Киселев Сергей: другие произведения.

Курьер с изнанки (название рабочее Гл-1)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Произведение из серии "Наши там…". Двое друзей оказались в другом, более насыщенном магией, чем наша Земля мире. Что из этого выйдет, покажет время. Рад буду комментариям, критике, советам по делу. Устранены некоторые ошибки. В текст внесены микро дополнения: 03.07.08


КУРЬЕР С ИЗНАНКИ

ПРОЛОГ.

  
  
   ...Ну вот, я и на месте. Столетний, как я для себя молча решил, дуб, приветливо помахал мне ветвями. Возможно, то был всего лишь ветер, но я почтительно склонил перед деревом голову. Вежливость не отнимает много сил. От меня не убудет, тем более, что мне это приятно и не трудно, а ощущение, будто благословение получил.
   В нагрудном кармане туристической куртки, недавно купленной в спортивном магазине специально для таких походов, задорной мелодией отозвался сотовый телефон. Ага, долгожданный звонок.
   - Да Юрон, я на месте, дошел нормально, больше можешь не беспокоиться... Да, все как договорились... Само собой, вернусь - тут же свяжусь с тобой. А как же может быть иначе? Только постарайся за это время подготовить все по списку, хорошо? Денег должно хватить, а если не хватит, то... Понял, понял. Все, пока. - я отключил сотовый и, убрав его в нагрудный карман, застегнул на молнию.
   Ворона каркнула во все воронье горло. От неожиданности и нервного напряжения боднул головой вековую кору мудрого древа. Тьфу, зараза, опять напугала! Захлопав крыльями, птица сорвалась с дубовой ветки, и устремилась ввысь подальше от меня. Вот черт, в пятый раз перехожу, и в пятый раз одно и то же, треклятая ворона с ее карканьем на прощание. Заикой стану! Специально, что ли, меня здесь поджидает? Наверное, я ей приглянулся, хотя сыром перед клювом и не вертел, басен не рассказывал. Такой, своеобразный пернатый Харон, проводник с этой стороны туда...
   Скинув тяжеленный рюкзак, кило под пятьдесят, я уселся в позу лотоса, откинувшись спиной к могучему стволу дуба, плотно набитый рюкзак пристроил сверху на скрещенные ноги. Может быть, это кому-нибудь покажется диким, но для меня такая поза не в напряг, даже с грузом. Предстоит переход, необходимо настроиться на волну перехода, поймать ритм, частоту, прочувствовать телом, душой. А в голову лезет совсем другое...
   Кто бы еще недавно сказал мне, что мечта моя исполнится. Вот так вот, и бац, прям по голове! Всего одна исполнившаяся мечта, но мне хватило. Как просто сидя за книгой, отслеживая перипетии сюжетной линии главных героев, мечтать о далеких мирах, магах и тяжелой борьбе за выживание, когда сам в этом не участвуешь. "Ах, я сильный и смелый, ах, я умный и находчивый!" - хочется крикнуть самому себе в зеркальное отражение, и совершенно натурально, то есть почти убедительно, постучать себя кулаком в грудь. Читаешь книгу, смотришь фильм и думаешь что я тоже так смогу, ничуть не хуже этих выдуманных персонажей, тут нет ничего сложного! Вот и пожалуйста, получайте чего хотели, а жалобы и претензии не принимаются, и подарок возврату не подлежит. Чего же я тогда такой недовольный, мою мечту же исполнили? И ведь говорили умные люди, будь осторожен в собственных желаниях. Эх, все мы крепки задним умом!... Но за что страдают другие?
   Нет, бросать надо эти паникерские мысли, готовиться надо. Терпеть не могу все эти переходы. Вспоминаю, как это было в прошлые разы, в дрожь бросает. Сюда еще ладно, почти, как по маслу, а вот когда туда по собственному, то есть, абсолютно идиотскому, с примесью легкого мазохизма, желанию переходишь, то ощущения, будто рой пчел, жалит голову изнутри, а в виски стучатся те, кто хотел, но по каким-то причинам не успел покинуть ее содержимое. Но тут уж ничего не попишешь, процесс пошел! За радость пользования подобными удовольствиями приходится платить, и щедро расплачиваться. Ладно, будем ковать мозги, пока в них горячо и не пусто. Приступим, так сказать, священнодействовать, колдовать, чародействовать, перемещаться в измерениях и пространствах, в общем, издеваться над собственным организмом и мирозданием.
   - Я иду! - крикнул я в пустоту, с силой сжав камень на груди, подарок друга.
   Вспышка поглотила меня, примостившийся на скрещенных ногах рюкзак, мой безмолвный крик и вопль удивленной вороны...
  
  
  

Глава - 1

   Гроза отбушевала еще ночью. Люблю спать под шум дождя, меня это успокаивает, можно даже сказать, что восстанавливает нервную систему. Утро выдалось солнечное, без единого облачка на небе. Воздух прохладный, свежий, еще насыщенный ночной влагой. Ветерок, будто устав за ночь от пьянящего веселья стихий, лениво перебирает траву. Красота и умиление, а дышится-то как! Настроение превосходное.
   Я сел и с наслаждением потянулся, меня слегка передернуло от прохлады и побежавших по спине мурашек. Ух! Однако несколько прохладно после теплого и уютного спальника, да и с реки холодом тянет. Ладно, пора вставать. Вылез на природу, шустренько натянул штаны и кроссовки, внимательно осмотрелся. А трава и земля уже подсохли! Не осталось даже утренней росы. О ночном ливне свидетельствуют лишь легкие ямки в песке и земле прибрежья. На первый взгляд, все на месте, ничего не сдуто, не перевернуто и не намокло от веселья ночных стихий. И то хорошо. В палатке, из которой я только что выполз, недовольно забурчали.
   - Чего тебе не спится Серый, в такую то рань?- донеслось ворчливо оттуда.- Сам не спишь, и другим спать не даешь.
   - Какая рань, ты на часы посмотри, семь уже, а ты все дрыхнешь! Вон солнце уже в макушке скоро дыру прожжет, а у тебя все еще утро. А ну подъем! Вставай Леха, пора уже, хватит валяться. Можно подумать, что это я тебя, а не ты меня, в поход потащил. - Леха еще немного по-возмущался, но все-таки вылез. В его зубах уже дымилась сигарета. И когда успел? В прочем, дурное дело не хитрое, башка спит, а руки делают, на автомате.
   - Чего пялишься? - осведомился он, надевая кроссовки на босу ногу. - Палочка здоровья натощак, как говориться, улучшает настроение...
   - Ага, и укорачивает жизнь, - добавил я, но услышан не был. В прочем, как всегда. Леха проломив куст и попыхивая сигаретой, скрылся из виду. Видать сильно приперло, так и без моих подначек сам скоро проснулся бы!
   Немного потоптавшись у палатки, я, от нечего делать, подошел к месту нашего вчерашнего костра. Качественная работа дождя с ветром предстала моим глазам. Хотелось горячего чая, но тут мечтать не о чем. Размытый в грязь пепел да три, четыре мокрые головешки, вот все, что осталось от костра. Потенциальные дрова тоже были сырыми. И что теперь?
   -Леха, эй Лех - бросил я свой негромкий клич в кусты, - костер будем разводить?
   - Нет Серег, ты же у нас заботливый, вчера залил в термос кофе? Вот, им и будем взбадриваться. Похлебаем по-быстрому его с галетами, соберемся не торопясь, да и дальше поплывем. Надо стараться придерживаться графика.
   - А чего же ты тогда ворчал, что я тебя бужу ни свет ни заря?
   - Лень Серый, страшная штука. Начинаешь с ней заигрывать, заметить не успеваешь, а она у тебя уже на шее сидит. Знаешь, как с такой ношей голову от подушки оторвать тяжело?
   - Мне на эту тему можешь не распространяться, я сам кого хочешь загружу.
   Угу. График в походе это все, а я лох и ничего не понимаю, потому как в поход в первый раз пошел, на Лешкины уговоры повелся. Честно сказать, пока не жалею, отдыхаешь душой и телом. И Лешку понимаю. Его-то с раннего детства в походы родители таскают, практически с младенчества, и пешедралом, и на байдарках по рекам, втянулся уже. Сейчас вот мы с Лехой на трех местной байдарке, семейной реликвии Ивановых, с палаткой, жратвой на неделю, не спеша, сплавляемся по Западной Двине до места нашего рандеву с Юркой, Лешкиным братом. Он ждет нас с машиной, чтобы отвезти затем обратно в Москву. Хорошего должно быть в меру, отдых отдыхом, но есть и другие обязанности.
   В моей голове, возможно, возникли бы и еще какие мысли, но мне это не дали сделать совершенно изуверским способом. Едва ли не дикий, душераздирающий Лехин крик, донесшийся из-за кустов, заставил меня буквально взвиться в тревоге и испуге. О последнем, не стесняюсь признаться, бояться не зазорно. Не боятся только идиоты.
   - Что за шум, а крови нету, - хрипло и сильно мрачно пошутил я, одновременно рукой нащупывая обух небольшого походного топорика, другая уже сжимала половину алюминиевого байдарочного весла. Не весть какое оружие, но если умело ребром лопасти рубануть, мало не покажется. Главное, успеть рубануть.
   К кусту я подбежал как раз в тот момент, когда из него вывалился Лешка. Глаза большие, круглые, в зубах не прикуренная сигарета нервно потряхивает, меж пальцев левой руки старая медленно истлевает, правая рука удерживает не застегнутые штаны. И что у нас такого страшного? Что такое могло друга моего Леху так напугать, что аж до тряски, пляски святого Вита едва не довело? И это Леху, человека по жизни невозмутимого, практикующего пофигиста?
   - Чего шумим, кого пугаем? - как можно спокойней осведомился я у него, освобождая его руку от истлевшей до фильтра сигареты. Леха посмотрел на меня своими круглыми глазами, еще более круглыми из-за линз очков, несколько раз попробовал открыть рот, пытаясь выдавить слова, потом плюнул, утеряв и не заметив так и не прикуренную сигарету, и, махнув рукой, нырнул обратно в кусты. Я, естественно, сунулся за ним. И-и... Ох-ё! Вот это номер, а я-то думал, что после почетной службы в армии, в роте связи, уже ни чему удивляться не способен. Полцарства за того СУПЕРМЕНА, который так лихо время в кино назад отматывает, согласен вернуться даже в армию!
   "Степь да степь кру-го-м..." Хотя, если быть более честным и конкретно объективным, то степь лежала впереди и по обе руки от нас. Вот так-так! А еще вчера здесь все было как-то более лесисто. И куда все это смылось? Ночной "легкий" дождик на такое не способен, по определению, иначе бы и нас смыло. М-да, приплыли, точнее не скажешь! А главное, вот что обидно, спать легли совершенно трезвыми. То есть, если обобщить окружающую нас действительность, - она не наших рук, и тем более мозгов, дело. Белая горячка выбрасывается из списка возможных причин. Не с чего. Факт.
   Орать я, конечно, не стал, незачем уже, Леха уже оторался за нас двоих, а вот сердчишко чего-то зачастило. Ох, что-то мне все это не нравится! Потому, как слишком уж много я фантастики в своей жизни запоем проглотил! Уж не знаю, как у других, а у меня в голове мысли всякие не хорошие из прочитанных книг роиться стали. И ни одной конкретно положительной, вот такая беда, жизнеутверждающая!
   - Та-ак, - медленно протянул Лешка застегивая штаны, - думаю, немного отдышимся и наши челюсти сами вернутся на свои места. Есть идеи по всему этому? - он обвел рукой лежащую перед нами живописную панораму. - Как мы в такое дерьмо угодили? - он немного помолчал, а потом добавил: - Ох, ненравится мне все это! Что-то мне подсказывает, что сегодня наши отпуска по независящим от нас с тобой обстоятельствам продлеваются на неопределенный срок. Вот. И пока мы здесь, на этом месте, толком ни чего не знаем, то есть знаем, что во что-то влипли, но пока незнаем во что... Думаю, надо вернуться на стоянку, да заняться упаковкой нашего барахла, на всякий пожарный случай. - Лешка вдруг замолчал, несколько раз огладил рукой заросший двухдневной щетиной подбородок, продолжил, - М-да, ну мало ли что. Серег, займешься сборами ты. Только, пожалуйста, байдарку не трогай, ее я упакую сам? - я кивнул. - А я по округе слегка пройдусь, местность осмотрю..., аккуратненько. Да, и еще, на стороже будь, береженого бог бережет, а не береженого медведь в кустах стережет. - Ладно... Чего тут еще говорить? Мы с Лехой молча кивнули друг другу, и разошлись каждый по намеченным планам. Я едва успел всучить ему топорик. Можно было бы конечно поспорить с Лешкой, на тему, кому барахло собирать, а кому в разведку идти, но именно сейчас это мне показалось не принципиально. Хотя, может и не стоит пока разделяться?
   Я едва успел сложить палатку и перейти к своему рюкзаку, как из кустов вывалился друг Леха. Вполне целый, что не могло не радовать. Отсутствовал он где-то всего около десяти минут.
   - Свой отчет я предоставлю позже, мне пока Серый интересно, чего ты думаешь? - спросил Лешка, скручивая спальник. - Что за дела вокруг творятся, твое мнение?
   - Да хрен их разберет эти дела, и что тут творится тоже пока не понятно. - я в этот момент, не отрываясь, складывал нашу походную кухоньку. - Ты же вроде, как и я, книжки читаешь, фантастику любишь, фэнтези всякие, там все написано. Что мы с тобой еще придумать сможем, что до нас в книгах писатели не насочиняли? Я тебе на эту тему с ходу вариантов десяток предложу, выбирай любой. Одно скажу, ни черта хорошего не случилось! Мы где плыли? Правильно, по Западной Двине! И что? Где мы теперь? Можно матом сказать, только вот от этого все равно ясности не прибавится. От былого мира осталось метров двести родной зелени да речка вон, и то, может не наша! И что я по-твоему думать должен? - я чего-то так разошелся, что невольно перешел на крик.
   - И чего орешь? Мне за водицей сходить, ополоснуть тебя, чтоб охладился и успокоился? Нет? Тогда бери пример с меня и дыши глубже. Видишь, какой я спокойный? Во-от.
   - Спокойный он, а кто тут орал недавно, будто резали его?
   - Да иди ты...
   - Угу, у тебя самого, какие версии есть по поводу этого всего? Что заметного в округе: люди, здания, животные, птицы, насекомые, рекламные баннеры, листовки на столбах, остановка местного автобуса?
   - Тебя по списку послать, или можно просто, через запятую, одной пронзительной фразой? - вот сволочь, издевается.
   - Ты не... В общем, делом занимайся и дело говори, не надо своим ля-ля попусту воздух сотрясать... Ну ты понял! И кстати, я тут сотовый и радио проверил. Хотя чего там сотовый мучить, он и раньше не ловил, где тут сигналу взяться! Так вот, везде тишина, на всех частотах, только атмосфера в эфире пощелкивает, да и все.
   - Минус еще одна версия, - констатировал я.
   - Это типа мы все же на Земле, но в другом месте территориально? - я кивнул, а он вытянул в мою сторону фигу.
   - Да сам уже понял, без твоей дружеской фиги, что эту версию можно спокойно в мусор.
   - Добрая ты душа. Так и хлещет из тебя дружеская поддержка. А уж подножку, и выпрашивать наверное не нужно будет? И версиями ты мусорить всегда готов.
   - Да нефиг делать, только попроси. - он улыбнулся. Довольно кривоватая улыбка вышла.
   - Улыбься, улыбься, а вот как ты запоешь, если жизнь наша по некоторым другим версиям пойдет? Где сигареты брать будешь? Наркоша ты никотиновая! Я-то видел, как народ в армии бычки собирает да по кругу одну на всех самокрутку пускает, а ты че делать будешь? Или в ином мире всю сухую траву скуришь? - вот блин, переборщил. - Э-э, Леш, я хотел сказать, что пока, наверное, надо сесть на диету, в плане сигарет, да и бычки не выкидывать, вот.
   - Да понимаю я, что, маленький что ли?
   - И я не маленький, видел, как ты без палочки здоровья беситься начинаешь. Твой центнер тока Тайсон остановит. Тут, если все по-плохому, то ты уж тяни, растягивай.
   - Не учи меня, Серега, носки натягивать, да на горшок саживаться. Ты мне лучше, Серый, вот что скажи: не думаешь ты, что все у нас сейчас как-то по книжному чешет, будто чей сценарий развивается?
   - Тебе все это кажется. С тем минимумом информации, который сейчас есть у нас, мы что угодно можем навыдумывать, и все ляжет правдоподобно. В современной фантастике и иже с ней фэнтези, что ни сюжет, кто-нибудь куда-нибудь просачивается, как дерь... То в будущее, то в прошлое, иногда, благодаря зеленым человечкам, в другие галактики, в параллельные миры, частенько в прошлое на столетия... Скажу одно, что не надо нам спешить с выводами. Мы с тобою, Леха, столько книг перечитали, что любое дальнейшее развитие нашей жизни легко уляжется в давно написанный кем-то сюжет. Да, и еще, по хорошему сценарию, сейчас бы экшн начаться должен, буря нервов и крови, а у нас, слава богу, пока тишина.
   - Вот это мне и не нравится.
   - А что тебе понравится, река крови, гора трупов, свист стрел, рев и дикий оскал голодных хищников? Мне такого не надо. Тем более сейчас! По тому, как сейчас мы с тобой в потенциально проигрышном положении.
   - Вот это-то мне совсем и не нравится.
   - Тебе не кажется, что ты повторяешься?
   - Пусть я сто раз повторюсь, но ни хрена не сбудется. Я фантастику люблю только в книжках и боевиках киношных, в жизни мне она не уперлась! Понял?
   - Понял! - легко согласился я, спорить не было сил. Леха ухмыльнулся, собрался было прикурить сигарету, но, передумав, просто втянул воздух через фильтр, а затем убрал ее в пачку.
   - Ну, чего ты закипаешь? Предлагаю оставить все вопросы на потом. Уверен, что через некоторое время часть из них отпадет сама собой. Или, это, будем ждать и, продолжая трепать себе нервы, в полной безвестности ни хрена не делать? - полюбопытствовал я.
   - Наехал, как каток. Ладно, урок понял. По поводу моей недавней разведки будешь слушать? - я кивнул, продолжая заниматься укладыванием вещей. - Так вот, версию с перемещением в пространстве мы с тобою действительно можем засунуть в задницу... кому-нибудь желающему этого, потому как мы только что выяснили, ни сотовый, ни радио, ни даже GPS, не гу-гукоют. Вывод - мы не дома. Хотя, могли переместиться во времени, потому, что нет радиосигналов, в прошлое.
   - Такая мысль не пришла бы мне в голову, даже если бы я оказался на собственном толчке посреди таежного леса. Ну, нет в наших нужниках телепортационных кабин.
   - Не выеживайся!
   - А чего ты хочешь? Да я думал и об этом. Такой вариант тоже имеет шанс на существование, как и любой другой. Тебе с байдаркой помочь?
   - Упаси боже, держись от нее подальше, а то она... Ту емкость в виде таза я тебе никогда не прощу! В общем, держись от байдарки подальше! Да хрен с ней, с байдаркой! Ты сам видел, что нас тут окружает, степь, будь она неладна! Откуда ей тут взяться за ночь, если весь наш клятый путь проходил по чудесному Нечерноземью? И я не знаю. Мы же с тобою не девочка Элли с Татошкой, не будем уточнять кто есть кто. А если и так, то поймаю тех обезьян, загоню их на пальмы бананы собирать до тех пор, пока труд не сделает из них человеков, Гудвина заставлю виагры упаковку проглотить и к Урфину Джусу отправиться с посольским приветом, в вечную ссылку. Они меня еще попомнят!
   - Выдохни.
   - Чего?
   - Выдохни и успокойся. Дышать регулярно, но не часто, не забывай.
   - А-а!
   - Вот и а! Что ты там разведал, долго ты еще резину тянуть будешь? И выкури уж одну цигарку, а то с тобою общаться практически невозможно. Того и гляди из ушей кипяток попрет...
   Лешка немедля закурил. Видя его первый блаженный вдох разрывающего на клочки хомячка яда, я понял, табак надо во что бы то ни стало найти! Иначе, сайгакам, если они есть в этой степи, больше жрать нечего будет, Леха все в месяц употребит.
   - Как ты сам знаешь, я тут слегка прогулялся, - я кивнул. - Знаешь, что я видел? - я пожал плечами. - Степь, мать ее, и наш сраный оазис - мать его, да... - я вскинул брови, но спрашивать ничего не стал, - я видел другой оазис, в паре километров от нас, но готов поклясться, абсолютно реальный. Я думаю прогуляться туда.
   - С чего такой энтузиазм?
   - Здания выглядят, как родные, Земные. Видел я их где-то, понимаешь?
   - Так, Леший, слезы лить не будем, согласен. Взяли вязанки своего барахла и потопали к миражу с домиками. Два километра меня не сильно перепрет, так что дочапаем, разъясним, и решим. Больше мне базарить сил нет. Еще немного и из меня феня в оригинале потечет, я ее целую неделю под "ОЭРВИ" читал. Да-аждешься, уши завянут! Поливать благородной, то есть, абсолютно, литературной прозой, для восстановления тебя в себе самом я не буду, понял?
   - Фонтан заткни!
   - Вещи бери!
   - Не ори!
   - Рули давай, Сусанин.
   - Да что ты меня достал, иди вон туда, равняйся на мои каловые кусты.
   - Ку-да?
   - Ты что придурок? Иди туда, откуда я вылез с кучей воплей и расстегнутыми штанами. Я тебя щас догоню.

***

   Дошли мы не очень быстро. Впрочем, мы и не торопились: с рюкзаками, палаткой и байдаркой не особо побегаешь. Но то, что нас встретило в конце пути - удивило, поразило, впечатлило. Меня в особенности.
   - Леха, что ты видишь? - поинтересовался я у друга, сбрасывая на землю все свои тяжести.
   - Надеюсь, то же что и ты.
   - Не увиливай. Ответь нормально изошедшему за сегодня на нервы другу.
   Лешка ухмыльнулся и пнул сетку ограды. Ничего необычного не произошло. Мираж не растаял, потому что оказался не мираж. В прочем, на что-то действенное никто из нас и не надеялся. Народ не прибежал, собаки не кинулись на "грабителей" взагрыз. Их вообще не наблюдалось. Ни народа, ни собак, только редкие птицы в вышине, да неизменные насекомые...
   - Я смотрю на это все....
   - И что? Что-то напоминает? - живо заинтересовался Леха.
   - Это мой пионерский лагерь, кажется. Если ломиться к нему с тыла. Правда, сильно измученный временем, я его все же несколько лет не видел. Естественно, что с тех пор он не помолодел. Наверняка многое изменилось, что отсюда невидно.
   Перед нами предстала территория пионерского лагеря, предположительно - "Буревесник". Я, конечно, не уверен, что это именно он, но если ты видишь перед собой вещь похожую на апельсин, которая по форме как апельсин, пахнет как апельсин и, даже разрезав ее, ты видишь внутренности похожие на то, что должно быть внутри у апельсина, то, наверное, это он и есть! Тем более что, я семь лет подряд, каждое лето, в добровольно-принудительном порядке, то есть по настоятельной просьбе со стороны родителей, был вынужден посещать один и тот же пионерский лагерь. Там даже мама моя в юности пионерствовала, а дедушка его, кажется, строил! Вот и сейчас смотрю и, практически, плачу, этот кошмар моего детства будто обречен судьбой из поколения в поколение преследовать нашу семью. В данный момент я лицезрел собственное прошлое, местами приятное, иногда не очень, и до сего момента давно не вспоминаемое.
   - Давай залезем и посмотрим, что там? - предложил я. - Не люблю я такие совпадения. Слишком уж все идеально. Оказались, черт знает где, да еще чуть ли не со своим домом под рукой.
   - Давай, - легко согласился друг, его, похоже, тоже мучили похожие сомнения. - Но вещи оставим тут. Заберем потом, когда осмотримся. Вдруг ноги уносить придется, с таким скарбом, - Леха кивнул в строну нашего походного скарба, - нам далеко не убежать. - соглашаюсь, спорить не буду, потому как сам так думаю.
   Примерно полчаса у нас с Лешкой ушло на беглый, в прямом смысле слова, осмотр всей огороженной территории. Людей мы не нашли, собак с кошками тоже. Зрелище пустующего лагеря удручало. Это действительно оказался пионерский лагерь и, что самое поразительно, действительно "Буревестник". Специально для упертых скептиков именно это название красовалось на воротах лагеря. Я не замедлил сообщить об этом Лехе, тот только хмыкнул и по привычке выудил из пачки сигаретку. Спохватился, вдохнул ее аромат, и с тяжелейшим вздохом убрал ее обратно в пачку.
   - Видимо этот "Буревесник" Серый, ваше фамильное проклятье - Однозначно. - сказал Леха, как отрезал.
   - И чего от него ждать?
   - Время покажет. Пойдем за вещами.
   Не особо мудрствуя, расположиться решили в административном корпусе. Он и оборудован лучше, и находится рядом с клубом, котельной, столовой. Так сказать, все под рукой. А еще одна причина нашего выбора состояла в том, что все эти перечисленные мною здания сделаны из кирпича. Так сказать, мой дом моя крепость!
   Скинули вещи в первый попавшийся двух местный "номер" и с чувством выполненного долга, то есть с уверенностью, что план "минимум" нами выполнен на все сто, мы вышли на воздух и уселись на крылечко, теперь уже, нашей "крепости". Не скажу, что испытывает в душе сейчас Лешка, но вот у меня душевного успокоения не прибавилось.
   - Ну, что у нас дальше? - поинтересовался я.
   - Теперь начинаем реализацию плана "Максимум". - уверенно произнес Леха, между делом засовывая в зубы сигаретку. - Будем пытаться выбраться из этого дерьма. А для этого нам надо, надо... Значит так, ищем еду, медикаменты, связь, электричество, транспорт, оружие. В общем, все, что может пригодиться нам в жизни и поможет вернуться домой.
   - Слышь, Кутузов, сигаретку убери обратно!
   - Я же не прикуриваю...
   - Ага, это ты сделаешь на автомате, прикуришь и не заметишь. Хотя ладно, ты уже часа два не курил, как бы от никотинового голодания у тебя обморок не случился.
   - Перестань придуриваться, - оборвал он меня. - Обещаю растянуть ее на два раза. А теперь нам пора за дело. От сидения на одном месте наши проблемы сами собой не решатся. Думаю нам с тобой надо разделиться, так выйдет быстрее. Успеем больше осмотреть. Надо же знать, что подкинули нам неизвестные благодетели, - я хотел было вставить свое веское слово, но Леха легко оборвал меня еще на вздохе. - И дураку понятно, что все это не спроста. Нас переносит к черту на куличики, да так, что мы, в процессе переноса, о нем ни сном, ни духом. И что мы тут встречаем? Более чем шикарный, для двух подопытных идиотов, жилой комплекс. Некие личности очень постарались все это организовать. Возможно, я не прав, и даже буду рад, если не прав, но пока, прими мой совет, не расслабляйся. - я кивнул. - Тогда, если с этим все, примемся за дело. Ты бери на себя правое крыло, а я, то, что осталось. Обойди все, что сможешь, осмотри аккуратно и по возможности тщательно, лишний раз не нарываясь, ищи оружие, медикаменты... Да ты знаешь. Вопросы есть? Все понял?
   - Чего ты все переспрашиваешь, не тупей паровоза? - я едва не кипел, что он говорит со мной, как с маленьким. Понимаю, что сейчас не то время и место, чтобы вступать в споры, но всему есть предел. - Я все понял, вопросов не имею. Естественно я со всем согласен. Будет что, узнаешь раньше, чем рот раскроешь!
   - Все, ты прав, извини, - быстро пошел на попятный друг. - Теперь за работу. Разбежались! - И мы быстренько, без лишних слов разбежались.
  

***

   К точке прежнего рандеву мы вернулись почти одновременно. Я только приближался к нашему крылечку, а Леха уже примеривал свой зад на его бетонную ступень. Видок у него был явно довольный. Наверное, чего-то надыбал.
   - Ну? - ухмыльнулся Лешка, глядя, как я приближаюсь. - Как прошла разведка? Чем прибарахлился? - опередил он меня с вопросом.
   - А то не видно? - Еще бы не было видно. На одном моем плече висело сразу три спортивных лука из композитного стеклопластика, соответственно столько же колчанов со стрелами висело на моем другом плече. Два колчана забиты простыми деревянными стрелами, и один со стрелами из алюминия со сменными наконечниками. Пришлось немного повозиться, накручивая более солидные, чем были, наконечники на стрелы. Мог бы и больше колчанов взять, но решил, что и этого нам за глаза хватит пока. Все равно, мы из луков стрелять не умеем, но на безрыбье и рак птица. В левой руке я держал весьма необычной конструкции арбалет, а другая, то есть, правая рука несла картонную коробочку, под завязку набитую двухперьевыми алюминиевыми болтами. Наверное, с полсотни штук. Арбалет оказался весьма оригинальной конструкции - имел револьверный механизм зарядки болтов. Такую штуку, а вернее, схему мне довелось однажды видеть, правда, только в Интернете, не думал, что есть в свободной продаже.
   - Откуда такой необычный арсенал, и это, - он кивнул на сложенный компактный арбалет, - зверь оружие?
   - Места надо знать. В общем, там у них клуб любителей старины. Хотя, какие они к черту любители старины! Скорее ролевики, Толкиенисты! Нашел кучу мечей, тупых, правда, иззубренных, кольчуг самопальных полно, дюжины две щитов из толстой фанеры, с десяток луков, от деревянных самоделок до современных с композитными плечами и эксцентричными блоками. К лукам нашлись по два колчана, на "ствол", забитых стрелами разной степени паршивости. Вот принес три штучки - на пробу. Вдруг да выйдет что. Нашел разно системные арбалеты, судя по всему, сами их клепали. Я вот выбрал себе такой эксклюзивчик. Прикольная штука! - Леха лишь иронично усмехнулся, с увлечением посасывая давно затушенный окурок сигареты. - В принципе, при некотором желании можно с ног до головы вооружить человек двадцать пять, в том числе и стрелковым, не огнестрельным, оружием. Если в средневековье решим поиграть, в Робинов Гудов там или эльфов с гномами, то в самый раз хватит, даже с запасом. Хорошо тут, наверное, детишки оттягивались, в мое время о таком можно было бы и не мечтать. Есть там еще библиотека неплохая, но старая, секции выжигания и резьбы по дереву, вышивания и вязания. Обособленно стоит пара жилых корпусов для четырех пионерских отрядов, двери закрыты, окна заколочены. Я в окна заглядывал, разруха везде. Тумбочки свалены в одну кучу, кровати в другую. Несколько столов для игры в настольный теннис тоже в кучу навалены. Рядом с корпусами стоит отдельный, бетонный, в кафеле туалет. Весьма цивильный в исполнении, разделенный для мальчиков и девочек. Открыт. Вода отсутствует, света нет, сильный запах, - я гнусно ухмыльнулся, - хлорки. Недалеко от ворот, наглухо законсервированный, в решетки и замки, присутствует медпункт, туда я лезть не стал. И без того ясно, что йод и зеленка там есть, литрами, вместе с бинтом и ватой, даже кресло стоматолога присутствует, в окно видел. Все как в лучших домах. Еды не нашел, связи нет, электричество отсутствует, и транспорта тоже не обнаружено, о воде я уже говорил. Теперь хвастайся ты. - я уселся на ступеньку рядом с Лешкой, перед этим, сгрузив свой необычный арсенал рядом в траву. Не бросил лишь револьверный арбалет, теперь это моя игрушка! Разложил плечи, зарядил барабан шестью болтами, подогнал телескопический приклад по руке, установил коллиматорный прицел. Вот, кажется, и все. Если мне память не изменяет, то перезарядка при стрельбе секунда, или чуть более. Куда уж лучше - маленький, складной, достаточно легкий, с быстрой перезарядкой? Вопрос только по дальности и силе выстрела? Но это мы в основном экспериментально...
   Лешка с видимой мукой на лице достал из кармана сигаретную пачку, открыл, втянул носом табачный аромат, впихнул на свободное место бычек, и быстро убрал пачку на место. Вместо привычной сигареты, он сорвал травинку и принялся нервно ее обгрызать. Экономия - мать ее! Хорошо, что я не курю.
   - Чем сможешь порадовать ты?
   - Многим.
   - Темнишь?
   - Думаю Сереж, думаю. И чем больше думаю, тем больше мне это все не нравится. Не люблю, когда чего-то не понимаю. - Алексей отбросил в сторону, вконец измочаленную травинку и тут же сорвал новую.
   - Что же тебя мучает?
   - Вопросы без ответа. Много вопросов. Для начала, я не понимаю, каким образом нас занесло сюда, откуда здесь взялся этот лагерь, и еще кучу всего не понимаю?
   - СЮДА, - я выделил это голосом, нас могло занести ночным катаклизмом.
   - Обыкновенным дождиком?
   - Почему обязательно обыкновенным? Ты знаешь, как выглядит ураган? Представь себе гигантский атмосферный вихрь с шириной в сотню и высотой в десяток километров. Так вот, пока по краям урагана бушуют ветры со скоростью более двух сотен километров в час, в центре вообще может не быть ветра и облаков. И если, допустим, мы оказались в центре такого урагана, то... А какие энергии бродят в таком чудовище? Как три атомные бомбы, если не больше.
   - Ураган, да, на Западной Двине? Бред сивой кобылы! Ладно, как рабочая версия временно принимается. По поводу появления рядом с нами твоего пионерского лагеря из под Владимира тоже удобоваримая версия есть?
   - Нет.
   - Жаль.
   - Мне тоже. Будем думать.
   - Думай, дело хорошее. - Лешка тяжело вздохнул. - Прошелся я по своему фронту работ. В основном, все тоже, что и у тебя - двери закрыты, окна заколочены. Ты заметил, что за территорией лагеря огороженной забором земная цивилизация и заканчивается? В паре метрах от забора обрывается, будто не было, асфальт и высоковольтные провода. Столбы исчезли вместе с дорогой. Не осталось даже следов людской цивилизованной дикости, то есть мусора.
   - Да, с моей стороны все то же самое.
   - Я так и думал. Значит, наш внутренний мир, и тот зазаборный - разного поля ягоды. Это я, как лишнее доказательство в пользу... Я в клуб местный зашел, там у них кино, танцы, а так же кружок радиолюбителей. Ничего радостного. По всем частотам тишина, шумит только атмосфера. Телефонная линия тоже мертва. Телевизор не включается, обнаруженные пять компьютеров аналогично, - электричества нет. Есть угольная котельная. Забита углем под завязку. Бассейн пустой ты уже видел. В нынешних условиях даже и думать не смей его наполнить. - я скорчил кривую улыбку. Не очень и хотелось. - Есть три машины, у технических ворот стоят. Из них две ГАЗ-66, одна с КУНГом, вторая бортовая, а так же УАЗ "буханка" мышиной масти. Ни одну не заводил, в кабины не заглядывал, потом как-нибудь. В бортовой навалены кучей матрасы, одеяла, какие-то мешки. Все накрыто брезентом. Тоже особо не копался. На вещевом складе, помимо столов, стульев, табуреток, вездесущих кроватей и прочего барахла, я сумел разглядеть несколько дорожных велосипедов, на первый взгляд во вполне приличном состоянии, только колеса подкачать. Нам могут пригодиться. Нашлись пластиковые пятидесятилитровые канистры. Велосипеды с канистрами могут пригодиться, когда будем мотаться за водой на реку. Очень меня порадовало административное здание. Во-первых, нашел оружие, - Алексей тут же поднял с земли и продемонстрировал мне ружо, - гладкоствольный карабин Сайга-410 с шестью магазинами и примерно сотней патронов. Еще посчастливилось найти вот такие полезные штучки, - Лешка вытащил из кармана куртки две маленькие радиостанции. - Они, обе заряжены. Хорошие штучки эти рации Midland, как утверждает их же реклама, аж 69 каналов. Одна тебе, другая мне. Согласно их техническим характеристикам, уверенно берут на девять километров прямой видимости. Так что далеко не убегай. Гарнитуры я брать не стал.
   - Их, что две было?
   - Ты что? Там в шкафу коробка из-под телевизора ими забита. Эти разрядятся, там еще штук восемь заряженных есть. Так, что у нас дальше?...
   - А если..., в смысле..., когда они все разрядятся, что будем делать?
   - Спокойно, все учтено. Я нашел дизель генератор и не хилый запас топлива, в котельной. Будем пользоваться экономно - хватит надолго. Далее...
   Заглянул в столовую, на кухне, в обесточенных холодильниках обнаружил огромные запасы тушенки китайского производства. - меня аж скривило от упоминания этого чудесного соевого деликатеса. - Да Серега, это та тушенка, что в воде не тонет, как не старайся. И ее у нас до отвращения много. Все холодильники просто ломятся от избытка этого продукта. Уж не знаю, зачем ее столько запасли, но нам с тобой, на двоих, на год точно хватит, даже если жрать не сдерживая аппетиты. Нашел мешки с рисом, перловкой, один с сахаром. С этим, как видишь, получилось не густо, будем экономить, до лучших времен. Что странно, больше еды я в столовой, никакой не обнаружил, кроме соли в солонках на столах. Но эта штука, говорят, белая смерть.
   - Э-э Лешка...
   - Что стряслось?
   - Леха, не знаю, как ты, но лично я жрать хочу. - не выдержал я. - У меня нервы, стресс..., и кишка на кишку доносы пишет.
   - А у меня понос и головная боль, да?! Хрен с тобой. Пошли жрать.
  
   Расположились мы в той самой "коморке" где ранее оставили свои вещи. Ненужные пока луки с колчанами я развесил на вешалке у двери, арбалет положил на тумбочку у кровати. Лешка свой огнестрел уложил рядом с собой, на кровать со своими шмотками, лишние патроны ссыпал в ящик пустующей тумбочки. Вдвоем, дружно рассовали в шкаф и под кровати рюкзаки, палатку с байдаркой, а затем, с чувством выполненного долга принялись творить себе обед. Хотя звучит это весьма-весьма громко. Пока я разливал по кружкам "столетия назад" остывший кофе, Леха лихо располовинил походным тесачком предпоследнюю банку настоящей говяжьей тушенки из нашего небогатого походного запаса. Холодный кофе, полбанки такой же фригидной тушенки, да по три штуки на брата чуть солоноватых галет - вот и вся еда на первую половину нынешнего дня. Что будет дальше - покажет время, а пока, мы дружно и молча чавкали галетами с тушенкой, хлебали усердно давно остывший кофе, и каждый думал о своем.
   О чем думается мне, перемалывая зубами мясо с галетами и запивая полученную смесь холодным кофе? Наверное, о том, что судьба совершила такой хитрый финт ушами, и жизнь наша кардинально изменилась. Судьба предоставила нам шанс?
   Хм, смешно сознаться, но мечталось мне, мечталось о таких приключениях, чужих мирах, неисследованных планетах. Правда, мечтал я о таких приключениях лет до восемнадцати. Потом ушел в армию. Она меня и приземлила. Показала реальность. Оказалось, чтобы жить в мире людей надо существовать в мире материальном, с конкретной гравитацией. Отпустить на свободу воздушные замки. Я отпустил. Я стал человеком приземленным. И мечты у меня стали такими же, вещественными, финансовыми, карьеристскими.
   Предоставила ли судьба нам шанс? Да, наверное теперь у нас есть шанс вернуть свои детские мечты, построить новые воздушные замки... Хотя... Это я могу так просто и легко рассуждать. Ведь это я живу один, и меня никто не ждет там, никто не будет волноваться, что их сын, брат, муж пропал без вести... Уже пять лет, как я живу один, после гибели родителей в автокатастрофе. Привык. Нет, смирился. А как быть Алексею? Родители, брат, племянники, дедушки с бабушками, - большая и дружная, любящая семья. Легко ли будет ему воспользоваться предоставленным шансом?
   И осилим ли мы? Нет, не так, - осилю ли я? За Лешку я не волнуюсь, если он решит, что сможет, горы свернет. Он мастер на все руки. А что я? Я менеджер по слаботочным системам, не десантник, не химик любитель (это к Лехе), даже не толкиенист. Всех моих практических достатков, что в армии, служа в роте связи, наматывал (точнее - разматывал) километры полевки по болотам Кольского полуострова, косил штыковой лопатой траву на стрельбище, да собирал, в составе роты, для приезжих с проверкой генералов чернику на тех же наваристых комарами болотах. Люблю читать книжки, но... Я всего лишь впариваю людям охранку, пожарку, системы доступа и видеонаблюдения. Я впариваю, а Алексей с бригадой монтажников все это устанавливает, мы работаем в одной фирме. И частенько ему приходится браться за такие системы, приборы, аппараты о которых он и не слышал до сего момента. Наорется, накурится и за работу. Смотришь и глазам не веришь, работает зараза.
   Вот я и думаю сейчас, буду ли я полезен, не стану ли обузой другу. Он конечно промолчит, не скажет, но... Нет, так не пойдет! Не нужно самобичевания заранее. Сейчас я просто не имею права думать о том, что вдруг не смогу, не осилю, не споткнусь ли. Надо, и обязан. Вот так. Мне предоставляется шанс стать другим человеком. И кем ты был раньше дело забытое, не интересное. Жизнь - как свежий, полноценный вздох и новое начало... Боже, какие мысли лезут в голову взрослому мужику! Научился же я ходить и говорить, даже таблицу умножения выучил, что было не просто, а ведь когда родился "Агу" говорил с трудом и мочился под себя бесстыдно...
   - Вот такие пертурбации. - выдал я, подводя итог собственным раздумьям, попутно допивая остатки кофе.
   - Попрошу не выражаться!
   - Еще не начинал, пока держусь.
   - Угу. Давай дожевывай, и пойдем за водой. Вернее сначала идем за велосипедами, прикручиваем к ним по паре пластиковых канистр и - айда на реку. Самострел свой не забудь. И рацию тоже.
   - Зачем нам так много воды?
   - Много не мало. Запас карман не тянет. Никто не в силах предугадать, что принесет нам час грядущий...
   - Коряво цитируешь. Но аргументируешь убедительно. - Я встал, подошел к вешалке, взяв колчан с семью арбалетными болтами, повесил себе через плечо. Сложил арбалет в походное положение, пока Лешка с со своим "ручным громом" рядом, арбалет несильно пригодится. Уложил плечи лука в вертикальной плоскости и зафиксировал, приклад сдвинул в центральный вал до упора. Придется пока носить в руках, так как к поясу его не прикрепишь и повесить не за что. Потом сделаю крепеж к поясу или чехол.
   Лешка тоже время зря не терял. Набил два магазина, по четыре патрона в каждом, и распихал их по задним карманам джинсов. Ружо повесил на плечо стволом вниз.
   - На предохранитель поставил, рейнджер?
   - А как же. Не тупей паровоза!
   - Ты то, что со своим самострелом делать будешь? На ящериц охотиться?
   - Видно будет. Не все то удобрение, что в землю кладут. - нравоучительно ответил я и сделал умное, абсолютно не к месту, лицо.
  
   Завхоз этого "курятника" страдал, наверное, маниакальным пристрастием к накоплению всякого хлама. Такого разнообразия вещей, запчастей, отдельных, ни на что уже не похожих фрагментов, мне видеть не приходилось. Нам, с некоторым трудом, удалось выбрать для себя пару приличных велосипедов. Я взялся за накачку колес, а Алексей ушел за канистрами для воды. К его возвращению мне удалось закончить лишь с одним велосипедом. Пока я заканчивал со вторым, Лешка взялся прилаживать к велосипедам пластиковые емкости.
   Пока возились с велосипедами, решили, что стоит взять со склада пару ватных матрасов, а из столовой немного риса, для обеда. Хорошо будет поесть сытно и поспать затем на мягком, а не голых кроватных пружинах. Так и сделали, взяли все что планировали, завезли к себе в "номер". Теперь можно и за водой.
   До реки дошли без особых проблем, никто есть нас не пытался. Двухколесный транспорт с навешанными канистрами вели в поводу. Куда нам теперь спешить.
   Наша старая стоянка ждала нас на том же самом месте. И с тех пор ничуть не претерпела изменений. Тщательно осмотрели окрестности и прибрежный песок. Чужых следов не обнаружили, но я снова разложил и взвел арбалет. Мало ли... Не убью, так покалечу, напугаю, в конце концов! Отвязали канистры, несколько раз их капитально сполоснули, наполнили свежей водой. Обратно притулили к велосипедам.
   От трудов праведных решили искупаться. Я первый успел разоблачиться и беззаботно, не дожидаясь Лешки, с головою ушел в воду. Когда я спустя секунд тридцать вынырнул и осмотрелся в поисках друга, то с удивлением обнаружил его загорающим на песке у самой воды. Он сидел в одних плавках на влажном песке, на коленях лежала Сайга, в зубах зажат очередной стебелек вместо привычной сигареты. В руках Алексей держал пачку каких-то бумаг, то и дело перебирая, вчитываясь в отдельные страницы, и время от времени невесело ухмыляясь. Увидев, что я вынырнул, он успокоительно махнул рукой, типа: купайся дальше, я присмотрю. Ага, он присмотрит, а я как мальчишка, забыл об осторожности, полез в воду! Чего уж теперь... В пустую полемику с самим собой я вступать не стал. Да, виноват, признаю и исправлюсь. И от души продолжил бултыхаться, смыв с себя пот, усталость и нервное напряжение, накопившееся за сегодняшний день. На берег я не вышел, а скорее выполз, почти на карачках, и тут же завалился пузом в песок.
   - Что ты там так рассматривал?
   - Документики любопытные на столе у местного, то есть лагерного, начальства обнаружил. Хм, как звучит, - лагерное начальство!
   - Поделись информацией.
   - Оказывается, что светлую память твоего детства, сиречь пионерский лагерь "Буревестник", вот уже два месяца, как продали..., частному лицу. По этому договору выходит, что заводские, в течении трех месяцев с момента подписания сей бумажки, должны все свое барахло вывезти. Судя по дате, уже прошло два из трех отведенных, а горе работнички даже и не телились. Так, покидали вещи в кучи, для вида, и все. Через месяцок сюда бригада строителей нагрянуть должна. Судя по всему, это для них такую калорийную тушенку завезли, не детишек же ей кормили, в самом деле! Так что нам Серега досталась территория еще не совсем разоренная, но и не совсем дооснащенная. Эх, нам бы больше пригодилась та, которой она стала бы через месяц: топливо, инструмент, цемент, пиломатериал, другая хрень. И жратва была бы разнообразнее...
   - Мечты, мечты.
   - Да, теперь и облизываться бессмысленно. Раз у нас сегодня такой безумный день, то я, пожалуй, пойду, утоплюсь, раз пяток.
   - Чего? - не понял я Лехиной шутки, все еще продолжая думать о чудных выкрутасах судьбы.
   - Нахлебался от души, спрашиваю? - поинтересовался у меня друг.
   - На тупые вопросы не отвечаю.
   - Тогда держи мою пукалку и гляди по сторонам, а я пойду, искупнусь.
   - Без проблем. - я перевернулся на спину, подставив лицо вечернему солнцу. Лешка кинул мне на оголенное пузо разогретый на солнце "ствол" и как заправский слон ломонулся в воду. Куча брызг и легкое прибрежное "цунами", вот и все что осталось от Лехи на поверхности. Нет, не слон - бегемот.
   Я лежал на спине с закрытыми глазами, подставив мокрое тело легкому ветерку. Рука все удерживала на животе Сайгу, а мое "личное" оружие лежало там же, где я оставил свои вещи перед купанием. И, несмотря на все свалившиеся на нас невзгоды, мне было хорошо, именно сейчас хорошо, в этот самый момент. Так хорошо, что я едва не уснул.
   Из сладостных объятий Морфея меня вырвал, не плеск волн поднятых совершающим олимпийские заплывы Алексеем, а сухой треск сломанной ветки в кустарнике за спиной. Я не вскочил, - я взлетел, подорвался, разворачивая тело в сторону услышанного треска. Палец, сам, вбитым еще армейскими караулами движением, снял карабин с предохранителя. Затвор дергать не стал, Лешка сделал это еще в лагере. Тело, без помощи мозгов, принимает положение полуприседа с упором локтя на левое колено. Ну, кто к нам в гости?!
   ...Мать вашу, вот это зверь! Какие лапищи, клыки мне с мизинец, а роста... Да она же мне по плечо! Это получается в холке аж 1.50 или 1.60. Ох, маловата у меня пушечка! Голосок, нет, дыхание - у нее, как у работающего на холостом ходу дизелька, звучит лениво и приглушенно. А красивая какая, грациозная, зараза... Глазищи ее грозные, красивые, затягивающие... Утонуть можно! Какой у нее взгляд...
   ...Когда я вновь осознал реальность, прекрасной хищницы уже не было, лишь в воздухе еще чувствовался легкий, едва уловимый, такой притягательный, но смертельно опасный, аромат гостьи. В ушах затихал набат адреналиновой накачки, а рассудок... Только сейчас я осознал, что меня буквально вывернули на изнанку, перетряхнули, внимательно изучили и сложив обратно, признали достойным жить дальше. Вот это да! Однако! Е...ть!
   Ноги перестали меня держать, я буквально плюхнулся задом на песок, карабин упал рядом. Кажется, еще поживем.
   - Эй, ты чего там расселся? Зачем карабин в песок бросил?
   - Отстань, Олексий, я в печали.
   - Что случилось?
   - Гости были. - я утер ослабевшей рукой выступившие капли пота со лба. - Точнее, гостья. Но воевать я с ней не буду! Не осилю.
   - Чего так? - усмехнулся Леха, вытираясь насухо своей рубашкой. - Понравилась так?
   - Понравилась... Не то слово.
   - И что ты в отрубе?
   - Тебе такого кайфа не предлагаю. Лучше скажи, что у тебя в карабине?
   - Хрен знает, вытаскивал из пакета, где было криво фломастером написано: Для особо Кабанеющих! Как думаешь, для кого это?
   - ..., ...! - и дальше. Мне это в .......у не нужно. Кому эта жопень нужна?
   - ...ля, для нас она подходит, идиотов! - матюгнулся Леха на высоких тонах, но я не услышал. Не, не стал слушать. - Хватит мозги есть, колись, что тут произошло? - взревел друг не разжимая зубы. О, нарвался! Киса, киса - вернись и съешь меня, а?
   - Киска приходила, под полтора метра в холке. На пантеру похожа. Я ей как в глазки глянул, так все - отрубило. Как удав кролика... По ходу эти зверушки умеют влиять на сознание, и охотно этим пользуются. У меня в башке знатно покопалась.
   - Плохо. Очень плохо.
   - Что плохо?
   - Все. Все плохо, и то, что она здоровая такая, и что в сознание внедрятся может... А особенно плохо то, что такие хищники вообще тут существуют! Если что, хреново нам придется!
   - Интересно, чем они тут питаются, не ящерицами, мышами и насекомыми?
   - Слышал, что как раз змеями и мышами они способны питаться также легко, как зебрами и буйволами. Главное, чтоб не нами. Надо бы нам оборону организовать...
   - Ага, дзоты соорудить, ограду усилить матрасами, банки из-под тушенки развесим как сигнуху, выкопать ловчие ямы, утыкать дно стрелами...
   - Кроме ловчих ям все остальное полный бред, - перебил мое перечисление Лешка. - Только площадь лагеря такая, что мы с тобой до посинения ямы копать будем. Думаю надо наделать светошумовых бомбочек, отпугивать зверушек огнем и грохотом. Можно еще сделать бомбу-вонючку, кошки чувствительны к запахам. Если хорошенько напугаем - уйдет, а вот если раним, то сильно разозлим, мстить может. Тогда точно не отмахаемся. Полагаю, что мы уже достаточно отдохнули, пожалуй, пора возвращаться.
   Мы возвращались в лагерь той же дорогой, но затратили на нее едва ли не вдвое больше времени. Шли медленно, настороженно, часто останавливались, осматривая все кочки и кустики. Перед уходом мы с превеликой осторожностью осмотрели кусты, где бродила кошка. Следы действительно были. Лешка наконец мне полностью поверил, да я и сам смог убедиться, что большая кошка не глюк. А то, если честно, были у меня некоторые сомнения, грешил на тепловой удар. Размер следа Алексею не понравился, мне тоже. Какие же у кошечки коготки, если у нее такие лапки?
   Две канистры мы оставили в столовой, у холодильников, а остальные сгрузили в своей комнате. Озаботившись изготовлением светошумовых бомбочек и вонючек, Лешка потащил меня сначала в окрестности кочегарки, а затем к медпункту. Везде он деятельно совал свой нос, выискивая только ему известные ингредиенты, отливая в отдельные емкости разнообразные жидкости. Набрал две внушительные сумки нужных ему компонентов.
   Разглядывая раздутые сумки, я лишь укоризненно покачал головой:
   - Уверен, что у тебя получится?
   - Уверен. Все у меня получится. - в тон моему вопросу ответил Лешка. - Я такие вещи еще в школе на раз делал, с закрытыми глазами.
   - Ню-ню... А ты в курсе, что большая половина того, что ты набрал и без твоего участия так воняет, что в глазах резь начинается и сильные рвотные позывы?
   - Все предусмотрено.
   - Зачем тебе понадобились водяные пистолеты и шарики надувные, которые ты на складе отрыл. - Лешка хитро заулыбался.
   - Увидишь.
   - Угу. Тогда предупреждаю - в нашей комнате ты своей алхимией заниматься не будешь. Лучше на природе. А я невдалеке постреляю из арбалета, наконец, потренируюсь.
   - Посмотрим. Подумаем.
  

***

   ...До восьми часов вечера, по нашим часам, я практиковался в стрельбе из своего арбалета. Удобная и быстрая машинка. Поворот лука до захвата тетивы спусковым механизмом и обратным поворотом до упора взводим арбалет. Все, инструмент взведен и готов к выстрелу. Снял с предохранителя, прицелился, выстрелил, затем повторяем первое упражнение... На расстоянии метров в двадцать у меня не плохо стало получаться, кучно. А вот с луком не задалось. Пока стреляю, не задумываясь - стрелы летят туда, куда надо, не кучно, но терпимо. Только мозги подключаю, и все, прячься, кто может. Отложил я лук в сторонку, ну не дано мне это.
   Пока я набивал руку в стрельбе по дереву, Алексей вытащил на улицу небольшой столик и принялся химичить. Выставил на стол полтора литровую бутыль с бензином, прикрутил небольшие тиски, достал напильник, несколько мензурок закрытые пробками взятые в медпункте, еще какие-то емкости. Что он делал конкретно, сказать не могу, не присматривался, занимался своим делом. Лишь краем глаза отметил, как Лешка заливает жидкость из одной емкости в водяные пистолеты, другую жидкость в цветные воздушные шары и тщательно перевязывает ниткой... Готовит боеприпасы.
   Ага, готовит. А я тут причем?
   - Че ты пялишься, сволочь? - наехал на меня Леха, как танк.
   - Твои светошумовые бомбы, как детонировать будут?
   - Через как! Решил я все разделить, и шум и свет. Скажем так, один шумит, другой огнями фонтанирует! Поджег и бросай. Шоу идиотов. Устраивает?
   - Меня да. Кошек устроит?
   - Они ценительницы тонких сфер?
   - В смысле?
   - Начинаю заговариваться и закипать! Кипю, шипю и плавлюсь! Я курить хочу! С ума сойду с такой экономией.
   - Знаешь что, давай приберем все за собой и пойдем спирта хряпнем. Я видел, как ты емкость в сумку прятал. Мне кажется, что сейчас нам не помешает немного антидепрессанта грамм по сто на грудь принять, а то этот бесконечный день порядком уже задолбал. У меня горький шоколад (каменный) есть...
   - Пойдем. Хорошее решение, правильное. Нам сейчас действительно надо немного тяпнуть, а то друг на друга кидаться начнем. Честно скажу, не хотелось бы! А шоколад что? Мы же не есть, а пить собираемся, в самый раз будет.
   Качественная, правильная мотивация поступков делает с людьми чудеса. Творческий беспорядок исчез в считанные мгновения. В предвкушении будущей скромной "поляны", я даже повыдергивал из ствола дерева все болты и стрелы. К этому времени Лексий уже успел разбавить спирт один к одному. Вышло примерно 0,5 литра. Мне досталось самое важное - приготовить закусь. Что я и сделал, с превеликим удовольствием, вытащив из кармана своего рюкзака закаменевшую плитку завернутую в пищевую фольгу. Надо сказать, люблю я горький шоколад, без приторных изысков. А вот теплый алкоголь нет. Эх, плохо жить без холодильника, теплая "водка" не очень хорошо падает по пищеводу!
   Лешка разлил в кружки по пятьдесят капель. Тост говорить не стали, помянули молча нашу прошлую жизнь. Выпили. Вздрогнули. Лешка закурил, а я упорно принялся отгрызать крошки от закуски.
   ...Сидели тихо, пили редко и не спеша, разговора не складывалось. Организмы усваивали алкоголь, души пытались расслабиться, получить немного отдохновения. Нет, специально мы антидепрессант не растягивали, пили тогда, когда возникало обоюдное желание. Угадывалось.
   Сумерки пришли одновременно с окончанием застолья. Или наоборот.
   ...Какой был закат! Я видел многие Московские закаты. Мне приходилось видеть закаты на Кольском полуострове. Этот закат сиял кристальной чистотой, Закат - слеза...
   Каков был наш первый закат в новом мире мы так и не узнали. Очнулись от горьких дум уже в сумерках. Надо спать ложиться.
   Прибрали мусор, разложили матрасы, а сверху спальники. Пора на боковую. Утро вечера мудренее, убеждали нас в детстве русские сказки.
   То, что должно было произойти, как стандартно утверждает беллетристика и кинематограф, еще на берегу реки, подняло нас на уши, едва мы успели улечься спать.
   Грозное, невыразимо пробирающее до кишок ворчание, или скорее немелодичный вой разгневанного зверя слился воедино с криком женским, на грани истерии.
   - Выходит, твоя знакомая вышла на охоту, и уже кого-то собирается харчить. - выпалил Лешка, натягивая свою обувь.
   - Не дай бог, она выбрала нас своими охотничьими угодьями. - поддержал я друга, совершая те же телодвижения. - И еще неизвестно, кто ей там попался из местных, я слышал женский крик. Даже если удастся отмахаться от кошки, то после гибели местных жителей, можем напороться на конфликт с их сородичами. Мы не должны этого допустить. Так, я готов, быстро говори, что брать и как будем действовать?
   - Берешь шарики с нашатырем, будет на близкой дистанции - кинешь, а там уже отбивайся из арбалета. Я займусь салютом и артиллерией. Не сможем прогнать, будем валить.
   От веранды административного корпуса, где мы с Лешкой самоотверженно топтались до забора из сетки "рабица" было метров десять не более. Женские вопли источающие в ночь феерическую гамму паники и ужаса эпизодически доносились именно оттуда, из темноты за забором. Мне почему-то в голову пришла нелепая мысль о том, кто или что может так безбожно орать. Может хищник, а может... Фантазия господня неистощима. Тем более, что мы все читали понемногу чего ни будь и как ни будь. А там, самые безопасные имитаторы человеческого вопля или голоса это - жабы, совы и гиены. Все остальное лучше изучать либо в зоопарке, за железными клетками прячась, или же на фото, с короткими информационными вставками. Нет, не буду я этой мыслью с Лешкой делиться, глупо.
   Эх, света маловато, только звезды в небе яркие, но редкие!
   Алексей вытащил из кармана зажигалку, запалил небольшой сверточек фольги и сразу отбросил его к забору. Яркая вспышка, я напрочь перестал видеть. Лешка тут же пальнул из карабина.
   Окружающее нас пространство потряс обиженный, но многообещающий рык. Вот это голос! Вибрация, аж в кости входит!
   - Лешка...
   - Чего?
   - На звук не стреляй - людей заденешь.
   - Без тебя знаю! - тихо, сквозь зубы процедил друг. - Я стрелял с хорошим запасом.
   - Откуда я знаю, куда ты стрелял. После вспышки я ни черта не вижу.
   - Глаза надо прикрывать.
   - Предупреждать надо заранее. Хотя с таким освещением что толку, ориентироваться можно только на звук.
   - Не будем препираться. Надо дам спасать, если еще есть кого. Ты подходи к забору, страхуй там. Если что, стреляй из арбалета и закидывай шариками. Я пойду до калитки и на ту сторону. Попробую найти женщин, привести сюда.
   - Мне кажется или последнее время мы слышим только женские визги. Я думаю, кошка ушла.
   - Возможно, но все равно следует быть на стороже. Я пошел. Будь внимательнее.
   Алексей исчез в темноте, я, проморгавшись, тоже двинулся выполнять свою часть плана. Старался идти тихо, но от этого получалось только хуже. У кошки ушки лучше моих, и как не старайся обязательно услышит, если она конечно рядом. Над головой вдруг захлопали крылья. Я невольно присел, слепо всматриваясь в ночное небо. Но звук больше не повторялся. Ох уж мне эти ночные птички! Так, вот забор. Хорошо. Теперь будем слушать, и пытаться смотреть.
   - Эй, девушки, дамы, гм, все кто есть, - прокричал я, заслышав в темноте многоголосый женский плач. - Подходите на мой голос. Не бойтесь, мы вам поможем. - А с чего интересно я взял, что они обязательно меня поймут? Захотят, поймут.
   Время показало, что я зря нервничал. Меня поняли. Шум и всхлипы приближались. Надо предупредить Лешку. И тут я вспомнил, что не взял рацию. Совершенно выпало из головы. Привычку еще не наработал, вот и забыл. Плохо. Подобные ошибки могут стоить жизни. Как бы сейчас не перестрелять друг друга.
   - Милые женщины, - я слегка повысил голос, - подойдите ближе к забору, и постарайтесь успокоиться. К вам сейчас подойдет мой друг. Не пугайтесь.
   И что я получил в ответ? Плач, сдавленное рыдание и громкое шмыганье носом. О, они, конечно, придвинулись к забору, буквально вдавились в "рабицу"... Женщин оказалось трое. Соотечественницы, если судить по неразборчивым причитаниям.
   Нет, я не буду тянуть кота за хвост. Скажу сразу, после всех перипетий, наше гордое мужское одиночество было безбожно и совершенно не равноценно разбавлено, как я уже сказал ранее, женским коллективом. Нервным, сопливым и невероятно истеричным монолитом они обрушились на наш тихий, мирный мужской мирок, и бессовестно уничтожили его в считанные мгновения.
   Все обошлось. Очень быстро появился Алексей. Матюгами высказался о моей забывчивости, и повел женщин к калитке. Я следовал за ними с другой стороны забора. Остановились и отдышались мы все у веранды административного корпуса. Мы с Лешкой попытались рассмотреть спасенных, которых друг с большим трудом отодрал от себя. Пред нами предстали две испуганные, всхлипывающие девчонки с пустыми лукошками в руках, под патронатом, такой же испуганной массивной матроны примерно сорока с небольшим лет отроду, вооруженной, в отличии от своих юных спутниц мощным полутораметровым сучковатым посохом.
   Мадам с посохом, - пришло мне на ум. Из тех, какие в легкую слона на бегу отметелят, в горящую избу впихнут. Но как ни странно, не сегодня. Сегодня чего-то не задалось, у нас всех! Слонов что ли подходящих нет?
   Короче, все ясно, ночь обещает быть долгой, и весьма болтливой. Кажется, еще Байрон сказал, что ночь придает блеск звездам и женщинам. У нас есть то и другое. Имеем все шансы убедиться в правоте лорда Байрона.
  

***

   Мы пригласили женщин в свой комфортабельный "люкс", усадили на кровати. Дали им напиться, привести себя в порядок. В свете керосинового лампы "Летучая мышь" найденной Лехой на складе и нашего походного фонаря нам, наконец, представилась возможность в полной мере рассмотреть наших гостий. А очень даже ничего девочки, особенно темненькая!
   Дама с посохом представилась Татьяной. Глядя на нее, мне вспомнилась известная актриса Нонна Мордюкова в роли Председателя колхоза из фильма "Простая история". Очень, очень похожа! Сильная, волевая женщина, так боящаяся показать на людях свою слабость. Действительно, едва мы привели женщин в свой "люкс", как Татьяна мгновенно взяв себя в руки, сориентировавшись, принялась командовать девицами. Под ее упорным руководством девушки умылись, утолили жажду, и даже слегка запрягся Леха. Он уже во всю готовил для женского контингента нашу последнюю "домашнюю" еду. Бой-баба!
   Татьяна представилась нам сама, а также упомянула, что является родной теткой двум этим вертихвосткам, Анюте и Вике, родным сестрам. Тут я вспомнил, что мы сами еще не представились, и поспешил исправить досадную оплошность. Она молча кивнула, ну типа уяснила, приняла к сведению.
   Упомянутые вертихвостки в это самое время, совершенно позабыв о недавних своих приключениях, слезах и соплях, усердно и с аппетитом уплетали располовиненую и разогретую Лехой последнюю нашу банку тушенки с остатками галет. Мадам Татьяна гордо отказалась, в пользу оголодавших сестренок, от своей порции "ужина", сообщив, что вполне способна потерпеть до утра, не горит. Уважаю, я бы не смог. В место ужина Татьяна поведала нам свою историю.
   Пока Лешка готовил ужин для дам, я прошел в соседнюю комнату и слегка привел ее в божеский вид. Видимо, придется нам с Лехой, как джентльменам, уступить свою прежнюю комнату и уже готовые ко сну кровати дамам. Ничего, не развалимся, поспим на голых пружинах. Подстелем брезентовые чехлы и сойдет. В наш старый "закуток" я вернулся как раз к началу Татьяниного рассказа.
   Все дамы оказались, как и мы с Лешкой, жительницами Москвы. В деревню, в старые "родные пенаты", под Клин их занесло естественное желание хотя бы кратковременно сменить обстановку и естественно отдохнуть...
   ...Пригородная электричка опоздала всего лишь на семь минут, не слишком сильное отступление от расписания для этого вида транспорта. Из раскрывшихся дверей, гомоня и толкаясь руками, рюкзаками и тяжеленными сумками повалил народ. Ни куда не спешили только две девушки - сестренки и их родная тетя. Еще при подъезде к станции им удалось заметить хвост удаляющейся местной электрички, на которую им нужно было успеть. Местная электричка ходила два раза в день - утром и вечером. Все было рассчитано так, чтобы московская электричка прибыла, пусть и с небольшим, но запасом времени перед отходом местной. Но увы, точность в наше время видимо присуща лишь иным королям да некоторым видам часов. Вот так получилось, что теперь трем женщинам, имеющим на руках не очень легкие и главное, весьма неудобные для долгой переноски сумки, предстоял семикилометровый пешеходный марш по местной одноколейной железнодорожной ветке к родным пенатам, своей деревне. Есть, конечно, дорога и более удобная - ровная, но более извилистая и соответственно более длинная, аж вдвое. Движение автотранспорта от станции к стоящим в стороне деревням нельзя назвать даже редким, нужно разделить его на порядок, а ждать попутные машины дело безнадежное. Да и попутчиков практически не берут, остерегаются, тем более в вечернее время. Времена нынче смутные, подколымишь на пятерку - ограбят на миллион, а то и жизнь отнимут ни за грош, а форсу ради.
   Погода начала стремительно портиться, когда до деревни оставалось километра два, не больше. Вечернее солнце уже давно скрылось за лесом, лишь последние ярко-оранжевые лучи играли на верхушках деревьев, лениво накатывали сумерки. На и без того не безоблачное небо стремительно наплыли тяжелые черно-синие тучи и застыли в немом ожидании. Природа замирала в ожидании чего-то. Ветер, сделав несколько порывистых заходов по верхушкам деревьев, и видимо удовлетворившись будущим полем боя, затих в ожидании. Начала следующего акта отмерил раскатистый удар грома, получив отмашку, по ветвям деревьев яростно зашелестел, затихший было ветер, в одночасье ставший порывистым, нетерпеливым, неистовым. Ненастье обрушилось на женщин буквально мгновенно. Небо извергло на землю всю свою ярость ливнем из сплошной стены воды. Над головами мгновенно до нитки промокших женщин засверкали молнии, а гром оглушал почище артиллеристской канонады. Отбросив кто куда все свои тяжеленные сумки, они со всех ног поспешили под защиту деревьев, но ни широкая густая листва, ни разлапистая тяжелая хвоя не спасали от вездесущих, пробивающих казалось все на свете дождевых капель. Достигая земли, они взрывались множеством не менее тяжелых водяных осколков. В конце концов, вымокшие насквозь, испуганные, дезориентированные и оглушенные, уставшие женщины просто сели, почти рухнули, на мокрую землю под каким-то деревом, обнявшись, как могли тесно.
   Сколько длилось ненастье - они не знают. Может быть минуту, а может ... Все это кончилось мгновенно, как и началось. Как отрезало.
   Небо развиднелось, и перед взором женщин предстала удручающая картина - унылый редколесный переходящий в степь пейзаж, куда не кинь взгляд. Родимый лес, и вообще знакомая местность отсутствовали напрочь. Лево начинало светлеть. Наступал новый день...
   Ну что я могу сказать? Интересная история. Есть общие моменты... У нас тоже бушевала стихия, шел дождь, все очень похоже. Только, в отличии от дам, мы были под защитой палатки. Даже не промокли, и выспались хорошо. Алексей пересказал дамам нашу историю. Посидели, помолчали.
   - Знаете что, - объявил я, - сейчас все ложатся спать, а думы думать и вопросы задавать будем завтра.
   - Точно. - поддержал меня Леха. - У всех нас был тяжелый день, если не тело, то мозги требуют отдыха. Все согласились.
   Девушки улеглись на наши кровати, а Татьяна на спальнике на полу. Мы пожелали спокойной ночи. Лешка взял со столика "летучую мышь", посоветовал обязательно запереться и, слегка подталкивая меня локтем в бок, вытолкал из комнаты. В нашей новой "спальне" нас ждали не очень удобные кровати. Я бы конечно с удовольствием попросился бы к одной из сестер, но боюсь, Татьяна это оценит иначе, кулаком в лоб, например.
   Скрипучая кровать с большим неудовольствием приняла на себя мое тело. Лешка, увернув до минимума свет лампы, тоже улегся спать. Попробуем уснуть. Ага щас! То он вертится, то я, кровати скрепят неистово. Не до сна.
   - Не спишь? - поинтересовался я.
   - Нет, думаю.
   - Что мучает тебя отец Олексий? - попытался пошутить я.
   - Множественность параллельных миров. - серьезно ответил Лешка, не поведясь на мою идиотскую шутку.
   - Мысли достойные таинства ночи. А почему не философский камень? Неужели не хочешь злата на халяву?
   - Сейчас философский камень не актуален, да и халява до добра еще ни кого не доводила. Я вот о чем... Мы с тобой уже пришли к решению, что находимся в другом, возможно параллельном мире, так?
   - Да. И я так понимаю, ты хочешь сказать, что таких миров может быть больше двух? - поспешил опередить я Леху с его выводами. Было фактом, что есть один мир - Земля. Факт пошел нафиг, так как миров оказалось на один больше. Думаю, что конвейер по штамповке параллельностей, вероятностей и многомерностей наверняка не остановился бы на цифре два. Значит, миров может быть намного больше.
   - Именно это и хочу сказать. Не знаю, каким чудом мы смогли оказаться в этом мире, но если сможем, это чудо повторить, так сказать, в лабораторных условия, то появится шанс вернуться домой.
   - Ага, или ушкандыбать дальше. Че там было у Данте Алигьери - девять кругов ада? По ним пройтись собрался?
   - Возможно и так. Ну и что, мир посмотрим, себя покажем. Можно и по Раю с Адом прогуляться.
   - Вот черти тебя уж заждались, путешественник! Спи, давай, Великий Пилигрим бесконечной ветви реальностей...
  
   ...Утро началось спокойно. Я как всегда проснулся первым. Взглянул на часы. Хорошо поспали, уже без десяти десять! Как всегда Лешка еще дрыхнет. Интересно, как там наши женщины? Как им спалось? Думая о дамах, юных дамах, я вскочил, по-армейски быстро оделся и выскочил на улицу. Боже, какой позор, мы проспали!
   На моих глазах, на моем старом месте темноволосая Виктория всадила в ствол дерева, с расстояния вдвое больше, чем практиковал я, десяток стрел едва ли не за двадцать секунд. От увиденного я ошалело уселся на ступеньках корпуса. И так кучно стрелы легли - зависть берет! Хотя, лично я не являясь героем не встал бы с яблоком на голове под снайперский выстрел Вики, даже при такой ее меткости, пусть она будет хоть трижды Вильгелем Теллем в юбке. Но должен честно признать, м-да, уделали меня, как лоха. Кем я в принципе и являюсь - в данном виде спорта. Пойду на реку, посыплю голову пеплом из кострища, и... вымою волосы хорошенько.
   - Что ты уселся в проходе? - меня невежливо толкнули в спину острой коленкой. Я удивленно обернулся. О, а вот и крашеная блондинка Анечка появилась! - Подвинься, дай пройти! - Ух-ты, а быстро мы успокоились, уже командуем!
   - Скажи Анюта, откуда у твоей сестренки такие специфические таланты? - невинно поинтересовался я поднимаясь со ступенек.
   - Какие? - я кивнул на дерево, утыканное стрелами, на Викторию с луком. - А-а! Да какие они специфические, - Анюта надула губки, - в наши-то времена! Неугомонная она и непостоянная, жутко увлекающаяся натура, вот и мечется туда - сюда. Сегодня у нее вот такое увлечение, - она кивнула на лук в руках сестры, - а завтра и не угадаешь, что в голову придет. Викуська уже давно на ролевки подсела, Толкиен ее убил своей книгой, но до этого она просто развлекалась - игралась, придуривалась от детства избавляясь, а потом развлечение перешло в увлечение, и вот теперь частенько выезжает на их сборища, фанатка. - последнее прозвучала в устах ее сестры почти презрительно. - Деревья в дуршлаг превращает, это ты видел! Зеленых на нее и их компанию нет! Меня втянуть пыталась, но это не по мне. А Вике нравится, луком вон увлеклась, можно сказать - до одури. Вот видишь, до чего докатилась? - и вижу, и завидую, и даже облизываюсь, но не сколько на результаты, бог с ними, на Вику-лучницу.
   Тут на крыльцо вышли новые персонажи. Свежая и аккуратно одетая Татьяна, и Алексей с помятым ото сна лицом, всклокоченной одеждой. Лешка объявил о своем скором выходе табачным дымом, тонко чувствующимся на свежем, не испоганенным еще прогрессом воздухе, Татьяну я не услышал вообще.
   - Значит так девочки и мальчики, нечего прохлаждаться, - подала свой командный голос тетушка, - быстро умываться, одеваться и за работу. - Точно, у них это семейное. Акклиматизация прошла у всех дам нормально, следы нервного стресса бесследно исчезли, теперь они с нас не слезут. Ой, бедные мы бедные! Когда слабый пол оказывается в большинстве - мир переворачивается и наступает эра матриархата. - Раз мы в другом мире, - продолжала тем временем Татьяна, - будем налаживать жизнь свою сами. - на этих словах я жалеть себя перестал. Успею еще, потом. А пока тетушка говорит дело, я с ней полностью солидарен.
   Татьяна, взяв валяющуюся практически бесхозной власть в свои руки, быстро распределила работу на всех.
   Так как Лешка лучше всех ориентировался на складах и в столовой, его забрала под свою руку Татьяна. Указала место рядом с собой и Анюте, она оказалась более приспособлена в быту, будет помогать. Мне с Викторией выпало идти за водой. Я не возражал. Леха было предложил мне свой карабин, но я отказался. Хватит и арбалета с его бомбочками-вонючками. Тогда он протянул Сайгу Вике, но та заявила, что возьмет лук, он ей привычней.
   - Дело ваше. - недовольно пробухчал Леха. - Но если сдохните, призраками ко мне не являться, пошлю в задницу.
   Мы с Лехой быстро снарядили заново велосипеды, и он ушел в компании Анюты и Татьяны по своим делам. Мы же с Викторией, вскочив на велосипеды, поехали выбирать ей оружие, затем наш путь лежал к реке. Луки, которые я принес вчера, она забраковала. Ладно, ей виднее, я не в обиде.
   Вика выбирала придирчиво, перелопатила треть стрелометного арсенала, прежде чем нашла экземпляр, полностью удовлетворивший ее запросам. Соответственно колчан и стрелы подверглись не менее придирчивому отбору. В итоге девчонка заполучила блочный лук, на мой взгляд, ничем не отличающийся от тех, что я принес с собой вчера, и полусотню деревянных стрел не знаю уж с какими там наконечниками. Колчан, кажется, из натуральной кожи, она повесила на найденный здесь же ремень и затянула у себя на талии. Хорошо тут, наверное, народ жил, не бедствовал. И луки у них на все вкусы, и арбалеты, и аксессуары, ко всему перечисленному, не из дешевых. Мне вспомнилось мое детство, проведенное в этом золотом месте. Ничего, кроме волейбола, выжигания и будки киномеханика мне не вспоминается. В кружок радиолюбителей меня по малолетству не брали, а потом уже и самому не очень хотелось, увлекся книжками. И вот что теперь видят мои бедные глаза? Изобилие! Ну, чего этим придуркам заводским не хватало, зачем продали? А, глупый вопрос. Все и всегда упирается в деньги.
   Вика засунула в колчан, сколько смогла стрел, остальные, перетянув веревкой, закрепила на багажнике велосипеда.
   - Теперь и я могу о себе позаботиться. - уверенно заявила она. Я не возражал, девочка была очень убедительна. - Теперь можно и за водой отправляться. Там можно искупаться?
   - Можно, купальник взяла? Имей ввиду, места опасные, отворачиваться не буду.
   - Имеется купальник. - с улыбкой заявила девчонка, и я внутренне сник. В душе я надеялся на иной ответ.
  

***

   Я уже привычно привел маленький караван до нашей старой стоянки. Вика удивленно осмотрела этот маленький оазис из старого, родного мира, глаза ее заволокло грустью. Мы набрали воду во фляги и обратно навьючили их на велосипеды. Я разделся, сложил одежду на обувь в виде подушки, и, улегшись на песок загорать, подпихнул образовавшийся пуфик под голову. Под рукой, взведенный лежал мой арбалет. Виктория, избавилась от верхней одежды быстрее, чем предусмотрено в любой из армий мира. То, что она называла купальником, едва ли скрывал более процента ее тела. Ох, какого тела! В воду она вошла почти без всплеска. Красота. И,... плавает она лучше меня, намного...
   ...Я лежал на берегу реки. До слуха доносился шум ветра играющего с листвой деревьев, плеск волн о прибрежный гравий, треск крылышек вездесущих насекомых. Рядом со мною, нежась на солнце, лежала красивая девушка по имени Вика. Виктория. Глаза ее были закрыты, лицо спокойное, умиротворенное. Моей душе было не просто хорошо, прекрасно. В этот момент в голову лезли не мирские, а возвышенные, редко посещающие меня в последнее время мысли. Вспомнилась старая Даосская притча, я читал ее перед походом, в Интернете.
   "При чжоуском царе Му из страны на крайнем Западе явился человек, владеющий силой превращений. Входил в огонь и воду, проходил через металл и камень, переворачивал горы, менял течение рек, передвигал обнесённые стенами города. Поднимался в пустоту и не падал, проходил сквозь твёрдое, не встречая препятствий, тысячам и десяткам тысяч его превращений не было конца. Он изменял и форму вещей, и мысли людей.
   Царь Му почитал его, словно духа, служил ему, словно царю, уступил ему царские покои, угощал его мясом вскормленных для жертв быков, баранов, свиней; чтобы развлекать его, отбирал лучших девушек-певиц. Однако тот человек не мог жить в царских покоях, находя их низкими и безобразными; не мог есть яств царской кухни, находя их сырыми и зловонными; не мог приблизиться к царским наложницам, находя их некрасивыми и вонючими.
   Тогда царь Му стал воздвигать для него строение, призвав на помощь всё искусство своих мастеров по глине и дереву, по окраске красным и белым. Все пять сокровищниц опустели, пока башня была закончена. Высотой в тысячу жэней, она возвышалась над вершиной Южной горы и называлась Вздымающейся к Небу башней. Для башни выбрали красивейших из дев в Царствах Чжэн и Вэй, умастили их ароматными маслами, подрисовали им брови "усики бабочки", убрали причёску шпильками, продели в уши серьги, одели их в тончайший холст, украсили нефритовыми подвесками, различными душистыми травами. Заполнив башню, красавицы сыграли множество мелодий, чтобы развеселить человека, владевшего силой превращений.
   Каждую луну царь подносил ему драгоценные одежды, каждое утро -- тонкие яства. Тот же до всего снисходил как бы нехотя.
   Прожив недолго в башне, тот человек пригласил царя прогуляться. Держась за его рукав, царь взлетел с ним ввысь на самое Срединное небо и очутился в его дворце. Дворец был построен из золота и серебра, усыпан жемчугом и нефритом. Возвышался он и над облаками, и над дождём, а на чём покоился -- неведомо. Издали он казался пушистым облаком. Всё здесь для зрения и слуха, обоняния и вкуса было иным, чем в мире людей. Царь, считая, что оказался поистине в обители предков -- Чистейшей Столице Пурпурной Звезды, наслаждался широтой мелодии небесной музыки. Наклонив голову, царь увидел внизу свой дворец и террасы, похожие на комья земли и кучи хвороста. Царю казалось, что прожил он здесь десятки лет, не вспоминая о своей стране. Но вот человек, владевший силой превращений, снова пригласил царя прогуляться, и они пришли туда, где наверху не видно было ни солнца, ни луны, а внизу -- ни рек, ни морей. Свет и тени ослепили царя, и он не мог ничего разглядеть; звуки и эхо оглушили царя, и он не мог ничего расслышать. Все его кости и внутренние органы затрепетали, он не мог сосредоточиться, мысли у него омрачились, жизненная сила истощилась, и он стал уговаривать того человека вернуться обратно. Тот его толкнул, и царь камнем свалился в пустоту.
   Очнулся он на том же месте, что и прежде. В свите были те же люди, что и прежде; вино перед ним ещё не высохло, кушанья ещё не остыли.
   -- Откуда я прибыл? -- спросил царь.
   -- Государь сидел задумавшись, -- ответили слева и справа.
   Тут царь Му впал в беспамятство. Пришёл в себя лишь через три месяца и снова спросил человека, владевшего силой превращений. Тот ответил:
   -- Разве мы с государем двигались? Нет! Мы странствовали мысленно. А разве место, где мы жили, не иное, чем дворец государя? Разве места, где странствовали, не отличались от заповедника государя? Привыкнув к постоянному, сомневаешься в возможности забыться на время? При высшем же изменении в один миг можно исчерпать все возможные формы.
   В большой радости царь перестал заботиться о государственных делах, наслаждаться своими наложницами и всеми мыслями предался далёким странствиям.
   Он приказал запрячь в две колесницы восемь своих добрых коней. Промчались тысячу ли и прибыли в страну Огромных Охотников. Огромные Охотники подвезли царю и его людям на двух колесницах кровь белого лебедя для питья, молоко коровы и кобылицы для мытья ног. Напившись, поехали дальше и заночевали на склоне гор Союз Старших Братьев к югу от Красных Вод.
   На другой день поднялись на вершину горы Союз Старших Братьев, чтобы полюбоваться на дворец Жёлтого Предка, и насыпали холм, чтобы оставить память грядущим поколениям. Затем отправились погостить к Матери Западных Царей и пировали над Озером Белого Нефрита.
   Мать Западных Царей пела царю, а он вторил ей, но слова были печальны. Наблюдая, как закатилось солнце, прошедшее за день десятки тысяч ли, царь со вздохом сказал:
   -- Увы! Я -- человек, который не обладал полнотой основных свойств, но увлекался наслаждениями. Потомки осудят меня.
   Разве царь Му священен? Ведь он сумел исчерпать наслаждения в своей жизни и всё же умер, прожив до ста лет. В мире считали, что он поднялся ввысь."
   Интересные мысли рождаются вот так, в нирване, неожиданные всплывают воспоминания. Правильные надо сказать мысли и воспоминания. Какие же мы все закостенелые, стереотипные. Стереотипы мышления и поведения в нас закладываются с детства обществом. Весь путь - от рождения до смерти. Ведет ли это к свободе? Свободе мысли, сознания? Как много мы не воспринимаем. Отказываемся замечать, понимать, осознавать. Кажется, еще Альберт Эйнштейн сказал, что "Открытие не является делом логического мышления, даже если конечный продукт связан с логической формой". Не поэтому ли наше техногенное, насквозь логичное общество так борется за свои устои, при этом "порицая" инакомыслие? Неужели боится признать, что путь развития человечества выбран не правильно?
   Наверное, чтобы в человеке пробудилось неосознаваемое, что его сознание отказывается воспринимать в рамках собственного мира, он должен однажды умереть для обыденного сознания. Многие в силу ограниченности, закостенелости своего восприятия, зачастую трактуют подобное по-разному, зачастую хватаясь за соломинку привычного...
   Осознав подобное, вдруг неизвестно откуда почувствовал в себе прилив сил, будто какой-то источник во мне открылся, третий глаз. Ко мне пришла новая, неизвестная, но приятная энергия, и я почувствовал себя человеком в новом качестве, с новыми желаниями, неизвестным еще потенциалом. Не червь я дрожащий и...
   Все, сознание прощай, батарейки кончились. Дофилософствовался! Кажется, словил солнечный удар...
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Последняя петля"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) Р.Прокофьев "Игра Кота-7"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Драконий выбор"(Любовное фэнтези) Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) М.Топоров "Однажды в Вавилоне"(Киберпанк)
Хиты на ProdaMan.ru Золушка для миллиардера. Вероника ДесмондТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Ворожея. Выход в высший свет. Помазуева ЕленаПоймать ведьму. Каплуненко НаталияШторм моей любви. Елена РейнОсвободительный поход. Александр МихайловскийПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. ИрунаОфисные записки. КьязаОтборные невесты для Властелина. Эрато Нуар
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"