Романов Андрей Олегович: другие произведения.

Распланированная жизнь

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 2.59*23  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фик по миру Наруто. Ни коим боком не МС. Попаданец в левого персонажа. Особой кровожадностью фик не отличается, Хотя доброго и милого там еще меньше. Сценами сексуального характера не перегружен, но плевки по поводу них уже предполагаю. Канон рядом но действия происходят скорее паралельно. Закончено. (страница автора: http://samlib.ru/r/romanow_a_o/)

   Распланированная жизнь
  
  
  
   * * *
  
  
   Что случилось? Где я? Темнота, пустота, как-то слишком спокойно, умиротворенно хочется заснуть... Стоп! А кто я? Я, я... Не знаю! Нет, так не пойдет, я должен вспомнить! Чувствую, что это очень важно.
   Я, я человек! Точно человек. А что это значит? Еще одно усилие, отозвавшееся во всем моем естестве звоном лопнувшей струны, и на меня обрушивается лавина образов и воспоминаний. Я вспомнил! Вспомнил! Я человек, студент, зовут Виктор Огурцов, учусь в экономическом, куда поступил со второй попытки, после первой, неудачной меня забрили в нашу доблестную армию. Ничем особым не выделяюсь, средний рост, нормальное телосложение, лююлю погулять с друзьями.
   А сейчас, похоже, я с друзьями и погулял, вот голова и раскалывается. Стоп, голова? А где она, где все? Проявившиеся воспоминания меня обрадовали, но теперь вместе с воспоминаниями я осознал и всю неправильность, и чуждость своего положения. Я ничто, в нигде, у меня нет тела, ничего нет, но я как-то мыслю, и это вовсе не последствия неумеренных возлияний, это я очень хорошо осознаю.
   В отчаянной попытке разобраться, или скорее сбежать от действительности я вернулся к своим воспоминаниям, пытаясь сообразить, что же меня привело к такому положению. Помню гулянку, по поводу успешной сдачи сессии за третий курс, мы всей группой поехали на природу, шашлычки, озеро... А дальше? Ленка, давно на нее заглядывался, такая неприступная и гордая, но сегодня она была куда более раскрепощенной. Да было очень хорошо, она оказалась еще девочкой. Но это все не то, что потом? Я плавал, боль в ноге, желание вздохнуть, легкие горят огнем и пустота, эта пустота. Я умер? Умер!!! Но я не хочу! Как же глупо!!! Почему! Почему! Я не хочу! Не хочу этой пустоты, верните меня!
   Не знаю, сколько длилась моя паника, но, в конце концов, все проходит. Я просто устал паниковать и кричать, на меня навалилась тоска, плавно перетекшая в покой и умиротворение, захотелось закрыть несуществующие глаза... А что такие глаза? НЕТ! Не позволю! Я и так умер, но не позволю этому ничто забрать еще и мои воспоминания. Может это и глупо, учитывая, что я нахожусь буквально в нигде, или в чистилище, хотя, что толку от терминов, когда тут ничего нет? Возможно, глупо, но я не хочу терять себя.
   С целью борьбы с этим странным покоем, пытающимся забрать мою память, я стал пытаться вспоминать всю свою жизнь от начала и до конца, раз за разом, раз за разом, картинки образы, калейдоскоп красок, слова сливались в равномерный гул, хорошо, спокойно.
   Наверное, на этом бы моя жалкая попытка сопротивления и кончилась, но видимо я и так держался за свою память достаточно долго, или это странное место решило избавиться от своей, не желающей забывать жертвы. А возможно просто пришло мое время, я не знаю механизма работы всего этого круга перерождений, но внезапно я ощутил нехватку воздуха, удушье, огонь в легких, очень ярко отразившийся в последнем воспоминании той жизни, заставивший проявится и всю остальную память, а потом меня обожгла боль. Болело все тело, да у меня появилось тело, вот какой-то просвет и глаза обжигает яркая вспышка света, зажмуриваюсь. Что-то охватывает меня со всех сторон, и я кричу от страха и боли, а еще от радости, я могу дышать, я жив, меня спасли!!! Усталость наваливается неимоверная, и я засыпаю, засыпаю не в том ничто, чтоб потерять свои воспоминания, а просто засыпаю, обычным человеческим сном.
  
   * * *
  
  
   Уже позже я понял, что меня никто не спасал, и очнулся я не в своем теле. Точнее то в своем, но новом, я стал младенцем, новорожденным. Тут на мой разум напало новое испытание, попытаться не сойти с ума от скуки, беспомощности и непонимания. Не знаю, возможно, это у всех детей так, или всему виной мои сохранившиеся воспоминания, но я почти не мог управлять своим телом, в глазах вместо нормальной картинки был сплошной калейдоскоп красок, а уши предавали какофонию звуков. Разве что, когда мне в губы утыкалось что-то теплое, я действовал правильно и наслаждался мягким вкусом молока. Но на самом деле все было не столь мучительно, поскольку я все время, за исключением кормежек спал, и потому слишком сильно не страдал от адаптации разума к новому телу.
   Не знаю, сколько прошло времени, но в какой-то момент череда цветов перед глазами сложилась в привычную картинку, и когда меня в очередной раз стали кормить, я впервые рассмотрел лицо своей новой мамы. Красивая девушка, или даже девочка, черты лица ровные, нос остренький, губы пухлые, добрые. Слегка раскосые глаза, и красноватые волосы, или это у меня продолжаются непонятки с цветовой гаммой? Грудь кстати третьего размера и таааакааая мягкая. Знаете, когда видишь источник еды, вкус молока становится в десятки раз вкуснее, кажется, я за всю свою прошлую жизнь ничего вкуснее не ел!
   Несколько дней я с интересом разглядывал новый мир, из моей кроватки многого было не видно, но хватало и того, что есть, ведь это уже какое-то разнообразие и возможность хоть что-то делать. Мама почти постоянно была со мной, и что-то говорила, я пытался повторять, но не тренированные голосовые связки выдавали только агуканье, но и ему моя мама была жутко рада, и весело смеялась, когда я агукал, отвечая на ее вопросы. Да я решил считать ее своей мамой без всяких скидок на прошлую память, по той жизни я тоскую, или скорее тосковал, но ведь ясно, что потерянного уже не вернешь, и если мне выдался шанс начать жизнь заново, то надо жить, а не цепляться за старое. Тем более что она действительно моя мама, и любит меня. Кстати папу я ни разу не видел, но может, он занят, или я, просто, не опознал его из нескольких мужчин, иногда, меня рассматривающих. А из общения, пусть и однобокого с мамой узнал свое новое имя, по крайней мере, мне показалось, что это именно имя, а не еще что. Позвольте представиться, теперь меня зовут Акеми. Необычно, но мне понравилось.
   Но идиллия кончилась быстро, опять же трудно судить о времени, когда ты почти всегда спишь, но не думаю, что прошло сильно больше недели, после того, как ко мне вернулась способность нормально видеть и различать звуки. Меня разбудили, резко выдернув из кроватки, я заплакал от неожиданности, детский организм уж очень ярко реагирует на любые раздражители. Но быстро взял себя в руки, рассмотрев, что несет меня мама, но вот то, что она бежит, и что-то испуганно бормочет, меня встревожило. А потом раздался грохот, треск, и огромная потолочная балка рухнула. Мама ее не видела, а я как раз смотрел вверх и даже впервые смог нормально и понятно выговорить слово, желая предупредить об опасности, вот только слово это было произнесено по-русски, и ничем помочь не могло. Балка рухнула моей такой молодой, новой маме прямо на голову, земля закружилась, и в себя я пришел отчего-то мокрого и липкого стекавшего мне на лицо. Глаза из-за этого потока жидкости открыть не получалось, очень скоро она забила мне нос, и потекла в рот, мешая дышать. Вкус был очень знакомый, по той жизни, вкус крови. А когда я осознал, чья это может быть кровь, то от ужаса забыл обо всем и ударился в натуральную панику, при этом едва не захлебнувшись. Но воспоминания об уже пережитом утоплении привели меня в чувство, и я принялся глотать. Глоток, вздох, натекает новая кровь, и снова глоток, сделать что-то еще мое детское тело крепко замотанное в пеленки не позволяло. К счастью эта пытка длилась не так уж и долго и вскоре поток крови сошел на нет, но к тому моменту глотать мне уже было некуда, и я пребывал на самой грани новой паники от осознания того, что мне предстоит опять задохнуться. Едва угроза жизни миновала как силы меня оставили и я заснул.
   В следующий раз я пришел в себя на руках у какой-то женщины, незнакомой. Меня помыли, перепеленали, после чего покормили из соски чем-то мерзким и положили в простенькую кроватку. Повертев головой я убедился, что рядом стоят точно такие же, после чего горько заплакал. Хоть я и знал свою новую семью совсем недолго, но я успел к ней привязаться, а теперь, все...
   Но плач не плач, а толку от этого не будет. Я горевал по потерянной семье, но, в конце концов, принял и новую действительность. Чуть позже я даже размышлял, почему гибель человека, которого я знал-то всего ничего, так больно по мне ударила, но нормального ответа не находилось, наверное, инстинкт, ну и первый человек, в этом новом мире которого я увидел и успел полюбить. Но хватит об этом, лучше не вспоминать, а то опять грустить начну.
   Дни шли за днями, я стал меньше спать, и появилось больше времени на утоление моего любопытства, правда, закутанным в пеленки, так что и голову не повернешь это сделать трудно, но я старался. Так я перезнакомился со всеми нянями, сиделками, или, как их правильно называть, на удивление девушек оказалось много, и сами они были едва ли лет десяти двенадцати, правда, кормили нас и меняли пеленки все же под присмотром взрослых. Видимо тут детский дом, в котором более старшие воспитанники ухаживают за более младшими, разгружая персонал.
   Комнату, в которой и проходила в основном моя жизнь, я рассмотрел во всех подробностях. Деревянные полы, деревянные стены, вообще все деревянное, но освещение электрическое, окошки большие стеклянные. Но мы, мы это дети груднички не безвылазно торчали в этом большом светлом помещении, нас и на прогулки выносили. Здание детдома оказалось трехэтажным, стиль мне почему-то показался восточным, но почему, сказать не могу, вот чувствуется что-то и все тут. Вокруг вообще было много растительности, деревьев. Или наш детдом находится в деревне, или загородом.
   Вскоре я уже достаточно окреп, чтоб нормально вертеть головой и управлять руками ногами, да и в пеленки заматывать так туго меня перестали. И вот тут я совершил одно крайне неожиданное открытие. Мне захотелось в туалет, и я привычно стал плакать, подзывая нянечку, они меня очень хвалили за такую сообразительность, а мне было очень приятно принимать эти похвалы и лежать у них на руках, ведь это куда интереснее, чем болтаться в кроватке. Но я отвлекся, услышали меня быстро, надо мной склонилось веснушчатое девичье личико и озабоченно спросило.
   - Акеми хочешь пипи?
   Некоторые слова я уже нормально понимал. Прекратив плакать, я утвердительно заугукал.
   - Сейчас маленький, все сделаю. - Засуетилась девушка достав меня из кроватки и разматывая пеленки. - пипи. - Разрешила она, когда с тряпками было закончено.
   Я свои дела и сделал, а потом мой взгляд опустился вниз, на мои ножки, животик и все, больше ничего не было. Вот так я и узнал что я девочка. Моя няня долго беспокоилась, почему вдруг я начал плакать и кричать, даже взрослых позволила. Те так же не найдя причины моей истерики пригласили незнакомого мужика в белом халате и он начал водить надо мной рукой, которая вдруг засияла мягким зленным светом. Эта непонятность и помогла мне немного успокоится и переключится с истерики по поводу потери некоторых весьма важных частей тела, на что-то другое.
   Я, забыв обо всем, протянул ручки к этой светящейся ладони, не пойми, зачем желая ее схватить и убедиться, что действительно светится, без всяких там приборов. Но медик убрал руку раньше.
   - Ребенок полностью здоров, - вынес он свой вердикт. - Хотя развивается несколько быстрее, чем обычно. Да определенно быстрее.
   Не знаю о чем они там еще разговаривали, но после этого случая меня перевели в более старшую группу, к детям уже умеющим ползать. И хоть я еще этим навыком не обладал, но достаточно быстро натренировался.
   Просыпаюсь, поел, и принимаюсь ползать по манежу, вместе с такими же голенькими карапузами, ползаю, ползаю, пока ручки и ножки не начинают дрожать от усталости, и падаю, засыпая. Такой режим очень помогает не думать о том, что я теперь девочка.
   Но ползай, не ползай, а от самого, или самой себя не уползешь. Не знаю даже, повезло мне, с воспоминаниями прошлой жизни или нет, не помнил бы ничего, и проблемы бы не было. С другой стороны в жизни появились бы другие проблемы, а я со своим, пусть и не великим опытом смогу многих этих проблем избежать и надеюсь, добьюсь чего-то большего. Но вот то, что мое сознание воспринимает меня как парня, а тело женское... Будем считать это кармой, и расплатой за прошлую жизнь, еще я где-то слышал, что сознание адаптируется к телу. Честно говоря, не очень-то хочется, но возможно так будет даже лучше. Бррр, даже думать о таком противно. И вообще нашел из-за чего сырбор разводить, все в ближайшие четырнадцать лет разницы никакой не будет, а там и задумаемся. Кстати, та зеленая светящаяся рука, как-то со всеми этими переживаниями она у меня из головы вылетела, это что магия? А если есть магия, то возможно и моя проблема решаема, только как бы уточнить?
   Хотя опять же, не стоит спешить, не думаю что грудничок едва научившийся, а я еще и не научился. Хм, научилась, стоит привыкать и не цепляться за старое сам..а, же недавно решила что новая жизнь и все новое, вот и обращаться к себе следует в соответствии с полом, дабы не вызывать недоуменье у окружающих. Так вот не думаю что грудничок, выспрашивающий о магии это нормально. Не стоит раньше времени выделяться и искать проблемы, хотя, судя по ускоренному, как сказал доктор росту я и так несколько выделяюсь, но не думаю что сильно. А почему вообще развиваюсь быстрее, ну кроме моей взрослой, или не обнуленной души других идей у меня нет. Но это так же не важно, поскольку не поддается контролю.
   А что важно? А важна сейчас вон та вожделенная соска с молоком, а то кушать уж очень хочется, и от всех этих мыслей меня сильно в сон клонит. Тело слабое и напрягаться даже мысленно в нем долго нельзя. Нямка...
   Жизнь продолжалась, вскоре я узнал свой возраст, а заодно совершил свои первые шаги в этом мире, оказывается мне четыре месяца, и я действительно несколько опережаю в развитии сверстников, но к моему удивлению совершенно незначительно, и особого ажиотажа это не вызывает. Разговоры местных я уже понимаю уверенно, а вот у самой с произношением пока туго, хотя Илона, это постоянная воспитательница нашей группы через слово меня все же понимает. Я вообще из всех детей выделяюсь повышенной активностью и любопытством, ибо скучно до невозможности, и постоянно пытаюсь найти, чем себя занять.
   Обычно пристаю к Илоне, когда у нее настроение хорошее она мне сказки рассказывает, после первых сказок у меня в черепушке засвербела странная и подозрительная мысль. А вот когда она начала рассказывать сказку, про Великого Мудреца Рикудо, Ужасного Десятихвотого демона, и его частичку девятихвостую лисицу, не так давно уничтожившую половину Конохи, моя мыслишка обрела плоть. Пожалуй, следующие несколько дней после этой сказки я был..а, наиболее тихая и задумчивая. И осмысливала новую информацию. Теперь сомнений почти не осталось, ну ладно сомнения остались, но фактов слишком много. Сказка, человек со светящейся рукой, постоянные упоминания в разговоре о шиноби, я то раньше думала, так просто военных зовут, да если подумать, то даже одежда весьма похожа на то, что я помню по детскому мультику про блондина с демоном в пузе. Мультик я почти не смотрела, но зато читала много фанфиков по этому миру, хочется верить, что все же этому. Почему? Да потому, что, не смотря на его жестокость и опасность проживания, я тешу себя надеждой на некоторое знание будущего и лелею мысли это знание использовать себе на пользу. И, кажется, тут есть тип умеющий менять собственные тела, что опять же сильно радует.
   Правда, более детальный анализ моих воспоминаний меня несколько разочаровал, помню основные вехи, вроде скорой мировой войны, действующие лица и прочие малополезные факты. В принципе это тоже не плохо, но для нормального использования этих знаний надо бы и самому оказаться в числе шиноби, в моем новом мире царствует культ личной силы, и, не обладая ей на что-то рассчитывать просто глупо.
   После такого открытия я стала пытаться почувствовать собственную чакру. Да, да знаю что слишком рано, что большинство бесклановых этим занимаются, только поступив в академию, лет в девять, кажется. Но вы сами попробуйте удержаться, когда точно знаете, что эта чакра есть, и вам жутко хочется стать крутым и сильным магом, а еще имеется море свободного времени.
   В попытках достучаться до чакры я пыталась использовать знания, почерпнутые в прошлой жизни. Там очаг на уровне солнечного сплетения, каналы разводящие эту энергию по телу и танкецу, через которые ее можно вывести наружу. Если хочешь почувствовать, то надо медитировать сосредоточившись на собственном очаге и что-то получиться. У меня не получалось.
   Моего упорства хватило месяца на три, после чего пришлось признать, что-либо еще рано, либо я что-то делаю не так. Но полностью попытки медитации я не забросила, просто стала уделять им куда меньше времени, зато освободившееся время я посвятила учебе. Семимесячного младенца пусть даже необычайно шустрого никто ничему учить особо не собирался, но я ведь жила в детдоме, в котором обитали дети вплоть до совершеннолетия, которое тут наступает в четырнадцать, и вот их-то учили. А я просто приходила в один из классов и тихонько сидела в уголке. По первости меня пытались выгнать, но потом оставили в покое, тем более я не шумела и не создавала проблем.
   Такая учеба заметно разнообразила жизнь и несколько избавила меня от скуки. Читать я училась долго. Местная письменность оказалась иероглифической, так что занятие это не простое. Но долго это только по моим собственным меркам, а для моего возраста так просто молниеносно, хотя свое уменье читать я не демонстрировала. Забавно, говорить нормально еще не получается, зато умею читать. Нет не то, чтоб совсем не могу говорить, могу, но как не стараюсь часто скатываюсь на малоразличимое агуканье, просто нет привычки, произносить правильные звуки.
   Помимо обучению письму заглядываю и на прочие уроки, вроде истории, с математикой у меня проблем нет, тут даже цифры оказались очень похожи на арабские. Но я сильно запоминанием новых знаний себя не утруждаю, да и не слишком активно тут учатся. Да и не получится долго засиживаться в классах, физически. Тело требует активности, и сам я понимаю, что для нормального роста и развития надо бегать, прыгать и всячески активно развиваться.
   В возрасте года, я, играя в догонялки, со старшими схлопотала от пятилетней девочки коленкой в челюсть и так неудачно упала, что сломала руку. Больно было жутко, и обидно. Но этот случай мне сильно помог, поскольку меня принесли к уже знакомому медику, и он стал меня лечить, водя руками над раной. Процесс шел не быстро и, заскучав и избавившись от боли, я скользнула в медитацию. По крайней мере, я считаю, что это именно медитация, когда никаких мыслей нет, только покой, очень похожий на ток, из пустоты, но не пытающийся поглотить память, а нормальный, помогающий вспомнить что-то забытое или наоборот лучше запомнить и усвоить информацию.
   Сейчас же оказавшись в медитации, я неожиданно увидела и почувствовала чакру целителя, что впитывалась мне в руку, но не только в руку, я почувствовала, как эти маленькие зеленые огоньки расходятся по моему телу, я почувствовала свой очаг и свою чакру! Ура получилось! Кажется, я все-таки смогу стать шиноби!
   - Тихо, девочка. - Не оценил моей радости медик, после чего его чакра метнулась к моей голове и я уснула.
   Проснулась я счастливая, пусть рука и прибывала в гипсе, хоть и совершенно не болела, зато я смогла почувствовать свой очаги чакру. Желая, убедится, что мне не привиделось, я повторила опыт. Сейчас чужих огоньков, послуживших мне путеводной звездой не было, но, помня, что надо делать и что я видела, у меня легко получилось все повторить и почувствовать собственную чакру. Вот маленькое, теплое солнышко очага, вот от него по чакраканалам тепло расходится по всему телу, да все получилось!
   Следующие несколько месяцев я пыталась научиться хоть как-то управлять собственной чакрой, ускорять, направлять, или высвобождать тем самым, заставляя очаг работать интенсивнее и как я надеюсь развиваться. Ну, везде говорилось, что чем активнее используешь чакру тем быстрее развивается очаг и чакроканалы. С ускорением особых успехов не было, а вот высвобождать, падая после этого от дикой усталости, получалось.
   Видимо на этом мой не великий лимит везения и закончился, поскольку последующие три года прошли практически без каких-либо сдвигов. Я каждый вечер перед сном сливала весь свой резерв, а днем играла с детьми, бегала и так же старалась использовать все резервы. Но хоть чему-то новому я и не научилась, но зато мой очаг заметно вырос, думаю, раз в десять от начального значения и я этим сильно гордилась. А так же теперь получалось высвобождать чакру не всю разом, а порциями любых размеров.
   А потом моя гордость сильно пострадала от встречи с действительностью. В детский дом пришла проверка, несколько медиков осматривали всех детей в возрасте от семи до четырех, и я тоже попала в эту категорию. Но гордость моя пострадала не из-за этого, а из-за разговора парочки медиков после моей проверки.
   - Что скажешь? Берем? - Спросил очкастый тип у своего коллеги.
   - А стоит? Нижняя граница Д класса, при упорных тренировках.
   - Так в бабочки именно такие и нужны, понятно, что с таким потенциалом в другом месте от нее толку не будет, да и потенциал я оцениваю как верхняя кромка Д, возможно самый них С. А это для бабочек очень хорошо.
   - Пожалуй, соглашусь, да и мордашка ничего, подходит.
   Из этого разговора я поняла не все, хотя за мордашку спасибо. Я и сама себе нравлюсь, пусть в детском возрасте всего не понять, но я обещаю вырасти красавицей, с черными, отливающими краснотой волосами и голубыми глазами. А вот остальная часть разговора, точнее, та, что я поняла, меня сильно обеспокоила, мои успехи в развитии очага, похоже, ничего не стоят, или стоят того, что я из простого человека все же перешла в разряд шиноби, но на самое дно и вряд ли поднимусь выше плинтуса. Для большей понятности расскажу о классификации шиноби.
   Деление идет по двум параметрам, по силе и по званию, звание это чисто политический и репутационный момент и он нам не очень интересен, а вот по силе шиноби делятся на классы, начинаю с самого слабого Д, С, В, А, S, и , S+. Причем плюсов может быть еще много. Особых подробностей я не знаю, но допустим, Sка способен снести с лица земли всю Коноху, если ему не будут мешать и дадут время. Ашки на порядок слабее, но тоже монстры, разницу между В и С не знаю, но она есть, а вот Д, это самые слабаки, вообще не способные использовать какие либо заклинания, в смысле техники. Они вроде и шиноби, могут управлять чакрой, но ее настолько мало, что от простого человека почти не отличаются. И вот мне предрекли именно такую судьбу, и если бы не мои трехлетние старанья то я вообще попала бы в разряд простых людей, и... И не знаю что бы было тогда, наверное отправили бы на какую ни будь работу, типа официантки, выделили квартирку в пять квадратных метров и ни единого шанса вырваться из этого омута бы не было.
   Сейчас же меня переводили в другой детдом, для будущих шиноби, пусть и с минимальным потенциалом, но все же шиноби, а раскачать очаг, я смогу, уверена эти медики просто меня недооценили! Так что, не смотря на первоначальное расстройство от вынесенного вердитка, я радовалась своей удаче. Пусть мои старанья и привели к минимальным результатам, но ведь теперь я перебираюсь в совершенно другую весовую категорию, я стану шиноби, а не простым человеком. А шиноби это почет и уважение...
   Осматривающие меня медики закончили общаться друг с другом, а потом один из них просто ткнул мне пальцем в лоб, и я отключилась.
  
   * * *
  
  
   А пришла в себя уже в своем новом доме от холода. Каменный пол очень неприятное место, что бы на нем спать, особенно голой. Вместе со мной в помещенье была еще пара десятков девчонок, так же не обремененных одеждой, правда все они были минимум на год меня старше. Некоторые плакали, не понимая, куда попали, другие ходили и осматривали помещенье, но осматривать там было особенно нечего, пустые каменные стены и дверь.
   Стоило мне посмотреть на эту дверь, как она открылась и вошла очень миловидная женщина.
   - Построились! - Громко приказала она. - Живо, живо!
   Как не странно все поспешили выполнить приказ, даже те, кто недавно рыдал. Я тоже подскочила и попыталась встать в общую шеренгу, но сведенная за время сна нога подкосилась, и я больно упала на пол, в итоге в общий строй я прибежала последней, под неободрительным взглядом женщины утирая кровь, текущую из разбитого носа, и пытаясь сдержать слезы.
   - Спешу вас поздравить. - Начала она свою речь, после того как все угомонились. - В вас обнаружена способность к использованию чакры, а значит, вы сможете стать шиноби. Но! - Громко выкрикнула она, тут же задавив начавшиеся радостные крики, что такое возможность стать шиноби тут знали все, нам постоянно рассказывали сказки о том, как они хорошо живут и защищают простых людей. Так что сиротам попасть в эту касту большая удача и залог безбедной жизни. Правда я все же понимаю, что помимо плюсов к этому еще идет и возможность скоропостижной смерти, но надеюсь, меня это стороной обойдет.
   - Но, - продолжила ораторша. - Не стоит радоваться, вы все слабачки, и только усердное обучение позволит вам чего-то добиться. Я буду вашим куратором и учителем. И первое чему я вас научу это дисциплине! Акеми ко мне!
   Я даже не сразу сообразила, что зовут меня, как-то не предполагала, что она нас всех уже по именам знает.
   - Акеми. - Повторила она, глядя мне в глаза.
   Тут уж сомнений не осталось, и я сделала пару шагов вперед, а потом от воспитательницы повеяло таким страхом и жаждой убийства! Так страшно мне еще никогда не было, попятилась, споткнулась, желая уползти от этого ужаса подальше, но уперлась спиной в ноги стоящих и недоуменно меня рассматривающих девчонок. Воспитательница сделала шаг вперед, и меня накрыло страхом с новой силой, и я потеряла сознание.
   Очнулась оттого, что воспитательница хлестала меня по щекам, я лежала все там же, только в какой-то луже. Никакого страха не было, и чего я вообще испугалась непонятно. Блин эта лужа, я что обсикалась? Я ведь все же не ребенок чтоб такое допускать, как стыдно-то. Но откуда этот страх, он ведь был не мой!
   - Очнулась? - Спросила женщина вставая. - В дисциплине главное точное и своевременное выполнение приказов, не смотря ни на что. Как вы видели, Акеми не выполнила простейшего приказа, а за невыполнение приказа положено наказание.
   Взмах рукой и что-то стягивает мои руки и ноги, в следующее мгновенье я оказалась перекинута через коленку женщины и она принялась хлестать меня неизвестно откуда взявшейся хворостиной. Слезы сами собой выскочили на глаза, ведь я прекрасно поняла, что меня по какой-то причине решили использовать в качестве наглядного примера остальным, из-за чего было жутко обидно. Правда после второго же удара из меня потекли слезы, вызванные вовсе не обидой, а болью, жалеть меня никто не собирался и била она так, что рассекала кожу.
   - Вы все поняли? - Обратилась она к строю девочек по завершению экзекуции. - Отлично, тогда все за мной, получать постельные принадлежности, теперь вы будите жить здесь.
   Вот так неласково началось мое обучение, а ведь еще пришлось вытирать за собой пол собственной простыней, а потом ее же и стирать, так что я пол ночи со всем этим провозилась, но даже потом нормально заснуть не вышло. Поскольку избитая попка мне подсказывала, что если я испачкаю свой футон, то рискую получить добавку. Вот и пришлось ложиться на пол, чтоб случайно ночью ничего не испортить, и, судя по утренней проверке, тут я угадала.
   Правда дальше дела пошли заметно лучше, главное быстро выполнять приказания инструкторов и особых проблем не будет. В учебе я вообще очень быстро стала первой, что еще больше отдалило меня от соседей по комнате. Да после того первого раза, когда я обсикалась у всех на глазах, а потом меня еще и наказали, меня все сторонились. Бить и шпынять попытались, но с дисциплиной тут строго и эти попытки мгновенно прекратились, но изгоем я стала. А уж после того как я выбилась в отличники и подавно.
   Кстати об обучении, ни о какой работе с чакрой и речи не шло. Мне с трудом удалось выяснить, что в таком возрасте дети почти не способны работать с чакрой, да и вообще это опасно тем, что можно перегрузить только формирующийся очаг. Но мне видимо повезло, поскольку в свое время я его немного раскачала, но меня вовремя остановили, не дав разрушить всю чакросистему.
   Так вот учили нас всему, истории политике, торговле, уменью правильно разговаривать. Этикету, обязанностям и поведению аристократии, слуг купцов, всех слоев общества. Уменью разговаривать, так чтоб стать интересным собеседнику, или наоборот сделать так чтоб он сам оставил тебя в покое. Готовке, как нормальной еды, так и приготовлению ядов. Из физических упражнений в таком возрасте особо ни на что из силовых комплексов не налегали, зато гимнастика были по полной программе. А вместе с ней и уменье правильно и грациозно ходить.
   Заодно отучали от собственных комплексов и стеснительности. Вообще я очень быстро сообразила, что готовят из нас шпионок, добывающих информацию своим телом. Хотя стоит заметить элитных шпионок. Но вот мне такая судьба совершенно не нравилась, тут уж лучше бы оставаться простым человеком, чем такое.
   Но надежда у меня была, именно поэтому я старалась быть лучшей во всем и с нетерпением ждала начала уроков по управлению чакрой и развитию очага. Если я буду лучшей и смогу еще немного развиться в плане чакры, то вполне могу вырваться из этой ловушки.
   Так прошло полтора года, я со своим учебным энтузиазмом сильно обогнала программу своей первой группы, но тут практиковали индивидуальный подход, так что за усердие меня лишь хвалили и переводили на старшие курсы. А в возрасте шести лет я настолько привлекла внимание, что меня перевели на индивидуальное обучение, как очень перспективную девочку.
   И вот тут меня и стали учить работе с чакрой, в первую очередь контролю, учитывая мой резерв контроль для меня все. А вот про возможность раскачки очага мне ничего не говорили, а стоило самой заикнуться, как строго приказали не самовольничать. И поверьте, желания нарушать приказы у меня не было, тут хорошо умеют вбивать исполнительность и послушание. Но это вовсе не значит что такая ситуация мне нравится.
   - Акеми что-то ты сегодня смурная, - Заметила Теру, моя кураторша и учительница.
   - Все хорошее, Теру-сан, давайте начнем занятие. - Попросила я. Но скрыть причину своего плохого настроения не получилось.
   - Говори. - Приказала она.
   - Теру-сан, почему вы запретили мне работать с очагом, я ведь знаю что чем он больше, тем шиноби сильнее, а я хочу быть сильной! - Выпалила я.
   - Глупая. - Лишь усмехнулась моему спичу женщина. - Даже если ты посвятишь десятилетия на собственное развитие, то выше С ранга тебе не подняться, а таких боевиков пруд пруди. С твоим же талантом идти в боевики преступление. Ты сможешь принести неоценимо больше пользы деревне, добывая для нее информацию, или устраняя нужных чиновников. Поверь у нас у женщин основное оружие это не чарка, а красивая мордашка, упругая грудь и вот это. - Теру похлопала себя между ног. - А запрет на развитие очага, понимаешь, есть техники доступные только для нас для Д ранга, и они позволяют полностью скрыть свою чакру став для любого, самого придирчивого сканирования простым человеком. Если развить свой очаг чуть больше, то полной незаметности добиться невозможно. Поэтому тебе и нельзя сильно увлекаться увеличением мощности, тогда ты из элиты, невидимок, попадешь в разряд простых шлюх.
   - Я поняла, спасибо за ответ Теру-сан. - поблагодарила я, держа лицо бесстрастным, хотя сейчас во мне эмоции так и кипели.
   Все пропало, мне придется становиться шлюхой, пусть и элитной и выхода никакого. Попробовать самостоятельно развиваться, так Теру права, даже если произойдет чудо, и мои занятия не заметят, то толку будет не много, останусь в том же положении, если не в худшем. Единственная надежда это чудом выйти на более высокий уровень силы, когда меня выгоднее будет переучить на боевика, чем оставлять в текущем положении, но тут действительно необходимо чудо.
   - Нет, не поняла. - Со сталью в голосе сказала кураторша. - Акеми, твой предел развития определен очень четко, самый верх Д ранга, ты его достигнешь годам к двенадцати, при нормальном развитии тела. Поверь, в таких вопросах специалисты не ошибаются. Это определить потенциал сильных шиноби почти невозможно, у них почти все завязано на трудолюбие и развитие себя. На наших рангах это несколько не так, существует предел организма.
   - И что его нельзя преодолеть? - Все же не смогла я не задать этот вопрос.
   - Почему? Можно, для этого существуют специальные комплексы для развития очага, одним из упражнений которых является постоянный слив чакры и состояние истощения. Если ты будешь заниматься только развитием очага то возможно к тем же двенадцати годам достигнешь, пусть даже середины С ранга, но при этом у тебя просто не останется сил и времени на прочие упражнения и главное на развитие контроля, а твой контроль это нечто, весомый козырь что легко может дать тебе куда больше силы чем банальный объем чакры.
   - Но, а если развиваться и дальше, я ведь смогу добиться и В ранга а потом и А, нужно только упорство! - Горячо возразила я. За что получила обидный подзатыльник.
   - Ты чем слушаешь? Я же сказала, что мы не совсем полноценные шиноби, даже вероятность того, что ты сможешь раскачать свой очаг до самого низа С ранга не спалив его при этом около двадцати процентов. Таким как мы никогда не стать сильными, мы незаметные. Мы не деремся в открытых схватках, а бьем исподтишка.
   - Простите, Теру-сан. Я поняла, действительно поняла.
   Нарисованная картина мне все же не нравилась, но что делать было не ясно, разве что послушать более опытного человека и развивать то, что имеешь и надеется на чудо. Я все же почти попаданка, и просто обязана придумать хоть что-то. Тогда, правда, я так ни до чего и не додумалась, решив отложить вопрос на потом, в конце концов, у меня есть еще около восьми лет на решении этой проблемы, а там насколько я помню, у Конохи наступят проблемы и возможно и я под шумок чего смогу добиться.
   Правда на счет восьми лет я несколько ошибалась уже через полтора года, я освоила на минимальном уровне почти все, что мог дать мне мой очаг и система циркуляции чакры. Не стоит удивляться таким малым срокам, это у нормальных шиноби тьма техник и всего прочего, у нас все завязано на контроль, а он у меня, оказывается, изначально был весьма неплох. И это очень, мягко говоря, как я позже узнала мой контроль, вообще уникален даже для столь малого объема чакры, отсюда и высокая скорость обучения. Но тогда меня особо не захваливали.
   Теперь в моем арсенале были такие уменья как скрытие своего очага, двух видов маскировка под человека и полная маскировка, такая что ни один сенсор не сможет меня почувствовать по чакре, разве что Хьюги с их бьякуганом банально увидят. Но и тут не все так определенно, их мозг не может мониторить все. Круговой обзор у них есть, но он как у людей периферийное зрение, вроде и видят, но запросто могут не обратить внимания, если я не буду испускать чакру.
   Вторым уменьем стала работа с телом, способность к маскировке. Очень трудная и не простая, по сути, это метаморфизм в узких пределах. Брови там горбинкой, нос чуть подлиннее, линию губ изменить, грудь побольше. Но, не смотря на трудности на эту дисциплину, я набросилась с огромнейшим энтузиазмом, правда он несколько схлынул, после того, как стало ясно, что пол сменить благодаря этим способностям нереально, только косметические изменения.
   Чакры на такое измененье надо не много, зато контроль нужен колоссальный и опыт. Поэтому простых боевиков шиноби ничему подобному и не учат, бессмысленная трата времени, да им в большинстве случаев и хенге хватает. Хенге это иллюзия из чакры, так можно запросто замаскироваться под другого человека, хотя любой сенсор ее раскроет влет, да и боле менее опытные и сильные шиноби тоже. Кстати хенге накладывать я тоже научилась, пусть и ненадолго. А так же его аналог, создаваемый не на собственном теле, а в любой точке пространства, бушин, иллюзорный клон. И да я делаю это без всяких печатей только на контроле. Ручные печати я знаю, но использовать, повода нет, вообще, печати это особое положение рук и пальцев, на которое забивается специфическое состояние чакросистемы. Забивается за счет тренировок. И если сложить определенную печать или серию печатей, то чакросистема по привычке отзывается и высвобождает особым образом структурированную чакру. Короче помахал руками - получил заклинание. Но всего этого можно и без маханья руками добиться, за счет уменья напрямую управлять и контролировать свою чакросистему. Хотя чем сложнее дзюцу, тем больше необходим контроль.
   Именно благодаря контролю я со своим невеликим запасом чакры научилась ходить по воде, или при желании смогу вскарабкаться на стену и прилипнуть к потолку. Для моего Д класса это практически прыжок выше головы.
   Чуть подробнее остановлюсь на чакре. На самом деле она не однородна, а является смесью двух энергий инь - духовная и янь - телесная. Обе эти составляющие генерируются в очаге, но их соотношение зависит от развития тела и хм, духа, интеллекта или чего-то такого. Но в моем случае идет сильный перекос в духовную компоненту и в моем случае это очень хорошо, поскольку от нее и зависит уровень управления, контроля собственной энергии. В медицинских дзюцу используется именно инь компонента, и чем чище, тем лучше. Так что даже не смотря на предельно малый объем чакры, я вполне способна осилить медицинские техники С ранга.
   А телесная компонента она куда более грубая и она преобладает в большинстве атакующих дзюцу. Из-за этого перекоса мне и дается контроль собственной чакры намного легче, чем остальным. Думаю будь у меня потенциал хотя бы самого низа В класса и меня бы тянули на медика, но медик, пусть и гениальный способный разве что переломы сращивать никому не нужен, эх, невезуха. А что же касается причин такого моего перекоса энергий, то подозреваю, в этом виновата сохранившаяся память. Хоть какой-то бонус от попаданства.
   Помимо этого я научилась усиливать свое тело чакрой. Но опять, же из-за ее объемов толку от такой способности не много, хотя даже так простого человека, будь тот даже амбалом в бараний рог согну, пожалуй, даже двух, а потом рухну от истощения. А может, и не рухну, ведь драться меня тоже учили. Хотя, обучение рукомашеству и метанию колюще-режущего у меня было далеко не профильным предметом.
   Профильным было обученье на ирьенина, медика. Но не простого, хотя все доступные мне техники я выучила, а скорее заточенного на развязывание языков за счет определенной стимуляции тела, и вовсе не пытки, а скорее наоборот. А так же возможность подлатать себя, и конечно всегда держать себя в идеальном состоянии. Помимо теории была и практика, не знаю, кем были те люди, которых мне давали в качестве учебного пособия, но о таких мелочах я старалась не задумываться. Если уж собралась стать лучшей то не стоит отступать, надо идти до конца. Поэтому и свое первое убийство в шесть с небольшим лет совершила абсолютно без лишних эмоций. Приказали перерезать горло, и я перерезала. Так же и отработка прочих умений, на тех же пленниках. Например методики допросов, быстрый, когда пациента не жалеют, и щадящий, не оставляющий следов, или такой что допрашиваемый и сам не поймет что его допросили, и многое другое.
   Благодаря моему идеальному контролю и преобладанию инь компоненты в чакре, идеальным путем развития для меня помимо стези медика могло бы стать гендзюцу. Это управление нервной системой цели. Возможность внушить некоторые желания, мысли. Более продвинутые техники позволяют создавать в мозгу противника искусственные образы, или вообще накладывать гендзюцу на местность, заставляя всех там оказавшихся видеть то, что желает автор техники.
   Могло бы, да вот беда, чтоб навести на шиноби гендзюцу, необходимо, чтоб в его нервную систему попала моя чакра в достаточной концентрации и объеме, чтоб естественный поток собственной чакры ее не вымел. В теории всей моей чакры хватит, чтоб наложить гендзюцу, на слабенького Ску, но если он будет готов, или разгонит собственную чакру, то я оказываюсь полностью в пролете. Тем не менее, для моей работы гендзюцу может оказаться весьма полезным, пусть только против обычных людей, но провести допрос с помощью такой техники, или усыпить мешаюших стражников уметь надо. И естественно меня обучали и наложению этих гендзюцу. А уж когда выяснилось, с какой легкостью они мне даются, учителя как с цепи сорвались, пичкая меня бесполезными знаниями. Приходилось учиться, запоминать и отрабатывать. Я не понимала, зачем мне вообще могут пригодиться эти навыки, когда на шиноби они почти не применимы. Вот зачем мне уменье воздействовать на эмоции, вызывая легкий перекос в ту или иную сторону, если в бою противник даже не заметит моих стараний? Но, не смотря на мое недоумение, я старательно впитывала информацию, ведь наказания за неуспеваемость очень болезненные и мерзкие.
   А вот защите от гендзюцу было уделено куда меньше времени, и для меня это оказалась куда более трудная дисциплина. В теории опять же мой контроль и инь компонента чакры позволяли идеально защититься от любого противника, схожего или даже несколько превосходящего меня по силе. Ага, вот только попробуй, сбрось гендзюцу если на его создание брошено в несколько раз больше чакры чем во мне вообще есть. Избавится, по крайней мере, быстро от такого подарка для меня просто нереально. Зато незаметно на меня гендзюцу не наложить, чужую чакру в собственной нервной системе для меня заметить не трудно, мало кто способен действовать настолько тонко, чтоб спрятать эту вязь в моих куцых потоках чакры. А когда знаешь что на тебя наложено гендзюцу, пусть и не можешь его снять, бороться с ним проще. В большинстве своем боевые гендзюцу создают те или иные иллюзии, на которые противник и отвлекается, не замечая истинного врага. И действуют они не на все органы чувств. Так что надо определить, что попало под удар и опираться на не пострадавшие чувства. Есть правда гендзюцу действующие на все органы чувств, но встреться мне такой противник, и проще будет самостоятельно зарезаться.
   Примерно к семи с половиной годам мое обучение помимо отработки уже перечисленных навыков разнообразилось предметами весьма специфическими, профильного характера. И если теория у меня трудностей не вызвала, помимо нервной дрожи от ожидания практики, то вот с практикой, да были трудности, морального плана.
   А учить меня стали ублажению мужчин и женщин. Причем вы можете сказать, что с моим возрастом это рановато, и я соглашусь, но не все так просто. Началось все с того, что моя кураторша лишила меня девственности.
   - Акеми, ты уже достаточно хорошо освоила медицинские дзюцу, способна залечить себе царапины, и даже глубокие раны.
   - Да, Теру-сан. - подтвердила я.
   - Что ж, тогда перейдем к следующему этапу обучения, очень важному. Но сегодня у нас будет практическое занятие. Раздевайся. Ты должна будешь себя вылечить. - Внимательный взгляд в глаза, но я сосредоточенно слушаю, и не думая отвлекаться. - Ты должна обзавестись очень полезным уменьем по своему желанию становится из женщины девушкой.
   После такого заявления мои глаза ощутимо расширились от удивления.
   - Но для этого тебе сначала надо стать женщиной.
   Признаться, я даже испугаться предстоящего ужаса не успела. Теру-сан, просто наклонилась ко мне, положила руку мне на пах, после чего я почувствовала применение обезболивающего дзюцу, а затем она легко всунула в меня свои пальцы. Мне только и оставалось с шокированным видом смотреть на капающую из меня кровь.
   - Что замерла, - поторопила меня учительница. - Восстанавливай свое тело и запоминай. Сейчас очень важно все восстановить быстро. Иначе мелкие каналы просто распадутся, и девственность тебе будет не вернуть. Да молодец, - похвалила она меня, когда я на автомате вылечила себя.
   - А теперь я покажу тебе фокус, благодаря которому ты сможешь восстановить девственность даже спустя несколько лет после ее потери...
   И это еще цветочки, ведь дальше пошло обучение работы мышцами вагины, опять же при помощи чакры. Растяжение ануса и работа им. Но я все же была уже не совсем та, тот, что попал в детское тело, сохранив память, меня тут неплохо успели воспитать, и избавит от многих прежних заморочек. Так что я вставлял в себя всякие фалоиммитаторы и тренировался в том, что мне показывала Теру-сан без особых эмоций. Просто работа и просто тренировка. Наверное, даже хорошо, что никакого возбуждения от этих действий в силу возраста я не получал, тогда бы было сложнее.
   Но и так я просто чувствую, как этот мир меня переделывает, раньше бы и помыслить не могла о таком, а сейчас вообще никаких эмоций не вызывает. Если надо так сделать, то я должна сделать, ради Конохи и Воли огня. Мое дело выполнять приказы вышестоящих командиров и Хокаге и тогда все будут жить счастливо!
   Следующим этапом моего обучения стала работа с печатями, фуиндзюцу. Мастер печатей может очень многое, вплоть до того, что запечатает в свиток душу противника, или могучего демона заставит работать на благо людей, как и происходит с биджу. Но то мастер, мне требовалось всего лишь уметь эти печати активировать. В активации печатей особой проблем нет, помажь кровью определенную область и она заработает. Но в мою задачу входило обучиться активировать простые печати без крови, чтоб не оставлять лишних следов. И с моим контролем чакры это оказалось не так уж и трудно. Но вот дальше я столкнулась с проблемами, поскольку помимо активации меня попытались обучить и созданию простейшей запечатывающей печати.
   Фуиндзюцу это чакра с четко выдержанными пропорциями между духовной и телесной компонентами, собранная в особый геометрический узор. Не знаю, как эти узоры выдумывают, и кто, меня это совершенно не касалось. От меня требовалось нарисовать печать собственной чакрой на собственном же теле. Причем не где ни будь, а во рту или в собственном лоне. Все бы ничего, повторить узор рисунка не трудно. Поддерживать концентрацию для смешивания инь и янь чакры в нужных пропорциях намного труднее, но тоже вполне выполнимо. Беда в другом, когда пытаешься выжечь печать на собственном теле, это очень больно, а уж когда делаешь это в настолько нежных местах... А от боли всякая концентрация разваливается, а когда распадается концентрация чакра загнанная в незаконченную печать высвобождается нанося серьезный ожог. Это была настоящая пытка, каждый раз как приходилось идти на тренировку печатей, у меня колени дрожали от страха и зубы выбивали чечетку. Но я все равно шла, потому что другого выбора не было, и потому что я должна стать лучшей и приносить пользу Конохе! А еще я боялась наказания, и не допускала даже мысли о возможности откосить от обучения.
   Самое тяжелое было впервые две недели, когда я часто теряла концентрацию и получала дополнительные повреждения, а потом стало гораздо легче, я научилась терпеть боль, не теряя концентрации, и требовалось только довести этот навык до автоматизма и повысить скорость его выполнения.
  
   * * *
  
  
   Эти упражнения были настолько выматывающими, что во время их тренировок я даже не задумывалась, а зачем они вообще нужны. Но этот вопрос мне вскоре прояснила Теру-сан.
   - Молодец. Не думала, что ты сможешь освоить такое, создание таких печатей это удел единиц, тебе даже понять сложно насколько филигранный контроль чакры тут требуется. - В конце одного из занятий похвалила меня кураторша. - Теперь я уверена, что моя ученица станет элитой, - гордо улыбнулась женщина.
   - Почему, семпай?
   - Кохай, ты же умная, и всю необходимую для правильных выводов информацию ты уже знаешь, неужели не поняла? - Удивленно расстроено спросила учительница.
   После е слов я и задумалась над смыслом этих тренировок, и если честно, то выводы меня не обрадовали, но я должна приносить максимальную пользу селению...
   - Семпай, геном? - с легким страхом, который надеюсь, получилось скрыть, спросила я.
   - Да, тебе ведь известно, что большинство кланов имеют определенный улучшенный геном или вообще додзюцу. - Я кивнула. - Возможность заполучить этот геном в свои руки дорогого стоит. А ведь это сделать не так просто. Например, простой пленный с нужным геномом не подойдет. Почему? - Быстро спросила кураторша.
   - Эм, - растерялась я, но быстро взяла себя в руки и стала рассуждать вслух. Если не знаешь четкого ответа, то начни рассуждать, а там либо мысли выйдут на правильную дорогу, либо, следя за лицом семпая можно подыскать правильный ответ. - Носитель генома, мужчина, даже самый сильный геном не способен предохранить своего носителя от попадания в плен, но рас этот метод бесполезен, а ведь пленного можно отдать на растерзание медикам, получается, есть защита, скорее всего печати, как у Хьюг на глазах! - Радостно закончила я. И уловив легкую улыбку семпая, поняла, что оказалась права.
   - Да все кланы, обладающие интересным геномом принимают множество мер по его защите, тут не только печати, применяются и различные составы, и собственно контроль чакросистемы. - продолжила лекцию Теру-сан. - Шиноби чтоб обзавестись потомством необходимо этого непременно желать. Так что просто получить сперму не достаточно. Но на каждый щит находится свой меч, и в данном случае мечом служишь ты. И твои уникальные навыки в гендзюцу.
   - Уникальные? - неподдельно удивилась я. - Но ведь все мои гендзюцу бесполезны, они только против людей, а в бою на шиноби воздействовать не получится!
   - А ты даже не поняла? Ты меня разочаровываешь, видимо придется перенести твою спальню еще на недельку в питомник Абураме, соскучилась по жукам. Или ты все же придешь к правильным выводам?
   - Семпай, я... гендзюцу, да сейчас, пожалуйста, подождите... - Залепетала я, а у самой перед глазами так и мельтешили мерзкие лапки этих жуков.
   Познакомилась я с ними совсем недавно, когда обучалась нанесению печатей, после первых неудачных и потому особо болезненных попыток, Теру-сан углядела некоторый спад моей жажды знаний. И на несколько часов, показавшихся мне вечностью отправила в питомник, где проводят эксперименты над своими жуками клан Абураме, или какую-то его часть подконтрольную АНБУ, не важно. Главное что меня закрыли в маленькой клетушке с сотнями этих мелких тварей. Сопротивляться было бесполезно, жуки мгновенно меня облепили, впиваясь в тело своими жвалами и пожирая чакру, всего миг и я валялась полностью беспомощная, а эти твари ползали по мне, заползали везде куда можно и нельзя, особенно куда нельзя, они очень хотели погреться. Тогда от количества набившихся в меня жуков, так растянуло живот, что я выглядела беременной, на девятом месяце, и они все копошились, возились и жрали чакру. Когда Теру-сан меня оттуда вытащила, чудом не свихнувшуюся, я была готова абсолютно на все, лишь бы не возвращаться.
   И сейчас, стоило моей воспитательнице напомнить об этих тварях, как я покрылась холодным потом от ужаса. А голова заработала с невиданной силой, анализируя все, что мне известно и пытаясь найти ответ на собственный же вопрос.
   -Так мне придется сегодня разочароваться в своей лучшей ученицы. Или я дождусь вразумительного ответа? - Поторопили меня.
   - Поняла, эмоции чувства, привязанности, - выпалила я. - Не в боевой обстановке, постепенно, мои гендзюцу могут подействовать, заставить даже сильных шиноби испытывать ко мне теплые чувства, но только при длительной обработке и не в бою.
   - Можешь же когда хочешь. Да твой контроль над тонкими потоками воистину фелигранен, и ты способна влюбить в себя любого. Такое не способен повторить никто, и это очень опасно, лучше бы ты оставалась простой ночной бабочкой, - почти шепотом закончила Теру-сан.
   Я не совсем поняла, почему лучше оставаться середняком, ведь это сила, а чем больше у меня силы, тем больше шанс самой решать, как поступить в жизни, да и вообще выжить. Тем временем семпай продолжила.
   - Печать что ты выучила специально адаптированная запечатывающая техника, способная запечатать сперму с чакрой владельца и поддерживать ее живой пока не доставишь на базу в руки опытным медикам.
   - Но я не понимаю, получается так можно взять любую понравившуюся цели девушку и...
   - Не любую, - перебила меня учительница. - Там не мало тонкостей, ты их все узнаешь, печать это лишь первый шаг еще тебе предстоит научиться многим хитростям позволяющим обойти блокировку, придуманную кланами, но ты справишься, а с твоими способностями даже идеальная защита Учих и прочих великих кланов не проблема.
   Вскоре после этого разговора у меня состоялось первое практическое занятие по использованию этих печатей в условиях приближенных к настоящим. И вот это для меня оказалось даже страшнее чем боль от тренировки самих печатей. В чем это занятие заключалось?
   Меня приводили в комнату к мужчине, и моей задачей было доставить ему удовольствие, используя все свои навыки и запечатать полученную сперму. Смягчающим фактором служило то, что в силу моего возраста было принято решение работать пока только ртом.
   Когда Теру-сан привела меня в эту комнату со стоящим там мужиком в маске обезьяны и объяснила задачу, я не знаю, как я не грохнулась в обморок от ужаса. Но я должна выполнять приказы, должна быть лучшей и приносить пользу Конохе!
   Но другая частичка моего сознания утверждала, что это мерзко, и этого делать нельзя. Правда даже в той частичке проскакивали мысли, что если этого не сделать, то будет только хуже. А еще была и третья частичка воспитанная уже в этом мире, которая вообще не понимала что в этом такого, ведь именно этому меня и обучали. Причем последние две частички были, в общем-то, едины. А вот та, что твердила о Конохе, была чуждой.
   Но даже так эти две частички перебороли не слишком уверенные, поначалу возмущения второй и я неуверенной походкой направилась к мужику, нет к тренажеру, точно он такой же тренажер, как и те резиновые члены. Немедленно нашла выход и вторая частичка сознания под комплексным давлением со стороны остальных.
   Пойдя, я опустилась на колени и уже более уверенно, ведь свою неуверенность показывать нельзя, спустила с тренажера штаны. Член был маленький и сморщенный, тут вторая частичка опять попыталась возмутиться, но ради Конохи, я должна это сделать, и мне отдали приказ. Так что, протянув руку, я обхватила тренажер и принялась его мять, после чего наклонилась, взяв в рот и вылизывая языком головку, чувствуя, как он набухает и увеличивается в размерах, он оказался теплым, и это было приятнее, чем резиновые имитаторы. Какое приятнее? Мерзость! Ради Конохи! Я просто делаю то, чему меня учили, и в этом нет ничего плохого! Как-то так получилось, что в ходе этого противостояния на первый план вышла именно третья частичка, или скорее воспитанное в этом мире половинка второй, в то время как старая половинка второй частички в этот момент активно бодалась с привнесенной извне закладкой. Точно это ведь не мои мысли про Коноху, это ментальные закладки на верность деревне, но когда они успели?
   Весь этот мысленный спор нисколько не мешал телу действовать. Почувствовав момент, когда тренажер готов будет кончить, я принялась формировать у себя во рту печать. Формировать ее нужно в последний момент, чтоб цель не заметила возмущения чакры, заранее тоже нельзя, могут проверить на наличие подобных печатей. А когда она уже запечатана, ее не засечь. И вот последний штрих и мне в рот изливается вязкая кисловатая субстанция. Тут же запечатываю часть этой жидкости, а остальное проглатываю.
   - Открой ротик. - Потребовала подошедшая Теру-сан. - Хм, замечательно никаких следов. А вы что скажете обезьяна-сан?
   - Процесс формирования печати я не засек, а что касается остального, то отлично, неуверенность, излишне резкие и неопытные движения. В общем, то, что надо, когда изображаешь маленькую неопытную девочку. - Подал голос мужик в маске. - Теру-сан, позвольте вас поздравить, у вас растет великолепная ученица.
   - Акеми, повтори, но на этот раз сделай все, как опытная путана. - Приказала мне кураторша.
   К этому моменту мой мысленный поединок уже подошел к концу, и результатом его стало взаимное ослабление, скажем так моральных норм ментальной закладки и второй половинки личности. Нет, они остались, просто сейчас появилась возможность не бездумно выполнять приказ во имя Конохи, а подумать над его выполнением, или если получится обоснованно себе доказать, что не выполнять его для Конохи будет лучше, то не выполнять. Закладка вовсе не спала, но ослабла, и теперь я о ней знала, и хотела избавиться полностью, вот только делать этого не буду. А вдруг кто заметит, и что тогда?
   А что касается второй частички личности, то она по-прежнему считала, что все это мерзко, но ввиду невозможности что-то предпринять самостоятельно стала отодвигаться на второй план. Можно сказать, что вот сейчас-то и родилась из личности Виктора, девочка Акеми, которая считает связь с мужчинами неприятной, но необходимой. При этом память о прошлой жизни никуда не делась, просто несколько перестроились моральные принципы, рывком перестроились.
   - Да семпай. - Кивнула я и приступила к неприятной, но необходимой работе.
   Мое обучение продолжилось, а подобная практика стала ежедневным занятием, причем вскоре в ней стали принимать участие и женщины, не для запечатывания чего-то, а для наработки навыков.
   Помимо этого мне давали и новые знания по чарке, и возможностям ее использования, но со временем нового становилось все меньше, с моим объемом большего освоить было просто нереально. Хотя тот фокус, которым меня поприветствовали в школе АНБУ, мне освоить удалось. Давление жаждой крови. Но если быть точным, то это давление собственной чакрой, действует на тех, у кого чакры существенно меньше. С моими объемами, казалось бы, бесполезный навык, но это если не брать в расчет контроль, при узконаправленном давлении так можно продавить даже того, кто сильнее тебя!
   И вот в возрасте восьми лет Теру-сан огорошила меня известием.
   - Поздравляю Акеми, на этом твое обучение закончено, нам больше нечего тебе дать, а оттачивать имеющиеся навыки ты можешь и самостоятельно, что, по сути, является еще одним этапом обучения. - Весело рассмеялась девушка.
   - Но, как... Куда меня, на задания, но я же... - Мысли несколько путались от столь шокирующего известия.
   - Ну, ну, успокойся.
   - Да семпай. - Кивнула я, сложив печать концентрации, единственная которой я вообще пользуюсь и то иногда.
   По телу прошлась волна чакры, и гуляющие эмоции улеглись сами собой.
   - Я не это имела в виду, но не важно. - Усмехнулась кураторша. - И нет, на задания тебя пока посылать нельзя, твой очаг все еще развивается, как и система циркуляции чакры и из-за всплесков твоя маскировка не идеальна. Вообще система обучения рассчитана так, чтоб пройти ее могли к двенадцати годам, когда основное развитие заканчивается, там еще год социальной практики и уже потом работа по профилю. Но у тебя ситуация несколько иная. Учить тебя нечему, а работать ты еще лет пять не сможешь.
   - Простите семпай. - Посчитала нужным, я извинится, лишним не будет.
   - Что же касается, куда ты теперь, то ты отправляешься именно на ту социальную практику, посмотрим, как ты усвоила уроки и сможешь ли не выделяться, живя в Конохе.
   - Я справлюсь, семпай. - Пообещала я.
   А что касается социальной практики, то смысл ее мне ясен. С того момента как я попала в эту школу, я так и жила тут, сначала были одногрупницы, но после перехода на индивидуальное обучение, я общалась только с учителями. И жила в очень замкнутом мирке. Меня учили, как жить в обществе, занимая там любую социальную роль, но в обществе я никогда не жила. Думаю, такая система обучения с изоляцией от мира была выбрана специально, чтоб в последствии воспитанница с одинаковой легкостью могла изобразить как крестьянку, так и дочку дайме. Но ведь одной теорией сыт, не будешь и шероховатостей не избежать. Вот и выправляют их засылкой будущих шпионов на свою территорию.
   - Я и не сомневаюсь. Но это еще не все. Как я и сказала учить тебя нечему, а посвящать пять лет только оттачиванию мастерства и вливанию в обычную жизнь, для тебя будет слишком, еще жирком заплывешь. - Теру ущипнула меня за бок, демонстрируя, где этот жирок образуется.
   - Семпай! - Возмутилась я таким наветам. Да и какой жирок с возможностью контролировать свое тело?
   - Шучу, шучу. Но я думаю, тебе понравится моя идея, тем более выбить ее для тебя стоило мне очень больших усилий, так что цени. - Девушка картинно помахала в воздухе пальчиком.
   - Какая идея? - Спросила я, подавшись вперед заинтригованная словами учителя.
   - Тебе ведь нравится тайдзюцу? - С лукавой улыбкой осведомилась моя кураторша.
   - Ну, не то, чтобы нравится, но я хочу уметь себя защитить, если все прочие навыки окажутся бесполезны. Или хотя бы убежать. - Чуть стесняясь, созналась я.
   - Это нормальное желание, правда, говоря откровенно в случае провала нам от нормального шиноби не уйти, - грустно произнесла девушка. - Но у тебя будет шанс. - Жизнерадостно продолжила она. - Я договорилась, и тебя на следующие несколько лет, отдадут в ученики к Майто Гаю.
   - А кто это? - недоуменно спросила я, хотя это имя мне и было знакомо, но вспомнить так сразу что это за перец не получалось.
   - Это один из сильнейших шиноби Конохи, и лучший шиноби специализирующийся на тайдзюцу. А самое замечательное в том, что его стиль боя не подразумевает наличия сильного очага, точнее, чем сильнее, тем лучше, но даже ты сможешь освоить начальные формы, и поверь, этого будет достаточно, чтоб как минимум убежать от любой Ски или даже от кого посильнее.
   - Семпай! Теру-сан! Спасибо вам большое! - Искренне поблагодарила я, ведь ее предложение должно сильно повысить мои шансы выжить в случае каких-то неприятностей. А еще я вспомнила об этом Майто Гайе, и о его технике, и тут моя благодарность за то, что меня всучили, ему в ученицы только возросла.
   - Но не все так хорошо, Акеми, его техника считается запретной, поскольку она уничтожает организм пользователя. Она основана на открытии врат, это узлы в системе циркуляции чакры, ограничивающие ее скорость обращения и доступный объем, а их открытие снимает безопасные ограничения и организм работает на износ. Но, ты все и сама знаешь, тебе все это еще три года назад рассказывали.
   - Я помню Теру-сан. - Кивнула я головой и, уловив поощряющий взгляд наставницы, принялась рассказывать. - Врата, - это восемь особых точек в системе циркуляции чакры, ограничивающие ее расход, эм, поток и скорость с целью оптимизации и сохранения самого тела. - Повторила я уже сказанное кураторшей, а сама лихорадочно вспоминала, что же там еще помню про врата и систему циркуляции. Нет, занималась я хорошо и действительно все это знаю просто надо немного времени, чтоб все это освежить и систематизировать, после чего и выдать в развернутом ответе, а когда тебя спрашивают отвечать надо быстро, поэтому и пришлось немного потянуть время.
   - Открытие врат не изменяет работу очага, но позволяет ускорить поток чакры по системе циркуляции, снизив сопротивление. А на более высоких уровнях врат появляется возможность высвободить накопленную в организме чакру и таким образом увеличить свои силовые возможности, что, тем не менее, может навредить организму или даже обернуться смертью, в связи, с чем эта техника относится к запрещённым. - Ответила я
   - Не совсем верно, не разочаровывай меня. Несколько последних врат все же влияют на работу очага, хоть это влияние и носит временный характер. - Слегка недовольно заявила семпай, и я поспешила продолжить ответ, чтоб загладить свою досадную ошибку.
   - Первые Врата носят название врата Доступа, комплексное увеличение скорости циркуляции чакры. Вторые, Врата Покоя - снимают ограничения с мышц тем самым полностью, исключая такой фактор как усталость и увеличивая физические возможности. Третьи...
   - Кхм.
   - Ой, - блин, надо собраться и быть внимательнее, только опозориться перед Теру-сан не хватало, и ведь я все это знаю! - Усталость полностью пропадает, мышцы могут работать в полную силу, но наступит момент перегрузки и тогда человек просто рухнет без сил, не способный пошевелится, и даже наличие чакры в системе циркуляции при данном эффекте не сильно поможет. - Поправилась я.
   - Дальше, - поощрительно кивнула семпай, слегка улыбнувшись, и я успокоилась и продолжила ответ куда более ровным голосом, чем до этого.
   - Третьи врата жизни, опять комплексное воздействие на весь организм и на сцч повышающее возможности пользователя. Четвертые, врата боли, выводят организм на запредельный режим, собственные движения становятся настолько быстрыми и сильными что разрывают мышцы и ломают кости. Правильный контроль чакры может снизить негативные последствия использования этих врат. - Бодро отрапортовала я.
   - Активация следующих врат уже наносит накапливающийся со временем и не устранимый урон организму и системе циркуляции чакры. Эти врата оказывают комплексное воздействие и высвобождают чакру из тела и органов, позволяя на короткий срок получить впечатляющие силы. Называются они врата Предела, Зрения, Чуда и Смерти. Активация последних врат гарантированная смерть.
   - Все правильно, Акеми. Ты хорошо усвоила теорию и понимаешь, насколько эта техника опасна. - Улыбка сама выползла на лицо, приятно, когда тебя хвалят. - Ты правильно заметила, что при хорошем контроле чакры даже открытие четвертых врат особого вреда не несет, но это в том случае если этой чакры много. В твоем случае четвертые врата будут пределом, дальше гарантированная смерть. Да и четвертые-то рискованно. Вообще ошибки с техникой врат могут стоить очень дорого. И для тебя это совершенно не профильные знания, ты можешь отказаться от этого обучения без каких либо последствий.
   - Семпай я все понимаю, но не откажусь, ведь это позволит мне стать сильнее и неприятно удивить моих противников. - Уверенно заявила я.
   - Я знала, что ты так ответишь. Поэтому и выбила для тебя эту возможность, - нежно улыбнулась Теру-сан.
   - Спасибо вам семпай, - от души поблагодарила я, опускаясь на колени и касаясь лбом пола. - Но разве обучение технике врат не связанно с запредельными физическими нагрузками, и совершенствованием тела, а увеличение выносливости один из способов развития очага.
   - Акеми, ты опять задаешь вопрос, не соизволив перед этим подумать.
   - Простите семпай. - Я повторила поклон. А заодно густо покраснела, пусть и почти сразу убрав эту красноту легким воздействием чакры. - Развитие выносливости и совершенства тела увеличивает плотность и чакры, что приводит к росту прочности самого тела. - Ответила я на свой же вопрос.
   - Верно. Помимо плотности еще и скорость циркуляции увеличивается, это комплексный процесс. Твой контроль от такого, конечно, несколько ухудшится, но только в том случае если ты полностью забросишь медитации, чего тебе делать категорически нельзя.
   - Я буду тренироваться. Я не подведу вас, семпай. - Заверила я.
   - Я знаю, ты старательная, и упорная, - усмехнулась девушка. - Готовься, завтра ознакомишься со своей легендой и выходишь в большой мир. О том, что ты ночная бабочка рассказывать запрещено, это приказ. Внешность изменить. Твое новое лицо не должно быть похоже на это. С завтрашнего дня мы с тобой не знакомы и если встретимся на улице не надо бросаться с объятьями. Пожалуй, все. Удачи девочка. - Теру-сан порывисто наклонилась и обняла меня.
   - Вы плачете? - Удивилась я.
   - Вот еще! Лучше скажи, почему обычные шиноби не используют хотя бы первые трое врат, ведь они дают огромное преимущество? - Поспешила она сменить тему.
   - Эм...
   - А еще лучшая ученица, называется! Открытие врат не дает использовать техники ниндзюцу и гендзюцу. А теперь бегом двадцать кругов по полигону!
   - Семпай! - Взмолилась я. Один круг это километр, а двадцать, даже с использованием чакры для меня это очень много.
   - Бегом, - приказала Теру-сан. И я, вскочив, поспешила выполнить приказ.
   - В следующий раз будешь быстрее соображать. - Услышала я в спину. И на грани слышимости. - Заодно и к методам Гая подготовишься, тебе эти двадцать кругов еще раем покажутся.
   Пока я нарезала круги, я раздумывала и над предложением семпая, и над общей теорией чакры и ее развития. Предложение без сомнения великолепное, просто сказочное, даже странно, что я сама без напоминания не вспомнила о Зеленом Демоне Конохи. Или возможно вспоминала, да вспоминала, но еще в самом начале обучения. А после того как мне запретили усиленно работать над своим очагом, и причины этого приказа я об этом персонаже и забыла. На самом деле зря, но у меня было оправдание, я просто на тот момент не представляла, что техника врат с запретом на развитие очага никак не связаны. Хотя если бы даже помнила, что бы это изменило? Свободного времени на самостоятельное развитие у меня не было, доступа в библиотеку, помимо того, что мне требовалось изучить, тоже. Только нервы бы себе трепала. А так получился очень хороший подарок, от самого дорогого мне в этом мире человека.
   На пятом круге я заметила папку, лежащую чуть в стороне от беговой дорожки, поскольку кроме меня тут ни кого не было, я логично предположила, что она предназначена именно мне. Не останавливаясь, я подхватила эту папку с пола и углубилась в чтение. Заниматься монотонными физическими упражнениями и при этом нагружать мозг, для меня совсем не ново, скорее вся система обучения на этом построена.
   В папке оказалось мое задание и легенда. Так я Акеми, сирота, из деревни к югу от Конохи, название, некоторые подробности жизни, имена родителей. Ага, сиротой, оказывается, стала недавно из-за нападения бандитов. Думаю и деревенька такая и нападение бандитов, и даже эта семья существуют на самом деле. Я чудом выжила, и меня доставят в детдом. После чего у меня будет две недели на освоится. Далее собственно само задание внедриться в строго определенную семью, они уже подали заявку на усыновление, но с ней слегка потянут, давая мне те самые две недели. Семья самая обычная, муж, жена, и двое детей, мальчики, трех и пяти лет. Это хорошо, будь там дети старше меня или ровесники, было бы намного труднее. Что там дальше? Живут за счет небольшой столовой, владельцами и работниками которой являются. Да это не задание, а простая тренировка для меня.
   Но, вчитываясь в дальнейшую информацию, пришлось поменять свое мнение, это без сомнения тренировка, поскольку все можно было сделать и проще, но не простая, а очень близкая к настоящему заданию. Дело в том, что мужик, ныне являющийся главой семейства, появился в Конохе пару месяцев назад, достаточно быстро охомутал вдовушку, обремененную хозяйством и двумя детьми, после чего настойчиво стал интересоваться возможностью усыновления детей, и это притом, что у него и у самого все работало, судя по стонам, разносящимся из спальни.
   Усыновление детей в Конохе не такое уж и простое дело и кому попало, деток не отдают, вот и взялись за проверку этого субъекта, выявив странности. В обычных случаях таких подозрительных типов отправляют на допрос к мозголомам. А сейчас решили устроить тренажер для меня. С вероятностью процентов в девяносто этот мужик желает усыновить ребенка со способностями к использованию чакры, после чего вместе с ребенком уедет по делам, и не вернется, продав перспективную добычу в одну из скрытых деревень. Происходи дело не в Конохе а в простой деревеньке так он скорее попытался бы выкрасть свою жертву, а тут предпочел действовать аккуратно. Правда, все равно надо быть полностью отмороженным, чтоб решиться на нечто подобное.
   Моей задачей было внедриться, и подтвердить либо опровергнуть подозрения. В случае подтверждения требовалось узнать о подельниках, заказчиках и прочих подробностях. Все это могут сделать мозголомы, правда, не факт что подельники этого не заметят и не слиняют, да и мозголомов не так уж и много и они люди занятые, чтоб их по пустякам дергать.
   Сам мужик шиноби не является, а значит, будет выбирать подходящего ребенка, используя подручные средства, их на самом деле много, различные печати, чакрочувствительная бумага, или, например опилки чакропроводящей стали, на близком расстоянии как магнит укажут на источник чакры. Но даже если окажется что цель сама является шиноби и даже сенсором, то на меня он все равно клюнет. Сейчас по развитию каналов и очага я ничем не отличаюсь от своих ровесников с высоким потенциалом развития, и только серьезная медицинская проверка может показать, что я уже почти достигла своего потолка.
   Так что проблемы попасть в эту семью, если он именно на одаренных детей нацелился, не будет, просто всех других детей даже с минимальными способностями из моего детдома удалят, а если и не удалят, то я смогу привлечь внимание мощным на фоне остальных всплеском.
   Но стоит подстраховаться, благо тут есть и фотография дочки, на момент смерти моей ровесницы. Погибла она пару лет назад, вместе с отцом попав под случайную технику учеников академии шиноби. Да бывает и такое, детишки начинают играться, устраивая небольшие драки прямо на улицах. Их быстро разнимают взрослые шиноби, но успевают не всегда, а ведь детишки не всегда понимают, что небольшой огненный шар, который другому шиноби едва ли опалит брови, чакра защитит, простого человека превращает в орущую от боли головешку.
   Собственно это цена жизни в скрытой деревне, тебя защищают от внешних угроз, бандиты и всякие преступники как класс не существуют на расстоянии минимум пяти дневных переходов, налоги надо платить только скрытой деревне, а не деревне и дайме. Но есть риск стать жертвой дружеского огня, или влипнуть в еще какую передрягу. Хотя вообще такие случаи с жертвами достаточно редки, и именно на выплаченную компенсацию семья и приобрела свою закусочную.
   Но я отвлеклась, причины ее гибели, конечно тоже важны, вероятно, у матери имеется некоторая антипатия к шиноби, но это пока роли не играет, главное другое, семпай сказала, что свою внешность я могу выбрать самостоятельно, а что если скопировать личико погибшей дочурки? Думаю, тогда эта несчастная женщина вцепится в меня всеми конечностями. Жаль, нет никакой дополнительной информации по этой девочке, хоть бы знать резвая она была или наоборот малообщительная, чтоб сымитировать привычное поведение. Но это не принципиально, тут и внешности хватит. Проблему внедрения решили, а дальше загадывать рано, вообще самый верный способ собрать информацию, и не выдать себя, это ничего не делать для сбора информации, а просто слушать.
   Закрыв папку, я прислушалась к собственному организму, вроде пока нормально, бегу ровно дыхание спокойное. А сколько кругов я пробежала? Нет, нет, нет, вспоминай! Пять было до папки, потом, потом, читала, сколько? Вроде еще три, или четыре, да точно четыре круга пробежала. Фух, аж от сердца отлегло. А то было у меня пару раз, в начале обучения, когда я так сосредотачивалась на какой-то задаче что забывала считать количество выполненных упражнений. А настолько глубоко уходить в себя нельзя, шиноби часть внимания всегда должен уделять окружающему пространству. Наказанием за такую ошибку было повторение всего комплекса упражнений в удвоенном количестве. Сейчас я слишком увлеклась своим первым заданием, вот едва и не повторила детскую ошибку. Но даже так, одиннадцать кругов это еще так много!!! C другой стороны, всего одиннадцать кругов и меня выпустят в большой мир. Так что одиннадцать кругов это очень мало.
   Следующий день был посвящен подготовке к заданию, из снаряжения многого с собой взять просто не получалось, но уж пару десятков отравленных иголок в волосы я спрятать смогла. На щеку со стороны рта была нанесена сигнальная печать, до активации совершенно незаметная, зато после активации вторая точно такая же печать, остающаяся у группы захвата, покажет на мое место положения. Да группы захвата в мое задание и близко не входит вступать в бой с кем бы то ни было. Так же пару раз перечитала папку с подробностями задания, запоминая способы обмена информацией и условные сигналы. После чего уселась перед зеркалом, прилепив к нему фотографию девчонки, и принялась за работу.
   Изменять собственное лицо и тело безумно трудно, и необходима вся моя концентрация, чтоб добиться результата. Хорошо хоть процесс не сопровождается болезненными ощущениями, хотя иногда нечто неприятное проскальзывает. Для начала самое простое, но и самое долгое, изменение цвета волос, простое, поскольку достаточно пустить тоненькую струйку чакры, контролируя е свойства, и цвет изменится, а долгое потому, что эти струйки необходимо пускать в каждый волос. Можно рискнуть и работать сразу с небольшими пучками, и сейчас у меня на такое концентрации хватает. А вот во время обучения этой способности, когда мне возжелалось ускорить процесс, я пустила чакру сразу во всю шевелюру. И естественно я не удержала концентрацию, чакра потеряла стабильность, и мои волосы рассыпались пылью, оставляя меня лысой. Было так обидно, Теру-сан меня потом еще неделю обидно дразнила, пока не удалось хоть как-то отрастить волосы, так что нет уж спешить не будем...
   Пару часов спустя я любовалась на свое отражение, волосы у меня чуть не доставали плеч и были пшеничного цвета. Теперь лицо, узкий лоб, остренький носик, большие выразительные глаза, цвет остался родным, голубым. Цвет глаз изменить в теории можно, но лучше их не трогать, слишком много чакроканалов на них завязано, глаза можно трогать только в исключительных случаях. Да и не надо полностью копировать фотографию, пусть останется выразительное отличие, что лишь подчеркнет сходство.
   Уф, устала, но зато работа выполнена качественно, теперь меня и Теру-сан не узнает! А действительно, как она меня узнает если что? Или, я ее она ведь тоже умеет изменять черты лица, пусть на порядок медленнее меня и не так сильно, но все равно, а, учитывая наши умения скрывать чакру. Так она что вчера попрощалась совсем, и мы больше не увидимся? Блин откуда эти слезы, я же взрослая, прошлую жизнь помню, так чего тогда нюни распускать... И вообще, потом, перед началом настоящей работы должен быть последний этап обучения, она же сама рассказывала, вот там мы и встретимся, обязательно. Мыслишки о том, что мне совершенно не хочется приступать к последнему этапу обучения и тем более к полноценной работе по профилю, и я собираюсь сделать все, чтоб этого не произошло, я старательно отгоняла. Сейчас мне больше хотелось еще хоть разок встретиться с дорогим мне человеком, практически заменившим семью.
   Так пребывая в раздрае, и периодически вытирая, не желающие униматься слезы, я и отправилась спать, даже пропустив вечернюю тренировку.
  
   * * *
  
  
   Из-за внезапно нахлынувших переживаний, я едва не забыла доделать свой образ крестьянской сиротки. Форму лица-то я изменила, но вот всякие мелочи, вроде более сильного загара, мозолей на руках и ногах, а так, же въевшейся в ноги грязи, поскольку крестьянские дети обычно бегают исключительно босиком, я забыла. Пришлось в спешном порядке исправлять эти недочеты утром. А с Теру-сан, мы обязательно увидимся, ведь меня еще будут учить защите собственного разума, и тогда-то и увидимся.
   Кстати, только сейчас задумалась, почему эта дисциплина, являющаяся жизненно важной в моей работе отнесена на самый конец обучения, даже после практики, уж не для того ли, чтоб закладка на верность деревне и Хокаге, за это время стала из закладки скорее въевшейся привычкой. А потом сама от времени рассыпалась и меня уже можно обучать защите своего сознания, не боясь что я воспользуюсь этими знаниями во вред деревне. Скорее всего так и есть.
   Если бы не моя особая ситуация я бы про эту закладку и не узнала, привыкнув работать на благо деревни без сомнений выполнять приказы, а так, закладка на меня почти не действует. Жаль я не знаю способа как от нее полностью избавиться, не хочу, чтоб на мои мысли влияло нечто постороннее. Хотя кому я вру, даже знай, я как от нее избавится, то вряд ли стала бы это делать, из страха, что этот финт заметят. Тогда уж сейчас ситуация куда более благоприятная, она ослаблена но есть, значит в случае каких проверок подозрений не будет.
   Но это не меняет того факта, что необходимо в срочном порядке искать способы обучения защиты собственной головы. Методы больбы с гендзюцу, мне могут немного помочь, но не от столь тонкого вмешательства, а лишь при прямом допросе гендзюцу. Для снятия таких закладок надо быть либо Яманака, либо, уметь погружаться в собственный внутренний мир. По крайней мере такой вывод можно сделать на основе памяти из того мира, поскольку в этом про ментальные закладки мне вообще ничего не говорили. Во внутренний мир вроде можно попасть через медитацию, вот и буду пытаться, ведь свободное время у меня теперь должно появиться.
   Отбросив несвоевременные мысли, я еще раз пробежалась по себе, проверяя, ничего ли не забыто, и после этого облачилась в простенькое платье, прямо на голое тело, в таком виде меня и доставят в детдом, даже заплаканные глаза сейчас оказались очень в тему.
   Дальнейшее было делом техники, сиди на руках транспортирующего меня оперативника и пускай слезу. Этот АНБУшник, доставил меня в нужный детский дом, заодно пояснив, кто я и откуда, и откланялся. А мной поспешила заняться одна из воспитательниц.
   - Милочка, прекращай плакать, все страшное уже позади, тут о тебе позаботятся, пойдем, умоемся и переоденемся. Меня зовут Рина, а тебя как красавица?
   - Акеми, - прохныкала я. - Я хочу к маме... уиии...
   - Ну, ну спокойнее, все будет хорошо...
   Так меряясь профессиональными талантами, воспитательница успокаивала, а я играла истерику мы и добрались до душевой, где меня отмыли и выдали сменную одежду. Я постепенно поддавалась профессиональным уговорам, и действию врученного мне успокоительного, и потому про маму вспоминать перестала, став несколько вялой. Покорно одела предоставленные мне вещи и отправилась вслед за воспитательницей, которая привела меня к койке, где пришлось раздеваться и ложиться спать.
   Внедрение отыграли на отлично, по моему скромному мнению. Спать не хотелось, успокоительное и большинство наиболее распространенных ядов на меня не действуют, поэтому сон пришлось изображать.
   Оказалось валяться на кровати притворяясь спящей не так-то просто, более того меня так и подмывало бросится заниматься. Очень трудно ничего не делать, когда до этого почти пять лет каждый твой день был четко распланирован, и времени на безделье в этом расписании не было. Я буквально ежеминутно себя одергивала, напоминая что обучение закончилось, и сейчас я на задании. Теперь я еще лучше понимаю смысл этой социальной практики, ладно я, хоть по воспоминаниям прошлой жизни представляю, как живут простые люди, пусть и в другом мире, а остальные ученицы. Пусть они это и знают, из занятий, но ведь знать и делать несколько разные вещи.
   Тем не менее, я смирно произображала спящую, положенные три часа, столько должно действовать успокоительное, после чего завозилась и проснулась. Моя кровать стояла в самом углу длинного помещения заставленного такими же койками аж в три яруса, в данный момент пустыми. Не маленький детдом, только в этой спальне девяносто мест, а ведь наверняка и другие есть.
   В качестве одежды мне выдали юбку до колен и майку, а еще туфельки. Другой одежды мне не полагалось. Майку и юбку я одела, а туфли проигнорировала. Я же из деревни, а там не настолько богаты чтоб детям обувку покупать, нет у меня привычки, обувь носить, а в роль надо вживаться полностью, соответствуя даже в мелочах.
   Кстати об одежде, за все время моего обученья юбку или платье приходилось носить, только, на спецкурсах, где учили правильно изображать слуг и аристократок, а заодно, ходить на каблуке, или в гетрах и разбираться в завязках и способе одевания сложных аристократических одеяний. Шиноби платья и юбки сильно не жалуют, неудобно в них. Стандартная одежда шиноби Конохи, это короткие обтягивающие шорты, либо штаны, но это реже. Майка и жилетка, жилетка так же служит показателем ранга, отличаясь своим покроем и цветом. Такой выбор в основном определяется климатом, у нас влажно и жарко, поэтому лишнего никто не таскает.
   С обувью у шиноби отдельный разговор, причем тут климат в расчет уже не идет. На ступнях танкецу лишь немногим меньше чем на руках, и в построении техник они используются с завидной частотой, поэтому обувь не должна даже в малой степени мешать или искажать ток чакры. Поэтому как минимум пальцы и пятка должны быть открыты. Отсюда и получились сандалии, представляющие собой подошву из чакропроводящего дерева, которая тряпичными ремешками крепится к ноге. На самом деле это очень удобная обувка, чакропроводящее дерево буквально прилипает к ступне, повторяя ее форму, стоит только чуть подать чакры. А при боле менее нормальном контроле, оно вообще способно гнуться нисколько, не уменьшая подвижность стопы и в то же время защищая от всего, что может вонзиться в ногу.
   В качестве брони, или защитной одежды используются жилетки из чакропроводящей сетки, которая усиливает естественный щит чакры. Щит чакры это природная защита, чакра изливается из тела и в боевом режиме она очень сильно гасит вражеские удары. Но поскольку такое уменье есть у всех шиноби, и особо оно не развивается, то и толку от него мало. Разве что против простых людей, или при большой разнице в ранге. Так например простой человек не сможет убить шиноби А ранга, даже если тот не будет сопротивляться, у него просто не хватит сил чтоб пробить щит чакры и нанести рану. По этой же причине и арбалеты с луками совсем не используются, сила стрелы не способна преодолеть защиту среднего шиноби. А вот кунай напитанный чакрой запросто.
   Блин, хватит уже обо всякой ерунде думать, хотя она, конечно помогает отвлечься от желания бежать на занятия, но нельзя же так уходить в себя, я вон за всеми этими размышлениями и не заметила как ко мне Рина-сан подошла. Позор, не заметить, как к тебе простой человек подобрался...
   - Уже проснулась? - Добродушно улыбнувшись обратилась ко мне женщина. - А что же туфельки не одела? Не знаешь как? Давай я тебе покажу тут все просто, садись.
   Усадив меня обратно на кровать Рина ловко меня обула, завязав шнурки туфель хитрым бантиком.
   - Запомнила, видишь, как петельки забавно болтаются, прямо, как комарик летит. Давай теперь сама повтори.
   Я послушно повторила, замотав шнурки в жуткий узел.
   - Ну, не так уж плохо, для первого раза, ничего пока я тебе завяжу, а там научишься.
   - Я больше не увижу маму? - серьезным голосом спросила я.
   - Нет, деточка, в мире много горя, и тебя оно постигло, но теперь ты будешь жить с нами, и я обещаю, что все будет хорошо.
   - Понятно, - сказала я. Разыгрывать истерику дальше, смысла никакого, да и напряжно это, лучше уж типаж преувеличенно серьезной девочки, которая ночью без посторонних поплачет в подушку.
   Рина поняла, что я не собираюсь, открыто изливать свое горе, еще немного поуспокаивала, а потом отвела на улицу, где играли детишки моего возраста, подозвав пару близняшек с чумазыми мордашками, передала на их попеченье. А эти жизнерадостные пигалицы немедленно утянули меня играть в догонялки.
   Детские игры меня заметно увлекли, хоть какое-то занятие, для изнывающего по движениям тела, пусть даже и нагрузки в таких играх для меня были нулевые, и приходилось следить, чтоб не показывать излишней прыти, это было лучше, чем ничего не делать. Девочки приняли меня в свою компанию легко, видимо сказалась врожденная доброта и общительность. В этот детский дом их перевели совсем недавно, так что с местными они подружиться не успели, и я оказалась очень в тему. Звали их весьма оригинально Йоко и Тсукико. У родителей была странная фантазия. Йоко переводится как дитя солнца, а Тсукико соответственно как дитя луны.
   Следующие пару дней, воспитательница присматривала за мной, но убедившись, что сестренки, влияют на меня положительно, и о постигших меня ужасах я не вспоминаю, прекратила уделять мне особое внимание. И уже на третий день хитрые звереныши, скрывающиеся в шкурах маленьких деток, это почувствовали, и у меня на завтраке наглым образом отобрали конфеты, наградив подзатыльником, и приказав в следующий раз самой все приносить.
   Я надо всей этой ситуацией только посмеялась, троица парней лет девяти отобрали конфеты у шиноби. Но конфеты так конфеты, встревать в разборки на таком уровне мне никакого смысла не было. Да и опасалась не рассчитать силы и просто убить мелких вымогателей. Хотя опасение не рассчитать силу скорее надуманное, но от случайностей никто не застрахован, так что проще и не рисковать.
   Однако мои новые подружки, узнав о такой несправедливости, этим же вечером отправились на разборки, вернувшись все в синяках. Йоко красовалась фингалом под глазом и разбитой губой, а Тсукико расцарапанной грудью и порванной майкой, зато с конфетами.
   - Фот, дефржи, - Прошамкала Йоко. - бофльше они не сунуться.
   - Да сказала бы сразу, таким нельзя уступать. - Поддержала сестру Тсукико. - Эх, майку жалко, теперь накажут.
   - Давай поменяемся, моя почти новая, бери, а я твою возьму, вы же из-за меня пострадали. - Предложила я, поддавшись какому-то порыву.
   - Но тогда тебя накажут за порчу одежды, - возразила девочка.
   Но я не слушала, и уже стянула с себя майку, требовательно протянув ее в руки Тсукико, та больше спорить, не стала и отдала мне свою рваную. Вот и зачем я это сделала? Кто мне эти девочки, которых я несколько дней знаю, а через пару недель вообще навсегда расстанемся, вот захотелось и все тут, хотя и понимала, что это выльется в пусть и мелкие, но проблемы.
   Следующим утром нас троих выпороли перед выстроившимися в линию воспитанниками детдома. Было больно и несколько обидно, но я и не такую боль привыкла терпеть, а вот обида, скорее даже на саму себя из-за собственной глупости вляпалась и теперь приходится позволять себя пороть, стоя с голой попкой перед такой толпой и веселя ее своими рыданьями.
   Правда стоило посмотреть на моих товарищей по наказанию, как я признала, что не зря сюда влезла, им ведь было куда тяжелее, и слезы у них из глаз лились не притворные. И если бы их наказали только двоих, из-за меня, то им было бы куда тяжелее, а так я моральную поддержку оказываю.
   После порки нас определили на кухню, чистить котлы. Причем в обед, нас опять торжественно выпороли перед строем, а в качестве трудотерапии были те же котлы и уборка столовой. И, конечно же, перед ужином все повторилось. Я даже удивилась такой жестокости наказания, меня в школе то за проступки один раз наказывали, а тут так исхлестали, что спать пришлось на животе.
   Но причину такой жестокости мне пояснили сестренки, они, оказывается, отправили всю троицу наехавших на меня парней на больничную койку, вот и пороли нас индивидуально за каждого пострадавшего. А котлы нам чистить пока они из больницы не выйдут, и это минимум.
   Чистка котлов пошла мне на пользу, это занятие было очень трудным и заставляло выкладываться даже меня, если не светить чакрой. Так что тело получило свои нагрузки, а я смогла влиться в жизнь детдома, и заодно подружиться с сестренками, хотя я с ними и до наказания подружилась, но после совместной порки наша дружба рывком окрепла.
   А поскольку столь увлекательное зрелище не осталось без комментариев, то некоторые неосторожные дети попытались смеяться над нашим наказанием. Эх, не получилось у меня тихо и мирно просидеть две недели, в детском доме привыкая к обычной жизни. Естественно таких смешливых пришлось бить, а на следующий день вновь стоять перед строем с красными от розг попками. Но тут нам компанию составили те, кто над нами смеялся, так что больше ничего подобного не повторялось.
   К своему стыду, я только на третий день наказания сообразила, что девочки умудряются отчистить немногим меньше чем я, а ведь это очень утомительно. Сенсор из меня паршивый, но уж в упор отличить шиноби от простого человека я смогу, и стоило мне только присмотреться повнимательнее, как все встало на свои места. А ведь могла бы, и задуматься, как две девочки могли побить трех парней на год себя старше. Но просто не придала этому факту внимания, поскольку и сама могла их отлупцевать без проблем. Нет, мне явно нужно быть внимательнее.
   А теперь вопрос, нахождение этих девочек в этом детдоме, предусмотрено планом, или нет? Выходить на связь из-за таких мелочей? Глупости. Тем более я предусматривала вариант, что окажусь не единственным шиноби в этом детдоме. Учитывая же недавний перевод их в это заведение, существует вероятность, что их специально сюда подкинули, чтоб усложнить мне внедрение. Хоть операция и боевая, но она в первую очередь учебная, так что все может быть, в том числе и банальная невнимательность, перевели сюда потенциальных шиноби, а те, кто готовил мою операцию этот момент проморгали.
   На всякий случай, я проверила всех остальных детей, слабый ток чакры я уловила только еще у одного паренька, пяти лет, но уж слишком слабый, да и возраст у него еще маловат. Это радует, значит у меня всего пара конкуренток на усыновление.
   Но вот наступил решающий день, сегодня в детдом должны явиться нужные мне люди, и необходимо сделать все со стопроцентной гарантией, так что подружки простите, но сегодня вы будите чувствовать себя плохо. Подсыпать им в еду буквально пару щепоток порошочка, что я сварганила из хранимых на кухне приправ и сильный понос жертве обеспечен. А с таким недугом отправитесь вы в лазарет на пару дней, и перед моей целью вас не выставят, да и не нужна вам такая семья, отец уголовник и похититель детей, а мать, вероятно, ненавидит шиноби, коими вы станете.
   Примерно через полчаса, когда мы решали, чем будем заниматься, в животах у сестренок забурлило, и они стремительно убежали в сторону туалета. Я же привела себя в порядок, хотя чего там приводить, и так все нормально, и стала ждать. Через час девчонки, обосновавшиеся в туалете, под присмотром воспитателей переехали в лазарет, где их показали медику, не владеющему чакрой. Сделав попытку их навестить, я убедилась, что лечение затягивается, а значит, неожиданных отклонений от плана не предвидится. А то нашептывала мне паранойя, что сестренки могут как и я оказаться ночными бабочками с точно тем же заданием, да еще и информированными обо мне, элемент состязательности, так сказать. Хотя против этого варианта говорило слишком много факторов, но паранойя она такая. А уж после отравления банальнейшим препаратом, ясно, что они просто сироты, не проходившие не малейшего обучения.
   Цель появилась за полчаса до обеда. Мужчина, высокий мускулистый, с пышными черными усами и лысой головой, прямо как на фотографии, уверенный в себе. И женщина, миниатюрная брюнетка с легкими морщинками на лице, слегка полноватая, на своего избранника смотрит с благоговением, но при этом чем-то недовольна.
   Они прогуливались по территории детдома, в сопровождении одной из воспитательниц, изредка мужчина подходил к тому или иному ребенку и о чем-то беседовал. Проверяет на наличие чакры? Или просто разговаривает? Ладно, чего тянуть, надо идти на контакт, а то еще выберут не того.
   Весело рассмеявшись и постоянно оглядываясь, я побежала в сторону этой парочки, "случайно" врезавшись в женщину. Да так, что она упала на пятую точку, а я рухнула рядом.
   - Акеми! Как ты себя ведешь?! - Разозлилась воспитательница. - Немедленно извинись!
   - Простите, воспитательница-сан, простите тетя-сан, - быстро извинилась я, подскочив на ноги и кланяясь, при этом картинно потирая ушибленную коленку.
   - Иди т сюда, чтоб я тебя не виде... - попыталась прогнать меня воспитательница, но тут женщина подняла на меня глаза, мгновенно расширившиеся от удивления.
   - Дочка! - Выдохнула женщина и стиснула меня в объятьях, выбивая воздух из легких. - Дочка, моя Кеко, я нашла тебя, нашла.
   - Хитоми, что с тобой? - С беспокойством в голосе спросил мужчина, рассматривая рыдающую женщину, стискивающую меня в объятьях.
   - Риота, я нашла ее, нашла! Дочка мы забираем тебя домой, теперь ты снова будешь жить дома, - с непередаваемой нежностью обратилась ко мне женщина, заодно ослабляя хватку. - Кеко-тян, ты, что не узнала меня?
   - Хитоми-сан, эту девочку зовут Акеми, а не Кеко, вы уверены, что она та за кого вы ее принимаете. - Попыталась несколько остудить счастье женщины воспитательница.
   - Да, Хитоми, ты сама мне рассказывала, что Кеко погибла, несколько лет назад, прекращай устраивать истерики и позорить меня у всех на глазах. - Холодно заявил мужчина.
   - Кеко? - Не слушая мужа, повернулась в мою сторону женщина.
   - Меня зовут, Акеми, рада знакомству. - Отрекомендовалась я, умудряясь изобразить поклон прямо в объятьях.
   - Так ты не Кеко? Но как похожа! Все равно! Акеми-тян, ты хочешь, чтоб мы стали одной семьей? - Ласково спросила она.
   - А можно? Вы меня отсюда заберете? А как же мои подруги? Они тоже будут со мной... - Залепетала я.
   - Хитоми, подожди, мы же еще ничего не решили. - Попытался возразить мужчина.
   - Я все решила, - жестко отрезала она, и было видно по неприкрытому удивлению мужика, что такое поведение этой маленькой женщины для него непривычно.
   Но вот он отмер, прикоснулся рукой к моему плечу, на секунду задумавшись, после чего его лицо расплылось в радостной улыбке.
   - Конечно дорогая, мы ее усыновим, если она так напоминает тебе о дочери.
   Тем временем воспитательница объясняла, растерявшейся и готовой заплакать мне, что меня усыновляют, надо радоваться, поскольку у меня опять появятся мама и папа, и нет, подружки останутся тут, но мне никто не мешает их навещать, если конечно родители разрешат. И все в том же духе.
   А через пару часов я уже обживалась в новом доме, небольшое двухэтажное здание на окраине Конохи, первый этаж отдан под столовую, за счет которой семья и живет, а второй жилой. Особого богатства не замечено, но и не бедствуют. Хитоми с порога представила меня младшим детям, Коичи и Кенте, как их новую сестренку, и более старший Коичи, меня даже опознал как сестренку Кеко, младшему в силу возраста было индифферентно.
   Пару дней я просто наслаждалась жизнью, купаясь в заботе, обрушенной на меня со стороны Хитоми, и всячески эксплуатируя ее материнские чувства. Пытаться следить за Риотой, или там копаться в его вещах я даже не пробовала, глупо все это, как я и говорила тут лучшая тактика просто ждать, тем более по срокам меня никто не ограничивал, а такая жизнь меня вполне устраивала.
   Но, увы, долго ждать не пришлось, уже на третий день, Риото взял меня в поездку за провизией, в ближайшую деревню. Ездовые животные в этом мире не распространены, мягко говоря, так что в путь мы отправились засветло, легко преодолев пост на выходе из Конохи, и топая по широкой лесной дороге. Признаков волнения я не подавала, даже когда мимо миновали две деревеньки, лишь изображала усталость, после чего была посажена на шею своему похитителю и успокоилась, радостно болтая в воздухе ножками и любуясь деревьями. А забеспокоилась лишь, когда солнце стало клониться к закату.
   - Дядя Риота-сан, а мы сегодня вернемся домой?
   - Нет, - лаконично ответил он.
   - А куда мы идем?
   - Скоро узнаешь.
   - А когда?
   Вот примерно так засыпая свой транспорт потоком туповатых вопросов я и пыталась прояснить ситуацию. Хотя бы понять есть у него подельники или он меня так и потащит до другой скрытой деревни, ведь если нет, уже сейчас можно вызывать группу захвата. По всему выходило, что-либо их вообще нет, либо они далеко, но от немедленного вызова поддержки меня удержало желание довести дело до конца, и оброненная моим похитителем фраза, что завтра мы доберемся до места.
   Когда окончательно стемнело, мы остановились на ночлег, прямо в лесу.
   - Я кушать хочу, и домой... - тактично напомнила я, но гадкий похитииель, отвесил мне затрещину, после чего связал, по рукам и ногам, а когда я стала реветь и просится домой, запихал в рот огромную шишку, так что челюсть моментально свело. Пришлось давить в себе желание немедленно освободится, и убить его, мое задание в другом.
   Ночью заснуть не получилось, руки и ноги болели, как и челюсти, а еще мерзкие насекомые навевали неприятные воспоминания. Так что утром, когда меня соизволили развязать, я практически не притворно плакала от боли в конечностях и жаловалась на усталость. Но похититель видимо почувствовал, что достаточно удалился от Конохи и прекратил играть в доброго отчима, погнав меня дальше.
   Я же решила, что вторую такую ночь терпеть не стану, в принципе и так задание можно считать выполненным, подтверждение, что этот гад похититель детей имеющих способности к чакре получено. Но еще до обеда мы добрались до какого-то городка, как оказалось и являющегося нашей целью. Как минимум перекупщик обитал здесь, а выявлять цепочку дальше мне и не требовалось.
   Мой похититель завел меня в подвал стоящего на отшибе здания, постучав по земляному полу, и ему открыли, люк под землю. Короткий обмен фразами, и приветствиями, и вот с меня оперативно стаскивают одежду и меня облапывает какой-то парень лет шестнадцати, пытаясь просветить меня своей чакрой.
   - Определенно способности к управлению чакрой присутствуют, для ее возраста весьма развитые. - Вынес он заключение.
   Дале, последовали торги, а меня закинули в соседнюю комнату, к еще паре пареньков моего возраста, не удосужившись вернуть одежду, а если мне стыдно? Ладно, хватит филосовствовать, активировав печать и подав условный сигнал, описывающий текущее положение я принялась ждать в предвкушении шоу.
   И ведь шоу получилось, правда явилась не группа АНБУшников, как я предполагала, а зеленый злобный вихрь, в мгновенье разметавший все, в том числе и стены. Майто Гай, собственной персоной. Почти уверена, что он считает, что оказался тут случайно, по только прилетевшей наводке от оперативников, и наверняка это и есть мой шанс обосновать мое поступление к нему в ученики, и для него самого и для всех кто будет интересоваться.
   - Зеленый Шиноби-сама, вы спасли меня! - Радостно взвизгнула я и бросилась на шею этому бугаю, слегка растерявшемуся от такого напора, толи еще будет, ведь я только набирала обороты, заливаясь соловьем и описывая как рада, что меня спас такой сильный шиноби и как я хочу стать такой же.
   - Вы меня спасли, а значит, обязаны взять в ученики и всему научить, чтоб я стала такой же сильной! - Закончила я свою тираду, наставительно ткнув Гая пальцем в нос.
   Естественно он так сразу на все соглашаться не стал, скорее даже отмахнувшись от моих просьб. Но это пока, а чуть позже, после того как он доставил нас в Коноху, и ему ненавязчиво всучили слегка фальсифицированные результаты моего медицинского осмотра, в которых говорилось, что обычный путь шиноби не для меня, он как минимум задумался.
   А спустя неделю, в ходе которой я буквально проходу ему не давала, терроризируя просьбами, взять в ученики, он практически сдался. Заявив, что согласен, если Хокаге разрешит, поскольку его техники считаются запретными. Но при этом предпринял последнюю попытку меня переубедить, стращая тяжестью и опасностью обучения. Естественно переубедить не вышло, а разрешение, уже давно дожидалось своего часа, не думаю, что по такому вопросу обращались напрямую к Хокаге, скорее все прошло по ведомству разведки, да и не указывалось в этом разрешении моих истинных данных.
   И вот первый день занятий, я пришла на указанный полигон, где меня и дожидался мой новый учитель, сидя на огромном камне.
   - Надевай! - Бодро выкрикнул Гай.
   - Зачем? - Я слегка попятилась, глядя на зажатое у него в руках латексное нечто зеленого цвета.
   - Надевай! Во имя силы юности! - Воскликнул тренер, но, видя, что его слова порождают только большую панику на моем лице, сжалился и пояснил. - Это специальный тренировочный костюм.
   - А почему он зеленый?
   - Тебе что не нравится зеленый цвет? - Расстроенно спросил Гай, и столько горя было в его взгляде, что мне совесть не позволила расстраивать его еще больше.
   - Нет, нравится, но зачем мне костюм я думала, шиноби и так тренируются. - Попыталась я вытянуть немного информации, и у меня получилось, поскольку Зеленый Ужас, решил подробно объяснить, что к чему.
   - Это не просто костюм, а произведение фуин искусства. Ты знаешь, что такое фуин печати?
   - Да сенсей.
   - Так вот этот костюм блокирует ток чакры... Эм, если проще, то базовая подготовка шиноби состоит в том, что они развивают сцч и, желая усилить удар, накачивают каналы чакры в руке или ноге, за счет чего и повышается сила и выносливость. Моя методика на первом этапе подразумевает развитие именно тела, мышц, а не системы циркуляции чакры. Конечно, все должно развиваться равномерно, но упор именно на тело. Этот костюм особым образом воздействует на твою сцч, так что не позволяет накапливать в каналах избыточное количество чакры и в то же время вытягивает на всем протяжении каналов чакру направляя прямиком к мышцам, благодаря чему они и могут развиваться и преодолевать свой предел.
   Таких подробностей мне в школе не давали, получается если долго и упорно накачивать свое же тело чакрой, при этом совершая трудовые подвиги на тренировках, то идет мутация организма благодаря чему тот же Гай, без всякого использования чакры способен выдержать удар А рангового шиноби с полным вложением чакры. Очень полезное умение, из минусов тренировкам посвящать надо столько времени и упорства, что ни на что иное его не останется, а получаем только крутое тело, в то время как при классическом обучении шиноби за счет чакры те же физические параметры имеет, да еще и ниндзюцу с гендзюцу владеет.
   - А еще этот костюм способен заменить утяжелители - Обрадовано закончил Гай, - Причем нагрузка распределяется комплексно на все мышцы.
   Не став больше задавать вопросы я молча стала раздеваться и лишь скинув жилетку и майку и уловив немного недоуменный взгляд Гая сообразила, что это не прилично, по меркам окружающих. Блин очередной мелкий косяк, привыкла, что в школе наличие или отсутствие одежды ничего не значит, да и стесняться меня не учили. А тут знаю, что так делать не надо, но на рефлексах поступаю по-другому.
   - Отвернись! Извращенец! - Возмущенно пискнула я, прикрывая свою отсутствующую грудь руками. А ведь этот здоровяк даже смутился!
   Скинув шорты и нижнее белье, натянула костюм не голое тело. Ощущения, странные.
   - Можете поворачиваться. - Разрешила я.
   - Одела, - уточнил Гай. - Хорошо, теперь активируем печати. - Он прикоснулся пальцем мне к центру груди, выпуская немного чакры, и я почувствовала, как костюм изменился.
   Точнее я вообще перестала чувствовать, что на мне есть какая-то одежда, он стал незаметным, ветер легко ласкал мою кожу, позволяя ей свободно дышать. Но стоило сделать небольшое движение рукой, как действие костюма стало ощутимо. Я как будто в вязком сиропе находилась, любое движение стоило огромных усилий. Да я же сдохну в этом костюме, не то, что на тренировке, а просто пока до дома дойду! Попытка усилить мышцы чакрой вызвала легкий прилив паники. Чакра не отзывалась! Я чувствовала очаг сцч, но могла только ускорить движение чакры в организме и ничего больше. Правда, даже ускорение обращения чакры принесло некоторое облегчение, но скорее мнимое, ведь ускорение обращения в первую очередь влияет на скорость, а не на выносливость или силу.
   - Чувствуешь силу юности? - Стебанулся надо мной Гай.
   - Тяжело, - пожаловалась я.
   - Ничего, через недельку привыкнешь, - обрадовал меня зеленый садист. - Давай для начала десяток кругов вокруг Конохи! - Бодро выкрикнул он и побежал, прихватив камень в пару тонн весом, на котором до этого сидел.
   Что ж сама напросилась в ученицы, будем, надеется, он знает что делает, хотя десять кругов вокруг Конохи, мне такое и без костюма не пробежать, разве что за сутки.
   Силы при таких нагрузках кончилась километра через три, чакры было море, по моим меркам, но возможность подпитать ей тело отсутствовала, так что очень скоро мой забег прекратился. Я думала, что он прекратился, а потом появился Гай, и прикоснулся к костюму, в меня как молния ударила, казалось, в каждой клетке тела завелась своя бормашина. Но этот болезненный эффект, схлынул мгновенно, к счастью.
   - Бегом! - Поторопил меня Садюга. - Я что забыл сказать, что у костюма есть очень полезная функция стимулирования нерадивых учеников.
   Я очень быстро осознала, что не очень-то и устала, рванув на полном ходу от протянувшего палец тренера. Гай постоянно крутился в паре шагов за спиной, так что пришлось бежать, сколько было сил, а потом бежать еще столько же, а пока бежишь отдыхать. Перед тем как я рухнула, потеряв сознание, я с гордостью отметила, что осилила целых восемь километров, и это совершенно без чакры.
   Но в блаженном беспамятстве мне удалось пробыть недолго, Гай оперативно привел меня в чувство, заставив продолжить изматывающие тренировки. Следующий месяц моей жизни прошел как в тумане. Помню постоянную ноющую боль в мышцах, нудные голос Гая, призывающий еще немного, и еще столько же. Редкие вспышки взбадривания и, пожалуй, все.
   Но не надо думать, что сенсей такой уж садист и не знает меры в тренировках, возможно, он слегка и зациклен на развитии тела, но как правильно развиваться он знает, а тот марафон, что он мне устроил, имел четкую цель. Необходимо было довести организм до самого края, когда еще чуть-чуть и все банально выключится от усталости, и заставить тело поглощать мою же чакру, щедро вливаемую в него костюмом. Требовалось научить мышцы питаться чакрой, заставить их начать процесс той самой мутации. Честно говоря, моего упорства на такое не хватило бы, если бы у меня была, хоть малейшая возможность остановить эту пытку я бы пошла на что угодно, но я пребывала в таком состоянии сознания, что здраво мыслить не могла. А энтузиазм Гая был столь заразителен, что я раз за разом выполняла его команды и продолжала тренироваться.
   А сегодня, я неожиданно смогла здраво мыслить, во время тренировки, да и усталость была не всеобъемлющая, а приятная.
   - Поздравляю! - Обрадовал меня Гай. - Первый самый трудный этап ты прошла, твои мышцы приняли чакру. Теперь тебе стоит отдохнуть, дать своему телу освоится, а потом начнем настоящие занятия.
   Пребывая в легкой эйфории после таких новостей, я побрела домой, да меня же из усыновившей меня семьи никто не гнал. Хитоми было даже наплевать, что ее муж оказался похитителем детей, и что у меня открылись способности к управлению чакрой, и меня взялся обучать один из шиноби. Ей было достаточно видеть свою дочурку, да иначе как Кеко, она меня и не называла.
   Я даже не поняла, что произошло, вот я иду по улице, кругом полно людей, и я зачем-то сворачиваю в узкий переулок и теряю сознание. Очнулась я не связанная, здоровая, чакра на месте, только мои отравленные иглы, из волос и одежды пропали вместе с одеждой, хорошо, хоть не с волосами. И еще какая-то странность, блин, да я же стоя очнулась и так и стою!
   - Очнулась. - Констатировал факт мягкий, но в то же время властный мужской голос.
   Я обернулась и застыла в изумлении, не совсем представляя, что делать, и что все это значит.
   Длинные золотистого цвета волосы, собранные в пучок, свисающий до пояса, голубые глаза без зрачка и слегка морщинистое, волевое лицо. Передо мной стоял, скорее я стояла перед Иноичи Яманака, главой клана Яманака, славящихся своими уменьями взламывать людям мозги и делать с ними что заблагорассудится, и по совместительству главой разведки АНБУ, моим непосредственным начальником, выше только Хокаге.
   - Яманака-сама, - поздоровалась я, склоняясь в глубоком поклоне. Если уж я перед лицом собственного начальства, то это не похищение и беспокоится не стоит, наверное, но почему интуиция так и вопит о страшных проблемах, требуя немедленно сбежать, куда угодно?
   - Здравствуй, Акеми-тян, мое юное сокровище, гений Д класса способный с помощью гендзюцу сделать то, что не доступно даже нам Яманакам. - С каким-то придыханием и нездоровым блеском глаз проговорил Иноичи. Я даже чуть попятилась.
   - Ты меня боишься? Не стоит, я слишком долго тебя создавал, чтоб причинять вред.
   - Иноичи-сама, я не понимаю. - Решилась я подать голос.
   - Я обратил на тебя внимание давно, едва только ты попала в школу АНБУ, такое соотношение Инь чакры, это нечто. - Решил посвятить меня мужчина, внимательно следя за моей реакцией. - Но когда ты проявила такое рвение в учебе, а главное скорость усвоения информации. Гениев среди Д класса я не видел никогда, и решил помочь раскрыться такому таланту, переведя на индивидуальное обучение.
   - Спасибо, за вашу доброту, Иноичи-сама, - пискнула я не в силах молчать под таким пристальным взглядом этих странных глаз, и вроде Яманака не обладают додзюцу, но глаза все равно нечеловеческие.
   - Не беспокойся, ты еще сможешь меня отблагодарить, за предоставленную возможность и дарованную силу. Хотя ты уже меня отблагодарила, одним фактом своего существования.
   Мужчина подошел ко мне, присел, так что наши глаза оказались на одном уровне, и ткнул пальцем в лоб.
   - Вот тут твоя сила. Гендзюцу, столь тонкие, что способны влиять на самые глубины разума, проникая сквозь любые защиты и печати, и способные заставить чувствовать то, что ты пожелаешь.
   Какие защиты? Да мои гендзюцу способны влиять на эмоции, но только в тепличных условиях, о чем он?
   - Не в тепличных, - Прочитал собеседник мои мысли. - Тебе просто не говорили о твоем потенциале, да кроме твоей воспитательницы Теру-кун, о нем никто и не знал. Но можешь, не беспокоится, она хоть и умудрилась подгадить напоследок, отправив тебя в обход меня на обучение к этому зеленому дегенерату, но больше она уже никого не побеспокоит.
   Теру? Она...
   - Она, - вслух произнесла я, - мертва...
   - Да, - жестко припечатал Яманака. - Она, врач, что осматривал и снимал слепки твоей чакры в школе, еще пара человек способных запомнить твою чакру, и в довершении семья, что тебя недавно усыновила. Так что о твоем существовании и твоей силе знаю только я. - Мерзко улыбнувшись поведал мне собеседник.
   Я отшатнулась, рухнув на попку и попятилась, от него, но быстро остановилась, поняв всю бесполезность этой затеи, я не смогу сбежать, даже если мне дадут фору в несколько часов, а уж пятится на заднице, только себя не уважать. Тем более меня-то явно убивать не собираются, а значит побарахтаемся. Да и Хокаге, должен обо мне знать, или этот разговор с его ведома?
   - Хокаге? - Усмехнулся Яманака, демонстрируя, что все мои мысли для него как открытая книга, - эта старая обезьяна? Хм, пожалуй тебе можно, и рассказать, ты все равно не сможешь разболтать. - Задумчиво проговорил мужчина. - И встань, когда с тобой разговаривают старшие!
   Я оперативно подскочила на ноги, склонившись в поклоне, и подумав, решила и не разгибаться, так хоть можно не смотреть в его глаза.
   - Старая обезьяна, давно делает то, что я хочу. Неужели ты считаешь, что единственный в мире клан с геномом, позволяющим напрямую работать с разумом, может быть на вторых ролях? Тут все делают то, что я захочу. Почти все, - поправился он. - Но ты поможешь мне исправить это досадное недоразумение.
   - Учихи, шаринган защищает не только от гендзюцу, но и от моей силы. Им уже недолго осталось, я этот план начал готовить еще до твоего обнаружения и отказываться не буду, но благодаря тебе, Яманаки смогут обзавестись красными глазами, и тогда мы станем воистину непобедимы. И не переживай, твои гендзюцу действуют и на Учих, по крайней мере, пока у них не пробудится шаринган, я проверял.
   Мысли метались лихорадочно, но были уже не столь паническими, если верить Иноичи, а его версия весьма логична, то он серый кардинал Конохи, и хочет использовать меня, чтоб обзавестись геномом Учих. В принципе все то же, именно такая работа мне и была предначертана, пусть даже я не горю желанием ей заниматься, но в текущих условиях не вижу способа отвертется. Одно непонятно, а зачем вообще мне все это рассказывать, так же отправить на задание в темную и все...
   - Затем, что я уже не мог оставлять в неведении мою маленькую звездочку. Я хотел с тобой познакомится с того самого момента, как узнал о твоих способностях в гендзюцу. - Яманака подошел ко мне, и положив ладонь на подбородок заставил разогнуться и посмотреть в его глаза, наполненные обожанием и непонятной любовью, не ко мне, а к тому, что я могу принести для его клана. Его рука стала опускаться ниже, прошла по моей детской груди, животу, и добралась до паха.
   - Не нравится? - Скорее констатировал, чем спросил он. - Ты очень необычная девочка, не смотря на обучение, мужчины тебе все рано не нравятся. Но ты должна сказать мне спасибо, ведь ты так и так стала бы работать по профилю, но, работая лично на меня, а не на АНБУ, у тебя куда больше шансов выжить. Я ценю свои сокровища. - С этими словами в меня резко вошли два пальца, заставив вскрикнуть, но я не шелохнулась и не отшатнулась, хоть и очень хотелось.
   - Не нравится, но ты умная и воспитанная. Значит, обучение не прошло даром. А теперь последний момент, вижу, стандартную закладку ты изрядно расшатала, поразительно, но от гения меньшего и не ждешь. - С этими словами к первым двум пальцам добавились еще два, заставившие меня застонать сквозь сжатые зубы от боли.
   - Можешь кричать, мне это нравится, - милостиво разрешил садист, - твое лоно сохранили не тронутым, не один мужчина в тебя не проникал, тебе не показалось это странным? Нет? Так знай, это был мой приказ, я хотел сберечь тебя для себя, я первым сорву этот цветок, что приведет клан Яманака к величию. - Он резко выдернул из меня руку, и я повалилась, на колени, тяжело дыша.
   - Посмотри мне в глаза, - приказал Иноичи. - Хорошо, вот так, зачем нам верность Конохе? Правильно незачем. А теперь, не сопротивляйся и открой мне самые глубины своего разума. Поверь, сопротивление лишь причинит боль, и продлит работу, но ничем не поможет.
   Я почувствовала, как в мой разум вливается чужая чакра и воля, сопротивляться? Я могу попробовать, перебить канал тут, ударить там, но он Яманака, а у меня и чакры почти нет и нормальных знаний, его слова о бесполезности сопротивления отнюдь не бахвальство, и если уж он действительно серый кардинал деревни, подчинивший себе и Хокаге. Да и какой смысл, ну буду сопротивляться, и что меня убьют? Нет, я нужна, скорее сломают, вместе со всем гипотетическим сопротивлением, а зачем терпеть лишнюю боль, если результат один?
   Я не стала сопротивляться, позволив вторженцу творить с моим разумом все, что ему заблагорассудится, нет, он не просматривал мою память или еще что, думаю, он и так все это знал, Яманака строил грандиозную ментальную закладку, опутывавшую меня полностью и в то же время столь изящную, что заметить ее было невозможно.
   - Готово, - объявил мужчина спустя какое-то время и утирая выступивший на лбу пот. - Я полностью сохранил твою личность и свободу воли, но теперь приказ Яманака, для тебя закон, и предательство невозможно в принципе.
   Естественно после таких слов я подумала об этом предательстве и так ли уж оно невозможно, и этого хватило, чтоб оказаться в нигде, никаких ощущений, звуков, запахов, ничего, я умерла? Опять в этом непонятном месте. Но вот зрение вернулась, и я осознала себя валяющейся на полу и покрытой холодным потом. Нет, я не умерла, не умерла, не хочу в то небытие!
   - Это один из методов наказания, чтоб ты поняла, твои же собственные страхи. Но это наказание скорее не за невыполненный приказ, не выполнить его ты не сможешь, а за небрежение в его выполнении, от которого застраховаться сложнее. Я надеюсь, с твоей стороны небрежения не будет, и тогда ты сможешь прожить долгую и счастливую жизнь, мои лучшие инструменты заслуживают только лучшего.
   - Я буду стараться, Иноичи-сама. - Пролепетала я, поднявшись на ноги. А что еще мне оставалось делать?
   - А теперь, коль уж поговорили о наказании, я покажу тебе и поощрение.
   Размазавшись смутной тенью, мужчина подскочил ко мне, ударив в живот, я согнулась от боли, и мгновенно оказалась прижата лицом к полу с оттопыренной попкой, мою голову прижимала нога Иноичи. Небольшая возня с одеждой, и я закричала от боли, когда член моего господина, напитанный чакрой, вошел мне в попку, раздирая ее, и обжигая внутренности чужой чакрой. Я забилась, пытаясь, освободится, но нога лишь сильнее придавила мое лицо к полу, а сжавшие меня руки не позволяли освободить разрываемую на части попку.
   - Да, кричи, моя малышка. - Донесся сквозь туман боли до меня голос Иноичи.
   - Вытащите его. - В отчаяние простонала я, скребя пальцами по полу. Но на этот писк никто не обратил внимания.
   Скорее наоборот лишь еще глубже вводя в меня член, я жалко заскулила, понимая, что единственное, что мне остается это терпеть. А потом меня накрыло совершенно диким удовольствием, я понимала, что оно было не мое, а наведенное, но это было что-то, я кричала от боли и в то же время билась в экстазе. Не знаю, сколько это продолжалось, но в тот момент я желала, что бы это никогда не заканчивалось.
   Вот Мою попку освободили, удовольствие исчезло, оставляя только боль в разорванном анусе, но я не обращала на нее внимания, устремив обожающий взгляд, на Иноичи-сама, и подползя к нему на коленях, обхватила губами его член, принявшись тщательно вылизывать.
   - Вижу, поощрение тебе понравилось, не разочаровывай меня, и они у тебя будут очень частыми. А теперь что касается твоего задания. Мне нужны Учихи, но не просто их сперма, если моя Ино, родит глазастика, такое будет трудно объяснить. Ты отправишься к ним, тебе даже не придется скрывать свои способности к манипулированию чакрой, благодаря им тебя и возьмут. Учихи самовлюбленные гордые идиоты, и не откажутся заполучить в качестве слуги, пусть неполноценного, но шиноби. Тебя проверят, но тут все под контролем, у них во всем клане нет, ни одного специалиста способного провести полную проверку, они пойдут к моим людям. А те скажут, что ты просто необученная девочка с минимальными способностями, не развитие которых не актуально. О, вижу, ты хорошо усвоила все уроки, уже вернула мне боеспособность, что ж подставляй попку, или хочешь заставить меня работать?
   Быстро развернувшись, я повернулась к господину спиной, и, наклонившись, стала тереться своей попкой о его член, его руки схватили меня за талию, и обжигающая боль, заставляет изгибаться и биться в агонии насаженной на его кол, а потом приходит то самое почти, или даже без, почти наркотическое блаженство. В себя, меня приводит удар в бедро.
   - Рано еще отдыхать, сначала, приберись за собой, - Приказал Иноичи.
   Кое-как, подползя к нему, на трясущихся ногах, я вновь принялась вылизывать его член, очищая его от спермы и собственной крови, что сейчас лужей расплывалась подо мной. А мой господин продолжил рассказывать о моей будущей работе.
   - Твоя цель втереться в доверие к Саске, Лучше бы Итачи, но даже тебе не пробить защиту мангеко шарингана, поэтому Саске, он из главной семьи, твой ровесник, и его глаза еще не пробудились. Тебе придется поторопиться и привязать его к себе, после определенных событий эта привязка укрепится, а там ты сможешь влиять на него и обеспечить его женитьбу на моей дочери. Все не увлекайся! - Мне отвесили пощечину, от которой я отлетела на пару шагов.
   Иноичи поправил одежду, и, бросив на меня быстрый взгляд, приказал.
   - Займись собой, а то кровью истечешь. На столе в папке вся необходимая для твоего нового задания информация. В первую очередь смени внешность, это лицо мертво.
   Иноичи ушел, а я осталась лежать в луже крови и лечить свои раны. Пару часов спустя, наваждение от этого поощрения несколько схлынуло, и я проблевалась от отвращения к самой себе. Но стоило только попытаться пообещать себе, что лучше сдохнуть, чем такое поощрение, как я с ужасом осознала, что желаю повторения. Совершенно противоречивые желания, произошедшее было мне противно, доставило боль, но я хотела, чтоб господин обладал мной и гордился, жаждала сделать для этого все возможное. Так что его оставленная свобода воли заключается в том, что я осознаю неестественность своих желаний, но они настолько сильны, что моей воли недостаточно, чтоб им противится? Он точно садист.
   В доме Иноичи я прожила еще неделю, окончательно поняв, что он садист, не слишком этого скрывающий, по крайней мере, от меня. И понимание неестественности некоторых моих желаний он мне оставил тоже специально, поскольку явно наслаждался тем, как я, едва мысленно не блюя от отвращения не в силах была справиться со своими желаниями и ползала на коленях за своим господином, желая услышать от него хоть какой-то приказ и немедленно его выполнить. Поскольку выполнение приказа приносило похожее, пусть и намного меньшее блаженство.
   После этой недели меня в очередной раз отправили в детдом, отрабатывать легенду, и очень скоро на меня вышли Учихи с предложением, от которого все нормальные и даже неполноценные шиноби предпочтут отказаться, а именно, стать личной служанкой Саске. Я не знаю, как мой хозяин все провернул, но после знакомства с ним, было глупо сомневаться в его организаторских талантах.
   На самом деле иметь личного слугу это очень почетно, но тут есть проблема, поскольку таким слугой в силу печати верности может стать только шиноби и только абсолютно, добровольно, пленный которого "уговорили" и который хоть чуть-чуть сомневается не подойдет. Что такое личный слуга? Это тень своего господина, всегда следует за ним, и выполнит любой приказ. Повторю, не представляю, как мой хозяин все провернул, но не думаю, что это было так уж сложно, ведь для гордых Учиха и для престижа клана то, что у одного из детей главы клана есть собственный слуга, многое значит. Это подчеркивает их силу и влияние, и уникальность. Не понятно только как меня умудрились пристроить к Саске, а не к Итачи, к наследнику, видимо есть тут некие неизвестные мне тонкости.
   Символично получилось, но в мой девятый день рождения мне на лицо нанесли печать в виде кланового символа Учих, веера. Эта печать обеспечивала мою верность и преданность Саске, теперь я рабыня сразу у двух хозяев, и если Иноичи не будет отдавать противоречащий ментальной закладке Учих приказ, то вот Саске, вполне может, и что тогда со мной произойдет, боюсь и представить.
   В первый месяц после поступления на службу, я Саске и не видела вовсе. Меня отдали на растерзание обычной прислуге, чтоб она объяснила мне мои обязанности и всему обучила. В мои обязанности входило выполнение всей работы по уборке комнаты господина и прочее его обслуживание, даже еду для Саске должна была готовить я а не клановый повар, поскольку я личная служанка я должна все делать сама, а заодно следить, чтоб господина, чем не отравили. При этом я должна была всегда находится подле господина, за исключением случаев когда он сам, меня отошлет с поручением, смиренно стоя у него за плечом и рассматривая собственные пальцы на ногах, поднимать взгляд а уж тем более говорить, если господин тебя не о чем не спрашивает, строго запрещалось, как и говорить с посторонними без разрешения. Вы спросите, а как совместить готовку пищи и неотлучное нахождение подле господина? А на этот случай есть ночь, когда я и должна все приготовить, постирать, прибраться и прочее, прочее, а готовую еду можно и в свитки запечатать, чтоб потом в обед подать.
   Но это все в теории, на самом деле, когда я приступила к своим обязанностям, мне было достаточно просто постоянно быть рядом с господином, ожидая услышать приказ, и спать у него в ногах, что оказалось очень удобно для моей работы по внедрению гендзюцу. Не знаю, что там пробовал Иноичи, но для внедрения в голову Саске необходимых мне эмоций, приходилось прилагать титанические усилия, и если бы я не могла работать с ним спящим, то вообще бы ничего не вышло. Внедряла я в первую очередь привязанность и любовь к себе. Но тут было сложно, поскольку эта любовь, накладывалась на клановое воспитание и мой статус, по сути ценной вещи. И соответственно отношение ко мне шло как к вещи, пусть и любимой.
   Через пару месяцев Саске отправился в Академию шиноби и познакомился с Ино. В саму академию меня не пускали, я приходила туда вместе с Саске, после чего ждала его стоя у входа, жутко скучая, правда чуть позже стала медитировать и развивать контроль, что весьма помогало отрешиться от окружающего мира и от презрительных взглядов окружающих людей. Как-то оскорблять меня никто не пытался. Я же имущество сильнейшего клана Конохи, но взгляды были неприятны, и особенно болезненны, они оказались в исполнении моих давних подружек Йоко и Тсукико, тоже поступивших в академию и естественно не узнавших меня в скромной служанке с рабской печатью на все лицо, не смеющей даже взгляда поднять без разрешения господина.
   Но такие переживания совершенно не мешали мне выполнять свою работу и стараться внедрить новые гендзюцу, на симпатию и любовь к Ино, в разум господина. Тут все шло несколько проще, но я не форсировала события, тем более возраст у Саске был пока несколько не тот, чтоб в полной мере воздействовать любовью и желаниями, приходилось выстраивать могучий фундамент из привязанности.
   А спустя два с половиной года случилось одно интересное событие, в чем-то я его даже встретила с радостью, но вот работы после него мне прибавилось, что печально.
   Что за событие? Резня в клане Учиха. А если точнее то Итачи, методично, одного за одним, без лишнего шума, погружал в мощнейшее гендзюцу, цукиеми, всех своих сокланов, начав с родителей и перерезал глотки. Цукиеми это абсолютное гендзюцу, которое можно наложить только высшей формой развития шарингана, мангеко шаринганом, противостоять ему, не имея такого же украшения в глазницах почти невозможно, а во всем клане Итачи был единственным обладателем таких глаз.
   Как я пережила эту резню? Ну, если бы я вспомнила о своих умениях и замаскировалась, то даже Итачи с глазами способными видеть чакру меня бы не нашел, но проклятая печать, клана Учиха, заставила меня бросится на защиту своего хозяина. Другое дело, что Итачи действовал по указке или даже под контролем, что вряд ли, моего главного хозяина, и просто не стал меня трогать. Перебив всех Учих и погрузив братика в гендзюцу призванное раз за разом демонстрировать тому, смерть своего клана он ушел.
   А я воспользовалась случаем и настолько открытым сознанием, и стала вплетать в разум Саске еще и любовь ко мне. И сильно перестаралась, не ожидала, что мои многолетние усилия под прессом иллюзии Итачи сложатся и основательно компостнут мозг Саске. На тот момент нам было по одиннадцать лет, и мы были уже вполне половозрелыми особями. В итоге мозги моего господина так перекрутило, что он, пребывая в полнейшем неадеквате, набросился на меня и жесточайшим образом изнасиловал.
   А спустя месяц, когда и его и меня выписали из больницы оказалось что я беременна, ребенка я не хотела, тем более так, но было весьма радостно оттого, что Иноичи подобного исхода не планировал. Кстати после случившегося мой статус изменился со служанки на наложницу, а сам Саске стал очень замкнутый с окружающими, но ко мне стал относиться с необычайной теплотой и заботой, это сказался эффект гендзюцу, я стала его спасательным кругом от ужаса уничтожения клана.
   Вскоре Саске продолжил посещать академию, мне уже не требовалось его сопровождать, но я и так знала, что на него началась натуральная охота, представительницами противоположенного пола. Раньше он был слишком высоко, сын главы сильнейшего клана, а сейчас он стал очень перспективной партией за счет своих генов и остатков власти и имущества Учих, которые можно прибрать к рукам, удачно выйдя за него замуж.
   Но у Ино в этой гонке было неоспоримое преимущество в моем лице, и хоть после резни Учих у Саске и открылся первый уровень шарингана, воздействовать на него, из-за увеличившегося доверия стало гораздо проще. Собственно Ино стала вторым человеком, с которым Саске общался нормально. Да и девушка дурой не была и вела себе так чтоб упростить мне работу, например поняв отношение ко мне Саске, не стала устраивать сцены ревности или тихие выволочки лично мне с напоминанием о задании, а демонстративно со мной подружилась, чем выиграла в глазах Саске несколько пунктов. Жаль лишь, что подружилась она лишь на глазах Саске, а наедине не забывала указывать мне мое место.
   - Эта розоволосая Сакура совсем обнаглела. - Причитала Ино. Я выступала ее единственной слушательницей. - Нет. С ней даже интересно поболтать, но она смеет претендовать на моего Саске!
   - Ино-сама, вам не стоит беспокоиться, вы же видите, что все идет по плану и Саске любит вас, стоит ему стать Генином, и он сделает предложение. - Посмела я вставить слово и успокоить госпожу.
   - Ты хотела сказать любит меня и тебя, мелкая дрянь!
   - Простите Ино-сама. - Поспешила поклониться я, пока не дошло до рукоприкладства, вряд ли, конечно, если Саске увидит на мне синяки, то даже Ино не поздоровится, но вдруг.
   Но Яманака оказалась умнее, решив и меня наказать и конкурентку подставить.
   - Сакуру надо осадить. И это твоя работа. Завтра отправишься к академии, и нахамишь ей.
   - Госпожа, она ничем не мешает. - Попыталась возразить я.
   - Молчать, это приказ.
   - Я поняла, Ино-сама. - Еще раз поклонилась я, уже предвкушая все, что придется вытерпеть, выполняя этот приказ.
   На следующий день, выполнив работу по дому и закупив продуктов, я отправилась к академии, как раз к моменту окончания занятий. Там меня перехватила Ино, направив в близлежащий парк, ждать появления моих неприятностей.
   Сакура появилась через десяток минут, и, заметив меня, расплылась в предвкушающей улыбке, видимо Ино и ей успела пару намеков сделать, либо девочка сама дошла до методов физической борьбы с конкурентками. О том, что я служанка Саске знали все, а вот о недавнем смене статуса на наложницу, и про беременность знали считанные еденицы, но это так к слову.
   - Тебя-то я и искала! - с ходу заявила Сакура. - Слушай меня внимательно! Я не позволю какой-то жалкой служанке стоять у меня на пути. Саске мой! И не смей крутиться около него!
   Как я могу, не крутится около него, являясь служанкой? Где тут логика? Вот согласись я со всеми требованиями и все обойдется, но приказ Ино четкий, нахамить...
   - Ты безродная тварь, чей удел жрать дерьмо за свиньями смеешь утверждать, что имеешь права на моего господина? Пфе, ты не достойна даже смотреть в его сторону!
   - Что! - Аж покраснела от злости Сакура.
   Первый удар в голову я легко отразила, благо уже успела разогнать чакру по телу, и еще надеясь избежать побоев вложила всю доступную мне чакру в усиление удара. Мой кулак лишь выбил из носа противницы кровавую юшку. Будь на ее месте простой человек и его голова лопнула бы, но у Сакуры чакры в системе циркуляции столько, что мой удар, не более чем легкая пощечина, а ведь даже повторить его из-за отсутствия чакры я не смогу, да и не успею.
   От первого ответного удара я еще как-то уклонилась, второй приняла на блок, отсушивший мне руки, а потом мир вздрогнул и заполнился болью, кажется, я даже на мгновенье потеряла сознание, а очнулась уже на земле от нехватки воздуха.
   Разбитый нос мешал нормально дышать.
   Все на что меня еще хватало это свернуться калачиком и пытаться прикрыть голову, и сама себе удивилась, живот, от сыплющихся на меня пинков и надеется что меня, наконец, оставят в покое. Но Сакура явно не собиралась останавливаться, рассчитывая окончательно избавиться от конкурентки. Очередной удар очень неудачно прошел прямо в пах, и мое тело прострелило жуткой болью, руки инстинктивно метнулись к пораженному месту, оставляя голову беззащитной, и почти сразу мне с лицо прилетел новый удар. Я в последний момент успела чуть наклонить голову, и пальцы ноги мучительницы не переломали мне нос, а врезались в лоб, выбивая из глаз искры. Но этот маневр принес мне небольшую передышку.
   - Ах, ты тварь! Я из-за тебя ногу ушибла! - Взвизгнула эта бестия, а я проклял тот момент, когда попыталась увернуться. Отделалась бы сломанным носом и потерей сознания, а теперь...
   Новый удар по рукам, прикрывающим голову, выбил все ненужные мысли следом еще один, по не защищенному корпусу, вновь отдавшийся волной боли. Да когда же я потеряю сознание, и этот ужас закончится? Но ничего не заканчивалось, я получила еще с десяток пинков, а потом несколько запыхавшаяся мучительница приказала:
   - Прекрати закрываться! Убери руки, я сказала! - Каждое новое слово сопровождалось болезненным пинком по голове.
   Забыв о своей и без того втоптанной в грязь гордости я подчинилась, опасаясь, что иначе она меня действительно до смерти запиннает, в порыве ярости. Тем более приказ Ино выполнен и теперь мне надо искать способы успокоить разбушевавшуюся Сакуру.
   - Не, надо, хрытьфу, не бей, пожалуйста, - жалобно проскулила я, сплевывая кровь из прокушенного языка.
   - Тварь безродная! Вздумала за Саске-куном приударить? Так вот запомни он МОЙ! МОЙ!
   С этими словами Сакура схватила меня за волосы и принялась тыкать лицом в грязь. Сопротивляться я не решилась, да и если честно сил на это уже просто не было.
   - Мой! Ты поняла жалкая неудачница? Не слышу ответа? - Грозно проревела девушка и вдавила меня в грязь, так что лишила возможности вдохнуть.
   Собрав последний воздух, я отчаянно выдохнула:
   - Да... - тут же весь рот оказался заполнен землей, но Сакура расслышала мой ответ и потому освободила голову. Немедленно выплюнув землю, я вздохнула, живительный воздух.
   - Тварь! - Взревела у меня над головой садистка.
   Мозг, в критических ситуациях работает быстро, вот и я мгновенно заметила, что выплюнула землю прямо ей на ногу, и, не дожидаясь новой порции побоев, отчаянно запищала.
   - Простите! Простите, Сакура-сама я не хотела! - И не мешкая, бросилась вытирать грязь с ее сандалии.
   Видимо мои действия или уважительное обращение мучительнице понравились, поскольку бить меня не стали.
   - Лижи! Тварь и жри землю! Я покажу тебе твое место!
   Вы думаете, я хоть на секунду задумалась? Гордость и все такое, но одно дело гордость, а другое боль и желание жить и когда понимаешь, что эта девчонка тебя на полном серьезе может убить, не преднамеренно, а в припадке ярости или, не рассчитав силы, то о гордости забываешь быстро. Терпеть боль меня научили, но вот инстинкт самосохранения у меня остался. И потом меня как раз и учили, что если не способен справится с врагом, делай все, чтоб он потерял к тебе интерес, вот я и делаю. Моя покорность должна быстро ей наскучить и меня оставят...
   - Да Сакура-сама, сейчас Сакура-сама. - Залепетала я, вылизывая ее ногу.
   - Такая мерзкая тварь как ты не достойна даже близко находится рядом с моим Саске-куном! Ты меня поняла? - Уточнила девушка, и ударила краем сандалии мне по зубам, выбивая потоки слез.
   - Да, - выдавила я из себя.
   - Да кто?
   - Да Сакура-сама, - немедленно поправилась я.
   - Умная тварь. - Похвалила меня девушка и незлобно пихнула, переворачивая на спину. - Еще раз увижу, что ты рядом крутишься, глаза выцарапаю. - Пообещала Сакура, придавив мое лицо ногой, после чего наступила в полную силу и ушла.
   Я едва успела возблагодарить всех богов, что осталась жива, как надо мной вновь нависло розововолосое лицо садистки.
   - Ах да, чуть не забыла, кто-то обещал меня дерьмо жрать заставить? Грязь ты уже поела, сейчас и второе обещание исполним.
   - Сакура-сама простите, - взмолилась я. Даже и не думая напоминать, что я вовсе такого не обещала.
   - Открой рот и не дергайся, иначе... - жестко приказала девочка, снимая шорты.
   Мне оставалось лишь подчиниться, поскольку я очень ясно представляла, что будет в случае малейшей попытки моего сопротивления, и уж лучше вытерпеть унижения. Тут на мое лицо и в рот полилась горячая струя жидкости, и мне пришлось собрать остатки воли и пустить ее на то, чтоб удержать свое тело на месте и не дернутся, портя садистке миг триумфа. Закончив со своим мерзким делом, Сакура плюнула на меня и, наконец, оставила в покое. А я осталась лежать в грязи, пытаясь хоть как-то привести свое тело в рабочее состояние.
   Болело все, кажется, даже внутренности отбила, а значит стоит поторопиться и доползти до людей, а то ведь без чакры и помощи медиков я могу и загнуться. На четвереньки удалось встать лишь с третьей попытки, и то при этом голова так закружилась, что я лишь чудом не растянулась на земле.
   Но это чудо мне не помогло, на мою спину с силой опустилась чья-то нога, и я растянулась в луже грязи и мочи.
   - Сакура-сама, простите, - залепетала я.
   - Я не сакура, - донеся до меня голос, девчоночий и очень знакомый.
   - Госпожа, Ино-сама, я выполнила приказ, вы довольны? - пролепетала я.
   Мне в затылок врезалась нога, вбивая лицо в землю.
   - Вот теперь довольна. - Процедила Ино. - А ты лежи, для второго акта еще рановато, Саске запаздывает. Хотя знаешь, что, мне не понравилось, с каким рвеньем ты вылизывала ноги этой безродной, ты, что совсем не уважаешь свою хозяйку? - С угрозой в голосе произнесла она.
   И если с Сакурой я еще хоть как-то сохраняла достоинство, пусть и мысленно, то услышав эту угрозу и недовольство, в голосе Ино, я ударилась в форменную истерику, боясь, что она может придумать еще много способов, усложнить мне жизнь. Даже не знаю, откуда взялись силы, но я извернулась и, схватив стоящую, сбоку от меня ногу девушки принялась ее вылизывать.
   - Ино-сама, хозяйка, простите. Простите недостойную, я глупа... - Залепетала я.
   Моя сообразительность Ино удовлетворила, и она благосклонно приняла мои изъявления покорности. А спустя пару минут, громко вскрикнула, зовя на помощь, и склонилась ко мне, вытирая лицо собственным белым платочком, и неся всякую чушь, что она мне поможет. Она не спятила, просто на горизонте показался Саске, вот Ино и стала демонстрировать заботу.
   Саске, заметив, в каком я состоянии, окаменел, и сквозь сжатые зубы выдавил только одно слово.
   - Кто? - В этот момент в его глазах зловеще горел шаринган с двумя томое.
   - Сакура, - призналась я.
   - Я отведу ее в госпиталь, - тут же влезла Ино. На что Саске кивнул, и исчез из поля зрения, ускорившись до невозможности.
   Этот случай закончился тем, что Саске, запустил в Сакуру здоровенный огненный шар, спалив ей волосы и почти всю кожу. Жизнь ей сохранить удалось, но вот все ее тело оказалось покрыто жуткими шрамами, а волосы отрастать отказались, так что она почти всегда ходила под хенге, и даже смотреть в мою сторону боялась. Официально для Саске последствий не было, поскольку дело проходило как взимание виры главой клана Учиха, за порчу имущества клана, имущество, если кто не понял, это я.
   А заодно после демонстрации такой жестокости, остальные конкурентки от Саске отстали, так что Ино добилась даже большего, чем желала.
   В дальнейшем жизнь вошла в привычную колею, Саске продолжал учиться, я выполняла работы по дому, развивая свой контроль и иногда поглаживая начинающий расти животик. Через пять месяцев, Саске закончил академию, и получил звание генина, как и Ино, а вместе со званием по законам Конохи они становились совершеннолетними.
   Сразу после выпуска, Саске объявил о желании взять в жены наследницу клана Яманака, и о вхождении клана Учиха в клан Яманака, на правах вассалов. И если женитьба особых пересудов не вызвала, то вот такое заявление это нечто. Не знаю, зачем Иноичи понадобилась подобная шумиха, с другой стороны так он обезопасит своих потомков от новых глазастиков, ведь вассалитет подразумевает наложение на вассалов печатей подчинения. Саске и его детям от наследницы Яманак такое не грозит, а вот вероятным Учихам из побочных семей, представителя которой я сейчас вынашиваю очень даже.
   Но что творилось на вершинах власти, после такого объявления мне неведомо, хуже было то, что Ино и Саске, отправились на практику шиноби, и дома я осталась одна, а поскольку теперь клан Учиха стал вассальным к Яманакам, Иноичи милостиво пригласил меня пожить у него, пока господин не вернется. Это были два месяца настоящего ада, этого садиста не останавливал даже мой живот, вплотную подбиравшийся к восьмому месяцу.
   Именно тут я осознала, как же хорошо жила все эти годы служа Саске, или даже выполняя капризы Ино. Но все заканчивается, закончилось и мое пребывание в гостях. Саске вернулся с практики, обзаведясь третьим томое. А ведь помню, там у него должен был состояться серьезный бой с кем-то. Я старалась не сильно будоражить воспоминания прошлой жизни, до них даже свободно читающий мысли Иноичи не добрался, но рисковать, открывая этот секрет, не хотелось.
   Правда дома он успел побыть всего пару дней, ставших для меня раем, после пребывания у Иноичи, неподдельная забота со стороны Саске, была очень приятна. А потом он отправился проходить экзамен на чунина. А я же вспомнила некоторые подробности этого экзамена и желание одного из сильнейших, но не столь хитрых как Иноичи, шиноби заполучить себе тело с шаринганом. И о проклятой печати, что должны поставить Саске на этом экзамене.
   Я долго раздумывала, что делать, и как предупредить. Но что говорить, и кого предупреждать? Самого Саске, и что я скажу? Будь осторожнее, на тебя охотится змеиный санин? И чем это поможет? Предупредить Иноичи, и это может помочь, он действительно способен прикрыть Саске, ему и самому не надо, чтоб его зять обзавелся проклятой печатью, по крайней мере, до тех пор, пока Ино не забеременеет. Но как объяснить ему свое знание? Или открыться полностью?
   Вспомнив, как Учиха ко мне относился, как ласково гладил выпирающий живот, я, понимая, что делаю глупость, отправилась к Иноичи. Он поверил предупреждению о санине и о предстоящей атаке на Коноху и Саске. Поверил, но прямо на месте не стал пытаться пролезть в мою прошлую память или еще что-то делать, отослав меня домой. Но уверенность в том, что Орочимару не удастся заклеймить моего господина, у меня появилась.
   Я упустила из вида всего один момент, если Саске окажется под излишне плотной опекой, то Орачимару вовсе незачем подставляться под удар, его устроит и другой Учиха.
   Откуда здесь, в доме моего господина и мужа появился змеиный санин, когда он должен, сейчас ставить проклятую печать на Саске-сама я не знала, но понять, что ему нужен мой ребенок было, совсем не трудно. Возможно, я бы его и не узнала, но помогла память из прошлой жизни, а всего один взгляд в глаза Санину, и я поняла свой приговор. Орочимару совершенно не ожидал от меня сопротивления, да и что я могу сделать одному из сильнейших шиноби мира? Почти ничего. Но отдавать ему моего ребенка, пусть даже я никогда не желала становиться матерью, не люблю, и не любила Саске, и только выполняла задание ненавистного Иноичи. Нет, вся моя жизнь и не моя вовсе, прошла по приказу и под диктовку каких-то посторонних людей, и сейчас один из них пришел за единственным, что есть моего в этой жизни собираясь, это забрать. Ярость заполнила сознание, но не всесжигающая а холожная, осознанная а вместе с ней пришла и решимость я не отдам СВОЕГО ребенка в грязные руки змеевика чего бы мне это ни стоило! И желание защитить его перевесило даже жажду жизни и прочие закладки.
   Санин уже отправил в мою сторону простенькое гендзюцу, призванное меня усыпить, видимо для более удобной транспортировки. Как я запредельным, для любого шиноби усилием воли взяла под контроль всю свою чакру, а потом разом разрушила восемь узловых точек в своей системе циркуляци.
   Да я никогда не открывала даже первых врат, но я знала про каждый узел, знала, как его открыть, а контроль чакры? У меня абсолютный контроль, по крайней мере, доступного мне объема.
   Волна боли захлестнула тело, это оно высвобождало всю чакру, врата безумно сильная техника, а в таком исполнении, с открытием сразу восьми врат. Жалкое гендзюцу Орочимару рассыпалось в моем потоке чакры, а самого змеиного санина, потоком хлынувшей от меня чакры в буквальном смысле размазало по земле.
   Но он не зря носит звание одного из сильнейших шиноби. Всего мгновенье и его изломанное тело сползает, а из его остатков выпрыгивает, как чертик из табакерки практически здоровый Орочимару, тут же складывая печати призыва.
   Ждать я не стала, и практически телепортировалась, настолько быстры были мои движения, к противнику. Удар в висок, и голова гада разлетается на куски, но я не останавливаюсь, надо разорвать его тело на куски, не дав использовать технику возрождения, следующий удар в грудь, вырывает сердце. И тут на меня с бокой обрушиваются две огромные змеи, в чьих пастях я могу стоять не пригибаясь. Досадные помехи, каждой хватило по одному удару, чтоб сдохнуть, но они дали Санину время. Время, которого у меня нет, мое тело совершенно не способно выдерживать такой поток чакры, Будь на моем месте Майто Гай, он бы смог с открытыми восьмыми вратами продержаться несколько часов, у меня же есть считанные секунды, я должна успеть уничтожить Орочимару раньше, чем погибну сама.
   Рывок вперед, удар, еще удар, я слишком быстра, чтоб мой противник мог хоть что-то мне противопоставить, я не даю ему использовать техники, а в ближнем бою, мое перекачанное чакрой тело способно пробить любой блок, так что каждый мой удар это смерть очередного тела, но я не успела. Сила покинула меня резко и вся, я увидела испуганные глаза Санина, у которого, похоже, не осталось больше тел, и умер...
   НЕТ!
   Последним осознанным усилием сознания, я оборвала связь между собственной, стремительно разрушающейся системой циркуляции чакры и системой моего сына, и вытолкнула его из своего чрева в большой и жестокий мир. Прости малыш, но я так и не смогла тебя защитить...
   Новорожденный, упав на землю, вовсе не заплакал, да и не было ему больно, ведь его тело было перекачано чакрой матери. Он посмотрел своими большими, добрыми и необычайно мудрыми голубыми глазами на свою мать. Но доброта была в них лишь мгновенье, потом тело его матери просто рассыпалось в кровавый фарш, исчерпав все ресурсы, а в глазах ребенка черными точками запылала лютая ненависть, собравшаяся в мангеко шаринган. Эта всесжигающая ненависть была последним, что увидел в своей жизни Орочимару, прежде чем его охватило, черное пламя Аматерасу сжигая не только тело, но и душу шиноби.
   Маленькая, слабая двенадцатилетняя, беременная девочка не смогла убить легендарного змеиного Санина, но это сделал ее новорожденный ребенок. Конец книги.
Оценка: 2.59*23  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"