Taliana: другие произведения.

Мир волков

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Бывают ночи которые трудно пережить. А бывает, выжив ты жалеешь, что не умер. Ее судьба никогда не была сладкой, но после того как на пути встретился человек с непроглядными глазами, Мира поняла, как дорого стоит человеческая жизнь. Потому что с той самой минуты для нее началась бесконечная битва на выживание. Жизнь и смерть. Ненависть и прощение. Жестокость и страсть. Тайны, поиск и смерти. В тот злополучный час, когда она спустилась в роковой подвал, это было начало конца - встреча с судьбой... Это местами тяжелая, запутанная история о любви и прощении. Сокрушительной силе страсти и разрушительной ненависти. О такой любви вы не услышите в реальной жизни. И знаете, что?.. Это хорошо. Подобное не всякому дано пережить...

  
  Пролог...
  
  С небес льется лунный свет
  Я - зверь, мне покоя нет
  Крадусь в темноте как тень
  В душе проклиная день...
  Ария "Зверь"
  
  
  
  
  На траве безвольным ворохом смятого тряпья лежит человек... Мертв. Четко видно даже в темноте, нелепо вывернутую правую руку, согнутую в колене ногу и другую, оторванную. Валяется неподалеку на земле.
  Форменная куртка разодрана от горла до груди. Когда-то белая футболка потемнела от крови. Горло разодрано и все, что там было, теперь торчит наружу. Изуродовано.
  И кровь. Кровь, кровь...
  Ужин подступил к горлу. Глубоко вдохнула отворачиваясь. Тут же спохватилась. Склонилась к телу. Вытащила из-под него ружье. Шустро обшарила патронташ. Обнаружила три патрона, а затем дрожащей рукой зарядила.
  Хруст.
  Ветка, где-то слева от нее. Резко повернулась на звук. Вскинула ружье, прижала приклад к плечу.
  Никого. Темный лес.
  Хруст уже справа.
  Стремительно развернулась. Вновь вскинула ружье.
  Ничего.
  Ходит по кругу?..
  -Где же ты?.. Где?
  Медленно поворачиваясь, искала в темноте. Ощущала биение своего сердца уже где-то в горле.
  Вдруг слева, метрах в пяти-шести от нее, возле густого куста мелькнуло что-то непонятное и тут же скрылось в ветвях. Все еще видела расширенными до предела зрачками - дрожит, еще шевелится листва. Не показалось.
  "Нечто", "оно", скрылось там. Зверь начал свою охоту...
  
  
  
  
  
  
  
  
  Часть 1. Темный Лес
  
  В твоих глазах застыла боль
  Я разделю ее с тобой
  А в зеркалах качнется призрак
  Призрак любви
  Ария "Возьми мое сердце"
  
  
  Остановился автомобиль, замер. Перепачканный грязью, прибитый пылью. На развилке притормозил, пока водитель напряженно определял направление движения.
  -Интересно, когда у нас будут нормальные дороги?
  -Никогда.
  -Вообще? - шутливо прищурился, уточнил у спутницы. - Впрочем, ты права, детка. Бездорожье, это визитная карточка нашей страны. Пройдут века, власть не раз изменится, астронавты пройдутся уже по Марсу. Улетят в созвездие Кассиопеи, построят там новые города. И только бездорожье будет с нами неизменно... Это константа.
  Вот на этой не веселой шутке и продолжили путешествие. Девушка на соседнем с водителем сидении не отрывала глаз от книги. Читала или нет, не знал. Но чувствовал сердцем - расстроенные чувства за страницами прячет, вроде как лирику изучает. Вроде как...
  Он виноват, знал. Потому не трогал, особенно не мешал. Он давно ей задолжал. За последние пять недель ни одного выходного вместе. Этот должен был быть первым. И вот - очередная поездка. Не работа тому виной. Вернее, не совсем работа. Чтобы не обманывать "ее" надежды и в этот раз, взял с собой. Обрадовалась как дитя. Прыгала, целовала. Пока не выяснилось, что поездка с подвохом. Но это выяснилось уже после трех сотен километров оставшихся позади. С укором взглянула, губы надула. "Ребенок". Незрела. Юнна...
  Он значительно старше средних лет, но еще моложав и подтянут. Легкая проседь в темных волосах, улыбка в карих глазах. Встретил взгляд, выдержал.
  -Не злись, детка, ты же не маленькая, да?
  Любил дразнить такими словами, бесконечно намекал на ее юность, подчеркивал свою зрелость. Кого он больше этим задевал? Неизвестно... Но своего добивался: нервничала, злилась, обижалась. И это приятно. Значит, не безразличен. Возраст не главное. Приятно...
  Вот с тех пор как всплыла правда, притихла. Губы поджала и делала вид, что спит, пока не рассвело. С приходом света настал черед книги. Теперь лирика "стоит между ними" стеной.
  Ревел мотор, катилась машина. Медленно ползла, нерешительно, по колдобинам, по отвратительным рытвинам. Пока не достигла лужи. И по ней: "чвак-чвак-чвак". Мерзкий звук под колесами и на дверцах новым слоем грязь...
  Трусило. Порой невыносимо трясло. Когда сильно подбрасывало, рядом раздавалось "ох!". Ни разу не взглянула и он не смотрел. Пусть вначале утихнет. Знал, уже знал это о ней.
  Наконец, отложила чтение и с интересом взглянула в окно. Мимо летят, проносятся живописные пейзажи. Дорога ровней, почти мягко несет вдаль. Еще утро, но оно обещает яркий день.
  -Больше не сердишься?
  -Сержусь. Испортил выходные, до этого больше месяца вообще пропадал.
  -Я звонил каждый день и цветы присылал.
  -Да, и это преступление тоже на твоей совести. Погубил сотню ни в чем неповинных цветов.
  -Коварный негодяй, - шутливо поддакивал Сергей.
  -Лучше бы один раз сам приехал. Просто взглянул... - Грустно смотрела в окно и рассуждала в слух.
  -Бессердечный тип!
  -Хуже. Вскружил голову и исчез. Невезучая я... Тебя никогда нет рядом. Света твердит мне, чтобы бросила тебя, потому что это не отношения, так и молодость пройдет.
  -Нашла кого слушать! Впрочем... Почему не слушаешь Свету? - тепло укорил он.
  -Потому что дура... - буркнула девушка. - Я не помню когда мы последний раз...
  -А я помню, - перебил он. - Как будто вчера. Вечер субботы, ты была в белом платье. Такая красивая, что только этим я держался последние пять недель. Очень напряженных между прочим! Я летал на конференцию, провел больше десяти операций на сердце и каждую свободную минуту думал о тебе...
  -Врешь, наверное... Светка говорит, ты меня за нос водишь, потому что у тебя кризис среднего возраста и тебе просто приятно потискать молоденькую.
  -Меня уже нервирует этот призрак всезнайки Светланы, что стоит между нами.
  -Она разбирается в таких вещах.
  -А по-моему, она завидует нам.
  -Чему? - девушка с надеждой посмотрела на мужчину. Искала в нем что-то глазами. Пристально, с нескрываемой надеждой.
  -Тому как я отношусь к тебе, а ты ко мне.
  -Как?
  -С нежностью.
  -Права Света, - разочаровано вздохнула, - ты боишься отношений, потому не говоришь о своих чувствах и все время после того как нам бывает очень хорошо, внезапно отстраняешься. Не в конференциях дело и не в операциях. Когда мы только познакомились, ты находил время. Ты каждый день приезжал. Ты как бешенный ревновал. Почему я всегда тянусь к тому, кто не отвечает? - горько шепнула в конце. Еле слышно.
  -Мира, на лицо "пмс", - Сергей примирительно улыбнулся. - Посмотри как красиво за окном!
  -Ты прав, красиво.
  Вздохнув, отвернулась. Закусила губу.
  -Скажи своей Свете! - вдруг выдохнул рассержено и осекся. - Что она не права. Я очень много работаю. Давным-давно поэтому решил не заводить семью. Работа - мое все! Но мое отношение к тебе!..
  -Я люблю тебя, Мира, я люблю... - шепнул Сергей.
  Девушка кусала губу и смотрела в окно. Но теперь она улыбалась. "Я люблю тебя". Он сказал это. Он смог!
  Все прочее осталось позади. Было откинуто и позабыто. Обида? Какая обида? Чудесное утро, живописные виды. Рядом сидит любимый мужчина. Что еще нужно женщине? Что может быть лучше?
  -Сережа? - позвала, отвлекла. - Мы вчера на работе спорили, что сильнее любовь или красота?
  -Любовь.
  -Почему? Красота тоже сводит с ума.
  -Как бы тебе пояснить?.. Красота, безусловно, сильна, - задумчиво ответил мужчина. - Может разума лишить. Но в сравнении с любовью, она как маленькая неумелая дочка. Вроде и хорошенькая до чертиков и на маму похожа. Но до последней ей еще расти и расти.
  -А кто же сильней любви?
  -Никто. Любовь основа этого мира. Она способна на все без ограничения.
  Спасти безнадежно больного человека. Даже грешника очистить...
  -Интересно. Надежда и вера - это сестры любви, а красота дочь? А много ли у любви детей? - шутливо выспрашивала Мира. - И что еще интересней, от кого она их родила?
  -Хороший вопрос. С другой стороны, кому еще родить детей как не любви?.. А дочерей у нее много. Доброта, красота, прощение.
  -А оно в семье гермафродит? - прыснула Мира.
  -Не ерничай, детка. Я предельно серьезен.
  -Сережа, ты же доктор. В прошлый раз говорил, любовь - это гормоны. А к сегодняшней встрече целое генеалогическое древо ей сотворил и поместил в центр мироздания.
  -Не я поместил, а Творец. Бог. Ты разве никогда не слышала сказку про "Веру, Надежду, Любовь?".
  -Нет.
  -Это дочери самого Бога. Как-нибудь расскажу. Так вот, гормоны, милая, любви не пробуждают. Только физическое влечение. Просто, раньше я был кто?
  -А кто ты был раньше?
  -Доктор.
  -А теперь?
  -А теперь я влюбленный доктор. Почти философ значит. Вот заберусь как Диоген в бочку, узнаешь.
  -"BMW" возле бочки будет выглядеть странно.
  -А мы, философы, вообще такие. Странные.
  Мира рассмеялась. Легко, тепло, весело. А еще - счастливо. Бесконечно счастливо.
  -Бог его знает, что вообще ее пробуждает, эту любовь?! Любят ведь не глаза и не руки, и даже не сердце. Оно только кровь гоняет с теми самыми гормонами заодно. Любит душа...
  -Был хирург, а стал психиатр, - смеялась Мира.
  -Помнишь сказку "Аленький цветочек"? Тебе по возрасту положено знать. Вот он лучший пример спасительной силы любви. Он был чудовищем! А она его исцелила.
  -Это банальный случай, доктор. Он не интересен. Вот если бы она была чудовищем, а он красавцем, и за душу ее полюбил. Вот это был бы пример!
  -А ты думаешь, такое не возможно? Думаешь, мы - мужчины, только глазами любим?
  -Нет, я знаю еще одно место. Но оно жутко неприличное.
  -Бесстыжий ребенок, - расхохотался Сергей. - Какой же ты еще глупенький, маленький мой человек... Но это исправимо со временем.
  Яркое майское солнце слепило глаза. Весна этого года обещала летнюю жару. Машина устремлялась вдаль. Попутчики думали.
  -На пороге какого чудесного открытия мы сейчас находимся? Это вирус? Или средство от всех болезней? - задумчиво спросила девушка. - Почему тебе скучно быть просто хирургом? Знай себе - режь затем сшивай в рабочее время. А на выходные - отдыхай!
  -Я всегда имел склонность к научным исследованием. Но за них в этой стране не платят. Не хмурься. Вот попрошу Генку, и он назовет в твою честь какую-нибудь мутацию.
  -Спасибо, всегда мечтала...
  -Вирус. В твою честь только вирус. Чтоб никто не мог сказать, что он переболел тобой, и излечился.
  С улыбкой взглянула. Но прозвучала с некоторой обидой.
  -Если я вирус, ты тоже должен заболеть.
  -Я и так неизлечимо болен тобой...
  Смеялась, кусала губы, снова смотрела в окно. Обиду простила окончательно. А Сергей остался доволен собой. Все-таки опыт. Знал, что, такой как она молодой говорить.
  Витиеватая, непредсказуемая дрога вывела к высокой стене. Широкие металлические ворота впереди и они на замке. Со стены пристально смотрит камера наблюдения. Приезжий приветственно махнул и продемонстрировал дружелюбный оскал. Тут же раздался скрежет петель и двери распахнулись.
  -Тропинкой в лесу внучка идет. А следом волк, волк серый бредет... По запаху чует. На запах идет...
  -Ты о чем?
  -Дерни за веревочку "Серый", дверь и откроется. Да так, ни о чем, сказку вспомнил, - улыбнулся и прошептал.
  Небольшая сторожка у самой стены. Из нее выглядывают двое - стриженые пареньки, еще совсем мальчишки. "Охрана" так сказать.
  Сергей усмехнулся и ждет. Но никто к нему не идет. Не спрашивает документы, не проверяет право на вход. Подождал еще немного и дальше поехал. А молодцы с интересом смотрят вослед.
  -Тоже мне - охраннички! Заходи, кто хочет и бери, что сможешь... - оценил хмуро. - Гена как всегда. В своем репертуаре...
  -Что брать, Сережа? Шишки разве что... - Весело расхохоталась Мира.
  Тут же озадаченно посмотрела в одно, затем в другое окно. Не поняла, а что, собственно, охраняют эти нерадивые юноши? Лес да тишь кругом...
  Ехали наугад. Небольшая дорога в траве с трудом угадывается. Забирались все дальше вглубь непроходимой чащи. Вертели головами в поисках хоть чего-нибудь. Но ничего не было. И вот, он уже обеспокоенно хмурит брови, а она взволнованно покусывает губы. Заросли неухоженных кустарников, стены высоких многолетних елей. Долго ехали, уже помышляли вернуться к охране, дорогу спросить. Но вдруг деревья расступились. Выпустили на поляну.
  В самом центре стоит дом. Не маленький, хотя и не высокий. Всего-то два этажа. Прямоугольной формы белого кирпича. К величественному строению пристроено нечто неуклюжее, одноэтажное, почти кривое. И надпись большими красными буквами на нем. Удивила. Нет, поразила девушку до предела возможностей. Настолько, что она замерла. Рот широко открыла и не моргает, забыла...
  -Да-а... мой доктор, удивил, смог, - протянула с долей иронии.
  Бессовестно весело расхохотался. Обидел этим слегка.
  -Мы приехали, Мира! Не злись...
  -Счастье-то какое! Из больницы в больницу. Вот это жизнь!
  -Сам не знал, что у него тут больница! - все так же весело хохоча, побожился.
  -Должна была догадаться, что ты найдешь ее и в темном лесу...
  Сергей вышел из машины и пошел в дом. Наблюдал по пути, как запряженная в телегу кобыла щиплет траву. Хозяин дремлет, не выпуская поводьев из старческих рук...
  Девушка потягивалась какое-то время и увлеченно осматривалась. Вглядывалась в лесную даль, прикрыв ладонью глаза, изучала картину неба. Чудесное место, живописное. В конце концов, оставила безмятежность старику и его кобыле. Поспешила в здание.
  За порогом узкий коридор, а в нем ряд дверей. Толкнула первую наугад и улыбнулась. "Смотровая". А в ней Сергей душевно приветствует неизвестного мужчину. Лысеющий очкарик в халате, крепко едва не до хруста в ответ обнимает. Весело похлопывает гостя по спине и повторяет бесконечные попытки поднять. Но видно с момента последней встречи один ослаб или второй набрал веса... А может и то и другое вместе... В общем, у восторженного субъекта в очках ничего не получается. Наконец, прекратил свои забавные для сторонних глаз попытки. Бросил неподъемную тяжесть. Правда, лишь после звучного треска. Лопнули швы в рукавах поношенного халата...
  Девушка искренне забавлялась. Наблюдать за дурачествами понравилось. Два зрелых мужа, а как дети себя ведут. Радуются встрече. Вот и не мешала. Пусть радуются...
  -Наконец-то выманил из твоей берлоги!
  -Ничего себе берлога! Крупнейший в столице медицинский центр! Ладно, не томи... Где она?
  -Ну вот... А я-то дурень думал, ко мне приехал! Друга старого увидеть. Пересчитать оставшиеся на моей лысине волоски и поострить как всегда по этому поводу... - обижено протянул хозяин дома.
  -Их на твоем преумном черепе и в институтские годы по пальцам можно было пересчитать. Теперь и считать нечего, - подразнил, растянул губы в улыбке. - Так ты покажешь или нет?!
  -Терпение друг мой! Для начала познакомь меня со своей спутницей.
  Сергей оглянулся и лицо посетила улыбка. Просто сказал:
  -Это моя Мира...
  -Приятно познакомится, а я "его" Гена!.. Старый институтский друг.
  -И настоящий слуга науки, - перебил Сергей. - Видишь, в какую глушь от нас спрятался, чтоб ему никто и даже друзья не мешали заглядывать в пробирки.
  -Мешают и здесь! Спасу нет! - В сердцах развел руками. Смотрите мол, как живу.
  Невысокий, почти полностью облысевший человек. Стоптанные сандалии, потертый белый халат. Кривая заплатка на левом кармане. Милая, хоть и нелепая в сочетании с бессовестно дорогими часами. Толстые линзы в роговой оправе не в силах утаить веселый блеск умных глаз. Лицо не привлекательное, но в чем-то обаятельный тип. Девушке сразу понравился.
  -И что же у тебя тут происходит? - спросил гость, и присел на кушетку.
  -Стоило раз вылечить одну бабушку, и теперь нет времени на основную работу! Уже перешел на непрерывно-безостановочное лечение местных старушек. Пришлось и больницу им построить.
  -А как же старички? - поинтересовался Сергей.
  -У нас тут по статистике на одну старушку всего четверть старичка приходится... Дохнут тут мужички. От них же родимых и мрут! Да я и сам скоро скопычусь от этих назойливых бабушек! - устало промокнул свой лоб платочком, продолжил скорбно. - Каждый день едут, пешком идут. Приходится лечить!
  -Старушек или половинки дохлых старичков? Оно и понятно. Тяжело жить половинкой...
  -И как тебе такому несерьезному крупнейший в столице медицинский центр доверили? - поморщился старый друг. - Ничуть не изменился! Только потолстел...
  Самодовольно крякнул в ответ на возмущение в глазах Сергея.
  -Я заматерел!
  -Слава Богу, что хоть к старости с тобой это произошло. Видели бы вы Мирочка, какой худющий был в институтские-то годы! Ветром сдувало. Благо конспекты были тяжелые. Хорошо их всегда много с ним было!
  -Не уклоняйся от темы, Лысая башка!
  -Наконец! А-то я все жду, когда он меня старым прозвищем охаит? Чай получишь без сахара! За пренебрежительное отношение к хозяину дома.
  -Можно и без заварки, жлобская морда!
  -Ты еще и обрезание мое упомяни. Думаю, твоей девушке эта деталь моей анатомии очень интересна, - Обиделся. Забавно раздул щеки.
  -Девочка образованная и сама знает, что парню с фамилией Лившиц может слегка не хватать остроты не только в области зрения...
  С интересом вслушивалась. Забавная перебранка. Четко видно за блеском обоих пар глаз - нисколько никому не обидна. Всего лишь часть старинного ритуала, выполнение которого строго обязательно.
  -Если остроты по поводу моих укороченных членов и блестящей на солнце башки окончены, то я продолжу... В общем, больница местная далеко, переполненная, а тут их и накормят, и спать уложат...
  -Ты как всегда страдаешь из-за своей доброты, - усмехнулся Сергей.
  -Ну не могу я брать деньги с бедных людей. - Тяжело вздохнул. Вновь лоб платком промокнул. - Жарко.
  -Ты и с богатых не можешь. Своей безвозмездностью, Геночка, ты позоришь многострадальный еврейский народ... и статистику анекдотов, между прочим, грубо нарушаешь! - Сергей даже прослезился, давясь смехом.
  -В этом мире, Сережа, существует четкая грань между еврейской экономностью и банальным общечеловеческим жлобством! Свойственным всем национальностям одинаково...
  -Началось!.. Мира, готовься! После этой реплики обычно идут проповеди о тягостях еврейского многострадального! - С улыбкой охнул. - Только не понятно, как он на лечении нищих бабушек заработал на собственную лабораторию?
  -Меня спонсируют! - возмутился очкарик. - И не уходи от разговора! В наших рядах есть жлобы, но это не только наша национальная болезнь!..
  -Да-да. Я знаю! Главное что ты ею нисколько не страдаешь!.. Может, когда ты на первом курсе воспалением коры головного мозга переболел, у тебя там, в области жадности что-то атрофировалось?
  Сергей откровенно дурачится. Впервые предстал перед своей девушкой в таком непривычном виде. А Мире нравится. Нравится такой Сергей...
  -И как я тебя в институте только терпел?! - Тер толстые линзы очков, недоумевая.
  -Он меня терпел?! Да если бы не я, ты бы комнаты не нашел в собственном общежитии. Уйдет в магазин и потеряется. Ты лучше расскажи кто тебя, увлеченный очкарик, ночами на скамейках в парке подбирал, где ты углублялся в свои теории?
  -На скамейках? - удивилась девушка.
  -Уйдет вечером в магазин за пельменями и потеряется вместе с ними. А я хожу как дурак и притом голодный полночи. Подбираю его, от бомжей отбиваю. Он у них своим за годы учебы стал. Да и по виду мало отличался. Равно как и сейчас!
  Расхохоталась до слез. И тут же устыдившись, утихла. Оказалось напрасно. Сам Геннадий, все еще механически протирая стекла очков тихо посмеивался. Видно что-то такое припоминал.
  -Всего-то пару раз такое было...
  -Так ты мне покажешь свою лабораторию, Очкарик?
  -Покажу, Тощий! Конечно, покажу! Только разве ты ко мне за этим приехал? - Хитро улыбнулся. Пробуравил понимающим взглядом.
  Сергей тоже улыбнулся, и от девушки не ускользнула доля смущения сокрытая в этой улыбке.
  -Покажешь ее? - спросил с надеждой.
  -Иначе, зачем же ты ехал? Не на мою же лысину любоваться. Моя лысина тут уже давно прячется, зазывая в гости, твои седины, а приехал ты только сейчас. Пошли уже...
  Сергей пристыжено пробурчал что-то невнятное. И тут же получил... Дружеский хлопок по плечу и теплую понимающую улыбку.
  Покинули "смотровую" и направились дальше по коридору. Оказалось, в изолятор идут. Гена осторожно распахнул нужную дверь и робко за нее заглянул.
  -Не спит... Заходите.
  В небольшой комнате плотно задернуты шторы. На простой сетчатой кровати сидит девочка. С виду не старше пяти. Красивый черноглазый ребенок с кудрями цвета воронова крыла. Одета в длинную для хрупкого тельца футболку. Держит чумазую куклу в руках. Правая нога плотно забинтована от щиколотки до колена.
  Ребенок с интересом наблюдает за посетителями блестящими черными глазами. Каким-то недетским, осознанным взглядом смотрит. Молчит...
  Гена опустился на корточки. Прямо перед малышкой присел. Трогательно нежно спросил:
  -Хочешь конфетку, милая?
  Черноглазка смотрела внимательно, но не ответила ни "да", ни "нет". Тем не менее, доктор достал из кармана сладость и вложил в хрупкую ладошку.
  -Я хочу познакомить тебя со своими друзьями. Это Сергей, а это Мира.
  Малышка с интересом смотрела на незнакомку. Сергей не заинтересовал. У него не было длинных светлых волос. Именно они привлекли пристальное внимание ребенка.
  -Не понимаю, на каком языке она говорит. Русский точно не знает, - протирая линзы очков, сознался ученый.
  -А в этом нам поможет Мира, - с воодушевлением сообщил Сергей. Подтолкнул девушку. - Она у нас переводчица. Знает несколько языков. Детка, поговори с девочкой.
  Мира покосилась на любимого. Неприятные подозрения у нее появились. Совместный выходной, так он сказал. А выяснилось, она нужна по другой причине. Вот зачем он ее с собой взял!.. В душе еще оставалась сомнения, но их тут же развеяли.
  -Да, Мира, поговори с ней, пожалуйста. Сережа по телефону очень хвалил тебя как переводчика.
  Обидно вот так разочароваться. Но делать нечего. Опустилась к ребенку, рядом с кроватью присела. Тепло улыбнулась, спросила:
  -Wie geht es dir?*
  Девочка молчит, только хмурит тонкие бровки. И смотрит, смотри на золотистые волосы. В светло-карие, с янтарным оттенком глаза заглядывает.
  -Bonjour. Ca va? Comment t`appelles-tu?**
  И снова в ответ тишина. Еще одна фразу, уже без надежды: "Do you speak English?". Но малышка явно не "ду". Черные бровки гнутся, но звуки в ответ не идут. Все что интересует девочку - золото чужих волос. Вдруг отложила грязную куколку и потянулась к девушке. Пришлось откликнуться на порыв, взять на руки. Черноглазка тут же шею обвила и крепко обняла. Уложила кудрявую головку на плечо, зажмурила глаза. И шепнула: "ангал". А потом - "мируна" и прижалась покрепче.
  Мужчины в недоумении переглянулись. Девушка улыбается и пожимает плечами. Сама ничего не понимает, но гладит ребенка по волосам. Успокаивает.
  -Что ты ей сказала? - возбужденно спросил Сергей.
  -Банальные фразы. Вряд ли она меня поняла. Я ее тоже...
  Девочка подняла личико и схватила золотистый локон. Смотрит, смотрит увлеченно. Вертит прядкой и так сяк, и вдруг снова заговорила. Скороговоркой произнесла:
  -Бррыгрн вррнаб сан шайнин.
  -The sun is shining? - переспросила девушка.
  -Что она сказала? - воскликнули оба.
  -Тише! The sun is shining?..
  Девочка не ответила. Пристально смотрела и хмурилась.
  -The sun?..
  -Сан. Шайнин. Сан. Шайнин, - шептала девочка и дергала волосы девушки. Показывала ей их. - Сан.
  -Что она говорит? - нетерпеливо выпытывали мужчины.
  -Не знаю. Тарабарщина какая-то. Напомнило английский. "Солнце светит". Что-то про волосы мои говорит.
  -Ангал? - спросила у ребенка. - Что это - ангал?
  Дергала свои волосы, повторяла за девочкой "сан шайнин" и твердили ей "ангал". Малышка молчала, наблюдала, а потом показала пальцем на девушку и твердо повторила:
  -Ангал.
  -Это она про тебя сказала. Ангал похоже на ангел, - предположил Геннадий.
  -Не знаю. Не уверена. Но даже если это и язык, то мне он не знаком. Она его выдумала. Сережа, дети ведь так делают в результате сильной психической травмы?
  Вернулись глазами к малышке. Ребенок продолжает увлеченно теребить чужие пряди.
  -Откуда она у вас?
  -Местные жители нашли в лесу, одну, окровавленную и привезли ко мне. Они мне сюда все, что можно везут. Даже раненых ежиков...
  Осекся Гена. Густо покраснел. Не выдержал взгляд Сергея. Еще бы! Тот так смотрел! В глазах уже масса шуток и колких острот. Гена - бесстрашный спаситель ежиков! А раньше-то был кто? Просто - "лысый жлоб". Неброско. Терпимо. Почти хорошо! И все эти местные. Чтоб их! Чтоб!..
  -Наверное, нужно девочку в милицию отвезти. Ее должно быть ищут родители, - предложила переводчица.
  Переглянулись мужчины. Геннадий стал вновь теребить свои очки. Сергей нахмурился.
  -Нет, Мира. Мы не станем ее никому показывать. По крайней мере, пока. - Серьезен, даже строг. И голос уже не терпит никаких возражений.
  -Сережа, это ребенок. Потерявшийся, испуганный ребенок. Если бы это была твоя дочь? Гена, я же права?
  В растерянности с надеждой взглянула на хозяина дома. Последний смущенно увел глаза. Все очки теребит, в сторону смотрит. Стыд пробрал, стыд...
  -Девочка говорит на выдуманном языке. Налицо нарушения психики. Это не твой профиль, Сергей!
  -Это очень необычный ребенок, Мира, - между тем твердо чеканит последний. - Не только потому, что она говорит на непонятном языке. Гена, расскажи ей все.
  -Ее привезли сюда несколько дней назад. Испуганную, с довольно нехорошей раной на ноге. Но, несмотря на большую кровопотерю, девочка чувствовала себя достаточно хорошо и сразу после перевязки уснула. Всю ночь ее состояние было вполне нормальным, а мое мгновенно стало критическим. Я взял ее кровь на анализ, но когда взглянул на результат, подумал, что переработал, и галлюцинирую. Потому что таких показателей не то, что у ребенка, вообще у человека быть не может! В ее организме все словно с ума сошло. Все что могло, превысило норму в сотни раз! Но самое удивительное, клетки мышечной ткани и кожных покровов в месте ранения росли и множились с невероятной скоростью. Разбухали как дрожжи в тепле! Это переворот, революция в мире науки! Маленькие ранки затягиваются у нее мгновенно. От вчерашних, уже нет следа. От уколов затягиваются за треть часа! Я делал фото до и после и покажу их вам. Но я отвлекся. Утром она попросила еду.
  -Как?
  -Жестами конечно. Тыкала пальчиком в рот, гладила животик. Кстати, урчало в нем так,
  * Wie geht es dir? - пер. с нем. - "Как твои дела?".
  ** Bonjour. Ca va? Comment t`appelles-tu?** - пер. с фр. - "Здравствуй. Как дела? Как тебя зовут?"
  что и глухой услышал бы... Мы приносили разную пищу, но маленькая неизменно отказывалась. Только упрямо тыкала пальцем в рот. Словно просила что-то конкретное. Тогда я на руках отнес ее на кухню и просто открыл холодильник. Мы очень удивились выбору! Думаю, лучше будет показать...
  Гена вышел из комнаты. Пока отсутствовал, Мира усадила ребенка на кровать. Девочка тут же схватила свою куклу и стала играть. Но все время поглядывала на девушку и улыбалась ей. Тянулась порой пальчиком к золотым волосам и повторяла на своем тарабарском "бррыгрн". Хлопала в ладоши и радостно смеялась.
  Очаровала Миру Зотову. Очаровала.
  Вскоре вернулся хозяин дома с тарелкой в руках. Осторожно опустил ее на колени девочки и сдернул салфетку...
  Мира удивилась до предела. На огромной белом блюде кусок сырой печени. Лежит, сочится кровавой юшкой. Соком бежит. Не успела что-то сказать, девочка, сверкнув глазами, откинула куклу. Схватила кусок, и волна тошноты подкатила к горлу зрителей. Ребенок набивает рот. Не ест, с жадностью "жрет"...
  Мира зажала рот. С ужасом в янтарных глазах наблюдала. Тонкие струйки бегут по подбородку. Вниз, на футболку текут. Стекают, струятся, капают на белоснежные одежды. И быстро, мгновенно, молниеносно исчезает сырая плоть в маленьком рту... "Ууу-у-ууу", - протяжный звук рвотных позывов. С трудом удержала, насилу...
  Доела девочка. С нескрываемым удовольствием капли с пальцев слизнула и улыбнулась. А зубы в крови.
  Гена смотрит на лица. Даже Сергей побледнел. Что говорить по Миру? Задеревенела. Позеленела. Мутит ее, шатает. Но все-таки держится, стоит. Не падает.
  Первым тишину нарушил хозяин дома. Продолжил рассказ:
  -Уже к утру рана значительно уменьшилась в размерах. И затягивается она необычно. Я уверен, не останется рубца. Неизвестная миру потрясающая регенерация...
  -Может у девочки низкий гемоглобин? - Глупая попытка объяснить любовь ребенка к сырой печени. Сама в эти слова не поверила. Но что-то нужно было говорить. Зрелище до предела шокировало.
  -У девочки такой гемоглобин, какой еще никому не снился! К тому же она ест не только печень, а любое сырое мясо. Печень, правда, любит особенно. И что странно - шоколад. Ворует у сиделки конфеты. Просто чувствует их, где не спрячь! А один раз забралась в сахарницу и все выела. А там было не мало! Заказал местным жителям две банки меда. У меня совсем не осталось ничего сладкого. Она все съела.
  -Покажи ей, - Загадочно улыбнулся Сергей.
  Хозяин дома послушно кивнул. Опустился к девочке и обхватил личико своими руками. Оттянул большими пальцами края ее верхней губы.
  -Смотрите внимательно.
  Приблизившись, Мира осторожно нагнулась. Теперь девочка ее пугала. Но пока девушка ровным счетом ничего не увидела. Примечательного, необычного ничего. Заурядный детский ротик. Но в следующий миг Гена слегка надавил на десны в области третьих зубов. Глаза девушки буквально полезли из орбит. Повторное удивление. Уже откровенный шок. Видит, крошечные зубки под давлением стали парой приличных клыков. На глазах удлинились вдвое. Отпустил Гена пальцы - скрылись. И так пару раз. Туда - назад, туда - назад. Сергей сверкнул улыбкой. В карих интерес исследователя. А у девушки паника и мелкий озноб. Потому что зрелище продолжилось. Повторилось с нижним рядом зубов.
  -Что же это такое? Аномалия? Второй ряд? - в ужасе прохрипела. Какой бред! Даже звучит нелепо.
  -Это не второй ряд, это еще первый! Представляешь, какие зубки у нее вырастут потом?
  -Вы планируете ее оставить тут, чтобы исследовать? Она вам что, подопытный кролик? У нее где-то есть мама, которая вероятно ищет ее и волнуется.
  -Да, мама. Которая на пару с дочуркой ест сырое мясо. С хрустом костей... - перебил с раздражением Сергей.
  -Думаешь, это наследственное?
  -Посмотрим. Гена я хочу посмотреть твои материалы, и образцы анализов. И возможно, взять новые. Пошли, все же покажешь мне свою лабораторию. И давай устроим Миру куда-нибудь. Услуги переводчика нам больше не нужны... - бросил довольно резко.
  Изо всех сил давила в себе негодование за такое пренебрежительное отношение. Стыдно перед Геной. И обидно... Успокоиться не выходит. Он даже не смотрит на нее! Даже не смотрит... Такое чувство, вообще не нужна. Нет ее тут. Или, напротив, она тут одна...
  Сергей увлеченно задает другу вопросы, Гена отвечает и укладывает малютку в кровать.
  Круто развернулась, переводчица ушла. Покинула палату, покинула коридор, дом. Во двор. Во двор...
  Нет телеги со стариком. Исчезла с места постоя. Радостно поют птицы, ярко светит солнце. Все дышит жизнью и теплом. Только ее душе холодно. Так холодно, словно вокруг зима. Лед, снег и воют ветра...
  Сорвала длинную травинку, уныло побрела. Прочь от большого дома. От очередного безрадостного выходного прочь. Наедине с собой... Всегда наедине с тишиной.
  
  
  
  Рано осталась без матери на руках убитого горем отца. Избалованный женским вниманием белоручка и эгоист. Усердно спасался от тоски по той, которую мало ценил при жизни. Мгновенно прослыл идеальным папой. Соблюдая девочку в завидной чистоте и порядке, свел с ума всех разведенных мамаш округи. Бегали за ним как безумные. Дикими табунами скакали. Считали идеальным кандидатом на роль мужа. Но правды не знали... Одна только дочь, его малая дочь знала, насколько холоден, закрыт для эмоций отец - красивый кареглазый человек...
  Повторно не женился. Избрал жизнь одиночки. Единственная женщина в жизни маленькой Миры - старенькая бабушка. Но спустя несколько лет и она умерла.
  Так и зажили: он, она и стена отчуждения посередине.
  Не иметь матери - испытание для любого ребенка. Но расти при живом отце без любви и тепла - настоящая мука. Для Миры - это была медленная смерть. Маленькая, но такая горячая душу увядала. Много лет упорно боролась с отцовским безразличием. Отчаянно сражалась за свою любовь. Заглядывала в глаза в поиске одобрения. Бесконечно. Без конца! Как преданный щенок сидела у ног. Держалась цепкой ручкой за отцовскую штанину. А он при этом смотрел телевизор, ел, пил чай или читал книгу. И не было между ними иной близости. Никогда. Никогда! А девочке так хотелось тепла... Обнять папу, прижаться к грубой щетине. Потрется розовой щекой о мозолистую ладонь. Рассказать все-все-все. Или слушать его голос. Бесконечно. Вновь, вновь и вновь!..
  Но в ответ звучала лишь тишина. Одна тишина. Всегда тишина. И это сводило с ума. Душило. Давило. Мучало нестерпимо. Ему это не нужно. Потому что и она ему не нужна. В возрасте шестнадцати лет, поняла. Поняла это. И что-то внутри надломилось...
  Собрала старую сумку и ушла жить практически к первому встречному... Бросила отцу немой, последний в этой неравной борьбе вызов.
  Две недели все еще надеялась. Ждала... Но отец не пришел. Даже не искал.
  -Ты жива? - вот и все что спросил, когда, не выдержав, позвонила сама.
  Ни криков, ни обид. Ровный, даже слегка безразличный голос.
  -Я живу у мужчины! - бросила с вызовом.
  -Он тебя обижает?
  -Нет, он очень нежный, заботливый и страшно любит меня! - бессовестно врала.
  -Хорошо... Придешь, если будет нужно.
  Вот и все. Бросил трубку, даже адрес не спросил...
  Так она проиграла не только сражение, так она проиграла войну. Сдалась, смирилась и осознала всю свою не востребованность ему - единственному, родному и бесконечно любимому. Да и, пожалуй, самой себе...
  
  
  
  Много времени прошло, прежде чем успокоилась. Уже не раз обошла кирпичное строение. Вдоволь нагулялась среди кустов. Пресытилась красотами леса. Но пошла в дом не по этому... Жутковатое чувство возникло внутри. Навязчиво оглянуться просило. Но сколько не вертелась по сторонам, ничего странного не увидела.
  Пошла в дом. Нет, почти побежала. После того как вдалеке вдруг сорвалась с деревьев стая. Птицы взметнулись ввысь так, словно их что-то испугало.
  Центральная дверь не заперта. Беспрепятственно вошла. Бесстрашен хозяин. Жить вот так, с домом нараспашку - наверное, храбрость. Не знала. Была не уверена. Скорей видела в этом беспечность.
  Слева просторная гостиная, справа сияющая кухня. Затем бесконечная череда разнообразных комнат. Спортзал, шикарная библиотека... Только мужчин никак не найти. Как и лабораторию.
  Обошла весь дом и почти отчаялась. Когда, наконец, случайно набрела на лестницу. Притаилась в самом конце коридора. А внизу под ней - массивная металлическая дверь с большим кодовым замком.
  Все открыто нараспашку. Сияющее белизной и чистотой помещение переполнено оборудованием. Старым и новым. Столы, стулья, какие-то аппараты. Только персонала не видно. Неужели все настолько автоматизировано?..
  -Ты только посмотри! Видишь?! Содержание меланина... - донесся счастливый голос Геннадия.
  -Невероятно, - отозвался Сергей.
  -Вы где?
  Гена внезапно возник прямо из-за пластиковой перегородки и тут же вернулся к другу. Последний сидит за компьютером. Увлеченно всматривается в экран монитора и потирает свой подбородок. Всегда делает так в момент напряженных раздумий.
  -Это не аномалия. Тут что-то еще... Мира, ты не скучаешь? - Сергей спросил не отрываясь.
  -Я очень интересно провожу время, - призналась, не скрывая сарказма.
  -Очень хорошо, тогда мы еще поработаем. Гена скоро будет делать малышке перевязку, и я хочу посмотреть. Ты как? - Не заметил ее насмешливый тон, а может, проигнорировал.
  -Я преодолею свой интерес к заживающим ранам и рубцам, и воздержусь, пожалуй.
  И опять полное безразличие. И тишина в ответ. Только цепочка ничего не значащих для нее слов: билирубин, СОЭ, какие-то кровяные тельца... Только до ее тела нет дела.
  -Странно...
  -Посмотри лучше сюда...
  -Немыслимо...
  -Гена, я видела вашу библиотеку, вы не возражаете, если я немного почитаю? - спросила, пытаясь привлечь внимание.
  -Конечно-конечно, Мира. Будьте как дома и ради Бога, не называй меня на "вы". Все сотрудники ко мне на "ты", а из них половина еще студенты... Это развернутый анализ. Сравни со средней нормой для ее возраста...
  -А почему никого нет? Дом пустой.
  -Каникулы у моих студентов! Все поехали домой. Я один до конца следующей недели. У нас только охрана неотлучна и сиделка в больничном корпусе... Это естественная мутация или воздействие, как ты думаешь?
  -Не скажу так сразу...
  -А почему у вас дверь нараспашку? Неужели не боитесь? - улыбнулась, вновь встряла в разговор.
  -Кого боятся? Забор, вот какой, по всей территории высокий. Охрана на входе. Закрыл бы я дверь, и гуляла бы до ночи. Видишь это, Сергей?..
  -Убедили. Хотя мне пугает такая вот неосторожность. Хожу и оглядываюсь, словно бродит кто-то и смотрит в след... - поежилась, но на это никто не обратил внимания. - А где мы будем жить?
  -Где хотите... В доме я недавно затеял ремонт, есть одна отремонтированная спальня. Правда, кровать там односпальная. А в деревянном домике неподалеку удобней и там убрали все к вашему приезду. - Достал из кармана небольшой ключик и протянул.
  -Решено. Иду в отремонтированный домик с остановками на кухне и в библиотеке.
  -Да-да. Будь, как дома... Я хочу показать тебе еще кое-что. Только держись за стул, Сергей!
  Гена уже весь в работе и улыбку не заметил. Вздохнула, с грустью взглянула на затылки увлеченных мужчин. Покинула лабораторию, оставила двух ботаников ей...
  Пообедала, направилась в библиотеку. Выбрала несколько книг. Удобно разместилась в кресле у открытого балкона и пяти минут не выдержала, закрыла глаза. Приятный ветерок колыхает занавеску. Веки тяжелеют непроизвольно. Долгая ночь, проведенная в дороге, сказывается. Полный желудок помогает. Усыпает...
  Сон тревожный, неровный. Сюжет постоянно меняется. Вроде куда-то бежит, быстро-быстро, но когда цель близка, картина резко меняется. И вновь непонятно, куда бежала, зачем?
  Стало очень холодно. Налетел резкий ветер. Почувствовала, что замерзает и проснулась.
  Вечереет... Оказалось, сон длился долго, но ее, увы, никто не искал. От обиды защемило в груди. Выходные в очередной раз безнадежно испорчены. В чем-то права Света. Это не нормальные отношения. И то, что Сергей вдвое старше, меньшее из зол. Хуже другое. Подруга говорит, из всех претендентов, Мира всегда выберет "не того". Почему? Если бы она знала этот ответ...
  Покидая библиотеку, Мира ругала своего доктора, на чем свет стоит. Намеревалась пойти прямо в лабораторию, но громкий смех остановил на полпути. Сориентировалась на ходу, направилась на кухню.
  Мужчины сидят за огромным столом. Накрыли его бутылкой водки и банкой маринованных огурцов.
  -Мира! Как хорошо, что ты пришла. Мы как раз о тебе говорили...
  -Будешь?- спросил Геннадий, разливая водку в рюмки.
  -Если есть что-нибудь другое.
  Отыскал в закромах бутылку сухого вина. Откупорил. Налил гостье полный бокал.
  -За знакомство!- выдал банальный тост, опрокинул рюмку внутрь. Не поморщился и не подумал закусить.
  Вместо хозяина дома поморщилась Мира. Вспомнила рассказы Сережи. В студенческие годы они часто пили разбавленный спирт. Не разбавленный тоже. После этого водка просто не жжет им горло...
  Разговорились. Гена сразу понравился Мире. Оказался человеком интересным, разносторонним и что особенно подкупало, открытым. Мог с упоением разговаривать на разные темы. Любую можно затронуть и он поддержит. Казалось, знает все и обо всем. Естественно самой любимой была медицина. Кратко рассказал о своей жизни, о поиске себя, о том, как работал врачом в больнице и как мечтал. Много мечтал посвятить себя науке. И, наконец, о том, как сбылась мечта.
  -Знаешь, что самое главное?- спросил хозяин, живо всматриваясь в янтарные глаза.- Не боятся своих желаний! Не убегать от мечты. Поверь мне, они все достижимы, даже самые нереальные. Мысль материальна. И всякое слово возвращается в виде воплотившейся реальности, только одно раньше, другое позже...
  -Гена, не утягивай эту мечтательницу еще глубже в мир грез! Она и без того все время там! Всегда и ко всему нужно идти упорным трудом. Лучше расскажи ей, сколько ты работал как проклятый. И что именно поэтому от тебя ушла любимая женщина. А ты ее как никого любил... Не рассказывай ей красивые сказки, как ты это умеешь. Мечты сами по себе - это шелуха, плева. Труд - это зерно!
  Улыбнулась. Взглянула на Сергея. Потом покосилась на Гену. Первый строг и серьезен, а глаза второго блестят весельем. Даже не глаза - елочные игрушки в новогоднюю ночь.
  -Одного без другого не существует, - не согласился хозяин дома.
  -Ах ты!.. ходящий кладезь знаний! - весело ругнулся Сергей. - Уймись! И не уводи опять мою девушку. Пошли спать, Мира. Я так устал, глаза слипаются.
  -Ревнивец... Стоило раз отбить девушку, навек заклеймил позором. Эти твои вечные подозрения!
  Мира в недоумении поглядывала то на одного, то на другого. В голове родилась масса лукавых вопросов. Она непременно задаст их любимому, когда останутся наедине...
  -Если нужен душ - он в конце коридора. В вашем домике такой радости нет. Сразу предупреждаю, - покидая кухню, сонно проговорил хозяин.
  -Мне нужен! - подтвердила гостья.
  Сергей ушел, постоянно позевывая и вооруженный ключом. Мира купалась. Когда закончила с водными процедурами, на улице окончательно потемнело.
  Сумрак встретил уже в коридоре. Слабый свет попадал сюда только из прихожей. Входная дверь оказалась настежь распахнута. Вероятно дело рук Сергей.
  Хмурясь неодобрительно, потянулась выключить светильник и замерла. Услышала грохот и последовавший за ним болезненный стон. Встревожившись, поспешила на поиски хозяина. Видно спьяну не рассчитал что-то и куда-то не вписался...
  Мягкий ковер поглотил шум шагов, поэтому кроме тишины долго ничего не слышала. Наконец, сквозь щель приоткрытой двери забрезжил свет. Хотела открыть ее до конца, но замерла. Услышала кое-что:
  -Повторяю свой вопрос. Кто об этом знает?
  -Никто, клянусь...
  Лиц не видела. Только слышала голоса. Тот, который был ровным и холодным - принадлежал неизвестному. Второй, взволнованный и просящий - Геннадию.
  -Повторяю свой вопрос...
  Вслед за этим за дверью раздался противный хруст, и хозяин дома громко пронзительно закричал. Потом еще раз.
  -Кто еще знает?- голос, холодный, леденящий кровь голос неизвестного по-прежнему спокоен, только настойчивости прибавилось.
  -Клянусь, клянусь! Я никому не говорил. Никому!.. - Геннадий зарыдал. Он оправдывался несчастным, охрипшим голосом, пока охваченная ужасом Мира пятилась...
  Не увидела того, как мучают нового знакомого. Ни брызг крови, ни выкрученных конечностей. Вполне хватило воображения. Живописные звуки говорили сами за себя. Геннадий пронзительно кричал. Много кричал. Часто кричал.
  Когда Мира как картину в воображении увидела несчастное методично уродуемое тело, мужество ее предало. Попятилась быстрей.
  Добраться успела только до лестницы, когда отчетливо услышала звуки наверху. Шагнула, и шаги наверху повторились как эхо. На миг замерла в страхе себя обнаружить, а потом снова быстро пошла. Попятилась отступая. Назад, к ближайшим в коридоре дверям. И только стук сердца, и грохот чьих-то ног. Очень близко уже на лестнице.
  Дверная ручка бесшумно поддалась, закрыла замок, и стало как-то спокойней. Теперь необходимо что-то сделать. Страх, волнение, телом дрожь, поэтому никак не понять "что?".
  -Телефон, - вдруг вспомнила и полезла в карман.
  На загоревшемся экране отчетливо видны точное время, дата и всякое отсутствие связи.
  Оглянулась в небольшой комнате, ничего подходящего для защиты себя не нашла и кинулась к окну. Очень торопилась, боялась - в доме быстро найдут. А в лесу она хорошо спрячется. По счастливой случайности, или вине безалаберности Геннадия, окна не имели решеток и были расположены близко к земле. Поэтому без труда спрыгнула с подоконника и приземлилась.
  За пределами дома вернулся страх. С новой силой, с безумной силой. Темно. А в тени окружающих высоких деревьев уже мрак. Тревожно шелестит молодая листва. И желтоглазая луна смотрит сквозь густые макушки. Полнолуние.
  Идеальное место и время для того чтоб испугаться. Вот оно - ночью в лесу.
  Оглянулась и робко побрела вперед. Торопилась отойти от дома на приличное расстояние и постоянно оглядывалась. Идут? Не идут?..
  Впереди вырос куст сирени. Густо раскинулся. Сделала остановку, присела на корточки. Бесконечно оглядываясь при этом по сторонам. Пыталась сориентироваться, вспомнить в каком направлении идти? Только глаза как магнитом притягивает к светлому пятну - окну хозяйской спальни...
  Там горит слабый свет, а занавески не плотно задернуты. И если вернуться обратно к дому... не очень близко. Возможно, получится разглядеть, что происходит в комнате. Возможно, получится...
  Эта мысль просто не дает покоя. И осторожно, на корточках девушка все-таки ползет погоняемая своим любопытством. И прячется за стволами встречных деревьев.
  Окна уже напротив и так близки, что это пугает. Но приняла решение и продвинулась еще ближе. Немного, совсем чуть-чуть. А потом еще и еще...
  Казалось, в комнате ничего не происходит. Никто не движется, не шевелятся тени, не раздаются крики. Нет звуков. Ни громких, ни тихих. Поэтому прижалась к окну лицом. Теперь видела перевернутую мебель на полу. Кучу книг вперемешку с толстыми тетрадями. Все остальное скрыли шторы.
  Любопытство достигло своего апогея. Девушка шагнула влево. Заглянула за другую половину шторы. Все дальнейшее произошло стремительно. Настолько, что Мира поразилась своей реакции. Мелькнуло за стеклом что-то большое и темное. В каком-то шаге от нее. Резко присела, прижимаясь к стене.
  Кажется, человек. Кажется спина. Не заметили, кажется... Счастливая звезда спасла.
  Тут же осознала всю глупость затеи. Решила уходить, как говорится: "подобру-поздорову". Как и сидела на корточках поспешила прокрасться до угла. Когда достигла, замерла. Заметила еще один маячок впереди.
  На первом этаже в пристройке-больнице горит свет. Отбрасывает на улицу слабый след. Поднялась на ноги, поспешила к нему. Чуть не забыла! Там вместе с больной девочкой ночная сиделка. Несет свою службу, не подозревает о вторжении.
  Торопилась предупредить. С этой целью и заглянула в окно. На столе неподалеку горела лампа. Женщина в белом халате мирно спала, уткнувшись носом в журнал.
  Мира подняла руку, чтоб постучать, позвать, разбудить, но внезапно замерла. Да так и осталась стоять с занесенной для удара рукой. Из-под правой руки сиделки стекает и неторопливо капает на пол...
  Зажала рот ладонью, что бы сдержать рвущийся наружу вопль. Ужас охватил, когда поняла, вернее, рассмотрела - красное. Из-под руки сиделки на пол капает красное! И белый журнал неторопливо темнеет, впитывая кровь.
  Вне себя от страха попятилась неотрывно глядя на труп. Отступала и отступала назад, пока не уперлась спиной во что-то большое и твердое. Содрогнулась всем телом. Подпрыгнула, разворачиваясь и закричала.
  Только это дерево. Обыкновенное, совершенно безопасное, одно из многих растущих вокруг.
  Прижала дрожащую руку к рвущемуся из груди сердцу. Вспомнила про Сергея. Его нужно предупредить! Испугалась за своего доктора, вихрем понеслась прочь.
  Вначале вновь отошла от дома. Далеко, далеко. Как можно дальше. Чтобы не быть замеченной. Даже случайно. В результате оказалась на краю поляны. Удивительное место. Упоительно в лунном свете. Нереально красивое, обширное, лишенное деревьев пространство покрыто густой травой. Уходит вдаль, манит, зазывает.
  Мира вновь опасливо оглянулась на дом... И нашла же время любоваться красотой?! Никого.
  И вдруг ночь взорвалась оружейным выстрелом. Звук прозвучал вдалеке. Где-то слева от дома, по ту сторону поляны. Мира растеряно всматривалась в безмятежное колыхание деревьев, в поляну, словно одеялом укрытую мягким лунным светом. Но ничего не видела. Словно выстрел почудился. Когда раздался второй, появилось движение. Четко видна была движущаяся тень вдали.
  Вскоре стремящийся к дому силуэт стал различим, хорошо виден в свете полной луны. Кто-то резво несется через поляну. Подпрыгивает порой через комья земли и норы кротов. В правой руке человека просматривается ружье. Мужчина постоянно оглядывается, не сбавляет при этом темп и от этого сильно спотыкается.
  Каким-то необъяснимым разуму чутьем, Мира поняла - один из охранников. Вначале страшно обрадовалась, а затем испугалась еще сильней. Обдало волной паники. Настолько, что попятилась. Он с ружьем, а убегает.
  Стремительный силуэт охранника выражает один безмолвный ужас. Поняла, нет, почувствовала это особенно остро, когда юноша, оступился. Согнувшись, резко он припал на правую ногу. Дальше он уже не бежал, а шел. Вернее, мучительно хромал. Совершал всем телом резкие рвущиеся вперед движения, в то время как нога не пускала. Нервная, почти конвульсивная спешка. Оглядывался и постоянно возобновлял болезненные попытки побежать, уже через силу и страшную боль. Но в этом, именно в этом состоял ужас. Он боялся. Он очень сильно боялся...
  Смотрела и пятилась. Радовалась уже тому, что двигаются в разных направлениях. А юноша убегал... Через какое-то время деревья его поглотили. Поляна осталась позади, он скрылся.
  Мира растерянно взглянула в сторону дома. Только теперь поняла, что должна была предупредить. Обязана была! Туда опасно ходить!
  Кинулась на перехват. Хотела догнать, преградить дорогу не смотря на абсурдность этой идеи, но в этот самый миг прилетел крик. Просто пугающий по силе. Почти нечеловеческий вопль боли, наполненный ужасом. В нем было и осознание неизбежности и неминуемость происходящего. Мира никогда еще не слышала ничего подобного, такого же будоражащего. Сердце замерло на миг. Застыло, леденея в страхе. А затем, стремительно набирая темп, громко застучало опять. От мысли. Одной единственной мысли, что таким диким, обезумевшим голосом кричал мужчина. Чем же можно было так сильно его испугать? Что бы взрослый вооруженный мужчина кричали, разрывая в этом вопле горло.
  Воображение старательно заработало, рисуя живописные картины - одна страшней другой. Это было самое слабое ее место - очень бурная фантазия. Наказало небо. Просто наказало.
  Дикий звук уже растворился в тишине. Растаял так же внезапно, как и возник. Стремглав понеслась прочь. Спотыкаясь от ужаса не меньше, чем несчастный парень несколько минут назад. Сердце выпрыгивало, уже рвалось наружу, когда увидела слабый свет впереди. Окно и оно уже близко. Поднажав, вскоре оказалась рядом. Повинуясь инстинкту, оглянулась вокруг, затем заглянула в комнату.
  В деревянном домике пусто. С виду там полный порядок. Стульчик у стены, кровать и небрежно отброшенное покрывало. Смятая подушка. Ничто не вызывает подозрения. Никакого погрома, как в спальне Гены.
  Казалось, Сергей включил свет, чтоб выйти в туалет и скоро вернется. Но по факту все оказалось хуже. Дверь не заперта, Сергея в доме нет.
  От мысли, что несчастный кричавший человек на самом деле - любимый, чуть не сошла с ума. В панике завертелась на месте. Необходимо принять какое-то решение. Каким должен быть следующий шаг? Но решений не было, как и решимости куда-то идти.
  Вытащила из кармана телефон и в сердцах ругнулась. Связи по-прежнему нет.
  -Звонят же они откуда-то! Думай Мира, думай! Где может быть хорошая связь?
  Ответ пришел неожиданный. Прогнал на улицу...
  Выбрала самое высокое дерево с низкими ветвями. Принялась карабкаться. Вверх. По мощным раскидистым ветвям. Вверх. Гнал страх. Когда достигла максимальной высоты, обхватила одной рукой крепкий ствол, а другой достала телефон. На экране появилась одна маленькая полосочка, засвидетельствовала наличие слабой связи.
  Набрала номер, но в трубке лишь тишина. Экран отображает безрезультатные попытки связаться с вышкой. Все усилия оказались напрасны.
  Решила забраться еще выше. Перехватила телефон зубами и поползла. Вскарабкалась так высоко, что уже неба могла коснуться рукой. И замерла, балансируя на очень тонкой ветке.
  Вибрировала, рискуя сорваться в любой миг. И все же робко отпустила одну из опор. Взглянуть на экран телефона.
  Здесь связи вообще не было. Никакой. Как не махай трубкой по воздуху, хоть удаляй, хоть приближай. Любые попытки поймать сигнал будут безрезультатны.
  -Очень "мобильная" связь! Удобно в экстренной ситуации.
  Телефон был в бешенстве спрятан в карман. Девушка осторожно поползла вниз. На пару веток опустилась и замерла. Взгляд привлекла центральная поляна. Вернее, большой дом на ней. В свете полной луны хорошо видна его крыша. Сбоку лестница... Может там есть связь?
  Созрел слабенький, совсем ненадежный, но все-таки план. Уже собиралась спускаться вниз. Внезапно хруст ветки остановил. Внимательно присмотрелась к темноте и сначала ничего не увидела. Но потом... Странный обман зрения. Нелепая галлюцинация. Появилось пятно более темное, чем окружающая ночь. Едва различимое. Большой черный сгусток, причудливая клякса на теле ночи. Нечто перемещалось между деревьями большими прыжками. Очень-очень большими прыжками. Движения тени такие плавные, такие легкие, словно она невесома. Постоянно теряется в темноте. Именно поэтому очертаний толком не разобрать. Крадется ужас, поглощает страх.
  Нечто в очередной раз совершило толчок. Легко перелетело через ближайший куст и там окончательно растворилось. В темноту, во мрак и скрылось!..
  Сердце громко стучало в груди. Ничего подобного Мира никогда не видела. И представить, что это, не хватало воображения. Сглотнула подступивший к горлу ком.
  Так плавно и быстро двигаться человек просто не может. На это способно только животное. Кошка? Но кошки подобных размеров обитают далеко от этих мест и возможность, что одна из них попала сюда случайно, была нереальна. К тому же очертания этого существа упорно свидетельствовали - это не лев, не тигр. Оно, Нечто - выше. Многим выше и мощней. Тогда что это за зверь?..
  Еще раз глотнула подступивший к горлу ком. Нет, это был не плот воображения, все совпадало. Дикий нечеловеческий крик, выстрелы, все говорило об этом. Вначале думала, что несчастный охранник отстреливался от злоумышленников, которые напали на владельца дома. Но теперь было очевидно - здесь, в этом лесу водится "что-то", что многим страшнее корыстного человека.
  Теперь сердце стучало так, что мешало думать. Только части картинки все равно складывались. Сами собой, сами собой... Там внизу под ногами трясущейся в страхе Миры, страшный монстр. Страшный монстр, страшный монстр...
  Паника подступила. Охватила словно липкий, плотный шар. Даже дышать стало трудно. Руки дрожат, не переставая. Перспектива на ночь - быть съеденной, на другое вдохновить не могла.
  Устало уперлась лбом в ствол дерева и просто закрыла глаза. Глубоко дышала. Глубоко дышала... И это успокаивало. Слегка... Четкая, неоспоримая мысль созрела в уме. Нужно вернуться в дом! Не в это деревянное подобие там внизу. В настоящий, в кирпичный. Пусть там тоже страшно, и люди что там - опасны, но ведь это люди! Страх за свою жизнь, несомненно, поможет найти общий язык. Они как-то договорятся. По крайней мере, она так думала...
  Находится на дереве дольше, было небезопасно. Не исключено, что у твари хорошо было развито обоняние.
  Спускалась, изо всех сил стараясь не издавать лишних звуков. Постоянно оглядывалась по сторонам. Когда ноги коснулись твердой поверхности, побежала. Быстро, без оглядки. Но когда дом уже просматривался сквозь стволы деревьев, замерла. Словно вросла в почву ногами.
  Впереди безвольным ворохом смятого тряпья лежит человек... Мертв. Не сомневалась. Четко различала даже в темноте. Нелепо отброшенную в сторону правую руку, согнутую в колене ногу и другую, оторванную. Валяется неподалеку.
  Тяжелыми словно налитыми свинцом ногами побрела к телу. Все-таки один из охранников. Молодой, коротко стриженый парень. С облегчением вздохнула. Счастлива, что не Сергей. И тут же устыдилась своих мыслей. Бедный юноша был так молод... А теперь его голова безвольно склонилась к плечу. Форменная куртка разодрана от горла до груди. Когда-то белая футболка потемнела от крови. Не нужно иметь специального образования, чтоб определить - у несчастного разодрано горло. Мясо, жилы, кровь, кровь, кровь...
  Ужин подступил к горлу. Глубоко вздохнула отворачиваясь. Сбылись самые страшные опасения. Сдержало сильные рвотные позывы одно - холодный, липкий страх. И еще, пожалуй, безудержное желание жить.
  Склонилась к телу. Вытащила из-под него ружье. На поясе патронташ. Шустро обшарила и обнаружила три патрона, а затем дрожащей рукой зарядила оружие.
  Три выстрела - не много. Но шанс...
  Стрелять умела благодаря отцу. Любил ее родитель рыбалку, охоту, поэтому часть своего детства провела среди рыболовных сетей или наблюдая, как отец чистит ружья. Больше чем в куклах разбиралась в патронах. И кое-что к счастью еще помнила.
  Спрятала запасной, сняла оружие с предохранителя и взвела курок. Медленно поднялась, осматриваясь. Приготовилась стрелять сию секунду, прямо тут.
  Когда собралась уходить, заметила на земле продолговатый предмет. Ручной фонарь, и вполне исправный. Вооружившись им, обошла покойного. Старалась на труп не смотреть. Поспешила к дому.
  Успела отойти от злосчастного места на каких-то двадцать шагов. И вдруг хруст. Ветка. Где-то слева от нее. Резко повернулась на звук. Вскинула ружье, прижала приклад к плечу. Попасть в цель труда не составит, но нужно видеть эту цель.
  Никого. Сплошная темнота вокруг. Теперь хрустнуло справа. Стремительно повернулась, изо всех сил всматривалась вдаль. Ничего. Тогда включила фонарь и обхватила его левой рукой. Сжала вместе с дулом ружья. Правая замерла на рукояти. И лишь палец подрагивает над ушком спускового крючка...
  Шумно сглатывала и медленно поворачиваясь. Силилась не дрогнуть от перенапряжения. Разрезала лучом света окружающий мрак и присмотрелась. Слева, метрах в пяти-шести от нее. Возле густого куста. Мелькнуло что-то непонятное и тут же скрылось в ветвях. Все еще видела расширившимися до предела зрачками. В свете фонаря смотрела на растение. Дрожит, еще шевелится листва. "Нечто" скрылось там.
  Освещала куст. Всматривалась и вслушивалась какое-то время. Очень хотелось выстрелить. Но палить в неизвестность напрасная растрата патронов. Ждала. Просто ждала. Там в темноте, среди многочисленной растительности был кто-то. Или что-то... Знал о ней, наблюдал. Охотился. Поэтому изо всех сил старалась не паниковать. Но паника рвалась из нутра. На охоте нужна уверенность и твердая рука. Так учил отец. Но где ее взять? Когда руки так дрожат!
  Вечно ждать не могла. Оглянулась назад и шагнула, не опуская ружья. Дом уже близко. Он за спиной. Так манит сквозь редкие стволы. Вот и пятилась. Пятилась непроизвольно. Стремясь туда всей душой. В окружение надежных кирпичных стен.
  Все-таки нервы сдали, не выдержала бесконечного ожидания. Опустила ружье, развернулась и побежала. Выжимала из своих ног максимальную скорость. Страшилась обернуться. Но когда до дома осталась всего половина пути, все-таки на миг оглянулась.
  Никого. Лес за спиной молчалив и безмятежен. И если бы не знать наверняка, какие тревожные секреты скрывает, то можно подумать - фантазия разыгралась.
  Во дворе под окном больницы одиноко стоит Сережина машина. С трудом поборола соблазн забраться внутрь. Могла разбить камнем окно. Вполне могла. Но завести мотор без помощи ключа было не по зубам.
  Подавила бессмысленное желание попусту тратить время. Направилась к настежь открытой двери.
  В доме царит уже идеальная тишина. Тут не раздается мягкое шелестение листвы. Оказалось, это бьет по предельно натянутым нервам еще больней.
  Осмотрела комнату и не обнаружила ничего подозрительного. Вернулась к двери, чтоб закрыть замок. И в этот самый момент из леса выпрыгнуло нечто. Устремилось к ней, резко меняя траекторию своего движения. Бежало то левей, то правей. Иногда подпрыгивало. И пугало, пугало глаза скоростью своих движений. С такого расстояния было вновь не понять, что это такое. Да и не было времени рассматривать. Нечто стремительно приближалось с каждой секундой промедления. Поэтому резко толкнув дверь, налегла на нее плечом.
  Фонарь упал на пол. Впрочем, он был не нужен. Нужным было только спокойствие. Но его не было. Поэтому руки противно дрожали и соскальзывали с замка. Упорный, очень тугой, не поддавался, не желал проворачиваться. Но все-таки закрылся. Внезапно громко успокаивающе щелкнул...
  Но девушка побледнела еще больше. В ужасе она смотрела на окна. На них же нет решеток!.. Попятилась, вглубь гостиной. Резко сорвалась с места и понеслась в коридор, а там минуя комнату хозяина к лестнице.
  К лаборатории стремилась. К ней бежала. Помещение без окон с толстой броней стен. Надеялась, вдруг эта единственная, несущая спасение дверь, тоже не под замком.
  Вот, наконец, лестница. И дверь не закрыта. Освещает тьму коридора позабытым светом и манит...
  Стремительно побежала вниз и резко замерла на последней ступени. И ругает себя за неосторожность. А вдруг это не беспечный хозяин позабыл закрыть свое драгоценное святилище?..
  -Где ты ходишь? - подтверждая правдивость догадки, прозвучало из недр лаборатории.
  В след за голосом появился человек. Приметно высокий светловолосый мужчина. Глаза голубые. На вид лет тридцать, не больше. Нет, даже меньше. Просто крупный, поэтому выглядит старше. Одет в черное.
  Взломщик с удивлением посмотрел на нежданную гостью. Вначале на нее, затем на вскинутое оружейное дуло. И проигнорировав второе в пользу первой, присвистнул.
  -Вот это да! Тут и русалки по ночам бродят... Может быть, они любви моей ищут? - Шутит. Голос звучит весело. Но ничего подобного в глазах нет. Одна предельная настороженность и готовность ко всему. - Ведь как знал, много припас...
  Приглушил интонации и без того хрипловатого голоса. Улыбнулся, слегка красуясь глубокими ямочками на щеках.
  Поняла - зубы заговаривает. А это пугало, как и то, что он не боится ружья.
  -Помолчи ка герой-любовник, а то пульну по нереализованному!
  -Злая русалка попалась, - саркастически заметил взломщик, увы, так и не испугавшись.
  Хотела сказать еще что-то впечатляюще резкое, но мужчина вдруг сделал пробный шаг навстречу. Девушка мгновенно напряглась. Тогда он еще раз обескураживающе радушно улыбнулся. Осторожно предложил:
  -Не нужно нервничать. Иди-ка сюда... не бойся. Познакомимся.
  Однако бояться его стоило. И это отчетливо видно по голубым глазам. Выдает их возбужденный блеск и напряженная работа мысли. Собранность тела живописно противоречит обманной улыбке скользящей по губам. Парень просчитывает варианты. А нападать не торопился, потому что опасается выстрела. И это вселяет надежду...
  -Не знаю, кто ты и что здесь делаешь, впрочем, это волнует меня меньше всего! Знаю одно, нам нужно закрыть эту дверь! Потому что сейчас тут появится монстр! Тебе будет не до русалок, парень! - протараторила скороговоркой.
  Обернулась, чтобы закрыть дверь и замерла. Вверху над лестницей уже темнеет что-то массивное... Дрожащими руками вскинула ружье, что бы выстрелить. И тут тень поползла, двинулась вниз. Вышла на свет, и стало отчетливо видно - еще один человек.
  Пока второй взломщик неспешно спускался, женский взгляд внимательно его рассматривал. Анализировал. Высокий конечно, даже крупный местами. Вверху, в плечах. Но это не то, что она видела. Нечто было больше, многим больше чем этот, в общем-то, завидно породистый мужчина. И оно было ниже. Ниже и шире. А у этого великана рост метра два не меньше...
  Мужчина спустился и замер. Теперь хоть до утра им любуйся. Чем, собственно, и занималась. Все еще прикидывая, и выискивая сходства и различия. Даже ноги его изучила. Представляя можно ли такими нестись в темноте со скоростью ветра. Пока выходило что нельзя. Обычные ноги.
  От первого взломщика второй отличался существенно. И волосы темные, и выглядит старше. Смотрит не просто внимательно, а пристально. Даже болит от этих глаз. И радушием не лучился. Напротив - неприятно холоден и хмур.
  -Налюбовалась? - спросил, пальцем отворачивая от себя оружейное дуло. С крайне постным видом.
  Вздрогнула и попятилась. Дернулась слегка в сторону блондина. Но он не думал нападать. Лишь наблюдал за происходящим с расчетливым блеском в глазах. И куда только радушие свое подевал?!
  Стремительно попятилась к стене. Хотела держать под прицелом обоих. Но толку от этого действия - ноль. Всерьез и как угрозу так и не восприняли.
  Брюнет тем временем прошелся по лаборатории. Стал хорошо виден его затылок с небольшим задорным хвостом...
  Прямые черные волосы аккуратно остриженные впереди. Логичная строгость прически уместна при подобном ремесле. Подчеркивает характерные черты лица - жесткого, волевого. С упрямым подбородком и прямым слегка заостренным к концу носом. Все так и кричит о тяжелом и сложном характере. Глубокая морщина на лбу - результат многих дум. Жесткие складочки у рта - от насмешки. Все строго и очень по-взрослому. И вдруг этот нелепый мальчишеский хвост. Но ведь и он о чем-то говорит?! Жаль не понять так и сразу, о чем?
  -Как дела?
  -Все в полном порядке. Заканчиваем.
  Блондин улыбнулся брюнету. Но совсем не так как только что ей. Сдержано. Даже слегка виновато, пожалуй...
  "Боится и уважает, - легко поняла. - Еще бы... Мне после этого лица даже пописать захотелось. Прямо в штаны...".
  Между тем разговор злоумышленников прозрачно намекал - в лаборатории они не одни. Немало огорчившись этим открытием, строго заявила:
  -Послушайте, меня абсолютно не интересны ваши темные дела. Я о них ничего не знаю и знать не хочу, но если вы сейчас же не закроете входную дверь, у нас у всех могут начаться большие неприятности.
  -Это вы о чем? - небрежно, без интереса спросил темноволосый.
  -О твари разорвавшей горло взрослому вооруженному мужчине, там, в лесу, - нервно выпалила. Раздражали. Самоуверенностью, хладнокровием. Раздражали...
  Мужчины переглянулись.
  -Аксель?- обратился к напарнику блондин.
  -Никакой это не Аксель! Местный охранник. Мальчик совсем... Что-то гналось за мной. Бежало сюда. Нужно закрыть дверь!
  -Я только что был наверху. Представьте, не встретил там не одного чудовища. Даже маленького. Даже крохотного...
  -Вы смеетесь надо мной? - поняла девушка. - Но вы не видели тело растерзанного охранника, не видели это...прыгающее плавно словно кошка. Я ее закрою!
  Кинулась к двери. Нажала пару кнопок наугад. И огромный замок щелкнул закрываясь. Вслед за этим мгновенно расслабилось лицо той, что напомнила блондину русалку.
  За бесконечной аппаратурой и тонкими стенками раздавались неторопливые шаги. Там ходит брюнет. Остановился, негромко с кем-то заговорил и снова пошел.
  Все это время "русалка" и блондин молчали. Мертвая тишина между ними. С появлением напарника голубоглазый кардинально переменился: подтянулся, посерьезнел и похолодел. Безвозвратно растерял свое веселье. Пристально наблюдал, не выпускал из поля зрения. Ни на миг, и на миг... Оставлен был в качестве надзирателя. С чем прекрасно справлялся. Правда, один раз он все-таки не удержался. Вероятно, решил слегка подшутить. Когда в очередной раз на него покосилась, легко хлопнул правым веком. Словно подмигнул. От этого "зеркала ее души" тут же округлились, а бровки выгнулись дугой. Не привиделось ли?
  Однако подкрепить эту сдержанную зрительную шутку словестной не посмел. И не напрасно. Шаги брюнета внезапно раздались совсем близко. И вскоре он сам возник из-за поворота, за которым недавно скрылся.
  Хмурый тип кивнул по ходу движения напарнику. Пошел к ближайшему столу и безо всяких церемоний уселся на него. И только теперь обратил свой пристальный взгляд на девушку. Помолчал немного. Изучил ее. И, в конце концов, спросил с легкой насмешкой:
  -Теперь, когда чудовище нам больше не угрожает, расскажите кто вы такая?
  -А вы кто такие? - спросила нагло, понадеялась на ружье.
  -Не вежливо отвечать вопросом на вопрос. - Слова прозвучали язвительно, словно щелкнули по носу.
  -Я гостья хозяина, - призналась тут же честно.
  -Занимаетесь медициной?
  Только теперь узнала голос. Хотя не узнать было невозможно. Это он пытал Гену...
  -Нет, я очень далека от медицины, - пугаясь, уверила поспешно. - Приехала на один день, отдохнуть.
  -Приехали со спутником?
  Молчала. Прикидывала, знают ли взломщики про Сергея. Или это простой блеф?
  -Это значит, одна?
  Кивнула. Мужчина, сощурил глаза. Продолжил допрос, глядя на нее не мигая:
  -Цель приезда?
  Очень тяжело было держать этот взгляд. И, по-видимому, брюнет это отлично знал. Поэтому продолжал пристально смотреть. Правда, пока без особого нажима. Но и без него было уже достаточно тяжело. Даже дышалось с трудом. Все-время хотелось спрятать глаза от этих, мучительных...
  -Отдых, - выдохнула болезненно моргнув.
  Мужчина хмыкнул. Искривил губы в недоверчивой ухмылке.
  -А цель приезда вашего спутника совпадает с вашей?
  Вздрогнула... Значит, не поверил.
  -Совпадает. Он хотел увидеть институтского друга.
  -Он доктор, не так ли? Чем он занимается?
  -У него своя клиника. Он очень известный и дорогой хирург. С обширными связями и очень влиятельными клиентами, - выпалила не в силах больше сдерживать страх и раздражение.
  -Хотите нас испугать? Или хвастаетесь удачным выбором?
  Вероятно, это шутка, но лицо мужчины ее совершенно не выражает. Разве что в глазах появилось на миг насмешливое выражение. Правда, тут же бесследно исчезло в темных глубинах.
  Не пришлось размышлять над тем, что сказать в ответ. В дверь за спиной громко постучали.
  Подпрыгнула на месте и испугано уставилась на взломщиков.
  -Чего же вы ждете? Открывайте, - на этот раз с явной насмешкой приказал темноволосый.
  -Ни за что!- воскликнула испуганно.
  -Тогда я открою, - Сказал и поднялся со стола.
  Мира выскочила вперед и преградила дорогу. Застыла в упрямой позе. Не шелохнулась и не подумала отойти, когда брюнет приблизился критически.
  -Не открывайте, пожалуйста, - попросила, глядя в лицо с мольбой. - Клянусь, я видела там что-то ужасное.
  -Сомневаюсь, что чудовище станет стучать. Хотя не исключаю, что и среди них встречаются знатоки этикета...
  Пропустила насмешку мимо ушей. Пристально с нескрываемой мольбой вглядывалась в глаза. Вся и с головой ушла в созерцание.
  Глаза были пугающе черны и как бездна затягивали. Хотя их чернота не была непроглядной в слепяще ярком свете лаборатории. А с такого расстояния они виделись всего лишь темно-карими. И это почему-то вселяло надежду. Словно не все потеряно, раз они светлее мрака.
  Но просящий взгляд мужчину не трогал. Хотя и не злил. Не вызывал ничего, кроме безразличия. А вот она на какой-то миг даже забылась...
  Продолговатый, слегка вытянутый к вискам миндаль его глаз, был поддет, нет, плотно прихвачен льдом изнутри. Безумно красиво, но до чего холодит! Мороз по коже, а сердце только громче стучит. Удивительно...
  Загипнотизировал. Но смотрины вскоре окончились. Пришлось мучительно покраснеть, когда он внезапно жестко сказал:
  -Если вы еще не налюбовались мной, милая, предлагаю продолжить чуть позже. А пока я открою?
  Он не спрашивал, констатировал. Но голос при этом был вкрадчивым и даже мнимо милым.
  Устыдилась своего поведения, отступила. Изо всех сил скрывала смущение. Даже про страхи забыла.
  Дверь отворилась с громким лязганьем. В лабораторию вошел еще один человек в темном - мощный шатен. Следом за ним появился высокий, худощавый как шест юноша. Последний энергично тянул за собой связанного окровавленного доктора.
  -Сережа! - воскликнула пугаясь. - Что вы с ним сделали? Отпустите немедленно!
  На крики никто не обратил внимания. Сергея все так же волокли по лестнице вниз. Беспощадно ударяя при этом о ступени.
  Мгновенно очнулась. Вспомнила про ружье и незамедлительно вскинула его к плечу.
  -Пристрелю! - прошипела злобно.
  На этот раз услышали. Обернулись все разом. И на большинстве лиц явное недоумение. Лицо главаря, (уже не сомневалась, что тип с хвостиком здесь главный) осталось неизменно холодным. И что особо обидно, невозмутимым.
  -А ты умеешь? - спросил он бесстрастно.
  -Умею, но с такого расстояния и уметь нечего! Курок взведен и стоит лишь спустить крючок, и в тебе тут же появится внушительная дырка, - подтвердила взволновано.
  -И ты сможешь?
  -Проверим? - предложила нагло.
  Главарь улыбнулся. Холодное лицо на миг кардинально переменилось. Сверкнули глаза, помолодели. Словно проснулись от сна. Но все тут же скрылось бесследно.
  -Проверим, - подтвердил тихим шепотом, пока остальные с интересом наблюдали.
  -Девочка, давай поиграем в игру: "загадка - разгадка". В твоем ружье два патрона, допустим, ты убила двоих из нас. Что будешь делать с остальными?
  -У меня есть запасные патроны.
  -Не успеешь перезарядить. Любой оставшийся в живых скрутит тебя за секунду. А потом задушит без угрызений совести.
  -Зато я убью двоих!- возразила горячо.
  -Но тебя ведь это не спасет. И Сережу тоже... Сдавайся.
  -Какие гарантии, что вы не убьете нас, если я сдамся? - спросила волнуясь.
  -Никаких.
  -И вы хотите, что бы после этого я отдала оружие?
  -А разве у тебя есть выбор?
  Покосилась на металлическую дверь. Там с чудовищем вооруженной или здесь с преступниками безоружной? Оби перспективы как-то безрадостны...
  -Я дам тебе минуту на размышление. - Сказал. Посмотрел на часы и время пошло. - По истечении минуты отдашь ружье. Потом отойдешь в сторону. Не станешь болтаться под ногами и во что-то вмешиваться.
  Замолчал на миг, гипнотизируя своими подавляющими глазами.
  -Я все равно заберу, но если при этом кто-то пострадает, это будет твой приговор... И Сережи тоже, - пообещал устрашающе ледяным голосом.
  Испугалась. Почти так же сильно как в лесу над трупом растерзанного охранника. Голос вновь живописный и убедительный. Не усомнилась ни в одном сказанном слове. Все еще решала, как поступить, когда он сообщил:
  -Время истекло.
  Еще какое-то время мужчина не двигался. Только смотрел неотрывно в янтарные глаза. А потом сделал шаг навстречу...
  Все дальнейшее было странным. Вначале механически отступала, пока не уперлась спиной в стену. Забыла про ружье и свою цель его не отдавать. А затем и вовсе перестала что-то предпринимать. Сознание утратило четкость, и ясность мысли. Окунулось в туман. Страшно затошнило. Вероятно, виной тому был пережитый страх. Только вовсе забыла о необходимости сопротивляться. Изо всех сил подавляла рвотные позывы. В результате главарь беспрепятственно подошел вплотную и мягко перехватил оружие. А потом вернулся к остальным. Только уже многим быстрей.
  Оторопело провожала широкую спину полусонными глазами. Никак не могла понять, что произошло. Как смог забрать ружье? Облегчение принесла только мысль, что ее не собираются убивать. По крайней мере, пока...
  Тем временем окровавленного Сергея усадили на стул. Главарь по ходу движения вручил изъятое одному из товарищей и опустился на корточках перед следующей жертвой.
  -Добрый вечер, доктор, - условно вежливо поприветствовал. - Вы меня слышите?
  Сергей слабо кивнул, глядя перед собой отрешенными глазами.
  -Понимаете?
  Еще один кивок.
  -Я задам вам несколько вопросов. Надеюсь получить на них честные ответы... Не хочу мучить девушку видом вашей крови. Начнем... Кому вы сказали о девочке?
  Сергей сидел на стуле нерушимо, будто статуя, но после этих слов перевел свой взгляд на незнакомца. Удивлен. На уставшем окровавленном лице видна напряженная работа мысли.
  -Вы меня слышите? - между тем строго напомнил темноглазый.
  Сергей покосился на Миру.
  -Кому кроме девушки?
  -Отпустите эту юную дурочку, - устало шепнул доктор. - Ей ничего не известно. Она бы даже не поняла. Мозгов бы не хватило. Я взял ее с собой ради забавы. Мы даже не пара...
  -Хорошая попытка. Хоть и начисто лишенная смысла, - холодно заметил темноволосый. - А теперь по существу. Кто кроме вашей девушки знает о существовании девочки?
  Мужчина умышленно сделал ударение на слове "вашей". Расставил, таким образом, все точки над "i".
  Сергей молчал. Сосредоточено смотрел на холодного брюнета.
  Понимала - он ищет правильное решение. Напряженно придумывает, как вытянуть их из этой ситуации. Просчитывает вопросы неизвестного и продумывает свои ответы наперед. Но ей, увы, уже было известно, что их тюремщик далеко не глуп...
  -Вы не хотите отвечать?- поинтересовался брюнет с преувеличенным удивлением. - Предпочитаете, чтоб я применил психологическое давление?
  Неторопливо поднялся. Все еще смотрел на доктора. Пристально. Давил взглядом. Сверху вниз...
  -Как зовут девушку? - спросил жестко.
  -Мира. - Сказано было сухо.
  Темноволосый главарь повернулся в сторону пленницы...
  Испугалась. Чего ждать не знала, но по взгляду уже поняла - ничего хорошего.
  Тем временем он подошел вплотную. Заглянул в лицо. Смотрел долго...
  -Вам не кажется доктор, что она слишком молода? Хотя лично я вас не осуждаю. Напротив... Больше молодости, зрелость возбуждает только чистота. А чистота молодости еще больше... - Сказал и взял за руку. - Красивые пальцы... Пошли.
  Сердце дрожало, а ноги спотыкались. Немая от страха шла за ним к столу. Как в замедленной сьемке видела: берет ее левую руку, прижимает ладонью к столу. Своей давит сверху, фиксируя. И замирает за спиной. А она тем временем стремительно бледнеет...
  Возвышаясь над жертвой, главарь пристально смотрит в глаза доктору. Давит, давит, давит. И взгляд Сергея меркнет, меркнет, меркнет. Кровь стынет в венах. Живописный взгляд. Обещающий... И обещание эти глаз страшит больше слов. Затем правой рукой достает пристегнутый на ремне охотничий нож. Большой, очень острый, с зазубринами. И играет в ярком свете его клинком. Словно любуясь... Не торопясь подносит оружие к распластанной на столе ладони и снова смотрит на доктора. Ждет.
  Сергей похолодел, когда сталь прикоснулась к руке. Холодное лезвие примеряется и неторопливо выискивает максимально удобную для удара точку...
  Вначале был выбран большой палец руки. То место, где кости соединялись суставом. Один легчайший нажим и клинок рассек этим прикосновением тонкую кожу.
  Вздрогнув, девушка всхлипнула. Испугано вцепилась правой рукой в вооруженные пальцы мужчины. Истерическая попытка их остановить.
  -Не дергайся, а то не попаду по суставу и будит только больней, - пригнувшись, проговорил в самое ухо. Но этот жутковатый шепот услышали все.
  Дергаться было бессмысленно. Замерла. Сжалась. Застыла... Призвала на помощь все свое мужество. Но никакое усилие воли не было в силах прекратить противную дрожь. Трясло тело. Трясло. Дрожала, плотно закрыв глаза. Вся вжималась в того, кто стоял за спиной. Словно искала спасения у собственного палача.
  -Я буду задавать вопрос, и получать на него ответ. Платой за каждое даже непродолжительное молчание будет отрезанный палец.
  Открыла глаза, и слезы быстро бежали по лицу. Стремительно катились вниз, падали под воздействием силы притяжения. Капля за каплей на руку мучителя.
  -Кому вы сказали о девочке?
  -Никому, - безжизненным голосом отозвался Сергей.
  -Вы уничтожили письмо Лившица?
  -Нет.
  -Кто имеет доступ к вашему компьютеру?
  -Два моих помощника. Но они не видели письмо, ушли к тому времени. Но в понедельник увидят, если я не вернусь...
  Сергей выразительно посмотрел на брюнета. Видно, он прилагает неимоверные усилия, чтобы поддерживать разговор. Лицо бледное, глаза опустошенные. Словно омертвели... Но смысл угрозы он донес.
  -Это не проблема. Уничтожим дистанционно. Уже сегодня. Вирус пришлем. Меня интересует другое... Вы копировали информацию каким-нибудь образом?
  -Да.
  Откровенный вызов в глазах Сергея. Молчание главаря и сложный анализ в глазах. А потом новый вопрос:
  -Информация у вас с собой?
  -Нет, - доктор позволил себе слабую улыбку.
  -Где она? - черные глаза опасно сузились.
  -В надежном месте. Самим вам ее не достать.
  Сергей уверено встретил и, не моргнув ни разу выдержал еще один взгляд. Это наверняка стоило ему новых седин. Тяжелым взглядом наградил в ответ черноглазый командир.
  -Позвольте об этом судить нам. Где информация? - жестко спросил брюнет.
  -Перед самым отъездом мне позвонил один клиент... Ему нужна была история болезни. Время позднее, выписку делать некогда и принтер как на грех сдох. Иного электронного носителя под рукой не было. И в спешке я скопировал его данные вдобавок к тем, о девочке, что уже сохранил на флешку. Затем отвез, куда было нужно, но опоздал. Он уехал. Клиент заберет свои материалы, когда вернется из пездки в понедельник утром. Так мы договорились при повторном звонке. Информация в руках службы охраны его офиса... Очень серьезного и очень надежного офиса. Посторонним туда не пройти. Нужен специальный пропуск. - Доктор сделал выразительный акцент на последних словах.
  -Вы хотите убедить меня, что выпустили из своих рук эту информацию? Более того, вложили ее в чужие? - черноглазый усмехнулся. - Это ложь! Причем, глупая.
  -Это правда. Пусть и глупая! Время было позднее, я слишком устал, чтобы логично думать. Приехал, клиента нет...
  -Вы всегда на побегушках у своих клиентов?
  -Смотря каких. Бывают клиенты президенты банков, а бывают - страны...
  -Вы намекаете?..
  -Да! - отрезал Сергей. - Именно на это я и намекаю. В "этот" офис, "его" офис, вам без меня не войти.
  Мучитель не торопился с ответом, думал напряженно.
  -Тогда вы поедите и заберете информацию, а потом привезете ее мне. В место, которое я вам назначу. И поедите вы не один. Мой друг составит вам компанию. И еще... Для твердой уверенности, что вы не станете совершать необдуманных поступков, уж коли вы вхожи в "высокий офис", ваша подруга побудет пока с нами. Как гарант...
  Главарь растянул губы в холодной усмешке и добавил:
  -И не волнуйтесь за нее. Она в надежных руках. Не бойся и ты, милая, - пригнувшись к уху девушки, громко зашептал: - Я буду очень нежным с тобой... Больно не будет... пока твой доктор не вздумает со мной дурить.
  Все еще истекая слезами, поежилась. Затравлено посмотрела на Сергея. Видела, как он побледнел. Это последнее обещание почему-то испугало его больше всего прочего.
  Темноволосый убрал сталь в ножны. Отпустил измученную ожиданием девушку. Выпусти, наконец, из жестких рук. Мира обернулась и, отступая с нескрываемой ненавистью, посмотрела в черные глаза.
  Невозмутим взгляд главаря. Ледяное безразличие. Пустота. Одна беспредельная пустота и холод...
  Из глубины лаборатории прозвучал громкий голос. Еще один взломщик... Сообщил о том, что у него "все готово".
  -Отлично. Заканчивай, - скомандовал брюнет и тут же зашептал что-то на ухо другому бойцу.
  Когда инструктаж был окончен, темноволосый командир направился к лестнице. Двинулся, а по дороге поманил за собой девушку.
  -Я не пойду, - решительно возразила и попятилась.
  Голубоглазый стоял ближе всех, поэтому кинулся за ней первым. Поймать и вывести из лаборатории. Силой!
  Сразу разгадала его намерения. Не позволила к себе подкрасться. Резво повернулась и кинула под ноги преследователя стул. Забежала за стол и панически оглядывается по сторонам.
  -Уже интересно, - прокомментировал блондин, сдержано улыбнувшись.
  Замер, прицеливаясь как перед прыжком. В следующую же секунду перехитрил обманным маневром. Дернулся вправо и резко устремился влево.
  Закричала так громко, что главарь поморщился. Тем временем рука голубоглазого пронеслась возле самого предплечья. Правда, поймать получилось только воздух. Развернулась к мужчине лицом, и стремительно пятиться назад. Так и шли, глядя друг на друга. Она - предельно испугано, почти истерически, он - прицельно, но с долей мальчишеской радости на самом дне глаз.
  Когда стена была достигнута спиной, мучительно сглотнула. Мужчины, что наблюдали за погоней, разом ухмыльнулись. Все, кроме главаря.
  -Хватай ее скорей! - подсказал крупный шатен. Весело так, весело!
  -С радостью, - шепнул блондин и потянулся.
  Зацепила после этих слов что-то тяжелое со стола. Со всего размаху запустила предметом в мужчину. Оказалось, микроскоп. Разбился на куски, когда голубоглазый резво дернувшись, уклонился. Засверкал при этом глазами. Похоже, вошел во вкус игры. Но его первоначальное веселье растаяло, а в глазах пролегла решимость. И на этот раз отпрыгнуть непойманной не вышло. Зацепил руку и резко потянул на себя.
  Когда притянул, лягнула бандита по правой ноге. Не церемонясь, со всего маху. Ухнул мужчина, но стиснул зубы, плотно губы сжал. Еще раз дернул на себя и, наконец, плотно захватил обеими руками.
  -Попалась птичка, - зашептал, сверкнув зубами.
  Трепыхнулась, проверяя силу захвата. Исхитрилась и пнула коленом в пах. Вырвалась, упорхнула в самый дальний угол.
  Грянул дружный мужской хохот. Голубоглазый стоит, сложившись пополам и болезненно морщится. Пока девушку в углу бьет мелкий озноб.
  -Какая ты не сговорчивая, - прокряхтел распрямляясь. - Я же со всей душей...
  Худощавый парень двинулся на помощь, но тут же замер. Услышал от блондина: "Не лезь, брат. Дело чести"...
  Голубоглазый двинулся к девушке. На этот раз шел осторожно и успокаивающе держал руки впереди, демонстрируя свои ладони. И шептал: "тихо-тихо, не бойся", загоняя в безвыходное положение. Пока не загнал.
  Теперь, когда отступать было некуда, разразилась слезами.
  -Не подходи! - кричала с угрозой.
  -А то что? Утопишь меня в слезах?
  Сзади кто-то хохотнул, но вскоре стих. Девушка выглядела жалко. Даже для них железобетонных сердцами. Плачет, упрямо вертит белокурой головой и шепчет:
  -Не пойду. Боюсь. Как же я боюсь...
  -Не бойся, я не страшный, - поспешил заверить и бесцеремонно сгреб в охапку.
  -Хватит ее тискать! Наигрались уже... Все на выход! - холодно скомандовал командир.
  От этих слов пленница взвилась только сильней. Да так, что даже крепкий парень уже с трудом справлялся.
  -Не бойся, Мира, детка! - силясь встать и как-то утешить, мучительно закричал Сергей. - Я сделаю все, что они просят! Вернусь за тобой! Слышишь? Клянусь, что вытащу тебя из этого ужаса! Слышишь меня, детка!?
  -Как трогательно, - язвительно прокомментировал главарь, окончательно теряя терпение.
  -Там кто-то есть! - кричала, обезумев, пиналась и брыкалась. - Вы не верите мне, но он есть! Черный, как ночь и быстрый как ветер! Там бродит зверь! Он загрыз несчастного мальчика! Оторвал ему ногу. Я не пойду!
  У нее случилась истерика. От страха всего пережитого. От ужасной перспективы быть изнасилованной, убитой или хуже того - съеденной. Тут и сейчас!
  -Ради Бога, заткни ее! Или это сделаю я! - рявкнул черноглазый.
  -Не могу, она крепкая, - оправдывался блондин и сжимал девушке ребра. - Уймись! Уймись или по голове стукну!
  -Нет, нет!
  Кричала и извивалась. Но в следующую секунду перехватили другие руки. И эти не были столь бережны. Сильно тряхнули, затем отрезвили рядом хлопков по щекам. Вскинули на плечо, как тюк со старым тряпьем. Очень жестко. Просто ударили об себя.
  Неосторожно шелохнулась, проявив неповиновение и тут же болезненно ухнула. Схлопотала тяжелой, как молот рукой по мягкому месту. Даже глаза заслезились.
  -Не бойся милая, - язвительно зашептал главарь, - самый страшный монстр уже рядом с тобой. Это я.
  Напрасно кричала об опасности и била руками по спине. Все равно нес из лаборатории прочь, регулярно отрезвляя тяжелыми хлопками. От чего Мира только сильнее извивалась и дралась.
  -Еще раз дернешься, и следующий мой удар будет в голову!
  Зашипел змеем, но и без этого стихла. Наконец вышли на улицу...
  Ночь встретила прохладным ветерком и тишиной. Косилась по сторонам. Смотреть вниз головой неудобно, но страх за жизнь победил все неудобства.
  Где-то недалеко раздался хруст. Ноша на плече главаря вновь задергалась всем телом.
  -Уймись! Это свои...
  Долго шли вперед через темный лес в полной тишине. Боялась даже дышать. Смотреть сквозь непроглядную темень попросту невыносимо. Страшно. Очень страшно. Чернота густо растеклась под покровом могучих деревьев. Не пускает в этот мир мрака даже слабый свет луны.
  Зажмурилась, мучительно ожидает нападения. В любую секунду. Каждый миг! Щелчки зубов, боль, брызги крови... Но вдруг свет. Фары осветили ночь. Подъехал большой микроавтобус.
  Наконец-то поставили на ноги. Но радость была не долгой. Грубые руки тут же втолкнули в салон машины. Нервно хлопнули дверцей на прощение.
  Припала к тонированным стеклам. Смотрит. Но почти ничего не видит. Неизвестные что-то живо обсуждают. Практически на уровне жестов. Порой звучат голоса. Один из мужчин эмоционально махает руками. Кажется, оправдывается. Сильно проштрафился, потому что темноглазый главарь просто в ярости. Странно. Почти ничего не говорит, да и видно плохо, но это чувствуется. Даже она ощущает. Даже сквозь стекла... Гнев. Его безудержный гнев.
  В конце концов, он что-то приказал. Указал рукой в сторону. Виновный безропотно повиновался. Ушел...
  -Крышка тебе парень! - прокомментировала тихо. - Пойдешь на котлеты чудищу...
  Огляделась. В машине темно и пусто. Чернеют сидения по бокам. В конце салона еще одна дверь.
  Кинулась открывать. Дергала и толкала, толкала и дергала, пока боковая тихо не отворилась.
  -Нужна помощь?
  Главарь поднялся в салон. Легко опустился в мягкое сидение у входа и нажал кнопку на потолке. Загорелся свет. Сидит и преспокойно смотрит на жертву. Поймал при попытке к бегству.
  -Присядь-ка, - кивнул на место недалеко от себя.
  -Мне и тут хорошо. - Сказала, и опустилась на сидение в конце салона.
  Дверь повторно отворилась. Пропустила не малую группу пассажиров. В их числе блондин. Уселись и с интересом рассматривают попутчицу.
  Хмурилась под настойчивыми взглядами, отворачивалась. Пока не стали раздаваться тихие перешептывания и смех. Кожей чувствовала их интерес. Видела боковым зрением ухмыляющиеся лица.
  -Может быть, поделитесь своей радостью, мальчики? - не выдержав, съязвила.
  -Поделятся и не раз. Только вряд ли их представление о радости совпадет с твоим, - грубо отрезал главарь. Неторопливо оторвал свои глаза от окна. Посмотрел. Просто таки размозжил этим взглядом. Даже дико стало от мысли, что посмела открыть свой рот. Тем более в качестве пленницы.
  -Подробней объяснить?
  Отвернулась без комментария. Нет, в подробностях нужды не было. Над чем могли думать здоровые молодые мужчины в присутствии женщины, было известно. Неизвестным было другое: куда везут, и что будут делать там?
  Машина ехала быстро. Беспощадно подбрасывала пассажиров на кочках и колдобинах лесной дороги. Мира морщилась от каждого удара нарушающего ход мыслей, но слегка расслаблялась. Микроавтобус увозил от проклятого места. Уже меньше тревожил страх быть съеденной. Хотя умирая, этот страх рождал новый, не многим более приятный и тоже, увы, смертельный.
  Кто эти люди? Почему их интересует девочка? Как они про нее узнали? Пыталась сопоставлять крупицы известной информации, искала ответ. Но быстро покинула эту затею. Какая разница, если скоро умрешь...
  Вот эта мысль была отчетливой. Смерть в любом случае неизбежна. Мешали такие думы расслабиться. Не позволяли хоть немного отдохнуть. А отдых был нужен.
  И она думала. Суета и мелочи вчерашней жизни проплывали перед глазами. Все стало таким незначительным и малым теперь. Безумно хотелось вернуть время вспять. Позвонить отцу и прокричать ему про свои обиды. А потом просить прощения. Хотя и напрасно. Уже никогда не сможет услышать от него то, что так хотела...
  Не верила, что им с Сергеем сохранят жизнь. Тем более что таковых обещаний не прозвучало. Еще там, в лаборатории поняла - они смертники. Стерты с лица земли тем фактом, что им не посчастливилось приехать в роковое место в роковую ночь. Мертв ли Геннадий? Где девочка? Много было вопросов. Вернее, должно было быть. Но не было. Не хотелось искать ответы. Страшно было узнавать правду. Поэтому просто беззвучно прощалась с жизнью. Плотно сомкнула веки, чтобы вновь не заплакать. Не хотела это делать у всех на глазах...
  Мчали сквозь ночь уже несколько часов. Пленница то закрывала глаза устало, то резко открывала - смотрела испуганно на окружавших людей. Но они уже насмотрелись. Теперь к пленнице обращались глазами лишь изредка. Даже блондин не смотрел. Один раз подмигнул, и кажется, забыл. Повесил нос и мирно посапывает. Только грудь вздымается, тянет в себя воздух. Правда, как-то излишне часто для спящего...
  Стук. Это командир. Костяшками пальцев по стенке в салон водителя...
  Машина замерла, плавно остановилась.
  -Все на свежий воздух! - скомандовал главарь.
  -И мне? - неуверенно спросила девушка, поднимаясь.
  -Если тебе очень хочется посмотреть, прошу, - сказал и открыл дверь микроавтобуса, а затем легко выскочил из нее наружу.
  Остальные дружно заторопились следом.
  -На что посмотреть?- робко спросила.
  -На многие фонтанчики, - хохотнув, отозвался голубоглазый.
  Нахмурилась. В эту минуту мечтала, чтоб чудовище следовало за ними по пятам. А настигло, как раз в тот момент, когда они дружно расстегнут ширинки своих брюк...
  Вскоре компания вернулась. К сожалению, в полном составе... Поездка возобновилось.
  -Куда вы меня везете?
  Все-таки задала тревожащий вопрос. Думала, спит главарь. Ошиблась. При звуках ее голоса черные глаза мгновенно открылись. А вот губы с ответом помедлили. Потому что он изучал...
  -Чем меньше знаешь, тем больше шансов вернулся к прежней жизни. Еще вопросы будут?
  Хмурилась. А главарь смотрел... Часто встречались взглядом за время поездки. Неудачно расположились - напротив. Каждый раз пыталась представить, о чем он думает. С таким-то выражением холодной решительности на лице. Пугала себя мыслью - решает, как лучше убить. И это был не просто необоснованный страх. Отчего-то знала, чувствовала, что так и есть. Видела по черным глазам. Ловила в них мысли, которые пугали. Ежилась и отворачивалась. Закрывала глаза, успокаивалась и вновь открывала. И неизменно видела - все еще смотрит. То ли на нее, то ли сквозь нее. Непонятно. Но очень пристально и внимательно. Устала. Страшно устала от этой немой психологической атаки. Больше чем от бесконечного сотрясания машины. Больше чем от многочасового пути.
  Один раз попыталась выдержать взгляд. Безмолвно приняла вызов. Хотя он и не бросал. В его глазах было пусто. Словно он спал, позабыв их закрыть. Склонив голову на бок, девушка убедилась, что он все-таки смотрит. Черные глаза на миг сощурились. И принялась смотреть в ответ. Не хватило сил и на пять минут. Скисла и побледнела. Холодок черных глаз тянется к янтарным, и они цепенеют. Нет, даже не от холода. Просто он ее пугает. Тем, что не моргает и кажется, даже не нуждается в этом как все остальные.
  Своего не добилась, только напрасно привлекла к себе внимание. Теперь взгляд пестрел удвоившимся вниманием. В темных глубинах откровенно пролегла какая-то мысль. Жаль не разобрать какая. Может опять о ее смерти?..
  Наконец, машина остановилось. Мужчины дружно высыпали наружу. Вышла вслед за ними. Правда, нерешительно. Снаружи ждет блондин...
  Обнаружила, что по-прежнему находится в лесу. Однако мужчина не дал ей возможности осмотреться. Прихватил крепкой рукой за предплечье, повел в темноту.
  -Куда ты меня тянешь? - возмутилась вырываясь.
  -Не обделайся от ужаса, не туда куда думаешь, - шепнул с усмешкой.
  Теперь увидела куда ведет. Впереди, в темноте и густой растительности очертания дома. Вернее, внушительной избушки.
  Мужчины быстро заходят внутрь. Один за другим, один за другим. Вот и последовала их примеру. Голубоглазый сопроводил.
  Внутри светло. Спасибо большим настольными фонарями. Убранство большой комнаты противоречиво. Простая деревенская изба. Лавки вдоль голых стен, убогий стол и ряд кособоких стульев. И при этом нагромождение всевозможной аппаратурой. Смогла опознать лишь ноутбук. С удивлением смотрела на кофеварку и электрочайник. Но это значит - электричество! Значит, где-то поблизости населенный пункт. Люди, спасение!..
  Пока с опаской осматривалась, мужчины, располагались кто где. Попутно переговариваясь друг с другом. Кто-то наливал себе из термоса горячий напиток, кто-то ел. Кое-кто, развалившись на лавках уже спал.
  Мучительно размышляла о том, что ее здесь ждет, когда в помещении появился главарь. Неизменно хмур. Окинул собравшихся беглым взглядом, спросил безразличным голосом:
  -Вы еще не устроили "нашу даму" на ночлег?
  -Куда же ее устроить? Разве что с собой! - Голубоглазый вопросительно посмотрел на командира.
  Мира не успела испугаться подтексту этой шутки. Услышала чей-то ответ: "В подвал".
  Поблизости хохотнули. Человек наклонился, услужливо поднял крышку люка. Оказалось "темница" прямо под комнатой.
  -Я не хочу в подвал! Я крыс боюсь.
  -Там нет крыс, только мыши, - ответил главарь. Шепчет что-то стоящему подле шатену. Кивает мужчина в ответ. Согласно как китайский болванчик.
  -Это, несомненно, воодушевляет, - протянула с насмешкой.
  -Думаешь, меня правда волнует, что тебя воодушевляет, а что нет? - Рявкнул черноглазый и между его бровей пролегла очень глубокая полоса.
  -Я могу хотя бы в туалет сходить?- спросила жалобно. Мгновенно стушевалась своей глупости.
  -Там и сходишь, - насмешливо предложил тип, кому принадлежала виртуозная идея с подвалом.
  Видно ему уже не терпелось поскорей спустить девушку вниз. Избавиться, наконец, от тяжелой крышки в руках.
  -Вам трудно вывести меня во двор? Или вам нравится запах испражнений? - набычившись, буркнула, пугаясь собственной настойчивости.
  Главарь глубоко втянул в себя воздух. Видно, что не без труда подавил очередной язвительный комментарий. Приостановил свой тихий инструктаж во второй раз и приказал стоящему рядом с ней блондину:
  -Винтер!..
  -Выбрала подходящее место? - спросил молодчик, когда вышли во двор.
  -Выбрала. Там за кустом. - Покрутилась на месте и неопределенно махнула куда-то рукой.
  -Там не подходит, подходит здесь.
  Посмотрела на провожатого удивленно. Нисколько не шутит. Хотя голубые глаза сверкают задорно.
  -Ты что, собираешься смотреть? - Предельно удивилась, но в ответ получила лишь лукавую улыбку.
  -Что я там не видел?
  -Не знаю, что видел, а что нет, только не собираюсь делать этого при тебе!
  -Тогда пошли обратно в дом. Решить свои проблемы в подвале. - Сложил руки на груди и стал в упрямую позу - не уступлю, как не прости.
  -Отвернись хотя бы...
  -Нет.
  Готова была взмолиться, а от досады даже глаза заслезились. Что же это за зверство такое?! Стоит, сложив руки на груди, смотрит хозяином положения, улыбается.
  -Неужели это так тяжело? Зачем же ты измываешься? - спросила в предельном непонимании, тихо так, без гнева...
  Поджал губы блондин, сверкнул глазами и строго процедил:
  -Нет, не тяжело. И это не измывательство. Просто знаю - добро наказуемо. Я отвернусь, а ты побежишь. Поймаю, конечно, но мне все равно попадет за то, что упустил. Ты его не знаешь. Он зверь...
  Мужчина покосился на дверь. Думала, выглядывает того о ком говорил. А он, вмиг переменившись в настроении, с улыбкой сказал:
  -Решай быстрее, а то ребята подумают, что мы в кустах балуемся, и прибегут посмотреть. Только больше соглядатаев соберешь.
  Досадливо закусила губу. Принялась стягивать штаны. Стараясь не смотреть на счастливо скалящегося надсмотрщика. Увлечен целью побольше рассмотреть. Подлец! Негодяй! Что б его!..
  Изо всех сил старалась расслабиться. Увы... Под пристальным взглядом ничего не получалось.
  -Ты там, что и покакать заодно решила? - смеялся мужчина.
  -Может, прекратишь, наконец, издеваться? - воскликнула с обидой и полушепотом добавила. - Я бы на тебя посмотрела...
  Подавился слюной от смеха и закашлялся. Успокоившись, отошел от нее на несколько шагов. А отворачиваясь, признался:
  -Я бы не возражал...
  Расслабилась, наконец. Решила свой вопрос и быстро тянет штаны вверх. Что бы ни доставить повторной радости наглым глазам.
  -Неужели свершилось? - не упустил возможности сострить. Весело сверкнул при этом глазами. - На меня смотреть будешь или хватит с тебя впечатлений на сегодняшний вечер?
  Хмыкнула. Смерила наглеца высокомерным взглядом. Быстро к избушке пошла...
  Вошли в домик. Один из мужчин заметил появление товарища в общем кругу и растянул губы в кривой усмешке. Поинтересовался:
  -Почему так долго? Трахал что ли?..
  
  продолжение следует...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"