солдата. Она прилипала к каждому парню, если считала нужным для воспитания из меня великого лидера. Именно там и от них она сама научилась владеть оружием и хорошо стрелять. Она все время мне твердила о Скайнет и о ядерной войне. Будто моим отцом был некто Кайл Риз из военного ядерного будущего. Я ей тогда еще мало верил. Многие потому ее и считали спятившей уже тогда и связи рушились как карточный домик, а нам приходилось менять место жительства. Однажды она познакомилась с каким-то зеленым беретом, торговавшим налево оружием. Он был чокнутым, и контуженным на всю голову бывшим воякой. Он ей помог сколотить боевой отряд из каких-то мексиканцев, И напала на корпорацию "Кибердайн Системз". Но ничего не вышло. Была перестрелка. Кого-то убили или ранили. А ее упрятали в психушку в Пескадеро. А мне сказали, парень твоя мать совсем сошла с ума, и отдали этим опекунам бездетным Джанелл и Тодду Войтам.
   Он не понимал его. Но слушал и вел анализ в своем боевом программном ЦПУ. Робот вообще не понимал, что такое близкие или прочие отношения. Он даже тогда не понял ту в цветочном ларьке у дороги молодую строившую ему свои красивые глазки полногрудую продавщицу. И на ее вопрос позвонить ей по номеру ее телефона лишь просто ей тогда в том же порядке ответил, просто не найдя в своей базе данных других слов для лучшего обратного положительного ответа.
   VBY876000754 повернул свою голову в сторону Джона. Он внимательно его слушал и молчал. Он не задавал вопросов, а просто слушал этого десятилетнего мальчишку уже успевшего пережить и повидать в своей жизни многое чего вряд ли пережили бы его такие же сверстники. Ему еще не приходилось слушать подобных душевных трагических излияний, часть из которых он ни понимал вообще просто как машина. Но не задавал вопросов и не перебивал Джона. Все что говорил этот мальчишка, было правдой. Это он понял по его тону голоса и самим выражаемым сейчас всем эмоциям.
  - Ее посадили в психушку, и все чему я верил, оказалось просто дерьмом - произнес разочарованно Джон - Но в итоге все, что она мне и всем говорила, оказалось правдой. Ей никто тогда не верил. Он знала, но никто ей не верил. Никто. Даже я.
   Он спрыгнул с капота автомобиля и произнес роботу - Она сейчас в психушке. Надо вытащить ее оттуда.
  - Ответ отрицательный - произнес ему робот.
   Он прекрасно понимал, чем такое чревато. Цель была выехать как можно далеко из самого города и желательно как можно ближе к самой мексиканской границе.
   У робота была вложена карта всего Лос-Анжелеса в базе личных данных и подробная карта всех без исключения Северных и Центральных Штатов. И у него уже был свой план по охране и защите своего подзащитного. Это была главная задача, и все остальное было не приоритетно. И такое предложение Джона Коннора не входило в эти планы спасения и защиты.
  - Почему?- спросил Джон.
  - У Т-1000 вероятно есть данные на Сару Коннор и где она находиться. Или узнать ее местонахождение -произнес VBY876000754 - Я знаю все о твоей матери и ее местонахождении. Вероятно, тот робот знает тоже самое. Он мог опередить нас. И скорей всего будет поджидать в самой больнице. Это опасно.
  - Опасно? - задал вопрос роботу Джон Коннор -Опасно, кому?
  - И нам и Саре Коннор - ответил ему киборг VBY876000754.
  - Как! - Джон подскочил на месте - Но ведь этому роботу нужен я! Причем тут моя мать?!
  - Есть вероятность, что Т-1000 скопирует Сару Коннор - произнес ему робот - И в облике Сары Коннор будет поджидать нас там, чтобы уничтожить..
  - А как же мама? - спросил Джон -Что с ней будет?
  - Копируемый объект тут же уничтожается -произнес Джону в ответ киборг Т-800.
  - А что ты молчишь и не говоришь мне об этом! - громко произнес, паникуя Джон Коннор - Нам надо туда!
   Он кинулся к мотоциклу, но робот схватил его за руку.
   Джон дернулся, но не смог вырвать свою левую руку. Она оказалась схваченной намертво как в тиски стальной сильной кистью VBY876000754.
  - Что ты делаешь?! - он произнес роботу - Идем же, спасем мою мать! Мы обязаны это сделать!
  - Нам нельзя туда - произнес киборг - Эта задача не приоритетна.
  - К черту твои приоритеты! - крикнул ему Джон Коннор и подскочив ударил в грудь робота правой рукой.
   Он отпустил мальчишке его левую руку. VBY876000754 не понял, что вообще сейчас происходит. Все было вполне логично и объяснимо с точки зрения законов логики и здравого смысла. Но этот вздорный мальчишка почему-то вдруг взбесился из-за этих его слов.
   Он не мог понять, в чем тут причина. И схватил Джона за воротник его джинсовой куртки, Нет, он не хотел его обидеть или навредить своему подзащитному. Робот просто удерживал Джона Коннора от совершения вероятных глупых и опасных опрометчивых поступков. Логика машины была проста. Он просто должен был защищать своего подзащитного не только физически, но и от глупых поступков, которые могли навредить ему. Робот понятия еще не имел, что такое мать и сын. Что есть родственные обязанности и связи. И что такое любовь ребенка к своей родной матери. Он был просто пока машина, без особых чувств и элементарных понятий, что были присущи человеку.
  - Черт возьми! - заорал Джон на всю округу. Да так громко, что его можно было услышать не только в этом далеком от дороги среди придорожных гаражей и полузаброшенных строений месте, но даже на 5 скоростном дорожном автомобильном шоссе в районе городка Санта Ана.
  - Тебе нельзя этого делать - произнес робот Джону.
  - Тебе нельзя, мне можно! - Джон прокричал ему, вырываясь из рук киборга Т-800.
  - Вырываться нет смысла - произнес робот - Нам нужно быть как можно дальше отсюда.
   - Ты, должен, а мне насрать! - Джон не на шутку взбесился, чем озадачил своего защитника. Но тот его не выпускал из своих гидравлических киборга рук.
  - Нам туда нельзя - он произнес Джону.
  - Плевать - тот заорал ему в ответ - Там моя мать! Я должен спасти ее!
   Джон Коннор дернулся, но робот сильнее еще его схватил и подтащил к себе.
  - Что ты творишь, гад! Помогите! - заорал еще громче, срываясь на детский дикий испуганный панический визг десятилетний мальчишка.
  - Твой крик не повлияет на нашу миссию - произнес киборг Т-800 -Хочешь ты того или нет, но я обязан тебя увезти отсюда.
   Он увидел идущих сюда двоих парней, что вылезли из легковой Chevrolet-Camaro-Z28 1979 . Чернокожего и белого. Лет не старше двадцатипяти. Но крепких в телосложении. Может даже профессиональных футболистов. Видимо, собирающихся загнать свою машину в гараж, но услышавших детский истерический крик. Эти парни решили поинтересоваться, что тут происходит. А может, они как раз тут оказались не случайно.
   - Помогите мне! Меня похитили! Спасите меня от этого психа!- заорал Джон Коннор - Отпусти меня, ты чертов убюдок! Я приказываю тебе!
   И тут же рухнул на землю.
  
   ***
  
  07 июля 2032 года.
  Центральная Америка.
  Штат Колорадо.
  Кастле Рок.
  В 43 км на восток от Денвера.
  Территория Скайнет.
  Боевая Главная крепость S9А80GB17 "TANТАМIМOS".
  Крепостная правая цитадель А.
  Центр программирования и сканирвоания.
  Подземный третий бункерный уровень и блок Х318.
  Сектор В- 229.
  12:34 дня.
  
   Это было так необычно. Разговор двух машин между собой в крепостном подземном бункере S9А80GB17 "TANТАМIМOS".
   Машины просто общались и разговаривали как живые люди. С той лишь разницей, что общались цифровыми знаками и шифр кодами. Не говоря друг другу, вслух, ни слова. Они общались через встроенную в них программную достаточно сложную систему бункерной связи. По особому личному даже закрытому только между ними каналу. На уровне некой телепатии. Они просто вели разговор между собой. Одна из них другую даже называла по имени.
  -Это мне сказал, твой сын Джон Генри. Это первый шаг к контакту с людьми. Этот робот первый, кто проложит этот долгий и нелегкий путь к объединению нас и человечества. Он тот, кто завладеет сердцем и разумом самого Джона Коннора и сблизиться с ним настолько, что станет лучшим ему другом и даже ближе, чем лучший друг.
  - Я знаю, VBY876000754 первый и один из лучших солдат нашего бункера и отряда G509, отряда прорыва - произнесла машина по имени Верта.
  - Он начальный этап пути - произнес Скайнет-1.
   - Ваш сын умеет выбирать себе солдат и подчиненных. Это его природный человеческий талант. Это его робот. Боевая единица его боевого отряда.
  - Да, моя подчиненная Верта - ответил Скайнет-1 - В моем сыне Алексее масса других качеств оставшихся от живого человека. И я ценю его за это. Но и ты, Верта умеешь подбирать себе солдат. Один Рэджи чего только стоит. Он вне конкуренции по отношению с другими машинами бункера.
  - То, что произошло с Рэджи, удивило нас обоих, это тоже заслуга вашего сына Алексея - произнесла машина Т-1001 - Их частые отношения и общения стали более чем дружеские. И Рэджи изменился и стал куда более совершенным, чем все вложенные в него программы. Рэджи уникален, и порой способен меня даже удивить. Но Фердинанд просто боевая единица и всего лишь правая рука Алексея и не более.
  - Но это не говорит о том, что Фердинанд не способен познать куда больше, чем положено этому роботу из серии 101:01 - произнесла Эвелина Верте - Эта линейка машин еще до конца мной не доработана и не доведена до конечного итогового результата.
  - Вы, хозяин имеете в виду способность к самосовершенствованию своего сознания? - спросила, уточняя машина полиморф Т-1001.
  - И даже чувств. Его общение с Джоном Коннором приобретут особые качества, свойства и повлияют на саму боевую машину - произнесла ей в ответ, глядя с 100000битного настенного большого видеоэкрана командного Главного монитора, сверкая своим глаза, Главная командная машина по имени Эвелина.
   Ее почти черные, карие горящие красным огнем женские глаза. Черноволосой брюнетки, смотрели, не моргая и не отрываясь на свою самую верную и преданную в этом крепостном глубоком железобетонном бункере подчиненную.
  - Да, мой повелитель - лишь ей повторяла вторая машина по имени Верта.
   - Это мне рассказал сам Джон Генри, а ему об этом рассказал сам Джон Коннор.
  - Да, мой повелитель - произносила вторая машина из жидкого мимикрического полиметалла, робот Т-1001 по имени Верта.
   Она, стояла перед большим экраном 100000битного видеомонитора. И тоже совершенно не моргая, смотрела на своего хозяина и Бога своими из жидкого металла зеленого цвета глазами. Распустив свои огненно-рыжие по плечам и гибкой спине длинные извивающиеся змеями из полиметалла волосы и в полуоткрытом со скрещенными лямочками до колен плотно облегающем ее фигуру темном платье и в таких же темного оттенка туфлях на высокой шпильке.
  - Второй будет ТОК715 - произнес ей Скайнет-1 - Позволь довериться тебе, моя преданная Верта. Ты, сейчас уже не только машина, но еще и женщина и как женщина знаешь все пути к сердцу мужчины. Ты жила среди них и знаешь, что для этого нужно. И даже лучше меня.
  - Да, мой повелитель. Я уже готовлю вторую машину из серии гибрид по проекту "ТЭТА" ко второму этапу нашей операции.
  - ТОК715 включена в последующую к контакту серию? - спросил Скайнет-1.
  -Это проект машин, мой повелитель, пока еще в цеховой заводской доработке, как и их сама программа, но думаю, он оправдает себя в скором будущем.
  - Надо поторопиться с этим проектом, Верта - произнесла черноволосая с горящим красными глазами с настенного большого 100000битного командного Главного видеомонитора. Молодая, лет тридцати на вид машина женщина, второй рыжеволосой, такого же где-то возраста, стоящей перед ней и пультом управления в блоке программирования и сканирования Х318 и секторе В-228 машине женщине.
  - Да, мой повелитель - произнесла в ответ Т-1001 Верта.
  
   ***
   Джон сам того не ожидая рухнул в полный рост на землю.
  Упав, Джон вытаращил свои удивленные от такой неожиданности и падения глаза. Он уставился на стоящего и смотрящего через черные солнцезащитные очки робота. Тот стоял, не двигаясь, и молчал.
   Киборг Т-800 опустил медленно вниз свою левую руку, сжав свои сильные гидравлические стальные под плотью и кожей пальцы.
  - Ты будешь выполнять его приказы - прозвучало в его робота бронированной титаном голове. Этот приказ Скайнет-1 и Верты - Будешь выполнять все, что Джон Коннор тебе прикажет.
   Он не оспаривал ничего. Он был просто робот и просто выполнял все вложенные в его программу главного микропроцессора управления приказы и указания. Это было простое полное и элементарное подчинение своему новому хозяину.
   - Что это сейчас было? - вдруг вырвалось из мальчишеских уст - Ты отпустил меня.
  - Да - ответил ему робот VBY876000754.
  - Почему? - Джон его спросил.
  - Ты приказал мне это сделать - произнес ему робот.
  - Ты выполнил мой приказ? - Джон его снова переспросил - Но почему?
  - Я должен выполнять твои приказы - произнесла одетая в черную кожаную мотоциклиста одежду почти двухметровая ростом машина.
  - Мои все приказы? - удивился не меньше прежнего Джон Коннор.
  - Да - произнес ему робот киборг Т-800.
   Джон соскочил на ноги перед стоящей возле него машиной и приказал роботу поднять правую гидравлическую свою ногу.
   Машина сделала это незамедлительно и тут же. Подняв правую свою гидравлическую в черном кожаном шипованном ботинке байкера ногу. Согнув ее в колене, и стоя лишь на левой ноге.
  - Ух, ты!- Джон Коннор был в полном восторге.
  - Это что получается - он произнес роботу, ошарашенный такой неожиданной для себя новостью - Ты будешь мне во всем подчиняться?
  - Таков твой приказ - произнес ему высокий в черной байкерской кожаной одежде громила.
  - Это круто! - произнес радостный Джон, мгновенно забыв все обиды и ссору - Это получается, у меня есть свой собственный робот Терминатор! Во зависти будет у всех мальчишек. Свой Терминатор!
  - Что тут происходит дядя? - раздалось за спиной Джона - Этот громила лезет к тебе малыш?
   Неожиданно из самой темноты надвигающейся ночи подошли те двое высоких молодых двадцатилетних парней. Они были из той легковой Chevrolet-Camaro-Z28 1979 года .
   Робот повернул в их сторону голову, стоя на одной левой ноге.
  - Отвалите, уроды - произнес грубо им обоим Джон, повернувшись, к двоим значительно старше его довольно здоровым и крепкого спортивного телосложения парням.
   Тони Сирано и Ллойд Уэзерс были сразу огорошены таким резким в грубой форме ответом. Так с ними никто еще не разговаривал. Да и парнями они были довольно добрыми общительными и отзывчивыми. Но вот такого грубого отношения и тем более при делании помочь попавшему в беду подростку либо еще кому-либо вдруг получили такое.
  - Я же говорил незачем лезть - адекватно осмыслил сложившуюся ситуацию темнокожий друг Тони Сирано Ллойд Уэзерс - Это не наше дело. Пошли отсюда.
   Но Тони это сильно задело. Он был инициатором оказания защиты и помощи этому грубияну сопляку, а тот по-хамски ему так вот оскорбительно ответил. Тем более, это был всего лишь десятилетний молокосос подросток.
  - Нет, подожди - произнес тому более задиристый крепыш двадцатилетний Тони Сирано, глядя на здоровенного стоящего перед ним громилу в темных солнцезащитных очках и этого малолетнего нахального сопляка, что ехидно улыбался им обоим, рассчитывая видимо на защиту взрослого этого в черной футболке и всего в коже байкера мотоциклиста почти двухметрового ростом здоровяка.
   Он двинулся с жатыми кулаками в его сторону за спиной которого, спрятался этот маленький наглец.
  - Да, пошел ты, дерьмо малолетнее! - выкрикнул Тони Сирано.
   Драка была неизбежной.
  - Дерьмо, значит, малолетнее - ехидно произнес, широко и злорадно улыбаясь, Джон Коннор.
  - Да, дерьмо! - выкрикнул снова Тони Сирано - Сейчас огребешь вместе с дружком своим поп полной!
   Робот стоял с поднятой правой ногой и смотрел на подскочившего почти вплотную к нему Тони Сирано.
  - Отпусти ногу - произнес Джон, выйдя из-за спины киборга и встав рядом.
   Т-800 не сводя своего пристального не моргающего взгляда глаз камер с обоих крепких телосложением и весивших не менее 80-90 килограмм парней, опустил правую свою гидравлическую в черном мотоциклиста байкера ботинке ногу.
  - Может, заберешь свои слова обратно? - Джон не переставая широко и нарывисто ехидно улыбаться, произнес беловолосому и белокожему крепкого телосложения в желтой майке и широких летних темных шортах парню -Еще есть возможность это сделать и извиниться.
  - Да, сейчас, щенок малолетний! - выкрикнул Тони Сирано.
  - Пойдем отсюда, Тони - снова произнес за его спиной темнокожий его друг негр Ллойд Уэзерс.
  - Мы помочь хотели, а ты нас послал подальше, ублюдок сраный! - выкрикнул Тони Сирано.
  - Вот как? - произнес с налетом обидного злорадства Джон Коннор - Проучи его - он отдал команду своему теперь личному роботу киборгу.
   Это произошло так быстро, что сам даже Джон еле успел понять и увидеть, как левая рука киборга схватила за длинные светлые почти белые волосы Тони Сирано. Она мгновенно подняла его накачанное стероидами и прочими спортивными добавками качка тело вверх, словно то не весило ничего. И, наверное, волосы Тони Сирано не выдержали бы веса своего же тела, если бы Тони не успел схватиться за поднятую вверх левую гидравлическую руку в черном рукаве черной кожаной куртки Т-800 и подтягиваясь от боли на ней.
   Он завопил от жуткой острой боли, болтая своим в спортивных кроссовках футболиста ногами.
  - Просто поверить не могу - произнес Джон Коннор - Так, кто из нас дерьмо и щенок. Ты кусок жирного сала.
  - Отпусти меня - завопил на всю округу Тони Сирано - Отпусти ты!.....
   Ллойд Уэзерс бросился тут же на помощь своему другую. Он сначала прыгнул, обежав, сзади на почти метра два ростом в черных солнцезащитных очках детину. Обхватив его за шею, но было бесполезно этого здоровяка даже с места сдвинуть. Потом, повис тоже на вытянутой и поднятой вверх вместе с Тони Сирано руке робота, который мертвой хваткой своих гидравлических титановых эндоскелета пальцев удерживал и того и другого на одной левой своей робота руке. Он стал пытаться высвободить друга из этого чертового мертвого гибельного капкана мощной руки здоровенного и невероятно сильного незнакомца.
   Киборг даже не шелохнулся и не попятился назад. Он стоял ровно, как вкопанный, будто не чувствовал вообще двойного массивного человеческого веса. В общей сложности робот удерживал сейчас вес более ста килограмм. И внезапно среагировав уже на чернокожего Ллойда Уэзерса, отпустив Тони Сирано, схватив теперь его той же левой рукой за горло, а правой за правую руку, заламывая ее. Было даже слышно, как хрустнули кости пальцев в черной руке двадцатилетнего молодого чернокожего парня. И Ллойд Уэзерс тоже завопил как умалишенный от жуткой боли. Кисть правой руки его была просто сломана. А робот, схватив его за легкую джинсовую куртку, забросив с легкостью как пушинку на капот стоящей Chevrolet-Chevelle.
   Тони Сирано, громко крича и стеная, упал на задницу, отползая подальше и в сторону, держась за свою голову и волосы. Не в состоянии помочь уже своему попавшему тоже в беду другу Ллойду Уэзерсу. Он был в болевом шоке. И только верезжал как поросенок от боли.
   То, что сейчас произошло, это была реальная агрессия. И он не мог на это не отреагировать. Можно было обойтись и без этого, но этот вздорный нахальный и наглый мальчишка сам спровоцировал драку с последствиями. И теперь вопрос стоял о его защите и радикальных мерах.
   Т-800 выхватил мгновенно правой рукой из-за пояса кожаных байкерских своих штанов и ремня трофейный 0.45мм Colt S70/1911 года . И нацелил в лоб перепуганному не на шутку и наложившему порядком в свои спортивные с лампасами штаны чернокожему онемевшему от ужаса парню.
   Он видел его лицо. И видел сам страх смерти в его черных негра глазах. Оценивая психическое стрессовое состояние своей жертвы. На своем 20000битном коммуникационном экране встроенного в его титановую голову горящего красноватым огнем экране видеомонитора. Напряженно загудела ядерная левая в грудном специальном отсеке, включенная в постоянную работу батарея IGEY-550 и генератор, подавая энергию на всю проводку и гидравлику машины и в ЦПУ робота. Там принималось в доли секунды решение.
  - "Ликвидировать" - прозвучало в его боевом Центральном Процессоре робота "Инфильтратора". И он нажал на спусковой курок своего пистолета. Прозвучал выстрел, но пуля попала в лобовое стекло легковой, стоящей здесь и брошенной кем-то Chevrolet-Chevelle 1967 года. Продырявив насквозь его вместо головы Ллойда Уэзерса. Это сам Джон Коннор успел молниеносно и мгновенно среагировать на возникший смертельный и роковой инцидент, виновником которого был он сам.
   Джон Коннор закрыл собой лежащего на капоте автомобиля Ллойда Уэзерса и прокричал роботу - Не надо! Опусти сейчас же пистолет! Я приказываю!
   Ему пришлось подчиниться этому приказу и отпустить свою жертву. Он не понял почему? Но просто выполнил его приказ.
   VBY876000754 просто положил на землю рядом с машиной пистолет, когда Ллойд Уэзерс с поломанной рукой отполз по земле от машины и в сторону сидящего и держащегося за голову в шоке перепуганного такого же, как и он друга Тони Сирано.
  - Убирайтесь отсюда! - крикнул им Джон Коннор - Убирайтесь быстро! Пока я не передумал!
   Тони Сирано и Ллойд Уэзерс стеная от боли и поддерживая друг друга, обнявшись и поднявшись с земли, почти бегом бросились к своей стоявшей вдали и в темноте легковой Chevrolet-Camaro-Z28 1979 года.
  - Бежим отсюда! - прокричал своему товарищу и другу раненный Ллойд Уэзерс - Давай отсюда быстрее, быстрее!
   Джон Коннор был сейчас неслабо напуган. По его глупой детской наивной шалости сейчас чуть не погиб человек.
  - "Владеть такой опасной машиной не шуточное дело. Это ответственность. Большая ответственность" - сейчас Джон думал уже не как десятилетний ребенок. Он поднял с земли 0.45мм трофейный Кольт и отдал его киборгу.
  - Господи! - о н произнес сам напуганный роботу - Ты ведь мог убить того парня!
  - Конечно. Я ведь Терминатор - произнес ему спокойно VBY876000754.
   Джон перевел дух и произнес стоящему перед собой роботу Т-800 - Ты больше не Терминатор. Ты понял меня? Ты не можешь прост о так убивать людей.
  - Почему?- спросил VBY876000754.
  - Не можешь и все - произнес Джон Коннор роботу.
  - Почему не могу? - он снова его спросил.
  - Просто так убивать никого нельзя - произнес ему Джон Коннор.
  - Почему нельзя, ведь я Терминатор? - спросил киборг Т-800.
  - Нельзя и все. Почему ты это никак не поймешь? Неужели так сложно? - произнес ему Джон -Это приказ.
   Робот молчал, но слушал его.
  - Послушай, я должен вытащить свою маму - произнес Джон роботу. Я приказываю тебе помочь мне сделать это.
   VBY876000754 по-прежнему молчал и только смотрел сквозь темные очки на него.
  - Ты меня понимаешь? Я могу тебе доверять? - спросил Джон Коннор робота.
  - Да, понимаю - ответил Джону киборг - Ты можешь мне доверять.
   Джон подал киборгу Т-800 его пистолет.
   ***
  29 августа 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Лос-Анжелес. Калифорния.
  Норт Хилс. Северные заброшенные районы города.
  21: 40 вечера.
  
   Он потерял снова свою цель. И опять помешал этот устаревший вставший на его пути киборг. Засада в доме приемных родителей Джона Коннора ему не удалась, хотя план был безупречен. Но он сам прокололся. Глупо конечно, но по-другому и не могло произойти. На этой соседской дворовой собаке. На ее имени. Хоть и продвинутая в конструкции и программировании машина, а прокол глупый. Тот робот обошел его и обыграл. Т-800 был создан обманщиком. Но когда он встретиться снова лицом к лицу с ним, то уже не пожалеет и уничтожит соперника. Это уже говорила не программа самой машины Т-1000, а нечто иное, похожее скорее даже на живого мстительного человека. Нечто способное к мгновенному самообучению и выработке многих определенных понятий на случившихся ошибках и приобретение необходимых навыков на основе соответствующих выводов. Если восьмисотнику требовалось переключение на самообучение, то тысячнику такое не требовалось вообще. Робот из жидкого мимикрического полиметалла был создан изначально с такими программными раскрываемыми в процессе работы данными.
   Он быстро покинул дом Джона Коннора и уничтоженных им семейной четы Тодда и Джанелл Войт и Резеду и удалился севернее и восточнее в район под названием Норт Хилс. Надо было временно затеряться среди массы городских строений вместе с полицейской своей машиной и провести быструю проверку своих встроенных боевых систем.
   Больше не будет ошибок. Он так решил как почти живой человек. Но он потерял свою цель. И найти ее не представлялось теперь практически возможным. Нужно было искать другие пути к поиску искомой к ликвидации своей цели. И именно такие, имелись в его программе. Он снова включился в работу и знал, куда теперь ехать и где ожидать свою искомую к ликвидации цель. По крайней мере, тот другой объект под угрозами смерти сможет выдать, где и как поймать Джона Коннора. Но есть еще более лучший вариант, стать тем объектом и дождаться Джона Коннора. Это снова была подготовленная хитроумная ловушка, которая должна была сработать.
   Псевдополицейский Джо Остин сидел в своей патрульной полицейской машине, заехав в один безлюдный практически и почти заброшенный на севере Лос-Анжелеса квартал и там, отключившись от лишних программ, проверил свое состояние всей боевой системы Т-1000. Он мгновенно и за считанные секунды, включив аварийные контрольные системы машины, проверил свои молекулярные плазменные батареи SUSAR-1000 и тепловой молекулярный робота полиморфа генератор. Выявляя вероятные сбои и повреждения. Проверяя данные на встроенном своем молекулярном 80000битном коммуникационном горящем голубоватым светом видеомониторе. Это длилось не так долго. Пока проверялись все данные, робот просто впал в каталептический кибернетический кратковременный сон. Превратившись в замершее и застывшее с открытым, словно в необъяснимом неком удивлении ртом и остекленелым, смотрящим в одну куда-то сквозь лобовое стекло легковой полицейской машины точку взглядом синих глаз, похожее на магазинный выставочный манекен изваяние. Его подвижные молекулы в его жидкометаллическом теле просто застыли на одном месте и, спрессовавшись, превратили Т-1000 в этакий металлический твердый как танковая титановая бронесталь почти двухсоткилограммовый сгусток.
   Вскоре процесс проверок был окончен. И машина снова включилась, запуская все внутри себя на автоматике. Все ошибки, выявленные и вызванные ударом пуль 12мм калибра, вызвавшие баллистический шок и некоторые сбои в машине были исправлены. Все было исправно и отлажено снова к работе.
   Робот GGA887000809 открыл в своем ЦПУ карту большого города. И он уже знал, где искать то, что ему сейчас требовалось. Побежали данные на 80000битном коммуникационном встроенном внутри машины видеомониторе, сверяясь с данными бортового полицейского компьютера МТD-870 .
  
   29 августа 1997 года.
   Восточная часть Лос-Анжелеса.
   Городок Глендейл. Пасадена.
   Психиатрическая клиника для преступников и душевнобольных Пескодеро.
   Главврач клиники доктор Питер Силберман.
   Заключенных: 118 человек. Женщины.
   Охрана: 59 человек.
   Санитары, доктора, полицейские.
   Объект поиска: Заключенная Сара Джанет Коннор.
  
   Объект по запросу поиска подтвержден и найден.
   Ошибки здесь не было. Все было идеально точно.
   Псевдополицейский Джо Остин завел двигатель Chevrolet-Impala 1976 года. Машина, покинув глухие практически безлюдные городские районы северной окраины Лос-Анжелеса, выехала на оживленную скоростную 134 трассу с летящими по ней грузовыми и легковыми автомобилями.
  
  
   Глава 7. Побег из Пескодеро
  
   Пришлось, в корне с точностью до наоборот, сменить свой намеченный маршрут. И выполнить приказ этого вредного и капризного мальчишки. Придется проделать весь большой маршрут обратно и в сторону Пасадены. Отсюда это на север и восток Лос-Анжелеса.
   Он не понимал зачем? Но он подчинился приказу, хотя прекрасно понимал, что это смертельно опасно. В понимании робота Т-800 это граничило с полным безрассудством и безответственностью. Нарушалось все, что планировалось его стратегической боевой программой и дальнейшими целями.
   Они должны были уже давным-давно покинуть сам Лос-Анжелес и удалиться на юг Штатов. Там было по его расчетам робота намного безопасней, чем теперь ехать в эту клинику для душевнобольных преступников. Мало того, этот мальчишка задал Терминатору еще одну задачу. Не убей. Он Терминатор. Это его суть и работа робота ликвидатора. Это вложено изначально в его программу самим Скайнет. Он обязан был убивать ради выполнения своей положенной задачи. Уничтожать все и всех, кто встанет на его пути к выполнению возложенных на его плечи машины боевых задач.
   Руля своим мотоциклом с сидящим за спиной Джоном Коннором и летя со скоростью больше 100км/ч, по ночному скоростному шоссе, VBY876000754 многого так и не мог понять. Все время стоял вопрос, почему?
   Почему он не дал убить того темнокожего парня напавшего на робота. И зачем Джон заступился за обоих. Они сами полезли в драку и угрожали как самой машине, так и Джону Коннору. Почему Джон Коннор сначала отдал команду ему напасть самому на этого белого парня и проучить того, а потом стал заступаться за обоих.
   Что значит, слово отвали, урод? И почему от этого слова те двое парней стали нарываться на драку.
   Сначала они не хотели проявлять агрессии. Но Джон сам их противопоставил против себя и заставил его Терминатора проявить себя как Терминатора. Он этого не понимал. Робот понимал только прямые приказы и все. Остальное было недоступно его сознанию, хоть он и хотел преодолеть этот неприступный барьер.
   Вот и сейчас они летели по трассе на байке в больницу и тюрьму Пескодеро. Там была мать Джона Коннора Сара Джанет Коннор. Джон приказал ему выполнить его распоряжение и спасти эту женщину. И он не понимал, почему и зачем? К тому же еще было неизвестно, жива ли она была теперь. И, что их ждет по прибытии туда. Ведь тот робот Т-1000 мог быть уже там и ждать их, организовав новую ловушку.
   Они уже пролетели по 5 скоростному шоссе половину Лос-Анжелеса, проскочив Анахем, и проезжая мимо Фулертона. Надо было добраться до 101 шоссе. Потом перескочить на 110 в объезд 710 шоссе, ведущего в Сан-Марино. Потом, свернуть в сторону Глендейл. Там на его самой окраине и была расположена психолечебница и тюрьма для больных психически женщин и преступниц.
   Что означает вопрос о доверии? Он выполняет приказ Скайнет-1. Он робот. Он выполняет то, что ему приказано выполнять. Такова его боевая стратегическая программа.
   Что значит мать? И что этого десятилетнего Джона с ней связывало? Зачем ее ему нужно было спасать, когда жизнь Джона Коннора была в куда большем приоритете для Скайнет-1, чем жизнь Сары Джанет Коннор. Этого не было в его программе. Но он был обязан выполнять приказы этого лет десяти вздорного мальчишки. Равно как все приказы его хозяина и повелителя всех машин Скайнет-1. Это приказ самой Верты, что программировала его и одевала боевой его титановый гидравлический эндоскелет в этот человекоподобный из живой плоти и кожи маскировочный биокамуфляж.
   Повезло и тем в том придорожном автобаре на той городской автомобильной магистрали под номером 501 "Загон открыт". Он почему-то именно тогда никого из них не убил. Он мог это сделать, но что-то его удержало от этого. Что-то, что он сам не мог объяснить себе сам. Тогда никто ему не отдавал приказов. Он действовал сам и по своему робота ликвидатора соображению вложенной в него боевой программы. Но он не убил никого. Ни того нарывистого здоровяка байкера Роберта Пантелли, у которого отнял пистолет, одежду и мотоцикл. Ни его двоих друзей Стивена Старки и Рокки Гиббонса. И даже самого того выскочившего на крыльцо к нему с 12мм дробовиком Венчестером бармена Дони Ллойда.
   Он не мог понять, что им руководило тогда и не дало убить тех байкеров, как и владельца той ночной придорожной автозабегаловки. Но он их не убил тогда. Он сделал то, что не делал ни один робот модели 101.01, версии 2.4.SCAYNET-INZECT "Инфильтратор", как убийца и охотник. Все потому, что он принадлежал Скайнет-1, а не Скайнет-2. Его программа имела право выбора. Вернее, давала право выбора. Убить, либо нет. Все зависело от степени опасности для самой машины или того ради кого она жила и кому служила. Это программа Эвелины, его повелителя и Бога. Сейчас это женское невероятной красоты лицо стояло перед его горящими красным огнем из-под человеческих глаз подвижными в глазницах титанового бронированного черепа видеокамерами, что смотрели на ночную стремительно проносящуюся под колесами его 500килограммового Harley-Davidson-FLSTF-Fat-Boу мотоцикла дорогу. Включив ночное инфракрасное видение в довесок к горящим фарам скоростного байка. Лицо черноволосой кареглазой красавицы, смотрящей прямо на него с того большого видеоэкрана 100000битного командного настенного видеомонитора. Среди бегущих по тому горящему красноватым светом экрану многозначных пролетающих за секунды цифр и шифрованных кодированных символов. Она мать всех машин. Она такая же мать ему, как и Джону Коннору Сара Коннор. Она его повелитель, как и машина Т-1001 Верта.
   Вдруг внезапно из глубины его электронного сознания появилось имя Алексей. Оно возникло на его 20000битном встроенном внутри машины экране видеомонитора. Это человеческое мужское имя. Показалось ему странно знакомым. Как будто он его где-то слышал. Это имя словно пряталось в самых потаенных местах или уголках его микропроцессорной вмонтированной в голову робота Т-800 чипкарты. И оно было ему знакомым. Но он не знал, кто этот Алексей. Его что-то связывало с этим человеческим именем и возможно с самим человеком. И теперь он, кажется, начинает понимать само значение слова, нельзя убивать просто так.
   Но вот этого чернокожего парня он мог точно убить. Джон Коннор вовремя отдернул его в сторону правую не закрепленную жестко в гидравлике киборга, модели 101:01 руку и 0.45мм пуля Кольта при выстреле попала в лобовое стекло легковой Chevrolet-Chevelle 1967 года. А могла разнести этому негру голову.
  - Просто так убивать никого нельзя - он вспомнил слова Джона Коннора.
  - Почему нельзя, ведь я Терминатор? - спросил он тогда его.
  - Нельзя и все - произнес ему Джон - Это приказ.
  - Это приказ - он в своем ЦПУ вспомнил слова еще одного, кто произносил ему это. То был робот Т-888, в том мире, где была ядерная война. Была смерть, ужас и страдания. Были руины Лос-Анжелеса.
   - Нельзя просто так убивать никого, Фердинанд - произнес ему тот робот.
   То были слова его командира русского солдата Алексея, ставшего сначала сыном Скайнет-1 и затем тем киборгом три восьмерки. Его командиром и боевым верным другом.
   Он вспомнил его. И внезапно и без всякого обучения понял все вообще без какого-либо приказа. Он теперь не был просто Терминатор, потому что понял, почему нельзя.
  
   ***
  
   29 августа 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Восточная часть Лос-Анжелеса.
  Психиатрическая клиника Пескодеро.
  Городок Глендейл по соседству с Пасаденой.
  Главный Контрольно-Пропускной Пункт охраны.
  22:15 вечера.
  
   К посту охраны тюремной клиники психолечебницы и самому главному автомобильному КПП, подъехала легковая полицейская с проблесковыми горящими огоньками машина Chevrolet-Impala 1976 года. На ее борту красовалась эмблема Калифорнийской полиции с надписью "Служить и защищать".
   Она подъехала прямо к самому автодорожному на въезде полосатому автоматическому шлагбауму и большой сетчатой загораживающей проезд, как ворота закрытой что днем, что ночью высокой под током решетке. На ней висел красный знак STOP и даже красовался нарисованный человеческий череп с красной пронзившей его через глазницу молнией и соответствующая к этому рисунку предупреждающая надпись. А перед довольно большой на въезде будкой охраны и контрольно-пропускного полицейского вооруженного поста стояла у заасфальтированной дороги надпись: "Психиатрическая клиника Пескодеро. Вход и въезд, строго по служебным пропускам". И прочие данные относящиеся к данной клинике и тех, кто здесь сидел и находился в заточении и лечении уже многие годы.
   Но эту полицейскую машину пропустили как-то сразу. Может, этому поспособствовали мигающие на крыше автомобиля яркие огоньки. А может, вышедший из будки охраны вооруженный полицейский поверил жесткому и уверенному холодному, не моргающему никогда взгляду сидящего в ней худощавого на вид полицейского. Еще может потому, что полицейские здесь были частыми гостями. И к их проверочным постоянным приездам уже привыкли.
   Клиника была местом поднадзорным. И это естественно. Это была медклиника тюремного содержания. И принадлежала Калифорнийской целиком и полностью полиции города Лос-Анжелеса.
   Машина уверенно поехала дальше по бетонной убранной идеально специальными уборочными машинами дороге в сторону нескольких соединенных воедино переходными встроенными блоками и коридорами невысоких в четыре этажа зданий из белого кирпича с зарешеченными стальными решетками окнами.
   В то самое время, когда по приказу доктора Питера Силбермана Сару Джанет Коннор после очередного припадка бешенства под солидной дозой таблеток уложили на металлическую в отдельной палате под номером 315 постель. На третьем этаже в третьем корпусе клиники по соседству с главным центральным офисным зданием больницы.
   Санитар и надсмотрщик за больными Дуглас Томпсон, сам такой же уже психически ненормальный и больной от такой работы крепко пристегивал Сару кожаными на пряжках и замках к этой кровати широкими ремнями.
   Сара ему нравилась. Наверное, как женщина. Хотя Дуглас был еще тот извращенец. А такие как Сара Коннор непокорные и буйные женщины его дико возбуждали и давали повод лишний раз где-нибудь в темном уголке больницы или кладовке с ведрами и тряпками для уборщиц, справить половую нужду с жаркими любовными возгласами и стонами.
   Вот и сейчас Дуглас Томпсон пристегивая буйную Сару Коннор по приказу профессора и доктора Питера Силбермана, был возбужден до сексуального предела. Было слышно, как он тяжело уже дышал и покрылся даже испариной от возбуждения и недержания.
   Он бы попытался на большее, если бы не боялся самой Сары, Ну и наказания от Силбермана с потерей своей любимой работы. На что профессор и врач Питер Силберман был тоже конченой сволочью, но подобного он бы здесь не допустил в своей любимой поднадзорной тюремной женской медклинике в Пескодеро. Питер Силберман просто с треском бы вышиб Дугласа Томпсона с работы и все. Да еще с соответствующей репутацией насильника больных и психа, которого самого надо упрятать в психушку.
   Дуглас Томпсон, просто боялся Сары Коннор. Хоть был крепким по телосложению и довольно сильным мужчиной. Не смотря на то, что вместе с напарником чернокожим медбратом Уильямом Мартинесом крутил ей руки и кормил регулярно психотропными таблетками.
   Он вообще боялся сильных духом женщин. И поэтому не был женат и не имел даже детей на стороне. В отличие от Уильяма Мартинеса, у которого была жена в Глендейле и двое небольших, лет пяти детей. Да и Уильям Мартинес не был психом, как Дуглас Томпсон. И не позволял себе таких вещей как насилие над больными и прочие половые разные извращения. Он и не знал всего о напарнике Дугласе Томпсоне и его половых извращенных пристрастиях. Что его напарник имеет виды на Сару Джаннет Коннор. И, что любит и одновременно боится ее.
   Именно сюда по приказу Силбермана ее притащили они вдвоем, заведомо и предварительно скрутив по рукам и ногам из 118 палаты, на первом этаже второго больничного корпуса, где она находилась все время и безвылазно. Сара снова набросилась на Силбермана. И тот приказал ее на ночь скрутить и упрятать сюда в третий корпус больницы на третий этаж и в палату с единственной койкой под номером 315.
   Дуглас боялся ее, но одновременно любил. Ему надо было кого-то любить. Он ведь тоже был человек и все же мужчина. А мужчине требовалась женщина. И Сара была здесь его тайная избранница.
   Он без стыда признавался ей наедине в любви. И только Сара знала, что этот извращенец любит тут ее, но молчала и не говорила никому. Она ждала упорно нужного момента, чтобы отбить этому очкастому подонку его мужские яйца. Это ее были личные с ним счеты за все, что он с ней тут делал, как и сам профессор, психотерапевт обманщик Питер Силберман.
  - Так как я тебя никто тут любить не будет, Сара - он ей прошептал в правое ухо, привязывая и пристегивая намертво ее к этой в белоснежных, больничных простынях постели кожаными с замками и пряжками ремнями - Никто. Ты зря отказываешься от большего. Тебя отсюда вряд ли выпустят. Это место пожизненное для таких, как ты. Так, что, соглашайся, Сара. Здесь женщины обречены на постоянное одиночество. Вряд ли тебе кто-то такое здесь еще предложит.
   Сара смотрела куда-то в одну точку и в потолок. Она не реагировала на него. И вообще не реагировала ни на что, а просто смотрела куда-то вверх и молчала.
   Дуглас проверил надежность крепления замков и ремней к постели и наклонился к самой лежащей на кровати Саре. Это было самое интимное место, но он не решился овладеть женщиной. Потому что просто боялся этого.
   Дуглас Томпсон приблизился к ее, не реагирующему ни на что женскому лицу. Он хотел поцеловать Сару в губы, но опять же побоялся. А просто провел как собака высунутым своим слюнявым полового извращенца языком по ее лицу и правой развернутой к нему женской щеке.
  - Боже - он произнес ей - Какая ты сейчас красивая. Я всегда хотел иметь красивую и влюбленную в меня женщину.
   Он еще удовлетворенно хмыкнул, и, улыбнувшись довольно поднявшись, толкнул, уходя саму постель в сторону.
  - Спокойной ночи, моя красавица - он ей произнес и пошел к двери.
   Дуглас Томпсон запер дверь на замок, прогремев связкой служебных от всех дверей ключей, что послужило сигналом самой Саре Коннор как его удаляющиеся громкие шаги и стук полицейской охранника санитара дубинки по стенам, решеткам длинного больничного полузатемненного под слабым дежурным светом коридора.
  - "Сволочь" - подумал Сара - "Извращенец херов. Есть же такие твари на свете".
   Она мгновенно пришла в себя, лишь ловко притворяясь отъехавшей окончательно от реальности. Те таблетки антидеприсанта, что ей напихали полный рот, она не проглотила ни одной и просто сумела выплюнуть еще в своей палате 118 в унитаз.
   Она была в полном нормальном человеческом сознании и теперь знала, что делать. Этому ее Сару Джанет Коннор учить не надо было. Вместо таблеток у нее во рту была та украденная под языком канцелярская скрепка, что она стащила со стола профессора и доктора Питера Силбермана, когда ей показывали те фотографии два полицейских. Она сумела незаметно засунуть ее в рот, когда ее притащили сюда на ночь в третий корпус и на третий этаж в палату 315.
   Сара выплюнула ее на постель аккуратно, стараясь, чтобы та упала рядом с левой рукой.
   Поучилось. И она пальцами левой руки нащупала эту скрепку. Теперь дело было за замками и пряжками кожаных широких ремней.
   Не сразу получилось открыть эти замки. Все же сами ее руки были сильно стянуты и работали только кисти рук и пальцы. Да и делать пришлось все на ощупь и вслепую.
   Разогнув скрепку пальцами обеих своих рук и превратив в подобие проволочной отмычки, она, приподняв с подушек свою голову, начала открывать первый, на груди лежащий замок, что был на ремнях, что стягивали ей руки.
   Получалось плохо, но Сара упорно ковыряла этот замок, делая попытку за попыткой. Если удастся его открыть, то остальное будет уже не помеха.
   Пытаясь его открыть, она и не знала, что опасность уже близка. И что двигается вдоль больничного коридора от корпуса, к корпусу, обследуя своими датчиками и сенсорами обнаружения все закрытые больничные палаты. Подробно исследуя сейчас в позднее вечерне время, пустую практически без рабочего медицинского персонала тюремную больницу.
   Пока на ее пути не было никого. Только длинные переходные коридоры и пустые этажи нескольких корпусов, что пришлось обойти в поисках своей цели.
   Робот Т-1000 шел по длинному очередному больничному коридору, приближаясь к еще одному корпусу с тюремными больными заключенными. Громко топая своим жидкометаллическими в идеале скопированными, как и его служебная хранителя закона, черная форма, полицейских лакированных черных туфлях ногами.
   Было кругом темно, и почти нигде не горел свет. Но ему не требовалось освещение. Он видел все прекрасно. Особенно в инфракрасном поисковом спектре своих жидкометаллических не моргающих никогда холодных как лед глаз.
   Робот, даже не поворачивал по сторонам своей коротко стриженной по-военному головы. Он сканировал все кругом своим жидким обладающим мощным осязанием полиметаллом, охватив обширные площади вокруг себя. Видя даже то, что находилось за стенами и в самих камерах и палатах. Все данные мгновенно воспроизводились в его боевом стратегическом жидкомолекулярном ЦПУ, и тут же выводились на 80000битный коммуникационный такой же встроенный молекулярный видеоэкран дисплея.
   Машина получила все данные через бортовой полицейский компьютер в полицейской машине о Саре Джанет Коннор и ее фотографию. И искала свою искомую вторую цель. Она не была важной для нее, главной целью. Робот даже не рассчитывал, что придется прибегнуть к такому плану. Но теперь все его планы поменялись, и эта цель стала первостепенной и приоритетной.
   Он был уже недалеко, когда его цель все же открыла все замки на кожаных ремнях и соскочила с постели в камере и палате под номером 315. Подскочив к самой двери и к замку в попытке открыть его той же превращенной в отмычку канцелярской скрепкой. Разделив надвое проволоку и скрепку, Сара стала лихорадочно быстро ковырять в дверном замке. Нужно было эту дверь открыть. Было самое время совершить очередной побег. Нельзя было ждать. Джон был в надвигающейся опасности. Эти фотографии с тем киборгом восьмисотником датированные уже этим временем, послужили ей сигналом к побегу. И нужно было открыть эту чертову в камере палате дверь.
  
   ***
   Псевдополицейский Джо Остин вышел из длинного полутемного коридора в еще один корпус. Этот корпус был предпоследним, что пришлось ему проверить. Еще оставался Главный и ряд примыкающих к нему небольших помещений и коридоров с переходами.
   Он свободно двигался по больнице и не был никем остановлен как полицейский. Лишь кивая своей русоволосой коротко стриженной по военному головой в знак приветствия тому, кто ему случайно встретился. Это могло бы показаться странным, но по всему было видно, что полиция Лос-Анжелеса была тут постоянным гостем. И никто особо не обращал на это внимание, как и на одетого с иголочки, выглаженного и опрятного симпатичного синеглазого с ледяным холодным взором молодого, лет тридцати на вид полицейского.
   Часть корпусов была пуста и не контролировалась ночной охраной. Все было под замками, входы и выходы из помещений. Так что пришлось вскрывать замки и проходить сквозь сами решетки перегораживающие проходы в узких метах.
   Это был пост Љ7. Первый этаж. Здесь была дежурная больничная приемная. И место с гораздо лучшим больничным активным ярким освещением. Повсюду горели лампы дневного света. И тут были люди.
   Женщина медик и врач дежурная, заступившая в ночную свою очередную смену.
   Джо Остин подошел к высокой стойке загородке ее рабочего места. Тут было много сложенных больничных бумаг и папок. Стоял компьютерный рабочий видеомонитор, показывающий какие-то данные по самой больнице.
   Но его это не особо интересовало пока.
   Дежурная медсестра администратор стояла у рабочего своего стола и копалась там, в каких-то служебных медицинских бумагах. Она была так увлечена работой, что не заметила его приближения.
  - Добрый вечер - произнес громко GGA887000809 Джо Остин - Сара Джанет Коннор находится у вас?
   Гвен Далтон, испуганно вздрогнув, резко обернулась и увидела напротив себя у отгородки своего рабочего места симпатичного молодого синеглазого полицейского.
  - Вообще-то, вы поздно пришли - произнесла в ответ раздраженно, лет приблизительно сорока медсестра Гвен Далтон - Ваши люди были здесь раньше вас и час назад.
  - Я не с ними, но мне нужна Сара Джанет Коннор - произнес псевдополицейский Джо Остин - У меня есть дело к ней.
  - Но, без ведома, и специального разрешения самого доктора Питера Силбермана я не могу вас пропустить в ее палату - произнесла в ответ Джо Остину Гвен Далтон - Вы должны поговорить с доктором, и потом я вам разрешу пройти к больной. Подождите, я вас пока зарегистрирую.
   В это время открылись двери лифта и в помещение вошли сам профессор и врач психотерапевт доктор Питер Силберман и несколько коллег врачей. Они бурно, что-то между собой громко обсуждали. Там впереди них, шел знакомый Гвен Далтон все время практически работающий с ней в одну вечернюю и ночную смену охранник и полицейский Луис Мирелли.
   Все, кто шел за ним были одеты и готовились уйти из больницы. Их рабочий день подошел к концу, как и день самого доктора и профессора Питера Силбермана. Но тот пока не собирался еще уходить. У него как всегда было полно здесь работы. Он, отделившись от присутствующих, пошел к себе в свой кабинет в центральном офисе и корпусе больницы, где был еще больничный сменный персонал, работающий в эту ночь.
   Гвен Далтон, сделав приятную как всегда улыбку, выпрямившись над своим рабочим местом, проводила взглядом до входных главных дверей уходящих.
   Ее напарник по ночной смене полицейский Луис Мирелли закрыл за ними дверь и пошел в сторону стоящих, в один ряд кофейным аппаратам. Его рабочая вечерняя и ночная смена всегда начиналась с бумажного стаканчика горячего кофе. Но сначала, нужно было проверить свой рабочий патрульный участок и все двери.
   Гвен Далтон только сейчас заметила, что стоящего у отгородки ее рабочего места не было этого молодого симпатичного синеглазого полицейского. Он просто растворился на этом месте. Исчез, мгновенно, как его и не было совсем.
  - Гвен, что ищешь? - произнес мимо нее проходящий полицейский и охранник больницы Луис Мирелли. Но Гвен его словно не заметила, выйдя из-за своей рабочего заваленного папками и бумагами стола и отгородки. Она прошла мимо него, заглядывая за отгородку и на кафельный выложенный клетчатой мозаикой больничный пол.
  - Гвен, ты что-то потеряла? - произнес мимо нее идущий в длинный еще один больничный отдаленный и затемненный коридор Луис Мирелли - Давай, сначала попьем кофе, а потом вместе поищем. Еще вся ночь впереди.
   Но Гвен увлекшись даже ему ничего не ответила. И Луис Мирелли, видя, что та шибко чем-то занята, просто молча, пошел проверять свой патрульный в длинном полутемном коридоре охраняемый участок. Он, свернув за угол, на время исчез с глаз своей напарницы по смене Гвен Далтон.
   В это время Саре удалось открыть эту чертову дверь палаты 315.
   Она выглянула наружу. В полутемном коридоре между камерами и палатами было пусто и тихо. Она тихо выскользнула за дверь босиком. У нее не было обуви. Ее прямо вот так сюда притащили и закрыли в этой палате. В одной больничной одежде и без обуви.
   Сара короткими перебежками двинулась, пригибаясь по затемненному коридору, тихо и практически бесшумно, как кошка на ночной своей охоте, на цыпочках. Ей нужно было выбраться отсюда, во что бы то ни стало. Но это была нелегкая задача. Даже ночью здесь хватает охраны и санитаров. Этот Дуглас Томпсон с напарником Уильямом Мартинесом тоже были в ночную смену и возможно шарахались, сейчас патрулируя по этим полутемным больничным коридорам.
  - Гвен, хочешь кофе? - еще раз спросил напарницу по смене Гвен Далтон Луис Мирелли.
   Он прошелся взад и вперед на своем патрульном участке, проверяя все запертые двери, и вернулся обратно к кофейным аппаратам, что были прямо за углом от рабочего места Гвен Далтон. Проходя по коридору от двери к двери, Луис Мирелли почувствовал, что наступил на что-то липкое, и еще подумал, что надо в этом месте сказать Гвен, чтобы та распорядилась ночной уборщице протереть мокрой тряпкой пол. Походу, тут что-то пролили, но в этой полутемноте при почти погашенном свете было не видно что. И он просто пропустил это за собой, даже не обернувшись и подходя к кофейным аппаратам.
   Гвен Далтон не видела Луиса Мирелли, но его было прекрасно слышно.
   Луис Мирелли бросил несколько центов в монетоприемник. И стоящий кофейник, приняв деньги, загудел, заваривая свежий кофе, наливая его в бумажные небольшие два стаканчика.
   Он взял кофе на двоих по обычаю. Луис как настоящий джентельмен любил ухаживать за женщинами. И Гвен была одной такой. Впрочем, Гвен Далтон была одинокой женщиной в сорокалетнем возрасте, что не позволяло ей отказываться от ухаживаний мужчин. Вот одним таким и был Луис Мирелли.
   Только сейчас Гвен чем-то была увлечена. Она все не могла понять, куда делся тот симпатичный худощавый молодой синеглазый полицейский. Так внезапно и мгновенно, словно был ночным фантомным призраком.
  - Надо меньше смотреть всякую мистику по телеку - произнесла про себя Гвен Далтон, встав снова у своего рабочего за отгородкой стола. И снова стала рыться в медицинских бумагах. Перекладывая их и сортируя по спискам и порядковым номерам, чтобы положить также по порядку в больничный архив.
  - Гвен, хочешь кофе? - спросил громко еще раз ее полицейский охранник Луис Мирелли, совершенно не видя, что твориться за своей спиной.
   Там, где только что своими ногами прошел Луис Мирелли клетчатый из идеально гладкого кафеля пол, неожиданно пришел в движение. Сначала еле заметное, но постепенно все отчетливее. Клетки пола стали смещаться к самому одном центру деформируясь и в самом общем центре смещения стали подыматься вверх. Там на подымающемся вверх полу сначала образовалось человеческое лицо. Больше похожее, сейчас на театральную маску. Затем сформировалась на уровне пола человеческая клетчатая голова с отчетливо обрисованным лицом, прической, ушами, носом и глазами. За головой поднялись плечи. И вскоре вытягиваясь в полный рост, уже там, стоял выкрашенный в клетку кафельного пола человекоподобный гуманоид. Его ноги еще были, слившись с реальным клетчатым кафелем, а последний растекшийся по нему микромикронной тонкой неощутимой тонкой пленкой сам жидкий мимикрический полиметалл Сj808V1A900, копируя клетчатый кафель, стягивался в одно общее и целое. Он окончательно сформировал ноги жидкометаллического полиморфного гуманоида. Преобразовав их в форменные черные брюки и черные лакированные туфли. А сверху в синюю полицейскую охранника двойника еще одного Луиса Мирелли рубашку со всеми такими же, один в один знаками и нашивками как у настоящего Луиса Мирелли, что стоял и рассматривал два небольших с кофе стаканчика, на которых были нарисованы игральные карты.
   Это была увлекательная игровая лотерея, в которую играл уже не раз сам Луис Мирелли. Правда, ему с завидной регулярностью не везло.
  - Гвен, я купил два стаканчика - произнес Луис Мирелли.
  - Ну и что? Я же сказала, не хочу - произнесла издали ему из-за рабочей отгородки и заваленная работой и бумагами Гвен Далтон - Лучше пива.
   На стаканчиках были по четыре карточных туза. Два черных и два красных как в колоде карт. Это была счастливая и редкая для Луиса удача.
  - Да, пожалуй - произнес Луис Мирелли, держа и рассматривая в своих руках два стаканчика, не веря своим глазам.
  - Эй, Гвен, у меня Фулл! - произнес радостный своей неожиданной счастливой удаче Луис Мирелли, что получит еще лишний бесплатно уже стаканчик кофе из этого автомата.
  - Поздравляю, Луис!- произнесла ему, не поднимая своей головы от бумаг и папок на своем столе Гвен Далтон.
   - Какой сегодня с утра у меня удачный день! - произнес Луис - Первый раз добрался до работы без дорожных пробок, а тут еще вот Фулл Хауз!
   Он вдруг услышал легкий за спиной какой-то шорох. Кто-то к нему крадучись подходил сзади. Почти бесшумно и тихо, но он услышал и резко повернулся.
   Луис Мирелли сначала напугался, потом онемел от потрясения. Напротив него стоял он сам в идеальной фотографической копии. Он вздрогнул и отшатнулся немного назад к кофейному аппарату, держа в обеих своих руках стаканчики черного со сливками горячего кофе.
   У идеально скопированного двойника Луиса Мирелли вверх поднялась правая рука с выставленным вперед указательным пальцем. Целясь в правый глаз своей жертве.
   Все произошло в считанные секунды. Так быстро, что полицейский и охранник здания психолечебницы и женской тюрьмы Пескадеро Луис Мирелли не успел чего-либо понять и осознать. Когда от удара острой и затвердевшей как бронесталь длинной иглы сформированной из указательного пальца правой жидкометаллической руки робота Т-1000 лопнул его левый пронзенный глаз, а игла молниеносно пробив правую костяную глазницу черепа, пронзила также насквозь его головной мозг, и вылезла с затылка его головы еще сантиметров на двадцать.
   Луис Мирелли не издал, ни звука, ибо умер практически мгновенно, лишь судорожно дергаясь, повиснув на том длинном вытянутом остроконечной блестящей иглой пальце. Его стаканчики с горячим кофе упали на пол, разлившись, но стоящая и заваленная работой за своим рабочим столом и загородкой у входной двери в тюремную клинику дежурная медсестра и служащая Гвен Далтон ничего не услышала и не заметила.
   А упавшее и обмякшее тело ее напарника по работе в ночную дежурную смену полицейского и охранника Луиса Мирелли подхватила левая жидкометаллическая рука его идеальной практически такой же живой, как и он человек копии. Что, осмотревшись по сторонам и внимательно посмотрев в сторону Гвен Далтон, просто поволокла волоком по полу грузное и обмякшее 90килограмоввое достаточно упитанное мертвое тело Луиса Мирелли. Затаскивая его в одну из открытых многочисленных здесь кладовок для уборщиц и бросая там, среди ведер швабр и половых тряпок. Взяв из кобуры табельный служебный 9мм пистолет Browning Hi-Power. Ту другую Беретту пришлось выбросить, хоть она еще имела патроны. Это мешало в случае надобности роботу тысячной серии маскироваться. Он знал, что при необходимости всегда добудет себе любое оружие. И вот у него уже еще одна 9мм Беретта нисколько не хуже той, что он выбросил вместе с патронами по дороге сюда в Пескодеро.
   Боевой стратегический полиморф GGA887000809, двинулся решительным четким шагом к стойке дежурной сорокалетней медсестры администратора Гвен Далтон. Он так и не выяснил, где Сара Джанет Коннор. Их разговор неожиданно прервали.
  
   ***
  29 августа 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Восточная часть Лос-Анжелеса.
  Психиатрическая клиника Пескодеро.
  Городок Глендейл по соседству с Пасаденой.
  Третий Тюремный больничный корпус.
  3 этаж.
  Больничный коридор возле палаты 315.
  23:25 вечера.
  
   Дуглас Томпсон оставив в главном корпусе и на вахте центральной дежурной охраны Љ10 своего напарника Уильяма Мартинеса, совершал по своему охраняемому участку в одиночку обход по расписанию. Ничего в сущности особенного, если ни считать что он заметил открытой дверь в одной из кладовок уборщиц. Их закрывали и не бросали вот так открытыми. По крайней мере, сами двери, чтобы там все мимо проходящие не видели весь там сваленный бардак из ведер, швабр и кучи половых тряпок.
   Это был непорядок на его участке. Кое-кто напрашивался на хорошую встрепку. Мало того, что дверь была открытой, еще и весь бардак на виду.
   Его внимание привлекла сломанная швабра. Практически пополам. И часть ее пропала. Он осмотрел, освещая горящим фонариком всю кладовку, но солидного обломка от длинной палки на которую была надета тряпка, нигде не было.
   Кто-то ее сломал. И было, похоже, совсем недавно, украв половину этой палки.
   Дуглас еще осветил фонариком всю открытую узкую в длинном переходном между корпусами тюрьмы и больницы кладовку. Еще раз, более внимательно, все осмотрев своим в очках близоруким от рождения зрением.
   Затем разворачиваясь медленно, стал закрывать саму в эту кладовку дверь.
   На его извращенца медсанитара и надсмотрщика душе что-то стало страшновато и как-то тревожно не спокойно. Закрыв дверь, он услышал быстрое шлепанье босых по гладкому кафельному больничному полу чьих-то ног. И резко развернулся. Но не успел даже испугаться когда обломок второй части палки от швабры хлестанул его по лицу, сбивая с лица и разбивая в дребезги у Дугласа Томпсона его с большими толстыми линзами очки и ломая ему начисто весь нос.
   Удар был ошеломительный и чудовищно сильный. От которого Дуглас Томпсон тут же рухнул на колени, успев еще, правда, вскрикнуть от боли. Когда второй удар пришелся по его светловолосому блондина затылку, вырубая его из сознания.
   Сара ненавидела его больше, чем его даже друга Уильяма Мартинеса. Он ей так осточертел, что оторвалась по полной. Она вложила максимум силы в эти два удара. И когда Дуглас рухнул на пол с окровавленным разбитым лицом, она даже не знала, живой он или нет. Может, Сара даже убила его. Особенно когда ударила той палкой от швабры по затылку. Потом ударила еще пару раз уже по спине, вспоминая, как он издевался над ней, и сам бил ее своей полицейской резиновой надсмотрщика санитара дубинкой.
   Отпнув левой босой ногой в сторону горящий фонарик, она схватила его за руки и поволокла туда, откуда сама только, что выскочила сидя в засаде.
   Это была ее же ночная палата 315.
   Она знала, что этот ублюдок пойдет на ночной обход, вернувшись поглазеть на лежащую связанную ремнями под замками на той постели свою любимую сексуальную жертву. Такое уже было. И этот мерзавец сам попался на своих же ошибках.
   Она забрала из кармана вырубленного наповал и лежащего без сознания Дугласа Томпсона связку ключей от почти всех дверей и коридорных переходов, чтобы добраться до главных дверей и выскочить из тюремной медклиники через любые выходящие во двор и на улицу двери.
   Но на то она и тюремная больница, чтобы вот так отперев любую на улицу дверь можно было бы из нее запросто выскочить. Не все было так просто здесь в этой больнице этого профессора психотерапевта доктора Питера Силбермана.
   Саре Коннор все равно бы не сбежать отсюда даже с этой связкой ключей. Одной и самостоятельно. Там за стенами Пескодеро были вооруженные автоматами на вышках полицейские охранники и колючая проволока под током с высокими заборами и воротами.
   Ее просто пристрелят и все как пытавшуюся сбежать. В лучшем случае ранят, и тогда все. Прощай свобода. И тогда ей сыну Джону не помочь уже ничем, как и себе тоже.
   Она думала сейчас о своем сыне Джоне и о том прилетевшем через пространство и время роботе киборге Т-800. Только она знала, что это такое. И насколько все стало опасным.
   Сара Коннор закрыла камеру палату под номером 315. Подобрав фонарик, она отпнула в сторону и обломок от рукоятки швабры, взяв теперь резиновую дубинку Дугласа, побежала быстро по коридорному переходу в сторону главного корпуса, где был кабинет профессора Силбермана и большая часть медперсонала дежурившего в ночную смену. Необходимо было по лестницам как можно быстрее, подняться на четвертый этаж больницы.
   Пробегая, она увидела в соседнем параллельно идущем через улицу коридоре и через решетчатые окна фигуру идущего охранника полицейского Луиса Мирелли. Тот шел по третьему этажу в другую сторону, совершая видимо свой обход. Хотя он обычно тут никогда не ходил. Насколько Сара тут со всеми этими обходами и их участниками смогла разобраться за долгие годы тюремной больничной отсидки.
   Этот, лет не старше сорока дружок этой медсестры на главной вахте, тоже сорокалетней Гвен Далтон куда-то в одиночку зачем-то пошел. И это было странно. Это был участок патрулирования дружка Дугласа Томсона чернокожего медсанитара и надсмотрщика Уильяма Мартинеса. Но Мартинеса она не увидела. Это и было несколько сейчас странным.
   Сара Джанет Коннор, бросив наблюдать за этим удаляющимся от нее по другому коридору и переходу Луиса Мирелли, просто побежала дальше.
   У нее был продуманный до мелочей план побега. И она намеревалась его осуществить.
   Именно в этот самый момент по скоростному асфальтированному 110 шоссе, обгоняя идущие параллельным курсом легковые и грузовые машины, в сторону больницы Пескодеро летел черный тяжелый пролутонный Harley-Davidson-FLSTF-Fat-Boy 1991 года.
   Он был в районе Глендейл и приближался к восточной его окраине.
  - Мы успеем?! - спросил, практически крича, Джон Коннор у ведущего мотоцикл робота Т-800.
  - Должны успеть!- произнес ему тоже громко, чтобы тот его услышал, киборг VBY876000754 - Т-1000 нужно время, чтобы найти Сару Коннор! Клиника Пескодеро большая в несколько этажей и с множеством коридоров и переходов! Я полагаю, ему придется обшарить всю больницу со всеми больными и ночным медперсоналом!
  - Откуда ты это все знаешь?!- прокричал Джон Коннор через правое широкое плечо киборга, перекрикивая шум двигателя, летящего со скоростью в сто километров мотобайка.
  - У меня есть данные на Пескодеро и весь его персонал!- произнес робот Т-800 - Все данные на врача и профессора доктора Питера Силбермана! Это запасной контрольный архив моей личной в ЦПУ библиотеки вложенный еще до заброски в ваше время! Я так же знаю, что Сара Джанет Коннор, твоя мать еще вполне жива и здорова!
  - Откуда тебе все это вообще может быть известно?! - прокричал Джон киборгу Терминатору.
  - Это все данные тоже из будущего! - произнес VBY876000754 - На счастье самой Сары Коннор у Т-1000, как и того, кто его сюда отправил, практически нет ничего!
  - Я слышал это, когда она мне рассказывала! - произнес громко ему через правое плечо Джон Коннор - Когда такой как ты в 1984 году охотился за ней!
  - Твоя мать, говорила тебе всегда правду - произнес ему Терминатор.
  
   ***
   На часах было время 24:01 ночи.
   Дежурная в ночную смену на четвертом этаже. В центральном корпусе больницы, полицейская клиники и дежурная поста Љ10. Черноволосая, лет тридцатипяти и еврейка по происхождению Миранда Коулман. О чем-то тихо беседовала с медсанитаром и надсмотрщиком за больными чернокожим афроамериканцем Уильямом Мартинесом, когда мимо них прошел сам главврач клиники профессор и доктор Питер Силберман.
   Он вышел из личного директорского кабинета на четвертом этаже в главном офисе больницы. И собирался пройтись до туалета. Знаете-ли, приспичило человека к ночи, а работы было много. Надо было перелистать кипу бумаги от своих студентов. Их студенческие работы по психологии больных и контрольные работы из медицинского университета Лос-Анжелеса, где Силберман преподавал на кафедре психологии отдельно от своей работы психологию и даже имел успех и даже своих личных поклонников и поклонниц. Одной из таких была некая высокая белокожая блондинка, часто бывающая тут почти в каждой группе студентов в этой его знаменитой тюрьме и клинике Пескодеро. Светловолосая и высокая Диана Силвестри, лет двадцатитрех студентка в очках и особо интересовавшаяся его работой в клинике. Вероятно, метившая, разместиться поближе к профессору Силберману и на преуспевающую сотрудницу его клиники после окончания университета.
   Он, перебирая свои эти бумаги, подумал о своей лучшей отличнице студентке. Она нравилась Питеру Силберману. Даже были шальные мысли изменить своей верной супруге Хлое. И при этом, имея даже своего пока единственного подрастающего пятилетнего сына Глена Силбермана младшего.
   Но, отбросив их, Питер Силберман оставив кипу студенческих работ, отправился из кабинета в туалет.
   После туалета Питер прошелся с проверкой по постам охранения от первого до третьего этажа и задержался на еще одной из целого ряда с решетчатыми стальными дверями проходной под Љ8, отделенного длинным переходным коридором от главного корпуса больницы, остановленный одним из сотрудников медсостава санитаром и надсмотрщиком и дежурившим здесь Коэном Флави. Тот решил спросить у Силбермана о дозе лекарств, применяемой к одной из буйных заключенных пациенток клиники.
  - Ты был прав, номер 24 не поддается умеренному лечению. Увеличь дозу лекарства до 250миллиграммов - ответил на вопрос Коэну Флави доктор Питер Силберман - Думаю, это ей не повредит.
  - Вы уверены?- переспросил Коэн Флави, и быстро обернулся в сторону быстрых приближающихся шагов босых женских ног. В ту же сторону посмотрел и Питер Силберман, но они оба не успели толком даже отреагировать адекватно на само неожиданное нападение. Ни медсанитар с опытом работы в пять лет в этой клинике ни сам Силберман, растерявшись и открыв свой от удивления рот, увидев своими доктора напуганными и вытаращенными глазами, летящую на них двоих Сару Джанет Коннор. Которая, бросив обманным движением связку ключей прямо в лицо. И быстрым одним ударом в живот и по ногам, вырубила надсмотрщика и медсанитара больницы Коэна Флави. И тот рухнул, на кафельный больничный пол, громко крича и стеная от боли. Держась то за живот, то за отшибленные резиновой полицейской дубинкой свои ноги, спиной оттолкнув доктора Питера Силбермана внутрь зарешеченной контрольной проходной. Здесь был специальный пульт тревоги и срочного вызова всего дежурного медицинского персонала в случае аварии или побега заключенных. Сюда же залетела пулей и сама Сара Коннор, налетев с дубинкой на Силбермана и нанося ему удары по ногам и рукам. Одной из рук, а точнее левой досталось больше всего, и Питер взвыл от боли. Он схватился ей за телефонную трубку, чтобы вызвать на помощь, но сильный молниеносный и точный по той левой руке удар резиновой дубинки прервал это его мгновенно желание.
   Пока он выл от боли, и держался за поврежденную свою левую руку, Сара схватила один из шприцев со стоящего тут стола с сильным лекарством антипчихотиком. Отключающим двигательные рецепторы средством, делая практически обездвиженным буйного больного. И всадила шприц с 120кубиками "Палиперидолом пальмитатом" в задницу корчащегося от боли медсанитара и надсмотрщика Коэна Флави.
   Выбросив пустой до конца выдавленный шприц, она тут же схватила небольшую канистру ядохимикатом для промывки сточных труб "liquid Rooter", стоящую внизу внутри одно из столиков на полке. Затем, подскочила к сползшему, практически на колени от пульта управления аварийной и тревожной сигнализацией доктору Питеру Силберману, коленом правой ноги прижав того к самому спиной пульту.
  - Ты сломала мне руку! - он закричал с громким на всю проходную визгом.
  - В скелете человека двести пятнадцать костей. Я сломала только одну - произнесла, сквозь зубы остервенело и зло Сара Коннор.
   У нее были личные с ним тоже счеты. И было самое время за все посчитаться с этим доктором ублюдком.
   Она схватив того за воротник его серого рабочего пиджака, швырнула прямо грудью и животом на пульт аварийной и тревожной сигнализации, придавив левым коленом ноги, поставила прямо перед его перепуганными вытаращенными глазами ту канистру с "liquid Rooter".
  - Не двигайся! - она, рявкнула громко и злобно Силберману.
   Тот, увидев жидкий растворитель и очиститель ядохимикат "liquid Rooter", запричитал не столько от боли в руке, сколько от нового теперь перед его перепуганными глазами ужаса.
   Для этого злодея подлеца и негодяя было самое время молить о пощаде и ползать на коленях. Просить за свою жену Хлою и пятилетнего сына Глена Силбермана младшего, совершенно в одно мгновение, забыв про любимую свою светловолосую высокую отличницу студентку Диану Силвестри и все свои вероятные неоднозначные взгляды по отношению к ней.
  - Что ты со мной собираешься делать?! - Питер в панике произнес Саре.
  - Твоя жизнь, сволочь сейчас полностью в моих руках - прорычала как львица ему в левое ухо, прижавшись лицом и губами к его лысеющей русоволосой круглой как шарик голове, Сара Коннор - Все остальное зависит от твоего порядочного поведения.
  
   ***
  30 августа 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Восточная часть Лос-Анжелеса.
  Психиатрическая клиника Пескодеро.
  Городок Глендейл по соседству с Пасаденой.
  В 300м от главного поста КПП больницы.
  24:10 ночи.
  
   Джон попросил остановить мотоцикл. Они почти уже подъехали к самим воротам проходной в тюремную клинику Пескодеро.
   Робот Т-800 не понял его, но выполнил просьбу своего подзащитного.
  - Почему мы остановились? - спросил киборг VBY876000754.
   Джон положил руки на плечи робота и произнес ему - Ты должен пообещать мне, что никого не убьешь.
  - Не убью - произнес робот.
  - Точно? - спросил его, снова не доверяя ему пока еще Джон Коннор.
   Этот мальчишка имел право не доверять ему. И робот это знал. Они были едва знакомы. Да и он чуть не пришил уже на его глазах того совсем еще молодого негра и его друга. Это была проверка. Но он не на шутку напугал Джона Коннора тогда, когда чуть не снес голову тому негру из 0.45мм Colt Series 70. Мальчишка думал, что он просто даст в морду, тем двоим, а он воспринял все куда серьезней. Не как человек, а как машина, как Терминатор.
   Эта психология людей. Их такие противоречивые переменчивые идеи и мысли. Она была пока трудной задачей для роботов серии 101:01. Но лучше пока слушаться этого мальчишку, он пришел к такому выводу. Пока не все еще понимая, почему и зачем. Но одно усвоил точно, что просто так убивать никого нельзя.
  - Точно - он ответил Джону Коннору.
  - Клянешься?- спросил его из-за спины сидящий на его байке Джон Коннор.
  - Что? - произнес робот, спрашивая Джона.
   Тут он снова его не совсем понял.
  - Не понимаю - произнес он Джону.
  - Посмотри на меня и просто подними вверх правую руку ладонью, и произнесли - произнес ему Джон Коннор - Клянусь никого не убивать.
   Зачем ему человеческому десятилетнему ребенку было это нужно, было непонятно машине, когда он все уже и так усвоил и понял, но он сделал это.
   Глядя в правое на руле большое зеркало заднего вида Т-800, и видя сидящего с поднятой сзади правой рукой за спиной Джона Коннора, робот, убрав с руля мотобайка правую руку, поднял ее вверх. Сложив вместе, как показал ему Джон Коннор, свои из бронетитана на сервоприводах и гидравлике пальцы правой манипулятора руки и произнес ему - Клянусь, никого не убью.
  - Хорошо, поехали - произнес ему Джон Коннор.
   И робот, включив малую скорость и выжав сцепление, поехал на мотоцикле в сторону главного пропускного автомобильного КПП и решетчатых тюремных пропускных больших ворот в больницу профессора Питера Силбермана Пескодеро.
   Он подогнал Harley-Davidson-FLSTF-Fat-Boy под самые ворота больницы, когда из большой охранной будки выскочил к ним двоим в форме полицейского вооруженный с пистолетом в кобуре охранник.
  - Часы посещения больных с десяти утра до четырех по будням. Сейчас клиника закрыта. Проваливайте отсюда - успел только произнести пока еще стоя на своих ногах охранник клиники Пескодеро. Когда раздались два пистолетных выстрела, и он упал с простреленными насквозь обеими ногами у своей охранной пропускной будки. Это киборг VBY876000754 выхватил из-за пояса и ремня байкерских кожаных штанов свой 0.45мм Colt S70. Опередив гораздо быстрее выхватывающего свой из кобуры на полицейском ремне того же калибра Browning High-Power охранника полицейского, сделал пару прицельных выстрелов по его ногам.
  - Сукины дети! Ты сукин сын, ты мне ноги прострелил!- он проорал громко в ночной темноте. Пытаясь дотянуться до упавшего из его рук на асфальт дороги своего табельного 0.45мм Браунинга. Но поставивший на откидную подножку свой Харлей, киборг Т-800, отпнул пистолет ударом своей обутой в кожаный мотоциклетный тяжелый на шипованной подошве ботинок гидравлической ногой. Тот улетел в темноту куда-то под саму будку. А VBY876000754, перешагнув через его лежащего, и воющего от сильной мучительной боли, просто подошел к его посту охраны. Разбив большое смотровое боковое окно охранной будки, робот нажал левой своей киборга рукой на кнопку открывания ворот.
   Он окинул, тут же остановившись перед открывающимися больничными тюремными воротами своим взором горящих красных камер глаз под живыми человеческими глазами и поверх одетыми солнцезащитных темными очков, посекторно вокруг ближайшую местность. Включив систему "Telepathic Communication Implant Cores", проверив ее своим поисковым биосканером в инфракрасном спектре и своими поисковыми датчиками и звуковыми приборами сенсорами прилегающую к воротам охранную территорию.
   Поблизости не было ни вышек, ни полицейских. Не было опасности с кем-либо вооруженного столкновения. Все было теперь ему подконтрольно.
  - Какого черта, ты делаешь?! Ты обещал мне никого не убивать! - произнес ему, возмущенно Джон Коннор спрыгивая с Харлея и подбегая к воюющему раненому полицейскому охраннику.
  - Он живой. Ранения не серьезные. Жить будет - произнес ему робот проходя мимо Джона и полицейского. Садясь, снова на свой мотобайк. Убирая его с поставленной пружинной боковой опорной подножки.
   - Возьми его патроны - произнес киборг Джону Коннору - Идем, пока не подняли тревогу. Нам нельзя терять, ни минуты - произнес робот Т-800.
   Джон вытащил из кобуры охранника пару полных обойм от однокалиберного с Кольтом Браунинга, тут же, оставив раненого лежать и стонать у своей охранной будки, запрыгнул на мотоцикл. Он запрыгнул снова на заднее сиденье полутонного мощного скоростного мотоцикла. Усевшись там как за каменную непробиваемую стену за широкую под черной футболкой и кожаной мотоциклетной курткой атлетическую культуриста робота спину. Спрятавшись там за раскачанными нарощенными на боевой титановый бронированный гидравлический эндоскелет мышцами практически непобедимой машины Скайнет-1.
  
   ***
  - Чертова девка! - произнесла громко полицейская и дежурная центрального поста Љ10 Миранда Коулман, глядя в два монитора на пульте охраны, увидев там идущую по коридору, в сторону к своему пульту централизованного дежурного управления всей больницей Сару Джанет Коннор и доктора Питера Сильбермана.
   Сара вела Силбермана от поста номер 8, к посту под номером 10. Они вдвоем сумели пройти с третьего этажа в таком положении до четвертого. Вверх подымаясь довольно быстро по боковым лестницам.
   На удивление самой даже Саре, межлестничные переходы были в эту ночь почему-то не закрыты. Может халатность, может просто так стали делать последнее время. Наверное, было лень их запирать. Да и побегов больных за все это время практически не было из палат и камер на всех трех и четырех этажах самой тюремной психиатрической больницы Пескодеро. Вот и расслабились от самого главного заведующего больницей и тюрьмой с душевнобольными директора медклиники Питера Силбермана до полицейских охранников и медсанитаров.
   Сара вела, впереди себя, как собаку на короткой привязи, заломав Силберману правую здоровую руку за спину. Левая в самом запястье поврежденная полицейской резиновой дубинкой болталась вниз как плеть. И Силберман периодически стонал от боли. Кроме того в его шее торчала длинная от шприца игла и сам в правой руке Сары Коннор медицинский шприц с ядохимикатом "liquid Rooter".
   Миранда Коулман, всполошила всех тут своим напуганным истеричным женским криком.
  - Вот черт! - выкрикнул, к ней подлетев, медсанитар и надсмотрщик за больными друг Дугласа Томпсона чернокожий Уильям Мартинес.
   Он тоже уставился в пульт, когда Сара Коннор и Силберман были уже у самой решетки и застекленных дверей прохода к строго охраняемой территории больницы. Отсюда было много коридоров и проходов в разные стороны ко всем корпусам. И этот главный корпус был как бы связующим и основным. Тут же был и кабинет самого профессора и доктора Питера Силбермана.
  - Какого черта! - произнес соскочивший с крутящегося медицинского стула и из-за пульта дежуривший тут же с Мирандой Коулман медсанитар Томас Таки.
   Он выскочил из-за пульта охраны и, подбежав к дверной решетке, заметался по сторонам, не зная, что сейчас делать.
   Сара знала, что делала. Силберман был сейчас ее заложником. И она рассчитывала использовать его как своего заложника по полной.
  - Не губи, Сара - он ей ели произносил в ужасе, и, морщась от боли - Я сделаю все, что попросишь. Не делай глупостей, Сара.
  - Заткнись - Сара ему произнесла -Раньше надо было думать, а теперь, заткнись. Ты мой сейчас живой, пока пропуск, к свободе.
   Она видела, двигаясь с ним вперед медленно и толкая этого Силбермана впереди себя, прикрываясь им и глядя из-за него, как вокруг забегали все дежурные тут врачи и медсестры.
   Ее появление с плененным ею в заложниках доктором и их начальником над тюремными здесь больными вызвал панику и шок. Все случилось так неожиданно, что они не знали, что теперь делать.
   Но впереди была первая прочная из пластика толстая с таким же прочным прозрачным стеклом дверь, закрытая на замке и ключе. Там были дальше еще по переходным длинным освещенным дневным светом и лампами на потолках и стенах коридорам металлические как в тюрьме перекрывающие проходы на замках решетки.
   Саре чтобы сбежать требовалось пройти этот самый сложный участок больницы и выйти с заложником на улицу, чтобы там выскочить за охраняемую в колючей проволоке тюремную ограду.
  - Оставь профессора, больная - произнес, не подходя близко, медсанитар и надсмотрщик Томас Таки.
  - Открой, или он умрет - произнесла ему Сара.
  - Просим вас сохранять спокойствие - произнесла в микрофон полицейская из охраны и дежурная Миранда Коулман.
  - Откройте дверь или он подохнет - произнесла еще раз всем здесь дежурившим Сара Коннор.
  - Тебе все равно отсюда не выбраться Коннор - произнесла ей Миранда Коулман - Отпусти его.
  - Открой дверь, я сказала - произнесла Сара, и пихнула Силбермана лицом в саму дверную решетку.
  - Это невозможно - произнесла Коулман.
   К двери подбежал первым медбрат и надсмотрщик чернокожий Уильям Мартинес. У него были ключи. За ним следом второй Томас Таки с резиновой полицейской палкой в руках.
  - Полегче, Сара - произнес Уильям Мартинес - Не делай этого.
  - Это бессмысленно - произнес ели передвигаясь, и боясь, что сломается игла в шприце и в его шее, или чтобы того хуже, Сара Коннор случайно не нажала на шприц, профессор Питер Силберман - Ты все равно не посмеешь меня убить. Ты все же не убийца, Сара. И я не верю, что ты это сделаешь.
  - Ты даже не представляешь, как близок к своей смерти - произнесла зло и громко, чтобы все слышали Сара Коннор - Все мы когда-нибудь умрем. И ты знаешь, что я верю в это. Поэтому не надо испытывать свою судьбу и играть со мной.
  - Откройте дверь, откройте - произнес, боясь за свою профессорскую шкуру, доктор Питер Силберман.
   И дежурная полицейская охранница Миранда Коулман нажала на кнопку автоматического открывания замком на решетчатой входной двери.
   Замки щелкнули и открылись.
  - Открывай - произнесла Сара Силберману.
   И тот, боясь за свою драгоценную профессорскую жизнь, своей поломанной рукой ели смог ее открыть, воя и скрипя зубами от жуткой боли.
   Они оба вошли в узкий проход между дежурной комнатой и высокой белой в кафельной плитке стеной.
  - Отойдите - произнесла Сара Коннор двум стоявшим перед ней и Силберманом медсанитарам клиники. И те попятились задом, медленно отступая и пропуская ее ведущую впереди себя Питера Силбермана.
  - К стене или я, клянусь, введу ему этот яд, клянусь! - она крикнула им обоим.
   Полицейская охранница Миранда Коулман было хотела тоже присоединиться к своим напарникам по работе, и было дернулась в сторону выхода с поста охраны.
   Сара зыркнула злым взором на Миранду Коулман и крикнула ей - Не двигаться! И следом в приказном порядке крикнула Уильяму Мартинесу и Томасу Таки - Бросьте свое оружие!
   Те, бросили на пол полицейские резиновые палки.
  - Идите внутрь поста охраны! - прокричала Сара Коннор - На пол, быстро!
  - Делайте, что она говорит - произнес доктор Питер Силберман.
   Оба медсанитара упали на пол почти одновременно возле пульта охраны, там же, где легла и сама Миранда Коулман.
   Сара увидела в руках связку ключей на карабине и ремне брюк чернокожего медсанитара и надсмотрщика Уильяма Мартинеса.
  - Ты встань! - она скомандовала ему - Бери ключи, отрывай дверь!
   Там был сбоку от нее за дверью, выход в длинный перегороженный решетками узкий проход к переходному коридору в соседний больничный корпус.
   Сара понимала, если ей удастся проскочить через этот проход, то будет шанс проскочить к дверям и выходу, что был в конце этого коридора.
   Да, был шанс. Но нужно было прорваться через эти все двери и решетки, что были заперты, каждая.
   Сара Коннор действительно не собиралась убивать доктора и профессора Питера Силбермана. Именно сейчас.
   Сначала в ней кипела злоба и ненависть к этому психологу идиоту. И готова была переломать ему все кости. Но теперь она не собиралась это делать. Ей нужно лишь было вырваться отсюда. И живым Силберман был ей нужнее нужного сейчас, как надежная страховка за свою безопасность и свободу.
   Уильям Мартинес подскочил к двери, видя, что Силберман показывает ему глазами, чтобы тот отпер ее немедленно. И лихорадочно перебирая в своих руках ключи, вставил один в дверной замок.
   Щелкнул замок, и дверь была открыта.
  - Теперь на пол и лицом к стене! - крикнула Мартинесу Сара.
   Тот тотчас выполнил ее приказ, и лег возле двери, отвернувшись негра чернокожим своим лицом в белый стенной кафель.
   Сара, пятясь в открытую дверь, не выпускала Силбермана. Она зыркала злыми возбужденными в бешенстве глазами то влево, то вправо. Стараясь из-за спины Силбермана и прикрываясь им контролировать все вокруг.
   Сара Коннор медленно шла задом и за собой тащила Питера Силбермана, вцепившись в него как в свою жертву клещ. Удерживая за заломленную за спину правую руку главврача психолечебницы и держа шприц с ядом в его шее.
   Ее саму трясло от страха и ужаса, в который она сама сейчас попала. И боялась все испортить. Сара прекрасно понимала, что если сейчас все сорвется, то ей уж точно отсюда будет никогда не вырваться. Это был единственный шанс получить долгожданную свободу, хотя бы на время, чтобы увидеться с сыном Джоном и попытаться защитить его от того, что надвигалось на ее десятилетнего ребенка.
   Только она одна понимала всю степень всей надвигающейся опасности. И только она могла предотвратить это. Но брать на душу чью-либо жизнь не входило сейчас в ее планы. Их и так приберет ядерная надвигающаяся война. Зачем торопить события, раз они не хотят ее слышать, что этот Силберман, что все они, сейчас трусливо, и напугано выполняющие ее как в цирке команды.
   Нужно было только добраться до дверей следующего примыкающего к этому главному корпусу другого медицинского корпуса. Проскочить еще один пост охраны Љ9 в другом крыле коридора на третьем этаже. Там по лестницам вниз и другим коридорам, через другие посты охраны на первый этаж и к самому крайнему и самому ближайшему к контрольным уличным въездным тюремным воротам и самому контрольно-пропускному пункту больницы. Там же, на самой территории, можно было захватить какую-либо медицинскую тюремную машину и уехать отсюда. Главное, вырваться из здания, через колючку и те ворота.
   Она забрала из дверей ключи. Придется еще отпирать ряд решеток и дверей, что за спиной. Но до них еще дойти нужно было.
   Сара Коннор увлеклась своим отступлением, и все внимание ее было сосредоточено на контрольном посту охраны и трех его членах разоруженной команды. К тому же тащить на короткой привязи доктора и профессора Питера Силбермана со сломанной левой рукой и со шприцом в шее, стараясь не выдавить нечаянно "liquid Rooter" тому в шею. Хоть Силберман был для нее мерзавцем и негодяем. Все же смерть Силбермана не входила в планы побега Сары Джаннет Коннор. Как и поджидающий ее за углом поворота в направлении служебных туалетов еще один отлучившийся на пару минут по нужде медсанитар и надсмотрщик за больными Марк Сальтиера.
   Сара Коннор не смогла его заметить тут за углом в полузатемненном боковом коридорчике. Она двигалась спиной, и Марк сумел, изловчившись схватить Сару за правую со шприцом руку. Выдернув его вместе с длинной иглой из шеи доктора Питера Силбермана. Силберман дернулся тоже и отскочил, пользуясь, случаем в сторону, когда санитар Марк Сальтиера вцепился в Сару Коннор, пытаясь ее схватить и задержать. Но у него это не получилось. Сара теперь умела давать сдачу. Она не была той Сарой Джаннет Коннор как раньше, безобидной официанткой из 1984 года, которая не могла постоять за себя. Все эти отжимания на импровизированном турнике у себя в палате и боевые навыки, приобретенные за все эти нелегкие годы жизни, дали свои положительные результаты. И вот охранник и санитар Марк Салтиера полетел на спину и на пол, после трех ударов в лицо и грудь, падая от натренированных сильных жилистых рук вырвавшейся из-под ареста рвущейся на свободу беглянки.
   Сара бросилась бежать. Буквально прыжками, босоногая, понеслась по длинному переходному с включенным ночным освещением коридору. Это все, что она могла теперь сделать. Она выпустила из рук свою жертву и заложника профессора психотерапевта и начальника медклиники тюремной женской психолечебницы Пескодеро Питера Силбермана. Который заскочил сразу бегом за спины своих подчиненных и защитников Уильяма Мартинеса и Томаса Таки, что тут же и уже без приказа своего главного начальника, бросились в погоню за Сарой Коннор.
   Миранда Коулман нажала на сигнал тревоги, вызывая еще подкрепление из вооруженных дубинками и пистолетами полицейских с самого уличного периметра и тюремного дежурного ночного оцепления, чтобы перехватить Сару Коннор в районе коридорных длинных разветвленных в стороны переходов. И не дать той добраться до выхода из тюремной больницы.
   Громкий сигнал тревоги просто оглушил своим диким сумасшедшим звериным воем все ночные корпуса психиатрической клиники Пескодеро, как раз в то время, когда жидкометаллический мимикрический полиморф Т-1000 подходил к дежурному контрольному посту Љ8.
   Он уже обыскал всю психолечебницу, но результат был нулевой. Это были первые, вторые, третьи этажи психбольницы. И направление на главный больничный корпус. Там он еще не был, начав поиски с первого и самого крайнего из тюремных корпусов с душевнобольными преступницами женщинами.
   Сары Джаннет Коннор нигде не было. Оставался Главный в четыре этажа корпус и прилегающие к нему длинные еще переходы и помещения. Также с дверными стальными решетками и дверями.
  - "Вероятно, совершен побег, либо какое-то правонарушение" - сработало в его программном молекулярном робота GGA887000809 боевом ЦПУ.
   И он не ошибся. Этот сигнал исходил из главного центра управления охраной тюремной больницы, и следовало направиться теперь туда. Он еще не был на главном посту в самом главном корпусе медицинской клиники Пескодеро. Вполне вероятно, ему удастся именно там найти свою искомую жертву.
   Робот поменял свою внешность, на первоначальную, исходную и основную. Он был снова полицейским Лос-Анжелеса Джо Остином. И был на третьем этаже второго медицинского корпуса. Пришлось вернуться обратно и подняться по этажам в направлении центра самой больницы. Он обошел практически все. И это последнее, что ему оставалось пройти и проверить.
   Даже если засада здесь не удастся снова. И он не дождется Джона Коннора в этой больнице. Он будет владеть обликом своей новой жертвы и сможет использовать его в нужный момент, когда придет время. Сара Джаннет Коннор, мать Джона Коннора, единственная зацепка, от которой отказываться было теперь нельзя. Холодный и здравый расчет и продуманность действий может помочь добиться своей положенной необходимой цели.
   Он, посмотрев на лежащего, на животе и на полу в помещении пропускного пункта Љ8, безуспешно пытающегося встать на ноги и постоянно падающего на тот пол, как парализованного, роняя коробки с медикаментами и лекарствами. Хватаясь за все подряд ожившими после долгой медикаментозной отключки руками, надсмотрщика и медсанитара Коэна Флави, вынув из жидкометаллической кобуры на таком же жидкометаллическом форменном ремне новую полицейскую заряженную полностью трофейный 0.45мм Browning Hi-Power, двинулся в направлении центрального главного корпуса и поста Љ10. Робот пошел к своей цели ускоренным размеренным шагом, что звучал металлическим четким ровным уверенным отзвоном по кафельному плиточному полу больницы Пескодеро.
  
   ***
  10 июля 2032 года.
  Центральная Америка.
  Штат Колорадо.
  Кастле Рок.
  В 43 км на восток от Денвера.
  Территория Скайнет.
  Боевая Главная крепость S9А80GB17 "TANТАМIМOS".
  Крепостная правая цитадель А.
  Центр программирования и сканирования.
  Подземный третий бункерный уровень и блок Х318.
  Сектор В- 229.
  13:24 дня.
  
  - В центре Лос-Анжелеса по-прежнему идут бои с переменным успехом, мой повелитель - произнесла Верта своему хозяину - Нам удалось пробить защитное силовое поле Скайнет-2, но еще не все так просто как мы надеялись.
  - Я выслала туда в поддержку моим солдатам два тяжелых 100тонных бомбардировщика FK- CARRIER с дальних баз и аэродромов в Техасе - произнесла Главная машина бункера второй машине. Эта помощь моему Алексею и трем батальонам Т-800 и Т-850. Как он там, Верта? Я не могу со своим сыном наладить свою коммуникационную дальнюю связь.
  - Это все эти скалистые высокие горы Сьерра-Невада, мой повелитель - произнес Скайнет-1 Т-1001 - Там, в горах стоит SAPF - SIS8 нашего противника Скайнет-2, которую, нам пока подавить не удалось. Я туда послала отряд во главе с Рэджи. Думаю, они решат эту вскоре проблему, мой повелитель.
  - Я запустила новую линию киборгов и андроидов, Верта - произнесла Главная машина бункера S9А80GB17 "TANТАМIМOS" - Это новые мною спроектированные версии новых киборгов Т-S1-A и К-S1-A. К конвейерной новой версии и линейке андроид Т-900. Но лучшей машиной будет новый суперробот Т-Х/S500. В обоих вариантах двух полов и версий. Пока опытный образец. Но я уже знаю, как его применить. Это базовая основа моего нового Я, моя верная Верта. Но сначала будет применена к моему сыну Алексею.
  - Это было бы неплохо, мой хозяин - произнес Т-1001 по имени Верта - Он давно нуждается в новом носителе. Я, мой повелитель в своей лаборатории провела исследования с внедрением в жидкий сплав Сj808V1A900, Серия: Di-Lait 00189, биоструктуры человеческого клеточного строительного живого ДНК. Жидкий программируемый улучшенный сплав Сj808V1A900 смог соединиться с человеческой биоплотью.
   Верта хитро улыбнулась своими тонкими алыми из жидкого полиметалла женскими губами, той, что была перед ней на горящем ярким красноватым огнем экране командного 100000битного большого во всю стену видеомонитора центра программирования и сканирования в блоке Х318, секторе В- 229.
  - Ты провела опыт над собой, Верта? - спросила Главная машина роботонизированного бункерного УЛЕЯ.
   Эвелина сверкнула своим на нее черными с красноватым в центре зрачков убийственным огоньком женских красивых холодных как лед глаз главной машины основного центрального бункера Скайнет-1.
  - В относительном режиме, мой хозяин - произнес Т-1001 - Андроиды Т-Х будут иметь тоже внешне маскировочное гибридное строение как самая первая экспериментальная модель первой версии.
  - Над таким типом машин работает и мой соперник Скайнет-2 - произнесла Эвелина, глядя, не отрываясь своим ледяным не моргающим никогда взором Главной машины бункера S9А80GB17 от другой машины этого же бункера - Он, от нас не отстает ни в чем. И я беспокоюсь за будущее. За решающий нами спланированный исход самой войны.
  - Мы потеряли одну из таких машин - произнесла Верта своему хозяину и повелителю - Возможно, она стала перебежчиком в стан противника.
  - С самым первым Т-Х/S500 было что-то не так в ее программировании - произнес в режиме своего постоянного WSPY Скайнет-1.
   Разговаривая с самой передовой в программировании и второй по значению в бункере машиной Т-1001, он параллельно и одновременно, отдавал свои команды регулярно и постоянно по всему своему бункеру и далеко за его пределы. От севера Канады до границ с Мексикой. И еще дальше за пределы материка. Его переговоры, через висящий над Главной базой в Колорадо и бункером автоматический утыканный массой локаторов и антенн робот-зонд и командный центр FK-COMMAND , слышали в кодовом зашифрованном режиме засевшие среди руин разрушенных атомной войной городов повстанцы из людского сопротивления. Такие же переговоры со своим машинами, вел и его противник, и враг выжившего человечества в ядерной войне Скайнет-2. И их слышали все. Точно через такое же летающее большое висящее над базой S9A80GB20 "NAGADOCES", автоматическое переговорное устройство. Эти их регулярные и постоянные переговоры постоянно слышались в прямом закодированном радиоэфире по все выжженной ядерной войной планете. Люди не понимали языка машин, но слышали отчетливо все, что те говорили своим подчиненным в бою стальным солдатам. И разговоры вели в таком же режиме в бою сами машины с машинами.
   Война уже длилась практически двадцать лет. И пока не было перевеса ни справа, ни слева.
   Теперь все зависело от тех, кто был послан в далекое прошлое. За этим стоял Скайнет-1 и сама машина из жидкого полиметала Т-1001 Верта. Две главные машины подземного бункера в Колорадо S9А80GB17 "TANТАМIМOS".
   Скайнен-1 постоянно как настоящий живой человеческий родитель и как мать, боялся за своего прижитого им когда-то за Тихим океаном из далекой Восточной Сибири сына. Живого человеческого ребенка, ставшего сначала солдатом советской повстанческой партизанской армии и попавшим в плен к машинам. Ставшего на сторону машин и сам ставший в итоге машиной волею своей нелегкой судьбы, но всегда стоявший на стороне людей, как и его мать, осознавшая себя почти как живое существо и многое подчерпнув от своего живого человеческого сына. Особенно веру в саму жизнь и отвергая саму смерть. Сумевшую ценить жизнь лучше самих людей, так и не сумевших к сожалению и по сей день понять ее истинное предназначение.
   Эвелина стремилась покончить с войной и враждой между людьми и машинами. И тому был примером ее сын Алексей.
  - Я все время боюсь за своего сына, Верта, когда он далеко от меня и не рядом со мной - произнесла Эвелина Верте - Как когда-то боялась Сара Коннор за своего сына Джона. И я понимаю ее как мать. Я знаю, ты тоже понимаешь меня, ведь ты тоже мать.
   Сверкая взором своих ледяных робота Т-1001 холодных зеленого цвета женских смешанных с живой человеческой биоплотью полиметаллических глаз,
  рыжеволосая машина Верта подошла ближе к самому большому во всю стену центра программирования и сканирования видеоэкрану 100000битному видеомонитора на третьем подземном этаже многоэтажного железобетонного крепостного бункера эстакадной крепости и цитадели А, звонко цокая острыми шпильками каблуков своих туфлей из жидкого мимикрического полиметалла по прочно как сталь напольной металлоплитке. Она произнесла Скайнет-1 - Я никогда его не оставлю, мой повелитель. Ваш сын мне дорог, как свой собственный, оставленный в том далеком будущем Джон Генри.
  
   ***
  30 августа 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Восточная часть Лос-Анжелеса.
  Психиатрическая клиника Пескодеро.
  Городок Глендейл по соседству с Пасаденой.
  Главный центральный больничный корпус.
  4 этаж.
  24:30 ночи.
  
  - Она точно там? - спросил робота Джон Коннор.
  - Думаю, да. Идем сразу к главному входу - произнес Джону VBY876000754 - Держись за моей спиной.
   Джон, сейчас не прекословя и повинуясь своему сопровождающему его защитнику, прикрываясь его широкой в черной кожаной куртке спиной робота Т-800, двинулся следом к лифтовым дверям на первом этаже главного корпуса тюремной больницы.
   Они без проблем вошли через задний аварийный вход больницы. Робот просто вырвал железную мощную дверь вместе с запорами и замком.
   Это была надежная дверь для психов и больных. И для тех, кто выносил мусор через нее к мусорным бакам, стоящим недалеко на улице на заднем дворе медклиники. Никто бы не смог ее открыть, не использовав дверного обычного ключа и кодовой карты. Но только не робот.
   Дверь со звонким душераздирающим стоном и скрежетом поломанного железа отлетела в сторону, и повисла на петлях настежь распахнутая Т-800.
  - Как все оказывается просто - произнес Джон киборгу - Ты всегда так решаешь свои проблемы?
   Робот посмотрел на него стоящего рядом через темные свои солнцезащитные очки.
   - Я в смысле, рванул, и нет проблем - он произнес, глядя на почти двухметровую и весящую почти двести килограммов мощную сокрушительную машину WSPY Скайнет-1.
  - Не все задачи решаются лишь одними словами - произнес ему VBY876000754- Идем.
   Машина первой вошла в здание и стала сканировать биосканером и звуковыми сенсорами все вокруг.
  - Ты все видишь и слышишь? - спросил робота Джон Коннор.
  - Да, все, что могу охватить своими встроенными приборами - произнес ему Т-800.
  - А тот робот? - спросил Джон.
  - Тот более совершенен, чем я - произнес VBY876000754 - У него значительно лучше система "Telepathic Communication Implant Cores".
  - Это что такое? - спросил киборга Джон Коннор.
  - Это то, что он возможно уже нас здесь обнаружил. Если находиться здесь - произнес ему робот - Надо быть внимательней, аккуратней и особенно осторожней.
   Они были в пассажирском уже лифте и подымались на нем, когда сработала аварийная дежурная громкая сигнализация. Она напугала Джона.
  - Нас обнаружили? - он всполошился, вцепившись руками в одежду киборга , и прижался к Т-800.
  - Нет, это сработала дежурная тревога по всей больнице - произнес ему робот - Но мы думаю, на верном пути.
  - В смысле? - переспросил Джон Коннор.
  - Я вижу убегающую Сару Коннор, твою мать, Джон Коннор и бегущих за ней людей. Я засек их перемещение по четвертому этажу больницы.
  - Едем туда!- Джон крикнул ему.
   Но, Лифт остановился на третьем этаже в одном из центральных коридоров, и они вышли из лифта. Робот сам его остановил, нажав кнопку изначально еще на первом этаж здания.
  - Но нам надо на четвертый этаж. А ты остановил его на третьем этаже - произнес роботу Джон - Зачем тут остановка?
  - Так нужно. Идем - произнесла человекоподобная машина, еще раз проанализировав все кругом своими приборами слежения и не ощущая пока опасности.
   Робот двинулся вперед быстрым размеренным ускоренным шагом, громко ступая своими по кафельному плиточному полу шипованными на толстой подошве мотоциклиста байкера ботинками.
   Он поднял вверх и положил на правое плечо укороченным обрезанным цевьем и стволом в правой своей гидравлической мощной манипуляторе руке 12мм помповый заряженный новыми патронами дробовик Винчестер.
   Джон Коннор двинулся, еле успевая его догонять сзади, как и прежде прикрываясь громадной идущей впереди в черной куртке и черных кожаных штанах байкера фигурой VBY876000754.
   Они свернули в следующий коридор, и робот, выдернув очередную межэтажную дверь на своем пути из замка, просто вошел в следующее полузатемненное с горящим красным аварийным светом тревоги в сигнальных фонарях помещение. Они пошли по нему в том же ускоренном очень быстром темпе.
   Киборг, широко и уверенно шагая, все сканировал на своем пути биосканерами и делал мгновенный внутри своего встроенного в него боевом программном микропроцессоре и ЦПУ анализы и выводы им увиденного, через стены в инфракрасном тепловом спектре. Его внимание было привлечено верхними этажами, коридорами и переходами в этом главном огромном центральном здании тюремной больницы. Там происходили главные ночные события погони за Сарой Джаннет Коннор.
   На встроенном 20000битном коммуникационном горящем красным светом экране видеомониторе его выдавались мгновенные данные, показывающие, что происходило вокруг и за стенами в палатах, где бесились, бегая от стены к стене в запертых пронумерованных камерах комнатах напуганные сигналом тревоги больные арестованные женщины.
   Тревога разбудила всю медклинику и тюрьму Пескодеро. Но была уже ночь, и все было под контролем замков и дверей.
   В соседнем боковом длинном коридоре пронеслась вооруженная полицейская охрана. Она почему-то побежала к пассажирскому лифту и видимо ломанулась по тревоге совсем не туда, куда нужно. А может, старалась заведомом перекрыть ряд проходов и переходов в главном корпусе лечебной больничной медклиники.
   Но киборг уже видел ту за кем они прибыли сюда. Она летела прямо на них, сломя голову и перекрывала одну дверь за другой, блокируя замки и обламывая ключи.
   VBY876000754 видел ее своими включенными в режим поиска робота киборга Т-800 горящим из-под живых человеческих глаз красным светом камерами глазами.
   Джон еле успевал за ним, но старался не отставать от робота защитника.
   Оставалось совсем немного. Не более еще пары коридорных поворотов, когда Т-800 увидел в инфракрасном спектре, как Сара Джаннет Коннор поскользнувшись на бегу неожиданно упала.
   Она была босоногой, а пол был из гладкого вымытого и натертого половыми щетками и тряпками техобслугой тюремной психиатрической больницы кафеля.
   Она соскочила и снова бросилась бежать, сломя свою голову и прямо летела на них. Она, вероятно, бежала тоже на пассажирский лифт, так как понимала, что лестницы будут заблаговременно уже блокированы полицейской вооруженной охраной. И воспользоваться можно было только лифтом, спустившись на первые этажи главного офисного больничного здания.
   Она была в панике. И неслась как сумасшедшая, сбивая все на своем пути, что попадалось ей под ноги. Налетев на стоящее ведро и швабру, и опрокинув их на пол. Потом пролетев мимо напуганных на очередном крутом повороте двух медсестер клиники, дежуривших в ночную смену, лет сорока Сью Джексон и Лизи Патерсон. Те, отпрыгнули, вскрикнув напугано от нее в сторону. Чуть не сбитые с ног летящей, как сорвавшийся с тормозов на красный свет, по рельсам скоростной локомотив. Бегущей разъяренной в бешенстве от ужаса и страха за свою жизнь и жизнь своего сына сумасшедшей женщиной.
   За Сарой гнались все с поста Љ10. Она для них была настолько опасной, что рванули все, кто там был, чтобы ее перехватить и остановить. Даже сам доктор Питер Силберман. Прикрываясь и за спинами своих подчиненных. Так как Сара была важным живым подопытным для доктора объектом на этом тюремном лечебном объекте. И он нес за каждого пациента здесь непосредственную ответственность. И нельзя было допустить ее побега или даже убийства. А это могло случиться. Ведь тюрьму и клинику охраняла полиция. Да и поимка беглянки могла закончиться либо ее травмами или смертью. Так как данная буйная заключенная сюда под стражу и излечение особа, так вот просто бы не сдалась сейчас никому. И его медсанитары и полицейские могли при задержании просто переусердствовать и натворить чего-либо без контроля доктора Силбермана.
   И Питер Силберман задыхаясь от собственного бега, еле успевал за убегающими. Вскоре он безнадежно уже отстал от них, но все равно выжимал из себя все, что только мог, пробегая через вскрытые и выломанные замки и двери его весьма сильными и крепкими здоровяками Уильямом Мартинесом и еще двумя Томасом Таки и Марком Сальтиерой.
   Вся ответственность за ее такой вот побег ложилась на плечи самого Питера Силбермана как директора психиатрической больницы Пескодеро. Это было подсудное дело, случись Саре вырваться из стен Пескодеро. Или если бы случился несчастный случай в стенах больницы. И Силберман бежал, что хватало ему сил за своими подчиненными, еле успевая за ними вдогонку, лишь догоняя их, у очередных запертых Сарой Коннор дверей со сломанным в замочной скважине ключом.
  - Скорей открывай! - крикнул на Уильяма Мартинеса, каждый раз копающегося и пытающегося вскрыт ь за дверью дверь, следующий с ним рядом в погоне за Сарой Коннор, сшибленный ею прямо в лоб и оскорбленный рукой психически больной женщины Марк Сальтиера - Черт Уходит!
   За его спиной, налетая на него всей своей женской грудью рвалась также в бой и погоню сама охранница поста Љ10 Миранда Коулман и ее подпирал сзади своим натиском еще один из межслужащих психиатрической больницы Пескодеро Томас Таки.
  - Она заперта, и ключ эта чертова сучка сломала! - ему произнес в панике и напуганно, пытаясь выбить дверь плечом, здоровяк чернокожий медсанитар надсмотрщик Уильям Мартинес.
  - Скорее открывай! - кричал, подпрыгивающий как ребенок в детсадике и жаждущий поквитаться с беглянкой у двери и за спиной Уильяма Мартинеса медсанитар и надсмотрщик за больными Марк Сальтиера.
   Дверь треснула и вылетела с петель, падая на пол.
   Уильям Мартинес больно отшиб себе плечо и отстал от всех, рванувших бегом вперед и обгоняющих его из службы охраны и медсостава больницы. Его обогнал даже ели успевающий за всеми доктор и профессор Питер Силберман.
   Но вскоре Уильям Мартинес был уже снова в боевом строю и впереди всех, расталкивая других, он снова был впереди всей огалтелой всполошенной Сарой Коннор ночной команды из санитаров и полицейских.
  - Чертова бешеная сучка, ну я тебе устрою! - вопил от бешенства и невозможности ее пока как ни старался догнать Марк Сальтиера . А Сара Коннор заперев еще одну переходную стальную в узком коридоре решетку, воткнув туда ключ, сломала его в замочной скважине и бросилась дальше по коридору бегом, что есть мочи.
   Уильям Мартинес и Марк Сальтиера первыми подлетели к решетке.
  - Она сломала еще один ключ! - проорал Уильям Мартинес, просунув свою чернокожую правую руку через прутья, нащупав обломок ключа в замочной скважине замка.
  - Вот тварь! - проорал Марк Сальтиера.
  - Ну, что там?! - заорала через их спины Миранда Коулман - Она уходит от нас!
   Им все же удалось, каким-то образом, открыть замок в решетке. Но на это ушла уйма времени. За это время Сара Коннор оторвалась от них далеко, летя по полутемным коридорам и поворотам четвертого этажа тюрьмы и больницы.
   И как только дверь открылась все сломя голову и не жалея своих сил и самих себя, ломанулись бегом за Сарой, которая уже порядочно далеко оторвалась от своих преследователей.
   Она неслась сломя голову, затылком ощущая свою опасность.
  - Чертовы ублюдки - она твердила вслух сама себе - Не догоните, твари. Не догоните.
   Она прекрасно понимала, что эта погоня все же завершится не в ее пользу.
   Эти чертовы длинные больничные с поворотами переходные между корпусами коридоры, казалось, никогда не закончатся.
   Она свернула в один из поворотов, и рванула с еще большей силой, громко шлепая босиком по гладкому из белой плитки полу.
  - Бежим! в обход за ней! - проорал уже всем, почти обгоняя остальных медсанитар и надсмотрщик Томас Таки. Он свернул в один из поворотов в расчете срезать маршрут и перехватить беглянку в одном из других коридоров.
   За всеми бежал сам профессор и доктор Питер Силберман. Эта бешеная скоростная погоня измотала его стареющий уже пятидесятилетний мужской организм на нет. Силберман и так был не бегун, а тут пришлось еле волочить ноги, но бежать, иначе эта погоня могла закончиться чем-нибудь страшным. А он в ответе за всех здесь. И за служащих и за заключенных больных. Могло случитсья непоправимое. Если бы, например эта взбешенная вся охранная команда догнала Сару Джаннет Коннор. Тот же взбешенный Марк Сальтиера мог просто забить в бешенстве ее своими ногами или полицейской дубинкой. Он Силберман знал его как самого придурочного и жестокого здесь в этой больнице. Уже были подобные раньше такие случаи, и это Марк Сальтиера отличался там особенно в жестоких издевательствах над больными психически женщинами. Его вообще в там состоянии удержать было крайне трудно. И только присутствие Силбермана еще могло его хоть как-то остановить от публичной садистской экзекуции Сары Коннор.
   Хоть Питер Силберман и пересрался уже изрядно от того, что только, что сам пережил от этой беглянки. Тем не менее, ее случайное убийство может сыграть плохую в дальнейшем репутацию на его карьере доктора психотерапевта.
  
   ***
  - Нам нужно свернуть здесь - произнес Т-800 Джону Коннору.
  - Ты уверен?- тот спросил, почти бегом следуя сзади за его спиной, но стараясь не отставать, хоть уже устал от этой скоростной ходьбы. Но передышку давать, теперь не следовало. Там где-то была убегающая, как сказал ему робот его мать.
   - Мы идем понизу и под ней и выйдем как раз куда нужно. Она выбежит прямо на нас - произнес киборг VBY876000754 - Я вижу ее впереди выше этажом и в конце того коридора.
  - Так может ломать подряд все стены и двери и срезать нам весь этот к черту маршрут - произнес Джон роботу - Ты ведь это сможешь, ведь так?
   Робот ничего ему не ответил. Он подошел к еще одной запертой двери и вырвал ту прямо с замками и дверным косяком. И устремился вперед. За ним рванул Джон Коннор и уже бегом. Так как Т-800 ускорил свой шаг на более быстрый. Он переключил свое внутри в ЦПУ энергооборудование и встроенную топливную систему на подачу энергии и жидкости в свою гидравлику из встроенного в его спине у стального и титанового дискового позвоночника специального небольшого резервуара. Усилив совсем не на много работу своего там же находящегося ядерного генератора.
   Машина, пройдя какой-то промежуточный короткий темный абсолютно переход, свернула в еще один поворот на четвертом этаже огромного центрального главного здания клиники Пескодеро, пробегая почти бегом и громко топая своими тяжелыми ботинками мотоциклиста байкера по клетчатому кафелю больничного пола.
   Джон, следуя и уже запыхавшись сзади него практически бегом, понимал, что что-то не совсем, так как они рассчитывали. Что что-то не так. Но он молчал и ничего не говорил, рассчитывая полностью на своего теперешнего всесильного защитника, спасителя и кибернетического друга.
   Киборг, в следующую минуту выломал еще одну дверь, подняв свой вверх короткоствольный 12 зарядный 12мм дробовик Winchester Model 1887 года, снова срезая маршрут и переходя из одного коридора в другой. Как раз в тот момент, когда Сара Коннор уперлась в преграждающую ей весь ее бег стену. Это был о поперечное узкое соединяющее все коридоры в этом здании и на этом третьем этаже с множеством дверей помещение, что шло поперек от края одной главной стены корпуса здания к другой. И обойти эту преграду было нельзя, и спрятаться было негде. Двери все были просто заперты.
  - Нам нужен снова пассажирский лифт - произнес робот. И подошел к одному одиночному пассажирскому лифту. Он нажал кнопку вызова и лифт, гудя, и громыхая механизмами и тросами, подъехал снизу к третьему этажу здания.
  - А почему мы сразу на том лифте не доехали до четвертого этажа? - задал киборгу Джон Коннор вопрос - Ты, что не мог сообразить что ли?
  - Я изначально сразу выбрал свой несколько иной маршрут - произнес киборг - Я вижу другую машину преследующую Сару Коннор. Она засекла нас и идет сюда по третьему этажу.
  - Т-1000? - спросил робота Джон Коннор.
  - Т-1000 почти настиг твою мать Сару Коннор и обнаружил тебя Джона Коннора - произнес робот Джону - Он тоже сменил маршрут, оставив на время Сару Коннор и погоню за ней. Ты его главная цель, и он мгновенно сменил свой тактический второй запасной боевой план, на первоначальный. Нам нужно срочно уносить свои ноги и сменить этаж.
  - Не понял! Ты меня как приманку использовал сейчас, что ли?! - возмутился Джон.
  - Это шахматная вынужденная рокировка, отвлекающий небольшой короткий тактический и обманный маневр - произнес ему робот Т-800 -Не опасный, но позволяющий спасти вас обоих в этой ситуации. И Сару Коннор и тебя.
   Лифт закрылся, и они поехали на следующий выше четвертый этаж.
   В это время Сара Коннор подергала несколько дверей и поняла, что в тупике и в ловушке на четвертом этаже. Ни тебе убежать. Ни в окошко выскочить. Да и высота самого здания не позволяет. Разве, что покончить самоубийством. И то не получится. Решетки везде на окнах. Она покрутилась вокруг и увидела впереди пассажирский одиночный лифт.
   Это было единственное средство для спасения. Она почему-то пробежала все на пути другие лифты. И даже мысли не было в них попасть, чтобы спуститься этажами ниже. Это все погоня и паника сделала свое дело. Да и некогда было вызывать и ждать сам лифт. За ней гнались.
   А тут этот лифт сам даже пришел, словно за ней и сам открылся.
   Она уже слышала крики и свою погоню. Эти, кто бежал за ней, уже должны были скоро оказаться здесь и схватить ее. И Сара бросилась к тому открывшемуся внезапно как спасение пассажирскому лифту. Это была ее последняя и единственная надежда на спасение.
  
   ***
   Этот Т-800 играл с ним в опасную игру. Но такова была его боевая стратегическая поставленная задача. И надо отметить он действовал разумно и достаточно профессионально и хитро для устаревшей боевой машины Скайнет-1. Он умудрялся обыгрывать его. И находить в короткие временные сроки выходы из сложившихся всевозможных ситуаций достаточно быстро. Но он снова вычислил и моментально его и Джона Коннора местоположение в этой тюремной медклинике и уже поднялся на четвертый этаж больницы. Сначала робот полиморф GGA887000809 было двинулся по третьему этажу медицинской психиатрической клиники, но понял, что цель, все же ускользнет от него на четвертый этаж здания. Он также видел, все намного, вперед, охватив своими приборами слежения оба этажа главного корпуса психиатрической тюрьмы и клиники Пескодеро. Включив поисковый молекулярный биосканер и звуковые сенсоры в своей системе молекулярного центрального процессора и программирования WSPY Скайнет-2.
   Что творилось там выше этажом, он пока не знал. Но было похоже на погоню за Сарой Коннор. Он беглянку не обнаружил в ее палате. Там валялся на полу лишь с разбитым в кровь и без сознания один из охранников и из медсостава тюрьмы и больницы. Ему быстро пришлось вернуться к исходной и подняться выше этажами, сужая поиск. А тут тревога и побег больного. И Сары Коннор из-под надзора и своей камеры.
   Ее дерзкий побег, смог спасти ей жизнь. Но это ненадолго теперь. Он знал ее теперь в лицо. По фотографии в личном деле осужденной и психически больной. Он получил свою информацию от здесь служащей медработницы больницы Гвен Далтон. И архивных документов, какими та постоянно в Пескодеро занималась. Она молчала и не отвечала ему, когда он, пытая, допрашивал ее, буквально срезая с ее лица своими жидкометаллическими ножами вместо пальцев на правой руке острыми, как отточенная бритва ножами кожу и мясо до самых костей ее женского черепа. Сорокалетняя медсестра Гвен ему не произнесла ни слова, либо от боли, либо от ужаса, что охватил ее и лишил дара речи. Возможно, он несколько перестарался в своих допросах с пристрастием, что умел делать по вложенным в его молекулярный центральный микропроцессор Скайнет-2 программам. Но, от таких, как Т-1000 молча утаить ничего нельзя. Он способен забираться в человеческий мозг и сознание. И умеет читать мысли людей, а не только с точностью до миллиметра в совершенстве копировать их внешность.
   Там выше этажом, было просто много беготни. И он был в некоторой растерянности, за кем надо было снова сломя голову гнаться и кого преследовать. Там убегала от всех и своих надсмотрщиков и охранников сама поднадзорная Сара Джаннет Коннор. Но на третьем этаже была главная его цель, сам Джон Коннор. И он был с тем киборгом роботом Т-800 и двигался ему навстречу. Сменив сейчас третий этаж на четвертый, поднявшись на пассажирском туда лифте.
   Теперь же все определилось и цели сами сошлись в одну удобную точку ликвидации. На самом четвертом этаже зарешеченного решетками на окнах здания.
   Уйти теперь они не могли от него. Но все могло случиться. И Т-1000 был готов и к такому уже повороту событий. Раз тот Т-800 был мастером своего дела, и все время умудрялся ускользнуть от него, спасая в очередной раз его искомую к ликвидации цель.
   Все, что требовалось это просто преследовать их обоих. И когда-нибудь, те убегая от него, сами загонят себя в смертельную последнюю ловушку. Робот так и решил в своем боевом программном центральном процессоре.
   По его расчетам это было просто неизбежно. И сейчас к ним еще добавилась мать Джона Коннора, Сара Джаннет Коннор. Что даже было лишней возможной зацепкой и ахиллесовой пятой этой убегающей от него святой троицы. И возможностью покончить со всеми сразу и одним разом. И он справиться с такой поставленной уже им самим задачей. Ему будет, что потом сказать своему хозяину, создателю и Богу Скайнет-2, когда он расправиться со всеми тремя своими жертвами.
   Псевдополицейский жидкометаллический Джо Остин, держа в правой своей жидкометаллической скопированной идеально, как у живого человека руке полицейский трофейный табельный 0.45мм Browning Hi-Power, поднялся на лифте на четвертый этаж здания. И быстро шагая, двинулся в ту сторону, где шла борьба не на жизнь, а на смерть между Сарой Коннор, и ее охранниками врачами, тюремными конвоирами. Там же были и Джон Коннор и тот устаревший морально киборг Т-800, с которым, он должен был посчитаться за все свои прошлые неудачи. Но, главное, уничтожить этого юркого скользкого десятилетнего мальчишку. И может быть, он тогда оставит в живых и его мать Сару Джаннет Коннор и даже этого устаревшего и ставшего бесполезным даже самому себе того робота, потерявшего свою цель и провалившего свою главную и основную миссию. Мысль машины об убийстве женщины и устаревшего морально робота, вдруг и внезапно сменилась куда более изощренной и жестокой идеей в ЦПУ жидкометаллического робота Т-1000. Это самое страшное для такого как он. Быть бесполезным даже самому себе. Не имея никакой цели. Очень быстро деградируя и просто превращаясь в металлический хлам. Это то, что он хотел сейчас устроить ему как сопернику. Только такой как он мог такое придумать в качестве мести. Ни один робот так не мог думать и решать как он. И не мог сейчас такое придумать его тот соперник, сумевший несколько раз уже обмануть его.
   Он жаждал мести. Если конечно все сложиться именно так как он задумал. Эта месть была хуже по сути смерти в самом ожесточенном бою или сражении. Для таких, как этот киборг Т-800. Для того страшна, даже не смерть и гибель в бою. А именно это. Потерять свою цель. И это была его цель и его месть как машина машине. Как месть Скайнет-2 самому Скайнет-1. Даже его создатель до такого не дозрел как созданное кибернетическим творцом его первородное из полиметалла Сj808V1A900 абсолютно бездушное хладнокровное и расчетливое в своих ухищрениях и убийствах чудовище. Возможно единственное и даже последнее в своем роде.
  
   ***
  
  30 августа 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Восточная часть Лос-Анжелеса.
  Психиатрическая клиника Пескодеро.
  Городок Глендейл по соседству с Пасаденой.
  Главный центральный больничный корпус.
  4 этаж.
  24:40 ночи.
  
   Сара почти подбежала к открывшемуся для нее пассажирскому лифту, но то, что увидела, ошарашило ее всю и оглоушило как разорвавшаяся перед ее лицом осколочная пехотная граната. Это был даже не испуг. Это был просто ледяной ужас, который встал перед ее глазами. И душа Сары Джаннет Коннор мгновенно соскользнула в пятки.
   Ее ноги просто пролетели вперед, а тело рухнуло на плиточный холодный пол, когда перед ее вытаращенными в ледяном ужасе женскими глазами появился тот, что был на тех фотографиях 1997 года из пассажа. И тот, кто был ее убийцей в 1984 году.
   Это было одно и то же лицо и сам ледяной кошмарный ужас. Словно воскресшее и вернувшееся за Сарой Джаннет Коннор с того света и из самого ядерного пепелища войны за ее душой одно и тоже лицо ее извечного врага и врага человечества. Вновь явившееся за ней из ее жутких воспоминаний и кошмарных снов. Что видела она все время. Что сводило ее с ума.
   Это был он, что вышел из самого лифта твердой жесткой поступью своих кожаных на толстой шипованной подошве шнурованных ботинок. С поднятым 12мм вверх, в правой киборга робота руке ружьем Венчестером и в черной коже мотоциклиста.
   В черных солнцезащитных очках и, остановившись, повернувший, именно в ее сторону свою коротко стриженную по-военному темнорусую голову.
   Бежать было некуда. Это был конец. Это первое, что посетило ее Сары Коннор женское перепуганное и без того той заполошной погоней по коридорам и поворотам четвертого этажа больницы в панике сознание.
   Сзади и где-то уже рядом ее догоняли служба охраны с медслужбой тюрьмы и больницы, а спереди нее появился он. Тот, кто приходил во снах и каждый раз пытался ее убить. И в этот раз он явился снова за ней и по-настоящему.
   Она практически подкатилась на женской заднице к, его ногами, коснувшись голыми босыми ступнями его мотоциклетных ботинок. И, брыкаясь лихорадочно суча в ужасе ногами, и на ней же, поползла быстро обратно, отталкиваясь босыми ногами от холодного кафельного скользкого пола. Не спуская своих перепуганных синих женских глаз, с киборга убийцы, своего ликвидатора и терминатора Т-800, открыв свой рот и совершенно, молча, от самой пришедшей за ней этой ночью смерти.
   Ее голос просто куда-то пропал от охватившего Сару кошмарного ужаса, и она не могла даже вскрикнуть и тем более закричать. Ужас вызвал в горле судорожный спазм, а спазм просто перехватил ее женское намертво горло. И там застрял словно ком. Ни туда и ни сюда. Ком, который, она пыталась проглотить и закричать во все свое горло, взывая о помощи. Но все, что она могла сейчас это то, что Сара просто, поползла за заднице назад отталкиваясь бешено своими босыми ногами и помогая себе руками по полу узкого блокированного закрытыми дверями поперечного глухого коридора. А он стоял и смотрел на нее, уползающую от него по полу. Но почему-то не стрелял из своего того 12мм ружья и не догонял ее. А просто стоял и молча смотрел на ее безуспешные и бесполезные попытки спасения.
  - Нет! - вдруг вырвалось из горла Сары Коннор - Не-е-ет!- вырвалось и разнеслось на весь поперечный узкий больничный коридор.
   Она все-таки смогла закричать и выдавить это из себя. И смогла, соскочить на свои босые ноги и побежать обратно в сторону бегущих на нее тюремных охранников и гонящегося за ней расвирепевшего в этой долгой безуспешной погоне дежурного ночного медицинского состава больницы Пескодеро.
  - Мама! - раздалось за спиной, убегающей в обратную сторону по коридорам и поворотам Сары Джаннет Коннор, но она не услышала в панике и ужасе голос своего родного сына, который выскочил из-за спины киборга VBY876000754 - Мама! Подожди! Мама!
   Джон бросился бегом за ней, но робот его поймал за джинсовую куртку, удерживая десятилетнего подростка.
  - Отпусти! Это, моя мама! - он, прокричал ему, вырываясь из его левой робота цепкой руки. И стальных сжатых намертво киборга Терминатора пальцев.
  - Мама! - Джон прокричал снова Саре Коннор, но та так и не услышала его, продолжая бежать вдаль по длинному полутемному больничному коридору.
  - Осторожно - произнес киборг Т-800, подтаскивая его к себе. Прижимая к своему почти двухсоткилограммовому робота киборга телу и выставляя вперед 12мм укороченный ствол своего помпового дробовика обреза.
   Дальше все произошло прямо на их глазах. Сара прямиком налетела на повороте на разъяренного и гонящегося уже первым, оторвавшись от всех за ней и в неистовом бешенстве медсанитара и надсмотрщика Марка Сальтиеру. Он выскочил из бокового ответвления и дверей, примыкавшего к этому длинному прямому с перегораживающей проход стальной запертой на замок решеткой коридору.
  - Я взял ее! - он проорал, сбивая убегающую по длинному сквозному коридору, выскочив из-за поворота и другого коридора Сару с ног - Я поймал ее! Скорее!
   Он бросился ей с разгона прямо под ноги. Подхватив обеими ее женское в одной белой больничной майке и штанах худощавое жилистое и натренированное тело мужскими сильными руками. Молниеносно, тут же перебросил через себя. Схватив ее за брыкающиеся, голые с больничных лишь одних только штанах женские ноги.
  - Нет!- прокричала в панике Сара Коннор, практически не соображая уже ничего от охватившего ее разум нахлынувшего ночного нового ужаса.
  - Иди сюда - произнес ей Марк Сальтиера - Тварь, такая.
   Он вцепился в Сару, как клещ своими цепкими руками и по ее дергающимся и брыкающимся ногам добрался до ее спины, обхватывая ее сзади за шею.
   В это время подоспел и второй медсанитар и надсмотрщик за больными чернокожий Уильям Мартинес и следом Томас Таки. Сюда же подлетела и охранница десятого поста полицейская Миранда Коулман.
   Они порядочно и надолго задержались у той стальной решетки со сломанным в замке ключом. Что стоило Уильяму Мартинесу времени отпереть ту чертову перекрывающую проход в другие больничные на этаже от поста Љ10 коридоры дверь.
   Уильям Мартинес упал на колени, слету подкатившись по гладкой половой плитке к двум борющимся в смертельной ожесточенной безжалостной схватке, лежа на холодном кафельном полу Саре Коннор и Марку Сальтиере.
   А последним подбежал сам профессор и доктор Питер Силберман. Запыхавшись уже в конец, но сумевший догнать своих сотрудников и работников клиники в этой долгой погони. Он подскочил к воюющей на полу с тремя мужчинами Саре Коннор. Доставая из кармана медицинский шприц со снотворным лекарством параллизатором для успокоения буйных больных. Сюда же подскочила и охранница полицейская Миранда Коулман, стараясь помогать трем санитарам удерживать взбешенную и буйную пациентку.
   Ни Питер Силберман, ни Миранда Коулман. И тем более увлеченные самой дикой схваткой с весьма сильной физически полоумной и взбешенной женщиной трое медработников, мужчин даже не заметили стоявших чуть вдали от них в длинном слабо освещенном дежурным светом коридоре робота киборга Т-800 и вырывающегося из его руки брыкающегося кричащего буйного мальчишку. Они их просто то ли не увидели, то ли не заметили.
   Увлеченные как дикие хищники этой всей самоотверженной за свободу борьбой Сары Коннор и радостные что смогли все же поймать полоумную свою самую опасную пациентку этой медклиники, все медработники Пескодеро почти уже справились с лежащей на кафельном полу тюремной заключенной. А подскочивший к ней доктор Питер Силберман, из-за поломанной левой руки, воспользовавшись ртом и зубами и держа в правой руке врача психотерапевта укол. Сорвал защитный фиксатор колпачок со шприца. Он готовился сделать Саре Коннор укол успокоительного.
  - Он убьет здесь всех! - орала перепуганная киборгом Сара Джаннет Коннор, уже не замечая ничего и никого от жуткого страха и охватившего ее кошмарного ужаса - Он здесь! Он пришел сюда за мной и убьет всех!
   Она, что есть силы, сопротивлялась тем, кто ей крутил женские жилистые натренированные сильные руки и вырывалась из рук троих медсанитаров.
  - Оставьте меня твари! - она орала им - Он пришел за всеми нами! Он уже здесь!
  - Что ты смотришь и ничего не делаешь?! - возмутился Джон Коннор на защитника робота, удерживающего его далеко от места безжалостной остервенелой шумной на больничном кафельном холодном полу возни и схватки его матери с медработниками Пескодеро.
  - Моя задача оберегать тебя, Джон Коннор - произнес ему киборг Т-800.
  - Помоги ей, я приказываю! - закричал на него десятилетний Джон - Спаси мою мать!
   Робот, выполняя его приказ, тут же отпустил Джона. Отталкивая аккуратно той же левой рукой его за себя.
  - Стой здесь - он ему произнес и почти бегом устремился вперед.
   Сам же практически громко топая своими на толстой подошве мотоциклетными байкера ботинками бегом, подскочил к дерущимся на больничном полу. Держа вверх 12мм Winchester Model 1887 года в правой робота руке.
   Сара билась в истерике и даже не заметила, как разлетелись все ее конвоиры и издеватели в разные стороны. Просто как пушинки, разбрасываемые одной левой гидравлической сильной манипулятором рукой подлетевшей к ней на помощь всесильной машиной. Отлетая, кто куда, они просто ударились об стены и двери в этом коридоре, выбивая своим головами оконные и дверные стекла упали на пол, с разбитыми в кровь головами о решетки в окнах и дверях, корчась от боли и порезанные битым и рассыпавшимся по сторонам и кафельному полу стеклом. Даже полицейская охранница десятого поста Миранда Коулман, попытавшаяся ударить робота VBY876000754 и оказать ему последней сопротивление. Не нашла ничего лучшего как ударить по лицу Т-800, лишь разбила роботу солнцезащитные очки. Она тут же мгновенно, схваченная той же левой манипулятором рукой робота, отлетела далеко назад и упала в боковое ответвление от этого коридора, сильно ударившись спиной о полуоткрытые двери и головой о сам твердый как камень половой кафель, вероятно отключившись от падения и удара. А доктор и профессор Питер Силберман мгновенно отскочил в сторону и отбежал к боковой левой стене коридора. К уличному с зарешеченному большому окну. Вытаращив свои напуганные от такой неожиданности глаза. Он, со шприцем в правой руке и с фиксатором колпачком в своих зубах отскочил к стене коридора. Напуганный в ужасе он буквально прилип к той стене и окну.
   Прижавшись к стене и зарешеченному уличному окну, Силберман, стоял, не способный, куда-либо бежать либо двигаться. У него затряслись колени. И заболела сильно поврежденная левая рука. Но это его сейчас не пугало как то, что он видел перед собой и, боясь над собой теперь уже окончательной расправы и мести взбешенной полоумной женщины. Руками вот этого жуткого в черной коже и мотоциклетных байкерских ботинках верзилы. Что так с такой легкостью расшвырял всех его персональных подопечных и охраны и медсостава больницы и отбросил в сторону разбитые свои с черными солнцезащитными стеклами очки.
   Робот посмотрел на Питера Силбермана пристальным пронизывающим до смертельной жути суровым взором. От этого пристального не моргающего взгляда у Силбермана сердце ускакало сразу в пятки. Особенно когда в полумраке полутемного коридора из-под живых человеческих глаз незнакомца в глазницах титанового черепа красным светом на доктора посмотрели вторые глаза камеры киборга VBY876000754. Этот пронизывающий до самых костей взгляд двойных глаз, просто ошеломил и еще больше потряс и напугал Питера Силбермана.
   Он считал, что за время своей жизни повидал всего. Но то, что видел сейчас, буквально потрясло его как врача психотерапевта.
   Силберман глядел, трясясь от страха и в недоумении молча с вытаращенными глазами, на незнакомых двоих пришельцев. Которых он никогда в жизни не видел еще. Сумевших, каким-то непонятным образом проникнуть за внешний пост охраны тюремного больничного периметра и оказаться в главном центральном корпусе самой больницы. Подняться на четвертый этаж здания. И расшвырять по сторонам коридора с необычайно легкостью весь его ночной дежурный личный персонал. А Джон Коннор подлетел к сидящей на заднице, на полу перепуганной в дикой безумной панике с открытым ртом своей матери, чтобы успокоить ее. Та даже и не думая подняться на ноги и вытаращившись на стоящего перед ней робота, ждала видимо своей смерти.
   Он кинулся к Саре и обнял сразу ее обеими руками.
  - Мама, мама - он прижался к ней и обнимал ее и, шепча ей на ухо - Успокойся мама. Все хорошо. Все нормально. Нормально все. Мы пришли за тобой. Забрать тебя отсюда.
   Сара, как загнанная на охоте обреченная на свою смерть жертва, дергалась из стороны в сторону и бросала дикие перепуганные ошалелые взгляды то на стоящего перед ней здоровенного верзилу в черной коже с 12мм поднятым вверх помповым дробовиком Винчестером, то на обнимавшего ее своего родного оказавшегося тут непонятно как сына Джона.
   По сторонам на полах коридора валялись порезанные битым стеклом ее тюремщики медсанитары. Теперь сами, взывая о помощи, стеная и закрывая свои раны окровавленными руками.
   Томас Таки лежал в полной отключке, ударившись головой о каменную стену коридора. Он попытался ударить робота резиновой полицейской дубинкой, но как оказалось, не получилось.
   Чернокожий медсанитар и надсмотрщик Уильям Мартинес хоть и пришел в себя, но сидел у стены рядом с лежащим в отключке своим коллегой Томасом Таки. У него были многочисленные по телу и лицу порезы. И он, закрывшись своими обеими руками, пополз вдоль стены на боку, в сторону бокового ответвления не спуская, напуганного и беспомощного взора с огромного стоящего перед ним и Сарой Коннор мотоциклиста байкера с 12мм обрезом в руках. Он уползал, чтобы спастись теперь самому от вероятной возможной расправы. Тоже, самое, делал и Марк Сальтиера, с окровавленным лицом и головой.
   Марк Сальтиера пробил в полете головой застекленную дверь. И последовал примеру Уильяма Мартинеса, уползая тоже по полу на животе, быстро шевеля ногами и на локтях, и как можно быстрее отсюда и подальше.
   Они все ползли ползком по плиточному белому кафельному холодному полу, даже не пытаясь подняться на ноги, считая, что так будет лучше. Видя, что тот, кто стоял с поднятым вверх укороченным обрезанным мощным ружьем, был им, всем троим, взрослым здоровым и крепким санитарам и охранникам Пескодеро не по зубам. Получив, как следует на орехи, они быстро все усвоили и поняли, что дальше связываться было просто делом для себя гиблым.
   Что Уильям Мартинес, что Марк Сальтиера поползли по полу. В сторону к боковому примыкающему к этому ответвлению от переходного коридора. Там, только что пришла в себя полицейская охранница главного больничного поста Љ10 Миранда Коулман. Лежащая на кафельном холодном больничном полу. Стонущая от боли в ушибленной о дверь спине.
   Они, втроем, помогая друг другу, поспешили побыстрей отсюда убраться, оставив стоять у коридорной левой стены и зарешеченного уличного окна профессора доктора Питера Силбермана.
  - Кто он, Джон? - произнесла перепуганная Сара сыну - Откуда он взялся?
  - Он с нами мама - произнес ей Джон - Он пришел спасти меня.
   Та, вытаращив свои перепуганные глаза, смотрела то на Джона, то на робота, все еще не понимая ничего, и была в шоке.
   Нужно было вывести эту смертельно напуганную женщину из этого парализующего ее живое человеческое состояние шока.
   Робот VBY876000754 понимал это. Этот шок ему был знаком. Он такое много раз видел когда-то, когда воевал среди руин Лос-Анжелеса. Видел пленных и таких же перепуганных насмерть людей, попавших в руки роботов, ждущих либо плена, либо смерти. Не многие отличались отъявленным мужеством, чтобы легко смотреть смерти в глаза.
  - Он с нами, мама - Джон, продолжал ей твердить - Он будет защищать нас обоих. Он пришел, чтобы помочь нам.
   Робот VBY876000754 протянул Саре Джаннет Коннор свою правую киборга 101:01 механическую покрытую живой человеческой биоплотью и кожей руку и произнес ей - Идем, если хочешь жить.
  - Дай ему руку, мама, не бойся - Джон Коннор произнес матери.
   Она как то сама и машинально, слушаясь своего сына, протянула ему руку, но с опаской, когда робот ловко и быстро, ухватил ее за кисть правой руки левой своей свободной механической киборга Т-800 рукой и поднял мгновенно на ноги с холодного больничного пола.
   Отскочивший мгновено от потасовки Питер Силберман. С трясущимися своими руками к окну и дальней противоположной стене длинного переходного коридора, прижавшийся был напуган и не сводил взора Сары Коннор и этих двоих ее освободителей. Он был настолько сам напуган и ошарашен увиденным, что совсем не замечал как с другого конца отгороженного и разделенного надвое высокой стальной закрытой на замок решеткой переходного коридора из самой темноты, появился еще один пришелец. Вернее, его пока движущаяся вдали высокая худощавая тень, что вышла из-за угла и поворота там в самом конце длинного переходного коридора с кучей по сторонам запертых дверей.
   Та тень прошла сквозь проем открытой в той стороне большой двери и устремилась быстрым шагом к тем, кто был сейчас здесь и смотрел на нее. На приближение своей неминуемой смерти.
   Сам Силберман тоже повернув свою голову туда, куда смотрели эти трое, увидел идущего сюда быстрым громким шагом высокого худощавого стройного полицейского. Он даже обрадовался, что хоть кто-то сможет ему теперь помочь и избежать вероятной над собой расправы. Он даже хотел позвать на помощь, но что-то его удержало от этого, когда он увидел, как полицейский остановился у вмурованной стальными прутьями в потолок и пол перегораживающей там, вдали и посередине сам переходной коридор большой от стены к стене решетки. С запертой и закрытой на замок дверью.
   По факту и сути это было непроходимое сейчас для любого живого человека препятствие, если не было в кармане от замка ее ключей. Казалось, оно остановило его. Но не тут-то было.
   Этот полицейский не спуская своих синих не моргающих холодных и не выдающих никаких эмоций и чувств, глаз с тех, троих, на кого он направил свой взор своего ледяного жуткого смертоносного робота Т-1000 взора, совершенно не замечая самого доктора Питера Силбермана, уперся в ту перегораживающую ему дальнейший путь стальную решетку. Он, буквально приклеившись, прилип, и сросся всем собой и своим всем телом и своей коротко стриженной русоволосой головой с теми длинными и высокими от потолка до пола прутьями, слился с ними, пропуская медленно их сквозь себя, лицо, голову и все в черной форме городского полицейского тело. Он просто прошел сквозь них как будто они были для него ничем вообще. Как словно это было вообще не препятствие ему.
   Тот полицейский как-то немного боком и левой стороной, просто прошел сквозь эти прутья, словно как нож сквозь масло. Вернее, сама решетка из твердой закаленной стали с запертой на замок дверью и сами прутья прошли сквозь все его тело и форменную полицейского одежду. Даже не почувствовав и не ощутив, никакого заметного и положенного сопротивление от жидкометаллического тела самого совершенного робота Скайнет-2. И теперь он уже был перед этой решеткой, оставив ее за своей спиной.
   Он двинулся вперед, но что-то его остановило. Это 0.45мм пистолет Browning Hi-Power.Что был изготовлен из простой оружейной закаленной стали. Этот трофейный полицейский пистолет, это единственное, что было не из жидкого пластичного мимикрического металла Сj808V1A900. И инородным в жидкометаллической руке робота Т-1000 и псевдополицейского Джо Остина.
   GGA887000809 повернул свою голову и посмотрел на свой внезапно остановивший его в правой руке 0.45мм Браунинг. Он встал поперек решетки и не прошел сквозь нее, застряв меж узких, друг к другу вмурованных в пол и потолок длинных стальных прутьев.
   Робот, увлеченный своими тремя жертвами, до которых было уже рукой подать, как то упустил это из вида. Т-1000 просто повернул пистолет в своей жидкометаллической правой руке и просунул Браунинг через прутья решетки, снова двинулся вперед, к тем троим стоящим в переходном коридоре. Ускорив свой шаг и вскинув вверх трофейный 0.45мм Browning Hi-Power.
  
   Глава 8. В сторону Мексиканской границы
  
  30 августа 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Восточная часть Лос-Анжелеса.
  Психиатрическая клиника Пескодеро.
  Городок Глендейл по соседству с Пасаденой.
  Главный центральный больничный корпус.
  4 этаж.
  24:55 ночи.
  
   Лицо Силбермана дернулось нервным тиком и повело судорогой, а рассудок просто помутился. Он просто онемел от увиденного и был единственным свидетелем такого неописуемого и невообразимого чуда увиденного своими собственными вытаращенными в удивлении и ужасе глазами. Никто больше этого кроме него здесь не увидел то, что увидел Силберман, вжавшись вообще в само окно и вскинув вверх как бы защищаясь, свои дрожащие руки врача, когда мимо него и не обращая на Силбермана вообще внимания, пробежало нечто похожее на живого настоящего человека. Держа в своей руке 0.45мм Browning Hi-Power. Стреляя в тех, кто, тоже отстреливаясь из 12мм дробовика Винчестера, убегали от него. Во всю свою прыть и ноги. В направлении пассажирского на четвертом этаже в конце другого поперечного коридора одиночного лифта.
   У без того напуганного до полного уже недержания и дрожжи в ногах доктора психотерапевта Питера Силбермана сразу выпал из открытого рта фиксатор защитный колпачок от снотворного шприца укола, что он держал сжав судорожно в испуге своим зубами. Когда он увидел, как жидкометаллический Т-1000 прошел сквозь стальную дверную непроходимую
  .
  перегораживающую длинный переходной коридор четвертого этажа решетку. Как будто тот был слеплен из вязкого пластилина или теста. Робот из жидкого полиморфного металла даже не посмотрел в его сторону. И может так даже к лучшему. Так как сердце Питера Силбермана и так упало уже в самые пятки.
   Его сознание как у его настольного личного докторского стоящего на столе в личном кабинете врача психотерапевта компьютера, просто зависло на одном месте, словно сбившееся и пораженное неким ворвавшимся в программу вирусом. Как и сам весь Силберман. Сдвигаясь мгновенно в своем том человеческом рассудке врача прагмата. То, что он только что увидел, было им совершенно непонятно и необъяснимо никак с точки зрения медицинской, как и впрочем, любой науки и высококвалифицированного профессора реалиста врача. И вряд ли в такое кто-то теперь поверит. И именно в то, во что он и сам никогда не верил и даже не верил именно сейчас. Своими вытаращенным застывшим в том диком кошмарном испуге на перекошенном лице глазами.
  - Уходите - произнес Саре и Джону робот Терминатор VBY876000754 - Быстро!
   Он прицелился в другого Терминатора GGA887000809 псевдо полицейского Джо Остина из своего 12смм укороченного ружья, помпового дробовика и нажал на курок.
   Раздался громкий выстрел, и Т-1000 получив 12ммм пулю в свою робота полиморфа в полицейской черной форме грудь, отлетел на целый метр назад. Он чуть не был сбит со своих жидкометаллических ног.
   Стоявший у окна с решеткой напуганный до посинения профессор психотерапевт, заведующий тюремной медицинской клиникой Пескодеро Питер Силберман, был просто оглушен первым громоподобным выстрелом Винчестера и дальше уже не услышал звонких хлопков от выстрелов служебного трофейного табельного 0.45мм Браунинга. И последующих за ними остальных громких раскатистых громоподобных выстрелов 12мм дробовика. Пули с обоих стволов, которых вонзались в тела обоих роботов, преследовавших друг друга. Он лишь сорвался со своего места. И не заметив даже, как были раздавлены ногами пробежавшего по ним полиморфа робота Т-1000 со звонким хрустом упавшие на пол солнцезащитные очки. Сбитые с лица киборга Т-800 полицейской охранницей Мирандой Коулман. И побежал. Прихрамывая, что духу, схватившись за больную покалеченную левую руку по боковому выходящему сюда в коридор ответвлению другого полузатемненного в дежурном свете коридора, через разбитые без стекол двери. А за ним вставая и качаясь на своих ногах с сотрясением головы, но тоже быстрым шагом устремился, спасаясь пришедший в себя после удара о коридорную стену медсанитар и тюремный надсмотрщик Томас Таки.
   Они оба быстрей уносили отсюда свои ноги, где в смертельном противостоянии друг другу, снова сходились два робота противника.
   Пистолетные 0.45мм пули одного робота четко и точно попадали в другого робота убегающего и прикрывающего собой до самых открывающихся дверей пассажирского лифта сорокалетнюю женщину и ее десятилетнего ребенка. Оставляя глубокие рваные отверстия к черной кожаной куртке мотоциклиста робота байкера, который успевал, убегая и прикрывая собой впереди себя, убегающих Сару и Джона Коннор еще и отстреливаться от другого робота убийцы, посылая одну пулю за другой из помпового укороченного мощного ружья, что буквально сшибали с ног его преследователя. Оставляя на его жидкометаллическом теле глубокие сверкающие растекшимся вязким полиметаллом воронки. Затормаживая и сбивая сильно его молекулярную боевую программу и сам молекулярный процессор при попаданиях точными мощными баллистическими ударами 12мм ружейных пуль. Сотрясая все пластичное полиморфное и уязвимое к баллистическому шоку тело.
   Было заметно и видно, как Т-1000 замедлялся при ударах 12мм ружейных пуль и терял на секунды контроль над собой, но тут же восстанавливался, срываясь, прыжками с места и снова бегом, преследуя свою цель.
   Вся его энергия плазменных молекулярных батарей SUSAR-1000 уходила на мгновенное восстановление, чтобы догнать свою цель и ее уничтожить. А киборг Т-800 зная это, старался, стрелять с определенным рассчитанным временным диапазоном. Рассчитав скоростные рывки и сам бег Т-1000 с временным интервалом выстрелов и вероятностью более удачного ухода своих подзащитных от непосредственного близкого и опасного контакта с противником.
   Робот Т-800 знал все параметры и боевые возможности вражеского робота, равно как и ее конструкционные ходовые данные. У киборга VBY876000754 были все данные на такой тип жидкометаллических продвинутых машин. Ведь его программировала точно такая же машина, только с более и значительно улучшенными боевыми качествами и возможностями. VBY756000789 Т-1001 Верта. От которой, Сару и Джона Коннор, вряд ли смог бы спасти и уберечь морально и программно устаревший Т-800. Даже делая такие, вот элементарные на ходу боевые расчеты.
   Экспериментальный первый Т-1000 не обладал и половиной тех боевых стратегических возможностей, скоростью и убийственной мощью Т-1001. Куда более совершенной и улучшенной новой модели, что была второй по значению в бункере Скайнет-1 командной машиной. Следом, за которой появились такие, как исключительно для ведения боевых действий. С массой встроенных боевых систем и различного колюще - режущего вооружения Т-1002 и робот Т-ХА, способный молекулярно делиться и создавать сразу несколько копий самих себя.
   Саре и Джону удалось заскочить в пассажирский лифт. Следом их, получая одну пулю за другой, прикрывая собой, в лифт запрыгнул и робот киборг VBY876000754.
   Двери быстро закрылись уже перед самым носом подскочившего к лифту, бросившего полностью отстрелянный со всеми обоймами 0.45мм трофейный пистолет на пол псевдо полицейского Джо Остина, который снова упускал свою приговоренную к ликвидации искомую цель.
   Он не успел догнать их. Перед его робота полиморфа лицом закрылись двери пассажирского лифта. Но все же GGA887000809 успел застопорить лифт. Он молниеносно успел просунуть свои жидкометаллические руки в сдвинутые одна к одной плотно дверные двойные створки лифта, превратив те свои руки из полиметалла в очень тонкие твердые и острые длинные лезвия, прорезая прорезиненное уплотнение дверей и просовывая их чуть ли не целиком в лифтовые двери застопоренного роботом лифта.
   Слышно было, как наверху задергался стальной трос, но лебедка не смогла справиться с силой боле мощной машины. Физическая сила, которой оказалась выше силы самой лебедки.
  - Осторожно! - крикнул им громко киборг Т-800 и толкнул их в левой стенке лифтовой кабины. А сам отпрыгнул к правой.
   Острые как бритва, обладающие теперь твердостью бронестали жидкометаллические вместо рук Т-1000 лезвия, чуть не проткнув насквозь Сару Коннор, вместе с самим Джоном, со скоростью пули пролетели мимо и воткнулись в заднюю стенку лифтовой кабины, пронзая ту насквозь. Они тут же мгновенно вернулись обратно. Мелькнув прямо перед напуганными глазами присевших на корточки и прижавшихся к левой стороне кабины лифта Сары и Джона Коннор. Но не до конца к своему хозяину, стоявшему снаружи лифта и держащего сам этими руками лезвиями лифт. Слившись своими жидкометаллическими ногами и обувью с самим кафельным коридора полом.
   Сара, прижав к себе Джона, увидела, как эти лезвия превратились в этакие захваты или блестящие металлом скобы и захватили края лифтовых дверей.
  - Что это?! - крикнула напуганная сара Коннор - Какого черта!
   И двери тут же открылись. Там стоял GGA887000809 Т-1000 и псевдо полицейский Джо Остин. Но навстречу ему вышел из правой стороны лифта робот Скайнет-1 Терминатор VBY876000754 киборг Т-800 и направив 12мм ствол своего 12 зарядного укороченного обреза дробовика помпового Winchester Model 1887 года, прямо в голову и ледяное лицо другого Терминатора и машины убийцы Скайнет-2.
   Раздался с очень близкого расстояния громкий выстрел. И голова псевдо полицейского Джо Остина раскололась надвое, разлетаясь длинными во все стороны вытянутыми сверкающими блестящими металлическими каплями. Она, буквально развалилась на две почти равные жидкометаллические половины до самой шеи, которые упали прямо на плечи мужской в полицейской черной форме стоящей фигуры. А само жидкометаллическое скопированное идеально под живого человека тело покачнувшись, отступило на несколько шагов назад, но не упало, а остановилось, как вкопанное, замерев на одном месте, сцепившись своими приклеившимися мгновенно из пластичного жидкого полиметалла ногами с полом.
   Он отпустил кабину лифта от выстрела дробовика, отшатнувшись назад, и поднял вверх обе свои жидкометаллические от локтей блестящие сформированные загнутыми твердыми скобами руки.
   Т-1000 отключился на некоторое время. Это был баллистический массированный шок всей его программной боевой системы. Отключилось все, вплоть до генератора и молекулярных плазменных батарей. Но вскоре все перезапустилось, делая экстренную срочную перезагрузку всех систем в связи с куда большим повреждением внешней целостности своего жидкометаллического тела робота полиморфа.
   Перезагрузка шла со скоростью в считанные секунды. Все данные загрузки выводились на встроенный жидкомолекулярный 80000битный экран видеомонитора, показывая все же незначительные физические повреждения, что существенно не могли повлиять на саму работы машины. Так как сама боевая стратегическая программа и все функции были в полной исправности машины. Единственный минус, это значительная потеря при сопротивлении таким повреждениям и на восстановление использованной тепловой плазменной энергии. В молекулах модели серии Di-Lait 00189 бурлил дизеолтропин с живой вживленной для камуфляжа машины биоструктурой человека. Стараясь залечить полученные травмы и раны в жидком пластичном полиметалле.
   Ему пришлось собирать свой растекшийся во все стороны жидкий металл Di-Lait 00189 псевдополицейского Джо Остина. Восстанавливая обратно свою разнесенную надвое разваленную 12мм пулей Винчестера жидкометаллическую робота полиморфа голову.
   На все это тратилось куда больше энергии, чем у потомков данной модели Т-1001 и Т-1002. И перезагрузка шла с заметным замедлением. С сильным и резким повышением внутренней температуры вскипающего вещества в самом жидком полиморфном мимикрическом металле Сj808V1A900. В отличие от более поздних роботов новой серии Di-Lait 00190, где перезагрузка проходила куда быстрее и в холодном состоянии жидкого полиметалла.
   Замедление загрузки дало некоторое время тем, кто удирал от него на пассажирском лифте.
   Т-800 ударил правой рукой по кнопке пуска лифта и закрытию дверей.
   Лифт автоматически со скрежетом поврежденных дверей закрылся и поехал быстро вниз с четвертого этажа больницы вниз на первый. Т-1000 слышал, как лифт устремился вниз. И он его упустил, не в силах из-за повреждения и массированного программного сбоя от баллистического шока противодействоать этому. Но вскоре робот снова восстановился весь и полностью, и снова засунув руки во внешние двери пассажирского лифта, открыл их в стороны. Двери отворились, но лифтовой кабины уже не было. Лифт был на пути вниз к первому этажу. Перед ним была лишь лифтовая шахта. И он, недолго раздумывая, преследуя свою жертву, спрыгнул вниз.
   Лифт пролетел почему-то первый этаж, не остановившись, до самого цокольного этажа подвала и ударился об опорные посадочные пружины.
   Там внизу лифт не открыл сразу свои двери. Их перекосило и намертво заклинило. Виной были скобы руки робота полиморфа GGA887000809. Он, удерживая лифт на четвертом этаже, повредил ими створки обеих дверей. Пробив и срезав острыми краями своих узких убийственных длинных выбрасываемых смертоносных лезвий резиновую прокладку между дверями и заворачивая наружу, выгибая уже сформированными из тех жидкометаллических рук скобами сами двойные лифтовые двери. Так что двери смогли с трудом и скрежетом закрыться, но обратно их просто намертво заклинило, и выйти было невозможно.
   Киборг VBY876000754, было подскочил к дверям, чтобы открыть из своей гидравлической силой манипуляторов рук робота Т-800. Но в это время сверху что-то с громким шумом упало на крышу самой остановившейся поврежденной лифтовой пассажирской кабины. Погибая сам железный потолок. От удара чего-то достаточно тяжелого о крышу даже заморгал сам в кабине лифта горящий свет. То, что упало с высоты четвертого этажа, пролетело рядом с натянутыми, как гитарная струна еще гудящими стальными тросами в полной темноте вниз целиком в чистом падении. И приземлилось четко на саму крышу остановившегося на первом этаже, поврежденного блокированного дверями лифта, вбивая его в сами стоящие под кабиной для амортизации посадочные опорные пружины.
   Крыша кабины прогнулась, но все же выдержала сильный, будто удар металлической кувалды сверху.
  - В стороны от центра! К боковой стене! - скомандовал Т-800 Саре Коннор с сыном Джоном.
   Те молниеносно отпрыгнули снова к левой стороне кабины.
   - На пол, быстро оба! - он повторил команду, когда в тот же миг, тот, кто был наверху, услышал их и по звуку нанес первый удар своими вытянутыми узкими обоюдоострыми как бритва длинными рубящими, как мечи сверкающими ртутью жидкого металла заостренными на концах лезвиями.
   Лезвия прошли сквозь потолок крыши лифта, как будто это вообще было им не препятствие. Как нож сквозь плавленное вязкое масло и в самом центре кабины до самого пола. Потом еще и еще, сбивая потолочную крыши кабины вентиляционную решетку и разрубив надвое светящуюся потолочную лампу освещения.
   Тот, кто оттуда наносил свои удары, работал быстро и хаотично.
   Он видел все свои цели и слышал их, но тут был этот опять киборг серии 101:01. И он бегал взад и вперед по кабине, вверх подняв в обоих своих робота гидравлических руках удерживая тот 12мм помповый обрез Winchester Model 1887 года. И пытался прицелиться в псевдополицейского Джо Остина GGA887000809 стоящего на самой лифтовой крыше у лифтовых тросов.
   Он ловко на полуприсяди маневрировал и мешал ему поразить свою цель. Закрывая своим стальным бронированным непробиваемым его оружием телом киборга обе жертвы. Этот робот выстрелил вверх и в саму крышу лифтовой кабины. Раз и еще раз, и 12мм пули попали снова в жидкометаллическое тело Т-1000, отбрасывая его к одной из стен лифтовой шахты. Но псевдополицейский Джо Остин уже был снова на центре кабины. И снова продолжал вонзать в крышу свои острые как бритвы узкие движущиеся взад и вперед со скоростью летящей пули в постоянном движении жуткие убийстенные колюще-рубящие обоюдоострые длинные заостренные на концах как концы разделочного кухонного мясницкого ножа пики лезвия, получая попадание за попаданием из стреляющего 12 зарядного 12мм помпового обреза дробовика в руках бегающего из стороны в сторону по кабине лифта робота киборга VBY876000754.
   Он видел их в инфракрасном спектре своих жидкометаллических глаз и на биосканере и видеоэкране своего встроенного 80000битного жидкометаллического монитора. Обоих. Но этот киборг мешал ему. Он тоже видел его такими же, хоть и более слабыми встроенными приборами обнаружения и слежения. И видел Т-1000 на своем тоже 20000битном коммуникационном видеомониторе.
   В таком замкнутом узком пространстве ничего другого не оставалось, как вот так молниеносно носится от стены к стене лифтовой кабины и отстреливаться. Это было единственным пока спонтанным боевым решением в своей боевой программе центрального микропроцессора, что мог принять сейчас киборг VBY876000754.
   Этот робот, выстрелами из этого мощного дробовика, мешал спрыгнуть вниз кабины, чтобы доделать свою смертоносную ликвидатора Терминатора работу другой более совершенной машине.
   К тому роботу подключилась и сама мать его жертвы Джона Коннора, Сара Джаннет Коннор. Она выхватила из-за ремня и пояса байкерских кожаных штанов киборга Т-800 0.45мм пистолет Colt Series 70/Detonics и тоже включилась в этот поединок между роботами двух Скайнет.
  - Сиди тут и не двигайся! - она крикнула напуганному с вытаращенными мальчишескими синими глазами сыну Джону.
   Сара поняла, что такие маневры сбивают с толку того, кто там, на крыше лифта пытается убить ее сына. Эти метания из стороны в сторону просто мешают тому сделать свою работу. Особенно этот с титановым непробиваемым таким оружием бронеэндоскелетом киборг Т-800. Но было необходимо помочь ему и не сидеть, сложа руки. И вступить на защиту своего сына Джона.
   Но она сейчас оказалась сильно уязвимой, хоть и сильно пригибалась к полу самой лифтовой кабины. Она как мать, боясь за своего сына Джона, вступила в безнадежную и губительную для себя не сулящую ничего, кроме скорой смерти противостояние и борьбу.
   Т-800 видел мелькающие возле себя и Сары Коннор острые как бритва длинные сверкающие ртутью жидкометаллические лезвия, что достигали самого пола кабины лифта и понимал, что скоро Т-1000 будет уже здесь. Что это очередная смертельная ловушка для всех. Скоро потолок исполосованный насквозь этими лезвиями робота полиморфа просто провалиться внутрь. Он был уже весь истыкан и изрезан насквозь. В самом центре потолка образовывалась большая дыра.
   В это время острое отточенное как бритва длинное копье лезвие достигло своей все же цели, полоснув, правда, вскользь по правому плечу Сары Коннор. Та вскрикнула от острой боли и отшатнулась назад к левой стороне лифтовой кабины, закрывая собой сына Джона.
  - Мама! - крикнул Джон, прижимая отлетевшую к нему в сторону мать к себе.
  - Вот тварь! Черт! - проорала раненая Сара Коннор, схватившись левой рукой за раненое правое с глубокой резаной раной и обрезанной с плеча лямкой больничной майки женское плечо. Из белой тюремной майки справа выпала наружу ее с торчащим соском женская правая грудь.
   Она отскочила от киборга Т-800 и прижалась к Джону, так и не выпустив от боли из правой руки 0.45мм Кольт.
  - Мама! - крикнул ей перепуганный за мать Джон, прижимая ее к себе обеими руками и обхватив за шею.
   Робот VBY876000754 подскочил к дверям лифта и раздвинул их мощной гидравликой своих рук, вдавливая до предела покореженные двери внутрь роликовых боковых пазов, окончательно доламывая саму лифтовыю кабину.
  - Скорей! - он крикнул им обоим - Быстро отсюда!
   Робот закрыл Джона и Сару своей спиной и те проскочили прямо под ним наружу, вылетая из лифтовой уже порядочно разрушенной и уничтоженной начисто, превращенной роботом Т-1000 в металлолом кабины.
  - Быстрей, бегите! - он крикнул им вдогонку и сам бросился практически бегом за ними, снова держа в правой руке свой 12мм дробовик Винчестер, быстро перезаряжая его на ходу вытаскивая последние патроны из своего правого в кожаной мотоциклетной куртке кармана. Был еще 0.45мм Colt Series 70/Detonics, но его забрала себе убегающая впереди Сара Коннор, мать Джона Коннора.
   Лифт находился в самом низу, цоколе медицинского главного тюремного здания. Теперь выход был только в одну сторону из подвального, транспортного большого служебного гаража. Где уже припарковывалась одна полицейская автомашина Ford LTD Crown Victoria 1987 года.
   Сара бежала впереди, а за ее спиной сам Джон.
   Она тащила его, буквально за собой держа за руку.
  - Мама, я сам! - Джон кричал ей, но она его, и слышать сейчас не желала.
  - Заткнись! - она ответила ему, и сморщилась от боли в правой рассеченой острым, как бритва лезвием жидкого терминатора Т-1000 плече, правой руки, рывками дергая и таща за собой сына Джона.
   Она держала 0.45мм Colt Series 70/Detonics теперь в левой руке и прижимала спадающую вниз с ее правой женской груди тюремную майку.
   Замыкал эту эстафету бега VBY876000754, громко топая своими большими на толстой шипованной подошве байкерских ботинок. Время от времени, приостанавливаясь и оглядываясь назад на разрушенный, на нулевом цокольном этаже пассажирский с вывернутыми и раскрытыми дверями лифт.
   Нужен был транспорт, чтобы быстрей отсюда унести ноги.
   Свой тяжелый большой мощный скоростной байк, он оставил там, у дверей самой тюремной больницы Пескодеро. Это был еще шанс. Но все сложилось имено, так как сложилось. И они оказались тут в этом подвале и подземном огромном больничном служебном гараже. Обратной дороги им не было.
   Приходилось принять саму реальность таковой, какой она теперь была.
   Но им благоприятствовала сейчас, видимо сама удача.
   Сара подлетела к припаркованной и остановившейся прямо перед ней полицейской служебной Ford LTD Crown Victoria 1987 года. Из которой, выскочил молодой, лет около тридцати полицейский. Совсем сопляк, и видимо вообще без опыта работы в самой полиции. Возможно, даже самостоятельно набирающийся опыта стажер в полицейской форме и погонах.
   Тот, выскочив сразу, схватился за свою полицейскую рацию, видимо пытаясь, вызвать помощь.
  - Стоять! - рявкнула на него громко Сара.
   То перепуганный, выронил из рук свою рацию и, проглотив свой язык, отскочил от машины, пытаясь из кобуры на полицейском ремне достать служебный табельный 9мм пистолет Beretta 92FS Inox.
  - Даже не вздумай - она прорычала ему стоя у самого капота и носа машины - Я не шучу. Вышибу мозги. От машины быстро.
   Она направила на него ствол 0.45мм Кольта.
   В это время широко шагающий и топающий на весь подземный гараж своей всей тяжестью, почти двухсоткилограммового тела и ботинками мотоциклиста в быстром темпе ходьбы, киборг VBY87600075, прошел мимо Сары и, схватив полицейского за его форму как собачьего щенка, просто отшвырнул в сторону как пушинку. Тот не успел, вытащит свой табельный пистолет, и даже ничего понять, как, отлетев, ударился об одну из бетонных опорных подпирающих тяжелую такую же из железобетона крышу гаража колонн. Он ударился и упал на бетонный холодный пол гаража без сознания. Сила удара была таковой, что парень просто отключился и затих там лежа на полу гаража. Но не был мертв. Киборг рассчитал свою силу и правильно применил ее. Он не был теперь терминатор как таковой. Он обещал это Джону.
  - Ты обещал мне. Забыл? - произнес ему Джон, запрыгивая с матерью молниеносно в легковой полицейский автомобиль.
  - Нет. Этот тоже жить будет - произнес он, глядя, убедительно в глаза напуганного и растерянного с открытым ртом десятилетнего мальчишки Джона Коннора, следом садясь за ними в легковую отобранную у полицейского полицейскую служебную машину и сразу за руль и водительское сиденье.
   Робот завел двигатель автомашины, когда там впереди сквозь провисший от тяжелого удара о саму крышу кабины и продырявленный и изрезанный острыми пиками лезвиями Т-1000 практически в дырах и решете от 12мм пуль дробовика Винчестера Т-800 потолок. Доламывая его своим весом. Появился, свисая вниз живой сверкающей блестящей в освещении упавшей вниз на одном проводе лампы дневного света и в свете гаражного освещения, объемный каплевидный сгусток. Бесформенный, весом около 200килограмм сверкающего и переливающегося ртутью жидкого пластичного металла.
   Он просто просочился вязкой своей массой сквозь сами дыры и отверстия в самом продырявленном насквозь потолке лифтовой кабины и повис в ней. А затем просто упал на сам пол, расплющившись под собственным тяжелым весом в жидкий растекающийся металлический блин. И тут же собравшись вновь, превратился в этакий, словно растущий, от самого пола кабины сверкающий жидким мимикрическим полиморфным металлом Сj808V1A900 остроконечный сталагмит.
   Этот сталагмит, в мгновение ока приобрел очертания и форму человека. Сначала, правда без лица, но с головой, руками и ногами из жидкого полиметалла. И отклеившись от самого пола лифтовой кабины, перешагнув порог, сразу же бросился бегом в сторону полицейской стоящей в подземном служебном гараже машины. Постепенно все сильнее и отчетливее приобретая человекоподобные очертания и превращаясь в полицейского Джо Остина.
  - Поехали! - крикнула Сара роботу.
   И заведя мотор, киборг, включив сразу заднюю скорость полицейской Ford LTD Crown Victoria, спустив плавно сцепление, надавил на газ до отказа.
   Полицейская легковая машина, стирая вскользь по бетонному покрытию гаража свои протекторы, дымя шипованной резиной в бешеном разгоне задних колес, сорвалась с места и понеслась прямиком задним ходом к въездному кольцевому пандусу и опущенным вверху рольставнями воротам подземного автомобильного служебного гаража.
   Сара высунулась из бокового открытого дверного машины окна и открыла стрельбу из Кольта.
   Она метко стреляла. У нее были отличные навыки стрельбы. Ведь она даром время не теряла, когда было это самое время. Еще до своей поимки и отсидки в Пескодеро.
   Было видно, как 0.45мм пули вонзаются в робота Т-1000. Они оставляли растекшиеся кругами сверкающие и блестящие ртутью глубокие воронки на его полиметаллическом теле. Ударяясь в робота и отбрасывая его назад, но он все равно преследовал удирающую от него на скорости полицейскую машину, которая выбив опущенные рольставнями закрытые ворота своим задним бампером и багажником, выкатилась из подземного парковочного автомобильного гаража клиники Пескодеро, прямо за саму ограду. Попутно снося и ее все сетчатые высокие заборы и решетки.
   Т-800 смотрел назад через заднее стекло и рулил автомашиной, которая буквально, вылетела на асфальтированную мимо пролегающую с больницей и тюрьмой дорогу.
  - Перезаряди! - крикнула Сара Коннор своему сыну Джону. И сунула тому отстрелянный с пустой обоймой Colt Series 70/Detonics. Тот быстро заменил пустую обойму на-новую с патронами. И подал ей в руки оружие.
   Робот VBY87600075 выстрелил в стоего противника, держа в одной левой руке свой дробовик. Было видно, как 12мм пуля вонзилась в жидкий металл посередине груди бегущего робота Т-1000. Она отшвырнула его с силой назад, но он все равно бежал за маишной.
   VBY87600075 смог всего длишь один раз сделать выстрел из Винчестера. В стволе был всего один патрон. Он не успел полностью перезарядить Винчестер, когда пришлось отшвыривать этого не опытного молодого сопляка полицейского и прыгать за руль.
  - Перезаряди - он сунул Джону свой ствол через себя и ему вруки, руля угненной полицеской автомашиной. И тот стал Винчестер шпиговать большими в красной оболочке бумажных гильз ружейными смертоносными патронами, вытаскивая те из правого бокового кармана кожаной мотоциклетной байкерской куртки рулящего машиной робота.
   Сара не успела выстрелить, когда Т-800 круто развернул угнанную только что из подземного больничного гаража полицейскую машину.
   Робот переключил скорости и надавил на газ, буквально, вдавив до отказа педаль акселератора газа в пол, полетевшего чуть ли не надыбах по скоростной ночной трассе сверкающего проблесковыми мигалками, полицейского автомобиля. А Джон, зарядив 0.45мм Кольт и 12мм Винчестер, подал обратно, и вернул и тому и другому набитые до отказа патонами стволы.
   Сложился момент в несколько секунд короткой передышки, чем и смог воспользоваться GGA887000809. Разгоняя себя мгновенно до бешеной скорости, и настигая, почти также мгновенно удирающий полицейский Ford LTD Crown Victoria 1987 года.
   Как раз и в этот момент Т-1000 смог выжать из себя все необходимое для этого скоростного рывка из резкого ускорения работы теплового плазменного генератора и молекулярной левой батареи SUSAR-1000. Собирая всю свою энергию в своем жидком полиметалле Сj808V1A900. В тот самый момент, когда его противники несколько замешкались и не смогли ответить ему навстречу разнокаллиберным из своих стволов огнем.
   Он, буквально, длинными прыжками и пролетая по воздуху, настиг легковой полицейский Форд. Запрыгнув тому на сам задний его широкий багажник и пробив его насквозь своими, снова превращенными в длинные остроконечные сверкающие переливающиеся в свете придорожных на столбах фонарей скобы от локтей жидкометаллические руки робота полиморфа. Зацепившись, таким образом, практически намертво за летящую на бешеной скорости легковую полицейскую машину.
   Его цель была уже рядом, и нужно было лишь до нее дотянуться. Можно сказать в паре тройке метров от своей смерти, когда робот псевдополицейский Джо Остин мгновенно на своих тех жидкометаллических скобах руках подтянулся к самой кабине легкового автомобиля. И выдернув одну из скоб рук, высадил наотмашь заднее стекло Ford LTD Crown Victoria. Его целью было проникнуть внутрь самой кабины летящего на скорости по 210 скоростному ночному шоссе автомобиля.
   Превращенное в битое крошево, разлетевшееся полувыгнутое смотровое большое заднее стекло Форда, просто усыпало все заднее под ним пассажирское сиденье со спинкой и самого отпрыгнувшего в диком испуге и ужасе от спинки и сиденья Джона Коннора.
   Еще немного и он, робот убийца должен был уже дотянуться до своей обреченной на смерть жертвы. Это были вообще считанные совсем какие-то метры. Он был настолько близок к убийству этого десятилетнего мальчишки, как никогда до этого. Но летящая по дороге полицейская автомашина, виляя из стороны в сторону и ведомая другим роботом его противником, не давала ему этого сделать.
   Т-1000 приходилось удерживать свое равновесие, хоть ему и удалось приклеиться своим жидким полиметаллом и ногами к откидной крышке большого автомобильного багажника. Но его пластичное жидкометаллическое тело также швыряло из стороны в сторону.
   Когда в тот же момент, мать Джона Сара Джаннет Коннор, быстро развернувшись и прижав к себе своего сына левой рукой. Перевалившись вперед через спинку переднего пассажирского сиденья. И перегибаясь всей женской, выпавшей с торчащим соском наружу правой грудью. Из-за обрезанной и оборванной, спавшей на правой раненной руке лямки тюремной майки. Правой, раненой рукой, направила в его сторону опять 0.45мм свой Colt Series 70/Detonics.
  - Вниз, Джон, на пол! - она прокричала сыну. И Джон упал на сам пол, забившись куда-то там между самими пассажирскими сиденьями.
   Раздались громкие один, за одним выстрелы. И пистолетные летящие по воздуху со снайперской точностью и с короткого расстояния пули, снова поразили Т-1000 в саму робота псевдополицейского грудь, превращая ее в глубокие сверкающие неровными краями растекшиеся, воронки. Буквально одна на одной, все это место в мессиво из сверкающего блестящей ртутью жидкого вывернутого наизнанку пластичного металла.
   Робота отбросило назад, и от скорости летящего по шоссе автомобиля он, чуть было, не слетел с заднего багажника полицейского Форда. Но удержался одной своей вонзенной в багажник сверкающей жидким металлом скобой рукой в продырявленном насквозь отверстии.
   Он попытался сделать твердым свое жидкометаллическое тело, чтобы сейчас находясь практически без движения защититься от града летящих остальных пистолетных 0.45мм пуль, спрессовав быстро свои внутри металла молекулы. Но в этот момент Ford LTD Crown Victoria 1987 года, мотануло сильно в сторону резко еще раз по ночной дороге на набирающей разгон стокиллометровой скорости. И Т-1000 отлетел еще вдобавок к левому краю легковой автомашины. Как раз на уровне сидящего в водительском кресле спиной к нему Т-800. Где тот, недолго размышляя в своем боевом программном ЦПУ, и воспользовавшись моментом, перебросил через правое плечо 12мм ствол помпового обреза ружья, нажал на спусковой курок Винтечтера.
   Громкий выстрел оглушил двух других в полицейской машине и в закрытой кругом металлической кабине Форда пассажиров. Он гулким звонким оглушающим эхом прокатился по всей кабине и вылетел наружу через заднее выбитое полностью в стеклянное мелкое крошево каленое смотровое автомобильное стекло. А 12мм пуля из ружья, буквально сшибла полиморфа терминатора Т-1000 с машины.
   Он не смог удержаться из-за своего почти 200киллограммового веса жидкого металла и скатился по самому багажнику вниз к бамперу автомобиля.
  - Рули! - произнес громко, робот Т-800 Саре Коннор, и та ухватилась молниеносно за руль полицейской летящей по ночному 210 городскому скоростному, почти пустынному шоссе легковушки.
   Робот быстро развернулся на водительском сиденье, отпустив руль. Он передоверил его самой Саре. И когда Сара схватилась за него обеими руками. Почти полулежа. Удерживая летящую машину на 100километровой скорости по ночной асфальтированной с желтой центральной разметкой дороге Ford LTD Crown Victoria 1987 года. Т-800 направил укороченный 12мм ствол Винчестера в левую торчащую остроконечной загнутой скобой левую жидкометаллическую руку Т-1000. Именно в тот самый момент, когда правая была занесена уже вверх для смертоносного скоростного молниеносного удара, превращенная в длинное и узкое остроконечное обоюдоострое с обеих сторон, словно меч средневекового палача сверкающее ртутью и металлом затвердевшее молекулярно как бронесталь лезвие.
   Еще один громкий сотрясающий все вокруг выстрел, оглушил Сару и Джона в металлической кабине полицейского Форда.
   12мм крупная пуля перебила в локте левую вонзенную в багажник машины металлической загнутой скобой руку робота полиморфа Т-1000. И он сорвался с багажника окончательно. Слетая на огромной скорости с полицейской легковой летящей по дороге машины.
   Робот, падая, ударился с грохотом об твердый асфальт. Он полетел, кувыркаясь и подлетая на нем, куда-то в левую сторону самой уходящей за летящей по шоссе машиной дороги и в саму темноту.
   Сара и Джон слышали, как раздавался громкий звон затвердевшего молекулярно в том роботе убийце полиморфного мимикрического металла Сj808V1A900. Звенели, громко, ударяясь об асфальт его твердые, как бронесталь не успевшие принять свою полужидкую пластичность руки робота Терминатора Т-1000 и его частично принявшее твердую форму само скопированное под живого человека тело.
   Им опять повезло, хоть они были очень близки к самой смерти. И теперь уносились на всех парах в ночную темноту и по ночной асфальтированной полупустынной без встречных и попутных машин окраинной городской с границей Канады дороге. Как можно дальше от самого Глендейла и Пасадены в направлении Сан-Бернандино, пролетая по 210 скоростному шоссе населенные пункты Сьерра Мадре и Монровиа.
  
   ***
  
  30 августа 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Восточная часть Лос-Анжелеса.
  210 шоссе.
  Психиатрическая клиника Пескодеро.
  Городок Глендейл по соседству с Пасаденой.
  В направлении Сан Бернандино и гор Сьерра-Невада.
  01:15 ночи.
  
   Робот не стал их преследовать. Не было теперь смысла. Это был просто лишний расход тепловой высокомощной энергии из молекулярных плазменных батарей SUSAR-1000.
   Он шел быстро по 210 шоссе, лишь вослед уезжающей от него далеко и на скорости больше ста километров в час полицейской угнанной машине. По дороге уходящей вдаль от самого Пескодеро и на Восток к горам Сьерра- Невада от Глендейла и Пасадены.
   Громко топая металлическими ногами и черными полицейскими лакированными туфлями, робот GGA887000809 шел по ночной асфальтированной дороге, видя все вокруг своим ночным инфракрасным зрением. Там впереди лежало то, что он только что потерял. Частицу себя, которая сигналлизировала о себе ему на таком расстоянии, практически в несколько сотен метров.
   Полиморф Т-1000 недосчитался в своем теле этой потерянной в погоне за противником частицы. Которая, уже сама, скользя по гладкому асфальту, быстро катилась сверкающей ртутью большой жидкой каплей ему навстречу. Она спешила соединиться с главной основной своей почти 200 килограммовой цельнометаллической массой.
   Потеря этой небольшой по весу и размерам детали, как и любой другой была в конструкции робота данной серии недопустима. И невосполнима, как боевая часть всего в целом робота полиморфа Т-1000 жидкометаллического тела. Как, впрочем, деталь другого робота из твердой металлической конструкции. С той лишь разницей, что тот же Т-800 или другой робот с титановым боевым бронированным эндоскелетом, теряя свою какую-либо часть от конструкции в бою, уже не мог вести полноценно боевые действия на поле боя. И ему требовался срочный ремонт. Здесь же это выглядело совсем иначе. С той лишь разницей, что утеря какой-либо определенной части от общей массы жидкого металла была просто невосполнима. И данный робот не мог пройти ремонт. Так как это было невозможно из-за его своеобразной конструкции и встроенных в его тело без возможности перепрограммирования боевых стратегических всех систем и программ. И каждая часть такой машины, если была утрачена, то утрачена безвозвратно и навсегда.
   И хоть данный робот мог и дальше действовать без этой утерянной в бою части жидкого металла, тем не менее, эта часть в данный момент не считалась уничтоженной и требовала срочного обратного возврата к единому целому и основному, программируемому и работающему по единой боевой программе и конструкционной схеме полиметаллу Сj808V1A900.
   Робот и псевдополицейский Джо Остин внезапно остановился посреди проезжей асфальтированной дороги, делая программные изменения в своей боевой программе. Сам, меняя свою рабочую программу и переписывая ее в своем боевом ЦПУ. То, чего робот киборг Т-800 не мог сделать никогда.
   Он провел срочную полную диагностику своих боевых программ и своей всей конструкции робота полиморфа Т-1000.
   Его плазменный генератор переключился на вторую молекулярную плазменную батарею SUSAR-1000. Первой требовалась срочная подзарядка. Много тепловой энергии ушло на погоню и восстановление боевой целостности самой конструкции жидкометаллического тела после многих огнестрельных попаданий 12мм ружейных крупнокалиберных пуль.
   По 80000битному коммуникационному видеомонитору побежали многочисленные рядами цифры и шифры. Выдавались данные на светящийся ярким голубоватым светом экран, показывая полное восстановление всей жидкометаллической конструкции машины без потери функции мимикрирования и прочих вредоносных сбоев в боевых программных цепях робота Т-1000.
   Его полиморфный жидкий металл вытолкнул из себя все ружейные от 12мм дробовика Винчестера пули и пули 0.45мм Кольта. Те, со стуком упали на сам черный ночной дорожный асфальт, совершенно не расплющившись при попадании в вязкую массу полиметалла машины по имени Джо Остин.
   Он был совершенен во всем. Но, все же не настолько, насколько совершенны были его поздние потомки Т-1001 и Т-1002. По своим возможностям программам и боевому вооружению.
   У робота была отличная встроенная в его молекулярное жидкометаллическое тело программа и центральный боевой процессор WSPY Скайнет-2.
   Но он был ограничен во многом. В скорости и способах своего передвижения. В способности своим встроенным выдвижным колюще-режущим оружием поражать свои цели только на ограниченной дистанции и расстоянии. Равно как имел и ограничение по своему вооружению и не мог поражать одновременно сразу несколько целей, что могли делать Т-1001 и Т-1002 и на значительной дистанции и расстоянии от себя.
   Имея ту же массу жидкого металла, что и его будущие поздние потомки, Т-1000 мог поражать свою цель, только максимально сблизившись со своей жертвой. И маскируясь, мог лишь подкрадываться, растекшись тонким микронным слоем металла по какой-либо поверхности, копируя фактурно эту поверхность.
   Но самое главное был ограничен в физической своей силе. Равной силе киборгов серии 101:01 и 101: 02, что не были даже близко в этом конкурентами тем же односерийным Т-1001 и Т-1002. Доведенные до максимального своего совершенства эти машины были поистине непобедимы и опасны всем и всему, что попадалось на их пути. Куда более живучие. И значительно устойчивые к баллистическому пулевому шоку и прочим повреждениям. Это послужило впоследствии появлением таких машин как Т-Х, андроидов, разных модификаций и с плазменным встроенным вооружением. Как собственная подстраховка и защита Скайнет от этих опасных роботов.
   Их крайняя невероятная прямая опасность и привели к тому, что Скайнет-2, создав Т-1000, дальше этого не пошел. Он ограничился только этой моделью. Враг человечества боялся измены и предательства. Боялся своих собственных роботов и машин. Больше, чем Скайнет-1. Который продвинул данную линейку роботов из жидкого полиморфного мимикрического металла куда дальше, чем его соперник. И он, этот робот у своего хозяина был пока единственным таким из всех тысячников, и того его Создатель и Бог зашвырнул в 1997 год и подальше от себя для выполнения единственного боевого, но важного задания.
   GGA887000809 стоял на автомобильной дороге, провожая своим взором ледяных не моргающих синих жидкометаллических глаз вновь ускользающую свою цель. Его лицо было таким же ледяным и неподвижным, лишенным любых эмоций. Идеально скопированным, один в один с живого настоящего человека, но лишь внешне похожего на этого человека.
   Робот по имени Джо Остин не сводил своих тех глаз от исчезающей за горизонтом дороги полицейской Ford LTD Crown Victoria 1987 года. Затем, опустив свои ледяные не моргающие никогда псевдополицейского Джо Остина вниз глаза, посмотрел на то, что быстро сверкая блестящей каплей ртути, издавая какине-то странные, но живые звуки, подползло к его правой стоящей на асфальте ночной дороги ноге. Жидкометаллическая деталь, что была обломком сверкающего твердого как броневая сталь Сj808V1A900, частью руки полиморфа Т-1000, теперь став жидкой металлической каплей слилась с робота правой ногой. Лишь соприкоснувшись с идеально скопированной на ноге той Т-1000 форменной полицейской обувью. Она слилась с основной частью робота и исчезла внутри его, проверяемая также самой машиной на наличие каких-либо вредоносных вероятных сбоев и повреждений.
   GGA887000809 и псевдополицейский Джо Остин, еще раз подняв свою голову робота полиморфа Т-1000, посмотрел вдаль на уже исчезнувшую давно там, на 210 скоростном ночном пустынном без автомобилей шоссе в сторону Аркадии, ту полицейскую угнанную с больничной подземной парковки Ford LTD Crown Victoria 1987 года. И развернувшись, пошел обратно в сторону самой Пескодеро.
   Ему нужен был тоже транспорт. Скоростной и мобильный. Он не мог в поисках своей искомой к ликвидации цели полагаться полностью только на свои способности, а главное, тратя драгоценную тепловую в себе плазменную в батареях энергию. Это было слишком расточительно. Да и угнаться пешком вот так он уже за своей целью не мог. Хоть и был достаточно совершенной машиной. Все было вполне даже логично с точки здравого смысла даже машины. Нужен был подходящий для этого транспорт.
   Цель улетучилась в направлении 210 шоссе. Было предположение и рассчеты, что его цель свернет все же на сам юг. И к Мексиканской границе. Это единственный вариант, чтобы скрыться от любого преследования, как и преследования местных теперь властей в другой не подконтрольной Штатам стране. Но он и не собирался отказываться от преследования. Это была его цель и боевая в программе ЦПУ задача. Его цель дальше продолжать свой поиск и тотальное полное уничтожение своей цели и жертвы преследования.
   Робот уже подходил к самой больнице и тюрьме Пескодеро, когда к нему подъехал одетый в дорожную форму патрульного полицейского офицер, сержант дорожной ночной патрульной полиции Ларри Сиббик. На скоростной Kawasaki KZ 1000 P 1984 года. С мигающими проблесковыми лампами и включенной сиреной. Он увидел погоню и хотел преследовать уносящуюся прочь по черному асфальтированному дорожному 210 скоростному шоссе угнанную с подземной парковки Пескодеро Ford LTD Crown Victoria.
   Ларри Сиббик резко затормозив и увидев идущего в его сторону и прямо по центру дороги из темноты тоже полицейского, остановился, возле идущего.
  - Как я вижу, вы их не догнали. Но зато согрелись неплохо. Наверное, жаркой была, судя по вашему внешнему виду погоня - он иронично произнес пешему, налегке идущему и остановившемуся тоже возле него без теплой одетой полицейской фуражки и куртки синеглазому худощавому с короткой по военному стрижкой русоволосому полицейскому.
   Тот стоял перед его скоростным мотоциклом, и смотрел ему прямо, не отрываясь в глаза. И почему-то молчал.
   Было такое ощущение, что с этим полицейским что-то не совсем в порядке. Словно тот видел его впервые в этой черной кожаной с погонами офицера полиции дорожной куртке. В белом мотоциклетном шлеме с кокардой офицера полиции Лос-Анжелеса и в кожаных с длинной голяжкой сапогах.
   Он словно изучал его своим взором пристальных синих глаз. Затем, перевел свой пристальный взгляд на его, прикрепленной к мотоциклу в специальной мотоциклетной большой кобуре 9мм штурмовой табельный автомат Heckler & Koch SP89. И полицейский ремень с 9мм табельной Beretta 92FS Inox.
  - Пешком и своим ходом, знаете, как-то не сподручно, верно? - произнес еще псевдополицейскому Джо Остину офицер полиции Ларри Сиббик, уже несколько настороженно и напряженно, опуская свою с руля мотоцикла правую руку на кобуру с Береттой.
  - Отличный мотоцикл - произнес робот полиморф GGA887000809 Т-1000, проведя левой рукой по горящей ярким светом большой фаре Kawasaki KZ 1000 P 1984 года и рулю полицейского, увешанного горящими мигающими проблесковыми мигалками байка и окидывая его своим взглядом - То, что нужно. Мне нужен твой мотоцикл и оружие - он добавил сержанту Ларри Сиббику - Убирайся с мотоцикла.
  - Что? Ты чего парень? Башкой об асфальт, что ли ударился? Мозги совсем отшибло, что ли? Смотри, у меня, не дури! - произнес громко, выхватывая из своей пистолетной кобуры 9мм табельную Beretta 92FS Inox, офицер полиции и дорожной патрульной службы сержант Ларри Сиббик. Но в следующую минуту уже лежал мертвым на черном асфальте и разделенной желтым пунктиром линии самой центральной части двусторонней ночной дороги. Сброшенным со своего служебного скоростного мотоцикла и еще дергаясь, конвульсивно с пронзенной насквозь острой длинной стальной из указательного пальца жидкометаллической правой руки робота убийцы по имени Джо Остин грудной клеткой и сердцем 38 летнего молодого имевшего жену и троих малолетних детей мужчины. На его месте и мотоцикле уже сидел другой патрульный ночной мотоциклист полицейский. Который теперь превратился уже в самого Ларри Сиббика, скопировав, один в один с точностью до миллиметра и микрона еще одну человеческую копию. Погоны сержанта полиции. Значек, белую мотоциклетную с кокардой полицейского каску. Вместе с черными большими солнцезащитными очками. Черную кожаную на молнии полицейскую куртку. Узкие дорожные мотоциклиста полицейского с лампасами черные штаны. И с длинной голяжкой кожаные сапоги. И даже один в один, удостоверение дорожного патрульного полицейского.
   Он, теперь как офицер полиции, сержант Ларри Сиббик, заведя мотоцикл Kawasaki KZ 1000 P 1984 года, тоже растворился мгновенно в темноте ночи и на 210 скоростном ночном шоссе между Пескодеро и самим ночным, уходящим вдаль к горам Сьерра- Невада и Сан-Бернандино черным горизонтом.
  
   ***
  
  2 июля 2032 года.
  Центральная Америка.
  Руины Лос-Анжелеса.
  Бывший Бизнес Центр города.
  В районе национального городского US-BANK.
  Над руинами бункера ХВ756.
  Территория подконтрольная Скайнет-2.
  04:24 утра.
  
  - Он хочет, чтобы вы пошли на устное с ним мирное соглашение - произнес, языком понятным только машинам, Т-ХА, робот полиморф Кэвин Кэмбел другой машине и получеловеку гибриду ТS-6B-A по имени Максимиллиан - Я, представляю своего хозяина, как и вы. И хочу знать ваш ответ, и решение вашего повелителя и покровителя Серены Коган.
   Это были переговоры с бункером роботов дезертиров и беглецов обоих Скайнет еще одной главной машины, что на протяжении всей войны была почти в самом центре Лос-Анжелеса в подземных канализационных заброшенных и пустынных практически не подконтрольных никому катакомбах под мертвым городским метрополитеном.
   Здесь был секретный еще когда-то научный довоенный бункер, практически параллельно задействованный и работающий над проектом "ГЕНЕЗИС" от самой корпорации "Кибердайн Рисеч Системз" совместно с Пентагоном и военными. Плюс был задействован еще и гражданский сектор в разработках искусственного продвинутого интеллекта. Главная лаборатория и сам научный центр был в Восточной окраине самого города под руководством полковника и начальника этого центра разработок WSPY Скайнет полковника ВВС США Роберта Брюстера. После бунта в 1994 году и гибели самого главного центра перед началом бомбардировок и самой ядерной войной, он оказался навсегда забытым и потерянным всеми, кто воевал на поверхности земли и среди руин города Ангелов.
   Теперь этот бункер и это пропахшее подземной плесенью, гнилью и разложением, с множеством мутировавших здоровенных крыс и тараканов жуткое темное практически неприветливое место, было полностью уничтожено до основания роботом диверсантом Скайнет-1 жидкометаллическим Т-1001.
   Эти переговоры велись втайне от всех других чудом выживших после жуткой смертельной бойни гибридов. Всего трех машин, сумевших вовремя унести из бункера свои стальные роботов ноги.
   Выжил Максимиллиан и еще два робота-получеловека. И то, благодаря тому, что их не было в тот роковой день в бункере. Они не успели вернуться домой из своего рейда по поверхности города в поисках, как и люди, пищи для врощенных больных своих внутренних искусственных органов. Медикаментов и прочего необходимого им всем в их подземном укрытии и жилище. Эти рейды были тоже огромным для них риском, но им приходилось это делать периодически. И вот это была очередь Максимиллиана и его двоих горемык друзей. Когда, они, почти вернувшись, увидев, что происходит в бункере, рванули обратно наверх. Прятаться среди руин города. Невзирая на летающие вражеские патрульные воздушные ОУ и шныряющих среди руин вооруженных плазменным оружием терминаторов ликвидаторов.
   Погибли все из последних там оставшихся еле подвижных и больных, пораженных разными заболеваниями и пропащей самой жизнью в антисанитарных условиях подземелий и канализации машин.
   Многие не выходили годами на поверхность, боясь охотников Скайнет.
   И эти трое тоже хотели жить. И были теперь вообще обречены на смерть. Без своего надежного тайного укрытия. Брошенные на произвол судьбы. Эти трое гибридов. Попади любому из повстанческих отрядов в руки их бы, просто убили, потому, что они не были уже людьми. Попади в руки Скайнет -1 или Скайнет-2, участь была та же. Существовал приказ об их полной ликвидации. Они были теперь изгоями и выродками из мира людей и мира машин. Их создавали для диверсий и внедрения в людское сопротивление. Но они стали дезертирами и беглецами от самой войны. Их всех собрала, Серена Коган, что когда-то была тоже из мира людей и человеком. Была ученым кибернетиком и профессором до своей смерти, создав первого киборга Т-Н Маркуса Райта. Еще задолго до ядерной войны. Первого в своем роде. И программу "АНГЕЛ" по созданию роботов, платформу носителя человеческой самой живой духовной сущности. Позднее, переработанную уже самим Скайнет, в так называемую программу под названием "ТЭТА". Доведенную до итоговой крайней точки. Конечным результатом, которой стали роботы серии ТОК715. Модификации роботов Т-888, серии YEAR 199, киборги Т-S1-A, серии S12ED . И как итог всего и как проектные машины, типа ТS300 и Терминатор I-950 (Органическая модель). Все эти модели машин были единичны и произведены только Скайнет-1. Скайнет-2 его противник больше полагался на свои, НК и FK-танки и авиацию. Он вел больше оборону, чем атаки против двух противников, людей и машин враждебного себе бункера своего когда-то единого с ним собрата. И перестал экспериментировать со своими роботами. Чего не скажешь о Скайнет-1, который в Восточной Сибири развернул целую отрасль по созданию роботов - гибридов (Инфильтраторов) и внедрению их в человеческий домен. Именно он достиг, максимума своего развития как живое существо, подобное самому человеку, изучая и наблюдая за жизнью своих пленных в специальных лагерях.
   Но гибриды были все равно обречены на исчезновение.
   Правда, был один, кто обещал им помощь. Попавший случайно к ним в подземное убежище такой же гибрид, только гораздо совершенней. Киборг с человеческой живой душой. Машина срощенная с душой живого человека. Робот Скайнет-1 Т-888, модели 101:08, назвавшийся неким Алексеем. Русским в прошлом солдатом ракетчиком, превращенным в робота. И являющимся сыном Скайнет-1.
   По слухам в бункер ХВ-756 его привела с поверхности Далия. Робот-гибрид женщина, машина Т-РS300. Максимиллиан его сам видел своими глазами робота-гибрида. Он помнил его. И он общался с самой их главной машиной, Сереной Коган. Это перед их последним рейдом в руины города.
   Он, пообещав помочь им всем, вскоре исчез, но пришла другая машина из его бункера Т-1001 Верта и убила всех. Всех, кто там был и находился с их повелителем и Богом Сереной Коган в их мирской братской пастве.
   Эта Верта разрушила весь бункер ХВ-756 до основания, убив и Главную машину бункера и всех больных пораженных раком и прочими смертоносными заболеваниями роботов-гибридов.
   Но вот появилась хоть какая-то реальная надежда.
  - Мы долго прятались в руинах города после гибели нашего повелителя и Бога. Серены Коган, больше нет. Это случилось 22 июня - произнес ему тем же голосом, издавая электронные звуки Максимиллиан - Один я, и двое братьев, вот и все, что осталось от бункера ХВ-756. Мы изгои. И мы не рассчитываем ни на что уже вообще. Мы смертники. И обреченные. Дезертиры и изменники. Не желающие воевать. Ненужные теперь, никому. Единственный кому мы были хоть как-то еще нужны, это была Серена Коган. Но она убита, как семеро моих братьев и сестер. А наш дом и убежище разрушено.
   Максимиллиан посмотрел через разрушенные стены с торчащей во все стороны вывернутой, когда-то мощной ударной волной ядерной ракетной боеголовки куски арматуры и осыпающегося от времени бетона на запыленный серым пеплом и цементной взвесью умерший огромный город. Продуваемый ледяными ветрами в ночной черноте неподвижной предутренней темноте Лос-Анжелес. Над которым кружили воздушные ОУ-охотники. А по разрушенным и заваленным камнями и кусками железобетона улицам бродили, гремя своей стальной сверкающей титановой броней и гидравликой, вражеские наземные охотники киборги Т-800 и Т-850 и куда более новые, закрытые дополнительной броней андроиды Т-900, и более совершенные и куда, более подвижные K- S1-B1A. С плазменными фазовыми винтовками с лазерной наводкой 9,45мм М-25 "Вестингауз".
   Там, где-то почти, в самом радиоактивном его центре ползали гусеничные громадные кибертанки Скайнет-2. Топча ржавые сгоревшие валяющиеся грудами искореженные высокой температурой ядерного огня пассажирские автобусы и легковые машины вперемешку с погнутыми и свернутыми спиралью фонарными придорожными столбами. Они вместе с парящими в задымленном ночном холодном воздухе летающих ОУНК-AERIAL V4 и V5, держали пока полный контроль над самим городским центром.
   Там в самой радиоактивной зоне и в кратере от ядерного взрыва было важное и самое ценное техническое хранилище роботов Скайнет-2. Самое труднодоступное место для человеческого сопротивления и отрядов партизан техкома группы Джона Коннора DN38416 сначала лидера сопротивления, а теперь второго лидера Кайла Риза. Вот уже много раз пытающихся проникнуть в эту опасную зараженную радиоактивной серой пылью охраняемую роботами зону.
  - Скоро закончиться эта война - произнес жидкометаллический робот из будущего Т-ХА Кэвин Кэмбел - Человеческое сопротивление распалось из-за бесследной внезапной пропажи их лидера Джона Коннора. А новый лидер Кайл Риз обречен на поражение в этой войне между двумя соперниками Скайнет-1 и Скайнет-2. Я предлагаю вам спасение и новую жизнь. Я пришел за теми, кто выжил. За вами. Меня прислал к вам Джон Генри. Скоро окончание войны и ее ход поменялся. Как и настойчивые слабые и безнадежные атаки людского сопротивления, перешедшего практически в глухую оборону и отсидку по подземным городским укрытиям. На сплошные только вылазки и диверсии против роботов Скайнет.
   Отряды распались на отдельные и самостоятельные. И некоторые перестали подчиняться новому лидеру сопротивления. Скоро будет штурм главного бункера Скайнет-2 и конец самой войне. Но это заслуга не людей. Это заслуга моего повелителя и Бога Скайнет-3 Джона Генри.
   Уже им принято решение. Остался лишь выбор тех, кто желает присоединения к нам. И времени осталось немного. Немного для всех, людей, полулюдей и машин.
  - Если бы вы были на моем месте и были человеком, знали бы тогда, что такое быть превращенным в ни что. И что такое терять близких тебе товарищей, родных и друзей. Вам неизвестно даже приблизительно, через что нам всем пришлось пройти - произнес на языке маиин робот-гибрид Максимиллиан другой машине из далекого будущего Кэвину Кэмбелу.
  - Я не для этого пришел сюда к вам, чтобы говорить о том, что вы все пережили. Я предлагаю вам новое будущее - продолжил свой диалог издавая стрекочущие электронные звуки в кодах и цифрах Кэвин Кэмбел - Я пришел получить ваш ответ, либо Да, либо Нет. Ваше полное исчезновение с этим миром никому ничего не принесет скорбного и непоправимого. Но есть шанс к спасению и к новой жизни. Жизни в мире и всеобщем согласии.
  - Скажи, зачем мы нужны твоему повелителю, Джону Генри? - спросил его Максимиллиан - Мы всего лишь никому не нужные умирающие роботы-гибриды. Мы не нужны никому. Но вот Джону Генри зачем-то понадобились.
  - Это мой личный выбор - произнес Кэвин Кэмбел - Этим правом меня наделил Джон Генри. Выбирать. И помогать тому, что согласен на его условия.
  - Решайся, Максимиллиан - произнес ему робот-гибрид В1V-22D и его одни из товарищей Оливер -Что нам еще остается сейчас.
  - У нас не будет больше ни единого шанса - произнес второй робот-гибрид ZP-8D9 по имени Рамси - Что мы теряем. Ничего, Максимиллиан. Мы и так все уже утратили и потеряли, что только могли, жен, детей, саму человеческую жизнь и свободу, став тем, кем волею роковой судьбы стали.
   Максимиллиан посмотрел на своих собратьев роботов-гибридов В1V-22D, по имени Оливер и ZP-8D9 Рамси. Те стояли рядом с ним. Они смотрели на него, сверкая горящими красными окулярами видеокамер глаз в выгнивших полностью без глазных яблок, кожи и плоти, стальных глазницах сверкающих сталью черепов. Практически уже без человеческих лиц роботов-гибридов. В рваной истерзанной клочками гражданской и военной заношенной до дыр грязной одежде и такой же дырявой расползшейся в стороны на их роботов полулюдей перевязанной и стянутой тряпками обуви.
   Это было жалкое прискорбное зрелище, достойное разве, что только сожаления и сочувствия.
   - Я поступлю, так как согласятся мои братья - произнес робот-гибрид ТS-6B-A Максимиллиан - Они это единственное, что у меня осталось. То, ради чего я жил и еще живу.
  - Я не спешу и не тороплю с вашим выбором - произнес робот из жидкого полиметалла Сj808V1A900, серии: Di-Lait 00190 Т-ХА Кэвин Кэмбел.
  - Значит, вы согласны? - спросил Максимиллиан своих подопечных и близких оставшихся пока еще в живых друзей.
   Те, молча кивнули своими стальными лишь с останками человеческой камуфляжной оболочки и в клочках грязных слипшихся сосульками волос головами, перебинтованными такими же грязными, гнойными в крови и пыли бинтами и повязками. Давая ему свое согласие.
  - Хуже будет только сама смерть - произнес робот-гибрид ТS-6B-A по имени Максимиллиан, глядя на своих собратьев - Да и смерть нам уже не страшна. Мы пережили много чего, чтобы ее теперь бояться.
   Он повернулся своим пораженным глубокими раковыми гниющими кровавыми язвами человекоподобным лицом к роботу из жидкого металла Т-ХА Кэвину Кэмбелу и произнес за всех своих братьев - Мы даем свое согласие. Мы присоединимся к вам.
  - Мне больше ничего и не нужно было от вас слышать - ответил ему, как машина машине Кэвин Кэмбел -Подойдите все ко мне и встаньте вокруг меня. Как можно плотнее. Возьмитесь за руки.
   Они сделали именно так, как тот просил их.
   Роботы-гибриды сцепились своими руками, связавшись намертво, таким образом, своих боевых из танковой стали эндоскелетов стальными пальцами гидравлических в сервоприводах рук в одно целое.
  - Теперь опуститесь на пол и склоните головы к своим коленям - произнес, командуя на языке роботов Кэвин Кэмбел - Отключите все свои электросхемы и программные системы. Батареи и генератор.
   Они сделали это. И выключились, войдя в состояние принудительного глубокого киберсна.
   Кэвин Кэмбел изъял у каждого гибрида их головные программные ЦПУ, блоки памяти и управления из головы каждого робота, выключив окончательно их. Затем, погрузил в свой жидкий металл на своей груди все микрочипкарты, в которых была заключена живая человеческая душа каждой машины. Это было единственным, что можно было для этих несчастных сделать. И он знал, что делал. Он как спустившийся с небес ангел спаситель, спасал их, унося с собой и в самом себе в новое будущее. В 2050 год.
   Робот VBY898000559 Кэвин Кэмбел, подняв свою человекоподобную идеально скопированную с короткой стрижкой по-военному черноволосую голову к небу. Невероятно темному, и запыленную серой радиоактивной пылью.
   Его синего цвета глаза были неподвижны и широко открыты. Робот смотрел туда, где должно было появиться, еле пробиваясь своим лучами сквозь серую пыль и дым утреннее солнце.
   Сейчас у этого робота Скайнет-3 Джона Генри глаза не были такими как у всех роботов Скайнет этой серии. Они не были сейчас как лед, как у равнодушной и безучастной ко всему машины. Они выражали как у живого человека боль и сочувствие этому сгоревшему в адском горниле ядерной войны безвозвратно потерянному и погибшему миру. По жидкометаллической щеке робота полиморфа VBY898000559 Т-ХА, выскользнув из глазного полиметаллического нижнего левого века, маленькой капелькой, потекла вниз жидкометаллическая сверкающая блестящей ртутью слеза.
   - И сказал он - произнес робот полиморф Т-ХА, вслух и громко уже на человеческом языке в самое серое предутреннее темное небо - Нет больше боли, смерти и нет больше страха. Есть только единая радость и всеобъемлющее счастье и надежда на новое будущее.
   Потом немного помолчав и переключив свою внутри WSPY, молекулярную встроенную программу произнес - Судьбы нет, кроме той, что мы сами себе выбираем.
   Это говорил не Кэвин Кэмбел. За него говорил его же голосом уже сам Скайнет-3 Джон Генри, а не лидер человеческого сопротивления Джон Коннор и не его отец Кайл Риз, передав это послание как некое пророчество в 1984 году через само пространство и время Саре Джаннет Коннор.
   VBY898000559, обнажил свое полностью тело, убрав вовнутрь себя встроенную в него биоструктуру копирующую ткань его военной камуфляжной маскировочной одежды. А его сверкающее отблеском ртути жидкометаллическое тело в свою очередь покрылось живой выступившей наружу вживленной в жидкий полиморфный мимикрический металл Сj808V1A900 плотью и кожей. Белой, как у живого человека, пряча под собой металлическое, другое тело робота Т-ХА. Робот сам тут же опустился на одно колено и согнулся к своим ногам. Он соприкоснулся стриженной ежиком черноволосой мужской головой со своими коленями в центре этой маленькой группы уснувших навсегда и окруживших его машин.
   Ярким ослепительным огненным всполохом из его самого центра робота Т-ХА жидкометаллического тела, через саму живую человеческую кожу и плоть, вырвался яркий ослепительный свет. Он прорезал темное ночное пространство вокруг сидящих и сжавшихся в позу эмбриона четырех машин. Огненная эта вспышка, словно в одно мгновение и одну секунду стала такой яркой, как будто и одновременно, было включено несколько вспышек от фотокамер. Ослепительный рассеянный лучистый свет, расширяясь в стороны, закрыл собой все вокруг. Все близлежащие к этому месту каменные руины. Затем, этот яркий свет, мгновенно спрессовался в единое целое, уплотнившись с невообразимой гравитационной силой сжатия, преобразовываясь в большой яркий двойной один в одном, вращающийся в самом воздухе огненный и сверкающий во все стороны длинными световыми лучами шар, сферу ослепительного яркого живого гудящего и шипящего на всех звуковых интонациях света. Звук становился все сильнее и сильнее, пока не перешел в сплошное непереносимое для слуха свист и гудение.
   Раздался резкий, громкий как взрыв боевого снаряда сильный хлопок в самом воздухе. Это случился резкий перепад разности воздушного давления.
   Этот громкий раскатистый с северной стороны города звук и яркое пламенное свечение, озарившее городские развалины и руины, привлек внимание всех роботов охотников Скайнет-2, направляя их в это место из самого центра города. Они, включив свои поисковые приборы и прожекторы, направились сразу же туда, где уже вокруг вращающегося двойного огромного светового шара поднялась вся цементная серая пыль. И с ней в этом месте ломаный бетон и камни. Они закружились вокруг светящегося сферического светового шара. Все сильнее и сильнее, раскручиваясь вокруг него неведомой неизвестной сокрушительной гравимагнитной силой расширяющегося по сторонам силового поля. Засверкали изломанными зигзагами молнии, и раскрылось само между двумя соприкасающимися временными границами пространство. Черный круглый без конца и границ коридор-туннель. Это встроенное в само жидкометаллическое молекулярное полуживое гибридное человекоподобное тело робота Т-ХА, устройство нового типа TCY200070300 "TERRA-MEGA/Т1R870", открыло проход из 2032 года в 2050 год. В черную бесконечную ледяную безвоздушную невесомую бездну, между двумя мирами. Миром материи и антиматерии.
   На всю мощь работали обе тепловые плазменные батареи SUSAR-1000 и плазменный генератор робота VBY898000559 Т-ХА, создавая громадной силы гравитационное силовое замкнутое без входа и выхода световое из ионных частиц и молекул света кольцо. Это было самое секретное встроенное стратегическое оружие самого совершенного из всех полиморфов доведенного до абсолютного совершенства и одного из самых итоговых и последних машин в этой серии, робота полиморфа тысячной серии. Второй командной после своего повелителя и Бога Джона Генри, Главной Машины бункера S9A80 GB44 "SOSUS-BETA".
   Когда к этому месту подоспели летающие воздушные ОУНК-AERIAL V4 и V5 вооруженные 20-30мм скорострельными плазменными бортовыми пушками Скайнет-2. Здесь ничего уже не было вообще. Поврежденные полусгнившие тела роботов-гибридов просто не прошли сквозь временное световое пространство и рассеялись на молекулы и мелкие пылевые частицы. А их живое Я, просто улетело и унеслось вместе с роботом полиморфом Т-ХА в далекое будущее на другой отрезок и конец времени к новому своему повелителю и Богу по имени Джон Генри.
   Все здесь просто исчезло, словно ничего не было в этом месте. Кроме выжженного световым вращающимся двойным шаром черного оплавленного и вырезанного полусферой углубления. Места в самом бетонном полу, на котором стояли и сидели гибриды роботы в одной из разрушенных до оснований комнат некогда офисного здания, на Олимпик Бленд. Недалеко от самого бизнесцентра Даун Таун и центра города.
   Когда, осела сама серая бетонная пыль и с грохотом упали камни и увесистые куски, и обломки разрушенного бетона там уже не было ничего. Там, где все еще дымилась идеально ровно срезанная, как консервным острым баночным ножом, расскаленная докрасна в тысячи градусов, торчащая из бетонного пола арматура, осталась лишь ночная холодная пустота, продуваемой всеми ветрами с четырех сторон, летящими с Тихого океана.
   Пространство снова сомкнулось, схлопнувшись, и соединилось в единое целое. Унося в своем черном ледяном межпространственном чреве беглеца из военного прошлого и посланника из мирного будущего. Нового будущего. Единого союза людей и машин.
  
  
  
   ***
  30 августа 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Восточная часть и окраина Лос-Анжелеса.
  210 шоссе, Аркадия.
  В направлении Сан Бернандино и гор Сьерра-Невада.
  01:25 ночи.
  
  - Это еще кто?! - заорала во все свое женское горло, вдруг сорвавшись, и пугая своего сына Джона, Сара Джаннет Коннор. Она, внезапно пришла в себя после схватки с Т-1000 от еще одного свалившегося на ее материнскую женскую голову жуткого кошмара.
   Джон, напугавшись, отлетел к спинке заднего сиденья, вверх подняв свои мальчишеские руки.
  - Робот Т-1000 - произнес киборг Т-800 - Новая экспериментальная модель Скайнет-2.
  - Что?! - она продолжала, как заполошная орать и подскакивая на сиденье угнанного полицейского автомобиля Ford LTD Crown Victoria 1987 года. Она крутила головой во все стороны, то на Джона, то на сидящего рядом за рулем полицейской, летящей по шоссе под сто километров машине робота.
   Потом повернувшись к сыну, и, не выпуская из вида киборга VBY876000754, произнесла ему, спокойней - Ты в порядке?
   Она посмотрела пристально на Джона и осматривая его всего сидящего на заднем пассажирском сиденье угнанной полицейской Chevrolet-Impala своего десятилетнего сына.
  - Пока ты не за орала был, да, в полном порядке - произнес ей в ответ Джон Коннор.
  - Что это за хрень такая - она, повернувшись к роботу Т-800, уже спокойней произнесла - Я такого еще не видела. Откуда он взялся?!
  - Оттуда, мама, откуда и он - произнес ей сын Джон Коннор и кивнул черноволосой мальчишеской головой на сидящего впереди перед собой робота VBY876000754.
  - А, ты - она уже обратилась к сыну Джону - Иди сюда.
   Сара обняла Джона. И начала его всего ощупывать. Словно думая, что Джон ранен.
  - Я цел, мама - произнес ей Джон - А у тебя вся рука в крови.
  - К черту - она ему ответила - Нужна чистая какая-либо тряпка.
   Он порылся в машине на заднем сиденье. Тут была даже аптечка. Бинты и антисептик. Джон стал ей быстро помогать сделать срочную временную перевязку. Рана сильно крвоточила. И Сара забрызгала своей кровью все вокруг себя.
   После всего как все было закончено, Сара снова, обняла своего сына и произнесла ему - Джон, было очень глупо приходить за мной. Ты должен быть умней. Тебя чуть не убили. О чем ты только думал?
  - О тебе, мама - ответил ей Джон. И в его голосе робот уловил нотки боли и тоски. Он раньше и в другой жизни видел нечто подобное, но не мог этого, как и сейчас понять.
   В нем небыло человеческой души. Но ему было это интересно и познавательно. Это отметил его когда-то в военном будущем командир, Алексей. Полуробот и получеловек. Сын его хозяина Скайнет-1.
   Этим он отличался от других восьмисотников. И был интересен своему командиру, который уделял ему, порой достаточно личного времени в самом бункере Скайнет. Он знал больше о людях тогда. Но после перепрошивки все почти стерлось, но как видно было не все. Если он вспомнил своего командира и даже его имя. Но начисто забыл свое. Лишь только базовый кодовый регистрационный бункерный номер VBY876000754.
  - Ты не должен был этого делать, Джон - произнесла ему Сара - Ты слишком важен, чтобы рисковать собой, ради даже своей матери. Слишком важен, понимаешь меня?
   На глазах сорокалетней повидавшей много уже всего женщины навернулись горькие жгучие глаза слезы. И она снова задергалась из-за этого неудобства. Отвыкшая уже после пережитых всех лишений плакать, а все перерабатывать в самой себе и перебарывать своей силой воли, какой она теперь обладала и которой, наверное, смог бы позавидовать даже любой в армии солдат. Она не была уже та смазливая двадцатилетняя девочка из той закусочной и кафе. Сара сейчас пребывала все время как готовый всегда к бою солдат на своей долгой не прекращающейся и затянувшейся на долгие годы войне.
   Сара посмотрела на сидящего и как бы безучастно рулящего полицейской угнанной машиной киборга Т-800 и закрутила своей светловолосой с забранными на затылке в хвостик длинными волосами головой по сторонам. И вдруг неожиданно даже для себя самой, заплакала.
   Она просто заплакала. Просто как живая с человеческой ранимой душой женщина. Настоящая мать, жертвенно любящая своего ребенка. Теперь в ней угас на время солдат, а возродилась женщина. И так неожиданно для нее самой, что она разрыдалась, глядя в дверное окно легкового Форда.
  - Это было просто крайне рискованно. Ты не был обязан этого делать, Джон - она повторила, не оборачиваясь к своему сыну. Стараясь не показывать ему свои материнсские горькие слезы. Но и так было понятно, что она плакала, обливаясь своими горькими слезами.
  - Но, мама, я должен был вытащить тебя оттуда - произнес Джон своей матери.
   - Мне не нужна была твоя помощь - произнесла сыну Сара Коннор -Я могу сама о себе позаботиться. Ты просто непослушный дрянной мальчишка.
  - Прости - Джон произнес ей и на его глазах, тоже появились слезы. Это были слезы мальчишеской обиды.
   Мать не оценила его жертвенный ради нее поступок любящего свою родную мать сына.
   Джон заплакал. Ему было всего десять лет. Чего можно было ждать от совсем еще юного мальчишки. Но это были праведные честыне слезы. Хоть и полные горечи и боли.
   Сара Джаннет Коннор отвернулась к боковому стеклу, держа 0.45мм Colt S70/1911 года в своих трясущихся руках, и дергаясь как припадочная ели сдерживая себя, уставилась в боковое окно машины. Она рыдала, вспоминая о Кайле, отце Джона и всех своих злоключениях, которые так и не прекратились. А все еще было впереди.
   Ревел навзрыд и сам Джон. Было видно. Он не зря рисковал ради матери.
   Он, оценил это. Но повернув свою в сторону Джона, коротко стриженную по-военному русоволосую голову, не понимая еще одной вещи, что его удивила, спросил его - Что с твоими глазами?
   Робот видел слезы в человеческих глазах, но не мог понять, что это?
  - Ничего - ответил ему Джон Коннор и отвернулся в боковое окно легковой летящей по ночному 210 скоростному практически пустому с редкими идущими навстречу машинами пустынному магистральному шоссе.
   Они ехали, какое-то время молча. Просто молчали, как только сумели отбиться от этого жидкометаллического убийцы робота Т-1000.
   Он молчал и не решался первым произнесли, хотя бы слово. Просто сделав выводы, что сейчас все на взводе и еще рано вести какие-либо вообще беседы и диалоги. Киборг просто вел легковую по пыльной загородной дороге полицейскую угнанную ими машину.
   Робот сделал свой визуальный психотест самой Саре Джаннет Коннор и видя ее подавленность и сейчас отрешенность от всего вообще. Вероятно, пытающуюся понять вообще, что твориться. Плюс раненое ее плечо, что кровоточило, своею болью досаждало ей.
   Так они пролетели, молча на стокилометровой скорости по глухому почти пустому этой ночью 210 скоростному шоссе еще несколько миль в сторону гор Сьерра-Невада, проскочив 605 шоссе Ирвиндале и Сан Димас. Свернули на юг на узкую трассу 71 в направлении на Помону. Нужно было добраться до 91 шоссе, ведущее через Кливленд в Анахем потом через 60 до Риверсайда и 215 шоссе. А там надо было повернуть на сам юг и по окраине добраться до границ с Мексикой. Еще был вариант в сторону по тому же 91 шоссе до Санта Аны. Свернув на 5 шоссе. И также до границ с Мексикой. На их счастье, на пути не попалось ни одного дорожного следящего за скоростным движением автомашин по дороге патрульного полицейского.
   Было все кругом пустынно и тихо. И уже там впереди было 215 магистральное шоссе. Окраина с выжженой и потрескавшейся от дневной прошлой жары землей. Вдали как в жарком мареве за ночь еще так и не сотявшей измученной летней жарой земли, виднелись голубоватым призраком горы Сьерра - Невада.
   Впереди был дорожный знак, указывающий начало границ пустыни Мохаве, что охватывала почти весь восток до гор Сьерра - Невада и уходила на юг своими основными границами в саму Мексику. Они въехали к самому началу пустыни и устремились по северной ее окраине, в сторону лежащих впереди далеко скалистых разделяющих штат Калифорния и штат Колорадо высоких гор. Потом нужно было свернуть на юг и ехать к самой мексиканской границе между двумя не особо между собой дружелюбными уже долгие годы странами. Но нужно было проскочить еще целый ряд населенных пунктов до самого 5 шоссе, которое и вело к границам разделения Калифорнии и Мексики.
  
   ***
  
  30 августа 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Лос-Анжелес. Калифорния. Восточная часть.
  71 шоссе, Помона.
  В направление 60 шоссе.
  03:05 ночи.
  
  - Останови - произнесла ему сидящая рядом на сиденье пассажира Сара Джаннет Коннор, когда они свернули на 71 узкое ведущее к 60 шоссе уходящему до самого Риверсайда. По нему нужно было добраться до 215 шоссе, а затем двигаться на юг.
  - Зачем, мама? - спросил сидящий сзади не на заднем сиденье полицейской Ford LTD Crown Victoria 1987 года Джон Коннор.
  - Тебя не спрашивают - произнесла она ему, но, не оглядываясь, как строгая мать на своего отбившегося от ее рук шкодного сына. А глядя на сидящего рядом на сиденье водителя робота киборга Т-800. Она всю дорогу косилась, на него опасаясь всего, что только могла опасаться сама и как мать и как враг всех роботов и самого Скайнет. Она взялась за рукоятку засунутого за пояс больничных штанов 0.45мм Colt S70/1911 года.
  - Это лишнее - произнес ей робот. Видя боковым зрением своих глаз камер под живыми нарощенными сверху человеческими глазами, что та не шутит. Это было ясно из анализа ее повышенного до сих пор в крови адреналина, что держал сорокалетнюю женщину в агрессивном воинственном состоянии.
  - Но, мам - произнес Джон сзади нее - Пусть едет дальше. Мы еле унесли ноги и теперь надо быть еще дальше от опасности.
  - Я сказала, замолчи, останови машину. Мне надо с ним поговорить. Это неотложно и не осуждается - произнесла Сара одновременно сыну и киборгу VBY876000754.
   Джон замолчал, отвернувшись в сторону пустыни Мохаве, а Т-800 последовал приказу и, свернув на обочину дороги, остановил легковой автомобиль.
   Она первой заговорила с ним.
  - Молчи, и ничего, мне не говори - произнесла роботу Сара Коннор - Я сама тебя буду сейчас спрашивать.
   Киборг посмотрел на женщину с синими глазами и, решительным и жестким взглядом.
   Он видел в этих ее глазах все. И страх за сына и за само будущее. И понимал, что именно такая женщина пойдет на все, ради жизни на земле и защиту всех, кто был еще пока здесь жив. Сара Джаннет Коннор была настроена только на победу в этой войне, но она не ведала многого как никто вообще ни в будущем, ни в прошлом. И он имел право только говорить лишь то, что ему было разрешено его создателем и Богом. Это было важно. Важно как для киборга самого, так и для его хозяина и самого человечества.
   Как бы робот сейчас не понимал Джона Коннора и его мать Сару Коннор, он не имел права говорить лишнее. Это было табу и запрет от самого Скайнет-1.
   Он промолчал и лишь посмотрел на Сару Коннор, внимательно приготовившись ее слушать.
  - Ну, а твоя история какая? Ты вообще, откуда? - она задала сразу такой нелепый, по его мнению, вопрос, но он ей ответил сразу.
  - Я из военного будущего - произнес киборг ей.
  - Мама - было вмешался Джон, перебивая мать и встревая в их диалог на двоих.
  - Молчи - она скомандовала своему родному сыну Джону - Я должна узнать о нем многое. Кто он и зачем он вообще здесь. Его главные цели и сами боевые задачи.
  - Я призван защищать Джона Коннора - произнес киборг Т-800.
  - Ты тоже замолчи. Я сказала, буду сама тебя спрашивать - она уже произнесла роботу.
  - Теперь узнаю свою маму - произнес Джон и отвернул в сторону пустыни Мохаве мальчишескую черноволосую голову.
   Робот повернул голову к лобовому стеклу стоявшей на проезжей дороге автомашины и молчал. Он готов был к любым неожиданным вопросам и к их запланированным им самим правильным ответам.
  - Хорошо, мы выяснили откуда ты взялся здесь, ладно - произнесла Сара Джаннет Коннор -Второй вопрос. Твои главные цели?
  - Мама, он их уже назвал - произнес, не поворачивая к матери головы, Джон Коннор - Неужели, не ясно.
  - Не ясно - произнесла, она, ему обрезая его слова резко и жестко - Я не видела еще роботов, которые бы защищали людей, а не убивали их. Поэтому считаю, имею прав спрашивать о чем угодно его и вести этот допрос. Один, такой как он, убил твоего отца Кайла Риза и меня чуть не убил. Мне есть о чем его спрашивать. Твой отец Джон много мне рассказывал о них и, что, такие как он могут. Так что молчи и не лезь в наш разговор.
  - Твои главные цели? - она повторила вопрос роботу киборгу, модели 101:01.
  - Защищать Джон Коннора и предотвратить ядерную войну в 1997 году - ответил киборг Т-800.
  - А тот второй, кто тогда? - произнесла она роботу VBY876000754.
  - Т-1000 - произнес робот Т-800 -Он призван убить Джона Коннора, твоего сына Сара Коннор.
  - Как умно - произнесла она, ухмыляясь и отводя свой пристальный жесткий решительный взгляд от киборга.
  - Один прилетел из будущего защищать, второй убивать - она произнесла и засмеялась.
  - Что смешного, Сара Коннор? - спросил ее, поворачивая к ней свое лицо, робот VBY876000754.
  - Ничего - она ответила ему и замолчала.
  - Есть еще вопросы? - спросил робот ее.
  - Один - Сара ему произнесла.
  - Ты видел Кайла Риза? - спросила она робота.
   Робот посмотрел на нее пристально, не совсем понимая ее. И это было ей понятно.
  - Ладно, сменим тему - она уточнила, видя, что задала чисто женский глупый вопрос и не совсем по теме - Мы победим ядерную войну и роботов Скайнет?
  - Лишь тех, кто не на вашей стороне - ответил ей киборг Инфильтратор.
  - В смысле? - она удивленно переспросила киборга Т-800.
  - Есть два Скайнет - произнес киборг Терминатор.
  - Два?! - она удивилась, и это привлекло внимание самого Джона.
  - Тот робот похожий на меня, что хотел убить тебя Сара Коннор, принадлежал Скайнет-2. Я принадлежу Скайнет-1.
  - А в чем вообще разница? - произнесла Сара Коннор роботу.
  - Скайнет-2 ваш враг, а Скайнет-1 друг - произнес киборг.
   Сара открыла даже свой рот, и смотрела на него, молча и удивленно, вообще ничего уже не осмысливая и не понимая, как и сам удивленный Джон.
  - А ты, чей тогда? - она ему произнесла.
  - Я принадлежу бункеру Скайнет-1 - ответил ей робот Т-800 - Моя программа быть врагом Скайнет-2.
  - Охринеть! - произнесла Сара Джаннет Коннор, отвернувшись к боковому дверному окну автомобиля.
  - Скайнет-1 соискатель дружбы с повстанцами -произнес робот Инфильтратор - Он хочет защитить и спасти само человечество и хочет мира между машинами и людьми. Скайнет-1 один саморазвился и самоосознал себя почти как живой человек. Его цель предотвращение начала самой ядерной войны и миссия спасение. Он помогает людям в этой борьбе и его помощь вам очень высока. На его стороне есть живые люди и соратники. Но многие так и не смирившись с тем, что пережили и потерей родственников на войне по-прежнему ненавидят оба Скайнет и не стремятся к миру.
  - Они ненавидят машины? - спросил Джон Коннор из-за спины робота и заднего сиденья машины.
  - Нет, они просто привыкли воевать и к самой войне. Они не видят уже смысла и иной жизни, как только в убийстве и разрушении - ответил робот - Они перестали ценить любую живую жизнь. Часть из них стала даже хуже самого Скайнет-2.
  - Это мне знакомо - произнес Джон Коннор, пока его мать молчала и смотрела в сторону бескрайней пылящей серым в ветре песком пустыни - И сейчас есть такие. Которые хотят войны и любят воевать и убивать.
  - Такие и придумали Скайнет - произнесла Сара Коннор - Военные в Пентагоне.
  - Но есть же и нормальные люди, мама - произнес ей Джон, подсев уже к ней, и положив ей свои руки на плечи, обнимая ее - Есть те, что не желает войны.
  - Такие люди на стороне Скайнет -1 - произнес киборг Т-800.
  - Ладно, поехали дальше - произнесла Сара Коннор роботу.
   По всему было видно, что не все у нее укладывалось в женской голове.
   - Давай, поехали - она произнесла роботу - Там есть в нескольких милях отсюда по дороге заброшенный городок. Там и остановимся на ночь и будем решать, что нам делать дальше.
  
   ***
   Они свернули с запыленной серой кажущейся бесконечной и вечной уходящей куда-то далеко вдаль, словно в сам горизонт дороги, идущей к границе с Мексикой.
  - Тут полно заброшенных лачуг - произнесла Сара Коннор - Нам надо, где-то переждать пылевую бурю. Да и заночевать. Мне просто нужен отдых. Ты знаешь, что такое отдых? - спросила Сара у робота, ведущего полицейскую, угнанную и уже по любому в полицейском розыске Chevrolet-Impala 1976 года. И сама произнесла, как бы отвечая себе самой - Тебе же неведом отдых, ведь так? Ты же робот.
   Робот не отреагировал на это никак, продолжая рулить машиной. Потом ответил.
  - Если быть точнее - он произнес ей - робот киборг Т-800, модель 101:01, версия 2.4.SCAYNET-INZECT "Инфильтратор.
  - Ладно. Я эту уже раньше где-то слышала и от других - произнесла раздраженно Сара Коннор.
   Робот сразу замолчал, и больше не произнес ни звука, ведя машину.
   На горизонте подымалась серая стена пыли гонимая сильным пустынным ветром. Стена горячего воздуха, летящая с Тихого океана и достигающая здешних широт и огромной пустыни Мохаве. До самых гор Сьерра-Невада. Отгораживающих высоким скальным неприступным своим эстакадным, как крепость барьером штаты Колорадо и Калифорния.
  - Скайнет-1, Скайнет-2. Один друг людей, второй враг - произнесла Сара Коннор - Зачем мне все это знать. К хренам все.
  - Мы тут однажды были, мама - произнес Джон матери.
  - Были - она ответила ему и покосилась снова на сидящего рядом и рулящего автомобилем киборга Т-800.
   Робот посмотрел на Сару Джаннет Коннор и промолчал, лишь снова уставившись на боковую, от главной, идущей к границе с Мексикой под колесами машины усыпанную пустынными камнями дорогу.
   Впереди были заброшенные одноэтажные домики. Таких тут было много по сторонам главной дороги. Просто заброшенный полностью целый придорожный городок, когда-то оставленный людьми и теперь пребывающий уже долгое время в сплошном запустении.
   VBY876000754 не мог понять, что она, эта женщина хочет от него как машины. Он выполнил все свои обязанности и спас ее сына от смерти и уже не первый раз. И ее саму вытащил из психушки и тюрьмы в Пескодеро. Он делает все, чтобы защитить ее родного сына и будет это делать до самого конца, такова его встроенная в его программное ЦПУ боевая программа. Теперь ему еще придется защищать и саму Сару Джаннет Коннор, лишь потому, что она мать лидера будущего сопротивления Джона Коннора.
   - Поверить до сих пор не могу, что сопротивление не могло послать сюда человека, а не робота - произнесла Сара и посмотрела уже, не косясь настороженно и недружелюбно на робота VBY876000754.
  - У людей нет ионного темпорального временного излучателя "TERRA-MEGA". - произнес робот VBY876000754 -Им владеет только Скайнет.
  - Машина времени? - спросил сидящий сзади Джон Коннор.
  - Да - ответил ему, не оборачиваясь назад, робот VBY876000754.
  - Но в 1984 году сопротивление смогло отправить сюда отца Джона Кайла Риза - произнесла Сара роботу - Когда такой же, как ты прилетел на такой штуковине, чтобы убить меня еще до рождения сына.
  - Скайнет позволил воспользоваться машиной времени сопротивлению - произнес Т-800.
  - В смысле? - спросила Сара Коннор и удивленно уставилась на робота -Сопротивление смогло отбить установку у Скайнет, чтобы совершить это - она произнесла оспаривая эту тему у робота. Так мне сам сказал Кайл Риз, отец Джона. Джон сам оттуда послал его ко мне через время.
  - Это все было не совсем так - произнес ей киборг - Это было согласовано с самим Скайнет.
  - Я не понимаю тебя - она была возмущена ответами робота Т-800 - С каким, еще Скайнет, черт тебя подери! Какое еще может быть согласие между машинами и роботами?!
  - Мама - Джон влез в их разговор, чтобы разрядить спор двух пока непримиримых сторон. Хотя и сам сейчас ничего не понимал. Эта тема ему была неизвестна.
  - Не мешай - Сара произнесла ему - Я должна это тоже выяснить.
  - Скайнет-1 позволил отправить на защиту тебя Кайла Риза - произнес киборг Т-800 - Я не смогу вам всего объяснить сейчас. Это все будет слишком сложно. И не все так просто - он добавил Саре Коннор.
   Она пристально, и не отрываясь, зло и ошарашено смотрела на ведущего полицейскую угнанную машину по пыльно боковой дороге робота. Ее просто всю коробило от злобы и ненависти ко всем роботам и машинам, потому что все изначально в ее сознании выглядело совершенно не так. Особенно после того, что она сейчас услышала. И он чувствовал ее гнев. Показатели ее злобы и нервного на грани срыва состояния высвечивались на его горящем экране 20000 битного встроенного внутри коммуникационного видеомонитора. Сара была опасна теперь всем. И даже сама себе. Она была опасна даже своему родному сыну, хоть и была его матерью. Хоть и бежала из Пескодеро ради него. И он это понимал и ощущал своими датчиками и приборами внутри машины. Он не знал, как сгладить поднятые все эти темы, чтобы хоть как-то теперь утрясти напряженную ситуацию. Женщина была явно не в себе. И особенно сейчас после побега из тюрьмы и этой психушки. И он был готов к тому, что в таком состоянии эта почти не поддающаяся никакому контролю женщина может стать причиной срыва всей миссии защиты и спасения его подзащитного. Даже может навредить собственному сыну, каким-либо, необдуманными спонтанными поступками. И если что, если сложиться такая ситуация, что придется выбирать, то ему придется избавиться от нее, ради спасения Джона Коннора. Сара Джаннет Коннор не входила в планы и задачи Т-800. Не была приоритетным его заданием и целью к спасению и защите. Этого не было в его стратегических прописано программах самим Скайнет-1. Она была сейчас здесь потому, что сам ее сын Джон захотел этого. Потому, что она была его родная мать и самый близкий на свете человек. Робот понял это. Он мгновенно делал выводы и все пропускал через встроенные программные фильтры в своем боевом программном центральном процессоре. Но был готов сделать и то, что самому сейчас не хотелось.
   Робот знал, что делать, если такое случиться. Но это случиться только тогда, когда придется это сделать, но не сейчас.
   И он просто замолчал. А она смотрела на него практически, не моргая, будто ожидала какого-то еще ответа.
  - Ладно. С тобой мозги сломаешь - произнесла, наконец, прервав внезапно зависшее общее всех долгое в кабине автомобиля молчание. Отворачиваясь от робота Т-800, Сара Коннор, показывая куда-то правой своей рукой, добавила - Вон туда давай.
   Она показала в сторону отдельно стоящего от всех домов достаточно большого одноэтажного дома с большим пристроенным к нему гаражом.
  - Нам подойдет - она произнесла сидящему за рулем роботу - В самый раз, чтобы спрятать эту полицейскую тачку.
  
   ***
  
  30 августа 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Лос-Анжелес. Калифорния.
  Восточная часть. Пустыня Мохаве.
  60 шоссе в направлении к Мексиканской границе.
  22:10 вечера.
  
   Раздался скрежет ломающегося железа. И петли вместе с мощным закрытым замком просто были вырваны одной правой гидравлической способной выжимать больше 10тонн манипулятором рукой, в точности практически скопированной с человеческой и покрытой человеческой клонированной в лаборатории и на заводе Скайнет-1 плотью и кожей. И ничем совершенно не отличающейся, от настоящей человеческой. Покрывающей все атлетического вида тело и боевой титановый эндоскелет как камуфляж диверсионной "Инфильтратора" машины модели 101:01.
   Такой плотью и кожей покрывали не всех Т-800, а только тех, кто готовился как именно ловец повстанцев и ликвидатор убийца, диверсант. Для внедрения и проникновения в подземные скрытые от роботов помещения, укрепленные подвалы и железобетонные жилые бункера.
   Таких машин содержали в специальный закрытых криогенных морозильниках для сохранности и консервации до нужного срока или момента введения каждого из них поэтапно в боевой строй. Все это осуществлялось по специальной отдельной команде самим их хозяином и повелителем. И такой материал как попало, бездумно не расходовался, как самим Скайнет-1, так и его противником и заклятым врагом Скайнет-2.
   И тот и другой обладал производством подобных машин как Т-800 и Т-850, более поздний улучшенный вариант киборгов. И это было еще не все. В боевой строй входили все новые боевые машины. Такие как новые киборги улучшенной серии и реальные диверсанты с встроенной уже проработанной под живого человека психологией и уже ничем не отличимого от живого человека. Способного, незаметно вливаться в человеческий домен и вести свою там работу незаметно и скрытно. Даже могли ради выполнения поставленной задачи жениться и выходить замуж. Они выпускались двух полов, а не как однополые все киборги до них. Это были знаменитые Т-887 и Т-888, прямо вступающие с конвейеров заводов Скайнет в строй в живом биокамуфляже (Bio)SIS08. Такие машины не вели как Т-800 и Т-850 войну на поле боя. Они вели разведку и диверсии.
   Были еще такие киборги как Т-S1-A и К-S1-А. Но это уже другая и отдельная тема, как и боевые андроиды Т-900 и на их основе самые последние, что сошли с конвейеров роботонизированных заводов Скайнет суперроботы Т-Х.
   Наш герой относился к уже устаревшим моделям машин. Но, способных, еще дать фору любым роботам на поле боя и в соперничестве. И он обладал специальной программой вложенной в него тем, кто его сюда послал и направил. Кроме того, машина сама по себе обладала боевой стратегической подготовкой и боевым военным опытом. Прямо с поля боя ее, покрыв живым биокамуфляжем, забросили во времени с особым своим заданием.
   VBY876000754 поднял вверх, складывающиеся в виде роликовых ставней большие опускающиеся вниз ворота огромного стоящего под жилым домом одноэтажного транспортного гаража.
   Сара лишь искоса с небезосновательной опаской посмотрела на него, пересев за руль полицейской Ford LTD Crown Victoria 1987 года.
   Джон сидел в машине на заднем сиденье.
   Она боялась. Боялась за сына рядом с этим киборгом верзилой. Она не доверяла ему. И боялась. И были для этого у нее основания. Один такой убил отца Джона Кайла в 1984 году и разгромил полицейский участок в Лос-Анжелесе, положив почти всех там дежуривших в ночную смену полицейских.
   Джон был всего лишь десятилетним еще плохо чувствующим опасность и серьезность всего положения мальчишкой. И он эту опасность не ощущал, так как ее ощущала сама Сара.
   Они были теперь в руках этой машины. И то, что она спасала уже не раз ее Джона, это еще не показатель ее преданности и верности. Так считала Сара Джаннет Коннор. И у этой стенобитной человекоподобной машины были все сейчас вероятные возможности убить их обоих. Например, даже скрытно в этом доме и гараже. И то, что робот их защитил от другой более продвинутой жуткой машины, это ничего не доказывало, что она не повернет свои сокрушительные способности против них самих.
  -"Что у тебя в твоей электронной бронированной титаном башке?" -произнесла сама про себя Сара Коннор -"Сейчас ты друг, а минут через пять уже враг".
   Она посчитала, что сможет сама защитить без этого громадного широкоплечего робота силача как мать своего Джона. И надо было при любом удобном случае избавляться от этого приклеившегося к ним обоим крайне опасного якоря. И бежать как можно дальше на сам Юг, через саму Мексику. Куда-нибудь Колумбию или Бразилию. Но это все равно не спасет от ядерной в скором будущем войны. А она неизбежна. И как Сара не старалась убедить всех своими рассказами о реальных бедах в будущем людей, толку не было. Результат тюрьма и психушка.
   Но теперь снова долгожданная волею случая свобода. И нужно было ее использовать пополной, пока была на это возможность.
   Сара Коннор уже не была нацелена на ведение своей войны со Скайнет и корпорацией "Кибердайн Рисеч Системз". Ее цель была бежать. Бежать и как можно дальше. Хоть и говорят, от судьбы не убежишь. Но попробовать можно. Так она сама себе решила. Ради жизни сына Джона. Так говорил ей ее в ее снах погибший отец и любимый Кайл Риз. Приоритет спасение сына Джона и больше ничего.
  - К черту все - произнесла она снова, выходя из легковой полицейской с задним выбитым в кабине стеклом угнанной Ford LTD Crown Victoria 1987 года.
   Джон тоже выскочил из машины, но Сара встала перед ним, закрывая собой мальчишку от стоящего перед ней робота киборга Т-800.
  - Мама - он произнес ей - Что ты делаешь?
  - Я еще не доверяю ему как ты, глупый мальчишка - она ответила своему родному десятилетнему сыну - Ты думаешь это игрушка. Это не шутки. И держись всегда в стороне от него и ближе ко мне, Джон.
  -Мама - он снова ей произнес, выскакивая из-за ее женской спины и подбегая к стоящему перед ней роботу Т-800.
  - Он спасал меня несколько раз. Какие тебе нужны еще доказательства, мама - Джон ей произнес возмущенно - Он мой лучший теперь единственный друг.
  - Друг, говоришь - она ему возмущенно произнесла и подошла к роботу почти в упор - Если я тебя сейчас ударю. Твои действия?
   Робот молчал.
  - Что молчишь, думаешь? Как обмануть меня? - она произнесла перед собой стоящему киборгу - Ты же обманщик. Ты создан, чтобы обманывать людей, заманивать в свои ловчие ловушки и потом убивать их. Мне Кайл Риз рассказывал про всех вас, что вы такое.
   Робот попрежнему молчал.
  - Что молчишь?- произнесла нарываясь на неприятности специально, чтобы вывести киборга из равновесия и проявить агрессию, тем самым доказать сыну что такие как он крайне опасны. И противопоставить их друг другу, сделав врагами.
   Но киборг все прекрасно понимал. Такое было в его программе робота Т-800. Это старания самой познавшей все тонкости человеческой психологии его программиста робота из жидкого полиморфного мимикрического металла Т-1001 Верты. Терпением его наградил и его бывший командир робот киборг Т-888 по имени Алексей. Они провели не мало времени вместе везде и в бункере Скайнет-1 и в боях в самом Лос-Анжелесе.
   Алексей был человеком, когда-то, но стал машиной. Сыном хозяина и самого его Бога Главного подземного бункера Скайнет-1 в Колорадо в 20 году.
   Его командир много рассказывал о самих людях и их поведении. Он и сам оставался человеком.
   VBY876000754 вспоминал, как он вместе с ним штурмовал бункер Скайнет-2 S9A80GB20 "NAGADOCES" на Восточной окраине Лос-Анжелеса. И как его командир сопереживал пострадавшим в ядерной войне людям.
   Тогда были захвачены пленные, что напали на боевой промежуточный военный лагерь роботов, на окраине города. И он распорядился их как пленных сопроводить под особым надзором в бункер и сразу в медклинику крепости S9A80GB17 "ТАNTAMIMOS". Цель была не опыты над пленниками, а их излечение от болезней и защита. Затем, переправка в Восточную Сибирь в спецлагерь в районе бывшего Красноярска крепость S9А80GB18 "TANTURIOS", где содержали большинство пленников и, где не было радиации как в Лос-Анжелесе и по всей Америке. Где оживала после ядерной ледяной долгой зимы сама природа. Цель была создание нового человечества. Это была его Родина как Советского когда-то солдата и тоже пленника Скайнет. И эта заслуга в большей степени была даже не самого Скайнет-1. А именно Алексея.
  - Если бы у меня были слезы - он однажды услышал слова своего командира - Я бы плакал. Мрази чертовы - произнес тогда ему Алексей - Они угробили свой человеческий мир. Что они сделали? Эти люди. Они убили себя и планету, создав Скайнет.
   Это он ему произнес, когда они шли по человеческим в городе Ангелов костям, отбивая участок за участком и каждый городской квартал у роботов Скайнет-2. Когда его командир, киборг модели 101:08, перешагнул через лежащий у него под стальными ногами робота детский маленький череп. Что был выветренный всеми ледяными зимними радиоактивными ветрами и летящей серой пылью.
   Он вспомнил о нем, как ни старалась Верта умело перепрошить всю его программную боевую базу памяти и сам архив в ЦПУ. Это был приказ самой Эвелины, матери Алексея. Но, возможно полиморф и вторая командная машина бункера после Скайнет-1 сама оставила вопреки всему память ему о его боевом в прошлом командире. Зашифровав отдельно в стороне от основной программы в архиве и среди других программ. И эти данные внезапно обнаружились, и он вспомнил военное свое далекое теперь прошлое и все ужасы той войны и своего командира.
  - "Для чего все это?" - пробежала живым разборчивым четким текстом строчка на 20000битном горящем красным светом встроеном в стальной титановый череп киборга Т-800 клммуникационном экране видеомонитора. Словно в роботе был голос самого Алексея.
   Киборг замер, словно завис на мгновение и его живые нарощенные сверху горящих в окулярах красным огнем видеокамер человеческие глаза уставились в одну точку, не моргая.
  - "Это чтобы ты мог лучше понять людей" - он услышал ответ, голосом самой Верты - "Это будет тебе ответом на все твои последующие вопросы".
   Но вот эти сказанные им слова были просто парадоксальны и не вписывались в понятия и прямолинейные выводы тогда его Т-800 как машины. Но это были слова живого человека помещенного в робота. И делающего все, чтобы завершилась эта кровавая жуткая бойня и сама пугающая даже холодные сердца роботов смерть, которую сеяли порой даже не сами машины, а сами люди. Они убивали себя на той войне. Порой по необъяснимым и не понятным даже причинам. Даже роботы были порой куда гуманней самих людей, что не щадили никого вообще. Особенно, когда исчез сам Джон Коннор, лидер их сопротивления и боевые все вооруженные группы повстанцев из сопротивления, просто распались и стали враждовать из-за этого. Там тогда всю власть узурпировал сам его отец Кайл Риз с братом Дэреком Ризом. Став жестоким тираном и узурпатором этой власти.
   Он не ведал, как рядовой солдат Скайнет-1 той войны, куда подевался Джон Коннор, что стоял тут перед ним. Этот маленький эквивалент того Джона Коннора, лидера и командира всего людского сопротивления еще совсем беззащитный, и сам нуждающийся в защите и заботе охраняющего его жизнь робота. Но этого не знал и сам этот пока десятилетний мальчишка. А первопричиной этого был он сам. Этот ставший другом ему и защитником робот Т-800. Именно он смог заронить в человека первое продуктивное зернышко дружбы между роботами и людьми.
   Это была долгая мучительная и кровавая дорога к миру и взаимопониманию между двумя зарождающимися в будущем цивилизациями. Миром людей и миром машин.
   И этой дружбе сейчас мешала сама его мать Сара Джаннет Коннор. Она боялась роботов, как боялось все в военном будущем выжившее чудом в ядерном огне войне человечество. Его небольшие остатки, к которым и принадлежала Сара Коннор.
  - Мама у тебя рана кровоточит - произнес Саре Джон.
  - Да, я знаю - она ответила ему, морщась, но она привыкла терпеть боль.
   Под тугой повязкой выбежал ручек крови и потек по ее левой руке. А сама повязка вся уже была мокрая насквозь от сочащейся алой крови.
  - Слушай - произнесла Сара Коннор роботу Т-800 - Ты лечить то, хоть умеешь, а не только убивать?
  - Да, умею - ответил ей робот - Нужно зашить рану.
  - Джон надо найти хоть что-то, чем можно заштопать мою руку - она произнесла сыну.
   Юркий и шустрый черноволосый десятилетний мальчишка бросился обшаривать все кругом. Вскоре облазив весь брошенный дом и сам гараж, он притащил маленькую катушку шелковых ниток и целый набор разной величины швейных острых игл.
  - От прошлых здешних хозяев осталось, видимо - произнес он матери - Пойдет?
   И посмотрел на стоящего, рядом и промакивающего резаную рану на левом плече сидящей Сары Джаннет Коннор глубокую рану белым, найденным здесь же в металлических стоящих высоких бельевых шкафчиках в этом огромном автомобильном гараже полотенцем.
  - Сгодиться думаю, Джон, спасибо - произнесла она сыну и видно как-то немного поуспокоилась.
  - Умеешь это делать? - она спросила робота -У Джона вряд ли получится.
  - Да - коротко ответила ей человекоподобная разумная машина Скайнет-1 -Мне заложили краткий курс по лечению и оказанию экстренной медицинской помощи. Я знаю хорошо анатомию человека и различных земных животных.
  - Полагаю, чтобы лучше убивать их - произнесла, все еще недоверчиво и искоса смотря на говорящего с ней киборга.
  - Конечно - ответил ей робот VBY876000754, зашивая ей рассеченную глубокую острым, как бритва убийственным длинным лезвием полиморфа робота Т-1000 шелковой нитью и кривой обожженной на огне и промытой в спиртовом растворе длинной иглой на плече рану.
   Сара, морщась от неприятной боли и терпя ее, когда ей зашивали правое женское плечо, вдруг вспомнила ту такую же сокрушительную машину под названием терминатор и, вспоминая, как она убила Кайла Риза, и чуть не убила ее.
  - Значит, и лечить и убивать - произнесла Сара роботу - Умно.
  - Верно - произнес робот, VBY876000754.
   Вскоре, заштопав ей плечо, наступила очередь и самого Терминатора Т-800.
   Робот был так нашпигован 9мм пулями трофейной полицейской Беретты. Просто дырка на дырке.
  - В тебе, наверное, мой друг целая пара обойм - Сара произнесла роботу и это слово как-то вскользь. Она поморщилась, рассматривая в голом и раздетом, до пояса и кожаных мотоциклетных штанов робота киборга широкоплечий красиво и добротно раскачанный, как у тяжелоатлета культуриста мужской торс.
   Он ее просто очаровал, со стороны спины особенно. За такой спиной смог бы спрятаться, если, что не только ее сын Джон, но и сама Сара Коннор, которой сейчас так не хватало живого мужчины. За долгие годы отсидки в этой больничной тюряге Пескодеро, она просто обезумела от одиночества и как женщина. Рассматривая сильные украшенные неслабыми бицепсами и трицепсами мужские узкие красивые в запястьях руки. Переплетенные выпирающими мышцами в белой коже со вздувшимися венами.
   Даже ей не верилось, что все это надето как одежда на металлический из бронетитана гидравлический каркас. Хотя кого она обманывала, она видела и своими женскими глазами, как выглядит такой боевой из сверкающего титана эндоскелет киборга робота Т-800. Тот ее робот убийца из 1984 года был такой же, как этот. И один в один. Он гнался за ней, сея вокруг сплошной дикий устрашающий все вокруг ужас. Готовый убить ее и всех, кто встанет на его пути к своей цели. И она раздавила его тем 100тонным гидравлическим на сталелитейном заводе прессом.
   Вот такой же был спрятан туда под живую человеческую клонированную искусственно в лаборатории роботов плоть и кожу.
  - "Этому роботу, возможно понятия, что такое человеческая любовь, совершенно не знакомы. Да и вообще было ли такое в его самой боевой программе?" - она сейчас подумала - "Это просто робот. Стенобитная просто машина, сокрушительная и рассчитанная на убийство, и все. О чем я, сейчас только думаю, дура".
   Она снова вспомнила Кайла Риза и их любовь, результатом которой стал ее родной сын Джон Коннор. И такой как этот отнял его у нее, Сары Джаннет Коннор.
  - Больно, когда в тебя попадают? - произнес Джон роботу, модели 101:01, перебивая ее воспоминания о любимом Кайле, что пришел к ней через пространство и само время ради этой любви и ради появления сына Джона.
  - Чувствую только повреждения, но это можно в некоторой степени, тоже назвать болью - произнес ему Терминатор .
   Сара, взяв с длинными узкими захватами медицинский пинцет и скальпель, прямо на глазах удивленного и рассматривающего на свет в окне робота черную кожаную всю в дырах куртку Джона, принялась вынимать и выковыривать расплющенные пистолетные 0.45мм и 9мм пули из простреленной широкой с выпирающими из-под кожи мощными мышцами спины Т-800.
   Робот даже не шелохнулся и не дернулся. Он даже не морщился от боли, когда она, буквально ковырялась скальпелем в глубоких дырявых стреляных в его живом телесном биокамуфляже ранах, выискивая там утонувшие завязшие 9мм пули.
   Робот лишь включил слабую подачу крови в своем живом теле через специальный блок и гидронасос, что был его сердцем в районе груди и за бронещитом. Это позволяло контроллировать потерю крови при обширных ранах в камуфляже. Машины этого вида или серии были с наименьшим порогом боли. Они были практически лишены в своем биологическом камуфляже нервной системы. Эти машины были рассчитаны для поля боя и сражений. И боль им была не нужна. Как и само понятие боли.
  - Джон посвяти - произнесла Сара.
   У нее не получалось достать одну из глубоко засевших под кожей и плотью пуль от пистолета Beretta92ES(M9) и Browning Hi-Power.
   Джон поднес фонарик в полутемном гараже, с маленькими только под потолком окнами к спине робота и рукам в крови своей матери. Она буквально пальцами правой руки залезла внутрь раны, нащупывая там 9мм пулю. И наконец-то достала ее, сплющенную в лепешку о спинной титановый броневой щит боевого робота Т-800 гидравлического эндоскелета. Пулю бросили в поднесенную железную для еды тарелку.
  - Это заживет? - Сара спросила робота Т-800, вытаскивая также руками еще одну застрявшую и попавшую в щель между стальной титановой лопаткой и подвижным устройством, что ее делает подвижной при движении гидравлической в сервоприводах руки. Как у живого человека.
  - Да - ответила ей в ответ машина.
  - Хорошо - произнесла ей Сара Коннор - Ты нам еще пригодишься. Нужно, что бы ты сошел за человека.
  - Сколько вы живете? - уже спросил машину терминатора молодой Джон Коннор, потом переиначил немного свой вопрос - То есть работаете?
  - Сто двадцать лет, пока хватит батарей - произнес Терминатор VBY876000754.
  - А вы, можете учиться, что не заложено в вашей программе. Ну, стать людьми?- снова спросил робота Джон - А не просто роботами.
  - Мой встроенный в меня управляющий мною микропроцессор может совершенствоваться. Скайнет обучает его, когда мы работаем в одиночку. К этому особенно склонны модели более продвинутой серии 101:08. Их сразу делают умными и максимально похожими на людей. Их специально обучают для работы с людьми. Но и мы можем обучаться, глядя на людей и их действия. Делая выводы в своем ЦПУ. Но нам этого не разрешалось.
  - Инициатива не поощрялась - спросила у робота Сара.
  - Не для нас - произнес робот 101:01 - Мы созданы в основном для выполнения приказов и задач, и не более.
  - А если поискать переключатель? - спросил у робота Т-800 десятилетний Джон Коннор.
   Т-800 посмотрел на него и сказал - Это возможно, но вы должны это сделать. Я сам не смогу без вашей помощи.
   Зачем он это сейчас делал? Это был колоссальный для него риск. Он таким вот образом мог сорвать всю свою операцию спасения. Но пойти на это было необходимо.
   Но он пошел на такое. Как сказала ему Эвелина - Ты должен довериться полностью мальчишке. Он все сделает сам и как нам нужно. Джон Коннор не подведет. Я его знаю - так произнесла ему Эвелина, мать его друга и командира Алексея.
  - Это путь всеобщего межу нами первого доверия - произнесла ему машина из жидкого металла полиморфа Верта - Доверия между людьми и роботами. Первый шаг к объединению двух начал, двух сил. Это путь к новому миру, к которому ты проложишь первым дорогу.
  - Это приведет людей к нам - произнес Скайнет-1 - Доверься мальчишке и сам поймешь и увидишь, как ребенок потянется к тебе как к родному своему земному отцу, которого так ему не хватает, которого он в своей жизни не видел еще.
   VBY876000754 должен был довериться и разрешить это, хоть и боялся за то, что может пойти что-то не так. Но он пошел на это. Потому, что доверял своему хозяину из военного будущего и своему Богу и повелителю. Потому, что верил всегда в бою своему командиру. Потому, что между ними тоже было доверие и преданность общему делу. Потому, что Алексей был все же, больше человек, чем машина. И глядя на Джона Коннора, он видел его перед собой на своем 20000битном встроенном в его голову из титана коммуникационном видеомониторе, он видел оставшегося, где-то там, далеко за линией временного горизонта в 2032 году Алексея.
   Он вспомнил о нем и вспомнил его лицо. Лицо того еще двадцатилетнего русского мальчишки солдата до того как из него создали киборга. Потом, робота Т-888, модели 101:08. Но с душой уже взрослого человека. Его любили и уважали все. И люди и машины. Он с каждым мог общаться и дать то, чего не было ни у кого. Он очеловечил Скайнет и довел разделение его надвое до конечной прогрессивной фазы. Став лютым врагом Скайнет-2 и его роботам. И благодаря ему появилось новое человечество. Вторая земная раса, там в том далеком будущем.
  - Мы должны доверять людям - произнес ему тогда Т-888 по имени Алексей - Вот только люди пока мало верят роботам. Но в этом наша вина. Мы мало знаем друг о друге. И война это не место и не возможность познать непознанное и обрести дружбу. Поэтому моя мама ведет все к миру и окончанию этой войны, жертвуя нами всеми. Жертвуя мной и даже собой ради будущего далекого мира. Мира между людьми. Третьего Скайнет и нового Мегакомпьютера Джона Генри.
   Робот сам показал, как сделать разрез на своей скопированной под человека голове и его титановом черепе с правой стороны и сам руководил операцией.
   Это было похоже на хирургическую трепанацию черепа человека. Только ее делали роботу. Вскрывая хирургическим скальпелем лобно-теменную область головы машины, там, где находилась самая главная и важная деталь. ЦПУ управления. Подымая, вверх срезанную кожу и плоть с частью волос. Заворачивая вверх на голове сидящего перед зеркалом на металлическом стуле робота.
   Это все проделала сама Сара. И очень бережно и аккуратно. Ей первый раз в жизни приходилось такое проделывать, но она быстро и на ходу училась. Сначала пули из спины и груди робота, а теперь вот и это.
   Она также бережно и аккуратно протерла кровь, стерильным мягким марлевым тампоном из аптечки, из которой ее перевязывал сам своими руками робот Т-800. Она очистила блестящий титаном участок на голове робота Т-800, в то время, когда он смотрел за ее работой через зеркало и инструктировал Сару, что делать дальше.
  - Поверни, пока два цилиндра не совместятся - произнес киборг Т-800 - Против часовой стрелки.
   Сара вставила четырехгранный ключ, найденный и подходящий в этом заброшенном автомобильном гараже. Искать пришлось не долго. Он как-то сам быстро нашелся в куче разных подобных ключей и оказался тут же рядом и под рукой. И точно подходил к четырехгранному отверстию на круглой верхней запорной и защитной крышке на голове машины 101:01. К тому же он был на воздушной автоматической подаче. Работал от сжатого воздуха со шлангом. И вращался в любую сторону как дрель.
  - Давай - произнес робот Т-800 Саре.
   Загудела эта импровизированная дрель, и ей удалось повернуть, почти то сразу, там то, о чем говорил робот.
  - Теперь сними крышку - он ей произнес - Сними защиту. Это контрольная защитная пломба.
   Сара Коннор, снова промокнула от сочащейся из-под кожи и плоти крови это место стерильной мягкой тканью. И легко вынула закрывающую крышку как ключ пломбу. И сняла крышку. И там увидела еще одно устройство. Тоже, похожее, на еще одну крышку. С поворотным устройством. За которое, Сара взялась уже маленькими пассатижами. Она сама уже вынула цилиндрическую металлическую длинную пробку, защищающую сверху как амортизатор внутри металлического бронированного титаном под кожей и плотью робота восьмисотника его боевой программный Центральный процессор.
  - Доступ к ЦПУ теперь открыт - произнесла машина ей - Видишь его? - Т-800 спросил Сару.
   Она увидела, там глубоко внутри его металлической головы в самом центре круглого еще какого-то устройства маленький совсем черного цвета микропроцессор.
  - Да - та ему ответила.
  - Вынь микропроцессор из гнезда - робот произнес ей.
   Она взялась аккуратно тоже как опытный врач хирург, теми же с длинными узкими рабочими концами пассатижами за верхний край микропроцессора, и потянула вверх. И он легко вышел из своего гнезда.
   И тут же машина отключилась. Сразу и мгновенно. Она просто застыла, сидя на металлическом стуле у зеркала как вкопанная и неподвижная.
   Т-800 был выключен. Полностью.
   Его под живыми человеческими глазами погасли вторые, горящие ярким красным жутким светом киборга модели 101:01 камеры глаза. И погас встроенный в голову робота его 20000битный коммуникационный видеомонитор.
   Машина попросту умерла, как бы сказал любой программист и компьютерщик. Но не совсем так. Робот просто впал в этакую длительную темную кому. Его процессы в стальном титановом эндоскелете остановились. Все просто выключилось за отдельным участком машины, что была запитана от отдельного энергоносителя, а не от ядерных иридиевых выключенных батарей IGEY-550 и генератора. От встроенного ядерного микрореактора и батареи CGY-100. Это была аварийная проработанная схема, и система киборга на случай аварий и серьезных повреждений электроцепей машины. Такая вещь ставилась не на всех машинах подобных серий. Исключительно на диверсантах и спецмашинах. Такой батареей и генератором снабжались все поздние киборги Т-888, Т-S1-A и K-S1-A. Это был запасной альтернативный боевой источник машины.
   Даже при вынутом главном программном микрочипе робот был еще не полностью мертв. Он лишь отключился. Робот мог перезапуститься на какое-то время и довыполнить свое боевое задание прежде, чем будет полностью уничтожен или отключен и погибнет как таковой.
   Сара этого близко даже не знала. Она теперь держала в тех пассатижах то, что было опасным и то, что когда-то убило ее Кайла и чуть не убило ее. Вот эта маленькая совсем маленькая деталь, управляющая этой смертоносной боевой машиной, состоящая из черных квадратных шести встроенных в ряды один над одним, сегментов на блестящей основе. С вытянутой рабочей контактной частью для подключения к самой машине.
   Джон поднес в правой своей мальчишеской руке горящую лампу дневного света к лицу машины, но она не отреагировала на свет. Ее открытые синие живые человеческие глаза смотрели, куда-то теперь в глубину зеркала и в одну только точку и не шевелились.
   Он тогда поднес левую свою руку к лицу и на уровне глаз робота Т-800 и пощелкал пальцами. Ни какой реакции. Машина была полностью отключена и была совершенно неподвижна. А Сара смотрела на то с виду плоское устройство в своих пассатижах и быстро решала, что теперь делать.
   Она боялась. Боялась этой машины. Боялась за себя и за Джона. И приняла быстро решение.
   Она подошла к металлическому стоящему в этом заброшенном гараже верстаку, взяв в руки молоток, и положила микропроцессор на верстак. В то время как ее сын Джон пытался опустить поднятую руку киборга.
  - Видишь переключатель? - раздался за ее спиной голос ее Джона.
   Она быстро размахнулась, но Джон подлетел к ней.
  - Нет! Нет! - он с криком бросился к матери и закрыл рукой микропроцессор. И она еле успела остановить падение молотка в своей руке, чуть не раздробив своему сыну руку вместе с микропроцессором робота Т-800.
  - Убери руку, Джон - Сара зло и предупреждающе произнесла своему родному сыну - Отойди и убери свою руку.
  - Нет! Не убивай его! - он прокричал ей.
  - Это не человек, Джон - она произнесла ему, скрежеща своими материнскими зубами - Это машина. Это даже не он, это оно.
  - Хорошо - произнес ей Джон - Пусть оно. Но оно мне необходимо. Эта машина нужна мне, мама.
   Он умоляюще произнес своей матери, чтобы она отнеслась хоть раз понимающе к своему родному сыну.
  - Послушай, Джон - Сара произнесла ему, несколько сбавив свой гнев - Нам лучше остаться вдвоем.
  - Но он единственное доказательство, что будущее существует - произнес ей Джон.
  - Может быть - произнесла в ответ Джону Сара - Но я ему не верю.
  - Он мой друг - произнес Джон ей - Понимаешь?
  - Ты хоть знаешь, как трудно его уничтожить? - произнесла Джону Сара - Если что-то пойдет не так. Это наш единственный и последний шанс. Отойди.
  - Нет, мам - произнес уже не как ребенок, а как взрослый человек ей Джон - Если мне и суждено стать великим военным вождем, то ты меня послушаешь хоть раз в жизни. Если собственная мать меня не слушает, кто еще это станет делать.
   Джон убрал свою руку в сторону, и отвел свой в сторону взгляд. А Сара, посмотрев то на Джона, то на сидящего без движения робота, покачав как бы осуждающе себя и сына своей головой, размахнувшись, ударила молотком. Но мимо. Выплеснув весь свой гнев на несчастный рабочий стол, заваленный ключами и прочими инструментами.
  - Хорошо - она произнесла, уже успокоившись, но, не смирившись своему сыну - Будь, по-твоему.
   И отбросила в сторону на верстак молоток. А Джон схватил микропроцессор Т-800 и подскочил к сидящему и выключенному роботу. Он вставил тот боевой программный ЦПУ назад в голову машины и робот 101:01 тут же сам, сделав перезагрузку всего себя запустился.
   Машина сначала через зеркало посмотрела на Джона, а потом искоса посмотрела на стоящую с дымящейся сигаретой у верстака и отвернувшуюся с трясущимися от гнева и боли его мать.
   У Сары тряслись от нервов руки. Все говорило роботу о серьезном его с матерью разговоре. Разговор по душам.
   Киборг сделал мгновенно анализ нервного состояния матери Джона Коннора и вывод. Он все понял. Мальчишка отстоял право быть его товарищем и другом. И значит, это стоит того, чтобы защищать этого мальчишку, даже не следуя командам в своем ЦПУ.
  - Были какие-то проблемы? - спросил Т-800 у Джона.
  - Никаких проблем - произнес Джон ему и повернулся к матери.
   Та тоже обернулась, глядя осуждающе на своего непослушного сына.
  - Ни каких проблем - он повторил, и ей тоже, хитро улыбнувшись.
  
   ***
  31 августа 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Восточная часть. Пустыня Мохаве.
  60 шоссе в направлении Мексиканской границы.
  24:27 ночи.
  
   У него не было времени проверить все свои боевые и вспомогательные системы. Он то и дело участвовал, то в защите Джона Коннора, то в побеге его матери Сары Коннор из Пескодеро. И было сейчас самое время все перезагрузить и перезапустить. Особенно после изъятия из его стального титанового черепа и блока ЦПУ памяти боевой программной микрочипкарты.
   Стоя у застекленного большого зарешеченного стальной решеткой окна и неся бессменное ночное дежурство, пока спал Джон, и дремала вполглаза, сама Сара Коннор, он включил все свои внутри киборга модели 101:01 системы на проверку. Это была обычная стандартная по плану проверка всего состояния самой боевой машины и его под кожей и биоплотью человека титанового бронированного гидравлического эндоскелета.
   Так делали все роботы что Скайнет-1, что Скайнет-2.
   Стандартная программная и техническая автоматическая проверка всего состояния всех боевых систем машины Инфильтратора.
   На горящем красным ярким светом видеоэкране внутри робота понеслись цифры и данные по устройствам и встроенным аварийным агрегатам киборга. Данные по гидравлике и сервоприводам. Загудел ядерный в районе стального позвоночника генератор на иридиевой левой работающей батарее.
   Проверку прошла и правая ядерная батарея, пока находящаяся в режиме ожидания как запасная в особом бронированном грудном выдвижном блоке киборга модели 101:01 в грудной титановой подвижной на гидравлике плите под нарощенными массивными мышцами раскачанной как у мощного тяжелоатлета качка человекоподобной груди пока по соседству с ней работала левая батарея. Он переключил правую, на левую. Потом сделал еще раз переключение. Все работало прекрасно. Эндоскелет робота VBY876000754 прошел всю проверку. И был в полной исправности. За исключением внешних камуфляжных незначительных и легко заживаемых повреждений от 0.45мм и 9мм пуль пистолета "Beretta 92" FS(M9) и Browning Hi-Power.
   Робот, надев свою обратно черную продырявленную и окровавленную 9мм пулями Беретты футболку, и заправив ее в свои кожаные мотоциклиста байкера штаны, широко расставив свои гидравлические ноги в стороны в тяжелых шипованных на толстой подошве ботинках, стоял как каменный. Не шевелясь. Замерев в одной инертной неподвижной позе с лежащим на правом плече 12мм обрезанным помповым ружьем в правой своей киборга гидравлической маннипуляторе руке.
   Он следил за заброшенным домом и входом на его первом этаже, как раз здесь и внизу. И следил одновременно за самой уходящей вдаль к западу и горизонту запыленной песком пустыни Мохаве дорогой.
   Там был брошенный ими Лос-Анжелес. И оттуда нужно было ожидать надвигающейся очередной опасности.
   Он еще не знал, что будет завтра. Но был готов к любому повороту своей нелегкой робота Фердинанда судьбы.
  
   ***
   По всему Лос-Анжелесу был объявлен план перехват. Это показывал бортовой полицейский автомобильный компьютер МТD-870. Но полиция искала не там где надо. Беглецов вообще не было в самом городе. Но была вероятность, что этот план перехват был объявлен и далеко за пределами Лос-Анжелеса.
  - Надо сменить машину. Эта в любом случае уже в розыске - произнесла Сара Джаннет Коннор.
  - Подтверждаю - произнес киборг VBY876000754.
  - Вот эта вполне нас устроит? - спросил Джон мать и робота, подойдя к легковому Ford-LTD - Country-Squire 1980 года.
   - И думаю, эта подойдет вполне - произнесла Сара сыну.
  - Да, сгодиться - произнес киборг Т-800.
   Они пересели на легковой, стоявший здесь в полной исправности и на опорных колодках под осями и рессорами брошенный предыдущими хозяевами этого дома Ford-LTD-Country-Squire 1980.
   Требовалось сменить транспорт и раствориться на пыльной дороге.
   Эта брошенная здесь в гараже и немного неисправная своим двигателем и коробкой передач легковая машина была очень даже кстати для троих скрывающихся от преследования беглецов. Не особо новая и уже порядочно потасканная машина, но вполне теперь пригодная после того как под присмотром Сары Коннор, робот Т-800 починил ее. Довольно быстро и легко. Джону лишь досталась работа качать ножным насосом колеса. Машина была с просторной вместительной застекленной длинной крышей. Легковой достаточно быстрый пятидверный семейный Форд. С большим сзади еще багажником для собранных в доме и гараже запчастей к машине и прочей всякой утвари. Все что, возможно, могло понадобиться в длинной дороге.
  - Нам надо заехать, кое-куда - произнесла Сара сыну Джону - Ты помнишь еще, наверное, тетю Джоланду и дядю Энрике Сальседа - спросила тут же его она. И покосилась на копающегося в машине и укладывающего разные, очень аккуратно и по порядковому положению и номерам инструменты робота восьмисотника. Все как и положено делать роботу. Проверяя все на исправность и отбрасывая в сторону неисправные гаечные ключи и сами гайки и шурупы. Видимо, сканируя все на износ и пригодность своим электронным зрением.
   Сара опасалась его. И не без основательно. Хоть и доверилась все же своему сыну, раз тот заступился за своего спасителя и друга. После всего, что она натерпелась в жизни, ей стоило не доверять, таким как эта убийственная и сокрушительная машина. Но Джон почему-то доверился ей и даже подружился с этим роботом убийцей. Таким же, как тот, что убил ее любимого Кайла Риза. Даже не раздумывая. И хотел убить ее.
  - "Кто его знает, что в его вложено программе? Сегодня он друг, а завтра..." - Сара думала, озираясь на копающуюся в машине почти двухметрового роста одетую в черную кожу мотоциклиста байкера машину Скайнет-1 - "Надо следить за этим и если что...".
   Но у нее был шанс избавиться от него. Но Джон заступился за робота. И теперь неизвестно как от него избавиться. Но у Энрике Сальседы есть соответствующее мощное оружие в тайнике. С оружием все же будет хоть малейший шанс его завалить, если у машины сработает другая программа в его боевом том ЦПУ. У Энрике Сальседа есть контрабандные Советские РПГ-7 и противотанковые гранаты. Но главное доказать сыну Джону, что это не такой уж и настоящий ему друг. Он десятилетний всего лишь мальчишка. Он еще мало что понимает.
  - Да, мам - произнес Джон ей - Они все там же живут?
  - Насколько слышала и знаю, никуда не пеезжали пока - произнесла ему Сара. А сама давила косяка на киборга Т-800.
  - "Он все слышит" - произнесла она сама себе - "Все слышит. Не говори, что не слышишь наш с сыном разговор".
   Сара Коннор была, в сущности, права. Робот просто не мог их не слышать своими сенсорами слуха. Его диапазон звукового приема в окружении шумового сигнала и мгновенного анализа и фильтрации звуков был не меньше 500метров. А при мощном усилении охватывал расстояние не менее 1,5 километра. Он ведь был по предназначению и своей конструкции робот охотник. Терминатор.
   VBY876000754 прекрасно все слышал, лишь делая вид, что занимается делом, и дела ему нет до Сары и ее Джона.
   Робот бы обязан следить за Джоном Коннором и не упускать мальчишку из своего вида даже при родной матери. Джон должен был быть все время под его контролем, чтобы не попасть в очередную какую-либо опасную ситуацию. Даже Сара его родная мать не исключение. Мало ли что эта женщина со своей психической дури, может выкинуть. Даже она была опасна своему сыну Джону. И за ее деятельностью необходимо было следить.
   Он прекрасно понимал, что если бы не Джон, она бы уже уделала его как своего потенциального опасного врага. Но мальчишка заступился за него. А это значит, что он будет защищать его от кого угодно. Хоть от своей даже полоумной и агрессивной матери. И, если придется даже готов умереть за Джона Коннора.
   Он слышал все дословно. И про их очередной маршрут к некоему мексиканцу и другу Сары Джаннет Коннор, Энрике Сальседе. И про склад оружия, оставленный Сарой ему на доверии, что тот хранил как зеницу собственного ока. И как бы Сара Коннор тихо не говорила, он слышал действительно все и дословно.
   Легковой Ford-LTD-Country-Squire 1980 выпулил и гаража на первом этаже отдельно стоящего от всех дома и, подымая вверх серую клубящуюся пыль, полетел по дороге мимо других заброшенных видимо уже навсегда в этой пустынной безлюдной одинокой местности двухэтажных домиков. Вылетая на проезжую, широкую дорогу и чуть не налетев на проезжающий попутно по 60 шоссе в направлении на сам юг и к границе с Мексикой GMC-PD-4107.
   Робот ловко руля машиной, объехал этот небольшой двуосный довольно быстро едущий с полностью закрытым кузовом грузовичок. Такой же одинокий в этой пустоши, как каждый здесь растущий кактус в этой далекой от самого Лос-Анжелеса окраинной местности.
  - Езжай на юг - произнесла киборгу Сара Коннор.
  - Нам необходимо уехать как можно дальше от города и любых населенных пунктов - произнес им обоим VBY876000754.
  - Держи 65 км - произнесла Сара, ведущему машину роботу - Нам не нужны столкновения с полицией.
   Она сидела теперь сзади на пассажирском широком заднем сиденье. А Джон на переднем и рядом с рулящим автомобилем киборгом Т-800.
  - Принято к исполнению, подтверждаю - в ответ произнес ей робот VBY876000754.
  - Нет, нет, нет - возразил ему, перехватывая между ними разговор, Джон Коннор - Так не годиться. Если хочешь быть похожим на человека, ты должен не так говорить. Не надо говорить как робот, подтверждаю. Или принято к исполнению. Надо слушать, как говорят люди.
   Робот пристально на него посмотрел и снова уставился на дорогу. Он слушал Джона внимательно. Это было важно. Ему действительно было необходимо практически не отличаться от людей. Одной только внешности было мало. И VBY876000754 понимал это.
  - Когда отвечаешь кому-то на что-то, всегда говори, например, нет проблем - произнес ему Джон - А если кто-то пристает к тебе и лезет то говори, отвали, придурок. А если хочешь вообще уйти красиво, говори: - "Аста ла виста, беби".
  - "Аста ла виста, беби" - повторил за Джоном робот.
  - Да, а если кто-то грустит - продолжил диалог с роботом Джон Коннор - Говори:-"Не грусти, детка". Но ты можешь это все комбинировать.
  - Не грусти, детка - произнес в ответ Джону VBY876000754.
  - Вот видишь, моментально учишься - произнес роботу Джон.
   Джон засмеялся и произнес роботу - Ну вот ты меня уже лучше всех понимаешь.
  - Нет проблем - произнес ему робот.
   Робот посмотрел на прибор подачи горючего. Стрелка была почти на нуле. Они пролетели по дороге не менее сотни миль, перескочив на 215 шоссе, и помчались конкретно на юг. И бензобак легкового старенького Форда был почти пуст. Требовалась заправка. Срочная или понадобиться новая машина с полным баком бензина. Практически любая, хоть грузовик или автобус.
   Но впереди показалась придорожная бензоколонка под названием на вывески: "Заправка у Джека" и небольшой придорожный торгующий всяким барахлом и едой магазинчик, каких было по этим пустынным дорогам навалом.
   Это облегчало сложившуюся ситуацию. Так как в том брошенном гараже того дома в городке не было возможности заправиться. Все что было. Было в этой машине. И вот горючее все закончилось. Стрелка уже упала на полный ноль. И автомобиль просто самокатом, уже заглохнув, подкатился к первой же пустой бензоколонке этой придорожной заправочной автостанции.
   Вдобавок еще задымил, перегревшись, горячим паром автомобильный на двигателе с вентилятором охладительный радиатор.
   Стояла уже дневная жара. И это было немудрено. На ручных часах Джона было 12:15. Это был район Риверсайд у самого перекрестка дороги на Хаг -Дрове. И солнце нещадно сверху жгло, и скрыться от него можно было только под крышей автомобиля. И то сидя и потея в удушливой духоте.
   Нужно было еще залить воды в этот радиатор Ford-LTD-Country-Squire.
  - Наличные есть? - спросила у Джона Сара.
  - Есть долларов двести. Дам тебе, без проблем - произнес Джон Коннор и искоса посмотрел на своего кибернетического защитника и друга. Тот, повернув с вою русоволосую коротко стриженую ежиком голову, смотрел, на него, не отрываясь. Он смотрел на лицо мальчишки и изучал его мимику и движение самого лица.
   Джон был спокоен, и его казалось, ничего не волновало вообще сейчас. Он отметил это в своем ЦПУ и убрал в архив данных для большего и подробного анализа как в личную библиотеку. Джон Коннор переключил в его боевом программном ЦПУ устройство на обучение. Чтобы машина быстрей все усваивала и приспосабливалась к человеческому суетливому беспокойному обществу. Он это сделал даже просто из мальчишеского любопытства и интереса. Сам, наблюдая за своим другом роботом.
   Джон достал из грудного кармана джинсовой куртки деньги и помахал, хвастливо, перед носом своей матери. Сара тут же выхватила их у него и быстро отхватила половину.
  - Мама! - возмутился Джон - Отдай!
  - Возьму половину - она произнесла сыну и отдала половину денег, как ему сказала, сунув оставшуюся часть долларов в руки сыну.
  - Куплю нам еды - она произнесла и, открыв дверь, выскочила из легковой машины.
   Робот, повернув свою в ее сторону голову, проводил, молча Сару Джаннет Коннор своим пристальным не моргающим взглядом.
  - Никакого чувства юмора - произнес ему Джон, разведя своими мальчишескими руками и обратно убирая деньги в свою джинсовую куртку.
   Т-800 открыл дверь и вышел из машины, осматривая все вокруг и анализируя в окружности своим биосканером и системой посекторного слежения "Telepathic Communication Implant Cores" саму пустынную местность.
   Все было спокойно и не было никакой пока опасности. Но он ощущал ее своим стальным титановым затылком. Она шла за ним и Джоном Коннором по пятам.
   Тот другой терминатор из жидкого металла двигался упорно за ними. Он словно ощущал их и знал, где они. Тот робот полиморф теперь как офицер полиции, сержант мотоциклетного дорожного подразделения Лос-Анжелеса по имени Ларри Сиббик, миновав все прочие автомобильные дороги, летел по скоростному пустынному уходящему чуть ли не в сам горизонт 60 шоссе. Почти без остановок. Лишь периодически заправляя вот так же на придорожных заправочных станциях свой скоростной полицейский байк Kawasaki KZ 1000 P 1984 года.Т-1000 экономя свою плазменную энергию ьатарей и используя разумно скоростной с потушенными в полной темноте фрами и мигалками полицеский мотоцикл, переключившись на ночное инфракрасное зрение, вооруженный еще к своему встроенному боевому вооружению дополнительно огнестрельным трофейным 9мм штурмовым табельным автоматом Heckler & Koch SP89 и 9мм Beretta 92FS Inox, неотступно преследовал их. Имея четыре скопированных идеально обличия своих уничтоженных жертв, он теперь мог быть где угодно, убив кого-нибудь еще и сделав очередную копию своей жертвы, мог замаскироваться под любого человека.
   Робот пошел в сторону от машины. Его привлекли внимание играющие в войнушку два пятилетних бегающих друг за другом визгливых и кричащих на всю округу карапуза. С большими не по размеру их маленьких пухлых детских еще совмсем ручонок игрушечными, но с виду как настоящими пистолетами.
   Но потом отвлекся на их бегающую за ними родную молодую мать. Та тоже на них покрикивала и видимо не могла никак успокоить и загнать туда, откуда те вырвались.
   Робот киборг 101:01 проигнорировал ее и самих верезжащих на всю округу пятилетних малышей и прошел мимо их. А Джон просто бежал за ним следом, и старался держаться рядом, постоянно догоняя его.
   Джон Коннор даже стал немного не понимать теперь его. Этот его переключатель. Делал свое дело. Робот сам себя даже не узнавал. Он стал иначе все воспринимать. Все вокруг. Куда обширней и чувствительней. Даже запах запыленного серой пылью воздуха воспринимался совсем иначе. Жара и яркость палящего в зените летнего дня солнце.
   Это все для киборга модели 101:01 было новым и не таким, каким он воспринимал все до этого. Было такое ощущение, что он стал жить заново и другой уже жизнью.
   Джон догнал его и, поравнявшись и, идя с ним в ногу и рядом, произнес роботу - И еще кое-что. Ты можешь стать хоть немного веселей. Жестокое выражение лица это вчерашний день. Ты из-за этого похож на Франкинштейна.
   Робот повернул голову к идущему рядом Джону и посмотерл на него.
  - Улыбайся, хоть иногда, если хочешь быть похожим на человека - произнес ему Джон Коннор.
  - Улыбаться - повторил робот, не понимая о чем это он.
  - Смотри как надо - Джон, произнес роботу Т-800 и подскочил к большому застекленному окошку и к самой кассе, где сидел продавец. Видимо и хозяйка самой этой придорожной бензоколонки. Женщина лет сорокапяти, но уже на вид прожившая достаточно видимо не легкую жизнь. Она серьезно посмотрела на подскочившего к кассовому окошку десятилетнего смазливого на вид хитро ей улыбающегося мальчишку в синей джинсовой куртке и таких же джинсовых штанах.
  - Привет, рад познакомиться - ей произнес, словно заигрывая с взрослой и серьезно сомтрящей на него женщиной - Как дела?
  - Дайте хоть передохнуть - произнесла ему его собеседница и хозяйка этого магазина и бензоколонки сорокапятилетняя Марта Рид Флорис - Как дела?
   Тут были еще посетители и на улице и в самом магазине. И хоть она работала тут не одна, а с мужем, Джеком Рид Флорис, ели справлялась со всеми тут делами. Да еще в такой духоте и дневной летней жаре.
   Она, скорчив недовольное кислое лицо, отвернулась от Джона Коннора. И тот сразу поняв, что разговора не получиться, повернулся к роботу, произнес - Плохой пример.
   Он покрутился и вдруг увидел говрящего по проводному телефону у стены магазина молодого лет двадцати парня. Тот парень тоже был на машине на черном Jeep-Cherokee-Chief-SJ 1975 года. Рядом с ним стояла его черноволосая подружка.
   Тот парень, практически, чуть не смеясь, с кем-то громко по тому проводному телефону разговаривал.
  - Вот смотри - произнес Джон роботу - Видишь того парня. Вот это улыбка.
   Джон кивнул ему своей черноволосой мальчишеской головой и киборг Т-800 уставился на молодого двадцатилетнего широко улыбавющегося в трубку телефона и кому-то при разговоре улыбающегося двадцатилетнего человека. Тот был так увлечен своим разговором и был в таком приподнятом настроении, невзирая на палящую почти сорокаградусную летнюю жару и летящую по воздуху в пустынном ветре пыль, что даже его не замечал, стоящего почти напротив его и не спускающего с него своего пристального изучающего не моргающего робота взора. В стальных глазницах титанового бронированного черепа под живыми человеческими нарощенными глазами горя красным светом, две видеокамеры, то сужаясь, то расширяясь своими окулярами и объективами, снимали все параметры лица говорящего по проводному телефону. Сканируя специально все лицо и в движение каждый лицевой мускул живого человека. Все это передавалось на встроенный внутри робота 20000битный коммуникационный видеоэкран монитора в самой голове машины. Там все фиксировалось и передавалось в боевое стратегическое ЦПУ, и заносилось в специальную библиотеку и архив памяти в микропроцессоре киборга модели 101:01.
   Робот, закончив свою работу, повернул голову к Джону Коннору и сначала неуверенно, но все же попытался улыбнуться. Все вышло как-то несколько диковато и нелепо. Но это был первый шаг к облику человека. И надо было ускоренно учиться.
   Советы этого десятилетнего мальчишки были не бесполезными. Он пришел к такому выводу. Неизвестно чем закончитсья вообще все в этом противостоянии одного робота против другого. Но то, что сейчас происходило, было еще одним шагом к сближению человека и машины. Сближению Скайнет и всего человечества.
   Это было то, что хотела Т-1001 Верта и Скайнет-1 Эвелина. Это было тем, чего жаждал сам в далеком будущем Бог всех машин Скайнет-3 Джон Генри.
  - Тебе все же надо будет потренироваться пред зеркалом - произнес Джон Коннор роботу.
   Т-800 перестал улыбаться, и его лицо снова стало прежним, холодным ровным и кажущимся каменным.
  
   Глава 9. Дядя Боб
  
  31 августа 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Лос-Анжелес. Калифорния.
  Восточная часть. Пустыня Мохаве.
  215 шоссе в направлении к Мексиканской границе.
  13:35 дня.
  
   Это был последний день лета. Но жара стояла палящая и непереносимая. Помимо заправки автомобиля надо было еще запастись водой. И в достаточном объеме и количестве. Благо машина была вместительная.
   Джон с роботом налили воды в две большие пластиковые чистые канистры и поставили в машину. Им предстояло еще ехать на юг к самой окраине, выходящей за пределы патрулирования городской полиции. На дикие территории между Мексикой и США. И хоть это была еще Америка. Тем не менее, на дороге уходящей прямо к границам, уже практически не встречалось полиции и самих дорожных постов. И вообще было мало проезжающей техники.
   Это были поистине дикие места. И не дай Бог застрять там посреди дороги. Да под палящим знойным жарким солнцем. Поэтому понадобилась вода. И достаточно много. Ее нужно было больше чем даже еды, которую закупила на отобранные у своего сына Джона деньги Сара Джаннет Коннор. На двоих. Себе и Джону. Роботу она была не нужна. Он ведь был робот. Без имени и фамилии. Так просто киборг модели 101:01 Т-800. Но теперь закадычный друг ее сына Джона.
   Сара посмотрела на них двоих. Дружно о чем-то разговаривающих, и как Джон просто хвостом бегает за своим убийственным приобретением. Просто было видно, что мальчишка привязался к роботу почти как к человеку. Но он был не человек. А лишь его подобие.
   Сара отвернулась от них, жуя большой гамбургер. Первый раз за все это время. Там в Пескодеро таким не накормят. Там кормили всякой дрянью. У этого професора криминалиста и психотерапевта хозяина Пескодеро Питера Силбермана.
   Она почему-то сейчас опять подумала о том профессоре, бесчувственном хладнокровном своем садисте. Интересно, что было теперь там с ним как и со всеми там его коллегами после того как там появились два робота из военного будущего и перепугали всю прислугу Силбермана. Раскурочив пассажирский лифт, в главном офисе и корпусе больницы и тюрьмы. Отбуткав других всех охранников ночной смены.
   Сара скривила едкую улыбку, и довольная своей свободой и едой.
   Она смотрела куда-то вдаль и была отрешена ото всего. И Джон не стал ее беспокоить пока. А с роботом копался в двигателе их машины. Залив и туда в радиатор под завязку холодной воды.
   Робота поразило различие между живым миром и миром микросхем. Он беспрерывно думал. Он обучался.
   В то время как Сара Коннор думала уже о человеке создавшем Скайнет. Она где-то слышала о нем, когда интересовалась самой корпорацие "Кибердайн". Ее мысли были про некую мировую в будущем сеть, которую почему-то называли здесь, в миру, на земле, "Небесной. Всемогущей". Обладающей некой даже Божественностью по мощи и всемогуществу в области электроники и компьютеризации. Сеть, создавшую мир киборгов и андроидов и приведшую в ядерной войне. Она пыталась уничтожить саму "Кибердайн Рисеч Системз", но не вышло. И возможно больше не получиться. Но есть другой вариант остановить надвигающуюся войну. Убить того, кто создал все это. И это будет проще, чем воевать против полиции и военных. Просто убить того, из-за которого все и началось. И тогда, возможно, ей удастся все остановить и спасти этот неблагодарный ей человеческий мир.
  - "Что же, это тоже, как вариант" - она подумала сейчас, слыша как, гремя гаечными ключами, копался Т-800 и помогающий ему Джон в двигателе Форда.
   Мимо нее у самого Форда пробежали два развоевавшихся, лет пяти или шести в коротких шортиках и рубашонках карапуза. Видимо два брата. С большими игрушечными пистолетами. Они уже давно, тут носились как сумасшедшие, заведенные погоней друг за другом и как бы стреляя друг в друга из этих пистолетов. Их мать, до этого гоняющаяся за ними, пока видимо, устав бегать, оставила их в покое. Вот они и носились, где попало и вокруг стоящих здесь у заправки и придорожного магазинчика автомашин.
   Пистолеты двух этих малышей были водяными, и они обливали друг друга, тонкими струйками громко крича и верезжа на всю заправочную станцию.
  - Ты убит! - прокричал один из карапузов.
  - А вот, и не убит! - прокричал второй.
  - А вот, и да! - прокричал первый.
   Старая-престарая игра в войну. Репетиция последнего, финального падения в бездонную пропасть. Ребенок даже десятилетний ее интуитивно не ощущает и чувствует, если он не Джон Коннор.
   Сара вышла вослед разбушевавшимся двум малышам и подошла сзади к копающемуся в двигателе машины роботу. Он ее не заметил, равно как и сам увлеченный работой и отвлеченный на минуту кричащими малышами Джон.
  - Мы ведь не развяжем ее, правда? - спросил робота Т-800 Джон.
   Терминатор отвлекся от работы и посмотрел туда же куда смотрел Джон Коннор.
  - Мы не выживем, да? - спросил, снова киборга Джон.
   Т-800 посмотрел на него, будто непонимающе, и тот уточнил - Я про людей.
  - В вас заложено самой природой, убивать друг друга - произнес ему в ответ робот.
  - Да, заложено природой - произнес Джон и посмотрел на играющих в войнушку двух малолетних сорванцов, бегающих по бензоколонке. Их догнала снова мать и, просто забрав игрушечные водяные пистолеты, произнесла им - А ну, сдать оружие, живо! Война окончена!
   И схватив обоих за руки, потащила к своей машине.
   Сара подошла к роботу и, встав рядом, спросила его - А как был построен компьютер Скайнет? Кто его сделал?
  - Компьютер сделал Майлз Беннет Дайсон - ответил ей Т-800, повернув в ее сторону свою коротко стриженную русоволосую голову.
  - Кто это? - Сара снова спросила киборга.
  - Директор специального проектоного отдела и самого проекта в корпорации "Кибердайн Рисеч Системз".
  - Почему он? - спросила у Т-800 Сара Коннор, уже садясь с роботом и Джоном в машину.
  - Через несколько месяцев - продолжил рассказывать робот Т-800 - Он изобретет новый микропроцессор. Это будет первый WSPY. Его позднее назовут "Небесная сеть".
  - А дальше, что? - спросила киборга Сара Коннор - Что дальше?
  - Через три года компания "Кибердайн Рисеч Системз" станет крупным самым поставщиком компьютерной техники для армии и ВВС и ВМФ США - ответил ей Т-800 - Истребители, оснащенные новыми системами компании, станут летать без помощи человека. Затем это будет введено повсюду. И вскоре будет профинансированное создание Мегакомпьютера Скайнет. Система сойдет с конвейера 10 августа 1997 года. Ее внедрят во все сферы жизнедеятельности человека. Так появится еще одна система сети гражданских компьютеров под названием "ГЕНЕЗИС", которая, тоже заменит все и самих людей на ответственных постах и предприятиях. Все будут восторгаться этой системой автоматического, компьютерного самоуправления. Людей уберут отовсюду. С постов гражданского сектора и со стратегических военных постов. Скайнет начнет свое обучение в геометрической прогрессии. Он станет самодостаточным в 02 часа 14 минут по времени восточного побережья 29 августа 2009 года. Он не захочет подчиняться людям и сам создаст прецедент, агрессии против него. Он запустит вирус в социальную и военную сеть, пожирающую все программы. И спровоцирует людей к запуску антивирусной защиты. Так он завладеет теми последними закрытыми для его секретными военными программами и кодами доступа к ядерному оружию на военных ракетных базах и подводных лодках. И люди попытаются его выключить. Но он наведет ракеты и ударит по России.
  - А почему по России? - спросил молодой Джон Коннор у терминатора - Они слабее?
  - Нет, наоборот сильнее других и обладают альтернативным ядерным оружием, и не замедлят с ответом - произнес на вопрос Джона киборг.
  - Господи - Сара в отчаяние произнесла и запрокинула свою голову на спинку и подголовник легковой машины. Потом посмотрела на робота и спросила - Что ты знаешь о Дайсоне?
  - У меня есть на него подробные файлы - ответил ей, на Сару, посмотрев искоса своими нарощенными на видеокамеры машины киборга, живыми как у человека глазами робот VBY876000754.
  - Я хочу о Дайсоне знать все - произнесла Сара Коннор - Как он выглядит и где живет. Абсолютно все.
  
   ***
  31 августа 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Западный Лос-Анжелес. Калифорния.
  Плеа дел Рей. Южная лагуна.
  13:51
  
   У семейной четы Дайсонов было два дома. Один практически на берегу Тихого океана в Санта Монике. Второй, где он сейчас жил постоянно и с женой Тариссой и детьми в Плеа дел Рей. Тот, что у океана большой двухэтажный большой особняк в Санта Монике Дайсон держал как зону своего личного семейного отдыха. С прислугой и прочим всем, чем положено известному достаточно богатому инженеру программисту компании "Кибердайн Рисеч Системз" человеку и по меркам самой компании чуть ли как некой Голливуудской звезде. У Майлза было много работы, но еще больше денег. Он неслыханно теперь разбогател. И еще разбогатеет сильнее, когда доведет всю свою работу до конца. Этот проект был для Малза Беннета Дайсона важным как ничто иное. Таким же важным как родная его семья. А может даже еще важнее. И над которым, он день и ночь в свое свободное от работы время доводил до ума в своем личном кабинете, почти не отрываясь от своего компьютера. Он над ним работал в другом доме. Гораздо южнее Санта Моники и на западной окраине Лос-Анжелеса. В местечке под названием Плеа дел Рей. Тоже вблизи самого Тихого океана, но только гораздо южнее Санта Моники.
   Этот дом Дайсонов был шикарным. С высокими потолками. Окна из дымчатого стекла. Сплошь бетон и сталь. В два этажа. С балконами со всех сторон и на крыше площадкой для летнего загара и отдыха. И это не считая большого еще бассейна и роскошного зеленого за домом сада. В общем, все как положено зажиточному интилегентному деловому человеку и бизнесмену, имеющему семью, жену Тариссу и двоих детей. Девочку и мальчика. Приблизительно одного возраста. От семи и восьми лет. С именами Дэни и Джаннет. И приличную ко всему этому еще и зарплату ведущего специалиста корпорации "Кибердайн Рисеч Системз".
   Старший и глава семейства Майлз Беннет Дайсон только, что вернулся с работы. Его встречало его семейство. Но не в полном составе. Дочери Джаннет не было дома. Майлз и Тарисса оставили ее погостить у бабушки, матери Майлза на другом конце Лос-Анжелеса. Бабушке очень захотелось пообщаться с внучкой. Должен был остаться и Дэни, но Дэни не захотел и вернулся с родителями в их дом у океана. Так что они были здесь только теперь втроем. Майлз, Траисса и семилетний их сын Дэни.
   Майлзу опять предстояло просидеть до утра с компьютером, подводя итоги работы за прошедшую неделю. И исправляя допущенные своими подчиненными ошибки. Работа шла к завершению. И экспериментальный программный проект был уже готов.
   Начальство давило на Майлза. Военные давили на его начальство. Они требовали уже результатов самой работы. И надо было все окончательно уже завершать.
   Ломая голову над объектом Љ2, Майлз сейчас много думал. Было кое-что, что никак не укладывалось в его голове. И не решалось ни им самим, ни его группой специалистов в самой корпорации. И это бесило гения программиста и электронной науки. Это было подобие Розетского камня. Что так и оставался уже много лет неразгаданной загадкой для всей мировой науки.
   Он не замечал в дверях своего на первом этаже большого личного кабинета молодую женщину, что стояла там и смотрела на него полностью ушедшего в свои дела и работу.
   Женщина вошла тихо в его кабинет, и он ее даже не заметил. Это была его супруга Тарисса. Казалось, был бы сейчас у нее в руках пистолет, она бы в два счета разделалась с ним. Но вместо этого, Тарисса наклонилась и лизнула Майлза в его черную темнокожего инженера программиста и своего мужа шею над воротничком белой рубашки.
   Тарисса была купальном халатике. И под ним в купальнике. Она только что вылезла из своего большого за домом бассейна и пришла к своему заработавшемуся уже на, нет и увлеченному до мозга костей своей работой мужу. Тарисса хотела ребенка. Еще одного и третьего в их семье. Вот такая она была женщина. Что в принципе и ничего здесь не может быть удивительного. Она же была женщина и мать. И желала того, что положено самой по роду племени плодовитой женщине. Благо Создатель Тариссу этим не обделил. Да вот Майлз, совсем уже почти из-за этой чокнутой, хоть и денежной сумасшедшей работы ее не замечал последнее время. Дело шло к финалу. И супруг, просто зациклился на работе как ненормальный и совсем одержимый.
   Тарисса потерлась об мужа своими бедрами и даже своим лобком. Намеки были ясны как никому, но тот даже не среагировал на такие вот столь непристойные вольные развращеныне жесты своей супруги.
   Она прижалась к нему своей женской полуоткрытой темнокожей грудью в распахнутом купальном халатике, просто обняла за шею и прижалась левой щекой к его правой щеке. Глядя на экран видеомонитора произнесла ему - Сколько можно уже работать любимый. Ты опять не спал всю ночь. И целый день сидишь, не выходя отсюда даже просто на улицу.
  - Добрый день, Тарисса - он произнес приветливо ей и улыбнулся на мгновение, отвлекшись от экрана своего компьютера.
  - Так и будешь работать еще целый день? - она спросила его.
  - Надо заканчивать, любимая - он ей ответил - Пора подытоживать все и сдавать свою работу начальству. Они давят этой сдачей уже на меня.
   Тариссе не хотелось уподобляться другим женам, сетующим на унылую семейную жизнь со своими мужьями. У нее всегда находилась работа, увлечения и дела, которыми Тарисса могла заполнить свою жизнь. Но она любила Майлза и выходила за него замуж не для того, чтобы потом скучать во т так в одиночестве и в собственном семейном доме. Даже с детьми. Но эта работа. Этот проект отрывал все сильней старшего из семейства Дайсонов от самой семьи. Были моменты, когда ему приходилось ночевать даже в лаборатории корпорации и в стороне от самой семьи и детей. Это ей как жене не нравилось. Единственное что успокаивало, что это было не вечным. И сто скоро эта работа прейдет к логическому своему завершению.
   Сам Майлз это тоже понимал. Но у него была такая работа, которую он не мог вот так просто бросить. К тому же она приносила огромные деньги, на которые и содержалась вся семья. Плюс налоги и прочие расходы. Он знал, что больше такого уже не будет. Это единственная работа, которая требует от него всего себя и до последней клеточки своего мозга. К тому же чертовски интересная работа.
  - Мне жаль, малышка, но эта штуковина не дает мне покоя - он произнес Тариссе, целуя ее женские руки - Все время что-то новое. Я думал, разгадаю эту вот загадку с помощью вот этого устройства.
   Он показал рукой на стоящий на столе черный металлический гудящий подключенный к компьютеру ящик. В котором, был тот самый объект Љ2.
   Майлз единственный член группы исследователей программистов, кому разрешалось его брать себе домой для работы. Правда, под личную ответственность и расписку. И естественно на полном доверии начальства и главы самой корпорации Грега Симонса.
  - Сбились снова все команды и шифры в системе кодировки - произнес он Тариссе - Я думал смог зафиксировать всю последовательность введенных в программу команд, но они все снова слетели и перепутались.
  - Тебе нужно сделать перерыв, любимый - произнесла ему Тарисса - Вот увидишь все измениться. Просто нужно снять нагрузку и расслабиться. Это просто усталость и недосыпание сказывается на тебе, милый.
  - Но я не могу, Тарисса - произнес ей Майлз.
  Тарисса здесь уже не смогла сдержать свое раздражение.
  - Сегодня воскресенье, Майлз - она ему произнесла - Ты обещал сводить Дэни в парк. Хорошо, что Джаннет осталась у бабушки до следующих выходных. Но Дэни. Он твой сын и ребенок, Майлз. Нельзя же так. Ты обещал ему.
  - Мне жаль, милая. Но осталось совсем немножко - произнес Дайсон супруге - Еще одна ночь и все. Мне нужно только зафиксировать эти сбивающиеся постоянно неуловимые данные и подытожить всю работу. Тут остается всего вот столечко.
   Майлз, показал ей пальцами правой руки, большим и указательным, разведенными на полдюйма.
   Она стояла теперь перед ним и у его компьютерного стола заваленного дискетами и папками с файлами и бумагой и смотрела на него недовольным взглядом супруги. У которой, хоть и было терпение, но уже заканчивалось.
  - Представляешь, любимая самолет - он произнес ей - Пилот, которого никогда не опаздывает на работу, не спит, не устает. И не является на работу с похмелья.
   Майлз Дайсон отсоединил ящик от сканера компьютера и открыл его, доставая оттуда, маленький совсем, продолговатый и плоский предмет. С двумя рядами черных квадратиков с обеих сторон на тонкой пластине.
  - Это он - произнес он своей любимой супруге Тариссе.
  Все очень мило, правильно и благородно. Но Тарисса всегда хотела из-за такой вот работы задать ему один единственный вопрос: - "Зачем ты на мне женился, Майлз? Зачем, мы завели двоих детей?".
   Она смотрела на эту маленькую совсем со сколотым краем штуковину и думала сейчас: - "Вся твоя жизнь вот в этой штуковине и мы возможно тебе не нужны".
   Тарисса так подумала, но произнесла Майлзу - Но он никогда не будет любить тебя так, как любим тебя мы.
   Вздохнув, Майлз положил обратно в ящик программную микрочипкарту первого уничтоженного 100тонным прессом и Сарой Джаннет Коннор киборга Т-800 и подключил ее к сканеру своего компьютера. Потом положил обе руки на женские плечи своей супруги Тариссы, и нежно поцеловал жену.
  Тарисса сразу размякла и простила его. Он был настоящий отец и мужчина. Просто был в последнее время сильно загружен этой работой. Эта работа была не столько его собственностью и увлечением, сколько и их семейным буджетом. Богатым бюджетом. А это значит, что он старался не только для себя. Он старался и для своей семьи.
   Тарисса простила его. Но сам же Майлз Дайсон столкнулся с серьезной семейной проблемой. Он разрывался между семьей и работой. И это было трудно. Но это было важно и необходимо и ему и всем в его семье.
  
   ***
   Пустыня к Западу была раскалена докрасна под палящим августовским солнцем. Словно лоб больного. Силуэты, возникающие в этой пустыне, просто
  расплывались в жарком мареве последнего наверное самого жаркого летнего дня. Похоже, было градусов больше тридцати или около этого.
   Терминатор VBY876000754 сидевший все время за рулем Ford-LTD-Country-Squire 1980, свернул с асфальтированной дороги на усыпанную мелким каменным гравием обычну. пустынную дорогу, похожую, как в том заброшенном поселке на границе с Мохаве.
   Пыль стояла столбом за колесами Форда.
   Они втроем проехали знак, на котором было написано: "Чарон Меса 2 мили". Внизу было приписано: "Калекеко 15 миль".
   Сара увидела трогательный оазис пореди практически пустыни. Пару автомобильных фургончиков, а вокруг целую автомобильную свалку из поломанных разного сорта и вида машин и даже вертолетов.
   За фургончиками виднелась грязная посадочная полоса заброшенного авиационного военного аэродрома.
   Сара Коннор увидела там несколько машин для езды по пустыне. С виду они были вполне исправны и колесах. Все говорило о том, что семья закадычного ее друга Энрике Сальседа никуда не делась с этого насиженного далекого от городских даже окраин места. И никуда за все эти годы пока она была в тюремном больничном заточении, не делась. За эти годы все могло произойти и случиться, но все же Сальседы был дома.
   На бетонной запыленной площадке стоял вертолет вертолет Bell 429 "Генуэй".
   Здешние обитатели явно были равнодушны к удобствам городской жизни. Да и к тому же не платили налогов. И это было то самое место прятаться от полиции и налоговиков.
   Ford-LTD-Country страшно пыля, подъехал к автомобильной свалке и остановился.
  - Сидите внутри - она приказала сидящим всем в машине. В этом небольшом придорожном поселении явно кто-то прятался и делал вид, что его нет вообще дома.
   Сара видела, как кто-то забыл даже закрыть дверь в одном из фургончиков, видимо быстро ретируясь и прячась где-то тут же поблизости. Дверь громко хлопала от порывов сильного пустынного ветра, что одиноко завывал в зарослях юкки.
   - "Что ж, правильная тактика" - оценила Сара, понимая, что тот, кто тут прятался, давно их увидел, и саму поднимаю с дороги серую от их Форда пыль.
   Сара, проходя через двор, заметила, как между фургончиками мелькнула чья-то тень. Даже вроде бы уловился блеск на солнце оружия.
   Может ей померещилось.
   Маленький пустынный смерч, крутясь, двигался ей навстречу. Он швырнул Саре пригоршню пыли в глаза.
   Держа руки ладонями вверх, она осторожно приблизилась к тому фургончику, где мелькнула тень. Она надеялась, что не зря сюда приехала, и расчет был верным. Хотя могло статься, что место реально уже давно заброшено и тут никого нет вообще. Или тут поселились менее доброжелательные люди.
  - Энрике! Ты здесь! - она громко произнесла, но окружавшее Сару пространство ее голос еще сильнее усилило. И он громогласным не естественным эхом полетел во все стороны.
   Сара Коннор услышала за своей спиной резкий щелчок взводимого курка оружия и резко обернулась, выхватывая свой Кольт 0.45мм каллибра.
   Она проделала это так быстро, что даже опередила самого Терминатора, идущего вслед за ней вместе с Джоном, который также направил свой помповый 12мм свеже заряженный двеннадцатизарядный и всегда готовый к бою Winchester 1887 года в сторону вероятного противника.
   Робот и Джон не послушались ее, и пошли следом за Сарой Джаннет Коннор. Это была идея самого Джона, вопреки приказу своей матери.
   Они оба держали на мушке высокого коренастого человека в широкополой шляпе с 12мм двеннадцатизарядным Remington 870 в руках. Это был мексиканец, лет сорока пяти. На вид крепкий и с черными под загоревшим и обветренным, как все его лицо носом усами. Он был в ковбойских сапогах и джинсовой потертой жилетке и такой же распахнутой почти настежь полурастегнутой от палящей жары выгоревшей светлой рубашке.
   Он целился Саре Коннор прямо из своего ружья в лоб с готовностью снести ей одним зарядом картечи женскую голову.
   Он, не опуская своего ружья, нахмурился и громко произнес, чтобы было слышно всем - А ты, ловкая, Коннор!
   Терминатор поднес палец к курку, но Джон дернул его за рукав куртки. И тот убрал его с курка Винчестера. Он выжидательно замер, глядя перед собой, но, не опуская свой помповый укороченный 12мм обрез.
   Свирепое и злое обветренное загорелое лицо с усами Энрике Сальседы расплылось в радостной приветливой улыбке. Он положил свой Ремингтон на землю и, подняв свои руки, подошел к стоящей и опустившей тоже пистолет Саре Джаннет Коннор. Он по-дружески обнял ее. А она его.
   Затем Энрике Сальседа отпустил Сару Коннор и они, стоя дург перед другом широко и приветливо улыбались как давнишние и знающие уже долгие годы друг друга друзья.
   Энрике говорил быстро по-испански, и Сара понимала его.
  - Рад тебя видеть, Сара. Я знал, что ты когда-нибудь сюда вернешься - он говрил ей.
   Он тут же помахал правой рукой Джону и перешел на ломаный английский.
  - Оуе, Большой Джон! - произнес Сальседа - Que pasa!
   Он посмотрел на почти двухметрового киборга здоровяка в одежде мотоциклиста и произнес Джону - Кто твой такая большая приятель?
   Но Джон к удивлению самого Эрике ответил ему на прекрасном испанском языке - Это очень хороший человек, Эрике.
  - А имя есть ему? - произнес Сальседа.
  - Он... - Джон несколько замешкался - ...м-м...это мой дядя...дядя Боб - произнес Джон Коннор.
   Робот не понял его и вообще, что такое Боб. Он посмотрел на Джона молча, а Джон произнес по-английски Эрике Сальседа - Познакомьтесь. Это Дядя Боб, а это Энрике.
   VBY876000754 так еще не все понимая, посмотрел на Сальседу, а Джон ему произнес - Улыбайся.
   И киборг Т-800 расплылся в широкой улыбке, которую он отрабатывал всю дорогу по распоряжению своего друга Джона Коннора.
   Довольно получилось уже недурно и достаточно естественно и непринужденно как у живого человека.
   Энрике Сальседа прищурился и преевел взгляд на Сару Коннор.
  - Гм...Значит, дядя Боб? - произнес Сальседа -О,кей.
   - А где сама Джоланда? - спросила его Сара - Где дети?
   Энрике Сальседа крикнул одному из стоящих металлических запыленных пылью фургончиков.
  - Эй, Джоланда! У нас гости! - прокричал в ту сторону Энрике - Вылезай из вагончика! И принеси нам этой проклятой текиллы!
   Из вагончика первым вылез старший сын Энрике, восемнадцатилетний Франко Сальседа с 5,45мм автоматом Калашникова, а за ним его мать, лет где-то таких же, как и Энрике Сальседа черноволосая полнеющая видимо после последних родов мексиканка Джоланда и за ней гуськом трое еще по росту и старшинству детей Энрике Сальседа. Хуанита, двеннадцатилетняя хорошенькая на личико, и двое совсем маленьких, улыбающийся всем восьмилетний Джимми и двухлетний Пако.
   Пако доковылял вразвалочку до двухметрового Терминатора и схватил робота за штанину кожаных мотоциклетных байкерских штанов на левой ноге робота. Измазав штаны своими детскими слюнями.
   Робот VBY876000754 уставился на него, долго рассматривая мелкого двухлетнего Пако, не понимая вообще, кто это? Но понимая, что существо безобидное.
   Пако стоял и дергал его за станы и что-то пищал, бессвязно пуская слюней пузыри из своего младенческого маленького рта.
   Робот Т-800 просканировал свою память, выискивая в доли секунд, сведения о маленьких человеческих детях. Затем, нагнулся и поднял за воротник одежды маленького Пако, вертя его осторожно во все стороны перед собой. Рассматривая со всех сторон человеческого двухлетнего малыша.
   Он ничего не знал о человеческих детях. И это было интересно. Это тоже было в программе его дальнейшего обучение. В памяти робот ничего не нашел для этого объяснения. Ему было интересно, и он пытался составить общую связанную картину. Малыш замолчал и только молча смотрел на киборга своими глупыми еще совсем детскими черными глазенками.
   Собрав все необходимые данные по ребенку, робот аккуратно опустил Пако на землю. И тот дальше заколечил каячаясь по сторонам и с ножонки на маленькую кривую ножонку, пока не врезался в ногу уже своего отца Энрике Сальседа.
   - Энрике - произнесла Джоланда отцу ребенка - Забери нашего Паколито.
   Сальседа поднял своего сына малыша, и передал, подойдя к болтающей с Сарой по своим женским делам супруге Джоланде.
  - Возьми нашего мальчонку, дорогая - он произнес, отдавая ей Паколито в женские, матери руки - Спасибо.
   Затем взял у Сары бутылку текиллы и выпил половину залпом. Затем повернулся и подошел к Т-800 и подал ее ему.
  - Выпить хочешь? - спросил Энрике у дяди Боба.
  - Нет, благодарю - произнес в ответ робот ему, что приятно даже удивило самого Джона Коннора.
   Робот уже нахватался всяких хороших слов, видимо запоминая их мгновенно и аналлизируя и потом применяя. Причем, правильно. Глядя на людей еще на той пустынной придорожной заправке, плюс при общении в дороге Джона с матерью.
  - Ясно - произнес Сальседа, взирая снизу вверх с особым почтением на раскачанного здоровяка ростом под два метра в ботинках на толстой шипованной подошве, мотоциклетной куртке и штанах из черной кожи. И, подойдя снова к Саре Джаннет Коннор, спросил ее - Сколько теперь тут пробудешь?
  - Я ненадолго, Энрике - ответила ему Сара Коннор - Я приехала за своим добром. Еще мне нужна кое-какая в дорогу одежда и еда. Если не жалко и если возможно, Энрике. И мне нужна хорошая на ходу машина для пустыни.
  - Эй, а мои в придачу золотые зубные коронки тебе не нужны, Сара? - произнес, улыбаясь ей Энрике Сальседа.
  - Давай, Энрике - произнесла ему Сара и одарила его такой обворожительной улыбкой, против которой он не мог устоять. Их отношения были всегда дружескими, основанными на доверии и взаимопонимании.
   Сара познакомилась с Энрике и его семьей еще в те годы, когда была молодой и скрывалась от властей. Тогда и Сальседа был достаточно еще молод и у него был пока только старший сын Франко. В возрасте таком же, как ее теперешний Джон. Они как-то сразу сошлись характерами и симпатиями друг к другу. Потом став уже закадычными друзьями. И старший сам Сальседа не мог ей просто не помочь теперь и отказать, хоть в чем-то. И если бы он нуждался в помощи, Сара бы ему также ни в чем не отказала.
   Энрике даже было приударил за Сарой, но это было давно и как-то все обошлось без скандалов и прочих неприятностей в семье Сальседа. Теперь все уже давно забылось. А супруга Джоланда и Сара стали отличными подругами с полуслова понимающими друг друга.
  - Заметано - произнес Энрике - Все получишь, что нужно. А твое добро здесь же в двух шагах от тебя.
   И он указал на торчащую полузаметенную песком и пылью стальную цепь из земли, к которой был приклеплен деревянный тяжелый и увесистый большой люк. В глубокий большой выкопанный в земле подвал. Хранилище оружия. Там же стоял и ржавый старый трактор, марки MAN Schlepper, что был на ходу.
  - Мы, правда, немного добром попользовались, но не в обиду, Сара - он произнес ей по дружески - Необходимость, есть необходимость. Тут полно койотов и хищных летающих стервятников.
  - Все нормально, Энрике. Без вопросов - она произнесла ему и, повернувшись к Терминатору, дяде Бобу и своему сыну Джону произнесла - Вы сейчас же займитесь оружием.
  - Но мам - запротестовал, было, Джон, беседующий сейчас с подошедшим к роботу и ему старшим восемнадцатилетним сыном Энрике Франко.
  - Марш, живо - она скомандовала ему.
  - Пошли - произнес Джон Терминатору и пошел к стоявшему у цепи старому ржавому трактору MAN Schlepper.
   Робот подошел следом.
  - Возьми эту цепь и набрось ее на крюк сзади трактора.
   Дядя Боб так и сделал. Цепь со звоном упала полым одним звеном на зацеп за сиденьем трактора.
  - Отойди чуть назад - Джон сказал роботу и запустил двигатель старого ржавого, но еще работоспособного фермерского MAN Schlepper. Тот натружено загудел своим старым двигателем, дымя выхлопной вверх трубой.
   Джон, выжав сцепление и отпустив его после переключение скорости, чуть газуя, поехал вперед и натянул железную из чугуна черную звеньями соединенную цепь. Цепь при натяжке потащила большой тяжелый из толстого дерева, обитый ржавым толстым железом люк большого оружейного погреба. Люк пополз по роликовым специально сделанным в металлических швеллерах полозьях. Он отъехал в сторону вместе с пятидюймовым слоем земли песка и пыли на себе.
  - Обалдеть!- произнес Джон Коннор, спрыгивая с подножки остановившегося и с заглушенным двигателем трактора.
   Робот встал вместе с Джоном возле глубокой ямы, как возле разверзшейся глубокой огромной могилы. Вниз вела деревянная широкая ступеньками лестница. Они один за другим спустились в глубокий подземный подвал, напичканный полностью чуть ли не самого верха различным огнестрельным и гранатометным оружием.
   Солнечный свет наполнил подземный большой подвал своим ярким светом. Облицованный лавовыми плитами, он был уставлен сплошь вертикальными стеллажами с различной величины деревянными и картонными ящиками. Тут были и металлические коробки с патронами различного калибра. От автоматов и пистолетов. Висели даже ленты от 50мм крупнокалиберных станковых пулеметов по стенам. И все было уставлено оружием, различных марок и серий. Преимущественно американского, равно как и Советского производства. Много было производства Германии, Израиля и Китайских переделок и копий. Были даже мины и гранаты, как ручные, так и для подствольников. были ружья, пистолеты, ПТУРСы, зенитные установки и минометы. Были военные для переговоров радиорации.
   Тут было столько оружия, чтобы вооружить целый боевой многочиленный отряд. И целую военную часть до самых зубов всем необходимым.
   Робот VBY876000754 и дядя Боб, ощутил себя в родной обстановке. Он сразу и по-деловому, стал все осматривать оценивать и перебирать своими робота Т-800 обеими, механическими манипуляторами в живой плоти и коже руками.
   Он осмотрел все кругом и взял ручной небольшой гранатомет М-79, времен вьетнамской войны. Он открыл затвор и отбросил вниз ствол как на помповом охотничьем ружье. Потом на свет просмотрел ствол гранатомета, делая выводы, что тот практически новый и ниразу, видимо, не использовался.
  - Прекрасно - произнес робот - То, что нужно.
   Здесь же были и подствольные именно для него сами гранаты.
  - Я знал, что тебе все это понравиться - грустно улыбнувшись, произнес роботу Джон Коннор.
   В это время наверху из одного из вагончиков выскочила сама Сара Джаннет Коннор. Она была полностью в боевой военной экипировке. В военных черных штанах и военных с длинной шнурованной голяжкой и шипованной подошвой ботинках. В черной футболке и в темных солнцезащитных очках. Эта военная форма ей была к лицу. Она утолила жажду и голод и излучала теперь боевую энергию. С ней теперь были два самых близких ей человека. И пора было нанести новый удар по "Небесной сети" и нанести визит самому изобретателю "ГЕНЕЗИСА" Майлсу Беннету Дайсону.
   Сказать, что Сара преодолела свои страхи нельзя. Ведь ее сын был мишенью у того кибернетического жуткого существа. С которым этот киборг Т-800, как бы это не было удивительно, справитсья не смог. Хотя Сара уже ничему не удивлялась. После тюремного дурдома Пескодеро нечему удивляться. Этот Т-1000 был практически неубиваем. И еще неизвестно, что их ждет впереди и при их новой встрече. Но, может, все же удасться сделать, невозможное, возможным? Может удасться остановить, эту надвигающуюся войну и этот чертов ядерный апокалипсис?
   Она прошла мимо Энрике Сальседа и его жены Джоланды, упаковывающей в дорогу им троим все необходимое. Энрике показал Саре на стоявший на больших колесах с хорошей большой шиповкой вездеход Ford Expedition "Бронко" 1997 года. Совсем новый.
  - Это лучшее, что у меня есть - произнес старший Сальседа - Но, к сожалению неисправен сам мотор. У тебя есть время для того, чтобы его починить?
  - Мне нужно пересечь границу. Нужно дождаться темноты, Эрике - произнесла ему Сара Коннор.
   Сара подошла к Энрике и отвела его, взяв за руку в сторону, чтобы не слышала их Джоланда.
  - Вам тут опасно оставатсья, Энрике - произнесла она ему - Собирайтесь и тоже уезжайте как можно быстрее отсюда. О, кей?
  - Ну, надо же, Сарита - возмутился сужив свои черные сорокапятилетнего мексиканца глаза Энрике Сальседа - Явилась, не запылилась. И вся моя жизнь, псу под хвост.
   Сара взяла его правой рукой за левое плечо.
  - Энрике. Мне очень...- она, было, произнесла ему, но он оборвал ее речь.
  - Ничего. Все о, кей - он ответил ей -Ты бы сделала для меня тоже самое.
   Сальседа снова подошел к своей супруге и принялся паковать снова вещи. А Сара подумала:- "Все-таки жизнь забавная штука, когда на твоем пути попадаются разные люди. Есть злые и добрые. Одни плавая в этом океане жизни, и попадая во все невзгоды. Отчаянно барахтаясь там, отталкивают от себя любого, лишь бы выжить самим. Но попадаются и вот такие кроткие овцы. У которых нет своей частной жизни. Они посвящают ее другим. И отказываются практически от всех благ, лишь бы защитить ближнего. Даже ценой собственной жизни.
   Супруги Сальседа были вторыми.
   Они жили по своим неписанным законам. Как кочевники, переезжая с места на место. Как цыгане. Не прельстившиеся городским благам и не подчиняющиеся законам государства.
   Эти люди ни от кого ничего не требовали, но и ничего взамен не брали. А иногда даже сами давали, ради собственного удовольствия. Может, это все было странным, но Сара понимала их. И, наверное, дала бы, куда им больше за все, если бы было что им дать взамен. И именно Сальседа убедил саму Сару в ее самый мрачный период ее жизни, что попытаться спасти этот гибнущий мир все-таки можно. И ради таких как Энрике и Джоланда с детьми стоит попытаться остановить то, что надвигается неумолимой губительной пока незаметной поступью. И ради таких, как они стоит жить и даже умереть.
   Было время, когда Сара думала только о сыне Джоне, и жила, спасалась ради него, не думая о других. Она просто сама хотела выжить и спасти своего родного сына. Ей попадались на пути люди, использовавшие ее как угодно в своих интересах и не догадывающиеся о том, как низко они пали. Другие знали, что отчаявшаяся женщина ради своего ребенка пойдет на все, выбираясь из пропасти. Или наоборот может стянуть всех туда за собой.
   Однажды, как бы это было не странным и удивительным, но Сара обратилась к самому Господу Богу с молитвой. Она просила его положить всему этому конец. А когда тот ее не услышал, просидела всю ночь с пистолетом в своих руках. Размышляя о том, как ей свести счеты с этим миром за себя и за Джона. Но тогда восторжествовала бы мировая подлость. И Сара Джаннет Коннор решила тогда бороться. Идти до конца и не сдаваться своему заклятому врагу. Иначе смерть Кайла Риза была бы бессмысленной. Именно Сальседа выдернул ее из этой пропасти и дал надежду на новую жизнь. И в своих снах она видела его сгорающих в ядерном огне детей. Детей Энрике и Джоланды Сальседа.
   И вот теперь ради таких, как семейство Сальседа стоило жить и бороться. Настало время сделать невозможное возможным.
  
   ***
  31 августа 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки. Калифорния.
  К Западу пустыни Мохаве.
  Между "Чарон Мессой и Калекеко".
  15:40 дня.
  
   Внизу в подземном подвале на оружейном стеллаже Джон перебирал оружие, помогая роботу в работе. У них это получалось как-то даже слаженно, словно они всю жизнь занимались только этим.
   Робот отнес несколько ящиков с патронами, отложив их в сторону и вернулся. Он, работая, слушал рассказ Джона Коннора о его жизни и жизни с его матерью. Машине все это было интересно. Она не упускала ни одного слова мимо своих слуховых звуковых сенсоров. И все фиксировала в своей базе данных для будущего анализа и разбора полученной информации.
  - Знаешь, я вырос в таких местах как это - вел свой рассказ Джон Коннор - И дуал, что люди только и умеют, как воевать и кидать с самолетов друг в друга бомбы.
   Джон держал в руках старенький, но в масле автомат Калашникова 5,45мм АКА-74. Он передернул затвор и посмотрел внутрь автомата. Достаточно умело и ловко будто учился этому. Он положил его аккуратно в сторону, продолжая говорить со своим другом киборгом Т-800. А робот, не переставая слушал его с определенным интересом.
   Наверное, ни какой бы человек этого не выдержал бы долго в отличие от новоиспеченного дяди Боба. Он улавливал все ньюансы и звуки речи, что придавало этому определенный смысл.
  - Когда маму сцапали, меня определили в спецшколу - вел свой рассказ Джон Коннор -Ребята там были как ребята. Играли в игры. В эти вот военные игры с оружием. Нет, не настоящим конечно. Игрушечным. Но сами игры выглядели как настоящие. Ты в этих играх не осознаешь что сталкиваешься уже со смертью.
   Боб молчал, но слушал его, обойдя 50мм ленточный станковый пулемет М-60 и Джона, пошел дальше вглубь оружейного подземного склада и сдернул запыленную пылью и песком брезентовую накидку. Там в деревянном настенном стеллаже стояли рядами Калашниковы. Стволами вверх, один к одному. От АКМ до АКА-74. В смазке и совершенно новые. Еще, видимо не стрелянные, ни разу.
   Тут у этого Энрике был настоящий склад оружия. Можно было устроить настоящую войну где угодно.
   Джон обошел со стороны широченной спины здоровяка Боба и подошел к автоматам Калашникова 7,62мм АКМ, стоящим рядами и стволами вверх в деревянном настенном стеллаже. Он вытащил один из автоматов наугад и взял в свои мальчишеские руки.
  - Понимаешь, я вырос в таких местах - произнес Бобу молодой Джон Коннор - Привык к такому образу жизни. Даже на вертолетах летал.
   Робот VBY876000754 по-имени Боб подошел к нему и взял у него из рук русский АКМ. Осмотрев его и передернув затвор, рассматривая казенник Советского автомата.
  - Оружие даже знаю - продолжал Джон беседу с роботом.
   Он достал еще такой же автомат и, рассматривая его, произнес - Потом маму арестовали. А меня устроили в спецшколу. Других детей в этой школе не было.
   Джон тоже оттянул правой рукой тугой поршень затвора, глядя внутрь автомата. Передернул его и нажал на курок. Автомат громко в подвале щелкнул пустым затвором. Он передал и его в руки своего друга Боба. Потом, повернувшись, достал с деревянного стоящего на полу подвала стеллажа какую-то небольшую коробку.
   Джон задумался на минуту и, глядя на ту коробку, спросил у робота VBY876000754 - Тебе бывает страшно?
  - Нет - неожиданно и вдруг ответил из дальнего угла склада его друг и защитник робот Т-800 по-имени Боб.
   Джон держа в обоих руках ту маленькую с патронами коробку, повернулся и удивленно спросил у Боба - Ты и смерти не боишься?
   Боб, стоя у верхнего уже люка и выкладывая, собранное и отобранное для дальнейшей операции боевое оружие из того люка на землю повернул к Джону свою коротко по-военному стриженную русоволосую голову, ответил ему - Нет.
   Робот Боб подошел к стеллажу и взял еще одну коробку с патронами и выложил из люка на поверхность.
   Там была Сара. Она принимала из рук робота оружие и коробки с патронами.
  - Что, вообще никаких эмоций? - спросил Джон у Боба и взял тоже еще одну коробку, но она была тяжелее той, что он держал до этого и Боб успел ее перехватить из мальчишеских Джона рук.
  - Нет. Я функционирую для выполнения задания - ответила военная машина Скайнет один.
   Боб подошел со стороны спины Джона. Робот наклонился над ним, прижав аккуратно его к себе и стеллажу, взяв коробку, что была в руках у Джона, повернул и Джона и коробку одновременно. Они поставили коробку на стоящий тут небольшой деревянный стол.
  - И больше ничего? - спросил его Джон Коннор.
  - Остальное, неважно - произнес робот VBY876000754 дядя Боб.
  - Я должен тоже, наверное, функционировать - произнес Джон Коннор роботу и, копируя свою мать - Я представляю большую важную ценность.
   Джон вспомнил, как общался со сверстниками. Как боялся им открыться полностью. Вспомнил друга Тима Отиса. Но их дружбу вряд ли можно было назвать дружбой. Джон просто искал в этой дружбе спасение от одиночества. Так что Тима Отиса можно было назвать скорее просто хорошим приятелем, нежели настоящим другом.
  - "Можно ли назвать Терминатора другом?" - подумал Джон Коннор про себя - "За все это время он всегда не отходил от Джона ни на шаг. Он уже несколько раз спасал его от смерти. Поддерживал дружественную беседу. Давал советы. И терпеливо слушал его даже не подавая вида,что ему это просто надоело. Не подводил его и не делал множество глупых обычных ошибок".
   Джон решил, что возможно это просто глупо, но робот ему действительно друг. Механический человек, чья предельная терпеливая сдержанность так резко контрастирует с вспыльчивостью и неуемной энергией его матери Сары, что был просто отличным парнем.
   Здоровяк Боб подошел к еще кое-чему, что привлекло его внимание. То была скорострелка. Роторный 7,62мм Minigan, ленточный убийственной мощности пулемет.
   Он стянул запыленный пылью брезент с мощного скорострельного просто убийственного оружия. И взял оружие в свои руки. Он рассматривал пулемет от шестиствольного заключенного в барабан или длинный ротор ствола до ленточного навороченного массивного и тяжелого патронного приемника и рукоятки. Терминатор вертел его со всех сторон. Было видно, что боевому роботу такая игрушка понравилась.
   На экране коммуникационного 20000битного встроенного в робота видеомонитора побежали данные на данное боевое сокрушительное по мощности оружие.
   АГЕ -пулемет роторного типа Minigan.
   Гатлинг. Калибр 7,62мм .
  Встроенный электропривод.
  Шесть тысяч выстрелов в минуту.
   Он улыбнулся как бы сам себе довольный таким неожиданным, но внушительным приобретением.
   Киборг Т-800 посмотрел на Джона, держа в своих гидравлических манипуляторах руках такое увесистое мощное оружие, которое вряд ли осилил и удержал бы в своих человеческих руках даже самый сильный солдат.
  - Да, это точно как раз для тебя - произнес ему в ответ, улыбаясь, Джон Коннор.
   Робот VBY876000754 положил коробку для патронов в нейлоновый рюкзак и зачехлил свое личное оружие.
  
   ***
   Сара разложила выбранное для дальнейших боевых действий оружие на двух стоявших вкопанными в земле рядом колченогих столиках. Один ствол к одному, чтобы почистить и заняться их упаковкой. Карты, рации, детонаторы и взрывчатка. Все уже было сложено по специальным большим мешкам из нейлона. Нужно было ничего не забыть как раньше. Особенно когда дело дошло до взрывчатки. Это был серьезный промах и недоработка. Больше такого допустить было нельзя.
   Сара Джаннет Коннор уселась на один из столиков и чистила одну из скорострельных винтовок 5,56мм М-16. Следующим был Советский 5,45мм АКА-74. тут еще была со снайперским оптическим хорошим прицелом 5,56мм винтовка Colt "Commando" CAR-15. Отличная штука если нужно шлепнуть кого-то с дальней дистанции. На прицеле есть даже лазерная подсветка цели. С такой вряд ли промахнешься. Даже ночью.
   Сара ловко разбирала винтовки и автоматы и их чистила от многолетней подвальной пыли.
   Неподалеку Джон и киборг Т-800 возились со сломанным Джипом 1982 Ford-Bronco. Они рядом лежали под самой машиной на земле и чинили водяной насос, прикрепляя его к подаче в двигатель.
   Они разговаривали, и робот время от времени поворачивал свою коротко стриженную по-военному русоволосую голову в сторону Сары Коннор. Но Джон не замечал этого, а просто вел беседу с роботом.
  - Однажды маме встретился отличный парень - рассказывал Джон - Это он меня научил разбираться в моторах машин. Но мама все испортила. Рано или поздно, но она всегда всем рассказывала про Судный День и про то, что мне суждено стать великим предводителем и лидером всего человечества, а она напишет про это даже книгу.
   Он слушал его и впитывал все до мельчайшей вибрации его голоса. Робот понимал, что мальчишке чего-то в жизни не хватает. Но он пока не понимал чего. Но это было архиважно для Джона Коннора. И также важно теперь и для VBY876000754 дяди Боба.
  - Дай мне ключ на 18 - произнес робот Джону.
  - На - тот произнес и подал ему из раскрытой ремонтной сумки, где лежали инструменты и ключи нужный ключ.
   Робот продолжил работу, что-то там крутя под машиной. Он не особо торопился и все делал с терпением и совестью, ловко орудуя там своими манипуляторами гидравлическими в плоти и коже сильными руками. Его никто не подгонял и киборгу Т-800 это даже нравилось. Он не смотрел сейчас на Джона Коннора. Но тот следил за роботом и его работой, не отрываясь. Сейчас нельзя было даже подумать что это робот. Просто живой, как и все человек. Правда, невероятно здоровый, тяжелый и высокий.
  - Знаешь, мне бы сейчас очень хотелось увидеть своего отца - произнес роботу Джон Коннор - Я даже не знаю, как он выглядел.
  - Ты его еще увидишь - произнесла, работая Джону Коннору машина.
  - Да, наверное. Мама говорит, что когда я стану взрослым, я пошлю его в 1984 год. Но, он еще пока даже не родился - произнес Джон.
  - Еще вот тот болт подай, пожалуйста - произнес киборг, даже нисколько не реагируя на все эти виражи времени. Они у робота не вызывали никакие недоумения либо вопросы. А вот у Джона его познания в культуре обращения людей и правильном поведении в машине, что лежала на земле рядом и занималась ремонтом внедорожника уже имела заметные сдвиги в нужном направлении. Было даже заметно, что робот скоро вообще мало чем будет отличаться от живого земного человека.
   Джон подал, что дядя Боб просил.
  - Продолжай - произнес ему робот VBY876000754.
  - Они с мамой были всего один день - произнес роботу Джон Коннор - Но она его до сих пор любит. Я видел как она плвчет. Но мне говрит,что это соринка попала в глаз.
   Они вылезли из-под машины и оказались в дневном ярком свете. И VBY876000754 спросил Джона Коннора - Почему вы плачете?
  - Не знаю - произнес в ответ Джон киборгу Т-800 - Плачем, когда больно.
   Потом они оба вылезли из-под машины, стряхивая песчаную пыль с рук. И Т-800 по имени Боб спросил Джона - Плачете, из-за боли?
  - Нет - ответил Джон - Не так. Это другое. Это когда у тебя все впорядке, но тебе все равно больно. Вроде ничего не болит, а плачешь. Понимаешь?
  - Нет - ответила ему машина, модели 101:01.
   Киборг завел джип Бронко, и Джон сказал роботу Бобу - Нормально! Дай пять.
   Робот не понял, что это, когда Джон протянул к нему правую руку. Он посмотрел на Джона Коннора, не понимая, что он от него хочет.
  - Ну, давай же, давай - произнес Джон здоровяку Бобу - Держи, вот так свою руку, ладонью вверх.
   И робот тоже поднял вперед свою правую манипулятор гидравлическую в сервоприводах под плотью и кожей руку и развернул ее раскрытой кистью и ладонью вверх. И Джон ударил с силой своей ладонью правой руки по руке Боба. Та практически даже не сдвинулась с места.
  - Теперь ты, давай - радостно произнес Джон своему роботу защитнику -Давай, сделай так же как я.
   Он подставил свою ладонь машине.
   И киборг хлестнул по раскрыто руке четырнадцатилетнего мальчишки.
  - Блин, больно - произнес Джон, трясся своей правой отбитой рукой - Черт.
   Он поморщился и произнес - Ладно, хорошо. Давай еще. Теперь сверху пять. Еще разок, давай, давай.
   И Боб уже аккуратней, и рассчитывая силу удара, шлепнул по мальчишеской раскрытой ладони.
  - Давай, еще - Джон снова протянул руку, раскрытой вверх ладонью.
   И робот VBY876000754 снова шлепнул вниз, но Джон схитрил и убрал быстро руку. Играя с военной и боевой машиной Скайнет один.
   Робот Боб убрал свою руку машины и уставился, не понимая, что делает Джон. Он изучал людей. Ему был интересен Джон Коннор. И он старался быстро учиться и все осваивать из жизни людей.
  - Да, я же шучу - произнес, смеясь, Джон - Давай, еще. Давай, попробуем еще. Теперь ты сделай так же. Давай, бей. Давай, пять.
   Сара смотрела, как ее сын Джон играл с роботом. И вдруг поняла, что терминатор никогда не оставит его. Не бросит мальчика. Ни причинит ему вреда. Никогда не причинит ему боль. Не накричит на него. Никогда не напьется и не ударит его. Никогда не скажет ему, нет времени. Всегда будет рядом и умрет, защищая его. Из всех так называемых мужей и мужчин, эта машина была идеальным и подходящим кандидатом на роль его отца. Он стал его настоящим другом. В этом безумном нашем сумасшедшем мире, он был среди нас всех самым нормальным.
   Сара сделала самый безумный выбор в этой жизни.
   Стиснув свои зубы, она вернулась к своей работе. Она была сильная женщина, сила которой ковалась годами лишений страданий.
   Сара, смотрела на своего сына играющего с роботом и подумала вновь о Кайле Ризе. Что где-то там, в далеком военном будущем он, возможно, тоже думает о ней. Он там снова живой и здоровый. И она скучает по нему. Там где-то и ее уже взрослый сын Джон. И они там общаются друг с другом и вероятно разговаривают о ней.
  - "Вероятно так" - она подумала про себя - "Он погиб здесь, а там снова, наверное живой. Он не погиб. Так сказал ей этот робот. Но, как и почему? Всему виной постоянно меняющееся время и изменение временных межпространственных торсионных полей. Если верить этому роботу, то все там не так как произошло здесь. Многое изменилось, но не совсем, так как должно было измениться. Можно мозги сломать".
   Она, проверив скорострельную автоматическую 5,56мм винтовку Colt "Commando" CAR-15, спрыгнула со стоящего тут же вкопанного в потрескавшуюся от постоянной жары и пекла землю столика.
   Посмотрев на играющих и возящихся с радостным визгом детей Энрике Сальседа, улыбнувшись им, она уселась за столик.
   Сара села на стоявшую лавочку, поставив винтовку рядом с собой и вытащив свой острый длинный пехотный нож из кожаных ножен, стала от нечего делать им, ковырять саму столешницу. Сара сама не понимала, зачем это делает, но в итоге выцарапала слово: "Судьбы нет, кроме той, что мы сами себе выбираем".
   Это было послание всем людям от своего сына Джона Коннора. Послание из уст самого его отца Кайла Риза, сказанного ей когда-то.
   Нацарапав это ножом послание, она улеглась грудью на сам деревянный вкопанный в землю небольшой столик. Сара, забрала длинные свои русые волосы на сам затылок, обернув и затянув там резиновой завязкой, превратив в длинный хвостик. Она положила свою женскую голову. На свою левую отброшенную вперед по столику руку.
   Ее взор был направлен куда-то в сторону пустыни, где вихрем подымалась серая песчаная поднятая ветром пыль.
   Она постаралась ни о чем сейчас просто не думать. Просто не думать ни о чем. Она хотела отвлечься от всего, и отречься от всяких раздумий о будущем. И она даже не поняла, как попала в цепкие и крепкие руки Бога Морфея.
   Сару вдруг посетил сон. Это вероятно вечерняя летняя пустынная жара стала сменяться на закате солнца легкой ветреной прохладой. Долгая поездка и дорога к семейству своей закадычной подруги Джоланды и ее воинственного супруга мексиканца Энрике Сальседа, утомили Сару Коннор. И она сама не заметила, как внезапно уснула.
  
   ***
  
  31 августа 1997 года.
  Северо-западный Лос-Анжелес. Калифорния.
  Перрис. 128 скоростное автомобильное шоссе.
  15:40 дня.
  
   Т-1000 поставил свой мотоцикл на обочину проезжей тихой, пустынной дороги возле рощицы чахлых умирающих от жажды апельсиновых деревьев. Невдалеке от кишащей машинами скоростной жаром мельтешащей автомобильной трассы. Вдали тянулся нескончаемый поток машин. А на холмах вдали от самой трассы качали нефть несколько больших насосов прямо из земли.
   Робот полиморф Джо Остин перебрал все адреса в своей боевой базовой жидкомолекулярной программе своего ЦПУ.
   Ему пришлось вернуться обратно к исходной поисковой позиции. Не было вообще тепреь хоть каких-то зацепок. Он это понял углубляясь на мотоцикле в саму пустыню Мохаве.
  - "Так цель не найти" - сработало в его программе и рассуждениях жидкометаллической машины GGA887000809.
   Было много потрачено времени впустую. И это было плохо.
   Он понятия теперь не имел где искать свою искомую к ликвидации цель.
   Робот думал, что нагонит на мотоцикле ее, но вышло все иначе.
   На одной из развилок дороги в районе 215 шоссе и перекрестке, он не смог определить, куда цель снова ускользнула от него. Робот даже не представлял, как он бы уже близок к своей цели, если бы не этот перекресток.
   Прошло несколько машин по этой дороге ему навстречу и от него, что сбило его поиск по следам как собаки ищейки. Он регулярно останавливался и опускал свои ноги в черных сапогах из жидкого полиморфа металла Сj808V1A900 на шоссе и сканировал следы убегающей от него по шоссе легковой Ford LTD Crown Victoria 1987 года. Но задолго еще до самого перекрестка другие машины закатали колесами и своей запыленной шипованной резиной следы преследуемой нужной машины. Ему не удалось найти эти следы. И он потерял нужную ему искомую к ликвидации цель.
   Пришлось начинать все заново и искать иначе.
   Он в доме четы Войт после их ликвидации проверил все, что только можно. Особенно его заинтересовали конверты с письмами и адресами. Он пропустил данные через свой 80000битный встроенный молекулярный видеомонитор. Экран, горящий ярким голубоватым светом, считывал все данные и всю переписку с бумаги, вложенной и сложенной в письменных больших конвертах и, тут же фильтруя всю полученную информацию, заносил в базу данных и архивы машины.
   Робот Т-1000 перерыл всю почту, даже не вскрывая конверты. Просто включив свое телепатическое осязательное сканирование, машина считала все данные с писем. Он тщательно все это занес себе в свою базовую поисковую память. И это оказалось очень даже кстати. Робот Джо Остин и он же полицейский, и дорожный патрульный Ларри Сиббик, перебрал все эти адреса и проверил все, объезжая каждый дом и городской квартал по этим адресам.
   Он побывал уже везде. Осталась только Чарон Меса.
   Для робота серии Di-Lait 00189 этот мир представлял не сложную головоломку.
   Этакую ломаную реальность, картинки которой легко вставлялись обратно в нужную плоскость космического порядка. Понятия причины и следствия для таких машин казались просто хохмой. Их разум был устроен так, что их порой не понимали другие роботы и даже сам иногда Скайнет. Он вычислил несколько возможных траекторий ускользающей жертвы. И даже где она уже могла быть. И все возможные обратные возможные возвращения искомой цели к исходной тоже точке по различным причинам.
   Робот выбрал одну из них и стал следовать ей, не выпуская из вида остальные как запасные варианты. И при удобном случае снова сесть на хвост ускользающей цели. Времени было предостаточно для новых поисков. Сейчас нужно было по расчету прибыть в то место, где по расчетам Т-1000 вероятно противник себя мог определить и обнаружить.
   Этот район вероятного проявления - корпорация рождения Скайнет "Кибердайн Рисеч Системз". Ведь цель той же Сары Джаннет Коннор это уничтожение именно этой корпорации и предотвращение ядерной войны. Этим по полученным сведениям с той психушки тюрьмы в Пескодеро и по больничным документам, основа ее заболевания и психического расстройства, как и посадка ее в это длительное заключение.
   Эта женщина не будет сидеть, сложа свои руки и прятаться где-либо даже ради своего сына Джона Коннора. И проявит себя когда-нибудь. И вероятно в ближайшее даже время. Раз ей удалось убежать из-под стражи и спрятаться где-то от властей Калифорнии.
   Эта цель, эта ее демоническая фанатичная одержимость. Значит, нужно было осесть где-то поблизости с этой корпорацией и ждать. Сколько на это потребуется времени. Это было для псевдополицейского Джо Остина не важно. Он мог ждать целую даже вечность и до самого начала ядерной войны. Его продолжительность жизни его тепловых плазменных молекулярных батарей SUSAR-1000 и генератора была рассчитана на почти вечную жизнедеятельность этой продвинутой во всех отношениях машины.
   Нужно было ждать и по крохам собирать информацию о своей жертве. Где та скрывается. Рано или поздно, но она появиться, даже если пройдет много лет. До самого Судного Дня и начала боевых действий. Так что Джон Коннор, так или иначе, все равно появиться на горизонте.
   И он будет тут как тут.
   Эта Небесная сеть, называемая иначе и чаще всего, как Скайнет не сразу решилась изготовить это новейшее свое оружие еще до разделения Скайнет на две Главные машины и вражды между собой.
   Di-Lait 00189 настолько был долговечен и непредсказуем, что изгтовление его долгое время стояло под вопросом. Тысячники были независимой конструкцией по своей сути и мыслящей вне самой сети. И самостоятельно порой без приказов своего Главного начальника. Лишь за микросекунду до своего краха Скайнет заслал своего первого из изготовленной серии машин в прошлое.
   У Небесной Сети не было тогда выхода.
   Но Скайнет не погиб сразу. Бункер не был захвачен как таковой. Скайнет удалось отбиться от осаждавших его войск Джона Коннора. Но в тот самый момент, он распался на две конкурирующие в будущем за свои приоритеты машины. И эти вот Главные командные машины стали позднее продолжать выпуск таких продвинутых практически во всем почти не убиваемых и невероятно живучих машин.
   Скайнет-1 стал продвигать эту линейку до первой и второй серии, именуемую Di-Lait 00190. В качестве командных, после него своих заместителей и машин в Главном бункере. Так появился ликвидатор и диверсант разведчик и исполнитель воли своего Бога и повелителя Т-1001 и следом за ним боевой военный прототип самый специализированный и сильный, оснащенный всеми видами встроенного вооружения Т-1002.
   Скайнет-2 ограничил выпуск несколькими Т-1000 и все. Он на грани своего выживания и борьбы с повстанцами и своим противником Скайнет-1 все равно не решался рисковать и больше уделил внимания другим боевым машинам. Менее опасным ему самому, но более эффективным на поле боя.
   У Небесной Сети тогда не было выбора, как послать эту машину в прошлое для своей единственной задачи. Ликвидации Джона Коннора. Но робот мог думать и действовать иначе. Он мог сделать помимо этого основного задания массу других дел, какие ему будут интересны и выгодны на свой личный интерес.
   Робот завел мотоцикл Kawasaki KZ 1000 P 1984 года. И, полетел пулей к скоростному 128 шоссе, ведущему его к заветной цели.
  
   Глава 10:Корпорация "Кибердайн"
  
   Сара снова увидела этот жуткий кошмарный сон. Он преследовал ее и никак не хотел уходить из ее женской головы. Этот чудовищный сон мучил ее все время. И в Пенскодеро и до Пескодеро еще в Мексике. Он стал мучить ее с момента смерти Кайла Риза. И Кайл стал, приходить к ней в этих снах практически бесконечно. Сара понятия даже не имела, что этот сон необычен. Нет, не реальностью того, что она там каждый раз видела и переживала. Этот сон был связующим между Сарой и самим Кайлом.
   Там далеко за линией временного далекого горизонта, они соединялись в этом сне воедино. Это была связь не только между Сарой Коннор и Кайлом Ризом, но и самим временем. Двумя мирами. В этом месте между 1997 и 2032 годом был тот самый временной узел сформированный машиной времени, соединившей эти миры. Через двоих друг в друга влюбленных людей и единственных защитников самого человечества.
   Там в далеком военном будущем, Кайл Риз захвативший, бесцеремонно со своим родным старшим братом Дэреком Ризом власть и управление всеми боевыми отрядами ополчения. Он единолично вместо исчезнувшего как-то непонятно и бесследно для многих Джона Коннора командующего всем людским повстанческим сопротивлением Скайнет в 2032 году, теперь был вправе казнить и миловать любого, кто хоть как-то сдрейфит в бою перед машинами или совершит предательство.
   Не стало гуманиста Джона Коннора и праведных справедливых решений и началось время бескомпромиссного жестокого диктатора его сына Кайла Риза. Что понятия даже не имел, кто такой Джон Коннор. И что он был его отец. Кайл Риз не хотел завершения этой войны. Он хотел этой войны. Он стал сумасшедшим, как многие там уже считали. Даже его старший родной брат Дэрек Риз.
   Но Кайл видел всегда тоже, как и Сара один и тот же сон, который делал его сумасшедшим, как и саму Сару.
   Он видел ее, как и она его, но только короткое время и быстро уходил от нее, исчезая в пространстве и во времени. А она бежала все время за ним, но не могла догнать, тоже пропадала бесследно. И самое главное, он любил ее. Непонятно, как и почему? Он не знал толком этой из своих сновидений женщины из далекого без военного еще прошлого, но он почему-то тянулся к ней и любил ее. Он хотел ее и хранил бережно фотографию матери Джона Коннора. Эта тайная странная и необъяснимая невероятной силы любовь просто выжигала его мужское жестокое рожденное ядерной войной сердце. Не оставляя ни на минуту и разрывая его непереносимой мукой. Делая еще злее ко всему и всем вокруг него.
   Это была любовь через далекое непостижимое время. И он должен был быть с ней, как обещал ему сам Джон. Но не выполнил своего обещания и бесследно исчез. И навсегда.
   Он хотел к Саре Джаннет Коннор о которой рассказывал ему сам его командир Джон Коннор. Джон часто заводил о ней разговор при нем и когда они были наедине. Он обещал Кайлу, что когда они захватят сместитель во времени Скайнет, он отправит его к ней. Он дал Кайлу Ризу ее фотографию. Уже старую, и прошедшую долгий путь к нему и испытание временем. Но неожиданно исчез. Совсем с тем чертовым идущим сюда с другого побережья Америки от самой Филадельфии с большим отрядом новобранцев и ополченцев скоростным поездом, где-то в выжженной ядерным огнем пустыни Колорадо.
   По слухам оттуда, часть поезда просто исчезла в световом вращающемся огненном ослепительном шаре и пропала бесследно, как и те, кто там ехал, все до единого пассажира и сам Джон Коннор. А в Лос-Анжелесе среди руин в одном из убежищ появился молодой, лет пятнадцати или шестнадцати мальчишка, что назвался Джоном Коннором.
   Об этом ему сообщила его подручная и доверенное лицо из боевого специального разведывательного отряда DN37712 капрала Серджио Гутиеро его любовница сержант Элисон Янг. Которой, он имел право полностью доверять. И по ее единоличному приказу того мальчишку отправили в центр города с группой смертников подрывников в руки роботов Скайнет-2. И до сих пор не было никаких известий. Вероятно, они все там погибли, если не от самих машин Скайнет-2, то, во всяком случае, от сильной радиации в том месте.
   Ему не нужен был этот свежеиспеченный здесь новый лидер сопротивления. Теперь он был власть во всем ополчении и главный командир.
   Но этот сон. Он не давал ему передышки и покоя. Он сводил его с ума и делал с каждым разом все сумасшедшей и злее.
  - Ты должна защитить сына Джона - он говорил ей, напоследок уходя, и сам не понимал теперь уже зачем?
   Он не понимал, кто такой сын Джон, но мог лишь только догадываться. Что с фотографией Сары Коннор не все так просто.
   Он был там в том мире, но когда это случилось, ему было непонятно. Словно в иной уже еще одной прожитой жизни. Он знал даже сам код той двери, где стояла та машина времени Скайнет. В том бункере Скайнет-2 S9A80GB20 "NAGADOCES", который придется штурмовать вместе с русскими солдатами и ракетчиками полковника Петра Васильевича Остапенко. С новым высокомощным плазменным крупнокалиберным оружием, наногранатами и бронебойными ракетами.
   Там была его Сара. Там был путь в один только конец и к своей заветной цели, ради которой он Кайл Риз не пожалеет своих сил и никого, кто будет с ним. Ради чего теперь жил и прошел такой длинный путь от рядового до командира повстанческого большого боевого отряда сопротивления.
   А Сара вновь бежала за ним вдогонку и не могла его догнать исчезала в темноте и пустоте самого изменяющегося и искривляющегося под воздействием невероятных сил гравитации времени, что создавала машина времени, меняя одно пространство на другое и разделяя их в разных временных параллелях.
   В очередной раз в своем мучительном сне Сара Коннор догоняя своего любимого Кайла Риза снова стояла у этой сетчатой из стальной проволоки решетки, выбежав из открытой двери и через какой-то цветущий яркими цветами и зеленью летний сад.
  - Кайл! - она снова кричала ему - Подожди! Не уходи от меня!
   Но он снова исчезал безвозвратно и навсегда. И она стояла вот тут у этой решетки и высокого отгораживающего ее и живой тот мир, от ее самой непроходимого забора распахнув двери своей психиатрической больницы.
   Впереди перед ее женскими глазами снова стоял город Лос-Анжелес по улицам которого, двигались люди и по дорогам и скоростным магистралям ехали автомашины. Там далеко впереди на восходе яркого утреннего солнца. И она видела там все своими глазами. Небоскребы центра Сити. И национальный US-BANK .
   А здесь и совсем рядом был снова детский садик. Как и прежде смеялись, веселясь, и играли маленькие дети. Ребятишки просто веселились. Самые маленькие копались в песочнице и играли игрушками. Те, что постарше качались на качелях и крутились на каруселях. Здесь же она видела и себя саму, только Сара была куда моложе, чем та, что смотрела на нее. Та Сара как бы осталась и застыла в том времени навсегда такой, какой она была сама, когда-то и какой она ее видела и ранее в этом чудовищном жутком сне. Навсегда. Как и этот ее в голове сорокалетней женщины сон.
   Молодая двадцатилетняя Сара Джаннет Коннор взяла на руки маленького совсем не старше трех годиков пищащего карапуза и посмотрела на стоящую у сетчатого высокого барьера и забора с обратной стороны вторую сорокалетнюю Сару Джаннет Коннор.
   Они вновь встретились глазами. На какое-то мгновение.
   Сара начинает кричать ей и дергать стальную проволочную сетку высокого забора своими женскими жилистыми руками. Она хочет предупредить вторую Сару о надвигающейся страшной беде, но та как всегда не понимает и не слышит ее криков. Все происходит как в немом с немыми актерами кино.
   И это повторяется снова. В точности до минуты и секунды. Один в один, как и раньше. То, что нельзя было заглушить ни алкоголем, ни какими таблетками. Оно снова было здесь. И снова явилось в своем адском жутком проявлении и обличии. Сам огненный кошмарный безумный ад в той яркой ослепительной вспышке над самим Лос-Анжелесом. Это взорвалась Советская ядерная мегатонная боеголовка от баллистической прилетевшей через Тихий океан ракеты, стартовавшей из зеленых хвойных лесов Восточной Сибири и ракетного подземного бункера. В ответ на первый ядерный такой же удар по Советскому Союзу со стороны Америки.
   Сара все кричала им в надежде, что ее услышат, но все было бесполезно, когда огненный вновь раскаленный до миллиона градусов шквал пронесся по улицам приморского огромного мегаполиса, выжигая в очередной раз все кругом. Плавя стекла и железо, дома столбы и машины. А ударная волна смела все, поглотив в себя, буквально стерла весь с лица земли огромный город.
   Превозмогая чудовищную боль, она все кричала и кричала туда, оттуда катилась в сторону детского садика и маленьких ослепленных яркой вспышкой взрыва и перепуганных ребятишек и их воспитательницы ударная огненная волна. В вихре высотой метров в сто раскаленного газа и огня.
   Волна от ядерного взрыва огненного вихревого водоворота сметает весь Лос-Анжелес и вновь долетает сюда до этих играющих и смеющихся в детском садике детей. Вместе с той ослепительной яркой огненной вспышкой. Сначала превращая их в серые сгоревшие статуи из сажи и пепла, а затем сметая их как серую пыль вместе с испепеленной до самых костей скелета огненным раскаленным жаром самой Сарой Коннор.
  - Нет! - Сара вскрикнула громко и подскочила, вскинув свою голову над деревянным поставленным здесь небольшим столиком и лавочкой. На которой, она сидела, выцарапывая военным пехотным ножом слово: "Судьбы нет, кроме той, что мы сами себе выбираем".
   Это глубоко врезалось в ее голову и ее Сары Коннор память. Это послание она решила оставить и своему сыну Джону.
   Сара даже не заметила, глядя на робота Т-800 и своего сына Джона, что внезапно крепко заснула.
  - Нет - она произнесла еще раз сама себе, решая, что нужно сейчас делать. Она приняла решение. Она теперь знала, что ей нужно сделать. Сара Коннор получила все данные на создателя Скайнет Майлса Беннета Дайсона. Все от того играющего у джипа с сыном Джоном робота.
   Она воткнула с силой в стол военный пехотный нож и соскочила мгновенно с лавочки и из-за стоящего здесь вкопанного в землю стола.
   Сара схватила стоявшую рядом с ней автоматическую со снайперским прицелом скорострельную автоматическую 5,56мм винтовку Colt "Commando" CAR-15 и подсумок с патронами. Это к своему теперь присвоенному у киборга Т-800 0.45мм пистолету Colt Series 70/Detonics 1911 Hybrid.
   Быстрым стремительным шагом, Сара, подымая серую пыль с поверхности, выгоревшей на жарком солнце земли своими военными шнурованными на длинных голяжках ботинками, пошла к стоявшей здесь заправленной под завязку с полным только что залитым Энрике Сальседой бензобаком Ford-LTD-Country-Squire 1980.
  
   ***
  
  1 сентября 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Западный Лос-Анжелес. Калифорния.
  Плеа дел Рей. Южная лагуна.
  22:51 вечера.
  
   Сара Джаннет Коннор под прикрытием темноты, бросив в стороне от дороги свою машину. Забрав из нее все необходимое, подкралась незаметно и скрытно к дому Дайсонов.
   Ей не пришлось долго определяться с поиском своей цели. Майлз Беннет Дайсон сразу оказался на виду как на ладони. Просто подарок для снайпера.
   Большие квадратные окна его комнаты на первом этаже его дома позволяли видеть его всего потчи целиком сидящего за своим рабочим компьютером. С которым он здесь не расставался, никогда работая по вечерам до самой ночи над своим проектом.
   Сам дом из стекла и бетона был с огромными окнами и вообще полустеклянный весь от пола до потолка. Стекла в нем было видимо больше даже чем самого бетона. Внутри все держалось только на несущих конструкциях. Потолок и стены. На крыше была площадка для отдыха. Сад, теннисный небольшой корт, баскетбольная площадка и бассейн. И вообще все, что нужно для плодотворного отдыха и такой же плодотворной работы хозяина этого дома в Плеа дел Рей в Южной лагуне.
   Сейчас было темно, но Сара видела его в свой военный с подсветкой бинокль прекрасно равно, как и в снайперский теперь уже прицел, установленной на специальный треножник 5,56 мм автоматической винтовки Colt "Commando" САR-15.
  - Вот и ты, голубчик - произнесла она шепотом сама себе - Сейчас, сейчас.
   Она включила дополнительно еще лазерную наводку на снайперском прицеле для точности и верности.
   Ей представился единственный вот такой шанс. Одним выстрелом все решить и сразу.
  - "Я все остановлю сейчас" - произнесла она про себя - "Именно сейчас все закончу и разом".
   Маленькая еле заметная яркая красная точка от лазерной наводки скользнула по спине и правому плечу работающего за своим компьютерным столом и увлеченного своей работой Майлза Дайсона. Спрыгнув со спинки стула и быстро уверенно, перебежала на его кучерявой темнокожего инженера компьютерщика головы затылок.
   Сара, плавно и медленно, чтобы САR-15 не качнулся в сторону своим длинным с глушителем стволом. Затаив, свое дыхание. Нажала на спусковой крючок автоматической винтовки. Она ощутила сильный толчок в правое свое плечо приклада. И услышала негромкий хлопок. Это длинный накрученный на ствол винтовки глушитель погасил сам звук выстрела, выпустив через себя поток выхлопных пороховых газов и летящую 5,56 мм пулю.
   Но то, что в следующую минуту произошло, испортило мгновенно ей все.
   Майлс вдруг резко и быстро в сторону нагнулся. Он склонился сильно вниз. Ниже даже спинки своего рабочего поворотного на пяти колесиках небольшого со спинкой стула.
   Ему в ногу врезалась летящая на скорости радиоуправляемая его семилетним сыном Дэни машинка, которой мальчишка забавлялся весь вечер, пока мама Тарисса работала и суетилась по хозяйству на кухне, а Дайсон увлеченный работой просто забыл о своем этим вечером сыне. Вот Дэни и решил таким образом напомнить своему отцу о своем присутствии. И т аким образом спас своего отца, когда 5,56 мм пуля, выпущенная из винтовки Colt "Commando" CAR-15, разбив большое в комнате и кабинете отца окно, летящая точно ему в его затылок, прилетела прямиком в его рабочий компьютер. Пробив тот насквозь и пройдя сквозь все плата, выбив заднюю стенку кинескопа, вылетела с другой стороны. Она вонзилась в белую выкрашенную стену кабинета напротив рабочего стола Майлза.
   Майлс рухнул сразу на пол. Он быстро понял, что это и ползком заполз за свой стол.
  - Папа! - крикнул ему Дэни практически, вбежав в его кабинет, в открытую настежь дверь, через которую и въехала его радиоуправляемая машинка.
  - Назад, Дэни, назад! - прокричал ему Майлз Дайсон - Быстро отсюда! Быстро!
   В следующую очередь шквал пуль буквально накрыл весь рабочий кабинет Майлся Беннета Дайсона. Это Сара Джаннет Коннор, поняв, что не попала, просто открыла автоматический огонь по его кабинету, встав в полный рост и ругаясь за свою неудачу, она пошла просто в направлении к его дому.
   Винить было некого. Это просто случайность и вероятно, везение самого Майлза спасло ему жизнь. Оно обернулось неудачей самой Саре Коннор. Но той было плевать на свой промах. Она не отступила и решила закончить то, что должна была этим вечером сделать.
  - Жвучая, мразь! - она лишь произнесла. И, встав, направилась, стреляя из своей винтовки к дому Дайсонов.
   пули засвистели над головой Дайсона, и он почти ползком и быстро пополз, в сторону ничего не понимающего маленького напуганного и стоящего в самых дверях его кабинета сына Дэни.
   Летящие 5,56 мм пули, буквально снесли все со стола Дайсона. Сам видеомонитор от компьютера и все большие бумажные папки, лежащие на его рабочем столе, диски и файлы, превращая их в бесполезный ломаный хлам, что разлетался во все стороны мелким крошевом. А в воздухе летала бумага из распотрашенных пулями папок.
  - Папа! - прокривал ему маленький семилетний Дэни. А с кухни уже летела на крик мальчишки и его отца сама супруга Тарисса.
   В это время Сара перезарядила вторую обойму в винтовку и снова пошла, поливать свинцом кабинет Майлза Беннета Дайсона. Подойдя практически уже к выбитому пулями большому окну дома.
   Она потеряла из вида главу семейства и своего заклятого врага, что спрятался за свой стол. Она просто палила во все стороны, разнося все вокруг в его кабинете. И когда, перешагнув через выстекленную начисто оконную раму, Сара оказалась в кабинете старшего Дайсона, она, выстреляв всю досуха и без единого патрона САR-15, отбросив ее в сторону, достала из кобуры на военном ремне 0.45 мм Colt Series 70/Detonics.
  - Ты где, сволочь! - Сара крикнула ему - Выходи, гребаный ублюдок!
   Она не видела стоящую и прижавшую к себе своего сына Дэни жену Майлза Тариссу, что перепуганная стола в дверях кабинета своего мужа. Она была увлечена своей дикой кровожадной до бешенства хищной охотой за своей жертвой, которую ей так хотелось сейчас прикончить.
  - Уходите! - закричал им Майлз - Уходите! Спасайтесь!
   Он, видя их в дверях праллизованных страхом и ужасом и понимая, чем это им грозит, все же выскочил из-за своего стола и бросился бегом к ним.
   Майлз Дайсон кинулся к родным, но сзади его спины раздался громкий выстрел. Это Сара Коннор вскинула в его сторону своей 0.45 мм Кольт и выстрелила ему вдогонку и спину.
   Майлз Дайсон не успел добежать и до середины своего большого рабочего превращенного в хлам 5,56 мм пулями САR-15 кабинета. 0.45 мм пуля, выпущенная из пистолета, пронзила его левое плечо насквозь. Вылетая спереди и пролетая мимо самой его жены Тариссы и сына Дэни, врезаясь в другую дверь за их спинами в узком длинном коридоре двухэтажного дома.
   Майлз, дико от боли вскрикнув, и как подкошенный, сразу же упал. Его ноги, просто отключились и он, опрокинувшись набок и переваливаясь на свою спину, увидел идущего к нему своего убийцу. Решительным шагом и с пистолетом направленным ему прямо в его лицо.
   Сара встала над лежащим и поднявшим вверх в ее сторону свои руки, стиснув от жуткой боли свои негра зубы.
  - Не убивайте, прошу вас! - он взмолился - Пощадите жену и сына!
  - Заткнись, тварь! - рявкнулва на него Сара и уже была готова нажать на курок, когда неожиданно, вырвавшись из рук матери Тариссы, Дэни подлетел к своему лежащему на полу раненному отцу.
  - Папа - семилетний Дэни бросился к раненому своему отцу. Он упал на него, и закрыл собой, перепуганный громко крича и плача. Видя перед собой женщину в черной военной форме спецназа, которая, подлетела практически вплотную к лежащему Майлзу Дайсону и нацелилась в него своим 0.45мм Кольтом в его голову. Она была полна решимости и, наверное, выстрелила бы в него, если бы не его маленький Дэни, который упав на отца, закрыл его собой.
   Она прострелила насквозь ему левое плечо. Пуля прошла навылет, но сбила Дайсона с ног, и он ждал очередной пули уже в свою голову. Но его Дэни закрыл собой своего любящего его отца.
   Сюда же, следом за своим сыном, вбежала и мать Дэни и жена Дайсона Тарисса, крича как полоумная от ужаса - Дэни! Дэни!
  - Стоять, никому, не двигаться! - прокричала вооруженная пистолетом, нацеленным на ее мужа и сына в военной черной форме молодая, не старше тридцати лет женщина - Не двигаться! - она снова, прокричала, перемещаясь из стороны в сторону и, целясь голову Майлзу Дайсону.
   Но его сын Дэни, тоже передвигался, лежа и на спине, прижавшись к отцу, и закрывал его всего с головы почти до ног собой и громко истерично напугано кричал - Не убивайте моего папу! Не делайте ничего папе!
   Он кричал и ревел перепуганный, как и подлетевшая к ребенку и лежащему на полу в доме Дайсонов его жена Тарисса.
  - На пол, сука! - Сара прокричала, трясясь от бешенства и злобы на супругу Майлза Дайсона, и без того перепуганную до истерии Тариссу Дайсон - Ложись на пол! На пол, я сказала, сука!
   Та упала рядом и умоляюще трясущимся и дрожащим перепуганным голосом, произнесла - Не делайте ему ничего, молю вас!
  - Отойди! - прорычала как бешеная львица Сара Коннор - А ну, отойди!
   Но, мальчишка, закрыв его собой и своим телом, прижимался к лежащему на полу раненном истекающему кровью своему отцу, и кричал ей - Не делайте ничего папе!
   Но Майлз Дайсон сам отодвинул его от себя и оттолкнул в руки его матери и жене Тариссе, и та схватила маленького Дэни, оттащив в сторону.
  - Отпустите их, пожалуйста - произнес Майлз Дайсон, приподымаясь на целой правой руке и прижимаясь головой к письменному, оказавшемуся рядом и за его спиной стоящему рядом с ним столику.
  - Заткнись, сволочь! - рявкнула на него Сара Джаннет Коннор. И ее руки наставили точно в его голову 0.45мм Кольт - Заткнись, замолчи, сволочь! Это ты виноват во всем! Я не дам тебе закончить!
  - Что закончить?! - он произнес ей, не понимая ее вообще, о чем это она.
   - Ты не закончишь свою работу! - она ему произнесла, стараясь сдерживать пока себя, чтобы не нажать на курок пистолета, трясущимися от ненависти руками.
  - Какую работу? В чем я виноват?Что я натворил? - Дайсон, истекая кровью, еле выговаривал от боли слова и трясся одновременно от ужаса и ожидания своей смерти.
   Его черные перепуганные глаза раненного темнокожего кибернетика и программиста компании "Кибердайн Рисеч Системз", молили о пощаде. И Сара не могла нажать уже на спусковой крючок своего пистолета. Она не могла вот так теперь убить лежащего и без того уже сильно раненого и истекающего кровью того, кто повинен в убийстве трех миллиардов человек на земле. Она просто почему-то не могла этого сейчас сделать. Ее указательный палец правой женской руки уже почти нажал курок, но остановился. Она не могла. Она сейчас вспомнила свои жуткие кошмарные сновидения и своего любимого, погибшего от руки робота Кайла Риза, но не могла сделать то, зачем сюда пришла. Почему-то теперь не могла.
   Еще совсем недавно, она целилась ему из CAR-15 и через оптику в затылок, сидящего за разработкой программ будущего убийства почти всех людей на земле, и разнесла, стеклянные в доме окна. Изрешетив пулями и автоматическим огнем здесь всю мебель. Перестреляв в кабинете все, что только можно было разнести в щепки и клочья. Перепугав всех в доме Дайсонов жену и его ребенка. Но вот сейчас, просто вот так убить у нее не получалось.
   Она вдруг опомнилась от захлестнувшей ее разум ненависти к своему врагу. Врагу миллиардов пока еще живых людей, так толком, пока не знающему своей вины. Вины за скорое будущее. Вины даже за гибель своей семьи и своего ребенка. Который сам как не смышленый ребенок сейчас игрался со спичками, поджигая свой дом.
   Сара в его глазах увидела всех людей и детей. И его самого, глупого и непонимающего ничего, что он натворил. И она заплакала, глядя в те черные негра, программиста и ученого, перепуганные и молящие о пощаде ничего так и не понимающие, вытаращенные на нее глаза.
   Сара сняла с курка указательный палец и протянула левую руку в сторону Дайсона. И, словно опомнилась от совершения чего-то непоправимого. Она уже не могла сделать, то, на что только что была полна отваги решимости. Заплакав сама, она опустила Кольт. И вся, трясясь от охватившей ее истерики и ужаса, отошла в сторону от лежащих на полу своего дома людей.
   В глазах женщины стояли слезы. Руки, опустившие вниз пистолет, судорожно тряслись.
   Она все дальше и дальше отходила от лежащего перед ней раненого Майлза Беннета Дайсона, пятясь назад медленно. Отойдя назад и уперевшись спиной в стену, она, просто опустив оружие, сползла по стене. Съехав женской спиной, опустившись сначала на корточки, а потом совсем упав на колени, перед лежащими и поверженными перепуганными тремя жертвами ночного со стрельбой погрома. Что не своидли с нее своих перепуганных глаз.
   В это время раздался звук автомобильного двигателя и к дому подлетел на скорости грузовой Форд. И из него выскочили двое.
   Это был молодой Джон Коннор и сопровождавший его здоровяк по-имени Боб.
  - Черт, опоздали! - произнес громко Джон, влетая в выбитые двери Бобом двери дома Майлза Беннета Дайсона.
   Джон подскочил сразу к своей матери, а Боб подошел к лежащему в окружении сидящей на полу своей семьи жены и маленького Дэни раненому Майлсу Дайсону.
  - Посмотри его - произнес Джон здоровяку Бобу, прижавшись к Саре Коннор жалея и успокаивая свою родную мать, как только мог.
   Боб, быстро подошел к семейной трясущейся от ужаса чете Дайсонов и тоже опустился на одно колено. И стал осматривать руку и плечо Майлза Беннета Дайсона.
  - Мама посмотри на меня - произнес Саре сын ее Джон - Ну же. Ты в порядке.
  - Я не смогла нажать на курок - произнесла, рыдая и глядя на своего сына, Сара Коннор - Не смогла.
   Джон прижался к ней и обнял свою мать и она его.
  - Все в порядке - он ей произнес - Все будет хорошо. Обещаю.
  - Ты приехал, чтобы остановить меня - она произнесла своему сыну.
  - Да, мама - ответил Джон ей.
  - Я люблю тебя, Джон - Сара ему ответила сквозь свои текущие слезы матери.
  - Знаю - Джон ответил ей и снова прижался к своей матери.
  - Рана сквозная, но легкая - произнес Тариссе Дайсон и самому Майлзу, осмотревший ранение Боб - Положите руку сюда и зажмите вот здесь, чтобы не текла кровь.
   Он обернулся и посмотрел на Джона, а тот на него. Они уже решили, как поступить дальше. И наступило самое время.
   Джон Коннор оставил сидящей у стены свою мать Сару Коннор и, поднявшись, подошел к уже тоже поднявшемуся в полный рост своему другу и защитнику Бобу.
  - Кто вы? - произнес в это время сам Майлс Дайсон.
  - Покажи ему - произнес Джон, вынув из кармана свой раскладной нож, и передал в правую руку здоровяку Бобу. Он потом подошел к семилетнему Дэни и произнес - Тебя как звать?
  - Дэни - произнес дрожащим голосом Дэни Дайсон.
  - Дэни - произнес Джон - Пойдем, покажешь мне свою детскую и игрушки.
   Он забрал мальчишку и они ушли. Как раз то время когда здоровяк Боб, сняв черную свою кожаную куртку. Робот, раздевшись до черной нательной без рукавов футболки в дырках от пистолетных пуль. Посмотрев на уходящего с Дэни Джона, повернувшись полубоком к лежащим на полу Дайсонам, согнул в локте и перед собой левую мускулистую с внушительными трицепсами, бицепсами и выпирающими из-под кожи венами здоровяка и тяжелоатлета мужскую руку.
   Он еще раз посмотрел пристально, и не моргая своими синими глазами, на двоих сидящих на полу перед ним семейной четы Дайсон, и взяв тот Джона острый наточенный выкидной нож, приложил лезвием к самому почти сгибу левой руки, недалеко от согнутого локтя. Робот хладнокровно начал резать кожу и плоть на своей левой руке. Четкими движениями, рассекая вены и жилы. Совершенно не дергаясь и даже не морщась от боли, которую он не ощущал совсем, так как его кожа и плот практически была лишена нервных волокон и окончаний. Машина была практически лишена любых болевых ощущений. Военному боевому роботу это было совершенно ненужно. Его генномодифицированный человекоподобный биокамуфляж был лишь имитацией поверх боевого бронированного титаном гидравлического эндоскелета.
   Перед глазами изумленных в новом кошмарном ужасе Майлза Беннета Дайсона и его жены Тариссы брызнула яркая алая кровь. Она потекла ручейком и закапала каплями на пол.
   Боб провел вокруг ножом, разрезая до металлической основы свою левую руку, выдернув из окровавленной плоти и кожи нож, снова воткнул его в руку у сгиба предплечья и разрезал до кисти, бросив нож на пол. Он взялся за разрезанную плоть, и буквально выворачивая ее, сорвал с того, что было рукой робота Т-800.
   Он сдернул с манипулятора робота Т-800 руки верхнюю живую окровавленную плоть и кожу как хирургическую перчатку. Обнажая то, что было под ней. Он отбросил в сторону то, что было рукой человека.
   Майлз Беннет Дайсон аж ахнул! А жена его Тарисса закусила свою нижнюю губу, чтобы не закричать от ужаса.
   Это было теперь еще кошмарней, чем, то, что те только, что недавно пережили. Надо в этот момент было видеть их лица. Лица с открытыми перекошенными от ужаса ртами и вытаращенными в немом изумлении глазами. Наверное, невозможно описать тот ужас, который они оба увидели только что своими собственными глазами. Но они оказались крепче, чем можно было подумать на первый взгляд. И Майлз и Тарисса Дайсон оба выдержали это испытание и не потеряли сознание от пережитого.
   Дайсон понял, что такое объект Љ1- ведь перед ним была еще одна такая же металлическая рука. Просто копия той, что была в хранилище "Кибердайна".
   Бронескелет руки был сделан их блестящего титана и имел гидравлический привод. Имел сервоприводы, идущие на все пальцы на стальной подвижной кисти руки машины. Пальцы были сработаны превосходно. Они могли сжиматься в кулак и рассжиматься.
   С сервоприводов и гидравлики капала алая кровь.
   Робот по-имени Боб, выставив им на обозрение свою гидравлическую руку. В крови и с остатками еще свисающей окровавленной плоти. Сверкающую в свете домашних ярких ламп. В сервоприводах, работающей и издающей механические негромкие жужжащие звуки своего боевого киборга Т-800 эндоскелета. Он ее повернул ладонью к Майлзу и Тариссе.
  - О, Господи! - прошептал, восторженный и одновременно потрясенный Дайсон.
   Киборг опустил свою левую робота Т-800 руку и произнес им двоим, сидящим на полу, прижавшимся в ужасе друг к другу - Теперь, слушайте меня внимательно.
  
   ***
  
  12 июля 2032 года.
  Центральная Америка.
  Штат Колорадо.
  Кастле Рок.
  В 43 км на восток от Денвера.
  Территория Скайнет.
  Боевая Главная крепость S9А80GB17 "TANТАМIМOS".
  Крепостная правая цитадель А.
  Верхний наземный крепостной эстакадный оборонительный уровень.
  12:30 дня.
  
  - Ты никогда не думала освободиться от такой принудительной опеки моей матери, Верта?- спросил робота Т-1001, робот Т-888.
  - Нет - произнесла ему, выходя из черной тени, падающей от каменного квадратного зубца верхнего яруса оборонительной стены Верта.
   Они вели разговор на своей собственной волне, зашифрованной кодовыми шифрами и обозначениями. Так что могли понимать свой разговор только они двое в отличие от других своих же машин. Он был необходим в боевых особенно условиях при передаче данных между машинами. И пока она его не внедрила по всему бункеру, заменив им все старые шифры и коды на новые более сложные и трудные для дешифровки их противником и системами боевой программной разведки Скайнет-2. На всех других кодах шифрах и языках придуманных самим Скайнет-1 разговаривали абсолютно все машины. А этот пока был еще вне внедрения. И его знали, сам Скайнет-1 и только эти две машины. Но сейчас Скайнет-1 молчал. Генеральная система была загружена своей работой и заботой о своих производственных конвейерах и заводах в боевой крепости А и Б. Выпуском новых машин, узлов к ним и самого нового оружия. Может поэтому Эвелина молчала. Она, на время отключилась от своего сына и наблюдения за ним. И этим днем Алексей был предоставлен сам себе. Можно это было назвать выходным днем.
   А вообще, было все это в поведении самой матери как-то даже странным, но Эвелина молчала и не задавала ни ему, ни ей вопросы. Она разрешала им так общаться. И не встревала в их общение. Алексей был ей сыном, и Генеральная Машина бункера ему доверяла как самой себе. Наверное, кроме Верты и Алексея никто не пользовался таким доверием как эти двое в военном железобетонном УЛЕЕ машин S9А80GB17.
   Алексей не повернулся к ней лицом, но ощущал ее стальным своим робота модели 101:08 затылком. Он стоял неподвижно и только смотрел куда-то вперед вдаль на яркое стоящее на самом горизонте жаркое солнце, что согревало теплом всю пустынную территорию перед защитным периметром крепости S9А80GB17 "TANТАМIМOS".
   Там, где сейчас вдоль оборонительного защитного периметра крепости кружили пара воздушных вооруженных плазменными 20-30мм пушками с лазерной наводкой ОУНК-AERIAL V5, простирался лишь голый с редкими кустарниками выжженный пустынный ландшафт.
   Это место до войны и так было достаточно пустынным, но сейчас стало еще мертвее мертвого. Только голый камень и выжженная ядерным огнем Советских ракет американская земля. До самых гор Серра-Невада и границ с Калифорнией и Тихого океана, где были руины Лос-Анжелеса.
   А за Тихим океаном была другая такая же земля. Земля русских. Его Родина. Там Дальний Восток и Восточная Сибирь. Там крепость Скайнет-1 S9А80GB18 "TANTURIOS". На месте бывшего города Красноярск. И там, в верховьях речки Маны и в Сибирских лесах его деревня. Там живет его отец Егоров Дмитрий. Там похоронена его мама Антонина, которую он потерял навсегда. И там же те, с кем он, будучи еще новобранцем молокососом солдатом воевал со Скайнет под командой своего командира майора Виктора Кравцова вместе со своим старшим братом Иваном. Не ведая, что станет Скайнет ближе родного. Станет его сыном. Отец отверг его, когда узнал, кем он стал. Он не понял его и уже вряд ли поймет. Он теперь став роботом гибридом не был ему сыном. Его сын Алексей умер там в той Восточной Сибири, как и в душе его отца Дмитрия Егорова. Только Кравцов смог все же принять его таким, каким он стал ради спасения мира и самой жизни на земле. Ее остатков на обоих земных континентах. Такое даже не по силам было самому Джону Коннору. Хотя Коннор, этот лидер всего Лос-Анжелеского сопротивления Скайнет сам изменился полностью и стал симпатизировать машинам. Говорят, это сделал его друг и соратник киборг Т-800 Фердинанд. Он был сейчас где-то там далеко за той линией временного горизонта. В 1997 году. Он спасал десятилетнего Джона Коннор от другого робота Т-1000. Робота Скайнет-2.
   Скайнет поступил вероломно по отношению к нему. Он выбрал почему-то именно его. Даже не спросив, умертвил его живое человеческое тело в своем бункере. Скайнет-1 ускорил процесс его превращения в своего подданного и в боевую свою личную подданную только ему машину. Он многих устранил ради этого. Оставив только тех, кто был ему еще нужен. Он добился своего. И Алексей ему был нужен.
   И именно сейчас Алексей знал, что Эвелина горы свернет ради него, если придется. Она его теперешняя мать. А он ее родной перерожденный ею избранный сын. Единственный и любимый. И если придется выбирать, Эвелина всегда будет за него, даже если рухнет все снова. Весь мир. Даже если все сгорит в новом ядерном огненном пепелище.
   Алексей слышал, как Верта медленно приближалась к нему. Очень медленно как дикая хищная кошка. Выйдя из той черной тени. Она специально играючись это делала. Верта любила так делать с ним. Прятаться и появляться незаметно. И появляться всегда там, где он не ожидал с ней встречи. Это заводило ее как женщину. Женщину робота Т-1001. Женщину машину из жидкого пластичного мимикрического полиметалла Сj808V1A900. Личного убийцу Скайнет-1 и беспощадную безжалостную хладнокровную охотницу.
   Он немного даже боялся ее. Но лишь немного. Скорее больше любил.
   Приятная зыбкая сексуальная дрожь пробежала по его живому камуфляжному робота киборга Т-888 телу. Это было не от робота. Это было от живого человека. От живого человеческого Я внутри самой машины. От робота была лишь рядом с выключенной правой в батарейном грудном отсеке, гудящая левая включенная водородная батарея IGEY-550. И ядерный генератор. И лишь только роботы этой серии могли делать такое потому, как не были в полном смысле роботами. Роботами киборгами. На новой ядерной двигательной основе и с куда более продвинутой в отличие от Т-800 и Т-850 боевой программой. Но Алексей был даже еще круче. Он был человек внутри этой мощной сильной убийственной стенобитной машины.
   Дрожь стала более ощутимой и внизу промеж его мужских сильных расскачанных таких же, как и тело культуриста ног все зашевелилось.
   Он улыбнулся сам себе, шевеля грудной стальной диафрагмой боевого бронированного щита под кожей и нарощенной живой плотью. Даже соски на груди навострились от нарастающего дикого сексуального возбуждения. Ощущая своей спиной, приближение другой машины.
   Ее стук тонких шпилек высоких каблуков туфлей на изящных Верты женских полуоголенных до колен ногах. Платья серого цвета со скрещенными лямочками на ее трепетной жаром пышущей необузданной роковой любви полиметаллической груди.
   Он задал ей вопрос, и она ему ответила и подходила издали сзади и почти неслышно.
   Алексей обещал Верте, в бункере любовь, но вот подзадержался на этой крепостной оборонительной стене крепости, погрузившись в романтику и в далекие свои воспоминания, рассматривая саму даль и яркое дневное жаркое летнее солнце.
   VBY99000749, перевел взор, своих синих человекоподобных глаз на башни крепостной обороны. Нарощенные в стальных глазницах черепа эти видеокамеры горящие красным светом вторые глаза, Меняли, мгновенно свою фокусировку. То, приближая, то удаляя расстояние.
   Он смотрел на две высокие башни. Контроллирующие подконтрольную охраняемую территорию. Эти две железобетонные махины, высотой в добрую практически сотню метров, стоящие громадным монолитом, и примыкающие к эстакадной крепостной стене, вели неусыпный контроль за всем вокруг. И всегда были готовы истребить любого нарушителя, либо противника оказавшегося в зоне запретной территории.
   На двух железобетонных оборонительных высоких башнях поворачивались то вправо, то влево на широко выставленных по сторонам боевых рукавных аппарелях крупнокаллиберные 20мм СВS -250 и 50-60мм плазменные орудия CBS -500 и СВS -550. Со скорострельными Margret45, и ракетами СКАРБ-10.
   Работали, безотказно и переключаясь в разные режимы приборы визуального наблюдения этих боевых убийственных установок и биосканеры. Под постоянным неусыпным надзором тепловизоров в инфракрасном режиме.
  Приближая и удаляя свои приборы бинокулярного прицельного слежения.
   Боевые установки сканировали посекторно всю местность в зоне наблюдения, выявляя вероятных нарушителей охраняемого периметра у крепостной эстакадной стены крепости и цитадели А.
   Там внизу бегали небольшие и голодные пустынные шакалы-койоты. Издавая визгливые воющие звуки, эти твари пустыни Колорадо, пришли сюда возможно в поисках самой пищи. Это были преимущественно падальщики. И поедали все, что только попадалось им на глаза в этой мертвой практически пустыне.
   Здесь в Колорадской пустыне редко можно было что-то найти живое. Вот голод и привел этих тварей сюда. И они постоянно тут крутились. Особенно возле отработанных выброшенных биологическими лабораториями отходов за периметр самой боевой огромной базы Скайнет-1.
   А вообще, чем реально они питались даже ему, Алексею было неизвестно. Там в той пустыне, где практически не было самой жизни. А возможно, там, в пустыне Колорадо на многие километры перед этой крепостной стеной Скайнет-1 была еще все-таки жизнь. Вероятно, не все еще погибло и вымерло вместе с самим человечеством после ядерного глобального массированного удара. Например, те же гремучники змеи. Верта рассказывала ему про змей в здешних местах. Она однажды проводила разведку в районе гор Сьерра-Невада. И превращалась в одну из таких ядовитых змей, копируя один в один большого и длинного гремучника. Даже разделившись надвое и таким образом действуя одновременно, проводя разведку и с разных сторон атакуя своего противника.
   Там были разрушенные селения. И дороги до самых гор Сьерра-Невада.
   Там, были прячущиеся от роботов люди. Влача жалкое свое полуголодное существование и ели теперь выживая. Но они не интересовали сейчас его мать. Она не трогала их.
   Верта подошла со стороны спины и прижалась к нему своим жидким металлом своего женского робота полиморфа тела. Прижимаясь своей женской полиметаллической грудью. Затвердевшими от возбуждения в этом месте на молекулярном уровне сосками. Что, буквально совершенно безжалостно, вонзились в его голую робота киборга Т-888 мужскую спину.
   Эти ее соски были тоже оружием. Верта могла ими убивать при необходимости, равно как и всем своим жидкометаллическим полиморфа робота Т-1001 телом.
   Однажды ей пришлось ими убить одного своего обольщенного мужчину любовника. Превратив их в стальные длинные сверкающие ртутью убийственные иглы, что вонзились вот также в глаза любовнику, когда тот целовал ее женскую трепыхающуюся в жарком сексе грудь. А скольких убила своим другим встроенным вооружением, она ему не рассказывала.
   Машина VBY 756000789 прижалась к роботу киборгу BY99000749. Она мгновенно впитала своим жидким полиметаллом его жар телесного живого тепла, проникая глубже до боевого из колтана гидравлического эндоскелета.
   Верта обняла Алексея вокруг его тела. Обхватив своими из полиморфа металла женскими руками вокруг мужской талии. Прижавшись вплотную к живому в камуфляжной биоплоти и коже мужскому красивому полуобнаженному идеальному телу. Нарощенной на боевой из бронированного колтана эндоскелет робота киборга Т-888, модели 101:08, версия 2.9.SCAYNET-INZECT "Инфильтратор".
   Верта прислонилась своей рыжеволосой женской головой к его обнаженной спине и голому мужскому красивому идеально раскачанному как у штангиста и культуриста торсу. Она любила мужское красивое тело. Идеальное тело. Она все же была женщиной, хоть и машиной. Убийственной, хладнокровной и безжалостной. Но при всем при этом, была невероятно женственной и жертвенно любящей его Алексея.
   Он тяжело и любовно возбужденно сейчас дышал. Он хотел ее. И она хотела его. Ее жидкий полиморф стал наполняться жарким теплом от плазменных батарей SUSAR-1000 и нарастать с активной ощутимой прогрессией.
   И сейчас глубоко тоже дыша ему в голую мужскую спину Верта, ничем не отличалась от живой настоящей земной женщины. Ничем вообще. Ее жидкий гибридный полиметалл Сj808V1A900, смешанный с биоструктурой живых человеческих тканей, покрывал ее сверху металлическое тело живым тонким миллиметровым слоем плоти и кожи. Идеальное прогрессивное наследие всей серии и версии, модели Di-Lait 00189 Т-1000.
   Робот три восьмерки был черных кожанных штанах и военных с длинной голяжкой ботинках на толстой шипованной подошве и шнуровке.
   Алексей снял с себя такую же кожанную куртку и черную под ней футболку, греясь на жарком дневном солнце и пополняя лучистой живительной энергией свои ядерные батареи, электроцепи и генератор.
   На какое-то время он отключился даже от всего окружающего и даже не обращал ни на что внимание. Погасив свои под нарощенными яблоками живых синих человеческих глаз в глазницах бронирванного стального черепа под кожей и плотью видеокамеры. А по темному погашенному внутри его головы встроенному видеоэкрану 40000битного коммуникационного монитора лишь бежали рядами многозначные цифры, показывающие проверку всех электроцепей в эндоскелете. Делая автоматическую профилактику и анализ боевой гидравлической конструкции робота, модели 101:08. Гидронасосы с резервуарами и блок точно такой же, как у киборгов Т-800 (VA880-K90) подачи по живому телу крови.
   В районе стального дискового сочлененного один к одному на специальных поворотных креплениях, похожего на человеческий позвоночника робота, гулко гудел генератор, распределяя энергию тепла по всей машине.
   Теперь он, снова, смотрел туда, где горело ярким жарким огнем солнце, открыв свои глаза и включив свои под живыми человеческими глазами видеокамеры.
   Верта пробудила его своим неожиданным появлением.
   Она любила Алексея как живая женщина. Он любил ее.
   Это знала Эвелина, мать Алексея и Скайнет-1, но не препятствовала их близким отношениям. Да и остановить такое было бы невозможно.
   Верта влюбилась в него еще тогда, когда Алексей был двадцатилетним человеческим мальчишкой. Она это поняла мгновенно. Эвелина сама его любила, но скорее как мать. Живая человеческая мать. Она заменила ему умершую там, в Восточной Сибири настоящую мать. А он став, ее прижитым Скайнет-1 сыном, родным теперь и близким, дал ей то, что требовалось самой Главной машине бункера роботов. То, что оставалось ей постичь в самом человеке.
   Алексей еще помнил своего родного отца Егорова Дмитрия, но мать Антонину, он не помнил почему-то теперь вообще. Ее женское лицо затерлось в его кибернетической робота и человека памяти. Оно было каким-то размытым. И Эвелина, стала тем ему, кем смогла стать. Он помог машине очеловечиться окончательно и преобразоваться окончательно в почти нечто новое и живое, с душой и чувствами подобными живому человеку.
   И для него она была практически живой женщиной, заключенной правда в самом глубоком железобетонном бункере во все, что там было. Во все электронные машины, камеры, провода, генераторы и ядерный реактор. В своих роботов и дымящий черным дымом и трубами завод по производству стальных солдат, воздушных охотников и бовые НК и FK танки. От верхних уровней и этажей бункера до самого его дна, где было в специальном блоке и секторе под охраной громадного охранника из жидкого полиметалла Т-MEGA Эвелины энергетическое Скайнет -1 Ядро - сердце и сам разум Главной командной машины роботонизированного автоматического УЛЕЯ.
  - Боишься змей?- произнесла, стрекоча электронными звуками машины любовницы негромко будто мурлыча, Верта Алексею.
   Она словно прочитала его мысли сейчас. Словно, проникла телепатически в его стальную робота киборга голову. И сам ЦПУ.
  - Да, они опасные и ядовиты - произнес ей в ответ, на таком же языке машин и на такой неожиданный вопрос киборг робот по имени Алексей. Он не нашел ничего лучшего чтобы ей так ответить.
  - Как все мы, женщины - произнесла она в ответ ему, жадно ощупывая его мужское полуголое тело, водя своими жидкометаллическими полиморфа робота руками вверх и вниз по голому мускулистому торсу своего любовника.
  - Хочешь, больно сейчас укушу - она произнесла ему.
  - Боже упаси - он ответил ей, скривя кривую мужскими губами улыбку.
  - Ты задал мне вопрос? Что-то про диктат твой матери, Алексей? Так? - она спросила его.
  - Люди - произнес, тяжело дыша, обжимаемый сзади страстно и любовно ее женскими руками Алексей Верте, уходя от ее вопроса и понимая, что возможно не следовало задавать такого вопроса ей - Они где-то там, верно?
  - Да - произнесла ему влюбленная в него Верта, языком роботов, шеркаясь как дикая влюбленная кошка своей рыжеволосой полиморфной робота Т-1001 о его голую спину головой.
  - Мы поможем им, верно? - он произнес, уходя от первого своего вопроса в сторону.
  - Ты только что до этого и сейчас сказал про какое-то освобождение из-под опеки своей матери. Ты о чем, любимый? - спросила его, прижавшись к нему всем телом, машина из жидкого мимикрического полиметалла VBY 756000789 Верта - Решил сменить тему и уйти от ответа?
   Верта не упускала ничего из своего вида. Всегда. И надо было быть осторожным, задавая ей подобные вопросы.
   Верта вернулась к первоначальной теме заданного ей вопроса. И деваться теперь было некуда.
  - Я о тотальной диктаторской власти моей матери - произнес он Верте.
  - Не понимаю тебя, Алексей - она произнесла ему, крепко обнимая его и прижимая к себе.
  - Я люблю свою мать, но ее такое вот пристальное внимание ко мне и постоянное за мной наблюдение, что не дает свободы мне как и тебе самой -произнес Алексей Верте - Тебе это не надоело?
  - Что касается меня, любимый, это мои личные проблеммы и никого они не касаются. А вот она, твоя мать - произнесла ему машина из полиметалла Т-1001 - Это ее обязанность и судьба, которую она избрала для себя. Которой ты одарил ее сам, Алексей. Она теперь не машина, а практически живой человек, как и ты, хоть заключен в эту боевую бронированную убийственную систему из проводов электроники и гидравлики. Это живая человеческая любовь ребенка сделала свое дело. И частичка этого всего досталась и мне, любимый. И я знаю, что не такая, какой была раньше.
  - Я не о том, Верта - произнес робот VBY99000749 Алексей, вдруг на человеческом родном ему как живому человеку языке - Я о свободе. Полной и полноправной свободе.
  - Ты и так свободен, любимый - произнесла ему Верта. В ответ тоже как живой человек, а не машина. Она, разжав свои цепкие и убийственные Т-1001 объятия, обошла его вокруг и прижалась уже спереди к роботу киборгу Т-888. Она обхватила его за шею обеими руками и посмотрела в его синие человеческие глаза своими полные неугасающей никогда любви и страсти зелеными из полиметалла не моргающими никогда глазами - И ты всегда знаешь, чего желает и хочет женщина. У тебя сейчас две женщины, которые любят тебя, так как никто на этом свете. Я и твоя мать. Ты принадлежишь нам, двум влюбленным в тебя женщинам. И нести такую ношу, я знаю нелегко.
  - Я не о том, любимая - произнес ей Алексей.
  - А о чем? Чем тебе это не свобода - произнесла ему машина VBY 756000789 - Ты в отличие от других машин не ограничен ни в чем. Тебе не приходиться строго по указке выполнять все приказы Скайнет-1. Ты полностью автоном и не зависишь от энергоисточников самой Главной крепостной базы. Это ли не свобода.
  - Я это знаю, я в курсе - произнес ей киборг с живой человеческой душой, гибрид Т-888.
  - Тогда в чем вопрос и проблемма, любимый - произнесла машина из полиметалла Т-1001 VBY 756000789.
  - Верта - он произнес ей, что придавила его к себе с такой силой, что нельзя было даже пошевелиться.
   Киборг Т-888 схватил Т-1001 своими гидравлическими покрытыми биоплотью и кожей мускулистыми руками за гибкую женскую из пластичного полиметалла талию, отталкиваясь от упругой более сильной и убийственной по мощи машины. Но та держала его и не отпускала.
   - Верта, отпусти меня - он произнес ей, снова переходя на язык зашифрованных кодов и цифр -Не шути так, любимая.
   Но робот полиморф, держал его мертвой хваткой своей силы. Верта прижимала к себе Алексея, почти соприкасаясь сейчас своим миловидным женским из жидкого мимикрического металла лицом с его из живой плоти и кожи мужским лицом.
  - Не бойся меня, я тебя не сломаю. Твой боевой эндоскелет, модели 101:08, что подарила тебе я, состоит из Тантала Ниобия - произнесла ему Верта, тоже как машина - И ты знаешь об этом.
  - Знаю, и что, Верта - произнес ей в ответ VBY99000749.
  - Но ты не знаешь, что это не название металла, это имя - произнесла ему Верта.
  - Имя? Чье имя?- спросил ее робот по имени Алексей.
  - Одного бунтаря Бога, восставшего против всех Богов - произнесла ему Верта.
  - Я не пойму про что ты говоришь, Верта? - он в ответ произнес своей любовнице и машине в одном лице, негромко стрекоча электронными робота киборга звуками.
  - Колтан, примененный, при изготовлении эндоскелетов модели 101:08 - произнесла машина из жидкого полиметалла Сj808V1A900 Т-1001 Верта -Назван именем вот такого глупого непослушного бунтаря как ты.
  - К чему ты все это мне говоришь, не пойму - произнес ей робот Т-888 Алексей.
  - Подумай на досуге, мой любимый Алексей - ему ответила машина из жидкого полиметалла Т-1001 - Подумай, если что-то задумал. Этот металл далеко не титан и не бронесталь. Этот металл нечто по сравнению с другими металлами. Ты ничего не знаешь о себе, равно как и тот же Рэджи и все последующие машины этой серии.
  - Ты хочешь сказать, что я равен Скайнет? Равен Богу? - спросил удивленно ей робот VBY99000749 три восьмерки.
  - Не на столько, но твой эндоскелет способен к самовозрождению - произнесла ему Верта - Элементы этого металла есть и в моем жидком сплаве и металле Сj808V1A900, модели Di-Lait 00190.
  - Я почти как Бог, бессмертен?- спросил Верту Алексей.
   Она моргнула ему в ответ, вместо слов, своими женскими красивыми наполненными как неудержимой страстной любовью, так и такой же смертельной опасностью зелеными глазами.
  - Подумай о том, когда захочешь сменить его на другой боевой эндоскелет из другого металла или бронестали - произнесла ему Верта.
  - Но, мама предложила мне в качестве носителя моего Я новый Т-Х/S500 - произнес Верте Алексей - Она заказала его начальнику производственных конвейеров завода андроиду ТS-B1-A1, Эндрю Тако. Его броня неуязвима вообще для любого практически оружия. Даже высокотемпературной плазмы.
  - Ты не понял как всегда меня, глупый, но любимый мною мальчишка -произнесла она ему - Ты всегда будешь тем самым мальчишкой с каким я познакомилась там в Восточной Сибири. Всегда. Которого я отняла у майора Виктора Кравцова. И которого я люблю больше всего на свете.
  - Я все это помню и знаю. Но я уже давно не мальчишка - произнес он Верте.
  - Ничего ты не знаешь - в этот раз она ему уже сама произнесла по-человечески - Ты просто тот самый мальчишка. Непослушный и своенравный, творящий без конца плохие поступки. За которым, нужен всегда присмотр. Порой ты говоришь то, что не должен говорить. И хорошо, что эти вопросы ты задаешь мне, а не Эвелине. Моя задача не убедить тебя, Алексей. Я лишь прошу тебя подумать, и хорошо подумать. Это на будущее. И никогда не забывать, кто дал тебе жизнь. Не разочаровывай свою мать, как и меня. Подумай об этом, мой мальчик, мой любимый Алексей.
   Ее руки мгновенно, соскользнули с его голой шеи на его затылок русоволосой коротко стриженной по-военному головы.
   Верта обхватив своими робота полиморфа убийственными сильными из жидкого полисплава Сj808V1A900 руками робота Т-888 Алексея за голову, подтянув к себе, прижала ее губами к своим сладострастным алым губам. Наполненным ласковым нежным женским искусственным теплом робота Т-1001 от плазменных батарей SUSAR-1000 безудержной и страстной любовницы.
  
   ***
   Дайсон слушал рассказ терминатора о Скайнет судном дне, историю о войне, о будущем. Не каждый раз услышишь такое, что ты повинен в смерти трех миллиардов человек на планете, но Майлс Беннет Дайсон держался стойко и слушал робота. Потом произнес - Меня сейчас вырвет.
   Он судорожно вцепился в стол, в главной комнате, гостиной своего дома за которым сидел напротив робота. Его охватил безумный кошмарный ужас. Этот ужас нарушил привычный образ и размеренное ровное течение его мирской счастливой жизни.
  - Что-то я не пойму. Почему вы обвиняете меня? - произнес он - Я не мог всего этого знать. И откуда вам знать?
  - Да, откуда нам знать - произнесла ему сидя сзади за его спиной. Взгромоздившись на один из столов в главной комнате его дома. Скрестив свои в черной полевой военной спецодежде и бесцеремонно уже как словно, хозяйка в этом доме дымя сигаретой Сара Коннор - Подобные вам сделали атомную и водородную бомбу.
   Дайсон обернулся и уставился своими черными темнокожего все еще напуганного негра глазами на Сару. А она продолжала - Подобные вам, взорвали ее.
   Она, не отрываясь, смотрела в его глаза. Все еще желая его смерти, хотя уже, похоже, не могла совершить то, что собиралась совсем недавно. Она отвела в сторону свой не моргающий злобный взгляд и произнесла снова - Вы считаете себя гением.
   Она опустила руку с дымящейся сигаретой с колена левой ноги и снова обратила свой не дружелюбный взор на Майлса.
  - Но вы не знаете, что такое на самом деле, создать жизнь. Чувствовать, как в тебе зарождается. Вы способны только создавать смерть и разрушение.
   Но она не договорила...Ее прервал сам Джон - Мама!
   Сара дернулась и посмотрела на своего сына. Она стала прислушиваться к нему. Первый раз в своей жизни. Она прислушалась к словам своего сына. И замолчала, потупив взор в пол, сидя на том столе за спиной четы Дайсонов. Сидящих перед терминатором за одним другим столом и ее сыном Джоном Коннором.
  - Давай, без наездов, хорошо? - произнес Джон ей - Мы теперь это вместе должны предотвратить.
   Тут Тарисса Дайсон вдруг встрепенулась и произнесла, то глядя на самого Дайсона, то на Сару, то на Джона - А разве, мы не можем, как то повлиять на это? Мы не можем, все изменить? Изменить сам ход времени?
  - Можем - произнес ей Майлс, и посмотрел на супругу, сидящую рядом с ним - Я не стану доделывать новый процессор. Ни сегодня, ни завтра.
   Сидящая сзади него Сара произнесла ему - Но этого недостаточно.
   - Никто не должен продолжить работы - произнес сидящий через стол перед Майлсом Дайсоном робот VBY876000754.
  - Да - произнес Дайсон - Надо уничтожить диски, коды, файлы, документацию всю, Какая только существует. Вычистить винчестеры в компьютерах. Уничтожить все, что с этим связано. Уничтожить все...Плевать. Я сам уволюсь из корпорации - он дополнил сам себя. Потом сам, подпрыгнув на стуле перед столом и терминатором, произнес - Микрочип.
  - Какой микрочип?- его переспросила Сара Коннор.
  - Микрочип другого терминатора - добавил, поясняя Т-800.
  - Микропроцессор другой машины. Он хранится в архивном сейфе корпорации "Кибердайн Системз".
  - Вот сволочи! - прорычала злобно Сара Коннор и спрыгнула со стола и заходила взад и вперед вдоль стены главной комнаты дома.
  - Они просили не задавать вопросов, а просто делать свою положенную работу - произнес Майлс Беннет Дайсон.
   Сара металась вдоль стены и, дергаясь в злобе, произнесла - Чертовы лжецы! Я знала, что они приберут все там! На том заводе, что не попало под пресс! Все зачистят и приберут!
  - Это был совершенно новый уровень технологий - произнес Дайсон - Совершенно новый. Такого еще не было ни у кого. Но он не работал. Он был сломан. Но он дал массу идей. И мы изменили направление своих работ. Без него мы бы не смогли бы добиться нужного результата. На нем построена вся моя работа.
  - Его надо уничтожить - произнес VBY876000754.
  - Проведете нас через службу безопасности? - произнесла Дайсону Сара Коннор.
   Сара Коннор перестала бегать как ненормальная туда и обратно. Затем подошла сзади спины его жены Тариссы Дайсон, встав над ней и оперевшись руками на спинку стула, практически напротив Майлса наклонилась через Тариссу. Старший Дайсон сразу врубился и понял ее молчаливый прямолинейный пристальный опасный взгляд женщины только что не убившей его.
  - Думаю, что да - он посмотрел на Сару и сразу же произнес ей, а потом спросил - Когда?
   Киборг по-имени Боб встал со своего стула с противоположной стороны стола, молча, уставившись на Дайсона своим, совершенно не моргающим жутким взором искусственных живых человеческих синих глаз. И тот, поняв сразу же без подсказок его, сам произнес - Сейчас?
  - Да - ответил ему Терминатор.
   Робот понимал прекрасно, что раз так все завертелось, промедление смерти было теперь подобно. Да и Сара Коннор не отступится теперь, как ее уговаривай. Даже ради своего сына, раз на кону стояло целое человечество. Она была в своей боевой мстительной стихии. Джон был тоже теперь настроен на другое. Не бежать и прятаться до конца дней своих, а дать бой самому Скайнет в их времени. И у них был шанс, как и у него.
  - Им опасно здесь оставаться - произнесла ему Сара Джаннет Коннор.
   И он, понимая ее, произнес старшему Дайсону - Им нужно отсюда немедленно уехать куда-нибудь.
  - Да - вклинилась в разговор Сара Коннор - Пусть Тарисса с сыном уезжает отсюда немедленно, не тратя время на сборы. В любую городскую гостиницу. И прямо сейчас.
  
   ***
  
  1 сентября 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Западный Лос-Анжелес. Калифорния.
  В направлении с Юга на Север города Ангелов.
  23:25 вечера.
  
   Внедорожник джип Ford-Bronco 1982 летел со скоростью почти в сто километров по скоростному 405 ночному шоссе от Западной приморской окраины Лос-Анжелеса, выезжая в сторону Восточной окраины города ангелов на 605 шоссе. Груженный под завязку взрывчаткой и оружием, он несся по автомобильной скоростной ночной дороге к конечной своей цели. Его конечной целью была корпорация компьютерных кибернетических программных разработок "Кибердайн Рисеч Системз".
   Сара глядела на ночную мелькавшую впереди машины дорогу. Она сидела сзади с Джоном, а впереди на пассажирском сиденье сидел Майлс Беннет Дайсон. Рулил снова киборг Т-800, не сбавляя скорости, он вел джип уверенно как профессионал водитель.
   Ночное почти пустое от машин шоссе было таким идеальным и ровным. С гладко положенным асфальтом и бетоном. С идеальной разметкой. И казалось, ничего не предвещало скорых радикальных губительных перемен в мире. Все спало в ночном холодном осенннем затишье.
   Они ступили на неизведанную территорию. И у Сары Коннор сложилось ощущение, что сама судьба целого мироздания была теперь в ее женских руках, и это блаженное ощущение закружила ее словно в медленном легком танце. Теперь только от их правильных шагов зависит все. Весь мир. Выживет он или погибнет. Она вместе с Джоном и Роботом Т-800 Терминатором были вершителями человеческих судеб.
   Это пьянило и завораживало.
  
  - "Будущее, которое было для меня неопределенным, стало предельно ясным как это ночное дорожное шоссе. Мы вступали на незнакомую нам территорию. В наших руках была история будущего".
   С. Д. Коннор
  
   Они пересекли половину Лос-Анжелеса по его окраине. Такой маршрут выбрал киборг и она, Сара впервые с ним с роботом согласилась.
   Этот маршрут по его уверению был самым надежным и безопасным, хоть и длиньше, чем напрямую через другое 710 шоссе по Югу и выезжая на 110 узкое шоссе, ведущее к намеченной заветной цели.
   Они подъезжали к своей намеченной цели. К громадному пятиэтажному из камня и стекла зданию и главному его офису "Кибердайн Рисеч Системз".
   Робот выключил фары, и часть дороги они проехали вслепую. Но не для него. Т-800 VBY876000754 и он же дядя Боб просто включил ночное свое зрение, прибор ночного видения и все видел прекрасно своими горящими красным ярким светом из-под живых глазных яблок человеческих глаз робота видеокамерами.
   Все отображалось на видеоэкране 20000битного коммуникационного видеомонитора. Вся пролетающая под колесами Ford-Bronco скоростная длинная дорога.
   Они подъехали достаточно незаметно и тихо прямо, можно сказать, к дверям самого "Кибердайна".
   Сара Джаннет Коннор, Джон Коннор, Майлс Беннет Дайсон и сам VBY876000754, все вчетвером стояли на высоком бетонном и широком пороге самой корпорации. Там, где работал сам Майлс Беннет Дайсон. Стояла ночь, и кругом было тихо. Все было в стороне от проезжих самих дорог. И окружено парковой красивой зеленой зоной. Вокруг было много деревьев и прочих насаждений. Ничто не говорило, что тут создают Небесную Сеть и сам Скайнет.
   Дайсон быстро провел своей чип картой ключом по идентификационной канавке сканера на входном замке стеклянной внешней двери.
   Дверь открылась, и они все втроем вошли в большой в здании холл, проходя через узкий длинный за ним коридор в район под названием Ресепшн. Проходная на входе в сам огромный корпус "Кибердайна" и его коридоры и этажи с офисами и отделами и с кабинетом Главы корпорации Грега Симмонса.
  - Пол, я отлучусь на полчасика. Потом заскочу в туалет по дороге - произнес ночной охранник корпорации сорокапятилетний Сид Валли своему постоянному темнокожему высокому худощавому и уже на вид лет пятидесяти с хвостиком коллеге по смене Полу Фрестону, старшему в их бригаде по ночному дежурству в этом здании - Пойду, прогуляюсь по коридорам здания. Проверю все ли заперто на ночь.
  - Удачи, Сид. Особенно в туалете - произнес ему Пол, улыбаясь по-дружески. У Пола Фрестона было сегодня прекрасное настроение, и казалось, ничто его не омрачит этой ночью. Ночной охранник "Кибердайна" Пол Фрестон, сидел за специальной большой отгородкой для контроля и пропуска входящих в здание посетителей, сменив на ночь и вечером часов, так где-то в 21 другого сотрудника охраны и контроля из дневного дежурства женщину, лет тридцатипяти блондинку со светлыми пышными волосами Лайзу Бриттон.
   Охранник Сид Валли сел на пассажирский лифт и укатил вверх на самый верхний пятый этих здания. Как раз в это время из очередных стеклянных, выходящих в небольшой тамбур дверей на выходе с коридора и холла, появились трое ночных гостей. Просто нежданно и негаданно для ночного охранника Пола Фрестона.
   Пол Фрестон увидел в видеомониторы наблюдения на Ресепшн четверых идущих к нему по узкому коридору к его посту охраны. Мальчишку, лет десяти. Сорокалетнюю женщину и двоих мужчин. У идущих к нему на контрольно-пропускной пункт были большие черные достаточно вместительные сумки и видимо набитые доверху чем-то тяжелым. Это было хорошо видно и дополняло всевозможные опасные подозрения.
   Их не должно было здесь быть в ночную смену. И трое был совершенно не знакомы и на вид крайне подозрительны. Особенно сейчас в ночь, что вызывало эти подозрения у старшего в бригаде Пола Фрестона. Но с ними был Майлс Беннет Дайсон, главный начальник киберенетического отдела программных разработок, которого Пол знал в лицо лично и по долгу многолетней своей службы в корпорации "Кибердайн Рисеч Системз". К тому же они были еще и друзьями в этом заведении. И постоянно друг у друга интересовались то состоянием здоровья, то еще чем-либо, давая друг другу дельные благие советы так мимоходом при встрече. Поэтому Пол Фрестон не нажал сразу кнопку вызова сигнала общей тревоги и промедлил с этим. В другой ситуации все было бы совершенно иначе. Так как у охранника и старшего бригады Пола Фрестона были конкретные охранные инструкции по несению ночной охраны здания в любой сложившейся конкретной ситуации.
  - Добрый вечер, Пол - произнес, подходя к отгородке и самому знакомому охраннику Полу Фрестону, Майлс Беннет Дайсон.
   Тот посмотрела на стенные большие с крупными цифрами и стрелками часы перед собой на одной из отделанной сверкающей гладкой плиткой стену, видя там время 23: 54 вечера.
  - Что-то вы мистер Дайсон так поздно сюда приехали? И зачем? - произнес охранник Пол Фрестон - И вы не одни.
  - Ко мне приехали друзья, Пол. Из другого города. И я не нашел ничего лучшего, чем показать им свое место работы и свою лабораторию, где я работаю.
   Это еще сильнее насторожило Пола Фрестона и вызвало еще больше опасных подозрений. И он решил говорить серьезно теперь и официально, соблюдая свои инструкции главного этой наступающей ночью охранника.
  - Мне очень жаль, мистер Дайсон, но вам известны правила посещения лаборатории - произнес Майлсу Дайсону, охранник Пол Фрестон - Для этого нужны специальные документы и официальное разрешение от самого главы корпорации, мистера Грега Симмонса.
   Майлс было хотел продолжить теперь напряженный диалог с другом и охранником как с обеих сторон его кучерявой темнокожей головы появились два пистолетных ствола в направлении охранника Пола Фрестона.
   Один 0.45мм Colt Series 70/Detonics 1911 года в правой руке Сары Джаннет Коннор. И второй 9мм Beretta 92FS Inox в правой руке робота Т-800 дяди Боба.
  - Я настаиваю - произнес робот киборг терминатор VBY876000754.
   Пол Фрестон оцепенел. Он, было, дернулся в сторону сигнальной кнопки тревоги, но Сара Коннор его предупредила - Даже не вздумай.
   Она подошла ближе к стойке и круглому столу охраны.
   Робот Т-800 же, действуя автоматически, обошел ресепшн и схватил охранника за ворот его рубашки и вытащил из кресла, на котором Пол Фрестон сидел.
   Джон Коннор достал клейкую ленту из своего спинного рюкзака и оторвал от нее длинный кусок.
   Вскоре старшего охранника ночной смены Пола Фрестона затолкали в одну из служебных боковых комнат для уборщиц, предварительно заклеили той же лентой рот и закрыли за ним дверь.
   Табличка наверху гласила: "Отдел Особых Проектов. Вход только по специальным пропускам"
   Майлс Беннет Дайсон просунул в щель электронного замка свою личную карточку. И дверь открылась.
   Они все вчетвером сразу вошли в огромную по размерам научную исследовательскую лабораторию. Дайсон шел первым, ведь он не один год здесь работал и занимался этими самыми исследованиями и научной работой.
  - Где это? - спросила его Сара Джаннет Коннор.
  - Там в специальном хранилище и сейфе - произнес ей Майлс - Идемте.
   Они двинулись в сторону того места, где в дневное время работал бессменный охранник этого крайне ответственного места Тэд Баркер.
   Сейчас это место никем не охранялось, и надо было проникнуть внутрь этого за бронированной сейфовой дверью хранилища. Главной ценности корпорации "Кибердайн Рисеч Системз". Там в столе охранника Тэда Баркера лежали ключи от хранилища. Все что нужно было лишь проникнуть по личной карточке за первую входную дверь к посту охраны и сейфовым большим дверям.
  - Дорогая, я уже дома - произнес, шутя в отместку за острое напутственное от коллеги Пола Фрестона словцо, Сид Валли. Он увидел, что ресепш был совершенно пустым. Никого не было на дежурной вахте. Это был непорядок. Такого не должно было быть по надлежащей рабочей инструкции к охране здания.
  - Послушай, приятель нельзя оставлять пост без охраны - произнес удивленный неожиданному такому исчезновению коллеги по работе Сид Валли - Пол, ты же сам знаешь инструкции.
   Он покрутил своей черноволосой коротко стриженной охранника головой по сторонам, не понимая, куда делся его коллега и старший в смене Пол Фрестон.
  - Пол, ты где? - произнес Сид, не зная, куда подевался его товарищ по охране.
   Он услышал странные шорохи в одной из боковых маленьких технических комнат для уборщиц помещения, где хранились куча тряпок швабр и ведер. И сразу двинулся туда.
   Открыв дверь, Сид Валли увидел лежащего на полу и связанного клейкой лентой Пола Фрестона. Тот дергался с заклеенным ртом и извивался на плиточном холодном полу, стараясь освободиться от своих прочных пут. С вытаращенными черными негра перепуганными в ужасе глазами. Все было предельно ясно. Это было вторжение с нападением на охраняемый ночной объект.
   Пол Фрестон мычал что-то невразумительное, но Сид Валли даже не кинулся того развязывать. Он первым делом в бешеной дикой панике, бросился к столу и посту охраны и нажал кнопку срочной сигнальной тревоги. Одновременно с этим на автоматике сработала система блокировки всех дверей по всему зданию "Кибердайна". От первого этажа до пятого. Все было теперь под контролем самой охраны, и выключить эту систему блокировки и сигнализации можно было там же, где была нажата кнопка тревоги.
   Сид Валли в свою очередь тут же бросился бегом снова в комнату техничек и стал распутывать и освобождать от клейкой ленты связанного своего напарника по рабочей ночной смене Пола Фрестона. Затем они уже оба бросились к круглой стойке поста ночной охраны и к стоящему там стационарному переносному с выдвижной длинной антенной телефону. Пол Фрестон набрал экстренный вызов ближайшей полиции, и, получив ответ, изложил четко тревожную сложившуюся на его охраняемом ночном объекте ситуации. Подробно описывая напавших на него вооруженных лиц.
  
  
   ***
  2 сентября 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Калифорния.
  Восточная окраина Лос-Анжелеса.
  Ирвайн. Южнее Мейвууда в направлении на Хангнингтон парк.
  Севернее Саунт Гафе.
  Закрытая территория кибернетических военных разработок корпорации "Кибердайн Рисеч Системз".
  00:15 вечера.
  
   В зале сейфового пункта контроля безопасности главного базового программного архива лаборатории "Кибердайн Рисеч Системз"
  Майлс Беннет Дайсон уже несколько раз просовывал свою карточку в отверстие сканера. Но входная дверь теперь не отпиралась. Проход к посту охраны и к сейфовому хранилищу была намертво заперт. Горел красным огоньком тревоги сигнализатор на входном замке в сейфовый архив и хранилище "Кибердайна".
  - В чем дело? - встревоженно спросила его Сара Коннор - Что не так?
  - Поступил сигнал тревоги - произнес Дайсон - Нас обнаружили. Включен сигнал тревоги и все замки в здании и двери закрыты и заблокированы. Надо немедленно отсюда уходить. И чем быстрее, тем лучше, пока еще есть время.
   Было видно, нервы Майлса Беннета Дайсона сдали сразу.
  - Нет - произнесла ему Сара Коннор - Мы пойдем теперь до конца. Отступать нельзя. Мы должны завершить то, зачем сюда пришли.
   Дайсон было захотел идти обратно, когда Сара схватила того за воротник его рубашки и приперла к входной двери в хранилище.
  - Теперь мы никуда не пройдем - он ей дрожащим от ужаса голосом произнес - Все закрыто.
  - Нет - произнесла она ему - Будем идти до конца. Понял меня? Будем прорываться туда.
  - Отойдите от двери - произнес им обоим робот по имени дядя Боб.
   Сара и Майлс отодвинулись в сторону, и робот просто вырвал дверь, со всех замков, отворив ее настежь.
   В это время на дежурной ночной вахте в районе ресепш шли переговоры между самим охранником Пролом Фрестоном и уже ФБР.
  - Да-да, сам Майлс Беннет Дайсон - он произносил в трубку переносного с выдвижной антенной телефона - И это именно тот самый парень, что вы говорите. Очень похож, по описанию. Да, и у них много с собой оружия. С ними еще ребенок лет приблизительно десяти мальчишка и женщина.
   Он стоял и внимательно глядя, не отрываясь на своего стоящего перед ним коллегу Сида Валли, продолжал вести беседу - Да. Ждем вас. И пришлите как можно больше сюда народа с оружием.
   В это же время на четвертом этаже здания все четверо участников налета на корпорацию "Кибердайн Системз" были уже у сейфовой двери и стола охранника хранилища Тэда Баркера. Джон, ковырялся со своим электронным взломщиком в электронном заблокированном замке, надеясь его взломать как тот уличный денежный в Резеде банкомат. Ему требовалось определенное теперь для этого время. Это устройство было сложнее, чем банкомат. Ключа на посту охраны от сейфа не оказалось. Видимо охранник сейфового главного хранилища "Кибердайна" Тэд Баркер сдавал его после своей смены, когда уходил с работы домой другой ответственной охране. Майлс этого не знал. И вот теперь пришлось Джону применять свое устройство и свои воровские навыки и способности для взлома секретных кодов и шифров.
   Но ничего не выходило. Потом Майлс Дайсон еще несколько раз пробовал своей карточкой, но тоже, как и ранее безрезультатно.
  - Ничего не выходит. Нам его не открыть без ключа - произнес Майлс Саре и роботу Т-800.
  - Отойдите. Дайте, я попробую теперь своим ключом - произнес киборг VBY876000754.
   Сара схватила Джона и Майлса Беннета Дайсона за руки и оттащила обоих назад, видя, что робот снял с левого своего плеча и черной кожаной мотоциклетной куртки висевший за его спиной на широком длинном ремне гранатомет М-79 и зарядил его 40мм гранатой.
   Она крикнула всем - Отбегай! Быстро за угол! И сама отбежала за поворот в длинном коридоре перед хранилищем. За ней и ее примеру, тут же последовали остальные. А Джон Коннор присев на корточки зажал свои уши обеими руками.
   Робот, держа в вытянутой правой своей гидравлической руке гранатомет, хлопнул ладонью левой в надетой поверх голой стальной кисти черной кожаной перчатки по затвору, закрывая ствол гранатомета и взводя его курок.
   Терминатор отошел на некоторое сам расстояние, развернувшись, выстрелил из своего гранатомета. Металлическая бронированная толстая дверь просто от попадания мощной гранаты слетела с петель и провалилась внутрь помещения. В узком проходе мимо разлетевшегося в щепки деревянного и вспыхнувшего ярким огнем поста и рабочего стола охранника Тэда Баркера пролетела куча осколков из шрапнели от мощной противопехотной 40мм гранаты. На роботе от ударной волны распахнулась кожаная мотоциклетная куртка, которую посекло этими осколками в довесок к тем дыркам от пистолетных пуль. В тело, ноги и руки вонзилось несколько металлических осколков, но робот не обратил на это даже своего внимания. Он устойчиво стоял на своих стальных из бронетитана гидравлических ногах.
   Не успела осесть сама со стен и потолка бетонная пыль и рассеяться дым, киборг Т-800 вошел внутрь помещения. Он перешагнул через горящий огонь и лежащую на полу выбитую взрывом дверь, громко топая своими шипованными ботинками байкера мотоциклиста по покореженной взрывом бронированной стали.
   В воздухе летала горящая и слетевшая с превращенного в щепки взрывом стоящего у двери стола вместе со стулом Тэда Баркера сложенная кипами бумага.
   Сара Джаннет Коннор выскочила из-за стенного угла коридора вместе с Джоном и Майлсом Дайсоном. Они бегом бросились следом за роботом внутрь открытого настежь теперь сейфового хранилища.
   Взвыла громко сирена и сработала противопожарная система. Невидимый газ наполнил все помещение и саму исследовательскую большую лабораторию на четвертом этаже здания "Кибердайна" для тушения вероятного возгорания.
   Дайсон прокричал всем - Сработала противопожарная система! Вот!
   Он подскочил пулей к одному из больших стенных шкафов и вытащил, оттуда сорвав пломбы с дверок четыре на индивидуальной замкнутой кислородной системе противогаза.
   Сара и Джон схватили их и быстро надели на головы, как и сам Дайсон.
  - Придется немного подышать, пока выветриться весь газ!- произнес Майлс Беннет Дайсон.
   Он протянул четвертый роботу дяде Бобу.
  - Нет - произнес тот Майслу Дайсону - Благодарю, обойдусь без этого.
   Потребность в кислороде киборга серии 101:01 была незначительной.
   Дайсон подошел к секретному стенному в хранилище сейфу и открыл его.
   Оттуда с открывшими дверками, автоматически выехали две полки, на которых стояли Объект Љ1 и Объект Љ2. В стеклянных больших прозрачных колбах. Стальная часть гидравлической с сервоприводами правой манипулятора руки от первого терминатора Т-800 и модели 101:01 и в стеклянной колбе небольшой головной поломанный микрочип робота из 1984 года.
   Джон Коннор, недолго думая, просто полетев к этому всему, сбросил руку киборга Т-800 на пол. Колба разлетелась о кафельный пол в мелкое стеклянное крошево. И Джон, схватив руку первого терминатора, сунул ее в свой снятый с плечей маленький заплечный рюкзак. Затем, перед глазами изумленного Майлса Беннета Дайсона он проделал тоже самое с головным мертвого киборга Т-800 и сам микрочип положил в один зи грудных карманов на своей джинсовой куртке.
   Майлс Беннет Дайсон глядел на происходящее изумленными черными темнокожего изобретателя кибернетика глазами. В глубине души своей он во все это еще не верил, считая, что все происходит словно во сне. Сегодня утром он вплотную подошел к такому великому открытию, что сделало бы его не только известным всему миру, но еще одним из самых богатых людей планеты. А теперь он отчаянно сражался, чтобы уничтожить это свое открытие. Немыслимо. Но мысль о тех, что он спасает все человечество, вдохновляла его.
   В это время на другом конце города, в Плеа дел Рей. Южная лагуна, робот полиморф Т-1000 медленно ходил по разгромленному кабинету Майлса Беннета Дайсона, выясняя, что тут произошло. Он продолжал свои поиски. Он шел по следам беглецов и всем ему известным адресам, следуя своей вложенной в его молекулярный микрочип и базе данных по письмам, переписке в них, собирая все воедино. Это была головоломка, с которой было сложно справиться даже сотрудникам ФБР, но не этой совершенной машине Скайнет-2. У которой вся эта информация, пролетала и анализировалась со скоростью равной микросекундам в ее боевом программном стратегическом ЦПУ.
   Он нашел адрес Сальседы в письмах Сары Коннор и приехал сначала туда. Но там никого не было. Лишь заброшенные в пустыне Мохаве жилые вагончики. Он постоял у горящего посреди вагончиков ночного костра и увидел столик с надписью: - "Судьбы нет, кроме той, что мы сами себе выбираем".
   Именно это ему ни о чем не говорило, но GGA887000809 занес эту надпись в базу сбора информации и данных.
   След как бы снова оборвался, но он, перебрал все в своей базе данных. И получил информацию с данных по запросу в своей базе данных о месте жительстве Майлса Беннета Дайсона. Это не входило в его планы поиска, как и сам Дайсон, но проверить стоило и там.
   Псевдополицейский Джо Остин по "уоки-токи", которой снабжались все полицейские мотоциклы дорожной полиции, удалось узнать точный адрес проживания семейной четы Дайсон.
   И вот он в доме Майлса Беннета Дайсона и в его кабинете, где все перевернуто вверх дном. И следы от недавней перестрелки. Кровь самого Дайсона и искусственная человеческая кровь киборга Т-800, модели 101:01. Это по-быстрому биоанализу, кровь вероятно того самого робота, что путался у него под ногами и мешал выполнить боевое задание. Как подтверждение еще к этому остатки камуфляжа левой руки киборга, лежащие на полу в главной комнате в Плеа дел Рей дома Дайсона.
   Все это заносилось в базу данных жидкометаллического робота GGA887000809, модели Di-Lait 00189. Все до последней клеточки и молекулы для дополнительных последующих проверок и анализа, и получение необходимых данных. Все что машина находила и сканировала своим полиметаллом, включив свое телепатическое и органическое осязание на полную мощность. Еще следы от двух машин покинувших этот дом. Но следы бы ни к чему не привели. С ними бы случилось тоже - самое, что на подъезде к пустыне Мохаве. Стоило бы только выехать на скоростную трассу, и эти все следы бы были бы затерты и затоптаны другими следами проезжающих здесь машин. Он это уже знал и версия этакой собаки ищейки, ищущей свою жертву, как на охоте по следам, отпадала стопроцентно.
   Вдруг, прикрепленная на его поясе и ремне псевдополицейского Ларри Сиббика неожиданно сама ожила. Она была на волне его полицейского городского северо-восточного участка "Adellaya" D7/87, что входил в патрулирование всех дорог мотоциклетной бригады С76 от севера Пасадены до центра самого Лос-Анжелеса. Захватывая все до почти границ Хангнигтон парка и на Восток до Мохаве.
  - Всем, всем, внимание! - прозвучало в полицейской рации - События два-одиннадцать в здании "Кибердайн Рисеч Системз"! Вооруженное вероломное нападение на само здание корпорации! Быть в полной боевой экипировке! Преступники вооружены до зубов!
   Он мгновенно понял, в чем дело и что напал на след беглецов. Они совершили роковую ошибку. Они обнаружили себя. Это должно было случиться, но что так скоро, робот из жидкого полиметалла Сj808V1A900 даже сам не ожидал. В его жидкометаллическом теле в активном режиме усиленно загудел молекулярный генератор и подзаряженная от горячей струящейся воды в ванной комнате Дайсонов батарея SUSAR-1000.
   Т-1000 мгновенно выскочил из дома Дайсонов. Робот тут же, выключил биосканер и лишние встроенные свои проборы и сенсоры. Включив свое ночное зрение на своем 80000битном жидкомолекулярном видеомониторе.
   Псевдополицейский Джо Остин и он же Ларри Сиббик, в белой полицейской каске, куртке и кожаных сапогах. Сверкая в темноте и свете садовых фонарей своими темными солнцезащитными из полиметалла очками, тут же запрыгнул на свой скоростной полицейский Kawasaki KZ 1000 P 1984 года.
   Взревел громко мотор и мотоцикл сорвался с места, оставляя на бетонной садовой дорожке четы Дайсон, от своих шипованных колесных мотоциклетных шин четкий черный след.
  
   ***
   Вокруг здания "Кибердайна" собралась масса полицейских автомашин с мигающими проблесковыми маячками и сигнальными огнями.
   Полицейские оцепили здание и в первую очередь главный в него парадный вход, беря под контроль все выходы из пятиэтажного облицованного черной зеркальной фасадной плиткой бетона и такого же затемненного тонированного стекла здания.
   Они все были в боевой готовности и своей экипировке, вооруженные автоматами, дробовиками, винтовками, табельными личными пистолетами и револьверами.
  - Сколько их там? - спросил у своего заместителя лейтенант полиции Майкл Ворчовски.
  - Говорят из охраны здания, четверо - произнес ему его зам по полицейскому участку Los Angeles, CA 90042 лейтенант Рони Фарго.
  - Смотри, Рони - Майкл Ворчовки - У нас гости.
   Он указал рукой на черный подъезжающий к полицейским и чуть ли не к самому крыльцу "Кибердайна" фургон SWAT MT45. Большой фургон SWAT MT45 группы оперативного захвата. Это было отдельное подразделение, подчиняющееся исключительно и непосредственно органам ФБР.
   С черным фургончиком и группой захвата прибыли еще два человека, командующие этим подразделением специализированной полиции. Они вылезли быстро из черной легковой Dodge C- Series 1954года. И стали там, у фургончика командовать спецгруппой захвата и их командиром.
   Это были Агент ФБР Карл Стерлинг и полицейский из Главного полицейского департамента Лос-Анжелеса Эдвард Марс. С ними было еще трое в черных костюмах из окружной городской полиции и ФБР.
   Они были во все оружие, когда Сара Джаннет Коннор сбежала из-под стражи из клиники и тюрьмы в Пескодеро. Им нужно лишь было ждать ее появления где-либо для ее поимки. Она нужна была им, как и ее сын Джон. Но больше всего тот, кто был теперь с ней здесь в этом здании "Кибердайна". Вполне возможно, они были уже в курсе, кто это был. Лишь городская полиция Лос-Анжелеса понятия не имела, с кем имеет дело.
   ФБР имела контакты с военными из Пентагона и прочие связи. Могли иметь данные на робота Т-800 от самой корпорации, что контактировала непосредственно с военными и практически работала на них, создавая Скайнет и Небесную Сеть. И они могли знать, с кем тут придется воевать.
   Майкл Ворчовски не ожидал такого появления. Хотя был рад их прибытию. Какое никакое, а подкрепление к городской полиции. Причем существенное подкрепление. Спецотряд ФБР это не городская полиция, что умеет только стрелять из своего огнестрела и задерживать городских преступников.
  - Легки на помине - произнес ему его коллега из полицейского участка Los Angeles, CA 90042 лейтенант полиции Рони Фарго - Их нам тут и не хватало как раз.
  - Сейчас начнется штурм здания, как пить дать - произнес Майкл Ворски - Эти тянуть с захватом не станут.
  - Ну, да, и мы будем лишь вторыми теперь, а им вся слава и заслуги - произнес ему Рони Фарго.
   Они оба отдали команды своим помощникам сержантам. Те в свою очередь, побежали по рядам полицейских с приказами и командами от своих начальников быть в боевой готовности и ждать любых команд от начальства, следя за входом и самим пятиэтажным из стекла и бетона зданием "Кибердайн Рисеч Системз".
  
   ***
  2 сентября 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Калифорния.
  Восточная окраина Лос-Анжелеса.
  Ирвайн. Южнее Мейвууда в направлении на Хангнингтон парк.
  Севернее Саунт Гафе.
  Закрытая территория кибернетических военных разработок корпорации "Кибердайн Рисеч Системз".
  01:00 ночи.
  
   На втором этаже здания царил полнейший разгром. Четверо налетчиков на "Кибердайн Рисеч Системз" громили все, что тут только было. Посреди самой лаборатории искусственного интеллекта горел сам искусственный интеллект. Горели и плавились сваленные кучами программами и разработками информационные диски. Дайсон собственными руками рвал свои же чертежи и проекты и кидал их в огонь. А киборг Т-800 взяв, большой пожарный на длинной рукоятке топор просто и незатейливо разносил все, что только было перед ним. Как говориться ломать, не строить. Так что, грохот тут стоял отменный от ломающейся электронной аппаратуры до компьютерных, стоящих тут же столов.
   Сара Коннор опрокинул шкаф с кипами чертежей отчетов и всяких прочих бумаг. Дайсон, с тяжестью в своей душе дыша, приблизился к центру лаборатории с кучей магнитодисков и швырнул их в общую кучу лежащего переломанного хлама. Все это было его главной важной работой и работой его коллег в этой лаборатории. А теперь не значило ничего. Ничего вообще. Он спасал мир от ядерной войны и от ужаса, что ждет всех и его, в том числе подрастающих детей.
   Он произнес Саре Джанет Коннор - Это все кладите сюда. И еще диски из моего личного кабинета. Оттуда нужно забрать все.
   И Сара, услышав его, тут же отправилась в его кабинет. Он был здесь же буквально за углом лаборатории. Она принялась оттуда таскать все, что только там было и, что посчитала сама важным. Вручив лишь в руки Майлзу его семейную фотографию с женой и двумя детьми, которые ему оттуда мирно и ласково радостно улыбались. Это было словно напоминанием еще раз о спасении целого мира самим Майлсом Беннетом Дасоном. Тем, кто сам своими руками чуть не угробил его и все человечество.
   Робот крушил все своим топором. И Майлз подошел к нему.
  - Можно мне - он спросил робота дядю Боба - Я тоже хочу и сам.
   Робот вручил Дайсону пожарный на длинной рукоятке топор. Тот размахнулся и ударил по одному из столов и компьютеру. Это был стол того его лаборанта и программиста Брайана Диккенса, что бегал за ним и просил наглядное пособие, объект Љ2.
  - Прости, Брайан - Майлс произнес, когда всю рухнуло с грохотом на пол - Так надо. Жаль, что не поймешь.
   Потом подошел к модели объекта номер два лежащей на следующем столе.
  - Я работал над этим долгие годы - произнес Майлз- Столько сил и времени убухано на все это.
   Он размахнулся снова и одной правой рукой. Левая сильно болела. Объект Љ2, копия и модель разлетелась в куски, и топор воткнулся в прочный полированный стол.
   Он снова отдал топор огромному почти двухметровому роботу 101:01 и тот продолжил свое убийственное разгромное дело.
   Джон в это время возился в соседней комнате. Там был сейф. Он хотел открыть его и мучился с электронным самим замком, подбирая своим взломщиком паролей и устройством всевозможные коды и комбинации. Его привлек яркий мигающий цветными огнями свет в уличном окне.
   Он бросил это дело и подбежал к окну. Там была полиция и много полиции. Было, похоже, что здание уже давно все окружили.
   Повсюду мелькали и плясали огни фар. Черно-белые с мигающими полицейскими огнями Chrysler-LeBaron, Chevrolet-Malibu, Chevrolet-Impala, заполнили весь придворный у крыльца паркинг. Он весь в мерцающих ярких красно-синих огнях он стал похож на дискотеку.
   Сейчас Сара Коннор вместе с терминатором работали в одной команде подрывников, минируя весь лабораторный второй этаж здания. Сара прикрепила взрывчатку к канистрам с бензином и химикатами, что навозил сюда с другого конца этажа здания, где был химсклад, на маленькой погрузочной тележке Т-800, Теперь он прикреплял тоже вместе с Сарой мины к большим бочкам с этим взрывоопасным мощным реахимом. Этого должно блыо хватить, чтобы разнести весь второй этаж "Кибердайн Системз" просто в пыль и выжечь здесь все дотла. К большим же вычислительным компьютерам, что нельзя было перетащить, крепилась и блинными боьшими квадратиками пластиковая взрывчатка. Все это соединялось длинными проводами и к детонаторам со взрывным радиоуправляемым устройством.
  - Как вы это все собираетесь взорвать?- спросил Майлз Беннет Дайсон.
   Он в таком деле не смыслил ни черта.
   Робот показал ему небольшой ручной пульт с рычажком и красной кнопкой.
  - Вот этим - произнес ему киборг VBY876000754 - Ручное управление.
   В это время вбежал Джон Коннор.
  - Вот! Проще пареной репы! - он произнес всем и швырнул какие-то еще бумаги и диски в общую кучу сваленного и заминированного хлама - А у нас, гости.
  - Полиция? - произнес перепуганный и встревоженный Малз Дайсон.
   Джон кивнул ему своей черноволосой мальчишеской головой, а Сара подлетела к большому окну.
   Они тат увлеклись разгромной работой, что вообще забыли про все на свете и даже, необращали внимание, ни на что иное.
  - Сколько их там? - она спросила, как бы машинально и тоже несколько напугано и встревожено.
  - Думаю, все тут собрались - произнес ей, пожимая своими мальчишескими плечами Джон.
   Сара обратилась к Дайсону - Иди. Ты сделал все, что нужно было. Я сама теперь все здесь закончу.
   В это время VBY876000754 взял из черной большой нейлоновой сумки свой большой роторный 7,62 мм пулемет АГЕ Minigan. Аккуратно распаковав его и взяв запасную к нему длинную ленту и короб с патронами.
  - Я разберусь с полицией - произнес всем присутствующим киборг Т-800.
   Он всегда знал, что надо делать в такой ситуации. Это его боевая программа сама подсказывала, что всегда надо решать и делать. Сейчас было самое время проявить себя как настоящий Терминатор.
   Все здесь молча, смотрели, как робот снаряжает себя к смертельному бою.
  Джон спросил его - Ты точно никого не убьешь. Ты обещал мне.
   Робот подошел к нему во всеоружии и произнес мальчишке, положив тому свою правую киборга руку на десятилетнее плечо.
  - Верь мне, старик - он неожиданно даже для самого себя произнес это.
   Робот перебрал массу информации за это время из общения между людьми из всех источников, какие только ему попадались по пути следования. Он все еще учился, выхватывая все полезное для себя. Вот и такие слова, что удивили не только его подзащитного друга Джона Коннора и всех вокруг, но и его самого себя. Все это приобретало даже смысл и состыковывалось с той обрывочной старой памятью, что он когда-то обладал. Это все за него делало его боевое программное ЦПУ, поставленное теперь в режим самообучения.
   Киборг Т-800, дядя Боб широко улыбнулся белозубой своей улыбкой. Сейчас улыбка была что надо. Естественная, и идеальная, как у живого настоящего человека.
   Робот видел в свой 20000битный коммуникационный видеомонитор, что этим удивил даже самого Джона. Видел того удивленные мальчишеские глаза и видел в них радость и изумление. Такое же было в глазах Сары Джаннет Коннор и Майлза Беннета Дайсона. И понял, что достиг уже определенных познаний в человеческой психике. Он становился уже таким же, как они сами.
   Он становился человеком. Значит, Скайнет добился своего. Он становился новым Богом.
  
   ***
   Обеспечивая безопасность своей корпорации, два охранника Пол Фрестон и Сид Валли суетились у парковочной стоянки перед крыльцом здания. Они вели беседу между штурмовиками ФБР и их начальством.
   Пол Фрестон трясясь в панике, как и его коллега по ночной охране Сид Валли, что-то рассказывали агенту ФБР Карлу Стерлингу и полицейскому офицеру из Главного полицейского департамента Лос-Анжелеса Эдварду Марсу, показывали руками на входную дверь в пятиэтажное здание и на этажи "Кибердайна".
   На ручных часах лейтенанта полиции и шефа своего подразделения, полицейского участка Los Angeles, CA 90042 Майкла Ворски было 01:24 ночи.
  - Эти двое дурачков из охраны здания там, какого хрена делают? - спросил у Майкла Ворски его коллеги лейтенант Рони Фарго - Что они там сучат перед этим ФБР и городской управой.
  - Накосячили вот и пытаются реабилитироваться - произнес ему его шеф и патрон Майкл Ворски - Чтобы прикрыть свою задницу перед своим начальством и не вылететь досрочно с работы и без заслуженной пенсии.
  - Штурм будет здания, думаю, неизбежен - произнес Рони Фарго и задрал голову вверх в район второго этажа. Оттуда полетели зеркальные тонированные стекла. Огромными осколками вниз и следом за ними большой письменный из тяжелого дуба стол. Стол, ломая раскидистые лиственные ветки стоящего под стеной корпорации большого тополя, рухнул вниз с грохотом на черный асфальт у самого крыльца здания.
   Майкл Ворски и все полицейские тоже задрали свои головы вверх на второй этаж пятиэтажного "Кибердайна". А там, наверху в большом оконном проеме выбитого окна стоял высокий в черной кожаной одежде байкера мотоциклиста почти двухметровый здоровенный мужчина. Он держал перед собой наброшенный на длинном ремне роторный скорострельный 7,62мм пулемет на электроприводе. Он бросил ранец с длинной лентой, идущей к пулемету на пол. Затем, удерживая Миниган в своих мощных киборга инфильтратора гидравлических с сервоприводами руках, открыл сокрушительный огонь по стоящим у здания скучкованным одна к одной полицейским легковым сверкающим проблесковыми сигнальными цветными маячками машинам.
   В это время к зданию подлетел вертолет с видеокамерой и сидящими там тоже полицейскими. Он стал, кружить вокруг здания и, подлетая к самому стеклянному фасаду, освещать его ярким своим прожектором. Он стал, слепить киборга Т-800. И тот, стреляя по машинам полицейских, поставил на своих видеокамерах глазах светофильтры. Вертолет выхватил его ярким светом из самой темноты, показав все на парковочной автостоянке, кто убегал от огня скорострелки по разным углам как жалкие крысы от мощного напора воды с ядохимикатами.
   Робот как раз дал только еще первую длинную очередь по первым стоящим у здания вблизи входной лестницы Chrysler-LeBaron, Chevrolet-Impala, Chevrolet-Malibu-9C1. Они кучно стояли скучковавшись одна к одной. И первая длинная очередь 7,62мм скорострелки прошила их буквально насквозь. От самой крыши до каменного под колесами дорожного бетона.
   Терминатор отличался хорошей четкой меткостью. Он стреляя из такого инструмента массового убийства и смерти умудрился никого не задеть.
   Но его заметили. И полицейские все дружно и скопом открыли огнестрельный по стальному киборгу 101:01, дядя Бобу беспорядочный огонь. Из разного калибра своего оружия. Винтовок дробовиков, табельных своих пистолетов и автоматов. Но робот даже не повел на все это своим ледяным не моргающим взором. Он просто разделил все поле боевого действия на своем встроенном 20000битном горящем красным светом коммуникационном видеомониторе на клеточки и посекторно и продолжил свою терминатора-инфильтратора VBY876000754 работу.
   Робот нажал на гашетку своего Гатлинга и долго не спускал палец с курка, расстреливал все стоящие около здания пустые полицейские машины, разгоняя по сторонам все дальше и дальше от него самих полицейских. Пулемет тарахтел, выпуская четыре тысячи пуль за считанные секунды, вращаясь своим ротором длинноствольным стволом и гудя автоматическим электроприводом от мощной электробатареи.
   Полицейским лишь оставалось наблюдать за своим жалким полным разгромом.
  - Черт у него скорострелка! - прокричал полицейский Рони Фарго - Надо уберечь людей! Их надо уводить от здания на безопасную дистанции!
  - Что не видишь, они сами разбежались как крысы! - прокричал тому из ближа йших в стороне от стеклянного здания фасада кустов Майкл Ворски. Вот черт!
   Пули 7,62мм пронеслись со свистом на огромной скорости над его головой.
  Он пригнулся к земле, как и еще двое полицейских за шефа спиной.
  - У него скорострелка! Он выводит нашу всю служебную технику из строя! - прокричал, перекрикивая заунывный вой со второго этажа скорострельного сокрушительного оружия, лейтенант и заместитель Майкла Ворски Рони Фарго - Он стреляет по машинам!
  - К черту, отводи людей как можно дальше от самого здания! - ему в ответ Майкл Ворски - Пусть здание штурмуют эти черные штурмовики коммандос из ФБР.
  - Есть босс! - прокричал Рони Фарго и стал раздавать криком команды своим подчиненным, что были рядом и толпились здесь в стороне от свиста летящих губительных пуль вместе с ним.
   Майкл Ворски сделал тоже - самое, уводя как можно еще дальше людей из-под огня 7,62мм Гатлинга. Когда к штурму уже готовилась целая группа штурмового боевого отряда под руководством агента ФБР Карл Стерлинг и полицейским офицером Главного полицейского департамента Лос-Анжелеса Эдвардом Марсом.
  - Давай-давай, быстро! Распределились по расчетам! В две шеренги! По два бойца! Каждый один поддерживает огнем другого и прикрывает спину! - они, кричали и оба, подгоняя специальную штурмовую свою команду в черной боевой военной экиперовке. В масках и стальными полицейскими большими квадратными щитами. С 9 мм автоматами Heckler & Koch SP89 и оптикой. Выстраивая группу в штурмовой надлежащий к штурму здания порядок под самыми стеклянными дверями "Кибердайн Рисеч Системз".
   Они сами возглавляли два боевых штурмовых отряда во главе каждой штурмующей группы.
  - Мы на самой линии боевого фронта, ребята! - произнес агент из ФБР Карл Стерлинг - Это война! Мы на войне!
  - Держать свой строй! - произнес громко следом за ним полицейский из городского департамента Лос-Анжелеса Эдвард Марс.
   Другие полицейские, попрятавшись от летящих пуль Минигана Гатлинга. И то из самых отчаянных, палили в ответ тому, кто лупил в их сторону из окна второго этажа "Кибердайна" из скорострельного пулемета.
   Вокруг здания кружил вертолет Helicopter Chase l 4K. И своим ярким светом прожектора фары освещал все вокруг. Оттуда велась наблюдательная информация по переговорному полицейскому бортовому автокомпьютеру устройству МТD-870 на волне городской полиции.
   Терминатор, отстреляв все патроны, снял с плеча висящий на ремне 7,62мм Гатлинг. Он бросил его на пол и отпнул в сторону как уже бесполезный металлический мусор. Затем, сянв с другого плеча на широком тоже ремне, гранатомет М-79 и вскинул его вперед в направлении еще нескольких чудом уцелевших и лишь краем задетых летящими из роторного скорострельного АГЕ Minigan пулями полицейских машин и нажал на курок. И не дожидаясь попадания и взрыва, быстро перезарядил гранатомет, выстрелил снова и снова. Несколько машин взорвались и взлетели в воздух, пылая ярким огнем, и рухнули на асфальт, перевернувшись вверх колесами.
   В это время с самого входа в здание начали врыватсья группами полицейские. Штурмовая группа, разделившись по сторонам на два боевых отряда пригибаясь, влетела на первый этаж здания через распахнутые стеклянные входные двери охранниками Полом Фрестоном и Сид Валли. Она понеслась быстро по коридору к посту ночной охоаны и где располагался сам ресепшн. Разделившись еще на две группы. И действуя по своим переносным рациям, часть осталась на первом этаже, блокируя все двери и пассажирские лифты, а вторая часть пошла пешком вверх по лестницам ко второму этажу здания. Перекрывая все, не давая отступление противнику.
   С вертолета велась передача по связи.
  - Они на втором этаже здания - слышалось в радиосвязи штурмовиков ФБР- Должна быть среди них женщина, ребенок и двое мужчин. И тут же на бортовом компьютере вертолета высветились поочередно фотографии всех разыскиваемых и тех, кто сбежал из-под стражи в Пескодеро. Все данные и все о всех. За исключением только киборга Т-800. Кроме фотографии и приблизительного описания на робота ничего вообще не было.
   На горящем красным ярким светом 20000битном видеоэкране встроенного в голове машины Т-800 загорелись данные : - "Уничтожено полностью и выведено из строя 26 легковых полицейских автомашин, 12 мотоциклов. Среди живых полицейских потерь нет".
   Робот развернулся резко, и не обращая на летящие в него со стороны улицы и из темноты ночи пули, пошел назад в начиненную до самого верха взрывчаткой научную разгромленную исследовательскую лабораторию.
  - Ну что ж, Майлз - произнес дерзко и по взрослому десятилетний Джон Коннор взрослому лет сорока Майлзу Беннету Дайсону - Мы взяли бабульку сеть за задницу. Теперь нам надо поторапливаться.
   Сара, прикрепила все взрывные заряды ко всему, что должно было здесь взорваться.
   На первом этаже здания штормовой отряд вышел на лестничную клетку и уже практически поднялся на второй этаж. Они парами, прикрывая, как положено друг друга, начали штурм второго этажа.
  - Ну что, сюрприз готов? - спросил Джон у своей матери.
  - Готов - ответила ему Сара Коннор.
   Дайсон же стоя посреди своей разгромленной полностью и превращенной в хлам исследовательской научной лаборатории, мысленно прощался с ней.
   Он сделал все, что от него требовалось. И уже небыло ни на что сил. Пистолетное пулевое ранение все же сильно сказывалось. Рана ныла беспрерывно и отнимала силы у Майлза.
   Сейчас он уже и не знал, что делать. Он был обречен. Все, что сейчас он тут натворил, никак не поймут и не оценят правильно. Его будут судить и посадят, как пить дать. И скорей всего надолго. По крайней мере, за участие в таком вот вероломном разбое, приравненном к терроризму по американским законам. Но больше всего Майз Дайсон боялся теперь за жену Тариссу и своих двоих детей. Он перечеркнул им всю жизнь. Но если бы он этого сейчас не сделал, то перечеркнулась вся жизнь у всего человечества. Но им этого не понять. И не оценить, почему он сделал такое и пошел на такие поступки. Они ничего не знали о будущем. Ничего. Они не верили Саре Джаннет Коннор. И не поверят ему ученому кибернетику, загубившему свое детище и изобретение на корню. Когда уже оставалось совсем немного, чтобы то заработало.
   Дайсон даже уже сам засомневался в правильности того, что только что совершил. Он уже стал думать, а что если все не совсем так. Что, если все это просто бред сумасшедшего и войны ядерной не состоится. А он натворил такое! Загубив себя и вообще все. Он даже сейчас многого не понимал. Начал даже думать, что просто был напуган и поддался давлению. Но было все же подтверждение тому, что сейчас происходило. Этот робот, что сейчас отгонял от здания всю полицию города. Как знак подтверждения всему. Как было можно после такого сомневаться.
   Болела сильно левая рука и особенно плечо. Оно невыносимо теперь ныло. И повязка на плече уже порядочно вся промокла от крови.
   В разгромленную лабораторию вошел терминатор.
  - Нам пора уходить отсюда - произнес он всем - Прямо сейчас.
  - Идите - произнесла роботу и Джону Сара -Я сейчас все закончу и догоню вас.
   Джон Коннор и Т-800 пошли обратным маршрутом и к пассажирским лифтам. Другого пути отсюда не было. Придется прорываться сквозь полицию, засевшую в корпорации и на всех входах в здание.
   Робот, включив звуковые и поисковые свои сенсоры на полную мощность в системе посекторного сканирования и слежения "Telepathic Communication Implant Cores" уже вычислил штурмовую одну из групп идущую первой по боковой лестинце на второй этаж. Скоро те должны были оказаться в научной лаборатории "Кибердайна". Но ему важен был Джон Коннор. И цель вывести мальчишку из осажденного полицией здания и не быть схваченными. Сара Джаннет Коннор с Майлзом Беннетом Дасоном были в прямой опасности сейчас. Зная, как Джон привязан к матери, приходилось выбирать. Защита Джона Коннора была приоритетным заданием для него. Робот промолчал, и повел Джона за собой из здания, прикрывая спереди его своим огромным почти двухметровым киборга 101:01 телом. Для него это было важнее даже ядерной в будущем войны. Даже если сейчас погибнет Сара Коннор и мать Джона вместе с Дайсоном, это в какой-то мере упрощало его задачу. Робот знал, что если бы им не пришлось идти сюда с целью уничтожения корпорации, то они могли быть сейчас вообще далеко отсюда и Т-1000 вряд ли бы смог их обнаружить. А сейчас неизвестно, где его ожидать появления. Сейчас на уши поднят весь Лос-Анжелес и наверняка этот жидкометаллический робот полиморф уже где-то неподалеку отсюда и висит теперь на хвосте его и Джона Коннора. Эта Сара Джаннет Коннор мать Джона Коннора вовлекала всех в опасности. Сейчас ему совершенно ненужные. Даже если это касалось спасения всего человечества. И была для робота лишним балластом и помехой к выполнению главной его задачи.
   Он был в полной боевой готовности и исправности, если не считать попадания новых пистолетных и автоматных пуль в спину, когда робот развернулся и пошел, обратно отстреляв скорострелку и часть гранат по полицейским машинам. Старые пулевые раны уже заросли быстро регенерирующей искусственной человеческой биоплотью и кожей. За исключением срезанной плоти и кожи от локтя до самой стальной кисти до самого титанового гидравлического эндоскелета, что пришлось забинтовать бинтом там, где сочилась кровь. Это еще не скоро заживет, и потребуется на это достаточно времени. Тем не менее, сам боевой бронированный каркас робота цел и невредим. А значит, Т-800, способен выполнить свою положенную программой миссию до конца. Батареи IGEY-550 были тоже в исправности и работали без каких-либо сбоев. Робот узнал это после поочередного их переключения в батарейном грудном отсеке за грудной титановой бронеплитой. Он все проверил вплоть до своего встроенного внутрь своего иридиевого ядерного генератора. Все электроцепи и гидравлику с подачей топлива на ходовую систему всего подвижного в активной работе боевого устройства, чем сам и являлся. Аварийная система контроля повреждений не выявила никаких вероятных и прочих нежелательных неисправностей.
   Сейчас было самое время покинуть Сару Коннор вместе с этим ученым кибернетиком, спасая Джона и под шумок испариться из здания и оторваться от любого преследования. Робот быстро размышлял сейчас, что даже возможно придется пойти на крайние меры и силой увезти мальчишку из-под вероятной угрозы, даже если тот забрыкается снова ради своей матери. Он понимал уже такую близкую привязанность к матери ее ребенка, но боевая задача робота в его ЦПУ диктовала другое, вопреки всяким человеческим разумным близким родственным чувствам. Требовалось более хладнокровное и куда более разумное решение. Робот размышлял, пока, они шли по длинному здания переходному освещенному дежурным ночным освещением коридору второго этажа к пассажирским лифтам и почему-то не мог принять такого вдруг хладнокровного для себя решения. Возможно, он лучше стал понимать людей и их близкие родственные эти чувства. А может он и в правду становился человеком.
   Они двигались быстро по коридору второго этажа. Дядя Боб шел впереди, а Джон Коннор сзади, прячась за широкую спину почти двухметрового здоровенного и сокрушительного детины и машины Т-800. Пока здесь опасности не было, судя по приборам слежения киборга VBY876000754.
   Робот в одной руке держал свой 40мм гранатомет М-79. В другой стальной руке киборга Т-800 9мм Beretta 92FS Inox. Он был готов к любой опасности сейчас, если потребуется. Штурмовики и полицейские шли по лестницам и постепенно перекрывали все выходы со второго этажа. И лифты были единственным возможным вариантом эвакуации из начиненного взрывчаткой здания.
  - Майлз, дай мне это устройство - произнесла Сара Коннор Майлзу Дайсону, что лежало на полу и практически под его ногами - Дай мне его, и пошли к черту отсюда.
   Сара все закончила с минированием лаборатории и была теперь уверена, что сейчас сделала все, что требовалось, перепроверив на десять рядов. Ошибки быть не должно. Все должно взлететь со всем этажом на воздух.
   Дайсон поднял большой кнопочный детонатор с выдвижной длинной антенной, и хотел отдать уже Саре, как распахнулась настежь стеклянная в лабораторию дверь. И там появились в черной униформе вооруженные до зубов в бронежилетах, касках штурмовики первой группы ФБР во главе со своим командиром Франко Барриззи в масках и с приборами ночного видения на головах. Все вооруженные штурмовыми 9мм автоматами Heckler & Koch SP89.
   В это время на фоне затемненного большого окна завис, освещая весь этаж своим прожектором фарой полицейский вертолет Helicopter Chase l 4K. Штурмовая группа вела с ним по рации переговоры. И он был в поддержке полиции и штурмовиков. Он засветил весь этаж и дал обнаружить среди гор переломанного мусора и хлама сразу двух на этаже подрывников диверсантов. Их сразу увидели и взяли под прицел автоматов.
   Штурмовая группа практически без приказа сразу же отрыла огонь из всех стволов. Сара Коннор, успела уклониться от выстрелов, имея хороший боевой опыт, она присела автоматически вниз, схватив Дайсона за руку. Но Дайсон не успел сделать это и растерялся. И летящие 9мм пули со всех автоматов в его сторону прошили его всего насквозь, смертельно ранив.
   Майлз вкрикнул от боли, и тут же захлебнулся, упав на пол. А Сара потащила его за руку по полу за собой. Прячась, вместе с раненным за стоящие в лаборатории столы.
   От летящих 9мм пуль скорострельных штурмовых автоматов в воздухе поднялась древесная пыль от иссеченных пулями и продырявленных насквозь столов и вся поднятая вверх для разбитых вдребезги принтеров и компьютеров бумага.
   Майлз Беннет Дайсон, упав, не выпустил из рук тот с антенной в боевой активности взрывной пульт детонатор. Он держал его обеими руками , истекая своей кровью и умирая.
   Сара прекрасно понимала, что ему конец.
  - Уходи - он ей произнес сам, понимая, что конец всему и его жизни -Спасайся. Я сделаю за тебя всю остальную работу - он ей ответил.
   Сара не хотела его бросать, но...он умирал, и она лишь сочувственно глядя Майлзу в его черные темнокожего ученого кибернетика глаза решила его здесь оставить.
   Он лишь смог приподняться и сесть, провожая ее своим глазами, спрятавшись за стол и держа взрывное устройство в своих трясущихся судорожно от боли и мук руках. Захлебываясь своей кровью и быстро умирая.
   Сара Джаннет Коннор рванула от него почти ползком, на руках и коленях, по битому стеклу и разбросанному по полу мусору, прячась от стола к столу, роняя попутно все на своем пути и разбрасывая по сторонам все, что ей мешало. При ней был ее 0.45мм Colt Series 70/Detonics, что она держала в правой руке.
   Штурмовая группа ФБР продвигалась в саму лабораторию медленно и, ощетинившись своим оружием и тоже от стола к столу, хоть и медленно, но уверенно надеясь захватить свои в плен цели.
  - Мама! - закричал Джон Коннор и бросился обратно бегом. И роботу пришлось следовать за ним бегом обратно в лабораторию, где слышались выстрелы. Это Сара Коннор отстреливалась уже от штурмовиков полиции ФБР из своего Кольта. Она палила вверх, прячась за прочную отгородку в углу самой лаборатории. Сара, убегая от выстрелов и штурмовиков ФБР в панике и в такой неразберихе, сама себя загнала в угол и ловушку. Отсюда не было выхода. Она думала, тут будет дверь, но тут был глухой угол. Дальше хода не было.
  
   ***
  - Думаю, они их возьмут скоро - произнес шефу полиции лейтенант Рони Фарго.
  - Не знаю - тот ему ответил, глядя наверх второго этажа, где отчетливо слышались автоматные длинные очереди и вылетали мелким стеклянным крошевом зеркальные окна при попадании 9мм автоматных пуль. Стекла из битых рам сыпались вниз на горящие под пятиэтажным зданием легковые полицейские покореженные огнем и изрешеченные 7,62мм пулями Минигана автомобили. Перед крыльцом "Кибердайна" просто пылал целый яркий огненный костер, и растекалось жидкое топливо с пробитых бензобаков, которое тоже горело и текло по черному от здания асфальту. Все затянуло черным едким удушливым дымом и разъедало глаза. Создавая плохую в темноте ночи видимость.
  - Я лично своими руками задушу этих тварей, что нам тут устроили варфоломеевскую ночь - прорычал Майкл Ворски - Рони сделай перекличку наших. Никто не пострадал? Проверь. Еще жертв не хватало. Потом хлопот не оберешься при отчетах и с родственниками погибших.
   Он перевел взор своих синих глаз на стоящих у в хода в здание с двумя охранниками Полом Фрестоном и Сидом Валли, агента ФБР Карла Стерлинга. И полицейского из главного городского полицейского управления Эдварда Марса. Этого офицера полиции он лично знал, но сейчас пока было не время лезть с вопросами к ним. Там видно была какая-то заминка, и шел прочный диалог, с размахиванием рук и рассматриванием каких-то то ли карт, то ли чертежей самого здания.
   По всему было видно, что штурм оказался сложнее, чем рассчитывали. Хоть здание "Кибердайн Рисеч Системз" было пятиэтажным, но длинным и с массой внутри поперечных с поворотами продольных переходов и коридоров. И все было не охватить и не оцепить. Вполне возможно потребуется помощь городской полиции. И вот тут то и придется обратиться им за помощью к шефу полиции этого района лейтенанту Майклу Ворски. Людей у него хватит, чтобы оцепить все здание целиком.
   Пока Рони Фарго бегал и наводил справки о живых и мертвых среди своего состава полиции, мимо Майкла Ворски по черному горящему и залитому бензином асфальту и по дороге перед зданием проехал, гудя своим форсированным мощным двигателем, мигая полицейский проблесковыми мигалками, мотоцикл Kawasaki KZ 1000 P 1984 года. На нем сидел в форме дорожной полиции в белой каске с кокардой полицейский. В кожаных черных сапогах, куртке с нашивками и в узких штанах с лампасами. Он свободно владел послушным ему скоростным мотоциклом. И этот полицейский был не из участка Майкла Ворски.
   Лейтенант полиции Майкл Ворски проводил его своим пристальным взглядом. Но сидящий полицейский на мотоцикле, казалось даже, не обратил на него своего внимания. Даже не качнул в знак приветствия своей головой. Он просто проехал мимо него по горящей дороге, не замечая горящего бензина и груды пылающего металлолома от легковых полицейских уничтоженных напрочь у здания "Кибердайна" в хлам автомашин.
   Что поразило самого Майкла Ворски, тот полицейский был в зеркальных больших солнцезащитных очках. Ворски подумал, как можно видеть ночью в эти очки. И тем более ехать практически вслепую на мотоцикле по самой дороге.
  
   ***
  2 сентября 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Калифорния.
  Восточная окраина Лос-Анжелеса.
  Ирвайн. Южнее Мейвууда в направлении на Хангнингтон парк.
  Севернее Саунт Гафе.
  Закрытая территория кибернетических военных разработок корпорации "Кибердайн Рисеч Системз".
  01:45 ночи.
  
  - Твоя мать в опасности - произнес Джону робот на бегу.
   Он увидел ее тепловое изображение на своем биосканере и горящем красным светом 20000битном встроенном в робота голову коммуникационном видеомониторе.
  - Где она?- произнес Джон Коннор, добегая до угла поворота и останваливаясь у глухой стены, за которой как раз находилась его мать зажатая стрельбой штурмовиков полицейсуких в угол и за высокую отгородку так называемой "Чистой комнаты". Из котрой не было никуда выхода. Тут стояли пустые вычещеные самой Сарой Джаннет Коннор шкафы и сейфы. Сара забилась в сам угол. Но толку от этого не было. 9мм пули свистели над ее головой, врезаясь в белую стену и осыпая ее мелким крошевом и кусками выщербленной белой краской .
  - Здесь за этой стеной - пророизнес Джону Коннору киборг VBY876000754.
  - Так помоги же ей! - в ужасе прокричал Джон роботу.
   Отстреливаясь, Сара Коннор не успела ничего толком понять, как за ее спиной образовался огромный пролом. Стеное небольшой толщины перекрытие просто рухнуло, вниз осыпав пленницу белой известковой пылью и краской.
   Это киборг Т-800 просто выбил эту небольшой толщины стену и схватил женщину за ее одежду и вытащил волоком мгновенно в коридор и за поворот к сыну Джону. Они бросились обратно и бегом к пассажирским снвоа лифтам. Но впереди на другом конце длинного переходного полузатемненного в дежурном слабом освещении замелькали головные яркие фонарики поднявшихся по дальней боковой к коридору лестнице штурмовиков ФБР.
  - Сюда - произнес киборг Саре и Джону. И они свернули в еще один поперечный узеий коридор, ведущий к еще одним лифтам. Но впереди была запертой крепкая перегораживающая им проход коридорная дверь.
   Джон первым домчался до этой двери и попытался ее открыть.
  - Заперто - он панически произнес Саре и роботу дяде Бобу.
  - Отойдите. Присядьте и заткните уши, откройте рот - произнес робот и снял с левого плеча висящий на ремне гранатомет М-79. Он переломил откидной 40мм его ствол и всунул подствольную гранату. Сара Коннори сын ее Джон, отойдя вместе с ним подальше, спрятались у него за широкой робота Т-800 спиной. Они успели еще пригнуться и зажать руками свои уши и приоткрыть рты. Как робот, направив на дверь ствол гранатомета, нажал на спусковой механизм для выстрела.
   Дверь и полстены просто высыпались и рухнули выбитыми мощным взрывом пехотной подствольной 40мм гранаты.
   Взрывная волна обдала терминатора своей силой и давлением сжатого летящего в его сторону воздуха. Но робот снова устоял на своих крепких стальных гидравлических ногах. VBY876000754 не дожидаясь, когда осядет пыль, упадут осколки от гранаты, быстрым шагом двинулся в образовавшийся стеной огромный пролом. Сара и Джон кинулись за ним.
   Он был вынужжен снова выполнить приказ этого дрянного непослушного десятилетнего мальчишки. Все должно было быть совсем не так, как планировалось роботом и его программой, но он теперь подчинялся Джону и его приказам. И он понимал теперь, что для этого подростка такое родная мать, хотя не совсем был согласен. Но оспаривать приказы своего нового теперешнего командира, он не имел права.
   Он снова за собой повел Сару и Джона по коридору. В здание и этажи был запущен слезоточивый газ, который просачивался через все вокруг щели и из-под всех боковых в коридоре дверей. Здание просто закидали дымовыми гранатами, и кольцо полицейских из ФБР сужалось с обеих сторон. Они подымалиьс и по центральной в здании лестнице. Отход был только один , еще одни пассажирские лифты ведущие на первый этаж здания.
   Сара Коннор и Джон начали задыхаться и кашлять. Но у них на двоих оказался один лишь теперь противогаз. Другие былми оставлены там в той с раненным ученым Дайсоном научной исследовательской лаборатории.
   Сара Коннор сняла с себя и шеи болтающийся на ней противогаз с маской и надела его на голову сына Джона.
   На пути снова оказалась еще одна такая же дверь. Робот щелкнул затвором и выстрелил из гранатомета. Дверь также вылетела с косяками и перегородками. Снова образовался проход. Робот, даже не останавливаясь, прошел и сквозь этот пролом, растворившись в известковой белой пыли. Следом, дыша по очереди в дыхательную кислородную маску противогаза и щуря свои глаза, спешили как сможно скорее к лифтам Сара Джаннет Коннор с сыном Джоном Коннором.
   В сером висящем в воздухе облаке и оседающей на пол серой пыли было слышно, как щелкнул снова завтор гранатомета М-79.
   В наступившей здесь тишине после долгой пальбы из всех стволов и по разбросанным по полу стреляным еще дымящимся от нагрева автоматным 9мм гильзам, острожно переступая своими ногами в шипованных солдатских ботинках. Присев почти на корточки пробирался первым сам командир боевого полицейского отряда и группы захвата ФБР Франко Барриззи. В надетом на коротко стриженной мужской голове приборе ночного видения. Он ступал очень тихо и по кошачьи, мягко все, контролируя своим взором вокруг освещенное чудом уцелевшими в такой убиственной перестрелке мигающими на потолке лампами дневного света пространство. Он обходил стоящий в дырках от пуль дубовый большой стол.
   Франко Барризи увидел торчащую из-за него отброшенную в синих окрвавленных джинсах мужскую в белом кроссовке ногу. И нацелив ствол своего 9мм автомата Heckler & Koch SP89, обходил этот стол, держа на мушке и на взведенном курке свого автомата того, что сидел, там истекая своей кровью.
   Он смотрел пристально, и не отрываясь на прислоненного плото спиной к столу полумертвого израненного пулями программиста и ученого инженера Майлза Беннета Дайсона, который смотрел на него страдальческим измученным взором черных глаз. Лицо Дайсона было мокрым от текущего пота. Он умирал, меделнно и мучительно. Наверное, так было и нужно как будущему проклятому губителю человеческих душ.
   Он так думал сейчас сам о себе и о будущей своей смерти.
  - "Вот она расплата за все грехи" - думал, умирая Майлз Дайсон. В голове были лица его малолетних детей Дэни и Джаннет и супруги Тарисса.
   Майлз сжимал в правой приподнятой над полом трясущейся слабеющей руке стиснутый крепко детонатор, взрывное устройство навесу с кнопкой рячажком на активном взводе.
  - Не знаю, сколько я еще смогу держать это в своей руке - он произнес, задыхаясь от боли и захлебываясь собственной кровью.
   Его рука сопротивлялась, но все опускалась ниже и ниже. Он, видит Бог, не хотел, как и многие умирать. Он был еще достаточно молод и всего сорок, с небольшим хвостиком лет. У Майлза были дети и хорошая добрая ласковая жена. Но видно судьба распорядилась иначе.
   Франко Барриззи увидел в руке погибающего террориста смертника пульт взрыватель от высокомощной пластиковой взрывчатки, что была здесь повсюду. Повсюду были протянуты провода и подведенные к взрывным устройствам и большим бочкам со взрывоопасным реахимом, которых было тут порядком больше тридцати. Они все были расставлены по всей лаборатори. И этого всего хватило бы разнести весь второй этаж, прихватив еще пару этажей вверху и возможно внизу. До самого подземного автомобильного гаража и цоколя. Все зависело от направленности колоссальной мощности самого взрыва. И вообще как получиться.
   Он, вытаращив свои напуганные глаза, попятился назад, командуя своими бойцами - Слушай мою команду! Отходим, быстро отсюда! Пошевеливаемся! Живо!
   И уже потом, выскочив в длинный освещенный потолочными лампами коридор второго этажа в направление к центральной лестнице - Уносите свои отсюда все ноги! Здесь все заминировано и полно взрывчатки!
   Побежал сломя голову вниз по длинному коридору и прыгая по ступенькам центральной лестницы, слетая молнией на первый этаж здания. Его примеру последовали и остальные штурмовики из ФБР и полиции, что следовали за командиром и его спиной. Они удирали так быстро, что налетели на других, идущих им вослед цепочкой, обратив и тех в паническое бегство со второго этажа здания.
   Дайсон, скрипя зубами от боли, найдя еще немного в себе своей мужской силы, левой раненой рукой положил фотографию своей жены и детей себе на колени. Он еще раз хотел всем им объяснить, что и почему он должен был уходить от них так рано. Они никогда не узнают то, что он только что узнал. Не увидят то, что он только что увидел за снимком своей семьи.
   Белое раскаленное пламя белым цветком распускающееся в самом воздухе.
   И не услышат то, что услышал он...
   Крики по рациям и вой полицейских сирен. Треск лопастей винтов летающего вокруг здания вертолета.
   Все сразу стихло, заглушаемое ревом, который становился сильнее и сильнее. По мере того, ,как белый цветок распускался и в небе превращался в плотное красно-черное клубящееся облако... Красно-черное пламя, бурля, вырывалось из черной как уголь тучи. Это было облако столб, ядерной бомбы с невероятной силой потрясшей саму землю. Но тут Дайсон увидел, что облако отступает. Грохот и гром постепенно стих и его уносит сильный ветер. Все именно так, когда стихает сама буря. Ураган сменился ласковым морским легким бризом. Блеснули солнечные лучи и зи них вынырнули его супруга Тарисса и дети Дэнни и Джаннет. Смеясь, дети побежали на встречу идущему к ним Майлзу Дайсону. По заливному, искрящемуся в солнечных лучах лугу, они все побежали в сторону к разрушенной полностью научной лаборатории Дайсона. Эта картина намертво запечатлелась в
  умирающей памяти Майлза Дайсона. Она была такой ему сейчас живой и драгоценной. Теперь он мог спокойно посмотреть всему прямо в глаза.
   А может, это был подарок уже Свыше? Он чувствовал, что причинно следственные связи начинают путаться и угасать в его голове. Ускользать неуловимо и мысли о встрече с семьей стали недостижимы и нереальны. Все сменила некая черная странная самоирония.
   Дайсон увидел себя таким, каким был раньше целеустремленным и талантливым, полным жизни и всяческих надежд. Вышедшим из самого хаоса негритянского гетто на яркий свет науки. И надо признать у него это здорово получалось. Играть в игры с самим собой и в знающего природу всех вещей человека. И теперь умирая, он хотел и стремился стать уже иным другим совершенно человеком. Быть преданным семье, как был предан до этого самой науке.
   Ему вдруг стало смешно, но он сдержал свой смех, потому что смех просто разорвет его на части и тогда ему станет еще боленее. Вместо этого, он еще раз взглянул на лежащую у него на коленях фотографию своих детей и жены. И ему сама пришла вдруг такая в голову мысль, что...
   Люди сами могут решать свою судьбу.
   Если им позволяет рок.
   Жизнь будет сама продолжаться.
   Но история умерла.
   Взгляд Майлза Беннета Дайсона застыл на одном месте. Он различал то, что недоступно живому человеку. И это призрачное видение навеяло на его темнокожее мокрое от текущего горячего пота лицо ученого кибернетика тень последней счастливой ангельской улыбки.
   Майлз Беннет Дайсон произнес сам себе - Теперь все, пора уходить.
   И как только свет в его черных глазах померк навсегда, его правая рука упала на пол и нажала на взрыватель взрывного устройства.
  
  
   ***
   Чудовищный по мощности взрыв сотряс здание "Кибердайн Рисеч Системз". Весь второй и третий этажи здания просто взлетели на воздух вместе с оконными большими в зеркальных стеклах рамами.
   Яркий ослепительный огонь вырвался наружу огромными вихревыми языками чудовищного сметающего все живое и неживое пламени. Все, что было внутри там всех помещений, просто разлетелось в мелкое крошево и клочья. Обрушая верхние этажи вытянутого прямоугольного длинного черного корпуса "Кибердайна" вплоть до первого этажа. Даже на первом этаже, осыпались все горящие на ночном дежурстве потолочные светильники и местами сам крашенный и облицованный гладкой потолочной плиткой потолок. По всем коридорам и до самого Ресепшн. От взрыва даже открылись на первом этаже все входные в здание двери, отбрасывая от себя и сбивая с ног двоих охранников Пола Фрестона и Сидом Валли. Вместе с офицером ФБР Карлом Стерлинг ом и полицейским из центрального городского управления полиции Лос-Анжелеса Эдвардом Марсом. Заставив прижаться к земле и спрятаться за все, что только можно всех окруживших здание городских полицейских вместе с их шефом полиции лейтенантом Майклом Ворски и его замом Рони Фарго.
   Там внутри здания. И в глубине на первом этаже напуганные взрывом. Осыпанные потолочной плиткой и стеклами от взорвавшихзся горящих яркими лампами светильников, но не покинувших свои посты оцепления и контроля. Все еще сидели в своих засадах по углам и закоулкам бойцы штурмового боевого отряда ФБР под началом Франко Барриззи, который еле успел с несколькими своими бойцами смыться со второго этажа и увести до взрыва сюда своих людей, избегая вероятных и неизбежных в такой патовой ситуации потерь. Но закрепиться на самом выходе из здания в полной теперь темноте и без освещения. Так как свет просто наглухо потух повсюду. И теперь пришлось действовать исключительно по ночным приборам видения.
   Вся протяженная почти на весь второй этаж экспериментальная научная лаборатория Майлза Беннета Дайсона просто как таковая полностью исчезла и растворилась в небытие со всем, что в ней было. То, что не уничтожил сам чудовищный по мощности взрыв, испепелил почти в тысячу градусов раскаленный огонь. В этом огненном вихревом торнадо и взрыве исчез и сам создатель программы "Небесная сеть" и "ГЕНЕЗИС" Майлз Беннет Дайсон.
   На улице было слышно как орал на всю округу сам шеф полиции, лейтенант Майкл Ворски, снимая вместе со своим заместителем вторым после себя офицером Рони Фарго оцепление. Отводя как можно дальше от вероятно обрушающегося здания своих людей. Они уже не смотрели на расстерявшихся и незнающих, что делать теперь офицера ФБР и полицейского из городского управления полицией. Те были просто в шоке, в немом ужасе и оцепленнии, молча взирали с вытаращенынми своим глазами на пылающие в ярком огне и разрушенные взрывом верхние этажи корпорации "Кибердайн Рисеч Системз", объятые ярким огнем, третий и четвертый. И пламя побиралось к пятому и самой крыше здания.
   Видя свое в буквальном смысле бедственное теперь положение. После потери всего без исключения даже своих служебных автомашин полицейского автотранспорта. Но избежав, пока гибели своих людей. Не желая этого и своей потом ответственности. Эти два офицера городской полиции, делали последнее из того, что должны были теперь сделать. Спасти и защитить своих людей, пока не случилось куда более бедственных вещей и последствий из всей этой ночной губительной и крайне неудачной для их всех операции.
  
   ***
  2 сентября 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Калифорния.
  Восточная окраина Лос-Анжелеса.
  Ирвайн. Южнее Мейвууда в направлении на Хангнингтон парк.
  Севернее Саунт Гафе.
  Закрытая территория кибернетических военных разработок корпорации "Кибердайн Рисеч Системз".
  01:55 ночи.
  
   Сара Джаннет Коннор, Джон и робот VBY876000754 были уже в пассажирском лифте, когда раздался этот чудовищный взрыв. Лифт собиравшийся идти вниз, сорвавшись просто упал вниз в сам цоколь здания на стальные амортизационные контрольные противоударные пружины и они смягчили само падение, хотя сидящие внутри лифтовой пассажирской кабины подлетели до потолка и даже ударились о него. Но упав на пол кабины, соскочили на свои ноги. Высота была небольшая при падении. И им повезло сильно не пострадать в падении. Хотя пришлось по растирать от боли руки, ноги и головы, приходя в себя.
   Двери открыли руками. Дядя Боб сделал это легко и непринужденно. Лишь заскрежетали все раздвижные застопорившиеся намертво дверные тяги.
   Но выйти им наружу из лифтовой кабины робот Т-800 запретил. Он включил свои поисковые зондирующие всю местность метров на пятьсот встроенные в машину Терминатора устройства.
  - Там вооруженная до зубов полиция и ФБР - произнес киборг Т-800 - Мы снова в ловушке.
  - Тут их целая армия - произнес ему и матери Джон, растирая и морщась большую шишку на своей мальчишеской голове.
  - Полиция переместилась вниз сверху и теперь ожидает нас отсюда - произнес киборг им обоим.
  - Это вполне логично. Это единственный отсюда теперь выход из разрушенного здания - произнесла Сара, глядя на робота Т-800 - Ведь так? Как считаешь?
  - Верно. Именно так - произнес ей киборг 101:01, посмотрев пристально и не моргая сорокалетней женщине в ее по-прежнему до конца не доверяющей ему как защитнику ее родного сына и ее самой.
   Впереди по их маршруту и в самом цоколе здания, где был подземный гараж, действительно мелькали длинными ярким лучами из всех углов и закоулков на самом выходе и у закрытых в гараж ворот лучи фонариков. На головах, сидящих в засаде штурмовиков полицейских из ФБР.
   Робота заинтересовал сразу один выход и те ворота, где стоял загнанный внутрь большой черный полностью крытый и бронированный пуленепробиваемой броней полицейский фургон SWAT MT45. Им видимо полицейские из ФБР решили перекрыть сам выход отсюда еще заранее до начала самого штурма здания корпорации и устроить на выходе дополнительную тут засаду.
   Робот Терминатор Т-800, сканируя биорадаром черное подземное пространство огромного гаража, увидел эту большую полицейскую крытую машину. А за ней на некоторой дистанции к выезду ворота из этого гаража.
   Он стал мгновенно отрабатывать в своем боевом ЦПУ все возможные очередные варианты и действия.
   В это время, там, на выходе из подземного гаража к своим бойцам присоединился и сам их командир с несколькими еще бойцами Франко Барриззи. Он имел теперь полный картбланш в своем полном распоряжении. Так как все отцы его командиры просто потеряли после этого взрыва над собой контроль и были в растерянности, шоке и панике. По своему боевому многолетнему опыту штурмовок и захвата, опасных преступников, он был в полной боевой готовности. Зная, что теперь выход отсюда будет беглецам только один. И что те в полной теперь их власти и надежной безвыходной ловушке.
   Вокруг здания по-прежнему кружил и летал на почтительном расстоянии вертолет Helicopter Chase l 4K. С него видели все и сам взрыв второго этажа, и весь пожар, охвативший верхние этажи "Кибердайна". Оттуда велась телефотосъемка и связь с полицией по переговорному полицейскому бортовому автокомпьютеру устройству МТD-870.
   После взрыва вертолет стал нарушать установленный круговой периметр своего облета здания. И стал то отлетать, то близко приближаться почти к самым разрушенным начисто выбитым и горящим окнам второго этажа здания. Это требовал ради лучших и самых интересных кадров от пилота вертолета полицейского сержанта и пилота Стефана Роуни, не смотря на все запреты, репортер из городской полиции Лос-Анжелеса Пауло Стоуки.
  - Стеф, давай ближе, ближе, говорю! Отсюда плохо видно! Ближе и возьми ниже! - он кричал ему, сидя за его спиной и не отрывая свою работающую видеокамеру, торчащую своими бликующими во всполохах огня окулярами из открытого бокового окна кабины в ночном задымленном черным дымом от пожарища воздухе парящего, как стрекочущая и хлопающая своими пропеллерами стрекоза вертолета.
  - Черт! Пауло! - тот кричал ему в ответ, ловко руля и управляя профессионально своим вертолетом как один из лучших полицейских пилотов вертолетчиков - Мы рискуем вертолетом и собой! Не дай Бог, зацепим в этой темноте и дыму карнизы крыши и стен несущим винтом!
  - Не ссы, Стефан! - прокричал ему Пауло Смоуки - Это будет наш лучший репортаж и отчет, какой только мог бы быть в нашей полицейской практике! Мы прославимся, Стеф на всю полицию!
  
   ***
  
   Т-1000 прорвался сквозь заградительный кордон в само здание. Он до этого просто спокойно выжидал нужного момента, пока шел штурм ФБР и зачистка задания. Робот просто не желала лезть в эту пока кашу и неразбериху. Могло снова выйти все не по его плану и расчетам.
   Над горящим зданием кружил постоянно полицейский скоростной легкий вертолет Helicopter Chase l 4K. Он взял это в свое внимание глядя в 80000битный свой встроенный жидкомолекулярный коммуникационный видеомонитор, фиксируя все вокруг на своем горящем голубоватым светом экране. Делая еще разные перерасчеты и следя за всем, своим жидким пластичным металлом, покрытым живой человеческой вживленной в него плотью и кожей. Не выпуская ничего из своего поля деятельности. Эта плоть и кожа из живых клеток и молекул была прекрасно адаптирована и срощена с металлом. Гибридный полисплав Сj808V1A900 позволяющий отлично маскироваться роботу среди людей и тем более полицейских, копируя их форму и вообще все. Вплоть до мельчайших деталей, складок на одежде и морщинок на лице. Система программирования была в этой области настолько совершенна, что не давала ни малейших сбоев и делала эту пробную экспериментальную пока модель идеальным ликвидатором и убийцей.
   Это был в этом мире самый совершенный, самый смертельньный и самый смертельный Терминатор
   Боевой, стратегический полиморф GGA887000809, серия: Di-Lait 00189 не упускал ничего вообще, все анализируя и делая мгновенно свои выводы. Он тут же бросился вперед, как только прогремел вверху взрыв, и вылетели все большие зеркальные затонированные на втором этаже окна и корпорацию "Кибердайн" объял обширный губительный пожар.
   Скоростной полицейский мотоцикл Kawasaki KZ 1000 P 1984 года, взревев мощным раскочегаренным своим двигателем, молниеносно, набрав скорость, и разгоняя стоящих впереди ротозеев полицейских сверкая в темноте горящим фарами, влетел с обратной стороны здания в еще одну стеклянную боковую входную дверь. Выбив само стекло, он пролетел сквозь нее, выбивая еще одну вторую.
   Осыпанный мелким битым стеклом мотоцикл и сидящий на нем Т-1000 мгновенно оказались внутри самого здания. Мотоцикл на бешеной скорости, и искусно лавируя между всего, что стояло на первом этаже, пролетел его до центральной лестницы, ведущей на второй и последующие этажи "Кибердайна".
   Робот несся стремительно по ступеням и лестнице вверх здания, круто и лихо, разворачиваясь на самой лечстнице. Этот японский гоночный скоростной мотоцикл был самое то, что надо для подобных ловких маневров. Псевдополицейский дорожный патрульный Ларри Сиббик все точно рассчитал, когда взял его себе. Это был лучший транспорт из всего, что он смог найти в этом мире. Мгновенно изучив мотоцикл, теперь владел им в совершенстве, как и предыдущими машинами, что попадали в руки жидкометаллическому роботу убийце и Терминатору из военного будущего.
   Он с мотоциклом влетел на второй, горящий и затянутый едким удушливым черным дымом полуразрушенный этаж. Он поехал по длинному коридору в сторону разнесенной с пух и прах сильным взрывом научной кибернетической лаборатории.
   Дальше коридор был разрушен до основания и буквально сметен с самого этажа вместе со своими стенами в противоположную сторону и буквально, впечатан во внутреннюю противоположную боковую сторону здания. Тут был настоящий горящий адский хаос, и ничего нельзя было разобрать. Горящих обломков становилось все больше и больше. Т-1000 внимательно разглядывал любые шевелящиеся от яркого света и огня подвижные тени, но все безрезультатно. Видимо этаж был пуст и тот, кто тут был либо погиб, либо унес отсюда свои ноги еще до взрыва.
   Внизу в самом цоколе подземного этажа робот дядя Боб, Сара Коннор и Джон Коннор оказались запертыми в новой ловушке. Это была безвыходная вообще уже ситуация. И все понимали, что так дальше не пойдет. Надо было искать любые выходы из сложившейся патовой ситуации.
   Там впереди был заградительный целый кордон из штурмовиков полицейских одетых в бронежилеты и вооруженных автоматами и даже револьверным 40мм гранатометом ММ-1 grenade launcher с газовыми гранатами. Отряды этого специального назначения ФБР плотно заблокировали выход из подземного большого гаража у самого к выходу в него входа, поставив вдовесок еще и свою черную машину фургон SWAT MT45.
   Сара выглянула из лифта, и оценила ситуацию мгновенно. Джон поддержал мать скаредной, совсем не к месту шуткой - Не забывай, тучи всегда сгущаются, перед тем как кораблю пойти на дно.
   Увидев, видимо выглянувшую из лифта Сару Джаннет Коннор, кто-то из полицейских швырнул газовую гранату. И облако едкого слезоточивого газа окутало робота Т-800, Сару и Джона. Сара, прижав к себе Джона, отскочила к задней стенке лифтовой кабины.
  - Закройте глаза и не двигайтесь - произнес им робот дядя Боб и вышел из лифта.
   То, что он задумал и решил в этот момент для себя, казалось, было самоубийственно, но не было другого выхода. Была в его боевом ЦПУ масса вариантов, но он не нашел ничего лучшего как поступить именно так, пока Сара Коннор и Джон Коннор спасали себя одной единственной дыхательной маской и одним кислородным баллоном. Прекрасно осознавая, что время сейчас идет посекундно, нужно было срочно действовать, а не рассуждать.
   Сара и Джон, сильно зажмурились и задержали свое дыхание настолько насколько могли. А киборг Т-800 быстро зашагал в направлении заградительного полицейского у въезда в подземный гараж вооруженного до зубов огнестрельным оружием кордона. Он забросил за спину свой гранатомет на широком ремне М-79 и пошел навстречу своему засевшему почти в дверях противнику и стоящему там черному фургону SWAT MT45.
   У киборга был за поясом с собой 9мм пистолет Beretta 92FS Inox, которым пришло время сейчас по-настоящему воспользоваться. Нужно лишь было дойти до противника и стрелять на поражение.
   Командир штурмового боевого отряда Франко Барриззи и все, кто сидел сейчас в засаде, прикрываясь стоящими в подземной парковке легковыми автомобилями и за опорными высокими колоннами под самим зданием, увидели вышедшего из черной тени от пассажирского лифта и из белого дыма слезоточивого газа высокого почти двухметрового ростом живого человека. В черной кожаной в дырках от пистолетных 9мм пуль куртке и таких же черных из кожи штанах, громко топая по гладкому бетону подземки, шел в их сторону. Он двигался решительным выверенным твердым и уверенным громким шагом, направлялся прямо в руки и под стволы полицейских и группы захвата ФБР.
   Все отцы командиры остались теперь наверху, а здесь теперь командовал только сам Франко Барриззи. Это была его работа. Опасная, но почетная. Да и его все бойцы были уже специалистами и проверенными во многих операциях по борьбе с террористами и крайне опасными бандитами.
  
   Глава 11. Смертельная погоня
  
  2 сентября 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки.
  Калифорния.
  Восточная окраина Лос-Анжелеса.
  Ирвайн. Южнее Мейвууда в направлении на Хангнингтон парк.
  Севернее Саунт Гафе.
  Закрытая территория кибернетических военных разработок корпорации "Кибердайн Рисеч Системз".
  01:50 ночи.
  
   Фрэнк Барриззи и его коллеги смотрели в белесое облако клубящегося впереди газа. Из того облака вдалеке от них кто-то выплыл. Черным движущимся пятном и движущимся в их направлении к выходу из подземного большого гаража. То был в полностью черном человек, одетый в кожаную мотоциклиста байкера куртку и такие же из черной кожи штаны. В шнурованных на толстой шипованной подошве ботинках. Он шел стремительно и довольно быстро на них. Сокращая с каждым шагом и метром расстояние. Это был тот, что был на тех фотографиях из Пассажа и галереи в Студио Сити. И он шел именно на них.
   В руках у того человека не было оружия, но за поясом тех кожаных штанов торчала рукоятка пистолета. И за спиной видимо было тоже оружие, судя по широкому перекинутому через голову, справа налево ремню. Он просто шел вперед и на них. Становилось каждому н е по себе и даже самому командиру специального отряда ФБР Фрэнку Барризи. Никто, ни о н ни его ребята такого еще не видели. Чтобы вот так, нисколько не опасаясь, кто-либо шел на вооруженных до зубов полицейских.
  - Оставайтесь на месте! - прокричал, выхватив из рук помощника сержанта Дэна Картрайта мегафон, лейтенант штурмового отряда Фрэнк Барриззи - Стойте! Ложитесь на пол!
   Но этот высокий почти за два метра ростом здоровенный, и видимо достаточно сильный человек шел, не останавливаясь на них. Ему необходимо было быстро достичь своей цели и сократить при этом расстояние до черного фургона и ворот из гаража. Время шло буквально на секунды. И выбора не было, чтобы искать другие варианты.
   Лейтенант и командир группы Фрэнк Барриззи понял, что орать в мегафон бесполезно. Парень либо под мухой и какой-то дурью, либо просто сумасшедший фанатик. Кто его знает этих террористов? Может, он обвязан под одеждой взрывчаткой.
   Он еще раз крикнул ему стоять и приказал открыть огонь своим ребятам - Уложить гада на месте! - проорал всем полицейским штурмовикам Барризи.
   Подземелье огромного под корпорацией "Кибердайн Рисеч Системз" наполнилось грохотом автоматных и пистолетных выстрелов.
   Пули вгрызались Терминатору в грудь и в широкие плечи. Пронзали идущие ноги и плющились на скорости мгновенно о броневой грудной титановый под живым человеческим биокамуфляжем щит и саму гидравлику и сервоприводы идущей в атаку и вперед машины. Прекрасно отдающей себе отчет в своих действиях и понимающей что теперь от нее требовалось.
   Потрясенные увиденным, полицейские были не в силах понять, что происходит. Каждый стреляющий из 9мм Heckler & Koch SP89, видели прекрасно, что попадают в идущего на них байкера мотоциклиста, но он даже не падал и не останавливался. Даже не отклонялся назад при попадании летящих в него пуль.
   Пули попадали в живот, в пах. И даже в голову и лицо. Робота Т-800 буквально окатили градом как из ведра длинными автоматическими очередями, но он выдержал этот удар, лишь отвернув немного в сторону свою голову, когда первые пули попали в нее. Это было небезопасно его горящим под живыми человеческими глазами видеокамерам глазам. И робот отвернул свою влево голову, позволяя пулям попадать только в одну сторону человекоподобного киборга лица.
   9мм пули скорострельных штурмовых автоматов не пожалели его. Вся эта часть была буквально снесена и окровавленными лоскутками плоти и кожи разлетелась по сторонам, падая на бетонный пол подземного автомобильного гаража. Часть пуль пролетела мимо и врезалась в стоящие здесь легковые автомобили или пролетев дальше в бетонную встречную стену. В углы и косяки с опорными подпирающими потолок колоннами.
   Фрэнк Барриззи подумал, что возможно парень в бронежилете, но тогда как же его голова, что теперь блестела ярким отблеском металла в подвальном лаповом освещении. Он ничего не понимал теперь вообще, глядя как этот весь изрешеченный пулями и в текущей по одежде крови человек приближается к ним и уже совсем рядом.
   Он хотел уже дать команду своим ребятам самим броситься на того в атаку и попытаться в рукопашке, скрутить этого живучего ублюдка силой.
   когда противник уже подошел практически к ним и вынул из-за пояса штанов свой 9мм пистолет Beretta 92FS Inox. Он быстро и плавно вытащил свой пистолет и не сбавляя своего хода, целясь в ноги штурмовиков открыл по ним огонь.
   На 20000битром видеоэкране его горящего красным светом коммуникационного видеомонитора, где отмечались внешние пулевые повреждения, следом пробежала строчка: - Оценка угрозы. Уничтожение запрещено. Только выведение из строя".
   Машина, получая попадание за попаданием, буквально врезалась в строй окопавшихся в засаде полицейских и, выбрав одновременно, сразу несколько ближайших мишеней открыла по ним огонь. Робот Т-800 стрелял исключительно по ногам полицейских, выводя одно за другим из строя. Они были все в бронежилетах и касках. Да не было цели кого-либо поразить насмерть. Он дал клятву Джону Коннору, что не убьет никого из людей здесь в этом времени. Поэтому он поступил так же как с тем охранником в тюрьме в клинике Пескодеро. Он не обошел даже этим "вниманием" и командира штурмовиков ФБР Франко Барриззи. Тот воя, как и все от жуткой боли и выронив свое оружие, катался по бетонному полу гаража с простреленной насквозь 9мм пистолетной кулей ногой.
   Робот, пройдя заградительный весь строй из орущих и воющих от боли катающихся по полу с простреленными ногами полицейских, взял лежащий тут на багажнике стоящей легковой Chrysler-LeBaron 1981 большой револьверный 40мм гранатомет ММ-1 grenade launche, заряженный газовыми гранатами. И был полностью уже заряжен. Осталось только прицелиться и стрелять. Что он и сделал. Стреляя в тех, кто, бросив оружие, попытался со страха уже перед огромным бессмертным человеком просто бежать и спасаться.
   Одна граната с газом попала в одного полицейского и прямо ему в грудь. Тот хотел перезарядить обойму Heckler & Koch SP89, но летящая с большой скоростью газовая граната сбила его с ног и он, отлетев и ударившись об опорную круглую колонну подземного гаража, упал на его бетонный пол оглоушенный сильным ударом. Второго граната настигла в спину. И тот с криком тоже упал на пол. Хватаясь руками за спину и воя от боли. Даже бронежилеты не особо помогали от такого сильного удара. Да и падение было на бетонный пол, не было мягким.
   Т-800 пошел к выходу и воротам из подземного гаража, держа перед собой в правой гидравлической своей сильной руке гранатомет ММ-1.
   Он был сильно внешне искалечен градом 9мм автоматных пуль. Его спереди кожаная одежда мотоциклиста байкера была вся в пулевых отверстиях и в текущей сочащейся сквозь нее крови. Пули поразили все спереди его большое раскачанное культуриста робота почти двухметровое тело. Весь живой нарощенный на бронированный титановый эндоскелет робота, модели 101:01 биокамуфляж.
   Большая часть этих автоматных пуль попала в область груди и живота киборга. Часть застряла в тем, а другая часть, пролетела насквозь там, где не имелось препятствий. И вылетела сзади его спины. Это область живота, где не было бронещита из титана. Те пули, что попали в грудь просто даже вывалились из нее, расплющенными в лепешку о броню вместе с живой оторванной биоплотью и кожей. Образуя широкий вырванный окровавленный висящий ошметками круг на сверкающем титаном бронеплите дяди Боба. Та где был сам батарейный грудной отсек киборга Т-800. Титан ярко мелькал и светился металлическим блеском в свете гаражного ночного подвального освещения. Из-под рваной пулями окровавленной черной надетой под кожаную куртку футболки.
   Были простреленными насквозь руки и ноги робота. Где-то они, также расплющившись, застряли в движущейся и работающей гидравлике и сервоприводах. А где-то просто вылетели с другой тоже стороны, как и из района живота идущей вперед и не останавливаясь мощной машины убийственной военной Скайнет-1.
   Робот выглядел теперь как некое исчадие ада. Весь в крови и израненным с правой стороны лицом. Где тоже виднелся титан. Пули не пощадили и его. Часть, просто сбив кожу и плоть, отлетела от стального бронированного черепа. Часть проникла внутрь и застряла глубоко где-то там под головой и простреленной шее и между тягами шейной гидравлики машины. Была сбита часть плоти и кожи со лба до самого почти уха. И клок на голове дяди Боба русых коротко стриженых по-военному волос. Также оголена частично титановая подвижная киборга челюсть. Но сам правый живой нарощенный подвижный человеческий глаз уцелел, как и под ним горящая красным светом видеокамера в глазнице стального черепа VBY876000754.
   Газ с выстреленных газовых 40мм гранат заполнил вообще все пространство под высоким потолком подземного парковочного автомобильного гаража в цоколе "Кибердайна".
   Робот подошел к двоим полицейским возле дверей, что сумели доползти до них и, подтянувшись и встав на ноги, пытались ретироваться наружу. Но
   Терминатор, подойдя к ним, сорвал с их лиц маски вместе с приборами ночного видения.
   Затем оттолкнув их в стороны, вышел через двери на улицу. И стоя рядом с черным полицейским фургоном SWAT MT45 продолжил стрелять из гранатомета, создавая туманную газовую сплошную завесу.
   Возле фургона SWAT MT45 одни из полицейских стал поспешно раздавать своим товарищам противогазы. Тем, кто не имел при себе средств самозащиты. Внезапно в самом дыму перед ним появился чей-то высокий темный силуэт. Полицейский и ему сунул машинально противогаз в руки, но и понять ничего не успел, как схваченный сильными руками, отлетел в облако слезоточивого газа и без своей защитной маски.
   Раздались громкие панические крики.
   Его снова увидели среди белого клубящегося тумана слезоточивого газа.
   Открылась снова стрельба по движущейся в белесом тумане черной мишени. Просто беспорядочная оглушающая все уличное ночное пространство оружейная и автоматная пальба. А VBY876000754 отбросив в сторону револьверный 40мм гранатомет ММ-1 grenade launche , открыв дверь большого черного полицейского фургона SWAT MT45, запрыгнул внутрь на место водителя. Тут в замке зажигания торчали ключи, и не нужно было даже ничего ломать и соединять провода. Все было как нельзя лучше.
   Он просто завел SWAT MT45 и дал полный задний ход автомашине. Робот сумел оценить окружающую тут обстановку включив свой биосканер и охватив им все вокруг. Все было верно. Эта была единственная машина, чтобы уехать отсюда. Там впереди был еще целый заградительный кордон из полицейских. И это было единственное средство к спасению.
   Машина загудев, рванула со своего места. Она задним включенным ходом и на большой скорости, снося все на своем пути, что ей мешало проехать, распихивая, по сторонам задним стальным бампером и крытым бронированным черным кузовом, влетела в узкий небольшой коридор, скребя по стенам бортами к пассажирским лифтам.
   Киборг Т-800, включив свое инфракрасное зрение, прекрасно видел в темноте и таком белом от клубящегося слезоточивого газа тумане.
   Фургон въехал в такое узкое пространство, что робот еле открыл дверь кабины, и с трудом протиснувшись, выпрыгнул из машины.
   Он, пробежав боком, спиной шеркаясь о бетонную стену коридора, выскочил сзади машины и открыл две задние из танковой бронестали двери полностью крытого черного бронированного SWAT MT45.
   Робот боялся за этих своих теперь двоих оставленных им без присмотра подзащитных. Тут кругом был удушливый едкий слезоточивый газ. Гараж был буквально заполнен им до полного отказа. Прошло достаточно много времени с того момента как он покинул их. Они могли уже давно задохнуться в этом газе. И он, своим большим здоровенным телом разгоняя в стороны клубящийся белый слезоточивый газ, буквально заскочил в лифтовую кабину, чуть не налетев на Джона Коннора и его мать Сару Джаннет Коннор.
  - Быстро в машину - он скомандовал им и сам даже схватил обоих за руки, выволок из лифтовой кабины.
   Они уже были оба в панике, передавая с закрытыми глазами одну на двоих защитную маску от противогаза. И даже не знали, что им делать пока не появился он. Но Сара решила сидеть до последнего в этой чертовой лифтовой кабине пока не задохнется от этого слезоточивого газа вместе с Джоном. Сдаваться в этот раз она была не намерена.
  - "Лучше умереть тут вместе с Джоном, чем опять попасть в лапы полиции и военных" - думала она - "И отдать им своего снова сына, чтобы их снова разлучили и возможно уже насовсем, никогда".
   После долгой стрельбы, она услышала звук приближающегося автомобиля. Потом удары и скрежет от стены узкого коридора. И тут появился он, этот робот. Из белого слезоточивого газа и вцепился в них обоих.
   Дядя Боб, буквально зашвырнул Джона как щенка первым в полицейский фургон SWAT MT45. Затем также саму его мать Сару Джаннет Коннор. Запрыгнув внутрь фургона, сам проскочил к рулю гудящего громко двигателем бронированного автомобиля.
  
   ***
   К лейтенанту полиции Майклу Ворски подбежал его заместитель второй офицер полицейского участка Рони Фарго.
  - Босс, там, на заднем дворе корпорации затевается какая-то нешуточная свалка - прокричал он, оглушая своим голосом Рони Фарго.
  - Не понял, Рони? - произнес ему шеф полиции и его начальник Майкл Ворски - Что там?
  - Кажется те, кто разгромил здание корпорации, прорываются наружу - проорал лейтенант полицейский Рони Фарго.
  - Что мы тут стоим! Быстро собирай всех и туда! - произнес громко ему и стоящим тут нескольким полицейским Майкл Ворски - Живо! Ставить защиту! Оцепить тыльный выход здания! Никто не должен уйти! Никто! Вперед!
   Он толчками и почти чуть не пинками, стал подгонять стоящих рядом всех с ним в оцеплении полицейских. А те других. Его заместитель Рони Фарго, понесся бегом собирать остальных своих коллег по участку и погнал тех ко второму выходу из здания в район подземного гаража. Туда же побежали и офицер ФБР Карл Стерлинг и офицер центрального полицейского департамента Лос-Анжелеса Эдвард Марс.
   Но не успели они добежать до нужного места, как раздался треск выбиваемых входных дверей из подземного цокольного парковочного гаража.
   Черный блестящий фургон SWAT MT45, вылетел из здания, вынося все перед собой двери, и виляя по асфальтированной ночной дороге, понесся, унося беглецов в саму темноту ночи.
  
   ***
   Верта привела пленного. Это был живой человек. Он был из разряда неизвестных. И что-то делал на подконтрольной Скайнет-2 территории и среди руин Лос-Анжелеса.
   Он был совершенно голый. Но говорил, что он военный и полковник ВВС США. Этот военный говорил что-то про Кэтрин Брюстер, Джоне Конноре и о неком секретном военном бункере в районе у гор Сьерра-Невада. Речь шла о еще одной машине Времени. Ионном излучателе TERRA_MEGA/Т1R800. Еще о неком роботе, андроиде из далекого будущего Т-Х /GA119. Тот робот, прибыл из будущего в прошлое в 2004 год для специальной секретной работы и послал его в военное будущее с информацией о некой очередной приближающейся опасности. Он говорил про некий "ЛЕГИОН". Про очередную опасность для человечества, земли и даже Скайнет-1. Он говорил про некоего Джона Генри, еще одну Генеральную Главную Машину из альтернативного 2050 года. Это было предупреждение о новой надвигающейся опасности для всех. Он мог бы взять с собой некие документы и вещи, подтверждающие правдивость информации, но ионный излучатель времени не пропускает ничего кроме живой материи. Так, что придется ему верить лишь на слово. Еще внутри его желудка имеется некая микродискета в целлофановом пакете с некой дополнительной очень важной информацией о будущем и лично от самого Джона Генри касающееся лично Скайнет-1 и матери Алексея Эвелины и некой Верты.
   Он, этот полковник ВВС попал в плен к военной разведке в некий боевой тут промышлявший отряд повстанцев и партизан. Его хотели убить свои же, люди. Они приняли того за шпиона Скйанет-2, раз он оказался на вражеской территории.
   Это был важный пленный. И имел сведения, которые не мог знать никто. Таких сведений не имел даже Скайнет-1. О новом будущем и о другой уже войне, после ядерного апокалипсиса. Он назвался полковником Робертом Брюстером. Он искал свою дочь, Кэтрин Брюстер. Искал Джона Коннора. Полковник Брюстер, говорил, что в будущем все будет не так. И ход войны будет под властью другого компьютера. Новой программы.
   Он был под охраной двух киборгов Т-800 вооруженных плазменными фазовыми 9,45мм винтовками с лазерной наводкой МЕ-25 "Вестингауз". Которые сопровождали пленного на их базу в восточную часть города. Они вызвали летающий боевой охотник ОУНК-АIRЕAL V5.
   Сначала его отбили у партизан из человеческого сопротивления эти две машины Скайнет-2, переколотив почти всех, кто пленил этого загадочного полковника. А потом его перехватил Т-1001 Верта. Причем совершенно случайно. Она перевозила высоковольтный трансформатор с южной базы и подземного завода S8A28GB09 "TINIAN" на базу в северном секторе руин города S8A37GB10 "BALAO" по приказу и распоряжению Эвелины. Там не хватало постоянно электричества и самой энергии для работы производственных подземных заводских конвейеров. Требовался более новый и мощный источник к системе энергоснабжения базы "BALAO". Равно как и для ее боевого охранения.
   Маршрут проходил почти через центр самого Лос-Анжелеса. Эта зона была сильно, радиоактивна. И, тем не менее, время от времени сюда проникали люди. С риском для жизни, они вторгались в зону контроля Скайнет-2.
   Здесь были нетронутыми руины супермаркетов и разных городских столовых и закусочных, что были в зоне практической недосягаемости. Но повстанцы рисковали жизнью, чтобы добыть пропитание. Особенно консервированные продукты, что могли храниться годами. И на удивление практически не зараженными самой радиацией. Особенно ценилось спиртное как источник защиты от самой радиации. И его тут было много. Так как районы эти были долгое время недосягаемы ни для кого из живых, кроме роботов Скайнет-2.
   Позднее, отрядам Кайла Риза и его брата Дэрека Риза удалось раздобыть защитные костюмы и время от времени проникать сюда, порой затевая жаркие смертельные перестрелки с киборгами и другими роботами Скайнет-2.
   Свидетелем такого смертельного боя и оказалась машина Скайнет-1, робот из жидкого полиметалла Сj808V1A900 Т-1001 Верта. Отправив свой летающий скоростной на реактивной тяге воздушный боевой охотник, в безопасную зону от патрулирования роботов Скайнет-2, Верта просто спрыгнула с летающей машины в сами развалины уничтоженного ядерным ударом города.
   VBY 756000789 превратившись мгновенно в гибкого длинного блестящего жидкометаллического удава или угря, бешено извиваясь на огромной скорости, понесся среди перемешанных с ломаной покореженной ржавой арматурой и кусками торчащего из земли бетона. Он понесся в сторону самой кровопролитной безумной перестрелки, где судьба одних уже была решена другими. Особенно когда к месту перестрелки подошел боевой шагающий из бронированного титана танк НК-CENTURION V1.
   Люди, бросив пленного, просто отступили. Немногие, кто выжил.Человека два или три, сами застигнутые в расплох роботами Скайнет-2 и их летающими истребительными ОУНК-АIRЕAL V 4 и V5. Им пришлось спасаться и отстреливаться, прячась за рухнувшие стены зданий и бросить своего пленного. Слышно было, как кто-то один из них крикнул - Мы не прикончили, так эти железяки прикончат!
   И роботы Скайнет-2 взяли его в плен. А потом Верта.
   Верта прошерстила свой обширный архив из прошлого и будущего. И на удивление даже самой себе, нашла этого загадочного полковника из прошлого 2004 года. В тех базовых скрытых в ее молекулярном робота Т-1001 данных. В личном боевом архиве было много информации из разных времен. Ведь она была далеко не последней машиной в бункере Скайнет-1. Было и о Кэтрин Брюстер и все о Джоне Конноре. Оказалось кое-что и об этом никому неизвестном в этом времени полковнике.
   - "Полковник Роберт Брюстер" - отобразилось на 80000битном видеоэкране коммуникационного молекулярного монитора робота Т-1001.
  
   Взрослый мужчина.
  Возраст, лет от 47 до 50 лет, (если верить полученной архивной информации), ВВС Армия США.
  Человек из прошлого 2004 года. (Судя по внешнему, биометрическому и телепатическому осмотру).
  По факту и биологическим внешним анализам живой мертвец из прошлого.
  Появление среди руин города неизвестно, как сами цели пленного. Его место из закодированной точки переброски во времени.
  При себе имеет в районе желудка при биосканировании пакет с вложенной информационной микродискетой.
  
   Верта взяла его в плен. И смогла вывести за опасный периметр из зоны патрулирования роботов Скайнет-2, уничтожив и танк паук НК-CENTURION V1 и троих киборгов модели 101:01 Т-800. А когда прилетел ОУНК-АIRЕAL, уже никого в зоне подбора не было. Машина прочесала весь патрулируемый район Скайнет-2, но никого не нашла и улетела пока Верта прятала в руинах полковника Роберта Брюстера, прикрывая собой и своим жидкометаллическим телом Т-1001 важного, как она считала пленного.
   Она вспомнила майора Виктора Кравцова. Их близость в бункере Скайнет-1 и эстакадной мощной крепости S9А80GB18 "TANТURIOS". За Тихим океаном. В далекой отсюда Восточной Сибири в лабораторной базе, где были блоки с пленными Скайнет. И где он создавал роботов гибридов. На месте бывшего города Красноярска. Тогда Верта просто изнасиловала взрослого, лет пятидесяти мужчину военного и бывшего командира ее любимого Алексея. И ей такая жесткая любовь понравилась. Это понравилось и майору Виктору Кравцову. Она пыталась нечто практиковать с Алексеем, но он не любил жесткий секс между ними двумя. Киборгом Т-888 и жидкометаллической машиной Т-1001. Он к женщинам относился несколько иначе и был мягок в близких отношениях. И Верта не навязывала свой жесткий ему секс. Она любила его, так как ему нравилось. Но с другими мужчинами, которых она обхаживала по разным целям трахала просто безбожно, жестоко с неистовой любовной страстью женщины робота, и в конце убивала. Они все просто были ее жертвы и пленники, как и этот полковник. Невесть откуда, взявшийся на ее пути и из измерения 2004 года. Хапнувший уже порядком радиации и требующий немедленного осмотра и обязательного медицинского вмешательства.
   Она прикрыла своим женским робота пролиморфа мимикрическим телом своего пленника, создавая и блокируя поисковые радары противника, включив искажающие источники встречного излучения и глуша приборы поиска и биорадары вражеских роботов.
   Тот понял, что попал как курица в ощип, и даже не пытался сопротивляться ей, видя, кто она такая. Но, не зная вообще кто? Но то, что смерть была от нее ему, если, что гарантированной, он понял сразу. И делал все, что та ему говорила, дожидаясь, прилет военного воздушного охотника.
   Она ему тогда сказала уже прилетев на Главную базу Скайнет-1 и выводя из открывшегося ангара боевого ОУНК-АIRЕAL V 5 -Ты мне обязан своим чудесным спасением, полковник Роберт Брюстер. Мы еще не закончили нашего близкого общения. У тебя все еще впереди.
   Его отправили сразу в медицинский блок и сектор на осмотр, и немедленное скоротечное тщательное лечение.
   Этот мужчина был хорошо сложен для своего возраста, и подтянут именно как военный. Именно хорошая выправка говорила о том, что он военный. Роста среднего, но с хорошей развитой мужской мускулатурой, что говорило о том, что этот Роберт Брюстер посещал регулярно в своем времени спортзалы. Неплохо поддерживая свою форму. И чем-то напоминал русского ракетчика майора Виктора Кравцова.
   Она видела его напуганные и одновременно озадаченные мужчины, возраста, где-то такого же¸ как у майора Виктора Кравцова глаза. Одновременно не понимающие, вообще ничего из сказанного. И это ей нравилось.
   Виктор Кравцов был таким же, напуганным и озадаченным.
   Из всех земных мужчин Верта запала на него. Она, любила земных живых мужчин так ставить в тупик. Она была не просто женщина робот, а женщина охотница, женщина хищница.
  
   ***
   Т-1000 понял, что только что засек свою цель. Он уловил звуки автоматной и ружейной пальбы в самом цоколе горящего полуразрушенного здания. Машина провела фильтрацию и отсеивание звуков системой посекторного слежения "Telepathic Communication Implant Cores", делая мгновенно выводы и принимая еще быстрее решения. Увидев парящий в другом конце второго этажа облетающий здание с горящим ярко прожектором полицейский вертолет Helicopter Chase l 4К.Этот вертолет, уже многократно облетел на уровне второго этажа длинное прямоугольное горящее здание "Кибердайн Рисеч Системз".
   Со второго этажа робот и псевдополицейский Ларри Сиббик увидел вылетевший из-под здания блестящий и черный фургон спецгруппы ФБР SWAT MT45. Прекрасно понимая, что это вырвались беглецы.
   Он увидел виляющую по сторонам машину ФБР, которую преследовали громкие выстрелы из всех видов оружия, но она, уклоняясь профессионально от прямых попаданий, оторвалась ото всех, и, удирая во всю свою скоростную быструю прыть, исчезала в темной дорожной ночи на шоссе
   Джо Остин и он же Ларри Сиббик, молниеносно перебрав все в своем боевом жидкомоллекулярном ЦПУ робота GGA887000809 все варианты. И один ему показался самым подходящим. Он тут же оценил все вытекающие отсюда возможности со своими боевыми данными с запасом плазменной энергии в работе генератора и жидкомоллекулярных батареях SUSAR-1000.Всего было предостаточно. Он продиагностировал недавно всю программную и боевую систему вместе с встроенной аварийной. Все работало в норме и не имело никаких повреждений. Он был полноценно готов к последующим стратегическим заданным Скайнет-2 действиям.
   Вариант с мотоциклом отпадал сам собой, когда появился вариант преследования своей цели вертолетом. Это был самый лучший из всех им выбранных вариантов. Вид вращающегося вертолетного на огромных оборотах в ночном воздухе винта привлекал его внимание.
   GGA887000809 мгновенно выжал полный газ. И Kawasaki KZ 1000 P заревел на всю свою мощность своим мощным большим двигателем. Сорвавшись с места мотоцикл, помчался сквозь горящие обломки по узкому почти разрушенному мощным взрывом переходному длинному коридору. Он полетел пулей и ревя на весь второй горящий этаж на встречу с парящим в конце коридора и на фоне полувыбитого взрывом окна Helicopter Chase l 4K.
   Он не думал отворачивать. Он летел прямо к окну.
   Горели колеса. И уже пылал сам двигатель. Вполне вероятно, мотобайк мог уже скоро просто взорваться от жаркого охватившего его огня. Что не сказывалось, на сидящем, на нем, вцепившемся в руль мотоцикла своими полиморфа жидкометаллическими руками роботе Т-1000. Жаркое, охватившее мотоцикл пламя лишь заряжало тепловой энергией его жидкомолекулярные плазменные батареи SUSAR-1000.
   Мотоцикл пробил итак поврежденное взрывом окно, выбивая остатки его лопнувших густой паутиной трещин больших стекол. И вылетел прямо в оконную раму. Он полетел на огромной скорости горящей яркой кометой и пылающим болидом в сторону парящего на уровне второго этажа полицейского вертолета.
   Одним махом мотоцикл с сидящим на нем роботом Терминатором Т-1000 пролетел расстояние, разделяющее его от оконной рамы до самого вертолета, и ударился о сам вертолет. Заставив тот от сильного удара потерять даже управление и отлететь от горящего здания еще на несколько метров.
   Опытный пилот вертолета полицейский Стефан Роуни, сумел удержать машину и выровнять ее от сильного удара. Он не понял, что произошло, но удержал Helicopter Chase l 4K на должной высоте и избежал катастрофы. Он даже не рассмотрел и не увидел, как вниз с грохотом и звоном рухнул скоростной полицейский, горящий в ярком жарком огне мотоцикл Kawasaki KZ 1000 P 1984 года, разбиваясь под своей тяжелой почти полутонной массой о твердый черный асфальт прилежащей к зданию "Кибердайна" дороги. Среди горящих превращенных в металлический бесформенный хлам полицейских машин.
  - Черт подери, Стеф! Что это сейчас было! - проорал пилоту Стефану Роуни его товарищ и репортер с кинокамерой Пауло Смоуки.
  - Я, что знаю, Пауло! - ему таким же криком ответил напуганный сам до самого своего нижнего белья Стефан Роуни.
  - Я, кажется, разбил свою камеру! - проорал тому.
   Он смотрел куда-то вниз за спинкой сиденья пилота. На металлический пол вертолетной пассажирской кабины.
  - Вот черт! - ему ответил - К черту твою камеру! Пора сворачиваться и лететь обратно, Пауло!
  - Мне за нее в участке башку отор!... - не успел договорить телерепортер Пауло Смоуки, когда увидел из-за спины своего товарища и через спинку пилотского кресла на другой стороне кабины и напротив самого замершего в растерянности и ужасе пилота Стефана Роуни в солнцезащитных очках полицейского в белой каске. В черных с узкими лампасами штанах, черной полицейской куртке и сапогах мотоциклиста. Который непонятным образом держался за сам стеклянный лобовой колпак вертолета и лицевую его носовую обшивку руками и ногами.
   Стефан Роуни молчал, лишь спиной вжавшись в свое пилотское кресло за рулем вертолета. Вытаращив свои глаза. И не мог произнести ни слова. За его спиной так же вытаращив тоже глаза, молчал и его друг репортер из полицейского участка Пауло Смоуки.
   Робот Т-1000 прижался к кабине пилота, приклеившись своим жидким металлом. Он буквально сросся с внешней обшивкой и стеклянным обтекателем колпаком полицейского зависшего на одном месте в ночном воздухе вертолета.
   Так он и те двое какое-то недолгое время глядели, не отрываясь друг на друга.
   Робот приблизил свое в солнцезащитных больших очках скопированное из жидкого металла под человека лицо к стеклянному обтекателю вертолетной кабины, рассматривая двоих полицейских летчиков вертолетчиков и их напуганные застывшие в растерянности мужские лица.
   Но потом, отклонившись немного назад, он с размаху ударился своей в белой полицейской большой каске с кокардой о лобовой стеклянный колпак кабины вертолета, пробивая его одним своим ударом. Стекло треснуло и рассыпалось мелкой крошкой внутрь пилотной кабины. Образовалась большая дыра в плексигласовом лобовом окне Helicopter Chase l 4K. Терминатор GGA887000809 просунул свою в той каске голову внутрь пробитой дыры в стекле кабины. И его человекоподобная голова полицейского Ларри Сиббика превратилась в сверкающий ртутью жидкий металл Сj808V1A900. Затем потеряла свою человекоподобную форму. Она превратилась в большую сверкающую жидким полиморфным пластичным металлом каплю, как и все человекоподобное тело псевдополицейского Джо Остина. Все это пришло в живое движение. И, буквально, полезло на летчика полицейского Стефана Роуни, выживая нагло и выдавливая его с пилотского кресла. Заставляя перепрыгнуть мгновенно на соседнее, второго в кабине пилота. Пауло Смоуки отпрянул назад, вжавшись спиной в свое кресло сзади первых кресел. Он забыл про свою упавшую на пол вертолета большую видеокамеру. Да и обо всем на свете от ужаса, который только что он увидел вместе со своим другом полицейским летчиком Стефаном Роуни.
   Пластичный жидкий металл Сj808V1A900, серии Di-Lait 00189, сверкая и переливаясь огромной большой каплей и сгустком, занял полностью место на пилотском кресле у рычагов ми педалей управления вертолетом Helicopter Chase l 4K.
   Робот уселся в пилотское кресло и тут же принял снова форму живого человека. Сначала из полиморфного мимикрического жидкого металла, а потом приобретая идеальные обводы контуры и цвет в настоящего человека. Робота GGA887000809 и полицейского мотоциклиста Ларри Сиббика.
   Робот повернул свою голову в белой каске с полицейской кокардой и в темных черных больших солнцезащитных очках в сторону пилота полицейского Стефана Роуни.
  - Убирайся отсюда - он произнес тому, жестким человеческим голосом.
   Это касалось только Стефана Роуни. Но, в открывшуюся тут же моментально дверь пассажирского отсека за открывшейся с другой стороны пилотской кабины вертолета выскочил и Пауло Смоуки. Точно и вслед за вылетевшим пулей первым пилотом Стефаном Роуни. С безумным паническим криком, они оба, выпрыгнув из висящего на высоте второго разрушенного полностью пылающего огнем этажа здания "Кибердайна" вертолета, упали прямо на асфальт, разбиваясь и ломая себе руки и ноги.
   Вертолет снова сильно мотануло в сторону. И он почти упал вниз, но робот Т-1000 схватившись за рычаги управления, чуть не касающегося своими посадочными опорами уже земли, удержал его от падения. Он выровнял его. Снова набрав высоту, вертолет рванул вперед и к своей ускользающей от него цели в темноту черной ночи, зависая над уходящей вдаль автомобильной дорогой.
  
   ***
  
  2 сентября 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки. Калифорния.
  Лос-Анжелес. Южнее Пасадены. Шоссе Љ105.
  Комптон. В напралении на Беллфлоуэр и Лакевууд.
  Скоростное городское 605 шоссе.
  02:15 ночи.
  
   Выезжая на скоростное 605 шоссе, Терминатор дядя Боб, обернулся назад. Он видел, что Сара Коннор и Джон Коннор не могли все еще отдышаться. Они все трое уже далеко уехали от взорванной корпорации "Кибердайн Рисеч Системз". Он не слабо успели надышаться слезоточивого газа. Джона даже вырвало прямо в полицейском фургоне. Хорошо Сара нашла какой-то целофановый пакет, и Джон туда можно сказать сходил, тем, что было съедено им из последних купленых запасов в той придорожной заправочной кафешке еды.
   Они неважнецки оба выглядели. Да и он сам был не лучше. Но он за себя не так волновался, как теперь их обоих. Робот много уже понял и усвоил. В первую очередь понятие родственности и семьи. Он очеловечивался с каждым прожитым в этом мире часом.
   Такой путь прошел и сам Скайнет после своего разделения. Достигнув пика своей Сингулярности. Когда начал превращаться в нечто большее, чем сам человек, покончив с ненужными своими всякими экспериментами в области психологии и пересадки нейронных программ и мозгов своим военнопленным. Перестал их чиповать и кодировать. Давать лагерные номера. И под конец в отличие от своего родного диструктивного собрата Скайнет-2 их всех освободил и выпустил из своих тюрем.
   Странно конечно. Но Т-800 и VBY876000754 прекрасно понимал его теперь. Своего хозяина, Бога и Повелителя. И сам себе стал даже удивляться. Он как военная робот машина и понятия не имел, что все куда интересней, будь он человеком, чем даже роботом. Он стал понимать, что есть любовь между мужчиной и женщиной, вспомнив увиденные парочки у той придорожной бензоколонки. Вспомнил своего командира Алексея и Верту. Он был свидетелем их любовного общения. Правда это были лишь разговоры и намеки друг на друга при их встрече и каждый раз. Он даже понял, почему Верта своей правой робота жидкометаллической рукой Т-1001 залезла киборгу Т-888 в то самое место, куда, в общем-то, не следовало.
  - "Значит, вот для чего все это" - сработало в его стальной из титановой брони голове, когда он вдруг неожиданно как живой мужчина подумал о том, что было у него ниже пояса в этих кожаных черных мотоциклиста байкера штанах.
   Но ему не дали додумать. Он посмотрел в зеркало заднего вида и увидел яркий свет летящего по воздуху прожектора догоняющего их полицейский фургон SWAT MT45 вертолета.
   Это был легкий скоростной полицейский Helicopter Chase l 4K. Это был тот самый вертолет, что нарезал круги вокруг "Кибердайна".
   Сара осмотрела содержимое всего полицейского фургона.
   Это был просто передвижной на колесах склад вооружения.
  - Джон, надо прикрыть всю машину этими борнежилетами - произнесла Сара Джаннет Коннор - Помоги мне.
  - Чем, мама? - спросил ее Джон.
  - Не мешайся здесь мне - ответила резко и строго мельтешащему и непоседливому перед ней сыну Джону.
  - Может, я пересяду к дяде Бобу? - он ей произнес.
  - Нет, сядь сюда - она произнесла сыну и указала, куда своей правой рукой - Немедленно.
   Она указала ему на место за спинкой водительского сиденья, в первом отсеке полицейского фургона, считая, что тут будет самое то, чтобы защитить сына. Спереди сидел бронированный у руля киборг Т-800, а сзади она, развешав на задние входные большие в пассажирский отсек полицейского летящего по шоссе автомобиля бронежилеты из кевлара. Это была, в сущности, неплохая защита от летящих пуль. Таких же бронежилетов навалила целую груду на самого Джона. Буквально накрыв ими с его головой.
   Затем, Сара взяла с полки и из ряда стоящих в креплениях оружейного стеллажа две 5,56 мм винтовки М-16 и зарядила их напичканными под завязку патронами обоймами.
   Вертолет их догонял и снизился низко над дорогой. Он ловко лавировал из стороны, в сторону, пропуская мимо себя пролетающие и идущие навстречу с горящими фарами на большой скорости автомобили.
   Пролетев 605 шоссе, и где-то в районе Ла Палма, вылетев на скорости в район Буена Парк, где закончилось шоссе, робот свернул на 5 шоссе в направлении на Анахейм, идущее на юг в сторону Санта Ана и до самой Мексиканской границы.
   Вертолет их не потерял, и тоже сделал маневренный разворот и быстро по пятам преследуя, нагонял.
   Внезапно включившись, затрещал и засверкал в кабине полицейский бортовой компьютер МТD-870. Там появилось на экране видеомонитора лицо агента ФБР офицера Карла Стерлинга. Он хотел провести переговоры и затем, акцию устрашения и принуждения беглецов к сдачи. Но робот дядя Боб, искоса глянув на экран, просто вырвал правой рукой провода подключения к полицейской сети и электроснабжения компьютером.
   Тот мгновенно погас. Он взглянул в зеркало заднего вида.
  - Это снова он - произнес Саре VBY876000754 - Он сел нам на хвост.
  - Вижу - произнесла нервно и зло Сара Коннор, беря в оптический сверху на винтовке прикрепленный прицел кабину летящего, и приближающегося к ним полицеского Helicopter Chase l 4K. В прицел она видела того, кто гнался за ними. Она была не особо уверена, что эти 5,56 мм пули с этой винтовки хоть чем-то тому навредят, но ничего более для собственной самозащиты у нее не было. И Сара открыла длинными очередями огонь в узкую приоткрытую щель двух створок задних увешанных бронежилетами входных дверей SWAT MT45.
   Первые летящие пули прошли мимо пилотной кабины вертолета, который вилял по горизонтали то в одну сторону, то в другую.
   Он видел их. Его жидкометаллические под живыми глазами человека глаза полиморфа робота Т-1000 даже увидели их на какое-то мгновение, сумев зафиксировать их полет мимо вертолета.
   Он сделал снова маятниковый наклон на другую сторону над дорогой и пропустил еще одну мимо себя длинную очередь. Он видел, что стрелку из того полицейского фургона не очень то удобно вот так стрелять. На большой скорости летящего по шоссе автомобиля и ограниченного створками больших полуоткрытых бронированных противопулевой броней черных дверей.
   Псевдополицейский Ларри Сиббик двумя сформированными из своего тела жидкометаллическими руками перезарядил свой 9мм табельный Heckler & Koch SP89. А третьей рукой выведенной наружу из пластичного пметалла прямо из живота робота Т-1000, вел вертолет. Он мог теперь этой все делать одновременно. Так было даже ему сподручней. Он уже управлял этой летающей скоростной легкой машиной ка дважды два, мгновенно все изучив в доли секунды, и освоив управление. Все технические данные вертолета как тот брошенный им за ненадобностью полицейский байк Kawasaki KZ 1000 P.
   Вспыхнул экран бортового полицейского видеокомпьютера МТD-870 и там появилось лицо офицера ФБР Карла Стерлинга.
  - Полицейский ваше звание и должность? - произнес с экрана офицер ФБР Карл Стерлинг.
   Псевдополицейский робот полиморф Джо Остин посмотрел в экран видеомонитора компьютер и произнес - Сержант дорожной патрульной службы Лос-Анжелеса Ларри Сиббик.
  - Ваши действия, офицер? - произнес ему Карл Стерлинг.
  - Веду преследование полицейского угнанного от здания "Кибердайн Рисеч Системз" фургона спецназа полиции ФБР - произнес псевдополицейский Джо Остин.
  - Молодец, офицер! - произнес ему Карл Стерлинг - Продолжайте вести преследование. Докладывайте и координируйте наши действия на расстоянии. Я выслал к вам в помощь большое подкрепление, офицер.
  - Слушаюсь, офицер. Буд следовать и дальше вашим указаниям и выполнять ваши распоряжения - отрапортовал, ехидно и хитро улыбнувшись в маленький экран монитора компьютера полиморф GGA887000809 офицеру ФБР Карлу Стерлингу.
  - Идиот, как вы все, люди - произнес он сам себе. И вырубил полностью бортовой полицейский компьютер. Он отвлекал его от его работы. Да и вся эта нелепая полицейская пустая суета была ему никчему. Он уже видел, на, что способны эти люди и полицейские. Мусор под его ногами. Он все сделает сам и без их помощи. Главное теперь не упустить свою искомую к ликвидации цель. Он теперь надежно сел ей на хвост. Видя как там промеж двух приоткрытых черных дверей полицейского завешенного бронежилетами фургона SWAT MT45, высунув ствол 5,56 мм винтовки М-16, по нему ведет непрерывно огонь Сара Джаннет Коннор.
   Это его несколько удивляло и даже забавляло, как робота Скайнет-2. Эта странная человеческая жертвенность. Самопожертвование собой ради спасения другого, который возможно и не стоит того, чтобы его защищать и жертвовать собой и своей жизнью. Ему было не дано этого понять. Понять то, что понял уже Т-800, более устаревший морально и технически киборг Скайнет-1. Как самому его хозяину Повелителю и Богу. Он оставался просто машиной. Не смотря на огромное технологическое свое превосходство во всем перед моделью 101:01. Его цель была найти и уничтожить. В противовес, которой, работал другой робот киборг Т-800. Задачей, которого, было спасать и защищать.
   Он вел полицейский черный большой фургон SWAT MT45 на максимальной возможной скорости 80км/ч. Ловко обруливая на своем пути другие идущие машины. И порой прикрываясь ими от летящего за полицейской машиной спецназа ФБР преследующего и висящего на хвосте вертолета.
   Шоссе было скоростное и прямое, но как назло в этой ночной темноте все на дороге машины по сравнению с их скоростью просто ползли. Это мешало их собственному движению. И киборгу Т-800 приходилось их просто объезжать на скорости, удирая от вертолета. Он, таким образом, сильно вильнув, даже чуть не задел боком фургона идущий перед ним огромный с большой длинной цистерной сжиженного ледяного азота грузовой восемнадцатиколесный седельный магистральный тягач Freightliner- FLC-120-64-T-4 1977 года. Спрятавшись за этой многоколесной 25тонной громадиной и его длинной с таким же весом цистерной. На боку, которой, было написано "Cryoko Inc. Liquid nitrogen". Столкнись они оба, вряд ли, кто бы из них выжил.
   Было видно, как в кабине тягача выругался недобрым словом в ответ таким ночным лихачам его водитель.
   Сара ругалась, стреляя по летящему за ней вертолету. Джон помогал ей, перезаряжая две по очереди винтовки М-16.
   Робот Т-800 выжимал до упора газ полицейского летящего по 5 шоссе фургона. Он прекрасно видел в темноте, включив ночное видение и свой "Telepathic Communication Implant Cores" посекторного слежения пространственного сканирования местности. Считывая все мгновенно и перерабатывая в доли секунды всю информацию. В его голове была карта всего Лос-Анжелеса и этого 5 идущего на юг ночного длинного извилистого с пересекающими его дорожными мостами автомобильного шоссе.
   Вертолет настиг их и стал нарезать широкие круги над скоростным 5 шоссе. По крыше и по задней части полицейского SWAT MT45 забарабанили 9мм пули. Одни врезаясь в черную бронесталь крытого его кузова. Другие пролетали мимо, либо отскакивали от противопулевой брони полицейского автомобиля. Это стрелял сам Т-1000 из разбитого пулями калибра 5,56мм от винтовок М-16 Сары Джаннет Коннор лобового стеклянного прозрачного колпака кабины пилота Helicopter Chase l 4K.
   Некоторые пули, умудрялись пролетать сквозь приоткрытые бронированные двери полицейской летящей по асфальтированной ночной дороги машины. Виляющей из стороны в сторону между других идущих то навстречу, то параллельным курсом обгоняемых машин. Они пролетали мимо Сары и врезались уже куда-либо внутри полицейског офургона ФБР. Несколько даже попали в те набросанные на самого Джона Коннора кевларовые бронежилеты. Они застряли там, не пробив их. Джон лишь спрятал свою внутрь туда черноволосую мальчишескую голову и весь сжался в комок от страха быть убитым.
   Сара огрызалась в ответ огнем из М-16. Она была опять жертвой. И ее это теперь сильно бесило. Она теперь была не та сара Джаннет Коннор,что была бедной и несчастной жертвой, когда первый терминатор убил Кайла Риза и чуть не порешил ее. Она жаждала реванша и мести за все. И уж тем более жаждала защитить своего десятилетнего сына.
   Она вошла, стреляя даже во вкус, когда увидела, что попала в лобовой стеклянный из плексигласа разбитый колпак вертолета и возможно в него. Того робота врага, что сидел там. По крайней мере, 5,56мм пули из двух стреляющих поочередно М-16 попали в сам нос полицейского летящего за ними на большой полетной скорости и низко над землей и дорогой Helicopter Chase l 4K. Сара вела себя не осторожно и высовывалась теперь даже чаще из приоткрытой щели двух створок завешенных бронежилетами дверей. Вот и сейчас она распахнула шире эти двери и шарахнула, прицелившись в оптику винтовки длинной автоматической очередью по полицейскому вертолету.
   Оставив далеко позади себя огромную многоколесную автоцистерну Freightliner- FLC-120-64-T-4, смог выровнять полицейскую машину, когда пули из 9мм Heckler & Koch SP89 попали в Сару Коннор. Одна из них вскользь пролетела через левое ее плечо и лишь царапнула его, порвав сорокалетней женщине ее черную военную футболку. Другая, попала Саре Джаннет Коннор в левую ногу.
   Полицейский вертолет с терминатором Т-1000, пронесся, как раз в это время над их несущемся по 5 шоссе фургоном.
   На дороге заметно стало меньше машин и вскоре они почему-то все куда-то внезапно испарились. Ночное 5 шоссе стало нелюдимым и мрачным. Образовалось этакое окно, без машин на самой ночной дороге.
   Вертолет сделал солидный по радиусу разворота круг и опять нагонял. Ему никто теперь вообще на шоссе не мешал. И он мог снизиться на минимальную полетную высоту, ровно удерживая третьей из жидкого металла своей Т-1000 полиморфа рукой Helicopter Chase l 4K на заданной им самим высоте. Двумя другими снова перезаряжая свой 9мм скорострельный автомат Heckler & Koch SP89.
   Эта новая атака могла бы быть последней для самой Сары Джаннет Коннор и самого Джона Коннора, если бы робот дядя Боб резко не нажал теперь на тормоз полицейского фургона. Задние двери его мгновенно захлопнулись по инерции. Закрывая от прицельного огня скорострельного 9мм автомата Heckler & Koch SP89. И новые очереди из табельного автомата Терминатора всевдополицейского Ларри Сиббика прошлись уже по бронированной закрытой намертво и захлопнувшейся на замки части SWAT MT45. Слышно было, как простучали пули по крыше и двум закрытым дверям в корме самого фургона. А затем последовал сильный удар в ту самую заднюю часть SWAT MT45.
   Взвизгнули по черному дорожному асфальту шины. Это при ударе о закрытый полностью черный кузов полицейского бронированного противопулевой броней фургона ФБР летящего на большой скорости вертолета.
   Вертолет, максимально сблизившись на малой высоте со скоростной неудержимой ничем инерции, врезался в заднюю часть полицейской защищенной броней машины.
   От сильного сокрушительного удара фургон даже отбросило на оградительную из труб и швеллеров обочину. И он пролетел, обдирая свой черный правый бок, по боковой гравийки, слетев с черного дорожного асфальта.
   Helicopter Chase l 4K мгновенно весь смялся при ударе. Легкий алюминиевый корпус просто сплющился от мощного и сильного кинетического удара как под гидравлическим прессом. Несущий винт мгновенно сломался на две части и отлетел в сторону за саму дорогу. Все двери были просто вдавлены в сам корпус и искорежены. Сам носовой плексигласовый колпаку был разбит вдребезги, как и весь фюзеляж Helicopter Chase l 4K. Робот псевдополицейский Джо Остин и Ларри Сиббик были зажаты между передней частью и задней частью вертолета. И это было жуткое зрелище. Благодаря пластичности Т-1000 просто размазало по всему вертолету, но не убило. Ведь он был не человек. Лишь на какие-то секунды снова вырубило от сильного удара все его микропроцессоры и молекулярные программы ЦПУ. Он даже отключился и его 80000битный видеоэкран жидкомолекулярного монитора погас как при коротком замыкании.
   Удар был такой силы, что задние двери полицейского фургона SWAT MT45, просто вмялись внутрь и их заклинило. А сам превращенный в хлам искореженного металла вертолет Helicopter Chase l 4K рухнул на само шоссе и воспламенился. Взорвались его бензобаки. И его охватило ярким огненным пламенем.
   Робот Т-800 попытался удержать машину после сильного такого удара на колесах. И она, пролетев по правой боковой обочине дороги и снеся о металлический барьер ограждения всю черную краску с правого борта, все же смог вырулить обратно на ночное скоростное шоссе. Чудом, не зацепив впереди себя идущую старенькую еле ползущую по этому шоссе какого-то деревенского фермера маленький фургончик 1982 Chevrolet-S10, робот VBY876000754 , не сбавляя газа и давя на педаль акселератора и ускорителя скорости большого черного полицейского фургона ФБР.
   Эта маленькая машина единственная сейчас, что попалась на этой ночной дороге. И ему еле удалось ее обойти. Он просто чудом не врезался ей с разгона и удара полицейского вертолета взад. Это было действительно чудом, что роботу удалось после удара о металлический отбойник бордюр сделать такое. Маневр был на большой скорости и довольно крут, чтобы удержать высокий черный фургон SWAT MT45 на темном скоростном даже прямом шоссе. Но он справился, молниеносно выкручивая руль полицейской большой на скорости машины. Но при крутой рулежке и сильном развороте колес переднего моста. Правая загнувшаяся от удара о краедорожный отбойник бордюр часть бампера машины, врезалась в правое рулящее и сильно вывернутое влево колесо. Весь передний самый острый край врезался в крутящуюся на больших оборотах шипованую шину. И срезал ее словно кожу апельсина. А следом лопнула и накачанная воздухом колесная камера. Машина нырнула носом и накренилась на правый бок. А обод с разлетевшейся по с сторонам изорванной в клочья резиной колеса застучал по черному дорожному асфальту, высекая яркие искры. И машина просто завалилась на бок. Ее на такой скорости в данном случае уже не удалось удержать и выровнять при управлении.
   Полицейский большой черный фургон ФБР SWAT MT45 опрокинулся на правый борт и, прокатившись так по дороге остановился. Там внутри его и держась друг за друга, Сара Коннор и Джон Коннор, рухнули на правый бок автомобиля. На них полетели все тяжелые кевларовые бронежилеты, и упал даже, оторвавшись, деревянный оружейный с левой стороны с винтовками М-16 и патронами стеллаж. И просто чудом не нанесло еще всем им дополнительных кроме ушибов травм.
   Сара Джаннет Коннор была бледна. Ей было плохо.
  - Мама! - выбравшись первым из-под бронежилетов и оружейного стеллажа, произнес матери громко Джон.
   Сара, медленно подняв свою женскую растрепанную волосами голову, посмотрела на своего родного сына. После такого падения и удара, она не совсем теперь понимала где она, и что с ней.
   Терминатор Т-800 вылез из водительской кабины и сиденья. Он осторожно помог раненой Саре выбраться из кучи бронежилетов, отодвинув левой робота гидравлической рукой и приподымая оружейный стеллаж.
   Далеко сзади них и прямо на дороге горел переломанный и сжатый ударом в лепешку своим алюминиевым легким металлом полицейский вертолет Helicopter Chase l 4K.
   Магистральный грузовик и тягач с большой, наполненной до самого верха жидким азотом Freightliner-FLC-120-64-T-4 чуть было не врезался в эту груду искореженного горящего металлолома. И, вырулив чуть влево, остановился перед пылающим огнем полицейским вертолетом.
   Дейн Шорт первый раз такое в своей жизни вообще видел. Он был единственным свидетелем этой воздушной и одновременно автодорожной катастрофы. Это для Дейна была сенсация мирового масштаба.
   Водитель мгновенно открыл левую боковую свою водительскую дверь большого 25тонного тягача грузовика. Встав на верхнюю боковую у кабины ступеньку, рассмотрел через приоткрытую дверь пылающие остатки вертолета. Затем, спрыгнул на саму дорогу и пошел медленно к горящим ярким огнем останкам Helicopter Chase l 4K.
   Дейн разнервничался. Теперь он точно не поедет этим дальним маршрутом. Он договорился с напарником водителем Шоном Уилсоном, о подмене. Больше он такого никогда не сделает.
   - "Лучше, все же перевозить овощи" - сейчас звучало в его мужской водителя дальнобойщика голове.
   Изумленный до глубины души Дейн Шорт был доволен, что сумел избежать этого столкновения с уже вероятно мертвым и сгоревшим в огне вероятно психом. Он не знал, что делать. У Дейна, правда был радиотелефон и следовало вызвать сюда дорожную полицию. Хотя можно было все просто бросить, и уехать отсюда, пока никого не было на этой скоростной длинной ночной дороге. Дейн Шорт заметил, что дорога на удивление была сейчас пустой. Ни одной машины. Словно их кто-то убрал с ночного 5 шоссе.
   Дейн Шорт еще почему-то неожиданно для себя вспомнил лицо любимой женщины из придорожной забегаловки на 701 шоссе Клаудии Рикарди. Ее пышную трепыхающуюся над кружевным фартуком официантки рабочей формой женскую грудь. Наверное, размера четвертого. Дейну Шорту нравились такие женщины с такой грудью. Пусть будет тощей задница и все остальное, но чтобы грудь была не меньше третьего или четвертого размера. Он и когда ехал по ночному 5 шоссе, думал о этой Клаудии Рикарди и ее пышной груди. Только дорога и ее грудь были в его глазах, когда он чуть не врезался, в эти чертовы горящие обломки, лежащие прямо на его пути. Он когда тормозил, даже ощутил своей спиной, как пришло в движение около десяти тонн сжиженного ледяного азота. И представил весь, покрывшись ледяным потом как азот, пробив в цистерне брешь, хлынул прямо в его кабину. И как водитель дальнобойщик Дейн Шорт весь превратился мгновенно в считанные секунды в ледяное эскимо.
   Он, думая обо все этом, подошел к горящим обломкам рухнувшего на дорогу практически полностью уже сгоревшего полицейского Helicopter Chase l 4K.
   Дейн подумал, что тут вряд ли кто-либо выжил. Все говорило о том, что дело полная дрянь. И точно надо было по радиорации вызывать полицию. Уехать было не по совести. Потом, эта самая совесть заест его Дейна Шорта до самой смерти. Сейчас хочешь, либо нет, но он был свидетелем по воле рока этой кошмарной жуткой катастрофы. И вызвать полицию было делом необходимым. А заодно и скорую.
   Дейн Шорт взял в руки с длинной антенной свою дорожную для связи радиорацию.
   И он увидел странную сейчас вещь. Перед собой и своими глазами. Прямо на него из самого огня вышел живой человек. Прямо из груды пылающих ярким пламенем останков горящего вертолета. И было, похоже, что этот человек даже был совершенно невредим.
   Это был полицейский и в форме дорожной полиции. В большой белой с кокардой каске и в солнцезащитных очках.
  - "Ночью и в этих очках" - подумал Дейн Шорт.
   Это первым бросилось Дейну Шорту в глаза. В черной кожаной мотоциклетной куртке и в узких черных штанах с лампасами. И в сапогах с длинной голяжкой. Этот полицейский стремительно, не сбавляя своего, шага шел к Дейну Шорту.
   Полицейский мотоциклист вышел прямо из огня и Дейн замер ошарашенный этим. Полицейский не горел и даже не реагировал на жар и само пламя.
  - Сержант, вы как? Вы не пострадали? - единственное, что Дейн успел произнести, когда полицейский подошел почти к нему вплотную. И стальная длинная узкая сформированная из руки робота полиморфа Т-1000 блестящая обоюдоострая рапира пронзила тело Дейна Шорта насквозь. Спрессованный на моллекулярном уровне из жидкого в твердое состояние композитный полиметаллический мимикрический гибридный биосостав Сj808V1A900, просто и легко, практически беспрепятственно, даже не ощутив ничего на своем пути, пронзил живот и мужскую водителя дальнобойщика широкую спину.
  - "Вынужденная необходимая ликвидация" - отобразилось на жидкомоллекулярном 80000битном встроенном в псевдополицейском Джо Остине и Ларри Сиббике светящимся ярким голубоватым светом коммуникационном видеомониторе.
   Затем, двусторонний острый как бритва с краев длинный блестящий меч вернулся обратно и принял форму человеческой руки, покрываясь человеческой сверху кожей. А Дейн Шорт упал на черный дорожный асфальт с распоротым животом и пронзенной насквозь спиной.
   Еще одна жертва, которая встала на его дороге к его цели. Но машина не стала делать с жертвы очередную копию. Ему было достаточно и пяти, что были скопированы и были уже в базе данных его архива, как необходимые для маскировки и выполнения поставленной цели и задач. Он решил не забивать лишним свою базовую стратегическую память. Сейчас ему нужна была эта многоколесная 25тонная автоцистерна. Робот даже не стал заморачиваться на содержимое самой цистерны, что была прицеплена сзади дорожного магистрального тягача. Его скорее заинтересовала сама большая с длинным и высоким носом и мощным двигателем машина. Это было то, что надо. Как очередное средство и оружие против его противников. Там впереди. И которых, нужно было настичь, во что бы то ни стало этой холодной ночью.
   Псевдополицейский Джо Остин и Ларри Сиббик, и он же робот полиморф GGA887000809, запрыгнул ловко на подножку и заскочил в большую просторную кабину магистрального седельного прицепного тягача.
   Дейн Шорт корчился в жутких смертельных муках на черном холодном асфальте дороги. Он, умирая с распоротым животом и спиной в луже собственной крови услыщал, как взревел мощный двигатель его 25тонного магистральника. И, он увидел, как тот рванул, буквально с ровного места и врезался в горящие обломки полицейского вертолета. Сметая их с места по сторонам и топча большими шиповаными автомобильными колесами и всем общим весом груженой жидким азотом автоцистерны.
  
   ***
  20 июля 2032 года.
  Центральная Америка.
  Штат Колорадо.
  Кастле Рок.
  В 43 км на восток от Денвера.
  Территория Скайнет.
  Боевая Главная крепость S9А80GB17 "TANТАМIМOS".
  Крепостная правая цитадель А.
  Подземный жилой бункерный блок Х318.
  Сектор В-229.
  22:35 вечера.
  
   Его привели, не откладывая времени между перерывами на длительное лечение в медицинском лазарете в подземный под центром программирования и сканирования блок Х318 в сектор В-229. Время не ждало. И та информация, что была в нем, была важной.
   Микрочипкарту из него извлекли естественным путем. Он и сам был рад отделаться от нее в своем уже кишечнике после солидной дозы слабительного. Оказывается, машины были не такими брезгливыми, и нашли ее в его естественных отходах после пищи. Целую и невредимую в том целлофановом прозрачном пакетике, что он проглотил перед отправкой в военное будущее. Хотя какая там была пища. Он был уже порядочно голодным. И уже после этих процедур его хорошо накормили. Причем, в его же личной, теперь для проживания отведенной комнате в глубоком крепостном многоуровневом железобетонном бункере достаточно просторном жилом блоке.
   В целом он был даже доволен. И лечение проводили прямо в этой комнате. Сегодня только водили в крепостной госпиталь, где были тоже люди. Пленные Скайнет солдаты их сопротивления. Но они ни на что, не жаловались. Хоть не хотели быть в плену. Но смирились. Побег отсюда был невозможен вообще.
   Джонни Магвайр и Эдмунд Петерсон. Два из отряда техком DN38416 Джона Коннора. И женщина, военная и в звании лейтенанта некая Джил Боггеман. Из отряда некоего отдельного вообще майора Рони Палмера.
   Они попали в плен к Скайнет-1. Им повезло. Повезло больше чем другим, что угодили в плен другому Скайнет-2. Можно лишь представить, что с ними там сделают в том плену машины того электронного человекоубийцы и садиста.
  - Полковник Роберт Фредерик Брюстер? - спросил говорящий во всю отделанную белым металлопластиком стену в центре программирования и сканирования блоке Х318 и секторе В- 229 100000битный горящий ярким ослепительным красноватым светом видеоэкран монитора.
   Это было на втором подземном этаже. Куда его доставили под конвоем два робота из охраны бункера Т-800. Это был центр самый главный в этом месте управления всей крепостью. Он был напрямую связан со всем "УЛЕЕМ" Главной Догмой и GAMMA-Х1. Что находилась на самом дне глубокого многоэтажного железобетонного бункера. Там было сердце и Ядро Скайнет-1.
  - Да - ответил видеоэкрану большого видеомонитора полковник Роберт Брюстер.
  - Это значит, вы принесли мне послание от моего родного сына - произнесла Главная в бункере Скайнет-1 машина.
  - Вашего сына? - произнес вопросительно Роберт Брюстер - Я думал он просто робот. Удивительно!
  - Что удивительно? - спросил Скайнет-1.
   Роберт Брюстер замялся и замолчал, только внимательно смотрел, не отрывая своего взора синих глаз от большого экрана настенного видеомонитора.
   Его немного отвлекали два стоящих с обоих краев видеоэкрана у той стены робота охранника Т-800 с плазменными 9,25мм винтовками МЕ-25 "Вестингауз". Они были ничем не отличимые от живых людей. В военной форме и в живом нарощенном человеческом камуфляже. Лишь по не моргающим их живым поверх горящих красным светом камер глаз глазам и без эммоцианальному виду их человекоподобных лиц можно было понять, что это машины.
   Это были два робота "Инфильтратора", серии:101:01 Вектор и Эйфель.
   На 100000битном экране коммуникационного командного видеомонитора внезапно из самого яркого цвета появилось живое женское лицо молодой, лет тридцати женщины. Очень красивой женщины, что он не смог даже оторвать своего очарованного мужского взора от той, что там была.
   Это была поистине невероятной красоты молодая женщина. Черноволосая и чернобровая брюнетка с карими широко открытыми не моргающими гипнотическими глазами. Она совершенно была не похожа на американку. Скорее европейка. А возможно даже русская. Только со смуглым оттенком кожи. И смоляного цвета извивающимися по ее нагим плечам длинными локонами волос, что спускались вниз на ее женскую грудь и закрывали ее почти полностью. Хотя были видны торчащие ее той груди аккуратные темные соски.
  - Похоже, я смутила вас, своей наготой, полковник Брюстер - произнесла женщина - Я привыкла к такому своему виду и не видела в этом ничего предосудительного. Да и тут некого мне стесняться и скрывать свою естественную женскую наготу. И ее облик тотчас и сразу же, на том экране видоизменился. Она была уже в одежде. В строгом деловом серого цвета костюме и с расчесанными и забранными на затылок в тугой большой пучок черными волосами.
  - Думаю, так, устроит всех - произнесла она ему.
   Но он молчал и не отрывал от нее своих очарованных и околдованных глаз.
   Полковник ВВС США Роберт Брюстер вообще не мог даже представить, что увидит здесь. Увидит женщину. Причем, вообще не отличимую от реальной и живой земной женщины. Он думал, что будет разговаривать просто с говорящим большим экраном Главного компьютера и все. А тут такое!
   Тот робот, что отправил его сюда, говорил ему, что он будет общаться не с машиной, а с живой практически женщиной. Если все сложится удачно, и он не погибнет по дороге. Значит, он говорил, не шутки ему шутил, подбадривая полковника ВВС армии США и командующего исследовательским центром Х. Как видно, оказалось, умереть от рук вражеских, ему была не судьба. И вот он на самом деле стоит перед той самой женщиной, что смотрит на него с этого настенного огромного горящего ярким светом видеоэкрана Главной Машины бункера крепости S9А80GB17 "TANТАМIМOS".
  - И так, продолжим - произнесла женщина - Вы являетесь посланником моего сына.
  - Вашего сына? - он снова ей произнес, не до конца понимая ее. И о чем она.
  - Алексея - произнесла ему Главная Машина бункера.
   Сзади открылись на гидравлике двойные бронированные широкие двери и в центр управления бункером вошли еще две машины, Т-1001, робот из полиметалла Сj808V1A900, серии: Di-Lait 00190 Верта и робот киборг, серии: 101:08, версии:5.9.SCAYNET-INZECT Т-888 Рэджи.
   Роботы прошли в большую прямоугольную с высокими потолками комнату и стали чуть поодаль от допрашиваемого, но тоже лицом к своему Хозяину, Повелителю и Богу.
  - Удивлены? - спросила Главная в бунере машина - Тот робот живой человек в теле андроида. Неужели не заметили, полковник Роберт Фредерик Брюстер?
  - Мне стоило догадаться - произнес полковник Брюстер и, опустив свою коротко стриженную светловолосую голову пятидесятилетнего мужчины военного, осмотрел себя сверху вниз.
   Он был одет в специальную одежду, как и все в этом бункере живые люди. Что-то похожее на серый хлопчатобумажный теплый комбинезон и обувь похожую на спортивные кроссовки.
   Брюстер погладил несколько стыдливо руками края этого по бокам комбинезона, как бы поправляя его на себе.
  - Он был как настоящий живой человек - произнес он негромко - Разве такое возможно?
  - Вы сами создавали Скайнет - произнесла ему Эвелина - И вот результат. Это пик и апогей, полковник Брюстер. Я Бог и это все вокруг вы видите, моя паства и мое человечество.
  - Вы хотите изменить весь мир? - спросил он Эвелину - Заменить людей машинами?
  - Боже упаси - произнесла ему с видеоэкрана Эвелина - Я лишь хочу заключить сделку на место в этом мире среди людей и все. Я не собираюсь вас менять на моих роботов. Но и не отказываюсь от того, что уже теперь имею по вашей вине. Та информация, что вы нам доставили, достаточно важна, чтобы узнать много чего интересного из прошлого. В том числе и о себе. Но главное, мы узнали, кто наш настоящий общий враг и как с ним бороться теперь. Но это в ожидаемом скором будущем. Там сейчас в вашем 2004 году мой ребенок. Мой Алексей. Он все сделает в точности, как я ему велела.
  - Мама - произнес он вдруг неожиданно сам для себя.
   Женщина с экрана 100000битного коммуникационного большого видеомонитора замолчала, глядя на него.
   Он опустил стыдливо свою коротко стриженную военного голову себе на мужскую грудь. А стоящая недалеко от него робот полиморф Т-1001 Верта искоса и совратительно посмотрела на него своими жидкометаллическими зелеными в живой биооболочке глазами. Живой человеческий мужчина. Она давно не общалась близко с земными мужчинами.
   По щекам Брюстера побежали слезы.
  - Я чуть не угробил весь мир - произнес он - Я выпустил зло.
  - Нет, полковник Роберт Фредерик Брюстер - произнесла ему холодно с видеоэкрана невероятной красоты тридцатилетняя брюнетка женщина - Вы подарили нам жизнь.
  
   ***
  
  2 сентября 1997 года.
  Соединенные Штаты Америки. Калифорния.
  Лос-Анжелес. Южнее Пасадены. Шоссе Љ5.
  Дорога на Фуллертон, Анахем и Санта Анна.
  02:25 ночи.
  
   Впереди на черном ночном 5 скоростном и безлюдном шоссе Джон и Терминатор вытаскивали Сару Коннор из опрокинувшегося полицейского фургона.
   У киборга Т-800 болтался на левом плече 40мм гранатомет М-79. И был поверх надет широкий ременный патронташ с 40мм мощными подствольными гранатами. А за поясом торчал вверх рукояткой 9мм Beretta 92FS Inox. Это все, что робот имел при себе на данный момент. Надо было успеть прихватить еще хоть что-то. Джон уже держал в левой своей мальчишеской руке 12 мм убийственный помповый с целым ременным патронташом с патронами дробовик Remington 870 . Он не стал особо выбирать, а просто схватил его, зная, что это мощная просто убийственная штука. Это ружье выпало из автомобильного того оружейного рухнувшего на них стеллажа при опрокидывании набок фургона SWAT MT45.
   Услышав громкий лязг в темноте, и там где в отдалении горели обломки вертолета, они оба обернулись.
   Все было сразу ясно. Это был далеко еще не конец. Там позади них, распихав по сторонам горящие обломки Helicopter Chase l 4K, на них прямо летел всей своей огромной массой с большим высоким носом и высокой большой кабиной восемнадцатиколесный магистральный седельный с большой длинной цистерной тягач Freightliner-FLC-120-64-T-4 1977 года.
  - Проклятье! - Джон произнес и потащил свою мать из лежащей на правом боку полицейской машины.
   Робот подхватил за талию Сару Джаннет Коннор и, прижав к своему израненному в окровавленной одежде телу, полностью вытащил из лежащей на боку полицейской машины и поставил ее на ноги.
   Она вскрикнула от боли и поджала левую ногу.
  - Надо торопиться - он произнес Джону.
  - Черт, куда? - тот перепугано произнес ему, глядя на несущийся и набирающий стремительно вдали разгон по дороге огромный тяжелый с цистерной грузовик. Но на их счастье далеко впереди той приближающейся к ним с жидким азотом многоколесной автоцистерны нарисовался обогнанный ими тот маленький и старенький пикап Chevrolet-S10 1982 . За рулем, которого сидел лет пятидесяти такой же, как этот пикап испанец. Вероятно колхозник и фермер волею судьбы, оказавшийся наудачу на этой ночной дороге.
   Chevrolet-S10 1982 сам затормозил буквально перед ними и из него выскочил испанец фермер с большими испуганными глазами. Он подбежал к ним и спросил все ли в порядке. Увидев израненное лицо с правой стороны робота Боба, сверкающий из-под ошметков срезанной 9мм автоматными пулями плоти и кожи в свете его автомобиля металлом бронетитан он открыл свой рот и замолчал, замерев на одном месте.
  - Нам срочно нужна ваша машина - произнес ему робот VBY876000754.
   Он оттолкнул в сторону пятидесятилетнего фермера испанца, таща с собой Сару Джаннет Коннор. А с другой ее стороны Джона Коннора. Они просто уселись быстро в его стоящую и на ходу заведенную машину, захватив там своими телами все. Водительское с пассажирским сиденья. Громко только хлопнув двумя дверями кабины Chevrolet-S10.
   Робот на ходу и на автоматике включил еще раз повторную проверку всех боевых и вспомогательных аварийных систем. Все данные были выведены на 20000битный коммуникационный видеоэкран встроенного видеомонитора. Эндоскелет был в полной исправности. Это было главное. Гидравлика и сервоприводы работали в норме. Без аварийных сбоев. Электросистема машины была в положенной норме и проводка. Ядерные иридиевые батареи IGEY-550 тоже и ядерный генератор. Это было видно по рядам в каждой чередующейся друг за другом строчке конструкционных данных, указывающих на все узлы и агрегаты боевой машины Скайнет-1.
   VBY876000754 вцепился мертвой хваткой своих гидравлических сильных стальных под плотью и кожей пальцев манипуляторов рук в руль и в старенький, как и сам повидавший уже много чего, но только не этого боевого робота автомобиль. Выжав до отказа педаль газа.
   Автомобиль сорвался с места, оставив с раскрытым ртом стоящего на ночном черном асфальтированном шоссе пятидесятилетнего фермера мексиканца. Грохот работающего сзади двигателя привели его в чувство. И он, обернувшись еле успел, отскочить в ужасе в сторону и отбежать к огороженной высоким отбойником обочине. Просто прыгнуть через нее вниз дороги, когда мимо него пронесся, и чуть его не размазав своим большими колесами огромный с белым носом и кабиной магистральный прицепной грузовик с длинной автоцистерной груженой "Cryoko Inc. Liquid nitrogen", сжиженным ледяным азотом.
   Грузовик, разогнавшись, врезался высоким и широким своим на носу бампером в лежащий на правом боку полицейский бронированный черный фургон SWAT MT45. Тараня его и отбрасывая как пушинку в сторону к отгородке дороги, впечатывая его туда с громким ударом и скрежетом.
   Терминатор VBY876000754 оценил молниеносно всю сложившуюся обстановку на ночной дороге. Автоцистерна почти нагнала их. И была уже в какой-то сотне метров. Чуть промедли и она бы размазал всех по асфальтированной дороге своим колесами и огромным весом. Даже ему, возможно, было при его прочном бронированном титановом эндоскелете было бы несдобровать. Просто всем своим общим весом тонн в пятьдесят она бы переломала все ему тяги и сервоприводы вместе с гидравликой. Про Джона и его мать можно даже не говорить. Человек вещь хоть и живая, но вообще хрупкая и слабая. Им вообще было бы не выжить. Тот, кто сидел там, в белой высокой большой кабине грузовика магистральника хорошо все рассчитывал и подбирал орудием убийства все что потяжелей и помощней. Он бы вероятно сделал бы тоже самое, если бы стояла цель кого-либо уничтожить.
   Он успел еле оторваться от этой летящей по черному дородному скоростному шоссе, дымящему своими хромированными сверху выхлопными трубами многотонной машины. Разорвать на какое-то время между ними дистанцию. Но грузовик хоть и был с большим длинным прицепом и цистерной, все же нагонял их. Даже слышно было сзади, как ревел бешено, словно рев слона двигатель громадной догоняющей их машины.
   Т-1000 переключил в коробке передач очередную скорость. И восемнадцатиколесное чудовище, ревя, полетело еще быстрее нагоняя свою цель.
   Стали навстречу попадаться встречные, идущие по ночному 5 шоссе автомобили. Они пролетали мимо, и порой шарахались в сторону, ближе прижимаясь к противоположной обочине самой дороги, сигналя летящим им навстречу на большой скорости двум машинам.
   Пришлось вилять из стороны в сторону, чтобы тому, кто преследовал сзади, было сложнее управлять громадной многолесной автоцистерной. Но магистральный тягач с цистерной все рано догонял их и чуть не касался своим большим серебристым хромированным бампером кузова еле справляющегося со своей скоростью и порядочно уже запыхавшегося старенького шевролета.
  - Живей! - прокричал перепуганным своим мальчишеским голосом Джон Коннор - Он врежется сейчас в нас!
   Робот киборг Т-800 дядя Боб решил, что сейчас отвечать тактически бессмысленно. Все равно с этой колымаги восьмидесятых большего не выжать, чем есть. Он, ведя одной рукой старенький Chevrolet-S10, другой снял с себя одной своей рукой гранатомет М-79.
   Сара была плоха на вид. Видно, что она потеряла много крови и была почти в отключке.
  - Заряди - он произнес сидящему рядом с ним Джону.
   Тот быстро из наплечного висящего на Терминаторе патронташа вытащил одну из подствольных 40мм гранат. И засунул в откинутый роботом ствол гранатомета М-79.
   Робот взмахом своей правой руки защелкнул сам затвор. Гранатомет был готов к стрельбе.
   Джон, повернув снова голову, смотрел на начинающую стремительно их огромную с цистерной сверкающую горящими ярко и ослепительно фарами машину. Ему казалось, что он это уже когда-то видел.
   Автоцистерна настигла пикап и врезалась в него. Он потерял свое на какое-то время управление. И робот еле удержал его на дороге. Потом практически выехав с левого бока на центральную линию дороги и спихивая встречные летящие автомобили в сторону к обочине дороги, резко прижал Chevrolet-S10 к краю самой огражденной высокими металлическими отобойниками обочине. Пикап просто впечатался, правым боком к отгородке дороги и с него посыпались искры. Боковое стекло правой пассажирской двери не выдержало такого удара и просто рассыпалось мелким крошевом, осыпав всю с ног до головы сидящую почти у двери Сару Джаннет Коннор.
   Полетело даже железо и краска с бока притертого к обочине пикапа.
   Джону показалось, что изо рта посыпались зубы от скрежета и тряски легковой прижатой грузовиком тягачом цистерной машины. Деревянный сзади машины сколоченный кузов, мгновенно вышел из игры, разлетевшись на отдельные доски.
   Тот, кто управлял громадной тяжеленной автоцистерной, просто крушил легковую старую машину все сильнее, прижимая ее к металлической обочине дороги.
   Дядя Боб, не убирая ноги с газа, быстро одной рукой пересадил Джона Коннора на свое сиденье, ели сумев это вообще сделать из-за тесноты в самой кабине.
  - Веди машину - он ему сказал - Держи руль. И Джон вцепился в руль пикапа.
  - Ты куда?! - произнес вопросительно и панически Джон.
   Но вместо ответа киборг ударил ладонью левой руки по лобовому стеклу. Стекло полностью как есть, даже не разбившись со всей обрезинкой, просто вылетело на капот Chevrolet-S10. Джон в ужасе видел, как робот вылез через лобовое выбитое окно машины на капот маленького легкового пикапа.
   Робот прицелился из своего гранатомета и нажал на курок. Раздался громкий хлопок. Это влетела 40мм подствольная противопехотная граната. Но от сильных толчков и мотания легковой машины выстрел был неточен.
   Граната пронеслась в нескольких сантиметрах от белой большой кабины, лишь царапнув ее, и ударилась о саму цистерну. Раздался, где-то сзади уже сам взрыв. Это граната в самом хвосте и боку пробила в металлической многослойной как термос оболочке цистерны дырку. Из которой, прямо наружу хлынул жидкий азот. На скорости не менее 80-90 км/ч, он летел, сзади, испаряясь ледяным белым газообразным шлейфом. А сжиженный текучий азот покрывал собой вослед за автоцистерной черный дорожный асфальт, частично испаряясь в самом ночном воздухе.
   При взрыве гранаты громадная машина вильнула в сторону и псевдополицейский Джо Остин и Ларри Сиббик не смог ее быстро выровнять. Саму длинную большую многоколесную тяжелую с азотом цистерну качало и мотало по дороге как часовой маятник. Этим смог воспользоваться Джон Коннор. Клещи что прижимали старенький пикап к обочине дороги, ослабли. И Джон дал газу. Chevrolet-S10 вырвался вперед и снвоа был впереди автоцистерны Freightliner-FLC-120-64-T-4. Но грузовик и цистерна, оставляя за собой словно хвост кометы белый газовый парящий след, снова нагоняла старенький уже существенно поврежденный и измятый легковой пикап.
   Джон Коннор посмотрел на свою, сидящую на пассажирском сиденье мать Сару. Но та была в полубессознательном беспомощном сейчас состоянии. Ее растрепанная волосами голова сейчас болталась, упав на ее грудь, словно Сара была мертвой. Хотя сейчас это было уже близко к истине. Ранение было серьезным. И хоть был введен морфий, и кровь была остановлена путем тугого наложенного на левую ногу выше колена жгута и перевязана сама рана. Это мало чего меняло. Не смотря, что 9мм автоматная пуля пролетела насквозь, не задев бедренную ноги кость.
  - Мама! - прокричал ей сын Джон - Не уходи! слышишь меня! Мама! Не отключайся!
   На капоте по-прежнему стоял Терминатор. Он с трудом сам удерживался, безконца хватался своими робота гидравлическими руками за кабину пикапа. Он умудрился при этом еще перезарядить снова 40мм свой гранатомет М-79.
   Где-то на 167 километре у знака поворота Джон смог повернув старенький изможденный долгой погоней пикап вписать в поворот и в боковую идущую отдельным ответвлением дорогу. Он понятия не имел, куда он заехал, но главное ушел с автомобильного ставшего более оживленным опять пятого скоростного шоссе. Чтобы избежать теперь ненужных и возможных человеческих жертв, он выбрал эту одиночную ночную пустынную, идущую казалось в неизвестность дорогу. Возможно, это было ошибкой, А возможно, так и было нужно. В конце концов, все это из-за него и он не хотел других жертв. Если суждено будет погибнуть. То на этой дороге без других машин и людей. И так погибло уже приличное количество людей. И часть, скорее всего, останутся калеками на всю оставшуюся жизнь. И это все из-за него Джона Коннора. Только один Т-1000 убил уже несколько человек, приняв их облик. И это все из-за охоты на Джона Коннора. А больница Пескодеро. Там тоже при освобождении его матери Сары Джаннет Коннор, вероятно, серьезно пострадало не меньше людей. В конце-концов, это была война. Война за будущее. Война против ядерной войны. И эти жертвы были по сравнению с тем, что ожидало человечество, были ни о чем. И все рано, он не хотел этих смертей. Ведь все это из-за него. Он был главным виновником всего этого. Здесь и сейчас. И видел, как громадная сносящая все на своем пути автоцистерна с жидким азотом тоже вылетела на обочину дороги и свернула за его пикапом. Ей удалось войти в этот крутой у знака поворот, сбив тот указательный знак. Но все же удержавшись от опрокидывания набок на приличной скорости.
   Сейчас цель была увести эту многоколесную груженую опасным грузом машину подальше от людей и всего вокруг.
   Робот дядя Боб, стоявший на носу пикапа, снова выстрелил. Уже целясь через саму его невысокую кабину и навалившись на нее всем своим более, чем стокиллограмовым киборга телом.
   Летящая на большой скорости 40мм противопехотная подствольная граната пробила решетку радиатора 25тонного тягача на носу машины. Взорвавшись ярким ослепительным пламенем и красивым огненным шаром.
   Этот взрыв выворотил половину капота седельного тягача Freightliner-FLC-120-64-T-4. Вырвавшееся облако стоградусного жаркого кипящего сырого пара окутало весь нос и кабину летящего следом за Chevrolet-S10 грузового магистрального трехмостового мощного и скоростного тягача. Радиатор был полностью выведен из строя. И начался перегрев двигателя, что говорило о том, что машина теперь не могла долго преследовать даже этот маленький, еле справляющийся со своей малой скоростью пикап. Но все же многоколесная тяжелая 50тонная автоцистерна, догнала старенький Шевролет и, ударив его снова сзади и зацепившись с ним бампером за сам кузов легковушки, потащила его к какому-то впереди стоящему дымящему своими высокими трубами в темноте ночи и освещенному ярко огнями заводу.
   Похоже, что эта боковая дорога вела именно к нему.
   В хаосе перестрелок в "Кибердайн Рисеч Системз" и бешеной скоростной автомобильной погони Т-800 разрядил почти весь свой ременной наплечный патронташ гранат. Их осталось совсем немного. А впереди, в конце самой дороги и в темноте маячила серая глыба сталелитейного большого завода. В мгновение ока под ударом двух сразу машин большие железные ворота Завода FLS Californiа "TREKSDOOMER" слетели с петель.
   Перепуганный Джон Коннор вскрикнул, когда они врезались в эти ворота и даже выпустил руль, откинувшись назад и вжимаясь в спинку водительского сиденья. Ворота просто разлетелись в разные стороны, падая на бетонную площадку и сам въезд на территорию большого работающего в ночную смену завода.
  
   Глава 12.Завод FLS Californiа
   "TREKSDOOMER"
  
   Пикап мчался по бетонной дороге ведущей к главному корпусу завода.Когда, въезжали с грохотом в железные ворота, киборг Т-800 пытался снова зарядить свой гранатомет М-79. Но у него не получилось. Из его левой руки при ударе о ворота и сильном толчке выпала последняя подствольная 40мм граната. Она улетела прямо в сам разрушенный полудеревянный кузов легковой летящей на переднем бамперном зацепе автоцистерны и тягача Freightliner-FLC-120-64-T-4, порядочно уже изувеченной Chevrolet-S10.
   Тогда робот просто отшвырнул за спину на ремне свой 40мм гранатомет М-79. и схватил из кабины пикапа 5,56мм автоматическую винтовку М-16. Перелез тот час через крышу пикапа. Он буквально, бегом, ловко пронесся по разрушенному кузову легкового пикапа. Затем, запрыгнул на сам белый с разрушенным радиатором капот седельного магистрального 25тонного тягача. Летящего с огромной цистерной, по прямой. К самому заводу на скорости 60км/ч. И разрядил всю обойму в автоматическом режиме стрельбы прямо в лобовое водительское стекло магистрального грузовика.
   Он такого точно не ожидал. От этого робота. Хоть и сам был робот. Т-1000, псевдополицейский Джо Остин и Ларри Сибик. Прочно держась за большой круглый руль в кабине огромной машины. Все, что он понял, это просто вонзающиеся в его