Raavasta: другие произведения.

Занпакто

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (Копия на момент: 2017.08.06) Фанфа по манге/аниме "Bleach". Не-канон. ГГ - женщина (новый персонаж). МС. Присутствуют нецензурная лексика, сцены насилия и убийства, "взрослые отношения" (без глубокого уклона в детали), цинично-эгоистичные взгляды на мир и прочие прелести. 1-ая часть фанфы закончена. (страница автора: http://samlib.ru/r/raavasta/)

  

Занпакто

  
  
All I want is everything!
  
Victoria Justice
  
  Часть первая. Вольному - воля...
  
  Вместо пролога...
  
  Странное это все-таки чувство... Бесконечное падение в кромешную темноту на грани безумия. Несчетные попытки хоть как-то, хоть чем-то, хоть на мгновение удержаться на самой грани. И каждый раз в ответ на это лишь ощущение содранных до крови ногтей да раскалывающейся в крошево эмали на зубах. Горло, которого нет, давно охрипло от крика, которого не слышу даже я сама. Но нельзя сдаваться, нельзя провалиться на самое дно, ведь там...
  Я не видела их, но знала, что они там. Двери. Распахнутые двери в обрамлении гигантских костяков, пялящихся в темноту пустыми провалами глазниц в своих черепах. А там, за чудовищными створами... там боль, там пламя, там вечность мучений без права возврата и перерождения. И я не хочу туда!!!
  Иногда мне начинало казаться, что все усилия тщетны, и падение неумолимо завершается. Иногда, напротив, я вдруг начинала верить, что каждый новый рывок удаляет меня от огненной бездны. По большому же счету ничего не менялось, но я все равно продолжала, прямо как в достопамятной притче о лягушке, упавшей в крынку с молоком. И, как бы это не прозвучало странно, все эти усилия действительно не оказались напрасны.
  Не помню точно, в какой момент ощущение полного одиночества беззвучно рассыпалось на осколки, но неописуемый восторг, что принесло с собой тогда это чувство, не передать словами. Рядом был кто-то еще, но не падал как я, а несся по безумной спирали мимо, проходя сквозь бездну и впитывая в себя ее всепоглощающую мощь. Он шел... к свободе! Не знаю, кто, почему, сколько он пробыл здесь, и как получилось, что ему доставалась воля, а мне лишь продолжение вечной пытки, но зависть накрыла меня горячей волной, и когда в какой-то ничтожный миг эта сущность оказалась ко мне чересчур близко, я не стала терять столь неожиданную возможность. Очередной рывок, но не в абстрактный "верх", а туда к нему, и обломки когтей успели вцепиться в ревущее нечто.
  Перед моим несуществующим взором возникла распахнутая в яростном крике костяная маска с внушительными клыками и глазами, пылающими желтым светом. Тьма за моей спиной разорвалась чудовищным стоном и потянула меня обратно. Теперь уже некогда было раздумывать, и я по какому-то внутреннему наитию метнулась вперед, но не в глубины черной глотки неизвестной твари, а туда, к источнику золотистого света, что лился из пустых глазниц на белой маске. Ощущения были такие, как если бы кожу по всему телу вспороли бесчисленные ледяные лезвия, сознание померкло, но в самый последний миг я со злорадством почувствовала, как где-то далеко яростно и разочаровано захлопнулись с лязгом гигантские створы.
  
  
  Глава 1
  
  - Хм, это необычно...
  Хрипловатый мужской голос был первым звуком, который приветствовал меня в новом мире. Хотя в первый момент я очень сильно надеялась, что открыв глаза, обнаружу себя как обычно в чьей-то постели на борту "Чонджона", а все мои последние воспоминания окажутся лишь пьяным ночным кошмаром. Но нет, такого легко исхода никто для меня не запланировал. Получалось, что патрульный корабль миньцев действительно наскочил на нас в той укромной бухте, где мы пристали, чтобы переждать волнения в заливе. А безумная кровавая драка, в которую вылился абордаж, закончилась гуань-дао[1], вошедшим мне под ребро. Затем было знакомство с адским провалом, желтоглазый симпатичный паренек, и вот...
  - Я бы даже сказал, что это более чем необычно.
  Говоривший оказался худым мужчиной лет сорока, высокого роста, с длинными черными волосами и бородкой, как у хинду. Черный плащ скрывал под собой остальную одежду, но вот кусок желтого стекла на глазах выглядел любопытно. Впрочем, куда любопытнее выглядело то место, где я оказалась.
  Огромная площадка была накрыта каменной решеткой с зеркальными пластинами. Такие же конструкции были видны по сторонам, а также ниже и выше. А еще здесь было небо. Лежащее на боку. Охренеть...
  - Странно, почему же внутренний пустой Ичиго принял столь необычную форму? Можно было предполагать разное, но чтобы девушка?
  - Может быть, у него просто тонкая женственная натура, - огрызнулась я, тон бородатого мне совсем не нравился.
  Неизвестный негромко хохотнул...
  - Хотя, кто знает? Ведь основой для созданного им монстра могла послужить и шинигами женского пола, - подвел итог своих рассуждений Зангецу.
  Стоп! Зангецу? Да, именно так и зовут этого типа. Точнее не типа, а самого настоящего занпакто, духа меча шинигами. Ну и причем тут ниппонские суеверия? А-а-а! Да откуда я вообще все это знаю?! Это что такая форма посмертия? В какой из малых миров я угодила? Что за бред?!!
  Бред, тем временем, упорно не желал растворяться. Проблема еще заключалось в том, что какие-то обрывки информации, понятий и прочего буквально плавали в моем сознании, пристраиваясь на нужные места. Легко и непринужденно в голове вырисовывалась цепочка "шинигами-занпакто-клинок", не вызывали никаких вопросов понятия "пустые" или "Сообщество Душ", очень смутно скользили на заднем плане еще какие-то неясные обрывки, но главное я получила целый ворох клочков воспоминаний пятнадцатилетнего парня по имени Ичиго Куросаки. Довольно интересные обрывки, надо сказать, и если бы в них как следует покопаться...
  - Так что же мне с тобой сделать? - голос Зангецу вернул меня в... реальность.
  - Есть варианты?
  - С пустой? Немного, - нахмурился бородач.
  "Почему это я пустая?!" - едва не вырвалось у меня, но взгляд упал на одну из зеркальных панелей справа, и вопрос так и застрял у меня в горле. Зашибись...
  Моя внешность... В целом, она, конечно, осталась прежней. Если не считать того, что меня в цветовой гамме фактически вывернули наизнанку, как негатив. А что такое "негатив"? Как ни странно, я знала, что такое "негатив". Похоже, это из памяти того паренька, в чьем внутреннем духовном мире мы, кстати, сейчас находимся. Ладно, проехали.
  Итак, моя кожа стала угольно-черной, как у африканского раба-невольника. Волосы же окрасились платиновым блеском. Одежда выглядела привычной, этот наряд я сняла год назад с одного богатого торговца из Хамгона, и хотя за это время он порядком износился, на нем практически не было дырок и засохших кровавых пятен. Впрочем, сейчас он вообще выглядел как новенький, только вылинял до белесо-голубого цвета. А еще весьма примечательными стали мои новые глазки, очень такого знакомого золотого оттенка.
  - Изгнать тебя отсюда я не могу, во всяком случае, пока, - монотонно продолжил вещать Зангецу. - Остается или запечатать...
  - Или? - с нажимом уточнила я.
  - Или ты согласишься помочь мне увеличивать силу Ичиго. В конце концов, теперь его жизнь, это и твоя жизнь, а все мы трое части единого целого.
  - И если я соглашусь, то меня, так уж и быть, будут иногда выпускать погулять на короткой привязи?
  Сказать, что меня устраивала такая перспектива, было бы неправильно. Она меня вообще ни хрена не устраивала!!! Хочу свое тело! Хочу свободу перемещения! Хочу быть собой, а не клубком чужих подавляемых инстинктов!!! Да, это все конечно лучше того, что мне еще недавно было уготовано, но я никогда не отличалась чувством меры или особой благодарностью к Судьбе. Я хочу на волю! И чтобы это сделать мне для начала надо заполучить хотя бы вот эту шинигамскую тушку со всей ее нехилой силой. А первый шаг к этому вполне очевиден.
  - Примерно так, - тем временем, ответил на мой вопрос Зангецу.
  - А если я скажу "нет"?
  - Здесь ты слабее меня, и я легко подавлю любое сопротивление...
  - Как благородно, - перебила я. - Принуждать слабую девушку грубой духовной силой, и после этого еще меня здесь называют чудовищем.
  Разум лихорадочно искал выход, мне нужно было переиграть этого бородатого духа, и сделать это быстро.
  - Речь не о благородстве...
  Ха! Похоже, мои слова его все-таки зацепили. Ну-ка, посмотрим, что будет, если теперь попробовать так...
  - Давай сделаем все по-честному, - губы сами непроизвольно растянулись в ядовитой улыбке. - Поединок, один на один. Выигрываешь ты - и я соглашаюсь на все твои мыслимые и немыслимые условия. Выигрываю я - и мы обсудим, куда детальнее и конструктивнее, то, на каких правах будет протекать мое существование здесь и служба на благо общего тела в целом. Надеюсь, это не слишком пугающее и неблагородное предложение для такого как ты, который итак сильнее меня?
  Зангецу нахмурился. Дух размышляет. Если вдуматься, та еще картинка.
  - Хорошо, ты сама сделала свой выбор.
  Черный плащ занпакто взвился вихрем, и в руку мне прилетел здоровенный тесак, в длину по более моего роста. Назвать ЭТО мечом можно было только с очень большой натяжкой. Хотя, нет, и с натяжкой было нельзя. Видала я хмонгские разделочные топоры для мяса, которые бы больше подошли бы под определение "оружие воина", чем это. Ни цубы, ни баланса, рукоять тонкая, лезвие толстое. Просто кусок металла странной формы и всё. А если назвать его только одним словом - кошмар.
  Зангецу уже стоял напротив меня с точной копией "ножичка" и посматривал холодным взглядом из-за желтой стекляшки. "Очки", это называется "очки". Бросив на свой тесак еще один недовольный взор, я все же решилась. Раз это духовный мир, частью которого я к тому же еще и являюсь, то должна же у меня быть хоть какая-то маленькая возможность воздействовать на него.
  Возможность присутствовала. Клинок в моих пальцах поплыл, меняя форму и очертания, а спустя пару мгновений в руке вместо этого кузнечного ужаса уже были зажаты ножны с точной копией моего любимого цзяня[2]. Как же ты там теперь без меня, малыш? Эх...
  - Все необычнее и необычнее, - хмыкнул Зангецу.
  - Извини, но драться всякими уродливыми железяками согласия никто не давал, - видя, как исказилось лицо занпакто, я легко уловила причину такого эмоционального "взрыва" и, не задумываясь, продолжила. - Ах да, Занги, это ведь твоя внешняя форма, да? Что ж извини, но это правда. Ты - урод, ничего личного, просто констатирую факт.
  - Начинай уже, - от голоса, которым была сказана последняя фраза, повеяло могильным холодом. Ну, надо же, какой чувствительный мне дух попался...
  Ладно, сам напросился. Я медленно двинулась привычной танцующей походкой, заходя к Зангецу справа, и настраиваясь на боевой лад. Цзянь послушно скользнул из ножен, а сам металлический футляр отлетел к краю площадки. Черная лента, накрученная на рукоять, внезапно скользнула вверх, плотно обвивая запястье. Надо же, что-то новенькое, это точно не мой фокус, так откуда? Впрочем, занпакто надоело ждать, и смазанная черная клякса была всем, что я успела разглядеть, прежде чем наши клинки столкнулись, отбрасывая меня назад на полсотни шагов. От такой силы и скорости я поначалу впала в ступор, но уже в следующую секунду сообразила, что вполне успешно отбила атаку, а значит надо лишь продолжать...
  В целом, сражение между духами со стороны, наверное, и вправду выглядит невероятным. Умопомрачительные комбинации и финты, какие только рождает сознание, удары, легко бы развалившие от плеча до пояса стражника Тайного Города в полном доспехе, и футуристические прыжки с одной поверхности на другую. Значения слова "футуризм" не знал даже Ичиго, но почему-то именно оно всплывало, как наиболее близкое определение к тому, что мы с Зангецу вытворяли. Это было совершенно необычным, новым и в то же время смутно угадываемым. Несмотря ни на что, в этом бешеном танце оставалось достаточно много от тех поединков, к которым я привыкла за свое короткое прежнее воплощение, а главное - в этот раз, как и во все те разы, на кону стояло самое дорогое, что у меня когда-либо было. Моя любимая жизнь.
  Поединок затягивался, атаки Зангецу становились все проще. Похоже, бородач решил меня немножко щадить. Что ж, каждый совершает ошибки. Отпрыгнув к центру платформы, я приняла защитную стойку и через долю секунды после такого, как в поле зрения снова возникло размазанное черное пятно, с тихим щелчком разомкнула свой меч на две половины.
  Да!!! Мой излюбленный трюк! Сколь многие, куда более опытные и матерые противники оказывались неспособны вовремя отреагировать на этот подлый прием. В обычном состоянии мой старый цзянь был ничем не примечательным клинком, но вот тот факт, что он легко превращался в два "половинных" меча почти всегда оказывался для моих врагов пренеприятнейшей неожиданностью.
  Лезвие в правой руке легко принимает на себя чудовищный замах тесака занпакто, мне не нужно его блокировать, лишь приостановить, пока все остальное тело изворачивается вперед, выбрасывая в атаку левую руку. Он был хорош, он почти уклонился. Мой меч пробил Зангецу плечо. Бородатый дух попытался разорвать дистанцию, отпрыгнув назад, но я не дала ему этого сделать, последовав за ним. Правый клинок ударом плашмя сбил поднимающийся для защиты "ножик", опять же несильно, лишь просто помешав на пару мгновений, а левый, острие которого все еще оставалось в ране, с силой провернулся вперед, выходя из спины у врага.
  - Хватит, - дух меча шинигами рухнул на одно колено, все еще сжимая рукоять своего тесака. - Довольно, ты доказала свою силу...
  - Заткнись, слабак, - несмотря на холодность и расчетливость разума, ненависть к этому существу душила меня с того самого момента, как он озвучил варианты моей судьбы. - И ты еще утверждал, что сможешь легко подчинить меня...
  - Успокойся, - в глазах за желтым стеклом сверкнула угроза, но в глубине ее уже таился страх. - Ты выиграла, и я готов выслушать твои условия...
  - Никаких условий не будет, - хотелось желчно смеяться, но я сдерживала себя, и лишь лицо искажалось полубезумной улыбкой. - Выбирать между вечной тюрьмой и вечным рабством?! Ты видно совсем тут рехнулся за эти пятнадцать лет одиночества! Мне не подходит ни один из этих вариантов, и я выбираю свой! Я заберу это тело и все его силы, и начну я с того, что избавлюсь от одного назойливого уродца по имени Зангецу!
  - Я занпакто Ичиго, убив меня, ты лишишь его всякой силы! - ярости и холода больше не было, только лишь страх.
  А еще была ложь, он лгал и искал спасение в ней. Весьма знакомый показатель.
  - Видишь, Занги, как порой неприятно меняться местами? Хотя для меня в этот раз очень даже приятно. И я продолжу этот процесс. Говоришь Ичиго нельзя без занпакто? Ну, так твое место сейчас освободится, и я не вижу здесь других кандидатов, кроме меня, на этот заманчивый пост. К тому же здесь итак было тесновато для нас двоих, а поскольку все мы лишь часть единого целого, как ты сказал, то ничего ведь страшного не случится, если одна сила сольется с другой. Правда, боюсь, полная потеря личности одной из этих сил будет, наверняка, неизбежна.
  И прежде чем Зангецу успел что-либо сказать в ответ, я сделала то, к чему уже так долго взывали мои невесть откуда взявшиеся инстинкты. Лезвие цзяня, засевшее в ране, вспыхнуло алым светом, и сама сущность занпакто хлынула в меня, крича и отчаянно вырываясь, но уже не в силах противостоять тому, что ее поглощало. Через минуту все было кончено, остатки Зангецу окончательно растворялись во мне, а новые знания и навыки закружились в голове бессмысленным хороводом.
  
  * * *
  
  Первым положительным моментом, который я обнаружила, вновь придя в себя, стало восстановление нормального цвета кожи, да и всего остального внешнего вида. Даже желтое сияние глаз исчезло практически полностью, тускло сверкая теперь парой искр на самой глубине зрачков.
  Второе, что изменилось, были ощущения окружающего мира. Он пульсировал, дышал, сотрясался от невидимых вспышек, и казалось, стоит только захотеть, как мое сознание сольется с ним, чтобы увидеть, услышать, почувствовать...
  Не в силах сдерживаться, я рванулась навстречу этому чувству и пораженно вздрогнула от яркого обилия красок и звуков, что обрушились на меня. Но не успела я даже насладиться всем этим, как на смену вселенскому счастью пришла резкая боль!
  
  * * *
  
  Обломки цубы упали на песок пещеры.
  - Ну вот, теперь у тебя и меча-то нет.
  Разглядеть глаза Урахары, скрытые под полосатой панамкой, было нельзя, но голос так и сочился ехидством.
  - Ты все еще хочешь драться со мной? Неужели вот этим?
  Рукоять - все, что осталось от некогда гигантского меча - и вправду выглядела в ладони у Ичиго, по меньшей мере, жалко.
  - Хотя, конечно, тебе ведь нужно всего лишь сбить мою шляпу. Для этого хватит даже такого огрызка, но дело сейчас не в храбрости или силе воли. Просто тебе пора понять, если ты действительно решишь сражаться только вот этим,.. ты умрешь.
  
  "Что?! Охренел, твою мать!!! Я тебя сейчас зубами порву, мудила полосатый!"
  
  От этого звонкого женского голоса Ичиго вздрогнул еще сильнее, чем от последних слов Урахары. Желание оглянуться через плечо Куросаки стоически подавил в зародыше, не нужно было обманываться, этот голос, продолжавший сыпать отборными ругательствами, звучал в его собственной голове.
  Однако бросившийся в атаку бакалейщик не дал обдумать случившееся, и Ичиго сделал единственное, на что еще был способен - бросился наутёк. Уклоняясь от ударов, вертясь, спотыкаясь, перекатываясь через себя, он просто убегал, просто спасал свою жизнь.
  
  "Слабак! Трус! Ничтожество! Куда ты несешься?! Твой враг сзади тебя, остановись и сражайся! - голос в голове звучал все громче. - А если не можешь, то хотя бы встань на месте и сдохни, по-человечески, а не как пунхуанская вислоухая собака!"
  "Да кто ты такая, сволочь?! И чего так орешь?! Тебе какое дело?!"
  
  Прокричать мысленный ответ Ичиго удалось в короткую паузу между двумя атаками Урахары, каждая из которых могла оказаться последней.
  
  "Кто я такая?! Кто я такая?! Ах, ты гадёныш!"
  
  * * *
  
  Мне хотелось рвать и метать. Такого поворота я точно никак не ожидала. Вместе с силами Зангецу мне достались еще и слабости занпакто, включая, похоже, все его ограничения. Но проблема была в том, что свое имя, свое настоящее имя, я забыла. Забыла в той проклятой бездне, забыла так давно, что теперь просто не могла уже вспомнить. А значит, мне нужно было новое имя, и дать это имя занпакто может только его шинигами.
  - Сам и скажи мне кто я такая, слабак!
  
  * * *
  
  "Я не хочу здесь сдохнуть вместе с тобой, тем более, такой поганой смертью труса! Не можешь сражаться сам, так доверь это мне! Не умеешь, так научись! Жалкое зрелище... Встань, повернись и бейся!!!"
  Волна ярости и гнева, смешиваясь со стыдом от осознания собственной слабости, накрыла Ичиго с головой, заставляя внезапно остановиться. Эта девчонка была права, права во всем. У него просто не было выбора, такого выбора, какой он хотел бы сделать. А значит надо сражаться, и если ей так хочется быть сейчас рядом...
  
  "Назови мое имя, засранец!!!"
  
  - ЦУРУГИ!
  
  Вспышка духовной энергии озарила унылый пустынный пейзаж, на мгновение ослепляя немногочисленных зрителей. Ичиго неторопливо опустил свой взгляд на то, во что превратился обломок несчастной рукояти. Длинный прямой меч, обоюдоострый, совсем непохожий на привычную катану шинигами. Темный металл лезвия не отбрасывает света. От середины клинка до изогнутой крестовины вместо режущей кромки шли крупные зубья, наподобие тех, что бывают у лесорубной пилы.
  - Что ж, я вижу ты, наконец-то, нашел свой духовный меч. Занятный экземпляр, стоит заметить. Но у нас мало времени, так может, начнем уже по-настоящему третий урок?
  
  "Обрежь-ка этому старому клоуну уши, Ичи-кун".
  
  - Вы уж простите меня, Урахара-сан, - торговец про себя удивленно хмыкнул, заметив, как переменился голос Куросаки, став пугающе спокойным и уверенным. - Но в этот раз я буду бить в полную силу, вы уж попытайтесь увернуться.
  Рывок с места, и Ичиго за какое-то мгновение оказался на расстоянии вытянутой руки от противника. Привычное ощущение близкого "всплеска" кольнуло сознание Киске в последний момент. Бенихимэ взметнулась влево и вверх, чтобы отразись незамысловатую атаку, когда...
  - Порви его, Цуруги!
  С почти бесшумным щелчком меч Куросаки разделился на две зеркальные половины. Тонкие цепочки протянулись от рукоятей к браслетам, возникшим вдруг на запястьях. Второй клинок, оказавшийся в левой руке у Ичиго, стремительно метнулся в лицо под полосатой панамой.
  Звон, лязг, скрежет и вспышка.
  
  * * *
  
  Зеленая с белым шляпа медленно покатилась по коричневому песку. Провожая взглядом свой головной убор, Урахара невольно улыбнулся.
  - Неплохо, очень неплохо. Похоже, я вполне могу зачесть тебе третий урок.
  Ичиго с явным трудом, но стараясь не показывать виду, поднялся с колен, прижимая к поясу рассеченную руку.
  - Поменьше двигайся, у тебя кровь идет, сейчас подойдет Тессай и поможет тебе.
  - У вас тоже кровь, - усмехнулся вдруг Куросаки. - Человек-без-шляпы.
  - Что? - всерьез удивился Киске, но прикоснувшись к брови, где недавно почувствовал легкое жжение, но не придав этому значение, обнаружил алую каплю у себя на пальце. - Ну надо же... А ты и вправду страшный человек, Куросаки Ичиго.
  
  "Пф! Трепачи".
  "Да пошла ты".
  "Сам катись..."
  
  
   Глава 2
  
  Пять дней тренировок миновали один за другим. Жизнь потихоньку налаживалась, а я обживала мирок, доставшийся мне в наследство от почившего ныне Зангецу, привыкая к новым способностям. Где-то там снаружи истинный хозяин тела продолжал раз за разом мужественно получать пинки от развеселого купчишки, а мне в лучшем случае доставалась лишь роль пассивного комментатора. Как вскоре выяснилось, существовала прямая зависимость между моими возможностями к "проявлению" и физическими, а также эмоциональным состоянием парнишки. Хотя, какой он к сёдзё, парнишка. В моей прошлой жизни к пятнадцати годам в деревнях у таких "парнишек" уже были семьи и по паре детишек, а из нашей портовой шпаны половина вообще не доживала до столь почтенного возраста.
  В общем, даже для того, чтобы Ичиго хотя бы начал меня слышать, ему приходилось "раскачиваться на волнах" по пять-семь минут, неоднократно огребая за это время весомых люлей. Наблюдать за процессом обучения было, конечно, весело, но пока все это означало, что в реальном бою мальчишку разделают на куски гораздо раньше, чем я успею до него достучаться, и меня это совсем не прельщало. Добиться же повторения того, что Урахара назвал "шикай", за эти дни у нас получилось аж целых раз двадцать. На мой скромный вкус результат не самый блестящий. Хотя упорства и изворотливости у Куросаки хватило бы на целую команду патрульного корабля Мори. И все же лучше, чем ничего, а на безрыбье, как говорится, и крыса сгодится.
  Вообще, с духовной силой Ичиго постоянно творилось что-то непонятное. Ее количество, беспорядочно рассеянное вокруг, поражало, во всяком случае, исходя из того, что я знала об этих вещах от Зангецу. Кстати, "пропускные" способности у этого недо-шинигами были под стать. Постоянно прогонять через организм такие объемы реяцу и умудрятся попросту не сдохнуть, это надо быть либо гением, либо очень везучим придурком. И, разумеется, все это добро, столь бесполезно рассыпанное вокруг, сразу же вызывало у меня только одно-единственное желание...
  Отвоевать свой кусок во внутреннем мире вышло не сразу, но несколько заходов подряд в ночные часы, когда Ичиго дрых без задних ног, позволили мне успешно обосноваться на крыше одного из небоскребов в центре. Теперь-то я уже знала, что это не просто странные площадки с зеркальными вставками, а местные здоровенные дома, хотя их горизонтально-наклонное положение по-прежнему вызывало некоторый дискомфорт. Именно поэтому СВОЙ кусок я решила расположить хоть немножечко попривычнее.
  Теперь по краю крыши со всех сторон протянулась стена в полтора человеческих роста, сложенная из серых бутовых камней и накрытая черной черепичной крышей с загнутыми скатами. В центре площади на резных каменных плитах, которые я воссоздала по образу "золотой набережной" в Чиндане, появилась открытая восьмигранная беседка. Больше всего пришлось провозиться с небом, но в итоге я просто накрыла пространство вокруг чернильной полусферой, расцветив ее изнутри знакомыми созвездиями. Получилось на мой вкус неплохо, если отрешиться от окружающего, то можно было на пару мгновений даже представить себя на рейде у дальних мысов Гонконга.
  Внутреннее убранство беседки составило большое плетеное кресло и несколько стоек с разнообразным оружием, просто для антуража. Железные кованые светильники с ровным багровым пламенем рассыпались по площади в произвольным порядке, создавая эдакую атмосферу мрачной торжественности. Для приема гостей, в случае чего, все было готово. Последним штрихом стала забавная магическая штука, сведения о которой я выловила из мыслей Ичиго. Плазма. Большая прямоугольная хрень с зеркальной поверхностью, на которую люди из нынешнего времени умели передавать изображения на невообразимые расстояния. Хоть с другой стороны океана, если потребуется. Свою плазму я подвесила на один из опорных столбов беседки и вывела на нее постоянную трансляцию того, что видели глаза Куросаки, а то торчать ежесекундно в его подсознании бывало порой чересчур скучновато.
  Закончив с "приемной" я перешла к основной части. Вырывать куски рассеянной энергии и плотно спрессовывать ее, поначалу было весьма непросто, но опыт, как известно, всегда приходит с практикой. К концу второго дня, перемежавшегося редкими отвлечениями на тренировки Ичиго, у меня, наконец, кое-что получилось.
  Полностью сконцентрировавшись на потоках, я сумела отщипнуть немаленький объем реяцу и, действуя скорее подсознательно, чем обдуманно придала своему трофею форму. Три десятка цзяней с железным грохотом просыпались на плиты перед беседкой. Что ж, по-хорошему это действительно был самый простой вариант запасать энергию, поэтому, решив не откладывать в долгий ящик, я начала запланированное вторжение на верхний этаж небоскреба, прямо под моим убежищем. Целью этого захвата территории было превращение пустующих помещений в оружейный склад, должный в идеале стать для меня неприкосновенным запасом реяцу на крайний случай. Ну и для Ичиго, может быть пригодится, если вдруг что...
  Дощатые стены из мореного дуба, узкие коридоры, стеллажи и ящики, плотно набитые холодным железом. Первый этаж, второй, третий... Сердце и глаз радовались пополняющемуся арсеналу, а процесс изготовления новых мечей с каждым разом выглядел все проще и проще. В конце мне даже перестало быть нужным самой таскать и раскладывать все по местам. Хорошо жить в духовном мире, где собственной воле можно подчинять даже пространство. Цзяни сами появлялись уже сразу на полках и стеллажах, а я начала строить радужные планы, как набить этим добром весь небоскреб.
  Однако на четвертом этаже я неожиданно уперлась носом в стену. Оружием удалось завалить пару комнат, и на этом резко наступил полный ступор. Не помогло даже личное присутствие. Похоже, это и был мой нынешний предел. А жаль. Но удерживать большее число духовной энергии в запасниках я пока не могла. Зато несколько дней таких упражнений по управлению реяцу позволили куда лучше контролировать саму эту силу, распределять ее и концентрировать в нужных пропорциях в нужном месте. Например, во время поединков с Урахарой мне теперь ничего не стоило раза в три повысить прочность меча Куросаки, своего материального тела, так сказать. К тому же удары Ичиго после этого становились заметно "увесистее", а движения точнее, пластичнее и быстрее. Спустя еще всего лишь сутки, шинигами уже и сам свободно проделывал фокусы с накачкой себя любимого, работая, судя по всему, на чистых рефлексах, намертво засевших в мозгу. Урахара, кажется, остался доволен.
  
  * * *
  
  Подготовка к набегу на Сообщество Душ, о котором я узнала за время, проведенное в новой компании, благополучно завершилась. И это радовало, в том числе и меня. Почему? Ответ был прост.
  С самого начала, с первого моего пробуждения в форме шикая, я ощутила тот почти незаметный, но очень прочный барьер, что сдерживал меня в нынешнем виде. Точнее, это был не барьер, а своего рода клапан, через который проходили частицы моей собственной духовной энергии, направляемой для поддержки Ичиго. Чем сильнее становилось наше слияние, тем сильнее приоткрывался этот клапан. И именно в нем я видела шанс на свое истинное освобождение. Для исполнения моих планов мне было жизненно необходимо столкнуть Куросаки с по-настоящему сильным противником. Мне нужно было, чтобы он вымотался, раскрылся, а главное - захотел бы вытащить меня наружу со всей моей силой.
  О том, что такое банкай, "полное подчинение", я уже знала. Не всякий шинигами был способен овладеть этой силой даже при абсолютно лояльном занпакто. Я же лояльной быть не собираюсь, но даже сама мысль попросту ждать пару сотен лет, пока паренек накопит сил и, наконец, решится, звучала как издевательство. Мне нужно было спровоцировать Ичиго, и это совсем не казалось сложным, судя по тому, что творилось в мыслях Куросаки в связи с предстоящим походом. Да и на эмоциональном фоне у парня играла та еще буря, как в отношении к происходящему в целом, так и конкретно к той самой девчонке Рукие. Да, я не оговорилась, именно к "девчонке". И тот факт, что ей уже перевалило за полторы сотни лет, ничего не менял. Мне, если вдуматься, вообще уже за семьсот, вот так вот.
  Единственный минус всего этого мероприятия - нас вполне может прихлопнуть, как муху, какая-нибудь местная шишка. Но, кто не рискует, тот и не знает вкуса фугу.
  
  Пропустив прощание Ичиго с семьей (со всеми его внешними и внутренними соплями), я удобно устроилась перед плазмой в кресле с мечом на коленях в ожидании скорого представления. Впереди уже маячила знакомая вывеска...
  
  * * *
  
  - А, Куросаки-сан, вот и ты. Как раз вовремя, - видимо, Урахара знал какое-то тайное искусство, как произносить такие простые фразы таким исполненным намеков голосом. - Просто великолепно.
  - Чад? - тем временем, удивленно спросил Ичиго, чей взгляд был прикован к рослой фигуре, поднимавшейся рядом с торговцем. - А ты почему здесь?
  - Кучики Рукия... спасла меня однажды, - глухо выдохнул метис, как всегда проговаривая фразу односложными кусками. - Я иду с тобой.
  - Чё?!
  - А тебе что, ничего не сказали? - раздался за спиной у Ичиго голос Урюи.
  - Исида?!
  - Не могу так просто забыть, как меня отделали те шинигами. Я тоже иду.
  - Ну, теперь уже все в сборе!
  Появление последнего персонажа окончательно добило Ичиго.
  - Иноуэ?!
  - Приятно будет поработать вместе с тобой, - сопровождать слова поклоном девушке явно не стоило, шинигами итак был уже на самой грани.
  - Стоп! Как? Погодь... Что тут происходит? Какого... - нервно заметался Куросаки, но был перебит на середине очередного вопроса.
  - А он не слишком быстро соображает, да? - хмыкнуло нечто у самой земли.
  - Йоруичи-сан! - радостно пискнула Иноуэ.
  - Парень! Только не говори, что не заметил, как кипит сила в людях, что собрались вокруг. Пока ты возвращал себе способности шинигами, они тоже не сидели без дела и готовились, чтобы тебе помочь. Так что лучше не стой с открытым ртом, а поклонись, чтобы отблагодарить их, - менторским тоном выдал угольно-черный кот, за секунду до того, как быть стиснутым в объятьях Орихимэ.
  Но вместо указанного поклона благодарности, Ичиго лишь громко булькнул.
  - Эта кошка разговаривает!!! - прорвало, наконец, шинигами.
  - Это не кошка, а Йоруичи-сан, - укоризненно откликнулась Иноуэ.
  - Но он прав, тут есть, чему удивиться, - хмыкнул Исида.
  - Все-таки это... их первая встреча, - поддержал квинси Чад.
  - КОШКА!!!
  
  "Да чего ты так разорался-то, а?!"
  "КОШК... Цуруги?! Ты еще откуда вылезла?! Тебя никто не звал!"
  "А ты вот так психуй почаще, я и буду появляться регулярно".
  "Но... эта кошка... она..."
  "Разговаривает. Блестящее наблюдение. И что с того?"
  "Это не нормально!!!"
  "А, то есть всякие призраки, пустые, шинигами и я до кучи это для тебя нормально? А говорящая кошка - это трындец и ужас? Тебе б нервишки подлечить, ты в курсе?"
  "Заткнись".
  
  - Ладно-ладно, - захлопал в ладоши Урахара. - Хватит разговаривать на улице, давайте уже пройдем в дом.
  Вся честная компания дружно ринулась к дверям.
  - Иноуэ, - окликнул девушку Ичиго.
  - А?
  - Тебе хоть что-то рассказали об этом? Дело в том, - парень явно замялся, - что там будет довольно опасно.
  - Я обещала Тацуки, что пойду с тобой. И вернусь, во что бы то ни стало, - на полном серьезе ответила Иноуэ.
  
  * * *
  
  Давненько мне уже не случалось так проржаться, как после этого ответа. Хорошо у духов нет легких, а то бы точно полопались.
  Немного успокоившись, я вернулась к пассивному наблюдению за происходящим. Кое в чем Ичиго все-таки был прав. Это совсем не обычная говорящая кошка. Чувствовать духовную силу других у меня получалось неплохо еще с самого начала так, что вопросов к детишкам, набившимся в компаньоны к Куросаки, не было никаких. В крайнем случае, вполне сойдут за отвлекающее мясо. А вот этот кот... или все-таки кошка?
  Говоря грубым языком, от этого Йоруичи просто несло ощущением опасности, и это при его-то размерах. Но разглядеть, что там на самом деле внутри, было также трудно, как и с полосатым бакалейщиком или с его рослым усатым помощником. Больше всего эти попытки походили на то, как ты приподнимаешь крышку котла с кипящей ухой и пытаешься одним глазом заглянуть в появившуюся щель. А оттуда тебе прямо в глаз бьет струей горячего пара.
  И вот здесь у меня возникал давно крутившийся в голове вопрос. Для чего им это? Для чего таким лю... существам, как эти, так охотно и безвозмездно помогать Ичиго и остальным в их безумной затее? Какие они преследовали выгоды? И не задавались ли схожим вопросом другие бойцы маленького отряда?
  С самим Куросаки-то все было предельно ясно, для меня он был как открытая книга. Отсутствие всякого желания обдумывать хоть что-то наперед в его случае накладывалось на невероятный эгоцентризм, просто не позволявший ему уделять внимание таким смешным мелочам.
  Еще проще дело обстояло с девчонкой Иноуэ. Судя по увиденному мной, она может и добрейшей души человек, но в умственном развитии явно не превосходила рыжего шинигами. Здоровяк Чад тоже не блистал гениальностью. Ну, или, во всяком случае, быстрой соображалкой. Хотя при его данных это ему и не нужно. С такими мускулами и внешностью испанского священника-иезуита его бы за бешеные деньги взяли в любую команду, ходившую от Суматры и до Сангары, или в любой из самых престижных борделей То-Синга. Ни в одном из этих мест излишние умственные способности итак не требовались. И да, в последнем случае он был бы бешено популярен, я и сама бы была не против... Ладно, не время, отодвинем пока эти планы до того момента, когда у меня появится свое собственное нормальное тело.
  В итоге оставался только тощий очкарик. Эдакий типичный соискатель двенадцатого чиновничьего звания и извечный проситель храма Вэньчана[3]. Внешность порой бывает обманчива, но в этом случае я вряд ли так сильно могу ошибаться. Гаденыш умен, и если лезет в капкан вместе со всеми другими, значит, есть у него свои какие-то планы, или что-то еще. Вопрос в том, стоит ли делиться этими размышлениями с Ичиго?
  
  * * *
  
  - Ооооо! Какая огромная пещера под магазином! Это прямо как настоящая тайная база! - восхищение Орихимэ было неподдельным на зависть.
  
  "Мать твою налево и через колено! Да, у нас тут еще один гениальный наблюдатель! Охренеть просто... Слышь, Ичи-кун, вы бы друг другу идеально подошли".
  "Заткнись, шиза".
  "Постой-ка... Это что? Смущение? Ай-яй-яй, Ичи-кун, что скажет Рукия-тян?"
  "Заткнись!"
  "Ладно, не волнуйся ты так. В твоем возрасте, знаешь ли, нормально, если мальчика тянет к девочкам, а будешь хорошо себя вести я даже объясню тебе, что нужно делать, когда вас все-таки притянет. Что, как, сколько, в каких позициях..."
  "Заткнись, сволочь!!!"
  "Пф... Мда, Ичи-кун, скучно с тобой, даже поговорить толком не о чем. Знаешь, а иди-ка ты в задницу, вот что. Зови, как начнется веселье".
  "Наконец-то... Вот же зараза лютая".
  
  Урахара тем временем соорудил каменное окно, и они вместе с Тессаем заняли места по краям. Начался краткий инструктаж по межмировым переходам и подгонка последнего стратегического плана, смысл которого легко укладывался в "завалимся, наваляем, схватим, слиняем". Еще раз все проверив, ударный отряд полоумных самоубийц успешно стартовал к цели.
  
  * * *
  
  - Теперь все в твоих руках, Куросаки-сан, - тихо сказал Киске, глядя на колышущуюся поверхность портала.
  - Что-то не так, хозяин? - немного озадаченно поинтересовался Тессай, заметив странное напряжение в голосе торговца.
  - Да... Этот меч и его занпакто. Что-то с ними все же странное. Но сейчас на это все равно уже нету времени. Будем надеяться, что все обойдется. Йоруичи без сомнения сумеет удержать ситуацию под контролем.
  
  
  Глава 3
  
  Забег во тьме от нагоняющего "паровоза из междумирья" прошел не очень гладко, как и последующее приземление в безгрешных пределах Сообщества Душ. Пока команда Ичиго занималась пересчетом конечностей и сменой одежды (Исида взял с собой запасной плащ, мдя), я начала активно прощупывать окружающее пространство. Стоит заметить, что ощущалось здесь все намного иначе, чем в материальном мире, даже когда Куросаки был в ипостаси шинигами, отделенный от своего физического тела.
  Сейретей буквально дышал "живой" духовной энергией, и мне вдруг очень захотелось побыстрее выбраться наружу, вдохнуть здешний воздух, пробежаться по этим улочкам, прикоснуться к голубой воде в канале, оторвать несколько голов и выпить десятка два беспомощных душ... Стоп! Это еще откуда?! Надо успокоиться...
  
  * * *
  
  - А, я понял, это место... как там его... короче, там живут шинигами! - радостно сообщил свое божественное откровение Ичиго и, не задумываясь, рванул вперед.
  - Стой, придурок! - только и успел раздаться сзади голос Йоруичи.
  Очень, надо заметить, вовремя. Рухнувший с небес воротный створ едва не оставил Куросаки без бровей и носа, а не отвлекись он на мгновение на оклик кота, все могло бы оказаться на порядок хуже.
  - Так-так-так. Давненько уже никто не пытался пройти через эти Врата Белого Пути без соответствующего разрешения.
  Рукоять чудовищного топора врезалась в землю, поднимая в воздух гигантское облако пыли и каменной крошки.
  - Это еще кто? - пришибленно раздался в отдалении голос Исиды. - Человек просто никак не может быть таким огромным.
  - Это Джиданбо, один из героев Сообщества Душ и страж этих ворот на протяжении последних трех столетий, - хмуро пояснил Йоруичи.
  Циклопическая фигура в одеянии шинигами, возвышавшаяся перед Куросаки, и вправду производила сильное впечатление. И еще больший эффект ему придавало понимание того факта, что Джиданбо сидел, а не стоял на ногах.
  - Значит, чтобы пройти через ворота, нам нужно победить его, - сделал гениальный в своей непротиворечивости вывод Исида.
  - Да, но это будет не так-то просто, с тех пор как Джиданбо занял свой пост, он ни разу не был повержен.
  - И как же одолеть такого врага?
  - Самое время проявить ум и смекалку. Нужно составить план...
  
  "Чем больше дерево, тем громче ему падать!"
  "Как никогда согласен с тобой!"
  
  - ИЧИГО! ИНОУЭ! САДО!
  Грохот вздыбившихся каменных плит перекрыл крик Йоруичи.
  - Детишки! - рыкнул голос Джиданбо, заставляя Орихимэ и Чада обратить внимание на мясистое лицо, возвышающееся над образовавшейся преградой. - Вы, наверное, все из деревни и не очень хорошо воспитаны. Так вот у нас в Сейретей есть свои правила. Первое, мойте руки...
  - Эй, болтун, нам здесь некогда! - Куросаки резко перебил словоизлияния стража. - Давай уже к делу.
  - А ты и вправду невоспитанный маленький нахал, - с угрозой протянул великан.
  - Ичиго!
  - Иноуэ! Постойте пока там, это не займет много времени!
  - Ты уверен?
  - Не волнуйся, Чад!
  - Ичиго, так нельзя!
  - Исида? Ты тоже здесь?
  - Я все время был здесь!!!
  - Ладно-ладно, заткнись и кипи в себя.
  
  К тому, что удар такого топора будет обладать страшной разрушительной силой, я изготовилась изначально. А вот рыжий балбес со своими разговорами едва не пропустил первый удар. Хорошо, я заранее успела загнать в свою материальную форму всю свободную реяцу, до которой смогла дотянуться, исключая то, что уже задействовал для себя Куросаки.
  Грохот и ломающийся треск едва не оглушили меня, да и ощущение от самого удара, принятого на самый примитивный блок, были не ахти. Однако едва рассеялась очередная пыльная туча, глазам участников поединка предстала завораживающая картина. От топора Джиданбо осталась лишь рукоять, а клинок в руке у Ичиго по-прежнему преспокойно лежал на правом плече недо-шинигами, как будто он им вообще не двигал.
  
  "Перед кем понтуемся, мил-человек?"
  "Тебя забыл спросить".
  "Ну-ну".
  
  - Мой... то... пор, - потрясенно по складам выдохнул Джиданбо. - За все эти годы лишь трое смогли остановить мой первый удар, но чтобы сломать мой топор... Я сотру тебя в порошок, мальчишка! И не надейся, что я и дальше буду биться только в полсилы!
  Гигант резко подскочил на ноги, выхватывая из-за пазухи второй громадный тесак.
  - Праздничный танец десяти ударов!
  Топор ринулся вниз подобно небу, рушащемуся на голову, но в последний момент...
  - Порви его, Цуруги! Атака двух клыков!
  
  * * *
  
  Что делать, техника у парнишки была откровенно паршивой. Да и вообще, ниппонцы еще те извращенцы в вопросах мечного боя. А иначе никак. Из-за почти поголовно дрянного качества их островных клинков, все их техники и приемы больше строятся на отводах и уклонениях. Силовую атаку может позволить себе только тот, кто уверен в металле, из которого изготовлен меч. Так что пришлось показать Ичиго в паре снов кое-что из моего старого арсенала хитрых приемов, а то его теоретическая база знаний о фехтовании до этого сводилась по большому счету лишь к этим идиотским кинофильмам.
  А вот как силовой боец Куросаки мог стать очень хорош, если конечно сумеет прожить достаточно долго, что уже немного не соответствует моим планам. Кстати, внешняя форма Зангецу при такой переоценке ситуации становилась куда более понятной.
  
  * * *
  
  - Мой... то... пор...
  
  "Чё-то он повторятся начал".
  
  - Эй, здоровяк, скажи еще хоть что-нибудь...
  А вот это Ичиго явно зря попросил. Прошла еще секунда созерцания обломанного древка, что осталось от второго топора, и страж Врат Белого Пути, не знавший поражений триста лет, впал в натуральную истерику. Упав на колени, Джиданбо стал колотить руками по земле, от чего в одно мгновение обрушилась каменная преграда перед спутниками Куросаки, позволяя и им насладиться нереальной картиной происходящего.
  - Мои топоры!!! Ты сломал мои топоры!!! - ревело это чудовище, размазывая слезы и сопли по щекам.
  
  "Будь у меня желудок, меня бы сейчас стошнило... Поздравляю, Ичи-кун, довел-таки убогое дитятко до припадка!"
  "А я тут причем?! Это же ты..."
  "Я вообще тут подневольное занпакто! И не надо валить теперь все с больной головы на здоровую! Накосячил - сам и исправляй!"
  И на этой не требующей возражений ноте я резко вернулась к себе. Дальше Куросаки предстояло действовать уже самому.
  
  * * *
  
  Сцену успокоения Джиданбо и последующего братания я предпочла смотреть со стороны. Все-таки при прямом контакте эмоции Ичиго зачастую умудрялись как-то подавлять мои собственные, подменяя ощущения, а это было не очень приятно. Мне срочно нужно было повысить переделы собственного свободного проявления, а то через пару лет сидения в этой клетке я точно начну нести какую-нибудь чушь про "успокоение человека, который так сильно расстроен". Тьфу.
  Джиданбо с гиком и сипом (хорошо без иных звуков) начал приподнимать створку ворот, а я уже привычно развалилась в кресле, как внезапное ощущение опасности, буквально швырнуло меня обратно в подсознание Ичиго. И что самое паршивое, без всякого моего на это согласия!
  
  * * *
  
  - Ой-ёй. А что это у нас тут происходит?
  Тип в белой накидке, приближавшийся прогулочным шагом к застывшему Куросаки, весело щурился и мило так улыбался. Знакомое выражение лица. Прямо как у начальника портовой таможни в Шанхае. Ох, и хитрая же сволочь он был.
  - Это еще кто? - хмыкнул Ичиго.
  - Ичимару Гин. Капитан третьего отряда, - как-то задавленно просипел великан, не в силах оторваться от поджарой фигуры с серебристыми волосами.
  - Джиданбо, ты все перепутал, глупый. Стражник не должен открывать ворота перед чужаками, он должен охранять ворота от чужаков, - Гин наставительно погрозил гиганту пальцем, продолжая по-лисьи щуриться.
  - Я проиграл бой, и я открываю ворота, - неуверенно начал отвечать страж.
  - Нет-нет, Джиданбо, ты опять все путаешь. Если страж Великих Врат проиграл бой, он никак не может открывать ворота, - улыбка Ичимару стала вдруг еще шире. - Ведь в этом случае страж может быть только мертвым.
  В воздухе вдруг что-то резко сверкнуло, взвизгнул рассекаемый воздух, и правая рука Джиданбо медленно оторвалась, упав на землю. Мощный фонтан крови хлестнул из раны, а тяжелая створка ворот рухнула на шею, вмиг просевшему, великану.
  
  "Это что, мать вашу, было?! Мне не показалось?!"
  
  - Урод, ты чего творишь?!
  Ичиго уже рванул вперед на замершего капитана. Черный цзянь и вакидзаши со звоном столкнулись, заставляя Гина сделать два шага назад.
  - Что за ублюдком надо быть, чтобы напасть на безоружного?!
  
  "Ну, обычным таким ублюдком. Ничем непримечательным. Лучше посмотри, какой у него классный столовый ножик, запасливый парень, все свое с собой носит..."
  
  * * *
  
  Внутренне я уже изготовилась. Если я ничего не перепутала, то клинок этого Гина совсем недавно на моих несуществующих глазах вытянулся в длину. И если такое возможно уже в форме шикая, то это делает Ичимару первым кандидатом на роль катализатора, который я так искала. К тому же, он капитан, а значит, точно силен, и действительно сумел всерьез завести Ичиго. Ситуация складывается просто прекрасно...
  
  * * *
  
  - Ичиго не сейчас!
  - Почему?! - обернулся Куросаки к Йоруичи. - Я здесь быстро с ним разберусь!
  - Куросаки Ичиго, значит? - вновь привлек к себе внимание Гин. - Значит, вот ты кто. Ну, в таком случае я точно не могу дать вам здесь пройти.
  - И что ты собрался делать, отойдя так далеко? Швырнуть в меня своим...
  - Пронзи, Синсо!
  
  * * *
  
  Придурок Куросаки! Он опять почти подставился!
  Все, что я успела, это заставить его выставить себя в качестве щита, направляя все свободную реяцу на защиту своего материального тела. Но боль от удара и та мощь, с которой он получился... Этого я не ожидала.
  Тело Ичиго швырнуло на Джиданбо, и уже их двоих выкинуло за пределы стены, оставив на мостовой широкую рытвину от окровавленной туши гиганта. Придя в себя, я увидела на мутном экране плазмы, как, склонившись под опускающейся створкой ворот, машет нам на прощание человек со змеиной улыбкой.
  - Пока-пока!
  
  Ичимару Гин. Я хочу... твою отрезанную голову!
  
  
  Глава 4
  
  Мрак... Планов она тут настроила громадьё. Раз, и подайте ей с порога удобоваримого поединщика для рыжего балбеса. Два, и выдайте ей полное освобождение. Ну, а что потом будет уже и неважно, как-нибудь само срастется. А по шее не желаете ли взамен всего этого? Да еще смачно так, с оттяжечкой.
  Удар по моему самолюбию был нанесен колоссальный. И чтобы я там себе сейчас не выдумывала в оправдание, клеймя позором Куросаки, в недооценке противника была виновата только я сама. Но во имя всех безымянных предков! Я даже предполагать не могла, что шинигами в звании капитана может быть настолько силен! Спасая от атаки драгоценную тушку Ичиго, я вынуждена была выплеснуть в защитный блок не только всю его свободную реяцу, но и почти полностью опустошить один из этажей моего арсенала. И это против, всего-навсего, одного удара. Что-то мне даже не хочется после этого думать о таких вещах, как банкай в исполнении кого-то вроде этого Гина.
  Остаток дня я провела в каком-то аморфном состоянии, скрепляя довольно сильно "потрескавшиеся" каналы духовной энергии во внутреннем мире Куросаки и пополняя израсходованный запас мечей на складах. Таскать приходилось исключительно вручную, и как выяснилось, даже бесплотный дух может устать.
  Рухнув в кресло, я вяло потянулась к подсознанию Ичиго, чтобы по-быстрому снять поверхностные сведения о происходившем и понять дальнейшие планы команды юных камикадзе. Но день уже изначально обещал быть веселым, поэтому не было ничего удивительного, что я тут же вляпалась в очередную классическую сценку "из жизни странствующего балагана".
  
  * * *
  
  Звонок гигантского будильника. Какой-то парень с квадратной физией впечатывается этой самой мордой в землю. Обмен смутно понятными воплями, и что-то огромное проносится над головой у Куросаки.
  
  "Хы. Свинья".
  "Я заметил. Кто-то, похоже, решил записаться в команду "великих наблюдателей"?"
  "Сам дурак".
  "Как-то вяло в этот раз, Цуруги, да и голос у тебя какой-то пришибленный?"
  "А ты подумай своим спинным мозгом, может вдруг и припомнишь чего-то, что сегодня случилось эдакого".
  "Неужели эта лисья морда вогнала тебя в депрессию всего с одного удачного пинка?"
  "Сама удивляюсь. Даже больше, чем твоей тупости".
  "Ладно, не хнычь, пока я рядом все путем будет!"
  "Как будто у меня есть выбор..."
  "Именно".
  "Так что за клоун?"
  "Наглый очень клоун".
  
  Тем временем, Генджи и его шайка-лейка успешно упаковались на закорки к своим непарнокопытным и резво рванули вдоль улицы, умудрившись на прощание обматерить Ичиго и назначить ему "дуэль не на жизнь, а на смерть". Матросы с "Чонджона" уржались бы до желудочных колик с того пафоса, который сквозил во всех этих словах. А вот Куросаки, похоже, проняло.
  
  "Только не говори, что хочешь дождаться этого зоофила".
  "А чё?! Я его за это..."
  "Ты тут недавно одного "за это" уже пытался призвать к ответу. Этот любитель свиней может и не того же пошива, но урок из случившегося явно не извлечен".
  "Да отвяжись ты..."
  "Ты хоть понимаешь, что каждый день твоего промедления будет как раз ровно на один день приближать казнь Рукии?"
  А заодно и отдалять мое возможное освобождение. А что? Отказываться от своей идеи я и не собиралась. Упертости у меня хватит на троих.
  "Усёк?"
  "Ладно-ладно. Хрен с ним, с этим придурком..."
  
  * * *
  
  Наутро бравый отряд спасения выдвинулся на поиски Куукаку Шиба, руководствуясь картой, состоящей из кружочка, крестика и двух линий. Я продолжала отлеживаться у себя. Ночь прошла неспокойно, так как пришлось старательно вдалбливать Ичиго во сне необходимые рефлексы для успешной защиты "слепых зон". Последних у Куросаки, кстати, было еще с избытком. Учитывая, что нам вполне могли предстоять схватки с массовым противником, лишними такие навыки точно не были.
  
  Знакомство с кланом Шиба прошло в незабываемой атмосфере и закончилось наполовину разнесенным домом. Все-таки уровень развития у Ичиго и Генджи примерно один, находиться рядом друг с другом они не могут в принципе. Все равно, что пытаться поить в одном баре солдат Зеленого Знамени и конную стражу Маньчжоу. Разнесут все в конечном итоге к чертям собачьим. Да и с крышей у Генджи тоже явно не все в порядке, чем-то когда-то ему ее сорвало на "шинигами"...
  Впрочем, в адекватности старшей сестрички Куукаку я тоже начала сомневаться, едва был озвучен план пальнуть нами по Сейретею из гигантской трубы. Но как только на свет было явлено ядро защитной сферы, пришлось повременить с окончательным диагнозом. С трудом удержавшись от экспериментов прямо на стартовой площадке, я дотерпела до тренировочного зала.
  Где-то после десятой-двенадцатой попытки, когда все остальные благополучно свалили ужинать, а Ичиго уже внутренне исходил бурлящими миазмами, за дело взялась хитрая занпакто. Потянувшись к ядру реяцу, собираемой из духовного мира Куросаки, я начала концентрировать стекающиеся потоки внутри прозрачной сферы, одновременно пытаясь мысленно представить конечный эффект, которого хочу добиться.
  
  - Получилось! Получилось!
  "Так, а теперь попробуй сам..."
  "Цуруги?! Это ты?!"
  "Нет, нах! Император Хирохито! Нас здесь много внутри тебя шляется!"
  "Не мешай мне! Я сам!"
  "Так и делай сам! Только когда подхватишь, подержи эту оболочку подольше, хочу в ней разобраться... И еще кое-что..."
  
  - Эй, Генджи!
  - Чего тебе, осёл?
  - Молчал бы уж, любитель свинок.
  - Что?!!
  Спустя минуту и два расквашенных носа разговор продолжился.
  - Скажи, эта оболочка ядра. Она ведь защищает от внешних воздействий?
  - А ты не такой идиот, каким кажешься.
  - А насколько она хороша? Например, удар духовного меча выдержит?
  - Смотря, кто будет ставить поле, смотря, кто будет бить.
  - Понятно.
  - Сомневаюсь...
  - Зоофил.
  - Вонючий шинигами!!!
  
  "Так-так-так. Очень интересно. Посмотрим, что можно из этого сделать..."
  
  * * *
  
  - Йоруичи, хочу задать тебе один вопрос.
  - В чем дело, Куукаку?
  - Я могу допустить, что мне будет неинтересно, да и не нужно знать, какого дьявола вы забыли на той стороне стены. Но все-таки... Этот рыжий парень. Что с ним не так?
  - А что с ним не так?
  - Ну, если начать издалека, то он ни хрена не знает и не умеет, но при этом по силе легко даст фору всем остальным своим спутникам. Да и среди простых шинигами у него вряд ли найдется равный противник, это уж точно. Однако, сама его сила... В ней что-то не правильное.
  - Я знаю. Есть в ней какой-то странный отголосок.
  - И тебя это не волнует?!
  - Сейчас есть вещи поважнее.
  - Понятно. Киске, как всегда, не может долго усидеть в тишине, а ты опять готова ему помочь. Вот только порой его затеи кончаются очень неожиданно.
  - Странно слышать такой упрек от тебя.
  - Просто обычное разумное опасение. Эксперименты Урахары, они меня до сих пор... немного пугают. Кстати, а Ичиго этот случайно не из числа новых... проектов?
  - А вот это я бы тебе не сказала, даже если бы точно знала.
  
  * * *
  
  Отбытие было запланировано на утро, и едва команда явилась на пусковую площадку, как выяснилось, что блистательный состав группы пополнится еще одним новым членом. Хм, ну, по крайней мере, Шиба-младший хотя бы немного разбирался в местной магии "кидо". Однако, нехорошее предчувствие относительно мотивов Генджи (особенно на фоне нехитрой истории о "братских потерях", которую мы выслушали за прошлый вечер раз надцать) я в этот раз, в отличие от случая с Исидой, предпочла озвучить для Куросаки открыто. Переваривал мои выводы недо-шинигами минуты две, и результат, конечно же, не заставил себя долго ждать. Был он при этом на удивление адекватным.
  
  - Генджи, - тихо позвал Ичиго, стараясь не привлекать лишнего внимания к их разговору, пока остальные завершали последние приготовления.
  - Чего тебе...
  Очередное ехидное оскорбление Шиба так и не успел озвучить, внезапно напоровшись на ледяной взгляд Куросаки.
  - Если ты идешь с нами, чтобы поискать убийцу своего брата, то я не собираюсь тебе мешать. Но если вдруг это встанет на пути у нашей конечной цели, или ты подставишь нас в самый ответственный момент, то лучше сразу останься здесь. Потому как после этого, я сделаю так, что круга перерождений ты больше точно уже не увидишь.
  - Грозные слова, особенно для такого наглого сопляка, - буркнул Генджи, мрачно глядя на Ичиго исподлобья. - Но я запомню их.
  - Буду тебе за это весьма признателен.
  - Но знаешь...
  - Эй, вы двое! Вы готовы уже или нет?! - оба собеседника вынуждены были обернуться на голос Куукаку, закончив разговор на недосказанной ноте. - Живо шуруйте сюда! Сколько ждать уже можно?!
  
  
  Глава 5
  
  Проблемы начались, когда я поняла, что, несмотря на все свои прошлые "тренировки", не могу помочь Ичиго контролировать уровень выделяемой реяцу. Внутренние ограничители не действовали, Куросаки был банально не способен снизить поток духовной энергии, который пер из него, до приемлемого параметра, подошедшего бы остальным пассажирам прозрачного ядра. В приступе отчаяния я даже начала просто беспорядочно выдирать куски реяцу, но грохочущий дождь из обоюдоострых мечей, просыпавшийся на крышу небоскреба, где находилось мое убежище, оказался также бесполезен, как и все остальное. Мне некуда была девать эти излишки, да и удерживать их долго в нынешнем виде не получалось. Может ли занпакто уничтожать реяцу своего носителя? Рисковать в такой ситуации я попросту не решилась, и энергия начала высвобождаться, возвращаясь обратно к главным каналам.
  К счастью, барьер кровавого камня мы все-таки успели преодолеть, и защитная сфера не развалилась на куски от явного дисбаланса. Впрочем, она развалилась аккурат с другой стороны стены, разбросав смертников имени Бело-Зеленой Полосатой Шляпы в четырех различных направлениях.
  
  * * *
  
  Приземление в песочную яму было не из приятных, но размазаться кровавой кляксой по твердым каменным плитам было бы намного хуже. Я аккуратно вошла в подсознание Ичиго, ощупывая местность вокруг на предмет наличия мощных источников реяцу, пока Куросаки и Генджи обменивались очередной порцией пинков и ругательств, старательно пряча страх от недавно пережитого полета. В этом отношении парни всегда остаются парнями, никто из них в принципе не может никогда признаться, что обделался от ужаса. Зато полаяться и помахать кулаками, восстанавливая свой непоколебимый статус в собственных глазах, это всегда, пожалуйста.
  Увлекшись желчными размышлениями, я в этот раз едва не подставилась уже сама. Нет, определенно Ичиго на меня дурно влияет!
  
  - Хэй! Ну надо же, как сегодня мне фартануло!
  Две фигуры, в черных одеждах шинигами и при мечах, спрыгнули со стены, приземляясь рядом с песочницей, сотворенной стараниями Генджи.
  - Сидишь себе так в тихом углу, думаешь, чтобы придумать, лишь бы не тащиться на пост, и тут вдруг на тебе, - с ухмылкой заговорил бритый наголо парень. - Прямо тебе в руки и прилетает твоя награда! Повезло, так повезло, - начал вдруг приплясывать шинигами, однако, тут же остановился. - А вот вам, уроды, повезло не так сильно.
  - Чё? - с привычной непробиваемой рожей выдал Ичиго.
  Левый глаз у бритого нервно дернулся, а его напарник тяжко вздохнул. А, кстати, очень даже симпатичный мальчик, хоть и с дурацким гримом на бровях и ресницах. А вообще, надо сказать "спасибо" за то, что у нынешних ниппонцев и их загробных побратимов уже не сохранилось всяких милых древних традиций в вопросах внешней привлекательности. Одни только зубы, крашенные черным лаком, чтобы скрыть процесс разложения, чего стоили. Или, например, тупо перенятый у миньцев идеал "маленькой ноги у женщины" с сопутствующими процессами бинтования стоп и ломания костей. Кошмар, короче.
  - Я для кого ту распинаюсь, придурки! Вылазьте уже оттуда! Стоят, в носу ковыряются!
  Парня явно понесло, и остановиться он уже не мог.
  
  "Ему бы нервишки на пару с тобой пролечить бы".
  "Тоже мне невролог недоделанный, диагнозы тут всем раздает. Лучше скажи, я ведь точно чувствую, что он по силе где-то мне вровень, а второй еще ниже?"
  "Если сравнивать с Ичимару, то они почти никакие, хотя связываться сразу с двумя лучше не стоит".
  
  От вопроса, каким образом разделить шинигами, нас благополучно избавил Генджи, предложив по-быстрому сдернуть. Впрочем, реакции от Куросаки он и не дожидался, все решив для себя заранее, и едва от Ичиго последовало первое возражение, стартовал со скоростью пули в противоположном от врагов направлении.
  - Вы что поссорились? - как-то расстроено протянул бритый, задумчиво глядя в спину Генджи, шуровавшему уже во всю.
  - Типа того, - брякнул Ичиго.
  - Дерьмо. Так, что-то это уже начинает напоминать пустую трату времени, - нахмурился шинигами. - Юмичика.
  - Понял, - отозвался смазливый и рванул вслед за Шиба.
  
  "А жаль, вот с этим красавчиком я бы пообщалась с куда большим интересом... Что молчишь-то так долго?"
  "Я... ты... Да иди ты!"
  
  Ичиго выбрался наверх и встал перед бритым.
  - Вопрос хочу тебе задать, - поведал противник Куросаки. - Твой дружок дал деру, потому как понял, что у нас духовная сила больше. Разумно, в принципе. А ты-то чего остался?
  - Если ты сильнее, убегать нет смысла. Все равно ведь, рано или поздно, догонишь. А вот если ты переоценил себя, и реальных сил у тебя не так-то и много, то мне остается просто убрать такую досадную помеху с пути и двигаться дальше. Тем более, теперь ты тут всего один остался.
  - Понятно, - хмыкнул шинигами с явным удовлетворением в голосе. - Значит, ты, судя по всему, не дурак. Это радует...
  
  "Атака!"
  
  Хорошо, что скорость у бритого оказалась с Ичиго примерно на одном уровне. Именно этот факт позволил Куросаки уйти от первого удара, да и в дальнейшем зачастую просто уклоняться от выпадов. Впрочем, эффект был взаимным. Несколько коротких обменов ударами также не выявили чьего-то очевидного превосходства в силе. Еще противник неплохо использовал ножны, как для отвлекающих атак, так и для защиты. Не неожиданно, но неприятно.
  
  "Цуруги! Какого черта я не могу...?!"
  "Подожди. Терпение - есть благодетель, это не тупой молотобоец Джиданбо, пусть покажет, на что способен, у тебя итак все пока получается неплохо".
  
  Мальчишка не стал спорить, и к тому же действительно быстро соображал. Оттолкнув бритого после очередной атаки, он отскочил к стене, возле которой остались лежать мои ножны, отброшенные в начале схватки. А еще спустя полторы секунды Ичиго уже наглядно продемонстрировал врагу, что тоже умеет работать двумя руками. При этом, он откровенно пытался скопировать чужие приемы, не раскрывая своего собственного уровня владения парными клинками.
  - Млять! - вырвалось у бритого, получившего окованным уголком по лбу.
  Край ножен рассек ему бровь, и шинигами отскочил назад, одним движением вытирая кровь, залившую глаз, и одновременно нанося на царапину какую-то липкую субстанцию, извлеченную из рукояти собственного клинка.
  - Заживляющая мазь?! Да ты читер! - искренне вырвалось у Ичиго.
  - Что?! - не менее душевно "взорвался" противник. - Это опыт, сопляк! Я просто готов к настоящему бою, смирись с этим!
  - Пока не очень-то заметна эта твоя готовность, - бросил Куросаки, вырывая еще пару драгоценных секунд на отдых.
  - Хм, - похоже, что бритый тоже решил воспользоваться моментом и перевести дыхание. - А ты довольно странный риока. Ведешь себя немного по-дилетантски, но есть стиль и точность движений. Мои приемы чуть-чуть, но сумел повторить практически сразу. Подвижность, пластика, сила, скорость - все на месте, но все равно как-то разболтано, неуравновешенно. Это определенно не просто набор хороших инстинктов. Как же тебя зовут и кто твой сенсей, парень?
  - Куросаки Ичиго.
  - Ичиго? Говорят у парней, отмеченных "единицей", полно талантов. И это правда. Я Мадараме Иккаку, третий офицер одиннадцатого отряда. Так, запомни на всякий случай. Но ты не ответил на мой второй вопрос.
  - Не знаю, можно ли назвать этого парня моим сенсеем, я ведь тренировался у него всего десять дней...
  
  "Так вот кто у нас великий учитель! А я-то грешным делом думала, что вроде как участвовала в твоем процессе обучения, и куда поболее. Ну, ладно, наивно это было, конечно, понимаю".
  "Кто-то завидует?"
  "Пф! Вот еще!"
  "Ладно, не хнычь. От тебя тоже было немного толку!"
  "Гаденыш!"
  
  - Его зовут Урахара Киске.
  Иккаку явно напрягся.
  - Урахара, говоришь. Что ж, тогда убить тебя не используя свою полную силу, было бы, по меньшей мере, невежливо!
  Шинигами резко сложил свой меч торцом рукояти к ножнам.
  - Расти, Ходзукимару!
  - Копье? - глядя на трансформу, что произошла с оружием противника, Ичиго вдруг стал наполняться какой-то радостью. - И все? Тогда это не будет сложно.
  - Не наделай глупых ошибок, сопляк! - взревел Иккаку и ринулся в атаку.
  Хитрым финтом Мадараме выбил из рук у Ичиго ножны. Затем последовали две атаки, отбитые элементарными блоками, и Куросаки сам начал исполнять тот план, что возник в рыжей голове еще с момента преображения вражеского клинка.
  
  "Копье действует на большей дистанции, но если ее сократить..."
  
  Удерживая оружие Иккаку собственным мечом, недо-шинигами бросился вперед вдоль древка, стремительно сближаясь с противником.
  - Разделись, Ходзукимару!
  "Копье" третьего офицера одиннадцатого отряда внезапно начало складываться, обернувшись посохом из трех звеньев, соединенных цепочками. И удар клинка на конце первого такого звена непременно достиг бы Ичиго, если бы не...
  - Порви его, Цуруги!
  Тихий щелчок, и клинок в левой руке Куросаки легко блокирует "завернутую" атаку Иккаку, а цзянь, остававшийся в правой кисти, скользнув по отполированному дереву, входит в обнаженную грудь шинигами.
  - Двойной занпакто?! - удивленно успел выдохнуть Мадараме.
  
  Ощущение схватки, первой настоящей схватки после боя с Зангецу, настолько охватило меня, что когда черное лезвие коснулось тела врага, то я бросилась во внезапно приоткрывшуюся "щель" не задумываясь.
  
  Стены из бамбуковых стеблей, на полу - мягкие татами. Больше в этом додзё не было ни единой вещи, ни единого элемента убранства или украшения. А еще были мы двое, стояли напротив и разглядывали друг друга.
  Человекоподобная обезьяна (или человек с обезьяньими чертами) был облачен в одеяние, сильно смахивавшее на тряпки буддийских монахов. В руке у него был уже знакомый сань-цзе-гунь[4]. Глаза обезьяноликого удивленно расширились.
  - Ты? Кто ты?
  Я коротко усмехнулась, не давая вырваться наружу бешеной радости. Наконец-то! Больше не нужно было наблюдать со стороны, здесь и теперь я все решала сама.
  - Привет, мартышка. Надеюсь, ты продержишься дольше своего хозяина.
  - Занпакто Куросаки? - Ходзукимару все еще выглядел удивленным. - Ты смогла попасть сюда? Но это невозможно!
  - Кончай трепаться, примат. У нас есть дело поинтересней.
  Мой верный цзянь послушно выскользнул из ножен, удобно ложась в ладонь.
  
  * * *
  
  Удар, уход, поворот, блок, снова уход. Рисую левой рукой арабскую восьмерку, запутывая клинок врага, и... опять промахиваюсь. Вот гадство!
  Боевой танец на пару со сволочной обезьяной неприятно затягивался, а я даже не знала, как течет реальное время за стенками этого внутреннего мира Иккаку и что там происходит. Мартышка в монашеских обносках продолжала отбивать все мои выпады и бросаться в рискованные контратаки из самых непредсказуемых положений. Не помогало даже то, что я дралась обеими руками. Противник просто умудрялся держать меня на дистанции, раз за разом щелкая своим сань-цзе-гунем в опасной близости от моего лица.
  На очередном развороте это двуногое животное перехватило мои клинки в "мертвый" блок из нижних секций и, прежде чем я успела вывернуть лезвия и отскочить, оставило мне на плече глубокий багровый разрез. Крови, конечно, было немного, но некоторая часть моей реяцу тут же выскользнула наружу, мгновенно поглощенная окружающим духовным пространством бритого шинигами.
  - Забавная способность для занпакто, - оскалил клыки обезьяномордый. - Проникнуть сюда и сразиться со мной напрямую. В случае победы враг окажется абсолютно бессильным на долгое время, и уйдут целые недели на восстановления прежнего уровня духовной силы. Однако для этого все-таки нужно суметь меня победить...
  - Макака, ты слишком много трещишь не по делу, - резко рявкнула я в ответ, перебив Ходзукимару на полуслове.
  Крутанув "половинки" и перехватив их обратным хватом, я метнулась наискось через помещений додзё, отталкиваясь от противоположной стены и атакуя противника под безумным углом, сбоку и сверху. Сань-цзе-гунь с треском разложился мне навстречу, но глупая силовая атака была лишь прикрытием моих истинных намерений.
  Черная шелковая лента, оплетавшая рукоять моего цзяня, имела прежнее обыкновение сама обвиваться вокруг запястья и даже раздваиваться, когда я разделяла клинок. Нечто похожее происходило и в материальном мире, где мое внешнее тело в руках Ичиго, входя в форму шикая, обретало схожие цепочки и браслеты на руках у Куросаки. Странное желание, попробовать что-нибудь эдакое, связанное с этой особенностью терзало меня давно, но только сейчас во время этой схватки оно оформилось в полноценную мысль.
  Отпустив левый клинок, давая ему свободно повиснуть, я просто перехватила верхнюю треть боевого цепа рукой. Ощущение было интересное, как будто пытаешься зачерпнуть ладонью раскаленного металла из печи, но стиснув зубы, я заставила себя сдержаться. Тем более, правый цзянь уже полетел в морду Ходзукимару, как хороший метательный дротик. Занпакто Мадараме, разумеется, попробовал уклониться, но я, все еще находясь в полете, схватила свободно развивающуюся ленту, протянувшуюся от моего меча к запястью, и рывком перенаправила лезвие вдоль уходящего движения врага.
  Тусклое лезвие вспороло оранжевую хламиду, и обезьян впервые с начала поединка отчетливо рыкнул то ли от боли, то ли от удивления. А я продолжила начатую серию дистанционных атак, не отпуская оружия противника и не давая ему возможности разорвать расстояние между нами. Черная лента на удивление покладисто растягивалась в длину, легко позволяя мне наносить Ходзукимару одно ранение за другим.
  Апофеоз наступил, когда мне удалось загнать этого гамадрила в угол и там, отбросив в сторону сань-цзе-гунь, неожиданно использовать в схожей манере еще и левый цзянь, насадив тело врага на всю длину острия.
  - Проклятье, - прошипел чужой занпакто, валясь мешком на колени.
  - Ты слишком много болтал.
  Подводя черту, я ударила Ходзукимару острием меча в затылок. Почти мгновенно мир вокруг подернулся тусклой дымкой, а еще спустя секунду я вновь оказалась в родной беседке под звездным небом.
  
  * * *
  
  Мадараме хрипло закашлялся, отлетев к стене и медленно сползая на землю. Его одежды шинигами, еще вот только что привычно черные, истаяли, сменившись невыразительным белым облачением. Со звоном на каменные плиты упал Ходзукимару и изукрашенные ножны, лезвие меча казалось прозрачным.
  - Ублюдок, - пробормотал Иккаку, с неподдельной ненавистью глядя на стоявшего перед ним Куросаки. - Двойной занпакто. Да еще и с такой подлой способностью! Вытянуть мою реяцу...
  - Твоя духовная сила восстановится, - хмыкнул Ичиго. - Но теперь мне не нужно продолжать бой, и преследовать меня ты уже не сможешь. Хотя, если ты предпочитаешь окончательно умереть здесь и сейчас, Цуруги будет не против тебе помочь. Она вообще не слишком-то милосердная сука.
  - Иногда даже не знаешь, что лучше, - прохрипел Мадараме, инстинктивно ощупывая место, куда пришелся удар Куросаки, но не обнаруживая там ни малейшей царапины.
  - Извини, но мне некогда. Спасибо за то, что помог открыть новые способности моей занпакто, но мне надо еще теперь найти этого недоноска Генджи, пока твой приятель его не зашиб, - бросил рыжий шинигами и, вложив свой меч в ножны с резким щелчком, повернулся, чтобы уйти.
  - Ичиго, - голос Иккаку прозвучал с какой-то затаенной угрозой. - Ты ведь самый сильный среди этих риока, так?
  - Допустим.
  - Тогда знай, мой капитан Зараки Кенпачи найдет и порежет тебя на тысячу лоскутов, несмотря на все твои подлые приемы. Он будет искать тебя, и уйти от этой встречи ты уже не сумеешь.
  - Хм, посмотрим, - хмуро бросил Ичиго, так и не обернувшись.
  
  А вот я, в отличие от бритого, легко смогла уловить тот небольшой огонек сомнений (не страха, а именно сомнений), который зажегся у Куросаки на самом дне его души. Каким бы каламбуром это и не звучало.
  
  "Цуруги".
  "Чего тебе? Никак поблагодарить решил?"
  "Иккаку прав. Это было подло. Я больше не хочу, чтобы ты делала такое с моими противниками. Победить в схватке это одно, но так..."
  "Что-то я пропустила тот момент, когда этот хмырь приложил тебя чем-то тяжелым по голове. Что это еще за новости? Не делай, не хочу, подло?! Тоже мне, благородный ся-муря-сама тут выискался!"
  "Заткнись, и дай мне договорить! Я сказал, что не хочу больше пользоваться этим подлым ходом! И я не буду им пользоваться! А если уж придется, то буду сражаться и без твоей помощи. Поняла?!"
  "Совсем охренел, мозгляк?!"
  "Не суйся больше в мои бои! Я все равно не пущу тебя!"
  "Ха! Ну, давай, посмотрим, насколько тебя такого крутого хватит!"
  
  Со злостью откинувшись на спинку плетеного кресла, я громко выматерилась. Длинно, смачно и красочно. Ребята с "Чонджона" оценили бы. И попрятались бы по углам, чтобы, не приведи Будда, не угодить ко мне под руку в такой момент.
  Ладно-ладно, малолетний придурок, подожди. Приползешь еще обратно на коленях. Куда ты без меня денешься, молокосос. Сдерживай, не сдерживай, а итог один. Напорешься на кого-то вроде Ичимару, и он быстро тебе поотшибает все проклюнувшиеся понты.
  Продолжая самоутешаться, я перевела хмурый взгляд на свой тихий дворик. Зрелище было преинтересное, стоит отметить. Примерно треть площади была завалена сань-цзе-гунями характерного образца. Горка поднималась значительная, раза в два примерно выше огораживающей стены. И что-то мне подсказывало, что таскать все это в арсенал мне опять придется вручную на собственном нетрудовом горбу.
  
  
  Глава 6
  
  Настроение у меня было ни к черту, да и физический труд никогда не способствовал его улучшению. Громко костеря во весь голос Ичиго, я раз за разом набивала под завязку кабину лифта сань-цзе-гунями, радуясь, что в помощниках у меня есть хотя бы вот это техническое новшество нового времени. Не знаю, я бы, наверняка, уже бросила сей утомительный процесс, если бы все эти бесчисленные складные копья, в которых была запечатана реяцу Иккаку, мне бы пришлось таскать в оружейные комнаты вниз по лестницам, изображая из себя гужевого мула.
  И, кстати, все эти трофеи были мною присвоены совершенно законно! На правах военной добычи! Да, что этот болван вообще понимает в жизни?! Подло, ему это видите ли! Моралист, нах! Тебе-то что? Так одно-два мгновения в бою, а мне пришлось махаться с долбаной буддийской обезьяной, которая меня, между прочим, еще и порезала! Мудак! Захребетник рыжий! Не пустит он меня, не надо ему! Да я сама тебе помогать не стану, скотина неблагодарная! При первой же возможности вытряхну тебя из тушки и пинка прощального выпишу! Свинота...
  Вот так вот развлекаясь, я постепенно заполняла стеллажи в новых помещениях арсенала. Вырванного у Мадараме куска реяцу хватило аж на два этажа с лишком, кроме того я обнаружила, что мой прежний резерв тоже сам собой увеличился на пару комнат. Разница между личным оружейным складом и трофейным хранилищем была лишь в одном. Я четко ощущала, что если начну расходовать запасы сань-цзе-гуней, то обратно они уже никогда не восполнятся, так что следовало приберечь это добро на крайний случай. Ну, ничего страшного, объем добычи итак впечатлял, радуя глаз и грея душу.
  Закончив с наведением порядка, я заползла обратно в беседку и, скорее рефлекторно, чем осознанно, сунулась в память к Ичиго, одновременно наблюдая за событиями на экране плазменной панели. А показывали там довольно развеселый боевичок про "мега-воина" во вражеской крепости. По воздуху туда-сюда летали офигивающие шинигами, отовсюду "воняло" выбросами реяцу, Куросаки опять собачился с отловленным где-то Генджи, а еще вокруг рушились стены, проваливались мостовые и творились прочие акты мелкого вандализма. Короче, картина маслом "Дурдом на выезде!".
  Вскоре на сцене появился новый действующий персонаж. Мелкое дохлое чудо вызывало своим болезненным видом только одно желание - добить, чтоб бедняга не мучился. Самое смешное, в дальнейшем выяснилось, что эта неудачная пародия на шинигами еще и лекарь. Вот уж и правда, сапожник без сапог.
  
  - Эй, вы, ублюдки! А ну живо с дороги!
  - Если вам еще дорога жизнь вашего товарища!
  - Да-да-да! И очень прошу вас побыстрее!
  Ичиго с Генджи вовсю изображали бездушных злодеев, а несчастная жертва им во всем подыгрывала, похоже, будучи единственным, кто всерьез относился к происходящему. Хотя острые зубья меча, приставленные к шее, кого хочешь правильно замотивируют.
  - Странно как-то, - пробормотал Шиба спустя полминуты, глядя на кирпичные морды остальных шинигами, так особо и не пошевелившихся.
  - Может, они нас плохо услышали? - рискнул предположить Куросаки. - Еще разок?
  - Попробуем... Живо с дороги, паскуды!
  - Или вашему бойцу не жить! Ну, давай те же, - последняя фраза уже прозвучала скорее как просьба, но эффекта по-прежнему не возымела.
  Чахоточный пленник подавленно пискнул.
  - Какого дьявола вы там на пару несете? - раздался, наконец, из толпы вопрос, заданный совершенно недоуменным голосом.
  - Э... это вроде как заложник, - попытался объяснить Ичиго, для наглядности пошевелив лезвием у шеи несчастного. - А вы, соответственно, вроде как должны...
  - И, по-твоему, мы что, похожи на товарищей этого глиста вареного?! - рыкнул здоровяк в первом ряду.
  - То есть? - впал в легкий ступор Куросаки.
  - Я из четвертого отряда, а эти парни из одиннадцатого, - вежливо пояснила "глиста".
  - И чё?
  Толпа прореагировала на это целым фонтаном воплей.
  - Не смей нас сравнивать с обмылками из четвертого отряда, риока?! Слышишь!
  - Мы самый сильный отряд в Готей-13!
  - Да! И наш капитан лучший!
  - Да!!!
  - И стрижки у них у всех уродливые, а у того все прилизано, - отметил Генджи.
  - Спасибо, - неуверенно прошептал пленник.
  - В четвертом же отряде одни бабы, лекари, батраки и очкомои, неспособные даже оружие в руках держать! И поэтому мы, одиннадцатый отряд, их попросту презираем!
  - Называть его нашим товарищем - оскорбление!
  - Выпусти ему кишки, если хочешь!
  - Или мы итак грохнем его вместе с вами до кучи!
  - Дави их!!!
  
  Отсмеявшись, я вытерла слезы и поудобнее устроилась в кресле. Хороший урок для этого балбеса, может чуть-чуть получше поймет истинную подоплеку этой забавной, но крайней подлой штуки под названием жизнь. Однако свои силы бойцы одиннадцатого отряда явно не рассчитали, и Ичиго устроил очередное избиение младенцев. Странно, но даже Генджи смотрелся на уровне этих шинигами (из якобы "самого сильного отряда") на полголовы выше. Судя по всему, в местных войсках под названием Готей-13 была уже давняя нехватка приличных боевых кадров. И адекватных, кстати, тоже.
  Оторвавшись от преследователей, группа Куросаки по совету собственного заложника нырнула в городские подземелья. Умный ход, стоит отметить. Судя по всему, Ханатаро относился к тому типу доходяг, которые отсутствие физических данных восполняют наличием мозга. А блестящей команде "Ичиго&Генджи" этого (мозга) как раз и не хватало. Все-таки, Куросаки на редкость везучий засранец, начать хотя бы с того, что среди всего прочего на роль его занпакто угодила именно я.
  Резво проскочив большую часть пути по канализационным трубам, камикадзе добрались до лестницы, ведущей на вершину Сейретея к вожделенной башне, где томился объект спасения. Забавно, но искать остальных спутников Ичиго явно пока не собирался. Он чувствовал их источники духовной энергии, и этого ему было вполне достаточно. То есть, свою роль отвлекающих групп детишки выполняли просто на отлично, а мой очень благородный недо-шинигами не видел в этом ничего зазорного. Или просто не понимал? Похоже, все-таки, что именно второе.
  Волна враждебной реяцу хлестнула из тумана, заполняя собой площадь, и заставив всех подобраться. По лестнице медленно спускалась вниз широкоплечая фигура с огненно-рыжими волосами, завернутыми в "петушиный хвост".
  
  * * *
  
  - Мне совершенно нечего тебе сказать, я не знаю ни целей риока, ни плана их дальнейших действий. Ничего.
  - Как же так? Первым сразиться с риока и не узнать о них ничего? Странно, не правда ли?
  Зараки Кенпачи замер за один шаг до открытой двери, рядом с которой на стене вырисовывалась отчетливая круглая дырка. Многие считали командира одиннадцатого отряда узколобым берсерком, неспособным мыслить разумно и взвешенно. И они были правы, но забывали об одном маленьком нюансе. У Кенпачи были прекрасно развиты инстинкты, а именно хорошие инстинкты позволяют порой совершать то, до чего не сразу дойдет даже самый просветленный разум. Вот и сейчас, почуяв знакомую вонь из палаты, Зараки предпочел не вламываться в помещение, а немного задержаться, чтобы дослушать разговор Иккаку и Маюри.
  - Да, признаю. К тому же я даже не видел лица и не слышал голоса моего врага.
  - Чудно. В таком случае, ты получишь наказание за эту ошиб...
  Рука командира двенадцатого отряда остановилась на полпути, будучи зажатой в чужих крепких пальцах. Все, что нужно было, Зараки уже услышал.
  - Ты теперь заделался тут законником, Куротсучи? - сухо поинтересовался Кенпачи с напускным безразличием.
  - Зараки...
  Директор исследовательского института с заметным усилием вырвал запястье из хватки своего оппонента, хотя тот и не пытался его удержать по-настоящему.
  - Раз капитан уже здесь, тот нет смысла продолжать допрос. Наши пути расходятся...
  - Вали-вали, - хмыкнул Кенпачи уже в спину главному ученому Сообщества Душ.
  Дождавшись, когда "коллега" и его лейтенант скроются за дверью, Зараки обернулся к лежащему Мадараме.
  - Капитан, - через силу улыбнулся Иккаку.
  - Смотрю, тебя выжали как тряпку, и при этом всего одна царапина. Как так?
  - У этого щенка полно подлых козырей в рукаве.
  - Понятно...
  - Но он силен, очень силен. И наверняка станет еще сильнее уже в ближайшие часы.
  Губы Кенпачи растянулись в предвкушающей улыбке.
  - Прекрасно... Как его имя?
  
  * * *
  
  - Абарай Рэнджи, - выдавил из себя Ханатаро с вытаращенными глазами.
  - Кто? - булькнул Генджи, уже поглядывающий по сторонам, куда бы слинять.
  - Лейтенант шестого отряда, - пояснил лекарь.
  - Мля, - емко подвел итог один из последних представителей клана Шиба.
  Тем временем, Рэнджи уже спустился на площадь и шагал теперь прямиком к замершим риока. Взгляд лейтенанта был сфокусирован исключительно на одной фигуре.
  - Давно не виделись, Ичиго!
  - Решил повторно огрести люлей? - с вызовом хмыкнул Куросаки.
  Лицо Рэнджи перекосила гримаса злобы.
  - Сейчас мы это и выясним, поганый вор!
  Генджи нервно сглотнул, посматривая то на одного бойца, то на другого.
  - Надо валить, - зашипел он, наконец, но Ичиго лишь отмахнулся.
  - Уходите, я сам разберусь.
  
  "Разберется он, как же!"
  "Исчезни".
  "Ты просил не лезть, я и не собираюсь. Всего лишь хочу пожелать удачи".
  "Кх... спасибо".
  "Удачи, Рэнджи! Давай, красавчик! Отделай этого придурка Ичи!"
  "Цуруги!!!"
  "Да не дергайся так, Ичи-кун! Ничего страшного не случится. Я совершенно уверена, что он поимеет тебя наиболее безболезненным способом..."
  
  - Реви, Забимару!
  
  * * *
  
  Положение в схватке начало складываться не в пользу Ичиго с самого начала. Рэнджи, не мудрствуя лукаво, сразу пустил в ход шикай и принялся превращать противника в большую кровоточащую отбивную. Если по-настоящему смертоносные атаки Куросаки еще удавалось блокировать, то всякие скользящие и возвратные удары оставляли на тушке рыжего моралиста все больше и больше глубоких "царапин". Происходи дело в реальном мире, Ичиго давно бы истек кровью, сдувшись как проколотый мяч.
  Развалив в итоге пару симпатичных домиков на краю площади, Рэнджи решил, наконец, заканчивать. А Куросаки как раз попытался привести в исполнение свой хитрый план, который к этому моменту созрел у него в голове. Полным дураком Ичиго все-таки не был, выявить некоторые закономерности, а также количество и частоту "раскладывающихся" атак вражеского клинка он сумел довольно-таки быстро. Однако на то, чтобы реализовать что-либо путное у этого недо-шинигами уже не хватило ни силы, ни скорости, ни мозгов. Крайнее звено Забимару с хряском врубилось в левое плечо Куросаки и, судя по звуку и острой вспышке боли, сломало ему ключицу. Ичиго тихо ругнулся и, едва не выронив меч, рухнул на колени, сплевывая кровь сквозь зубы.
  Позлорадствовав на протяжении всего поединка вволю, я с некоторой ленцой потянулась в подсознание глупого балбеса, чтобы, заняв привычное место, наглядно пояснить, в чём же заключается различие между сражением с моим участием и без оного. Но вопреки уже ожидаемому чувству слияния, ставшему для меня за эти дни почти что родным, я ощутила жесткое сопротивление. Меня попросту выталкивало обратно, и догадаться, чьих это рук дело, было не трудно. Во мне с новой силой начала закипать поутихшая было злость.
  В это же время во внешнем мире, Куросаки бросился в очередную атаку, лишенную уже всяких изысков, в результате чего едва не остался еще и без правой руки, а один из шипов Забимару с чавкающим звуком засел у Ичиго в ноге. В том самом месте, где проходит бедренная артерия! Выброс реяцу, который последовал за подобным ранением, заставил зашататься все пространство духовного мира Куросаки, трескавшегося буквально уже на глазах.
  - Кретин!!!
  Вряд ли мой крик достиг сознания Ичиго, но просто сидеть и смотреть на то, как этот болван продолжает тупо гробить наше общее тело, я не собиралась. Снова попытавшись слиться со своим материальным воплощением, я грубо и жестко начала продавливать невидимую стену, ставшую теперь вязкой и похожей на переваренный кисель. Рывок. Еще один, еще, и еще...
  Все оказалось напрасно. Стиснув от ярости зубы, я готова была завыть и, уже от какой-то безысходности ухватилась за эту аморфную массу, не пускавшую меня наружу, потянув ее обратно к себе. И вот тут к моему несказанному удивлению все стало получаться намного быстрее и лучше.
  
  * * *
  
  Перед глазами уже давно плыла лишь кровавая пелена, за которой пока еще смутно угадывались какие-то образы. Слова Рэнджи не оказались пустым бахвальством, в отличие от прошлого боя, сейчас лейтенант шестого отряда и вправду был сильнее раз в пять, а может и больше. Где-то далеко и приглушенно раздавался голос Цуруги, но Ичиго старался к ней не прислушиваться. Он был уверен, что справится сам. Даже сейчас. Просто потому, что так надо...
  Ощущение падения настигло Куросаки внезапно, будто кто-то выдернул землю у него из-под ног, открывая провал в бесконечную бездну. Мягкий удар о холодные каменные плиты был почти неощутим в сравнении с той болью, что еще недавно охватывала искалеченное тело. Розовая дымка быстро рассеивалась, возвращая привычное зрение, а неприятные ощущения от множества ран начали нисходить на нет. Приподнявшись на руках и усевшись, Ичиго с удивлением огляделся.
  Большая квадратная площадь, огороженная каменной стеной, была скудно освещена парой дюжин железных жаровен. Яркое звездное небо, усыпанное серебряными точками, нависало настолько низко, что казалась, стоит протянуть руку, и ты сможешь легко дотянуться до черного полога, а в самом центре открытого пространства возвышалась большая открытая беседка.
  - Добро пожаловать, мелкий засранец.
  Знакомый женский голос заставил Куросаки вздрогнуть. Сидя в большом плетеном кресле под крышей беседки, и закинув ногу на ногу, на него со зловещей улыбкой смотрела девушка лет двадцати. Высокая, темноволосая, в расшитом явно мужском костюме (то ли китайском, то ли вьетнамском), с угловатыми, но вполне приятными чертами лица, показавшимся Ичиго смутно знакомыми, будто бы виденными когда-то мельком. Может в одном из тех непонятных снов, после которых ему на ум неожиданно приходили разные новые финты, которые можно было легко применить в бою?
  Тем временем, хозяйка этого странного места резким, но плавным движением поднялась из своего кресла, одновременно с тихим шорохом выхватывая из металлических ножен прямой обоюдоострый клинок, очень сильно похожий на оружие самого Куросаки.
  - Ну что ж, Ичи-кун, вот, наконец-то, время и наступило, - сказала девушка, недобро так усмехнувшись, а в ее серых глазах теперь отчетливо читалось презрение с легкой толикой ненависти. - Как любят говорить в Пномпене, пора бы уже благородному вану и самому заглянуть в глотку к акуле!
  
  * * *
  
  - Цуруги?
  Я двинулась в сторону Ичиго короткими шагами, поигрывая цзянем в правой руке.
  - Надо же, а здесь ты по-прежнему соображаешь все также туго.
  - Где это "здесь"?
  - Не имею ни малейшего желания тебе объяснять. У нас итак мало времени, до того как милашка Рэнджи окончательно нашинкует тебя на куски.
  - Чего ты хочешь? - подскочил Куросаки, хватаясь за свой клинок.
  Жаль. Если бы удалось закончить все быстро то, это было бы удобней. А так мне придется теперь слегка повозиться.
  - Жить.
  - Жить?
  - Да, такое вот мелочное желание. Я хочу жить, а ты усиленно мешаешь этому, Ичи-кун.
  Интересно, как это он умудряется так хмурить брови? Выглядит почти угрожающе.
  - Если ты о схватке с Рэнджи, то я разберусь там и без тебя!
  - Ты сдохнешь там, тем более, без меня, - на самом деле в разговоре не было смысла, я просто выигрывала время, приближаясь к Ичиго все ближе. - А когда ты сдохнешь, я тоже могу умереть. Поэтому придется предпринять кое-какие меры...
  - Например?
  - Например, вытряхнуть тебя из того куска фарша, в который ты превратил свою тушку, и занять освободившееся место. Конечно, не скажу, что организм пятнадцатилетнего рыжего парня это предел моих мечтаний, но сейчас выбирать все равно не приходится.
  - Зачем тебе это?
  - Зачем?! Мудак, ты хотя бы представляешь себе, насколько велико мое желание жить?! По-настоящему жить и чувствовать! Да я готова убить любого, кто встанет у меня на пути, только за пару вдохов и дуновение ветра!
  - Ты же занпакто? - кажется, мальчик несколько удивился от моего последнего заявления, хотя я и сама не поняла, с чего это вдруг так разоткровенничалась.
  Может в духовном мире его владельцу нельзя соврать? В конце концов, Ичиго обладает здесь абсолютной властью над всем, и только тот факт, что он не осознает этого до конца, дает мне мой маленький шанс.
  - А что, занпакто уже не имеет права на собственные желания?
  - Ты часть меня...
  - Нет, ты забыл. Ты ведь сам отказался от моей помощи. Сказал, что не желаешь больше моего участия в своих боях, что обойдешься без моих подлых способностей, и вообще сумеешь все сам. Так почему бы и мне не захотеть теперь все делать самостоятельно?
  Между нами оставалось всего пять-шесть шагов. Выражение лица Ичиго не менялось, но я чувствовала, как внутри у него идет какая-то собственная борьба.
  - Ну и зачем, скажи, мне нужен ты? Это ведь ты без меня просто зарвавшийся идиот с непропорционально огромным запасом реяцу. А я без тебя вполне смогу обойтись. Сейчас ты просто мешаешь мне выйти наружу. И все.
  - Считаешь себя сильнее? - прохрипел, наконец, Куросаки.
  - А ты хочешь это проверить? Что ж, нападай. Или я просто стряхну тебя со своей дороги, запоров как кабана на бойне!
  Мой окрик подействовал даже лучше, чем я надеялась. Ичиго тупо бросился на меня, на бегу разъединяя шипастый цзянь и атакуя вполне предсказуемым "двойным клыком". Шаг назад, и клинки Куросаки почти скрестились в том месте, где я стояла еще секунду назад. Мой цзянь обрушился на них сверху, легко прижимая оба меча к самой земле. А удар кулаком снизу в челюсть послужил финальным аккордом.
  Дальнейшее несколько отличалось от того, что я запланировала. Цепи и браслеты на запястьях Куросаки должны были удержать его на одном месте, и мне оставалось лишь вогнать лезвие цзяня шинигами в подбрюшье. Но эти проклятые цепочки неожиданно лопнули, и Ичиго, потеряв оружие, резко взмыл в воздух. Если честно, я никак не рассчитывала на то, что мой удар будет настолько сильным. Видимо, мыслить категориями духовных сущностей я все еще так до конца и не научилась, равняясь исключительно на опыт своей прошлой жизни. Тело Куросаки, пролетев по пологой дуге метров пятьдесят, шмякнулось несколько раз о землю, оставляя после себя знатные выбоины, и с грохотом впечаталось в огораживающую стену.
  Удивительно, но вялое шевеление среди обломков в глубинах пылевой тучи началось практически сразу.
  - Ну как, Ичи-кун, проникся? - удержаться от поддевки я не смогла.
  - Сука, - послышалось сдавленно из груды битого камня.
  - Пытаться победить меня моими же приемами, это не признак большого ума, знаешь ли.
  - Твоими приемами?
  - А ты решил, что ты сам их придумал? Внезапные приступы гениальности, да? А может и Ходзукимару ты тоже сам завалил, чтобы без лишних помех выхлебать силу Иккаку?
  Пока Куросаки пытался обдумать мое новое откровение, я снова начала приближаться к нему, но в этот раз уже не медленно и осторожно, а сразу перейдя на бег, чтобы как можно быстрее покончить с затянувшимся представлением. До обрушившейся кладки оставалось всего чуть-чуть, когда навстречу мне метнулась размазанная тень. Цзянь пробил навылет выставленную ладонь, а сверху на мое запястье опустилась вторая рука Ичиго. На мгновение я ошарашено замерла, глядя на ликующее лицо своего противника.
  - И что теперь ты будешь де... Тьхык!
  Зубы Куросаки звонко клацнули, а глаза стали круглыми как блюдца. Удар коленом в промежность быстро остудил боевой пыл шинигами, заставив сложиться его пополам.
  - Мальчишка! Ты просто смешон! Так легко раздавать всем ярлыки и бросаться чужой помощью, не будучи в состоянии даже на шаг просчитывать действия своих врагов! Мне казалось, пример с последней неудачной атакой против Рэнджи должен был тебя хоть чему-то еще научить. Но, надежда, как обычно, осталась тщетной. Кого ты собрался тут защищать, когда сам слаб настолько, что даже и не смешно? Глупые дети! Которые всё надеются на такого же молокососа без сил и мозгов!
  Я рванула цзянь на себя, рассекая ладонь Ичиго меж пальцев, и, крутанув клинок, чтобы поудобнее перехватить рукоять, наотмашь рубанула по рыжей шевелюре. В последнюю секунду он все-таки успел перехватить лезвие меча уцелевшей рукой.
  - Да! Хорошо! Я признаю, что ошибался, - глухо выдавил из себя Куросаки, но я явственно ощутила, каких невероятных моральных усилий стоило ему произнести такую простую фразу.
  - Поздновато, Ичи, ты спохватился...
  Проклятье! Сама вот сказала, и сама себе же не верю. Что за сомнения в такой момент? Почему попытаться поступить с Ичиго так же, как и до этого с Зангецу, начинает казаться мне совсем не такой уж хорошей идеей? Боюсь ошибиться? Боюсь, что не получится захватить власть над телом? Возможно. А вдруг и, правда, без добровольной помощи шинигами мне не вырваться по-настоящему? Погано. Не люблю я такие вопросы не к месту, что вылезают в самый неподходящий момент. Или это уже гад Куросаки влияет так на меня своим желанием исправить ошибку? Да, откуда я, во имя всех живых и мертвых богов, вообще ощущаю это желание?!
  - Я признаю свою глупость...
  - Дебил! Что может быть еще глупее, чем это признание?!
  - Почему? - в прищуренных глазах шинигами смешались боль, злоба и непонимание.
  А я уже не могла не ответить.
  - Потому, что осознание глупости ничего не изменит. Ты можешь извиняться за слабость, раскаиваться в трусости, презирать себя за незнание. Но извиняясь за глупость, ты просто пытаешься выкрутиться, не желая видеть лень, гордыню или жадность, что на самом деле толкнули тебя на тот или иной поступок. Не ври сам себе, прими себя до конца, и стань свободен от того, чем запираешь собственное я. И только тогда сможешь делать то, что тебе нужно, не сражаясь с теми правилами и нормами, что уже вдолбили в твою пустую голову. Оценивай сам, устанавливай свои рамки, следуй своему желанию и держи свое слово. Вот и все, что нужно для счастья нормальному человеку.
  - И принять даже то, что вызывает у меня отторжение? - с вызовом бросил Ичиго.
  - Кто я? - спросила я в ответ, окончательно понимая, что страх перед ошибкой так и не даст мне нанести решающий удар.
  И нет у меня никакого желания помогать этому рыжему идиоту! Я просто хочу потянуть до того момента, когда он откроет "клапан" сам со своей стороны, полагаясь на меня как на друга! Именно так, и никак по-другому!
  - Моя занпакто.
  - А значит, я - часть тебя. Не отвергай свою часть, не отвергай ту силу, что оказалась в тебе, сколь бы противна она тебе не была. Ведь она все равно твоя и никуда от тебя не денется. Хочешь жить и защищать жизни других - сражайся на полную. Без ограничений. И только тогда не будешь ни перед кем извиняться. Потому, что, даже проиграв, будешь знать - ты реально сделал все, что ты мог.
  Повисшая пауза растянулась на долгие десять секунд.
  - Спасибо...
  - Заставишь меня еще хоть раз читать тебе подобную лекцию, и я точно тебя прирежу.
  - Договорились.
  
  * * *
  
  Рэнджи Абараи слегка усмехнулся, понимая, что бой, по большому счету, закончен. Его противник, израненный, с залитым кровью лицом, уже с трудом стоял, опираясь на свой клинок, и даже дышал сейчас через силу. И только во взгляде из-под рыжей челки, во взгляде, устремленном на лейтенанта шестого отряда, читалась прежняя негаснущая решимость. На мгновение взор Куросаки затуманился, и Рэнджи даже показалось, что тот сейчас рухнет без чувств, но спустя еще полсекунды Ичиго вновь сфокусировался на своем противнике.
  Внезапно уголки губ риока поползли вверх, искажая лицо в жутковатой ухмылке. Из тела Ичиго вдруг разом пропала былая дрожь, дыхание успокоилось, и, расправив плечи, он легко закинула уцелевшей рукой свой странный меч к себе на плечо.
  - Извини, Рэнджи, - на самой грани привычного голоса Куросаки заиграла насмешливая звенящая нотка. - Но если это действительно было все, на что ты способен, то боюсь, мне пора двигаться дальше.
  После таких заявлений Рэнджи уже хотел было спросить своего противник, не поехала ли у него окончательно крыша, когда волна мощнейшей реяцу, взвихрившаяся вокруг Ичиго, заставила Абараи проглотить все колкости, вертевшиеся на языке. Но что во всем этом было по-настоящему страшным, так это то, что духовная энергия Куросаки и не думала останавливаться, все продолжая и продолжая расти.
  
  Глава 7
  
  
  Ичиго уже привычно начал разгонять по телу реяцу, наполняя ей свои мышцы, когда я перенаправила в это же русло еще и весь тот поток, до которого могла дотянуться, и который обычно утекал у Куросаки просто сквозь пальцы. Эффект, полученный от такого совместного действа, можно было назвать колоссальным. Мало того, что усталость и слабость Куросаки сразу же отступили куда-то в сторону, так еще и раны, причинявшие определенные неудобства, перестали зудеть и даже начали постепенно затягиваться. Не желая останавливаться, я щедро зачерпнула силы из подвального хранилища, вливая духовную энергию в свое материальное воплощение.
  - Реви, Забимару!
  Рэнджи не стал дожидаться действий Ичиго, предпочтя сделать первый ход самому. Меч лейтенанта изогнутой петлей хлестнул по тому месту, где только что стоял Куросаки, но отточенные лезвия рассекли лишь колыхнувшийся воздух. Тень, внезапно закрывшая заходящее солнце, заставила Рэнджи метнуться в сторону, едва уходя от вертикального удара врага, начавшего перемещаться раз в десять быстрее, чем прежде.
  Однако попытка Абараи избегнуть столкновения на близкой дистанции в итоге оказалась тщетна. Забимару еще раз неудачно попробовал уполовинить Ичиго, но тот уже снова был практически рядом. Небрежное движение торсом, и левая рука Куросаки, висевшая безвольной плетью, хлестнула по складывающемуся обратно клинку, заставляя тот изогнуться так, как будто против него применили полноценную атаку. Старый, но как всегда эффективный трюк со сбиванием боевого ритма противника, сработал и в этот раз.
  Все-таки Рэнджи не зря был вторым офицером одного из местных военных отрядов. Он прекрасно успел понять, что уже не успеет ни контратаковать, ни попросту уйти от атаки Ичиго, и поэтому сделал то, единственное, что еще мог в такой ситуации. Последняя секция Забимару, находившаяся у самой рукояти, встретила колющий выпад Куросаки, принимая его на себя. И у него бы все получилось, если бы я за мгновение до этого не вплеснула бы в клинок Ичиго новую порцию ударной мощи из моего арсенала. Черная поверхность цзяня вспыхнула тусклым серебряным светом, совсем как тогда, в первом учебном поединке с Урахарой, и лезвие меча со скрежещущим звуком пробило насквозь сначала подставленную металлическую пластину, а вслед за этим еще и плечо лейтенанта шестого отряда.
  
  "Забимару! Встречай гостей!"
  
  * * *
  
  Ночная поляна, огороженная от остального мира зарослями бамбука и исполинскими деревьями, купалась в бледном лунном сиянии и казалась со стороны на удивление мирным местечком. В центре свободного пространства на большом плоском камне восседал огромный взлохмаченный бабуин, настороженно поглядывавший по сторонам. Длинный извивающийся хвост со змеиной головой на конце раскачивался из стороны в сторону, не менее внимательно всматриваясь в окружающий пейзаж своими крохотными бусинками глаз.
  - И что за день такой?! Ну, прям везет сегодня мне на всяких мартышек!
  Забимару подскочил на все четыре лапы, а я, стоя почти у самой вершины одного из древесных гигантов, усмехнулась и, прыгая с ветки на ветку, начала побыстрее спускаться вниз. Начать эту схватку мне и самой уже не терпелось.
  Едва мои ноги по колено утонули в густой траве, как в мою сторону тут же с рычащим переливистым ревом рванул комок взбешенного меха. Как выяснилось при близкой встрече лицом к ли... морде, Забимару оказался значительно крупнее своих реальных собратьев знакомых мне по рынкам хинду, хмонгов и прочих тамилов. В холке бабуин превосходил меня ростом почти на ладонь, и это еще стоя всеми лапами на земле, а о массе не стоило и заикаться. Однако в том, чтобы драться с тем, кто был больше, для меня не было ничего нового. Это ниппонцы могли посчитать мой рост выше среднего, для большинства же не-островных народов мои параметры вообще не котировались, как нечто хоть сколь-нибудь выдающееся.
  Толчок обеими ногами с уходом влево и перекат через плечо, чтобы сразу подняться. Забимару пронесся мимо, как мохнатый снаряд из камнемета, а мои клинки успели оставить на его боку и передней лапе несколько внушительных отметин. В последний момент я успела ударом плашмя откинуть в сторону змеиный хвост, явно нацелившийся своими острыми клыками мне в шею. Жабры сёдзё! Чуть не забыла об этом хитром придатке. Впрочем, быстро выяснился еще один момент, который я недооценила.
  Обычно, когда я сталкивалась с массивным противником, он всегда проигрывал мне в скорости, ловкости и подвижности. А вот к Забимару подобная ситуация подходила не очень точно. Все-таки он был обезьяной, а не вислоухим слоном или тупорылым инрогом, и, глядя на то, как этот бабуин стремительно делает разворот на полном ходу, опираясь буквально всего на одну лапу, я поняла, что тактику надо менять.
  Не дожидаясь начала новой атаки, я ринулась на другую сторону поляны, слыша как за спиной уже топочут мозолистые ладони примата. Судя по звуку, несмотря на все мои усилия, меня все-таки нагоняли. Подходящая мысль родилась в голове в тот миг, когда я запрыгивала на камень, служивший до этого Забимару насестом.
  В конце концов, я ведь дух и нахожусь в духовном мире шинигами, который сам является духовной сущностью, живущей в Сообществе Душ, образованном скоплением все той же духовной энергии. Так почему бы не воспользоваться наслоением этого бреда по полной?! Какие к дьяволу законы привычного мироздания и прочая якобы научная лабуда, засевшая в памяти у Куросаки? Судя по поединку с Зангецу и оплеухе, совсем недавно полученной Ичиго от моих щедрот, тут это все вообще не имело значения. Возможности разумного существа ограничивались в этой ситуации лишь фантазией и силой воли, ну и, наверное, немного теорией вселенского абсурда, о которой так любили потрепаться философы всех времен.
  Прыжок вперед и вверх, ориентируясь на вершину дерева, стоявшего прямо передо мной, и тело послушно исполнило команду, взмыв к бледному диску луны в стремительном полете, пугающему своей нереальностью. То, что Забимару бросится следом за мной, я и не сомневалась. И потому достигнув высшей точки траектории, я резко развернулась всем телом, хлестнув по налетающей сзади туше мечами. Расстояние между нами еще было слишком большим, чтобы примат сумел бы дотянуться своими клыками или когтями, но черные ленты на рукоятях цзяней легко позволил мне ударить крест-накрест прямо по перекошенной обезьяньей морде. Бабуин подавился собственным рыком, из рассеченной скулы и пробитого нёба плеснуло тугими струями крови, а сама сила двойного удара оказалось такой, что Забимару отшвырнуло назад, приложив загривком о землю.
  Скользя по воздуху спиной вперед, я аккуратно приземлилась на одну из верхних веток древесного гиганта. Обезьян внизу, пошатываясь, поднялся и начал остервенело трясти своим вытянутым рылом.
  - Что такое, Заби-кун? Головка "бо-бо"?
  Павиан глухо зарычал, выискивая меня своими желтыми глазами, а змеиный хвост взметнулся с угрожающим шипением.
  - На куски порву!!!
  - Как страшно, я аж вся дрожу!
  Нельзя было позволить противнику осмыслить свои ошибки, следовало побыстрее снова втянуть его в бой и желательно разозлить по полной, чтобы об использовании такой штуки как разум вообще не шло бы и речи. Разразившись икающим кличем, Забимару ломанулся к подножию дерева, видимо, все же не рискуя повторить попытку с прыжком. Жаль, конечно. Хотя...
  Четыре лапы позволили бабуину карабкаться вверх по стволу едва ли не с большей скоростью, чем бегать по твердой земле. Дождавшись, когда он преодолеет две трети дистанции, я оттолкнулась от ребристой поверхности дерева, спрыгивая вниз параллельно лесной колонне. Змеиный хвост противника, как я и рассчитывала, вовремя успел заметить мои перемещения, и Забимару бросился на меня, пытаясь схватить в полете. Цзяни вновь метнулись к нему, нанося косые удары, и заставив примата уклониться влево. Оба лезвия вошли в твердую кору, а я, ухватившись за растянувшиеся ленты, как на качелях врезала бабуину обеими ногами по окровавленной морде. Если бы один его глаз не был бы залит кровью, то этот трюк мог бы и не сработать. А так, я с трескающимся звуком вмяла голову Забимару в вековой ствол и, с силой толкнувшись еще раз, плавно отпрыгнула на середину поляны, легко возвращая себе клинки одним резким рывком.
  Лохматая туша с тяжелым громоподобным звуком рухнула в скопление кривых корней, но рассчитывать на окончание поединка я не собиралась. И, раздавшееся вскоре, хищное шипение быстро подтвердило мои опасения. Выбравшийся на опушку бабуин был заметно более напряжен, чем раньше, и совсем не так боевито настроен. Но поскольку отдавать инициативу в схватке я пока не намеревалась, то на этот раз атаковать, не дожидаясь, пришлось уже самой.
  Использовать дистанционные удары было самым удобным решением, и я даже сейчас удивлялась, почему это сразу не додумалась до чего-то подобного. Мой противник не был как в прошлый раз поединщиком, с которым еще можно посостязаться в тактике боя и фехтовании. Забимару был просто большой опасной тварью, и лучший вариант в битве с таким - попросту не приближаться, изматывая такого на расстоянии.
  Долго гонять мартышку по поляне все же не вышло, получив еще несколько царапин примат вновь начал звереть и полез обниматься. Отступив назад, я смогла захлестнуть одной из шелковых лент шею вражеского занпакто, при этом цзянь вонзился ему куда-то между лопаток на манер гигантской шпильки. Пальцы бабуина рванули черную материю, и я испытала такое ощущение, как если бы кривые когти пытались распороть мою кожу. К счастью долго этот эффект не продержался, стоило чуть потянуть, и петля стянулась еще жестче, заставляя глаза обезьяны вылупиться из орбит. Оставив попытки сорвать мой силок, Забимару опять метнулся ко мне, но я теперь уже без особого труда уходила от его бросков, используя "слепую" зону справа и нещадно хлеща мартышку вторым мечом по горбу, по лапам и по бокам. Змеиная голова на конце хвоста отчаянно пыталась перехватить мое оружие, а также периодически вцеплялась в "поводок", плюясь ядом, но бесполезность этих попыток была на лицо.
  Спустя четверть часа, израненная и придушенная туша растянулась на краю поляны. Я, признаться, к этому моменту и сама была порядком выдохшейся, держась на ногах исключительно за счет гонора. Все-таки долго торчать в чужом духовном мире не самое приятное испытание. В отличие от родного мирка Куросаки здесь все вокруг относилось ко мне как к инородному и враждебному телу. И даже иногда предпринимало робкие попытки напрямую поглотить и переварить реяцу вторженца.
  Покачивая цзянем в правой руке, я осторожно начала приближаться к меховому пригорку. После победы над Ходзукимару меня отбросило обратно к себе в беседку практически сразу, а раз подобного пока еще не случилось на этот раз...
  В следующую секунду я уже радовалась тому, что моя отменная реакция по-прежнему никуда не пропала. Поганый змееглавый хвост едва не вцепился в мое лицо, стоило мне только подойти к Забимару на достаточно близкое расстояние. Подставленное лезвие попало ублюдочному наросту точно в пасть, насадив эту мелкую пакость на себя, как кусок мяса на вертел.
  - Да сдохни ты уже! - раздраженно буркнула я, всаживая цзянь в голову бабуина, так и не потрудившись стряхнуть с клинка его наколотый хвост.
  Тело Забимару вздрогнуло и осело, распластавшись на траве уже окончательно, а вокруг меня наконец-то заклубилась такая долгожданная мгла.
  
  * * *
  
  - Падонок!
  Упавший навзничь, лейтенант пытался подняться, но не мог сейчас пошевелить даже пальцем. Белое одеяние Рэнджи и его клинок, лежавший рядом и похожий на какую-то призрачную иллюзию, явственно свидетельствовали о том, что сейчас реяцу у Абараи не осталось уже ни на грамм.
  - Ты и со мной это сделал.
  - Не совсем верно. Рукия добровольно отдала мне все свои силы, чтобы спасти мою жизнь и жизни членов моей семьи, - глухо бросил в ответ Куросаки, не глядя на замершего шинигами. - Ради этого она пошла на преступление, за которое ее и собираются теперь казнить. И поэтому я сейчас здесь, и поэтому я собираюсь ее спасти. Я в долгу перед ней, и этот долг будет трудно вернуть, - Ичиго покосился на Рэнджи и усмехнулся, - но я все равно попробую.
  - Раз так, - веки лейтенанта устало дрогнули, - то тогда я хочу попросить тебя об одном. Сделай это, Ичиго! Спаси ее, умоляю... Я не смогу сделать это уже в любом случае, а значит, только ты еще имеешь какой-то шанс! И если для этого нужна моя сила, то пусть так и будет. Но спаси ее! Ты слышишь?!
  - Слышу. И обещаю.
  - Спасибо.
  
  "Пф... Он там чего? Рыдать что ли начал? А я, дура, уже было глаз положила, и тут выясняется, что он такая же тряпка как ты".
  "Меня от твоего цинизма уже тошнит".
  "Это и твой цинизм, если ты еще не забыл. Но зато ты у нас всегда можешь поступить благородно. Давай, вперед! Вытри ему сопельки, погладь по головке и уложи в кроватку баиньки..."
  "Какая же ты все-таки мразь".
  "Какая есть. Поменьше бы обещаний раздавал, особенно если даже сам сомневаешься в том, что сможешь их выполнить. Пустобрехов люди не любят. И занпакто тоже".
  "Это обещание я обязательно выполню. Любой ценой!"
  "Вот это-то меня и пугает".
  
  Истощенный организм Рэнджи уже не мог долго поддерживать его разум в сознании, и лейтенант провалился в болезненную полудрему. Генджи и Ханатаро подбежали к Ичиго, а недо-шинигами обернулся к ним, собираясь сказать что-то, соответствующее моменту, когда внезапная слабость едва позволила Куросаки устоять на ногах.
  
  "Цуруги! Какого...?!"
  "Извини, но, похоже, пока Рэнджи и я вправляли тебе мозги на место, этот плакса успел неплохо тебя изрубить. Ты держался за счет моей помощи и резервов, но они уже на исходе. Придется залечь на время".
  "Проклятье! Не могла раньше предупредить!"
  "Мне за работу няньки не приплачивают... Эй, Ичи-кун! Ты куда?!"
  
  Но спутанные мысли Куросаки окончательно покрылись туманом, и меня вышвырнуло из подсознания обратно в объятья плетеного кресла. На мутном экране плазмы мелькнула потрескавшаяся брусчатка, затем закатное небо. Следующим кадром стало нахмуренное и сосредоточенное лицо Ханатаро, рядом маячила озадаченно-испуганная рожа Генджи, а затем изображение пропало уже окончательно.
  Ну, что ж! По крайней мере, этот идиот остался относительно цел, и какое-то время (будем надеяться!) его мысли будут строиться, опираясь на те веселые уроки, что он получил вместе с моими живительными пинками.
  А вообще конечно противно и даже немного скучно. Как будто я всю жизнь мечтала возиться с морально нестабильными подростками! На "Чонджоне" тому, кто попытался бы встать в такую позу и не имел бы возможностей подкрепить свою позицию пудовым кулаком или вострым ножичком, быстро бы намотали кишки на рею. Хотя, не буду столь уж, критична. Шанс на то, что Куросаки прижился бы в нашей команде, хотя бы на первых порах, все же имелся. Весьма небольшой, но все-таки.
  Прикинув, какова вероятность того, что Ичиго найдут и придушат во сне друзьями и коллеги Абараи, я снова выругалась и вернулась к проблемам насущным. Ночной двор вокруг беседки был завален грудами шипастых железяк, и что-то мне подсказывало, что сами по себе эти штуки отсюда не расползутся.
  
  
  Глава 8
  
  Драка с Забимару вышла на мой вкус затянутой и какой-то излишне тяжкой. Давно мне не приходилось так сильно выматываться в бою один на один. Да уж, перед тем как лезть на рожон, надо было все-таки учитывать то, что не все занпакто представляют собой нечто человекообразное. Пометив себе на будущее, что следует в ближайшее время продумать пару каких-нибудь универсальных комбинаций против всяких чудовищ и тому подобных явлений, я вернулась к обыденному времяпрепровождению.
  Ичиго практически всю ночь продрых как пьяный матрос, так что мне оставалось лишь периодически посматривать за правильной циркуляцией реяцу, сконцентрированной мной в теле непосредственно в зонах ранений. Регенерация от этих действий увеличивалась в разы, что, наверное, для духовной сущности и неудивительно. К тому же снаружи кто-то тоже предпринимал активные манипуляции от чего скорость сращивания мышц и костей заметно возрастала. Видимо, коновал Ханатаро взялся за свое любимое дело по полной программе. Ну и правильно. Единственное пробуждение Куросаки и его последующая дебильно-героическая попытка продолжить миссию спасения была остановлена одним точным ударом кулака в исполнении Генджи. Из-за угла в челюсть. Наш человек!
  А что я еще могу на это сказать? В принципе, старый проверенный монгольский способ прекрасно заменил снотворное. Не зря же у миньских лекарей с собой всегда, кроме опиумной настойки, есть еще и увесистая деревянная киянка. Для небогатых пациентов. Впрочем, это все детский лепет, в сравнении с врачевательским юмором этой эпохи. Чего стоит только "Хорошо зафиксированный пациент в наркозе не нуждается!".
  Закончив с разгребанием оружейных завалов, я с удивление обнаружила, что у меня даже осталось немного времени на тренировку. Нормально поупражняться с того момента, как я оказалась в духовном мире Ичиго, мне еще не доводилось ни разу. Не считая драк с другими занпакто, конечно. Все время было как-то не до этого, а назвать тренировками мои занятия с Куросаки, язык не поворачивался. А руки, кстати, да и не только они, уже давно чесались, особенно в отношении полноценного освоения моих новых способностей. Уж не знаю по чьей милости, я на интуитивном уровне почти в совершенстве овладела умением драться, используя свои мечи как некую версию гань-цзы-бяней[5], но просто так забрасывать это дело явно не стоило.
  Проигравшись несколько часов с "петлями" и "хлыстами", я с удовлетворением отметила, что от обдуманного использования этой техники мои навыки хоть и немного, но явно возросли. В конце мне даже удалось изобразить из себя нечто вроде вентилятора с парой лопастей, роль которых играли раскрученные цзяни. Неплохая должна была получиться штука, чтобы отражать метательные атаки. Правда, со всех остальных направлений я в этот момент была совершенно открыта. Не став особо сильно оригинальничать, я обозвала новый прием "мельницей". И, честно говоря, плевать, что эта была теперь уже восьмая по счету "мельница" среди других финтов, водившихся в моем арсенале.
  Кстати, о приятном. Трофеи, добытые в схватке с Рэнджи, заняли даже чуть больше, чем то, что удалось вытащить из Иккаку. Кроме того, заполняя опустошенные оружейные комнаты, я обнаружила, что мой собственный резерв уже спокойно занимает собою весь четвертый этаж. С учетом непочатых хранилищ чужой реяцу общее количество этажей небоскреба, забитых оружием, достигло уже девяти. А ведь это в три раза больше, чем было у нас изначально! Живём, ребята! Теперь даже и нестрашно потягаться с кем-нибудь из капитанов...
  Гин-кун, где ты родной? Ау, падонок! Маленькая добрая занпакто уже ищет тебя! Больно не будет! Честно. Просто сделаю твою улыбочку еще немножечко шире...
  
  "Подъем, рыжий! Вставай, кому говорят?! Собачья вахта уже прошла, а у нас еще есть целая куча всяких незаконченных дел!"
  "Что ж ты так орешь... Болит-то все как..."
  "Радуйся, что жив остался. И не прикидывайся дохлым трепангом! Нормально все, тело уже почти полностью восстановилось, а трюмы забиты барахлом под завязку! Так что хватит, нечего тут филонить!"
  "Я смотрю, ты сегодня что-то прямо чрезмерно активна. Раньше помнится, некто совсем не рвался спасать Рукию. С чего вдруг такие перемены?"
  "А... Так ты все-таки хочешь продолжить? А я-то думала, что после вчерашнего, полежав и подумав, Ичи-кун, наконец-то, поймет, в какую задницу он забрался, после чего начнет строить уже реальные планы по вылезанию наружу. Жаль, выходит мой урок опять пропал зря..."
  "Если ты еще не забыла, то у меня есть обещание, которое нужно выполнить. И мне плевать, что ты обо всем этом думаешь!"
  "Ну, слава Вишну! Проснулся-таки окончательно. Скажи, Ичи, а ты у нас случаем не мазохист? Тебя только пинками да оскорблениями расшевелить можно".
  "Так это ты... не всерьез?"
  "Какой же ты все-таки тормоз! Хотя, знаешь, если бы я вдруг услышала согласие, то не стала бы сильно возражать. Но удивилась бы, конечно, немного, это точно. Как правило, такие упертые остолопы не меняют своей позиции, даже если видят, что несутся на всех парах в бетонную стену. Но в этом как раз и заключается их главная ценность".
  "Рвешься в бой и хвалишь меня? А ну, признавайся, куда ты дела настоящую Цуруги?"
  "Уже заскучал, Ичи-кун? Не бойся, всё сразу станет по-прежнему, как только ты опять облажаешься. То есть, через ближайшие минут пять-семь..."
  
  По мнению Ичиго, приправленному изрядным скепсисом, встречать утро в канализации было не самым светлым и жизнеутверждающим началом нового дня. Однако все эти неприятные моменты прекрасно сглаживало понимание того, в каком состоянии Куросаки попал сюда, и то, в котором он пребывал теперь. Пообщавшись с Генджи и разбудив Ханатаро, боевая группа вернулась на свой прежний маршрут. Мою скромную попытку намекнуть Ичиго на то, что именно на этом направлении, особенно после боя с Рэнджи, может появиться сторожевой пост, нагло проигнорировали. Такой откровенной наглости, мол, никто из шинигами не ждет. Логика убийственная, но ладно...
  А вот относительно согласия со словами Шиба насчет нашего нового отрядного лекаря, Ичиго согласился со мной на удивление быстро. Вообще, тут Генджи был в кои-то веки прав. Я всегда предпочитала поддерживать хорошие отношения с теми людьми, которые могут собрать тебя по кускам на поле боя, а потом сшить эти куски обратно в правильной последовательности. В очередной раз удивляюсь непростительной везучести Куросаки. Как бы потом не пришлось за это платить втройне. У Судьбы жестокое чувство юмора.
  
  * * *
  
  Длинная лестница на пути к заветной башне только-только осталась позади, когда случилось ЭТО...
  Удар враждебной реяцу был настолько силен и всеобъемлющ, что даже мне, сидевшей в своем убежище, на некоторое время стало по-настоящему дурно. Ощущения Куросаки были гораздо веселее, а что творилось с куда более хлипкими Генджи и Ханатаро жалко даже вообразить. Что за тварь могла извергать такую бурю неконтролируемой духовной энергии? И это только я ощущаю в этом урагане искреннюю радость пополам с безумным желанием убивать?
  - Там, - сдавленно прошипел сквозь зубы Куросаки, упираясь взглядом в какую-то почти неразличимую точку на дальней крыше.
  Я привычно слилась со своим материальным телом, но вместо того, что привлекло внимание Ичиго, меня резко дернуло ощущением опасности совсем с другой стороны.
  
  "Нет. Не там. Сзади".
  
  Ичиго успел сделать резкий разворот как раз, когда раздался звон колокольчиков. Карие глаза недо-шинигами столкнулись с обжигающим взором одного единственного глаза, перечеркнутого вертикальным шрамом. Взгляд безумца. Знакомо и... приятно.
  
  У многих моих былых знакомых был такой взгляд. Но у этого парня, покрытого шрамами с головы до ног, все было намного интересней. Пожалуй, только отмороженный на всю голову Юнь с "Нанкинского тигра" мог с ним сравниться. Да и внешне эти два плечистых бугая были очень похожи.
  С Юнеем мы долго и тесно дружили. Очень-очень тесно. Ровно до того момента, как он после удачного рейда не полез ко мне за любовью и лаской. Обычно я была и не против, но в тот момент настроение было паршивым, а Юнь оказался слишком пьян, чтобы отвалить после первого удара по ребрам. Решил поиграть в настоящего мужчину и напомнить мне о "номинальном положение женщины в обществе". Безумец как он есть. Вот так наша дружба и закончилась, когда этот головорез пытался собрать собственную требуху с пола занюханной закусочной и запихнуть ее в себя обратно. Потом я даже не раз и не два жалела о том, что сорвалась. С Юнеем было все-таки весело, да и в постели он давал фору многим, ну да сделанного не воротишь...
  
  - Ха. А ты шустрый. Куросаки Ичиго, - хрипловатый грудной голос как нельзя лучше подходил своему владельцу.
  - Не жалуюсь, а ты-то кто? - уверенно, сдерживая внутреннюю дрожь, бросил Ичиго.
  - Разве Иккаку тебя не предупредил?
  - Иккаку?
  - Я капитан одиннадцатого отряда, - оскалился здоровяк. - Зараки Кенпачи. И я вызываю тебя на поединок, Куросаки. Раз уж ты еще не обделался.
  - Было бы с чего, - хмыкнул рыжий.
  Боится, но хамит. Растет над собой мальчишка, и это хорошо.
  
  "Так это он. Цуруги, что скажешь?"
  "Хочу".
  При этом от моего короткого ответа полыхнуло таким желанием, что Ичиго на некоторое время реально заклинило. Я почти уверенна, что слышала, как в его голове скрепят застопорившиеся шестеренки.
  "Чего?!!"
  "Что слышал".
  "Но... он же страшный!"
  Я откровенно захохотала. Такой аргумент для меня был действительно неожиданным.
  "Много ты понимаешь в настоящей мужской красоте, сопляк!"
  "Ты меня уже достала своими шуточками! Сейчас не время! У нас есть хоть что-нибудь против такого чудовища?!"
  "Бежать в принципе бесполезно, ну это ты и сам понимаешь. Генджи с костоправом сейчас не помогут даже для отвлечения внимания, парниша-то явно нацелился на тебя. Так что давай попробуем, что терять-то? Ты главное его достань хоть раз, а потом уж я с ним... м-м-м..."
  От двусмысленной недоговорки Ичиго вновь внутренне передернулся.
  
  - Долго будешь столбом торчать? Поединок до смерти, если я вдруг не говорил. А раз ты молчишь и не отвечаешь, то будем считать, что согласен. И, пожалуй, начну я уже...
  Тихий стон сзади внезапно привлек внимание Ичиго.
  - Генджи, Хан, вы как там? - бросил Куросаки, не оборачиваясь.
  - Живые, - сдавленно булькнул Шиба. - Нас с Ханом просто слегка поприжало. Ты это, давай не отвлекайся, а то эта горилла мигом нарубит тебя в лапшу.
  Миловидное личико в обрамлении розоватых волос, появившееся после этих слов над правым плечом Кенпачи было настолько не к месту, что атакуй капитан сейчас - победа ему была бы гарантирована. Не знаю как Куросаки, а я бы точно не успела бы выйти из прострации от созерцания этого сюрреализма.
  - Ой, какой уродливый! - звонко выдало мелкое чудо и, ничуть не стесняясь, перескочила со спины Зараки на плечо к Ичиго.
  Кстати, это было то самое левое еще недавно разрубленное плечо. От Куросаки отчетливо полыхнуло болью и рефлекторной злостью.
  - Ой, прости. А этот тип и правда боится...
  Ичиго махнул рукой, сгоняя нахалку, и та таким же стремительным движением, как и раньше, отпрыгнула к ногам капитана.
  - Кажется, он на меня злиться, - пожаловалась Зараки эта розовая аномалия.
  - Дура, сама виновата, - без доли эмоций в голосе буркнул здоровяк.
  
  "Кто это еще такая?!"
  "Спроси что попроще. Не знаю, может он это, любитель маленьких детей?"
  "Не смешно".
  "Конечно, не смешно. Обидно очень будет, я уже не в том возрасте..."
  "Цуруги. Пожалуйста. Просто. ЗАТКНИСЬ!!!"
  
  - Эй, мелочь, ты кто, мать твою, такая?!
  - Кто я? - ребетёнок улыбнулся и радостно зачирикал в ответ. - Меня зовут Кусаджиши Ячиру, лейтенант одиннадцатого отряда!
  - Лейтенант?
  Для не шибко развитого мозга Ичиго потрясений за сегодняшнее короткое утро было уже многовато. Тем не менее, он стоически справился и с этим.
  - Генджи, бери в охапку Хана и валите дальше!
  - Но...
  - Заткнись и делай! Здесь ждали меня, я и останусь! А ты закончи то, что мы начали. Я рассчитываю на тебя, усёк?
  - Сделаю.
  За спиной у Куросаки зазвучали торопливые шаги Шибы, уносящего на горбу Ханатаро. Убегать этот парень всегда умел.
  - Смылись, - констатировала Ячиру.
  - И хер с ними, - безразлично бросил Кенпачи и повел головой из стороны в сторону, отчетливо хрустнув суставами шеи. - Начнем.
  Пустые ножны полетели в сторону. Ичиго вскинул цзянь, занимая мою классическую защитную стойку и разгоняя по мышцам реяцу.
  - Неплохо, - глаз Зараки слегка прищурился. - И духовная энергия на уровне лейтенанта. Неудивительно, что Мадараме тебе продул, даже если не считать твоих подлых приемов. Кстати об этом. В иной ситуации я бы дал тебе фору, позволив нанести первый удар, как и куда пожелаешь, но... Я не верю, что у тебя хоть что-то получится, однако если поединок и вправду может окончиться после твоего первого удара, то это будет слишком быстро. А вот сражаться, зная, что каждый удачный выпад врага может оказаться последним...
  Взгляд безумца засиял с новой силой.
  - Вот это будет гораздо веселее!
  
  * * *
  
  Несколько секунд, прошедших во взаимном ожидании, были прерваны, наконец, Кенпачи:
  - Ну что, будешь атаковать или как?
  Бросив на противника угрюмый взгляд исподлобья, Ичиго выдавил из себя через скрытую дрожь надменно-безразличную улыбку.
  - Сам попросил.
  Одним рывком сократив разделявшую их дистанцию, Куросаки нанес прямой выпад в голову. Клинок Зараки с легкостью отразил это нехитрое нападение, но Ичиго, продолжая накачивать себя реяцу, уже открыл первую ступень "большой лестницы". Это был стиль чистого нападения, обычно не дававший врагу ни времени, ни возможности на что-либо иное, кроме защиты. Последовательная комбинация из взаимозаменяемых атак (скрытых, явных и ложных), когда каждая новая группа финтов отличается все большей сложностью. Плюс к этому ко всему, рыжий умудрялся еще постоянно наращивать скорость, увидев которую удавились бы от зависти все известные мне мастера Чосона.
  Однако против такого противника, как этот верзила, "большой лестницы" оказалось явно совсем недостаточно. Отбивая удары, а от некоторых попросту уклоняясь, Кенпачи отмахивался одной рукой, делая это почти небрежно, и двигался грубыми рывками без всякой грации. И, тем не менее, я все же сразу ощутила, что у Зараки определенно есть своеобразный стиль и отточенная с годами техника.
  - Неплохо! - рыкнул капитан, блокируя цзянь в очередной раз. - Отличные рефлексы! Но если ты и дальше хочешь просто танцевать...
  - Порви его, Цуруги! - рыкнул Куросаки, не давая Кенпачи договорить.
  Два клинка сразу заставили капитана отнестись к схватке с куда большим вниманием. К тому же я не стала больше ждать и, кроме потоков свободной реяцу, направляемой в поддержку Ичиго, распахнула арсенал первого этажа. На пару минут бешеный звон от сталкивающихся мечей перерос в барабанную дробь. В какое-то мгновение вошедший в боевой ритм Куросаки просто опередил Зараки на четверть удара сердца, и темное лезвие распороло рукав белого хаори.
  - Уже лучше! - отскочив к стене, Кенпачи оскалился, а безумное веселье в хриплом голосе уже больше не было предвкушающим, заиграв полными красками. - Да еще и двойной занпакто. Очень хорошо!
  Оружейные комнаты второго этажа послушно высвобождали запасы духовной энергии. Главное было не переусердствовать, израсходовав только возобновляемые ресурсы. Цзяни Ичиго начали слегка светиться, а глаз Зараки прищурился еще сильнее.
  - Я только разогревался, - ухмыльнулся рыжий недо-шинигами.
  - Это я вижу, - оскал капитана стал еще шире. - Ну, раз так, то теперь моя очередь!
  По стилю атаки Кенпачи не сильно отличались от всего остального, хотя "лесенку" он, стоит признать, развалил буквально на раз. Работая с отклоняющими блоками, Куросаки ушел в оборону, огрызаясь только за счет второго меча, который изредка оказывался свободным для контратак. И все-таки, здоровяк полностью перехватил инициативу, сразу же начав диктовать рисунок боя, а это было не шибко здорово, если вдуматься.
  
  "Ичи-кун, пора с ним кончать!"
  "Как?!"
  "Достань его хотя бы раз! Считай, что сейчас у тебя будет первая и единственная попытка! Готов?!"
  "Давай!"
  
  Третий этаж хранилища. Это не понадобилось даже в сражении с Рэнджи. Но с таким противником выбора просто не было...
  Скорость и мощь ударов Куросаки подскочила еще раза в три. При взгляде со стороны Ичиго превратился в размазанную черную кляксу с рыжей шевелюрой, а шквал ударов, обрушившийся на Зараки, вновь заставил капитана подумать и о защите. Разрезы разной длины все обильнее покрывали одежду Кенпачи, окончательно превращая белую накидку в рваную тряпку. Все чаще командир одиннадцатого отряда вынужден был прерывать собственные атаки, отвлекаясь на удары противника. Разорвав на мгновение дистанцию, Кенпачи перехватил рукоять своего иззубренного меча двумя руками и, продолжая все также радостно скалиться, снова бросился в бой.
  Это было что-то невероятное! Скорость на грани и за гранью возможного, блоки и уходы уже на одних лишь чистых инстинктах, громоподобный лязг от сталкивающихся мечей, способный крошить в песок гранитные валуны. Похоже, безумие Зараки было заразным, но я отчетливо чувствовала, как меня накрывает волна восторга, да и в душе у Ичиго разгорались похожие огоньки.
  Рыжий успел поймать здоровяка на противоходе, сбив его клинок левой рукой от себя в сторону, одновременно разворачиваясь всем корпусом и обходя своего противника сзади. Зараки интуитивно выставил блок, закрывая "слепую" зону, но против "двурукого" врага этого было уже слишком мало.
  - Атака двух клыков!
  Один цзянь столкнулся с иззубренным лезвием, уводя его вниз, а второй пробил белую материю хаори чуть ниже и левее знака, украшавшего спину Кенпачи.
  
  Не скажу, что ощущение полета, когда тебе в лицо дует поток обжигающе горячего ветра, входило в число самых приятных, пережитых мною за без малого семь сотен лет. Враждебная реяцу, подобно мощному водовороту, затягивал меня в себя, вышвыривая прочь и не давая возможности удержаться в духовном мире Зараки хоть на мгновение. Пунхуанский выродок! Он что о себе возомнил?! Как будто он может...
  Напрягая последние силы, я, как могла, тянулась к краям несуществующего золотого разрыва, но он все равно становился все дальше и дальше. Последний внезапный порыв отбросил меня обратно в подсознание Ичиго. Удар спиной о холодные каменные плиты у входа в беседку был не столь болезненным, сколько банально обидным.
  Громко матерясь, я в бессильной злобе разнесла в мелкую щепу одну из опорных балок. Ублюдок одноглазый! У него получилось! Да кто этот сучий сын такой?!
  
  - Ха! Интересно...
  Куросаки резко отступил на несколько шагов, удивленно рассматривая свой меч. Судя по кровавому следу, лезвие цзяня вошло в тело Кенпачи почти на полторы пяди. Да и накидка капитана, окрасившаяся алым, свидетельствовала о том, что последняя атака была вполне успешной. Крохотные рубиновые капельки, срывавшиеся с посеченного хаори, уже собрались в небольшую лужицу у ног Зараки, хотя он сам, похоже, не собирался как-то особенно реагировать на случившееся.
  Однако удивило Ичиго отнюдь не безразличие врага к собственным ранам. Все дело было в том, что кожа самого Куросаки на ладони, сжимавшей рукоять меча, сейчас кровоточила ничуть не менее обильно, лопнув разом во множестве мест.
  - Что за мать вашу? - ошарашено выдавил недо-шинигами.
  - Сталкиваясь напрямую с большей духовной силой, меньшая способна навредить сама себе, - пояснил Зараки, неспешно оборачиваясь с кривой ухмылкой к изготовившемуся противнику. - Однако ты смог ранить меня, и это вдвойне интересно. Наш поединок не окончился, и напрашивается лишь один вывод. Твоя способность к поглощению чужой реяцу базируется на собственной духовной энергии и особенностях твоего занпакто. Но, судя по всему, для поглощения кого-то моего уровня и с таким объемом реяцу, ты все еще слишком слаб. И все же ты можешь ранить меня... И это хорошо. Ведь это значит, что мы можем продолжить!
  
  "Цуруги, что там случилось?"
  "Извини, Ичи-кун, но симпатяга со шрамом, похоже, прав. Придется тебе разбираться с ним по старинке".
  "Что ж, тогда помоги мне хотя бы чем можешь!"
  "Это мы завсегда пожалуйста".
  
  Едва Зараки перестал осторожничать и избегать ранений, как поединок вновь пошел под его диктовку. Никакие глубокие царапины и мелкие порезы, которые составляли мечи Ичиго не могли сдержать этого демона в обличье шинигами. Каким-то чудом Куросаки умудрился до сих пор не получить ни одного ранения сам, но, даже после того как он ушел в глухую оборону, долго это везение продлиться уже не могло.
  - Выходит, ты все-таки слаб! - серая стена, перед которой секунду назад стоял Ичиго, превратилась в каменное крошево.
  - Высвободи полную силу своего клинка, и мы посмотрим! - выкрик Куросаки был уже просто жестом отчаяния.
  - Имбецил! - заржал капитан. - У моего меча нет имени и нет другой формы! Я сражаюсь сам! Без всяких духовных рабов, без шикая и без кидо!
  
  "Ищи слабость сильного в силе его".
  "Чё?"
  "Забудь о нем самом, Ичи. Его меч - вот твой противник".
  "Что за бред?!"
  "Ичи-кун, какой ты все-таки тормоз! Без меча он безоружен! Дошло?!"
  "Теперь понял..."
  
  Продолжая отбивать неистовые наскоки Кенпачи, Ичиго аккуратно шаг за шагом пятился по широкому проходу, выжидая удобный момент. Открытый прямой удар, и меч Зараки оказался зажат как в клещах между зубчатыми частями цзяней, намертво прихвативших покрытое сколами лезвие сверху и снизу. Несмотря на все усилия Куросаки, спустя всего полмгновения клинок противника уже начал со скрежетом выворачиваться из захвата. Я выплеснула в свою внешнюю форму все остатки запасов с третьего этажа, и, почувствовав это, Ичиго резко рванул свои цзяни в разные стороны. С зубодробительным треском меч Кенпачи разломился напополам, оставляя в руках у шинигами только лишь рукоять с примерно третью изначального лезвия.
  Несмотря на случившееся, лицо капитана просто сияло от неописуемого восторга.
  - Наконец-то!!! Хоть кто-то с кем можно схлестнуться в полную силу!!!
  Продолжая смеяться, Кенпачи сорвал повязку с правого глаза...
  
  "О боги, мертвые и живые!"
  
  Яркая вспышка, и мощный удар по площади, заставивший зашататься и рухнуть пару ближайших башен, отбросил Куросаки назад.
  - Что за фокусы?! И это у меня еще подлые приемы?!
  - Дурак. Эту повязку создали в научном отделе специально для меня, чтобы она постоянно поглощала большую часть моей реяцу. Если я буду сражаться без нее, без колокольчиков и прочих ограничений - все битвы будут заканчиваться слишком уж быстро. Но ты... С тобой я могу позволить себе настоящую схватку!
  - Псих! Ты что, и вправду тащишься от этого?!
  - Неужели я напугал тебя, Ичиго?!
  
  А ведь все-таки он сумел меня разозлить. Ну, нельзя так жестко отказывать девушке уже с самого начала. Просто нельзя. И за нарушение этого "нельзя", Кен-кун, надо платить!
  Выдав иллюзорного пинка моей старой подруге Жадности, я расслабленно опустилась в кресло и, прикрыв глаза, мысленно растворила все двери на всех остававшихся этажах арсенала. С четвертого по девятый.
  
  Резонанс от столкновения двух источников духовной энергии такого масштаба сотряс весь Сейретей, заставляя в ужасе сжаться не одно слабое сердце.
  - Последний удар, Куросаки! На полную!
  Вскинув обломок своего меча, Кенпачи первым ринулся навстречу Ичиго. Рыжий балбес отстал от этого безумца ровно на долю секунды.
  
  * * *
  
  В белом сиянии, затопившем собой все вокруг, Зараки не сразу заметил очертания фигуры начавшие проступать перед ним.
  - Кх, - вырвалось у Кенпачи. - Баба.
  Знакомый вкус крови у себя во рту капитан одиннадцатого отряда ощутил не сразу, а только когда перед глазами все вновь поплыло. Но уже в последнюю секунду на самой грани сознания его удержал насмешливый звонкий голос.
  - Удачи в следующий раз, слабак. Если, конечно же, доживешь...
  
  * * *
  
  Приблизившись к краю крыши, Ячиру осторожно выглянула из-за него, ища любопытным взглядом фигуры бойцов внизу. Оба они были на месте, стоя в той самой точке, где еще недавно бурно неистовствовало настоящее торнадо духовной энергии.
  Какое-то время ни один из поединщиков не шевелился, пока, наконец, тот, что был выше и крупнее, не закашлялся, сплевывая на землю бурую кашицу. Один из мечей Куросаки пронзил Кенпачи, угодив ему сбоку в живот, и, пройдя насквозь, пробил окровавленное хаори на спине у капитана. Сломанная катана так и не зацепила Ичиго, остановленная вторым клинком риока всего за несколько миллиметров до шеи. Она была близко, почти сумев дотянуться до артерии, пульсировавшей под кожей. Почти.
  - До следующего раза, значит, - с ухмылкой пробормотал Зараки и грузно рухнул на землю, соскользнув с клинка Куросаки, но так и не разжав рукоять собственного меча.
  
  
  Глава 9
  
  Тяжелое дыхание Ичиго удалось унять далеко не сразу. Мышцы и суставы болели, как после самолично разгруженного состава с углем, но, несмотря на легкую слабость во всем теле, Куросаки с удивлением понял, что впервые ощущает странное удовольствие от победы. Нет, не от того, что этой победой удалось выполнить или приблизить намеченную цель, а именно от самого факта своего превосходства. Это было для него новое, еще незнакомое чувство, но очень приятно, надо отметить.
  В воздухе мелькнуло что-то розовое, и рядом с лежащим Кенпачи возникла малышка Ячиру. Несколько секунд лейтенант пораженно рассматривала командира одиннадцатого отряда, а потом перевела взгляд своих огромных глаз на Ичиго.
  - О-о-о, - протянула мелкая, одновременно обиженно и удивленно. - А ты и вправду очень крутой! Кен-чан дрался с тобой изо всех сил, но ни разу не смог даже ранить! Никогда такого не видела! - кажется, внутри у Ячиру шла какая-то внутренняя борьба, она явно не знала, как правильно реагировать на поражение Зараки, но в итоге розовая мордашка опять расцвела улыбкой. - И это здорово! Кен-чан будет рад поиграть с тобой еще раз! Ты ведь обязательно поиграешь с ним, Ичи?
  Куросаки сдавленно кашлянул и ограничился пространным:
  - Посмотрим.
  - Хорошо! - просияла Ячиру. - Спасибо тебе, Ичи! Кен-чан давно уже так не веселился! А теперь он сможет сделать это снова!
  Демонстрируя удивительную для своих размеров силу, крошка легко взвалила на себя массивную тушу Кенпачи, и, обернувшись, на прощание добавила:
  - Только, Ичи, не дай никому другому себя убить! Кен-чан сильно расстроится, если вдруг не сможет сделать этого сам!
  Ичиго от последнего заявления немного перекосило и снова пробило на кашель. Да уж, нечего сказать. Добрая девочка. Чем-то на меня саму в детстве немного похожа.
  Мощным прыжком Ячиру взмыла вверх на крышу одной из сохранившихся башен, пропадая из поля зрения окончательно. Куросаки вернулся к месту, где началась их с Кенпачи схватка, подобрал ножны и, вложив в них клинок, потрусил в ту сторону, куда ушли Генджи и Ханатаро. Следовало догнать парней до того, как они нарвутся на какие-нибудь серьезные неприятности. Сильная и старательно скрытая, но знакомая реяцу, следующая за Ичиго, ощущалась мной все отчетливее.
  Интересно, что же все-таки на самом деле задумали Урахара и Йоруичи? И почему это котяра так не спешит вновь показаться на глаза Куросаки?
  
  * * *
  
  - И пока я отвлекаю на себя их внимание, ты проберешься внутрь! Блестящая стратегия!
  - Но, Генджи-сан, может быть...
  - Ты сомневаешься во мне, Хан?! Сомневаешься в силе великого клана Шиба?!
  - Нет, просто он слишком вежлив, чтобы сразу как специалист поставить тебе диагноз "разжижение мозга на терминальной стадии".
  Удивленно обернувшись на голос, представители "отдела планирования" воззрились на стоявшую позади фигуру.
  - Ичиго!
  - Куросаки-сан!
  - Не орите так, весь Сейретей сбежится, - ответил рыжий, слегка улыбнувшись.
  - Ты победил его! Если честно, к такому я точно не был готов, - значительно понизив голос, зачастил Генджи. - Так эта буря реяцу... Значит, в тот самый момент ты там и отделывал этого Зараки!
  - Победить капитана Зараки, - сама мысль о таком, похоже, надолго погрузила Ханатаро в пограничное состояние. - Немыслимо.
  - Не так страшен черт, - отмахнулся Куросаки. - Правда, теперь я выжат почти по нулям.
  - Разве ты не прячешь, как обычно, большую часть своей реяцу? - заломил бровь Шиба, намекая попутно на то, что он уже всё давно якобы тут подметил.
  - Сейчас нет. Так что если встречу по дороге хоть еще хоть одного лейтенанта, то без вашей помощи уже точно не справлюсь.
  - Собственно, Хан говорит, что мы почти у цели и серьезной охраны там нет. Так десяток может стражников. Я тут хотел их отвлечь и незаметно проскользнуть...
  - Долго, - задумался Ичиго. - После моего боя с Кенпачи кто-нибудь из числа самых умных офицеров может догадаться, куда стоит поспешить, чтобы перехватить риока. Надо действовать быстро и резко. Генджи, у тебя есть дымовые шашки?
  - Обижаешь! Клан Шиба - лучшие пиротехники в Сообществе Душ!
  
  * * *
  
  Разобраться с немногочисленными охранниками Башни Раскаяния было для Ичиго сущей прогулкой. Особенно после предыдущего противника. Несмотря на мои арсеналы, выметенные сейчас подчистую, и воющее от нагрузок тело, Куросаки уже достиг того уровня, когда даже будучи в самой паршивой форме не оставлял среднестатистическим шинигами ни единого шанса в открытом бою. К тому же задумка с дымовыми и газовыми бомбами пришлась очень кстати. Пока Ичиго размазывал по округе тонким слоем первую встреченную пару охранников, Генджи дал прослезиться и прочихаться еще двум патрулям, сунувшимся на непонятный шум. После такой обработки запинать этих парней мог бы даже доходяга Ханатаро. Дорога через широкий деревянный мост была открыта, и ударное трио направилось по нему прямиком к дверям узилища.
  Перед каменной плитой, предварявшей вход, возникла небольшая заминка.
  - Генджи, а у тебя в запасах нет ничего посолиднее? - поинтересовался Ичиго, привычно закидывая цзянь себе на плечо.
  - Есть, но ты кое о чем забыл, склерозник, - Шиба ткнул пальцем в белую поверхность. - Это кровавый камень, он подавляет практически любое направленное воздействие реяцу, а мои мощные заряды не на чистой алхимии сделаны.
  - А если подумать, какие-то варианты есть?
  - Ну, стена, конечно, не сплошная, есть щели на стыках, и если заложить заряды так...
  - Прошу прощения, - тихо промямлил Ханатаро за спиной у Куросаки. - Я забыл сказать, но у меня есть ключ. Я позаимствовал запасной позапрошлой ночью из ключницы.
  Повисла многозначительная тишина.
  - Не сказал бы, что это на тебя похоже, Хан, - квадратная физиономия Генджи заметно вытянулась вниз.
  - Я... Не могу же я быть совсем бесполезным, - забормотал Ханатаро.
  - Ты не бесполезен, Хан! - Ичиго с усмешкой приложил задохлика ладонью по плечу, от чего тот заметно покачнулся. - Ты вылечил меня прошлой ночью, забыл? И нам помогаешь сейчас. Да не достань ты этот ключ, мы бы еще полдня тут возились.
  На лице шинигами проступила робкая улыбка.
  - Спасибо, Куросаки-сан. Я обещал, что сделаю, все что потребуется, чтобы спасти Рукию-сан и...
  - И ты сделал это, - прервал Ичиго словесный поток, разразившийся совсем не к месту. - Отпирай, а то времени у нас больше не становится.
  - Конечно, - мелко закивал Ханатаро и бросился к двери.
  
  "А в этом тихом омуте оказывается, как и положено, водятся занятные бесы..."
  "У парня проблемы с самооценкой, но котелок варит".
  "Решил взять его под свое покровительство?"
  "Немного уверенности в себе Хану точно не помешает!"
  "Смотри не переусердствуй, а то если Иноуэ-тян по доброте душевной еще простит тебе увлечение мальчиками, то Рукия-тян этого уже точно не оценит".
  "Интересно, ведь наверняка должен быть какой-нибудь тумблер, чтобы выключить этот назойливый шум в моей голове?"
  "Гадёныш".
  "Шиза".
  
  - Судя по тому, как ты отчаянно рвался сюда, эта Рукия должно быть настоящая писаная красавица? - Генджи с хитрой ухмылкой толкнул Куросаки локтем в бок, глядя на дверь, поднимавшуюся перед ними.
  Ичиго заметно дернулся, хотя скорее просто потому, что этот вопрос уж очень явно перекликался с нашим с ним последним диалогом.
  - Да не сказал бы...
  - Рукия-сан! - голос Хана, первым сунувшегося в башню, не дал Куросаки договорить.
  - Ну да, конечно, так я тебе и поверил, - осклабился Шиба. - Сейчас поглядим...
  Шагнув в прохладную темноту, оба спасителя замерли на месте. Но если в случае с Ичиго недо-шинигами припечатало звонким "Ты! Придурок!", то вот от Генджи вдруг явственно потянуло очень такими нехорошими эмоциями. Впрочем, Куросаки этого, похоже, уже не заметил, с усмешкой двинувшись в сторону невысокой хрупкой брюнетки, продолжавшей неистово поносить Ичиго на чем свет стоит.
  - Так, давай, договоримся сразу, что после того, как мы выберемся отсюда, ты сможешь орать на меня, сколько влезет, - командным тоном заявил рыжий, на что немедленно получил резкий ответ.
  - Ты что совсем страх потерял, спаситель недоделанный?!
  - Да заткнись ты уже! - вызывало восхищение то, с какой легкостью этой Рукие удалось всего одной фразой подцепить невидимые ниточки внутри у Куросаки, заставив его мгновенно закипеть от возмущения. - Спасаемые вообще не должны предъявлять никаких претензий! Соответствуй образу, нах! Маши руками, трясись от страха, кричи "спасите-помогите" и падай в обмороки от счастья! На этом ВСЁ!
  - "Спасите-помогите"?! Трястись от страха?!
  - Именно! Я проделал весь этот путь не для того, чтобы еще упреки тут выслушивать! Ребята жизнями рискуют, чтобы ее вытащить, а она нос воротит, аристократка, мать вашу!
  - Что?! Ты еще кого-то сюда приволок, кретин?!
  - Исида и Иноуэ еще где-то в Сейретее, надо будет их найти, - Куросаки демонстративно задумался, намеренно игнорируя гневные взгляды Рукии. - Чад некоторое время назад, похоже, серьезно нарвался, так, что следующим номером цирковой программы будем вытаскивать уже его...
  - Болван, - как-то обреченно покачала головой девчонка. - Ты совсем не изменился. Как всегда даже не пытаешься прислушаться к другим. Еще и Ханатаро втянул в это дело...
  - Рукия-сан, я сам... - начал Хан, но вновь был перебит на середине.
  - Вот потом его и поблагодаришь! А сейчас, ходу отсюда!
  Развернувшись, Куросаки уже сделал первый шаг, внезапно наткнувшись на выражение лица представителя клана Шиба.
  - Генджи, ты чего?
  - Так это ее мы шли спасать? - с клокочущей в горле ненавистью выдавил пиротехник. - Это все было ради нее?
  - В чем дело?
  - Дело в том, - прорычал Генджи зловеще в ответ. - Что это та самая шинигами, которая убила моего брата!
  
  "Ха! Хотя как раз стоило ожидать чего-то подобного".
  "Ты о чем вообще?"
  "Слишком уж гладко все у нас шло пока. А без большой подляны от Судьбы такого не бывает в принципе".
  "Тоже мне специалистка по подлянам".
  "Ты лучше заткнись и делай чего-нибудь, а то не равен час, наш зоофил окончательно изойдет на желудочные миазмы".
  
  - Что вы такое говорите, Генджи-сан?
  - Он говорит правду, Ханатаро.
  - Что?!
  - Твоего старшего брата ведь звали Шиба Кайен, так?
  - Именно, и я навсегда запомнил те раны, оставленные клинком катаны, от которых он умер! Которых не мог оставить пустой! Впрочем, ты сама тогда все мне сказала!
  - Генджи? - Ичиго с холодной вежливостью окликнул Шиба, привлекая к себе внимание.
  - Не стой у меня на дороге...! - разъяренный мститель резко осекся, поймав пристальный и спокойный взгляд Куросаки, в глазах которого отчетливо сияла пара золотых огоньков.
  - Генджи, ты ведь помнишь наш разговор тогда, перед отправлением за стену? Помнишь мои слова и свое собственное обещание?
  - К дьяволу обещания! Я не обещался помогать спасать эту...!
  - Генджи, ты же не хочешь, чтобы у меня не осталось выбора?
  - Э...
  Разумный страх потихоньку брал верх над ненавистью, и Шиба заметно стушевался.
  - Давай закончим то, что начали, а уже потом будете разбираться между собой, сколько вам захочется. Я уверен у Рукии были причины так поступить, равно, как и у тебя есть право услышать полную версию событий с обеих сторон. Этот вариант тебе подходит?
  Пальцы Куросаки ненавязчиво поигрывали на черной рукояти, явно завораживая собой взгляд оппонента.
  - Ладно, твоя правда, - выдавил из себя Генджи, отводя глаза в пол.
  - Отлично, раз все уладили, то пойдемте уже, - махнул рукой Ичиго.
  
  * * *
  
  Мощная чужая реяцу уже второй раз за сегодня накрыла Куросаки и его спутников, едва они миновали белокаменный порог.
  - Кого там еще не этот раз принесло? - раздраженно пробормотал Ичиго себе под нос, но неожиданно получил ответ.
  - Это Бьякуя. Кучики Бьякуя, капитан шестого отряда, - с круглыми от ужаса глазами прошептала Рукия. - Бегите...
  - Значит, твой братишка решил сам лично тут объявиться, - хмыкнул Ичиго. - Ладно, оставайтесь здесь, я сейчас быстро со всем разберусь!
  - Идиот! Ты даже не представляешь себе, на что он способен!
  - Может ты и не заметила, но я стал сильнее, Рукия. И не надо так волноваться. Обещаю, что сильно не буду его калечить, - рассмеялся рыжий, так и не обернувшись.
  - Вот псих, - удивленно крякнул Генджи, уже порадовавшись, что не решился раздувать недавний конфликт по полной.
  
  "Ичи-кун, у тебя чего, опять контузия открылась?"
  "Ты боишься, Цуруги?"
  "Боюсь ли я? У тебя все тело ломит, резервов никаких, а ты тут собрался махаться с очередным капитаном? Единственное, за что я боюсь - это твой рассудок. Но, впрочем, уже явно поздно беспокоится о том, чего в природе никогда и не существовало!"
  "Да, ситуация хреновая. Но другого пути у нас нет. Сил мало, так что придется уложить этого парня быстро. Так что не сопи там обиженно. Я еще не совсем сбрендил..."
  "Отрицание очевидного - первый признак болезни. А жизнь вроде только начала налаживаться. Идиотское задание почти выполнили, парня интересного встретила...".
  
  При приближении к фигуре в белом хаори, стоящей посередине моста, давление духовной энергии увеличивалось все больше. Однако для Ичиго такая нагрузка уже не казалась чрезмерной. Перебирая разные фрагменты из воспоминаний Куросаки о прошлой встрече с братом Рукии, я отметила, что прогресс налицо, вот только достаточно ли этого?
  За спиной у Бьякуи торчал еще один тип в капитанском наряде. Его платиновые волосы странно перекликались с бледными пятнами на щеках, но в отличие от Кучики в нем совершенно не читалось некой смертоносной решимости.
  
  "Их двое, Ичи. Двое!"
  "Метаться уже поздно..."
  
  - О? Моя реяцу не подавляет на тебя? Значит, ты стал выносливей, - безразлично отметил холеный брюнет с забавной прической. - Не знаю, как ты снова получил силу шинигами, но тебе стоило остаться в реальном мире и вести там размеренную жизнь.
  
  "Дельный совет, кстати, послушай умного человека".
  
  Хотя я по-прежнему желала Ичиго хорошей драки, не отказываясь от первоначального плана, но все должно было проходить как бы отнюдь не при таких условиях. Если Куросаки сейчас просто убьют, то мне от этого будет совсем не весело.
  
  - Как же далеко ты зашел, просто чтоб умереть.
  - Этого у меня на сегодня не запланировано, - уже привычно сдерзил Ичиго. - А вот надавать тебе по сопатке и вернуться домой, как раз стояло следующим пунктом.
  - Малыш, лучше бы ты не выпендривался попусту, особенно с этой новой кривой пародией на занпакто в руках...
  
  "Я тут подумала, Ичи-кун... Убей его, пожалуйста. Для меня".
  
  * * *
  
  Резкий "толчок" от концентрации реяцу, и Бьякуя приемом, отточенным за годы до абсолютного совершенства, ушел в сюмпо, появляясь у врага за спиной. Сенбонзакура плавно скользнула вперед и... вместо того, чтобы пронзить зарвавшегося риока, уперлась в гладкий черный металл.
  - Я вижу твои движения, Бьякуя, - голос Куросаки, так и не удосужившегося обернуться, был полон насмешки.
  - Не возгордись случайно угада...
  Второй черный клинок в левой руке у риока едва не срезал челку главы дома Кучики, заставляя отпрыгнуть назад.
  - Я уже не тот сопливый мальчишка, которого ты победил в прошлый раз.
  Крутанув в руках свои странные мечи, противник с вызовом исподлобья уставился на капитана шестого отряда.
  - Давай-ка проверим, случайно я угадал или нет.
  
  * * *
  
  Капитан тринадцатого отряда Укитакэ Джуширо все с большим удивлением наблюдал за схваткой, разворачивающейся на его глазах. Мальчишка-риока с рыжими волосами не просто умудрялся отбиваться от атак Бьякуи, он и сам периодически нападал, действуя с каждым разом все увереннее и активнее. Поразительно, но парень даже умудрялся перехватывать Кучики в те моменты, когда тот уходил в сюмпо, а ведь глава одного из четырех великих домов считался признанным мастером в этом искусстве.
  К сожалению, риока совершенно не понимал, что все это лишь ничтожнейшая часть возможностей его противника. И неизбежна только одна развязка...
  
  * * *
  
  - Ты стал сильнее, чем я думал, - Бьякуя явно намеренно разорвал дистанцию. - Иных вариантов больше нет. Затягивать дальше уже нельзя. Сейчас я покажу тебе настоящую разницу в силе между нами... Цвети, Сенбонзакура!
  
  "Лезвие его меча... Оно распалось? Что еще за сраная магия?! Ичи, не стой столбом! Атакуй его!"
  
  Розовые лепестки, замелькавшие вокруг, так и не дали Ичиго хоть как-то прореагировать на мои слова. А потом боль тысячью мелких осколков затопила сознание Куросаки. Брызнувшая во все стороны кровь, обильно оросила дощатый настил моста. Яркое солнце в голубом небе стремительно начало меркнуть.
  
  "Сука лощеная! Радуйся, Гин-кун, ты только что официально перешел на второе место в моем личном списке..."
  
  
  Глава 10
  
  Чувства возвращались к Ичиго медленно и очень неохотно. Самым первым окончательно восстановилось осязание, но легче от этого не стало, а как бы даже наоборот. Если раньше все тело ломило и гудело изнутри, то теперь к этому добавились еще и ощущения от десятков мелких ран, покрывавших сплошным ковром лицо, шею, руки и торс. С усилием разлепив глаза, Куросаки уставился в серый потолок пещеры. Перебинтованный как египетская мумия и накрытый тонким одеялом, Ичиго производил собой со стороны не самое лучшее впечатление. Первая же попытка пошевелиться привела к очередной волне боли, прокатившейся по истерзанному туловищу.
  - Лучше б я сдох, - простонал Куросаки.
  - Знаешь, мне кажется, это было бы чересчур мягким наказанием за ту глупость, которую ты продемонстрировал, - заметил знакомый голос откуда-то справа.
  Вздрогнувший от неожиданности Ичиго с трудом повернул голову, стиснув зубы от боли, и разглядел говорившего.
  - Йоруичи-сан? Так это вы спасли меня?
  - Удалось вытащить в последний момент из цепких коготков Бьякуя-боя, - желтые глаза кота откровенно смеялись. - Не будешь ли так добр, пояснить, что это было там такое на мосту? Или победа над Кенпачи настолько сильно вскружила тебе голову, что заставила позабыть осторожность и здравый смысл?
  - Я не ожидал, что он способен на подобную... хрень...
  - А ведь это был только шикай, - Йоруичи принялся намывать левое ухо. - Представь, что случилось бы, если бы ты довел малыша до банкай.
  - Банкай?
  - Вторая ступень высвобождения. Полное подчинение. И знаешь что? Если ты хочешь все-таки одолеть Бьякую и остальных, тебе придется овладеть этой силой.
  - Подождите! Что с остальными? Где мы?
  - Это скрытое место, не волнуйся. Мне удалось вовремя унести тебя сюда с поля боя.
  - Но почему меня?! Мы ведь должны были спасти Рукию? - дернувшись слишком сильно, Ичиго снова застонал от боли, в некоторых местах на повязках отчетливо проступили кровавые пятна.
  - Не дергайся! - рассерженно зашипел Йоруичи. - С тебя вполне хватит и первой попытки умереть от собственной дурости!
  - Но почему?
  - Потому, что в противном случае всех остальных, включая тебя, удалось бы схватить. И поверь исправительными работами вы бы не отделались после того оскорбления, что уже нанесли Сейретею. Именно поэтому пришлось спасти того единственного, кто еще может что-то изменить! У нас есть время, чтобы залечить твои раны и приступить к тренировкам по овладению банкаем. Когда это случится, точнее если это случится, то ты сможешь вернуть своих друзей, не беспокоясь о таких препятствиях, как Бьякуя или любой другой капитан Готей-13.
  - Когда начинаем? - Куросаки снова дернулся и получил лапой по носу.
  - Успокойся, сутки уйдут на заживление ран, а потом сразу же и приступим. Обычно на овладение банкаем у офицеров-шинигами уходит сотня лет...
  - Сколько?!!
  - ...но у нас есть небольшой способ сжульничать. Правда, он очень рискованный, и ты можешь отказаться, если захочешь.
  - Смеетесь, - Ичиго вновь уставился в потолок. - После всех обрисованных перспектив? Нет, пока есть хоть один шанс на миллион, я не имею права отступить от своих обещаний. Я должен спасти Рукию и остальных, а значит должен сделать и это. Так что, если для конечного успеха мне нужно овладеть банкай за несколько дней, то так тому и быть!
  
  "Блаженный, лучше б ты и вправду сдох..."
  "И давно ты здесь?"
  "Я всегда здесь, меня погулять не выпускают".
  "Думаешь, не получится?"
  "Ты про банкай? Честно, не знаю, ты ведь пока тот еще слабак. К тому же неизвестно в чем заключается этот жульнический способ. А вот что я точно знаю - ты только что сам себя загнал в угол и остался при единственном возможном выходе. Вот только опять же ты отыскал его не самостоятельно, а взял предложенный из чужих рук".
  "Йоруичи нам не враг..."
  "Но друг ли?"
  
  * * *
  
  Мое скверное настроение лишь усугублялось всякими погаными мыслями, настойчиво роившимися в голове все это время, пока Ичиго валялся без сознания. Я лишь очень поверхностно сумела ощутить те отголоски битвы, которые произошли после подлой магической атаки Бьякуи. Сложно было сказать что-то определенное, но, похоже, что некое "сражение" шло вполне по-настоящему и на подставу не походило, однако...
  Почему Йоруичи не вмешался раньше? Если он каким-то образом сумел вырвать добычу из лап сразу у двух капитанов, то что помешало ему объявиться чуть раньше и слегка помочь Ичиго в разгар его поединка с Кучики? Ладно, Генджи или Ханатаро, их бы этот аристократический выродок прихлопнул и не заметил. Но почему котяра держался в тени так долго? Хотел, чтобы Куросаки по-настоящему получил по ушам? Чтобы легче было убедить его в необходимости взяться за овладение банкаем, невзирая на риск? Не слишком чистый ход, но могущий вполне сработать.
  И все это вместе нервировало меня больше еще на порядок. Ичиго продолжал оставаться чьей-то чужой пешкой, а я лишь внутренним наблюдателем, совершенно безмолвным и бесправным для всех остальных, кто был вокруг. Мерзкое ощущение. А еще теперь этот неизвестный ритуал. Он совершенно не вписывался в мои планы, я ничего не знала о нем и с трудом представляла себе исход. Что будет, если рыжий с его помощью действительно достигнет банкай всего за пару суток? Смогу ли я потом вырваться из-под "полного подчинения", ведь наверняка хитрый "обходной" способ не так-то прост? Загреметь окончательно в духовное рабство меня совсем не радовало. А что будет, если Ичиго вообще вдруг не сдюжит?
  Лихорадочное метание мыслей прервалось довольно внезапно. Изображение на экране плазмы вдруг стало настолько интересным, что я поскорее нырнула в подсознание Ичиго, чтобы наблюдать за всем из "первого ряда".
  
  * * *
  
  - Простите, Йоруичи-сан, ведь я так вас не поблагодарил за спасение. Вообще-то это довольно поразительно.
  - Что именно?
  - Ну, то, что вы смогли вытащить меня и перенести сюда при своих-то размерах.
  - О, это было не сложно, - усмехнулся Йоруичи. - У меня есть несколько интересных игрушек, к тому же неплохо было размяться в своей истинной форме.
  - Понятно, - успокоился Куросаки, и только спустя пару секунд окончательно осмыслил сказанное. - Постойте! В истинной форме?!
  - Ах да, наверное, уже давно следовало тебе показать, - в желтых глазах засверкали искры озорного веселья. - Смотри внимательно.
  Очертания кошачьего тела подернулись серой дымкой и медленно начали изменяться. Первая мысль, молнией пронесшаяся в голове у Куросаки, была об американских фильмах с вервольфами. Мне же вспомнились куда более веселые хэйлунские сказки о кошках-кровососах, но поделиться этими сведениями с Ичиго я не успела. Впрочем, рыжий итак находился на грани шокового состояния.
  В медленно оседающем мареве все отчетливее проступали очертания стройной женской фигуры. Обнаженной женской фигуры. Подтянутая, изящная, с вполне так приличными формами. Длинные волосы с фиолетовым отливом, смуглая кожа и янтарные глаза с довольно непривычным разрезом. Да-а-а... Вот от вида таких большинство мужиков обычно и заливают слюнями весь пол. Подавить колючее чувство зависти удалось не сразу, так что я чуть было не пропустила самое веселое.
  - Ты... ты... ты... - Ичиго в очередной раз заклинило.
  - Я, я, я, - не стала спорить Йоруичи.
  - Но ты ведь была КОТОМ?!
  - Коты не разговаривают. Ты что не знал?
  - Кхы, - подавился вдохом Куросаки.
  Тем временем, оборотень, ничуть не стесняясь своей абсолютной наготы, подошла к лежанке Ичиго вплотную и уселась рядом, демонстрируя какую-то костяную погремушку, от которой неплохо фонило запечатанной реяцу. Интересно, а где она эту штуку прятала, пока была в кошачьем теле? Так, тихо, спокойно! Не ржать! Пусть будет магия. Да, просто магия, и ни какой физиологии!
  - Ичи-бой, я смотрю, ты что-то сильно вдруг покраснел. Даже через бинты заметно. У тебя случайно жар не начался? - с эдакой хитрой усмешкой поинтересовалась Йоруичи самым невинным голосом.
  - Да одень же ты хоть что-нибудь!!!
  
  "Ичи-кун, меня тут почему-то начинают посещать все большие сомнения насчет твоей половой ориентации".
  "Иди ты в задницу со своими сомнениями!"
  "Ну, как хочешь. Мне больше достанется..."
  "Ты о чем?"
  Мысли Ичиго лихорадочно заметались. И я не стала его разочаровывать.
  "Именно об этом, Ичи. В женской красоте я, похоже, разбираюсь тоже получше, чем ты, и могу, в отличие от некоторых, оценить все открывающиеся перспективы близкого общения с таким интересным... собеседником".
  Добавить в эмоциональный фон немного вожделения на последнем слове было не трудно.
  "Ты... Нет... Не может быть?!"
  "Почему?" - а вот удивилась я уже вполне искренне.
  "Это... Это - отвратительно!"
  "Да нет, в большинстве случаев как раз очень даже приятно. Ну, за исключением тех ситуаций, когда это попадает в разряд "нечто невероятное!"
  "Больная на всю голову извращенка!"
  "Слышь ты, асексуал хренов! Молчал бы уж о том, чего в принципе не понимаешь! Мне итак тут в этом вопросе вкалывать, чувствую, за двоих придется на всех фронтах. Так что закрой хлебало и будь благодарен!"
  "Лесба!"
  "Девственник".
  "Мразь!!!"
  
  - Надо же, Ичи-бой, а ты оказывается намного скромнее и стыдливее, чем кажешься. Пф, эта одежда так сковывает, - черная водолазка хоть и скрывала тело Йоруичи, но все равно была настолько обтягивающей, что это почти не играло роли. - Неужели ты в первый раз увидел обнаженную женщину? Ты учти, другого раза уже может и не случится!
  Куросаки, стоически пялившийся в потолок, тяжело вздохнул.
  - Если вас это утешит, Йоруичи-сан, то моя занпакто с вами полностью солидарна.
  - Твоя занпакто? - взгляд желтых глаз мгновенно заледенел, превратившись из задорно-веселого в пристально-настороженный.
  С большим трудом, но я ощутила очень интересный букет эмоций, потянувший в этот момент от нашей спасительницы. Очень занятно, очень-очень...
  - Да, и я боюсь даже пересказать остальные ее соображения.
  - И часто вы так... беседуете?
  - Ее обычно вообще не заткнешь, - Ичиго покосился на Йоруичи и заметил то странное выражение, которое было в этот момент у нее на лице. - Что-то не так? Это ненормально?
  - Нет-нет, ничего совсем уж необычного, - оборотень хитро прищурилась, легко меняя тему разговора. - Так что там она говорит обо мне? Или о нас с тобой? Или о нас с ней?
  - Йоруичи-сан, да прекратите вы уже!
  - Ладно-ладно, не дергайся так, Ичи-бой, а то и вправду раны начнут открываться. Этот день у тебя есть на отдых. А завтра уже начнем.
  
  После того как Ичиго уснул, я вернулась в беседку под ночным небом и, забравшись в кресло, крепко задумалась. Было два момента, которые следовало хоть как-то просчитать заранее, и оба они были тесно сплетены с судьбой Куросаки. Первое - нужно прикинуть, когда лучше всего будет подкинуть Ичиго пару интересных мыслишек, чтобы заставить его начать свою игру. И второе - есть ли у меня в запасе хоть что-то, чтобы в дальнейшем противостоять всяким "кидо-занпакто", вроде того, что был у Бьякуи? Все мои приемы и познания в фехтовании были бессмысленны против этих долбанных заклинателей. Хотя один козырь в рукаве у меня оставался. Не считая того, что может еще дать банкай.
  
  
  Глава 11
  
  - Надо же, - Ичиго с почти незаметным интересом окинул взглядом открывшееся перед ним пространство. - Йоруичи-сан, мне кажется, или эта пещера и вправду как две капли воды похожа на ту, что спрятана под лавкой Урахары?
  - Нет, не кажется, - ответила оборотень, возвращаясь с другой стороны большой открытой площадки и держа подмышкой нечто похожее на угловатый манекен. - Это место Урахара создал не без моей помощи еще в юности. Здесь мы часто проводили игры и тренировки.
  - Так значит, вы все-таки из Сообщества Душ, - тут же ухватился за новую информацию Куросаки. - Может, уже расскажете, кем вы были раньше, и почему сейчас фактически прячетесь в человеческом мире?
  - Может быть, и расскажу, - усмехнулась Йоруичи. - Но позже. Сейчас важнее другое.
  "Манекен" был водружен на небольшой камень перед Ичиго. После чего, отойдя на шаг в сторону, желтоглазая начала объяснять.
  - Этот гигай тоже был сделан Урахарой. Он изобрел его и всю эту технику специально для проведения тренировок по ускоренному овладению банкаем. Как только ты вонзишь свой меч в гигай, это позволит материализоваться твоей занпакто. Тебе, Ичи-бой, нужно будет победить ее в испытании, которая она сама же тебе и предложит.
  - Победить? - Куросаки явно занервничал.
  А я, кстати, знаю почему. Вспоминает последнюю нашу с ним встречу лицом к лицу. И не зря, совсем не зря. Хотя куда больше меня заинтересовал другой момент - через этот гигай я могу материализоваться! Эх, поподробнее бы сейчас растрясти об этом обряде самого бакалейщика, но где ж его тут найдешь...
  - Предельный срок такой тренировки три дня, - закончила Йоруичи.
  - А что если не уложимся?
  - Давай, будем считать, что у тебя все точно получится сразу, - издевательская улыбка оборотня лучилась теплотой и состраданием.
  - Кх... Ну, давайте.
  - Готов?
  - Ладно, чего тянуть-то.
  Черный клинок легко вошел в грудь угловатого чучела. Ощущения были примерно такие же, как и во время моих вторжений в тела других шинигами. Только на этот раз, влившись в незримый пролом, я распахнула глаза и вместо чьего-то духовного пространства увидела синее ненастоящее небо и бурый песок под ногами. Ичиго, уже отступивший на несколько шагов, настороженно поднял цзянь в защитную стойку. А я...
  Я дышала, черт побери!!! И пусть все вокруг было таким же ненатуральным, как и все остальное в этом мирке из духовных частиц! Плевать! Ощущений скованности, зажатости, стен, давящих на меня со всех сторон - всего этого больше не было. И как же это было охренетительно!!!
  Пауза, видимо, затянулась чуть дольше, чем должно было быть, но я все никак не могла утолить накопившую жажду реальных ощущений. Да, это стоило того, чтобы потерпеть. Определенно стоило! Наконец, через силу взяв себя в руки, я посмотрела на Ичиго и хищно усмехнулась правым уголком губ, от чего рыжий заметно вздрогнул.
  Тем временем еще одна пара золотистых глаз, все с тем же выражением заинтересованной настороженности, внимательно изучала меня. Слегка покосившись в ту сторону, я демонстративно окинула Йоруичи взглядом с ног до головы.
  - Так вот ты какая, - протянула оборотень. - Занятно.
  Продолжая ухмыляться, я с недвусмысленным намеком поинтересовалась:
  - Нравлюсь?
  Легко соскочив с камня и сделав буквально пару шагов, я стояла уже рядом с ней. Преимущество в росте на полголовы оказалось на моей стороне.
  - Не сильно-то обольщайся, - в желтых глазах, в которые я теперь заглядывала сверху вниз, разгорались задорные огоньки.
  - А что, все места уже заняты? - притворный вздох, моя рука небрежно откинула длинную прядь волос с лица, склоняющегося чуть ниже. - Ну, мне ведь многого и не надо будет. Так, проигрались, разбежались...
  Живое тело, пусть и не совсем человеческое, всего в каких-то миллиметрах от меня. Мягкая теплая кожа, наверняка приятная на ощупь, и этот блеск в кошачьих зрачках, завораживающий совсем по-настоящему. Сдерживаться было действительно нелегко, семьсот лет в бездне на пороге Ада не шутка, знаете ли. Желание так и бурлило во мне, а эта хитрая бестия, похоже, прекрасно всё чувствовала.
  - Не искушай меня, - слова прозвучали одни, но голос Йоруичи выражал совсем другое.
  - Я могу быть настойчивой.
  Хриплые булькающие звуки невольно отвлекли нас, заставляя обеих покоситься в ту сторону, где каменным изваянием замер Куросаки. Судя по всему, Ичи-кун был или на грани предсмертного инфаркта, или просто мог сейчас лопнуть по швам. Бедняжка. Просто представив себе, как мы с Йоруичи выглядим со стороны для него в этот момент, я едва не расхохоталась. Если бы не знала себя, то показалось бы, что мне даже немного жаль парнишку.
  - Придется, прерваться, - вновь с показным сожалением заключила желтоглазая. - Ты ведь слышала все, о чем мы говорили.
  - Конечно.
  - Тогда начинай, времени у Ичи-боя немного.
  Амулет или талисман, сверкнувший зеленым огнем в руке у Йоруичи, обжог мое сознание незримой вспышкой. Проклятье! Что понапихано в этом гигае?! Не то, чтобы моя воля оказалась полностью подавленной, но я просто не могла не исполнить "пожелания" этой стервы. Более того, я прекрасно осознала, что не могу ни выставить Ичиго заранее невыполнимых условий, ни провернуть что-то более хитрое. Я должна была дать этому дуролею возможность понять меня и... начать контролировать, вне зависимости от моего желания. Подлый приемчик, однако. Единственный "обходной" вариант связан был, похоже, с тем, что действие "ошейника" ограничено по времени, и надеяться можно лишь на то, что Куросаки окажется слишком туп, чтобы уложиться в отведенные рамки. Хотя при этом я, и я это чувствую, буду помогать ему. Охо-хох, кто-то еще получит у меня за эти фокусы. И по фиолетовой челке, и по полосатой панамке!
  Йоруичи уже взлетела одним прыжком на ближайшую скалу и вознамерилась наблюдать за происходящим оттуда. Я же легко выдернула из ножен цзянь и повернулась к Ичиго, неторопливо обматывая запястье черной шелковой лентой. Привычно обвиться сама, как во внутренних духовных мирах, эта штука не пожелала.
  - Итак, Ичи-кун, давай с тобой поиграем.
  - Какие правила? - в голосе паренька была настоящая решимость.
  - В брюхо к сёдзё все правила, - ядовитая улыбка снова выползла у меня на лицо сама собой. - У тебя есть три дня на то, чтобы я подчинилась тебе. Мне известно, по меньшей мере, два варианта, - понимая, что говорю слишком много, попыталась прикусить язык, но попросту не смогла. - Один - заставить меня силой. А второй... скажем так, просто уговорить меня точно не выйдет.
  Хорошо хоть конец удалось немного подретушировать. Еще не хватало сразу выложить перед Ичи все карты на стол. Впрочем, наверное, потому так и получилось, ритуал был жульническим, но не для полных халявщиков.
  - Извини, но мне придется это сделать.
  В ответ я искренне рассмеялась, а вот лицо Куросаки напротив потемнело от прилившей крови. Мальчишка начинает злиться, уже неплохо. То есть для ритуала неплохо, а для меня... для меня посмотрим. Не дожидаясь, когда же Ичиго, наконец, дозреет, я, еще не закончив смеяться, сама бросилась на него в атаку.
  
  * * *
  
  Сегодня с утра капитан Укитакэ чувствовал себя относительно неплохо, однако все-таки не настолько хорошо, чтобы рискнуть выбраться на совет, учиненный командующим Ямамото. Вместо этого Джуширо предпочел остаться у себя и как следует кое над чем подумать, благо событий, требующих основательных размышлений, было в последнее время предостаточно.
  Нарастающий шум за дверью, как всегда, засвидетельствовал прибытие Киёнэ и Сэнтаро. Третьи офицеры тринадцатого отряда, не стесняясь выражений, принялись выяснять на повышенных тонах, кому следует идти со срочным донесением к начальству, и, как обычно, ни коим образом не могли прийти к единому решению. Иногда наблюдать со стороны за этим "перетягиванием одеяла" было забавно, хотя порой это начинало переходить всякие рамки абсурда.
  - Может быть, уже войдете? - спокойно поинтересовался Джуширо с легким упреком в голосе, не дожидаясь, когда беседа помощников перейдет в стадию рукоприкладства.
  Перегородка распахнулась в обе стороны, в проходе возникла непродолжительная давка, и наконец, две согбенных фигуры склонились перед капитаном.
  - Прошу извинить нас за вторжение и недостойное поведение, - не поднимая головы, зачастил Сэнтаро. - Это полностью моя вина...
  - Нет, это я прошу извинить нас за случившееся, потому как это моя вина! Вдвойне! - не стала изменять привычному порядку вещей Киёнэ.
  Укитакэ сдержанно улыбнулся и, опять не дожидаясь продолжения, остановил Сэнтаро, уже набравшего воздуха в грудь для ответа.
  - Ничего страшного, я был не занят, просто пытался разобраться в паре странных моментов, произошедших за эти несколько дней.
  - Странных моментов? - подозрительно протянул Сэнтаро.
  - Да, есть во всем случившемся что-то не совсем нелогичное, но я никак не могу понять что именно, - взгляд Джуширо уперся в противоположную стену и расфокусировался. - Смерть капитана Айзена, есть в ней некая неправильность. То, как его убили, это... несколько не укладывается в общую картину. Вряд ли это могли быть риока, во всяком случае, те, кого нам удалось поймать. Парень, которого вчера принесли люди Кёраку, обладает весьма необычными способностями, но их было бы недостаточно, да и смерть Айзена выглядела бы тогда по-иному. Еще одного риока взял этим утром капитан Тоусен, и это оказался квинси. Неожиданно, конечно, но кандидатура опять же неподходящая. К тому же он только сегодня добрался до центрального комплекса и не в самом лучшем виде. Судя по всему, объяснение последнего факта кроется в небольшом отпуске, который вдруг взял капитан Куротсучи, - Укитакэ слегка усмехнулся, подчиненные продолжали преданно поедать начальство глазами. - Еще двое, пиротехник из клана Шиба и седьмой офицер четвертого отряда. Капитан Айзен это определенно не их уровень. Последние, кого я видел, и кто так и не оказался задержан, Куросаки Ичиго и Шихоуин Йоруичи. Человек, поглощающий силу других шинигами, и бывший командир отряда тайных операций. Этот Ичиго очень хорош, он владеет двойным занпакто и умело им пользуется, уж я-то могу оценить это по достоинству. Он победил в схватках лейтенанта Абараи, Мадараме из одиннадцатого отряда и самого Кенпачи. Не получив ни одной царапины, надо заметить. Я видел его схватку с Бьякуей и после этого вполне доверяю таким донесениям. Как боец Куросаки великолепен, и чтобы не утверждала о нем разведка, но так точно не может сражаться человек, получивший силу шинигами всего несколько месяцев назад. В его действиях читается техника, опыт и инстинкты настоящего воина, не один раз прошедшего по самому краю. И все же, итог схватки с капитаном Кучики однозначно говорит о том, что Куросаки не смог бы справиться с Айзеном. При всех его талантах, парень на удивление мало знает о возможностях занпакто. Он похож на Кенпачи, прекрасный фехтовальщик, но попросту бессилен против любых магических проявлений, и еще не способен как Зараки просто подавлять противника чистой реяцу. В итоге остается лишь Йоруичи-сан. Тайное проникновение и убийство с целью отвлечения внимания и создания паники в рядах противника - эта тактика вполне в духе второго отряда, но... Почему Айзен? Просто подвернулся под руку? Вряд ли. К тому же он один из тех, кто, пусть и не открыто, но выступал против казни Кучики Рукии, предотвратить которую и пытались риока. Глупо убивать собственного вероятного союзника. Конечно, могут существовать и другие риока, но верится в это слабо. Что касается версии о предательстве в собственных рядах, то обеспокоенность Тоширо-куна и его подозрения насчет капитана Ичимару, о которых он мне обмолвился, могут иметь под собой основания. Хотя сложно понять, каким образом Гин сумел бы убить своего бывшего командира так тихо, быстро и незаметно, чтобы не устроить настоящую бурю реяцу в самом сердце Сейретея. И все это в итоге выглядит очень странным...
  Мотнув головой, Джуширо вновь посмотрел на своих офицеров, так и не проронивших ни слова, и мягко улыбнулся.
  - Простите, я слишком ушел в себя. Вы ведь хотели мне что-то сообщить.
  - Казнь Кучики Рукии, ее перенесли на послезавтра, - сухо без эмоций доложил Сэнтаро.
  - Вот как, - Укитакэ слегка нахмурился. - И вновь все упирается в эту казнь. Что же все-таки происходит? После последнего разговора с капитаном Кучики я не в чем уже не могу быть уверен. Это выглядит окончательно нелогично. С одной стороны утверждается, что Куросаки нагло похитил силу Рукии, с другой - Совет Сорока Шести приговаривает ее к высшей мере наказания за добровольную передачу способностей человеку. А теперь вот перенос времени казни, вопреки требованиям традиции. Чего они так испугались? Того, что риока все-таки смогут сорвать исполнение приговора? Безусловно, серьезно пострадали два капитана, почти полностью выведен из строя одиннадцатый отряд, а из тех противников, кто еще скрывается, одна очень сильна, а другой без сомнения талантлив, однако у них не будет и шанса против всех оставшихся капитанов. Метания Совета выглядят также странно и нелогично, как и все остальное. И в этом следует разобраться...
  - Укитакэ-сама, - голос Киёнэ прозвучал очень тихо. - Вы намерены что-то предпринять?
  - Кучики Рукия - моя подчиненная, и мой долг, как ее капитана, не дать случиться непоправимой ошибке. Особенно, когда все события вокруг этого дела выглядят так непонятно, - внезапная жесткость во всегда спокойном взгляде Джуширо была несколько непривычной, но Сэнтаро и Киёнэ уже приходилось однажды видеть подобное. - Вам будет необходимо кое-что сделать.
  
  * * *
  
  С одной стороны, Йоруичи понимала, что следить за схваткой Ичиго и его занпакто нужно со всей серьезностью. Однако, учитывая то, что творилось на полигоне, сделать это было очень непросто. Каким образом Цуруги умудрялась превратить схватку в сплошное издевательство, понять было невозможно, но безучастно наблюдать за всем этим без улыбки было точно нельзя.
  Вообще, складывалось впечатление, что занпакто откровенно скучает, а все ее действия диктуются исключительно попытками хоть как-то себя развлечь. Следовало признать, что их с Ичиго уровень был просто несопоставим. И это проглядывалось буквально во всем. Вот, например, Куросаки в очередной раз попытался атаковать, и его попытка уже опять заранее была предсказуемо безуспешна. Цуруги просто развела его клинки в стороны своими мечами и наградила рыжего хорошим пинком в живот. В реальной схватке, и каждому из здесь присутствующих это было ясно как день, вместо символической оплеухи Ичиго был бы уже попросту мертв. Снова неудачный выпад Куросаки, удар носком сапога под левое колено и звонкий подзатыльник, нанесенный плашмя черным лезвием, едва недо-шинигами припал на подбитую ногу.
  - Ичи-кун, я, конечно, люблю хорошенько выспаться, но всему же есть мера.
  Цуруги с щелчком соединила свои клинки и опустилась на ближайший камень, закинув ногу на ногу.
  - Давай так, я теперь буду драться одной рукой и сидеть на месте? Может быть, хоть в этой ситуации у тебя начнет вдруг что-то получаться, - звонкий издевательский смех занпакто заставлял Куросаки уже буквально рычать.
  Избранный Цуруги способ тренировки был, конечно, одним из самых действенных, однако Йоруичи не покидало ощущения, что занпакто могла бы работать с Ичиго куда более эффективно, но... не хотела. К тому же контролирующий амулет Киске расходовал свой заряд намного быстрее, чем должно было быть, и это наводило на размышления. Реальное освоение банкая требовало долгих упорных лет тренировок, одной из главных задач которых, кроме всего прочего, было еще и достижение взаимопонимания и установления дружеских или хотя бы партнерских отношений между занпакто и его номинальным владельцем.
  Ритуал, разработанный Урахарой, позволял обойти временную задержку, но по большому счету исключительно из-за того, что большинство занпакто изначально были лояльно настроены к своим шинигами. Но в этом конкретном случае дело явно не ладилось. И хорошо если виной тому были лишь исключительно характер Цуруги и ее презрительное отношение к Куросаки. А вот если причина похоронена несколько глубже? Не зря же в этой наглой девчонке ощущается некая чужеродная сила, которая очень даже может проявиться в Ичиго после того как Киске вернул ему способности шинигами одним очень рискованным способом.
  - Ичи-кун, ты устал? Решил поваляться на солнышке?
  Занпакто, сидя с невинным видом на прежнем месте, с ухмылкой рассматривала недо-шинигами, лежавшего в нескольких метрах от нее и пытающегося восстановить дыхание после удара под дых торцом рукояти. Судя по тому, как Ичиго болезненно сморщился, добрая девочка сломала ему пару ребер. Неопасно, но неприятно. Пользуясь короткой паузой, Цуруги оглянулась, ища глазами Йоруичи.
  - Йору-чан, скажи-ка, а если я его вдруг случайно вырублю, то время тренировки будет учитываться, пока Ичи валяется без сознания?
  Оборотень в ответ лишь улыбнулась, ничем не выдавая своего легкого удивления от столь бесцеремонного перехода занпакто на подобное обращение.
  - Потратить так много времени впустую было бы нежелательно.
  - Я-я-ясно... Ичи-кун, ты как там, не приснул?
  Бросив еще один взгляд на амулет, Йоруичи почему-то внутренне поежилась. Было в этом вопросе занпакто, вроде бы идущем в общем контексте подначек, что-то еще нехорошее. На самой грани. Некий зловещий намек. Или банальная недосказанность, но тоже очень недобрая. Такая же, какая постоянно скользила во всем легкомысленном поведении Цуруги, и очень не нравилась самой Йоруичи.
  
  * * *
  
  Первый день завершился... удачно. Максимум на что хватило Куросаки, так это кое как научиться не получать от меня плюхи, которые я раздавала вместо привычных контратак. Пару раз попробовав нападать сама, я быстро убедилась, что это вообще бессмысленно. Мне было банально нечему научить человека, которого я до сих пор могла бы убить буквально вторым ударом, а иногда и первым. Даже если этого требовал подлючий механизм, запрятанный в гигае. В итоге оставалось лишь защищаться, вяло отмахиваясь от слабых попыток Ичи скопировать хотя бы что-то из арсенала моих приемов. Без моей внутренней помощи мальчишка по-прежнему был лишь бледной тенью того, кто сражался с Зараки и Кучики.
  Вернувшись к себе и выйдя из-под частичного контроля проклятой куклы, я только тогда с ненавистью осознала всю глубину помойной ямы, куда меня угораздило провалиться. Если Ичиго каким-то чудом догадается, что на самом деле нужно делать, вместо своих дурацких попыток пощекотать меня мечом, то мне и всем моим великим планам придет окончательный трындец. И это если я сама завтра-послезавтра не вытолкаю его на этот путь под воздействием долбанного гигая. Сволочи. Я не я буду, если вы со мной за это не рассчитаетесь по полной...
  Постоянное напряжение и необходимость контролировать каждое слово и движение меня порядком вымотали. Плюс к этому всю предыдущую ночь до этого, пока некоторые лечились, их несчастная занпакто заполняла стеллажи оружейных складов. Потеря трофейных запасов несколько скрадывалась тем фактом, что личные резервы Куросаки уже достигли пяти этажей. Еще немного такими темпами, и в своей обычной форме сила Ичиго увеличиться уже вдвое против того, с чем мы прибыли в Сообщество Душ. Хотя, кто знает, что будет после обретения банкая... Хочу обратно в темноту, где холодно и страшно, но хотя бы не так противно!
  Сценка, разыгравшаяся на горячих источниках сразу после тренировки, меня откровенно позабавила. Естественно удержаться от пары "шпилек" в адрес Куросаки я не смогла, чем окончательно довела рыжего почти до истерики. Хотя, по большому счету, я понимала, что Ичиго, пожалуй, реально меньше всех виноват в том хреновом положении, в котором я очутилась, но нужно же и мне было хоть на ком-то оторваться? Так что терпи, Ичи-кун, мне-то, единственной у себя и любимой, куда как хуже.
  Поскольку интерес к недосказанным моментам мне удалось пробудить у парнишки еще до этого, он, по крайней мере, сумел выпытать у Йоруичи сведения о том кем был Урахара в Сообществе Душ, и это окончательно поставило все на свои места. Ну ладно, ученый в говне моченый. При первой же возможности я продемонстрирую тебе во всех красках, что испытывают недобровольные жертвы экспериментов и что они желают обычно сделать после этого с экспериментаторами. Не за это ли тебя поперли из сего благостного мирка в свое время? Ничего, я терпеливая. А уж если окончательную выясню подоплеку твоих заумных планов, когда ты засылал Куросаки на это гиблое дело, то держись за яйца, барыга полосатый. Ну, в самом деле, не для ускоренного же овладения Ичиго банкаем ты это все придумал, а, Киске-кун?
  
  * * *
  
  Странно, но впервые с того момента, как я внезапно оказалась в духовном мире Ичиго, я умудрилась уснуть. И сон этот был не менее странный...
  
  Серые дюны и черные скалы под неизменной луной создавали удивительно подавляющую атмосферу тоски и безысходности. Впрочем, для тех, кто постоянно поглощен процессом выживания, это имеет мало значения.
  Возле одинокого каменного столпа, возвышающегося над безжизненным пространством как перст, грозящий небесам, сегодня было неожиданного много звуков и движения. Две дюжины пустых, расположившись полукругом, выслушивали одинокого чужака, который без всякого страха зачитывал им предложение, являвшееся, по сути, ультиматумом без права обсуждения. Закончив, глашатай вскинул остроносую костяную маску и с чувством превосходства воззрился на остальных. Адьюкасы угрюмо молчали, искоса поглядывая на пустого, взгромоздившегося на камень в основании "полумесяца".
  Предводитель отряда задумчиво тер подбородок. Заметно менее крупный, чем его бойцы, он едва превышал в росте обычного человека и выглядел не намного опаснее. Длинные пальцы, представлявшие собой остро оточенные костяные бритвы, с тихим скрежетом скользили по идеально округлому изгибу маски, на которой выделялись лишь мощные клыки, обрамлявшие пасть, да узкие прорези, за которыми светились красные глаза.
  - А больше, этот твой Барагган ничего не хочет? - выплюнул, наконец, вастер-лорд. - Может, люлей ему в рассыпуху отвесить? Или башку твою ему в задницу затолкать?
  - Глупо хамить, - глашатай, видимо уже не в первой слышавший нечто подобное, лишь надменно хмыкнул. - Мощь нашей армии сокрушит вас за считанные минуты. Или вы присоединитесь, или...
  Остроносая маска разлетелась тысячью осколков, обезглавленная туша хлюпающим мешком повалилось на серый песок. Лидер отряда, еще мгновение назад сидевший на прежнем месте, с брезгливым безразличием поддал тело ногой, стряхивая бурую кровь со своих когтей.
  - Туповатый попался, мог бы сразу уйти, - подняв свой пылающий взгляд на затихших адьюкасов, вастер-лорд безразлично кивнул на убитого. - Жрите. Не каждый раз все-таки завтрак приходит сам... А ты еще кто?!
  Он смотрел на меня. Кишки Ганеша...
  
  Открыв глаза, я почти минуту сидела, не видя и не ощущая ничего вокруг. Что за срань небесная?! Только вот кошмаров мне еще не хватало для полной радости!
  
  
  Глава 12
  
  Новый день на тайной игровой площадке Урахары начался с очередного неприятного для меня сюрприза. Казалось бы, что может быть радостней, чем от души погонять Куросаки по каменистым скалам и потыкать его юшкой в бурую грязь? Особенно после последней невеселой ночки, проведенной в компании жутковатых видений? Но что-то в последнее время Судьба не желала оставлять меня своим пристальным вниманием, видимо, решив, наконец, спросить уже сполна за спасение от адских мук и дарованное перерождение.
  Едва я снова оказалась в проклятом гигае, Ичиго вознамерился взять реванш за вчерашнее представление. И у него начало неплохо получаться, черт возьми! Трудно было поверить, что всего за одну ночь у этого сопляка хватило мозгов, чтобы так хорошо разобраться в моей технике и сделать соответствующие выводы. Мои небрежные блоки и попытки продолжать сражаться одной рукой были сорваны на корню. Мальчишка лез вперед нагло, напористо, но осторожно, не попадался больше на "детские" обманки, отступал и уходил в защиту, стоило мне только обозначить нападение. А вот когда после пятнадцати с лишним минут нашего "топтания на одном месте", рыжий вдруг начал ухмыляться, то это меня взбесило. Он что, возомнил, будто бы уже встал на один уровень со мной?! Ну, всё, засранец, пора просыпаться!
  Резкое ускорение темпа и пара усложненных комбинаций закончилась закономерным итогом. Разбив Ичиго нос, рассадив губу, сломав еще пару ребер и вышибив несколько зубов, я, наконец, немного успокоилась. Судя по расширенному левому глазу Куросаки (правый медленно заплывал синюшным фингалом), на него произошедшее тоже подействовало отрезвляюще. Выбравшись из трещины в отвесной скале, которая образовалась после того, как я вколотила Ичиго туда в буквальном смысле, недо-шинигами, прихрамывая, двинулся ко мне с явным намерением продолжать.
  - Экий ты мазохист, Ичи-кун, - я легкомысленно усмехнулась, но мысленно уже поставила себе "галочку" - если он действительно попробует сейчас напасть, то сломаю ему обе ноги. Или руки. Как получится, в общем.
  - Ты сама говорила, что сражаться нужно, используя все силы. Только тогда поражение не будет пугать, только тогда ты сделаешь все что мог...
  - Умные мысли, Ичи, хороши тем, что их надо обдумывать, а не тупо следовать, засовывая голову в первую же приоткрывшуюся щель, как мышь в мышеловку.
  - Что ты имеешь ввиду?
  - Высшую тригонометрию, млять! - поутихшая злость легко возвращалась обратно. - Что я могу иметь ввиду, имбецил?! Я сказала тебе сражаться в полную силу, не презирая и не боясь своих умений и прочих способностей? И это правильно! Я велела тебе самому устанавливать границы и рамки допустимого? И это путь истинно свободного человека! Но где и когда я предлагала тебе везде и всегда переть напролом?!
  - Ты не предлагала, но, кажется, похвалила меня как раз за это, - у этого придурка хватило наглости ухмыльнуться.
  Цзянь свистнул в воздухе, срезав клок рыжих волос и едва не оставив Ичиго без уха. Дернув за шелковую ленту, я вернула рукоять меча обратно к себе в ладонь. Куросаки, снова впавший в ступор, осторожно коснулся маленькой царапины, оставшейся на скуле.
  - Я могла убить тебя, Ичи-кун. И по-прежнему могу. Одним движением, в любой момент, когда мне захочется. Скажи спасибо, что мои инстинкты самосохранения да ограничения ритуала не позволяют этого сделать.
  Про "тренировку по методу бакалейщика" и фокусы с гигаем хотелось-то сказать гораздо больше, но получилось вот так. Хотя, судя по подобравшейся фигуре Йоруичи, замершей на ближайшей ко мне возвышенности, вышло итак намного больше, чем следовало.
  - Тебе показалось, что ты приблизился ко мне в искусстве махания отточенным железом, но это лишь именно, то самое "показалось". Без меня даже дохляк Ханатаро уложит тебя в три подхода, - шансов у лекаря, конечно же, на самом деле не было, но покривить душой против истины ради красивого словца лишним никогда не бывает. - Ты правильно используешь свою силу, пытаешься понять врага, найти его слабые места. Но в твоем мышлении есть два момента, которые делают эти попытки такими же жалкими, как блуждание в темноте слепого котенка.
  - И что же я не могу, по-твоему, понять? - хоть и на грани вызова, но уже куда осторожнее спросил Куросаки.
  - Первое. Ты веришь, что сможешь победить любого противника.
  - И что же? Как будто ты не веришь в нечто подобное?
  - Я не верю в то, что могу победить любого. Я знаю это! Но не всегда победа над врагом является необходимым условием для достижения цели. И этого ты не желаешь принять. А второе... Ичи, почему ты свято уверен, что сила человека измеряется мощью его мускул, размерами его реяцу и стойкостью духа?
  - Только не говори, что и это не так?
  - Это так. Но почему ты видишь только лишь эти проявления силы?
  - О чем ты? - выражение абсолютного непонимания на лице Куросаки было настолько девственным, что мне невольно захотелось взять Ичиго за затылок и бить о землю, пока кочан, заменявший ему голову, не сотрется до кости.
  - Нет, я, видимо, точно рехнулась! Пытаться объяснить безмозглому идиоту все прелести использования черепа со всем его содержимым по назначению, а не ради проламывания запертых дверей, попадающихся ему по пути!
  Вырвалось у меня все это искренне, вот только очень захотелось сразу же отмотать время назад. Еще немного и я окончательно подставлюсь...
  От дальнейших вопросов Ичиго и продолжения лекции на тему "Назначение головных нейронов в повседневном быту" меня спас внезапный грохот и резонанс чужой реяцу, грубо пробившейся через защитный барьер, окружавший подземный комплекс. И хотя это скорее был маскировочный, а не оборонительный контур, вторженцу явно пришлось поднапрячься, чтобы проникнуть внутрь.
  - Что за... - начал было Куросаки, но силуэт, уже возникший из облака пыли у основания лестницы, не дал ему договорить вопрос.
  - Эй, Ичиго! Не ждал гостей? - оскалился от уха до уха лейтенант Абараи.
  - Рэнджи! Какого ляда ты тут делаешь?!
  - Тебя спросить забыл!
  Небольшое колебание в воздухе и между окрысившимися шинигами возникла Йоруичи.
  - Шихоуин-сама, - тут же "потух" лейтенант.
  - Как ты нашел это место?
  - Прошел по следу из остаточной реяцу этого рыжего балбеса, - последовал кивок головы в сторону Ичиго. - Он так до сих пор и не научился, как следует контролировать свою духовную энергию. Но не беспокойтесь, я пришел один и вряд ли кто-то другой сумеет так быстро вычислить ваше убежище.
  - И все-таки, зачем ты пришел? - обманчивая расслабленность в позе оборотня была мне знакома. Жертва, как правило, в такой ситуации даже не успевает ничего понять.
  - Сказать вам важную новость. Время казни Рукии снова перенесли. Приговор Совета Сорока Шести будет исполнен завтра.
  Йоруичи и Куросаки синхронно выругались, лицо Рэнджи закаменело, а я лишь негромко присвистнула. О, каких сил мне стоило удержаться от довольной ухмылки...
  - Если я прав, то Ичиго здесь усиленно пытается овладеть своим банкаем. Что ж, это действительно единственный реальный вариант справиться с такими, как капитан Кучики. И только если у него получится, то жизнь Рукии удастся спасти, но если он провозится слишком долго, то... Думаю, мне не надо продолжать.
  Куросаки сдержанно кивнул, а татуированный шинигами, наконец-то, соизволил обратить свое внимание на еще одного из присутствующих.
  - Так ты и есть его занпакто?
  - Сообразительный какой, - улыбнувшись, я двинулась вперед, обходя Рэнджи слева по кругу. - Как там, кстати, поживает хвостатый Заби-кун? Я ведь не слишком сильно его отделала во время нашей последней встречи?
  - Несильно, - набычился лейтенант. - Но достаточно, чтобы я до сих пор не восстановил прежнюю форму. Если бы не этот факт, черта-с-два, я пришел бы сюда просить о помощи Куросаки. Сам бы справился.
  - А ты, значит, банкай уже освоил? - уточнила я.
  - И если бы не чьи-то воровские замашки, то уже бы и применил по назначению!
  - Не кипятись так, Рэнджи-кун, - откликнулась я с умиротворяющей интонацией. - Таким ты мне не очень нравишься. К тому же я чувствую некую агрессию, направленную в отношении лично меня, - и, стрельнув глазами в Ичиго, добавила. - А то если будешь продолжать такими темпами, красавчик, то я точно вычеркну тебя из списка тех ребят, с которыми хотела бы провести хотя бы одну веселую ночь.
  - Цуруги! - сдавленно зашипел Куросаки. - Прекрати это!
  - А знаешь, чего он так бесится? - я доверительно склонилась к Рэнджи, якобы прикрывая свой рот ладонью, но продолжая говорить так, чтобы всем было слышно. - Просто Ичи-кун в курсе, что ему ни под каким видом в этот список точно уже никогда не попасть. Вот и играет самолюбие на детских гормонах.
  Рыжий взорвался отборным пунхуанским матом, знакомые обороты звучали душевно, аж пробирало. А вот Рэнджи, кажется, наоборот малость подзавис. Забавно, но с вот такими круглыми глазами и слегка приоткрытым ртом он до ужаса напоминал в данный момент Ичиго, когда того переклинивало подобным образом.
  Прикинув, что на некоторое время оба шинигами для нормального общения будут уже недоступны, я обернулась к Йоруичи, едва ли не давившейся от смеха.
  - Йору-чан, я так понимаю, у нас возникла проблемка?
  - Да, - оборотень вернула себе серьезность. - И ее придется как-то решить.
  Намек с нажимом понятен без разъяснений.
  - Попробуем, - каким-то чудом мне удалось проглотить "сделаем" и заменить на вот это. - Кстати, не думаю, что Ичи-кун догадается сам, но расскажи ему в перерыве или после о возможностях и банкаях всех остальных ребят, которых мы вполне можем встретить в ближайшее время. Ты ведь должна хоть что-то помнить о них, верно? Конечно, прошло столько времени...
  - Всего сотня лет. В принципе, я итак собиралась это сделать. Ты главное - не волнуйся.
  Мне показалось, или в конце это была подколка в ответ за "упоминание о возрасте"? Так или иначе, держите обратно в обе руки.
  - Переживать и волноваться - это часть моей работы. Потому как доверить Ичи я не могу даже этой малости.
  
  * * *
  
  Не скажу, чтобы изменения в действиях Куросаки от того, что у него неожиданно появился мощный стимул, начали как-то особенно сильно проявляться. Он, конечно, стал еще более наглым, к тому же принялся действовать злее и безрассуднее, но по-прежнему не мог добиться существенных результатов, хотя теперь относился к нашему поединку со всей возможной серьезностью. Если бы не дико запредельное количество реяцу, которое Ичиго все время расходовал с таким небрежением, то в нормальной схватке он уже давно бы выдохся и просто свалился бы с ног от усталости. К счастью для меня держаться на столь низком уровне было не сложно, изматывать себя и чрезмерно расходовать силы совсем не требовалось.
  В общем, учитывая предельно упертый характер и общую тормознутость рыжего недо-шинигами, я действительно порядком удивилась, когда он вдруг неожиданно остановился, прекратив свои пародии на атаки.
  - У меня ведь все равно не получится? - тяжело дыша, спросил Ичиго, глядя в землю.
  - Не сегодня, - подтвердила я с легким кивком. - Не завтра и не послезавтра...
  - Добиться успеха, не имея возможности победить. Возможности победить одной лишь чистой силой, - зыркнул Куросаки на меня исподлобья. - Получить необходимое от кого-то, но без жесткого принуждения. Ведь именно так ты в тот раз говорила? Поставить конечный результат выше самолюбия.
  А вот теперь уже и я напряглась внутренне не меньше, чем Йоруичи следившая за нашим поединком. Абараи, торчавший поблизости, хоть и не до конца понимал происходящее, но наблюдал с повышенным интересом.
  - Можно было бы попросить или даже умолять, - Ичиго хмыкнул, - но такая, как ты, вряд ли расщедриться в ответ на что-то, кроме язвительных замечаний.
  - Тот, кто просит - признает свою слабость. Неспособность решать проблемы и мольбы о милостыне вызывают либо жалость, либо презрение, - подталкивать Куросаки к верному решению против собственной воли было не слишком приятно. - Тот, кто считает себя сильным, не имеет права вызывать ни того, ни другого. Гордость, жадность и даже лень толкают человека к достижению целей, заставляют совершать ошибки, но не делают его ни слабым, ни жалким. Допущенные ошибки заставляют становиться сильнее. Тот же, кто просит, не станет сильнее уже никогда.
  - Подчинение и убеждение - вот аргументы сильного, - из-за подбитого глаза со стороны могло показаться, что Ичиго хитро щурится. Или это и вправду было так? - Но когда он сталкивается с более сильным, для кого нет никакой причины уступать или помогать ему, то остается только одно... Создать эту причину.
  Я чувствовала, как у меня скрипят зубы, засранец все-таки решил подключить голову и практически сразу нашел решение.
  - Можно было бы угрожать или шантажировать, - сама мысль о подобном, похоже, до сих пор коробила Куросаки. - Но к этому у меня сейчас попросту нет возможности. Таким образом, единственное, что остается - самому предложить что-то взамен на требуемое. Обмен между сильными. Между равными. Сделка!
  Заветное слово все-таки прозвучало, и мне не оставалось ничего другого, как спросить, в тайне надеясь, что Ичиго не найдет подходящий ответ.
  - И что же ты можешь мне предложить, Ичи-кун?
  Повисшая тишина до боли напоминала те тревожные моменты перед самым началом ночных атак, которые так любила команда "Чонджона", подкрадывающегося в темноте к мирно дремлющим купеческим судам на дальнем рейде богатой гавани.
  - Ты говорила, что хочешь жить. Жить, чувствовать и наслаждаться этим, - было видно, что Ичиго пытается нащупать верный вариант, но еще не может его сформулировать. - И я могу пообещать...
  - Ичиго! - голос Йоруичи перебил Куросаки на полуслове, но я уже не собиралась терять открывшуюся возможность.
  Преодолевая боль и незримые оковы, пытающиеся меня удержать, я успела выкрикнуть, то, что хотела услышать от Ичиго, хотя возможно и не то, что он намеревался сказать.
  - Моя сила и полная поддержка в обмен на полную свободу воли и действий! Ты никогда не будешь подавлять меня и никогда не станешь намеренно противиться мне, исходя лишь из собственных мотивов и не принимая во внимание мнения своего занпакто!
  - Согласен! - Куросаки протянул мне свою правую руку открытой ладонью вперед, и я со всей силы сжала ее дрожащими пальцами.
  - Сделка.
  Возникшая в полушаге от нас Йоруичи, так и не успевшая вовремя вмешаться, отрывисто выругалась. Куросаки прореагировал на это по-своему:
  - Я сам выбираю свой путь, Йоруичи-сан. Таким было мое решение.
  - Если бы ты только понимал, куда оно может тебя завести, - вздохнула оборотень и, покосившись уже на меня, добавила. - Это будет опасная игра. Даже для такой как ты.
  - Работать в команде с этим олухом - вот по-настоящему опасная игра, - ощущения того, что у Йоруичи есть некие подозрения на мой счет, оформились теперь окончательно, но время для откровенного разговора еще не пришло. - Однако не будем терять времени, которого итак осталось слишком мало. Залижи свои царапины, Ичи-кун, и давай посмотрим, сумеешь ли ты стабильно удерживать всю нашу совместную силу. Заодно покажу тебе пару забавных фокусов, специально для встречи с Бьякуей. Да и ты, Йору-чан, могла бы его подтянуть, хотя бы вот в этом способе быстрых перемещений.
  - Возможно тут, ты как раз и права, Цуру-тян, - на губах у желтоглазой появилась мстительная улыбка. - Овладеть основами сюмпо для Ичи-боя точно не будет лишним. А Рэнджи-кун нам в этом поможет, не так ли?
  Отказать в этой просьбе, прозвучавшей в приказном тоне, лейтенант Абараи уже не мог. Ичиго же теперь сиял от радости, как начищенный медный пятак. Бедненький мальчик, он действительно еще не понимал, что именно только что сделал.
  
  
  Глава 13
  
  В очередной раз удивляясь тому, что болезненная слабость, как это и раньше часто бывало, полностью отступила в важный момент, Укитакэ продолжал тащить громадную печать, не отвлекаясь ни на что вокруг. За его спиной безмолвно следовали Сэнтаро и Киёнэ, в которых не пробудилось и капли сомнений в действиях своего командира, за что он сам был безгранично им благодарен. Выброс реяцу, последовавший за пробуждением Соукиоку, Джуширо почувствовал еще минуту назад, а значит, мог бы вполне считать, что уже опоздал. Однако, несмотря на разверзнутые над горой крылья исполинского феникса, капитан тринадцатого отряда так и не ощутил завершения страшного ритуала.
  Они успели в самый последний момент Безумный рыжий риока, похоже, и в самом деле собирался бесстрашно схватиться с существом, несущим в своем ударе силу сотен тысяч занпакто. Но к счастью, петля печати захлестнула шею Соукиоку раньше, чем случилось непоправимое. Второе опорное крепление вонзилось в землю, и Кёраку, появившийся рядом, вдавил деревянный штырь поглубже в почву.
  - Йоу, сердцеед, - усмехнулся командир отряда номер восемь. - Когда ты уже избавишься от своей дурной привычки все время опаздывать?
  На лицах остальных офицеров Готей-13, за исключением разве что непробиваемого командующего Ямамото, застыло выражение крайнего изумления. Кое-где приправленное толикой разгорающейся злости.
  - Извини, распечатывание заняло чуть больше времени, - коротко ответил Джуширо. - Но теперь, можем начать!
  Мечи Укитакэ и Шунсуй вонзились в поверхность печати, созданной умельцами дома Шихоуин. Что-то успела прокричать капитан Фон, призывая, видимо, остановить их, но было уже поздно. Огненные хлопья от рассыпавшейся Соукиоку медленно закружились в воздухе, плавно оседая на землю. Служителей и тех присутствовавших шинигами, что были послабее, "ударная" волна от разрушения орудия казни просто посбивала с ног.
  - Не знаю, что вы там задумали, парни, - раздался сверху голос риока. - Но раз все идет, как идет, то меня это пока устраивает.
  Куросаки взмыл на вершину арки, возле которой висело распятое тело Рукии и, не обращая внимания на крики приговоренной, вонзил свой странный меч в древнее дерево. За мгновение до этого Джуширо отчетливо успел заметить, как черное лезвие ярко сверкнуло серебряной вспышкой.
  
  * * *
  
  - Достала ты уже своими "уходи", "не спасай" и прочим. Раз не услышала в первый раз, повторю снова - твое мнение не волнует здесь никого ни на йоту!
  - Но благодарить я тебя все равно не буду, - буркнуло это чудо откуда-то из подмышки Ичиго срывающимся голосом.
  - Да кто бы сомневался...
  Тем временем, благодарная публика внизу, похоже, немного отходила от шока. Хэх, что-то у меня от вида этих ниппонских воплощений смерти недобрые ощущения начали просыпаться в районе несуществующей печени. Как говорится, хоть мы готовились и репетировали этот эпизод, а выход на сцену все равно заставляет напрячься. Даже у Ичиго коленки нет-нет, да и дрогнут. Ему ведь Йору-чан доходчиво разъяснила, кто все эти люди, и чего они могут с нами сделать, предоставь им такой шанс. Хорошо, что хоть несколько из них, вероятно, на нашей стороне.
  - Ичиго, - снова послышалось из подмышки, - у тебя, надеюсь, хоть какой-то план, что дальше делать, есть?
  - Конечно. Мы сбежим!
  Если бы я не знала продолжения, то, наверное, удивилась бы и порадовалась.
  - Это невозможно! Они капитаны!
  - Я помню, - невозмутимо откликнулся рыжий. - Значит, придется сначала их победить. В любом случае это нужно сделать, чтобы вытащить Чада, Генджи и остальных. Так что тут вариантов особых-то и не было.
  - Какой дебил...
  Новый шум внизу сразу же привлек к себе внимание всех собравшихся. Отправив в глубокий нокаут последнего из стражников внешнего охранения, к Кресту Соукиоку пробился, наконец, Абараи.
  - Рэнджи! И ты здесь!
  - Хрен бы я тебе не пришел, не досмотрев такую клоунаду! - ощерился красноволосый.
  А вот дальше последовал момент, который Куросаки обсудил с остальными как-то очень вскользь. Планировалось, что он передаст Рукию Рэнджи и будет прикрывать их отход, но то, как Куросаки осуществил эту "передачу", нужно было видеть своими глазами, чтобы насладиться в полной мере. Дикий визг свежеспасенной и вопль лейтенанта на вечную тему "Гребанный идиот!!!" слились воедино. По счастью, глазомер у Ичи-куна был все-таки неплохой, попадание с первого раза можно было засчитать на отлично. Впрочем, второй попытки никто бы и не смог предпринять, в связи с полным израсходованием метательного "инвентаря".
  
  "Напомни мне в случае чего не нанимать тебя в спасители".
  "Как будто твое мнение, в отличие от Рукии, меня будет интересовать..."
  "Не выпендривайся. Тебя сейчас тут быстро вернут к реальности во-о-он те ребята в белых плащиках. Пнул бы ты Рэнджи-куна что ли? Поорать на тебя они на пару и потом вполне смогут".
  
  - А теперь валите! Беги, пока не свалишься от усталости! Пошел!
  И Абараи пошел. Вот теперь-то и начиналась самая веселая часть.
  У подножия арки звонко пролаяла команды миниатюрная брюнетка с парой косиц, видимо, та самая капитан второго отряда, о которой сжато упомянула Йоруичи. И которую, кстати, обещала взять на себя. Лейтенанты дружно рванули следом за Рэнджи. С учетом двух капитанов, вроде как на нашей стороне доски, и пацифистского характера командующей четвертого отряда, выходило, что кроме Бьякуи, остался лишь бородатый старикан. Связываться с которым крайне не рекомендовалось. Ладно, посмотрим, расклад не такой уж и гнилой получается.
  Заложив вираж (спасибо чудо-плащу из семейных запасов Йору-чан!), Ичиго отрезал путь троице преследователей. Не останавливаясь и не давая им шанса сообразить, Куросаки просто врезался в огромного толстяка, бежавшего по центру, приложив его торцом рукояти под подбородок со всей недюжинной силы, помноженной на голую кинетику.
  - Порви их, Цуруги!
  Тело мордатого еще оседало, а в руках у Ичиго тускло блеснули цзяни. Синхронный удар обоими клинками, глубоко рассек руки оставшихся лейтенантов, еще только начавших поднимать свои катаны в боевую позицию. "Качающийся" удар влево-вправо, и оглушенные офицеры последовали за своим толстым товарищем, так и не успев даже активировать шикай.
  Легкий порыв реяцу от открывающегося сюмпо, и клинок капитана Кучики оказалась зажата между зубьями цзяней. Куросаки нагло ему ухмыльнулся.
  - Я же уже говорил, что вижу тебя, Бьякуя!
  
  * * *
  
  "Но как?!!"
  Такой, казалось бы, простой вопрос обжигал сознание капитана Тоусена своей пугающей нереальностью. Так не могло быть, и все же было.
  "Он не может не видеть, не слышать, не чувствовать запахи! Он даже не может ощущать реяцу! Но как тогда он может уклоняться?!!"
  Очередная атака Тоусена едва не лишила его самого головы. Понять же, что творилось с окаменевшим Кенпачи было попросту невозможно. Черная сфера банкая, накрывшая их, была абсолютной, но, похоже, впервые, в ней оказался заключен противник, которому на происходящее было попросту "по хрен".
  "Пора заканчивать!"
  И, как ни странно, новый удар Тоусена нашел свою цель.
  "Он не уклонился?! Или не захотел?!"
  - Привет, нигер! Давно не виделись!
  Рука Зараки, уже оказавшаяся поверх кисти Тоусена, сжалась так, что пальцы капитана девятого отряда захрустели, ломаясь один за другим. Вертикальный удар выщербленного меча едва не развалил Канаме пополам.
  - Я снова могу видеть, потому что касаюсь тебя? Или твоего меча? Хотя, насрать! Я б еще с тобой поиграл, но как-то скучно больно. Еще и голову напрягать к тому же.
  Второй удар был более точен, на белые плиты обильно плеснула кровью, а черная сфера над головой у сражавшихся оглушительно лопнула.
  - Демон, - прохрипел Тоусен, из последних сил пытаясь подняться с колен.
  - Демон? - хмыкнул Кенпачи. - Да ты, судя по своим слабым навыкам, не пережил бы и первый встречи с одной из них. А вот я очень хочу сейчас повторить схватку хотя бы с той, кого называть демоном не стыдно даже мне. Знаешь, как занятно изменяется желание битвы с любым достойным противником, лишь бы тот оказался хотя бы в треть от твоего уровня, после внезапного поражения? Когда ты уже почти забыл, каково это? На самом деле очень несильно, просто драться хочется уже только и только с НЕЙ! Совсем как тогда... А остальные... Остальные в лучшем случае, годятся разве что для тренировки! Так что уж извини меня, нигер, но впервые в жизни мне просто некогда возиться с таким слабаком как ты!
  - Я сделаю все, чтобы остановить тебя...
  - Да, ты уже сдох, придурок.
  Удар ногой швырнул тело капитана девятого отряда через всю площадку. Разрубленное сердце Тоусена Канаме окончательно перестало биться еще в полете.
  - Ублюдок! - Зараки успел отбить удар капитана Камамуры без особой сложности.
  - Ах да, еще с тобой ведь надо разобраться, - снова оскалился Кенпачи. - Ну что, может, хоть ты покажешь мне что-нибудь интересное, чтоб я задержался?
  
  * * *
  
  Легкие шаги, которые даже можно было бы назвать крадущимися, если бы этот человек действительно крался, разрушили умиротворенную идиллию этого места, сотканную из тонов полумрака и звенящей тишины.
  - Они только что были здесь, Айзен-сама.
  - Я знаю. Но, похоже, Гин, у нас возникла одна небольшая трудность.
  - Да, я заметил. Со стороны Канаме-куна было в высшей степени невежливо умереть в такой неудачный момент, не предупредив нас заранее.
  - Придется тебе проследить за тем, чтобы все остальное прошло по плану. К сожалению, мы не можем попросить наших друзей изменить место встречи, а значит, носитель Хоугиоку должен вернуться на место казни к указанному сроку. А я пока прослежу за текущими мелкими деталями и избавлюсь от оставшихся назойливых "хвостов".
  - Я сделаю все как надо, Айзен-сама. В отличие от Канаме, я не так сильно рассеян и нелюбопытен, чтобы потерять жизнь накануне столь интригующих событий.
  
  * * *
  
  - Почему, Бьякуя?! Почему?!
  - У меня нет желания объяснять это такому как ты.
  
  "Он просто моральный урод, Ичи. Такое бывает. Смирись с этим. И убей его".
  
  Войти в боевой ритм и закрутить с Бьякуей уже знакомую карусель у Ичиго вышло также легко, как и расправиться с троицей лейтенантов. Куросаки еще в прошлый раз дрался с Кучики будучи вымотанным по полной, так что теперь схватка с капитаном шестого отряда, использовавшим пока лишь сюмпо и простые атаки с катаной, была для рыжего легкой прогулкой. Забавно, у аристократика была поставлена неплохая техника, за которой сразу чувствовалась грамотная школа, причем особый упор он делал на скорость и ловкость, какой сумел бы похвастаться далеко не каждый, но... Но ничего интересного или, тем более, экстраординарного Бьякуя, как выяснилось, показать просто не мог.
  - Хадо номер четыре! Бьякурай!
  От белого извива молнии, вспышкой перечеркнувшей воздух, тело Ичиго, перекаченное реяцу, увернулось на чистых рефлексах. Без кидо Кучики уже просто начинал уступать, и обоим участникам поединка это было прекрасно видно.
  - Если ты еще надеешься меня остановить, то тебе придется сражаться в полную силу, Бьякуя, - с насмешкой бросил Куросаки.
  - Тебе было мало прошлого раза, ничтожество, - по "маске отстраненности", которую пытался выдерживать Кучики, побежали первые трещинки. - Что ж, значит, сейчас я сотру саму память о тебе. Раз и навсегда.
  Последовал уже знакомый разрыв дистанции, но едва Бьякуя попытался активировать шикай, как его противник возник прямо перед ним.
  - Атака двух клыков!
  Черные лезвия распороли белое хаори, так, правда, и не сумев пустить противнику кровь. Кучики, используя несколько сюмпо, ушел к самому краю скальной площадки и замер там, пытаясь восстановить дыхание. Ситуация с остальными участниками событий к этому времени уже разрешилась сама собой. Старикашка шустро слинял следом за парой наших союзников-ренегатов. Спустя пару секунд после этого Йоруичи, объявившаяся на поле боя, также резво исчезла, прихватив с собой капитана второго отряда. Подранков при помощи гигантского одноглазого ската быстро собрала начальница местной лекарни, после чего стремительно ретировалась прочь, за что лично я была ей безмерно благодарна.
  - Видишь, я тоже научился этой штуке с мгновенными перемещениями, - усмехаясь все также нагловато, крикнул Куросаки, демонстративно красуясь перед Кучики. - Это было не так уж и сложно, хочу заметить. А вот тебе явно стоило бы подумать над тем, что не следует так глупо каждый раз открываться. На те пару секунд, что уходят на включение этой вишни, ты совершенно открыт. Опасная недоработка...
  - Ты еще смеешь меня поучать, мальчишка! - надменная фарфоровая личина Бьякуи окончательно треснула. - Что ты возомнил о себе, насекомое?!
  - Насекомое или нет, но я заставлю тебя использовать банкай в этой схватке, - глаза Ичиго холодно блеснули. - Чтобы ты увидел всю свою истинную слабость!
  Судя по гримасе, исказившей его лицо, эти слова для Кучики стали последней каплей.
  - Цвети, Сенбонзакура!
  - Абсолютный щит!
  Поток розовых лепестков, в действительности, как мы теперь знали, представлявших собой крохотные лезвия, с легким шорохом обрушился на Ичиго. И бессильно осыпался, разлетаясь в разные стороны. Круглые глаза главы одной из четырех великих семей Сейретея стоили тех усилий, которые пришлось потратить, чтобы увидеть их.
  - Что это?
  Прозрачный, но отчетливо видимый барьер, возникший вокруг Куросаки, без особого труда разбрасывал мелкие лепестки Сенбонзакуры, все еще пытавшиеся вонзиться в неподатливую поверхность. Выражение полного издевательства на лице Ичиго медленно достигло своей наивысшей формы.
  - Это? Моя защитная сфера. Если, конечно, ты не заметил, что у этой штуки сферическая форма, и что она меня защищает.
  
  "А ты у нас еще тот юморист, Ичи-кун".
  "Да у меня вообще полно скрытых талантов. Но зато, какая у Бьякуи на морде прекрасная реакция нарисовалась!"
  "Картину мира мы ему определенно не нарушили, но основы точно поколебали. Не зря мне сразу понравился этот фокус с ядрами Шиба".
  
  Научиться использовать мое материальное воплощение вместо старого шара-генератора, оказалось для Куросаки ничуть не труднее, чем уяснить основы сюмпо под руководством Йору-чан. Я еще тогда в ночь перед вторжением во всех деталях разобрала схему построений и узлов, позволявших поделкам Куукаку преобразовывать реяцу в защитный полог и придавать ему соответствующий вид. Пришлось немного повозиться, чтобы убрать "механизм" взрывной катапульты, но ничего сверх сложного. А дальше все было также просто, как объяснял в свое время Генджи. Главное - кто ставит барьер, а также кто и как пытается его пробить.
  Учитывая, что накачивать свою сферу Ичиго мог, черпая реяцу напрямую из собственного внутреннего источника, то, с моей маленькой помощью в правильном распределении потоков, пробить такую защиту смог бы далеко не всякий удар далеко не каждого занпакто. У Сенбонзакуры в форме шикая шансов же не было вообще. Многочисленные и опасные, но маленькие и слабые, розовые лезвия не имели возможности преодолеть прозрачную стенку сферу при всем желании. Их преимущество в атаке разом со всех направлений также полностью гасилось формой кидо-щита Ичиго. А Бьякуя при всех его отвратных чертах не был, все же, таким дураком, чтобы сразу этого не понять.
  - Хадо номер тридцать три! Сокацуй!
  Плотный сгусток синего пламени и тяжелый удар Сенбонзакуры, лепестки которой буквально сплелись в единый "кулак", последовательно обрушились в одно и то же место сферы прямо напротив лица Куросаки. Поскольку за мгновение до этого я, не жлобясь, зачерпнула запасов с первого этажа арсенала, то результатом всей этой комбинации стала лишь крохотная трещинка.
  - Я ведь уже сказал, Бьякуя, я заставлю тебя использовать банкай, хочешь ты того или нет.
  Кучики манерно поджал губы, возвращая себе прежнюю невозмутимость.
  - Раз тебе так сильно хочется умереть, то я, и в самом деле, не имею права мешать.
  Разведя руки, Кучики выронил свой клинок острием вниз, и тот плавно ушел под землю.
  - Бан-кай. Сенбонзакура Кагэёси...
  
  Похоже, выпендреж Куросаки действительно довел Бьякуя-боя до белого каления. Игры кончились, а ставки заметно выросли. Не откладывая в долгий ящик, глава дома Кучики бросил в бой сразу всю "лепестковую" массу, еще и дополнительно направляя ее поток обеими руками. Судя по рассказу Йоруичи, это делало его атаки почти в два раза быстрее, чем в обычном режиме, а значит, аристократик решил больше не церемониться.
  Выхлебав одним залпом все оружейные закрома вплоть до третьего этажа включительно, Куросаки принялся показывать класс по "заячьему бегу", выписывая вокруг противника такие зигзаги и фортели, что у бедняжки Бьякуи всерьез грозило развиться косоглазие. Самостоятельная скорость Ичиго подскочила до той, при которой он почти на равных бился с Кенпачи, а с учетом сюмпо и сферического щита, позволявшего игнорировать легкие удары "по касательной" и тому подобное, уворачиваться у недо-шинигами получалось в легкую. Правда, времени на собственные атаки вообще не оставалось. К тому, же было заметно, что с каждым разом Бьякуя был все ближе к тому, чтобы захлопнуть ловушку, с маниакальной скрупулезностью загоняя Куросаки все жестче и жестче между шуршащих "жерновов".
  
  "Ичи-кун, дай ему то, что он хочет..."
  "Понял! Начали!"
  
  Розовые лепестки сомкнулись вокруг затрещавшей защитной сферы, полностью скрывая ее под собой. С каждой секундой слой лезвий становился все больше, а сопротивление прозрачных стенок напротив ослабевало.
  - Это конец, - с показанным безразличием вымолвили губы Кучики.
  Ичиго, возникший из воздуха прямо над ним, молча, метнул в спину Бьякуи оба клинка, перехватывая пальцами растянувшиеся черные цепи. Каким-то образом капитану шестого отряда и в этот раз удалось увернуться, отделавшись лишь окончательно испорченной накидкой. Вот гадство! У этого поддонка, что глаза на затылке, что ли? Я, конечно же, не желала Ичиго легкой победы, но нынешняя неудача потихоньку стала меня бесить. Полая сфера лопнула в объятьях Сенбозакуры, позволяя Бьякуи убедиться в своем пустом нутре.
  - Ты по-прежнему уязвим, Бьякуя. Все там же, все так же, - Куросаки мягко отпрыгнул назад, рывком возвращая рукояти цзяней к себе в ладони.
  Возможно, мне лишь показалось, что я расслышала скрип благородных зубов. Глаза Бьякуи метали молнии, а розовое облако за его спиной начало концентрироваться, принимая все более угрожающую форму.
  - Было бы конечно забавно победить тебя и твой банкай, удерживая Цуруги по-прежнему в форме шикая, - хмыкнул рыжий. - Но я тоже хочу показать все, на что уже способен.
  - Не смеши меня, - презрительно скривился Бьякуя. - Неужели ты пытаешься намекнуть, что за столь короткое время освоил еще и банкай?
  - Намекнуть? Да, всего лишь намекнуть, - Куросаки происходящее явно забавляло.
  Хм, что-то раньше я не замечала за ним такой безбашенности. Как бы ему от карьерных успехов моча в голову не ударила, как уже опасалась Йору-чан.
  - И вот мой второй намек! БАН-КАЙ!
  
  * * *
  
  Ударная волна, грохот и вспышка от высвобождения огромного количества духовной энергии заставили сотрясаться почву под ногами у капитана Кучики. Ничего особенного в том, что проделал этот низкорожденный смертный, не было. Ни запредельного уровня, ни необычных проявлений, ничего такого. Поражал сам факт того, что ему все-таки удалось совершить это. Хотя, Бьякуя хорошо запомнил слова Йоруичи, а она, как это не неприятно осознавать, редко оказывалась неправа.
  Тем временем, пыльная буря на том месте, где стоял юный наглец, рассеялась, и глазам Кучики, наконец, предстал высвобожденный банкай рыжего мальчишки.
  - И вот ЭТО, ты называешь банкаем? - несмотря на все произошедшее за последние дни, глава дома Кучики искренне захотел рассмеяться, и только самообладание не позволило ему опуститься до столь открытого проявления эмоций. - Да тебя следует растереть в кровавую слизь только за подобную наглость. Эта дешевая и кривая пародия на занпакто, достойная тебя в полной мере, просто не имеет права существовать.
  Внешний вид Куросаки претерпел некоторые изменения. Одежда шинигами сменилась длиннополым одеянием болотного оттенка. Кожаная полоса широкого пояса, увенчанного массивной пряжкой, длинные свободные рукава, темные штаны и высокие сапоги дополняли картину, рисуя нечто отдаленно похожее на облик капитана вако середины нынешнего тысячелетия. Мечи Ичиго, и до того имевшие непривычную странную форму, теперь преобразились еще более разительно. Узкие лезвия, имеющие острую заточку с обеих сторон, изгибались на концах вниз хищными клювами. Рукояти на "один хват", являвшиеся простым продолжением клинков, обмотанные черными шелковыми лентами, закрывали пальцы Куросаки полукруглой пластиной. Причем, верхние грани, этих "полумесяцев" тоже имели режущую кромку. Продолжаясь дальше, мечи Ичиго завершались штырями плоской формы, которыми, судя по виду, можно было неплохо колоть и, наверное, даже пробивать доспехи. Но все равно, называть ТАКОЕ банкаем...
  - Я убью тебя просто из уважения к настоящим воплощениям мощи истинных шинигами.
  - Эй, вобла охолощенная! - звонкий женский голос, раздавшийся за спиной у Кучики, заставил капитана неожиданно вздрогнуть. - Никогда не слышал поговорку об излишне раннем употреблении слова "гоп"?
  Бьякуя совершенно точно не ощущал нового присутствия, никто не мог так долго и умело прятаться поблизости, и только сила Куросаки беспечно растекалась вокруг из-за того, что этот мальчишка так до сих пор и не научился как следует ее контролировать.
  - Ты еще кто? - без выражения спросил Кучики, сдерживаясь от того, чтобы оглянуться и предоставить Ичиго удобный шанс для атаки.
  Однако прозвучавший ответ, полный насмешки и самодовольной желчи, все же заставил Бьякую потрясенно покоситься через плечо.
  - Я - та самая очень кривая и очень дешевая пародия на занпакто, которая сейчас развалит тебя от затылка до задницы!
  Ошарашенный взор Кучики замер, наткнувшись на высокую женскую фигуру, стоявшую позади него, небрежно закинув на плечи пару обоюдоострых клинков. В расслабленной позе и насмешливом взгляде темноволосой девушки читалось явное чувство собственного превосходства. А еще эта кошачья улыбка... Бьякуя слишком хорошо помнил, кто всегда так смотрел на него, и улыбался точно также, неподражаемо мешая веселое презрение с сочувствием и искренней заботой. Тряхнув головой, капитан шестого отряда попытался отогнать наваждение, но образ Шихоуин Йоруичи никак не желал отступать.
  - А раз уж ты заранее отказал мне в праве на существование, Бьяки-тян, ты ведь не будешь против, если я, в свою очередь, захочу посмотреть какого цвета твои потроха?
  
  * * *
  
  - Это просто смешно, - Бьякуя повернулся ко мне в профиль, видимо, чтобы попытаться удержать в поле зрения обоих противников. - Материализация занпакто? Это и есть все воплощение твоей истинной силы? На что ты надеешься?
  - Действительно, смешно, - продолжил скалиться Куросаки. - Ты тут только что за мной одним не поспевал, а теперь с двумя мечтаешь справиться. Да ты оптимист, Бьякуя!
  Что ж, с этими словами я была полностью солидарна. Шансов у капитана не было, тем более, нам на двоих нужен только один точный удар. Конечно, с Зараки этот хитрый трюк не сработал, но и я сделала выводы из той ошибки.
  На самом деле, банкай Ичиго был куда опаснее, чем то, что сейчас Куросаки описывал Кучики. Рыжий указал капитану на то, что теперь ему придется иметь дело с двумя противниками, но на самом деле, противник по-прежнему оставался один. А как еще охарактеризовать два отдельных тела, которые спокойно продолжают общаться между собой мысленно, и которые способны идеально скоординировать свои действия? Не считая того, что все приемы, освоенные Ичиго, были доступны и мне, а ему в свою очередь перепала очередная порция моих финтов.
  Что касается новых клинков рыжего, то они позабавили меня еще в тот самый раз, когда я впервые увидела их. Парные цзянь-гоу. С виду, глупые и нелепые обрезки металла. На практике же, оружие высшего мастера. На всю империю Мин было, кажется, трое, кто умел грамотно обращаться с такими заковыристыми штуками. Еще был один мастер в Чосоне, но после нашей встречи во время еджунского набега, остались только миньцы. Говорят, кто-то там еще на границе Тянь-Шаня давно и красиво вскрывал такими вот железяками чужие глотки, но это уже из разряда слухов. Лично я вряд ли бы взялась за цзянь-гоу, даже представься мне когда-нибудь такая возможность. Ну, совсем не мой это тип и слишком много мороки с ними. Мало того, что из-за своеобразной формы и баланса металл для таких клинков приходится подбирать долго и тщательно, так еще и постоянная заточка с полировкой с ума свести могут. К тому же в оставленной мною жизни любой знающий противник сразу же подбирался при виде этого оружейного извращения. Ну, Ичиго-то, слава богам, от этих проблем был благополучно освобожден, а что касается меня, то старые цзяни лежали в руке уже как-то привычнее, да и новые фокусы, освоенные в последние дни, переучивать что-то совсем не хотелось.
  Не знаю в точности, как проходит формирование конечной стадии банкая, но знания, унаследованные от Зангецу, подсказывали мне, что это своего рода воплощение воли и желаний шинигами, под которые вынужден подстраиваться занпакто с минимальным привнесением своих собственных особенностей. В нашем же с Куросаки случае главную роль сыграла заключенная сделка. Я хотела больше свободы и выбраться в материальный мир, а Ичиго нужна была моя сила и помощь в сражении. Как по мне, так решение вышло почти идеальным. Жаль только связующая нас "нить" (или все-таки "цепь"?) ощущалась мной по-прежнему также ясно и отчетливо, не давая забыть, что привязь удлинилась, но отнюдь не снята. Но с этим мы разберемся...
  - Покончив с тобой, я уже на следующем вдохе забуду о самом факте существования человека по имени Куросаки Ичиго, и это станет твоим окончательным развоплощением.
  - Бьяки-тян, дети в начальной школе пугают страшнее, чем ты...
  Как могло бы звучать продолжение фразы, я и сама не знала потому, что именно на этих словах мы бросились на Бьякую в атаку, уклоняясь от потоков и облаков розовых лезвий. Скорость, сила ударов и реакция у Ичиго, а значит и у меня, возросли еще на порядок. Внешне беспорядочные перемещения при помощи сюмпо, мерцание защитных сфер, возникающих тот там, то здесь, буквально на пару секунд, и совместные действия, согласованные до секунды и миллиметра, начали давать результаты практически сразу. К тому же Куросаки был, безусловно, прав - уследить разом за двумя целями, имеющими к тому же еще и одинаковую реяцу, было очень непросто.
  Кучики слишком поздно сообразил, что пытаться гонять нас обоих так же, как у него до этого выходило с Ичиго, в принципе, дохлый номер. Ему бы сосредоточиться на защите, оттянуть к себе побольше лепесточков для создания собственного "оборонительного периметра", а он продолжал увлеченно закручивать розовые спирали вокруг наших мелькающих тушек в тщетных попытках нарезать свежего фарша. Вряд ли Сенбонзакура могла не причинять вреда собственному хозяину, поэтому я изначально предполагала наличие некой "зоны тишины" вокруг самого Кучики, которую он или его занпакто поддерживали хотя бы на инстинктивном уровне. Именно это и делало сближение с противником наиболее перспективным вариантом в развитии схватки.
  Вокруг меня с хрустящим звуком разломилась очередная сфера, но сплошная стена из лепестков, взметнувшаяся на пути, уже была успешно преодолена. Уходя от моей атаки мгновенным перемещением, Бьякуя снова не смог учесть, что Ичиго сейчас опережает его на полшага, благодаря нашему "единому боевому разуму", а перехватывать противника в сюмпо рыжий наловчился мастерски. Розовый кокон свился вокруг в бесплотной попытке оградить хозяина, но теперь уже было поздно.
  - Атака четырех клыков!
  Лезвие Сенбонзакуры, успевшее занять свое место, остановило один из мечей Куросаки. От второго цзянь-гоу Бьякуя почти сумел уклониться, но крюк на конце глубоко вошел капитану в плечо. Моя атака, в отличие от прямолинейного наскока Ичиго, идущая чуть сзади и сбоку в нижней трети, была успешнее. Если цзянь, направленный в сердце, Кучики еще смог перехватить, пожертвовав левой ладонью, то второй вошел ему точно в подбрюшье почти по самую рукоять.
  - Попался, Бьяки-тян...
  
  * * *
  
  В кристально чистой воде озера тихо плескались золотые карпы. Пологие берега идеально округлого водоема со всех сторон обступали цветущие вишни. Раскидистые ветви во множестве опускались к поверхности воды, гладкой, как стол, почти касаясь ее и роняя вниз розовые лепестки. Петляя между изогнутых стволов, я еще издали заприметила вытянутую сухую фигуру в аляповатых ниппонских доспехах, уже дожидавшуюся меня у самой кромки пруда.
  - Сакура-тян! Наконец-то я отыскала тебя!
  - Твое нахальство заслуживает медленной смерти, но я милосерден, - раздалось в ответ из-под лакированной маски.
  - Твой хозяин тоже много выпендривался.
  Сенбонзакура учтиво дождался пока я выйду на открытое пространство и, похоже, хотел предварить нашу схватку еще каким-то высказыванием, но мне было лень его слушать. Цзянь на черной ленте свистнул в воздухе, заставляя буси невольно отмахнуться своим клинком, а я уже метнулась вперед и вправо, заходя к нему с противоположной стороны.
  Короткая стычка завершилась для меня весьма неожиданно. Катана ся-муря, легко выйдя из путающего блока до того, как я успела нанести удар второй рукой, распорола мне наискось куртку на груди. Края разреза тут же потемнели и набухли от крови, причем, продолжай я атаку, а не рвани сразу же назад, то меч этого плодово-ягодного ублюдка раскроил бы меня в лучших традициях хмонгских обвальщиков. Несколько забористых матерных выражений значительно обогатили внутренний духовный мир Бьякуи.
  - Не думаю, что тебе следует так откровенно подтверждать свое низкое происхождение, - надменно выплюнул Сенбонзакура. - Это итак вполне очевидно.
  - Знаешь, - удалось прошипеть злобно в ответ, - я бы пообещала сделать тебя евнухом, но вижу, кто-то уже до меня постарался.
  Ярость медленно накрывала меня с головой. Причем больше всего я злилась на саму себя. Вот ведь дура! Идиотка контуженная! Решила, раз это розовое чмо выглядит как ся-муря и ведет себя соответственно высокомерно, то и драться с ним будет ничуть не сложнее, чем с обычными ниппонскими вояками.
  Это духовный мир! Причем духовный мир его хозяина! Здесь катана противника не будет кованным-перекованным куском железа, который если не поломается, так погнется от прямого удара цзяня. И доспех его хоть и из лакированных деревяшек, но не пробьется одним тычком засапожного ножа. С этим уродом нужно сыграть аккуратно. Как тогда, с хатамото из клана Мори, неизвестно как затесавшимся среди пассажиров торговой кобаи. Почему этот благородный прыщ не поплыл на конвойной лохани, которую перед атакой отманили за мыс ребята с "Нанкинского тигра", осталось для всех непонятным. А вот разбираться с этими непонятками пришлось уже моей абордажной команде. У ублюдка был хороший меч, доспех из доброй стали, полдюжины преданных гоши и годы опыта за спиной. На память о нем мне, кстати, остались два тонких багровых шрама, через левую грудь и попрек лопаток, сохранившиеся даже в моем нынешнем воплощении.
  Прорычав под нос еще пару проклятий, я осторожно двинулась навстречу Сенбонзакуре, уже приближавшемуся ко мне. Дальше началась очень кропотливая работа, когда каждый пытался прощупать противника и отыскать его слабые места. Скукота, но давний урок, преподанный мне Судьбой, прочно засел в памяти. Если слишком часто слишком резво лезть на рожон, не учитывая класс и количество врагов, то можно быстро умереть и загреметь с большим комфортом на долгое заключение в тело рыжего импульсивного подростка, не имеющего никакого реального понятия о настоящей жизни.
  Как ни странно, первому наше вялое перезвякивание надоело занпакто Кучики. Внезапно ускорив темп, ся-муря попытался "раскачать" меня и сунуться в открывшийся просвет. Но я надежно пресекла его поползновения, а спустя еще полторы секунды на возврате приложила этого розового садомита торцом рукояти по морде снизу вверх. Лакированная маска буси разлетелась с веселым треском, и, взмахнув обвислыми рукавами аки огне-птица крыльями, Сенбонзакура по широкой дуге плюхнулся в воду в метре от берега, распугав мелких рыбок и подняв тучу брызг.
  - Съела, Сакура-тян? Тогда запей.
  Поднявшись из озера, занпакто представлял собой уже не такое внушительное зрелище, как раньше. Промокший насквозь и с разбитыми в кровь губами, он куда больше теперь походил на памятного сказочного петуха после знатной взбучки на птичьем дворе.
  - Вылезай, а то еще простудишься!
  Смерив меня очередным высокомерным взглядом, ничуть не хуже чем у самого Бьякуи, Сенбонзакура выбрался на бережок и сделал шаг по направлению к своей катане, отлетевшей после моей подачи в траву. Лезвие цзяня, описавшее полукруг перед его лицом, заставило занпакто попятиться и одарить меня еще и презрительным хмыканьем.
  А что? Он думал я дам ему так просто подобрать оружие? Вообще-то, это благодаря моим умелым действиям розовый лишился клинка. Так что, играть в благородство и свести на нет все предыдущие усилия, довольствуясь лишь моральным превосходством? Того, кто мне такое предложит, пошлю по матери через такие бездны кишечника, что обратно из этого лабиринта он точно не выберется! Я это преимущество честно заработала! И я буду его использовать, а что там думают об этом всякие мокрые занпакто, меня не колышет!
  - Стоило ожидать...
  - Если ожидал, что проиграешь, то лучше бы сразу и сдался.
  - У меня уже нет никаких сил на то, чтобы презирать тебя.
  Цзяни на черных лентах замелькали в воздухе, отрывая розовые клочья от одежды врага и срубая ветки сакуры над его головой. Ся-муря уклонялся, явно примериваясь как бы ухватить один из моих мечей, но, единожды начав диктовать рисунок боя, я, как правило, предпочитала не уступать эту роль.
  - Вижу, проучить тебя по достоинству сегодня не выйдет, - Сенбонзакура зыркнул на меня исподлобья с видом оскорбленной невинности. - Придется действовать грубо...
  Налетевший ветерок мне сразу же не понравился. А потом вся вишневая роща вдруг разом вздрогнула и затряслась, как во время шторма. Вокруг стало разливаться огромное количество реяцу, будто бы пробуждаемой ото сна. Спустя еще пару мгновений, наблюдая за тем, как срываются с ветвей бесчисленные розовые листья, я наконец-то сообразила. Не только хитрая Цуруги делал запасы реяцу в виде оружейных складов, у занпакто Бьякуи тоже оказалась поистине эпическая заначка.
  Когда поток вишневых лепестков ударил меня в лицо, я поначалу испугалась, что это окажется нечто вроде лезвий, что получались из Сенбонзакуры в материальном мире. Но мягкая масса, как выяснилось, действительно была лишь волной высвобожденной духовной энергии, которая поволокла меня прочь. Безуспешно сопротивляясь потоку, я еще успела метнуть клинки, разбив крест-накрест доспех на груди у замершего ся-муря, и, кажется, смогла его ранить, но потом меня уже накрыло окончательно. Еще несколько мгновений, и мое бренное тело попросту выкинуло за пределы духовного мира Бьякуи.
  
  Слух было первым, что вернулось ко мне.
  - Сцена истребления! - с явным усилием выкрикнул кто-то охрипшим голосом капитана шестого отряда.
  Яркий свет, резанувший по глазам, почти сразу же вновь сменился кромешной тьмой.
  - Что за на хрен?! - подтвердил мои опасения раздавшийся рядом голос Ичиго.
  
  
  Глава 14
  
  Бесконечному везению Куросаки оставалось лишь удивляться и тихо завидовать. Кто знает, как бы стали развиваться события, не окажись капитан Кучики очередным упертым толстолобиком, какие в последнее время попадались мне подозрительно часто? Желание Бьякуи порвать Ичи на много маленьких Ичиков, похоже, окончательно превратилось для аристократишки в настоящую манию. Никак по-другому объяснить его действия у меня просто не получалось.
  Будучи раненым и израсходовав значительную часть своих запасов духовной энергии, Бьякуя-бой не нашел ничего лучше, как затащить нас с Куросаки в чернильную полусферу с сотней розовых мечей, сотканных из уже знакомых нам лепестков Сенбонзакуры. Самое интересное, что по высокомерным объяснениям самого Кучики, до которых он снизошел, эта техника была... атакующей! Оставалось лишь тихо порадоваться, что с самого начала у Ичиго получилось разгадать главную слабость противника - Бьякуя был абсолютным профаном в обороне, похоже, в принципе не сумевшим усвоить концепцию грамотной защиты и соответствующие тактики боя.
  За это он, собственно, теперь и расплачивался. Хотя наши перемещения были сейчас ограничены, а подвешенные катаны срывались со своих мест, постоянно норовя тюкнуть меня или Ичиго в спину, шансов против старой схемы "сюмпо - сферы - работа в паре" у истекающего кровью Кучики по-прежнему не было. Наши слаженные атаки по-прежнему раз за разом увеличивали количество ран и царапин, покрывавших благородное капитанское тело, а под ногами же у Бьякуи, старавшегося держаться поближе к центру очерченной им площадки, хлюпала бурая грязь, в которую от избытка пролитой крови превратилась желтая пыль.
  
  "Чего мы тянем?!"
  "Да не паникуй ты так, Ичи-кун. Он пока еще не настолько выдохся, чтобы переть на него буром. Обожди немного. Дыру в его запасах реяцу я проделала знатную, а сам он уже почти поплыл от кровопотери. Еще пять минут, и можем вязать его тепленьким..."
  
  Разумеется, Бьякуя тоже все это прекрасно видел и понимал. Поэтому, в очередной раз кое-как отбросив наше нападение, капитан решился пойти ва-банк. Уровень реяцу Кучики заметно возрос, а его скорость и плавность движений увеличились куда значительнее, чем даже те показатели, что он демонстрировал раньше, будучи в лучшей форме. Видимо, в расход пошло все что осталось, и главное было теперь продержаться...
  Разглядеть непростую задумку Кучики в череде грубых атак через сюмпо я, признаюсь к своему стыду, не успела. Капитан сумел раскидать нас с Куросаки на разные стороны от себя, отогнав к самым стенкам полусферы, и бросил в бой остатки зависших мечей. Пока мы уклонялись и отбивались от розовых клинков, Бьякуя занял удобную позицию и синхронно вскинул обе руки.
  - Бакудо номер шестьдесят один! Рюкуджо Хороу! Хадо номер четыре! Бьякурай!
  Шесть массивных блоков прямоугольной формы, пылающих ярким золотистым светом, перехватили меня прямо на середине прыжка, сдавив ребра со всех сторон с отчетливым треском и буквально подвесив мое тело в воздухе. Куросаки досталась белая молния, от которой на этот раз увернуться полностью он не успел. Стиснув зубы, я с удивление почувствовала, как по моей коже под одеждой на правом плече начинает расползаться пятно ожога. В том самом месте, куда молния угодила Ичиго. Выходит, у нашей с ним связи в форме банкая есть и неприятные стороны. Ладно, учтем.
  Тем временем, Бьякуя, сумев заполучить кратковременное преимущество, ожидаемо не смог удержаться от очередного высокопарного заявления.
  - Обычно, в бою я не руководствуюсь эмоциями, - сообщил Кучики, зажимая изувеченной рукою пробитый бок, и поворачиваясь к Ичиго, припавшему на одно колено. - Но знаешь, в твоем случае сегодня я все-таки сделаю исключение. И убью тебя с удовольствием! Бьякурай!
  Сдвоенный удар цзянь-гоу разбил молнию в искрящуюся пыль, но заблокировать еще и атаку двух катан, направленную сзади, Куросаки попросту не успевал, хотя и знал о ней, благодаря мне. Спину пронзила острая вспышка боли, а по хребту побежали теплые капли, но все, что я могла сделать в такой ситуации - лишь громко выругаться. А рыжий, слегка пошатнувшись, уже бросился вперед, пытаясь достать Бьякую своими крючьями, но капитан легко разорвал дистанцию.
  - Хадо номер семьдесят три! Соурен Сокацуй!
  Хренануло знатно. Несмотря на то, что Ичи в последний момент успел нырнуть в сюмпо, боль в моей левой ноге ясно засвидетельствовала, что и на этот раз отделаться лишь легким испугом у нас не получилось. Проклятые магические оковы не давали мне вырваться, и оставалось только гадать, когда же Бьякуя сообразит, что стрелять по неподвижной мишени куда удобнее и эффективнее. Но, хвала Вишну, все текущие помыслы капитана были заняты исключительно Куросаки. Впрочем, хорошего на самом деле было немного. Хоть Кучики и находился уже на грани, но чтобы доколошматить Ичи сил у него еще вполне хватало.
  - Хадо номер двенадцать! Фушиби! Фушиби! Фушиби!
  Череда последовательных взрывов окончательно заволокла все вокруг пылью и дымом. В воздухе замелькали новые катаны, и на моем теле стали открываться свежие раны. Кучики тоже умел анализировать и находить слабости врага.
  - Вот поэтому наглый выскочка никогда и не сможет сравниться с настоящим шинигами!
  Капитан победно воздел руку, указывая на Ичиго, каким-то чудом все еще державшегося на ногах. Взгляд Куросаки был расфокусированным, и я поняла, что это конец...
  - Хадо но...
  - НЕЕЕТ!!!
  Тварь! Ублюдок!! Скотина породистая!!! Нет уж! Я не сдохну так просто только потому, что какой-то хлыщ жаждет убить сопляка Ичи-куна! Только не теперь, почувствовав вкус прежней жизни! Поверив, что смогу обрести нормальное существование после столетий в адской пропасти! Только не так! Только не сейчас!!!
  Золотистые блоки дрогнули и, покрывшись сетью трещин, шумно разлетелись на тысячи осколков. Новая дикая сила, накатывающаяся откуда-то изнутри чудовищными волнами, стремительно поглощала меня, даруя необычайную легкость. Я ощутила, как вытекшая кровь бежит обратно по моей коже, стремясь вернуться в зарастающие раны, и уже не испытала удивления. Спустя еще секунду истошно взревел Куросаки. Его лицо сплошным покровом затянула белая масса, на глазах принимавшая форму вытянутой костяной маски. А Бьякуя, шарахнувшийся прочь от рыжего, наконец-то, обернулся ко мне. И замер, не в силах пошевелиться...
  Со стороны все это, наверное, и вправду выглядело зрелищно. Мой облик постепенно менялся, возвращаясь к тому устрашающему виду, в котором я когда-то впервые осознала себя во внутреннем духовном мире Ичиго. Потемневшая кожа, осветленные волосы и глаза цвета расплавленного золота с угольно-черными крапинками зрачков. А еще я чувствовала, что это не просто открылся некий скрытый резерв моей нынешней сущности. Вот это и была сама моя нынешняя суть, та самая, что периодически прорывалась наружу подспудными желаниями и кровожадными инстинктами, сдерживать которые я, кстати, сейчас не собиралась!
  Сделать сюмпо, прежде чем Кучики успел что-либо предпринять, получилось настолько легко и просто, как будто раньше мне приходилось во время этого "прыжка" пробираться через густой кисель, а теперь кто-то попросту его убрал. Цзяни с силой вошли в плечи капитана, ломая обе ключицы и заставляя руки обвиснуть вдоль тела парой безвольных плетей. Подсечка сбила Бьякую с ног, повалив на колени, а я уже оказалась у него за спиной, накидывая шелковые ленты двойной петлей на шею противника. Резкое движение, и командир шестого отряда надсадно захрипел, бессильно выкатив глаза и тщетно пытаясь поднять парализованные руки.
  Еще больше, чем увидеть последний вздох этого ублюдка, мне хотелось лишь вцепиться ему зубами в шею, чтобы почувствовать вкус "благородной крови истинного шинигами". И будучи не в силах сдерживаться, я стала нагибаться, одновременно чувствуя, как мои ощерившиеся зубы уже вытягиваются и принимают форму жутких клыков.
  - Цуруги! Хватит! Он проиграл!
  Прости, Ичи, но не сегодня! Я вырву кадык этой сволочи, а слова и просьбы меня уже не остановят! Это будет его платой. Платой за мой страх!
  - Цуруги! Ты слышишь меня?!
  Слышу, слышу... Мои клыки коснулись снежно-бледной кожи Бьякуи, легко прокалывая ее и погружаясь в плоть.
  - Хватит! Не надо!!!
  Боль затопила мое сознание, ослепляя и парализуя волю. Ощущение было такое, как будто кто-то заскорузлыми пальцами сдирал мне кожу с лица живьем. Невольно оторвавшись от вожделенной шеи Кучики, я захлебнулась беззвучным криком.
  Сорванная маска упала на землю с негромким стуком, и черный купол вокруг, будто бы дожидавшийся этого звука, начал медленно рушиться. Изогнутое лезвие цзянь-гоу, касавшееся моего подбородка, было невероятно холодным. В отличие от обжигающего взгляда Ичиго устремленного мне в глаза.
  - Я сказал... ХВАТИТ.
  Разжав пальцы, я отпустила удавку, удерживавшую Бьякую, позволив ему рухнуть лицом вперед под ноги к Куросаки. Цзяни вернулись обратно в ладони привычным рывком. Тело Кучики не дернулось и не издало ни звука, когда лезвия вышли из ран, но я чувствовала, что шинигами все-таки жив.
  - Спасибо, Ичи. Я не ошиблась в тебе...
  - Я должен был это сделать, - хмуро улыбнулся Куросаки, убирая клинок от моего лица и еще не сообразив, за что же я поблагодарила его. - Никто не заслуживает...
  - Ичи-кун, а ты по-прежнему все также тормозишь не к месту.
  Уголки моих губ сами собой потянулись вверх, натягивая на лицо ядовитую ухмылку. Глаза, по-прежнему желтые и светящиеся, с насмешкой следили за тем, как лицо Куросаки искажается "пониманием".
  - Я не ошиблась в тебе, Ичи-кун, и искренне рада тому, что ты только что сделал. Ведь своим поступком ты нарушил главное условие нашей сделки. Спасибо, Ичи...
  Незримая цепь беззвучно лопнула, разделяя мир на очередные "до" и "после".
  
  * * *
  
  Буря реяцу от битвы на горе Соикиоку прервалась резко и неожиданно. Что же именно там случилось, было не до конца понятно, но куда еще более пугающе выглядел новый источник странной духовной энергии, медленно разгорающийся теперь в том месте.
  - Что это, черт побери? - пробормотала Сой Фон, бросая взгляд на Йоруичи.
  Бывшая наставница, молча, всматривалась в очертания горной вершины, поджав губы и опасливо сузив глаза.
  - Я догадываюсь, что, а точнее кто это может быть. И это совсем нездорово. Вот теперь нам точно надо поспешить, нельзя дать ей уйти...
  Две женских фигуры растаяли в воздухе с легким шорохом.
  
  * * *
  
  Смешная атака Ичиго, читающаяся все также легко и просто, закончилась для Куросаки распоротым боком. Полетев кубарем на землю, рыжий умудрился еще и ногу подвернуть. Приподнявшись, он снова заковылял ко мне. Однообразие сцен утомляло...
  Пора было заканчивать. Перехватив цзянь-гоу за "клювы" остриями собственных мечей, я рванула их на себя и в стороны, одновременно боднув Ичи-куна головой в лицо. Готова поспорить, он ждал моего привычного удара ногой в живот. Однако Ичиго не учел, что на наших тренировках я показала ему от силы десятую часть своего репертуара, если не меньше. Обезоружить Куросаки, пока он из-за сломанного носа был временно ослеплен, было несложно. А вот теперь можно и покуражится! Удар сзади под коленную чашечку, а затем торцом рукояти в солнечное сплетение.
  Пока недо-шинигами пытался прийти в себя, я соединила клинки и освободившейся левой рукой прихватила рыжего за его вихрастую шевелюру.
  - Хочешь болезненное откровение, Ичи-кун? - усмехнулась я, заглядывая в окровавленное лицо Куросаки. - Пока ты будешь пытаться из раза в раз копировать мои приемы, то ты так и останешься всего лишь моей жалкой копией. Ты не чувствуешь баланса движений, не умеешь просчитывать скорость, ловкость и другие возможности своего противника, не понимаешь, почему твои собственные действия в тот или иной момент должны выглядеть так, а не иначе. Обезьяна, кривляющаяся перед зеркалом - вот твой нынешний предел. Но и это не самое главное...
  Отшвырнув Ичиго, я неторопливо вернулась к телу Бьякуи и, опустившись рядом с ним на одно колено, снова поймала обозленный взгляд рыжего. Интересно, он злится только на меня? Или все-таки еще и на свою полную беспомощность? От ответа на этот непростой вопрос, возможно, зависела вся его дальнейшая жизнь. Буде мне захочется оставить ее ему...
  - Главное наше отличие, Ичи-кун, в том, что когда я называю кого-то своим врагом, то я не пытаюсь, как ты, понять его мысли и отыскать мотивы совершаемых им поступков. Я просто убиваю своих врагов!
  Цзянь с силой вошел в спину главе дома Кучики, пробив задубевшее от крови хаори и, минуя тонкую преграду из мышц и костей, пронзил сердце капитана шестого отряда. Бьякуя так и не вздрогнул, но жизненные силы начали стремительно покидать израненное тело. Лезвие моего меча вспыхнуло алым светом, и в воздухе на несколько долгих секунд разлился знакомый аромат цветущей сакуры. Остатки духовной энергии капитана Кучики, пусть и совсем невеликие, без всяких попыток к сопротивлению влились в меня, пополняя и увеличивая былые возможности моего вновь обретенного тела.
  - Сука, - гнусаво прошипел Ичиго.
  - И никогда этого не скрывала, - сказала я, пожимая плечами и поднимаясь.
  Топот множества ног, послышавшийся со стороны, прервал наш содержательный диалог.
  - Ичиго!
  - Куросаки-кун!
  - А вот и отвлекающее мясо вернулось...
  Четверка верных сторонников, пребывающих в разной степени искалеченности, замерла в десятке шагов от нас в явной нерешительности. Их можно было понять, мой облик по-прежнему не внушал веселых мыслей, а положение Куросаки тоже нельзя было назвать очень радужным. Хотя, что-то в них изменилось... Закаменевшие рожи Чада и Генджи были полны решимости, испуганно-наивное лицо Орихиме вызывало улыбку, а вот Исида. Да, с очкастым квинси, определенно, было что-то не так. Он как будто сдулся и потух, хотя сам источник его необычной реяцу чувствовался все также отчетливо. Похоже, кто-то всерьез подрезал умнику крылья. Видимо, в своих коварных поисках он все-таки сунул нос, куда не следовало. Будет возможность, поставлю тому, кто это сделал, бутылку тибетской настойки с "убой-травой". Хотя и не до этого сейчас...
  - Ичиго, кто это?!
  - Неважно! - отмахнулся рыжий.
  - Куроса...
  - Не подходите! - попытку Иноуэ приблизиться Ичиго пресек гундосым рыком.
  - Иногда ты все же удивительно быстро соображаешь, - кивнула я Куросаки.
  Сопляк не зря опасался, попробуй его приятели сейчас вмешаться, и я попросту поубивала бы этих детишек без всякого зазрения совести. Благо, все их способности мне уже были прекрасно известны и просчитать кто, как и когда умрет не составило бы труда.
  Тем не менее, разводить политесы было некогда. К нашему месторасположению уже приближалось два мощных источника реяцу, один из которых был мне хорошо знаком. Кроме того, сюда же уже начинали подтягиваться другие незаурядные личности. Пока они были гораздо дальше, но пересекаться с любым из них мне что-то совсем не хотелось.
  - Ладно, Ичи. Наш договор ты благополучно аннулировал, так что торчать здесь мне больше нет никакого смысла. Убивать я тебя не буду, считай это подарком за все хорошее, что между нами было. Если уж захочешь узнать побольше подробностей, то расспроси с пристрастием Йору-чан и одного ее знакомого фарцовщика. Но учти, они всегда что-то недоговаривают. И еще один совет на будущее, Ичи, - желчные нотки угасли как-то сами собой, а улыбка получилась вполне себе искренней. - Не становись моим врагом. Это будет слишком глупая и очень быстрая смерть. Поверь мне...
  Не дожидаясь ответной реакции Куросаки, я нырнула в сюмпо, уходя за край обрывистого горного склона. Наступала пора драпать во все лопатки.
  
  * * *
  
  - Куросаки-кун...
  - Со мной все в порядке, Иноуэ.
  - У тебя кровь течет, я сейчас...
  - Эй! Шинигами хренов! Это что только что тут было?!
  - Это была пустая. И очень сильная, хотя...
  - Пустая? О чем ты, Исида-кун?!
  - Он почти что прав, Генджи. Это была та часть меня, которую я так и не смог принять, но... По крайней мере, теперь я, кажется, свободен от нее...
  
  * * *
  
  Игра в магические пятнашки не складывалась в мою пользу с самого начала. Мало того, что противников оказалось двое, так еще и сюмпо, которым они владели, было гораздо шустрее моего. Заложив пару крюков, я поняла, что не сумею оторваться в любом случае, и поэтому бегать дальше особого смысла не было. Подходящая полянка рядом с пыльной полосой лесной дороги подвернулась как нельзя кстати.
  Ожидание не затянулось. Я едва успела похрустеть суставами пальцев, которые отчего-то сильно затекали после сюмпо, и поудобнее устроиться в облюбованной древесной развилке, как на открытом пространстве возникли преследовательницы.
  - Йору-чан! Давно не виделись! Какой у тебя новый наряд. М-м-м, гораздо интереснее предыдущего, хотя я видела и еще более откровенный.
  - Мне он тоже больше нравиться. И спасибо, что дождалась нас, Цуру-тян, - в желтых глазах Йоруичи читалось напряжение, хотя задорный голос и кошачья улыбка могли бы обмануть кого угодно.
  Ее спутница, как я и предполагала, оказалась капитаном второго отряда. Ой, не зря я с самого начала заподозрила, что было в том "выборе противника", сделанном оборотнем, что-то личное. Или это я такая страшная, что они сразу помирились и кинулись за мной в погоню? Не верю, не верю!
  - Неужели ты хотела сбежать, так и не попрощавшись, Цуру-тян?
  - Это могло разбить твое ранимое сердце? - уточнила я недоверчивым голосом, и тут же демонстративно охладила свой тон. - А, по-моему, кто-то сразу дал наивной глупенькой Цуруги от ворот поворот, или это мне лишь показалось?
  - В любом случае, я бы очень сильно расстроилась, не повидавшись с тобой напоследок, - продолжила в своей непередаваемой манере Йоруичи. - К тому же кто-то пытался убедить меня в своей настойчивости на пути к цели. Разве это было неправдой?
  - От этих слов я не отказываюсь, - мой ответ прозвучал с явным намеком, и я, чуть сменив позу, покосилась на молчаливую спутницу оборотня. - А это, надо полагать, одна из тех, с кем мне и придется бороться за место под солнцем. Ты нас не представишь, Йору-чан?
  - Хватит! Как ты смеешь обращаться к Йоруич-сама подобным образом?! - кажется, мое игривое нахальство всерьез задело капитана.
  Неужели попадание в цель с первого раза? Вот так-так. Ай-яй-яй, Йору-чан...
  - А разве она против? - изобразить невинность с глазами, пылающими золотым светом, получилось не очень, но капитану хватило и этого.
  Какая-то мельчайшая доля мгновения, и брюнетка оказалась уже рядом со мной. Удар металлического когтя на вычурной боевой перчатке, в которой безошибочно угадывался преобразившийся занпакто, мощно врезался в мою защитную сферу, пробив прозрачную стенку почти на всю длину необычайного клинка. От пролома во все стороны разбежалась густая сеть трещин, но острие так и осталось дрожать в паре миллиметров от моего лица. Надо же! Не думала, что рискую настолько сильно. А все-таки у Йору-чан превосходно получается притуплять мою осторожность и заставлять расслабляться.
  Делая вид, что все так и было задумано, я повернулась обратно к желтоглазой.
  - А она у тебя шустрая! - чуть восхищения в голос и новый взгляд на брюнетку, уже отскочившую на соседнюю ветку. - И вообще ничего так. Гибкая... Симпатичная...
  Ответом мне было сдержанное шипение с одной стороны, и тихая усмешка с другой. И все же на щечках у злючки проступил отчетливый румянец. А раз так, то поваляем дурака еще немного.
  - Ну, раз твоего имени мне никто так и не назвал, то придумаю-ка я его сама. Как тебе, например, Куируо? А может, Хао-фа? Нет-нет, знаю! Мифёнг. Согласись, Мифёнг-тян, это имя тебе подходит.[6,7,8]
  Глаза капитана угрожающе сузились.
  - Я тебя...
  Прозвучать угрозе так и не дала Йоруичи.
  - Не надо, Сой Фон. Успокойся. Похоже, Цуру-тян настроена куда более миролюбиво, чем я опасалась, ведь так?
  - Неужели ты могла подумать, что я нападу на тебя? - я была сам искренность. - Ну, если только с какими-нибудь похабными намерениями, конечно...
  - Значит, Ичиго тоже жив?
  - Да, хотя и травмирован немного морально. Но у него с детства проблемы с головой, так что выживет, я думаю. Нашу сделку, как я и рассчитывала, он нарушил, не задумываясь, так что никаких претензий к этому балбесу у меня нет. Пусть гуляет. А вот бежняжка Бьяки-тян, увы, скоропостижно скончался.
  Улыбка Йоруичи угасла, а в воздухе всерьез повеяло угрозой. Сой Фон же мое заявление удивило явно не на шутку.
  - Невозможно...
  - О, еще как возможно, - улыбнулась я ей, одним небрежным взмахом рассыпав из рукава облачко розовых лепестков, зависших в воздухе между нами и медленно сложившихся в миньский иероглиф "вечный сон".
  Пока капитан взирала на это необычное зрелище, я снова повернулась к Йоруичи.
  - Только не надо сверлить меня таким осуждающим взглядом, Йору-чан. Кто, в конце концов, втянул меня во все это? Не ты ли так усердно тренировала Ичиго? Не с твоей ли подначки так сильно завелся Бьякуя? Не вы ли с Урахарой с самого начала дали ход всей этой комбинации? Я просто пыталась выжить, вот и все.
  Смертоносные лепестки сакуры послушно убрались обратно под отворот рукава.
  - Уж не знаю, что именно было вашей конечной целью, но мой инстинкт самосохранения гораздо сильнее врожденного любопытства. И поэтому я предпочитаю сойти с дистанции, не дожидаясь финиша. И убью любого, кто мне помешает! Понимаешь меня, Йору-чан?
  - И когда ты начала догадываться?
  - Примерно на третий день, после того как обнаружила себя внутри у одного наивного рыжего школьника. Как только разобралась с более насущными вопросами, вроде "кто я?", "где я?" и тому подобными. Даже удивительно, как Киске-кун так и не успел ничего заметить. Видно, слишком уж был увлечен другими мыслями.
  - Это на него похоже.
  - И что ты намерена делать дальше со мною, а, Йору-чан?
  Если честно, то это был, наверное, первый вопрос за последние десять дней, ответ на который мне действительно хотелось услышать. Но у Судьбы, как несложно было уже убедиться, было довольно поганое чувство юмора.
  Отчетливый резонанс от очередного столкновения неких могущественных сил на вершине горы Соикиоку отозвался дрожью во всем моем теле.
  - Похоже, начался последний акт представления. А значит, Йору-чан, все опять решили за тебя. Давай, поспеши. Или все-таки ты предпочтешь остаться здесь со мною? Уверена, мы найдем, чем заняться...
  - Мы еще встретимся, Цуру-тян, - льдистым тоном откликнулась Йоруичи.
  - Буду ждать с нетерпением.
  - Сой Фон, за мной!
  - Передайте от меня при встрече привет новому главе дома Кучики! - крикнула я вслед уже исчезнувшим фигурам.
  Торопиться, впрочем, было некуда. Откинувшись к стволу, я некоторое время просто наслаждалась вернувшимися ощущениями жизни и тихой лесной возней. Массивная фигура появилась из-за поворота дороги аккурат тогда, когда по моим расчетам Йоруичи и Сой достигли места несостоявшейся казни.
  - Кен-кун, я уже испугалась, что ты не придешь.
  
  * * *
  
  В иной ситуации Кенпачи может быть и нашел бы время, чтобы удивиться. У него редко когда получалось добраться до нужного ему места, всего лишь два раза свернув "не туда", но сам Зараки уже настолько привык к этому, что даже не обращал внимания. Однако на этот раз ощущение нужной ему реяцу чувствовалось необычайно отчетливо. Особенно после того, как закончилась буря на вершине горы, а вместе с ней заодно пропало еще и знакомое давление от присутствия поблизости Бьякуи. Это, кстати было немного грустно, если та, кого искал Кенпачи, все-таки прикончила Кучики, то это означало, что самому капитану одиннадцатого отряда это сделать уже не удастся. А жаль...
  Бесконечная череда одинаковых деревьев, между которых петляла дорога, уже порядком поднадоела Зараки. Если бы это понадобилось Кенпачи, конечно же, не задумываясь, пошел бы напрямик, но именно это направление, как ни странно, казалось наиболее верным. Поворот дороги, и в душе у капитана начало неторопливо разливаться сладостное чувство предвкушения.
  - Кен-кун, я уже испугалась, что ты не придешь.
  - Ха! И упустить такую возможность!
  Девушка мягко спрыгнула в траву у корней раскидистого дерева и выпрямилась в полный рост, небрежно кладя ладонь на рукоять меча.
  - А ты по-другому выглядишь, - невольно отметил Зараки.
  - Не волнуйся, на моих боевых качествах это точно не сказалось в худшую сторону.
  Ее самодовольная улыбка вызвала на лице у Кенпачи ответный оскал.
  - Это хорошо...
  Внезапный гул и ветер от ударной волны реяцу не дал капитану договорить. Небо над горой Соикиоку дрогнуло, и пространство криво распорола черная трещина гарганты. Чудовищные тела гилианов, извиваясь, высунулись из-за краев провала, а два столпа желтого света ударили, куда-то вниз до самой земли.
  - А там, похоже, весело, - хмыкнул Кенпачи. - Может, еще успею и туда заглянуть. Хотя вряд ли... Ведь так?
  - В иной ситуации, ты был бы прав, - светящиеся глаза пустой слегка прищурились. - Но сейчас, извини. Драки не будет.
  Зараки тяжело вздохнул, уже зная, что услышит дальше.
  - Если я стану сражаться сейчас с тобой, то точно не смогу уйти от тех, кто вскоре явится сюда. И здесь уже мне в любом случае проще будет убежать сразу. Знаю, ты разочарован, но так уж получилось, что я, конечно, люблю подраться, но бой для меня не смысл жизни, а лишь средство в достижении какой-либо цели. Хотя это весело, и порой даже очень.
  - Млять. Так я и знал, - отозвался Зараки.
  Эти слова, похоже, сумели немного удивить его собеседницу. Во всяком случае, именно так можно было охарактеризовать тонкую бровь, заломленную вверх, в ответ на что Кенпачи ухмыльнулся правым уголком губ.
  - Ты - баба, - пояснил капитан. - С этим у вас всегда проблема. Вместо нормальных мужских желаний и жажды битвы, у вас постоянно вылезает на первое место инстинкт самосохранения. Подспудная необходимость уберечь себя и потомство. Даже вот у такой вот, согласна ты с этим или нет. Еще хуже, только жалость к врагу...
  - Интересная точка зрения, - пустая, кажется, задумалась над этой элементарщиной, но быстро вернулась обратно. - Так что же ты будешь делать?
  - Сражаться со мною в полную силу ты сейчас все равно не станешь, даже попытайся я тебя заставить. Постараешься сбежать, и вероятнее всего у тебя получится. А мне хочется нормальной драки. Но нужны иные обстоятельства.
  - Значит...
  - Разумеется, я помогу тебе удрать из Сообщества Душ, - вздохнул Кенпачи. - Но только если буду уверен, что в следующий раз смогу оттянуться по полной.
  - Моего слова достаточно?
  - Вполне.
  - Смотри только не кому не проболтайся, а то меня за такое самоуправство и помощь врагу еще казнить попробуют. Хотя... Это даже может выйти занятным, когда они меня арестовать попытаются. Кого пошлют интересно? Так бы точно этот нигер приперся, но теперь уже вряд ли...
  Порывшись в рукаве, Зараки вытащил оттуда бумажный сверток.
  - Вот. За полигонами одиннадцатого отряда есть неприметная скальная пещера. Осталась еще с черти каких времен. Там есть укрытый проход в Уэко Мундо, в мир пустых. Иногда, когда совсем уж бывает скучно, я и кое-кто из парней уходим туда поразвлечься. Официального-то разрешения хрен допросишься. Это ключ, оставишь с нашей стороны, проход сам по себе и закроется. Тут еще карта, как добраться до пещеры, но рисовала Ячиру, так, что не слишком на нее полагайся...
  Сверток, подброшенный в воздух, упал в темную ладонь пустой.
  - Теперь вали отсюда. Только смотри, не забудь, что обещала.
  - Не забуду. И уж точно не ограничусь только тем, что было обещано.
  Пустая внезапно метнулась вперед, слегка подпрыгивая вверх. Рука Кенпачи рефлекторно рванула клинок из-за пояса, но выщербленное лезвие катаны почти тот час же замерло, столкнувшись с черными металлическими ножнами. А противница, чье лицо оказалось в этот момент на одном уровне с лицом Зараки, вдруг резко впилась в его губы яростным поцелуем. Солоноватым и... неожиданно приятным.
  Шорох воздуха, и огонек странной реяцу оказался уже за спиной у Зараки, с каждым мгновением удаляясь все дальше и дальше. Несколько секунд капитан одиннадцатого отряда в задумчивости продолжал стоять на одном месте, а потом с силой саданул себя ладонью по лбу.
  - А имя-то так и не спросил, склерозник старый!
  
  * * *
  
  Все-таки не зря мне этот красавчик сразу понравился. Царский подарок мигом решал все насущные проблемы. Оставалось лишь не терять времени, пока весь Сейретей все еще пребывал в хаосе после всего случившегося. Надо будет потом обязательно разобраться, что же тут творилось, а то как-то даже обидно. Ичиго, а значит и я, был явно не последним действующим лицом, а к чему все это и зачем, так и осталось непонятным.
  Карта, хоть и очень схематичная, вывела меня в итоге к нужному проходу в скальной стене. Хотя пришлось поискать это место изрядно. Не нарваться на случайных свидетелей или взбудораженные патрули вышло лишь чудом. Меня наверняка замечали, но от прямых контактов удалось уклониться. Учитывая, что перемещалась я все это время исключительно при помощи сюмпо, сил пришлось потратить немало, но да главное сейчас - результат. А он был.
  Черный провал дыры между мирами в каменном окне выглядел совсем как тот, что недавно пришлось лицезреть в небе над Сейретеем, только гораздо меньше. Набрав воздуха в грудь, как перед прыжком в воду, я шагнула через невысокий порог в темноту. Ну, здравствуй-здравствуй, новый дом родной! Дорогие соседи... вешайтесь!
  
  
  Вместо эпилога...
  
  Неделей позже...
  
  - И что же это выходит, Урахара-сан?
  - А выходит очень занятно, - бакалейщик отхлебнул горячего чаю, игнорируя сверлящий взгляд Ичиго, и обмахнулся пару раз веером. - Хотя твоя сила фактически разделилась на части, в твоем распоряжении все еще остается ее весьма изрядная доля. Видимо, нужно сказать спасибо, что раскол произошел в форме банкая. Это и не позволило окончательно перекрыть основной источник реяцу, который питает тебя как шинигами.
  - Получается я теперь шинигами без занпакто?
  - Получается что так. Но если тебя это утешит, твой случай не будет уникален.
  - Капитан Зараки...
  - Да. Хотя вероятно причины и следствия ваших ситуаций разнятся, общее положение во многом схоже. Однако, твоя сила непотерянна, и вопрос стоит лишь в том, готов ли ты вновь подчинить ее себе и научиться пользоваться ею.
  - Мне надо будет подумать...
  - Конечно, Куросаки-сан, конечно.
  Тихие шаги заскрипели по половицам. Йоруичи появилась в маленькой комнате, только когда дверь за полуночным гостем плотно закрылась.
  - Думаешь, он вернется?
  - Да, - улыбка и шутливые нотки в голосе торговца пропали без следа. - Он напуган тем, что случилось. И он, конечно же, захочет разобраться в этом до конца, а самое главное - как не допустить чего-либо подобного впредь.
  - Но ты так и не сказал ему всей правды.
  - Не сказал, что сам до конца не знаю, что же там произошло? - Урахара пожал плечами. - Думаешь, ему стало бы легче, если бы я объяснил, что Цуруги - это не его собственный внутренний пустой, который взял контроль над занпакто и вырвался на волю? Что, вероятно, эта тварь не имеет почти никакого отношения к той сущности, которую встретили тогда Ишшин и Масаки? Что, если мои выводы верны, то она - это некто или, даже скорее, нечто, непонятно как проникнувшее в его духовный мир и сумевшее слиться со всеми его обитателями, то ли подчинив их себе и поглотив без остатка, то ли породив некую новую сущность, с которой Ичиго и столкнулся в итоге? Я даже не уверен, вырвалась ли действительно эта тварь из Ада, или явилась откуда-то еще...
  - Этот ритуал всегда был рискованным.
  - Я знаю. Но раньше, в схожих ситуациях, ничего подобного не случалось.
  - И все же, может быть стоило рассказать Ичи-бою правду?
  - Возможно, но...
  Киске замолк на середине фразы, так и не договорив. Йоруичи в ответ на это печально вздохнула, отводя в сторону взгляд своих желтых глаз.
  - Ты знаешь, Киске, иногда мне почему-то начинает казаться, что те оплошности и ошибки, что мы допускаем, возникают как раз из-за этих вот "но".
  
  
  * * *
  
  
  Часть вторая. Весь мир разрушим мы до основанья...
  
  Глава 1
  
  - И таким образом, я предлагаю тебе присоединиться к нам и стать одной из арранкаров.
  Здесь мне, видимо, полагалось запрыгать от счастья или засыпать свою зеленоволосую гостью ворохом всевозможных вопросов. Однако я предпочла скептически хмыкнуть и поджать губы в притворной задумчивости.
  - Благодарю за предложение, но не вижу ни одной причины, чтобы его принять.
  На лице у посланницы Лас Ночес отразилась занятная гамма эмоций. Впрочем, позиция для подобных наблюдений у меня была как раз превосходная. Я сидела на загнутом козырьке крыши второго этажа, свесив вниз левую ногу, а правую наоборот подтянув к груди и опершись на нее локтем. И готовая, если что, в любой момент сорваться в атаку или резко убраться отсюда через сюмпо. В бледном лунном свете зеленовласка и двое ее спутников были на открытом пространстве, как на ладони, а от кустов и прочих "заграждений", позволявших кому бы то ни было скрываться в окрестностях моей башни, я уже давно благополучно избавилась.
  
  Воспоминания о том, как выглядело это место до моего здесь появления, были еще вполне свежи в памяти. Да и прошло не так уж много времени, если честно. Хотя тогда, я совершенно не представляла себе, что и как буду делать дальше. Впрочем, оно и понятно. Не каждый день все-таки оказываешься посреди незнакомой серой пустыни без конца и края, над которой к тому же зависла вечная ночь.
  Имея некоторые представления о характере Кенпачи, я предполагала, что место, куда он ходит время от времени "размяться", будет наверняка не самым спокойным. И, тем не менее, напасть на меня сразу после выхода из гарганты так никто и не попытался. Хотя вполне может быть, что "тренировочная площадка" капитана одиннадцатого отряда уже имела у местных обитателей весьма нехорошую славу, и соваться сюда лишний раз никто попросту не рисковал. Так или иначе, но подождав некоторое время и приноровившись к ощущению нового мира, я двинулась в путь, решив следовать в том направлении, которое почему-то показалось мне наиболее правильным.
  Рассуждая с сегодняшней позиции, не могу не отметить, что мне действительно повезло. Для такого существа, каким я ныне являлась, Уэко Мундо оказалось просто идеальным отнорком, чтобы спрятаться. Духовный мир, отдаленно схожий с тем, что представлял собой Сейретей, был куда более диким и опасным местом, в котором было бы весьма непросто организовывать любые поиски. К тому же обитатели этой пустыни и обширных пещер под ней походили на меня в плане выделяемой реяцу достаточно сильно, чтобы затеряться на их фоне. На самом деле, я, конечно же, предпочла бы сбежать в реальный плотский мир, но у этой перспективы была одна серьезная загвоздка. Будучи сущностью духовной, я не имела пока материального тела, а без него соваться туда не было совсем никакого смысла. И нормального удовольствия получить не удастся, и внимания буду привлекать к себе слишком уж много. Да и пересекаться с кем-либо из обитателей Каракуры, знакомых мне ныне, было еще рановато. Нет, конечно, соваться именно в этот городок было совсем не обязательно, но мир, как известно, тесен...
  Вот за этими размышлениями я и добрела до места, показавшегося мне смутно знакомым. Признаюсь, далеко не сразу в моей памяти всплыл этот пейзаж из сумбурного сновидения, посетившего меня во время изматывающей процедуры по получению банкая рыжим недо-шинигами, когда я прикладывала немалые усилия, чтобы не продать саму себя в рабство, да еще и по дешевке. После внезапного узнавания я даже уже настроилась на встречу с теми ребятами, что привиделись мне тогда, но увы и ах. Или сон действительно оказался просто сном, или обитателей этого маленького скального нагромождения успешно покрошили неведомые силы упомянутого вскользь Бараггана. Но, как бы оно там ни было, я добралась до подножия каменного столпа, торчащего в центре, и обнаружила в его основании небольшую уютную пещерку, где и решила задержаться на некоторое время, чтобы обдумать свои дальнейшие шаги.
  Собственно, вариантов-то у меня было немного. Об агрессивной внешней среде Уэко Мундо я знала достаточно, чтобы сделать наиболее приоритетным для себя освоение тех полезных навыков, что пробудились вместе с моей новой "старой" силой. Разные теоретические знания о них у меня появились еще до схватки с Зангецу, но раньше попрактиковаться в них на практике не было никакой возможности. Теперь же никто и ничто этому уже не мешало.
  Серо и бала. Две дистанционные энергетические атаки, характерные для зрелых пустых нерядового уровня. Одна очень мощная, но относительно медленная. Другая с точностью до наоборот. Хотя, разумеется, на самом деле все, как и всегда, зависело от навыков практического использования, шлифовкой которых я и занялась. К счастью, глазомер у меня всегда был хороший, а подходящих мишеней в виде скал и деревьев вокруг было предостаточно. В результате я несколько дней увлеченно разносила в пыль все, что подворачивалась под руку, играясь с нагнетанием ударной мощи атак, их фокусировкой, а также наращивая скорость концентрации. Увлекшись, я даже попыталась освоить что-нибудь из наследия, доставшегося мне от бедного Бьяки-тян, но мне банально не хватило то ли умения, то ли знаний. Удалось лишь кое-как изобразить незабвенное "хадо номер четыре", которое по шумовому эффекту хоть и выглядело устрашающе, но в плане причинения ущерба не выходило и на треть от моей "перекаченной" по максимум бала. Правда, получалась у меня "молния" гораздо быстрее, чем все остальное, не считая совсем уж слабеньких бала, которыми если и можно было кидаться, то разве что только пачками штук по десять-двенадцать.
  В результате примерно на пятые сутки, кроме одной единственной скалы с пещеркой, вокруг простиралась уже знакомая безжизненная пустыня, чистая как обеденный стол в бедняцком доме. А потому, разумно решив, что с самим непосредственным знакомством с новыми фокусами мне удалось разобраться достаточно хорошо, я взялась за контроль и точность, придумав самой себе долгое и нудное занятие. Жить в пещере это конечно весело, но почему бы не сделать свое жилище эстетически более привлекательным? Вот так у меня и появилась башня.
  Тем, что в итоге получилось, можно было по праву гордиться. Я, наверное, даже открыла новую веху в местной архитектуре, изобретя камнерезное искусство с использованием "микро-серо", похожих на крохотные лазерные лучи из пальцев, и всякие "шлифовальные бала", призванные сделать жесткую черную поверхность скалы гладкой, но не разнести ее при этом в мелкую крошку. Сложнее всего было с отделкой внутренних помещений, но я предварительно потренировалась, наковыряв под основанием башни обширные подвалы с десятком крупных залов и разветвленной сетью коридоров. Единственная проблема уперлась в оформление интерьера. Ни мебели, ни чего-то из чего ее можно было сделать, в Уэко Мундо не наблюдалось. Каменные скамьи и кресла - это, пожалуйста. Массивно, монументально, но жуть как неудобно. Об остальном вообще лучше было не говорить. А уж мечтать о том, чтобы разжиться же где-нибудь поблизости десятком подушек, парой ковров или кальяном...
  Вообще, при местном несменном времени суток, я не знала точно, сколько длились все эти "тренировки", совмещенные с преображением моего обиталища, переделанного теперь по внешней форме в виде пагоды, как в тибетских или миньских монастырях буддистов. Сидеть на одном месте терпения тоже не всегда хватало, и я, бросая работу, отправлялась развеяться и поохотиться. Благо, подходящей добычи в этих края водилось вдоволь. Меносы и адьюкасы были отличным материалом для отработки, как всех моих новых приемов, так и тех хитрых комбинаций, что я понапридумывала после памятного боя с Забимару.
  Как правило, чем крупнее был противник, тем менее опасным он оказывался. И хотя драки с разными циклопическими увальнями и экзотическими уродами не давали мне как следует заскучать, до уровня Бьяки-тян или Кен-куна эти чудики явно не дотягивали. Сражаться по-настоящему в полную силу, не сдерживаясь, мне пришлось буквально пару раз, и, судя по качеству добытых трофеев, в этих ситуациях мне попадались отнюдь не среднестатистические личности. Под трофеями я подразумевала духовную энергию, которую мои цзяни послушно вытягивали из тел поверженных противников, передавая мне ее некоторую не очень значительную часть. На самом деле, кроме упомянутых редких прецедентов, ничего особенного ни меносы, ни адьюкасы собою не представляли. Я уже знала, что пустые высших порядков питаются друг другом, чтобы поддерживать себя в форме и не деградировать обратно в подножный корм, но в моем случае эти поглощения реяцу были, по сути, просто попутным приятным дополнением, а не чем-то жизненно необходимым.
  Вопрос о том, кем же себя считать, меня волновал не особо. Да, я определенно была теперь ближе всех именно к местным обитателям, но... Но их дыры, символизировавшие духовную пустоту самих сущностей, и страшные костяные маски, скрывавшие остатки "человечного", проводили между мной и ними очень четкую грань. Я была полноценной, живой и вполне самодостаточной, а мои силы и способности развивались лишь потому, что я так хотела, а не потому, что это было необходимым условием выживания в этом пугающем пласте реальности, запрятанном на задворках плотского мира.
  Итогом моих охот, прогулок и развлечений стала очень недобрая слава, которая, видимо, очень быстро распространилась среди разумных обитателей пустыни, в результате чего окрестности моей башни стремительно вымерли, и каждый раз теперь приходилось забираться на охоту все дальше и дальше. Спасибо Йору-чан за уроки сюмпо, а то бы прямо и не знаю, что пришлось бы делать, чтобы развеяться. Хотя поначалу все тоже получалось не гладко. "Добыча" довольно активно разбегалась от меня, едва я успевала почувствовать ее присутствие. И лишь после того, как ко мне пришла, наконец, догадка упрятывать внутри себя значительную часть постоянно выделяемой реяцу, к сильным противникам стало получаться подбираться хотя бы на расстояние прямой видимости. По всему выходило, что "фонило" от меня по меркам обычным пустых весьма изрядно.
  Вот так и прошли эти несколько недель в непрерывных скачках по серым барханам, в тренировках и занятиях по камнетесному искусству. На то, чтобы предпринять что-то большее, я пока не решалась. Необходимо было подождать, пока улягутся круги на воде, поднятые мною и другими последними событиями в Сообществе Душ. Заодно было время повнимательнее присмотреться к Уэко Мундо и его обитателям. А потом, прежде чем я окончательно сформулировала для себя план дальнейших действий, мне неожиданно нанесли визит, причем отнюдь не такой агрессивный, как я рассчитывала...
  
  - Не спеши отказываться!
  Восклик моей новой знакомой, представившаяся, как Нелиель Ту Одершванк, прозвучал уж как-то слишком взволновано. Ее что и вправду так сильно заботит происходящее? Это с чего бы такое вдруг? Вон, даже парочка ее оболтусов, тершихся на заднем плане, как-то странно начала переглядываться. Кстати, интересная компания у зеленовласки - сухопарый блондин и широколицый здоровяк, которые, судя по тому, что я ощущаю, оба, вместе взятые, не тянут по силе и объему реяцу даже на десятую часть от возможностей хозяйки. А каковы же примерно эти ее возможности? Получалось, что она немного слабее меня, с учетом всех моих скрытых резервов. Однако сейчас Нел должно казаться, что сильнее как раз она, если конечно ее ощущение чужой духовной энергии не выше, чем у меня. А вообще в этих подсчетах присутствует палка о двух концах - не факт, что я в свою очередь чувствую ее силу в полной мере. Нет, драться сейчас с Нел мне что-то определенно не хотелось, да и поговорить с вроде бы вполне адекватным существом после столь долгого времени, проведенного в этой пустыни, меня очень даже тянуло.
  - Разве тебе не одиноко здесь? - будто читая мои мысли, спросила Нелиель. - Разве у тебя нет цели или мечты, которую ты хотела бы воплотить? Неужели нет хоть чего-то, чего бы ты хотела добиться?
  - Не волнуйся, у меня вполне хватает личных желаний. И то, как выглядит путь к осуществлению большинства из них, я тоже прекрасно себе представляю, - я пожала плечами, как бы предлагая собеседнице самой додумать недосказанное. - А одиночество - не спорю, вещь весьма неприятная. Но почему-то я очень сомневаюсь, что среди большой толпы незнакомых мне существ найдется достаточное количество тех, общение с которыми будет, хотя бы в некоторой мере, равноценно присутствию всех остальных. А я ведь, знаешь ли, не слишком уживчивая, могу и без предупреждения пришибить того, кто меня раздражает.
  - Ты смогла бы занять достойное место среди нас, возможно даже сумела бы войти в Эспаду, - с каким-то сожалением в голосе протянула Нел.
  - Эспада? Это что? Элитный клуб или такая поместная аристократия?
  - Это десять самых лучшие из нас. Те, кого непосредственно выбрал Айзен-сама, и те, кто более всех других достоин служить ему! - последняя фраза была произнесена с заметным восхищением и даже некоторым таким придыханием.
  - Тогда, тем более, три раза нах...
  - Но... почему?
  При этом на лице у Нелиель появилось такое непосредственно детское удивление, что я, не удержавшись, откровенно прыснула от смеха. А мне-то еще казалось, что после встречи с малышкой Ячиру меня уже ничем не удивить.
  - Как бы тебе пояснить, Нел-тян. Просто у меня аллергия на слово "служить". Не то, чтобы я была против того, чтобы кому-то подчиняться и выполнять чьи-то приказы, но если у меня есть возможность этого не делать, то я предпочитаю не сдавать свою шкуру в аренду, тем более за туманные обещания и тому подобное.
  - Быть частью сообщества Лас Ночес это не только обещания!
  Безымянные предки, такую бы горячность и настойчивость да на пользу по-настоящему важному делу. Например, моему делу...
  - Став арранкаром, ты больше не будешь нуждаться в том, чтобы вечно искать чужие души и постоянно поедать их. Каждый день уже не будет сражением за собственную жизнь! А без вечного страха регрессии ничто уже не будет угрожать твоему нормальному существованию, не заставит оставаться зверем, раскроет окончательно все твои силы и даже даст новые возможности развиваться!
  Хм, понятно. Теперь ясно, что этот "Айзен-сама" цепляет на крючок в качестве основной наживки. Для обитателей Уэко Мундо такое предложение и вправду входит в разряд тех, от которых невозможно отказаться. Вот только соваться теперь к нему мне уже точно не хочется. Кто бы он ни был, но если он научился делать из пустых этих арранкаров (почему-то при этом слове на язык упорно просились ассоциации, непосредственно связанные со сломанной маской), то этот тип знает и умеет просто очень и очень много. Непомерно много по здешним меркам. И что он захочет сделать с таким существом как я, еще большой вопрос... Недобровольной жертвой чужих экспериментов я тут уже недавно побывала. Больше как-то, спасибо, не хочется. Да и насчет главной причины я Нел не соврала ни на грамм. Плясать под чью-то дудку я стану теперь, в лучшем случае, если меня сумеют взять за глотку и сломают хребет об колено. И то, не факт. Совсем не факт.
  - И вот тут-то, Нел-тян, и получается, что ничего нового и интересного ваше предложение мне не сулит...
  Тянуть все равно не было смысла, и я поднялась в полный рост, выжидающие уставившись на гостью. Было даже интересно, как быстро она сообразит.
  - Дыра, - наконец тихо произнесла Нелиель. - И меч. Но не занпакто...
  Она не протянула это удивленно, а именно констатировала - сухо и четко. Нет, все-таки Нел-тян не дура. Ой, не дура!
  - Именно. Ни маски, ни дыры.
  - Но как такое возможно?
  За вопросом зеленовласой скрывалось не только чистое любопытство, но и какая-то скрытая боль и непонимание.
  - У меня был непростой жизненный путь, - лишний раз лучше было не врать. - В общем, как видишь, я не боюсь регрессии, меня не заботит выживание, да и целей своих, как уже говорилось, я предпочитаю добиваться сама. А если коротко - спасибо, что зашла, но нам пора прощаться.
  - И все же... кто ты?
  Я лишь в очередной раз пожала плечами. Пусть сама придумает кто я, у меня ответа на этот вопрос все равно не было. Конечно, разговор можно было продолжить и снять с девицы побольше информации, тем более что она и сама охотно ею делилась. Но это уже было нарушением роли, которую я решила играть. Если я хочу оставаться пока в стороне от местных разборок, то не следует слишком открыто демонстрировать свой интерес ко всем и всему. Кто знает, кто будет выслушивать доклад Нелиель о нашей встрече, и не играет ли кто из ее спутников роль эдакого записывающего устройства, чтобы потом кто-то гораздо более умный и хитрый смог бы по косточкам разобрать произошедшее. Нет уж, пусть лучше я буду в их глазах просто сильной пустой. Сильной, но не амбициозной. Странной аномалией среди прочих, то ли приподнявшейся по местной эволюционной лестнице куда-то не туда, то ли просто шагнувшей в сторону. Но обязательно нейтральной и никому не угрожающей...
  - Жаль, - она и вправду сожалела. - Но если все же надумаешь, знай, в Лас Ночес тебя всегда будут рады увидеть.
  От этой детской искренности хотелось плакать. Нет, правда. Боюсь, я точно не выдержала бы и суток рядом с этим зеленым чудом.
  - Ты тоже заходи, если что, - откликнулась я с максимальным безразличием.
  Через пару секунд вся троица благополучно исчезла в размытых пятнах сонидо, а я опустилась обратно, чтобы хорошенько обдумать один момент. Я не стала трясти Нелиель, относительно информации, но некий надежный источник, располагающий хотя бы сведениями о текущей ситуации в Уэко Мундо, мне действительно был очень нужен.
  Пульсирующий сгусток мощнейшей чужой реяцу, возникший поблизости, отвлек меня от планов по похищению кого-нибудь лакея из Лас Ночес, заставив сразу же подобраться. Хотя своей позиции и расслабленной позы я не поменяла. Вот еще, дергаться тут из-за всяких незваных гостей.
  - А я даже рад, что ты отказала этой идиотке! Бесполезных баб на высоких постах в Лас Ночес итак явный избыток!
  Две новых фигуры, возникшие на том месте, где недавно переминались с ноги на ногу фраксьоны Нел, были облачены в похожие белые одеяния. Хотя наряд одного из них выделялся особым... буйством фантазии. Капюшон, кстати, шикарнейший. Как и оружие этого тощего одноглазого типа, смахивавшее на перекормленную гуань-ся[9]. И без сомнений, он был силен. Пожалуй, в три четверти от Нел. А вот его слащавый спутник казался на фоне командира очередной дохлой мухой. Они этих фраксьонов что, вместо домашних канареек заводят что ли? Или и вправду со скуки?
  - Ты еще кто?
  - Я тот, кто поможет тебе сделать последний вдох, женщина!
  - Понятно...
  Что ж, неведомый мне Айзен, щепоть моего уважения в этот момент ты получил по праву. За нашей беседой действительно следили, и более того, едва последовал отказ, как за первым мирным парламентером явился второй, настроенный куда более решительно. Все правильно. Если не удастся привлечь на свою сторону, то лучше сразу же уничтожить. И при этом не руками этой наивной доброй девочки Нел. Разумно и грамотно, в брюхо к сёдзё! Вот только меня сейчас не очень устраивал тот момент, что "жертвой на заклание" назначили мою персону.
  - Ладно, посмотрим, из чего ты сделан, арранкар.
  Я вновь поднялась на ноги и положила ладонь на рукоять родного меча. Одноглазый хищно прищурился, поигрывая своей оглоблей.
  - Только, прежде чем мы начнем, ответь мне на один вопрос. Что такого ты все-таки сделал, что в наказание тебя заставляют носить этот костюм?
  
  * * *
  
  Кривая тяжелая хреновина на толстой железной цепи в очередной раз с гудящим звуком просвистела мимо меня, вонзившись в песок и подняв новую тучу белесой пыли. Да уж, дурной силы одноглазому было не занимать, но в том, что касается скорости, дела у парня обстояли, скажем так, неважнецки. Не то, чтобы она была совсем паршивой, но каких-то трудностей с тем, чтобы уворачиваться от атак арранкара как в ближнем бою, так и не расстоянии, у меня попросту не возникало. Мой противник это, похоже, уже потихоньку осознавал, и это явно начинало его бесить. Подручный хлыща держался в стороне и в драку не лез.
  Спустя еще пару минут я решила, что увидела все, что хотела, и перешла от простого пассивного кружения к собственным дистанционным атакам. Перемещаясь через сюмпо или простыми перебежками, я начала с несильных бала, постепенно наращивая темп и частоту. Вскоре к темно-красным сгусткам реяцу присоединились кидо-молнии и цзянь, засвистевший в опасной близости от тушки одноглазого. Арранкар, что интересно, проявлял к происходящему завидное спокойствие, вообще не пытаясь увернуться от большинства летевших в него "подарков". В том, что у него есть право на подобное небрежение, я убедилась после первой же попытки достать одноглазого по-настоящему.
  Сгенерировав серо в треть от максимума, я сразу же ушла в сюмпо, направляясь туда, куда противник должен был по моим прикидкам сместиться, чтобы не угодить под энергетический удар. Игнорировать серо тощий не стал, а вот мое внезапное появление прямо перед ним стало для парня изрядной неожиданностью. Он успел среагировать, но все равно ожидаемо запоздал. Цзяни я разъединила еще в сюмпо, и их сдвоенный удар точно по рукояти гуань-ся, поднятой на тот момент почти горизонтально, заставил оружие арранкара опуститься вниз. Черные лезвия послушно сверкнули серебром, и я, не меняя позиции, просто выбросила клинки вперед. Проскрежетав по металлическому древку, мечи дружно вошли во впалое брюхо... Точнее попытались войти.
  Замирать посреди боя и думать над случившимся - последнее дело, поэтому я сразу же отскочила от противника назад, помогая себе сюмпо, и лишь после этого бросила взгляд на свое оружие. Острия цзяней были слегка испачканы в черной крови, совсем чуть-чуть, буквально на пару пальцев. И как это понимать? Даже у Ичи получилось ранить Кен-куна в первый раз посерьезней, а это вообще издевательство какое-то... Впрочем, эти мои невеликие успехи, как ни странно, произвели на врагов некоторое впечатление.
  - Нноитора-сама! - испуганно воскликнул фраксьон.
  Сам одноглазый тоже остановился и с явным удивлением принялся рассматривать два жалких кровавых пятнышка на своем белоснежном одеянии.
  - Пробить мое иерро? Невозможно...
  Ну что ж, теперь все стало немного понятнее. Выходит, одноглазик обладал мощнейшей защитной оболочкой. Не зря же мои бала и хадо соскальзывали с него, как с гуся вода. Вот только он явно был слишком завышенного мнения о возможностях своего естественного броневого покрова. Хотя, следовало все же признать, что била-то я сейчас во всю свою силу, не сдерживаясь, а результат, мягко говоря, был удручающий. Ладно, если оставить в стороне всякую мелочевку и сконцентрироваться на пробивающих атаках, дело должно было пойти повеселее. Учитывая приоткрывшиеся возможности врага, в перекидывании с ним железа для меня не было уже никакого смысла. А подставить врага под серо также не получилось бы, невзирая на всю громоздкость его движений. На мелкие же разряды он просто не обратил бы внимания, как бы старательно я ими его не долбила.
  - Ты! Мразь! Су... - зашипел, тем временем, Нноитора, но я, не давая ему продолжить поток ругательств, уже готовый вырваться наружу, метнулась обратно, атакуя арранкара грубо и прямолинейно, не заботясь больше о всяких изысках и тому подобном.
  Карусель у нас получилась знатная. Никогда не любила сражаться против таких штук, как копья или их более крупные побратимы, но и мой противник явно не был привычен к схватке с обоеруким бойцом. На чистой скорости я делала Нноитору значительно, но крепость шкуры успешно компенсировала ему эту тяжеловесность. Нанести в нужный момент по-настоящему мощный удар было не так-то просто, а поддерживать усиленную циркуляцию реяцу в цзянях постоянно выходило слишком затратным. Однако несколько последовательных "двойных клыков" расцветили тело арранкара еще полудюжиной свежих ран, а один особо удачный выпад едва не оставил его без руки. Кривая ухмылка Нноиторы угасла уже окончательно, и впервые за все сражение он сам попытался отступить, используя сонидо. Однако я не собиралась отпускать его так просто и бросилась за ним в погоню через сюмпо, выкладываясь на максимальную скорость, на какую только была сейчас способна.
  Что занимательно, после момента расставания с Ичи-куном, мне были вполне доступны как сюмпо, так и сонидо. Но я по привычке упорно продолжала пользоваться первым, не замечая какой-то значительно разницы. В результате, не тренируя сонидо вовсе, я создала у себя такой разрыв в показателях между этими двумя способностями, что возвращаться к сонидо в какой-то момент стало уже поздновато.
  Новая атака вышла еще удачнее предыдущих. Правый цзянь, за секунду до перемещения перехваченный обратным хватом, плавно обошел полукруглые изгибы вражеского оружия и с хряском вошел в предплечье пустого на половину длины. Нноитора зашипел и снова нырнул в сонидо. Желтая искорка серо, разгорающаяся в пасти у арранкара, показалась мне достаточно веской причиной, чтобы не повторять свой предыдущий маневр. И действительно, возникнув в десятке метров от прежнего места, Нноитора почти сразу пальнул перед собой мощным энергетическим разрядом, увернуться от которого было несложно. Благо, была я в тот момент уже далеко, да и значительно в стороне от основной траектории рассеянного луча.
  - Как ты это делаешь? - свирепо прорычал одноглазый, с трудом переводя дыхание.
  Я лишь ухмыльнулась ему, стараясь не показать, что и сама порядком вымоталась. А еще ведь нужно не забыть оставить силенок на мелкого прихвостня...
  - Тяжко тебе, Нои-кун? Не по зубам орешек-то оказался? - удержаться в такой ситуации от поддевки было просто нельзя.
  Лицо арранкара в очередной раз перекосило гримасой злобы и ненависти.
  - Думаешь, что сильнее?! Что почти победила?! Ха! Сейчас я покажу тебе, идиотка, что такое настоящая сила Октава Эспада! Молись, Святая Тереза!!!
  Запоздалое чувство опасности кольнуло под печень, а глаза застил свет, окутавший худую изломанную фигуру. То же, что я увидела, сумев, наконец, проморгаться, хороших эмоций вызвать никак не могло. Мать твою!!! И за что мне такое счастье?! Это что, так каждый арранкар может?! Или мне, как обычно, достался индивидуальный подарок от треклятой злодейки Судьбы?!
  Тем временем, пугающая пародия на Шиву, вокруг которой пульсировало какое-то дикое количество реяцу, жутко расхохоталась.
  - Ну что?! Обделалась?! Или ты думала, что арранкар это просто красивое название?! Большая часть моей силы была все это время упрятано в самом занпакто! И теперь я раздавлю тебя, как жалкую муху!
  Нноитора резко сорвался с места, размахивая шестью косами, как взбесившийся вертолет-мутант. И двигался он на такой скорости, что испугалась я уже по-настоящему. У меня не было ничего, что можно было бросить на весы в ответ на преображение моего противника, а биться двумя клинками против шести походило на чистое самоубийство. Попытка не дать Нноиторе приблизиться с треском провалилась. Уже через секунду настигнув меня, арранкар обрушил на мою защиту настоящий ураган ударов. "Веерные" блоки и прозрачные сферы, лопающиеся одна за другой, не продержались и десяти мгновений. Одна из кос на возврате подрезала мне ногу, заставляя припасть на колено. Левым мечом я успела остановить сразу две черных косы, правый принял на себя одну. Еще одно изогнутое лезвие вошло мне в плечо, заставив стиснуть зубы от боли. Два последних крестьянских орудия, уже готовых пронзить мои ребра слева и справа, как гигантские клещи, с лязгом сошлись за моей спиной, разорвав одежду и кожу на пояснице. Лишь чудом мне удалось изогнуться, так чтобы увернуться от этой атаки. А еще спасибо моему собственному иерро, принявшему на себя значительную часть урона.
  Над моим лицом нависла смеющаяся рожа Нноиторы. Только вблизи я смогла разглядеть зубы, обрамлявшие дыру на месте его левого глаза, ранее скрытую под повязкой. Кажется, арранкар хотел сказать мне что-то напоследок, но я глубоко вдохнув, выдула пригоршню розовых лепестков прямо в его раззявленный рот.
  Иерро это, конечно, не панцирь броненосца или черепахи. Защитная оболочка покрывает всего пустого, а если и есть некие уязвимые места, то это, как правило, связанного с какой-то личной особенностью носителя. Но где-то иерро всегда крепче, а где-то тоньше. Да и будь даже у Нноиторы вместо кишок жестяные трубы, ощущения от сотни лезвий, беспорядочно мечущихся по внутренностям, были бы не самыми приятными. Но основной задачей этой детской подлянки было, разумеется, отвлечь и ошарашить противника. Если честно, то уже и не упомню, когда я в последний раз использовала такую штуку. Тогда в юные годы в обычных уличных потасовках из оружия под рукой у нас были только затупленные ножи и крепкие палки, так что в ход шло буквально все и сразу. Вот только в этой ситуации я заменила обычный нахальный плевок в лицо на нечто более существенное.
  Глаз арранкара удивленно расширился, а зубы с запозданием клацнули, в тщетной попытки остановить мой посмертный подарок от Бьяки-тян, уже проникший Октаве в горло. Интересно, а если бы дыра была у него в брюхе, этот фокус сработал бы?
  - Нноитора-сама! - снова зашелся криком миньончик.
  Не теряя полученного шанса, я с силой отбросила косы в разные стороны от себя и исчезла в сюмпо, чтобы появиться в воздухе чуть выше и правее противника. Пять дохленьких бала, сорвавшиеся с острия моего меча, полетели в сторону арранкара. Сам Нноитора целью ни одной из них не был. Четыре врезались в песок у него под ногами, подняв пыльное облако и ослепляя ублюдка еще на одно мгновение. А пятая бала... Пятая угодила точно в высокий каблук его остроносого сапога, заставляя моего противника пошатнуться и потерять равновесие. Три последовательно потерянных секунды, и моя импровизация превратила врага из абсолютного триумфатора в побежденного.
  Возникнув на прежнем месте, прямо перед Нноиторой, я обеими руками с замахом от уха раскроила торс арранкара от правой ключицы до левого бедра. Удар получился такой силы, что косы, которые он сжимал в правых лапах, вылетели из костяных пальцев, рассыпавшись по красивой траектории в значительном отдалении. Пораженно булькнув, Октава начал медленно оседать на землю. Из зевов чудовищных ран в воздух медленно выскользнуло несколько окровавленных лепестков.
  - Нноитора-сама!!!
  Фраксьон, так и оставшийся для меня безымянным, бросился к нам еще в тот момент, когда я нанесла двойной удар его хозяину. Переместившись к нему навстречу и, чувствуя, как начинают дрожать колени, от почти израсходованных запасов реяцу, я без затей ударила арранкара в грудь своим цзянем, что был в левой руке. Несмотря на то, что клинок окутало серебристое сияние, фраксьон успел вскинуть свой собственный меч причудливой формы, останавливая мою атаку при помощи круглой хрени в основании лезвия своего занпакто. Впрочем, этот неожиданный успех ему не помог. Цзянь из правой руки свистнул в воздухе, закладывая кривую петлю, и начисто снес голову пустого с плеч. Не глядя на падающее тело, я развернулась и быстро зашагала обратно к Нноиторе. Ломота в костях подсказывала, что заканчивать следует как можно быстрее.
  Октава действительно был еще жив. Едва я вновь оказалась в его поле зрения, арранкар хрипло забулькал и дернулся, а его левые руки, по-прежнему сжимавшие косы, с дрожью зашевелились...
  - А вот и он, - сообщила я Нноиторе, довольно улыбаясь. - Твой последний вдох.
  На слове "вдох" лезвие цзяня, окутанное алым светом глубоко вошло в единственную глазницу моего несостоявшегося убийцы.
  
  
  Глава 2
  
  Прийти в себя после последнего сражения было непросто. Нет, особой проблемы в том, чтобы восстановить запасы истраченной реяцу, у меня не возникло. Равно как и найти решение вопроса с испорченным гардеробом. Мой старый купеческий наряд, неизменно сопровождавший меня все это время, был, фактически, не просто набором выцветших тряпок, а частью моей нынешней сущности. Восстановить его, используя рассеянную духовную энергию, было даже проще, чем срастить рассеченную кожу или более глубокие раны. Наверное, я вполне могла преобразить свою одежду в нечто иное или вообще избавиться от этой "иллюзии", чтобы не расходовать лишнюю реяцу на ее поддержание. Однако спроецировав свое привычное облачение неосознанно в момент "рождения", я по-прежнему продолжала делать это чисто интуитивно. В итоге, когда я поняла все это, то в тот момент даже попыталась немного поиграть с расцветкой, но результатом стали лишь разнообразные оттенки белого и голубого. Со временем, правда, удалось повлиять еще и на цвет кожи. Но придать ей нормальный вид все равно не получилось, а от болезненной белизны я сразу же отказалась, остановившись на смуглом варианте, как у жителей диких южных островов.
  Главной моей проблемой стал целый ворох мыслей, родившийся в голове после боя с Нноиторой и знакомства с арранкарами вообще. Вопрос взаимоотношений с Айзеном и остальными его подчиненными также оставался открытым. С одной стороны, я вроде как была в своем праве порвать на лоскуты агрессивно настроенного визитера. С другого боку, кто знает, как там отнесутся к случившемуся в высших кругах этого их Лас Ночес. Сочтут просто приложением к моему предыдущему вежливому отказу от сотрудничества? Или пришлют карательный отряд из полудюжины таких же мордоворотов? Я тут и от одного-то пока отбилась не без трудностей, а от целенаправленной атаки придется уже тикать во все лопатки.
  Как ни странно, больше всего мне при таком раскладе было жалко бросать свою башню. Нет, я никогда не отказывалась от принципа "своя жизнь всего дороже", но уж очень много сил и терпения я вложила в эту постройку, буквально вырубленную из цельного камня. Ощущение того, что есть место, которое можно было назвать своим, и куда всякий раз можно вернуться, все-таки приятно грело душу. Лишний раз не хотелось признаваться даже себе, но я давно и отчаянно тосковала по палубе родного "Чонджона". Беседка во внутреннем духовном мире Куросаки смогла на время подменить его собой, но теперь мне нужно было что-то посущественнее.
  А еще мне очень была нужна команда. И не только из сентиментального желания снова весело пинать кого-то, подвернувшегося под руку, отдавать приказы и устраивать шумные попойки в припортовых закусочных. Драка с Октава Эспада ясно показала, что в одиночку мне желаемого "нейтралитета" попросту не удержать. Если я хочу быть сама по себе нужны либо сильные союзники, либо собственная маленькая армия. А первых у меня пока не могло появиться в принципе. Ну не к Урахаре же в самом деле идти проситься? Нет, мне такого просто гордость не позволит, какая бы прагматичная она у меня не была б. Да и не посчиталась я пока с Киске-куном за былые обиды, а без этого никак. И значит, оставалось мне сейчас лишь второе. Хотя был, конечно, еще один хитрый вариант, но для его осуществления все равно требовалось наличие хотя бы нескольких надежных исполнителей...
  
  Некоторую часть бесконечной ночи, по продолжительности сравнимую с двумя полными сутками, я наблюдала за окрестностями башни с особым вниманием, ожидая в любой момент появления незваных гостей, однако все оставалось тихо. Но, наконец, когда я совсем уже расслабилась, в пределах моей чувствительности неожиданно объявился довольно необычный и мощный источник реяцу.
  Главные его особенности заключались сразу в нескольких странных моментах. Во-первых, уровень духовной энергии этого неизвестного постоянно менялся, то возрастая, то угасая, причем без всякой логичной схемы или порядка. Во-вторых, очень непонятным для меня оказался способ, которым этот некто объявился поблизости, и теперь дергаными рывками приближался к моему обиталищу. Распознать сюмпо и сонидо у меня получилось бы без проблем, но то, что делал этот... Он просто исчезал и появлялся на новом месте, мгновенно преодолевая весьма значительные дистанции, при этом выбросы его взбесившейся реяцу совершенно не соответствовали ни одному известному мне способу быстрых перемещений.
  Мои поспешные приготовления к битве так и остались невостребованными. В какой-то момент источник чужой духовной энергии окончательно потух и почти перестал ощущаться. Поколебавшись немного, я осторожно двинулась на разведку, надеясь, что не угожу в ловушку. Было не похоже, на то, что неизвестный пытается спрятаться или затаиться. То, что происходило с ним, можно было скорее назвать духовной агонией. И вот это уже было действительно занимательно.
  Искомый объект обнаружился в тени одного из песчаных барханов. До башни отсюда было еще далековато, ее вершина терялась где-то за горизонтом, но кровавый след, протянувшийся за лежащей фигурой на несколько метров, явно указывал на то, что умирающий двигался именно в сторону моего убежища. Не рискуя лишний раз попусту, я медленно начала спускаться вниз по рассыпчатому склону, внимательно поглядывая по сторонам и следя за неизвестным. Возможно, в тот раз именно эта нервозная паранойя и спасла мою жизнь.
  Уловить тот момент, когда скрючившийся на песке пустой просто исчез, я не успела. Хотя фактически, он и не исчезал. Он просто вдруг оказался справа от меня, уже завершая удар тяжелой лапой. Заученные рефлексы и отточенная реакция позволили мне вскинуть обнаженный меч навстречу раскрытой пятерне, и костяные лезвия проскрежетали по черному металлу, успев оставить все же на моей щеке четыре ровных царапины. И это несмотря на то, что мое иерро неплохо укрепилось после поглощения сил Нноиторы. На обратном движении цзянь разбил пластины костяной брони на груди у нападавшего, швырнув его силой на землю. Я отступила на шаг, готовясь к продолжению атаки, но непонятный враг так и остался лежать, широко раскинув руки и окончательно затихнув.
  - Кхахк, - чахоточный кашель из-под плоской маски, в разрезах которой тускло светились красные огни, разорвал повисшую тишину. Голова пустого слегка повернулась в мою сторону. - Следовало ожидать... Кошмар, воплотившийся наяву... Но лучше уж так...
  Я, не теряя бдительности, приблизилась к говорившему, окончательно убеждаясь в своей догадке. Вастер-лорд из моего короткого сна, наконец-то, соизволил явиться. Вот только выглядел он совсем не так грозно, как в том далеком видении.
  Он был примерно моего роста. Незамутненная антропоморфная форма без перекошенных пропорций и лишних конечностей. Подтянутое тело с хорошо развитой мускулатурой покрывали аккуратно подогнанные пластины брони, создавая подобие гибкого доспеха. Интересно выглядели кисти рук - вместо пальцев были все те же плоские пластины полукруглой формы, отточенные до бритвенной остроты по нижней кромке. Впрочем, на левой кисти уцелел только один "палец", да и других ранений, кроме того, что осталось от моего меча, у вастер-лорда хватало. Его ноги были иссечены по всей длине, из дыры в животе, которую я первоначально приняла за естественную для пустого пробоину, без остановки вытекала кровь. Несколько рубленых ран покрывали плечи, а одна доходила до самого основания шеи. Но самыми опасными без сомнения были трещины, покрывавшие маску. Реяцу буквально вытекало из них сплошным неконтролируемым потоком, и теперь-то было понятно, почему так нестабильно пульсировал источник духовной энергии, который я ощущала. Пока у вастер-лорда хватало воли и сил, он еще пытался удерживать свою реяцу "в узде", но всему есть предел. Пустой умирал, и его судьба была предрешена. Мой удар уже ничего не изменил и не приблизил. Другие обитатели пустыни не сбежались на это пиршестве, наверное, лишь потому, что вокруг моей башни их почти и не водилось теперь.
  - Как же я все-таки устал...
  В этой короткой фразе умирающего было все. Боль, сожаление, ненависть к собственному бессилию и усталость, не только физическая, но и та от которой не сможет так просто избавиться ни человек, ни шинигами, ни такие как мы...
  Опустившись на песок рядом с пустым, я оперлась на меч и, вздохнув, посмотрела на бесконечную бледную панораму, стелющуюся до самого горизонта.
  - Ну что, расскажешь, как дошел до жизни такой?
  Вастер-лорд попытался рассмеяться, но снова хрипло закашлял.
  - Исповедь перед смертью... Это можно...
  Его красные глаза безразлично вперились в звездное небо.
  - Самонадеянный дурак... преданный собственными людьми... Если подумать, это было совсем несложно... Пробиться наверх, набраться силы, сколотить собственную группу. А потом послать к дьяволу этого ублюдка Бараггана, возомнившего себя королем Уэко Мундо. И быть преданным...
  Похоже, именно последний факт причинял вастер-лорду наибольшую боль. И в этом я его понимала. Нет ничего хуже, чем верить кому-то, и получить нож в спину именно с его стороны. Нет ничего необычного, когда это пытаются сделать какие-нибудь уроды под твоей командой, которым ты итак никогда не доверяла. Всегда ждешь чего-то подобного от опасных незнакомцев. Но когда это делает именно тот, на кого ты рассчитывала во всем и всегда, это... Сокрушительно.
  - Им дали задание... Затравить меня... Это был тест на лояльность, право на вступление... Даже сука Барагган не додумался бы до подобного...
  - Айзен? - спросила я, догадываясь, чье имя сейчас прозвучит.
  - Сраный шинигами...
  - Так он из Сообщества Душ?
  Вастер-лорд дергано кивнул.
  - Взялся из ниоткуда, ублюдок... Сманил на свою сторону всех более-менее сильных... И первым этого старого мудака... А потом натравил на меня моих же людей... В обмен на право стать арранкарами...
  Красные глаза покосились на меня, но я отрицательно помотала головой.
  - Нет. Но мне предлагали.
  - И? - несмотря на свое состояние, вастер-лорд даже подался немного вперед.
  Я безразлично пожала плечами.
  - Послала парламентера. А потом убила и съела чистильщика, который явился следом.
  Пустой удовлетворенно кашлянул и откинулся обратно на песок.
  - От порождения моих кошмаров иного и ожидать не стоило... Вот и я... Убил их... Всех... Всех до единого... Твари... Сколько времени это длилось... Проклятье... Думал, успею добраться до старого логова... Отлежусь... Но сил не осталось... Суки...
  Тихие слова были полны желчной ненависти, но не на предателей. Он ненавидел себя за то, что сделал. За то, что убил их. Странно, но несколько необычно. Впрочем, причину умирающий поведал мне буквально через пару тяжелых вдохов.
  - Когда-то... я и сам был слугой... был верен, никогда не оспаривал приказов, выполнял все, что мне было поручено... и был предан... но оказался лишь пищей, откармливаемой на убой... в итоге, пищей стал мой хозяин, а я... решил, что сам могу стать настоящим... для других... и всегда... а они... так...
  Рассказ вастер-лорда не нуждался в подробностях. Его даже было в чем-то немного жалко, по крайней мере, презрения он заслуживал лишь за свое неумение разбираться в подчиненных. А может и вправду, награда Айзена была для его фраксьонов желаннее, чем все, что сделал и чем был для них их командир.
  - Послушай... если это все-таки не видение... я прошу, сделай для меня одно... возьми мою силу, сожри мой дух, раствори меня в себе навсегда... но отомсти этим ублюдкам...
  Я ждала "умоляю" или "пожалуйста", но он этого так и не сказал. Сильный и гордый. Просить не привык. Или уже забыл, как это делается, но все равно пытался. Лишь полное бессилье толкало его на это, но даже сейчас он готов был платить, платить тем, что у него осталось. И пусть мы оба понимали, что я итак могу прикончить его в любой момент. Между этим пониманием и добровольным желанием оставалась огромная пропасть. Пропасть между уже потерянным неудачником и тем, кто хоть и проиграл с разгромным счетом, но не смирился даже сейчас...
  - Почему арранкары снимают маски?
  - Так, они становятся ближе... к истинно живым... Им больше нечего прятать... Почти...
  - А былая мощь пустых запечатывается в их мечах...
  - Да... Сраный шинигами...
  - Этот процесс лишь копирует естественный, но не является им.
  - Наверное...
  - У меня нет маски.
  - Значит, - вастер-лорд кашлянул. - И прятать нечего...
  - И нет дыры.
  - Так не бывает...
  - Так будет.
  Сомнения окончательно отступали, и я решилась. Моя ладонь легла на грудь вастер-лорда поверх того места, где среди рассеченной плоти скрывалась его собственная "печать опустошенной души". А затем, как когда-то поглотив Зангецу, инстинктивно и не задумываясь, я выплеснула туда, в саму его суть, то, чем была сама.
  
  Во мне накопилось немало сил, которые я вырвала и присвоила, не спрашивая разрешения их предыдущих владельцев. Но, несмотря на них, среди этого безумного переплетения из самых разных духовных спектров, с самого начала было то, что и позволило мне все это сделать. Я сама. Моя воля. Мои желания. То, что удерживало меня на пороге Ада все эти годы. То, что позволяло оставаться собой. Моя душа. Проклятая, грешная, падшая... Но несломленная! Не сдавшаяся! Моя!!!
  
  Тело вастер-лорда изогнулось дугой, а между массивных клыков, обрамлявших его пасть, вырвался хрипящий крик боли и удивления. Потоки реяцу, изливавшиеся из меня и визуально обратившиеся в темное пламя, заполняли его раны, стягивая плоть и заставляя костяные пластины брони трескаться, распадаясь пепельной пылью. Я почти физически ощущала, как то, что я условно окрестила собственной волей, отыскало последнюю горячую искру того, что еще заставляло жить умирающее существо, лежавшее передо мной. Такую же как и у меня, хотя и совсем на нее непохожую. А потом все тоже мое желание раздуло этот крохотный огонек в настоящий пожар. Сквозное отверстие в груди вастер-лорда в том месте, где должно было быть сердце, медленно начало затягиваться, закручивая плоть по спирали...
  Когда мои пальцы с силой вошли под края его маски, разрывая кожу, пустой уже не кричал. Даже дух не мог кричать так долго и громко. Еще одно серьезное усилие, и я сорвала костяную пластину, позволяя черному огню, оказаться там, куда до этого он еще не сумел проникнуть. И небо Уэко Мундо разорвал новый вопль...
  
  * * *
  
  - Странно. До сих пор не могу до конца поверить...
  - Тогда просто представь, что это все тот же затянувшийся сон.
  - Хорошо, - тихая усмешка. - Так и сделаю...
  - Кстати, тебе так больше идет.
  - Ну, спасибо. Я так и не узнал твоего имени, чтобы поблагодарить...
  - У меня его нет. Точнее есть, но это уже не имя. Так, обозначение. А вот что касается благодарности, то уясни себе раз и навсегда. Я сделала это лишь потому, что мне было интересно - получится или нет. Я хотела увидеть результат, а то, что ты все-таки выжил практически случайность, хотя и удачная.
  - Я понял. И запомню это.
  - Вот и молодец. Но то, что я не хочу благодарности, еще отнюдь не значит, что ты мне ничего не должен.
  - Вот как! Тебе нужны слуги?
  - Обойдусь. Но есть одна работа, за которую я не смогу взяться сама.
  - С удовольствием сде... рассчитаюсь с тобой.
  - Вот это уже правильные слова. У тебя-то имя, кстати, имеется?
  - Лоренцо. Сальваторе Лоренцо.
  - Тогда, Лоренцо, пойдем-ка в твое бывшее логово. Оценишь изменения, которые я внесла в интерьер, а заодно и обсудим порядок возврата твоих долгов.
  - Как скажешь... онее-сан...
  
  * * *
  
  Знакомый крадущийся шаг, тихое шуршание белоснежной материи.
  - Хм... Похоже, ждать возвращения Нои-куна будет уже излишне оптимистичным.
  - Без сомнений ему удалось повстречать достойного противника.
  - Что вы намерены предпринять, Айзен-сама?
  - Необходимо до конца прояснить ситуацию, Гин. Нам нужно будет послать кого-нибудь к этой башне, о которой говорила Нелиель. Если Октава Эспада погиб действительно там, то мне хотелось бы узнать реакцию обитательницы этого места. Было бы глупо так сразу отвергнуть попытки привлечь ее на нашу сторону, если уж она настолько сильна.
  - Кого лучше послать?
  - Кого-нибудь, кого не будет жалко потерять. И не слишком сдержанного, разумеется...
  Лисья улыбка стала еще хитрее и шире.
  - Понимаю. Действия Нноиторы всегда можно списать на личную инициативу. И если эта пустая настроена действительно мирно и нейтрально, как она и пыталась нам показать, то не станет убивать нашего нового посланника. Даже если он будет вести себя чересчур резко, но в рамках приличий.
  - Да. Мы просто интересуемся судьбой пропавшего члена Эспады и рассылаем искателей. И пусть извинится за Нноитору, если все пройдет гладко. Полагаю, у тебя уже есть кое-кто на примете, Гин?
  - Конечно. Один из бывших адьюкасов, он пока еще не до конца адаптировался после трансформы, но все равно заметно прогрессирует. После исчезновения Нои-куна он уже сейчас вполне имеет возможность войти в Эспаду. Правда, его характер...
  - Вот как? Что ж, вот пусть это и станет его испытанием. Сумеет он выполнить эту работу в рамках дипломатических переговоров или попросту уничтожит хозяйку башни - это станет одинаковым успехом в обоих случаях. Только пусть действует сам, в одиночку. И подготовь все для более детального сбора информации.
  Короткий кивок, и крадущиеся шаги начали медленно удаляться. Насмешливый голос в темноте прозвучал уже почти неслышно:
  - Гримм-кун будет просто в ярости...
  
  
  Глава 3
  
  Всю информацию по Айзену и арранкарам, известную ему на текущий момент, а также секрет своих необычных перемещений и внезапных атак Лоренцо поведал мне еще по дороге в башню. А знал он, стоит заметить, немало. Во всяком случае, навскидку озвучил мне десятка два имен сильных пустых и их ближников уже примкнувших к бывшему шинигами и указал, где находится их штаб-квартира. Действия новоявленного тирана и его приспешников за пределами Лас Ночес в основном сводились пока к вербовке нового мяса и зачистке всех недовольных. Также порядочную группировку адьюкасов Айзен направил на патрулирование Леса Меносов, расположенного под пустыней, пообещав им, конечно же, непременную арранкаризацию в обмен на верную службу. Судя по презрительному тону Лоренцо, в число патрульных попали самые бесполезные и слабые пустые, возиться с которыми Айзен просто не пожелал, но убивать которых не было никакого смысла в виду их лояльности. По слухам, в которых вастер-лорд уже не был уверен, с Айзеном в Уэко Мундо пришел как минимум еще один шинигами, очень даже не обделенный силой. Для того чтобы установить его личность, мне хватило краткого упоминания о "лисьем прищуре и улыбке". И это, кстати, становилось уже довольно-таки интересным, особенно если сопоставить все с последними событиями в Сейретее...
  С "не-сюмпо" же все оказалось довольно просто, хотя и звучало практически невероятно. Вастер-лорд Сальваторе всего-навсего манипулировал временем. Точнее, он умел, как полагал сам Лоренцо, ускорять собственное время настолько, что весь остальной мир замирал для него в статичную картинку. Однако при всех открывавшихся ему возможностях был в этом и один сугубо отрицательный момент. Кроме дико бешеного расхода реяцу, Лоренцо, находясь в "межвременье", совершенно не мог воздействовать на окружающую его материю. Перемещаться самостоятельно или даже прихватив с собой какой-нибудь мелкий предмет - это, пожалуйста, но сдвинуть с места хотя бы песчинку, повисшую в воздухе - уже никак. Поэтому, больше всего Лоренцо ненавидел местные пылевые бури. В них он был совершенно бессилен. В остальных же ситуациях вастер-лорд пользовался простейшей комбинацией - остановить время, добраться до противника с неожиданной стороны, начать атаку и вернуться в нормальную реальность за пару мгновений до того, как когти достигнут врага. Простенько и со вкусом. Всего "личного" времени у Лоренцо при полных запасах духовной энергии хватало минут на десять, что превращало его в блестящего мастера ближнего боя. Или давало возможность слинять в случае крайней необходимости на достаточное расстояние от противника. В остальных же "дисциплинах" парень не представлял из себя ничего экстраординарного. Для обычного вастер-лорда, разумеется.
  Пока в декоре башни доминировали оттенки серого и черного, но я собиралась исправить это уже в самое ближайшее время. Хотя Лоренцо, похоже, обстановка как раз очень даже понравилась. Ну, еще бы, особенно если сравнивать с той дырой в куске камня, которая была у него здесь раньше. Судя по тому, как мгновенно преобразился внешний вид вастер-лорда, едва мы вступили под резные своды, впечатления у Лоренцо мое обиталище вызвало довольно яркие. Цветовая палитра и общий стиль в новой одежде, тут же сотворенной пустым из своих рассеянных частиц реяцу, как нельзя лучше подходили к обстановке. Если кратко, то невзрачная серая хламида сменилась высокими хромовыми сапоги, отутюженными армейскими брюками и чем-то, напоминающим "мышиный" мундир, какие носили современные военные, только начисто лишенный знаков различия, аксельбантов, блестящих украшений и прочей мусорной атрибутики. Поверх этого Лоренцо набросил себе на плечи узкую угольно-черную шинель из тонкого сукна, длиною почти до колена.
  - Что? - спросил вастер-лорд, перехватив мой заинтересованно скептический взгляд.
  - Да так, думаю. Это ведь не случайный выбор?
  - Нет, - оскалился брюнет, блеснув красным светом из глаз.
  - Помнишь свою прошлую жизнь?
  - Обрывки, - брошено это было таким тоном, что продолжать расспросы мне почему-то сразу же расхотелось.
  - Ладно, вернемся к делу, - мы заняли два массивных каменных кресла, расставленных друг напротив друга возле узкого бойничного окна на втором этаже здания. - Суть моего задания будет такой...
  Поначалу вастер-лорд слушал, молча и сосредоточенно, лишь изредка перебивая меня уточняющими вопросами. Но по мере того, как ему становился понятен мой замысел, Лоренцо расслаблялся все больше, а под конец уже даже начал изредка пошучивать над некоторыми деталями или предполагаемыми реакциями "жертв". Также он предложил несколько собственных вариантов решения при тех или иных путях развития событий. В целом, я осталась довольна. Наличие мозга у исполнителя, которому поручается такая тонкая работа, было немаловажным фактором.
  - И ты всерьез рассчитываешь, что все пройдет так гладко? Без всяких неожиданных осложнений? - поинтересовался Лоренцо уже под конец.
  - Этого никогда нельзя заранее предугадать, но... Они все-таки армия. Да, хреновая, но армия. А все армии устроены одинаково, и найти нужных людей обычно не составляет труда. Потому как именно эти люди, с такими вот характерами и взглядами на жизнь, которые нам нужны, имеют обыкновение концентрироваться в очень конкретных местах и структурах. Даже в самом страшном случае, если мы полностью раскроемся, или нас вдруг сдадут с потрохами, это не будет выглядеть чем-то ужасным. Мы ведь просто пытались наладить контакты с потенциальным союзником.
  - О да, и вообще мы добрые пушистые кролики, - Лоренцо нагло осклабился.
  - А раз ты понял все так хорошо, то вали уже выполнять.
  - Валю, - Лоренцо поднялся, одергивая полы шинели, и размашистым шагом двинулся в сторону винтовой лестницы.
  Уже ступив на первую ступеньку, вастер-лорд неожиданно замер.
  - Я ведь могу... остаться? Когда спишу свой долг? - спросил он, не оборачиваясь.
  - Чувство голода больше не ощущаешь? - уточнила я на всякий случай.
  Иметь рядом вечноголодного духа подобной силы и могущества было как-то не слишком радужной перспективой. Ведь, несмотря на то, что у меня получилось сделать с Лоренцо, как именно он должен измениться и будет ли подобен мне во всем остальном, я не имела ни малейшего понятия.
  - Вроде бы нет, - медленно, будто боясь ошибиться, ответил вастер-лорд.
  - Тогда мне без разницы. Сам решай. Когда все сделаешь.
  - Спасибо, онее-сан.
  Я в ответ лишь слегка усмехнулась. Дробный грохот подбитых каблуков по черным отшлифованным плитам прозвучал так, будто спускавшийся радостно перепрыгивал через две-три ступеньки.
  
  * * *
  
  Гадать, сколько времени уйдет у Лоренцо на претворение в жизнь только первой части его задания, не было никакого смысла. Пока он отыщет вероятную цель, пока присмотрится к ней, решая, подходит она или нет, пока начнет действовать - даже при самом удачном стечении обстоятельств, понадобится пять-восемь дней. А поскольку на этот период я опять осталась одна, то чтобы хоть как-то скрасить ожидание, начала новые тренировки с маниакальным рвением. Пока ситуация с недавно почившим Нноиторой оставалась неопределенной, выбираться на охоту, да и расслабляться вообще, явно не стоило. Окрестности башни были изучены мною почти что досконально, так что если и придется вступить в битву, то сделать это определенно было бы лучше на собственном поле.
  Перво-наперво я перебралась на большую песчаную площадку, чуть к "северу" от черной пагоды. Конечно, для тренировок неплохо подошел бы и один из подземных залов, но мне всегда больше нравилось делать это на открытом воздухе. Чтобы не разбрасываться понапрасну реяцу, подкопленной с последнего боя, я начала отрабатывать только мои старые финты и проверенные комбинации, методично и упорно доводя их до ума и восполняя подзабытые детали. В передышках были очередные проверки на меткость и упражнения по "нагнетанию" духовной энергии в серо или лезвие цзяня с последующим мягким обращением этого процесса вспять.
  Заметить появление незваного гостя не составило никакого труда, да он собственно и не прятался. Спутать его с возвращающимся Лоренцо было никак нельзя. Во-первых, прошло слишком мало времени, а я хоть и верила в способности вастер-лорда, но не настолько. Во-вторых, энергетическая аура, которой теперь "отсвечивал" духовный источник Сальваторе, разительно выделялась в моем восприятии на фоне других. А новый визитер определенно был ближе к Нелиель и дохлому одноглазику. И слабее...
  Поначалу этот факт меня немного напряг. Более слабый одиночка? Уж не скрывается ли в его шкуре какое-нибудь совсем уж невообразимое чудовище, которое "фонит" подобным образом, задействовав все свои способности к маскировке? Или все-таки ко мне отправили очередного переговорщика, а по совместительству жертву, чтобы просто проверить реакцию? Буду ли я его сразу убивать и кушать, или сначала предложу пять секунд форы, чтобы убежать? Но все эти размышления промелькнули в моей голове за пару мгновений, а на краю площадки из сонидо уже вышел очередной посланник Лас Ночес. И, надо признать, его внешний вид, особенно в сравнении с Нноиторой, меня очень даже порадовал.
  Потратив целых пять секунд на то, чтобы рассмотреть меня, подтянутый симпатичный парень примерно одного со мной роста и с волосами дивного голубого оттенка очень так неторопливо двинулся в мою сторону. Я осталась стоять на месте, демонстративно закинув мечи на плечи, чуть склонив голову влево и с интересом поглядывая на визитера. Осколок маски у него на лице выглядел довольно забавно и придавал улыбке некую хищную остроту, а дыра располагалась на животе. Если верить даосам и прочим жрецам бесчисленных культов, процветавших в моем времени, именно там находилась точка концентрации главных человеческих энергий, типа ци, янь-инь и им подобных. Ниппонцы, так вообще вон, верили, что там сосредоточена жизнь, и потому их буси с такой готовностью пороли себе именно брюхо. Человек, чья ци не имеет центра равновесия, безумен, разрушителен и неспособен к созиданию. Так утверждал один монах, которого мне довелось держать в трюме "Чонджона". Бритый идолопоклонник в этих разговорах намекал, конечно же, на своих пленителей, но сейчас мне, похоже, предстояло проверить его философскую теорию на практике.
  - Так это ты та девка из старой башни? - умеренно нагло бросил пустой, так и не дойдя до меня десяток шагов.
  "Старая башня", это еще ладно, но просто "девка" и всё? Хотя, и это неважно. Потому как спесь с тебя, симпотяшка, мы сейчас немножечко пособьем. Заодно и твою адекватность протестируем в грубом режиме.
  - Если ты по объявлению, то там, вообще-то было особо оговорено, что метлу нужно будет принести свою, - ответила я, копируя манерные интонации Бьяки-тян.
  - Чего? - подавился парень.
  Недоуменные глаза арранкара мгновенно стали по десять лян[10], а нахальная ухмылка сменилась перекошенным ртом.
  - Ну, ты ведь в дворники пришел наниматься? - пояснила я все с той же холодностью.
  - Что?!!
  От возмущения арранкара буквально чуть не разорвало на части. За какое-то неуловимое мгновение он несколько раз успел покраснеть от гнева и побледнеть от ярости, и злобно выплюнуть сквозь зубы:
  - Я - Гриммджоу Джаггерджек! И я, сука, здесь по поручению самого Айзена, хозяина Лас Ночес и всего Уэко Мундо!
  - Вот как? Тогда ладно, можно и без метлы, - хмыкнула я, уже не скрывая, что издеваюсь. - Просто, знаешь, послы они, как правило, представляются при встрече, а ты этого не сделал. К тому же манеры у тебя, как у эта[11] с сельской помойки. За кого еще я могла тебя принять?
  - Смеешься, паскуда!
  Мда, диалог не удался. Гриммджоу уже схватился за рукоять катаны, делая шаг вперед, когда я с грустной улыбкой сообщила ему совершенно будничным тоном:
  - Что-то меня совсем ваш Айзен не ценит. Надо будет его персонально попросить в следующий раз прислать на ужин кого-то хотя бы уровня Нноиторы.
  Арранкар замер как вкопанный. Неужели такой хороший инстинкт самосохранения? Или до него только сейчас дошло, с кем же он разговаривает?
  - Я сильнее этого ублюдка Нноиторы, - глядя исподлобья, буркнул Гриммджоу, хотя уже и без прежней решимости.
  - Ты даже не в Эспаде, - вновь усмехнулась я.
  - С чего ты решила...
  - Учитывая, то, что я уже увидела, - перебила я арранкара. - То будь ты в десятке лучших, то уже сообщил бы мне об этом раз сорок. Однако оставим это. Будем драться, или ты вспомнил, зачем пришел?
  - Хм, - было видно, что парню не просто подавить свое желание согласиться на первый вариант. - Вообще-то меня послали разузнать, не ты ли разделала Октаву, но ты уже итак мне в этом созналась. А еще...
  Я вопросительно приподняла бровь в ответ на затянувшуюся паузу.
  - Мне вроде как приказано извиниться, если этот болван напал на тебя первым...
  - Но извиняться ты не будешь, - подытожила я утвердительно.
  - А с какого хрена я должен? - с вызовом рыкнул синеволосый. - За этого мудака?
  - Да, если вы с одноглазым были лучшими выпускниками курсов дипломатов в Лас Ночес, то с переговорным процессом у Айзена будут частые напряги. Так кто ж там у вас такой умный, что тебя и на такое задание определил?
  - Да есть один.
  - Ты ему на ногу наступил или в спину плюнул?
  - Это ты к чему? - снова не понял арранкар.
  - Я просто как бы намекаю, что тебя прислали сюда на убой. Проверить, действительно ли я откушала Октавой Эспада, причем отнюдь не при помощи вопросов.
  - Ты много на себя берешь, женщина!
  - О, Нои-кун тоже с этого начинал беседу...
  Очередное упоминание о поверженном члене Эспады опять притушило буйный норов парня. К тому же, ему явно теперь было нужно время, чтобы обдумать мои набросанные вскользь мыслишки. Судя по всему, Гриммджоу немало удивился прозвучавшим откровениям. То ли и вправду не дошел до них раньше сам, то ли просто не ожидал такой искренности. А вообще, люблю, когда люди реагируют так открыто, как этот пустой. Все эмоции наружу, а лицо вообще как живая книга. С такими просто общаться приятнее, чем с закрытыми флегматичными "поленьями".
  - Так извиняться не будешь, Гримм-кун?
  - Не буду, - не сказал, а прямо рыкнул арранкар.
  - И уходить не будешь?
  - Неа, - это уже было брошено с вызовом, губы пустого опять исказила наглая ухмылка.
  - Тогда ладно.
  Я сбросила цзяни с плеч, заставив Гриммджоу настороженно дернуться, и с тихим щелчком соединила их, пряча клинок в железные ножны, и пристраивая их на поясе. С хрустом размяв костяшки на пальцах, я снова посмотрела на гостя.
  - Что? - еще более настороженно и нервно спросил арранкар.
  - Я вообще-то тут тренировалась, когда ты пришел, - пояснила я и вернула Гриммджоу его любимый оскал. - Вот и собираюсь продолжить.
  Сделав это заявление, я с уже наработанной легкость ушла в сюмпо. Понимать, что сейчас будет происходить, арранкар начал, только получив первый прямой в челюсть.
  Рукопашный бой, откровенно говоря, не моя стезя. Умение красиво и грамотно махать конечностями не то, чтобы вообще не ценилось в том мире, где я росла, но и не пользовалось особой популярностью. В любой кабацкой драке в ход всегда быстро шли ножи, припрятанные в рукавах и за голенищами сапог, а в настоящем бою мне не встречались ситуации, когда кто-нибудь предлагал бы решить вопрос "на кулачках". Нет, конечно, представления профессиональных бойцов, как и любые уличные балаганы, собирали немало зрителей и ценились в больших городах не меньше, чем искусство канатоходцев, акробатов или жонглеров. Однако для таких как я, тех, кто связывал свою жизнь с реальными сражениями, умение грамотно съездить врагу по физиономии всегда оставалось лишь хорошим вспомогательным средством.
  "Припортовая уличная школа" боевых единоборств не славилась особой изящностью, зато могла похвастаться своей древностью и эффективностью. Это Гриммджоу сумел оценить в полной мере уже на второй минуте не прекращающегося избиения. Хотя парень был заметно шустрее Нноиторы, я обходила его по числу заученных связок как минимум в четверо, а что касается иерро, то здесь и думать было не о чем. Классная, кстати, штука это иерро. По-настоящему оценить ее возможности я смогла только в этом бою. Никакой потери чувствительности, никакой скованности, и при этом можно лупить со всей силы, не боясь сломать пальцы или выбить сустав.
  Гримм-кун потихоньку зверел. Я почти не обращала внимания на его попытки атаковать, а сама перестала сдерживаться, едва поняла, что никак не смогу случайно зашибить этого кысёнка по неосторожности. Стало даже интересно, насколько его хватит.
  Апперкот снизу в челюсть, и левой с разворота в ухо. Уход в сюмпо за спину арранкару, и пара увесистых тычков по почкам. Если они у него конечно там есть. А теперь обратно... А шипит он и вправду, как рассерженный кот... Ой, как же жалко, по такой симпатичной морде и с такой дури. Да еще раз, и еще...
  Оторвавшись от меня через сонидо, Гриммджоу, не выдержав, схватился за меч.
  - Скреже...
  Тяжелый удар локтем в висок не дал пустому договорить. За ним последовала подача под дых, а моя рука легла поверх кисти синеволосого, стиснувшей рукоять катаны, и с силой задвинула ее обратно в ножны. Нет уж, Гримми, хренушки! После того как Нои-кун продемонстрировал мне, чем на практике отличается "обычный арранкар" от "арранкара в ресурексионе", я не дам тебе даже попробовать. Занпакто пустого полетел на серый песок влево, а сам Гриммджоу, соответственно, вправо.
  Еще одно сюмпо. Арранкар успел ухватить меня рукой за предплечье, но я крутанулась всем корпусом и оперлась второй рукой на его вывернутый плечевой сустав, заставляя изогнутся дугой и немного просесть. Прыжок, удар коленом в перекошенное лицо и вдогонку замыкающий пинок по печени. Последний "мерцающий шаг", и подсечка по ногам спереди. Бедный Гримм-кун даже руки не успел выставить, так и приложившись с плюхающимся звуком ничком о площадку.
  Отряхнув руки, я с удовлетворением улыбнулась и, повернувшись к противнику спиной, якобы двинулась прочь с арены. На самом деле, я хотела проверить, попробует ли этот паренек атаковать меня сзади без предупреждения. Однако Гриммджоу сделать этого даже и не попытался. Сначала я услышала фыркающий звук, как если бы кто-то с силой выдохнул прямо в песок, подняв небольшую серую тучку. А затем мне вслед послышался голос, в котором, несмотря на все случившееся по-прежнему звенел вызов.
  - И куда это ты намылилась?! Я с тобой еще не закончил!
  - Вот как? - я будто нехотя обернулась, выдавая очередной безразличный взгляд. - А вот у меня тренировка явно подошла к концу. Ты слабоват, даже в качестве манекена. Это скучно, а я не привыкла делать то, что мне неинтересно.
  Лицо арранкара со свежими кровоподтеками озарилось хищной уверенностью.
  - Еще один раунд!
  - С чего вдруг?
  - Еще один раунд, я сказал! - взревел этот драный кошак, вскакивая на ноги.
  Если честно, то я не поняла, что он задумал. И хотя Гриммджоу набросился на меня с удвоенной силой и скоростью, как-то особенно это ему не помогло. Я уже собиралась спокойненько еще раз повозить его мордашкой по барханам, когда синеволосый вдруг неожиданно резко вошел со мной в клинч. В его руке, очутившейся напротив моего лица, сверкнуло серо, уже наливающееся багровой реяцу. Паскудник!
  Пока мой разум усиленно пытался просчитать, выдержит ли мое иерро прямой удар энергетической атаки такой мощности, тело, как обычно, повело себя на одних чистых рефлексах. Вместо того чтобы вырываться или уклоняться, я напротив метнулась вперед, проскальзывая под рукой арранкара и фактически заключая его в объятья. Отголосок высвобождаемой реяцу, и гул от красного рассеянного луча, распоровшего воздух у меня за спиной, хлестнул по ушам.
  Лицо Гриммджоу, оказавшееся в какой-то пяди от моего, оставалось удивленным совсем недолго. Удар коленом в промежность, проверенный годами в бесчисленных ситуациях, и бросок через бедро, так чтобы побольнее приложить этого фокусника хребтиной о землю. Когда Гримм-кун, наконец-то, пришел в себя, я уже сидела у него на груди, приставив лезвие цзяня к шее пустого. От моей улыбки парню явно всерьез поплохело.
  - Мне показалось, или кто-то только что попытался меня убить?
  Гриммджоу сдавленно кашлянул.
  - Видишь ли, - решила я развить свою мысль. - Это было уже похоже на реальный бой, а не на тренировку. А раз так, то по правилам реального боя мне надо бы тебя дорезать.
  Растерянность арранкара сменилась жестким блеском в глазах. Он намерен был драться до последнего. До чего заводной наглец мне попался...
  - Впрочем, я итак уже победила, - хмыкнула я и, не позволяя ему расслабиться, тут же продолжила. - Но у меня есть одно маленькое правило. Победив в реальном бою - я всегда забираю трофеи у проигравшего, какими бы они ни были.
  - И что ты хочешь? - на лице у парня произошел очередной переход от самоуверенности к мечущемуся непониманию.
  - Хм, да что с тебя возьмешь-то? - задумчиво протянула я в ответ. - Хотя...
  В глотку к проклятому богу! Меня итак уже давно точили мысли об этом, чтобы и дальше продолжать изображать из себя просветленного отшельника! Горячее сильное тело прямо подо мною, бери - не хочу! Я же не силу воли в себе воспитываю целенаправленно, в конце-то концов! Хочу сейчас, и всё! Да! И плевать мне на осторожность! Ждать, пока вернется Лоренцо, когда под руку подвернулась такая кыса?! Еще чего! Хватит уже...
  - Похоже, все-таки кое-что я смогу с тебя получить.
  Клинок меча вошел в песок рядом с головой арранкара на половину длины.
  - Чего ты задумала?!
  Не знаю, что у меня в этот момент отразилось на лице или в глазах, но Гриммджоу уже откровенно запаниковал.
  - Ладно, не дергайся ты так, - усмехнулась я, распуская освободившейся рукой кожаные завязки у себя на поясе. - Больно не будет.
  Выцветшая купеческая куртка полетела на землю, вслед за расшитым поясом. В синих глазах пустого проступило, наконец, понимание.
  - Ты... - он тяжело сглотнул, но я так и не дала ему продолжить фразу, запечатав разбитые губы арранкара своими собственными.
  
  
  Глава 4
  
  Вести наблюдение за огромным куском пустыни, реагируя на каждый шорох, и при этом стараться не выдать свое присутствие. Что может быть скучнее и утомительнее? Только копаться в закопченных развалинах в бессмысленных попытках отыскать какую-нибудь ценную находку или клочок информации...
  Наблюдая с ленцой за остальными членами группы, сосредоточенно исследовавшими нагромождение из истлевших каменных блоков, Сайдо Эйкичиро с трудом подавлял зевоту и в который раз предавался размышлению над одним и тем же вопросом. Как же он все-таки оказался в этой дыре, черти где в дебрях Уэко Мундо, в составе боевого отряда да еще и с таким поистине идиотским заданием? Хотя вопрос этот был, конечно, чисто риторическим. После всего, еще недавно случившегося в Сейретее - массового убийства Совета Сорока Шести, предательства, совершенного двумя капитанами, и знатных побоищ, устроенных группой риока - Танака-сан без возражений соглашался на любой дурацкий приказ. На него по итогам событий итак повесили всех собак за произошедшее, и Эйкичиро искренне сочувствовал шефу.
  Одним из таких последних спорных распоряжений, отданных командующим Ямамото, было требование в обязательном порядке комплектовать отряды разведчиков и дозорных из кейратай представителями пятой дивизии онмицукидо. Среди официальных врагов Готей-13 теперь ведь числились шинигами-ренегаты, вот мол, поэтому пусть военные дознаватели и пожалуют на передовую. Вроде как, и правильная мысль, а с другой стороны глупость редкостная. Ритейтай хоть и входили формально во второй отряд, настоящих бойцов среди них не числилось принципиально. Всех грамотных рубак разбирали еще на последнем уровне академии по боевым отрядам с некоторым учетом специфики. А вот из оставшейся серой массы, составлявшей где-то две трети, Танака-сан и вынужден был подбирать себе специалистов. Впрочем, Сайдо, например, как и большинство его коллег, совершенно не сожалел, что угодил в данное подразделение. Ну, до момента последнего назначения, разумеется...
  Бойцы, облаченные в полевые костюмы онмицукидо, разительно отличавшиеся от привычной формы шинигами, наконец, закончили обследование разрушенного комплекса. Эйкичиро, которому перед выходом в рейд выдали такой же черный комплект одежды и маску, заметив молчаливый жест командира группы, приблизился к остальным.
  - Определенно, здесь сражалось несколько сильных пустых, но что именно произошло...
  Договаривать шинигами не стал, а Сайдо тяжело вздохнул, посмотрел в сторону пустынного горизонта и, вспомнив веселый фильм, недавно подсмотренный им в мире живых, протяжно выдал:
  - Стреляли...
  Ловить на себе презрительно-непонимающие взгляды товарищей по команде, Эйкичиро уже устал и потому просто не обратил на них внимания. У этих ребят совершенно не было чувства юмора, а кругозор был такой же узкий, как прорезь для глаз на маске. И это еще парней из одиннадцатого отряда погоняют зашоренными дуболомами. Да в сравнении с холоднокровными и лишенными эмоций ублюдками из первой и второй дивизии, ребята Зараки просто шумные и общительные непоседы. И виновато во всем влияние нынешнего капитана, по словами Танаки-сана при Шихоуин-сама все было намного веселее.
  Пока Эйкичиро в очередной раз предавался мысленным терзаниям по давно ушедшим дням, которые он так и не застал, группа собралась в обратный путь. Четыре черных тени заскользили по вершинам песчаных барханов, быстро направляясь как можно подальше от территории подконтрольной Лас Ночес. Лишний раз светиться перед предателем Айзеном никто из онмицукидо не собирался.
  Однообразный пейзаж по-прежнему навевал дремоту, и, чтобы хоть как-то отвлечься, Сайдо начал составлять в уме отчет, который придется писать капитану по возвращении. На ум сразу же начали проситься всякие красочные описания и эпитеты, представлять себе реакцию начальства на которые было особенно забавно. Увлекшись, Эйкичиро едва не врезался в спину разведчику, бегущему впереди, когда тот вдруг резко остановился. Короткий смазанный жест командира группы, означавший на тайном языке онмицукидо замеченную "вероятную опасность", и вся четверка стремительно рассыпалась по заранее распределенным секторам, занимая круговую оборону.
  "Очень сильный источник, - сообщил все также беззвучно боец, выполнявший в команде функции сенсора благодаря своей великолепной чувствительности реяцу. - Адьюкас. Быстрый. Очень сильный. Направление - три часа".
  Командир разведчиков слегка нахмурился. Драться с таким опасным противником никак не входило в их планы. Нужно было попытаться тихо уйти, пока пустой не обнаружил присутствие шинигами. Командир уже собирался отдать соответствующий приказ, когда "сенсор" снова вскинул ладонь.
  "Движение. Два часа... Час... Двенадцать..."
  "Ты уверен?" - сомнения старшего были понятны.
  Эйкичиро нервно облизнул губы, хотя делать это в маске и было жутко неудобно. Адьюкас, двигающийся с такой скоростью, пусть и по открытому пространству, это знаете ли вам не шутки.
  "Уверен. Одиннадцать... Десять..."
  За следующую четверть часа пустой, продолжая сохранять дистанцию, очертил вокруг замершей группы точный круг, отметая всякие сомнения в том, что они обнаружены. Вполне вероятно он дожидался подкрепления и потому не рисковал приближаться сам. Но бойцам второго отряда такое развитие событий никак не годилось.
  "Прорыв!"
  Чтобы не отстать от кейратай, Сайдо пришлось выкладываться по полной, однако все его напряжение сил, нервных и физических, пропало втуне. Адьюкас бросился в погоню и начал стремительно нагонять шинигами, так что вскоре Эйкичиро и сам ощутил давящую ауру его мощной духовной энергии.
  "Стоп! К бою!"
  Тройка разведчиков, действуя как единый организм, развернулась навстречу врагу. Сайдо, по заранее оговоренному плану, занял позицию в тылу, как самый слабый. Может, кого другого в такой ситуации и смущала бы роль "балласта", но дознаватель не имел таких жестких предубеждений. Эйкичиро вступил бы в схватку с пустым, не задумываясь, пусть его сила и казалась шинигами пугающей, но сейчас лучше было как раз не мешаться под ногами у настоящих профессионалов.
  Черно-серая размазанная клякса, возникшая из ниоткуда рядом с правым крайний бойцом, обдала Эйкичиро мощным выбросом духовной энергии. Тело воина кейратай, угодившего под удар, полетело на песок изломанной марионеткой. От такой скорости у Сайдо просто перехватило дыхание. Равного поединка при таком раскладе никак не выходило, даже несмотря на численное преимущество шинигами.
  - Уходите! - рявкнул вслух командир маленького отряда. - Я постараюсь его задержать!
  Повторять два раза не требовалось, тем более, Сайдо прекрасно знал, что прозвучавшие слова адресовались не только ему и третьему бойцу из кейратай. Тактику онмицукидо здесь знали все в совершенстве. Как только адьюкас сосредоточится в своих атаках на командире, третий номер внезапно вернется, чтобы попытаться нанести удар ему в спину. По-настоящему бежать с поля боя должен был только Сайдо. Как полноценный боец он все равно сейчас не котировался, а вот доставить сообщение в штаб в случае гибели остальных еще был вполне способен.
  Всплески реяцу за спиной заставляли Эйкичиро нервно вздрагивать. Похоже, старший группы успел активировать шикай. А потом вдруг все прекратилось... и пульсирующий источник духовной энергии пустого начал снова неумолимо приближаться. Десяток недалеких сюмпо, все на что был способен Сайдо при своих скромных резервах, шинигами решил потратить только, когда адьюкас будет совсем уже близко или навяжет ему сражение. Но план сотрудника ритейтай дал трещину с самого начала.
  Очередная обжигающая волна незримой энергии, и противник вдруг из ниоткуда возник в пяти шагах прямо перед шинигами. На лице пустого играла довольная ухмылка. Слегка поведя плечами, адьюкас сбросил на песок справа от себя три тела, затянутые в черные облегающие костюмы.
  - Далеко собрался? - хмыкнуло это чудовище с легкими скрипящими нотками в голосе. - Давай знакомится что ли?
  Эйкичиро рванул катану из ножен и замер, выставив клинок в сторону врага. Он, конечно, понимал всю бесполезность своих действий, но останавливаться не собирался.
  - А что так? Без точного названия блюда в меню ты обедать не начинаешь? - ответил шинигами, собрав всю волю в кулак.
  К удивлению Сайдо адьюкас, услышав этот вопрос, громко расхохотался.
  - О! Я еще тот эстет, знаешь ли...
  За несколько секунд, которые удалось выкроить столь неожиданным образом, Эйкичиро сумел окончательно рассмотреть нападавшего. Тот был выше среднего роста и вполне человекообразной формы. Более того, пустой носил одежду - нечто напоминавшее строгий армейский мундир серого цвета, перехваченный наискось портупеей, и черную двубортную шинель нараспашку. В еще большее удивление Сайдо поверг тот факт, что лицо этого странного духа не скрывала маска. Ее не было совсем, даже осколков, как должно было быть у арранкаров, про которых Эйкичиро пока лишь слышал, но ни разу еще не встречал. Так что если бы не знакомая реяцу обитателя Уэко Мундо и полукруглые костяные лезвия, заменявшие этому парню пальцы на обеих руках, его вполне можно было бы спутать с обычной душой. Дыры, кстати, Сайдо тоже не видел, но она могла скрываться и под одеждой. В том, что перед ним точно совсем непростой адьюкас, шинигами уже не сомневался. Пустой явно скрывал свою истинную реяцу, а его скорость вообще не имела аналогов для сравнения.
  - Ладно, посмеялись, и хватит, - снова оскалился этот монстр и посмотрел на собеседника исподлобья своими пугающими красными глазами. - Я очень надеюсь, что ты именно тот, кто мне нужен. Иначе выяснится, что я зря разломал один из охранных постов, которые Айзен понатыкал вокруг Лас Ночес на случай внезапных вторжений извне. И на котором вы побывали недавно.
  - И что же это во мне должно быть такого особенного? - нахмурился Сайдо, невольно начав по профессиональной привычке "раскачивать" оппонента на информацию.
  Пустой улыбнулся еще шире и пугающе.
  - Начнем по порядку. Здесь не то место, где шинигами гуляют как у себя дома. Поэтому с вероятностью близкой к ста двадцати процентам я могу утверждать, что вы из второго отряда Готей-13. И это, - последовал небрежный жест в сторону бездыханных тел, - вторая дивизия онмицукидо. Пограничники. А ты тоже из второго отряда, но не боец, а значит, первая и вторая дивизия уже отпадают. Тюремщикам и гонцам здесь делать нечего. Следовательно, ты их пятого подразделения. Контрразведка, - глаза адьюкаса блеснули еще ярче, он был явно доволен своей логической догадкой. - А с учетом того, кто недавно обосновался в наших краях, эта версия получает еще больше прав на существование.
  - Ты много знаешь о нашей организации, - подметил Сайдо, быстро накидав у себя в уме список возможных источников такого знания.
  - Мне рассказали о вас достаточно, чтобы я сумел найти того, кто нам подойдет.
  - И зачем же Айзену понадобился боец ритейтай?
  Внутри Эйкичиро уже давно заледенел, еще когда пустой сообщил, что вся их группа изначально угодила в ловушку, решив обследовать то странное место. Попадаться живым в руки к врагу, Сайдо не имел права. Пусть в его голове и не было особо страшных секретов, но кое-что из его профессиональных сведений никак не должно было оказаться в распоряжении у командиров противника. Оставалось надеяться, что ампула с мощным ядом, вшитая в запястье костюма, сработает, как и было обещано, мгновенно.
  - Я не работаю на Айзена, - скривился тем временем пустой. - Он слишком неразборчив в подборе союзников. Некоторые выдающиеся уроды, которые ошиваются у подножия его трона, омерзительны мне настолько, что противно даже дышать одним воздухом с ними, но ничего не поделаешь.
  - Хы, - крякнул Эйкичиро. - Допустим, я поверил. Что дальше?
  - Дальше? У меня есть для тебя интересное предложение. Точнее, у моего... работодателя есть предложение для твоего непосредственного начальства.
  - Ничего не могу обещать, кроме того, что выслушаю тебя.
  - Меня устроит. Как я уже несколько раз намекнул, я и мое руководство располагаем самой свежей информацией о том, что творится в Уэко Мундо. И эта информация чего-то да стоит. Думаю, такой товар заинтересует вашу контору, а мы готовы в свою очередь столковаться об оплате.
  - И где гарантии, что ты действительно не работаешь на Айзена?
  - Гарантий нет. Но подумай вот над чем. Появление этого шинигами-предателя серьезно взболомутило местный тихий омут. И не всем здесь нравится его манеры и поведение, а особенно какие-то там безумные планы по поводу войны с Сообществом Душ и прочем. Мы не предлагаем союз против Айзена, но мы также не собираемся играть на его стороне. Обратиться напрямую в Готей-13 мы не смогли бы. У шинигами есть один неприятный рефлекс. Когда они видят пустого, любого пустого, то сразу хватаются за меч.
  Костяной коготь демонстративно указал на обнаженную катану, все еще направленную на говорившего.
  - Вот поэтому, мы и хотим заключить не очень открытое соглашение с тем, кто оценит все выпадающие ему перспективы от такого сотрудничества. И не станет этого афишировать, как и мы со своей стороны.
  - И вы хотите, чтобы я передал все это своему шефу?
  - Да. В том направлении, - пустой указал куда-то влево, - в дне пути от этого места есть скала с двуглавой вершиной. С учетом того, что время в Уэко Мундо и Сообществе Душ течет немного по-разному, я буду ждать у этой скалы пятнадцать суток. За это время твой босс должен обдумать наше предложение. Если он согласится, то пусть отыщет меня, и я устрою ему личную встречу с тем, от имени кого, мне поручено сейчас говорить. Но явиться туда он должен будет лично и только один.
  - А если это будет засада? - не смог не спросить Эйкичиро.
  - А если первой о нашей встрече и разговоре услышит не командир ритейтай, а капитан второго отряда? - бросил в ответ пустой. - Мы все рискуем, и ты, и я. Вопрос лишь в том, кто из нас и насколько готов рисковать. В качестве же первого жеста доброй воли с нашей стороны, я не стал убивать твоих спутников. Они без сознания, но вполне здоровы и со временем придут в себя. Пара переломов не в счет. Заодно сможешь наплести им, как порубил злобного адьюкаса и спас их глупые шкуры.
  Сайдо слегка усмехнулся, на мгновение представив себе выражения лиц "спасенных" шинигами. Кстати, это будет отличная возможность поиздеваться над ними в отместку за все те взгляды и высокомерное хмыканье. Расколоть на правду дознавателя ритейтай все равно можно, лишь утащив его куда-нибудь в тайные подвалы под казармы второго отряда. А отдать на это распоряжение может только капитан Сой Фон или Танака-сан. В любом случае, капитан не настолько хорошо разбирается в работе пятой дивизии и, скорее всего, даже получив сигнал на Эйкичиро, велит разобраться со всем именно пятому офицеру Танаке. Которого, в свою очередь, Сайдо итак введет в курс дела самым первым. Риск, конечно, присутствовал, но слова странного переговорщика о рамках допустимости этого риска были очень верны.
  - Так что? Мне ждать или лучше сразу положить на это дело?
  - Я передам слова твоего начальника своему, - кивнул Эйкичиро и неторопливо вложил клинок обратно в ножны. - Только еще одно.
  - Что?
  - Рассеки мне своими когтями плечо. И ногу, еще. Чтобы было совсем достоверно.
  - Ладно, - пожал плечами "адьюкас". - Но учти, я это только для дела. Если увлекаешься садо-мазо, то ко мне лучше не обращайся потом. Я, знаешь ли, с такими отморозками работать не шибко люблю.
  - Как будто у меня был выбор, становиться мазохистом или нет. С моим-то капитаном, - скептически хмыкнул Сайдо, и его собеседник снова закашлял от смеха. - Только смотри мне там, ничего особо ценного не повреди случайно! А то эта тушка все-таки мне дорога как память о бурной юности.
  - Уговорил. Кстати, мое имя Сальваторе Лоренцо. Это в добавку к "авансу доверия".
  - Сайдо Эйкичиро. Но в историю Сообщества Душ я, похоже, войду, как второй шинигами после Айзена, заключивший договоренность с пустым.
  
  * * *
  
  Где-то очень далеко в другом мире...
  
  - Квинси и шинигами, идите за мной, если сможете! Я буду ждать вас на той стороне!
  Золотое сияние портала поглотило лицо и фигуру Кария, отправляя предводителя баунто в долгожданный путь к Сообществу Душ. Мертвая тишина, повисшая после этого в огромной пещере, продлилась недолго. Первыми из прохода, ведущего в подземный лабиринт, возникли Йоруичи и лейтенант Хисаги. Практически одновременно с ними из соседнего туннеля появились другие участники рейда на тайную штаб-квартиру баунто.
  - Ичиго! Исида! - бывший капитан отряда тайных операций замерла, увидев погасшее окно перехода. - Проклятье. Мы опоздали.
  - Куросаки-кун!
  - Исида!
  - Что здесь случилось?!
  Остальная группа уже образовала полукруг возле двух безмолвных фигур.
  - Исида, ты поступил очень глупо, - с легким недовольством "подметила" Йоруичи.
  - Ты сделал это преднамеренно? - вопрос Ичиго, заданный голосом, лишенным удивления либо ненависти, прозвучал очень тихо.
  - Ичиго. Думаешь, ты смог бы одержать победу над Кария, продолжайся бой в том же духе? - ответ Урюи прозвучал также безлико. - Для меня это единственный реальный способ победить его. Сражаться здесь было бессмысленно, но если мы теперь пойдем...
  Хриплый стон, вырвавшийся из горла Исиды, оборвал его на середине фразы, а белая материя внезапно окрасилась кровью. Булькающий кашель квинси заглушили вздохи ужаса и удивления, раздавшиеся со всех сторон.
  - Куросаки!
  - Ичиго!
  - Ты что творишь?!
  Однако временный шинигами никак не отреагировал на эти возгласы и лишь с силой провернул заостренный крюк одного из своих мечей в груди у изогнувшегося Исиды.
  - В третий раз, Урюи, - от слов Куросаки дыхнуло льдом и яростью. - Уже в третий раз. Я позволил тебе остаться безнаказанным, когда ты своей приманкой вытащил в Каракуру сотни пустых. Я думал, что ты просто ошибся, не понимая последствий своих действий. Я позволил тебе идти с нами в Сообщество Душ спасать Рукию, хотя знал, что ты идешь туда лишь ради мести за своего учителя. Идешь лишь затем, чтобы убивать шинигами, и тем самым ставишь под удар всех остальных. Жажда ненависти опьяняет, и это тоже можно было бы простить. Но сегодня это случилось уже в третий раз.
  Цзянь-гоу снова провернулся в ране, заставляя лицо Исиды еще сильнее перекоситься от боли. Кровавые струйки стекали вниз по подбородку квинси, рука пыталась дотянуться до браслета на запястье, но второй причудливо изогнутый меч пронзил своим "клювом" ладонь, отводя ее в сторону.
  - Ты поставил под удар стольких людей ради собственной мести! Ради личного эгоизма! Ради своих желаний! И что самое омерзительное - ты так и не видишь в этом ничего плохого или преступного. Тебе хочется, чтобы Кария ответил за смерть Ёшино? Но тогда, какого черта, на поле этого боя должны оказаться тысячи беззащитных душ Руконгая?! Даже Готей-13 не успеет, да и не факт, что захочет, спасать их всех. И голодные баунто, нарушившие все свои собственные законы, уж точно не откажутся от столь обильного угощения, выставленного им по твоей милости! Тебе ведь плевать на это, так? Ведь это твой "единственный шанс", - желчно передразнил Ичиго. - Но кому-то ты только что не оставил шанса! Я уже видел подобное существо, поглощенное лишь собственными желаниями, не ставящее ни в грош чужие жизни и судьбы, и я знаю, во что в конечном итоге ты превратишься, если не покончить с тобой сейчас!
  - Ичиго!
  - Что?! - рыкнул Куросаки, оборачиваясь на голос Рукии, и его яростный взгляд, будто хлыст, хлестнул по лицам присутствовавших.
  - Так нельзя...
  - Значит, нет совсем ничего страшного в том, что этот ублюдок только что выпустил стаю кровожадных чудовищ в твой мир, Кучики?! Забудем все и простим?! Так, да?!
  Неизвестно, что шинигами хотела сказать Ичиго, но слова так и остались у нее в горле.
  - Когда-то квинси уничтожили за то, что их стрелы полностью уничтожают духов, вырывая их из цикла перерождений, нарушая установленный баланс. Быть может, это и было несправедливо, но смерть этого квинси будет вполне заслуженной...
  Куросаки резко рванул клинок на себя, и человек в белом костюме медленно осел на пол пещеры. Стряхнув кровь с цзянь-гоу одним быстрым движением, временный шинигами шагнул в сторону, не глядя больше на упавшее тело.
  - Ичиго...
  Повернув голову, Куросаки искоса посмотрел на Йоруичи, и в глазах паренька она прочитала не только былую ярость, но и страшную боль.
  - Это не было его ошибкой, Йоруичи-сан. Это не было случайностью. Он знал, что делает, и делал это намеренно. А такого, я не смогу простить никому!
  За спиной у Ичиго над Исидой уже склонилась Иноуэ, и над телом квинси вспыхнул желтый барьер. Заметив это, Куросаки лишь безразлично хмыкнул.
  - Куросаки-кун! Зачем, зачем ты сделал это?! - в глазах Орихиме стояли слезы. - Это же Исида-кун! Как ты мог?! Почему?!
  - Я, кажется, уже все пояснил, - глухо ответил временный шинигами.
  - Но... Он не такой! Он тогда спас меня в Сообществе Душ!
  - Что ж, тогда ты действительно должна вылечить его в благодарность за то спасение, - на скулах у Ичиго вздулись желваки, но Йоруичи видела, что парень, продолжавший смотреть себе под ноги, вполне контролирует собственные эмоции. - Только запомни одно, Орихиме. Когда Исида в следующий раз сочтет мелкой разменной монетой тысячи чужих ни в чем не повинных жизней ради своих эгоистичных целей, то вина за каждую его жертву будет частично лежать и на тебе!
  - Нет! Так нельзя, - пальцы рыжеволосой задрожали, и она обернула свое заплаканное лицо к остальным. - Ведь так нельзя!
  Но другие шинигами избегали смотреть ей в глаза. Их лица застыли каменными масками, и было понятно, что каждый из них согласен в чем-то с Ичиго, но боится или не хочет признать это в открытую. И от этого зрелища Иноуэ стало еще более жутко, чем в тот момент, когда Куросаки пронзил Исиду своим мечом.
  - Садо-кун! - последняя попытка хоть как-то отрешиться от нереальности происходящего не принесла Орихиме желаемого облегчения.
  - Прости, Иноуэ, - здоровяк, не шевелясь, уставился взглядом на носки своих ботинок. - Но... Куросаки прав... Большая сила, которая дается человеку... подразумевает еще и ответственность за использование этой силы... Сила нужна, чтобы защищать слабых... сражаться за то, что тебе дорого... В первую очередь, она нужна другим... Но если ты используешь силу во вред, пусть даже и неосознанно... Этого не должно происходить... Личные мотивы должны быть благородны, чтобы иметь право опираться на данную тебе силу... В противном случае, эти возможности становятся злом, которое уже не имеет права на существование.
  - Я... я... Я все равно его вылечу! - Иноуэ закрыла глаза и замотала головой, будто бы пытаясь отогнать дурной сон. - Все равно!
  - Как знаешь, я уже все сказал тебе по этому поводу... А нам надо спешить, не так ли, Йоруичи-сан? - Куросаки снова посмотрел на оборотня, и кроме прежних чувств, она отчетливо увидела в его взгляде молчаливую просьбу, как можно быстрее помочь ему покончить со всем этим.
  - Да, всё верно, чем быстрее мы окажемся в Сообществе Душ, тем быстрее сможем подключиться к поиску баунто.
  Мысли и эмоции, которые боролись в ее душе, Йоруичи решила оставить на потом. Однако одно все-таки всерьез не давало ей покоя. Слишком уж с одинаковой интонацией прозвучали некоторые слова Куросаки и та фраза, которую Йоруичи еще не так давно услышала из уст совсем другого существа. И это сходство пугало сейчас даже ее...
  
   Он знал, что делает, и делал это намеренно. А такого, я не смогу простить никому!
  
  И поэтому я предпочитаю сойти с дистанции, не дожидаясь финиша. И убью любого, кто мне помешает!
  
  * * *
  
  И снова где-то на серых просторах Уэко Мундо...
  
  В темноте помещения казалось, что прямоугольные экраны висят прямо в воздухе. Косые блики, которые они бросали на лицо человека, сидевшего перед стеной мониторов, бледными штрихами исчертили чернильную темноту у него за спиной. Изображения неторопливо сменялись одно за другим, но, по сути, они не интересовали единственного зрителя, чьи мысли были сейчас очень далеко отсюда.
  Узкий проем двери, рассекший тьму желтоватым светом, раскрылся почти бесшумно.
  - Что-то новое, Гин?
  - Почти ничего, что имело бы серьезное значение, Айзен-сама, - и хотя тот, кому были адресованы эти слова, сидел спиной к говорившему, он ни на секунду не засомневался в том, какое выражение замерло на лице у визитера. - Только так, одна мелочь...
  - Гриммджоу вернулся живым?
  - Насколько это возможно для пустого, - легкая усмешка на самой грани. - У него был весьма задумчивый вид по возвращении. Удивительно, но он даже забыл поорать на меня или предъявить иные претензии.
  - Что с сутью его задания?
  - Гримм-кун был, по привычным меркам, необычайно краток, и обмолвился лишь о том, что Нои-кун действительно нашел покой возле той старой башни. Хозяйка этого места очень сильна, но достаточно уравновешена, как и говорила Нел-тян. Она согласилась поверить, что нападение Октава было лишь плодом его собственной глупости и не держит на нас зла. Но и присоединяться по-прежнему не намерена.
  - Это предсказуемо. Я бы тоже не стал заключать так сразу сделку с тем, кто еще недавно пытался убить тебя чужими руками. Дадим ей время, а пока понаблюдаем. Заодно, нужно придумать, как использовать ее уже прямо сейчас. У меня есть пара идей...
  - Учитывая, что некоторые слухи о башне и ее обитательнице уже расползаются по Лас Ночес, это вероятно позволит вам, Айзен-сама, ускорить те ваши планы, что касались более тщательного отсева среди нынешних кадров.
  - Да, это тоже, может стать вариантом. Кстати, что за слухи, Гин?
  - Разные, - в голосе, веселом и без того, зазвучали совсем уж звонкие нотки. - Самые последние и популярные, как раз проливают свет на некоторые подробности того, как хозяйка башни сумела обуздать бурную натуру Гримм-куна...
  - И что же ты замолчал?
  - Ну, мне почти неловко говорить вам такое, - смущения в речи Гина, тем не менее, не было ни на грамм. - Все исходят от тех слов, которые Гриммджоу в сердцах бросил одному из нумерос по возвращении. Сам я не слышал, но некоторые наши девочки утверждают, будто бы эта бестия посчитала убивать гостя слишком бессмысленным, а потому попросту избила его и... изнасиловала...
  Громкий смех хозяина Лас Ночес гулко разнесся по ближайшим коридорам.
  - Ха, в таком случае, Гин, теперь я знаю, что делать, если ты где-нибудь всерьез ошибешься. Я просто отправлю тебя к старой башне, в качестве наказания.
  - Ой-ёй, Айзен-сама, ничего случайно не перепутайте. А то вдруг после таких слов, я начну совершать разные оплошности намерено.
  
  
  Глава 5
  
  В приглушенном свете одинокого кидо-фонаря хозяин маленького кабинета нервно мерил шагами из угла в угол крохотное помещение. Пятый офицер второго отряда и командир дивизии ритейтай уже несколько часов не замечал ничего вокруг, пытаясь решить задачу, которая по праву могла бы считаться одной из самых сложных, что возникали за всю его весьма продолжительную жизнь. Танака Сабуро не был большим оптимистом. Почти двести лет на службе в рядах военных дознавателей оставили на его характере достаточно специфический отпечаток, а события последних месяцев заставили по-иному взглянуть на некоторые постулаты, казавшиеся в прошлом незыблемыми.
  Сказать, что ритейтай оказались в опале после предательства Айзена и Ичимару, значит не сказать ничего. И даже тот факт, что капитан Тоусен Канаме тоже входил в число заговорщиков, но был убит накануне Зараки, ничего не менял. Что касается Айзена, то определенные подозрения терзали Танаку уже очень давно. Примерно, лет сто, с того самого момента, как предыдущий пятый офицер подал в отставку, а Сабуро оказался тогда единственным, у кого хватало опыта и квалификации, чтобы занять его место. Обстоятельства и расследование по делу о предательстве Шихоуин-сама, а также тайных экспериментах капитанов Урахары и Тэссея с самого начала не давали Танаке покоя. Поступок бывшего командира второго отряда, который и послужил причиной ухода предыдущего руководителя ритейтай, был слишком неожиданным и импульсивным, даже по меркам того характера, которым обладала глава дома Шихоуин. К тому же та твердая и абсолютная непоколебимость, с которой подследственные упирали на причастность к происходящему лейтенанта Айзена, заставляла задуматься. Однако у упомянутого офицера было непоколебимое алиби. Более ста двадцати свидетелей, треть из которых Танака опросил сам лично, будучи еще на тот момент одним из дознавателей, работавших в следственной группе, безапелляционно подтверждали, что Айзен на момент событий находился на территории Сейретея. Сегодня, спустя сто лет, Танака наконец-то знал, каким образом предатель сумел провернуть этот фокус, и в очередной раз убеждался, что пословица "лучше поздно, чем никогда" порою бывает весьма неактуальна.
  Не раз, и не два за эти годы командующий контрразведки Готей-13 пытался "закидывать удочки" и "прощупывать почву" в отношении Айзена и его подручных. Но почти всегда сумма собираемых доказательств и фактов говорила о том, что капитан пятого отряда чист как слеза младенца. Танака и его подчиненные были одними из тех немногих, кто так до конца и не поверил в конфликт между Айзеном и Ичимару. Странные запросы, сделанные предателем в электронные архивы, по теме Хоугиоку также не прошли мимо внимания Сабуро. И все-таки Танаке, по-прежнему, не было, что предъявить Совету Сорока Шести по существу, а реакцию на свои домыслы и догадки со стороны этого собрания начальник ритейтай мог спрогнозировать довольно уверенно. Что касается других возможностей...
  Так уж получилось, что с момента своего создания бойцы пятой дивизии онмицукидо не очень сильно ладили не только с различными другими подразделениями Готей-13, но и собственными "коллегами" по цеху. И поделать с этим, по большому счету, ничего было нельзя. В каком бы мире и под каким бы названием не существовала служба, подобная ритейтай, "поднадзорный коллектив" всегда с прохладцей относился к работе и нуждам "надсмотрщиков". И вариантов решения этой немаленькой проблемы Танака за сотню лет так и не обнаружил.
  В результате, военные дознаватели почти всегда оказывались один на один с различными трудностями, возникавшими у них на пути, а спрашивали с них при этом всегда по полной программе. Даже собственный капитан оказывался для Танаки не столько поддержкой, сколько препятствием. Игнорировать приказы Сой Фон ритейтай не имели права, а вот получать разрешение на те или иные действия... Единственным обходным путем в этом случае была прямая санкция Совета, с которым дознаватели всегда работали напрямую. Однако порой великосветское собрание тоже откидывала такие "коленца" или вдруг ни с того, ни сего "вставало в позу", от чего Танаке хотелось выть и лезть на стену. Правда, все, как и всегда, познается в сравнении.
  Резня в Совете и временная передача его функций старику Ямамото, стали для военной полиции, по сути, окончательным приговором. Во-первых, Яма-джи понадобился "козел отпущения", и хотя Танака был согласен, что его ведомство облажалось по всем статьям, такого разноса командир ритейтай никак не ожидал. Про то, что Айзен обвел вокруг пальца весь Готей-13, играючи сумел загипнотизировать всех капитанов и остальной офицерский состав, заставив всех плясать под свою дудку, либо полностью "позабыли", либо ставили опять же в вину пятой дивизии. Служебные же записки, отчеты и рапорты Танаки, а также четырех его ведущих оперативников, постоянно приглядывавших за Айзеном, Ичимару и их лейтенантами, попросту игнорировались. Во-вторых, проклятый старик нанес самый страшный удар по ритейтай, урезав их финансирование в связи с "несоответствием бюджетных затрат и получаемых результатов". Этого идиотизма Танака выдержать уже не сумел и, едва не сорвавшись, прямо в кабинете, куда его вызвали, спокойным тоном выложил командующему все, что думает о таком подходе к решению сложившегося кризиса. А после подобных откровений появляться на глаза к Яма-джи пятому офицеру второго отряда не стоило, по меньшей мере, еще лет сто.
  Когда-то в ритейтай по штату было полторы сотни человек. У них была даже своя группа задержания из опытных бойцов, позволявшая не обращаться с постоянными запросами к первой или третьей дивизии. Когда-то "ассигнования на информаторов", выделявшиеся онмицукидо равнялись половине от всего остального бюджета. Когда-то ритейтай имели право задерживать и проводить допрос любого шинигами рангом ниже лейтенанта без объяснения причин и уведомления командиров задержанного. Всего этого их лишили после бегства Шихоуин-сама. Сегодня у Танаки было только сорок шесть следователей и... всё. Вся работа по внутренней защите Сейретея лежала на плечах у этой куцей кучки людей. Они были отличными специалистами в своем деле, но их было слишком мало. И поэтому, за прошедшие годы ритейтай освоили множество умений, считавшихся ранее слишком грязными, даже для них.
  В былые времена большинство осведомителей работали на контрразведку исключительно за вознаграждение и изредка из чувства долга. Нынешняя плеяда стукачей поголовно была повязана с ритейтай не слишком-то чистыми долговыми расписками, различными "услугами", оказанными когда-то, "забытыми" делами, собранным компроматом и тому подобным непотребством. Фактически, Танаке уже давно приходилось удерживать свое ведомство, как ветхий дом, грозящий вот-вот развалиться, заколачивая все новые и новые щели по мере их появления, и надеясь, что дырки в днище тонущей лодки кончаться раньше, чем пальцы у лодочника. И в этот момент Яма-джи и нанес свой последний удар.
  Опустившись за стол, Танака закрыл ладонями свое лицо, обычно спрятанное под черной маской онмицукидо. Конечно, у него был выход. Часть аристократических семейств пока еще была обязана ему и его бойцам прошлыми делами. Некоторые из них с удовольствием заплатят за сохранение своих маленьких грязных секретов. У клана Шихоуин, с которым у Сабуро до сих пор сохранялись вполне нормальные отношения, денег можно будет банально занять. Но насколько их хватит такими темпами? Год? Два? Может быть, три? Нет, не больше двух.
  Операции в мире живых по постоянному отслеживанию положения и деятельности групп бывших капитанов Урахары и Хирако пришлось свернуть еще до последних событий, а наблюдение за семейством Куросаки было прекращено более десяти лет назад. Кстати, несмотря на то, что всего через несколько дней после этого Куросаки Масаки была убита пустым, и подобное совпадение не могло не вызвать у Сабуро тревожных подозрений, все его последующие требования и неоднократные просьбы о восстановлении хотя бы элементарной "наружки", так и разбились о монолитную стену молчания Ямамото и Совета Сорока Шести. А ведь по правилам они обязаны были присматривать за женой бывшего капитана Шибы хотя бы как за одной из квинси...
  Танака не верил в совпадения и случайности, и именно поэтому сведения о смерти еще одной квинси из клана Исида, случившееся почти в тоже время не на шутку встревожило пятого офицера второго отряда. Но даже в этом ему не дали разобраться. Вся информация, касавшаяся квинси, была наглухо закрыта для него и его людей. Подразумевалось, что ритейтай не должно было быть дела до этой сферы. А пытаться получить сведения хоть о чем-то в обход запретов... Сабуро не был столь щепетилен, чтобы не попытаться этого сделать. Он даже сумел получить кое-какие данные через агента, внедренного в отряд безумного вивисектора Маюри. А дознаватели, засланные в мир живых, дважды пытались выйти на контакт с Ишшином, пускай и безрезультатно. Однако отдельных осколков для того, чтобы составить полную картину, Танаке не хватало ни тогда, ни сейчас.
  Теперь же ритейтай приходилось уже полностью закрыть вообще всю работу по всем подозрительным эпизодам вне пределов Сообщества Душ, включая недавно всплывшее дело Ичиносе. А еще через два года пятая дивизия уже не будет способна контролировать ситуацию где-либо за периметром территории второго отряда. И всем остальным, включая капитана Фон, на это было, по большому счету, плевать. К тому же, согласно последним данным, полученным Танакой, выходило, что командование Готея фактически наладило открытый двусторонний канал связи с Тессаем и Урахарой через Куросаки-младшего и Шихоуин Йоруичи, формально не имевшую статуса "преступницы" и числившейся лишь "дезертиром". И все это произошло через голову ритейтай, но при контроле со стороны Ямамото и его отряда, а также первой дивизии онмицукидо и капитана секретной службы. Мрачные мысли и вероятные перспективы для действующего управления контрразведки такое развитие событий рисовало не самые радужные...
  Глубоко вдохнув, Танака постарался успокоиться и собраться с мыслями. На самом деле, все эти пессимистические прогнозы и прочее были сейчас не важны. У него еще полно было времени, чтобы разобраться с данными трудностями, а ныне центральным вопросом на повестке дня стояла лишь фигура Айзена. Люди Танаки уже тщательно шерстили архивы и библиотеки в поисках указаний на то, что же задумал беглый капитан. Правда, половину сотрудников ритейтай приходилось постоянно откомандировывать на операции второй дивизии в Уэко Мундо, и охватить разом весь объем работ сыскари, уже привычно, не успевали. Однако, именно одному из дознавателей, посланных в псевдо-мир пустых, и удалось принести информацию, надолго выбившую руководство из колеи.
  Проведя почти без сна прошедшую ночь, Танака на все мыслимые и немыслимые лады просклонял необычное предложение и то, что могло скрываться за ним. Некая сила, якобы искавшая сотрудничества с ритейтай, открыто позиционировала себя отдельно от Айзена и примкнувших к нему арранкаров. В их предложении была информация по ситуации и событиям, а возможно и нечто большее. То, как расширяется спектр сотрудничества при установлении взаимовыгодных условий, Танака знал превосходно.
  Неясной пока оставалась только цена. Ну и вопрос о вероятной ловушке, конечно же, никто не отменял. Если кто-нибудь и задумал бы похитить офицера, обладающего самыми полными и точными сведениями о ситуации в Сейретее и личном составе Готей-13, то лучшей кандидатуры, чем командир пятой дивизии, ему было бы не найти. В этом ключе требование прибыть на место встречи в одиночку и лично выглядело как раз наиболее подозрительно. Танака вполне мог взять с собой небольшое прикрытие, но тут возникали некоторые нехорошие моменты. Лучшими бойцами среди дознавателей считались пятеро, включая самого командира, которые достигли шикая. Учитывая, что пустой, выступавший простым связным, со слов Сайдо, играючи уложил целую группу разведки, вырубив всю тройку и не получив ни одной царапины, то, даже сумев зажать его впятером, ритейтай имели шансы в бою весьма смехотворные. И это если пустой будет один, что в случае с засадой никак невозможно. Воспользоваться помощью боевых дивизий онмицукидо Танака по вполне понятным причинам не мог - светиться перед капитаном было бы пока нежелательно. Текущее положение призывало Сабуро держать подобные козыри в рукаве, какими бы опасными последствиями они не грозили.
  К тому же, появление группы прикрытия могло быть замечено противной стороной и расценено сугубо отрицательно. А ссориться с потенциальным союзником с первых минут общения Танаке как-то не улыбалось. Но риск! Риск был неоправданно велик...
  Наладить контакты с обитателями серой пустыни было несложно. Личные врата между мирами многих богатых семей до сих пор были к услугам ритейтай в любое удобное время. Зачастую только используя их, дознаватели могли сохранять свои расследования в тайне от посторонних, избавлялись от необходимости отмечаться в официальных списках. Конечно, в своих ежемесячных отчетах капитану Танака всегда приводил полные перечни "неучтенных" визитов в мир живых либо куда-то еще, однако при желании ничто не мешало ему "упустить из виду" пару-тройку таких эпизодов. Проверять же его самого в Готей-13 было попросту некому, да и Сабуро с интересом бы посмотрел на того, кто решился бы сесть к нему на хвост и установить слежку. При предыдущем капитане такие проверки, кстати, иногда случались, ставя всех на уши к непередаваемому удовольствию их главного инициатора. И будь его нынешним командиром Йоруичи-сама, Танака еще вчера бы уже доложился о случившемся. Но сейчас... сейчас глава пятой дивизии всерьез был готов по-настоящему начать свою собственную игру. Ритейтай итак уже оказались практически на самом дне, и теперь им нужно было либо совершить нечто невероятное, или получить поддержку, с которой придется считаться даже таким, как Ямамото. Предложенная же встреча в равной степени давала шанс и на то, и на другое. А главное такой возможности, никогда и ни при каких обстоятельствах, не представится ни одному другому офицеру Готей-13, что само по себе уже чего-то да стоило.
  И все-таки, какой же страшный это был риск! Если Танака попадет в плен, уже одного этого будет достаточно для окончательно краха пятой дивизии. Их просто расформируют и забудут, как страшный сон. При этом вряд ли кому-то понадобятся мозги, опыт и специфические навыки четырех десятков не самых сильных рядовых шинигами, которые окажутся не у дел. С другой стороны, если Сабуро реально повезет вытащить счастливый билет, то все может перемениться весьма кардинально.
  Черная бабочка, впорхнувшая в кабинет через оконную ставню, как и всегда слегка приоткрытую, бесшумно захлопала крыльями и закружилась над гладкой столешницей. Танака протянул руку, позволяя насекомому сесть на палец, и мгновенно узнав скрытое в нем сообщение.
  По всему Сейретею только, что была объявлена тревога. Где-то далеко во дворе казарм дежурный уже забил в деревянный гонг. Очередное вторжение риока, на этот раз, видимо, тех самых баунто, о которых с Сабуро беседовал недавно Укитакэ-сан. К сожалению, Танака не смог помочь капитану, лишь отыскав в бумагах своего предшественника ссылки на некую Ран Тао, причастную к тем событиям, да некоторые сноски на книги, где засветились ее работы. Теперь, похоже, баунто возвращались в родительские пенаты, и вряд ли с положительными намерениями.
  В том, что у них нет ни шанса против Готей-13, Танака не сомневался. Зато нельзя было придумать лучшего времени, чтобы незаметно исчезнуть на пару дней. В общей суматохе никто не хватится командира пятой дивизии, а время, отведенное существом по имени Сальваторе Лоренцо, неумолимо истекало. Однако идти одному было все-таки глупо. И вариант был настолько очевиден, что Сабуро мысленно улыбнулся. Раз Эйкичиро втянул его в это дело, то пусть и побудет для начальства живою ширмой. Поскольку все знали, что Сайдо только-только вернулся с задания и немедля отправился праздновать куда-то в Руконгай, то его тоже нескоро начнут искать.
  Поднявшись на ноги, Танака взял свой занпакто, лежавший на столе и напоминавший по форме вакидзаши. Привычным движением спрятав клинок под отворот черного одеяния, командир ритейтай погасил фонарь и вышел прочь из рабочего кабинета. Для себя Сабуро уже все решил. И теперь ему предстоял долгий путь по дешевым закусочным Руконгая, а затем через ночную пустыню навстречу неизвестности.
  
  * * *
  
  Хорошее угощение и немного горячительного без сомнений поспособствовало бы более плавному течению беседы. Но чего не было, того не было. Собственно, как раз именно эту животрепещущую тему я и решила поднять с самого начала. Ведь, волновала она меня всерьез с самых первых дней моего появления в Уэко Мундо.
  - Я не ослышался?
  Несмотря на то, что лицо собеседника скрывала маска, по округлившимся глазам было сразу понятно - Танака порядком завис. Каюсь, никак не ожидала, что мое заявление вызовет подобный эффект, а с другой стороны, вообще-то негоже начальнику тайной полиции вот так откровенно терять лицо сразу на первых же переговорах. Хотя в чем-то его ступор был мне понятен.
  - Как бы поточнее выразиться, - ответила я, закатывая глаза и прикладывая к подбородку указательный палец в притворной задумчивости. - Видишь ли, в Уэко Мундо явная напряженка с лавками и супермаркетами. Развитой капитализьм все никак не дотянет свою невидимую руку рынка до этого забытого всеми богами мира. А у меня уже давно тлеет желание придать этому месту куда более комфортный и облагороженный вид. Вот поэтому, в качестве оплаты наших услуг по сбору местных слухов, мне и понадобятся от тебя кое-какие запасы продуктов и напитков, мебель, украшения и прочие мелочи. Из Сообщества Душ или из мира живых - неважно. Списочек первоначальный мы по-быстрому накидаем, а что и где проще будет достать, решай уже сам.
  - Э... Кхым!
  Командир ритейтай оборвал сам себя, резко кашлянув в кулак. Данное действо явно было призвано помочь дознавателю собраться с мыслями, однако для меня передавать ему инициативу в разговоре было сейчас крайне нежелательно.
  - Извини, конечно, что у меня именно такие потребности, - я широко ухмыльнулась и слегка пожала плечами. - Понимаю, ожидались другие требования, вроде по ведру крови младенцев каждое утро. Или там сотню неучтенных душ на прокорм злобным монстрам. Но, так уж получилось, что меня интересуют куда более низменные и прагматичные темы. Ты ведь не в обиде, Сабуро?
  - Вроде как нет, - хмыкнул Танака, хитро прищурившись. Быстро понял, что я издеваюсь. Растерялся поначалу, но уже понял. Умный, собака.
  - Ну и немного средств в денежном эквиваленте нам тоже не помешает.
  - В валюте мира живых, я полагаю?
  - Соображаешь.
  - Работа такая.
  Со стороны лестницы послышалась пора тихих смешков. Пока мы с Танакой обсуждали детали предстоящего соглашения, Лоренцо и подручный главы ритейтай, усевшись прямо на верхних ступенях, наблюдали за нами со стороны, делали вид, что играют в шоги, и, похоже, немало забавлялись. Вообще настроение у вастер-лорда с момента возвращения было все время самое радужное.
  Еще бы! Выполнив мое задание с точностью до мелочей, Лоренцо был крайне доволен собой, а получив обещанное подтверждение того, что может теперь оставаться в башне столько, сколько ему захочется, расцвел окончательно. Кроме того, в процессе поисков бывший пустой на практике установил, что после моего вмешательства уровень его былых способностей хоть и немного, но подрос, а это тоже не могло его не радовать. В частности вес груза, который Лоренцо мог теперь прихватить с собой в "межвременье", увеличился в разы. Во всяком случае, три человеческих тушки килограмм по пятьдесят-шестьдесят вастер-лорд таскал с собой уже без каких-либо особых напрягов. Да и сама продолжительность "личного промежутка" чуть-чуть растянулась, примерно равноценно приподнявшимся запасам его реяцу.
  К тому же, пока я маялась от безделья в башне, Лоренцо проводил время довольно весело, устраивая потасовки с арранкарами и шинигами, что для меня было крайне обидно. По сути, пока тянулось ожидание, я слонялась по округе без дела, придумывая, чем бы себя занять. Этот драный кошак Гриммджоу скрытно удрал, не попрощавшись, буквально через пару часов, после того, как состоялось наше... более близкое знакомство. Видимо, синевласка побоялся, что трех раз подряд мне не хватит, и лучше пока убраться от греха подальше. А жаль, выносливый парень. Ну да еще попадется мне как-нибудь, пустыня-то у нас не такая уж и большая...
  Покинуть свое обиталище даже на краткий срок я не могла и поэтому со скуки начала очередную мазохистскую тренировку с резьбой по камню. Сосредоточившись на контроле и точности, я продолжала делать упор на развитие того, что у меня явно отставало на фоне всего остального. А результатом этого самоистязания стали несколько наборов шоги, шах-мат и сянь-дао, которые тут же радостно заграбастал Лоренцо, едва увидел. Я возражать не стала, сочтя такие премиальные вполне приемлемыми, а вастер-лорд повеселел еще больше, хотя казалось, что дальше уже и некуда.
  - Так что, если обмен пройдет без эксцессов, то в следующий раз, Сабуро, сможешь не морозить афедрон на камне, а присесть в нормальное кресло. Да и чаем мы тебя угостим приличным, по старой дружбе. Считай, для себя стараешься.
  - Хорошо, сам список, полагаю уже готов?
  - В устном виде. Запомнишь?
  - Эйкичиро, - окликнул Танака.
  Подручный ритейтай тут же полез в поясную сумку, но вместо чистого свитка и походной чернильницы, которые я уже ожидала увидеть, на свет появились вполне современный блокнот и гелиевая ручка.
  - Лоренцо, ты надиктуй там ему, что нужно в общих чертах, а я потом гляну, добавлю чего-нибудь, - вастер-лорд понимающе кивнул, и оба игрока радостно принялись за новое увлекательное занятие.
  - Сработаются, - заметил Танака, а я в ответ лишь, молча, улыбнулась.
  Разговор с Сабуро продолжился под периодически раздававшиеся со стороны "А это-то вам зачем?!", "Не твоего ума дело!" и "Не зыркай! Пиши, давай!"
  - Я, надеюсь, что информация, которую вы мне предоставите, будет достаточно точной и подробной, чтобы я мог без опасения выдавать ее своему руководству.
  - Опасаешься, что Айзен через меня будет накачивать Сейретей дезой?
  - Просто заранее намекаю, что у меня есть и некоторые дублирующие источники.
  - Не бойся, для нас нет никакой выгоды, работать с Айзеном. Так уж получилось, что я, видишь ли, слишком ценю свою личную свободу, а вашему беглому капитану нужны сильные слуги и рабы, но никак не союзники.
  - Полагаешь, он планирует использовать свою новую армию разово?
  - Может и так, подробными откровениями он лично со мной не делился. Но одно могу сказать тебе точно. Ценность жизней отдельных арранкаров, посылаемых с различными поручениями, в Лас Ночес котируется не очень высоко.
  - Хм, - Танака, похоже, снова задумался, а я решила, что тянуть все равно не стоит, и если уж заключать сделку, то сразу по полной.
  - Сабуро, ты, кстати, снять помещение в аренду не желаешь?
  - О чем ты? - кажется, мне удалось второй раз за эту беседу всерьез удивить начальника контрразведки Готей-13.
  - У меня тут в башне без дела простаивает где-то полдюжины обширных подвалов. Твоим бойцам постоянная база для работы в Уэко Мундо не нужна? Недорого возьму.
  - А как же нейтралитет? - хмыкнул шинигами.
  - Так я же не прошу вас флаг вывешивать или вывеску над дверью прибивать. Шуршите здесь по-тихому, пару подземных отнорков с выходами, где подальше, мы вам пророем. Вовнутрь из Сейретея вы может и напрямую попадать, наладить постоянную гарганту или какой-нибудь портал ведь несложно?
  - Несложно, - согласился Танака. - Хотя и займет много времени. Здесь нужен очень хороший специалист. Опять же защитные и маскировочные барьеры придется ставить очень мощные, чтобы гарантированно избежать обнаружения...
  Ритейтай перечислил еще немало пунктов, но по его глазам, я уже поняла, что сама идея обзавестись собственной стационарной площадкой в пределах Уэко Мундо порядком его зацепила. С таким-то козырем в кармане он уже вполне сможет сторговаться о чем угодно даже с Мифёнг-тян, если та прихватит его на горячем. О том, что у меня уже есть свои планы на этот эпизод, я предпочла умолчать.
  - Неужели у тебя нет на примете таких людей, которые справятся с подобным делом, без лишнего шума и надежно сохранив имя заказчика?
  - Есть тут парочка беглых шинигами, с которыми, я думаю, будет несложно уговориться на такую работу, - отозвался Сабуро с какой-то хитринкой.
  Кольнувшее предчувствие заставило меня уточнить на всякий случай:
  - А один из них случайно не ходит в такой развеселой полосатой панамке?
  - Похоже, мы говорим об одних и тех же людях, - кивнул Танака.
  Ему, наверное, жутко сейчас хотелось спросить, откуда я, в свою очередь, знаю о самом факте существования Урахары и его лабаза, но командир ритейтай решил не устраивать бурю в стакане из-за банального любопытства.
  - Я слышала об этих людях, - напустить немножко тумана никогда не бывает лишним. - Однако хотелось бы для начала удостовериться в их квалификации прежде, чем пускать к себе в дом. Моя позиция, надеюсь, ясна?
  - Что именно ты предлагаешь?
  - Закажешь им одну штуку, специально для меня. Оплатить все придется тоже тебе, но считай это авансом за будущий тайный лагерь. Оценю результат, тогда и решу. Затраты, если что, потом покрою уж как-нибудь.
  - Ладно, так уж и быть, поверю тебе на слово.
  - Вот видишь, Сабуро, мы уже прекрасно понимаем друг друга. Чувствую, сотрудничество наше будет долгим, и в будущем каждый еще не раз порадуется этой договоренности.
  - Было бы неплохо.
  На этой "теплой" ноте мы и распрощались, потратив еще некоторое время на внесения дополнений в список Лоренцо и Эйкичиро. Уверена, Танака не поверил мне до конца ни по одному из пунктов, так же как я ему. Но это было уже неважно, главное первичный контакт и личное общение мы наладили, а дальше уж как-нибудь, да срастется.
  Лоренцо вернулся после того, как проводил гостей подальше от башни, и, глядя на его довольную физиономию, я поняла, что думает он примерно о том же самом.
  - Тащи сюда свою доску, - хмыкнула я, делая приглашающий жест на место с другой стороны каменной столешницы, за которой мы беседовали с ритейтай. - Пока Танака соберет первую партию груза, пройдет несколько дней. Нужно будет придумать, как бы нам освежить твои сведения о Лас Ночес. Все равно ведь время придется как-то убивать.
  Вастер-лорд уже уселся напротив и закончил расставлять большие резные фигурки на гладкой доске, ловко орудуя своими костяными лезвиями.
  - В таком деле, крайне рекомендую шоги и шахматы, - осклабился Сальваторе с заметным предвкушением, - отличный способ скоротать вечность и не дать закиснуть мозгам.
  - Уверена, мы найдем и другие занятия, - хмыкнула я с откровенным намеком, и в красных глазах Лоренцо сверкнули ответные искры.
  
  * * *
  
  - Танака-сан...
  - В чем дело, Эйкичиро? Хочешь узнать мое мнение обо всем этом?
  - Неплохо было бы...
  Две смазанных тени продолжали бесшумно мчаться по барханам, все дальше удаляясь от черной колонны, подпирающей звездное небо.
  - Что я думаю? Я думаю, что если бы капитан Куротсучи узнал о том, что в Уэко Мундо встречаются подобные сущности, то от желания заполучить хоть один образец, он бы точно повесился на собственном языке.
  - Это, да.
  - Не знаю, кто они и какие цели на самом деле преследуют, но в том, что касается Айзена, нам похоже не врали. Пока я не вижу ни одной по-настоящему радикальной причины, чтобы не согласиться на предложенные нам условия. Посмотрим, как это все будет реализовываться на практике, и что еще мы сумеем получить от этой сделки.
  - Финансы-то наши выдержат такие нагрузки?
  - Ты, Эйкичиро, поменьше совал бы нос в отчетные ведомости. Не помню, чтобы я поручал тебе заниматься ведением нашей бухгалтерии.
  - А это у меня профессиональное.
  - Ладно. Пока продержимся, а там посмотрим. Лучше скажи мне другое, что ты думаешь об этой девчонке.
  - Наглая. Бесцеремонная. И слишком сильная.
  - Она ведь так и не назвала нам своего имени, а Лоренцо в нашем присутствии обращался к ней только как к старшей сестре.
  - И я сомневаюсь, что они состоят в реальном кровном родстве.
  - Именно.
  - Знаете, Танака-сан, есть у меня одно соображение, но как-то уж слишком безумное.
  - Даже для тебя?
  - Ага, - усмехнулся Сайдо. - Вы ведь должны помнить легенду о том, что тот, кто знает истинное имя даже самого могущественного демона, может легко поставить его к себе на службу? Так вот, в тех же присказках упоминается, что по-настоящему древний и могучий демон из гордости никогда не назовется чужим именем. И всяких кличек себе навешивать тоже не станет.
  - Так вот, значит, что ты думаешь, - Танака невольно оглянулся на шинигами у себя за спиной. - Тогда будем проявлять особенную осторожность. Просто на всякий случай, а то мало ли что случится.
  
  
  Глава 6
  
  Вдохнув полные легкие горького пьянящего дыма, я медленно откинулась к стене, улегшись поясницей на тугой бархатный валик, и с непередаваемым чувством блаженства выпустила через ноздри мглистое белое облачко. Жабры сёдзё, вот как же мне этого не хватало... Кальян, точнее десяток этих штук, Лоренцо забил в список самостоятельно. Я в свою очередь чуть позже пометила, что один экземпляр нам нужен как можно быстрее. И какова же была моя неописуемая радость, когда Эйкичиро приволок первую небольшую посылку уже к следующему "вечеру". От восторга бедного шинигами едва не придушили, а Лоренцо уволок весь остальной ящик к себе в комнаты на десятый этаж, где решил обосноваться, проскрипев и прогромыхав там после этого несколько часов. Показывать результаты своих ночных бдений вастер-лорд наотрез отказался, да я и не настаивала. Что он там собирает - электрогенератор, ядерную бомбу или самогонный аппарат - неважно. В хорошем хозяйстве все пригодится.
  Кстати, эти первые приобретения подвели меня к окончательному решению утвердить в качестве личных апартаментов одиннадцатый этаж башни. Самый верхний, тринадцатый, продуваемый всеми ветрами, был слишком мал и годился разве что на роль обзорной площадки. На двенадцатом я в память о своей каюте на "Чонджоне" решила устроить трофейную комнату, первым экспонатом которой стали шесть перекрещенных кос почившего Нноиторы. То, что они не распались на духовные частицы вместе с телом предыдущего владельца, было конечно странно, но, вероятно, оружие Октавы перешло ко мне по наследству вместе с усиленным иерро. Раздам кому-нибудь потом, может...
  Относительно остальных помещений пагоды я пока еще не определилась. Первому этажу было условно присвоено звание "прихожей", за вторым окончательно утвердилась роль переговорной. Трюмы... то есть склады правильно было бы оборудовать в подвалах, хотя по уму стоило сделать хотя бы один запасной в самой башне. Может быть, на третьем. А вот для чего использовать все остальное?
  Вот так, усмехаясь над тем, зачем мне понадобилось наделать столько бесполезной жилплощади, я неторопливо добивала второй кальян, когда поблизости засветились новые источники реяцу. Гостей мы сегодня не ждали, но отголоски этих сигналов были каким-то слабенькими, так что опасаться нападения, похоже, не стоило. Клацая подковкой, по лестнице вверх взлетел Лоренцо и, сунувшись в мою комнату, получил утвердительный кивок. Через секунду вастер-лорд уже был далеко за пределами башни, а я все-таки решила спуститься вниз и подождать результатов.
  Сальваторе вернулся минут через десять, при этом всем своим видом выражая смущение и веселье одновременно.
  - Онее-сан, там к тебе... это... - подбирая слова, затянул Лоренцо в нетипичной для себя манере. - Арранкары пришли из Лас Ночес.
  - Айзен прислал очередную депутацию?
  - Не совсем. Они сами...
  - Что сами?
  - Сами пришли. Лично к тебе, - губы вастер-лорда растянулись в волчьем оскале. - Они - перебежчики.
  - Вот как, значит.
  Тут было о чем подумать. Хотя долго тянуть то же не стоило.
  - Ладно, раз пришли, гнать сразу не будем. Зови, посмотрим на этих горе-предателей.
  Лоренцо понимающе хмыкнул и вымелся прочь. Выскочив через высокое окно на карниз первого этажа, я прошла к самому краю и опустилась на черную черепицу в ожидании нежданных визитеров. Отряд из восьми арранкаров в белых одеждах появился под предводительством Лоренцо из-за огромного бархана, который нанесло напротив входа в башню. Прищурившись, я постаралась еще издалека рассмотреть всех гостей, чтобы потом не тратить на это лишнего времени.
  Кривым уродом из числа эдаких "недо-арранкаров", о которых рассказал мне Сальваторе после своей экскурсии по пограничью Лас Ночес, был в этой группе только один. Его человеческий торс крепился на скорпионьем теле с десятком членистых лап, а за спиной у пустого покачивался длинный хвост с крупным жалом, по форме напоминавшим лезвие столового ножа. Почти нетронутая маска арранкара походила на человеческий череп с парой загнутых жвал по бокам, а открытыми были лишь подбородок и нижняя челюсть. Клешней на руках, как ни странно, не наблюдалось, занпакто, впрочем, тоже, а по своим размерам "кентавр" как раз приближался к откормленному тяжеловозу. Дыра у этого чудища располагалась "классически" в центре груди. Остальные пустые были куда более человечного вида с разнообразнейшими прическами и осколками масок на лицах, без особых отступлений в одежде и при полагающихся катанах. Всего шесть мужиков и одна беловолосая девчонка. Все обычные нумерос, как называл таких Сальваторе, а по силе ни один даже и близко с Гримм-куном и не стоял. Хотя нет, как раз скорпиончик и еще один "весили" где-то в две трети от синеволосого, но и только.
  Я продолжала сидеть в ожидании, пока Лоренцо не подвел всю честную компанию к стенам пагоды на полсотни шагов и сделал знак рукой, приказывая остановиться. Ловить на себе любопытные взгляды, в которых порою мешались восхищение, страх и разочарование, оказалось неожиданно приятно. Не знаю точно, кем я была для этих ребят, но что-то они там все себе уже нафантазировали. Не иначе Гриммджоу растрепал чего-то. Найду болтуна этого и язык ему выдерну. Ну, ладно, может, и не выдерну. Так попинаю для острастки, а язык ему еще пригодится...
  Вастер-лорд, тем временем, покосился на "просителей" и резко дернул уголком губ. Все восемь фигур поспешно изобразили полупоклоны. Видать, Лоренцо успел проехаться им по ушам относительно "правил поведения", которые сам же и выдумал на ходу. Я послала ему в ответ на это легкую усмешку и снова посмотрела на арранкаров.
  Был среди них один, тот самый весомый тип, за которого мой взгляд зацепился, как раз в момент выражения почтения моей персоне. Нет, парень прогнулся так же, как все, но было что-то такое в том, как именно он это сделал. Чуть позже остальных, чуть небрежнее, чуть дольше задержав собственный взгляд на моем лице, и открыто заглядывая мне в глаза. Это был почти вызов. И это меня... жуть как взбесило! Хотя внешне я и бровью не повела, успеть поддаться эмоциям можно всегда чуть позже.
  Ничего особо выдающегося, кроме силы, чуть большей, чем у других, арранкар собою не представлял. Средний рост, довольно худощавое телосложение, темные, почти синие, волосы, усы-стрелки, дыра в брюхе. Его маска закрывала верхнюю левую четверть лица, пряча под собою глаз и перетекая рифлеными волнами на затылок. Ладно, посмотрим с чего это ты у нас такой гордый...
  - И что же мне с вами делать? - громко спросила я, не обращаясь ни к кому конкретно.
  На лицах арранкаров отразилось непонимание.
  - Поясняю, - от моей нехорошей улыбки, пара пустых заметно вздрогнула. - Назовите мне хотя бы одну причину, по которой я должна ссориться из-за вас с Айзеном? Зачем мне принимать вас к себе? Вы ведь за этим пришли? Так почему бы мне, например, наоборот не вернуть в Лас Ночес восемь голов? В качестве доказательства своего добрососедства.
  Некоторые из пришедших пустых выглядели явно растерянно. Скорпион пробормотал себе под нос отчетливое ругательство, беловолосая угрюмо смотрела исподлобья, а ярко-рыжий арранкар, по виду совсем еще мальчишка, покосился как раз на усатого. И тот не заставил себя долго ждать.
  - Может быть, достаточной причиной для этого будет тот факт, что он шинигами?
  Это было брошено с новым вызовом, но я отсекла вскипающую ярость. Судьба усатого уже была мною предрешена, оставалось найти причину, по которой я намеревалась его убить. Эта причина нужна была не для меня, а для остальных присутствовавших.
  - Твое имя?
  - Реверсе Патрос. Кстати, нам неизвестно ва...
  - То есть, Патрос, - перебила я его, от чего пустого заметно перекосило. - Я должна пойти на конфликт с Айзеном и защищать вас только потому, что он шинигами?
  - Вы ведь тоже одна из нас.
  Разубеждать парня в этом заблуждении я не стала. Пусть будет так.
  - Значит, ты готов служить мне, но не Айзену, исходя из этой причины?
  - Я готов подчиняться любому сильному пустому, если это позволит нам вновь сойтись с шинигами в честной схватке, которая тянется с начала времен, - судя по тембру голоса, Патрос, действительно, сам верил в то, что говорил.
  Фанатик с собственным идефиксом. Какая прелесть. За годы плаваний я насмотрелась на множество моральных уродов и ублюдков всех мастей, какие были не редкостью среди нашего брата, но фанатиков не любили даже самые отчаянные головорезы. Как бы здравомысляще не выглядел человек, но если его мозг заражен подобной заразой, то держать такого придурка поблизости не стоит ни при каких обстоятельствах. К тому же, мои уже существующие контакты с ритейтай с присутствием такого отморозка никак не совпадали. Оставалось лишь "сделать вывод" из сказанного.
  - А если я завтра прикажу тебе сотрудничать с шинигами ради моих интересов?
  Теперь вздрогнул уже и Патрос.
  - То я скажу, что ты не чем не лучше Айзена.
  - Но тогда, ты мне точно не нужен, - якобы печально вздохнула я. - Ты не будешь служить мне, ты будешь служить только тому, кто может противостоять Айзену и, кто сможет прикрыть тебя от его возмездия. Как только ты найдешь вариант получше, то и меня сразу предашь, как уже сделал это с человеком, который подарил тебе нынешний облик и силу.
  - Кха, - рука арранкара легла на рукоять короткого клинка. - Похоже, я и вправду ошибся. Я ждал, увидеть здесь могущественную пустую, способную думать и рассуждать, как истинное порождение Уэко Мундо. А встретил лишь очередную пустозвонную балаболку, чья сила, сама по себе, насмешка над всей нашей природой...
  Что ж, думаю, этого уже вполне хватит. Я вновь подняла глаза на усатого, и от моего взгляда Патрос подавился своим монологом на полуслове.
  - Ты предал Айзена, и ты не нужен мне. Готов попробовать самостоятельно отстоять свою жизнь и высказанную точку зрения? Хотя не важно, готов или нет. Все равно, пробовать на практике придется уже сейчас!
  Сюмпо прямо с места из сидячего положения, и цзянь с шорохом выскользнул на свободу, разделяясь пополам. Черный шелк взметнулся, закручиваясь вокруг запястий. Я швырнула клинки, дергая за ленты и нанося по противнику удар двумя "хлыстами". Но Патрос, хоть и замешкался, все равно успел выдернуть свой вакидзаши из ножен. Высвобожденная духовная энергия, принявшая форму желтой вспышки, ударила по моим глазам, и нечто, отдаленно похожее на серо, понеслось мне навстречу с невероятной скоростью.
  Я уже приготовилась к ощущению удара, когда прямо передо мной возникла спина, обтянутая черным сукном шинели. Следом раздался характерный звук энергетического удара и гул остывающего воздуха вокруг. Арранкары, уже сообразившие оказаться подальше от места драки, смотрели на нас во все глаза. Тот факт, что ярко-рыжий приятель Патроса не бросился сразу в бой, был весьма показателен.
  - Лоренцо...
  - Все в порядке, онее-сан, - прохрипел вастер-лорд, не оборачиваясь.
  - Скажи, неужели ты, в самом деле, считаешь, что эта атака могла пробить мое иерро?
  - Я понял...
  Едва слышимый шорох, и Сальваторе, как ни в чем не бывало, уже оказался рядом со вздрогнувшими арранкарами. А я перевела тяжелый взгляд на своего противника.
  Цзяни все-таки успели достать Патроса, прежде чем он увернулся через сонидо. Две достаточно глубоких раны слева и справа у основания шеи заставили застыть на лице у пустого гримасу непрекращающейся боли. Кровавые подтеки, окрасившие белое одеяние арранкара, начисто лишили его остатков грозного вида, который он раньше пытался на себя напустить. Я поудобнее перехватила мечи, демонстративно повела шеей из стороны в сторону до отчетливо слышимого хруста и направилась к усатому прогулочным шагом, широко разведя руки и держа лезвия цзяней параллельно земле так, чтобы острия смотрели на худую фигуру противника.
  Несколько секунд Патрос выжидал неизвестно чего, и только затем решился на новую атаку. Желтый скошенный полумесяц образовался на лезвии его занпакто, выхваченного из ножен на одно неуловимое мгновение, и опять полетел в мою сторону. Две мощных бала, сорвавшиеся с цзяней, ударили по этой энергетической конструкции, когда она проделала примерно половину пути. Оглушительный взрыв, и новая вспышка заиграла бликами на стенах черной пагоды.
  Увидев случившееся, Патрос заметно помрачнел и, не теряя больше времени понапрасну, принялся обстреливать меня своими дистанционными ударами с частотой заведенного механического болванчика. Я ответили на это не меньшим шквалом собственных бала. Грохот и сила взрывов, возникавших между наших сближающихся фигур, нарастали в явной геометрической прогрессии. Мое предположение оказалось верным, двух бала было вполне достаточно, чтобы дестабилизировать псевдо-серо Патроса. В отличие от того же настоящего серо, представлявшего собой чистый поток преобразованной реяцу, основная ударная мощь "полумесяца" заключалась в направленной энергии, высвобождаемой в момент контакта с каким-либо объектом. В результате бала, хоть и были намного слабее, просто нарушали структуру этих желтых серпов сразу в двух точках, не позволяя им просто так смести себя со своего пути, и вызывали соответствующую "детонацию".
  Несомненным преимуществом арранкара была его невероятная скорость. Пытайся я в своей контрбатарейной борьбе ориентироваться непосредственно на выхваченный клинок, и меня бы уже давно размазало бы о стенку башни за моей спиной. Слабость Патроса заключалась в том, что высвобождать лезвие своего меча он должен был полностью. А для этого недостаточно было только движения кистью. Тут приходилось задействовать всю руку, и поэтому я следила именно за открывающим движением плечевого сустава. Стоило только Патросу начать шевелить им, и в оба цзяня мною тут же нагнеталась требуемое количество реяцу. Мы действовали почти синхронно, разница заключалась лишь в доле секунды, которую мне приходилось тратить на то, чтобы скорректировать собственный "выстрел". Летали псевдо-серо не только в чисто горизонтальной плоскости и отнюдь не на одном уровне относительно земли.
  Последний факт приводил к тому, что хотя дистанция между наши сокращалась, новые взрывы происходили все ближе и ближе ко мне. Последний был раз в двадцать сильнее того, что принял на себя Лоренцо. Хорошо, что Патросу к этому моменту тоже пришлось чуть замедлить свой бешеный темп. Видимо, увеличение мощности этих полумесяцев требовало большего времени на подготовку и концентрацию. Не дожидаясь следующей атаки, я рванула к противнику, образуя вокруг себя прозрачную сферу и вливая в нее все свободные остатки духовной энергии, какие были у меня на тот момент.
  Отдача от столкновения с очередным полумесяцем отозвалась глухим ударом в груди. Но барьер вполне успешно выдержал такое издевательство, хотя и покрылся сплошной сетью трещин. Вынырнув из желтой вспышки, я позволила защитному шару рассыпаться позади себя сверкающим шлейфом и привычно хлестнула цзянями крест-накрест по фигуре усатого, оказавшейся от меня всего в полудюжине шагов. В сюмпо и сонидо мы ушли одновременно. Чего Патрос никак не ожидал, так это "обратно креста", которым я наградила его, едва мы появились под звездным небом на высоте примерно в десяток метров. Конец одного обоюдоострого лезвия вонзился арранкару глубоко под ребра. Второе лезвие из черного металла, которое пустой успел отклонить своим занпакто, распороло ему правую щеку. На серый песок в очередной раз щедро плеснуло кровью.
  - Проклятая сука, - просипел Патрос, оставляя за собой широкую борозду на вершине ближайшего бархана после падения. - Но хватит уже этих глупых игр... Оскверняй, Хиерифартэ!
  Ресурексион. С одной стороны лучше было, конечно, до этого не доводить. Однако если вспомнить о том, что я с самого начала была намерена устроить для остальных арранкаров показательное представление, то пока все шло по плану. К тому же не уверена, что мне удалось бы провернуть с Патросом тот же фокус, что и с Гримм-куном. Что ни говори, а скорость и реакция у усатого были отменные.
  Преображение неудавшегося перебежчика уже завершилось, превратив его в массивную округлую фигуру. Лицо арранкара практически полностью скрылось под маской, а вместо рук появились какие-то штуки, похожие на складные ножи.
  - Ха! У моей дистанционной атаки есть двадцать семь уровней в обычной форме, и столько же при полном высвобождении всех моих сил! Но при этом самая слабая атака в ресурексионе превосходит в два раза ту, что бы...
  Как все-таки они все любят потрепать языком. Видимо, после стольких лет блуждания по здешней пустыне единственное, что осталось в головах у многих, это желание как можно чаще самоутверждаться любыми доступными способами. Патрос исключением не был. И хотя он успел заметить свою ошибку и заткнуться, это ему уже не помогло.
  Накапливать реяцу для атаки серо я начала еще в то мгновение, когда зазвучали первые слова противника для активации ресурексиона. Долгие тренировки не пропали зря, багровая сфера размером с футбольный мяч, зависшая между остриев моих цзяней, выглядела весьма внушительно. Удерживать эту штуку под контролем было действительно трудно, и я, продолжая висеть в воздухе на прежнем месте, с большим удовольствием позволила накопленной мощи выплеснуться наружу.
  Золотая искрящаяся вспышка, выброшенная Патросом навстречу темно-красному потоку, продержалась почти три секунды. А еще через две серо просто смело все, что попало в радиус его поражения, полностью растворив в своих сполохах очертания фигуры пустого. И бархан, на котором он стоял в тот момент. И еще немного пустыни вокруг.
  Убедившись, что от усатого таракана на осталось даже мелкого пепла, я мягко опустилась на землю и, удовлетворенно хмыкнув, направилась обратно к уцелевшим гостям. Обидно было немного, что пришлось сжечь Патроса целиком без всяких полезных остатков. Тем не менее, по итогам этой драки я планировала получить нечто куда более существенное, чем небольшая прибавка сил.
  На лицах у всех арранкаров застыло выражение неприкрытого ужаса. Стоило полагать, что раньше подобную мощь они видели разве что у представителей Эспады. К тому же, учитывая все, что я им тут наговорила и показала, им действительно было чего бояться. Хотя все-таки нет. Не все перетрусили окончательно. Рыжий паренек и блондинка хоть и побледнели с лица, но за свои катаны держались крепко. В затравленных глазах читалась решимость бороться до конца. Такое мне уже нравилось. Но больше всех неожиданно порадовал скорпион-переросток. Кроме страха и того же желания, подороже продать свою жизнь даже в драке с такой как я, инсектавр смотрел на меня с восхищением, и это было чертовски приятно.
  - А теперь слушайте и запоминайте накрепко, поскольку второй раз объяснять вам никто не будет, - я остановилась перед группкой пустых, инстинктивно сбившихся в кучку, и бросила косой взгляд на Лоренцо, тут же сместившегося ко мне за плечо. - Если вы пришли сюда, чтобы остаться, чтобы работать на меня, то вам придется забыть или упрятать, куда подальше, любые бредовые мысли, которые роятся в ваших головах. Меня не интересует ваше прошлое, и меня совершенно не интересуют ваши планы на будущее. Меня интересует только то, насколько вы можете быть полезны здесь и сейчас. Пока вы исполняете мои приказы - это место ваш дом. Что-то не нравится, - последовал резкий жест цзянем в сторону пустыни, - никто никого здесь не держит. Вы можете уйти в любой момент, когда вам захочется, и никому ничего за это не будет. Но если вы кинете меня в сложный момент просто из страха за собственную шкуру. Если вы предадите меня намеренно или подставите по глупости. Если у вас все еще будет какой-то хитрый план, который вы будете пытаться реализовать, используя меня и тех, кто мне верен. То в этом случае, я обещаю вам совершенно точно, вы поймете, что участь этого идиота, - очередное указание на проплешину, песок в которой по краям спекся до состояния стекла, - была очень быстрой и легкой, по сравнению с судьбой того, кто действительно сумеет меня разозлить по-настоящему.
  Закончив речь, которой на "Чонджоне" обычно встречали свежее абордажное мясо, я подождала где-то полминуты, пока арранкары окончательно успокоятся и придут в себя.
  - Желающие убраться есть?
  Ответом мне было молчание. Видимо, перспектива слоняться туда-сюда по Уэко Мундо в одиночестве или даже небольшой компанией, повсеместно опасаясь возмездия из Лас Ночес, никому из этих ребят не улыбалась.
  - Переходите в подчинение к Лоренцо, - я мотнула головой в сторону вастер-лорда. - Его слово для вас - это мое слово. Все вопросы тоже к нему.
  Не дожидаясь дальнейшей реакции, я повернулась и зашагала в сторону башни, жестом указав Сальваторе, чтобы прошелся немного со мною.
  - А я действительно могу делать с ними все, что захочу? - едва мы отвернулись от моих новых солдат, как вастер-лорд тут же привычно оскалился.
  - В пределах разумного, - хмыкнула я. - Среди них, наверняка, есть один или два шпиона, намеренно засланных к нам хитромудрым Айзеном. Делай, что хочешь, проверяй, как вздумается, но чтобы к прибытию первой серьезной партии груза и людей Сабуро, этих засланцев тут не было.
  - А...
  - Мне все равно, каким образом. Нет, пусть даже будет так. Любого, в ком у тебя не будет стопроцентной абсолютной уверенности, просто убей.
  - Понял.
  - Тогда развлекайся.
  - Непременно, онее-сан.
  - И в следующий раз не лезь в чужую драку, если тебя не просят. Уловил?
  - Буду считать, что это было "спасибо".
  
  Лоренцо уложился в срок. Все случилось в то утро, когда с заказанным барахлом должны были вот-вот появиться "курьеры" из ритейтай. В результате в моем подчинении осталось четверо арранкаров - тот самый рыжий парнишка Мэнис, длинноволосая блондинка Этерна, долговязый брюнет Жиан и скорпиончик Алакран. В отношении трех остальных вастер-лорд был предельно циничен.
  Разобравшись с личными историями претендентов на башенную жилплощадь, Сальваторе почти сутки изучал их способности и возможности. А потом просто свел в две команды, и объявил, что победители получат место на службе. Проигравших в живых не должно было остаться, в противном случае Лоренцо пообещал перебить всех.
  Победа досталась упомянутой четверке не без труда. Жиан и Этерна отлеживались после драки несколько суток. Однако они победили, и уже после этого вастер-лорд открыл им правду о своих сомнениях относительно мотивов уничтоженной троицы. Прекрасный ход с его стороны, я вряд ли бы справилась лучше. Мало того, что Лоренцо повязал всех моих новых бойцов общей кровью, так еще и дал им осознание того, что они получили свое место под солнцем не просто так из чьей-то милости, а реально выгрызли его зубами, уже начав фактически работать на меня.
  Кроме всего прочего, Лоренцо снял с гостей все последние слухи и сплетни о том, что творилось в Лас Ночес, так что свежие сведения для Танаки у нас появились. По итогам всех этих разговоров с перебежчиками, вастер-лорд также поделился со мной одним предположением, которое не могло не вызвать настороженности. По всему выходило, что Айзен не только пытался заслать ко мне своих соглядатаев, но заодно еще и избавился разом от всего нелояльного балласта в виде того же Патроса и остальных. Рассказы о моей башне в ставке у бывшего капитана ходили самые невероятные, и большинство тех, кто не испытывал теплых чувств к шинигами и Эспаде, не могли не поддаться на такую соблазнительную перспективу.
  Не знаю, кого точно благодарить, неизвестных сплетников или пропагандистскую машину Гин-куна, но собрав воедино представления обитателей Лас Ночес обо мне, получалось довольно забавная картинка. Оказывается башня и ее хозяйка появилась в Уэко Мундо уже давно. Раньше никто не обращал на нее внимания, потому как все были слишком заняты выживанием, а странное строение и его обитатели то появлялись, то исчезали в разных уголках пустыни. Что за сила двигала мною, никто не знал, но "сам Айзен-сама считал", что я являюсь невероятно древней пустой, чей уровень эволюции запределен даже в сравнении с вастер-лордами. В общем, рассчитан был этот бред в основном на тех, кто на него и повелся - романтики, пламенные идеалисты и заклятые, но скрытные враги нынешней власти Лас Ночес. Кстати, заодно выяснилось, что Гриммджоу совсем недавно получил место в Эспаде. Значит, стоило, вероятно, в ближайшее время ожидать его нового визита в попытке взять реванш.
  Пагода, тем временем, приобретала все более и более жилой вид. Жиан, Мэнис и Этерна благополучно устроились на четвертом этаже. На третьем все же порешили оборудовать временный склад. Алакран облюбовал один из мелких гротов прямо под прихожей. Со своей способностью чувствовать колебания поверхности в десятках километров вокруг, скорпион превратился в идеальную сигнализацию. Хотя противник мог появиться и по воздуху, поэтому собственно Лоренцо и объявил о введении постоянного дозорного поста на смотровой площадке.
  Загрузив ребят из пятой дивизии именами и обрывками сведений о приспешниках Айзена, я отправила Сайдо и остальных с отчетом к их шефу, сделав очередной заказ и напомнив о том, что по-прежнему ожидаю особую посылку, которую Танака пообещал мне достать в специализированном магазине.
  
  
  Глава 7
  
  - Кхм. Ну, что я могу сказать, Танака-сан, - хозяин магазина несколько раз обмахнулся веером. - Весьма-весьма непростой заказ. К тому же, признаюсь, довольно необычный...
  Глаза под полосатой панамкой лучились любопытством, но пятый офицер второго отряда был не из числа тех людей, кто выдает больше информации, чем требуется исполнителю для работы.
  - И все же, вы возьметесь за него, Урахара-сан?
  Чашка с чаем, стоявшая перед ритейтай, оставалась нетронутой с самого начала беседы и уже почти остыла. Впрочем, атмосфере "рабочей встречи", установившейся в маленькой комнатке, это ничуть не мешало.
  - Учитывая, что вы предлагаете достойную оплату, то не вижу причин для отказа.
  - Замечательно. Надеюсь, со сроками исполнения тоже не возникнет трудностей?
  - Вы меня обижаете.
  - Поверьте, я не желал этого. Просто данный вопрос для меня несколько... критичен.
  - Мне позволено будет уточнить, чем вызвано такое беспокойство? Возможно, это знание позволит мне ускорить темпы работ и внести допустимые коррективы.
  - Урахара-сан, - хотя лицо Танаки было спрятано под маской, плотоядная улыбка главы военных дознавателей не укрылась от собеседника. - Разрешите тогда и мне, чтобы снять всякие ненужные сомнения, поинтересоваться источниками, из которых вы получаете материалы, требующиеся для работы. Чтобы я был совершенно точно уверен в их качестве, а также в надежности поставщиков.
  Несколько следующих секунд шинигами, молча, сверлили друг друга одинаковыми понимающими взглядами, какими в свое время часто обменивались представители высшего общества венецианской торговой республики. Наконец, хозяин дома аккуратно взял свою чашку и сделал глоток.
  - Тессай заваривает чудесный чай, вы не находите, Танака-сан?
  - Да, вы правы, он превосходен, - отозвался гость, по-прежнему не предпринимая даже намека на попытку притронуться к своей порции.
  - Так вы хотели сказать что-то еще относительно заказа?
  - Да, но давайте для начала оставим обычные формальности? - предложил ритейтай.
  - Как хочешь, Сабуро.
  - Есть несколько особых моментов, Киске. Я надеюсь, мне нет нужды напоминать тебе, что в товаре не должно быть никаких следящих устройств, считывающих механизмов и прочих деталей, непредусмотренных заявленной комплектацией?
  - Ну что ты, что ты! - замахал на Танаку веером бакалейщик. - За кого, в конец концов, ты меня принимаешь?
  - О, только лишь за очень хитрого прохвоста с парой тысячей тараканов на квадратный сантиметр мозга. Каким ты, Киске, и являешься! Поэтому учти, как бы ни было велико наше взаимное доверие, я, в любом случае, обязательно распоряжусь проверить твое изделие всеми средствами, наличествующими в моем распоряжении. Я даже не побоюсь передать его в двенадцатый отряд для более глубокого анализа, если возникнут хоть какие-то сомнения. А стоит мне намекнуть главе исследовательского института, с чьей работой ему предстоит иметь дело, и уверен ты представляешь себе его реакцию.
  - Маюри вывернется наизнанку, лишь бы найти несуществующую "ловушку", либо выявить где-нибудь ошибку или иной недочет, - кивнул Урахара.
  - Хотя мне, конечно же, не хотелось бы доводить до такого. Потому как мы оба прекрасно понимаем, что в такой ситуации продукт будет безвозвратно утерян.
  - Разумеется.
  Танака молчаливо подождал, пока собеседник нальет себе новую чашку чаю и сделает пару глотков ароматной жидкости.
  - Кроме того, есть другой существенный вопрос. Я очень полагаюсь на твою репутацию и репутацию этого заведения. Сохранение абсолютной тайны относительно нашей сделки и сути достигнутого соглашения - это для меня очень важно.
  - Коммерческая тайна клиентов неотъемлемая часть нашей работы, - расплылся в улыбке торговец. - В этом аспекте наша позиция всегда будет оставаться неизменной.
  - Особенно, если я доплачиваю за эту неизменность пятнадцать процентов, - прозрачно намекнул Танака.
  - Особенно, если дело обстоит именно так, - подтвердил бывший капитан.
  - И еще одно. Должен особо заострить внимание на этой детали. Сам уровень сохранения в тайне нашей договоренности должен быть не просто полным, а запредельным. Пойми меня правильно, Киске. Мне не хотелось бы привлекать к этому внимание людей, которые не будут задействованы в самом процессе работ. Совсем не хотелось бы. Вообще. Ни под каким видом. Это возможно?
  - Мне кажется, такая постановка вопроса как-то связанна с тем, что твой связной очень сильно настаивал на полной конфиденциальности этой встречи, а особенно на отсутствии поблизости представителей клана Шихоуин. Я прав?
  - Отчасти, - Танака слегка прикрыл глаза, демонстрируя гамму эмоций довольно-таки нетипичную для себя. - Киске, мы оба с тобой имели честь некоторое время работать под руководством Йоруичи-сама, и потому неплохо осведомлены о некоторых аспектах ее характера. Тот факт, что я вышел на твой магазин, не решившись обратиться со своим заказом ни в двенадцатый отряд, ни к умельцам иных аристократических домов, должен быть для тебя достаточно показателен. Это сугубо личный вопрос, нетерпящий чужих взглядов совершенно. Оплата будет происходить исключительно из моего кармана, и мне не хотелось бы, чтобы мое начальство или вообще кто-либо в Сейретее узнал об этом. У меня есть к тому вполне определенные причины, но озвучивать их вслух мне не хотелось бы даже здесь и сейчас.
  Урахара очень медленно кивнул собеседнику, сохраняя непроницаемое выражение лица и с превеликим трудом сдерживая улыбку.
  - Танака-сан, я отнесусь к вашей просьбе со всей возможной серьезностью.
  - Благодарю вас, Урахара-сан.
  От этого короткого ответа повеяло искренним облегчением, которое, несомненно, весьма удивило бы собеседника своим разительным контрастом с тем истинным ледяным холоднокровием, которое царило в этот момент в душе у командира пятой дивизии. Если бы, конечно же, Урахара смог бы его почувствовать. Годы службы заставили Танаку, кроме всего остального, овладеть еще и немалыми навыками актерской игры. Может быть, и не такими изощренными как у его предшественника, но все же. Для этой беседы глава ритейтай заготовил сразу четыре "маски". Сбрасывая их в процессе общения одну за другой по очереди, Сабуро остановился на третьей. Но на тот случай, если собеседник так и не поверил бы ему до конца, и даже попытайся Урахара кое-чего "копнуть", у контрразведчика была заготовлена на этот случай не только четвертая "личина", но и отдельный "путь к отступлению". Для достижения результата Танака не был щепетилен в средствах, и если проще всего было добиться цели, выставив себя самого в не очень выгодном свете, то сомнений в том, делать это или нет, у ритейтай не было.
  После ухода клиента, хозяин лавки еще некоторое время сидел за столом, попивая чай и шелестя листками, оставленными заказчиком. Работа и в самом деле была интересная. Как правило, для упрощения процессов слияния и контроля настоящий полноценный гигай всегда соответствовал внешним данным своего "пассажира". Совершить по-настоящему радикальный отход от этого правила было не так-то и просто. К тому же, сделать так, чтобы женской "куклой" при желании мог бы воспользоваться мужчина... Да еще и это максимально возможное сокрытие реяцу.
  - Интересно, Сабуро, и где же это ты собрался гулять вот в таком вот виде, - усмехнулся торговец. - Никогда не подозревал за тобой таких наклонностей...
  
  * * *
  
  Раньше я всегда думала, что игра в шахматы требует абсолютного внимания и крайней сосредоточенности на процессе. Однако на деле это оказалось прекрасной возможностью размеренно поразмыслить над собственными проблемами. С тех пор, как Лоренцо начал упорно подсовывать мне эту хиндусскую забаву, а я периодически соглашалась сыграть с ним партейку-другую, подобное времяпрепровождением становилось для меня все более обыденным. Вот и сейчас, наблюдая вполглаза за перипетиями на разноцветной доске, я с разных сторон мусолила одну мыслишку, которая упорно лезла мне в голову в последнее время, и решить которую действительно стоило побыстрее.
  Среди всех групп и подгрупп Готея-13 контрразведку я выбрала, конечно же, неслучайно. Немалые знания о структуре и особенностях воинских формирований Сейретея появились у меня аккурат после смерти Бьяки-тян, так что мне оставалось только лишний раз поблагодарить его за такие щедрые подарки. Имей я дело с хмонгами, миньцами, монголами-юанями или маньчжурами, то, не задумываясь, попыталась бы сделать ставку на тех ребят, которые в боевое время именуются обозными командами, а в обычное греют задницы на складах и отъедаются неучтенным харчем. Снабжение - великая вещь, и любая армия без него не армия, а уж каким кошмаром может быть корабль, на котором нет грамотной организации этого жизненно важного процесса! К тому же кашевары, интенданты и прочие учетчики всегда и везде суют свой нос, и при этом на диво сговорчивы в вопросах неуставных подработок на добрых дядей и тетей. Внедрять своих людей в такие подразделения или просто давать на лапу уже обтершимся старожилам одно удовольствие. И, тем не менее, с Готеем-13 этот трюк мог не сработать. Четвертый отряд как-то не вызывал у меня положительного отклика в душе, да и вспоминая доходягу Ханатаро и его капитана, виденную мельком, что-то не верилось мне в возможность быстро найти с ними общий и понятный язык, на котором я привыкла общаться.
  Поэтому пришлось остановиться на пятой дивизии онмицукидо. Конечно, как выяснилось, ритейтай представляли собой не настолько грозную силу, как я поначалу рассчитывала. С другой стороны их бедственное положение было мне на руку в дальнейшем. Если я хочу и дальше продолжать балансировать между Айзеном и Сообществом Душ, выжидая для себя подходящий момент, то и там, и там мне понадобится доступ "на кухню". Значит, нужно было сделать так, чтобы Танака и его парни внезапно вдруг осознали, что реально они работают не на старика Ямамото, а на меня. И осознание этого факта не должно было вызвать у них отторжения, а желательно даже как бы наоборот.
  Здесь стоило сделать отступление и сказать "большое спасибо" командующему Готей-13. Не знаю, что там затеял капитан первого отряда относительно ритейтай, но находясь под этим прессом, ребята порядком обиделись на дедулю. И это было для меня большим подспорьем в задуманном. Контрразведка оставалась единственным подразделением, имевшим своих информаторов в подавляющем большинстве других отрядов и служб. А все эти люди и сведения, которые они могли поставлять, мне тоже были нужны. Особенно перед предстоящим официальным контактом с Готей-13. Точнее, перед очень секретным и избирательным контактом, о котором пока не догадывался даже Сабуро.
  Второй удар по доверию Танаки к руководству, итак порядком расшатанному, я решила нанести на сегодняшней встрече. Раскрыть перед ним свою "истинную личность" мне пришлось бы в любом случае. Это случилось бы и без моего участия, но в таком ключе, который был бы для меня неприемлем. К чему мне эти лишние подозрения и внезапно всплывающие подробности, если можно самой раскрыть все карты, что еще и будет выглядеть как жест доброй воли с моей стороны?
  Когда мы общались с Сабуро в последний раз на тему Айзена, то я узнала несколько интересных подробностей. Оказывается, официально смерть капитан шестого отряда Кучики также числилась на совести шинигами-предателя. Засветилась я тогда всего перед несколькими людьми, но вряд ли они стали бы по каким-то причинам так надежно хранить секрет относительно моего существования. Тот же Танака, похоже, вполне реально не знал истинных обстоятельств того эпизода событий. И только кто-то, облеченный очень большой властью, мог бы добиться этого. Таким образом, мне не было смысла таиться от Мифёнг-тян и Ямамото. Кто еще из капитанов был в курсе, оставалось пока неизвестным. Кен-кун молчал, скорее всего, просто потому, что его никто ни о чем и не спрашивал. Но, даже имея, такой расклад можно было попробовать сыграть...
  А, кроме всего такого, меня интересовала реакция на мою историю еще одного существа, не поделиться с которым это тайной я уже не могла.
  - Мат, - довольно оскалился Лоренцо, но, подняв глаза, тут же сделал такое выражение лица, как будто разжевал лимон. - Ты опять где-то в себе? Какой интерес так играть?
  - Просто нам нравятся немного разные игры, - хмыкнула я. - Давай расставляй, до встречи успеем еще пару раз.
  
  Опустив некоторые подробности, я уложилась со своим рассказом примерно в четверть часа. За весь этот временный промежуток ни один из слушателей ни разу меня не перебил. Откинувшись на изогнутую спинку удобного кресла, я замолчала и стала ждать реакции присутствующих. Напряженная тишина, повисшая в кабинете на несколько минут, все никак не желали прекращаться. Сабуро, судя по пустому взгляду и нахмуренным бровям, пока еще переваривал полученную информацию. Поэтому я посмотрела на Лоренцо, возлежавшего на диване у стенки, закинув ноги на подлокотник.
  - Что я думаю? - расшифровал вастер-лорд мой немой вопрос. - Да мне по хрену на это на всё. Занпакто, пустая, тогабито... Да хоть реинкарнация самого генерала Гарибальди или олененок Рудольф. Пока я нужен тебе, я буду здесь. А остальное пусть катится лесом.
  - Удачное приобретение тогда получилось, - усмехнулась я с легкой издевкой, облегченно вздохнув в душе.
  - О, значит, я правильно ответил? - Лоренцо привычно оскалился. - А приз за это будет?
  - Будет. Попозже.
  Улыбка бывшего пустого стала еще шире - белая акула удавилась бы от зависти.
  - А что решил ты, Сабуро?
  - Во что я влез? - покачал головой командир ритейтай. - Ладно, вопрос был риторическим. Полагаю, все это было рассказано нам не просто так?
  - Разумеется. Жиан!
  Тяжелая занавесь, закрывавшая дверной проем, резко всколыхнулась, и на пороге возник арранкар. За прошедшее время перебежчики окончательно обжились в башне, а также переняли стиль одежды у Сальваторе. Так что Жиан щеголял в таком же сером мундире и черной шинели, только наглухо застегнутой на все блестящие пуговки.
  - Жиан, сообрази нам что-нибудь по-быстрому, - кивнула я на пустую столешницу.
  - Слушаюсь, онее-сан.
  Спустя несколько минут, когда Танака сумел по достоинству оценить разнообразие и качество продуктов, доставленных его людьми, мы вернулись к главной теме беседы.
  - Зачем мне это было нужно? - хмыкнула я, затягиваясь дымом из кальяна. - На самом деле, все за тем же. Сегодня у нас по-прежнему есть общая проблема, которую лучше решать всем вместе, а не по отдельности.
  - Айзен.
  - Он самый. Пока ему, похоже, нравится играть с моим анклавом, но в какой-то момент эта башня из развеселой забавы может превратиться в бельмо на глазу. А методы у вашего бывшего товарища в решении проблем весьма радикальные.
  - Да уж, сука он еще та, - буркнул вполголоса вастер-лорд.
  - Пока что Айзен не видит с нашей стороны какой-либо серьезной угрозы. И к тому же он уже придумал пару способов, как использовать нас в своих меркантильных целях. Например, как отстойник для вероятных предателей и проверку адекватности будущих членов Эспады. Но я не хочу, чтобы он больше так утруждался. Мы сами дадим ему веские причины для нашего дальнейшего существования. И предложим те варианты, которые будут наиболее выгодны для Лас Ночес.
  - Ты хочешь создать искусственную ситуацию, при которой у Айзена не будет выбора?
  Наблюдать за тем, как Сабуро пытается понять, к чему я веду, было забавно.
  - Почти. Я хочу сделать так, чтобы моя башня, оставаясь самостоятельной и независимой, казалась ему более выгодной, чем уничтоженной или аннексированной.
  - И как же мы этого добьемся?
  - Очень просто. Мы спровоцируем на себя атаку Готея-13.
  От моих последних слов, Лоренцо подавился любимым кьянти, закашлялся и выплюнул половину бокала на стену. Танака оказался более сдержан, медленно дожевал щупальце осьминога и, обдумав за это время прозвучавшую мысль, решил уточнить:
  - Нападение, разумеется, будет отбито, а потери с обеих сторон окажутся невелики?
  - Это по большому счету, зависит лишь от того, не увлекутся ли актеры предложенной пьесой, - я улыбнулась Сабуро в ответ, подчеркивая интонацией слово "актеры".
  Вастер-лорд, тем временем, успокоился и налил себе новый бокал.
  - Ты так больше не шути, у меня сердце слабое.
  - Получается, - вернул беседу в деловое русло Сабуро, - что факт нашего сотрудничества придется раскрыть? Возможностей одной только пятой дивизии здесь будет недостаточно. А создавать реальную провокацию против Сейретея будет чревато, да и не факт, что я и мои люди вообще согласимся на такое.
  - Именно из-за последнего факта, я и не рассматривала такой вариант в принципе. Но да, ты прав, нам нужно будет напрямую выйти на твое руководство. Для организации этого представления нам понадобится привлечь как минимум боевые силы второго отряда, а также получить одобрение командующего Ямамото.
  - И заняться этим придется мне, - не спросил, а констатировал глава ритейтай.
  - Ну, посылать Лоренцо для этого, мне что-то не хочется. А идти самой... знаешь, у меня без того будет, чем заниматься.
  - Суть этой провокации мне понятна, - кивнул Сабуро после некоторого раздумья. - Если мы продемонстрируем Айзену, что обитатели этого места находятся в такой же жесткой конфронтации с действующими шинигами, как и Лас Ночес, для него и дальше будет выгодно поддерживать такой порядок вещей. Пока часть сил Готея, в его представлении, будет неизбежно брошена на противостояние башне, это равновесно ослабляет давление, направленное на него. При таком раскладе, именно сохранение вас как отдельной группы, которая в любом случае не перейдет на сторону врага, будет для него полезнее, чем даже полное объединение. Но как мне убедить капитанов Сой Фон и Ямамото в том, что такой план будет выгоден уже для них?
  Если честно, то внутренне я была на грани шока. Хоть мы с Сабуро и узнали друг друга немного за это время, встречаясь сегодня не в первый раз, но выдержка этого шинигами поражала. Большинство на его месте, не раздумывая, пошли бы в отказ, начали бы вопить что-то на тему "Как мне объяснить начальству свою роль во всем этом?" или попытались бы прекратить сотрудничество на корню. Но командир пятой дивизии...
  Он уже, наверняка, просчитал все варианты. Соскочить с нашей сделки ритейтай никак не могли - самого ее факта, удостоверенного мною, было бы достаточно, чтобы с головой похоронить всех контрразведчиков, если они попытаются слиться. Предложить мне что-то равноценное взамен озвученного плана Танака не мог. Как и отговорить каким-то иным образом. Шантаж был актуален только, если Сабуро вдруг решит сдать меня Айзену, но это не нужно ни нам, ни ему. И выход у него был только один - подать свое "почти предательство" как достижение и плоды долгой упорной работы.
  Не представляю себе, какими словами Сабуро будет объясняться с начальством, чем станет все это аргументировать и на что упирать, но, судя по его спокойной реакции, он сам прекрасно знал, что нужно делать, и не видел непреодолимых трудностей. И это было хорошо, потому, как ясно означало, что Сабуро вполне дозрел до моего следующего предложения. Но это уже чуть позже.
  - В чем будет выгода для Готея? - стиснув костяной мундштук зубами, я втянула в себя очередное облачко дыма. - Ну, как бы им уже самим выбирать. Или мы тут все ляжем под Айзена, значительно увеличив его силы. Или они помогают нам отстоять независимость, и Айзен остается при своих. Только при первом варианте, у Готея, кроме всего остального, уже не будет ни возможности получить вдруг неожиданную поддержку со стороны, ни воспользоваться такой удобной тайной базой на территории Уэко Мундо, которую выбил для них для всех пятый офицер второго отряда.
  Танака слегка кивнул, показывая, что уловил мой намек на еще один аргумент в разговоре со старшими по званию.
  - То есть, фактически это будет ультиматум. А если они решат не мучиться, и атаковать башню по-настоящему?
  - Тогда будем отбиваться, - я в ответ лишь пожала плечами, при такой ситуации выбора у нас и вправду не оставалось. - Но это вряд ли случится. Людям, с которыми тебе придется общаться, итак известно обо мне. И потому они скорее пойдут на контакт, чем попробуют решить дело силой, к тому же пока у них под боком такая проблема, как Айзен.
  - Понятно, главное - правильно все это подать, - заключил Сабуро. - И ограничиться на первое время лишь капитанами первого и второго отряда.
  - Если они в свою очередь не укажут на кого-то еще.
  - Это-то ясно. Как скоро ты хочешь все это устроить?
  - Чем быстрее, тем лучше.
  - Тогда мне придется немного пересмотреть свой график и провести несколько встреч пораньше, чем ожидалось. Думаю, обустройство перевалочной точки нам лучше будет завершить до начала торгов с моим руководством, а значит надо навестить умельцев уже сегодня или завтра.
  - Об этом можешь не беспокоиться, - Танака одарил меня подозрительным взглядом. - Да нет, я не отказываюсь. Наоборот. Я помогу с этой частью нашего договора, и сама навещу магазин Урахары. Гигай, который ты достал у него, в прекрасном состоянии, так что ничто не мешает мне прогуляться по миру живых.
  - Когда они начали бы тут работать, это раскрыло бы наше с тобой сотрудничество в любом случае, - не стал спорить Сабуро. - Ну а в свете всего, что ты рассказала, не вижу здесь никакой проблемы. После того, как я выложу все командующему, бояться, что информация каким-то образом просочится от беглых шинигами, уже будет глупо.
  - К тому же, разве после предательства Айзена и похищения Хоугиоку, не должен был Ямамото как-то связаться и с Урахарой? Ты ведь говорил, что это он слепил эту штуку?
  - Да, он, - мрачно кивнул Танака.
  Глава ритейтай не знал точного ответа на этот вопрос, а я не стала упускать возможность подкинуть еще пару поленьев в его костер растущего недовольства в отношении Ямамото. Пусть даже вот так, по чуть-чуть, легкими намеками и случайно брошенными фразами, но я вымою остатки фундамента из-под дома, что носит имя "преданность Танаки Сабуро".
  - Тогда, мы оба знаем, что делать. Подождите, пока я соберусь в дорогу. А то попасть в мир живых самостоятельно у меня пока вряд ли получится.
  - Я жду внизу полчаса, - сухо ответил шинигами, поднимаясь из-за стола.
  С тех пор, как я закончила первый подземный туннель, ритейтай начали попадать в подвалы башни уже беспрепятственно. Хотя бдительности мы не ослабляли. Алакран и остальные арранкары под жестким руководством Лоренцо установили над прилегающей территорией довольно жесткий контроль. Я же в свою очередь предпочитала не лезть в работу вастер-лорда, оставляя подобные вопросы на его полное усмотрение. Гостей с товарами Сальваторе встречал и провожал тоже самостоятельно, а они тем временем уже начали приводить в порядок несколько помещений под свои будущие нужды.
  Когда Танака скрылся за занавесью, Лоренцо возложил ноги на стол и, поигрывая темной жидкостью в прозрачном бокале, посмотрел на меня.
  - Слушай, а к чему вообще все это? - вопрос вастер-лорда застал меня немного врасплох.
  - В смысле? Ты уже не в состоянии уловить суть наших бесед?
  - Нет, я не об этом. К чему мы идем в конечном итоге? К чему идешь ты? Мне-то по барабану, как я уже сказал, и скажу еще тысячу раз, если понадобится. Но какова твоя цель? К чему вообще все эти "качели" с Айзеном и прочими шинигами?
  - Даже так сразу и не скажу, - усмехнулась я. - Пока что я просто жду, когда они, наконец, схлестнутся между собой, и станет понятно, на чью сторону будет лучше перебежать. А потом потребуем у победителя какую-нибудь мелочь в качестве награды за помощь. Например, в случае успеха Готей-13 - пару-тройку самых зачуханных районов Руконгая под мое единоличное управление. И место в Совете Сорока Шести.
  - Хэх, эти заседания такая тягомотина, ты и часа не выдержишь, - хмыкнул Лоренцо.
  - Уверен? Ну, в таком случае, сделаю тебя своим полномочным представителем, и будешь сидеть там сам, - мой ответ прозвучал с наигранной угрозой.
  - А вот эта шутка тоже была несмешной, - вастер-лорд изобразил на лице испуг, но глаза, залитые красным светом, откровенно смеялись.
  - Вот и не доводи меня. Лучше подумай пока над другим. Когда мы разыграем перед Айзеном пьеску, то он в любом случае пошлет к нам кого-нибудь. Если и не сагитировать нас опять за себя, то хотя бы по-добрососедски спросить "Не надо ли чего?"
  - А свои люди нам нужны не только в Готей-13, - закончил за меня мысль Сальваторе. - Я понял тебя, подготовимся в лучшем виде.
  
  Спускаясь вниз по крутым ступеням винтовой лестницы, я не могла отделаться от мысли, что вопрос Сальваторе зацепил все-таки что-то в моей душе. Действительно, а была ли какая-то цель во всем том, что я сейчас совершала?
  Когда мне удалось, наконец-то, вырваться из Бездны, я сразу же оказалась в заточении на положении духовного раба. В тот момент моей целью сразу же стало освобождение, тогда и с этим не возникало ни одного вопроса. Но вот я освободилась. Передо мной открылись тысячи дверей... или это была лишь иллюзия?
  Я любила свою старую жизнь за то, что сумела пробиться в ней достаточно высоко, чтобы не жертвовать личной свободой. Обстоятельства, законы, люди вокруг - все это никогда не даст человеку быть абсолютно свободным. Однако мне вполне хватало права самой намечать курс своего корабля и планировать, где и когда пополнить карманы блестящим серебром. Что изменилось сейчас? Да, я могла просто уйти от этого всего, сбежать на край света, спрятаться, затаиться и ждать развязки. Но это было как-то слишком... трусливо. И, в конце концов, влиять на обстоятельства и самой создавать их - намного веселее, чем просто плыть по течению.
  Судьба дала мне шанс получить мощь и возможности, о самом существовании которых я прежде и не подозревала, а потому не стоило бросаться такими подарками. Эта мощь мне была нужна для того, чтобы, как и прежде, никто не смог бы меня ограничивать, или заставлять действовать против собственной воли. С этой мощью вполне могла прийти еще и власть, но это было на самом деле не так интересно, как кажется на первый взгляд. Мне вполне хватало той толики власти, что требовалось для комфортного существования, а мечты об управлении странами, народами и мирами так и остались для меня уделом маниакальных шизофреников.
  И сегодня на моем пути к этой мощи, заодно ограничивая еще и мою свободу, стояли Айзен с Эспадой и Готей-13, с их функциями в поддержании баланса. Нет, против баланса я ничего не имела, но эти две группировки сжимали меня с двух сторон, как мельничные жернова, заставляя плясать на отточенном лезвии интриг и "противовесов". Может быть, я сама виновата в том, что загнала себя в подобную ситуацию, но это ничего не меняло.
  Лоренцо спросил, есть ли у меня цель. И она у меня была. Я должна была переломать эти "жернова". Раз и навсегда. Так, чтобы они никогда уже не могли повлиять на меня столь сильно. Так, чтобы они уже больше не могли мне помешать делать то, что я захочу, и брать то, что мне понравиться. Нагло и эгоистично? Ну, так что поделать? По-другому я просто и не умею. А вот о том, КАК притворить все это в жизнь, у меня уже было пару довольно забавных идей.
  
  
  Глава 8
  
  Солнце медленно доползло до середины небосвода и зависло там, похоже, не собираясь никуда больше уходить. Рабочий день был в самом разгаре, и немноголюдных улицах Каракуры было пустынно и скучно. Совершая медитативные движения метлой вдоль стены магазина, Дзинта периодически подавлял зевки и пытался окончательно не заснуть. Унылость атмосферы убивала.
  Негромкие шаги, раздавшиеся в переулке, заставили мальчишку встрепенуться. Похоже, к ним целенаправленно пожаловал посетитель. Какое-никакое, а все ж таки развлечение. Опершись на метлу, Дзинта прищурил глаза, рассматривая приближающийся силуэт.
  По проходу между домами неспешно шла девушка, на вид где-то лет двадцати-двадцати пяти, и довольно высокого роста. Ее темные волосы длиной до середины спины были сплетены в простую косу и переброшены через плечо. Одежда незнакомки состояла из свободных штанов с множеством карманов и распахнутой ветровки. И брюки, и куртка были покрашены в расцветку серого "городского" камуфляжа. Под ветровку была одета красная безрукавка. На ногах - мягкие теннисные туфли на тонкой подошве.
  Дзинта лишь презрительно хмыкнул себе под нос, решив пока не озвучивать собственных мыслей. Духовной энергией от посетительницы не фонило совершенно, так что опасности вроде бы не было, и поднимать тревогу явно не стоило.
  Остановившись за пару шагов до деревянного помоста, девушка извлекла из кармана прямоугольную пачку и выдернула из нее зубами торчащую сигарету.
  - Магазин Урахары? - уточнила гостья спокойным уверенным голосом.
  - Тебе что-то нужно, старуха? - Дзинте почему-то очень захотелось согнать с лица у этой девчонки ее демонстративное чувство собственного превосходства.
  - Ты, мелкий, не борзей не по делу, - под ноги мальчишке точно в небольшую кучку пыли полетела сгоревшая спичка.
  - А то что?
  - А то вот то, - хмыкнула посетительница, выдохнула идеально ровное колечко дыма и продемонстрировала Дзинте свободной рукой хрустящую купюру номиналом в пять тысяч йен. - Останется эта бумажка в моем кармане. А могла бы оказаться в твоем.
  Рука Дзинты сама собой поднялась, чтобы почесать подбородок. Предложение выглядело вполне заманчиво.
  - Так, что Вам нужно, кидзё?[12]
  - Хозяин на месте?
  - С утра у себя чего-то ковырялся.
  - Кто-то еще в лавке есть?
  - Не, - пожал плечами парнишка.
  Тессай еще утром уехал куда-то за товаром, прихватив с собой Уруру, а Йоруичи может и появлялась, но Дзинта точно не видел ее уже дней пять. Мелкие игрушечные чучела опять шлялись где-то по городу.
  - Это я удачно зашла, - очень довольно усмехнулась гостья, и от ее улыбки мальчишке вдруг стало почему-то не по себе.
  Купюра, тем временем, как и было обещано, перекочевала в пальцы "дворника".
  - А теперь, позови сюда старшего, - в темных глазах посетительницы блеснули какие-то нехорошие огоньки. - Вваливаться без приглашения будет невежливо.
  Дзинта послушно кивнул и, оставив метлу, направился в торговый зал. Спорить с этой непонятной женщиной ему почему-то больше уже не хотелось.
  
  Из полутьмы магазина под стук деревянных сандалий появилась фигура в зеленом плаще и знакомой полосатой шляпе. Взгляд внимательных глаз из-под белобрысой челки был одновременно любопытным и настороженным. Замерев в дверях, Урахара почти минуту, молча, рассматривал меня, пока я "добивала" сигарету. С самого начал и на протяжении всего этого времени с лица бакалейщика не сходила вежливая улыбка.
  - Цуруги-сан, я полагаю? - протянул, наконец, торговец елейным тоном.
  Я почему-то и не сомневалась, что этот тип без труда опознает того, кто будет облачен в этот гигай. Все-таки он мастер и большой специалист в этих вопросах. Оставалось только надеяться, что ребята Сабуро не облажались, и никаких неожиданных сюрпризов в этой кукле для меня не скрыто. Попасться во второй раз было бы обидно.
  - Есть о чем поговорить, Урахара-сан, не так ли?
  Бывший капитан чуть склонил голову, соглашаясь, но, не спуская с меня настороженного взгляда. И ты не зря так напрягаешься, Киске-кун, но я пока подожду удобного момента.
  - Конечно, Цуруги-сан. Может быть, пройдем внутрь?
  - И выпить чего-нибудь освежающего тоже не помещает, - добавила я.
  - Дзинта, подмени сегодня Тессая.
  Урахара сделал приглашающий жест и нырнул обратно в лавку. Я поднялась по помосту и рукой преградила дорогу пареньку, внимательно наблюдавшему за нашей беседой, и уже намеревавшегося пройти в магазин следом за нами.
  - Мелкий, а хочешь еще подработать?
  Спустя пару минут мы уже сидели за круглым столом в маленькой комнате, прекрасно знакомой мне по воспоминаниям Ичиго, равно как и все остальное в этом доме. Урахара продолжал улыбаться, но пальцы бывшего шинигами, теребившие бумажный веер, немного выдавали его напряжение. Я же напротив, старалась вести себя расслабленно и открыто. В конце концов, тема для разговора с Киске у меня имелась вполне реальная. Дзинта поспешно расставил на столе приборы и вымелся из помещения, оставляя нас один на один. Зеленый чай у торговца оказался не хуже, чем тот, что поставляли мне ритейтай. Об этом собственно и началась наша беседа.
  - Итак, Цуруги-сан, в первую очередь, мне, наверное, стоит предположить, что ваше сотрудничество с Танака-сан не носит единичный характер?
  - О, вы, несомненно, правы, Урахара-сан.
  Формальный обмен благостными улыбками. Киске, кажется, слегка успокоился. Видимо, сказалось мое решение не рвать его сразу на части.
  - Это создает весьма интересную ситуацию, вы не находите?
  - Меня она вполне устраивает. Особенно учитывая, что я сама ее и создала.
  - Вот как? Это, признаюсь, весьма интересно. А мы грешным делом беспокоились за вашу судьбу. Боялись, что у вас не хватит опыта, выдержки и социальных навыков, чтобы удачно удержаться на гребне волны последних событий.
  - Право, не стоило так переживать, - я слегка кивнула Урахаре, как бы, выражая свою благодарность за заботу. Киске кивнул в ответ, принимая правила этой игры. - У меня были некоторые трудности, но сейчас как видите все прекрасно. Только, не думаю, что об этом следует сообщать другим заинтересованным лицам. Например, Ичи-кун явно будет не в восторге от таких известий. А вот Йору-чан можете успокоить, я обещала ей, что мы обязательно встретимся вновь, и я держу свое обещание.
  - Она, без сомнения, будет рада это услышать.
  - Тем не менее, меня привели сюда сугубо практичные интересы.
  - Вот как? - торговец слегка оживился, окончательно успокаиваясь.
  - Сабуро очень рекомендовал мне вас и Цукабиши-сана как самых хороших независимых специалистов по налаживанию путей сообщения между мирами, а также в вопросах декорации помещений и установки сложных "охранных систем".
  - Весьма лестно слышать о себе такое, - Киске обмахнулся веером пару раз. - Я думаю, мы постараемся оправдать ваши надежды. Хотя сначала хотелось бы, конечно, осмотреть место и определить предполагаемый фронт работ.
  - Разумеется, я предоставлю вам такую возможность, если мы сойдемся в цене.
  - Поверьте, с вас, Цуруги-сан, как со старого клиента я не возьму ничего сверх маленькой наценки за риск.
  Хорошая попытка, Киске-кун. Мы почти подружились, но... Долги есть долги.
  - Это разумно, - я отставила стаканчик с чаем и посмотрела торговцу прямо в глаза. - Мне на собственном опыте известно качество вашей работы, Урахара-сан. И поэтому я совершенно не сомневаюсь, что она будет стоить своих денег. Но прежде, чем мы оформим нашу сделку, мне кажется, я должна получить некоторое возмещение.
  - Возмещение? - глаза под полосатым козырьком беспокойно забегали.
  - Да, - кивнула я с беспечной радостной улыбкой. - Ваш новый гигай безупречен, и очень понравился мне. Но вот предыдущая модель... В ней были некоторые встроенные функции, которые доставили мне несколько неприятные ощущения. Не то, чтобы я сильно пострадала физически, но вот компенсация моральных травм была бы приемлема. Вы не находите, Урахара-сан?
  - Э-э-э... Хотелось бы первоначально уточнить, в каком выражении вы видите для себя эту компенсацию? - в помещении стало заметно прохладнее.
  - О, ну тут, я полагаю, я сама решу, - моя любезная маска медленно сменилась истинными чувствами, выбравшимися наружу. - В процессе...
  Выражение мстительного предвкушения на моем лице было, видимо, столь красноречиво, что Урахара, продолжая сидеть в прежней позе, каким-то образом начал сразу смещаться к двери. Его левая рука, тем временем, ширившая по полу, наткнулась на неожиданную пустоту. Физиономия шинигами тут же расплылась в совершенно дикой улыбке.
  - Ну что вы в самом деле, Цуруги-сан?
  Я в ответ осклабилась еще шире. Не зря я дала мелкому рыжику еще сотню тысяч. Уходя, этот паршивец, как и было оговорено, стащил трость с занпакто. Так что шансов у Киске теперь уже не было.
  - Ну, Цуруги-сан!
  Стол с угощением резко встал на дыбы и полетел мне в лицо, но удар кулака разбил его в мелкую щепу. Выскочить за перегородку, Урахара так и не успел.
  
  Новенькие хрустящие купюры приятно шелестели в пальцах. Сидя на помосте, Дзинта в очередной раз с несказанным удовольствием пересчитывал свалившееся на него богатство. О последствиях он старался не думать, да и будут ли эти последствия такими страшными? Да каковы бы они не были, честно заработанные сто тысяч йен у него никто не отберет.
  Грохот за стенами магазина нарастал, переместившись, судя по звуку, в торговый зал. Дзинта хмыкнул, представив себе, как недоволен будет Тессай. В двери, распахнувшейся на мгновение, мелькнуло что темно-зеленое, но тут же исчезло обратно, сопровождаемое умоляюще-протяжным "Цуруги-сааааан!".
  
  Прыгая в лунном свете с крыши на крышу, Йоруичи пребывала в самом благодушном настроении. Возращение в Каракуру прошло без эксцессов, а после вполне успешного разрешения недавней проблемы с баунто, ничего не предвещало дурных событий. До того момента, когда начнет действовать Айзен, разумеется. Хотя было все-таки еще кое-что, что по-прежнему немного беспокоило Йоруичи. Резкие изменения в характере Ичиго проявлялись все больше. Его сила, хоть и была фактически уполовинена, продолжала расти не прекращающимися темпами, а его новая манера поведения только усиливала способности временного шинигами. Достаточно было вспомнить, с каким пугающим холоднокровием рыжий расправился с Карией. Это было не битвой. Лидера баунто просто убили, причем настолько безжалостно и быстро, что это почти не укладывалось в голове. Подумать страшно, что мог бы сделать Ичиго, будь у него полноценные возможности вместо "половины вечного банкая". А тот его поступок с Исидой, которого практически с того света все-таки вытащила Орихиме. Нет, вроде бы все правильно и справедливо, но... Бьякуя бы точно бы оценил. Хотя, конечно, с другой стороны, это еще большой вопрос, стало бы отношение к врагам у Ичиго именно таким, не случись тогда разделения...
  Приземлившись на парапет блочной многоэтажки, в чьей тени в дневное время скрывался магазин Урахары, Йоруичи сразу же отметила странную суету внизу. Переместившись ко входу, желтоглазая без труда установила причину происходящего.
  Примерно треть фасада лавки отсутствовала. В дыру было отчетливо видно, что внутри у магазина прошлись как минимум пара торнадо. Заскочив в приоткрытую дверь, Йоруичи почти сразу столкнулась с Тессаем, собиравшего остатки торгового стенда.
  - И кто же это на вас напал? - с интересом спросила оборотень.
  - Демон, - линзы очков Цукабиши грозно сверкнули. - Истинный демон. Дикий безумный апологет всеобщего разрушения.
  Под рукавами рубашки Тессая вздулись бугры могучих мускулов, а дерево в его руках жалобно заскрипело. Похоже, "демону", если он уцелел, встречаться с бывшим капитаном отряда Кидо лучше теперь не стоило.
  - Кто-нибудь пострадал?
  - Почти никто, - глухо откликнулся Дзинта, который вместе с Уруру как раз тащил мимо кусок выломанной перегородки.
  - А где Киске?
  - В туалете. И он там надолго еще, - неожиданно заржал мальчишка.
  Суровый взгляд Тессая тут же пригвоздил его к месту, и Дзинта, подавившись смехом, постарался побыстрее убраться с глаз долой. Отметив про себя этот эпизод, Йоруичи отправилась на поиски владельца пострадавшего заведения. Дверь в ванную комнату была открыта, и желтоглазая, не утруждая себя стуком, сунулась внутрь.
  - Киске, и кто же из твоих клиентов вернул бракованный товар?
  - А? - Урахара замерший перед зеркалом, обернулся на голос.
  Йоруичи, у которой ушло полсекунды на то, чтобы осмыслить увиденное, согнулась от смеха пополам, ухватилась руками за живот и выкатилась обратно в коридор. От хохота Шихоуин задрожали все оставшиеся в лавке перегородки.
  - Ну, конечно, смеется она, - буркнул бакалейщик и с кислым выражением лица вернулся к прежнему занятию.
  Тряпица, вымоченная в промышленном растворителе, заелозила туда-сюда, все также безуспешно пытаясь очистить лоб Урахары, на котором прямо под грубо обрезанной челкой, красовалась сейчас размашистая надпись: "Я считаю себя самым умным и хитрым сукиным сыном во Вселенной!".
  - Чертов несмывающийся маркер, - тихо ворчал шинигами, понимая, что иероглифы уже скоро просто отваляться вместе с кожей.
  - Но согласись, очень точное попадание, - заметила Йоруичи, появившаяся на пороге, и, не удержавшись, снова прыснула от смеха.
  - Тебе все "хаханьки", а мне эта ненормальная изначально хотела вырезать эту надпись канцелярским ножом, - обиженно пожаловался Киске.
  - Ну, не вырезала же, - желтоглазая немного перевела дыхание и, стараясь не смотреть на собеседника, чтобы снова не засмеется, уточнила с утвердительной интонацией. - Я так понимаю, что у нас, наконец-то, объявилась Цуру-тян?
  - Угум, - хмыкнул торговец. - Привет просила передать. Завтра опять зайдет, обсудить до конца одну сделку. Раз уж мы теперь с ней в расчете.
  - Понятно, - если бы Киске решил в этот момент обернуться, то заметил бы, каким вдруг задумчивым стал взгляд бывшей главы дома Шихоуин.
  - Ты там, кстати, не видела, нигде моя панамка не валяется? А то после ухода этой бестии никак не могу ее найти.
  
  Целая ночь в мире живых! О боги, как же давно я этого ждала! К счастью, в Каракуре было вполне достаточно увеселительных заведений, работавших круглосуточно. Немного, но мне и этого хватит. В карманах полно банкнот, полученных мною от щедрот Сабуро, а впереди развлечения, алкоголь и разврат.
  Единственное, что меня смущало в местных клубах и ресторанах - это современная музыка. Во-первых, ее обилие, а во-вторых, она сама. Может, у меня было что-то не так с восприятием из-за гигая, но почти половина услышанных мною композиций напоминало какую-то дикую какофонию, или так било по ушам, что просто ужас. В остальном же все было приемлемо, особенно если своевременно пинать барменов, чтобы не разбавляли мои напитки всякой газировкой и не сыпали туда кубометры льда на стакан.
  Сидеть на одном месте тоже было неинтересно, да и развлекалась я не просто так. Танцы, выпивка, случайные знакомые, сломанные носы случайных знакомых, убегание от вышибал и полиции, снова танцы и выпивка. На одного из нужных мне парней я все-таки наткнулась уже под утро в пятом по счету заведении. Надеюсь, Сабуро не ошибся, когда давал мне описание и информацию. Таких косяков за ним вроде бы не водилось.
  - Привет, спортсмен, - я уселась на место у барной стойки рядом с коротко стриженым блондином в черной безрукавке и свободных штанах.
  Мугурума Кэнсэй нехотя оторвал взгляд от стакана и с прищуром посмотрел на меня.
  - Ты кто? - в глазах у вайзарда не было и намека на опьянение.
  - Этот философский вопрос, безусловно, всем интересен, но боюсь у нас не так много времени, - мои слова вызвали на лице у Кэнсэя легкую тень раздражения. - Важно другое, у меня есть предложение, которое вероятно заинтересует тебя и твоих друзей.
  Вайзард окончательно подобрался, но продолжал сидеть на прежнем месте.
  - Я пока слушаю, - коротко ответил он, наконец.
  
  * * *
  
  Хорошо быть духом... Даже самое страшное похмелье ощущается в худшем случае лишь как легкая слабость во всем теле, да немного отдает в висках. Догуляли мы вчера неплохо, надо будет как-нибудь повторить. Но не сразу. Сразу я не смогу...
  Еще хорошо, что гигай у меня с функцией поддержания и самовосстановления внешности, поэтому никаких следов былого веселья на физии не остается. Правда, Йору-чан почему-то с самого начала нашей встречи смотрела на меня таким понимающим насмешливым взглядом. Может, просто вспоминала мою выходку с Киске-куном? Урахара-то до сих пор сидел с надутым видом. Почти не переигрывает, а вот гигай, кстати, поменял. Во всяком случае, челка на месте. И панамка новая, расцветка та же, а вот рисунок чуть-чуть другой. А куда делась старая шляпа, я ему все равно не скажу. Скоро и сам узнает. А победный трофей мне, как-никак, был положен.
  Хотя, кого я обманываю? Дерись мы вчера с бывшим капитаном двенадцатого отряда в полную силу, и Каракура не досчиталась бы нескольких кварталов, как минимум. И самое смешное, мы оба это прекрасно знали, причем с самого начала. Киске-кун просто дал мне оторваться, выплеснуть накопившееся и вернуться к тому, с чего мы и начали. Нет, я ни на одно слово не ошиблась в той надписи - что есть, то есть.
  А вообще, те двое, что сидели сейчас передо мной, были очень умны. Гораздо умнее большинства людей, да и нелюдей, что попадались мне на жизненном пути. Я не буду кривить против истины, если скажу, что уж умнее меня каждый из них был в разы, и отчетливо осознавать этот факт было очень полезно для того, чтобы слегка притушить самомнение, сильно раздувшееся в последнее время. К тому же, они в этой игре были такие отнюдь не одни. Айзен, Ямамото, наверняка кто-то еще... Состязаясь с ними по их же правилам, я оставалась без шансов на победу, почти точно так же, как когда садилась за шахматную доску напротив Лоренцо. И именно поэтому с Киске и Йоруичи я пока собиралась играть открыто и честно. Почти.
  По этой же самой причине с моей стороны стола сейчас сидел и цедил с церемонным видом зеленый чай бывший капитан Хирако Шинджи. Договориться с вайзардами вышло на удивление просто. По сути, оказалось, достаточно пригласить их в "коалицию" против хозяина Лас Ночес и, как и предполагал Сабуро, отказа не последовало. Некоторые прения возникли в вопросе подчиненности сторон, но вайзарды, на данном этапе, вполне устраивали меня как союзники, и не более того. Хотя забавных эпизодов утром было хоть отбавляй. Начать хотя бы с того, как мы на пару с Кэнсэем, будучи изрядно тепленькими, завались на склад ко всеобщему охреневанию остальных обитателей. Или позже, когда уже Хирако ни с того, ни с сего, решил признаться мне в давней тайной любви, видимо, чтобы позлить мелкого лохматого "бультерьера" по кличке Хиёри. За что впоследствии, ожидаемо, отхватил у нее пригоршню знатных люлей. Вот, это я понимаю, две половинки единого целого и прочая любовь до гроба. Пересеклись по воле Судьбы пути-дорожки у ярко выраженной садистки и латентного мазохиста.
  Но если отбросить всю эту мишуру, то впечатления от вайзардов у меня остались вполне положительные. Да, эти великовозрастные ребятишки были не без тараканов в головах, но для активных боевых действий контингент как раз тот, что и нужно.
  Так что на оговоренную встречу в магазин я притащила с собой и Хирако. Не то, чтобы он сильно сопротивлялся, но общение между ним и остальными выглядело как-то очень натянуто. Меня это несколько удивило, но пока лучше было не копать. Хватит и того, что Киске и Йору-чан явно удивились, узнав моего спутника.
  Разговор прошел в подчеркнуто вежливой деловой атмосфере. Было постановлено, что Айзен - зло, и всем нам он очень не нравится. Бороться коллективно - все согласились. Урахара упомянул о том, что с некоторых пор они через Йоруичи поддерживают вполне официальную связь с Сейретеем. О моем контакте через ритейтай не знал только Хирако. В принципе, пока все пытались понять, что именно задумал Айзен, было постановлено копить силы и своевременно обмениваться информацией. Уровень доверия к источникам при этом каждый из нас определял индивидуально. Я добавила пару слов о планируемом вскоре в Уэко Мундо представлении специально для Айзена.
  - Йору-чан, ты ведь не откажешь мне в любезности немного повлиять на позиции второго отряда в этом вопросе? Побеседуешь там с Мифёнг-тян один на один, для примера, или что-нибудь такое? - уточнила я с откровенным посылом в голосе.
  - Постараюсь помочь, чем смогу, - промурлыкала в ответ желтоглазая.
  После чего последовал обмен взглядами, от которого Урахара и Хирако одновременно подавились чаем. На этом собственно встреча и была окончена. Для первичного осмотра моих подземелий торговец пообещал выделить время через два дня. Оплата предполагалась сдельная по факту, как я и думала.
  Вайзард свалил первым, что-то все-таки его нервирует. Хотя в лавку Шинджи согласился сходить без возражений. Я чуть задержалась, уже на выходе столкнувшись с Тессаем. Здоровяк мрачно посмотрел на меня из-за квадратных стекол своих очков, пока я, выйдя на помост у входа, раскуривала новую сигарету.
  - Цукабиши-сан, я понимаю, что вчера немного перегнула палку, и готова принести свои извинения за устроенный погром, - от моей гордости не убудет, а ссориться с колдуном такого ранга, да еще и потенциальным "декоратором" моей башни, было глупо. - Если это хоть как-то компенсирует мой проступок...
  Последняя скатка банкнот, оставшаяся в моем кармане, незамедлительно исчезла в едва заметной складке фартука. Брови Тессая перестали хмуриться так сильно и, вежливо мне кивнув, бывший шинигами исчез в торговом зале. Люблю прагматиков.
  - Цуру-тян, не задержишься на секундочку, - пропел сзади знакомый голос.
  - Для тебя, Йору-чан, что угодно.
  Несмотря ни на что, меня по-прежнему тянуло к этой фурии. И если я еще хоть что-то понимаю в людях, мои намеки все также получали ответные сигналы. Йору-чан явно нравилась эта игра. Я, собственно, тоже ничего не имела против.
  - Может, скажешь, что ты задумала на самом деле?
  Йоруичи стояла, опершись плечом на притолоку двери, и смотрела мне прямо в глаза, в той же полуигривой манере, что и всегда.
  - А ты мне опять до конца не веришь? - вкус табака стал вдруг слишком горьким. - Ну, тогда, хорошо. Что я планирую? Устроить свалку всех со всеми, эдакую всеобщую беспорядочную бойню. Посмотреть, кто окажется на вершине горы из поваленных тел, и, если решу, что сама не сумею скинуть его оттуда, предложить свою помощь. Или преклонить колено, если потребуется.
  Было забавно наблюдать, как искорки истинных эмоций пробиваются из-за фасада привычного облика Йору-чан, удерживать который сейчас ей, похоже, было не так-то просто. Я сказала то, о чем она думала, и желтоглазая гадала, зачем я это сделала? Есть ли за этим признанием второе или третье дно? Или это, действительно, правда? Но тогда почему, я говорю ее так открыто? Потому, что чувствую себя безнаказанной, или есть что-то еще? Или, быть может, дело не в "почему", а в том "кто" задает вопрос?
  - Твоя честность порой пугает больше, чем скрытность...
  - Тебе это не нравится?
  - Да. В этом ты слишком похожа на меня.
  Несколько мгновений тишины, и мы обе рассмеялись одинаково звонко и искренне.
  - Ты ведь предашь нас, - сказала Йоруичи, все еще продолжая улыбаться.
  - Только, если для меня так будет выгодней.
  - И как же нам сохранить эту "выгодность" на своей стороне?
  - Придумай сама, Йору-чан, - сделав шаг вперед, я наклонилась к ее плечу и прошептала почти в самое ухо. - Скажу по секрету, лично у тебя для этого есть целая куча вариантов.
  - Я подумаю, - жаркое дыхание на моей щеке на прощание.
  Дверь магазина со стуком закрылась. Когда-нибудь, Йору-чан, когда-нибудь... Ну что ж, командировка в мир живых прошла вполне успешно, пора возвращаться домой...
  
  
  Глава 9
  
  Мой "сход на берег" прошел практически незамеченным. Жизнь в башне с каждым днем кипела и бурлила все больше, совсем как на "Чонджоне" перед очередным большим походом. Лоренцо вертелся бешеной юлой, успевая влезать везде и сразу, полностью избавив меня от забот с организацией и контролем происходящего.
  Умельцы из магазина явились по графику и споро принялись за работу. К обеду первого дня Урахара накидал примерную смету, заглянув в которую, Сабуро весьма замысловато выругался. Впервые на моей памяти, кстати. Настроение у главы ритейтай в последнее время итак было поганым, а увидев сумму, которую выставил Киске-кун, пятый офицер второго отряда окончательно скис.
  - А в чем проблема-то? - хмыкнула я, когда Танака решил почему-то пожаловаться на происходящее мне.
  - У меня нет столько средств, - угрюмо буркнул шинигами из-под маски. - Чтобы покрыть расходы на эти работы, мне придется пустить в оборот всю сумму, что удалось выпросить у дома Шихоуин. И, между прочим, не на безвозмездной основе, а под расписку.
  Мне эти слова напомнили причитания менял с коулунского рынка и те "истерики", которые периодически закатывали трюмные распорядители на "Чонджоне". Что Толстяк Ляо, что сменивший его Проныра Хань - едва дело доходило до необходимости засунуть руку в "большую" корабельную казну, начинали бегать за мной и канючить точно такие же песни на один и тот же мотив.
  - Сабуро, когда, ты там говорил, Айзен начнет активные действия?
  - Мы еще не знаем его конечных целей, но по расчетам Хоугиоку наберет полную силу уже к зиме. Я сейчас внизу перекинулся еще парой слов с Урахарой на эту тему, и он это подтвердил, - Танака не сразу понял подтекст моего вопроса. - К чему ты спросила?
  - К тому, мой жлобский друг, что свои расчеты по бюджетам ты должен, по идее, строить, ориентируясь исключительно на этот срок. Тебе до зимы денег хватит на все про все?
  - Да, но...
  - Вот и ладненько. А потом нас Айзен всех пошинкует, и баланс у тебя сойдется.
  Контрразведчик в ответ лишь еще раз выругался, махнул рукой и больше к этой теме не возвращался. А вскоре окончательно убыл обратно в Сообщество Душ, претворять в жизнь следующую часть нашего плана по налаживанию отношений. К тому же, в подвале башни на постоянной основе к этому моменту уже итак обосновалась пятерка из ритейтай. Четверых лучших своих бойцов Танака определил как охрану будущей базы, а Сайдо был поставлен на должность "связника". Заодно этим ходом Сабуро убрал Эйкичиро как можно дальше из Сейретея. В том, что касалось наших договоренностей с пятой дивизией, приятель Лоренцо был самым осведомленным человеком, после начальника, разумеется. И Танака на время организации переговоров с командованием Готей-13, похоже, решил немного перестраховаться.
  В общем, все шло своим чередом. Сальваторе сутками пропадал у себя в мастерской или в пустыне, видимо, всерьез озаботившись моим последним поручением. Тессай колдовал в подземельях с защитными и маскировочными барьерами. Киске-кун готовил стационарную гарганту, которая, кстати, должна была "переключаться" аж в трех направлениях - в подвал под лавкой бакалейщика, в убежище вайзардов и в, пока еще не условленное, место, которое должен был указать Танака. Или его командиры. Я в основном бездельничала или уходила тренироваться в окрестности башни, заодно немного понатаскала своих арранкаров. Гримм-кун к великому сожалению так и не объявился. Зато Алакран два раза замечал на удаленных подступах чье-то присутствие, но оба раза неизвестные гости сбегали едва понимали, что обнаружены.
  Новое значительно событие случилось буквально на следующее утро, после того как бывший капитан двенадцатого отряда с шутками и прибаутками отчитался в том, что они с Цукабиши закончили и теперь смиренно ожидают обещанной платы. Поскольку треть суммы обладателю полосатой панамки выдали в качестве аванса, я попросила подождать, пока не увижусь с Танакой, который что-то задерживался. Урахара согласился, но только "из теплых дружеских отношений", что по его словам установились между нами.
  
  Отогнув угол тяжелого входного полога, в спальню тихо проскользнула Этерна. Мэнис и Жиан входить в мои покои без разрешения не рисковали. Лоренцо по этому поводу любил пошутить, что парни слишком сильно впечатлились слухами, что ходили по Лас Ночес относительно того, что я проделала с Гриммджоу.
  - Онее-сан, от шинигами прибыл гонец с сообщением.
  Откинув край покрывала, я уселась на постели, представлявшей собой ворох валиков и подушек. Остатки дремы поспешно покидали последние закоулки сознания, и я привычно потянулась всем телом, чтобы окончательно пробудиться.
  - Что за сообщение?
  - Сайдо сказал, что к нам через час прибудет Танака-сан в сопровождении большого гостя, которого вы ожидаете, - ответила арранкарка, стараясь не смотреть в мою сторону.
  Вот уж не знала, что эта блондинка такая стеснительная. Казалось бы, большинство пустых должны были вообще позабыть о простых человеческих позывах и эмоциях, ан нет. Вид обнаженного тела вызывал у многих из них вполне естественные реакции от такого вот неловкого смущения до вполне понятного желания.
  - Хорошо, приготовьте все в переговорной для беседы. На четверых.
  - Будет исполнено, онее-сан, - пустая поспешно порскнула из комнаты, а я, улыбнувшись, наградила тычком локтя "холм", возвышавшийся рядом.
  - Подъем!
  - Ну, что за работа, даже поспать нормально нельзя? - недовольно пожаловался Лоренцо, высовываясь наружу из-под покрывала. - Про отгулы я вообще не говорю...
  - Но где б тебе за такую работу платили бы так, как здесь? - отрезала я.
  - Это, да, - согласился вастер-лорд.
  - Вставай уже. Если я не ошибаюсь, то буду сегодня тебя знакомить с одной весьма резкой и вспыльчивой особой.
  - Интригует, - хмыкнул бывший пустой и широко зевнул, демонстрируя два ряда своих безупречных клыков.
  
  Несмотря на то, что в прорезь маски были видны только глаза, вид у Танаки был слишком довольный. Я даже поначалу заподозрила, что он нас таки продал со всей подноготной. Или забыл, что ему еще платить за услуги Киске-куна. Однако все подозрения оказались надуманными. Глава ритейтай был, по-видимому, просто счастлив, сохранив голову на плечах и теплые места для своих подчиненных. Ну, и, разумеется, умудрившись со мной в итоге сильно не поссориться. Я так подозревала, командир пятой дивизии даже чего-то выторговать себе сумел у Ямамото.
  А вот ледяное спокойствие и невозмутимость второй гостьи навевали совсем иные мысли. Показывать капитану второго отряда что-либо лишнее в башне мы не решились, поэтому начиная от подвала и до переговорной, на пути у шинигами не встретилось ни одного живого существа. Конечно, почувствовать реяцу арранкаров для Сой Фон не составило бы труда, но к чему лишний раз раздражать гостей видом потенциального противника?
  - Сабуро, судя по твоей счастливой роже, у тебя есть, что хорошего мне рассказать?
  Дожидаться официальных представлений и расшаркиваний я не стала, задав свой вопрос Танаке, едва они перешагнули порог. И, кажется, этим немного порушила ход событий, запланированный контрразведчиком. Во всяком случае, сам Сабуро заметно вздрогнул, да и мимолетная тень удивления, пробежавшая по лицу Сой Фон, не укрылась от моего внимания. Однако я делала именно это, причем, по целому ряду причин.
  - Да, похоже, что так, - ответил Танака, на секунду запнулся и, решив, наверное, что уже поздно играть в присутствии капитана свою прежнюю роль, продолжил куда откровеннее. - Но ты даже не представляешь, каких трудов это стоило.
  - И представлять не собираюсь, - отмахнулась я, откидываясь на спинку кресла. - Свои проблемы каждый решает сам. Твои ведь слова, а? Но я немного не вежлива, у нас ведь сегодня гости. Прошу присаживайтесь.
  Столешница, накрытая не по-ниппонски щедро, демонстрировала весь тот богатый ассортимент, который ныне имелся в закромах моей башни. С противоположной стороны стола были поставлены два кресла, чуть менее роскошные, чем у меня, но столь же удобные. Такое же предназначалось и для Лоренцо, но он предпочел остаться на ногах, встав справа от меня и заложив руки за спину. После моего краткого рассказа о милой девочке по имени Сой вастер-лорд, похоже, слегка переживал за мою безопасность.
  Шинигами уселись на предложенные места.
  - Прошу угощайтесь, путь через пустыню был, наверное, утомителен?
  - Надеюсь, что скоро с этим неудобством будет покончено.
  - Да, Сабуро, отладка гарганты завершена, теперь, как мы и договаривались, нам нужна только точка выхода с вашей стороны.
  - Располагать которую в самом Сейретее было бы опрометчиво, - коротко бросила Сой.
  Я же, обернувшись в ее сторону, улыбнулась так искренне, как только могла.
  - Ну вот, Мифёнг-тян, ты, наконец-то, и присоединилась к нашей беседе. А то, я начала было бояться, что не услышу сегодня ни слова, произнесенного твоим дивным голосом. Для меня, поверь, это было бы весьма обидной утратой в такой приятный вечер.
  Короткая вспышка холодной ярости в черных глазах быстро погасла. Однако эффект был достигнут, Танака и Сальваторе с явным трудом удержали челюсти на местах. Да, всех подробностей своих предыдущих приключений я им не рассказывала. Чтобы не портить такой внезапный сюрприз.
  - Ты осталась все такой же наглой, - высокомерно процедила Сой Фон.
  - У меня было плохое воспитание, - хмыкнула я, пожимая плечами. - Меня учили, что если хочется, то можно говорить людям правду и то, о чем думаешь.
  - Мы собрались здесь не за этим, - попыталась вернуть беседу в прежнее русло Сой.
  - Да, вам с Сабуро ведь нужно выполнить приказ, не так ли?
  - Да так. Но если ты любишь искренность, то вот она. У меня нет никакого желания вести диалог с врагом и убийцей. И если бы Йоруич-сама лично не попросила бы меня проявить благосклонность к тебе и твоим сообщникам, - обжигающий взгляд достался Танаке, - то я бы пришла сюда разговаривать уже совсем по-другому.
  Это должно было прозвучать угрозой, но на поверхность всплыла другая тема, которая, судя по всему, была для Сой Фон настолько болезненной, что прорвалась невольно даже здесь и сейчас. Это с чего бы вдруг? Видимо, наша предыдущая встреча оставила некий значимый отпечаток в памяти у брюнетки. А я... Я люблю давить на больные темы, тем более, что нужное мне решение командующий Готей-13 уже принял. Сой Фон могли прислать лишь для обсуждения задуманного "спектакля". Для переговоров у Яма-джи нашелся бы кто-то другой. И раз так, то почему бы и не покуражиться?
  - Ах, во время нашей последней беседы со стороны Йору-чан было так мило согласиться помочь мне, - оставалось лишь чуть-чуть поиграть голосом и мечтательно закатить глаза, будто бы вспоминая что-то очень личное.
  Вастер-лорд все-таки просек мою игру и замер с каменной мордой, а вот Танака от таких откровений окончательно выпал в осадок. Впрочем, основной удар был все же направлен не против главного дознавателя ритейтай. Вокруг капитана второго отряда, тем временем, отчетливо начала сгущаться аура злости и... ревности? Похоже, что именно так. Как не стыдно, Йору-чан, доводить девочку до такого состояния. А ведь, наверняка, желтоглазая все видит и понимает.
  - Мифёнг-тян, если вдруг увидишься с нею раньше, передай мою двойную благодарность. За выполненное обещание помочь и за то прекрасное время, что мы провели тогда.
  - Всенепременно, - не сказала, а буквально проскрежетала Сой Фон.
  А вот такая реакция порядком удивила уже меня. Хм, все-таки с самоконтролем у злючки было весьма недурно. Я рассчитывала на какую-то более бурную реакцию, вроде той, что была в прошлый раз. Рискованно, конечно, но сейчас у меня под рукой был Лоренцо и его способность ходить между секундами. Но получилось, как получилось. Чувство долга или что-то там еще удержало Мифёнг от того, чтобы поддаться на мою провокацию. Жаль, но не смертельно. Ведь, чтобы вывести человека из равновесия и толкнуть на откровенный разговор, всегда можно применить и более тонкий подход...
  - Но оставим приятные воспоминания на потом. Ведь скоро ты сможешь на нас за все радостно отыграться, а? Только вот, Мифёнг-тян, одна лишь маленькая просьбочка. Когда начнешь штурмовать мою башню, не увлекайся, договорились?
  - А вот этого не обещаю, - мстительно прошипела Сой.
  - Другой ответ от тебя меня бы сильно расстроил.
  Кажется, двусмысленность этой фразы дошла до капитана не сразу. Но все-таки дошла.
  - Сабуро, - повернулась я обратно к притихшему ритейтай. - Меня ваш вопрос с выходом гарганты на территории Сообщества Душ интересует мало. Так что, если наверху у вас там определились, то сам свяжись по этому делу с исполнителями. И заодно оплати их услуги, а то Киске-кун чего-то нервничает.
  При упоминании расходов на стационарный межмировой переход Танака опять заметно сник. У каждого своя больная тема, как говорится.
  - Что же касается плана нападения на нас, то у Лоренцо есть небольшой набросок.
  - Осмелюсь выдвинуть его на ваше рассмотрение, - откликнулся вастер-лорд и, поймав пристальный взгляд Сой Фон, улыбнулся в своей неподражаемой манере. - Поправки и подмеченные недочеты будут только приветствоваться.
  
  * * *
  
  Рыхлые султаны песка и пыли расчертили неровной чертой ближайшую гряду барханов. А противник уже снова был рядом, не давая времени на то, чтобы передохнуть. Череда сюмпо, чтобы хоть как-то запутать преследователя, но лезвие занпакто все равно лишь в последний момент успело остановить удар костяных когтей. Еще через мгновение атакующий исчез, чтобы появиться на фоне ночного неба чуть дальше и выше в доброй дюжине метров.
  Сой Фон с некоторым неприятным удивлением почувствовала, что в последнем эпизоде ей всерьез пришлось взяться за контроль дыхания, чтобы не запыхаться. Несмотря на то, что их схватка была лишь постановочным боем, противник вызывал серьезные опасения. Конечно, капитан второго отряда дралась не более чем в треть от своих возможностей, не активировав даже шикай, но и странная тварь, которой выпала роль ее поединщика, вряд ли выкладывалась по полной. Как еще назвать это существо, облаченное в серый мундир и черную шинель, край которой в одном месте был сейчас распорот почти до груди, Сой Фон не знала. Ни один пустой или шинигами не мог двигаться с подобной скоростью, и ощущения ясно подсказывали капитану, что она имеет дело отнюдь не с привычной техникой "мерцающих шагов" и не с сонидо.
  Чуть в стороне возле черного строения, иглой взмывавшего ввысь, полыхнуло темно-красное зарево серо. Резонанс от этой атаки отозвался невольной дрожью во всем теле командующей онмицукидо. Да уж, в такие моменты возможности этих существ реально поражали, а называть хозяйку башни или вот этого парня по привычке "пустыми" язык почему-то уже не поворачивался. С Цуруги-то кое-что было понятно. Как помнила капитан, в ней оказались намешаны силы от высвобожденного занпакто и некоторые способности к поглощению. Но этот ублюдок... Было в каждом из них что-то, делавшее обоих непохожим на тех, с кем Сой Фон приходилось сталкиваться раньше. Что-то пугающее. И очень живое...
  - Неплохо! - взревел Лоренцо так, что было слышно как минимум на пару километров вокруг. - Когда я в последний раз встречал капитана Готея, то твой предшественник сумел продержаться почти что столько же, - наклонив вперед голову, вастер-лорд сверкнул кровавыми огнями в глазах, продолжая играть отведенную роль. - Посмотрим, насколько различается подготовка у обычных рубак и у профессиональных убийц!
  И снова головокружительная череда атак, вроде как, и не простых, но, безусловно, отнюдь не тех, что продемонстрировал бы этот тип в реальной битве. Впрочем, они все сейчас прятали в рукаве заветные козыри. Ни одна из сторон по-прежнему не доверяла другой.
  От башни накатилась очередная волна высвобожденной реяцу. Бросив на мгновение короткий взгляд в ту сторону, Сой Фон увидела посреди одной из пустынных площадок массивную тушу арранкара. Ярко-рыжий пустой, кажется, местные звали его Мэнис, стремительно раскручивал вокруг себя несколько костяных щупалец внушительного вида и отбивал ими атаки сразу десятка бойцов первой дивизии. Основной сценарий Лоренцо выполнялся строго по плану.
  Для достоверности местные обитатели даже согласились открыто продемонстрировать возможности того, что они называли ресурексион. Правда, за это было особо оговорено, что пока двенадцатый отряд не получит никакого доступа к информации относительно союза пустых из башни и Сейретея. Насколько поняла Сой Фон, Танака всегда испытывал определенное враждебное отношение к исследовательскому институту, с тех пор как его возглавил Куротсучи, и поделился этими сомнениями со своей новой подругой. Но некий резон здесь все же был. Маюри с его маниакальной страстью к изучению всего нового запросто мог порушить любые стратегические планы, даже имея прямой приказ главнокомандующего Ямамото. Собственно, о происходящем на данный момент знали исключительно наверху и во втором отряде. "Союзнички" дали понять, что их это как раз вполне устраивает...
  Заканчивая очередной шквал атак, вастер-лорд умудрился распороть подол белоснежного хаори. Причем, Сой Фон была абсолютно уверена, что не поддавалась на этот раз, а вот противник явно "сдержал себя в руках". Такая наглая самоуверенность этого подпевалы начинала раздражать капитана.
  - Бакудо номер тридцать! Шитотсу Сансен!
  Не по договоренности, конечно, но почему-то Сой Фон очень уж захотелось поставить Лоренцо на место. Да у него есть невероятная скорость, но в реальном бою только ее было бы недостаточно.
  Три янтарных "клыка", очерченные треугольником, вспыхнули в прозрачном воздухе и устремились к фигуре вастер-лорда, поспешно отскочившего в сторону. Вот они оказались уже совсем рядом, и... Сдержать удивление на этот раз, у командира второго отряда не получилось. Проклятый нахал просто исчез и появился на полметра левее от магических остриев, бессильно взрывших серый песок.
  - Ха! И это все! - Лоренцо зашелся безумным хохотом. - В следующий раз хотя бы позавтракай, капитан, прежде чем являться сюда с такими детскими фокусами!
  Это заявление прозвучало настолько дерзко, что Сой Фон едва удержалась от того, чтобы высвободить первую ступень занпакто. Как раз в реальном бою она вряд ли бы стала реагировала на подобную подначку, сохраняя ясность разума и просчитывая все свои действия, но сейчас... Сейчас ей почему-то, казалось, что вастер-лорд намеренно пользуется моментом и издевается только потому, что знает - их схватка не до победного конца. Более того, Сой Фон была абсолютно уверенна, что подобное указание ему дала эта наглая Цуруги, чье поведение и непочтительность удивительно легко начинали бесить капитана. Так что, если бы в битве Сой Фон пришлось сойтись бы не с этим Лоренцо, а с его хозяйкой, то еще неизвестно как могло бы закончиться подобное "представление".
  И последнее пугало командующую онмицукидо еще даже больше, чем происхождение силы Цуруги. Эти реакции были странные, очень яркие и совершенно неподобающие. Как будто именно в этой несносной стерве было что-то, что притягивало и отталкивало Сой Фон одновременно. Впрочем, с этим всегда можно было разобраться позднее. Лоренцо бросился в новую атаку, пятую по счету. А вот после шестой серии шинигами предстояло "поспешно, но организованно отступать". Оставалось надеяться, что шпионы Айзена действительно клюнут на эту балаганную пьесу.
  
  * * *
  
  Пафосное побоище прошло как по нотам. Приводить в порядок ландшафт вокруг башни теперь пришлось бы не меньше пары недель. Если кто-нибудь у нас, конечно, занимался бы такими глупостями. К счастью, как и было заранее условлено, никаких непоправимых архитектурных повреждений моему жилищу нанесено не было. Подземные коммуникации также не пострадали, но уже в основном благодаря барьерам Тессая, державшимся и в самом деле на совесть.
  В связи с полным успехом своей задумки Лоренцо ходил счастливый как кот, объевшийся сметаны. Для него это было все равно, что выиграть у меня в шоги при помощи какой-нибудь замудренной комбинации, и отдав с самого начала в качестве форы первую линию фишек. Мне же, не скрою, было просто приятно видеть его в таком состоянии и знать, что все остальное тоже идет по плану. Теперь предстояло дождаться какой-либо реакции Лас Ночес и переходить к этапу ожидания. Перед возвращением в Сообщество Душ к нам снова заглянула Сой Фон. Танака, чтобы не терять времени, удрал в мир живых еще до начала "театральной постановки".
  - Мое восхищение, Фон-сан, - громко поприветствовал вастер-лорд капитана от входа, развалившись в кресле и салютуя бокалом с кьянти. - Вы похоронили в себе неплохой актерский талант. В какой-то момент я едва не поверил, что вы действительно хотели меня убить. Особенно когда в ход пошла вся эта кидо-магия...
  - Боюсь, ты был недалек от истины, - я перебила Лоренцо и снова посмотрела на гостью. - Полагаю, нам еще следует что-то узнать относительно дальнейших планов Готея-13 на наш счет. Не так ли?
  - Командующий Ямамото желает, чтобы связь между вами и Сейретеем поддерживалась в прежнем режиме через пятую дивизию онмицукидо, - сухо без эмоций ответила Сой. - О дальнейших операциях, которые мы планируем проводить с использованием этой точки, вы будете уведомлены в соответствующее время. Иных способов поддержки с вашей стороны нам на данный момент не требуется. Думаю, намекать, что все это не подлежит обсуждению, будет излишне.
  Лоренцо уже открыл было рот, но я остановила его резким взмахом руки.
  - Разумеется, излишне.
  - В таком случае, до новой встречи, - не дожидаясь нашего ответа, Сой Фон развернулась и сделала первый шаг к выходу.
  - До скорой новой встречи, Мифёнг-тян, - догнали ее мои слова.
  - В этом я сомневаюсь, - брюнетка не обернулась, но замерла на месте, значит, все-таки хотела услышать, что я отвечу.
  - Напрасно ты так. Поверь, мы всегда будем рады тебя здесь видеть. Правда, Лоренцо?
  - Истинно так, онее-сан, - поддержал меня вастер-лорд.
  Сой Фон бросила на меня короткий взгляд через плечо.
  - Вряд ли я окажусь здесь без прямого приказа главнокомандующего.
  - Очень жаль, - в тот момент я уже не играла, подбирая слова. Мне не нужно было кого-то обманывать в этой комнате потому, что если того, что здесь будет сказано, окажется недостаточно, то значит, я ошиблась, и мне это уже не будет нужным. - Просто иногда люди делают что-то не по приказу, а просто потому, что им так хочется.
  - У людей не всегда есть место для выбора, иногда остается лишь следовать приказу.
  Интересно, она меня пыталась сейчас убедить или себя? Похоже, как раз второе.
  - Выбор есть всегда. Просто не каждый способен его увидеть, не каждому он нужен, и не каждый может понять - решение исполнять приказ такой же выбор, как и все остальное.
  Кто-то скажет, что я изложила прописные истины. Но, во имя всех мертвых богов, как часто я сталкивалась в жизни с теми, кто знал их, но так и не смог понять.
  - Приказы не обсуждаются, - отрезала Сой и снова двинулась к двери, ее голос дрогнул совсем чуть-чуть.
  - Как скажешь, - бросила я вслед, улыбаясь. - Но все равно, заходи как-нибудь. Даже без приказа. Если захочешь...
  Тихие шаги капитана стихли на лестнице. В проеме показалась фигура Жиана, но я отослала арранкара коротким жестом.
  - Я что-то не понял, - нахмурился, тем временем, Лоренцо. - Готей, выходит, не намерен нас использовать так, как мы предлагали, оставляя козырем и резервным вариантом? Это, получается, что у них...
  - Есть уже план получше, - согласилась я. - Мы же подвернулись им по дороге, и Ямамото оказался не прочь нас подобрать, исключительно затем, чтобы этого не сделал Айзен. Но окончательно они будут уверены во всем только тогда, когда разберутся с основной целью повелителя Лас Ночес. Придется подождать.
  - Понятно, но что тогда с этой злой пчелкой? - заинтересованно протянул Лоренцо. - Чего ты от нее пытаешься добиться?
  - А ты сам-то, как думаешь? - я наградила Сальваторе хитрой улыбкой.
  - Значит, одного Танаки тебе недостаточно, - протянул вастер-лорд.
  - Сабуро хорош в том, в чем он хорош. Но мне нужны будут люди и для другой работы. У этой девочки в душе, хоть она и не пустая, явно имеется большая дыра, и я догадываюсь, откуда она там взялась. Дыры же в душах, как ты и сам в свое время сумел убедиться, у меня получается заращивать довольно сносно. К тому же наши боевые возможности пока жутко ограничены.
  - Кстати, если уж речь зашла о боевой мощи нашего маленького анклава, то у меня для тебя есть забавный сюрприз, - хмыкнул Лоренцо. - А точнее, целых два с половиной сюрприза. Все вот ждал, когда лишние глаза и уши исчезнут...
  
  * * *
  
  - Как вы оцениваете их оборонительные силы?
  - Весьма посредственно. Там есть некоторые опасные бойцы, но, я думаю, одной грамотно спланированной атаки при поддержке двух капитанов, которые оттянут на себя наиболее сильных противников, будет достаточно, чтобы полностью зачистить весь район с вероятностью в девяносто пять процентов.
  - Хорошо, капитан. Ваша информация позволяет нам и дальше действовать именно, так как мы и решили, - по-стариковски тихий, но твердый голос командующего Ямамото отчетливо разносился по всему помещению. - Нам в любом случае не стоит отбрасывать возможность использования этих существ в противостоянии с предателем Айзеном. Когда же все будет завершено, мы быстро и без проблем избавимся от них, если они вообще к тому времени еще уцелеют.
  Сой Фон сохранила молчание, выражая согласие со словами капитана первого отряда.
  - Можете идти. И присматривайте пока повнимательнее за ритейтай.
  - Слушаюсь.
  Двери начальственного кабинета громко захлопнулись у нее за спиной. Обычно путь отсюда до казарм второго отряда не занимал у Сой Фон много времени, но в этот раз дорога явно затянулась. Слишком уж много странных мыслей накопилось в последнее время в голове у капитана, которые нужно было обдумать.
  В том, чтобы использовать Цуруги и ее выводок, как расходный материал, Сой Фон не видел ничего предосудительного с самого начала. В конце концов, кто они такие? Всего лишь кучка необычных пустых, которых будет так удобно бросить в бой, не подвергая лишний раз опасности жизни шинигами. Казалось бы, откуда здесь могли бы взяться сомнения в правильности такого подхода? Но одна картинка, прочно засевшая в памяти Сой, все никак не желала оставить ее в покое.
  Два самых заклятых врага, склонившиеся над схемой битвы и обсуждающие предстоящее сражение. Лоренцо и Танака. Они делали это все деловито, с беззлобными шутками и прекрасно понимая друг друга. Конечно, поступки пятого офицера стоило бы назвать предательством, но... Можно ли называть предательством союз с тем, кто вероятно никогда и не был твоим врагом?
  Да, Цуруги убила капитан Кучики. Но Сой была рядом во время разговора между ней и Йоруич-сама. Правдой ли были те слова, что произнесло чудовище, обосновавшееся ныне в черной пагоде? Хоть это и казалось почти невероятным, но что если бывший капитан второго отряда и этот самоуверенный Урахара действительно попытались использовать в своих планах "опасное оружие", которое так и не сумели удержать в руках? А был ли выбор у самой Цуруги, схватившейся тогда с главой великого дома? Да, она могла его пощадить, но с чего бы ей это делать? Сомнительно, что Бьякуя проявил бы подобное милосердие, и пустая прекрасно это осознавала.
  Выходит, что ошибаться мог всякий. Совет Сорока Шести ошибся, осудив сто лет назад невиновных. Йоруич-сама ошиблась, когда решила, что сумеет удерживать под контролем Цуруги. И были другие примеры глупых и непоправимых ошибок, принесших вред как тем, кто их совершил, так и ни в чем неповинным окружающим. А когда-нибудь точно также чудовищно страшно ошибется капитан Ямамото. Верить в то, что этого так и не случится, наивно. Но вдруг, он ошибается прямо сейчас?
  Следовать приказам и вправду довольно просто. Но можно ли следовать приказам тех, кто ошибается? В отличие от нее эти люди принимают собственные решения, и это гораздо труднее. Нахальная пустая была права в одном. До этого дня Сой Фон просто не нужно было осознание выбора. Всегда был кто-то, кто решал за нее. Отец, Йоруичи, старик Генрюсай... Они назначали цели и указывали пути их достижения. И никогда прежде она не сомневалась в том, что это правильно. Но добилась ли нынешний капитан второго отряда хоть раз того, чего хотела сама? Можно ли получить хоть что-то, продвигая чужие цели и интересы? Даже если в чем-то они и совпадают с твоими? Если конечно, это не твой собственный самообман. После ста лет тренировок, она по-прежнему не смогла превзойти ту, которой так хотела доказать... А что, собственно, она хотела ей доказать? То, что случилось тогда уже не вызывало тихой радости, от примирения, что последовало после. Только стыд и толика гнева. Она просто вернулась к тому, что было раньше. У нее был выбор, и Сой его сделала... Но все когда-нибудь ошибаются...
  
  
  Глава 10
  
  - Таким образом, как видишь, Нел-тян, у нас здесь все просто замечательно. В этом месте достаточно средств и возможностей, чтобы решить любые возникшие трудности и без поддержки со стороны Лас Ночес, - я говорила спокойно, выдерживая небрежный тон и слегка выделяя интонацией ключевые слова. - Кстати, до вашего появления в Уэко Мундо у нас подобных трудностей не возникало и вовсе.
  Нелиель, носившая ныне, как выяснилось недавно, звание Куарто Эспада, мой намек мужественно проигнорировала. Хотя чувствовала себя эмиссар Айзена в нынешней обстановке явно не очень комфортно. И было, признаться, от чего. Находиться в одном помещении с четырьмя существами, трое из которых, по крайней мере, ни в чем тебе не уступают и настроены не слишком-то дружелюбно, уже само по себе непросто. Что же касается четвертого, то, как он ни старался, укрыть от гостьи всю свою чудовищную реяцу у него в любом случае не получалось, так что косые испуганно-заинтересованные взгляды в ту сторону Нелиель бросала регулярно.
  - Но полагаю, вы достаточно хорошо должны понимать, что объединившись под началом Айзен-сама, мы все сможем еще лучше позаботиться о безопасности всех пустых, - Нел была на диво упертой. Причем, настолько, что искупалось это лишь той искренней детской наивностью, с которой она пыталась добиться согласия с нашей стороны.
  - В башне хватает защитников, чтобы отразить любые жалкие потуги шинигами, которые они полагают атаками на это место, - отрезал Лоренцо.
  - Любая угроза жизни тем, кто находится под покровительством онее-сан, со стороны Сейретея попросту нелепа и смехотворна, - горным обвалом прогрохотал у меня за спиной голос Ортеги. Старрк поддержал обоих ораторов красноречивым молчанием.
  Этих двоих, хотя правильнее было бы сказать троих, отыскал для меня Сальваторе. Бескрайние равнины Уэко Мундо по-прежнему были полны сюрпризов. Вастер-лорд, всерьез обеспокоившись нехваткой у нас ударных сил, не зря пробегал по серым просторам последний месяц. Области поисков Лоренцо определил довольно легко, пустыня была большой, а мест с дурной репутацией, вроде той, что ходила вокруг моей пагоды, в ней хватало. Подходящих кандидатов вастер-лорд отыскал еще до псевдо-атаки на башню, но пригласить их ко мне на личную аудиенцию решился только, когда в окрестностях не осталось больше никаких шинигами, кроме дежурной группы в подвале с Сайдо во главе.
  Кортес Ортега был адьюкасом. Причем, адьюкасом выдающимся, во всех смыслах. По росту и массе Ортега оставлял за спиной любого гилиана, и это притом, что прекрасно разбирался в таких вопросах как концентрация и сокрытие реяцу. Этот пустой уже не первое десятилетие бродил по барханам, все накапливая и накапливая духовную силу, но эволюция, которой он так жаждал, по-прежнему, не наступала. Отчасти Ортега был склонен винить за это необычную способность своего иерро, которое не позволяло рассеиваться свободным потокам духовных частиц адьюкаса. К тому же оно прекрасно защищало своего хозяина от внешних воздействий различного рода. Собственно, из этих двух вещей, желания перешагнуть текущий рубеж развития и гордости за свой необычный дар, и сложилась та ахиллесова пята, которую нащупал Сальваторе.
  Столкнувшись с Лоренцо, Ортега по привычке ринулся в бой, но вскоре понял, что изловить шустрого вастер-лорда ему не светит. Тот факт, что Лоренцо был куда менее склонен проявлять агрессию, и предложил поговорить, едва Кортес прекратил атаки, заинтересовал адьюкаса почти также сильно, как и внешний вид Сальваторе. Поначалу, громила отнесся к предложению вастер-лорда с недоверием. Он уже слышал об Айзене и его способности превращать любых пустых в арранкаров, но до сих пор не бежал со всех ног в Лас Ночес из-за старого личного конфликта с Барагганом. Бывший король Уэко Мундо неплохо помог мне, успев за последние годы настроить против себя большинство сильнейших обитателей пустоши, так что общую тему Лоренцо и Ортега отыскали довольно быстро. Рискнув поверить в то, что вастер-лорд не был преображен опальным шинигами, Кортес в принципе согласился пойти на службу к хозяйке башни, но очень сомневался в том, что у меня получится проделать с ним то же самое, что и с Лоренцо. А ускоренная эволюция и была той платой, которую назначил Ортега.
  Если честно, то я и сама не знала, выгорит ли эта затея. Все-таки тогда с вастер-лордом у меня получилось это почти случайно, а выдержит ли нечто подобное адьюкас? Да еще и иерро его было направленно как раз против подобных проникновений. Однако, риск того стоил. Во всяком случае, он почти ничего не стоил мне. Желание Ортеги преобразиться толкнуло его на роль подопытного кролика, и мне оставалось лишь попробовать. Далеко не сразу, но каким-то образом я сумела нащупать где-то в глубинах этой гигантской сущности ту самую крохотную, но очень яркую "искорку" необузданного стремления к самосовершенствованию, и напитать ее собственной энергией.
  После метаморфозы облик адьюкаса переменился куда разительнее, чем было в случае с Сальваторе. Если раньше Ортега смог бы без особых проблем заглянуть в бойницы на пятом этаже моей пагоды, то теперь он "усох" где-то до двух с половиной метров. Мышечной массы у бывшего пустого осталось при этом около полутонны. От маски не сохранилось ни следа, а на бугристых плечах теперь сидела массивная угловатая голова, практически лишенная шеи и сверкающая идеально гладкой кожей. Все это в сочетании с высокими сапогами, серыми армейскими брюками и черной шинелью невероятнейшего размера, накинутой прямо на голый торс, производило весьма брутальное впечатление. Сил у адьюкаса по его собственным заверениям прибавилось значительно, но все равно в чистом объеме реяцу он до Лоренцо чуть-чуть, но не дотягивал. И поэтому на фоне остальных смотрелся откровенно дохло, особенно в присутствии Койота Старрка.
  Этот же парень был не просто находкой, это был настоящий клад. Начать хотя бы с того, что он САМ сумел подняться до статуса полноценного арранкара, без всяких Айзенов и прочих мухляжей, вроде моего вмешательства. Говоря о Старрке перед нашей встречей, Лоренцо то и дело срывался на эпитеты и прилагательные, характеризующие Койота исключительно в превосходных степенях. Не скажу, конечно, что все они были до конца заслужены, но... Но если бы Старрк захотел бы стать местным царем или богом, то особых трудностей на этом пути ему бы не встретилось. К счастью для меня, личные желания Койота были куда скромнее.
  Трудно сказать, кто на кого произвел большее впечатление. Судя по рассказу Сальваторе, когда они впервые столкнулись со Старрком, и вастер-лорд опять же вместо драки предложил беседу, то арранкар, мягко говоря, изумился. А потом со стороны Лоренцо последовало уже знакомое предложение, на которое Старрк согласился на удивление быстро. Однако, странная загадка этого столь поспешного решения, подтачивавшая меня дурными предчувствиями, раскрылась сама собой, едва я увидела глаза этого невероятно сильного и могущественного существа. Глаза брошенного цепного пса, битого жизнью, привыкшего не ждать хорошего от злодейки Судьбы, но все равно надеющегося на лучшее. Он смотрел на меня с такой надеждой, что, в брюхо к сёдзё такие признания, но я вдруг поняла - я не могу не попытаться ему помочь. Да, даже у такой черствой циничной дряни как я не хватило в тот момент силы и желчи, чтобы отпихнуть от себя это чудовищно могучее и страшно больное создание. К тому же, зачем мне было делать это? Ведь Старрк был как раз одним из тех, кто отлично вписался бы в мою новую команду.
  Единственным неожиданным моментом оказалось лишь то, что в нагрузку к Койоту шла еще та самая обещанная "половина сюрприза" по имени Лиллиннет. Характер у этого маленького торнадо был полной противоположностью Старрка. Так что пока Лоренцо прямым текстом не пояснил мне, что, по сути, Койот и эта мелочь есть единое целое, я все задумчиво гадала, какими же жизненными путями сошлась такая необычная парочка. Впрочем, перебравшись в башню, Лиллиннет к нашему с Сальваторе огромному облегчению терроризировала в основном самого Койота и остальных арранкаров. Этерне, кажется, удалось наладить с ней приемлемое общение, а вот другие, включая Алакрана, старались при появлении этой деточки прикинуться ветошью и не отсвечивать.
  Почему я не попыталась проделать со Старрком тоже, что и с Лоренцо или Ортегой? По той же причине, по которой в жертвы экспериментов не угодил, к примеру, Жиан. Я не настолько хорошо разбиралась в теориях относительно работы реяцу и моих способностей к ее преобразованию, видимо, являвшейся отклонением от былого поглощения, чтобы объяснить это в деталях. Но если говорить по-простецки, с арранкарами мое "разжигание пламени" не срабатывало. Их маски уже были сломаны, а желания и истинные личности прорвались на волю. И неважно, сами они это сделали, или при помощи Хоугиоку. Ну, да я-то особо и не переживала. Сформировавшийся ныне в башне "боевой кулак" меня волне устраивал, а судя по реакции Нелиель, еще и производил должное впечатление.
  По уму мне стоило бы затаить свои силы от Айзена, как и от Готея, но я решали сыграть в наглую. Просемафорить бывшему капитану о наличии у меня достаточных средств, чтобы исполнить роль отвлекающего фактора для Сообщества Душ, было в близлежащей перспективе даже выгоднее, чем выставить на доску пару сильных фигур в решающей схватке. К тому же, пусть Айзен и его ближники понервничают, они ведь тоже умные, а умным всегда приходят в головы разные сложные мысли. Например, а что если обитатели башни не бояться выставлять свою силу напоказ исключительно потому, что их основные силы по-прежнему укрыты в тени? И что тогда собой представляют такие "силища"?
  Пока же оставалось лишь завершить давно намеченную работу по обретению союзных глаз и ушей в самом Лас Ночес. И появление Нел было очень удачным. Я ведь запомнила, с каким неверием и обидой смотрела она на меня, когда поняла, что регрессия - ужас, боль и наслаждение для любого пустого - для кого-то может быть лишь чем-то давным-давно забытым. И если даже раньше Нелиель не смогла поверить мне до конца, то теперь перед нею были Лоренцо, Ортега и, самое живое доказательство, Старрк. Наличие у себя дыры арранкар продемонстрировал гостье еще вовремя приветствия, склонившись в небрежном полупоклоне, так чтобы Нел был отчетливо виден черный провал за костяным "ожерельем".
  - Можешь возвращаться обратно в Лас Ночес и передать его обитателям, что мы ценим их заботу, но не нуждаемся в ней.
  - Похоже, что это и в самом деле так, - кивнула Куарто, уже собираясь подниматься.
  - Айзену просто нужно понять, что пустые вполне могут мирно сосуществовать между собой и даже защищать это свое существование без поддержки извне, - как бы небрежно бросил Лоренцо. - Все зависит лишь от них самих.
  Пробная удочка была заброшена, а я решила добавить немного с другой стороны.
  - Да, Нел-тян, надеюсь, в этот раз после тебя к нам не заявится очередной ублюдочный "чистильщик"? А то тогда визит Нои-куна оказался очень несвоевременным.
  Было заметно, как после упоминания Нноиторры, резко вспыхнуло лицо Нелиель.
  - Он был слишком самонадеянным и глупым. Мне жаль, что... ты убила его.
  Подобная жесткость в голосе у посланницы Айзена прозвучала на моей памяти впервые.
  - Ошибкой было не мое желание защищаться, а то, что этого идиота выпустили гулять по собственной воле, не научив хорошим манерам, - холодно отрезала я. - Рано или поздно это случилось бы в любом случае. Не я, так кто-нибудь другой прикончил бы этого наглеца. Его жизнь изначально была оценена слишком низко тем, кто принимает решения.
  - Ты хочешь сказать, что никогда не пожертвовала бы жизнями тех, кто тебе служит?
  А она не так наивна. Наличие же ума я подметила еще в нашу прошлую встречу.
  - Пожертвовать так глупо? Нет, никогда. Я знаю реальную цену тем, кто в этой комнате, и остальным, кто обитает в этих стенах. Среди них, кстати, есть те, кто ушел из Лас Ночес. Если хочешь, поговори с ними, пока ты здесь.
  - Возможно, я так и сделаю, - снова кивнула Нел.
  - Буду рад провести экскурсию для вас, - тут же сориентировался Лоренцо.
  Что ж, именно этого мы и добивались. Меня Нел-тян все же немного побаивалась, а вот у Сальваторе расположить ее к себе выйдет куда быстрее. Ортега и Старрк в этом деле все равно были нам не помощники. Дальше же оставалось лишь надеяться на словоблудие вастер-лорда, а в этом деле он был признанным мастером.
  
  * * *
  
  Дни ожидания, потянувшиеся вслед за нашей последней масштабной акцией, можно было бы назвать скучными и однообразными. Хотя меня, откровенно, такое положение дел как раз вполне устраивало. Отдых, развлечения, тренировки. Несколько раз я наведалась в мир живых, почтив своим вниманием новую столицу Ниппона и разжившись разными электронными игрушками. Правда, розеток в Уэко Мундо был явный недостаток, а за самозарядные аккумуляторы, которые будут стабильно работать в мире пустых, Киске-кун содрал с меня втридорога. Хотя это того, наверное, стоило. Во всяком случае, ноутбук и музыкальный центр народ оценил по достоинству. Лоренцо сразу же вытребовал у меня шуруповерт и лабораторную центрифугу. Зачем они ему были нужны, я спрашивать не рискнула. У Ортеги обнаружилась неожиданная страсть к чтению книг, причем в таких совершенно незнакомых мне областях, как теология, эзотерика, история религий, теоретическая физика и квантовая механика. Эйкичиро, выслушав заказ адьюкаса, минут пять переваривал услышанное, а затем покачал головой и выдал:
  - Совсем поохренели, гонять бога смерти за книжками по богословию!
  - Радуйся, что Старрк не такой продвинутый, - подначил его в ответ на это Лоренцо.
  - И на том спасибо, - согласился шинигами.
  Запросы Койота и в самом деле были куда скромнее. Подавляющее большинство своего свободного времени Старрк попросту спал. Боевым разминкам арранкар почти не уделял внимания, а тренировать кого-либо сразу же отказался. Зато у Сальваторе наконец-то появился более достойный партнер по шахматам, нежели я. Если бы не Лиллиннет, то идиллию их взаимных посиделок можно было бы назвать полной и окончательной.
  Гости в пагоде появлялись тоже с завидной регулярностью. Двух новых перебежчиков, объявившихся уже после отбытия Нел, Лоренцо "забраковал". Но вместо того, чтобы просто убить обоих, привел их ко мне, после чего я немного увеличила запасы своей реяцу. Всегда бы так было просто, хотя боюсь, что мне бы это быстро приелось бы.
  Также визит взаимной вежливости сразу же после окончательной установки гарганты нанесли в башню и вайзарды. Посидеть и погудеть у нас получилось очень даже неплохо. Заодно, памятуя о некоторых особенных деталях, фигурировавших в личных делах, переданных мне Танакой, я к концу вечера окончательно сумела подружиться с толстяком Хати. Уговориться после этого вечера с Усёдой на обследование подвальных уровней и инспекцию работы Цукабиши вышло совсем нетрудно. Вряд ли кто-то мог лучше проверить работу бывшего капитана отряда Кидо, чем его же бывший лейтенант. Да и несколько собственных улучшений в защитном периметре Хати подкинул мне совершенно безвозмездно.
  Хирако решил, что раз первичную связь со мною установил Кэнсэй, то ему и предстоит теперь поддерживать регулярный контакт. Мугурума, в принципе, не возражал, начав почти каждый день наведываться к нам в гости, в одиночку или целой компанией. Особой разницы, в каком подземелье развлекаться, бывшие шинигами не видели, да и хоть какое-то, но разнообразие. В итоге, несмотря на то, что основная зона перемещений вайзардов и бойцов из ритейтай была ограничена залами и коридорами, скрытыми в основании башни, установлению вполне приятельских отношений между всеми это ничуть не вредило. Я уже давно не оказывалась столько времени в подобной шумной, людной и довольно живой обстановке. Поэтому не стоило упускать возможности пообщаться и оттянуться, как следует. Кто знает, чем все могло закончиться уже к середине этой зимы?
  
  Появление Танаки в один прекрасный день ознаменовало собою НАЧАЛО.
  Командир пятой дивизии прибыл в приподнятом настроении и с давно ожидаемыми новостями. Во-первых, его дознаватели наконец-то нащупали что-то по целям Айзена. Во-вторых, сам бывший капитан предпринял первые активные шаги за обычными пределами Уэко Мундо.
  - Королевский Ключ? И что сия аллегория означает? - хмыкнул Лоренцо, выстукивая по столешнице дробь своими костяными лезвиями.
  Я лишь приподняла левую бровь, в который раз радуясь, что мы с вастер-лордом почти всегда мыслим в одном направлении, а потому мне не приходится самой задавать все эти бесконечные вопросы.
  - Вероятно, это все же скорее некий духовный символ, объект нематериального мира, чем нечто физическое, - не без сомнений выдал Сабуро. - В любом случае, единственный Королевский Ключ, который должен существовать на текущий момент, находится под присмотром главнокомандующего Готей-13.
  - Так что он такого особенного открывает, этот Ключ? - я что-то сильно сомневалась, что определение "Королевский" ему дали для пущей важности.
  - С его помощью можно попасть во Дворец Короля Душ.
  Значение этого термина мне было знакомо, поэтому дальнейших разъяснений со стороны Танаки не понадобилось.
  - Айзен хочет устроить божественный переворот?
  - Полагаю, что нечто, вроде этого.
  - Ну что же, каждому свое, - озвучивать свое мнение, относительно настолько безумных затей, я посчитала нецелесообразным. - Когда ты передашь сведения капитанам Готея?
  - А ты быстро догадалась, что я зашел к тебе с этой информацией первой, - усмехнулся Сабуро, покачав головой. - Хотя ты и права. Уведомить их обо всем я могу хоть сегодня. Кроме моих парней есть и другие люди, которые роют в тех же направлениях так, что в любом случае максимум через месяц, кто-то доберется до тех же указателей, что и мы.
  - Тогда, давай и подождем, когда они сами с этим управятся.
  - Зачем? - нахмурился Сабуро.
  Все-таки он по-прежнему оставался шинигами и офицером онмицукидо, чтобы так просто забыть о своих главных обязанностях.
  - Хочу убедиться, что все будет развиваться точно по плану старика Ямамото, каким бы он ни был, - этого аргумента для Танаки было бы явно недостаточно, поэтому следом за первым прозвучало еще и второе соображение. - Ритейтай итак располагает данными на всю текущую Эспаду вплоть до имен, состава фраксьонов и некоторых способностей их ресурексионов. Тебе мало? Все преимущества Айзена за счет неожиданных возможностей его бойцов будут сведены практически на нет, как только ты сочтешь нужным, сообщить все это командирам отрядов. Я просто же не хочу, чтоб Айзен вдруг занервничал и начал мудрить, а дать мне полных гарантий, что у него не осталось шпионов в Сейретее, ты мне так и не смог.
  Укол по самолюбию Сабуро перенес как всегда достойно.
  - Хорошо, этот вопрос не критичен, так что пока соглашусь. В этом случае мы и сами можем что-нибудь подготовить. Ведь для того, чтобы создать еще один Ключ, Айзену понадобится определенный участок мира живых с богатой духовной энергетикой.
  - Дайте угадаю, - оскалился Лоренцо. - Одни из таких участков - это такой небольшой городок в Японии под названием Каракура?
  - Это единственный подходящий участок на сегодняшний день, - подтвердил Сабуро.
  В принципе, это было логично. Место, где родился на свет один глупый рыжий парнишка, слишком сильно изобиловало различными духовными аномалиями, чтобы все это оказалось просто набором бессмысленных случайностей. Вспомнить хотя бы насколько тонкой была там незримая преграда, разделявшая миры, что через нее зачастую без всякого особого труда пробивались обычные пустые.
  - Забавно. Значит, Яма-джи будет знать место атаки. И что-нибудь предпримет по этому поводу. А Айзен, в свою очередь, будет знать, что старикан будет знать, а значит, что-то предпримет, и поэтому, что-то предпринять нужно уже самому Айзену.
  - Многоходовые комбинации, - оскал Лоренцо стал еще шире, - выиграет тот, кто сумеет просчитать большее количество вариантов развития ситуации и сделать соответствующие приготовления. Либо тот, кому просто повезет.
  - Будем надеяться, что повезет именно нам, - хмыкнула я. - С этим все ясно, а что там с разведкой Лас Ночес?
  - Сегодня двое представителей Эспады проникли в окрестности Каракуры. Есть жертвы среди обычных смертных. Кроме того, пострадало несколько духовно одаренных людей и временный шинигами Куросаки Ичиго. Однако вмешательство Урахары и Шихоуин-сама заставило арранкаров отступить.
  - Хм, Ичи-бой все еще жив? Весьма похвально, - известия о бое между Ичиго и людьми Айзена вызвали у меня смешанные чувства. - Кого же ваш бывший коллега направил на это дело, настолько рассудительного и умного?
  - У меня есть свой информатор близкий к группам внешнего наблюдения. По его словам верховодил вылазкой Улькиорра Шифер.
  - Трес Эспада?
  - Он самый. Сработал чисто и осторожно, насколько это возможно при поддержке Ямми Ларго, Декада Эспада.
  - Нелиель отзывалась о Десятом как о буйном и жестоком типе. Удивительно, что Третий способен держать его под контролем. Однако сейчас это ничего не меняет. Сабуро, у тебя есть выходы на людей в Сообществе Душ, которые, не будучи в составе Готея, тем не менее, способны представлять собою определенную боевую силу?
  - Ну, есть воины великих домов и других аристократов...
  - Нет, кто-то еще?
  - Еще? - ритейтай немного задумался. - Ходят, конечно, некоторые слухи и недомолвки, и при желании я могу заставить ребят покопать в этом направлении.
  - Озаботься, если не трудно.
  - Хорошо, но ты не объяснишь, зачем тебе это?
  - У нас тут война намечается, Сабуро. И хотя меня радует нынешнее состояние дел, еще немного улучшить его никогда не помешает. Когда начнется свалка, нам понадобятся все, до кого мы сумеем дотянуться. А люди, которые работают в опасных профессиях за хорошее вознаграждение, как правило, бывают очень полезны в такие моменты.
  - Ладно, я посмотрю, что можно сделать.
  - Вот и чудно! Оставайся на ужин, а мы завтра попробуем разузнать, какой был смысл в походе Улькиорры и Ямми в мир живых.
  
  
  Глава 11
  
  Взбираясь вверх по ступеням, Мэнис в который раз радовался тому, что с самого начала предпочитал обходиться в одежде лишь серым "мышиным" мундиром. Удивляло, и как только Жиан умудрялся не путаться в полах шинели, целыми днями снуя туда-сюда по винтовой лестнице? Впрочем, при разнице в росте почти на две головы, длинноногий арранкар вполне мог себе позволить такое удовольствие, как перешагивать через две-три ступеньки. Наверное, поэтому именно за ним в башне уже и закрепилась условная роль ординарца при онее-сан. Самого Мэниса по хозяйственным вопросам гоняли куда реже, и то в основном, когда что-то требовалось уже непосредственно Сальваторе. Почти все остальное время арранкар был предоставлен сам себе, правда, пока на верхних этажах пагоды не появились новые обитатели.
  Что Старрк, что Ортега - оба они внушали уважение, но вот что удивительно, Мэнис их совершенно не боялся. И это было так не похоже на ту атмосферу, что царила в Лас Ночес. Хотя именно в этом, башня и нравилась арранкару. Она поражала ощущением какой-то нереальности всего, что в ней происходило, и в то же время не давала повода задуматься над извечным "Хорошо там, где нас нет". Собранные в одном месте шинигами, вайзарды и пустые прекрасно уживались между собой, с одной стороны не подстраиваясь под чужие причуды, а с иной - совершенно не мешая друг другу. Остатки ненависти к проводникам душ, которую когда-то разжег в сердце у Мэниса своими речами Патрос, давно угасли, и даже казались сейчас арранкару какими-то смешными, по-детски наивными предубеждениями. И Мэнис знал, кого ему стоит поблагодарить за подобные изменения.
  Онее-сан. Немного странное и без сомнений завораживающее существо, непохожее ни на одну знакомую личность, когда-либо виденную Мэнисом раньше. Ее сила и объем реяцу, которые среди пустых давно считались основными мерилами, были достаточно велики, но не настолько, чтобы действительно поражать. Нет, помня, как онее-сан расправилась с Патросом, Мэнис всякий раз чувствовал холодные мурашки, бегущие по спине, но теперь спустя какое-то время и, присмотревшись повнимательнее, арранкар понимал, что эта сила была не главным. В конце концов, один только Барагган был сильнее онее-сан раз в пять или шесть, а о Старрке не стоило даже и заикаться. Но зато у нее было то, чего недоставало многим другим.
  Айзену явно не хватало той простоты в общении, что демонстрировала хозяйка башни. У нее не было этого покровительственного отношения к подчиненным и вот эдакого подчеркнуто родительского "презрения". Для нее каждый из них был ровно тем, кем он был, и именно за это Мэнис искренне был готов склонять свою голову в присутствии этой женщины. Он не боготворил ее, как Алакран. Не восхищался ей и не считал объектом для подражания, как Этерна. Но он готов был остаться здесь и следовать любому приказу, лишь потому, что верил - его не отправят на задание, которое он заведомо не сможет выполнить. И используют как разменную монету в большой игре лишь в том случае, если не будет иных вариантов, а не тогда, когда это будет просто выгоднее.
  Десятый этаж. Мэнис перевел дух и несколько раз ударил молотком по деревянной дощечке, закрепленной в стенной нише на входе.
  - Заходи, - раздался из-за плотной занавеси голос Лоренцо.
  Арранкар откинул полог и шагнул внутрь небольшой комнаты заваленной всяким хламом. Сам вастер-лорд находился в следующем помещении, служившим ему мастерской. Миновав "кладовую", Мэнис замер на пороге. Сальваторе, обнаженный по пояс и сжимая в когтях стеклянную бутыль сицилийского вина, стоял посередине комнаты и придирчиво рассматривал нечто, водруженное на рабочий верстак.
  - Принес? - осведомился Лоренцо, не оборачиваясь и делая большой глоток прямо из горла откупоренного сосуда.
  - Конечно, - откликнулся Мэнис.
  Главного помощника онее-сан арранкары все же немного побаивались. И хотя характер у него был очень даже дружественный, а поведение никогда не сопровождалась разными причудливыми "изгибами", причина этого страха была в другом. Преданность вастер-лорда онее-сан поражала зачастую даже случайных гостей черной пагоды. Она чувствовалась в нем буквально физически, отражаясь в каждом поступке Лоренцо или в словах, сказанных о хозяйке этого места. Наверное, это тоже была своего рода некая форма безумия, а это не могло не вызывать разумных опасений. Во всяком случае, не просто находиться рядом с существом, которое демонстрируя веселую радость и полную беспечность, в следующую секунду может убить тебя просто потому, что у него родиться какое-нибудь нехорошее подозрение на твой счет.
  - Давай сюда.
  Вастер-лорд выхватил из рук у Мэниса протянутый пластиковый контейнер и направился к своему непонятному агрегату. Серые хрусталики соли, посыпавшиеся из коробки в вытянутую медную воронку, заставили забурлить зеленую жидкость в толстостенной колбе, оплетенной какими-то трубками. Устройство громогласно "чихнуло", а некоторые его детали пришли в движение. На лице у Сальваторе появилась довольная улыбка, но спустя пару секунд аппарат затарахтел еще громче и, подпрыгнув, стал разваливаться, а местами еще и слегка взрываться. От шрапнели из разлетающихся деталей Лоренцо и Мэнис укрылись в "кладовой". Наконец за стенкой раздался последний мощный взрыв, и вастер-лорд, приложившись еще раз к бутылке, задумчиво выдал:
  - Ладно, попробуем улучшить калибровку в следующий раз.
  Из-за откинувшегося края занавеси появилась хитрая мордашка Лиллиннет.
  - Старрк хочет знать, какая "потерявшая совесть скотина" его разбудила?
  Покои Койота располагались как раз этажом ниже. Лоренцо хмыкнул, вздохнул и покосился на Мэниса своим красным глазом:
  - Сходить объясниться не хочешь?
  Арранкар в ответ лишь покачал головой.
  - Ну, уж нет, спасибо.
  - Тогда придется самому идти, - посетовал вастер-лорд. - Пойду, возьму в задней комнате набор для игры в шоги, а ты тогда смотайся на склад и занеси нам чего-нибудь под это дело. Лиль-тян, ничего не хочешь?
  - Не-е-е, - протянула мелкая пустая. - Я лучше вниз пойду, там веселее. А то вы со опять со Старрком часа три будете, молча, свои фишки двигать. Скучно это.
  Мэнис выбрался обратно на лестницу, мысленно делая себе пометку, что в ближайшее время в подвалы без веской причины лучше будет пока не соваться.
  
  * * *
  
  - Я спросил, кто из вас сильнее?!
  Рык синеволосого арранкара разнесся над ночной улицей Каракуры, заставляя вздрогнуть каждого несчастного, кто сумел его услышать.
  - Его реяцу... Такая мощная...
  Скосив глаза в сторону Рукии, Ичиго сразу же понял, что шинигами явно шокирована. Сам справляться с подобными потрясениями Куросаки научился уже давно, а уж после последней короткой драки с теми двумя Эспадами, что заявились в город накануне, ничего особенного в новом противнике Ичиго не замечал. Конечно, он тогда оказался немного неподготовлен к тому, что случилось, особенно сильно недооценив одну рогатую бледную поганку, но уж в том, что с одиночкой он справится, рыжий не сомневался. Если бы еще можно было не отвлекаться на безопасность некоторых...
  Момент, когда арранкар превратился в размазанную тень, Ичиго уловил очень четко. Два месяца утомительных тренировок под руководством Йоруичи-сан и последняя заварушка с баунто не прошли для Куросаки зря. Вытянутая рука пустого уже почти дотянулась до тела наследницы великого дома Кучики, но сегодня регентскому совету было все же не суждено озаботиться выборами нового кандидата на этот пост. В последнее мгновение лезвие цзянь-гоу, рассекая воздух, тихо пропело свою любимую песню, едва не лишив Эспаду нескольких пальцев.
  - Похоже, я получил ответ на свой вопрос, - хмыкнул арранкар, отскочив от Куросаки на порядочное расстояние.
  - Беги, - коротко бросил Ичиго Рукии и для убедительности толкнул локтем в плечо.
  Шинигами, выпавшая из прострации обратно в реальный мир, заворожено сморгнула, но, вопреки опасениям Куросаки, молча, выполнила то, что он потребовал.
  
  - А теперь, когда нам никто не мешает, посмотрим, чего ты стоишь!
  - Как скажешь, - кивнул недобиток. - Доставай свой занпакто.
  - Вот еще, - снова хмыкнул Гриммджоу. - Итак, обойдусь.
  - Ну, ладно, - согласился противник и отточенным движением закинул свой "меч-крюк" к себе за спину в компанию ко второму клинку.
  Звонко щелкнули зацепы нескольких сложных креплений, расположенных на двух косых перевязях, перекинутых крест-накрест через торс шинигами. Цзянь-гоу остался висеть у Куросаки за спиной, а парень уже недвусмысленно разминал кулаки.
  - Хочешь получить по морде просто так? Я не возражаю.
  - Это мы еще посмотрим, - прищурился Квинта Эспада, делая шаг в сонидо.
  
  Обмениваясь градом ударов, две фигуры дергаными рывками взмыли в небо над городом. Кулаки, локти, колени, голени, стопы - с обеих сторон в ход шло буквально все. Стоило прибавить к происходящему еще и невероятную скорость, с которой двигались оба бойца, а также их периодические игры в "мерцающие" пятнашки. Ичиго уже снес себе в кровь все костяшки, но и иерро синеволосого не смогло защитить противника до конца. К тому же защитное снаряжение, сделанное Урахарой, показывало себя просто отлично. Этот небольшой комплект, состоявший из наручей, налокотников, наколенников и поножей, Ичиго стребовал с торговца за его предыдущие фокусы в качестве дополнительных извинений. Больше всего материал, из которого были изготовлены доспехи, напоминал полированную кость, но углубляться в детали Куросаки не стал. Ему было вполне достаточно того, что эти штуки, как и перевязь для переноски мечей, легко стали частью снаряжения постоянного духовного облика Ичиго, а значит, были всегда и везде при нем.
  Разорвав на секунду дистанцию, Куросаки "расщедрился" на зубодробительную связку, которую разучивал почти неделю, прежде чем Йоруичи смилостивилась на "сойдет". Арранкар, пропустив несколько ударов в корпус, потерял инициативу и поймал еще несколько увесистых подач по лицу и в ухо.
  Перекувыркнувшись через себя, пустой с заметным трудом затормозил в воздухе, будучи вынужденным кроме ног опереться еще и на одну из рук. Смахнув свободной кистью кровь с рассаженного подбородка, Эспада на удивление радостно оскалился.
  - Неплохо, шинигами!
  "Еще один психованный берсерк на мою голову", - внутренне скривился Ичиго.
  - У меня был хороший учитель.
  - Это заметно, но этого... недостаточно!
  Очередной одновременный уход в сюмпо и сонидо завершился столкновением лоб в лоб "на полных парах" и сдвоенным ударом кулак в кулак. Отчетливая видимая волна, от столкновения выплеснувшейся реяцу, широким скошенным кругом разлетелась в разные стороны, выбивая стекла в домах и заставляя лопаться уличные фонари.
  
  Гарганта со скрежетом разорвала границы материи и зависла в воздухе уродливой пастью.
  - Так-так-так... А городок-то еще цел. Выходит я не опоздал...
  Бывший капитан третьего отряда Готей-13 пересек незримую границу и прогулочным шагом направился сразу же в сторону той небольшой бури духовной энергии, которая была сильнее всех трех остальных. Однако стоило проходу между мирами за его спиной сомкнуться, как внезапное ощущение чужого присутствия заставило Гина остановиться.
  - Кто-то хорошо подумал над маскировкой, - губы Ичимару растянулись в лисьей улыбке.
  - А я тебя тут уже заждалась, - с усмешкой ответила я, перемещаясь так, чтобы оказаться напротив бывшего шинигами. - Нехорошо, знаешь ли...
  - Моя вина, - кивнул Ичимару. - Чем обязан подобным вниманием?
  - Да вот, хотелось просто перекинуться парой слов с глазу на глаз, а все момента не было подходящего. Но тут Гримм-кун вдруг вышел погулять по Каракуре. Я и подумала, не пойдет же Айзен самолично за этим нашкодившим кутенком...
  - Понятненько.
  О том, что Ичиго и Гриммджоу не должны превратить городок в кучу развалин, что серьезно помешает планам Айзена, я решила пока не говорить. Впрочем, Танака вполне мог ошибаться, но предыдущее отступление Улькиорры, подловившего Куросаки, но не ставшего связываться с подоспевшими Киске и Йору-чан, а также нынешнее появление Гина, говорили как раз об обратном.
  - Прежде, чем мы дружески побеседуем, не возражаете, если я все-таки разниму этих оболтусов? - спросил бывший капитан, глядя на меня из-под платиновой челки своими глазами-щелочками и кивая в сторону развлекавшихся парней.
  - О, не волнуйся, о них позаботятся. Лишних жертв не будет, - моя ладонь сама легла на рукоять меча. - За ними весело наблюдать, так, что пусть пока побегают.
  - Хм, а ведь мне казалось, что старая башня не желает конфликтов с Лас Ночес, - Ичимару без сомнений сразу заметил мое движение и почти небрежненько так потянул из-за пояса свой вакидзаши.
  - Какой конфликт, Гин-кун, - лезвие цзяня мягко вышло на звездный свет. - Просто, как ты и сказал, небольшая дружеская беседа, и проверка боевых навыков. Она ведь лишней не бывает, не так ли?
  - О да, что верно, то верно, - снова кивнул Ичимару. - Начнем с атаки или с обороны?
  - Мне всегда нравился комплексный подход.
  - Прекрасный вкус, хочу заметить.
  
  После очередного удара, Ичиго вдруг почувствовал, что в локте у него что-то хрустнуло. Отскочив друг от друга на добрых полдюжины метров, оба бойца замерли, тяжело дыша и разглядывая новые кровоподтеки, украсившие их физиономии.
  - По-моему, хорошо порезвились, - невольно вырвалось у Куросаки.
  - Неплохо, - согласился Гриммджоу, слизывая кровь с разбитой губы.
  - Но пора заканчивать...
  - Согласен...
  Щелчки раскрывающихся зацепов и шорох занпакто, выходящего из ножен, прозвучали одновременно. Два размазанных силуэта перечеркнули, разделявшее их пространство, двумя росчерками, белым и темно-зеленым...
  Скрежет лезвий, угодивших в тиски костяных когтей, прервал битву в самый нежданный момент. Оба бойца с удивлением воззрились на фигуру в черной шинели, появившуюся между ними прямо из ниоткуда.
  - Ребята, а вы не заигрались? - с "отеческой" издевкой в голосе спросил неизвестный.
  - А ты еще кто? - вырвалось у шинигами и арранкара почти что хором.
  - Я? - странный парень посмотрел сначала на одного, затем на другого, и оскалился во все свои сорок клыков. - Да так. Прохожий...
  Синхронный толчок открытыми ладонями в грудь, мощно швырнул Ичиго и Гриммджоу в разные стороны.
  
  Мы кружили вместе над Каракурой, сходясь на мгновения в стремительных атаках, а наши клинки, вышибая яркие искры, сплетались в смертельных объятьях. Я все еще была немного обижена на Ичимару, и тот факт, что он совершенно не знал об этой обиде и о ее причинах, меня нисколько не смущал. Впрочем, отказаться от желания, затеять с бывшим шинигами настоящую схватку, я сумела совсем не сразу. Окажись Гин недостаточно быстрым или умелым бойцом, и кто знает, какие эмоции взяли бы верх в моей голове? Но звание капитана в Готее никому не давалось зазря - этот парень был мастером, и не только в том, что касается грамотного использования реяцу и способностей своего занпакто. Техника Гина, опасная и стремительная, удивляла своей простотой и грацией. Мне нечасто доводилось видеть такое сочетание абсолютно всех элементов стиля и опыта на столь высоком уровне. И это в данный момент решило очень многое...
  Как я и предполагала, Ичимару не стал пускать вход кидо или, тем более, банкай. Ему совсем не хотелось привлекать внимания, да и жители городишки были сейчас под его формальной защитой. Гин просто увеличил лезвие своего вакидзаши, так, чтобы он легко смог на равных состязаться с цзянем, и теперь изучал мою манеру ведения поединка, похоже, с не меньшим интересом, чем я его.
  Во время новой сшибки, я рванула свой меч вниз и вправо, заставляя клинки сцепиться в "мертвый" захват за счет изогнутых цуб. Гин, по-прежнему также улыбаясь, не замедлил воспользоваться этой паузой.
  - Так о чем вы хотели поговорить? Вряд ли я уполномочен решать большие вопросы...
  - Речь не об Айзене или Лас Ночес, - подтвердила я догадку бывшего шинигами.
  - Значит, вам есть, что сказать лично мне?
  За прожитые годы я успела увидеть немало человеческих лиц и говорила со многими их обладателями. Мне приходилось вербовать в свою команду и отчаянных головорезов, и вчерашних дезертиров, и безусых мальчишек, и холоднокровных безучастных мясников, и безумцев, лишь одним пальцем держащихся за грань материального мира. Я подкупила не меньше сотни чиновников и офицеров, заключала сделки с благородными аскетами и вступала в союзы с совершенно чудовищными ублюдками. Многие из них были похожи, у многих были общие слабости и желания. Я научилась видеть их, понимать, когда и как стоит надавить, что предложить, в чем заставить усомниться. И именно поэтому я знала, что иногда, кому-то стоит просто сказать то, что ты хочешь. Потому, что только этот вариант может вдруг сработать там, где спасуют лесть, недомолвки и хитрость.
  - Да, Гин-кун. У меня есть для тебя предложение.
  - Вот как? Полагаю, оно мне понравится?
  - Как знать, как знать, - усилие, резкий толчок от себя, и между нами снова возникло небольшое свободное пространство. - Я хочу предложить тебе работать на меня, Гин-кун.
  Улыбка Ичимару медленно погасла, а сам капитан-ренегат замер на месте, но я не чувствовала какого-то его удивления или внезапного потрясения. Больше было похоже на то, что шинигами всерьез задумался над прозвучавшей фразой.
  - И какие аргументы вы назовете в пользу своего предложения? - сказал он, наконец, и вновь улыбнулся, хотя этой ухмылке уже не хватало прошлой душевности.
  - Никаких, - я отрицательно мотнула головой. - Вот такое предложение, и все.
  - Но я хотя бы могу узнать, какие, по-вашему, мотивы могут толкнуть меня на согласие?
  На моих губах появилась ответная улыбка.
  - Даже, не знаю. Может быть, весомым будет тот факт, что если Айзен действительно поднимется выше всех, я буду первой, кто попросится к нему на службу, а ты, итак, не потеряешь ничего. А вот если владыка Лас Ночес все же падет, то вряд ли тебе захочется последовать за ним в бездну, и будет нужен кто-то, кто подставит тебе дружеское плечо...
  - Интересная мысль...
  Уровень реяцу вокруг Ичимару вдруг начал резко нарастать, и я разъединила цзяни, приготовившись к тому, что сейчас битва все же начнется по-настоящему.
  - Пронзи, Синсо!
  Вытянувшееся занпакто Гина легко пробило стенку защитной сферы и врезалось в блок из скрещенных клинков. Давление от удара Ичимару продолжило нарастать, постепенно сдвигая меня с места, но я влила дополнительную порцию духовной энергии в мечи, заставив их слегка светиться, и остановила это движение. Лезвие вакидзаши медленно вернулось в привычную форму.
  - Похоже, что у вас, по крайней мере, хватает сил, чтобы делать подобные предложения.
  Гин демонстративно аккуратно убрал за пояс свое оружие.
  - Мне кажется, что немедленный ответ был бы неуместен. Поэтому, я возьму немного времени, чтобы его обдумать.
  - Твое право, Гин-кун. Только учти, принять решение в последний момент ты не сумеешь. Точнее сумеешь, но не факт, что я приму его.
  - Разумеется, - и снова эта довольная ухмылка. - А теперь...
  - Я сама. Хочу еще тут перекинуться парой слов с малышом Гриммом, а потом доставлю его тебе. Местных могу и не убивать.
  - Буду признателен. Ладно, я подожду вас, но недолго, - кивнул Ичимару, и за его спиной распахнулся зев новой гарганты. - Если понадоблюсь, то я на той стороне.
  
  Катана Гриммджоу почти достала Лоренцо, но в последнюю секунду вастер-лорд уже на чистом рефлексе нырнул во "межвременье" и проскользнул под изогнутым лезвием.
  - Паскуда! - выплюнул арранкар, пытаясь остановиться, но сила инерции еще тащила его прочь, а удар Сальваторе придал Эспаде дополнительное ускорение.
  Впрочем, даже усмехнуться Лоренцо после этого не успел. Два заточенных крюка едва не вошли ему сзади в шею, и снова только лишь спасительное умение прерывать стабильное течение мирового континуума, помогло бывшему пустому избежать подобной участи. Цзянь-гоу Ичиго звякнули друг о друга, а вастер-лорд, уже оказавшийся у него за спиной, прихватил раскрытой пятерней рыжую шевелюру, швырнув временного шинигами о поверхность крыши многоэтажного дома, над которым они сейчас и сражались. Грохот удара и взметнувшееся облако пыли подсказали Лоренцо, что Куросаки успешно достиг твердой поверхности.
  Хотя спустя минуту "сладкая парочка" снова предстала перед посланником Цуруги, хоть и малость потрепанная, но настроенная все также по-боевому.
  - Да кто ты такой?! - уже откровенно кипел Гриммджоу.
  - Если ты об имени, то меня зовут Сальваторе Лоренцо, - представился вастер-лорд. - Ну как, легче от новых знаний стало?
  - Что тебе надо? - вступил в разговор Куросаки, косясь одним глазом на арранкара.
  - Меня просто попросили присмотреть за тем, чтобы вы не поубивали друг друга или кого-то еще, кто случайно подвернется под руку, - пожал плечами Лоренцо.
  - Это кто ж там такой заботливый нашелся? - проворчал Квинта Эспада.
  - Иногда, неведение - благо, - осклабился в ответ обладатель черной шинели. - Поверь, Джаггерджек, тебе это точно не понравится...
  - Тогда тебе должно быть понравится вот это!
  Хотя пустой с шинигами и не сговаривались, но в атаку на Сальваторе они в этот раз бросились одновременно. В результате, чуть не порубив друг друга. Они, вероятно, даже попытались бы это сделать, но Лоренцо, буквально упавший на своих противников с неба, уволок обоих парней за собой, снова впечатав во многострадальную крышу.
  Присев на ограждение подальше от двух заметных свежих вмятин, образовавшихся на гладком покрытии, вастер-лорд с интересом принялся наблюдать за тем, как Куросаки и Гриммджоу выковыриваются оттуда обратно. Едва встав на ноги и отдышавшись, бойцы тут же прянули друг от друга, в результате чего между всеми противниками образовался равносторонний треугольник.
  - Забавно, - хмыкнул Лоренцо. - Патовая ситуация. Вы уже должны были понять, что я не стремлюсь вас убить, иначе проделал бы нечто менее эффектное, но более эффективное. С другой стороны, каждый из вас понимает, продолжая нападать на меня, он может опасно открыться для другого врага. Схватиться между собой я вам по-прежнему не дам. Так кто же рискнет сделать первый шаг?
  Шинигами и арранкар замерли в нерешительности. Нельзя сказать, что в головах у них в тот момент были именно такие мысли, но Сальваторе не зря озвучивал их вслух. Как раз для того, чтобы в мозгу у каждого из парней возникли подобные сомнения, он это и делал.
  - В какие дурацкие игры ты играешь? - злобно прошипел Квинта, и, кажется, собирался присовокупить что-то еще, когда...
  Ощущение от возникновения совсем рядом мощной чужой реяцу обожгло все троицу своим узнаванием. Вот только глаза у двоих участников драки удивленно расширились, а третий напротив лишь начал скалиться еще откровеннее.
  - А ты все такой же горячий и нетерпеливый, Гримм-кун.
  - Ты! - рыкнул арранкар, оборачиваясь.
  - Цуруги, - почти неслышно выдохнули губы Ичиго.
  
  - Знаешь, Гримм-кун, с твоей стороны такое поведение просто непростительно, - мои ноги коснулись крыши, и я замерла рядом с Эспадой, который сейчас, как никогда сильно, напоминал потрепанного дворового кота. - Мог бы прислать хотя бы букет цветов. Я ведь все могу понять, построение карьеры отнимает у мужчины много времени, так что тут не на что обижаться. К тому же, ты достиг явных успехов. Пятый Номер, весьма достойно. Теперь сам видишь, как порой полезно бывает получить от девушки недвусмысленную мотивацию к служебному росту.
  - Что? Еще чего, - резко фыркнул Гриммджоу с плохо сыгранным безразличием. - Надо мне, как будто, производить на тебя впечатление! Как же! И какого дьявола, ты вообще сейчас лезешь в мой бой?! - вспомнил арранкар, наконец.
  - Как зачем? Ведь если ты умрешь, мне может стать немножко грустно, а я не люблю грустить, - и, прежде чем Квинта пришел в себя от такого признания, я протянула руку, нагло потрепав его по густым волосам. - К тому же, поверь мне, с головой на плечах ты смотришься гораздо симпатичнее, чем без оной.
  Убрать ладонь я успела чуть раньше, чем Гриммджоу сам попытался ее сбросить, и, не задерживаясь, развернулась к другому участнику нашего рандеву, наблюдавшему за всем происходящим хоть и с удивлением, но без памятного мне "включения тормозов".
  - Ичи-бой, а ты я смотрю, тоже времени зря не терял. Возмужал, заматерел...
  - А ты все также любишь потрепаться по делу и без, - отрезал Куросаки.
  - Э? Вы знакомы? - теперь удивленное выражение перекочевало уже на лицо Гримм-куна.
  - Находимся в некотором родстве, так сказать, - бросила я в ответ, не оборачиваясь. - Да, Ичи, прости, как-то неудобно получилось, что мне пришлось влезть в ваш маленький междусобойчик, но меня попросили забрать это синеволосое чудо, чтобы какой-нибудь рыжий хулиган не поломал ему лапку.
  - Так, значит, ты теперь с ними, - яростный блеск в глазах и сдвинутые брови сразу же напомнили мне прежнего Куросаки. - Ты вместе с Айзеном!
  - Ичи, Ичи... Уж кто, как не ты, должен помнить, что я всегда сама по себе, - усмехнулась я, сжимая пальцами рукоять цзяня. - Ты еще злишься на меня? Но разве я сделала тебе что-то плохое? Ну, не считая тех тумаков и затрещин.
  - Ты обманула меня и забрала часть той силы, которая очень могла и по-прежнему может помочь другим, - было похоже, что Ичиго не один раз размышлял над этим вопросом, чтобы так сразу сформулировать настолько сложный и четкий ответ.
  - Сделка была честной, ты сам виноват в том, что нарушил ее условия, да и в том, что изначально согласился на них, - на этом пункте Ичи было меня не обыграть, а что касается второго. - К тому же, почему эта сила должна помогать другим, а не мне? Ты так хочешь? Но подобные требования нужно подкреплять чем-то большим, чем просто желанием. Это я, кажется, давно тебе объяснила.
  - Это я как раз хорошо запомнил, - выдавил Куросаки, играя желваками на щеках.
  Да, он и вправду вырос за время нашего расставания. Руки Ичиго твердо сжимали цзянь-гоу, а от его взгляда, все такого же яростного и осуждающего одновременно, можно было прикуривать сигареты. Но, он не готов был нападать. Потому, что знал, кто перед ним, и вполне отчетливо представлял себе исход нашей схватки с учетом своего прошлого опыта. От былой отчаянной решимости не осталось почти ничего. Тот Куросаки Ичиго, которого я видела перед собой, готов был вступить в сражение без единого шанса на победу, но лишь тогда, когда иного выхода у него попросту бы не оставалось.
  - У меня еще есть к тебе вопросы, - бросил временный шинигами, видимо, подразумевая, что я задолжала ему пару честных ответов.
  Вот только времени у меня на это не было. Остальные бои на территории Каракуры уже завершились, а объясняться тут еще и с другими шинигами мне как-то не хотелось.
  - Тогда подумай над этими вопросами еще раз, составь список, и я дам тебе возможность озвучить их при следующей нашей встрече, - я издевательски улыбнулась, не столько, чтобы позлить Куросаки, сколько просто по привычке. - Могу пообещать, что я, может быть, даже отвечу на некоторые из них.
  - Надеюсь, - сухо ответил Ичиго, - следующий раз наступит не в столь оживленном месте, где мне не будет смысла сдерживать себя...
  Пустая бравада или парень, в самом деле, не шутит? Неужели я ошибаюсь, или просто Ичи научился играть угрозами и недомолвками, совсем как взрослый? Странно, но почему-то я так и не смогла до конца не поверить его словам.
  - Посмотрим, Ичи-бой. Гримми, - я покосилась на арранкара. - Мы уходим.
  - Я тебе не подчиняюсь! - вскинулся Эспада.
  В следующую секунду Лоренцо, появившийся за спиной у Гриммджоу, ударил его ногой под колено, параллельно заламывая руки за спину. Занпакто арранкара, отлетевшее в сторону, я успела перехватить на середине полета и закинула к себе на плечо.
  - Я никуда не...
  Подкованная подошва сапога прижала голову синеволосого к крыше.
  - А тебя никто и не спрашивает. Обрати внимание, всех твоих фраксьонов уже перебили, и сейчас к нам движутся весьма недовольные гости.
  - Уяснил? - склонившись, прошипел Лоренцо на ухо Гриммджоу.
  Тот в ответ попытался что-то фыркнуть, но вастер-лорд уже закинул его на плечо как мешок с рисом и шагнул с края крыши. Я на мгновение обернулась, чтобы на прощание помахать рукой шинигами.
  - Увидимся, Ичи-кун!
  
  Путь обратно через гарганту несколько затянулся. Я уже немного привыкла к долгим переходам, которые открывались через стационарный портал, налаженный Урахарой, но у Айзена, похоже, дело обстояло не лучше. Гримм-кун немного поостыл, и я даже вернула ему занпакто. Впрочем, идти в полной тишине Квинта все равно не смог.
  - Так что ты там говорила насчет того, что расстроишься из-за моей смерти?
  Вот ведь редкостный эгоист! Из всего, что мы там наговорили, выцепил только ту часть, которая интересовала исключительно его. И сразу же попытался ее обсудить.
  - Я просто сказала, что мне слегка взгрустнется...
  - То есть убивать меня твоему миньочику нельзя, - утонил Гриммджоу, покосившись мстительно на вастер-лорда.
  Они оба шли чуть позади меня, но не нужно было видеть их лиц, чтобы почувствовать искры проскакивавшие между ними. Основным катализатором был, разумеется, арранкар. Что его больше раздражало - последний поступок Сальваторе или просто наличие у того столь мощной силы - не берусь сказать.
  - А мне его?
  - Гримми-бой, - я все же остановилась и обернулась, так как этот момент надо было сразу же прояснить. - Я уже сказала, что если ты по глупости сдохнешь, то мне будет грустно. И без разницы, кто это сделает с тобой. Лоренцо, Ичиго или всемогущий Айзен. А вот если ты каким-то образом сумеешь убить моего "миньончика", то грустно мне станет настолько, что я повешу тебя на твоих же собственных кишках.
  Все это я проговорила очень милым вежливым тоном, глядя Гриммджоу прямо в глаза. Наглая ухмылка с лица Квинта Эспада испарилась, как по волшебству, а вот Лоренцо напротив чуть оскалился в сторону.
  - Мы поняли друг друга?
  Арранкар тяжело сглотнул.
  - Да.
  - Вот и замечательно.
  Впрочем, наше путешествие в тишине продлилось недолго.
  - Но... почему?
  Великие предки! А мне, как ни странно, действительно нравилось, что этот парень никак не может успокоиться. Обычно меня это жутко раздражает, но у Гримма это выходило почти также естественно, как забота и сочувствие у Нелиель-тян.
  - Почему? - я продолжала идти, не оборачиваясь. - Лоренцо, пойдешь за мной в Ад?
  - Туда и обратно, - без всякой задержки или сомнения откликнулся вастер-лорд.
  - А умрешь, если я попрошу?
  - Скажи только где и когда...
  Сальваторе был третьим человеком в моей жизни, которому я задавала такой вопрос. Наверное, лучше уж было бы сделать это при иных обстоятельствах, но как получилось, так получилось. Хотя, в ответе, как и в тех двух предыдущих случаях, я не сомневалась.
  Кинув взгляд через плечо, я увидела совершенно пораженного Гриммджоу. Он смотрел не на меня, а на вастер-лорда, и явно так и не мог до конца поверить в то, что тот недавно сказал. Впрочем, мне это и не было нужно, я просто хотела, чтобы синеволосый запомнил хоть ненадолго этот урок.
  - Вот поэтому, Гримм-кун, рядом со мной сейчас именно он, а не кто-то еще...
  
  Передача нашкодившего арранкара на руки Ичимару состоялась в одном из подземных комплексов, куда выводили любые гарганты, открывающиеся поблизости от Лас Ночес.
  - Ай-яй-яй, Гримм-кун! Как же нехорошо! Большие пустые с такими высокими номерами так себя не ведут, - пожурил Гин Гриммджоу, едва мы шагнули под каменные своды. - К тому же ты уходил не один, куда же пропали твои приятели?
  Квинта что-то неразборчиво буркнул в ответ, не глядя на бывшего капитана. Видимо, еще находился под впечатлением от нашего разговора в гарганте.
  - Как и обещала, Ичимару-сан.
  - Благодарю покорно за своевременную помощь.
  - Передайте мое пожелание Айзену-сама, чтобы впредь получше присматривал за своими питомцами. А то я могу в следующий раз забрать их себе.
  - Всенепременно, - кивнул мне Гин с пониманием. - Гримм-кун, пойдем. Кое-кто хочет пообщаться с тобой.
  
  Прогулка по ночной пустыне. Что еще не сделаешь со скуки? И хотя путь до башни был не близкий, я решила проделать часть его пешком. А заодно немного подумать...
  - Что будем делать дальше, онее-сан?
  - Понаблюдаем немного. Я и так посеяла немало семян сомнений, Лоренцо. Будем ждать теперь их всходов и посмотрим на урожай.
  - Не настолько же, по-твоему, глупы наши главные противники, чтобы и дальше совсем ничего не замечать?
  - Настоящие сила и могущество - это умение применять тактику и ресурсы, сообразуясь с выгодой. Однако даже самому умному и умелому стоит помнить, что предсказать наперед до конца ничего нельзя[13]. Слабость наших главных противников в том, что как раз этого они и не понимают...
  
  * * *
  
  - Йоруичи-сан, я... я видел Цуруги.
  Ичиго вернулся в магазин Урахары, лишь на несколько минут заскочив домой, чтобы убедиться, что там все в порядке. Несмотря на множественные нападения, произошедшие этой ночью, обошлось без жертв. Даже Мадараме как-то умудрился отделаться в этот раз без серьезных травм, что было на него совсем непохоже.
  Однако поговорить о том, что случилось, Куросаки мог далеко не с каждым. Цуруги оставалась той тайной, к которой командование Готей-13 относилось очень осторожно, охраняя ее бережно и старательно. Кроме непосредственных свидетелей событий смерти капитан Кучики, только Рукия и Рэнджи были введены в курс дела. Оказавшись тогда на холме, они видели, что Бьякуя был уже мертв и сказать им, как всем и остальным, что это дело рук Айзена, просто так уже бы не получилось. Но, несмотря на все это, был лишь один человек, с которым Ичиго почему-то мог говорить на тему Цуруги полностью откровенно, не боясь открыться в том, что другие могли и не понять.
  - Вот, значит, как, - слова Йоруичи прозвучали холодно и спокойно, слишком холодно и спокойно. - И что же она?
  - Она в Уэко Мундо, она приходила в город вместе с нападавшими арранкарами. Правда, похоже, что она не была на их стороне... до конца. Но если она теперь вместе с Айзеном. Что тогда? Ведь их обоих нужно будет остановить, - сбивчивая речь Ичиго была лишь попыткой выговориться, излить накопившиеся эмоции и попытаться отыскать ту точку опоры, которой ему сейчас так не хватало.
  - Если это так, то ты прав, - по-прежнему без эмоций откликнулась желтоглазая.
  - Но как? Я видел ее, я чувствовал ее силу, и она... Она стала еще больше... Я не мог справиться с ней, когда она была частью меня, а сейчас...
  - Возможно, она все еще остается частью тебя. Тогда ты не был готов, подчинить ее себе. И вопрос лишь в том, готов ли ты к этому теперь.
  Куросаки поднял на Йоруичи тяжелый взгляд.
  - Неужели? А может быть, есть еще что-то, что мне не лишним будет узнать?
  - Всему свое время, Ичиго.
  - Какое, в брюхо к сёдзё, еще время?!!
  Рука Куросаки метнулась вперед, ухватив за ворот оранжевое одеяние Йоруичи.
  - Она уже здесь! И Айзен вскоре тоже начнет действовать по-настоящему! А я до сих пор не могу справиться ни с этой тварью из моего нутра, ни даже с парой поганых Эспад, перебивших несколько десятков человек просто потому, что им этого захотелось!!!
  Пульсирующая темная реяцу, залившая комнату, все сильнее сгущалась вокруг Куросаки. Его кожа бледнела, а в глазах разгорались пугающие золотые огни. Но, несмотря на это, бывший капитан второго отряда продолжала хранить спокойствие.
  - Мне нужна настоящая сила, а не эти жалкие ошметки! Как я могу защитить хоть кого-то, если до сих пор не могу диктовать ни условий, ни места, ни правил боя?!!
  - И чего же ты хочешь сейчас от меня? - тихий голос Йоруичи так и не дал прозвучать следующему вопросу Ичиго.
  - Научите меня тому, что поможет справиться с ней! С тем, что осталось во мне от нее! С тем, что еще осталось во мне от меня!!!
  - Хорошо. Сейчас ты и вправду готов. Киске это, конечно, потом не понравиться, но... Немного правды уже ничего не изменит, - оборотень слегка усмехнулась, а пугающая реяцу, щедро разлитая вокруг, медленно начала рассыпаться мелкими черными хлопьями.
  - Итак?
  - Ну, для начала отпусти меня, - хмыкнула Йоруичи. - А то, как минимум, шюнко будешь изучать самостоятельно.
  Разжав пальцы, Ичиго убрал свою руку, уже удивляясь недавней вспышке эмоций.
  - Что такое шюнко?
  - Давай по порядку, и сначала о твоей дражайшей подруге Цуруги...
  
  
  Глава 12
  
  В приглушенном мягком свете кидо-фонаря пятеро человек, что разместились за круглым столом, сверлили подозрительными взглядами шестого участника "поединка". Тот, продолжал стоически делать вид, что ничего не замечает.
  - Одну, и повышаю...
  Накал напряжения медленно продолжал расти.
  - Открываемся? - Лоренцо сверкнул клыками.
  - Открываемся, - с тихой угрозой откликнулся Сайдо.
  - Фулл-хаус, - хмыкнул вастер-лорд, победоносно откинувшись на спинку кресла.
  - Шулер, - буркнул Кэнсэй, бросая карты рубашкой вверх.
  Остальные игроки солидарно заворчали.
  - Попрошу без наведения подобных напраслин! - тут же откликнулся Лоренцо. - Сначала доказательства, потом обвинения...
  - Какие на хрен доказательства? - не выдержал Эйкичиро. - Девять из тринадцати за кон! И пять раз ты слился с самого начала! Такого фарта не бывает!
  Шинигами сидел на раздаче, и ему было немного обидно, что все его попытки сдать бывшему пустому "гнилые" карты так и не увенчались успехом.
  - И как я жульничаю по-твоему? Ты ж сам сдаешь!
  - Да он их покропил своими граблями, сто процентов, - выдал свою версию Айкава.
  - Проверяй, - хмыкнул Лоренцо.
  Тщательное исследование карт не принесло результатов.
  - Все равно, новый круг новой колодой, - предложение Родзюро было тут же поддержано большинством голосов. - И с новым крупье, - добавил вайзард.
  - Да, пожалуйста, - махнул костяными лезвиями Сальваторе.
  Мэнис достал из картонной коробки, стоявшей под столом, чистенькую запечатанную пачку, разорвал упаковочный полиэтилен и, помешав еще твердые прямоугольники, начал раздачу. Взгляды всех участников при этом по-прежнему были устремлены на нахально скалящегося вастер-лорда.
  Когда все аккуратно взяли карты, бросая короткие взгляды на пришедшую масть, Лоренцо снова нырнул во "межвременье" и быстро обошел по кругу стол. Усевшись обратно на свое место, шулер вернулся к привычному течению бытия.
  - Ну вот! Опять! - Сайдо резко впечатал свою ладонь в столешницу. - Все же чувствуют, что этот гад чего-то с реяцу вертит!
  - Именно, - хмуро подтвердил Кэнсэй.
  - Эй! Я уже сказал и еще раз могу повторить - сначала доказательства! - наглости вастер-лорда оставалось лишь позавидовать.
  - Да иди ты со своими доказательствами, - не стал сдаваться Мугурума. - Были бы они у нас, поотрывали бы тебе уже все пальцы! Но можно ж и без доказательств, при общем-то согласии и одобрении...
  От неминуемой расправы Сальваторе спасло появление Жиана.
  - Лоренцо, онее-сан хочет тебя видеть, - сообщил арранкар, появляясь на пороге.
  - Повезло вам, пасквилянты, - надменно хмыкнул вастер-лорд и, прихватив перекинутую через подлокотник шинель, степенно удалился.
  
  Тащиться на одиннадцатый этаж из подвала было слишком нудно, поэтому Лоренцо предпочел выйти на улицу и, воспользовавшись сонидо, влезть прямо в окно. Защитный барьер распознал в нем своего и поэтому беспрепятственно пропустил внутрь. Стучаться вастер-лорд не стал. Поскольку к сонидо Сальваторе прибегал нечасто, то в плане расхода духовной энергии эта техника выходила у него явно затратной, так что не заметить его появления хозяйка покоев вряд ли могла.
  - Иди на голос, - послышалось из соседней комнаты, и Лоренцо послушно двинулся в сторону кальянной, которую он сам любил именовать "генеральным штабом".
  Онее-сан, окутанная сладким белесым маревом, сидела на низком каменном диване, заваленном подушками, и задумчиво рассматривала бумажное полотнище, расстеленное перед ней прямо на полу. Для Сальваторе узнать эту вещь не составило большого труда, Этерна и Мэнис под личным руководством вастер-лорд нарисовали эту карту по приказу хозяйки несколько недель назад. На ней были отмечены все ключевые объекты пустыни, вроде Лас Ночес, нескольких разрушенных анклавов пустых и самой черной пагоды, а также другие приметные места, изредка попадавшиеся на бескрайних серых просторах.
  - Я тут подумал, надо бы хоть какую-то градацию титулов ввести, что ли...
  Плюхнувшись на большую скатку, лежавшую вдоль стены вместо скамьи, Лоренцо, не дожидаясь приглашения, ухватил второй костяной мундштук и затянулся сам.
  - Тебя что-то не устраивает? - привычная вроде бы усмешка онее-сан и косо брошенный взгляд мгновенно заставили вастер-лорда внутренне подобраться.
  С момента их первой встречи, Лоренцо неплохо изучил привычки и поведение своего нового командира. Поэтому он сразу догадался, что у нее сейчас есть что-то на уме, и этот вызов был связан отнюдь не с желанием пообщаться.
  - Да нет, конечно. Так-то все в ажуре. Все знают, что ты главная, а я вроде как второй по старшинству. Но все равно, как-то вот просто неудобно, что ли. Перед теми же друзьями-союзниками, например. Какая ж из нас серьезная структура, когда все ко всем на "ты" да по имени обращаются.
  - Обделенная гордость заиграла?
  - Не издевайся.
  - А ты так сильно не переживай, - усмехнулась онее-сан, выпуская в сторону вастер-лорда струю серого дыма. - И готова поспорить, некую ранговую табель ты уже набросал. Что-нибудь армейское, чтоб с четкой подчиненностью да по званиям...
  - А почему бы собственно и нет? - не стал юлить Сальваторе. - Порядок он везде порядок, а в военных структурах особенно.
  - Это ты Ямамото при встрече расскажешь... Нет, тебе в этом вопросе волю давать нельзя, не успеешь оглянуться, а ты тут уже какой-нибудь натуральный рыцарско-монашеский орден организуешь.
  - Я ж только из добрых побуждений, - рассмеялся Лоренцо, оценив подколку.
  - Нет, нет и нет. Но! - похоже, предложение вастер-лорда натолкнула хозяйку башни на какую-то собственную мысль. - Набросаю я тебе схемку одной тайной организации. Я с этими ребятами дела не имела, но слухов о них ходило, чуть ли не больше, чем о всяких горных монастырях, вроде Шаолиня. Секта Белого Лотоса они назывались. И было там занятное такое разделение ролей, как по командованию, так и по обязанностям.
  - А поподробнее если?
  - А поподробнее будет сразу после того, как ты для меня кое-что сделаешь.
  - Кажется, теперь уже моя очередь угадывать. Эта работа как-то связана с последними странными случаями в том дальнем районе? - подавшись вперед, Лоренцо очертил когтем упомянутую зону на карте.
  - В десятку.
  - Нел-тян вчера сообщила, что Айзен запретил своим подопечным соваться в ту сторону без крайней необходимости, но это не похоже на его проделки.
  - Но все-таки кто-то там очень знатно порезвился. И по-прежнему продолжает уничтожать всех пустых, подвернувшихся ему под руку.
  - То есть, мне надо будет сходить и посмотреть?
  - Именно. Сбегай, погляди там, если получится, поговори, как ты умеешь.
  - Хорошо, если оно адекватное, то попытаюсь завербовать, - ответил Лоренцо и поднялся, оставляя кальянную трубку на скатке.
  - Старрка с собой возьми, а то он уже все бока отлежал. Да, и предчувствие у меня какое-то нехорошее, связанное с этой штукой...
  - Понял, - серьезно кивнул Сальваторе, подобным предчувствиям онее-сан он почему-то верил всегда.
  
  В покоях Койота стояла привычная тишина, нарушаемая лишь зычным храпом владельца. Лиллиннет, сидя в углу, откровенно скучала, вертела в руках кубик-рубик, подаренный Лоренцо, и размышляла над тем, не пойти ли поискать Алакрана. Скорпион как раз был должен ей пару желаний...
  Внезапный гость, неожиданно прошмыгнувший в комнату из-за занавеси, подмигнул арранкарке и, подойдя к постели, без всякого предупреждения отвесил спящему знатный пинок подкованным сапогом по ребрам. Старрк подавился дыханием на полувсхрапе и разразился ветвистой матерной тирадой. Сальваторе, уже отскочивший на всякий случай к ближайшей стенке, радостно осклабился.
  - Подъем, кабальеро! Труба зовет!
  - Какая труба? - не понял спросонья арранкар.
  - Канализационная, - хмыкнул вастер-лорд. - Опорожняться и в поход по серым дюнам.
  - Лоренцо, иди ты... - далее последовало подробное описание маршрута.
  - Был я там, - отмахнулся Сальваторе, привалившись спиной к гладкому черному камню. - Сыро, темно и ничего интересного. А ты давай вставай, онее-сан велела вытащить тебя на свежий воздух, пока ты тут окончательно плесенью не зарос.
  - Только из уважения к ней...
  - А куда идем? - тут же подскочила к вастер-лорду Лиллиннет.
  - Охотиться, - Лоренцо демонстративно провел когтем о коготь. - Может, даже подеремся по-настоящему, а то и вправду скучно в последнюю пару недель.
  С постели, тем временем, снова раздался надсадный храп.
  - Лиль-тян, не будешь ты так добра, помочь мне немного? - Сальваторе кивнул в сторону уснувшего арранкара и был вознагражден понимающей и жутко довольной улыбкой, не предвещающей Койоту ничего хорошего.
  Минуты через две, уставший от истязаний Старрк все-таки поднялся.
  - Все, все, все. Я встал.
  - Сразу бы так, - ответил Лоренцо, закончив смеяться. - Пойдемте, туда добираться только полдня, не меньше.
  - Прибить бы тебя за такие "подарки".
  - Не, меня нельзя. Кто еще тогда с тобой в шахматы играть-то будет?
  
  * * *
  
  Огромное панорамное окно во всю стену с видом на вечно неизменный пейзаж Уэко Мундо подавляло посетителей своими размерами и придавало еще больше нереальных красок к образу человека, восседавшего в белом кресле на фоне ночного неба.
  - У тебя есть другие вопросы, Улькиорра?
  На лице Трес Эспада не дрогнул ни единый мускул.
  - Нет, Айзен-сама. Мне все предельно ясно. Мы затратим на это ровно столько усилий, сколько потребуется для достижения цели.
  - В таком случае, я рассчитываю на тебя.
  - Все будет исполнено согласно вашему желанию, Айзен-сама. Мне потребуется немного времени на подготовку, после чего можно будет выступать.
  Изобразив нечто, напоминающее легкий полупоклон, Улькиорра, сохраняя на лице полное безразличие, двинулся к выходу. В широких дверях Трес Эспада разминулся с фигурой в таком же белом облачении, как и у него, но чье лицо скрывалось под высокой маской с множеством отверстий.
  - Аарониеро, подойди поближе, - хозяин Лас Ночес сделал небрежный жест, подзывая Новену к себе.
  - Вы хотели видеть меня, Айзен-сама? - раздался вопрос на два голоса.
  - У меня есть задание для тебя, Аарониеро. Что ты знаешь о месте, которое называют старой башней?
  - Прибежище сильных, но глупых пустых, отвергающих ваше безусловное право на единую власть в этом мире.
  - Совершенно верно. И я думаю, что с этим вопросом пора покончить. Однако я не могу позволить себе потерять силу и знания предводительницы этого сборища. Они еще послужат на благо нам всем, и поэтому мне нужен именно ты, Аарониеро.
  - Кажется, я понимаю, о чем вы, Айзен-сама.
  - Именно. Мы устроим так, что ты сможешь встретиться с нею один на один. Надеюсь, справиться с дальнейшей задачей для тебя не составит труда.
  - Можете не сомневаться в моих умениях.
  - Заверши дела, если они у тебя остались, и ожидай, когда я пришлю за тобой вновь.
  Новена Эспада раскланялся не менее церемонно, чем предыдущий арранкар, и вскоре исчез за затворившимися створками.
  - Хм, Айзен-сама, - из полутьмы справа от бывшего капитан послышался насмешливый голос Ичимару. - Я так понимаю, предупреждать нашего друга Аарониеро о том, что способности его противницы во многом сходны с его собственными, вы не собираетесь.
  - Пусть это будет сюрпризом для них обоих, - улыбнулся будущий бог. - Как говорится в одной очень старой пословице - клин клином вышибают. К тому же разве тебе, Гин, самому не интересно, кто окажется сильнее в подобном противостоянии?
  - Как раз очень даже интересно, Айзен-сама.
  
  * * *
  
  Резонанс от столкновения нескольких мощных реяцу, испускаемых явно не самыми обычными противниками, далеко отпугнул бы от этого места любого случайного духа, оказавшегося поблизости. Но случайных свидетелей у этого поединка не было. Все, кто был слабее тех, кто еще продолжал битву, давно расстались с собственными жизнями.
  Две сухопарых фигуры, ведущие причудливый танец, оставляли на сером песке позади себя переплетенные следы. Воздух разрывал скрежет от столкновений двух клинков, один из которых напоминал обычную катану, а второй - причудливо изогнутую позвоночную кость. Внешний облик бойцов тоже производил неоднозначное впечатление.
  Тот, что был вооружен "хребтовым" мечом, имел небольшое и вполне антропоморфное тело, причем некоторые внешние признаки указывали на его принадлежность к женскому полу. Аккуратная маска с парой крохотных рожек на лбу, сквозная дыра в центре груди и испускаемая духовная энергия - все это однозначно указывало на то, что поединщица относится к роду пустых. Что же касается второго бойца, то он тоже принадлежал к духовным сущностям, но вот к "умершим" не относился это точно. И вряд ли кто-нибудь сумел бы точно сразу сказать, что же такое он собой представляет. Хотя окажись здесь кое-кто из ныне здравствующих членов великого дома Кучики из Сейретея, они как раз легко сумели бы узнать это существо и даже назвать его имя.
  
  Мурамаса намеренно затягивал поединок с пустым, поскольку ему не нравилась одна деталь, случившаяся еще в самом начале. Вастер-лордов, с которыми он столкнулся менее часа назад, было двое, но один из них сразу исчез, едва дух меча попытался вступить с ними в бой. Это были первые пустые такого уровня, с которыми Мурамасе пришлось повстречаться за время его скитаний по этой проклятой пустыне, но занпакто был уверен, что последними они точно не будут. Прежде ему попадались лишь жалкие меносы и не самые сильные адьюкасы. Одолеть их и впитать реяцу побежденных, было не трудно, но этих жалких крох духовной силы было пока явно недостаточно для того, чтобы начинать поиски пропавшего хозяина. Мурамасе требовалось намного больше, потому он и кружил по Уэко Мундо, двигаясь по спирали и уничтожая всех пустых, что попадались ему на пути. И наконец-то ему встретился кто-то действительно стоящий, но как возрастает приз, столь же сильно всегда возрастают цена и риск, а Мурамаса не имел права ошибаться и проигрывать. Поэтому он и тянул, не используя свои способности сразу и до конца.
  Тем не менее, долго так продолжаться тоже уже не могло. Противница занпакто пока и не думала выдыхаться, а ко всему прочему, ее мощные багровые серо, которыми вастер-лорд периодически пыталась накрыть врага, демонстрировали, что запасов реяцу у этой твари еще с избытком. Несколько раз Мурамаса, пользуясь явным превосходством в технике боя, пробил защиту пустой, расколов костяную броню, покрывавшую ее тело сплошным покровом. Для многих других оставленные ранения стали бы серьезной помехой для продолжения схватки, но для существа такого уровня это, похоже, были лишь немного раздражающие царапины.
  Ждать больше было нельзя, к тому же занпакто уже начал догадываться, куда подевалась вторая тварь. Поймав меч вастер-лорда на возвратном движении, Мурамаса отвел его в сторону, не давая ни шанса на контратаку, и ударил связующими нитями, с легкостью спеленав и оторвав противника от земли. Внезапность по-прежнему оставалась главным оружием духа, и даже с таким серьезным врагом все сработало безупречно.
  Изящная точеная фигура, почти точная копия предыдущей, изгибаясь, вынырнула из темного пятна тени, отбрасываемой зависшей в воздухе пустой. Широкое плоское лезвие, напоминающее "упорный" кинжал-кастет катар, хищно свистнуло, почти достав до лица Мурамасы. Но несколько связующих нитей были давно наготове, а рука занпакто легко перехватила тонкое запястье второй противницы. Катана духа вонзилась в грудь пустой точно под сквозное отверстие.
  - Это был неплохой трюк, - безразлично сообщил победитель. - Но вы забыли, что тень никогда не движется против света, а ты не всегда успевала за своей напарницей...
  Реяцу вастер-лорда медленно потекло, сливаясь с духовной энергией Мурамасы.
  - Хэй, урод! - внезапный окрик заставил духа повернуть голову влево.
  Похоже, он слишком увлекся сражением, упустив момент, когда поблизости появилось еще несколько мощных источников духовной энергии. А на них явно стоило обратить внимание, хотя бы потому, что один из них превосходил в несколько раз даже тех, кого Мурамаса одолел минуту назад.
  На вершине песчаной гряды, разглядывая занпакто и его противниц, замерли три фигуры. Две были довольно высокими, одна - напротив совсем небольшой. Серые армейские мундиры, высокие сапоги и черные двубортные плащи, хотя правильнее было назвать их шинелями, составлявшие облачение мужчин, были разительно не похожи на привычные одеяния местных обитателей. Их лица не скрывались под масками, но спутать грубую реяцу пустых Мурамаса не смог бы ни с чем другим. Хотя у того брюнета, что был чуть пониже, с ней и творилось нечто необычное. У последней и самой маленькой участницы этого трио на голове присутствовали более обыденные остатки маски, хотя шнурованные ботинки с круглыми носами, изрядно помятые серые брюки и кремовая рубашка, не заправленная и расстегнутая до середины груди, без всяких сомнений указывали на ее принадлежность к одной общности с теми двумя.
  - Болезный, тебя не учили, что так грубо с девушками себя не ведут? - вновь выкрикнул все тот же брюнет с наглой самоуверенностью в голосе.
  - Проявите терпение, - сохраняя безразличие, ответил Мурамаса новым участникам этого действа, вернув свой взгляд обратно к связанным жертвам. - Когда я покончу с ними, то сразу же примусь за вас...
  Похоже, сегодня ему и вправду начинало везти. Столько сильных пустых подряд, это могло значительно приблизить его к следующей цели...
  Буря духовной энергии, грянувшая у него за спиной, заставила глаза занпакто удивленно расшириться. Поток чужой реяцу накрыл Мурамасу с головой, с трудом давая дышать. Все еще не веря в то, что подобная сила вообще смогла оказаться так близко, дух меча шинигами с ужасом глянув налево. На месте прежней троицы теперь возвышалась лишь одинокая фигура, сжимавшая в руках нечто похожее на пистолеты из мира живых. Но уже знакомый голос, внезапно раздавшийся над самым ухом, заставил занпакто испугаться уже по-настоящему.
  - Я смотрю ты, ублюдок, охренел сего числа?
  
  Бессистемно меняя направления атак и двигаясь в своем привычном ритме, Сальваторе набрасывался на противника с разных сторон, заставляя того кружить и обороняться. Впрочем, в большинстве случаев непонятный тип успевал отбивать удары Лоренцо, но далеко не все. Вастер-лорд еще не конца разобрался с кем же он, собственно, имеет дело, но свою добычу этому духу пришлось все же бросить и сосредоточиться исключительно на новом враге. Старрк пока продолжал флегматично наблюдать за всем с вершины бархана, не вмешиваясь в происходящее.
  - Ты думал, пришел и начал убивать всех подряд? И ничего тебе за это не будет?
  Кончики когтей хлестнули по лицу противника, оставляя на лбу четыре косые царапины.
  - Да, парень, это Уэко Мундо. И здесь прав тот, кто сильнее. Но если не хочешь прилечь внимание еще более сильного, не беспредельничай так нагло!
  Светло-серая одежда духа все быстрее покрывалась множеством разрывов, через которые стремительно утекала его реяцу. Если Лоренцо не хотел заканчивать схватку слишком быстро или противник оказывался ему не по зубам в открытом противостоянии, вастер-лорд всегда прибегал к этому способу. Изранить и ослабить врага множеством мелких "укусов", а потом добить, когда тот окончательно потеряет форму. Прежде, эта тактика подводила его лишь однажды, и Лоренцо не счел тут ситуацию ординарной, чтобы совсем отказаться от одного из излюбленных стилей.
  Впрочем, противника можно было заставить и увеличить расход духовной энергии. Легко переместившись в небо над головой у врага, вастер-лорд со скрежетом сплел свои когти в сложную "конструкцию", и вниз практически сразу хлестнула мощная вспышка серо. Израненный дух успел вывернуться из-под энергетического удара лишь в самое последнее мгновение. Но Лоренцо и не пытался растереть его по-настоящему. Еще несколько атак, и бой можно было считать завершенным. Все-таки с самого начала разница в силах между ними двумя была весьма ощутимой.
  На следующем заходе когти левой руки глубоко вошли в плоть.
  - Вот так вот, ублюдок.
  Лоренцо отшвырнул противника на песок, наблюдая, как тот катится кубарем по склону пологого бархана, и примериваясь для завершающего удара. Замерший дух неожиданно резко вскинул голову, и в глазах у него блеснуло что-то весьма нехорошее. Сальваторе почувствовал, как какая-то сила вдруг стиснула его со всех сторон, придавливая к земле и плотно прижимая руки к корпусу. Вастер-лорд метнулся во "межвременье", но вырваться из этой призрачной хватки не получилось даже там. Чертыхнувшись, бывший пустой вернулся обратно и заглянул в усталое лицо противника.
  - Неплохо.
  Тот лишь с трудом поднялся и зашагал к неподвижному врагу, замахиваясь катаной. Вспышка синего серо, промчавшаяся между ними, грянула чудовищным взрывом, утопив все вокруг в своем сиянии.
  
  Изрезанная и обожженная плоть болела невероятно сильно. Опираясь на меч, Мурамаса попробовал снова подняться, и в этот раз у него почти получилось. Свою главную ошибку занпакто уже осознал. Ему стоило уходить, как только выяснилось, что даже с одним из этой новой пары он сможет управиться только с большим трудом. Причем с тем, который был явно слабее. Вмешательство в битву второго поставило для Мурамасы окончательный крест на успехе в сражении.
  А пока что, чудовище с двумя пистолетами неспешно шагало к нему, явно не собираясь тратить лишних усилий на то, чтобы покончить с неудачливым духом. Хотя один совсем крошечный шанс у занпакто еще оставался...
  
  - Твоя способность к дистанционному контролю довольно интересна, - заметил Старрк, остановившись в паре десятков метров от измочаленного врага. - Но ее оказалось не трудно просчитать.
  - Вот как? - искренне удивился Мурамаса.
  - Да, - спокойно ответил арранкар. - Видишь ли, так получилось, что мой друг настоящий мастер мгновенных перемещений. Однако это даже близко не похоже на то, что называют сюмпо или сонидо. Когда ты схватил его, то он не смог сразу же вырваться. Основывайся этот трюк на телекинтическом воздействии или тому подобном кидо, Лоренцо освободился бы без труда. Следовательно, ты как-то заблокировал само пространство вокруг него. А это уже говорит о наличии у твоей силы некой духовно-материальной формы, вполне уязвимой для прямых атак.
  - И что же? - бросил занпакто, выигрывая последние мгновения.
  - Когда я понял это...
  Рука Койота внезапно двинулась с такой скоростью, что за ней не смог бы уследить даже самый натренированный глаз. Синие серо, сплошным потоком очертившие пораженного Мурамасу, разнесли в лохмотья оставшиеся духовные ленты, уже тянувшиеся к Старрку с разных сторон. Эти серо были слабее того первого, но их было слишком много.
  - ... то для тебя это означало - поражение...
  Новый огонек, вспыхнувший в глубине ствола, разгорался целых две секунды, прежде чем плеснуть чистой несдерживаемой мощью в направлении серой фигуры.
  - ... и смерть.
  И все-таки он успел уклониться, потеряв левую руку и половину лица. Но в ту самую секунду, когда разряд синей энергии, промчавшись мимо, еще оставлял на лике пустыни громадную борозду, прямо перед Мурамасой из ниоткуда возник другой противник. Когти-полумесяцы ударили занпакто в живот. Вастер-лорд изогнулся, и его вторая лапа вошла духу в основание шеи. Не вынимая лезвия из ран, Лоренцо с силой сжал "кулаки".
  - Какой ты непонятливый, - усмехнулся Сальваторе. - Ведь мой приятель ясно же тебе сказал - пора сдохнуть, урод!
  И надсадно всхрапнув, Лоренцо дернул руками в разные стороны, разрывая худую фигуру вдоль пояса напополам.
  
  - Вы спасли нас... - в звонком высоком сопрано забавно лязгали металлические нотки.
  Вастер-лорд, сидевшая на песке, смотрела на них с непониманием и некоторой опаской. В Уэко Мундо добычу отбивали у хищника лишь затем, чтобы сожрать ее самому.
  - Не будем мы вас поглощать, не дергайся, - оскалился Лоренцо.
  Угадать, о чем думает пустая, было несложно. Впрочем, до конца словам Сальваторе она так и не поверила, хотя и успокоилась немного. Ее подруга, серьезно раненая после удара в живот и потерявшая немало духовной энергии, оставалась по-прежнему без сознания. Или успешно притворялась в этом. Положив голову раненой к себе на колени, первая девушка начала поспешно проводить над ней какие-то манипуляции, кажется "переливая" той свою реяцу и по-прежнему изредка косясь на "спасителей".
  - Да не будем мы вас трогать, - Лоренцо почти обиделся.
  - Мы не боимся регрессии, - пояснил Старрк.
  - Разве это возможно? - слова арранкара вызвали вполне ожидаемый эффект.
  Побороть страх деградации, было и оставалось чуть ли не главной мечтой всех, кто угодил в царство серых песков.
  - Как видишь. Меня, кстати, зовут Сальваторе Лоренцо, а это...
  - Койот Старрк, - напарник не стал дожидаться, когда его представят.
  - Я - Мурэно. Фуэртэ Мурэно, - после некоторой задержки ответила вастер-лорд. - Моя сестра - Сомбра. Мы, наверное, должны поблагодарить вас...
  - Не стоит, - отмахнулся Лоренцо.
  - Эй, длинные! - послышался со стороны голос Лиллиннет.
  Арранкарка подбежала к остальным пустым, демонстрируя им обломки катаны, которые держала в руках.
  - Это что получается? Клоун, с которым мы дрались, вот... это?
  - Занпакто шинигами, - задумался Старрк. - Способное к материализации своей формы...
  - Где-то я это уже слышал, - хмыкнул Сальваторе.
  - И что с ним делать теперь? - Лиллиннет попыталась соединить обломки меча, но лезвие все также распалось на куски.
  - Оставлять подобную дрянь так просто нельзя, - вастер-лорд покосился красным глазом на арранкара. - Как думаешь, Старрк?
  - Мы не знаем, как и почему он оказался здесь, но без хозяина эта штука будет опаснее бешеной собаки, как бы разумно она не выглядела.
  - Тогда поступим так.
  Взяв у мелкой остатки занпакто, Лоренцо отнес их чуть в сторону и сложил на песок крест-накрест. Проследовав обратно, вастер-лорд обернулся, скрестил когти и ударил в то самое место, где оставил меч, сфокусированным серо. А затем пальнул туда еще раз и еще. На четвертом заходе к нему присоединился и Старрк. И только когда перед ними образовался глубокий колодец, забитый стеклянной крошкой, посланники черной пагоды, наконец, успокоились.
  - Хватит?
  - Достаточно.
  Обменявшись довольными усмешками, арранкар и вастер-лорд обернулись к притихшим девушкам. Кажется, случайная демонстрация силы, которую они провели, да еще и сразу после драки с занпакто, произвела на тех еще большее впечатление.
  - И что дальше? - спросила Мурэно.
  Сомбра уже пришла в себя и открыла глаза, но продолжала молчать.
  - Дальше у нас есть два варианта, - огласил Лоренцо. - Либо мы сейчас просто расходимся в разные стороны, либо вы идете с нами. Если никто из моих спутников не против?
  - Зачем они тебе? - вопрос Старрка, в принципе, был уместен, ведь несмотря на то, что перед ними были вастер-лорды, силы у них на двоих явно было сейчас не больше, чем у того же Ортеги.
  - Может, понравились просто? - сверкнул улыбкой Сальваторе, и тут же получил локтем в бок от Лиллиннет.
  - Просто он не может вернуться к онее-сан с пустыми руками, - пояснила Койоту мелкая.
  - Да, я всегда думаю, прежде всего, о деле, - согласился Лоренцо. - Ну, почти всегда.
  - Я не против, - пожал плечами арранкар.
  - Тогда ты Сомбру и понесешь, - тут же вставил донельзя довольный вастер-лорд. - Вы-то сами, - добавил он, обращаясь к сестрам, - я, надеюсь, отказываться не собираетесь?
  - Мы сможем стать такими, как ты? - напряженно уточнила Мурэно.
  - Гарантий не дам, но шанс у вас точно появится.
  - Мы согласны, - ответила за обеих Сомбра.
  
  Уже направляясь обратно к пагоде с новыми спутницами, Старрк неожиданно напомнил Лоренцо об одном моменте.
  - Выходит, предчувствие онее-сан не подтвердилось, в этом духе не было ничего такого...
  - Он бы сожрал меня, если бы я был один, - хмуро ответил ему вастер-лорд. - И знаешь, что? Ее предчувствие не оправдалось, но, похоже, переселилось ко мне... Давай-ка немного ускоримся, что-то хочется обратно домой побыстрее попасть.
  
  
  Глава 13
  
  Прошла уже неделя с того момента, как я поддалась на уговоры Этерны и согласилась поучить ее немного своему стилю фехтования. При этом стоит ли говорить, что никакого иного способа его освоения, кроме бесконечных практических упражнений, попросту не существовало? Раньше у меня не было учеников, да и передавать свои знания кому-то по наследству я никогда не планировала. С Ичи-куном, ставшим первым, это было немного проще. Там и тогда наши разумы были практически сплетены воедино, а вот как привить и отточить боевые инстинкты Этерны, стало непростым вопросом. Многое из того, что лежало в основе моей, так называемой, техники было завязано исключительно на рефлексы и ощущения. Поэтому, я решила начать с освоения простейших финтов и легоньких "каскадов", понадеявшись, что остальное начнет приходить само. Впрочем, Этерна и так была чуть ли не на седьмом небе от счастья. Как, оказывается, приятно быть кому-то примером для подражания.
  Сегодня мы прогнали основной комплекс приемов, после чего я дополнительно показала арранкарке "лестницу в три ступени", самую базовую чосонскую комбинацию, без которой не освоить ни "малой", ни тем более "большой лестницы". К концу тренировки Этерна, как обычно, полностью выдохлась, а я наоборот ощутила острую нехватку в хорошей драке. Все-таки после Патроса ни одного нормального боя у меня как-то и не было, "танцульки" с Гином определенно не в счет. Поэтому, недолго думая, я отправила блондинку обратно в башню, велев вызвать мне сюда Ортегу. Лоренцо был бы лучшим вариантом, но его я определила на задание со Старрком, так что сейчас приходилось довольствоваться лишь живучим великаном.
  Однако, к моему удивлению, первым на площадке появился Жиан.
  - Онее-сан, - долговязый арранкар, как всегда, блистал безупречным внешним видом и манерами дворцовой челяди Тайного Города. - В башню пожаловал гость, и он желает встретиться с тобой.
  - Кто такой? - то, что бой придется отложить, вызвало у меня некоторое раздражение.
  - Аарониеро Альери, Новена Эспада.
  Такой поворот стал для меня неожиданностью.
  - Сказал, зачем хоть пришел?
  - Он обмолвился, что, вроде как, хотел бы присягнуть тебе на верность, - было заметно, что Жиан тоже, как и я, весьма скептически относится к такому ответу. - И его слова были бы только его словами, но при появлении Новена сослался на Нелиель-сан.
  Это действительно немного изменяло ситуацию. По нашей договоренности Нел, и в самом деле, собиралась "прощупать почву" в отношении других членов Эспады и прочих обитателей Лас Ночес на вполне понятную тему. В последний раз она даже упоминала, что уже закинула несколько вполне успешных "удочек" в сторону Сегунды. Из всей десятки Халлибел и Нелиель, действительно, казались самыми адекватными. Пытаться подкатить к Гриммджоу, я запретила Куарто сразу же, его реакцию на что-либо было предугадать почти невозможно. Но вот о Новене речи точно не заходило, и все-таки... Или слова Аарониеро - правда, или мои игры с Лас Ночес через Нел - это открытая книга для Айзена. Беспокоиться об ошибках и потерях, в любом из этих случаев, уже поздно и глупо. Та что, можно и пообщаться.
  - Он ждет?
  - Ортега за ним присматривает.
  - Ладно, давай пойдем, посмотрим на очередного предателя.
  Жиан слегка поморщился, ему наши с Лоренцо подколки относительно перебежчиков, до сих пор были не по душе. Хотя в пагоде в преданности общему делу бывших солдат Лас Ночес никто сегодня уже точно не сомневался. Ну, может быть, совсем чуть-чуть...
  
  Визитера продержали на первом этаже ровно до того момента, пока на втором все не было подготовлено для встречи. В этом деле очень важна подача. Например, нельзя сначала велеть проводить гостя в переговорную, а потом явиться туда самой. Хочешь - не хочешь, а маленький пунктик в головах у обоих, что это ты к нему пришла, а не он к тебе, засядет накрепко. В мой век дешевых, как ныне я знала, эффектов и чутья на характер, успешно подменявшего сегодняшнюю психологию, такими вещами не разбрасывались.
  Новена был доставлен ко мне под неусыпным конвоем громадного адьюкаса, при этом Ортега не ограничился исключительно моральным давлением от своего присутствия. Еще внизу он сразу потребовал, чтобы гость сдал занпакто на хранение Алакрану. Аарониеро на удивление покладисто согласился. Похоже, поговорить арранкар намеревался всерьез, и это не могло не радовать. Когда фигура в белом облачении и вытянутой маске возникла на пороге, я смогла, наконец, точно и окончательно определиться с уровнем его реяцу. Без ресурексиона Новена был слабее Кортеса раза в три, так что, по всему выходило, что бояться мне нечего. К тому же мой обнаженный цзянь уже был спрятан между подушек на диване так, чтобы с легкостью оказаться у меня в руке в нужный момент.
  Аарониеро уселся в кресло, на которое ему указал Ортега, а сам адьюкас занял позицию у него за спиной, отступив на пару шагов к стене. Я, решив пока придерживаться амплуа радушной хозяйки, указала гостю на стол, сама прихватив кусок какого сыра с ближайшей фарфоровой тарелки.
  - Итак, ты хотел увидеться со мной, - то, что Новена по-прежнему оставался в маске, немного раздражало, ведь это явно был не тот несъемный костяной нарост, от каких я избавила Кортеса и Сальваторе. - Твое желание осуществилось. Теперь следует логичный вопрос с моей стороны - зачем тебя сюда принесло?
  - В Лас Ночес становится не спокойно в последнее время, - затянула на два голоса эта местная пародия на Анонимуса, легендарного виртуального героя современности. - У Айзена много идей и планов, но многие замечают, что в них все меньше логики. А когда эта логика все-таки есть, то она многим не нравится.
  - Что так? Он же ваш создатель и благодетель? - чуть расслабившись, я решила поколоть Аарониеро на тему начальства. - Или родитель требует слишком многого?
  - Родитель хочет от нас всего лишь отдать за него жизнь, если это потребуется, - кажется, это был сарказм. - Для многих такая цена чрезмерна, даже в качестве оплаты за новые силы и возможности.
  - И тут оказывается, что есть еще я и эта башня?
  - Именно так, - маска слегка склонилась, видимо, выражая согласие.
  - Переход Эспады вызовет напряжение между нами и Айзеном, - чуть-чуть подтолкнуть собеседника к главной теме не помешало бы.
  - О, это так, но у меня есть нечто, что с легкостью позволит вам пойти на такие жертвы...
  Как же все-таки неприятно, когда нельзя следить за эмоциями на лице говорящего. Да еще и эта многоголосица с совершенно непонятными интонациями. Пока что появление этого персонажа не вызвало у меня положительных эмоций, но для пользы дела я привыкла держать на борту еще и не таких мразей. В общем, несмотря на то, что беседа протекала именно так, как в моем представлении и должна была, легкая зудливая напряженность из-за антипатии не дала мне успокоиться до конца. И, как выяснилось уже через секунду, совсем не зря.
  Аарониеро, чтобы продемонстрировать мне свое "нечто", резко стянул перчатку с левой руки. То, что я там увидела, можно было охарактеризовать двумя словами - мерзостная пакость. Конечность в виде бесформенного шевелящегося скопления щупалец с пастью отдаленно походило на не самого симпатичного осьминога. После суточного гниения на солнечном берегу. Ортега, хоть и ждал чего-то нехорошего все это время, среагировать первым так и не успел, скорость в число его талантов никак не входила. Новена одним плавным движением метнулся ко мне, растягиваясь над столом, и, похоже, намереваясь влепить мне свою отвратительную лапу прямо в лицо. Меня такой расклад никак не устраивал, так что мой клинок, метнувшийся навстречу Аарониеро, на всю длину лезвия погрузился в гнилостный обрубок. Жуткая пасть громко чавкнула и, несмотря на разрезы, полностью обволокла цзянь. Попытаться выдернуть оружие я не успела. Странная пелена, запорошившая глаза и окутавшая сознание, мгновенно заставила меня потерять всякую ориентацию в пространстве и рухнуть куда-то глубоко на дно непонятной ямы.
  
  Очнуться лицом в луже, такого со мной не было уже лет семьсот, как минимум. Хорошо хоть без остальных прелестей бурной ночи. Приподнявшись и обтерев ладонью лицо, я быстренько осмотрелась. Картина, открывшаяся моему взору, не радовала обилием красок и перспектив. Огромное пространство без видимых границ было залито по щиколотку красной жижей, отдаленно напоминающей кровь. Потолка или неба в этом месте не было, только угольная темнота и сопровождающий ее повсеместно полумрак. А еще здесь были пустые. Десятки, сотни, тысячи...
  Безмолвные многометровые гиганты, обычные уроды стандартного размера и совсем уж какие-то мелкие тварюшки, замершие тесными рядами, отовсюду взирали на меня своими пустыми глазницами масок. Я оказалась в центре небольшого свободного пяточка, плотно окруженного со всех сторон, и радовать в такой ситуации могло лишь полное безразличие этих тварей к моей персоне. Хотя была у них у всех одна общая деталь, изначально не бросившаяся мне в глаза. Из той самой абсолютной небесной темноты к спине каждого пустого тянулось по какой-то жирной пульсирующей серой жиле, чем-то болезненно напомнивших мне культю Аарониеро. А одна из этих псевдо-щупалец, кстати, сейчас целенаправленно спускалась ко мне, разевая клювастую пасть.
  На мгновение испугавшись, я быстро проверила свои силы, и как оказалось, никаких странных изменений в них пока точно не чувствовалось. Если я и оказалась во внутреннем мире Новены, а ощущения от моих прошлых визитов в подобные места были здесь очень схожи, то все мое по-прежнему оставалось при мне. И поэтому, не дожидаясь особого приглашения, я поднялась на ноги, выхватила цзянь из ножен и всадила увесистое бала прямо по зависшему надо мной отростку. Щупальца разлетелась кровавым гноем, но радость моя была недолгой. Словно по команде, разом зашевелились и заворчали все остальные обитатели этого места, не иначе как предыдущие жертвы Аарониеро. Времени на то, чтобы выжидать и размышлять, у меня явно не было, да и очень сомнительно, что все эти пустые захотели бы сделать мне что-то приятное. И поэтому первыми в ход пошли серо, щедро рассылаемые в разные стороны.
  Сражаться в одиночку против целой армии? Ха! Вот уж не думала, что когда-нибудь окажусь втянута в подобное безумие. Однако факт оставался фактом. Эпическая битва с моим участием в главной роли набирал обороты с каждой новой минутой. Спасительным оказалось лишь одно - полная абсолютная непроходимая тупость нападавших, которые уперто ломились ко мне со всех сторон, мешая друг другу и непременно желая вцепиться в меня зубами и когтями. Не знаю, сколько мозгов было у всех этих ребят до того, как они угодили в нутро Новена Эспада, но сегодня они определенно не блистали интеллектом.
  Самыми эффективными оказались серо, выкашивавшие целые аллеи в массе атаковавших, и своеобразная "картечь" из бала. Промахнуться по этой куче было невозможно при всем желании, а многим вполне хватало и одного попадания. Были, конечно, и те, кто покрепче. Поначалу даже попадались адьюкасы и гилианы, выдерживавшие удары серо, но такие как-то очень быстро закончились. В итоге мне оставалось просто кружиться и убивать, убивать, убивать. Три четверти пустых гибли под дальнобойными атаками. Оставшихся я угощала на ближних подходах белыми молниями. Хадо номер четыре до сих пор являлось моей самой слабой, но самой быстрой атакой, уверенно отправлявших в небытие обычных дырявых придурков. Совсем уж редким везунчикам пришлось тесно познакомиться с моими цзянями. О сюмпо совсем забывать тоже не получалось.
  Сколько это побоище заняло по времени, я не знаю, но конца ему не было видно, а силы мои начали потихонечку истощаться. На заднем плане скакали мысли о том, что неплохо бы освоить какое-нибудь круговое серо или нечто не менее разрушительно-площадное из арсенала Бьяки-тян, но остальной разум и тело с методичностью автоматического механизма продолжали уменьшать поголовье безмозглых тварей. Удивительно даже, но в какой-то момент у этой бесконечной толкущейся массы далеко-далеко на самом сумрачном горизонте все-таки появился край. От радости я даже удвоила усилия, а дохлые туши врагов, валившиеся вокруг, продолжали медленно растворяться без остатка в красноватой жиже.
  Последнего пустого я даже не запомнила. Вот очередь бала выкашивает новый ряд, какой-то уже реденький в сравнении с предыдущими, еще два сгустка энергии в пикирующих с неба ублюдков, молния в лицо засранцу топающему за спиной, разворот и... все. Я еще раз огляделась по сторонам на всякий случай и измождено рухнула на колени прямо в лужу. Над моей головой слабо трепыхались уцелевшие обрубки "марионеточных нитей", а вокруг воцарилась неожиданно приятная тишина.
  И тем громче прозвучали в этой тишине шлепающие мокрые шаги. Повернув лицо в ту сторону, я уже хотела угостить бала последнего припозднившегося пустого, но от вида противника у меня по взмокшей спине пробежал очень даже такой нехороший холодок. Закинув на плечо увесистый трезубец, из полумрака ко мне направлялся человек в узнаваемом черном облачении. Шинигами шел, чуть склонив голову, от чего его лицо было скрыто под темной челкой, но вот пульсирующую вену, выходящую у него между лопаток и протянувшуюся наверх в темноту, я рассмотрела очень отчетливо.
  
  Трезубец штука тяжелая и неповоротливая. Боец с трезубцем опасен за счет дистанции атаки, но недостатки в скорости и защите с тыла являются неизменной платой за это крошечное преимущество. Трезубец - оружие рыбаков и китобоев, с ним не выйти против ощетинившегося ряда копейщиков или одинокого мастера меча. Это я так думала всегда. До встречи с этим чертовым шинигами!
  Если бы не предыдущая бойня, достойная стать частью любого варварского эпоса, то ситуация возможно и развивалась бы по-другому. Но отматывать время назад и что-то изменять не умел даже Лоренцо. В результате, я была выжата как тряпка, а марионетка Аарониеро гоняла меня своей трезубой оглоблей как трюмную крысу по всей этой жуткой затопленной равнине. В который раз я едва не наступила на грабли старых определений, позабыв, что имею дело не с материальным миром, а с духовными сущностями. Как бесполезно было надеяться на то, что сломается катана Сенбонзакуры, настолько же глупо оказалось пытаться биться привычным мне манером и с этим парнем. Трезубец он вертел одной рукой как невесомую тростинку, одним запястьем! А еще была вода, хлеставшая прямо из занпакто во все стороны и увеличивавшая силу вращения, а, следовательно, и мощь ударов, достававшихся мне. Отбивать такие атаки одной рукой в моем нынешнем состоянии было чистым самоубийством. Но, даже с разделенными клинками, мне приходилось задействовать для блокировки оба меча. Однако хуже всего было то, что буквально уже за пару первых минут я вымокла насквозь и начала замерзать, хотя как такое возможно в духовном мире, ума не приложу.
  Старая пословица гласит, что опыт не пропьешь, хотя многие и пытаются. В действиях моего противника очень быстро обнаружилась одна интересная деталь. Подавляющее большинство атак шинигами проводил строго по вертикали сверху вниз с небольшими отклонениями в углах. Те немногие горизонтальные выпады, что я видела, были не менее быстры и опасны, но раза в три слабее. И это означало, что у меня все-таки появился шанс. Оставалось лишь надеяться, что еще какого-нибудь козыря в рукаве у Аарониеро не было припасено, иначе мне точно конец.
  Отскочив назад через сюмпо, не очень далеко, так чтобы не заставлять противника сразу же бросаться следом, я метнула цзяни внахлест слева и справа. Шинигами вынужден был отреагировать на такую атаку и отбить мечи, летящие в него с разных сторон. Почти незаметное движение кистью, и тяжелое оголовье трезубца легко отшвырнуло лезвие, приближавшееся слева. Разворот в полкорпуса, новое вращение, и нижний торец древка с веретенным острием на конце с филигранной точностью прижал к земле второй клинок. Красиво, черт побери! На такую технику просто смотреть приятно, но сейчас мне было, к сожалению, не до этого.
  Я к этому моменту уже оказалась почти что рядом с противником. Его оружие все еще было в неудобном для него положении, а вот мой цзянь после рывка за шелковую ленту уже возвращался обратно в ладонь. Конечно, у шинигами еще была возможность меня атаковать, но и этот момент я просчитала заранее.
  - Бьякурай!
  Разряд молнии пронзил парню правое плечо. Насколько бы он был сейчас нечувствителен к боли, но махать своим железным дрыном, по крайней мере, ближайшие пять секунд с прежней скоростью и грацией у него бы не получилось. А мне большего и не надо. Цзянь уже взметнулся, метя острием в основание шеи, когда левая кисть шинигами неожиданно оказалась обращена раскрытой ладонью ко мне.
  - Хадо номер тридцать один! Шаккахо! - безжизненно вымолвил мой противник.
  Проклятье! Мы были уже слишком близко, и сформировать защитную сферу я попросту не успевала. Терять возможность для атаки, вероятно уже последнюю, тоже было глупо. Огненная вспышка взорвалась мне прямо в лицо. Я бросила всю реяцу, что у меня еще оставалась, на поддержание иерро, надеясь, что внешняя оболочка продержится хотя бы пару секунд. По коже начало расползаться знакомое ощущение ожога, а в грудь мне врезалась ударная волна от взрыва. Но рука, сжимавшая обоюдоострый клинок, все-таки успела почувствовать, как лезвие входит в жесткую плоть.
  
  Моим смутным надеждам на то, что этот бой, наконец-то, закончится, сбыться было не суждено. Новое место, в котором я оказалась, походило на сырой прибрежный грот. От стен, заросших бледной плесенью, тянуло какой-то тухлятиной. В мутно-зеленой воде брюхом вверх плавали подгнивающие рыбки. И, в принципе, остальная обстановка здесь выглядела не менее непрезентабельно. Приподнимавшийся из воды камень, на котором я очутилась, был покрыт все той же неприятной склизкой гадостью. Напротив с точно такого же возвышения на меня с усталым интересом смотрел хозяин этого места.
  Язык мой - враг мой! Чтоб мне залить чернилами свитки Яньло-вана! Злодейка Судьба оставалась по-прежнему в своем репертуаре. И ведь не скажешь же никому ничего на такую радость - сама дозвалась как-никак. Тряхнув некогда рыжей вылинявшей гривой, сёдзё поднялся в полный рост, опираясь на свою морскую рогатину, и громко фыркнул. Темные жабры, раскрывшиеся двумя рядами на чешуйчатой шее, были покрыты легким белым налетом. Весь остальной внешний вид океанского демона тоже ярко указывал на его паршивое состояние. Хотя, ничего удивительного, ведь хозяин этого занпакто сейчас был безвольной марионеткой Новена Эспада, частью используемой Аарониеро силы, так с чего бы это делам во внутреннем мире у самого шинигами обстоять хорошо?
  Тем временем, сёдзё, похоже, решил разобраться с нежданным нарушителем. У меня же уже едва хватало сил на то, чтобы просто стоять. Демон шагнул в грязную густую воду, провалившись по колено, а я предупреждающе вскинула руку.
  - Погоди! Есть разговор!
  Сделав еще один шаг, сёдзё, к моей неописуемой радости, замер, подслеповато таращась на меня своими крохотными красными глазками.
  - И что же мне может сказать одна из таких тварей? - прошипел демон презрительно.
  - Каких таких?
  - Что влезают в само естество и подчиняют других своей воле!
  Похоже, знакомство с Аарониеро оказалось для сёдзё не из приятных.
  - Я никого не подчиняю. Да, проникаю во внутренний духовный мир, но не более того. Именно так я тут и оказалась. Ты, вообще, хотя бы в курсе, что происходит?
  - Кайена... его поглотили, - кажется, вспоминать для сёдзё было не менее трудно, чем мне сохранять вертикальное положение. - Боль... Много боли... Боль потери... Слабость... Отчаяние... Смерть должна была все завершить, но кошмар продолжался... Один из многих, кто заключен в этой духовной тюрьме...
  - Больше никого не осталось, - бред демона хотя бы дал мне примерное понимание такого, как обстоят дела у несчастного шинигами. - Я всех перебила, кроме твоего хозяина.
  - Ты настолько сильна? - кажется, сёдзё искренне удивился. - Но тогда, ты можешь убить и нас... Чтобы разорвать этот кошмар, разорвать раз и навсегда...
  Не скажу, что такой вариант был для меня совсем неприемлем. Очень даже приемлем, вот только оставался вопрос, как потом выбраться из Аарониеро наружу. Мне нужен был кто-то, кто знает об этом месте хотя бы самую малость, и ситуация не радовала обилием кандидатов. Сёдзё все еще что-то бормотал, жалкое зрелище...
  - Слушай, если я разорву нить, что контролирует твоего хозяина, это хоть ненадолго освободит его от влияния этой твари?
  - Нет, - демон покачал головой. - Сейчас они уже одно целое, разорвать связь или убить Кайена - нет никакой разницы. Но зачем тебе освобождать его? Просто убей нас, ведь так будет проще!
  Суицидальные наклонности у чешуйчатой гадины проявлялись все очевиднее. Видать, ему и его хозяину и вправду было тут очень хреново.
  - Убить вас я успею всегда...
  Пространство грота вокруг начало как-то нехорошо колебаться. Проклятье! Похоже, что я уже сама не могла удерживаться в этом месте слишком долго, реяцу итак была давно на переделе, а находиться в чужом духовном мире - это вам не в другую комнату зайти.
  - Послушай, я могу попробовать вытащить вас отсюда, но тебе придется поверить мне.
  Демон хотел что-то ответить, но болезненно закашлялся, харкая зеленой слизью.
  - Я должна поглотить всю духовную силу этого места.
  - Ты хочешь, чтобы я добровольно поддался тебе, - сёдзё устало кивнул и привалился к камню. - Хорошо, пусть будет так. Нет никакой разницы... Но обещай, что убьешь нас, если не сможешь сделать что-либо еще...
  - Обещаю.
  Это слово я произнесла вполне искренне. Такую просьбу не сложно исполнить, а я итак остаюсь в выигрыше в любом случае. Хотя бы небольшое пополнение запасов реяцу уже само по себе неплохо, а с остальным разберемся по ходу.
  Спрыгнув в воду, я быстро направилась к больному сёдзё. Тянуть было не к чему, пещера перед моими глазами уже итак ходуном ходила, а еще не хватало, чтобы демон вдруг в последний момент передумал. Цзянь легко погрузился в чешуйчатую грудь, плеснув из раны в жижу у нас под ногами черным прелым ихором.
  - Не забудь обещание, - пробормотал монстр, теряя сознание.
  
  И вот перед моими глазами вновь знакомая равнина, залитая разбавленной кровью. После непродолжительного визита в загнивший грот я почти, что рада ее видеть. В моей левой руке был по-прежнему сжат меч, а пронзенное тело шинигами тяжело навалилось мне на плечо. Дернув к себе второй клинок, я перерубила усохшую жилу, тянувшуюся из спины Кайена, продолжая удерживать его на первом цзяне. При этом я, как могла, инстинктивно пыталась за счет лезвия меча удержать в теле шинигами то самое нечто, что должно было представлять собой его сущность.
  Мой бывший противник навзничь повалился в воду, а я опустилась с ним рядом, пытаясь прийти в себя. Некоторое время ничего не происходило. Я уже даже поверила в то, что мой эксперимент провалился, когда Кайен с кашляющим вдохом открыл глаза. Несколько секунд он просто лежал, безразлично уставившись в темноту, и только потом покосился, наконец, в мою сторону.
  - Спасибо, - хриплый голос шинигами звучал едва различимо.
  - Пока не за что, - отмахнулась я. - Давай решать, что делать дальше?
  - Думаешь, отсюда можно выбраться?
  - Я ничего не думаю, я собираюсь пробовать. Тебя, кстати, как зовут-то?
  - Шиба Кайен. Лейтенант тринадцатого отряда, - губы шинигами изогнулись в ироничной усмешке. - Хотя уже, наверное, бывший лейтенант. Вот дерьмо! Я даже не знаю, сколько времени прошло, с тех пор как в меня забралась та сука... По ощущениям, так лет тысячу, не меньше...
  Шиба Кайен. Где-то я уже слышала это имя, но где? Память со скрипом напомнила мне о замечательном разговоре, случившемся как-то в моем присутствии в Башне Раскаяния.
  - Так ты получается из клана Шиба?
  - Да, - лейтенант посмотрел на меня с некоторым удивлением.
  - Тогда тебе привет от Генджи и Куукаку.
  - С ними все в порядке?! - Кайен дернулся, но тут же бессильно осел обратно.
  - Насколько я знаю, у них все путем, хотя обратно в Сейретей их до сих пор не пускают.
  - Ясно, - улыбка лейтенанта стала заметно шире. - Это, конечно, хорошо, а то Генджи еще совсем сопляк...
  - Вообще-то он уже в знатного кабана вымахал, - уточнила я.
  - Да? Значит и вправду немало времени прошло... Ну, а тебя-то как звать?
  - Нет у меня имени, - я хмуро зыркнула на собеседника. - Было когда-то, да пропало.
  - И как к тебе обращаются другие? - изогнул бровь лейтенант.
  - А как хотят, так и обращаются, - тема с именем до сих пор меня немножко раздражала, так что углубляться в нее совсем не хотелось. - Лучше давай расскажи, что знаешь об этом месте, лейтенант.
  - Как скажешь, Карада-сан[14], - судя по возрастающей наглости, Кайен уже окончательно пришел в себя. - Мы находимся в духовном мире твари по имени Аарониеро Альери. Вообще, это не одна, а две сущности, но там все сложно. Когда-то эта дрянь сожрала того сучьего выродка, что добрался до меня, - при упоминании последнего пустого со стороны Шибы полыхнуло неприкрытой ненавистью. - Аарониеро затягивал в себя всех, кого мог, и постоянно увеличивал свои силы за счет реяцу жертв. Ты оказалась первой, кто сумел противостоять захвату, уж не знаю и почему.
  - Я могу проникать во внутренние духовные миры.
  - Тогда понятно. Хотя, есть здесь парадокс, - Кайен медленно сел и задумчиво посмотрел по сторонам. - У пустых нет духовного мира, от того они и пустые. А у Аарониеро есть, хотя не должно быть.
  - Варианты? - если честно, я совершенно не уловила куда клонит шинигами.
  - Мы с тобой сейчас не в настоящем внутреннем мире. Данное духовное узилище, создано этим гадом для пленников. Такова, вероятно, его врожденная способность. А это просто суррогатная поделка, сформированная за счет собственной реяцу пожирателя.
  - То есть, все это, - я обвела пальцем равнину и темное небо над ней, - и даже это, - моя ладонь плеснула немного жижи в сторону Кайена, - на самом деле и есть Аарониеро?
  - Очень может быть, - пожал плечами Шиба.
  - Хм...
  Шальная мысль, пришедшая мне в голову, была слишком дикой и невероятной, чтобы не попытаться воплотить ее в жизнь.
  - Считаешь, есть шанс пробиться наружу? - в голосе у Кайена явно зазвучала надежда.
  - Не совсем.
  Широко размахнувшись, я вонзила цзянь в дно бесконечной кровавой лужи, и встала на колени, держась обеими ладонями за рукоять меча.
  - У пустых нет духовного мира, и нет внутренних защитников, а потому мне всегда было так легко их поглощать...
  Пространство вокруг содрогнулось в животной судороге. Черные трещины распороли реальность с разных сторон, будто трещины, разбегающиеся по стеклу.
  - Ты что... Ты пытаешься сожрать его... ИЗНУТРИ?! - кажется, от этой догадки Шиба завис где-то между ужасом, неверием и восхищением от подобной наглости.
  - Держись за что-нибудь, лейтенант!
  И в который раз за сегодня, под ногами у меня распахнулся незримый провал бесконечной бездны. Вот только теперь этот "полет в никуда" сопровождался еще и забористым матом в исполнении моего невольного спутника.
  
  Пуховые подушки врезались мне в поясницу не хуже деревянных чурбаков. Оказаться в стенах родной пагоды было несказанно приятно, особенно после всех предыдущих мест, где мне неожиданно пришлось только что побывать. Окружающая обстановка в комнате практически не изменилась. Похоже, все мои безумные сражения и прочие приключения заняли в этом мире не больше пары секунд.
  Кресло, в котором сидел, Новена было свалено на бок, а сам арранкар оказался прижат к полу громадной лапищей Кортеса. Вторая рука адьюкаса уже опускалась вниз с явным намерением размазать голову гостя в кровавую кашу. Из-под маски неслись какие-то сдавленные звуки, немного непохожие на те голоса, что слышались оттуда раньше. Мой взгляд зацепился за руку Аарониеро, все еще сжимавшую лезвие моего меча. Вместо прежнего гнилостного обрубка это была вполне нормальная человеческая кисть, вдобавок ко всему еще и порезавшая ладонь об острую грань.
  - Ортега, стой!
  Кулак размером с трехпудовую гирю замер в каком-то крохотном волоске от поверхности маски. Издав вздох облегчения, "Аарониеро" обмяк на полу.
  - Посади его обратно, - распорядилась я, расслабленно растекаясь по дивану, и чувствуя, как в теле болит буквально каждый сустав и каждая мышца.
  Мда, после такого я не скоро захочу вновь поучаствовать в хорошей драке. Некоторые желания имеют обыкновение исполняться, но отнюдь не так, как мы рассчитываем.
  - Онее-сан? - Ортега замер в явной нерешительности, я же наблюдала за существом в белом одеянии, оказавшимся сейчас передо мной.
  Справившись кое-как с застежками на маске, Кайен швырнул ее части на пол, добавив сверху удар ногой и расколов их на несколько кусков. Бросив взгляд на меня, Шиба замер, но я улыбнулась в ответ и указала на полированный поднос, стоявший перед ним на столе. Перевернув несколько пиал, шинигами схватил кусок металла и почти минуту без слов вглядывался в свое искаженное отражение.
  - Ну не хера ж себе! - радостно выдал он, наконец, широко осклабившись.
  - Теперь все в порядке, Ортега, - успокоила я адьюкаса. - Наш старый гость покинул нас, но на замену ему пришел куда более адекватный.
  - Вашу ж мать, вашу жешь мать, - продолжал счастливо бормотать Шиба, ощупывая свою физиономию. - Не, это во-о-още-е-е...
  Глядя на это зрелище, я и сама невольно радовалась. Ведь именно я, как никто, понимала те чувства, которые лейтенант сейчас испытывал. А ведь кроме всего остального, стоило еще и учитывать тот факт, насколько же тяжелее и хуже были те испытания, что выпали на его долю в сравнении даже с моей ситуацией. Нет, Ичи-кун, разумеется, оставался неподражаем, но моя последняя закуска по имени Аарониеро определенно была не самым лучшим ублюдком, ни на том, ни на этом свете.
  - Кайен-кун, - мне пришлось окликнуть шинигами, чтобы он наконец-то отвлекся от себя любимого. - Может быть, чаю? Или еще чего, слегка покрепче? - добавила я с намеком.
  - Вот уж точно от чего я сейчас не откажусь, - лицо лейтенанта буквально светилось. - Да и перекусить бы не помешало. И еще, знаешь, - Кайен презрительно оттянул край белого облачения Аарониеро, - хорошо бы во что-нибудь переодеться поприличнее. А то эти шмотки такие узкие, и подванивают кое-кем...
  - Вижу, предлагать тебе чувствовать себя как дома, будет излишним. Ты итак неплохо сориентировался, - я рассмеялась, оборачиваясь к дверям, где уже столпились арранкары, сбежавшиеся на шум. - Жиан, помоги нашему новому другу со всем, что ему потребуется. Кайен-кун, жду твоего возвращения, нам еще есть о чем поговорить.
  - За тобой стол, Карада-сан, - весело ответил мне шинигами, поднимаясь из кресла.
  
  * * *
  
  Треск рвущейся материи пространства разрушил идиллию спокойного солнечного дня. Где-то совсем далеко от этого места взвыли тревожно динамики и озарились алым светом экраны локаторов и выпуклые мониторы. Края беззубой гарганты медленно расступились, пропуская в мир живых людей четыре разномастных фигуры.
  - А я смотрю, нас уже встречают, - усмехнулся стройный брюнет с женственными чертами лица. - Как мило.
  Гриммджоу, замерший рядом с ним, безразлично фыркнул, всматриваясь куда-то вдаль.
  - Лично мне насрать, - откликнулся Ларго. - Я здесь исключительно за тем, чтобы прибить пару наглых сволочей!
  - Тех самых, что так отделали тебя в прошлый раз? - ядовито уточнил гермафродит.
  - Да, заткнись ты, Луппи, - рыкнул Ямми, но Секста Эспада лишь улыбнулся еще шире.
  - Первый раз в жизни согласен с тобой, - поддержал Декаду синеволосый арранкар. - Вы как хотите, а у меня запланирована встреча с одним рыжим уродом.
  - Тебе было мало выволочки в прошлый раз, когда...
  Договорить Луппи так и не успел. Гриммджоу просто стартовал с места, не дослушав его, и на бешеной скорости умчался в сторону городских построек.
  - Фи, как невежливо, - поджал губы Секста. - Но, похоже, Ямми, у нас и вправду, есть чем заняться, а?
  - Ага, - кивнул здоровяк, оборачиваясь к четверке приближающихся шинигами. - Давай, повеселимся что ли. Эй, новенький?
  Но четвертому бойцу маленькой группы вторжения не было до своих товарищей никакого дела. Ведь, разноцветные бабочки, по мнению Вандервайса, заслуживали куда большего внимания. Декада, видя такое, лишь шумно скривился и грязно выругался.
  - Да мы итак справимся, - прокомментировал происходящее Луппи.
  
  Куросаки столкнулся со "старым знакомым" над лесной опушкой, как раз на границе пригорода. Почувствовав поблизости появление реяцу сильных пустых, Ичиго сразу же прервал тренировку и поспешил сюда. Откровенно говоря, временный шинигами очень рассчитывал увидеть здесь однорогого брюнета или кого-нибудь из выродков Цуруги, но сегодня ему опять достался Квинта Эспада.
  Впрочем, к схватке по полной программе Ичиго готовился уже давно, так что грех было не проверить достигнутые результаты на практике. Дополнительные защитные пластины, закрывавшие теперь сверху кисти и пальцы Куросаки, делали те части доспехов, что надевались на руки, окончательно похожими на самурайские наручи-котэ. Кроме того, контроль над собственной реяцу Ичиго поднял как минимум на пару ступеней.
  В этот раз Гриммджоу решил обойтись без "предварительной программы", обнажив свой меч и атаковав противника сходу. Несколько мощных ударов заставили Ичиго уйти в оборону, но вскоре первоначальный напор арранкара заметно выдохся.
  - Итак, ты вернулся, чтобы получить добавки? - усмехнулся Куросаки в секундной паузе, сам бросаясь в атаку.
  - Это мы сейчас еще посмотрим кто, что получит, - ответил Квинта рычащим хрипом, отбиваясь от яростных наскоков шинигами. - Хватит! Не играй со мной, сопля! Бейся обоими клинками!
  Его противник, и вправду задействовавший до сих пор лишь один из своих цзянь-гоу, нагло оскалился, уходя в сюмпо и появляясь за спиной у пустого.
  - С чего бы мне это делать?!
  Удар Куросаки едва не зашвырнул Квинту в крону ближайшего дерева. Лишь в последний миг Гриммджоу успел блокировать изогнутое лезвие, но "клюв" на его конце все равно оставил на руке у Эспады длинную кровавую борозду.
  - Мне вполне хватит и одного меча, для такого как ты!
  - Ты хочешь разозлить меня, придурок?! - взревел синеволосый. - Так поздравляю! У тебя это только что получилось!
  Еще один короткий обмен ударами, и в левой руке у Гриммджоу начала формироваться алая сфера серо. Ичиго, успевший отскочить назад, молча, замер, выжидая действий врага, а арранкар, не став мудрить, всадил энергетический залп разрушительной реяцу точно в противника. Багровый поток девятым валом накатил на Куросаки, но шинигами, все-таки потянувшийся за вторым клинком, ударил прямо по красному зареву. Его цзянь-гоу ярко сверкнули серебристым светом, и серо, словно налетев на непреодолимую преграду, разлетелось угасающими искрами в разные стороны.
  - Подавить мою атаку за счет собственной голой реяцу? - такой маневр вызвал у Гримма некоторую оторопь. - Неплохо, сопляк...
  - Я только начал, дырявый, - хмыкнул Ичиго.
  - Ты все равно сегодня сдохнешь! И в этот раз никто меня не остановит!
  - И чем же я так сильно тебе полюбился?
  Похоже, что подзатратившись на серо, арранкар решил немного "перекурить", а Куросаки и сам был не против перевести дыхание после проделанного им фокуса.
  - Тем, что я хочу порвать тебя на куски, - синеволосый озлобленно прищурился. - Сначала тебя, а потом и этого беспалого ублюдка. Тогда мы и посмотрим, кто из нас чего достоин в этой жизни, и где кому и когда следует находиться!
  - Вот значит как? - Ичиго покачал головой. - Ладно, одну попытку я тебе дам...
  Ушедший в сонидо, Гриммджоу нанес свой удар сверху и сзади. Но прозрачная сфера, возникшая вокруг фигуры шинигами, позволила катане врубиться в свою поверхность, но лишь на незначительную глубину.
  - Но только одну, - закончил Ичиго, оборачиваясь к противнику.
  
  Бой представителей Эспады с офицерами десятого и одиннадцатого отряда протекал явно не в пользу последних до появления на месте событий жизнерадостного типа в зеленом хаори и полосатой панамке. Оставив Сексту на усмотрение капитана Хицугаи и остальных, Урахара принялся, как мог, изгаляться над Ямми. А изгаляться хозяин скромного магазинчика любил и умел весьма неплохо. Хотя вмешательство со стороны очнувшегося вдруг Вандервайса заметно смешало Киске все карты. К тому же, резонанс от еще одной схватки, бушевавшей неподалеку, свидетельствовал о том, что Куросаки тоже нашел себе достойного "собеседника".
  Переломным моментом стало возвращение в строй Тоширо, еще вначале неудачно угодившего под атаку Луппи, активировавшего ресурексион. Ледяные колонны стиснули со всех сторон Секста Эспада вместе со всеми его щупальцами, и победа уже, казалось, была близка. И именно в этот момент с противным звуком в небе раскрылись новые гарганты, из которых полыхнули стопы желтого света. Было, похоже, что Айзен почему-то решил отозвать своих бойцов. Вполне вероятно, что руководствовался он при этом даже такой причиной, как сохранность жизней собственных подчиненных.
  - При нашей следующей встрече, капитанчик, я оторву тебе твою мелкую головешку, - прошипел раздраженно Луппи вместо прощания, давно потеряв свою первоначальную манерность и игривый стиль разговора.
  Хицугая отвечать хоть как-то на подобные угрозы счел чрезмерным.
  
  Истративший солидный объем реяцу, которого бы хватило на пару батальонов обычных пустых, и получивший полдесятка мелких ранений, Гриммджоу все еще надеялся, что сумеет сломить своего врага без помощи ресурексиона. В другой ситуации он пустил бы его вход, не задумываясь, но воспоминания о том, как ублюдок по имени Лоренцо, играючи и в одиночку, расшвыривал их обоих, заставлял Квинту продолжать биться лбом об эту монолитную стену. Внутренняя установка, которую Гриммджоу сам для себя незаметно вывел, неумолимо гласила - если рыжего шинигами не получиться победить в обычной схватке, то пытаться добраться до нахала в шинели, не стоит даже и пробовать.
  Вот только Ичиго отнюдь не спешил так просто предоставить Гримму лавры триумфатора. За этот месяц Куросаки стал явно сильнее и быстрее. Последний обманный финт, когда острие с обратной стороны "рукояти" цзянь-гоу едва не лишило арранкара глаза, лучше всего демонстрировал насколько шинигами начал превосходить своего врага. Хотя в прошлый раз они и смотрелись почти на равных.
  - Паскуда...
  Выбора не оставалось. Пытаться попасть в сопляка при помощи серо, было бессмысленно, а бала не смогло бы пробить его защитную сферу при всем желании. В остальном Ичиго был тоже слишком хорош...
  - Скрежещи...
  Холодная ладонь Улькиорры, опустившаяся на запястье Квинты, не дала тому закончить процесс высвобождения.
  - Миссия окончена, - сообщил сухо Трес. - Мы уходим.
  Желтый свет, озаривший арранкаров, стал подтверждением этим словам.
  - Эй, Улькиорра! - шинигами, зависший в воздухе напротив пустых, смотрел только на зеленоглазого Эспаду. - Бежишь от схватки! Бить в спину ты мастер, но это и несложно! А ты приходи как-нибудь для честной драки, возьми пример с Гриммджоу!
  - Ты мне неинтересен, - Улькиорра ответил на это своим обычным безжизненным тоном.
  - Но и наш разговор еще не окончен, Ичиго! - выкрикнул Квинта, которому хотелось рвать и метать как от собственного бессилия, так и от того, что их поединок был прерван столь внезапно.
  - Как скажешь, дырявый!
  
  Использовав "карманный" гигай, и теперь шагая по дороге, Урахара уже возвращался обратно в город, когда его нагнал Куросаки. У остальных шинигами не было причин составлять компанию бывшему капитану, а вот временный шинигами еще должен был забрать свое тело, находившееся сейчас в подвале лавки. Тренироваться на полигоне под магазином Ичиго начал уже давно и делал это теперь на регулярной основе. Хотя сейчас часть помещения и забрали под свои нужды Садо и Рэнджи.
  - И что это, по-вашему, было, Урахара-сан?
  - А на что именно ты намекаешь, Куросаки-сан?
  - Их отступление... Да, они откровенно сливали бой, но еще не настолько явно... К тому же их старший упомянул, что миссия выполнена.
  - Вот оно как, - нахмурился Киске. - Это многое меняет. Вполне возможно, мы что-то упустили из общей картины, Куросаки-сан. Поэтому предлагаю сейчас внимательно все проверить. Мало ли...
  - Тогда, я сначала загляну к себе домой, - ответил Ичиго, мгновенно исчезая в сюмпо.
  - Как пожелаешь, Куросаки-сан, - сказал Урахара уже в пустоту. - Хотя за твоих близких я бы так сильно не переживал. У них-то всегда есть рядом неплохой защитник, но такой как раз есть далеко не у всех...
  
  
  Глава 14
  
  События последних дней сыпались одно за другим, никак не желая кончаться. Сюрпризы, приятные и не очень, окончательно разрушили и без того не слишком-то размеренную жизнь в моей башне. Я, впрочем, была только за, безделье как таковое уже начало меня порядком утомлять. И как бы сильно мне не хотелось еще недавно тишины, покоя и расслабленной неги, пресыщение всем этим наступило достаточно быстро.
  Лоренцо и Старрк, вернувшись из своей "командировки", пополнили число жильцов, обитавших в пагоде, парой занятных сестричек. Близнецы вастер-лорды были не слишком сильны, но зато их способности оказались довольно-таки интересны. Действуя всегда исключительно в паре, эти пустые представляли собой грозных противников. Боевые навыки Мурэно оказались на очень достойном уровне, а способность второй сестры притворяться тенью первой была главным козырем в их смертоносной комбинации. Да и сражаться Сомбра тоже умела весьма неплохо.
  Процесс снятия масок в этот раз прошел на удивление легко и быстро. Возможно, это было как-то связанно с тем, что в случае с Лоренцо ни он, ни я не знали, что выйдет в итоге, а Ортега в свою очередь относился к успеху операции с изрядной долей скепсиса. Мурэно же и Сомбра напротив не только верили в то, что у меня все получится, но еще и сами очень этого хотели. Хотели так сильно, что отыскать нужные "искры" не составило никакого труда, а "раздуть пламя" во всю мощь получилось с первой же попытки. Кроме изменений внешних и исчезновения дыр, никаких разительных метаморфоз не случилось. Разве что только меч Мурэно принял форму более сходную с ниппонской катаной, однако предположение, сделанное Сальваторе о том, что у меня якобы получилось сформировать полноценное занпакто, на практике не подтвердилось.
  Однако оставались вопросы относительно способностей сестер. Сами теперь уже бывшие пустые не очень понимали, как и почему работают их навыки, усвоенные на уровне инстинктов, так что я попросила разобраться в этом вопросе Хати. После некоторых экспериментов вайзард пришел к следующему выводу. "Уход в тень", который умела использовать Сомбра, был не чем иным, как создание собственного подпространственного "кармана". Прячась в нем, вастер-лорд могла почти свободно перемещаться в некоторых пределах от Мурэно, удерживаясь за сестру как за "якорь" в привычной реальности. К сожалению, никаких особых преимуществ ни для кого кроме самих девушек это не давало. В "карман" нельзя было спрятать еще кого-то или что-то, но, тем не менее, Хати идеей создания подобных стационарных "тайников" очень заинтересовался. Кое-что из его барьеров вполне могло смоделировать схожий эффект, и толстяк явно был не против поэкспериментировать, а сестрички, счастливые от того, что сумели избавиться от страха регрессии, с удовольствием ему помогали.
  Кроме всего прочего, Фуэртэ с моего позволения заняли седьмой этаж башни. Таким образом, свободное пространство в пагоде, которого еще, как недавно казалось, было неоправданно много, сократилось до двух этажей. При таких темпах прироста в личном составе команды мне вскоре могла понадобиться еще парочка подобных сооружений. Хорошо хоть Кайена удалось на время спровадить в подвал. Кстати о нем...
  Впервые за все это время в башне появился серьезный источник проблем, имя которому было лейтенант Шиба. Некоторое время, пока Кайен радостно отмечал свое возращение из желудка Новена и находился в состоянии, очень точно прозванном в Шанхае, "три стакана и бадья", все было более-менее нормально. Ну, насколько это возможно при постоянном наличии поблизости чрезмерно веселого и немного пьяного шинигами. Однако, придя, наконец, в себя, Шиба загорелся желанием как можно быстрее вернуться в Сообщество Душ, повидать семью, сослуживцев и капитана. Ничего предосудительного в этом конечно не было, но вот в мои планы такой расклад не вписывался совершенно. Неволить Кайена мне не хотелось, но и удерживать его здесь было не так-то просто. К счастью, в пагоду очень вовремя нагрянул с очередным визитом Танака.
  
  - Лейтенант Шиба, я вынужден настаивать на своем требовании.
  Командир пятой дивизии онмицукидо сидел за столом напротив вскочившего шинигами, всем своим видом демонстрируя каменную непоколебимость.
  - У вас нет никакого права отдавать мне приказы, - холодно отрезал Кайен. - Если кто-то и может потребовать от меня и дальше сохранять в тайне свое возвращение, то только лишь капитан Укитакэ. И пока я не услышу такой приказ от него лично...
  - Лейтенант, ваше требование совершенно невыполнимо, - перебил собеседника Сабуро. - Здесь проходит секретная операция по личной санкции командующего Ямамото. Далеко не все в Готей-13 в курсе нашего соглашения с обитателями этого места. В том числе, в список непосвященных входит и капитан тринадцатого отряда. Я не могу допустить, чтобы слухи о появлении погибшего офицера распространялись по Сейретею, в то время как мы до сих пор не имеем полной уверенности, что вытравили всех шпионов Айзена из наших рядов.
  - Вы не можете позволить мне даже краткосрочного визита? - так просто Кайен сдаваться не собирался.
  - Боюсь, это вне моей компетенции, - пожал плечами Танака.
  - В таком случае, я хочу услышать соответствующий приказ от самого Ямамото! - громко хмыкнул Шиба, вскидывая подбородок.
  - И как вы себе это представляете? - Сабуро уже был не рад, что согласился помочь хозяйке башни с этим щекотливым делом. - Послушайте, лейтенант, я понимаю ваше эмоциональное возбуждение, ваши желания и мотивы. Но поймите и вы нашу позицию. Единственная значимая всеобщая главная проблема сейчас - это Айзен. Любая ошибка, допущенная по неосторожности, может оказаться фатальна. Более того, вы сами долгое время находились в подчинении у созданий и союзников беглого капитана...
  - Вы намекаете, что я сам могу оказаться шпионом?! - возмутился Шиба.
  - Моя работа заставляет меня делать любые допущения, - отрезал начальник ритейтай. - К тому же вы и сами не может быть до конца уверены, что в вас не осталось каких-то запрятанных сюрпризов. И мне было бы спокойнее, пока вы находитесь здесь, а не разгуливаете по Сейретею. Но оставим мои мотивы в стороне на некоторое время. Даже если вы не боитесь подставить под удар силы Сообщества Душ, проявите хотя бы немного уважения к своей спасительнице.
  - А она здесь причем? - Кайен немного нахмурился, уже догадываясь, куда сейчас начнет клонить его оппонент.
  - Хозяйка этой пагоды проявила исключительно добрую волю, вытащив вас из лап врага. Несмотря на наше соглашение, у нее не было никаких побудительных мотивов к вашему вызволению, кроме лишь собственной прихоти и желания подтвердить свое положительное отношение, как к нам, так и к шинигами в целом. Если вы не хотите отплатить ей черной неблагодарностью, то не станете открыто заявлять своим публичным появлением о ее победе над Девятым номером Эспады и тайным союзом между ней и Готеем? Ведь так?
  - Всегда можно придумать какую-нибудь хорошую легенду для моего неожиданного возращения, - поджал губы Кайен, все еще не желая уступать.
  - Такая легенда сгодится для ваших сослуживцев, но не для Айзена, который, по вашим же словам, прекрасно был осведомлен о том, что Новена держал вас в своем подчинении. Поверьте мне, лейтенант, информация об Эспаде, Лас Ночес и ренегатах, которую вы нам уже смогли передать, пусть и фрагментарна, но очень ценна. А ваше появление в нужное время и в нужном месте в свете предстоящих событий будет не менее ценным. Сейчас у Готея на счету каждый сильный шинигами, и вы тоже будете нужны. Но в этой ситуации, неожиданно выйти из тени будет намного выгоднее, чем сразу же объявить врагам о своем присутствии.
  - То есть мне отводится не последняя роль? - с прищуром уточнил Кайен.
  - Не последняя, - кивнул Сабуро.
  - Ла-а-адно, - протянул собеседник. - Если такого классного и опытного воина как я будет лучше выпустить на поле уже под финал сражения, чтобы не оставить предателям ни единого шанса, то я пожалуй и соглашусь посидеть здесь некоторое время. К тому же компания тут подобралась и вправду неплохая.
  - Очень рад, что сумел убедить вас.
  - Но учтите одно, Танака-сан. Как бы оно там не вышло, - в глазах лейтенанта сверкнули опасные огни, а в голосе звякнула сталь, - я хочу и буду участвовать в последней схватке с Айзеном, чтобы лично рассчитаться с этим ублюдком за все, что он сотворил.
  - А пообещать вот это уже как раз в моих силах, - коротко ответил Сабуро.
  
  * * *
  
  - "Черная пагода"? Ты, наверное, издеваешься? - я откровенно расхохоталась, заставив Лоренцо скривиться. - Рассчитываешь взять приз в номинации "Сама Банальность"?
  - Ну, конечно же, - язвительно откликнулся вастер-лорд. - "Черная пагода" - это глупость несусветная, а вот "Тайный лотос" - это просто невероятно свежо и оригинально.
  С тех пор, как я, как и обещала, выдала Сальваторе схему закрытой буддийской секты, имевший в мое время не самую лицеприятную репутацию, бывший пустой регулярно наведывался ко мне с планами по улучшению и изменению создаваемой структуры. Идея сделать нас полноценной организацией со всей пафосной атрибутикой, вроде званий, знамен и разделения на отряды, продолжала терзать Лоренцо, как голодная вошь. И вот, наконец, дело дошло до самой важной, по мнению вастер-лорда, части - выбора названия для формируемой нами конторы.
  - Чем плох "Тайный лотос"?
  - Банальщина, - сморщился Сальваторе, так как будто оказался в сточном коллекторе для нечистот. - Звучит на уровне "ужасающий кролик" или "общество скрытых тайн"!
  - Зато "Черная пагода" это прямо неожиданно и без всяких намеков?
  Наш забавный спор длился уже около часа, причем я издевалась над предложением Лоренцо просто из удовольствия, не слишком-то и упирая на свой, признаться, весьма посредственный вариант наименования. А вот бывший пустой воспринимал все очень серьезно и стоически пытался убедить меня в моей неправоте. Ведь знал прекрасно, что если мне взбредет в голову назвать организацию хоть "Миска проросшего риса", то так она и будет называться, а ему самому придется хвататься за голову, материться, но терпеть. В общем, мы оба развлекались по полной программе, когда на пороге почти бесшумно возник Жиан. Роль местного распорядителя покоев, похоже, окончательно пришлась арранкару по вкусу. Я собственно и не возражала, к тому же с взятыми на себя обязанностями он справлялся на диво удачно и споро.
  - Онее-сан, у нас снова гости.
  От побоища во внутреннем мире Аарониеро я оправилась еще не до конца так, что мой ответ прозвучал слегка раздраженно.
  - Кто там на этот раз?
  - Это капитан второго отряда Готея.
  Лоренцо тихо присвистнул.
  - А ты становишься все популярнее.
  Визита Мифёнг-тян я и вправду не ожидала. Во всяком случае, не так скоро.
  - Поумничал? - моя улыбка сразу же заставила Сальваторе подобраться. - Тогда давай иди и встречай.
  - А название?
  - "У нас не хватило фантазии" - будет название, если через две секунды ты не бросишься выполнять мою просьбу, - пригрозила я.
  Лоренцо со своего места просто пропал, заставляя листы бумаги, которые он держал в руках и которые теперь зависли в воздухе, медленно опасть на столешницу.
  - Мифёнг-тян, а я уже всерьез начала бояться, что ты так и не воспользуешься моим приглашением, - поприветствовала я Сой Фон, едва та переступила порог.
  Вастер-лорд и арранкар, заметив мой короткий недвусмысленный взгляд, брошенный вскользь, поспешно исчезли за входной занавесью.
  - Нечасто выпадет возможность посидеть в одной тесной женской компанией. Йору-чан тоже заходит ко мне совсем редко...
  Вот к чему меня опять понесло на эту тему? Неужели, мне и в самом деле так нравится наблюдать за реакциями Сой при упоминании имени желтоглазой в подобных скрытых подтекстах? А ведь и вправду нравится. Ведь в отличии ото всех остальных, именно они у нее получаются самыми живыми. Личное дело на своего капитана Сабуро передал мне уже давно, причем это было именно дело из архива ритейтай, где имелось, немало ссылок на разные мелкие детали и всякие психологические заключения самих дознавателей. Так что в хитросплетении личной ситуации, имевшей место между бывшим и нынешним командиром второго отряда, я начала вроде бы разобралась довольно неплохо. Во всяком случае, большинство моих догадок подтвердилось, и отступать от задуманного хитрого плана было бы теперь, по меньшей мере, глупо.
  Сой Фон, тем временем, расположилась напротив, сверля меня пристальным взглядом. Похоже, у нее было что сказать или спросить, чем этот визит и был вызван, но решиться капитан не могла даже теперь, оказавшись в этой комнате наедине со мною.
  - Как идет подготовка по организации западни для Айзена? - я решила, что для начала можно поддержать что-то вроде светской беседы.
  О планах Урахары со столбами вокруг Каракуры и подготовкой Готея к сражению меня уже уведомили. Пока предполагалось, что мои силы выступят к месту рандеву и будут участвовать на одной стороне с лучшими бойцами из числа шинигами. Под "моими силами" понимались как обитатели башни, так и отряд вайзардов. Контактировать с Готеем напрямую Хирако наотрез отказался, да и с Киске он предпочитал вести дела все больше через меня и Мугурума.
  - Все продвигается по запланированному графику, - все-таки откликнулась Сой, наконец, на мгновение скривившись при упоминании плана, частично разработанного Урахарой, и продолжая игнорировать угощение на столе.
  - Приятно слышать.
  Так, похоже, придется опять играть роль ведущего. Было бы куда проще, решись капитан сама начать эту беседу, но, к сожалению, не все в этом мире такие мягкие, податливые и раскованные, как мне бы того хотелось. Хотя как раз в этом разнообразии и таится порой определенная прелесть получаемого приза.
  - Мифёнг-тян, я, конечно, ценю тебя за твою просто прекрасную способность слушать собеседника, но у меня не так много времени, пусть в Уэко Мундо его и гораздо больше.
  - Мне нужны силы...
  Ну вот, похоже, наметился хоть какой-то прогресс.
  - Силы, они нужны всем. Кстати, мне приходилось слышать, что силы приходят к тем, кто хорошо питается, - я усмехнулась и склонилась к столу, подвинув в сторону Сой корзинку с каким-то сладкими пирожками, которые ужасно любила Этерна.
  - Я не об этом, - мой добродушно-шутливый тон немного сбил Сой Фон с мысли. - Мне нужна настоящая сила. Сила, с которой я больше не буду бояться быть слабой. Сила, с которой... я смогу сама принимать решения. Моя собственная сила...
  - Хм, а запросы-то у тебя, смотрю, немаленькие, - я действительно на несколько секунд задумалась, наблюдая за тем, как брюнетка, похоже сама не особо обращая внимания на свои действия, взяла одну из предложенных вкусняшек. - Но почему ты вдруг решила, что у меня найдется, что тебе предложить? Я ведь не всемогущее божество?
  - Ты - сильная, - явно нехотя призналась Сой Фон с заметным трудом. - Ты и похожа на нее, но и совсем не похожа... Но ты точно знаешь, как стать еще сильнее... Тем путем, о котором она не знает, или который просто не захочет мне указать... И который я пока так и не сумела найти сама...
  Надо же, меня только что поставили на одну планку с Йору-чан? Даже боюсь представить, чего это стоило бедняжке Сой.
  - Допустим, и что же?
  Короткая пауза затянулась неожиданно надолго. Щеки Сой Фон потемнели от румянца.
  - И я прошу...
  - Нет! - я резко перебила ее, заставив Мифёнг вздрогнуть от неожиданности. - Если ты хочешь стать сильнее, то забудь это слово! Если я и дам тебе, то, что ты хочешь, то не просто так, а заставлю взять самой. С настоящим боем, с потом и кровью! И только когда ты поверишь в то, что сможешь это взять! Я признаю только такие пути!
  Большие темные глаза смотрели на меня, распахнувшись от удивления. Но еще в них была та самая надежда, которую я так хотела в них разбудить. Человек, который может быть настолько яростным и беспощадным, не должен был быть таким слабым, но именно его собственное желание не быть таковым являлось краеугольным камнем в любой ситуации.
  Резко поднявшись, я обошла вокруг стола и остановилась перед Сой. Моя правая рука протянулась к ней, и капитан не отпрянула назад, как можно было бы опасаться. Сухие длинные пальцы взяли капитана под подбородок, приподнимая ее лицо, и я, склонившись чуть ниже, еще раз заглянула в эти глаза.
  - Но только попробуй разочаровать меня, Мифёнг-тян. Если выясниться, что хоть секунда моего времени ушла напрасно, словесными извинениями ты не отделаешься.
  
  - Подожди, я не...
  Худой светловолосый арранкар с обломком маски на половину лица не успел закончить фразу. Бритвенно острые когти Лоренцо распороли ему глотку. Удар левой кисти отсек в плече руку пустого, рефлекторно потянувшую занпакто из ножен у пояса. Хрипя и кашляя кровью, гость повалился на песок.
  - Знаю, все знаю, - медленно покивал Сальваторе, стряхивая кровь со своих костяных лезвий и бросая короткий взгляд в сторону черной верхушки пагоды, видневшейся вдали за барханами на фоне огромной луны. - Ты не от Айзена. Ты от Баррагана. Ты пришел предложить союз. И хотел бы увидеть онее-сан. Но... Извини.
  Присев рядом с фраксьоном, из которого стремительно утекали последние крохи реяцу, вастер-лорд расправил полы шинели и пожал плечами.
  - Я отвечу тоже, что уже ответил твоему предшественнику. Я не знаю, что решит онее-сан, но она как минимум захотела бы выслушать тебя. О, - клыки Лоренцо тускло сверкнули в насмешливой ухмылке, - далеко не факт, что она согласилась бы на что-то, тем более, зная какой кусок гнили представляет собой твой хозяин. Однако есть очень-очень маленький шанс на то, что это случится, и некая сделка между ней и этим старым ублюдком будет в конечном итоге заключена. И вот по этой причине я совершенно не хочу рисковать...
  Очередной взмах когтей оборвал жизнь фраксьона. Сфокусировав серо средней силы, Сальваторе развеял в прах духовное тело воина Лас Ночес и неторопливо побрел обратно в сторону башни. А у ее подножья в это время, слишком далеко, чтобы вастер-лорд мог почувствовать или услышать, заскрипели по серому песку восемь пар суставчатых ног.
  
  Самый обширный подвал, который имелся в подземном комплексе под башней, был укреплен дополнительными барьерами и часто использовался для скрытных тренировок. Именно поэтому я его и выбрала. Наше с Сой Фон появление вызвало у собравшихся определенное оживление. В своем вызове я очень уклончиво указала на цель этого сбора. Вайзарды прекратили все разговоры и не слишком-то добро воззрились на капитана того самого отряда, который, кроме всего остального, должен был заниматься еще и отловом беглых преступников.
  - Чего такие кислые? - я выдала свою самую душевную улыбку, но бывшие шинигами на это не повелись.
  Сой Фон, похоже, тоже немного занервничала. Для нее вся эта неожиданная встреча была таким же сюрпризом, как и для компании Хирако.
  - И как это понимать? - выдала общую мысль Хиёри, угрожающе насупившись.
  - А так и понимайте, - смотреть сейчас на все эти физиономии, мне действительно было довольно смешно. - Но если кому нужны разжеванные детали, то тогда внимайте. Прошу любить и жаловать капитана второго отряда Сой Фон, мою старую знакомую, - на этих словах я по-панибратски обхватила брюнетку за плечи, не дав даже пискнуть, и чуть тише, но так чтобы слышали точно все, добавила, - и как я надеюсь, в скором времени, еще и очень близкую подругу.
  Мифёнг-тян неподражаемо зарделась, но и отстраниться так и не попыталась. Взгляды вайзардов разительно переменились, у Айкавы и Ядомару даже улыбочки нарисовались.
  - Итак, моя подруга очень хочет стать сильнее, чем она есть. Для капитана, обладающего банкаем, нелегкая задачка, согласитесь. Но я решила ей помочь, и теперь выполняю свое обещание, когда прошу уже вас помочь мне.
  - Ты хочешь, чтобы мы попробовали... - Хирако слегка замялся, но договаривать ему и не было нужно.
  - Да, Шинджи, это я и хочу. Только не говорите, что вам самим это будет неинтересно? Наверняка ведь за эту сотню лет вы разобрали весь процесс по косточкам, но так и не получили возможности опробовать свои выводы на практике? А вот теперь я привела вам добровольца. Только учтите, помнете товар слишком сильно, будете платить неустойку.
  Теперь уже улыбались все, кроме Хиёри. Даже Хирако невольно хмыкнул.
  - Мнения Мифёнг-тян мы спрашивать не будем, она уже итак на все согласилась. Ведь верно? - Сой на мой вопрос быстро кивнула, словно боялась, что ее отказ действительно может все отменить. - Так что вопрос к вам, ребята?
  - Хати? - не оборачиваясь, обратился Хирако.
  - Можно, - ответил толстяк. - Думаю, самые последние версии моих кидо, специально созданных для этого дела, смогут воссоздать весь процесс при должном эмоциональном настрое и "закрепить" результат не хуже вакцины, разработанной Урахарой. Так что, если капитан Фон действительно готова...
  При упоминании одного хитромудрого засранца в полосатой шляпе, Сой Фон заметно вздрогнула, но я сжала ее плечо, отвлекая брюнетку, и одновременно придавая ей лишней уверенности.
  - Остальные?
  - Я бы рискнул, - Мугурума, поймав мой взгляд, весело подмигнул.
  - Соглашусь с Кэнсеем, - это уже был Родзюро.
  За этими двумя последовали утвердительные ответы и от остальных. Замешкавшаяся Куна выдала, что если Хати считает это возможным, то и она не против. Хиёри продолжала угрюмо молчать, но против однозначного мнения всех остальных открыто выступать не решилась. Хирако благодушно кивнул.
  - Давайте попробуем.
  - Спасибо, ребята, я знала, что на вас можно рассчитывать. Оставляю вам мою спутницу, и пойду дальше строить планы по завоеванию мира после победы над Айзеном. Можете потом присоединиться, если захочется. Шинджи, на два слова...
  
  Барьер, внутри которого расположилась Сой Фон, напоминал по форме пирамиду и имел бледно-оранжевый цвет. Все вайзарды, кроме Усёды и Хирако, расселись вдоль дальней стены обширного зала. Бывший лейтенант отряда Кидо следил за своим творением, а Шинджи прохаживался рядом, помахивая обнаженным занпакто.
  - Тебе нужно сосредоточиться, - начал напутствие бывший капитан. - Закрой глаза, как при медитации и погрузись в собственное подсознание.
  Отбросив последние колебания, Сой последовала совету Хирако. Секунды медленно потекли, сменяясь минутами, снаружи барьера продолжали слышаться шаги, а Хати все проводил какие-то свои манипуляции.
  - Вспомни о том, из-за чего ты решила взять себе эту силу. Вспомни боль, которую тебе пришлось пережить. Вспомни слабость, с которой ты не хочешь больше мириться. Отринь сострадание к самой себе и обрати эти чувства в чистую ненависть. Пробуди в себе то, что всегда пыталась удержать...
  Слова и шаги Хирако складывались в странный ритм, все глубже погружавший разум Сой Фон в какие-то собственные запретные глубины. Однако чем дольше это продолжалось, тем сложнее девушке было удерживать себя в подобном состоянии. Что-то шло определенно не так, и на мгновение Сой решилась ослабить самоконтроль, чтобы проверить, что же происходит вокруг. В первую же секунду ее накрыла волна паники и непонимания. Ее реяцу стремительно утекала, истощившись уже почти до конца.
  Открыв глаза, капитан второго отряда сразу же увидела причину происходящего. Предательский барьер вытягивал ее духовную энергию, похоже, сам подпитываясь от нее и становясь все сильнее.
  - Что вы делаете?! - ладонь Сой Фон ударила в прозрачную стенку, но сил у капитана оставалось уже критически мало.
  - Она сказала мне так, - ответил Хирако, стоявший точно напротив жертвы, угодившей в ловушку. - Эта глупая девчонка вряд ли когда-нибудь станет нам верным союзником. А ослабить Ямамото будет не лишним. Воспользуемся моментом, а заодно и выберем ее реяцу. Не пропадать же добру.
  - Вы?! - злоба и ненависть захлестнули Сой Фон, не давая ей договорить.
  - Да, мы, - надменно кивнул Хирако. - Ты так долго боялась предательства, что перестала всем доверять. Но вот, ты, наконец, вновь кому-то поверила. И тебя сразу же предали. Опять. Обидно, правда?
  Последние остатки духовной энергии впитались в стенки барьера, но чувства, душившие Сой, еще удерживали ее в сознании. Слова вайзарда ударили именно туда, где она больше всего боялась получить новую рану. Но страха уже больше не было. Была только злость, абсолютная, неконтролируемая и голодная, как само великое Ничто. И эта злость нашла, наконец, себе выход, пробивая дыру в основании шеи шинигами и вырываясь на волю черными и золотыми всполохами...
  Барьер затрещал от бури, начавшей бушевать внутри его стен и полностью скрывшей в себе миниатюрную фигуру с длинными косами. Хирако удовлетворенно кивнул сам себе и сделал три шага назад.
  - Хати, ставь по максимуму! - Шинджи обернулся к остальным, уже давно сменившим свои расслабленные позы на предбоевую готовность. - Лиза, засекай время! Начали!
  А на другом конце зала из-за приоткрытой занавеси за происходящим внимательно наблюдали еще две пары глаз.
  - Думаешь, у нее получится?
  - Не знаю, Лоренцо. Я ведь сама сказала ей, что я дам не силу, а только возможность эту силу взять. И дальше все действительно будет зависеть только лишь от нее.
  
  
  Глава 15
  
  Сидя на удобных мягких футонах, двое собеседников неторопливо распивали сакэ и вели во всех отношениях приятную беседу, перемывая кости общим знакомым.
  - И, значит, вот так постоянно и лаются? - усмехаясь, переспросил Кайен.
  - Да ужас просто, - кивнул в ответ Эйкичиро. - Везде и по любому поводу.
  - Бедный капитан Укитакэ, - посочувствовал начальству Шиба. - Остается, удивляться, как такими темпами Киёнэ с Сэнтаро его за эти годы окончательно в гроб не загнали.
  - Знаешь, похоже, что у твоего командира есть поразительные способности к выживанию даже в самых экстремальных условиях, - выдвинул свою версию боец ритейтай, и хитро прищурившись, добавил. - Либо его постоянно кто-то по-тихому подлечивает...
  Шинигами встретились взглядами и после секундной паузы заржали вполголоса.
  - Это, как раз, очень может быть, - выдавил через смех лейтенант.
  - Вот видишь, - заметил Сайдо, - не так уж много и изменилось.
  - А своими глазами поглядеть хочется все-таки больше.
  - Терпи, потом зачтется.
  - У нас все и всегда потом зачитывается, - усмехнулся Кайен. - Ладно, будем сыты, тем, что есть. В принципе, условия-то неплохие, и на службу каждый день опять же ходить никто не заставляет. Хочу - машу мечами с Хирако-саном, хочу - занимаюсь мордобоем с Кэнсэем-семпаем. Усёда-сан со мной кидо согласился заняться.
  - Почти что курсы повышения квалификации.
  - Ага, и приемная комиссия в лице здешних пустых. Нам ведь о таких в Академии даже и не рассказывали. И раз уж об этом зашел разговор, ты с местными давно дела ведешь?
  - Ну, почитай с самого начала, - не стал вдаваться в подробности дознаватель.
  - А что о главной их скажешь?
  - Тебе-то это еще к чему? - Сайдо издевательски усмехнулся. - Или ты клинья к ней подбивать собрался?
  - Да иди ты со своими намеками! - Шиба чуть не подавился сакэ. - Я вроде как ей жизнью и свободой теперь обязан. Не люблю долго в таких долгах ходить, а как отдать, это еще сообразить надо.
  - Так у нее бы самой об этом и спросил, - ритейтай пожал плечами, но все же сжалился над лейтенантом. - А если говорить вообще, то в целом она правильно живет. Для себя и немного для своих. Для пустой не такой уж и плохой пример, большинство из этой породы, куда похуже будут.
  - Это можешь мне не рассказывать, - скривился Кайен. - Но, в общем, это и так понятно. А если в личном отношении?
  - В моем? - Эйкичиро крякнул. - Хочешь правды?
  Шиба кивнул, хотя и не верил, что получит до конца откровенный ответ.
  - Боюсь я ее. Жуть как боюсь, до печеночных колик и зубовного скрежета. И боюсь я ее потому, что ничто такую заразу не удерживает, кроме собственной воли, и нет у нее никакой иной цели в существовании, кроме своих желаний. Завидно, конечно. Как же без этого! Но находиться рядом все равно страшновато. Я как-то рядом с капитаном Зараки оказался, по делу зашел минуты на две, не больше. Так вот, очень мои чувства в тот момент были похожи на страх перед этой женщиной.
  - После такого монолога остается уточнить лишь одно, - мстительно произнес Кайен и зловеще улыбнулся. - Ты, Эйки-кун, в нее часом не втрескался?
  Сайдо лишь закашлял от смеха.
  - Боишься конкуренции, лейтенант?
  - Я?! Конкурировать с такой тлей как ты?! Да не смеши...
  Хохот шинигами прервал всплеск духовной энергии в дальнем углу помещения. Большое квадратное окно, выложенное массивными камнями, распахнулось знакомым провалом гарганты. Руки Сайдо и Шиба сами собой легли на рукояти занпакто. Сверху по лестнице в комнату, служившую контрольно-пропускным пунктом, поспешно сбежала четверка бойцов, оставленных вместе с Эйкичиро в башне. Но приготовления шинигами оказались излишни, прибывшего гостя каждый их них прекрасно знал.
  - Приветствую вас, Танака-сан, - Сайдо первым шагнул вперед. - Что-то случилось?
  - Да, к сожалению, случилось, - хмуро бросил пятый офицер второго отряда.
  
  * * *
  
  Лунная ночь и бесконечный серый песок, скрипящий под ногами. Что может быть унылее и однообразнее? Разве что только округлый купол гигантского строения на горизонте, который никак не желал приближаться.
  - Исида! Шевелись быстрее!
  - Пошел ты в задницу, Куросаки! Раскомандовался он тут... Если бы речь не шла о жизни Иноуэ, то черта-с-два я бы тут вообще появился...
  - Вот и не бурчи себе под нос, очкарик! Раз уж увязался за нами, то делай все как надо...
  - Ты достал меня, гребанный шинигами!
  - А ты поплачься Чаду в жилетку!
  За перепалкой с Урюи Ичиго не успел вовремя заметить момент, когда бегущий впереди Ясутора вдруг резко остановился. Врезавшись в спину метиса, рыжий недовольно потер лицо, выглянув из-за плеча гиганта.
  - Чад, ты чего встал?
  - Песок... он движется.
  - Чего?!
  - Он сказал, что этот песок движется, глухой идиот.
  - Заткнись, вымирающий вид.
  Тем временем, циклопическая фигура, выраставшая прямо по центру пустынного пейзажа, начала приобретать все более антропоморфные формы.
  
  * * *
  
  Тело, постепенно восстанавливавшееся после утомительной тренировки, уже пришло практически в норму. Хотя нет, после того, что случилось, такое понятие как "норма" для Сой изменилось раз и навсегда. Лежа на полу на тонком подстеленном одеяле и глядя в потолок зала, отполированный до зеркального блеска чьим-то мощнейшим серо, капитан второго отряда возвращалась к воспоминаниям прошедшего дня не с самыми приятными чувствами. Схватка в духовном мире с собственной темной стороной, так и осталась для нее смазанным невнятным пятном. Бой между вершин высоких сосен, обступавших со всех сторон маленькое святилище, был похож на яркую вспышку, за считанные секунды достигшую своего накала и так же стремительно угасшую спустя еще пару мгновений. Не все из слов, сказанных тогда ее противницей, Сой решилась бы повторить сейчас и даже лишь мысленно. Всего несколько фраз затронули разом слишком многое. Ее страхи, ее потаенные мысли, долг, верность... Йоруичи... Противник знал все и не стеснялся бить по "больным" местам. Но она оказалась сильнее, она поверила в то, во что желала верить, и эта вера оказалась больше всей желчи и злобы темного безымянного двойника.
  А ведь казалось, еще немного, и боль от невыносимого чувства предательства поглотит ее целиком и полностью. Сейчас, имея возможность взглянуть на те события спустя какое-то время, Сой прекрасно понимала тонкую игру Цуруги и Хирако. Может быть, у них и был иной вариант, но чтобы начать процесс преображения как можно быстрее, тот подлый ход выглядел наиболее уместным. Легкий осадок и сомнение в том, не было ли в тех словах и действиях толики правды, конечно же, оставался. Но после схватки со своим отражением Сой Фон готова была уже не столь критично относить к поступкам людей, которых она и сама, вообще-то, еще недавно собиралась предать и не видела в этом совершенно ничего предосудительного. Впрочем, что же теперь делать дальше после всего случившегося, ей еще предстояло решить. Но впервые, Сой собиралась решить это сама...
  - Ну, что? Еще один подход?
  Прозвучавший вопрос заставил девушку повернуть голову в сторону на голос Кэнсэя. Группа вайзардов расположилась на отдых всего в нескольких шагах от нее.
  - Да.
  Айкава, Мугурума и Ядомару пока еще оставались в пагоде, чтобы помочь командиру онмицукидо с тренировками на выносливость. Процесс вышел плотным, насыщенным и очень активным. Учитывая, что ее уже в очень скором времени должны были хватиться в Сейретее, Сой собиралась извлечь из имеющихся у нее возможностей по максимуму. Конечно, не стоило бояться, что Омаэда забьет тревогу. Для него исчезновение капитана на пару дней было равносильно маленькому отпуску, да и Танака обещался прикрыть командира во время этой отлучки, но слишком затягивать тоже было нельзя.
  Пока результатом продолжительных самоистязаний были целых пятнадцать секунд, в течение которых черно-золотая маска могла оставаться у Сой на лице. Если сравнивать с возможностями других вайзардов, то такое время можно было назвать смехотворным. Но для того, чье главное оружие - это скорость, пятнадцать секунд это более чем достаточно.
  Кэнсэй и Сой Фон заняли привычные позиции друг напротив друга. Занпакто бывшего капитана, принимавшее в шикае форму армейского ножа, лучше всего подходило для спарринга с Сузумебачи. Главное было, ни в коем случае не забывать, что цель этой тренировки не победа над противником, а растяжение самого процесса.
  - Прошу извинить за то, что вынужден вас прервать.
  Ярко-рыжий арранкар, щуплого телосложения и одного роста с Сой Фон, возник из сонидо рядом с Лизой, сопроводив свои слова легким полупоклоном. Подавлять чувство тревоги и опасности при появлении поблизости пустых из числа обитателей башни капитан до конца еще так и не научилась, но, по крайней мере, уже не напрягалась так сильно каждый раз при виде серых мундиров.
  - В чем дело, Мэнис-кун? - покосилась на гонца Ядомару.
  - Онее-сан желает срочно всех видеть в соседнем зале. Из Сообщества Душ поступили новости, и она просит всех явиться на общий сбор, - арранкар повернулся в сторону Сой. - Онее-сан также была уверена, что вам, наверняка, захочется узнать подробности, и будет рада вашему присутствию ничуть не меньше.
  
  Помещение, куда проводил их Мэнис, располагалось на том же подземном уровне, но было гораздо меньше и, судя по расставленным скамьям, предназначалось как раз для массовых собраний. А народу, кстати, в комнату набилось уже немало. Кроме арранкаров и вайзардов, здесь уже присутствовали шинигами из ритейтай, тут же вытянувшиеся по струнке при появлении капитана. Танака и лейтенант Шиба из тринадцатого отряда, о чьем неожиданном воскрешении Сабуро в кое-то веки уведомил Сой Фон своевременно, как и прочие склонились в приветствии, хотя на лице у Кайена и отразилось некоторое удивление. Оценить же по достоинству реакцию пятого офицера на появление командира, мешала неизменная черная маска контрразведчика.
  Хозяйка этого "званого вечера" устроилась перед аудиторией на большом дощатом ящике, подтянув к груди левую ногу и беспечно болтая правой. Справа от нее неизменной тенью застыл Сальваторе, а за спиной, закрывая собой практически всю стену, торчал громадный пустой в черной шинели, наброшенной на голые плечи. Раньше Сой Фон видела этого великана лишь мельком, впрочем, куда больше ее внимание привлек к себе еще один рослый арранкар, с сонно-безразличным видом привалившийся к стене с другой стороны. Капитан готова была поклясться, что этот парень изо всех сил сдерживает в себе разрушительную реяцу, свойственную пустым, но и того, что все-таки прорывалось "на поверхность", было вполне достаточно, чтобы, не напрягаясь, обратить в паническое бегство пару тысяч рядовых шинигами. Хотя, очень может быть, что многие из них вообще не ощутили бы его духовную энергию, настолько велика была разница в уровнях между ними. На фоне этого арранкара все прочие смотрелись жалкими статистами, и даже сама Сой Фон со всеми своими новыми силами не рискнула бы так просто выйти с ним на поединок один на один.
  Тем временем, все расселись либо остались стоять у стен, интуитивно разбившись на три неравных группы. И как-то так само собой получилось, что во главе той из них, которую составляли шинигами, оказалась именно Сой. Последним в зал просунулся и так и остался торчать в проходе крупный арранкар с человеческим торсом на скорпионьем теле.
  - Итак, наконец-то, все собрались, - взяла слово Цуруги, заставляя разом смолкнуть все шорохи и разговоры. - В таком случае, позвольте поздравить вас с давно ожидаемым нами всеми началом Большого Шухера. Айзен сделал свой первый провокационный ход, и на этот ход ему сразу же ответил тот, кто не считается со всякими большими стратегиями и прочей чушью. Сабуро, озвучь, пожалуйста, расклад.
  Все взгляды обратились на ритейтай, отвалившегося от стены.
  - Вчера, или тридцать один час назад по времени мира живых, несколько представителей Эспады совершили вылазку на территорию Каракуры, но получили хороший отпор от находящихся там офицеров Готей-13, а также от временного шинигами Куросаки Ичиго и бывшего капитана Урахары.
  При упоминании Киске, Сой едва сумела сдержаться, чтобы не поморщиться, хотя вышло это скорее уже рефлекторно. Странно, но былая зависть и ревность чувствовались ею уже совсем не так остро, как раньше. Капитан, конечно, ожидала в себе перемен, но с чего бы им наступать так быстро и сразу? Впрочем, сейчас это было неважно.
  - Однако вся эта акция была лишь провокацией, целью которой было заставить покинуть Сообщество Душ Орихиме Иноуэ, находившейся там в тот момент. Во время перехода между мирами на Орихиме и ее сопровождение напали, во всяком случае, так это видится мне. Насильно или нет, но девушка проследовала за нападавшими в Уэко Мундо, и кое-кто в Сейретее склонен считать, что она фактически перешла на сторону нашего общего врага, - Танака продемонстрировал интонацией все презрение истинного контрразведчика к подобным "доморощенным аналитикам". - Так или иначе, командующий Ямамото отказался санкционировать операцию по спасению. Но это не остановило временного шинигами Куросаки и нескольких его спутников, которые уже сейчас прорываются с боем в сторону Лас Ночес.
  - А этот Куросаки Ичиго, он не слишком-то адекватный тип, да? - уточнил Хирако со своего места с кривой усмешкой.
  - В нашу большую компанию он вписался бы идеально, если ты об этом, - рассмеялась в ответ Цуруги.
  - Если вы закончили упражняться в остроумии, то я с вашего разрешения все-таки продолжу, - хмыкнул Сабуро. - Несмотря на прямой запрет капитана первого отряда, двое шинигами при попустительстве со стороны Ямамото также проникли в Уэко Мундо и присоединились к отряду Куросаки. Нарушителями являются Кучики Рукия, наследница одноименного дома, и лейтенант, временно командующий шестым отрядом, Абараи.
  Со стороны Шиба послышалось что-то на тему "И почему я не удивлен?".
  - Тем не менее, операция по спасению, либо уничтожению, все-таки будет проводиться. И главной виной тому крайне необычайные способности Орихиме Иноуэ, которые условно называются Абсолютным Отрицанием.
  - А для тех, кто не в теме, вводный курс будет? - поинтересовался из-за спины Сабуро один из дознавателей, которого, как помнилось Сой, звали, кажется, Сайдо.
  Подчиненный проявил, конечно, определенную наглость, но следить за субординацией в своем подразделении должен был сам Танака, к тому же капитан и сама была не против, получить пояснения.
  - Абсолютное Отрицание или же Божественное Отрицание - очень редкая сила, одинаково полезная и опасная, - заговорил неожиданно Усёда, привлекая к себе всеобщее внимание. - Люди, наделенные этим даром способны, фактически, абсолютно на всё, что угодно. Если, конечно, научаться свой дар контролировать. Абсолютное Отрицание позволяет в своем роде "отрицать" любую объективно данную нам реальность - воскрешать умерших, восстанавливать полностью уничтоженное, изменять течение времени, игнорировать любые кидо и тому подобное.
  - Ямамото, никоим образом, не может позволить, чтобы в Лас Ночес находился кто-то с такими возможностями, - вступила после вайзарда Цуруги. - При этом неважно, пленник этот кто-то или союзник Айзена. И поэтому операция с участием нескольких капитанов в такой ситуации неизбежна. С другой стороны хозяин Лас Ночес это прекрасно знает и, скорее всего, это похищение как раз и нужно для того, чтобы выманить часть самых сильных офицеров Готея на его собственное поле. Командующий не может послать в бой слишком много, иначе Айзен наверняка начнет вторжение в Каракуру, противопоставить которому будет практически нечего. С другой стороны, Айзен, сразу и не задумываясь, использует любое ослабление противника, хотя бы просто для того, чтобы перебить тех, у кого хватит дурости пожаловать к нему в гости, либо тех, кто встанет на его пути в мире живых. Но не послать совсем никого Ямамото опять же никак не может, ведь это же такая идеальная возможность выманить Айзена из Лас Ночес прямо в подготовленную для него ловушку. Чего Айзен вполне может ожидать и намеренно сунуть голову в капкан, чтобы перебить тех, кто будет его ловить. В общем, обе стороны в этой ситуации почему-то предпочитают делать вид, что считают своих противников полными идиотами, и зачем им это нужно, я понятия не имею. Да и не хочу понимать.
  Цуруги пожала плечами, но на взгляд Сой Фон слишком уж демонстративно выражая свое якобы безразличие к упомянутому вопросу.
  - Каким образом это касается кого-то из нас? Вот тут как раз все очень просто. Ямамото пошлет несколько капитанов в Лас Ночес, но чуть позже и чуть меньше, чем сделал бы это в иной ситуации. Таким образом, Айзена будет встречать в Каракуре немного больше капитанов и лейтенантов, чем должен бы ожидать Айзен, опять же по личному мнению командующего Готей-13. Но лезть в Лас Ночес малыми силами - отдавать их на заклание, и поэтому честь начать штурм и поддержать вылазку шинигами предлагается нам. Хотя это предложение и звучит в форме приказа, а поддержкой выступят, скорее уж, идущие во втором эшелоне капитаны, но это уже частности. Главное - мы сделаем это...
  По рядам пробежался приглушенный шепот.
  - ... но не потому, что так приказал Ямамото, - закончила Цуруги. - Нет, мысли Яма-джи можно понять. Он хочет быть уверен, что мы не предадим его и Готей на последнем этапе, перейдя неожиданно на сторону Айзена. И поэтому толкает нас вперед на баррикады, чтобы мы сами спровоцировали драку с Лас Ночес, и пути назад у нас бы уже не стало. Но мы, как это ни странно, добровольно пойдем на такой шаг. Только вот руководствуясь совсем иной причиной. Все ведь в курсе недавнего визита в башню Новена Эспада?
  - Встреча была очень бурной! - раздалось сбоку.
  - Мы все помним о твоем активном участии в ней, Кайен-кун, не волнуйся, - улыбнулась в ту сторону хозяйка башни. - Так вот. Аарониеро был очень вкусный, хотя и тухлый, и все было бы гладко, но чтобы пробиться на личную встречу со мной он сослался на всеми здесь любимую Куарто Эспада. И это может означать только одно. Поскольку я с самого начала не верила, что всю эту комбинацию задумал сам Новена, а лейтенант Шиба полностью подтвердил мои догадки, можно с уверенность сказать - Айзен в курсе наших заигрываний с его подопечными через Нелиель-тян. Что с ней случилось, мы не знаем. Ближайший контакт должен был состояться только на днях, но теперь уже вряд ли. Может быть, она уже мертва, может быть, сидит в темнице, а, может быть, Айзен достаточно хитер, чтобы продолжать держать ее в неведении о собственном провале и использовать в общей куче нападающего мяса в предстоящем сражении. Я ничего не стану сбрасывать со счетов, и удивляться тоже ничему не буду. Но, так или иначе, мы идем в Лас Ночес, чтобы узнать, как там Нел-тян и по возможности вытащить ее оттуда. А заодно и эту Орихиме, а также балбесов, рвущихся ее спасать, и всех тех адекватных существ, у которых хватит ума понять, что наше вторжение - это последний для них шанс сменить сторону в начавшемся конфликте. Надеюсь, что такие там все-таки найдутся. Но! На эту извращенную форму самоубийства пойду только я и те немногие, кто может мне там понадобиться. Всем остальным предстоит работать по старому сценарию.
  - Кто именно будет вас сопровождать? - вскинул голову высокий черноволосый арранкар в наглухо застегнутой шинели, стоявший заложив руки за спину.
  - Только те, кого мне не страшно будет отпустить погулять в одиночку по вражескому лагерю, набитому бывшими капитанами и прочими барагганами, - Цуруги покосилась назад вполоборота. - Старрк. Ортега.
  Пустые, молча, кивнули.
  - Ну и, конечно, Лоренцо, который после случая с Аарониеро безотлучно таскается следом за мной по пятам, как приклеенный.
  Сальваторе поджал губы и презрительно фыркнул, мол "Как будто это мне оно надо!".
  - С банзай-командой на этом абзац. Дальше. У вас, ребята, все по прежней схеме, - Цуруги повернулась обратно к компании вайзардов. - Готовитесь, залегаете на исходной и ждете сигнала к выступлению. Танака, ты у нас работаешь по тем пунктам, что мы обсудили, с поправкой на ситуацию, разумеется. Ямамото дал добро?
  - Да, - кивнул глава ритейтай. - Мои люди и две ударные группы из первой и второй дивизии войдут в Лас Ночес сразу после того, как вы выйдете. После этого делаем полную зачистку, и готовимся к возможному возвращению Айзена.
  Сой Фон про себя отметила, что первоначально возглавлять эту операцию планировалось назначить Омаэду. Командующий тогда еще очень долго сомневался, с одной стороны зная о весьма посредственных способностях лейтенанта к руководству любым процессом, с другой - так до конца и не доверяя во всем Сабуро. Видимо, в итоге прагматизм взял верх над страхом, да и на поле боя в прямом столкновении с основными силами Айзена от Омаэды можно было получить гораздо больше пользы. Хоть отвлечет на себя кого-нибудь из фраксьонов...
  - Чудненько! Фуэртэ, - теперь внимание Цуруги обратилось на двух девушек-арранкарок, сидевших на первом ряду. - На вас оставляю башню и все остальное хозяйство. Работать с охранным периметром и установленными барьерами вы наловчились. Хати, ты там им всё показал? Точно всё? Ладно, тогда должны справиться, а Алакран, если что, вам поможет. Остальные у вас на подхвате. Жиан, за сохранность стратегического запаса кьянти перед Лоренцо головой отвечаешь!
  - А как же я? - возмущенно воскликнул Шиба. - Или что? Получается, я полгода тут себе связки рвал на тренировках, чтоб теперь без дела отсиживаться?
  - А ты, Кайен-кун, у нас будешь самым главным тайным резервом, - Цуруги посмотрела на лейтенанта и плотоядно оскалилась. - Именно ты появишься именно там, где кто-то из нас начнет всерьез лажать, и героически спасешь самые тупые головы, чтобы уже я могла потом их поотрывать.
  - Ладно, так-то оно годится, - кивнул шинигами.
  - Побудешь пока при Сайдо, он у нас все равно остается в башне играть роль узла связи между всеми отрядами. Таким образом, Кайен-кун, сам и сориентируешься, куда и когда сунутся, если вдруг что. Или уже в конце к основному действу подоспеешь.
  - Я понял, Карада-сан, можешь на меня положиться.
  - Знал бы ты как приятно хоть на кого-то тут положиться, - усмехнулась в ответ Цуруги.
  Капитан второго отряда, тем временем, едва сумела сдержать улыбку, услышав, каким метким прозвищем Шиба наградил пустую.
  - Вроде все и всё? Ах, нет! Мифёнг-тян, чуть про тебя не забыла. Раз уж ты теперь в курсе всех наших планов, то не откажи в любезности немного нам подыграть.
  - И какая же моя помощь тебе нужна, Цуру-тян, - обратиться к хозяйке башни именно так, получилось на удивление легко и естественно.
  По рядам опять побежал шепоток. Похоже, о существовании у главной местной пустой еще и такого имени знали далеко не все. Сама же Цуруги посмотрела на Сой Фон с явно возросшим интересом, слегка склонив голову влево.
  - Мне бы хотелось, чтобы ты отправилась обратно в Сейретей и выполняла все приказы, которые тебе отдаст старик Ямамото. Только и всего.
  - Звучит, несложно, - усмехнулась капитан.
  Бойцы из ритейтай за ее спиной удивленно переглянулись, настолько был не похож этот ответ и его тон на то, что они привыкли ожидать от своего старшего командира.
  - Замечательно! Значит, теперь все при деле, а раз так, - Цуруги спрыгнула с ящика и окинула всех присутствовавших еще одним долгим взглядом. - Чего ждете, ежи морские?! Рассосались по трюмам и за работу!
  Все собравшиеся, разом поднявшись с мест, шумно заговорили между собой и дружно направились в сторону выхода.
  
  * * *
  
  Нельзя сказать, чтобы до этого момента все шло совсем уж хорошо. Но перспективы и надежды были вполне еще радужные...
  После неожиданной встречи с Рукией и Рэнджи во время боя с песочным колоссом, продвижение маленького отряда спасения шло без особых трудностей. Чудовищный дух пустыни, продолжавший их преследовать и даже попытавшийся еще несколько раз атаковать, планомерно получал по щам, пока Ичиго и остальные не достигли ближних подступов к Лас Ночес.
  Поскольку, пытаться проникнуть внутрь скрытно, было бы уже бессмысленно, ведь их и так обнаружили, Куросаки решил лишний раз не мудрить. Совместными усилиями с Чадом и Абараи они просто разнесли стену и углубились в паутину туннелей. Вот здесь бы Ичиго и было в первый раз задуматься над некоторыми деталями, но тогда он просто не обратил на это внимания. За что теперь ему оставалось себя лишь зло упрекать.
  А потом была развилка с пятью проходами, притом, что очень отдаленная реяцу Орихиме одинаково ощущалось в каждом из них. Банальнейшая западня, но увлеченные порывом, "спасители" бросились в этот омут с головой. Их разделили и повели каждого туда, куда хотелось хозяину этого места. В том, что системой коридоров кто-то управляет, скорее всего, дистанционно, Ичиго начал догадываться минут через десять блужданий. Примерно, тогда его нагнали и запоздалые размышления обо всей ситуации, куда они угодили. Но раз он уже оказался в ловушке, Куросаки не намерен был опускать руки. Сдаваться, в любом случае, было нельзя, и пусть пока все идет по плану Айзена и его приспешников, временный шинигами собирался найти выход из этой западни.
  Первый серьезный враг, с которым столкнулся Ичиго, назвался вторым, а точнее сто вторым номером Приварон Эспада. Дордони Алессандро дель Сокаччио, сильнейший арранкар после тех десяти, что составляли элитную ударную силу Лас Ночес, и того, кто был сейчас сто первым из Приварон. Дордони был силен, самоуверен и имел жгучее желание доказать свою полезность, чтобы вернуться обратно в местную "высшую лигу". Вот только объективной оценки своих возможностей и возможностей противника, с которым столкнулся, Сокаччио сделать так и не смог. Будучи двенадцатым, бросаться, очертя голову, в битву с тем, кто на равных противостоял Квинта и Трес?
  Глупая смерть, как сказала бы, наверное, об этом Цуруги. Глупая, но быстрая. Тратить на такого врага слишком много сил и времени, Куросаки не имел права. Возможно, в последнее мгновение Дордони и осознал свою ошибку и еще имел шанс отступить, но у арранкара вдруг слишком сильно взыграла гордость. А за подобную роскошь всем и всегда приходится расплачиваться сполна. Номер Сто Два не был сложным противником, даже его ресурексион Ичиго не успел оценить по достоинству, так скоротечна оказалась их схватка. Но вряд ли можно было надеяться на то, что с тем, кто стоял сейчас наверху отвесной лестницы без перил, все получится проделать также легко и быстро.
  - Вижу, твое безрассудство привело тебя к закономерному результату, шинигами, - голос Улькиорры, лишенный даже всякого подобия эмоций, звучал безразлично и даже как-то немного скучающе.
  Ичиго, молча, поджав губы, со звонкими щелчками креплений вытянул из-за спины цзянь-гоу. Произносить сейчас лишних слов и вправду не стоило. Куросаки не испытывал к Трес Эспада какой-то особой неприязни и не пылал чувством обиды за прошлое поражение. Он просто собирался убить его потому, что тот был его врагом. Таким же, как остальные члены Эспада, таким же, как Айзен и Ичимару. Врагом, с которым самому Куросаки просто не хотелось ни о чем разговаривать. Врагом, который сам назвал себя таковым.
  Уход в сюмпо, в сравнении с которым то, что проделывал Ичиго во время боя с Бьякуей, показалось бы бледной пародией, и двойная атака обоими клинками не заставили себя долго ждать. Улькиорра успел развернуться вправо и встретить цзянь-гоу собственным обнаженным мечом. По опыту их предыдущей схватки Трес уже знал, что не стоит пытаться остановить "крючья" Куросаки голой рукой, полагаясь лишь на иерро. Тогда на ладони у зеленоглазого арранкара осталась пара глубоких саднящих царапин и, судя по явно возросшей силе ударов рыжего шинигами, отделаться так легко в этот раз у него бы уже точно не получилось.
  Шквал из опасных и ложных атак заставил Улькиорру поспешно отступать к подножью лестницы. Демонстративно продолжая держать левую руку в кармане, Трес отбивался лишь правой с занпакто. Уловив момент между окончанием одной комбинации и началом новой, пустой ударил в открывшийся просвет, оставляя на плече у Ичиго неглубокую, но неприятную рану.
  - Твои навыки выросли, но их явно пока недостаточно...
  Перекрещенные цзянь-гоу ударили по лезвию занпакто, почти отбрасывая его Улькиорре в лицо и заставляя, наконец, ухватиться обеими ладонями за рукоять.
  - Ты наивно полагаешь, что я подготовил к нашему поединку только лишь это? - желание стереть с лица арранкара это бесстрастное выражение все-таки начало выводить Ичиго из равновесия. - Тогда приготовься удивляться, рогатый!
  Циркуляция реяцу в теле шинигами подскочила в разы, и Улькиорра поспешно разорвал дистанцию, уйдя через сонидо к дальней стене, но от того, что сделал Куросаки, это его уже не уберегло. Все еще скрещенные цзянь-гоу вспыхнули ярким светом, и изогнутый косой крест из белого пламени метнулся в сторону Трес Эспада.
  - Гетсуга Теншоу!
  Угол здания, разлетевшийся каменной крошкой, заставил просесть на бок всю остальную конструкцию. Из плотного облака серой пыли, внезапно выросшего под искусственным небом громадного купола, стремительно вырвались две фигуры.
  - Понравилось?! - оскалился Куросаки, продолжая наносить все новые и новые удары.
  Лицо Улькиорры, и без того являвшееся настоящим эталоном полного безразличия, окончательно закаменело. Между пальцев левой руки арранкара вспыхнул крохотный шарик зеленого цвета. Отбивая очередную атаку шинигами, Трес наотмашь ударил серо почти в упор. Полупрозрачный шар, покрытой сетью мельчайших трещин, вылетел из смертоносного потока реяцу и тут же рассыпался на крохотные куски.
  Выходка Улькиорры, сбила и дезориентировала Куросаки. Отразить новое нападение, он успел лишь благодаря тем боевым инстинктам, что были привиты ему Йоруичи за последние несколько месяцев. Однако, хотя занпакто пустого и не достигло шеи Ичиго, а второй цзянь-гоу уже готовился со свистом врубиться под ребра противнику, Улькиорра по-прежнему сохранил за собой инициативу и преимущество. Новое серо швырнуло рыжего в направлении одной из непонятных колонн красного цвета. Защитная сфера продержалась еще меньше, чем в прошлый раз, а попытка Куросаки развеять оставшееся серо так же, как он проделал это в последнем бою с Гриммджоу, удалась лишь частично. Зеленое пламя опалило одежду шинигами, прижгло волосы на правой стороне и, похоже, пропекло насквозь оказавшееся там же ухо. Тяжелый удар спиной о твердый камень, как ни странно, был куда менее болезненным, хотя Ичиго и пробил своим телом всю стену насквозь, оказавшись внутри цилиндрической башни.
  - Чистой силы никогда не бывает достаточно, - бесстрастно сообщила фигура Улькиорры, возникшая в проломе, - умение ею пользоваться необходимо ничуть не меньше.
  Очередная сдвоенная атака, заставила арранкара отскочить назад.
  - Сначала хотя бы переломай мне все руки и ноги, прежде чем толкать тут такие умные речи, - огрызнулся зло Куросаки, продолжая преследовать Трес Эспада.
  Под звонкую дробь от сталкивающихся мечей, противники буквально рухнули вниз, и только уже у самой песчаной поверхности, с силой отшвырнули друг друга в стороны. Оказавшись на земле, оба бойца на мгновение замерли. Куросаки пытался унять тяжелое дыхание, Улькиорра же с легким намеком на удивление во взгляде рассматривал свое располосованное одеяние. Края разрезов на белоснежной материи уже тяжело набухли от пропитавшей их крови.
  - Улькиорра, а не пошел бы ты отсюда на хер? А?!
  Столь неожиданное вмешательство в поединок третьего лица заставило обоих бойцов обернуться в ту сторону, откуда раздался нахальный вопрос.
  - Тебе было приказано не покидать своих покоев, Гриммджоу, - Улькиорра попытался урезонить Квинту, но тот лишь продемонстрировал старшему товарищу общеизвестный человеческий жест со средним пальцем.
  - Куросаки мой, плакса, так что вали отсюда, куда сказали.
  - Не забывайся, Квинта Эспада.
  - А ты заставь меня, Трес Эспада! Ты ведь боишься драться со мной, ведь так, а?!
  - Твоя жажда боя затемняет твой разум...
  - Пустые отговорки слабого труса!
  Наблюдавший за этим, Ичиго лишь радовался возможности перевести дух. Да и если бы арранкары сейчас сцепились между собой, он тоже был бы не против. Правда, вряд ли стоило рассчитывать в этом деле на Улькиорру, а вот Гримм-кун вполне был способен сорваться по любому поводу.
  - Мне плевать в каком порядке я вас сегодня разделаю, - шинигами намеренно боднул взглядом синеволосого. - Решайте сами, но быстро...
  Прежде, чем он договорил, Гриммджоу уже метнулся к Третьему, на ходу выдергивая из ножен свою катану. Всего одно соприкосновение клинков, Улькиорра попытался уйти в отрыв, но Куросаки успел заметить мелкую черную гранулу, которую вторая рука Квинты метнула в дыру под шеей его противника. Тягучий лязгающий звук несмазанных запоров, и Трес Эспада бесследно исчез в сложившихся складках пространства.
  - Это ненадолго избавит нас от общества этого мудака, - оскалился Гримм-кун. - Спасибо доброму дяде Айзену за такие подарки.
  - Ты вроде драться со мной хотел, - напомнил Ичиго.
  - Точно, сопляк! - глаза арранкара угрожающе сузились. - Но вот на этот раз все будет действительно по-настоящему... Скрежещи, Пантера!
  
  * * *
  
  Прогулка до Лас Ночес прошла на удивление гладко. Используя "коллективное сонидо", в котором Старрк протащил нас от самой башни, мы уложились всего за час. Способности Койота не переставали удивлять, причем не только меня. Звонить в дверной колокольчик я сочла слишком несоответствующим цели нашего визита, да и если Айзен до сих пор не заметил появления поблизости от своего логова такой компании, как наша, то четверть ляна ему цена, как стратегу и командиру. Поэтому я просто попросила Старрка сделать нам вход при помощи его любимого серо. Через дыру, получившуюся в итоге в куполе-крыше, бравая троица пустых под моим непосредственным командованием и проникла внутрь вражеской цитадели.
  Искусственное небо, откровенно говоря, поражало своей... гигантоманией. Как и все остальное в этом месте. Интересно, у Айзена что, комплексы что ли какие-то на почве абсолютной власти раскрылись, или это он так юморит особенно? Мне это интересно стало из чистого любопытства, но вопросы пришлось пока отложить до личной встречи.
  - Ладно, мальчики, действуем, как условились, - последний инструктаж я решила провести просто для порядка, все задачи каждый пустой знал итак превосходно.
  - Ищите все необычные источники реяцу и вытаскиваете отсюда всех их носителей. Ищите по возможности Нел и ее подкаблучников. Если попадется вдруг еще кто-то, то, как поступать, решаете по собственному усмотрению. Это я вам доверяю. С кем не связываться ни в коем случае, вы тоже знаете. Метнулись!
  Два сонидо и слабый отголоск использованной реяцу Лоренцо подсказали мне, что вся троица убыла выполнять мой приказ. Теперь мне предстояло решить самой, чем же заняться. Ведь было во всей этой истории что-то потягивающее гнильцой. Из головы еще с момента первой беседы с Танакой никак не выходила мысль, зачем же все-таки Готей отправил Иноуэ, у которой обнаружился столь сильный дар, обратно в мир живых в разгар сражения? Не проще ли было послать пару капитанов, если уж ситуация была столь скверной, хотя по всему выходило, что и близко даже не была? А так получалось, что человек, которого нужно сохранить от Айзена, был чуть ли не намеренно ему и отдан. Не считать же охраной пару рядовых шинигами, что дали тогда Орихиме? Значит, этот трюк опять часть той игры, что вели Айзен и Яма-джи? То, что жизни своих и, тем более, чужих людей они не ценят, я как-то уже себе уяснила. А вот истинный мотив этой партии из-за уровня ее сложности все еще местами от меня ускользал. Не поставь я уже перед собой конкретную цель, давно бы попыталась свалить от этих игрищ куда подальше. Что, в принципе, сделать никогда не будет поздно. Но пока, придется участвовать, и посмотрим, во что все это выльется...
  Знакомый отголосок реяцу, словно маяк, сверкнувший на ночном берегу, привлек мое внимание. Это было очень похоже на приглашение, и я не решилась его игнорировать. Тот, кто пожелал со мной увидеться, ожидал меня на вершине одной из красных башен, понатыканных, как попало, среди пустынных полигонов и прочих строений, ютившихся под небесным куполом.
  - Приятно снова увидеть тебя, Гин-кун.
  Шинигами остался стоять ко мне спиной, похоже, внимательно вглядываясь, куда-то вдаль. Чуть поднапрягшись, я тут же смогла уловить значительные возмущения духовной энергии, исходящие оттуда. И подчерк обоих "возмутителей" был мне прекрасно знаком.
  - Я хотел бы вернуться к нашему неоконченному разговору, - заговорил бывший капитан.
  - У тебя есть для меня ответ? - я отступила на самый край площадки, кладя ладонь на рукоять своего меча.
  - Есть, - все также спокойно ответил мне Ичимару, и в следующую секунду его хаори пропороло лезвие Синсо, вытянувшееся в моем направлении.
  К такому развитию событий я, впрочем, была готова, отбив атаку вылетевшим из ножен цзянем, и отпрыгивая вверх, чтобы разомкнуть свой клинок на две части.
  - К сожалению, ваше предложение меня не устраивает, - добавил Гин, уже оборачиваясь.
  - Каждый сам выбирает, как ему умереть! - хмыкнула я и, не дожидаясь повторной атаки, сама бросилась на шинигами.
  
  
  Глава 16
  
  Бесконечный однообразный коридор наконец-то закончился, выведя Рукию в большое круглое помещение. Со всех сторон к потолку уходили площадки-ступени, создавая некое подобие античного амфитеатра. Видимых источников света не наблюдалось, но если бы их не было совсем, то легкий полумрак, царивший в зале, стал бы наверняка окончательно непроглядным. Кроме того прохода, по которому шинигами попала сюда, от центра арены в трех других направлениях уходили точно такие же, словно прорубленные чем-то между монолитных "зрительских трибун". Попытавшись сосредоточиться, Рукия так и не смогла определить, в каком же из направлений присутствие Орихиме чувствовалось наиболее отчетливо. Делая острожные шаги и продолжая прислушиваться к своим внутренним ощущениям, Кучики дошла до центра зала, когда позади нее послышался громкий шорох.
  Резко обернувшись и обнажив катану, шинигами замерла, разглядывая фигуру в белом одеянии, наблюдавшую за ней с небольшого балкона, что находился точно над проходом, который она только что миновала.
  - Приветствую вас в моем скромном жилище, - арранкар чуть склонил голову и, одним прыжком перемахнув через перила, мягко приземлился перед девушкой всего в трех шагах от нее.
  Будучи среднего роста и плотного телосложения, пустой выглядел довольно подтянуто и представительно. Простой наряд, лишенный всякой вычурности, подчеркивался лишь угольно-черным поясом, за который были аккуратно заткнуты парные мечи - короткий и длинный - по виду совсем как у самураев времен старой Японии. Волосы у арранкара были темные и короткие, а глаза, сверкавшие в костяных провалах маски, закрывавшей всю верхнюю половину лица, отливали расплавленным золотом.
  - Несмотря на обстоятельства, я считаю, что стоит быть взаимно вежливыми. Надеюсь, вы не будете против?
  Как ни странно, но издевки в голосе пустого Рукия так и не заметила.
  - Мое имя - Сангрияра Умберто. Новена Эспада.
  Будто бы в доказательство, арранкар продемонстрировал свою левую ладонь, на которой красовалась татуировка в виде арабской цифры девять. Странно, но вокруг этого рисунка были заметны явные следы ожога.
  - Признаться, хотя я и искренне надеялся, что кто-то проникнет в эти покои в ходе вторжения, мне откровенно жаль видеть, что моим противником станет женщина. Мое положение в Лас Ночес требует от меня некого постоянного подтверждения собственного статуса. Видите ли, я единственный, кто дважды изгонялся из Эспады и дважды в нее возвращался. Столь шаткая ситуация вынуждает меня искать все возможные способы для утверждения моих сил путем открытой их демонстрации нашему общему повелителю. И, конечно же, я предпочел бы кого-то более подходящего, нежели вы, но не будем попусту пенять на Судьбу. Вы - шинигами, а я - пустой, как повода для битвы этого и так вполне достаточно. Простите, впрочем, мне мою невежливость и зацикленность на собственных проблемах. Позволено ли будет узнать имя той, кого я намерен убить?
  - Думаю, вы правы, - холодно кивнула Рукия, - с моей стороны, несмотря на вашу откровенную дерзость, тоже будет невежливо не сообщить имя того, кто прервет ваше нынешнее существование. Меня зовут Кучики Рукия, наследница великого дома Кучики, тринадцатый отряд Готей-13.
  - Как и все женщины, достигшие некоторых определенных успехов на мужском поприще, вы чрезмерно самоуверенны, - с искренним сожалением улыбнулся Умберто. - Боюсь, что сегодня это будет стоить вам слишком многого.
  Арранкар привычным отточенным движением сначала вытащил из-за пояса правой рукой свой длинный меч, а затем уже левой - короткий.
  - Прошу меня извинить, если процесс окажется для вас слишком болезненным.
  В нападении Сангрияра оказался стремителен и довольно умел, что и продемонстрировал Рукии практически сразу. Его атаки были похожи на резкие наскоки, каждый из которых завершался сложным финтом и, неизменно следующим за ним, разрывом дистанции. Умберто грамотно разыгрывал преимущество своих двух клинков, поочередно стараясь достать Кучики то параллельным выпадом вакидзаши, то наоборот использовать его для защиты, так чтобы нанести основной удар катаной. Скорость, с которой Новена двигался, позволяла ему игнорировать необходимость обороняться самому. Однако и шинигами, не просто так кружила вместе с ним по гротескной сцене, выжидая удобный момент.
  - Танцуй, Содэ но Сираюки! - занпакто Рукии сверкнуло белым светом, заставляя Умберто прервать очередную атаку и настороженно отступить. - Первый танец! Белая луна!
  Ледяная колонна, взметнувшаяся к потолку, лишь на несколько мгновений не успела заключить в себе Новена, исчезнувшего в сонидо. Оказавшись на ступенях амфитеатра с противоположной стороны зала, Сангрияра осуждающе покачал головой.
  - У вас прекрасный меч, Кучики-сан, - в этом голосе по-прежнему не было наигранности или попытки оскорбить собеседника. - Но какая жалость, что столь великолепная вещь используется так неумело. Надеюсь, мне удастся сохранить его в качестве напоминания о нашей встрече. Такому занпакто определенно не стоит исчезать безвозвратно. И, тем не менее, наш поединок довольно быстро перешел на новый уровень.
  Пустой резко сложил свои мечи торцами рукоятей друг к другу под прямым углом.
  - Очнись от спячки, Драконэро!
  Резонанс от высвобожденного ресурексиона заставил Рукию вздрогнуть. Несмотря на то, что шинигами уже знала, насколько разительно этот процесс меняет возможности и внешность арранкара, воспринимать это, как само собой разумеющееся, у нее все еще не получалось. К тому же, перед ней все-таки был один из Эспады.
  Тем временем, рослая белая фигура, закованная в "доспех" из костяных пластин, грузно приземлилась на пол у основания ступеней, заставив разбежаться по гладкому камню сеть мелких трещин. Из стороны в сторону звонко хлестнул длинный чешуйчатый хвост с двумя острыми лезвиями на конце. Голова Умберто из-за преобразившейся маски стала теперь напоминать лошадиный череп, а руки и тело усеяли многочисленные серповидные наросты. Припав к полу, так что его передние ру... лапы почти касались земли, арранкар медленно начал двигаться по кругу, обходя Кучики слева.
  - Красавица и чудовище, - голос Сангрияра остался тем же. - Разве это не романтично? Вы так не думаете, Кучики-сан?
  Рукия же в это время лишь пристально следила за каждым движением своего противника, понимая, что он, вероятно, не показал ей еще и половины своих истинных возможностей.
  - Как бы этот момент не был для меня приятен, но тянуть больше не след...
  Удар хвоста из раскрывающегося справа сонидо едва не лишил шинигами руки. Занпакто успел отбить костяное лезвие, а ноги девушки, скользнув по льду, остававшемуся на полу, так и не позволили массивным челюстям дотянуться до лица Кучики.
  - Второй танец! Белая рябь!
  Вероятно, Умберто имел достаточно времени для новой атаки, но арранкар тоже не знал всех секретов своего врага и предпочитал беречься в бою. На это Рукия и сделала свою ставку. Лавина белого снега, устремившаяся к Новена, вновь отскочившему на ступени у себя за спиной, едва не накрыла его с головой. Взмыв вверх, Сангрияра оказался под самым потолком, но именно там его и настиг неожиданный удар.
  - Хадо номер тридцать три! Сокацуй!
  Серьезные повреждения Новене это кидо смогло бы нанести лишь при прямом попадании, а Умберто совсем не собирался оставаться на месте и играть в живую мишень, но вспышка и грохот взрыва на некоторое время ослепили и оглушили его. Чего и добивалась противница Сангрияра.
  - Бакудо номер четыре! Хайнава!
  Запнувшись, арранкар вдруг с удивлением ощутил, как что-то мешает его лапам свободно двигаться. Рухнув на землю, Умберто закрутил головой, пытаясь проморгаться.
  - После... смерти нии-сан... я потратила немало времени на тренировки в кидо, - раздался рядом голос Рукии.
  Шинигами стояла буквально в полушаге от упавшего пустого, разглядывая его сейчас без презрения и ненависти. Лишь с легкой толикой небрежения.
  - Вот он-то являлся в них настоящим мастером. И я пообещала себе, что когда-нибудь обязательно сравнюсь с ним в этом искусстве. Пока я еще далека от этого, но для вас, Умберто-сан, как видите, хватило и этого.
  Белый занпакто крутнулся в воздухе, обрисовывая идеальный круг.
  - Содэ но Сираюки. Первый танец. Белая луна...
  Сангрияра рванулся прочь изо всех сил, что у него еще оставались. Сверкающие золотые "веревки"-бакудо, опутавшие его, растянулись и начали лопаться. Но ледяной столп вновь протянулся к самому потолку арены, и все вокруг огласил полный боли крик Новена Эспада. Колонна затвердевшей воды разлетелась на осколки, и вместе с ней рассыпались обледенелой крошкой правая рука и хвост девятого по силе арранкара Лас Ночес.
  Пытаясь зажать уцелевшей лапой кровоточащий обрубок плеча, Сангрияра вскарабкался на ближайшее возвышение, но его дальнейший путь был прерван вопросом наследницы дома Кучики, прозвучавшим из-за спины.
  - Разве после всего, что тут было сказано, вы не желаете встретить смерть достойно, Умберто-сан? Или вы так боитесь прегрешений своей прошлой жизни?
  Новена замер и, тяжело вздохнув, перевалился на спину, так чтобы быть к Рукии лицом.
  - Иногда эмоции берут верх над разумом, - выдавил он из себя, хотя и сделал это с явной неохотой. - Но, пожалуй, с моей стороны вновь будет невежливо не дать вам до конца насладиться победой и оставить по себе такую дурную память.
  - Ты всегда был слишком словоохотлив и сладкоречив, Умберто. И никогда не поминал, что это твой недостаток, а не достоинство.
  Плечистый силуэт, появившийся из прохода противоположного тому, откуда пришла Рукия, замер у края арены, окидывая тяжелым взглядом представшую ему картину. Несмотря на отсутствие видимой дыры, белые одежды, костяной гребень и желтые глаза и без того прекрасно засвидетельствовали суть и здешний статус темнокожего пришельца, чью шею обрамляло ожерелье из полусотни зубов.
  - Зоммари, - с ненавистью прошипел Сангрияра.
  - Айзен-сама предполагал, что ты не справишься даже с таким легким противником, и велел мне доделать работу, а заодно также позаботиться и о тебе, - совершенно спокойно сообщил неизвестный, переводя свой взгляд на Рукию. - Так уж устроен этот мир, что слабое, пусть оно и подчиняется сильному, иногда может быть слишком ненужным и слабым. Я Септима Эспада, шинигами. Зоммари Рерокс. И в отличие от этого пустозвона я не стану давать обещаний перед боем. Я просто убью тебя.
  
  Лишь уже привитое за годы благородное воспитание не позволило Кучики высказать вслух кое-что из руконгайского "народного творчества", с которым она ознакомилась в более ранние годы своей жизни, проведенные в Сообществе Душ. Двое представителей Эспады подряд - не сказать, чтобы это было честно. К тому же после драки с Сангриярой сил у Рукии осталось не так уж и много, а времени на их восстановление Зоммари ей явно давать не собирался. Пока разум, отбиваясь от липких щупалец накатывающего страха, пытался отыскать хоть какой-нибудь выход, шинигами попыталась отступить в сторону одного из перпендикулярных проходов, ведущих из колизея.
  Реакция Септимы была молниеносна. В обоих смыслах. Содэ но Сираюки даже не успел взметнуться в защитную позицию, а занпакто арранкара пронзило бедро Рукии. На пол щедро плеснуло кровью из перебитой артерии. Еще четверть секунды, и Зоммари, вновь стоя на прежнем месте, снисходительно улыбнулся.
  - Все бесполезно, шинигами. Я равен по силам капитанам Готея, а ты, прости мне мою прямоту, не стоишь и ногтя ни одного из них.
  Вспыхнувшая злость на собственную беспомощность неожиданно быстро привела Кучики обратно в чувство, позволив подавить зачатки паники и боль от ранения. Выбросив руку в сторону Септимы, брюнетка грозно сверкнула глазами.
  - Хадо номер семьдесят три! Соу...
  Силуэт Эспады вновь пронесся перед ней за какое-то неразличимое мгновение, и новая вспышка боли, протянувшаяся от ладони до локтя, заставила Рукию прикусить губу, лишь бы только не закричать. Прижав рассеченную конечность к груди, Кучики почувствовала, как одежда начинает быстро пропитываться вытекающей кровью.
  - Как бы ни были хороши твои кидо, какой из них выйдет толк, если ты просто не будешь успевать их использовать? - несмотря на показное безразличие, Зоммари явно забавлялся. - В этом заключается главная суть того, почему наш мир устроен подобным образом. Если кто-то сильнее тебя, то он сильнее вне зависимости от твоих талантов и редких навыков. Сильный просто подчинит тебя и твои способности своей воле, или уничтожит, если ты продолжишь сопротивляться. К несчастью для тебя, шинигами, ни мне, ни Айзен-сама не нужны ни ты, ни твои умения. Поэтому, прощай.
  Слабая попытка перехватить удар Септимы хотя бы этот раз так и осталась безуспешной. Но вместо уже ожидаемой Рукией новой порции боли, за свистом катаны последовал звук, похожий на тот, с которым топор врубается в древесный ствол. На плечо шинигами навалилась неожиданная тяжесть, а совсем рядом с ее лицом вдруг оказался лошадиный череп Умберто.
  - Эй, слышишь, ты... наследница великого дома, - прохрипел арранкар, пронзив Кучики своим насмешливым взглядом. - Ты давай, это... Не делай мое поражение настолько жалким и бесполезным. Что скажут люди, если узнают, будто девчонку, так отделавшую меня, какой-то сраный Номер Семь размазал одним лишь своим желанием?
  По нижней челюсти из открытой пасти Сангрияры потекли тонкие струйки необычайно темной крови. Занпакто Зоммари, почти разрубившее Новена пополам, с трудом вышло из раны, будто цепляясь за что-то у арранкара внутри. Грубый удар отшвырнул Умберто в сторону, заставив покатиться по полу окровавленным мешком.
  - И до чего ты дошел, Сангрияра, - разочарованно покачал головой Рерокс. - Последние крохи реяцу и секунды собственной жизни ты тратишь на то, чтобы защитить своего врага, которая в любом случае обречена на поражение...
  - Соурен Сокацуй!
  Мощный огненный шквал превратил каменные трибуны в груду битого щебня, но на это у Рукии ушил уже все оставшиеся силы. Ноги предательски подкосились, а перед глазами все поплыло. Может быть, поэтому ей и показалось, что рядом, не в этом здании, но где-то поблизости, появилось нечто, совсем не похожее на все, что ей приходилось видеть и чувствовать раньше.
  Но, так или иначе, Септима Эспада, возникший на вершине каменного кургана, едва не похоронившего его в себе, лишь вновь покачал головой.
  - В этот раз ты даже не использовала номер заклинания, но все получилось. Тебе помог в этом справиться мощный эмоциональный порыв, однако, на этом твой предел и был только что достигнут. Как видишь, я все же был прав...
  Грохот чудовищного взрыва, буквально слизнувшего угол здания, позволив ворваться внутрь потоку дневного света, заставил Зоммари оборвать себя на половине фразы. А потом их всех накрыла волна чужой реяцу, от который захрипел даже бесчувственный Сангрияра. Не в состоянии пошевелиться, Кучики держалась лишь за счет меча, упертого лезвием в пол. Септима же во все глаза с каким-то благоговейным трепетом уставился на высокую фигуру, спрыгнувшую в пролом почти точно в центр арены.
  - Кто... Что ты?! - было видно, что произносить слова для Зоммари было сейчас не менее трудно, чем просто стоять на ногах.
  Но гость не обратил на арранкара никакого внимания, повернувшись в сторону Рукии и, к величайшему облегчению последней, слегка убрав свое духовное давление.
  - Цвет не тот, да и явно шинигами к тому же, - сухо резюмировал пустой с густыми темно-каштановыми волосами и черной щегольской бородкой. - И, тем не менее, она приказала забрать всех, кто попадется.
  Один глаз неизвестного закрывала странная повязка с дырой. Одежда состояла из некоего подобия старинного европейского мундира, судя по меху, зимнего образца и черной шинели, наброшенной на плечи на манер плаща. В руках вторженец держал предметы, похожие на древние пистолеты мира живых.
  - Эй! Я задал тебе вопрос! - не на шутку разъярился Зоммари и был удостоен скучающим презрительным взглядом. - Кто ты такой и по какому праву вламываешься сюда?!
  - Для немногих своих я известен под именем Старрк. Койот Старрк, - арранкар бросил этот ответ Септиме настолько равнодушно, что это уже само по себе могло бы считаться оскорблением. - И нахожусь я здесь по воле той, кого называют хозяйкой старой башни.
  - Старая башня? Ты из старой башни?! - состояние Зоммари за какой-то миг от полного негодования перешло в полное изумление. - Невероятно... Такая мощь... Нелиель говорила, но поверить в это...
  - Вы ранены, - заметил Койот, оборачиваясь вновь к Рукии и потеряв к Эспаде всяческий интерес. - Мне было велено вытащить вас и ваших спутников из Лас Ночес, и, кажется, в данном случае это следует сделать как можно быстрее.
  - Нет! Она никуда не уйдет отсюда, посланник башни, - снова привлек к себе внимание темнокожий арранкар.
  - Это не тебе решать, - коротко ответил Старрк, но Рукия заметила, как руки странного пустого чуть сильнее, чем прежде, сжали его оружие.
  - Ты находишься на территории, подвластной Лас Ночес, чужак. Не забывай так быстро об этом, - несмотря на явный страх, который Зоммари испытывал к собеседнику, Септима продолжил гнуть свою линию. - Она наш враг, и, помогая ей, ты сам станешь врагом.
  - Я, мои братья и моя онее-сан уже вломились в дом твоего хозяина, - перебил Рерокса одноглазый пустой. - Неужели, по-твоему, мы еще надеемся сохранить с ним после этого дружеские отношения?
  - Так значит, вы открыто выступаете против Айзен-сама?
  - Поверь, для Айзена это не станет сюрпризом.
  - Тогда у меня не осталось выбора, - угрюмо пробормотал Зоммари.
  - Остался, - не согласился с ним Койот. - Беги...
  Септима тяжело сглотнул, но собравшись с духом, покрепче перехватил свой меч.
  - Не думай, что твоя грубая мощь способна победить меня одним лишь своим наличием. Я обладатель самого быстрого сонидо в Эспаде, и справиться со мной...
  Койот, продолжавший стоять к Зоммари вполоборота, просто вскинул руку, и очередь синих серо, растянувшаяся горизонтальной линией смела полукругом все, что оказалось в радиусе их действия, включая стены колизея и даже что-то, что было за ними. От тех затрат реяцу, отголосок которых Кучики лишь едва-едва ощутила, и того безразличного пренебрежения, с которым они были сделаны, у шинигами перехватило дыхание. Ей показалось, что в синем пламени мелькнули, сгорая, несколько фигур схожих с Зоммари, но сам Септима остался жив, похоже, к удивлению даже для самого себя.
  Лежа на полу и стараясь унять страшную боль в обожженном теле, Рерокс с трудом приподнялся на руках и потянулся к занпакто, выроненному им в момент падения. В эту же секунду в затылок арранкара уткнулся провал пистолетного ствола.
  - А ты и вправду быстрый, - с легкой толикой интереса заметил Старрк, стоявший над поверженным противником.
  Новая синяя вспышка ударила Рукию по глазам. В тишине, повисшей вслед за этим, необычайно громко раздались тяжелые шаги Койота.
  - Нам следует как можно быстрее доставить вас в безопасное место, Кучики-сан, чтобы уже там позаботиться о ваших ранах.
  - Мои друзья...
  - Не волнуйтесь, я пришел не один. О них позаботятся мои товарищи.
  В другой ситуации довериться пустому было бы для Рукии почти невозможным, но в этот конкретный момент у шинигами не было ни сил, ни желания, чтобы спорить с разумными доводами Старрка или же демонстрировать ему свое опасение. В конце концов, в деталях можно будет разобраться и потом.
  Койот низко нагнулся, подставляя Кучики свое плечо, но в тот момент, когда девушка уже оперлась на него, арранкар бесцеремонно подхватил ее на руки.
  - Подождите, - чувствовать себя слабой, было не из числа любимых ощущений Рукии, но сейчас ей двигало не только это. - Его... его тоже надо забрать.
  Указующий жест шинигами был направлен в сторону распростертой на полу развалин фигуры Новена Эспада.
  - Я прошу вас.
  - Не я одержал победу над ним, - пожал плечами Старрк. - А, значит, распоряжаться его жизнью тоже не мне.
  Повернувшись, арранкар сделал несколько шагов и без видимых усилий одной рукой взвалил себе на плечи искалеченное тело Сангрияра. Еще через мгновение вся необычная троица исчезла в негромком хлопке сонидо.
  
  * * *
  
  Идеально гладкая поверхность стены сначала покрылась сетью глубоких трещин, а затем разлетелась направленной волной белокаменной шрапнели. Москеда рухнул навзничь, подавившись собственной кровью, и с кашлем сплюнул ее остатки на песок. Последняя атака противника не оставила у Приварон Эспада за номером Сто Шесть никаких сил на то, чтобы даже просто двигаться, не говоря уже о продолжении поединка.
  - Извини.
  Садо бросил одно-единственное слово привычно глухо и с присущим ему лаконизмом. Вид синего неба заставил метиса замереть на несколько секунд, но Ясутора был из тех, кто никогда не забывает о поставленной цели. Впрочем, сейчас ее выполнение, похоже, опять откладывалось на какое-то время. Цепь из фигур в единообразной белой форме и однотипных масках-черепах оградила Чада от пустыни плотным полукольцом. Из провала за спиной тоже слышались шаги множества ног. Предводитель арранкаров, выделявшийся массивными рогами на голове, молчаливо взирал на нарушителя покоя Лас Ночес.
  - В основную задачу, поставленную перед отрядом Экзекиас, входит уничтожение любых нарушителей границ этого комплекса.
  Непонятно, зачем старший пустой пояснил этот факт, но Садо счел, что это тоже входило в круг его обязанностей. В том, что нового боя не избежать, мексиканец не сомневался с самого начала. Мечи арранкаров с шорохом стали выходить из ножен.
  - Хэй, давно не виделись, Челуте!
  Всплеск чужеродной реяцу за спиной, заставил Ясутору немного вздрогнуть, но реакция окруживших его бойцов была куда более показательной. Все они разом застыли, будто каменные изваяния, и многочисленные глаза в провалах масок были теперь устремлены лишь в ту сторону, где Чад и ощущал новый источник духовной энергии. Очень осторожно, чтобы не подставиться под удар, Садо скосил глаза вправо.
  На одном из крупных обломков стены внутри живого круга из арранкаров замер довольно высокий (не по меркам Чада, конечно) темноволосый парень лет тридцати. Серый мундир, перехваченный косым ремнем портупеи, сразу же навевал ассоциации с военной формой. А вот хищный оскал и полукруглые плоские лезвия-когти без сомнений указывали на видовую принадлежность брюнета. Равно как и его глаза, горящие красным огнем. Но кроме всего выше названного, в неизвестном типе отчетливо ощущалась еще и изрядная духовная мощь, в сравнении с которой проигрывал даже ресурексион Москеды.
  - А ты, я смотрю, времени зря не теряешь, а? - продолжил, тем временем, парень в черной шинели. - Уже не так привязан к своим корням, как прежде.
  На последних словах брюнет отчетливо хохотнул. Видимо, здесь был какой-то смысл понятный только для арранкаров.
  - Лоренцо? - наконец, будто не до конца поверив, произнес рогатый.
  - Что? Не похож? - еще шире оскалился красноглазый и провел одним из когтей по своему острому подбородку. - Пришлось немного поступиться прежним имиджем, но в этом вопросе ты меня прекрасно поймешь, не так ли?
  - Ходили разные слухи, - не убирая руки с меча, ответил глава Экзекиас. - Барагган уверял, что тебя давно разнесло по пустыни еще одной кучкой пыли...
  - Этот урод всегда любит почесать языком не по делу, - отмахнулся Лоренцо. - Я о тебе, кстати, тоже давно не слышал, не думал, что Айзен сумеет отыскать твою полянку в Лесу Меносов, и хотел даже как-нибудь сам туда наведаться. Но не срослось, времени не было. Тем не менее рад, что у тебя все неплохо. Как сам видишь, я тоже жив, здоров и состою на действительной службе при одной занятной особе.
  - Черная пагода, - не спросил, а именно констатировал Челуте.
  - Верно.
  - И что же нужно твоей хозяйке?
  - Они, - коготь небрежно указал в сторону Садо.
  - Тогда придется подраться, - хмыкнул рогатый. - А ведь я знаю твой маленький секрет, Лоренцо, ты не забыл об этом?
  Взмах белой катаны вскружил вокруг арранкара чахлое облачко невесомой пыли.
  - А я знаю твой, - пожал плечами вастер-лорд. - Но к чему такая враждебность? Давай хотя бы попробуем договориться в память о тех славных днях, когда кто-то еще не мог подманивать к себе добычу и сдох бы от голода и регрессии, если бы не один шустрый мелкий пустой, ошивавшийся рядом...
  - И получавший защиту за свои услуги в роли приманки, - напомнил Челуте.
  - Что было, то было, - не стал возражать Лоренцо. - Кстати, я удивлен, что ты до сих пор не в Эспаде. Как такое случилось, друг мой Рудборн?
  Похоже, эти двое и вправду давно знали друг друга, вот только их болтовня никак не помогала Садо в его собственном деле. Хотя с другой стороны, каждая лишняя минута позволяла ему еще больше восстановиться после схватки с Москедой. Пустые меж тем продолжили свой диалог.
  - Лас Ночес не идеален, как впрочем, и все остальное в Уэко Мундо.
  Несмотря на показанное безразличие, что-то в тоне Челуте переменилось. Вероятно, слова красноглазого сумели каким-то образом задеть его за живое. Если учитывать то, что они действительно были старыми знакомыми, то вся эта беседа вполне могла иметь скрытый подтекст, непонятный для Чада.
  - Тут ты прав, - снова кивнул Лоренцо. - Но мне, похоже, повезло побольше. Та, на кого я работаю, умеет воздавать должное талантам своих подчиненных.
  - Это сейчас была такая ненавязчивая попытка завербовать меня в ряды солдат, идущих на смерть под знаменами черной башни? - презрительно хмыкнул Челуте.
  - Что не сделаешь для старого друга.
  - И какой мне с этого толк?
  - А я почем знаю? Решать тебе. Только одно могу сказать, онее-сан сумеет по достоинству оценить арранкара, у которого есть своя собственная карманная армия.
  Повисшая пауза заставила Ясутору подобраться, но пустые смотрели сейчас только лишь друг на друга.
  - И что от меня потребуется? - настороженно уточнил Челуте спустя еще пару минут.
  - Мое присутствие здесь, равно как и этих детишек вкупе с моими товарищами, говорит о том, что ситуация уже набрала критическую массу, - зашел издалека Лоренцо. - Обе стороны и раньше с опаской относились к перебежчикам, не встречая их у себя с цветами и распростертыми объятиями. Но думаю, в Лас Ночес есть пара вещей, которые помогут тебе влиться в наши дружные ряды и заслужить благосклонность моего руководства.
  - Не тяни уже, говори яснее, - Челуте резко вкинул катану обратно в ножны, и остальные арранкары последовали его примеру.
  - Девушка, - начал перечислять вастер-лорд, - человек, длинные рыжие волосы, наивно-добрый характер, способность к Абсолютному Отрицанию...
  - Иноуэ, - впервые с начала этой странной встречи Садо произнес хоть какое-то слово.
  - Точно, она, - покосился на метиса Лоренцо. - Хозяйка пагоды желает ее видеть. А искать в вашем муравейнике очень долго, Челуте.
  - Айзен весьма дорожит своей игрушкой, - заметил старший Экзекиас.
  - Тем обиднее для него, - хмыкнул красноглазый. - Заодно, нужно будет прихватить всех из этих, кто попадется по дороге, - последовал кивок в сторону Чада. - И кстати, покои Куарто Эспада мне не покажешь по пути?
  - А я знал, что она не просто так болтает все время о вашей башне, - судя по тону, Челуте, кажется, улыбнулся, но под маской этого не было заметно.
  - Так договорились?
  - Эспадой мне все равно не быть, а Айзену стоило учитывать интересы своих солдат до того, как им поступают более выгодные предложения со стороны.
  - Постойте, - вмешался в происходящее Чад. - Зачем вам Орихиме? Что вы задумали?
  Вопрос был явно адресован Лоренцо, и тот не замедлил с ответом.
  - Не переживай, человече, нас прислали как раз за тем, чтобы помочь вам. Мои братья сейчас ищут остальных твоих спутников, и как добыча вы нам неинтересны. Скажем так, за ваши относительно неповрежденные тушки, спасенные от праведного гнева местного бомонда, нам обещались неплохо заплатить. И если ты обратил внимание, я только что избавил тебя от необходимости вступать в очередное сражение, да еще и привлек на нашу сторону всю местную стражу.
  - Согласился только лишь он один, - Ясутора недвусмысленно покосился на безмолвные ряды безликих бойцов-экзекиасов.
  - Его одного вполне достаточно, - с довольным видом ответил на это Лоренцо.
  - Если вы закончили, то лучше поспешить. Айзен наметил какую-то бучу на ближайшее время и велел разобраться с вторжением до ее начала, - заметил Челуте. - Основным силам Эспады велено не вмешиваться, но, судя по всплескам реяцу вокруг, всё равно всё становится неспокойным.
  - Самое время... - с каким-то явным намеком протянул вастер-лорд, и рогатый арранкар, не задумываясь, продолжил фразу.
  - ... слегка пошуметь самим.
  
  
  Глава 17
  
  - Проклятье! - хором рыкнули Исида и Рэнджи, в очередной раз отпрыгивая в центр неровного круга и замирая спина к спине.
  Бесчисленные копии квинси и шинигами, замершие вокруг, лишь безумно щерились одинаковыми улыбками, разглядывая свои беспомощные жертвы.
  - Нет, ну хватит уже, - раздался со стороны сонный голос Октава Эспада. - Покажите же мне, наконец, что-нибудь новенькое, а то этот эксперимент становится неинтересным и жутко утомительным.
  - Вот паскуда пустая, - прошипел Исида.
  Лейтенант шестого отряда, в принципе, был с ним сейчас полностью согласен. И тут в голову Абараи пришла одна занятная мысль.
  - Урюи, слушай, эти двойники ведь копируют все наши приемы, так?
  - Пытаются, во всяком случае, - подтвердил брюнет.
  - Тогда что, если попробовать так? БАНКАЙ!
  Остановить несколько десятков клонов, одновременно активировавших банкай в слишком маленьком для этого помещении лаборатории, Заэль уже не успел.
  
  Когда пыль окончательно осела, первым из-под образовавшегося завала, отплевываясь и отряхиваясь, выбрался Урюи. Следом за ним из дыры между двух плит, сложившихся "домиком", вылез жутко довольный лейтенант.
  - Блеск! Гениально! Просто охренеть - не встать! - бурчал Исида, снимая очки и протирая линзы платком, извлеченным из внутреннего кармана. - Шикарный план! А как сработал-то! Особенно мне понравился пункт - "мы чудом выживаем под обрушившейся на наши головы крышей"! Какое своевременное стратегическое решение!
  - Да хватит ныть, - отмахнулся Рэнджи, с явным удовлетворением рассматривая панораму развалин. - Все ведь получилось.
  - Чтоб меня еще кто раз дернул спасать жизнь шинигами, - не унимался квинси.
  - Знаешь, Урюи, а я, кажется, начинаю немного понимать, почему ты уже лишь одним своим присутствием поблизости так сильно бесишь Ичиго, - задумчиво протянул Абараи.
  Достойно огрызнуться в ответ, Исиде не дал грохот расползающегося завала, из-под которого верхом на своем троне выбрался на свет хмурый Октава Эспада.
  - Щенки, вы разрушили мой исследовательский комплекс. И если думаете, что это сойдет вам с рук, то поверьте, вы будете умолять о долгой и болезненной смерти после того, что я с вами сделаю, - сообщил Заэль, разворачивая в разные стороны свои гротеские пародии на крылья, а точнее щупальца, увешанные красными мешками.
  - Мне его болтовня уже надоела до желудочных колик, - поджал губы Рэнджи. - Может, уже раскатаем это уродище в кровавый блин?
  - А вот тут я с тобой буду полностью солидарен, - кивнул Исида.
  Однако сделать ничего существенного ни тот, ни другой из них так и не смог. Потому как, стоило только им окончательно подняться на ноги, как щупальца Октавы стремительно метнулись, заходя с разных сторон, и сдавливая обоих противников арранкара своими висячими слизистыми наростами. После непродолжительной паузы обе жертвы были выплюнуты обратно на обломки плит перед Заэлем.
  - Итак, посмотрим, что у нас получилось, - усмехнулся арранкар, протягивая свои руки ладонями вверх к ближайшим "мешкам".
  Оболочки кровяных бурдюков внезапно лопнули, и вместе с выплеснувшейся жидкостью в ладони Октавы выпали две кукольных фигурки, изображавшие собой Урюи и Рэнджи в миниатюре. Улыбка Номера Восемь стала еще плотояднее.
  - Это еще что? - пробормотал квинси.
  - Сейчас покажу, - откликнулся пустой, сумевший расслышать этот вопрос.
  Щелчок двух пальцев арранкара, пришедшийся по лбу тряпошному человечку в белой накидке и крохотных очках, обернулся для Исиды мощным ударом, буквально на раз швырнувшим брюнета, уже вставшего на ноги, обратно на землю.
  - Ах ты, гад!
  Попытка вскочить, сделанная Абараи, закончилась точно таким же падением, только теперь щелчок получила уже куколка, изображавшая шинигами.
  - Как видите, мои дорогие подопытные крыски, теперь ваши тела полностью принадлежат мне, - проворковал Заэль. - И я могу делать с ними все, что захочу!
  В следующее мгновение пальцы арранкара, почти не напрягаясь, с легкостью оторвали Урюи-кукле голову. У Рэнджи невольно вырвалась заковыристая матерная конструкция, но покосившись на товарища, он убедился, что голова у квинси по-прежнему оставалась на месте. Исида, испугавшийся ничуть не меньше, непроизвольно дотронулся до своей шеи, но разваливаться она явно не собиралась.
  - Неужели вы подумали, что все будет так просто, - снова засмеялся Заэль.
  Длинные пальцы скользнули в утробу куклы и вытащили оттуда маленькую гранулу.
  - Убивать вас просто так было бы неинтересно, но что вы скажите, если я сначала разорву все ваши внутренние органы и переломаю все кости!
  Салатовое зернышко, сжатое острыми ногтями пустого, с тихим треском разлетелось в искристую пыль. И тут же в животе у Исиды что-то отчетливо хлюпнуло. Боль оказалась такой, что квинси снова рухнул на колени, отплевываясь кровью и желчью, неизвестно откуда заполнившими его горло и рот. Рэнджи взирал на происходящее с совершенно ошарашенным видом.
  - Продолжим, пожалуй, - произнес Заэль с мстительным наслаждением.
  Следующие несколько минут для двоих несчастных, угодивших в руки к Октава Эспада, превратились лишь в нескончаемый калейдоскоп боли. И пути спасения из этой ситуации уже ни один из них не видел...
  - Я, конечно же, читал, что гений и безумие - всего лишь две стороны одной медали, но чтобы это выражалось настолько открыто...
  Если бы у стремительного горного потока был бы голос, то звучать он должен был бы именно так. Басовитый грудной рык, прервавший развлечение Заэля, шел откуда-то справа, и Октава удивленно повернул лицо в ту сторону. Как ни странно, заметить среди развалин массивную фигуру, вышло у арранкара далеко не сразу, настолько органично незваный гость вписывался в окружающий его пейзаж. Взгляд, как будто, соскальзывал с этого огромного пустого, попросту не желая цепляться за него, как за ориентир. И это сразу же насторожило Заэля.
  - Ты еще кто? - недовольно обратился Октава к неизвестному.
  - Если это имеет хоть какое-то значение, то мое имя Ортега, - ответил гигант, сверкнув идеально гладкой кожей на голове, растущей, казалось, прямо из бугристых плеч.
  - Ты не из Лас Ночес, - протянул Заэль, неплохо знавший обитателей цитадели, да и наряд этого Ортеги совсем не соответствовал принятым здесь нормам.
  - Я из старой башни, - подтвердил адьюкас.
  - Что, правда? - в голосе исследователя появился некоторый интерес.
  - Да, - сдержанно кивнул великан. - Но у меня мало времени. Отдай мне этих двоих, и я пойду своей дорогой...
  - С чего это вдруг?
  - Ты хочешь умереть? - вопросом на вопрос ответил Ортега, сопроводив все это еще и натянутой жабьей улыбкой.
  - А ты не слишком-то умен, - скривился Октава.
  - Как знаешь, - безразлично пожал плечами его оппонент и двинулся широкими шагами в сторону арранкара.
  Только когда Ортега начал двигаться, притихшие Урюи и Рэнджи сумели по достоинству оценить размеры этого исполина. Почему-то раньше, когда он стоял на месте, то казался просто очень высоким и плотным, но вот теперь... Два с половиной метра роста и просто ужасающая мышечная масса, почти не скрытая под полами черной шинели, вызывали у всех видевших это, по меньшей мере, оторопь. Даже Заэль на несколько секунд потерял дар речи, окидывая взглядом подобное зрелище.
  - Обычно, слишком большие формы свидетельствуют о неумении пустого в достаточной мере контролировать свою духовную энергию, - улыбнулся Октава. - Тем не менее, я почти не чувствую твою реяцу. К тому же подобраться ко мне так близко и остаться при этом незамеченным, уже само по себе довольно непросто. Вряд ли ты настолько уж слаб, как могло бы показаться непосвященному. Или, как ты сам хочешь показаться вероятным противникам со стороны. Все это вместе означает, что изучать такой непростой образец может оказаться весьма занятным...
  На Ортегу, надвигавшегося на Заэля с неумолимостью тектонической плиты, эта речь не произвела ни малейшего впечатления.
  - А ну-ка, взять его, - властно распорядился исследователь, и две человекообразных туши, служивших основанием его трона медленно начали распрямляться.
  Два чудовища, значительно превосходивших по габаритам нежданного спасителя Исиды и Абараи, с неожиданной прытью ринулись на адьюкаса. А Заэль продолжал победно улыбаться. Еще ровно четыре секунды...
  Исчезнув в сонидо, Ортега появился перед левым противником, зависнув в воздухе на уровне пары метров от земли. Ничего экстраординарного посланник башни придумывать не стал, просто врезав врагу своим громадным кулаком. Рельефная грудная мышца серого колосса, угодившая под этот удар адьюкаса, буквально разлетелась на кровавые ошметки, словно лопнувший резиновый шар. Острый костяной обломок лопатки с неприятным звуком вышел из спины чудовища, а саму его тушу подбросило вверх по дуге, зашвырнув на другую сторону одного из завалов. Пока первый противник еще находился в полете, Ортега одним мимолетным движением переместился через сонидо ко второму чудищу и приложил его ударом с левой. Бил адьюкас чуть сверху почти под прямым углом, из-за чего серого великана буквально впечатало головой в землю, превращая всю его верхнюю часть туловища в размазанный по развалинам фарш. Ни один из "питомцев" Заэля прореагировать хоть как-то на атаки Ортеги попросту не успел. Само действо заняло не больше двух вдохов.
  Появившись на прежнем месте и снова двинувшись к Эспаде, адьюкас с хрустом вправил костяшки на выбитых пальцах. Октава больше не улыбался.
  - Это может быть даже увлекательнее и интереснее, чем ты смел надеяться, - пророкотал обладатель черной шинели, с насмешкой заглядывая арранкару в глаза.
  
  Стиснув зубы, чтобы не стонать слишком уж громко, Рэнджи кое-как все-таки принял сидячее положение, привалившись спиной к обломку серой стены. Глаза шинигами, ни на секунду не отрываясь, наблюдали за фигурой громадного пустого, мерно шагавшего к цели. Октава Эспада, замерший в напряженном ожидании, кажется, еще не решил, что же ему стоит делать дальше.
  - Чего он, сука, тянет? - прорычал сквозь боль лейтенант. - Давно бы уже сам атаковал ...
  - Он не желает рисковать, - прохрипел Исида, лежавший рядом на животе, но тоже не сводивший взгляда с того, кто назвался Ортегой. - Они оба понятия не имеют о реальных способностях друг друга. Но тогда, сражаясь с нами, этот долбанный арранкар-содомит имел преимущество, которого теперь у него уже нет. Он располагал информацией о нас и наших способностях. Этот же противник ему совсем незнаком. Однако верзила тоже не готов рисковать. У этой чудовищной кучи мяса есть мозг, и она умеет его использовать.
  - Звучит, пугающе, - сглотнул Абараи.
  Тем временем, расстояние между арранкаром и адьюкасом сократилось практически вдвое. Крылья-щупальца Заэля немного вздрогнули и метнулись к жертве, заходя сразу с двух сторон в своей привычной манере. Еще полсекунды, и красные мешки с противным причмокиванием скрыли великана в своем скоплении. У немногочисленных зрителей, следивших за этой сценой, вырвались досадливые вздохи. На какой-то мельчайший миг лицо Эспады вновь украсилось самодовольной ухмылкой.
  Под натужный скрип раздираемой кожи и хлюпанье темной жижи, выплескивающейся на землю, алая гроздь, поглотившая Ортегу, разлетелась жутковатым кровавым фейерверком. Уцелела всего лишь пара-тройка мешков, находившихся в тот момент за широкой спиной адьюкаса. Все остальные посланник башни буквально разорвал, просто-напросто разведя руки в стороны.
  - Как?! Как такое возможно?! - от потрясения, постигшего Октаву, фигура арранкара в буквальном смысле изогнулась знаком вопроса. - Паралитический яд, выделяемый моими железами, должен был обездвижить тебя как минимум на несколько секунд. Даже самое сильное иерро не способно защитить от его воздействия!
  - Может быть, мое иерро и не настолько уж крепкое, но у него есть ряд других полезных функций, - бесстрастно бросил Ортега, возобновив свое движение в сторону противника.
  - Поможет ли оно тебе от этого!
  Вся жидкость из уцелевших наростов выплеснулась прямо в лицо адьюкасу и тут же, соскользнув на битый камень, предприняла попытку сформировать из себя точную копию пустого, которого она только что коснулась. Но если во время боя с Рэнджи и Исидой рукотворные клоны Заэля вырастали за какие-то мгновения, то в этот раз черная клейкая масса едва успела принять антропоморфную форму, когда проходивший мимо Ортега рубанул ребром ладони сзади по шее своего неудавшегося двойника. Заготовка, отчетливо хлюпнув, расплескалась на несколько мелких луж.
  - Это не поможет... - угрюмо начал было Рэнджи, но так и не договорил, с удивлением уставившись на ошметки черной протоплазмы.
  Все лужицы дергались и шевелились, иногда даже вытягиваясь вверх полуметровыми иглами, но ни одна из них так и не смогла преобразиться во что-то более существенное. Омертвевший взгляд Заэля бессильно скользил по этой картине.
  - Как? - почти шепотом прохрипел арранкар.
  - Главная ценность истинного разума - это его стремление к познанию, - хмыкнул Ортега, которому оставалось сделать всего лишь четыре шага.
  Внезапно остановившись, гигант принялся разглядывать пораженного Эспаду сверху вниз. А еще, спустя одну секунду выяснилось, что он действительно собирается ответить на вопрос Октавы.
  - Мое иерро уникально и в чем-то, наверное, совершенно. Ты не настолько силен, чтобы создавать во множестве даже простые материальные копии своих противников, не говоря уже о полном повторении всех их скрытых параметров. Твои куклы питаются рассеянной реяцу тех, кто послужил для них оригиналом при создании. При этом полагаю, что ты сам в этой связке являешься лишь координирующим звеном, поддерживающим общий контур. Чем сильнее сопротивляется враг, тем больше реяцу он выделяет, и тем сильнее становятся эти подделки. Но в моем случае, это не сработает. Иерро, что всегда оберегало мою сущность, настолько плотное на микроуровне, что не пропускает практически ничего. Все, что ты чувствуешь, когда пытаешься определить мой уровень, это не обычная рассеянная реяцу, формирующая мое духовное давление. Это лишь своеобразный фон от самого иерро, и как бы я не распалялся в битве, он не изменится, а каждая крошка моей духовной энергии пойдет на дело, но никак не в помощь противнику.
  - Совершенное иерро, говоришь? - самообладание медленно, но верно уже возвращалось к Заэлю. - Настолько ли совершенное, чтобы выдержать вот это?!
  Вытянув руки перед собой, Октава победно оскалился, и чудовищная вспышка Гран Рей Серо, ударила багровым потоком в неподвижную фигуру гиганта, стоявшую прямо перед ним. Свет энергетической атаки арранкара был настолько ярок, что Исида и Абараи невольно зажмурились, и потому не увидели, как громадный силуэт, по-прежнему видневшийся в глубине сжигающего потока, вместо того, чтобы просто истаять, сделал еще три шага вперед. Квадратная ладонь, вынырнув прямо из "струи" серо, тяжело опустилась на плечо Октавы. Одно незначительное усилие, и мощные узловатые пальцы сжались в горсть, превратив сустав и ключицу Заэля в костяную муку, и заставляя его тем самым оборвать действие своего губительного приема.
  - Ты не дослушал, - попенял арранкару Ортега.
  От черной шинели адьюкаса в нескольких местах поднимался легкий дымок. Но больше, ни на одежде, ни на коже, не было видно и следа, от встречи с энергетическим залпом, который должен был бы распылить противника Заэля в абсолютное ничто. Взгляд Октавы из удивленного стал практически зачарованным.
  - Иерро, которым я обладаю, уникально не только тем, что не дает моей реяцу свободно рассеиваться, но еще и не пропускает чужую реяцу, пытающуюся мне навредить. Речь, правда, идет только о тех случаях, когда эти атаки носят, условно называемую, чистую форму. Такие, например, как бала. Или серо. Конечно, теоретически, кто-то достаточно сильный сумеет пробиться сквозь рассеивающий слой моей иерро-защиты. Но он должен быть для этого раз в десять сильнее тебя.
  Щупальце, "украшенное" шипастым наростом на конце, взметнулось из-под завала, метя в лицо адьюкасу. Удар ладони в последний момент переломил белый отросток в его второй трети, заставляя верхушку жалко обвиснуть. На еще дергающуюся конечность с отчетливым "пфляк" опустился подкованный черный сапог.
  - И, конечно же, раз мое иерро может препятствовать разрушительным частицам серо, - невозмутимо продолжил Ортега, - то оно так же легко будет блокировать любые попытки чужеродной реяцу проникнуть в мой организм. Так что яды, духовные паразиты и все остальные милые игрушки, которые ты здесь пытался использовать, а ты ведь пытался их использовать, против меня бесполезны.
  Правая рука адьюкаса легла сверху на голову арранкара.
  - Нет... Нельзя же вот так... - бессильно пробормотал Заэль, похоже, так до конца и не веря в происходящее.
  - Бывает, - посочувствовал ему великан.
  Руки Ортеги потянулись в разные стороны, и голова Октава Эспады с надрывным хряском оторвалась от туловища, вытянув за собой кусок позвоночника. Исиду снова стошнило.
  - Млять, - протянул Абараи, с трудом сдержав собственный рвотный позыв.
  Отшвырнув в разные стороны куски своего противника, начавшие истаивать еще в руках у адьюкаса, эмиссар башни отряхнул ладони и посмотрел в сторону раненых.
  - Вы двое! Живы там еще?
  - Живы, - откликнулся лейтенант.
  - Хотя и не очень довольны этим фактом, - поддержал шинигами Исида.
  - Могу поправить, - предложил пустой, снова по-жабьи улыбнувшись, от чего кожа на его лице резко очертила угловатую нижнюю челюсть.
  - Нет уж, спасибо, - слегка ухмыльнулся Рэнджи. - Круто ты его.
  - Повезло, - пожал бугристыми плечами гигант. - Основывайся его способности на силе, ловкости или скорости, и у меня уже не было бы никакого заметного преимущества. А так, я оказался для него именно тем идеально неудобным противником, который, рано или поздно, попадается каждому.
  - Лучше бы, конечно, еще бы чуть раньше...
  - Идти-то сами сможете?
  - Сможем. Завтра.
  - Так мне что?! Еще и волочь вас на себе? - почти искренне изумился Ортега. - Услуги частного извозчика придется оплачивать отдельно.
  - С чего ты решил, что мы вообще куда-то пойдем с тобой? - уточнил Исида, с горем пополам, устраиваясь в сидячей позе рядом с Абараи.
  Адьюкас неторопливо приблизился к ним, окидывая обоих красноречивым взглядом.
  - Во-первых, выбора у вас нет. Во-вторых, если захочу, возьму вас с собой без спросу. А в-третьих, вы мне только что стали сильно должны. Этого хватит?
  - Куда идем-то? - прищурился Рэнджи.
  - Туда же, куда мои товарищи по приказу онее-сан сейчас стаскивают всех остальных раздолбаев из вашей чокнутой группы. Это место чуть в стороне от Лас Ночес, а слова той, кого я упомянул, не оспариваются. На тот случай, если вам вдруг нужны детали.
  - А выбора-то и вправду нет, - хмыкнул квинси, покосившись на своего ничуть не менее неудачливого напарника.
  - Так сколько просит рикша? - тряхнул головой шинигами.
  - Сочтемся, - заверил его адьюкас.
  
  * * *
  
  - Я сделаю так, что ты больше никогда не увидишь Айзен-сама!
  Шагнув в развороченный дверной проем, Сальваторе не без явного интереса осмотрелся по сторонам. Место, куда их привел Рудборн, ничем особенным не выделялось. Кроме, разве что, следов небольшого погрома. Но по своему личному опыту, Лоренцо знал, что в комнате, где собирается больше двух женщин, испытывающих друг к другу не самые лестные чувства, по-другому обычно и не бывает.
  - И что это тут у нас? - насмешливый голос вастер-лорда заставил девиц резко вздрогнуть и обернуться. - Бабская драка? Я вот слышал, что некоторые парни от такого почему-то тащатся. Челуте, Садо-кун, вы как, не любители?
  Глава Экзекиас, единый во множестве лиц, предпочел промолчать и чуть посторонился, пропуская вперед их третьего спутника. Десяток караберасов уже быстро рассыпался по коридору, контролируя ближайшие помещения и повороты.
  Тем временем, две девушки-арранкарки - брюнетка, чьи волосы были заплетены в два хвостика, и коротко стриженая блондинка - продолжали удивленно взирать на не весть откуда взявшихся гостей. Жертва их недавних издевательств устало подняла свое лицо, покрытое свежими ссадинами, но отрешенный взгляд и полное безразличие сразу исчезло из глаз рыжей пленницы, едва она увидела, кем именно был один из вошедших.
  - Садо-кун!
  Попытка Орихиме вскочить была тут же остановлена звонкой пощечиной. Прихватив, Иноуэ за ворот платья, темноволосая арранкарка с презрением прошипела:
  - Куда это ты собралась?! Мы еще не закончили...
  - Закончили, - напомнил Лоли о своем присутствии Лоренцо.
  - А вы кто вообще такие? - это сказала уже Мэноли, в чьей ладони мерно пульсировал темно-красный шар почти сформировавшегося серо.
  Задан этот вопрос был, кстати, весьма настороженным тоном.
  - Челуте, кто это такие, черт побери?! И что они здесь забыли?!
  - К чему утруждать нашего гида, - вастер-лорд привычно ощерил клыки в своей любимой ухмылке. - Я и сам вполне могу представиться. Сальваторе Лоренцо. Один из тех, кому даровано право именовать хозяйку старой башни своей онее-сан.
  - Так значит, ты из числа этих идиотов, что отказались признать над собою власть Айзен-сама? - Лоли нервно прикусила нижнюю губу.
  - О да, из них, - весело кивнул Лоренцо.
  - Это не объясняет, почему ты здесь! И почему с тобой этот жалкий смертный! - брюнетка прожгла яростным взглядом Ясутору, но внимание последнего было сейчас целиком и полностью сфокусировано на Орихиме.
  - Может, сами обо всем догадаетесь, а то мне как-то лень объяснять, - хмыкнул пустой в сером мундире. - А пока будете думать, отпустите девчушку поздороваться с ее старым другом. Пожалуйста.
  - Челуте! Почему ты ничего не делаешь?! - похоже, что Мэноли первой сумела сложить в голове окончательную картинку, но ее окрик так и пропал втуне.
  - Как это, ничего? - решил позабавиться Сальваторе. - Он мне сейчас помогает, знаешь ли, а это очень даже немало...
  - Проклятье! - рука блондинки взметнулась вверх, готовясь разрядить энергетическую вспышку в скалящееся лицо вастер-лорда.
  Но в следующую секунду Лоренцо вдруг оказался не в двух метрах от Мэноли, а совсем рядом, и не спереди, а сбоку. Костяной коготь метнулся девушке подмышку, глубоко полоснув по мышцам и связкам. Одновременно с этим вторая рука пустого перехватила запястье арранкарки и без усилий развернула ослабшую конечность так, что ярко-красный луч пронзил Мэноли собственную грудь.
  - А ведь я честно пытался быть вежливым, - посетовал Лоренцо, не меняя своей улыбки, и наблюдая за тем, как стройное тело оседает на пол.
  - Ублюдок!
  Крик Лоли оборвался со свистом катаны. Взвизгнув, пустая выпустила Иноуэ и отлетела спиной о стену, зажимая рассеченное плечо.
  - Предатель...
  Рудборн демонстративно стряхнул кровь с занпакто и вложил его обратно в ножны.
  - Не всем нравится лизать ноги Айзену, - с презрением бросил старший Экзекиас.
  А перед Орихиме, наблюдавшей за происходящим со странной смесью ужаса и неверия, уже опустился Садо.
  - Иноуэ, как ты?
  - Садо-кун! - прорвало, наконец, рыжую, бросившуюся на шею метису.
  Сцена слезной встречи продлилась еще несколько минут. Сопровождалась она при этом полным молчанием мексиканца и какими-то сбивчивыми признаниями со стороны Иноуэ, видимо пытавшейся разом пересказать все события своего похищения и пребывания в Лас Ночес. Сальваторе и Рудборн хранили дипломатичное молчание. Единственная отчаянная попытка Лоли, начать шипеть в адрес вторженцев всевозможные злобные ругательства и грозить им страшными карами со стороны "Айзен-сама", была прервана ударом Челуте, отправившим девушку в глубокий нокаут.
  - Орихиме-тян, - обратился к бывшей пленнице вастер-лорд, едва Иноуэ более-менее успокоилась, - мне поручено доставить тебя и твоих друзей в безопасное место. Но нам стоит поторопиться. К тому же мы хотели зайти еще кое-куда по дороге.
  Рыжая сдержанно кивнула, вытирая со щек последние слезы, но ее взгляд вдруг зацепился за бездыханное тело за спиной у Лоренцо.
  - Одну минуточку, Сальваторе-сан...
  Поднявшись, Иноуэ быстро подбежала к Мэноли, распростертой на полу, и осветила ее оранжевой полусферой. Лоренцо с некоторым недоумением наблюдал за происходящим, пока не увидел, что дыра в груди у мертвой девушки, проделанная ее же серо, начинает стремительно зарастать. И это навеяло вастер-лорду определенные воспоминания.
  - Это нормально? - обратился пустой к Ясуторе. - Такое отношение к тем, кто только что издевался над ней?
  - Да, - как всегда лаконично ответил Чад.
  Наконец, невероятная процедура оживления была завершена и, хотя Мэноли все еще оставалась без сознания, возрожденный источник ее реяцу довольно четко почувствовали все присутствовавшие.
  - Я смотрю, это Абсолютное Отрицание - классная вещь, - Сальваторе громко прицокнул языком. - Нет, Айзену и вправду будет слишком жирно иметь под рукой кого-то с такими способностями. Теперь, я надеюсь, мы можем идти, Орихиме-тян?
  - Еще минуточку...
  Девушка рыжей молнией метнулась к своей второй недавней мучительнице.
  - Милосердие. Как много в этом слове, особенно когда речь идет о данном конкретном мирке, - покачал головой Лоренцо.
  - Больная, - Челуте был куда более краток.
  Новый процесс излечения тоже был вскоре окончен.
  - Я готова, Сальваторе-сан...
  - "Лоренцо", - поправил Иноуэ вастер-лорд. - Выговаривать каждый раз "Сальваторе-сан" слишком долго.
  - Хорошо, Лоренцо...-сан.
  - Ладно, сойдет, - усмехнулся пустой. - Челуте, куда дальше?
  - Возникла проблема, - отозвался рогатый арранкар, отходивший на время к дверям. - Я только что перестал ощущать тех караберасов, что отправил разведать путь до покоев Куарто Эспада. И всех патрульных, что были поблизости от комнат остальной Эспады.
  - Началось шевеление, - понимающе кивнул Сальваторе. - Но Куарто, она была там?
  - Да, до вашего появления все было спокойно, никаких намеков. Вряд ли это кто-то там явился конкретно за ней. Скорее похоже на общий сбор.
  Возникновения такой ситуации Лоренцо опасался больше всего. С одной стороны у него на руках уже была девчонка, из-за которой Готей подвязал их на эту вылазку. С другой, до Нел-тян они так и не успевали добраться. Принимай вастер-лорд решение сам, и он наверняка попробовал бы отправить Орихиме и Садо прочь под надзором Рудборна, а сам бы рискнул все-таки сунуться за Нелиель. Но, словно предвидев подобный момент, онее-сан еще на выходе из черной башни, сказала им кое-что со своей циничной прямотой.
  
  "Запомните одну простую вещь. Нел мне нужна, но каждый из вас гораздо ценнее Нел. И ты, Лоренцо, и ты, Старрк, и ты, Ортега. Как бы оно не повернулось, однако если я получу нашу зеленовласую подругу обратно, но ценою жизни кого-то из вас, то такой размен меня совсем не устроит".
  
  Прямую просьбу-приказ онее-сан нельзя было не выполнять. В этом Лоренцо ничего не мог поделать со своею природой. Оставь она ему место для лазейки, то еще можно было бы схитрить, но... Но свою позицию хозяйка пагоды высказала предельно ясно.
  - Выбора нет, придется уходить с тем, что есть. Челуте, собирай с периметра и выводи из крепости своих бастрюков. Садо-кун, Орихиме-тян... А вы у нас сколько весите?
  Иноуэ внезапно залилась алой краской, и Лоренцо не смог удержаться от того, чтобы не улыбнуться еще шире обычного.
  - Орихиме-тян, я только для дела!
  
  * * *
  
  Порушенные башни и перепаханные барханы свидетельствовали о том, что сражение, случившееся недавно в этом месте, шло отнюдь не шуточное. В тишине, разлившейся под синим искусственным небом после жутко грохота взрывов, отчетливо слышалось тяжелое дыхание недавних противников.
  - Я... должен...
  Ноги Гриммджоу заметно дрожали, но Квинта Эспада все равно шаг за шагом продолжал приближаться к поджидавшему его Куросаки. Временный шинигами, молча, взирал на израненного арранкара. Расход реяцу и увечья, нанесенные Ичиго, ослабили Гриммджоу настолько, что больше он уже не мог поддерживать свой ресурексион, и вынужден был вернуться к обычной форме. И все-таки, сдаться синеволосый пустой так и не захотел, продолжая упорно ползти вперед, опираясь на свой занпакто.
  - Я докажу... Я сильнее...
  Глядя на то, как Джаггерджек сплевывает кровью, Куросаки внутренне содрогнулся. Это было странно, но почему-то, в отличие хотя бы от того же Улькиорры, убивать этого парня рыжему шинигами совсем не хотелось. Хотя он тоже был врагом, а всех врагов следовало убивать, не оставляя никого за спиной. Это простенькое правило Ичиго против собственной воли намертво вызубрил за последний год. И потому, цзянь-гоу в его руке не собирался останавливаться...
  - Быть королем...
  Гриммджоу оставалось совсем чуть-чуть, и его рука с катаной неуклюже взметнулась вверх. Перед внутренним взором Куросаки уже промелькнула картина, как он отбивает этот удар, а затем изогнутое лезвие на возврате разваливает тело противника от плеча до пояса... Чувство Ичиго, ответственное за восприятие реяцу вокруг, взорвалось тревожным сигналом слишком внезапно.
  Чужая рука перехватила замах Гриммджоу в его наивысшей точке.
  - Ты? - прохрипел арранкар, оборачиваясь вправо и изумляясь, несмотря на охватившую его слабость. - Опять...
  - Спасибо потом скажешь, Гримм-кун.
  Кулак Цуруги врезался Квинте снизу под челюсть, грубо швырнув Эспаду на белый песок. Рядом с ним, издав тихое звяканье, упала Пантера.
  
  
  Глава 18
  
  - До чего шебутной парниша, - широко улыбнулась я, переводя взгляд с отрубившегося Гриммджоу на Ичиго. - Иногда перекосы в мозгах создают поистине забавные личности, не находишь?
  - Как тут не согласиться, - холодно хмыкнул Куросаки, делая явно недвусмысленный намек в мою сторону. - Кстати, рад, что ты все-таки появилась.
  - Вот даже как? - разыгрывать искреннее удивление в такой ситуации мне было вовсе не нужно. - Уж не хочешь ли ты сказать, что ожидал этой встречи?
  - Я очень рассчитывал на нее, - хмурый взгляд Ичиго и приглушенный тон его голоса мне что-то совсем не нравился. - Хотя, немного и надеялся на то, что действительно так и не увижу тебя в логове Айзена.
  - Я здесь такой же незваный гость, как и ты, Ичи-кун.
  - Это уже не меняет сути. Ведь этот разговор должен был состояться, в любом случае, до моей встречи с местным хозяином.
  - Хм, - нахмуренные брови Куросаки меня почему-то больше уже не смешили. - А ты хорошо научился говорить недомолвками, совсем как взрослый.
  Кажется, этот укол все-таки пробил напускную броню временного шинигами.
  - Мне давно пришлось повзрослеть...
  - Я заметила это. Минуты две назад. Когда спасла жизнь этому синеволосому чуду. Ведь ты убил бы его, а, Ичи-бой? Убил бы без жалости и, вероятно, без сожаления. Помню когда-то за подобное убийство в сходной ситуации, ты назвал меня "сукой"? Помнишь?
  Куросаки мрачно кивнул.
  - Так что же изменилось, Ичи? Это ты снизошел до моего такого жалкого низкого уровня, или вся та ситуация уже не кажется тебе столь однозначной?
  - Мне пришлось многое обдумать с тех пор, и убедиться в том, что иногда надо делать то, что надо, а не то, что должен или хочется.
  - Выходит, что хоть чему-то, но ты у меня научился, кроме тех жалких пародий на боевые приемы, - еще одна "шпилька" мне показалась не лишней, но реакция Ичиго выразилась несколько иначе, чем ожидалось.
  - Выходит, что так...
  Цзянь-гоу в руках у Куросаки крутнулись, сверкая размазанными бликами.
  - Неужели, Ичи, ты все же хочешь опять затеять драку со мной?
  - Это не будет дракой, Цуруги, - и снова этот тон, от которого мне сразу хотелось сменить расслабленную позу на боевую стойку. - Это будет лишь написанием всех последних штрихов в столбце нашей песни[15].
  - Не буду темнить, Ичи-кун, - причин, не играть в открытую, у меня сейчас вроде бы не было. - Меня и моих парней прислал сюда командир Готея-13, которого, похоже, мучают душевные муки из-за того, что он не помог тебе напрямую. Нас попросили доставить тебя и остальных в безопасное место. Мне кажется, разумнее будет продолжить нашу беседу...
  - Нет, Цуру, мы продолжим ее здесь, - отрицательно мотнул головой Куросаки. - Именно здесь и сейчас.
  - Похоже, в твоем случае, Ичи-бой, наличие разума стало лишь осложнением.
  Уговаривать этого сопляка я все равно не собиралась. Если он так сильно хочет еще раз получить по морде, так я всегда с радостью окажу ему такую услугу. Ичиго атаковал в тот момент, когда я еще только вытягивала цзянь из ножен. И это стало отнюдь не единственным неприятным сюрпризом, ожидавшим меня в этом бою.
  Я одновременно узнавала и не узнавала движения Куросаки. Его стиль сражения, когда-то бывший грубой калькой с моего, разительно переменился. Кроме бешеной скорости в него добавились пластичность и грация. А еще в нем появилось то, что не стыдно было назвать собственным почерком воина. То самое, что каждый из нас вкладывает в такие моменты в каждое движение, в каждый выпад и каждый вздох.
  Под непрекращающийся лязг клинков, я вынуждена была сделать первый шаг назад, а за ним еще одни и еще. Мальчишка теснил меня, обрывая любую попытку контратаковать, и, хоть это и казалось невероятным, заставлял весь наш поединок следовать собственному рисунку. Проклятье! Не будь передо мной этого знакомого лица и рыжей шевелюры, и я готова была бы поклясться, что никогда прежде не встречала бойца, что вышел сейчас против меня! Ярость, забурлившая в груди, не принесла улучшений. Ичиго успевал раскалывать все мои самые хитрые финты и комбинации за счет всё возрастающей скорости собственных атак, и в какой-то момент, мне пришлось загнать поглубже все те эмоции, что я, как правило, спускала с цепи во время обычных схваток.
  - Я всегда не мог понять одного, Цуруги! - выкрикнул Куросаки, делая новую эффектную обводку и пытаясь дотянуться своими "крючьями" до моего горла. - Почему тебе всегда всего было мало?! Почему ты никогда не останавливалась там, где делали это другие?! Почему так?! Если оскорблять - то от всей души! Если унижать - то до самого предела! Если брать - то все, что можешь унести! А потом я понял...
  Что он там понял, я решила послушать как-нибудь потом, переводя нашу схватку от простого фехтования в новую "плоскость". Сначала было сюмпо к Ичи за спину, затем атака серо и уже отработанная карусель из защитных сфер, бала и "мерцающих шагов". Вот только Ичиго мои фокусы ничуть не смутили. Реяцу рыжего взлетела еще выше, чем раньше, почти сравнявшись с моей, и шинигами без труда подстроился под нужный ритм, отвечая теперь не менее стремительными перемещениями и смертоносными наскоками. Прозрачные стенки наших сфер врезались друг в друга, буквально дробя сами себя в мелкое крошево, а прямые лезвия цзяней и изогнутые полосы цзянь-гоу раз за разом сталкивались, высекая снопы желтых искр.
  - И я понял это, Цуруги! - проорал мне почти в лицо этот сбесившийся мальчишка, едва не отсекая на развороте мою правую руку и, впервые за все наши встречи, оставляя на моем теле глубокую царапину от своего меча. - Я стал смотреть на мир по-другому, не потому, что это ты изменила меня! Ведь ты никак не могла меня изменить, поскольку всегда была лишь частью меня самого! Я отвергал это в себе, но стоило лишь попытаться принять, и все встало на свои места!
  Я уже знала, куда он клонит, и потому усилила натиск настолько, насколько только могла. Щенок! Так значит, да?! Вот что ты для себя решил?! Ну, это мы еще посмотрим, чей хребет окажется крепче!
  - И у меня не осталось сомнений!
  Оказавшись в небе над Куросаки, я вложилась в новую атаку по полной, израсходовав почти весь свой "неприкосновенный запас". Мощное серо смело защитную сферу Ичиго, но светящиеся цзянь-гоу с легкостью распороли остатки пламенного потока на жалкие рубиновые лохмы.
  - Гетсуга Тэншоу!
  А это еще что такое?! Сопляк ублюдочный! Скошенный крест из высвобожденной реяцу смел все барьеры, ударив мне в грудь. Иерро едва-едва сумело удержать этот удар, легкие надорвались не в силах сделать хотя бы вдох, и я, перекувыркнувшись в воздухе, рухнула на острые камни среди развалин ближайшей башни.
  Подняться на ноги меня заставил только жутко неприятный и вполне знакомый коктейль из боли, ненависти и обиды. Да, неужели я могу проиграть какому-то Ичи-бою, пусть он и выучил пару трюков? Нет уж. Никогда! И уж точно не после того, как я однажды уже вырвалась из духовной темницы в чреве у этой рыжей скотины.
  Похоже, Ичи немного расслабился, иначе мне, возможно, и не удалось бы застать его настолько врасплох. Атака сбоку, и вновь перекрученные клинки, ведущие свой сложный танец. Куросаки попытался достать меня ударом ноги, но я слегка сместилась, не давая ему врезать в полную силу, и бросила на кон свой собственный козырь. За время нашего расставания не только Ичи освоил новые фишки.
  Розовые лепестки-лезвия, вылетая из моих рукавов, устремились спиральными вихрями вдоль скрещенных лезвий и завертелись в безумной пляске вокруг рук шинигами. Темно-зеленые рукава его "хаори" за мгновение превратились в лохмотья, под которыми вдруг оказались элементы каких-то костяных доспехов. Но, несмотря на это, такая защита была несовершенна, и мои крохотные помощники, ныряя в малейшие щели и метя по пальцам Ичиго, быстро окрасились кровью. Удачно зацепить крючья цзянь-гоу и выдернуть их из ослабевших рук не составило большого труда. Вот только обратить внимание на то, что это вышло как-то уж слишком просто, я не удосужилась. Мои цзяни уже неслись к шее Ичиго, чтобы снести рыжую голову ударом с двух сторон, когда изрезанные пальцы этого засранца сложились вдруг в два странных знака.
  - Хадо номер один! Шьё!!!
  Незримый двойной пинок в солнечное сплетение снова отбросил меня от мальчишки, заставив почувствовать вкус песка у себя во рту. Да, этот урок он все-таки выучил. И еще творчески обработал, зараза дикая. Знания Бьяки-тян услужливо подсказали, что против меня только что применили самое элементарнейшее кидо-заклинание. В своей обычной форме, это просто толчок средней силы. Но Куросаки вложил в свое "шьё" столько реяцу, что оно сработало в десяток раз круче обычного. Плохо, только боевой магии мне сейчас не хватало. Рыжая мразь и вправду неплохо подготовилась.
  - Ты как-то сказала, что пока у меня не будет своего стиля, я так и останусь кривляющейся перед зеркалом обезьяной, - хотя перед глазами все плыло, Ичи-кун был столь любезен, что помог мне своим выкриком сориентироваться относительно своего положения. - И ведь это правда. Используя только твои приемы, мне никогда не победить.
  Капитанская куртка, оставшаяся почти без рукавов, и кожаные перевязи полетели на землю. Стоя напротив меня, Ичиго неторопливо расстегнул застежки на своих наручах, отправляя их в общую кучу.
  - Вот поэтому, я сейчас покажу тебе кое-что, чему меня учила уже не ты.
  Очередной всплеск реяцу преобразил тело Куросаки, осветив его каким-то призрачным пламенем. Длинные белесые языки извивались вдоль тела Ичиго и хлестали тонкими хвостами на его плечах и руках. Ощутить всю мощь, пробуждавшуюся в теле рыжего шинигами, было несложно, и именно тогда я вдруг поняла, что мне действительно становится страшно. Нет, не из-за бесконечно увеличивающейся силы этого сосунка. А из-за его лица, на котором застыли мое любимое издевательское выражение и та ядовитая улыбка, которую я никогда не умела сдержать.
  - Это называется шюнко, Цуруги. Если ты вдруг не знаешь...
  От залпа картечи из бала Ичиго попросту уклонился, как если бы они летели с черепашьей скоростью. Разделявшее нас расстояние он преодолел быстрее, чем я успела понять, откуда последует атака. Уйдя вслепую в сюмпо, я метнулась вверх, но именно там меня и настиг удар. Несмотря на иерро, все ребра по левой стороне отчетливо хрустнули, а белый песок снова врезался мне в лицо, больно обдирая щеку и губы. Адьюкаса средней силы такой подачей убило бы на месте. Нужно было срочно что-то придумать, но очередной пинок, протащивший меня по земле, достался мне еще даже до того, как я попыталась подняться. От третьего удалось увернуться лишь через несколько хаотичных сюмпо.
  Сплевывая сукровицей, я кое-как приподнялась на одно колено. Куросаки, овеянный аурой призрачного огня, уже мчался ко мне на крейсерской скорости, скользя над самым песком. Попытка, вновь скрыться через сюмпо и атаковать противника брошенными "внахлест" цзянями, выглядела, наверное, жестом отчаяния, но на большее меня уже не хватило. Клинки жалко звякнули, столкнувшись в том месте, где только что был Ичиго, а мелькнувшая справа тень врезала мне по ободранной половине физии.
  Еще в падении я ощутила, как натянулись и лопнули шелковые ленты, привязанные к рукоятям моих мечей. Когда я все-таки смогла снова открыть глаза и с трудом приняла сидячее положение, Ичи как раз отшвырнул оба половинных цзяня далеко в сторону.
  - Как видишь, Цуру, я оказался хорошим учеником, - от этого спокойного самодовольства в голосе рыжего мне отчетливо захотелось завыть. - Но один твой урок я все-таки запомнил особенно хорошо! Ищи главные слабости врага, и используй их против него. Знаешь, в чем твоя слабость? Ты как Зараки. Без своих клинков ты почти ничто.
  - Вот значит, как ты решил поступить, Ичи-бой, - прорычала я и намеренно провела ладонью по свежим ссадинам, присыпанным песком, заставляя тело хоть немного прийти в себя от чувства омерзительной боли. - Жаль, ты не запомнил другой мой совет.
  - Сейчас дело не в том, кто из нас, чей враг, - хмыкнул Куросаки. - Как я уже сказал, мне хотелось встретиться с тобой до того, как я увижусь с Айзеном. Потому, что в битве с таким как он, мне понадобится вся моя сила, в том числе и та, которую я теперь готов принять. Полностью и бесповоротно.
  Побеседовать бы с другими твоими учителями по душам, Ичи-бой. Уж я бы сказала им пару ласковых за то, что так умело зарядили тебя. Глупый рыжий пацан, я пыталась заставить тебя думать своей головой, а в результате ты снова стал чьей-то пешкой. И мне что-то совсем не хочется гадать, чьей же именно.
  - Значит, все вот так вот просто, Ичи?
  - Проще не бывает, - шинигами медленно двинулся ко мне, не убирая сияния шюнко. - Я всего лишь верну себе свое, и поставлю на место одну зарвавшуюся занпакто.
  - Думаешь, выйдет? - еще полсекунды, чтобы окончательно собраться.
  - В данный конкретный момент, не вижу никаких препятствий для этого...
  Погасив в себе всё лишнее, я направила всю оставшуюся реяцу на поддержание иерро и резко встала на ноги. Розовые лепестки сакуры с тихим шорохом собрались передо мной в маленькое облачко, которое, резко вытянувшись в стороны, приняло вид короткого тесака с лезвием в две с половиной пяди.
  - В этой жизни ничего не бывает просто, Ичи, - через силу хмыкнула я.
  Чуть скривленный односторонний клинок сам лег в мою ладонь обратным хватом.
  
  Когда, несмотря на все, что было сказано и сделано, Цуруги все-таки вновь поднялась, сознание Ичиго обожгла неприятная мысль, которую он так старательно гнал прочь от себя с самого начала этого поединка. Она по-прежнему не желала сдаваться. Природная упертость была тому причиной, злоба, подавлявшая разум и страх, или просто нежелание принимать поражение - знала, наверное, только лишь она сама. Но, так или иначе, Цуруги просто не могла признать свою слабость перед таким противником, как Куросаки. Однако ему все равно предстояло заставить ее это сделать. Ведь настоящей победой в их схватке будет не только его успех, но еще и признание этого успеха со стороны побежденной.
  Ичиго знал, что не будет наносить тот самый последний удар. Но не потому, что она не была его врагом, а потому, что только не ударив он докажет свое превосходство над всем, чем была эта женщина. Над той частью себя, которой она была. И только так, вся его истинная сила сможет собраться в единое целое, и лишь таким образом, он сумеет подчинить ее себе. Пусть на эту мысль его натолкнули другие, но сейчас, глядя на свою противницу - избитую, но не собиравшуюся сдаваться - шинигами видел, что это правда. Он вполне уже мог покорить ее силой, и он впервые мог подкрепить свое желание куда более весомыми "аргументами", чем она, но для полного подчинения, которое требовалось Куросаки, Цуруги должна была все-таки сломаться. Сама. И шинигами готов был добиваться именно такого финала.
  - Думаешь, выйдет? - презрение и ненависть к нему еще придавали ей желание драться, но с ними он тоже быстро покончит.
  - В данный конкретный момент, не вижу никаких препятствий для этого...
  Ичиго глубоко вздохнул, увеличивая циркуляцию реяцу в мышцах, разгоряченных шюнко. К сожалению, каким бы мерзким послевкусием не отдавало все это, только так можно было рассчитывать на то, что в схватке с Айзеном и его приспешниками у него будет хоть какой-то шанс на успех.
  - В этой жизни ничего не бывает просто, Ичи, - клинок, сплетенный из лепестков занпакто мертвого капитана Кучики, как лишнее напоминание, скользнул в руку к Цуруги.
  В мыслях шинигами кивнул сам себе. Да, никогда не стоит забывать, кто перед тобой и каковы его былые прегрешения. Ведь как бы ты не хотел этого отрицать, в данном случае это были еще и твои ошибки. Ошибки, которые самое время было исправить.
  - Мне казалось, ты готова преклонить колени перед победителем, лишь бы не умереть?
  На уцелевшей части лица занпакто появилась искаженная улыбка.
  - Прости, Ичи-кун, но даже мне противно начать подчиняться тому, кто сам лишь чья-то глупая марионетка. Твои слова выдают того, кто вложил их тебе в голову. Но с этим я разберусь попозже. Что же касается нас... Знаешь, лучше уж и вправду сдохнуть, чем безвольно склониться перед тем, к кому не испытываешь ни страха, ни уважения.
  
  Пока рыжий ублюдок приближался ко мне, я окончательно отгоняла все лишние мысли и глупые идеи, так не вовремя лезшие в голову. От нынешней преображенной версии Ичи-боя с его новой скоростью и способностями мне точно не скрыться, во всяком случае, без помощи Лоренцо, так что не стоит и пробовать убежать. Сдаться? Хорошая идея. Только вот я не сдалась там, на пороге чудовищных врат потому, что поняла - как бы ни было заслуженно мое наказание, я сама отнюдь не разделяю убежденности Вселенной в его справедливости. И потому мой ответ был "нет", и мирозданию, как ни странно, пришлось с ним посчитаться. А сейчас с чего бы мне ответить по-другому, если во мне по-прежнему еще есть какие-то силы, если в моей руке зажат клинок, и если есть искреннее желание всадить его в сердце этому зарвавшемуся молокососу!
  Что ж, поздравляю, Ичи, ты добился того, чего добивались немногие. Ты действительно сумел меня напугать. Напугать по-настоящему. Мне приходилось слышать, что страх может быть помощником в битве, но у меня никогда не получалось поставить его к себе на службу. Вот только есть здесь маленький нюанс, Ичи-кун. Из всех, кто сумел заставить меня бояться, в живых в свое время остался только один человек.
  Босон Ким, тайный клинок Сун Шимина, полководца Чосон. Его имя и кто он такой я узнала намного позже. А тогда он просто нанял "Чонджон" в одном из минских портов, из числа тех, где чиновники и стража не столь щепетильны в проверке гостей. Когда тебе платят за один переход столько, сколько не получишь за две полные ходки с трюмами щелка и словной кости, ты не задаешь вопросов. Вот и я не задавала их тогда десятку пассажиров, весь груз которых составлял один-единственный шевелящийся мешок. Так и не знаю, кто в нем все-таки был - выкраденный дворцовый чинуша или кровник кого-то из приближенных Шимина. Да и не так уж это интересно, честно говоря. Не помню точно, из-за чего мы с Кимом в итоге сцепились, но то чувство собственной беспомощности... Нет, лучше и вправду помереть как желтоухая пунхуанская собака, чем пережить подобное еще раз. Тогда от смерти меня спасли лишь четыре десятка луков и самострелов, которые оказались в руках у матросов из моей команды. Видя каленые наконечники, нацеленные, все как один, в его сторону, Ким весьма мудро предложил "уладить наше маленькое недоразумение". Я хорошо запомнила этот момент, этот взгляд и этот голос. Он не боялся смерти, но не потому, что был сумасшедшим. Он верил в то, что легко сможет прикончить меня, а затем перебить и всех моих головорезов. Вот только оказаться в открытом море на корабле заваленном трупами ему просто не захотелось, и он бросил мне это предложение, как обглоданную кость, давая возможность "сохранить лицо" и поступить так, как того желал он сам. Ему была не нужна моя смерть, и не нужна моя жизнь. Только поэтому я и осталась цела...
  Но Ичи не был Босон Кимом. И он не мог сделать того предложения, что устроило бы нас обоих. Да и не собирался, конечно. Как, кстати, не стала бы делать его и я, поменяйся мы вдруг местами. Все его желания были сейчас слишком тесно связаны с моим дальнейшим существованием. И в итоге, выбора-то большого у меня попросту не было...
  Ладно, Ичи! Ты набрался сил и возомнил себя настоящим мужчиной?! Давай, посмотрим, сможешь ли ты оставаться им до конца!
  
  Мои движения были довольно медленными и грубыми, а атаки смотрелись прямыми и лишенными всяких изысков. Лезвие тесака свистело, рассекая воздух, но Куросаки легко уклонялся от него, не прикладывая никаких видимых усилий. В глазах паренька отчетливо разгоралось злорадство. Еще бы! Я знаю, как это приятно, поглумиться над тем, кто раньше вытирал о тебя ноги, не считая достойным даже разрешить жрать грязь из-под своих сапог. Наслаждайся, Ичи, таких радостей в твоей жизни возможно уже не будет.
  Промахнувшись после очередного размашистого выпада, я рухнула на песок, припав на одно колено, и громко выругалась, ничуть не играя эмоциями или голосом.
  - Хватит, Цуру. Этот бой окончен, - кажется, это была почти что просьба.
  Похоже, просто победы Ичиго было уже недостаточно. А может в нем еще все-таки осталось что-то от того паренька, которому я когда-то испортила беззаботную юность, вдребезги разбив на мелкие осколки его розовые очки? Жаль. Я рассчитывала, что ты не упустишь шанса и попытаешься в этот момент завершить нашу схватку, малыш. Но раз не сработала подстава, попробуем по старинке.
  - Ты боишься сделать это, Ичи? В чем дело? Ты ведь сам спровоцировал эту драку. Или в качестве извращенного контрольного удара должна предстать твоя жалость ко мне?
  - Как я уже сказал, бой окончен. Хватит.
  - Ичи, а ты случайно не подзабыл, чем закончился тот раз, когда ты пытался говорить со мной подобным тоном? Никак не пойму, чего ты медлишь. А! Может быть, мне вызвать глашатаев, чтобы они публично раструбили мое признание в поражении? - странно, но по лицу у рыжего шинигами пробежала какая-то тень. - Нет, Ичи, сначала закончи эту схватку. Закончи ее по-настоящему!
  Я снова бросилась на него. Куросаки больше не улыбался, но по-прежнему так и не сделал попытки контратаковать. Жабры сёдзё! О чем, во имя всех мертвых и живых богов, ты сейчас думаешь, парень? Ты же и вправду почти победил, дуралей?! Неужели, это чувство разочарования?! Проклятый мудак! Зачем ты заставляешь меня жалеть тебя?!!
  Ребра ладоней Ичиго, объятые пламенем шюнко, без труда гасили мои удары правой с клинком и левой, просто зажатой в кулак. После каждого такого прикосновения мое иерро слабело все больше, а мышцы наливались предательским свинцом. Еще минута-другая этого фарса, и у ног Куросаки будет лежать обессилевший противник, не способный даже на то, чтобы плюнуть врагу в лицо.
  В какой-то момент, Ичиго вошел в задаваемый мною ритм. Он так и не заметил, что это уже больше не он отбивает мои удары, а я в требуемой последовательности принимаю на себя его блоки. На очередном разводящем движении, плавно вписавшемся в схему, когда моя правая кисть уже привычно была отброшена вниз вне пределов прямого зрения Куросаки, пальцы заученно крутанули узкую рукоять кинжала, перехватывая клинок в обратную сторону. Еще один старый фокус из моей "детской" коллекции, годящийся лишь для таких вот потасовок в совсем уж ближнем бою.
  Ичиго, привычно и четко, выполнил очередной свой блок, почти окончательно отсушив мне запястье. Вот только на этот раз изогнутое лезвие тесака оказалось вдруг совсем не там, где оно должно было быть, по мнению Куросаки. Кинжал филигранным движением распорол горло шинигами от кадыка до правого уха. Из перебитой артерии под косым углом, фыркнув, взметнулся на полмгновения тугой кровавый фонтан. Поднырнув под неоконченный замах остолбеневшего Куросаки, я вновь на ходу крутанула кинжал обратным хватом, и резко ткнула противника сзади под ребра точно в печень. Поток темной, почти черной крови, плеснувший из раны, пусть и не был так демонстративно эффектен, как предыдущий результат, но я видела несколько людей, которые умудрились выжить с перехваченной глоткой, и ни одного, получившего подобный разрыв в требухе.
  Рухнув на колени и захлебываясь булькающим хрипом, Ичи кое-как попытался зажать располосованное горло руками. А я, молча, похромала как можно быстрее в ту сторону, куда этот рыжий засранец закинул мои мечи. Времени на то, чтобы в деталях рассмотреть предсмертную агонию глупого мальчишки у меня совсем не было. Морской нож-тесак распался в моих пальцах шуршащей розовой массой.
  - Потерпи, Ичи-кун, сейчас я вернусь...
  Реяцу у меня почти не осталось, так что стоило подумать о том, чтобы побыстрее свалить из Лас Ночес куда подальше. После двух изматывающих драк не хватало еще встретиться с кем-нибудь вроде Примеры Эспада или с самим Айзеном. Но сначала закончим все-таки одно дело, в котором, видимо, следовало поставить точку еще тогда и там, на вершине горы Соукиоку. Так, первое - забрать цзяни. Наверное, я смогу закусить остатками Ичиго и по-другому, но усталость и боль в изувеченном теле толкают к самому простому решению. Второе - раз и навсегда завершить общение с одним шинигами, который уже окончательно затих и распростерся на песке безвольной куклой. Потом еще посмотреть, что там с Гримм-куном...
  Я уже видела матовый блеск знакомых лезвий, когда просто чудовищный всплеск разрушительной духовной силы, буквально взорвавшийся у меня за спиной, едва не швырнул меня снова лицом о землю.
  - Мне кажется, мразь, мы еще с тобой не закончили!
  Если честно, то я была готова услышать почти что угодно, но хриплый голос Куросаки, приправленный странным железным скрежетом, в данную категорию все-таки не входил. Покоситься без дрожи назад через плечо, стоило мне немалых усилий. А тот, кто должен был умереть к этому моменту, стоял по-прежнему там же, только уже развернувшись лицом в мою сторону. Пугающе бледный, с почти окончательно заросшими ранами, объятый черной пульсирующей реяцу и с глазами цвета расплавленного золота, полными насмешки и злобы.
  Разведя руки в стороны, шинигами широко ухмыльнулся. Цзянь-гоу, валявшиеся в паре десятков метров от него, сорвались с места, и уже через мгновение оказались у Куросаки в ладонях. За всем дальнейшим я наблюдала, как в замедленной съемке, которую часто использовали в таком современном изобретении как кинофильмы.
  Вот Ичиго шагает в сюмпо. А вот он уже рядом. Изогнутый "клюв" летит мне в лицо, а я не могу, а точнее просто не успеваю даже пошевелиться... Удар от столкновения двух мечей, и новая волна чужой реяцу, буквально вымывающая из Куросаки ту странную, но почему-то очень знакомую мне силу, что он в себе пробудил.
  Сморгнув, я с некоторым недоумением уставилась на выщербленное лезвие катаны, так и не давшее мечу временного шинигами рассечь мою голову.
  - Давно не виделись, Ичиго!
  Голос, раздавшийся сзади и чуть сверху, тоже был мне знаком. Глаза Куросаки заметно расширились от удивления.
  - Кенпачи?
  - Надо же! А в этот раз я, почти что, и не опоздал к развязке, - рассмеялся в ответ капитан одиннадцатого отряда.
  
  * * *
  
  Для человека, сидевшего в кресле, не было никакой трудности в том, чтобы расслышать тихие крадущиеся шаги у себя за спиной.
  - Просто поразительно, - по мановению пальцев хозяина кабинета один из прямоугольных экранов, занимавших всю противоположную стену, увеличился раза в два. - Каждый из этих пустых, по меньшей мере, уникален. И все они оказались вне нашего поля зрения, что не может не удручать.
  Изображение, которое приблизил говоривший, демонстрировало последний акт сражения между Зоммари и Старрком. Со стороны расправа арранкара башни над Септима Эспада выглядела пугающе эффектной. Еще один крохотный жест, и на соседнем экране пришла в движение запись, в деталях рисующая все бессилие Гран Рей Серо в исполнении Заэля против гиганта Ортеги.
  - А этот...
  На еще одном приближенном прямоугольнике замер в стоп-кадре поджарый вастер-лорд с костяными когтями и жуткой ухмылкой.
  - Его необычная способность к мгновенным перемещениям, о природе которой мне пока остается лишь строить догадки, делает его легко узнаваемым. Правда, в тот единственный раз, что нам пришлось увидеться, он еще носил маску. И это делает ситуацию особенно занятной. Будь эта троица с нами, и Эспада могла бы выглядеть совсем по-другому.
  - Может быть, мы несколько поторопились, Айзен-сама? - вкрадчиво поинтересовался тот, кто все это время, молча, стоял за спиной у повелителя Лас Ночес.
  - Нет, Гин. Что сделано, то сделано. И пора начинать следующую часть этой пьесы...
  Неторопливо поднявшись и слегка поправив ножны с занпакто, заткнутые за пояс, Айзен погасил экраны и направился к дверям. Бывший капитан третьего отряда последовал за ним бесшумной тенью.
  - Все приготовления завершены?
  - Конечно, Айзен-сама, - неизменная улыбка Ичимару не сходила с его губ и сейчас. - Все исполнено, как вы и велели. Я задержал предводительницу нападавших на достаточно долгое время, чтобы у капитанов Готея оставалась причина явиться в Лас Ночес. Как вы и повелели, я не стал ее убивать.
  - Я наблюдал за вами, все прошло именно так, как и требовалось.
  - Это не составило большого труда. Наша знакомая из башни явно не рассчитывала, что я прерву схватку на середине, так и не воспользовавшись большей частью собственных сил. Кажется, она даже немного обиделась, - по-лисьи усмехнулся Гин.
  - Какая непростительная бестактность с твоей стороны, - Айзен слегка улыбнулся в ответ. - Квинта Эспада, похоже, надолго выбыл из строя, равно как Седьмой, Восьмой и Девятый Номера. Другим вторженцам из второй волны также удалось отбить у моих подопечных всех, кто заявился в первой группе. Кроме того, отряд Экзекиас перешел на сторону врага. Но, впрочем, все это уже не имеет значения. Третий атакующий "эшелон", которого мы так ожидали, представлен всего лишь двумя капитанами с их лейтенантами. И хотя это меньше, чем мы рассчитывали, это все равно означает, что теперь против нас будет только семь первых и сколько-то вторых офицеров. Искренне надеюсь, что Урахара ничего не напортачит в своей ловушке.
  Ичимару, продолжая улыбаться, понимающе кивнул, хотя идущий впереди собеседник, вряд ли мог видеть его движение.
  - Что с нашей ударной группой?
  - Все остальные уцелевшие члены Эспады от Примеры до Сексты и Декады включительно вместе с их фраксьонами собраны в тронном зале, как и было вами приказано.
  - Отлично. Тогда, будем уже начинать...
  Длинный освещенный коридор наконец-то окончился массивными дверями, толкнув створки которых, Айзен шагнул в куда более темное помещение. Далеко на другой стороне зала возвышался циклопических размеров трон из белого камня. У подножия этой громады в ожидании замерло полтора десятка арранкаров, немедленно обернувшихся в сторону входивших шинигами-ренегатов.
  - Моя возлюбленная Эспада! Час пробил, и мы наконец-то отправляемся на битву, которая навечно утвердит создание нового мира и воцарение новой власти!
  Замерев перед благодарными зрителями, Айзен медленно обвел всех взглядом.
  - Кажется, кого-то не хватает.
  Чуть в стороне от всех собравшихся со звоном раскалывающегося стекла перечертила пространство ветвистая трещина. Еще секунда, и из провала, небрежно отряхивая свое вновь идеально белое одеяние, шагнул Улькиорра.
  - Прошу прощения за задержку, Айзен-сама.
  - Не стоит, ты как раз вовремя. Мы выступаем немедленно, но все же будет невежливо не позаботиться о наших гостях, все еще остающихся в этих стенах.
  Взгляд бывшего капитана скользнул по лицам пустых и замер, остановившись, на одной из самых крупных фигур.
  
  * * *
  
  Рваные края гарганты внезапно захлопнулись со скрежещущим звуком, возвращая белой стене внешнего купола привычный вид. Прореагировать на случившееся никто не успел, да и вряд ли кто-то сумел бы что-либо сделать.
  - Похоже, мышеловка захлопнулась? - задал свой вопрос Лоренцо, заломив бровь, и ни к кому конкретно не обращаясь.
  - По всей вероятности, Айзен не хочет, чтобы кто-либо выбрался отсюда в ближайшее время, - Старрк, уже принявший свой обыденный облик, был как всегда лаконичен. - Я чувствую, что вокруг комплекса дополнительно поднимается очень мощный барьер из духовной энергии.
  - Значит, в башню нам пока не вернуться? - хмуро подвел итог Ортега.
  - Нам в любом случае нельзя было бы возвращаться без онее-сан, - с нажимом напомнил ему вастер-лорд и, обернувшись, добавил, обращаясь, к другим присутствующим. - И без ваших товарищей, разумеется, тоже.
  - Не волнуйтесь, Сальваторе-сан, - добрая улыбка капитана четвертого отряда, почему-то вызывала у Лоренцо легкое подсознательное желание, убежать куда подальше. - Я совершенно уверена, что капитан Зараки прекрасно справится с поисками.
  - Просто с поисками-то конечно... - начала говорить девушка-лейтенант, но, почему-то смутившись, поспешно смолкла.
  - Ваши недоговорки мне понятны. Я все-таки имею некоторое представление о личности капитана Зараки, - не став темнить, сообщил Лоренцо обеим своим собеседницам.
  - Я уверена, не стоит быть настолько пессимистичными, - желания спорить с женщиной в белом хаори ни у кого и раньше не возникало.
  Общение с вастер-лордом и остальными ничуть не мешало Унохане и Исанэ заниматься своим основным делом. Раненые, доставленные сюда бойцами черной пагоды, были аккуратно разложены в ряд на расстеленных на песке одеялах и накрыты каким-то общим лечебным куполом. Состояние Рукии, Рэнджи и Исиды уже ни у кого не вызывало опасений еще до появления группы, возглавляемой Сальваторе.
  Единственный, кто оставался под вопросом, был Сангрияра. Офицеры Готея, как могли, колдовали над Новена Эспада, но тяжелые раны и просто огромная потеря реяцу, а также неприспособленность врачебных техник шинигами для работы с подобными пациентами давали о себе знать. Однако прибытие Орихиме сразу же изменило положение дел, и теперь арранкар имел все шансы на успешное выздоровление. Ясутора стоял поблизости и, молча, наблюдал за происходящим, ни во что ни вмешиваясь.
  Лоренцо, коротко представив своим Рудборна, собрал пустых в отдельную группу, решая, что делать дальше. Из глубины Лас Ночес все еще продолжали подходить небольшие группки и одиночные караберасы, собираясь в отдельный отряд неподалеку. Слегка заскучавшая Лиллинет развлекалась тем, что пуляла мелкие камешки в гладкие черепа бывших стражников, проявлявших стоическую выдержку.
  - Значит, всё! Порешили! - Сальваторе рубанул своими когтями воздух. - Челуте пока выставит охранение, а я иду за ней. Если через полчаса не вернусь, или здесь начнется какая-то свистопляска, то ломаете барьер, как хотите, и выводите всех отсюда. Ясно?
  - Онее-сан вряд ли одобрила бы такое нарушение приказов, - поджал губы Койот, который еще полминуты назад настаивал на том, что идти должен именно он.
  - Онее-сан сейчас здесь нет, а уж ее неодобрение, в том или ином виде, я как-нибудь переживу, - отмахнулся Лоренцо, вновь оборачиваясь к капитану четвертого отряда. - Унохана-сан, искренне надеюсь на вас. Вряд ли сейчас кто-то другой сумеет удержать этих идиотов от необдуманных действий.
  - Лучше идти всем вместе, - глухо буркнул Ортега.
  - Я бы с тобой еще поспорил, но некогда, - хмыкнул в ответ вастер-лорд и через какую-то долю секунды просто исчез.
  - Через пятнадцать минут идем за ними, - покосился на громилу Койот.
  Адьюкас коротко кивнул, исподлобья разглядывая далекие постройки Лас Ночес.
  
  * * *
  
  Привалившись спиной к какому-то камню, я почти безучастно наблюдала за действом, сопровождаемым непрекращающимся лязгом сталкивающихся мечей. Несмотря на то, что Ичиго уже не сверкал золотыми глазами, от атак Кен-куна он отбивался довольно сносно. Впрочем, здоровяк тоже пока не разошелся и в половину от своих возможностей, и это без учета воздействия неснятой пока повязки. На самом деле, моя голова была в это время занята только двумя мыслями, имевшими абсолютно разную природу.
  Первым занятным обстоятельством стал тот факт, что меня давно уже никто не спасал от верной смерти. Мало того, что я уже должна была Кен-куну, как минимум за указание на "черный выход" из Сообщества Душ плюс обещанный поединок, так теперь ему хватило наглости еще и преподнести мне в подарок мою же собственную жизнь. Нет, я, конечно, понимала, что он сделал это не из чистого альтруизма или иных высокопарных материй, а вроде как исключительно для того, чтобы в будущем снискать предыдущий долг. Но, три проклятья Кали! Как же мне рассчитываться с этим безумным красавцем теперь?! Нет, у меня-то самой есть весьма занятные варианты, однако...
  Однако тут в дело вступала вторая мысль. А именно, рассуждения о том, что мне надо бы побыстрее сбежать отсюда, до того, как кто-то из этих двоих не закончит схватку. На кого тут делать ставку, кстати, тот еще вопрос. Нет, мои личностные предпочтения были на стороне нежданного спасителя, но какой-то весомой роли вероятно все-таки не играли. Истинные пределы возможностей Куросаки были для меня сейчас непонятны совершенно, и кто знает, чем еще с ним поделились щедрые учителя. С другой стороны, Ичи-кун был мною довольно серьезно потрепан. Поэтому, есть большой шанс, что Кенпачи этого наглого рыжего дерьмососа все-таки добьет, и тогда мне хотя бы дадут немного времени, чтобы зализать раны. Но это опять же без гарантии. Драка может лишь только распалить Зараки, и тогда отмазаться от поединка уже никак не получится.
  - А я знаю, о чем ты думаешь!
  Улыбающаяся мордашка в обрамлении розовых волос свесилась прямо передо мною.
  - Только нельзя так делать! Кен-чан итак слишком долго ждал вашей встречи! Поэтому, если ты убежишь, он сильно обидится. И разозлится.
  - Да, это было бы нежелательно, - с усмешкой согласилась я.
  - А меня, кстати, зовут Кусаджиши Ячиру, - маленькая бестия уже спрыгнула на песок рядом со мной. - Кен-чан мне о тебе рассказывал, но почему-то совсем мало. Знаешь, ему очень-очень не терпелось сыграть с тобой еще хотя бы один разочек. Тэки-тян[16], ты ведь не станешь расстраивать Кен-чана? Правда?
  - Такого расстроишь, как же, - хмыкнула я, ощупывая тем временем срастающиеся ребра.
  Все-таки выжать меня досуха, Ичи-кун не успел, так что регенерировать мое духовное тело начало весьма неплохо. Да и серьезных ран я почти и не получила, так только, лицо слегка ободрала. Тем временем, драка между шинигами начала набирать обороты.
  
  - Какого дьявола ты вытворяешь, Кенпачи?!
  Отбивать размашистые удары капитана Куросаки приходилось обоими цзянь-гоу, иначе катана Зараки попросту бы продавила его защиту. Бой с Цуруги итак уже потребовал от Ичиго слишком многого, а никакого желания сражаться теперь еще и с этим чокнутым психопатом, который вроде бы должен быть на его стороне, временный шинигами не испытывал совершенно.
  - Трухлявый пень сказал, чтобы я приперся сюда и поубивал здесь всех врагов, каких сумею найти, - очередная подача Кенпачи едва не сбила противника с ног. - Нет, в кои-то веки хорошее предложение! Но я прихожу, и что?! Нет никаких врагов, а только те, кого вроде бы надо спасать, дерутся между собой! Так чем я хуже!
  - Чего ты тогда сцепился со мною, а не с ней? Она же пустая?!
  - Она щас вообще никакая, - капитан лишь безумно щерился в ответ на все попытки Ичиго достучаться. - Вот придет в себя, тогда и посмотрим. А пока мы с тобой и так нормально развеемся. Ты, кстати, очень даже неплохо дерешься и без этой бабы...
  Следующий удар Куросаки едва не пропустил.
  - Откуда ты знаешь?!!
  - Это слишком долгая история, Ичиго!
  Куросаки поймал выщербленный меч в перекрестие своих цзянь-гоу, и лица шинигами оказались друг к другу почти что в упор.
  - Откуда ты знаешь о ней, Кенпачи?!
  - Ты слишком много внимания уделяешь подробностям! - громко рыкнул в ответ Зараки, разрывая блок и отбрасывая противника от себя. - Хватит уже разминаться! Давай-ка начнем по-настоящему!
  Два бесформенных сгустка бала синхронно прилетели в замерших поединщиков. Тот, что был направлен в него, Ичиго попросту рассек мечом на чистом рефлексе. Кенпачи такую атаку вообще проигнорировал, позволив красной вспышке бессильно расплескаться о свое плечо, лишь слегка подпалив рукав.
  - Это кто ж там лезет без очереди? - выражение искренней радости на лице у капитана стало теперь всеобъемлющим.
  Рослая фигура, облаченная в белые одежды, приближалась к шинигами со стороны одной из уцелевших башен. Лицо арранкара было видно уже вполне отчетливо.
  - Декада Эспада, - хмыкнул Ичиго, сдвигая брови.
  
  - Ну что, закуски! Готовы сдохнуть! - нахально проревел Ямми, не слишком-то утруждая себя приветствиями.
  - А эта прогулка, похоже, все-таки может стать интересной, - внешний облик и размеры пустого, видимо, вполне устраивали Кенпачи, но Куросаки разочаровал капитана.
  - Это вряд ли, - хмыкнул Ичиго, оборачиваясь к Декаде. - Я смотрю, дырявый, тебе уже пришили обратно обе руки, что я отрезал? Что ж, это можно легко поправить!
  - Ты! - взревел арранкар еще громче, узнав рыжего шинигами. - Сучёнок! Я разотру тебя в кровавую слизь!
  - Неужели? - на лице у Куросаки появилось незнакомое мне выражение насмешливого небрежения. - И сделаешь ты это примерно, так? Да?
  Лезвие одного из цзянь-гоу тускло сверкнуло, и Ичи-кун махнул клинком, будто отгоняя назойливую муху. Всполох "гетсуги" пришелся точно по массивной туше Декады, будто перечеркнув того по диагонали. Сила удара была такова, что Ямми оторвало от земли и швырнуло метров на триста куда-то вдаль к основанию красной колонны. О маршруте перемещений покатившегося арранкара свидетельствовали поднимающиеся клубы пыли.
  - И это что, всё? - лицо Зараки недовольно скривилось, а в голосе послышалась искренняя грусть. - Просто издевательство какое-то, - однако, спустя секунду, во взгляде здоровяка вновь появился блеск. - Но, хорошо, что здесь есть ты, Ичиго!
  - Ты опять за свое! - Куросаки, уже даже немного расслабившийся, поспешно отскочил от Кенпачи, занимая защитную стойку.
  И в этот момент в отдалении, заставив содрогнуться до основания весь гигантский купол, громыхнул яростный вопль, полный взбешенного гнева.
  - Уничтожай, Ирра!!!
  - Ичи! - окликнула я шинигами, отрывая его на мгновение от зрелища фантасмагоричной фигуры, выраставшей под искусственным небом. - Я уже говорила тебе, что ты идиот?
  - Смотрите, кто у нас очухался, - огрызнулся в ответ Куросаки.
  - Учитывая, что ты только что разозлил Зеро Эспады, у меня просто не было выбора. Как и всегда, когда речь идет о событиях с твоим участием.
  - Зеро Эспада? - изменившийся взгляд Ичиго метнулся обратно к продолжающей реветь помеси кентавра и многоножки. - Как же...
  - Один из козырных тузов дяди Айзена, припрятанный до времени в рукаве, - просветила я страждущего. - И боюсь, далеко не последний.
  С момента вербовки Нелиель Лоренцо не прекращал сбор информации о личном составе Эспады ни на один день. И первой, в чье распоряжение она поступала, была, разумеется, я. Однако, подобные тайны оберегались в Лас Ночес особенно бережно. Тем не менее, источник, рассказавший мне о главном секрете Ларго и кое-каких других "забавных" моментах, уже заставивших меня мысленно скорректировать некоторые свои изначальные планы, был достаточно заинтересован, чтобы не врать в деталях и по мелочам. Так что понять паршивость своего положения я могла довольно отчетливо. Впрочем, похоже, только мне одной удавалось оставаться здесь реалисткой.
  - Какой большой! - радостно зачирикала Ячиру, едва не захлопав в ладоши.
  - Зеро, значит? Ха! Никому не лезть! Он - мой! - рыкнул на нас Зараки будто голодная собака, у которой из пасти вырывают кусок свежего мяса, и, тряхнув своей звенящей гривой, ломанулся на полной скорости в сторону жуткой скотины.
  Вот же экстремальное существо! Иные маньяки и буйные психи на фоне Кен-куна, и то покажутся милейшими ребятами. Что, кстати, говорит отнюдь не в их пользу.
  - Кенпачи, стой! - Ичиго едва не бросился вдогонку за командиром одиннадцатого отряда, но замер буквально на пятом шаге, покосившись через плечо в мою сторону.
  - Не забывать о главном ты тоже научился, Ичи.
  Проклятье, снова драться с рыжим что-то уже не хотелось, но меня нежданно-негаданно выручил Ямми. Массивный столп серо ударил в то место, где торчал Куросаки, вынуждая того срочно уворачиваться через сюмпо. Едва же Ичиго материализовался в воздухе над "шапкой" небольшого взрыва, получившегося от попадания Зеро, беснующийся Ларго запустил в сторону рыжего еще с дюжину здоровенных бала.
  - Эй! Забудь о нем! Я твой противник!
  Навстречу чудовищу взлетела фигура в белом хаори, и через мгновение грудь и брюхо Ямми пересекла глубокая рана. Вопль пустого, в котором в равных пропорциях мешалась боль, ярость и удивление, едва меня не оглушил. Впрочем, Ичи-бой к этому моменту уже добрался до арранкара, влепив ему в плечо очередную "гетсугу".
  Что ж, момент был - лучше не придумаешь, и я, чувствуя себя старой развалиной, кое-как поднялась на ноги. На договоренности с Готеем мне было уже по большому счету плевать, к тому же не похоже было, что Куросаки требуется помощь, особенно учитывая, как знатно они умудряются собачиться с Кен-куном, несмотря на находящегося рядом Ямми, активно пытающегося их убить.
  В воздухе мелькнула пара гигантских отрубленных пальцев, и Ларго снова зашелся диким криком. А я... я стояла и не могла оторваться от зрелища происходящего. Кишки Ганеша, мне было начхать на рыжего, пусть хоть еще сто раз сдохнет и возродится. Но что если эта тварюга сумеет зашибить Кен-куна? Как ни крути, а я оставалась ему должна...
  Тело командира одиннадцатого отряда с грохотом врезалось в обломанную вершину ближайшей башни, но источник духовной энергии капитана и не думал угасать. Как раз очень даже напротив. Яркая вспышка, и низкий гул от истинной реяцу Зараки, наконец-то высвобожденной им, прокатился по всему Лас Ночес.
  - Да! Вот так намного лучше, урод! - радость в голосе Кенпачи, раздававшемся из клубов пыли, играла теперь полными красками.
  Все это невольно пробуждало воспоминания о том единственном сражении, где мы сошлись почти лицом к лицу. А чувство того давнишнего восторга, охватившего меня в разгар поединка, тоже оказалось еще сохранилось где-то в глубинном отнорке моей души, как бы двусмысленного это сейчас не звучало. Словно откликнувшись на эти эмоции, моя реяцу, как будто бы, начала расти в два раза быстрее, а желание сбежать, пока не поздно, сменилось отрешенным безразличием и голодной жаждой.
  - Вот!
  Я обернулась на голос Ячиру. Розовое чудо, широко улыбаясь, держало в руках оба моих клинка рукоятями вперед.
  - Кен-чан очень не любит, когда ему мешают играть. Но на самом деле, ему очень даже нравиться, когда не приходится играть в одиночку. Тэки-тян, я уверена, что он будет рад, если ты к нему присоединишься!
  Ну, и как, скажите, отказаться от подобного предложения, да еще и сделанного с такой серьезной мордашкой? Лично у меня не получилось даже и попытаться.
  - Значит, поиграть, говоришь? - я аккуратно взяла протянутые мне цзяни и привычно крутанула ими в кисти. - А почему бы и нет?
  
  Выполнив перекат, я легко ушла от очередного копыта, опускающегося мне на голову. Лезвия мечей оставили на лапе у Ямми еще несколько глубоких борозд. Гибкий хвост, увенчанный костяной булавой, рассек со свистом воздух, едва не отправив меня в далекий полет. В последнюю секунду я по уже наработанной схеме вывернулась из-под атаки прыжком назад через голову, благо все мои мышцы буквально лопались от бурлящей реяцу, позволяя выполнять самые сложные акробатические этюды, почти не задумываясь. Тем временем, хвост арранкара, продолжавший движение, закономерно угодил точно по загривку Куросаки, только что отскочившему назад от новой бала.
  - Ичи-бой! Не спи в бою! - расхохоталась я, чуть было не подставившись сама.
  Над головой что-то резко промелькнуло, и отрубленная лапа Ларго с грохотом развалила остатки какой-то постройки поблизости.
  - Я же сказал никому не лезть! - проорал откуда-то сверху Кен-кун, перекрывая своим хриплым ревом даже вопившего Зеро.
  - Не будь таким эгоистом! Другие тоже хотят поразвлечься!
  - Только не вставай у меня на дороге, женщина!
  - Сраные маля...
  "Гетсуга", ударившая Ямми в костяную челюсть, не дала Эспаде договорить, заставив подавиться собственными словами. Я скользнула в сюмпо, оказавшись с другого бока от Ларго, и, нырнув ему под брюхо, ринулась вдоль колоннообразных лап, подрезая этой гусенице сухожилия под суставами. Судя по радостному хохоту, Зараки тоже не отставал. Бесившийся Зеро просто не успевал следить разом за всеми нами, а мы уже откровенно развлекались по полной. Во всяком случае, я и Кенпачи точно. Демоны! Какой же все-таки неописуемый восторг и удовольствие может подарить отвязная драка, в которой не приходится ежесекундно думать о своих действиях и анализировать выверты противника, а он сам при этом не стремится умереть в первые пару минут. Завидуя я в этом одному покрытому шрамами верзиле, для него-то каждая хорошая драка такая, а мне одна из десяти перепадает при большом везении.
  Выиграв спор у самой себя, и успев распороть Ямми все восемь ног, я выскочила из-под громоздкой туши, осевшей на правый бок.
  - Бьякурай!
  Грех было не добавить ветвистой молнией по уродливой роже Зеро, обернувшейся как раз на меня. Здесь, впрочем я опять увлеклась, и чуть и не получила на орехи. Костяная палица уже опускалась, чтобы вколотить меня в песок, когда темно-красный поток концентрированного серо аккуратно купировал Ларго хвост и еще в довершение впился ему прямо в бок. Оторванная "булава" тяжело бухнулась оземь рядом со мной, а я, уже вновь меняя позицию, обернулась в сторону нежданного помощника, ловя вскользь насмешливый взгляд синих глаз и довольную ухмылку Гриммджоу.
  - Ты! - прохрипел Ямми, захлебываясь от боли и гнева. - Ублюдок!
  - А не надо лезть в мою драку, пока я еще жив! - рявкнул в ответ на это Квинта Эспада. - Угощайся по полной, боров!
  Шквал ударов, обрушившийся на Ямми со всех сторон, лишал Зеро конечностей и кусков туши с пугающей быстротой. Очередная атака в лоб в незабвенном исполнении Кен-куна превратила морду Ларго в кровавую кашу и перевернула громадную тушу, опрокинув это чудовище на спину. Черная точка, упавшая с неба, обернулась радостно скалящимся Ичи, припечатавшим упавшего врага полудюжиной своих мелких "гетсуг".
  - Поганые сучьи выблядки!!! - тело бывшего Декады окуталось зрительно заметной аурой из пылающей реяцу и, кажется, вновь стало расти.
  Буквально через пару мгновений очередная трансформа закончилась, представив моему взору еще более гротескную тварь, чем раньше.
  - Чем больше вы злите меня, тем сильнее я становлюсь! Готовьтесь умирать в мучениях!
  Ответом на это заявление Ямми стали два серо, ударивших в жирное брюхо, и крестовая "гестуга", прилетевшая точно по рогатой физиономии. Резко пошатнувшийся Зеро еще устоял на ногах, но из угасающей вспышки, что несла в себе атака Ичиго, прямо перед пустым появился счастливый до крайности тип в остатках капитанского хаори. Широкий удар иззубренной катаны одним неразличимым движением снес массивную голову с плеч. Постояв еще немного, гигантская туша рухнула ничком аккурат передо мною.
  Ичиго и Гриммджоу, оказавшиеся слева и справа от меня, соответственно, настороженно замерли, ожидая, когда осядет пыль, чтобы окончательно убедиться в смерти врага.
  - Надеюсь, никто не против?
  И не дожидаясь ответа на свой вопрос, я шагнула вперед и вонзила свой меч, вспыхнувший алым светом, в обрубок шеи поверженного Зеро. Бурный поток просто чудовищной силы, так и не истраченной Ямми, мгновенно заполнил меня до краев, но так и не подумал закончиться. Через мгновение я ощутила, как изувеченную половину лица затягивает новая кожа, а вслед за этим исчезают и все иные последствия недавней драки, включая усталость, внезапно напомнившую о себе.
  Последние хлопья, из которых состояло духовное тело Ларго, уже как-то нехотя впитались в лезвие цзяня, и я, с трудом удержавшись от сытой отрыжки, обернулась к членам "забойной" команды. На лице у Ичиго снова была смесь из разных эмоций. Похоже, он, опять с запозданием, только сейчас осознал, что именно дал мне сделать. А ведь ему самому так быстро было не восстановиться. Где-то в отдалении слышались шаги пока еще приближающегося Кен-куна.
  - А весело было, - устало улыбнулся мне Квинта. - Надо почаще такое повторять...
  И тоже рухнул на песок, как подкошенный, видимо, окончательно истратив свой и без того не восстановленный запас духовной энергии.
  - Вот, бери пример, Ичи, - махнула я в сторону Гримма. - Человек получил удовольствие и уже доволен Судьбой. А главное знает, когда следует остановиться, полежать, поспать и подумать...
  Лоренцо, возникший из воздуха позади Куросаки, нанес шинигами удар ладонями по ушам. После чего, еще и добавил кулаком сверху по голове. В последний момент вастер-лорд заметил мой жест и не пустил в дело когти, которыми изначально явно намеревался выпотрошить Ичи-куна.
  - И что это ты здесь делаешь?
  - Да уж всяко не развлекаюсь, как некоторые, - хмыкнул Сальваторе, показательно кивая по сторонам. - Ребята переживали, пришлось прогуляться еще раз обратно.
  - Всех хоть нашли?
  - Обижаешь.
  - Я обижу, мало не покажется.
  - До Нел-тян я не успел добраться. Айзен вызвал ее на общий сбор, видимо, рассчитывает использовать в темную против шинигами. Зато мне удалось прихватить по дороге одного старого знакомого из местных. У Старрка тоже плюс один.
  Реяцу Ларго, сполна утолившая мой голод и недавнюю боль, тяжко ворочалась у меня внутри, окончательно сливаясь с духовным телом. Желание еще подраться и убить кого-нибудь возвращалось во всем своем прекрасном свете.
  - А это у нас кто такой?
  Взгляд Зараки, устремленный на Лоренцо, как и всегда, был оценивающим. К счастью, моего вмешательства, чтобы ситуация сразу же не переросла в новую битву, на этот раз не потребовалось. Маленький скачущий вихрь с розовыми волосами весело пронесся мимо, на все лады склоняя фразу "Кен-чан победил!", и на удивление легко отвлек на себя внимание капитана.
  - Кажется, Айзен покинул крепость, - сообщил мне, тем временем, вастер-лорд.
  - Похоже, настоящая битва началась без нас. Не стоит опаздывать, - я искоса посмотрела на Зараки, уже сделавшего "стойку" на словосочетания "настоящая битва". - Я ведь права, Кен-кун?
  
  * * *
  
  - Тэки-тян! Вон они!
  Задорный детский крик мгновенно привлек к себе внимание всех собравшихся пустых и шинигами. А зрелище, представшее перед глазами офицеров четвертого отряда, бойцов старой башни и остальных, было и вправду занятное.
  Через пустынный участок со стороны Лас Ночес в направлении уже свернутого полевого госпиталя двигалась целая небольшая процессия. В центре заметно возвышался капитан одиннадцатого отряда, знакомый некоторой части присутствовавших. При этом через каждое плечо у Зараки было перекинуто по бессознательному телу. Одно из них имело волосы тускло-рыжего цвета, другое - насыщенного синего. Немного впереди Кенпачи, довольно улыбаясь, шагала хозяйка черной пагоды, на закорках у которой, размахивая руками, устроилась жизнерадостная малышка Ячиру. В арьергарде у этого всего плелся Лоренцо и откровенно ржал, даже не пытаясь сдерживаться.
  - Какого черта я должен тащить их, женщина?!
  - Кен-кун, это я или ты хочешь еще раз подраться потом с Ичи-боем?
  - Ладно, но второй-то тут причем?
  - Поверь, он тоже тебя не разочарует, когда оклемается.
  
  Признаться, приятно было увидеть довольные лица Старрка и Ортеги. Отсутствие Нел немного огорчало, но не настолько, чтобы впасть в уныние. А вот полсотни одноликих арранкаров, выстроившихся ровными шеренгами оказались для меня неожиданностью.
  - Лоренцо, ты же говорил всего два перебежчика?
  - А это все один, - довольно хмыкнул вастер-лорд.
  - Вот как.
  То, что у реяцу у "солдатиков" была схожей, я почувствовала сразу, но понять, что она полностью одинаковая, смогла только после слов Сальваторе. С левого края первой линии мне навстречу строгой походкой вышел арранкар отличавшийся от других по внешнему виду. Замерев за два шага, пустой сначала поклонился, а затем еще и опустился на колено, вытаскивая катану из ножен и протягивая ее в мою сторону на обеих руках.
  - Мое имя Рудборн Челуте, хозяйка. Если будет на то твоя воля, этот меч и все эти воины будут служить тебе верой и правдой. Взамен я прошу лишь личной защиты и платы, которую ты посчитаешь достойной.
  - Любишь красивые эффекты, Челуте? - усмехнулась я, и арранкар приподнял голову.
  Кое-что об этом парне я уже знала. Среди вероятных вариантов, на которые рассчитывала Нелиель, он тоже числился. Но не так-то легко и просто принять в команду того, кто был твоим врагом всего пару часов назад.
  - Я привык к честным сделкам, - ответил Рудборн с некоторым напряжением в голосе.
  - Это истинно так, - возникший рядом Лоренцо был удивительно серьезен. - Я ручаюсь за него тебе, онее-сан.
  - Что ж, в таком случае, добро пожаловать на борт, Челуте.
  
  Кенпачи передал раненных офицерам четвертого отряда, и теперь немного вяло отбивался от попыток Уноханы навязать медицинскую помощь еще и ему. Те царапины, которые командир одиннадцатого отряда получил в битве, были просто смехотворны. Хотя сама драка определенно удалась. И желание продолжить веселье никуда не подевалось.
  Взгляд Зараки сам собой уткнулся в двоих, облаченных в черные шинели и наблюдавших чуть в стороне за процедурой принесения присяги, или чем там занималась эта "Тэки-тян" и ее пустые прихлебатели. Размеры одного из бойцов были весьма впечатляющими, но мощь, которая, будто запах, исходила от второго, радовала Кенпачи гораздо больше. Пожалуй, с настолько изначально сильными ему еще не приходилось встречаться. К тому же, можно было надеяться, что в бою этот арранкар раскроет свои скрытые резервы.
  - Похоже, Кен-чан, хочет поиграть с твоим Старрком. Он ведь не откажется? Если не сейчас, то хотя бы потом? - тут же спросила кого-то рядом Ячиру.
  - Да? - откликнулся другой детский голос. - А он любит шоги?
  Кенпачи оглянулся, на колоритную парочку, не сумев сдержать улыбки. Тем временем, Ячиру, явно сбитая с толку вопросом мелкой пустой, усиленно пыталась сообразить, можно ли поставить между "шоги" и "смертельной дракой" знак равенства. Однако услышать ответ капитан так и не успел.
  
  - Это же она!
  Челуте как раз поднялся с колен, а я собиралась пойти и взглянуть на нового Новену Эспада, попавшего в наши руки, а заодно узнать, что там с Гримм-куном. Именно в этот момент о себе и напомнили недавно спасенные представители отряда самоубийц.
  - Это она! Она ведь убила его?!
  Обнаженный меч Кучики Рукии уже был направлен в мою сторону. Рядом с пылающей гневом шинигами, тоже выдернув катану из ножен, замер лейтенант Абараи.
  - Да, это она, - кивнул красноволосый.
  - Как жизнь, Рэнджи-кун? - глядя на этих двоих, я лишь беззаботно улыбнулась.
  Мои парни сориентировались довольно быстро. Всего какая-то секунда, и чуть впереди и сбоку от меня замер несокрушимой скалой Кортес. Лоренцо оказался слева от шинигами, тем самым, взяв на себя брюнетку. Старрку, занявшему противоположную позицию справа, достался красноволосый лейтенант. Позади меня очень грамотно развернули свои ряды бывшие стражи Лас Ночес во главе с командиром-оригиналом.
  - А вы, наверное, хотите меня убить? За Бьяки-тян? - с небольшой издевкой уточнила я и демонстративно скрестила руки на груди. - Думаете, получится?
  - Не смей... так... называть... нии-сан! - слова выплескивались из Кучики буквально вместе с кипящим гневом, но ситуацию, в которой они оказались, шинигами, похоже, видела не менее отчетливо.
  Медики Готей-13 только заметили происходящее. Кенпачи, стоявшему рядом с ними, судя по ухмылке, было как раз интереснее досмотреть, чем все закончится. Ясутора замер столбом и, похоже, не очень жаждал лезть в намечающуюся драку. Иноуэ, метнувшуюся в нашу сторону, перехватил и удержал на месте Исида. Все-таки, этот очкарик всегда был умным. И всё же не было никакой гарантии, что все они так и останутся стоять, если начнется реальная свалка. Да и я пока что открыто ссориться с Готеем, и особенно с присутствующими капитанами, не собиралась. Но все же, личная месть она на то и личная, чтобы наплевать на всякие чужие планы и рамки разумного.
  - Рукия, чтобы ты не сделала, я с тобой, - пафосно бросил Рэнджи.
  
  - Мне кажется, сейчас не самое подходящее время, чтобы драться между собой, - тихий, но неожиданно жесткий и властный голос темноволосой женщины в капитанском хаори разорвал повисшее напряжение.
  А это, надо полагать, Унохана Рецу. Танака отзывался о ней с большим уважением, как впрочем, всегда будет отзываться опытный солдат о хорошем лекаре. Даже без учета того негласного "первого" звания, что носила эта женщина, и о котором ритейтай, конечно же, не забыли мне доложить...
  - Лучше прислушаться к этому совету, - Старрк, проявивший вдруг инициативу, меня даже немного удивил. - Кучики-сан, мне было бы обидно знать, что я спас вас лишь для того, чтобы убить.
  Слова капитана и арранкара, как ни странно, возымели некоторый эффект. Ненависть из взгляда Рукии никуда не пропала, но самоконтроль вернулся к девушке окончательно. Что ж, по крайней мере, до конца разборок с Айзеном ее, надеюсь, хватит. Абараи вроде бы тоже притих. Судя по характеру, на что-то подлое никто из них не решится, значит если и будет некий вызов, то по полной форме с соблюдением всех традиций. Что мне и нужно.
  - Это верно, сейчас еще не время, - явно через силу выдавила из себя Кучики и медленно опустила клинок, тоже самое сделал и Рэнджи.
  Странная дрожь, прокатившаяся по всему моему телу, заставила отвлечься от этих мелких разборок. Что-то вокруг определенно изменилось...
  - Кто-то рядом ломает барьер вокруг Лас Ночес, - Старрк вскинул голову. - Снаружи.
  И вправду, стоило мне чуть-чуть напрячься, и я сама смогла ощутить нечто, похожее на гигантское сверло, буквально ввинчивавшееся сейчас в стенки преграды воздвигнутые магией Айзена. Тот, кто желал пробиться внутрь комплекса, находился совсем недалеко от нас. Но вот что странно, судя по взглядам, обращенным на арранкара, никто другой ничего не чувствовал вообще. Нет, еще Унохана, кажется, слегка кивнула на первые слова Койота. Но почему так удивлены остальные?
  Только теперь, зацепившись за эту странность, я начала замечать, что и кое-что другое в моем мировосприятии серьезно переменилось. Вряд ли мне досталась от Декады Эспада повышенная чувствительность или иные улучшенные сенсорные способности, так что вывод напрашивался сам собой. А главное его подтверждение снова упиралось в Койота. Его духовное давление никуда не исчезло, но стало значительно слабее, и дело вряд ли было в самом арранкаре. Хм, а ведь я прекрасно ощущаю, что моя реяцу по-прежнему продолжает накапливаться в незримых запасниках. По всему выходило, что драка с Ларго стоила всего того, что ей предшествовало.
  Тем временем, неизвестные достигли цели, и барьер начал стремительно разрушаться, распадаясь осколками высвобожденной энергии. Еще один мощный всплеск реяцу за стеною купола, и, подняв облако песка пыли, нашему общему взору открылся широкий проход, за которым виднелось ночное небо. Из треугольной трещины в нашу сторону уже шагали двое, один - во всем знакомой черной форме шинигами, другой - в каком-то длиннополом облачении фиолетового цвета.
  - Карада-сан, а мы тут испереживались уже все, не случилось ли чего, - сверкнул до нельзя довольной улыбкой лейтенант Шиба.
  - Случилось, но подкрепление, как обычно, прибыло с опозданием.
  - К... К... Ка...
  Я невольно обернулась на странные звуки, раздавшиеся поблизости, чтобы от души насладиться незабываемым зрелищем. Чтобы хоть в малости описать выражение лица Рукии у меня, боюсь, не хватило бы эпитетов. Шок, неверие, страх, надежда, непонимание - и все это приправленное изрядной долей полного замешательства и удивления. Реакция у того же Рэнджи была куда попроще, правда, если так и дальше будет продолжаться, то парень всерьез рисковал споткнуться о собственную челюсть.
  - Я смотрю, злая ты что-то нынче, - Кайен продолжил заливаться глухарем, похоже, и не заметив происходящего. Хотя, судя по хитрому блеску в глазах, он это делал как раз таки намеренно. - Обидел кто? Да и выглядишь неважно...
  - Кайен-доно!!! - сумела, наконец, выкрикнуть Рукия, и Шиба, остановившись, посмотрел в ее сторону.
  - А-а-а. Кучики. Тогда понятно, кто ж еще может так довести человека, - хмыкнул Кайен и, все также улыбаясь, двинулся уже в сторону упомянутой шинигами.
  - Не может быть, - долетел до меня удивленный шепот Исанэ.
  Унохана смотрела на эту сцену хоть и с некоторым удивлением, но куда спокойнее. Кен-куну же на происходящее было практически наплевать.
  - Кайен-доно, это... это и вправду вы? - от того тона, которым был задан этот вопрос, мне стало смешно и грустно одновременно.
  - Я не понял! - вдруг резко рыкнул Шиба, приложив Кучики открытой ладонью по голове.
  Так и продолжая держать ее за макушку, шинигами нагнулся к девушке с самым суровым выражением лица, на какое был только способен.
  - Это что же, так теперь принято, чтобы преданные подчиненные встречали своего горячо любимого лейтенанта, только что воскресшего из мертвых?! - оторвавшись на секунду, Кайен повернулся в сторону Рэнджи с куда более приветливой миной и сказал уже вполне нормальным голосом. - И тебе, Абараи, тоже привет.
  Красноволосый издал в ответ лишь что-то нечленораздельное, но, по крайней мере, хотя бы закрыл наконец-то рот.
  - Кайен-доно, это действительно вы!
  В следующую секунду лейтенанта тринадцатого отряда едва не придушили в объятьях. Поскольку долго наблюдать за этой сценой воссоединения мне было как-то скучновато, я переключила свое внимание на спутника Шибы.
  - Ситуация не сильно изменилась, Усёда?
  - Да, нет, не очень, - покачал головой толстый вайзард. - Просто когда вокруг Лас Ночес начал подниматься барьер, Эйкичиро с Кайеном немного ударились в панику. Поскольку Танака-сан с ударной группой уже выступил в вашу сторону, то они связались с нами и вызвали сюда меня.
  - Хорошо, - кивнула я в ответ. - Тогда возвращаемся к первоначальному плану.
  - Выступаем? - уточнил Лоренцо, уже как обычно торчавший рядом.
  - Сворачиваемся, нужно поспеть хотя бы к середине сражения. Не хочется потерять людей и трофеи, которые будут неплохо смотреться внутри моей башни.
  
  Гарганта, через которую попали в цитадель Айзена капитаны Готея, была запечатана, но до той, что оставалась в подвалах пагоды, никто бы так просто не смог дотянуться. Не зря же я платила такие деньги Урахаре за барьеры и прочее. То есть, платили, конечно, не я, а ритейтай, но это уже мелочные придирки.
  Вся наша группа в возросшем составе выбралась на открытое пространство за пределы Лас Ночес. Все еще бессознательного Сангрияру и храпящего Гриммджоу взвалил на себя Ортега. Тушку Ичиго, так и не очнувшуюся после "сеанса массажа" от Сальваторе, вызвался тащить на себе Абараи. Хати что-то уже размечал на песке, подготавливая транспортировочное кидо, которое должно было перебросить нас сразу в башню. Нужные метки в самой пагоде вайзард расставил заранее. Мое внимание, тем временем, привлекла большая группа под сотню человек, приближавшаяся со стороны пустыни.
  - Лоренцо, Челуте, за мной!
  Несколько дальних сюмпо, и Танака, возглавлявший отряд, слегка склонил голову передо мной в знак приветствия. Шинигами в черных одеждах и масках, замершие за спиной у пятого офицера, молча, наблюдали за происходящим.
  - А ты забавно сморишься в полевой форме, - хмыкнула я.
  - Смотрю, кто-то весьма неплохо отъелся и теперь, будучи в хорошем настроении, сыплет комплиментами, - насмешливо прищурил глаза Сабуро.
  - Есть немного. Мы в принципе там уже закончили, - я небрежно кивнула в сторону крепостных построек. - Так что, теперь ваш выход.
  - Понятно. Что можете сказать по ситуации?
  - Челуте.
  Рогатый арранкар выступил вперед, прекрасно поняв, что от него сейчас требуется.
  - Айзен и Ичимару вместе со всеми наличными силами Эспады и их фраксьонами отбыли из Лас Ночес перед началом блокады. В их отряде все из первой десятки с Первого по Шестой, исключая Пятерку. Число фраксьонов - одиннадцать. С учетом этого и потерь, нанесенных последним вторжением, на территории комплекса сейчас находится где-то пятнадцать-шестнадцать арранкаров, имеющих статус рядовых нумерос. Еще по две пары расположены на уцелевших дозорных постах.
  - Есть кто-то, на кого следует обратить особое внимание? - уточнил Танака.
  - Реальную угрозу может представлять Сто Пятый номер Приварон Эспада. Номера Сто Один и Сто Три, когда их в последний раз видели мои караберасы, направлялись к выходу с противоположной стороны Лас Ночес. Думаю, как только барьер был разрушен, эти двое незамедлительно дали деру в пустыню, и гоняться сейчас за ними бессмысленно.
  - Хорошо, тогда мы заходим, - глава ритейтай посмотрел в мою сторону. - Командование Готей-13 ожидает вашего, как можно более скорого, прибытия на поле боя вместе с капитанами четвертого и одиннадцатого отрядов.
  - Не волнуйся, Сабуро, этот праздник мы точно никак не пропустим. К тому же среди тех, с кем сейчас уже вероятно сражаются подчиненные твоего командующего, есть как минимум одна девчонка с зелеными волосами, которую срочно нужно оттуда убрать. А если нам повезет, то и не ее одну.
  
  - Кайен-доно, вы... вы ведь знаете о том, что она убила...
  - Знаю, Рукия, - лейтенант чуть склонил голову, кладя руку на плечо говорившей. - Прими мои соболезнования. Терять близких всегда непросто.
  - Но почему, тогда... почему вы с ней? - горечь обиды, проскользнувшая в этом вопросе, нельзя было скрыть, даже если очень стараться.
  - Она спасла меня, спасла от участи, которая намного хуже, чем смерть, - Шиба посмотрел Кучики в глаза и грустно улыбнулся. - Не скажу, что знаю Караду очень уж хорошо, но почти уверен. Если она и убила твоего старшего брата, то тому была достаточно веская причина. К тому же, не сделай она этого, и вероятно меня бы здесь тоже не было.
  - Это... это так сложно...
  - Это жизнь... Но сейчас для нас главным является совсем другое! - в голосе у Кайена прорезались знакомые командирские нотки, а тон сменился на тот, что не требует никаких возражений. - Наш общий враг - это Айзен. И только вместе мы с полной гарантией сможем его сокрушить! Поэтому, я предлагаю заняться в первую очередь именно этим. Согласна, Рукия?
  - Конечно, - улыбнулась шинигами в ответ.
  
  - Так, если через полчаса меня не доставят туда, где можно нормально дать кому-нибудь в морду, то я начну искать кандидатов прямо на месте! - сообщил в пространство Зараки немного недовольным голосом.
  
  
  Глава 19
  
  Кокон из белых лент, свившихся спиралями, распался в центре подземного зала, выпуская наружу всю нашу большую компанию. Обитатели башни, за исключением Алакрана, уже дожидались нас в полной готовности.
  У дальней стены, где за каменной аркой щерился провал гарганты, в большом кожаном кресле со всеми удобствами расположился Эйкичиро, приветственно помахавший мне рукой. В воздухе вокруг шинигами расползлась целая сеть непонятных сияющих линий, явно магического происхождения. Почти все концы этой "сети" были "подключены" к окну межмировой дыры, но было и несколько других совсем иного назначения. Например, сбоку от Сайдо на высоте полутора метров было подвешено два широких прямоугольных экрана, сотканных из тех же линий. На одном из них сейчас бушевало непонятное пламя, а другой демонстрировал вид на оставленный нами Лас Ночес. Кроме того, еще несколько витков этой магической паутины формировали перед дознавателем нечто похожее на пульт управления со множеством светящихся иероглифов.
  - Эйки-кун, что-то не припомню, чтобы разрешала тебе вносить изменения в декор подвала, - обратилась я к шинигами, хотя интересовало меня сейчас, конечно, другое. - Что за штука такая?
  - А, - отмахнулся Сайдо. - Так, небольшие сюрпризы из особой заначки ритейтай.
  - Это обзорное кидо, - разъяснил Усёда, стоявший рядом со мной. - Только старое очень, мы делали первые такие разработки еще лет сто назад.
  - Ему лет сто и есть, - хмыкнул контрразведчик. - И кстати, именно из архивов Кидо-отряда его в свое время наши и реквизировали. Забавная тогда ситуация была. Группу Кидо расформировывали, Исследовательский Институт, как и весь двенадцатый отряд, перетряхивали, а в онмицукидо вообще непонятно что творилось. Высшие командиры в бегах, Совет лютует. Сам не видел, но старшие коллеги поделились впечатлениями. Это было как три пожара на богатой улице с толпой мечущихся жителей, причем основной задачей для всех было утащить как можно больше из пылающих построек, пока есть такой шанс. Самое смешное, что, кроме кидошников, наши с учеными друг друга тоже пытались пощипать, и при этом свои штаны не потерять. Но больше всех, конечно, Айзен нагрелся. Танака-сан еще тогда его подозревал, а уж когда стали известным возможности его занпакто, то тут и сомнений не осталось.
  - Хм, и вправду, - задумался вайзард. - Это вполне может объяснить такое превосходство Айзена в магических техниках самой разной направленности. Если он дорабатывал и развивал заполученные им кидо, то это давало ему просто огромное преимущество над Готеем по всем направлениям. Уж как минимум в вопросах защиты и маскировки, а также в сборе информации и в общей теории демонической магии.
  - Это все, конечно, интересно, но предлагаю, провести обсуждение сей животрепещущей темы чуть позже.
  Если честно, то мне уже хотелось отыскать Танаку и перегрызть ему горло. Оставалось только гадать, что еще не договорил и не показал мне глава ритейтай. А еще союзничек, называется. Но ладно, сейчас все это, действительно, мелочи.
  - Эйки-кун, Айзен попал в ловушку? - спросила я у наблюдателя.
  Шинигами указал мне на тот экран, где было видно лишь пламя.
  - Драка в самом разгаре, Карада-сан.
  Вот поганец, уже тоже подцепил это прозвище у Кайена!
  - Тогда, - я обернулась к собравшимся, - действуем по следующей схеме. Хати уходит первым к своим и подтверждает, что все идет по плану.
  Толстяк, молча, кивнул, а Сайдо тут же начал что-то высвечивать у себя на пульте. Видимо, "кидо-сеть" позволяла также манипулировать с переключением гарганты без непосредственного контакта с самой аркой и управляющими пластинами.
  - Следом пойдет Унохана-сан. Мы сумеем доставить ее в место поблизости от поля боя, чтобы развернуть там полевой госпиталь.
  - Да, это было бы очень желательно, благодарю вас, - вполне искренне улыбнулась мне капитан четвертого отряда.
  - А затем уже всем скопом на головы Айзену и Эспаде прибудем мы. Эйки-кун, сколько займет время для перенастроек?
  - Суммарно, минут пять.
  - Отлично, - хотя я понимала, что по времени Уэко Мундо прошло чуть больше полутора часов после отбытия Айзена из Лас Ночес, а в Сообществе Душ или в мире живых за тот же период миновало едва лишь несколько минут, поспешность не была сейчас излишня.
  - Что вы хотите сделать с ранеными? - напомнила Унохана.
  - Полагаю, Квинта и Новена Эспада пока останутся у меня в гостях. Что касается Ичиго...
  Вопрос был не из легких. Я с огромным удовольствием прирезала бы рыжего, едва из подвала исчезнут лишние глаза и уши, но такое вряд ли было сейчас возможно.
  - Я могу остаться с Куросаки-куном и окончательно залечить его раны, - тут же вызвалась добровольцем Орихиме.
  - После чего он сможет к нам присоединиться, - влез вперед меня Кайен.
  - Хорошо, - не стала я спорить. - К месту битвы выдвинемся тремя группами. Лоренцо, Старрк, Ортега и Кен-кун, разумеется, будут действовать самостоятельно по ситуации. По-другому с некоторыми из них и не выйдет, - Зараки лишь насмешливо прищурился в ответ на мою подколку и радостно сверкнул зубами. - Я беру с собой Сомбру и Мурэно. Жиан, Мэнис и Этерна работают в связке номер два.
  - А я выдвигаюсь с Рукией и Рэнджи, - подвел итог Шиба. - Если никто из них не против?
  Отказов не последовало.
  - Мы с Садо пока побудем с Иноуэ, - сухо сказал Исида, поправляя очки. - Мы вымотаны и не можем восстанавливаться так же быстро, как пустые и шинигами. К тому же большой пользы от нас в таком сражении вероятно не будет. Но если что, то присоединимся потом к Куросаки. Так будет разумнее всего.
  А квинси совсем не жаждал совать свою голову в петлю, оно и понятно. Но аргументы Урюи выглядели вполне логично, и я решила, что не стоит заострять на них внимание для остальных. Значимой роли для этой фигуры в моей партии все равно не отводилось. Конечно, оставлять у себя дома такую компанию на одного Алакрана чревато, но сейчас моя судьба решалась не здесь, а на улицах и в небе над лже-Каракурой.
  - Если навалимся разом по всем направлениям, у Айзена не будет шансов. У нас как численное, так и силовое преимущество по всем статьям, - пусть я немного и привирала, но лишь для поднятия общего боевого духа. К тому же, как бы ни был крут наш главный противник, у нас еще оставался резерв из вайзардов, жаждущих вогнать его в землю по самые ноздри. - Все! Готовимся! Лоренцо, пойдем, пройдемся...
  Эйкичиро за моей спиной закончил, наконец-то, отладку гарганты, и Хати уже зашагал сквозь черный провал. Что ж, все приготовления и вправду были завершены. Каждый знал свою роль и цели. Не только те, что озвучивались сейчас и на других больших собраниях, но и те, которые я лично ставила перед каждым своим бойцом с глазу на глаз. Оставалось лишь прояснить один-единственный момент, который все не давал мне покоя.
  
  - Что за тайные перешептывания один на один перед боем, онее-сан? Боишься, что можем уже не вернуться назад?
  В маленькой комнате, куда мы отошли вместе с Лоренцо, было пустынно и тихо. Вастер-лорд нагнулся ко мне, видимо, рассчитывая на более личное "общение", но я осадила его.
  - Челуте понял, что от него потребуется?
  - Да, но ты не ответила...
  - Лоренцо, знаешь, все люди и нелюди делятся на множество типов, - сказала я, заглянув Сальваторе в глаза и заставляя осечься. - Есть среди них такие, каких почти невозможно контролировать. Вроде Кенпачи. А, кроме них, есть еще и те, контролировать которых просто сложно.
  - Например, Гриммджоу? - вастер-лорд сделал попытку улыбнуться.
  - Да, он... Или ты.
  - Странно слышать такое от тебя, онее-сан, - взгляд Лоренцо стал окончательно хмурым.
  - Ты прав, у нас возможно уже не будет шанса поговорить по душам, и поэтому я хочу высказать все сейчас. Я ценю твою преданность, и готова закрывать глаза на многое...
  - Что-то в моих словах и поступках заставило тебя сомневаться? - я ожидала того, что в этом вопросе не будет и намека на обиду, которую Сальваторе не преминул бы разыграть в другой ситуации.
  - Я должна поверить в то, что твой старый знакомый Челуте находился в Лас Ночес, а ты ничего об этом не знал? - моя укоризненная улыбка отразилась в черных зрачках вастер-лорда. - Разве не за ним бы ты отправился, как только решил усилить боевой потенциал моей башни? Нет, ты отправился именно за ним. И не нашел его, но наверняка обнаружил следы, указывающие на то, что Рудборн отнюдь не погиб. Я верю, что он не знал о тебе ничего, но ты-то слушал его имя от Нелиель. Однако так и не сказал мне ни слова.
  - Каюсь, - Лоренцо вскинул руки, демонстрируя, что "сдается". - Глупо, конечно. Хотел немного сжульничать. Не знал, как поведет себя Челуте, если выйти на него напрямую. Вот и решил придержать это все до удобного времени при себе...
  - Верю, - кивнула я совершенно спокойно. - Вот только, что с теми двумя посланниками Бараггана, которых он направлял ко мне, желая вступить в тайный союз со старой башней, без ведома Айзена?
  Вастер-лорд вновь помрачнел.
  - Я убил их... Как ты узнала?
  - У Алакрана не только прекрасное осязание, но еще и чертовски развитый слух.
  - Прокололся, - хмуро хмыкнул Лоренцо, закусив нижнюю губу. - И что же дальше?
  - Ничего.
  Кажется, я всего третий или четвертый раз видела искреннее изумление на лице у того, кто без раздумий согласился пройти следом за мной через Ад.
  - Я все равно бы им отказала. Ни ты, ни Ортега ни под каким видом не приняли бы такого соглашения с Примерой Эспада, какие бы нам перспективы оно не сулило. Вот ровно настолько выше я ценю вашу верность.
  Несколько секунд прошли в тишине, лишь тихо скрипели сжатые когти Лоренцо.
  - Спасибо, онее-сан.
  - В расчете, - теперь, получив полное моральное преимущество над собеседником, я могла сказать то, ради чего все это и затевалось. - Но беда здесь в другом, ты действуешь порой слишком самостоятельно. И поэтому, мне придется настойчиво потребовать, чтобы во искупление прошлых провинностей, в предстоящем бою ты никоим образом не пытался бы в одиночку рыпаться лично на Айзена. Ясно?
  В красных глазах сверкнули недобрые огни.
  - Айзен задолжал мне слишком много! - глухо зарычал Сальваторе. - Я... Мои люди... Они не простят мне, если...
  - Он убьет тебя, если ты сунешься к нему! - рыкнула я в ответ ничуть не хуже.
  - Но разве первоначально не предполагалось...
  - Обстоятельства изменились. Мне сообщили нечто, из-за чего наш предыдущий план стал совершенно невыполним. Поэтому я сделаю все сама.
  Лоренцо помялся еще пару секунд.
  - Но Барагган по-прежнему только мой?
  - Делай с ним все, что захочешь.
  Губы вастер-лорда привычно растянулись, обнажая два ряда острых клыков.
  
  Высокий арранкар, назвавшийся Жианом, проводил Исиду, Садо и Иноуэ в соседний зал, по его словам, куда более подходящий для отдыха. Туда же перенесли всех раненых.
  - Что слышно на фронте?
  - Пока что паритет сторон сохраняется, - откликнулся Сайдо на вопрос Кайена. - Хотя отслеживать все не так-то просто. Эта разница во времени так раздражает.
  - Простите...
  - А! Кучики-сан, давно не виделись, - отвлекся от пульта боец пятой дивизии.
  - Мы встречались? - искренне удивилась Рукия.
  Приветливое выражение лица Эйкичиро сменила угрюмая мина.
  - И так каждый раз! Нет, при моей работе это вроде как плюс, но нельзя же так...
  - Не бухти, - рассмеялся Шиба.
  - Легко тебе говорить...
  - Простите, но я хотела спросить, - оба шинигами повернулись к Рукии. - Выходит, что Готей уже давно сотрудничает с обитателями этого места?
  - Командующий постановил, что на войне с таким врагом, как беглый капитан Айзен, запрещенных приемов не бывает, - пожал плечами Сайдо. - К тому же здешние ребята намного адекватнее и приятнее в общении, чем те пустые, к которым мы привыкли на службе. Им, хотя бы, не хочется постоянно сожрать тебя во время беседы.
  - И все же, это странно, - добавил стоявший рядом Рэнджи.
  - Сегодня двое пустых спасли мою жизнь, и один из них едва не погиб из-за этого, - неожиданно сказала Кучики, ни к кому конкретно не обращаясь, и заметив, взгляды других шинигами, скрестившиеся на ней, слегка улыбнулась. - Это вообще-то тоже было не очень нормально.
  - Да уж, - ярко блеснувший символ заставил Сайдо вернуться к своей непосредственной работе. - Так! Народ! Все готово, следующий рейс в горнило битвы отправляется через тридцать секунд! Прошу всех пассажиров занять места согласно купленным билетам!
  Хозяйка башни и Сальваторе появились в помещении как раз к окончанию этой фразы.
  
  Группы Жиана и Шибы отбыли первыми, следом за ними отправились Старрк и Ортега.
  - Кен-кун, сделаешь мне маленькое одолжение?
  - Тебе не кажется, что я итак делаю их слишком часто? - покосился на меня Зараки.
  - Я же обещала тебе все возместить, и дать даже больше, чем ты просил, - лукавый взгляд и легкий намек вряд ли сумели бы убедить Кенпачи, но разве можно просить по-другому?
  - Кхм, - громко кашлянул капитан, пока с его плеча на меня блестящими от интереса бусинками-глазами уставилась Ячиру. - Могу пока выслушать...
  - Кен-кун, мне нужно, чтобы ты кое с кем подрался...
  - А ты умеешь уговаривать, женщина. Кстати, у тебя же есть имя?
  
  * * *
  
  - Джуширо, судя по всему, нам в противники достался именно этот.
  - Он всего один, и мне кажется, что будет не слишком честно вступать в сражение сразу же нам вдвоем.
  - О! Ты опять пытаешься увильнуть от битвы, как же это на тебя похоже, - Кёраку весело рассмеялся, глядя на обиженное лицо Укитакэ.
  - Ничего подобного! - попытался запротестовать капитан тринадцатого отряда.
  - Да, ладно. Не переживай, ты так, - отмахнулся Шунсуй от слов старого друга, - я и сам управлюсь, так что можешь пока просто наблюдать за всем со стороны.
  Тем временем, приближавшийся к ним по воздуху, арранкар без лишних предисловий обнажил свой меч. Пустой на мгновение замер, когда Укитакэ скользнул неторопливо в сторону, приземляясь на водяной бак, возвышавшийся на ближайшей крыше. Впрочем, эспада сразу же продолжил движение, как только полностью убедился, что седовласый капитан действительно не собирается предпринять какую-нибудь хитрость и попросту устраивается теперь поудобнее на новом месте.
  - Ваш поступок необдуман и неэффективен, - безразлично заметил пустой, пока Кёраку извлекал из-за пояса свои клинки. - Но выгоден для меня, и я не стану вас отговаривать.
  - А у тебя большое самомнение, парень, - хмыкнул командир отряда номер восемь. - Все-таки перед тобой капитан, а не рядовой шинигами.
  - Как раз поэтому, вдвоем у вас еще был бы шанс.
  Только опыт и боевые рефлексы, невероятно развитые и обострившие за все прошедшие столетия, позволили Кёраку среагировать на смазанный блик, в который превратился его противник. Хлопок сонидо послышался лишь тогда, когда острые лезвия двух катан уже столкнулись, высекая сноп искр. Продолжая наносить все столь же мощные удары, пустой принялся сразу теснить шинигами, постоянно взвинчивая темп и не гнушаясь мгновенных перемещений для атак с разных сторон. То, что казалось капитану поначалу серьезным, но как минимум равным поединком, на практике обернулось полным превосходством со стороны соперника.
  На очередном развороте клинок арранкара отсек кусок розового цветастого хаори. Кёраку, бросившись, как ему показалось, в брешь, открывшуюся в защите врага, едва не угодил в мастерски расставленную ловушку. Лишь чудом Шунсуй успел отклониться назад, а меч пустого с треском распорол край амигаса, сбивая соломенную шляпу с головы шинигами. У Укитакэ, следившего за схваткой, вырвался испуганный вздох.
  - Весьма достойно, приятель, - учтивость и привычка хвалить успешные действия своих противников не изменили Кёраку и в этот раз. - Но, может быть, назовешься хотя бы ради того, чтобы я мог узнать, от чьей же руки едва не погиб?
  - Улькиорра Шифер, Трес Эспада, - откликнулся зеленоглазый арранкар.
  - Третий, значит...
  Очередная атака пустого не дала капитану закончить свою мысль. Джуширо со своего места наблюдал за поединщиками со всевозрастающим напряжением.
  
  * * *
  
  Третий удар чудовищного черного тесака оказался последним. Огромное тело Чхве Нон По начало распадаться на две неравные части и рассыпаться духовными частицами еще не коснувшись земли. Материальное воплощение Тэнкэна, банкая капитана Камамуры, замерло своей бронированной громадой над местом недавней схватки, знаменуя собой окончательную победу псоглавого шинигами над арранкаром-китом.
  
  - Ах, ну надо же, как грубо, - пренебрежительно усмехнулся Секста Эспада, наблюдавший за гибелью фраксьона Бараггана с соседней крыши. - Такая... по-звериному яркая жестокость! Жаль, конечно, что нету времени на то, чтобы поискать кого-то более утонченного. Однако если я еще хочу насладиться смертью мелкого любителя сосулек, то придется поторопиться...
  Ощущение от сразу нескольких источников реяцу, возникших у него за спиной, заставили Луппи позабыть о сетованиях на несправедливости Судьбы и поспешно отпрыгнуть в сторону. Несколько мощных бала разнесли в бетонную пыль край здания, на котором еще недавно стоял Эспада.
  - А это у нас что-то новенькое, - чуть злее, чем обычно, заметил Луппи, появляясь вновь перед троицей нежданных врагов.
  Арранкары, атаковавшие Номера Шесть, хоть и разительно отличались по внешнему виду, но были одеты в одинаковую серую форму, напоминающую армейские мундиры. Правда, в ней тоже были определенные различия. Например, блондинка с холодным взглядом, стоявшая справа, носила свою черную шинель нараспашку, а высокий брюнет в центре - застегнутой на все блестящие пуговки. Третий из нападавших и вовсе не имел такого предмета облачения. Бросив на последнего чуть более внимательный взгляд, Луппи без труда опознал в этом рыжем недомерке Мэниса Эркхо, бывшего нумероса, сбежавшего из Лас Ночес. Да и двух других Секста явно где-то когда-то видел, это уж точно.
  - Так вот, значит, что? Предатели явились, чтобы нанести удар в спину?
  - Мы хотя бы не служим шинигами! - с издевкой откликнулся Мэнис.
  - Но убиваете своих же в битве с настоящим врагом, - напомнил с улыбкой Луппи.
  - Убивать друг друга - нормальная практика для пустых, - отозвался на этот раз высокий, явно бывший за старшего в этой группе. - А то, что нашей мотивацией служит не голод и страх, а вполне конкретный приказ - меняет суть, но не действие.
  - Как мило, комнатные собачонки из пагоды решили поиграть со мною в бравых и верных солдатиков, - расхохотался Луппи, но в озлобленном взгляде арранкара не было и намека на улыбку. - Какая прелесть!
  - Если быть откровенным, - криво усмехаясь, вновь заговорил брюнет. - То нам велели держаться в стороне от больших разборок и, по возможности, подрезать кого-нибудь послабее или просто подранка. Так уж получилось, что слабее мы никого не нашли.
  - Глупые, глупые щеночки, - пальцы Луппи нежно обхватили рукоять катаны. - Сейчас, я детально поясню вам, насколько же вы ошибались, считая, что сможете сражаться на равных хотя бы с таким как я! Удави, Трепадора!
  Противники успели раскрыть свои ресурексионы лишь на полсекунды позже, чем Секста.
  
  Тяжелые шаги и мерное пульсирование знакомой духовной силы заставили Камамуру невольно обернуться в ту сторону, откуда приближался их обладатель. Из облака пыли, поднятого последним ударом Тэнкэна, когда лезвие дошло до самой мостовой, медленно проступали очертания массивной плечистой фигуры.
  - Зараки, - едва не срываясь на рык, выдохнул капитан седьмого отряда.
  - Ты ожидал кого-то другого, лохматый? - нагло оскалился Кенпачи, вскинув голову, от чего в его волосах тоненько зазвенели крохотные бубенцы.
  Судя по обугленному рукаву косодэ, засохшим следам пролитой крови и свежей царапине, "украшавшей" щеку Зараки, Кенпачи совсем недавно уже успел поучаствовать в какой-то драке. Впрочем, это было неудивительно, учитывая, куда его отправил командующий. Удивительно было совсем другое.
  - Что ты здесь делаешь? - Сандзин хмуро и исподлобья уставился на капитана самого непредсказуемого отряда. - Если справился с миссией в Уэко Мундо, то отправляйся к Ямамото-сама. Там сейчас...
  - Сначала решим то дело, что так и осталось неоконченным в прошлый раз, - прищурился Кенпачи. - Между мной и тобой...
  - Безумец! Ты опять начинаешь все это в такой момент!
  - А, по-моему, момент как раз подходящий. Все вокруг слишком заняты, чтобы мешать.
  - В прошлый раз ты убил Тоусена...
  - Оказавшегося предателем, - перебил Зараки.
  - Лишь это спасло тебя от справедливого наказания! Но в тот момент, когда ты сражался с ним, то еще не знал об этом! - нормально контролировать свои эмоции становилось для Сандзина все труднее с каждой секундой.
  - Это как-то искупает факт его предательства? - еще шире улыбнулся Кенпачи, заметив, как ощерился в зверином оскале его собеседник. - К тому же, кто знает, лохматый, кем окажешься ты, после того, как умрешь? Ведь старый пердун вполне может решить, что лучше уж оставить одного выжившего капитана, чем потерять сразу двоих...
  - Ублюдок! - взревел Камамура.
  Старая рана, которую сам Сандзин считал давно зажившей, вскрылась также легко, как и прежде. Ненависть, которую капитан седьмого отряда не мог себе позволить, полностью поглотила его в себе. Пускай, он так никогда и не узнает всех тех мотивов, что были в поступках у Тоусена, которого Камамура считал своим другом. Но в одном псоглавый шинигами был сейчас согласен с ушедшим товарищем абсолютно! Бешеное животное, насмешкою судьбы облаченное в форму шинигами и носящее имя Зараки Кенпачи, должно умереть! И если другого выхода нет, то тогда, Сандзин готов был сделать все сам.
  Очертания великана, облаченного в самурайские доспехи, проступили прямо из воздуха за спиной у капитана седьмого отряда. Занпакто, откликнувшийся на душевную боль своего владельца, не стал дожидаться особого приглашения.
  - Ну вот, - вскинулся разом Зараки, наблюдая за этой картиной. - Это уже хоть немного похоже на что-то стоящее!
  Резко сорванная повязка, закружившись, упала на битый асфальт.
  
  * * *
  
  Переместившись высоко в воздух над крышами зданий, Луппи занял удобную позицию для атаки. Восемь щупалец Сексты растянулись в разные стороны так, чтобы сразу же ударить в любом из направлений. Между тем, облако серой пыли, поднявшееся на том месте, где были его противники, медленно оседало. И очертания массивной угловатой фигуры, проступившие в нем, поначалу немного удивили Эспаду.
  Над перекрестком улиц прямо напротив вассала Айзена зависло нечто, более всего напоминавшее распухший полумесяц, расположенный параллельно земле. Идеально белая поверхность данной конструкции состояла из пластин костяной брони, прилегавших друг к другу беспорядочно, но довольно плотно. Кроме того, можно было заметить множество полусфер, торчавших как снизу "платформы", так и сверху. Также сверху в самом центре Луппи заметил очертания человеческой фигуры. Точнее, это было лишь верхняя половина торса с головой и руками.
  - Признаюсь честно, никак не ожидал, что твоя высвобожденная форма будет настолько отвратительной, - скривил губы Секста.
  Жиан в ответ лишь, молча, поднял голову, почти целиком скрытую под костяной броней. Кусок маски, закрывавший раньше его левый глаз, преобразился в "нашлепку", похожую на ту, что бывает на тактических шлемах пилотов. Кисти рук, ставшие трехпалыми, но куда более длинными, коснулись непонятных наростов, окружавших торчащее тело воина черной башни. Отзываясь на эту команду, разом пришли в движение все многочисленные полусферы. Переворачиваясь, они демонстрировали округлые отверстия, из которых тут же начинали выдвигаться телескопические раструбы, очень похожие на стволы древних пороховых пушек.
  Терпение никогда не числилось среди добродетелей Луппи, поэтому дожидаться какого-то внятного пояснения увиденному, он просто не стал. Четыре правых щупальца ринулись в атаку, заходя полукругом сбоку по касательной так, чтобы одним движением смять и сорвать "человеческий нарост" на этой дурацкой платформе. Но на середине движения навстречу конечностям Луппи взметнулось четыре костяных плети, очень похожих на щупальца самого Эспады. Столкнувшись, они все вместе переплелись в невообразимый узел, вырваться из которого было теперь совсем непросто.
  - Это еще что за фокусы? - прищурился Секста, разглядывая зверюгу странного вида и с огненно-рыжей гривой. - Так вот куда ты подевался, малыш Мэнис!
  Оставшиеся четыре щупальца тут же понеслись в сторону арранкара из башни, засевшего на углу соседнего здания. Поскольку все конечности Мэниса были в этот момент уже заняты и к тому же плотно удерживались Секстой, сменить позицию или увернуться от этого удара через сонидо он не сумел бы никоим образом. В последнюю секунду белая тень, похожая на богомола, отсекла одно из щупалец Луппи и сбила собственным телом еще одно. Однако всех стараний Этерны было сейчас недостаточно, и два оставшихся "хлыста" все-таки достигли цели, буквально вмяв рыжего пустого в толстые перекрытия моноблочной постройки.
  К удивлению Сексты после удара плети Мэниса, сжимавшие его конечности, так и не ослабли. От атаки Этерны, попытавшейся добраться до тела Эспады, Луппи отмахнулся регенерировавшим отростком, отшвырнув девушку в сторону.
  - Ну, надо же, какой приставучий!
  Щупальца Эспады, прекратив всякие попытки вырваться, еще сильнее обвились вокруг своих костяных оппонентов. Последовал резкий рывок, и тело Мэниса вылетело из недр искореженного здания, чтобы, пролетев по дуге, врезаться в дом на другой стороне улицы.
  - А это довольно весело! - засмеялся Эспада, повторяя свой фокус еще раз.
  Противник, оказавшийся намного слабее Луппи, ничего не мог предпринять, и Секста продолжил мотать его из стороны в сторону, все сильнее разрушая окружающий их квартал. Очередная попытка вмешаться, предпринятая Этерной, завершилась еще одним отсеченным щупальцем из тех, что удерживали Мэниса. Но Эспада, ожидавший чего-то такого, был наготове, и одна из его свободных конечностей успела обхватить арранкарку, сдавив в своих кольцах до хруста в костях.
  - Жалкие мелкие твари! - два "хлыста" обвились вокруг бесчувственного тела рыжего, сжимая его с ничуть не меньшей силой, чем изогнувшуюся от боли Этерну. - На что вы рассчитывали?! Какие у вас были шансы против меня, а?! Я просто...
  Залп из двух десятков серо прервал победную речь арранкара. Совокупный удар столь большого числа энергетических атак отшвырнул Луппи вдоль улицы, обрывая разом все его конечности и мощно прикладывая Эспаду о дорожное полотно. Оставив за собой в асфальте внушительную борозду, Секста далеко не сразу сумел подняться вновь на ноги. А тем временем, в его сторону над порушенными постройками очень медленно поползла угловатая тень.
  - Ты, - злобно выплюнул Луппи, вытирая обратной стороной ладони обожженные губы.
  - Да, не стоило забывать обо мне, - спокойно согласился сверху Жиан.
  Туша смотрителя черной пагоды с натугой накренилась, зависнув под углом градусов в сорок. Теперь Эспада мог видеть лицо своего противника, а также новые заряды серо уже концентрировавшиеся в "орудиях" на теле-платформе Жиана.
  - Главная и самая поганая слабость моего ресурексиона в том, что в этой форме я очень медлителен и неповоротлив, - усмехнулся перебежчик. - Этот недостаток мог бы быть покрытым за счет разрушительной мощности моих атак. Но на их подготовку всегда уходит слишком много времени, которого мне никто не будет давать. А вот если кто-то поможет мне его потянуть, - последовал небрежный кивок в сторону неподвижных тел Мэниса и Этерны, оставшихся лежать на прежнем месте, - то тогда у меня появляется маленький шанс на победу.
  Новый залп, обернувшийся вспухшим облаком взрыва, оставил в земле громадный кратер. Секста Эспада, возникший из сонидо за спиной у Жиана, нанес удар голой рукой, пробив тело своего врага кулаком навылет.
  - Слишком маленький, - прошипел Луппи, склонившись к плечу противника.
  - Вполне сойдет, - неожиданно спокойно ответил Жиан, перехватывая своими трехпалыми клешнями руку, торчавшую у него из груди, и ломая ее в локтевом суставе.
  Взвывший от боли Секста рванулся назад, но переломленная конечность, как загнутый гвоздь, забитый в доску, не дала ему отскочить. Башни-полусферы на верхней поверхности "полумесяца" начали неторопливо разворачиваться стволами в сторону извивающегося Эспады. Понимая, что именно сейчас произойдет, Луппи в бессильной ярости попытался оторвать противнику голову, но лапы Жиана перехватили его свободную руку, сломав и ее без какого-либо особого напряжения.
  - Ах да, а еще я в этой форме чертовски живуч и крайне силен в ближнем бою, - заметил Жиан издевательским тоном.
  Чтобы с нуля регенерировать до боеспособного состояния хотя бы одно из щупалец Луппи требовалось где-то секунд семнадцать. Но к его несчастью подготовка нового залпа заняла у Жиана всего четырнадцать. Издав жуткий крик, Секста Эспада, оказавшийся в перекрестье красных лучей, сначала бессильно поник и затем рассыпался черной пылью, оставляя своему оппоненту на память лишь сломанную руку, вывалившуюся у того из зияющей раны в груди.
  - Так, кажется, на сегодня хватит, - пробормотал Жиан, сворачивая ресурексион и едва не теряя при этом сознание.
  В последний момент искалеченное тело все же ему изменило, но буквально у самой земли рухнувшего с неба товарища успел подхватить пустой с огненно-рыжими волосами.
  - Давай-ка, заберем его отсюда, - сказала появившаяся рядом Этерна, чье лицо сейчас искажала гримаса от сильной боли в боку.
  Мэнис согласно кивнул в ответ, перекидывая долговязое тело себе через плечо. Где-то рядом со всё нарастающим шумом продолжали грохотать отголоски чужих поединков.
  
  * * *
  
  Стиль, которым пользовался в сражении противник Кёраку, для шинигами имел всего лишь один существенный недостаток. При всех своих немалых навыках и опыте капитан просто не успевал противопоставить что-либо этой сухой и выверенной манере боя. Улькиорра не делал лишних движений, не допускал ошибок, не позволял запутать себя и не проявлял совершенно никаких эмоций, обычно присущих тем, кто ведет подобную схватку. Казалось, что Эспада даже лишнего вдоха не делает без крайней на то необходимости. К тому же, еще одним весьма неприятным открытием для Кёраку стал тот факт, что арранкар прекрасно умел "гасить" атаки обоерукого противника. Зачастую, в простом поединке клинков, когда речь шла лишь о чистом искусстве фехтования, Шунсуй не гнушался опираться на свое главное преимущество - второй короткий меч. Двойными занпакто в Сообщество Душ владели лишь двое. Даже если считать всякие необычные шикаи, вроде того, что был у лейтенанта Хисаги, то и таких набиралось не более десяти. Однако, Трес Эспада не испытывал никакого смущения или неудобства, будучи вынужден столкнуться с этой не самой распространенной техникой. Кроме того, полное безразличие пустого еще больше выбивало Кёраку из колеи.
  Сила и частота атак Улькиорры лишь продолжала нарастать, руша тем самым весь план капитана, согласно которому противник должен был первым раскрыть способности своего ресурексиона. В скупом отчете онмицукидо, переданном командирам отрядов буквально за несколько часов до сражения, был приведен полный перечень воинов Эспады с указанием их статусов и главных способностей. Тем не менее, характеристика на Номера Три была самой куцей, а "черное серо", упомянутое в докладе, у арранкара пока что фактически и не было причины демонстрировать. Его доминирование в схватке и без того было вполне ощутимым и полным. А значит, Кёраку оставалось сейчас лишь одно - первым пойти на перевод поединка в следующую "весовую категорию".
  Сумев отбросить пустого после очередной атаки, Шунсуй разорвал дистанцию между ними через сюмпо и переместился на крышу ближайшей многоэтажки. Сбросив с плеч остатки розоватой накидки, капитан посмотрел на замершего арранкара и чуть склонил голову, выказывая свое уважение.
  - Это было весьма достойно, Улькиорра-сан. Но я предлагаю сыграть нам теперь в другую игру. Ветер цветы тревожит, духи цветов рыдают, буря в небе грохочет, демон небес смеётся!
  Вспыхнув темно-красным сиянием, оба меча Кёраку вытянулись, приобретая привычную для себя форму шикая в виде односторонних тяжелых клинков.
  - Принимается, - отозвался холодно арранкар.
  
  Еще только начиная схватку, Трес Эспада не собирался превращать этой бой в состязание чистой силы или, тем более, позволить шинигами активировать свой банкай. Основную задачу для себя пустой определял, как необходимость быстро расправиться с капитаном до того, как тот поймет, насколько в реальности силен его противник. Но, к сожалению, подловить командира восьмого отряда в первой части сражения у Улькиорры так и не получилось. Равно как и перейти после этого к сражению уже со вторым старшим офицером Готея. А значит, теперь приходил черед запасной стратегии, предполагавшей ошеломить врага решительным натиском.
  Именно поэтому, едва только Кёраку активировал первую ступень высвобождения своего занпакто, арранкар в ответ, не задумываясь, перешел в форму ресурексиона. Волна тяжелой реяцу пустого мощно хлестнула в разные стороны, выбивая стекла из окон ближайших домов. За спиной у Эспады раскрылись черные кожистые крылья, а в глазах у противника появилось легкое изумление.
  - Надо же, мне казалось, что после возвращения к первоначальной форме, занпакто арранкаров должны исчезать, - заметил шинигами, явно намекая на то, что в руках у Улькиорры по-прежнему оставался лежать чуть изогнутый клинок катаны.
  - С какой стати? - левая бровь Эспады приподнялась буквально на полмиллиметра. - Это ведь мой занпакто, и подчиняется он только лишь мне.
  Отказываться в бою от такой полезной вещи, как длинный меч, Улькиорра давно посчитал нецелесообразным. Этот вывод был сделан, когда он на практике осознал, что далеко не всегда способен отбивать голыми руками атаки противников, какими бы слабыми они ему ни казались. К тому же, левая кисть все равно оставалась свободной.
  Рывок вперед, совмещенный с сонидо, на скорости, выросшей в разы, позволил Эспаде за десятую долю мгновения преодолеть расстояние до врага. Шквал ударов заставил крышу под ногами у капитана покрыться сетью трещин и выбоин. Ошарашенный шинигами явно не ожидал чего-то подобного, но отбивался не менее умело, чем раньше. Вырвав секунду, Кёраку резко отпрыгнул спиной вперед на вершину соседнего здания. Улькиорра нагнал его и возобновил нападение еще в полете.
  Вновь отбросив пустого каким-то хитрым финтом, шинигами зачем-то метнулся влево, меняя позицию. Можно было попытаться воспользоваться парой мгновений, пока солнце будет слепить Кёраку, давая арранкару некоторое преимущество. На самом деле не очень-то оригинальный и эффективный трюк, особенно с учетом того, что перемещаться и изменять свое местоположение каждый из них мог десятки раз за минуту. Однако на этот раз капитан все же сумел удивить своего противника. Вместо того чтобы занять оборонительную стойку или попытаться даже пойти в контратаку, Шунсуй резко ушел в сюмпо, заставляя Эспаду крутнуться на месте, и тут же вернулся обратно. Наступив на край вражеской тени, шинигами резко опустил один из своих мечей, пронзая лезвием поверхность, скрытую от солнца фигурой пустого. Вытянутое черное лезвие, похожее на меч Кёраку, вынырнуло из центра тени, отбрасываемой арранкаром, и устремилось Улькиорре в спину. Оно должно было пронзить его, но... Крылья арранкара схлопнулись с громким звуком, намертво зажимая клинок между собой.
  - Хороший трюк, - "похвалил" капитана Трес, покосившись через плечо.
  В левой ладони пустого засветилось зеленое пламя, принимая форму вытянутого копья. Точнее, длинного метательного дротика-пилума, вроде тех, что использовали легионеры непобедимых армий древней Римской Республики. Процесс формирования необычного снаряда занял какие-то секунды. Не тратя времени на лишние пояснения, Улькиорра, действуя только одной рукой, запустил свое творение из чистого серо в замершего врага. Дернувшийся в сторону шинигами, не сразу вспомнил, что его меч по-прежнему удерживают крылья арранкара. Мысль о том, что занпакто вполне можно было бы бросить, видимо, оказалась для Кёраку слишком абсурдной. И в результате крошечная заминка, обернулась тем, что Шунсуй оказался почти в эпицентре мощнейшего взрыва, разнесшего на куски как минимум половину здания.
  Чувствуя, что источник вражеской реяцу по-прежнему теплится, арранкар взмыл над оседающим домом, готовясь повторить свою дистанционную атаку. Ощущение чужого присутствия позволило Улькиорре избежать внезапного нападения сбоку. Белая катана арранкара с лязгом столкнулась несколько раз с двумя причудливыми мечами. Кроме довольно занятного внешнего вида, занпакто капитана Укитакэ в форме шикая были еще примечательны тем, что торцы их рукоятей соединял толстый шнур с подвешенными на нем металлическими бляхами непонятного назначения.
  Вот только одного Джуширо все-таки не учел. Первое, что бросилось в глаза Эспаде, было то, насколько же похожа была манера боя Укитакэ и та, в которой сражался Кёраку. За последние века слишком много одинаковых приемов, связок и комбинаций переняли они друг у друга, совершенствуя свое искусство владения парными клинками. И тот, кто привык видеть и анализировать мельчайшие детали, не мог не обратить на это внимания.
  Первым "учителем", все-таки сумевшим заставить Улькиорру весьма всерьез относится к двойным занпакто, стал Куросаки, как бы смешно это вдруг не звучало. Для того чтобы сдерживать напор рыжего мальчишки, пустой вынужден был заранее разработать целую серию приемов. И сейчас, тело арранкара само совершало нужные движения, заученные и отточенные многодневными тренировками. Стиль Кёраку, чья база была такой же, как и у Укитакэ, Трес успел изучить достаточно хорошо, а вот у Джуширо такой возможности не было. Да, он наблюдал за их поединком со стороны, но видеть и пробовать - отнюдь не равнозначные вещи для схватки подобного уровня.
  Позволив противнику отбросить себя первым натиском, Улькиорра выдал стремительный ответный каскад. Предпоследний выпад контратакующей серии ожидаемо, по мнению арранкара, закончился для Укитакэ глубокой рубленой раной на правом плече. Завершить данную комбинацию и нанести финальный удар, пустому помешал Кёраку, внезапно вернувшийся на поле боя.
  Промелькнув перед арранкаром смазанным пятном в сопровождении хлопков сюмпо, капитан восьмого отряда в последний момент выдернул из-под замаха белой катаны своего товарища. Уже вместе с Джуширо, Шунсуй стремительно переместился на крышу ближайшей из уцелевших построек.
  
  - Смотришься совсем не лучшим образом, - через силу усмехнулся Укитакэ, пока Кёраку очень аккуратно ссаживал его у пристройки лифтовой шахты.
  - Кто бы говорил, - хмыкнул в ответ Шунсуй.
  Вид у обоих капитанов и вправду был очень потрепанный. Рана командира тринадцатого отряда выглядела весьма неприятно. Меч арранкара рассек Джуширо не только мышцы, но и ключицу, а также несколько ребер. Судя по хриплому дыханию Укитакэ, разрез доходил до самого легкого. Кровопотеря, а вместе с ней и количество реяцу, вытекающее из тела шинигами, были на грани критических.
  Кёраку повезло чуть больше. Зеленое пламя не пощадило прическу капитана, кроме того оставив на его теле немало серьезных ожогов. Правая рука Шунсуя висела плетью, а на ее черной запекшейся коже появилось множество кровоточащих трещин. Один из мечей капитана так и остался где-то в развалинах, и это возможно было хуже всего.
  - Не думал, что вот так получится, - снова покачал головой Укитакэ и тяжело закашлялся.
  Его товарищ резко обернулся.
  - Он здесь...
  Их противник, возникший из воздуха высоко в отдалении, сразу же метнул в шинигами очередное "копье-из-серо".
  - Тайхо, Забимару!
  Гигантская костяная змея с гривой красных волос взметнулась над головами у капитанов, широко распахнув свою костяную пасть, усеянную острыми зубами. Вспышка красного света, вырвавшаяся из чрева занпакто, ударила в дротик пустого, и в небе над Каракурой расцвел очередной мощный взрыв.
  - Капитан Укитакэ, ну, в самом деле, вас и на пару лет оставить нельзя без присмотра!
  Джуширо ошарашено обернулся на голос, резонно полагая, что от духовного истощения у него начались слуховые галлюцинации. Но Шунсуй, также посмотревший в ту самую сторону, пораженно щелкнул языком, развеивая опасения друга.
  Трио бойцов в черной форме один за другим аккуратно приземлились на дальней стороне крыши и двинулись в сторону старших офицеров. Плечи одного из них украшала меховая накидка, а в руке Рэнджи сжимал конец костяного хвоста громадного змея, который сейчас замер над крышей, как часовой. Но не банкай лейтенанта Абараи привлек к себе все внимание Шунсуя и Джуширо, а высокий брюнет, шагающий первым и радостно улыбавшийся им во все тридцать два зуба.
  - Кайен? - удивление от подобного зрелища заставило Укитакэ на время позабыть о собственных ранах и боли. - Лейтенант Шиба!
  - С вашего разрешения возвращаюсь к исполнению своих обязанностей, капитан, - не столько спросил, сколько констатировал воскресший из мертвых шинигами. - Кёраку-сан, я смотрю, вы в мое отсутствие очень небрежно обращаетесь с командиром вверенного мне отряда. Как же так? Уж на кого, а на вас-то я искренне полагался!
  - Ты же знаешь, я редкостный лентяй, - пожал плечами Шунсуй. - Но в этот раз ты как никогда вовремя, Кайен-кун.
  - Я всегда вовремя, - кивнул капитану Шиба.
  Тем временем, в прояснившемся небе вновь стала заметна фигура Эспады.
  - Рукия, Рэнджи, займемся нашим новым другом?
  Ответом на предложение Кайена стали два быстрых утвердительных отклика. Но прежде чем шинигами успели что-либо сделать, уровень духовной энергии Улькиорры внезапно начал расти, с лихвой перекрывая свой предыдущий предел.
  
  * * *
  
  Удар великана Тэнкэна рухнул отвесно вниз, подобно небу, обвалившемуся на голову. Но у самой земли титанический меч врезался в непреодолимое препятствие в виде простого иззубренного лезвия. Реяцу, выплеснувшаяся вместе с атакой занпакто, раскрошила и вмяла в землю асфальт дороги и булыжные плиты тротуаров. Почва под ногами у Кенпачи просела на добрую четверть метра, но сам шинигами даже не дрогнул, продолжая по-прежнему радостно улыбаться. Издав гортанный рык, капитан одиннадцатого отряда с силой отбросил тесак Тэнкэна вверх, и бронированная туша покачнулась, невольно отступив на полшага назад.
  - Давай уже по-настоящему! - пригнувшись и выставив плечи вперед, Зараки сорвался с места, бросившись навстречу массивной фигуре Камамуры, замершей в почтительном отдалении. - Ну же! На полную силу!
  Меч Тэнкэна, двигавшегося слишком быстро для существа такого размера, уже вновь понесся наперерез Кенпачи, только теперь не вертикально, а сбоку и под косым углом. Замахнувшись от уха, противник псоглавого капитана попытался отбить этот выпад точно так же, как и предыдущий, но в этот раз черный тесак буквально сбил с ног бегущего шинигами. Заодно, продолжая движение, клинок подрубил основание нескольких зданий, находившихся с той стороны улицы, куда отшвырнуло Зараки, и обрушив тому на голову настоящую лавину из железа и камня.
  Прищурив глаза, Камамура внимательно вглядывался в облако серой пыли, полностью накрывшее собою место, где должен был быть сейчас погребен под грудой бетона бешеный монстр, с которым он дрался. Сандзин не лелеял мечту о легкой победе, и как оказалось, совсем не зря. Воздух еще не успел до конца очиститься, когда очередной чудовищный всплеск реяцу ясно засвидетельствовал тот несомненный факт, что Кенпачи пока и не думал заканчивать схватку.
  Почти в самом центре завала несколько бетонных глыб с торчащими прутьями арматуры покрылись вязью из трещин и фактически взорвались, образуя широкий проход. Из-под обломков, стягивая с плеч уже безнадежно испорченные хаори и косодэ, появился Зараки. Из свежей раны, перечеркнувшей бок шинигами, сбегали вниз тяжелые кровавые капли. Но улыбка Кенпачи совершенно не изменилась.
  Дожидаться ответных действий Зараки, Камамура не стал, и Тэнкэн снова взметнул свой тесак, чтоб раздавить уже, наконец, ополоумевшего капитана. Новый удар оказался еще сильнее, чем два предыдущих, вот только на этот раз, противник Сандзина не стал по-прежнему подставляться настолько открыто и прямолинейно. В последнюю секунду Кенпачи на диво резво метнулся в сторону и, петляя зигзагами, начал стремительно сокращать расстояние, отделявшее его от Камамуры. Псоглавый капитан отреагировал на такое мгновенно, и атаки Тэнкэна посыпались на голову Зараки настоящим градом, заодно окончательно равняя с землей все то, что осталось с левой стороны квартала.
  В один из таких моментов, Кенпачи, преодолевший уже больше половины дистанции, резко перепрыгнул через меч великана, почти горизонтально проходивший тогда над землей, и, перекатившись через плечо, оказался у витрины магазина, находившегося в здании на противоположной стороне улицы. Реакция Сандзина и Тэнкэна была, как и прежде, стремительной, а черный тесак обрушил очередную постройку, срубив ее практически "под корень". Однако эта атака не только не зацепила Зараки, но еще и к тому Камамура успел заметить, как фигура противника с какой-то пугающей хищной грацией начала подниматься вверх, перепрыгивая с одного обломка падающего дома на следующий, что был повыше. Занпакто псоглавого еще попытался остановить Кенпачи и начал понимать свой меч, чтобы помешать "восхождению" командира отряда номер одиннадцать, но тот с откровенной наглостью запрыгнул на сам клинок.
  Вихрем промчавшись по тупой грани чудовищной "сабли", Зараки, не переставая смеяться, перескочил на запястье Тэнкэна и мощно оттолкнулся от него обеими ногами. Взмыв высоко в воздух, Кенпачи успел нанести удар, прежде чем его смогла перехватить вторая рука занпакто. Невидимый обычному глазу желтый косой полукруг распорол тонкой гранью плечо великана. Стон боли занпакто и яростный рык Камамуры смешались в единый звук, а рука Тэнкэна, по-прежнему сжимавшая меч, беззвучно отделилась от тела, падая вниз.
  Зараки приземлился на землю перед замершим капитаном седьмого отряда и поднялся в полный рост. Сандзин с ненавистью посмотрел на него, зажимая уцелевшей лапой пустой правый рукав, стремительно набухавший от крови, обильно оросившей землю вокруг.
  - Признаться, я рассчитывал на нечто большее, - хмыкнул Зараки, уже явно начавший терять к противнику интерес. - Но в целом было довольно неплохо. Однако, с тобою пока на сегодня всё. Лучше теперь подыскать кого-то еще, но может быть в следующий раз...
  - Следующего раза не будет, безумец, - едва не срываясь на рык, ответил ему Камамура. - На век Готея предателей уже хватает. И было бы непозволительной глупостью отпускать тебя после такого удара в спину.
  - Хватит. Успокойся. Тебе эта драка была нужнее, чем мне. Но сейчас ты уже не сможешь сражаться со мною дальше, - лицо Кенпачи закаменело. - Не будь таким идиотом. Прими с благодарностью факт, что ты еще жив, ведь я сражался сейчас на полную, не собираясь тебя щадить.
  - Тогда и от меня тебе не стоит ждать пощады...
  - Остановись... Моя смерть не вернет его... и не изменит правды...
  Левая рука Сандзина разжала края страшной раны, не заботясь больше о стремительно вытекающей крови. Пальцы капитана сложились в смутно знакомый Зараки жест.
  - Величественный пик разложения, - отчетливо зашептал Камамура, фокусируя взгляд налитых кровью глаз на Зараки, замершем в настороженном ожидании. - Сосуд, наполненный безумием. Отрекись от желаний, ошеломи и мерцай. Прерви сны. Ползучая царица железа. Грязная кукла саморазрушения. Объединитесь. Боритесь. Наполните...
  Резкий свист и взмах иззубренной катаны так и не дали Сандзину закончить, развалив тело капитана седьмого отряда от плеча до самого пояса.
  - Да, я вспомнил это кидо. Оно называется Курохитсуги, - произнес Кенпачи с некоторым неудовольствием в голосе. - Жаль. Мне казалось, ты можешь сражаться без этого... Но ты сам так решил.
  Никакого ответа на свои слова Зараки, впрочем, не ждал. Один из двух наблюдателей, следивших за этим боем, покинул свою позицию, так и не выдав своего присутствия.
  
  * * *
  
  В этом месте в небе над городом-призраком шло, пожалуй, самое странное сражение из всех. Слишком уж сложным было оно, чтобы понять его суть с первого взгляда. Со стороны могло показаться, что стихия воды во всем своем буйстве и разнообразии пыталась биться сама с собой, то оборачиваясь яростными хлещущими потоками, то застывая ледяными иглами и колоннами.
  Сегунда Эспада Тиа Халлибел и капитан десятого отряда Хицугая продолжали свой причудливый танец, не выказывая на текущий момент ни малейших признаков усталости. Схватка между лейтенантом Мацумото и арранкарами-фраксьонами, проходившая поблизости, тоже пока не выявила чьего-то явного преимущества. Но абсолютно ясным оставалось только одно - ни те, ни другие не намерены были отступать до последнего.
  Ледяная спираль, в которую превратилась водная плеть Халлибел, рассыпалась холодной пылью, но выпад Тоширо вновь не достиг своей цели. Второй Номер Эспады также легко, как и прежде, разорвала дистанцию, не подпуская низкорослого капитана к себе слишком близко и сохраняя пространство для атак на средней дистанции. Впрочем, Хицугая, судя по всему, мало в чем уступал ей по схожему показателю. Тем не менее, это никак не могло сказаться на решимости арранкарки. Поединок уже готов был выйти на новый виток, как две капли воды похожий на предыдущие. Но в этот раз в события вмешался фактор, не принимать во внимание который не смог ни один из участников битвы.
  Мощный резонанс от прокола сонидо обжег Тоширо и Тию своей неприкрытой и грубой силой. Рослая фигура в сером мундире и черной шинели возникла между бойцами лицом к офицеру Готея-13. Волосы у неизвестного были длинными, темно-каштанового цвета. Два пистолета в руках смотрели стволами в землю. Ощутить сущность пустого в поджарой вытянутой фигуре не составило для присутствовавших никакого труда.
  - Прошу прощения, что вмешиваюсь...
  Рангику и трио спутниц Сегунды, заметив появление нового участника событий, прервали выяснение отношений, переместившись за спины к Тоширо и Тии, соответственно.
  - Кто ты та...
  Не дослушав вполне предсказуемый вопрос Хицугаи, пустой просто "раскрылся". От того чудовищного давления чужой духовной энергии, что свинцовым молотом обрушилось на капитана, у Тоширо перехватило дыхание. Нечто подобное ему приходилось ощущать лишь однажды, и то, тогда это был лишь слабый отголосок истинной силы того, кто был его противником. Возможно даже, что это существо уступало Айзену, но все равно, уровень его духовных сил попросту ошеломлял. Рангику явно была на грани обморока. То же самое творилось сейчас и с арранкарками из свиты Тии. Сама Сегунда хоть и держалась куда более уверенно, но в зеленых глазах блондинки отчетливо читалась смесь страха и уважения.
  - Мое имя Старрк, и я предпочел бы избежать лишнего кровопролития, - пояснил пустой, медленно возвращая свое духовное давление на первоначальный уровень. - Надеюсь, вы тоже. Я пришел сюда по приказу хозяйки черной пагоды. Полагаю, вы знаете, что мне нужно, Халлибел-сан?
  Старрк задал свой вопрос, не оборачиваясь и по-прежнему не спуская глаз с Хицугаи.
  - Это что же, обитатели старой башни сильны НАСТОЛЬКО?! - громко прозвучал вопрос Апачи, шокированной не меньше, чем остальные фраксьоны.
  - Отчасти, да, - не стал вдаваться в подробности Старрк. - Халлибел-сан, насколько мне известно, доверенное лицо моей онее-сан вступило с вами в переговоры и озвучило наше предложение, а также обязательства обеих сторон в случае согласия. Вы попросили время на то, чтобы все обдумать. Однако боюсь, что нынешние обстоятельства требуют от меня просить немедленного ответа.
  - Вы выбрали весьма удобный момент, - спокойно отозвалась Тиа, чье основное внимание сейчас было также приковано к подобравшемуся Тоширо. - Полагаю, в том случае, если я выберу положительное решение, мне дополнительно будет сразу же предложена еще и поддержка в моем текущем положении.
  - Разумеется, - подтвердил арранкар. - Правда, куда более велика вероятность, что после вашего согласия, необходимость в этом сражении исчезнет сама собой. Хицугая-сан, вы ведь не в курсе того, что между высшим командованием Готей-13 и моим руководством существует своего рода союзнический договор?
  - Неужели? - поджал губы Тоширо. - С чего бы мне верить? К тому же, если вы союзники Готея, то почему ты помогаешь ей, а не мне?
  - Отданные мне приказы, к сожалению, не предполагают помощи вам, капитан. Хотя в них и есть указание, по возможности, оставить в живых вас и вашего лейтенанта.
  - Это звучит почти как угроза, - лицо Хицугаи окончательно превратилось в неподвижную маску. - Особенно, с учетом того, что я понятия не имею ни о вас, ни о вашей старшей сестре, и ни о каких-то там башнях.
  - Ваше незнание никак не отменяет факта моего здесь присутствия, - усмехнулся Старрк самым краешком губ. - И, тем не менее, я все-таки предлагаю вам дать мне возможность хотя бы услышать ответ Халлибел-сан. Ведь в том вполне вероятном случае, если она согласится, а вы не станете слишком сильно настаивать на продолжении боя - мы все сможем мирно разойтись в разные стороны. А после чего, заняться главной общей проблемой по имени Айзен. Подумайте над этим.
  Имя, прозвучавшее последним, заставило Тоширо вздрогнуть. Во взгляде шинигами сразу появилась задумчивость и какая-то внутренняя борьба. Похоже, нечто довольно схожее сейчас происходило и внутри у Сегунды Эспада.
  - Айзен-сама дал нам новые силы и цели к существованию, - сказала, наконец, Халлибел, сделав это медленно и осторожно, как будто подбирая каждое слово. - Он обещал нам новый мир, в котором будет возможно спокойное существование для пустых...
  - Для создания такого мира Айзен не является неотъемлемым фактором и единственным возможным вариантом, - без особого пыла в голосе, просто констатируя факт, ответил на это Старрк. - Наша башня тому пример. Она появилась без его воли, и существует сама по себе, не нуждаясь в поддержке со стороны. Но парадокс заключается в том, что Айзен ради лучшего мира пожелал устроить войну против Сообщества Душ, а мы... мы просто смогли договориться. Без войн, без битв, почти без насилия. И именно поэтому онее-сан предлагает вам выбор, так же, как он был предложен каждому из нас, уже примкнувших к ней. Выбор ВСЕГДА за вами, но делать его нужно сейчас.
  В сыром тяжелом воздухе, где еще отчетливо ощущались капли распыленной водяной взвеси, повисла звонкая тишина. Фраксьоны, притихнув, молча, ожидали решение своей хозяйки. Шинигами тоже ждали, хотя и не знали, какой же из вариантов окажется лучше лично для них.
  - Вы можете подтвердить гарантии нашей защиты, Старрк-сан?
  - Каждый из воинов башни будет защищать вас, невзирая на обстоятельства, и ожидая того же от вас в своем отношении, Халлибел-сан, - впервые с начала беседы арранкар перевел взгляд на Сегунду Эспада, покосившись через плечо. - Во всяком случае, я даю вам слово, что сам точно не отступлю от этого принципа.
  - Этого пока будет вполне довольно, - кивнула Тиа самому сильному пустому, когда-либо виденному ей за всю свою жизнь. - Я принимаю предложение черной башни.
  - Так значит, бой кончен? - хмуро уточнил Тоширо.
  - Да, Хицугая-сан, - Койот повернулся обратно к юному шинигами. - Здесь у вас больше не осталось врагов.
  - Капитан, вам не кажется, что это довольно удачный исход? - поинтересовалась Рангику из-за спины у Тоширо. - Может быть, не стоит его портить?
  - Возможно, ты и права. Но я не хотел бы получить удар в спину...
  
  * * *
  
  - Кен-чан.
  - А?
  - Кен-чан, а почему Ину-чан не захотел тебя послушать?
  - Иногда боль потери разъедает человека слишком сильно. Для него становится проще обвинить кого-то другого в случившемся, лишь бы не признавать ту реальность, в которой он остался не прав. Тот, чей лучший друг оказался предателем и был остановлен чужой рукой, может смириться с этим, а может возненавидеть убийцу. Особенно, если тот никак не вяжется в его сознании с понятием правосудия и прочей херней... Камамура пошел по второму пути. Поражение могло бы помочь ему остановиться, но он не смог. Он оказался слабее, чем я полагал.
  - Кен-чан, - голос Ячиру прозвучал тихо и грустно. - Но ты ведь не хотел его смерти?
  - Нет, не хотел. Но не настолько сильно, чтобы дать ему убить меня. Или оставить шанс, проделать это в дальнейшем. Из этого могло бы получиться немало хороших драк...
  Последнее предложение Зараки так и не закончил. А спустя пару секунд, это сделала за него притихшая на время Ячиру.
  - Но тебе стало слишком жалко его...
  - Да, - будто нехотя отозвался Кенпачи. - А зачем нужна воину жизнь, если он заслужил жалость от такого как я?
  Синее небо над головой не дало Зараки ответа. Но он и не нуждался в нем.
  - Камамура погиб в настоящем бою, как тот, кем он был всю свою жизнь. И уже никто не увидит и не узнает о его позоре и боли. Он останется в памяти всех только тем, кто на равных бился со мною. И тем, кто до конца был верен этому старому козлу Ямамото. Ведь так, Тетсузаэмон?
  Лейтенант восьмого отряда, склонившийся над телом своего командира, поднял взгляд на того, кто тоже когда-то был его капитаном.
  - Да. Таким он и останется.
  
  * * *
  
  Противник-арранкар, который достался Сой Фон, демонстрировал гибкость и ловкость, сразу заставлявшую относится к нему весьма серьезно. Столкновение чистой скорости, в которое, мгновенно вылился их поединок, с трудом поддавалось описанию. Разумеется, оба сражались не в полную силу, аккуратно прощупывая возможности своего врага и не стремясь сразу лезть на рожон. Вот только пустой и понятия не имел, что в отличие от него, капитан второго отряда сдерживает себя не в половину, а на целых две трети своих возможностей. И это не считая, дополнительного козыря в виде той силы, что помогли обрести тренировки с вайзардами в подвалах у Цуру-тян.
  К сожалению, узнать истинное положение дел фраксьон Примеры так и не успел. Выброс реяцу, внезапно возникший из ниоткуда, оказался для Сой очень знаком. После того "спектакля", разыгранного над серыми дюнами Уэко Мундо, спутать это действо с чем-либо другим было бы слишком трудно.
  Арранкар Айзена, пойманный на середине очередного атакующего движения, хрипло булькнул и потрясенно замер, повернувшись в сторону вастер-лорда. Лоренцо оскалился фраксьону в ответ. Левая рука Сальваторе уже скрывалась по локоть в теле Джио Веги, войдя снизу под ребра и, судя по длине, достигнув легкого.
  - Привет, Вега. Давно не виделись, - хмыкнул первый помощник Цуруги.
  На губах у арранкара пузырилась кровь, но его обескураженное лицо изменилось еще сильнее, как только в глазах промелькнуло вдруг узнавание.
  - Саль-ва-то-ре, - натужно прохрипел пустой, и в этом единственном сказанном слове Сой Фон отчетливо различила неверие, ненависть и, как ни странно, страх.
  - Я тоже рад тебя видеть, - издевательски кивнул вастер-лорд. - Как твои дела спрашивать не буду. Итак чувствую, что хреново.
  Лоренцо сжал кисть, находившуюся в теле Веги, и тот изогнулся дугой от боли, захрипев еще громче, чем раньше. В ладони арранкара начало формироваться серо, и Вега из последних сил попытался направить его на Сальваторе. Но коготь его врага на правой свободной руке пронзил запястье фраксьона, отводя алую вспышку в сторону.
  - Ты извини, приятель, что я вот так бесцеремонно влез, но следующий танец эта девушка обещала мне.
  Сверкнув клыками еще раз, Лоренцо резко дернул левую руку на себя и вниз, вырывая из тела Веги большой кровавый комок. Одновременно с этим, вастер-лорд ударил фраксьона в живот. Тело арранкара с грохотом врезалось в многоэтажное здание напротив, обвалив несколько стен и балконов. Мясо, завязшее на когтях, посланник башни брезгливо стряхнул себе под ноги. Капли крови и куски разодранных внутренностей рассыпались серым пеплом, так и не долетев до земли.
  - Вы опоздали, - заметила Сой.
  - Извини, Айзен внес некоторые коррективы в первоначальный план, - ответил Лоренцо. - Так что явились, как только смогли. Танака передавал привет.
  - Они заняли Лас Ночес?
  - Теоретически да, - пожал плечами Сальваторе. - А как там дело обстоит реально мне неизвестно. Но против такой толпы у оставшихся слабых арранкаров не было шансов.
  - Понятно. А где же сама Цуру-тян?
  - Где-то здесь, - вастер-лорд повел насмешливым взглядом по сторонам и замер, увидев фигуру, застывшую в отдалении. Привычная боевая веселость тут же покинула Лоренцо, как по мановению волшебства, и это не укрылось от капитана онмицукидо. - Онее-сан хотела, чтобы я задал тебе один вопрос, но... Знаешь, я хочу услышать ответ на него после того, как разделаюсь с одним редкостным дерьмоедом.
  Лейтенант Омаэда, появившийся рядом через сюмпо, выглядел немного потрепанным, но не слишком-то сильно. Его реакция на Лоренцо была вполне ожидаемая.
  - Капитан!
  - Это свой, - Сой Фон не дала подчиненному договорить. - Лучше обрати внимание вон на того, с которым мы еще не закончили.
  Омаэда немного удивленно посмотрел в ту сторону, куда уже почти минуту неотрывно вглядывался Сальваторе. В воздухе над крышами зданий парил массивный трон, будто бы собранный из костей. И сидя на нем, молча и почти безразлично, взирал на своих врагов мощный широкоплечий старик в костяной короне.
  - Барагган Луизенбарн, бывший король Уэко Мундо и Примера Эспада, - процитировала Сой выдержку из докладной записки Танаки.
  - Старый гнилой ублюдок, - Лоренцо дополнил эту информацию немного по-своему.
  
  * * *
  
  - Хм, как я и ожидал, этот тип яда воздействует на высших пустых так же, как и на другие духовные сущности. Тем не менее, изучить их полные возможности в лабораторных условиях будет гораздо удобнее. Нэму, подготовь рабочий материал к транспортировке.
  Из всех противников капитана двенадцатого отряда Куротсучи Маюри на ногах удавалось стоять лишь девушке с зелеными волосами, назвавшейся Куарто Эспада. К несчастью для нее и обоих ее арранкаров-фраксьонов парализующий яд, содержавшийся в занпакто главы Исследовательского Института, не оставил пустым ни единого шанса. Они слишком поздно осознали, что убивать их Куротсучи не собирался с самого начала.
  - Ты... не...
  Губы уже не слушались Нелиель, а ноги почти окончательно онемели. Чувство страха и полной беспомощности, охватившее девушку, лишь усугублялись пониманием того, что собирается с ними сделать этот безумный шинигами. Возможно, то, что Дондочака и Пеше находятся без сознания, было даже и к лучшему. Вернее, Нел очень надеялась, что они находятся без сознания. Обернуться, чтобы проверить это, она не могла.
  - Хватит уже, оставьте свои жалкие и смешные попытки к сопротивлению, - отмахнулся капитан, отворачиваясь от пленных. - Я, в любом случае, постараюсь, чтобы вы смогли выдержать как можно большее число экспериментов и основных процедур. Наркотики и специальные препараты будут притуплять боль. Да и в нормальном сознании вы вряд ли сможете вновь себя ощущать уже после первой вакцинации. Нэму, чего ты копаешься?!
  Лейтенант, уже направлявшаяся к Нел, внезапно замерла, будто к чему-то прислушиваясь. Маюри тоже повел головой из стороны в сторону. В общем духовном фоне что-то явно переменилось, возникло что-то новое, но слабое. Совсем близко...
  Мощный удар отшвырнул сломанное тело Нэму, заставив покатиться изувеченной куклой по завалу, в который превратилась соседняя улица. Громадный пустой, поднявшийся во весь свой пугающий рост, отряхнул полы черной шинели и посмотрел на Нелиель.
  - Прошу прощения за задержку. Мы опоздали в Лас Ночес, и это было непростительно.
  - Ничего...
  На губах Куарто, несмотря на слабость, проступила улыбка, и девушка медленно осела на землю, не в силах больше держаться. Гигант, тем временем обернулся к Маюри, в глазах которого зажглись полубезумные огоньки.
  - Полиморфическая маскировка и полное экранирование истинной реяцу, как необычно...
  - Видимо, и я не ошибся, - лысая голова Ортеги чуть склонилась в сторону, с интересом разглядывая руководителя всех научных разработок Сообщества Душ. - Я много слышал о вас, капитан Куротсучи.
  
  
  Глава 20
  
  Стоя на расстоянии всего нескольких метров, шинигами и адьюкас продолжали некоторое время, молча, рассматривать друг друга во всех подробностях.
  - Хм, судя по предварительным данным, твои показатели физической силы намного выше среднестатистических, - заговорил, наконец, Куротсучи. - Силовые типы пустых обычно не склонны к регенерации, и это делает их не столь пригодными для продолжительных опытов. Однако если твоя выносливость окажется на том же уровне, что и ударная мощь, то это все-таки позволит провести все дополнительные эксперименты, - Маюри на пару секунд замолчал, видимо, прокручивая в голове какие-то мысли. - Я сделаю тебе щедрое предложение, пустой. Условия содержания будут максимально комфортными, в качестве пищи будут предоставляться пустые низшего уровня, а наркотиков и обезболивающих ты сможешь получить ровно столько, сколько сам пожелаешь.
  - Действительно, заманчивая перспектива, - без улыбки ответил Ортега. - Но боюсь, если я приму эти условия то, это помешает мне выполнить некоторые полученные приказы.
  - Вот как? - проявил искренний интерес шинигами.
  - Именно, - кивнул адьюкас и поднял левую руку, демонстративно загибая свои узловатые пальцы. - Например, первый из них - по возможности любыми средствами сохранить жизнь и вытащить из боя Нелиель Ту Одершванк, Куарто Эспада, - массивная голова Кортеса слегка мотнула квадратным подбородков в сторону лежавшей девушки. - Но, кроме того, есть еще и второй. Онее-сан сказала мне так, если вдруг случайно выпадет возможность, то убей капитана Куротсучи Маюри.
  Глава двенадцатого отряда поджал досадливо губы.
  - Примитивные формы жизни. Чего еще было от вас ожидать? Ты слишком предан своей хозяйке, это было видно еще во время вашей встречи с этим идиотом Октавой.
  - Так вот значит, чьих духовных паразитов я почуял в том мальчишке-квинси. Ювелирная работа, капитан.
  - Разумеется. Но и ты был неплох, пустой. Тот же Заэль даже не заметил их. Кстати, каким образом ты их удалил?
  - Просто сказал очкарику, что они в нем есть. А дальше он и сам уже справился.
  - И после всего увиденного, ты все равно хочешь сражаться со мной? Мне кажется, это несколько самонадеянно, нет?
  Адьюкас лишь пожал плечами в ответ, как бы говоря, что не собирается спорить, и ушел в сонидо, открывая бой своей первой атакой. Куротсучи успел резко отпрыгнуть в сторону, и кулак пустого оставил в потрескавшемся асфальте здоровенную выбоину. Контратака со стороны капитана последовала незамедлительно, но Кортес, даже не пытаясь уклоняться от занпакто шинигами, едва не размазал того в кровавую слизь серией своих чудовищных ударов. Жутковатый меч главы Исследовательского Института несколько раз пропорол рукава и полы шинели, оставляя глубокие царапины на руках и торсе Ортеги.
  Оказавшись через сюмпо на обломке бетона, возвышавшемся рядом, Куротсучи хищно оскалился, демонстрируя свои золоченые зубы. Оставшийся внизу адьюкас, насмешливо прищурил правый глаз, и неторопливо стянул шинель с бугристых плеч. Увиденное, Маюри не обрадовало и даже в некоторое степени поразило.
  Дымящиеся капли густого сиреневого яда медленно вытекали из ран Ортеги и, скользя по коже, срывались на землю. Было заметно, что паралитический коктейль выходит из тела пустого в чистом виде, не успев причинить тому каких бы то ни было неудобств. Самодовольная улыбка на лице у Кортеса полностью подтверждала сей факт.
  - Устойчивость к ядам? Признаться, видеть подобное мне прежде не приходилось.
  - Ты ведь подметил краткие вспышки мощной реяцу, в те моменты, когда сумел достать меня своим клинком? - уточнил Кортес.
  - Разумеется, - кивнул Куротсучи. - Должно быть, ты задействовал какую-то способность, направленную как раз против отравляющих веществ, проникших в мышцы и кровь?
  - Нет, это были проблески моей настоящей реяцу, - ответил адьюкас, ничуть не таясь. - А устойчивость к ядам дает мне мое иерро. Тебе ведь уже известно, что оно великолепно блокирует любые сложные атаки, построенные на тончайших манипуляциях с реяцу? Так вот, поскольку все твои яды, безусловно, относятся к данному типу воздействия, я, фактически, изначально обладаю иммунитетом к любому из них.
  - Невозможно, - отрезал капитан. - Мои удары пробили слой твоего иерро...
  Глаза Куротсучи неожиданно округлились, наполнившись пониманием.
  - Если только... Твое иерро не просто плотное на микроуровне. Ты сам контролируешь его плотность и внешнюю форму. Это уже тончайшие манипуляции, которые для пустого почти невозможны.
  - Верно, - Ортега был явно доволен, что собеседник сделал правильный вывод. - Иерро для высших пустых в большинстве своем лишь естественная защитная оболочка, как панцирь у черепахи, но не более. Некоторым оно даже мешает нормально развиваться. Я же умею проделывать с иерро весьма сложные фокусы. Мне ничего не стоит за долю мгновения изменить его поверхностный слой, заставив его заполнить открытые полости ран. Будучи духовным веществом, твой яд не может проникнуть в мои артерии через эту преграду, неподкрепленный физической атакой. После этого мне лишь нужно продолжать контролировать изменения, выталкивая всю полученную отраву из организма.
  - Феноменально, - согласился шинигами.
  - Это всего лишь один из тех небольших подарков, из-за которых я, как ты подметил, так предан делу черной башни и ее хозяйке, - голос Ортеги звучал спокойно и искренне. - Именно после встречи с нею мои способности выросли не только количественно, но и качественно, выйдя на совершенно новый уровень.
  - Не умей я по достоинству оценивать своих противников, то наверняка попытался бы заполучить тебя для своей лаборатории любыми средствами. Но иногда достаточно и полевых испытаний. БАНКАЙ...
  Пространство вокруг заволокло белым туманом, и под искаженный младенческий плач над головой у Куротсучи взметнулась вверх омерзительная гусеница с головой нерожденного ребенка. На лице у Кортеса, ставшем предельно серьезным и собранным, не промелькнуло ни единой эмоции. Маюри же вновь улыбнулся.
  - Покажи мне, на что еще ты способен, пустой!
  Из уродливого тела Кондзики Асисоги Дзизо чуть ниже головы резко и с чавкающим звуком выдвинулось несколько десятков лезвий, а изо рта занпакто Куротсучи выдохнул целое сизое облако, полностью накрывшее Ортегу.
  - Неужели ты думаешь, что если твой яд не способен проникнуть в меня через кровь, то это получится сделать через воздух? - с некоторым разочарованием уточнил адьюкас, едва сиреневая хмарь начала рассеиваться.
  - Я не увидел причин, почему бы не попробовать...
  Дзизо сорвался с места, обрушиваясь на по-прежнему неподвижного воина черной башни. В какую-то секунду Маюри ощутил "эхо" сонидо. Однако, как тут же выяснилось, вместо логичной попытки уклониться, Ортега напротив переместился навстречу воплощенному банкаю, оказавшись у последнего фактически в пасти.
  Занпакто Маюри попытался вырваться, но это оказалось не так-то простою. Отравленные клинки бессильно заскрежетали по земле, оставляя канавы наполненные ядом. Адьюкас хоть и с трудом, но устоял на месте, упершись широко расставленными ногами. Его руки, перевитые канатами неправдоподобно вздувшихся мускулов, продолжали крепко сжимать распахнутые челюсти Дзизо. И не давая Куротсучи лишнего времени на то, чтобы что-нибудь предпринять, Кортес громогласно взревел. Тело замычавшего занпакто забилось в подобии судороги, но отчетливый хруст и треск рвущейся плоти положили этому быстрый конец. Приложив последнее усилие, Ортега окончательно оторвал верхнюю половину "младенческой" головы, отшвырнув ее далеко в сторону. Гусеничное тело еще несколько раз содрогнулось и грузно осело на землю, распластавшись вонючим мешком загнивающей плоти.
  - Вот так вот, да? - прошипел Маюри, не в силах скрыть некоторый трепет от увиденного зрелища. - Сколько же в тебе реальной силы, пустой?
  - Вообще-то, последний термин не совсем корректен, - отряхивая ладони, заметил Ортега.
  - Да, я заметил, что с твоим духовным фоном что-то не так, к тому же визуальный осмотр не выявляет двух главных признаков любого существа такой видовой группы, как "арранкар". Хотя, конечно, занпакто ты вполне мог где-то оставить на время, а дыра может скрываться под брюками, - с явной насмешкой ответил капитан.
  Тем временем, останки Дзизо уже начали таять белесым дымом и быстро собираться обратно в форме лезвия на рукояти катаны, которую Куротсучи держал в ладони.
  - Как образец для исследований, ты становишься все привлекательнее, но и опаснее. Тебе удалось уничтожить физическую форму моего занпакто в банкае. Это, уже само по себе, не может не впечатлять. И все же, я боюсь, для победы будет недостаточно одной лишь грубой силы и необычного иерро.
  - И все же я рискну, - впервые с начала боя по-жабьи улыбнулся Ортега.
  Новые атаки через сонидо со стороны адьюкаса заставили Маюри уклоняться и избегать открытого столкновения. Ученый прекрасно понимал, что только для восстановления у занпакто хотя бы функций шикая, потребуется минимум час. Некоторая неповоротливость противника в сравнении с шинигами давала Куротсучи возможность потянуть время и разработать новый план, чем он собственно и занимался. Но первая путная мысль пришла к Маюри с некоторым запозданием.
  Выйдя из очередного сонидо, Кортес намеренно подставил под удар меча свою левую руку. Занпакто вошел пустому в ладонь и распорол часть предплечья. Но как выяснилось, этого Ортега и добивался. Его кисть, двигаясь вдоль лезвия, на котором была насажена, сомкнулась на запястье капитана, ломая цубу катаны и пальцы ее владельца. Прежде чем капитан успел скрыться в сюмпо, адьюкас одним мощным рывком вырвал руку Маюри из плечевого сустава. Для Куротсучи потеря конечности не была чем-то страшным, но из-за резкой боли капитан на пару мгновений потерял инициативу, и этого его противнику хватило с лихвой.
  - Поганый урод! - взвизгнул Маюри. - Ни один пустой не посмеет...
  Чужие пальцы сжали бока командира двенадцатого отряда до хруста в костях. Ортега без особых трудностей оторвал врага от земли, поднимая на уровень своего лица. Нижняя челюсть с отчетливым щелчком вышла из сустава, распахивая пасть Кортеса почти в два раза больше обычного. В глубинах темной глотки пустого засветился крошечный огонек формирующегося серо.
  Последняя попытка Куротсучи вырваться из объятий Ортеги провалилась, фактически еще не начавшись. Поток чистого рубинового света буквально испепелил голову и правую часть груди капитана. Спустя секунду уцелевшая левая рука шинигами приподнялась чуть вверх, и на кнопку зажатого в ней детонатора надавил большой палец с накрашенным ногтем. Клубящийся султан из земли, асфальта и бетонной пыли, взметнувшийся на месте взрыва, по высоте почти равнялся ближайшим многоэтажным зданиям.
  
  На дне глубокого кратера, похожего на острый перевернутый конус, замерла могучая плечистая фигура. Покачнувшись и все-таки не удержавшись на ногах, громадный пустой тяжело рухнул на колени.
  - Простите, онее-сан, - прошептали разбитые губы. - Я... не смог...
  Сознание окончательно покинуло адьюкаса, и черная горелая земля внезапно бросилась навстречу Кортесу, с силой ударив в лицо.
  
  * * *
  
  Сражение, захватившее улицы поддельной Каракуры, почти не интересовало этих троих, зависших в небе высоко над городом. Жаркая огненная сфера, в которую были заключены предатели-капитаны, была разрушена мощнейшей волной реяцу, пришедшей изнутри, и теперь командующий Готей-13 Ямамото Шикекуни бесстрастно взирал на улыбающиеся лица Айзена и Ичимару.
  - Похоже, твой прогресс был даже больше, чем мне представлялось, - взгляд старика из-под кустистых бровей мог бы, похоже, воспламенять все вокруг не хуже, чем занпакто командующего силами Сообщества Душ.
  - Я всего лишь хотел дождаться прибытия всех гостей, - спокойствие Айзена удивляло и вызывало у Ямамото странные опасения.
  - И они уже здесь, - подтвердил Ичимару.
  Появление в городе новых мощных источников реяцу и вправду трудно было бы не заметить, особенно после того, как большая часть их обладателей также вступили в бой. И в этом моменте сейчас все сильнее проявлялись детали, которые совсем не нравились командующему. То, что некоторые пустые убивали других пустых, было еще нормально. Ведь для того и заключался шаткий союз между черной пагодой и Готеем-13. Но было и нечто совсем другое.
  Ямамото без труда сумел ощутить, как резко вспыхнула и столь же внезапно угасла духовная сила капитана Камамуры, когда рядом находился лишь только Зараки Кенпачи. Необъяснимым образом рассеялся вихрь в том месте, где сражался со своим противником капитан Хицугая, и при этом ничуть ни было заметно, чтобы кто-то одержал победу в упомянутом поединке. Что-то столь же странное уже творилось и там, где должен был находиться глава Исследовательского Института.
  Если бы он только мог... Но Ямамото не мог. Ведь уйти сейчас и начать проверять, что же все-таки происходит, означало бы освободить руки Айзену, и без того слишком быстро справившемуся с огненной тюрьмой. Впрочем, бывший капитан оказался достаточно любезен, чтобы ответить командующему на интересующие его вопросы.
  - Я так полагаю, это, наконец-то, вмешались в наш маленький спор представители черной башни, - продолжал улыбаться предатель. - И насколько я вижу, они действуют именно так, как я и рассчитывал. Нанести удар в спину обеим сторонам в этом конфликте в самый решающий момент. Что может быть изящнее и коварнее? Разумеется, предводительница этого сборища не смогла упустить такой шанс.
  - Значит, эти пустые сражаются на твоей стороне? Их предложение о союзе было всего лишь обманом и хитрой ловушкой, - откровенно говоря, факт предательства не сильно удивил Ямамото, к чему-то подобному он был изначально готов. Потому-то и собирался расторгнуть взаимные обязательства с хозяйкой башни и ее наймитами, но чуть позже и на условиях более выгодных для Готея.
  - Нет, они так и не приняли соглашения об аннексии или союзе, - Айзен лишь покачал головой. - И сейчас они убивают не только твоих, но и моих солдат. Некоторых они даже перетягивают на свою сторону, причем как арранкаров, так и шинигами.
  Последнее утверждение неожиданно сильно резануло сознание Ямамото. Мог ли он настолько недооценить этих ублюдков?
  - Мне даже в чем-то нравится их стиль, - продолжил, тем временем, бывший капитан. - У него есть свое странное благородство. И все же, они делают именно то, что мне нужно. Не встав под мои знамена, эти пустые все-таки бьются с Готеем. Что касается Эспады... Для меня их потеря не столь значительна. С самого начала им предназначено было стать лишь жертвой моей победы. А тот элемент хаоса, который привнесло вмешательство третьей силы, как ни странно, дает мне куда больший простор для маневра, чем реши я и дальше следовать своему первоначальному плану.
  - Пусть так, - усмехнулся вдруг Ямамото. - Но тогда поясни, будь любезен, что там идет дальше в твоем плане, после того, как ты умираешь от моего меча?
  - Зачем же так забегать вперед, - глаза Айзена хитро прищурились. - Остановимся пока на том месте, где командующий Готей-13 только пытается это сделать.
  Провал гарганты со скрежетом разорвал пространство по левую руку от Гина.
  - Ямамото-сама, - голос Ичимару был полон горького яда. - Позвольте представить вам. Вандервайс, нумерос 77.
  
  * * *
  
  Странно, но возвращение обратно в сознание не принесло с собой ни боли, ни привычной слабости. Открыв глаза, Ичиго уставился в черный потолок над головой.
  - Куросаки-кун! Ты очнулся!
  Голос Иноуэ и лицо девушки, тут же появившееся в поле зрения временного шинигами, заставили его улыбнуться.
  - Как ты себя чувствуешь?
  - Спасибо, Орихиме, все хорошо. Это ведь ты меня подлатала?
  - Да, - Иноуэ невольно зарделась.
  - Спасибо еще раз... Но где остальные?
  - Все кроме нас сражаются с Айзеном и его бандой, - послышался со стороны подчеркнуто вежливый голос Исиды. - Мы остались присмотреть за тобой.
  - С возвращением, - рядом с Орихиме возникло смуглое лицо Ясуторы.
  - Так значит, битва с этим ублюдком уже началась, а...
  - Те, кто нас спас, дерутся вместе с шинигами против него, - ответил квинси на вопрос, который Ичиго не успел даже задать. - Включая и ту, что убила тогда капитана Кучики.
  - Мне надо туда.
  Куросаки резким рывком поднялся с невысокой лежанки.
  - Ты что, всерьез думаешь, что сможешь повлиять на то, что там происходит? - Урюи, сидевший в кресле в дальнем конец помещения, поправил очки и захлопнул тяжелую книгу, которую держал на коленях.
  - Я думаю, что сейчас там нужен каждый, кто может сражаться, - глухо ответил Ичиго. - Но не зову никого из вас за собой и, тем более, не тащу насильно.
  - Я с тобой... Ичиго, - как всегда, лаконично ответил на это Чад.
  - Мы сможем тебе помочь. И другим тоже, - закивала Иноуэ.
  - Надо узнать у Сайдо-сана, открыт ли еще прямой проход в то место, где они метелят друг друга, - заметил Исида, поднимаясь из кресла.
  
  * * *
  
  - Можете начинать, - отдал приказ Танака, и несколько бойцов второй дивизии принялись чертить на песке необходимые фигуры, напитывая их своей реяцу.
  Остальные шинигами уже тоже собрались на небольшой открытой площадке среди белых построек, видимо, раньше служившей чьей-то личной тренировочной ареной. Штурм Лас Ночес прошел относительно спокойно и быстро. Из восьмидесяти шести солдат, отданных под команду главы ритейтай, потеряно было четырнадцать, из них - двое убитых и двое тяжелораненых, чьи травмы уже не позволили бы им в будущем встать обратно в строй.
  Остатки армии Айзена, брошенные своим хозяином в цитадели, хоть и пытались упорно оказывать сопротивление, но против слаженной командной работы ударных пятерок первой дивизии и троек "пограничников" не сумел продержаться долго ни один арранкар. Одиннадцать пустых было уничтожено, еще пятеро взяты в плен живьем. Их дальнейшая судьба виделась Танаке туманной. После допроса пленных в лучшем случае ждала участь подопытного материала для капитана Куротсучи. Но, так или иначе, это уже не было заботой для ритейтай или второго отряда.
  - Танака-сан, что происходит?
  Рядом с главой контрразведки возникли двое шинигами из крохотной ударной группы пятой дивизии, исполнявших во время боя роль телохранителей своего непосредственного командира. Последние недели четверка этих ребят провела в подземельях черной пагоды, и перед атакой на крепость Айзена они должны были примкнуть к штурмовой бригаде, но в самый последний момент Сабуро отослал половину обратно в Готей с каким-то важным поручением. В онмицукидо информация всегда предоставлялась по принципу "в пределах необходимого для выполнения задачи", поэтому тогда никто не стал задавать вопросов. Но сейчас сражение уже отгремело, и непонятные действия бойцов из кейретай пробудили в военных дознавателях профессиональное любопытство.
  - Мы нашли и уничтожили большую часть защитных амулетов Айзена, поддерживавших блокирующую зону вокруг Лас Ночес, - пояснил Танака, не видя больше нужды, что-либо скрывать. - Остатки его кидо-барьера также больше неэффективны. Теперь кейретай сумеют возвести арку гарганты, чтобы пробить путь напрямую отсюда в Сообщество Душ. После этого мы сможем принять дополнительные подкрепления из первого отряда и выдвигаться в сторону черной пагоды, оставив здесь некоторое число людей с ранеными и пленными.
  - Мы выдвигаемся в сторону пагоды? Но зачем? - удивился один из шинигами.
  - Чтобы захватить ее, точно так же, как это место, Таро, - глаза в разрезе черной маски покосились на воина задавшего вопрос. - Ваша группа и Сайдо не были введены в курс этой части плана командующего, поскольку вы находились в постоянном контакте с будущим врагом и могли случайно или намеренно выдать им эту информацию. К тому же мы не могли быть до конца уверенны в пределах возможностей наших "союзников". Я, конечно, никогда не слышал о пустых, читающих мысли, но к чему рисковать?
  - Подождите, - промолвил второй телохранитель. - Мы атакуем башню и оставшихся там воинов ее хозяйки?
  - Ты прав, Окари, - кивнул глава ритейтай. - Нам нужно уничтожить все возможные пути отступления и запасные оборонительные рубежи врага, пока есть такая возможность.
  - То есть, мы... предаем их? - в новом вопросе Таро промелькнула нотка горечи.
  - Таковой позиция Готей-13 была еще с самого начала. Я сам разработал и предложил командующему Ямамото этот план, когда союз с башней только лишь намечался, и он принял мое предложение. В курс дела не были поставлены даже капитан Фон и лейтенант Омаэда. Многие другие капитаны вообще не получили сведений о наличии у нас союзных формирований среди обитателей Уэко Мундо. После побега Айзена, когда многие высшие командиры в явной и грубой форме позволили себе игнорировать приказы руководства, Ямамото-сан не захотел посвящать их всех во все детали, чтобы избежать лишних вопросов и неоднозначных ситуаций в будущем. После того, как с Айзеном будет покончено, обитателей башни надлежит уничтожить, не сходя с места. Группа бывшего капитана Хирако также была введена в курс дела, когда командующий поручил мне предложить им возвращение в Сейретей в обмен на помощь в борьбе с ренегатами и последующем уничтожении пустых из пагоды. Предложение было принято.
  - Вот значит что, - как-то раздавлено пробормотал Окари.
  - Мы успешно справились с первой частью плана, и теперь нам остается лишь перекрыть запасные лазейки для тех, кто попытается ускользнуть, - подвел итог глава контрразведки, не обращая больше внимания на понурый вид подчиненных.
  Тем временем, "пограничники" закончили свои приготовления. Причудливые иероглифы наполнились светом и, ярко сверкнув, заставили часть белого песка сложиться в некое подобие арки, мгновенно закаменевшей и принявшей постоянную форму. Спустя минуту из абсолютной темноты, заполнившей пространство внутри окна перехода, появилось два десятка людей. Поверх обычной формы шинигами, каждый из воинов был облачен в белую накидку, похожую на обрезанное капитанское хаори, что без сомнения выдавало в них солдат отряда номер один.
  - Лейтенант Сасакибе, - Сабуро шагнул вперед навстречу высокому мужчине с короткими щегольскими усами. - Разрешите мне первым поприветствовать вас в главном оплоте бывшего капитана Айзена.
  - Благодарю покорно, Танака-сан, - кивнул седой офицер, осматриваясь по сторонам. - Вы отлично справились со своей задачей.
  - Был рад послужить правому делу Готея, - в ответе главы ритейтай послышалась легкая усмешка. - Как и всегда.
  - Что ж, - отозвался лейтенант. - Похоже, мы можем начать выдвижение в сторону второй основной цели, как только будет покончено с одной формальностью. Мне жаль, что приходится делать это, но... Пятый офицер второго отряда Танака Сабуро, вы и ваши люди арестованы по приказу командующего. Прошу сдать оружие и не сопротивляться.
  Два одинаково изумленных возгласа за спиной у начальника пятой дивизии подсказали ему, что Таро и Окари явно не ожидали такого поворота событий, особенно после недавно услышанных откровений. Сам Танака лишь покачал головой и удрученно вздохнул.
  - Жаль. Мне очень жаль, Сасакибе-сан, что все складывается именно так. Хотя, - Сабуро поднял взгляд на лейтенанта, и рука того, уже лежавшая на рукояти меча, стиснула занпакто еще сильнее, чем раньше. - Если честно, то даже не знаю, как бы я повел себя, реши Яма-джи сыграть со мной до конца по чести. Я, наверное, даже принял бы эти правила игры, сделав вид, что все идет, как и задумывалось. Но...
  - Вы и ваши подчиненные вступили в сговор с врагом. Пока не будет доказано, что это было сделано с благородными целями и не навредило Сообществу Душ, все обвиняемые должны находиться под стражей, - Сасакибе поджал тонкие губы, но глаз не отвел. - В том случае, если ваша вина будет доказана, то, согласно всем правилам, состоится суд вновь сформированного Совета Сорока Шести.
  - Яма-джи обещал мне и моим людям неприкосновенность, а не какой-то теоретически справедливый суд, - веско ответил Танака, будто опуская тяжелый топор на плаху. - Но я не держу на него обиды и зла. Ситуация была для меня понятна уже давно. Ритейтай в его нынешнем виде не устраивал командующего, как своей излишней независимостью, так и некоторыми никому не подконтрольными связями. Яма-джи приложил немало усилий за прошедшую сотню лет, чтобы планомерно подорвать нашу работу и продемонстрировать всю бесполезность такой структуры, как контрразведка в ее нынешнем виде. Самое смешное, что больше всего ему в этом помог ренегат Айзен Соске. Полагаю, у капитана первого отряда давно готова группа достаточно хорошо обученных и лояльных ему людей, которые займут место пятой дивизии, как только та будет расформирована. Возможно, в штат новой службы даже согласятся принять бывших военных дознавателей. Но от моей фигуры Ямамото следует избавиться в любом случае. И я сам создал для этого подходящий предлог.
  - Ваши обвинения полностью голословны и не подтверждены ничем, кроме собственных умозаключений, - отрезал Сасакибе. - Повторяю еще раз. Танака-сан, сдайте оружие и добровольно проследуйте под стражу. Ваших бойцов это также касается.
  - Почему вы так уверены, что я не захочу сопротивляться, лейтенант? - под маской не было заметно, но, кажется, Сабуро улыбнулся.
  - Потому что вы не настолько глупы. Вас здесь всего лишь трое, а нас почти сотня.
  Телохранители-ритейтай затравленно оглянулись. Шинигами из первой и второй дивизии уже действительно замкнули круг по периметру площадки, не оставляя для Танаки и его соратников возможности скрыться. Биться против такого числа противников было бы и вправду верхом безумия.
  - Боюсь, вы допустили небольшую арифметическую ошибку, Сасакибе-сан.
  Сабуро резко вскинул руку, подавая какой-то сигнал, и, следуя ему, сложились десятки маскирующих кидо-куполов.
  - Главное отличие подавляющего большинства тайных кидо пятой дивизии от техник, практикуемых в боевых подразделениях второго отряда, заключается в том, что мы стремимся быть незаметными не для любого противника, а лишь конкретно для других шинигами, - сомнения в том, что Танака улыбается, развеялись окончательно. - Да, бойцы из нас не очень хорошие. У нас немного иная специфика работы. Зато, мы располагаем некоторыми дополнительными возможностями, недоступными простым армейским формированиям Сообщества Душ.
  На крышах всех зданий, окружавших небольшой полигон, на подвесных галереях, в многочисленных окнах и у самых стен замерли десятки бойцов в одежде двух типов. Половина неизвестных носила серые костюмы, плотно прилегающие к телу и усиленные багровыми защитными пластинами на плечах и предплечьях. Их лица скрывались под масками, похожими на те, что носили онмицукидо. В разнообразном оружии этих воинов чувствовалась духовная сила, хотя и не совсем похожая на ту, что должна была быть у занпакто. Оставшаяся часть солдат щеголяла знакомыми белыми одеяниями и носила маски в форме черепов. Глава караберасов Рудборн Челуте появился на краю плоской крыши самого высокого дома, обнажая свой меч.
  Теперь настороженные и испуганные взгляды бросали по сторонам уже солдаты Готей-13, оказавшиеся в окружении и в явном меньшинстве.
  - Вас действительно почти целая сотня, лейтенант. Но вот нас здесь не трое, а порядка двухсот пятидесяти.
  - Вижу, вы предприняли определенные меры, Танака-сан, - с лица офицера первого отряда пропали даже тени эмоций.
  - Таро, Окари, - позвал Сабуро, не оборачиваясь. - Помните, я тут недавно поведал вам о страшном плане, придуманном мною и одобренном самим командующим Ямамото? Так вот, каюсь, но я немножко приукрасил свою роль в той разработке. На самом деле, мне с ним помогали еще два человека. И вы их знаете. Лоренцо-сан и Цуруги-сан всегда скептически относились к возможности прочного союза между ними и Готей-13, пока во главе последнего стоит такой шинигами, как Ямамото-Генрюсай Шикекуни. Уже тогда, когда мы все обсудили и привлекли к общему делу вайзардов Хирако-сана, хозяйка башни заранее посоветовала мне найти дополнительные боевые резервы. И я нашел их, хоть и не без определенных трудностей. Несколько немногочисленных кланов шиноби, служащих аристократическим домам, и их хозяева с готовностью откликнулись на мое предложение. Выходы на этих людей у меня, к счастью, имелись всегда. А им в свою очередь давно не терпелось изменить баланс, возникший столетия назад между военными силами Сейретея и благородными семьями.
  - Никакие наемники никогда не сравняться с настоящими шинигами, - вклинился в речь Танаки седой лейтенант
  - Поверьте, это очень хорошие воины, Сасакибе-сан. Все они прошли подготовку не хуже, чем убийцы из второго отряда. Они вооружены клинками-баккото, которые так любезно предоставили знаменитые мастера-оружейники из клана Касуми-Одзи, а доспехи этих шиноби укреплены печатями дома Шихоуин. К тому же, онее-сан сделала мне чудесный подарок. Согласитесь, лейтенант, сотня не самых слабых арранкаров в нашей ситуации решительно влияет на равновесие сил. Так что это теперь уже я предлагаю вам: сложите оружие и сдавайтесь.
  - Что же, хороший ход, - кивнул Сасакибе, плавным движением высвобождая из ножен свой занпакто. - Но именно на случай таких неожиданностей командующий Ямамото и направил сюда меня.
  Лейтенант поднял катану перед собой, как будто салютуя чему-то.
  - БАНКАЙ! Коко Гонрёрикью!
  Желтый столп искрящейся реяцу взметнулся вверх, раскалывая искусственное небо, и гигантский купол Лас Ночес начал медленно рушиться, открывая взглядам всех духов черное небо, усеянное бесчисленными крапинками звезд. Грозовые тучи, появившиеся из ниоткуда и уже начавшие сгущаться по спирали вокруг столпа духовной энергии Чоджиро Сасакибе, осветились изнутри разрядами первородных молний.
  
  - Я вижу, вы не особенно сильно удивлены, Танака-сан, - заметил объятый золотыми извивами реяцу Чоджиро, наблюдая за реакцией главы ритейтай, которую на фоне полной растерянности его телохранителей можно было бы назвать лишь полным безразличием. - А ведь информация о моих реальных боевых возможностях, по правилам, представлена в открытом доступе только высшим командующим офицерам.
  - Не оскорбляйте меня, Сасакибе-сан, - без выражения ответил Сабуро. - Я все-таки пока еще командир пятой дивизии онмицукидо. В мои обязанности входит знать поименно всех шинигами Готей-13, достигших банкая. И в первую очередь, разумеется, тех, кто по тем или иным причинным не имеет пока капитанского звания. На данный момент их, кстати, четверо, считая младшего Шиба-Куросаки.
  - Что ж, это понятно, но сути дела, впрочем, никак не меняет, - отозвался лейтенант в той же бесстрастной манере. - Равновесие сил опять сместилось в пользу официальной власти Готея. Вам и вашим союзникам не одолеть шинигами, обладающего банкаем. Навязать мне сражение - будет для вас чистой воды самоубийством.
  - Крохотный шанс победить против абсолютной уверенности навсегда проиграть, - Танака одним текучим движением вытащил из-за отворота полевой формы свой вакидзаши. - Так получилось, Сасакибе-сан, что для меня пути назад уже нет. И, выбирая между честной смертью в битве сейчас и судилищем, которое вероятно тоже закончится моей смертью, потом, я все же остановлюсь на первом варианте. Надеюсь, вы окажете мне честь?
  Чоджиро чуть склонил голову и бросил короткий взгляд на своих подчиненных. Бойцы первого отряда в белых накидках споро порскнули в разные стороны к краям площадки, освобождая пространство вокруг офицеров.
  - Окари. Таро. Идите, - отпустил ритейтай Сабуро.
  Короткий клинок совершил в руке онмицукидо вращение, очерчивая идеальный круг.
  - Рассуди по справедливости, Мати-Бугё...
  Меч в ладони у Танаки с мерными щелчками разомкнулся на два десятка узких стальных пластин, принимая форму большого боевого веера-тэссэна.
  - Прощайте, Танака-сан.
  Десяток молний ударил одновременно в то место, где замер глава ритейтай, и еще в три раза больше врезалось в землю вокруг, как будто бы формируя вокруг Сабуро шипящую золоченую клетку. Уйти в сюмпо или попросту уклониться, пятый офицер второго отряда даже не попытался. Лишь в последний момент, он резко вскинул руку со своим занпакто навстречу смерти, рвущейся с небес.
  Трескучие изломанные линии электрических разрядов, извиваясь придавленными змеями, вцепились в подставленный металлический полукруг. За какие-то секунды сталь в руке у Танаки раскалилась до видимой красноты. Не в силах сдерживать так долго подобную мощь, Сабуро припал на колено, стиснув зубы от боли и перехватив воздетую конечность второй рукой в районе локтя. А яростный напор испепеляющей грозовой лавины продлился еще несколько долгих секунд. К немалому удивлению Чоджиро, когда пыль, поднявшаяся вокруг черных остекленевших проплешин, наконец-то осела, глазам лейтенанта предстал все еще живой офицер отдела тайных операций.
  - Не буду спорить с вами. Прощайте, Сасакибе-сан, - в коротком взгляде, на мгновение брошенном Сабуро через прорезь повязки, не было ни страха, ни обреченности.
  Согбенная фигура растаяла в шорохе сюмпо, чтобы всего спустя мгновение возникнуть на прежнем месте и разложиться, подобно ширме, на семь абсолютно одинаковых копий. Черные облака над головами у шинигами исторгли из себя новый поток желтых молний, но Танака и его двойники не стали дожидаться их, как в прошлый раз. Сасакибе невольно закусил губу, понимая, что почти не успевает отслеживать мелькания размытых фигур, ринувшихся к нему через стену грозовых разрядов. Скорость Сабуро не была чем-то запредельным, но она определенно превосходила те показатели, что числились в досье ритейтай. В досье, написанном им самим.
  Но, как бы ни оказался хорош Танака в сюмпо, электрические плети все-таки успевали настигать его копии в те крошечные промежутки времени между двумя "мерцающими шагами", когда шинигами и его отражения, были вынуждены появляться в нормальном пространстве. Первый, второй, третий... Лейтенант успел насчитать четырех двойников, располосованных молниями, прежде чем пятый оказался всего в паре шагов от него. Шпага в руке Чоджиро привычно метнулась на перехват, исторгнув из лезвия новый ветвистый разряд. Молния отшвырнула назад на песок тело Танаки, перехваченное в полете, и оно начало таять еще в падении. Шестая копия Сабуро уже появилась с другой стороны, но собственная скорость Сасакибе после раскрытия банкая не оставляла онмицукидо ни единого шанса. Успев обернуться, лейтенант попросту опередил Танаку, и наконечник его занпакто ударил наискось, угодив точно в разрез на черной маске. Брызнувшая алая кровь, ясно дала понять Чоджиро, что это был уже не двойник...
  Темное пятно, возникшее вновь с другой стороны, Сасакибе заметил лишь самым краем бокового зрения. Подчиняясь первому порыву шинигами, несколько молний с громовым грохотом тут же сорвались в том направлении. Поворачивая голову, лейтенант увидел еще одну ожившую иллюзию, изображавшую пятого офицера отряда номер два. Вот только после предыдущего удара, доставшегося оригиналу, этот морок должен был бы развеяться без следа. Двойник Танаки находился слишком далеко, чтобы атаковать, да и веер его был сложен. При этом оружие ритейтай указывало точно на лейтенанта. Маленькая золотая искра, пробежавшая по матовой стали тэссэна, заставила Чоджиро вздрогнуть.
  "Уцусэми! - внезапно промелькнула в голове у заместителя Ямамото запоздавшая мысль, и не нужно было оборачиваться, чтобы подтвердить ее видом двух клочков черной бумаги, падавших сейчас на песок. - Но где и когда он сумел изу..."
  Осознание того, что Сабуро использовал технику "иллюзии-подмены", чтобы в конце подставить вместо "настоящего себя" последнюю из копий, мало чем помогло Чоджиро. Мощнейший грозовой разряд, вобравший в себя десяток собственных молний лейтенанта, вырвался сияющим потоком из занпакто Танаки. Уворачиваясь через сюмпо, Сасакибе все же почувствовал, как несколько молний успевают вцепиться в его правый бок.
  Очередной мощный удар с небес, накрыл всю площадку сияющим золотым покрывалом, полностью подтверждая название лейтенантского банкая.
  
  Более чем полторы сотни лет этот маленький секрет был для Сабуро самой тщательно охраняемой тайной. Многие видели шикай пятого офицера, но только двое знали, что способность занпакто командующего ритейтай отнюдь не ограничивалась изменяющейся боевой формой. Одного из этих людей Танака называл своим сенсеем, другой - когда-то занимал то место, что досталось сто лет назад нынешнему главе военных дознавателей. И вот уже более семидесяти лет, как оба они были мертвы.
  Поглощение чужих энергетических атак - для Готей-13 подобное не было редкостью. Шикай капитана Укитакэ был способен не только на это, но еще и на частичную регуляцию выпускаемых обратно потоков. Изгнанный капитан Мугурума умел проделывать со своим "ножом" тот же прием, который освоил Сабуро. Говорят, даже баунто, убитый во время последнего вторжения капитаном Куротсучи, каким-то образом умудрялся поглощать все атакующие его хадо, после чего использовал их обратно против своих врагов, как ему самому хотелось.
  Умение Мати-Бугё не было чем-то совсем необычным. Танака прекрасно осознал это еще тогда, когда узнал имя своего занпакто. И шинигами увидел лишь одну возможность сделать эту способность по-настоящему смертоносной. Неожиданность - вот на что была сделана ставка почти полтора столетия назад. Сабуро берег свою тайну для одного единственного боя, который мог бы возможно не настать никогда, но все же настал. Правда, стоит заметить, что тот, кто в итоге достался начальнику ритейтай в качестве "того самого противника", прежде никогда бы и в мыслях Танаки не появился в роли врага. Но мир переменчив, а Судьба любит дурные шутки со странным подтекстом. И думать обо всем этом сейчас явно было не время.
  
  Очередной удар раскрытого веера, едва не подрубил Чоджиро обе ноги под коленями сзади. Несмотря на то, что его молнии оставили на Танаке несколько сквозных запекшихся дырок, это почти никак не сказывалась на скорости Сабуро. Конечно, уже тот факт, что тот оказался способен так легко использовать уцусэми, говорил об очень высокой степени освоения Танакой хохо вообще и сюмпо в частности. Однако эта неожиданность оказалась далеко не единственной и совсем не самой скверной. Накапливать чужую реяцу и делать ответные "выстрелы", ритейтай не успевал, да и Сасакибе не дал бы ему возможности для долгой зарядки. Но и без этого, тэссэн дознавателя довольно легко отражал и перенаправлял в стороны любые прямые атаки на своего владельца.
  Противник второго офицера первого отряда к этому времени уже не думал практически ни о чем, стараясь просто не сбиться с заданного боевого ритма. Хотя, конечно, пробовать дождаться, когда Чоджиро выдохнется, было бы совершенно глупо и бесполезно. Запасы реяцу у обладателя полноценного банкая и у того же Сабуро, пусть в действительности они равнялись резерву "среднего" лейтенанта, были все-таки просто несопоставимы. А значит, нужно было идти на риск...
  Непонятно из-за чего, но в какое-то мгновение Танака вдруг явно замешкался, и между землей и небом тут же соткалась новая колонна из желтых молний.
  - Бакудо номер тридцать девять! Энкосен!
  Попытка онмицукидо остановить атаку банкая подобным образом выглядела почти нелепо. Воздушный щит, образованный вращающимся занпакто, как Чоджиро и думал, не продержался и трех ударов сердца.
  Но несколько плоских метательных лезвий, вылетевших из рукава Сабуро, еще в момент создания защитного кидо, лейтенант успел заметить лишь в самый последний момент. Уходя с траектории их полета и отбивая один из "подарков" шпагой, Сасакибе вынужден был отвлечься и ослабить мощность атаки, доставшейся ритейтай. Впрочем, тому хватило и этого. Рухнув на колени, Танака в дымящейся одежде простоял пару мгновений и завалился на бок.
  Бросив на павшего врага последний взгляд, лейтенант первого отряда уже переключил свое внимание на шиноби и арранкаров. Несмотря на ранения, и с учетом того, что внутренних резервов реяцу у офицера оставалось еще больше двух третей, покончить с оставшимися врагами не представлялось чем-то трудным. А брать в плен кого-либо из этих Сасакибе не собирался. Ну, может быть, разве что только парочку шиноби, которые выступят потом как подтверждение закулисной игры, ведущейся знатными домами Сейретея.
  На шорох сзади, Чоджиро отреагировал рефлекторно, ударив не глядя через левое плечо с разворотом. Конец шпаги вошел встык между пластин стального веера, и оружие Сабуро сложилось, зажимая в себе клинок лейтенанта на пару секунд. Только в это мгновение офицер первого отряда сумел заметить, что ритейтай зачем-то сменил "боевую" руку, теперь держа свое оружие в левой. С усилием вывернув сцепленные занпакто в сторону, Танака заставил противник открыться и обозначил удар ребром ладони в горло. Рука Сасакибе метнулась на перехват, но настоящей оказалась атака ногой. Носок таби ткнул лейтенанта подмышку, и резкая боль засвидетельствовала, что простым ударом Сабуро не ограничился. Дерганым движением онмицукидо обломил выдвижной клинок на плетеной подошве, оставляя осколок металла в ране.
  Жаркая пульсирующая боль, расползающаяся по телу, почти сразу парализовала левую руку усатого шинигами. И Танака подтвердил первую догадку Чоджиро.
  - На этом клинке была "ядовитая" печать, Сасакибе-сан. Прошу простить, но по-другому я не обучен драться...
  Свободная реяцу хлынула через рану неудержимым потоком, нарастающим с каждой секундой все больше и больше, а невидимая сеть из пульсирующего жара и щиплющей боли стремительно добралась до легких и горла Чоджиро. Перед глазами все поплыло, но офицер попытался еще хоть раз сосредоточиться, чтобы...
  Острые лезвия Мати-Бугё рассекли шею первому помощнику Ямамото, оставив глубокую борозду еще дальше за правым ухом. Мощный электрический разряд, полыхнувший на измятых пластинах, наполнил воздух запахом паленых волос и кожи.
  Шиноби и караберасы во главе с Челуте бросились в атаку, не дожидаясь команды.
  
  - Танака-сан?
  Сидя на обломке белого камня, бывший глава пятой дивизии поднял усталый взгляд на Окари. Его напарник Таро так и не вернулся из той короткой битвы, занявшей не больше пяти минут. Там же осталось еще восемнадцать шиноби, а счет потерям среди безликих арранкаров Рудборна никто и не вел. Но зато, они победили. Из шинигами Готея никто не ушел. Ни из первого отряда, ни из второго. Два десятка раненых - вот и все, что осталось от неполной сотни солдат Сейретея.
  - Танака-сан, я хотел спросить. Что дальше?
  Сабуро медленно стянул с головы маску и, швырнув ее на песок, улыбнулся бывшему подчиненному, грустно, но ободряюще.
  - Я оставил запретную черту позади, Окари. И на данный момент у меня наличествует лишь одно желание - позаботиться о людях, которые так долго исполняли мои приказы. Даже без Ямамото ритейтай не оставят больше в покое. Я надеялся, что сделка с командующим поможет выправить ситуацию, но он не увидел причин, чтобы идти нам навстречу. И тогда мне осталось лишь усугубить конфликт.
  - Но мы можем обратиться к новому Совету, когда он будет сформирован. А еще, вы ведь помогли знатным родам, разве не так?
  - Помощь была взаимной. К тому же, теперь нужно некоторое время, чтобы рябь на воле окончательно улеглась.
  - А вы ведь просчитали все это заранее, - в голосе бывшего ритейтай не было осуждения или укора, а только былая вера в способности своего командира найти выход в любой, даже самой сложной, ситуации.
  - Ты ведь помнишь, что я еще в башне отослал Адзуми и Такаги по важному делу?
  - Конечно, - кивнул Окари.
  - Они сейчас там, в Сообществе Душ, - кивнул Танака на округлую арку портала, возле которой возились шиноби, заставляя вновь появиться внутри черное пятно гарганты. - Пока большая часть рядовых шинигами погружена в транс, поддерживающий ловушку-иллюзию для Айзена, они собирают всех наших, объясняя им, что происходит. Глупо будет не воспользоваться черным входом, оставленным нам Сасакибе, поэтому, мы вскоре пойдем за ними и заберем оттуда всех, кто пожелает уйти.
  - Личный состав пятой дивизии?
  - Не только те, кто числится по спискам, - усмехнулся Танака. - К тому же, у многих есть семьи, которые я не могу оставить по ту сторону, сделав их навечно отвергнутыми женами и детьми предателей. Разумеется, мы возьмем только тех, кто захочет уйти.
  Слегка приподнявшись, Сабуро осмотрелся по сторонам.
  - Это место, кажется мне ничем не хуже Сообщества Душ.
  - У большинства если и есть семьи, то они живут в Руконгае, - хмыкнул Окари. - Для них смена тех декораций на эти не будет чем-то шокирующим.
  - И это тоже верно. К тому же, онее-сан и ее люди обещали мне полную поддержку и защиту. Не знаю, стоит ли верить словам пустых, но, по крайней мере, пока, эти ребята не нарушали своих обещаний.
  - А раненые пленные?
  - Мы вернем их обратно в Сейретей. В конце концов, мы же здравомыслящие люди, а не баунто, опьяневшие от духовной силы.
  - Но Готей-13 все равно не простит вам такого предательства.
  - Кто знает, что вообще останется от самого Готея к концу этого дня...
  
  * * *
  
  Яркая вспышка заставила на пару мгновений поблекнуть все цвета вокруг, и тяжелые костяные звенья Забимару с грохотом посыпались на изрытый асфальт. Тело Рэнджи отбросило к развалинам просевшей пятиэтажки и протащило по земле. Черная сфера Серо Оскурас, уже почти сформировавшаяся в пальцах Улькиорры, нацелилась на раненого лейтенанта, еще силящегося подняться, и была практически готова к выстрелу.
  В последнюю секунду жизнь Абараи спасло появление рядом с арранкаром капитана Кёраку. Выйдя из сюмпо над головой у Трес Эспада, шинигами попытался атаковать мечом в единственной здоровой руке, но гибкий хвост пустого успел обвиться вокруг запястья Шунсуя. Резкий рывок и удар кожистым крылом последовали один за другим.
  - Ваши попытки начинают казаться мне по-настоящему жалкими. Судя по всему, я зря активировал Сегунда Этапа, рассчитывая на тяжелый бой.
  Тон зеленоглазого арранкара хранил привычную бесстрастность. Наблюдая за падением оглушенного Кёраку, пустой одновременно с силой махнул вторым крылом в другом направлении. Порыв чудовищного ветра, поднятый Улькиоррой, опрокинул шатающегося Рэнджи, отправляя лейтенанта спиной на груду битого камня. Очередная атака с нового направления тоже не сумела застать Эспаду врасплох.
  Трезубец Кайена, разгоняемый в момент удара мощными струями вырывающейся воды, сумел лишь пропороть кожу на правом крыле пустого. В следующую секунду Трес без всякого сонидо, используя лишь собственную невероятно возросшую скорость, метнулся к шинигами, вонзив ладонь, сложенную "лодочкой", в живот лейтенанту. Лицо Шибы исказилось от боли, но он все равно попытался достать противника обратным ударом, раскрутив свое оружие быстрым движением кисти. К сожалению, в схватке с таким врагом шинигами всерьез не доставало скорости.
  Новый хлесткий щелчок отправил Кайена в сторону ближайшего здания, часть стены которого уже была снесена предыдущим сражением, обнажая почти все его несущие перекрытия. Ударившись о межкомнатную перегородку, Шиба с треском ломающихся костей пробил ее насквозь и рухнул куда-то вниз, погребаемый под бетонными плитами начавшей обрушаться постройки.
  - Кайен-доно!
  Круг серебристого света, вспыхнувший далеко под ногами Эспады, дыхнул на арранкара арктическим холодом.
  - Первый танец! Белая луна!
  Не делая ни единой попытки уклониться, Улькиорра просто посмотрел вниз и протянул руку, в которой по-прежнему был зажат крохотный шарик черного серо. Луч, ударивший вертикально вниз, разнес на куски и начисто растопил в себе поднимающуюся ледяную колонну, после чего достиг земли и бесшумно взорвался, превращаясь в темную гладкую полусферу. Вид гигантского котлована, оставшегося на месте попадания Оскурас, поверг Рукию в полнейший шок. Реяцу, израсходованной на эту атаку, хватило бы на двух не самых слабых адьюкасов, и она точно не уступала по объему тем силам, которые Старрк-сан затрачивал на очередь из своих синих серо.
  - Мне даже не приходится по-настоящему обороняться, - сообщил арранкар, оборачиваясь в сторону девушки. - Мне достаточно подавлять вас грубой силой собственных атак.
  На какое-то ничтожное мгновение Кучики моргнула, уже готовясь покрепче перехватить рукоять занпакто, а противник вдруг оказался прямо перед ней. Множественные мелкие царапины на крыльях и руках Улькиорры - по сути, единственное, чего в итоге сумели добиться своими бесконечными атаками все шинигами, схватившиеся с Трес Эспада - уже затягивались буквально на глазах. Взметнувшуюся руку Рукии с Содэ но Сираюки пустой легко перехватил собственной черной лапой. Одновременно с этим вокруг шеи девушки обвился хвост, сдавливая горло в змеиных тисках.
  - Меня всегда удивляла способность людей и шинигами становится сильнее, когда они защищают друг друга или кого-то еще, - все в той же манере продолжил Трес, слегка приподняв беспомощную жертву перед собой и начав формировать в пальцах правой кисти новый зародыш Оскурас. - Но лишь до того момента, когда я понял, что отнюдь не каждый из вас способен направлять эту силу себе на пользу. К тому же эффект этого прилива сил длится совсем недолго, а... побочные эффекты замедляют развитие ваших навыков в целом...
  - Отпусти ее ублюдок!
  Арранкар слегка покосился на Рэнджи, вновь пытавшегося подняться на ноги.
  - Вот именно то, о чем я и говорил, - сам себе кивнул Улькиорра и перехватил взгляд лейтенанта полный ненависти. - И чтобы доказать верность моего вывода, я сейчас убью ее, а ты, так ничего и не сможешь сделать...
  Абараи бессильно заскрежетал зубами, силясь опереться на свой занпакто, вернувшийся в привычную форму. Рукия из последних сил сдавленно захрипела, пытаясь сделать хоть что-то, а рука арранкара с неумолимостью поднялась вверх, сжимая в себе маленькую черную сферу из чистой духовной энергии разрушения.
  Всплеск отрицательной реяцу огромной силы буквально ударил вокруг по площади, едва не заставив Рэнджи потерять сознание и, что казалось почти невероятно, удивив даже третьего по силе воина Лас Ночес. Груда развалин, под которой исчез лейтенант Шиба, взлетела на воздух мелким крошевом и серой пылью. А фигура, вынырнувшая из эпицентра всколыхнувшейся бури, размазанной черной тенью бросилась на Эспаду. Арранкар успел среагировать, но Оскурас оказался разряжен впустую, угодив куда-то в здание через два квартала. От атаки Улькиорру вновь уберегли крылья, но главной целью нападавшего был совсем не Трес. Второй удар вращающегося трезубца отсек пустому половину хвоста, заставляя того выпустить девушку. Подхватив Кучики, спаситель тут же через сюмпо переместился вниз к потрясенно замершему Абараи.
  
  - Кайен-доно...
  Странно, но в золотых глазах, смотревших на нее из прорезей белой костяной маски в виде оскалившегося морского демона, Рукия увидела знакомый блеск.
  - Шиба-сан, - удивление Рэнджи было, пожалуй, еще даже большим.
  - Извините, ребята, - в привычно жизнерадостный голос Кайена добавились скрежещущие металлические нотки. - Не думал, что дойдет до этого. Но, похоже, иначе не выйдет. Во мне осталось слишком много от тех уродов, с которыми пришлось общаться в последние годы. И вот теперь, иногда получается ненадолго позвать на помощь этого парня...
  Шиба оглянулся на парящего в воздухе арранкара.
  - Но времени мало. Давайте, оставим истории на потом, - золотые глаза Кайена уперлись тяжелым взглядом в Абараи. - Рэнджи-кун, сделай так, чтобы никто из моих подчиненных не влез сейчас по руку к очень злому вайзарду.
  Легкий толчок заставил Рукию сделать спиной шаг назад и сразу же оказаться в объятьях красноволосого шинигами.
  - Я рассчитываю на тебя, парень. И не стоит так переживать, Кучики!
  И, несмотря на то, что смех Кайена Шибы оказался искажен до неузнаваемости, Рукия все равно услышала в нем смех своего первого лейтенанта.
  - Будь осторожнее, - прошептала девушка, глядя вслед человеку, взлетевшему в небо.
  
  То, что рваные дыры на крыльях, оставшиеся от шипов трезубца, не желают заживать, Улькиорра заметил не сразу. Выработанное умение, не обращать особого внимания на боль, сыграло с Трес злую шутку. Но обрубок хвоста тоже не желал регенерировать с той скоростью, к которой привык арранкар, и это открытие было куда неприятнее.
  Поднеся поближе к глазам пробитый край одного из крыльев, Эспада увидел, что кожа в местах разрывов покрыта шевелящимся слоем темной пены. К тому же теперь Улькиорра отчетливо ощутил легкое жжение.
  - Кислота?
  Догадка, похоже, была куда ближе к истине, чем хотелось бы Трес. Но противник, уже приближавшийся, чтобы продолжить бой, не дал Улькиорре времени на то, чтобы хоть немного скорректировать план предстоящей схватки в связи с новыми обстоятельствами.
  Стремительно вращая лишь при помощи запястья свое оружие, должное быть громоздким и неповоротливым, вайзард обрушил на арранкара целую серию одновременно сильных и быстрых атак. Их скорость перемещения сейчас почти сравнялась, и лишь небольшое преимущество еще позволяло Улькиорре хоть как-то уклоняться от шипящих кислотных волн, активно хлещущих во все стороны из занпакто Шибы. Хуже всего было то, что способность к быстрому восстановлению помогала Эспаде лишь немного сдерживать распространение "ожогов", в которые превращались любые маломальские царапины. Кроме скорости, Улькиорра стремительно терял и другие свои преимущества. Так, например, подступиться в ближнем бою к врагу, почти постоянно окруженному облаком едкой кислотной взвеси, было практически невозможно. Попытки разорвать дистанцию для атак серо или бала, Кайен пресекал мгновенно, следуя за Эспадой через сюмпо. Копье Ланза Дел Релампаго, по сути, продвинутая версия "дротика" из серо, было бы идеальным противовесом трезубцу. Но сосредоточиться на создании этого сложного энергетического конструкта было не так-то легко, когда твое тело в десятке мест разъедает чужая реяцу. А любая нестабильность могла привести к мгновенному взрыву. И значит, у Трес оставался лишь один вариант - тянуть время.
  Никто так не готовился к этому сражению между Готей-13 и Лас Ночес, как Третий Номер грозной Эспады. Улькиорра не только довел до совершенства свои навыки, но еще и собрал всю информацию, все доступные сведения и вообще все, что только хоть как-то могло пригодиться. Шифер вызнавал у Айзена и Ичимару малейшие подробности о том, что было известно им о способностях других капитанов. И поэтому хитрый удар Кёраку не сумел достичь своей цели. Улькиорра был единственным, кто регулярно просматривал те сведения, что удавалось собрать Заэлю. И это уже стало причиной того, почему с такой легкостью пал под атаками Трес банкай лейтенанта Абараи. И о вайзардах третий по силе арранкар Лас Ночес узнал тоже довольно много, равно как и об их самом слабом месте. Как бы ни был силен шинигами, подчинивший внутреннего пустого, но ни один из них не мог носить свою маску бесконечно долго, без всякой боязни провалиться в темные глубины собственной же души. Потому-то Улькиорра и выжидал сейчас, лишь уклоняясь и делая вид, что собирается контратаковать.
  Странно, но чем дольше они сражались, тем больше изменившаяся реяцу противника начинала казаться Улькиорре чем-то знакомым. Но эту странную мысль, как могущую отвлечь его слишком сильно, арранкар быстро выбросил из головы. Хватало и других проблем. Например, уже почти опустевшие запасы реяцу. Несмотря на Сегунда Этапа и то, что Улькиорра до начала боя накопил в себе ровно столько духовной энергии, сколько это вообще было возможно для него при максимальном развитии данной способности, все боевые показатели арранкара неумолимо падали. И новые не зарастающие раны только усугубляли ситуацию...
  Время действовать наступило, когда движения Шибы стали более резкими, грубыми и порывистыми. Поднырнув под очередной замах трезубца, Эспада атаковал ударом в голову, понимая, что в этом затянувшемся сражении у него может оказаться только один шанс для приемлемого окончания поединка. Ладонь Улькиорры вошла точно в маску на лице у Кайена, сразу же показавшуюся арранкару слишком уж мягкой и податливой. Но ловушка захлопнулась, и фигура вайзарда лопнула, как пробитый мыльный пузырь, окатив противника с головой едкой зеленоватой жижей. Рука, которой бил Эспада, превратилась в голую кость. Но, несмотря на то, что кислота попала в лицо, арранкар каким-то чудом сумел уберечь глаза.
  - Хадо номер шестьдесят три! Райхоку!
  Ветвистая молния причинила пустому не такой уж и страшный ущерб, но на пару секунд окончательно парализовала натруженные мышцы. Появившись перед врагом прямо из воздуха, Шиба вонзил трезубец Улькиорре в грудь и продолжил давить до тех пор, пока крылья Трес не сломались от удара о покатую крышу двухэтажного здания, находившуюся в тот момент метрах в пятнадцати под ними. Отрава, сочившаяся из оружия вайзарда, начала стремительно заполнять тело Эспады, не оставляя уже ни единого шанса.
  - Как? - причина поражения, похоже, была последним, что еще интересовало Трес перед неминуемой гибелью.
  - Мой занпакто водного типа, - ответил Кайен, продолжая с силой прижимать арранкара к прогнувшемуся кровельному железу. - В обычной форме он выпускает только лишь воду, но может это делать и тогда, когда я надеваю маску. Когда мы сражались, я развесил в воздухе вокруг мельчайшие частички водяной пыли. Игра света и искажение обманули твое восприятие, и вместо меня ты атаковал отражение в кислотном сгустке, покрытом водяной пленкой. Знаешь, - усмехнулся вдруг Шиба, - что здесь забавно? Я узнал об этом приеме от бывшего капитана Айзена. Именно так он объяснял нам когда-то способности своего занпакто. Мне очень захотелось повторить подобный трюк, но тогда у меня это не вышло. Успеха я достиг уже намного позже. Но повторить так ничего и не получилось. Ведь как оказалось, я был первым, кто действительно, научился использовать этот прием.
  Дыхание вайзарда становилось тяжелым и сиплым. Из-под распахнутой и оборванной полы косодэ был виден край черной дыры, уже начавшей формироваться. Но пока еще все-таки не сквозной. Становилось понятно, что вайзард находится почти на грани - немного терпения со стороны арранкара, и кто знает, как бы тогда на самом деле мог окончиться этот бой...
  - Ты рисковал столь многим, - боль, как и прежде, Улькиорру не волновала, да и поздно было о чем-то уже сейчас волноваться. - Ты даже рискнул пробудить в себе эту силу, хотя она опасна без надлежащего контроля. Почему?
  - Такова уж наша порода, - с прежней усмешкой откликнулся Шиба.
  - Странно, но, кажется, я все-таки начинаю понимать, - глаза Эспады закрылись, чтобы не открыться уже никогда. - Понимать, почему, достиг совершенства, но так и не смог стать еще сильнее... И не смог бы уже никогда...
  
  * * *
  
  - Мне не понадобится твоя помощь.
  - Даже и не собирался ее навязывать, - насмешливый тон Лоренцо вызывал у Сой Фон уже привычное раздражение. - Прошу!
  Вастер-лорд чинно раскланялся, делая своими когтями приглашающий жест в сторону Примеры Эспада. Капитан так и не смогла понять, какие именно эмоции плескались в этот момент в светящихся красных глазах ближайшего из подручных Цуруги.
  - Чего ты добиваешься?
  - Просто никогда не имел привычки спорить с опасными женщинами. Но если вдруг все-таки захочешь, чтобы я оказался рядом...
  - Этого не потребуется, - отрезала девушка.
  - Капитан, а вы увере...
  Удар кулака в живот не дал Омаэде договорить, разом выбив у толстяка весь воздух из легких. Быстро смерив Лоренцо еще одним подозрительным взглядом, командующая онмицукидо окончательно развернулась в сторону Бараггана, исчезнув через мгновение в молниеносном сюмпо.
  
  Как и было обещано, Сальваторе не вмешивался и лишь наблюдал. Это было похоже на странное испытание, придуманное им самим и исключительно для себя же. Лоренцо слишком хорошо понимал, что вступив в схватку с Примерой, он сорвется практически сразу. А бесконтрольная ярость и гнев точно не стали бы ключами к победе над таким противником, как Барагган. И потому, вастер-лорд приказал себе сдержаться. Не выждать удобного момента, не изучить стиль врага, который он и так знал неплохо, а просто накинуть незримые оковы на чувство, опаляющее его нутро, и стоять на одном месте.
  Как следовало из отчета Танаки, Примера был не просто быстр и силен, а приближался по этим показателям к тому, что можно было бы назвать "идеалом для пустого". Потому-то, для капитана второго отряда в этой битве без сомнений по-настоящему ценным оказался опыт единственной предыдущей схватки с Лоренцо. Несколько раз Сой Фон даже удалось весьма неприятно удивить своего противника. Правда, и он оказался не так-то прост.
  Все кончилось в тот момент, когда Бараггану наскучила эта возня, и он, одним быстрым ударом отправив в нокаут громадного лейтенанта, активировал свой ресурексион. О том, что представляет собой "аура" Примеры, Сой тоже было известно заранее из донесений пятой дивизии. Но подготовиться к тому, что способность арранкара окажется настолько быстрой она не сумела. Поспешная попытка выйти из зоны искаженного времени едва не окончилась для капитана трагедией. Неумолимая волна перистой черной ряби уже почти что дотянулась до нее, несмотря на все отчаянные попытки оторваться через сюмпо, когда промелькнувший рядом силуэт утащил Сой туда, где времени не было вовсе.
  
  Возникнув на плоской крыше здания, Лоренцо сразу же отпустил Сой Фон, не прекращая при этом самодовольно скалиться.
  - Какого...
  - У нас с тобой неоконченное дело, - оборвал вастер-лорд вопрос шинигами. - И мне бы хотелось его все-таки завершить. После боя. К тому же, онее-сан попросила приглядывать за тобой. Так что, я могу поступиться собственным желанием помогать, но не приказом, отданным мне руководством.
  - Хм, - Сой Фон резко поджала тонкие губы, глядя на пустого исподлобья, но спустя всего секунду хмуро бросила как бы в сторону. - И все же, спасибо.
  - Обращайся, - в манере общения Сальваторе по-прежнему оставался верен себе.
  Их беседу прервало появление в небе над зданием фигуры Примеры. Рядом с Сой Фон вывалился из сюмпо помятый и перепуганный Омаэда. Впрочем, уже тот факт, что он вернулся, а не спрятался и не забился куда-нибудь поглубже, уже чего-то да стоил.
  - Я вижу, ты не только по-прежнему жив, мятежник, но еще и связался с нашим злейшим врагом, - голос Бараггана прозвучал надменным речитативом.
  - Больно много чести для тебя именовать мятежником того, кто вообще-то никогда и не был твоим подчиненным, - презрительно скривился Лоренцо. - Да и опять же не тебе, прогнувшейся собаке Айзена, попрекать меня союзами с шинигами.
  Хоть голос Сальваторе и оставался прежним, но в позе и жестах вастер-лорда все яснее проглядывались искры закипающей злости. Видеть это существо в таком состоянии, Сой Фон приходилось впервые, но на удивление не было времени.
  - Прошлый урок должен был бы тебя научить хоть чему-то, - голый череп под золоченой короной пялился пустыми глазницами на Сальваторе, а в тоне Бараггана стали проскальзывать раздраженные нотки.
  - Ну, извини, я всегда был слегка туповат, - хмыкнул в ответ воин черной башни.
  - Тогда придется преподать тебе его еще раз.
  Темное облако, начавшее растягиваться от Примеры в разные стороны, заставило Лоренцо и шинигами синхронно отпрыгнуть назад, приземляясь на соседнюю крышу.
  - Полагаю, у тебя есть хоть какой-то план действий, как справиться с этой тварью?
  Сой Фон прищурившись, покосилась на вастер-лорда, замершего на самом краю парапета и похожего сейчас на хищного зверя, изготовившегося к прыжку.
  - Есть тут один полубезумный вариант, - с лица Сальваторе впервые на памяти капитана пропала улыбка. - Но на его реализацию у меня будет ровно одна попытка, и чтобы все получилось, как следует, потребуется серьезно отвлечь этого старого имбецила. Хотя бы секунд на десять-пятнадцать. Справишься? - вастер-лорд снова блеснул клыками.
  - Тебе уже говорили, что на такие подколки не ведутся даже дети? - Сой с хмурым видом посмотрела на фигуру Бараггана, приближающуюся в отдалении. - Действуй, а отвлечься я его заставлю с гарантией.
  - Всецело на тебя уповаю, - отозвался Лоренцо, бесшумно исчезнув спустя полмгновения.
  
  - Что ж, похоже, тянуть больше и в самом деле не имеет никакого смысла. Раз этот пустой не желает подпускать нас к себе поближе, я могу сразиться с ним и на расстоянии, - меч командующей онмицукидо легко выскользнул из ножен. - Он попросил просто его отвлечь. Но, думаю, никто не расстроится, если у меня вдруг получится убить этого выродка... БАНКАЙ!
  Ревущий ураган, взвихрившийся на месте высвобождения всей духовной силы Сой Фон, вспыхнул ярким столпом, уходящим в небо. Тяжелый ракетный комплекс с броневым щитом, укрывающим за собой стрелка, поднялся в боевую позицию, захватывая в перекрестье прицельных планок выбранного хозяйкой врага.
  - Капитан, разве не нужно... - настороженно начал было Омаэда, но осекся, когда девушка обернулась к нему.
  - Нет, лейтенант, больше не нужно.
  Одно стремительное движение кисти, и лицо командира второго отряда скрылось под черной маской с желтыми и белыми полосами. Глаза, полыхнувшие золотистым голодным светом, заставили Омаэду невольно отпрянуть назад.
  - Теперь, я справляюсь сама.
  Ракетный заряд, сорвавшийся с направляющего ствола, устремился навстречу Бараггану, оставляя за собой спираль темного дыма. От отдачи, крыша под ногами у Сой просела и потрескалась, но шинигами все же (впервые!) удалось удержаться на прежнем месте после выстрела своего банкая.
  Если бы голый череп Примеры мог бы выражать эмоции, то, наверное, сейчас это было бы презрение. Одинокий снаряд, летевший в арранкара, выглядел, по мнению последнего, почти что издевательством. Повинуясь взгляду пустого, черная рябь потянулась широким фронтом вперед, чтобы перехватить ракету как можно раньше. Однако когда до этого момента оставался буквально десяток метров, боеголовка оперенной железной убийцы раскололась вдоль на шесть одинаковых частей, разлетевшихся в разные стороны.
  Отлетев на порядочное расстояние, каждая из "долек" уже самостоятельно развернулась и снова бросилась по направлению к Бараггану. Вот только теперь получалось, что они атаковали его одновременно с шести совершенно разных направлений. Вздрогнув, Примера завертел головой, пытаясь разом перехватить все ракеты и одновременно попросту увеличивая зону смертоносного воздействия вокруг своей фигуры. Но заряды капитанского банкая преподнесли бывшему королю Уэко Мундо очередной сюрприз, синхронно взорвавшись так и не достигнув границ его "ауры". Шесть направленных взрывов расцвели вытянутыми огненными иглами, пытаясь сомкнуть свои острия на коронованном скелете в середине темного облака. Секунды, бежавшие неестественно быстро, сжирали рубиновое пламя, разрушая и обращая в прах саму реяцу, из которого оно состояло. Но все же, до Бараггана дотянулись остатки той чудовищной атаки, что вызвала у того же Омаэды дрожь во всем теле при осознании того факта, что все шесть зарядом можно было бы использовать для совокупного удара.
  Однако когда облако пепла рассеялось окончательно, Примера Эспада предстал перед глазами Сой Фон в своем прежнем виде. Лишь его мантия в некоторых местах выглядела чуть-чуть опаленной и изорванной сильнее, чем раньше. Закусив нижнюю губу, шинигами бросила невольный взгляд на свое оружие. В принципе, ее духовных сил хватило бы еще на два выстрела, но если эффект от них будет столь же ничтожным, то какой тогда смысл попусту тратить реяцу?
  - И что? - расхохотался, тем временем, Барагган. - Это все на что способен банкай одного из капитанов Го...
  Чужое присутствие у себя за спиной арранкар сумел ощутить лишь за ничтожную долю мгновения до удара. И он сумел увернуться. Почти... Иззубренные когти-серпы разбили в костяную труху всю правую половину "головы" Бараггана. Громадный топор, соткавшийся в руке у Примеры, описал широкий полукруг, пытаясь достать атаковавшего, но Сальваторе уже был от противника с другой стороны.
  - Невозмо...
  Второй удар Лоренцо окончательно превратил остаток черепа в груду обломков. Золотое кольцо короны мелькнуло в воздухе и со звоном ударилось где-то далеко внизу, чтобы спустя еще секунду истаять серым невзрачным дымом.
  - Мое время принадлежит только мне, старый мудак...
  
  Аккуратно ступив на прогнувшуюся крышу, вастер-лорд шутливо отсалютовал капитану и тяжело опустился на искрошенный парапет. Все тело Сальваторе - его кожа, одежда и даже пальцы-лезвия - выглядело не лучшим образом. Если проводить сравнение по аналогии, то ближе всего оказалась бы прилично изъеденная молью шуба. Тем не менее, Сой видела, что естественная регенерация пустого уже взялась за дело, возвращая ему привычный вид.
  - Это и вправду было рискованно, - развеяв банкай, капитан приблизилась к вастер-лорду. - Но теперь я понимаю, почему вы с ним так сильно не ладили. Единственное существо, обладавшее способностью противостоять его разрушительной силе, не могло не вызывать опасения у Примеры...
  - Вообще-то, раньше мы с ним еще не сходились в бою. Напрямую, - уточнил Лоренцо.
  - Подожди, то есть... ты не знал, что это сработает?! - возмущение брюнетки было вполне себе искренним.
  - Я же сказал, что план немножко безумен, - ничуть не смутился Лоренцо. - Все-таки сила Бараггана не могла превращать вещи в прах мгновенно. И для того, кто может растянуть секунду на час, этого вполне достаточно. Нужно лишь было добиться того, чтобы старик проявил небольшую рассеянность, пока я подбирался поближе.
  - О, ками! А еще считала тебя самым адекватным из вашей больной компании, - Сой лишь разочарованно покачала головой.
  - Так я и есть, самый адекватный. К тому же, план был не настолько уж безнадежен, ведь закончить я успел бы в любом варианте.
  - Только не говори мне, что... - капитан внезапно осеклась, увидев, что, несмотря на широкий оскал, в красных глазах вастер-лорда не было и намека шутку. - Ты всерьез собирался погибнуть?
  - Ага, - сознался Сальваторе, как ни в чем не бывало. - Этот вариант как-то виделся мне наиболее вероятным. Но, раз уж получилось в итоге выжить, то так уж и быть, соглашусь с решением поганки Судьбы.
  - Значит, самый адекватный, да? - усмехнулась уже Сой Фон.
  - Ну, может второй, после Койота, - не стал настаивать Лоренцо. - Только онее-сан о моем безрассудстве не рассказывай. Она тоже пока считает меня адекватным. А вот если узнает, то, чего доброго, в мясной салат от избытка нахлынувших чувств порубит.
  - Может, и не расскажу, - протянула девушка, и вастер-лорд изумленно заломил левую бровь. - Зависит от того, как ты дальше будешь себя вести...
  Лоренцо громко расхохотался.
  - Не зря ты мне сразу понравилась, шинигами, - отсмеявшись, пустой поднялся и одернул полы полностью восстановившейся шинели. - Эх! Слышал я как-то, что свершенная месть приносит лишь разочарование. Так вот, уверяю тебя - бессовестная грубая ложь. Но вернемся к главному. А именно к вопросу, который я должен задать...
  Последние слова Сальваторе заставили снова исчезнуть легкую улыбку, появившуюся на лице у капитана второго отряда всего минуту назад. Омаэда, все это время мявшийся немного в стороне, резко насторожился.
  
  * * *
  
  С края крыши, где я обосновалась, открывался прекрасный обзор на творящееся внизу безобразие. Конечно, маскировочный кидо-барьер ритейтай, амулет с которым Танака любезно подкинул мне еще в третью нашу встречу, и который я использовала во время визита Гриммджоу в Каракуру, вряд ли мог надежно укрыть меня от всех участников разворачивающегося действа. Но сейчас им пока точно было не до меня.
  Ямамото успешно доколачивал беднягу Вандервайса, разрывая того на части буквально голыми руками. А Айзен и Ичимару зависли чуть в отдалении, наблюдая эту картину с весьма заинтересованным видом. Даже без своего занпакто командующий Готей-13 оставался грозным противником, но разве следовало ожидать чего-то другого от существа, вторую тысячу лет стоящего во главе всего загробного мира? Впрочем, у хозяина Лас Ночес, впервые, кстати, увиденного мною вживую, были серьезные шансы потеснить старика с пьедестала, а заодно и добраться до его руководства. И тут оставался лишь один вопрос - какая позиция и при каком раскладе будет наиболее удобной для меня и моих людей, раз уж мне довелось ими обзавестись.
  Сзади с легким шорохом приземлились на крышу две тени и плавно скользнули ко мне. К сожалению, быть разом во многих местах я так и не научилась, но сегодня сестры Фуэртэ успешно заменили мне дополнительные глаза и уши.
  - Что там?
  Отголоски нескольких сражений еще звучали вокруг, но возвращение бывших пустых говорило о том, что события, за которыми их послали следить, пришли к какому-то итогу.
  - Ортега и Нелиель-сан тяжело ранены, но живы, как и фраксьоны Куарто, - первой тихо заговорила Мурэно. - Я отправила за ними Этерну и Мэниса, и сейчас они уже должны быть в безопасности. Секста Эспада и капитан двенадцатого отряда выведены из игры. Однако состояние Жиана намного... намного хуже. Вероятно, он не сумеет...
  Вастер-лорд не стала договаривать, а мне оставалось лишь резко выдохнуть сквозь зубы. Потери. Всегда есть потери, даже при самом безупречном плане. Я привыкла к этому. Но привыкла - еще не значит, что смирилась. Терять бойцов неприятно, особенно хороших бойцов или просто преданных. Я не считаю те случаи, когда сама заведомо посылала на убой уродов, которые окончательно достали меня или команду, и все же в каждом бою, в каждой стычке обязательно погибал хоть один из тех, кого не хотелось терять. Иногда, по пьяной лавочке, задумываясь над тем чувством, что вызывала у меня новость об очередной такой смерти, я тешила себя мыслью, что это где-то очень глубоко внутри шевелятся остатки моей человечности. Но утреннее похмелье обычно помогало забыть эту чушь.
  - Понятно. Что еще?
  - Камамура мертв, - отозвалась на этот раз Сомбра. - Зараки расправился с ним без моего вмешательства. Сам капитан одиннадцатого отряда практически не пострадал.
  - Отлично, - мои губы сами собой сложились в ядовитую ухмылку.
  Кен-кун не подвел моих ожиданий, как, впрочем, и этот псоглавец. Столкновение двух сил, слишком упертых, чтобы уступать, могло закончиться либо уничтожением одной из них, либо обеих. Второе было бы обиднее, на Зараки у меня все-таки пока еще имелись некоторые виды. Конечно, был маленький шанс на неудачу, но затем туда и отправилась Сомбра. Если бы Кенпачи вдруг оставил Камамуру в живых, то вастер-лорд должна была позаботиться о том, чтобы исправить данное упущение.
  Камамура и Сасакибе. Этих двоих шинигами нужно было кончать при любой ситуации. Самые верные псы Ямамото, его безусловная опора и поддержка. Ломая нынешний Готей, я не могла позволить сохранить им жизнь. Даже Улькиорра, чья преданность Айзену была весьма высока, оставался для меня под вопросом. Но с этими двумя все было решено еще до нашей прогулки в Лас Ночес. Именно там сейчас, кстати, Танака должен закрыть вопрос с лейтенантом первого отряда. Сабуро обещал, что справиться сам. И пока я была здесь, оставалось лишь надеяться на то, что Ямамото действительно не захочет соблюдать условия сделки с главой ритейтай. Иначе, боюсь даже предполагать, как поступит Танака. Все-таки он шинигами и офицер, пусть и занимается самой грязной работой в Сообществе Душ. Порою именно такие и способны на самые неожиданные и глупые поступки, из-за взыгравшей чести и гордости. Впрочем, происходящее ныне где-то в далеком Лас Ночес не играло никакой роли для того, что творилось здесь. На самый крайний случай, там еще был Челуте. На то, чтобы задержать и потрепать вражеских шинигами его должно было хватить, а там мы уже и сами вернемся и как-нибудь да разрешим ситуацию.
  - Сегунда?
  - Старрк оказался чрезвычайно убедителен, онее-сан, - вновь откликнулась Сомбра. - Она приняла ваши условия. Капитан Хицугая также согласился дождаться сигнала к началу последней общей атаки...
  Этот мальчик был умным, очень умным. И ненавидел Айзена больше всего на свете. На это Танака и предлагал сделать упор. Что ж, все складывалось как нельзя лучше. Сейчас Койот должен был заняться тем, чтобы на время убрать подальше всех нежелательных свидетелей, а также позаботиться об Улькиорре и оставшихся капитанах, если они еще не перебили друг друга. На Лоренцо оставались Мифёнг-тян и Примера Эспада. И в итоге, у меня было время, чтобы сделать свой ход. Очень надеюсь на то, что Айзену захочется посмотреть это представление до конца, и он не станет вмешиваться в него, пока не окажется слишком поздно.
  Внизу в очередной яркой огненной вспышке уже почти окончательно истаяли последние очертания Вандервайса. Однако в самый последний момент тело слабоумного арранкара вдруг раскрылось ослепительным взрывом. Шарахнуло это дело настолько сильно, что меня едва не сбросило с крыши. Страшно представить себе, что должно было случиться с Яма-джи, находившимся почти в эпицентре. Хотя, почему же "страшно"? Очень даже не страшно, а занятно!
  Бросив вниз новый взгляд, я получила ответ на свой вопрос. Старик Ямамото, тяжело дыша, медленно поднимался на ноги на дне черного кратера. Живучий дед, но другого, в принципе, от него и не стоило вроде бы ожидать. Тем временем, командующий Готея уже повернулся в сторону правителя Уэко Мундо. Улыбающийся Айзен в ответ с совершенно невозмутимым видом, как будто гибель его секретного оружия была частью заранее спланированного сценария, уже начал что-то говорить. А я отключила маскировку и сделала шаг на парапет. Цзянь скользнул из ножен, тут же разделяясь на две половины. Все запасы реяцу устремились на подпитку моего иерро. Лезвие с "ядовитой" печатью дома Шихоуин, еще один занятный подарок от главы ритейтай, было припрятано за левым отворотом рукава. Теоретически, этот клинок - очень крутая вещь, оружие из духовных частиц, которым мастера-артефакторы придали весьма занятные свойства. Оказавшись в теле духовной сущности с сильной положительной реяцу, печать начинала "отравлять" ее, то есть делать непригодной для привычного использования. Убивать это не убивало, но неприятности могло доставить существенные. Причем, чем сильнее был дух, тем быстрее шел этот процесс. Поглотить эту дрянь было невозможно, во всяком случае, так уверял Танака. Это было как-то очень сложно связано с процессом создания данных артефактов, и единственным условием являлось непременное постоянное нахождение лезвия в теле жертвы. И если все получится, как надо, то такой маленькой гадости вполне хватит, чтобы окончательно подорвать силы израненного старого шинигами, лишенного занпакто.
  Что ж, мой выход. Старое, как мир, правило в действии - если берешь на себя лидерство, то будь готов схватиться с вражеским командиром. Просто затем хотя бы, чтобы никто другой из своих же не стал оспаривать твое право руководить. Да и силы Ямамото мне для следующей драки очень бы пригодились...
  Две ладони легли на мои плечи в тот момент, когда я уже собралась шагнуть за край, а шинигами внизу синхронно обернулись в мою сторону.
  - Позвольте нам, онее-сан, - вкрадчивый шепот Сомбры, признаться, меня удивил.
  - Вы сделали для нас уже достаточно, чтобы мы по достоинству оплатили вам этот долг, - поддержала сестру вторая бывшая пустая.
  Не дожидаясь моей реакции, и с тихим шелестом шелка скользнув от меня слева и справа, вастер-лорды сделали несколько шагов по воздуху и замерли, обменявшись взглядами. Прежде, чем я успела спросить, какого сёдзё, задумали эти двое, голоса Фуэртэ заполнили собой все вокруг.
  - Там, где свет встречается с тьмою. Там, где звук переходит в безмолвье...
  - Там рождается чистое пламя. Разрушения истая сущность...
  - Единая форма! Симбио Пиро!
  Подняв правую руку, Сомбра коснулась открытой ладонью левой, протянутой Мурэно. Кровавое сияние, осветившее сестер со всех сторон, заставило мое сердце сжаться почти от животного страха. Ведь в этот момент от близняшек полыхнуло такой реяцу, что даже после всей поглощенной мною духовной энергии Ямми, я невольно шарахнулась назад, поспешно возводя вокруг себя барьер защитной сферы.
  Широкий катар и катана в изукрашенных ножнах, которые Фуэртэ по-прежнему сжимали в руках, аккуратно сложились, сливаясь в единое целое и превращаясь в жутковатого вида копье. Очертания фигур самих вастер-лордов тоже стали размытыми и почти полностью исчезли в алом зареве. А потом из его глубины с новой вспышкой взметнулись багровые крылья, и духовное давление, обрушившееся мне на плечи, едва позволило удерживаться на ногах. Жар, исходящий от трехметрового силуэта, зависшего в воздухе передо мною и делавшего мерные взмахи крыльями, чувствовался даже сквозь потрескавшиеся стенки прозрачной сферы. Голова с парой изогнутых рогов повернулась в мою сторону, разметав по черным доспехам, укрывавшим плечи, ярко-рыжие прямые волосы.
  - Это знак нашей признательности, онее-сан, - вымолвило создание одновременно двумя голосами сестер Фуэртэ. - За новую силу!
  Язычки огня вырывались между оскаленных в улыбке клыков. Длинный хвост, покрытый багряной чешуей, метался из стороны в сторону, сверкая острыми роговыми пластинами на конце. А в глазах у этого существа была лишь дикая, ни на что не похожая, радость, и это пугало еще сильнее, чем все остальное.
  Духовное давление Пиро никуда не исчезло, и даже постепенно продолжало возрастать, а мне стоило очень большого труда как можно спокойнее кивнуть в ответ на последнее высказывание. Чем же стали теперь эти двое? Что это? Просто объединение сил? Может новый этап духовной эволюции? Или вообще, перерождение? И почему меня настойчиво точит мысль, что без моего прямого вмешательства в саму духовную структуру сестер здесь точно не обошлось?
  - Не волнуйтесь, мы позаботимся обо всем... Раньше мы могли лишь ненадолго призывать это воплощение, и оно было куда слабее. Но теперь мы готовы раскрыть себя... по-настоящему... До конца!
  Лицо твари, появившейся от слияния двух вастер-лордов, рывком обернулось в сторону замерших шинигами, бывших и действующих. Судя по виду, происходящее произвело должное впечатление даже на них. Ямамото хмуро щурился, Гин перестал улыбаться, а Айзен поджал резко губы, ничем более не выдавая своих эмоций. Горячее дыхание существа, только по моим самым приблизительным оценкам превосходившего даже Старрка настолько же, насколько арранкар превосходил Сальваторе, вырывалось наружу раскаленным паром. Кожистые крылья еще раз с силой ударили по воздуху, заставляя духовную энергию свиваться вокруг огненными спиралями. И издав пронзительный яростный вопль, Пиро взметнула копье в атакующую позицию и камнем рухнула вниз, выбрав своей единственной целью старейшего из воинов Сообщества Душ.
  
  Наконечник копья, "украшенный" плоскими крючьями, в который раз пронзил тяжелый воздух, не успевавший расступаться на пути у пугающего оружия пустой. Темная сталь, охваченная извивами рубинового пламени, рвущегося изнутри самого металла, оставила на груди Ямамото глубокую борозду. Хохот крылатой твари, наполненный триумфом и бешеным восторгом, ударил по ушам. Пот, заливавший глаза, не давал ему возможности сосредоточиться, а чудовище продолжало атаковать снова и снова.
  Попытка перехватить и вырвать копье у огнедышащего монстра закончилась ударом хвоста, рассекшим, не сломавшим, а именно рассекшим ребра с левой стороны груди. Ни разорвать дистанцию, ни просто опередить противника на чистой скорости Шикекуни тоже не успевал. Без Рюджанжаки, с бесчисленными ранами и почти недееспособной левой рукой вся схватка с врагом подобной силы превращалась в планомерное избиение. Но хуже всего было не это.
  Как лесной пожар сталкивается со встречным палом, так и вся мощь Ямамото сейчас бессильно расплескивалась об это создание. Удары его кулаков оставляли вмятины на черных латах, вырывали куски чешуи и плоти, ломали созданию кости, но собственное пламя командующего Готея - его реяцу, выплескивавшаяся наружу в своем первозданном проявлении - тут же стягивало раны смеющейся пустой лучше всяких лечебных кидо. Даже полностью контролируя свою духовную энергию, Ямамото не мог изменить собственную сущность. А пытаться сдерживать рвущийся наружу поток огня, означало лишь еще более быстрое поражение. Пламя его противницы, чья мощь поражала и ужасала одновременно, тоже не причиняло вреда шинигами, но он не был квинси, не был пустым или баунто, а поэтому не умел поглощать чужую реяцу, столь свободно выплескивающуюся сейчас на него, особенно в таких бескрайних количествах.
  Что бы ни задумали Айзен и вконец взбесившаяся занпакто Ичиго, у них это получилось. Винить в этом Ямамото мог лишь себя, слишком много им было сделано упущений, "поблажек" и "поддавков". Слишком поздно стало понятно, что с самого начала стоило выкладываться по полной, не боясь последствий. На самом деле, можно было еще в начале боя использовать свой банкай и покончить со всем одним махом, но тогда бы ему пришлось отказаться от всего остального задуманного. План Урахары по подчинению и запечатыванию силы перерожденного Айзена. Весьма удобный ход для возвращения в Сообщество Душ опальных капитанов-вайзардов. Следующий этап по развитию силы младшего Шиба-Куросаки... От всего этого пришлось бы отказаться. И он пошел на этот риск. А в результате сейчас... сейчас оставалось лишь красиво принять поражение. Ведь как бы там оно ни было, но уж эту дрянь командующий отпускать так просто не собирался... Пусть он и проиграет, но уж точно прихватит с собой в небытие сильнейшую пустую, когда-либо виденную им за все тысячелетия!
  
  Наблюдая за побоищем, устроенным Пиро и Яма-джи, мне оставалось лишь кусать губы да поражаться собственной наглости. И я еще, идиотка, рассчитывала на что-то, собираясь схлестнуться в открытом бою с этим бородатым человекообразным демоном?! Да во имя всех живых и мертвых богов, сколько бы секунд я сумела простоять в поединке с существом, превратившим высотное здание в пепел одним ударом голого кулака?! Какие тут, в брюхо к сёдзё, подля