Peverell Lord: другие произведения.

Гарри Поттер и проклятье солнца и луны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 5.67*60  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что если лезть в магию крови не понимая ее? Что если кровная защита, о которой все время говорит Дамблдор, совсем не то, чем ее считают? Что если Лили Поттер создала невиданное доселе магическое существо?

  Пролог.
  20 октября 1981 год. Годрикова Лощина. Особняк Поттеров.
  Семья Поттеров была такой же древней, как и семьи многих других аристократов. Поттеры могли проследить свою родословную до Певереллов, одной из древнейших аристократических семей. Все эти семьи отличает то, что в каждом поколении рождаются не обычные люди, а волшебники. Иногда, разумеется, в таких семьях рождаются обычные люди, у которых нет волшебной силы. Те семьи, которые не являются безумными фанатиками, всегда давали этим людям - их называли сквибами - путевку в жизнь.
  Даже если сквиб не может использовать магию, он может стать неплохим астрономом, рунологом, нумерологом или, в конце концов, устроиться в министерство магии в отдел работы с маглами - так волшебники называли тех людей, которые не могут колдовать и родились в семьях не волшебников. Кто-то может подумать, что это пережитки прошлого, но нет, магия существует и сейчас, просто волшебники скрываются от маглов для своей безопасности. Несмотря на очевидные преимущества магов, маглов гораздо больше.
  Разумеется, и в магическом обществе разгораются восстания, войны и конфликты. Такие события всегда очень негативно отражаются на мире волшебников: во время войн уничтожали целые семьи. Поколения волшебников погибали. Магическое население вымирало. Это создавало некоторые проблемы, ведь если ты хочешь разрешить своим детям брак только с чистокровным волшебником, твой выбор очень ограничен, в настоящее время многие чистокровные семьи в родстве между собой.
  Сейчас тоже идет война. Тиран по имени Волан-де-Морт назвал себя борцом за права чистокровных. Он истребляет маглов и неугодных ему волшебников, которых он называет маглолюбцами. Он провозгласил себя Темным Лордом или, как он иногда себя называет, Лордом Судеб.
  Эта война ударила и по семье Поттеров. Совсем недавно погибли от рук пожирателей смерти, последователей Волан-де-Морта, Чарльз и Дорея Поттер, и из всей семьи в живых остались только их сын Джеймс, его жена Лили и их сын Гарри.
  - Джеймс? - раздался голос Лили из библиотеки поместья.
  - Я здесь, дорогая, что-то случилось? - поинтересовался Джеймс, пройдя туда.
  У Поттеров, как и у других аристократов в родовом поместье была своя библиотека. У кого-то она богаче, у кого-то беднее. У семьи Поттеров она представляла собой не слишком большую, уютную комнату, стены которой были заставлены стеллажами, забитыми книгами. На одном стеллаже были древние книги, сохранившиеся со времен основателей рода Поттеров, на других более современные. Трактаты по различным магическим направлениям были в этой комнате.
  Также в здесь был небольшой читальный зал, который представлял собой несколько резных столов и кресла вокруг них. Видимо, когда создавалась библиотека, семья Поттеров была несколько больше, чем сейчас.
  Красивые хрустальные люстры висели на потолке. В домах волшебников не было электричества, поэтому многочисленные свечи на люстрах сияли ярким гурбайтовым огнем, освещающим всю библиотеку. Гурбайтов огонь еще называют вечным огнем, он никогда не потухает, но вот создать его - очень сложная задача, даже для сильного мага.
  - Смотри, что я нашла, - с нотками радости и какого-то облегчения в голосе сказала Лили. Она протянула мужу немного пожелтевший листок, который оказался страницей какой-то книги.
  - Что это? - непонимающе переспросил Джеймс.
  - Здесь описан ритуал магии крови, он поможет защитить Гарри, - уверенно ответила она.
  - Ты уверена в этом? - с каким-то скептицизмом спросил Джеймс, - здесь же только часть ритуала, где сама книга?
  - Я не знаю, я случайно нашла эту страницу между книгами, - Лили выглядела растерянной, но ее тон выражал полную уверенность. Джеймс пробежал по листку глазами и немного нахмурился.
  - Магия крови опасна сама по себе, а мы даже не знаем, что делает этот ритуал.
  - Джеймс, самое главное, что он защитит Гарри! Смотри, здесь написано, что при проведении ритуала после смерти наш сын воскреснет из мира мертвых.
  - Я не знаю, рыжик, это кажется мне опасным, откуда нам знать каковы будут последствия? - неуверенно спросил Джеймс.
  - Дорогой, сейчас идет война, сколько наших знакомых погибло? - у Лили начиналась истерика, - а вдруг нас постигнет та же участь? Я хочу дать своему сыну будущее.
  - Успокойся, наш дом защищен заклятьем Доверия, Питер сейчас спрятался, никто не найдет его, а значит и нас.
  - Ты же знаешь насколько силен Тот-кого-нельзя-называть, неужели ты думаешь, что рано или поздно он не найдет способ преодолеть защиту нашего поместья? - Лили себя едва сдерживала, чтобы не закричать. Увидев, что Джеймс колеблется, она продолжила, - тем более мы подозреваем, что Ремус может переметнуться к нему...
  - Дорогая, я уже не раз говорил тебе, Ремус никогда меня не предаст, он мой друг, - со стальными нотками в голосе произнес Джеймс Поттер.
  - Да, я знаю, но я бы не осудила его, если бы он перешел на его сторону, ведь ты сам знаешь, в каких условиях он живет. Он не может найти работу из-за того, что он темное существо.
  - Луни никогда не предаст нас, мы для него семья, как и он - часть нашей семьи.
  - Ладно, - сдалась Лили, - но все равно нас могут найти. Что тогда станет с Гарри, подумай? Ему всего год! Он даже не смог бы бежать, если бы захотел! О, Джеймс, мы ведь будем держать это в тайне... никто не узнает...
  - Хорошо, допустим, я согласен, - сказал Джеймс, не в силах больше видеть отчаяния в глазах жены, - но почему бы нам не использовать такую защиту и на себе?
  - Один из ингредиентов для зелья - древесина белого дуба, он растет лишь в восточной части Северной Америки.
  - И где мы возьмем его сейчас? - поинтересовался Джеймс.
  Лили слегка замялась, но с уверенностью достала свою палочку из рукава:
  - Олливандер сказал, что это единственная палочка, которую он сделал из белого дуба.
  - Ты с ума сошла, Лили? - воскликнул Джеймс, - что ты будешь делать без палочки?
  - Мы все равно сидим дома сейчас, а у тебя палочка останется... зато наш сын будет жить! - воскликнула Лили с такой решимостью в глазах, что ему на мгновение стало страшно - он не видел еще жену такой, хотя думал, что знает все о ее крутом нраве.
  Джеймс устало опустился в кресло, снимая очки и устало потирая переносицу. Мысли в голове забегали с такой скоростью, что он едва мог зацепиться хоть за одну.
  "Видимо, это единственное, что мы можем сделать, сидя здесь, прячась... другие никогда бы не задумались о том, что будет с ребенком, если их двоих не станет. Да уж, Дамблдор точно был слишком уверен в своих действиях - пусть он редко объясняет, почему, но мы все верим ему. Человек, которому можно верить, многого стоит в наше время... в конце концов, если бы в этом ритуале было что-то страшное, то лист бы не оставляли - конечно, в прежние времена темная магия была достаточно популярна, но наши предки никогда не поддавались искушениями, отчего вызывали насмешки у других чистокровных. Это просто не может быть чем-то плохим - наверняка, просто один из вывалившихся листов из тех книг, что еще не реставрировали. Лили так сильно хочет защитить сына, я могу ее понять. Если мы можем что-то сделать, то мы просто обязаны - кто, если не мы, ведь так всегда говорил Бродяга? Пусть и немного в других ситуациях, но все же. Здесь все намного серьезней. Будем надеяться на лучшее, но подстраховаться никогда не бывает лишним. Кроме того, - он посмотрел на жену, которая не сводила с него глаз, - вряд ли я смогу переубедить ее. Когда она так уперта, ее ничто не остановит..."
  - Хорошо, - согласился он, взлохматив свои волосы, он всегда так делал, когда нервничал, - пусть будет по-твоему.
  ***
  23 октября 1981 год. Годрикова Лощина. Особняк Поттеров.
  Когда Ремус услышал о том, что задумали Поттеры, весь его вид выражал недоверие и опасение. Но это целиком и полностью их дело, хотя он, как друг, просто обязан предупредить их.
  - А вы уверены? - спросил он.
  - Да, Луни, Лили права, - сказал Джеймс, - это необходимо.
  Да уж, он слышал это уже не раз. Все предостережения они отметали достаточно вескими аргументами.
  - Ну хорошо, а что мы скажем Дамблдору?
  - Правду, - ответила Лили, - что мы использовали магию крови для защиты Гарри.
  Зелье оказалось достаточно сложным, но Лили была неплохим зельеваром, поэтому она справилась. После того как из ее палочки извлекли сердцевину, а древесину бросили в котел, зелье настаивалось сорок семь минут на медленном огне. Когда Ремусу показали, сколько он должен нанести рун, он схватился за голову, но делать было нечего: обещал помочь все же.
  Спустя три часа кропотливой работы, ругани Ремуса и восьми неудачных попыток, в ритуальном зале особняка Поттеров, который, кстати говоря, уже давно не использовался по назначению, на полу было нарисовано зельем семь рунных кругов, на которых были изображены неизвестные никому из присутствующих руны - видимо, они были слишком древними. Да и в Хогвартсе изучаются только самые простые.
  Гарри уложили в центр рунных кругов, ребенок обеспокоенно ворочался, но молчал, Ремус сделал надрез на своем запястье и стал читать текст древнего заклинания:
  Provoco ad Magia
  Quaero dare immortalitate ad illam personam
  Protegam eum, ac domum eius, ut
  Sit amet con mundi
  Immolandas cruore
  Fateor quod vita potest perturbare
  Nemo est enim in sempiternum vivent
  Non imbecillum habent!
  Каждая руна стала по очереди вспыхивать ярко-красным светом, и через пару мгновений все семь кругов уже светились. Затем весь красный свет впитался в маленького Гарри Поттера, который заплакал.
  - Тише, мой маленький, - запричитала Лили, укачивая Гарри на руках, успокаивая его.
  - Это все? - поинтересовался Джеймс, находившийся все время на нервах и изрядно уставший от того, что приходилось скрывать их под маской уверенности.
  - Да, - сказала Лили, - после описания ритуала на странице лишь несколько слов "после ритуала, маг воскреснет после смерти и..."
  - Будем надеяться, что все будет хорошо, удачи, Сохатенький, - сказал Лунатик малышу и покинул поместье через камин.
  - Почему он так быстро ушел? - спросила Лили. Джеймс с облегчением вздохнул и плюхнулся в кресло, утягивая за собой жену.
  - Дорогая, Луни не глупый, когда пошли разговоры, что среди нас есть предатель, он понял, что все станут подозревать его, но что бы я ему не говорил - это бесполезно. Он просто пришел на помощь, когда она потребовалась, очень жаль, что все думают именно на него. Глупые предрассудки... - горько сказал Джеймс Поттер.
  ***
  31 октября 1981 года. Годрикова Лощина.
  Дождливая ветреная ночь. Двое детей, наряженных тыквами, семенят через площадь, витрины разукрашены бумажными пауками - пошлые ухищрения маглов, копирующих мир, в который они не верят... Он скользит над землей, переполненный привычным ощущением силы, цели и правоты. Не гнев - это для слабых духом... торжество - о да... он долго надеялся и ждал этой минуты...
  - Красивый у вас костюм, мистер!
  Он видел, как улыбка сползает с лица мальчишки, стоило тому заглянуть под капюшон, как страх затуманивает размалеванное личико. Ребенок бросился наутек... Он нащупал волшебную палочку под мантией... Одно небрежное движение - и сопляк никогда уже не добежит к своей мамочке... но это лишнее, совершенно лишнее...
  Он скользнул в другую улицу, где темнее, и вот наконец перед ним цель его путешествия. Заклинание Доверия разбито, хоть они об этом пока еще не знают... Он движется почти бесшумно, только мертвые листья шуршат на мостовой, заглядывает через темную живую изгородь...
  Шторы не задернуты, и ему прекрасно видно, как они сидят в своей маленькой гостиной. Черноволосый мужчина в очках пускает клубы разноцветного дыма из волшебной палочки, чтобы позабавить черноволосого малыша в синей пижаме. Малыш хохочет и ловит ручками дым...
  Открывается дверь, и входит женщина. Длинные темно-рыжие волосы падают ей на лицо. Ему не слышно, что она говорит. Отец подхватывает сына на руки и передает матери, зевает и потягивается...
  Калитка чуть скрипнула, когда он ее открывал, но Джеймс Поттер не услышал. Белая рука выхватила из-под плаща волшебную палочку, направила ее на дверь, и та послушно открылась.
  Когда он уже шагнул через порог, в прихожую выскочил Джеймс.
  - Лили, хватай Гарри и беги! Беги! Быстрее! Я задержу его...
  - Задержишь меня? - засмеялся Волан-де-Морт, - я так не думаю.
  - Ступефай, - крикнул Джеймс.
  Волан-де-Морт лениво отбил оглушалку, - нужно что-нибудь посильнее, чтобы задеть меня.
  Джеймс и сам это понимал, - Mors anime, fissio, Fulgur.
  Улыбка слетела с лица Темного Лорда. Он отбил три сильных боевых заклинания мощным щитом.
  - Ты чистокровный и сильный маг, Джеймс Поттер, присоединяйся ко мне и останешься жив.
  - Никогда. Murus ignis.
  Волан-де-Морт заблокировал и это заклятье. И ответил сам.
  - Hastam ignea, retis umbras, acidum fluctui.
  Джеймс отбил первое заклинание, увернулся от второго, и заслонился креслом от третьего. Заклятья были настолько сильными, что разрушили часть стены.
  Взмахом палочки Джеймс превратил журнальный столик в тигра, который с рычанием бросился на Волан-де-Морта.
  Взмах тисовой палочки и уже большая змея, грозно шипя, надвигается на Джеймса Поттера.
  - Solvas, - змея разлетается от заклинания Джеймса Поттера, - ira Iovis, Neptunum Posidon pugno scriptor, - два наполненных силой невербальных заклятья несутся на Темного Лорда, который просто закрылся вырванным куском стены, сразу разлетевшимся на куски.
  - Греческие заклятья? - поднял бровь Темный Лорд, - а ты силен. "Spiraculum chaos".
  Глаза Джеймса испуганно расширились, он узнал надвигающуюся на него темно-серую массу.
  - Ignis protectione. - Громадный огненный щит защитил Джеймса, но он был уже сильно вымотан. Тяжело дыша, он вытер выступивший на лбу пот.
  - Может, все-таки присоединишься ко мне? - поинтересовался Темный Лорд, ему не хотелось убивать такого сильного мага.
  - Никогда! Triplex fulgur, industria missionem, Boneshredder incantatores Cadmus.
  Волан-де-Морт не зря считается самым сильным темным магом современности. Щит из чистой, неоформленной в заклинание магии закрыл его от сильных заклятий.
  - Мне это надоело, - сказал Темный Лорд, - Acidum in sanguinem vertunt, draco Flamma, Percute, potentia inferni, - он стал выматывать Джеймса. Увидев брешь в обороне, темный лорд огненной плетью ударил Поттера по ногам и тот свалился на пол от боли.
  - А ведь ты мог бы быть неплохим пожирателем, но ты глупец! - Темный Лорд смеялся, произнося заклинание... - Авада Кедавра!
  Зеленая вспышка наполнила тесный коридорчик, осветила детскую коляску у стены, превратила столбики перил в сверкающие молнии...
  Он слышал ее крики на верхнем этаже. Неужели не аппарировала? Столько защитных чар на поместье, а для себя лазейки не оставили. Она в ловушке, но если будет разумно себя вести, опасаться ей нечего... Он поднимался по лестнице, посмеиваясь про себя над ее слабыми попытками загородить дверь... У нее даже не было при себе волшебной палочки... Как они глупы, доверчивые дураки, разве можно полагаться на верность друзей, разве можно хоть на мгновение выпускать оружие из рук...
  Он распахнул дверь, одним движением волшебной палочки отодвинув в сторону стул и наспех наваленные коробки... Она стояла посередине комнаты, держа ребенка на руках. Увидев его, она опустила малыша в кроватку и заслонила собой, раскинув руки, как будто это могло помочь, как будто она надеялась, что если ребенка не будет видно, ее выберут вместо него...
  - Только не Гарри, пожалуйста, не надо!
  - Отойди прочь, глупая девчонка... Прочь...
  - Пожалуйста, только не Гарри... Убейте лучше меня, меня...
  - В последний раз предупреждаю...
  - Пожалуйста, только не Гарри, пощадите... Только не Гарри! Только не Гарри! Пожалуйста, я сделаю все, что угодно...
  - Отойди... Отойди, девчонка...
  Он мог бы просто отшвырнуть ее с дороги, однако счел благоразумным покончить со всей семейкой разом...
  Вспыхнул зеленый свет, и она упала точно так же, как и ее муж. За все это время ребенок ни разу не запищал. Он уже умел стоять, ухватившись за прутья кроватки, и с веселым любопытством смотрел в лицо чужаку - может быть, думал, что это его отец прячется под плащом и сейчас покажет еще красивые огоньки, а мама со смехом выглянет откуда-нибудь из-за шкафа...
  Он тщательно прицелился, наведя волшебную палочку мальчишке прямо в лицо; он хотел увидеть, как это произойдет, своими глазами наблюдать уничтожение необъяснимой угрозы. Ребенок заплакал - похоже, понял, что перед ним не Джеймс. Плач был неприятен, еще в приюте он не переносил детского нытья.
  - Авада Кедавра!
  Ребенок упал, почти также как и его родители. Тишина. Волан-де-Морт захохотал:
  - И это угроза для меня? Отныне никто не посмеет противостоять мне, Лорду Судеб! Именно тебе, Гарри Поттер, выпала честь послужить созданию моего седьмого крестража, последнего шага к моему бессмертию! Per participes!
  Внезапно Гарри открыл глаза и снова заплакал.
  - Этого не может быть! - взревел Темный Лорд, но не успел он сделать и шагу, как его тело объяло пламя, - Что? Нет! Агуаменти Максима! - Безрезультатно. Струя воды не потушила разгорающееся пламя. Волан-де-Морт закричал еще сильнее, упал на пол, пытаясь сбить огонь, и вдруг весь осыпался пеплом. Вырвавшаяся энергия незаконченного ритуала обрушила стену второго этажа. Из пепелища вылетели две тени, одна из которых с диким криком понеслась прочь, а другая ворвалась в лоб мальчика, формируя на нем шрам в виде молнии. А старый перстень Гонтов, который Волан-де-Морт хотел сделать последним крестражем, так и остался в изрядно поврежденном особняке Поттеров.
  
  Дальше все идет по канону, до следующих событий: лето после четвертого курса.
  
  Глава 1. Подарок Сириуса.
  Очередной жаркий день клонился к вечеру. Худощавый парень лет пятнадцати с растрепанными черными волосами лежал на своей кровати в доме Љ4, глядя в раскрытое окно и надеясь хотя бы на малейший сквозняк.
  Гарри Поттер, а именно так звали этого паренька, считал эти каникулы самыми скучными в своей жизни. Несмотря на то, что родственники сейчас относятся к нему гораздо лучше - а они его просто игнорировали - это лето было ужасным. Мало того, что эта адская жара не давала покоя, так еще и нет никаких новостей о Волан-де-Морте! Он возродился, а этот идиот Фадж никак не хочет этого признавать! Тупица! Что он скажет, когда Темный Лорд заявится в министерство и "выдвинет" свою кандидатуру на пост правителя магической Англии? Почему он ничего не предпринимает? А Волан-де-Морт? Чем он занят сейчас? Парень очень сомневался, что темный маг сидел, сложа руки. Именно он, Гарри, видел возрождение Темного Лорда, однако его заперли у маглов без каких-либо новостей! В ежедневном пророке ничего особенного не было. Гарри, просмотрев первую страницу, откидывал газету в сторону. Таких газет на столе набралась уже целая куча.
  Даже тот факт, что у Гарри Поттера был сегодня день рождения, не радовал его. Он привык, что от родственников подарков или праздников ждать не стоит. Хотя сегодня уже то, что его не загрузили работой в саду, как в другие дни рождения - само по себе праздник.
  Только лишь друзья поздравили его с днем рождения, а также, по просьбе Гарри, прислали ему еды. Все дело в том, что тетя Петунья решила, что всей семье необходима диета. А насытится четвертинкой грейпфрута для тощего Гарри, который летом и так не доедал, не представлялось возможным. Кроме торта от миссис Уизли, Гарри получил еще и специальные перчатки для ловца от Рона. А Гермиона, как впрочем, и всегда, подарила книгу. На этот раз книга понравилась Гарри - она была об использовании боевой магии и трансфигурации в бою. Причем не в обычной дуэли, по кодексу, а в бою, где противник будет не совсем честным. Да что там, в нынешних обстоятельствах он будет совсем не честным! "Это явно нужная книга", - прокомментировал Гарри подарок. Близнецы Уизли подарили Гарри несколько своих изобретений: самым полезным оказались удлинители ушей, а несколько обморочных орешков, кровопролитных конфет и блевательных батончиков (к подарку прилагалась записка о том, что они еще не протестированы), он решил приберечь для Дадли. Ремус Люпин подарил Гарри кобуру для волшебной палочки, она крепилась на рукаве и в любой момент из нее можно выхватить палочку. Ремус писал, что она зачарована от призывающих чар и обезоруживающего заклятья. Хагрид прислал ему какой-то ящик, с проделанными в нем отверстиями, этот подарок несли две совы. Гарри дал им немного совиных печений: видел, что они устали. Распечатав письмо, он улыбнулся знакомому корявому почерку школьного лесничего:
  Гарри, я долго думал, что подарить тебе на день рождения. Совсем недавно, не скажу как, у меня появилась эта милая зверушка, и я подумал, что она тебе понравится. Еще несколько дней он будет в спячке, а когда проснется ты с ним познакомиться. Он такой милый. Я уверен, вы с ним поладите.
  Хагрид.
  Ящик Гарри открыл с некоторой опаской, все-таки в понимании Хагрида милые животные это драконы, мантикоры и прочие зверушки. Опасения не подтвердились, на дне ящика спал свернувшись клубочком очень милый, серебристый котенок. Решив позже подумать, как его назвать, Гарри отложил клетку в сторону.
  Когда влетела следующая сова, Гарри подумал, что это подарок от Сириуса - хотя, в какой-то степени, это так и было. Птица принесла очередной номер Ежедневного Пророка. Со скучающим выражением лица, Гарри дал птице несколько кнатов, развернул номер и обалдел.
  С первой страницы на него смотрел улыбающийся крестный, а заголовок гласил:
  СИРИУС БЛЭК НЕВИНОВЕН! МИНИСТЕРСТВО ПРИЗНАЕТ СВОЮ ОШИБКУ!
  Вчера полным составом Визенгамота было пересмотрено дело Сириуса Блэка. Примечательно то, что до самого заседания никто не знал, о чем пойдет речь, кроме главы Департамента Магического Правопорядка Амелии Боунс. Каков же был шок членов Визенгамота, когда в зал ввели разыскиваемого по всему миру Сириуса Блэка! Как оказалось, Сириус Блэк, с помощью своих адвокатов добился пересмотра дела перед тем, как ему должны были вынести приговор. Так как в данное время Альбуса Дамблдора отстранили от поста главы Визенгамота, дело вел сам министр магии, Корнелиус Фадж, по той причине, что выборы нового главы назначены на 15 сентября сего года. Сириус Блэк согласился на допрос с Сывороткой Правды, что немало удивило присутствующих.
  Адвокат Сириуса Блэка сказал, что согласно статье 21 части 3 свода законов магической Англии, так как Сириус Блэк сдался добровольно, его допрос имеет право провести адвокат. Амелия Боунс удовлетворила ходатайство, несмотря на недовольство министра.
  Итак, мы приводим здесь копию протокола допроса, чтобы наши читатели могли сами убедиться в подлинности написанного:
  - Ваше полное имя?
  - Сириус Орион Блэк.
  - Вы когда-нибудь являлись Пожирателем Смерти?
  - Нет.
  - Поддерживали идеи Темного Лорда?
  - Нет.
  - Были связаны с Пожирателями Смерти?
  - Да.
  - Каким образом?
  - Некоторые члены моей семьи были пожирателями и поддерживали идеи Волан-де-Морта.
  - Вы являлись хранителем тайны Поттеров?
  - Нет.
  - Вы знаете, кто являлся хранителем тайны?
  - Да.
  - Назовите имя хранителя тайны Поттеров.
  - Питер Питтегрю.
  - Почему никто не знал об этом?
  - Мы с Джеймсом решили, что лучше будет сделать так, чтобы никто не знал о том, кто настоящий хранитель тайны. Я готов был пожертвовать собой, потому что в первую очередь все подумали бы на меня, что помогло бы нам спасти семью Поттеров. Увы, это не сработало.
  - Вы виновны в смерти Питера Питтегрю?
  - Питер жив.
  - Вы абсолютно в этом уверены?
  - Да.
  - Расскажите, что произошло в ту ночь.
  - Я направлялся к Джеймсу в гости, но увидев разрушенное поместье, поспешил забрать своего крестника. Хагрид появился там, он сказал, что прибыл по поручению Дамблдора: забрать Гарри, я был в отчаянии и отдал ему ребенка, а сам захотел разобраться с предателем, я рассчитывал, что заберу Гарри на следующий день. Я одолжил Хагриду свой мотоцикл и отправился к дому Питера. Когда я увидел его на улице, он стал кричать, что я предатель, что я предал Джеймса и Лили, а затем он взорвал улицу, а сам, отрезав себе палец, превратился в крысу.
  - Питер Питтегрю превратился в крысу? Каким образом.
  - Он незарегистрированный анимаг.
  - В таком случае, я хочу задать вам следующий вопрос: нарушали ли вы закон, кроме тех случаев, в которых вас обвиняют?
  - Я незарегистрированный анимаг, также я сбежал из Азкабана.
  - Вы знаете еще незарегистрированных анимагов?
  - Да.
  - Назовите имя.
  - Джеймс Поттер.
  - Когда вы стали анимагами?
  - Во время учебы в школе.
  - Что послужило этому?
  - Мы узнали, что наш друг, Ремус Люпин - оборотень, тогда я, Джеймс и Питер решили стать анимагами.
  - Допрос окончен.
  Когда Блэку дали антидот он выглядел чрезвычайно довольным. При этом ни у кого из членов Визенгамота не возникло вопросов по поводу допроса. Все было предельно ясно. При этом адвокат мистера Блэка заявил, что побег из Азкабана не является преступлением, так как такой статьи в своде законов просто нет, из-за того что прецедентов этому не было. Единственным наказанием, которое понес Сириус Блэк был штраф в размере двух тысяч галеонов за незарегистрированную анимагию. И принудительно-добровольная регистрация. Также он рассказал прессе, как ему удалось сбежать из неприступной тюрьмы. Все до удивления просто: Сириус Блэк использовал анимагию. Практически единогласным решением было решено оправдать Сириуса Блэка. Министр Магии Корнелиус Фадж распорядился выполнить компенсацию Сириусу Блэку в размере ста тысяч галеонов, при этом он принес извинения от имени министерства. На что бывший заключенный ответил, что не держит зла на министерство, так как виновен в его заключении Барти Крауч, именно он забросил в Азкабан Блэка без суда и следствия...
  Дочитав статью до конца, Гарри перечитал ее еще раз, а потом тупо пялился на слова: "единогласным решением было решено оправдать..." Наконец он шумно выдохнул: "Сириуса оправдали!"
  Внезапно раздался звонок в дверь. Гарри с замиранием сердца подскочил на кровати, в предвкушении узнать, кто звонил в дверь. Тем не менее, каким-то шестым чувством он уже знал, кто это, и бросился вниз по лестнице. Когда он открыл дверь, обогнав при этом дядю, то его улыбка растянулась еще шире - пожалуй, он уже давно так искренне не улыбался.
  - Ну здравствуй, крестник.
  - Сириус, - бросился к нему на шею Гарри,
  - Думаю, ты читал сегодняшнюю газету? - поинтересовался Блэк.
  - Да, да! Поздравляю тебя... я так рад!
  - К черту поздравления, скажу сразу то, о чем думал с того момента, как смог найти адвоката. Раз меня оправдали, думаю, мне пора исполнить свое обещание. Ты еще хочешь жить со мной, Гарри? - поинтересовался Сириус.
  - Спрашиваешь, - обрадовался Гарри, - конечно!
  - Тогда собирай свои вещи, я жду тебя. Не вижу смысла больше задерживаться у этих твоих маглов.
  Гарри пулей взлетел в свою комнату и стал собирать чемодан. За пару минут покидав все в кучу и еле-еле закрыв свой чемодан, Поттер спустился по лестнице, и увидел, как Сириус говорит дяде Вернону:
  - Я забираю Гарри с собой, больше он здесь не появится, я бы сказал вам спасибо, но обойдетесь, слишком плохо вы к нему относились.
  Жилка на виске дяди Вернона опасно запульсировала, но возразить он ничего не смог, знал, что "крестный паршивца, беглый преступник".
  - Забирайте его и вон из нашего дома, - выдавил он.
  - Разумеется. Идем, Гарри, - хмыкнул Сириус, глядя на него.
  Взмахом палочки Сириус прикрепил к чемодану железный жетон и тот исчез.
  - Он уже на месте, - сказал Блэк, в ответ на вопросительный взгляд Гарри, - это все магия моего дома.
  Дурсли просто негодовали от такого неприкрытого использования "черт знает каких штучек" в их доме, но их уже никто не услышал - Гарри с Сириусом уже вышли на улицу. Вот он, глоток свежего воздуха, которого так не хватало юному Поттеру. "Наконец-то свобода, да не просто в Нору, а к Сириусу... не верится, просто не верится... наконец-то".
  - Ах да, - вернул его на землю Сириус, - держи, - он засунул руку в карман, извлек что-то оттуда и кинул в сторону Гарри, - одень его.
  Гарри поймал, как оказалось, браслет и послушно защелкнул украшение на руке, не до конца понимая, что происходит.
  - Теперь коснись браслета и скажи, можно мысленно: "Мародеры навсегда", пароль можно и поменять, если захочешь.
  - "Мародеры навсегда", - произнес Гарри, - перед ним из ниоткуда появился сверкающий спортивный мотоцикл черного цвета с логотипом БМВ.
  - С днём рождения, Гарри, - сказал Сириус, с улыбкой глядя на замешательство крестника, - нравится?
  - Классно! - воскликнул Гарри, - спасибо, но... разве это не рискованно? Маглы могли заметить, что мотоцикл появился из воздуха.
  - Эх, нет в тебе духа мародера, - вздохнул Сириус, - я поставил, конечно, отвлекающие внимание чары. Между прочим, - гордо сказал Блэк, - это BMW S1000 RR, он способен был достичь скорости около двухсот миль в час, причем без вмешательства магии, все-таки знают маглы толк в мотоциклах.
  - Сколько? - уронил челюсть Гарри. Молния достигала порога в четыреста миль с большим трудом! А тут магловская техника, нет, Гарри понимал, что самолеты или ракеты могли бы, но чтобы мотоцикл...
  - Именно так, - хмыкнул Сириус, - но когда я немного поколдовал над ним... Теперь во время полета он может развит скорость до четырехсот пятидесяти миль в час, а при езде по дороге до трехсот пятидесяти.
  - Немного поколдовал? - осипшим голосом переспросил Гарри, - мотоцикл может обогнать молнию.
  - Совершенно верно, - кивнул Сириус, явно довольный собой, - вот смотри, здесь, на руле есть несколько кнопок. Эта кнопка, - указал он на черную кнопку на панели, - окружает мотоцикл магическим барьером, которые немного мощнее щита Протего. Когда он разрядится, начнет поглощать магию водителя для восстановления, так что будь осторожен. Следующие три кнопки накладывают чары на всех, кто в данный момент касается мотоцикла. Эта накладывает амортизирующие - конечно, он снабжен специальными чарами и упасть ты с него не сможешь, но дополнительная страховка не помешает. Здесь согревающие чары, если замерзнешь во время езды, - перечислял Сириус, поочередно показывая пальцем на кнопки, которые Гарри пытался запомнить. - А здесь Импервиус, вообще это водоотталкивающее, но оно поможет и от ветра в лицо, причем, если ты не просто нажмешь ее, а повернешь в сторону, заклятье накладывается на все тело и мотоцикл с пассажирами, а не только на лицо. Эта кнопка выплевывает сзади сеть, которая поможет отвязаться от преследователей. Эта способна создать кирпичную стену. При этом здесь два рычага, которые способны эту самую атаку направить в любую сторону. Насчет энергии аналогично.
  - Сириус, а откуда он берет изначальную энергию?
  - Кстати, хороший вопрос, смотри, каждый маг как бы излучает магический фон, то есть какая-то часть твоей магии просто уходит в воздух, а браслет эту самую магию накапливает и направляет в мотоцикл, примерно за двое суток браслет зарядит мотоцикл полностью. В магических местах, например в Хогвартсе, процесс пойдет еще быстрее. Открой бак, специальные руны играют роль заклинания дозаправки, то есть теоретически бензин никогда не кончится. Но если вдруг это случится, на всякий случай предусмотрено питание мотоцикла магией, опять же когда разрядится, будет тянуть ее из тебя. Но для полета магии нужно столько же сколько и на метлу, соответственно ты этого и не заметишь. Да и скорость без топлива значительно упадет... миль на сто. Защита мотоцикла от инородных предметов также предусмотрена.
  - Итак, эта кнопка, - продолжил рассказ Блэк, стреляет взрывным заклинанием, удобно тем, что не надо доставать палочку и выводить пассы, также вот: связывающее, парализующее, чары помех, оглушающее и заклятье сна, - у Гарри уже голова шла кругом, - здесь отвлекающие чары, маглоотталкивающие чары и кнопка невидимости. Невидимость работает следующим образом, отвлекающие чары вместе с дезилюминационным заклятием, плюс полное заглушающее и блокировка запахов, то есть обнаружить можно только когда врежешься в кого-нибудь. Это я добавил на всякий случай, - показал Сириус на маленький зеленый рычажок, - потяни его вниз и чары иллюзии скроют все "волшебные навороты".
  - И последнее, эта кнопка делает сидение двухместным, а эта расширяет до трех, автобус я делать не стал, - хмыкнул крестный, - и так пойдет. Знаешь, как я любил катать на своем мотоцикле девчонок? - Гарри чуть смутился, - Ну и конечно заклинание облегчения веса, самообновляющееся, благодаря которому его не поцарапать и грязеотталкивающее и чары блеска, ну и заглушающее, чтобы сильно не рычал. Вроде все рассказал, - сказал Блэк с такой гордостью, будто мотоцикл был его детищем, что впрочем так и было, - хочешь прокатиться?
  - Конечно! - обрадовано воскликнул Гарри, - только вот я не умею управлять мотоциклом...
  - Ничего, - жизнерадостно сказал крестный, - когда-то я тоже не умел, именно с тех пор завален проход на пятом этаже в школе, мне он показался достаточно просторным для езды.
  - Ты притащил мотоцикл в Хогвартс? - изумился Гарри.
  - Конечно! - воскликнул Сириус, - а ты думаешь, где я возил девчонок? Жители Хогсмида долго обсуждали, что за штука летает по небу. Да и мамашу удар бы хватил от таких штучек...
  - Я не знаю ничего о твоей семье.
  - Расскажу дома, слегка помрачнел Блэк.
  Гарри только покачал головой.
  - Итак, нажимаешь кнопку амортизации, затем заводишь мотоцикл на эту кнопку, ключи не нужны, я убрал их, так как кроме тебя из браслета никто его не достанет. - Сириус минут десять объяснял Гарри, как правильно взлетать и ездить по земле.
  - Вроде бы понял, - сказал Гарри, с этими словами он завел мотоцикл, включил маглоотвлекающие чары и взлетел в небо.
  
  Глава 2. Орден Феникса.
  Восхитительное чувство полета наполняло его до кончиков пальцев, это было подобно полету на метле, но в разы удобнее. Сердце готово было разорваться от радости: он летит, летит домой с этой ненавистной Тисовой. Именно об этом он мечтал все лето... Теперь он сюда не вернется... Только непривычное управление мешало насладится чувством свободы в полной мере. В зеркало заднего вида Гарри увидел, что прямо за ним летит Сириус, на своем мотоцикле - видимо, свой старый он оставил Хагриду насовсем.
  - Гарри, - крикнул Сириус, пролетая мимо, - давай за мной, я покажу дорогу, - с этими словами он прибавил скорость.
  Гарри едва-едва поспевал за Сириусом: слишком непривычным был способ передвижения, при этом, глянув на спидометр, он увидел цифру в 250 миль в час. Видимо Сириус решил дать Гарри время привыкнуть - сам он выделывал виражи вокруг Гарри, который мог бы повторить подобное на метле, но пока никак не на мотоцикле.
  Внезапно Сириус пошел на снижение, Гарри бросился вниз вслед за ним, но, решив не рисковать, он вышел из пике гораздо раньше Сириуса, и благополучно приземлился.
  - Это было здорово, - сказал Гарри.
  - То ли еще будет, когда ты выжмешь из него все до конца, - хмыкнул Сириус.
  Оглядевшись, Гарри увидел, что они находятся на неприметной площади, среди ничем не приметных двух или трехэтажных домов, по всей видимости, магловских - слишком уж они были обычные, что ли. Хотя разве маги не делают специально так, чтобы не привлекать внимания? Перед его глазами тут же всплыл образ Норы, заставивший парня усмехнуться себе под нос - явно не все. Выплыв из своих размышлений, Гарри огляделся и первое, что он заметил, была странность в нумерации домов - с домом Љ 11 соседствовал дом Љ13.
  - А где... - начал Гарри.
  - Прочитай это и запомни, а затем проговори про себя, - сказал Блэк, протянув Поттеру листочек, на котором знакомым косым подчерком было написано:
  Штаб-квартира Ордена Феникса находится по адресу:
  Лондон. Площадь Гриммо, 12.
  Проговорив адрес про себя, Гарри застыл от удивления: прямо на его глазах, раздвигая соседние дома, стал появляться видавший виды особняк, который словно бы вклинивался между двумя соседними домами, раздвигая их в стороны. При этом сидящие в доме номер 11 маглы ничего не замечали, продолжая смотреть телевизор. Такой магии Поттеру еще не приходилось наблюдать.
  - А что за орд... - начал было Гарри, но Сириус жестом остановил его.
  - Тсс, не здесь. Я расскажу тебе в доме, - пообещал крестный.
  - Хорошо, а это твой дом? - задал другой вопрос Гарри.
  - Да, - ответил Блэк, - здесь я жил до шестнадцати лет.
  - Ясно.
  Вернув мотоцикл в браслет, Гарри зашел в дом.
  - Только веди себя тише, - попросил Блэк, - а то что-нибудь разбудишь.
  - О чем ты? - поинтересовался Гарри шепотом.
  - Ну например вон там, - показал крестный на закрытые ставни, - находится портрет моей чокнутой мамаши, Вальпурги Блэк. Как только ставни открываются, она начинает на весь дом орать, что "поместье древнейшего и благороднейшего семейства Блэков оскверняют предатели крови, грязнокровки и прочие отбросы общества" ...- он кривлялся, подражая голосу старой женщины.
  Гарри как можно тише прошел мимо картины.
  - Ну а теперь главный сюрприз, - Сириус как-то хитро улыбнулся, - я... забыл... сказать всем, что решил тебя забрать.
  - Что? - шепотом возмутился Гарри.
  - Да ладно тебе, - засмеялся крестный, сейчас как раз обед. Спорим, ты никогда не видел таких вытянутых лиц?
  Покачав головой, Гарри двинулся за крестным в столовую. Когда за спиной Поттера захлопнулась дверь, все обернулись на звук. Шум, который был до этого, мгновенно стих. У кого-то из рук, громко звякнув об пол, выпала вилка. Сириус сохранил невозмутимое выражение лица, а в глазах загорелся огонек.
  - Я же говорил, посмотри на их лица.
  Гарри не выдержал и засмеялся. Все будто очнулись.
  - Гарри! - воскликнула Гермиона.
  - Сириус Блэк! О чем ты только думал? - воскликнула Молли Уизли, явно не знающая, что делать в первую очередь: обнимать и кормить Гарри или ругать Сириуса, поэтому злость у нее вышла какая-то неправдоподобная.
  - О чем ты, Молли? - невинно поинтересовался Сириус.
  - Дамблдор ясно сказал, что Гарри должен отправиться сюда под охраной!
  - Да что ты... - начал Сириус, но его перебил Гарри, радость у которого сменилась огорчением: все друзья здесь, сидят, как ни в чем не бывало, в то время как он чахнет у Дурслей!
  - А вы мне не скажете, когда это планировалось? В августе? Или сразу первого сентября? С какой стати я должен сидеть у Дурслей без новостей, когда мой крестный оправдан? Раньше все ссылались на то, что его разыскивают и отправляли меня в этот ад! Теперь никто не заставит меня туда вернуться, ни вы, ни директор, ни министр магии!
  - Гарри, - потрясенно сказала Молли, - я желаю тебе только добра! Если бы на вас напали?
  - Не догнали бы, - тихо буркнул Гарри, а Сириус усмехнулся, с гордостью глядя на крестника.
  - И все же я считаю, что это безответственный поступок и ты, Сириус, не имел права на...
  - На что? - вкрадчиво поинтересовался он, Поттер слегка поежился от такого тона, - Гарри мой крестник, если он хочет жить со мной, он имеет на это полное право, сейчас он здесь и защищен получше, чем у маглов. Неужели от того, что он проводит там каникулы кому-то лучше? Если раньше Дамблдор мог меня отговорить, мотивируя это тем, что меня разыскивают, теперь ему не удастся это сделать. У него теперь есть родственник, который может о нем позаботиться. Что ты так переживаешь?
  - Но он мне как сын, - смутилась Молли.
  - Спасибо, миссис Уизли, но Сириус мой крестный и я буду жить с ним независимо от мнения других, - мягко ответил Гарри, не желая обижать женщину, которая была к нему всегда так добра.
  Крестный с благодарностью посмотрел на него: видимо был рад, что Гарри так сказал, или, что Молли прекратила кричать, а может и то и другое.
  - Хорошо, Гарри, - наконец смирилась она, - а теперь, - сказала она другим, не терпящим возражения тоном, - быстро мой руки и садись за стол.
  - Конечно, миссис Уизли, - рассмеялся Гарри.
  ***
  Когда все поели, Гарри изъявил желание осмотреть дом. На вакантную должность экскурсовода моментально вызвался Сириус, чем заработал подозрительный взгляд Молли.
  Дом был... грязным. Много-много лет здесь никто не жил, что очень сказалось на состоянии особняка. Паутина, слои пыли и грязи - все это создавало очень мрачную атмосферу. "Прямо вампирский склеп", - поежился Гарри, вспомнив подобную картину из фильма про Дракулу, который он смотрел как-то раз.
  Они вышли в коридор, стоя перед лестницей, ведущей наверх. Прошла целая минута - они стояли, молча оглядывая грязные стены, будто пытаясь привыкнуть к дому. Очевидно, больше не выдержав, Сириус небрежно бросил:
  - Я-то думал, ты сразу начнешь задавать вопросы о Волан-де-Морте, как только придешь сюда.
  - А в этом есть смысл? - с сарказмом спросил Гарри, - за это лето я привык к отсутствию информации.
  - Брось это, Гарри, - слегка уязвлено сказал Сириус, - я отвечу на любые твои вопросы.
  - Прямо-таки на любые? - недоверчиво хмыкнул Гарри.
  - Ну... - слегка замялся Сириус, как показалось Поттеру, он выглядел слегка виноватым, - ты же никому не расскажешь, ведь так? К тому же никакой запретной информации я тебе не расскажу...- но все-таки он наложил пару заклятий на дверь, чтобы их не подслушали и не заявились нежданные гости. У Гарри снова появился трепет в груди: вот сейчас-то он все узнает!
  - Конечно, Сириус, - обрадовавшись, заявил Гарри, - я никому не скажу.
  - Даже Рону с Гермионой? - поднял одну бровь Сириус. Гарри невольно восхитился: это выглядело эффектно. Не так надменно, как у Малфоя-старшего и не так снисходительно, как у Снейпа. Это просто было то выражение, которое как нельзя лучше шло Сириусу.
  - Думаю... да, - протянул Гарри, прибавив скуки в голосе, - пускай на своей шкуре почувствуют, что такое сидеть в полной неизвестности...
  - Смотри не переусердствуй, - хмыкнул Блэк, - все же они твои друзья.
  - Конечно, как же я могу так поступить! - воскликнул Гарри. И они оба расхохотались, - итак, где Волан-де-Морт? - сразу спросил Гарри.
  - Никто не знает, - ответил Сириус, пожав плечами, - да если бы и знали, толку от этого было бы немного.
  - Что это за место?
  - Дом моей семьи, сейчас я его временно предоставил для штаб-квартиры Ордена Феникса.
  - Что это за орден такой?
  - Тайное общество, созданное Дамблдором во времена первой войны для противостояния Волан-де-Морту. Он же его и возглавляет.
  - Чем вы занимаетесь?
  - Сейчас мы работаем в нескольких направлениях: вербуем сторонников, стараемся следить за пожирателями смерти, ты изрядно подпортил ему игру, рассказав всем, что он вернулся, ну и охраной занимаемся, - хмыкнул Блэк.
  - Не меня, случайно, охраняете? - невинно поинтересовался Поттер.
  - Я всегда знал, что ты потрясающе сообразителен! - усмехнулся Сириус.
  - Эй, я серьезно вообще-то!
  - А если серьезно, то не только тебя, - сказал Блэк.
  - И кого же еще?
  - Нууу... это вроде как секретная информация...
  - Сириус, ты обещал, к тому же, если это связано со мной, я хочу знать.
  - Нууу... ладно... обещай, что никто, я повторяю никто, об этом не узнает, особенно Дамблдор.
  - А причем здесь он?
  - Ну вроде как он считает, что ты пока мал, чтобы это знать.
  - Просто отлично, все как всегда, - хмыкнул Поттер, - давай рассказывай.
  - Как же ты похож на Джеймса, он всегда стоял на своем, даже если был совсем не прав, - тепло улыбнулся Блэк, - знаешь ли ты, почему Волан-де-Морт пришел в ваш дом? - спросил он, помрачнев.
  - Нууу... вроде как папа был аврором и сильно мешал Пожирателям... или нет?
  - Это тоже, - ответил Сириус, - но главная причина - пророчество. Понимаешь, тогда силы Света проигрывали. Серьезно проигрывали. И тут одна предсказательница произносит пророчество, согласно которому есть ребенок, который сможет победить Волан-де-Морта.
  - Это я?
  - Самое интересное, что это мог быть не только ты. Ты когда-нибудь слышал истинное пророчество?
  - Да, на третьем курсе - про Хвоста и Волан-де-Морта.
  - Ну так вот, такое пророчество - это набор условий, при соблюдении которых происходят определенные события, при этом, как говорится: "от судьбы не уйдешь". Так вот, под эти признаки, подходили два мальчика: ты и Невилл Лонгботомм.
  - Невилл? - потрясенно спросил Гарри.
  - Да, не перебивай меня. Так вот, один из пожирателей смерти был в то же время в "Кабаньей голове". Дамблдор, беседуя с очередным непутевым кандидатом на должность преподавателя прорицания, не заботился ни о каких чарах скрытности - он уже хотел было отказать ей и уходить, как вдруг голос ее поменялся, глаза заволокло дымкой, и он понял, что происходит. Сразу же смекнув, что они не в Хогвартсе, он накинул чары - именно благодаря им пожиратель услышал только первую часть пророчества, в которой говорилось: Грядет тот, у кого хватит могущества победить Темного Лорда рожденный теми, кто трижды бросал ему вызов, рожденный на исходе седьмого месяца...
  - Так это... - потрясенно начал Гарри.
  - Да, это пророчество подходило к вам обоим. Потому было решено защитить Поттеров и Лонгботоммов заклятьем доверия. Остальную часть истории ты знаешь.
  - Но постой... с чего Волан-де-Морт решил, что это я? Ты знаешь полный текст пророчества?
  - Просто Хвост сдал Лили и Джеймса, представив все так, будто именно ты - тот самый, о ком говорится в пророчестве,- прорычал Сириус, - а остального текста я не знаю.
  - Так вы охраняете...?
  - Да, в министерстве мы охраняем это пророчество.
  - Но разве в министерстве недостаточно охраны?
  - Гарри, ты слишком наивен, - воскликнул Сириус, заставив Гарри слегка смутиться, - неужели ты не понимаешь, что в министерстве могут быть шпионы Волан-де-Морта?
  - Эмм, ну да, наверное, - протянул Гарри, понимая, что был неправ.
  - На будущее, если хочешь, чтобы что-то было сделано качественно, сделай это сам.
  - Хорошо Сириус. Сейчас кто-нибудь точно хватиться, что нас долго нет - пойдем, что ли, дом мне покажешь. А поговорить мы сможем в любой момент.
  Несмотря на запущенность и грязь, особняк, несомненно, производил впечатление. Он был не просто старым - он был древним, в нем чувствовалось присутствие магии накопленной за все столетия, что он простоял. По лицу Сириуса можно было многое прочитать - и о том, как дом напоминал ему о своих непростых отношениях с семьей, и о том, что он никогда не хотел сюда возвращаться. Но стоило Гарри начать задавать вопросы или разглядывать какой-нибудь предмет искусства, которых в доме было чуть больше чем много, лицо Сириуса смягчалось: вот он, частичка Джеймса - друга, который погиб не зря; частичка его настоящей семьи.
  В целом ему понравился дом, а если им удастся как следует вычистить его и убрать в подвал кое-какие темные артефакты, что было не так просто - чего стоил один портрет матушки Сириуса, вопящий в прихожей! - то, пожалуй, в нем было бы приятно находится. Благо, что особняк вмещал всех - на одних Уизли приходился почти весь второй этаж, между прочим! А чердак был такого размера, что там проживал Клювокрыл - он порой на несколько дней улетал на волю, в поля, где мог чувствовать себя свободным и не томиться в четырех стенах.
  Конечно, Гермиона прочитала немало книг о магии древних домов, и, несомненно, знала, что на каждом старом родовом поместье наложено столько заклинаний, что оно способно было пережить даже магловский ядерный взрыв. Но Гарри, конечно, не был Гермионой, поэтому у него по-детски захватывало дух, когда они проходили по коридорам, стены которых буквально дышали магией. Заходя в просторный зал - столовую, как пояснил Сириус - у него перед глазами пронеслись многочисленные семейства, статно восседающие на стульях с высокими спинками и роскошной обивкой, потускневшей за долгое время. Но не успел он насладиться возникнувшим зрелищем, как Сириус за шкирку вытащил его оттуда, кивнув на комод в углу. Он совсем не вязался со светлой и даже достаточно приятной обстановкой в комнате - черный, грязный, местами в плесени. Стоило Гарри стукнуться локтем о дверь, как комод жутко затрясся, задрожал, издавая странное шипение, и столовая словно наполнилась шепотом и гулом. Он завораживал, затягивал, и если бы Сириус не вытащил его оттуда, то он бы вероятно так и остался слушать странные звуки, что-то так отдаленно напоминающие - казалось, что еще чуть-чуть и уже можно будет понять, что шепчут из комода.
  - Вероятно, одна из любимиц моей матушки. Пока не приедет Аластор, мы не решаемся туда соваться - мало ли, может это обычный полтергейст или боггарт, но кто может знать наверняка? - пояснил Сириус, захлопывая дверь и уводя Гарри подальше от комнаты. Шипение за дверью усилилось и сразу утихло.
  Пройдя мимо нескольких дверей, где уже успели обосноваться члены Ордена, они остановились около самой последней в этом коридоре. Сириус толкнул дверь ногой, жестом приглашая Гарри войти. Едва он осмотрел комнату, то понял нарочито пренебрежительное отношение к ней крестного - это, по всей видимости, было что-то типа кабинета главы дома. Массивный письменный стол около окна, слева - длинный сервант, заполненный всевозможными темными вещицами, начиная от проклятых бокалов из потемневшего серебра, медалей, диадем, книг и заканчивая странной арфой черного цвета, струны которой поблескивали, несмотря на пыль.
  "Должно быть, отрубает пальцы, стоит к ней прикоснуться" - Гарри передернуло от того, что проносилось в его голове, когда он смотрел на все эти предметы - а он не сомневался, что каждый из них предназначен для чего-то подобного. Отвернувшись от неприятного зрелища, он охнул: он увидел огромный гобелен во всю ширину стены. Он был немыслимо старым, ткань выцвела, а местами ее проели докси. Но золотая нить была достаточно яркой, чтобы можно было прочесть: "БЛАГОРОДНЕЙШЕЕ И ДРЕВНЕЙШЕЕ СЕМЕЙСТВО БЛЭКОВ", а чуть ниже девиз: "Чистота крови навек". Гобелен представлял собой семейное древо - его ветви переплетались, расширялись и угасали.
  Сириус рассказывал Гарри про историю своей семьи, при этом всячески костеря помешанных на чистоте крови родственников. Обратив внимание на то, что Гарри слушает его в пол уха, он спросил:
  - О чем ты задумался?
  - Слушай, у меня тут появилась... одна мысль, - в глазах Гарри появился безумный огонек, - а что если... прийти в министерство и... попросить пророчество? Ведь оно обо мне, так ведь? Значит, его мне отдадут?
  - Так-то оно так, - задумчиво протянул Блэк, - но вот только министерство сейчас не слишком тебя жалует...
  
  Глава 3. Учитель.
  - В каком смысле, Сириус? - недоумевающее спросил Гарри.
  - А ты что, не читал Пророк этим летом? - изумился Сириус.
  - Нуу, - задумчиво протянул Поттер, - я просматривал только первую полосу, ведь если бы были новости про Волан-де-Морте, их бы опубликовали именно там.
  - Мдаа, - удрученно сказал Блэк. Видимо, он никак не ожидал подобного поворота событий. - Видишь ли, в чем дело, Министерство, как ты понимаешь, отрицает возрождение Темного Лорда. Соответственно и тех, кто говорит обратное: тебя и Дамблдора, считают если не лжецами, то сумасшедшими.
  - Что? - округлил глаза Поттер.
  - Именно так. Твое имя сейчас вроде дежурной шутки. Если произошла невероятная история, пишут: "Байка достойная Гарри Поттера", а если пишут о чьем-то достижении, то добавляют что-то вроде: "надеемся, у него не появится шрама на лбу и нам не придется на него молиться".
  - Но я не просил! Я не хотел! Неужели они думают я бы не поменя...
  - Я знаю, Гарри, - мягко перебил его крестный. - Но сейчас ты не в лучшем свете, вряд ли тебе стоит соваться в министерство магии. Сомневаюсь, что тебе помогут.
  - Но как же нам тогда быть?
  - Возможно, я смогу поговорить с несколькими старыми знакомыми, - задумался Блэк, видимо перебирая в памяти имена, - может что-то у нас и выйдет, а, в конце концов, можно проникнуть в Отдел Тайн и украсть его.
  - Сириус! - возмутился Гарри.
  - Да ладно тебе, - примиряющее сказал Блэк, я же пошутил.
  Судя по блеску в его глазах, в этой шутке была изрядная доля истины.
  - Думаю нам пора идти, а то Молли поднимет шум, - хмыкнул Сириус, - пойдем, покажу тебе твою комнату.
  Комната оказалась слегка мрачноватой, но в целом понравилась Поттеру. Как и вся жилая часть особняка, комната была уже вычищена от различных темных артефактов типа книг, страницы которых были пропитаны редким ядом, пыли, трупиков докси, душащих галстуков и прочей нечисти. Стены были темно-зелеными - проснись Гарри ночью, он наверняка бы подумал, что находится в подземельях Слизерина - и пустыми, за исключением одной картины, вернее, картинной рамы - портрет пустовал.
  Стены находили завершение в сером стеганом потолке, в самом центре которого висела старинная черная люстра, свечи на которой зажглись сразу, как столько они открыли дверь. Но впрочем, света хватало и так - напротив кровати было достаточно большое окно. К слову, о кровати: навряд ли она предполагала то, что на ней будет спать в одиночестве пятнадцатилетний худосочный паренек. Нет, скорее в ней поместились бы как минимум 4 взрослых человека внушительного роста. Если бы Гарри откинул покрывало и смел десяток подушечек самого разного размера с гербом Блэков, то он бы отметил, что поместились бы они на молочного цвета простынях, расписанных теми же изумрудными гербами. Завершал картину темно-серый ковер на полу и узкий шкаф в углу, да комод у стены возле кровати - казалось, что он был старше самого дома. На нем стояло не менее антикварное зеркало в позолоченной раме - пожалуй, единственное яркое пятно в комнате, не считая розовой футболки, так неожиданно скрывавшейся под черным пиджаком у Сириуса.
  - Раз ты живешь со мной, это и твой дом тоже, поэтому у тебя должна быть отдельная комната, - улыбнулся Сириус.
  - Спасибо, - ответил ему Поттер.
  - Кикимер! - позвал Блэк.
  - Чего изволит хозяин? - спросил скрипучим голосом домовик и уже тише добавил, - неблагодарный сын, разбил своим поступком сердце матери.
  - Да не было у нее никакого сердца, - хмыкнул Сириус, - старуха только злобой и была жива. Принеси сюда вещи Гарри. - Только сейчас эльф обратил внимание на еще одного человека в комнате:
  - Великий Гарри Поттер избавил нас от Темного Лорда, и теперь будет жить в благородном доме Блэк! - обрадовался Кикимер, - старый Кикимер рад послужить молодому господину.
  - Ничего себе, - потрясенно сказал Сириус, - он и раньше был странный, но чтобы так...
  Гарри только ошалело смотрел на то место, где с громким хлопком исчез домовик. Нет, он помнил причуды Добби, но думал, что чуднее эльфа уже не найдет.
  - Кстати, Гарри, - сказал Сириус, - у меня тут появилась одна идейка, ты же помнишь, как тяжело дался тебе Турнир Трех Волшебников, - дождавшись кивка Гарри, он продолжил, - так вот, что если нанять тебе учителя на лето? Заодно решается и проблема с использованием магии на каникулах. Моя однокурсница работает в министерстве и как раз занимается подобными вопросами. Как ты на это смотришь?
  - Я даже и не знаю, - Гарри задумался. С одной стороны перспектива использовать магию на каникулах очень манила, но при этом учиться летом... - а кто будет меня учить?
  - Ну это вроде как фикция, чтобы магию вне школы использовать, так многие чистокровные делают, вообще я думал сам поднатаскать тебя в боевой магии, если ты не против, - хмыкнул Сириус, - мы с Джеймсом были неплохими аврорами в свое время, - он слегка погрустнел, как и всегда, вспоминая своего лучшего друга.
  "Учиться у Сириуса? Конечно, я согласен!" - подумал Гарри.
  - Я согласен. - Сказал он уже вслух.
  - Вот и прекрасно, заодно и узнаю насчет пророчества, - с этими словами, благо время было еще только послеобеденное, Сириус аппарировал прочь.
  - Мда, - тихо сказал Гарри, ни к кому не обращаясь, да и не к кому было, в комнате он был один.
  - Кхм.
  Гарри обернулся в поисках источника этого звука. Нет, дверь была закрыта и никто не стол у него за спиной. И нет, в шкафу навряд ли кто-то поместился бы. Тут его взгляд упал на портрет. Да. Несомненно, он уже наблюдал подобное в Хогвартсе и первый раз жутко перепугался, когда на него крикнула пустая рама.
  - Гарри! Гарри! - раздались где-то внизу голоса Рона и Гермионы.
  - Вот все и возвращается на круги своя, - улыбнулся Гарри, и, оторвавшись от созерцания грязно-синего фона, поспешил вниз к своим друзьям.
  - Вот ты где! - воскликнула Гермиона, бросившись обнимать Поттера, едва тот спустился на нижний этаж.
  - Воздух, - сипло сказал Гарри.
  - Прости, - слегка смутилась девушка, отпустив его.
  - Да ничего, - хмыкнул Гарри, - здорово, дружище, - пожал он руку Рону.
  - Как тебе жилось у маглов? - поинтересовался Рон, пока они шли в его комнату.
  - Вполне нормально, - ответил Гарри, - если не считать того, что я сидел там как идиот без капли информации! - он не хотел срываться на друзьях, но все-таки не сдержался.
  Рон и Гермиона мгновенно потупили взгляды.
  - Гарри, мы, правда, хотели написать тебе, - они уже вошли в комнату и Рон захлопнул дверь, - но профессор Дамблдор строго-настрого нам запретил...
  - Да знаю я, - нетерпеливо перебил ее Поттер, махнув рукой, - но с каких пор вас останавливают запреты Дамблдора?
  - О чем ты? - спросил Рон, его вид выражал крайнюю степень растерянности.
  - Дайте-ка подумать, - Гарри изобразил издевательски задумчивую мину, - например, Дамблдор всегда запрещает ходить в Запретный Лес, он запрещал ходить в коридор с Пушком, он запрещал нам ходить по школе, в том время как там ползал василиск. Он запрещал нам выходить из замка, когда сбежал Сириус, он много чего запрещал и ни я, ни вы никогда не слушали его, - Гарри отчетливо выделил голосом слово "никогда", - так какого хрена вы послушали его именно тогда, когда мне нужна была эта информация?
  - Гарри, нам правда очень жаль, - сказала Гермиона, казалось, она вот-вот заплачет, Рон же смущенно потупил взгляд, - мы правда хотели, но Дамблдор сказал, что сов могут перехватить, поэтому я подумала...
  - Ты выросла в мире маглов, что говорить о тебе, если даже Рон, воспитывавшийся в семье магов, додумался позвонить мне по телефону, что тебе мешало?
  - Но Гарри, я...
  - Ладно, - перебил ее Гарри, подняв руку, - я здесь и это главное, но имейте в виду, я бы не хотел, чтобы такое повторилось.
  Рон и Гермиона кивнули, не задумываясь.
  - А теперь рассказывайте, чем вы тут занимаетесь? - поинтересовался Поттер.
  - В основном уборкой, - уныло ответил Рон, с его лица можно было писать картину великой скорби, - в этом доме вот уже много лет никто не живет, да ты и сам видел, насколько все запущено.
  - Видел, - хмыкнул Гарри, - неужели вы ничего не узнали, наводя здесь чистоту?
  - Немногое, - вздохнул Рон, - нас не пускают на собрания Ордена, мы все узнаем урывками, но более-менее общее представление у нас имеется.
  - Вот значит как, - хмыкнул Гарри, - значит, особой разницы нет - что я у маглов был за домового эльфа, что вы здесь.
  - Гарри! - возмутилась Гермиона.
  - Я пошутил, - хмыкнул он. Общение с Сириусом, хоть пока и недолгое, уже заражало его весельем: страшно подумать, что будет дальше.
  - Почему ты не интересуешься, что мы узнали? - сощурившись, спросила Гермиона.
  Гарри замялся.
  - Нууу вы же сами сказали, что полной картины у вас нет, поэтому...
  - Сириус что-то рассказал тебе? - поинтересовалась она.
  Гарри задумался. Конечно, ему хотелось все рассказать друзьям, но он твердо решил, что маленькая месть не повредит. Тем более, что рано или поздно они все равно все узнают.
  - Да.
  - И ты молчал? - воскликнул Рон, - рассказывай!
  - Ээ, нет, - хмыкнул Гарри, - я обещал молчать, к тому же вам стоит узнать, что такое сидеть без капли информации.
  - Но Гарри! - возмутился Рон. - Нас не пускают на собрания.
  - Рон, не моя вина, что твои родители не посчитали нужным что-либо рассказать тебе. Тем более Сириус не рассказал мне ничего жизненно важного, - слегка приврал Гарри, ни к чему обременять друзей такой информацией.
  С громким хлопком посреди комнаты появились близнецы, Гермиона взвизгнула.
  - Сколько можно уже? Так и до инфаркта недалеко!
  - Прости, Гермиона! Но к чему нам ходить пешком, когда можно аппарировать?
  Не найдя от возмущения, что можно возразить, Гермиона замолчала, дыша так, словно пробежала несколько километров.
  - Итак, Гарри, выплескиваешь...
  - Свое негодование...
  - На нашем непутевом братце...
  - И Гермионе?
  - Нет, друзья мои, вернее... не совсем так, - ухмыльнулся Гарри.
  - Что ты...
  - Имеешь в виду?
  - Я имею в виду то, что мне незачем выплескивать негодование по той причине, что я совершенно спокоен. Значит, сдали экзамен на аппарацию?
  - Совершенно верно...
  - С отличием...
  - С блеском...
  - Как никто до нас...
  - Разумеется, из наших братьев...
  - Этого не делал...
  - Прежде.
  - Эй, клоуны, успокойтесь, - хмыкнул Гарри, - я уже понял какие вы невероятные.
  - Разумеется мы...
  - Самые невероятные...
  - Можешь сам...
  - В этом...
  - Убедиться, - указали они на Рона, который по неосторожности съел конфетку, подложенную Фредом. Рон побледнел, но, не успев ничего и сказать, с тихим хлопком оброс перьями, а его нос превратился в клюв. Гарри захохотал, а Рон обиженно насупился, что в птичьем исполнении выглядело достаточно комично. Гермиона хотела было засмеяться, но увидела выражение лица Рона и опустила голову, давя улыбку.
  - Неужели ты еще не привык, Рон? - задал Гарри риторический вопрос, в то время как близнецы расхваливали свое изобретение, которое называлось Канареечные помадки.
  Эффект спал сам собой, минут через тридцать. К тому времени красный от злости Рон уже придумал, как отомстить братьям. Но попытавшись броситься на них - упал на пол: близнецы, предвидев его маневр, просто аппарировали прочь.
  - Сволочи, - выругался Рон, - каждый раз мне что-то подкладывают, ну почему я каждый раз это съедаю?
  - Это могут быть специальные чары, - ответила Гермиона, приняв знаменитый "профессорский" вид, с которым она обычно втолковывала Гарри и Рону основы основ, - есть такие чары, которые заставляют обращать внимание на предмет или чары легкого принуждения, но они считаются запрещенными.
  - Когда это их останавливало, - горестно протянул Рон.
  Гарри, глядя на обиженную физиономию друга, не выдержал и снова рассмеялся.
  - Это не смешно! - воскликнул Рон.
  - Ошибаешься, друг мой, - ответил ему Поттер, - это очень даже смешно.
  Гермиона пробормотала себе под нос что-то подозрительно похожее на "мальчишки", все также улыбаясь.
  Когда пришло время ужина и ребята спустились на кухню, Сириус уже был там.
  - Тебе удалось? - спросил Гарри, садясь за стол. Все недоумевающее на них посмотрели.
  Сириус сделал задумчивый вид и кивнул.
  - Ура! - воскликнул Гарри.
  - Держи, - засмеялся Сириус, протягивая Поттеру запечатанный конверт.
  Быстро разорвав его, Гарри углубился в чтение:
  Дорогой мистер Поттер.
  Ваш опекун Сириус Блэк подал заявку на досрочное снятие запрета на колдовство за пределами школы. Приняв во внимание сложившуюся ситуацию, а также тот факт, что Сириус Блэк в прошлом был начальником одного из отделений аврората, мы приняли решение удовлетворить данную заявку.
  С этого дня с вас снят запрет на применение магии вне школы. Также напоминаю вам, что применять магию на глазах у маглов можно только в случае крайней необходимости.
  С пожеланием доброго здоровья, искренне Ваша
  Муфалда Хмелкирк.
  Сектор борьбы с неправомерным использованием магии.
  Министерство магии.
  - Спасибо, Сириус, - горячо воскликнул Гарри.
  - Да не за что, - хмыкнул крестный, - а ты думаешь, как мы с твоим отцом проворачивали столько розыгрышей в школе? Много всяких предметов для шалостей мы заколдовывали на каникулах дома, у нас тоже были такие бумажки, да и библиотеки в домах чистокровных обычно неплохие, - хмыкнул Блэк.
  - Что это? - спросила Гермиона.
  - Разрешение колдовать на каникулах, - ответил Гарри улыбнувшись.
  - Но ведь закон, ограничивающий...
  - Гермиона, Сириус и занимался этим вопросом, теперь с меня снят запрет для того, чтобы я мог учиться на каникулах.
  - А, ну если для учебы, - сразу оживилась Гермиона, - то это просто отлично! Ты же сможешь прилично подтянуть свой уровень! Заниматься вне школы - это очень хорошая идея!
  Рон страдальчески застонал.
  
  Глава 4. Первая кровь.
  На следующее утро Гарри проснулся в приподнятом настроении. Еще не открыв глаза, он услышал какой-то скрежет. Осмотревшись в комнате, Поттер заметил, что котенок проснулся и активно скребет когтями дверцу клетки. Улыбнувшись, Гарри выпустил его. Серебристый комок шерсти выскочил из клетки и юркнул под кровать. Гарри засмеялся:
  - Не бойся, иди сюда, кис-кис-кис.
  Котенок высунул любопытную мордочку из укрытия, и Гарри, изловчившись, схватил его.
  - Мяяяу, - видимо котенку это не понравилось.
  - Тише-тише, - стал гладить новоявленного питомца Поттер. Если бы он посмотрел на Буклю, то увидел, что она коситься на него с большим подозрением и некоторой обидой.
  Услышав мурлыканье, Гарри снова засмеялся.
  - И как же мне тебя назвать? Может, Пушистиком?
  Котенок протестующее фыркнул.
  - Ну как хочешь, ладно, назовем тебя, - убедившись, что это кот, - Феликс, - сказал Гарри.
  Внезапно в дверь кто-то постучал. Быстро натянув штаны, Поттер открыл ее, еще зевая и натягивая футболку. На пороге стоял Сириус:
  - Ты что, только проснулся? - от бодрого вида Сириуса Гарри слегка скривился: было всего девять утра.
  - Да, представь себе. Лето как-никак, Сириус!
  - Тогда приводи себя в порядок и спускайся на завтрак.
  - Ладно, я и так собирался уже.
  - А это кто? - поинтересовался крестный, глядя на прыгающего за мухой котенка.
  - Мне Хагрид его подарил, - сказал Поттер, - мне он нравится.
  - Мдаа? - как-то с сомнением переспросил Сириус, он снова посмотрел на котенка, в его взгляде что-то изменилось, он взмахнул палочкой и котенок подлетел к нему, истошно мяукая от таких испытаний.
  - Сириус! - возмутился Гарри.
  - Я не знаю, какого черта он думал, - с тщательно скрываемым страхом произнес Сириус, - ты не интересовался, что это за котенок такой?
  - Да нет, он только сейчас проснулся.
  - А стоило бы! Не напомнишь, каких зверушек Хагрид называл милыми?
  - Арагог, Пушок, - на автомате начал Гарри, его глаза расширились, он понял, о чем говорил крестный, - акромантул, дракон, цербер...
  - Именно, - хмыкнул Сириус.
  - Но... кто это?
  - Пока он маленький он не опасен ни для кого, если он станет твоим фамильяром, то ты сможешь контролировать его опасную натуру. А кто это ты должен узнать сам.
  "Гермиона наверняка знает", - подумал Гарри.
  - И Гермиону о помощи не просить, - хмыкнул Сириус, делая себе пометку научить крестника окклюменции.
  - Но как ты...
  - У тебя все на лице написано, - рассмеялся крестный. - Кстати, неужели тебе так нравятся цвета Слизерина? - непринужденно поинтересовался Сириус, оглядев ничуть не изменившуюся комнату, пестревшую зелено-серебряными цветами.
  - Не слишком, - хмыкнул Гарри, - просто у меня не было на это времени.
  - Ну ладно, если так, - Сириус взмахнул палочкой, сменив цвета на гриффиндоские.
  Стены теперь отливали бордовым, люстра из черного окрасилась в цвет старого золота - в тон рамы зеркала. Гербы на постельном белье теперь отливали золотым и красным - в комнате будто стало теплее и привычнее.
  - Спасибо, Сириус, - сказал Гарри, - кстати, как ты это сделал без единого звука?
  - Ты не знаешь о невербальной магии? - поразился Сириус, - конечно в школе это проходят на шестом курсе, но... впрочем, неважно, я позже расскажу тебе о ней, - покачав головой и пробормотав что-то себе под нос, Блэк покинул комнату крестника.
  Спустя полчаса Гарри спустился в столовую, где уже завтракали все члены семейства Уизли, Сириус и Гермиона.
  - Гарри, почему ты в такой одежде? - поинтересовался Блэк, скептически оглядывая обноски крестника. На нем были потертые местами джинсы и футболка, на которой еще можно было различить бегущего героя одного магловского комикса, в красном костюме, украшенном желтыми молниями и маске.
  - Нуу, это моя единственная магловская одежда, - смутился Гарри.
  - Но у тебя достаточно денег в сейфе, почему ты не купил себе магловской одежды? Или ты все спустил на девушек? - хмыкнул крестный.
  - Да нет... я не знаю, - ответил Гарри, - просто...
  Теперь он понял, что именно казалось ему непривычным - одежда Сириуса. Вместо старого плаща и еще каких-то непонятных вещей, в которые он был одет в последний раз, когда Гарри его видел, на нем была бежевая клетчатая рубашка, одетая поверх белой футболки и черные джинсы. Но при всем этом не он выглядел как подросток - скорее, как взрослый, который никогда не взрослеет. В общем, он выглядел именно так, как должен выглядеть Сириус.
  - Так, ладно, - прервал его Сириус, - мы просто сегодня пойдем и обновим твой гардероб.
  - Сириус! - Возмутилась Молли. - Вы не должны выходить их дома!
  - Кто это сказал? - сразу ощетинился Сириус. - Я свободный человек, и если я хочу с крестником выйти на улицу - я это сделаю.
  - Но Сириус, для Гарри небезо...
  - Кто его там будет поджидать, Волан-де-Морт что ли? - Молли вздрогнула, - Гарри его столько раз разделывал, что еще раз ничего не изменит.
  Гарри подавился супом, а Молли задохнулась от возмущения:
  - Сириус Блэк! Твои шуточки...
  - А если серьезно, то Волан-де-Морту сейчас не до тех, кто ходит по Косому переулку, ты не находишь? Когда-то ему надо будет ехать за покупками, почему бы не сего...
  Сириус замолк на полуслове, когда несколько сов влетели в открытое окно.
  - Я же говорил, вот и письма из Хогвартса. Так что мы с тобой, Гарри, сегодня отправимся в Косой переулок. Но сначала поешь. - Быстро добавил он с легкой усмешкой, которую, правда, заметил только Гарри.
  - Окей, - кивнул Гарри, проглотив суп.
  Миссис Уизли вздохнула, признавая свое поражение.
  - Ладно, сегодня мы все идем в Косой Переулок.
  После еще одних непродолжительных сборов Молли сказала, что каминная сеть закрыта, потому они отправятся на Ночном рыцаре. Фред и Джордж, хмыкнув, исчезли с громким хлопком, на что миссис Уизли лишь вздохнула и снисходительно покачала головой.
  Как только разношерстная компания вышла на улицу, никто не успел даже вызвать автобус, как Гарри и Сириус, не сговариваясь, материализовали свои мотоциклы. Рон восхищенно выдохнул, а мать рыжеволосого семейства неодобрительно покачала головой и пробормотала что-то о "безрассудном крестном отце и наивном крестнике", возмущаться было уже не на кого - оба мотоцикла слегка набрали высоту и скрылись с глаз. Поэтому ее сетования пришлось выслушивать Джинни.
  Сириус сорвался с места и сразу стал набирать высоту, Гарри направился вслед за ним, поставив в уме галочку что-то придумать: он практически не знал Лондон, поэтому даже не подозревал, в какую сторону ему лететь.
  - Сириус! - громко крикнул Гарри, поравнявшись с крестным, - скажи, неужели Косой Переулок настолько далеко от Гриммо, что пришлось взлететь?
  - Нет, - также громко ответил Блэк, - просто так быстрее, вряд ли ты сможешь развить такую скорость, петляя по лондонским дорогам.
  Признав правоту крестного, Поттер продолжил наслаждаться чувством полета. Сириус оказался прав, уже через несколько минут он пошел на снижение. Приземлились они на заднем дворе бара "Дырявый котел". Вернув мотоциклы в браслеты, Гарри и Сириус, поздоровавшись с Томом, отправились в волшебную улочку.
  Даже приходя сюда каждый год, вот уже пять лет, Гарри не переставал глазеть по сторонам, словно в первый раз. Множество теснящихся магазинчиков и лавочек представляли собой достаточно интересное зрелище, они обладали каким-то непостижимым очарованием. Это было одно из тех мест, которые не забудешь, даже если захочешь.
  И вот сейчас они шли в самую глубь переулка, оставив Уизли, которые видимо добрались-таки на рыцаре, далеко позади и здороваясь с прохожими. Причем Сириус пожимал руки и кивал головой так часто, что Гарри не мог поверить, что у крестного столько знакомых. И действительно, когда правосудие признает свою вину, открыто об этом заявляя (что случается довольно нечасто, если не сказать вообще не случается), то сразу объявляются те, кому хочется вдоволь об этом посудачить, жалея Блэка; те, кто раньше был его друзьями и снова ими стали и те, кто ими никогда не был, но знал "эту грустную и ужасно несправедливую историю об этом мужчине и Гарри Поттере, который рос у маглов, а не у своего крестного" и хотели показать свое согласие и уважение. Конечно, были и те, кто поддерживал режим Темного Лорда, не являясь его явными приспешниками - семьи старой закалки (такие, какими были родители Блэка, например) или молодые бунтовщики, несогласные ни с чем: эти надменно вздергивали подбородок и поспешно проходили мимо, бросая презрительные взгляды.
  - Да уж, я и не думал, что я так популярен. Эта газетная шумиха явно была лишней - хорошо хоть, что у нас есть с собой запасное средство передвижения и запас оборотного!
  - Думаешь, сюда могут открыто заявиться Пожиратели?
  - Нет, навряд ли они бы стали действовать так открыто - здесь авроров гораздо больше, чем ты можешь себе представить.
  Гарри хотел было свернуть к Мадам Малкин, но Сириус утянул его за локоть.
  - Неужели ты думаешь, что тебе нужна мантия? Как по мне, так ее стоит надевать разве что на официальные мероприятия. В повседневной носке она ужасно непрактична, неудобна,... да и однообразна!
  - Но куда тогда? Мы же в магическом Лондоне!
  - А ты думал, что мы будем покупать тебе обычные магловские майки и штаны, которые приходится подолгу выбирать? Неет, с твоими финансами ты вполне можешь позволить себе "Лоуренс и Ко"!
  - Ээм... "Лоуренс и Ко"?
  - Постой. Ты хочешь сказать, что не знаешь о магическо-магловской одежде?
  Гарри помотал головой. Сириус лишь вздохнул и начал объяснять.
  - Понимаешь, раньше маги выбирались из своего мирка редко. Помнишь чемпионат мира по квиддичу и причудливо одетых людей? Так вот, незадолго до этого, как рассказала мне Джинни, некоторые ребята постарше из Райвенкло стали задумываться о том, чтобы сделать свою одежду более удобной и износостойкой. Конечно, они знали кучу заклинаний и пользовались ими, облегчая эльфам или родителям жизнь, но потом кому-то в голову пришла идея о том, чтобы пустить это в массы. И вот таким образом открылся магазин "Лоуренс и Ко". Гениально, не правда ли?
  Гарри восхищенно слушал. Гермиона как-то жаловалась на то, что нельзя пользоваться магией на каникулах: так бы ее маме пришлось меньше работать по дому. Теперь он понял, что к чему и не мог не признать такую идею поистине гениальной.
  - Тем более что некоторые твои сверстники не имеют понятия о том, как лучше одеться, выходя из магического мира. А здесь они могут узнать об этом все!
  С этими словами он махнул рукой в сторону достаточно большой вывески с названием магазина, который занимал аж два этажа.
  - Да, неплохо развернулись! - улыбнулся Поттер, заходя вслед за крестным в магазин через стеклянные двери.
  Внутри было на удивление просторно, их приветствовала юная ведьмочка в обычной одежде и очень коротком подобии мантии, едва достающем ей до середины спины - видимо, эта была униформа.
  - Добрый день, я Джессика и я рада, что вы посетили нас! Мы единственные в Лондоне, кто предлагает подобную одежду! Что я могу вам предложить?
  - Что ж, пожалуй, моему крестнику нужно полностью обновить гардероб!
  Девушка предложила им присесть на один из нескольких диванчиков, располагавшихся в левой стороне - правую занимали стойки с вешалками. На маленький столик перед ними она левитировала несколько каталогов.
  - Это все, что мы предлагаем в нашем магазине. Здесь в каждом каталоге отдельный вид одежды: я принесла вам только каталоги "Осень-Весна", но могу также предоставить зимнюю коллекцию, если пожелаете!
  - Пока нет, спасибо. Для начала хватит и этого!
  Гарри со вздохом взглянул на внушительную стопку: неужели им придется пересмотреть их все? Повернувшись направо, он увидел блестящие глаза Сириуса - тот явно желал подобрать ему столько одежды, сколько только может вместить расширенный магией мешок.
  И начался томительный, как думал Поттер, процесс: они листали сперва каталог с джинсами, потом с футболками, потом с рубашками, которые казались ему бесконечными и оттого одинаковыми; причем все то, что они выбирали, по мановению палочки продавщицы слетало с вешалок и приземлялось на отдельную стойку рядом с диванчиком.
  Гарри просто не знал, насколько этот процесс длительный и нудный в магловском мире: нужно пройти большое количество магазинов, в каждом из которых пересмотреть одежду на стойках вручную. Потом нужно было найти свой размер, померить, потом другой размер, если не подходит... в общем, волшебники из Райвенкло сильно упростили жизнь маглорожденным и обеспечили магов не только мантиями.
  Как только этот процесс подошел к концу, и они подобрали ему комплектов десять одежды, если не больше, началась примерка - впрочем, она не сильно отличалась от обычной. Разве что размер регулировался самостоятельно на человеке.
  - Гарри, ты тут пока примеряй, а мне нужно отлучиться кое-куда. Купишь все и можешь прогуляться по переулку. Ведь тебе не нужна нянька?
  Подмигнув консультанту, чем вызвал ее смущение, он быстрым шагом удалился из магазина. А Гарри продолжил свои "муки"; жаль, что заклинания с размером накладывала девушка, иначе он бы просто забрал это все домой как есть.
  Быстро рассчитавшись, Поттер не выдержал больше находиться там и потому вышел на улицу, с облегчением вдохнув свежего воздуха.
  Возле магазина стоять не хотелось, слишком свежими были воспоминания о "пытке", потому Гарри решил прогуляться по волшебной улочке.
  Конечно если присмотреться, здесь было много магазинов, на которые Гарри не обращал внимания раньше, к примеру магазин "Чемоданы на все случаи жизни", в котором были различные изделия с чарами пространства и облегчения веса - от мешочков, подобных тому, в котором Гарри получил тысячу галеонов за Турнир Трех Волшебников, до сундуков как у Аластора Грюма. Гарри помрачнел, вспомнив о Седрике, который погиб от рук Волан-де-Морта в прошлом году. Летом его даже преследовали кошмары, словно он снова на кладбище и снова ничего не может исправить... Гарри изо всех сил пытался убедить себя в такие моменты, что не он виновен в смерти Седрика. Все-таки он сам согласился взяться за кубок вдвоем - ни Гарри, ни Диггори о портале не знали. В смерти Седрика виновны только Хвост, который его убил, Волан-де-Морт, приказавший это сделать, и Крауч, создавший этот портал.
  Размышляя, Гарри и не заметил, что он шагал куда-то чисто механически, пока его не окликнул довольно грубый голос:
  - Эй, малой, ты чего тут делаешь?
  Гарри вздрогнул и огляделся, вокруг никого не было, кроме мага в темной мантии с капюшоном. Видимо, пройдя через маленький переулочек, он забрел в Лютный переулок.
  - Простите, сэр, но разве это ваше дело? - Гарри постарался внешне выражать уверенность, хотя все-таки он испугался, кто знает, кого он встретил здесь. Видимо что-то все же промелькнуло на его лице, потому что незнакомец насмешливо вздернул бровь.
  - Значит, Гарри Поттер, это не мое дело? Думаю, если я доставлю тебя Темному Лорду, он меня наградит. Инкарцеро.
  - Протего, Ступефай, Секо, Секо.
  Незнакомец с легкостью заблокировал все заклинания Гарри.
  - liga, astringimus, immobiles, exarmare.
  - Экспеллиармус, Ступефай, Серпенсортиа, Серпенсортиа, - *Убейте*, - добавил он на парселтанге, пока незнакомец отвлекся на змей, Гарри послал в него режущее.
  - Ах ты, маленький ублюдок, - прошипел пожиратель, стерев кровь с порезанной скулы.
  - Круцио!
  Гарри не успел увернуться, его сковала адская боль. Словно тысячи раскаленных игл вонзаются в кожу, словно его переехал грузовик, словно ему перемололи все кости и все это одновременно. Боль была настолько сильной, что Гарри едва не потерял сознание от болевого шока, он сорвал голосовые связки от громкого крика.
  - Теперь ты знаешь, что такое боль, - зловеще прошептал Пожиратель.
  - Да твой круцатус курам на смех, - постарался засмеяться Гарри, - у вашего Волди оно посильнее будет. Ступефай, Инкарцеро, Экспеллиармус, Серпенсортиа, Секо.
  Второй раз трюк уже не прошел. Видимо такая же мысль была и у пожирателя смерти:
  - Неужели ты думаешь, что второ...
  - Бомбарда Максима, Редукто, - рявкнул Гарри.
  Самая главная ошибка темного мага - то, что он отвлекся и получил за это сполна, если он сумел задержать щитом первое взрывное, то "Редукто" сильно разворотило ему грудь, содрав кожу и практически оголив кости. В воздухе стоял металлический запах крови.
  - Ты, ублюдо... кха-кха, - закашлялся кровью пожиратель, - темны... й лорд, най... дет тебя и убьет.
  Гарри не вслушивался в слова темного мага, он словно под гипнозом подошел к истекающему кровью темному магу, который расширившимися глазами смотрел на него.
  Гарри нагнулся и легонько коснулся разрезанной плоти, собрав пальцем несколько капель крови, вытекающей из ран Пожирателя Смерти. Поддавшись наитию, он облизал пальцы. Яркая красная вспышка объяла Поттера. Это была эйфория. Ощущение скорости и силы просто опьяняло. Гарри казалось, что он может все - пойти куда захочет, сделать то, что ему хочется, и никто не сможет его остановить. Ему казалось, что его мышцы налились сталью. Он с удивлением понял, что отлично видит и без слетевших с него очков. Он мог разглядеть каждую щербинку в кирпичах обшарпанных и грязных зданий, окружавших его.
  Он чувствовал калейдоскоп запахов; как только он втянул носом воздух, его горло обожгло огнем, он почувствовал зверскую жажду и голод. А еще он неожиданно для себя понял, как ему справиться с этим чувством. Теперь он уже припал к кровоточащей ране. Кровь утоляла зудящую жажду, но ему было мало - он сорвал капюшон с незнакомца, мимоходом отметив, что это был молодой парень лет двадцати. Он с легкостью прокусил шею и кровь из артерии, теплыми глотками согревающая изнутри, словно давала сил. Когда Гарри насытился, он отбросил от себя бездыханное тело.
  Он сел, повернувшись боком к пожирателю. В голове звенело - эдакий торжественный адский гул, заглушающий все остальные звуки. Тело было словно не его, чье-то другое. Он медленно втянул носом воздух, легкие все еще приятно горели. Когда он выдохну, гул в голове медленно стих, превратившись в бессвязный шум и исчезнув совсем, оставив после себя звенящую пустоту и почему-то чувство обреченности. Все еще будучи отрешенным, Гарри опустил взгляд вниз, на колени и ему в глаза бросились два красных пятна, выделяющихся на сером камне. Не осознавая, он поднял руки - те были словно чужие - и принялся их разглядывать. Неприятное чувство внутри усиливалось, подавляя нахлынувшую эйфорию. Да и пустота куда-то исчезла - появилось удивление.
  "Это мои руки?"
  Поворачивая одну за другой, парень начал дрожать. Прикусив губу, он вздрогнул - и тут уже на него снежной лавиной накатилось понимание. Понимание того, где он. Того, что это все-таки его руки, что его руки в крови. Уже заранее зная, что он увидит, он медленно повернул голову на лежащее рядом тело.
  Гарри стал осознавать, что он натворил. Он убил человека, пусть и пожирателя, но человека. Но самое ужасное было то, что ему это понравилось. Ему понравилось убивать. Ему понравился вкус человеческой крови. Ему нравилось чувство собственной неуязвимости...
  - Гарри! Гарри! - услышал он голос Сириуса.
  Обернувшись, он никого не увидел, тут он осознал, что слышал голоса говорящих магов в косом переулке, оттуда и раздавался голос крестного. Посмотрев в одно из темных окон, Гарри увидел, что весь в крови. Он взмахом палочки очистил лицо и одежду, нацепил очки, и, вздохнув, пошел в сторону Косого переулка, наложив на тело дезиллюминационные чары.
  
  Глава 5. Другой.
  Сперва он шел медленно, потом, услышав шаги, ускорился, переходя на бег; ему казалось, что он летит, а не бежит. Но не успел он насладиться новым чувством в полной мере, как уже вылетел в Косой переулок.
  Он решил прислушаться, чтобы найти Сириуса. Огромная волна звуков ударила его по ушам. Крики, скрежет, шипение, уханье, мяуканье, разговоры, грохот, топот и другие звуки настолько оглушили Поттера, что он просто упал на колени, сжав голову руками.
  - Гарри, что с тобой?
  Подняв взгляд, Гарри увидел встревоженного крестного. На них все оглядывались, но проходили мимо. Гарри поспешил встать.
  - Все в порядке, Сириус. - Громкие звуки все еще мешали, Гарри сосредоточился и слегка приглушил их, обращая все внимание только на крестного.
  - Ты уверен?
  - Давай обсудим это дома. - Он подумал, что должен рассказать обо всем Сириусу, хотя в то же время опасался, что крестный отвергнет его из-за того, что он убийца и монстр. Хотя все-таки больше из-за первого - ведь крестный дружил с оборотнем. Гарри не мог врать единственному по-настоящему близкому человеку, тем более он и сам не понимал, что с ним происходит. На краю сознания мелькала мысль о вампирах - никто больше из знакомых ему тварей, иначе не назовешь, не пил кровь. Но он ходил на солнце, а оно не причинило ему вреда. Что же он? В голове царил настоящий хаос, но не так, как раньше: он не мешал думать, трезво оценивать, видеть все мелочи и слышать, как тетушка кричит на мальчика в трех магазинах от них. Сириус выглядел встревоженным.
  - Пока ты там гулял, я купил тебе учебники по списку - думаю, ты не против. Теперь, наверное, стоит сходить за мантиями в магазин.
  - Как скажешь, - хмыкнул Гарри, у него не было настроения на это, но стоило держаться, чтобы крестный раньше времени ничего не заподозрил. С этими словами Гарри двинулся в сторону магазина Мадам Малкин.
  Когда Гарри хотел купить обычных мантий, Сириус настоял на том, чтобы выбор сделал он, мотивируя это тем, что у Гарри почему-то, в отличие от отца, хромает чувство стиля.
  Конечно, стандартные черные мантии - школьная форма - тоже были, но даже там Сириус выделился: он выбрал самые дороги мантии из лучших материалов.
  - А что? - недоумевающее спросил Сириус в ответ на испепеляющий взгляд Гарри, - разве тебе не нравится?
  Спустя полчаса, оказавшихся для Гарри куда меньшим адом, чем примерка в "Лоуренс и Ко" - видимо все дело в том, что его разум был занят предстоящим разговором с крестным - Гарри и Сириус наконец вышли из магазина, уложив груду мантий, в которую крестный добавил несколько парадных, в чемодан.
  - Больше тебе ничего не нужно? - поинтересовался крестный.
  - Нет. - Ответил Гарри. - К тому же можно вернуться, если понадобится.
  - Это правильно, - хмыкнул Блэк, - кстати, ты все-таки расскажешь, где ты пропадал?
  - Дома расскажу, - ответил Гарри.
  - Ну ладно, - хмыкнув, он схватил Гарри за руку и аппарировал на площадь Гриммо.
  Гарри согнулся пополам.
  - Ты что, до этого не аппарировал? - изумленно поднял брови крестный.
  - С кем? И главное когда? - прошипел Гарри, он начал злиться из-за бесцеремонности крестного.
  - Ладно-ладно, - поднял руки Блэк, шутливо сдаваясь, - я должен был спросить тебя.
  Сириус открыл дверь и вошел в дом, Гарри вслед за ним. Вдруг он с ужасом понял. Что не может войти, какая-то сила не впускала его внутрь.
  - Чего ты там копаешься? - раздался голос Блэка, - Заходи.
  Гарри вдруг ощутил слабое дуновение ветра, сделав шаг, он вошел в дом.
  Миновав картину Вальпурги Блэк, Гарри зашел в первую попавшуюся комнату и бросил на дверь заглушающие чары и заклятье недосягаемости. На вопросительный взгляд Сириуса, он пояснил:
  - Не хочу, чтобы нас подслушали, - Гарри услышал, как участилось сердцебиение крестного: видимо, от волнения.
  - Итак, где же ты был?
  - Я был в Лютном перулке.
  - Какого черта тебя туда понесло? - поинтересовался Блэк, сохраняя преувеличенно спокойный вид. Но Гарри чувствовал волны негодования. Было сложно возвращаться в тот момент дня, когда все переменилось; но в то же время было чувство, что до того он не жил - все было как будто блеклым, даже дом для него теперь выглядел несколько иначе. Он был полон старых запахов, пропитавших стены за многие годы; мимоходом он отметил, что понимает по запаху, где чьи комнаты находятся. Та, в которой они были сейчас, не принадлежала никому конкретному - она служила спальней для тех из Ордена, кто был вынужден остаться здесь на некоторое время. Подумав о том, как на него будут смотреть члены Ордена теперь, он содрогнулся и начал свой рассказ.
  - Я не специально... просто... задумался, потом меня кто-то окликнул. Это был пожиратель. Он хотел доставить меня к Волан-де-Морту. Я практически проиграл ему, Сириус! - воскликнул Гарри, заново переживая все произошедшее, крестный слушал молча, но на лице мелькали эмоции: шок, страх, злость и нетерпение.
  - И что было потом?
  - Потом он отвлекся, я бросил в него бомбарду. Там была кровь... много крови... я не знаю что на меня нашло... я просто выпил ее... потом мне... стало ее мало... я вцепился в его шею... я выпил всю его кровь... он... он мертв, Сириус, я... я убил его!... Я не знаю, что со мной стало и почему я...
  - Постой, - сказал крестный, на его лицо отчетливо прослеживался страх, но Гарри чувствовал, что Сириус боялся не его, а за него, - ты же не вампир, солнце не действует на тебя.
  - Я не знаю! - воскликнул Гарри, - на солнце я чувствовал себя как обычно! Только теперь я могу слышать звуки за милю! Чувствовать запахи на огромном расстоянии. В Лютном я услышал, как ты меня звал в Косом! Я могу видеть без очков так четко, как не видел никогда! Я убил человека и мне это понравилось! Я не знаю, что мне делать теперь и кто я такой! - его голос сорвался, он тяжело дышал.
  - Тише, успокойся, Гарри. Послушай, я не стану относится к тебе по-другому. Ты не контролировал себя, это был пожиратель! Тем более меня не испугает то, что ты изменился, стал не человеком. Ты все еще мой крестник, слышишь меня?
  - Да, - кивнул Гарри, слабо улыбнувшись. Но за мгновения до него дошли эти слова; радость разливалась по нему, вытесняя страхи и сомнения. Крестный не отверг его!
  - Теперь я хочу кое-что проверить. Держи себя в руках, хорошо?
  - Я постараюсь, - ответил Гарри, не понимая, чего хочет Сириус.
  Взмахнув палочкой, Сириус связал Гарри и обратил веревки в стальные. Затем наколдовал большое зеркало.
  - Что ты делаешь? - это не на шутку напугало парня, но он понимал: крестный не причинит ему вреда. Но волосы на затылке все же встали дыбом.
  - Стой, не шевелись.
  С этим словами Сириус разрезал запястье заклятьем. Почувствовав запах крови, Гарри словно потерял контроль, ему хотелось впиться в теплое тело и пить, пить... выпить ее до конца.
  "Стоп... это... мне нельзя. Совсем... нет... нет. Нет!"
  С трудом взяв себя в руки, он пытался сосредоточиться на чем-то кроме жажды. Что пока получалось из рук вон плохо - язык прилип к небу, в голове толчками пульсировала кровь, мешая думать ни о чем, кроме крови. Вдруг знакомый голос такого желанного объекта, манящего своей горячей кровью, так быстро бегающей по венам, слово отрезвил его.
  - Гарри...
  Что-то словно щелкнуло. Он поднял взгляд и увидел встревоженного Сириуса. "О Мерлин, это же Сириус! Да как я только мог подумать..." Все словно встало на места - желание несколько притупилось, но жажда мучила нещадно.
  - Посмотри в зеркало, - сказал Блэк.
  Гарри перевел взгляд и вздрогнул, увидев, как изменилось его лицо: его глаза были ярко-красными, под ними были кровавые жилки, образующие сеточку. А ниже... ниже, приподнимая верхнюю губу, торчали клыки.
  - Видишь, все-таки по всем признакам ты вампир, - сказал Сириус, - И так меняется его лицо в ярости или от запаха крови. Если только он не контролирует себя. Ты вампир... но... солнце не причиняет тебе вреда... я не понимаю... к тому же, чтобы стать вампиром, ты должен умереть с кровью вампира в организме... - он залечил порез.
  - Откуда ты все это знаешь? - дышать сразу стало легче, будто он вышел из затхлых подземелий первый раз за долгое время на свежий воздух. В голове окончательно прояснилось, и он слушал с удвоенным интересом.
  - Блэков не просто так называют темной семьей, мамаша с самого детства заставляла нас учить то, чего нет в Хогвартской программе.
  - Но как мне научится сдерживать себя? Я не хочу кому-то навредить...
  - Я постараюсь найти того, кто тебя научит, а сейчас помогу тем, что знаю. Пойдем!
  - Эмм... Сириус? Ничего не забыл?
  Мужчина был уже на полпути от выхода из комнаты. Он неопределенно пожал плечами и картинно удивился, сильно вздернув брови. А в глазах плясали смешинки.
  - Разве?
  - Эй, это не смешно...
  "Хотя, это же Сириус... что с него взять".
  Слегка поднатужившись, Поттер разорвал оковы.
  - Ничего себе! - ошарашено произнес он. А Сириус ухмылялся, восторженно глядя на парня.
  - Это еще не все, все твои чувства теперь усилены во много раз. Тебе надо учиться слушать только нужное, усиленный слух - очень полезная вещь, но она дает тебе слабость. Если какой-то громкий звук не причинит сильного вреда человеку, то тебе он может больно ударить по ушам. Еще ты, скорее всего, воспринимаешь ультразвук - вот он точно повредит тебе. Я знаю, что вампиры быстры, попробуй добежать до двери. - В ту же секунду Гарри оказался там.
  - А теперь медленно, - хмыкнул Сириус, глядя на растерянного Гарри, - я думаю позвать Лунатика, он все-таки более сведущ в этом. Да и к тому же оборотни тоже наделены некоторыми преимуществами даже не во время полнолуния.
  - Постой, если усилились все мои чувства и способности... значит... усилилась и магическая сила?
  - Думаю да, - ответил Блэк, - только вот особенно это не проверяли, не могли - насколько мне известно, ведь вампирам не положено иметь волшебные палочки. Конечно, некоторые могут украсть ее, но с такой палочкой не достигнуть высоких результатов.
  Гарри выхватил из рукава свою. "Люмос" - Вспышка, гораздо более яркая, чем обычно, озарила комнату.
  - Видишь? - поинтересовался Сириус, - Сколько сил ты вложил в это заклинание?
  - Эмм... сил?
  - Гарри, - сокрушенно покачал головой Блэк, - чем ты занимался в школе? Практически любое заклятье можно ослабить или усилить, вкладывая каждый раз разное количество сил в него. Почувствуй поток магии в своем теле, затем сконцентрируй его и вложи в палочку, затем произнеси заклинание. Ты должен хотеть, чтобы оно сработало, при этом можно представить конечный результат. Попробуй режущее. - Сириус взмахом палочки создал небольшую деревянную мишень. - Сперва научись чувствовать силу, прислушайся к себе.
  Гарри сосредоточился, он искал магию внутри себя; он нашел нечто, похожее на огонь и воду одновременно, что-то, что наполняло его тело энергией. Оно разливалось лавой внутри - но понять размеры этого "озера" пока не предоставлялось возможным. Сосредоточившись, Гарри пустил легкую дымку магии по руке в палочку: "Секо" - Небольшой тонкий порез появился на дереве.
  - Хорошо, - одобрительно сказал Сириус, - теперь больше силы.
  Поток магии стал больше: - Глубокий порез на дереве.
  - Еще, - сказал Блэк.
  Манекен разлетелся на две части.
  - Теперь понимаешь? - спросил Сириус, дождавшись кивка, он продолжил, - еще одно. Усилить можно не каждое заклинание, по крайней мере именно так. Ни в коем случае не делай так с взрывными заклинаниями.
  - Почему?
  - Перенасыщенное магией, оно просто взорвется раньше времени.
  - И как же тогда быть?
  - Ты должен добавить приставку Максима, разумеется, это не нужно для невербальной магии. Колдовства без произнесения заклятий вслух, - пояснил Сириус, заметив вопросительный взгляд Гарри, - но громить дом, я думаю, не стоит, - хмыкнул он, - потренируемся позже в дульном зале, а сейчас я позову Рема.
  Гарри напрягся:
  - Уизли, они идут, я слышу их голоса.
  - Все в порядке, говорить им или нет - решать тебе, но я бы посоветовал сперва научиться себя контролировать, прежде чем общаться с ними. Я смогу себя защитить, а вот они - нет, хотя... Кикимер!
  - Да, мой господин, - уже тише, - неблагодарный...
  - Заткнись, вот тебе деньги, - Сириус бросил эльфу мешочек с галеонами, - сейчас ты отправишься в Косой переулок и приобретешь запас вербены... большой запас... можешь потратить все... у тебя десять минут.
  Эльф с громким хлопком исчез.
  - Вербена? - вопросительно поднял бровь Гарри.
  - Гарри, я уже не уверен, что ты вообще учился в школе, вербена - токсин для вампиров, это проходят курсе на втором по ЗОТИ.
  - На втором курсе защиту вел Локхарт, он вместо того, чтобы учить нас, заставлял читать его биографию, где не было ни слова правды. Какая тут может быть вербена, если он в своих книгах победил вампира чесноком? А когда он "сложным заклятьем" вылечил оборотня, я вообще молчу.
  - Ты серьезно? Дамблдор допустил такого учителя?
  - Он сказал, что больше некого было взять на эту должность, что ее проклял Волан-де-Морт, и никто не держится на ней больше года, соответственно и претендентов на нее поубавилось.
  - Мда, - протянул Сириус, - при этом над тобой висит пророчество... получается... нехорошо... думаю, стоит серьезно заняться твоим обучением... нужно также разобраться с твоей клыкастой проблемой.
  Гарри фыркнул.
  - У Ремуса пушистая, а у меня клыкастая, тогда твоя проблема блохастая, - намекнул Поттер на анимагическую форму крестного.
  Сириус рассмеялся.
  - Ну да ладно, я... - они услышали хлопок двери, - вот это слух у тебя, они что, так долго шли?
  - Они вроде как спорили на площади, Фред и Джордж снова что-то натворили, а миссис Уизли кричала на них там, не желая будить Вальпургу, да и редко она откладывает экзекуции на потом...
  - Ладно, - произнес Сириус, - мы с тобой идем навестить Луни. Думаю, здесь нам делать пока нечего, иначе Уизли что-нибудь заподозрят, а уж Гермиона точно догадается, - хмыкнул Блэк, - не против еще одной аппарации?
  
  
  Глава 6. Лунатик.
  С громким хлопком Гарри и Сириус появились на дороге, ведущей через рощу к одиноко стоящему домику. За рощицей горели огни - видимо, там была деревенька или окраина города. Подойдя ближе к дому Люпина, Сириус положил руку на витую ограду - та почти незаметно засветилась и приоткрылась, пропуская гостей.
  - У Лунатика чуть более сложная защита дома. Она была воздвигнута так, что самостоятельно на территорию могли пройти только четыре самых близких человека и те, кого они привели с собой - Лили, Джеймс и я. Ну да, и Хвост, - недовольно поморщившись, добавил он, - так что проходим вместе. Эхх... из всех нас здесь был только я.
  Тряхнув челкой, словно отбрасывая не самые приятные воспоминания и схватив парня за руку, он потащил его прямиком к дому, который, к слову, ломал все представления Гарри о жилище оборотня. Он представлял себе маленький, грубо построенный дом с окном и скрипящей калиткой. Здесь все было иначе - небольшой одноэтажный каменный домик производил довольно благоприятное впечатление. Выдержанный в серых тонах, он был увенчан темно-серой вполне современной крышей. Небольшие светлые окошки и дверь были выдержаны в одном стиле.
  Пока Сириус тащил его по гравиевой дорожке, обрамленной белыми камнями, взгляд Гарри натыкался то на куст, то на дерево; среди них он узнал яблони и березы. Все было на удивление ухожено - даже газон был ярким, как в мае. Гарри вспомнил, как дядя Вернон украдкой поливал свой в четыре утра, чтобы тот был зеленее, чем у соседей - а этому саду Дурсли явно завидовали бы черной завистью.
  Видимо, сработали оповещающие заклинания, так как стоило Гарри и Сириусу подойти ближе к дому, белая дверь распахнулась, и на пороге показался Люпин.
  - Гарри, Сириус, я очень рад вас виде... - Лунатик замер и выхватил палочку, направляя ее на Гарри, - Сириус, он...
  - Я знаю Луни, поэтому мы и пришли сюда.
  - Что я тебе сказал, после того как ты подстроил приход Снейпа в Визжащую хижину во время полнолуния?
  - Ты сказал, что я безответственный идиот и не разговаривал со мной неделю.
  - Хмм... - Люпин все еще колебался.
  - Рем, Гарри нужна твоя помощь, мы и сами толком не знаем, что произошло.
  - Ладно, - махнул рукой Лунатик в сторону дома.
  Сириус зашел вслед за другом, а вот Гарри снова пришлось стоять в дверях. - Ремус. - позвал он.
  - Ах, да, Гарри, ты можешь войти.
  Покачав головой, Поттер прошел в дом. Минуя короткий коридор, Ремус повел их через кухню в столовую-гостиную, как он сам назвал эту комнату. Окна выходили на другую сторону, где открывался прекрасный вид на лес. Люпин убрал с кресла книгу, которую явно читал до их прихода и жестом пригласил сесть на диван. Сам он опустился в кресло, напряженно опираясь руками о колени.
  - Итак, рассказывайте, - произнес Лунатик, когда все расселись.
  - Нечего рассказывать, - устало протянул Сириус, - мы были в Косом Переулке, я оставил Гарри одного, я даже не думал, что все может так обернуться! Он по случайности забрел в Лютный Переулок и нарвался на пожирателя смерти. С трудом, но победил. Затем, когда он попробовал его кровь, то стал вампиром, но каким-то... неправильным... он не боится солнца, я бы подумал, что он стал первородным - матушка рассказывала нам о них, это первые вампиры, которые становятся таким из-за магии, они не боятся солнца и практически неуязвимы. Но он не может быть им! Нужный ритуал утерян более тысячи лет назад!
  - Ритуал... - побледнел Люпин.
  - Что?
  - Ритуал. Он относится к магии крови?
  - Скорее всего так, - кивнул Блэк.
  - Черт. Черт. Черт. Я же говорил им, что это добром не кончится, - Люпин вскочил с места. - Почему вы с Джеймсом никогда меня не слушаете?
  - О чем ты?
  - О ритуале, черт возьми. Лили нашла какой-то листок в библиотеке. Они сказали, что этот ритуал защитит Гарри. Я лично проводил его!
  - Но почему ты? - кажется, Сириус не на шутку расходился, - и почему Я об этом узнаю только сейчас?
  - Там было условие, что проводящий не должен быть кровным родственником. - кажется Лунатик смутился, - Джеймс просил меня никому не говорить, он наверняка бы сказал тебе, если бы ты появился у них дома до... - Люпин запнулся.
  Сириус побледнел, - я понял... извини, Лунатик, я не должен был срываться.
  - Ничего страшного, - слабо улыбнулся Ремус.
  - То есть ты проводил некий ритуал для моей защиты? - спросил Гарри.
  - Да. Черт. Неужели я своими руками сделал из тебя вампира? Я проклял тебя Гарри! Теперь ты будешь жить с этой жаждой крови! Теперь ты никогда не сможешь назвать себя норма...
  - Так все хватит! - резко прервал его Сириус, - я подобных речей от тебя наслышался еще во время учебы в школе. Ты абсолютно нормален Ремус, как и ты, Гарри. Еще получше некоторых "людей". Гарри, ты злишься на Рема?
  - Нет конечно! Во-первых, ты думал, что защищаешь меня, а во-вторых, все не настолько плохо, - хмыкнул Гарри, - по крайней мере, теперь мне в квиддич проще будет играть.
  Сириус рассмеялся, - ты такой же, как и твой отец. Рем, ты можешь вспомнить еще что-то?
  - Помню, что последние слова на странице были "маг воскреснет после смерти и..." - рассказал окончательно успокоившийся Лунатик.
  - Одно из условий обращения в вампира - смерть. Значит, это был тот ритуал...
  Гарри сидел как громом пораженный, множество мыслей металось в его голове.
  - Получается, что никакой защиты крови нет? Что я просто так, без всякой защиты жил в доме маглов? - поинтересовался Поттер.
  Люпин и Блэк одновременно посмотрели на него.
  - Видимо так и есть, - сказал Сириус, - ведь если та самая защита, основанная на магии крови, оказалась ритуалом обращения, то и защиты не было...
  - Любой самый слабый пожиратель мог найти тебя... - потрясенно произнес Люпин, - но почему никто из них этого не сделал?
  - А когда? - хмыкнул Блэк, - они же сейчас сидят тише воды, ниже травы, им не до поисков магловского дома - выходит, тебе просто повезло, крестник.
  - Да объясните же! - разозлился Гарри, - что значит первородный? Кто я вообще теперь?
  - Однозначно ты вампир, - ответил ему Сириус, - все, что я знаю о первородных, сводится к рассказам матери. Когда-то очень давно, еще до основания Хогвартса, появились первые вампиры. Они были сильнее и быстрее обычных людей, в том числе и магов. Никто не мог уничтожить их. Они считались бессмертными. Эти вампиры стали обращать других магов, делая их себе подобными. Для обращения было нужно лишь умереть с кровью вампира в организме. Обращенные вампиры тоже могли обращать людей в вампиров. Так и появились Дети Ночи.
  - Ты говорил, что вампиры сгорают на солнце, - протянул Гарри, - им же так и так приходилось выходить ночью. Это не наводило людей на подозрения?
  - Да, но ведь солнце не всегда на небе, - ответил Лунатик. - Ничего не мешает им выйти в пасмурную погоду. Они стараются жить в таких местах, где солнца практически нет.
  - Так вот, - продолжил Блэк, - один из магов, не помню его имени, понял, что обращенного вампира можно убить простым деревянным колом, можно обезглавить или вырвать сердце. Это было очень сложно, но возможно. Но вот против первородных это не срабатывало. Однажды обнаружив, что одно из растений - вербена - ослабляет вампиров, несколько магов с ее помощью смогли поймать одного из первородных. Они попытались убить его деревянным колом, но потерпели неудачу. Однако они не отчаялись - один из магов просто снес ему голову. Они уже радовались победе, как увидели, что голова просто приклеилась к телу и вампир снова ожил. Они повторили это, но попытались сжечь голову. Ее не могло уничтожить даже Адское Пламя! Сильнейшее заклятье огня!
  - Получается, меня нельзя убить? - потрясенно спросил Поттер.
  - Можно, - ответил Блэк, - только никто не знает как. У каждого существа должно быть слабое место. Нельзя быть полностью бессмертным. Это основной закон магии. Ходили слухи, что убить первородного можно только одной породой дерева, но никто не знал какой...
  - Белый дуб, - потрясенно прошептал Лунатик.
  - Что? - в один голос спросили Гарри и Сириус.
  - В ритуале использовался белый дуб, - пояснил Лунатик, - в самом конце... возможно, это и есть то самое дерево.
  - Но где вы его взяли? - потрясенно спросил Блэк, - он же не растет в Англии!
  - Палочка моей мамы? - предположил Гарри, - Олливандер говорил мне, что моя мама предпочла палочку из белого дуба, а отец из красного дерева, хотя потом сказал, что это палочки выбрали их.
  - Да, это была палочка Лили, - подтвердил Люпин.
  - Если с этим мы разобрались, Луни, ты можешь научить Гарри хотя бы чему-нибудь? Все-таки ты оборотень.
  - Думаю да, - ответил Луни, - Гарри, прислушайся, что ты слышишь.
  Гарри сделал то, что просил Лунатик. Волна звуков ударила по нему: шорох листьев за окном, где-то вдалеке летела сова, дыхание двоих людей, находящихся в комнате, стук их сердец, кровь, бегущая по венам... - "Держись. Держись" - думал Гарри, заклиная себя. Он почувствовал, как его лицо изменилось, он сжал кулаки; он хотел крови, бегущей по венам находящихся рядом людей, но всеми силами сдерживал себя.
  - ГАРРИ! - раздался голос Люпина, усиленный невербальным сонорусом. От неожиданно громкого звука Гарри упал на пол, закрыв уши. Ему было очень больно.
  - Старайся слушать так, чтобы не получать таких травм от звука, - произнес Лунатик, - твой слух - твое оружие и в то же время слабость. Ты можешь слышать то, что не слышат другие. Давай еще раз, тебе нужно просто тренироваться.
  Снова стук сердец, движение крови...
  - ГАРРИ!
  Снова больно, но, кажется, на этот раз не так сильно!
  - ГАРРИ!
  - ГАРРИ!
  - ГАРРИ!
  Превозмогая боль от громких звуков, Гарри пытался научиться управлять своим слухом.
  - Понял принцип? - спросил Лунатик.
  - Вроде да, - протянул Гарри: уши болели нещадно.
  - Примерно также и с запахами, только таких травм, - Люпин улыбнулся, - не будет.
  - Что-то еще?
  - Да, - хмыкнул Лунатик, - взмахнув палочкой, он направил ее на Гарри, - Секо.
  - Лунатик, какого хрена? - вскочил Сириус.
  - Смотри, - кивнул он на порез на руке Поттера.
  Гарри заворожено смотрел на затягивающуюся глубокую рану.
  - Усиленная регенерация, - сказал Луни, - может тебя выдать, однако у вампиров есть специфическая способность, что-то вроде гипноза. Они ее называют внушением.
  - Как это?
  - Не знаю, - почесал затылок оборотень, - я только знаю, что вампир смотрит в глаза и отдает приказ, можно заставить молчать или забыть что-то... или не дышать. Побороть, как империус, невозможно.
  - Никак не побороть?
  - Способ есть, - хмыкнул Блэк, - Тот, кто носит вербену, или пьет что-либо с ней, не подвержен гипнозу. Кикимер!
  С негромким хлопком появился эльф.
  - Ты достал вербену?
  - Да, мой господин, - позор...
  - Закрой свой рот, я запрещаю тебе оскорблять меня или кого-то еще вслух. А теперь тащи сюда немного вербены.
  - Слушаюсь, хозяин.
  Спустя пару мгновений перед ними снова материализовался эльф, держа в руках несколько кустиков растения. Сириус передал их Люпину.
  - Попробуй сделать это со мной, прикажи мне что-то.
  Чувствуя себя глупо, Гарри взглянул в глаза крестному. Взгляд того на мгновение расфокусировался, тогда парень почувствовал внутреннюю силу и произнес:
  - Подпрыгни на месте.
  Сириус сразу же сделал это. Немного поразмыслив, Гарри решил для верности заставить Сириуса сделать то, что сам Блэк никогда не сделает.
  - Скажи, что ты был не прав, издеваясь над Снейпом, скажи, что ты сожалеешь об этом.
  - Я был не прав, издеваясь над Снейпом, я сожалею об этом, - монотонно сказал Сириус.
  Люпин захохотал, а Гарри стало страшно. Страшно от того, что может сделать с человеком такой гипноз.
  - Гарри, это было низко, - состроил Сириус обиженную физиономию, - я бы по своей воле никогда не сказал, что жалею о том, что портил жизнь Нюниусу.
  - Он правильно сделал, - вытер выступившие от смеха слезы Люпин, - зато мы точно знаем, что это работает.
  - Извини, Сириус, - Гарри тоже рассмеялся.
  - Попробуй с вербеной, - хмыкнул Лунатик, кинув кустик Блэку.
  - Сириус, - снова глядя в глаза начал Гарри, - перекинься в свою анимагическую форму и укуси Лунатика.
  - Эй! - раздался возмущенный голос Люпина.
  - Твое внушение не сработало, - хмыкнул Сириус, но сделал то, что просил Гарри, - это тебе за то, что смеялся надо мной, - засмеялся Блэк, глядя на обиженного Лунатика.
  - И еще несколько моментов, - сказал Ремус, - про силу и скорость ты знаешь?
  Гарри кивнул.
  - Тогда осталось это, - с этими словами он бросил вербену Гарри, который машинально поймал ее.
  - Черт, - выбросил он из рук растение, когда оно обожгло ему руки.
  - Вербена также компрометирует тебя. Кстати, если выпить, к примеру, чай с вербеной, будет интересный эффект. Пройдя на кухню, он заварил чай, добавил в него вербену и передал чашку Сириусу, выступавшему сегодня в роли подопытного. Блэк заклятьем разрезал запястье, Гарри едва-едва сдержался. Наполнив стакан своей кровью, крестный протянул ее Гарри. - Так я и намеревался защитить всех обитателей дома на Гриммо. Пей. - Не понимая, в чем подвох, Гарри залпом выпил всю кровь из стакана. Сильная боль, словно он выпил стакан кислоты, скрутила его, ему казалось, что его горло и желудок горят изнутри. Он закашлялся.
  - Прости, но так ты поймешь, что значит вербена в организме твоей "добычи". Кикимер будет добавлять в еду вербену, так что все будут защищены.
  - Я понял, Сириус, - с трудом произнес Гарри.
  - Это только в первый раз так, - сказал Люпин, - потом легче.
  - Откуда тебе знать?- прохрипел Гарри.
  - Я оборотень, у вампира токсин вербена, а у меня аконит, он действует на меня примерно также: ослабляет и причиняет боль.
  - Эта жажда, она так и будет доставать меня?
  - Да, - сокрушенно покачал головой Сириус, - со временем она, конечно, притупится, но сейчас очень сильно будет тебе мешать.
  - И что мне делать?
  - Хмм, - задумался Лунатик, - Сириус, ты не знаешь заклятья консервации для ингредиентов, которые требуется держать в особых условиях?
  - Нет, но думаю, найду его в библиотеке, а тебе зачем?
  - Думаю достаточно крови можно найти в магловских больницах, сделать для Гарри какой-нибудь медальон или перстень и хранить кровь в нем.
  - Дельная мысль, - ответил Сириус, - я думаю, нам стоит изучить ритуал, который вы провели над Гарри, - Блэк притворно надулся - он все еще был обижен на Люпина и Джеймса за то, что ничего не знал об этом.
  - Там только часть ритуала была, - возразил оборотень.
  - Все равно, - стоял на своем Сириус, - я хочу это увидеть.
  - Возможно, листок остался в Годриковой Лощине, - задумался Люпин.
  - То есть та страница из книги, на которой была часть ритуала, должна быть в особняке Поттеров? - вскинул брови Сириус.
  - Я не уверен в этом, - сказал Люпин.
  - А разве особняк родителей не разрушено? - спросил Гарри.
  - Разрушена только его часть, - объяснил Сириус, - к тому же его стоит отреставрировать, в этом поместье жили многие поколения Поттеров и Певереллов.
  - Певереллов? - удивился Гарри, услышав незнакомую фамилию.
  - Древняя семья магов, считается, что они уже жили во времена основателей Хогвартса. Поттеры в родстве с ними.
  - Как же мало я знаю о своей семье, - опустил голову Гарри. Ему было стыдно и в то же время обидно, что никто не рассказал ему об этом. Только что заинтересованный, теперь он чувствовал себя одновременно и не в своей тарелке, и как всегда: вокруг всегда находились люди, которые знали о нем и его семье больше, чем он сам. Теперь же он корил себя за то, что не потрудился даже подумать о том, чтобы разузнать о предках.
  - Ну вот, я слышал о перепадах настроения в первое время. Хотя в свое время я списывал это на переходный возраст, - усмехнулся Люпин. - Не загружайся. Лучше поменьше зацикливайся на эмоциях, а то еще, чего доброго, закроешься в себе...
  - ...Как чуть было не сделал Лунатик. Если бы не мы!- хлопнул друга по плечу Сириус. - Не переживай, Гарри - ты сможешь многое узнать о своей семье в своем доме.
  - Когда мы отправимся туда? - поинтересовался Люпин.
  - Сейчас, - твердо ответил Сириус.
  - А Уизли? Нас долго нет, - сказал Гарри.
  - Подождут, - хмыкнул Блэк, - покупок у тебя достаточно, значит и алиби есть.
  Люпин взял Гарри за руку.
  - Как же я ненавижу аппарировть, - закатил глаза Поттер.
  
  Глава 7. Поместье Поттеров.
  С громким хлопком в Годриковой Лощине материализовались три человека.
  Перед ними возвышалось строение, некогда обладавшее должным величием для поместья чистокровных волшебников, живущих в таком месте. Должно быть, во времена, когда этого дома еще не коснулась разрушающая сила магии, семья, жившая в нем, гордилась им: среди двухэтажных построек несколько выделялось поместье, в котором проживали Поттеры. Три этажа и чердак, темная крыша и высокая живая изгородь - вот, что видели все, кто забрел в Лощину и не мог пройти мимо, не задрав головы и не восхитившись красотой этого здания. Но для всех, кто жил здесь, этот дом не выглядел таким неприступным - Поттеры были гостеприимными хозяевами, и соседи, бывало, заходили к ним просто для того, чтобы поболтать. И уж они-то знали, что неприступный с виду забор скрывает милый садик с детскими качелями, на который катался еще отец Джеймса, а теперь облюбовали местные ребятишки, забегавшие к соседям и большую крытую веранду с плетеной мебелью и с множеством огоньков, зажигающихся с приходом сумерек. Когда Джеймс привел в дом невесту, то нередко она собирала в этой веранде своих подруг, в скором времени появившихся у нее в этом месте - она не могла не нравиться людям. А порой она подолгу засиживалась там, с головой уйдя в какую-то книгу и напрочь забыв обо всем на свете, включая время. А иногда вокруг нее собиралась толпа ребятишек, которым она читала, и только родители могли их утащить по домам.
  Сейчас от этой веранды осталась лишь деревянная площадка, заброшенная и усыпанная листьями и обломками камней с верхнего этажа; почти весь навес был уничтожен, мебель также не выдержала такого испытания.
  Живая изгородь успела здорово разрастись за четырнадцать лет, прошедших с того дня, когда Хагрид забрал маленького Гарри. Большая часть коттеджа устояла, хоть и была сплошь оплетена плющом, но правая часть третьего этажа была серьезно разрушена; Гарри был уверен, что именно там ударило заклятие Волан-де-Морта.
  - Почему его не отстроили заново? - спросил Гарри, сглотнув: именно здесь Волан-де-Морт лишил его семьи.
  Сириус сочувственно сжал его плечо:
  - Я не знаю, как это объяснить. Это родовая магия. Она скрывает поместье до прихода наследника в случае гибели семьи. Когда Хагрид забрал тебя, поместье просто оказалось скрыто мощными чарами. Теперь они пали.
  - Я... - Гарри запнулся, не зная, что сказать.
  - Мы знаем, Гарри, - мягко сказал Сириус, - Джеймс и Лили были дороги для нас всех. Мы восстановим его. Если захочешь, ты сможешь жить здесь.
  - Но я хочу жить с тобой, - возмутился Гарри.
  - Я знаю, я не говорю сейчас, - хмыкнул Сириус, - женишься, заведешь детишек, будешь ходить к старому крестному в гости...
  - Сириус! - возмутился Гарри. Стоит отдать Блэку должное, он сумел немного развеселить крестника.
  - Ладно, - хмыкнул Люпин, - давайте зайдем внутрь. - Ремус достал палочку и заклинанием начал уничтожать заросли крапивы и сорной травы.
  Постепенно продвигаясь к дому, маги, наконец, дошли до парадной двери. Открыв ее, Гарри вошел внутрь.
  Гостиная явно показывала, что Джеймс Поттер дал достойный отпор Волан-де-Морту: вырванные куски стен, глубокие борозды от режущих проклятий на полу и стенах. Перевернутая, по большей части уничтоженная мебель. Гарри удивленно посмотрел на обломки деревянного тигра. Проследив за его взглядом, Сириус вздохнул.
  - Джеймс был мастером трансфигураций, именно он и подбил нас на обучение анимагии. Без него мы бы вряд ли справились...
  Раздвигая поломанную мебель и убирая по ходу валявшийся мусор, они втроем продвигались к лестнице, ведущей на верхние этажи. Часть второго этажа была отведена под библиотеку, в который пылились сотни фолиантов. Пройдя дальше, Гарри забрел в столовую - видимо, ее давно никто не использовал по назначению; как объяснил Сириус, Джеймс и Лили предпочитали обедать в кухне, потому что там был намного уютнее, чем здесь, в большом зале с длинным столом. Несомненно, здесь, в красивом зале проходил не один званый ужин.
  Но не сюда парня тянуло многие годы. Он уверенно пошел обратно к лестнице, которая теперь уже отвела его на третий этаж - туда, где все случилось. Лестница упиралась в дверь, свисающую на одной петле - сердце Гарри болезненно сжалось. Там, в детской он увидел разбросанную мебель и какие-то коробки. Следы огня на полу бросались в глаза: именно здесь потерпел поражение Темный Лорд.
  Проведя рукой по своей кроватке, Гарри невольно сглотнул - горло сдавило, а в глазах защипало. Быстро отворачиваясь, он заметил темный отблеск, который никак не вязался с пылью, покрывавшей комнату. Он бы не обратил на него внимания, если бы не обостренное зрение - наклонившись, он осторожно расчистил палочкой место вокруг. Оказалось, что черный камень, привлекший его внимание, был не иначе как вставкой в кольцо, лежавшее слева от кроватки. Поддавшись внезапному порыву, он схватил его и сунул в карман.
  Не желая, больше предаваться грустным воспоминаниями - а в ушах еще звенел крик матери - он быстро развернулся и пошел по лестнице вниз, на звуки. Судя по всему, оба мужчины были на первом этаже.
  Повернув влево от входа, он прошел мимо кухни в кабинет, где Сириус и Ремус искали описание ритуала.
  - Нашли что-нибудь? - спросил Гарри.
  - Нет, - покачал головой Сириус, - а ты?
  - Я нашел какое-то кольцо, - Гарри достал его и бросил на стол, за которым сидел Ремус.
  - Ты с ума сошел? - воскликнули Люпин и Сириус одновременно.
  - Гарри, я, конечно, дико извиняюсь, - продолжил Блэк, сцепив зубы, - но ты что, идиот? Какого черта ты хватаешь руками что ни попадя?
  - Но... - Гарри заметно смутился, - это же дом моих родителей...
  - Ну и что? - спросил Сириус, - я, например, не припоминаю у Джеймса такого кольца.
  - Но чье же оно тогда? - спросил Гарри.
  - Может, Волан-де-Морта? - поинтересовался Люпин, неодобрительно глядя на Поттера, - а если оно проклято?
  Гарри отпрянул от кольца.
  - Постой, - хмыкнул Сириус, - дай я все-таки проверю его диагностическими чарами, раз уж мой крестник вообще не учился в школе, раз даже не удосужился этого сделать...
  Примерно через пару минут взмахов палочки, Сириус подытожил:
  - Несомненно, это магический артефакт, только непонятны его свойства. Наложенных проклятий я не нашел, даже если бы и было что-то изощренное, можно было бы определить, что оно есть, а так... Перстень чист.
  - Спасибо, - хмыкнул Гарри, - я полагаю, я могу его надеть? - не дожидаясь кивка Ремуса, он схватил его. Кольцо пришлось впору. Сириус только закатил глаза. - У вас есть идеи, как можно найти этот листок?
  - Он может быть где угодно, мы посмотрели в библиотеке и в кабинетах, его вроде бы нет. Однозначно дом придется восстанавливать и уже потом смотреть.
  - А как вообще восстанавливаются такие поместья? - поинтересовался Гарри.
  - Когда как, - ответил Сириус, - главное исправить разрушения. Уборку можно поручить эльфам. Вот только боюсь, Кикимер не сможет в одиночку это сделать: ты же видел дом Блэков.
  - Я могу попросить Добби, - хмыкнул Гарри, вспомнив чудаковатого домовика.
  - Я так понимаю, разрушения не настолько глобальные, - задумчиво потер виски Люпин, - думаю, стоит начать с разрушенной гостиной.
  - Дельная мысль, - хмыкнул Сириус.
  - Предлагаю соединить силы, - сказал Блэк, - слишком тут все запущено.
  Люпин кивнул.
  - Как это - соединить силы? - спросил Гарри. От него не укрылось, как Сириус снова закатил глаза, но принялся объяснять:
  - Помнишь, я учил тебя направлять магию в палочку?
  - Да.
  - То же самое, только мы будем давать энергию Луни. Он у нас специалист по всяким заклинаниям, - улыбнулся Сириус.
  Ремус сделал широкий взмах палочкой перед собой и четко произнес: "restaurandum inducantur."
  Сириус положил руку на плечо Лунатика и прикрыл глаза.
  Гарри сделал то же самое, сосредоточился, направив бурный магический поток в тело Лунатика. Он почувствовал сильную слабость, приоткрыв глаза, он увидел, как обломки мебели соединяются в единое целое, все осколки камня встают на свои места. Трещины затягиваются на глазах. Поттер расширившимися глазами смотрел на происходящее. Спустя несколько минут в гостиной все было целым. Лишь только перевернутая мебель и слои пыли напоминали о прошлом бедламе.
  - Тут уже справятся эльфы, вытерев пот с лица, произнес Люпин.
  - Нам осталась детская, - сказал Сириус; было видно, что он тоже устал.
  - Может, в другой раз? - неуверенно спросил Гарри. Он не чувствовал физической усталости. Но прекрасно ощущал, что исчерпал часть магического резерва. Тем более он не хотел, чтобы Сириус и Ремус мучились из-за него.
  - Нет, мы закончим сейчас, - сказал Блэк, ухмыльнувшись, - и не через такое проходили.
  Поднявшись в детскую, и увидев творящейся там беспорядок, Люпин лишь тяжело вздохнул:
  - Restaurandum inducantur.
  Гарри и Сириус снова стали давать свою магию Ремусу. На этот раз процесс восстановления длился дольше: разрушений было в разы больше, да и сил у магов уже поубавилось. Оторванная петля двери встала на свое место. Разбитая хрустальная люстра снова стала единым целым, а не миллионом кусочков. Обломки стены стали вставать на свои места. Камень за камнем восстанавливалась огромная дыра в стене. Вот уже комната стала меньше напоминать место взрыва. Мелкие предметы и игрушки, чуть ли не стертые в порошок силой Волан-де-Морта, восстанавливались.
  Снаружи работы оказалось гораздо меньше. Уничтожением зарослей и разросшегося плюща маги занялись каждый самостоятельно, без соединения сил. Спустя еще полчаса особняк был уже целым. Осталось только совершить уборку в поместье, и там уже можно будет жить.
  - И что же дальше? - спросил Поттер.
  - А дальше нам стоит заняться уборкой. Эти заклятья не будут настолько энергозатратными, так что думаю, мы справимся. - Сириус перевел дыхание. - Пойдем внутрь, я покажу тебе несколько заклинаний. - Начать решили все же с гостиной.
  - В этом поместье достаточно потайных комнат и ходов. Я знаю, что Джеймс нашел многие из них, но не уверен, что все. Смотри, есть несколько несложных бытовых заклятий. Думаю, эту комнату мы уберем вместе, а потом разделимся.
  - Я вам тут не нужен, - хмыкнул Люпин, - пойду разбирать библиотеку, возможно, листок обнаружится там.
  Проходя в гостиную, Сириус оценивал масштаб загрязнений.
  - Пыль - это самое простое, что можно убрать. Обычному "Тергео" или "Экскуро" в таких масштабах она не подчиняется, да и к тому же проще убрать ее всю на каком-либо покрытии, чем махать палочкой в разные стороны. Смотри и повторяй за мной. Purgatopulvis. - Он направил палочку на пол, и пыль стала втягиваться в нее, оставляя за собой чистый, но блеклый пол. - Теперь иди в кабинет и проделай то же самое.
  - Почему именно туда?
  - А я там никогда не был, а всегда было интересно, что же там скрывали старшие Поттеры.
  Они отправились в дальний кабинет, в который, видимо, давным-давно никто не заходил - слой пыли здесь был очень толстым. Но все же мебель была перевернута, словно здесь что-то искали. Гарри взмахнул палочкой, произнес заклинание, и пыль быстро исчезла.
  - Что ж, я бы на твоем месте не улыбался так довольно, будто победил дракона. - Смеясь, Сириус продолжил показывать ему заклинания, которые помогли бы им в уборке. Парой взмахов палочек он сделал так, что мебель встала так, как положено, а не так, как она валялась.
  - Повторяй за мной: arbor atramentum operias.
  Стоило Гарри сказать это, как пол под ногами заблестел так, будто его превратили в зеркало.
  - Да уж, перестарался ты с лаком чуток! - Сириус рассмеялся пуще прежнего, - Теперь боюсь просить тебя наполировать люстры - чего доброго, еще сотрешь совсем!
  Гарри засмеялся вместе с ним, и едва он сделал шаг, как кроссовки тут же заскользили и он врезался в ближайшую картину. Ухватившись за раму и от души смеясь, он почувствовал другое странно движение, никак не связанное со скольжением - картина двигалась. Слегка покачнувшись, он твердо встал на ноги: Сириус исправил скользящий пол, и с удивлением смотрел на небольшую щель, которая образовалась за отодвинувшейся картиной.
  - Сириус, здесь проход! - подняв палочку дабы отодвинуть картину дальше, что один, что другой потерпели неудачу - она не поддавалась ни одному заклинанию.
  Сириус попытался было отодвинуть ее руками, но рама словно весила несколько тонн и не собиралась двигаться.
  - Но она ведь сама отъехала, когда я... А ну-ка, дай я попробую.
  С этими словами Гарри схватил рукой раму и что было силы, толкнул в сторону, но только стер часть пыли.
  - Ничего себе, - хмыкнула Блэк, - наверно, нужно взяться именно в тех местах, где ты коснулся их в первый раз. Помнишь примерно?
  Они принялись оглядывать раму, но это принесло мало пользы - они по очереди стерли все возможные отпечатки, пытаясь сдвинуть ее с места. Потому Гарри пробовал взяться везде, где было возможно. И, в конце концов, получилось - картина легко съехала с места, словно и не сопротивлялась раньше. А Гарри отнял от нее палец с порезом, из которого сочилась кровь.
  - Так вот оно что, кровь защищала этот проход. Что ж, посмотрим, что такого страшного скрывал мистер Поттер, что закрыл проход так, чтобы его смог открыть только его потомок.
  За холстом открывался темный проход с каменными стенами. Насколько он был длинным, увидеть не предоставлялось возможным, люмоc освещал лишь стены по бокам. Недолго думая, Гарри осторожно ступил в коридор, и тут же по обеим сторонам зажглись небольшие факелы. Сириус присвистнул и позвал Ремуса. Когда тот спустился, они молча двинулись каменному ходу и с каждой парой метров на стенах зажигались новые факелы, освещавшие этот странный тоннель.
  Там было сыро - на стенах и потолке собралась вода, которая блестела в свете огня. Судя по лестницам и наклону, он вел вниз. Не зная, сколько времени прошло, они одновременно почувствовали, что воздух становится чуть свежее, и в скором времени впереди стало светлее. Они ускорились, и за поворотом их ждала мраморная арка, за которой и был источник света - большой светлый зал, освещенный каким-то неестественно белым огнем. Все выглядело как-то слишком нереально, и они молча стояли перед мраморной лестницей, уходившей в две стороны от входа и полукругом ведущих в центр зала.
  Как только глаза привыкли к свету, они двинулись дальше, тихо и осторожно ступая по ступенями, за многие годы не растерявших свой лоск. Оказавшись в зале, все трое стали оглядываться по сторонам - комната была красива, стены украшены лепниной, и три статуи слева. Они изображали высоких мужчин в мантиях, смутно похожих друг на друга и таких разных. Один из них горделиво выпячивал грудь вперед, поставив левую руку на пояс, а в правой держа волшебную палочку. Второй стоял, сложив руки на груди и явно своими мыслями и мечтаниями был далек от сюда. Третий же стоял просто, заложив одну руку за полу мантии в области груди, в глазах его играла почти незаметная улыбка. За его спиной висел какой-то плащ. Напротив, с правой стороны комнаты стояли старинные шкафы с причудливой резьбой, выполненной так тонко, что с трудом верилось, что это дерево. Всего там было три невысоких шкафа; полки одного были сплошь заставлены туго переплетенными свитками, которым, казалось, были тысячи и тысячи лет. Второй шкаф был внутри отделан темной тканью, там поблескивала и переливалась стеклянная сфера. На другой полке стояло подобие каменной чаши. Третий же шкаф хранил в себе стопки пергаментов, книги, перья - в общем, явно туда складывали все со стола. К слову, о столе - он был сделан из дерева в разы светлее и белее, чем шкафы, так что сперва можно было принять его за мраморный. На нем не было почти ничего, кроме книжицы в темном переплете и достаточно большого пера удивительной формы.
  Все также тихо Гарри обошел стол, с каждым разом пытаясь понять, почему в этом помещении почти нет запахов - то есть совсем никаких, кроме старого пергамента - но здесь даже его усиленное обоняние не дало ему ничего. Комната пустовала многие годы.
  Когда его взгляд упал на книгу, то он почувствовал, что волосы на затылке встали дыбом - слишком свежо было воспоминание о дневнике Реддла. Лишь странный треугольник на обложке создавал отличие. Но беспокойства не было, лишь нарастающий адреналин. С какой-то иррациональной уверенностью он поднес руку к обложке, но не смог коснуться - книгу слово защищала оболочка. Решение пришло само собой - хватило воспоминания о том, как они открыли проем. Легко порезав палец палочкой, Гарри капнул на сферу, скрывающую книгу, всего одну каплю крови и тут же отдернул руку - капля будто впиталась в воздух, книга слегка засветилась и распахнулась, а стул услужливо отодвинулся, приглашая сесть. Не раздумывая, Поттер сел на краешек, застыв в предвкушении.
  Книга открылась, свечение погасло. Испытывая странное ощущение дежавю, Гарри прочитал появившиеся на первой странице слова.
  "Потомок Певереллов, пришедший следующим, я, Игнотус Певерелл, приветствую тебя..."
  
  Глава 8. Певереллы.
  - Ничего себе, - выдохнул Гарри, глядя в книгу. Молнией метнувшись к шкафу он достал чернильницу... Краем сознания, оставшимся от человека он понимал, что это может быть опасно, но новая дерзкая часть его плюнула на это и он решил рискнуть и написал:
  - Здравствуйте, Игнотус, я Гарри Поттер.
  Сириус и Ремус, вставшие за его спиной, потрясенно смотрели на исчезнувшую надпись и на появившийся ответ.
  - Ты сын Карлуса? - появилась надпись.
  - Нет, я его внук, мой отец - Джеймс Поттер.
  - Я скрываю в себе многое, но открыть могу не все. И что же вы хотели бы узнать, Гарри Поттер?
  Поттер задумался и вывел.
  - Вообще-то я случайно нашел эту комнату, но мне есть, что спросить. Не могли бы вы мне рассказать о первородных вампирах?
  - Каждый наследник находит комнату сам, его отец и отец его отца не сообщают ему ничего. Она откроется лишь тому, кто истинный и знает толк своих желаний.
  То, что вы хотите узнать, Гарри Поттер, информация непростая. И дабы обезопасить ее, я хотел бы удостовериться - действительно ли вам нужна она?
  - Несомненно. Понимаете, дело в том, что я - первородный, - ответил Гарри.
  - Боюсь, это не предоставляется возможным, - появилась надпись.
  - Почему?
  - Первородным вампиром можно стать только после особенного ритуала, коим владеют лишь несколько семей, будучи связанными. Если уж вы узнали о нем, то смею предположить то, что ритуал был все-таки найден. Один из компонентов для зелья - древесина белого дуба. После того, как был изобретен сей ритуал, дуб был уничтожен.
  - Кто уничтожил его?
  - Эта информация мне недоступна, ибо это совершено было неким потомком, оставшимся в тайне для семейства, но испугавшимся смерти. Один лишь росток есть, и спрятан он в комнате этой специально, ведь вампиры отнюдь не все и повсеместно жаждут жизни вечной. Бессмертие есть ноша, непосильная для человеческого разума.
  - Вы не правы, - написал Гарри, - может, белый дуб и был уничтожен, но палочка моей матери была сделана именно из него. Продавший эту палочку мастер сказал, что это единственная палочка из этого материала, которую он когда-либо делал.
  - Создателей палочек магических великое множество по миру всему, и я могу предполагать, что дуб белый найти можно, интересно, интересно. Ежели никто не занялся этим ранее - потомков много у смежных семей было в мои времена. Возможно, и оборвались многие и то, что вы нашли сию комнату - великая удача, ибо знание семьи должно передано быть.
  - А где здесь находится белый дуб?
  - Позволь узнать, за коим тебе понадобился он?
  Гарри смутился. Высокопарный слог предка несколько сбивал его с толку.
  - Просто интересно...
  - Раскрыть тебе сего не предоставляется возможным мне, ибо, как сказал я ранее, знание откроется тому, кто жаждет. И коль не нужен он тебе на самом деле, то пусть лежит на месте, ему предназначенном, скрытом знанием, каждому не доступным. Потомку кровному Певереллов откроется он. Но обратиться сможешь ты ко мне за тайной этой, коль скоро понадобиться она тебе.
  - Хорошо, я понял. Но не могли бы вы рассказать о первородных вампирах?
  С волнением Гарри читал появляющиеся слова.
  - Разумеется, Гарри Поттер. Первородный вампир есть вампир, ставший благодаря магии таковым. От обращенного он силой, быстротой и неуязвимостью отличен. И путь убить его один и заключается лишь в том, чтобы пронзить колом из дуба белого его сердце. Из всех секретов бессмертия, что открывали Певереллы когда-либо, этот признан был совершенным самым. Есть несколько лишь средств нейтрализовать его, среди них самое надежное - серебряный кол, выкованный магом и обмакнутый в пепле белого дуба. До тех пор, пока такой кол находится в сердце первородного - вампир мертв. Первородного вампира сильно ослабить возможно также используя Verbena stricta. Остановить сердце вампира с помощью ритуала темномагического можно, что приведет иссушению оного, к мучениям от голода приведет, но за все плата своя быть должна, проводящий ритуал маг должен равновесие восстановить, сердце живого человека остановив. Заковать в цепи его можно, запереть в склепе. Первородных нельзя считать неуязвимыми, поскольку боятся они солнечного света. Достаточно десяти секунд нахождения под прямыми солнечными лучами и от вампира останется лишь горстка пепла. На первородного вампира не действует слюна вервольфа, а также их невозможно сжечь никакой магией. Это все, если не считать истории.
  Гарри разочарованно выдохнул, почти все это он уже слышал от Сириуса, а теперь словно прочитал учебник. Но вот одно его насторожило.
  - Но мне не вредит солнце, - написал Гарри.
  - Конечно, способ избежать смертоносного влияния солнца на вампира есть, но сложен он, с помощью специального ритуала создается кольцо с камнем драгоценным, лазуритом называемым. Это кольцо даст защиту от солнца как первородному, так и обращенному вампиру.
  - Но у меня нет никакого кольца, - сначала Поттер подумал про перстень, который нашел в детской, но ведь солнце и до этого на него не влияло.
  - Странно сие есть, я не знаю, почему такое произошло, я не знаю других способов от света солнечного защитить вампира.
  Гарри решил потом подумать на эту тему, сейчас его волновало другое:
  - Как книга может разговаривать? То есть, - Гарри замялся и нечаянно посадил кляксу на страницу, - однажды я имел дело с подобным артефактом, так вот он завладел телом девушки, которая в нем писала.
  - Можешь рассказать подробнее?
  - Когда я учился в школе "Хогвартс" на втором курсе, стали случаться нападения на студентов. Никто не мог понять, кто за этим стоит. Все пострадавшие подвергались какому-то оцепенению. Еще на стене появилась надпись, что это работа наследника Слизерина, который решил очистить Хогвартс от тех, кто были "недостойны изучать магию". Нападения продолжались до тех пор, пока монстр не унес одну из студенток в недра Тайной Комнаты Слизерина. Я смог найти вход в нее и одолеть монстра - василиска. Змеем управляло воспоминание Тома Реддла, известного как Волан-де-Морт, этот темный маг терроризирует волшебный мир уже несколько десятилетий. Он через свой дневник каким-то образом после своей смерти смог завладеть телом девочки. Он говорил, что питался ее эмоциями.
  - И как же смог ты победить его? - появилась надпись.
  - Я ударил дневник клыком василиска. Раздался дикий крик, из дневника стали вытекать чернила, а Волан-де-Морт исчез.
  - Для полной ясности скажи мне, то есть это случилось после смерти этого мага?
  - Да.
  - Жив ли сейчас тот волшебник?
  - Да, он возродился этим летом.
  - Что тут скажешь, в случае таком можно один лишь вывод сделать. Сей ваш маг - полный идиот.
  Гарри хихикнул, затем не выдержал и расхохотался. Вот уж чего-чего, а таких выражений от предка он не ожидал!
  - Что там? - спросили Сириус и Луни, которые до этого осматривали комнату.
  - Читайте, - хмыкнул Гарри, протягивая книгу.
  Дойдя до последних слов, они рассмеялись.
  - Почему?
  - Видите ли, Гарри Поттер, то, что сделал этот Волан-де-Морт, крестражем зовется, бессмертие помогает обрести он. В мои времена сей известный способ был известен широко среди тех, кто бессмертия желал, но вот случаи были очень и очень редки. Лишь полные безумцы решались на шаг подобный. Этот ритуал изобрел Касириам Певерелл - я не смею говорить, что все в нашем роду были истинно светлыми волшебниками. Это не так. Касириам был безумцем. Он создал этот ритуал. Крестраж - материальный объект, в который маг прячет часть своей души. Получается своеобразный якорь, который привязывает душу создавшего к миру живых, даже если тело уничтожено.
  - Получается, Волан-де-Морт создал крестраж?
  - И, как судить могу я, явно не один. Ежели уничтожил ты его крестраж, а он не умер, следовательно, больше одного их было. Создание одного крестража - непоправимый вред для души, а уж нескольких...
  - Хмм, это понятно. Эта книга - крестраж? - задал Поттер волнующий его вопрос.
  - Дерзкий юноша! Изволь думать, прежде чем спрашивать! Конечно, нет! - если бы книга могла возмущаться, Игнотус был бы сильно возмущен.
  - А почему я должен вам верить? - поинтересовался Гарри. В этот раз книга медлила с ответом.
  - Смею усомниться в благоразумии твоем. Те вещи, что к магу попадают, не могут быть сразу приняты. Неужто ли не проверил ты, Гарри Поттер, сию книгу али комнату на присутствие в ней некой темной энергии, лишь только попав сюда?
  Гарри мысленно отвесил себе подзатыльник - ведь сегодня уже была история с кольцом! - Видимо Сириуса посетила та же мысль. Усмехнувшись и пробормотав что-то типа "ничему не учишься, даже незнакомые люди...гхм, дневники замечают", он проверил книгу и убедился, что это не крестраж. Гарри сделал себе мысленную зарубку: научиться таким заклинаниям проверки предметов.
  - А скажите, ритуал обращения в первородного хранился здесь? - вывел Гарри.
  - Да, это так.
  - Тогда как он оказался в библиотеке особняка?
  - Простите?
  - Моя мама нашла часть ритуала в библиотеке, между книгами...
  - Это очень странно, свиток должен целиком храниться здесь, может, это была копия?
  - Возможно. Ремус, тот листок был похож на кусок свитка?
  - Я не знаю, он был между книгами... книга должна быть старинной... возможно, это была часть свитка, а не страница.
  - Короче, - сказал Сириус, - мы пойдем обыскивать поместье, а ты, Гарри, узнавай тут, что понадобится и присоединяйся к нам.
  - Хорошо, Сириус.
  - Скажите, Игнотус, - вывел Гарри, - что это за статуи стоят здесь?
  - Три брата, увековеченные здесь, тебе представить могут три великих артефакта, что созданы были нами. И тот, что с мантией - то я.
  - Что за артефакты?
  - Что ж, насколько знаю я преданье, то после нашей смерти зваться стали они иначе. Ты что-нибудь знаешь о "дарах смерти?"
  - Нет.
  - Видишь ли, в свое время я, Антиох и Кадм создали три могущественных артефакта. Антиох создал бузинную палочку. Кадм - воскрешающий камень, а я - мантию-невидимку.
  - Воскрешающий камень?
  - Безусловно, сие название не стоит воспринимать всерьез целиком и полностью, ибо воскресить человека неподвластно лишь с помощь артефакта. Кадм использовал камень для душ умерших воскрешения, и так общаться с ними мог. Портреты, что подобны дневнику, что пред тобой - его работа. С покинувших сей мир людей лишь с помощью камня можно подобное сделать. Это подобно слепку души, имея чувства, разум и воспоминания. И сей дневник был создан во времена, когда мне было сто сорок восемь - срок не мал, и за всю жизнь я много чуда повидал. Заметь, я и не знаю, что со мной случилось позже - здесь уж дневник не властен, лишь истинный наследник писать может, чтобы пробудить мой разум и воспоминанья.
  - А что насчет мантии и палочки?
  - Мантию я передал своим потомкам. Насколько я могу судить по записям, род Певереллов прерван был. И вы, Поттеры, его продолжили, пусть и своей фамилией. Она должна храниться в твоей семье.
  - Моя мантия и есть ваш артефакт?
  - О, вижу, ты познал ее тайны. Кто дал тебе ее?
  - Раньше она принадлежала моему отцу, а ему, наверное, отдал ее дедушка.
  - Надеюсь лишь, что ты не тратишь понапрасну ту силу, что она в себе хранит. Что же касательно других - то палочка из бузины, что сделана старшим братом моим, была невероятной силы и увеличивала силу заклинаний многократно. В бою она была непобедима, но коли кто смог обезоружить владельца, то слушаться того она прекращала в ту же секунду и верна была новому хозяину. Но Антиох был не глупец, и понимал силу творенья своего. Заколдовал он палочку на то, чтоб если смертью ее отбирали, то ее сила подчинялась меньше. Да, эта палочка была поистине разумна - гораздо более умна, нежели те, кто добывал ее лишь кровью. Да, по записям моих наследников - а очень мало кто находил комнату, потому сведенья мне черпать было неоткуда, знавал я разные эпохи - за ней так и тянется кровавый след. "Смертоносная палочка", "жезл судьбы", "бузинная палочка" - это все она. Вон, приглядись - она в его руке.
  - Но если на вашей статуе и статуе Антиоха изображены "дары", то почему у Кадма нет камня?
  - Есть. Ты должен быть внимательней, ибо твоя беспечность станет и твоим проклятьем. Но тут тебя я не виню - коль ты не знал даже истории, с чего бы обратил внимание на просто перстень у мужчины? Да, именно в нем заложен камень.
  Гарри посмотрел на статую, и его сердце пропустило удар: на статуе был изображен точно такой же перстень, который в данный момент очень удобно устроился на пальце первородного вампира.
  - Игнотус, я нашел этот перстень в поместье, в разрушенной комнате. Сейчас он у меня.
  - Значит, ты владеешь двумя дарами, - появилась надпись, - найди третий.
  - Для чего?
  - В легендах сказано, что соединивший все три дара маг сможет подчинить себе смерть. Это бред. Легенды рождаются всегда вокруг подобных вещей.
  - Тогда зачем мне третий дар?
  - Ты узнаешь тогда, когда найдешь.
  - Отлично, - буркнул Гарри, - Дамблдор случайно ему не родственник? Но написал:
  - Почему их назвали Дарами Смерти?
  - Свойственно людям придумывать сказки вместо были. А уж подавно там, где они объяснить не могут. Так родилась легенда, что до сих пор передается в виде сказки. Три брата, что бродили поздно ночью, дошли до речки. Построив мост, они разгневали старушку Смерть - и та была хитра, решила жизни так или иначе их забрать. Притворившись, что силой восхищена, предложила дар она - воинственный брат выбрал самую могущественную палочку; опечаленный смертью любимой - камень, дабы пришла она к нему, в мир живых. А младший - вещь, чтобы уйти от смерти и та не нашла его, и та дала свою мантию. Позже один был убит палочки ради, второй покончил с собой, дабы отправиться к любимой, а третий передал дар по наследству, рука об руку со Смертью на тот свет отправившийся. Что же, на то она и сказка для детей - чтобы учить. Но ведь на деле было все иначе, но кроме нас никто сего не знал.
  Антиох был не слишком сильным магом, но талантливым артефактологом. Для создания палочки он собирал магию из разных мест в течение трех лет. Он создал себе такую палочку, которая выводила его на уровень сильного мага, наравне с нами. Кадм был художником, я тебе говорил, зачем он создал камень. А я создал мантию, не знаю, почему именно ее... я семь лет работал над ней, дорабатывая ее... Человека под ней нельзя обнаружить никакими заклинаниями...
  - Но под ней меня увидел человек, с помощью волшебного глаза...
  - Очень странно... возможно, его изобрели после моей смерти. В мое время такого не было. Но даже если и так, мантия - могущественный артефакт.
  - Я знаю это, - написал Поттер, - обычные мантии работают от силы пару лет, а эта уже несколько веков. Скажите, Игнотус, эту книгу можно забрать отсюда?
  - Разумеется, только имей в виду, что коснуться ее могут только потомки Певереллов и те, кому они отдали ее в руки. Ты открыл проход сюда кровью?
  - Да.
  - Когда будешь закрывать, капни своей крови на портрет и задай пароль для прохода. Кровь нужна только для признания потомка.
  - Хорошо, Игнотус, я это понял. Скажите, где мне найти свиток с ритуалом первородного?
  - Здесь много разных свитков, - появилась надпись, - я не знаю, как тебе помочь в этом. Я - всего лишь книга, отданная во служение потомкам, дабы не терять свои знания и передавать их из поколения в поколение.
  Гарри смазанной молнией начал проглядывать свитки. Чего там только не было: описание различных ритуалов, как темных, так и светлых; рецепты зелий, описания заклинаний, какие-то руны. Большая часть свитков оказалась исторической хроникой. Здесь была описана история семьи Певереллов. Наконец, найдя нужный свиток, подхватив книгу, Гарри побежал в кабинет. В мгновение ока оказавшись перед картиной, Гарри щедро полил ее кровью и, подумав, представил змею и прошипел: *"Открыть комнату Игнотуса, Кадма и Антиоха Певереллов". * Парселтангом мало кто владеет, лишняя страховка не помешает.
  - Сириус, вы нашли что-нибудь?
  - Нет, - крестный выглядел изрядно обозленным.
  - А манящие чары не пробовали?
  - Пробовали, - хмыкнул Люпин, - видимо, от них лежит защита.
  - У меня есть другая часть свитка, - Гарри показал кусок свитка.
  - Отлично! - воскликнул Блэк, - я сделаю заклятье поиска.
  Спустя пару минут они уже держали в руках обе части свитка. Листок оказался спрятан в комнате родителей, за картиной. Взмахом палочки Сириус соединил обе части листка и углубился в чтение. Сначала следовало описание ритуала, Люпин показал место, где они закончили:
  - Маг воскреснет после смерти, и когда он впервые попробует кровь человека - станет первородным вампиром. Убить которого можно только деревом, использованном в зелье. Белый Дуб, давший бессмертие - ключ к убийству первородного.
  - Мда, - протянул Блэк, - из-за каких-то пары строк такое недопонимание.
  Оставив лист в библиотеке, защитив его чарами, мужчины хотели было уходить, но Поттеру не давало покоя, что Сириус практически не произносит заклинания вслух.
  - Сириус, ты можешь научить меня колдовать без слов?
  - Конечно, - хмыкнул Блэк, - у каждого свой путь, если так можно сказать, главное - сосредоточенность и уверенность. Пробуй заклятья без слов, начиная с простых. А сейчас нам пора домой, мы слишком задержались здесь.
  - А защита? - спросил Лунатик.
  - Черт, - сквозь зубы выдохнул Блэк, - ладно, обряд хранителя выполнить не сложно.
  Выйдя на улицу, Сириус палочкой очертил круг вокруг территории поместья, зачем начал читать слова заклинания:
  "Magicae testor,
  Hanc domum defendit vim,
  Domine, spero custos,
  Decernere aperire ei cui inscriptio
  Dub custodi James Harrius Potter.
  Amodo tu curam tuendae.
  Onus est uobis est.
  Fidelius!"
  Магическая вспышка окутала поместье золотым светом, наконец, свет рассеялся.
  - Как мне открыть вам адрес? - спросил Гарри, поняв, что его сделали хранителем и адрес должен передать он.
  - Назови нам адрес. Ты должен хотеть открыть дом для нас.
  - Особняк Поттеров. Годрикова Лощина, - произнес Гарри, желая открыть тайну крестному и Люпину.
  - Да, вот так, - хмыкнул Сириус, увидев дом. Тут главное - желание открыть тайну. Так и сделал директор, написав адрес дома Блэков на листке. Теперь мы с чистой совестью можем идти домой.
  - Гарри, насколько ты сейчас голоден? - спросил Люпин.
  Поттер прислушался к себе и уловил определенную сытость.
  - Я не голоден, - ответил Гарри, - как часто мне будет нужна кровь?
  - Раз в два-три дня, - сказал Ремус.
  - Так часто? - удивился Гарри.
  - А чего ты хотел? Ты хоть и первородный, но новичок. Но даже опытный вампир не продержится больше недели без крови: его начнет мучить жажда.
  - Черт, - сквозь зубы выдохнул Гарри.
  - Ничего не сделаешь, - сочувственно сжал его плечо Люпин, - теперь жажда - часть тебя.
  - Я добавлю вербену, куда только смогу, - сказал Сириус, - надеюсь, все будет в порядке. Я уверен, ты научишься контролировать себя.
  - Я тоже надеюсь на это, - сказал Гарри, запустив руку в волосы.
  
  Глава 9. Волк.
  Лунатик аппарировал к себе домой: сегодня полнолуние и он решил заранее подготовиться. А Гарри уговорил Сириуса, который, кстати, и не сильно сопротивлялся, вместо "противной аппарации" использовать мотоцикл.
  Восхитительное чувство легкости и свободы переполняло Гарри до кончиков пальцев. С обостренными чувствами и инстинктами это было наиболее ощутимо. Дуновение свежего ветра в лицо, прохлада и это захватывающее дух чувство, когда закладываешь очередной вираж - все это перемешиваясь и усиливаясь, было тем, что ощущал Гарри.
  - Сириус! - громко крикнул Гарри, - а как далеко находится Годрикова Лощина от Лондона?
  - Далековато, хотя я на мотоцикле сюда от Гриммо ни разу не летал!
  Стрелка спидометра перевалила за триста пятьдесят миль в час, когда Сириус резко пошел на снижение. На этот раз Гарри решил обогнать Сириуса. Вампирские инстинкты подсказывали ему, что нужно делать, словно в замедленной съемке он наблюдал за удивленным лицом Сириуса, когда Поттер на полной скорости устремился к земле и вышел из пике в паре метров от земли.
  - Гарри, какого черта ты творишь? - поинтересовался Блэк, пряча мотоцикл в браслет.
  - Во мне проснулся азарт, - хмыкнул Гарри.
  - А вообще это было не слишком честно, - засмеялся Сириус, - хотя с другой стороны у меня есть преимущества в опыте.
  - И это он мне говорит о честности? - сокрушенно покачал головой Гарри.
  Так подшучивая друг над другом, они пошли в дом.
  - Слушай, Гарри, - серьезно сказал Сириус, - я хочу дать тебе совет, не держи это в себе, расскажи своим друзьям о свое проблеме.
  - Но Сириус, я...
  - Я знаю, что ты хочешь сказать, но подумай, ты доверяешь своим друзьям?
  - Да, - твердо сказал Поттер, - они не раз были со мной в трудных ситуациях. Не раз рисковали своими жизнями ради меня. Пусть у них есть недостатки, но разве я идеален? По сути, из-за меня они и рисковали своими жизнями, однако они не отвернулись от меня. Всегда, ну почти всегда, - Гарри вспомнил, как Рон не поверил, что Поттер не бросал имя в Кубок Огня, - они верили мне тогда, когда не верили другие.
  - Вот видишь, ты все еще хочешь скрывать от них правду? Мы приняли Лунатика, как только узнали о его проблемах. При этом ему больше не пришлось врать нам. Он всегда мог рассчитывать на нашу поддержку. Понимаешь о чем я? Ты хочешь лгать своим друзьям?
  - Нет, но... разве это не опасно?
  - Я так не думаю, - сказал Блэк, - тем более ты сам говорил, что Гермиона наблюдательна. Ты в зеркало то себя видел?
  - А что не так со мной?
  - Просто ты стал гораздо более... упитанным. Теперь ты не настолько худощав, да и фигура стала более накаченной.
  - Пожалуй ты прав, - вздохнул Гарри, проходя мимо портрета Вальпурги Блэк, - но... я, наверное, пока не готов им рассказать...
  - Дело твое, - серьезно сказал Блэк, - а пока я постараюсь связаться с Дамблдором, ему точно надо знать, но он здесь почти не появляется, слишком занят делами в школе.
  - Я понял, - вздохнул Гарри, он все еще опасался реакции Дамблдора.
  - Завтра Молли затевает уборку, - хмыкнул Сириус, - думаю, ты получишь прекрасную практику в бытовых чарах.
  Гарри пошел к себе в комнату - он решил не терять больше времени и начать нормально учиться. Он сильно сожалел о потерянном в школе времени, но не в том смысле, в каком о нем жалеют все ученики - жалел именно о потраченном впустую времени, хотя мог бы усерднее заниматься. Став вампиром, он стал мыслить более ясно. Если бы он уделял больше внимания учебе - был бы сильнее. К тому же Сириус столько раз упоминал таланты папы в трансфигурации и таланты мамы в зельеварении и заклятьях, что Гарри загорелся идеей стать похожим на них. И если в зельеварении он полный профан, то вот с трансфигурацией и заклятьями дела были гораздо лучше. Их он и решил изучать в первую очередь. Да и зельеварение было теперь не слишком доступно для Гарри: вербена часто применялись в разнообразных составах, даже Поттер знал это. Хоть они и работали в защитных перчатках, зельеварение все равно не привлекало вампира. Может, все дело в преподавателе, привившем патологическую ненависть к предмету, а может быть еще в чем-то. Гарри не знал этого, да и не хотел знать.
  В комнате Гарри за это время ничего не изменилось, если не считать сваленных в кучу покупок. Феликс, увидев хозяина, юркнул под шкаф. Заглянув туда, Гарри увидел два ярко горящих желтых глаза. Понимая, что котенок не узнал его запах, вампир со вздохом отодвинул шкаф к противоположной стене. Забившийся в страхе в угол котенок стал еще яростнее шипеть. Подхватив на руки активно вырывающего питомца, Гарри зашептал: "Тише-тише, Феликс, это же я, Гарри". Постепенно маленький зверек начал успокаиваться, отпустив кота и вернув шкаф на место, Поттер принялся разбирать одежду, развешивая ее в шкаф, а потом стал собирать в новый чемодан школьные принадлежности, хоть и до поездки в школу было много времени. Зато потом этого делать было не надо.
  Совершенно не заметив, что двигался на большой скорости, закончил Гарри через минуту. Для человека это зрелище представляло бы маленький ураган, который не разрушал, а наводил порядок. Но никто, кроме котенка, Гарри не видел. Отложив отдельно учебники по чарам и трансфигурации, Гарри взял книгу по магии превращений за первый курс.
  В предисловии говорилось, что трансфигурация - одна их важнейших отраслей магии. Она позволяла сделать практически все, что только возможно. За некоторыми исключениями, о которых Гарри помнил лишь смутно.
  Спички, коробки, пуговицы и прочая мелочь, которая понадобилась для практических занятий, Гарри попросил у Кикимера, которому Сириус приказал слушаться Поттера беспрекословно.
  - Так-так, что тут у нас, - протянул Гарри, взяв несколько спичек, - попробуем.
  Гарри сразу решил тренироваться в невербальном колдовстве. Сириус сказал, что каждый должен понять принцип сам, по-своему, лишь дал несколько общих советов, пока они были в особняке Поттеров.
  Проведя палочкой над спичкой, Гарри про себя проговорил формулу. Ничего. Никакого результата. Поттера посетило ощущение дежавю. Вот он, неуверенный в себе первокурсник, пытается превратить спичку в иголку и у него ничего не выходит. Он улыбнулся. Проговорив вслух формулу, Гарри сразу трансфигурировал спичку в простую серебряную иголку. Увидев, как меняется спичка, он решил попробовать кое-что еще. Вернув иголке прежний вид, Поттер направил магию в палочку и представил, как спичка меняется. Никакого результата. Совместил произношение формулы про себя и представление результата. Снова неудача. Гарри задумался. "Уверенность, упорство и желание" - вспомнились слова из предисловия. Гарри сосредоточился, направил магию в палочку, представил, как спичка изменяется, сосредоточился на желании конечного результата и постарался ощутить уверенность в результате. В следующее мгновение спичка стала иголкой.
  - Есть! - выбросил вверх кулак Гарри, - я понял, о чем говорил Сириус!
  Воодушевленный успехом, Гарри решил попробовать сделать иголку более красивой. Взмах палочки и вот уже перед ним лежит позолоченная иголка.
  - Идем дальше, - хмыкнул Гарри.
  Спустя некоторое время он смог осуществить все преобразования за первый курс. Конечно, изрядно мешал котенок, все время норовивший стащить какой-нибудь преобразованный предмет. Например, нескольких мышей Поттер так и не смог найти.
  Гарри даже удивился: стоило только уделить время, чтобы понять принцип, как предмет становился намного легче. С памятью вампира было гораздо легче запомнить теорию. Нет, он не помнил все идеально. Он мог вспомнить теорию, которую прочитал, и воспроизвести ее. Он вовсе не зазубривал ее. Он разбирался в ней и понимал ее, что плодотворно сказывалось на его знаниях.
  Очень помогала скорость Гарри. Он мог на большой скорости прочитать страницу за несколько секунд, при этом она откладывалась в его голове так же, как и при обычном чтении.
  Бросив взгляд на тумбочку, Гарри невольно засмотрелся на стоящую там коллекцию красивых шкатулок, которые он трансфигурировал из спичечных коробков. Шкатулки были разной формы и размеров, но все-таки не очень большими. Одна шкатулка была украшена лежащим на крышке львом, который держал в зубах змею. Львы, змеи, тигры, грифоны, драконы, гиппогрифы - кого только там не было.
  Вдруг котенок сбил с тумбочки один из резиновых шариков, которые появились в результате превращения пуговицы.
  - Эй, Феликс, - рассмеялся Гарри, - кис-кис-кис, иди сюда.
  Любопытная мордочка котенка высунулась из-под кровати.
  Гарри резко пересек комнату, при этом порыв ветра сбил часть предметов с тумбочки и схватил кота. Задумчиво глядя на серебристую шерсть, Поттер сказал:
  - Сириус испугался тебя, Феликс, кто же ты?
  Сам котенок, впрочем, казался довольно безвредным, а его умильная мордашка совсем не внушала опасений.
  - Надо будет поискать что-нибудь о тебе в библиотеке Сириуса, ну или в книгах по УЗМС.
  Не успел он встать с кровати, как дверь в его комнату распахнулась и в проеме показался Рон Уизли, за которым была немного сердитая Гермиона.
  - Гарри! Куда ты пропал? - спросил Рон.
  - В каком смысле? - хмыкнул Поттер.
  - В прямом, мы вернулись около двух часов назад, а Сириус только недавно. А ты даже не... а это кто? - спросил он, поглядев на котенка.
  - Это Феликс, - улыбнулся Гарри, - мне его Хагрид подарил.
  - Дались вам эти кошки, - буркнул Рон. Хоть он и был рад избавлению от своей крысы, которая ко всему прочему оказалась пожиретелем-анимагом, котов все равно терпеть не мог.
  - Он такой милый, - сказала Гермиона, протянув руку к котенку и погладив его. Котенок согласно замурчал.
  - Так ты, Феликс, - хмыкнул Гарри, - введешься на такой слабый комплимент.
  Гермиона и Рон рассмеялась.
  - Кстати, Гарри, - спросила Гермиона, - что это? - она обвела рукой трансфигурированные предметы.
  - Эмм, я тут решил трансфигурацию повторить, - слегка замялся Гарри.
  - Это же здорово! - воскликнула Гермиона. - И тебе, Рональд, это тоже не помешает.
  - Спасибо, обойдусь, - фыркнул Рон, - вообще-то мы зашли сказать, что уже готов ужин, а ты тут со своими книжками... совсем как Гермиона... заразно это, что ли, - тихо добавил он, за что схлопотал подзатыльник от подруги.
  ***
  Спустившись на кухню, Гарри увидел, что Сириус, Фред, Джордж и Джинни уже были там.
  - Остальные на задании, - ответил Сириус, правильно истолковав вопросительный взгляд Гарри.
  - И что за задание? - поднял брови Гарри.
  - Они... - Сириуса перебила Молли.
  - Сириус! Он слишком мал!
  - Молли, он не...
  - Ладно-ладно, - поднял руки Гарри, признавая поражение, а сам украдкой подмигнул Сириусу. Крестный показал ему за кружкой в ответ большой палец.
  Доедая луковый суп, Гарри поднял взгляд в окно. Тучи расходились, из-за них стала показываться луна. Полнолуние. "Интересно, как там Ремус?", - успел только подумать Гарри. Внезапно его тело скрутила очень сильная боль. Кружка выпала из рук, покатившись по столу, и этот звук привлек все взгляды к самому краю стола, где сидел Гарри. Согнувшись пополам, он повалился на бок и упал под стол. Ему казалось, что кости плавятся, словно свинец, а кожа неимоверно зудела до боли, каждое движение приносило еще большие мучения.
  - ГАРРИ! - бросились к нему присутствующие в комнате.
  С криком Гарри поднял голову. Увидев, как ломаются кости крестника, Сириус подавился воздухом. В его мозгу что-то щелкнуло. Автоматически переведя взгляд в окно, Блэк увидел круглый диск луны. На подобные мучения Лунатика Сириус насмотрелся еще в школе.
  - Быстро! Все назад! Я задержу его!
  - Сириус, какого черта? - воскликнул Рон.
  Ответ на его вопрос, как ни странно, дал Гарри, лицо которого удлинилось, превращаясь в волчью морду, тело быстро покрывалось густой черной шерстью. Спустя пару мгновений перед ними стоял черный волк. В этот момент Сириус перекинулся в свою звериную форму.
  Боль прекратилась также быстро, как и началась. Тело пробила мелкая дрожь и все прекратилось. Вот только голова еще немного болела, но в ней было на удивление пусто - весь мир состоял теперь из ощущений. Запах, цвет, тепло, каменный пол...поняв, что все еще лежит на полу, он медленно открыл глаза и почувствовал, что они открываются ну...не совсем обычно. Моргнув пару раз, он удивился еще больше - первое, что бросилось в глаза - черный пушистый нос прямо перед глазами. Длинная морда...его морда. Он дернул носом, втянул воздух и с каким-то отчаянием понял, что уже ничему в этом мире не удивляется.
  Гарри обвел взглядом янтарных глаз всех присутствующих. "Что за черт?", - подумал Гарри. Он видел мир в красно-желтом цвете. Он чувствовал себя совершенно по-другому. Как-то иначе...
  - Гарри, - раздался слабый голос Гермионы.
  Поттер рывком поднял голову и посмотрел на девушку и тут же вскочил. Получилось даже быстрее, чем он привык, но в тоже время и проворнее, чем даже будучи вампиром. Сириус грозно зарычал. Этот рык отозвался где-то внутри против желания - умом Гарри понимал, что это самый простой собачий рык, но...но почему он кажется чем-то чужим, грозным и жалким одновременно? Он перевел взгляд на Сириуса, мимоходом отмечая, как много пыли в воздухе. Пыль, которую он поднял с пола, понимаясь на... на четыре ноги. Да, определено, он стоит на четвереньках, но не на коленях. А как так?
  И тут до него начало доходить. Черный пушистый нос, закрывающий землю, небольшая собака, на которую он смотрит сверху вниз - а вроде бы Сириус маленькой собакой не был, но раз уж он стоит на четвереньках...он опустил взгляд вниз и застонал. Получился какой-то неадекватный звук, похожий на хриплый вой - он увидел две черные лапы, которыми он стоял на полу.
  Гарри осознал - он волк. Вот почему все его боятся, но... почему он превратился в полнолуние? Он же не оборотень! Он вампир! Какого черта? Разглядев еще раз шокированные и испуганные лица всех, кто был в комнате и то, как братья отталкивают девочек за спины, прикрывая их...да нет же, им нечего его бояться...Чтобы всех успокоить, Гарри лег на пол, и попытался выразить хоть каким-то эмоции, хорошие, добрые, дабы заверить всех присутствующих в том, что у него нет никаких "волчьих" намерений. Но вот как сделать это в теле фолка, ему не представлялось...улыбка, ясное дело, была бы похожа на оскал, а какой оскал друзьям. Еще раз взглянув на их лица, он почувствовал странное ощущение. Внизу спины было движение - там, где должен быть копчик, там, где по идее заканчивается позвоночник, было движение. Черт, странное движение! Оглянувшись, он увидел черный хвост, неуклюже бьющий по полу. Поттер явно плохо чувствовал новую часть тела.
  - Ты понимаешь меня, Гарри? - спросила Гермиона.
  Наконец-то! Гарри кивнул. Сириус обратился в человека.
  - Какого черта? - спросил Блэк.
  Гарри посмотрел на него таким взглядом, что крестный почувствовал себя неуютно.
  - Видимо, ты тоже не в курсе?
  Гарри покачал головой. К черту душную кухню! Ему хотелось на улицу, на свежий воздух, хотелось свободы. Его тянуло в лес. Он бросился к двери и стал скрестись в нее лапой.
  Блэк вышел в коридор.
  - Это не лучшая идея... ну ладно... подожди меня. Сириус распахнул дверь и сразу перекинувшись, бросился за крестником. Смазанным пятном Гарри бросился вперед. Блэк только и успел увидеть его за углом одного из домов.
  - Черт, - выругался Сириус, обернувшись, - и как мне его искать теперь? - Махнув рукой, он вернулся домой.
  Гарри со всех ног бежал вдоль шоссе в сторону леса. Похоже, Сириус отстал, но плевать! Его окрыляло чувство свободы. В теле зверя все ощущалось совершенно иначе. Это было здорово! Теперь он понимал, почему его крестный так любил свою анимагическую форму. И если к обилию звуков и запахов Поттер привык, будучи вампиром, то вот бежать не четырех лапах и видеть мир в красно-желтых тонах пока не слишком. Крупный черный волк, наконец, забежал в лес.
  "Классно, - думал Поттер, - здесь я чувствую себя свободным". Повинуясь инстинктам, Гарри бросился в чащу. Через пару минут он выбежал на большую, залитую лунным светом поляну. Идеально ровная гладь озера, в которой отражался лунный диск, привлекла внимание волка. Он подошел к воде и начал жадно пить.
  Пока он наслаждался бегом, животные инстинкты вытеснили все мысли из головы. Полностью отдаваясь природе - а в первый раз это всегда намного сильнее, это вам подтвердит любой оборотень - он бросился на запах. Нагнав зайца, он понял, что делает, только отхватив зубами половину. Его внутренний на тот момент человек, зарытый куда-то далеко нахлынувшими ощущениями свободы, дернул плечами и закрыл глаза на то, что он ест сырое мясо. Он все-таки волк!
  Побегав по лесу еще около часа и погоняв местную живность, Гарри понял, что ему это наскучило. "Да и Сириус, наверное, волнуется", - виновато подумал Поттер. Поэтому он бросился бежать в сторону дома. Примерно за полчаса он повторил весь свой путь. Когда он стал скрестить лапой в дверь, ему открыла Гермиона. Увидев волка, она завизжала и выхватила палочку:
  - Гарри, это ты?
  "Нет блин, Фенрир Сивый", - подумал Гарри, но кивнул.
  - Слава Богу, мы так волновались. Куда ты пропал?
  Гарри попытался закатить глаза. Не вышло.
  - Ты станешь человеком через пару часов, - раздался голос Сириуса, - только вот как ты смог контролировать себя? Ликантропное зелье? - Волк покачал головой. - Ну да, ты же не знал, может это из-за... - Сириус замялся.
  - Из-за чего, Сириус? - с вызовом спросила Гермиона. - Почему он вообще оборотень, да и какой-то неправильный?
  - Гарри сам вам все расскажет завтра, - волк кивнул. По лицу девушки нельзя было сказать, что она хочет отступать от этого важного вопроса, но по взгляду Сириуса она поняла, что расспрашивать его о чем бы то ни было сейчас абсолютно бесполезно.
  - Думаю, теперь Дамблдор точно придет сюда, - сказала Молли, с жалостью глядя на Гарри, тот фыркнул. "Еще не хватало меня жалеть! Это же здорово"
  - Понравились новые ощущения? - поинтересовался Сириус.
  Гарри кивнул.
  - Мне тоже нравятся ощущения в форме зверя. Ты чувствуешь себя собой, но... по-другому как-то... другое восприятие мира, легкость передвижения и тому подобное. Правда, я долго привыкал к хвосту, - хмыкнул Блэк, - но не мне жаловаться, Джеймс вообще рогами цеплялся за все дверные проемы.
  Все с интересом слушали Сириуса, особенно Гарри, так и пребывающий в форме волка.
  
  Глава 10. Скандал и Поттеры.
  Дамблдор прибыл еще до обращения Гарри в человека. Увидев сидящего возле Сириуса волка, он несколько побледнел, но взял себя в руки.
  - Это... это Гарри?
  - Да, - кивнул Сириус.
  - Но что здесь произошло? - все еще недоумевал Альбус.
  - Мы тоже не знаем, - подала голос Гермиона. Она и все находящиеся в доме Уизли все еще сидели в комнате.
  Волк нетерпеливо рыкнул, заставив вздрогнуть сидящего недалеко Рона.
  - Давайте подождем, когда Гарри станет человеком, - предложил Сириус.
  Волк кивнул.
  - Ну что же, - сказал Дамблдор, сотворив из воздуха кресло, - думаю, ждать долго не придется.
  Старый маг оказался прав: спустя буквально полчаса луна пошла на убыль. Волк упал на бок и зарычал. Его шерсть втягивалась в тело, лапы изменялись в руки и ноги. Рычание переросло в стон боли. Наконец, покачнувшись, Гарри встал. Его одежда была разорвана в нескольких местах. Взмахом палочки Гарри вернул ей прежний вид.
  - О, - удивленно поднял бровь Блэк, - ты все-таки научился.
  Гарри кивнул:
  - Бля, - вырвалось у него, - как же это было больно.
  - Гарри, - осуждающе сказал директор.
  - Ну а что? Я не прав?
  Сириус рассмеялся. И правда, обратное превращение было, конечно, менее неприятным, но все же вызывало довольно много неприятных ощущений - внутренности словно сжимались, легкие наполнялись пустотой, вызывая сильные покалывания. Кожа горела, но не так, как в первый раз, сейчас она скорее нестерпимо чесалась, заставляя толпами бегать мурашки, а Гарри - обливаться холодным потом, ноги немели, а руки слегка дрожали.
  - Что с тобой произошло? - спросил Альбус.
  - Ну как вам сказать, директор, - задумчиво сказал Поттер, - с чего бы начать... - все внимательно слушали, даже Сириусу было интересно, что скажет крестник, - пожалуй, вот с чего. Что вы знаете о защите, которую мне дала мама?
  - Лили пожертвовала своей жизнью ради твоего спасения. Это спасло тебя от Волан-де-Морта и дало защиту, которая действовала лишь в доме твоих кровных родственников: это была магия крови. Я же говорил об этом тебе. - Дамблдор недоумевал.
  - Довольно интересно, - скучающим тоном произнес Поттер, - а про "кровных родственников" вам мама сказала?
  - Нет, но...
  - Ах нет! - Гарри разошелся, - тогда какого хера я сидел у маглов беззащитным?
  - Почему безза... - начал директор, не обратив внимания на грубость.
  - Вот почему, - рявкнул Гарри, почувствовав, как изменилось лицо, - Дамблдор постарался не отшатнуться, Уизли выглядели шокированными, а Гермиона казалась испуганной, подавленной и заинтересованной одновременно.
  - Что с тобой стало? - посерел Дамблдор. Казалось, он разом постарел лет на десять. Лицо было ровным, не выражающим сильных эмоций - но глаза выдавали испуг; но боялся директор не Гарри, а скорее за него.
  - Это и есть тот чертов ритуал защиты, который сделал из меня даже не вампира, а неизвестно что! Вы много знаете вампиров, которые превращаются в волка раз в месяц и воют на луну? Я тоже не знаю таких! Вампир и оборотень - антиподы! Несовместимое! Как я могу быть и тем и тем одновременно? Моя мама не знала, к чему приведет использование ритуала, она действовала, чтобы защитить меня, а вы со своими догадками бросили меня к маглам! Что мне делать теперь? Кто я?
  - Успокойся, мальчик...
  - Скажите мне, директор, вы позволите мне учиться в школе? - Гарри был на грани истерики. Злость быстро перетекла в панику - чертовы вампирские эмоции - но он всеми силами старался держать себя в руках. Слишком многое решалось сегодня, нельзя было своей горячностью испортить себе все будущее. Хотя какое у него теперь будет будущее оставалось самой большой загадкой.
  - Конечно, Гарри, мы примем все необходимые меры безопасности. Я обещаю тебе, что ты будешь учиться в Хогвартсе наравне со всеми. Уверен, что наши друзья со знанием дела помогут тебе справиться с некоторыми трудностями положения.
  - Вы так и не ответили на мой вопрос, кто я, профессор Дамблдор?
  - Я не знаю точного ответа на этот вопрос, - задумчиво произнес директор. - Пока не знаю.
  - Тогда догадайтесь, - хмыкнул Поттер.
  Впервые за вечер Дамблдор рассмеялся:
  - Видишь ли, Гарри, твой случай уникален - впрочем, как и всегда. - Гарри саркастически хмыкнул. Директор невозмутимо продолжил. - Ты правильно сказал, вампиры и оборотни несовместимы. Чтобы я смог понять что-либо, расскажи мне все, что знаешь.
  - Моя мама нашла часть свитка основателей рода, - осторожно начал Гарри. - Там было сказано, что если провести ритуал на маге, он воскреснет после смерти... как вы понимаете, там была только часть свитка из... другой части дома... как раз в последней части было сказано, что если после воскрешения из мертвых, что и произошло в тот Хэллоуин, маг попробует человеческой крови - станет первородным вампиром.
  - Первородным? - в шоке спросил директор. Остальные непонимающе смотрели на них, кроме Сириуса, знавшего, о чем речь, и Гермионы, которая ахнула.
  - Совершенно верно. - Кивнул Гарри, - Это и произошло со мной сегодня днем...
  - Но как... когда? - Дамблдор казался выбитым из колеи.
  - Когда мы были в Косом переулке, я отправился прогуляться, там столкнулся с пожирателем. - Гермиона испуганно вскрикнула. - С большим трудом, но я победил его. Он был весь в крови, там была повсюду кровь, - от воспоминаний Гарри почувствовал, как его лицо снова изменяется...- я не знал, что на меня нашло... я ее попробовал... мне стало мало... он мертв... а я стал неизвестно кем... все бы ничего, если бы сегодня в полнолуние я не превратился в волка. При этом мой разум остался при мне, я помню все до мельчайших подробностей...
  - Я не пойму одного... - протянул директор, задумавшись, - причем здесь оборотень? Если ритуал обращал в вампира?
  - Ритуал должен был проводить не связанный по крови со мной человек. Мой отец доверял только своим друзьям. Моя бабушка - Дорея Блэк, Питтегрю был далеко от дома... как бы охраняя тайну адреса, - сжал кулаки Гарри, - простая задачка, кто из мародеров остался?
  - Ремус, - потрясенно сказал Дамблдор, Сириус шумно выдохнул, ему не приходила в голову мысль о том, что волка Гарри перенял от Лунатика.
  - Именно, - подтвердил Гарри, - только как бы ему сказать об этом... с его характером... он не простит себе это...
  - Мы придумаем что-нибудь, - ответил Блэк, не задумываясь.
  - Раз ты первый в своем роде, - лукаво улыбнулся Дамблдор, - я думаю, можно назвать тебя гибридом. Гибридом оборотня и вампира.
  - Оригинально, - фыркнул Гарри, - но сойдет, все лучше, чем Мальчик, который выжил-и-стал-непонятно-какой-хренотенью.
  Сириус засмеялся.
  - Для обеспечения безопасности Гарри, я думаю, все присутствующие здесь должны дать Непреложный обет, чтобы никто не узнал о его тайне.
  - Мы согласны, - сказали Фред и Джордж в один голос.
  Лицо Рона не выражало ничего. Миссис Уизли выглядела встревоженной. Дамблдор объяснил Гарри суть ритуала и начал скреплять его. Рон и Гарри стояли взявшись за руки:
  - Клянешься ли ты, Рональд Уизли, хранить тайну Гарри Поттера - все что ты узнал сегодня - до тех пор, пока он лично не разрешит тебе ее раскрыть?
  - Клянусь. - Золотая нить скрепила их руки.
  - Клянешься ли ты, Джинерва Уизли, хранить тайну Гарри Поттера - все что ты узнала сегодня - до тех пор, пока он лично не разрешит тебе ее раскрыть?
  - Клянусь.
  - Клянешься ли ты, Молли Уизли, хранить тайну Гарри Поттера - все что ты узнала сегодня - до тех пор, пока он лично не разрешит тебе ее раскрыть?
  - Клянусь.
  - Клянешься ли ты, Фред Уизли, хранить тайну Гарри Поттера - все что ты узнал сегодня - до тех пор, пока он лично не разрешит тебе ее раскрыть?
  - Клянусь.
  - Клянешься ли ты, Джордж Уизли, хранить тайну Гарри Поттера - все что ты узнал сегодня - до тех пор, пока он лично не разрешит тебе ее раскрыть?
  - Клянусь.
  - Клянешься ли ты, Гермиона Грейнджер, хранить тайну Гарри Поттера - все что ты узнала сегодня - до тех пор, пока он лично не разрешит тебе ее раскрыть?
  - Клянусь.
  - Профессор, - сказал Гарри, после завершения обряда.
  - Да, мальчик мой.
  - У меня к вам просьба... вы не знаете, где можно найти нескольких домовых эльфов?
  - Зачем они тебе?
  - Видите ли, сэр, мы с Сириусом и Ремусом восстановили особняк моей семьи, теперь мне нужны эльфы, чтобы ухаживать за домом.
  С интересом слушавшая Гермиона, подавилась воздухом и обвиняющее уставилась на Гарри, не в силах сказать ни слова от возмущения, шока и негодования.
  - Что ж, - сказал Альбус, с улыбкой посмотрев в сторону Гермионы, - я думаю, это не будет проблемой... в Хогвартсе очень большая колония домовых эльфов, возможно, кто-то из них изъявит желание служить тебе... одного такого эльфа я точно знаю.
  Гарри ухмыльнулся, вспомнив Добби.
  - Спасибо, сэр.
  - Если это все, я должен идти, - сказал директор, - в свете новых обстоятельств я должен сделать все для обеспечения безопасности учеников, к тому же в этом году вас ждет сюрприз, - улыбнулся директор.
  Как только директор исчез в воронке аппарации, в кухне наступила гнетущая тишина. Он немного расслабился, когда они выяснили все с директором - если уж Дамблдор не начал поднимать панику, то ему уж точно нечего волноваться. По крайней мере, так сильно, как он переживал раньше. Что ж, гибрид так гибрид, ничего не попишешь, убегать в запретный лес. Да и к Хагриду зайти можно... но еще один вопрос не давал ему покоя, а вернее то были лица друзей, в которые Гарри теперь с тревогой вглядывался. Что-то было не так, и с уходом Дамблдора он расслабился и вдруг явно почувствовал негативные эмоции, так тщательно скрываемые некоторыми из присутствующих. Все-таки был толк от вампирской сущности, хоть и сомнительный. Не зная, куда податься, он сглотнул и остановился на том, кому доверял больше всех. Кроме Сириуса, разумеется.
  - Рон, - подошел к нему Гарри.
  - Отойди от меня, - отскочил тот, с отвращением смотря на Поттера.
  - Рон! - шокировано воскликнула Гермиона.
  - Он темная тварь! - воскликнула Молли Уизли, уже не сдерживая злость, которая хлынула на Гарри, давя и выбивая из колеи, - А еще он убийца! Я не позволю ему жить под одной крышей с моими детьми!
  Внезапно обрушившиеся на Гарри потоки отвращения, злости и неприязни абсолютно не давали ему думать. Он не мог сходу осознать, что сейчас та женщина, которая была ему как мать, говорила все эти вещи...выгоняя его... стоп... из его же дома? Гарри совершенно растерялся, но Сириус, видимо, думал о том же.
  - Вон отсюда, - прорычал Сириус. - ВОН! ИЗ! НАШЕГО! ДОМА! Я НЕ ПОЗВОЛЮ КОМУ-ТО ОСКОРБЛЯТЬ МОЕГО КРЕСТНИКА!
  - Ты, - обвиняюще ткнула в него пальцем Молли, - я превратила этот склеп в подобие жили...
  - ПОШЛА ВОН!!
  - Правильно, сынок! - раздался голос с портрета Вальпурги, а Гарри чувствовал чужую жалость - увидел, что Гермиона смотрит то на него, то на мисси Уизли с абсолютной растерянностью. И еще чужая злость отступила, оставляя собственную.
  - Дети, мы идем домой! - воскликнула Молли. Схватив за руки Рона и Джинни, она потащила их за собой. Послышался звук аппарации на крыльце, а потом уже хлопнула дверь.
  - Гарри, - сказал Фред, впервые на памяти Поттера они оба выглядели настолько серьезными, - мы хотим сказать, нам не важно, кто ты...
  - Маг или кто-то еще!
  - ...потому что ты всегда был
  - И будешь!
  - ...нашим другом.
  Джордж закивал.
  - Спасибо вам, парни, - улыбнулся Гарри. Близнецы попрощались и направились к двери. Навалившееся снова на плечи беспокойство стало немного легче.
  - Гарри, я... - начала Гермиона, замявшись, - я не знаю, что думать... дай мне время, хорошо? Это слишком неожиданно... мы всегда были друзьями... я думаю, наша дружба останется прежней... я надеюсь на это... но мне нужно время... я воспользуюсь ночным рыцарем и отправлюсь к родителям до конца лета...
  - Хорошо, Гермиона, - сказал Гарри нейтральным тоном, хотя внутри него уже начинала бушевать просто буря эмоций, с огромной скоростью сменявших друг друга, гнев, ярость, шок, страх, тревога, отчаянье, горе, боль от предательства...все они давили на него, а он изо всех сил старался держать их в себе хотя бы до того момента, когда все разойдутся.
  Гермиона вышла из дома. Гарри и Сириус остались одни в доме на Гриммо. Настроение было паршивым... Только портрет Вальпурги был на седьмом небе от счастья. Сириус смотрел на парня, и тот с облегчением почувствовал понимание. Не хотелось сейчас думать о том, откуда берутся все эти эмоции - слишком их заглушали его собственные.
  - Гарри, я понимаю, тебе сейчас тяжело... но у тебя есть я... есть Ремус... я уверен, Гермиона не предаст тебя... видимо, Рон не был тебе настоящим другом... я знаю, что такое предательство.
  - Спасибо, Сириус, - сказал Гарри. На душе все еще было тяжело, но он понимал, что Сириус знает, о чем говорит. - Ты прав. К тому же лучше сейчас узнать об их истинном ко мне отношении, чем потом, когда будет поздно...
  Поднявшись наверх, он даже не стал зажигать свет, а просто лег, не раздеваясь, и уставился в потолок. В голове было пусто - впрочем, как и на сердце. Словно вырвали кусок, оставляя там большущую дыру. Сил на эмоции просто не осталось, слишком уж много он их пережил за день. Слишком долгий день.
  ***
  Следующие несколько дней пролетели быстро. Когда Ремус узнал, что Гарри стал гибридом - это слово прочно вошло в лексикон Сириуса и Гарри - он был подавлен. Он считал себя виновным в этом. Поттер и Блэк около часа убеждали его в обратном. Все-таки никто не знал, к чему приведёт ритуал, поэтому Ремус не мог быть виновным в этом. Гарри говорил на эту тему и с Игнотусом. Тот был очень заинтересован в этом: еще ни разу, на его памяти, ритуал не приводил к такому результату. Гарри был уникален. Единственный в своем роде. Хотя самого гибрида это несколько угнетало: собственно, теперь никто не мог назвать его "своим" - ни люди, ни вампиры, ни оборотни. Игнотус сказал, что у него есть несколько предположений: для подтверждения или опровержения одного из них нужно было дождаться следующего полнолуния, которое должно было быть 29 августа.
  Еще, по совету Игнотуса, Гарри проверил себя и выяснил несколько фактов: как и оборотень, он был подвержен воздействию аконита. При этом его температура была достаточно уравновешенной: у вампира она ниже человеческой, у оборотня - выше. При этом Гарри не чувствовал жары или холода, в принципе, как и волки с вампирами. Также Люпин научил Гарри навыку оборотня: теперь он мог чувствовать, когда человек лжет. Это было что-то вроде интуиции, которая очень редко дает сбой. Конечно, всегда можно слушать стук сердцебиения и при его изменении было ясно, что человек врет. Но были специальные зелья, которые могли ослабить это явление, что делало такой способ ненадежным. Теперь его регенерация проходила быстрее, слух и обоняние стали немного острее. Это было дополнением к тому, что он чувствовал эмоции - как они выяснили, если человек испытывал достаточно сильную эмоцию по отношению к нему, то он ощущал ее.
  В своей новой сущности он мало спал - это ему теперь было нужно меньше, чем человеку. Вампиризм, как обозвал это в шутку Сириус, влиял на него так, что ночью энергия прямо-таки била ключом. Сколько он ни пытался уснуть, раньше четырех утра у него не получалось. При этом он высыпался, так что проблем в этом не было. А привыкать к снотворным с пятнадцати лет - не самый лучший выход. Даже зелья могут вызвать привыкание.
  Поэтому он нашел другой выход - все эти дни по ночам Гарри занимался учебой, потому что в принципе, заниматься было больше нечем. Да и к тому же ему хотелось занять себя хоть чем-то, чтобы та сцена в кухне больше не стояла перед глазами. Остался лишь горький осадок от предательства - он никогда бы не подумал, что миссис Уизли может так отреагировать. Рон в прошлом году уже "проявил себя" - раньше Гарри думал, что тогда в нем играла обида, но теперь они с Сириусом пришли к выводу о том, что это была зависть. Но ладно Рон, но миссис Уизли, заменявшая ему летом мать...нет, к такому он был готов куда меньше, чем к тому, что возродился Волан-де-Морт. Приносила облегчение то, что у него есть Гермиона, а также близнецы остались с ним... но второй раз потерять лучшего друга! К обиде примешивалась злость - значит, Молли Уизли никогда не принимала его, как родного сына - хотя говорила обратное. Это раз. Два - Рональд Уизли - последняя задница, как писала ему Гермиона, и не одна кружка с чаем разлеталась на кусочки у него в пальцах, когда он начинал думать обо всем этом.
  Потому спасением стала учеба - повторив всю школьную программу, он полюбил трансфигурацию. Эта отрасль магии понравилась ему больше всего. Благодаря Сириусу он теперь колдовал только невербально. Он за лето освоил все предыдущие курсы по трансфигурации, а затем переключился на библиотеку крестного. Он читал, читал, и никак не мог остановиться - хотел узнать все, что можно о вампирах и оборотнях. Тайно от Сириуса он изучал и темную магию, которая, по его мнению, могла помочь ему. Он не знал, одобрит ли это крестный, но решил не рисковать. Из книг он узнал, что оборотни и вампиры, ну а гибрид тем более - темные существа, имеющие предрасположенность к темной магии. С ужасом Гарри попытался наколдовать патронус, но у него ничего не вышло. Страх и отчаяние заполонили его сердце, он пробовал снова и снова, пока не вспомнились слова Лунатика о хороших воспоминаниях. Сосредоточившись, он все-таки смог исполнить заклинание, из его палочки вылетел... волк... крупный, серебряный волк, который оглянулся в поисках опасности, а потом просто уселся рядом с Поттером.
  С помощью патронуса Гарри научился передавать словесные сообщения. Причем Поттер не понимал, почему маги не используют такой способ связи. Сириус сказал, что используют те, кто может, просто Гарри не замечал этого.
  Блэк нашел в библиотеке заклятье консервации и на следующий день подарил Поттеру серебряный перстень в форме головы волка и изумрудными глазами. На такой явный намек Поттер слегка обиделся, восприняв это как вызов, и на день рождения, который был через несколько дней, подарил крестному поводок, ошейник, намордник, шампунь от блох и миску с надписью "Бродяга". Хохот из спальни крестного был слышен в гостиной.
  Совершив набег на несколько магловских больниц, Поттер до отказа набил пространство в кольце пакетами с кровью, теперь проблема жажды отпала.
  Примерно через три дня после скандала директор прислал Поттеру шесть домовиков, возглавляемых Добби с его огромными, полными слез радости голубыми глазами. В этот день Гарри отправился в особняк в одиночку - ему понравился мотоцикл, и он был не прочь лишний раз полетать на нем.
  Гарри нравился чудаковатый эльф, он веселил его своим поведением. Поттер назначил Добби главным эльфом особняка и личным домовиком. Казалось, домовик готов был прыгать от счастья - а вместо этого разрыдался, вытираясь ушами. Как рассказал Гарри крестный, эльфам бесполезно что-то втолковывать о свободе и зарплате. Гарри сомневался. Но когда он спросил у Добби, хочет ли он чтобы Гарри стал его хозяином, то чуть от счастья в обморок не упал. Успокоив счастливого домовика, гибрид провел несложный ритуал принятия эльфа. Поговорив с остальными, Гарри выяснил, что двоим из них не было работы в школе: там было слишком много эльфов, а самим эльфам там разрешают делать немногое. Еще три домовика искали работу, они пришли в Хогвартс, но Дамблдор посоветовал им работать на Гарри.
  Поттер, опросив их, назначил Тарси ответственной за территорию вокруг поместья, эльфийка заверила, что если хозяин даст ей деньги, очень скоро вокруг поместья будет прекрасный сад. Токки был отличным поваром и его Гарри назначил на кухню. Слакки отвечал за чистоту поместья, а вот Бенки отвечал за одежду. Конечно, деление было формальным, эльфы с удовольствием помогали друг другу, но Поттер, зная природу эльфов, решил показать им, что доверяет им важные должности, что плодотворно сказалось на их любви к хозяину. С Гремми Гарри решил соригинальничать, он не знал, делал ли кто так до него, но этого эльфа Поттер назначил библиотекарем. Гремми отвечал за книги. Все книги были отсортированы и реставрированы совместными силами домовиков. Теперь у новоявленного хранителя книг был специальный каталог, в котором были указаны все книги в библиотеке. Он знал, где какая книга стоит, и благодаря магии эльфов мог призвать нужный трактат к себе или поставить на место. Также он мог принести нужный том Поттеру в любое место. Гарри был рад удачной идее. Все свои вещи с Гриммо он перенес в особняк. Теперь ночи он проводил здесь: решил изучить семейную библиотеку. На Гриммо он возвращался днем, где проводил время с крестным. Дневник Поттер вернул на законное место, как и свиток, по просьбе Игнотуса, переживавшего, что книга пропадет: пусть никто не сможет ее открыть, кроме члена семьи, если книга пропадет - пропадут и знания Игнотуса.
  В одном из подвалов Поттер обнаружил небольшую коллекцию вин разных годов. Небольшая лаборатория, которую оборудовал Джеймс для Лили, не произвела на Гарри впечатления: ну не нравились ему зелья и все тут! Он полюбил трансфигурацию, был силен для своих лет в ЗОТИ и неплохо знал другие предметы школьного курса. Сириус сказал, что Поттер пошел в отца.
  Кстати Гарри нашел неплохую каморку, где положил метлу, квиддичную форму и недавно приобретенный в Косом Переулке набор мячей.
  Когда Поттер осматривал дом, он подумал, что могилы родителей наверняка находятся в Годриковой Лощине, а он ни разу даже не подумал об этом - хорош сын, нечего сказать! Попросив Добби позвать Сириуса, Гарри с мрачным видом уселся в кресло.
  Через пять минут с громким хлопком появился Добби, державший за руку Сириуса.
  - Что случилось, Гарри? - спросил Блэк.
  - Что случилось? Сириус, как я мог быть таким? Я уже второй раз здесь, а про могилы родителей вспомнил только сегодня!
  - Гарри, успокойся, - сказал Сириус, слегка побледнев, - мы можем пойти на кладбище прямо сейчас и... и Луни тоже захочет пойти, я отправлюсь за ним и приду. С хлопком Сириус исчез. Через десять минут появились Бродяга и Лунатик. Отдав распоряжения эльфам и выдав нужное количество денег, Гарри вслед за мародерами вышел из дома.
  Кладбище было за небольшой церковью, стоявшей чуть поодаль от основных улиц города. За невысокой витиеватой оградой начинались ровные ряды надгробий. Люди, что жили в Годриковой лощине сотни и тысячи лет назад, состарились и... нет, впрочем, не все здесь умерли своей смертью. Здесь хоронили и тех, кто погиб на первой магической, например, тех, кто был так сильно болен, что не помогли колдомедики и те... те, к кому пришел сюда Гарри. Они покоились достаточно далеко от входа целых четырнадцать лет.
  Ремус шел впереди, наконец он остановился перед надгробием из белого мрамора, которое, казалось, слегка светилось. Сглотнув, Гарри прочитал надпись:
  Джеймс Поттер. 27 марта 1960 года - 31 октября 1981 года.
  Лили Поттер. 30 января 1960 года - 31 октября 1981 года.
  Последний же враг истребится - смерть.
  - Последний же враг истребится - смерть, - вслух прочитал Гарри. Жуткая мысль вдруг обдала его холодом, - это же лозунг Пожирателей смерти, почему он здесь?
  - Тут совсем не тот смысл, что у пожирателей смерти, - мягко ответил Люпин, - здесь имеется ввиду... жизнь после смерти.
  - Но они не живые, - думал Гарри, - их нет! Пустые слова не могут изменить того что их кости или даже уже прах лежат здесь, под землей, ко всему равнодушные... не знают, что их живой сын стоит сейчас здесь, - слезы потекли по его лицу, он не стал их останавливать: пусть текут! Что толку притворяться! Во всем виноват Волан-де-Морт... если бы не он, Гарри бы вырос в любящей семье... в школу его бы провожали родители, Сириус, Ремус... у него могли бы быть братья и сестры... - жизнь, которую у него отняли, никогда не казалась ему такой реальной как сейчас... Он услышал сдавленный голос Сириуса.
  - Джеймс, Лили... простите меня... если бы я был хранителем... вы были бы живы... это моя вина...
  - Нет! - твердо сказал Гарри, - Сириус, ты ни в чем не виноват. Виноваты Волан-де-Морт и Питтегрю. Они ответят за это... я обещаю...
  Он демонстративно отвернулся, переводя горящий взгляд полных слез глаз на могилу. Он не заметил тихих удаляющихся шагов за спиной, не замечал и сильного ветра, поднявшегося тут. Первые эмоции прошли, слезы высохли, оставив за собой глубокие чувства, которые он никогда прежде так сильно не испытывал.
  Это была ненависть. Она, конечно, не могла быть больше той любви, которая не раз помогала ему вызвать Патронуса, не могла вытеснить из груди щемящую тоску. Она засела глубоко внутри, выражаясь лишь в твердости взгляда и плотно сжатых кулаках. Если бы человек и смог бы жить, отпустив ее или заставив себя заткнуть подальше от своих же глаз, то вампир же о таком бы и не подумал. Равно как и оборотень, потому гибрид, охваченный чувством долга кровной мести, раз за разом повторял про себя обещание, данное Сириусу, словно мантру.
  "...они ответят за эти убийства. Они ответят передо мной за смерть. Они ответят..."
  
  Глава 11. Гринготтс и охота.
   Прошло два дня с тех пор, как Гарри, Сириус и Ремус были на кладбище в Годриковой лощине, в эти дни у Поттера было ужасное настроение. Учиться не хотелось. Он был в апатии. В обед к нему пришел с докладом Добби, что для покупки продуктов им нужны еще деньги, а еще он сказал, что к середине сентября сад будет готов. Наличные деньги у Поттера кончились, поэтому он решил сходить в банк. Ему хотелось сделать это самому.
   Воспоминание.
   - Здравствуйте, - поздоровался Гарри с гоблином за кассой, - я хотел бы посетить свой сейф.
   - У вас есть ключ?
   - Разумеется, - сказал Гарри, выложив на стол маленький золотой ключик.
   - Все в порядке, - кивнул гоблин, - проследуйте за сопровождающим. Гайник! - крикнул он.
   Из комнаты недалеко от касс вышел другой гоблин.
   - Проводи мистера Поттера к его сейфу.
   - Пройдемте за мной, мистер Поттер, - сказал гоблин.
  Гонка на тележке на этот раз понравилась Гарри: крутые виражи, резкие повороты и головокружительная скорость - это было круто. Гоблин, глядя на довольного Поттера, слегка улыбнулся.
   - Скажите, а как мне узнать, сколько у меня денег? - спросил Поттер, войдя в сейф. Теплый золотистый свет, разливающийся по комнате из-за бликов монет, отражающих свечи, не вызывал уже такого трепета, как в первый раз. Но все же было что-то такое, от чего захватывало дух - то ли от количества монет, лежащих перед парнем, то ли понимание от того, что они все принадлежат ему и только ему, а может и само нахождение в таком здании, доверху забитом деньгами, артефактами, рукописями, ценностями...
   Гоблин молча кивнул на табличку, висевшую на стене. Гарри подошел к ней:
  Сейф Љ 687:
  1 Галеон = 17 сиклей.
  1 Сикль = 29 Кнатов.
  1 Галеон = 493 Кната.
  Галеоны: 58.765
  Сикли: 11.114 (653 галеона, 13 сиклей)
  Кнаты: 15.400 (31 галеон, 4 сикля, 1 кнат)
  Всего: 59.450 галеонов, 1 кнат.
  Предметы, артефакты: отсутствуют.
  "Мда... такую систему могли придумать только гоблины"
  Гарри наполнил галеонами прихваченный с собой небольшой рюкзачок.
   - Скажите... Гайник, а у вас есть что-то, чтобы не приходить в банк каждый раз за деньгами?
   - О чем вы? - непонимающе спросил гоблин.
   - Ну... какая-нибудь карточка или кошелек, связанный с сейфом...
  Гоблин искренне рассмеялся.
  - Нет, мистер Поттер, таких услуг банк не предоставляет.
  Гибрид хоть и смутился - не сдался.
   - А как узнать, есть ли у меня какие-нибудь еще сейфы в вашем банке?
   - Если найдете у себя к кармане ключ - будет вам еще сейф. Без ключа - нет.
   - А если ключ будет утерян?
   - Ваши проблемы, - оскалился гоблин. - Хотя мы предоставляем услуги по созданию запасных ключей с уже имеющихся оригиналов. Стоимость одной копии - пятьсот галеонов.
   - Пожалуй, я закажу один такой ключ, - задумчиво сказал Поттер, его не радовала перспектива остаться без кната в кармане, если потеряет ключ.
   - Нет никаких проблем, как только мы поднимемся, я проведу вас в мастерскую, - хмыкнул гоблин.
   - Хмм, скажите, а есть ли какие-то проценты? - спросил Поттер, смутно припоминая разговоры дяди Вернона.
   - Нет, - покачал головой гоблин, - вы можете лишь лично пополнить счет или кто-то переведет деньги на ваш счет, обычно так происходит при вложении средств в какое-либо предприятие. Опережая ваш возможный вопрос, скажу, что из этого сейфа в течение последних четырнадцати лет производилось только изъятие средств, начавшиеся с вашего первого посещения.
   - Откуда вы это знаете?
   Гоблин кивком указал на другую табличку, где были указаны все финансовые операции за последние двадцать лет.
   - А с моим ключом кто-либо может попасть в мой сейф?
   - Да.
   - А как же самый безопасный банк?
   - Мистер Поттер! - возмутился гоблин, - речь идет не о безопасности банка, а о вашей возможной безалаберности. Банк абсолютно защищен от незаконного проникновения в сейф. Но если вы пришли с чьим-то ключом - это абсолютно законно.
   - А как же проникновение в сейф четыре года назад?
   - Это была случайность, - помрачнел гоблин, - тогда сейф был уже пуст и не так строго охранялся.
   - А есть какие-то уровни безопасности?
   - Разумеется есть, ваш сейф сейчас находится на третьем уровне, всего их семь. Седьмой уровень охраняется драконами, при этом войти туда можно только с помощью гоблина и ключа.
   - А как перевести свой сейф на более защищенный уровень?
   - Никак, - хмыкнул гоблин, - ваш сейф со всем содержимым автоматически будет переведен на уровень ниже, если его содержимое будет стоить больше.
   Положив в рюкзачок две тысячи галеонов, мимоходом отметив, что цифры на табличках изменились, Гарри вслед за гоблином вышел из хранилища. То, что он узнал, приятно его удивило, конечно, он был достаточно обеспеченным по меркам волшебного мира, Сириус был прав: зря он ходил в обносках Дадли столько лет. Процедура изготовления ключа прошла очень быстро, спустя десять минут Поттер уже вышел из банка с деньгами в рюкзаке.
  Конец воспоминания.
   Гарри слегка обиделся на крестного, когда рассказал ему о походе в банк: крестный рассмеялся, но дал Поттеру несколько полезных уроков по управлению капиталом. Поттер связался с близнецами, по словам Сириуса их магазин обещает быть перспективным вложением. Близнецы сразу сказали, что он будет владеть третью акций магазина, на что он пообещал оплатить им все нужные расходы, если той тысячи галеонов не хватит.
   Когда заканчивались дела, настроения не было абсолютно... Поттер вообще не хотел ничего чувствовать... он старался отгородиться от эмоций... он был в полной апатии... как не старался Блэк поднять ему настроение, ничего не выходило. Уже темнело. Сидя в своей комнате в доме Сириуса, он достал пакет с кровью и задумчиво на него посмотрел... сильная жажда его сейчас не мучила, но ему хотелось крови... Гибриду не слишком нравилась донорская кровь. Да, она утоляла жажду, но была... не вкусной... Гарри попросил Добби принести книгу Игнотуса.
   - Игнотус, - написал Поттер, - я хочу спросить у вас, как обратить человека в вампира.
   - Приветствую, юный Поттер. Ох уж и сколько раз отвечал я на сей вопрос за свою долгую жизнь - и это не включая сего дневника - и не припомню даже. Человек, умирающий с кровью вампира в теле своем, после смерти обращается. Хотелось бы надеяться, что сие любопытство ничем иным не является. Или задумал ты нечто?
   - Нет, просто стало интересно, если пить человеческую кровь, не убивая, станет ли человек вампиром?
   - Нет, только как я выше упомянул.
   - Спасибо, Игнотус.
   Приказав эльфу вернуть дневник предка на законное место, Гарри плюнул на все и вышел из дома, сказав крестному, что хочет проветриться. Он решил размяться и побежал прочь от площади Гриммо. Ветер наполнял легкие, которые, казалось, должны были разрываться от такого бега, но то у людей. Гарри почти не чувствовал усталости - только то, как ветер выдувает из него всю эту засиженность на одном месте, все тяжелые мысли, раздражение, оставляя за собой пустоту, холод и даже в какой-то степени приятное отчаяние. Остановился он в каком-то малознакомом районе Лондона.
   Уже было темно, фонарей на этой улочке почти не было. Поттер прекрасно видел в темноте. В голове звенела пустота, не хотелось думать ни о чем - ни о том, что будет сейчас, ни о том, что будет когда-то его жизнью; ни о том, чем он стал. Втянув носом воздух, он почувствовал запах людей. Бросившись в сторону он увидел девушку лет двадцати, с которой пытался стащить одежду какой-то парень, при этом рот девушки был завязан, а сама жертва пыталась ударить насильника.
   Быстрым шагом Поттер подошел к парню, рывком развернул его к себе и приподнял его над землей; тот даже не понял, что происходит - так быстро он оказался в воздухе. Девушка сняла с себя повязку.
   - Беги, - сказал он девушке, чувствуя, что не сможет сдержаться.
   - Спасибо, я...
   - Я сказал беги! - зарычал Гарри, чувствуя, что лицо уже изменилось. Девушка закричала и бросилась прочь.
   - Отпусти меня... кто ты? - Гарри только заметил, что тот пинает его ногами. Глаза парня были полны ужаса.
   - Не важно, - рассмеялся Поттер. Он слышал, как учащенно бьется сердце жертвы... его мозг отключился, рот наполнился слюной, он впился в шею парня. Эйфория... Какие к черту пакеты с кровью, когда можно насладится теплой, из вены. Гарри чувствовал, как сила наполняет его до кончиков пальцев, огнем разливаясь по телу. Кровь, такая манящая, такая сладкая заполняла рот, он никак не мог насытиться, но всему хорошему свойственно заканчиваться и потому вскоре Поттер почувствовал досаду - человек был уже обескровлен. Достав палочку, он превратил тело в камень. Он даже не понимал, что с ним, но в голову стучало звонким молоточком, заставляя его подчиняться зову. Еще...еще крови... он слышал бегущую девушку... Инстинктивно он догнал ее через несколько секунд, оказавшись перед ней. Она закричала еще сильнее.
   - Не кричи, - мягким голосом произнес Поттер, - глядя ей в глаза. Она сразу замолчала. - Ты боишься меня?
   - Да, - ответила дрожащая девушка. Ему доставляло дикое удовольствие чувствовать себя охотником, чувствовать себя всесильным, чувствовать беспрекословное подчинение его воле. То, чего ему всегда недоставало, пусть он сам этого не осознавал - власти, которую у него отнимали обстоятельства. Которой он не умел пользоваться, но где-то внутри ужасно хотел - и теперь все это вырывалось наружу, не оставляя ему никаких шансов взять себя в руки.
   Впрочем, не очень-то и хотелось.
   - Ка... Катариса...
   - Очень красивое имя, - оскалился гибрид.
   - Ты убьешь меня? - спросила она, слезы катились по ее лицу, но закричать она не могла.
   - Не знаю... - задумался Гарри, - как получится... я не хочу убивать тебя... ты красивая... но мне нужна кровь...
   - Найди кого-нибудь другого.
   - Зачем? Когда есть ты? - Поттер рывком схватил ее и впился в шею. Снова чувство тепла и насыщенности, сквозь пелену тумана пробилась мысль, что не надо убивать девушку, с сожалением он отпустил ее, она выглядела ослабленной. - Хватит, - произнес Гарри, - залечивая рану на ее шее недавно выученным лечебным заклятьем, - ты забудешь все, что здесь было, сейчас ты пойдешь домой и ляжешь спать, ты будешь помнить только то, как шла домой без всяких происшествий, ты поняла меня?
   - Да, - ответила девушка в пустоту, Поттера уже не было.
   Гарри несся в сторону площади Гриммо, его переполняло чувство эйфории. Он сожалел об убитом человеке... но с другой стороны... Поттер даже не знал его... плевать! Внутри будто боролись две сущности - он не знал, какой из них отдать предпочтение. Даже если бы он знал, как подчинить себе одну из них, то все равно не смог бы сделать этого - он просто был не состоянии выбрать из двух зол.
   "Родители бы не одобрили такого, - раздался в голове внутренний голос, - и Сириус будет явно не в восторге!!"
   "Да, пусть они бы не одобрили такого... но... мои родители погибли! И пусть это будет грубо, но это они сделали меня таким! Я не виноват в этом! Теперь уже ничего не изменить, всем наплевать! Мне нужна кровь! А Сириус... я скажу ему позже... он говорит, что примет меня таким, какой я есть... посмотрим! Если уж и он сбежит, как и... то скатертью дорога. Буду жить один. Мне никто не нужен, если не нужен я".
   Найти дорогу до дома оказалось проще простого. Вся улица была пропитана запахами, от чего его заносило то в одну сторону, то в другую, но инстинкты вывели его прямо на площадь Гриммо. Решив вести себя как ни в чем не бывало, Гарри мимоходом бросил Сириусу пару незначительных фраз о том, что он гулял и сегодня прекрасная погода и отправился к себе в комнату. Блэк странно посмотрел на него, но ничего не сказал. А Поттеру было некогда смотреться в зеркало - если было бы, то он бы не стал так открыто смотреть на крестного. Из зеркала на него бы посмотрели два горящих адреналином глаза, а клыки странно поблескивали, не предвещая ничего хорошего.
  ***
   Гарри изучил много литературы по трансфигурации в библиотеке Поттеров. Джеймс был поклонником этой отрасли, как и его сын. Целый стеллаж современных книг по трансфигурации просто взбудоражил его воображение. Уже сейчас он понял, что стать мастером трансфигурации возможно, но слишком трудно. Во-первых, нужно привнести в науку что-то новое, а во-вторых, очень хорошо знать теорию и владеть практическими навыками. Чтобы стать мастером, нужно сдать экзамен в международной гильдии мастеров. Если все получится - тебе дадут сертификат и значок. Поттер загорелся этой идеей и с двойными силами принялся за литературу по ставшему теперь любимым предмету. Также он выписал себе журнал "Трансфигурация сегодня", где было много всего интересного, а мастера и просто талантливые в этой отрасли люди отправляли свои статьи туда.
  Временами на него накатывала полная апатия - он тупо читал, его мозг запоминал, делал пометки в непонятных местах, но сам Гарри отсутствовал, словно был в прострации. В один из вечером он наткнулся на книгу, связанную с анимагами и решил, что пора бы уже всерьез взяться за это. Читая, читая скучную, но не менее полезную теорию, он снова "завис", и тут, наконец, нашлось то, что вывело его из этого состояния - понимание того, что оборотень анимагом стать не может. Анимагия - это превращение во внутреннего зверя. У оборотня такой зверь есть - только неконтролируемый. Поэтому надежды на это не было никакой. Но тот самый внутренний зверь, который потихоньку "влезал" и подправлял характер героя, не дал ему отчаяться - даже без анимагии трансфигурация очень интересная и сложная наука. Оказывается, создание собственных формул превращения очень трудоемкий, но интересный процесс. Для этого нужно провести трехступенчатые нумерологические расчеты. Читая купленные специально для этого учебники по этому предмету, Гарри начал понимать, что этот предмет гораздо интереснее прорицаний.
   Древние руны, которые, как оказалось, важная часть магии - были достаточно увлекательными, если изучать их не только для сдачи экзамена, но и для того, чтобы понять действия некоторых по-настоящему сложных магических процессов. Гарри твердо решил попросить у декана в этом году отказаться от прорицаний и взять нумерологию и руны. Оказывается, почти каждый узор заклинания - руна. Бывает, конечно, не одна, а целая связка. Некоторые заклинания требовали визуального представления рунного круга, выведения руны палочкой и словесной или же невербальной формулы. У Поттера голова кругом пошла. Он освоил несколько новых боевых заклинаний: колющее, улучшенный вариант режущего, где по воздуху неслось пять лезвий, а также усиленное взрывное и несколько усыпляющих чар.
   Также Игнотус рассказал ему об одном заклятии Певереллов. Это было родовое заклятье щита, в принципе оно не считалось запрещенным, но оно было темным. Предок рассказал, что такие заклятья есть во многих семьях и их формулы очень ревностно оберегаются членами семей. Поэтому Певерелл настаивал на том, чтобы Поттер учился выполнять его невербально. Сам Гарри был не сильно против, он и так тренировался колдовать беззвучно. Заклинание относилось к высшей темной магии, оно было очень сложным в исполнении. Несмотря на идеальные движения палочкой и формулу даже вербально выполнить щит не получалось.
   Сириус написал Гарри несколько самодельных и модифицированных заклятий, которых не было в книгах. Он сказал, что эти чары были в моде во время его учебы в школе.
   В очередной раз общался с дневником предка, он спросил у него про чашу, оказалось, что это Омут Памяти.
   Этот артефакт он принес Сириусу и тот подтвердил, что это Омут. Когда крестный рассказал ему, как он работает, Гарри попросил показать несколько воспоминаний о родителях. Сириус с улыбкой кивнул и, задумавшись минут на десять, выбросил несколько нитей в Омут. Вслед за крестным Гарри погрузился в чашу.
  Первое знакомство с Джеймсом, Ремусом, Питером. Тайна Люпина. Решение стать анимагами. Создание карты, шалости и розыгрыши. Обритая и запихнутая в доспехи Макгонагалл, которую приняли за миссис Норрис. Издевательства над Снейпом.
  Сириус объяснил причину всего этого: Джеймсу нравилась Лили, но на Поттера она не обращала внимания, а с Нюнчиком дружила. Вот Сохатый и не понимал, что есть у Северуса, чего нет у него, Сириус считал Джеймса братом, потому и сам относился к Снейпу также как Поттер.
   Питер во время учебы в школе был тихим и скромным. Кстати, именно с его подачи создали карту: мародеры нашли у него листок, где тот рисовал карту Хогвартса: Питер легко мог потеряться в заброшенном коридоре или свернуть не в ту сторону.
  В красках Поттер видел первую ночную прогулку мародеров в образе зверей. Кстати, само название предложил Ремус, хоть таким словом и называют грабителей и убийц, так их назвал Лунатик, когда они в очередной раз натаскали еды с кухни и выпивки из Хогсмида: праздновали назначение Джеймса на должность ловца всем факультетом...
   Прозвища мародерам пришли постепенно, Джеймса назвали Сохатым сразу. Кстати, Лили, когда на седьмом курсе стала встречаться с Поттером, долго не могла понять, почему Блэк все время называет Джеймса Сохатым, она же не "наставляла ему рога..."
   Хвост получил свою кличку за то, что всюду таскался за Сириусом и Джеймсом, сначала он обижался на такое прозвище, но мародеры разубедили его...
   Сириуса Джеймс предложил назвать дворняжкой, за что схлопотал увесистой книгой по Анимагии в лоб. Как ни странно, само прозвище было предложено Питером: когда Блэк возвращался после прогулки с очередной девушкой, Питтегрю попенял ему на то, что он вечно где-то бродит... Так его и назвали - Бродяга...
   Было несколько воспоминаний, которые показывали детство Гарри.
  С болью тот смотрел, как любили его родители и злость на Волан-де-Морта, отнявшего у него родителей, все разрасталась.
  ***
  Когда через неделю Гарри возвращался с охоты, Сириус отвел его в гостиную и сказал:
   - Гарри, ты ничего не хочешь рассказать мне?
   - О чем ты? - парень неплохо справлялся с эмоциями, потому что при этих словах у него перед глазами замелькали картины недавно пережитых событий...погоня, шея, кровь. Обращение тела в камень...загипнотизированные глаза. Все это длилось ровно секунду, но заставило Гари чувствовать себя едва ли не виноватым.
   - О твоих прогулках по Лондону.
   - Ты следил за мной? - разозлился Поттер. Вину как рукой сняло.
   - Нет, - покачал головой Сириус, - я не следил за тобой, я расскажу тебе позже, как я узнал это. Сейчас разговор о тебе.
   Гарри как-то весь сник. Запал иссяк, оставляя после себя какую-то детскую обиду на крестного. Не каждый человек значил для него столько, сколько крестный - потому его слова пусть и были обидны для уже почти поверившего в свою всесильность парня, но все же заставляли задуматься.
   - Прости меня, Сириус. Просто кровь в пакетах мне не нравится.
   - И поэтому ты убиваешь людей?! - разгоряченно крикнул Сириус.
   - Я убил всего двоих вместе с тем Пожирателем! - и правда, на этой охоте у Гарри было три жертвы и все они остались живы и пошли домой со стертыми воспоминаниями.
   Сириус вздохнул:
   - Я не осуждаю тебя, - Гарри удивленно на него посмотрел, - не могу осуждать, это было бы лицемерием... я и сам убивал не раз, когда служил в аврорате... пусть это были бандиты, пожиратели и прочая нечисть, но я убивал. Я не хочу, чтобы ты был беспощадным убийцей! Кровь не должна тебя контролировать! Ты должен уметь сопротивляться! Никто не заставляет тебя голодать! Я даже не могу сказать, что понимаю тебя, - все больше распалялся Сириус, - но пойми! Я. Твой. Крестный. Я люблю тебя как сына! Я приму тебя таким, какой ты есть, понимаешь? Джеймса бы сделал тоже самое. И Лили! Твои родители любили тебя, и я люблю! Ты должен доверять мне, а не скрывать свои проблемы! Я могу помочь тебе!
   - Чем?
   - Я мог бы давать тебе свою кровь...
   - НЕТ!
   - Да! - воскликнул Сириус, - как же я раньше не додумался! Можно сварить кроветворное зелье и нет проблем...
   - Сириус я... спасибо тебе за то, что ты есть и что принял меня. - Гарри обнял крестного. - Только скажи мне, как ты узнал?
   - Ты обещаешь ничего больше не скрывать от меня?
   - Обещаю...
   - Ты слышал что-нибудь о легилименции?
  
  Глава 12. Обучение.
  - Леги... что?
  - И почему я не удивлен? - поинтересовался Сириус, возведя глаза к потолку.
  - Сириус!
  - Что Сириус? Ты вообще чем в школе занимался?
  - Ты хочешь сказать ты в школе за книжками сидел? Не рассказывай мне сказки!
  - Эмм... ну да... не сидели мы за книгами... но может только Лунатик...
  - Вот видишь!
  - Но мы и так знали все это! - распалился Блэк.
  - Меня не воспитывали в семье магов, - огорченно сказал Гарри.
  - Чт... прости, Гарри. Ты прав. Тем более, что это моя вина...
  - Нет, Сириус, мы уже говорили об этом, виноват Питтегрю...
  - Не только в этом... если бы я был умнее... я бы не погнался очертя голову за предателем, а забрал бы тебя домой, ты бы вырос со мной, а не с ужасными маглами...
  Гарри сглотнул, он очень хотел бы прожить счастливое детство с крестным.
  - Что об это говорить, - тихо сказал Поттер, - что было то было... я не виню тебя в этом. Я и сам очертя голову кидаюсь во все авантюры и наверное поступил бы также... хотя теперь наверное нет... знаешь... после обращения я стал мыслить иначе... как-то... яснее...
  - Это хорошо, - сказал Сириус, - я бы не хотел потерять тебя и... спасибо тебе...
  - Не за что, крестный... Итак, - бодро сказал Гарри, - Ты что-то начал говорить о легилименции?
  - Да. Легилименция или, как ее называют некоторые - искусство чтения мыслей.
  - Что?! Маги могут читать мысли?
  - Не все, - рассмеялся Сириус. - По крайней мере сильных легилиментов не так уж и много, потому что эта отрасль магии... не распространена... ну и об умении это делать не распространяются... И кстати, неужели ты думаешь, что мы с Джеймсом - он не упомянул предателя - были настолько выдающимися магами, что смогли освоить анимагию, а другие нет? На самом деле анимаги не хотят регистрироваться, так сказать надевать оковы. Очень неприятно, когда все, кому не лень, могут знать твои возможности... запомни, Гарри: всегда держи козырь в рукаве - это поможет. Если бы о моих возможностях знал Визенгамот в то время, когда меня приговаривали к пожизненному, то я был бы на самом нижнем уровне - оттуда даже собака бы не выбралась. Я бы точно сошел с ума.
  Гарри вздрогнул.
  - Сириус, а какого это? Там...
  - Это ужасно, - прошептал Сириус, - холод, леденящий душу холод... Дементоры всюду сеют его и уныние... они вытягивают на поверхность все твои кошмары... встреча с одним дементором - тяжкое испытание, а представь, когда их сотня, они почти все время рядом... Каждый час... каждый день... каждый год. К заключенным Азкабана могут приходить посетители, но... не всякий сможет решиться на такое...жаль, что Лунатик не поверил в мою невиновность, я уверен... он бы пришел... я не виню его... он знал лишь то, что я предал Джеймса, он был нам как брат, Лили почти как сестра... мы все были семьей... - по щеке Сириуса скатилась слезинка, которую он смахнул тыльной стороной руки, стараясь сделать это незаметно.
  - Прости, что заставил вспомнить это... - также шепотом ответил Гарри.
  - Не переживай, - более громко ответил крестный, - я понимаю, почему ты хочешь это знать... не будем о грустном... Джеймс не хотел бы, чтобы мы хандрили, да и Лили тоже... Если тебе интересно, в школе лишь четыре мага владеют легилименцией: Дамблдор, Макгонагалл, Флитвик и... Нюнчик.
  - Снейп может читать мысли?!
  Сириус улыбнулся.
  - Он научился этому еще в школе, мы долго голову ломали, как этот сальноволосый придурок предугадывал наши шаги. Это длилось месяц, пока Рем не нашел ответ. Тогда мы и взялись за окклюменцию и легилименцию в полной мере. Джеймс попросил Чарльза научить его. Я рассказал матери, что "какой-то полукровка читает мысли наследника древнейшего и благороднейшего рода Блэков". Сколько шуму-то было... Зато мы с Регулусом быстро овладели ментальной защитой, примерно через неделю у меня был сносный блок. Рег... почему он пошел в Пожиратели? Мы же были не разлей вода... пока я не отправился на Гриффиндор, а он на Слизерин... Он сломался... его сломала мать, вбившая "идеалы чистокровности". Пф. Какая чушь. Кто спорит, что читая кровь важна? Но доходить до абсурда и жениться на кузинах... В семье Блэков этого не допускали... По крайней мере, более менее адекватные члены семьи... мой дядя например женился на чистокровной ведьме из бедного рода, чего Вальпурга в жизни бы не допустила, а вот Дорея, твоя бабушка, вышла за Чарльза, хоть и светлого, но чистокровного мага... Истреблять маглов? Почему? Зачем? Из-за этих абсурдных взглядов погибала большая часть магов...
  Гарри задумался над словами Сириуса.
  - А почему ментальную магию не изучают в школе?
  - Не знаю, - пожал плечами Сириус, - программа вообще сильно упрощена. Она рассчитана на средних магов. Но могли бы какие-нибудь факультативы сделать. С другой стороны, кому надо, изучает сам, но это... не правильно. Дамблдор хороший человек, но он не может уделить столько времени школе... он возглавляет Орден. У него почти нет времени на поиск компетентных учителей... он старается, конечно, но он уже далеко не молод... Короче твоим обучением займусь я. Буду учить тебя ментальной магии и дуэлям. Ты, я знаю, начал изучать трансфигурацию?
  Гарри кивнул.
  - Значит, и с ней помогу, времени у нас осталось не много, но... думаю чему-то точно научу.
  ***
  Время летело незаметно. Гибрид снова полностью погрузился в учебу, изо всех сил стараясь побороть в себе какое-то не его озверение, которое возникало каждый раз после того, как Сириус рассказывал ему что-то о прошлом - ненависть направленная на Петтигрю, не дающая покоя его "вампирской" части. И еще его преследовала злость на все рыжее семейство - он старался справиться с собой, но пара носков, плакат квиддичной команды и потрепанный журнальчик сомнительного содержания (видимо, доставшийся ему еще от Билла), которые он находил по всему дому - оставил Рон - были мгновенно уничтожены. Причем, не каким-нибудь эффектным заклинанием, а банальным швырянием в камин. Он со странным удовольствием наблюдал за тем, как пламя пожирает вещи бывшего друга. И старался подальше затолкнуть мысли о том, что в школе теперь будет практически один.
  Сириус, как и обещал, учил Гарри основам окклюменции - искусству защиты разума от легилимента, показывал ему дуэльные стойки, дал пару уроков по дуэльному кодексу. Конечно это мало чем помогло бы против пожирателей, но вот в жизни все-таки могло пригодиться. С уроками Сириуса трансфигурация пошла быстрее, хоть Блэк и не очень любил этот предмет - он в нем разбирался. Оказывается, мародеры были развиты не всесторонне, а каждый был силен в определенной стезе, при этом они прекрасно дополняли друг друга.
  Джеймс и Сириус были настолько безбашенными, что неизвестно, как быстро бы их исключили: на втором курсе или на третьем. Ремус всегда мог вовремя остановить их. А они, по словам Сириуса, помогали Лунатику окончательно не стать занудой. Питтегрю - Блэк рассказал о нем с неохотой - неплохо рисовал и иногда мог предложить ценную идею. К тому же его анимагическая форма не раз им помогала. Джеймс отлично разбирался в трансфигурации. Ремус знал кучу заклинаний, а Сириус не то чтобы любил, но вполне прилично знал зелья. При этом Блэк обожал заколдовывать разные предметы.
  Сириус дал Гарри книжку по бытовым чарам, Поттер, увидев там заклинание для укладки волос, он обрадовался, решив, что проблема растрепанных волос и насмешки волшебных зеркал канут в лету... Надежды не оправдались. Сириус долго хохотал, увидев результат заклинания - прическа Гарри чем-то напоминала ирокез. Причем это заклятье было нельзя отменить, иначе оно не имело бы смысла, оно работало по принципу расчески. Потому Блэку пришлось варить зелье для крестника, которое отрастило Поттеру волосы до плеч. Гарри разозлился на крестного и сказал, что не будет ходить с такими волосами и под угрозой расправы Сириус привел волосы гибрида в порядок.
  Еще один интересный случай произошел, когда Гарри решил заколдовать трансфигурированный сноуборд. Поттер хотел научить доску летать. Вроде как получилось. Поттер разогнался и со всего размаха впечатался в стену: управлять бешеной доской было невозможно. Сломанные кости срослись быстро, стена была восстановлена и уже скоро Гарри хохотал вместе с крестным.
  Сидя на кресле, Гарри вспомнил первый с крестным урок сражений.
  Воспоминание:
  - Итак, Гарри, - сказал Сириус, расхаживая по дуэльному помосту в особняке Поттеров: им было лень заниматься чисткой в доме Сириуса, да и мрачный дом не был таким уж гостеприимным, потому Блэк и Поттер чаще проводили время в доме Гарри. - Я не буду учить тебя дуэли по кодексу, это позже. Сейчас ты будешь учиться уклоняться от заклятий.
  - Зачем?
  - Не от каждого заклятья есть щит, - пояснил Сириус, - тем более иногда лучше экономить силы, если противник превосходит тебя или равен по силе. - Блэк метнул в Гарри невербальный Ступефай. Гарри смотрел, как медленно летит луч в его сторону и, дождавшись когда он подлетит вплотную, просто шагнул в сторону.
  Сириус с мрачным видом хлопал в ладоши:
  - Браво. Нет слов. Ты только что двигался с нереальной для мага скоростью. Какова вероятность не раскрыть свой секрет?
  Гарри залился краской.
  - Я же не знал!
  - Это может стоит тебе жизни! - воскликнул Блэк, - Пойми! Это важно! Твой секрет не должны знать посторонние!
  - Понимаю, Сириус, я буду стараться, давай!
  Сириус снова бросил в Гарри заклятье, Поттер сделал шаг сразу, не дожидаясь луча.
  - Разумно, - хмыкнул Сириус,- но двигался ты также быстро. Пробуй делать шаг медленнее, тренируйся, Ступефай.
  Попытка сделать медленный шаг, лучше, но недостаточно.
  Снова красный луч в его сторону, но Поттеру показалось он был ярче. Он стал ждать заклятья, чтобы выглядело правдоподобнее, но заклятье свернуло вслед за ним. Гибрида сбило с ног. Вскочив на ноги крестник обиженно посмотрел на крестного.
  - Урок номер два, - невозмутимо сказал тот, - не дай застать себя врасплох. Это была модификация отталкивающего заклятья, которая сама найдет цель, если только ты не аппарируешь прочь. - В Сириуса полетел луч парализующего.
  - Хм, - сказал тот, увернувшись, - третий урок ты понял сам. Молодец. Однако работаем над уклонением, пока без сюрпризов, учись двигаться медленно. У тебя есть преимущество в быстроте реакции используй его, но не выдавай себя. Ступефай.
  Снова попытка увернуться. Новые лучи заклятья оглушения стали появляться все чаще. Гарри старался. Он ждал, пока заклинание пройдет половину пути и делал плавный шаг в сторону, при этом, когда он запустил ответное заклятье, Сириус снова прервал его.
  - Не спорю, молодец, но узор палочкой вышел слишком смазанным и быстрым. Даже невербальная магия такого эффекта не дает, тогда старайся пока использовать заклятья, не требующие взмаха палочкой, потом будешь учится делать медленный взмах.
  - Например?
  - Релашио, Экспеллиармус, Инсендио, Инкарцеро, - запустил связку заклятий Блэк, указывая палочкой на Гарри. - Пока ты учишься, только простые заклятья.
  - Хорошо, - кивнул гибрид.
   Конец воспоминания.
  Гарри улыбнулся своему воспоминанию. Сегодня Сириус и Гарри решили остаться в доме Поттеров на ночь. Гарри занял комнату родителей. Лежа с книгой на кровати, он думал о родителях... как бы он хотел с ними пообщаться... хотя бы как с книгой Игнотуса... или с картиной... Портрет! Черт! Поттер молнией бросился в потайную комнату, схватив дневник Игнотуса, Гарри дрожащей рукой, чуть не вылив половину чернильницы, вывел:
   - Игнотус, вы можете рассказать мне, как с помощью камня вашего брата сделать портрет?
   - Естественно, юный Наследник, естественно. Удивлен премного, что не услышал ранее сего вопроса. Сложностей мало - важно здесь другое. Будучи подкованным в мастерстве магии, нужно сперва тренироваться в заклятии, ибо сила здесь не первое значение имеет, а скорее уж талант, да и желание творящего. Изображение мага, которое нужно тебе, сотворено кистью должно быть. Затем, коснувшись перстнем сиим портрета, заклятье произносишь.
  Advocare potentiamlapidis*** Illi ut daret spiritumimaginiquaeso. Da mihianima tua, Sovyumemoria, Cor eius. VirtutemlapidisPeverellCadmushocdovitaeimagi!
  Вместо символов должен имя ты того указать, чью суть на портрете увидеть хочешь.
   - Ничего себе не сложно! Я же рисовать не умею!
   - Уж извини, Гарри Поттер, ничем помочь не могу, иначе никак не сделать этого.
   - А фотография не пойдет? - поинтересовался Гарри.
   - Дерзкий юноша! В портрет художник вкладывает часть своей души, это и дает возможность оживить изображение полноценно!
  - Спасибо, сэр...
  - И не благодари, пока не вышло ничего еще! Вот как опишешь результат, то лишь тогда я удивлюсь и, так уж и быть, благодарности твои приму.
  "Блин! Кто умеет рисовать? Может Сириус? Хотя вряд ли... надо спросить..."
  Закинув дневник на место, Поттер побежал к крестному, оказавшемуся на кухне с чашкой кофе. Сириус вздрогнул и чуть не пролил напиток на себя, увидев внезапно появившегося крестника.
  - Не пугай меня так! Что случилось?
  - Сириус, ты умеешь рисовать?
  - Ну так... а что?
  - Нужен портрет моих родителей.
  Сириус подавился кофе.
  - Нет, такого я сделать не смогу.
  - А заказать кому-то?
  - Пойми, вздохнул Сириус, таких мастеров, которые сделают это с душой единицы. Последний такой в Англии умер еще три года назад. Бартемиал Офениус. Выдающийся был мастер. Мне жаль, что я не могу тебе помочь.
  - Блин!
  - А почему ты завел разговор на эту тему? Ведь такой портрет обычно пишут с живого человека, а потом портрет "оживает" после смерти мага.
  - Вот этот камешек, - показал перстень крестному Поттер, - вполне может обойти такое "правило".
  - Вот оно что, - задумчиво протянул Сириус.
  Лишь в конце августа Поттер смог выполнить щит Певереллов. Как же он был рад, когда темная пирамида с ярким символом на стенах вспыхнула вокруг него. Золотистый треугольный глаз с вертикальным зрачком украшал все четыре грани пирамиды. Заклятье защищало Поттера со всех сторон, даже снизу. Его можно было применять сидя на метле или прыгнув в воздух. Оно защищало от материальных предметов, а также от большинства заклятий. Лишь непростительные, некоторые высшие чары темной или светлой магии могли пробить такой щит. Игнотус сказал, что это заклятье создали они с братьями. Они по праву гордились им. Символ показывал другое их достижение - артефакты. Поттер подумал, что они были немного тщеславными. Кстати именно от Игнотуса Гарри узнал, что при создании собственного заклинания можно задавать множество разных параметров. Конечно, были и исключения: например, никто так и не создал щит от непростительных.
  ***
  Наконец наступил день полнолуния, которого Гарри ждал с трепетом и опасением. С одной стороны ему нравились ощущения в форме зверя, с другой - это было очень больно.
  Вечером он сидел в кухне - нервно пил чай в ожидании. Но минуты складывались в часы, а он по-прежнему наблюдал перед собой свои собственные руки, никак не волосатые лапы. Гарри был шокирован: он не превратился! Он не стал волком! Игнотуса-книгу Гарри взял заранее - сказал, что ожидал нечто подобное. Скорее всего Гарри мог превращаться добровольно и была вероятность, что после долгих болезненных тренировок он сможет превращаться быстро и безболезненно. Той же ночью Гарри пытался превратиться. Сириус помогал чем мог. Давал советы опытного анимага - вдруг поможет? Помогло. Представив себя в теле зверя, Гарри снова закричал, болезненные ощущения никуда не делись.
  Он поставил перед собой цель: тренироваться в любое свободное время, стараясь терпеть эту боль, чтобы потом в полной мере насладится результатом. Нудные предупреждения предка о том, что это только теория, Поттер предпочел не замечать.
  Устало потягиваясь, снова ставший человеком гибрид завалился на кровать, половину которой занимал преданно глядящий питомец. А преданно потому что те подушечки, которые Гарри таким простым заклинанием каждое утро укладывал ровными рядами, были превращены в прямом смысле в пух и перья - а теперь на этом всем безобразии и возлегал "котенок". Лениво махнув палочкой, он убрал мусор так легко получавшимся у него невербальным Экскуро, и стал почесывать бока зверюшке - тот выгнулся аки домашний кот и почти что мурчал. Феликс за этот месяц немного подрос, теперь он напоминал по размеру небольшую собаку, а также у него немного удлинились клыки. Шерстка теперь не была ярко-серебряной, она становилась темнее. Питомец оказался на удивление смышленым и характерным, да и к тому же неплохо понимал Гарри, да и Гарри его тоже, но вот случались иногда подобные этим подушкам эксцессы. Что поделать, молодой растущий организм хочет дать выход своей энергии! Да и Гарри с ним в этом был солидарен. На предложенный в шутку кошачий корм "кот" укусил хозяина за руку. А когда этот самый хозяин решил стащить у Феликса из рациона кусок мясца с кровью, то был укушен повторно, причем рукой тут уже не обошлось. Зато молодые домовики из особняка первое время обходили стороной это огромное для них животное, да и клыки его их тоже немного смущали. Не то что старый, опытный Кричер, который даже ухом не повел, когда на площадь Гриммо завалилась эта животина грязная и в земле, зато повел пальцем - животина была отлеветирована в прихожую и облита с ног до головы водой. Гарри тогда долго не хотел его сушить - слишком уж забавный вид был у этой мокрой курицы.
  Улыбнувшись воспоминаниям, Гарри снова попробовал пробраться в голову к Феликсу - безрезультатно. Он знал, что это почти бессмысленно, но почему-то все равно пытался. Это ему помогало сосредотачиваться - не на подушках же тренироваться? А вообще с ментальной магией дела шли неплохо. Правда, Сириус блокировал его попытки вторжения, но если Гарри увеличивал напор, Блэку уже труднее было скрыть эмоции. Но и уловить мысли крестного у Гарри так и не получилось. А также Поттер мог поставить средний по силе блок, который защищал от поверхностной легилименции и помогал при вторжении среднего по силе легилимента, Поттер был настроен оттачивать эти полезные навыки.
  За пару дней до отъезда в школу Сириус твердо решил вытащить крестника развлекаться.
  - Гарри, - позвал крестника Блэк.
  - Что-то случилось, Сириус? - поднял глаза от тома по трансфигурации Поттер.
  - Да, ты совсем засох за этими книгами, - хмыкнул Блэк, - пора развеяться. Каникулы даны для того чтобы развлекаться.
  - И что ты предлагаешь? - поднял брови Гарри, которому и правда все это надоело.
  - Сегодня мы отправляемся во Францию...
  - Куда? - насмешливым голосом спросил Гарри.
  - Франция, - блаженно зажмурился Блэк, - страна любви... ты ведь даже не был в магической Франции... да ты даже не был нигде, кроме Лондона. Уверяю - тебе понравится.
  - Возможно, - хмыкнул Гарри, предвкушая развлечение.
  - К тому же Франция одна из немногих стран, где вейлы имеют равное с магами положение, - подмигнул ему крестный. - А это значит...
  - Ты не исправим, крестный, - рассмеялся Гарри.
  
  Глава 13. Франция
  Если уж говорить честно - первое, что ожидал увидеть перед собой Поттер - возвышающуюся Эйфелеву башню с Триумфальной аркой наперевес - а что еще он мог знать об этой стране? Слишком много пробелов было в его образовании на эту, да и многие другие темы. Насколько же велико было его удивление, когда вместо прекрасного пейзажа перед ним предстал обычный офисный кабинет без двери, из которого они вышли в широкий коридор и попали в поток людей. Сириус уверенной походкой направился туда, куда стекался весь этот поток - в холл, завешенный плакатами.
  Просторное помещение было разделено на секции, был бы шум и гам, если бы не специальные заглушающие заклятья, как объяснил Гарри крестный. Маленькие дети темнокожего семейства а причудливых одеждах, следовавшего перед ними, то и дело тыкали пальцами во все стороны, раскрыв рты. Гарри и сам выглядел примерно также - все это для него было в новинку, пусть он до конца и не понял еще, что происходит.
  - Сириус, где мы вообще?
  - Хах, ты бы видел тебя сейчас! Расслабься, это всего лишь туристическое информбюро.
  - То есть... мы... портключ...
  - Гарри, если бы я не знал тебя, то решил бы, что ты отпрыск Гойлов! Включи мозги, прошу тебя! - то, что фирменным жестом Сириуса было его виртуозное закатывание глаз, парень понял сразу.
  - Ну то есть тот портключ, который ты притащил, туристический?
  - А ты как думал, так проще всего достать разрешение на выезд в другую страну! Ты мне еще должен, я столько бумажек за нас двоих заполнял, просто... какая прелесть. - Пробубнил он уже чуть слышно.
  - Что? Если бы знал, что ты так любишь заполнять документы, то я бы подсунул тебе счета за электричество, магловские... эй, Сириус!
  Пока они стояли в очереди, мимо прошла такая "прелесть" в короткой юбке, что заставила Сириуса обернуться и забыть вообще, что с ним рядом кто-то есть.
  - А?
  -Кто-то говорил мне включить мозги...
  - Я вообще-то все слышу! - Усмехнулся тот и подтолкнул парня к стулу, а за второй уселся сам и принялся доставать из широких карманов мантии документы, которые требовал рабочий за столом Љ 13, за который они уселись. Гарри быстро понял, что в путешествиях он ничего толком не соображает, потому что слова "Шенген Конфедерации", "Ваучер" и "Сюит с ол инклюзив"* были для него чем-то совершенно непонятным.
  * Видимо, такая особая виза для волшебников в страны Шенгена (то бишь части Европы); Туристический документ, подтверждающий оплату услуг; номер с отдельной спальней и "все включено".
  Впрочем, с делами быстро было покончено. Всучив Гарри в руки несколько ярких рекламок, какая-то девушка в униформе проводила их к выходу. Выходу во Францию!
  Они прошли через внутренний двор здания информбюро и первое, что предстало взору Гарри - тихая и милая улочка, невысокие здания которой ютились по обеим сторонам, окна на верхних этажах были распахнуты, а подоконники пестрили петуниями и азалиями, так радующимися солнцу и лету.
  "Тепло, тихо и везде пахнет абсолютно по-другому!", - сразу же подумалось Гарри, что он не преминул заявить крестному.
  - Да, детка, ты уже не в Канзасе!
  Посмеиваясь, Сириус повел его по одному ему известному маршруту и уже скоро они стояли на площади. Нет, площадью это трудно было назвать, но так гласила табличка на углу дома: "PlacedesSeptRues" и переведено ниже "Площадь Семи улиц".
  - Voila! Добро пожалось в магическую Францию, мсье!
  Пройдя немного вперед, Гарри остановился посреди небольшой площадки, к которой действительно сходились семь улиц, и не мог сделать ни шагу больше.
  Там было суетно - хотя нет, не так. Там было столько голосов, запахов и цветов, что у привыкшего к своей местности недавно обращенного гибрида просто зарябило в глазах, носу...он даже не знал, куда ему повернуться. Такой яркий водоворот ароматов сводил его с ума - как ему казалось, волшебники, прибывшие из разных стран, пахли по-разному, цветы источали совершенно другие ароматы, нежели в Лондоне, солнце светило ярче и жарче, каменная кладка была такой старой, что словно источала свой характерный дух по всему городу - непередаваемый дух Франции.
  - Ну что застыл? Эй. Дружище... - Сириус подергал Гарри за плечо, но тот даже не почувствовал этого. Зато когда он обернулся, то его глаза светились совершенно по-новому.
  - Сириус...спасибо.
  - Да не за что пока, ты давай, оживай и пойдем во-он туда, - он указал на одну из улочек, примыкавших к площади, - снимем немного наличности! - и буквально потащил парня за собой, приговаривая "потомнавсепосмотришь".
  - Это Французский Магический Банк, или, как его сокращенно называют сами французы - ФМБ, - сказал Блэк, показывая Поттеру на трехэтажное круглое здание с блестящими окнами, причудливой мозаикой и крышей с зеленой черепицей. На вершине была переливающаяся всеми цветами радуги на солнечном свете сфера вокруг которой по воздуху плыли слова: "Французский Магический Банк".
  - А разве тут не должно быть Гринготтса? - поинтересовался гибрид.
  - С чего бы вдруг? - рассмеялся крестный. - В каждой развитой магической стране есть свой банк.
  - А тут тоже работают гоблины? - спросил Гарри.
  - Нет, - ответил Сириус, - в основному тут работают сквибы.
  - Но ведь тут же есть аристократия? - в замешательства поинтересовался Поттер.
  Крестный кивнул.
  - Тогда... почему они терпят сквибов в банке?
  - Не терпят, - слегка погрустнел Сириус, - пойми, Сохатик, маги Франции гораздо более адекватны, чем британцы. В этой стране сквиб - это не низший сорт. Здесь маги, сквибы и вейлы живут в равных правах...
  - А остальные?
  - Я не знаю... такой страны, где оборотней или вампиров считают равными... Вас боятся... Франция, Италия и Болгария - наиболее адекватны в вопросе магических рас, но...
  - Но это...
  - Я знаю... Но давай не будем об этом? Мы пришли сюда развлекаться, поэтому сейчас мы идем в банк, снимаем денег и идем...ох, куда мы только не пойдем!
  - У тебя здесь есть счет? - приподнял брови Гарри.
  - А как же, - расхохотался Блэк, - я любил бывать здесь в молодости...
  Гибрид только закатил глаза. Пойдя в двери, которые, кстати, разъехались в стороны при их приближении, Гарри вновь удивился - никаких тебе помпезных стоек, никаких старых гоблинов - светлый и просторный коридор вывел их в зал, предназначенный для работы с клиентами. Для чего были другие, Поттер понял смутно, потому что для него словосочетание "кредитный отдел" не имело никакого значения. Оттуда клиенту Гринготтс знать, что такое кредит? Зато вот "отдел для юридических лиц" он понял прекрасно - хоть что-то радовало.
  Пока Сириус беседовал с милой девушкой за одним из многочисленных столиков, Гарри огляделся - людей было немного, но зато какие! Обоняние у Поттера обострилось так, что он готов был хоть сейчас подбежать и укусить в шею невысокую французскую девушку, быстро что-то грассирующую по телефону. Или дело было вовсе не в жажде крови?
  Его отвлек только сильный толчок под ребра от закончившего свои дела крестного, и они направились в коридор с многочисленными дверьми. Одна из них открылась, и они ступили в... самый обыкновенный лифт. Парень было покосился на крестного, но тот вовсю ворковал с сотрудницей банка, заставляя ту хихикать и заливаться краской. Гарри чувствовал жар, исходящий от нее и быстро отвернулся, заставляя себя думать о той порции крови, которую он выпил буквально час назад.
  Сейф Сириуса находился на тринадцатом этаже вниз, на этом этаже было всего три сейфа. Быстро набрав золотых монет, которые никак не вязались у Гарри с понятием "немного наличности", Поттер и Блэк покинули здание ФНБ.
  ***
  Самое интересное, что Гарри с трудом понимал, когда они были в магловских лавках, а когда нет. Он привык к таким магическим магазинчикам, в которых были все признаки магии, старины, традиций, всей этой консервативности англичан. Здесь же было более современно - тут и там сновали маги, которые были настолько похожи внешне на маглов, что Гарри решил было, что единственный квартал с магами - эта та самая площадь, на которую они прибыли.
  - Ты что такой удивленный все время?
  - Да как тут не удивляться, я все время думаю, что я среди маглов. До тех пор, пока они не начинают колдовать прямо у меня перед носом!
  - Да, уж в чем-чем, а в стиле французы толк знают. Здесь редко найдешь такого закоренелого мага, который бы не смог отказаться от мантии в пользу удобства джинсов. Поэтому ты сильно не обращай внимания на это. Просто наслаждайся красотой!
  - Неужели здесь такой большой магический квартал?
  И действительно, за то время, что они гуляли по улицам от банка, они прошли бы как минимум две Косых Аллеи.
  - Нет, что ты. Давай присядем вот тут. - Они присели за столики на террасе одного из маленьких кафе, расположенных прямо на первом этаже домов. Милая девушка принесла меню и Сириус продолжил.
  - Здесь по всему городу разбросаны небольшие кварталы, иногда даже просто дома - как этот, видишь? - он указал на узкий пятиэтажный дом на противоположной стороне улицы, который ничем не отличался от остальных. Такая же светлая краска с белым обрамлением и лепниной, пара магазинчиков на первом этаже. - Вот этот дом принадлежит одному из основателей города, вернее, его наследникам.
  - Ничего особенного ведь ...как ты отличаешь их?
  - О, черт, Гарри. Ты же даже не просто маг, в тебе разве что крови вейлы не хватает, а задаешь такие же странные вопросы. Неужели ты не чувствуешь ауру, магический фон?
  - Как-то не задумывался до сегодняшнего дня. И как мне это сделать?
  - Просто нужно видеть не только глазами. Магия обладает той самой аурой, о которой говорят все эти магловские экстрасенсы - да не смотри на меня так, я люблю телевидение - именно она позволяет определить, если ли где-то неподалеку маги. Это что-то вроде сканирующего заклятия, но попроще - но в тоже время этому нужно научится. Трудно объяснить принцип действия, ты должен его понять сам.
  Пока Сириус делал заказ, что-то быстро говоря на французском, Гарри стал смотреть на дом. Ему казалось это ужасно глупым занятием, но ведь хотелось научиться отличать такие вещи без помощи палочки. Он пытался сосредоточиться на чем-то, сам не зная на чем - его то и дело отвлекали причудливо одетые прохожие, то улыбающиеся девушки, то запах горячей выпечки, доносящийся откуда-то из соседнего дома. Он с силой втянул воздух, но то, что он почувствовал, отличалось от булочек. Это был какой-то свежий запах, отдалено напоминающий ему жар от огня вместе с запахом холодного подземелья. Что-то странное, чего никак не могло быть на оживленной улице летом, что-то, что заставляло Поттера напрячь все свои способности к обонянию. Мята, костер и холодные камни - нос гибрида позволял разложить все ароматы по полочкам.
  Принесли кофе и оно так ударило парню в нос своим терпким ароматом, что он расчихался.
  - Ты что, эй! Хорошего кофе никогда не нюхал? - усмехаясь, крестный мечтательно закрыл глаза, поднеся маленькую чашку к лицу.
  - Я просто... стой, а у этой ауры может быть запах?
  - Ты это о чем?
  - Я пытался почувствовать что-то, но когда принюхался так, как я теперь умею, то почувствовал странный запах, а кофе ударил мне в нос, вот.
  - Ну так понюхай вокруг!
  - Как-нибудь в другой раз, до сих пор в носу щекотно.
  Сколько десертов они попробовали - один клафути чего только стоил! Свежие ягоды в тесте, мм... В общем, гибриду понравились французские блюда.
  Вовсю напробовавшись разных вкусностей, Бродяга потащил крестника в квартал сувениров, аналогичный блошиному рынку - о, этот непередаваемый дух старой Франции, так умело сочетающейся с современностью! Чего там только не было: различные брелоки, чехлы для волшебных палочек, перстни, кулоны, медальоны и куча всяческих безделушек. Там можно было бродить часами и заплутать среди столиков, лавочек и стендов с разными товарами, которые завораживали своей непохожестью ни на что другое. Блэк действовал по принципу "бери, потом думай", как сперва думал Гарри. Но все оказалось проще - все эти "побрякушки", как про себя звал их Поттер, нужны были крестному вовсе не для коллекции - такой вещицей можно порадовать даму в любой момент, и не нужно бегать и искать подарки для подруг. В общем, теперь уже они оба купили по паре подвесок и браслетов.
  Сириус настоял на том, что к "выходу во французский свет" им, а частности Гарри, необходимо прилично выглядеть - то, что на самом Блэке были старые джинсы, его нисколько не смущало.
  ***
  Заглушив двигатели, они переглянулись и, оставив их на площадке перед входом, двинулись в сторону входа. Еще не дойдя до клуба, своим усиленным слухом Гарри уловил громкую музыку и множество голосов. На входе стояло двое громил, которые ни в какую не хотели пропускать их, даже за деньги - и это даже не смотря на их шикарный внешний вид! Как только крестный потянулся за палочкой, гибрид одернул его за рукав и шепнул: "Не надо, тут полно маглов". Глядя в глаза одному из охранников - как позже узнал Поттер от крестного: секьюрити - гибрид сказал: "Все в порядке, ты должен пропустить нас".
  - Да, все верно, проходите, - равнодушно отозвался он.
  - Эй, я не понял? - спросил второй.
  - Ты же не против, если мы зайдем? - поднял бровь Гарри, глядя в глаза второму. - Мы с крестным хотим немного развлечься в этом клубе.
  - Конечно, проходите, - улыбнулся охранник. - Мы всегда рады новым клиентам.
  Гарри кинул победный надменный взгляд через плечо, на стоявшую перед сходом толпу и, нарочито небрежным жестом одернув новую черную рубашку, зашел вслед за Сириусом внутрь, отрезав от них тишину улицы и как-то немного теряясь от непривычно громких звуков.
  Но он быстро пришел в себя за барной стойкой- а Сириус уже заказывал им семилетний кальвадос - и, как чуть позже понял Гарри, чувство почти безграничной власти пьянило ничуть не хуже.
  Немного приподняв брови, гибрид осушил бокал, протянутый крестным. Жидкость слегка обожгла горло, от нее по телу разливалось приятное тепло и легкость.
  - Я думаю, ты уже достаточно взрослый для такого напитка, - улыбнулся Блэк, правильно истолковав вопросительное выражение лица крестника, - к тому же чтобы споить вампира, даже такого кальвадоса нужно ведра два.
  - Ну я дума...
  - И вообще, не парься.
  А Поттер и не собирался. Атмосфера не позволила бы, даже если бы он собрался - зона со столиками была слегка отгорожена той самой барной стойкой, на который они расположились, от танцпола, и там звучал ненавязчивый по сравнению с дабстепом транс, но перекликаясь, они создавали как раз ту атмосферу, которая нужна была для поднятия настроения. Тут и там стояли высокие тумбы с ограждениями, на которых танцевали девушки гоу-гоу в весьма откровенных нарядах. На возвышении чуть левее центра у стены был диджейский пульт, а перед ним, раскинувшись на кучу квадратных метров, танцпол пестрил разноцветными одеждами и прическами отдыхающей молодежи.
  Там, где люди выпивали и давали своим конечностям отдохнуть от танцев - за столиками и баром - сидели и поглощали алкоголь довольные люди, туда-сюда сновали официантки.
  - Видишь вон тех двух девушек? - поинтересовался Блэк, глядя в зал. За столиком, на который смотрел Сириус, сидели две брюнетки, при чем было видно, что одна немного старше другой, и о чем-то весело болтали. Прислушавшись, Поттер услышал, что они обсуждают одежду.
  - Хм... вижу.
  - Тогда чего стоим? - поинтересовался Блэк, глядя на крестника. - Пошли. Здесь в основном собираются приезжие, так что с языком проблем возникнуть не должно. По крайней мере, при разговорах!
  Покачав головой, гибрид двинулся следом.
  - Здравствуйте дамы, - поприветствовал их крестный, - надеюсь, вы не будете против, если мы с другом составим вам компанию?
  - Нет, - мило улыбнулась старшая, я Кэти, а это Дженни.
  Девушка слегка покраснела.
  - А я Сириус, а это...
  - Гарри, - с улыбкой представился Поттер. Ему уже начинало это нравиться. Он по-свойски уселся к ним за стол, вальяжно откинувшись на спинку стула.
  Сириус присел на диван и с интересом наблюдал за крестником, отмечая про себя, что тот вел себя намного раскованнее, чем его отец в пятнадцать лет. Хотя на свой возраст парень и не выглядел - сказалось то, что он не просто парень, а гибрид...так может тут и не алкоголь виноват в том, что он так действует на этих двух дамочек?
  "Эй, старик, пора вмешаться! Еще ни один Поттер не уводил от тебя подружку, а уж тем более младший! Все, Сириус, пора отдохнуть от обязанностей - парень себя в обиду не даст"
  - Вы сестры? - тем временем интересовался Поттер. Пара шуточек по поводу клуба и этот легкий комплимент по поводу возраста - и обе девушки уже вовсю хихикали и мило ему улыбались.
  "Эх, Сириус, твои уроки не пропадают даром. Хоть кому-то передал свое умение"
  - Нет, мы просто подруги, - улыбнулась Кэти.
  Пустые бокалы сменялись полными, оживленные беседы - взрывами хохота, один танец другим. Сириус прижимал к себе девушку, шепча ей что-то на ухо, от чего она тихо хихикала.
  Гибрид чувствовал себя в свой тарелке здесь - с этой приглушенной атмосферой, алкоголем, девушкой. Он то и дело ловил на себе взгляды противоположного пола, с лихвой возвращая их, когда его дама не видела. Он понимал, что с его возможностями любая, абсолютно любая (и даже не одна) может пойти с ним куда он захочет, делать все, что он только пожелает и это давало ему то чувство, которое кружило ему голову. Власть, силу, покорность ему...но, стоило ему только подумать о том, чтобы поступить так на самом деле, как все нутро воспротивилось этому.
  "Черт, кем я буду себя чувствовать потом? Неужели я сам не могу понравиться девушке? Нет, ну уж нет. Могу и еще как, так что...пусть все будет как есть"
  - Может, стоит немного проветриться? - поинтересовался Блэк. - Как насчет небольшой прогулки?
  - Я согласна, - кивнула Кэти.
  - Я не знаю... - замялась Дженни.
  - Тебе понравится, - улыбнулся Поттер.
  - Ну ладно, - согласилась девушка.
  Как только они вышли из клуба, раздался голос крестного, настолько тихий, что его мог услышать только не человек.
  - Вот ключи. Если вдруг забыл - ул. Мартиньер, угловой дом на набережной Сен-Венсан, там перекресток еще, квартира 56, сразу на пятый этаж и до конца направо. Мало ли, вдруг понадобится, - Сириус улыбнулся краем рта.
  Поттер кивнул, пряча ключ. Заведя свой мотоцикл, он сел, а за ним села Дженни, обняв его. Новые ощущения понравились Поттеру, поэтому он, улыбнувшись, покатил по улице с умеренной скоростью. Ветер развевал волосы сидящей сзади девушки, она с восторгом что-то крикнула, но гибрид даже не прислушивался. Когда они пересекали какую-то улицу, внезапно раздался усиленный мегафоном голос.
  - Je vous ordonne de ralentir. Viendront à trottoir. **
   ** (Приказываю снизить скорость. Прижмитесь к тротуару)
  Осознавая, что обращаются к нему, так как больше никого-то и не было на улице, Гарри глянул на спидометр. Да уж, он сильно завысил допустимую для езды по городу скорость!
  "Ну будем отрываться"
  Ухмыльнувшись, он добавил газа, и мотоцикл стал набирать обороты.
  - Гарри! Ты сумасшедший! Что ты делаешь? - в голосе девушки слышалась легкая паника, но еще и какой-то азарт.
  - Все будет хорошо, не переживай, красавица!
  Проскочив перекресток прямо перед грузовиком, чем вызвал визг своей пассажирки, гибрид свернул налево и покатил по какой-то темной улице. Судя по звукам - он оторвался. Еще бы, полиции пока не дают машины, способные достигать такой скорости.
  - Ты... ты...
  - Я, - ухмыльнулся Поттер, - да не переживай ты так, все уже позади.
  - Я замерзла, - слегка поежилась девушка.
  - Тогда я знаю, одно место, где можно согреться. - с улыбкой предложил гибрид, чувствуя, как пальцы чуть сильнее сжали его бока.
  - Поехали, - улыбнулась девушка. Поттер слышал ее учащенное сердцебиение - видимо, Дженни отхватила неплохую дозу адреналина.
  Приехав по тому адресу, что назвал ему Сириус, туда, где они оставляли сегодня все покупки - а это была французская квартирка крестного, оставшаяся от "лучших времен", как выразился он сам - Поттер, не сильно волнуясь, оставил свое средство передвижения на улице. Прижимаясь к девушке в лифте, он все время боролся с желанием запустить зубы ей в шею - так сладко пахла быстро бегающая от жарких объятий и выпитого шампанского кровь.
  Бокалы виски, принесенные Гарри, так и остались нетронутыми. Чувство близости кружило голову практически буквально - нежные женские руки гладили шею, грудь, руки. Его руки в ответ срывали платье, зарывались в волосы, подхватывали под коленки, опрокидывая на огромную кровать. Такого желания он не испытывал еще никогда, и оно возвращалось ему в ответ. Девушка буквально плавилась под его сильными руками, пока он стягивал с нее ставшее ненужным нижнее белье, покрывал поцелуями открывающуюся грудь, вызывая у Дженни стоны. Она обвивала его ногами, дыша все чаще, все сильнее распаляя итак до предела возбужденного парня, отчего у него из головы вылетели все оставшиеся мысли - остались одни лишь инстинкты и накалившиеся до предела нервные окончания.
  Она что-то шептала, но он не слышал; медленно и сразу до предела входя, он оставил всю осторожность, позволяя себе полностью погрузиться в накрывшие с головой раньше неведомые ощущения. Сильно вбиваясь в такое горячее и податливое тело девушки, он вызывал все более и более громкие стоны. Столько запахов сразу также сводили гибрида с ума - пот, женское тело и еще более терпкий и сладкий запах секса. Он чувствовал, что не продержится долго, а Дженни, царапая ему спину и руки, выгибалась все сильнее, дразня и поддаваясь. Чувствуя, что приближается к финалу, гибрид впился в шею девушки. Теплая кровь глотками утоляла зудящую жажду, при этом Гарри и не думал останавливаться, не обращая внимания на крик девушки, который постепенно сходил на нет.
  Гарри пришел в себя только когда прошла та звенящая тишина в голове. Волшебство момента постепенно утекало как вода через пальцы. Глаза открывать не хотелось, и чувство чего-то ужасного накатывало на него пропорционально тому как он приходил в себя. Гарри старательно давил панику, чувствуя себя необъяснимо - с одной стороны, он был доволен, сыт и удовлетворен, и даже как-то хотел спать. С другой - он догадывался, что несколько перестарался, и потому открыл глаза, уже понимая, что он там увидит.
  В комнате все еще было темно, но не так, как глубокой ночью, да и зрение у гибрида было то еще. Лунный свет давал ему в полной мере рассмотреть девушку спокойно - она действительно была достаточно милой, ей даже в какой-то степени шло это удивление. Его даже в какой-то мере заворожило зрелище, которое открылось его взгляду. Несколько побледневшая кожа, рассыпавшиеся по подушке волосы, широко раскрытые, остекленевшие глаза, отражающие сияние луны. Такие пустые, такие безжизненные теперь...
  Ему хотелось завыть на эту луну, которая так спокойно освещала тело Дженни. В какой-то апатии он не заметил, как дошел до ванной, и возможность связно мыслить к нему не вернулась даже тогда, когда душ затопил его своим льдом. Но он специально подставлял свое лицо холодным струям, которые заливали глаза и рот, не давали дышать, но в тоже время кое-как отрезвляли разум от остатков этого сумасшествия.
  "Я убил девушку."
  Привалившись спиной к стене, он съехал по кафелю вниз, плюхнувшись в воду и абсолютно безэмоционально глядя перед собой в одну точку.
  "Я какой-то монстр... не новость. Я даже и убивал... раньше"
  Трудно было понять, как относиться к этому - он не мог врать себе, обманывать...Это пугало и успокаивало одновременно.
  Пугало - потому что нет ничего тяжелее, чем признаться в чем-то самому себе, осознать свою вину в полной мере, нести ее как груз на своих плечах.
  Но груз ли это? Какое-то странное спокойствие приносило другую мысль, не менее странную.
  "А что, если я сейчас уже сразу признаю свою вину...значит, я допускаю возможность того, что это в принципе может быть нормальным. Нормальным моим поведением. Я убивал. И убил снова. Выпил всю ее кровь."
  За всеми этими размышлениями подкралась такая пугающая мысль, что более-менее привела его в чувство.
  "Я ведь не могу врать себе в том, что...черт, что мне понравилось. Понравился весь вечер. Я гулял, развлекался, первый раз выпил что-то крепче сливочного пива с крестным, у меня был первый секс, а потом я просто напился крови. Обычный день гибрида. Обычный день монстра."
  "Но ведь это совсем не обычный день Гарри Поттера?" - ехидно подсказывал внутренний голос.
  Придя в себя, ужасаясь своим мыслям, Гарри насухо вытерся полотенцем и уставился в зеркало.
  - А нет уже того Гарри Поттера. И никогда больше не будет. Я - абсолютно другой, стал другим, и ничего уже с этим не поделать.
  "В таком случае это нормально? И что же новый уже-не-Гарри-Поттер будет со всем этим делать?" - продолжал поливать ядом душу этот правильный внутренний засранец, который не мог дать ему забыть это все.
  Это был непростой вопрос. Силой, которую давала ему свежая кровь, он не заметив, раскрошил углы раковины - так сильно сжал пальцы. Растерев осколки в пыль, он понял, что назад дороги нет - и, как оказалось, не так уж и больно принимать себя таким, какой ты есть. Или стал. Он не мог понять, дар это или проклятье, и уже за одну эту мысль прежнего Гарри совесть вздернула бы на рее.
  "Новый жесткий я. Или жестокий? Что делать? Интересно, что скажет Сириус... однажды он уже понял, чем я занимаюсь. И не отвернулся от меня. Что ж, следовательно, ему я действительно могу доверять. Скажу все как есть, а примет он или нет - его дело."
  Что-то сломалось внутри него. Что-то, что разделяло его совесть животные инстинкты; теперь они слились в какую-то невообразимую кучу-малу, в которой разбираться не было ни сил, ни желания, ни возможности. Поттер решил, что принять себя таким, каким сделал его ритуал, был единственно верным решением.
  "И незачем ныть по поводу и без. И не из такого выбирались. Главное, чтобы каждый мой секс не заканчивался таким исходом - а то может и ведь и понравится. Ужас"
  ***
   Сказать, что Сириус нехорошо отреагировал - ничего не сказать. Нескрываемые эмоции и без помощи легилименции затопили Гарри, но он был к тому времени уже совсем спокоен. И на весь ужас и шок, которые нахлынули на него со стороны крестного, он реагировал так же, как реагировала бы бетонная стена; но где-то в глубине шевельнулось что-то вроде страха, что Сириус отвернется, уйдет, обругает, бросит. Страх слабо колыхнулся, но тут же был задушен на корню - рассуждая до самого рассвета, Гарри сделал для себя не один вывод по поводу дальнейшей жизни. И одним из них был контроль своих слабостей.
   Сириус смотрел странно, будто пытался понять его, рассмотреть его душу в этих зеленых глазах, уже не отливавших желтым огнем - появившимся после первого обращения в волка - но не менее пустых. И уверенных - от Гарри веяло такой внутренней силой, которую Блэку доводилось чувствовать лишь несколько раз в жизни - Регулус, его младший брат, с которым он сам чувствовал себя беспечным и глупым, смотрел на него так, когда уже было понятно, что со своего пути тот не свернет; так смотрел и отец.
   Выкинув из головы ненужные мысли, Сириус напряженно думал о том, что теперь ему со всем этим делать.
   "К чертям бы эту ответственность. Я даже не жалею, что не завел собственных детей до сих пор. Кто бы мог подумать... что бы сказали Поттеры, увидев, во что он превратился? Он же ведет себя, словно ему все нипочем! Глупый мальчишка, почувствовавший вседозволенность, гибрид... Но... о чем это я. Это - сын Джеймса и Лили. Оступившийся из-за определенных обстоятельств подросток, на которого взвалилась ответственность, снова и снова... я должен помочь ему. Если кто и отворачивается от него - то это точно буду не я. Нет, никогда."
   Общими усилиями было принято решение - тяжелое, сложное, неоднозначное, но вроде бы лучшее из того, что они могли придумать. Избавиться от тела с помощью магии было бы неправильно, поэтому они выбрали довольно магловский способ.
  ***
   Перед тем, как взяться за портал, они долго смотрели на то, как горел от мощного взрыва угнанный и немного трансфигурированный магловский автомобиль, в котором было тело. Отвернувшись от остатков машины, Сириус испугался было от вида такого Гарри, с отражением огня в глазах, не чувствуя от него вообще ни одной эмоции - но Поттер взялся за портключ и рывок унес их в Лондон.
  
  Глава 14. Нимфадора
  На следующее утро Гарри и Сириус уже пол одиннадцатого были на Кингс Кросс. Они приехали на мотоциклах по земле: отвлекающие чары плохо работали при большом скоплении маглов.(П/а здесь AU. В фанфике нет запрета на зачаровывание магловских предметов, есть законы, которые карают за демонстрацию такого на глазах у маглов или за случаи нанесения вреда маглам этими предметами. Именно с подобными нарушениями разбирается Артур Уизли.) Быстро пройдя через разделительный барьер, они очутились на забитой людьми платформе.
  - Ну что же, Гарри, - сказал крестный, обняв Поттера, - желаю удачи и надеюсь, ты там поставишь на уши всю школу и исполнишь свой долг перед магической и магловской Британией - продолжишь славное дело мародеров!
  - Ты не мог быть еще торжественней?
  Они как будто нарочно избегали темы о гибриде - а Гарри внутренне был готов к неловким нравоучениям, ведь Сириус и сам был как ребенок; впрочем, они итак понимали друг друга. А глупости Гарри не стал бы делать, потому что ничто не учит лучше, чем собственный опыт.
  Сириус аппарировал с платформы, а Поттер пошел дальше. Увидев Гермиону, он подошел к ней.
  - Привет, - поздоровался он ничего не выражающим тоном.
  - Гарри! - воскликнула та, обернувшись, - я искала тебя... я... знаешь, я подумала... мне не важно то... что случилось с тобой... ты был и остаешься моим другом.
  - Спасибо. - Он был рад, что Гермиона не отвернулась, и улыбнулся несколько скованно. - Пойдем найдем свободное купе?
  - Эмм... Гарри, я не могу, меня назначили перфектом факультета и мне надо в вагон старост.
  - Я и забыл о том, что на пятом курсе назначают старост... а кто еще на нашем факультете?
  - Рон...
  Гарри рассмеялся.
  - Кто в здравом уме назначил его старостой?
  В улыбке Гермионы почти не было упрека - видимо, она и сама была удивлена.
  -Ладно, я пойду. Увидимся, - улыбнулся гибрид подруге.
  Пройдясь по поезду, Поттер так и не нашел пустых купе. Подходя к последнему вагону, Гарри услышал голоса - парни стояли в дверях одного из купе и не совсем дружелюбно говорили с кем-то, кто был внутри. Поравнявшись с купе, он заглянул внутрь - там сидела розоволосая девушка, исподлобья смотревшая на обидчиков.
  - ...да и вообще, таким, как ты, не место на нашем факультете, поняла? - Сказал один из них. - Таким вообще не место в нашем обществе.
  - Да и кому ты вообще нужна, что мы тебе это объясняем? - засмеялся другой. Поттер с легким удивлением увидел гербы факультета Райвенкло: он-то думал это слизеринцы.
  - Ты даже не человек! - снова смех обоих. Поттер потрясенно выдохнул, его словно ударило током, а парень продолжал. - Ты просто....
  - Что тут происходит? - жестко спросил Гарри.
  Те неторопливо обернулись:
  - Поттер? Не твое дело.
  - Пошли вон отсюда, - сквозь зубы процедил гибрид. Он чувствовал, что сейчас сорвется. Такое уже бывало во время охоты.
  - Ты кто такой чтобы указывать нам? Вали отсюда. - Но откуда тем ребятам было знать, что при таком выражении лица с Гарри лучше бы не то что не спорить - а вообще попадаться на глаза.
  "Не человек она, надо же" - злость грозилась выйти из-под контроля, эти слова он воспринял особенно болезненно.
  Выхватив палочку, Поттер превратил самого наглого в сурка. Он давно хотел попрактиковаться в трансфигурации человека, да все случай не предоставлялся. Гарри даже несколько удивился, что у него вышло с первого раза, и это немного поумерило его пыл. Зверек испуганно осмотрелся и юркнул под сиденье.
  - Лови своего дружка, - рассмеялся Гарри, посмотрев на побелевшего райвенкловца, - и валите отсюда.
  Как только парень с сурком ретировались, Поттер запер дверь заклятьем.
  Девушка смотрела на него с удивлением. А потом просто сказала "Спасибо" и отвернулась к окну.
  - Не за что, - улыбнулся Гарри, присаживаясь напротив, чем заставил ее снова повернуться. - Не против, если я останусь? Везде все занято.
  - Я не против. А разве ты хочешь ехать со мной в одном купе? - Она вздернула бровь.
  - О чем ты? - непонимающе спросил Гарри.
  - Нуу, я определенно не самый популярный в школе человек. Предрассудки и все такое, а многие вообще... что объяснять, ты сам все слышал. - Она сложила руки на груди и посмотрела так, словно ожидала, что он тут же уйдет.
  - Слышал, как два идиота говорили всякий бред. О чем они вообще?
  - То есть ты хочешь сказать, что тебя не смущает, что я метаморф?
  - Мета... кто? - замялся, услышав незнакомое слово, Гарри.
  - Ой, да ладно, - махнула рукой она, - ты не можешь не знать.
  - Я сначала подумал ты новенькая, но когда услышал их слова...
  - Увы, нет - я на пятом курсе. Нимфадора, - мило улыбнувшись, она протянула Гарри руку как бы с вызовом, вопросительно приподнимая бровь - "а что, останешься ты или нет?". Тот удивился и легко пожал ее руку. Улыбаясь и все также глядя в глаза, он открыл было рот, чтобы назвать свое имя, но она его перебила.
  - Ой, никогда не поверю, что тебе нужно представляться при встрече! - ее глаза пробежались по его лицу от шрама и почему-то до губ. - Не утруждайся, Мальчик-имя-которого-все-знают! - она рассмеялась и высвободила руку.
  "И что этой сейчас было?"
  - Не заморачивайся, просто тебя ведь и правда все знают. - Улыбнулась она. - А я на пятом курсе. И со мной никто не хочет общаться из-за моих способностей, ну знаешь, как это бывает...- она пожала плечами. - Метаморфы, раз ты не в курсе, могут менять свою внешность по желанию, вот так, - улыбнулась она, встряхнув головой, отчего ее короткие волосы легли на плечи каскадом до самой талии, став угольно-черными.
  - Ничего себе, - потрясенно выдохнул Поттер, - и ты можешь меняться как захочешь?
  - Да, - кратко ответила девушка.
  - Но это же круто! - воскликнул он, - это полезный дар!
  - Ага, да. - С сарказмом ответила она. - Маги боятся и презирают тех, кого не могут контролировать... нет способа запретить менять облик... поэтому Министерство ведет строгий учет метаморфов... конечно все об этом знают и...
  - Я понял тебя, - мягко перебил ее Гарри. - Как по мне, так это не имеет никакого значения - ну, по крайней мере, чтобы кидаться такими словами. Я бы тоже хотел так уметь, это классно,- он с сожалением потрепал свои вихры, которые не поддавались никаким расческам.
  - Спасибо, - улыбнулась она.
  - Итак, - бодрым голосом сказал Поттер, - теперь, Нимфадора, ты можешь сказать мне, если кто-то тебя обидит.
  Девушка улыбнулась и замахала рукой.
  - Не-не-не, зови меня Тонкс... терпеть не могу свое имя...
  - Но почему? - искренне возмутился Поттер, - у тебя красивое имя, Нимфадо-оора, - протянул он.
  - Гарри!
  - Ладно-ладно, - поднял ладони Поттер. - Я понял, итак, Тонкс, расскажи мне о себе.
  Нимфадора улыбнулась, услышав, как Гарри выделил ее фамилию.
  - Особо рассказывать нечего, мой папа маглорожденный, его зовут Тед Тонкс, он работает в министерстве, а мама Андромеда...
  - Блэк, - улыбнулся Гарри.
  - Ты знаешь?
  - Конечно, - хмыкнул Поттер, - мне Сириус рассказал о твоей матери, только я не знаю, как она выглядит: "как только в этой семье появлялся кто-то нормальный, его выжигали с гобелена".
  Они весело рассмеялись.
  Внезапно в дверь постучались, Гарри взмахнул палочкой. В проеме стояла Гермиона.
  - Заходи, - улыбнулся Гарри, - это Тонкс, - Гарри подмигнул девушке, - Тонкс, это Гермиона Грейнджер.
  - Гарри Джемс Поттер! - воскликнула Гермиона, - ты ничего не хочешь рассказать мне?
  Тонкс удивленно посмотрела на нее, Гарри снова подмигнул ей.
  - О чем ты? - состроил он невинную физиономию.
  - Ты знаешь о чем! Ты хоть представляешь, сколько баллов снимет Макгонагалл?
  - Какие баллы? - откровенно рассмеялся Гарри, - у нас их нет, год еще не начался, да и в чем ты меня обвиняешь?
  - Зачем ты превратил в сурка того райвенкловца?
  - Он мне не понравился, - Гарри откровенно забавлялся возмущением подруги, - да и что тебе до него за дело?
  - Я староста! Гриффиндор накажут до начала учебного года! Как ты... как ты это сделал?
  Гарри расхохотался.
  - В этом вся ты, Гермиона, неужели нельзя было спросить это сразу, без нравоучений?
  Уголки губ девушки подозрительно дрогнули:
  - Все равно ты нарушил правила.
  - Ладно, - хмыкнул он, - просто я летом занимался трансфигурацией и она мне понравилась, ну я и прочитал пару книг не из школьного курса... вот только обратно превратить его не могу... я это-то заклинание в первый раз применил... ай, за что? - обиженно воскликнул он, получив подзатыльник от подруги.
  - За то, что идиот, - беззлобно фыркнула Гермиона, - как думаешь сколько отработок тебе назначит Макгонагалл?
  - Мне пофиг, - растянулся на сиденье Гарри. - Кто знает, что это сделал я?
  - Гарри, тебе не стоило... - начала Тонкс.
  - Я уже сказал, тебе, что мне пофиг на отработки, день удался! Возможно, смогу раскрутить Макгонагалл на дополнительные занятия.
  - Она не дает дополнительных уроков, - покачала головой Гермиона. - И кто-то по-любому расскажет.
  - Там видно будет, - флегматично пожал плечами Поттер.
  Внезапно дверь купе распахнулась:
  - Потти и грязнокровка, а где Уизел? - протянул издевательский голос Малфоя, - что...
  - Малфой, - позвал его Поттер.
  - Чего тебе, шрамоголовый? - тот слегка оторопел.
  - Слушай, видел райвенкловца с сурком?
  - Ну.
  - Хочешь повторить незабываемый хоречный опыт? - Гарри лениво достал палочку. Но Гермиона немедленно выхватила ее из его рук от греха подальше. Поттер пожал плечами и, не дав Малфою раскрыть рот, слегка ударил ногой по двери - он как раз сидел на боковом сиденье - конечно, легкий удар гибрида с силой захлопнул дверь, неплохо приложив хорька по лицу.
  - Гарри! - возмутилась Гермиона, но рассмеялась вместе с ними.
  - А что? Мне не хотелось видеть его рожу, и вообще, отдай мне палочку.
  Остаток пути прошел в относительном спокойствии, Гарри, Гермиона и Тонкс разговаривали обо всякой ерунде. Сначала Тонкс в основном молчала, но потом Поттер смог втянуть ее в разговор. Нимфадора оказалась интересной собеседницей, Гарри она понравилась сразу; может, дело было в том, что он понимал ее, в какой-то степени они похожи: многие не видели их настоящих. С такой проблемой Гарри столкнулся в одиннадцать лет. А этим летом он стал тем, кого люди боятся и не принимают... да, он точно понимал ее. Одно он решил точно: никто не обидит ее - он не позволит.
  Поезд уже подъезжал к станции. Гарри вышел из купе, позволяя девушкам переодеться, а затем переоделся сам, при этом стараясь двигаться с нормальной скоростью, что получалось все лучше и лучше с каждым разом.
  В карете к ним присоединился Рон, который даже не поздоровался с Гарри. Поттер игнорировал его, а Гермиона с болью в глазах переводила взгляд с одного на другого. Тонкс даже не обратила на это никакого внимания, лениво глядя в окно.
  Наконец они подъехали к школе. Поттер застонал, увидев быстро идущую в их сторону Макгонагалл. Видимо, райвенкловцы попали в школу немного быстрее...
  - Мистер Поттер, - строго сказала она, - следуйте за мной.
  Гарри улыбнулся встревоженным девушкам. Макгонагалл привела его туда же, где его распекали на втором курсе за фордик мистера Уизли.
  - Мистер Поттер, как это понимать?
  - Здравствуйте профессор, - улыбнулся Гарри, - как же я соскучился по вас.
  - Мистер Поттер!
  - Но это правда! Ладно-ладно! - сказал он, увидев, что декан стала злиться, - о чем вы хотели поговорить с мной?
  - Вам нечего сказать мне?
  - Есть, - задумался Поттер, - могу я бросить прорицания?
  - Что? - Макгонагалл выглядела ошарашенной.
  - Я хочу бросить прорицания и взять древние руны и нумерологию. Достала эта Трелони, сколько раз я по ее словам должен был умереть - столько не живут.
  - Мистер Поттер, - строго сказала декан, однако Гарри показалось, что уголки ее губ подозрительно дрогнули, - вы не должны говорить о профессорах в таком тоне.
  - Простите, профессор, - изобразил виноватое лицо Гарри, видимо не вышло.
  - Вы уверены, что сможете нагнать класс? Они занимаются уже два года.
  - Я занимался летом, - хмыкнул Гарри, взмахом палочки он начертил на стене руну тепла, которая работала по принципу согревающих чар.
  Макгонагалл подняла брови.
  - Неплохо. Что ж, я поговорю с профессорами, но мы так и не решили главный вопрос: вы не знаете, кто мог превратить в сурка студента райвенкло?
  - Не имею ни малейшего представления, - честно ответил Гарри.
  - А мне кажется, вы врете, мистер Поттер, мистер Валлкинс утверждает, что это сделали вы. Я, конечно, не наблюдала у вас таких талантов в области моего предмета, но...
  - Скажите, профессор, вы не могли бы давать мне дополнительные занятия? - спросил Поттер.
  - Что? - кажется декан поперхнулась от возмущения, - речь идет о вашем наказании, а вы...
  - Да причем тут сурок, - махнул рукой Гарри, - понимаете, этим летом я занимался трансфигурацией и понял - что это мой любимый предмет.
  - Нет, мистер Поттер.
  - Тогда мне придется сделать выбор, профессор, - искренне возмутился Гарри, - просто если я буду заниматься без учителя, мне будет нужно гораздо больше времени, тогда на квиддич времени не хватит...придется уйти из команды, наверное...
  - Это шантаж, мистер Поттер. - сжала губы Макгонагалл, она всей душой переживала за факультетскую команду по квиддичу.
  - Как можно, профессор! Я ведь и в самом деле сам вряд ли разберусь в этих всех формулах, значит, придется убить на это много времени...еще и подтянуть руны...
  - Что ж... значит, я буду давать вам дополнительные уроки, расписание которых мы обсудим позже. Но имейте ввиду, что это исключительно из-за проснувшегося в вас таланта. Ваш отец был очень хорош в трансфигурации, и я надеюсь, вы пойдете по его стопам. И еще, я назначаю вам отработку с мистером Филчем за то, что вы трансфигурировали студента. Можете быть свободны.
  - Спасибо, профессор, - улыбнулся Гарри.
  - Поттер, - окликнула она его, когда он был в дверях.
  - Да, профессор?
  - Имейте ввиду, второй раз такой номер у вас не пройдет, и если кто-нибудь узнает, каким образом вы...
  - Я понял, профессор, этого больше не повторится.
  - Я надеюсь на это, - сухо кивнула декан.
  Когда Поттер вошел в большой зал, распределение только начиналось, потому что декан пришла вслед за ним.
   Заняв свое место за столом гриффиндора, он подмигнул несколько встревоженной Тонкс, сидящей за столом своего факультета.
  Прослушав целые списки имен и те факультеты, к которым они теперь относились, Гарри болтал с Гермионой о рунах и о том, что они проходили - в общих чертах, разумеется, но все же восторженная этим предметом подруга буквально не могла остановиться. Рон косился на них и как-то нарочито вздыхал, но кроме усмешек со стороны гриффиндорцев ничего не получил. После речи директора Гарри наложил себе в тарелку жареной картошки. Он вполне мог есть человеческую пищу, при этому она ему нравилась, но голод мог утолить только кровью. Тем более ему нужно было есть, чтобы не вызвать подозрений.
  - Гарри, что сказала тебе профессор Макгонагалл? Насчет... сурка. - Гермиона все-таки спросила.
  - Сказала, что лишит тебя значка старосты за то, что ты недосмотрела за однокурсником.
  - Что? - казалось Гермиона вот-вот расплачется.
  - Да шучу я, - хмыкнул Поттер, - отработку мне назначила.
  - Придурок! - ударила его по плечу Гермиона.
  Новый преподаватель ЗОТИ - женщина похожая на жабу - не произвела на Поттера впечатления. Единственное, что привлекло его внимание: она перебила директора во время приветственной речи, ее нудные слова, если отсеять воду, прямо говорили о вмешательстве министерства в дела школы. Это Гарри и без подруги понял...
  Во время ужина на стол Гарри приземлилась записка:
   Гарри, после ужина я жду тебя в моем кабинете.
  P.S. Я очень люблю сахарные перья.
  Альбус Дамблдор.
  - Что там? - спросила Гермиона.
  - Директор, - кратко ответил Поттер, - он хочет меня видеть.
  - Ясно, - кивнула она.
  Остаток ужина прошел в спокойной обстановке, завершив трапезу, Поттер поднялся с места и пошел в кабинет охраняемый каменной горгульей.
  - Сахарные перья, - произнес Гарри пароль, хмыкнув, его всегда веселили пароли Дамблдора. При всей гениальности у директора были свои заскоки.
  Как ни странно, Альбус уже был на своем месте, не смотря на то, что тайными ходами до кабинета Поттер добрался довольно быстро.
  - Здравствуйте, профессор Дамблдор.
  - Гарри, мальчик мой, здравствуй, - улыбнулся директор, блеснув стеклами очков-половинок.
  - Вы хотели меня видеть?
  - Да, Гарри, я думаю, не стоит изобретать что-то новое, поэтому полнолуния ты будешь проводить в визжащей хижине, хоть ты и можешь контролировать себя, лучше...
  - Простите, директор, - перебил мага гибрид, - совсем недавно было полнолуние и я не превратился...
  - То есть? - удивленно поднял брови директор.
  - То есть не превратился, - улыбнулся Гарри, - я не стал волком в полнолуние. Я понял, что могу превращаться добровольно, но... это очень больно... по крайней мере пока... я надеюсь, позже у меня это будет получаться гораздо менее болезненно.
  - Но что ж, - протянул Дамблдор, - несомненно, это хорошая новость, но как быть с другой твоей проблемой?
  - Я прекрасно контролирую себя, директор, - ответил Гарри.
  - Очень хорошо, мой мальчик. Ты помнишь, я говорил о дополнительных занятиях?
  - Да, - почувствовал внутреннее предвкушение Гарри.
  - Я думаю, стоит подождать пару недель, чтобы у тебя сформировалось расписание, как мне сообщила профессор Макгонагалл, она согласилась давать тебе внеклассные занятия.
  - Да, директор.
  - Вот и прекрасно, я пришлю тебе записку позже.
  Попрощавшись с директором, Поттер отправился в свою комнату - нужно было притвориться спящим, чтобы ночью прогуляться по Хогвартсу; возможно, даже стоит взять пару книг по трансфигурации из запретной секции.
  Скоро в комнату пришли Невилл, Дин и Симус. Поттер сначала не прислушивался к ним, но потом уловил слова Симуса:
  - Мама не хотела пускать меня в школу.
  - Почему? - спросил Поттер.
  - Ну... надо думать из-за тебя, - сказал Симус.
  - Что? Неужели она поверила бреду Пророка?
  - Бреду? А кто знает, что там было на самом деле?
  - Вам все рассказал директор. - Отчеканил Гарри.
  - С твоих слов...
  - Слушай, мне плевать, если ты мне не веришь, можешь дальше читать свой пророк со своей матерью.
  - Послушай, ты...
  - Я сказал мне плевать! А что насчет тебя, Дин?
  - Мои родители не знают о проблемах мира магии, а я не такой дурак, чтобы им рассказывать, - пожал плечами Дин. - Не сказать, что я верю в версию Пророка - ты никогда не производил впечатление сумасшедшего, но... возрождение Того-кого-нельзя-называть... я не хочу в это верить...
  - Пророк пишет чушь, - твердо сказал Невилл, глядя в глаза Гарри. - Бабушка даже свою подписку аннулировала. Я верю тебе, Гарри.
  - Спасибо, Нев, - кивнул Гарри, - я это запомню. - "И почему я подружился не с ним, а с Роном?" - мелькнула мысль. Вскоре в спальню вернулся Рон, который молча разделся и лег спать.
  
  Глава 15. Темный Лорд.
  Утро Гарри встретил лежа в одних джинсах, а одеялом ему служил учебник трансфигурации, а ухо щекотал хвост кота. Первая после долго перерыва ночь в образе волка сильно его утомила. Феликс же, наоборот, был рад свободе - он провел все время поездки в сумке. Нунда даже пытался фырчать и царапать хозяина, чтобы показать свою обиду за такое долгое заточение, пока они шли под мантией к выходу из школы. Но стоило только тому обратиться, как кот тут же испуганно зашипел и выгнул спину. Быстро принюхавшись и свыкнувшись с фактом, что это и есть хозяин, просто стал выглядеть так страшно, Феликс принялся носиться с ним наперегонки - скорости ему было не занимать. Набегавшись, они отдыхали на поляне - Гарри пробовал превращаться в волка несколько раз, чтобы довести этот процесс до автоматизма, но было больно - кости по-прежнему жгло огнем. За всю ночь он смог превратиться всего три раза, но, как ему показалось, получалось как-то быстрее.
   И теперь, услышав, что соседи заворочались, Гарри положил книгу на тумбочку и, почесав растянувшегося на едва ли не полкровати "котенка", пошёл в ванную.
   Видимо, вчера Поттер просто не обратил внимания - но сегодня пристальное внимание со всех сторон его нервировало и радовало одновременно. За то время, пока он спускался в Большой зал, в нем боролись два желания: со скоростью гибрида побежать от взглядов, которые на него кидали проходившие мимо люди, в основном девушки, и уединиться с вон той милой дамой, которая уже почти раздела его глазами и воплотить ее мечты. Но умом он не мог понять, почему все это происходит, потому по привычке ускорял шаг.
   А зря, мог бы и посмотреться в зеркало - после превращения он стал шире в плечах, нескладная худоба уступила уверенной походке и поджарому телу, что не могло не быть привлекательным. Растрёпанные черные волосы придавали некий шарм, а очки Гарри с лета не носил, поэтому его зеленые глаза, не скрытые очками, обращали на себя гораздо больше внимания, чем все остальное вместе взятое. Всем, кто спрашивал, Поттер говорил, что у него были не слишком тяжелые проблемы со зрением, в отличие от отца, и зелье коррекции ему помогло. Кроме того, бросалась в глаза одежда - подобранная Сириусом и консультантами из магазина - она была простой, но стильной; никаких больше бесформенных джинсов и футболок под толстовками. Его движения стали какими-то звериными, грациозными. Завершал картину перстень в виде головы волка, удобно устроившийся на пальце.
   Одна девушка из Хаффлпаффа так на него засмотрелась, пока он шел к своему месту рядом с Гермионой, что пронесла вилку мимо рта. Гибриду это почему-то польстило, пожав плечами, он сел на свое место. Зал постепенно наполнялся учениками. Гермиона протянула ему его же расписание.
   - Гарри, ты ничего не хочешь мне сказать?
   Быстро проглядев листок, Поттер увидел, что первой парой были руны, совместно с райвенкло, потом ЗОТИ опять с воронами и УЗМС со слизерином, а ночью их ждала Астрономия с Хафлпаффом.
   - Хоть зелий сегодня нет, - задумчиво сказал Гарри.
   - Гарри!
   - А? Гермиона?
   - Откуда в твоем расписании руны?
   - Как откуда? - изумился Гарри, - Макгонагалл написала, наверное...
   Гермиона слегка рыкнула. Поттер это оценил.
   - Я отказался от прорицания, такой ответ тебя устроит?
   - Вполне.
  Неосознанно прислушавшись, Гарри услышал стук многих сердец. Прежде чем лицо начало изменяться, Поттер бросил на себя отвлекающие чары.
   - Я пойду... - произнес он. В ближайшем потайном ходу он буквально разорвал пакет с кровью, пытаясь справится с жаждой. Выпив три пакета, гибрид почувствовал себя более менее нормально и тайным ходом быстро добрался до кабинета Рун.
   Войдя в класс, Поттер увидел одиноко сидящую Тонкс и занял место рядом с ней. Девушка улыбнулась, в ее глазах появился блеск.
   - Привет Гарри.
   - Привет, Нимфад... эээ... Тонкс.
  Девушка улыбнулась.
   - С каких пор ты ходишь на Руны?
   - С сегодняшнего дня, - гордо ответил Гарри, - Трелони предсказала мне в прошлом году, что я буду ходить на Руны, кто я такой, - наклонился к девушке Гарри, словно доверяя ей какой-то секрет, - чтобы перечить предсказательнице?
  - Балабол, - фыркнула Тонкс.
  Поттер склонил голову:
   - Я... - он замолчал, увидев вошедшую преподавательницу.
   - Доброе утро. Итак, - сказала она, - в конце этого года вам сдавать СОВ. Это самый важный экзамен из тех, что были в вашей жизни. СОВ определит вашу дальнейшую профессию, а также те предметы, которые вы сможете продолжить изучать. Я подготовлю вас к сдаче СОВ по Древним Рунам. В моем классе смогут продолжить обучение только те, кто получил отметку Выше ожидаемого или Превосходно. Я уверена, что каждый из вас сможет сдать этот экзамен. Мистер Поттер?
   - Да, профессор? - поднялся с места Гарри.
   - Профессор Макгонагалл попросила меня взять вас на курс древних рун. Мне, конечно, очень жаль, что вы не учили Руны с самого начала, но раз вы здесь, то будете работать наравне со всеми. Надеюсь, это ясно?
   - Более чем, профессор, - улыбнулся Поттер.
   - Прекрасно. Итак, как мы с вами говорили в прошлом году, Руны - неотъемлемая часть магии. Руны есть практически везде. Узоры многих заклятий ни что иное как Руны. Некоторые Руны можно магией нанести на предмет, что равносильно наложению на этот предмет похожего по действию заклятья. Преимущество рун, одновременно с этим и недостаток: руна работает до тех пор, пока сохраняет свою целостность. Нарушенная руна или рунная цепь представляет собой опасность. В лучшем случае руна потеряет свою силу. А в худшем... Кто может привести пример? Может, мистер Поттер?
   - Конечно, профессор, - снова встал с места Гарри, - я знаю несколько подобных примеров, но расскажу самый интересный на мой взгляд. Дэвид Гонсар, выдающийся рунолог, создал вокруг своего поместья защиту, основанною на рунном круге высшей степени. Круг состоял из двадцати семи ступеней и семи уровней. Эта защита была идеальной. По крайней мере, по мнению создателя. Но как известно, чем идеальнее защита, тем легче ее взломать... нестандартным способом. Рунная цепь абсолютно защитила поместье от врагов, другая ее часть защитила руны. Так сказать, замкнутый круг. Но Гонсар не учел одного: этот барьер был абсолютно незащищен от вмешательства в руны. При всей его гениальности он возвел многоступенчатую защиту, не позволяющие изменять уже существующие руны, а про добавление новых забыл. Темный маг воспринял это как вызов, он провел несколько часов, изучая защиту и добавил всего одну руну в круг. Руну инверсии. Правильно подобранное место для руны изменило свойства защиты на прямо противоположные. Насколько сильной была защита, настолько и разрушительным было ее противоположное действие. От поместья осталась только пыль. Так прервался род Гонсаров.
   - М... мистер Поттер, - шокировано произнесла профессор, - откуда вы это знаете? Я не встречала такой информации.
   - Видите ли, мэм, темным магом был Анатоль Певерелл, мой далекий предок, это относится к истории моей семьи.
   - Все ясно, мистер Поттер. Большое спасибо за пример последствий нарушения рунного круга, двадцать баллов Гриффиндору.
   Когда Поттер сел, он заметил восхищенный взгляд Тонкс, и горящие глаза Гермионы; видимо, Тонкс была истинной райвенкловкой, а Гермиона... это Гермиона.
   - Гарри, это было здорово, - прошептала ему Тонкс.
   - Я рад, что тебе понравилось, - улыбнулся Поттер, - в библиотеке моей семьи есть много всяких интересных историй.
   - Надеюсь, ты расскажешь мне когда-нибудь? - улыбнулась девушка.
   - Все может быть, - хмыкнул гибрид.
   Остаток урока прошел быстро. Профессор рассказала им о египетских рунах, которые часто использовались в защитных ритуалах. В целом урок Гарри понравился. Он в очередной раз пожалел, что послушал Рона, взяв прорицания.
   На урок ЗОТИ Поттер шел в приподнятом настроении: после трансфигурации это был его любимый предмет. Гарри надеялся, что раз министерство решило вмешаться в дела Хогвартса, то поставило на должность компетентного преподавателя. Как только начался урок, Поттер сам себе поставил диагноз: наивен до безумия. Попытка нового учителя привить ученикам манеры закончилась провалом. Нет, разумеется, ученики стали отвечать на вопросы профессора дружным хором: "Да, профессор Амбридж" или "Нет, профессор Амбридж", но вот только все сразу поняли, что ждать чего-то особенного и полезного от теоретического курса по ЗОТИ не представлялось возможным.
   Когда Амбридж стала обвинять в некомпетентности предыдущих преподавателей, Гарри начал закипать; несмотря на шиканье Гермионы и Тонкс - с которой Поттер теперь сидел на каждой паре с райвенкло, чем удивил других учеников - схватившую гибрида за руку, он не успокоился. Конечно Локонс - никчёмный преподаватель. Крауч-младший вообще пожиратель... но наезжать на Лунатика... А тут когда она сказала, что лучшим из этой кучки никчемных учителей был Квирелл, который использовал проверенные веками методы, слова сорвались с языка Гарри, прежде чем он успел их удержать.
   - Квирелл был замечательным преподавателем, - громко сказал Поттер, - привлекая всеобщее внимание, - правда и недостаток у него был: Волан-де-Морт из затылка торчал.
   В классе установилась гробовая тишина.
   "Идиот! Идиот! - думал про себя Поттер, - но теперь сдавать назад нельзя..."
   - Мистер Поттер! - воскликнула Амбридж, правда это было больше похоже на писк, - я не позволю вам распространять клеветнические слухи на уроках.
   - Простите? - поднял бровь Поттер.
   - Вам внушили, будто некий темный волшебник возродился из мертвых, смею вас заверить, что это абсолютная ложь! Министерство абсолютно контролирует ситуацию в...
   - А Седрик Диггори как погиб тогда? Если вы утверждаете, что Волан-де-Морта, - почти все вздрогнули, - нет в живых?
   - Седрик Диггори погиб в результате несчастного случая...
   - Споткнулся об Аваду Волан-де-Морта, - гнул свое Гарри, не обращая внимания на реакцию Чжоу Чанг.
   - Отработка в моем кабинете сегодня вечером, Поттер! - воскликнула Амбридж.
   - Как скажете, профессор, - улыбнулся Гарри. Ему в голову пришла идея...
   В общем, урок ЗОТИ прошел просто ужасно. Так ярко вспыхнули воспоминания о Седрике - если уж он, лучший ученик на курсе, не смог сориентироваться по ситуации и послушаться Гарри - то что взять с них? Уроки защиты шли вкось и вкривь, теперь еще эта с ее книжками. Гарри подумал о том, что было бы неплохо взять все в свои руки - в конце концов, что плохого в том, чтобы помочь нескольким...тем, кто ему верит - Тонкс, Гермиона, близнецы, Невилл...может, еще Дин - выучить новые заклятья защиты? Ведь он, благодаря своему летнему сидению в библиотеке, знает и умеет несколько больше школьной программы. Теперь эту идею стоило бы обдумать как следует.
   С большим нетерпением он ждал конца уроков, тем более УЗМС почему-то вела Грабли-дерг, а про единорогов ему было слушать не интересно. Тем более на него, как на темное существо они очень остро реагировали, потому Гарри с несколькими другими учениками стояли в стороне весь урок.
  ***
   - Эй, Тонкс, - позвал Гарри девушку, идущую с обеда куда-то.
   - Гарри?
   - Слушай, у меня есть идея и мне нужна твоя помощь.
   - Да, и что за идея?
   - Эмм... ты же говорила, что можешь превратиться в любого человека?
   - Ну, - настороженно сказала Тонкс, обычно такие разговоры кончались плохо.
   Гарри рассказал свой план в одном из заброшенных классов.
   - Ты рехнулся?! - в шоке спросила Тонкс, - это... это...
   - Это рискованно, но представь себе эффект, - рассмеялся Гарри. Он сильно изменился за лето. Эмоции зашкаливали. Именно во Франции он понял, что такое развлекаться, ему хотелось веселья... раньше он бы и не подумал о таком....
   - Все равно, ты представляешь, что тебе сделают, если поймают?
   - А что они мне сделают? - изумился Гарри, - в уставе Хогвартса нет запрета на такое. Видя колебания девушки, он продолжил. - Подумай, как напугаются ученики... разве ты не хочешь немного отомстить им? Давай, Нимфи...
   - Не называй меня так! - вспыхнула девушка, - л... ладно... я согласна, так уж и быть. Но с тебя причитается!
  - Вот и клево, заметано. Обед закончился, большой зал заперт, по тайному ходу проберемся внутрь...
   - И все равно ты идиот, - сказала Тонкс, когда они пробрались в большой зал.
   - Я могу обидеться, - улыбнулся Гарри. Взмахами палочки начиная накладывать на столы заклятья и рисовать рунные цепи...
   Тот же день. Хогвартс. Большой зал. Ужин.
   Разговоры сотен учеников, звон бокалов и столовых приборов мгновенно смолкли, когда двери резко распахнулись. В проеме показались два человека в черных мантиях, которые подняв палочки, взмахнули ими. Тот, что шел впереди, снял капюшон. Вопль ужаса прокатился по залу. Преподаватели вскочили, но магический барьер плотно держал их на месте, не позволяя вмешаться. Дамблдор настороженно смотрел на все это, как вдруг напряжение на секунду спало с его лица, он слегка улыбнулся и принял тот же напряженный вид.
   В большом зале стоял маг, лицо которого было словно обтянуто бледной кожей, он был абсолютно лысым, а его нос был приплюснутым, глаза - ярко-красными с вертикальными зрачками.
   - Как же давно я не был в Хогвартсе, - раздался ясный холодный голос, - что скажешь, Дамблдор? Ты так рьяно защищал школу, но вот мы здесь... Я лорд Волан-де-Морт, - многие ахнули, Амбридж потеряла сознание, а слизеринцы с долей страха и восхищения смотрели на него. Они не сомневались, что это был Темный Лорд: кто еще мог щитом задержать всех преподавателей?
   - Что тебе здесь нужно, Том? - спросил директор, прекрасно зная, кто перед ним.
   - Мне нужен замок, - ответил Реддл, - в нем скрыты древние знания, которые мне нужны для победы. Если нет, я начну убивать учеников... Профессора начали с удвоенной силой пытаться проломить барьер. Откуда им было знать, что он рунный, а сами руны были нарисованы под столами и покрыты маскирующими чарами? Эта простейшая защита не позволяла покинуть ее пределы ни людям, ни заклинаниям, пока цепь рун цела.
   - Я не думаю, что это возможно, - ответил директор.
   - Да? - насмешливо поднял бровь Волан-де-Морт, стоящая рядом ведьма скинула капюшон, многие узнали Беллатрису Лестрейндж. Если у кого и были сомнения, теперь они развеялись. Невилл побледнел и сжал кулаки. Все были словно в оцепенении, никто не знал, что делать.
   - Итак, друзья мои? - вкрадчиво прошипел Волан-де-Морт, кто хочет присоединиться ко мне и помочь нашему славному делу?
   Все молчали. Волан-де-Морт взмахнул палочкой и стены Большого зала загорелись. Многие закричали.
   Из-за слизеринского стола начали подниматься фигуры; поднялся Малфой и подошел к Темному Лорду: вокруг слизеринцев барьера не было. Дамблдор нахмурился. Следом подошли Крэбб, Гойл и Забини.
   - Мой Лорд, - сказал Малфой,- я готов послужить вам.
  Темный Лорд достал палочку и сделал замысловатый узор, на руке наследника Малфоев появилась Темная метка.
   - Молодец, Драко, - приобнял его Волан-де-Морт, - молодец. Ты должен проявить уважение, - прошипел Том, а Беллатриса залилась безумным смехом.
   Малфой встал на колени и поцеловал подол мантии Лорда. В этот момент раздался громкий хлопок, черная метка с руки Малфоя пропала, огонь исчез, а Темный Лорд превратился в Гарри Поттера.
   - Черт, - тихо, сквозь зубы выдохнул Поттер, - такого я не предвидел...
   Тишина стала просто невозможной. Беллатриса медленно превратилась в Тонкс. Внезапно кто-то истерически хихикнул, а затем расхохотались все, даже слизеринцы: Малфой поцеловал мантию Поттеру. Подняв глаза, Драко покраснел и не мог ничего сказать. Гарри взмахнул палочкой, снимая барьеры.
   - По сто баллов с Гриффиндора и Райвенкло! - в один голос воскликнули Снейп и Макгонагалл, проявив редкостное единодушие.
   Директор поднялся со своего места.
   - Ваши родные будут оповещены, мистер Поттер, мисс Тонкс. В качестве наказания вам запрещается посещение деревни Хогсмид в течение этого семестра. Думаю, вы понимаете причины. Что же касается вас, мистер Малфой, вы разочаровали меня, - сказал директор, - сегодня вы и ваши товарищи заявили о своем выборе. В этот раз угроза была ложной, но тем не менее... Что касается и остальных, кто поднялся со своих мест вслед за ним. Я надеюсь, что когда придет время, вы сделаете правильный выбор...
   - Ты заплатишь за это, Поттер! - воскликнул Малфой.
   - Нда? - с сомнением спросил Гарри, потом его лицо приняло выражение полного озарения, он достал из кармана галеон и кинул Малфою.
   - Этого хватит? - насмешливо спросил он, не обращая внимания на усилившийся хохот.
   - Я думаю стоит закончить это, - сказал Дамблдор громким, усиленным магией голосом.
   Когда гриффиндорцы разошлись по спальням, готовясь к уроку астрономии, Гарри почувствовал, как его втолкнули в какой-то класс.
   - Гарри ты был прав, - смеялась Тонкс, - это было рискованно, но здорово, вот только Хогсмид... и отработки...
   - Фигня, - хмыкнул Гарри, - идем за мной.
   Взяв Тонкс за руку, Поттер притащил ее на кухню. Нимфадора восторженно смотрела на место, где в Хогвартсе готовят еду.
   - Молодые господа чего-то желают? - запищали домовики.
   - Да, - улыбнулся Гарри, - но позже, как мне позвать вас?
   - Вы можете просто позвать по имени меня, - сказал один, - если я буду занят, обязательно попросить другого эльфа помочь Гарри Поттеру, я Спирки.
   - Наша проблема с отработками решена, - мило улыбнулся Гарри ошеломленной Тонкс. - С Хогсмидом мы тоже что-то придумаем. Теперь мне уже скоро идти на отработку к Амбридж... если она придет в себя... Пойдем, я провожу тебя до твоей гостиной.
   По пути их перехватили близнецы Уизли:
   - Гарри...
   - Нимфадора...
   - Это было...
   - Гениально...
  Они бухнулись на колени.
   - Мы никогда не...
   - Доходили до такого...
   - Браво...
   - Встаньте дети мои, - с трудом сохраняя серьезное лицо сказал Гарри, - не стоит вам стоять на коленях перед ликом сына Сохатого.
   - Неужели это...
   - Правда и ты...
   - Потомок великого...
   - Сохатого?
   Гарри все-таки рассмеялся.
  - Джеймс Поттер, Сириус Блэк, Ремус Люпин и Питер Питтегрю: Сохатый, Бродяга, Лунатик и Хвост. Я думал вы знали.
   - Откуда?
   - Рон точно знал.
   - Что? Маленький Ронникинс...
   - Утаил от нас такие факты?
   - Кажется кто-то...
   - Заслужил...
   - Хорошую трепку...
   - Согласен, - рассмеялся Гарри, Тонкс ошеломленно смотрела на этот цирк. - Ладно, пойдем, Нимфи, - увернулся от тычка Поттер. Проводив девушку до гостиной Райвенкло, он пошел в кабинет Амбридж на отработку.
   Вообще Поттер надеялся, что Амбридж так и валяется в отключке. Его надеждам не суждено было сбыться: профессор ЗОТИ уже сидела в своем кабинете, причем она была очень злой.
   - Проходите, мистер Поттер. Ваше трюкачество не осталось незамеченным.
   - Рад, что вы оценили, - оскалился Гарри.
   - Следите за своим языком! - рявкнула Амбридж.
   - Что мне нужно делать? - поинтересовался Поттер.
   - Вы будете писать строчки.
   - У меня пера нет с собой.
   - О. Вы все равно будете писать моим пером.
   - Прекрасно.
   Взяв кроваво-красное перо, Поттер спросил:
   - А чернила?
   - Они вам не понадобятся.
  Усмехнувшись, Гарри вывел под ее диктовку: "Я не должен лгать".
   - Какого хрена? - воскликнул Поттер, почувствовав боль в руке. Он закатал рукав и увидел красные буквы, затягивающиеся прямо на глазах. "Так дело не пойдет, она же догадается!"
   - Вы будете помнить, что отработка прошла так, как вы и хотели, вы не заметили ничего странного. Вы все поняли? - сказал он, глядя ей прямо в глаза.
   - Да, - ровно ответила Амбридж.
   - Прекрасно. Я могу идти?
   - Да.
   Гарри вышел из кабинета и расхохотался - надо будет все отработки так проводить.
  
  Глава 16. Факультатив Филиуса Флитвика.
  Этим вечером Поттер решил снова заняться своей "волчьей проблемой", но его останавливала боль.
  "Вечно у меня что-то болит, ломается или еще чего похуже. Не было еще года, чтобы я не повалялся в больничном крыле недельку-другую."
   Медленно переосмыслив еще раз то же самое, Поттер вдруг хлопнул себя по лбу. "Какой же я идиот! Больничное крыло! У мадам Помфри ведь полно обезболивающего зелья!"
   Зелья у целительницы Гарри все-таки выпросил, клятвенно пообещав, что в этом году будет появляться в ее владениях не так часто: к чему ей знать, что теперь с переломами он к ней не придет?
   Выбравшись в Визжащую хижину по потайному ходу, Гарри залпом выпил стакан с зельем, с уверенностью, что хоть в этот раз превращение будет менее болезненно - но, как говорится, беда пришла откуда не ждали. Рот, горло, а затем и все внутренности обожгло огнем; Гарри выронил пустой пузырек и тот с гулким звуком упал на пыльный пол и покатился под кровать.
   - Вербена, - простонал Поттер, упав на пол следом за пузырьком от злополучного лекарства. Перед глазами все плыло - пыль, поднявшаяся от падения на нее гибрида, смешивалась с грязными стенами и черными пятнами в глазах. Он еле успел подняться на локтях - его вырвало; зато боль немного уменьшилась и вернулась способность видеть нормально. Очистив заклинанием пол, Гарри пересилил себя и с трудом завалился на кровать. Постепенно приходя в себя полностью, он соображал, рассуждая сам с собой.
   "Мадам Помфри ведь не знает обо мне, так? Она не могла же сделать это специально? Если только... Вот я идиот! В состав обезболивающего входит вербена! Как же я мог забыть об этом?"
   Плюнув на все, Гарри стал обращаться. От острой боли в изменяющемся теле он снова закричал. Не выдержав, он остановил процесс на середине. Глубоко вздохнув, Гарри попытался еще раз, пока у него не получилось полностью... снова и снова... еще раз... еще... Сильно вымотанный Поттер за три часа до подъема однокурсников пробрался в свою спальню. Сон не шел, но остаточная боль в суставах мешала заниматься чем-то еще, поэтому гибрид разделся и просто лежал на кровати, приходя в себя. Ночь не прошла совсем бесполезно - сегодня он научился сокращать время обращения еще ненамного. Услышав, как ворочаются однокурсники, Гарри тоже сделал вид, что просыпается.
   - Доброе утро, парни, - хмыкнул Поттер, глядя на сонных однокурсников.
   - Доброе, - подавив зевок ответил Дин. Симус, Рон и Невилл проигнорировали его. Гарри сначала не понял, но потом до него дошло.
   - Слушай, Невилл... прости - сказал Гарри, - я как-то не подумал о тебе, когда придумал все это...
   - Не подумал? - яростно прошипел Невилл, - ты же знаешь, чего мне стоило видеть ЕЁ и знать, что я ничего не могу сделать!
   - Тихо, Нев, - ответил Гарри. - Я знаю, что ты чувствуешь... хотя, наверное, нет... я даже не знаю, что хуже - то, что сделал Волан-де-Морт или то, что сделала она...
   - О чем вы? - спросил Симус.
   - Если Невилл захочет - расскажет. - Лонгботомм кивнул Поттеру. Воцарилось неловкое молчание
   - Слушайте, а что сегодня первой парой? - подал голос Дин, ковыряясь в сумке, - я что-то не могу найти расписание.
   - Трансфигурация с Хаффлпаффом, - поглядел в свое Гарри. - Потом заклинания со Слизерином и ЗОТИ, опять со змеями, - уже простонал Поттер, - А потом еще и Травология с Райвенкло. Что за день такой?
   - Это ужас, - покачал головой Дин.
   - Не то слово, - подал голос Рон, впервые заговорив при Гарри со времени ссоры на Гриммо, - два урока со Слизнями.
   - Да... - протянул Симус.
   Приняв душ, Гарри увидел, что в комнате остался только Невилл, который что-то искал в комнате:
   - Блин... куда она запропастилась?
   - Кто? - поинтересовался Поттер.
   - Да книга по трансфигурации, - слегка смутился Невилл.
   Подняв брови, Поттер невербальным акцио выдернул учебник однокурсника из-под кровати и протянул обалдевшему другу.
   - Спасибо... а как ты сделал это молча?
   - Невербальные чары... слушай, Нев, а почему ты сам не использовал манящие чары?
   - Эмм... ну у меня они так и не получаются, - вздохнул Невилл, - бабушка права, я...
   - Стоп! - жестко оборвал его Поттер, - если ты скажешь, что ты хуже своего отца, я тебе врежу, - Невилл слабо улыбнулся. - Только что ты отстаивал свое мнение! Ты можешь стать лучше, тебе только не хватает уверенности! Будь собой и все будет просто прекрасно, понимаешь? Ты хороший парень, но все видят только твою неуверенность!
  - Я... кажется да. Спасибо, Гарри.
   - Да не за что, и прости меня за...
   - Не извиняйся, Гарри, - сказал Невилл, - Но я так и не понял зачем ты это сделал?
   - Нуу, - Поттер усмехнулся, - во-первых надо было встряхнуть народ, а во вторых меня так взбесила Амбридж... ну и вид как она упала в обморок стоил этих отработок. - Парни расхохотались.
   - Ладно, пойдем, - сказал Гарри, - надо позавтракать еще успеть. Да и к тому же... разве лицо Малфоя не стоило того?
   Стоило Поттеру войти в зал, как все взгляды устремились на него. Ученики зашептались, кое-где раздались смешки - все вспоминали вчерашнее шоу. Некоторые гриффиндорцы - их были единицы - и многие райвенкловцы с неприязнью смотрели на Поттера - видимо, из-за потерянных баллов. Или шутка не понравилась, кто знает? Зато со стола слизеринцев эмоции шли странные... положительные, но тщательно замаскированные под их полное отсутствие. Видимо, змейкам понравилось унижение Малфоя, поцеловавшего мантию Поттеру, а также то, что два основных конкурента в борьбе за кубок школы ушли далеко в минус. Поглядев на стол Слизерина, гибрид расхохотался: Малфой сидел словно в воду опущенный. Невозмутимо подойдя к своему месту, Поттер уселся за стол и уныло посмотрел на тыквенный сок.
   - Гарри Поттер! - раздался свистящий шепот Гермионы. - Ты рехнулся?
   - О чем ты? - слегка растеряно посмотрел на нее вампир.
   - О вашем вчерашнем трюкачестве! Вы могли довести до нервного срыва младших студентов! То, что вы сделали это... это...
   - Это была шутка, Гермиона, - хмыкнул Гарри.
   Казалось, Гермиона сейчас разорвется от переполнявшего ее возмущения, но Поттера спасла утренняя почта.
   К Гарри прилетели три совы: Букля с посылкой, серая сипуха с Пророком и красивая неясыть с журналом "Трансфигурация сегодня".
   Игнорируя поднятые брови Гермионы, Поттер расплатился с двумя последними и распечатал письмо от Сириуса.
   Гарри! Как там у тебя дела? Дома сейчас невыразимо скучно без тебя... Я сейчас живу в доме Блэков и от нечего делать стал расчищать его. Ты не поверишь, но это оказалось интересно... чуть-чуть... Некоторые артефакты настолько фонят темной магией, что я решил их пока не трогать, а просто переместил в подвал и запретил Кикимеру туда лазить: он чуть в слезах не захлебнулся: "мерзкий хозяин избавляется от наследия Блэков..." Портрет мамаши меня окончательно вывел из себя и я пальнул в него огнем. Ты не поверишь, но на портрете ни пятнышка! Это что-то с чем-то! Кстати, пока разбирал гостиную, меня чуть не пристрелили часы с кукушкой. Какой-то идиот заколдовал их, чтобы стреляли полутораметровыми стрелами... И еще там я какой-то медальон нашел, очень темномагический, но странный, не как все; он пока тоже в подвале - возможно, на каникулах с тобой разберемся что к чему... Присылаю тебе сквозное зеркало. Как же я мог забыть про него? Мы придумали эту штуку с Джеймсом и когда нас оставляли на отработках в разных кабинетах, мы пользовались ими. Тебе стоит только посмотреть на него и произнести мое имя. Жаль только зеркала парные, как мы не бились увеличить их количество - не смогли.
   Сириус.
  Гарри рассмеялся - да уж, бедный Кричер, остается без наследия семейства! Он хотел было открыть сумку, чтобы достать чернила и перо - писать ответ Сириусу, но закрыл ее и поставил на место. Зачем отвечать на письмо, если можно опробовать зеркало Сириуса после уроков? Хотя было довольно странно, что ничего не было про его "шутку", ведь сообщения родителям вчера отправили? "Конечно отправили, - убедился Поттер, только взглянув на поникшую Тонкс, читающую письмо за своим столом... - но почему крестный не сказал ВООБЩЕ ничего?"
   - От кого это? - спросила Гермиона, держа себя в руках.
   - От Сириуса, - коротко ответил Гарри.
   - А Пророк тебе зачем?
   - Ну... надо же знать - почему на меня косо смотрят, - ухмыльнулся Гарри, - поэтому я вчера продлил подписку на год.
   - А журнал?
   - Я...
   - Какая разница? - спросил подошедший к ним Джордж.
   - Что выписывает...
   - Сын Сохатого?
   Гарри закатил глаза - теперь его иначе и не звали эти рыжие обалдуи, не то чтобы ему это не нравилось... просто... он не знал, что ему думать...
   - Да в общем-то никакой, - смутилась Гермиона, но...
   - Тогда...
   - Нам пора на трансфигурацию... - закончил Поттер, ухмыльнувшись, увидев обиженного Джорджа, который впервые в жизни не смог продолжить слова Фреда.
   Как только гриффиндорцы вошли в кабинет Макгонагалл, увидели уже сидевших там хаффлпаффцев.
   - Гарри, - подошел к нему Эрни Макмиллан. Он нравился Поттеру, несмотря на свою напыщенность. - Я хочу сказать, что верю тебе, моя семья всегда стояла за Дамблдора и я тоже буду за него стоять.
   - Эмм... спасибо Эрни, - улыбнулся Поттер.
   Тут в класс зашла профессор Макгонагалл и все быстро расселись по местам.
   - Итак, - сказала декан, - я не думаю, что стоит напоминать вам, что в этом году вам сдавать СОВ. Об этом вы знаете и так. Я лишь скажу, что в этом году курс трансфигурации становится гораздо сложнее, чем раньше и на моих уроках я требую внимания и сосредоточенности. Сегодня мы будем изучать заклятье исчезновения - оно немного проще, чем чары восстановления, которые изучаются на седьмом курсе. Кто мне расскажет о чарах исчезновения? - Увидев поднятую руку Гермионы, профессор сказала, - может вы, мистер Поттер?
   - Конечно, профессор, - улыбнулся Гарри. - Чары исчезновения - это, иными словами, трансфигурация в ничего. Потому чары восстановления и гораздо сложнее - нужно вернуть предмет из небытия. Чем сложнее предмет по строению - тем сложнее заставить его исчезнуть полностью.
   - Десять баллов гриффиндору, мистер Поттер, - произнесла декан, - ответ верен. Итак, как правильно сказал мистер Поттер, начинать мы будем с простейших живых существ - улиток. Их убрать гораздо легче, чем позвоночных или млекопитающих. Вам нужно будет понять принцип. Запоминайте взмах палочкой. Эванеско, - указала декан на улитку, которая тут же исчезла.
   Эти чары Поттер уже практиковал; пока он не добрался до библиотеки Поттеров, он успел отработать несколько заклинаний. Правда, до этого Гарри заставлял исчезать небольшие предметы, а не живых существ. Взмахнув палочкой, он потерпел неудачу. Кажется, кто-то сказал, что улитка стала бледнее, но с его-то зрением он не особо полагался на чужие глаза, поэтому он усмехнулся и повторил снова. На этот раз у улитки пропала раковина. "Эванеско", - повторил про себя Поттер и улитка полностью исчезла.
   - Двадцать баллов гриффиндору, мистер Поттер, за великолепный результат. Вы тренировали это заклинание раньше?
   - Да профессор, но только на неодушевленный предметах.
   - Что ж, все равно результат меня впечатлил. Вы освоили невербальные чары?
   Поттер кивнул.
   - Как думаете, почему у вас не вышло с первого раза?
   - Я не знаю, профессор... - задумчиво протянул Поттер.
   - Для невербальных чар важны точные движения палочкой, которые ясно указывают намерение.
   Весь класс смотрел на них широко открыв глаза, а Гермиона выглядела ошеломленной и заинтересованной.
   - Но ведь... разве противник не узнает заклинание по взмаху? - неуверенно переспросил Поттер.
   - Мистер Поттер, - возвела глаза к потолку Макгонагалл, - мы говорим о трансфигурации, а не о Защите от темных искусств. Но если вам так интересно, скажите, вы знаете много цветов заклинаний?
   - Нет, но...
   - А если использовать цепочки чар, взмахи сольются друг с другом! Подробнее об этом вам расскажет профессор Флитвик, а раз уж вы так хорошо справились с улиткой, стоит перейти к чему-то поинтереснее. - Взмахом палочки Макгонагалл призвала со стола клетку и дала Поттеру несколько мышей. - Тренируйтесь так, чтобы убирать объект с одного раза, мистер Поттер. А вы работайте над заданием, - строго произнесла декан, посмотрев на класс. Гермиона со слегка обиженным выражением лица стала еще больше стараться убрать улитку. Как только Поттер попробовал сделать точный взмах палочкой, раздался голос Гермионы.
   - У меня получилось, профессор.
   - Десять баллов Гриффиндору, - ответила профессор, дав Гермионе мышь.
   Почти до конца пары Поттер пытался воспроизвести точный взмах - не пробовал испарить мышь, а просто оттачивал узор заклятья. Наконец он направил палочку на мышь, сосредоточился на желании, уверенности и намерении - что уже вошло в привычку и было чем-то вроде рефлекса, - направил немного магии в палочку и подумал: "Эванеско".
   Кто-то рассмеялся, увидев, как Поттер держит в руках истошно пищащий мышиный хвост.
   - Хмм, - задумался Поттер. Он не обратил внимания, что декан внимательно смотрела на него. - Если взмах правильный, может, я мало силы вложил в заклинание?
   Больше сил, "Эванеско". Мышь исчезла. Испарив оставшийся от первого грызуна хвостик и "добив" остальных мышей, Поттер радостно улыбнулся.
   - Тридцать баллов Гриффиндору, мистер Поттер. Я вижу, вы унаследовали талант вашего отца, только вот где же он был раньше?
   По классу раздались смешки.
   - Кто знает, профессор? - улыбнулся Гарри.
  К концу урока декан осмотрела успехи остальных учеников... без задания остались только Гермиона и Гарри.
   - Задержитесь после занятия, мистер Поттер. - сказала декан.
  Как только класс опустел, Поттер подошел к столу декана.
   - Мистер Поттер, - начала декан, - я действительно вижу, что вам нужны дополнительные занятия... - она слегка замялась, - видите ли, дело в том, что программа рассчитана на средних учеников, поэтому еще пару уроков мы будем отрабатывать то, что прошли на этом занятии... вам стоит попробовать убирать более сложных животных, но это вы уже сделаете на занятиях со мной. Я думаю, что дополнительные занятия будут дважды в неделю - вам еще сдавать СОВ, и я надеюсь в этом году увидеть в своем кабинете кубок по квиддичу, - она слегка улыбнулась. - Приходите в назначенные дни в мой кабинет в четыре часа. Пусть будет вторник и четверг...
   - Спасибо, профессор, - радостно сказал Поттер.
   - Но имейте ввиду, если это скажется на вашей успеваемости по другим предметам, занятия будут прекращены.
   Гибрид ухмыльнулся.
  - Конечно, профессор. - Он почувствовал ее эмоции, в них преобладала гордость. Сначала ему показалось странным, что она ее так тщательно скрывает, но он сразу понял: просто она старается соответствовать образу строго профессора, который очень ей шел.
   - Это все? - спросил Гарри.
   - Не совсем, - как-то сразу посуровела декан, - сейчас речь пойдет о вашем наказании.
   Поттер застонал.
   - Сегодня в восемь часов вечера состоится ваша отработка с мистером Филчем. Вы же не надеялись, что ваша трансфигурация студента останется безнаказанной?
   - Нет, профессор, - обреченно сказал Поттер, мелькнувшую мысль о внушении он отсек сразу же.
   - Вот и прекрасно. Теперь еще одно: начиная со следующей недели начинаются ваши отработки с мисс Тонкс - как и с кем они будут проходить, вы узнаете в понедельник. Свободны, Поттер.
   Попрощавшись, Поттер вышел из кабинета и чуть ли не бегом направился в кабинет заклинаний - он практически опоздал.
   Вообще сдвоенные уроки со Слизерином Поттер терпеть не мог. Если с хаффлпаффцами уроки проходили в мирной обстановке, в принципе, как и с Райвенкло, то когда сталкивались Гриффиндор и Слизерин - конфликт был неизбежен. Сначала Поттер не понимал, почему их ставят в пару. Но с другой стороны, Слизерин мог вполне конфликтовать и с другими факультетами. С их понятиями о чистокровности они свысока смотрели на маглорожденных и выражали свое презрение. Гарри решительно не понимал их: нет, ну Сириус объяснил ему все про чистоту крови. Да - это важно. Маги обычно сильнее, в потенциале имеют предрасположенность к чему-то, да и воспитание получают соответствующее. Но вот из-за чего нужно выносить это свое отношение на всеобщее обозрение, он совсем не понимал.
   Правда, сейчас главный зачинщик этого - Малфой - был не в настроении это делать, над ним итак смеялась едва ли не вся школа. Поговаривали, что в конце недели родители заберут его в Дурмстранг.
   Едва Гарри залетел и плюхнулся на парту рядом с Невиллом, как в класс вошел Флитвик, разговоры стихли; хоть он и не обладал таким талантом, как Снейп и Макгонагалл, но все ученики в школе уважали его за профессионализм. Все, кроме представителей факультета Слизерин: а как иначе? Полугоблина сложно назвать чистокровным магом.
   - Здравствуйте, класс, - поприветствовал их устроившийся на стопке книг декан Райвенкло.
   "Хмм, - подумал Поттер, - кажется, у меня появилась идея для подарка маленькому профессору на Рождество".
   Сам Гарри всегда уважал этого профессора. При своих скромных размерах он был в свое время чемпионом Европы по дуэлингу! Это дорогого стоило.
   "Э-эх... почему в школе нет факультатива по дуэлям, как на втором курсе? Только чтобы вел его Флитвик? Может, стоит предложить это Дамблдору?"
   - ... с оценкой не ниже удовлетворительно, - услышал задумавшийся Поттер. - Я уверен, что весь класс сдаст СОВ и на более высокую оценку.
   - Сегодня мы с вами будем изучать чары локального света. Это заклинание позволяет наколдовать шар света, который будет без подпитки светиться около часа. Самое главное - это то, что он не привязан к волшебной палочке. Запоминайте взмах палочкой и формулу. Lumenballelit.
   Интересное заклинание, думал Поттер, пытаясь воспроизвести взмах и сразу отточить его. Для него не было проблемой запомнить движения, просто он хотел довести его до автоматизма.
   - Браво. У мисс Грейнджер получилось, десять баллов Гриффиндору, - сказал преподаватель. Оглянувшись, Поттер увидел небольшой шарик света возле Гермионы. Все-таки заклинания ей давались лучше.
   "Lumenballelit", - подумал Поттер, вкладывая в шар сил как в мощный ступефай. Ярко-белый шар размером с футбольный мяч завис под потолком класса.
   - Ого! Сразу такой шар! Пятнадцать баллов Гриффиндору, мистер Поттер, и еще десять за невербальное исполнение.
   Со сторону слизеринцев раздалось недовольное бормотание.
   - Десять баллов Слизерину, мистер Нотт. Пятнадцать баллов Слизерину, мисс Гринграсс. - Гибрид оглянулся - над черноволосой девушкой парил такой же яркий шар как у Гарри.
   "Хмм... Интересно" - подумал Поттер.
  [center]***[/center]
   "Это ужас, - ближе к концу пары думал Поттер, - что тут сложного? Почему Рон никак не может справиться? Невилл? Дин?"
   Симус смог наколдовать шарик, также, как и Парвати. Еще несколько слизеринцев освоили заклятье, но на этом все - то ли остальные просто не старались, то ли правда не могли.
   "Пусть у меня не все заклятья получаются с первого раза, но... такие простые чары учить настолько долго? Мда... а вот и удивляйся потом, почему Волан-де-Морт власть захватывает. Это же полная хрень! Чему тут можно научиться? Неужели нельзя сделать какие-то разные группы для студентов, разделяя их по успеваемости? Может и у Флитвика дополнительных занятий попросить? Да нет... времени не хватит. Еще не стоит забывать о квиддиче... интересно, кого назначили капитаном, и кто будет вратарем вместо Вуда?"
   - Мистер Поттер, задержитесь, - сказал полугоблин, когда ударил колокол.
   - Вы что-то хотели, профессор? - спросил Гарри, когда класс опустел.
   - Честно сказать, вы меня поразили, мистер Поттер, не ожидал от вас таких успехов.
   - Просто занимался летом, профессор, ну и решил больше не делать задания кое-как.
   - Это радует, мистер Поттер. Но, как я видел, вам было несколько скучно на моем уроке?
   - Если честно, то да, профессор. Просто как можно осваивать простое заклинание весь урок и не освоить?
   - Ну в прошлом году, честно сказать, вы учились примерно также.
   Поттер смутился.
   - Программа рассчитана на средних учеников, мистер Поттер, - усмехнулся профессор, - тут я ничего не могу поделать - разве что предложить вам дополнительные занятия, если хотите. У меня есть свой факультатив, который проходит трижды в неделю в восемь часов вечера. Там занимаются одаренные ученики со всех курсов. Я бы хотел пригласить вас туда.
   - А почему я не знал об этом раньше?
   - Все ученики дали мне слово, что ничего не скажут остальным. Я не хотел смущать... менее талантливых учеников, поэтому это не афишируется.
   - А Гермиона?
   - Она ходит на этот факультатив с третьего курса. Занятия по понедельникам, средам и пятницам. Если вам это интересно.
   - Да профессор, - обрадовался Гарри. Раз уж есть факультатив, то стоит на него сходить. В конце концов, он не устает и спать ему не хочется, так что... главное, чтобы тренировки по квиддичу не завалили его с головой... Кто же все-таки капитан?
   Урок ЗОТИ показался гибриду еще скучнее, чем в прошлый раз. Этот учебник вырубал не хуже лекций Бинса. Только вот теперь Поттер уснуть не мог. Безумно завидуя отрубившимся товарищам, спрятавшимися за большой книгой теории от низкорослого профессора, Гарри таращился в книгу, совершенно ни о чем не думая...
   Как только вампир пришел на обед, к нему подошла Анджелина.
   - Гарри, сегодня в пять отборочные по квиддичу, должны быть все, я хочу посмотреть, как впишется новый игрок.
   - Поздравляю, Анджелина, - хмыкнул Гарри, - глядя на ее капитанский значок. Сегодня была пятница, завтра занятия с Флитвиком, сегодня квиддич - все прекрасно. Да и давненько он не летал на молнии - после такого перерыва, да и с усиленными ощущениями это должно быть круто.
   - Спасибо. Жду тебя на стадионе в пять, - улыбнулась Анджелина ему.
  Только Поттер хотел встать из-за стола, как на него налетел вихрь по имени Гермиона Грейнджер.
   - Гарри, мы можем поговорить с тобой? - спросила она.
   - Да, только не здесь, пошли, - ответил гибрид. Он еще в начале обеда начал чувствовать голод, а весь обед он только и думал, что о пакете теплой крови... Вместе с подругой они пришли в пустой класс на пятом этаже.
  
  Глава 17. Отборочные и первая отработка.
  Поттер быстро запер дверь заклятьем и бросил оповещающие чары.
   - Гарри? - Встревожено сказала Гермиона, увидев, как меняется его лицо.
   - Чего? - поднял брови он, материализуя в руке пакет с кровью и разрывая его зубами. Кровь была глотком свежего воздуха для него. Он блаженно зажмурился. Гермиона смотрела на него как-то странно.
   - Ты хотела поговорить? - поднял брови гибрид, вытирая большим пальцем нижнюю губу.
   - А... э... да... слушай, Гарри, я все думала насчет курса по защите и... это все полная чушь! По такому учебнику невозможно учиться!
   - Я знаю, - кивнул Поттер, разрывая второй пакет. - И что ты предлагаешь?
   - Ммм... возможно, нам стоит самим заняться защитой?
   - Сидеть с книжками в библиотеке? - скептически спросил Гарри, оторвавшись от обеда.
   - Я согласна, что мы прошли уже ту стадию, когда можно учиться только по книгам... нам нужен учитель... хороший учитель...
   - И... - кивнул Поттер, подбадривая подругу закончить.
   - И я подумала, может, ты сможешь научить нас?
   - Я? - Гарри отшвырнул пустой пакет, нацепив на лицо маску сильнейшего удивления.
   - Ну да! Ведь ты был лучшим по ЗОТИ, когда у нас был нормальный учитель и ты столько раз сталкивался с В... Волан-де-Мортом...
   Гибрид оценил жест подруги: она впервые произнесла имя Темного Лорда.
   - Я не знаю, - задумался Гарри. - Я, конечно, думал об этом - научить защищаться своих друзей, но так, как говоришь ты... ты вообще уверена, что кто-то захочет учиться у чокнутого лгуна? - поинтересовался Поттер, испарив пустые пакеты из-под крови.
   - Ты не в курсе, я так думаю, но многие верят тебе...
  Гарри фыркнул.
   - Я серьезно! - возмутилась гриффиндорка.
   - Ладно, я подумаю над этим. Надо еще многое обдумать...
   - Хорошо, а я пока присмотрюсь, кого можно позвать в клуб, - улыбнулась Грейнджер.
   - Ладно, Гермиона, я пойду. Мне еще надо успеть до травологии с Сириусом поговорить.
   - Он что, в Хогвартсе?
   - Нет, я тебе потом покажу... там он мне штуку одну прислал...
   - Ну ладно, - хмыкнула Гермиона, - я пойду.
   Как только подруга ушла, Поттер достал из сумки сквозное зеркало, разорвал оберточную бумагу и произнес: "Сириус Блэк". Буквально через пару секунд там показалось лицо крестного.
   - Гарри!
   - Во, - хмыкнул гибрид, - работает.
   - А как же, - ухмыльнулся крестный. - Как у тебя дела?
   - Да неплохо в принципе, - пожал плечами Поттер.
   - А я в курсе... что ты додумался устроить в Большом Зале? - Блэк смотрел на крестника с какой-то злостью, точь-в-точь Молли Уизли на близнецов.
   - Но Сириус, я...
   - Да расслабься ты! - Рассмеялся Блэк, скидывая эту маску. - Ты же знаешь, я за такое только похвалю.
   Поттер выругался.
   - Расскажешь, как все было?
   - Лучше пришлю воспоминание...
   - Годиться, - фыркнул Блэк. - А кроме этого, как в школе? Ничего нового?
   - Особо нет... только вот учителем по ЗОТИ назначили какую-то тетку из министерства.
   - И чему она вас учит? Магических существ истреблять?.. Извини.
   - Нет, но... что, должна?
   - Не знаю, сейчас в министерстве ходят разговоры, что из-за нападения оборотней на Дафтаун министерство готовит законопроект против них... ну и как понимаешь остальным тоже несладко придется...
   - Уроды... А что с вампирами?
   - С ними ситуация не лучше... может даже и хуже... понятное дело, что на работу их никто не берет, колец солнечного света им не видать, магия официально под запретом. Любого, кто нарушил его или пил человеческую кровь, понятное дело, если есть доказательства -хотя, что уж кривить душой, на это министерству наплевать - приговаривается к пожизненному в Азкабане. Там целый этаж на нижнем ярусе приспособлен под них: очень толстые стены и двери, укрепленные магией, вербена в вентиляции и прочие причуды.
   - Это получается... что я сейчас почти враг народа? - шокировано спросил Гарри.
   - Ну я бы так не сказал. Во-первых, ты себя не раскрыл, а во-вторых - твой статус надежды магического мира может помочь... А лучше, чтобы ты так и оставался просто Гарри.
   - Черт... а как они там вообще без крови? Иссыхают что ли?
   - Не совсем, над ними... издеваются. Бросят раз в неделю зайца или крысу... это даже хуже, чем иссохнуть.
   Поттер содрогнулся. Пусть он еще не знал, что такое настоящая жажда, но даже при небольшой нехватке крови испытывал достаточно неприятные ощущения - назвать это наркоманской ломкой было бы через чур, но думать о чем-то другом было сложновато. А уж так, что в буквальном смысле слова высыхаешь, а тут еще дразнят...хорошо, если просто кровью, а если крысе введут вербену?
   "Что ж, значит, это нужно скрывать еще тщательней. Я итак могу мало кому доверять, а такое...как же Люпин смог раскрыться друзьям?"
   - Блин, если оборотней еще больше ограничат в правах... черт, бедный Луни. Он и так работу найти не может...
   - Ну вообще-то после Хогвартса он устроился работать к маглам. У них не проблема не вызывая подозрений подобрать график, который позволит в полнолуние не работать... так что сейчас у него все более менее нормально...
   - Но все равно! Луни маг! А должен работать у маглов!
   - Это все предрассудки, Сохатенок, не дай Бог о тебе узнают... Где ты сейчас?
   - Какой-то класс заброшенный... я несколько чар на дверь кинул...
   - Это плохо... - покачал головой Блэк, - тебе нужно более... уединенное место...
   - Что ты предлагаешь?
   - Может, Визжащая хижина?
   - Я подумаю об этом... Слушай, кстати, мне тут Гермиона предложила возглавить клуб по ЗОТИ. Я и сам думал подучить друзей защищаться.
   - Отличная идея! - восхитился Блэк. - Ты весь в отца! Мы бы с ним ни за что не распластались перед этой каргой! Тем более министерство этого боится больше всего...
   - О чем ты?
   - Фадж боится, что Дамблдор собирает армию учеников, чтобы его свергнуть с поста министра.
   Гарри искренне расхохотался.
   - Он идиот?
   - Да. Но он министр. Поэтому жизнь такая паршивая.
   Они рассмеялись. Раздался удар колокола.
   - Черт, Сириус, мне на травологию надо!
   - Ладно, иди, - хмыкнул крестный.
   Сунув зеркало в карман, Гарри молнией бросился к теплицам. Через пять секунд он уже шел туда вместе с учениками, незаметно выйдя из-за деревьев.
   - Привет, Тонкс, - поздоровался Гарри с девушкой. Говорили они тихо, так как профессор Стебель что-то уже начала говорить.
   - О, привет, Гарри, - улыбнулась та.
   - Как прошел день?
   - Нормально, - улыбнулась она, но Поттер почувствовал неискренность.
   - Что случилось?
   - Да ерунда это все...
   - Да нет же, что случилось?
   - Ничего. Ничего!
   - Нимфадора...
  - Мистер Поттер, мисс Тонкс! Попрошу не болтать на уроке, иначе вы не услышите моих инструкций! Спасибо, что сделали одолжение. А теперь уж послушайте вместе со всеми! Сегодняшнее занятие проводим вне теплиц. Нам нужны "удобрители" из почвы под платанами, которые растут на кромке запретного леса. Знаете ли, директорство в этом году сократило нам поставки специального грунта, сказав что-то о расходах на лимонные дольки... впрочем, не имеет значения. Итак, прошу всех оставить мантии здесь... Нет, не на полу, мистер Финниган. Положите... да, да, на стол. Прошу пройти за мной...
   Тонкс исчезла из поля зрения так быстро, что Гарри не успел за ней уследить. Он положил мантию и поплелся за профессором, левитирующим перед собой большой ящик с маленькими лопатками и контейнерами. Занятие оказалось невыносимо скучным - искать признаки жизни в сырой земле. Гарри укрылся от профессора Спраут и пытался выискать глазами розовую макушку, но все сидели кучками, либо разбрелись за деревьями. Заглянув за одно, за другое, за третье, он наконец-то нашел то, что искал - и поспешил к ней, огибая деревья.
   Тонкс уныло тыкала в дерево своей лопаткой. Гарри схватил ее за рукав и потащил в сторону от любопытных и преподавательских глаз. Девушка даже не успела возмутиться, как оказалась за широким дубом. Гарри оперся о дерево с одной стороны от ее головы, глядя ей прямо в глаза.
   "О господи, господи, я надеюсь, что я сильно не краснею. Блин, блин, надеюсь, он не обратит внимания" - проносилось в ее голове, пока он задавал вопрос, который она почему-то не услышала.
   - Тонкс, что случилось? Я же вижу, что не все в порядке.
   "Что-то точно случилось. Почему она краснеет? Может, это что-то личное... не стоило так напирать... или стоило? Кто ей поможет, если не я?"
   - Тооонкс?
  -Да... да, Гарри, я в порядке.
   - Я же вижу, что нет. Это из-за нашего номера в зале? У тебя из-за этого неприятности? Мне-то ты можешь рассказать, я же твой друг.
   - Ну... это все мой факультет... - казалось девушку прорвало. - Они вообще не дают мне спокойно жить! Еще из-за этих потерянных баллов... Сегодня они опять смеялись надо мной... - девушка опустила голову и волосы - на этот раз темные - закрыли ее лицо. - Я не слишком научилась себя контролировать. Не могу сдерживать непроизвольные трансформации. А еще я все время обо что-то спотыкаюсь... я... а Чанг смеялась надо мной и говорила... не важно...
   - Эй-эй, успокойся, - обнял ее Гарри, погладив по волосам. Девушка слегка вздрогнула. - Не обращай внимания на идиотов... Я знаю, что это такое, поверь мне...
   - Ты хотя бы нормальный человек, - грустно сказала Нимфадора.
   - Ты тоже! - твердо сказал Гарри шепотом, - ты гораздо нормальнее, чем все они.
   "И уж точно нормальнее меня" - подумал он.
   - Спасибо тебе, Гарри. Ты хороший друг.
  На его плече было так спокойно, так хотелось кому-то выговориться.
  "Боже, как хорошо выговориться. Знала бы раньше...хотя. Наконец-то у меня появился друг. Так не хотелось бы портить все своими глупыми мыслями"
   - Не за что, - улыбнулся ей Поттер. - если что, ты всегда можешь прийти ко мне, я помогу тебе.
   - Эй, я это запомню, - улыбнулась девушка, ее волосы медленно стали золотистыми.
  Г арри отпустил ее плечи, и они пошли в сторону большей части класса, старательно делавшего вид, что они копают землю. На самом деле, группа мальчиков из обоих факультетов за большим кустом играла в магические карты, собрав для вида контейнер земли. Дальше Парвати и Лаванда перекрашивали ногти магией. За ними из-за кустов как-то странно подглядывала подруга Чжоу, имя которой Гарри забыл. Один только Невилл усердно искал в земле нужные ископаемые, да так, что весь был в земле. Горящий взгляд был таким, словно он искал клад.
   Поттер весь оставшийся урок старался развлечь девушку. Они разговаривали о всякой всячине. Не особо обратив внимания на гневные взгляды профессора и снятые с Гарри баллы "за разговоры на уроке". Когда раздался удар колокола, все мигом побросали свои лопаты в ящик, сдали кое-как контейнеры и принялись очищать друг друга заклинаниями, прежде чем идти в замок. Хотя, по мнению одного особо чувствительного к запахам гибрида, им стоило бы и вовсе принять душ - от некоторых разило так, будто они нашли кучу дерьма гиппогрифа и не забыли прихватить в карманы. Наложив на себя несколько заклинаний, в том числе и модификацию головного пузыря, которая была незаметной, но при этом могла блокировать только запахи и, соответственно, под водой не работала, он шел в башню, правда, делая круг - они с Тонкс так заболтались, что не заметили, как дошли до общежития Райвенкло.
  ***
   Ближе к четырем часам Поттер закончил все свои дела, поэтому он решил немного размяться на поле: на метле он давно не летал, к тому же стоило свыкнуться с управлением метлой учитывая обострившиеся чувства.
   - Твою же мать! - воскликнул Поттер, сев на метлу. - Так ведь можно и без детей остаться! Прав был крестный - мотоцикл лучше!
   Привыкнув к комфортному сиденью, Гарри и забыл, каково это - сидеть на деревяшке.
  Не он один решил потренироваться - каково же было удивление гибрида, когда он увидел на поле Рона Уизли с новым "Чистометом". Пока Гарри совершал свои маневры недалеко от раздевалки (не идти же пешком до поля, если туда можно долететь), Рон тренировался у колец - видимо, хотел пробоваться на место вратаря.
  Странно, учитывая летнюю апатию, но кроме раздражения Гарри ничего не почувствовал. Причем даже не какую-то яркую эмоцию - скорее, как с той мухой, что бьется в стекло. Раздражает, даже если не смотришь; вроде и пристукнуть хочется, да недосуг.
   Гарри оторвался от земли, в очередной раз посетовав на всех изобретателей и производителей метел, и полетел к полю. Но вот что осталось неизменным - чувство полета опустошало мозг - и в тоже время раздражение на этого мудака тоже прошло, но все равно на душе был осадок.
   Предатель пытался заставить мячи лететь в его сторону с помощью магии. Сделав замысловатое движение палочкой, Гарри с силой направил квоффл в лицо рыжему, и как ни в чем не бывало резко поднялся в воздух.
   Ветер хлестал его по лицу, даря ощущение легкости и свободы. Гибриду казалось, что вот-вот, и он сможет лететь без метлы, но это, конечно, была глупость - на такое никто на памяти Гарри способен не был... может если только Дамблдор... кто знает? Обостренное зрение с лёгкостью улавливало мельчайшие детали даже на большой скорости. "Да это же клево! - восторженно подумал Поттер - теперь снитч найти раз плюнуть... но не стоит привлекать к себе много внимания..." Гарри долго выписывал различные финты на метле высоко в небе, пока не решил исполнить финт Вронского. Резко упав вниз он камнем понесся перпендикулярно к земле, раздался чей-то испуганный вскрик, Гарри не обратил внимания: в крови кипел огонь, он чувствовал небывалый азарт. Когда до земли оставалось около пятидесяти метров, ловец сосредоточился, как на уроках дуэлинга Сириуса, и начал медленно выправлять метлу. Он вышел из пике в метре от земли, слегка зацепив ботинками траву и резко устремился вверх. Раздались аплодисменты. Гарри резко оглянулся. Восхищенные взгляды, направленные на него, подстегивали - хотелось сделать еще что-то эдакое, адреналин еще бурлил, хоть сейчас делай какой-нибудь финт без метлы. Или что там еще придет в голову гибриду? Останавливая свои фантазии по поводу того, как он делает опасные трюки, Гарри перехватил метлу, другой рукой взъерошил волосы и пошел к команде, уже собравшейся на поле, как и те, кто пришел на отборочные. Правда, Рон был немного поодаль - все еще утирал кровь из носа.
   - Браво, Гарри, - сказала Анджелина, - если ты так сделаешь в матче со Слизеринцами, их ловца придётся от земли отскребать.
   - Я подумаю над этим! - зловеще ухмыльнулся Поттер.
   - Гарри Поттер...
   - Мы просто...
   - В восторге... - близнецы бухнулись на колени.
   - Приветствуйте великого...
   - Ужасного...
   - И неповторимого...
   - Ловца Гриффиндора!
   - Хорош кривляться, - фыркнул Гарри. - Вам самим не надоедает?
   - Нет! - в один голос сказали близнецы.
   - Итак, - громко сказала Анджелина, обращаясь к кандидатам во вратари, которых тут было всего три, - мы должны сейчас выбрать вратаря в сборную факультета и...
   - Хмм... Анджелина, - подал голос Гарри.
   - Что?
   - А ты не думала подобрать... запасной состав команды?
   - Зачем?
   - Ну как... вдруг кто-то получит травму, а у нас есть замена? Во-вторых, в следующем году ты, Алисия, Фред и Джордж уже уйдете из школы... а так у нас уже будет замена для вас.
   - Хмм, - задумалась девушка, - пожалуй, неплохая идея, сегодня выберем вратаря в основной и запасной составы, а завтра проведем отбор запасных охотников и запасного ловца... учитывая, сколько ты Гарри обычно получал травм, ловец нам нужнее всего.
   Все рассмеялись.
   - Надеюсь, в этом году все изменится, - притворно смущенно склонил голову Гарри.
   - Не сомневаюсь, - фыркнула Кэти, - в этом году, раз у тебя будет замена, ты станешь попадать в лазарет еще чаще.
   - Итак! - прервала их смех Анджелина. - По метлам!
   Гарри взлетел в небо выше и быстрее всех. Получив квоффл от Кэти, он с силой зашвырнул его в ворота. Первый кандидат - незнакомый Поттеру третьекурсник - мяч не взял и при этом чуть не стукнулся головой об шест.
   - Аккуратнее, Поттер! - капитан немного нервничала. - У нас не так много кандидатов, чтобы их калечить! ДА ЧТО Ж ТАКОЕ! - заорала она, увидев, как через среднее кольцо просвистел бладжер. - УИЗЛИ!
   - Я! - раздалось откуда-то сверху с двух сторон. Поттер хмыкнул.
   - Не калечить своих вратарей, ясно?!
   - Да, сэр! Оой... да, мисс!
   Посмотрев на посеревшего Рона, Гарри расхохотался еще сильнее и, поймав квоффл кончиками пальцев, отпасовал его Алисии.
   Первый кандидат взял шесть мячей из десяти. Второй взял только три. Третий - кажется, его звали Вейзи - держался сносно и взял восемь, но когда поймал последний, от удара бладжера влетел в кольцо вместе с мячом. Хорошо хоть бладжер попал ему по защите, которая была на груди у вратарей.
   - Следующий! - гаркнула Анджелина.
   К кольцам подлетел Рон.
   Гарри набрал скорость. Подлетая к кольцу, он сделал самое хищное выражение лица, на которое был способен, при этом сохраняя человеческое лицо. Лицо Уизли окончательно лишилось какого-либо цвета. Поттер сделал сильный замах вправо. Рон метнулся туда и Гарри издевательски легким ударом отправил мяч в левое кольцо.
   Вернувшись с мячом, Рон был краснее квоффола
   Когда оба бладжера просвистели в левое и правое кольца, а квоффл - в среднее прямо сквозь кольцо рук Уизли, пытавшегося его поймать - гибрид от смеха чуть не свалился с метлы. Не обращая внимания на крики Анджелины, он отдал только что полученный мяч Кэти.
   В итоге Рон взял шесть мячей из десяти. Последний кандидат взял пять.
   - Итак, я думаю, вратарями будут Вейзи и... Уизли.
   - Я хочу предупредить, - сказал Вейзи голосом больше похожим на нытьё, - если тренировка совпадет с собранием клуба любителей игры "Плюй-камни" - я выберу клуб.
   - Прекрасно! - рявкнула Анджелина. - Уизли - основной вратарь, Паркер - запасной.
   Рон и самый первый кандидат стояли с улыбками на лицах.
   - На сегодня все, - произнесла Анджелина, - все свободны.
   Поттер быстро покинул раздевалку и отправился на занятия к Флитвику.
  ***
   - Гарри? - удивленно произнесла Гермиона, увидев его.
   - Нет, - хмыкнул Поттер, - девушка, вы обознались.
   Раздался чей-то смешок. В кабинете были ученики со всех факультетов: Тонкс, Чжоу, Эрни, Нотт, Гринграсс, Алисия, Фред и Джордж, а также Ханна Аббот, Лиза Турпин и еще несколько незнакомых Поттеру учеников, большинство с райвенкло.
   - Фред? Джордж? - слегка недоверчиво спросил Гарри. Он понимал, что они далеко не глупые, но чтобы они добровольно согласились на факультатив...
   - Ты обознался! - сказали они в один голос, заставив всех рассмеяться.
  Не успел Поттер открыть рот, как в классе показался маленький профессор.
   - Еще раз здравствуйте, дорогие мои. Я думаю сегодня я, как и обещал на прошлом занятии, покажу вам модифицированное заклинание открытия замков. Оно работает по другому принципу, отличному от заклинания алохомора, поэтому дверь, зачарованная коллопортусом, легко откроется такими чарами. Это заклинание раньше было в программе четвертого курса, но его убрали за ненадобностью, несмотря на легкость его исполнения оно довольно полезное. Итак, запоминайте движение палочкой.
   Урок очень понравился Поттеру. Флитвик показал им около десятка мелких, но очень полезных бытовых заклинаний, которые сейчас в школе не проходили. При этом Гарри успел немного пообщаться с Нимфадорой, из-за чего нескучное занятие пролетело еще быстрее.
  После занятий Гарри, посмотрев на часы, увидел, что через десять минут уже должен быть в кабинете Филча.
   Школьный завхоз совсем не изменился. Увидев Поттера, он заворчал:
   - Ааа, это ты... ты такой же, как и твой отец... вечно нарушаете школьные правила... вот были времена, когда таких как вы подвешивали за лодыжки в подземельях...
   Гарри, не слушая разглагольствования старого сквиба, шел за ним в зал наград.
   - Ты должен до блеска отполировать все кубки... без магии... палочку сдать...
   Гарри нехотя протянул ему свое оружие.
   - Превосходно, я приду через час и все проверю, и если ты не успеешь... - Филч гаденько так ухмыльнулся и протянул ему нужные средства, щетку и тряпочку.
   - Я все понял, мистер Филч.
   - Все вы все тут понимаете, - забубнил Аргус, направившись к выходу. Поттер услышал щелчок замка.
   - Зашибись, - фыркнул Поттер. - Спирки!
   Перед Поттером появился эльф.
   - Молодой господин чего-то желать?
   - Да, можешь ли ты отполировать эти кубки?
   - Спирки не может, - покачал головой эльф. - У эльфов есть приказ от директора, чтобы мы не помогали ученикам на отработках.
   - Черт! Ладно, спасибо, больше ничего не надо. Хотя...принесешь кружечку чая и этих ваших вкусных пирожных, которые вы делаете по средам?
  "Хоть как-то отыграюсь".
   Когда эльф исчез, Поттер пнул ногой жалобно звякнувший кубок.
  "Хорошо хоть не помял".
   На подоконнике появился поднос - сцапав оттуда пирожное и вздохнув, Гарри взял тряпку и принялся за работу. Спустя пять минут все кубки сияли как новые, пирожные с добавкой - съедены (должны же быть у гибрида хоть какие-то слабости!). Не зная, чем себя занять, Гарри вспомнил об окклюменции, для тренировок в которой не нужна была волшебная палочка, а ведь обещал же Сириусу, что будет тренироваться! А сам забросил ее еще до поездки во Францию, в голове снова зазвучал чей-то голос: "Опрометчиво! Что, если кто-то влезет к тебе в голову и узнает твой секрет?
  
  Глава 18. Тайная Комната.
  Этой ночью Поттер не выходил в лес. Сделав все уроки он засел за один из взятых в семейной библиотеке трактатов по Темной магии. Таких книг там было немного, но все же они были. За ночь, вернее, за ту ее часть, что он не спал, он уничтожил пять пакетиков с кровью и прочитал почти половину книги. Каких только заклинаний там не было! Теперь стало понятно, почему Темных магов боялись простые люди. Если бы Гарри оставался прежним, возможно, его бы вывернуло от такого, но сейчас гибрид с интересом энтомолога, рассматривающего под микроскопом очередного жучка, смотрел на красочные иллюстрации в книге.
  
  "Да уж, не самое лучшее пособие для того, кто хочет учить других защите...хотя, все знают, что лучшая защита... эх, горе-учитель. Но, блин, кто, если не я? Но как-то стрёмно заставлять столько людей ждать, надо поскорее бы определится с местом..."
  
  Вечерний разговор с крестным проблему не решил. Кроме разрушенного хода на пятом этаже идей не было: остальные помещения Хогвартса были либо слишком маленькими, либо ненадежными. Несмотря на то, что говорил Сириус и чувствовал сам Поттер, Гарри понимал, что в открытую устраивать свои собрания точно не стоит - толку не будет, так еще и такая волокита поднимется - жуть просто. Переворачивая страницу в книге, Гарри увидел проткнутого насквозь клыком василиска мага; клык, нет, клычище торчал из груди мужчины, а ниже по телу были дырки от укусов клыков чуточку поменьше.
  
  "Здоровенная же была змеюка, - думалось Поттеру. - Эх, помнится, я в былые годы..."
  
  Он мысленно, а потом и вполне реально хлопнул себя по лбу и аж подскочил на кровати.
  
  "Тайная комната! Вот я идиот! Туда же точно никто не сможет попасть без моего ведома! Разве что Волан-де-Морт..."
  
  Трезво рассудив, что не стоит терять ни минуты, отложив книгу, он тихо выскользнул из комнаты. Спустя несколько секунд он уже стоял перед нужным умывальником. Миртл не было.
  
  - Откройся, - зашипел Поттер. Умывальник вспыхнул опаловым светом и раздвинулся в стороны, открывая грязную трубу.
  
  "Ну, была - не была!"
  
  И гибрид уже летит вниз. Продолжительный и почти вертикальный спуск, и вот Поттер грациозно опустился на ноги. Кости крыс так и хрустели под ногами, но он не обратил на них никакого внимания. Быстро разобрав вручную завал и магически восстановив потолок, гибрид двинулся дальше.
  
  Огромный зал со статуей на удивление нисколько не изменился с тех пор, как Поттер был тут последний раз.
  
  "Ой ну да, очень странно. Змееустов в школе пруд пруди"
  
  Громадный василиск так и остался лежать там, где гибрид чисто случайно - как он теперь понимал - его убил. Еще раз поразившись размеру змеюки, Гарри зашипел:
  
  - Говори со мной, Слизерин, величайший из Хогвартской четверки. - На задворках сознания мелькнула мысль, что, наверное, величайший - от мании величия, затем гибрид запрыгнул в открывшийся рот.
  
  В том зале не оказалось ничего интересного
  
  - Мда, фантазии - ноль. Раз стена, два стена, три стена...завитушки. Ну хоть не просто ровные, - вслух произнес Поттер, освещая люмосом все вокруг. - В принципе, этого и следовало ожидать... но все же...Как-то пустовата башка для величайшего.
  
  Мистер Наглый Гибрид принялся на ощупь, совсем по-магловски обследовать те самые простые стены. В углу справа камень был менее шероховатый местами, но не гладкий.
  
  Обрадовавшись, что его никто не видел, а в особенности Сириус и Ремус, Гарри бросил несколько сканирующих заклятий, а в голове раздался ехидный голос, в этот раз пародирующий крестного.
  
  "И ведь ничему вас жизнь не учит!"
  
  Ожидаемо, что простые заклятия тут не сработают, Поттер наложил те, что были достаточно сильные в его арсенале - и снова ничего.
  
  Пожав плечами и резанув палец, он провел по тому самому углу.
  
  "И везде ведь одно и тоже. Что в фамильном особняке, что в темнице самого основателя Хогвартса. Крови, все хотят крови"
  
  "Да как они только могут???"
  
  "Цыц! Ничего не знаю!"
  
  "Вон, смотри лучше, как засветился узорчик"
  
  - Вот блин, так и с ума сойти не долго. Ну что ж, мне не привыкать.
  
  "Узорчиком" оказалась руна, которую опоясывала блестящая змейка, проползая среди тонких сплетений филиграни. Недолго думая, Гарри сперва поздоровался с ней на парселтанге, и хотел было по привычке попросить открыться, но змейка медленно начала материализоваться и сползать на пол. На удивление, она оказалось абсолютно черной, будто вырубленной из камня. Или рожденной?
  
  - Приветствую тебя, маленькая змейка, - прошипел Поттер.
  
  - Здравствуйте, говорящий, - поздоровалась на удивление маленькая черная кобра. - Кто из нас еще тут мал, стоит поспорить.
  
  - Эмм... - Поттер даже не знал, что сказать. - Мне нужно как-то узнать, есть ли за стеной проход. Сомневаюсь, что это и есть тайные покои Салазара Слизерина.
  
  - Я повиновалась тебе, выйдя из стены. Но здесь нужно что-то большее, чем дар говорить. Другой дар. Спрашивать, если не знаешь ответа.
  
  - Может, ты расскажешь мне? Дашь пароль? Карту? Что-нибудь?
  
  - Не думаю. Нет, нет, нет. Нет у тебя такого дара.
  
  Диалог как-то зашел в тупик. Гарри молчал, обдумывая варианты. Змейка застыла так, что если бы не появляющийся язык, то можно было бы подумать, что она снова стала каменной.
  
  - А если...гхм...А если я спрошу тебя, есть ли здесь еще помещения?
  
  - Уже лучше. Есть. У тебя осталось 4 вопроса.
  
  - А...Что?! Ой, это был не вопрос.
  
  "Думай, думай..."
  
  - Туда можно попасть исключительно с помощью каких-то особенных умений, которые передавал Слизерин?
  
  - Нет. Три.
  
  - Думаю, заклинания тут не помогут. Хотя, чем дементор не шутит - Бомбарда максима! Что ж, снова не удивительно. Да ну тебя! - змея, казалось, хихикает; насколько змеи могли это делать, конечно.
  
  - Глупая попытка.
  
  - Вижу! Что же такое можно сделать...а что, если...Стена подвержена механическому воздействию?
  
  - Полагаю, что такой вариант нельзя исключать как потенциально применимый, даже учитывая сети заклятий.
  
  - Блин, ответила, тоже мне. Как будто я что-то понял! Лучше бы молчала.
  
  - Два.
  
  - Что?
  
  - Один. И не пререкайся со старшими.
  
  "Чеееерт!"
  
  Зло глянув на змейку, он еще раз осмотрел помещение - здесь было пусто. Ни соринки, ни пылинки. Пошарил по карманам, и, разочаровался в собственной непредусмотрительности - даже обертки от конфетки нет! - попробовал пробиться силой гибрида. Раз, другой, десятый...не вышло - разве что пыль посыпалась. Недолго думая, он стянул ремень из джинсов, которые тут же повисли на бедрах.
  
  "Лучше уж их не трансфигурировать - а то мало ли, передавлю себе там что. Попробуем по-другому".
  
  Через четверть часа, он, довольный, встал, завязывая тонкий шнурок на джинсы - большего не получилось сотворить из маленького кусочка ремня - и оглядывая чудо своих рук.
  
  "Да я же бог трансфигурации!"
  
  Перед ним лежало нечто, напоминающее огромную кувалду; но один конец был несколько заострен, так, что давал бы более точечный удар, чем просто большой молоток.
  
  Он укрепил ее магически и с огромной силой стал колотить ей по стене. Десяток ударов и за стеной образовался темный лаз.
  
  - Так-то лучше, - удовлетворенно прошипел Поттер и пошел по темному тоннелю. Противная змейка скользила следом, издавая несколько другие звуки, чем обычные змеи.
  
  "Неужели и правда каменная?"
  
  Пройдя еще недолго, они оказались в Запретном лесу, недалеко от пристанища Арагога. Вернувшись назад, гибрид задумался.
  
  - Неужели Слизерин оставил здесь только змею? Хотя если бы тут было что-то еще, Волан-де-Морт не оставил бы вещи основателя здесь... Хмм...Не смотри на меня так, это я риторически.
  
  - Что ты там лопочешь, детеныш?
  
  - Эй! Я говорю... а, впрочем, не важно. Попробуем вот что...
  
  Попытавшись пробиться сквозь другие стены, он потерпел неудачу - там был просто камень.
  
  - Да уж, если ты сейчас его мозги, то плохо дело. Ты больше похож на печень.
  
  - Какие м... ого! так надо не в бок, а вниз! К остальному туловищу! Печень, значит...
  
  Взяв кувалду, он с силой опустил ее на пол, вкладывая часть своей силы - раздался лязг, грохот и пол под ней осыпался. От такого резкого движения шнурок распался, и джинсы каким-то чудом удержались от падения вниз. Но он таких простых проблем его отвлекло увидено - пыль осела, и взору Поттера предстало что-то из ряда вон выходящее - вниз шли лестницы, много лестниц. Но были сделаны на вид будто из костей. Длинные, переплетенные кости, спускающиеся вниз так глубоко, что не было видно дна.
  
  - Дух захватывает, правда? - хмыкнул Поттер.
  
  - Да ты еще не так глуп, как я думала. Хотя с такой-то подсказкой...
  
  - Не спорю. Я пошел.
  
  -Куда? Вниз что ли?
  
  - Ну да. Почему бы и нет.
  
  - Нет, ты все-таки какой-то неправильный. Ненормальный, что ли....
  
  Гарри махнул рукой и ухватился за часть уцелевших от кувалды поручней.
  
  - Да это же просто камень!
  
  "Фу ты, блин, Салаз, какие дешевы спецэффекты!"
  
  - Еще третьего собеседника мне не хватало в лице моего внутреннего голоса.
  
  "Как будто у тебя есть выбор!"
  
  Оставив эту реплику без внимания, Гарри принялся аккуратно спускаться на лестницу - самым трудным было не шлепнуться в самом начале. Кинув пару сканирующих состояние камня заклятий и пропустив мимо ушей ехидный голос, Поттер принялся спускаться. Камень был в идеальном состоянии, причем сделан был искусно. Спускаясь все ниже и ниже на скорости, далекой от скорости обычного человека, где-то на середине Гарри замер. И оглянулся наверх. Люмос максима высвечивал круговую лестницу, по которой он спускался.
  
  Стоило ему взглянуть наверх, как он так и остался стоять, завороженный открывшимся ему видом.
  
  Лестница была сделана не просто кругом. Вниз и вверх от него уходило по паре ребер, ребра переплетались друг с другом и создавали лестницу.
  
  - Сумасшедший Слизерин сделал здесь себя??? Стало быть, я и правда в конце концов приду в печень...
  
  Добежав до конца, он с облегчением и разочарование одновременно понял - продолжения не будет. Ребра переходили в позвоночник на задней стенке и все, заканчивались черным камнем. Оказалось, что было не так уж глубоко - скорее, иллюзия.
  
  - Черт! Неужели тут тоже ничего нет? А, плевать... мне все равно не нужны вещи этого идиота... хотя кого я обманываю... от пары древних артефактов я бы не отказался... Но тут может быть в принципе неплохое убежище или тайник... но это потом, - с этими словами гибрид выпрыгнул назад и восстановил все разрушения несколькими взмахами палочек.
  
  Выходя из статуи, Гарри снова посмотрел на василиска.
  
  - О Салазар и все его потомки! К тебе это не относится, маленький хам. ... - Змейка почему-то следовала с ним дальше. - Василиск! Проклятый переросток! Я-то думала, что мешает мне выйти и заниматься тем, чем и подобает! А тут вот что. Старый козел, издох наконец-то! Стало быть, раз он мертв, то я могу вполне охранять подземелья хозяина и дальше...
  
  - Я так понял, это не василиск охранял их. Странно...все думали иначе.
  
  - Уже уходишь?
  
  - Пока нет.
  
  - Жаль.
  
  В принципе, от мертвого змея толку особого не было... разве что... Гибрид молнией подлетел к змее. Один из двух ядовитых клыков был вырван и лежал в стороне. Гарри наколдовал себе стеклянную банку и наложил на нее несколько специфических заклятий. Затем он осторожно выкачал яд из ядовитых клыков и все, что осталось в ядовитых железах. В общей сложности было около литра яда.
  
  Осмотрев бесполезные теперь клыки, Гарри захотел уходить, как вдруг ему в голову пришла одна немного безбашенная мысль. Гибрид заклинанием приклеил на место теперь уже не ядовитые клыки- чтобы змейка выглядела все также внушительно и положил василиска перед статуей так, чтобы он выглядел более устрашающе. Быстро смотавшись в библиотеку, примерно за полчаса он подобрал список нужных заклинаний. Теперь в голове Слизерина было что-то вроде кабинета, проход в запретный лес был защищен паролем, а вот в нижнюю часть статуи вел небольшой люк, на который Гарри наложил несколько заклятий. Колбу с ядом он умудрился засунуть в ухо статуи: там была небольшая полость. При этому ему пришлось подпрыгнуть вверх метров на десять, чтобы положить туда яд.
  
  - Знатно поиздевался, что ж. Неудивительно, ты же учишься на факультете величайшего основателя.
  
  - Да, я тоже считаю, что Годрик был крут.
  
  - Как... что? - змейка даже язык забыла засунуть. - Так ты не на Слизерине?
  
  - Вовсе нет. Я - истинный гриффиндорец, не правда ли?
  
  - Ох. И откуда только в тебе кровь такого предка. Тебе разве не пора уходить?
  
  - Пора, пора. Хотя знаешь...у меня же остался еще один вопрос?
  
  Змейка призадумалась, но кивнула.
  
  - А можно я заведу еще василиска? - поинтересовался с абсолютно невинными глазами Поттер. - Ну чтобы не прерывать хобби с домашними зверушками.
  
  Змейка отшатнулась, громко хрустнув каменной чешуей, раскрыла рот и, от души прошипев что-то абсолютно непереводимое, быстро-быстро ушуршала к себе в "голову", чем заставила Гарри рассмеяться от души.
  
  В самом зале Гарри наложил большое количество различных чар амортизации, так что теперь в комнате Слизерина можно было безопасно заниматься дуэлями. Естественно, Поттер почистил и коридоры от крысиных костей. Ему пришлось бы туго сейчас уничтожать столько мелких объектов с помощью магии, поэтому он наколдовал громадный мешок и за три похода в запретный лес он пошвыривал там все эти кости. Что ж, не его скорости это было гораздо проще, чем колдовать, тем более, что сил у него осталось маловато - кровь закончилась, штаны спадали нещадно. Даже веревочку было трудно сделать такой, чтобы не рвалась каждые пять минут. Сброшенная шкура василиска тоже отправилась в мешки, хоть ее и пришлось сложить.
  
  - Теперь сюда хоть народ привести не страшно. - Хмыкнул Гарри.
  
  Однако, подходя к трубе, он вспомнил еще об одной вещи. Не таскать же им всем сюда метлы! Сам он смог бы подняться здесь без труда, но этот вариант не подходил. Труба уходила почти вертикально вверх и у Гарри появилась идея. Он стал подниматься вверх, палочкой создавая в трубе железные скобы, чтобы получалась лестница.
  
  "Вуаля! Лестница для простых смертных!"
  
  В спальню он проник бесшумно, сходив в душ и выпив крови, он принялся за брошенную книгу. Удобно устроившись на подушке, гибрид как ни в чем не бывало углубился в чтение трактата по темной магии. Будто не он только что надругался над трупом бедной змеи, которую убил в двенадцать лет, а другую чуть не довел до сердечного приступа.
  
  "Интересно, бывают ли у змеей приступы?"
  
  Автор книги был слегка чокнутым, по мнению самого Гарри, но темную магию знал не понаслышке. Открыв начатый раздел про непростительные заклятья, Поттер углубился в чтение.
  
  "... три заклятья. Вместе они огромная сила. Не каждому магу под силу хотя бы одно из них. При этом каждое из них - вершина своего раздела: смерть, боль, подчинение.
  
  Заклинание Империус является вершиной ментального раздела магии власти. При наложении заклятья нет никакой вспышки или луча. В этом разделе есть множество заклинаний, начиная от мелких принуждающих чар, но заканчиваются они венцом творения мага, полным подчинением воли: Империусом. Несмотря на свое ментальное происхождение, заклинания невозможно остановить окклюменцией. Лишь сила воли поможет побороть такие заклятья. Тот, кто может перебороть Империус - может с легкостью сбросить более низшие заклятья этой категории.
  
  Заклятья фантомной боли - ментальное воздействие мага на чужой разум с целью причинения боли. Окклюменция не помогает. Есть разные заклятья, например, дающие ощущение того, что из груди вырвали ребра, оторвали ноги, облили кипящим маслом, выжгли глаза, облили раскаленным железом, лишили возможности дышать и многое, многое другое. Большая часть таких заклятий хранится в старейших чистокровных семьях. Общеизвестны лишь около трех десятков подобных чар. Заклинание Круциатус - вершина этого раздела. Луч похож на разряд молнии. Никаких следов физического воздействия. Только на разум. Заклятье задействует все рецепторы организма, отвечающие за боль. Магу начинает казаться, что его пытают всем и сразу. Нестерпимо болит каждая клеточка тела".
  
  Заклятье Авада Кедавра. Проклятье смерти. Способов защититься не существует. Если очень повезет - можно увернуться. Останавливает все до единого процесса в организме, ничего не повреждая. Человек умирает абсолютно здоровым. Единственные признаки, по которым можно определить это заклинание, не применяя магию - выражение удивления, непонимания или страха на лице и отсутствие следов насильственной смерти. Проклятье имеет зеленый луч, а также раздается свист, который до конца не могли объяснить исследователи, приняв за аксиому то, что он зависит от того, сколько силы вкладывает маг в это заклятие. Ходят слухи, что это заклинание разрывает душу. Это ложь. Душа - тонкая материя, разрушить которую можно лишь целенаправленно убив для этой цели человека с помощью специального ритуала. Это используют в создании крестражей, наитемнейшего порождения темной магии, однако никаких указаний по нему я не дам, ибо...
  
  * * *
  
  Проснулся гибрид от сигнала будильника, при этом он чувствовал себя так, словно проспал часов двенадцать, а не два, что несказанно его радовало. Спихнув с себя Феликса, который недовольно мяукнул на такое обращение и тут же улегся на кровать, Гарри быстро собрал сумку.
  
  За завтраком Гермиона снова завела разговор на тему "Амбридж-никчемный-учитель", с мысленным вздохом гибрид наложил на них сферу тишины.
  
  - Гермиона, я уже говорил тебе, что согласен, чего ты от меня хочешь?
  
  - Но ведь нужно массу всего обсудить: где будем собира...
  
  - Я уже нашел более-менее подходящее место, - перебил девушку гибрид.
  
  - И где же?
  
  - Пусть это будет сюрпризом, хорошо?
  
  - Ладно, - слегка надула губы Гермиона.
  
  - Теперь еще одно, - продолжил Гарри. - Раз уж ты меня заставляешь этим заниматься, на эту самую учебу я возьму только тех, кому доверяю, но думаю, с этим тут и спорить нечего.
  
  - Я поспрашиваю у ребят из других факультетов, может, кто-нибудь захочет учиться у тебя.
  
  - У чокнутого психа с мозгами набекрень? - закатил глаза Поттер.
  
  - Опять ты за свое...Это же неправда! - возмущенно сказала Гермиона. - Многие тебе верят и...
  
  - Давай закроем эту тему, - попросил ее Поттер. - Сегодня в восемь вечера будет первое собрание... хм... клуба... я приглашу на него тех немногих, кому могу доверять, а дальше видно будет.
  
  - Сегодня?
  
  - А чего тянуть?
  
  - Согласна... - неуверенно протянула Гермиона.
  
  - Вот и прекрасно, - хмыкнул Поттер, доедая кусок тоста.
  
  Еще до урока зельеварения гибрид решил сразу договориться с ребятами о занятиях. Никаких проблем не возникло. Фред и Джордж, узнавшие, что их отведут в место, где раньше они ни разу не были, сразу согласились на эту авантюру. Еще Гарри пригласил Невилла.
  
  Зелья прошли в атмосфере полнейшей скукотищи. Теперь гибрид просто пропускал мимо ушей все подколки Снейпа. Сварив к концу урока темно-красный вместо желтого умиротворяющий бальзам и схлопотав первый нолик по зельям за этот год, Поттер с чистой совестью отправился на нумерологию.
  
  Урок прошел достаточно интересно, особенно учитывая мирный характер студентов с Хаффлпаффа.
  
  История магии вообще обещала быть скучнейшим уроком из-за того, что гибрид не смог бы уснуть. Но рядом с Гарри сидела Тонкс, поэтому он набросил на их парту сферу тишины: в классе не было слышно ничего, кроме бормотания призрака и сопения некоторых спящих студентов, ну и скрипа пера Гермионы.
  
  - Тонкс, тебе нравятся уроки ЗОТИ? - поинтересовался Поттер.
  
  - Вообще или у Амбридж? - подавила зевок девушка. Поспать или поговорить с Гарри - выбора для нее не стояло.
  
  - У Амбридж.
  
  - Нет... она отвратительный учитель. Честно сказать, я рассчитывала, что учитель будет в этом году получше.
  
  - Я тоже, - ухмыльнулся Гарри. - Слушай, я тут собираю бунтарский кружок, не хочешь поучаствовать?
  
  - Какой кружок? - хихикнула девушка.
  
  - Гермиона меня подбила обучать ЗОТИ всех желающих, как ни отпирался - не прокатило.
  
  - Это хорошая идея, - улыбнулась метаморфиня, - я в деле.
  
  - Я знал, что на тебя можно положиться, - хмыкнул Гарри, - у тебя все нормально?
  
  - О чем ты?
  
  - О твоем факультете.
  
  Девушка слегка погрустнела.
  
  - Все в принципе как всегда, многие просто игнорируют меня, но есть и такие, которые не дают спокойно жить.
  
  "Вот блин, кто придумал пихать вербену в половину школьных зелий? Сейчас внушил бы этим идиотам оставить ее в покое, и все было бы в порядке!"
  
  - Все будет хорошо, - пообещал ей Гарри.
  
  Дальнейшая беседа была о всякой ерунде, для себя гибрид уже решил, что обязательно что-то предпримет против райвенкловцев.
  
  От нечего делать Поттер запустил бумажного феникса в полет по классу. Биннс ничего так и не заметил.
  
  Трансфигурация прошла наискучнейшим образом, ничем особенно не отличаясь от предыдущей пары. Там оставалось только глаза закатывать, наблюдая за процессом, вернее, потугами учеников и нахальными мышами, которых словно кто-то заговорил не исчезать. Гарри развлекал себя тем, что незаметно кидал лучи отталкивающего заклятья в чужих улиток и мышей.
  
  После занятий гибрид примерно за полчаса сделал все накопившееся домашнее задание, включая три свитка эссе об умиротворяющем бальзаме, которое он схлопотал за: "неисправимую бездарность и невнимательность, граничащую с тупостью."
  
  Время до вечера он коротал просто не зная, чем себя занять. Все-таки хорошо быть вампиром. У однокурсников от одних домашних заданий уже спины трещат, а ему хоть бы что. С чувством внутреннего превосходства Гарри смотрел, как Гермиона строчит какое-то эссе. Кроме них в гостиной не было почти никого.
  
  - Тебе бы тоже не помешало заняться учебой! - хмыкнула она, подняв взгляд.
  
  - А я все закончил, - ответил Поттер, лениво потянувшись в кресле. Феликс лежал у него на коленях и лениво урчал.
  
  - Ты сделал все? - шокировано спросила Гермиона.
  
  Поттер кивнул, довольно улыбаясь.
  
  - Жулик, - тихо произнесла она.
  
  - Это еще надо доказать, - откровенно расхохотался Поттер. - Сириус Блэк, - шепнул он, глядя в зеркальце. - Привет, крестный.
  
  - Здравствуй, Гарри, как прошла неделя?
  
  - Отлично просто, - хмыкнул тот, кидая на кресло сферу тишины, - сколько там вы потайных ходов нашли?
  
  - Семь.
  
  - А я знаю восемь.
  
  - Нашел еще один.
  
  Поттер довольно кивнул.
  
  - А ведь Лунатик говорил нам, что может быть еще несколько ходов... видимо он был прав.
  
  - Впрочем, как и всегда, - улыбнулся Гарри. - Кстати сегодня первое собрание клуба.
  
  - Это который против Амбридж?
  
  - Ага, - снова кивнул довольный Гарри.
  
  - И кто же в него входит?
  
  - Пока я не определился... сегодня со мной пойдут Гермиона, Тонкс, Невилл и близнецы. Я доверяю им.
  
  - Разумно. А кто еще у тебя на примете?
  
  - Возможно Дин Томас и Эрни Макмиллан. В общем, - медленно произнес Гарри, - возьму тех, кто верит мне... Есть ли способ обезопасить наше сборище?
  
  - Типа договора? - поднял бровь крестный.
  
  - Ну... да. Типа этого...
  
  - Есть куча таких способов, я напишу тебе о них в письме, чтобы ты не забивал себе голову... неужто ли кто-то научился как следует думать головой...
  
  - Это мне говорит человек, который обрушил тайный проход на мотоцикле...
  
  Блэк засмеялся.
  
  - А эта девушка... моя племянница... Ты уже несколько раз говорил о ней. Она тебе понравилась?
  
  - Я не знаю... Да, наверное... Я могу понять ее... она веселая, красивая, с ней интересно разговаривать... Но, Сириус, кому Я нужен? Ведь я даже не могу сдержаться, чтобы не укусить во время...
  
  - Успокойся, - мягко перебил его Блэк, - самоконтроль придет со временем. Это дело опыта. - Он снова от души рассмеялся. - Впрочем, я не об этом. Я не позволю тебе превратиться во второго Лунатика, слышишь! "Я зверь. Никто меня не любит, никто не приласкает, пойду с горя напь... утоплюсь...", - он передразнил Ремуса. - Ты достоин быть счастливым. Если эта девушка - твоя судьба, вы будете вместе не смотря ни на что... Кстати, где восьмой проход? - сменил тему крестный.
  
  - В тайной комнате, прямо в логово акромантулов ведет... ну я тебе рассказывал....
  
  - Какого черта тебя туда понесло?
  
  - А где еще нам тренироваться? - вопросительно поднял брови Поттер.
  
  - Мда. Снимаю шляпу. Хотя что так конспирироваться... молчу, молчу, знаю. Молодец. А как же та змеюка?
  
  - Так она же мертва. Мусор я оттуда покидывал, раскидал амортизирующие чары по комнате.
  
  - Они не протянут долго, - покачал головой Блэк. Тебе нужны рунные круги. У меня в библиотеке, кажется, была нужная книга. Там описывались различные заклятья на поместьях чистокровных. В том числе и устройство дуэльного зала. Кстати, как я понял, василиска ты не трогал?
  
  - Да нет, только яд весь выкачал и припрятал - вдруг пригодиться.
  
  - Разумно. А почему не выкинул змею?
  
  - Лежа на ней будет книжки удобно читать, - фыркнул Поттер.
  
  - А разве она не должна разлагаться?
  
  - Из того, что я узнал о василисках - нет. Ему было больше тысячи лет. Пройдет еще лет сто, прежде чем он начнет разлагаться. Может, его можно продать кому-то?
  
  - Я не знаю. Конечно, василисков сейчас нет, поэтому их ингредиенты редки. Яд василиска очень дорог, чешуя частенько используется в зельях. Клыки могут использоваться мастерами палочек. Пожалуй, я могу поднять свои связи и узнать что-то.
  
  - Слушай, Сириус, мне Макгонагалл недавно упоминала о цепочках заклинаний, что это?
  
  - Ах да. Забыл тебе рассказать. Вот смотри, есть, к примеру, заклинания: экспеллиармус и инсендио. Последний взмах первого, повторяет начальный второго. То есть ты выписываешь оба заклятья быстрее почти в два раза. Понимаешь смысл?
  
  - Ну вроде как да.
  
  - В итоге можно сплести в цепочку большое количество заклятий. Вместе с невербальным использованием это серьезное преимущество перед противником. Понял?
  
  - Да, буду тренироваться.
  
  - Как там продвигается твоя пушистая проблема? - поинтересовался Сириус.
  
  - Медленно, но время обращения сокращается.
  
  - Ты молодец, если интересно, анимаги обращаются меньше чем за секунду. А может и чуть больше, я, например, могу стать собакой в прыжке и приземлиться на четыре лапы.
  
  - Ну я так тоже смогу, - хохотнул Поттер, - чтобы спрятать яд василиска я подпрыгнул на десяток метров и чувствую, что могу еще выше.
  
  - Тренируйся, Гарри, - сказал крестный. - В случае чего тебе это очень понадобится, но не зарывайся в книги, помни о девушках, - подмигнул Блэк.
  
  Поттер только слегка закатил глаза.
  
  - Кстати... кто-то мне пообещал воспоминание.
  
  - Я помню.
  
  - Смотри у меня, - хмыкнул крестный.
  
  - Ладно, Сириус, я пойду, уже скоро надо начинать бунтарский кружок.
  
  - Желаю, чтобы шалость удалась, Сохатик! - хмыкнул Блэк и зеркало погасло.
  
  Глава 19. Безымянный клуб.
  В назначенное время все шесть учеников стояли возле входа в гостиную Гриффиндора.
  - Итак, друзья мои, - негромко и пафосно начал Поттер, - сейчас все следуйте за мной, стараемся вести себя естественно и не привлекать внимания неосведомленных нашими...
  - А куда... - начала было Гермиона.
  - Все увидишь сама, - прервал ее Поттер. - Испортила такой пафосный момент.
  Гермиона только покачала головой, а Тонкс украдкой захихикала.
  Быстрым шагом Гарри повел их на второй этаж, к туалету плаксы Миртл.
  - Гарри, неужели мы идем в... - шокировано спросила Гермиона.
  - Да. - Отрезал тот.
  Близнецы выглядели слегка угрюмыми, а Тонкс и Невилл растерянными: общественности не говорили где вход в комнату Салазара.
  Миртл снова не было.
  "Хм...На этот раз нам повезло, но кто знает...дальше она может вообще поставить наши занятия под угрозу, с ней надо будет что-то решать", - подумал Поттер.
  Подойдя к умывальнику, он слегка ухмыльнулся, глядя на удивленные лица друзей, и прошипел: "Откройся".
  Все присутствующие вздрогнули. До Невилла и Тонкс постепенно дошло, куда они все идут.
  - А это не опасно? - спросил Невилл, с опасением заглядывая в темноту трубы.
  - Что ты, что ты! - хмыкнул Поттер. - Я уже все проверил и подготовил. Не мог же я пускать в такое место таких неподготовленных юнцов... короче, я тут сделал что-то вроде лестницы, должно быть надежно. Спускайтесь, я закрою проход.
  Когда все уже были внизу, Гарри тоже запрыгнул в темнеющую дыру, немного спустился и прошипел: "Закройся".
  - Идем, - сразу махнул рукой гибрид, стоило ему последним спрыгнуть с нескольких ступенек. Ребята слегка испуганно озирались по сторонам.
  Перед дверью со змеями Поттер остановился.
   - Откройтесь.
  Он первым шагнул в образовавшийся проем.
  Когда Поттер был тут последний раз, шутки ради он прикрыл василиска маскирующими чарами.
  - Прошу, проходите!
  - Гарри, - спросила Гермиона, когда они подошли к статуе, - а куда ты дел змея?
  - Никуда, - оскалился Поттер, отменяя действие чар сокрытия.
  С диким криком Гермиона и Тонкс отпрыгнули от василиска. Фред и Джордж стояли с открытыми ртам, Невилл отшатнулся.
  - Чувствуйте себя как дома, забыл сказать... эээ...
  - ГАРРИ ПОТТЕР! ЭТО НЕ СМЕШНО! - закричала Гермиона, глядя на хохочущего гибрида.
  - Не ска... не скажи, - сквозь смех проговорил Поттер. - Ты же не видела свое лицо со стороны.
  - Это вот эту тварь ты убил в двенадцать лет? - тихо спросил Невилл.
  - Мне тогда очень повезло, - ответил Поттер, отсмеявшись.
  - Это не важно, - ответила Тонкс, слегка дрожащим голосом - все равно убить такую змеюку...
  - Гарри, - медленно сказал Фред, - мы благодарны тебе за то, что ты спас нашу сестру от этой змеюки и...
  Джордж кивнул.
  - Не стоит, парни. Итак, раз уж все отошли от шока, - краем глаза Поттер посмотрел на Гермиону, - давайте кое-что проясним. Когда я увидел тот ужас, что представляет собой "профессор" Амбридж, - Тонкс слегка скривилась, - мне пришла в голову мысль подучить чему-то своих друзей. Гермиона предложила организовать целый клуб, чтобы учились все желающие. Сначала я дождусь одного письма, чтобы принять на этот счет окончательное решение. Но вас я учу в любом случае. Если вы, конечно, сами этого захотите. - Близнецы ухмыльнулись, - уровень подготовки у всех разный, - Невилл смущенно посмотрел в пол, - но это не значит ровным счетом ничего. Этим летом меня обучал отставной аврор, поэтому я буду учить вас всему, что знаю сам... Вопросы есть?
  - А кто тебя учил? - спросил Невилл.
  - Мой крестный. Сириус.
  - Какие заклинания ты нам покажешь? - спросила Гермиона.
  - Это ты узнаешь немного позже, - улыбнулся Поттер: подруга была в своем репертуаре. - Раз вопросов больше нет, продолжу. Вопрос конечно деликатный, но... кто знает разницу между выходцем из чистокровной, древней семьи и маглорожденным?
  - Никакой разницы, - уверенно сказала Гермиона.
  - С одной стороны, возможно, - не мог не согласиться Поттер, - но с другой... в семьях магов часто есть такие знания, которых нет больше нигде. Какие-то заклинания, ритуалы или зелья, изобретенные членами семьи. Если род древний, то в его представителе может проснуться магический дар, как например, у меня - парселтанг, или метаморфизм у Тонкс.
  Все посмотрели на смутившуюся девушку, цвет волос которой стал вызывающе-красным.
  - Но ведь парселтанг - дар семьи Слизерин. - Неуверенно сказал Невилл.
  Гибрид кивнул.
  - Получается, ты и правда его наследник? - в один голос спросили близнецы.
  Гарри застонал.
  - В магическом мире не принято выделять наследников. Хотя это слово иногда все же используют... В общем да... один из моих предков связан со Слизерином.
  - Офигеть! - воскликнули Фред и Джордж.
  Гарри внутренне поежился, увидев их лица.
  - Ладно, это все неважно, - перебил их Поттер, - так вот... в чем дело, Гермиона?
  - То есть выходит, что, несмотря на все старания маглорожденного, выходец из древней семьи будет лучше за счет большего количества знаний и сил?
  - Нет! Ты же знаешь, я никогда предвзято не относился к маглорожденным, но это, блин, просто факты. При этом есть еще сила мага. Разумеется, если дети из двух сильных, не вступавших в близкородственные браки семей, родят ребенка, он будет магически очень силен. Но при этом маглорожденные очень важны... Короче. Не забивай себе этим голову! Я начал это чтобы сказать вот что - как ни прискорбно, пожиратели - выходцы из старых семей с богатым арсеналом темных, малоизвестных проклятий, поэтому вам стоит быть готовыми ко всему. Как говорит Аластор Грюм: "ПОСТОЯННАЯ БДИТЕЛЬНОСТЬ!!"
  Все вздрогнули.
  - А это прикольно. Так и знал, что он делает это не просто так, - хмыкнул Гарри.
  - Ну и какими же могут быть такие малоизвестные заклинания? - Гермиона была все еще скептически настроена.
  - Например, такими.
  Вокруг него вспыхнула пирамида щита Певереллов.
  - Кто-нибудь попробует его пробить?
  Поттер услышал шепот Нимфадоры. Кончик ее палочки загорелся. От него протянулась нить огненного кнута, и девушка ударила по щиту хлыстом из огня. Поттер, увидевший одно из довольно сильных боевых заклятий, которым сам еще не владел, удивленно присвистнул.
  - Вот это да! Кстати вот вам пример, что сила заклятья не зависит от громкости его произношения.
  - Что это было? - спросила Гермиона.
  - Заклинание огненного хлыста. - Смущенно ответила Тонкс. - Мама научила меня ему.
  - Здорово. В общем и целом, сегодня я заклинания вам показывать не буду. Если будет "клуб", то стоит немного подождать. Сегодня я буду учить вас управлять магией. - Поттер стал объяснять им все, что говорил ему Сириус на тему вложения сил в заклинание. Взмахом палочки создав несколько манекенов, Гарри стал смотреть на результаты.
  Одновременно выпущенные режущие проклятья близнецов снесли головы манекенам.
  Заклятье Тонкс оставило солидный порез на груди.
  Гермиона снесла своему манекену руку.
  Невилл никак не мог запустить заклятье в цель. Поттер внимательно смотрел на него.
  - Невилл. Скажи мне, это твоя палочка?
  - Нет, это палочка моего отца, бабушка считает, что...
  - Я тебя понял, завтра же напиши своей бабушке, что тебе нужна новая... ведь Олливандер говорил, что маг никогда не добьется выдающихся результатов с чужой палочкой. Даже если это палочка отца...
  Невилл слегка смутился.
  - Зато когда у тебя будет своя, колдовать тебе будет гораздо легче. Пробуйте разное вложение сил. Тренируйтесь.
  Получалось по-разному - до конца реализовать то, что они поняли, получалось не у всех. Близнецы принялись вместо манекенов слать заклятия друг на друга, и через полчаса у них уже были разной огромности уши.
  - Еще одно. Некоторые заклинания лучше не усиливать. Люмос. - Шар света разорвался, создав фонтан искр ярко-желтого цвета. - Заклинания этого типа усиливают так. - Люмос Максима. - Яркий шар света на кончике волшебной палочки вспыхнул мгновенно. - Это же относится к взрывным заклинаниям, - краем рта улыбнулся Гарри. - Надеюсь вы не будете против, если я не стану показывать на себе разрыв бомбарды?
  Все слегка поежились.
  "А как хотелось, ага"
  - И на том спасибо. Нууу... уже к следующему занятию народу будет побольше, я позже скажу вам дату и время, место вы знаете. Думаю, на сегодня все. Вопросы?
  - Гарри, а ты можешь показать заклинание Патронуса? - спросил Невилл. - Я слышал, ты владеешь им, но это же высшая магия и...
   - Экспекто патронум, - произнес Поттер, вскинув палочку вверх. Раздался чей-то восхищенный вздох. Крупный волк, казалось бы сотканный из чистого света легкой поступью пробежался по залу Слизерина и, убедившись, что опасности нет, уселся возле Поттера.
  - Волк? - поразился Невилл, - я думал у тебя олень... так говорили.
  - Это сплетни, - улыбнулся Гарри, - наверняка их распустили слизеринцы, мол, Поттер-олень - значит и патронус у него такой же.
  Все рассмеялись.
  Гибрид провел всю компанию к выходу и стал первым подниматься по лестнице, чтобы открыть проход. Когда все поднялись в туалет Плаксы Миртл, Гарри посмотрел на часы.
  - Уже скоро будет действовать запрет на прогулки по коридорам, засиделись, засиделись. Я сейчас пройдусь до гостиной Райвенкло, а вы идите.
  Гриффиндорцы направились к своей гостиной, а гибрид вместе с Тонкс - в башню Ровены.
  Увидев орла, который, щелкнув клювом спросил: "Что было раньше, Феникс, или огонь?" - вампир поднял брови:
  - Разве тут нужен не просто пароль?
  - Нет, - ответила Тонкс, - надо ответить на вопрос, так вот и учишься, понимаешь?
  - Вроде того...
  - Может... круг не имеет начала?
  - Изящная формулировка, - проскрипела птица, и дверь открылась.
  Попрощавшись с девушкой Поттер пошел прочь от гостиной. У него еще были незаконченные дела.
  ***
  
  Выбравшись по тайному проходу в Хогсмид, Гибрид втянул носом воздух. Запах свободы.
  - Добби! - позвал Поттер домовика.
  - Хозяин звал Добби! - запричитал материализовавшийся эльф-домовик.
  - Да. Можешь переместить меня к Сириусу? - спросил Гарри.
  - Добби может! - закивал головой домовик, взяв хозяина за руку, эльф переместил их на площадь Гриммо. Сириуса Гарри нашел в библиотеке.
  - Гарри! Какого черта ты тут делаешь? - испуганно спросил Блэк.
  - Ты не рад меня видеть? - притворно обиженно спросил Гарри.
  - Рад конечно! - воскликнул Блэк, - но зачем ты здесь?
  - Меня достали пакетики, - хмыкнул Гарри, - и я решил выбраться на охоту... Сириус, ты должен научить меня аппарировать.
  - Этому учат только совершеннолетних магов... но...А, к черту их. - Он махнул рукой с улыбкой, увидев взгляд крестника.
  - Только не сегодня. Каким образом Сириус Блэк попал в библиотеку?
  - Информацию тебе ищу... вот так просят, а потом еще язвят... еще крестник называется..., - пробубнил он и громче добавил, - Чем в этом доме еще можно заниматься?
  - Тебе стоит меньше общаться с Кикимером, а то гляди, подашься закупать какие-нибудь дурные артефакты или забавы ради родовое древо жечь.
  - И обязательно сделаю себе портрет! Кстати, я нашел то, что может тебе помочь - лучше всего сделать лист со всеми подписями и заговорить его какой-нибудь гадостью, чтобы стукач знал о последствиях и его можно было легко вычислить.
  - Логично, спасибо, Крестный. Ладно, мне пора.
  - Иди уже, - хмыкнул Сириус в пустоту.
  Выйдя на улицы Лондона, Гарри хищно оскалился.
  "Охота началась!"
  ***
  
  Рано утром Поттер проснулся абсолютно довольным, а главное, впервые за долгое время - сытым. Донорская кровь не могла заменить гибриду полноценное питание, да и не хотелось... Зачем? Это все равно что питаться салатами, когда можно есть мясо. Жить можно, но не вкусно.
  Обычно многие не ходили на завтрак утром в воскресенье - отсыпались. Но Поттеру спать не хотелось, поэтому он быстро оделся и отправился в большой зал.
  За завтраком были лишь несколько профессоров вместе с директором и около трех десятков учеников с разных факультетов по каким-то причинам проснувшихся рано.
  "Может, они все вампиры" - мелькнула шальная мысль у Гарри. Фыркнув, он уткнулся в стакан чая. Его слух улавливал множество сердцебиений, но сейчас его это не трогало: он был полностью сытым. Пожалуй, стоило чаще выходить так на охоту.
  Дамблдор, увидев его, достал волшебную палочку и пергамент, написал на нем что-то и с улыбкой отправил вампиру.
  Развернув клочок бумаги, Поттер прочитал:
   Гарри, я буду рад видеть тебя в своем кабинете после завтрака.
  P.S. Я очень люблю шоколадные лягушки.
  
  Гибрид слегка улыбнулся - пароли директора менялись почти каждый день, но все были похожи друг на друга. Чисто ради спортивного интереса, выйдя за двери он со всех ног помчался к кабинету директора. Назвав пароль он вошел внутрь. Директора не было. Внезапно Фоукс исчез во вспышке пламени и через пару секунд появился вместе с директором.
  - Гарри! Ты уже здесь, - улыбнулся директор.
  - Так вот как вы быстро перемещаетесь по школе, - потрясенно сказал Поттер. - Но я думал в школе нельзя аппарировать.
  - Так и есть, но Фоукс - птица-феникс, Гарри, их возможности удивительны... Я уже говорил тебе о них... Фениксы также могут перемещаться огнем и брать с собой других. Удержать феникса практически невозможно...
  - Вы хотели меня видеть, профессор... - перебил старца Гарри.
  - Да, мальчик мой, я хотел бы обсудить наши с тобой занятия... в связи с твоими новыми возможностями я так понимаю времени у тебя будет достаточно?
  Поттер кивнул.
  - Я буду присылать тебе записки, - сказал Дамблдор. - Как только у меня появится время, я думаю, ты понимаешь...
  Гарри снова кивнул.
  - Вот и прекрасно, мой мальчик.
  - Сэр, можно задать вопрос?
  - Конечно, Гарри.
  - Скажите мне, это правда, что Волан-де-Морт напал на нашу семью из-за пророчества?
  Дамблдор выглядел встревоженным и слегка шокированным
  - Откуда ты об этом...
  - Это правда, профессор? - стиснув зубы, спросил Поттер.
  - Да, - вздохнув и как-то слегка сникнув, ответил Дамблдор. Призвав Омут памяти из шкафа он дотронулся палочкой до виска и сбросил туда нить воспоминания. Над чашей поднялась знакомая Поттеру фигура, которая потусторонним голосом заговорила:
  - Грядет тот, у кого хватит могущества победить Темного Лорда, рожденный теми, кто трижды бросал ему вызов, рожденный на исходе седьмого месяца... и Темный Лорд отметит его как равного себе, но не будет знать всей его силы... И один из них должен погибнуть от руки другого, ибо ни один не может жить спокойно, пока жив другой... тот, кто достаточно могуществен, чтобы победить Темного Лорда, родится на исходе седьмого месяца...
  Гарри равнодушно смотрел на исчезающую фигуру Трелони. В его голове металось множество мыслей, он краем сознания размышлял о том, что было бы, если бы Волан-де-Морт выбрал не его, а Невилла...
  - Об этом в говорили, сэр, два года назад? Когда сказали, что она произнесла два настоящих пророчества? - произнес Гарри, все еще пребывая в какой-то задумчивости.
  - Да... но... - Дамблдор внимательно посмотрел на Поттера. - Тебя волнует только это?
  - Да нет... вернее... я не знаю... Просто мне уже рассказали первую часть пророчества и...
  - Я не думал, что ты воспримешь это так... просто...
  - Вы ожидали истерику? - поднял брови гибрид, изо всех сдерживая ехидство.
  - Ну может и не совсем так, - улыбнулся директор. - Раз мы с этим разобрались, это возвращает нас к теме наших занятий.
  - Вы хотите подготовить меня к битве с ним? - спросил Гарри.
  - Да. Учитывая изменившиеся обстоятельства, я решил, что стоит заняться твоим обучением сейчас, а не позже, как я планировал ранее. Расскажу все, что знаю о Томе Реддле. Ну и я буду учить тебя высшей магии и трансфигурации. Прости за мою нескромность, но я очень в этом разбираюсь... - Дамблдор улыбнулся. - Эти знания помогут тебе в борьбе с Томом. Ты владеешь одним заклинанием высшей магии - Патронусом. Сегодня я покажу тебе еще одно из высших заклятий, которым ты постараешься овладеть хотя бы к Рождеству... Думаю, нам стоит прогуляться до озера, ты не находишь?
  Как только они оказались на улице, Дамблдор выхватил палочку.
  - Смотри, - произнес старец, сделав замысловатый жест палочкой, поднеся ее ко рту и дунув на ее кончик. Ревущий поток пламени сформировался в гигантского огненного дракона, который сделав круг по небу, выпустил струю пламени и нырнул в озеро, с шипением исчезнув.
  - Это же просто нереально! - восхищенно воскликнул Гарри.
  - Это магия, - ответил директор. - Заклинание огненного защитника. Образ ты формируешь сам, четко представив его при исполнении заклинания, самое главное: четкое представление и жест палочкой. Заклинание очень сложное, и я не жду, что ты сможешь быстро им овладеть. В свое время я осваивал его около месяца, но я был уже раза в два старше тебя.
  - Я постараюсь, профессор, - ответил Гарри, все еще пораженный увиденным.
  Естественно, попытки Поттера создать хотя бы котенка не увенчались успехом, сколько бы он не пытался это сделать. Казалось бы, отпечатавшаяся на корке мозга формула и идеально выполняемый жест должны были сделать свое дело, но нет. Результата не было. Спустя примерно полтора часа тренировок и советов Дамблдора Поттер ничего не добился и, попрощавшись с директором, отправился бродить по школе. Заняться было в принципе нечем, похода в Хогсмид в первую учебную неделю ждать не приходилось, к тому же если бы Гарри захотел - он бы обязательно туда пошел. От нечего делать Гарри опять проделав маршрут "тайный ход-Хогсмид-Добби-Площадь Гриммо", пришел к своему крестному.
  ***
  
  - Я вижу, у тебя это вошло в привычку, - ухмыльнулся Блэк, увидев крестника.
  - И тебе привет, крестный, - невозмутимо ответил Поттер, - я все насчет аппарации...а то че я как...
  - Хех, не продолжай. Но ты же ненавидишь перемещаться таким образом, нет? - хмыкнул Сириус.
  - Ну да, - не стал спорить Гарри, - но проблема в том, что в жизни мне все пригодиться... да и каждый раз не хочется аппарировать с Добби... чувствую себя маленьким ребенком.
  - Все с тобой ясно, - хмыкнул Сириус. - Ладно. Так и быть. - Резким движением Блэк вскочил с кресла и принял преувеличенно профессорский вид. - Я не буду забивать тебе голову министерской системой "трех Н..."
  И он для пущего вида наколдовал себе на голову профессорскую шляпу с кисточкой.
  - Чем? - фыркнул Гарри.
  - Не перебивай профессора! - фыркнул Блэк. - Они это называют нацеленностью, настойчивостью и неспешностью, мы с Джеймсом в свое время называли это несколько... иначе... как-то Макгонагалл услышала наш разговор и влепила нам за это неделю отработок у Филча... так, я отвлекся. Аппарация. Тут в принципе ничего сложного. Сосредотачиваешься на нужном месте и аппарируешь. - С негромким хлопком Бродяга появился у противоположной стены. - Самое главное, отработать рефлекс аппарации, чтобы он был чем-то вроде уклонения. То есть иногда человек может отклониться от удара, толком не осознав сначала ничего. Именно этому нас учили в школе авроров. Просто найди внутри себя некоторую точку, словно ты ходишь или поднимаешь руку. Это что-то инстинктивное. Поворачиваешься вокруг своей оси или делаешь шаг в сторону... - Блэк снова аппарировал.
  - Круто, - выдохнул гибрид.
  Взмахом палочки Сириус начертил на полу круг.
  - Аппарируй сюда, - хмыкнул Бродяга.
  Сосредоточившись изо всех сил, Гарри попытался. Ничего. И еще раз. И снова. Пытаясь схитрить, Поттер бросился в круг и сделал вид, что только что там появился.
  - Оригинально, - фыркнул Блэк, - только ты не учел того, что хлопка не было. Тренируйся и прекрати страдать ерундой. 122 балла с Поттера!
  Гарри слегка смутился. Но не настолько, чтобы забивать этим голову, приложив все свое гриффиндорское, поттеровское, вампирское... да и вообще, все упорство, что у него было, он крутанулся... и внезапно почувствовал резкую боль в области руки. Он переместился близко к кругу, но... его правая рука лежала в исходной точке.
  - Черт! Это больно!
  - Так называемый расщеп, - проговорил Сириус стараясь не рассмеяться: уж больно лицо у крестника было обиженное. - Возникает при недостаточно сосредоточенности. Я все поправлю.
  Не успел Сириус достать палочку, как Гарри подошел к руке и поставил ее на место и, надменно глядя на удивленное лицо Сириуса, сразу же попробовал помахать, но...она отвалилась снова. Под хохот крестного он схватил ее, на этот раз посильнее прижал и она приросла. Пошевелив пальцами и согнув руку в локте, гибрид убедился в полной ее работоспособности, показав Сириусу неприличный жест.
  - Однако... - присвистнул - Блэк, вытерев слезы от смеха. - Эй! Засу... ой, забылся. Но это было ну о-очень смешно! А вообще, так вот просто... Хотя ведь Игнотус что-то такое упоминал... да?
  Поттер кивнул.
  - Пробуй сосредоточиться на месте более тщательно.
  Гарри тренировался еще долго, пока наконец целиком не переместился в обруч.
  - Прекрасно, - хмыкнул Сириус, - ты осваивал это примерно на полтора часа дольше, чем я.
  Поттер слегка надулся.
  - А ты думал, все будет легко? - искренне рассмеялся крестный, - теперь можешь тренироваться аппарировать на расстояние. Пока не слишком большое.
  Выйдя за дверь, Гарри набросил на себя дезиллюминационные чары и аппарировал на пару метров, а затем и в Косой Переулок. Потом в ту часть Лондона, где он обычно охотился. Затем в Лютный. Затем к дому крестного. Взяв у него две книги: "Магия древних домов" Альтаира Дженкинса и "Клятвы, обеты и договоры" Генриха Блэка, Поттер аппарировал в Хогсмид, промахнувшись на две мили мимо нужной деревни и со второй попытки аппарировав куда надо, и отправился по тайному ходу обратно в школу.
  
  Глава 20. Выручай-комната и факультатив Макгонагалл.
  "Правду говорят: понедельник - день тяжелый", - думал Поттер, сидя на первой паре ЗОТИ. Одно радовало, что урок проходил с миролюбивыми Хаффлпаффцами, но, несмотря на это,навевал на Гарри невозможную скуку. От нечего делать все-таки прочитав на одном из уроков этого чёртова Слинкхарда, Поттер окончательно убедился в полном непонимании предмета как автором, так и учителем: "Контрзаклятьем называется любое заклятье, которое использовано магом для защиты..."
  "Какая чушь! Хмм... может снова позлить ее?"
   - Профессор Амбридж?
   - Вы хотели что-то спросить, мистер Поттер? - приторным голосом поинтересовалась Долорес.
   - Да, - Поттер прямо ощутил поток эмоций от встрепенувшихся одноклассниках, но не стал обращать внимания. - Вот мне немного неясно определение контрзаклятья, которое дает мистер Слинкхард.
   - И что же вам неясно, мистер Поттер?
   - Контрзаклятьем является любое заклятье, которое маг использовал для своей защиты, так?
   - Разумеется.
   - И это в принципе не запрещено?
   - Да... - Амбридж не понимала, куда клонит Поттер.
   - Тогда скажите мне, если я использую для защиты непростительное заклятье, это будет нарушением закона? Скажем, жахну авадой в человека, который на меня напал?
   - Мистер Поттер! Применение непростительных заклинаний к человеку карается пожизненным сроком в Азкабане! - Амбридж выглядела настолько возмущенной, что Поттеру больших трудов стоило не засмеяться.
   - Но профессор! Вы же сами сказали, что если использовать Аваду для защиты, то это не будет нарушением закона! - притворно непонимающим голосом произнес гибрид.
   - Я не говорила такого! - чуть ли не сорвалась на визг Амбридж.
   - Но как же? - спокойно спросил Поттер, - вы сказали, что любое заклинание, использованное для защи...
   - ХВАТИТ!! ЕСЛИ ВЫ ЕЩЕ ХОТЬ СЛОВО СКАЖЕТЕ НА ЭТУ ТЕМУ, ПОЛУЧИТЕ МЕСЯЦ ОТРАБТОК!! - Амбридж тяжело дышала и обводила класс немного бешеным взглядом.
   Весь класс смотрел на Поттера в немом изумлении, а сам Гарри лишь веселился, что, впрочем, не было заметно по его виду. Это ж надо, так вывести ее из себя, что она чуть слюной изо рта не брызгала. Едва дождавшись конца урока, он сорвался с места и покинул кабинет.
   "Как же она достала! Какой толк от этих уроков? Только полтора часа нунде под хвост, - Гарри даже слегка улыбнулся от такого выражения. - Даже как-то жалко остальных учеников! Что будет, если Волан-де-Морт или его Пожиратели нападут на школу? Как тогда быть нам всем? Если меня нельзя убить, что будет с Гермионой? Тонкс? Близнецами? Невиллом? И это только мои близкие друзья! Но и остальных учеников стоит защитить... я не могу подставить под удар друзей... как же быть... если принимать почти всех подряд, то Тайная Комната перестанет быть тайной... там бы не плохо было практиковать с друзьями более сложные заклятья".
   Гарри вздрогнул от того, какая мысль пришла ему в голову: он не думал об этом с такой стороны, - "прямо ближний круг какой-то"
   Но пару секунд спустя эта мысль даже слегка развеселила его.
   "Ага, давай, теперь тебе осталось только провозгласить себя Темным Лордом и нести в мир идеи о равенстве магов и магических рас!"
   Поттер фыркнул себе под нос.
   "Интересно, меня сразу упекут в Мунго или сперва осмотрят? Тот курс, который сейчас взят министерством, мне далеко не нравится... но что я могу изменить? Сбежать? Куда? А главное - смысл? Нет такой страны, где вампиры живут наравне с магами... нужно бороться, но как? С чего начать и что делать? К тому же, хоть я и первородный, сражаться как вампир все равно пока не могу в принципе... вот бы найти себе учителя-вампира...
   "Гениальная мысль, ага. Где тут у нас в телефонном справочнике был номер школы дружелюбных вампиров-мастеров боевых искусств?"
   "Уфф. В самом деле... Вампиры не слишком доверяют чужакам... я и сам не доверю... но делать что-то надо... магия не всегда меня сможет выручить... тот же огненный защитник, черт бы его побрал, мне так и не удается! Как же тяжело осваивать сильные заклятья!"
   "А ты думал, стал вампиром, и все будет легко тебе даваться?" - Теперь голос подозрительно напомнил Сириуса.
   "Ах да, еще и шиза добавилась вдобавок ко всем проблемам, - хмыкнул Гарри, окончательно развеселившись. - Но это правда, я как-то слишком поверил в чувство собственного могущества и непобедимости, а ведь Игнотус-то прав: бессмертие бессмертием, а вот отловят, запрут в Азкабан, и будут травить вербеной, что тогда? Нет, действовать надо хитрее, не раскрыв себя... О моей тайне знает... - Гарри быстро мысленно сосчитал, - девять человек, из них шестеро связаны непреложным обетом, а Дамблдор, Рем, и Сириус меня не сдадут, я уверен, вот только... что скажет Дамблдор, если узнает, каким я стал? Он будет считать меня таким же, как Волан-де-Морт... он всегда говорит об убийстве, как о тягчайшем преступлении... а сколько уже убил я? Троих? Скольких еще могу убить? Это же просто невозможно! Я знаю, что не изменюсь, и мне в какой-то степени нравится кто я и какой! Но примут ли меня таким друзья? Я до сих пор вижу настороженные взгляды крестного, странные Гермионы, которая даже многого не знает... Как это не тяжело признать, я не могу полагаться на Дамблдора... кто знает, что может случиться... нужно иметь запасной вариант... но какой? Друзья, которые знают обо всем и помогут? Если обучить их, они выручат в трудный момент, конечно, в случае чего директор будет нам не по зубам, но все-таки от поддержки я не откажусь! Вот только не рассказывать же им кто я? Только несколько дней назад Невилл неприязненно смотрел на меня за тот розыгрыш...Что, если он возненавидит темное существо? А Тонкс, пусть я и подружился с ней, я знаю ее меньше недели! Я же не скажу ей что-то типа: "Эй, Тонкс, а ты знаешь, я гибрид вампира и оборотня. Пойдем погуляем?" - Гарри фыркнул. Сам не заметив, он уже был возле входа в Тайную Комнату, прошипев пароль, прыгнул в трубу.
   "Но если я не могу рассказать им все, о каком доверии может идти речь? Все нужно тщательно обдумать, мне нужен совет кого-то более опытного... Сириус? Даже не знаю... не думаю, что он был в такой ситуации... Лунатик? Хмм... он мог бы посоветовать что-то дельное, я даже знаю, что он скажет, но я пока не уверен, могу ли довериться... К тому же он никак не свыкся со своим вторым я... Черт!"
   - Черт, черт, ЧЕРТ! - Со злости Гарри швырнул в, как ему показалось, самодовольное лицо Слизерина несколько взрывных заклинаний. Выпустив пар, он уселся на пол и убрал все свои разрушения. Ему было много о чем подумать, так что он начал рассуждать вслух.
   - Так. Ладно. Проблемы надо решать по мере их поступления. В ближайший Хогсмид нужно собрать всех, кто недоволен Амбридж, и поговорить с ними на тему бунтарского кружка. Для этого надо найти место, служащее отвлекающим маневром... хмм... Добби работал в Хогвартсе два года, может он что-то подскажет? Добби!
   Никакого эффекта! Видимо, Салазар как-то смог заколдовать Тайную Комнату, чтобы в нее не проникли даже эльфы. Закатив глаза и выбравшись на поверхность, за зону действия защитных чар Хогвартса. Гарри вызвал эльфа.
   - Хозяин звал Добби?
   - Да, Добби, мне нужна твоя помощь.
   - Все что будет угодно сэру Гарри Поттеру, даже если надо будет спрыгнуть с самой высокой башни Хогвартса.
   Добби, видимо, не изменится никогда.
   - Этого не нужно, Добби. Я знаю, что ты долго работал в Хогвартсе... Может, ты знаешь такое место, где сможет заниматься защитой от темных искусств группа около двадцати-тридцати человек? (Поттер заранее решил, что лучше найти большую комнату для маленькой группы, чем маленькую комнату для большой группы) Главное, чтобы об этом не узнали учителя и особенно, - Гарри скривился, - профессор Амбридж.
   - Добби знает чудесное помещение, сэр! Добби услышал о нем от других эльфов, когда прибыл в Хогвартс. Оно называется Комната Так-и-Сяк, сэр, иначе - Выручай-комната.
   - Почему? - полюбопытствовал Гарри.
   - Потому что в эту комнату можно войти, только когда по-настоящему в ней нуждаешься. Иногда она есть, а иногда ее нет, но когда она появляется, то обставлена так, как требуется нуждающемуся. Добби воспользовался ей, - с виноватым видом сказал эльф, понизив голос, - когда Винки сильно напилась. Он спрятал ее в Выручай-комнате и нашел там опохмелители от сливочного пива и хорошую кровать размера эльф, на которой Винки отсыпалась. И Добби знает, сэр, что мистер Филч нашел там чистящие средства, когда у него кончился запас, и...
   - И если вам очень нужно в туалет, - перебил Гарри, вспомнив, что сказал на прошлогоднем Святочном балу Дамблдор, - она будет уставлена ночными горшками?
   - Добби полагает, что да, - серьезно ответил эльф. - Это весьма удивительная комната.
   - Сколько народу о ней знает?
   - Очень мало, сэр. Люди натыкаются на нее, когда очень нужно, но потом не могут ее найти - им невдомек, что она всегда есть и только ждет, когда ее призовут на службу.
   - Блестяще, если так. - Сердце у Гарри забилось учащенно. - То, что нужно, Добби. Когда ты мне ее покажешь?
   - В любое время, сэр Гарри Поттер, - сказал Добби, обрадованный его энтузиазмом. - Если хотите, можно пойти сейчас же!
   Раздался удар колокола.
   "Твою ж мать, я же забыл про травологию... - посмотрев на часы, он вздохнул, - ладно, уже прогулял одну пару, что-нибудь придумаю..."
   - Отлично! Идем, Добби.
   Домовик привел его на восьмой этаж, показав ему на пустую стену.
   - Гарри Поттер, сэр, нужно пройти вдоль стены три раза, четко попросив комнату о том, что требуется и тогда она предоставит это вам.
   Вампир прошелся вдоль стены: "Мне нужно место, где можно заниматься защитой от темных искусств", прошелся обратно, затем снова. Появилась красивая дверь. Чувствуя предвкушение и волнение, он зашел внутрь.
   Большой зал, в котором было несколько дуэльных помостов, обитых темно-фиолетовым бархатом. Факела по всему периметру комнаты освещали ее мягким золотистым светом. Чуть дальше стояли различные манекены для отработки заклинаний, а справа несколько стеллажей с книгами, посвящёнными ЗОТИ.
   - Это просто здорово! - комната просто потрясла его. - С этим помещением нам и Тайная Комната особо не нужна! Этот метод постепенного решения проблем действует, - хмыкнул Гарри, - теперь только осталось дождаться похода в Хогсмид. Наверное, он будет в эти выходные... а пока нужно просто наслаждаться жизнью. Интересно, Сириус сильно обзавидуется тому, что я нашел в школе? Пойду, похвастаюсь!
  ***
   Вечером Тонкс и Гарри стояли в кабинете декана Гриффиндора в ожидании своей участи.
   - Итак, - Макгонагалл явно была недовольна, но держала себя в руках. - Я не буду повторять вам, как я была рассержена и разочарована вашим поведением. К тому же вы не маленькие дети и все сами понимаете... Ваша сегодняшняя отработка будет у... профессора Снейпа.
   - Вы серьезно?! - воскликнул Поттер. Ему показалось, или в глазах Макгонагалл действительно на мгновение промелькнула злорадная смешинка?
   - Абсолютно, Поттер. Более того, до конца недели отработки будут проходить под его чутким руководством. Вам все ясно?
   Поттер обреченно кивнул, Тонкс улыбнулась, глядя на его преувеличенно-печальное выражение лица.
  ***
   Подземелья встретили Гарри и Нимфадору холодом, сыростью и тишиной... Каждый шаг гулко отдавался в пустых коридорах. Глубоко вздохнув, Поттер стукнул в дверь кабинета Снейпа.
   - Войдите, - раздался из-за двери ненавистный голос. - А вот и нарушители общественного спокойствия, - ехидно оскалился Снейп, - будь моя воля, я бы вышвырнул вас из школы за такое трюкачество, но...
   - Но такой власти у вас нет, - хмыкнул Поттер.
   - Двадцать баллов с Гриффиндора, Поттер! За хамство. Итак. Вы будете перебирать фолббер-червей, отделять хороших от протухших для следующего урока зельеварения. - Снейп махнул рукой на столы, где высилась груда ингредиентов.
   - Но сэр, мы не брали с собой защитные перчатки... - неуверенно сказала Тонкс.
   - С вашими талантами вам это не нужно, - процедил Снейп.
   Выражение лица Тонкс резко изменилось, видимо она приняла это на свой счет.
   - Не обращай внимания на идиота, - шепнул ей Гарри.
   - Минус тридцать баллов с гриффиндора, Поттер.
   Гарри закатил глаза.
   - И двадцать с райвенкло за ненужные разговоры.
   Естественно, Снейп выбрал для них самую противную работу, запахи этих "ингредиентов" настолько сводили усиленное обоняние Гарри с ума, что тот едва держался...
  ***
   - Это просто ужас, - поморщилась Тонкс, очищая руки заклятьем, как только они вышли из кабинета Снейпа.
   - Это не просто ужас, - загробным голосом произнес Гарри, которому при выходе из подземелья, пропахшего тухлыми червями, стало гораздо легче, - это ужас подземелий Хогвартса...
   Тонкс прыснула.
   - Он не справедлив, - начала она, - ведь мы и так ушли далеко в минус, а он снял с тебя еще пятьдесят баллов!
   - Это ерунда, - улыбнулся Поттер, слегка потянувшись, - вот будем играть со Слизерином и раскатаем их с большим отрывом, тогда все станет на свои места...
   - Терпеть не могу летать на метле, - едва слышно пробормотала Тонкс, но Гарри, разумеется, ее услышал.
   - Почему? - только и смог потрясенно спросить вампир.
   - Эмм... - Тонкс даже слегка порозовела, - просто метла меня совсем не слушается... я какая-то неуклюжая от природы! Вечно все из рук валится! Вот и метлы не слушаются, и...
   - Думаю, Нимфадора Тонкс не откажется от пары частных уроков?
  - Гарри! Ты опять за старое! Сколько раз тебе говорила: Не. Называй. Меня. Нимфадорой. - Каждое слово сопровождалось тычком девушки в грудь хохотавшего Поттера. Затем она не выдержала и сама рассмеялась из-за комичности ситуации.
   - Нет, серьезно, Тонкс, - отсмеявшись, сказал Гарри. - Если ты хочешь, я могу дать тебе пару уроков. Полеты - это то, чему мне даже не пришлось учиться в этой школе.
   - Хмм, - Тонкс сделала вид, что глубоко задумалась, при этом ее волосы стали медленно менять цвет на белый. - Думаю, я согласна... по крайней, мере будет кому ловить меня, когда я снова свалюсь с метлы.
   - Вот и отлично! - настроение Поттера поднялось окончательно, еще и увеличенное внезапным осознанием того факта, что Снейпа он увидит только завтра и на сегодня все мучения закончились.
  ***
   Следующий день пролетел быстро; несмотря на тяжелое чувство, вызванное предстоящими вечерними часами в общества Нюниуса, Гарри не унывал: сегодня должно было быть его первое дополнительное занятие с Макгонагалл!
   Его волновали успехи в трансфигурации. Как бы то ни было, если что-то удается, то стоит развивать эти таланты в себе. Гарри часто задумывался о том, что учеба перестала быть ему в тягость - как оказалось, нужно было просто поменять к ней отношение. Ведь разве плохо узнавать что-то новое о своем мире? Тем более если ты в нем всего пятый год.
   Едва-едва дождавшись условленного времени, Гарри пулей полетел к кабинету своего декана. После нетерпеливой дроби в дверь, он влетел внутрь едва ли не раньше, чем услышал слегка усталое "Войдите".
   Профессор Макгонагалл сидела за своим столом и заполняла какие-то бумаги, чуть в стороне было несколько клеток с разного вида животными, а также всяческие предметы.
  - Ну что ж, мистер Поттер, - произнесла декан, отложив бумаги в сторону, - как я вам уже говорила, я впечатлена вашими успехами. Видимо, у вас врожденный талант к трансфигурации, как и у вашего отца.
   - Но профессор, если это так, почему раньше мне было так тяжело постичь трансфигурацию?
   Макгонагалл улыбнулась.
   - Даже наличие такого таланта не освобождает от необходимости постигать азы и учиться, чем вы, мистер Поттер, все эти годы не занимались.
   Поттер слегка смутился, но виду не подал.
   - Получается, если бы на первом курсе я уделил чуть больше внимания трансфигурации, то...
   - То вы бы могли быть одним из лучших студентов по моему предмету, - подтвердила Макгонагалл. - И тогда мы не упустили бы столько времени... Как я понимаю, вы хотите получить звание мастера по трансфигурации?
   Гарри кивнул.
   - Это будет очень непросто... я, разумеется, постараюсь вас подготовить, но ничего не могу обещать. Чтобы стать мастером, вы должны не только понимать науку на высоком уровне, но и привнести в нее что-то свое, новое... - Макгонагалл слегка скривилась. - Возможно, поэтому последний экзамен на мастерство, на моей памяти, сдавали ваш отец и один итальянский маг, Дарайно Лиочинелле... - У декана было на лице написано, что она думает об уровне подготовки современных магов.
   - А что привнес мой отец? - с волнением спросил Гарри.
   Макгонагалл тепло улыбнулась и, взяв со стола потрепанную тетрадку, протянула Поттеру.
   - Здесь все исследования вашего отца по трансфигурации, которые у меня сохранились. Здесь достаточно подробно описана тема его экзамена на мастерство, почитайте на досуге.
   - Спасибо, профессор! - обрадованно воскликнул Гарри, словно получив частичку своих родителей. У него уже были мантия и карта Мародеров, предметы, которые раньше принадлежали отцу...
   - Не за что, мистер Поттер, - улыбнулась декан, - однако теперь стоит приступить к нашим занятиям, ваше задание состоит в том, чтобы превратить вот этого замечательного фазана в не менее замечательный сосуд для жидкости...
   Поздно вечером Гарри никак не мог успокоиться. Он даже немного устал от занятий, потому решил прочесть заметки отца позже. Гибрид просто лежал на кровати, а рядом, свернувшись калачиком, лежал Феликс. Он лениво мурчал, когда Гарри перебирал ему шерсть на голове и фыркал, стоило тому задеть уши или нос; но парень обращал мало внимания на животное. Он был погружен в воспоминания - не свои, чужие - рассказы, истории, фотографии... Все, что у него осталось от родителей. Теперь он был еще на капельку ближе к тому миру, в котором жил отец - первые минуты, когда он осознал, что получил, были наполнены эйфорией. Он просто зачарованно смотрел на тетрадку, изучая ее - как небрежно она была подписана, как замялся уголок, смешная маленькая рожица с рожками...Но радость скоро приобрела легкий оттенок грусти. Гарри думал о том, как они с отцом могли бы ставить эксперименты, работать над заклятиями, придумывать что-то новое. Да что там, просто заниматься тем, что было интересно обоим. Лили и Джеймс оба были не обделены талантами и, возможно, что будь они рядом, он учился бы прилежнее...Не просто для того, чтобы принести хорошие оценки, а потому что было бы интересно, они бы учили его сами.
   Глупо было рассуждать о том, что уже невозможно; да и Гарри сам прекрасно понимал, что история не имеет сослагательного наклонения. Но разве не для этого придумано время ночью, между сном и реальностью, чтобы унестись в мир грез и фантазий?
  
Оценка: 5.67*60  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) И.Коняева "Академия (не)красавиц"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) О.Силаева "Искушение проклятого демона"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези) М.Шугар "Училка и хулиган"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"